Book: Чемодановна. Моя ужасная бабушка



Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Анна Никольская

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Сказочная повесть

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 1

Вещи куда кошмарнее…

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

В ночь с субботы на воскресенье, приблизительно в три часа тридцать три минуты, в небольшом городе Большие Пупсы в небе что-то взорвалось.

Секунду спустя окошко детской в доме по улице Маршала Тараканова озарилось яркой вспышкой. Борис Эдуардович Прикольский юркнул под одеяло и притаился: а вдруг это разбилась тарелка с инопланетными существами? Прямо в их огороде, под тополями, где картошка цветёт! Сейчас они придут в себя, эти маленькие серо-буро-малиновые пришельцы из космоса, выберутся из-под осколков и начнут ломать входную дверь. А она у Прикольских всего-навсего деревянная! Её сломать – что глазом моргнуть, особенно если он у тебя один и светится прямо посредине живота.

– Ты где потерялся? – Одним рывком Ольга Эдуардовна сдёрнула с дрожащего Бориса Эдуардовича одеяло. – Только умоляю, не говори мне, что ты боишься грозы! Тебе сколько лет?

– Мне? – удивился Борис Эдуардович.

Дело в том, что они с Ольгой Эдуардовной родились в один день. В одном и том же городе Большие Пупсы, на одной и той же улице имени трижды героя Соплёнкова, на одном этаже и даже в одной и той же родильной палате. Скажем больше: у одной и той же мамы, прекрасной Шурочки Николаевны Прикольской! Так почему же теперь, в тот самый момент, когда их родной дом атакуют проклятые инопланетяне, Ольга Эдуардовна спрашивает, СКОЛЬКО ЕМУ ЛЕТ?!

– Мне девять, – с достоинством молвил Борис Эдуардович (он же Боря) и снова залез под одеяло. – Скоро будет десять.

– Вот именно, что девять! Заметь, не четыре и даже не семь с половиной! Тогда почему ты боишься грома и молний как какой-то восьмилетний карапуз? – С этими словами Ольга Эдуардовна (она же Оля) снова потянула одеяло на себя. Это было любимое Олино занятие – как в прямом, так и в переносном смысле.

– Прекрати, пожалуйста, – попросил её Боря.

Он хоть и был Олиным близнецом, но по характеру сильно от неё отличался. Боря был тихим и скромным мальчиком, а Оля наоборот: громкой и нескромной девочкой. И она не желала ничего прекращать. Оля подошла к окну и отдёрнула занавеску, чтобы Боре стало ещё страшней.

А на улице творилось что-то несусветное. Во-первых, шёл жуткий ливень – как будто где-то наверху прорвало кран. И даже, может, не один, а сразу целых сто или тысячу. Эти гигантские краны извергали на бедный домик Прикольских тонны дождевой воды. Краны плевались и брызгались – наверное, дом скоро смоет с лица земли вместе с папиным гаражом и маминым огородом! Ещё за окном сверкали молнии – они чиркали по чёрному небу, словно какой-то великан зажигал спички – одну, другую, третью… А ещё на улице кто-то стучал в огромный барабан. Какой-то, наверное, папуас, решивший разбудить боем весь город. Он повесил луну себе на грудь и теперь колотил по ней из последних сил. И как только мама с папой его не слышат? Они что, оглохли? Спят себе в дальней комнате и в ус не дуют! А тем временем хитрые пришельцы уже украдкой выпиливают замок.

Так думал Борис Эдуардович, вернее, Боря, дрожа от холода и страха. Надо отдать ему должное – у Бори было богатое воображение, и это было скверно. Потому что богатое Борино воображение всегда разыгрывалось в самый неподходящий момент (особенно по ночам) и подсовывало ему сплошные кошмары. Чего нельзя было сказать об Олином воображении.

Она тем временем скакала по детской, подпрыгивала на кровати и карабкалась вверх по портьерам. При этом она загадочно вращала над головой руками и кричала страшным шёпотом:

– Чур меня! Чур! Я повелительница грозы родом из племени!

– Оля, ты сошла сума? – спросил у неё Боря. – Перестань, ты разбудишь родителей.

Ему всё это уже порядком надоело. Боре хотелось всего двух вещей, вернее, трёх: спать, и чтобы прошла гроза, и ещё чтобы Оля сейчас же, прямо сию минуту, задёрнула занавеску, легла в кровать и крепко заснула. Не подумайте ничего плохого: Боря любил сестру нежной братской любовью. Особенно когда Оля спала и не храпела во сне.

– Ха! О каких родителях идёт речь? – грохотала Оля в унисон с грозой. – О тех, что бросили нас на произвол судьбы посреди Северного Ледовитого океана? О тех несчастных родителишках, которые скормили нас голодным нильским крокодилам? Или о тех, что продали нас в рабство плантаторам на долгие пятьдесят восемь лет?!

– Оля, угомонись, – опять попросил её Боря. Он видел, что Оля уже вошла в раж и в одиночку ему с ней не справиться. Он встал с кровати и на цыпочках, по стеночке подкрался к двери.

– О тех жалких родителях, которые подсунули нам эту дохлую Кикимору? Чтобы она вила из нас верёвки и через два с половиной года выпила из нас все соки?! – прокричала Оля из-под потолка и с криком «Ум-ца-ца!» спикировала прямёхонько в плюшевое кресло.

Тут в нашей истории мы сделаем небольшую паузу и расскажем, о чём именно толковала Оля: какой такой дохлой Кикиморе.

Кикиморой Оля и Боря звали свою няню – Изольду Тихоновну Кикиморову. Почему они её так звали, для нас остаётся загадкой. Изольда Тихоновна Кикиморова на самом деле была великолепной женщиной. Ей было ровно двадцать два года, и недавно она окончила специальный институт для нянь, причём с красным дипломом. Чтобы увековечить этот замечательный факт в истории, Изольда Тихоновна купила себе красный велюровый костюм и помаду такого же цвета и с тех пор с ними не расставалась. Потом она купила себе красную пижаму, красные штаны, сапоги, пальто… В общем, всё в гардеробе Изольды Тихоновны с тех пор стало красным. Она даже обои переклеила в своей комнате, когда переехала жить к Прикольским, – жёлтенькие одуванчики заменила на каких-то кроваво-красных карликов.

Они нашли Изольду Тихоновну по объявлению (не карлики, а Прикольские, разумеется), когда мама Оли и Бори вдруг решила что-то изменить в своей судьбе и устроиться на работу в магазин. Не будем скрывать, что уход на работу мамы и приход вместо неё Изольды Тихоновны близнецы восприняли в штыки. Особенно Оля – в первый же день пребывания Кикиморы в доме она подсыпала ей в суп сушёных мотылей, на которых летом рыбачил папа. Изольда Тихоновна мотылей съела и ничего необычного не заметила. Это утвердило Олю в мысли, что Изольда Тихоновна – нечеловек.

– Она нечеловек, – сказала Оля Боре в ту же самую ночь.

– А кто? – испугался Боря.

– Я же говорю: НЕЧЕЛОВЕК. Разве человек при входе в чужой дом говорит: «Здравствуйте, меня зовут Изольда Тихоновна. А почему у вашей входной двери нет прорезиненного коврика?» Разве человек, садясь обедать за чужой кухонный стол, протирает дезинфицирующей салфеткой нож, вилку и сиденье стула? Разве человек нюхает, чем пахнет в чужом холодильнике, прежде чем поставить туда свой вонючий кефирный гриб? Разве человек пьёт грибы? Разве человек ест сушёного мотыля? РАЗВЕ ЧЕЛОВЕК НЕНАВИДИТ ДЕТЕЙ?

– С чего ты взяла, что она нас ненавидит? – спросил Боря.

– Она сама мне так сказала.

– Правда?! – изумился Боря.

– Нет. Но я просто чувствую. Нутром чувствую, ты меня понимаешь?

– По-моему, ты преувеличиваешь.

– А по-моему, ты преуменьшаешь!

С тех пор Боря стал внимательней приглядываться к Изольде Тихоновне. Он был мальчиком осторожным и внимательным, но всё равно ничего нечеловеческого в ней не замечал. Хотя Изольда Тихоновна ему тоже не очень нравилась.

Например, Боре не нравилось, когда Кикимора чистит ему уши ватной палочкой. И не потому, что он считал, что чистить уши вредно, а просто это всегда была одна и та же ватная палочка. Изольда Тихоновна её потом мыла и убирала в коробочку до следующего раза.

– Она хочет тебя отравить, – говорила Оля (сама она не позволяла Кикиморе приближаться к своим ушам ближе чем на метр). – Она пичкает твои уши вялотекущим ядом.

– Каким-каким?

– Вялотекущим. Мало-помалу из тебя, прямо через уши, вытекут все внутренности, мы тебя похороним, а Кикимора переедет на твою кровать.

– Зачем ей моя кровать?

– Чтобы подобраться поближе ко мне! Из Прикольских Кикимора ненавидит меня больше всех! Она чувствует, что я – её ходячая угроза.

Кстати, это было чистой правдой. Изольда Тихоновна ладила со всеми членами семьи, даже с мамой. Но только не с Олей Прикольской. Хотя с ней Изольде Тихоновне приходилось проводить гораздо больше времени, чем с остальными. Потому что Олю она не только водила гулять, кормила обедом и заставляла делать уроки – она учила Олю музыке. Если бы Боре при рождении не наступил на ухо медведь, она бы и его научила. Но медведь наступил, за что Боря ему был премного благодарен.

– Я убью её и похороню в гостиной комнате! Прямо вот в этом пианино! – клялась Оля, в сто пятьдесят шестой раз барабаня гамму.

– Она через некоторое время начнёт пахнуть, – предупредил Боря.

– Нет, она же превратится в мумию. А мумии ничем не пахнут, я сама в музее нюхала.

В другой раз (во время парковой прогулки) Оля говорила Боре:

– Подойди к Кикиморе сзади и столкни её в пруд. Смотри, вон – она лебедей корками кормит, чтобы они подавились и утонули!

– Я не могу, – отнекивался Боря. – Меня посадят в тюрьму.

– Ну и что? Отсидишь и выйдешь. Зато в мире станет на одного нечеловека меньше!

– Если тебе так надо, сама толкай.

– Тряпка, – отвечала на это Оля и уходила в кусты, немного побыть в одиночестве.

Нет, Оля тоже очень любила своего брата-близнеца. Но искренне считала его мягкотелым.

Что касается мамы и папы Оли и Бори Прикольских – они-то как раз были в восторге от Изольды Тихоновны. Она казалась им верхом совершенства (тут заметную роль сыграл её красный диплом). И потом они были очень заняты на работе – папа работал в офисе, а мама – в магазине игрушек. Ни в офисе, ни в магазине больших зарплат не платили. Поэтому найти такую няню, которая согласилась бы работать у них за копейки, Прикольским было тяжело. Но Изольда Тихоновна почему-то согласилась, и этого было достаточно, чтобы родители прониклись к ней чудовищным чувством благодарности.

– Она святая, – шептала мама перед сном, намазываясь ромашковым кремом с головы до пят.

– О да, – поддакивал папа. – Вчера я видел, как Изольда Тихоновна рылась у тебя в шкафу.

– И что ты сделал?

– Я извинился и прикрыл за собой дверь, чтобы не мешать.

– Какой ты у меня молодчина! – счастливо смеялась мама. – Сегодня Изольда Тихоновна съела на завтрак целую банку икры, которую мы берегли к Новому году, представляешь?

– Серьёзно? – умилялся папа, натягивая пижаму. – А ты что?

– Я сказала ей: пожалуйста, не стесняйтесь. Я завтра ей ещё куплю.

– Умница! – похвалил папа маму.

Примерно такие разговоры вели родители о няне своих единственных близнецов. Поэтому все Олины жалобы и Борины недовольства насчёт «Кикиморы» они принимали со снисходительным недоумением. Никто, даже собственные дети, не могли разуверить их в святости этой поразительной женщины-бессребреницы (планы которой отнюдь не ограничивались поеданием чужой икры, а, как выяснится позднее, были куда коварней).

Но не будем забегать вперёд. В конце концов, наша история совсем не о родителях Прикольских и уж точно не об Изольде Тихоновне. А о куда более грандиозной персоне, которая пока ещё не появилась в нашем рассказе. Но скоро она появится. Да, уже совсем скоро.

Вот прямо сейчас.

Итак, Боря прокрался к двери, чтобы сбегать за Изольдой Тихоновной. Она, как никто, умела утихомирить разбуянившуюся Олю. Недаром же в институте нянь ей выдали красный диплом. Но Боря не успел никого позвать. Потому что в ту самую минуту, когда он уже открывал дверь детской, за окном чиркнула особенно яркая спичка, вернее, молния. В то же мгновение на противоположной стене комнаты возник силуэт.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Он был гигантский! Кто-то большой и толстый стоял там под дождём и отбрасывал страшную тень прямо в детскую Оли и Бори. А детская, кстати, была на втором этаже.

– Смотри! – С Олиного лица тотчас сползло всё веселье. – Кто это? – Она протянула руку и дрожащим пальцем ткнула в чёрный силуэт на стене.

– Я н-н-не з-з-знаю, – пролепетал Боря, от ужаса начиная заикаться. Он вдруг почувствовал, как под пижамой побежали мурашки. Целая толпа мурашек! Они буквально бросились наутёк, оставив Борю стоять у двери в полном одиночестве.

Тем временем за окном происходило вот что. Кто-то прилепил на ту сторону стекла круглую присоску и, словно по циркулю, вырезал идеально ровную окружность. Стеклянный кругляшок отпал и с тихим звоном разбился о камушки. Тут же в детскую дунул мокрый холодный ветер, а по подоконнику застучал косой дождь. Гроза ворвалась в комнату со всеми своими прибамбасами – молниями и барабанами. А через мгновение в неё ворвётся что-то ещё ужасней. Вернее, кто-то!

Борю словно приклеили к стенке. Он вдруг вспомнил тот ужасный случай про одного мальчика, которого ударило шаровой молнией. Она залетела через форточку и, полетав по комнате, приземлилась тому мальчику прямо на макушку. С тех пор тот мальчик ни с кем не разговаривает и ест только сырое мясо (Боря хорошо его знал, они сидели за одной партой). Но самое главное – этот мальчик стал абсолютно белым, хотя раньше был негритёнком.

Боря попытался пошевелить пальцами на ногах, но их тоже как будто приклеили к полу. Что творилось с Олей, было не совсем понятно. У неё стало какое-то каменное, не двигающееся лицо. На самом деле Оля уже мысленно прикидывала, как потише и побыстрей расправиться со взломщиком. Огреть его по голове табуреткой или откусить ему палец, когда негодяй попытается нащупать шпингалет.

Но всё произошло по-другому. Негодяй (а точнее, негодяйка) не стал просовывать в дырку голову и даже не попытался открыть окно с внутренней стороны. Вместо этого жуткий чёрный силуэт оторвался от земли, завис ненадолго в воздухе, а потом…

В то, что случилось потом, не поверили ни Боря, ни Оля. Мы бы тоже, кстати, не поверили, будь мы очевидцами тех жутких событий. Прикольские решили, что они спят и снится им один сон на двоих (с близнецами это иногда случается). Потому что одно дело – оторваться от земли, на это способен всякий. Ну, может, и не всякий, а, например, индийский йог – Прикольские видели его один раз в цирке. А вот сделаться желеобразным, скукожиться до размера кота и просочиться через маленькое круглое отверстие способен далеко не всякий.

Но Авдотья Чемодановна Свирепова была способна на вещи куда кошмарнее. А это была именно она.



Глава 2

На третьей полке сверху

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Очевидно, что Авдотья Чемодановна Свирепова была женщиной колоссальной – как снаружи, так и внутри. Всё в ней было большим: сердце, душа, размер ноги ((9-й), челюсть обширная, как сжатая нива, рост, занесённый в Книгу рекордов Гиннесса, бородавки, количество которых удваивалось день ото дня, и конечно же чемодан. Свой возраст и вес Авдотья Чемодановна скрывала от окружающих как истинная леди. Но, судя по количеству продуктов, съедаемых Свиреповой ежедневно, вес был отнюдь не бараний. В первый же день пребывания в доме Прикольских Авдотья Чемодановна сломала их напольные весы и чуть не проломила пол в мансарде, запнувшись о порог своей новой спальни.

Где именно будет жить Авдотья Чемодановна, категорически решила она сама. Первым делом она обошла в доме все комнаты (включая спальню Изольды Тихоновны, что привело ту в натуральное бешенство) и в конце концов остановила выбор на мансарде.

– Я буду жить тут, – объявила Авдотья Чемодановна, ставя чемодан на пол совершенно пустой, пыльной комнаты с голыми стенами и грязным полом.

– Но кто вы такая? – робко поинтересовался у неё папа. Он был не выспавшись и поэтому многого недопонимал.

– Зовите меня просто: Чемодановна, – сказала Авдотья Чемодановна Свирепова, что было очень мило с её стороны.

Признаться, каждый раз называть её Авдотьей Чемодановной Свиреповой – это довольно утомительное занятие даже для рассказчика. Что уж и говорить о бедных членах семьи Прикольских, которым, видимо, предстояло прожить с Авдотьей Чемодановной Свиреповой всю оставшуюся жизнь.

– Это что, такая фамилия? – растерялся папа.

Чемодановна смерила папу испепеляющим взглядом.

– Это отчество, – отчеканила она. – Ещё вопросы есть?

– А вашего папу звали Чемодан? – спросила Оля и хихикнула.

– Вот именно!

– Но позвольте, с чего вы взяли, что мы хотим, чтобы вы у нас жили? – не унимался папа. Без мамы (она все ещё спала и ничего подозрительного не слышала) он чувствовал себя жалким и беспомощным перед этой странной, пожилой, циклопических размеров женщиной.

– Кстати, да, – вступила в разговор Изольда Тихоновна.

Она, в отличие от папы, в отсутствии мамы чувствовала себя как дома. Иной раз, забывшись, она называла папу «мой дорогой» и «котик», что ужасно злило Олю, расстраивало Борю и смущало самого папу. Он не любил, когда посторонние женщины звали его котиком, особенно если рядом не было мамы.

– Почему вы решили, – сказала Изольда Тихоновна, – что останетесь тут жить? И вообще, по-моему, вам уже пора. А то я сейчас пойду и вызову полицейских с собаками.

– Цыц, – только и сказала на это Чемодановна, не удостоив Кикиморову даже взглядом. – Ольга и Борис Эдуардовичи, помогите открыть чемодан!

Похоже, новая гостья тоже чувствовала себя у Прикольских как дома.

Оля и Боря бросились выполнять приказ. Если честно, они не сводили с чемодана глаз уже добрых полчаса. С тех самых пор, как Чемодановна просочилась к ним в дом через оконную дырочку. Он был неописуемый, этот чемодан – то есть в прямом смысле слова.

– Какой у вас замечательный чемодан! – воскликнул папа. – Моего любимого зелёного цвета!

– Ты хотел сказать коричневого, – поправил его Боря.

– Не коричневого, а оранжевого, – вставила Оля (это был её любимый цвет).

– Красного! – не удержалась Изольда Тихоновна, а потом добавила: – Так я полицию вызываю?

– Подождите, Изольда Тихоновна, – прошептал папа. – Я сначала у неё паспорт попрошу. – Он откашлялся и громко сказал: – Можно мне ваш паспорт попросить?

– Разумеется нельзя, – отрезала Чемодановна.

– Но почему?! – опешил папа. Он не привык, чтобы старые женщины вели себя, как какие-то полководцы или фельдмаршалы.

– Потому что у меня его нет.

– А где он? – насторожился папа.

– Он у вас.

– У меня?!

– Вот именно. У вас в шкафу. На третьей полке сверху, лежит под стопкой нижнего белья и ничего ему не делается, – отрапортовала Чемодановна.

Оля опять хихикнула, а Боря промолчал – он всё ещё пытался разобраться с замысловатым замком на чемодане. Ему казалось, что замок… э-э… как бы это получше выразиться… словом, живой. Замок то и дело хихикал (совсем как Оля) и пытался от Бори ускользнуть.

– Вы заблуждаетесь, – вдруг разулыбался папа и стал неистово двигать бровями, подавая Изольде Тихоновне какие-то знаки.

Папа (кстати, мы забыли сказать: его звали Эдуард Константинович – почти как великого изобретателя Циолковского, только наоборот)… Итак, папа вдруг всё понял. Он понял, что перед ним – сумасшедшая. Скорее всего, эта пожилая женщина сбежала из специальной лечебницы. Иначе как объяснить то, что одета она в пижаму и полосатый халат с капюшоном? И всё остальное тоже как объяснить?


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Кажется, Кикимора тоже всё поняла. Потому что она вдруг попятилась к двери, стараясь не привлекать к себе внимания.

– Стоять! – взревела Чемодановна, чем моментально пригвоздила Изольду Тихоновну к полу. – Ну, вот что, – уже тише добавила Чемодановна, опускаясь в шикарное кожаное кресло с пуфиком для ног. Боря мог бы поклясться, что ещё минуту назад никакого кресла в комнате не было. – Я продрогла до самых костей и сейчас буду принимать ванну с пеной.

– Но у нас нет ванны, – сказала Оля. – У нас только баня и душ.

– Деточка, ты ещё слишком мала, чтобы разбираться в подобных вещах, – ответила Чемодановна.

При этих словах стенка за её спиной раздвинулась, и глазам ошарашенных Прикольских с Изольдой Тихоновной предстала мраморная ванна на позолоченных львиных ножках. Ванна зарычала и сама собой начала наполняться.

– Аудиенция окончена. Всем спать, – позёвывая, сказала Чемодановна. – Борис, Ольга, марш в кровати.

– А как же чемодан? – разочарованно спросил Боря. Он так надеялся заглянуть внутрь!

Глаза Чемодановны предупреждающе сверкнули – и этого было вполне достаточно, чтобы Прикольские моментально покинули комнату. А Изольда Тихоновна легла спать, так и не вызвав полицейских с собаками.

Кстати, никакого паспорта у папы в шкафу на третьей полке сверху не оказалось.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 3

Отравленные пирожные

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

А на следующий день за завтраком кое-что произошло.

Завтракали молча: так у Прикольских было заведено. Вернее, так завелось с появлением в доме Кикиморы. Её любимое выражение было «когда я ем, я глух и нем». И ещё: «Когда я играю, я глух и нем. Когда я гуляю, я глух и нем. Когда я учу уроки, я глух и нем…» Ну, вы поняли. Изольда Тихоновна вообще не любила, когда дети разговаривают. Она любила, когда они, наоборот, молчат.

– Дети должны побольше слушать и поменьше болтать, – часто повторяла Кикиморова, покрывая свои длинные ногти красным лаком.

Однако на этот раз Оле с Борей помалкивать не пришлось. Потому что, когда папа намазывал третий тост вареньем, мама заваривала вторую чашечку кофе, а Изольда Тихоновна пила кефирный гриб, на пороге кухни появилась…

…Чемодановна!

Да, именно так – с красной строки, многоточием спереди и восклицательным знаком сзади. Чемодановна вообще любила эффектные появления, как вы уже догадались.

На этот раз на ней не было пижамы и полосатого халата. Зато на голове у неё красовалась высокая малиновая причёска в форме дома – с дверями и окнами. Одета Чемодановна была в розовый спортивный костюм и туфли на каблуках. Причём Оля могла бы поклясться, что это мамины туфли. А костюм – её собственный! В котором Оля ходит на физкультуру! Только он каким-то непонятным образом налез на Чемодановну и даже не разошёлся по швам.

При виде Чемодановны папа пошатнулся на стуле и уронил на пол тост. Честно говоря, он сначала очень обрадовался, когда не увидел вчерашнюю ночную гостью за кухонным столом. И даже решил, что она ему приснилась в кошмаре.

Изольда Тихоновна тоже отреагировала на Чемодановну неадекватно. Она поперхнулась кефирным грибом и выплюнула его прямо в папу. Оля же и Боря, наоборот, заметно повеселели, когда увидели Чемодановну. Но на всякий случай они решили скрыть это от окружающих. Как ни в чём не бывало дети продолжили ковыряться в остывшей каше.

Но самая странная реакция на появление этой пожилой женщины была у мамы. И даже не потому, что мама видела её впервые, а совсем наоборот. Ведь именно мама, прекрасная Шурочка Николаевна, знала Чемодановну лучше всех остальных членов семьи. Мама знала её лучше, чем кто бы то ни было в этом безумном мире. Мама знала её, можно сказать, вдоль и поперёк, как облупленную, как свои пять пальцев! Поэтому при виде Чемодановны не папа и не Боря с Олей полезли под стол, а именно мама. Прямо с кофейной чашкой в зубах!

– Мам, ты чего? – Близнецы заглянули к ней под стол.

– Тсс, – сказала мама, выплюнув чашку, прижав палец к губам и сделав страшные глаза. – Меня тут нет. Совсем. Вы меня поняли?

– Шурка, вылезай сейчас же! – прогромыхала Чемодановна, с грохотом усаживаясь во главу стола (на бывшее мамино место). – Я всё вижу, между прочим! Я не глухая!

Прикольские молча переглянулись с Изольдой Тихоновной. «ШУРКА»?!

Но мама сидела под столом, как мышь. На что она, интересно, надеялась? Может, на то, что Чемодановна каким-нибудь чудесным образом испарится отсюда? Например, просочится обратно через дырочку?

Но ничего подобного не произошло. Как ни в чём не бывало Чемодановна принялась накладывать себе в тарелку еду. Причём это была какая-то странная еда. Это была еда совсем не из скромного рациона Прикольских, который ограничивался скучными тостами, надоевшими хлопьями и опостылевшей кашей с комками. Эта была еда из витрины кондитерской (на углу Тополиной и Розмариновой)! Еда, которую Оля с Борей могли поглощать круглые сутки, если бы их родители могли себе это позволить. В тарелке Чемодановны одно за другим, как из воздуха, появлялись пирожные, кексы, булочки с сахаром и изюмом, куски шоколадного и лимонного торта, маффины, пирожки с вареньем, ватрушки, расстегаи, творожные калачи – словом, всё то, от чего изо рта у нас с вами текут слюнки и что так замечательно есть на завтрак, запивая газировкой или в крайнем случае апельсиновым соком.

– Что вы на меня уставились? – спросила у близнецов Чемодановна. – Пирожных никогда не видели? – С этими словами она отправила в рот сразу десять корзиночек с кремом! Целых десять. Боря не даст нам соврать: он посчитал!

Близнецы сглотнули голодную слюну и с отвращением посмотрели на остывшую кашу.

– У вас, может, рук нет? – спросила Чемодановна. – Или рты не работают?

– Работают, – сказал Боря.

– Ещё как! – подтвердила Оля и в доказательство поклацала немного зубами.

– Ах, вот оно что! – изумилась Чемодановна. – Другими словами, свежайшим шоколадным пирожным, испечённым самим маэстро Кулинарди, вы предпочитаете мерзкую холодную кашу, сваренную Кикиморой на воде, без добавления даже кусочка масла и ложечки сахара?

– Меня зовут Изольда Тихоновна! Я вас попрошу! – покраснела от злости Изольда Тихоновна, почти сливаясь с велюровым костюмом.

Но Чемодановна опять сказала ей «цыц» и больше ничего.

– Нет, мы не предпочитаем! – стали оправдываться близнецы. – Совсем даже не предпочитаем!

– В таком случае остаётся два варианта: у вас жутко болят зубы или вы попросту стесняетесь, – заключила Чемодановна.

– Зубы у нас в порядке, – сказала Оля. – Просто каша полезная, а пирожные…

– Это яд! – закончила за неё Изольда Тихоновна и с силой погладила Олю по голове в знак всемерного одобрения.

– Правда? – удивилась Чемодановна. – Впервые об этом слышу.

Она вдруг побледнела, потом побагровела, потом пошла мелким зелёным горошком, потом схватилась за горло и закашлялась так, что в буфете задрожали зеркала.

– Что с вами? – ужаснулся папа.

– Вы что, не видите? Меня отравили! – простонала Чемодановна, закатывая глаза. – Вот она! – Толстый палец упёрся в ярко накрашенное лицо Изольды Тихоновны. – Эта Кикимора болотная подсыпала мне в пирожные яду! – Чемодановна почмокала губами и добавила: – Кажется, змеиного! Я сейчас умру, прямо у вас на глазах, а вы потом сразу вызывайте полицию с этими, как их там, собаками!

– Что вы несёте? – поразилась Изольда Тихоновна. – Послушайте, я ничего вам не подсыпала!

– Да? – Чемодановна тут же пришла в себя, прочистила горло и с удвоенным аппетитом принялась за огромный торт с розочками. – Вот видите, дети, Изольда Тихоновна вам наврала. Так что ешьте спокойно. А кашу выбросьте от греха подальше, а то меня сейчас от её вида стошнит.

– Куда? – восхищённо спросили Оля и Боря.

– Прямо из форточки – на улицу. Её потом воробьи склюют.

Под гробовое молчание папы и Кикиморы близнецы сделали так, как им сказала Чемодановна, и с урчанием набросились на пирожки с малиной.

У Оли и Бори было двойственное чувство (а как иначе – они же близнецы!). С одной стороны, они страшно боялись Чемодановну, а с другой – ничуточку её не боялись, а наоборот. Она вдруг показалась им каким-то верхом совершенства, особенно по сравнению с сидящей рядом Изольдой Тихоновной. С поджатыми губами, та восседала на стуле белая, как кефирный гриб, и раздавленная авторитетом Чемодановны.

Боря вдруг заметил, что в грандиозной причёске у Чемодановны кто-то шевелится. Какой-то крошечный человек с довольно неприятным хмурым лицом. Он сидел на лавочке прямо у дома из волос и, поймав на себе пристальный Борин взгляд, вдруг показал Боре язык. Он был зелёный (не Боря, а язык)! От удивления Боря зажмурился, а когда опять открыл глаза, человечка на лавочке уже не было.

– Шурка, ты долго там ещё будешь сидеть? – громко спросила Чемодановна, заглядывая под стол.

– А вы что, знакомы с моей супругой? – деликатно поинтересовался папа. Этот вопрос его мучил уже целых полчаса. Те долгие полчаса, которые мама сидела под столом и щипала его за пятки.

– Немного, – сказала Чемодановна, допивая чай из чашки величиной с небольшую клумбу. – Она моя непутёвая дочь.

– ЧТО?! – разом вскричали Прикольские и Кикиморова.

– Да, – призналась мама, вылезая наконец из-под стола. – Авдотья Чемодановна Свирепова – моя родная мать. К огромному моему сожалению.

– А Чемодан – что, твой дедушка? – спросила Оля, но тут же притихла, осознав всю нелепость этого риторического вопроса.

Не каждый день выясняется, что твой собственный прадедушка – Чемодан.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 4

Калоши и макинтоши

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Когда Оля и Боря поднялись с Чемодановной в мансарду, они решили, что ошиблись адресом. Или объелись пирожными и попали в параллельный мир. Или сразу и то, и другое, и третье. Потому что маленькую пыльную комнату с низким сводчатым потолком и облупившимися стенами они совершенно не узнали. Хотя последний раз были здесь прошлой ночью.

Итак, сейчас мы будем описывать спальню Чемодановны, а вы внимательно слушайте и запоминайте, потому что другой такой комнаты вы не найдёте больше нигде: ни в детской книжке, ни в мамином журнале по интерьеру. Она одна в своём роде, уникальная, понимаете?

Во-первых, эта комната была мягкая – целиком и полностью. Пол, потолок и стены были обиты плюшем на синтепоне и отлично пружинили! Так что прямо с порога Боря и Оля, как следует оттолкнувшись, взмыли вверх. Немного побарахтавшись в воздухе, они приземлились попами на мягкий пол и тут же снова взлетели.

Во-вторых, мебели в этой комнате не было. Никаких стульев со столами и скучных шифоньеров. Они появлялись лишь, когда были необходимы хозяйке (или её гостям). Это было очень удобно: не обо что было ушибиться лбом или разбить себе нос.

В-третьих, в чудесной комнате Чемодановны пахло апельсинами. Это была любимая Олина еда. Она могла есть апельсины бочками! А Боре пахло свежей эмалевой краской и технической резиной. Когда Боря бывал в папином любимом магазине «Ремонт и стройка», он тайком открывал баночки с краской и нюхал резиновые шланги. Если бы у Бори спросили, почему он это делает, он бы затруднился ответить. Чем пахло у Чемодановны маме, папе и Изольде Тихоновне, мы не знаем. Потому что их в комнату не пускали ни под каким предлогом.

В-четвёртых, прямо посередине комнаты висела дверь. Она была прозрачная, лишь из замочной скважины лился мягкий малиновый свет и немного дуло. Куда эта дверь вела и вела ли вообще куда-нибудь, мы с вами пока не знаем. Но не волнуйтесь, непременно узнаем.

В-пятых, в-шестых и в-седьмых, в этой необыкновенной комнате было светло, тепло и весело. Всегда – даже безлунной промозглой тоскливой ночью.

В-восьмых и в-девятых, на потолке комнаты всё время показывали мультики, а по полу бегали плоские человечки, которые играли в футбол. Они то и дело попадались детям под ноги. Но даже если на них нечаянно наступали, человечки не обращали на это никакого внимания.



И в-десятых, истинным украшением волшебной комнаты Чемодановны был, как вы уже догадались… Нет? Ещё не догадались? Ну, подумайте тогда минутку.

Подумали? И вовсе не хрустальная люстра в тысячу свечей. И не аквариум с акулами-людоедами. Попробуйте мыслить логически.

Правильно! ЧЕ-МО-ДАН!

Как ни пытался, Боря так и не смог его открыть.

– Дай мне попробовать, – сказала Оля и, вынув из хвоста заколку, стала ковыряться в замке.

– Мне щекотно! – пискнул замок и спрятался от Оли с другой стороны чемодана.

– Он что у вас, говорящий? – удивилась та.

– Кто, замок? – Чемодановна ухмыльнулась. – Сделай милость, не болтай глупостей!

– Но я собственными ушами слышала, как он сказал, что ему щекотно! – упрямо твердила Оля.

– Значит, тебе пора чистить уши.

– Но он от меня сбежал!

– И от меня! – подтвердил Боря. Ему не нравилось, когда кто-то отчитывал в его присутствии единственную сестру. Особенно зря.

– Да будет вам известно, деточки, что к каждому замку, как к ребёнку, нужен особый подход. Одному подойдёт метод кнута и пряника, другому – исключительно ласка, а третьего можно и коленями на горох поставить! – В голосе Чемодановны звякнули металлические нотки. – Цып, цып, цып! – поманила она пальцем замок.

Тот моментально прибежал назад и замурлыкал, как сытый кот.

– Вот сорванец, – с любовью проворковала Чемодановна и впервые за утро улыбнулась.

Это было устрашающее зрелище.

– А ну сюда, живо! – приказала Чемодановна Боре и Оле уже безо всякой любви. – Знаете, что замок любит больше всего на свете?

– Ломаться? – предположила Оля.

– Ржаветь? – догадался Боря.

– Больше всего на свете он любит вишнёвое варенье! – объявила Чемодановна, и тут же в воздухе появилась литровая банка с вареньем. – Вишнёвое! – удостоверилась она, сунув в банку палец и облизнув его. – Давай же, макай скорей ключ! Что ты медлишь?

Замок уже подпрыгивал и облизывался от нетерпения.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Боря взял ключ и опустил в банку с вареньем. Как только он его вынул, замок с урчанием набросился на лакомство, чуть не оттяпав Боре указательный палец. Что-то внутри у него щёлкнуло (не у Бори, а у замка), и он открылся!

– А ты не безнадёжен, – похвалила Прикольского Чемодановна. – Ну что, хотите посмотреть, что там внутри?

– Хотим! Мы хотим! – с готовностью закивали близнецы.


Не станем скрывать: детям очень, просто ОЧЕНЬ хотелось поскорей заглянуть в оранжевый, вернее, коричневый (а может, серый) чемодан и убедиться наконец в том, что Чемодановна – натуральная ведьма. Не то, что у них были на этот счёт какие-то сомнения – вовсе нет. Просто не каждый же день в твоём доме появляются ведьмы, которые к тому же являются твоими родными бабушками. Оля и Боря были уверены, что содержимое таинственного чемодана прольёт свет на эту тёмную историю. Ведь мама, прекрасная Шурочка Николаевна, отказалась его проливать, напившись успокоительного и заперевшись у себя в спальне на шпингалет.

И вот этот волшебный миг настал. Дети стояли перед чемоданом на коленях и едва сдерживались, чтобы его не распотрошить. Но всё-таки они ещё побаивались Чемодановну, поэтому ничего подобного, конечно, не сделали.

– Так мы открываем? – с замиранием сердца спросили близнецы.

– Слушайте, ну открывайте уже! – рассердилась Чемодановна. Она в это время делала себе новую причёску, сидя перед роскошным трюмо эпохи Людовика XIV. Кажется, она совсем не чувствовала всей торжественности этого исторического момента.

– Значит, мы открываем…

– Ещё одно «открываем», и я спущу вас обоих в унитаз! – пригрозила Чемодановна, и дети ей мгновенно поверили.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

С сильным сердцебиением в груди и дрожью в пальцах Оля и Боря взялись за крышку и…

И!

Они открыли чемодан!

Да, они это сделали! При этом в ушах у обоих засвистел ветер, и кто-то протяжно крикнул:

– Дюди бодпые, миня чичас бздует!

Вдруг поднялся страшный ураган – даже, наверное, смерч, судя по большой воронке. Олю и Борю оторвало от пола и потащило куда-то вверх и налево.

Дети в ужасе переглянулись и протянули друг к другу руки, чтобы обняться в последний раз… И вдруг всё стихло – так же неожиданно, как началось.

Близнецы шмякнулись на мягкий пол и переглянулись. Перед ними лежал настежь распахнутый чемодан. Но, увы и ах, в нём не было ничего такого сногсшибательного или хотя бы мало-мальски головокружительного. Нет, он вовсе не был пуст. Хотя, наверное, лучше бы он был пуст и в нём, допустим, оказалось второе дно, как в шляпе фокусника, из которой вытаскивают зайца.

Но в чемодане лежали не сокровища лесных эльфов и даже не магические кристаллы, а самые обыкновенные панталоны.

Белые.

Панталоны, вы чувствуете всё космическое разочарование, которое почувствовали Оля и Боря? То-то же.

Помимо белых панталон, в чемодане лежали чёрные панталоны, серые панталоны, бежевые панталоны и при всём при этом ни одних оранжевых или хотя бы коричневых! Близнецы перерыли всё и, кроме коробки с берушами и разбитого градусника, ничего больше не нашли.

– Почему вы такие кислые? – поинтересовалась Чемодановна. Она уже доделала новую причёску – теперь на голове у неё красовался корабль с малиновыми парусами.

– Но тут же абсолютно ничего нет! – чуть не плача, воскликнула Оля. Если честно, она рассчитывала найти в чемодане ворох бальных платьев с кринолинами. Ну или в крайнем случае космический скафандр. – Одни глупые панталоны! – горько добавила она.

– Что ты сказала? – прищурилась Чемодановна, сразу делаясь похожей на голодного крокодила.

– Ничего, – робко вступился за сестру Боря. – Она ничего такого не сказала.

– Если хотите знать, мои панталоны поумней некоторых будут! Вас уж точно! Правильно я говорю? – обратилась Чемодановна к своим драгоценным панталонам.

Те молча закивали головами (или что там бывает у панталон).

– Они что, тоже волшебные? – обрадовался Боря.

– Ручные. Но способны на очень и очень многое. Так что их лучше не злить, – предупредила Чемодановна, вставая из-за трюмо. Оно тут же растворилось в воздухе. – Я сейчас поведу вас гулять, так что надевайте калоши с макинтошами.

– Но у нас нет никаких макинтошей с калошами, – растерялись близнецы.

– Не говорите ерунды! Разумеется, есть! – С этими словами Чемодановна протянула Боре и Оле два плаща-дождевика и пару отличных калош К) – го размера.

Прогулка обещала быть увлекательной. За окном всё ещё лил дождь.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 5

Полёты на дирижаблях

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

В парке никого не было. Даже голубей – они спрятались под карнизом здания мэрии и теперь удивлённо наблюдали за странной троицей, шагающей прямо по лужам.

Впереди ковыляла пожилая женщина огромного размера. Она была похожа на надувной малиновый шар, только очень целеустремлённый. Женщина то и дело спотыкалась (на ней были высоченные каблуки), и по парку неслись проклятия:

– Сто семьдесят тысяч бесов! Лопни моя селезёнка, если я ещё раз надену шпильки!

Позади малинового шара трусцой бежали два шарика поменьше – оранжевый и коричневый. Казалось, им доставляет огромное удовольствие прыгать по лужам и окатывать друг друга грязными брызгами.

– Стоять! Мы пришли, – вдруг заявила Чемодановна и резко затормозила (это, как вы уже догадались, была именно она). – Значит, так: я сейчас буду дышать озоном и открывать себе чакры.

– Что-что? – не расслышал Боря.

– Не «что-что», а чакры! – Чемодановна уселась на мокрую лавку, закрыла глаза и расставила в стороны руки с растопыренными пальцами. Дождь гулко застучал по её прорезиненному макинтошу.

– А нам что делать? – спросила Оля.

– Вам? – Чемодановна приоткрыла один глаз. – Ну, я не знаю, можете изваляться в грязи. Или, допустим, пострелять из рогатки по голубям – вон они, видите, какие толстые? – Старуха кивнула в сторону мэрии, и голуби содрогнулись. – Или, например, раздеться и побегать голышом под дождём.

– Голышом?! – ужаснулся Боря.

– Погорланить, поопрокидывать мусорные урны, пописáть на лавках разные слова, попугать ворон, полазать по заборам, покачаться на ветках, попрыгать с невысоких крыш, поплеваться, потолкаться, пообзывать друг друга дохлой крысой, подействовать мне на нервы… Ну, вы дети, в конце концов, или кто?

– Мы – дети.

– Так что я вам рассказываю? Идите и похулиганьте как следует!

– А ты не будешь нас во всём контролировать? И нас ругать? И вытирать нам носы антибактериальной салфеткой, а потом сажать на задумчивый стул до самого ужина?

– Я?! – возмутилась Чемодановна, не открывая глаз. – Я что, по-вашему, похожа на сумасшедшую?

«Вообще-то да», – хотел сказать Боря, но на всякий случай промолчал.

Честно говоря, более сумасшедшего человека он ещё в жизни не встречал. И это нравилось ему, и одновременно страшно его пугало! Хотя, к примеру, Изольда Тихоновна вовсе не была сумасшедшей – наоборот, она всегда была в здравом уме и твёрдой памяти. Но ведь именно Кикимора делала с детьми все эти возмутительные вещи, перечисленные Борей! И кто после этого сумасшедший? Вот видите, всё в этом мире относительно.

Боря покосился на Чемодановну. Та сидела с малиновым кораблём на голове, не обращая внимания на проливной дождь. Борю вдруг захлестнул какой-то розовый приступ нежности (у него даже перед глазами всё порозовело, а вокруг запахло розами). Неожиданно ему захотелось обнять эту странную толстую старуху и поцеловать её прямо в нос, усыпанный такими милыми волосатыми бородавками.

– Ты правда наша родная бабушка? – ласково спросил Боря.

– Нет, я ваш двоюродный дедушка! – хмыкнула Чемодановна. – Не задавай дурацких вопросов, а то испепелю.

Но Боре почему-то вовсе не было страшно, поэтому он сразу задал следующий вопрос (который, кстати, волновал не только Борю, но и Олю и Олиного с Борей папу):

– А почему мы тебя раньше никогда не видели?

Чемодановна открыла глаза и уставилась на него. Боря решил, что точно – сейчас она его испепелит. Но правда была всё-таки важней, поэтому Боря не отвёл взгляда, а только два раза моргнул и громко сглотнул слюну.

Чемодановна всё глядела на него, глядела… Однажды Боря читал про василиска с головой петуха и туловищем жабы, который умел испепелять взглядом и угробил целую кучу людей. Но однажды нашёлся храбрец, который показал василиску зеркало – и тот испепелил сам себя. Это была потрясающая история, Борина любимая. Он тоже мечтал и изо всех сил старался быть храбрым, но у него ничего не получалось. Боря вдруг почувствовал запах гари. Точно, это дымится его макинтош! Сейчас он вспыхнет (резина же вспыхивает?), и Боря сгорит от взгляда своей единственной бабушки!

– Кто-то бросил в урну непотушенный окурок, – сказала Оля. Боря и забыл, что она стоит тут, рядышком.

– Гады, – в сердцах бросила Чемодановна и, вытащив из-за пазухи огнетушитель, направила его в сторону дымящейся мусорницы, на которой мгновенно выросла пенная шапка, похожая на сугроб. Чемодановна отшвырнула огнетушитель в кусты и сказала: – Потому что ваша мама, прекрасная Шурочка Николаевна, сбежала от меня. Ровно одиннадцать лет назад.

Сначала Боря даже не понял, о чём это она. А когда понял, то пришёл в ужас. Он попытался поставить себя на мамино место и представить, от чего бы он сам сбежал из родного дома. Может, Чемодановна маму колотила? Или держала её впроголодь? Или заставляла перебирать гречку долгими зимними вечерами? А может, она сама её прогнала, а теперь всё валит на маму, чтобы казаться беленькой и пушистой?!

Просто это было так непохоже на их маму, прекрасную Шурочку Николаевну. Во-первых, то, что она взяла и сбежала.

Мама никогда ещё ниоткуда не сбегала, наоборот. Она всегда возвращалась из магазина в чудесном настроении и даже иногда обнимала холодильник, давая окружающим понять, как сильно она любит свой милый дом. А во-вторых, почему мама, эта родная им с пелёнок женщина, скрывала от них – от Бори, Оли и папы – свою собственную мать? Это же на самом деле ужасно! Вот так взять и запросто лишить детей бабушки, а мужа – любимой тёщи.

Нет. Нет, нет и ещё раз нет. Их мама, прекрасная Шурочка Николаевна, на такое категорически не способна.

– Вы мне не верите, – даже не спросила, а констатировала Чемодановна. – А хотите, я расскажу вам сказку?

Оля поморщилась. Она считала себя уже слишком взрослой, чтобы слушать какие-то там сказки-колбаски.

– Не хотите, а я всё равно расскажу, – заявила Чемодановна, откидываясь на спинку скамьи. – Просто потому, что я деспот.

– А кто такой деспот? – спросил Боря. Он любил запоминать новые непонятные слова.

– Властный самодур, не считающийся с чужими интересами и желаниями. Ну так вот, – как ни в чём не бывало продолжила Чемодановна. – В одном городе жила-была одна замечательная женщина. Звали её на букву Ч. У этой женщины была единственная дочка – тоже очень замечательная, великолепная и всё такое.

– И звали её на букву Ш? – на всякий случай уточнила Оля.

– Вот именно. Жили они душа, как говорится, в душу. Вместе ходили по магазинам, где покупали одинаковые бальные платья, вместе обедали в кафе-мороженом, где объедались шоколадом, вместе катались на дельфинах, летали на дирижаблях, дрессировали тигров, ходили сквозь зеркала, переодевались призраками, чтобы пугать прохожих, вламывались в чужие дома, чтобы устроить соседям сюрприз… Словом, они вдвоём делали все те прекрасные вещи, которые, если их делать в одиночку, становятся гораздо менее прекрасными.

Так они и жили – мать на букву Ч и дочь на букву Ш – до тех пор, пока дочери не исполнилось восемнадцать лет. В день её совершеннолетия произошла одна неожиданная вещь. Задувая свечи на именинном пироге, дочь сказала матери, что она больше не желает летать на дирижаблях и вламываться в чужие дома.

«Но почему?!» – искренне изумилась мать.

«Потому что это ненормально. Детство кончилось, ты меня понимаешь, мама?»

«У меня оно кончилось восемьсот лет назад».

«Вот именно! А ведёшь ты себя до сих пор, как ребёнок!»

«И что в этом плохого?»

«Ничего. Просто я так жить больше не хочу».

«Как это – так?»

«Катаясь на гиппопотамах и питаясь одними высококалорийными булками!»

«Какими, какими булками? Эй, ты куда?»

«Я ухожу. Пожалуйста, мама, не ищи меня. И по возможности не проклинай. Договорились?»

Это были последние слова, услышанные матерью на букву Ч от дочери на букву Ш. Она, конечно, не стала никого проклинать и разыскивать с полицейскими и собаками. Потому что она была хоть и свирепая женщина, но добрая мать. И всё понимала. Она понимала, что детей нужно рано или поздно отпускать. Желательно на все четыре стороны. А вернутся они или нет – это уж как детям заблагорассудится. То есть теперь уже, конечно, взрослым.

Чемодановна замолчала.

– А дальше?

– А уже всё. Больше мне нечего сказать. Потому что больше ничего хорошего в жизни матери на букву Ч не было. Она, конечно, так и продолжала дразнить драконов и поедать на завтрак шоколадные рулеты. Но это уже не приносило ей такого удовольствия, как раньше. Она пробовала забыть свою скверную, неблагодарную дочь на букву Ш, но у неё никак не получалось.

«Странно, – подумал Боря. – А ведь у мамы это прекрасненько получилось».

Он вдруг жутко разозлился на свою маму. Да как она могла так подло поступить с Чемодановной? Ведь матерью на букву Ч была именно Чемодановна, если вы ещё не догадались. Это так низко! Это так бессердечно, в конце концов!

– А как она её нашла? – спросил Боря.

– Кто кого? – не поняла Чемодановна. Она уже опять сидела с растопыренными пальцами и напевала себе под нос что-то трагическое.

– Ну, буква Ч – букву Ш?

– Тебя что, в школе не обучили алфавиту? У, Ф, X, Ц, Ч, Ш, Щ… Нет, не припоминаешь?

– Припоминаю, – обиделся Боря. – Только я не понимаю, при чём здесь алфавит?

– А притом, что Ч и Ш всегда идут рядом, рука об руку, понимаешь? И даже если их разлучат, им не составит никакого труда отыскать друг друга. Если им, конечно, этого захочется.

«Какая-то абракадабра», – подумала Оля и глубокомысленно кивнула.

– Вообще-то я вас через детективное бюро нашла, – призналась Чемодановна. – Наняла частного сыщика, и он вас сразу отыскал. Правда, обобрал меня, как липку, но я его в тот же вечер на улице ограбила.

– За нами следили сыщики? – пришёл в восторг Боря. – Вот это да!

– Ну вот что, хватит лясы точить. Дождь уже кончился, так что идите отсюда. Куда-нибудь подальше! Только смотрите, чтобы вас машина не задавила, а то мне потом отвечай.

Боря тихонько улыбнулся – не Чемодановне и не Оле, а самому себе. Если бы у него в это время спросили, чему он улыбнулся, Боря бы не смог этого нормально объяснить. Он взял за руку Олю и повёл её прямиком к мэрии. В кармане у него лежала отличная новенькая рогатка.

Глава 6

Правдивый гороховый суп

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Это возмутительно! – возмущалась Изольда Тихоновна, попивая кефирный гриб. – Вы что, не видите, как она влияет на Бориса и Ольгу?

– Борису и Ольге, между прочим, не помешает немного влияния, – сказал папа и покосился на маму.

Та сидела за столом подавленная. С тех пор как в доме появилась Чемодановна, мама не находила себе места. С одной стороны, Шурочка Николаевна прекрасно понимала, что никоим образом не может выгнать из дома родную мать. Какой бы ужасной ведьмой та ни была. Ведь одно дело – уйти из дома самой, и совсем другое – кого-то об этом попросить. Во-вторых, в глубине души Шурочка Николаевна была немножко рада снова увидеть свою непутёвую мать. Ей в тайне нравилось, что муж её, Эдуард Константинович, кажется, проникся к Чемодановне симпатией. И дети тоже. Сама Шурочка Николаевна не понимала, что может быть в Чемодановне симпатичного, кроме цвета волос.

С такими противоречивыми мыслями мама грустно пила кофе, вполуха прислушиваясь к семейному разговору.

– Вчера эта кошмарная женщина устроила в мансарде погром! – верещала на всю кухню Изольда Тихоновна.

– Не погром, а бой испанских быков! – заступился за Чемодановну Боря.

– Неужели с настоящими быками? – восхищённо спросил папа.

– Ну естественно! – сказала Оля. – Я была тореадором, а Боря подавал мне бандерильи.

– Вот видите! Какие-то ещё бандерильи! – Кикимора чуть не захлебнулась от возмущения своим грибом. – А в следующий раз, помяните моё слово, она устроит в детской всемирный потоп! Или ещё чего похуже! И потом, что прикажете делать мне? Дети совершенно отбились от рук! Вчера Ольга категорически отказалась садиться за инструмент, обозвав меня нехорошим словом!

– Каким? – испугался папа.

Изольда Тихоновна с готовностью придвинулась поближе к папе и прошептала ему что-то на ухо. Папа тихонько прыснул в кулачок.

– И ничего, между прочим, смешного! – побагровела Кикимора.

– Но вы же действительно похожи на крысу, – благодушно заметила Оля. – Смиритесь с этим, в конце концов.

– Нет, вы слышали? – взвилась Кикимора. – Это всё она! Ваша разлюбезная Чемодановна! Она пагубно влияет на неокрепшую психику детей!

– У кого это психика неокрепшая? – В кухню неграциозно вплыла Чемодановна.

Сегодня на ней были пиратские лохмотья, а на голове возвышалась гигантская треуголка из волос.

Изольда Тихоновна вскочила из-за стола и со словами:

– Я удаляюсь. Дети, за мной! – в полном одиночестве вылетела из кухни. Оля с Борей не шелохнулись.

– Эдуард, – обратилась Чемодановна к папе, делая ударение на букву У. – Признаться, я в замешательстве. Зачем вы держите у себя эту крысу?

– Изольда Тихоновна на самом деле великолепный человек, – начал оправдываться папа. – Просто у неё натянутые нервы и тонкая душевная организация. Зато она копейки с нас не берёт практически. Можно сказать, работает задаром.

– Ещё бы она с вас копейки брала! – ухмыльнулась Чемодановна, поливая сливками из баллончика огромный кусок торта. – Да за то, что она присматривает за этими выдающимися сорванцами и гениальными хулиганами, Кикимора вам ещё сама приплачивать должна!

Оля с Борей переглянулись и засияли, как два начищенных чайника.

– Думаете, зачем она у вас поселилась?

– Разумеется, чтобы ухаживать за моими детьми, – вставила мама.

– Ты глубоко ошибаешься. Она хочет занять твоё место, дорогая. А до твоих детей – ей как до лампочки.

– Как это? – захлопала глазами мама, а папа подавился сосиской.

– Просто взять и стать вместо тебя Прикольской. Только не Шурочкой Николаевной, а Изольдой Тихоновной.

– А как же я? – У мамы был шокированный вид.

– А ты опять будешь Свиреповой. Сначала Кикимора выживет из дома меня, потом тебя, потом Олю с Борей…

– А потом меня? – ужаснулся папа.

– А на тебя, Эдуард, у Кикиморы Тихоновны далеко идущие планы. Поверь мне на слово.

– Но какие?!

Дело в том, что папа, Эдуард Константинович Прикольский, был тоже великолепным человеком, но близоруким. В буквальном смысле, он дальше носа своего ничего не видел, кроме мамы. А «котика» и «моего дорогого» (как часто называла его Изольда Тихоновна) он списывал на её природную непосредственность. Поэтому слова Чемодановны стали для него откровением.

– Кикимора хочет тебя на себе женить, – пробасила Чемодановна, запихивая в себя очередной торт. – Это понятно? Или мне ещё по-китайски объяснить?

– Не верю! – хором сказали мама с папой и тоже хором добавили: – Изольда Тихоновна – кристальной души человек. Она сердечная! Она добрая!

– И пушистая, – мрачно добавила Оля.

Чемодановна ухмыльнулась и что-то хотела сказать, но потом, наверное, передумала. Она поднялась из-за стола и прошествовала к кухонному шкафу.

– Где тут у вас сыпучие смеси? – Чемодановна стала шарить по полкам и двигать банки туда-сюда.

– Что-что? – не поняла мама.

– Ну, гречка там, пшено. Горох тоже подойдёт, раз вы такие незапасливые.

– Горох у нас есть, – с готовностью сообщил папа. – На верхней полочке, в самом углу.

В таких вещах он разбирался куда лучше мамы, которая вечно всё теряла.

Чемодановна высыпала горох в большую миску, добавила туда молока, вишнёвого варенья, крыжовника, сыра с плесенью, колбасных хвостиков (папа их для чего-то копил в коробочке из-под маргарина) и что-то ещё. Боря толком не разглядел, что именно. Однако ему почудилось, что из рукава Чемодановны выползли два паука и тоже прыгнули в миску.

«Наверное, это секретный ингредиент», – догадался Боря.

– А что вы делаете, Авдотья Чемодановна? – робко поинтересовался папа.

– Варю гороховый суп, – ответила та, помешивая в кастрюльке пахучую смесь. – Скоро уже закипит.

– Но мы же только позавтракали. – Папа не любил гороховый суп, да ещё с крыжовником. Но признаться в этом любимой тёще он не осмелился.

– А я и не заставляю его есть. Вы только понюхайте. – С этими словами Чемодановна сняла кастрюлю с огня и водрузила её в центр стола на деревянную подставку.

В тот же миг по кухне начал распространяться какой-то дурманящий аромат с нотками колбасных хвостиков.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– А я, между прочим, спряталась за кухонной дверью и вас подслушиваю, – донёсся из-за двери голос Кикиморы.

– Как это некультурно с вашей стороны, – сказала папа. – Ай-яй-яй! – И тут же в испуге прикусил язык. Он никогда ещё не отчитывал драгоценную няню своих детей.

– Вы не стесняйтесь, Кикимора Тихоновна, – сказала Чемодановна, – идите к нам!

Два раза Кикимору звать не пришлось. Она впорхнула в кухню и вновь уселась на прежнее место.

– Итак, все в сборе, – объявила Чемодановна. – Прошу вас, начинайте.

– Что начинать? – спросили Оля и Боря. Всё происходящее казалось им очень и очень странным. И от этого им было жутко весело.

– Говорить чистую правду, естественно. Сколько можно друг другу врать и не договаривать?

– Ой, а можно, я первая? – попросила Кикимора. – Давно вам хотела сказать, Шурочка Николаевна, что я вас ненавижу. Представляете? Ха-ха-ха! Буквально лютой ненавистью!

– Прекрасно! – похвалила её Чемодановна. – Продолжайте.

– Вас, кстати, тоже, – прибавила Кикимора и обезоруживающе улыбнулась. – И вот их ещё. – Она ткнула наманикюренным пальцем в Борю и Олю. – А хотите, я поделюсь с вами своей заветной мечтой?

– Хотим, – сказал папа.

– Не хотим, – сказала мама.

– Я мечтаю, чтобы их, – она снова показала на Борю с Олей, – задавило троллейбусом. Или, в крайнем случае, ударило током и парализовало на всю жизнь. А один раз я прокралась в детскую и хотела задушить их подушкой!

– Так-так-так, а почему не задушили? – уточнила Чемодановна.

– Я испугалась, – честно призналась Изольда Тихоновна. – Знаете, я очень боюсь, что когда-нибудь меня посадят в тюрьму, и я состарюсь там в полном одиночестве. Я ещё одиночества и старости очень боюсь.

– Какая вы гадкая! – не сдержалась мама. Обычно она была очень сдержанной, но правдивый гороховый суп подействовал даже на неё. – Я всегда подозревала, что вы нехорошая женщина. Хорошие женщины не роются в чужих шкафах!

– А вы зато старая! – крикнула Кикимора и показала маме язык.

– Я? Мне всего двадцать девять лет!

– Натуральная старуха! – демонически расхохоталась Кикимора. – Скоро Эдуард тебя бросит (она вдруг резко перешла на ты) и женится на мне! А детей мы отведём в тёмный лес, привяжем к дереву, и пусть их едят там серые волки, чтобы мне в тюрьме не сидеть!

– Как Гензеля и Гретель? – ужаснулся Боря. Так вот почему Кикимора каждый вечер читала им братьев Гримм, всё понятненько.

– Значит, это правда? – побледнел папа.

– Да, котик. Это чистая гороховая правда, мой дорогой! – С этими словами Кикимора схватила папу за воротничок, притянула к себе и поцеловала! Прямо в нос! – Из нас выйдет отличная пара, вот увидишь, – пообещала она.

Чемодановна наблюдала за этим со спокойствием слонопотама. Чего нельзя было сказать о папе. Он вырвался из цепких объятий Кикиморы и, поправив воротничок, сказал:

– Вон!

– Я не понимаю, котик.

– Я сказал: вон из нашего дома! Здесь нет места детоненавистникам и соблазнителям чужих пап!

– Правильно, папуля! – завопила Оля. – Кикиморам не место в доме прекрасных Прикольских!

– Ну, знаете ли! Вы ещё об этом горько пожалеете! – сказала Изольда Тихоновна, вскакивая из-за стола. – Особенно вы, гражданка Свирепова! Уж я наведу о вас справки, не сомневайтесь! Уж я управу на вас найду!

Как подстреленная, Кикимора выскочила из кухни, взметнулась по лестнице и загремела наверху чемоданами. В отличие от Чемодановны, у неё было их десять, и все красные.

– Только не забудьте выложить мои платья и драгоценности! – крикнула ей мама, улыбаясь до ушей. Если по-гороховому честно, ей никогда не нравилась Изольда Тихоновна, и мама была рада от неё избавиться.

– О каких драгоценностях идёт речь?! – раздалось из-под потолка. – Об этих фальшивых стекляшках? Я вас умоляю!

Ещё некоторое время из спальни Изольды Тихоновны неслись приглушённые проклятия, звон разбитого стекла, скрип мебельных ножек об пол и треск раздираемых в клочья платьев (вероятней всего, маминых). Далее Изольда Тихоновна с грохотом сбросила вниз все десять чемоданов, процокала каблуками по лестнице и со словами:

– Вы у меня ещё попляшете, несчастные! – громко хлопнула входной дверью, разбив при этом тонированное стекло.

В доме Прикольских воцарилась тишина.

– Спасибо, мама, – помолчав, сказала Шурочка Николаевна, впервые за долгие годы назвав свою маму мамой. – За суп и вообще.

– Спасибо в карман не положишь, – ответила на это Чемодановна. – Ну, что расселись? – обратилась она к близнецам. – Сию минуту наверх! Устроим в бывшей Кикимориной комнате космодром Байконур!


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 7

Собака Баскервильевых

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

После ухода из дома Кикиморы дышать Прикольским стало гораздо легче. Никто больше не шарил в чужих шкафах, никто никого не заставлял играть на пианино, никто не чистил Боре уши, а кефирный гриб из холодильника вылили в унитаз.

Теперь в доме хозяйничала Чемодановна, и это было прекрасно! Иметь собственную бабушку – это было просто замечательно! Во-первых, ей не надо было ни за что платить. А как мы помним, с финансами у Прикольских было всё не просто. Во-вторых, ела она своё, так сказать, «волшебное», да ещё и подкармливала остальных. Хотя мама отказывалась есть высококалорийные булочки – она следила за фигурой, – а вот папа, наоборот, не отказывался. И, в-третьих, дети Прикольские были от бабушки без ума. Хотя, бывало, она отвешивала им подзатыльники и ругалась не совсем приличными словами. Но это было мелочью по сравнению, например, с тем, что в причёске у Чемодановны жил человек.

Да, Боря тогда не ошибся: на голове у его родной бабушки обитал живой человечек. Только он был крошечный – размером с обычную флешку. Это именно он кричал, когда Боря в тот раз открыл чемодан, и его (не Борю, а Илью Ильича – так звали человечка) чуть не «бздуло».

Илья Ильич поселился на Чемодановне несколько лет назад. До этого он жил в пакетике из-под чипсов. Но его постоянно гоняло ветром по парку – и Илье Ильичу не нравилось так жить.

Он не находил себе покоя. Однажды мимо пакетика проходила Чемодановна – она шла из парикмахерской, где только что перекрасила волосы в малиновый цвет (раньше они были ярко-зелёные) и сделала новую причёску в виде Пизанской башни. У Ильи Ильича перехватило дыхание, когда он её увидал. Не Чемодановну, а башню – прекрасную уютную тёплую башню, которая могла передвигаться по парку на двух ногах. Немедленно Илья Ильич собрал свой скарб и попросился жить на голову к Чемодановне.

Они сразу крепко сдружились. Вернее, не сразу – сначала Чемодановна чуть не прибила Илью Ильича, приняв его за гигантского комара. Но, выслушав его печальную историю, Чемодановна мгновенно прониклась сочувствием и даже позволила Илье Ильичу перевезти в башню кое-что из мебели. По правде говоря, вовсе не по душевной доброте пустила Чемодановна жить к себе этого человечка. Мы с вами знаем, что никакой душевной доброты у Чемодановны не было и нет. Просто она была жутко одинока, а Илья Ильич – словоохотлив и неглуп. Единственным его недостатком было то, что он всё время боялся, что его сдует ветер или съедят. Прожив всю жизнь в пакетике из-под чипсов, он стал робок и пуглив. А ещё он разговаривал с сильным иностранным акцентом. Иногда понять его было совершенно невозможно.

– Моченодавна, – обращался он к своей домоправительнице. – У немя япоть четёт шкыра!

Вы что-нибудь поняли? А Моченодавна, то есть Чемодановна, его, как никто, понимала. Поэтому она шла, покупала суперстойкий лак для волос и чинила протекающую крышу. А точнее, делала себе новую причёску, в которую переселялся довольный Илья Ильич.

Боря с Олей пришли от человечка в полный восторг.

– Не бойся, – ласково сказала ему Оля. – Мы тебя не обидим.

На что Илья Ильич отреагировал как-то странно. Он укусил Олю за палец, и у неё пошла кровь.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Он сам кого хочешь обидит, – сказала Чемодановна. В который раз она перебирала вещи в своём чемодане.

– А где панталоны? – удивился Боря. – Которые лежали вот тут?

– Никаких панталон тут не лежало! – отрезала Чемодановна.

– Но я их прекрасно видел!

– Я ничего подобного не ношу! – Бабушка так свирепо посмотрела на Борю, что тот был вынужден замолчать.

Из пустого чемодана Чемодановна достала поводок и объявила во всеуслышание:

– Мы выдвигаемся на прогулку.

– Опять? – Лица Бори и Оли стали кислыми. Им совсем не хотелось снова гулять по парку, пока Чемодановна делает там что-то со своими чакрами. Гораздо больше им нравилось проводить время в её чудесной мансарде. Кувыркаться, ходить пешком по стенам, гонять с плоскими футболистами мяч… Сами понимаете: на улицу им совершенно не хотелось!

– Не будьте такими чёрствыми эгоистами. Илье Ильичу необходим свежий воздух и старая добрая пробежка.

– У немя гони теказают, – поддакнул Илья Ильич, – елси на ондом семте дисеть.

– Вот именно, – кивнула Чемодановна. – Все на выход!

На поводке Илья Ильич шёл, как заправский пёс. Он неторопливо обходил лужи и украдкой поглядывал по сторонам: не видно ли на горизонте прохожих? Илья Ильич старался не попадаться им на глаза. Реакция прохожих на крошечного говорящего человека могла быть непредсказуемой. Однажды его чуть не раздавили кирзовым сапогом, приняв за полевую мышь. А в другой раз поймали, отвезли в научную лабораторию и чуть там не препарировали. Благо Чемодановна вовремя ворвалась в лабораторию и учинила погром, за что её посадили в тюрьму на двое суток.

Сами понимаете, в таких враждебных условиях Илье Ильичу приходилось быть крайне осторожным. Но в тот день всё пошло кувырком. Илья Ильич отвлёкся на очередную лужу и не заметил, как из-за угла вывернул толстый мальчик. Чемодановна же была увлечена беседой с Олей и Борей. Бабушка рассказывала им про то, как в Средние века таких людей, как она, сжигали на кострах.

– У меня уже юбки загорелись, но тут я превратилась в кошку и сбежала. Им досталось только моё бальное платье.

– А ты что, жила в Средние века? – удивилась Оля.

Но Чемодановна не успела ответить.

– Кого я вижу! – раздался чей-то неприятный голос. – Прикольские, вы что, теперь с бабушкой гуляете? Я, наверное, сейчас от смеха умру! Ха-ха-ха!

– Это кто ещё? – поморщилась Чемодановна.

Перед ними стоял, перегораживая собой дорогу, упитанный парень лет десяти – в шортах и панаме. На поводке он держал мускулистого добермана – тот скалился и капал на асфальт слюной. Это был сосед Бори и Оли – Миша Баскервильев и его верный пёс по кличке Собака.

Боря знал, что Миша с папой по ночам тренируют Собаку кусать других людей. Поэтому он очень испугался, когда их увидел. В первую очередь за Илью Ильича, а за себя и Олю во вторую. За Чемодановну бояться было просто смешно.

– Это наш добрый сосед Миша, – представил его Боря. – А это наша родная бабушка.

– А почему я её раньше никогда не видел? – спросил Миша и подозрительно прищурился. Собака зарычал.

– Много будешь знать – скоро состаришься, – предупредила его Чемодановна и тоже прищурилась.

Но Миша плохо знал Чемодановну, поэтому не обратил внимания на её угрозу. Признаться, он был отвратительным мальчиком, этот Миша. Особенно по отношению к тем, кто был младше его и слабей. Чужих бабушек он тоже не боялся. Только пап.

– Какая у неё дурацкая причёска! – сказал Баскервильев и от души рассмеялся. – Это что у вас, чемодан?

На голове у бабушки действительно был чемодан – вернее, конструкция из волос в форме чемодана.

– Миш, ты бы шёл отсюда, – попросила его Оля. – Подобру-поздорову.

Но Миша никуда не собирался уходить. В этот долгий июльский день ему было страшно скучно, а Прикольским, похоже, наоборот, жутко весело. С точки зрения Миши, это было несправедливо.

– Интересно, и куда это вы намылились? – не унимался Баскервильев. – Такие расфуфыренные?

Можно было, конечно, попытаться отодвинуть его в сторону, но Собаке бы это точно не понравилось. Вдруг Миша заметил Илью Ильича. Всё это время человечек прятался в длинных юбках Чемодановны, но тут неосмотрительно выглянул и…


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Опаньки! – воскликнул Миша и ударил себя по коленкам. – Это у вас кто такой? Гуманойдик, что ли?

– Сам ты гуманойдик, – разозлилась Оля. – А ну пропусти! – Она с силой пихнула Мишу в живот, но тот даже не покачнулся.

Тем временем Собака тоже заметил Илью Ильича: он стал пыхтеть как паровоз и вырываться от Миши. А Баскервильеву вдруг безумно захотелось отобрать у Прикольских гуманойдика. Забрать его себе, посадить в тесную клетку от попугая (он недавно как раз умер) и стать его повелителем! А тот пусть будет его рабом.

– А он что у вас, говорящий? – опять полюбопытствовал Миша, бочком-бочком придвигаясь к человечку.

– Ну всё, я тебя предупреждала! – сказала Чемодановна и с этими словами плюнула в Мишу Баскервильева. Прямо ему в лицо.

– А-а-а! – заорал Миша, как резаный. – Противная бабка старая! Она плюнула в меня ядовитой слюной! – Он принялся утираться рукавами, но было уже поздно.

На глазах поражённых Оли и Бори их сосед Миша Баскервильев, этот толстый, пышущий здоровьем мальчик из дома напротив, стал покрываться морщинами, сутулиться, горбиться… Словом, превращаться в деда старого! У него подкосились коленки, мгновенно отросла борода, вместо панамы заблестела лысина и на носу взгромоздились старомодные очки.

– Что вы наделали?! – орал новоиспечённый дед обиженным детским голосом.

– А я тебя, между прочим, предупреждала: много будешь знать – скоро состаришься! – отчеканила Чемодановна, и Боря окончательно убедился, что шутки с ней плохи.

Но тут произошло что-то ещё ужаснее, чем то, что произошло с Мишей Баскервильевым. Собака, совершенно перестав узнавать своего хозяина, вдруг набросился на него, покусал (как тренировали его по ночам Миша с папой), вырвался и кинулся на Илью Ильича. От неожиданности человечек подпрыгнул и с громким воплем: «Сапсите! Могопите! Динбаты бивауют!» бросился наутёк. Через мгновение оба – Илья Ильич и Собака – исчезли за поворотом.

– Скорей! За ними! – скомандовала Чемодановна, и все четверо, включая старого деда Мишу, ринулись в погоню.

Вечерело. Небо над крышами двухэтажек стало ярко-оранжевым. Щебетали птицы, люди шли по тротуару в свои дома, у кого-то бубнило радио, сообщая, что на улице плюс X). Вот уже три с половиной часа Прикольские искали сбежавшего Илью Ильича, но найти никак не могли. Он скрылся. Исчез. Они обыскали все подворотни, урны и канализационные люки – Илья Ильич словно испарился. Чемодановна заставила Борю обшарить даже лужи – на тот случай, если человечек утонул. Но всё было тщетно. Просто всё-превсё.

На Чемодановне не было лица. Боря с Олей ещё ни разу не видели её такой подавленной. Мысленно она уже похоронила Илью Ильича и теперь оплакивала его горькими слезами.

– Он был героем! Маленьким и отважным! – рассказывала Чемодановна, ведя под локоток престарелого Мишу. – Однажды он спас мне жизнь, приняв неравный бой с ядовитой коброй! Он поборол змею, вооружившись моей собственной шпилькой! О, это был отчаянный человечек! Крошечный, но гордый!

– Скажите, а вы меня скоро отпустите? – жалобно интересовался Миша. – А то у меня радикулит. Мне домой надо или сразу в больницу.

– Нет у тебя больше никакого дома, – безжалостно отвечала Чемодановна. – И вообще, никуда мы тебя не отпустим, пока Илью Ильича не найдём. Это ты во всём виноват, несчастный. Ты мне, между прочим, сразу не понравился.

– Вы мне тоже.

– Стойте! – воскликнул Боря. – Слышите?

Откуда-то из-за деревьев доносился отчаянный лай. Там кто-то лаял! Вероятнее всего Собака!

– Скорее, туда! – закричала Оля и бросилась напролом в кусты. Остальные бросились следом.

Илья Ильич, маленький и несчастный (кажется, гораздо меньше и несчастней обычного), сидел на дереве и стонал что-то неразборчивое. Под деревом остервенело прыгал Собака… И что-то странное было в нём. Издалека Прикольские не разглядели, что именно, но, подойдя поближе, сразу увидели.

Собака просто сиял – как от счастья сияют люди. Он отчаянно крутил хвостом, улыбался во всю пасть, тряс ушами и даже повизгивал, как новорождённый поросёнок.

– Что вы сделали с моим псом? С этим кровожадным и беспощадным людоедом? – завопил Миша Баскервильев. – Что вы с ним сотворили, я вас спрашиваю?

– Чениго босоненного. Я стопро зурачил его винанедить дюлей, – невинно отозвался Илья Ильич с дерева. При ближайшем рассмотрении он оказался вовсе не несчастным, а совсем наоборот.

– Что он несёт? Каких дюлей?! – кричал старый Миша, напрочь забыв о радикулите.

– У бетя отчилно лучиполось, – улыбнулась Чемодановна, смахивая невидимую слезу. – Я так рада, что тебя никто не съел. Я просто счастлива.

– Унерда! С катой Басокой мне петерь нитко не трасшен! – С этими словами Илья Ильич слез с дерева и вскарабкался Собаке прямо на шею. Тот, казалось, ничуть не возражал. Наоборот, он был безумно рад! Новый хозяин оседлал его и теперь ласково чесал за ушами.

– Собаченька, а как же я? – чуть не плача, позвал Собаку Миша. – Ты не узнаёшь меня?

Собака отвернулся. В этот раз он прекрасно узнал Мишу Баскервильева. Даже с его седой бородой и розовой лысиной. На то и даны собакам носы, чтобы разбираться в людях. А Собака прекрасно в них разбирался – поэтому он притворился, что Мишу не узнаёт.

Не в силах больше сдерживаться, Миша Баскервильев разрыдался. Этот толстый дед сидел под деревом и ревел, как мальчишка. Он плакал от обиды и злости. И ещё от жалости к себе. Миша был теперь старый и никому не нужный – даже своему Собаке.

– Пойдёмте отсюда, – сказала Чемодановна. – Уже темнеет Родители меня за вас убьют.

– А как же он? – спросила Оля.

– Мы что, его бросим? – удивился Боря.

– А что с ним ещё делать? – пожала плечами Чемодановна. – Может, расцеловать? Или осыпать розами?

– Преврати его, пожалуйста, обратно в мальчика, – попросила Оля. – Он всё осознал. Он больше так не будет.

– Я осознал! Я не буду! – подтвердил Миша.

– Что-то я сильно сомневаюсь, – хмыкнула Чемодановна.

– Я никогда больше не буду обижать маленьких и старых! Я никого больше не буду заставлять кусаться! Клянусь своей бородой!

– Ну, положим, борода не твоя.

Они ещё долго так препирались, но Чемодановна в итоге всё-таки расколдовала Мишу Баскервильева. На неё Оля надавила – и она расколдовала. Правда, не сразу, а через два дня – чтобы впредь неповадно было.

А ещё через два дня Илья Ильич переехал жить на Собаку насовсем. К зиме Миша предложил ему перебраться в клетку от попугая, и тот сказал: «Мотсоприм…»

Глава 8

День Гулливера Крузо

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Сегодня необычный день! – таинственно сказала Чемодановна, закрывая чемодан.

Да, вот именно что «закрывая», а не открывая на этот раз.

– Какой?! – еле сдерживая любопытство, спросили Оля и Боря.

– Сегодня – день великого путешественника Гулливера Крузо!

– Ты хотела сказать: Робинзона Крузо? – поправила Чемодановну Оля.

– Или Лемюэля Гулливера, – предположил Боря. Он любил книжки про приключения и прекрасно знал, как обоих зовут.

– Я хотела сказать именно то, что сказала, – отрезала Чемодановна, переворачивая чемодан кверху дном.

– Ой, а что это за наклеечки? – удивилась Оля, разглядывая пёструю поверхность чемодана.

Раньше никаких наклеечек на нём не было, Оля могла бы в этом поклясться. Он был просто оранжевым. Ну, или коричневым, по мнению Бори, но тоже без ничего.

А теперь здесь были ярлыки – с надписями на разных языках, ярлыки разных цветов, форм и размеров. Круглые и треугольные, маленькие и большие, жёлтые, красные, синие… Старые и стёртые, абсолютно новенькие и блестящие, ярлыки с названиями стран, городов, кораблей, авиакомпаний, железных дорог и отелей. Ярлыки с изображением замков, башен, древних руин, флагов, памятников, редких зверей, политических карт мира, рек, морей, гор, айсбергов и джунглей.

– Я немного путешествовала по миру, – небрежно бросила Чемодановна.

– А ты что, была в Мачу-Пикчу? – изумился Боря. Он, можно сказать, всю жизнь мечтал побывать в Перу.

– И в Антарктиде? – восхитилась Оля. Она просто обожала пингвинов и айсберги.

– Была, ну и что? – сказала Чемодановна таким тоном, словно речь шла не о путешествии на край света, а о походе в продуктовый магазин. – Значит, так: живо переодевайтесь в немаркое.

– Мы что, опять пойдём в парк? – Близнецы моментально скисли.

– Вот ещё! – фыркнула Чемодановна.

– А куда тогда? – натягивая джинсовый комбинезон, появившийся, как водится, из воздуха, уточнила Оля.

– Много будешь знать…

– Скоро состаришься. – Оля ещё не забыла бедного Мишу Баскервильева.

– Плохо будешь спать! – отчеканила Чемодановна. – Ну, переоделись? Тогда за мной!

С этими словами бабушка (в одежде цвета хаки) подхватила чемодан и настежь открыла дверь. Помните, ту – стеклянную, которая висела между полом и потолком? Вот её. На Олю и Борю пыхнуло чем-то горячим, как будто в лицо им дунул дракон.

– Сейчас немного поболтает, так что вот вам. – Чемодановна протянула каждому коричневый бумажный пакет. Точно такой Боре давала одна добрая стюардесса, когда его тошнило в самолёте. – Готовы? – Не дожидаясь ответа, Чемодановна сделала решительный шаг в пустоту и тут же пропала.

Переглянувшись и на всякий случай мысленно попрощавшись с родителями, Оля и Боря проделали то же самое.

Они очутились в маленькой белой комнате. Чемодановна уже сидела в кресле, пристёгнутая ремнём безопасности, и обмахивалась веером. Здесь было душно, а кондиционеры не работали.

– Ну, что вы там копаетесь? – нетерпеливо спросила она. – День Гулливера Крузо, между прочим, не резиновый.

Близнецы поспешно уселись в кресла и тоже пристегнулись. В ту же секунду комната взревела и затряслась, как какой-нибудь трактор или космическая ракета. Боря судорожно вцепился в подлокотники и покрылся потом, а Оля от восторга стала похрюкивать. Она, в отличие от брата, просто обожала летать, особенно когда тебя трясло и швыряло в разные стороны. А трясло и швыряло тут куда сильней, чем на аттракционах.

– Э-ге-гей! – орала Оля, не в силах сдерживать нахлынувших эмоций. – О-го-гой!

– Замолчи, Оля, – попросил её Боря. – А то у меня от тебя уже уши закладывает.

– Это не от неё. Это от перегрузок и полёта в безвоздушном пространстве, – доложила Чемодановна.

– А мы уже в космосе? – изумилась Оля.

– А как ты хотела до Антарктиды за четыре минуты добраться? Только через космос! Решительно через космос!

– Подожди, а мы что – ЛЕТИМ В АНТАРКТИДУ?!

– Конечно нет. И хватит задавать глупые вопросы. Мы уже, между прочим, приземлились. – Чемодановна поправила помявшуюся причёску и отстегнулась.


Они стояли посреди пустыни. Вокруг было много песка и сплошные барханы – а больше ничего. Даже чемодан с ярлыками куда-то исчез. Чемодановна раздала всем чалмы от солнца и заправским лекторским тоном объявила:

– Каракумы – песчаная пустыня на юге Средней Азии. Здесь много ящериц, змей и черепах, а также водятся ослы и антилопы. Площадь Каракумов составляет бла-бла-бла тысяч километров… А давайте лучше на верблюдах покатаемся! – вдруг предложила она.

– О, давайте! – обрадовались близнецы.

Они вскарабкались на верблюдов (те как раз выплыли из-за ближайшего бархана) и уселись между горбов. Сидеть между горбов было очень удобно и даже уютно – как в домике. А когда верблюды поднялись с колен и медленно пошли по Каракумам, Оля и Боря чуть не заплакали от счастья. Они ещё ни разу ни на ком не катались! Боре было даже немного неловко сидеть на верблюде, он всё думал: а вот если бы верблюд сидел на нём, ему бы это вряд ли понравилось… Но кажется, верблюд не возражал. Он плавно шёл среди барханов и красиво шевелил длинными ресницами, пристроившись вслед за верблюдом Чемодановны. Олин верблюд был замыкающим.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Но скоро близнецам это надоело. Во-первых, в Каракумах было жарко, а газировку тут нигде не продавали. Во-вторых, в Каракумах абсолютно не на что было смотреть! Никаких тебе оазисов, миражей или стоянок бородатых бедуинов.

Первой не выдержала Оля.

– Я хочу домой! – заявила она.

– Размечталась, – отозвалась Чемодановна. – День Гулливера Крузо только начинается.

– Но я хочу пить! – Оля сделала страшную гримасу, по которой было яснее ясного, что она просто умирает от жажды.

– Верблюд может прожить без воды сорок пять дней, – сообщила Чемодановна.

– Я не верблюд.

– Я это вижу – очень жаль. Ладно, давайте закрывайте глаза, – вздохнула Чемодановна. – Закрыли? А теперь открывайте.

Когда Боря с Олей открыли глаза, они сначала ничего не увидели – только какое-то зелёное помутнение с пузырьками. А всё потому, что они вдруг оказались под водой. Когда близнецы вынырнули, то сразу увидели вдалеке горы.

– Чемодановна, я плавать не умею! – страшным голосом закричал Боря и судорожно захлопал по воде руками. – Я сейчас утону!

– Не ори. На тебе, между прочим, спасательный жилет, – отрезала Чемодановна и, перевернувшись на спину, спокойно поплыла к берегу.

Боря продолжал орать. Просто он жутко боялся, когда под ногами простиралась чёрно-зелёная бездна.

– Если ты сию минуту не перестанешь, я тебя сама утоплю, – пригрозила Чемодановна. – Бери пример с Ольги – с этой храброй девицы-амфибии!

– Я пить хочу, – напомнила Оля.

– Так пей. Вода в озере Лох-Несс практически питьевая.

– Что значит – практически?

– То и значит. От заворота кишок ты точно не умрёшь. Быстрее утонешь.

– А что значит, в озере Лох-Несс? – спросил Боря. Он уже немного успокоился и даже хлебнул воды. Она была вкусная и пахла водорослями.

– Озеро Лох-Несс расположено в высокогорьях Шотландии и опоясано вертикальными скалами. В его глубинах водится (или не водится) всемирно известное лох-несское чудовище, представляющее собой исполинское водоплавающее существо со змеиной шеей.

– Так водится или нет? – уточнил Боря. Он бы предпочел, чтобы никого исполинского в этих глубинах не водилось.

– Это мы сейчас с вами проверим. – Чемодановна перевернулась, достала откуда-то бинокль и подкрутила окуляры. – Гм-гм, а вот и оно! Нам, дети, сегодня несказанно везёт!

– Дай мне посмотреть! – Оля забрала у Чемодановны бинокль. – Точно! Чудовище! Какое оно хорошенькое! Так на дракончика похоже!

– Оля, ты серьёзно? – насторожился Боря и сразу подобрал под себя ноги. Ему вдруг почудилось, как что-то коснулось его чуть ниже спины. Кажется, чей-то хвост. Гигантский, скользкий, мерзкий хвост!

– Смотрите, он кого-то поймал! – радостно воскликнула Оля. – Точно! Он перевернул лодку с туристами и сейчас их ест! Одного, второго, третьего… Он съел четырёх туристов, представляете? Какой он всё-таки лапочка!

– Ольга, перестань. Ты пугаешь своего несчастного брата.

– Ой, кажется, он нас заметил! – взвизгнула Оля. – Точно – он плывёт сюда! Эй, Несси, плыви к нам!

– Ты с ума сошла?! – страшно закричал Боря, судорожно пытаясь плыть. Он уже видел, как что-то огромное и чёрное стремительно двигается в их сторону. – Он же нас сожрёт!

– Не бойся, он уже наелся, – успокоила его сестра.

– Откуда ты знаешь? Помогите! Спасите! – орал Боря, в панике хватаясь за голову Чемодановны.

– Отцепись, ты меня утопишь.

– Я вижу его острые зубы и витиеватые рога!

– Ладно, – вздохнула Чемодановна. – Закрывайте глаза. Всё, уже можно открывать.

– Где это мы? – спросил Боря.

Вокруг не было ничего, кроме снега. Боря моментально успокоился – снег он любил гораздо больше, чем водоплавающих чудовищ. К тому же вместо мокрого спасательного жилета на нём был сухой комбинезон из какого-то блестящего материала, похожего на фольгу.

– Мы находимся в кратере действующего стратовулкана на острове Хонсю, в девяноста километрах к юго-западу от Токио. Словом, мы, дети, на Фудзияме – самой высокой горе в Японии! – торжественно объявила Чемодановна.

– Ух ты! – захлопала в ладоши Оля. – А что мы тут будем делать?

– Играть в снежки, а потом лепить снежную бабу, разумеется.

– А давайте лучше построим и́глу и будем в нём жить, как эскимосы, – предложил Боря.

– Давайте, – тут же согласилась Чемодановна.

Она немедленно нарубила снежных блоков и мастерски сложила из них замечательный иглу, а внутри всё украсила шкурами и развела костёр. Стали пить чай. Он был вкусный и приятно горячил озябшие внутренности.

– Вот бы сейчас тушёнки с гречневой кашей! – мечтательно вздохнул Боря. Он много раз видел по телевизору, как голодные альпинисты за обе щёки уплетают тушёнку, и всегда им завидовал. Мама не разрешала ему её есть.

– На! – Чемодановна протянула Боре закопчённый котелок. – Тушёнка – высший сорт!

Сама она по инерции ела шоколадный торт, а Оля – гамбургер с картошкой фри и апельсинами. Это была её любимая комбинация.

Вечерело. Температура в иглу упала до минус двадцати градусов, и Боре с Олей немедленно захотелось сменить обстановку.

– Закрывайте глаза, – сказала Чемодановна, выливая остатки чая в костёр. – Теперь открывайте.

– Мы в джунглях! – догадалась Оля. – Сколько вокруг лиан и всяких ползучих гадов! – восхитилась она.

– Никого не трогайте руками, – предупредила Чемодановна, пробираясь сквозь плотные влажные дебри. – Тут все поголовно ядовитые.

– Можно, я залезу на дерево? – попросил Боря. Ему очень не хотелось, чтобы его кто-нибудь укусил. Боре не очень нравилось в джунглях, если честно.

– Нельзя. Там спит удав. И если ты его разбудишь, тебе конец.

– А кто спрятался вон в тех кустиках? – спросила Оля, не отставая от Чемодановны. Из кустов кто-то недружелюбно за ними наблюдал.

– Это горилла обыкновенная. Не бойся, она тебя не укусит. Если подойдёшь поближе – сразу прибьёт.

– Понятно. – Боря поёжился. – А это кто такая, полосатенькая?

– Это древесная кобра. Если она тебя укусит, ты умрёшь в течение трёх минут. Причём в страшных муках.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Ходить по джунглям было неприятным занятием. Во-первых, тут было душно и влажно, как в бане. Во-вторых, вокруг летали гигантские комары и так и норовили тебя искусать. А в-третьих, в-четвёртых и в-пятых, джунгли просто кишели всякими ядовитыми растениями и диким зверьём. Нет, Боря, конечно, любил шимпанзе и бородатых свиней. Но только в том случае, если они сидят в клетке в каком-нибудь зоопарке и едят из ведра, а не косятся на него дикими глазами: кто знает, что у них на уме?

– Бабушка, нам ещё долго идти? – слабым голосом позвал Боря.

– Нет, мы уже пришли.

Джунгли вдруг расступились в стороны, и дети увидели саванну. А посреди неё – озеро! Оно было синее-синее и блестящее, как новенькая сковородка! Оно было очень красивое! Такое красивое, что даже Боря залюбовался, хотя его всего искусали комары.

А в озере купались слоны. Они набирали воду в мягкие толстые хоботы и поливали сверху друг друга и своих слонят А рядом, элегантно изогнув длинные шеи, пили жирафы. Чуть подальше – из озера лакало целое семейство львов, во главе с самим царём саванны. Словом, сегодня здесь были все: страусы и носороги, лемуры и леопарды, антилопы и зебры, крокодилы и бегемоты, фламинго, марабу и многие, многие другие. Они пришли на водопой – и по неписаным законам саванны не могли есть друг друга. Как бы сильно им этого ни хотелось.

– Ну что, путешественники, напутешествовались? – спросила Чемодановна, украдкой смахивая слезу. Иногда она была сентиментальна, в особенности на сытый желудок.

Дети переглянулись и хором сказали:

– Не-е-е-е-ет!

Они ведь только во вкус вошли! День Гулливера Крузо только начинается!

– Тем хуже, – отрезала Чемодановна и приказала: – А ну, закрывайте глаза!

Когда Прикольские их открыли, им тут же пришлось зажмуриться. Огромное малиновое солнце опускалось за горизонт, освещая длинными лучами город на пологом склоне холма. Дети стояли на облаке (оно было кучевое, и на нём вполне можно было стоять), и отсюда городок казался игрушечным. Точно такой – только из раскрашенного картона – продавался в мамином магазине, и Боре давно хотелось его купить. Аккуратные деревья, стриженые кусты, лужайки, булыжные мостовые, дома под рыжими черепичными крышами, площадь и высокая мэрия. А в самом центре – старый парк, больше похожий на сказочный лес. Всё это Боря очень любил, и казалось ему, что никакие джунгли с фудзиямами не сравнятся по красоте с его родным городком.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Ведь это был именно его город – его и Олин, милые сердцу Большие Пупсы. Прикольские были дома – осталось лишь спуститься с облака и открыть скрипучую калитку.

День Гулливера Крузо закончился, как кончается всё в этой жизни. Но Боре почему-то не было грустно. Ведь с ними была Чемодановна, и он думал, что никуда она от них теперь не денется.

Но, к большому нашему сожалению и даже прискорбию, Боря сильно ошибался.

Глава 9

Подарочные карты

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Обычно день рождения Оли и Бори отмечали скромно. Мама, прекрасная Шурочка Николаевна Прикольская, пекла именинный пирог – один на двоих. Папа покупал в магазине подарок – тоже один на двоих (обычно это была компьютерная игра, приставка или сам компьютер в кредит), и отводил близнецов в кино. Тоже одно на двоих, конечно. На этом всё – день рождения Прикольских заканчивался. Поэтому, сами понимаете, Оля и Боря не очень-то любили отмечать тот факт, что они на год становились старше. Ничего замечательного они в этом не видели, особенно Оля. Если честно, ей хотелось вечно оставаться юной.

Так было обычно – но не в этот раз. Ведь на сей раз день рождения устраивала сама Чемодановна. Поэтому Оля с Борей просто с ума сходили от нетерпения! Тем более что у них юбилей – целых двадцать лет на двоих.

Первым делом Чемодановна запретила Шурочке Николаевне печь пирог.

– Торт! Решительно торт! Трёхъярусный, шоколадный, со взбитыми сливками, клубникой и всякой всячиной!

– Я не умею печь торты, – испугалась мама. – Тем более ярусные.

– Не сомневаюсь. Что ты вообще в этой жизни умеешь, кроме как игрушки продавать?

– Продавать игрушки, между прочим, очень интересное и полезное занятие! – обиделась мама.

– Ошибаешься, милочка. Интересное занятие – это дарить игрушки. А продавать их – пошло.

– Ты находишь? – Мама ещё ни разу не задумывалась об этой стороне вопроса.

– Вы лучше сходите на улицу, погуляйте с Эдуардом. Мы справимся и без вас, – распорядилась Чемодановна. – Но возвращайтесь к ужину.

Мама с папой покорно надели шляпы и ушли, чтобы не мешать Чемодановне устраивать праздничный завтрак.

Когда завтрак был готов, она отправилась будить именинников.

– Семь утра! Просыпайтесь, лежебоки, не то проспите всё самое ужасное!

Оля с Борей моментально проснулись. Всё самое ужасное они, разумеется, никак не могли проспать.

За завтраком, который для разнообразия состоял не из тортов с пирожными, а из любимых блюд близнецов – жареных сосисок, вафельных рожков из-под мороженого, чипсов со вкусом солёных огурцов, взрывающихся во рту карамелек, сахарной ваты, острых куриных крылышек и конечно же апельсинов – Чемодановна вручила Оле и Боре подарки.

– Спасибо, – кисло поблагодарили внуки бабушку.

Они были воспитанными детьми, но даже на их вежливых лицах нельзя было не заметить горького разочарования. Оля и Боря ждали от Чемодановны чего-то другого. Чего-то эдакого, понимаете? Чего-нибудь вроде говорящего надувного бегемота, избушки на курьих ножках, в которой можно спать, или хотя бы машины времени. А что подарила им Чемодановна? Банальные подарочные карты из пластика со штрих-кодом! Оле – оранжевую, а Боре – коричневую, как будто это играло какую-то роль.

От Чемодановны не ускользнуло явное недовольство близнецов.

– Не нравится, отдавайте обратно.

– Нам нравится! Очень! – испугались Оля и Боря. Подарки, пусть даже такие неинтересные, гораздо лучше, чем вообще никаких. И потом, они очень боялись расстроить бабушку. Дети прекрасно знали, что ничем хорошим это не обернётся.

– Ой, тут что-то написано, – сказала Оля, разглядывая свою карточку.

– Серьёзно? Ну надо же! – воскликнула Чемодановна с набитым ртом. Она жевала восемнадцатую сосиску.

– «Именная подарочная карта даёт право Прикольской Ольге Эдуардовне провести день рождения с самым ненавистным человеком в мире…» – Оля удивлённо посмотрела на жующую Чемодановну. – Ты что, издеваешься?

– Нет.

Заикаясь от волнения, Боря прочёл надпись на своей карточке:

– «Именная подарочная карта даёт право Прикольскому Борису Эдуардовичу провести день рождения в самом страшном месте в мире»… Ты это серьёзно, Чемодановна?

– Такой серьёзной я не была уже семьсот пятьдесят лет.

– Но это же ужасные подарки! – в сердцах воскликнули Оля и Боря. Они больше не могли и не хотели быть вежливыми и, так сказать, не смотреть в зубы дарёному коню.

– Вот именно! В мире нет ничего прекрасней таких вот ужасных подарков! – улыбнулась Чемодановна, вытирая салфеткой рот. – Согласны?

– НЕТ!

– Цыц. Вы что-то распоясались, я погляжу. Забыли, что в любой момент я могу вас испепелить? Значит, так, дорогая, решай, кого ты ненавидишь больше всего на свете. Только быстро.

– Но я никого не ненавижу, – растерялась Оля.

– Не верю ни единому слову. Ненавидишь, и ещё как.

– Ты имеешь в виду Кикимору? Но я её не ненавижу – скорее, терпеть не могу.

– А как насчёт Баскервильева? – прищурилась Чемодановна.

– Это отвратительный, приставучий и высокомерный тип из дома напротив? – Олю передёрнуло от отвращения. – Но я не хочу проводить с ним целый день! Тем более собственный день рождения!

– Почему?

– Да я его просто ненавижу!

– Отлично, – хлопнула в ладоши Чемодановна. – Теперь твоя очередь, дорогой.

– Пожалуй, я проведу этот день в кино, – скромно сказал хитрый Боря. – Там темно и показывают фильмы ужасов. И потом, это наша семейная традиция.

– Пф! – только и пфыкнула на это Чемодановна.

– Мне будет страшно! Клянусь!

– Я тебя умоляю! Значит, выбирай: ты прыгнешь с парашютом с утёса в бездну или зайдёшь в клетку к кровожадному льву?

– Прыгну в бездну, – немедленно отозвался Боря.

– Значит, будет тебе лев!

– Но…

– Никаких но.

– А давайте поменяемся, – предложила Оля. – Я зайду в клетку, а Боря пусть идёт в гости к Баскервильеву.

– Какие вы у меня хитренькие, – зубасто улыбнулась Чемодановна. – Не бывать этому никогда! А ну – живо надевайте парадную одежду!

Такого ужасного дня рождения у Оли с Борей ещё никогда не было. Как на заклание шла Оля через дорогу – к дому ни о чём не подозревающего Миши Баскервильева. Чемодановна проводила её до порога, нажала звонок и ушла, оставив несчастную Олю в полном одиночестве.

Какое-то время дверь не открывали, и Оля уже обрадовалась, что дома никого нет. Но дома как раз-таки был Миша – он выглянул из-за занавески, увидел Олю, чуть не упал в обморок и тут же убежал к себе в комнату, переодеваться.

– Тко мат? – отозвались из-за двери.

– Открывайте, это я, – приободрилась Оля. По крайней мере, она будет с Баскервильевым не одна.

Дверь открылась. В коридоре стоял Собака Баскервильева с Ильёй Ильичём на шее.

– Олькоск тел, олькоск миз! – воскликнул человечек и полез на Олю целоваться.

В это время из комнаты вышел сам Баскервильев. На нём был серый костюм-тройка (это в такую-то жару!), который был ему явно мал, и розовый галстук-бабочка.

– Ты куда намылился? – хмуро поинтересовалась Оля.

– Я? Никуда. Я всё время так по дому хожу, – соврал Миша и даже не покраснел.

– Какой ты странный, – сказала Оля. – Я пройду?

– Разумеется.

Миша взял Олю за руку (рука у него оказалась влажной и липкой, как у бородавчатой жабы) и провёл в гостиную.

Всё здесь было уставлено кубками и увешано медалями с дипломами Миши Баскервильева. Миша профессионально занимался боксом и мог любого побить, что красноречиво подтверждали его дипломы. На полу лежал толстый разноцветный ковёр. Точно такой же висел на стене, а в углу стоял большой телевизор, который показывал двух людей, бьющих друг друга в лицо. Оля уселась на диван, почему-то обёрнутый полиэтиленом (впрочем, как и кресла).

– У меня сегодня день рождения, – мрачно сказала она. – И я почему-то решила отметить его с тобой.

– Правда?! – Это признание так ошеломило Мишу, что он сорвал с себя галстук-бабочку и вышвырнул его в окно. Оля возненавидела его ещё сильнее.

– Иди на кухню и поставь чайник, – приказала она, переключая бокс на мультики.

– Куда? – не понял Миша.

– На плиту. Чтобы вскипела вода. А ты тем временем приготовишь бутерброды. Илья Ильич любит с сыром, а Собака…

– С лбакосой, – подсказал человечек.

– Понял, – с готовностью кивнул Баскервильев. – А с чем любишь ты?

– Я не ем чужую еду, – деспотично отрезала Оля.

– Понял, – снова кивнул Миша и умчался на кухню выполнять приказ.

ФФФ

Тем временем Боря шёл в зоопарк. Если бы он шёл туда один, то точно бы не дошёл. Боря бы свернул за угол, побежал и спрятался. Но рядом с Борей шагала бесстрастная Чемодановна, поэтому на побег у него не было шансов.

Дойдя до зоопарка, Чемодановна купила билеты и сразу направилась к клетке со львом, самой популярной клетке в зоопарке. Лев был всеобщим любимцем, и посетителям нравилось кормить его сырым мясом. Со страшным рыком лев набрасывался на мясо и терзал его в клочья, прежде чем проглотить. Посетители были от льва в восторге!

Чемодановна пристроилась в конец очереди и приказала Боре наблюдать.

– За чем?

– Не за чем, а за кем. За львом, разумеется. В твоём распоряжении каких-то пять минут. За это время ты должен изучить его характер, повадки и слабости.

– Зачем? – опять спросил Боря. Ему совсем не хотелось изучать льва, ему хотелось домой – к маме.

– Затем, чтобы он тебя не сожрал. Вот тебе ножницы и бритва!

На этот раз Боря не стал спрашивать «зачем?» – он лишь умоляюще посмотрел на Чемодановну.

– Представишься парикмахером. Иначе не пустят в клетку.

ФФФ

Дрожащими руками Миша поставил поднос на кофейный столик. Здесь были чайные пары, чайник и бутерброды, которые Миша делал своими дрожащими руками впервые в жизни. Оля налила себе чаю и стала кормить Собаку колбасой. Она подкидывала бутерброд к потолку, Собака прыгал и ловил колбасу в открытую пасть. Хлеб подхватывал Илья Ильич и прятал его за пазуху на чёрный день (его у Баскервильевых недокармливали). Миша молчал, с восторгом наблюдая за Прикольской. Она восхищала его.

– Ты что, воды в рот набрал? – позёвывая, спросила Оля.

– Нет, чаю.

– Что-то скучно тут у вас.

– А хочешь, приёмчик покажу?

– На ком?

– Да хоть на нём!

Прежде чем Оля успела возразить, Баскервильев схватил Илью Ильича за голову и поставил его на поднос. Человечек даже не пискнул, кажется, он уже привык к подобному обхождению.

– Что ты делаешь?! – ужаснулась Оля.

– Не бойся, я его не больно побью, – хмыкнул Миша и, как орангутанг, запрыгал по гостиной. – Защищайся!

Илья Ильич тоже запрыгал по подносу – только как кузнечик. Бой был неравным, поэтому он закончился, даже не успев начаться. Бесстрашный Миша отправил трусливого Илью Ильича в нокаут. Человечек покачнулся и упал на блюдце, потеряв сознание. Баскервильев возликовал.

– Ты что, совсем того? – спросила у него Оля, подхватывая на руки Илью Ильича. – Он же маленький!

– Я ради тебя хоть кого побью! – радостно отозвался Миша.

– Нет, я этого не вынесу. – Оля посмотрела на часы и закрыла глаза.

ФФФ

Когда подошла очередь Бори, он заупрямился. Подходить к клетке, а уж тем более залезать в неё ему совершенно не хотелось. Ни под каким соусом!

– Расступитесь, граждане, – громогласно вещала Чемодановна. – В сторону, в сторону! Гражданочка, не видите, ко льву парикмахера привезли?

– Но это же маленький мальчик!


– Я это без вас вижу. А вам кого надо? Большую девочку? Отойдите, я должна открыть клетку.

– Но ведь это смертельно опасно! – перешёптывались ротозеи.

– Лев голоден! Он сейчас его съест!


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Сами понимаете, в такой ситуации Боря никак не мог залезть ко льву в клетку. В конце концов, на дворе двадцать первый век! Третье тысячелетие! Цивилизованное общество не позволит всяким деспотичным бабушкам самоуправничать и рисковать жизнью собственных внуков! Сейчас не те времена!

– Помогите мне, люди! – кричал Боря, упираясь руками и ногами в железные прутья. – Я вовсе не парикмахер! Я Боря Прикольский, мне почти десять лет!

Но цивилизованное общество не пришло Боре на помощь. Просто цивилизованному обществу на самом деле стало очень интересно, съест Борю лев или пожалеет. Некоторые члены этого цивилизованного общества даже достали из карманов телефоны с камерами и стали Борю фотографировать.

– Немедленно полезай в клетку, я сказала, – проскрежетала Чемодановна. – Не то хуже будет!

И Боре, этому несчастному мальчику, которому сегодня должно было исполниться десять лет, ничего не оставалось, как молча войти в клетку ко льву.

ФФФ

– А хочешь, анекдот расскажу? – предложил Баскервильев.

– Валяй, – разрешила Оля.

– Спортсменам тяжело – они потеют. Но хуже всего боксёрам – они даже почесаться не могут, – сказал Миша и как сумасшедший захохотал.

Оля поёрзала на диване, обёрнутом в полиэтилен.

– Вот ещё один! После второго раунда боксёр спрашивает у тренера: «Ну как, смогу я его победить?» – «А то! Если будешь так же махать руками, он простудится и заболеет!» – Миша снова громко засмеялся.

Оля встала и подошла к окну. Две кошки сидели на дереве и смотрели на неё с сочувствием.

– Слушай ещё! – Похоже, Миша вошёл в азарт. – Папа говорит, что всегда приятней дать, чем получить.

– Он у тебя, наверно, священник?

– Нет, боксёр.

Очередной взрыв хохота сотряс гостиную.

Оля сжала кулаки так, что у неё побелели костяшки. Но Баскервильев ничего не заметил.

– А знаешь, что самое трудное в боксе? Собирать зубы, не снимая боксёрских перчаток!

Оля развернулась и прямым ударом уронила Мишу на толстый разноцветный ковёр.

ФФФ

– Ну вот, а ты боялся. – Чемодановна умилённо смотрела на внука, стоящего рядом с наголо бритым львом.

Животное лежало у ног Бори и лизало его коленки – все в синяках. Посетители зоопарка восхищённо наблюдали за этими двумя – бесстрашным мальчиком (вернее, уже не мальчиком, но мужем) и кротким царём зверей. Кстати заметим, что некоторые обладатели телефонов с камерами наблюдали за ними довольно разочарованно. Они ожидали более кровавой развязки.

Зато Боря был доволен собой и тем, что спас льва от испепеляющей июльской жары. Никто, даже сам директор зоопарка, не догадался постричь животному гриву, а Боря догадался. Вернее, это догадалась Чемодановна, но ведь именно он, Боря Прикольский, стриг и брил этого грандиозного льва по имени Бонифаций! Согласитесь, такой поступок достоин, чтобы о нём написали в газете или в детской книжке. Боря тоже так думал, поэтому он, отбросив ложную скромность, позировал перед набежавшими вдруг журналистами.

– Как вам в голову пришло залезать в львиную клетку? О чём вы думали, брея наголо льва? Кому вы посвящаете этот героический подвиг?

– Ну хватит, вылезай, – распорядилась Чемодановна, вытаскивая Борю из клетки. – А вы, господа журналисты, не морочьте мальчику голову. Кыш отседова!

ФФФ

Миша лежал в кровати у себя в комнате. Туда его втащила Оля с помощью Собаки и Ильи Ильича. Баскервильев был без сознания, чем и воспользовалась Оля, тщательно рассмотрев, что именно висело у него на стенах. Кроме дипломов и фотографий Миши Баскервильева на пьедестале в боксёрских перчатках, там висели её, Олины, фотографии!

Вот Оля качается на качелях в саду. Вот Оля идёт по парку из школы. Вот она ест котлету в столовой, вот – отвечает у доски. А вон там – Оля ковыряет в носу указательным пальцем…

– Ты что, СОВСЕМ УЖЕ?! – заорала Оля, опять накидываясь на Мишу с кулаками.

– Это моя любимая фотография, – слабо улыбнулся Миша, приходя в себя и даже не пытаясь увернуться от ударов.

– Сними это немедленно! Не то я вызову полицию!

– Никакая полиция мне не страшна, – меланхолично отозвался Миша, и Оля решила, что он сошёл с ума.

– Тогда я натравлю на тебя Чемодановну!

– Вот этого не надо, – помрачнел Миша и принялся снимать со стены фотографии.

– Все снимай, до единой! И пошевеливайся! – подгоняла его Оля. – Ненормальный!

– Стопро но бяте бюлит, – сказал вдруг тихонько Илья Ильич, потирая ушибленный затылок.

– Тко?! – растерялась Оля.

– Шима. Зарве ыт ен дивишь?

– Ент. Это правда? – Оля во все глаза уставилась на Баскервильева.

Тот кивнул, сделавшись любимого цвета Кикиморы.

Помолчали.

– Ладно, – сказала наконец Оля. – Вот эту можешь оставить себе. – Она покосилась на фотографию с пальцем.

– Спасибо, – кивнул Миша, не поднимая от пола глаз.

– Ну, я пошла?

– Иди.

– Не провожай меня.

– Не буду.

Оля вышла на крыльцо. Там её уже ждали Боря и Чемодановна.

На город опускались малиновые сумерки. Оля смотрела на них и на облака вверху какими-то другими, новыми глазами.

И Боря тоже.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 10 Пакетик растворимого пюре

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Теперь домой? – спросил Боря.

В принципе, проведённого в зоопарке дня ему было вполне достаточно, чтобы чувствовать себя счастливым. Но Чемодановна, как обычно, думала по-другому.

– Домой?! Ещё чего! У вас день рождения, между прочим, забыли?

– УРА! – закричали близнецы. И ещё раз: – УРА!

– Сегодня вы вели себя, на удивление, сносно и, кажется, заслужили чего-то откровенно ужасного.

– Как? ОПЯТЬ?!

– Шучу. Вы шуток не понимаете? Сейчас мы с вами отправимся на торжественный пир. Вы ведь проголодались?

– Зверски! – сказал Боря.

– Меня у Баскервильевых даже приличными бутербродами не накормили, – поддакнула Оля.

– Отлично, тогда шагом марш за мной! – скомандовала Чемодановна и свернула в ближайшую подворотню.

Она повела детей какими-то тёмными закоулками. В малиновом полумраке Боре то и дело мерещились чудовища, отдалённо напоминающие наголо бритых львов. Но Боре вовсе не было страшно – наоборот. А Оле ничего такого не мерещилось – она всё думала о Баскервильеве. А точнее, о том, что если он перестанет избивать людей, то из него, наверное, выйдет довольно сносный мальчик, которого вполне можно полюбить, ведь любит же его за что-то Собака?

– Ну вот, мы и пришли. – Чемодановна остановилась напротив мэрии, прямо посреди городской площади.

В это время суток никого на площади уже не было. И в мэрии тоже – все разошлись по домам: ужинать и отдыхать после работы. Трёхэтажное здание – самое высокое в городе – смотрело на именинников пустыми тёмными окнами.

Чемодановна достала из кармана ключ, отперла парадную дверь и щёлкнула выключателем. Сразу в мэрии стало светло и уютно. Кругом стояли мраморные статуи людей и зверей, висели хрустальные люстры, лежали шёлковые ковры, а широкая лестница (кажется, тоже вся из мрамора) вела куда-то вверх и направо.

Дети поднялись следом за Чемодановной (она вдруг стала вести себя церемонно, как будто её позвали на аудиенцию к королеве) и очутились в просторном зале с высоким-превысоким потолком. Зал был абсолютно пустой, а настежь раскрытые двери из разноцветного стекла вели на полукруглый балкон.

– А где все? – разочарованно спросила Оля.

– И всё? – добавил Боря.

– А кого и чего вам надо? – хмыкнула Чемодановна.

– Ну, например, гостей. И побольше всякой вкуснятины!

– Так чего же вы стоите столбом?

– А что нам делать? – Близнецы недоумённо переглянулись.

– Что-что – придумывайте себе гостей и вкуснятину! На что вам фантазия, в конце концов?

– А это всё разве можно придумать? – Детям как-то не верилось в происходящее.

– Не выводите меня из себя, – предупредила их Чемодановна и уселась посреди зала прямо на паркетный пол.

– Не сиди на холодном, – сказал Боря, зажмурился и добавил: – Вот, держи!

Тут же под гигантской попой Чемодановны появилось роскошное бархатное кресло – не хуже, чем у королевы.

– Премного благодарна, – кивнула довольная старуха.

– А это от меня! – воскликнула Оля и тоже сильно зажмурилась.

В руке у Чемодановны заблестел фужер с розовым шампанским.

– Моё любимое, – похвалила Чемодановна. – Двести лет уже такое не пила.

Воодушевлённые мгновенным успехом, дети стали наперебой придумывать себе гостей и вкусную еду. Каждый норовил перещеголять другого. Например, Боря пригласил целый взвод спецназовцев в камуфляже, а Оля – бразильский кордебалет с огромными коронами из перьев на голове. А ещё биг-бэнд. Белозубые чернокожие музыканты ударили по тарелкам, спецназовцы подхватили танцовщиц, и начались пляски.

А гости всё прибывали. Среди приглашённых были известные артисты (только те, которые снимаются в смешном кино), клоуны, акробаты, иллюзионисты, дрессировщики зверей, любимый детский писатель Бори (который уже умер), пара инопланетян, один знаменитый бандит (грабитель банков), три космонавта (русский, китайский и американский), укротитель крокодилов из Вьетнама, племя папуасов из Новой Гвинеи, огнедышащий дракон, снежный человек по имени Вадик, естественно Илья Ильич (под руку с какой-то миниатюрной барышней), половина школы Бори и Оли (исключительно младшие классы) и учитель рисования Анатолий Аркадьевич Пржевальский. Словом, сплошь приятные во всех отношениях люди. К чему приглашать неприятных? Обычно они приходят сами, когда их никто не ждёт.

Джазовый оркестр был в ударе. Стучали барабаны, кричали трубы, пианист гремел фортиссимо, а саксофон выдавал такие трели, что ноги у гостей сами пускались в пляс. Толстая певица из Нового Орлеана, чем-то отдалённо напоминающая Чемодановну, завывала что-то на непонятном языке:

– Па-дэ-дэ-дэ-дэ-ду-пи-па-по-бгдэ-бгда-бгдо-дири-дири-бу-бааай-би-ри-би-би-бааай-тру-ля-ля-ю-пи-пи-па-паай!

Сама Чемодановна сидела в Борином кресле и с бесстрастным лицом ела торт в форме пожарной машины. А угощения было целое море! Столы ломились от сладостей, солёностей, кислостей и даже горькостей, как говорится, на любой вкус. Стараясь переплюнуть друг друга, близнецы придумывали всё новые блюда: карамельные пудинги, лимонные запеканки, ванильные ростбифы, спагетти из мармелада, клубничные сосиски, шоколадные пиццы, вафельные котлеты… Но когда в зал торжественно вкатили гигантский апельсин до самого потолка, разрезали его на дольки, а внутри он оказался из мороженого, Боря понял, что проиграл, а Оля возликовала! Она по праву выиграла этот грандиозный кулинарный поединок!


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Потом играли в фанты. Как водится, на желания. А желания у гостей были самые экстравагантные. Например, укротитель крокодилов пожелал стать парикмахером (оказывается, он всю жизнь об этом мечтал), а детский писатель (тот, который умер) потребовал, чтобы его немедленно воскресили и дали ему медаль. Спецназовцы попросили сделать их ненадолго детьми и отпустить погулять во двор, а бразильские танцовщицы решили, что жить не могут без снега, и отправились в Антарктиду. Инопланетяне пожелали, чтобы им срочно отремонтировали тарелку, а один всемирно известный артист решил вдруг стать всемирно неизвестным.

И снова гремела музыка, плясали гости, сотрясая стены и люстры, шампанское и газировка лились рекой, а апельсин из мороженого таял на глазах.

Взявшись за руки, Боря и Оля стояли на полукруглом балконе и чувствовали себя очень счастливыми. У них никогда ещё не было такого дня рождения! Никогда-никогда!


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

В небе что-то взорвалось. Нет, на сей раз это была не летающая тарелка (её успешно починили, и пришельцы улетели домой) и даже не гроза. Это был салют – из целого миллиона огней! Огромные пламенные цветы распускались в ночном небе, освещая город внизу яркими малиновыми всполохами.

– Спасибо тебе, Чемодановна, – тихо сказал Боря.

Та стояла рядом с запрокинутой головой и задумчиво рассматривала небо.

– За что? – по привычке ухмыльнулась старуха.

– За всё это чудо, – ответила Оля. – За то, что ты так неожиданно появилась в нашей жизни, сделав её прекрасной и удивительной!

– Я тебя умоляю! – поморщилась Чемодановна. – Терпеть не могу высокопарных фраз. И потом, спасибо в карман не положишь.

– Но у нас больше ничего нет. – Близнецы растерянно переглянулись.

– Вы что, шуток не понимаете? – рассердилась Чемодановна. – Мне от вас, между прочим, ничего не надо. Кроме вас самих.

Близнецы улыбнулись, глядя на неожиданно растроганную Чемодановну.

– Только любите меня немножко, ладно? – попросила она голосом какого-то ангела. – Совсем чуть-чуть.

– Ещё чего, размечталась! – хором сказали дети, и все трое рассмеялись от радости и нежных чувств друг к другу.

– Молодцы, моя школа, – похвалила Чемодановна. – Ладно, слюни и сопли в сторону. Теперь о деле. – С этими словами она вынула из кармана какой-то бумажный пакетик и протянула его Оле с Борей.

– Что это?

– Это подарок.

– Но ведь у нас уже столько разных подарков! – запротестовали было близнецы. – Угощение, гости, карточки…

– Это всё ерунда, – отрезала Чемодановна. – Настоящий подарок – вот.

– А что это вообще такое? – спросил Боря, вертя в руках ничем не примечательный пакетик.

– Ты что, ослеп? Это растворимое картофельное пюре.

– А-а-а…

– Бэ! Его надо заварить кипятком, съесть и загадать желание. Только одно на двоих, заветное – и тогда оно обязательно сбу…

Но Чемодановна не успела договорить. Потому что в этот момент раздался чей-то душераздирающий крик.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Глава 11

Конец всему

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Пожар! Мы горим! – отчаянно кричал кто-то. – Помогите!

– Я так и знала, – мрачно сказала Чемодановна. – Не надо было дракона звать, тем более огнедышащего. Он подпалил нам занавески – только полюбуйтесь!

– А что теперь делать?! – встревожились близнецы. Им вовсе не хотелось, чтобы по их вине сгорела городская мэрия. И ещё меньше им хотелось попасть за это в тюрьму.

– Снимать штаны и бегать. – Чемодановна фыркнула. – Тушить пожар, конечно! Вот, держите брандспойт, только покрепче. – Она протянула близнецам толстый пожарный рукав, из которого уже под напором лилась вода.

Вдалеке послышался вой сирен. Одна пожарная, другая, кажется, полицейская. Прикольские похолодели.

– Держите шланг, говорю! Поливайте окна, хлюпики! – командовала Чемодановна.

На ней уже был защитный костюм и блестящая пожарная каска (на Боре и Оле тоже). Перепуганные гости высыпали на балкон и теперь толкались и кричали от страха.

– Мои рукописи! – кричал детский писатель, в отчаянии дёргая себя за волосы.

– Рукописи не горят! – кричал новоиспечённый парикмахер (бывший укротитель крокодилов). – Спасайте именинный торт!

– Есть кто живой?! – кричали спецназовцы, бесстрашно ныряя в огонь и сразу из него выныривая. – Нет никого!

– А как же дракон! Ведь он же сгорит!

– Чегино нме не сладеется! – рокотал дракон на языке Ильи Ильича, наматывая круги по горящему залу. – Я огнепоурный!

– Что же теперь будет? Неужели мы все сгорим? – в ужасе прошептала Оля. Ей ни капельки не хотелось умирать – тем более в свой собственный день рождения.

– Без паники, – отрезала Чемодановна. – Никто тут не собирается сгорать. Вон видишь, уже пожарные сюда лезут. Пора сматываться.

Действительно, через балконные перила уже перелезали усатые пожарные. У Бори отлегло от сердца – теперь всё будет хорошо.

Но когда огонь потушили, всех эвакуировали, а Олю с Борей вывели на площадь и зачем-то укутали в одеяла, оказалось, что ничего хорошего больше уже не будет. Никогда. Всё хорошее кончилось, потому что:

Во-первых, мэрия сгорела дотла.

Во-вторых, вместе с мэрией сгорели все важные бумаги мэра, а также его любимый плюшевый медвежонок.

В-третьих, директор зоопарка был в страшном гневе. Он примчался на пожар и теперь потрясал над головой газетой с фотографией Бори и лысого льва, ругаясь при этом неприличными словами.

В-четвёртых, в гневе был папа Миши Баскервильева. Он потрясал над головой кулаками и демонстрировал толпе зевак огромный фиолетовый синяк под глазом своего Миши. Кто ему поставил этот синяк, вы, разумеется, помните.

В-пятых, вокруг Оли и Бори прыгала откуда-то взявшаяся Изольда Тихоновна Кикиморова во всём красном и со словами: «Это всё она виновата! Наших детей чуть не угробила! Я на неё О́РГАНЫ натравлю! Сейчас-сейчас!» – звонила кому-то по мобильному телефону.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

В-шестых, из-за пожара и последующего наводнения (Оля и Боря вылили на мэрию несколько тонн воды) вышла из строя единственная в Больших Пупсах электрическая будка, которая тоже стояла на площади. В результате во всём городе вырубили свет.

В-седьмых и в-предпоследних, на маме с папой, стоявших у фундамента сгоревшей мэрии, не было лиц. Рядом с ними стояла Чемодановна, и её тоже было не узнать. Она как будто вся вдруг сморщилась и в пять раз усохла, а от знаменитой бандитской ухмылки не осталось и следа.

– Мама, что же ты наделала? – спросила у неё прекрасная Шурочка Николаевна.

Чемодановна ничего на это не ответила. Она молча разглядывала свои ноги в подгоревших туфлях на каблуках, не смея поднять глаз на собственную дочь.

– Авдотья Чемодановна! – Эдуард Константинович печально покачал головой. – Мы так ждали вас к ужину…

– Вот! Это про неё я вам рассказывала! – К Прикольским подскочила Изольда Тихоновна с двумя строгими на вид женщинами в штатском. – Дорогие органы, примите немедленно меры, не то она весь город угробит!

– Смотрим-смотрим, – сурово сказали женщины из органов. – Значит, непосредственно записываем: имеются дети в количестве двух штук, безответственные родители – в том же количестве и некто Чемодановна – одна штука. – Обе женщины яростно застрочили что-то в блокнотах.

– Это не «некто», а наша родная бабушка! – в сердцах крикнул Боря.

– Тем хуже, – сказали женщины из органов. – Значит, так, граждане родители, у вас непосредственно два варианта: либо вы добровольно избавляетесь от вашей опасной для общества бабушки, либо…

– Либо что?! – ужаснулась прекрасная Шурочка Николаевна.

– Либо мы непосредственно изымаем у вас этих несовершеннолетних детей мужского и женского пола в количестве двух штук! – отрапортовали органы.

– Нет! – пронзительно закричала Шурочка Николаевна, бросаясь на плечо к папе.

– Не нет, а непосредственно да! – строго сказали женщины и переглянулись с Изольдой Тихоновной.

– Не надо никого изымать, – заговорила вдруг Чемодановна.

– Это ещё почему? – насторожились органы.

– Я сама уйду. Кикимора Тихоновна абсолютно права, это я во всём виновата. И ты, Шурочка, тоже во всём права. Мне вообще не следовало к вам являться.

– Чемодановна! – горько закричали Оля и Боря, бросаясь в её необъятные объятия. – Мы тебя никуда не отпустим!

– Всё будет ужасно хорошо, – улыбнулась им бабушка. – Зуб даю!

С этими словами Чемодановна исчезла в воздухе, и даже органы с полицией и собаками не успели её непосредственно допросить.

А в-восьмых и, пожалуй, в-последних, подарок Оли и Бори (помните пакетик растворимого картофельного пюре?) тоже пропал.

Бесследно. Вместе с чемоданом.

Глава 12

Всё будет ужасно хорошо

Чемодановна. Моя ужасная бабушка

Последние августовские дни подходили к концу. Лето увядало, уступая место прохладному сентябрю. Оля и Боря Прикольские готовились к школе. Хотя в общем-то им совершенно этого не хотелось. Не хотелось ходить по магазинам, выбирая школьную форму (за лето Боря и Оля так вытянулись, что старая им оказалась мала), не хотелось покупать новенькие тетрадки и учебники, так вкусно пахнущие типографской краской, не хотелось дочитывать заданные на лето книжки и доделывать гербарии.

С тех пор как от них ушла Чемодановна, близнецам вообще ничего не хотелось. Всё вокруг казалось каким-то тусклым, серым и пресным – даже любимые Олины апельсины. По вечерам дети уходили в парк, где подолгу сидели на любимой скамейке Чемодановны и тяжело молчали. Голуби с опаской поглядывали на них с карниза мэрии (её отстроили за несколько дней рабочие из соседней страны), но детям было теперь совсем не до голубей.

Кончилось тем, что Боря и Оля слегли. Мама, прекрасная Шурочка Николаевна Прикольская, была вынуждена взять в магазине игрушек неоплачиваемый отпуск, чтобы сидеть с больными. А папа, Эдуард Константинович, – работать в офисе в две смены, чтобы семья могла сводить концы с концами. Признаться, однажды они даже хотели позвонить Изольде Тихоновне и попросить её вернуться, но потом передумали.

До начала школьных занятий оставалась всего неделя, а дети всё не шли на поправку. Тогда мама позвонила своему бывшему однокласснику – известному на весь город детскому врачу, – и он в тот же вечер примчался на помощь.

Врач вымыл с мылом руки, отказался от чая и сразу прошёл в детскую. Он ощупал лоб и подбородок Бори, проверил коленные рефлексы у Оли, измерил обоим температуру, рассмотрел гланды, проверил уши, заглянул в носы, пощупал животы и вынес вердикт:

– Поздравляю, ваши дети абсолютно здоровы!

– Ура! – обрадовался папа.

– Но тогда что же с ними? – испугалась мама.

– А ничего особенного. Их элементарно заела тоска.

– По кому? – хором спросили родители, хотя и сами всё прекрасно знали.

– Это вы у них спрашивайте, а я пойду, – сказал врач и откланялся.

На следующее утро он перезвонил Шурочке Николаевне и посоветовал свозить детей к морю.

– У нас нет на это денег, – сказал папа.

– Чтобы попасть на море, много денег не надо, – сказала мама и принялась паковать чемоданы.

На море ехали на старой папиной машине. Она уже давно стояла в гараже без дела и вся проржавела насквозь. Хорошо, что море было недалеко, иначе Прикольские бы туда не добрались.

Приехав на море, мама с папой облюбовали пустынный песчаный пляж и разбили палатку. Детей вынули из машины (на тот момент Оля и Боря уже отказывались передвигаться самостоятельно) и уложили на махровые полотенца. Теперь близнецов приходилось лишь изредка переворачивать, чтобы они не сгорели на солнце, а также следить за тем, чтобы с них ветром не сдуло панамы.

Первым пошевелился Боря – это случилось к исходу второго дня. На следующее утро пошевелилась Оля. Морской воздух, солнце и забота родителей всё-таки способны творить чудеса. К обеду оба близнеца потребовали гречневой каши с тушёнкой и, когда требуемое было выполнено, навернули целый котелок.

С тех пор дети пошли на поправку – они начали ходить, разговаривать и даже изредка улыбаться. А один раз Боря заплыл за буйки. Мама с папой искренне надеялись, что к началу учебного года дети полностью придут в себя.

В тот день – последний день пребывания Прикольских на море – на небе было ни облачка. Ярко светило августовское солнце, пуская по морю блёстки.

– Я нашёл лодку, – сказал Боря сразу после завтрака.

– Где? – удивилась Оля.

– В гроте, за теми скалами. Кто-то оставил лодку прямо в песке. А может, её принесло сюда штормом. Она как новенькая – я проверял.

– Отлично, – сказала Оля. – Поплывём прямо сейчас.

Оставив родителей собирать морские ракушки, Прикольские захватили длинный канат из багажника и прямиком направились в грот. Лодка лежала в мокром песке, перевёрнутая кверху дном. С ней пришлось изрядно повозиться, прежде чем близнецы смогли спустить её на воду. Один конец каната Боря крепко привязал к валуну, а другой к мысу лодки.

– Отчаливаем! – воскликнула Оля и впервые за долгие-долгие дни рассмеялась.

Плыли молча – каждый думал о своём. О чём именно, мы не знаем. Вернее, знаем, но не будем рассказывать. Ведь каждый имеет право хранить чужие секреты. Долго ли они плыли, коротко ли – дети не вели счёт времени. Но когда Боря обнаружил, что канат исчез, солнце уже стояло в зените, а берега видно не было.

– Лопух! Старая развалина! – ругал сам себя Боря. – Что же я наделал? Я погубил нас!

– Успокойся, – холодно сказала Оля. – Мы что-нибудь обязательно придумаем.

– Что? У нас ведь даже нет вёсел! – паниковал Боря.

– Кажется, дождь собирается, – сказала Оля и посмотрела на небо.

Оно вдруг стало серым, а вокруг солнца собрались плотные сизые тучи.

– Этого ещё не хватало! – Боря передёрнул озябшими плечами.

Стало ветрено. Сначала это был лёгкий ветерок, но скоро он набрал силу и дунул так, что поднялись волны и по поверхности моря побежали барашки. Вода потемнела, стала плотной и свинцовой. На нос Оле упала крупная капля. Настала Олина очередь паниковать.

– Кажется, мы погибли, – мрачно сказала она. – Мы скоро утонем, и никто нас тут никогда не найдёт.

– Нас съедят рыбы, а наши кости через двести лет превратятся в морское дно, – гробовым тоном прибавил Боря.

Лодку шатало из стороны в сторону. Волны были такими высокими, что вода вот-вот могла хлынуть внутрь. Близнецы легли на дно и обнялись. Они не плакали, ведь, в сущности, они были храбрыми детьми, хотя, возможно, об этом и не подозревали. Косые струи дождя с силой барабанили о борт, и от этого близнецам казалось, что они не одни.

Они были не одни.

Рядом находился кто-то, хотя никого поблизости не было. Это сложно объяснить – практически невозможно. Боря и Оля лежали на дне лодки, посреди стонущего моря, в полной уверенности, что они будут спасены.

К счастью, так и произошло. Лодка вдруг дёрнулась, и неведомая сила потащила её обратно к берегу. На огромной скорости! К их лодке словно приделали бесшумный невидимый мотор!

Когда Прикольские достигли берега, буря уже улеглась. Дождь кончился, но солнце всё ещё не желало выглядывать из-за туч. Боря первым ступил на твёрдый песок и протянул Оле руку.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

– Смотри! – воскликнула та. Глаза её расширились и сверкнули.

На берегу, рядом с тем самым валуном, к которому Боря привязывал лодку, лежал чемодан. Старый потрёпанный чемодан – не поймёшь, какого цвета. Он был укутан водорослями и весь перепачкан в песке.

Это был ЕЁ чемодан!

Когда близнецы его открыли, то обнаружили на дне совершенно сухой бумажный пакетик. Удивительно, правда?

Наверное, вы догадались, что сделали с ним дети? Точно, всё именно так и произошло: они вернулись к палатке, развели костёр, вскипятили воду, заварили растворимое картофельное пюре в эмалированной кружке и съели его. Одну половину – Оля, а вторую – Боря.

И о том, что именно они загадали, вы наверняка и без нас уже догадались. Ведь у Оли и Бори Прикольских было одно заветное желание.

Всего одно на двоих.


Чемодановна. Моя ужасная бабушка

КОНЕЦ


home | my bookshelf | | Чемодановна. Моя ужасная бабушка |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу