Book: Аш 4



Клещ

Аш. Книга 4

Журнал "Самиздат


Глава 1

— Еще. — Сашка поставил перед барменом пустой бокал. Тот без разговоров наполнил его почти до краёв хаомой. Уже два бокала высадил, а его не брало. Да и не он один сегодня хотел напиться в хлам.

— И мне. — Свой бокал поставил Войдан. Налили и ему.

Одно из первых зданий, которое было восстановлено в Берсуате, был торговый центр. Военное командование прекрасно понимало — уцелевшим жителям нужно место, где они смогут встретиться, посидеть, выпить, купить что-нибудь — в общем, хоть немного побыть в месте, где ничего не напоминало бы им о пережитом.

Бар в торговом центре был забит под завязку. Смотрели новости, громко обсуждали, спорили, вспоминали пережитое, плакали. Бывало, и мордобои случались. Но, как правило, все заканчивалось нормально — всем было понятно, у каждого жителя была своя личная трагедия. Цифра погибших на Аркаме приблизилась к 62 тысячам человек.

Живые жители (их осталось около 200 тысяч) вначале размещались в развёрнутых временных лагерях. Там военные сумели организовать питание пострадавших, предоставили систему поиска, с помощью которой уцелевшие смогли довольно быстро найти всех живых родственников и друзей. Там же размещалась информация о найденных погибших, сообщалось об неидентифицированных останках и прводились их описание и приметы. Туда же, по прилёту Сашкиного транспорта, добавили информацию о спасённых из рабства, и список тех, кого выкупить не хватило денег.

Военные сразу стали привлекать жителей к работам по восстановлению города. Техники Сашкиной фирмы, к примеру, помогали военным восстанавливать энергоснабжение отстроенных зданий, другие жители помогали военным в строительстве, поддержании порядка, обеспечении питанием и остальных сферах жизни. Мирная жизнь, хоть и тяжело, но возвращалась на Аркам.



Новость о выкупе своих земляков разнеслась по всем соседним с Аркамом системам. Пожертвования пошли из Алатыря (Сашке лично прислали деньги Миран и Кукша, его товарищи по Тавре), Аладьеги, Асгарта.

Тут, наверное, надо объяснить механизм, действовавший в Гардаррской Федерации. Государство не вело переговоры с террористами и рабовладельцами, запрещало действие фондов и организаций, организованно занимавшихся выкупом попавших к арварцам. Но не возбраняло делать это рядовым гражданам, у которых родственники попали в беду.

Своя логика тут была. Правительство Гардарры резонно считало, что если оно вступит в переговоры о выкупе своих граждан, то с этого момента оно лишается и юридического, и морального права на ответные действия по отношению к рабовладельцам. Выкупили своих родственников рядовые граждане? Их право. Но государство могло в любой момент без зазрения совести абсолютно открыто отомстить арварцам. И мстило, не откладывая такие дела в долгий ящик. Именно поэтому связываться с гардаррцами чёрные, как правило, боялись. Да, страдали конкретные люди — но это была цена защиты всего общества. Почти так же, кстати, поступали армарцы — они за каждого гражданина готовы были вцепиться в глотку любому. Ну, по крайней мере, так декларировалось.

Почему же деятельность организаций, занимающихся выкупом рабов, была запрещена? Тут у гардаррцев перед глазами был дурной опыт Объединённого Королевства Галанте. Такие организации свободно действовали, по крайней мере, на Мерсии. Вот только в итоге они выродились в филиалы тех же работорговцев. Их функционеры получали очень неплохую зарплату, из тех же денег, что подданные Королевства жервовали на выкуп своих родственников. А вскоре и банки подключились к этому процессу. У тебя нет денег на выкуп родни? Банк даст тебе кредит, под грабительский процент, правда, столько, сколько запросит фонд или организация, занимающаяся централизованным выкупом. И всю оставшуюся жизнь сиди в долговом рабстве, передав долги по наследству своим детям. Галанте было единственным государством в Содружестве, где по наследству передавались долги. Что поделать — деньги в Галанте были святыней, ну разве что немного уступая в этом самой Королеве.

Поэтому сейчас на Аркаме сбор средств для выкупа оставшихся узников вел один из тех, чей ребёнок еще сидел в отстойнике Хаар-Махрума. Сашка перевёл ему полученные средства.



— Нас снова бросили. — Сказал кто-то удручённо.

Многие так же восприняли сегодняшнюю новость, о том, что условия договора Гардарры с Содружеством относительно федеральной колонии Аркам остаются в силе.

— Блять… — один из соседей махом осушил бокал хаомы и хлопнул его на стойку. — Придётся уезжать отсюда. Жаль…

По совместному заявлению представителей Дипломатического Департамента Гардарры и Совета Уполномоченных, представлявшего Содружество, Бахта оставалась под юрисдикцией Содружества, время на постройку космической станции увеличивалось до 10 лет. Так же подтверждался демилитаризованный статус Аркама. Правда, касался теперь он исключительно наличия в системе гардаррского флота. Более того — появился дополнительный пункт. Теперь, если федеральная колония не вырастет за это время до уровня метрополии, вся система перейдёт под прямое управление Содружества. Эта новость как обухом по голове приложила каждого жителя Берсуата.

Сашка сделал большой глоток хаомы и аккуратно поставил бокал на стойку.

— Войдан, а что нужно федеральной колонии сделать, чтобы стать метрополией? — вдруг задал он вопрос, так громко, что услышли все его соседи.

— Если ты про Аркам — забудь. — Войдан уже был под хмелём.

— Не забуду. Войдан! Да очнись ты! — Сашка чуть трясти не начал того.

— Ну, слушай. — Войдан смотрел на него мутнеющим взглядом. — Для начала — содержать всю инфраструктура системы самим. Космопорт, гравипередатчики. То есть, все граждане платят федеральный налог. Сумма собранных налогов идет покрытие следующих расходов: армия — в первую очередь. Суды, полиция, — во вторую. Затем идёт очередь местных муниципалитетов, и обеспечение поддержания в рабочем состоянии гравипередатчиков и содержание космопорта системы. Как ты понимаешь, чем больше жителей системы, тем больше собирается налогов. Критический уровень, при котором налогами удаётся поддерживать содержание минимальной инфраструктуры — 10 миллионов жителей. А у нас было 250 тысяч, 60 погибло, да и еще где-то 80 тысяч, оставшись без работы, рабочих контрактов, потерявших родственников, собрали вещички и отчалили с Аркама в метрополии. И я их не обвиняю. Жить десять лет в ожидании того, что снова надо будет куда-то перебираться?

Сашка всё понимал, и тоже не осуждал тех людей.

— Послушайте меня. — Он обращался к окружающим. — Я, конечно, "дикарь"….

— Какой ты дикарь! — крикнул кто-то. — Наш ты, гардаррец! А за такие слова в следующий раз в лоб дадим.

— Спасибо! Спасибо вам всем… — Сашку растрогали слова незнакомых ему людей. — Но я хотел бы продолжить. На моей родной планете тоже были войны. Сто лет назад была Мировая, десятки миллионов погибли. И моя страна участвовала. Был во время той войны случай….

И Сашка пересказал им историю героической обороны маленькой крепости Осовец. Крупные крепости, отстроенные по современным на тот момент канонам, типа Льежа, немцы брали за несколько дней. Осовец держался полгода.

— … Вы понимаете, командование противника тогда принесло чемодан денег и просто объяснило, что это стоимость снарядов, которые им нужно затратить на уничтожение Осовца, и предложили командиру крепости сдать её за эти деньги. А он только рассмеялся им в лицо. И крепость продолжала держаться — Сашку уже слушал весь бар. — А под конец, протиник использовал ядовитые газы, чтобы уничтожить таких упёртых врагов. Но когда солдаты противника подошли к крепости, на них, из облаков ядовитого газа, пошла в атаку последняя рота, оставшаяся в живых. Они харкали кровью, так как тоже попали под ядовитое облако. Но всё равно бежали вперёд. И враг, превосходящий их в количестве, дрогнул и побежал назад… Вы сейчас думаете — зачем я вам это рассказываю? Наш Аркам — это такой же Осовец, а мы, жители — его защитники. Вы многие служили в армии, многие прошли боевые операции. Вам ли мне объяснять, что бывает, когда командование оставляет на одном направлении немногочисленные силы, потому что противник должен нанести туда удар. И тогда, когда силы противника будут скованы, свои основные силы командование бросит на прорыв. А те, на кого пришёлся удар, чаще всего гибнут. Не потому, что они плохие — вместо них вполне могли оказаться другие. Просто сегодня вот так жизнь повернулась. Вот скажите, если бы тот командир крепости отступил — его бы кто-нибудь осудил? Нет, поскольку он был в неблагоприятном положении. Но именно из-за упорства защитников его крепости, другие части смогли отступить на подготовленные позиции, без потерь, а может быть и полного разгрома.

Сашка отхлебнул хаомы из бокала.

— Вы смотрите за мировыми новостями? — снова задал он всем риторический вопрос.

Он был риторический, потому что все были в курсе тех событий, которые пронеслись в Содружестве за месяц их отсутствия и два недели после прибытия.

Во-первых, Чрезвычайный и Полномочный посол Гардаррской Федерации потребовал личной аудиенции у Её Величества Бетаниэль Второй. О чём они там разговаривали, осталось неизвестным, но по окончании аудиенции Её Величество выползло на публику и зачитало свою речь, в которой обвиняла урканские власти в произволе и геноциде этнических гардаррцев.

Во-вторых, погиб Ниэллон, восходящая звезда "новой аристократии" Королевства. Вот так, летел на челноке — и ушёл в штопор. Говорили, несчастная любовь…

А в третьих, на следующий день после выступления аграфской Королевы, гардарский флот появился одновременно во всех пяти восставших системах Урканы — трех системах кластера Нисакус, на Ольвилии и Милетте. Флот без предупреждений подавил связь урканских войск, разрушил командные пункты управления и блокировал переход в гипер из указанных систем. Неудивительно, что в течение недели все урканские гарнизоны в этих системах капитулировали, а повстанцы сразу подняли над административными зданиями населённых пунктов занятых планет флаги Гардарры. Снова, как по накатанной, во всех пяти системах прошли референдумы, и уже пару дней освобождённое население этих систем праздновало принятие парламентом Гардаррской Федерации акта о воссоединении.

А вчера всех жителей Аркама снова приложили гранитной плитой по морде, объявив условия соглашения Гардарры с Содружеством. Естественно, такие новости видели все.

— Ну так вот что я скажу. Да, мы оказались тем малочисленным подразделением, на которое идет накат многократно превосходящего противника. Мы выстояли первый натиск — благодаря этому восемь бывших урканских систем воссоединились с Гардаррой. Вот теперь и скажите — велика ли плата? Я скажу, что сам считаю — не знаю как вы, а я остаюсь на Аркаме. — Сашка оглядел всех присутствующих. Народ слушал, и слушал внимательно. — Я прибыл сюда… скажем, найти одного человека. Но за эти месяцы Аркам — а это в первую очередь все вы — стал моим домом в этом мире. И я его никому не отдам, ни сейчас, ни через десять лет.

— Аш, но у тебя на Аркаме даже дома не было… — послышался чей-то голос.

— Твоя правда. Именно что не было. А теперь будет. Я беру кредит в Первом Планетарном на строительство дома. Здесь, в Берсуате. И вам того же желаю.

Сашка сел в кресло, и снова отхлебнул хаомы. Вроде алкоголь стал брать свое.



Шатаясь, они возвращались с Войданом в лагерь для постаравших. Жилой сектор восстанавливали так быстро как могли, но всё равно быстро отстроить его не было возможности. Дом Войдана был полностью стёрт с земли, как и дом Туры, и как гостиница, где до этого жил Сашка.

— Аш, — шевелил Войдан губами — Сашка его еще ни разу таким датым не видел. — Ты всё правильно сегодня сказал. Я думаю, те, кто подумывали уезжать, решат остаться. Но всё равно — где взять 10 миллионов человек? Федеральное правительство сейчас врядли сможет помогать Аркаму — восемь систем надо поднимать из руин. Туда сейчас идут почти все свободные ресурсы. Людей для колонизации нет.

— А что, обязательно должны быть гар..-ик! — дарцы? — Сашка был не в лучшем состоянии.

— Ну… Приедут из Делуса. Через десять лет объявят себя гауляйтерством какого-нибудь протектората. Или ты арварцев с галифатцами решил позвать? — Войдан истерически захихикал.

— А такие как я… — почему-то вырвалось из Сашки.

— Что — такие как ты? — Войдан немного протрезвел.

— Ну… как я. Если приедут такие как я. Кто примет Гардарру как свою вторую Родину?

— Аш. — Войдан шатался, но смотрел довольно трезво. — А ты сможешь 10 миллионов привезти?

— Не знаю. Только сейчас мысль в голову пришла. — Сашка смотрел на него пьяно-честными глазами. — Войдан! Я буду над этим думать! Как это сделать — не знаю. Но… я сделаю.

Они приползли к лагерю, их пропустили без разговоров — сегодня не они одни пришли в лагерь "на рогах".



Следующим утром Войдан сидел в комнате, отведенной в штабе военного командования под засекреченную связь, и вел беседу с отцом.

— Здравствуй, сын. — Витень как всегда был в своём кабинете.

— Здравствуй, отец. Соля прибыла?

— Да, всё нормально. Что ты хотел сообщить?

— Мы вчера с Ашем надрались под самые брови.

— Понимаю. Думаю, пол-Аркама вчера были в хлам.

— Это так. Но мы по пути в лагерь обсуждали пути сохранения Аркама под нашей юрисдикцией. И Аш предложил идею — завезти на Аркам 10 миллионов его земляков. Как это делать — он не знает. Но, судя по всему, у него есть идея, как найти свою планету.

— "Дикие", говоришь… 10 миллионов… — Витень пребывал в размышлениях. — А кто им нейросети поставит? Денег у правительства почти нет, и не будет еще несколько лет. Последние присоединённые восемь систем сейчас поглощают всё без остатка. Да, через несколько лет они полностью интегрируются в нашу экономику, и дадут прибыль сторицей. Но пока — так. Так что просто "диких" нам мало. Нам нужны "дикие" с установленной нейросетью, и, желательно, с изученными базами.

— Я подкину ему эту мысль. Отец… Моя миссия здесь выполнена. Не так, как бы я хотел, но я сделал что мог.

— Она не выполнена, сын. Она просто поменялсь по ходу выполнения. Ты раньше просто наблюдал за Ашем — теперь надо будет незаметно защищать его. Это уже лично моё задание тебе. Смотри — парень обезвредил диверсантов, обеспечил Аркам оружием, передал сообщение на Арту после нападения. Детей из рабства вывез! Милость Создателя, что он на нашей стороне.

— Я понял. — как-то облегчённо вздохнув, сказал Войдан. — Служу Гардарре!




Глава 2


Сашка за две недели после возвращения восстановил работу энергостанций города. Не зря он во время осады обесточил весь город — основные магистрали энерговодов Берсуата не пострадали. А вот оборудование силового щита нужно было устанавловать с нуля — по стации управления силовым щитом крейсера агрессоров били в первую очередь.

Прибыв более месяца назад на Аркам с выкупленными из рабства, Сашка дал хороший пример другим — его транспорт в тот же день попросили члены семей ещё томившихся в арварском "отстойнике". Сашка передал его без разговоров. И вот сегодня корабль прибыл — почти две тысячи жителей Аркама (точнее, 1982 человека) вернулись домой. Сашка снова был в долгах как в шелках — он снова взял кредит в Первом Планетарном, почти полота корпа, и сразу купил дом. Дома пока ещё не было — было место, был проект дома, и оплата его строительства. Многие жители Берсуата стали покупать дома в кредит, и очередь на строительство его дома подойдёт лишь через несколько месяцев. Тем более, что вначале восстанавливали дома уцелевших жителей.

За эту пару недель лагерь, где он жил, немного поредел — жители возвращались в отстроенные им дома. Но Войдан так и оставался в лагере. Как он говорил, не может он один претендовать на дом, когда есть семьи с детьми, которые ютятся в переносных жилых модулях.

Несколько дней назад они снова выпили в баре, и Войдан высказал ему свои сомнения насчет завоза "диких" — экономика Гардарры напоминала дизель-генератор, принявший на себя большую ступень нагрузки. Она вытянет, вне сомнений, но сейчас — "переходной процесс". К "диким" нужно было в довесок иметь деньги на нейросеть, и желательно, ещё на необходимые для работы базы знаний. Сашка принял это к сведению, но в уныние не впал — в его голове стал складываться поистине дьявольский план.

Он вспомнил, чем его так зацепил БарАбас — он один из всех гулгров носил за спиной рюкзачок, и не расставался с ним даже когда сидел в кресле. Не просто тогровец "чёрной костью" был этот ящер, а член запрещённой на Егеве секты "Кабата", пожирающей людей во время религиозных праздников. Вот и пригодился совет БарХаша. Сашка, кстати, просмотрел армарский голофильм "Отважный гулгра БарХаш и его верный тсой", снятый армарцами по его воспоминаниям. Ржал он долго — БарХаш изложил историю в удобном им обоим виде, нигде не упомянув про Сашкину нейросеть. Ну а как это воплотили сценарист и режиссёр — оставалось на их совести. В мире Содружества "Голо-бууд" так же можно было по праву называть "фабрикой грёз".



Орей после гибели Деяна стал директором их фирмы, предложив Сашке должность главного инженера. Сашка согласился принять должность, но лишь после того, как будут завершены работы в городе. Персонал у них тоже уменьшился — теперь, после гибели трёх техников, их оставалось семь. Людей не хватало, и работать приходилось допоздна.

Тут ещё и Бахта подсуропила. Там тоже всё было разбито и разрушено, и помимо этого разбежался весь персонал. Там стали предлагать работу жителям Берсуата, в том числе и их компании. С одной стороны, нужно было восстанавливать свой город, с другой стороны — кушать-то хочется. Орей с Сашкой решили так — неделю они работают в Бахте, неделю — в Берсуате. Сашка внес свою поправку — оба выходных они будут работать в Берсуате. Суровые времена, суровые меры. Техники как один приняли Сашкину сторону.

Орей не возражал. Вроде бы для пополнения средств Сашке стоило бы поискать ещё артефакты Предшествующих, но искать их можно было бы неделями, а Биржа была сейчас закрыта, и дата возобновления её работы постоянно переносилась на более поздний срок. Тем более, что Сашка просто нутром ощущал, что обязан хоть как-то облегчить жизнь жителям его города.



Две недели они отработали в заявленном Сашкой режиме. В Бахте они восстановили энергоснабжение центра деловой части города, в Берсуате установили и подключили оборудование силового щита делового центра. Военные инженеры тоже даром времени не теряли, восстановив второй силовой щит. У техников ещё были работы в Берсуате, но работ, требующих Сашкиного присутствия, в ближайшей преспективе не было.

Взяв себе выходной, Сашка решил слетать порыбачить. Войдан был занят — космопорт уже был восстановлен, и теперь шли плановые работы по его расширению. Карантин с системы был снят, и Аркам снова стал принимать пассажирские и грузовые корабли.

Подлетая к "прикормленному" месту, Сашка вдруг задумался — а как тогда добирались до него Лораниэль с группой захвата? Сашка не стал садиться на старое место, а пустил челнок по спирали — вскоре Малыш сообшил о каком-то объекте. Совершив рядом с ним посадку, Сашка подошёл к нему вплотную — это был скрытый активной маскировкой аграфский челнок. Малыш за сорок минут подобрал к нему код доступа, и дал команду снять маскировку и открыть трюм.

Челнок был новенький, износ — почти нулевой, а в трюме Сашка нашёл транспортировочный луч — и станнер. Вот идиоты, могли бы им его вырубить, подумалось Сашке. Было ясно — этот бот нужно передать военному командованию. Сидя в своём челноке, Сашка связался с Войданом и кратко изложил ему суть дела. Тот был очень занят, но сразу же передал услышанное нужным людям. Не прошло и получаса, а рядом с Сашкиным челноком припарковался армейский челнок, из которого вышли несколько человек.

— Аш? Я Ратмир. — представился один из них. — Войдан передал мне…

— Пойдёмте — Сашка сразу повёл всех к аграфскому челноку.

Добравшись до Сашкиной находки, военные сразу приступили к его изучению.

— Как ты его нашёл? — Ратмир не ходил вокруг да около.

— За три дня до атаки на Аркам отдыхал тут. Рыбу ловил. — Ратмир не понимал, что это такое, но слушал не перебивая. — Заметил слежку. Завел их в ловушку. Перебил почти всех. Это была группа захвата из консульства Галанте в Бахте. А вот сейчас подумал поискать то, на чём они сюда добрались. Вот и нашёл.

— А где группа захвата?

— Пятерых уже рыбы съели. В реку выкинул. А шестую взял на Хаар-Махрум. И обменял на почти триста человек наших.

Группа, изучавшая челнок, перекинулась парой слов с Ратмиром. Они сели в аграфский челнок, и тот, поднявшись, сразу отправился в космопорт, часть которого оставалась за военными.

— Пошли, расскажешь поподробнее — Ратмир направился к месту парковки их челноков.

Сашка показал ему лаз с проходом в подземелье, оставшееся со времён Катастрофы, и место, куда он выкинул трупы аграфов.

— Что же это была за аграфка, что за неё столько наших отдали?

— Дочь Лорда клана Мака Предгорного.

— Леди Лораниэль?? С какой красоткой ты две недели полёта провел! Небось, мастерица в сексе? — в шутку подначивал Сашку Ратмир. А Сашка уже месяц как не мог шутить.

— Какое там мастерица. — устало ответил он. — Ничего не умела. Девственница была…

Ратмир смотрел на него ошалевшими глазами. Обратный путь до Берсуата прошёл в полном молчании.



Сашка попросил Орея дать ему несколько дней — непосредственно для него работы не было, Бахта могла подождать, и он решил начать воплощать свой план в жизнь.

Для начала, он отправил письмо главе Торгового Дома "Абас", где изложил свой вопрос — какое количество галифатцев мог бы приобрести уважаемый БарАбас? Ответ пришёл быстро — это был номер для связи лично с БарАбасом. Межсистемная связь, конечно, стоила денег, но Сашка не стал скупиться и вызвал абонента.

— Приветсвую Вас, уважаемый БарАбас! — начал он, увидев на виртуальном экране физиономию ящера.

— И я тебя приветствую, тсой! Кстати, ты в прошлый раз так и не представился…

— Аш. Просто Аш. Приношу свои извинения.

— Не извиняйся, Аш. Перейдём к существу твоего вопроса. Какое количество галифатцев ты мог бы поставить?

— Уважаемый БарАбас… Я могу в течение двух месяцев поставить около 2 тысяч галифатцев. Но есть… скажем так… два момента.

Ящер смотрел на Сашку проницательными глазами.

— Галифатцы — мои личные враги. Я вынужден буду их продать, чтобы потратить средства на помощь моим соплеменникам. Но душа моя не будет давать мне покоя — ведь эти подонки останутся жить. Я хочу быть уверен, что жизнь их будет короткой, а смерть — мучительной. — Сашка выжидающе сморел на БарАбаса.

— Я даю тебе слово — каждое слово ящер словно отмерял. — Никто из них, с момента как они будут выкуплены, не проживёт дольше 3-х месяцев. Ужасную смерть их тоже обещаю.

— Я верю Вашему слову. — в глазах Сашки заиграла злобная радость, что отметил и ящер.

— Какой второй момент, уважаемый Аш? — ящер даже подобрел, как показалось Сашке.

— Система доставки. Хаар-Махрум находится слишком далеко. Я уложусь за два месяца, не вопрос. Но если будет назначена точка рандеву ближе к Егеву… Срок поставки будет уменьшен.

Ящер задумался.

— Не будем спешить. Проведём одну сделку тут, на Хаар-Махруме. Я подожду два месяца. Это будет разовая поставка? — вопрос был для него явно не праздный.

— Я рассчитываю на долговременное сотрудничество. — ответ Сашки пишелся БарАбасу как бальзам ну душу.

— Тогда перейдём к технической стороне. — с физиономии ящера ушли все эмоции, и он снова отрешённо смотрел на него проницательным взглядом. — За каждого галифатца оплата 40 тысяч. Это на 10 тысяч больше, чем дают арварцы, но на 20 тысяч меньше, чем они продают. Устраивает?

Сашку устраивало вполне.

— Тогда вот соглашение о намерениях. — Сашка получил файл, ознакомился и переслал его обратно. — Отлично. Жду тебя здесь, на Хаар-Махруме, через два месяца. Прибудешь раньше на неделю — премия в 2 тысячи за каждого галифатца. И ещё. Будут арварцы — не стесняйся, привози.

Он попрощались. Отсчет операции начался.



Сашка находился на собственном транспорте и вёл подготовительные работы. Он уже переделал каюту капитана в шесть стандартных кают. Теперь их было двадцать восемь. Столовую он трогать не стал, а вот модули с кубриками для десанта срезал полностью. Сейчас это было одно огромное помещение, где он наметил три прохода, которые будут разделять ряды с клетками. Материал пока был под рукой, и он приступил к изготовлению клеток. По мере изготовления они занимали места. Для экономии места в помещении был организован второй ярус, с которго был доступ на клетки, которые он разместил на стоящих в нижем ряду. Работы должны были занять ещё три дня, после чего он отправится в долгое путешествие. Трюм на транспортнике был небольшой — в него поместится грузов не больше, чем в карго малого класса. Ну да ему и не нужно. Четыре лётные палубы тоже были избыточны, но тратить время на их переделку подо что-то другое времени уже не было. Сашка вспомнил, что у арварского уродца так ещё и не было названия. Первое, что пришло ему на ум — "Немизида". Возмездие.



На следующий день к нему на транспорт причалил челнок Войдана.

— Ты что, куда-то готовишься улететь? — с каким-то подозрением спросил он.

— Да. Где-то на два месяца. — Сашка продолжал работу.

— Возьми и меня. — Сашка повернулся. Войдан смотрел на него честными глазами. — Нечего мне делать, Аш. Управление космопортом в руках военных, я помогал им, пока шло восстановление. Сейчас он в рабочем режиме, снова транспорты идут на Аркам. Диспетчеры вошли в ритм, расширение космопорта идёт по плану. Как мне объяснили в штабе, еще полгода они будут осуществлять прямое управление Аркамом. Так что шесть месяцев мне суждено просто ходить на работу. И почти ничего не делать. Не хочу.

— Ты даже представить себе не можешь, на что подписываешься… — Сашка не хотел втягивать друга в это грязное дело.

— Аш. Я не знаю, куда ты собрался, но уверен, что это важно Аркаму. Все, что бы ты здесь ни делал, шло на благо Гардарре. — Войдан говорил как пел. — И сейчас, думаю, тебе понадобится моя помощь.

Сашка стоял и думал. Да, Войдан его друг, вместе, считай, две кампании прошли. Но вот так раскрыть свой план… Несколько месяцев назад сам Сашка ужаснулся бы ему.

— Войдан… Я собираюсь делать мерзкую вещь… Мне перед Создателем отвечать за неё, и не уверен, что ответить получится. Единственно моё оправдание — это я сделаю во благо других, кто в этом нуждается.

— Я готов… Аш, да раздери тебя! Ты тогда в баре у людей разбудил в душах веру в будущее Аркама! — Войдан завёлся. — А насчет ответа перед Создателем — мой выбор, мои грехи, и я сам отвечать перед ним буду.

— Тогда поклянись. Именем Создателя. Что ты ни словом, ни делом, ни взглядом не осудишь меня. И что то, что увидишь, останется с тобой.

— Клянусь. Именем Создателя. — Войдан был серьёзен, и не лгал.

— Тогда слушай. Мы отправляемся на два месяца. Из них три недели займёт путь до Хаар-Махрума. И две недели на дорогу домой. Мы двое сможем пилотировать кораблём.

— Мало. Хотя бы трое техников надо. Трое твоих ребят полетят с нами. Я поговрю с ними.

— Хорошо. Нам нужен будет ещё один челнок. Со станером — он многозначительно посмотрел на Войдана.

— Будет. Я полетел на поверхность, говорить с Ореем.



Через три дня транспорт проекта "Онисангякут" по имени "Немезида" покинул систему Аркама. На борту было пятеро — Сашка, Войдан, и трое техников — Былята, Видан и Бакуня. Последний просто умолял взять его с собой. Видно, романтика из его задницы так и не вышла, даже тяжёлое ранение при обороне города не изменило его весёлого и дурашливого нрава. Впрочем, как специалист он вырос, это признавали все. Орей отдал их скрепя сердце, и Сашка пообещал себе — он привезёт ему новых инженеров и техников.

Транспорт шёл в старую добрую систему NPQV-1949-GWLK.

Глава 3


За две недели пути с тремя "подскоками" они, наконец, добрались до точки назначения.

— И что мы здесь будем делать? — Войдан не понимал, что они здесь забыли. — Нет, можно остатки груза с "Фаралии" забрать…

— Заберём. Но не сейчас. — Сашка вёл "Немезиду" ко второму газовому гиганту. — Мы ещё не раз сюда прилетим.

Вот "Сатурн" во всей своей красе. А вот его полюс — "шестигранник" так и продолжал закручаваться атмосферным штормами. Войдан заворожено глядел на тактический экран, куда выводилась картинка с видом планеты.

— Готов? — почему-то задал вопрос Сашка, посмотрев с прищуром на него.

— К чему? — Войдан не понимал.

— Ну, тогда держись. Только ничего не говори сейчас мне под руку — и Сашка направил "Немезиду" прямо в центр "шестигранника".

Войдан и охнуть не успел, как корабль нырнул в "черноту" — но тут же выскочил из неё, а навигационная система выдала сообщение о нахождении в другой звёздной системе.

— Так это… ох бля… "червоточина"? — Он ни разу в жизни не пролетал через них.

— Она самая. А это моя звёздная система. — Видя ошарашенное лицо друга, продолжил Сашка. — Мне Кнарп перед смертью успел сказать. Кто бы знал, что всё время я был в двух шагах от моего дома. Для того, чтобы это узнать, сколько световых столетий пришлось преодолеть…

Он тем временем направил транспорт на маленькую яркую звёздочку. Времени до прибытия к Земле оставалось три часа. Она медленно росла в размерах, и Сашка вывел её увеличенное изображение на тактический экран. Вдруг бортовой искин заорал благим матом:

"Внимание! Опасность! На орбите планеты находится Боевая станция Предшествующих!"

И тут старый ящер оказался прав — Искин отобразил Землю, в стороне от которой находиласть Луна, полностью отмеченная искином красным цветом опасности.

— Создатель… — шептал Войдан. — Куда ты нас завёз, Аш? Она же уничтожит нас!

— Если МейЛи смогла прорваться к планете, то и мы сможем.

По оценкам искина, им следовало встать на гелиостационарной орбите между Землёй и Марсом, и дождаться, когда Луна зайдёт за планету. У них будет около трёх часов, чтобы побывать на планете.

"Хозяин!" — проснулся Малыш. — "Я чувствую кого-то. Он страшный."

"Ты можешь с ним поговорить?" — "Мне страшно. Он страшный."

"Он просто устал от одиночества, как и ты". Малыш молчал. А через несколько минут он снова связался с аСашкой. Сейчас в эмоциональном плане Малыш напоминал действительно напуганного малыша.

"Хозяин! Он не хочет говорить. Говорит, что хочет умереть в одиночестве. Ему осталось две-три сотни лет и он уйдёт. Навсегда!" — Если бы он мог плакать, то сейчас залил бы Сашку слезами.

"Малыш, прошу тебя, попроси его разрешить нам побывать на планете". Малыш, видимо, долго не решался, но всё же обратился к искину Станции.

"Он не разрешает садиться на поверхность станции. Но он разрешил этому кораблю быть на орбите планеты. Только просил к Станции не подлетать".

"Спасибо, мой маленький друг" — Малыш "утёр слёзы" — "Ты не представляешь, как нам помог". — Малыш "улыбнулся".



"Немезида", скрытая маскировочным полем, висела на орбите Земли аккурат над экватором. Центральный тактический экран в корабельной рубке показывал лежащую под ними Африку, и чуть выше её Европу.



— Ну, вот теперь поговорим о моём плане — Сашка смотрел на экран. — Войдан… — повернулся он к нему — ты помнишь свою клятву?

— Да.

— Тогда слушай. И постоянно помни о ней. Это моя планета. На ней живут разные расы. Тут живут практически… все, скажем так. Местные… гардаррцы, делуссцы, арварцы, галифатцы… — Войдан слушал и не мог представить себе такую планету. — И оширцы есть, и синтонцы…

— Что же у вас за планета такая?… — столько новых впечатлений его просто "перегрузили".

— Уж какая есть. Но мы здесь с двумя целями. Взять первую партию моих земляков, "гардаррцев", кто согласится уехать отсюда. Для этого мне пару дней нужно побыть на планете.

— Можно и я с тобой?

— Лучше я один. Ты, в случае чего, единственный шанс выбраться отсюда для остальных. Думаю, за пару дней мы управимся. А вот потом настанет время для второй части моего плана. Нам же нужно обеспечить их нейросетями, да и денег на базы оставить? Вот мы и будем добывать деньги.

— Но как? — Войдан всё никак не мог сообразить, как тут можно быстро заработать.

— Мы отловим местных "галифатцев", после чего последуем на Хаар-Махрум. Помнишь БарАбаса?

Войдан кивнул.

— Это не просто гулгра — это высокопоставленный член секты "Кабата". — Глаза Войдана стали выражать ужас. Сашка продолжал. — Мы продадим ему этих "галифатцев", и вырученных денег хватит, чтобы обеспечить новых жителей Аркама.

— Но… их же съедят… — в голове Войдана это просто не укладывалось.

— Естественно. А ты что, хочешь, чтобы их выкупили галифатцы? Настоящие, в смысле. Тогда эта сволочь будет бедокурить по всему Содружеству. Сколько ещё таких Аркамов они устроят? А так гулгры и денег нам отвалят за них, и утилизируют их.

Войдан испытал шок, но быстро пришел в чувство.

— Но как ты хочешь их везти? — технология ему была непонятна.

— А вот об этом — Сашка улыбнулся какой детской улыбкой. — мы поговорим, когда будем улетать отсюда.



Челнок высадил его там же, откуда его забрала МейЛи — на окраине дачного посёлка. Комбинезон Сашки был внешне поход на комбинезоны рабочих коммунальных служб, поэтому никто не должен был обратить на него внимания. На даче было пусто, но было видно, что кто-то поддерживает её в хорошем состоянии. Сашка направился в сторону электрички.

Он поднялся на платформу, котрая была пустая, дождался "зелёной хвостатой", и направился в Первопрестольную. Вокзал (он перепрыгнул через турникет). Метро (там он сошёл за его работника). Пока ехал, Сашка вслушивался в забываемую родную русскую речь. Наконец, его станция. Вот его дом, подъезд, старый код ещё действовал. В картире кто-то жил. Дверь открыла дочка, Настя. Простояв мгновения, она с визгом бросилась ему на шею.

— Папка!!!! Ты жив!!!! Мы с мамой тебя несколько месяцев искали!

— Жив, жив! Но испытал немало.

Они зашли в квартиру.

— Как мама?

— Пап… Она замуж вышла… — дочь почему-то стеснялась это сказать.

— Он… что… — Сашка уже настроился на серьёзную раборку. — Обижает её? Тебя выгнал?

— Нет, что ты! — дочка заулыбалась. — Ну… просто подумала… Тебе может это неприятно? Да помню я, что вы уже два года не жили вместе. А отчим хороший. Он врач, занимается реабилитацией людей, кто потеряли конечности… Мама его любит. И ко мне он хорошо относится. Он ведь сам на одной войне был… Но он врачом был.

Тут она всплеснула руками.

— Ой, я сейчас ей позвоню! — Она схватила телефон.

— Доча! Подожди! Скажи ей — пусть пока никому ничего не говорит. Хочет — пусть с мужем приедет.

Дочка дозвонилась до его бывшей, и через час они вчетвером уже сидели на кухне, пили чай. Нынешний муж бывшей супруги Сашке понравился. Бывает — видишь человека, и испытывашь к нему простую человеческую симпатию.

— Игорь. — представился тот.

— Александр!

— Я понимаю, — начал Игорь, — такие обстоятельства знакомства…

— Брось, — Сашка улыбнулся — Я рад, что Наташа нашла хорошего человека. Тем более, что я не знал, вернусь ли когда-нибудь сюда или нет. Поэтому рад вдвойне, что в её жизни появился кто-то, кто смог поддержать её.

— Папа… Ты в рабстве был?.. — вдруг спросила Настёна.

— Был. — Сашка вспомнил месяцы, проведённые на "Атхе". Дочка поняла по-своему.

— Тебя боевики в горах держали?

— Нет. Не буду врать. — Сашка пошёл ва-банк. — Что у нас сегодня?

— Пятница — немного удивлённо сказала Наташа.

— То есть, завтра выходной. Если у вас нет никаких планов, я приглашаю вас съездить со мной в одно небольшое путешествие. На несколько часов.

— Прямо сейчас? — удивлённо сприсила Настёна.

— Да. До нашей дачи.

— Поздно уже. — с сомнением в голосе сазала Наташа.

— Мам… давай съездим с папой… - дочка стала её уговаривать.

— Игорь, поедем с нами. Поверь, это мне очень важно, а вам может быть познавательно. Обещаю, что через несколько часов вы будете все здесь.

Сомнения брали Игоря, но он согласился. Видимо, его авторитет взял верх, Наташа тоже согласилась.



Они стояли как раз чуть в стороне от висящего челнока, скрытого маскировкой.

— Я ничего пока не буду объяснять вам, просто покажу. — и Сашка активировал и деактивировал "жидкую маскировку". Настя взвизгнула, Наташа чуть не упала в обморок, Игорь смотрел на него как на Копперфильда.

— Да не смотрите вы так. Я это, я. А показал для того, чтобы потом в обморок не попадали. Игорь, вам, как врачу, то, что увидите, будет интересно. Слово даю. — Сашка хитро прищурился — Ну что, готовы?

— Да, — пробормотал Игорь.

Челнок сел, не снимая маскировку, и открыл вход в трюм.

— Добро пожаловать! — Сашка направился внутрь, но тут же обернулся на вскрик — Наташа всё же упала в обморок, Игорь заботливо держал её.

— Не бойтесь. Это мой корабль.



Ему ещё несколько минут пришлось уговаривать Игоря. Дочь, кстати, не испугалась.

Они аккуратно занесли Наташу внутрь, Игорь остался с ней, а дочка деловито уселась в ложемент рядом с Сашкой.

— Ну… поехали!

Через несколько минут челнок сел на первой лётной палбе. Там их ждала вся Сашкина команда.

— Так. — Сашка был немногословен. — Женщину в медбокс.

Игорь с дочкой смортели на него с недоумением — Сашка говорил на неизвестном языке.

— Игорь, сейчас положим Наташу на полчасика в медкапсулу. Тебе, думаю, будет интересно посмотреть технологии далёкого будущего в действии.

Медбокс пустовал — некому нам было находиться. Сашка активировал одну капсулу, проверил уровни заполнения картриджей. Уложив Наташу, он дал команду на диагностику организма. Пара минут — и вот он зачитывает Игорю полный список. Тот теперь смотрел с живым интересом. Что ни говори, врач он был не просто по профессии, а по призванию. За эти полчаса он запытал Сашку вопросами. Дочка тоже хотела всё осмотреть, но как ей всё объяснить?

Бакуня, тусовавший рядом (никак глаз на дочку положил, прохиндей!), сразу достал ментообруч со стандартоязыком, что остался на транспорте от арварцев.

— Настёна, язык учить будешь? Чтобы понимать, что тебе рассказывают?

Дочка естественно хотела, и готова была учить столько, сколько нужно — хоть год, хоть пять лет. Сашка рассмеялся:

— Обруч — на голову! — Командовал он самому себе, водружая дочке на голову ментообруч. — и в медкапсулу! На два часа, чтобы голова не болела.

Вот и вторая капсула была пущена в работу. Бакуня устроился с капсулой, где лежала Настёна, и уходить, судя по всему, не собирался.

Первая капсула сообщила, что пациент в норме. Отъехала в сторону панель — и оттуда поднялась Наташа — помолодевшая сразу лет так на пять. Игорь глазам не мог поверить.

— Ну что, теперь ты? — обратился к нему Сашка.

— Я готов, — с волнением ответил тот.

Вот третья капсула приняла пациента. Наташа стояла рядом и смотрела на Сашкины действия. В этот раз диагностика Сашку не порадовала.

— Наташа… Ты знала, что у Игоря проблемы с желудком?.. — Сашка не знал, как ей сказать.

— Да, он жаловался, что желудок побаливает. Игорь отдал себя работе. Я говорила ему, что надо провериться, но он отмахивался.

— У него рак желудка. — Наташа изменилась в лице и зарыдала. — Чего ревешь? Просто в капсуле надо будет 17 часов провести.

Она не могла поверить ему и продолжала рыдать.

— В общем так. Вы пока остаётесь. Как Игоря вылечим, так я вас и отправлю вниз.

Вторая медкапсула сообщила, что Настёна готова. Дочка вылезла из медкапсулы, сняла обруч с головы.

— Привет! Я Бакуня. Тебя как зовут? — этот раздолбай словно ждал этого момента.

Настёна даже не сообразила сразу, что стоит полностью голой.

— Папка… Я понимаю… Я всё понимаю!!! — пищала она радостно. — Ой!!!

Только теперь она заметила, что неплохо бы одеть что-нибудь.

— Аш! — Бакуня смотрел на него просящим взглядом. — Можно, я её по кораблю проведу?

Настя быстро одевалась, но в то же время слушала, что говорил симпатичный молодой парень.

— Проводи. Только смотрите там! — погорозил, изобразив строгость, Сашка. — Да, можешь на втором челноке свозить её к четвёртой планете. К спутнику этой планеты — не приближаться! Ни! В коем! Случае!



Чтобы Наташа не скучала, Сашка установил и ей ментообруч, уложив на два часа в капсулу. Ну что же, можно сказать, — с почином!


Глава 4


Войдан стоял рядом с Сашкой и смотрел на клетку, в которой сидело штук двадцать "галифатцев". Сашка не стал терять времени даром, и сделал первый вылет в район Средиземноморья. Там сейчас хватало лодок, вёзших "беженцев", стремящихся сесть на шею трудолюбивым германским бюргерам, и, свесив ноги, плевать тем на макушки. Челнок завис над одной лодкой, прошёл по ней станнером, и затащил её в трюм. Так в лодке они и попали на борт "Немезиды". Их перевезли на гравитележках до дальней клетки и загрузили в неё.

Сидевшие вели себя нагло, орали, что-то требовали. Мужчины трясли клетку. Жирные "галифатки" что-то визжали. Их дети, такие же жирные и тупые, что-то вякали. Все вещи у них забрали. Как оказалось, у каждого из "сирых и убогих" было с собой по несколько тысяч евро.

— Ну как, жалко тебе их? — Сашка продолжал смотреть на это стадо.

— Теперь — нет. Ты как их кормить собирался? У нас может не хватить картриджей к пищевому синтезатору…

— Ещё чего! Будет им любимое блюдо гастарбайтеров — "бомж-пакет лапши До Сирак". Два пакета на рыло в день. А деньги на них — есть.

Сашка дал электрический разряд по буйным, пытавшимся раскачать клетку. Вой вперемешку с визгом раздавались из клетки ещё долго.



Тем временем, Наташа уже вылезла из медкапсулы, и присоединилась к дочке, которая только что вернулась с турне на Марс.

— Папка! Я лечу с тобой! — сразу начала Настёна. — И хочу себе нейросеть!

— Дочка. Куда ты! — начала спуганно Наташа. — У тебя же ещё три года в институте!

— Да что он мне может дать, этот институт? — Дочка сразу уловила суть дела. — Он поможет мне полететь в космос? Побывать на других планетах? Может, даст знания, чтобы я прожила 120 лет? Нет, мам. Я с папкой. Там выучусь. Ты знаешь, как там учатся?

Наташа смотрела на него растерянно.

— Саша… но ей… но как… — она всё никак не могла сформулировать мысль.

— Подождём Игоря — успокоил её Сашка. — А пока присоединяйся к "экскурсии". Заодно за Настей присмотришь.

Отправив бывшую жену, Сашка направился за очередной партией "страждущих халявы".

Четыре рейса — и вот "экипажи" четырёх лодок занял отведённые им места в шести клетках. 120 штук. А свободных клеток было ещё много — "Немезида" могла принять в свои объятия ещё 4880 "галифатцев".

За последующие часы он заполнил ещё восемь клеток. Оставалось заполнить 236.



Наконец, подошло время Игорю покинуть медкапсулу.

— Приветствую — сказал Сашка, как только открылась её крышка.

Игорь вылез из медкапсулы, ошарашено оглядывая себя. Он тоже немного помолодел.

— Игорь, один вопрос. — Рядом с Сашкой стояли и Наташа, и Настя. — Ты знал, что у тебя рак желудка?

Игорь смутился и опустил вниз взгляд.

— Да… Не нужно было тебе им говорить. Мне осталось пара лет от силы.

— Тебе ещё несколько десятилетий жить, по-хорошему. Нет у тебя больше рака. Но мне, правда, пришлось нарушить слово — ты пролежал в капсуле 17 часов.

Игорь стоял, слушал, и не мог поверить.

— Вот что. Кто хочет обратно — отвезу сразу же на Землю.

— Я остаюсь! — пискнула Настёна.

— Я с Игорем. — ответила Наташа. — Саша, спасибо, за всё, что сделал. Но — как он решит.

Игорь молча одевался.

— Александр… Я вернусь.

— Не вопрос.

— Нет. Ты не понимаешь… Я, конечно, пройду дома проверку, но почему-то не сомневаюсь — злокачественной опухоли не обнаружат. Тут я тебе верю. Я поражён уровнем технологий, какие тут есть. Ты нам не рассказывал, как так получилось, что ты владелец такого корабля. И мы не будем спрашивать. Но я не могу просто бросить всё и уехать. Понимаешь, я помогаю восстановиться тем, кто стал инвалидом в ходе разных военных конфликтов. Как-то не по-человечески оно…

— Я понимаю. Игорь, ты можешь помочь нам?

— Всё, что в моих силах.

— Сразу скажу. Я сюда приехал забрать дороги мне людей — ты теперь тоже в их списке. И еще, сколько смогу, просто хороших людей, кто не вписался в эту жизнь, но хотел бы начать заново в новом мире. Если у тебя среди пациентов есть те, кого тут ничего не держит, и ты уверен в нём — говори. Вылечим. Конечностей нет? Вырастим новые. Да, эти капсулы могул. Хоть и займёт недели две… Да, и вторая просьба — но это мелочь. Вот деньги — Сашка передал Игорю толстую пачку купюр по 500 евро. — Купи на них сколько сможешь бомж-пакетов. И перевези в ту точку, откуда я вас сюда забрал. Идёт?

— Идёт. — они с Наташей взялись за руки. — Настя, но может?..

— Игорь, ты замечательный человек! — Настёнка не собиралась отступать. — Я благодарна тебе, что ты маму поддержал, когда папа пропал. Но я улетаю с ним. И надеюсь встретить вас там же!

Наташа нежно посмотрела на Игоря.

— Я… видела. Пока ты был в капсуле. Мы на Марсе побывали. Я в первый раз, а Настя во второй… Александр не бросит её, позаботится о ней. Там ей действительно будет лучше. А потом, может быть, и мы к ним приедем.



Отвезя Наташу и Игоря, Сашка добрался с ними до Москвы. Он связался со старыми друзьями, сообщил им, что жив, здоров, уже виделся с семьёй. Сейчас на даче, но скоро уедет снова, на несколько месяцев. Двое откликнулись на его приглашение и приехали на дачу. Так же, посидев за чашкой водки, он отвёз их на корабль. Путь был стандартный — вначале медкапсула. Затем — экскурсия в корабельную рубку. Потом — полёт на Марс и прогулка по нему. Друзья, захотели полететь с ним, но непременным условием поставили взять с собой их семьи. Дмитрий был юрист, Сергей — бывшим военным, после увольнения в запас работал IT-специалистом. У обоих были жёны и по двое детей. Дав согласие на перевозку семей, Сашка нашёл в них самых горячих сторонников перевоза в мир Содружества жителей с территории России и трёх соседних государств.

У обоих были на примете точно по одному человеку, кого могли порекомендовать — жених старшей дочери Дмитрия и девушка старшего сына Сергея.

Сашка отвёз их обратно на Землю, и договорился, что они прибудут завтра, в то же время.

Настя оставила ему свой мобильник, и он связался с Игорем.

— Александр! — Игорь ждал его звонка. — Тут денег на две целых фуры… Я договорился о поставке со склада, привезут на дачу, как ты и сказал. Но они не будут ничего выгружать. Отцепят прицепы и оставят их до следующего дня. Залог только просили…

— Всё нормально. Так и планировал. Если деньги остались — надо ещё воды купить минеральной. Можно так же фуру заказать. Не хватит денег — говори.

— Хорошо, узнаю. Александр, тут у нас в клинике… В общем, несколько человек. Без конечностей. Семьи от них отказались, они живут в своих квартирах как в четырёх стенах. Мы периодически вывозим их в клинику, на процедуры. Но сам понимаешь…

— Не вопрос. Ты можешь с ними как-нибудь аккуратно поговорить?

— Говорил уже. Люди готовы на всё.

— Тогда привози их сюда, на дачу. Прямо сейчас. Я подожду. Быстрее лягут в медкапсулы, быстрее выйдут из них своими ногами.



Игорь приехал на своём "Форде", а следом за ним ехало два такси. Из них выгрузили инвалидные коляски, в которые переместили сидевших на задних сиденьях пассажиров. Пятеро. Такси уехали. Те сидели в своих колясках и смотрели на Сашку с какой-то отчаянной обречённостью. Сашка снова читал их внутренний эмоциональный фон. Горечь. Усталость. Неугасшая надежда. И никакой "гнили".

— Здравствуйте. — спокойно сказал он им. — полчаса — и мы на месте.

Челнок открыл вход в трюм, и Сашка с Игорем закатили внутрь коляски.

— Я поеду с ними — Игорь искренне переживал за этих людей. Сашка молча указал ему на второй ложемент.

На транспорте всех пятерых аккуратно уложили в медкапсулы. Им предстояло пролежать в них от 12 до 17 дней.

— Ну, теперь только ждать. — Сказал Сашка, закрыв крышку за последним из пяти.

— Вот, возьми — Игорь передал ему истории болезней всех пятерых. — Насчёт воды узнал. Ещё нужно где-то пять тысяч евро.

Сашка достал ещё пачку евро и протянул ему. Игорь посмотрел на пачку, достал десяток купюр.

— Этого достаточно. — определённо, не зря этот человек ему сразу понравился.

— Останешься на ночь?

— Нет. Наташа может волноваться.

Сашка отвёз его обратно.

— Завтра с утра все фуры будут — сказал Игорь на прощание и поехал домой..



На следующий день Сашке предстояло принять делегацию. С утра приехали три фуры с грузом, водилы отсоединили прицеп, и укатили на своих тягачах до завтра. Сашка спокойно открыл двери прицепов, после чего, сидя в челноке, вытягивал в трюм палетты с помощью транспортного луча. Набив его до отказа, он отвез содержимое на вторую лётную палубу, решив для себя, что там будет размещать подобные грузы. Он успел вернуться к приезду друзей с их семьями, а так же с двумя друзьями. Десять человек, из них четверо дети, хоть двое уже взрослые. Они приехал на электричке, так что проблем со стоящим транспортом перед его дачей не будет.

Снова все были размещены в медкапсулах, так же по плану они должны были изучать стандартоязык. Видан и Былята уже ждали экскурсантов для того, чтобы показать им корабль. А поезду на Марс проводили совместно Бакуня с Настей. Спелись таки…

Сашка, делая предложение о переезде в Содружество, сразу ставил два условия. Первое — назад дороги нет. И второе — надо десять лет прожить в системе Аркам. Потом — куда хотите. Все интересовались, где живёт сам Сашка. В Аркаме, честно объяснил им он, и будет жить там дальше. Такой ответ всех успокоил.



Последующие четыре дня Сашка отлавливал "галифатцев". Тут ему всё же помог Войдан — Сашка определял и обездвиживал цель, тот подбирал её в трюмы своего челнока.

Косово, южнее Приштины — за ночь исчезло целое поселение "борцов за свободу Косово". Было шесть сотен — и не стало.

Аравийское море — корабль с гастарбайтерами из Пакистана, шедший в Эмираты, исчез. Корабль нашли на дне, а пять сотен гастарбайтеров как растворились.

Оман — целый кишлак вымер — все его жители так же исчезли, будто их не было.

Сирия, район города Ракка — подразделение ИГИЛ, готовившееся к нападению на позиции правительственных войск, пропало, причём с концами.

Не забывал Сашка и отлавливать "беженцев" — вот снова исчезли несколько лодок, шедших из Турции в сторону греческих островов. А вот толпа, загаживая всё на своём пути, ползёт по Венгрии в сторону австрийской границы. Там Сашка за ночь отловил больше тысячи "клиентов".

Сегодня был последний день, в клетках сидело чуть больше четырех тысяч "галифатцев". Теперь они не орали и ничего не требовали — только жалобно выли и скулили, после того, как увидели дроидов, разносящих им залитые кипятком "бомж-пакеты".

Сашка напоследок отправился на поверхность попрощаться с Наташей и Игорем.

Те уже ждали его на даче. Но — вот сюрприз! — не одни. Рядом с ними был сосед из ихнего дома, потерявший во время исполнения интернационального долга в одной Демократической стране ногу. Рядом с ним была его жена, сын с женой и маленьким ребёноком, и дочь.

— Александр, — начал Игорь. — Вот… они тоже хотят…

— Готовы? — Сашка обратился к соседу и его семье.

— Да. Нам рассказали условия. Мы согласны.

Сашка попрощался с Игорем и Наташей, обещав вернуться за ними через несколько месяцев, и показал соседям рукой — мол, заходите.

Сына соседа посадил рядом с собой — пусть парень посмотрит на Землю, какой он ещё её не видел.

Челнок закрыл люк и взмыл вверх.



Подошло время отлёта. Итак, у них на борту было 5 членов экипажа, 19 взрослых и трое маленьких детей. И 4526 единиц "мяса". Всем пассажирам провели проверку и создали ФИП-карту. Потом, когда им поставят нейросети, им проведут более точную проверку ФИП в офисе "Нейросети". Интеллект у всех был не ниже 145 единиц, а в среднем был в районе 165, что очень впечатлило Войдана.

— Аш, да с такими людьми мы сами закроем многие позиции по необходимым специалистам! — говорил он возбуждённо — Даже несколько тысяч таких людей снимут кадровый голод в Берсуате!

— Знаю, Войдан. И всегда знал. — Вздохнул Сашка. — Лишь бы сейчас денег хватило им на нейросети.

— Да, Аш, ты обещал рассказать, как мы пройдём через патрули. — Теперь для них это был главный вопрос на пути в Хаар-Махрум.

— Обещал — значит расскажу. — сказал Сашка.

В этот момент "Немезида" прошла червоточину, и снова оказалась в системе NPQV-1949-GWLK. Не останавливаясь, транспорт набирал скорость в направлении первой системы подскока на пути к Хаар-Махруму.

Глава 5


"Немезида" шла в гипере уже к третьей системе "подскока". Прошло десять дней, и первый пациент из шести "тяжёлых" вылез из медкапсулы. Крепкий мужчина, всё лежал и не понимал, что надо встать. Потом посмотрел на свои ноги неверящими глазами, пошевелил ими. Наконец, он встал, вылез из медкапсулы, сделал с опаской пару шагов — и встал, зарыдав.

— Ну, не надо… Ведь всё хорошо… — успокаивала его Лиза, дочь Сашкиного соседа. Она безвылазно сидели все эти дни рядом с медкапсулой, где лежал её отец. — Вот, сейчас походишь, разомнёшь ноги. Это они с непривычки…

А человек стоял и тихо плакал.



История создания медицинских капсул, пожалуй, самая интересная. Дело в том, что медкапсулы появились на свет благодаря синтезу нескольких прорывных идей, не совсем связанных друг с другом. Тут следует заметить, что, несмотря на развитие идей во всех государствах Содружества, все эти идеи появлялись и воплощались в первую очередь в научных центрах Объединённого Королевства Галанте. И сейчас медкапсулы аграфского производства считались брэндом и эталоном.

Начало положило создание аппарата по синтезу крови.

Каждый из нас из школьного курса знает, что есть 4 группы крови, есть +/- резус-фактор, и можно переливать кровь от "низшей" по номеру группы к "вышей", но не наоборот. Так же с резус-фактором — людям с "отрицательным" "резусом" нельза переливать кровь с "положительным", но вполне возможно наоборот. Дурят нас, граждане дорогие. Любой образованный врач, хорошо посмеявшись, ошарашит вас, сообщив, что сейчас кровь переливают исключительно своей группы, а помимо известных нам "группы" и "резуса", имеется ещё два десятка показателей, определяющих совместимость крови донора и реципиента.

Что, собственно, представляет из себя кровь? Обобщённо, это сложный коллоидный расствор белков и электролитов, именуемый кровяной плазмой, и набор из трёх типов клеток — эрироцитов, лейкоцитов и тромбоцитов. Первые обеспечивают транспортировку кислорода ко всем органам тела, лейкоциты уничтожют инородные бактерии, попавшие в организм, а тромбоциты обеспечивают свёртываемость крови.

Первым прорывным шагом в медицине миров — тогда ещё не Содружества — был аппарат по синтезу кровяной плазмы, такой же, как и у пациента, нуждающегося в переливании крови.

Второй этап — пресловутые нанотехнологии. При большой потере крови человек теряет и кровяные клетки. Для их замены по гранту Королевской Академии Медицины в одном из университетов Мерсии были созданы наниты — устройства, способные заменять эритроциты в течение двух-трёх месяцев. Этого времени было достаточно для того, чтобы организм человека сам воссоздал отсутствующие кровяные клетки. Там же, кстати, немного позднее были созданы наниты, заменяющие лейкоциты и тромбоциты.

И третьим этапом произошло соединение технологий в одном устройстве. Вроде и простая идея, а скольким людям она жизнь спасла…



Отдельно шло развитие другой технологии. Медицинский факультет Королевского Университета Камбрии долго исследовал возможность создания искусственных заменителей человеческих органов. Дело в том, что, несмотря на общий набор хромосом во всех клетках нашего организма, сами клетки отличаются друг от друга — клетка сердечной мышцы не похожа на клетку печени, та в свою очередь отличается от клетки почки, на неё не похожа клетка лёгочной альвиолы, и так далее.

Исходно стояла задача изготовить набор человеческих органов, которые можно быстро пересадить пациенту без риска отторжения.

Одно из подразделений кафедры биохимии пошло нестандартным путём — зачем делать много разных органов, когда проще создать одно устройство, их синтезирующие. Для этого были привлечены нанотехнологи из Орднуна. И в процессе решения данной задачи в безбашенные головы нанотехнологов пришла идея — а зачем что-то создавать и потом пересаживать, когда проще создать колонию нанитов, которая сама синтезирует нужный орган, используя внутренние ресурсы организма? Сказано — сделано. Первые же испытания новой технологии вызвали фурор — наниты шустро облепили поражённую печень пациента, частично взяв на себя её функции, и стали синтезировать здоровые клетки из имеющегося "стройматериала" — это были в первую очередь поражённые клетки печени, потом — химические элементы из выводимых из организма шлаков. Первый синтез печени прошёл медленно по нынешним меркам — за целых шестнадцать дней. Но тогда это было действительно невероятное событие. Следом пошли исследования с заменой почек, селезёнки, двенадцатиперстной кишки… Вначале для этих целей использовались различные наниты, но со временем произошла их унификация — один тип нанитов вполне мог восстановить любой человеческий орган, управляясь от единого искина, контролирующего процесс восстановления поражённых органов.



Третий путь — это воссоздание костной ткани. Если мягкие ткани могли воссоздавать наниты, то для воссоздания частей скелета пришлось прибегнуть к технологиям промышленного создания образцов. Как и у нас, в мире Содружества большую часть изделий изготавливали на поточных линиях, но все прототипы будущих изделий получали на 3D-принтерах, что резко сокращало сроки разработки и давало разработчику возможность, внеся поправки, изготовить улучшенную модель прототипа будущего изделия. А с точки зрения медицины все мы являемся прототипами — единственными и неповторимыми. Медицинский факультет Королевского Университета Тартана плотно работал с Инженерным факультетом — ну, дружили их деканы, причём дружили семьями. И надо сказать, эта дружба пошла на пользу и университету, и всему человечеству. Благодаря работе в плотной связке молодые специалисты выдали на-гора первое устройство, воссоздающее человеческие кости, именно тех параметров, какие были нужны конкретному человеку. В создании модели костей утерянных человеком конечностей приняли участие и математики университета — задача показалась им крайне интересной. Они не остановились на достигнутом. Отдельные кости сами по себе представляли лишь чисто научный интерес, а вот наращивание кости живому человеку — это уже был прорыв. Дело в том, что человеческая кость — это не монолитный кусок соли кальция, как нам представляется при виде скелета, а органическая ткань, предстваляющая из себя особые органические волокна, при этом рассматривать кость отдельно нет смысла — это сложносвязанный комплекс кости, надкостница хрящевой ткани и сухожилий. Перед объединённой группой медиков, инженеров и математиков встала задача воссоздания полноценной человеческой конечности. После ряда неудачных попыток, наконец, появилось устройство, совмещавшее в себе 3D-принтер, "печатавший" губчатое вещество кости, и набор нанитов, восстававливающих надкостницу, прокладывающие кровеносные сосуды и наращивающие по программе сухожилия и мышцы. Первое успешное испытание этого устройства длилось почт три месяца, но за это время пациенту полностью восстановили утраченную кисть руки. После этого такие аппараты сразу же массово пошли в серию.



Казалось бы, всё было для объединения данных технологий в одном устройстве, но первая медкапсула, как законченное полнофункциональное устройство появилось на свет только через 200 лет после создания всех трех необходимых компонентов. Тут уже сыграли роль совсем не медицинские и не научные факторы.

Во-первых, каждая из трёх технологий ещё проходила путь усовершенствования и улучшения. В аппаратах по синтезу крови шла унификация нанитов, уменьшение времени на анализ крови реципиента и синтез кровяной плазмы. В части восстановления органов так же шла унификация нанитов, и расширение их возможностей.

Во-вторых, есть такая особенность человеческого мышления — инертность. Причём инертность мышления не одного человека, но общества в целом. Нужно время на восхищение чем-то новым, нужно время на привыкание к нему, чтобы оно стало обыденным. Нужно время на возникновение критического восприятия.

Ну, а в третьих, дальнейшие исследования в этой области тормозились… самой Королевской Медицинской Академией. Дело в том, что с продажи созданных аппаратов учебные заведения имели неплохой куш, с которым не очень хотелось расставаться. Однако следующий технологический прорыв всё же прошёл, преодолев косность и шкурный интерес светил аграфской медицины. И тут главная заслуга принадлежит не столько учёным, медикам, инженерам и математикам, сколько одному жуликоватому торговцу из "чавов". Он услышал в баре при Академии, куда его случайно занесло, брюзжание двух профессоров по поводу создания очередного прототипа медкапсулы, которая должна была, по их мнению, обречь Академию на подтягивание поясов и голодный паёк. Деляга угостил выпивкой обоих мастодонтов науки, и на пальцах объяснил им, что в бизнесе те ни черта не понимают. Идея торгаша пленила профессоров своей простотой — зачем получать отчисления с медицинских аппаратов, когда можно выбить для себя отчисления со стоимости картриджей для этих аппаратов! А сами картриджи унифицировать. Тогда и прогресс пойдёт вперёд, и учёные мужи будут как в масле сыр кататься. И прокатило! Академии продолжали жить как ни в чём не бывало, прохиндей неплохо обогатился. А человечество получило универсальное устройство, способное излечить человека от массы болезней, восстановить его тело, и даже омолодить.



Через пять дней "Немезида" вышла на "трассу" — она, наконец, вынырнула в системе KZWS-4296-SALY. Это была система "подскока", расположенная на оживлённом маршруте, соединяющем Хаар-Махрум с системами Хакданского Ордена. Теперь их на этом пути никто не потревожит. Им оставалась неделя пути.

За это время все пассажиры прошли через медкапсулы, выучили стандартоязык, что давало возможность общаться с Бакуней и Виданном. Былята так же всегда охотно отвечал на задаваемые вопросы, но старался что-либо сделать на корабле. А Войдан почти безвылазно сидел в корабельной рубке. Вот и сейчас он был на своём месте, занимая центральный ложемент. Сашка пришёл в рубку один и уселся в соседний ложемент — во время полёта он отвечал за навигацию.

— Прорвались… — вдруг сказал Войдан, когда они вынырнули в этой системе. — Аш, как тебе так везёт?

— Это о чём ты? — удивлённо спросил Сашка друга.

— Ну как же… Нас ни разу не досмотрел ни один патруль… — как тебе так удалось?

— Удача тут — процентов 5. А может и вообще один… — хмыкнул Сашка. — А вот остальное — результат смекалки.

— Поясни. — Войдану было явно интересно узнать "величайшую тайну".

— Я, когда изучал все корабельные системы, заметил, что информация с корабля о наличии кого-либо на борту может быть получена другим кораблём, только если у перевозимых стоят нейросети.

— Не может быть… — Войдан смотрел на него недоверчиво. — Как же тогда пиратов и работорговцев ловят? Они, бывает, только "диких" перевозят. Но их всё равно засекают и ловят.

— Не их засекают. — Сашка продолжал смотреть на тактический экран. — Засекают маркеры криокапсул, в которых этих "диких" перевозят. Помнишь, когда мы с Хаар-Махрума возвращались? Нас тогда наш патруль остановил. А ты помнишь, что было причиной остановки?

На Войдана словно озарение снизошло:

— Так ты поэтому… Эти, местные "галифатцы" — поэтому в клетках сидят?

— Именно. Для любого патруля мы — обычные торговцы, везущие скот на прокорм жителей Хаар-Махрума. Впрочем, они ошиблись лишь системой назначения нашего груза.

Войдан, ошарашенный открытием, молчал.

— И ещё — Сашка строго посмотрел на него — Это знание — наш бонус. Шанс и дальше вывозить моих земляков на Аркам. Так что — никому. Что ты сейчас услышал, должно лишь с тобой и остаться.



За следующие пять дней произошло пожалуй самое главное — пассажиры определились с профессиями. Самый высокий интеллект оказался у Константина, сына Сашкиного соседа Виктора — 187 единиц. При этом парень был ядерщик на Земле, и с радостью согласился стать инженером-энергетиком, когда узнал, что энергостанции в Содружестве — это термоядерные реакторы. Вот и замену себе нашёл, подумал Сашка. Парню нужно будет поставить такую же нейросеть, как у него. Сашка уже знал, сколько стоит подарок ему от Витеня Тривова — 10 корпов. Ничего. Теперь у них будут деньги.

Настёна порывалась стать пилотом, но спасибо Войдану — объяснил шебутной девчёнке, что сеть у неё будет пилотская, но поработать нужно диспетчером в космопорте. И правильно. Пусть на поверхности поживёт, он хоть приглядеть за ней сможет. Впрочем, один добровольный приглядывающий уже был — Бакуня. Он упросил поставить ему сеть "Инженер-5М", и Сашка не возражал. Но объяснил ему, что если на дочку у того есть серьёзные планы, то и самому нужно стать посерьёзней.

Сосед просто жаждал любой работы, чтобы быть в коллективе, среди людей. Вариант стать техником в их энергетической компании его сразу же устроил. Тем более, сын будет рядом. А вот Лиза решила сохранить свою профессию. Она была медсестрой в детской поликлинике, и хотела продолжить идти по этой стезе. Медицинские центры Берсуата пострадали в неменьшей степени, чем остальные предприятия и фирмы, поэтому найти её работу труда не составит. Что же, одна нейросеть Сеть "Медик-4М" была добавлена в формирующийся список закупок. А тем временем у Лизы и Алексея, того мужчины, кто первый из пяти тяжёлых вышел из медкапсулы, вроде как завязался роман. Сашка туда не лез. Люди они взрослые, как решат, так и будет. Сам Алексей согласился пополнить команду техников — видно, хотел быть поближе к Лизе. Из остальных четверых, бывших военных, один вдруг захотел стать инженером-строителем. Как сам объяснил он такой выбор, полжизни он разрушал, пора бы и построить что-то. Остальные трое как один захотели стать пилотами. Это было Сашке на руку — он собирался задействовать в этой операции ещё один транспорт. Дмитрий решил изучать местное законодательство (хорошие юристы везде нужны), Сергей его удивил — он решил пойти служить в местную полицию. Там тоже была сейчас катастрофическая нехватка кадров — полиция Берсуата понесла, пожалуй, самые страшные потери во время обороны города.


Глава 6


Вот и Хаар-Махрум. Сашка снова смотрел на так ненавистый ему приближающийся шарик одноимённой планеты. Сразу по выходу из гипера он связался с БарАбасом.

— Здравствуйте, уважаемый БарАбас — начал он. — Я только что прибыл с грузом.

— Стыкуйтесь, я подойду с помощниками. — ящер тщательно скрывал радостное волнение.

Через четыре часа Сашка с Войданом принимали на лётном поле делегацию из черырёх гулгров.

— Пройдёмте, посмотрим товар, уважаемые — пригласил их Сашка.

Все пассажиры и техники были предупреждены — сейчас им нужно находиться в медбоксе, не высовывая оттуда носа.

Сашка провёл ящеров в созданный им огромный отсек, располагающийся над лётными палубами. Ящеры, осматривая груз, восторженно шипели, свистели и щёлкали челюстями.

— Сколько? — БарАбас уже не мог скрывать свою радость.

— 4526. Выбирайте любых. — Ящер, как показалось, немного расстроился. — Или всех, если захотите. — Вот теперь настроение БарАбаса снова поднялось.

— Берём, уважаемый Аш. — сказал тот без разглагольствований. — Всех берём… Хороший товар! — Сашке показалось, что у того даже слюна из пасти потекла.

— 4526 единиц товара… по 42 тысячи — я помню своё предложение — БарАбас сразу перешёл к подсчёту стоимости груза. — получается… сто девяносто корпов и девяносто две тысячи кредитов. Уважаемый Аш, Вас устраивает расчёт?

— Абсолютно, уважаемый БарАбас. У меня маленькая просьба — вы не знаете, есть ли тут на станции отделение "Нейросети"?

— Конечно есть. — вопрос даже удивил ящера. — Точно есть, так как там работает мой родственник. Может, Вам нужна его помощь?

— Да, был бы очень благодарен. Да и Вашему родственнику это принесёт некую толику кредитов.

— Я приглашу его сюда, Вы не возражаете?

— О чем Вы! Буду очень рад!

— Тогда вернёмся к нашему делу — сказал ящер, связавшись с родственником и пригласив его на "Немезиду". — Вам куда переводить сумму?

— Я хотел бы открыть счёт в каком-нибудь банке здесь. Где от таких сумм никто не хватается за голову, и вкладчик уверен — его деньги в надёжном месте.

Ящер радостно захрюкал:

— Нужно ещё родственника звать. — Он связался ещё с кем-то. — Сейчас прибудет заместитель директора местного филиала Первого Банка Егева.



Не прошло и двадцати минут, как оба родственника прибыли. Сашка отвёл представителя "Нейросети" к пассажирам в медбокс, объяснив, что каждому из них нужно поставить запрошенные ими сети и необходимый для выбранной профессии набор баз. Ящер приступил к осмотру ФИП каждого кандидата на установку сети и переговорам с каждым из них по отдельности. Времени это должно было занять несколько часов, поэтому Сашка оставил его в медбоксе. Вначале всем пассажирам было немного страшно — "крокодил", понимаешь, в гости заглянул. Но страх быстро сменился обычным интересом.

Теперь пришла пора говорить с банкиром. Это был маленький щуплый ящер, но при этом очень живой и бойкий — всё схватывал на лету, предложил открыть несколько счетов для разделения средств, чтобы к одному из счетов Сашка мог предоставить доступ какому нибудь члену его команды. Сашка в результате открыл три счёта. На одном лежала основная сумма, 190 корпов, на втором — мелочь на оперативные расходы, 92 тысячи, но на него можно было перекинуть с первого любую сумму, и пользоваться им могло любое доверенное лицо. А третий счёт был оставлен для расчётов с "Нейросетью".

Тем временем груз, воя и проклиная Сашку на нескольких языках, деловито вывозился ящерами с корабля.

Пришёл из медбокса специалист из "Нейросети", сразу же скинув Сашке файл со счётом.

Сумма впечатляла — нейросети для двадцати человек (последним был Бакуня) потянули более чем на 28 корпов. Базы знаний стоили ещё дороже — там уже рисовалась сумма 38 корпов. Сашка без разговоров перевёл на третий счёт 70 корпов, и с него уже произвёл оплату счёта. Получив уведомление об оплате, радостно зашипели обя ящера — и банкир, и специалист "Нейросети".

— Уважаемый Аш! — шипел специалист "Нейросети". — Вы сразу стали нашим привеллегированным клиентом. Вам со следующей покупки начисляется скидка 3 %. Приятно вести с Вам дело. Да, на будущее — связывайтесь напрямую со мной, моё имя БарХиан.

— И со мной! — вторил ему банкир — БарШлер. — представился он.

Оба ящера уходили от него, возбужденно посвистывая и шипя.



Посылку из "Нейросети" доставили буквально через пять минут после ухода ящеров. Войдан оставался на лётной палубе как его представитель, а Сашка с грузом направился в медбокс, где его ждали пассажиры.

— Ну что, вот мы и нейросети получили. Можете занимать медкапсулы — обратился ко всем Сашка.

В капсулы залезли пока только мужчины — женщины остались с детьми. Сашка запустил процесс установки нейросети каждому из них. Через два дня их жизнь расцветёт новыми красками….

Через два часа первая партия выбралась наружу, их места заняли женщины.

Ещё два часа — и теперь пассажирам "Немезиды" оставалось только ждать развёртывания у них нейросетей.

Сашка снова вернулся на лётную палубу. Там ящеры загружали в транспорт остатки "груза". "Груз" шел покорно, без воплей, истерик, ничего не требуя.

— Ну как? — Войдан простоял тут всё это время.

— Всё купили, всем всё поставили.

— Средства ещё остались?

— Да. Больше 120 корпов.

— Сколько??? — Войдан чуть не подпрыгнул от названной суммы. — Это мы столько выручили средств???

— Выручили больше. Считай, 70 корпов нам обошлись сети и базы знаний для двадцати человек. — Сашка смотрел на процесс утромбови "груза" в челнок ящеров. — И вот что я подумал. У тебя случаем нет списка востребованных профессий?

— Есть.

— Вот сейчас тебе предстоит составить список закупки для каждой требуемой профессии — сеть, её уровень — и требования по уровню баз. Сделать это надо сразу — я куплю всё, что смогу, на все имеющиеся средства. А я пока подежурю вместо тебя.

Войдан ушел, Сашка остался один. Еще пару раз прилетали челноки ящеров, пока не забрали купленный товар.

— Уважаемый Аш — с последним челноком снова прилетел БарАбас. — Я очень доволен нашей сделкой. Когда Вы планируете снова привезти груз?

— Ориентировочно — через два месяца. — Сашка не стал слишком обнадёживать гулгру. — Но может удастся прибыть на неделю раньше, как в этот раз.

Ящер остался доволен ответом.



Войдан в течение часа составил список самых необходимых вакансий в Берсуате. Список насчитывал полторы тысячи позиций. Каждая позиция — рабочее место, которое либо сейчас закрывается военными, либо пустует. Самыми востребованными оказались специалисты по гидропонным установкам (кушать всем хочется), специалисты по обслуживанию автоматизированных линий, строители (тут Сашка и не сомневался), и специалисты по обслуживанию и ремонту транспортных средств (гравы, как любая техника, так же требовали ухода за ними). Основными требованиями были нейросеть 4-го уровня и такой же уровнь баз. Сашка прикинул — он вполне сейчас сможет приобрести полсотни сетей 5-го уровня и десяток 6-го. Плюс базы к ним под уровень. Вроде почти впритык и получается.

Он связался с БарХианом и изложил ему суть своего вопроса — хватит ли ему средств на покупку сетей и баз к ним в приведённом перечне, который сразу переслал ящеру.

Тот невозмутимо прокрутил список в голове:

— Итак, уважаемый Аш. Десять 6-тиуровневых нейросетей плюс к ним десять комплектов баз… Каждый комплект включает в себя одну шестиуровневую базу и три вспомогательные трёхуровневые… итого на одного человека — 5 корпов 872 тысячи. Ваша скидка — 3 %. Итого общая сумма 56 корпов 959 тысяч кредитов.

— Перевожу оплату. — Сашка перекинул на третий счёт с первого 57 корпов и оплатил ими оперативно высланный счёт.

— Подтверждаю. — Ящер был на седьмом небе от счастья. Какого клиента ему БарАбас подогнал!

— Теперь по пятиуровневым сетям. Одна сеть 625 тысяч кредитов… 1 комплект профильных баз включает в себя одну пяти уровневую базу и три вспомогательные двухуровневые… итого а одного человека — 1 корп 424 тысячи. — продолжал он "ковать железо". — Ваша скидка — 3 %. Итого общая сумма 69 корпов 65 тысяч кредитов.

На счету, предназначенном для расчётов с "Нейросетью", оставалось чуть больше четырёх корпов. Переведя на него с основного счёта 66 корпов, Сашка оплатил и этот счёт.

— Уважаемый Аш, — ящер был вне себя от счастья. — Ещё пара таких покупок, и Ваша скидка составит 5 %. Товар прибудет к Вам в течение часа.

На основном счёте Сашки осталось семь корпов.



Через час, забрав посылку из "Нейросети", Сашка отправился в корабельную столовую, где его ждали все — и команда, и пассажиры.

— Ну что же, дорогие мои — он только сейчас почувствовал, как устал. — Нам остался последний маршрут — до нашего дома, Аркама. Через два дня у вас развернутся нейросети — это он обращался к пассажирам. — И вы сразу же приступите к изучению профильных баз. Это — Ваш будущий хлеб. Учтите — это не халява. 10 % с вашей будущей зарплаты будут поступать на общий счёт, пока вы не выплатите полную стоимость всего. Эти деньги пойдут на закупку нейросетей для следующих репатриантов. Ну, а мы — это он уже говорил техникам. — приступим к подготовке корабля к приёму второй партии.

Через час корабль отстыковался от станции и направился к точке перехода, и спустя еще четыре часа нырнул в гипер.

Они спокойно прошли по маршруту до хакданского сектора, откуда сразу же направились в гардаррский сектор. Никто в этот раз их не останавливал.

Спустя восемнадцать дней с момента вылета с Хаар-Махрума "Немезида" вынырнула в системе Аркам. Они прибыли домой.



Они сразу связались с наземными службами, и поэтому, когда два челнока с привезёнными Землянами и экипажем транспорта приземлились на отдалённой площадке космопорта Аркама, их встречала целая делегация, из сотрудников космопорта и Сашкиной компании.

— Аш! — Орей подбежал к нему первым. — Ну а мы думали- все, пропали ребята… А вы живые!

— Не только живые, Орей. Вот, смотри — Сашка показал ему на привезённых людей — тут тебе два техника и один инженер. Мне на замену.

— Ты… что… — Орей растерялся. — Ты уходить собрался?…

— Нет. Но занят буду опять немного другим. Считай, я теперь персоналом занимаюсь. Виктор! Константин! Алексей! — позвал он трех из числа прибывших.

— Познакомьтесь, это — Орей, директор нашей компании. — представил он Орея. — А это, Орей, Виктор, новый инженер компании, и Константин с Алексеем, два новых техника. Так что дело пойдёт! Им, конечно, нужно базы подучить, но за пару месяцев они полностью войдут в ритм.

Войдан, тем временем, представлял своим подчинённым нового диспетчера, Настю.

Осталось за малым — разместить прибывших. Лагерь за время их отсутствия опустел наполовину, проблем найти свободный жилой модуль не было. Прибывшие заняли десять модулей, и сразу отправились в муниципалитет. Тот уже был отстроен, но занимали его по-прежнему военные. Прибывшие земляне получили разрешение на временное проживание, и — тут же трудоустроились. Работа нашлась абсолютно всем. За каждым приехал работодатель, отвёз на место, объяснил, что к чему. Как жителям колонии, гражданство Гардарры им предоставят через год постоянного проживания. А поселись они в любой метрополии, ранее пяти лет и мечтать об этом было бы нельзя — гражданство Гардарры ещё нужно было заслужить.



— Ну, что скажешь? — спросил Сашка Войдана, когда они возвращались из бара, где снова накачались хаомой.

— Трудно сказать. — Войдан был задумчив. — С одной стороны, привезли два десятка человек. Скоро это будут хорошие специалисты, через год — вообще на них не нарадуются. Но — два месяца, Аш… За два месяца мы привезли только два десятка человек…

— А вот тут ты не прав. — У Сашки настроение было в норме. — Мы сделали первый шаг. Теперь я хочу расширить операцию. У нас уже есть шесть десятков нейросетей с комплектами баз. Чего в начале нашего полёта не было. Мы летели по большому кругу, из-за чего потратили столько времени. Подумай, что будет, если мы введём в дело второй транспорт? Один будет занят на перевозке "галифатцев" на Хаар-Махрум, а возвращаться будет с нейросетям и базами к ним. А второй будет возить сециалистов на Аркам и возвращаться обратно. Ну, как теперь дело пойдёт?

— Думаю, побыстрее. Но всё равно медленно. Так ты хочешь взять второй транспорт?

— Я хочу взять все оставшиеся пять. В аренду. Из шести наших транспортов пять будут возить "мясо" на Хаар-Махрум, а один заниматься исключительно перевозкой моих земляков на Аркам. А со временем расширять это дело.

— Другого варианта у нас нет — философски подытожил Войдан. — Я поговорю с военным командованием насчёт предоставления нам транспортов. Они так и висят на орбите, никому не нужные. Как пассажирские лайнеры они требуют переделок, как просто супеккарго — тоже. Неудачный проект, одно слово — арварцы делали. Но нам понадобятся еще пилоты. Как насчёт тех, кто сидел в исправительных лагерях и был амнистирован?

Сашке не очень хотелось расширять круг посвящённых в это дело, но, скрепя сердце, он был вынужден признать — выбора у них нет.

— Если согласятся — пусть так будет.

Глава 7


За два месяца отсутствия Сашка полностью выпал из информационного поля и сейчас с удивлением просматривал мировые события, произошедшие за это время.

Гардарра, после присоединения пяти бывших урканских систем, не могла больше расширяться — не было для этого ресурсов. Видимо, Объединённое Королевство Галанте и другие крупные игроки посчитали, что на несколько лет они вывели гардаррцев из активной политики — им разобраться бы с внутренними делами, которых был вагон и маленькая тележка. Но соседи снова просчитались. Не прошло и недели с очередного Дня Воссоединения, как в трёх системах кластера Нисакус вышли урканские транспортные корабли. Гарнизоны на планетах находились в расслабленном состоянии, а никакого другого флота в этих системах не было, поэтому диспетчеры поверили, что это долгожданная подмога из Делуса и Галанте. Каково же было их удивление, когда из спустившися в космопорты планет десантных ботов и транспортников выгрузились совсем не армия Делуса, а повстанцы, объявившие себя Армией Освобождения Малой Гардарры.

Тут надо пояснить, что остаток Урканы представлял из себя 16 систем. 9 из них, включая столичный Кивор, находилась в средней части кластера Нисакус, остальные семь систем, вкючая три родные мира рогулов, примыкали к Делусу. Кластер Нисакуса был статегически важным районом для Гардарры, даже присоединение трех систем этого кластера давали гардаррцам прямой путь от столичной Арты до Ольвилии и Милетты. Именно средняя часть этого кластера носила ранее историческое название Малая Гардарра. Заявка на планы повстанцев была всем понятна.

Повстанцы быстро захватили ключевые объекты планет и блокировали урканские гарнизоны. Там в основном находились тыловые части, поэтому их сдача состоялась менее чем за двое суток.

За время жизни под пятой "киворских революционеров" народ уже не стонал — тихо выл от ужаса. Наверное, поэтому защищать их власть практически никого не нашлось. Повстанцы освободили узников концлагерей, быстро сменили всю старую власть, отправив её представителей за решётку. Понятно, что тех ждали пожизненные "астероиды", но пока они нужны были как свидетели на создаваемом повстанцами трибунале. Было отменено действие урканских законов. Там же набралось немало добровольцев пойти на Кивор и открутить головы главарям хунты.

Повстанцы отправились в поход по системам кластера, и ни на одной из систем им не оказывали серьёзного сопротивления. Сейчас повстанцы полностью контролировали пять систем, на трех шло противостояние, но было ясно — через несколько недель они будут спокойно разгуливать по Кивору.

Все соседи Гардарры требовали прекратить агрессию против независимого государства, гардаррских послов вызывали к себе и Вождь Делуса, и Премьер Галанте, и Правитель Армарры. Обвинения в агрессии были как под копирку, с угрозами начать войну в случае продолжения агрессивных действий в отношении Урканы. Но гардаррские дипломаты лишь разводили руками, мол, они тут не при чём, транспорты повстанцев — урканские, гардаррских подразделений на территории Урканы нет. Происходящее в Уркане — гражданская война. Если уважаемые соседи считают, что есть — пусть немедленно предъявят доказательства. Ну а если будут угрожать войной… Да хоть бы и так! Гардарра готова.

Армарра разразилась очередной порцией угроз — впрочем, они всегда угрожали, поэтому их реакцию можно было бы считать шумовым фоном. Галанте истерила и обещала поставить киворской хунте настоящее оружие, а не тот хлам, что они продали урканцам по цене современных образцов. А Делус поступил хитрее и дальновиднее всех.

Удар Уркане пришёл оттуда, откуда его не ожидали — можно сказать, из самого глубокого тыла. Две примыкающие к Делусу системы вдруг разом провели референдумы о присоединении к Делусу, но направили свои результаты не Вождю, а Протекторам Панноны и Дакки. Те с радостью поставили вопрос на голосование в местныё парламенты, "таги". За менее чем сутки вопрос о вхождении этих систем в указанные протектораты был решён, о чём был поставлена перед фактом Вождь. Агна хоть и была недалёкой женщиной, но хорошо чувствовала — её отказ будет стоить ей кресла после очередных выборах. Уже тем же вечером решение ею было одобрено. А через три дня транспорты с космодесантниками Делуса высадились в космопортах этих систем. Естественно, Делус больше ни словом, ни взглядом не упрекал Гардарру. Просто делал вид, что ничего не происходит.



Тяжёлый полититический кризис в Уркане стал одним из камушков, которые сдвинули ворох замороженных проблем в Объединённом Королевстве.

Все началось со смерти старой Королевы. Старушка Бетаниэль прожила и так почти 136 лет, из которых проправила почти сотню. Коронация новой Королевы состоялась буквально неделю назад — ей стала жена старшего внука, Калиария. Теперь к её имени добавилась приставка "Первая".

Несмотря на то, что вроде все структуры в Королевстве продолжали работать в прежнем режиме, незаметные изменения пошли, и были вызваны следующим обстоятельством — Калиария была из "новых аристократов".

Возникновение такой прослойки произошло благодаря… Гардарре. Во время одной кровопролитной войны с последней в далёком прошлом гардаррцы уничтожили огромное количество офицерского состава Королевской Армии. До сих пор при вспоминании о той войне у аграфов сжимались кулаки — погибло много военных, из них немало аристократов. Как в "черную дыру" утекло огромное количество кредитов. А на выходе? Пшик. Гардарра тогда формально потерпела поражение, но аграфы до сих пор продолжали считать, что такая победа была хуже поражения. В Королевской Армии офицерские должности занимали исключительно аристократы. Но тут аграфы столкнулись с тем, что аристократов катастрофически не хватает. А воевать-то надо… И тогда на офицерские должности назначили "чавов" — кого за реальные заслуги, а кого и за мзду немалую. После войны встал вопрос — а что с ними делать? И правившая тогда Королева, скрепя сердце, приняла акт, по которому разрешалось предоставлять титул "чавам" "за особые заслуги перед Короной". Акт пришелся как нельзя кстати — Королевству требовались сотрудники на работы в колониях. Чтобы заманить туда простолюдинов на службу, пришлось пообещать распространить действие акта на выслугу в колониях.

Так, к настоящему времени, аристократия аграфов представляла собой "резаное пиво" — вроде в бокале налит однородный напиток, но если посмотреть немного со стороны — видно, что это две отдельные жидкости, имеющие чёткую границу. Старая аристократия в штыки восприняла появление "новой" — кому же нужны конкуренты? Их демонстративно игнорировали. Вначале "новых" было мало, но их число постепенно росло. Потом сравнялось со старыми. А в настоящее время их было три четверти. Находясь в изоляции, "новая аристократия" со временем объединилась, у неё так же, как и у "старой" появилось "чувство локтя". Теперь она сама игнорировала представителей старой элиты. Браки между представителями этих двух ветвей аристократии были единичными — и порицались одинаково, как "старыми", так и "новыми". У "старых" было положение и деньги. У новых — только желание добиться и того, и другого. Со временем они стали занимать определённые посты в государственном аппарате, деньги к ним сами пришли — они часто вступали в браки с детьми богатых "чавов". Да и что не вступить? В недавнем прошлом они сами были такими. Сейчас по возможностям "новые" ничуть не уступали "старым". Нужно было только дождаться удобного момента, когда они сметут старую элиту и займут её место. И, кажется, это время пришло.



Сашка читал светскую хронику как сводки боевых действий. Вот сообщение о смене главы Секретной Службы Её Величества. Ну что же, это бывает, причём регулярно. А вот сообщения, оставшиеся без внимания — гибель, буквально в течение трёх дней, двух его заместителей, одного за другим. А вот такое же неприметное сообщение о назначении новых заместителей. Оба из "новых". Вот сообщения компаний и инвестиционных фондов о прошедших заменах среди директората и членов правления. Вот сообщение о замене советников и консультантов в директоратах банков. И тоже смещались представители старой аристократии, а им на смену приходили "новые". А вот некролог — Лорд клана Мака Предгорного скоропостижно скончался. Его дочь и единственная наследница в настоящее время объявлена в Королевский розыск по обвинению в преступлениях против Короны, но успела покинуть Галанте в неизвестном направлении. В настоящее время её местонахождение неизвестно. Марка их рода признана вымороченной и передана в Королевскую Казну.



Войдан пришёл к нему в жилой модуль в нейтральном настроении, с двумя емкостями мейда и двумя бокалами.

— Здрав будь! — коротко бросил он. — Я поговорил с ребятами. А перед этим поговорил с военными. В общем так. Тот челнок, который ты тогда нашёл… интересная на нём аппаратура стояла. Что — не знаю, мне не говорили, и я не спрашивал. Вот за него тебе один пассажирский транспорт передают, правда, в обмен на твой, арварский. Наш, гаррдаррский, проекта "Варкада". Цени! Каждый такой стоит не менее 50 корпов. А арварские транспорты, включая тот, что ты сдашь по обмену, нам выделят во временное использование. На это решение знаешь что повлияло? Трое из твоих земляков, что были в тяжелом состоянии… Ты знаешь, куда они устроились? В армию!

Сашка только головой качал. Неужели не навоевались?

— Они когда город разрушенный увидели, да потом посмотрели, как военные всем помогают, решили тоже в армию податься. Их проверили — уровень выше среднего, обстрелянные. Военные их с руками оторвали. И когда я завёл разговор об оставшихсся транспортах, предложили такой вариант — часть переселенцев мы привезём для них. Ведь если эти захотели пойти на службу, то должны же быть и другие желающие?

— Видимо, придётся привлекать военных к этой операции… — Сашка явно не был доволен этим.

— Придётся, Аш… — Войдан тоже не очень был рад. — Но с другой стороны, их пилоты и техники будут обслуживать эти корабли. Нам это выгодно — они будут только гонять транспорты на Хаар-Махрум и обратно в указанную им точку, брать новый транспорт с грузом — и далее по кругу. Тем переселенцам, кто пойдёт на службу, поставят нейросети. Понятно, что там долгосрочный контракт… Да, нас уже начала пасти контрразведка.

Меньше всего этого хотелось Сашке.

— И что? — спросил он как-то обречённо. — Нас теперь под ментоскоп?

— Ты чего, рехнулся? — Войдан округлил глаза. — Нас теперь оберегать начали. Мы с тобой только и знаем, как туда попасть. Что тебя так беспокоит? Скажи честно.

Сашка честно выложил Войдану свои подозрения:

— Во-первых, зачем нужны я и ты? Прогнали нас через ментоскоп, и используй координаты планеты по своему разумению. Во-вторых, что будет, если все узнают про мою родную планету? Я хочу и Аркаму помочь, и моим соплеменникам тоже. Но если о планете станет известно всем, то, боюсь, арварцы и галифатцы быстро наведут там свои порядки.

— Ты, наверно, не знаешь принципы Содружества. — спокойно сказал Войдан.

Как оказалось, в Содружестве действовал один принцип — если находилась планета, населённая какой-то расой или негуманоидами, то она сразу переходила под "патронаж" соответствующего государства. И это действовало жёстко. Нарушители, конечно, были, но их карали без пощады. Нашли, к примеру, планету, заселённую гардаррцами — будь добр, сообщи об этом руководству первой же встреченной тебе космической станции Содружества. И тогда из структур Содружества руководству Гардарры придёт уведомление о найденной планете. Тогда, и не раньше, планета переходит под опёку Гардаррской Федерации. Если планета находится на низком уровне развития, то передача технологий населению или властям планеты запрещена. Система находится на карантине, её планета развивается своим путём. Если же уровень развития планеты признан достаточным для контакта, то Гардарра имеет право поступать с ней как хочет — может оставить на карантине, может забирать население в системы метрополии, может переселять их в колонии. Но — добровольно, только добровольно. А если нашёл гардаррский дальний разведчик планету, населённую, к примеру, прямоходящими крысами Печембу? Всё — государство крыс получает себе ещё одну систему. И боже упаси пытаться до этого уведомления даже торговать с крысами той планеты! Весь экипаж разведчика и всё руководство ждала суровая кара, и никаким "санаторием" тут уже было не обойтись. Максимум, что мог сделать капитан корабля — забыть, что он вообще когда-то был в этой системе. И молчать до конца жизни. Так частенько и поступали.



— … а теперь ты понимаешь, какой прецедент создан с нахождением твоей планеты? — Закончил речь Войдан.

— Пока нет.

— Аш, ты умнейший человек, а порой простейшие вещи не понимаешь… — Войдан смотрел на Сашку как учитель на медленно соображающего ребёнка. — Твоя планета уникальна! Вот, нашли мы её. И как нам представить её в Содружестве? Кто на ней живёт? Гардаррцы? А может, делуссцы? А почему нет — живут же… Или, может, галифатцы? Там, как я видел, этой братии полно… И что с ней делать? Да и Боевая Станция Предшествующих висит…

— И что будет?

— А ничего не будет — Войдан налил бокал мейда и отпил, поставил второй бокал Сашке. — Привезённые тобой сейчас попали под программу сокрытия. Им всем выписали фальшивые биографии. Если что — они из одной метрополии. Понятно, что если хорошо копнуть, то вся эта история рассыпется. Тем более, способ, которым мы зарабатываем средства… Но наши копать не будут, не беспокойся. А вот остальные… Но тут у нас есть бонус — никто, как ты сказал, кроме тебя и меня, не знает, как попасть на твою планету. И это очень хорошо. Поэтому контрразведка обеспечит нам ремонт транспортов, и переделку, как скажешь. Они же обеспечат патрулирование в тех точках "подскока", через которые мы можем быстрее добраться до Хаар-Махрума. Теперь это будет ещё и безопасно. Но узнавать, где твоя планета, они не будут. Самый лучший способ сохранить информацию — это не знать её. Тем более, что я официально сейчас на Тавре, провожу время с любимой женой в ожидании пополнения в семействе, о чём уже сделаны записи в реестре прибытия в космопорте. А ты… Аш, ты хоть и гражданин Гардарры, но ты же и уроженец этой планеты. Первый, ставший гражданином одного из государств Содружества. И в связи с одним старым прецедентом ты являешься единственным представителем твоей планеты, с которым только и возможно вести переговоры о её судьбе. С тебя взятки гладки, даже если тебя найдут. А мы постараемся, чтобы враги даже не узнали о тебе.

— А что там с пилотами?

— А, точно… Парни все согласны. Даже зная, что они будут перевозить. Я думаю, нам нужно вылететь первыми. Через неделю отправится второй транспорт. За неделю мы набиваем клетки "Немезиды" и ждём второй транспорт в системе NPQV-1949-GWLK. Когда прибывает второй транспорт, мы меняемся экипажами, пилоты прибывшего транспорта ведут "Немезиду" на Хаар-Махрум, а мы заполняем товаром второй транспорт. И так далее. Я буду набивать клетки, ты будешь подбирать подходящих нам переселенцев. А в конце прибудет ещё один, тот самый пассажирский транспорт, который военные специально приготовят под переселенцев. Его и приведут наши ребята. Пилоты по возвращении будут привозить нам с Хаар-Махрума нейросети, поэтому с установкой и изучением баз прямо в транспорте проблемм не будет. Думаю, тебе стоит предупредить гулгру, что ты начинаешь работать по-крупному. Как ты думаешь, он сможет столько "мяса" купить?

— Вполне. — Тут Сашка был уверен на все сто. — Вот смотри. Один галифатец нужен на разовое принятие пищи десятку ящеров. Три раза в день. Празднуют они три дня. А это — только один праздник. Их основных семь, а сколько ещё второстепенных. Будет спрос на наш товар, будет…


Глава 8


Отлёт состоялся через три дня. Сашка за это время в основном готовил транспорт к полёту, в чём ему помогли Видан и Былята. Бакуню в этот раз оставили на Аркаме — парень порывался снова лететь, не за приключениями — а чтобы помочь в столь нужном деле. Серьёзней стал парень. Сашка объяснил ему, что его основная задача — позаботиться здесь о Настёне, пока сам он будет в долгом отъезде. Все земляне записали информкристаллы с указание адресов и получателей. Не все адресаты были в России — два кристалла нужно было доставить в одну тоталитарную республику в Средней Азии, где русские жили на положении граждан третьего сорта.

Наконец, состоялся разговор с БарАбасом. Сашка прямо спросил, готов ли тот будет к приёму такого же количества груза, но раз в неделю. БарАбас клятвенно заверил, что он купит всё, что ему привезут Сашкины люди. Он так же подтвердил, что в оплату готов передавать нейросети и базы по списку, который ему передадут пилоты транспортов.

Через две недели "Немезида" снова висела над планетой, скрытая маскировкой.

Первое, что сделал Сашка — нашёл склады, где добросердечные германские бюргеры собрали продукты для тех, кто собирался этих бюргеров по приезду постричь как баранов. Сашке не было жалко немцев — они сами сделали свой выбор. Но кормить "галифатцев" чем-то было нужно. Вот и пригодилась приготовленная еда — её они стырили ночью, как все уважающие себя представители воровской профессии. Срок хранения у неё был хороший, количество — вполне хватит на прокорм в течение трёх недель пяти тысяч "копчёных". После того, как груз был доставлен на "Немезиду", они с Войданом напару приступили к отлову "мяса". Сашка всё же решил отплатить немчуре добром за прихватизированные им продукты — все клетки первого транспорта был набиты "беженцами", которых они отлавливали по всей Германии.

Через неделю "Немезида" уже болталась в пространстве системы NPQV-1949-GWLK, ожидая второй транспорт. Тот вынырнул из гипера как по расписанию. Транспорты сблизились, с их летных палуб вылетели челноки — это шла смена экипажа. В корабельной рубке Сашка оставил искину инструкции для пилотов по действиям в Хаар-Махруме, а Войдан — список нейросетей и сопутствующих баз для приобретения. Остаток от средств ящер должен был перевести на основной счёт. "Немезида" через пару часов нырнула в гипер и отправилась дальше на Хаар-Махрум. Теперь им пора продолжить свою работу.



Сашка помог Войдану доставить очередной груз продовольствия, и объяснил Войдану, какие должны быть приоритеты для отлова их "груза". Наконец, пришло время встретиться с родными ему людьми, Наташей и Игорем.

Челнок в маскировке сел на на окраине их дачного посёлка, и выпустив Сашку, снова поднялся и завис на высоте 30 метров. Дача была закрыта, как и подавляющее большинство домов в посёлке. Сашка достал телефон, который ему передала Настёна, и набрал Игоря.

— Александр??. Ты вернулся??.. — первое, что услышал Сашка.

— Да. Я здесь, скоро буду.

Деньги у него оставались с того раза, Настёна специально немного захватила с собой. Вот и пригодились. Как раз на билеты на электричку и метро.

Через два часа Сашка сидел в квартире, где его поили чаем Наташа и Игорь.

— Ну как, посмотрели? — информкристалл распался в пыль в Наташиной руке.

— Да. Красиво… — Наташа улыбалась — с дочкой всё в порядке.

— Александр… — Наконец, Игорь подключился к разговору. — Я ведь проверился. В нашей клинике. И ещё в одной. Нет опухоли.

Сашка спокойно жевал торт. Да, отвык он от земной еды. На реплику Игоря просто пожал плечами. Мол, чем смогли…

— Я поговорил ещё с некоторыми людьми. Но так, аккуратно… Большая часть недовольна тем что есть, но просто боится потерять то, что сейчас имеет. Вот так, сорваться с места в неизвестность… Нашёл ещё семь человек, но это такие же инвалиды, прикованные койкам в четырёх стенах. Я ничего им расказывать не стал, ты бы сам поговорил с ними. Вот будет очередной объезд, захвачу тебя с собой, как… как медбрата. Сам посмотришь.

— А сами вы не собираетесь к нам переехать? — задал ему Сашка вопрос в лоб.

— Знаешь… Собираемся. Как только соберёшься улетаеть — забирай и нас.

— Ну ладно. Меня тут попросили доставить сообщения родне тех, кого мы увезли. Пока буду занят этим. Если что — связь со мной каждые сутки в полночь. Буду я здесь ещё долго, пару месяцев точно.

Попрощавшись, он отправился обратно.



Пришла очередь доставить информкристаллы по адресатам. Первым адресом был сослуживец одного из тех пятерых тяжёлых, который теперь подписал контракт на службу в армии. Сашка быстро добрался до поволжского города, где тот жил. Оставив челнок на окраине, Сашка быстро добрался до самого города, но там пришлось поплутать впоисках нужного дома. Вот и он. На входе в подъезд домофон. Сашка связался с хозяином нужной квартиры, и тот пропустил его внутрь.

Разговор был под водку. Сослуживец Николая (так звали новоиспечённого служащего гардаррской армии) был сейчас на пенсии. К нему присоединилась жена. Они втроём посидели, потом хозяева, Валентин вместе с Ольгой, стали распрашивать, что случилось с Николаем — они уже были в курсе его пропажи. Сашка чувствоал в этих людях тихую боль, усталость, некую тревогу. Переживали они за Николая. Сашка не стал рассказывать им долгие истории — он просто дал Валентину маленький шарик информкристалла.

— Вот, возьмите.

— Что это? — Ольга с интересом смотрела на шарик.

— Сожмите и просто смотрите.

Валентин с подозрением смотрел на него, но Сашка был спокоен как слон. Валентин сжал шарик и они с Ольгой оба охнули — ну не видели ещё люди голо-послание. А перед ними на кухне голографическое изображение их, как они считали, пропавшего друга, с ногами(!), расказывало, в какую сказку тот попал, и сообщал своим друзьям, что они так же могут туда отправиться. Через десять минут передача прервалась, и от кристалла осталась только пыль.

— Что это… — Валентин сидел в ступоре.

— Голографическое послание из того мира, откуда я сюда прибыл. И где сейчас находится Николай. Понимаю, не верите.

— Вы не обижайтесь… — Ольга пришла в себя.

— Я не обижаюсь. — Сашка продолжал излучать спокойствие. — Николай попросил передать вам послание, что он жив и здоров. Действительно здоров. Я — передал. Ну — Сашка встал. — пойду, пожалуй. Мне ещё некоторым людям сообщения надо доставить.

Велентин с Ольгой сидели.

— Вы… А ты мог бы показать… ну хоть краешком… — что там?

— Хотите посмотреть?

Оба кивнули головами, переглянувшись.

— Если хотите, можно совершить прогулку. Проводите меня до окраины города.



Экскурсия на транспорт произвела достаточно впечатления на обоих — Валентин с Ольгой сразу согласились, но просили забрать их детей.

— Я ведь после того, как в запас вышел, в Москву работать поехал. Сейчас на неделю домой заехал. — Рассказывал ему Валентин, когда Сашка уже готовился отвезти его обратно. — Дети там же учатся в институтах.

— Если вы согласны — то заберём.

— А вы долго здесь будете? — почему-то спросила Ольга.

— Два месяца точно. А что?

— Да я подумала… А можете ещё кого-нибудь забрать?

— Возможность такая есть. — Сашка говорил спокойно, но в душе радовался. Как он и планировал. Одни репатрианты позовут за собой других. — Но мне нужно будет пообщаться с каждым желающим. Так же, хотелось бы знать, какую профессию вы хотели бы выбрать?

Вопрос поставил обоих слушателей в тупик.

— А… мы не знаем…

— А какие у вас тут профессии?

Валентин после увольнения в запас работал инженером в одном малом предприятии, Ольга была воспитателем в местном детском саду.

— Сразу вас успокою — изучение профессий не займёт для вас много времени. — Не нужно было пугать людей, они и так решили отправиться в неизведанное. — У вас ещё будет время определиться с ними.

Достави их до окраины их города, Сашка дал номер телефона.

— На связь я буду выходить в полночь. А вопросы скидывайте СМСками. Если что, я сам вам перезвоню.



Сашка передал послания почти всем адресатам. Кого-то не было дома, их соседи сказали, что те на даче, будут чере пару дней. Что же, он заедет через три дня. Наконец, подошла очередь передать послания в одну азиатскую стану, где памятниками "отцу всего народа" были утыканы все площади во всех населёных пунктах.

Ещё будучи на своей даче, он вызвал по телефону человека, которому просили передать кристалл. Сашка передал привет от их общего знакомого и сообщил, что скоро приедет к тому и хотел бы назначить встречу. Тот отвечал как-то механически, что Сашку насторожило, и предложил Сашке встретиться у него дома.

Адресат жил в городе на берегу Каспийского моря. Сашка на всякий случай прихватил в Германии хороший костюм, именно в нем (поверх комбинезона!) он и вышел на окраине этого города. Добрался он до нужного многоквартирного дома. Зайти в гости он решил поздним вечером, чтобы как можно меньше людей попадалось ему на пути. Звонок в дверь. Дверь открыл человек, с трудом скрывавший свой испуг. При этом дикий испуг.

— Здравствуйте, я говорил с вами по телефону. Вот, пришёл, как договаривались.

Человек приложил палец к губам — понятно, на телефоне прослушка. Сашка кивнул головой, они прошли на кухню. Там он начал рассказывать какую-то ересь про то, что их общий знакомый узнал, что он едет, просил проведать старого друга, а тем временем молча передал информкристалл человеку, показав, что его надо сжать.

Человек смотрел на десятиминутный ролик с участием его старого друга как будто тот главный герой в очередной серии "Терминатора". Когда от кристалла в его руке осталась пыль, Сашка знаками показа — надо на улицу. Человек понял, и они отправились в сторону челнока. Телефон человек оставил дома.

Уже на транспорте Сергея, так звали человека, прорвало. Да, не сладко жилось русским в той республике.

— Все телефоны на прослушке, госбезопасность отловит — и с концами. Был человек — и нет. Уехать? Некуда мне ехать. Квартиру тут не продать. Местный бай прямо говорил своим соплеменникам — не покупайте у русских квартиры, они так их бросят и уедут. Многие наши так и сделали, всё бросили и уехали, считай ни с чем. Накопить здесь на квартиру в России? Как? Тут зарплата 150 долларов. И те расходятся.

— Поедешь с нами?

— Поеду, сразу! — человек не собирался возвращаться назад.

— А много бы нашлось ещё желающих уехать?

— Ты издеваешься? — Сергей истерически засмеялся — Да половина точно! Просто некуда…

Россиянская Федерация в своё время всех этих людей бросила, предала и забыла…



Сашка решил оставить Сергея на транспорте, и поручил ему проработать список тех, кого бы он мог порекомендовать. Но вначале он установил ему ментообруч, чтобы залить стандартоязык. Потом Сергей провёл почти сутки в медкапсуле, где ему заодно Сашка установил нейросеть. Сергей до этого работал в нефтегазовом секторе, и работа техником была ему близка и понятна.

Сам Сашка тем временем успел помочь Войдану в отлове прущих в Европу "копчёных". Большей частью это были здоровые жлобы 20-ти — 30-ти лет, женщин и детей почти не было. Во время отлова на сербско-венгерской границе им попались местные представители "племени воров, конокрадов и гадалок". Они собственно и проводили "беженцев" через границу. Внешне они так же походили на галифатцев, поэтому Сашка не стал возвращать их обратно. Разве что отсадил в отдельную клетку.

Сергей по выходу из капсулы сразу составил список с указанием контактов. Сашка подумал, что Сергей теперь лучше его сможет уговорить своих земляков покинуть планету. Но он понимал — сразу принять многих он сейчас не в состоянии — максимум, это двадцать человек, которых может перевозить челнок, когда они снова будут меняться экипажами с транспортом, который вскоре должен прибыть.



Транспорт, именованный Сашкой как "Номер 2" (не хотелось ему заморачиваться с названиями), снова висел в системе NPQV-1949-GWLK в ожидании третьего своего близнеца.

Клетки его снова были заполнены под завязку. Так же были составлены инструкции для экипажа, так же Войдан скинул очередной список на закупку необходимых комплектов нейросетей и баз данных. Третий транспорт уже вынырнул в системе и сейчас двигался в их сторону. Смена караула произошла в дежурном режиме, вскоре "Номер 2" ушёл в прыжок. Челноки сели на лётную палубу пригнанного транспорта, и из них вышли люди — Сашка, Войдан, Сергей — и ещё четырнадцать его земляков. Все они как один при первом же предложении с радостью бросили всё и согласились отправиться на Аркам. Но до полёта к новому дому им придётся провести в космосе два с половиной месяца. Они знали это, и никто из них не передумал.

Глава 9


Через месяц с Хаар-Махрума вернулась "Немезида". Транспорт привёз первую партию полученных нейросетей и наборов с базами к ним. Сашке пилоты оставили в корабельной рубке два одинаковых информкристалла с записью выборки по последним новостям в Содружестве, которые они скачали во время стоянки на станции Содружества. Второй кристалл предназначался Войдану.

Нельзя сказать, что они скучали все эти недели. Войдан вообще был загружен под самую макушку. Сашка проводил время в разъездах по городам и весям России и некоторых стран СНГ. Он налаживал контакты с потенциальными репатриантами, проверял людей, кого ему порекомендовали. С людьми он говорил лично, с глазу на глаз. И, как оказалось, такой подход себя оправдал. Если с теми, кого ему представли Валентин, проблемм не оказалось, то вот среди кандидатур, предложенных его женой, Ольгой, несколько человек он сразу отсеял. "Гнилью" от них тянуло. На Ольгу он обиды не держал — что поделать, женщины более доверчивые создания, чем мужчины. Вот она порекомендовала семью беженцев с Донбасса. Несчастные люди, в одночасье лишившиеся всего и бежавшие от войны в Россию. Так она их знала. Как бы не так! Поговорив с семейством, Сашка сразу понял — тут что-то не то. Наведя подробные справки (тут смог помочь работавший в ФМС кандидат, рекомендованный Игорем), Сашка выяснил — это были обычные халявщики, приехавшие сворой из Западенщины. Хотели они лишь разжалобить глупых москалей, слупить с них деньги, а часть денег переводили их родственничку, воюющему в одном из карательных батальонов. Сашка сообщил об этом Валентину, порекомендовав щепетильнее относиться к рекомендациям.

Сложно было наводить контакты в азиатской республике — русские там были запуганы и затравлены. Тем не менее, с некоторыми удалось договориться. Сашка понимал, что организовать сейчас этих людей непросто, но тут Сергей предложил вариант — он сам стал связываться с людьми и рассказывал им о возможности переехать в нормальное государство. Людям сообщалось, что через два с половиной месяца им нужно будет приехать за город. Оттуда их заберут. Чтобы даром время не терять, некоторым репатриантам Сашка установил нейросети. По крайней мере, люди смогут видет "своих". А заодно изучат несколько баз, так, чтобы к прибытию на Аркам, сразу могли включиться в работу. Вообще в планах Сашки не было мыслей заниматься все 10 лет перевозками репатриантов с Земли. Он хотел создать систему, которая будет работать и без его участия, причём именно так, как этого хотел он сам.



Сашка строил систему следующим образом. Репатрианты всегда смогут порекомендовать ещё хотя бы одного кандидата. Они либо сразу связывались на Земле с теми, кого рекомендовали, либо потом записывали и присылали информкристалл. Если люди шли на контакт, их проверяли, и если они не вызывали подозрений, им устраивали экскурсию на транспорт. Там люди должны были принять окончательное решение. Если они соглашались, то им предлагалось дождаться прихода пассажирского транспорта в течение максимум трёх месяцев. Людей вносили в список группы, чуть больше двадцати человек. Ровно столько, сколько за раз мог забрать с поверхности его челнок. Их предупреждали, что уведомление с указанием места сбора придёт им за сутки, и опаздывать нельзя. Таким образом, к прилёту пассажирского транспорта, на Земле его будут ждать группы людей, по 20 человек, при этом не связанные друг с другом. В течение недели их вполне возможно было забрать.

Уже нашлось несколько человек, кто считал, что пока не может покинуть Землю, так как должен помочь остальным. Эти добровольцы должны были подбирать новых людей, пока не будет Сашки. Появились связи и среди представителей государственных структур — Сашка излечил их детей и жён, на которых земная медицина махнула рукой как на безнадёжных. Они были согласны подождать следующих рейсов, а пока помогали Сашке в проверке кандидатов. Сашка специально не выходил на контакт с теми чиновниками и государственными служащими, кто занимал высокие посты — порой у нижестоящих по должности реальных возможностей было побольше.

Они, кстати, помогли в работе Войдана. Тот в последнее время переключился на територию России, очищая её от "грязи". Один чиновник дал наводку на особняк, в небольшом посёлке, где жил целый клан "племени воровского", переключившегося теперь на наркоторговлю. Когда через сутки полиция стала носиться как угорелая в поисках пропавшего клана, чиновник понял — Сашка и его команда люди серьёзные. Полицию можно было понять — в одночасье они лишились "кормильцев", регулярно отсёгивающих им бакшиш. Ещё на это решение повлияло то, что со вторым транспортом пилот оставил помимо информкристаллов с мировыми новостями ещё один кристалл, послание Сашке от БарАбаса. Тот уведомлял Сашку, что в одной из клеток находились "галифатцы", за которых БарАбас сразу отсегнул по 60 тысяч кредитов, и просил Сашку поставлять таких "галифатцев", столько, сколько Сашка сможет. Сашка на дух не переносил представителей этого "племени", но специально вывозить их в Хаар-Махрум и него и мыслей не было. Но тут он подошёл как бизнесмен — если за единицу товара покупатель готов заплатить в полтора раза больше — то почему бы и не поставить ему этот товар?

И вот сейчас Войдан заполнял клетки приходящих транспортов в первую очередь "конокрадами" и "гадалками", и если не успевал набить транспорт ими, переключался на "беженцев".



Изучив очередной информкристалл о событиях в мирах Содружества, Сашка обдумывал полученную информацию.

Гражданская война в Уркане за это время подошла к своей кульминации. Повстанцы контролировали восемь систем кластера Нисакус, на последней, столичном Киворе, сейчас шли ожесточённые бои. Но итог был понятен абсолютно всем в Содружестве — дни войск хунты были сочтены. Сейчас повстанцы штурмовали одноимённый администранивный центр системы Кивор, где и располагались резиденции Хетьмана, правительственный комплекс и здание Парламента Урканы. Но ни членов Парламента, ни членов Правительства, ни самого Хетьмана, выбранного хунтой, на Киворе уже не было. Премьер, вдохновив защитников города пламенной речью, сразу же свинтил с семейством на Рогул. Остальные члены Правительства, так же вместе с семьями сразу же последовали за ним. Затем туда же перебрался Хетьман с семьёй и членами его Администрации. Парламент оказался самым стойким — они сбежали с Кивора за день до прибытия в его систему транспортов и кораблей охранения повстанцев. Первым решением Парламента Урканы на новом месте был закон о переносе столицы Урканы с Кивора на Рогул. Сейчас хунтисты обосновались в его административном центре, Лембере. Повстанцев это более чем устроило — они сразу объявили Кивор столицей Малой Гардарры. На занимаемых ими системах уже были назначены выборы в местные органы власти и Парламент Малой Гардарры. После взятия Кивора перед всеми государствами Содружества встанет вопрос — признать или не признать Малую Гардарру?

— Как думаешь, признают? — Войдана тоже интересовал этот вопрос.

— Наши — признают. И Делус тоже признает. Им нужно легитимизировать присоединение двух систем, которые они тихой сапой увели у Урканы прямо перед её носом. — вслух размышлял Сашка. — А вот Армарра и Галанте не признают ни за что. Ошир вообще сделает вид, что он тут не при чём. Негуманоиды… Да и есть ли им до этих дрязг дело? Для них одни хуманы передрались с другими хуманами. Они просто воздержатся от какого либо решения.

— Как думаешь, что дальше будет с Малой Гардаррой?

— А что может быть? Принять её к себе в состав Гардарра физически не может. Экономически эти системы не понянуть, вложений в каждую из них нужно не меньше, чем в Ольвилию или Змию. А вот после восстановления и Ольвилия, и Змия дадут прибыли гораздо больше, чем половина тех систем вместе взятая. Им, конечно, откроют рынок Гардарры, — это и нам, кстати, выгодно — но восстанавливать всё им придётся самим. А про политический аспект и говорить не приходится. Галанте с Армаррой и так на грани объявления нам войны. Так что в ближайшие пять лет Малая Гардарра должна расчитывать исключительно на свои силы.

— Верно говоришь — удовлетворённо отметил Войдан. — Но я бы ещё и третий аспект добавил. Народ в тех системах отравлен урканской пропагандой. Вот пусть сами придут к мысли, что мы один народ, ну разве что разные субэтносы. А способствовать этому будет тяжёлый труд, на собственное, кстати, благо. Ну, а доступ на рынки Гардаррской Федерации даст возможность их жителям чаще ездить в наши системы, посмотреть и увидеть, что мы живём не на много хуже того же Делуса. Но на всё нужно время. Ты говорил, лет пять? Нет, тут, думаю, и пятнадцати будет мало…



У "племени воровского" было заныкано немало денег, при этом с собой у них было немало золота — любили они жёлтый металл. Местные деньги были нужны для закупки продовольствия, так как немецкие бюргеры всё меньше и меньше желали подкормить рвущихся к ним, и с поиском халявного прокорма стало тяжелее. Снова пришлось подключать Игоря. Изъятых из одного такого то ли домины, то ли наркопритона, средств хватило с лихвой на несколько фур с бомж-пакетами и полуторалитровыми бутылками с водой. Этого вполне хватит на прокорм всех "копчёных" на трёх транспортах на все время их следования в сторону Хаар-Махрума.

Золото Сашка пока решил оставить — он не знал, как его безопасней реализовать.

Дошли руки до кредитных карт, изъятых у боевиков ИГИЛ, которые уже наверное давно переварились в желудках гулгров. Там тоже суммы на каждой исчислялись тысячами долларов. Взломать их не составило труда даже корабельному искину. Сашка совершил одну из посадок на территории Германии и снял все средства с этих карт в десятке различных банкоматов.

Деньги Сашка потратил на закупку одного автобуса ПАЗика. На нем были установлены решётки на окнах, и он был окрашен в расцветку полицейской машины. Так же были изготовлены номера, такие же, как у одного полицейского бусика. Был закуплен комплект формы сотрудников полиции и изготовлен комплект документов. Сергей, узнав, чем ему придётся заняться, ни минуты не раздумывая, согласился. Теперь сотрудники полиции задерживали в столице "гадалок", приезжал этот бусик и увозил их в неизвестном направлении. Больше этих "гадалок" никто не видел.



Наконец, пришёл долгожданный пассажирский транспорт. Пришёл он буквально следом за последним, шестым транспортом, привезшим очередную партию нейросетей и очередные новости из Содружества. Шестой транспорт Войдан повёл в "червоточину" под загрузку, а Сашка на своем челноке дождался пассажирского. Вместе с Войданом остались Сергей и шестеро его земляков, остальные были с Сашкой. На пасажирском транспорте его встретили те двое пилотов, которые были с ним в полёте за содержимым "Фаралии", и его друзья — Былята и Видан. Не усидели дома.

Сашка привёл транспорт к Земле, и начался недельный отсчёт по заполнению его репатриантами. Корабельный искин сразу разослал всем группам сообщения с указанием точек сбора. От всех пришло подтверждение о готовности прибыть. В указанное время на указанном Сашкой месте его ждали двадцать — тридцать человек, в зависимости от наличия детей. География Сашкиных вылетов была самой разнообразной — Южный Урал, Поволжье, Центральное Черноземье, Северный Кавказ. Техники привезли с собой три десятка ментообручей, поэтому с обучением репатриантов стандартоязыку проблем не было. Все прибывающие одевали обручи и на пару часов ложились в медкапсулы, которых на транспорте было две сотни. Это были медкапсулы, снятые с пяти их транспортов. Сашка тем временем успевал привезти ещё переселенцев. График у него был довольно насыщенный, Войдан ничем помочь не мог — у него был свой "план по валу". Раз в два часа челнок садился в очередном месте и забирал группу прибывших, по прибытии имустанавливали метнообручи, снятые с предыдущей партии, и тем снова предстояло провести время в капсулах — Сашка устанавливал взрослым нейросети по выбранной им профессии. Запустив, в общем-то автоматизированный процесс, он снова отправлялся на лётную палубу — его ждала внизу очередная группа.

Больше всего времени пришлось потратить, чтобы привезти земляков Сергея из азиатской сатрапии. Там приходилось порой вызывать за город каждую семью отдельно, и по отдельности же и забирать. Но в результате свыше тысячи жителей посёлка нефтянников и газовиков удалось переправить на транспорт. На транспорте люди узнавали соседей, с кем общались до этого каждый день, боясь и словом, и даже взглядом поделиться своими ожиданиями. Сейчас они плакали от пережитого и смеялись от ощущения свободы. Всего Сашка забрал больше двух с половиной тысяч человек. Всего в наличии было шесть сотен нейросетей для установки, и в течение первых трех дней они все до единой были установлены. Да, нейросетей на всех не хватало, но почти девять сотен составляли дети (многие уезжали сразу семьями), им потом установят нейросети на Аркаме в положенный срок. Ещё почти сотня мужчин согласились подписать армейский контракт — им нейросети поставят на месте. И он долг свой перед военными он выполнит. Оставшимся придётся пожить в лагере в ожидании нейросетей для себя, но люди были согласны. Сергей с шестью земляками, кстати, решили пока остаться — их помощь требовалась Войдану, который оставался пока в системе — транспортники шли каждую неделю, и каждая загрузка — это стоимость почти под сотню нейросетей, шансов для тех, кто ещё хотел бы вырваться на свободу.



— Ну что, улетаешь? — Войдан уже устал за это время, но теперь у него было несколько помощников. Сейчас они общались по связи, сидя в пилотских ложементах своих транспортников.

— Да. Отвезу первую партию, а затем вернусь. Думаю, надо будет расширять наше дело.

— Кстати, ты новости последние читал?

— Нет, не до этого пока было.

— А зря. В общем, Кивор пал. Над правительственным комплексом в Киворе развевается флаг Малой Гардарры. Проведены новые выборы в местные органы власти. Старые все на Рогул сбежали. И назначена дата созыва первой сессии Парламента Малой Гардарры.

— Думаю, к прилёту на Аркам уже будет объявлено о признании Гардаррой нового государства. — довольно ответил Сашка. Войдан тоже был доволен ходом дел.

— А что с Урканой, по твоему, будет?

— С Урканой-то? Если честно, то её судьба мне неинтересна. Но попытаюсь дать прогноз. Уркана сейчас — это пять систем. В трёх живут рогулы, а в оставшихся двух — я бы сказал, "бывшие гардаррцы". Те, кто отказались от своей гардаррской идентичности, и сделали это вполне осознано и добровольно. Тот случай, когда лечение бесполезно. Для Гардарры эти системы потеряны, но потеря невелика — они нищие как харши. Скоро в этих системах и так невысокий уровень жизни упадёт в несколько раз, и начнётся своя гражданская война, между рогулами и "бывшими гардаррцами". Биться будут за право быть "эталоном" новой Урканы. Кто победит — не знаю, но проигравшего ждет удел быть "арталём". Да ну их… Одного хочу — чтобы эта сволочь к нам в Гардарру не ехала.

— Интересный у тебя взгляд… Ну — пора прощаться. Ждем возвращения!

Тактический экран погас, и Сашка направил пассажирский транспорт к Сатурну. Через две недели они будут дома.


Глава 10


— Бетси! — рявкнул бармен. — Шевели свою тощую задницу! Там клиенты уже три минуты хаому ждут!

— Бетаниэль… — прошипела аграфка, ловко похватав разлитые бокалы с барной стойки и понеся их сидящим в предвкушении клиентам. Бистро поставив бокалы на стол, она успела отбить руки, тянущиеся похлопать её попку, и снова была у барной стойки.

— Это у себя в Галанте ты Бетаниэль, — бармен продолжал принимать заказы и разливать напитки. Перед выходным бар был наполнен под завязку. — а здесь Армарра, и тут ты Бетси. Будь проще, Бетси, и люди к тебе потянутся.

Фрила, другая официантка, зыркнула на него глазами:

— Что докопался до девчёнки? Ей и так непросто, так тоже хочешь ей жизнь усложнить?

Она поставила на поднос приготовленный заказ:

— Вот уроды… Видят же, девчонка в положении, живот уже какой. А всё норовят то погладить ей задницу, то ущипнуть её… Слушай, Брэл — обратилась она к бармену — а может у тебя просто встаёт только на беременных?

— Да иди ты — Брэла её выпад никак не задел. — Я то, если видишь, ни разу её не тронул. Ну а клиенты… нравится им, что ушастая их тут обслуживает. Ну, погладят ей задницу — не рассыпется. Кредиты — они так просто не даются.

— Бетси, — Фрила обратилась к аграфке — Если будут проблемы с клиентами — говори. Я заменю если что.

— Спасибо, Фрила. — аграфка загружала поднос новым заказом. — но всегда тобой прикрываться я не смогу. Так что всё равно самой придётся за себя стоять.

В бар вбежал сын Фрилы, пацанёнок лет семи.

— Тётя Бетси, я к вам!

— Что тебе, мой хороший? — паренёк нравился ей, она, бывало, втихую от Брэла передавала ему сладости, которые так же втихую брала на барной кухне.

— Ваш папа просил передать. — паренёк передал её информкристалл.

Аграфка взяла кристалл и раздвила его. Там было лишь текстовое сообщение:

"Лораниэль, я снова засёк слежку. Я отвлеку внимание слежки, а ты сразу направляйся в космопорт. Я приобрёл билеты на чартер, номер GAR-52346, его отлёт в 03–45. Проходи на борт транспорта перед самым окончанием посадки, чтобы слежка, если засекёт тебя, не смогла попасть на борт, и жди меня. Франиэль".

Она посмотрела — до отлёта оставалось чуть меньше полутора часов. Быстро отпросившись на сегодня, она сразу направилась на станцию монорельса. Вот и ещё из одного места им надо бежать. Сев в вагон и расслабившись, аграфка вдруг скривилась — ребёночек больно ударил её ножками. "Какой беспокойный" — грустно подумала аграфка, положив руки на живот. — "Весь в своего папу". Она вспомнила, с чего всё началось…



Когда Лораниэль выбралась из медкапсулы, в обеденном зале её ждали отец и Франиэль. Они хотели что-то ей сказать, но не решались. Наконец, старый Лорд, прокашлявшись, спросил:

— Лораниэль… Ты — знаешь?…

— Что, папа? — она не понимала, почему обоим старикам как-то неловко.

Лорд вздохнул.

— Про твою беременность. — Выдал он как выстрелил из штурмовой винтовки.

Лораниэль снова упала в обмрок.

Придя в себя, она тихо лила слёзы, но требовала положить её в медкапсулу, чтобы избавить её от ребёнка. Но старый Лорд почему-то отказывал ей в этом.

— Послушай, дочка. — Видно, назрел серьёзный разговор. — Вот тебе полный результат диагностики. Читай! — он скинул ей файл.

Отчёт медкапсулы гласил, что её внутриутробный плод — мальчик, но самое главное было ниже:

"Совпадение с эталоном — 99,1 %".

Лораниэль не могла сообразить, что к чему, отец, понимая её состояние, взяв её за руку, всё объяснил.

— Ты знаешь, чем мы отличаемся от "чавов"? Знаешь, тебе это с детства объясняли. Наш генокод ближе по характеристикам к эталону, чем у них. У них в среднем под 80 %, у нас — где-то 90 %. У Королевы, кстати, 93,2 %. Так, чтобы ты понимала. А у твоего малыша — 99,1 %. Спросишь, как это может быть? Я сам сразу не поверил. Трижды перепроверил твой результат, потом мы с Франиэлем сделали проверки — у нас всё, как и было определено при рождении. А теперь я могу сказать лишь одно. Не знаю, какой-там "дикий" этот Аш, но его геном почти на 100 % соответствует эталону. Как думашь, кто он?

Лораниэль молчала. Лорд продолжил:

— Он — такой же прямой потомок Предшествующих, как и мы. При этом, судя по всему, гораздо более прямой, чем любой из нас. Наши "чавы" по сравнению с ним просто "дикие". Ты купила у него Кулон Преданности. Откуда у "дикаря" может быть такая святыня? Нашёл? А активация нашего Кулона? Думаешь, два Кулона рядом оказались, и один активировался? Да мы в Палате Землевладельцев регулярно с нашими Кулонами сидим на заседаниях. И ни у кого Кулон не активировался. Ну, поняла, что активировало его?

— Нет. Что же? — Лораниэль наконец проявила интерес к словам отца.

— Не что. Кто. Сам Аш. — Лорд был неглупым человеком. — И сейчас твой ребёнок имеет больше прав на престол, чем Королева и все её потомки. Понимаешь, чем теперь это нам грозит?

— Да. Поэтому и хочу избавиться от этого ребёнка. О Создатель, я мечтала о детях… и вот, ношу ребёнка, а он — от гардаррца! — Лораниэль отстранённо смотрела через обоих стариков.

Лорд замялся. Вот, пришёл момент, когда приходится доставать скелеты из семейного шкафа.

— В тебе тоже течёт гардаррская кровь… — сказал он, глядя в пол. Лорд надеялся, что эта семейная тайна уйдёт в могилу со смертью его, Франиэля и нынешней Королевы. Больше никого не осталось из тех, кто был в курсе той далёкой истории.

— О чем ты, папа? — Лораниэль вытерла слёзы.

— О моей бабушке, Эллизиэль. Ты же помнишь, что она пошла в армию, когда была война с гардаррцами? Она служила в тыловых частях, как медик. — Историй похождений её прабабки она наслушалась в детстве немало. Та была неугомонной путешественницей, моталась по всему Содружеству. Родив сына, она после скорой смерти её мужа передала ребёнка на попечение клана, а сама моталась по Галактике, постоянно ища — и находя — приключения на пятую точку.

— А теперь я расскажу то, о чем надеялся никогда тебе не говорить. Но, видимо, не судьба. В общем, сына она родила не от мужа. Её выдали замуж за одного аристократа, тот был уже при смерти и согласился на это, чтобы скрыть наш семейный позор.

— Папа, как ты можешь так говорить… — У Лораниэль снова из под ног уходила почва.

— Могу, дочка. Не тот старый Лорд мой дед. А офицер гардаррской армии, который попал в плен в тяжёлом состоянии. Уж не знаю, как, но любовь вспыхнула между ним и моей бабкой. А потом его отравили. Ну, это хотя бы по-нашему — саркастически продолжал отец. — Хоть бы на дуэли убили, сволочи. Вот она это и не простила. До конца жизни любила его и не могла его забыть. Потому и смылась из дома после родов и моталась неизвестно где по всему Содружеству. Сказала, что или этот ребёнок станет Лордом — или не станет никакой. Старейшины в клане хотели вначале придушить байстрюка — но потом увидели что его соответствие эталону больше 93 %. Почти как у дочери тогдашей Королевы. Вот и не стали убивать. Если не поняла — этот байстрюк — мой папа. И твой дед.

Лорд с трудом говорил — эту ношу Лораниэль сейчас разделяла, но не облегчала.

— Там любовь была… — она снова заплакала. — А тут — изнасилование.

— Я сам не знаю, как быть, дочка. Ребёнок, который может претендовать на престол — это само по себе угроза государству.

— Неужели ты думаешь, что у этого ребёнка будет хоть один шанс занять трон Объединённого Королевства? Не смеши, папа…

— Объединённого Королевства — конечно нет. А вот независимого Тартана — он посмотрел ей в глаза — очень даже может стать.

Лораниэль решила родить этого ребёнка.



Последующие три месяца были самыми тихими и спокойными в её жизни — они с отцом и Франиэлем проводили время в родовом комплексе. Где-то в мегаполисах жизнь бурлила — но они только наслаждались тишиной и размеренностью. А однажды всё рухнуло.

Все началось с вызова её отца на аудиенцию Королеве, чего уже давно не было.

Лорд улетал на Мерсию взволнованный. В Палате Землевладельцев он был один из лидеров фракции сторонников независимости Тартана, чего, собственно, никогда не скрывал. Королева на их деятельность смотрела сквозь пальцы — их фронда была в рамках приличия, и напоминала желание напугать аристократию Мерсии, чтобы та предоставила Тартану больше прав. Но он уже много лет как отошёл от реальной политики, и этот вызов его невероятно удивил.

— Мой старый друг — говорил он перед отлётом Франиэлю. — Я передал тебе доступ к некоторым секретным счетам. Средств там немного. Я не знаю, что меня там ждёт, но вы с Лораниэль при первом же моём звонке должны бросить всё и покинуть Галанте. И уехать так далеко, чтобы наша Служба не могла вас найти.

И как в воду глядел — на аудиенции у Королевы та предоставила ему документы, полученные от посла Гардарры.

— Кто-то должен ответить за провал этой операции, Лорд. — глубокомысленно произнесла старушка. — Глава моей Службы отвечать не желает. Вы понимаете, о чём я?

— Я готов ответить. — с готовностью сказал Лорд, но старушка махнула рукой.

— Не ты. Если бы всё было так просто — тебя бы уже судили, поверь, и это было бы ко всеобщему благу — и Галанте, и Службы. И твоей дочери.

Лорд всё понял. Понял так же, что старушка тоже не в восторге от этого решения — оно было продавлено теми, кто уже вился вокруг жены старшего внука. Чувствовали, что старая Королева уже на ладан дышит, и пытались заранее выслужиться.

— Лорд, — старушка посмотрела на него грустным глазами — позвоните родным. А я сделаю всё, чтобы несколько часов эта информация не покинула Мерсию. И да поможет Создатель твоей дочери.

В тот день Лораниэль с Франиэлем, бросив всё, отбыли в Свободные Миры Армарры.



Через неделю они прибыли в систему Аллегана, где сразу придумали себе легенду — отец и дочь, прибыли в Армарру из Галанте в поисках работы. Пришлось вживаться в роль. С первой работы Лораниэль вышибли в первый же день — она устроилась на работу в развлекательный центр, но в первый же день к ней стали подкатывать с предолжаниями "развлечься" после работы. Одна пощёчина хаму — и она осталась без работы. Пришлось идти официанткой в бар. Там тоже три заведения пришлось сменить, и тоже по той же причине. А потом Франиэль, изображавший её старого отца, заметил чью-то слежку за их домом. И им снова пришлось бежать. За три месяца они сменили четыре системы, надеясь всё же затеряться. На предпоследней, Акансе, она узнала, что и отца у неё больше нет — сразу после смерти Бетаниэль Второй по всему Объединённому Королевству прокатилась волна смертей представителей старой аристократии. Особенно смерть отметила своим взором аристократию Тартана — та всегда держалась обособленно от остальной аристократии Галанте. В числе "скоропостижно умерших" был её отец. Их марка была объявлена вымороченной, и родовой комплекс теперь ждал новых хозяев. Вот и дома у неё нет. В Галанте она была объявлена в розыск как государственная преступница, и дороги обратно не было. И вот снова надо бежать. Как же она от этого устала…

Состав монорельса привёз её в космопорт. До отбытия чартера оставалось всего четверть часа, но Лораниэль не спешила зайти на его борт. Пять минут…. Одна минута…. Пора!

В послендюю минуту она заскочила в челнок, который уже собирался закрыть люк. Подъем наверх, проход по "рукаву" на транспорт. Вот и четырёхместная каюта, которую полностью выкупил Франиэль. А его самого всё не было. Транпорт отстыковал рукав, экипаж включил двигатели и транспорт начал двигаться в сторону точки перехода в гипер.

— Дорогие пассажиры! Вас приветствут экипаж нашего чартера! — раздалось сообщение от капитана транспорта. — Наш рейс отправляется в систему Аркам Гардаррской Федерации. Время в пути две недели. Во время нашего полёта вы можете воспользоваться барами и развлекательными центрами на борту нашего корабля. Стоимость этих услуг не входит в стоимость билета, и оплачиватся отдельно. Желаем вам хорошего пути!

Аркам! Гардарра! Лораниэль сидела в каюте и не могла повериь, что Франиэль её так подставил. Как же так, Франиэль? Её там ожидает арест.

Перед уходом в гипер ей пришло сообщение — это было письмо от Франиэля.



"Дорогая моя девочка! Ты сейчас читаешь это послание, а меня уже нет в живых. Я обнаружил слежку, это ребятки из Службы. После того, как короновалась Калиария, вопрос твоей поимки стал просто вопросом времени. Сегодня Калиария выдала армарцам пару аристократов, совершивших когда-то преступления на территории Армарры. Это значит, что в ближайшее время с Армаррой будет подписан договор о взаимной выдаче преступников. Теперь Армарра для тебя так же опасна, как и Галанте. Ты помнишь, почему мы уехали в Армарру, а не в Делус? Правильно, потому, что с Конфедерацией такой договор у Королевства подписан. Я принял непростое решение — отправить тебя в Гардарру. Но оно и самое правильное — Гардарра, как ни отнесётся к тебе, а обратно ни за что не выдаст. А почему Аркам? Не забывай — это последнее место, где тебя будут искать, да и возможности найти тебя там гораздо меньше. Но и там не всё будет так плохо, как тебе кажется, если поступишь в соответствии с моими последними советами.

Во-первых, по прибытии на Аркам, ты должна ехать не в Бахту, а в Берсуат — и просить там у военного командования политическое убежище. Уверен на 100 % — тебе не откажут. Понимаю, тебя терзают сомнения — что поделать, мы, тартанцы, не предатели. Нас предали. Твой отец лишь один из многих, кто боролся за свободу Тартана законными методами, а был убит при полном наплевательстве убийц на те законы. А сам Закон на его смерть просто закрыл глаза. Присягу Калиарии ты не давала, от присяги Бетаниэль Второй тебя освабодила её смерть.

Во-вторых — после получения политического убежища проси, чтобы тебя оставили в Берсуате, и сразу оповести старейшин и рядовых членов нашего клана о твоём местонахождении. Это сейчас ты в бегах, и прячешься. Поэтому и ликвидировать тебя ребятки из Службы могут так же тихо и без лишнго шума. А когда ты заявишь о себе как о политическом беженце — ни один волос с твоей головы не упадёт, так как это будет поводом к войне. С Гардаррой Галанте уже разок воевало, и не думаю, что в окружении Королевы есть хоть один, кто не знает, какие были итоги той войны.

И в третьих — Аш. Я не знаю, как он отреагирует на тебя, но ты обязана найти его, чтобы сообщить о том, что ты носишь его ребёнка. Я понимаю, какую бурю ярости вызвала у тебя моя последняя просьба. Но я верю — через много лет ты признаешь правоту старого дурака.

Вот и всё. Я увёл за собой наружку, уехав на другой конец материка, чтобы ты могла спокойно добраться до чартера, идущего на Аркам. Сдаться им я не могу — слишком много знаю, поэтому, как только они поймут, что я провёл их и попытаются захватить меня, приму мгновенный яд.

Сделай так, чтобы моя смерть была не напрасной — спаси себя и своего ребёнка.

Твой старый брюзга, для которого ты всегда была как родная дочь"



home | my bookshelf | | Аш 4 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 149
Средний рейтинг 4.2 из 5



Оцените эту книгу