Book: В погоне за невестой



Шевцова Елена


В погоне за невестой



Глава 1





Как все-таки прекрасна Малария. Ослепительная, вечно утопающая в зелени, маленькая чудо планета. Примечательная своей суетливостью, и привлекающая космических туристов яркими красками. На небе видна планета Селина, словно драгоценный зарит, такая же голубая. Ее свет льется так нежно, погружая все вокруг в таинственную голубоватую дымку. Наш город в это время, особенно привлекает внимание. Он похож на сказочный мираж, окутанный синим сиянием. Ночное время здесь не бывает совсем темно, напротив, местному населению даже приходится покупать защитные экраны на окна, чтобы свет Селины не мешал ночному отдыху. Здесь все особенное, для меня. Огромные куполообразные дома. Сверкающие разноцветными огнями витрины модных домов, и снующие по улицам крипаны. И хотя я живу здесь не так давно, - всего несколько лет, я успела полюбить эту планету и этот великолепный, гудящий словно улей, город. Где груды металла, так замечательно уживаются с живой природой.

- М-м, хорошо-то как, - Я счастливо потянулась, хотя, надо бы поторопиться, бабушка ждет. Не буду заставлять ее волноваться. А то, бабуля у меня ой-ей- ей, если разозлится, то жди беды. Такого натворить может... Улыбаюсь и топаю домой, разомлевшая от красоты и нахлынувших чувств. Пакетик с тосками на ужин, м-м-м вкуснятина. Сейчас дома сядем пить горячий чай и слопаем все тоски с нежнейшим кремом из сладких ягод пинами. Вот так, в предвкушении вкусного удовольствия, я шла по улице к своему дому. Проходящие мимо парни останавливались, и глядели мне в след. Но я привыкла. Как тут не обернуться? Идет по улице девица, с весьма заметными изгибами там где надо, причем с немаленькими такими изгибами. Да и ладно бы только изгибы, а ведь еще и волосы. Фиолетовые. На моей родной планете на это никто не обратил бы внимания, но здесь... Здесь я такая единственная. И хотя красятся многие, но ни у кого цвет волос не меняется в зависимости от настроения. Вот и смотрят на меня.

Бабушка заставляет меня носить капюшон, но... так не хочется в такую теплую погоду идти в капюшоне. Эх, видимо надеть его сегодня все же придется. Вон как один уставился, аж глазки заблестели. Так, быстро домой и не высовываться оттуда. А мужик с блестящими глазками все не отвяжется никак. До самого дома меня преследовал. Только скрывшись за стенами своей квартиры, я забыла о тревоге, что охватила меня при виде того мужчины. Бр-р, до сих пор мороз по коже. Благополучно пережив ночь, сладко просопев в своей постельке, с утра меня разбудил ненавистный будильник. Сползая с кровати, я пыталась попутно открыть глаза, но потерпела неудачу. В чувство меня привел только контрастный душ. Эх, жизнь прекрасна, даже если вставать приходится с утра пораньше, когда совсем не выспался. . Чтобы хорошо жить, нужно упорно трудиться. А для этого приходится перебороть свою утреннюю лень, плохое настроение, и топать на работу. Причем собраться надо бы побыстрее. Опять опаздываю. Владелец Звездного Сурна, скоро выгонит меня за бесконечные опоздания. Хотя, нет. Не выгонит. Где он еще найдет такого первоклассного дрессировщика даранов. Это зверье слушается только меня. Уж я постаралась, чтобы кроме себя любимой, к ним никто и на метр не смог подойти.

Довольная от открытия собственной значимости, я зашнуровывала свои сапожки, когда в дверном распорядителе послышался певучий женский голос.

- К вам пришли.

На мой вопрос: "А кто там?", - распорядитель не слишком вежливо ответил: " Сама посмотри". Вот мерзкая железяка! Это бабуля перестаралась с искусственным разумом, впихнув его в маленькую коробку стандартного дверного ответчика. Теперь распорядитель регулярно портил нам жизнь, показывая свой склочный характер при каждом удобном случае.

Ругнувшись ещё раз, пришлось спешно ковылять к двери в одном сапоге. По пути, я сердито думала о том, кого же могло принести с утра пораньше в наш дом. Друзей у нас почти нет. У бабули только несколько знакомых старушек, из тех, что пьют чай и обсуждают соседей, собираясь на закате и глазея на Селену.

У меня подруг нет, парня тоже. Есть лишь один знакомый парнишка в крипаносфере. Но мы с ним просто хорошие знакомые. Он помог мне как-то с ремонтом моего старенького крипана, когда тот летать отказался. Только, вряд ли это Этан. Он в это время, обычно спит. Хм, и кто же это тогда? Вот же, как не вовремя...

Пока, приложив ладонь к замку, - активировала код двери, успела услышать, как проснулась бабуля.

И вот, открыв её, я удивленно уставилась на трех молодых парней, что стояли в узком переходе длинного коридора. Сияющие лампы хорошо освещали их колоритные фигуры.

- Вам кого? - стараясь, чтобы голос звучал как можно более вежливо, я еще и улыбнулась, продемонстрировав свой "добродушный" утренний оскал. От моей улыбки не осталось и следа, когда я увидела, как, они на нее отреагировали. Все трое сразу подобрались, и неосознанно сделали шаг вперед, практически оттеснив меня в холл. Пришлось повторить свой вопрос ещё раз, в надежде услышать ответ, и побыстрее выпроводить нежданных утренних посетителей.

- Эм, вам кого? - На мой вопрос эти три здоровенных бугая даже не ответили. А кроме всего прочего, начали говорить между собой так, как будто меня там и в помине не было.

- Ты был прав Грис, она чистокровная.

- Ну да. А я вам, что говорил. Я ее когда увидел, сам обалдел.

- К тому же, ничего так, симпатичная.

- Ну да. Не придется во дворце прятать, можно будет смело в свет выводить. Только чуть- чуть толстовата...

- Грис, ты ее клыки видел? А волосы?

- Да... тот кто ее получит, сможет рассчитывать на пост Верховного в Соборе.

И тут мои нервы начали понемногу сдавать. Глаз задергался, а волосы приобрели насыщенный черный цвет. Эта перемена заставила трех здоровенных олухов замолчать, и они зачарованно уставились на меня.

Я сняла сапог, который до этого самозабвенно пыталась натянуть на ногу, и выпрямилась во весь свой небольшой рост. Уроки самоконтроля с бабулей делали свое дело. Мой цвет волос вернулся в норму, а на лицо, я спешно "натянула маску" ледяного спокойствия и безразличия. И только моя бабушка знала, что когда это выражение непробиваемого спокойствия появлялось на моем лице, ничего хорошего после этого ждать не приходилось.

Вначале был сапог, который с поразительной скоростью опустился точно в цель, а именно, на голову одного из трех наглецов. Я сделала шаг вперед, они отступили, и затем была дверь, которая быстро захлопнулась перед их носами, чуть не прищемив при этом последние. Удовлетворенно вздохнув, я отправилась на поиски новой пары обуви, так как один мой сапог героически пал в неравном бою с головой одного из трех идиотов. В это время, в проходе показалась удивленная бабушка.

-Я слышала распорядитель. Кто-то приходил?

- Да так, ничего особенного. Просто три странных типа. Несли какую-то чушь. Но закончить фразу мне не дал жуткий скрежет. Наша замечательная дверь, так долго служившая нам верой и правдой, сжалась в безобразный ком бесполезного металла. Мы потрясенно наблюдали, как один из наших незваных гостей просто пошевелил кистью левой руки, и ком, легко поднявшись в воздух , отлетел, и упал в коридоре. А на лицах всех троих застыли наглые и самоуверенные улыбки. Та-а-ак. Кажется, сейчас будет война. Осмотрев наглецов, я быстро сообразила, что вся их самоуверенность держится на простом контроле управления магической перчаткой. Это устройство позволяло контролировать пятый элемент стихий, то, что созданно руками человека. Металл и прочие чудеса современной жизни и техники. Таким добром во всех галактиках снабжали каждого желающего и имеющего достаточное колличество наличных. И на Маларии магические перчатки были вовсе не редкостью. Вот же...опять придется переезжать и отдать все деньги на восстановление того, что сейчас будет неизбежно разрушено. Потому что терпеть то, что сейчас сотворили эти трое, я точно не собираюсь. Я может и "толстовата", но уж точно не тихоня, и сдачи сдать вполне способна. Ну все, держитесь!

Я плавно обвела полукруг на полу правой ногой и встала в боевую стойку. Руки быстро выводили годами выверенные движения. Символы боя быстро вспыхивали в воздухе и так же быстро растворялись, а на их месте тут же разрастались стихийные круги. Быстро вращающиеся диски, наполненные элементами четырех стихий, были готовы к атаке, мне осталось только послать все это боевое великолепие, вперед. У мужиков уже не было улыбок на лицах, в них читалась тревога, если не сказать больше....

-Вот мне интересно? Вы в своей жизни хоть раз встречались с боевым стихийником? Хотя, наверное встречались. Видели бы вы сейчас свои рожи. Ну что, проверим на что способна ваша перчатка? Но все начинающееся веселье, прервал тихий бабушкин приказ.

- Прекрати, Наитриль, - И вот как это у нее выходит? Она, одним словом способна укротить меня. Хотя, укротить стихийника, уже само по себе достижение. Пришлось спешно сворачивать стихийные круги, стараясь сделать это так, чтобы мои недруги не смогли ничего разобрать. Освободив руки и тело от тяжелой боевой магии, я встала рядом с бабушкой.

- Как вы нас нашли? - У бабули был тихий, уставший голос, совсем не похожий на ее обычный командный тон.

- Я, так понимаю, мы можем войти? - Самый наглый из них, тот, кого назвали Грисом, смело прошествовал в комнату.

- Да вы уже вошли . Но не забывайте, вы не будете иметь прав. Вы только что нарушили закон. Сломали нашу дверь, вторглись без приглашения в дом к чистокровным. Вы ведь знаете, чем вам это грозит? А ты, - бабушка так посмотрела на меня, что захотелось под землю провалиться, - как ты посмела использовать дар стихийника? Тебе запрещено пользоваться им, пока ты находишься на территории Маларии.

- Мы признаем свою вину. Мы вели себя неподобающе. Своим поведением мы посмели оскорбить одну из чистокровных. Вы можете использовать данное вам право Фачири, - все трое поклонились, покаянно склонив головы.

- Я не собираюсь вас убивать. Если бы хотела этого, позволила бы внучке закончить то, что она хотела сделать. Я хочу лишь услышать ответ на свой вопрос. Как вы нас нашли?

Я стояла и с удивлением наблюдала, как моя - всегда такая боевая бабуля, сейчас сникла и нетвердой походкой поплелась к гостевому татами. Легко трансформировав его на несколько персон, она присела с краю и сделала знак рукой, приглашая остальных присоединиться.

- Бабуля, а дверь? Мы не можем, - я повернулась на скрежет, но дверь из бесформенного куска металла приобрела вполне нормальную форму и встала на место. Неплохо, совсем неплохо. Надо бы попробовать научиться парочке похожих приемчиков управления магической перчаткой, а то при моем врожденном таланте стихийника,в этом не было надобности. Но, похоже это очень даже полезная штуковина. А то после стольких экспериментов со стихийной магией, нам приходилось туго. А тут раз, и прежняя дверь на месте. Красота! Ну да ладно, что-то я отвлеклась. Гордо подняв подбородок как можно выше, я прошествовала к татами и села рядом с бабушкой . Прямо напротив меня примостились три сильных особи мужского пола. Эти особи, не скрывая своего интереса пялились на меня, отбросив всякие приличия. Один из них прочистив горло, заговорил.

- Один из наших ищеек, случайно увидел чистокровную на улице. Он тут же сообщил в Собор Астарна. А дальше, точно зная на какой вы планете, вас быстро вычислили. Дипломатические отношения Маларии и Астарна отличаются особенной теплотой. Если бы Великий Маларии отказал нам в этой "маленькой просьбе", ему пришлось бы иметь дело с большими последствиями. Не думаете же вы, что одна чистокровная, будет стоить ему дороже, чем благосостояние его планеты и народа? Грис говорил уверенно, чуть улыбаясь, а мне хотелось, чтобы они испарились. Бабушка после слов этого проходимца, стала бледнее ядовитой плесени с болот Увапы.

- Что происходит, бабушка? - Меня все еще мучил вопрос, кто эти люди, и что они делают здесь? Что такого случилось, от чего бабуля сама не своя?

- Наи, девочка моя. Я тебе все объясню. Ты же знаешь, что мы все это время скрывались. Я говорила, что ты родом с Астарна и мы находимся в бегах, но никогда не называла тебе истинной причины нашего бегства. Да и ты была настолько мала, что вряд ли помнишь...просто, я была уверена, что смогу уберечь тебя и ты никогда не узнаешь всей правды. Наверное, ты всегда думала, что твоя бабуля преступница?

- Вообще-то, я именно так и думала. Но я настолько тебя люблю, что мне было все равно, окажись ты даже в межгалактическом розыске, - я хмыкнула, и тепло посмотрела на бабулю.

- Ты родом с Астарна. . На Астарне всегда жил прекрасный и гордый народ. Астары - раса способная к управлению элементами всех четырех стихий. Вода, земля, огонь, воздух. Благодаря умелому управлению, наша планета была очень богата. Возделывающих землю, на Астарне было превеликое множество. А вот стремящихся к власти, было не так много. Порядок на нашей земле поддерживали семьи Собора. Пять стран, пять семей Высших. Богатая и плодородная планета, привлекала множество других рас. Кто-то приходил с миром, а кто-то с войной. На нас всегда нападали и астары в совершенстве владели техникой стихийной магии и боя. Этому у нас учат практически с колыбели. Мы всегда побеждали, потому что не умели по-другому. И хотя стихийная магия была сильна, наши военные технологии были не высоки. В пору моей юности, наступила эпоха Третьего солнца. Тогда, на нашу планету вторглись очень сильные захватчики. Цезарнийцы. Их корабли были огромны, они почти заслонили наше солнце. Один из таких гигантов, до сих пор висит над нашей планетой, навсегда оставшись "третьим солнцем". Боясь потерять планету в хаосе войны между двумя мирами, совет пяти стран принял решение о подписании мирного договора. Договор было решено скрепить браками во всех пяти правящих семьях. Цизарнийки были очень красивы, пожалуй, даже слишком красивы. Если наши женщины отличались небольшим ростом, то цезарнийки были высоки и стройны. Тогда начался просто бум. Обе расы заключали браки, вскоре они так смешались, что чистокровных семей практически не осталось. Были семьи отказавшиеся смешивать кровь. И они оказались правы. Астары как вид, практически исчезли. А у пар, что смешали кровь с цезарнийцами, стали рождаться необычные дети. Они, все как один, были светловолосы. Цвет их волос был седым от рождения, а глаза красные, словно кровь. И хотя в остальном, это были такие же дети, что и все, отличие у них все же было. У всех детей от смешанных браков отсутствовал дар. Именно то, чем гордился каждый чистокровный астар. Дар стихийной магии.

Моя семья была из тех, что ни разу не смешала кровь в браке с цезарнийцами. Мы остались верны древним традициям.В отличие от пяти правящих семей, в пяти странах Астарна. В положенное время, мой отец выдал меня замуж за чистокровного и родился мой сын, мой первенец. Алаун. Мы хоть и не являлись правящей ветвью, но были близки к одной из семей Собора.Твой отец, приходился двоюродным братом правителю Ихариона - одной из пяти стран нашей планеты. Когда у Судема, нашего короля, родился сын от одной из цезарниек, то он был как и все остальные - лишен дара. Ребенок лишенный дара не может править. Опасаясь за будущее своего первенца, Гардена стала искать способы исправить положение. И она его нашла. У цезарнийцев есть очень странный обряд. Ребенка относят на поклон к одной из жриц, что дали жизнь. И она видит его судьбу и помогает ему во всем в течение жизни. Так вот, у Гардены - была такая жрица. Она предсказала первенцу Гардены и Судена, смерть от руки чистокровного ребенка. При этом, она поведала и о том, как избежать смерти, подарив ребенку силу астара. Все оказалось проще простого, отдавший жизнь - подарит силу. Вот тогда все и началось. Через несколько дней после этого, при загадочных обстоятельствах погиб правитель Ихариона.

Вместо мужа, на трон взошла новая "королева". Народ смирился, ведь правитель оставил наследника, никто и подумать не мог, что, впоследствии устроит эта женщина. После смерти мужа, Гардена быстро завела себе любовника, причем очень красивого и чистокровного. Это был твой отец. Тогда, мы еще не подобрали ему пару. Связь Гардены и Алауна длилась несколько лет. Даже когда он женился, они продолжали встречаться тайком, наплевав на все правила и устои нашего мира. Вскоре, королева понесла. От этой связи родилась дочь. Прекрасная, и такая же лишенная дара, как и ее старший брат.

Через несколько месяцев после этого, родилась ты. Только ты, в отличие от нее, родилась чистокровной и в законном союзе, а твоя сестра, хоть и в королевской семье, но была незаконнорожденной. Через полгода после ее рождения, твоего отца нашли убитым. Вот так все и происходило, высокопоставленные цезарнийки рожали, а астары платили за их силу своими жизнями.



Вскоре, чистокровные начали пропадать один за другим, женщины, дети, мужчины... все. Но простой народ не видел, как стремительно сокращается число чистокровной знати. Однажды на совете Ихариона, твоя мать открыто бросила обвинение Гардене. Она обвинила ее в смерти твоего отца и не только в этом. Этим обвинением она подписала себе смертный приговор. Через несколько дней, Рамассу сгорела в пожаре. В ту ночь, огонь уничтожил всех, кто находился тогда в доме. Всех, кроме тебя и меня. Но это был не просто пожар. Это была самая настоящая чистка. Эта змея, подослала к нам в дом убийц. Клинки Дарка. Может, слышали о таких?

На лицах, сидящих напротив нас парней, отразился священный ужас. -

- Клинки Дарка хорошо обученная и натренированная убивать, группа воинов, подвластных только королям. Есть только пять таких отрядов. По числу стран. И они состоят при дворах правителей. В Ихарионе такой тоже существует. Их учат убивать с детства. О них знают все, но никто не видел их лица. Они пришли к нам ночью и вырезали всю семью и слуг. Быстро и жестоко.

По случайности, ты в ту ночь плохо спала и Рамассу попросила меня присмотреть за тобой. А я решив успокоить тебя, повела к реке. Мы сидели в беседке и не зажигали огни, любуясь ночным небом. А потом, я услышала крик. Мне стало страшно. Я знала, что Гардена вскоре сделает свой ход, не оставив оскорбление без внимания, но, чтобы так быстро? Когда я побежала к дому, он уже горел. А перед ним лежала груда сваленных в кучу мертвых тел. Я увидела, как из нашего атаку выходят Клинки, и притаилась за кустами пипама. Я все рассмотрела. Их одежду. То, как они убивали. Как вытащили из дома Рамассу, и били ее во дворе. Но я не смела даже выйти, чтобы попробовать помочь ей, ведь у меня на руках - была ты. Ты - словно небесные эфиры, спала и не слышала всего того ужаса, что творился на моих глазах. Они бросили умирающих и убитых в огонь и ушли. А я продолжала сидеть, будто онемев. От увиденного, я была не в силах пошевелиться. Когда начало светать, я попросила прощения у всех, кого оставляю без отмщения и ушла. Как мне удалось тогда проскользнуть мимо всех постов, на границах дальних выходов Астарна, я при вас не скажу. Пусть это останется нашим семейным секретом. Ну а после того, как мы с внучкой скрылись из пределов видимости Астарнских военных патрулей, начались наши скитания. А ведь тогда, у нас не было ничего. Даже нормальной одежды. Но мы выжили. Выжили, не смотря ни на что. Столько лет... столько лет мне удавалось прятать ее. А теперь, придется вернуться туда, где погибла вся моя семья и привезти с собой внучку? Отдать этим красноглазым? Это больно.

Я слушала рассказ бабули и мои волосы резко сменяли цвет. Они становились черными от злости и ярости, а затем сразу меняли цвет на почти синий. От того горя, что я испытывала слушая свою бабулю, мне хотелось завыть, словно степному кувату. Да и клыки я скалила от злости, в точности как куват. Но последние слова бабули, заставили тревожно замереть.

- Что значит, "отдать"? Как ты можешь, кому-то "отдать" меня. Меня. Свободную.

- Что?! Свободную? Кто дал вам право освобождать её? - Грис, в ужасе уставившись на меня, быстро перевел взгляд на мою бабулю.

- Наитриль свободна от рождения, по праву чистокровной. Она может сама решать свою судьбу. Никто не сможет принудить ее к чему бы то ни было. Никто. Даже Верховный Собор Астарна. К тому же, она является полноправной владелицей Лита в семи планетах этой галактики. И в трех планетах Галактики Креста. А это значит, что все будет только так, как захочет сама Наи. От улыбки бабушки у меня потеплело на душе. Вот значит как. Она устроила это показательное выступление с "полной обреченностью", лишь для того, чтобы показать какова на самом деле власть Ихариона. Интересно, бабуля все рассказала, или есть еще какие то тайны?

- Ах да, так зачем вы к нам прибыли? Как-то невежливо, даже не выслушать вас, - довольная от того, что у меня такая мудрая бабуля, я расслаблено откинулась на татами.

У трех астаров глаза из орбит полезли, глядя на мою откровенную наглость и полное неуважение к их замечательным персонам. .

- Мы прибыли на Маларию с целью вернуть чистокровную домой. Предложить ей возможность, быть избранной в жены одному из Верховных. В честь вас предполагалось устроить турнир, на котором выигравший получил бы в качестве главного приза - брак с чистокровной. Это большая честь, сочетаться узами с одним из семей Собора. Не надо делать вид, что вас это не волнует, - Грис ухмыльнулся , - вас выдают ваши волосы.


"Ах так... Волосы значит, выдают. Придется показать вам, как я могу быстро лишиться эмоций. Тогда вам вообще не понять моего настроения, даже если я захочу вас убить, вы ничего не поймете, красноглазые".

Переглянувшись с бабулей, я в последний раз улыбнулась, показывая свои маленькие клыки, и взяла под контроль все свои эмоции. По их недовольным физиономиям я сразу поняла. Им не нравится. Конечно. Кому понравится сидящий перед тобой человек у которого вместо лица, неподвижная маска как у мертвеца.

Когда я так делаю, мое лицо становится серым. Глаза приобретают темно фиолетовый цвет. Конечно, непривычно смотреть на такое. Да и они тоже не красавцы. Седые волосы, кровавые глаза. От кроваво красного цвета радужки, белки глаз сверкают. Хотя фигуры у них ничего... Все трое сильные, с широкими плечами, которые обтягивают темно серые комбинезоны. В высоких ботинках и с оружием на бедре.

С "маской" на лице я спокойно взирала на трех мужчин. Да они смогли бы меня заинтересовать, вот только, замуж я совсем не собираюсь. И уж тем более не хочу становиться чьим бы то ни было "призом". Так что и ответ дала незамедлительно, чем привела их в ярость.

- Плевать я хотела на ваши планы. Можете передать вашему главному, кто он там у вас, король или Верховный, неважно. Так вот. Передайте, пусть он идет в ... Как бы мне помягче выразиться... в ...в общем, пусть просто идет уже куда-нибудь и оставит нас с бабулей в покое. А если вздумает встать на моем пути. Растерзаю.

Проговорив все это с непроницаемым лицом, и голосом напрочь лишенным эмоций, я грациозно поднялась, и, как можно эротичнее покачивая своей нижней частью, поплыла из комнаты.

- Рты закройте, многоуважаемые, - быстро натягивая новую пару сапог, я слышала, как бабушка командует тремя сильными войнами. Да...поистине, миром правят женщины. Сейчас им от моей бабули достанется. Вот ведь, даже настроение поднялось. Жаль только на работе снова придется нотации выслушивать, а я уже на пределе.

Быстро выйдя из дома, направилась к своему крипану. С помощью карточки активировала код и открыла сап. Мой старенький крипан натужно зашумел, а после, заурчал словно сытый зверь. Запрыгнув на сиденье, включила защиту, и тут же почувствовала себя по настоящему счастливой. Гонки на крипанах, были нужны мне как воздух. Крипан быстро взмыл в верх, и отключив распорядитель управления, я вручную прибавила скорость. Защита вокруг меня колебалась, образуя легкое облако серебристого тумана. Мне всегда хотелось потрогать его, провести руками, но управление крипаном требовало точности и холодной головы. Слишком большая летная скорость, слишком большой риск. Отправившись на работу, я с радостью думала, что навсегда избавилась от красноглазых качков, что прибыли, в надежде вернуть меня на мою историческую родину.






Малария. Дом Нежности, тем же вечером...



- Ты хоть представляешь, Грис, что с нами сделают, если мы не вернем ее на Астарн?!


- Да, Эрим, я прекрасно все себе представляю, не стоит так орать, - ответственный за миссию - солдат Собора, сидел понурив голову.


- Да успокойтесь вы. Просто надо отправить послание в Ихарион. Пусть наш Верховный сам решит эту проблему, ну или даст совет, как поступить. А чистокровная ничего так, симпатичная. Жаль только достанется нашему тирану...хотя, на неё там много желающих. Я бы и сам не прочь...

Грис и Эрим, взглянув на друга, захохотали. У них проблемы, а Типо, как всегда только женщины волнуют. Хотя эта, особенная. Красивая, чистокровная, и с такими необычными глазами, а уж от волос вообще можно голову потерять. Где ещё увидишь такой необычный цвет?


- Да... Я никогда не видел таких волос. Подумать только, фиолетовые. Так ещё и меняются под настроение. Грис, а тебе, что больше всего понравилось?


- Хм, попка и ножки. Фигура у нее что надо. Вот только, что толку. По Астарнским законам, ее все равно упрячут в балахон. А под ним и не поймешь, толстая она или стройная. Эрим, а ты как?


- Я уже устал от вашей болтовни. Мы сюда, зачем пришли?


После вопроса Эрима, все трое заулыбались и дружно принялись поглощать еду, запивая все это большим количеством гашири - маларийской водки. Когда двери открылись, пропуская на татами четырех маларийских винир, у друзей и вовсе поднялось настроение.


- Завтра свяжемся с Верховным, а сейчас, оторвемся, - Грис отбросил мрачные мысли, и взглянул на вошедших девушек.


-Грис, сейчас Верховный занят, о-очень "важным делом" - Эрим хохотнул, разглядывая симпатичную темноглазую маларийку, что зачарованно гладила его тело.


- Тебе-то, откуда знать? Ты что, ясновидящий?


- Нет. Просто я состою в дворцовой охране, и прекрасно знаю, ЧЕМ в это время занят наш повелитель.


Разомлев от выпивки, все трое принялись воплощать собственные желания.



Астарн. Дворец Верховного в Ихарионе.



- Вставай! - звонкий женский голос ласково уговаривал. Поднимайся, повелитель. Пришли вести из Маларии.


- Пусть свяжутся с Собором и обговорят все, касательно ее прибытия домой. Мне некогда, ты видишь?


- О да, я все прекрасно вижу. Кто эта обворожительная девица на твоей постели?


- Какая тебе разница? Проваливай, ты меня раздражаешь.


- Хорошо. Буду говорить прямо при ней. Возникли трудности. Ты ее не получишь, она не собирается возвращаться.


После этих слов, с кровати на которой нежились два обнаженных тела, резко поднялся мужчина. Взлохмаченные пепельные волосы упали на глаза.

Амирра приготовилась к худшему, прекрасно зная вспыльчивый, и скорый на расправу характер своего старшего брата. Ничуть не стесняясь, он дефилировал по комнате совершенно голый. Амирра стыдливо прикрыла глаза рукой и отвернулась к двери.


- Фу. Правитель Ихариона, один из Верховных. Позор. Как ты можешь, при мне... да ещё в таком виде? Ты никогда не проявляешь ко мне должного уважения, ты...


- Хватит скулить. Хоть ты и моя сестра, но никогда не забывай, что ты - всего лишь отродье, которое я содержу из жалости по просьбе нашей мамочки.

После этих слов, Амирра тихонько всхлипнула и поспешила покинуть апартаменты брата. Она всегда знала, что он ненавидит ее, с самого детства.

Своей незаконной любовью, мать обрекла ее на вечные издевательства. К ней относились как к прокаженной. Брат лишь изредка обращал на нее внимание. Да и то, только тогда, когда хотел взвалить на нее очередную работу. Единственным астарнцем, кто любил ее и заботился о ней, был ее личный телохранитель Матео. А собственная мать старалась не замечать, делая вид, что она не ее родная плоть и кровь. Даже необыкновенная красота не принесла ей пользы. Один только вред. Мужчины предлагали Амирре все что угодно, но только не брак. Через несколько месяцев ее отдадут в дом нежности. Собственный брат решил продать ее владельцу борделя для Верховных и Высших. Но даже зная это, она все еще надеялась на его снисходительность. Амирра верила, что он может проявить чувства сострадания, и позволит ей остаться. Она могла бы воспитывать его детей. Это было все, о чем она мечтала, просто остаться жить в доме где выросла. И приезда своей чистокровной сестры по отцу - она ждала больше всех, так как думала, что та сможет повлиять на Верховного. Или может быть чистокровная согласиться на то, чтобы она стала ее личной служанкой, тогда ей не придется доживать свои дни в доме нежности. Со слезами на глазах, девушка поспешила в свою комнату, чтобы там, без свидетелей, проглотить очередное унижение, которому подверг ее брат.

Верный Матео ни отставал от неё ни на шаг. Ему хотелось собственноручно придушить Верховного. Он так любил эту хрупкую девушку, похожую на редкий цветок. Ему невыносима была даже мысль о том, кем она станет в ближайший месяц. От мыслей, что эту красавицу сможет получить любой, кто заплатит достаточную цену, ему хотелось рвать на себе волосы.

Матео слышал, как Амирра сказала верховному о том, что чистокровную не удастся доставить на Астарн. Неужели, их любви не суждено быть. Если чистокровная не сможет дать свободу Амирре, это значит, что через несколько недель девушку увезут из дворца. Что же тогда станет делать он? Глядя, как плачет его возлюбленная, Матео молча вытирал ее слезы и прижимал к себе ее хрупкое тело. И думал..


В апартаментах Верховного царила неразбериха. Любовница правителя, стыдливо спрятавшись под одеялом, украдкой разглядывала нескольких молодых мужчин. Подтянутые, стройные, все как один носили черную форму Клинков. Усевшись за круглым высоким столом, они шумно спорили с правителем. А Верховный спокойно слушал их выкрики холодно улыбаясь. Церцера ясно видела эту холодную улыбку. Так улыбаться не умел никто. Он улыбался всегда. Насмешливо, презрительно, холодно, самоуверенно. Всегда. Но никогда не улыбался искренне, тепло. И никто никогда не слышал его веселого заливистого смеха. Вот и сейчас, она сгорала от смущения, а ему было все равно. На губах застыла ледяная улыбка. Столько мужчин... Даже ей, той кто был лучшей фавориткой Верховного уже несколько лет, было не по себе. Еще бы, сейчас она чувствовала себя простой девкой из дома нежности для низших. Никакого уважения...

Будто почувствовав ее взгляд, правитель повернул голову. Взор прищуренных красных глаз окатил ее презрением. Церера почувствовала страх. Ей стало страшно не только за свое тело, но и за свою жизнь.


-Что будет, если чистокровная откажется? Ты не сможешь претендовать на звание первого в Соборе. Народ не пойдет за тобой.


- Пойдет. И ты это знаешь лучше других. Кана - ты представитель одной из самых знатных семей Высших в Ихарионе. Скажи мне, почему ты, Высший, служишь в Клинках? Эта служба на благо Собора, одна из самых грязных. И, тем не менее, ты исправно выполняешь ее. Что тебя так привлекло в Клинки Дарка? Ведь у тебя был прекрасный выбор. - Правитель жестко смотрел в глаза молодому войну. Они были одного возраста, одной комплекции, их внешность была похожа, как и внешность практически всех, кто присутствовал в этой комнате. Пожалуй, я сам отвечу на свой вопрос. Ты - любишь убивать.

После слов Верховного, воин побледнел. А правитель продолжил все с той же холодной полуулыбкой.

- Это доставляет тебе ни с чем, ни сравнимое удовольствие, правда? Побледневший Высший, пряча взгляд, обиженно сопел, - Ну а я, позволяю тебе это, и делаю это оч-чень часто. Как ты думаешь, кому еще я позволяю подобные шалости? Так и мой народ. Я слишком много им позволяю. Если не будет меня, они все сдохнут от излишеств или падут в первой же завоевательной кампании. Я - сила позволяющая им жить. Несмотря на мою внешность, мать наделила меня силой чистокровных. Вернее, ее частью. Потому что папочка забрал остатки с собой в могилу. Но я не гордый, я подожду. Женившись на чистокровной, я обрету то, чего так жажду. Я смогу получить пост первого Высшего в Соборе, и стану опорой всего Астарна, а не только Ихариона. Ну а вы, вы, как и всегда, будете моими лучшими войнами, моей правой рукой правосудия. Семьи Собора несправедливо обвинили меня в намерении захватить единоличную власть. Мне она не нужна. Но вот пост первого Высшего я получу! И тогда, они не посмеют бросаться обвинениями. У меня будет столько силы, что у них останется только один выбор: приползти на коленях, и молить меня стать защитником Астарна.


- Но сначала тебе нужно как-то заманить чистокровную на Астарн. Если она действительно свободна от рождения, как ты собираешься заставить ее вернуться? Тогда турнир будет отменен, и тебе придется отвечать перед семьями Собора за это. А первый Верховный с удовольствием устроит тебе несчастный случай, как своему главному сопернику.


- О, все просто. У меня есть то, ради чего она примчится сюда быстрее ветра.


- И что же это? - Молодой Высший, заинтересованно уставился на Верховного Ихариона. Правитель рассмеялся, глаза сверкнули, приводя в ужас не только мужчин, сидящих за столом, но и Цереру, которая пыталась забиться в угол кровати, под защиту тяжелого балдахина.


- Не-ет. Этого я не скажу даже тебе, мой друг. Слишком многое поставлено на карту. А ты - мой прямой соперник. Ты хоть и не из семей Собора, но все же можешь стать серьезной проблемой, если захочешь. - Взгляд Верховного обратился на капитана Клинков, обжигая его холодным огнем, - но, ты ведь не предашь меня, правда?


Страх плотным кольцом сжал горло Кана, так Верховный смотрел только в двух случаях: когда собирался убить или когда знал о предательстве. Но он не мог знать ничего, что бросило бы тень на семью Кана или на него самого. Если у правителя есть козырь, он должен обязательно разузнать, что это. Если он не сможет, то все, к чему так долго стремилась его семья, пойдет прахом. Нет. Нельзя позволить Верховному заполучить в жены чистокровную. Мысли быстро проносились в голове у капитана, сменяя одна другую, а на лице в это время не дрогнул ни один мускул. Кана видел, как правитель всматривается в его лицо, но точно знал, что он не увидит там ничего. Ничего, кроме того, что хотел показать сам капитан Клинков. Дуэль взглядов быстро прекратилась, как только Верховный отвел свой взгляд и насмешливо провозгласил:



- Кстати, у меня для тебя есть одно очень серьезное дело. Так что тебе придется покинуть Астарн на некоторое время. Ну а сейчас, Клинки, я предлагаю вам провести время с пользой, - взгляд Верховного - обратился к огромному королевскому ложу, на котором, сжавшись в комок, сидела испуганная молодая женщина.


У Цереры потемнело в глазах. Нет. Такого не может быть. Она - одна из самых уважаемых дам Ихариона, он не может. Но по взгляду правителя, тут же поняла, что МОЖЕТ. Неужели? Они?


- У меня дела государственной важности,а моя дама будет скучать. Так что, думаю ей нужно слегка развлечься. Вы же не против, правда? К тому же, она тоже не против. Ведь была же она ЗА, когда резвилась со стражником, не далее, как вчера вечером.

Повернувшись к Церере, правитель спокойно смотрел, как женщина обливаясь слезами просит у него прощения.

- Кажется, ты не поняла моя дорогая, я никогда и ни с кем не делюсь тем, что принадлежит мне. Если ты развлекала своим телом простого стражника, то чем же хуже самые сильные воины Ихариона? Клинки славятся своей мощью. Вот и проверишь на практике, так ли это. Усмехнувшись, Верховный запахнул халат и вышел из покоев.

Церера затравленно оглянулась. На нее насмешливо взирал капитан Кана.


- Ну, ахан Церера, я вас предупреждал. Когда-то я предлагал вам свое покровительство. Помните? Вы тогда заявили, что не позволите какому-то вояке, трогать себя. Так вот, сейчас вас будет трогать сразу несколько. Надеюсь, вам действительно понравится, тем более, что сам Верховный нас попросил... доставить вам удовольствие.


Когда правитель натягивал одежду, в смежной со спальней комнате, то с улыбкой рассматривал своего слугу, который вздрагивал от каждого крика, доносившегося из-за дверей его спальни.


- Не надо так реагировать, Вузил. Ей это нравится, поверь мне. Теперь ахан Церера станет очень послушной. И будет просто идеальной женой для своего супруга. Правда, придется немного заплатить ему за молчание, но это не страшно.

Вузил вздрогнул, и уронил пояс правителя. Сгорбившись, старый слуга боялся даже поднять взгляд.

- Не бойся, Вузил, подними пояс и продолжай свое дело. У меня сейчас прекрасное настроение, думаю, следует поприсутствовать на совете министров.

Вузилу, после слов Верховного, осталось только посочувствовать министрам. После того как правителю доставили послание с Маларии, он словно зверь, еще неизвестно, чем день закончится. Вузил думал о том, как бы этот день не оказался последним лично для него.




Глава 2



- К вам пришли, - распорядитель повторил эту фразу несколько раз, но я продолжала нежиться в постели. Нет. Я не встану, просто не смогу. Сегодня у меня выходной. М-м-м, н-е-е-т, не хочу-у-у я сплю. Повернувшись на бок и водрузив на голову подушку, чтобы не слышать воплей распорядителя я снова попыталась закрыть глаза.

Но даже подушка не смогла заглушить бабушкин возглас из холла:


-Вы!? Что вы здесь делаете? Вы уже давно должны быть на Астарне. У вас ничего не выйдет, она свободна, сколько можно повторять. Наитриль никуда не поедет.


Быстро скатившись с постели, я не одеваясь выскочила в коридор и быстро прошла до холла. При виде меня после сна, да еще в полуголом виде все трое мужчин замерли, а бабушка нахмурилась.


- Опять?! Надоели уже, всю неделю за мной следили по очереди, а теперь домой припёрлись! Вон! - Я грозно посмотрела на Гриса и указала пальцем на дверь. Но, упрямый астар не хотел меня понимать.


- Вам, все же придется полететь на Астарн, - воин твердо встретил мой взгляд.


- Это еще почему? - уступать не хотелось, а хотелось прибить их всех и сразу, до того они мне надоели за эти несколько дней.


- Потому, что существует договор о браке, подписанный вашим отцом.


- Что?! - в разговор вклинилась бабуля, - какой еще договор о браке? Мой сын всегда говорил, что его дочь выйдет замуж по любви. Он не мог составить такого договора.


- Этот договор существует, Фачири. И он подписан вашим сыном. К тому же, скреплен кровавой печатью.


После слов Гриса, глаза бабули приобрели цвет штормового моря, а воздух вокруг нее заколыхался. Быстро появляющиеся символы боевой магии, вспороли воздух. Первый удар последовал в стоящего рядом с Грисом парня. Вспыхнув ярким пламенем, он не успел даже вскрикнуть, как через секунду от него осталась только кучка пепла.


- Не смей. Мне. Врать. - Бабушка даже боевой стойки не приняла, а руки так и остались неподвижными. От ужаса, у Гриса округлились глаза. Он молча взирал на горстку пепла, остывающую на полу. Когда то ЭТО - было его другом.


- Это правда, Фачири, мы не посмели бы вас обмануть. Верховный прислал вам подтверждение. - Все еще опасаясь пошевелиться, парень затравлено глядел на бабулю.

Символы загорелись снова. Справа от меня, вспыхнули сразу несколько кругов яркого красного цвета. Они появлялись так быстро, выстраиваясь с бешеной скоростью, и вскоре, весь холл был в установленных и готовых к атаке стихийных кругах. От такой демонстрации силы, у Гриса задрожали ноги. Так вот, что происходит, если чистокровный стихийник выходит из себя.


- Это лишь малая часть того, что я могу. - Бабуля тяжело дышала, все таки возраст, и силы уже не те, - но если ты говоришь правду, и мой сын действительно оставил договор о браке, составленный по законам чистокровных и запечатанный кровью, то я хочу видеть его. Сейчас.


-Фачири, успокойтесь, - молодой человек поклонился и протянул бабуле аэто. Экран устройства засветился, тут же появилось улыбающееся женское лицо, которое затребовало подтверждения личности у смотрящей в него бабушки. Кивнув головой, Фачири задрала рукав своего закрытого платья. На руках бабушки, так же как и на моих руках, были татуировки в виде трех стрел, опоясанных сложным узором символов и знаков. Как только она обнажила татуировку, устройство стало сканировать код с её руки, воспроизводя его в точности и перенося на экран все значения и знаки. Когда система подтвердила правильность всех символов, Фачири вновь опустила рукав, закрыв татуировку. После того, как лицо с экрана аэто удостоверилось в подлинности чистокровной, стоящей перед ним, напротив него материализовалась проекция с договором.

Бабушка быстро достала из складок одежды тонкий нож, и легко порезала себе палец. Вот это да, и даже не поморщилась от боли. Поистине чистокровная! Кровь из пореза заструилась по пальцу, стекая маленьким ручейком. Но когда я посмотрела на аэто, у меня округлились глаза от удивления, кровь на печати договора вела себя точно так же. Она "как живая", двигалась по листку свитку, что был отображен на проекции. Свернув проекцию аэто, улыбающееся лицо констатировало завершение сеанса связи.


- Наитриль, собирайся, мы летим на Астарн.


После слов бабушки, сердце у меня заколотилось как сумасшедшее. Все, что я сейчас чувствовала, можно было легко увидеть. Волосы быстро меняли цвет, а на лице отражалась вся гамма испытываемых мною эмоций. От гнева и неверия, до чувства полной обреченности, и злобы на всех и вся.


- Почему, Фачири? Ты же обещала, ты говорила, что я вправе сама решать свою судьбу. Ты, - но бабуля не дала мне закончить, она печально посмотрела на меня и произнесла, глядя в какую-то точку у меня за спиной.


- Твой отец предал тебя девочка, предал твою мать и весь наш род. Он подписал кровный договор. А если чистокровный не выполнит условия договора составленного по закону крови, он умрет. Наша кровь - это не только бесценный дар, но и страшное проклятие, способное контролировать нас и распоряжаться нами. В чистокровных семьях был строгий запрет на кровные договоры, но, как видно, твой отец не чтил свою семью, раз посмел связать тебя им.


- Я не поеду, - мой взгляд обжигал, а злость росла с каждой минутой.


- Тебе придется ехать. Наи, если ты откажешься соблюсти условия договора, тебя ждет смерть. По невыполнении срока указанного в договоре, твоя кровь будет терять свою силу, и постепенно, ты умрешь. Чем быстрее выполнишь все условия, тем лучше. И хотя в нем не указан точный срок, но от момента предъявления, отсчет уже пошёл.

Мрачный взгляд бабули сказал мне всё без лишних слов. И если вначале у меня еще была надежда, то сейчас она испарилась, оставив лишь горький привкус разочарования.


- Хорошо. Я исполню свой долг. Я чистокровная, а значит не стану позорить семью и отказываться от обязательств, пусть даже это навсегда лишит меня счастья и возможно даже жизни. Да, бабуля?

Я развернулась, и отправилась в свою комнату. Мной овладело безразличие обреченного. Теперь жизнь не стоит много, а моя чистая кровь принесла мне вместо счастья, одно только несчастье.

Фачири задумчиво смотрела в сторону скрывшейся в конце коридора девушки.


- Ты, - она кивнула головой, обращаясь к Грису, - иди за ней. Проследи за тем, чтобы моя внучка не наделала глупостей.


Грис послушно направился вслед за чистокровной. Теперь ему было даже жаль ее. Но он лишь посланник, выполняющий свою миссию. Без стука воин дернул дверь, и застыл пораженный.

Чистокровная стояла к нему спиной. Когда он открыл дверь, девушка вздрогнула, но не повернулась. Продолжая стоять к нему спиной, она приняла боевую стойку. Вокруг неё тут же загорелись сразу четыре стихийных круга. Они вращались, и он с изумлением увидел, как каждый из кругов постепенно набирает цвет. Один стал ярко красным, второй приобрел оттенок синего, а рядом загорелись ярко зеленый и чисто белый. Круги вращались вокруг неё, а сама девушка, закинув голову вверх, глубоко дышала. Через секунду, он стал свидетелем того, как энергия со всех четырех кругов, разом устремилась к ней, будто пронзая её тело. А после,с рук девушки сошли знаковые татуировки. От танца стрел и символов расходился призрачный серебристо синий свет, их вращение было быстрым, а сами стрелы отличались от тех, что он видел сегодня на знаках Фачири. Стрелы Наитриль были более острыми, и их было больше. Он все так же стоял, прислонившись к двери и наблюдая за ней, не в силах сделать даже шага, пораженный красивым зрелищем.

Я управляла своим телом в совершенстве. Бабуля научила меня всему, что знала сама. Когда-то она сказала, что я стану очень сильным стихийником. Но сегодня, я пыталась просто успокоиться. Магия в моем теле ожила. Стрелы вращались, поднимаясь над моей головой, а знаки удерживали их, вплетаясь в мое тело. Вглядываясь в причудливые сплетения стихийных кругов и чистокровных символов, оживленных с помощью них, я начала произносить ариме. Для магов порабощающих стихии, этот язык был словно азбука. Без него, управлять ими не получится.

Стрелы взвились, повинуясь ариме, и ослепив все вокруг ярким светом, и медленно поплыли в мое тело. Оно чуть изогнулось, принимая обратно всю выпущенную на волю силу. А астар все так же смотрел на меня, прислонившись к двери. В его взгляде читалось восхищение. Когда последний символ отпечатался на коже причудливым рисунком знаков, я почувствовала себя лучше.


- Что это, заклинание? - Красноглазый смотрел на меня, пытаясь оценить мое состояние.


- Это - всего лишь способ укротить свою злость, используя силу стихийника.


- И что же это значит? - Он следил за каждым моим движением.


- Это значит, что я взяла себя в руки, и теперь не поубиваю вас. И это обещание моего отца, - я поморщилась, -я собираюсь его выполнить. Вам не о чем беспокоиться, ведь если я решу его нарушить, то меня ждет смерть.


- Интересно, каким образом какой-то договор с печатью, может лишить жизни чистокровную?

Я поджала губы и повернулась лицом к одному из своих врагов. Ага, жди. Так я тебе и выложила все. Не выйдет. Ничего ты не узнаешь от меня.


- Это не твое дело. Неужели, ты думаешь, что я расскажу?


- Вообще то, сейчас я думаю вовсе не об этом...

Чуть приглушенный голос, интимные кокетливые нотки. Да этот красноглазый, меня клеит? Ну-у, про это он может забыть сразу. Сделав озадаченное лицо, и округлив большие "наивные" глаза, я спросила.


- А о чем? Наверное, переживаешь за Верховного? Как я тебя понимаю, тяжело тебе сейчас. Хочешь, я обниму тебя, и ты можешь даже поплакать на моем плече. А когда я выйду за него замуж, то в подробностях расскажу ему о том, КАК, ты за него переживал.

После моих слов, желание красноглазого явно пошло на спад.

Он предложил мне помощь, но, гордо отказавшись, я отправила его туда, откуда он пришел. Не понимаю, что они во мне находят? Хотя... им же только чистота крови моей важна. А внешность моя так, дополнительный бонус. Вздыхая о несправедливости жизни, я отправилась собирать вещи.

Я быстро покидала свои пожитки в походный контейнер. Через несколько часов, мне предстоит утомительный полет, в компании ненавистных мне красноглазых.


Грис вернулся в холл, где стояла Фачири. Он внимательно оглядел женщину. Сильная старуха пугала его. Ее яркие глаза вспыхивали светом, а губы были сжаты в тонкую линию. Все, чего ему хотелось, это поскорее вернуться домой. Как только они закончат миссию, Грис сразу же поедет отдыхать. Столько страха он не испытывал никогда в своей жизни. Вновь, вздрогнув от стального взгляда Фачири, Грис быстро отвернулся. Экран лежащего на татами аэто, вновь замерцал, привлекая к себе внимание всех, кто находился сейчас в холле.


- "Для сопровождения Уважаемых Фачири и её внучки, прибудет отряд Клинков. Межгалактическая база Маларии предоставит место для астарнского Казато - Крейсера. Ваш путь пройдет в удобствах, полагающимся столь высоким персонам".

Прослушав речь, выданную аэто, Фачири усмехнулась.


- Как же сильно, ваш Верховный хочет получить мою девочку. Отправил своих шавок, и крейсер не пожалел. Да, видимо надеется на скорую свадьбу.


- Но ведь, за право взять в жены чистокровную на Астарне состоится турнир. Наш Верховный, не единственный претендент на её руку, - Грис усмехнулся, - почти все семьи Собора выставили своих кандидатов. Наш Верховный просто лично отвечает за прибытие чистокровной на Астарн.


- Ему придется немного потерпеть.- Раздавшийся девичий голос, разрядил напряженную атмосферу, что царила до ее прихода.


- Ты готова? - голос бабули был похож на скрежет. Я видела, как ей непросто, она сдерживалась из последних сил. Эти горящие глаза... Неужели, все настолько плохо?

Видя ее состояние, мне захотелось собственными руками придушить всех, кто был повинен в этом. Опустив голову, я подумала о том, что начать мне следует с себя.


- Да, - короткий ответ, и вся наша такая недружная кампания - отправилась прямиком в межгалактический порт Маларии.


Многоместный крипан, что доставил нас до порта, остановился. Защитное поле сошло, и я ступила на черную выжженную землю.

В таких местах всегда было шумно. Множество снующих маленьких и больших крипанов, словно муравьи кружились рядом с большими, и просто огромными межгалактическими кораблями.

Защитное поле над портом, переливалось всеми оттенками оранжевого и желтого цветов. Корабли зависали под куполом защиты, а затем быстро растворялись в телепортационном поле. То тут, то там, вспыхивали огни и раздавался характерный свистящий звук, когда очередная махина, быстро растворялась в пространстве. Противный металлический голос , безэмоционально сообщал очередные координаты для телепортации. Стоя рядом с красноглазыми, что увлеченно обсуждали долгожданную поездку домой, я облокотилась о холодный хромированный поручень, за которым начинался защитный барьер, и стала следить за очередным прилетевшим кораблем. Но мое внимание привлекла яркая вспышка. Межгалактический телепорт вспыхнул зеленым. Скучный голос тут же оповестил всех о прибытии крейсера с планеты Астарн, галактика Креста. Мой интерес тут же возрос до более мощных масштабов, а взгляд обратился к огромному блестящему черно-зеленому кораблю. Плавно развернувшись, Крейсер снизился, и завис над землей. Черные струи огня били в землю еще несколько минут, прежде чем корабль вздрогнул и затих. Быстро бегущие огоньки Казато-Крейсера мерцали и переливались. Смотря на великолепный корабль, мне стало немного грустно. Как же хотелось путешествовать на нем, получая удовольствие от поездки. Но сейчас в душе царила неразбериха.

Как только корабль затих, Грис сделал приглашающий жест рукой, и мы двинулись по направлению к нему. Силовые поля в таких портах не только защищали планету, они служили для ограждения, создания пространственных коридоров и переходов на большие расстояния. Вот и сейчас, координаты корабля были совмещены с координатами наших именных карт, и все мы - ступили в прозрачный желтый коридор, ведущий прямо к Казато, и сокращающий наш путь как минимум втрое.

Я старалась идти медленно, а потому, плелась самая последняя. Идти быстрее не хотелось. Настроение было паршивеньким. Как я не старалась, ноги все же сделали свое дело и донесли меня до места назначения, причем в самый, что ни на есть ,подходящий момент. Как только мы приблизились к кораблю, напротив нас открылся люк и, блистая толстым ковром, спустилась лестница. Из недр этого черного монстра четко и быстро спустилось несколько человек, закутанных с ног до головы в такие же черные одежды. Их лиц не было видно, только красные безразличные глаза.

Стоя чуть поодаль, я в упор рассматривала загадочные фигуры, ничуть не стесняясь, и не проявляя положенного в таких случаях этикета, и правил поведения среди элиты. Мои глаза нагло скользили по каждому, из закутанных в черное крепких мужских тел. Их одежда была из дорогой ткани. Сапоги из тонкой кожи на шнуровке, доставали до середины голени. Узкие штаны, с широким черным ремнем и черные облегающие куртки. На лбу красовалась блестящая черная пластина на тонком обруче, которая зажимала две полоски ткани, одна из которых скрывала лицо, а другая волосы. Так вот они какие - Клинки. После того, как мужчины встали по бокам от лестницы, из корабля вышел еще один экземпляр. Старик - в длинном, до пола одеянии, расшитом блестящими камнями. Его жидкая борода доставала почти до пупка, а лицо излучало высокомерие и снобизм. На голове у старика был высокий гребень, напоминающий корону, с которого свисала ярко красная широкая лента до пят. Величественно спускавшийся старикан, застыл в ступоре посредине лестницы, когда его взгляд упал на бабулю. Глаза его при этом забегали в разные стороны, а рот исказился в жалкой гримасе.


- Так значит, ты все еще жив, жалкий, сварливый старикашка? - Голос бабули заставил его вздрогнуть. А прямая спина, тут же чуть согнулась, будто бы на него, кто-то внезапно сел.


- Ф-Ф-Фачири?


- А, так ты меня помнишь? - Взгляд бабушки мог заморозить все вокруг. Ее лицо заледенело и превратилось в холодную, неприступную маску, которая тут же лишила старика последних остатков величия. - Ты, как я посмотрю, неплохо устроился? Ну, и кто ты у нас? Ах да, ты же в советники метил. А красная лента говорит о том, что ты один из главных советников императорского дома в Ихарионе. Что же ты не поприветствуешь меня, "старый друг"?


- Д-Да, конечно. П-Приветствую вас Чистокровная, - старик склонился в поклоне, сгибая спину. А на губах у бабули зазмеилась мстительная ухмылка.


- Кто здесь главный? - Бабушка строго взглянула на людей в черных одеждах. - Кто? - Обводя глазами лица в масках, взгляд Фачири наткнулся на высокомерный взор ярких красных глаз .


- Я, - короткий и емкий ответ, быстро поставил все на свои места.


- Проверить решили? Неужели вы думали, что я поверю, будто Он, у вас за главного? - Взгляд бабули презрительно смерил стоявшего рядом советника.

Один из клинков тут же отделился от остальных и, подходя ближе, чуть склонил голову.


- Вы величественны и прекрасны Фачири. Все так, как мы о вас слышали. Позвольте представиться, я капитан отряда Клинков. Меня зовут - Кана. Я рожден в семье Высших, поэтому мне дозволено сопровождать вас в этом путешествии. А это - мои воины, - он небрежно махнул рукой в сторону остальных фигур в черном, что стояли неподвижно. - Мы приложим все усилия для вашей защиты. Кстати, а где же то сокровище, за которым мы сюда прибыли?


Я вздрогнула. Сокровище? Вещь. Хоть и драгоценная, но вещь. Вот кем я теперь являюсь. Ну что же, сейчас вы увидите меня во всей красе. Собираясь в дорогу, я оделась так, что у бабули, увидевшей меня, сначала чуть не случилась истерика. Но, видя мой настрой, она оставила меня в покое. А потому сейчас, выйдя из-за спины Гриса, я кожей ощутила ,КАКОЙ эффект произвел мой наряд на суровых Астарнских воинов.

Мои длинные фиолетовые волосы были забраны в высокий хвост, открывающий шею. Темно синее платье, с вырезом до пупка, открывало полную грудь, которая была прикрыта полосками переплетенной черной ткани. Разрезы по бокам платья полностью открывали обнаженные ноги. На запястьях и бедрах, красовались тонкие золотые браслеты в виде молний, к которым крепились маленькие ножны. Золотистые тонкие клинки, что были спрятаны в них, не раз послужили мне для защиты. Тонкие шорты облегали, выставляя на обозрение все изгибы, и не оставляя для воображения ничего. Высокие сапожки на шнуровке, из мягкой коричневой кожи. Только мои руки, были полностью скрыты длинными узкими рукавами, надежно прячущими фамильный секрет. Бедра обхватывал широкий пояс, а из ножен на нем торчали два клинка трезубца. Тонкое длинное лезвие среднего, смертоносно блестело. Рукояти обоих клинков были длинными, перемотанными сине белыми шнурками, а на коротких лезвиях была выбита гравировка. Мне хотелось, чтобы они все поняли, из меня не только не получится идеальной жертвы. Я постараюсь как можно сильнее испортить им всем жизнь. Да , такой внешний вид подобает лишь девице из дома нежности, но меня ничуть не смущало мое облачение, а потому, я спокойно вышла вперед.


- Сокровище, значит? Ну что же, приятно. Хотя, нет смысла строить передо мной комедию. Я прекрасно знаю, чем являюсь для вашего Верховного. Нетрудно догадаться. Сила - все что ему нужно от меня. Словно зверушка, в сурне. Он ведь хочет выставить меня на торги. Я ничего не упустила?


После моих слов наступила тишина. Все Клинки разом повернулись, и теперь буравили меня злобным взглядом своих глаз. Я смотрела на них с грустью и жалостью. Бедные, заложники своих убеждений. Знали бы вы, каково это - быть свободным ото всех. Не подчиняясь чужим приказам. Мне теперь будет очень тяжело забыть свою свободу и свою прошлую жизнь. Мрачные мысли, прервал полный негодования, визгливый голос советника.


- Как ты посмела!? Ты позоришь свой род! Чистокровная не смеет так выглядеть. Женщина должна молчать, пока ей не дадут разрешения говорить. - Старик потрясал своими руками перед моим лицом и весь просто исходил праведным гневом. Не сделав ни одного лишнего движения, я легко перехватила его руку, и чуть сжала. У советника скривилось лицо от боли. Хмыкнув, я надавила чуть сильнее, но исполнить задуманное до конца у меня не вышло. Мое предплечье тут же сжала чужая рука. Почувствовав стальную хватку, я разозлилась, быстро отпустила старика, и советник отскочил от меня с такой прытью, будто был молодым козлом, а не почтенным старцем. Повернувшись чуть в сторону, я наткнулась на свирепый взгляд темных красных глаз. Красивые. Не такие, как у астарнцев уже виденных мною ранее. Более темные. Один из клинков. Он стоял вплотную ко мне, сжимая мою руку, и приставив к моей спине тонкий длинный меч. В очередной раз хмыкнув, я активировала свою силу. Мои волосы тут же поменяли цвет, а вокруг тела засветился яркий белый круг. Стихия воздуха. Она взвилась, свистя, словно тонкое лезвие. Символы в круге переливались и сверкали. Но человек в маске по-прежнему продолжал удерживать меня. Удивлена, ничего не скажешь. Сильный противник. Обычно, видя стихийный круг в действии, недруги как минимум отходили на безопасное для себя расстояние. Ну что же, придется применить свои боевые способности на практике.

Вся подобравшись, я полуобернулась, и резко ударила его ребром ладони в шею. От неожиданности, мой противник опустил оружие, и слегка дернулся. Отскочив на шаг, и воспользовавшись небольшой заминкой с его стороны, я нанесла быстрый удар. Моя нога взлетела, и угодила ему прямо в лицо. От резкого удара его подбородок дернулся, но он все никак не желал сдаваться, и, всего лишь покачнувшись, вновь удержал равновесие. Быстро сгруппировавшись, я послала мизерный заряд подготовленного круга силы, прямо в его грудь. Даже не касаясь его, я сумела сделать так, что Клинок отлетел на несколько метров. Довольная своей маленькой победой в этой бесполезной битве, я выпрямилась, и с ненавистью посмотрела на своего врага. А в том, что он теперь мой враг номер один - на время путешествия, я и не сомневалась. Хотя, мне даже было немного жаль его. Проиграть женщине, пускай и чистокровной , это позор для астарнца. А для одного из Клинков Дарка, это в тысячу раз хуже. Поднимаясь, он с такой злобой смотрел на меня, что захотелось повернуть время вспять и убить его, тогда не пришлось бы быть на чеку во время путешествия. А вообще, к этим экземплярам у меня "особая любовь", особенно после рассказа бабушки, о смерти моей мамы. Так что, перестав мучить свою совесть, я с чистым сердцем решила, что в следующий раз, просто прикончу его, если будет такая возможность.


- Довольно! - Властный голос капитана привел меня в чувство.

В его глазах я уловила интерес и что то еще, то, чему пока не могла дать названия. - Наше время слишком дорого нам. Верховный ждет. Правителю Ихариона не пристало волновать себя ожиданием.

После слов капитана Клинков, я гордо повернулась, и потопала к Казато - Крейсеру. Мой враг, все еще сидел на земле. Его глаза полыхали от жажды убийства. Проходя мимо, я посмотрела на него и высокомерно вздернула бровь.


- Ты пожалеешь о том, что появилась на свет, чистокровная. - Клинок быстро вскочил. Мы сверлили друг друга ненавидящим взглядом, и никто не хотел уступать.


- Да. Конечно. Возможно, пожалею... вот только тем, кто заставит меня пожалеть об этом, точно будешь не ты. Слабак!

И тут мне захотелось разозлить их всех еще сильнее. И я плюнула под ноги своему врагу, едва не попав тому на черные сапоги. После чего, с чувством выполненного долга отправилась по ранее намеченному маршруту.


Фачири удивленно смотрела вслед своей внучке. Ее девочка, всегда такая собранная и добрая, сейчас была похожа на уличную девку, да и вела себя соответственно. И хотя ей было немного приятно унижение одного из клинков, чувство легкого стыда за дорого человека, омрачило эту радость. Впрочем, возможно, будь она на её месте, то поступила бы так же. Вздыхая, Фачири последовала за Наитриль. Скрывшись из виду в нутре межгалактического корабля, женщины оставили разъяренных мужчин наедине с их гневом и ненавистью.


- Чистокровная дрянь! Я готов разорвать ее собственными руками. Меня еще никогда так не унижали. - Злой голос смертельно обиженного клинка прервал громкий смех. Обозленный мужчина повернул голову, и застыл. Капитан Кана, согнувшись от хохота, вытирал слезы черным рукавом.


- Вот это девчонка! Она мне нравится. Может, стоит побороться за неё? Улыбаясь, капитан развернулся и, щелкнув пальцами, сделал знак своим войнам следовать за ним.

Клинки Дарка и советник императора, шумно переговариваясь, направились в крейсер. И только один человек все еще стоял на посадочной полосе. Его сердце отбивало мощный ритм, а в голове уже созрел план мести. Теперь осталось только дождаться подходящего момента, и чистокровная сполна заплатит ему за все.

На корабле, нас встретила симпатичная девушка с серебристыми волосами и такими же алыми глазами, как и у всех полукровок.

Низко поклонившись, она с завистью смотрела на красивые черные волосы чистокровной. Нежным голосом произнеся приветствия, она пригласила следовать за собой.

Я молча пошла за девушкой, с интересом рассматривая корабль. Нас с бабушкой, поселили в большой комнате, с мягкими коврами и несколькими креслами -трансформерами. Традиционное татами астарнцев находилось прямо посредине округлого зала. Яркие подушки были разбросаны по нему, привлекая внимание и радуя глаз. Рядом с татами, был установлен низкий столик, на котором уже дымился горячий чай. Через несколько минут, слуги внесли наши вещи и тут же разложили по местам. В этой округлой комнате было много света. И хотя она понравилась мне, сердце больно сжалось, от тоски по нашему небольшому домику на окраине Маларии. Но для грусти совсем не было времени, и необходимо было срочно привести себя в порядок перед приходом "гостей". В том, что они скоро появятся в этой комнате, я не сомневалась ни секунды.



Проводя руками по стене, я с трудом, но все же отыскала панель управления комнатой, и принялась разбираться в предложенных нам удобствах. По очереди набирая цифры на сенсорном круге, выяснила, что у нас потрясающая по размерам ванная, и просто гигантский гардероб. Следующими, отыскались кровать и медицинский отсек, и последней - была уютная кухня со встроенным роботом уборщиком. Трансформация, самое полезное свойство на подобных кораблях. А когда в круглой почти пустой комнате, словно мозаика расходятся части стены, открывая новые возможности, это непередаваемо. И весь интерьер, выполненный в бело серых тонах, лишь слегка разбавленный черным, абсолютно не напрягал. Присвистнув от масштабов роскоши, я поспешила в ванную, где встала под упругие струи прохладной воды. А когда вышла из ванной, с удивлением узрела развешанный гардероб. Бабуля стояла около него и выбирала мне наряд. Собственно, вызывающих и откровенных платьев у меня почти не было, а то, что было на мне при встрече с астарнцами, Фачири брезгливо отшвырнула.

- Оденься, как подобает. Я, конечно ,понимаю твое чувство протеста, но выглядеть непристойно перед советником и клинками, тебе не следует. Все же, положение обязывает. - Строго глянув на меня, она указала на белоснежное платье в пол, с золотым широким поясом на талии.

Тяжело вздохнув, я поплелась одеваться,а как только закончила, почти сразу услышала глас капитана, возвещающего о том, что Казато - Крейсер готовиться к отлету. Пришлось на несколько минут пересесть в кресло, потому что процедура телепортации за пределы Маларийской орбиты, была мало приятной. И хотя, крейсер не трясло, но для самочувствия - это было серьезное испытание. Как никак, не каждый день тебя расщепляет на атомы и с огромной скоростью переносит в другое место.

Как только это чудо космической техники, оказалось в открытом космосе, Крейсер мгновенно набрал скорость, сверкнув на прощание зелеными огнями, и мы взяли курс на Астарн.

Выползая из кресла, я пошатнулась, и с трудом сохранив равновесие, оперлась о него. Бабушке также нелегко пришлось, судя по её бледному виду.

В дверь тихонько постучали, а следом, не спрашивая разрешения, вошла девушка. Все они напоминали мне мышей, такие же тихие и практически безмолвные.

Управляя летящим столиком, девушка прошла на середину комнаты и установила его около татами, без труда забрав с собой тот, что стоял до этого. Низко поклонившись, она смущенно улыбнулась, и отправилась восвояси.

Вскинув бровь, я тут же проверила содержимое тарелок, в большом количестве расставленных на нем. Порции были небольшими, но изобилие предложенного с легкостью компенсировало это. Взглянув на количество приборов, я усмехнулась, и поняла, что мои предположения насчет гостей - были верными. А очередной стук в дверь, только подтвердил это.

Когда бабушка ответила - "Войдите", - я приготовилась встречать недругов. Похоже, нам предстоит совместный ужин. Вот только с кем?

Долго ждать не пришлось, в комнату вошли двое Клинков. Только на этот раз, лица обоих были открыты. Одного из них я узнала сразу, по взгляду полному ненависти, направленному исключительно на меня.

Это что, проверка на крепость моих нервов?

О личности второго, догадаться было не так трудно. Пластина на его лбу была несколько иной, чем на его спутнике. Капитан Кана ,собственной персоной, решил почтить нас своим присутствием. Вот только, для чего же он этого гада с собой притащил? Да-а, ужин обещает стать незабываемым...

Покончив с взаимной вежливостью, изрядно приправленной лицемерным радушием, мы уселись на татами и приступили к ужину. Ничего не значащие вежливо-нейтральные фразы о погоде и красоте Астарна, способствовали неспешному поглощению ужина ровно до тех пор, пока капитан клинков не начал прожигать меня своими красными глазами. Он с каким-то нездоровым интересом постоянно ловил мой взгляд.

Любопытно, и что ему надо? Сижу, никого не трогаю, наслаждаюсь пищей, а он... После нескольких минут такого пристального внимания с его стороны, кусок в горло лезть отказывался. Устав от навязчивого взгляда, я выпила воды из бокала, и поставив его на низенький столик, смело встретилась с прямым взором красных глаз.


- И чем же, позвольте спросить, я обязана такому нездоровому вниманию с вашей стороны?

Капитан легко улыбнулся, совсем не смущенный моим вопросом.


- Просто, слегка необычно видеть такую интересную молодую особу.


- Ну и чем я вам так интересна? - Мой взгляд убивал, обращал в пепел...но, только не этого мужчину. Потому что на меня и мое настроение, ему было глубоко начхать.


- Хм, не каждый день встречаешься с чистокровной, с такими необычными генами. На Астарне еще остались чистокровные, но еще никогда я не встречал никого, с таким необычным цветом волос и глаз. Обычно, у чистокровных волосы золотые, могут быть черные, и даже рыжие, но никогда - фиолетовые. Вы первая встреченная мной чистокровная, с таким редким цветом волос.


Бабуля рассмеялась. Я повернула голову и уловила во взгляде Фачири ничем не прикрытую гордость.


- Это все потому, что Наитриль родилась на землях Зантара, - бабушка с любовью взглянула на меня. После слов бабули интерес Кана стал только сильнее, а сидящий рядом с ним, ненавистный мне красноглазик, так вытаращил свои раскосые глазищи, что мне показалось, что они сейчас выкатятся.


- То есть, вы хотите сказать, что ваша внучка родилась в первой империи Собора? Интересно...и, каким же образом ей достался столь необычный цвет?


- На самом деле все естественно. Ведь на Зантаре даже земля имеет похожий оттенок, я уж молчу про их воду. Все дело в особых частицах, которые выделяют местные растения. Они столетиями попадали в почву, и в итоге окрасили все. Даже вода, постепенно становилась фиолетовой, а все потому, что это поднимался песок со дна, уносимый быстрым течением. Когда Рамассу была на сносях, мы отправились в поездку к нашим друзьям. Но до столицы мы так и не добрались. Потому что моя внучка решила появиться в самый неподходящий момент. Роды были тяжелыми, и местная повитуха, чтобы легче было родить младенца, заставила Рамассу войти в воду. Вода Зантара особенная...но мы и предположить не могли, что настолько.

Как только Наитриль родилась, её волосы почти сразу поменяли свой цвет на цвет сходный с водной стихией Зантара. Это было так необычно!


- А кто конкретно, был вашим другом в Зантаре? К кому вы направлялись? - У Кана даже глазки заблестели. Видно, чрезмерное любопытство распирало. Только бабушке такая настойчивость совсем не понравилась, и она грозно нахмурилась.

Заметив свою оплошность, капитан Клинков извинился и продолжил трапезу. А я задумчиво жевала кусочек сочного мяса, приправленного чем-то жгучим и пряным, и размышляла о том, что с не смотря на всю мою злость, мне очень хочется побывать на Астарне. Все же, Родина есть Родина. А я, эту самую родную сторону, даже и не помню, слишком мала была когда её лишилась.

Кана скосил глаза на девушку. Уплетая мясо копха - особого вида птиц, чем-то напоминающих низкорослого страуса, она и сама не замечала, что от её мрачных дум, волосы снова меняют цвет.


И он тоже видел, зачарованно уставившись на эту странную метаморфозу. Значит, она родилась на территориях Зантара?! Это что, просто совпадение, или все же четко продуманный план первого Верховного? А Собор? Они знают и скрывают от него правду, используя в каких-то своих целях? Или же это - только его опасения? Да, надо подумать...

Наитриль повернула голову и замерла. Её враг сидел в глубокой задумчивости. Пожав плечами, она хотела продолжить свой ужин, но вскинулась, когда бабушка охнула. Резко обернувшись, Наи увидела взгляд бабули, направленный прямо на того, кто вообще не должен был привлекать к себе её внимание.


- Ты! Ты же, неужели ты сын Гардены? - после того как бабушка спросила, вилка которую Клинок нес ко рту, остановилась на полпути. Глаза цвета кардинала, сузились, и парень уставился на Фачири.


- А что? Так похож? - спокойно отложив приборы, мужчина мгновенно преобразился. Из тихого воина, превратился в ,полного собственного превосходства - повелителя.


- А вы действительно, уникальная женщина. Так быстро догадались. Да, я Асамин - Верховный Ихариона.

Я смотрела на своего врага, и уже понимала, что он не простой воин из отряда первоклассных убийц, он - настоящий правитель Ихариона. Верховный, один из представителей Собора. Аристократ до мозга костей, а ещё - теперь, я ненавидела его только сильнее.


- Выходит, нас почтил своим присутствием сам правитель, занятно. А на кого же вы свою империю оставили? - голос мой был полон меда. Я почти пропела фразу, глядя на молодого мужчину.


- Язвим? Мне просто было любопытно, как выглядит чистокровная, про которую моя мать столько говорила... и я не справился с собственным любопытством, одел форму Клинка и решил своими глазами взглянуть на это чудо. Но...я был разочарован! Ты абсолютно непривлекательная, грубая и недалекая девица.


После слов Верховного, Фачири и Кана открыли рты, с опасением глядя на то, как приходит в бешенство юная чистокровная.

А меня наконец-то прорвало! Все тревоги, беспокойства и злость обрели форму, и разом устремились на одного конкретного индивида. Вначале, на Верховного был опрокинут бокал вина, которое золотистой влагой тут же впиталось в его черный костюм, и красиво стекло по бледному лицу. Мстительно улыбнувшись, я поднялась, и теперь в ход пошел стол, за которым все мы сидели. Кана вскочил, а Верховному не повезло. О, как же это было красиво! Куча тарелок и все их содержимое на этих аристократических коленях. Стекающий по одежде соус, украсивший черную куртку повелителя, зеленой жирной лужицей. А когда, сей натюрморт обрел приятный для меня вид, я с довольной ухмылочкой выдала:


- Ну, красноглазик, ты тоже не идеал. Я, знаешь-ли, предпочитаю сильных мужчин, а ты в их число не входишь... но, я даже рада, а то рожей-то ты, прямо скажем, тоже не вышел, пришлось бы ещё за тебя замуж идти, бр-р-р.

И пока я смаковала вкус своей победы, Асамин спокойно поднялся, и не успела я пикнуть, как оказалась взваленной на широкое мужское плечо. Распахнув глаза, я чувствовала, как с легким шумом отъехала дверь и этот гад куда-то меня потащил.

Решив испытать судьбу, я даже не сопротивлялась. А что? Интересно же, что это недоразумение собирается сделать. Это он меня напугать решил? Ага! Размечтался! Я такого в сурне насмотрелась, когда тренировала своих зубастых и когтистых зверушек, что один конкретный красноглазый монстрик, мне не страшен! А он все шел, а я все висела головой вниз, а попополушариями вверх, разглядывая проплывающие мимо тускловатые лампы узкого нескончаемо-длинного коридора. Но снова - легкий шорох дверей, а дальше был мой полет. Летела я не долго, как только раздался всплеск, до меня сразу дошло, что меня в буквальном смысле, решили остудить.

Плюхнувшись в воду, я быстро вынырнула и растянула губы в кровожадном оскале.


- А вот это ты зря!


Но он стоял напротив, скрестив руки на широкой груди и расставив ноги. Взгляд Верховного не сулил мне ничего хорошего. Слегка оглядевшись, я еще больше обрадовалась. Вот повезло! Он меня в купальню приволок. Места-а-а, хоть отбавляй, воды тоже, а что еще магу - стихийнику нужно? Правильно. Объект, на который силушку применить можно. И объект этот прямо передо мной. Ну что же, приступим?


Асамин видел кровожадное выражение на личике чистокровной, и не знал: чего же ему хочется больше, убить её, или оставить в живых. Она была для него словно забавная зверушка, которая и развлекала и раздражала одновременно. Он до сих пор не мог простить ей унижения перед Клинками, когда она застала его врасплох. Но сейчас он сможет дать отпор, потому что уже знает, на что она способна. А вот её, похоже, ждет большой сюрприз...

Я отправила поток силы, и яркий синий круг вспыхнул на поверхности воды. Набирая цвет, он вращался, и вскоре, прямо напротив бушевал настоящий водоворот. Но я упорно вкладывала силу.

" Она что, собирается смыть меня из космоса в океан?" - Асамин ,прищурившись, следил за действиями девушки. А как только вся эта силища ринулась прямо на него, он приготовил свой щит. Он ,хоть и не обладал полноценной силой чистокровных, но отцовский "подарочек" научился использовать с умом.

Масса воды, обрушилась на его воздушный круг резко, и ему пришлось приложить уйму усилий, чтобы удержать его. Даже укрывшись воздушным щитом, он промок до нитки. Просачивающиеся капли попадали на его одежду, заставляя концентрироваться, стараясь не упустить из виду действия чистокровной. Выполняя пассы руками, он вращал свой воздушный щит, который от мощных потоков воздуха сверкал ярким белым цветом, и отражал всю воду, что словно с огромного плоского зонта, стекала по краям.

Бросив очередной взгляд на девушку, он увидел, что она злится. Волосы почернели, а в глазах сверкнул огонек ярости. Интересно, что она сделает дальше? Но, лучше было до этого не доводить, и сделав молниеносный бросок в сторону бассейна где "царствовала" девушка, Асамин нырнул.


Я даже не успела заметить этот его бросок. Очень быстрый! Словно телепорт! Только что отбивался от моей атаки, и вот уже в воде. Пока я пыталась рассмотреть фигуру под водой, меня резко дернули вниз. Успев вдохнуть кислорода, я погрузилась под воду и прямо перед собой увидела сверкающие красные глаза. Попытавшись отцепить от себя сильные мужские руки, я потерпела поражение. Это на поверхности я сильный маг, а в таких ситуациях как эта - просто женщина. Кислород стремительно таял, и в моем теле самопроизвольно родилась паника, заставляя совершать множество резких движений, пытаясь вырваться и не захлебнуться. Но он долго не удерживал, и вскоре, я почувствовала легкий толчок вверх. Вынырнув из воды, долго кашляла, стараясь прийти в себя, а когда пришла, то поплыла к бортику бассейна. Он плыл за мной, я прямо чувствовала его дыхание. Прижавшись лом к гладкой блестящей поверхности бортика, я повернула голову. Рядом со мной, привалившись к углу бассейна плечом, стоял Асамин.


- Успокоилась? - запыхавшийся голос, но ни тени усталости на лице.


- Да пошел ты! - мой красноречивый жест, Верховный встретил яростным взглядом.


- Повторим?! - грозный голос и нарочито спокойные интонации меня не обманули, мужик злился.


- Настроения нет, - я подтянулась на руках, и выбравшись из бассейна, села на пол купальни. Платье, что было на мне, облепило тело, став почти прозрачным, и проклятый астарнианец ,тут же поганенько ухмыльнулся, и масляными глазками ощупал мою фигуру.


- Пожалуй, я подумаю над тем, чтобы взять тебя замуж, - Асамин фыркнул, когда я послала пригоршню воды ему в лицо.


- Угу, мечтай! - и я, провожаемая красноречивыми взглядами, потопала прочь. А когда поскользнулась, на одной из луж, которые образовались от нашей битвы, и свалилась на четвереньки, то покраснела от свиста и громкого хохота.

Вот же, гад! Сволочь просто! Эх, дать бы ему ...чем-нибудь тяжелым...

До комнаты я добиралась долго, а когда добралась, то обнаружила спокойную бабулю. Кана уже ушел, и разгромленный стол тоже прибрали. Скинув мокрую одежду, и проигнорировав бабушкины вопросы, набрала на панели управления расположение кровати, и когда получила желаемое, почти сразу провалилась в сон.

Фачири улыбнулась. Да уж, нашла коса на камень. А сын ,похоже, достоин своей мамочки! Прямо копия Гардены, и повадки, и манера говорить растягивая слова, и этот взгляд...

Да уж, гремучая смесь этот юноша. Хорош собой, как его мать цизарнийка и решителен, как отец. Только, интересно, что скрывает эта светлая голова, и что же за истина прячется за алыми раскосыми глазами?

С такими мыслями Фачири последовала примеру собственной внучки. Через несколько дней, они прилетят на Астарн. Что их там ждет? Фачири надеялась, что то, что поведал ей глава Клинков, правда. Ну что же, поживем, увидим...





Глава 3



На Астарн мы прибыли через неделю полета. О том, как пролетали спиральный коридор между галактиками, не стоит и говорить, трясло и мотало так, что казалось, будто крейсер развалится на части. Скрежет металла. Беспрестанно мигающий свет. Мы с бабулей сидели тихо, опасаясь пошевелиться. А когда корабль затих, то облегченно выдохнули. Через несколько часов, я увидела, как часть потолка плавно отъехала в сторону, открывая невероятный вид. Я хоть и была владелицей лита в своей родной галактике, но абсолютно не представляла, как она выглядит, и в данный момент, с удовольствием любовалась необыкновенной красотой.

Крейсер снизил скорость, и теперь мы летели не так быстро. Звезды и планеты не сливались больше в одну сплошную темноту, с яркими проблесками света. Теперь видны были даже летящие метеоры, и тусклый свет самых ближайших звезд. Когда крейсер зашел на орбиту Астарна, то сопроводить его прилетело несколько маленьких кораблей, напоминающих светящиеся бумеранги, с гладким корпусом из темного сплава канита с металлом, позволяющего кораблю развивать огромную скорость полета, и открытым прозрачным носом. Они, словно стая мелких насекомых, облепили крейсер со всех сторон, будто удерживая эту махину от резких движений.

Я впервые, своими глазами увидела, как мгновенно расходятся в стороны пять сферических створок, открывающихся, словно пасть мифического чудовища, и из нутра крейсера, в один из малых летных кораблей, бьет синий луч искусственного гравитационного поля. И как после этого, маленький корабль, словно магнитом тянет внутрь. Он все приближался, и когда приблизился, то я осознала, что с виду маленький астарнский корабль, выглядит как вполне обычный, боевой Маларийский грахт. По крайней мере, это были не такие уж и крохотные корабли...

Когда через несколько минут, я своими глазами увидела "третье солнце" Астарна, то дух окончательно захватило. Гигантских размеров шарообразный боевой межгалактический корабль, который непонятно чем удерживался на орбите, но он был так огромен, что его прекрасно было видно с земли Астарна.

Так вот на чем прилетели Цизарнийцы, впечатляет!

Крейсер зашел на посадку в межгалактическом порту Ихариона и до самого города, мы летели уже на небольших прогулочных кораблях. Разглядывая свою родную планету, я осталась довольна. Она была прекрасна! Астарн поразил меня гораздо сильнее, чем Малария.

Та земля, над которой мы летели сейчас, была зеленой. Причем оттенки этого цвета были настолько разнообразны, что я не уставала изумляться. Переливы изумрудного и бирюзового цветов, переходящего в зелено голубой и ярко салатовый. С воздуха, все это казалось волшебным ковром. Но когда зелень сменилась на цвет охры, а следом показалась долина водопадов, я снова открыла рот.


- Откуда он? - видя мой интерес, Асамин и Кана как-то синхронно хмыкнули.


- Это водопады Фаренса. Вода поднимается из-под земли, видишь, те зеленые холмы, она идет прямо оттуда, а здесь, с большой скоростью несется вниз, - Асамин вдохновенно рассказывал о красотах местной природы.


Завораживающее зрелище продолжалось. Глубокий синий цвет воды, гармонировал с охристой землей вокруг. А когда корабль завис напротив спадающих потоков, дабы продемонстрировать мне величие этого природного чуда, я улыбнулась.


- Вот бы прокатиться на крипане! С такой высоты, да в свободный полет...м-м-м, мечта! А крипаны у вас тут есть? Или только то, на чем мы сейчас летим? -

Я повернулась к мужчинам и увидела их озадаченные лица.


- Что?! Что опять не так? - вопрос повис в тишине, заставляя меня занервничать. Но ответили мне вовсе не астарнианцы, а моя любимая бабуля.


- Кхм, видишь-ли, дорогая, женщины здесь не имеют права управлять собственным транспортным средством. И применять дар стихийника, тоже.


- Чего?!! - вот теперь я не просто занервничала, а шокированным взглядом уставилась на бабушку.


- Нет. Ты конечно можешь тренироваться, но только в закрытом дворе собственного дома, - у Фачири был немного виноватый взгляд, с легкой толикой сочувствия.


- Обалдеть! И ты мне только сейчас говоришь об этом? Что ещё у них тут не позволяется делать женщинам?


Бабуля задумалась, будто что-то вспоминая, а после, посмотрела на мужчин.


- Времена сильно изменились, но думаю, порядки на Астарне остались прежними. Учитывая то, как Клинки отреагировали на твое своеволие при первой встрече, думаю, что позволяется им очень и очень мало.


- Просвети, будь любезна, - я приготовилась внимательно слушать.


- Пожалуй, будет лучше, если это сделаю я, - Асамин довольно улыбнулся и даже потер руки в предвкушении, как сейчас "утрет мне нос".


Скрипнув зубами и сжав кулаки, я приготовилась терпеть заносчивый вид этого глупого павлина, коим окрестила его про себя. У этой, давно вымершей земной птицы, было красивое оперение, но противный голос. А Верховный, в моем понимании, как раз подходил под этот типаж. Внешне - красавец, но абсолютный эгоист. Нет. Даже не так. Самовлюбленный идиот! Мысленно наградив его парочкой не особо лестных эпитетов, я слегка оттаяла, и приготовилась внимать словам высокой морали, сего индивида.


- Женщина, не может выходить из дома без сопровождения мужчин. Она не должна открывать своего тела перед мужчинами, исключая мужа. Женщины не могут участвовать в состязаниях на силу и выносливость. Женщина не имеет права управлять транспортным средством, и ещё ...


- Все, хватит! Уже наслушалась! - я бесцеремонно перебила Асамина и грозно сдвинула брови, - это ваши женщины ничего не могут, а я сво-бод-на-я! Ясно? Так что все эти ваши правила меня никак не касаются. И я, буду делать то, что захочу!


Теперь, злился уже Асамин, а Кана улыбался, глядя на меня своими сияющими глазами. Да уж, представляю, как этот зазнайка сейчас мозгами скрипит. Хе-хе, как бы пар из ушей не повалил от натуги.


- Нет. Ты обязана будешь подчиниться своему мужу, когда придет время, - бабушка грустно посмотрела вдаль, - это закон жизни, Наи. На Астарне, мужчины обладают властью и могуществом, а женщины...всего лишь женщины. Здесь мы пригодны лишь для того, чтобы растить детей. Исключением были лишь цизарнийки, пришедшие к власти.

У них на планете процветал матриархат, так что им в сто раз хуже пришлось. Их мужчины были всего лишь воинами, а женщины - оплотом и властью планеты. Возможно, именно поэтому, Гардена приложила столько усилий, чтобы занять трон Ихариона. Слишком велики были её амбиции, и слишком привыкла она повелевать.


- Осторожно, Фачири, вы сейчас говорите о моей матери. - Верховный, твердо встретил взгляд седовласой чистокровной. Но старушка была крепким орешком, тем более, столько лет прожив вне пределов Астарна, научилась давать отпор.


- Это вам нужно быть более осторожным, молодой человек. Я,как никто другой, знаю методы вашей матери, на пути достижения собственных целей. И поверьте, если она когда-либо усомниться в вашей силе и способности управлять Ихарионом, то она просто устранит вас, найдя более достойную кандидатуру.


Асамин задумался. Старуха права. Его мамочка - та ещё ведьма. Решив последовать совету чистокровной, Верховный подумал о том, что нужно усилить бдительность. Однажды, ему уже пришлось бороться за власть с собственной матерью, и он слишком хорошо помнил на что ему пришлось пойти, и скольких великих умов, павших в жерновах интриг, он лишился тогда.


- В таком случае, я никогда не выйду замуж за астарнианца. Предпочту цизарнийца. А вообще, я долго думала во время пути на Астарн. Тот договор, составленный моим отцом... там не стоит конкретное время и имени будущего супруга также нет.


- Это потому, что вы станете призом на турнире сильнейших представителей семей Собора и Высших. Вы - долгожданная добыча, способная изменить расстановку сил в Астарне. Возвысить того, кто станет победителем. Следовательно, дать возможность попасть в Собор Астарна и стать одним из тех, кто ведет корабль власти. - Асамин задумался, а после, с издевательской усмешкой выдал: "Ты подобна батуту, тот, кто на тебя залезет, подпрыгнет очень высоко".


- Знаешь, батуты тоже разные бывают. Надеюсь, что ты с него свалишься, и сломаешь себе шею! Потому что мой батут, слишком хорош для такого как ты! - и я отвернулась в противоположную сторону, вновь уставившись на красоты водопада. А после, мы плавно поднялись вверх и с заметно возросшей скоростью помчались к Ихариону.

Все это время, Кана напряженно размышлял. Вначале, он хотел просто устранить чистокровную, чтобы провалить обещание Асамина, данное Собору. Но увидев девушку, он передумал. Возможно, ему стоит и впрямь побороться за неё на турнире. А если он победит, то для него и его семьи откроются врата в Собор. И даже не придется пользоваться грязными уловками, такими как предательство друга. Да. Возможно, он и был монстром любящим убивать, но он не хотел предавать того, кого всю свою жизнь считал своим другом. А если пойти на поводу у отца, то сделать это ему бы пришлось.

Решено. Он заявит о своем участии в турнире. Так, он будет действовать открыто, и навлечет меньше гнева со стороны Асамина. Чтобы избежать неприятностей, он может сказать, что девчонка сильно понравилась ему, и Асамин примет это.

Решив свою проблему, Кана успокоился, и принялся украдкой наблюдать за той, что дулась неподалеку, получая истинное удовольствие от созерцания милого личика.

А вот Асамин злился... Если он выиграет, а он приложит к этому все усилия, то запрет эту наглую девку в спальне, и не позволит ей даже шагу сделать за пределы комнаты. Свобода? Какая ещё свобода! Этой нахалке, самое место в кровати, и больше нигде. И рот её занять чем-нибудь, чтобы много не болтала. Осознав, куда, его завели собственные мысли, Асамин покраснел.

Фачири, наблюдавшая за перепалкой молодых со стороны, усмехнулась. "Интересно, к чему приведет эта взаимная неприязнь? Из такого огня может родиться либо пожар любви, либо ревущее пламя ненависти. Но о том, что искры между этими двумя вспыхивают уже сейчас, она ничуть не сомневалась".

Обеспокоило это и Кана. Нужно прилагать больше усилий, чтобы очаровать чистокровную. К тому же, не нужно забывать и о том, что есть ещё один сильный соперник. Пожалуй, самый сильный на Астарне, и безусловно, первый претендент на победу.


Ихарион, встретил нас шумом встречающей толпы, выстроившейся по двум сторонам от стражников, и образующей большой гудящий коридор. Спускаясь с корабля, я придерживала руками длинный балахонистый наряд, напоминающий огромный мешок. По крайней мере, выглядело это очень похоже. Свободное нижнее платье синего цвета до пят, и такое же верхнее, только шире нижнего раза в два, и чуть короче впереди, чтобы при ходьбе кокетливо привлекать внимание к ступням. Именно так описывала достоинства сего шедевра портновского искусства моя бабуля, впрочем, я не видела в этом безразмерном чуде и намека на кокетство, напротив, это была гора шелковистого анти секса. И все это безобразие, натянутое на меня, венчал огромный капюшон, призванный скрыть половину лица и волосы.

Светло - голубое верхнее платье, по краю отделанное сине-белыми шнурками, перевитыми друг с другом и символикой нашей семьи на спине, хоть и привели меня в восторг, но не улучшили настроение.

А вот бабуля искренне радовалась, глядя на меня в этом нелепом наряде. Волосы мои заплели в три косы, которые после соединили вместе, скрепив широким обручем. На бабушке был похожий наряд, только нижнее платье у нее было белым, а верхнее бирюзовым. Волосы она собрала в высокую прическу, а на голове красовался высоченный гребень, даже больше, чем у виденного мною ранее - астарнского советника. Вот так, закутанная почти полностью, я спустилась на родную землю.

Так вот он какой, Ихарион. место откуда я родом... Моим глазам предстала большая площадь, мощёная серо-белым камнем, высокие конусообразные здания, с плоскими площадками для приземления больших и маленьких кораблей, и круглые, сферические дома на длинных платформах. Но больше всего поразило то, что при такой богатой флоре, в городе было полное отсутствие растений.

Вдалеке, пролетал городской транспорт. Видимо, не все астары пришли встречать прилет высоких гостей. Оглядевшись, увидела впереди высоченные стены императорского дома.

Толпа шумела, выкрикивая что-то, но я понимала через слово, так как гомон стоял невообразимый. Поняла из всего этого только то, что мне очень рады.

Бабушка чинно спустилась, и заняла место рядом со мной. Следом, выстроились клинки и Асамин, в наряде, поразившем мое воображение. Если на мне - было убожественное нечто безразмерного вида, то на нем, напротив, нечто настолько облегающее, что я при виде этого костюмчика выпала в осадок.

Ярко-красная безрукавка, обнажающая бицепсы, которая была украшена вышивкой, изображающей раскрытый глаз и длиною до колен. Ниже, к широкому поясу крепились ножны, в которых покоился тонкий длинный меч с чуть изогнутым лезвием. Облегающие штаны черного цвета и высокие ботинки на шнуровке. Ну просто не мужик, а мечта! Особенно для одинокой, и давно не целованной девицы вроде меня.

Узрев этот ходячий образчик мужской привлекательности, я сглотнула, и отвернулась, опасаясь, что Асамин заметит мой нездоровый интерес. Решительно вздернув подбородок, и клятвенно пообещав себе не пялиться на сильную и безумно притягательную спину, впереди идущего Верховного, я пошла следом. Перед нами дорогу устилали плетеные, словно сеть, дорожки, странного зеленого цвета, с оранжево коричневой сердцевиной, а я шла и ловила на себе откровенно восхищенные взгляды.

Вопреки моим ожиданиям, не все присутствующие были такого же внешнего вида, как и уже знакомые мне астары. В толпе были мужчины, женщины и дети с разным цветом волос, хотя подавляющее большинство, были все же пепельноволосыми или светловолосыми.

А Асамина здесь очень любят, ну или по крайней мере делают вид, что любят, это я поняла по полным восторга приветственным крикам, раздающимся отовсюду. Да и он, улыбался и приветливо размахивал руками. Красная лента с золотой пластиной, на его лбу, сияла в лучах сразу двух солнц. Но улыбка тут же сошла с лица, как только мы вошли в ворота императорского дома...


Встречающих нас, многочисленных слуг и советников, он окинул скучающим взглядом, а вот девушку, стоящую впереди всех - окатил презрительным. Я заинтересовалась, и подошла ближе. Она смотрела на меня, почти не мигая. Красивая, с большими печальными глазами, и длинными волосами, уложенными косой вокруг головы и перевитой яркими розовыми и зелеными лентами. В наряде, похожем на наряды всех присутствующих женщин. За её спиной стоял высокий мужчина со шрамом на правой щеке, и серьезным взглядом алых глаз. Его длинные пепельные волосы были стянуты в высокий хвост, а одежда была идентична одежде императора, только серого цвета и с эмблемой на груди. Да, похоже, мужчины тут просто обожают щеголять своим телом. Ну да ладно, красиво же!

Мимоходом, рассматривая стоящую передо мной девушку, я поймала себя на мысли, что она мне кого-то напоминает... Присмотревшись внимательнее, я остановилась. Повернувшись всем корпусом к красивой астарнианке, я, не думая долго, дотронулась до её лица. Это чувство...будто мир на секунду замер, чтобы оставить вас наедине. Странно, но так осязаемо. И ощущение чего-то родного, близкого, как будто все твое существо тянется к ней. Бабушка, стоящая позади меня прерывисто вздохнула. А до меня, наконец, дошло, кто передо мной: потому, что смотрела почти в идентичное отражение себя. Только волосы, рост, и цвет глаз отличались. Те же черты лица, унаследованные мною от отца, видимо, точно так же, как и девушкой, что стояла напротив.


Амирра смотрела на свою сестру и поражалась. В них текла одна кровь, и они оказались так похожи, но в то же время отличались друг от друга, словно огонь и вода. Одни и те же черты лица, разрез глаз, губы, нос, подбородок - все было одинаковым. Они могли бы сойти за близнецов, и даже разница в возрасте не помешала бы их спутать, если бы не пепельный цвет волос Амирры и яркий цвет её алых глаз.

Когда чистокровная дотронулась до её лица, Амирра вздрогнула. То выражение неверия и странное чувство, что охватило её при встрече с сестрой, побудило сердце сжаться от тоски. Она никогда не была достойна теплых чувств со стороны своих близких, и надежда на то, что сейчас появился кто-то, способный подарить ей тепло ответ, заставила её поверить в чудо.

Амирра упала на колени. Девушка всхлипывала, и вцепившись в края платья чистокровной, словно одержимая, с надеждой смотрела ей в глаза.

Стоящий неподалеку Асамин, нахмурился, а капитан Клинков усмехнулся. Мужчины, уподобившись соляным статуям, молча наблюдали за дальнейшим развитием событий.

Но кроме их двоих, и целой толпы заинтересованных, была ещё Фачири, которая со странным выражением на лице, смотрела на коленопреклоненную девушку.

В это время, в душе пожилой женщины бушевал целый ураган эмоций. И скупая слезинка, сверкнувшая в глубине её глаз, так и осталась незамеченной.

Фачири прекрасно знала законы Астарна, и подозревала, что девушке нелегко пришлось. Незаконнорожденных на Астарне считали чем-то вроде изгоев, недостойных жить. Но, видя, как эта девушка похожа на её сына, Фачири почувствовала как сердце её дрогнуло от жалости к ней. Несмотря на богатые одежды и телохранителя, глаза полукровки выдавали её с головой. Одинока. Всеми брошена и не любима. Бедная девочка... жизнь жестока к таким как она. Но больше всего, Фачири боялась реакции Наитриль. Её девочка была внимательна. Наверняка, уже заметила свое сходство с ней...

А я в это время, чувствовала как во мне растет негодование. Это как же надо довести женщину, чтобы она с таким выражением на лице, на колени падала. Тем более, когда представила себя на её месте, вообще голову потеряла. Я и сама не заметила, как моя шевелюра начала стремительно темнеть, но это увидели другие. Охи и ахи со всех сторон, и расширившиеся глаза всех присутствующих Клинков и Асамина. Им уже было известно, чем грозит мое плохое настроение. Решив, что я зла на девушку, стоящую передо мной на коленях, Асамин подошел к ней и резко дернул за руку, заставив подняться. Ну а пощечина, последовавшая за этим, окончательно вывела меня из себя. Когда я увидела как этот гад, без причины ударил мою сестру на глазах у всех, моя ярость вылилась в злобный рык, и началось... Пока рыдающую астарнианку, заботливо поднимал с земли длинноволосый парень, я подлетела к Асамину, и так врезала ему по физиономии, что моя рука заныла.

Пораженный Верховный стоял напротив, и как рыба беззвучно открывал и закрывал рот.


- Если ты, ещё раз поднимешь на неё руку, я тебя прибью. Понял?


- Что?! - прорезавшийся голос Верховного, прозвучал ответным рычанием. А советники и слуги, поспешили покинуть место действия, чтобы не попасть под горячую руку правителя. Отойдя на безопасное расстояние, они смотрели издалека. Кроме нас двоих и отряда Клинков, остались ещё Фачири, и моя сестра, со своим безмолвным длинноволосиком.


- Чего ты свои грабли императорские распускаешь, говорю! - я уже орала, глядя в побелевшее лицо Асамина, с багровым отпечатком ладони на щеке.


- Она это заслужила! Да она вообще никто, я ударил её, потому что она - тебя разозлила!


- Нет! Это ты меня разозлил! Как вообще можно довести женщину до такого состояния?! Ты посмотри на неё?! Она же трясется от страха, вон, даже на колени упала! А ты её...ещё и ударил?! Зачем?! Ты что, садист?!


- Это ты - дура! Она всего лишь незаконнорожденная! Недоразумение, живущее во дворце из жалости. Ещё раз повторяю, она - никто! Нет ни одного астара, который станет её жалеть.


После слов Асамина, я уже плохо себя контролировала. Стиснув кулаки, я надвигалась на Верховного, напирая на него своей немаленькой грудью, и сверкая яркими глазами. в этот момент, я мечтала выбить всю дурь из его высокомерной головы. А пока мы ругались на чем свет стоит, бабуля обняла дрожащую девушку и о чем-то ласково с ней говорила.


- Я лишь недавно узнала, что у меня есть сестра...и я, никому больше не позволю обижать её, понятно?! - оглядев всех, я поняла, что меня услышали, но продолжают смотреть на Верховного в ожидании его решения.


- Тогда, заплати за её свободу...


Сузившимися глазами, я наблюдала за коварной, холодной улыбкой на лице Верховного, но уже знала, что соглашусь.


- Что ты хочешь? - мой твердый голос не оставлял сомнений в решительности, но это только позабавило красноглазого.


- Отдай мне весь свой лит, и тогда - я освобожу её, - на этот раз, я отчетливо слышала как охнула бабуля, а у сестры, лицо стало белым, словно первый снег.


- Что, боишься, что я сбегу? - Я придвинулась вплотную к Асамину, и приподнявшись на цыпочки, почти уткнулась в него лицом.


- Опасаюсь... но, если весь свой лит ты передашь мне, тебе просто некуда будет бежать.

Наивный... я скрыла улыбку, мысленно подсчитывая, что у меня останется, если я отдам всю свою недвижимость. Да, я была свободной и имела немало земли и владений, но даже если бы разом лишилась их всех, то все равно осталась бы очень состоятельной особой.

Несколько лет работы дрессировщицей в Сурне, и на моих счетах в Маларии осело немало наличных... Так что, даже оставшись без лита, я с легкостью смогу позволить себе купить вполне неплохой дом. К тому же моя практика стихийника, и работа в качестве мага на благо двойного союза Увапы и Маларии против нашествия Харонитов, практически возвела меня в ранг героя, сразу на двух планетах. Так что, в случае чего, я могла податься на Увапу, попросив политического убежища на планете, которую я, кровью и потом - вместе со своими сослуживцами, освобождала от нашествия разумных жуков-паразитов.

И если, Маларийский король, что-то там задолжал астарнцам, то вот правитель Увапы вообще мало обращал внимания на кого бы то ни было, кроме себя самого. Так что, в случае чего, можно было смело удирать на Увапу. Но все дело в том, что удирать как-то не хотелось, пока я не узнаю, что там с кровным договором... Уже решившись согласиться на его условие, я кивнула головой.


- Хорошо. Я отпишу тебе весь свой лит, если ты сделаешь её свободной, - мой указующий перст уперся во всхлипывающую девушку.


После этого, на лице Асамина расцвела довольная улыбка, и мы пожали друг другу руки, устно скрепив наш договор.

Бабушка была в шоке. Сестра рыдала, опасаясь, что я возненавижу её, после того, как осталась без лита, спасая её из лап Верховного. А мне было хорошо. С чувством выполненного долга, я гордо пошла к сестре, радуясь за неё, и надеясь, что хотя бы она будет в этой жизни счастливой. От откровенного обожания, читаемого в её глазах и глазах длинноволосого астарнца, мне стало слегка не по себе. Но, тепло улыбнувшись, я подошла к бабушке и сестре и мы втроем, были торжественно проведены в одну из гостевых, императорского дома в Ихарионе.

Там, я выслушала душещипательную историю жизни моей новообретенной сестры, и поняла, что поступила правильно. Но после того, как узнала, что Асамин собирался продать Амирру в дом нежности, готова была придушить его. А Клинки, выставленные для нашей охраны за дверью, наслушались много интересного о своем Верховном.

Даже не сомневаясь, что к утру он узнает о каждом сказанном мною слове, я, с чувством выполненного морального долга, улеглась спать.

А с утра началось самое интересное. Бабуля и сестра подняли меня пораньше, чтобы устроить мне настоящую пытку. Меня измеряли, закутывали в тонны и тонны шёлков разных оттенков. По восторженному лепетанию швей, я поняла, что для меня готовят целый гардероб этих безразмерных платьев мешков. С отвращением пнув лиловый отрез шёлка, я с лезла с низкого табурета, и, проигнорировав возмущения бабули, отправилась искать Асамина. У меня накопилась тьма вопросов к этому красноглазому.

Выйдя за дверь, я тут же оказалась окруженной тремя Клинками.


- Привет ребята, соскучились? - нагло ухмыляясь, я пошла куда глаза глядят, вынуждая воинов следовать за собой по пятам.

Ходить в этом жутком платье было ужасно неудобно. В очередной раз наступив на подол нижней юбки, я чертыхнулась, и не обращая внимания на очумелые взгляды Клинков, задрала свое платье ровно до колен. С радостью взглянула на свои ножки, и потопала искать Верховного.

Шагая по коридорам Ихарионского дворца, я с удовольствием разглядывала окружающую обстановку. Несмотря на мое предвзятое отношение, во дворце было красиво, это я вынуждена была признать.

Пол в широких коридорах, был выложен черно бело мозаикой, серо белые стены, и полная гармония металла с камнем. Часто встречались большие полукруглые галереи с окнами от пола до потолка, открывающими безупречный вид на город. Надо будет обязательно прийти сюда ночью, чтобы полюбоваться миллионом огней. И хоть город был не таким большим, как столица Маларии, в которой я прожила достаточно долгое время, но и не маленьким, учитывая, что это был всего лишь пятый по величине город Астарна.

Следующим - увиденным мной чудом, был полукруглый неглубокий бассейн гигантских размеров. По его краям, высились белые колонны, а прямо посредине, из воды чуть выступали каменные бортики, словно огораживающие пространство под водой, и разделяющие бассейн на три части. Две из них были полукруглыми и одна, в середине, была квадратной. При желании, можно было легко пройти по бортикам к краю бассейна, и уже там, на краю, выглянуть в большое окно, наполняющее светом воду, заставляя её играть яркой синей гладью.

Я любила воду, а потому не могла остаться в стороне, и ступила на каменный бортик бассейна, решив дойти до окна. Но даже я, от неожиданности чуть не свалилась в воду, когда увидела, что там обитает.

В синей воде, плавали, извиваясь своими длинными телами, самые странные рыбы, когда-либо виденные мной. Они чем-то были похожи на змей, а ярко красная окраска с продольными черными полосами чуть светилась в воде. Выпученные глаза, вращающиеся с бешеной скоростью, у них был беззубый рот с широкими жабрами, и плоские плавники, по бокам от гибкого тела. Передернувшись от отвращения, я повернулась к Клинкам и замерла. Среди моих провожатых, появился ещё один. Он улыбался мне, с приветливой улыбкой открыв свое лицо.


- Здравствуйте, Наитриль, - Кана слегка поклонился, сверкнув глазами, и показав очаровательные ямочки на щеках, - я не советую вам, падать в бассейн.


- Почему? - я улыбнулась в ответ.


- Эти создания не столь безобидны, как может показаться на первый взгляд. Они очень и очень ядовиты.


- Хм, мне они не показались милыми. Как бы выразиться правильнее, они мерзкие.


Смех Кана был мелодичным и заразительным, таким, что мне захотелось рассмеяться в ответ. Но несмотря на все его обаяние, что-то в капитане клинков сильно меня настораживало, заставляя держать с ним дистанцию.


- Кто бы мог подумать, что всеобщие дворцовые любимцы вызовут у вас такую реакцию. Забавно. Асамин души в них не чает...


- Интересно, почему я не удивлена? У вашего Верховного, весьма специфичный вкус. Как, кому-то может понравиться ядовитая тварь, напоминающая гремучую змею? И как вообще, можно поселить этих... в месте, где любой может случайно свалиться в бассейн?

После моих слов, взгляд Кана изменился. В них замерцали загадочные огоньки.


- И правда, как можно?


- Проводите меня к Асамину? - Кана помог мне спрыгнуть с бортика, а когда я, привычным уже движением, приподняла платье до колен, снова рассмеялся. Низкий, рокочущий смех капитана, скорее всего, действовал на женщин как магнит. По крайней мере, недостатком внимания он точно не был обделен, судя по тому, как строил мне глазки и заманчиво улыбался. За разговорами, мы незаметно дошли до высоких дверей, перед которыми застыло ещё два Клинка. За это время, я узнала очень много интересного, о нравах и традициях астарнцев. Когда мы стояли, дружелюбно переговариваясь, двери распахнулись, явив нашему взору Верховного, который размахивал несколькими свитками, и орал на советника с синей лентой. Полноватый дедуля, ничуть не стесняясь невольных свидетелей, грозил кулаком и выдавал такие словесные перлы, от которых я стремительно покраснела. А после, развернувшись в нашу сторону, так рявкнул, что я вздрогнула:


- Почему в таком виде?! - инстинктивно отпрянув за спину Кана, я узрела, как повернулся и Асамин. Оглядев мое задранное платье, Верховный нахмурился и холодно улыбнулся, а деулька подошел ближе, и присмотревшись ко мне, хмыкнул, - какой огонь во взгляде, ну прямо вылитая Фачири. Кстати, передавай своей бабушке привет. Скажи, что от Ранура, одного из главных советников, она поймет. Ах, да, - и он вновь повернулся к Асамину, - и не вздумай сотворить то, о чем мы с тобой только что говорили. Понял?


- Вообще-то, я здесь Верховный, не забыли?


- Ты - всего лишь мальчишка. Даже если ты и Верховный, все равно не вздумай! Я буду следить за тобой, Асамин. Ты мне словно внук, мальчик мой. Не натвори ошибок, послушай старика.


Как только Асамин надулся, дедуля, степенно вышагивая, и сцепив руки за спиной, покинул наше общество, а Клинки быстро собрали разбросанные бумаги.

Кана, тяжело вздохнув, с укоризной посмотрел на Верховного.


- И что на этот раз ты не поделил с советником Рануром?


- Он, видимо считает, что я бестолковый малец! Каждое мое слово ставится под сомнение, мне это надоело! - Асамин закатил глаза и, развернувшись, прошел в свой кабинет, - Так и собираешься стоять там с открытым ртом?


Я встрепенулась, и поспешила за ними.


- Кстати, советник Ранур тоже чистокровный. Только у него нет детей и внуков, что очень огорчает. Потому что, если бы они у него были, то я мог бы никогда не привозить тебя на Астарн. Дело в том, что чистокровных девушек из высокопоставленных семей практически не осталось. Одни мужчины. А брать в жены чистокровную из низших, не имеет смысла. Кровь не та, дара в последнее время у них почти нет... в общем, безвыходная ситуация. Но, Собор поручил мне выполнить важное задание, и я собираюсь исполнить его. А так как ты - родом с провинций Ихариона, ответственность за твою судьбу лежит на моих плечах. И турнир принимать тоже придется нам. Сейчас, я все тебе подробно расскажу и покажу, но сначала, ты заключишь со мной договор на передачу лита, в обмен на свободу Амирры.


- Пошли уже , - я прочла, и покорно подписала предложенный договор.

Ну вот и все, теперь, у меня нет собственного лита. Теперь я - лицо без определенного места жительства. А из возможностей на Астарне - предложенная Асамином гостевая комната и перспектива стать чьей-то женой.


- Ну что же, а теперь основное. Ты хоть и приехала по принуждению, но я вижу, что тебе здесь нравится, да и Фачири, пока всем довольна. Меня огорчает, что ты выбрала себе не слишком достойную компанию, - Асамин постучал пальцами по подлокотнику эргономичного рабочего кресла и продолжил, - но...это только твое дело: с кем, и как дружить, исключая мужчин. Потому, что никаких контактов с кем-либо из мужчин быть не должно. Теперь, ты невеста! Через восемь дней, состоится официальный турнир Собора, на который съедутся все кандидаты, и ты сможешь сама наблюдать за всеми поединками. Сильнейший - получит право взять тебя в жены. Но, ты можешь оспорить это право, выбрав себе защитника, если тебя вдруг не устроит кандидатура будущего мужа. Конечно, это лишь условно, но все же...


- Это все, конечно, безумно интересно, но при чем тут ты? Ведь неспроста, ты так усердствовал с моим возвращением на Астарн. Почему, глава Собора сам не озаботился моим возвращением домой?

Во всей этой ситуации, было море белых пятен, которые никак не желали складываться в общую картину. Вот ни за что не поверю, что у этого индивида, нет никаких планов, и он все сделал от чистого сердца.


- Хм, видишь ли, они вообще не имели понятия, что есть такая как ты. Моя матушка, берегла ваш секрет для особого случая, и как видишь - он пригодился.


Кана сидел и внимательно слушал, успевая наблюдать за чистокровной. Девушка внимала словам Асамина, обдумывая сложившуюся ситуацию. Видно было, что ей не нравится - то положение, в котором она сейчас оказалась.


- И что такого случилось, что тебе пришлось лишить меня свободы?


- Произошло столкновение интересов. Видишь ли, всем на Астарне заправляет Собор. Это организация, состоящая из правителей пяти стран - Верховных, и определенного круга Высших советников, допущенных к внутреннему управлению, армии, и внешней политике нашей планеты. Астарн не большая планета, но очень и очень богатая. После эпохи третьего солнца,и смеси кровей, чистокровных семей в Соборе практически не осталось. Те, что остались, состоят в Высшей знати и среди низших астаров. Уровень нашей армии несколько упал, по сравнению с прежними годами. Все чаще, нам приходится надеяться лишь на силу наших мечей, а не на кровную силу магии астаров. Большое количество лишенных дара полукровок привело к тому, что в последнее время участились случаи нападения космических пиратов, которые до того обнаглели, что грабят и убивают прямо на территориях Астарна.

С Армией проблем нет, и даже не смотря на отсутствие стихийников, бороться можно было бы, а вот с командованием проблемы. Никто из пяти стран Собора не хотел взваливать на себя такую ношу. И когда я, в общем-то без особого разрешения и с собственного одобрения взялся устранить угрозу, Собор был сначала только "ЗА". Но все изменилось, когда все добытые в боях сокровища и привилегии - посыпались на Ихарион, минуя остальных Верховных, и когда кто-то, не досчитался в своих карманах наличности. После этого, меня объявили предателем, якобы пытающимся использовать армию Астарна, для собственных целей и захвата единоличной власти.

В общем, все как всегда... из-за зависти и алчности. Но и это ещё не все, меня так оболгали, что выбраться из всего этого живым не представлялось возможным, пока мать не предложила мне спасти свою жизнь, используя тебя в качестве гаранта. Ты - не только обладательница кровного дара астаров, но и родом из побочной правящей ветви. Твоя кровь, гарантированно выведет любого получившего тебя на один уровень с нынешним Первым Верховным, но и это ещё не все преимущества... На Астарне, против всех законов природы, от полукровки и чистокровного рождается... чистокровный. Об этом узнали не так давно, так как именно таким образом, на свет появился Сугир. На данный момент - Первый Верховный, и к тому же, с чистой кровью и абсолютным даром. До того, как я разобрался с пиратами, именно у него был абсолютный авторитет среди армии и политиков Астарна. Можно сказать, он сердце и голова Собора.

Так что, за неимением подходящих кандидатур среди чистокровных семей, ты стала идеальным вариантом. Ценный приз! И ещё, получивший твою силу, сможет сразиться за звание Первого Верховного, и сделать свой город столицей Астарна. А лично для меня ты олицетворение всех моих возможностей. У меня есть информация, что именно Сугир, чуть не угробил меня. Так что, мне позарез нужна победа...


Я задумалась. Все так сложно. Этот Собор... нужно будет расспросить бабулю, что это такое и с чем его едят. А пока, меня интересовал другой вопрос.


- А скажи ка мне, Верховный, будучи свободной, я могу... сама стать защитником? - после моего вопроса, Кана резко подался вперед, а Асамин нахмурился, сдвинув густые ровные брови. Красноглазики как-то разом помрачнели, и вдвоем уставились на меня. По их кислым минам, я поняла, что вопрос задала очень правильный, и уже мысленно потирала руки в предвкушении.


Первым заговорил Верховный.


- Так как ты - действительно свободна от рождения, это возможно, но я думаю, ты не станешь позорить Ихарион...


- Ошибаешься, ещё как стану. - Я удовлетворенно улыбнулась, и откинулась в мягком кресле, болтая ногой, открытой до колена, так как платье опять было немилосердно задрано. - Так что потрудись сообщить кандидатам, что в роли защитника, буду драться я сама.


Кана все так же хмурился, не пытаясь высказаться, зато Асамин сосредоточенно покусав губу, тут же натянул на лицо одну из своих улыбочек, и я засомневалась, что поступаю правильно.


- Я соглашусь на это, только если и ты примешь моё условие...


- Что за условие? - я даже заерзала от нетерпения. Интересно, интересно...


- Ты сможешь стать собственным защитником при условии равного боя, - Асамин ждал моего ответа.


А я и не знала, что ему сказать. Равный бой? Что это? На Маларии не было подобного термина. И мне, как бывшему члену армии двойного союза, подобное было незнакомо. У нас, любой бой считался равным. Поэтому, я решила уточнить, что именно имеет в виду Верховный.


- А, равный бой, это как?


- Хм, это значит, что чистокровный с даром, не имеет права сражаться на турнире - против полукровки, пользуясь своим преимуществом. Поэтому, чтобы бой получился равным, они сражаются не используя свой дар, а используя стандартные боевые навыки. Это - рукопашный бой, или бой с любым видом оружия, кроме стрелкового. Так как турнир не предполагает использование технически совершенных средств защиты. Это настоящее испытание боевых навыков каждого астара. Ну, и если чистокровный сражается с чистокровным, то вполне может использовать силы крови. Ведь такой бой, также будет считаться равным.


- Ага, кажется, я поняла. То есть, у каждого действительно будут равные возможности. Это очень хорошо. Люблю честные поединки!


- Ну, раз ты согласна, то я начну отправлять приглашения на турнир. Заявлено двести пятьдесят участников.


И тут у меня случился культурный шок. Ничего себе популярность! Эк, их сколько привалило, женихов-то! Прямо хоть пачками укладывай. Вот когда случается такое "счастье" в жизни, то даже не знаешь, то ли прыгать от радости, то ли бежать куда глаза глядят. Ну да ладно. Двести, так двести. Да хоть бы и тысяча, пусть будут. Все равно, в конечном итоге, победителю придется со мной биться, потому что меня, точно никто из кандидатов не устроит. Это я - так решила! А что? Условия контракта я выполнила. На Астарн вернулась, и замуж выйти согласилась, так что смерть мне пока не грозит, а значит, будем усиленно тренироваться.


- Послушай, Асамин, и ещё кое-что...я на время тренировок избавлюсь от этого добра, - я красноречиво потрясла тканью широченного платья.


- Хорошо, но только на время тренировок, и так, чтобы тебя никто не видел.


- Да не вопрос! - "ага, да я все сделаю, чтобы как можно больше женишков, меня в облегающем комбинезончике увидели. Так и конкуренция сильнее будет, и сама повеселюсь от души".


Кана смотрел на хитрое лисье выражение на лице Наитриль, и поражался: " Неужели, Асамин не видит, что девчонка врет?

Но Верховный, похоже, и в самом деле безоговорочно поверил ей на слово. Хм, борьба будет интересной..."


- Тогда, с завтрашнего дня, западная часть Валсорского двора твоя. Можешь заниматься там. Думаю, тебе стоит пойти туда и посмотреть.


- Это, конечно, отлично, но где это место? - Я поднялась с кресла, и поправив платье, чем снова вызвала ненужное внимание к своим ногам, повернулась, чтобы уйти.


- Я сам провожу, - Асамин предупреждающе взглянул на капитана Клинков.


- Да, пожалуйста. У меня еще осмотр гарнизона и присутствие на тренировке. После поездки на Маларию, я ещё не собирал своих подчиненных.


Выйдя из кабинета, мы отправились смотреть новое место моего обитания - Валсорский двор.





Глава 4



Валсорским двором называлась часть старого дворца, в которой практически не было современных зданий, а вместо этого, моим глазам предстал красивый двор из камня, с колоннами и открытыми широкими площадками, чем-то неуловимо напоминающий древние храмы. Он был прямоугольной формы, с вырезанными барельефами истории астаров. Вместо ламп, в металлических подставках были установлены не зажженные факела, а по стенам расползались витые растения, опутывающие колонны. Это было так необычно, учитывая то, что до этого двора, растений в Ихарионе я не наблюдала вообще. А здесь они не только присутствовали, но и расплодились, увив почти все здание изнутри. В самом центре большого пустого двора, был арочный проход. А когда я последовала за Асамином в него, поняла, почему он позволил мне прийти именно сюда. Вода. Огромная открытая каменная лестница, со стекающими с неё миллионами синих прозрачных ручейков, собирающихся внизу в полукруглое озеро. И там тоже была трава, что позволяло предположить, что там полно земли. Отойдя от Асамина на несколько шагов, я решила проверить, так ли это.


- Сархар, - движения моих рук плавно обводили воображаемый стихийный круг, посылая волны энергии вперед. Повинуясь им стихийный круг ярко загорелся, подтверждая мою догадку. - Значит, земля, вода, огонь и воздух? Хм, это немного неожиданно, но все равно, спасибо тебе. Ты не представляешь, как это важно для меня.


- Просто, когда-то здесь занимался мой дед. Он был чистокровный астар и великолепно управлялся со всеми четырьмя стихиями. Но, после его смерти здесь почти никого не было. Мать приказала поддерживать во дворе порядок, чтобы было так же, как если бы дед был жив. Именно она предложила отдать это место тебе.


- Мне здесь нравится. Хочешь, покажу тебе кое-что... - я улыбнулась, решив отблагодарить Асамина за его неожиданный подарок, - пойдем.

Мы вернулись обратно во двор с колоннами, и торчащими из стены факелами. Собравшись с духом, я закрыла глаза и начала сложную технику рождения огненной стихии. Это была, пожалуй, самая зрелищная часть работы стихийника, и самая яркая. Огонь. Сейчас я занималась сотворением огня, используя солнечную энергию и собственный внутренний кровный ресурс. Резкие движения, сильный вдох, наполненные напряжением руки и ноги, и вот, красный круг загорелся рядом со мной. Мгновенно разрастаясь до гигантских размеров, он поднимался ввысь, прямо под потолок, чтобы после, по велению моей руки, рассыпаться на сотни искр, которые разделившись ровно по количеству факелов, вспыхнули на них, потрескивая и распространяя тепло.


Асамин смотрел как Наитриль создает огонь, и завидовал. Он всегда мечтал обладать именно огненной стихией. Обиднее всего было то, что по сравнению с Сугиром он лучше владел боевыми приемами и лучше обращался с единственной данной ему стихией, но Сугир - чистокровный! Вернее, он чудо! Его чуть ли не миссией нарекли, когда от полукровки и чистокровного родился настоящий астар. Из него ещё в детстве сделали идола, которому слепо подчинялись и поклонялись, тогда как сам Асамин всегда был всего лишь полукровкой...


- Ого, да у тебя прямо душевная травма, - Я подошла ближе и, подняв руку, взъерошила его пепельные волосы, - не нравишься ты мне, но когда у тебя вот такое настроение... почему мне хочется тебя пожалеть?


- Наверное, ты в меня влюбилась, - Асамин самодовольно оскалился.


- Ещё чего, - я фыркнув отошла, и даже оттерла руку о платье. Заметив мой жест на лице Асамина промелькнула яростная гримаса.


После этого, Верховный пообещал, что меня не будут беспокоить, и оставил одну. Отправившись осматривать остальные помещения, я осталась очень довольна. Там было несколько больших комнат наполненных воздухом и светом, и множество растений. Наверное, эти цветы дед Асамина собирал с разных планет. А в небольшой оранжерее, прилегающей к одним из покоев, росли даже хищные виды, которые изрядно повеселили меня, когда начали охоту на слуг перетаскивающих наши вещи, и вынужденных проходить через оранжерею в соседние комнаты.

Вскоре, в моем распоряжении был личный дворец небольшого размера, с оранжереей и двором для тренировок. Настроение стремительно росло, подпитываясь внешней красотой моего теперешнего жилища. Первый день существования в отдельном дворце, вдали от основного двора, я целый день посвятила тренировке. Избавившись от длиннющих одежд, нацепила привычный для меня тренировочный комбинезон стихийника, и принялась осваивать подаренное мне пространство. Через несколько дней, лиан во дворе с колоннами стало в несколько раз больше, и они полностью закрыли свет солнц, создавая приятный тенистый уголок, в котором ,теперь уже постоянно, трепетал живой огонь. Воды тоже прибавилось, и по ступеням стекал практически настоящий горный поток, где камни и валуны живой природы, заменяли искусственные мраморные лестницы. А внизу, в полукруглом озерце, вся масса воды собиралась в водоворот. Стихия воздуха тоже не была забыта, по оранжереям и двору гулял легкий ветерок, заставляя листья издавать мелодичный шелестящий звук, а всех остальных, вдыхать полной грудью, наслаждаясь изысканным ароматом множества редких цветов. Так, в тишине и покое прошло ещё несколько дней.

Асамин и Кана погрязли в собственных делах, и не появлялись, дав моим нервам небольшую передышку. Амирра переехала в Валсорский двор вместе со мной и бабушкой. После того как обрела свободу, девушка была бесконечно счастлива. Я несколько раз заставала её и Матео обнимающимися или целующимися, после чего парочка мило смущалась и спешила прочь. Телохранитель Амирры смотрел на меня, словно на божество сошедшее с небес, и немилосердно поднимал мою самооценку бесконечными комплиментами и выражением благодарности. Но вся эта идиллия не продлилась долго. Вернее, она продлилась ровно до того момента, когда начали прибывать женишки. Мне даже не пришлось сознательно показываться им на глаза в столь "фривольном" для Астарна виде, потому что они пришли сами. Нет. Они словно посетители сурна регулярно прорывались на территорию Валсорского двора, чтобы исключительно "случайно" наткнуться там на чистокровную. И когда количество случайностей перевалило за допустимую норму, я отправилась к Верховному, чтобы тот оградил меня и моих близких, от столь навязчивого любопытства. Теперь мне самой хотелось спрятать свое тело за балахонистыми одеждами, потому как я была уже по горло сыта оценивающими взглядами. Но исключительно ввиду собственной вредности, пошла к Асамину в парадной форме стихийника. Облегающий, сине черный комбинезон на молнии и высокие ботинки, плотно охватывающие икры, плюс длинные волосы, забранные в излюбленный мной высокий хвост... и у Верховного отвисла челюсть.

В этот раз я проявила уважение и постучала, послушно ожидая за дверями кабинета.

Клинки косились на меня, сверкая красными глазками из-под черных пластин на лбу, но у меня не было настроения, чтобы разбираться в выражении их глаз. Получив разрешение войти, я застала Асамина в обществе того противного старикашки, из-за которого я унизила его в первый раз.


- Нам нужно срочно поговорить! - я красноречиво покосилась на дверь, и добавила, - Наедине!


Пока, бубнящий нелестные эпитеты в мой адрес, советник пятился к двери, я подошла вплотную к столу, за которым восседал Верховный.


- И чем на этот раз я обязан твоему визиту? - Верховный откинулся в кресле, с интересом изучая мой пыхтящий от ярости вид.


- Сделай что-нибудь! Убери их с глаз моих, я больше не могу! - меня уже трясло, а он сидел, и улыбался своей фирменной холодной улыбочкой.


- Я так понимаю, тебя не устраивают женихи? - Он подался вперед, так, будто собирался встать.


- Они меня бесят! - эхо моего крика разнеслось по кабинету. Асамин поморщился, и покачал головой.


- Ну и голосище... ничем помочь не могу. Ты связана договором. Твоя кровь обязывает подчиниться законам Астарна, так что терпи.


- Да как это можно вытерпеть?! Они ходят за мной по пятам. Особенно, один из них... Я думаю, ты знаешь, о ком я?


Верховный рассмеялся. Низкий, хрипловатый смех послал сотни мурашек по моему телу. Да что это со мной? Чтобы я, и запала на такого как он?! Ни за что. Обычно, меня привлекали более дружелюбные и менее подлые особи. Но реакция никуда не делась, и я поежилась.


- Ты чего? - ведешь себя, будто перед тобой мерзкий паразит. Передернулась вся. Неужели, ахин Пулопус так тебе противен?


- А? Да... нет... забудь. Вот скажи мне, чья это была идея прислать этого ребенка на турнир? Ему же всего десять! Что это вообще?! Издевательство?! И если да, то тогда над кем? Надо мной, или над этим ребенком?


Смех. Снова этот завораживающий смех. Вот ведь... срочно, срочно нужно что-то с этим делать. Выпить, и повеселиться с каким-нибудь симпатяжкой... Ну да ладно, сейчас у меня другая проблема.


- Пулопус сам вызвался принимать участие в турнире. Он пока не правитель, и за него все решает его мать, но это не мешает ему стремиться к власти в будущем. Турнир - прекрасная возможность проявить свои способности.


- Да, но этот ребенок посмел шлепнуть меня по попе! - моему возмущению не было предела. - Я с трудом сдержалась. Ему вообще повезло, что он остался жив. И то, только потому, что ещё слишком мал. А эта женщина... та что с ним... его мать, если она не прекратит науськивать маленького троглодита, я её прибью!- Я шипела, словно кошка, а Асамин продолжал улыбаться.


Верховный смотрел на чистокровную и внутренне ликовал. После того, что ей устроили в последние дни, девчонка явно не в духе. Ему сообщали обо всех её делах. И особое внимание Пулопуса к Наитриль, забавляло его особенно. Неужели, советники и регентша всерьез на что-то надеются? Но то, что малыш преследует Наитриль, было интересно.


- Этот мелкий засранец умудрился не только забраться в мою постель, ему видите-ли, приспичило прочитать сказку на ночь, а у меня, по его словам, нежный голос. Это у меня нежный голос?! Так еще и мамаша его приперлась... Ты хоть знаешь, что мне пришлось вытерпеть, чтобы эти двое убрались восвояси?! Мне пришлось почти полностью прочесть книгу легенд и сказок Астарна! Я больше не могу. Правда. Если это продолжится, то все они не доживут до турнира. И я сейчас говорю серьезно.


- Хорошо. Что ты мне предлагаешь? - Асамин прищурился.


- Приставь ко мне Клинков и прикажи им, чтобы охраняли Валсорский дворец. Тогда, они не смогут заходить на его территорию.


- Не могу.


- Почему? - я насупилась, и скрестила руки на груди.


- Ты не моя семья. Ты не моя жена. И мне нет смысла охранять тебя на территории дворца. И ещё... ты провоцируешь их сама, появляясь в таком виде. - Асамин указал на мой костюм. - Они видят, как ты доступна, и поэтому не проявляют уважения. Следовательно, их любопытство постепенно перерастает в наглость, а после... Не удивляйся, если через несколько дней тебя кто-нибудь попытается облапать в переходах дворца.


- Тогда я попрошу Кана , - озарившая меня мысль, вызвала у Асамина странную реакцию. Он стиснул зубы и отвернулся.


- Кана подчиняется Верховному Ихариона. А ты - всего лишь подданная, - Асамин поднялся, показывая мне, что устал от нашего разговора, - сегодня ночью прибывает Первый Верховный и остальные члены Собора, так что приготовься и оденься, наконец, поприличнее, а не то он решит, что тебя можно заполучить и без турнира. И больше не отвлекай меня от дел, у меня не так много времени, чтобы тратить его на твои жалобы.


- Как же ты меня бесишь, - улыбка Асамина после моих слов, окончательно добила мой организм. Мурашки никак не желали проходить, а смазливость красноглазого только подливала масла в огонь.


- Ты меня тоже, но знаешь, кроме чувства раздражения, твой внешний вид вызывает у меня и другую реакцию...


Выпучив глаза от удивления, я смотрела, как Верховный Ихариона плавно обошел стол и приблизился ко мне.


Асамин как завороженный смотрел в чистое фарфоровое личико и большие манящие омуты ярких синих глаз, на пухлые губы, и сам не понял, как наклонился и прижался к ним ртом. А дальше... все получилось само собой. Сильные руки сомкнулись на тонкой талии и легко скользнули к округлым полушариям, смело обхватив их и притиснув девушку к его телу.


Когда Верховный поцеловал меня, я поняла, что то, что я принимала за легкий интерес, на самом деле настоящая химия страсти. Меня словно подбросило, и тут же расплавило. Стало жарко и тело заломило от потребности прижаться сильнее, ощутить ещё больше. Когда его руки сжали мое тело, я застонала и сама ответила на поцелуй. Голова кружилась, ноги подкашивались, ощущения нарастали, словно пожар, грозя поглотить нас обоих. А после, мой мозг отключился, оставив мне только чувства, и на последствия стало откровенно плевать.

Асмин целовал Наитриль и понимал, что его так раздражало в ней. Она сама стала для него раздражителем. Своим неповиновением она вызвала его интерес, а внешним видом и раскованностью, пробудила в нем мужские чувства. Она нравилась ему. Сильно нравилась. Несмотря на свой характер, она привлекала его, словно огонь заплутавшего ночного мотылька. А то, что с ним происходило сейчас...это была бешеная, не подчиняющаяся разуму страсть.

Пока он спорил с ней, его глаза не отрывались от ложбинки между её грудями, открытой расстегнувшимся на комбинезоне замком, и сейчас ему хотелось заполучить её всю. Без остатка, прямо здесь. И желательно быстрее, а не то, он просто сойдет с ума.

Поцелуи из жадных переросли в ненасытные. Молния на комбинезоне поползла вниз, обнажая грудь и Асамин прижался к ней ртом, вызвав у меня очередной стон. Мои руки тоже не бездействовали, и вскоре, на Верховном из одежды остались только штаны, с эротично расстегнутым ремнем. Увидев перед собой красивое мужское тело, крыша поехала окончательно, а руки, принялись гладить и проверять на ощупь сталь мускулов, твердость спины, гладкость кожи. Поцелуи, стоны, шепот... Когда он посадил меня на свой стол я прогнулась, и притянула его к себе, чтобы вновь насладиться поцелуем. И только мои руки нащупали самое главное, как дверь распахнулась без стука, сильно ударившись о стену. Мы застыли, одновременно повернув головы, и начиная осознавать весь масштаб бедствия. Это ЧТО... тут только что произошло?! Застонав, я уткнулась в обнаженное плечо Асамина и спрятала там свое пылающее лицо. А вот Верховный, похоже, ничуть не смутился, и его властный голос тут же нарушил гнетущую тишину в кабинете.


- Советник, выйдите за дверь и можете быть свободны. Надеюсь, вы никому не расскажете о том, что здесь увидели?

Клинки, стоящие за дверью, и прекрасно расслышавшие все слова Асамина, невозмутимо закрыли за вышедшим советником дверь,и мы снова остались наедине. Вот только, после того что случилось, мне было жутко неловко.


- Тебе, наверное, сквозь землю хочется провалиться? - указательный палец Верховного прочертил дорожку к моей груди и по телу снова двинулся строй мурашек, а соски превратились в две затвердевшие горошины.


Охнув, я слезла со стола и привела в порядок свою одежду.


-Ты что, мысли читаешь? Забудь то, что здесь произошло, будь любезен. И пожалуйста, постарайся не вспоминать об этом.


- М-м, не могу. Как я смогу забыть такую отзывчивую на ласки девушку? - Ехидные дразнящие интонации, манящий взгляд красных глаз, и меня повторно бросило в жар.

Асамин так и не оделся, и мои глаза беспрестанно натыкались на его тело, а пальцы сводило от желания прикоснуться. И чтобы снова не наброситься на него, я развернулась и поспешила уйти.


Когда за чистокровной закрылись двери, Асамин упал в кресло и откинув голову, прерывисто выдохнул. Взъерошив пятерней свои пепельные волосы, он подумал о том, что теперь сильно расстроится, если Первый Верховный сможет победить на турнире. Потому что после того, что только что произошло, кроме поста Первого Верховного ему позарез стала нужна Наитриль.

А я пошла во двор стихий, чтобы выпустить пар. Снова и снова я создавала стихийные круги и растворяла их без следа. Несмотря на то, что изначально отказал мне в охране, Асамин все же отправил в Валсорский двор нескольких Клинков, и больше, из-за углов на меня не пялились жаждущие глазки участников турнира. Клинки Дарка хорошо выполняли свою работу и теперь ,даже малолетний Пулопус меня не беспокоил.

После тренировки я отправилась в свою комнату, а еще через несколько минут ко мне пришли бабушка и сестра. Эти двое замечательно нашли общий язык и теперь практически не расставались.

Амирра была нежной и ласковой, и в отличие от меня, ни в чем не перечила бабуле, а та беззастенчиво этим пользовалась. Фачири растрачивала всю свою ласку на вновь обретенную внучку, заваливая её подарками. Она приобрела для Амирры новый гардероб и усиленно готовилась к её свадьбе. Амирра и Матео решили пожениться, и у бабули практически не было свободного времени. Ведь Фачири решила устроить для внучки грандиозную свадьбу. И хотя Амирру устроила бы тихая церемония только для самых близких, она покорилась Фачири. В глубине души, Амирра была бесконечно счастлива, от того, что наконец-то была любима, от того, что обрела родных.


Увидев моею задумчивость и рассеянность, бабуля обеспокоенно присела рядом со мной на татами.


- Что с тобой, Наи? Расскажи мне, что тебя беспокоит? - Я обвела комнату грустным взглядом, и остановила свой взор на сестре. Она тихонько сидела на краю татами, подогнув ноги, и в её глазах светилось счастье.

А вот я... что делать мне? Как быть?


- Просто, я не знаю что мне делать, бабушка. КАК мне жить дальше? Слепо подчиниться существующим порядкам и тихонько ждать своей участи? Или бороться? А что мне делать со своим сердцем, которое, похоже, сошло с ума? У меня болит...здесь, - я указала в область сердца и перевела взгляд на бабулю.


Фачири нахмурилась. Что-то произошло? Что-то такое, о чем она ещё не знает? Вернувшись на Астарн, Фачири встретилась со многими старыми друзьями тайком от внучки. Она больше не хотела прятаться и скрываться, она тянулась к родному дому. Но чтобы жить на Астарне в том же положении неприкосновенности, как и в прошлом, ей нужно было устранить несколько препятствий. И сделать несколько хорошо продуманных ходов.


- Расскажи... - Фачири гладила внучку по длинным волосам. И когда заметила, как они мерцают, резко меняя цвер от черного к фиолетовому и обратно, нахмурилась ещё сильнее.


- Кажется, я... в общем, сегодня я и Асамин... так получилось, что мы...


- О, да говори уже. Я взрослая женщина, и тоже когда-то была молода. Так что, рассказывай.


Я вздохнула, и рассказала бабушке обо всем. О том, что испытываю страсть к Верховному Ихариона. И о том, что теперь не знаю, стоит ли мне остаться здесь или просто удрать? Но по взгляду бабушки я поняла, что бегство для неё не является вариантом. Интересно... и когда это она поменяла свое мнение? Или боится за меня? Ведь кровный договор чреват последствиями. А узнав о моём влечении к Асамину, бабуля отреагировала на редкость спокойно.


- Ты уверена, что это влечение именно к нему? - Фачири задумчиво прикусила губу.


- То есть, ты считаешь, что мне просто нужен мужчина? - я усмехнулась. Бабушка прекрасно знала о том, что я уже давно не являлась примерной девочкой. И у меня были любовники. Первым из них был мой сослуживец, к которому у меня были нежные чувства, и который, погиб сражаясь с Харонитами. После, был ещё один, но наши отношения закончились, так толком и не начавшись. И несколько проведенных вместе ночей оставили мне лишь приятные воспоминания, и не более того.


- Я знаю место, в котором ты сможешь проверить свои чувства, - Амирра слегка покраснела и отвела взгляд в сторону, в смущении от того, что ей пришлось услышать. - В Ихарионе есть дом нежности, где принимают не только мужчин...


Бабушка удивленно приподняла бровь, и с интересом взглянула на Амирру.


- Мне нужно сходить туда сегодня же вечером и проверить, так ли мне нравится Асамин, или это просто ...желание.


- Я попрошу Матео, проводить тебя. Во дворце есть тайный выход в город, но для этого, тебе придется спрятать волосы и одеться в наши одежды.

- Хорошо. Тогда до вечера, - я заметно приободрилась. Сегодня я смогу сама взглянуть на город и удовольствие от предвкушения ночного приключения, быстро вернуло мне расположение духа.


Когда наступил вечер, мы с Амиррой тщательно подобрали наряд. Выбрали такой, который скрыл меня полностью. Капюшон на нём был просто огромным, таким, что без труда спрятал и мое лицо, и мои длинные волосы. Темный, коричневый цвет верхнего платья не привлекал внимания. Когда я была полностью готова, Матео повел меня из дворца. Для большей конспирации, мне пришлось изобразить Амирру. Передвигаться под руку с Матео - было неловко,зато вопросов у встреченных нами астаров, не возникло.

Вместо меня, в покоях осталась сестра, которая, при случае могла изобразить спящую меня, а вместе с ней и бабушка. Вдвоем, они подтверждали мое нахождение на месте, таким образом, в город, по всеобщему мнению, отправилась наша парочка неразлучников.

Как только мы отошли на безопасное расстояние от дворца, я подняла взгляд.


- Ух ты! Красиво! - Я с восторгом рассматривала все вокруг, не упуская ни одной детали. Улица, по которой вел меня Матео, была наполнена высокими домами, сотней магазинов и лавок, пестрящих яркими вывесками, и сияющих тысячами огней. Проносящийся над нашими головами многочисленный транспорт, заставил меня поднять глаза повыше, желая рассмотреть это чудо. А навстречу мне двигался живой поток. Кого здесь только не было... Даже выходцы с других планет. И хотя отсутствие растений немного портило общий вид города, зато обилие огней - спасало его. А высота городских зданий поражала, и почти на каждом этаже были светящиеся площадки для приземления маленького и большого транспорта, что делало их похожими на большие деревья с отростками грибов по бокам.

Матео привел меня к небольшому круглому зданию, где нас встретил очередной красноглазый блондин, копающийся в небольшом летающем чуде техники. Эх, как бы я хотела присесть рядом и рассмотреть более детально этот аппарат, в котором ковырялся блондинчик. А когда парень распрямил спину, увидев нас, и расцвел при этом широкой улыбкой, я чуть сама к нему не побежала, но вовремя была остановлена Матео. Мой будущий родственник легко поздоровался, и его друг тут же достал из кармана куртки выпуклый эллипсовидный ключ и нажал на его сердцевину. Затем, что-то затрещало, и послышался механический шум, сопровождающий открывание створок здания, и моим глазам предстал ещё один представитель местной техники.

Это был небольшой закрытый аппарат, совсем не похожий на открытый маларийский крипан с защитным полем. Нет. По форме он напоминал треугольник, только от центра этого треугольника шел выпуклый "гребень", который расходился к концам, и напоминал иглы, потому что был заостренным.


- Что это? - я с интересом разглядывала средство нашего передвижения.


- Это называется Чар. Он сверхскоростной, и очень маневренный. Туда, куда мы отправимся, долетают быстро - только на таких. Видишь ли, на Астарне нет домов нежности для женин, но они есть на цизарнийском солнце.


- Да ладно?! То есть, мы сейчас полетим на цизарнийский корабль, тот что висит вон там? - я указала на сверкающее "солнце" . Это что же, я смогу побывать на махине, которую своими глазами видела когда прилетела на Астарн? Круто!


- Да. Только... ты веди себя тише, иначе, нас быстро раскусят.


А я чуть не прыгала от нетерпения. Тише? Да мне орать от радости хотелось. Мало того, что полечу на этом красавце, так ещё и побываю на цизарнийском межгалактическом корабле. Обалдеть!

Притопывая ногой, я сдерживалась из последних сил. Матео, видя мое нетерпение, улыбался и поторапливал механика. И вот, долгожданный момент настал. Чар, повинуясь контролю управления, мягко поднялся в воздух и развернувшись, снизился в нескольких метрах от меня. Я рванула к нему, забыв обо всем на свете. А механик побледнел, глядя на моё поведение. Но все это было не важно, по сравнению с тем, какое чувство меня охватило, стоило только подойти к этой летающей мечте. Я с благоговением провела руками по гладкой поверхности... Матео поспешил открыть люк и мы уселись в мягкие кресла.

Как только тело приняло надлежащее положение, люк плавно поехал на место, скрывая нас от посторонних глаз. Тут же корабль ожил, и Матео набрал на панели координаты направления пути. Автопилот откликнулся, приветствуя пассажиров и желая им приятного полета. Но это было не то, что я хотела. Нет. Я желала - сама ощутить в руках изогнутую дугу штурвала этого агрегата. И я решилась. Как только мои руки соприкоснулись с белым, похожим на рога мифического животного, рычагом управления, я затрепетала. Корабль тут же отозвался легким сопротивлением, а сенсорные панели с миллионами кнопочек засветились ярким синим и красным цветом.


- Можно? - мой вопрос, адресованный Матео, был задан тихим просительным голосом и астар не смог отказать, кивнув головой. Я возликовала и принялась изучать панель, быстро ориентируясь в знаках и символах, и с удивлением находя знакомые. А как только разобралась с управлением, попыталась поднять чар в воздух. Заданное направление высветилось на проекции прямо перед моими глазами, я радостно взвизгнула, и мы полетели.

Этот красавец слушался моих рук беспрекословно, отвечая на каждое давление моих пальцев. Вертикально поднявшись в воздух, он стремительно набрал высоту, а после, нас прижало к креслам, потому что чар набрал скорость.

Здесь, высоко, маленьких кораблей было гораздо меньше, чем в самом городе, зато отлично был виден цизарнийский "монстр", пока ещё освещенный солнцами, и весь сияющий от слепящего света. На нашем малыше тут же активировалась защита, и обзорное стекло покрылось тонкой пластиной препятствующей проникновению лучей сразу двух астарнских солнц. В кабине сразу стало темно, и внутренние приборы корабля засияли ещё ярче. Все контуры в нем светились: и кресла, и штурвал, и даже пол.

Моя душа пела, и голос прорезался сам собой. Матео изумленно обернулся, навострив свои уши, и с расширившимися от ужаса глазами слушал мои вопли, под названием пение. Видимо, голосок мой ему не слишком пришёлся по душе, потому как астар поморщился и слегка передернул плечами. А мне было все равно! Какой к черту секс?! Вот лучшее лекарство от стресса! Свобода, возможность сжать в руках штурвал небольшого корабля и взлететь ввысь, несясь подобно ветру и умело избегая столкновений с метеорами.


- Йоху-у-у, - мой вопль окончательно добил слабую психику Матео и он, наверное, пожалел, что согласился на авантюру под названием развлечение для чистокровной.


Но полет оказался недолгим, и мне с сожалением пришлось признать, что мы подлетаем. Если издали, цизарнийский межгалактический крейсер был огромным, то вблизи, даже страшно становилось от его истинных размеров. А множество маленьких кораблей, залетающих прямо в открытый люк и пропадающих где-то внутри, наводили священный ужас. Даже мне, знакомой с новейшими военными разработками сразу нескольких планет, стало откровенно не по себе, от той мощи, которой обладали цизарнийцы. И пусть, у них уже не было больше своей планеты, видимо это была очень и очень развитая цивилизация, раз они сумели отгрохать такую махину.

Внутри, наш корабль приземлился на расчерченное световыми линиями и треугольниками поле, свист постепенно стих, а после, люк в который мы влетели, захлопнулся. Мы принялись ждать, когда карман для приземления наполнится воздухом. Через несколько минут загорелся свет и Матео с облегчением вздохнул, даже не заботясь о том, что его облегчение выглядит слишком явным. Покосившись на астара, я усмехнулась, прекрасно понимая, что ему пришлось пережить в кабине корабля. Потому как слуха у меня не было вообще, а то, что я называла пением, вынести не могла даже моя бабушка.

Когда мы вышли, Матео уверенно повел меня вперед. А я все глазела, стараясь ничего не упустить, и словно ребенок радовалась, не забывая при этом склонять голову как можно ниже, чтобы встречные не догадались кто перед ними. По бесконечным извилистым коридорам, Матео наконец привел меня к двери и нажал на кнопку, расположенную прямо посередине. Звонка не было. Нет. Вместо этого, дверь бесшумно открылась, и я шагнула в мир, о котором не знала ничего.


Здесь, был приглушенный свет, лившийся серебристым потоком и разбивающийся на несколько лучей, которые, освещали колышущиеся полотна полупрозрачной ткани странного оттенка, не то бледно синей, не то темно серой. Помещение было огромным и больше напоминало площадь, задрапированную лабиринтом из ткани. И народу здесь была тьма тьмущая. Как только я представила, что все эти товарищи здесь ради одного собрались, то тут же покраснела. А Матео тянул меня за собой, умело маневрируя среди лениво прохаживающихся жриц дома нежности. Они хихикали, манили пальчиком, приглашая следовать за собой, но будущий родственник не обращал на них ровным счетом никакого внимания. Где-то была слышна легкая музыка, заставляющая тело непроизвольно реагировать, и шаг сам собой стал мягче, раскованнее. Я удивилась, такого, я не видела никогда. На Маларии с этим было как-то проще, а здесь... Ну а когда за очередным поворотом, моим глазам предстала ну очень откровенная сцена, я быстро отвернулась. Шёпотом, чтобы ненароком кто-нибудь не услышал, я спросила у своего спутника:


- А что...м-м, это предполагается делать прямо здесь? Ну, перед всеми? - от ужаса мои глаза стали похожи на два блюдца.


Астар засмеялся и покачал головой, продолжая шагать в четко выбранном направлении. А я покорно следовала за ним, держась за сильную руку и стараясь не отставать. Оказывается, более обеспеченным клиентам, сервис предоставлялся иной. И вскоре, я в этом убедилась сама, когда мы углубились в темный переход, спрятанный в нише этого развратного рая. И привел нас этот переход в обычный, ничем не примечательный квадратный бокс, со стойкой в виде перевернутой пирамиды, за которой стояла высокая, черноволосая, и прекрасная как ангел цизарнийка.

Она улыбнулась Матео и протянула ему аэто. А я стояла рядом, неловко переминаясь с ноги на ногу, благо, все это безобразие скрывал мой безразмерный костюмчик, призванный пленять местных кавалеров. Матео, не долго думая, начал нажимать на кнопки аэто и вскоре началось шоу. Перед моим взором одна за другой начали появляться проекции мужчин. Их было так много и все они были такими разными, что я открыла рот от удивления. Кого тут только не было: блондины, брюнеты, рыжие, красноглазые и не очень. Да... выбор богатый, ничего не скажешь. В первые секунды, слегка оторопев от такого количества обнаженных мужских тел на проекции, мне стало жарко и мысли лихорадочно заметались, но... первый стресс прошёл и я начала присматриваться. А что? Что же мы, зря тащились в такую даль, зря сбегали из дворца? Нет уж, раз пришла, то и проверю на практике, каково это. Не все же мужским особям радоваться, нам тоже можно.

Несколько минут выбора, и мне приглянулся красивый астар. Сразу было видно, что он чистокровный, вот только скорее всего низкого происхождения. Не слащавая улыбка, в меру сильное не перегруженное мускулами тело, и внушительный...м-м, в общем, сложён он был довольно ничего. Я ткнула пальцем в проекцию, а сладкий медовый голосок цизарнийки тут же озвучил цену... и я чуть не упала. А цена-то немаленькая, за такую цену можно было купить новенький Маларийский крипан. Но, гулять, так гулять! Я кивнула, и тут же внесла номер своего счета, на панель управления, откуда тот час же, практически молниеносно, исчезла кругленькая сумма.

Девица довольно ухмыльнулась и сделала знак рукой, приглашая последовать за ней. Мы послушно поплелись, а меня всю дорогу терзали жадность и сомнение. Стоило ли такую наличность отдавать за несколько часов плотских утех. Но ,сделанного не воротишь, и я решительно вздернула подбородок.

Проводили меня в миленькую комнатку, где кроме татами, и горы подушек не было вообще ничего. Матео ушёл, предусмотрительно дав мне несколько указаний относительно лимита времени, и цизарнийка выплыла вслед за ним. А я - осталась ждать. Не зная чем себя занять, я расхаживала по татами, и пинала подушки, которые с хлопающим звуком смешно приземлялись в нескольких шагах от меня. Распинав их все, я присела, и в этот момент дверь открылась, являя выбранного мною мужчину. Ну да, ничего так, хорош собой, вот только взгляд какой-то не очень радостный. Мое лицо скрывал капюшон и парень остановился, не решаясь приблизиться, а когда решился, я приготовилась к его реакции. Но, оказалась совершенна не готова к тому, что произошло. Попытавшись открыть мое лицо, астар остолбенел, когда наткнулся на взгляд ярких глаз, а после, и вовсе охнул, когда из-под капюшона показались волосы. Он с благоговением прикоснулся, и тут же на его лице заиграла счастливая улыбка. Такая, что мне захотелось улыбнуться в ответ. А между тем, астар отошел чуть назад, и когда зазвучала эта странная музыка, начал танцевать. Парень двигался неплохо, но почему-то это вызвало у меня не возбуждение, а смех. Причем, остановить его уже не было сил, распрощавшись с самообладанием я расхохоталась, чем привела его в состояние шока. Но мужик не унывал, сцепив зубы и натянув на лицо обворожительную улыбку, он все пытался и пытался исполнить какой-то танец страсти, а я все смеялась и смеялась, уже понимая, что видимо, ничего у нас с ним хорошего не выйдет. Но он старался, напрягая мускулы, а когда скинул последнее что на нём было, я вообще упала на татами покатываясь со смеху. Недоумение пополам с возбуждением, делали выражение его лица незабываемым. Видно, страсть во мне просыпается только тогда, когда рядом Асамин, а иначе, как объяснить то, что совершенно голый и возбужденный мужик вызвал у меня смех? Да, попала - так попала... ну, и что мне теперь с ним делать? А может все же попытаться?


* * *


Асамин находился в своей спальне и переодевался к приезду Собора и Первого Верховного. Вузил торчал тут же, помогая ему облачиться когда в двери затарабанили с такой силой, что Верховный Ихариона подумал, будто наступил конец света. Вузил спешно кинулся открывать, и был припечатан к стене силой удара, с которой открылась дверь. Асамин удивленно смотрел на Кана, который запыхался так, будто бежал от самого Зантара.


- Кана, что такое? - Асамин ещё никогда не видел у капитана Клинков такого взгляда, а уж когда тот рухнул на колени, понял, что вероятно, конец света все же наступил, а иначе, чем объяснить такое странное поведение.


- Помните, вы приказали отслеживать все счета Наитриль?


- Да. А что?


- Она только что сняла большую сумму...а получатель...цизарнийский дом нежности. И мы проверили, её нет во дворце. Она... отправилась туда и собирается снять там мужчину, - Кана подумал, что сейчас Асамина хватит удар, и почти не ошибся.


- Что?! - Асамин сначала побледнел, затем побагровел, а после заорал так, что слышно стало далеко за пределами комнаты, - Живо, готовьте чар, мы сейчас же вылетаем. Убью! Я её сам... убью, и всех, кто в этом замешан.


Кана никогда не видел, чтобы Верховный настолько терял самообладание, а сейчас - увидел своими глазами, как это бывает. Ринувшись вслед за Асамином, Кана на ходу пересказывал детали. Клинки, стоящие за дверью, последовали его примеру, прочно укрепившись на заднем плане и не отстающие от Верховного ни на шаг.

Чар подготовили быстро, настолько быстро, что прошло всего несколько минут, прежде чем Асамин и вся его веселая компания успели до них добраться.

В это же время по дороге к дворцу двигалась процессия Собора во главе с Первым Веровным, но властитель Ихариона пролетел мимо них, чуть не сшиб плечом одного из советников, и даже не заметил, а когда следом пробежал сгорбленный и убеленный сединами слуга, потрясая поясом, у гостей дружно отвисли челюсти.

Первый Верховный нахмурился и пожав плечами, неторопливо продолжил путь через двор к главному входу, а вся процессия двинулась за ним.

Несчастный Вузил так и не успел. Горестно вздыхая, слуга поплелся обратно, страшась даже представить, что же будет, когда Верховный осознает в каком он виде.

Пока Асамин, словно бешеный, мчался на чаре к цезарнийскому кораблю, я, пыталась ощутить хоть что-то в объятиях соблазнителя. Паренёк все ещё пытался, не оставляя надежду провести со мной ночь. Поцелуи и объятия лились рекой, и когда начал снимать с меня балахоны, то даже трясся от едва сдерживаемой страсти, а я... но ощутить хоть каплю сладостных ощущений не вышло, потому что то, что произошло в следующий момент, взорвало мою реальность.


Крик за дверью, а после, она просто повисла, скрежеща и грозя отвалиться совсем, и держась на несчастном куске металла. В проеме стоял Он. Злющий как дьявол, со сверкающими бешенством - красными глазами. За его спиной маячило лицо рыдающей цезарнийки, а за плечом стоял такой же злой Кана со своим " полчищем" . Паренек, стремящийся к сладострастию и похоже слегка одуревший от женского тела рядом, даже не понял, что мы уже не одни. Мой рот удивленно приоткрылся, и астар, приняв это за приглашение, тут же воспользовался случаем и припал к моим губам. А после... он уже летел так далеко от меня, что даже я сама удивилась, при этом ускорение ему придал хороший такой пинок, дарованный ему самим Верховным. Дальше в бой вступил Кана, с таким остервенением смотревший на него, что парень испугавшись за самое дорогое, тут же прикрыл это руками. И понеслось...


- Ты что творишь! - орал Асамин знатно, - я тебя спрашиваю?! Ты что тут делала?! - а дальше закономерное, - я тебя убью!


Понятно, что после такого заявления, мне и самой захотелось куда-нибудь испариться. Но сдаваться без боя? Ни за что. И пойдя в контратаку, я тоже заорала.


- Да это ты виноват! Это все из-за тебя! - я вскочила и одернула балахон, чтобы скрыть ноги. Увидев, как я одергиваю платье, у Асамина лицо перекосило.


- Значит, горяченького тебе захотелось? Все вон. - и, так как сказано это было с угрожающим спокойствием, я тоже как-то успокоилась, решив, что Асамин уже отошёл от своей яростной горячки, и теперь мне не будет абсолютно ничего. Но...этого не случилось, потому что дальше начался настоящий театр абсурда.

Верховный шагнул ко мне, и... остался без штанов. То есть, его штаны просто спали, рухнув к ногам бесформенной кучей. А я всегда говорила, что одежки у них тут так себе. Вот и широченное одеяние господина Ихариона тоже - так себе. Тишина воцарившаяся в коридоре, давила на меня словно огромный булыжник. Смеяться было нельзя, но увидев голый зад правителя, застыли все. А все дело в том, что парадное одеяние Асамин натянул не до конца, вернее натянуть-то он его натянул, а как полагается, не закрепил. И все. Парадные королевские штаны пали в неравном бою с марш броском до цезарнийского гиганта. Вообще-то, один из поясов продержался столько, сколько и положено, но ведь одного пояса мало, чтобы удержать то, что у них одеждой называется. И если, стоящим сзади была видна ,так сказать, тыльная часть Асамина, то мне повезло больше. Я во всей красе узрела то, что было спереди...

Первым не выдержал Кана, кашель капитана Клинков быстро перерос в хохот, а после послышались сдавленные смешки остальных. Я тоже не отставала от компании и смеялась так, как не смеялась уже давно. Но Верховному наше веселье было ник чему, он так обозлился, что на щеке задергалась жилка. Асамин натянул штаны, попытался их завязать на первый ремешок, а когда ему это удалось, рявкнул:


- Я сказал, все вон!


Смех разом прекратился, убитый холодным злым голосом и Кана оттеснил глазеющих от разбитой двери. При этом, его молодцы тащили голого соблазнителя и сопротивляющуюся, слезно молящую о пощаде молодую цезарнийку. Сам Кана встал спиной к нам, а лицом к выходу, надежно закрыв собой дверной проем. Смех замер где-то в горле, отказываясь возвращаться. Я замолчала, с мазохистским интересом ожидая, что меня ждет. Он подошел молча, а затем, так же молча сгреб в охапку и поцеловал. Только теперь это было больно. Очень больно. Злой красноглазик не просто целовал, он кусал. Кусал с яростью, оставляя на языке металлический привкус моей крови. А когда, я начала кусаться в ответ, вдруг оттолкнул.


- Безмозглая дура!


- Сам дурак!


Мы зло сопели друг напротив друга, наши взгляды скрестились, посылая друг в друга молнии. А потом я пошла к выходу, потому что ночное приключение выбило из меня все силы. А Асамин шел сзади и чертыхался себе под нос, ругая меня, на чем свет стоит.


- Не делай больше глупостей, это мое тебе последнее предупреждение, поняла? Все кто тебе помогал, будут жестоко наказаны за несоблюдение законов Астарна. И ты тоже поплатилась бы, если бы не была мне так нужна для турнира.


- Только ли для турнира? - мой тихий вопрос остался без ответа, - И пожалуйста, Асамин, не наказывай никого. Это только моя вина, - когда я осознала возможные последствия своего поступка, мне разом поплохело.


- Да? И что же ты для меня сделаешь, если я исполню... твою просьбу? - Асамин вышел вперед и заглянул мне в глаза. Кана прислушивался, хотя усиленно делал вид, что его не волнует наш разговор, - я дам тебе немного времени на раздумье. Ты должна выбрать что-то такое, что я согласился бы принять в качестве платы за спасение всех тех, кто в этом участвовал.

  



Глава 5



Этот день наступил слишком быстро. Время турнира. Время, когда должна была решиться моя судьба. После того случая в цезарнийском доме нежности, я оказалась перед сложным выбором: либо уступить Асамину, либо потерять кого-то из близких. Оказалось, что та ночь стала поворотной в моей жизни, ведь именно в ту ночь я решила, что предложу Верховному Ихариона сделку. Сделку, результатом которой, станет вся моя последующая жизнь на Астарне.

Возвратившись во дворец, я долго думала, что же такого смогу предложить Асамину? Рыдающая сестра, которую увели из моих покоев Клинки, и её возлюбленный Матео, ставшие жертвой моей глупой выходки, теперь были пленниками Верховного, и со страхом ждали приговора.

Бабушка всеми силами пыталась мне помочь, но потерпела неудачу. Узнав, что она помогала мне в той же мере, что и Амирра, Асамин запер её в комнате, и я не могла даже увидеться с ней. Конечно, Фачири была зла, но приезд Собора и Первого Верховного делали её протест невозможным. Слишком большое значение бабуля придавала общественному мнению. Слишком сильна была её чистокровная гордость, а потому, она смиренно ждала когда Верховный вынесет решение.

С главой Собора, и по совместительству Первым Верховным, я так и не познакомилась. Не знаю, что Асамин наплёл ему о моей выходке, но в главный дворец на приём в честь их приезда, меня так и не позвали. Да что там... меня лишили даже слуг, и фактически, я ничем не отличалась от собственной бабули. Но это вынужденное заточение, позволило мне принять нужное решение.

И теперь, в дни турнира, мне придется пожинать его плоды...


Асамин готовился к турниру, вместе с остальными претендентами на руку чистокровной. Он улыбался. Холодная голова, и столь же холодный расчет. Шанс, которого он так ждал,наконец наступил. Сегодня начнутся бои и постепенно, в "игре" останутся только самые сильные. Площадь для сражений уже готова и остались лишь последние приготовления.

Он подошёл к окну и задумчиво уставился на город. Сможет ли он одолеть Сугира? Не переоценил ли собственные силы?

Пока Асамин размышлял, в двери постучали. Слегка обернувшись, он дал позволение войти. За дверью оказалась Наитриль, растеряно комкая ткань платья,и с сосредоточенным выражением на милом лице.


Я вошла в покои и быстро заперла дверь. По понимающей улыбке Асамина, я поняла, что он меня ждал.


- Готова, к турниру?


- Да, - я смотрела в его алые глаза и тонула в них, - когда ты отпустишь Амирру и Матео?


- Только, когда ты исполнишь свое обещание. Я и так уже уступил тебе, освободив Фачири из заточения, и разрешив ей присутствовать на турнире. Амирра и её телохранитель будут свободны только тогда, когда ты проиграешь мне бой.


- Не беспокойся, я держу своё слово, - я поджала губы от недовольства, что он - мне не верит.


- Ну-у, дорогая. Я не могу доверять тебе после того, что ты выкинула.


- Я всего лишь, хотела проверить кое-что...


- Да что ты? И как? Проверила? - Асамин сверкнул глазами, и подошёл ближе.


- Да, - я с неохотой отвернулась, опасаясь очередного приступа страсти к Асамину. Заметив моё движение, Верховный нахмурился.


- Я не могу понять, почему ты шарахаешься от меня, словно я болен чем-то заразным? Или боишься?


Абсурдность его предположения вызвала у меня смех.


- Нет, Асамин, это не страх, - я думала, признаться ему или нет? А если признаюсь, что испытываю к нему желание? Как он отреагирует? Но пока я раздумывала, он подошёл совсем близко. Протянув руку, Асамин поправил непослушный локон волос, выбившийся из моей прически, и взгляд его при этом был странным. Что же таится в его глазах?


- Тогда что это, чистокровная? Скажи мне, что?


Он ждал, сложив руки на груди, а я молчала, все ещё раздумывая. Но стоять так близко к нему и не прикоснуться, было нереально. Моё дыхание сбилось само собой, а руки, вопреки собственному разуму, потянулись к его лицу. А когда я, наконец прикоснулась, проводя теплой ладонью по гладко выбритому, твердому подбородку, он вздрогнул. Глаза расширись, но он по-прежнему не шевелился, ожидая, что я сделаю дальше.

Мои ладони слегка погладили его лицо, а пальцы вычертили линии бровей , а затем губ...


- Я не испытываю страха по отношению к тебе. То, что я испытываю - называется страстью. И в цезарнийский дом нежности я пошла, чтобы проверить себя. Чтобы понять, только ли твое присутствие вызывает к жизни мои чувства? Ну вот, я призналась тебе. И знаешь, мне стало легче. Теперь, ты на сто процентов можешь быть уверен в том, что я исполню нашу договоренность. И сделаю это не только потому, что мне дороги Амирра, Матео и бабушка... я сделаю это, потому что мне дорог ты. И вряд ли, рядом с собой я захочу увидеть кого-то другого.


В первый момент после её слов, душа Асамина воспарила высоко, наполненная странным чувством. Это было смесью радости и облегчения... и ещё чего-то, чему он пока не мог дать название. Но сможет ли он, с такой же легкостью признаться ей в ответ? Так ли она дорога ему? Или это всего лишь желание укротить её? Всего лишь...


Громкий стук в дверь, прервал их уединение. Наитриль опустила руки и отошла в сторону. Двери распахнулись, и в комнату, даже не дождавшись приглашения, вплыла его мать.


- Мама? - Асамин нахмурился, увидев, как его родительница впилась взглядом в Наитриль.- Зачем ты пришла?


- О, неужели мой сын, не рад моему визиту? - цезарнийка склонила голову, с пристрастием изучая чистокровную и не отрывая от неё своего взгляда.


- Я всегда рад тебя видеть. Но сейчас, ты не вовремя. Нужно было заранее предупредить меня о своем приходе.


Я тоже во все глаза смотрела на женщину, отдавшую приказ убить мою семью, и поражалась. Как же они похожи, мать и сын. Оба высокомерные, с одинаковыми холодными улыбками, только у Гардены, помимо этого, во взгляде была какая-то кровожадность.


- Я пришла посмотреть на чистокровную. Слухи не врут. Ты и правда... красива.


- Вы тоже ничего, - в моих глазах заплескался океан льда.


Смех цезарнийки резанул по моим нервам, заставив напрячься. Даже не зная её, и ни разу не сталкиваясь с ней, я ненавидела эту женщину. Ненавидела за то, что она сотворила. Ненавидела за боль испытанную моей бабушкой. А теперь, после встречи с ней, поняла, что ненависть только растет. Она рассматривала меня, и её взгляд напомнил мне глаза Харонитов. То же выражение, когда на тебя смотрят, и мечтают сожрать. Да только со мной, такое не пройдет, не из пугливых. Я с таким же пристрастием осмотрела её, не упуская ни одной детали.

Цезарнийка была темноволосой. Высокая, ни грамма лишнего жира, идеальная королевская осанка и очевидная любовь к богатству. На королеве было столько украшений, сколько не решится на себя нацепить ни одна нормальная женщина. Сверкающая диадема на высокой прическе, длинные тонкие руки унизанные перстнями, кольцами и браслетами, расшитый драгоценностями балахон, вопреки правилам, стянутый на талии широким поясом, и ещё больше подчеркивающий идеальные пропорции фигуры.


- Ты злишься на меня, девочка? - Гардена, прищелкнув языком, уселась в кресло.


- Нет. Злость не то чувство, которое я испытываю к вам. Меня сжигает ненависть. Если бы мы встретились за пределами дворца, там, где у вас не было бы столько защитников, и если бы я не была связана договором, который мой покойный батюшка заключил из большой любви, я без раскаяния убила бы вас.


После моих слов, интерес цезарнийки только прибавился.


- Да. Ты поистине дочь своих родителей, чистокровная! Но... неужели ты думаешь, что у тебя будет такой шанс? Нет. Его у тебя не будет никогда. Более того, тебе предстоит жить здесь и подчиняться мне и моему сыну. Обидно, правда?


- Подчиняться? - я криво ухмыльнулась, и мои волосы почернели, отражая всю мою ненависть. Стихия воздуха была идеальной для того, что я сделала в следующий момент. Это было нетрудно, учитывая мое состояние. Руки плавно поднялись вверх, и так же плавно завершили несколько движений. Круг вспыхнул белым, а лицо Гардены перекосило от ярости.

Асамин не успел. Как только он увидел, что я задумала, рванулся ко мне, но было уже поздно. Поток воздуха с силой двинулся в сторону королевы матери, и закружил мощным вихрем вокруг неё, сбивая в кучу ткань платья, и испортив идеальную прическу. Украшения зазвенели, и комнату наполнил, совсем не царственный вопль атакованной цезарнийки.


Асамин сначала замер от неожиданности, но когда увидел, что твориться с матерью, поспешил унять Наитриль. Он обхватил её, стараясь сжать сильнее, чтобы остановить её руки, которые методично усиливали стихию. И она успокоилась. Вздрогнула, вдохнула и выдохнула несколько раз, и прекратила атаку.

Ветер стих, оставив на полу лежащую королеву.

Гардена кашляла, пытаясь восстановить дыхание. После нападения, его мать выглядела не лучшим образом. Растрепанные волосы, с повисшей на них диадемой, сбившиеся в сторону платье, и размазанная по лицу косметика.


- Т-ты, заплатишь за это! Я уничтожу тебя, так же, как и твою глупую мамашу.


- А вот это, вряд ли. Вы ещё не знаете, как опасно бывает меня злить. Я - не влюбленный в вашу красоту отец, и не слаба - как моя мама, к которой вы подослали убийц ночью. Я чистокровная! И если вы посмеете хоть на шаг приблизиться ко мне, или кому-то из моих близких, я сама сожгу вас живьем. Сделаю то, на что вы обрекли мою мать. И никогда, слышите, никогда не стану подчиняться такой злобной ведьме, как вы. А если мне придется выйти замуж за вашего сына, то сошлю вас на планету к Харонитам. Думаю, у вас с ними много общего.

Высказав, что хотела, я стряхнула с себя руки Асамина и, наплевав на этикет, ушла.


Гардена была в ярости.


- Эта девка! Как она посмела?! Почему ты позволил ей?! Убей её! Убей эту малолетнюю гадину и забери её силы. Она нам не нужна. Только её сила, только то, чем она владеет. Убей, и выиграешь турнир!


- Мама, ты в своем уме? Что ты говоришь? Не вздумай причинить ей хоть какой-либо вред, поняла? - Асамин тяжелым взглядом смотрел на Гардену. - Я приставил к ней Клинков, так что можешь даже не предпринимать попыток.


- Что?! Ты позволишь этой девке унизить меня? Меня? Свою мать? Ты забыл, что это именно благодаря мне - ты имеешь свои способности. Это только благодаря мне - ты правишь Ихарионом. Это я сделала тебя тем, кто ты сейчас есть. Подумай, сын. Мы можем обставить все так, что никто и не узнает...


- Уходи, мама. У меня нет настроения, чтобы ссориться с тобой. Иди к себе, и приведи себя в порядок до начала турнира. Иначе, что подумают о тебе семьи Собора?


Гардена, злобно зыркнув глазами, ушла, оставив сына одного. Сегодня, её сын разочаровал её. Возможно ли, что он неспроста защищает чистокровную? Может, он влюбился в неё? Что делать, если он подчиниться ей в будущем? Что, если её и правда сошлют? Не-ет, она не для того старалась, чтобы её сын влюбился в эту девку. Ей нужна была только её чистокровная сила, а сама она должна умереть. Только так Гардена сохранит свою власть, и только так она сохранит влияние на сына.


* * *


- Турнир начинается! - громкий голос распорядителя, разнёсся над трибунами, и в ответ послышался радостный шум зрителей, собравшихся посмотреть на соревнования.


Площадка для боёв, была огорожена прозрачным колпаком, чтобы избавить сидящих на трибунах астаров от возможных травм. Народу собралось столько, что они напоминали мне волнующееся море. Ложи для особо важных персон, сияли яркими красками, и выглядели внушительно, даже издали. Посреди этого царства роскоши, предстояло сидеть и мне. Свет солнц слепил, по рядам носились разносчики с угощением, предлагая купить разнообразные сладости и атрибутику соревнований. Флаги Собора гордо реяли над площадью, трепеща на ветру, сворачиваясь, и снова распахиваясь на радость толпе. Участники турнира выстроились в колонну, и приветливо махали руками, вызывая сонм радостных криков. А я стояла, и ждала очереди, чтобы торжественно взойти на свое место, после того, как объявят мой выход.

Как только слова приветствия и представление участников завершилось, советник Ранур, исполняющий обязанности распорядителя от принимающей стороны, прервал гул толпы, призвав всех к тишине.


- Сегодня, для Астарна настали великие дни! Турнир определит сильнейшего! Победитель турнира не только получит бесценный дар - чистокровную, но и сможет побороться за звание Первого Верховного. Так пусть же победит сильнейший!- Он сделал эффектную паузу, и продолжил, - а сейчас, мы представляем вам жемчужину Ихариона! Чистокровную, в которой течет кровь королей! Девушку - обладающую даром четырех стихий! Наитриль ОзурХюрам, кровь Алауна, дочь Рамассу.

Советник Ранур воздел руки к небу, а после низко поклонился, пропуская меня вперед.

Я старалась идти осторожно, чтобы не пропали даром усилия портных. Одежда на мне сверкала и переливалась, отражая свет солнц. Верхнее платье белого цвета, с многочисленной вышивкой, тяжелыми складками спадало до пола, почти полностью скрывая нижнее - яркого алого цвета. Капюшон был широким, но он не прятал мои волосы и лицо, а был закреплен у лба драгоценной заколкой, с яркими красными камнями. По краю капюшона шёл сложный узор, расшитый блестящими красными нитями, а на талии покоилось несколько тонких красных лент, подчеркнувших мою фигуру. Запястья мне так же повязали лентами, только они были синими, символизирующими цвета моего рода.

Гордо распрямив спину, и задрав подбородок, я прошествовала к своему месту, под шквал приветственных выкриков и вздохов. Следом шла бабушка, царственно неся свою голову и строго смотря по сторонам, чтобы заранее отпугнуть особо любопытных. Но её вмешательство и не понадобилось бы, ведь рядом со мной шагали Клинки, облаченные в свои черные одежды, и лучше кого-либо показывающие окружающим мой теперешний статус и неприкосновенность.

Волосы мои распустили, оставив свободно сбегать по спине ярким фиолетовым водопадом. Дойдя, наконец, до своего места я грациозно села, насколько это было возможно в тех тяжелых одеждах, что были на мне. Клики встали за спиной, а бабуля заняла место чуть левее, но тоже рядом.

Площадь взорвалась криками, множество вспышек замелькало, в стремлении поймать миг, и запечатлеть выход одного из главных "призов". Опустив голову, я поморщилась. Как же меня бесит эта ситуация! С каким удовольствием я послала бы их всех подальше, и сбежала с этого "великого праздника".

После моего триумфального прохождения, на наши места, с трибун обратилась тысяча взглядов. Советники, их жены и дочери, сыновья, слуги - все глазели на меня, и мне хотелось спрятаться от их глаз.

Хуже стало только тогда, когда огромная проекция с моим изображением высветилась над площадью. На ней я стояла во весь рост, кроме всего прочего, рядышком светилась крупными буквами вся моя подноготная. Все! Вплоть до размера груди и бедер. И это так взбесило меня, что я готова была завыть от злости. Но, стиснув зубы, терпела и ждала, когда все мои женишки соизволят вдоволь налюбоваться.


А на площади, в это время, так же злился Асамин. Интересно, чья это была идея выставить все прелести Наитриль на всеобщее обозрение? Наверняка, это сделали по указке его матери. Чтоб её! Сугир стоял неподалеку от него, и нахально обсуждал с претендентами Собора фигуру чистокровной, сдабривая все это похабными шуточками, и бросая взгляды в сторону Верховного Ихариона. Рядом с Асамином стоял Кана, и как только правитель сделал шаг в сторону Первого Верховного, остановил его, тихонько шикнув и быстро приведя в чувство.

Асамин хоть и злился на капитана Клинков, но был благодарен за это своевременное вмешательство.

Вскоре, все шутки и разглагольствования стихли, и к колонне участников подошли судьи, с пластинками для жеребьевки. Каждый из участников занес свои данные на пластину, и жеребьевка началась. Пары распределились быстро. Асамину, в пару на первый бой, достался один из дружков Сугира. Этот астар был широкоплечим и натренированным. Полукровка, так же как и он сам, а значит, биться они будут без применения стихий. Длинные волосы соперника были заплетены в множество кос, и завязаны красной лентой. Видно, сынок одного из главных советников Зантара. Парень небрежно поигрывал плетью, и Асамин понял, что свой вид оружия тот уже выбрал. Короткая кожаная туника, с множеством молний, и свободные традиционные штаны, заправленные в высокие мягкие ботинки. По тому как он двигался, можно было без труда определить, что соперник не плох в бою.

Мягкая пружинистая походка, резкие, и в то же время плавные движения. А венцом к его общему виду была самоуверенная до безобразия улыбка. Асамин ухмыльнулся, бой будет интересным...

Кана тоже рассматривал своего соперника. Капитан клинков даже не сомневался в своей победе. С таким как он, связываться было опасно, и это знала половина присутствующих, а стоящий перед ним мужчина был давно ему знаком. Их положение было равным, их должности были похожи, их миссия была одинаковой.


- Давно не виделись, Абай, - Кана смерил соперника взглядом.


- Да, давно Кана. Ты всё так же слаб, как и при последней нашей встрече? - Абай стоял прямо с наглостью глядя на Кана, стараясь вывести капитана Ихарионских клинков из себя.


- Думаю, ты сильно удивишься, - Кана усмехнулся, - к тому же, в нашу последнюю встречу, тебе просто повезло.


- Да? А я думал, что в нашу последнюю встречу я достаточно надрал тебе зад.


- Ты ошибаешься, Абай, и сейчас я тебе докажу, что в нашу последнюю встречу, ты всего лишь поймал удачу за хвост. Как жаль, что сегодня, она будет на моей стороне.


Схватка началась внезапно. Звук гонга, усиленный эхом от купола звонко прозвучал, и участники вступили в бой.

Я, не отрываясь, смотрела на сражающихся бойцов, и оценивала шансы каждой пары. Мой взгляд быстро перемещался от одной сражающейся пары к другой, выискивая Асамина. Только, среди множества светлых голов сделать это было довольно трудно. Расстояние было большим, и из-за многочисленных участников, я пока не определила, с кем он бьется. Но так было только до момента, пока над куполом не засверкала проекция, работающая, словно большой экран аэто. и показывающая участников крупным планом. Вначале, среди сражающихся, мое внимание привлек мужчина в длинной синей тунике без рукавов. Чистокровный. Причем волосы не обычного цвета, а такие же, как и у меня - исключительные. Только его волосы, были не фиолетовыми, а синими. Яркого синего цвета. Он сражался, с одетым в белое противником. В руках у него сверкало странного вида оружие, больше похожее на палку. Присмотревшись, я обнаружила на конце этой длинной палки остро заточенное лезвие, оказалось, что оно там не одно. Лезвий было три и все были вставлены с трех сторон, и в конце концов, сходились в середине в острую пику. Орудовал он ей весьма и весьма неплохо, вращая с такой быстротой, что она пропадала из виду, образуя сплошное серое пятно над его головой или перед ним, когда он отражал удары соперника.


- Кто это? - я спросила одного из Клинков, и тот хмыкнул.


- Это Первый Верховный Астарна. Властитель Зантара - Сугир.


- Ясно. Зантар? Место где я родилась... Поразительно, у него синие волосы.


- На Зантаре, практически у всех чистокровных похожий оттенок волос. Там природа особенная...


- Понятно. А что у него за оружие?


- Это особый вид копья, называется шарх. В Зантаре этот вид оружия довольно популярен.


Клинок продолжал рассказывать, пустившись в объяснения техники боя и видов оружия Зантара. Я слушала, и во все глаза смотрела на Сугира. Симпатичный. Но Асамин намного интереснее. Внешность Первого Верховного была привлекательной, но он меня не впечатлил. Вот совсем ни капельки.

Будто сговорившись, окружающие заглядывали мне в лицо, пытаясь определить, какое впечатление произвел на меня властитель Зантара. А, пускай смотрят. Никакого особого впечатления он не произвел. Пусть знают.

Следующим, показали бой, за которым мне было наблюдать гораздо интереснее, потому что я узнала сражающегося.


- Кана?! - мой удивленный вскрик привлек внимание Клинков. Парни подобрались, и с не меньшим интересом, и даже с подбадривающими выкриками следили за боем своего капитана. А я думала только о том, как же это Кана решился участвовать в турнире. Это что же, он тоже решил бороться за пост Первого Верховного? Ничего себе... Хотя, о чем это я? Он же Высший, наверняка тоже рвется к власти. Для меня это открытие было не очень приятным.

Но сражение стоило того, чтобы на него посмотреть. По словам Клинков, его противником был извечный соперник Кана, тоже капитан подобного отряда только из Фаранты, третьей страны Собора. Судя по оружию, его противник был отличным мечником. Они яростно дрались, беспощадно наступая друг на друга. Жаль, что проекция не передавала звук, но техника боя была великолепной. Даже трибуны стихли. Все, затаив дыхание, следили за ходом этого поединка. Последняя атака Кана прошла успешно, и его соперник был ранен в плечо. Кровь закапала на землю, быстро впитываясь в неё, и бесследно исчезая, как по волшебству.

Кана ухмыльнулся, и плавно двинулся вокруг соперника, выбирая подходящий момент, чтобы напасть. Раненый в плечо уроженец Фаранты, не собирался сдаваться, и, сжимая зубы, пытался защищаться одной рукой. Удары сыпались на его здоровую руку один за другим, и уже через несколько минут он покачнулся и упал на одно колено, взбив легкое облако пыли. Взмах меча, и я подумала, что сейчас голова капитана из Фаранты покатится с плеч, но картинка резко сменилась. Разочарованный стон Клинков, немного повеселил меня.

Ещё череда поединков, среди претендентов быстро пролетела перед глазами. Трибуны долго хохотали над малышом Пулопусом, который, подобрав щегольские одежды, лихо удирал от своего соперника, подпрыгивая и нарезая зигзаги по всему полю. Мне даже стало жаль юношу , которому достался такой "боец" в пару. И только когда я увидела в изображении проекции лицо Асамина, поняла, что все это время сгорала от нетерпения ожидая его бой. Мои глаза неотрывно следили, за взвивающейся плетью и гибким телом Верховного Ихариона, который выделывал в воздухе немыслимые кульбиты, искусно уворачиваясь от неё.

Я подалась вперед, не желая пропустить ни минуты поединка. Клинки синхронно замолчали, словно безмолвные статуи, стоя в напряжении позади меня. Я смотрела и поражалась, неужели это именно тот мужчина, который с такой легкостью проиграл мне в первый день нашего знакомства? Не могу поверить. Хлёсткая плеть взвилась, и с силой вонзилась в его бок, но ни один мускул не дрогнул на его лице. Несколько резких поворотов, и его соперник остался ни с чем. Снова взмах, хвост плети летит, и замирает, зажатый в сильном кулаке. Усмешка. Хищный взгляд, и кулак с силой тянет её на себя, вырывая из рук соперника, и отбрасывая прочь. А дальше... прыжок вперед, и схватка, в которой решающим аргументом были только кулаки и выносливость обоих бойцов. Удары ног и рук, такие быстрые, резкие, заставляющие тело работать на максимуме возможностей. Вот его нога, описывая полукруг, врезается в лицо воина в с красными лентами, и тот падает, отлетев на несколько метров. Но тут же поднимается, и снова рвется в бой. Отточенные удары, блоки, снова удары, кровь на лицах и наверняка, разбитые костяшки пальцев на руках. Немыслимые движения, прыжки, снова удары. Снова и снова...

Я устала ждать. Устала унимать внутреннюю дрожь из-за страха за него. Ещё немного, и последний удар кулака валит соперника на землю. Тот пытается подняться, встав сначала на колени, и попытавшись опереться руками, но тут же снова падает опрокинутый ударом ноги. И все. Бой окончен. Он победил. Я облегченно выдохнула и зажмурилась, прогоняя из тела противное ощущение беспомощности, и разжимая сжатые в замок руки. Пальцы побелели от напряжения, и их слегка покалывало.

Клинки усмехнулись, а с трибун послышался свист. Он поднял руки в жесте победителя, и улыбнулся той самой улыбкой, от которой по моему телу всегда двигался строй мурашек.

Я повернула голову в сторону, и наткнулась на полный язвительности и невысказанной злобы взгляд Гардены. Мать Асамина смотрела на меня с издевкой, как будто поняла, что я сейчас чувствую. Усмехнулась, в точности как сын, и брезгливо отвернулась, властно махнув рукой .

Я вцепилась в подлокотники кресла, на котором сидела, и прикрыла глаза, стараясь справиться с охватившими меня эмоциями.


Участников турнира осталась ровно половина, из тех, что пришли за победой. И следующий день обещал быть ещё более напряженным, потому что остались сильные. Те, кто выдержал первую схватку и вышел из неё победителем.

Распорядитель объявил окончание первого дня, и астары потянулись с трибун, увлекаемые задорными звуками музыки и ярмарочными палатками, расставленными за пределами арены. Один из клинков подал мне руку, и я оперевшись на неё, встала, в стремлении поскорее покинуть это место. Я спешила к Асамину. Безумно хотела сама убедиться, что Верховный не пострадал.

Чинный шаг на виду у всех,позже, сменился почти на бег, по пустому коридору к покоям Асамина. По пути мне попались лишь несколько советников, и члены Собора из Зантара, но я не остановилась. Улыбка на лице Первого Верховного померкла, как только я промчалась мимо, не обратив на него ровным счетом никакого внимания. Нахмурился. Я видела это. Плевать!


Двери покоев отворила быстро, вернее, их отворили Клинки, и тут же закрыли за мной, встав в центре, и надежно охраняя наше уединение.


- Как ты? - мой взгляд уперся в сидящего на кровати мужчину. Его пепельные волосы свесились на лоб. Он разглядывал красные полосы на своем теле оставленные плеткой . Удивленно подняв взгляд на меня, Асамин скривился в улыбке.


- Нормально, - алые глаза скользнули по мне, внимательно осмотрев с ног до головы.


Я подошла ближе, и присела рядом, протянув руку и коснувшись одной из отметин. Красная вспухшая полоса пересекала мышцы живота, обвиваясь вокруг ребер.


- Сильно болит? - мои прохладные пальцы потрогали теплую кожу.


- Терпимо, - он так и сидел, пристально наблюдая за мной и не делая попытки убрать мою руку.

Я слегка склонилась, и подула на след от плети, снова скользнув по ней рукой. И тогда он вздрогнул, обхватил мои пальцы свой горячей ладонью, и сжал.


- Не делай так больше.


- Почему?


- Я мужчина, Наитриль, я могу принять это за приглашение. И вообще, что-то ты стала слишком мягкой. Куда подевался твой строптивый нрав?


Я грустно улыбнулась, и сделала то, о чем мечтала с момента нашего первого поцелуя - прижалась губами к сильной шее. Он снова вздрогнул, вдохнул сквозь стиснутые зубы, и осторожно отстранил от себя.


- Уходи, Наитриль. Уходи, пока мы не натворили что-то, о чем оба после пожалеем.


- Я не могу. Не хочу уходить, - пальцы снова погладили его живот, и двинулись к лицу. Я и сама не понимала, что со мной твориться, но руки словно действовали против воли. И даже то, что разумом я осознавала, что иду по скользкой дорожке, играю с огнём, не помогало. Тело не желало подчиняться, упрямо игнорируя все попытки отстранится. Оно сопротивлялось, в стремлении ощутить рядом сильное плечо, вдохнуть - уже ставший таким знакомым, запах.


- Сумасшедшая... - тихий шёпот, и он откликнулся на мой безмолвный зов. Руки сжали мое тело, и я ощутила умопомрачительный поцелуй. Такой, что просто а-ах. Нежный, и в то же время, пьянящий. Наполненный до краёв - настоящей мужской силой и твердостью.

Мы снова целовались, отбросив в сторону все преграды и недоверие. Забыв о том, что этого делать нельзя, и упиваясь этим моментом. Плевать на женихов! Плевать на Первого Верховного, и плевать на Гардену с её ехидным взглядом. Только он и только я...

В дверь поскреблись, и я со стоном оторвалась от Асамина, уткнувшись в его шею.


- Кто там? - Верховный повернулся, и погладил меня по волосам, не собираясь выпускать из объятий.


- Г-господин, это Вузил. Прошу вас, откройте. Господин Первый Верховный пожаловали.


Асамин чертыхнулся и отпустил меня, сделав знак, и заставив спрятаться в углу кровати, а после, быстро задернул тяжелый балдахин. Как только он отошёл, двери распахнулись, и в комнату ввалился Сугир.

Я сидела тихо, опасаясь пошевелиться, чтобы ненароком не выдать своё присутствие.


- Что же ты не приглашаешь меня присесть, Асамин? - Сугир оглядывался по сторонам, будто искал что-то.


- Я тебя не звал, Сугир. Зачем пришёл? - Асамин встал так, чтобы преградить Первому Верховному путь к своему ложу.


- Хм, у меня к тебе небольшая личная просьба. Говорят, твоя незаконнорожденная сестра, настоящая красавица... а мне сегодня одиноко. Ты не мог бы прислать её ко мне, чтобы скрасить моё одиночество?


Я обмерла, отказываясь верить собственным ушам. Так я и думала, этот гад, ещё похлеще Асамина будет. Совсем они здесь обнаглели, женщин ни в грош не ставят. Я сжала руку в кулак, мечтая хорошенько врезать по наглой роже Первого. Интересно, что ответит Асамин. Я боялась. Зная его отношение к Амирре, я испугалась, как бы он не согласился.


- Нет, - твердый ответ Верховного Ихариона, заставил меня облегченно выдохнуть.


- Почему? - Сугир не желал сдаваться, нетерпеливо пристукивая носком своего сапога.


- Потому, что теперь она не принадлежит мне. Она свободна. Чистокровная заплатила мне за её свободу.


- Вот как? - Сугир ухмыльнулся, и вперил взгляд в кровать, словно стараясь увидеть меня сквозь занавеси балдахина, - тогда... отдай мне ту, что сидит сейчас в твоей постели.


- Сходи в цезарнийский дом нежности. Там прекрасные девушки и ... юноши тоже. Я слышал, что у тебя к ним особенная любовь...


Я прыснула в кулак, мысленно аплодируя Асамину. Но с Первым Верховным шутить было опасно.


- Теперь... я совершенно точно, желаю ту, что согревает твою постель. Я глава Собора, а твоя обязанность подчиняться, - Сугир шагнул к кровати, и я приготовилась к скандалу.


- Да, ты глава Собора... но ты не весь Собор. Кроме тебя, в нём есть ещё Верховные и Высшие... и, если они поддержат твою просьбу, я с удовольствием её исполню. А если нет...


Асамин легко преградил ему путь, сложив руки на груди.


- Ну что же... о твоём гостеприимстве мы непременно поговорим на следующей встрече Собора. Придётся мне, и правда посетить дом нежности. Нужно сбросить напряжение. Составишь мне компанию?


- Хорошо. Я составлю тебе компанию. А теперь, прошу меня простить, но я немного занят.


- Вижу...


Взгляд Сугира скользнул по обнаженному торсу Асамина, и что-то промелькнуло в нём такое, от чего Асамину захотелось тотчас же помчаться в купальню, и смыть с себя этот липкий ,масляный взгляд, принёсший ощущение гадливости.


Первый Верховный ушёл, а я выбралась наружу, отодвинув плотную ткань. Асамин стоял, задумчиво глядя на дверь, но тут же повернулся, и нахмурился.


- Иди к себе, и постарайся не выходить за пределы Валсорского двора. Он хоть и сволочь, но напрямую не полезет. Слишком опасается за свой высокий пост.

Но меня волновало вовсе не то, что Сугир захочет меня. Гораздо сильнее, меня волновало другое... то, Верховный Ихариона собрался в дом нежности, вместе с этим выскочкой из Зантара.


- А... ты и правда, собрался в дом нежности? - я схватила Асамина за руку, в надежде услышать отрицательный ответ.


- Да. А что? У тебя с этим проблемы? - Верховный усмехнулся, и мне стало трудно выдерживать его тяжёлый взгляд.


- Нет. Что ты... никаких проблем! - я фыркнула, и раздражённо отвернулась. Отпустив его руку, я поспешила уйти бросив напоследок, - Можешь вообще оттуда не выходить. Пусть тебя там до смерти залюбят!


Дверь хлопнула, и он остался один. Асамин покачал головой. Забавная. Ревнует, что ли? Вообще-то ему совсем не хотелось идти на поводу у Первого, но это был единственный способ на время избавить Наитриль от его пристального внимания. Потому что Сугир не был дураком, и прекрасно понял, кто находился в его комнате.


А я сердито шла по коридорам, волоча за собой ткань платья, и негодуя на Асамина и всех мужчин в целом. Ну что за похотливый козёл! Вздохнув, я остановилась у бассейна с гадами. Противные рыбы плавали, извиваясь своими скользкими телами, и мое мерзкое настроение только ухудшилось. Да уж, последнее о чём я могла подумать, это то, что возжелаю местного мужика. Дура! Ещё эта ревность... бесит! Плохое настроение выместить было не на ком, и я решила погонять противных рыбёшек. Засучив рукава своего наряда, я пустила стихийную волну, затем ещё и ещё, вскоре гады улепётывали с одного края бассейна на другой, а в самом бассейне бушевало сильное течение. И вроде бы я никогда не издевалась над слабыми существами, а тут понесло... Брызги летели во все стороны, и мне стало смешно. Я ухохатывалась, и не заметила, как ко мне подошёл Кана. Капитан Клинков усмехнулся, глядя на творящееся безобразие.


- Развлекаешься? - Кана посмотрел на воду, где тараща глаза и сбившись в кучу, плавали несчастные создания.


Я оглянулась, улыбка померкла, и запал прошёл.


- Зачем ты здесь? - мой голос был не слишком приветлив.


Капитан нахмурился, но тут же скрыв замешательство, улыбнулся.


- Ты мне не рада?


- Нет. Сейчас, я хотела бы остаться одна, - возобновив движение, в сторону Валсорского двора, я оглянулась через плечо, с удивлением понимая, что Кана следует за мной.


- Асамин попросил проводить тебя. Слишком много желающих познакомиться с тобой поближе...


- Ясно. Ну, провожай. Мне всё равно.


В полном молчании мы двигались по коридорам. Проводив меня до входа во двор четырёх стихий, Кана, хмыкнув на прощание и отвесив мне шутливый поклон, ушёл, а я потопала в комнату. Как только оказалась перед знакомой дверью, остановилась в нерешительности.

Что же делать? Как поступить? Как? Заявиться в дом нежности, как это сделал он? Или оставить всё как есть? А ведь завтра второй день турнира. Как он будет сражаться, если проведёт эту ночь за выпивкой и с женщинами? Глупец! Постояв ещё немного, я открыла двери и вошла. Оказывается, в комнате меня уже ждала бабушка, беспокойно заламывая руки. Увидев меня, она облегчённо выдохнула.


- Где ты была, Наи? Я чуть с ума не сошла от беспокойства.


- Я была у Асамина, мой ответ заставил Фачири нахмуриться.


- Так нельзя, Наитриль. Приходил советник Ранур. Предупредил меня, чтобы следила за тобой и не позволяла приближаться к Асамину. Это против правил, Наи. Если Первый Верховный и Собор узнают о твоих предпочтениях и походах к нему...будет скандал. И в первую очередь пострадает сам Асамин.


- Я знаю, бабушка. Только...это вовсе не простое желание. Мне кажется, я чувствую к нему нечто большее, чем просто страсть. Это странно, но я переживаю за него.


Бабушка вздохнула, и отвернулась от меня. Задумавшись, Фачири будто смотрела сквозь пространство.


- Знаешь, с твоим отцом творилось нечто похожее. Он с первого взгляда влюбился в Гардену. Влюбился так, что наплевал даже на свою семью. Презрел все устои и законы ...хотя, если бы не эта его любовь, я никогда не узнала бы Амирру. Несмотря на такую жестокую мать, девочка чиста и прекрасна душой.


- Кстати, бабушка. Как там Амирра с Матео? Мне стыдно признаться, но я забыла обо всём на свете, когда пришла к Асамину. Я даже не спросила его о сестре.


Я чувствовала себя виноватой. Мало того, что сжигаю себя ревностью, так ещё и чувство вины... похоже, я не доживу до завтрашнего утра. Убью сама себя душевными муками. Потерев виски, я прошла кровати и забралась на неё. Я не пойду за ним. Пусть делает то, что хочет. В конце концов, кто я такая, чтобы ставить ему условия? Никто.


На второй день турнира я пришла с опозданием. На меня смотрели с неодобрением , а мне было всё равно. Думайте, что хотите!

Снова были бои, снова я переживала и вглядывалась в экран проекции, в надежде поймать знакомый образ,и снова облегчённо вздыхала, глядя на победителей. Кроме обычного отбора в этот день была ещё и командная битва. Оставшихся бойцов разбили на две части и устроили групповой контактный поединок, где победившая группа получит прямой "билет" в финал.

Это было странно. Куча мужчин, дерущихся, словно в последний раз. Улюлюкающая толпа, крики, визг и свист зрителей, и одобрительные, высокомерные кивки членов семей высокопоставленных чиновников и Собора.

И напротив, семьи тех, кто проигрывал, едва сдерживали слёзы, глядя на то, как калечат их детей, как их кровь падает на землю Астарна. Печальное зрелище. Этот бой потерял для меня всякую привлекательность. Слишком сильно было моё отвращение к увиденному. В этом бою никто не заботился о чести, на одного могли напасть сразу втроём или и того больше. Ужасно. Словно стая голодных хищников. А когда бой был закончен, то в команде победителей я увидела Асамина, Сугира, и ещё несколько незнакомых мне мужчин.

А Кана? Это значило только то, что капитану Клинков не повезло, и он попал в команду проигравших. Я скользила взглядом по арене, пытаясь увидеть среди груды стонущих тел - Кана. И только когда несколько Клинков подняли его на носилки, охнула. От крови, лица капитана даже не было видно. Интересно, кто это его так? В этой толпе, было даже не понятно, кто кого бил. По судорожным сжатиям кулаков моих, уже постоянных, охранников, я поняла, что дело плохо. Если капитан, лежит на носилках без движения, наверное, он без сознания. Один из клинков, ловко управляя носилками с помощью пульта, быстро вывел их с арены, а второй, отправился в другую сторону. Вскоре, их примеру последовали остальные. Раненых забирали, аккуратно устраивая на летающих носилках, и вывозили в лазарет. Оказывается, Кана увезли туда же. Как только Высшие и Верховные засобирались прочь, мы с Клинками поспешили в лазарет, чтобы узнать в каком состоянии находится Кана.

Как только прибыли на место, с удивлением увидели там Асамина. Верховный сидел в больничном коридоре,устало опустив голову. Одежда на нём была порвана и в крови, волосы в беспорядке, а в глазах застыло беспокойство.

Увидев меня с Клинками, он на мгновение нахмурился, но после расслабился. Откинувшись на стену, Асамин внимательно следил за нашим приближением.


- Что с капитаном? - один из Клинков вежливо спросил, как только отвесил церемониальный поклон. Асамин не спешил отвечать, на секунду отвернувшись и слегка прочистив горло, и всё же ответил.


- Он в порядке. Через пару дней ухода будет как новенький.


- Можно к нему?- я задала вопрос, и взглянула на плотно запертые двери.


- Конечно. Как только выйдет сестра, мы войдём.


Почти сразу, дверь открылась, и в коридор вышла девушка в длинном балахоне серого цвета. Её платье, было без каких либо украшений, абсолютно закрытое. Клинки взглянули на неё с таким одобрением, что я невольно хмыкнула. А вот Асамину было не до девушки, он быстро скользнул в палату. Я вошла следом, а Клинки чуть позже.


Кана лежал на высокой кровати. Его голова и торс, были почти полностью перемотаны бинтами. Чуть высокая подушка, приподнимала голову и, хорошо было видно каким бледным стало лицо капитана Клинков. Несмотря на развитые системы восстановления тела, использовали их крайне редко, и только при сильной угрозе жизни, либо при повреждениях вызывающих болевой шок. Я вдруг некстати вспомнила, как в одном из сражений с Харонитами, в замыкающий корабль попал сильный импульс. Выживших почти не осталось. Тогда, у одного из солдат была оторвана нога. Кровь хлестала, унося жизнь молодого парня, но один из медиков догадался применить устройство восстановления. И хоть ногу было не вернуть, по крайней мере, страшная рана заросла, и кровотечение прекратилось.

Глядя на обилие бинтов, на теле Кана, я вдруг подумала, что лучше бы и ему сделали восстановление. Потому что такой Кана, вызывал чувство жалости. Ни к лицу была капитану Клинков такая слабость.

Когда он открыл глаза, Асамин подошёл ближе.


- Как ты, друг? - Верховный был серьёзен. Интересно, куда же подевалась эта его знаменитая холодная улыбочка.


- Жить буду, - Кана попытался усмехнуться, но закашлялся, и поморщился от боли.


- Помолчи, - я дотронулась до руки капитана, - я не понимаю, к чему все эти жертвы? Если бы это было хотя бы что-то весомое... а тут... Ради чего?!


- Ради тебя, - тихий ответ Кана, расстроил меня ещё больше. Асамин снова ощутимо напрягся, а Клинки, не сговариваясь, смотрели по сторонам.


- Это глупо. Самая идиотская причина, ради которой не стоило калечить собственное тело. Я не столько хороша, поверь мне. К тому же, это глупо, потому что...


Рука Асамина зажала мне рот. Я удивленно вскинула глаза, и столкнулась с его тяжёлым взглядом. Ну вот, опять. В чём на этот раз я не права? Видя вопрос в моём взгляде, Верховный пожал плечами и отпустил.


- Иди к себе, - да он издевается? Я только и делаю, что сижу в Валсорском дворе, сколько можно? Пока я раздумывала, как бы посильнее двинуть этому красноглазому, он сделала совсем уж странную вещь. Извинился. Извинился перед Кана.


- Прости, друг.


- Да ничего... это честь для меня, сражаться с таким сильным соперником. Ничего, что я проиграл. По крайней мере, мы хотя бы дрались честно, в отличие от остальных.


И вот тут я кое-что поняла...


- Так это ты его так?!


От моего крика, Асамин сморщился.


- Ты ещё здесь ? - холодный взгляд в сторону Клинков, и равнодушное - Увести, живо!


И вот пока возмущённую меня Клинки выводили под белые рученьки прочь, краем уха я услышала, как Асамин сказал Кана, что сейчас придут его родители, и моё присутствие будет лишним.

Окончательно успокоившись, я пошла к себе. По пути из лазарета, мне действительно встретились: важный мужчина, с сердитым выражением на аристократичном лице, и скромно семенящая рядом, невысокая женщина. Посмотрев на меня словно на мешок с золотом, чиновник и его жена прошли мимо.


Клинки молчали всю дорогу, не решаясь заговорить со мной, а я думала, что сегодня вечером всё же устрою этому тирану разнос. Приду к нему, и выскажу всё что накипело. А если узнают? Но внутренний голос уже шептал: никто не узнает... если сделать это ночью, то никто не узнает. Вдохновлённая предстоящей схваткой с Верховным, я весь вечер провела в раздумьях что и как я ему скажу.



Ночь наступила слишком быстро. Просто пришла, покрыв землю темным покрывалом, и не оставив мне больше ни минуты сомнений. Натянув неприметный серый балахон, который я не глядя вытащила из шкафа , я вышла за дверь своей спальни. Встретив изумлённые взгляды Клинков, быстро объяснила им чего я хочу. Услышав, куда я собралась, парни безмолвно последовали за мной, не решаясь высказать и слова протеста.

Путь в главный дворец мы проделали в полном молчании. Когда раздавались шаги, Клинки прикрывали меня собой, стараясь спрятать за собственными телами, чтобы избежать ненужного любопытства слуг, бродящих по дворцу даже ночью.

Перед уже знакомой мне дверью, стояли ещё двое, выпрямив спины и тараща на нас свои красные глаза. Но и они - просто отступили, открывая мне дверь, и закрывая её за мной с тихим шорохом. Понимающая улыбка на лицах моих охранников, раздражала. Но я проглотила раздражение, и сделала шаг к постели Асамина.

Он спал на своей кровати, небрежно раскинув руки . Волосы свесились на глаза, почти наполовину закрыв его лицо. Расслабленное тело, обвила тонкая белая простыня, ещё сильнее подчёркивая сильные ноги и гладкий торс. Красивый! У-ух, и что я тут делаю? Пока он в таком виде, говорить я точно не смогу. Уже сейчас мысли путаются.

Шаг. Ещё шаг. Приблизившись вплотную, я протянула руку, чтобы разбудить Верховного, но не учла одного. Он уже не спал. Просто лежал с закрытыми глазами и ждал, когда я подойду.


Асамина разбудил шорох. Когда глаза выхватили хрупкую фигуру в балахоне, входящую в двери его спальни, он хотел вскочить и задать ей трёпку, но почти сразу передумал, и решил посмотреть, что станет делать чистокровная. Она довольно долго разглядывала его, вздыхая, и всё не решаясь подойти. Глупышка даже не подозревала, что её балахон кажется почти прозрачным. Девушка стояла напротив горящего камина и силуэт её стройного тела, был отчётливо виден сквозь ткань платья. Асамин ждал. Ждал чего? Он и сам не знал, чего ему хочется больше. Отругать её или опрокинуть на свою кровать и любить до утра. Прикрыв глаза так, чтобы девушка ничего не заметила, он стал ждать дальнейшего развития событий. Когда Наитриль подошла, откинув с головы капюшон, Асамин открыл глаза.


Его руки так быстро схватили меня, что я и пискнуть не успела, как оказалась лежащей под ним, распластанной на кровати, и прижатой к матрасу, горячим мужским телом.


- Я знал, что ты безголовая, но чтобы настолько...


Тихий шёпот, горящие красные глаза скользили взглядом по моему лицу, отмечая шумное дыхание и полураскрытые губы. Вдох, выдох, ещё вдох, и с тихим стоном Асамин прижался к моим губам, заставив остатки здравого смысла выветриться из головы, вместе с мыслями о разговоре. Слова? К чему слова, когда ты таешь от поцелуев. Зачем гнев, когда сердце разрывается от нежности, а тело ломит от сдерживаемой страсти. А может, я надеялась именно на это, когда шла к нему ночью, отринув всякие мысли о запретах.


- Я тебя предупреждал, Наи...


А после, была самая прекрасная ночь в моей жизни, где его страстный шёпот обволакивал, словно сладкая патока, заставляя кровь нестись по венам в бешеном потоке. Жар, оставляющий сладкую негу на губах и теле, и ласки. Умопомрачительные, горячие, вышибающие дух, заставляющие дрожать в предвкушении экстаза.

Асамин заставлял меня взлететь к небесам, окунаясь в нежность, и падая, разбиваться на осколки от наслаждения. То жесткий, словно темный ангел, то мягкий и нежный, словно теплый солнечный луч.

Эта ночь открыла мне глаза на многое. Наконец-то, я больше не сомневалась в том, что я чувствую к этому мужчине. Любовь. Да. Вот так просто и без прикрас. Глупая, сжигающая душу любовь. Любовь, творящая со мной странные вещи, заставляющая моё тело гореть в огне его прикосновений и дарить в ответ всё то, что так долго не было отдано никому.

После бурной ночи я так и не сомкнула глаз. Тихонько приподнявшись, и опасаясь потревожить сон Асамина, я встала с постели и оделась. Бросила последний взгляд на его лицо, улыбнулась, глядя каким он был расслабленным и милым,больше похожим на мальчишку, чем на грозного правителя. Я ушла тихо.

Отвела взгляд от Клинков, которые ухмыльнулись, глядя на мой помятый вид, зацепившись взглядом за припухлые губы, искусанные в порыве ночной страсти. Сегодня последний день турнира, нужно переодеться и приготовиться самой. Задумавшись, я шла сопровождаемая охраной и ни я, и ни они так и не заметили, одинокой фигуры, пристально наблюдающей за нами из темного угла. Глаза свидетеля полыхнули торжеством, и он скрылся так же незаметно, как и появился.






Глава 6



Вузил пришёл к повелителю рано утром, и застал Верховного с улыбкой до ушей. Быстро скосив глаза на своего господина, слуга несколько раз моргнул, чтобы проверить, не привиделась ли ему эта радостная и теплая улыбка? А когда понял, что не привиделась, застыл с открытым ртом. Старый слуга с детства не видел на его лице подобного выражения. Чудеса! Помогая одеваться Асамину, Вузил как завороженный смотрел на Верховного, желая сохранить в памяти такой редкий момент. Ну а когда, ко всему прочему, Асамин принялся насвистывать веселенький мотивчик, Вузил подумал, что его господина подменили. Подозрительно сощурившись, он проводил Верховного до выхода, и задумчиво покачал головой.


- И чего только не бывает...мда...

Покряхтывая, старик отправился убирать постель.


Пока Асамин пребывал в прекрасном расположении духа, я собиралась, готовясь к бою. Сегодня, я буду защищать свою свободу - если победит Сугир, и притворяться что защищаю - если победу одержит Асамин. Задачка та ещё, особенно учитывая то, что проигрывать я не люблю. Натянув свою боевую форму, я застегнула широкий пояс, зашнуровала ботинки, и выпрямилась во весь рост. Ну что же, пора...


Турнирный распорядитель снова вещал с трибуны, призывая сильнейших сражаться честно, и напутствуя их на схватку.

Я шла в сопровождении Клинков, и слышала гомон перешёптывания за своей спиной. Конечно, а как иначе, если для разряженной в балахоны элиты, я выглядела неподобающе. Хмыкнув, я невозмутимо шла, не обращая на них ровным счетом никакого внимания, и гордо несла свою маленькую голову мимо насупленных и перекошенных возмущением лиц.

Советник Ранур неодобрительно сощурился, глядя на мой внешний вид, но послушно зачитал указ Верховного, о моём собственном желании защищать свой выбор. Толпа дружно ахнула, и гомон стал громче. Я скользнула взглядом по оставшимся участникам, безошибочно нашла гордую светлую голову, и улыбнулась, впервые за это утро.

Интересно, как он? Думает ли обо мне?


Но время на размышления вышло. Звук гонга прозвучал, и турнир начался.

Они вышли на поле боя все сразу, сражаясь до изнеможения. Это был их последний шанс...

Дюжина астаров. Дюжина самых сильных!

Я видела, как они один за другим падали, оставляя перед собой всё меньше и меньше соперников.

Клинки одобрительно комментировали, а я сидела, смотря на проекцию и каждый раз облегчённо вздыхала, когда видела Асамина. Даже если он не победит, я сделаю всё, чтобы остаться свободной.

Бабушка, неподалёку от меня, увлеченно беседовала с Рануром. Похоже, эти двое прекрасно спелись. Хотя, о чем это я? Они знакомы с детства. Видимо, советник увлёкся комплиментами, потому что бабуля мило краснела, отмахиваясь от него руками, и смеялась.

Этим утром, мысли роились в моей голове подобно пчёлам, и очнулась я только тогда, когда на арене осталось только трое астаров.

Интересный итог, хотя и вполне ожидаемый. Среди этой троицы были Асамин, Сугир, и ещё один экземпляр. Слишком мускулистый, слишком огромный, с заветренным лицом и длинными черными волосами. Ещё один чистокровный? Уму непостижимо! Если их тут так много, неужели среди них не нашлось ни одной женщины? Зачем было тащить меня на Астарн? Ах да, договор... Будь он неладен! Но если бы я не попала сюда, то никогда бы не встретила Асамина. Забавно, успокаиваю сама себя. И всё же...

Снова перевела взгляд на бойцов, отметила, что каждый из них порядком устал. Проекция отображала их сосредоточенные лица, сжатые в кулаки руки, тяжело вздымающуюся грудь. Но мой взгляд приковывал лишь один из них. Верховный Иариона. Мой Асамин. Волосы его слиплись от пота, туника на груди намокла, приглядевшись, я увидела то, что повергло меня в ужас. Он был ранен. На его животе отчетливо было видно пятно крови. Интересно, серьёзно ли?

Снова этот звук, заставивший вздрогнуть и внутренне собраться. Началось...


Асамин тяжело дышал, всматриваясь в лица соперников. В том, что атаковать будут оба, он даже не сомневался. Ещё этот громила из Химара... серьёзный соперник. И как назло, чистокровный.

Сугир усмехнулся. Он видел, что Верховный Ихариона ранен и долго не протянет. Вначале, он объединит силы с Высшим из Химара, вдвоём они избавятся от Асамина, а затем, уберёт и самого химарца с дороги. И все. Дело сделано! Наметив план действий, он поймал понимающий взгляд черноволосого астара, и, размяв плечи, плавно пошёл вперёд.

Асамин усмехнулся, всё как он и предполагал. Эти двое захотят в первую очередь избавиться от него. Рана на животе саднила, сейчас, по их мнению, он слаб. Приняв боевую стойку, Асамин приготовился защищаться. В руках сверкнули два изогнутых кинжала, и понеслась...

Сугир напал первым, и пока Асамин отбивал его атаку, выставив блок и ударив Первого ногой, химарец быстро переместился к нему за спину. Забыв обо всём, Асамин сосредоточился на схватке. Удары сыпались один за другим, сразу с двух сторон и ему приходилось уворачиваться, напрягая зрение, чтобы не попасть под удар оружия соперников.

Взмах меча, и остриё скользнуло в опасной близости от его шеи... Асамин сделал бросок в сторону, и сальто назад, оказавшись за спиной химарца, он со всей силы двинул тому ногой в спину. Черноволосый астар грузно свалился на землю. Послышалось бряцание, и Аасамин понял, что на сопернике доспехи. Если на нём доспехи, значит у него самого, преимущество только в скорости. Пока соперник тяжело поднимался, Верховный отражал выпады Сугира.

Властитель Зантара, словно сошёл с ума, осыпая его ударами с такой бешеной скоростью, что у Асамина заболели глаза от напряжения. Пока, ему удавалось блокировать их и наносить свои собственные. И всё же, один удар он пропустил.

Кулак Сугира впечатался в его живот, вышибив дух, и заставив его тело пролететь несколько метров. Стараясь вернуть себе нормальное дыхание, Асамин поднялся. Бок заболел ещё сильнее, перед глазами поплыл туман, от застилающего его лоб пота. А они стремительно приближались. Верховный выпрямился, забыв о боли и в очередной раз отодвинув её на границу сознания. Во рту был привкус его собственной крови, но не было времени даже перевести дух.

Снова атака, и его руки автоматически выдают череду ударов, клинки зажаты так, что костяшки побелели. Быстро работая руками, Асамин увидел, что ему удалось задеть химарца. Более неповоротливый, из-за доспехов, он пропустил несколько ударов, и кинжал Асамина вспорол его тунику, порезав спрятанные под ней кожаные доспехи. Тяжёлый доспех повис на тонком плечевом ремне, натянув ткань туники, и химарец зарычал от злобы. Теперь, двигаться ему стало неудобно, мешала оттопыривающаяся от доспехов туника. И Асамин воспользовался этим, рванув к сопернику. Сугир попытался остановить его, дав химарцу возможность скинуть сковывающую его одежду, но Асамин просто перепрыгнул через него, использовав Первого Верховного, как трамплин, и хорошенько толкнув его напоследок .

Вот он, неповоротливый химарец, пытается справиться с одеждой. Приземлившись прямо перед ним, Асамин врезал ему в лицо и из носа черноволосого - хлынула кровь. Голова химарца откинулась от удара, но он всё ещё стоял на ногах, пытаясь сфокусироваться. Но не успел. Несколько точных ударов и один из соперников упал, уплывая в черноту. Асамин не успел повернуться, как ему в скулу врезалась рукоять меча Сугира. Перед глазами вспыхнули огни, и тело тут же почувствовало боль в тех местах, куда бил Первый. Нельзя падать. Стоит только упасть, и Сугир его добьёт. Не-ет! Подсечка, и понадеявшийся на эффект неожиданности , Сугир, падает, чтобы тут же вскочить обратно.

И снова в ход идут кулаки, оружие отброшено за ненадобностью. Теперь, они только вдвоём. Один на один, на равных.


Я сидела, затаив дыхание, как и сотни зрителей на трибунах. Сердце колотилось с сумасшедшей скоростью. Пальцы сжимали рукоять клинка трезубца, а тело подалось вперёд. Неожиданно, моей руки кто-то коснулся. Вздрогнула, быстро перевела взгляд, и увидела маленькую девчушку, которая, дрожа, протягивала мне клочок бумаги. Потыкав пальцем в мятый листок, она быстро скрылась.

Я скосила взгляд на Клинков, но те были так поглощены боем, что не заметили. И я прочла, нахмурившись, и понимая, что не смогу оставить без внимания то, что было написано в записке. Глядя на охрану, я поднялась, опасаясь, что они увяжутся следом, но никто даже не обратил на меня внимания, настолько происходящее на поле для турнира завладело всеобщим вниманием. И я ушла, не замеченная никем. Спокойно и без проблем двинулась к указанному в записке месту встречи. Интересно, что хочет от меня эта женщина?

Осторожно миновав проход, я ускорила шаг, быстро спускаясь вниз, прямо под трибуны.

Она уже стояла там, и ждала меня. Величественная, с прямой как струна спиной, и колючим взглядом холодных глаз.


- Пришла? - Гардена самодовольно улыбнулась, демонстрируя белые зубы на фоне ярких, словно кровь, губ.


- Зачем вы меня позвали? - я нахмурилась, отвечая матери Асамина таким же холодным, как и у неё ,взглядом.



- Это касается Асамина, - Гардена сделала многозначительную паузу, - скажи мне, вы... провели вместе ночь?


Я побледнела, увидев, как затаённым торжеством засветились глаза матери Асамина.


- Нет,- мой короткий ответ заставил её усмехнуться.


- Я видела, как ты выходила из его покоев утром...и видела, когда ты туда зашла...


- И что? Что вам с этого? Даже если мы и провели вместе ночь, вас это не касается, - поражённая наглостью этой особы, я практически кипела от злости.


- Ошибаешься, это оч-чень важно... Особенно сейчас, когда мой сын терпит поражение в схватке с Первым Верховным.


Я вскинулась, голова резко повернулась в сторону выхода. Прислушалась, и доносящиеся с трибун выкрики заставили меня похолодеть. Рванувшись вперед, я почувствовала на своем запястье холодный захват длинных пальцев. Гардена дернула меня назад, и я, резко развернувшись, в ярости взглянула на неё.


- Ты не сможешь помешать проведению турнира. Тебе не остановить бой, а Сугир не оставит в живых Асамина, просто знай это. Мой сын может умереть, а может остаться жив, но спасти его только в твоей власти. Первый Верховный задался целью избавиться от него, и он сделает это.


- О чем вы говорите? Это честный турнир, Асамин может выиграть, - я тряслась от бессилия, и переживания за Асамина - отражались в моих глазах.


- Мои шпионы донесли, что Сугир играет нечестно. Среди участников был один из его подчинённых, и оружие этого астара было отравлено. Асамин не протянет долго...


Перед глазами потемнело от страха. Я смотрела на Гардену, и только сейчас заметила, как лихорадочно блестят её глаза, и как слегка подрагивают её руки. Какой бы жестокой она не была, но своего сына любила искренне. Холод в сердце разросся до необъятных размеров, меня затрясло. Яд?! Неужели, то что говорит эта женщина - правда?


- Как скоро... подействует яд? И что я могу сделать?


- Он уже действует. Рана на его животе небольшая, но скоро слабость скует его тело, и Сугир убьёт моего сына. Ты можешь спасти его, но... для этого тебе придётся расстаться с жизнью. Ты уже знаешь, что я пыталась наделить Асамина силой. Наверняка, твоя бабка рассказала тебе. Я угробила кучу сил и времени, чтобы понять, как действует кровь чистокровных астаров.


- Вы забыли о том, что угробили тьму астаров, прежде чем добились своего, - горечь в моих словах вызвала грустную улыбку на лице Гардены.


- Я - мать! Я свела бы в могилу тысячи астаров ради своего сына. И я делала это, пока не встретила твоего отца. Видишь ли, мой первый муж не любил меня. Он женился на мне только ради мира между нашими народами, и ещё... ради моей красоты. Он был тщеславен и желал меня, но никогда не любил. На тот момент у меня была цель, и я добивалась её всеми возможными способами. Мой ребенок должен был быть у власти, но не обладал достаточной силой для этого. Я пыталась вернуть ему силу астара, но так и не смогла, пока не встретила твоего отца. Он полюбил меня, а я... у меня не было к нему ответных чувств, только страсть. Но Алаун любил по-настоящему. Ради меня он добровольно согласился расстаться с жизнью, чтобы отдать свою силу Асамину. Но до своей смерти...он поставил мне условие. Алаун желал, чтобы его дочь рожденная чистокровной, правила Ихарионом. Именно с этой целью он составил договор и даже подписал его.

Когда я убила твоего отца, сила чистокровного вышла, и по желанию Алауна переместилась в Асамина, но... это была лишь её жалкая часть. И именно тогда я поняла, что механизмом передачи стихийной магии по крови, является любовь. Глупое чувство, которого у меня не было. Если бы я любила Алауна, мой сын получил бы всё, чем он владел! Всю его силу чистокровного! Понимаешь?!

А теперь подумай... Мой сын любит тебя, а ты - любишь его. Я видела, как он смотрит на тебя. Ради тебя, он нарушил законы собственной страны. Провёл ночь с той, что должна была быть под запретом. Ради тебя, приставил охрану достойную королевы. Спас от Первого Верховного, попросту выставив его за дверь. И ты можешь спасти Асамина...если ,отдашь свою жизнь. Если добровольно передашь свои силы моему сыну, он выживет.

Я в ступоре смотрела на Гардену. Моя жизнь, в обмен на жизнь Асамина? Крики нарастали, и я снова повернула голову, ища выход из этого безумия. Любовь. Ключ ко всему - любовь? И если я умру, он получит мой дар крови? А я? Смерть или жизнь? И я представила, что его нет. Нет в моей жизни. Что он умер, оставив меня свободной и...одинокой. Чувство, поселившееся в сердце, давило тяжёлым камнем, а в горле застрял ком, мешая нормально дышать. Даже если я останусь жива, смогу ли жить без него? Ответ был слишком очевиден. Я опустила голову. Бабушка... как она будет одна, без меня? И на этот вопрос разум тут же дал подходящий ответ. Амирра! Даже если что-то случиться со мной, у бабушки есть Амирра. Тело расслабилось, слёзы в глазах растаяли так и не успев пролиться. Я знала ответ. Асамин будет жить! А я обрету наконец свободу, не смотря на то, что потеряю при этом жизнь.


- Сделай это. Спаси его.


Гардена задрожала от облегчения и рукой указала на клинок трезубец, покоящийся в ножнах на моём бедре.


- Ты сама. Сама должна сделать это, своими руками. Я... лишь немного помогу тебе.


Мать Асамина подошла вплотную ко мне, и обхватила своей ладонью мою руку, уже сжавшую рукоять клинка.


- Просто, думай о нём...



Асамина трясло. Руки слабели, сил почти не осталось, а по лицу струился холодный пот. Что это с ним? Неужели, рана на теле столь серьёзна, что он не сможет закончить бой? Беспокойство прочно засело в душе. Сугир продолжал нападать, а он лишь отбивался, стараясь не думать о боли. Силы стремительно таяли, дыхание из груди вырывалось резкими толчками, рваное, затрудненное. Кулаки давно онемели, чувствительность пропала, а костяшки украшало множество рассечений. Но хуже всего было телу, которое, налилось свинцом, и вообще отказывалось подчиняться. Он стал пропускать даже самые очевидные удары, и теряясь в пространстве, от головокружения, снова и снова промахивался. К счастью, желания сдаться всё ещё не возникло.


Сугир видел, что яд начал действовать, ведь движения Асамина уже стали неловкими, потеряли твердость и напор. Осталось немного. Скоро этот выскочка сдохнет, а он получит в полное своё распоряжение чистокровную и весь Ихарион. Больше никто не посмеет бросить ему вызов, и всё будет как всегда. Власть, сила, и право первого голоса! Сугир приблизился и ударил в последний раз. Асамин упал, а на земле остались отчётливые следы от его тела. Властитель Зантара ухмыльнулся, делая шаг и наступая на этот след, будто хотел уничтожить любой намёк на существование Верховного Ихариона.

Асамин лежал с закрытыми глазами. На его лице темнели следы крови, скула припухла и налилась ярким багровым оттенком. Сугир и сам был "раскрашен" не хуже, но это не он лежал сейчас побеждённый. Присев на корточки перед Асамином, он наклонился и тихо прошептал:


- Всё, что ты имел станет моим. Все! И она тоже...


Первый Верховный знал, что властитель Ихариона слышит его. Улыбка победителя мелькнула на холодном аристократичном лице, глаза сверкнули в предвкушении победы.


Толпа гудела, вскрики раздавались со всех сторон. Неужели, им жаль этого полукровку? А... ему-то, какое дело? Он выполнил то, что хотел, а дальше... его ждет замечательный приз.


Асамин чувствовал как сердце бьётся всё медленнее и медленнее. Внутренности скрутило в тугой узел, и в теле будто поселился кровожадный монстр пожирающий его изнутри. Дышать было тяжело, и он чувствовал, что умирает. Нет. Наверное, он уже умер. Больно... Сколько минут прошло, он не знал, а может это были всего лишь секунды...

Сугир медлил, дожидаясь, пока Асамин сам испустит дух. Но астар всё ещё дышал, пусть еле еле, но дышал. Первый Верховный начал злиться.


- Да когда же ты сдохнешь?


Всматриваясь в лицо Асамина, Сугир замер, не решаясь поверить в то, что произошло дальше.


Асамин умирал, когда боль вдруг перестала терзать его тело. Зато появилась другая боль. Его сердце заколотилось словно сумасшедшее, а в душе разлилась пустота. Чего-то не хватало. Какой-то искры, теплоты, которая была в нём ещё утром. Зато он смог открыть глаза. Несколько раз моргнул, приподнялся на локтях, встретив ошеломлённый взгляд Сугира. Боли не было, сила вернулась, и всё же...

Сугир подобрался, намереваясь закончить то, что начал. Если Асамин не умер от яда, он просто забьёт его до смерти. Пальцы, сжатые в кулак, напряглись. Он замахнулся... и, услышав пронзительный свист, замер. Медленно повернулся туда, куда во все глаза таращился Асамин. То, что предстало взгляду Сугира повергло его в шок.

Люди на трибунах повскакивали со своих мест, в удивлении таращась на непонятное явление. А посмотреть было на что: гигантские по размеру стихийные круги сразу всех четырёх стихий зависли в нескольких метрах от земли, вращаясь с бешеной скоростью, и издавая при этом пронзительный свист. Все они постепенно сливались в один большой, раскручивающийся круг. Асамин как завороженный смотрел на него, пока эта громадина энергии не рванула в его сторону. Мгновение. Он даже не успел ничего понять, как оказался словно прошит насквозь этой вращающейся мощью. Но не почувствовал боли, никаких ран, ничего.

Чувство пустоты росло, по мере вращения круга. Сердце сжалось от щемящей тоски. По чему? По кому эта тоска? Тоска... Алые глаза расширились от понимания, и он закричал. Сильно, громко, надрывая голос, до хрипоты. Асамин никогда не плакал. А сейчас, в тот момент когда понял что произошло, слёзы покатились сами.


- Как ты могла? З-зачем?!


Он кричал, а стихии проникали в его тело, прочно свиваясь, соединяясь с его кровью, наполняя его душу теплом. Её теплом. Её чувствами. Её смехом. Её ЛЮБОВЬЮ!


Сугир не мог поверить своим глазам. Такого в своей жизни он ещё не видел. Чтобы полукровка, извне получил стихийную магию чистокровного, да ещё подобной мощности? Ну что же, теперь и ему нет смысла сдерживать себя.


Асамин дрожал, ему хотелось бежать туда, где умирала Наитриль, но Сугир уже активировал первый круг, метнув его прямо в Асамина.

Воздух заколебался, защита трибун вспыхнула синим, и сидящие вблизи астары, отшатнулись, когда внутри поля произошёл воздушный взрыв. Сила отдачи от круга, пущенного Первым, вызвала сильный порыв ветра вскинувший волосы зрителей, взметнувший их одежды. И когда стихия воздуха полетела в Асамина, тело отреагировало само. Он точно знал, что сделать. Знал как ответить, и что предпринять. Посылая встречный поток он чуть не упал, когда понял, что его собственная стихия воздуха и стихия Наитриль соединились, и теперь его круг в разы сильнее, чем у Сугира.


Фачири, находясь на трибунах, вскочила со своего места, прижав руку к горлу, и вглядываясь в символы, что удерживали круг и вращались в противоположную от стихии сторону. Она узнала их. Не могла не узнать. Охнув, пожилая женщина осела рядом с креслом. Рунур кинулся её поднимать, но сознание её уплывало, отказываясь смириться с тем, что она сейчас видела.


- Наитриль...это её...её магия. Её...


Ранур нахмурился, и попытался отыскать глазами внучку Фачири, но её не было. Место чистокровной пустовало. Он повернул голову в другую сторону, и увидел Гардену. Она сидела, с восхищённой улыбкой разглядывая сына, который в этот момент сражался с Первым. Устроив Фачири на руках двух служанок, Ранур двинулся к Клинкам. Через несколько минут, Наитриль искали по всему дворцу.


Я медленно приходила в себя. Глаза слиплись, не желая открываться,и дышать было больно. При каждом вдохе тело выдавало новую порцию острой режущей боли, и дыхание судорожно срывалось на натужный кашель, царапающий горло и причиняющий ещё более сильные страдания.


- Постарайся потерпеть и не шевелись, ты кровью истекаешь.


Какой знакомый голос... только, где же я его слышала? С трудом разлепив глаза, я прищурилась от яркого света и медленно повернула голову на голос говорившего.


- Ты... почему я с тобой? - слабый шёпот был тих, словно шелест травы, но сидящий в кресле пилота - мужчина, услышал его.


- Неужели, узнала? Ты со мной, потому что мне приказали избавиться от тебя, - астар усмехнулся, и включив автопилот, повернулся в кресле, уставившись на ослабшую и раненую чистокровную. - Что, даже не спросишь, кто приказал?


Я устало прикрыла глаза, которые болели даже от приглушённого света, и кивнула головой.Зачем спрашивать, если я и так это знаю.


- Гардена.


- Всё верно.


- Скажи мне, Грис, как тебя угораздило связаться с этой женщиной? - мне было безумно интересно, как этот парень попал в сети матери Асамина. Автопилот мягко вел корабль по назначенному курсу, я не могла пошевелиться кровотечение медленно вытягивало из меня последние силы, так что занять себя было особо нечем, потому я приготовилась услышать занимательную историю своего спасения и участия во всём этом Гриса и Гардены.


- Собственно, у меня не было особого выбора... я был с детства записан в корпус охраны Ихарионского двора, а она просто стала моей госпожой. Вначале... а после, наши отношения немного изменились. Но это тебя не касается. Неужели, тебе не интересно, что я собираюсь с тобой сделать? Или, тебя не интересует, куда я тебя везу?


- Очень интересует, - я перевела дух, пережив новую волну болезненных ощущений.


А Грис оказался вовсе не глуп, и не сказал мне ровным счетом ничего интересного. Видимо, слишком предан Гардене, раз боится открыть при мне рот, и выболтать лишнего.


- Гардена приказала мне избавиться от твоего тела, так как думала, что ты умерла. Представь, как я удивился, когда заметил ,что ты дышишь. Просто, это настолько невероятно... Чистокровные не выживают после потери стихийной магии. Тем более, что она накрепко привязана к их крови. Но ты - особый случай, потому что до сих пор жива. Единственное, что возможно тебя огорчит, это то, что ты теперь выглядишь несколько иначе.


- Что ты имеешь в виду? - я смотрела на Гриса, который, плавно поднялся и подошёл ко мне. Коснувшись моих волос, астар пропустил мягкие пряди сквозь пальцы и приподнял их так, что мне стал отчётливо виден каждый волосок, зажатый в его кулаке, и переливающийся чистым черным цветом.

Я вздохнула, и улыбнулась. Астар застыл, в изумлении глядя на мою реакцию. Было видно, что он ждал вовсе не улыбки. Возможно, для него предпочтительнее и привычнее оказалась бы истерика.


- Тебе всё равно? - Грис задумался, глядя как улыбается чистокровная.


- Я счастлива. Больше не придётся контролировать каждую свою эмоцию, для того, чтобы мои волосы не поменяли цвет. Наконец-то!

И хотя я немного лукавила, ведь моя необычная внешность всегда нравилась мне самой, но и чёрный цвет волос был мне к лицу. Так что, особого повода для паники у меня не было. Главная задача для меня на данный момент: это поскорее поправиться, и сбежать от прихвостня Гардены. Кстати...


- Скажи мне...а, Гардена знает, что я всё ещё жива и нахожусь на твоём корабле?


Астар вздрогнул и побледнел, а я поняла, что мать Асамина не в курсе дел своего нынешнего фаворита.


- Понятно. И что ты будешь делать, Грис? Вообще, не собираешься поделиться, с какой целью ты притащил меня сюда и куда всё-таки везёшь? Ты же вроде жаждал рассказать, или нет?


- Ты станешь моей гарантией. После всего случившегося и того, чему я стал свидетелем, Гардена вряд ли оставит меня в живых. Какие бы чувства она ко мне не испытывала, я свидетель её грязных делишек, а значит, жить мне осталось недолго. Но ты... если я оставлю тебя в живых и спрячу, ты станешь моим гарантом неприкосновенности. Гардена не тронет меня, пока ты остаёшься в моих руках. Она побоится гнева сына. А Асамин, если узнает о делишках своей мамаши, совсем не обрадуется. Поверь мне, я знаю Верховного. А с теперешней силой, его стоит опасаться.


- Асамин... он жив? С ним всё в порядке? - я почувствовала как в носу защипало от эмоций, что захлестнули меня, стоило мне только подумать о Верховном.


- О... а я всё гадал, когда же ты спросишь? Да, что ему будет! Силищи у него теперь немерено, ты своей любовью ему такой подарочек преподнесла... любой позавидует. Видела бы ты лицо Гардены... Она умчалась на трибуны с такой скоростью... Видно, не терпелось убедиться в том, что её сыночку достались твои способности. Так спешила, что даже не проверила, жива ли ты. Но я позаботился о том, чтобы она получила высушенное тело чистокровной. Правда, для этого пришлось спешно навестить один из общественных крематориев Ихариона и отвалить кучу наличных местному работничку. Зато, теперь все будут уверены в твоей смерти на сто процентов. А я, спрячу тебя в своей резиденции в Зантаре.


- В Зантаре? Мы что, летим в Зантар? - моему удивлению не было предела. Одна из стран Собора! Более того, столица Собора! И как, интересно, он собирается прятать меня там?


- Да, дорогая, в Зантар мы и летим. Видишь ли, у меня там свой лит. Моя мать была родом из Зантара и её дом всё ещё принадлежит мне. Так что... погостишь у меня, пока не поправишься, а после, я сам решу что с тобой делать. Возможно, я даже отпущу тебя... всё равно по всеобщему мнению - ты уже мертва. А Гардена, даже если и узнает от меня о том, что ты жива, ни за что не проболтается об этом ни одной живой душе. Иначе... сама понимаешь, Асамин её уничтожит.Единственная опасность для нас с тобой сейчас, это не попасть на глаза наёмникам Гардены, иначе, мы не проживём и часа.

Я задумалась, представляя собственную свободу, и возможность жить, как и прежде жила, но упрямое сердце тут же запротестовало. Не-ет, как же я смогу жить без него?! Я умру. Снова умру, только на этот раз от душевных мук, а не от удара кинжалом.


Тело чистокровной нашли только к вечеру. От прежней красавицы не осталось ничего, кроме высушенной черной мумии. Фачири безутешно рыдала, проливая потоки горьких слёз, и спалив огнём практически всю мебель в комнате. Амирру выпустили из заключения вместе с Матео, и она тоже плакала. Вскоре, лицо полукровки так распухло от слёз, что некогда прекрасные глаза, заплыли.

А Асмин, после победы на турнире просто заперся в своих покоях, и никто так и не осмелился к нему войти. Сугир отправился в лазарет. Клинки, охранявшие Наитриль, были взяты под стражу и со смирением ожидали своей участи. Кана, узнав обо всём, попытался вырваться из палаты, заставив медиков поволноваться. Но капитана Клинков не пустили, заперев на несколько запоров и оставив при нём самую уравновешенную сестру.

Асамин пил. Заливая своё горе прозрачным и очень крепким напитком. А когда Кувшин опустел, он с силой разбил его о дверь, заставив вздрогнуть от страха стоящего за ней Вузила. Старый слуга попятился, услышав громкий рёв своего хозяина. Следом, раздался ужасающий грохот в комнате. Скорее всего, на пол полетело всё, что там было. Дрожа, Вузил смотрел в глаза Клинков, которые переглянулись, и не позволили старику открыть дверь в покои Верховного.А он так переживал за господина. Слёзы в глазах старика, застыли немым укором, так, что Клинки поёжились. Даже им, бесчувственным машинам для убийства, было больно.


Горе Верховного затопило весь дворец. В этот день в Ихарионе состоялась церемония погребения той, что спасла жизнь Асамина. Урну с прахом Наитриль выносила её бабушка. Чиновники и советники склонили головы, боясь поднять взор на правителя, а в глазах Асамина зияла пустота. Он до сих пор не мог поверить в то, что она умерла. В первые минуты обретения силы, он физически почувствовал её боль, её смерть, словно сам умирал. Его душа опустела за секунды, но после, это чувство прошло. Теперь в его груди теплился огонёк, там жило что-то, чему он не мог дать названия. Возможно, это были отголоски её жизненной силы, ведь теперь, часть Наитриль навсегда останется с ним. Эта часть будет жить внутри него, питая его любовью.

Он повернул лицо к Фачири, и она обожгла его полным ненависти взглядом. Холодным и стальным, словно лезвие остро заточенного меча. Страшный взгляд. Больной от слёз. Смертельный. Он и рад был бы умереть вместо Наи, да только она лишила его этой возможности, сделав выбор за него.

Подувший ветер, взметнул полы его длинных церемониальных одежд. Черные одежды. Все присутствующие были в чёрном. Траур в сердцах, траур в душе. Он оглянулся и случайно зацепил взглядом лицо. На этом лице не было печати печали, и горе не оставило на нём свой след. Не-ет, на нём было написано удовлетворение, а взгляд на этом холёном лице горел неприкрытым торжеством. Этот взгляд полоснул по раненому сердцу, заставив его заныть и закровоточить. Асамин сжал челюсти так, что под кожей заходили желваки. После. Как только церемония прощания закончится, он сам поговорит с матерью.

Разговор состоялся быстрее, чем он предполагал. Как только последние цветы усеяли водную гладь реки Прощания, а пепел был развеян по ветру,как только все разошлись, мать сама пришла к нему в опочивальню. Только, Гардена не стремилась выразить соболезнования или поддержать сына. Нет. Она пришла за тем, чтобы узнать как скоро он намеревается вступить в права Первого Верховного Собора.

Асамин поднял тяжёлый взгляд на Гардену, внимательно вглядываясь в её лицо. И то, что он увидел на этом лице, ему совсем не понравилось.


- Мама, скажи мне, чему ты так радуешься? Тому, что я получил силу? Неужели, ты не можешь выразить хоть каплю сочувствия к смерти Наитриль?


Гардена скривилась, словно съела что-то невыразимо противное.


- Почему я должна скорбеть по той, до которой мне нет совершенно никакого дела? Или, я обязана притвориться, что это не так?


Асамин вздрогнул. Ответ матери потряс его. И даже то, что он знал о жестокости Гардены, не могло смирить его гнев.


- Ради любви к собственному сыну, ты могла хотя бы попытаться сделать вид, что тебе не всё равно...


- Нет! Я никому и ничего не должна, и уж тем более не обязана. А ты... завязывай распускать сопли по этой девчонке, над тобой смеется уже весь Собор. Твоё дело взять власть в свои руки, а не проливать слёзы по чистокровной. Да, и о будущих наследниках тоже подумать не мешало бы.


Стакан в руке Асамина хрустнул, и разлетелся на множество осколков. Красное вино смешалось с кровью и закапало на пол, испачкав толстый ковёр.


- Уходи, мама. Уходи, пока я не наговорил тебе лишнего, - Асамин говорил тихо, но от его тона замёрзли бы реки.


- И не подумаю! - Гардена поднялась с кресла, намереваясь настоять на своём.


- Убирайся! - Рык потряс стены, а следом за разбитым стаканом, на пол со звоном полетел очередной кувшин.


Гардена впервые видела сына таким. Он никогда не повышал на неё голоса. Даже в их борьбе за право править, он не был так настроен по отношению к ней. Нахмурившись, мать Асамина покинула покои сына, тихо проклиная про себя ту, что посеяла вражду между ней и её отпрыском.


А Асамин принялся ждать Клинков, которые уже несколько дней занимались расследованием гибели чистокровной. Кана просил за своих ребят, и он уступил. Впервые в жизни он задумался о скорби семей, которые потеряли бы своих сыновей, решись он казнить их. Вместо казни, охрана Наитриль поклялась выяснить правду о её гибели. И хотя он верил, что она сделала выбор осознанно, что-то подсказывало ему, что не всё в этой истории так просто.


А в то время, как в Ихарионе Асамин искал виновных, я находилась под бдительной охраной в доме Гриса. А дом надо сказать был не из маленьких. Чтобы получить такие хоромы, надо как минимум иметь пост советника. Внутренняя отделка поражала воображение. Несмотря на большие размеры, в самом доме было очень уютно. Чувствовалась женская рука, приложившая силы к поддержанию порядка. Много света и синий цвет, преобладающий в отделке и меняющий сочность оттенков от светлого к тёмному.Практически всё своё время я проводила в постели. Астар ни на минуту не оставлял меня одну, и обнаглел до того, что приказал принести ещё одну кровать в ту комнату где я спала. Рана заживала медленно. От потери крови я была слаба, словно новорожденный ребёнок. Аппетит пропал, и выздоровление затягивалось. Вскоре, мой "тюремщик" принёс мне весть о возвращении в родные края Сугира. Потерпевший поражение Первый, сходил с ума, тираня своих подданных и в столице Собора появилось множество недовольных. Единственное, что приносило мне хоть какую-то радость, была зантарская вода. Я часами просиживала около небольшого фонтана с прохладной фиолетовой жидкостью. Он находился во внутреннем дворике, куда я могла выходить, чтобы подышать свежим воздухом. Большего, мне не позволяли. Окуная в воду свои руки, я часами любовалась её яркими бликами. Журчание фонтана успокаивало, а сама вода дарила невероятные ощущения, будто была живой. Словно знала, кто я... Если бы я могла, то с удовольствием погрузилась бы в неё, но Грис запрещал. Более того, он приставил ко мне шкафоподобного лысого индивида, который отравлял моё существование постоянным надзором. И как только, я пыталась сделать что-то по его мнению неправильное, тут же запирал меня в комнате. Не имея возможности оказать хоть какое-то сопротивление из-за раны, мне приходилось терпеть такое отношение. Зато, наслушались они от меня достаточно.


Вот и сегодня, послав этих двоих куда подальше так, что астар ушёл громко хлопнув дверью, я, с трудом добравшись до фонтана, устало привалилась к холодному камню. На душе было мерзко. Хотелось завыть от безысходности. Без надлежащего врачебного ухода, я ещё долго буду не в состоянии сбежать. Опустив руку в воду, я смотрела как фиолетовая прозрачная влага касается моих пальцев, когда услышала как в доме кто-то говорит на повышенных тонах. Силясь подняться, я хотела узнать в чём дело, но голоса стихли. Через минуту, в закрытый дворик пришёл Грис. По лицу астара я поняла, что случилось что-то плохое. Губы сжаты, глаза заволокло пеленой злости, и злость эта, похоже, направлена на меня. Интересно, что случилось? Спокойно встретив взгляд Гриса, я спросила:


- Кто кричал?


Астар выругался,и стремительно подошёл, глядя на меня сверху вниз.


- Кто кричал, говоришь? - он размахнулся, и из-за его спины мне в лицо полетела стопка бумаг.


Листы медленно падали в воду и ко мне на колени. Я узнала их. Как не узнать, если именно я писала все эти письма, в надежде, что они дойдут до адресата.


- Что это? - Грис шипел, глядя как я пытаюсь собрать разбросанные листы, - что это, я тебя спрашиваю?!


- Это мои письма Асамину. Или ты не читал? - собрав стопку писем, я смело глядела на астара.


- Дура! Как ты могла?! Ты хоть знаешь, каких трудов мне стоит прятать тебя и скрываться самому? Или ты думаешь, что Гардена забыла обо мне? Не-ет... эта змея уже отправила ищеек, и они рыщут, вынюхивая информацию. Вся почта Асамина проверяется. Если хотя бы одно твоё послание дошло до адресата, ты уже подписала всем нам смертный приговор. Всем. Включая ни в чём не повинных слуг!


Мне стало нечем дышать.


- Неужели, власть Гардены в Ихарионе настолько велика, что превосходит влияние Асамина?


- Да, превосходит. Асамин даже не догадывается, насколько его мамочка опутала своими сетями всё вокруг. Так что, это в твоих интересах сидеть тихо. Иначе, я за твою жизнь не дам и монеты...


- Зачем тебе это надо? Зачем ты так печёшься обо мне?


- Не о тебе, а о себе. Уже забыла? Ты мой гарант. Как только появится возможность, мы переберёмся в другое место, а пока, это самый безопасный вариант.


- Как получилось, что она не знает об этом доме? - мой тихий вопрос немного успокоил его злость.


- Когда мы приходим во дворец, то лишаемся дома. Все мы, за исключением Клинков. Они хоть и скрывают своё лицо, но имеют возможность общаться с семьёй. Все остальные - нет. С детства мы остаёмся в одиночестве, и только единицы из нас тайно поддерживают связь с родными, и далеко не всем это удаётся. Я отличался от других тем, что добровольно решился на такую жизнь. Мои родители рано погибли, и я был вынужден хоть как-то выживать. Придя в Ихарион, я всего лишь скрыл, что у меня есть дом. Долгие годы я поддерживал связь с родовым гнездом моей матери и регулярно тайком отсылал деньги на его содержание. А здесь в Зантаре, всем заправляла моя кормилица. Так что, Гардена даже понятия не имела о наличии у меня лита. К тому же моя внешность... я вовсе не похож на зантарца, поэтому подозрений почти не было.


- И ты в это веришь? - я с сомнением уставилась на него, - по твоим словам, мать Асамина знает обо всём. Неужели ты думаешь, что она не проверила всю подноготную своего любовника?


- Проверила. Но об этом месте она не знает. Грис числится за Ихарионом, а в Зантаре у меня совсем другое имя. Видишь ли, я уже говорил, что из семьи Высших. Но в Ихарионе я жил как простой полукровка без роду и племени. Никогда и никому я не называл имя своего рода и своей семьи. Уже тогда я знал, что стоит скрыть своё прошлое, чтобы выжить там. Если бы мне грозила опасность, я попросту вернулся бы на родину своих родителей. Вот и всё.


- Тогда... зачем ты вообще отправился в Ихарион, если здесь у тебя был свой дом и достойное имя?


- Так было нужно, - Грис отвернулся, задумчиво уставившись куда-то вдаль.


- Кому нужно? - я упорствовала, надеясь выпытать подробности.


- Мне. Забудь о том, что я тебе сказал и запомни... не делай больше подобных ошибок, иначе мы все умрём. И ещё... скоро в Зантар прибудет посольство из Ихариона, включая Гардену.


- А... Асамин? - я затаила дыхание.


- Да. И Асамин. Собор будет решать кого назначить на пост Первого Верховного. Советую тебе поостеречься и не делать глупостей.


- Я поняла, - сердце защемило от тоски. Что это за жизнь? - Я хотя бы могу посмотреть на него?


- Я подумаю над этим, - астар повернулся и зашагал к выходу.


Когда Грис ушёл, я ещё долго сидела уставившись в одну точку, и обдумывая сложившуюся ситуацию. Ну что же, пока я буду вести себя тихо и постараюсь как можно больше узнать о Грисе. А ещё нужно придумать план, как увидеться с Асамином минуя его мать и её ищеек. Остальное подождёт. Моё волнение о здоровье бабули и Амирры, и моя любовь... все это подождёт, пока я не наберу достаточно сил, чтобы убрать с дороги паучиху по имени Гардена.





Глава 7



Этот приезд в Зантар был для него нежеланным. Заседание Собора, рассмотрение нового кандидата на пост Первого Верховного и маниакальное желание его матери, как можно скорее утвердить его на это место: всё это до безумия давило на него. Он хотел и не хотел этого. Асамин и сам не мог понять точно, чего же он желает.

Смерть Наитриль оставила глубокий отпечаток в его душе. После того что случилось, он не хотел становиться новым главой Собора. Ведь это означало бы: забыть о расследовании и погрузиться в дела Астарна с головой, а он хотел докопаться до правды. Словно какой-то червь точил его душу изнутри каждый день. Он не мог уснуть, потому что видел её лицо во сне, почти каждую ночь. Он, словно наяву слышал её голос... Она говорила, что-то доказывала, но не ему - кому-то другому. Она звала его по имени, и даже один раз улыбнулась. А ещё, он постоянно ощущал тоску, тянущую, выматывающую его сердце, заставляющую снова и снова просыпаться по ночам от давящего чувства пустоты.

Он забыл о том, что он мужчина. Женщины больше не посещали его постель. Та ночь с Наитриль - была последней. Хотя нет, была одна. Была сразу после того, как прошло прощание с чистокровной. Наслаждения он не получил, только разрядку, слепую, без души. Он хотел вытравить тоску по ней из своего сердца, из тела - томящегося по её рукам. Хотел... но не сумел получить освобождения. Напротив, всё стало только хуже. Он продолжал видеть эти странные сны, в которых Наитриль жила. Ей прислуживали, её охраняли... от чего? От кого? Он просыпался в холодном поту и лежал, молча сверля взглядом потолок.


Кана поправился и подключился к расследованию. Но всё чего им до сих пор удалось добиться, была лишь ещё одна смерть, нелепо прикрывающая нагромождение странностей. Это была девочка. Малышка, следом за которой прямо во время турнира ушла Наитриль. Что именно сказала девочка и куда отвела чистокровную, было окутано тайной. Ведь мумифицированное тело чистокровной нашли только спустя сутки после того, как она пропала. Причём, найдено оно было в одном из переходов дворца. Вопрос: где всё это время было её тело, и как оно оказалось в одном из переходов? Допрос слуг ничего не дал. Все как один клялись в том, что ещё с вечера в этом месте было абсолютно чисто, и уж точно не лежало тело чистокровной высушенное до состояния мумии. Опознать Наитриль смогли только по одежде. Это было странно... но объяснимо, потому что волосы самоубийцы стали седыми, а лица вообще практически не было. Только натянутая на череп кожа, безобразно треснувшая и свисшая сухими струпьями. Естественным было то, что тело мумифицировалось а волосы поседели, ведь при потере кровного дара обычно всё так и происходило. А кровь на одежде мумии действительно принадлежала Наитриль, и это проверила сама Фачири, надрезав свою руку и понаблюдав за кровью на ткани трупа. И кровь подчинилась движениям Фачири, а чистокровная был признана мёртвой. В лабораториях дворца, после сделанного заключения стало ясно, что это действительно Наитриль. Но... тогда почему, она всё ещё поразительно жива в его снах? Почему он не видит страшных картин её смерти или её высохшего тела? Не-ет, он видит её живой. Каждый раз, думая об этом, он загонял себя в очередной тупик так и не находя ответов на вопросы.

А маленькая девочка прожила лишь на сутки дольше чем Наитриль , потому что наутро после окончания турнира она выбросилась из окна свей спальни. Так оборвались все ниточки. Большего, Клинки пока не узнали.

Было и ещё кое-что... исчезновение одного из охранников и постоянных сопровождающих его матери. Кана подозревал Гардену, да и сам Асамин очень сомневался насчёт своей матери. И хотя, доказательств не было никаких, именно это настораживало сильнее всего. Множество подозрительных фактов относилось к Гардене, но мать вела себя осторожно и у него не было причин не верить ей. Вернее было бы сказать так: он хотел верить е и всеми силами отталкивал от себя мысли о её участии в этом деле.

Клинки продолжали искать, заново опрашивая всех, и стараясь вычислить новые подробности того дня.

Сегодняшняя поездка в Зантар, привела в восторг всех, кроме него. Ему отнюдь не было весело или интересно. В Зантаре он уже был, и последнее посещение собрания Собора не оставило у него приятных воспоминаний. Именно здесь его пытались обвинить в измене интересам Собора и попытке саботировать власть. А сейчас, те же самые лица будут улыбаться ему и клясться в вечной верности. Противно! Как же противно и мерзко устроен этот мир. И эти улыбающиеся лица советников и членов семей Собора, где почти каждый из них станет сроить планы по его свержению. Стоила ли вся эта грязь жизни Наитриль? Нет. И если бы она знала о его чувствах... стала бы спасать его? Да. Стала бы. Потому что была в сотни раз чище и благороднее, чем любой из советников и любой из Собора.

Оглянувшись на вереницу кораблей, прилетевших из Ихариона, Асамин посмотрел вперёд. Во встречающей их толпе, почти не было радостных лиц. Народ Зантара с осторожностью и недоверием принимал нового кандидата на пост Первого. Асамин вдохнул полной грудью, и ощутил аромат растений. В отличии от Иариона здесь их было даже слишком много. Возможно, ему бы даже понравился Зантар, если бы он прибыл сюда полны радостных надежд, а не так как сейчас - полный горьких воспоминаний и предубеждений. Вообще-то, Зантар был прекрасен. Единственный недостаток этой страны Астарна был лишь в обилии всех оттенков синего и фиолетового цветов. Вода, деревья, трава - всё с синеватым оттенком. Даже волосы зантарнцев имели синий и фиолетовый цвета. Если, на Ихарионе волосы полукровок были серо-белого оттенка, то на Зантаре - отлив волос полукровок был голубым. Седой цвет с голубоватым отливом, смотрелся очень и очень экзотично. И всё равно, несмотря на обилие синих оттенков в Зантаре было очень красиво. И снова он подумал о том, что Наитриль очень понравилось бы в этой стране, ведь она так любила растения.

Усмехнувшись своим мыслям и встречая настороженные недоверчивые взгляды астаров, он продолжил путь в главный оплот Собора - дворец Первого Верховного. Следом шли Клинки и Кана, а позади - все остальные члены посольства Ихариона...

Я стояла в притихшей толпе и смотрела, как он идёт. Медленно, степенно, с твердостью присущей истинному правителю. Следом шли Клинки, чеканя шаг, и гордо неся своё оружие. Позади - советники, и та, кого я ненавидела больше всех на свете. Гардена. Она не шла пешком, нет. Она восседала на ручных носилках, которые тащили четверо полуобнажённых мужчин с развитой мускулатурой. И в отличии от сына, она величественно улыбалась, даря обворожительную улыбку наивным астарам, которые, внешнюю красоту с лёгкостью приняли за внутреннее содержание. И в ответ, на мать Асамина посыпались доброжелательные улыбки, которые та с удовольствием принимала.

Вскоре, нерешительный ропот прервался первыми приветственными криками. Через несколько минут голоса подхватили, и к тому моменту как процессия дошла до дворца, толпа гудела вполне дружелюбными воплями.

Я же не отрывала взгляда от процессии. Мне хотелось крикнуть, что вот она - я, жива и здорова, но возможности не было.

Замотанная с ног до головы, так, что видны были только глаза, и зажатая в тиски сильных рук Гриса, я не могла даже пискнуть. Рана на животе болела и шевелилась я с трудом, опираясь на всё того же Гриса.

Он был так же как и я, скрыт одеждой, и вообще, таких как мы было немало.


Я до сих пор поражалась, с какой целью Грис согласился отвести меня на церемонию прибытия посольства из Ихариона? Чтобы помучить? Но куда уж больше... я и так была измучена и душевно и физически. Да, я хотела пойти, но только затем, чтобы дать Асамину знак о том, что я жива. А у Гриса, похоже, были какие-то свои планы.

Последние секунды мой взгляд цеплялся за спины Асамина и Кана. Я сморгнула слёзы и замычала в ладонь мужчины, сжавшего мой рот своей твёрдой рукой, и не позволившего мне произнести ни слова. Ткань на моём лице скоро стала мокрой от слёз. Тусклый сизый цвет легко сливался с основными цветами одежды в толпе, так что на нас никто не обратил внимания. Ну, или почти не обратил. В последний момент, и Асамин и Кана повернулись, пройдясь взглядом по куче народа и словно выискивая там меня.

Настороженный вид Кана, сбил невозмутимую маску добродушия с Гардены, и я видела, как она сделала знак рукой одному из охранников, сопровождающих её носилки. Мужчина скользнул в толпу, и как только он сделал это, Грис двинулся прочь, уводя меня за собой. Мы уходили медленно, стараясь не привлекать лишнего внимания.

Уходя, я оглянулась через плечо, и увидела, как Асамин всё ещё стоит вглядываясь в толпу. Но вот, Кана положил руку ему на плечо и они скользнули за ворота. Следом за ними в эти же ворота прошла и остальная процессия.

Народ медленно разбредался кто-куда, а я шла и тихо ненавидела и эту страну, и дом Гриса, где проводила всё свое время, закрытая на сто замков, и самого Гриса тоже.

Астар категорически отказывался лечить мою рану современными средствами медицины, объясняя это тем, что так он дольше сможет контролировать меня. И мне приходилось терпеть. Организм, лишённый привычных запасов энергии восстанавливался с трудом, а тут ещё и ранение. В общем, радости мало. Но зато вопреки слабому телу, голова работала на "ура". Мыслей было много, и теперь, благодаря Грису, я знала: чего мне следует ожидать от матери Асамина. Действовать нужно было осторожно, и не привлекая лишнего внимания. Для этого, вначале мне нужно было избавиться от Гриса. К сожалению, астар вообще не оставлял меня одну. Единственное что мне дозволялось делать одной, это походы по нужде и мытьё в ванной. В остальном, накачанный блондин не давал мне ни минуты свободы: спал на соседней кровати, ел со мной за одним столом, и вообще вёл себя довольно странно. Напрягало больше всего именно то, что после истории с письмами шкафоподобный охранник испарился, и теперь Грис охранял меня сам.

Но и это было ещё не самое страшное. Через несколько дней вынужденного общения с упрямым астаром, я стала замечать совсем уж не радостные вещи. Стоило мне только охнуть, как выражение его лица менялось на озабоченное. За столом, он "поедал" взглядом мой рот. И... совсем тяжело мне приходилось по вечерам, когда наступало время ложиться спать. Его взгляд... так смотрит мужчина, когда желает женщину. Мне не хотелось даже думать что астар "положил на меня глаз", потому что это было бы чревато большими проблемами - лично для меня. Что я стану делать, если этому амбалу, вдруг, приспичит? Куда побегу? Сил особых у меня теперь нет. Подготовка? Да. Подготовка есть, но судя по комплекции Гриса, и у него она имеется. Так что... был только один выход - бежать, и как можно скорее, пока состояние "нравится", не переросло у него в состояние "хочу, во что бы то ни стало". Задачка не из лёгких... подготовиться нужно, и успеть сделать это до того, как посольство Асамина отбудет обратно в Ихарион.

После прихода с площади, я ,лёжа в своей кровати обдумывала план побега, и старалась не встречаться взглядом с полуголым астаром, лежащим напротив и без зазрения совести пялящимся на меня.

"Вот же, хоть бы взгляд отвёл... смотрит и смотрит. Странный он. Прямо не парень, а сплошная загадка. Всё в нём странное... и жизнь его тоже". И всё же не удержалась, посмотрела. Встретила взгляд красных глаз... усмехнулся, но всё ещё смотрел на меня. А после, на лице расцвела другая улыбка: манящая, призывная.


- Хватит мне глазки строить. Ты не в моём вкусе, особенно, учитывая то, с кем ты проводил свои ночи последние несколько лет. К тому же, я люблю Асамина. - Мой недовольный голос только развеселил его, и, потянувшись, астар сел.


- Мне всё равно, - в ту же секунду взгляд его изменился. Я могла бы поклясться, что глаза стали синими, но...нет, его глаза были всё того же красного цвета. Показалось? Может быть... а может, это игра света? Вкрадчивый голос Гриса прервал мои размышления. - Гораздо интереснее то, о чём ты думала до этого. Скажи, о чём? - красивый, завораживающий душу голос. Будто погружающий в сон, или нечто похожее, очень спокойный, ровный. И снова его взгляд цепляется так, что я не могу оторвать своего.

А затем, словно издалека, я услышала свой голос. Тихий, но уверенный.


- Я хотела сбежать от тебя, и строила планы, как лучше это сделать... - разум тут же закричал о том, что я сошла с ума! Я вовсе не хотела этого говорить, но как тогда?! Почему я делаю что-то, противное моей воле?!


А он продолжал спрашивать, пристально глядя мне в глаза и улыбался, как сумасшедший учёный, перед тем, как препарировать несчастное животное.


- О чём ещё... ты думала?


- О том, что боюсь тебя. Я привлекаю тебя, и боюсь, что ты воспользуешься моей слабостью и положением, - жуть?! Что я творю?! Зачем я говорю всё это?! Или... это он?! Он заставляет меня говорить! Но... как?!


Улыбочка Гриса стала до жути довольной.


- Молодец. Хорошая девочка. Послушная, - астар поднялся с кровати, и шагнул в мою сторону.


Я всё ещё сидела, не в силах пошевелиться, и лишь беспомощно моргала, пытаясь сдвинуться с места. А тело, моё тело, вдруг, отказалось подчиниться. Сглотнув, я беспомощно наблюдала как Грис подошёл, и присев на кровать, склонился ко мне. Всё это, астар проделал не отрывая от меня своего взора.

Я скосила глаза вниз, мазнув взглядом по обнажённым плечам и широким штанам с мягкой резинкой, и то, что я там увидела... мне совсем не понравилось.

А он шептал, наклонившись близко, так, что дыхание щекотало прядки моих волос у виска.


- Ты никуда не сбежишь, потому что я не позволю. И ещё... теперь я буду в сотни раз бдительнее. И то, что ты меня боишься тоже хорошо... как и то, что знаешь о моём желании. Нет, это просто прекрасно! Потому что когда придёт время... это не будет для тебя неожиданностью.


- Что ты со мной сделал?! - я по-прежнему говорила тихо, хотя в мыслях рычала, извергая пламя и убивая его.


- Просто слегка воспользовался своими возможностями. Ты не обладаешь больше иммунитетом к моим силам. Твоя кровь теперь пуста, лишена стихий, и ты всего лишь обычная астарнианка. Да, ты внешне всё ещё похожа на чистокровную, но силы твои точь в точь как у полукровок. Только физическая сила, без применения магии стихий. Только собственный ресурс, без кровного. А мне это очень подходит, ведь для того, чтобы удержать тебя здесь, не придётся сильно напрягаться.


- Кто ты? - моё тело словно онемело, руки повисли как плети и я была не в силах пошевелить даже пальцем. А он протянул руку, и беззастенчиво гладил мои плечи сквозь тонкую ткань рубашки.

Крик застрял где-то в горле, а изо рта вырвалось лишь слабое мычание.


Грису безумно нравилось это ощущение безраздельной власти, над сидящей перед ним чистокровной. Её большие синие глаза широко раскрылись, и в них дрожало испуганное выражение, разбавленное бессильной яростью. Он решил ответить на её вопрос.


- Я? Я Всего лишь астар. Полукровка. Рождённый в Зантаре. Воин. Прислужник. Шпион... и... думаю остальное тебе знать вовсе не обязательно.


- Кто ты? - повторив свой вопрос, я почувствовала, что онемение проходит. Сердце быстро застучало, разгоняя кровь по венам, дыхание сорвалось.

Грис задумчиво смотрел, не делая попытки изменить моё состояние. Всё. Прошло. Я снова могу связно мыслить и говорить то, что хочу сама. Но сначала...


Пощёчина получилась знатная. Ладонь слегка заныла, оставив на щеке мужчины красный отпечаток. Я удовлетворённо улыбнулась, радуясь отмщению, но радость моя не продлилась долго. Реакция мужчины последовала незамедлительно, мою щеку тут же обожгло, а голова откинулась от силы удара. Пока лицо горело, тело прижали к матрасу.


- Не смей поднимать на меня руку, женщина! Поняла?! Ещё раз так сделаешь, и последствия тебе не понравятся...


Меня отпустили, оставив лежать оглушённую. Щека горела, тело ломило от боли, и, повернувшись на бок, я поджала под себя ноги стараясь унять физическую и душевную муку.


- Я убью тебя... кем бы ты ни был - мой голос потонул в тишине комнаты, вызвав у мужчины смех.


- Силёнок хватит? от бессилия и злобы, я ещё долго лежала, вглядываясь в стену прямо передо мной, и выдумывая способы, которыми прибью Гриса. ;


С этого момента все мои силы шли только на то, чтобы быстрее поправиться. Я начала есть, потому что аппетит появился сам собой, скорее всего из-за злости. Сама проверяла свои раны, не позволяя слугам прикасаться, и медикаменты тоже выбирала сама. А что? Вдруг этот садист мне туда что-нибудь сыплет? Я уже поняла, что вряд ли смогу пробраться во дворец Первого, и поэтому твёрдо решила поскорее поправиться и как можно скорее удрать. То, что Грис следит за мной, и знает о моём желании сбежать - меня вообще не волновало. Пусть знает. Не будет же он вечно так бдителен, а уж я момент не упущу. Под подушку я спрятала столовый нож, несмотря на то, что он был тупой, всё равно, какая никакая а защита. Этот гад только и ждёт удобного случая. И ещё кое-что... я начала задавать вопросы. Всем. Слуги шарахались от меня и удирали, стоило мне только заговорить о хозяине. Сам он уходил утром и возвращался только после обеда, и всегда в одно и то же время. А наше с ним совместное проживание в одной комнате, все вскоре стали принимать за отношения любовников. Но такое заблуждение со стороны слуг было мне только на руку. Так я могла хотя бы что-то выведать.

На время отсутствия Гриса, за мной следил всё тот же лысый здоровяк, но так как я стала чувствовать себя намного лучше, его присутствие мне больше не мешало.


Посольство Ихариона всё ещё находилось во дворце Зантара, и по рассказам всё тех же слуг, я узнала, что Асамин отказался от поста Первого Верховного. Представляю, что сейчас твориться с его мамашей... Зато теперь, он является Верховным генералом армии Астарна, так сказать, официально. Улыбнувшись, я грустно взглянула в окно. Вечерело. Яркие синие всполохи окрасили небо, протянувшись словно тысячи нитей, и опутав всё вокруг насыщенными красками синих и фиолетовых тонов. Даже закат здесь был необыкновенным. Позади, хлопнула дверь, и я напряглась.

Грис вошёл, осматривая комнату и усмехнулся, увидев стоящую перед распахнутым окном чистокровную. Она стояла с прямой спиной, и не опираясь ни на что. Грис порадовался. Это значило, что Наитриль чувствует себя лучше. Прекрасно! Ещё немного и...


- Поздно ты сегодня, - я даже не повернулась, - интересно... что тебя задержало?

Грис выгнул бровь, и уставился в спину чистокровной.


- А что, скучала?


- Нет. Меня больше интересует, где ты пропадаешь целыми днями и чем вообще занимаешься? Любопытство, знаешь ли. Не расскажешь?


- Любопытство говоришь, тогда, скажи мне, как долго ты своим любопытством собираешься изводить моих слуг? Или, ты надеешься, что они тебе поведают страшную тайну? Например, о том, что их хозяин внебрачный сын правителя Зантара? Или то, что он тоже обладает выдающимися способностями? Или, что у него была наречённая ещё с детства, но отец девочки променял многолетнюю дружбу на красивые глаза и власть, а после просто расторг помолвку? Или что после этого, маленький мальчик, так сильно полюбивший малышку, рыдал ночами в подушку пытаясь забыть её синие глаза? О том, что его семью убила гадкая тварь, которая скоро получит по заслугам и потеряет всё самое дорогое в своей жизни.


- О-о чём ты? Это... ты... то что сейчас говорил, ты говорил о себе? - глаза мои стали просто огромными от осознания того, что я сейчас услышала.


- Да. То что я сказал, это действительно обо мне. Слишком любопытных ждут неприятности... Я сам хотел рассказать тебе всё, но позднее, после того как разберусь кое с кем. Но ты ведь не приучена ждать. Тебе нужно знать всё и сразу? Отлично. Расскажу , чтобы ты уже сейчас поняла, что тебя ждёт.


Грис прошёл и сел в кресло, закинув ноги на низкий столик. Астар вертел руках аэто, и пристально смотрел на меня. А я не знала, верить ли тому что он говорит.


- Но ты говорил, что твои родители Высшие. К тому же твоя внешность... если ты сын правителя Зантара, пусть и внебрачный, а твоя мать уроженка этой страны, тогда почему ты выглядишь как полукровка? По твоим собственным словам, выходит, что ты тоже чистокровный. Как и я. И ты говорил, что я всего лишь гарант и тебе плевать на меня, и что отпустишь, как только я поправлюсь, а сейчас противоречишь своим же словам. Ты мне солгал?


Я наблюдала за сменой выражений на его лице, а когда увидела как взгляд Гриса потяжелел, то поняла, что он не врёт.


- Тогда, объясни. Объясни, чтобы я поняла.


- Отлично. Ну что же... начнём с самого начала, - и астар начал говорить, - моя мать действительно родом из Зантара, но она цезарнийка. Как и все, мой папочка был увлечён красивой внешностью, только мать была не достаточно высокого происхождения и всего лишь, состояла в свите при будущей королеве. А королева в свою очередь была полукровкой, хоть и голубых кровей. Но правитель Зантара спал с одной, а жениться предпочёл на другой, забавно, правда? Но это не столь интересно. Внебрачного ребёнка он не хотел. Ты же знаешь законы Ихариона? Зантар не исключение. Мать, чтобы спасти меня от участи быть ненужным, согласилась на предложение одного из Высших и вышла за него. Она была очень красива, а мой отчим не мог иметь детей, и ему нужен был наследник. Вот так у меня появилась семья. Причём счастливая и любящая, потому что моя мать со временем полюбила отчима. Здорово, правда? Но всё изменилось, как только в нашу жизнь вошла чистокровная семья из Ихариона. Знаешь кто? Твои родители, Наитриль. Именно они изменили наше мирное существование. Мой отчим был чистокровным и ещё...давним другом твоего отца. И твой родитель, в порыве дружеских чувств, неосмотрительно пообещал руку своей не рождённой дочери моему отчиму. Но... он не знал, что женой у него была цезарнийка, а не чистокровная. Когда вашу семью пригласили в гости в Зантар, твоя мать была беременна тобой. По пути она почувствовала себя плохо и родила на территории Зантара. Вследствие чего, твои волосы поменяли цвет и ты стала более живучей, что ли. Тогда отчим взял меня с собой и я впервые увидел тебя. Я даже держал тебя на руках, любуясь необыкновенными глазами моей маленькой красавицы невесты.Я ведь не знал тогда, что после того, как тебя увезут, я не увижу тебя снова. Потому что была ещё одна фигура в этом деле. Та, что имела свои собственные планы на твоего отца.

Гардене важен был твой отец и его кровь. Поэтому, по истечении нескольких лет она вынудила его разорвать уговор с моим отчимом, и заключить новый. Кровный. С обещанием сделать тебя женой будущего правителя. Он, ослеплённый любовью, согласился, и своим согласием перечеркнул множество жизней. Именно он запустил цепь убийств. Когда отец узнал о том, что Алаун сделал, он и моя мать решили отправиться в Ихарион. Но они так и не добрались до туда. Погибли. Это был яд. Их отравили прямо перед поездкой, в их собственном доме. Перед смертью, отец успел мне сказать, чьих рук это дело. Ты хоть представляешь, каково мне пришлось?! Я остался один. Без невесты, без семьи. А после, ошибку совершила твоя мать, когда на совете открыто обвинила Гардену в смерти мужа. Если бы не её обвинения, то возможно всё сложилось бы по-другому, и ты продолжала бы жить на родной планете, и мы встретились бы и полюбили друг друга. Но... всё получилось иначе. После смерти родителей, я собрался ехать в твой дом. Наивный мальчишка, я тогда решил, что верну всё на свои места. Но... не успел я прибыть в город, как узнал о том, что вся твоя семья мертва. Всем сообщили, что и ты тоже умерла вместе с родителями. Якобы, все вы сгорели в пожаре. Это был конец. Особенно для меня. Но оставалась ещё возможность отомстить, и я пошёл в Ихарионский корпус охраны. Со своей способностью, а ты уже познакомилась с ней, я без труда попал во дворец. Я жил там, и мечтал стать ближе к этой змее. И у меня получилось. Только случилось это когда прошёл уже не один год и когда эта стерва... положила на меня глаз. Пришлось изворачиваться, и даже спать с ней, лелея планы на месть. Её охраняли лучше, чем я думал, и убить Гардену было невозможно. Она даже в спальню умудрялась протащить одного из Клинков, и мне приходилось удовлетворять её при свидетеле. К слову, я так ей приглянулся, что на много лет занял её постель. За долгие годы рядом с цезарнийкой, я так втёрся к ней в доверие, что она рассказала мне забавную историю.

Она как-то поведала, как уничтожила твою семью, и как узнала о том, что ты осталась жива. Тогда, я чуть не раскрыл себя, слишком сильный проявил интерес к её словам. Гардена подозревала, проверила всё моё окружение... мерзкая сука! Но, я был не так глуп и старался, чтобы она не могла меня поймать. У меня вышло. Затем начались неприятности с Асамином, и тогда, я решил, что это шанс. Шанс вернуть тебя в Ихарион. Нашёптывая ей в постели свои "идеи" по спасению её сына, именно я подтолкнул Гардену воспользоваться договором и вернуть тебя. Я даже вызвался сам забрать тебя с Маларии. Ты должна была приехать и исполнить договор. После, я надеялся, что Сугир одержит победу, и ты приедешь в Зантар, а потом, я вернул бы тебя. Это было бы сложно, но вполне выполнимо. Ведь если бы Сугир внезапно умер, то следующим претендентом на трон Верховного Зантара, стал бы я. А ты, перешла бы ко мне по праву. Но ты умудрилась привлечь внимание Асамина. Как?! Он не жаловал женщин, предпочитая фавориток на одну ночь. Он был жесток, и ему было плевать на всех, пока не явилась ты.

В первую встречу, ты умудрилась унизить Верховного, вызвав к жизни его эмоции и чувства. А каково было мне, видеть как его глаза полыхают от страсти ? Но ты не унималась. И в итоге, всё это привело к тому, что ты добровольно отдала свои силы никчёмному сыночку Гардены. Более того, она чуть не убила тебя. Ты дура, Наитриль! Пустоголовая идиотка, наивная, не способная разглядеть очевидных вещей. Я узнал обо всём слишком поздно. Девочка, что передала тебе записку на турнире, это она отправила меня туда, рассказав о Гардене. Я думал, что опоздал! Чуть с ума не сошёл, когда увидел тебя там, почти мёртвую. Но судьба сжалилась, и не стала отнимать тебя у меня. И я решил, что теперь твоя жизнь связана со мной. Понимаешь? Это даже хорошо, что все думают, что ты умерла. Теперь, ты станешь только моей. Сил чистокровной у тебя нет, и сбежать ты не сможешь, потому что я не отпущу. Пусть даже не так как я хотел, но частично мой план удался. Осталось избавить мир от Гардены. Именно этим я сейчас и занимаюсь, а ты - ты гарант моей неприкосновенности и моего будущего. Несмотря на потерю силы, ты всё ещё чистокровная. Ты выполнила договор, ты невеста. Да, пусть и была чужой, но теперь ты моя! Я спас тебе жизнь, а это дорого стоит, Наитриль. Я прав? Поэтому... сейчас ты поклянёшься мне в верности и станешь послушной. Ты будешь терпеливо ждать, пока я не уничтожу Гардену. Ты станешь моей женой. Законной женой. И даже если Асамин узнает о твоём существовании, а он узнает ,когда придёт время - будет уже поздно.


Я стояла, бледнея, и понимая, что из лап одной паучихи, попала в лапы не менее хищного паука. Он, наверное, умом тронулся, раз считает такое возможным.


- Нет. Этого не будет, Грис. Ах да, забыла, тебя ведь зовут по-другому? И каким же образом, ты решил сделать наш так называемый брак, законным? В договоре, конечно ,не указан претендент на мою руку, но ты-то здесь каким боком? Невеста? Я твоя наречённая? Что за бред! А насчёт того, что ты мне жизнь спас, так не переживай, я тебе отплачу. Но отплачу не собой, а деньгами.


- Нет, это ты меня не поняла. Скоро, Сугир умрёт. Асамин уже облегчил мне задачу, отказавшись от поста Первого Верховного, осталось только дождаться их отъезда в Ихарион, и можно начинать. Как только Первый Верховный отойдёт в мир иной, советники примутся за поиски претендентов на пост, по крови. А я - единственный кровный родственник Сугира. Я сделаю так, чтобы меня нашли. Затем, будет демонстрация силы, чтобы подтвердить право на престол Зантара. А после... как думаешь, что потом?


- Неужели... ты собираешься претендовать на пост Первого вместо своего брата? Но ведь ты полукровка! Незаконнорождённый полукровка! Или ты думаешь, что законы изменятся по твоей прихоти? Этого не будет! Ты можешь сколько угодно мечтать о своём величии, но это не случится, пойми ты уже.


- Ещё как случится. Потому что у меня будет козырь. Как думаешь, какой? - я ещё больше побледнела, когда поняла, к чему клонит этот сумасшедший мужик, - да, ты всё правильно поняла. Я уверен, что они признают меня, ведь у меня будет чистокровная жена и как перспектива - рождение чистокровного ребёнка, кровь от крови с прежним правителем, плюс наличие гена правящей ветви Ихариона, да, побочной ветви, но в тебе течёт благородная кровь. И даже если у тебя - сил не осталось, у твоих детей они будут. Потому, что законы природы Астарна никуда не делись. Я стану героем, спасшим от смерти чистокровную. И меня примет даже Фачири, причём примет только за то, что благодаря мне, ты жива. А Асамину придётся кусать локти и защищать нашу планету, и я постараюсь, чтобы защищал он её как можно дальше от тебя. Потому что он узнает о тебе только тогда, когда ты окончательно станешь моей. И он смирится. Вот увидишь, он смириться с твоей потерей, по сути, он уже это сделал когда похоронил тебя. Как только займу пост Первого, сразу избавлюсь от Гардены. Этой твари светит публичная казнь. И всё это ради тебя, Наитриль. Ну, и ради себя конечно. Я даже позволю тебе поднести факел к её ногам. Думаю, сожжение будет справедливой карой за то, что она сделала с нашими родителями. А насчёт законности нашего брака... ты получишь клеймо моего рода, как только моё существование и кровь признают.


Я сжала пальцами виски и закрыла глаза. Что это?! Что за ... голова кружилась, перед глазами поплыл туман. От обилия информации и того, что наговорил мне сумасшедший гадёныш, у меня заболела голова. Я покачнулась, и почувствовала, как на мою талию тут же легли сильные руки. Сжав , Грис перетащил меня на кровать и обеспокоенно уставился мне в лицо.


- Что с тобой? Ты плохо выглядишь. Я позову Дилу, она врач и может осмотреть тебя. - Грис ринулся прочь, хлопнув дверью, а я скорчилась на кровати, чувствуя, как к горлу подкатила тошнота.


Дила пришла быстро и попросила Гриса выйти, чтобы осмотреть меня. После недолгих расспросов, она вынесла вердикт, что у меня нервное переутомление и удалилась, пожелав мне как можно больше отдыхать.

Переутомление? Да уж, переутомишься тут. Столько всего навалилось. Так вот что он имел в виду, когда на корабле назвал меня своим гарантом. Для него я была не только защитой от смерти, но и возможностью исполнить задуманное. А может, он придумал этот план уже после того, как спас меня? Что делать? Что мне делать?!


Грис пришёл сразу после осмотра, недовольно хмурясь, и кусая губы от злости. Я подозревала, чем вызвано его недовольство и молилась, чтобы недомогание длилось как можно дольше, по крайней мере, у меня будет возможность избежать с ним близкого контакта. Пока я в таком состоянии, он меня не тронет. Плюс кровожадные планы моего спасителя относительно убийства Сугира... меня напрягала его абсолютная уверенность в успехе. Как же так? Неужели, он нашёл способ обойти охрану дворца и личных телохранителей Первого? Как же? Каким образом он собирается привести свой план в исполнение? Решено. Попробую удрать завтра, пока его не будет дома. Попробую! За этими невесёлыми мыслями я уснула, провалившись в сон. Во сне мне снился Асамин. Он искал меня, стоя на турнирном поле и громко крича моё имя, а я тянула к нему руки и просила помочь.



Асамин проснулся от собственного крика. Он открыл глаза, и замер, в ужасе глядя прямо перед собой. Рядом с ним стоял Кана, а над головой у капитана Клинков сгустилась стихия воздуха, приняв вид меча. Не было привычного взгляду круга, было оружие, острое, висящее прямо над мужчиной. Кана стоял, даже не шевелясь. Как только Асамин открыл глаза, Кана прошептал: " Убери его. Ты чуть не убил меня только за то, что я решился разбудить тебя".

Сглотнув, Асамин напряг зрение и быстро укротил стихию, Кана облегчённо выдохнул и сел прямо на пол.


- Давно ты так стоишь? - Асамин сел в кровати, и запустил руку в волосы, проводя по мокрым от пота прядям.


- Несколько часов. Ты кричал, звал её во сне и я решил помочь тебе проснуться, но ты даже не просыпаясь не дал мне и близко подойти. Похоже, этот дар абсолютная защита. Тогда я не понимаю, почему мать Наитриль не убила Клинков, отправленных Гарденой. Как думаешь? Если её мать обладала хотя бы частью той силы, то возможно могла бы защитить свою семью и слуг от бессмысленной резни.


- Ты забываешь о том, что тогда в Клинки почти полностью состояли из чистокровных отпрысков. Я думаю, она защищалась, просто не смогла выстоять против обученных убивать мужчин. Её мать была настоящей астарнианкой, вряд ли она умела сражаться так, как это делала Наитриль. - Асамин, закончив говорить, устало откинулся на подушки.


Кана задумчиво смотрел на него, потирая подбородок.


- А что ты скажешь о своём сне? Ты снова видел её?


- Нет. Я знал, что она рядом, но сколько бы ни искал, так и не нашёл. Это странно. Ведь с момента её смерти я постоянно видел её живой в своих снах.


- А по-моему, ничего странного. Она мертва, Асамин. Смирись, и продолжай жить дальше.


- Не могу. У меня ощущение, что она жива. Не знаю почему, но я не могу смириться с её смертью. Как будто она часть меня. Я чувствую, понимаешь?


Кана вздохнул, и задумался над словами Верховного.


- Ты полюбил, Асамин. Думаю, это от того, что её сила внутри тебя, имено поэтому ты чувствуешь, что она жива. Но Фачири подтвердила её смерть. Ты и сам видел, как вела себя кровь на её одежде. Полностью подчинилась велению старухи. Собирайся, мы слишком долго пробыли в Зантаре. Сугир ждёт не дождётся, когда мы покинем его земли. К тому же твоя мать...


- Что опять натворила Гардена? - Асамин нехотя встал, откинув одеяло, и поплёлся приводить себя в порядок. Натягивая одежду, он выслушивал жалобы Кана на поведение его матери и недоумевал, как Гардена, в порыве злости, не разнесла весь дворец Первого. Он вспомнил её реакцию на свой отказ от поста Главного Верховного Собора. Истеричные крики с битьем посуды и попавших под руку слуг. Маска благодушия и доброты слетела с неё в мгновение ока, оставив уродливый оскал ярости и злобы. Она кричала, что он не её сын. Обвиняла в глупости и недальновидности. Угрожала, просила, и в конце концов заявила, что он не заслужил власть. Асамин понял, что ему придётся усилить бдительность, чтобы не допустить очередных интриг со стороны родительницы. - Так что же она натворила?


- Твоя мать заявила Сугиру, что ему недолго осталось сидеть на посту Первого. Причём, сказала это при советниках и половине Высшей знати Зантара.


- Я не удивлён. Несмотря на свою хладнокровность, мать никогда не умела держать язык за зубами. Что ещё? - Верховный оделся и теперь стоял перед капитаном Кана в полном облачении. Капитан Клинков поразился, как быстро он перешёл из состояния растерянности, к состоянию полного контроля. Ещё только минут назад, перед ним был разбитый и не выспавшийся парень, а уже сейчас - стоит холодный правитель, со стальным взглядом красных глаз.

Вытянувшись в струну, Кана невольно собрался. Друг исчез, а на его месте вновь стоял Верховный генерал армии Астарна и правитель Ихариона.


- Пришли вести из Ихариона. Фачири забрала Амирру и удалилась в один из своих домов. Матео отправился с ними. Чистокровная не хочет возвращаться ко двору и предпочла покинуть Ихарион. Она выбрала провинцию Яур.


- Прикажи охранять Фачири. Я не хочу, чтобы что-то случилось с ней или Амиррой.


Кана изумился настолько, что у него пропал дар речи.


- С Амиррой? С каких пор тебя волнует незаконнорождённая?


- Она меня не волнует, но если Фачири потеряет её... то не переживёт. Наитриль не хотела бы, чтобы её бабушка или сестра были в опасности.


- Да старуха ведь обладает силой, не думаю, что оставит попытку вмешательства в свою жизнь, без ответа. Она уже уничтожила одного из наших в Маларии. А он, кстати, был в корпусе охраны Собора.


- Пусть охраняют. Это мой долг. Я должен хоть как-то отплатить Наитриль за её дар. Поэтому её будут охранять, я, так решил. Исполняй, Кана.


- Да, Верховный, - Кана склонился, и выпрямившись покинул комнату.


Приготовления к отъезду прошли быстро. Уже к концу дня, посольство из Ихариона отбывало домой. Сугир просто светился от счастья, провожая взглядом спину Асамина. Он избежал позорной участи быть свергнутым с поста Первого и по-прежнему являлся оплотом власти Собора. Замечательно! Жизнь прекрасна! Чего ещё желать? Исполненный собственной значимости, и довольный тем, как всё разрешилось, Сугир вернулся к своим обязанностям и привычным развлечениям. Вина полились рекой, Первый Верховный праздновал.

Асамин откровенно усмехался, глядя на широкую улыбку Первого. Кана хмыкнул, и когда все вещи были погружены в корабли, поинтересовался у Верховного.


- Скажи, Асамин, ты уверен, что четырёх шпионов будет достаточно, чтобы обезопасить Ихарион от Сугира и Собора? Прошлый раз тебя приговорили к казни.


Асамин нахмурился, воспоминания быстро промелькнули в его голове, вызвав на лице множество эмоций.


- Пока, этого достаточно. Позднее, в Ихарионе я сам отберу ещё нескольких, чтобы знать наверняка, что будет делать этот ублюдок.


Пол у них под ногами завибрировал, и Асамин понял, что корабль набрал высоту. Скоро, они будут дома, и на него свалится тьма новых обязанностей. Он надеялся, что за работой сможет выбросить из головы: так долго мучающий его образ, Наитриль.


Грис стоял в толпе провожающей Ихарионские корабли. Его лицо было спрятано за светлой тканью, и только глаза, сверкнувшие удовлетворением, засияли ярким синим светом. Он избавился от линз, и теперь смотрел на мир своим собственным взглядом. Всё идёт так, как он задумал. Асамин покинул Зантар, Гардена уехала вместе с сыном. Высокмерная сука даже умудрилась подставить себя, и сыграть ему на руку. Как только Сугир умрёт, она станет первой подозреваемой. Всё просто отлично. Осталось подчинить себе чистокровную, и считай половина дела сделана. Но как назло, девчонка почувствовала себя плохо, а он так надеялся получить её ещё вчера. Ничего не поделаешь, придётся подождать... Усмехнувшись, синеглазый мужчина пружинистым шагом отправился по своим делам, насвистывая любимую с детства мелодию.


Я почти весь день пыталась уйти из под надзора лысого здоровяка, приставленного ко мне, но громила не отставал, следуя за мной по пятам. К середине дня отчаяние накрыло меня лавиной, грозя вылиться в поток брани. Мне хотелось ударить противного мужика, чтобы он упал и больше не поднялся. Я бродила по дому, надеясь отыскать слабое место в этом лабиринте коридоров, чтобы суметь скрыться от него. И кажется, ко второй половине дня мне это удалось.

Притащившись на кухню, где толстая женщина орудовала огромной поварёшкой, и командовала своими помощницами, я увидела дверь во двор. Причём, дверь была открыта и мне хорошо был виден выход в сад. Довольно улыбнувшись, я поплыла на середину кухни, делая вид, что увлечена ароматом доносящимся из большой кастрюли, над которой колдовала необъятных размеров повариха. Охранник двинулся за мной. Ещё шаг, ещё... а дальше, я быстро развернулась и с силой вцепилась в кастрюлю. Руки обожгло, но это волновало меня меньше всего. С силой толкнув посудину на пол, и вызвав визг и ругательства с стороны лысого, я рванула к двери.

Горячее варево разлилось по полу, обжигая, и растекаясь красноватой лужей. Охранник попытался кинуться за мной, но поскользнулся и упал,а я понеслась так быстро, как только могла. Тут же вернулась боль в раненом боку, но я продолжала бежать, ловко пересекая сад. Метнувшись влево, я остановилась, взгляд лихорадочно искал выход и не находил. Чуть не взвыв от безысходности, я услышала хруст веток, лысый не отставал. Впереди был каменный забор, высотой почти в мой рост, и я бросилась к нему, на бегу задирая платье. Скинув шлёпанцы на невысоком каблучке, я постаралась ускориться, чтобы попытаться уцепиться за край и подтянуться. Мне удалось! Но ликование было недолгим. Лысый ухватился за ногу, дёргая её с такой силой, что мне показалось, что он собирается её оторвать. Не глядя лягнув охранника, я, хоть и с трудом, но всё же перевалилась через забор, и повисла на руках. Мышцы заныли с непривычки и долгого бездействия без тренировок, напрягаясь от нагрузки. Дыхание рвалось, бок горел, и мне даже показалось, что снова полилась кровь. А может, это был просто пот.

Спрыгнув, я услышала как за спиной орёт от злости охранник и как он пытается забраться на стену, и похоже, форы у меня немного, поэтому я снова побежала. За воротами сада оказались деревья, и трава - мягкая и пушистая, которая тут же обняла мои ноги. Я бежала, и в голове словно набат билась мысль: " Быстрее, Наи, быстрее!" Платье прилипло к телу, дыхание всё ещё срывало лёгкие, а я всё неслась, словно ветер. Свобода! Почти смогла! Почти... деревья закончились и я остановилась. То, что предстало моему взгляду, повергло меня в глубокий шок. Снова забор. Только на этот раз мне его не перемахнуть при всём желании. Высоченный! Чертыхнувшись, рванулась в сторону. Бег вдоль этой громадины не дал результата, забор был словно нескончаемый. Снова повернула в сторону деревьев. Если удастся спрятаться, то возможность удрать появится. Даже если они будут меня искать, я могу укрыться так, чтобы они не нашли меня как можно дольше. Бок болел всё сильнее, трава сминалась под босыми ступнями, чтобы уже сразу выпрямиться упругими сине-зелёными стрелками. Словно птица, я сделала рывок вперёд, и мои ноги вдруг ушли в пустоту. Я не успела даже вскрикнуть. Падая, и сдирая локти в кровь, я летела по каменному спуску. Паника родилась мгновенно, чтобы уже через секунду смениться на холодный рассудок и мысль о подземном бункере. Ловушка? Вряд ли. Удар об пол, громкий: "Ох", сбитые локти и колени, покрытые ссадинами, и тусклый свет в узком холодном коридоре, уходящем в сторону извилистой дугой. Поднявшись,я побежала вперёд. Выбраться на поверхность удастся вряд ли, поэтому выход только один - искать возможность выбраться изнутри.

Немного сбавив скорость, я пошла. Силы стремительно таяли, а шумное дыхание отражалось от каменных стен, и оставалось где-то в темноте, за спиной. Преследователя пока не было. Шагая вперёд, я на минуту остановилась, прислушиваясь к странным звукам. Там кто-то есть. Напрягая слух, я отчётливо услышала голоса. Продвигаясь осторожно, я почти задержала дыхание, чтобы ненароком не выдать своё присутствие. Ступни мягко касались холодных камней, а тело сжалось в тугой жгут, вспоминая приёмы отточенные годами.

Коридор закончился, и я увидела приоткрытую дверь. Там и правда, был слышен разговор. И один голос я узнала сразу, мысленно застонав, и чертыхнувшись про себя. Лампа над головой замерцала, издавая противный треск, и я, тихо прижалась к двери, слушая, о чём говорят двое мужчин, скрытые за ней.


- Всё как ты и говорил. Завтра он отправляется на охоту, и у нас будет только одна попытка.


- Зверь готов. Осталось отпустить его на волю. Завтра Сугир умрёт в лапах лугра. Я уже сделал лугру укол, и к утру эта тварь станет бешеной и жадной до крови. Кстати, вряд ли зверюга ограничится одним Сугиром. Скорее всего, будет много жертв, так что найди предлог, и откажись от охоты. Мне нужно, чтобы ты не пострадал, иначе, вся наша работа пойдёт насмарку.


- Я притворюсь больным и останусь дома. Думаю, почти все советники завтра будут там. Я ухожу , позаботься о доставке сам. Мне сейчас нельзя попадать под подозрение.


- Иди. И не забудь подложить аэто, которое я тебе дал, в комнату Сугира. Постарайся там, чтобы всё вышло, нужно чтобы оно оказалось в сейфе, когда его будут вскрывать. Кормилица уже во дворце, так что заботься о ней. У Первого в комнате - дежурит охранник, подкупленный нами, он знает пароль от сейфа. Смотри мне, чтобы всё было чисто.


Я услышала звук удаляющихся шагов. Значит, есть ещё одна дверь? Похоже на то. Остаётся только дождаться ухода Гриса и можно будет попытаться выбраться. Тишина становилась всё осязаемей, я ждала, за дверью, были слышны лишь лёгкие шорохи. Интересно, что он там делает?

Вскоре, послышался писк и раздражённый голос произнёс: " Ну что ещё?", " Сбежала?!" "Как она могла сбежать?!" " Я иду, через несколько минут буду, ждите."

Ругань, удар о стену чего-то, что разбилось и скорее всего было устройством связи, и шаги раздались снова, унося прочь моего мучителя. Подождав ещё несколько минут, для надёжности, я вышла из-за двери и шагнула туда, где только что был Грис.

Я оказалась в большой комнате. Она была круглой, с несколькими лампами, мерцающими бледным белым светом, и дверным проёмом темнеющим прямо передо мной. А ещё, поти всё пространство занимала огромная клетка, в которой спал гигантских размеров зверь. Я осторожно подошла ближе, уже понимая, о чём говорили два злодея. Значит, они собираются эту зверушку выпустить во время охоты, вколов ему что-то для того, чтобы он напал на Сугира?! Использовать ни в чём не повинное животное, для своих мерзких замыслов?! Приблизившись к клетке, я разглядывала лугра. Мощное животное спало, свернувшись калачиком. У него была коричневая шерсть, с синими продольными полосами, длинный тонкий хвост, оканчивающийся острым блестящим наконечником в виде перевёрнутого сердца, огромные клыки, натягивающие верхнюю губу зверя,удлинённые глаза, закрытые тонкой кожей синих век, розовый нос и мохнатые лапы, с похожими на острые ножи, длинными когтями. Во сне, зверь повёл носом. По опыту зная, что животные реагируют на запахи гораздо острее, чем кто бы то ни было, я замерла.

Синее кожистое веко дрогнуло, и лугр лениво приоткрыл один глаз. Я в восхищении смотрела на абсолютно чёрные глаза, с жёлтым вертикальным зрачком, который дрогнул и запульсировал.


- Тихо, малыш, тихо, - мой ласковый голос и абсолютное спокойствие произвело странный эффект. Обычно, хищники замирали, в стремлении узнать стоящую напротив жертву получше, и соотнести голос и дивжения, но лугр повёл себя иначе. Молниеносно вскочив, животное оскалило пасть и кинулось на прутья клетки. Зрачок то сужался, то расширялся, а из пасти закапала слюна. Похоже, мои навыки дрессировщицы не сработают. Зверюга, под действием препарата, кроме голых инстинктов убийцы больше ничего не чувствует.

Зверь грыз прутья решётки, в стремлении выбраться и порвать меня на части. Жаль, что я не успела вовремя, тогда смогла бы помочь этому животному и вместе мы спаслись бы от злобного гада. Жаль... придётся уходить одной.


- Понравилась зверушка? - ненавистный голос прозвучал из-за спины, заставив меня содрогнуться.


- Ты, как ты узнал, что я здесь? - мой голос не дрожал, и поворачиваться к Грису не хотелось.


- Ну, это просто логика. Где же тебе ещё быть, если вокруг стена, а единственное место куда ты могла исчезнуть - это провалиться под землю. В общем, это единственное место, дорогая.


И так прозвучало это его "дорогая", что мне стало не по себе.


- Я вижу, ты вполне здорова, а я переживал...


- Пошёл ты! - я повернулась, игнорируя злобный рык за спиной, ведь передо мной теперь был "зверь" гораздо страшнее и в сотни раз опаснее, чем лугр.


Грис приблизился, остановившись на расстоянии вытянутой руки от меня. Гнев заставил меня подобраться. Пусть только попробует меня тронуть ,я буду драться. Лучше умру, чем достанусь этому уроду. Ждать долго не пришлось, руки астара вскинулись в попытке ухватить меня, и тут же он получил отпор. Платье, умело заткнутое за пояс, больше не причиняло неудобства, дав мне полную свободу действий. Удар получился не таким сильным, как бы мне хотелось, потому что бок всё ещё болел, но астару хватило и его, чтобы понять, что я настроена серьёзно.

Взревев, Грис кинулся на меня, и замелькали наши руки и ноги. В отличии от меня, он был здоров как бык и весьма хорошо натренирован. Грис легко отбивал все мои атаки, умело выставляя блок, и каждый раз, когда его удар достигал цели, мне приходилось сжимать зубы от боли. Он бил профессионально, и при этом старался не попасть мне в живот. Не хочет меня калечить? Ну-ну...

Адреналин пролился в кровь, распространяясь в воздухе, и заставляя зверя рычать сильнее. Лугр кидался на прутья с остервенением, и мы дрались так же. Я не уступала, хотя пот уже лился по спине и тело ломило от усталости. Нет. Я буду биться до конца.





Глава 8




Удары сыпались на меня с бешеной скоростью, и я старалась отвечать, правда старалась. И если в начале Грис щадил меня, стараясь не покалечить, то после нескольких минут , поняв, что сдаваться я не собираюсь и бью в полную силу, разозлился. Астар напружинился, и всё же ударил меня в живот.

В глазах замелькали всполохи света, боль скрутила в жгут, не давая пошевелиться, и я упала на колени, с трудом пытаясь сделать вдох.


- Я же сказал, что не отпущу! Даже если придётся снова уложить тебя на больничную койку. Всё?! Или ты попробуешь сопротивляться снова?!


Но сил ответить не было. Перед глазами поплыл чёрный туман. Несколько вдохов не дали долгожданного кислорода, и я отключилась.


Грис ещё постоял, глядя как чистокровная лежит на каменном полу согнувшись и держась за живот, а после, подошёл и поднял расслабленное тело. Он не хотел причинять ей боль, но она сама напросилась. Девчонка решила что сможет справиться с ним? Она была обречена. Только теперь, такой свободы ,какая была у неё до сегодняшнего дня, больше будет. Он не даст ей даже шанса, чтобы попытаться сбежать от него.


Зверюга протяжно взвыла, но он, крепко обняв Наитриль, понёс её к выходу. Скоро ему нужно будет отправиться на транспортировку лугра, и нужно успеть это сделать до утра. А уже завтра его судьба начнёт меняться, и чистокровной в этой судьбе отведено определённое место.


Принеся девушку в спальню, он приказал Дуалу достать ремни, чтобы привязать чистокровную. Проверив рану на животе девушки, Грис быстро перевязал её, и смазал свежие ссадины на её теле. Видя, как на белоснежной коже расплываются багрово- фиолетовые синяки, Грис испытал укол совести, но тут же заглушил его, задушил в зародыше. Если он начнёт испытывать к ней жалость, то отпустит без сожаления, а она была ему нужна. Закончив с перевязкой, Грис стянул ремнями запястья Наитриль и надёжно привязал их к спинке кровати. Пока он в отъезде, чистокровная будет привязана, а после, он сам решит. Ещё раз осмотрев девушку, и надя её состояние не внушающим опасения, астар спокойно покинул спальню.


Я очнулась от острой боли, и покалывании в затёкших руках. Решив поменять положение, я пошевелила руками и поняла, что привязана. Вот сволочь! Этот гадёныш меня привязал?! Дернув несколько раз, я поняла, что свобода мне не светит, и впервые за долгое время разревелась, глотая солёные слёзы и жалобно всхлипывая. Всё тело болело. Наверняка, я вся в синяках. Мой живот онемел в том месте где была рана, жуткий садист хорошо мне врезал. Скосив глаза на одежду, увидела, что её на мне практически нет. Тонкая рубашка топорщилась над толстым слоем бинтов на моём животе. К вечеру, пришла тихая служанка, которая покормила меня в полном молчании, отказываясь ответить хоть на один мой вопрос, и подчёркнуто игнорируя мои просьбы отпустить, или хотя бы развязать ремни у меня на руках. Я лежала беспомощная, а злобный упырь Грис, наверняка, оправился по своим чёрным делам.

Ночь тянулась долго. Я просыпалась, вздрагивая от странных шорохов и звуков. А когда провалилась в сон, мне снился лугр, раздирающий на части Гриса.

Он пришёл под утро, и разбудил меня громким хлопком двери. Разлепив глаза, я с ненавистью посмотрела на него. Всё-таки, мне не показалось, и его глаза действительно оказались синими. Гад!


- Как самочувствие? - вопрос, заданный ехидным тоном, взбесил.


- Ненавижу тебя! Мечтаю, чтоб ты сдох, и поскорее. Надеюсь, что у тебя ничего не выйдет и Сугир останется жив.


- Нет. Не останется. В этот самый момент, Первый Верховный собирается на охоту. Его рашкас будет выведен из строя, и Сугиру придётся остановиться в лесу, где его уже поджидает злющая и весьма голодная зверушка. Забавно, ты даже не представляешь, как мне хочется самому посмотреть, как он умрёт.


Я сглотнула, понимая, что скорее всего этот злодей добьётся своего, но всё же надеялась, что Сугир сможет противостоять зверю.


- Не забывай, Сугир чистокровный. У него есть то, чего никогда не будет у тебя. Сила стихий. Он будет защищаться, и победит.


- Этот идиот, пил на протяжении нескольких дней. Даже сегодняшнюю ночь он провёл за стаканом с выпивкой. Он и пикнуть не успеет, как его не станет на этом свете. Лугры отличаются свирепостью и скоростью, ему не выстоять. Пока его пьяный мозг соображает, животное разорвёт его на части.


Ужаснувшись от картины, тут же нарисованной услужливым воображением, я отвернулась от довольной физиономии Гриса, и закусила губу, опасаясь взрыва гнева этого сумасшедшего маньяка, объявившего свою собственную кровавую войну, о которой ,впрочем, никто и не знает.


- А ты, моя красавица? Готова ,провести остаток своей жизни в таком состоянии? Или ты всё же согласишься добровольно принять моё предложение о браке? В любом случае, как бы ты не ответила, твоя жизнь впредь будет ограничиваться собственным садом и четырьмя стенами спальни. В город ты будешь выходить только в сопровождении охраны и с полностью закрытым лицом. Поняла?


- Да... а ты, оказывается, тиран похлеще Асамина. Он, по крайней мере, меня не запирал, и в постель насильно не тащил, - закрыв рот ладошкой и сообразив, что ляпнула лишнего, и скорее всего реакция на мои слова последует незамедлительно, я напряглась. Опасливо посмотрев в его сторону, заметила задумчивое выражение на лице астара. Он смотрел на меня так пристально, что мне стало не по себе.


- Я давно знаю, что ты с ним спала. Мне плевать на это. Важно только то, что ты достанешься мне. Даже с мёртвыми клановыми символами и без стихий, ты моя. Ты младенцем была обещана именно мне, а не сыночку Гардены. Когда увидел тебя в Маларии, глаз не мог оторвать. Ты была так прекрасна со своими стрелами, - он сделал несколько шагов к кровати, остановился, и, склонившись надо мной, прохладной рукой провёл от локтя к запястью, пальцем прочерчивая татуировки стрел и символов, - Мёртвые... но такие прекрасные.


- Убери руки, - прошипела я , натягивая ремни, в усилии сбросить нежеланное прикосновение.


- Привыкай. Скоро всё твоё тело будет принадлежать мне одному. Надеюсь, ты уже это осознала и примешь своё положение, и чем скорее ты это сделаешь, тем лучше.


" Да сейчас! Бегу и падаю! Ты меня не получишь, мерзкий урод! Я всё равно от тебя сбегу или найду какой-либо другой способ от тебя избавиться!"


Усмехнувшись прямо мне в лицо, Грис, не обращая внимания на мои взгляды горящие бешенством, поцеловал. Я думала, что меня сейчас стошнит, но... не стошнило. Теплые сухие губы несколько секунд терзали мой рот, а всё что я чувствовала, это полнейшее равнодушие. Ах, нет, ещё ненависть, сжигающую, словно лесной пожар.



Сугир, пошатываясь, взобрался на рашкас, и автоматические крепления тут же плавно обхватили его лодыжки. Проверив управление, Первый Верховный икнул, и попытался принять правильное положение, ведь если он свалиться с этой небольшой пластины, это будет позор. Обернувшись, он видел как шепчутся за его спиной советники, и все те, кто принимал участие в сегодняшней охоте. Несколько молодых Высших легко встали на собственные рашкасы, твёрдо расставив ноги, и приготовившись к стремительному полёту. За спиной у каждого из них, был арбалет. Вздохнув, Сугир подумал о том, что немного перестарался с выпивкой. Поправив своё оружие, он с трудом выпрямился, и сделав привычное движение ногами, почувствовал как рашкас отреагировал, легко подняв его на несколько сантиметров над землёй. От овального устройства исходило тепло, окутывающее его ноги в высоких ботинках с множеством серебристых ремешков, а сгустившийся воздух бил в землю под пластиной, вызывая звук, похожий на лёгкий свист.

Когда распорядитель объявил о начале охоты, молодые Высшие и половина двора Зантара рванула вперёд. Свист заполнил тишину, и рашкасы взмыли, унося улюлюкающих охотников.


Арбалет лёг в руки приятной тяжестью,а ноги сами направляли рашкас, заставляя тот стремительно лететь, так, что длинные полы его туники развивались за спиной. Хмель постепенно уходил в никуда, оставляя приятную ясность в голове. Он оторвался от остальных, и уже двигался по лесу, плавно обходя высокие деревья с темными стволами, упирающимися кронами в небеса. В лесу было влажно и пахло дождём. Сугир обернулся, удовлетворённо вдохнул чистый влажный воздух и замедлил движение. Глаза, быстро осматривали пространство ища добычу, но пока, в поле его зрения не попало ни одной мало-мальской пичужки.

Свист рашкаса прекратился неожиданно. Овальная пластина вдруг затихла, а крепления упали. Устройство наземного передвижения рухнуло вниз, и он по инерции упал следом, приземлившись на собственный зад и выругавшись. От досады сплюнув на землю, Сугир отбросил вышедшую из строя пластину и поспешил подняться. Арбалет валялся в нескольких шагах от него, и Первый пошёл по направлению к упавшему, во время поломки рашкаса, оружию. Он как раз наклонился поднять его, когда услышал за своей спиной сиплое дыхание.

Волосы на затылке встали дыбом от осознания опасности. Он сглотнул, и резко выпрямился, сделав рывок чуть в сторону. Словно в замедленной съемке, он увидел огромную лапу вспоровшую воздух длинными когтями, задевшими его оружие, отчего оно снова полетело в сторону. Тело машинально отреагировало, а в руках родилась сила. Стихия земли поднялась рядом с ним, оформившись в зелёный вращающийся круг, сотканный из комьев вырванных вместе с травой его силой, и удерживая от нападения на него опасного хищника. Сугир увидел, как прямо напротив него застыл огромный зверь.

Лугр дышал шумно, оскалив клыки, и бил хвостом, срезая траву словно она была всего лишь тонкой паутиной. У Первого глаза из орбит полезли, глядя на животное, с пеной по краю мохнатой клыкастой пасти. Рык раздался резко, заставив Сугира вздрогнуть. Руки противно задрожали, стараясь удержать единственное пока орудие, способное нанести вред этому мощному зверю. Лугры были опасны и в спокойном состоянии, а этот, похоже, был болен. Зрачки странно дёргались, заставляя Первого нервничать сильнее. Бешеный? Да откуда в его лесу вообще взялся лугр?! Эти твари водились далеко, и Зантарские егеря строго отслеживали их популяцию и передвижение. Что же эта зверюга тогда делает здесь? Мысли испарились, как только лугр сделал бросок вперёд. Земля, поднятая Сугиром, ринулась ему навстречу, с силой врезаясь в животное. Взревев от ярости и боли, лугр лишь упрямо рвался к нему, в стремлении растерзать свою добычу. Первый почувствовал слабость. Во рту появился горький привкус, а комья земли призванные стихией, стали осыпаться. Что это? Последствия многодневной попойки, вот что! Стиснув зубы, Сугир попытался активировать круг воздуха, но дрожь в руках мешала, а страх сковывал мысли, мешая трезво оценить ситуацию. Сила стихий быстро ослабила и без того ослабленный пьянством организм Первого, а лугр был совершенно невменяемым, и даже получая раны от круга земли, всё равно умудрился достать его лапой.

Кровь брызнула из распоротой когтями руки Первого Верховного, падая на землю, и заставив зверя втянуть носом воздух. Тёплый запах свежей крови сделал своё дело, и зверь прыгнул в решающем рывке, преодолевая сопротивление Верховного Зантара и утробно рыча. Последним, что увидел в своей жизни Сугир, была раскрытая пасть, с капающей на его перекошенное ужасом лицо - слюной, и чёрные глаза, с бешено пульсирующим жёлтым зрачком.

Лугр рвал свою добычу, упиваясь кровью, и не обращая внимания на дикие крики умирающего мужчины. Хруст костей и последний хрип, раздался в лесной тишине, ставшей последним пристанищем Первого. Это была его последняя охота, окончившаяся так трагично. Последний день правления Сугира - Первого Верховного Собора Астарна.


Когда аэто Гриса пропищало, я повернула голову, чтобы тут же наткнуться взглядом на улыбку полную жестокого удовлетворения. Именно тогда я поняла, что ему удалось. Удалось избавиться от собственного сводного брата. Неужели, Сугир мёртв?! Не-ет! Только не это!


- Ну что же, а теперь второй акт, - Грис поднялся с кресла, окидывая меня довольным взглядом, - осталось дождаться посольства из дворца и ... я больше не стану прятаться, а займу место, полагающееся мне по праву рождения. Готовься, чистокровная. Тебе придётся стоять рядом со мной...



Они пришли два дня спустя. За эти дни из спальни меня почти не выпускали, и Грис неотлучно находился рядом. Когда из дворца пожаловали гости, он привёл меня в комнату, смежную с той, в которой принимал своих визитёров. Всё тот же лысый охранник держал меня так, чтобы сквозь увитую синими листьями деревянную решётку, мне было видно что происходит там, за стеной. Кляп во рту мешал вымолвить хоть слово, и я могла только слушать.


- Что привело вас ко мне? - Грис уселся на татами, сделал приглашающий жест рукой, и советники последовали приглашению, чинно рассевшись полукругом.


Я горько усмехнулась про себя. Гадёныш сидел ко мне спиной, но я почти не сомневалась, что сейчас на его лице отражается вполне натуральное "непонимание". Да он просто великолепный актёр! А советники, помявшись, приступили к тому, за чем пришли. Один из них, с гладко выбритым лицом и зачёсанными назад волосами, с воткнутым в них высоким гребнем, откашлялся и начал говорить.


- Нас привело к вам дело государственной важности. Вам известна тайна вашего рождения? - Советник замялся, с тревогой заглядывая в глаза астара.


- А по-моему, здесь нет никакой тайны. Я рождён в законном браке. Мой отец был Высшим, а мать цезарнийкой и состояла в свите королевы. Это всё, что мне известно.


"Ну надо же, как складно врёт..."


Советник поёрзал и продолжил.


- Это не совсем так. Вашим настоящим отцом является Верховный Зантара, покойный отец нынешнего правителя, - один из советников хмыкнул, и говорящий тяжело вздохнул, - простите, ныне уже покойный Верховный Сугир.


- Покойный? - Грис сделал удивлённые глаза.


- Да. К нашему прискорбию, с Первым Верховным произошёл несчастный случай на охоте. Пока, об этом известно только советникам и нескольким Высшим. Простой народ не знает об истинном положении вещей. Вас нашли с определённой целью. Вы должны занять место своего брата по отцу. Место Сугира. Возможно, мы не стали бы искать, если бы не отказ Верховного Ихариона занять должность Первого Верховного Собора. Но... оказалось, что есть вы. К сожалению, так как вы незаконнорождённый, могут возникнуть большие проблемы и ...


Грис хохотнул, и глядя прямо в глаза советнику выдал:


- Так что же вам нужно от незаконнорождённого? Даже мне известно, что незаконнорождённым не светит попасть и в совет, не то что в Верховные. К тому же, мне слабо верится в то о чём вы говорите, советник.


- Но это правда! Мы нашли официальные документы подтверждающие ваше рождение. К тому же, есть свидетели. Кормилица. На совете Собора она подтвердит вашу кровную принадлежность к правящему роду Зантара. - Переведя дух, советник выжидающе уставился на Гриса, - Собор примет вас как нового Верховного Зантара, несмотря на ваше происхождение. Просто, вы единственный оставшийся в живых кровный наследник. В ваших жилах течёт кровь Верховных. К тому же, ваша мать не была простой служанкой. Выйдя замуж за Высшего она обрела статус. Вы просто обязаны стать во главе. Это ваш кровный долг перед покойным Сугиром, ведь вы его брат. Родной брат по отцу.


"Вот же, гад! Сидит и делает вид, что ему всё это не нужно. А сам, укокошил родного брата, чтобы занять его место. Подлый монстр!"


- Это ни о чём не говорит. Где же ваши доказательства? Я не в силах поверить тому, что вы мне здесь рассказывайте. Мой отец правитель Зантара? Не-ет, не верю! - Грис подался вперёд, сверкнув глазами.


Советники вздрогнули. Они никогда не встречались с этим мужчиной, оказавшимся потомком великого правителя, но его взгляд... он заставил их похолодеть. Синие глаза излучали странный холод, заставляющий подчиняться. Точно так же, как и у его покойного брата. Глаза сидящего напротив них молодого человека, притягивали и пугали своей проницательностью.


- Ваше настоящее имя, данное вам при рождении Верховным Зантара - Миран. Вы должны отправиться с нами во дворец и убедиться во всём сами. Вас сопроводят. Будьте готовы следовать за нами. И ещё... никому пока не говорите о смерти Первого. Зантар должен сохранять это в тайне. Как только у нас будет готова замена на пост Первого Верховного, только тогда церемония упокоения состоится. А пока, Собор должен решить будущее нашей страны и всего Астарна в целом. Ведь после церемонии состоится официальное собрание Собора, на который снова будут созваны все Верховные пяти стран Астарна. Надеюсь, вы войдёте в наше положение?


Советники поклонились, и поднявшись, засобирались на выход. В комнате остались лишь несколько охранников Собора, призванные сопроводить Гриса во дворец. Когда Грис, ах нет, Миран , кажется так его зовут на самом деле, повернулся ко мне, я застыла. На лице коварного астара было написано удовлетворение, разбавленное злорадной усмешкой. Выражение лица поменялось так быстро, что советники искренне удивились бы, если бы только увидели его сейчас. Но... этого не видел никто кроме меня. Сверкание синих глаз было направлено исключительно в мою сторону, чтобы заставить меня окончательно сдаться.


" Не дождёшься, проклятый упырь. Может, они и станут тебе подчиняться, но только не я. Уж я постараюсь как можно сильнее осложнить тебе жизнь. А как только Асамин приедет на Собор, я как-нибудь улизну, и всё равно встречусь с ним. Ты меня не получишь, скользкий червяк, можешь даже не мечтать..."


Время пронеслось стремительно. Грис всё время проводил во дворце, а я так и сидела запертая в четырёх стенах, и лишённая права покинуть опостылевшую мне комнату. Мне казалось, что я медленно но верно схожу с ума. О смерти Сугира всё же объявили, и это означало, что Грис согласился стать Верховным и его приняли даже не смотря на обстоятельства его рождения. Всему свету было объявлено о наличии у Сугира родного брата. Советники сочинили для народа целую легенду, о том, что нынешнего правителя якобы прятали специально, дабы обезопасить его величественную персону.


"Ага, это вам нужно бежать от него без оглядки. Этот монстр в скором времени сам вас всех уничтожит". И первой в его списке значилась я.


Через несколько дней заточения, прямо перед самой церемонией упокоения Сугира, за мной пришли. Снова связали и заткнули рот, и словно жертвенное животное дотащили до паланкина и погрузили в него, закрыв со всех сторон. Вот так, тихой тёмной ночью я попала во дворец Первого. Моя новая комната хоть и была больше той, в которой я жила до этого, но свободы мне давала ещё меньше. Целый полк служанок и несколько охранников, взамен одного лысого, и мне уже с утра хотелось всех поубивать. Сам - главный мучитель, пожаловал только к обеду, разодетый так, что я его с трудом узнала. Выдворив всех слуг и охрану за дверь, уже теперь новый правитель Зантара бесцеремонно развалился на кровати, не спуская с меня своих синих глаз.


- Ну вот и всё, моя птичка. Трон Зантара уже мой. Осталось дождаться церемонии прощания с братцем, а после, Собор сделает свой выбор и я стану Первым Верховным. Кстати, Гардена прибудет сюда вместе с сыном. Старуху хватит удар, когда она увидит меня! Как думаешь?


Я стояла около окна закрытого решёткой, и с тоской смотрела во двор. Здесь не было даже садика, что так нравился мне в доме Гриса. Высокие стены и земля, где-то там, далеко. Высота моего жилища, делала спешащих по делам астаров - лилипутами, на которых я печально смотрела сверху вниз. Сжав кулаки так, что ногти больно впились в ладони, я повернулась к нему.


- Лучше бы тебя удар хватил! - Я зло смотрела на него, - С чего ты вообще решил, что пост Первого Верховного достанется тебе? А может, ты забыл о других кандидатах? А как же Асамин? Он сильнее тебя... неужели ты думаешь, что Гардена упустит такой шанс?


- Заткнись! - Грис рыкнул, разом слетев с кровати, и встал напротив меня.


- Ты можешь запереть меня здесь. Избить, ты ведь это умеешь... но замолчать ты меня не заставишь! Я буду просить небо, чтобы Асамин не позволил тебе занять пост Первого. И я всё сделаю, чтобы тебе жизнь мёдом не казалась. Ненавижу тебя! Слышишь, ненавижу! Ты - проклятое отродье! Даже Сугир был благороднее тебя!


Удар по щеке. Как всегда. Даже не удивил. Но кто сказал, что я не могу дать сдачи? А никто не говорил! Так что, он будет получать в ответ всегда, как только посмеет поднять на меня руку. Ответная пощёчина получилась хлёсткой. Щека нового Верховного Зантара покраснела, а глаза загорелись нехорошим светом.


"Да, да, давай, только попробуй ударить меня или хотя бы дотронуться... я так тебе врежу!"


Видимо, кровожадное выражение на моём лице было не слишком кровожадным, потому что он не понял и всё же ударил ещё раз. Ох зря... Поблизости от меня не оказалось ничего пригодного для выбивания мозгов, поэтому я воспользовалась чисто женским оружием. Каблуками. Высокие тонкие каблуки, призванные покорять сердца местных мужчин, на этот раз мне пригодились. И я садистским удовольствием вонзила свой острый каблук в ногу врага. Так вонзила, что у него глаза из орбит чуть не вылезли от боли. Крутанув каблуком и придавив посильнее, улыбаясь наблюдала, как он, оттолкнув меня, прыгает на одной ноге, и поносит меня на чём свет стоит.


- И так будет каждый раз, как только ты посмеешь протянуть ко мне свои гадкие ручонки. Ты может быть и забыл, но меня восстановили. Медицина творит чудеса! Ты сам хотел, чтобы я была здорова... но, ты кажется плохо помнишь о том, какие чувства я к тебе питаю... Так что не надейся, что получишь меня легко. Я буду драться с тобой каждый раз. Каждый! К твоему сведению, я это умею и весьма неплохо.


- Охрана! - хриплый оклик заставил меня обернуться. Два молодца в форме открыли двери, вбежали и скрутили меня, хотя и им пришлось немного попотеть. Я мстительно ухмыльнулась. Как хорошо быть здоровой! А пара синяков и ссадин заживёт быстро. Зато этот урод будет знать, что подходить ко мне опасно.


- Ты! Неблагодарная сучка! Я спас твою жизнь, забыла?! - Грис шипел.


- Ты её сломал! Отпустите, - я стряхнула руки охранников, которые нахмурились, глядя как Грис кивнул, позволяя им меня отпустить. Видимо, стражи были сильно недовольны тем, что покушение на их нового господина обошлось без должного наказания.


- Ты всё равно станешь моей. Никуда ты не денешься, милая. Ты можешь сопротивляться сколько угодно, но как только церемония прощания с Сугиром пройдёт... тебя ждёт незабываемая брачная ночь. Уж с этим я как-нибудь справлюсь... Но ещё приятней мне будет, когда в соседней спальне будет спать ничего не подозревающий Верховный Ихариона. Думаю, он будет сильно мне завидовать, когда услышит, как ты кричишь...


Ухмылка Гриса, смешки стражей, и хлопнувшая дверь, оставили меня наедине с собственной яростью.


"Я жива, Асамин. Я жива".


Он проснулся, устало разлепив веки. Вот уже несколько дней они находились на орбите Астарна, где неустанно проверяли и контролировали космические войска Собора. Прираты пока не совались, а дел было так много, что голова у него шла кругом. Похоже, Собор решил спихнуть на него всё что только можно, нагрузив так, что у него и минуты свободной не было. И ещё эти непрекращающиеся сны. Выматывающие и высасывающие все его силы.


- Проснулся? Иди завтракать. - Повернув голову, Асамин увидел жующего Кана, уплетающего завтрак с завидным аппетитом, - кстати, тебе пришло послание от матери.


Кана бросил ему аэто, которое запищало, и на экране тут же появилось донельзя довольное лицо Гардены.

Сладко улыбнувшись, мать сообщила "потрясающую" новость. Сугира задрал на охоте лугр и теперь пост Первого Верховного свободен. К тому же все Верховные приглашены на прощальную церемонию упокоения и придётся снова лететь в Зантар. Также она поспешила сказать, что в Зантаре теперь новый правитель и не мешало бы познакомиться с возможным соперником на пост Первого. После всех излияний Гардены и мечтательных речей насчёт того, что: судьба всё же справедлива и Асамину самим небом предназначено править Астарном и подчинить себе Собор, он долго не выдержал. Коротко ответив, что полетит в Зантар завтра, Верховный Ихариона отключился.


- Да, интересно, что это за новый правитель? Ведь у отца Сугира отпрысков больше не было. Так откуда взялся этот? - Кана развалился в кресле, похлопав себя по животу.


Асамин усмехнулся, глядя на сытого и довольного капитана Клинков.


- Понятия не имею. Меня сейчас больше волнует другое... Сегодня я снова её видел. Только на этот раз она была рядом со мной. Наитриль сказала мне, что жива.


Кана сел прямо, нахмурившись, и покусывая нижнюю губу. Капитан Клинков задумался. Он уже устал убеждать Асамина... но что если в его словах есть доля истины? Что если она всё же жива? Что если сила стихий, подаренная ему, настолько связала их, что он может астрально соприкасаться с Наитриль? Или они сходят с ума оба, предполагая подобное? И всё же...


- Скажи, Асамин, а ты не обратил внимания на то, что на ней было одето? Ну... или на то, что её окружало? Вещи? Предметы? Хоть что-нибудь? - Кана всё ещё не покидало задумчивое выражение на лице, и это насторожило Асамина, заставило напрячь память в попытке вспомнить что-то такое, на что он не обращал внимания ранее.

Задумавшись над словами друга, Асамин напряжённо вспоминал. Не только её лицо а ещё и одежда? В чём она была одета? И предметы вокруг? Верховный Ихариона закрыл глаза. Зажмурился, пытаясь вырвать у памяти кусочки своих снов.

Кана внимательно следил за другом, за тем, как он сжимал виски руками, как крепко зажмурил глаза. Про себя капитан Клинков словно мантру твердил: " Давай, Асамин. Давай же, вспомни!"

И он чуть не подпрыгнул от радости, когда глаза Верховного резко распахнулись, и на лице вспыхнула широкая улыбка.


- Я вспомнил! Одежда на ней была такая, какой я видел её последний раз. А вот то что было вокруг... листья. Синие листья и деревья тоже синие. И вода...


- Синие, говоришь? Деревья и вода? Собирайтесь, Верховный, мы летим в Зантар. Только там я видел синие листья на деревьях. В смысле, я вообще нигде больше не видел столько синего, как там.


И как только Кана озвучил то, о чём подумал и сам Асамин, Верховный стремительно сорвался с места. Подключив аэто, он связался с Ихарионом и отдал приказ матери, чтобы приготовилась к отлёту. Гардена просияла, и Асамин не сомневался, что как только они сядут в Ихарионе, можно будет сразу лететь в Зантар. Мать соберёт необходимые документы и вещи, а также штат прислуги и всё что останется сделать Асамину, это просто "перенести" себя самого на другой корабль.


- Кана, а где сейчас те двое, что отправлены на расследование дела о гибели Наитриль?


- Они в Ихарионе, всё ещё ищут зацепки, - Кана нахмурился, вспоминая о неудачах Клинков в попытке отыскать чистокровную. Это было для него почти позором. Никогда ещё ни одно расследование не занимало у его отряда столько времени. И это только сильнее наводило на подозрения о том, что в этом деле не всё чисто. Но, в чём он был до сих пор твёрдо уверен, так это в том, что чистокровная мертва. Но сегодня Асамин поколебал его уверенность.


- Пусть отправляются в Зантар и встретятся со шпионами оставленными во дворце Первого. Пусть узнают всё о новом правителе и заодно проверят подземелья дворца и так, чтобы ни кто не знал, ясно? Исполняй. А я в головной отсек корабля,нужно приказать капитану приготовить нам два чара. Надеюсь, за время нашего отсутствия пираты не наделают много шума. По крайне мере, пока их не видно. Пусть армия будет в полной боевой готовности вплоть до нашего возвращения... и ещё, нужно внести запрет на посещение цезарнийского солнца.


- Боишься, что всех красоток разберут? - Кана попытался пошутить, но Асамин посмотрел на него так, что шутить ему враз расхотелось. Кивнув, капитан Клинков покинул жилой отсек и направился исполнять приказ Верховного.


А сам Асамин отправился отдавать последние распоряжения, надеясь, что за его отсутствие не произойдёт ничего из ряда вон выходящего, и временное командование сможет с лёгкостью справиться с ответственностью, возложенной на них Верховным.

К вечеру, чары были готовы и Асамин, вместе с Кана и ещё несколькими охранниками покинули базу. Корабли блеснули в звёздном небе, словно две отточенных иглы, сверкая плавными линиями металлических боков и вскоре исчезли, потухнув, будто далёкие звёзды, стремительно, мгновенно.

А в Ихарионе их уже ждала Гардена с полным штатом слуг и готовыми к отправке кораблями, набитыми всем, с чем приличествует путешествовать порядочному Верховному. Рядом, с выпрямившейся словно струна Гарденой, стоял убелённый сединами Вузил, вытирая крупные слёзы и глядя в небо с затаённой надеждой. Асамина давно не было дома и он скучал. Старый слуга хоть и побаивался своего господина, но искренне любил его и почитал с самого детства. Да что там, он жизнь готов был отдать за этого "мальчика", как про себя до сих пор называл своего хозяина. Как только в воздухе послышался лёгкий гул, Вузил облегчённо вздохнул. Оправив одежду, он удостоился насмешливого взгляда матери Асамина, и смущённо отвернул морщинистое лицо. Он не любил эту женщину, за то, что она не дала своим детям тепла, предпочтя им власть и всё что занимало её голову было лишь собственное величие. Она неустанно стремилась только к этому, задвинув чувства собственных детей подальше, или вовсе не вспоминая о них. А сейчас, она смеет смотреть на него своим насмешливым взглядом, наверняка смеётся над его искренними чувствами.

Сильный воздушный поток ударил в лицо, и Вузил увидел, как корабль снижается. Плавно впившись опорами в идеально ровный пол площадки для приземления, чар затих. Огоньки погасли, и Асамин вышел сопровождаемый неизменно следующим за ним Кана. Капитан Клинков был красив и являлся хорошим воином, но Вузил не любил его. Слишком сильно этот астар любил убивать, иногда просто так, ради собственного удовольствия. И хотя старик был благодарен Кана за защиту его господина, но сильно боялся главу Клинков, боялся до дрожи в коленях. Глядя как эти двое твёрдым шагом идут к ним навстречу, Вузил подобрался и когда подошёл Верховный, старый слуга поклонился.

Асамин повернул голову и слегка улыбнулся. Он знал о любви Вузила, но показать свои чувства перед всеми? Нет. Ему не дано такой привилегии. Для всех остальных он по прежнему будет оставаться холодным и жестким правителем, иначе, потеряет то, что заработал таким трудом. Холодный взгляд тут же пришёл на смену лёгкой полуулыбке, так быстро, что никто и не заметил. И только Вузил знал, что она была, потому что видел её. Слеза снова скатилась по его щеке, и он, вместе с остальными, поспешил к готовым к отправлению кораблям. На этот раз он вместе с хозяином летит в Зантар. Да уж, полёты и раньше были не для него, а как он перенесёт этот? Он уже слишком стар для таких путешествий... но, опасаясь оставить Асамина одного, Вузил твёрдо решил, что вынесет все тяготы пути ради него. Ведь неизвестно, что там за новый правитель? А вдруг, он желает зла его мальчику?



Пока из разных стран Астарана летели Верховные, чтобы оказать последние почести Первому и отправить его покоиться с миром, я снова сцепилась с Грисом. Ах, да, теперь эта сволочь требовала, чтобы я называла его исключительно Мираном. Но я с упорством и затаенным злорадством, продолжала звать его Грисом. Отчего астар злился. Каждый раз дело доходило почти до драки, но проклятая охрана мешала мне как следует врезать ему. И я в ответ крушила мебель и била посуду. Нужно же мне было на чём-то нервы свои успокоить? Вот я и успокаивала, с оттяжкой, каждый раз заставляя Гриса беситься. О том, что в закрытой башне проживает "дикая невеста" знал уже каждый в пределах дворца. Это ещё что... я такого натворю, что обо мне вся Первая Империя Собора заговорит! Только что конкретно... я пока не придумала. Но про то, что запугала слуг, и про то, что Верховный Зантара выходил из моих покоев щедро политый, посыпанный и вообще всегда очень и очень нечистый, уже было известно всем, и это была целиком только моя заслуга. Бедняжка Грис! Ему выдалось быть облитым вином, супом, быть осыпанным синей землёй из цветочного горшка, и перьями из разодранной подушки. Каждый раз его ругательства были слышны далеко за пределами башни. А однажды, когда этот гад умудрился забраться ко мне в купальню, я его чуть не утопила. А всё потому, что эта мерзость посмела протянуть свои похотливые ручонки к моему телу, за что была схвачена за волосы и с чувством погружена под воду, и плевать, что от его сопротивления я и сама чуть не захлебнулась. Зато, больше он так не делал, и с каждым днём, его шансы на мирное решение вопроса о браке были всё дальше и дальше. Но что меня удивляло сильнее всего, что он снова и снова пытался, невзирая на побои и открытый протест. Только охрана теперь постоянно была при нём, а это сковывало мою свободу действий. Потому что с тремя здоровыми мужиками я справиться не могла при всей моей силе и подготовке. К тому же и мужики эти были не абы кто, а настоящие профи своего дела, супер бойцы. Так что и победа каждый раз неизменно доставалась им. Эти изверги с особым удовольствием заставляли меня каждый раз увериться в собственном превосходстве, чтобы тут же скрутить, словно слабого ребёнка. Какой стыд! Эх, были бы у меня силы, я бы вам показала! - погрозив кулаком невидимому противнику, я немного успокоилась, но не надолго.

Сегодня тоже всё началось довольно обычно. Я просто не пожелала нацепить очередной шедевр портняжного искусства , предпочитая разгуливать по комнате в тонкой простыне натянутой на голое тело, так как после вчерашних разборок мои вещички были слегка порваны. А сегодня, мне вообще не хотелось одеваться, и я бы покривила душой, если бы сказала что сделала это не специально. Я хотела, чтобы Гриса трясло от злости и ревности, когда я в таком виде предстану перед его охраной. И когда он пожаловал, то я увидела то, что и хотела. Скользящие по мне заинтересованные взгляды охранников и шокированный, недовольный взгляд Гриса.


- Оденься! - Грис был зол. Отлично! То, что надо!


- Не хочу. Мне и так неплохо, - я улыбнулась и повела плечом, так, что несчастная простыня сползла ещё сильнее.


У Верховного Зантара задёргался глаз. О да, давай, разозлись! Разозлись, чтобы и дальше всё шло так как я задумала.


- Оденься, я сказал! - Грис уже рычал, швырнув в меня длинным балахоном заботливо разложенном служанками на высокой спинке кровати.


- Нет, - я снова улыбнулась, нагло сидя на кресле и болтая голой ногой. И дождалась! Он рванул ко мне, а охрана, не таясь таращилась на меня. Грис схватил в охапку балахон и попытался натянуть его мне на голову. Но, ловко вывернувшись из его рук и бросив в него платьем, я умудрилась всё же хорошенько двинуть этому гаду по уху. Ха-ха, сейчас начнётся...

Грис тут же завёлся, взревел, и резко дёрнул меня за руку так, что мы вместе полетели на пол. Простыня задралась, предоставив зрителям на обозрение мои голые ноги и пятую точку. Грис, узрев голодные взгляды охранников и проследив за их направлением заорал:


- Отвернуться! - охрана попалась исполнительная, и тут же выполнила просьбу своего Верховного. А мне только это и нужно было. Сдёрнув с себя простыню и обозревая ошалевшее лицо Гриса, и его подёрнутые дымкой глаза, направленные на мою не маленькую грудь, я этой самой простынёй попыталась его скрутить. Но не смотря на свой ошалевший вид и руки, беззастенчиво обшаривающие моё тело, он был на чеку. Но, мужчина он везде мужчина, и применив самый простой приём по обезвреживанию этой особи, я полетела к двери. На стон Гриса тут же обернулись охранники, и уставились на мой голый зад, сверкнувший перед их изумлёнными глазами. Один из них бросился поднимать Верховного, а другой последовал за мной. Но, то ли скорость у него была слабовата,то ли его настолько отвлекала моя филейная часть, не знаю, а мне всё же удалось открыть двери и даже пробежать по коридору. Я визжала, словно потерпевшая, и меня заметили. Несколько служанок, испуганно прижавшихся к стене, пока я пробегала мимо , и паренёк с подносом, которого я сбила припечатав к полу. До лестницы оставалось всего каких-то несколько метров, и парень испортил мне всё, попавшись под ноги и помешав удрать. Свалившись на него, я почувствовала, как охранник сгрёб меня в охапку, перехватив покрепче и при этом умудрившись облапить мою грудь, довольно засопел и потащил обратно. А я старалась, кричала во всё горло, что я чистокровная и меня держат здесь насильно. Пусть побег и не удался, но должен же меня кто-нибудь услышать, в конце концов?!

Грис попался нам навстречу. Он забрал меня из рук охранника и завернул в одеяло так, чтобы я не смогла пошевелиться. Но я дёргалась, напоминая толстую гусеницу в его руках, которая извивается всем телом в попытке сползти со стебля. А он тащил, перебросив через плечо с такой силой, что даже толстое одеяло не помогло и мне стало немного больно. Безвольно повиснув я приняла поражение, надеясь только на то, что у кого-то из слуг окажется длинный язык. Зря надеялась.


- Всех кто видел её, убрать. - Я остекленевшими глазами смотрела на злого Гриса. Видела, как охрана кивнула и ушла, оставив нас наедине. И ещё больше удивилась, когда он потащил меня к постели. Опять?! Эти его бесконечные попытки никогда не закончатся? Приземлившись на мягкий матрас, я со скучающим видом уставилась на злющего астара.


- Что, снова будешь ко мне лезть? - я усмехнулась, и даже руки развела в стороны, стряхивая с себя одеяло. Надоел уже, пусть смотрит. Все равно всё видел. Посмотрит... и ничего не получит, а нет, получит в челюсть, потому что просто так лежать и терпеть его прикосновения я не стану.


- Я принял решение. Наш брак узаконят сегодня. Мне надоело терпеть твои выходки и клеймо моего рода ты получишь уже вечером в присутствии нескольких свидетелей. Ах да, придётся тебе потерпеть, ведь брачную ночь ты проведёшь привязанная к кровати. Милая, ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю...


И я поняла, что моё время вышло. Время, когда он ждал и не трогал меня - прошло. Неужели и правда, решиться взять меня? Я посмотрела в глаза астара. Небо! Он не шутит, говорит на полном серьёзе... и глаза такие злые. Ну и что же теперь? Допрыгалась, Наи, вот и всё...


Грис ждал. Долго ждал, надеясь вызвать в ней взаимные чувства. Но девчонка упрямо не желала его видеть и даже слышать. Сколько он натерпелся от неё в эти дни. Весь двор уже болтал о том, что свою невесту он не выпускает от того, что она ненормальная. А после сегодняшней выходки наверняка заговорят и о том, что он удерживает её силой. Хорошо хоть не додумалась своё имя кричать, а не то, все его планы рухнули бы. Но, остаётся опасность того, что слуги станут болтать. Интересно, охрана избавилась уже от тех, кто стал свидетелем последней её выходки? У него не остаётся выхода. Чтобы обезопасить себя и своё место, придётся сделать её своей сегодня же вечером. Не хотел он брать её силой, но она сама не оставила ему выбора. Отстранившись от чистокровной, Грис бросил на неё последний взгляд и вышел, заперев за собой дверь.


А тем временем, аэто лежащее в комнате Асамина, на корабле летящем в Зантар - разрывалось от писка. Верховный успел вовремя, схватив прибор связи он уставился в экран. Когда прямо в его руках ожила проекция, Верховный с непониманием всматривался в злёную мутную картинку. Перед его глазами мелькнул темный коридор, а затем картинка сбилась, так будто записывающее устройство уронили, и после этого прямо перед его глазами оказалось лицо. Асамин ругнулся. Это было её лицо крупным планом, так, будто она стояла рядом и смотрела прямо в его глаза. Живая и невредимая. Осознав, кого он только что увидел - Асамин заорал.


- Кана! - Рёв Асамина потряс стены. Глаза загорелись сверкнув алым цветом, а по телу прокатилась волна мощи.


Капитан Клинков прибежал почти мгновенно. С обнажённым тонким мечом и закрытым лицом, Кана напоминал тёмного мстителя. Быстро оценив обстановку и не увидев опасности для Верховного он опустил меч. Недоумённо смотря на Асамина, и не понимая, что произошло, он выжидающе уставился на него.


- Иди сюда и посмотри на аэто. И ещё скажи мне, кто это прислал, живо! - Кана пожал плечами и взял в руки аэто. Как только капитан Клинков коснулся прибора ожила не только проекция, но и звук.


- Это моё аэто. А что на нём такого что... - но он тут же замолчал, сбитый с ног знакомым голосом, который разрывался от визга. Они услышали всё. И про то, что она чистокровная, и про то, что её удерживают силой, а на последок, Асамин ещё раз заглянул в её большие глаза. Ни он ни Кана даже внимания не обратили на то, что девушка была полностью обнажена, а когда до них всё же дошло, Асамин снова выругался. Выходит, всё это время она нуждалась в нём? Она была беззащитна...


- Кто это снял? - Голос Асамина слегка дрогнул, чтобы тут же обрести обычную стальную твёрдость.


Кана взял в руки аэто, и свернув проекцию принялся сосредоточенно что-то чертить на экране.

Вскоре его рука замерла над прибором, взгляд обратился на Верховного и Асамин услышал: "Это снял один из наших шпионов оставленных в Зантаре. Это не провокация и не монтаж. То, что эта запись подлинная я могу сказать с полной уверенностью. Это новое изобретение, камера установленная на сетчатку глазного яблока. То, что видит и слышит шпион, записывается. Но... если аэто сработал на передачу, скорее всего он уже мёртв. Если бы он был жив, аэто фиксировало бы тёплый красный свет от его местонахождения, но изображение практически зелёное. Это значит... его тело уже остыло, видимо, он успел отправить сообщение перед самой смертью.

Кана ещё раз включил сообщение, продемонстрировав Асамину тусклый серо-зелёный свет записи, и только картинка самой девушки была словно раскрашена яркими красками. Этот парнишка, отдавший свою жизнь в чужой стране во имя интересов Ихариона, был всего лишь пешкой в шахматной партии сильнейших мира сего. Жаль. И Асамин действительно понял, что ему жаль. Жаль того, кто погиб на чужбине так и не встретившись в последний раз со своей семьёй. Но жалость отступила, сменившись беспокойством за Наитриль.


- Значит, паренька убили только за то, что он увидел нечто не полагающееся ему? И раз он был одним из тех, кого мы оставили в Зантаре, выходит, она во дворце Первого?


- Я полагаю, что да. Если она во дворце Первого, то находится в руках нового правителя Зантара. Что станем делать?


- Вытащим мою малышку, и прихлопнем ту сволочь, что посмела её обидеть. - Асамин холодно улыбнулся, а Кана хмыкнул, глядя на кровожадное выражение лица Верховного, - и ещё, Кана, ничего пока не говори моей матери, она не должна об этом узнать.


Капитан кивнул, соглашаясь с Верховным и вышел, прикрыв за собой дверь. Его душа пела... Наитриль жива! Хорошо, что его лицо было закрыто и Асамин не увидел выражения безудержной радости на нём. Верховный был его другом, но вряд ли обрадовался бы, продемонстрируй он свои истинные чувства к чистокровной. Асамин не терпел соперников. Даже для ничего не значащих фавориток Верховного Ихарионна были установлены чёткие правила. Только он - и никто более. И если незадачливая фаворитка посмела гульнуть на стороне, он жестоко наказывал её. Последней от его чувства собственности пострадала ахан Церера. Хотя, наказывал её тогда не Асамин, а Кана вместе со своими приближёнными из Клинков. Усмехнувшись воспоминаниям, Кана зашагал вперёд. Помнится, если вначале Церера испугалась, то вот после была совсем не против. Асамин тогда удалил её из дворца, сослав в провинцию. И Кана не хотел, чтобы из-за ревности Верховного, пострадала Наитриль. Поэтому, он будет держать свои чувства при себе, а эмоции запрёт на замок, чтобы ненароком не причинить неприятности чистокровной.






Глава 9



Вот и настал день икс. Верховные слетелись со всех концов Астарна чтобы почтить память, безвременно покинувшего этот мир, Сугира, а меня вечером ожидала "казнь". Мой личный ад. Моя преисподняя.

С самого утра, слуги приволокли в мою комнату свадебный наряд. Эта штуковина весила как половина меня, и при одном взгляде на это "чудо" у меня чуть не случился сердечный приступ. Грис в это утро ко мне не зашёл, так как в это самое время как радушный хозяин и новый правитель Зантара, встречал гостей. Все приехавшие на церемонию - привезли погребальные дары, так как прощаться с Первым Верховным Собора было положено так же пышно, как он предпочитал жить. Грис умело скрыл лицо, за широким капюшоном, с отделкой из синих и фиолетовых широких лент, расшитых зантарскими узорами, и так и остался пока не узнанным. Мне было грустно от того, что братоубийца с лёгким сердцем идёт на прощальную церемонию, никого не боясь. Горько, но рыдать не хотелось. Но и без моего плача, в башне были слышны стенания тысяч голосов, которые по традиции Зантара, должны были сопровождать покойного на тот свет. Завывания доносились из окна с самого утра, а я всё думала о том, что этот вой предназначается мне. Это меня сегодня живьём похоронят. Вон, и саван погребальный уже притащили. И не радовало даже то, что мой "саван" был весь расшит драгоценностями, так, что буквально сверкал лёжа на кровати, и слепил мне глаза.

Прислонившись к решётке, я пыталась разглядеть хоть что-то внизу,но мне было видно только живое море, плавно двигающееся за ворота. Интересно, а урну с прахом Сугира развеют по ветру, или всё же похоронят в дворцовой усыпальнице?

И о чём я только думаю? Неужели, решила смириться со своей участью и выйти замуж за Гриса? Отвернувшись от окна и нервно прикусив губу, я принялась бродить по комнате, надеясь привести в порядок собственные мысли.

Я тоскливо наблюдала за служанками, снующими в купальню и обратно, подготавливая всё к ритуалу омовения невесты. Девушки были все как на подбор, молчаливые и с опущенными долу глазами. Лиц их было не разглядеть из-за нависающих надо лбами - широких капюшонов серого цвета. Бедные, несчастные создания, которых никто не замечает, ведь господа смотрят сквозь них и в упор не видят...

Ну конечно! Именно! Не видят! Как же я раньше не додумалась, ведь сейчас подходящий момент. Все заняты прощанием с Первым Верховным, и Грис торчит там вместе со всеми, охрана хоть и стоит у дверей, но они не останавливают слуг, по крайней мере, именно сейчас не останавливают, ведь служанки готовят купальню...

В моей голове словно бомба взорвалась, и я пошла в сторону купальни. Служанок осталось только три, остальные уже ушли. Всё провалится, если они уйдут вместе, а мне нужно было, чтобы осталась одна. Я напряжённо ждала, и с затаённой радостью улыбнулась, когда две девушки вышли и в купальне осталась лишь одна служанка. О, небо, спасибо тебе! Спасибо за этот шанс!

Девушка, склонившись над бассейном, бросала в воду ароматные фиолетовые и розовые цветы, отчего поверхность бассейна вскоре стала напоминать разноцветный ковёр. Искусственно созданные волны, колыхали их, и по купальне плыл приятный аромат щекочущий мне нос. Я неслышно ступала, тихо подкрадываясь к ней, и стараясь не шуметь. Нужно вырубить её так, чтобы она не успела даже писка издать. Я подобралась к служанке, словно привидение, так тихо, что девушка ничего не поняла.

Она негромко напевала, усеивая водную гладь сотней цветов, а я в это время заносила руку для удара. Приметившись, я ударила её в основание затылка, и перехватила, когда служанка начала заваливаться вперёд, она оказалась довольно тяжёлой, и пыхтя, я отволокла её подальше от воды, чтобы девушка ненароком не свалилась в бассейн, когда я буду снимать с неё одежду. Приступив к выполнению задуманного, я торопилась, опасаясь появления охраны, так как всем служанкам уже давно пора было выйти.

Молниеносно стянув с неё одежду, я так же быстро скинула свою, и переоделась. Спрятав толстую косу за спину, и натянув верхний балахон с капюшоном, я принялась переодевать служанку в собственное платье. Стянув ей руки и ноги, я заткнула ей рот и положила на лежак около бассейна, так, чтобы отчётливо был виден край платья. Утерев со лба пот, я выдохнула, схватила корзину из-под цветов, и направилась к выходу. Ух, как вовремя! Прямо мне навстречу спешила охрана, но увидев меня с большой корзиной они остановились. Я опустила голову и даже ссутулилась, чтобы только не вызвать подозрений. Один из охранников, слегка приоткрыл дверь в купальню, чтобы проверить всё ли в порядке, и увидел "меня". Вернее служанку, облачённую в моё платье. Удовлетворённо кивнув, он вытолкал меня прочь, с такой силой, что я с трудом на ногах удержалась. Споткнувшись, я поспешила прямо по коридору, в стремлении как можно скорее преодолеть лестницу.

Неужели получилось?! Я почти побежала, как только охрана осталась позади. Пока, по пути мне никто не встретился и это было почти невероятно!

Так, если удастся выбраться за пределы башни, нужно будет отыскать комнату Асамина и тогда, считай, всё удалось.

Мне везло. Просто невероятно везло до тех пор, пока моя многострадальная персона не наткнулась на мужчину странной наружности со связкой автоматических ключей. Остановив меня, шмыгнувшую в главный коридор замка, он сжал моё плечо и басом, совсем не подходящим к его комплекции, вопросил: " И куда это ты пошла с пустой корзиной?"

На моё невнятное мычание, управляющий, а это был именно он, подтолкнул меня в обратную сторону и препроводил в коридор, предназначенный для прислуги. И мне, тяжело вздыхая, пришлось плестись на половину для слуг. А с другой стороны... так я смогу затеряться и у Гриса не будет возможности отыскать меня сразу. Прибавив шаг, я с энтузиазмом потопала вперёд.


Когда мы достигли пункта назначения, я замерла с открытым ртом. Это место было похоже на муравейник. Здесь царила суматоха и народу было так много, что в глазах зарябило. Хозяйственные помещения занимали большую площадь сразу в три этажа, и что поразило меня, так это то, что все они были прозрачными и полностью открытыми взгляду. С левой и правой сторон было по две лестницы, а по-середине, работал большой стеклянный лифт, на котором постоянно кто-то спускался и поднимался. Я во все глаза смотрела, как на первом этаже с одной стороны работают швеи, а с другой травницы. Яркие ткани с одной стороны и столь же яркие краски растений с другой. Выше располагались ещё какие-то хозяйственные постройки, а на самом верхнем этаже была кухня.


- Из какой ты секции? - вопрос управляющего застал меня врасплох. Худой усатый дядька, подозрительно прищурился ожидая ответ, а я задумалась, опасаясь разоблачения, и ткнула пальцем в секцию с травами. - Тогда отправляйся на работу, и больше не смей разгуливать по господской половине без особого разрешения, поняла?

Я кивнула и припустила к секции трав. Следующей неожиданностью, лично для меня, стало наличие прозрачной защиты через которую пришлось проходить. Она пропустила меня, просканировав при этом всю, и отмечая код вшитый прямо в мой балахон. Облегчённо вздохнув, я оглянулась, и когда увидела, как управляющий ушёл осмотрелась внимательнее.

Девушек работающих в этой секции было много и они все делали это молча, не переговариваясь между собой и абсолютно не обращая друг на друга никакого внимания. Это было странно, и немного отличалось от порядков в Ихарионе. Неужели, им не положено разговаривать?

Я приблизилась к одной из девушек и тихонько шикнула, надеясь тем самым привлечь её внимание.

Зантарка подняла свои глаза и с ужасом уставилась на меня. Похоже, я была права, и разговоры в этой части дворца были запрещены. Она смотрела на меня широко раскрытыми глазами, в немом ужасе глядя мне в лицо. А я приложив палец к губам и оглянувшись, зашептала:


- Пш, послушай, ты не знаешь, кто должен нести цветы в купальню Ихарионцев?


Девушка сжалась и кивнула головой в сторону сидящей неподалёку служанки, облачённой в зелёное платье. Шепнув "спасибо", и наблюдая не менее потрясённое лицо чем было до этого, я поползла в сторону девушки в зелёном. Сидя на корточках, я гусиными шагами придвинулась к ней. Девушка в зелёном балахоне собирала в большую корзину красные цветы, заботливо укладывая засушенные растения так, что не помялось и не развалилось ни одного лепестка.


- Эй, - мой шёпот заставил замереть тонкие руки, - эй, слушай, мне приказали заменить тебя в покоях Ихарионцев, а ты вместо меня пойдёшь в покои невесты господина... Эм, ты же видела управляющего рядом со мной? Так вот, это он приказал. - Я врала, даже не зная как девушка отреагирует на это. Но... она лишь молча кивнула и отдала мне свою корзину, взамен забрав мою, и двинувшись в сторону фиолетовых и розовых цветов.


А я быстро сгребла остатки цветов, заполняя корзину до верха и откровенно наплевав на то, что половина из них просто рассыпалась в моих руках, и выдвинулась в сторону выхода. Я и не знала, что девушки в балахонах со страхом смотрят мне в след. Быстро пройдя контроль, я остановилась. Всё получилось! Но вот вопрос - куда мне идти дальше? Где же находятся покои Асамина? Осталось положится на удачу, и я всё же решила рискнуть. Выхода у меня всё равно никакого нет, а так, возможно мне снова повезёт. Если не найду комнаты Ихарионцев, то просто сбегу за пределы двора, в такой толпе меня вряд ли поймают.

Выпрямив спину, я пошла по коридору, опуская голову каждый раз, когда мне навстречу попадались обитатели дворца.

Быстро двигаясь двигаясь вперёд , я успела отметить искусную отделку дворцовых коридоров сверкающую дорогими материалами, и освещаемую галаграмными портретами его предков. С которых во всей красе смотрели на меня астары, сверкая высокомерным взором своих раскосых глаз. Пройдя до конца широкого коридора с портретами, я остановилась перед развилкой. Здесь, широкий коридор делился сразу на два прохода, и я беспомощно завертела головой, пытаясь решить куда же мне отправиться.


- Так... Наи, налево или направо? - Моя голова повернулась сначала в одну, потом в другую сторону... и тут судьба вновь преподнесла мне подарок, в виде советника Ранура, идущего мне навстречу. Я, чуть не прыгая от радости ринулась вправо.

Ну и местечко им отвели... Здесь было темно. Гораздо темнее, чем в соседнем коридоре, и это как нельзя лучше показывало отношение нового Верховного Зантара к Ихарионскому двору. Вот мстительный гад! Ну ничего... придёт время, и ты получишь своё. Я шла, и почти достигла поставленной цели, удивляясь такому невероятному везению и удаче, сопровождающей меня, когда по замку, разрывая барабанные перепонки, разнёсся вой сирены. Подпрыгнув от неожиданности, я двинулась вперёд ускоряя шаг. Сирена выла, а я была на сто процентов уверена, что это по мою душу.

Наверняка, Грис вернулся с церемонии и теперь меня ищут по всему дворцу. Сердце колотилось так, что готово было порвать грудную клетку, ноги словно отяжелели, а руки и лоб покрылись потом. Нужно спешить! Склонив голову, я прибавила шаг и вышла холл. Здесь было множество дверей и возле двух из них стояли клинки, а возле остальных никого не было. Завывание сирены раздражало, и я, слегка приподняв край капюшона, украдкой взглянула на Клинков. Небо, что же вы такие одинаковые?! Интерсно, за какой из дверей Асамин? Пока я раздумывала, куда отправиться, в холл вбежало три охранника. Следом, стремительно двигался Грис. Опасаясь закричать от ужаса, я склонилась так, как это делали передо мной служанки, надеясь, что делаю всё правильно. Грис зыркнул на Клинков, и, ухмыляясь повернулся в мою сторону. Я замерла, уже понимая, что он знает кто находится под закрытым балахоном.

Охрана придвинулась ближе, пытаясь вытеснить меня обратно в узкий коридор, а я пятилась, стараясь их обойти и как можно ближе придвинуться к Клинкам.

Ихарионские вояки следили за разворачивающимися событиями спокойно, лишь прищурив свои красные глаза.

Грису и его приспешникам почти удалось меня вытеснить из холла, как дверь одной из комнат отъехала в сторону, явив миру Гардену. Цезарнийка вышла, сверкая высокомерной улыбкой, которая тут же сползла с её лица при виде Гриса. Новый Верховный Зантара тоже не ожидал столь скорой встречи с бывшей любовницей. Оба замерли, словно статуи, друг напротив друга, а я, воспользовавшись случаем, шмыгнула в сторону, придвигаясь к двери на противоположной стороне холла. Если из -за этой двери вышла Гардена, значит за второй дверью гостевые покои Асамина. Я сделала ещё один маленький шаг к своей цели, но охрана Гриса тут же заступила мне дорогу, не дав пройти.

В это же время, Гардена приблизилась к Грису. Лицо её стало смертельно бледным, когда она увидела одежду на нём. Смерив его с ног до головы знающим взглядом, она вздрогнула. Увидев, как выражение лица Гардены сменилось с уверенного на растерянное, Грис ухмыльнулся.


- Значит, тот самый новый Верховный Зантара... это ты? - мать Асамина в уме перебирала варианты и ни один из них, не был для неё хорош. В её глазах вспыхнуло подозрение, а лицо налилось краской.


- Да. Я действительно, новый Верховный Зантара. Не ожидала? Твои прихвостни не сообщили тебе? Ну надо же... оказывается, вы не так всесильны, ахан Гардена. - Грис издевательски смотрел на неё, спокойно сложив руки а спиной. Он подчёркнуто не обращал внимания на меня, и я подумала, что он не хочет, чтобы эта ведьма знала о моём существовании. Несмотря на всю свою власть, он что, всё ещё боится её?! Обалдеть!


- Как ты смеешь, обращаться ко мне простым титулом?! - Гардена вскипела так быстро, что Грис насмешливо приподнял бровь, глядя на цезарнийку.


- Смею, ахан, ещё как смею. На данный момент я единственный претендент на звание Первого Верховного Собора. Твой сын отказался, и теперь это место займу я. Забавно, правда?


- Твои глаза... - Гардена в ужасе смотрела на синие омуты, вспоминая, как все эти годы доверяла ему и делила с ним постель. Выходит, её обставил мальчишка?! Как же теперь быть? А если он проболтается Асамину о том, что это именно она заманила тогда чистокровную и была свидетелем её смерти. Что сделает Асамин, если узнает?! Гардена задрожала, заламывая руки в попытке скрыть своё состояние. А в её голове тут же понеслись мысли о возможностях, которые у неё появятся, если она вновь расположит его к себе, ведь убить его она теперь вряд ли сможет. Грис, как никто другой, знает все её способы устранения конкурентов, недаром, он столько лет провел с ней рядом.


- Да, мои глаза говорят сами за себя... я зантарнец и всё время обманывал тебя, потому что у меня была цель. А ты была лишь ступенькой к её достижению. - Гардена разозлилась, услышав такие пренебрежительные слова в свой адрес, но тут же попыталась исправить ситуацию и успокоиться. Она подумала о том, какие перспективы сулят ей близкие отношения с Грисом. - Мой отец был правителем Зантара, и я - кровь от крови великих астаров, и ничуть не хуже твоего обожаемого сыночка. К тому же, скоро именно я стану оплотом Собора. - Грис улыбнулся, заметив на лице Гардены задумчивое выражение. Она перестала нервничать,и сверкнула зазывной улыбкой.


- Выходит, ты сейчас в шаге от Первого трона? И как... Собор одобрил твою кандидатуру?


- Да, одобрил. Если твой сын не изъявит желания посягнуть на этот пост то он станет моим, до тех пор, пока не объявится достаточно сильный претендент. Пока, кроме твоего сына, таковых не наблюдается. А мне это только на руку.


- Я готова простить тебя за то, что оставил меня в Ихарионе одну. Возможно, мы снова сможем быть вместе? - Гардена приблизилась к Грису, и обвила его тело своими руками, прижимаясь к сильным плечам.


Грис рассмеялся. Хитрая цезарнийка так и не поняла, что ей больше нет места рядом с ним. Отцепив её руки, Верховный Зантара оттолкнул Гардену от себя. На лице цезарнийки отразилось непонимание.


А я в это время тихонько двигалась по направлению к Клинкам и они это видели, с интересом следя за моими манипуляциями, и при этом оставаясь абсолютно спокойными и невозмутимыми, а следом за мной, буквально по "моим следам" туда же двигалась охрана. Грис скосил глаза, но продолжал говорить с Гарденой, ситуация была до смешного глупой, но для меня это всё ещё был шанс. Дотянуть бы до двери...


Гардена, поражённая реакцией Гриса попыталась приобнять его снова, но Верховный Зантара вновь отвёл от себя её холёные руки.


- Ты не нужна мне, ахан Гардена. Не нужна ни в каком качестве. Я слишком молод для такой как ты... неужели ты думала, что сможешь соблазнить меня? Да брось... в моём распоряжении толпы молодых красоток, так неужели ты считаешь, что я позарился бы на тебя? Не-ет, твоя участь будет несколько иной. Твоё будущее я определю уже очень скоро, можешь готовиться, у тебя как раз есть ещё несколько дней. Это станет больши-и-им сюрпризом для тебя. Но сегодня мне не досуг с тобой болтать, я занят. Видишь ли, я сегодня женюсь и у меня несколько дней будет ну очень мало времени, ведь я собираюсь потратить их на свою молодую жену.

Особо выделив слово "молодую", Грис щёлкнул пальцами, и охранники быстро настигли меня, сцапав под локотки.

Корзина с цветами полетела на пол, рассыпавшиеся растения тут же заполнили воздух сладковатым ароматом, а их сухие соцветия, безжалостно растоптали мужские ботинки.


Я дёрнулась и попыталась закричать, но мне тут же зажали рот. И когда отчаяние уже готово было поглотить меня, раздался до боли знакомый голос. Моё сердце ёкнуло, а тело принялось извиваться в попытке привлечь к себе внимание.


Асамин и Кана возвращались со встречи с местным шпионом, оставленным ими во дворце Зантара. Они спешили, потому что только что узнали, где именно держит "невесту" новый правитель Зантара. Входя в холл из узкого коридора, оба замерли . Спиной к ним стоял Верховный Зантара, напротив которого, словно статуя неподвижно застыла Гардена, а чуть дальше, двое молодчиков тащили упирающуюся служанку, капюшон которой спутался и повис, закрывая бедняжке лицо.

Клинки наблюдали со стороны, и выражение их глаз было безразличным. Но так было ровно до того момента, как не появился их Верховный. Ихарионцы тут же оживились и подобрались, их поза изменилась, а во взгляде поселилась угроза.


- Что здесь происходит? - Асамин смотрел на извивающуюся девушку, которой один из охранников заткнул рот своей большущей ладонью, а другой пытался натянуть капюшон ещё ниже, хотя куда уж больше, если из-за него и так ничего не было видно. Это насторожило, и в голове у Асамина вспыхнула догадка. Верховный Зантара медленно обернулся, и вот тут шок случился уже у Асамина. Ихарионец изумлённо смотрел в лицо астара, которого знал уже давно.

Мужчина, так старательно прятавший своё лицо на прощальной церемонии в Соборе Зантара, оказался давним любовником его матери. Кана стоял рядом с ним и у него выражение лица было точно таким же как и у самого Асамина. И пока они молча глазели друг на друга, пытаясь каждый переварить информацию, за долю секунды, изменилось буквально всё.

Служанка укусила одного из охранников, и вывернулась из рук второго, вцепившись руками в капюшон девушка рванула его с лица. И когда по знаку Гриса, все три стража кинулись к ней снова, она закричала.

- Асамин! - Наитриль кричала громко, хотя он стоял в паре шагов от неё.


На этот крик обернулись все. Гардена - застыв от ужаса,а Кана сразу же рванул вперёд, сделав стремительный бросок и сбивая с ног зантарскую охрану. Асамин последовал за капитаном , чтобы уже через секунду крепко стиснуть в своих объятиях Наитриль. Верховный Ихариона поверить не мог, что она тут - прямо перед ним. Прижимая её к себе он развернулся, и в его алых глазах отразилось пламя ярости направленное на того, кто посмел покуситься на его собственность. Однако, и Грис не собирался отдавать то, к чему стремился с таким трудом. Если он позволит Асамину забрать чистокровную, все его планы рухнут и вместо Гардены именно он может оказаться пылающим на костре. Мысли о собственной казни стёрли из его сердца страх и Грис оскалился в кровожадной улыбке, глядя на своего главного соперника.

Клинки стоящие у дверей покинули свой пост, встав по бокам от ихарионцев, и ожидая команды от своего капитана. Но Кана был занят боем с последним оставшимся охранником. Наконец, скрутив мужчину и повалив его на пол, он прижал его руками и гневно взглянул на нового Верховного Зантара.


- Что пялишься, отродье?! Думаешь, я позволю так просто отнять её у меня?! Я столько усилий приложил, чтобы добиться того что имею сейчас...так что, прочь с дороги! - Грис вынул из складок одежды гладкую панель, и провёл по ней пальцем. Тут же снова зазвучала сирена, только на этот раз звук было несколько иным, а уже через несколько минут, небольшой холл заполнила толпа стражей. Грис усмехнулся, глядя как нахмурился Кана и встали в боевую стойку Клинки, образовав живой щит перед Асамином, Гарденой, и Наитриль. Кана встал вместе со всеми, приготовившись защищать интересы своего друга и господина. Почти все зантарнцы быстро окружили их, и лишь несколько заблокировали вход в холл от излишне любопытных. Кана осмотрелся мысленно прикинув, как тяжело будет им сопротивляться в таком небольшом пространстве и при таком скоплении народа. А Асамин в это время не отрывал взгляда от Наитриль... но убедившись, что с девушкой всё в порядке снова повернулся в сторону зантарцев.

Стражи стояли готовые к бою, и Асамин гадал, отважится ли напасть Верховный Зантара или нет? И если отважится, то осознаёт ли последствия? Усмехнувшись, Асамин пристально наблюдал за отчаявшимся врагом. Надо же как вышло, они искали Наи по всему дворцу, а она сама их нашла... причём довольно быстро. Всё же, его девочка настоящий воин!

Ихарионский правитель не отрывал взгляда от соперника и точно уловил момент, когда выражение его глаз изменилось. Больше его взгляд не был потерянным, а приобрёл загадочное, уверенное выражение. Асамин нахмурился, когда в синих радужках глаз Верховного Зантара вспыхнули и замерцали странные огоньки. Грис отвёл взгляд от Асамина и уставился на Гардену. Даже не мигая, он смотрел прямо в глаза его матери, и в какой-то момент Асамин понял, что она где-то далеко. Несмотря на то, что стояла она стояла совсем рядом окружённая двумя воинами, но глаза её стали пусты. Это насторожило Асамина, а Грис оторвал свой взгляд от Гардены и ухмыльнулся. Сейчас он отдаст приказ, и вернёт себе беглянку.


- Взять чистокровную! - Приказ, отданный твёрдым голосом, и все стражи Зантара разом кинулись в атаку, нападая на ихарионских Клинков, которых, не считая Кана, было всего четверо.


Асамин оторопел от такой наглости. Неужели, этот парень совсем не боится? Он ведь прекрасно знает, на что способен Асамин. Что это? Самоубийство? Или он настолько уверен, что количеством можно победить качество? Но когда кроме стражей на них кинулась и его собственная мать, Асамин наконец осознал, зачем Грис так пристально смотрел ей в глаза.

Взгляд Гардены словно омертвел, она выхватила острую длинную шпильку из своих волос, и стала наступать на Наитриль и собственного сына. Асамин не хотел причинять боль матери и старался уйти от её неумелых атак, но Гардена всё наступала, размахивая своим смехотворным оружием. Наитриль подняла на него взгляд. В глазах чистокровной застыла смертельная усталость , едва прикрытая радостью от долгожданной встречи и страхом всё это снова потерять.


- Асамин, можно, я сама займусь твоей матерью? А ты пока, помоги остальным. -

Асамин кивнул, выражая своё согласие. Он не смог бы ударить собственную мать. К тому же, нужно заканчивать эту нелепую заварушку. Отстранившись от Наитриль, Асамин приготовился драться. Для силы стихий места было мало, но за неимением большего, сойдёт и это. Большой круг ему не создать, а вот маленький заряд силы он выпустить сможет. На обнажённых руках ихарионца обозначились мышцы когда он сжал кулаки, а вокруг него, загорелся яркий белый круг. Грис нахмурился, глядя на Асамина, он ждал когда его друг отпустит чистокровную и применит силу, потому что даже тренированным воинам, против такой толпы выстоять будет трудновато. И когда Асамин воспользовался силой стихий, Кана обрёл уверенность.


Гардена выполняла приказ Гриса, пытаясь схватить Наитриль, но та умело уворачивалась и в какой-то момент, сделав подсечку, она справилась толкнув мать Асамина на пол и придавив ногой к полу. Придерживая вырывающуюся Гардену, сыплющую проклятиями в её адрес, Наитриль искала взглядом Асамина, а наткнулась на горящий взгляд синих глаз.


"Ну наконец-то! Пока Асамин отвлёкся он сделает то, что хотел. Капюшон чистокровной не скрывает больше её глаз, и она уже была под действием силы его взгляда".

Наитриль охнула, когда почувствовала как Грис снова залез в её сознание. Тело одеревенело, а глаза словно привязали к яркому синему взгляду зантарнца. Он улыбался, а Наитриль слышала: "Иди ко мне".


И она пошла. Отпустив извивающуюся Гардену она сделала шаг вперёд, затем ещё один. Она скрипела зубами, кричала в собственных мыслях, но вопреки желанию всё же шла. Асамин увидел, обратил внимание на странное поведение чистокровной, но вокруг него уже бушевала стихия, расправляясь со стражами рискнувшими сразиться с ним, к тому же, ему не следовало пока отвлекаться, чтобы ненароком не покалечить Клинков. Двоих ихарионцев ранили, и красноглазые воины истекая кровью, продолжали отчаянно драться защищая своих. А Наитриль всё шла по направлению к Грису с трудом переставляя ноги. Чистокровная по-прежнему боролась, стараясь подавить внутренний приказ.

В это время, Гардена поднявшись с пола снова пошла на Асамина.

Глаза Верховного Ихариона расширились, он осознавал, что если мать подойдёт ещё на несколько шагов, то он сам её убьёт. Просто не успеет укротить стихию. А Зантарцы всё нападали, даже будучи ранеными, словно одержимые вновь и вновь кидаясь в драку.

Кана и два клинка отражали удары со всех сторон, оружие в их руках сверкало, лязгая отточенными острыми боками, а Асамин укротил стихию как раз за секунду до того, как на него бросилась его мать. Гардена напала одновременно со стражем, и Асамин с силой оттолкнул её, так, что она отлетела на несколько шагов. И пока цезарнийка пыталась подняться, путаясь в длинном платье, он принялся за зантарнца.

Грис всё продумал и Асамин уже понимал, что этот мужчина не так прост, как показалось ему на первый взгляд. Его довольно редкий дар лучше всего демонстрировал принадлежность к правящей ветви Зантара. Точно такой же был у отца прежнего правителя этой страны. Когда Наитриль уже почти дошла до Гриса, он протянул руки и обхватил её напряжённое тело. Она вздрогнула, но его это не волновало. Главное, он получил её назад. Но он не учёл силы чувств Асамина. Как только Верховный Ихариона узрел, что Наитриль обнимает зантарский чудик с синими глазами, внутри у него вспыхнул огонь. Пламя ревности. Чувство собственности которое вышло наружу застив ему глаза и придав ещё больше силы его рукам. Он быстро расправился со стражем атаковавшим его и метнулся в сторону Гриса. Следом за ним, снова пошла Гардена слепо пытаясь довести приказ Верховного Зантара до конца.

Когда Асамин добрался до Гриса, перед ним выросло сразу два стража, но разъярённый Асамин быстро расправился с ними. Грису стало страшно. Взгляд Верховного Ихариона остекленел от злости, и вся эта злость была направлена исключительно на него. Оглянувшись, Грис увидел как Кана и ещё один из Клинков добили последнего зантанского стража, и Кана добежал до Гардены. Легко справившись с женщиной он скрутил ей руки, для надёжности стянув их её же поясом, с которого от такого варварского обращения посыпались драгоценные камни, безжалостно содранные сильной рукой капитана.

Грис оглянулся, и решил сбежать под прикрытием своих личных охранников. Но бежать один он не собирался... только вместе с чистокровной, поэтому он оттолкнул себе за спину Наитриль. Девушка неловко покачнулась и упала, ударившись об пол и охнув от боли. Это была последняя капля. Услышав вскрик боли Наитриль, Асамин нанёс удар и Грис всё же принял бой. Подготовка у него была ничуть не хуже чем у Асамина, но его внутренний страх перед стихиями мешал ему сосредоточиться и поэтому, он часто пропускал удары. Вскоре, исход поединка был предрешён. Грис с отчаянием понял, что проигрывает. Лицо зантарнца превратилось в кровавое месиво. И хотя у его соперника видок был не лучше, но сил было гораздо больше. В конце концов, в нём бурлили сразу четыре стихии питая его силой и даря ему выносливость. Получив ещё один сильный удар в лицо, Грис рухнул на пол. Тяжёлое дыхание с хрипом вырвалось из груди. Один глаз полностью заплыл, а губы были разбиты в кровь. Он повернул свою голову в сторону, даже не пытаясь подняться и тем самым признав собственное поражение. Он вновь посмотрел на Наитриль, но чистокровная тряхнула головой освобождаясь от его влияния и поднявшись, отступила к Асамину.


- Я проиграл, - хриплый голос, с сожалением произнёс тихие слова. Неужели это он говорит? Он шёл к своей цели так долго и всё равно не достиг. А чистокровная? Она ведь по праву принадлежала ему! И что? Сейчас ему придётся отказаться от неё?


- Да. Ты проиграл, Верховный Миран. Прими поражение как принял бы его истинный астар, - Асамин тоже тяжело дышал. Ихарионец оттёр кровь с лица, и притянул к себе Наитриль. - Кажется, мне всё же придётся принять пост Первого Верховного Собора, чтобы больше ни у кого не возникло желания отнять у меня то, что мне дорого.


Наитриль устало улыбнулась и слёзы из прекрасных глаз потекли сами, вызвав удивлённый взгляд у Кана. Он никогда не видел чтобы она плакала, и сейчас она была как никогда беззащитна. Кана отвернулся. Нельзя, нельзя её любить.

А Наитриль стояла, обняв своего красноглазого астара, и вздыхала с облегчением понимая, что всё закончилось. Улыбнувшись, чистокровная подняла заплаканное, но счастливое лицо, чтобы заглянуть в любимые глаза цвета кардинала.


- Забери меня домой.


Асамин без слов обнял хрупкое тело и бережно поднял, сжимая в сильных руках. Черноволосая голова прислонилась к его плечу, и он понёс своё сокровище в новую, счастливую жизнь.


- Больше никогда не смей умирать ради меня, поняла? - Асамин счастливо вдыхал родной запах, уткнувшись носом в пряди чёрных волос. Он уходил, неся на руках любимую женщину и даже не оглянувшись на Гриса.

Верховный Зантара горько рассмеялся, когда увидел, как из-за плеча Асамина на него с жалостью взглянула чистокровная.


- Прощай, - тихий шёпот, а затем Грис тяжело поднялся чертыхаясь от боли в теле. У Верховного Ихариона неплохие кулаки! Он видел, как Кана взвалил на плечо связанную Гардену, донёс её до двери в комнату, и сдал на руки испуганным служанкам, которые с белыми от ужаса лицами глядели на последствия драки.

Зантарнцы поднимались, охая и отводя глаза от своего Верховного. Ими овладел стыд, точно так же как и Грисом. Захватив раненых они поспешили покинуть холл. Грис грустно оглянулся на дверь за которой скрылись Асамин и Наитриль, понимая, что не всем его мечтам дано осуществиться. Похоже, все его планы мести за смерть собственных родных рухнули, так и не успев воплотиться.

Верховный Зантара покинул коридор, удаляясь в свои покои. Если Асамин решит выдвинуть обвинения в нападении и похищении чистокровной открыто, на заседании Собора, он потеряет даже пост Верховного. Усмешка исказила разбитый рот, это возмездие. Теперь его участь незавидна.


Кана позаботился о Гардене, затем о раненых Клинках - выставив новую охрану у дверей комнат Верховного и его матери. Ему до безумия хотелось взглянуть на Наитриль, прижать её к себе и убедиться, что с ней всё хорошо... но пришлось усмирять своё глупое сердце, заковав его в лёд наигранного безразличия. И пока Кана заливал свою безответную любовь вином, Наитриль пребывала в крепких объятиях Асамина и подробно рассказывала ему историю своих злоключений. Из того что поведала ему любимая, Верховный Ихариона узнал, кто был инициатором всей этой тёмной истории. Как ни странно, он не был удивлён, ведь в глубине души всё же подозревал Гардену. Поэтому, после того что рассказала Наитриль, он решил удалить мать от двора. Асамин знал, что не позволит больше никому причинить вред его любимой. В этот сумасшедший вечер решилась судьба многих. Но самое главное, что в этот вечер решилась и судьба Наитриль.

Асамин больше не колебался и пригласил служителя Собора, чтобы сделать чистокровную своей женой. Вот так, без лишних празднеств и церемоний я всё же вышла замуж в этот день. Все было так, как и планировал Грис. Только мужем моим стал тот, кого я искренне любила. Брачная ночь была сладкой, заставив меня взлетать на небеса снова и снова.


Открыв глаза на следующее утро, я потянулась. Повернувшись, сдвинула бровки когда не увидела рядом с собой Асамина, но тут же расслабилась, радостно взвизгнув, и вспомнив всё, что происходило этой ночью. Внизу живота тут же сладко заныло от жарких воспоминаний. Решив смыть с себя напряжение прошлой ночи, я завернулась в простыню, поднялась, и пошла в купальню.

Он был там, откинув голову на бортик бассейна. От горячей воды поднимался пар и волосы Асамина слегка завились. Верховный услышал мои тихие шаги и улыбнулся, не открывая блаженно закрытых глаз.

Асамин слышал, как она вошла. Приблизившись к нему девушка села на колени и притянув к себе его голову, жарко поцеловала в губы. Усмехнувшись, Асамин почти замурлыкал от удовольствия, и, быстро развернувшись к ней лицом, утащил в воду. Ткань намокла облепив её тело, и он быстро избавился от простыни, отшвырнув в сторону. Асамин держал её на руках обхватив за спину, и целовал... целовал, всё ещё не веря, что это происходит на самом деле. Он поверить не мог, что это не сон. Она жива! Она в его руках! Она его жена, навсегда, на всю жизнь! Поцелуи затуманили его разум и больше Верховный уже не думал ни о чём, кроме нежного податливого тела, в его сильных руках.

А пока Асамин наслаждался молодой женой, Кана продолжал топить свою горечь в вине, и это длилось почти всю ночь, поручив Клинкам следить за Грисом и Гарденой. У последней, чуть не случился удар от новостей принесённых ей Вузилом. Старик улыбался от счастья, чем разозлил её ещё сильнее. Слуга искренне радовался за своего господина. Вузил в душе лелеял мечту: дожить до малышей которых он станет укачивать и учить так же, как поучал своего господина. Но настроение цезарнийки было далеко не радостным. Она предполагала, что Наитриль уже всё рассказала Асамину, и то что он до сих пор не пришёл за ответом было страшнее всего. Нет, казнь ей не грозила. Её сын никогда не сможет убить собственную мать, а вот выслать из дворца вполне способен. Мучаясь от неизвестности, Гардена не спала всю ночь. Она проклинала Гриса за то, что тот спас чистокровную.

При мыслях о Грисе ярость только усилилась. Этот мальчишка посмел не только обмануть её, а ещё и отвергнуть. Он унизил её, сделав своей марионеткой, которой управлял с хитростью и коварством опытного интригана.

Ненависть к Наитриль и Грису вскипела, превратив её душу в бурлящий котёл. Цезарнийка ходила из угла в угол нервно меряя шагами комнату, и её метания испугали служанок, у которых всё валилось из рук - от страха перед госпожой. Гардена ломала голову как ей поступить, думала, но выхода так и не нашла.Это бесило её ещё больше. Она так и не спала до утра... впервые в жизни сменив тепло постели на жёсткий стул, на котором провела всю ночь предаваясь размышлениям.

Утром к ней пришёл Кана. Капитан Клинков выглядел помятым. Его глаза были налиты кровью, и Гарена с подозрением уставилась на астара, пришедшего к ней в полном боевом облачении.

"Интересно, отчего это глава Клинков в таком состоянии?"

Заметив столь пристальное внимание к своей персоне, Кана прикрыл лицо чёрной повязкой. Это ещё больше насторожило её.


- Капитан Кана, вы куда-то собираетесь?- Гардена нервно перебирала пальцами длинные бусы - в несколько рядов увивающие её длинную шею.


- Да. Я иду встречать Фачири. Чистокровная прибывает чтобы увидеть свою воскресшую внучку, - Кана поморщился от звуков собственного голоса. Голова раскалывалась от противной боли. Он и раньше пил, но почему именно сегодня его одолело такое беспощадное похмелье?


У Гардены задрожали руки. "Уже?! Если проклятая старуха узнает кто приложил руку к исчезновению её внучки, то спалит её дотла. Без подходящей причины будет тяжело оправдаться... Раньше, когда ей во всем помогал Грис, было намного проще".

Гардена нахмурилась, осознавая, что своими руками взрастила хитрого ублюдка, который с лёгкостью обвел её вокруг пальца. Сама виновата! Но раскаянья по поводу того, что она намеревалась убить чистокровную у неё нет и не было. Даже Асамин должен понимать, что всё это она сделала ради него. Возможно и сама чистокровная это понимает? А вдруг, девчонка простила её и ей ничего опасаться?


Кана внимательно следил за Гарденой, подмечая и дрожащие руки и нервное закусывание губы и резкие, словно рваные движения. Да она боится! Асамин ещё не не вынес приговор, а её трясёт от страха. Да, на этот раз у неё не будет шанса чтобы оправдаться. Кана представил что станет с Гарденой, когда она узнает - зачем он здесь.


- Королева Гардена, по приказу Верховного вам следует отправиться со мной для встречи Фачири и её семьи. - Ого! Вот это самообладание! Кана восхитился, заметив, как мать Асамина лишь слегка побледнела, а после сжала губы в тонкую полоску и выпрямилась, успокоив дрожь в руках. Во взгляде ещё сквозил страх, но она умело подавила его шагнув вперёд.

Вузил, стоящий под дверью комнаты Верховного, склонился в поклоне, когда она вышла за дверь в сопровождении Кана.


Вдвоём, они отправились встречать Фачири.

"Так вот оно - начало наказания. Гардена должна смотреть в глаза той, у которой хотела отнять родную кровь. Её сын всё-таки очень похож на неё... возможно, ему и впрямь можно смело доверить Ихарион и весь Собор Астарна. Интересно, а Фачири уже знает"?


Кана сопровождал цезарнийку для того, чтобы оградить её от праведного гнева Фачири. За пределами двора к ним присоединилось ещё несколько астаров из стражи Собора, и слуги несущие два паланкина. Гардена чинно уселась в один из них, надвинув на лоб широкий капюшон, что делала крайне редко, не смотря на суровые астарнские законы. В конце-концов, она - цезарнийка! Чего ей бояться?! Она - мать Верховного Ихариона, и если она хорошо знает своего сына, то после произошедшего он всё же примет пост Первого, и старуха не посмеет её убить. Она - Гардена теперь неприкосновенна!


Фачири вышла из чара, и, не обратив никакого внимания на Гардену, почти бегом направилась к паланкину, ожидающему её. Гардена даже разозлилась когда поняла, что старухе нет до неё никакого дела. Фачири повела себя так, словно Гардена была червяком недостойным её внимания или невидимкой. Передёрнув плечами, цезарнийка развернулась и увидела, как Кана отправился вслед за старухой, отдав приказ оставшимся Клинкам сопровождать её. Предатель! Как он мог оставить её, ради сопровождения этой мерзкой старушенции?! Пока она злилась глядя вслед удаляющемуся паланкину с чистокровной внутри, из корабля показались ещё двое.

Гардена повернулась и побледнела, когда увидела, как из корабля под руку с Матео - аккуратно спускается её дочь. Амирра слегка пополнела, и Гардена с удивлением отметила у неё небольшой округлый живот. Беременна? Лёгкая боль кольнула сердце цезарнийки и она принялась более внимательно рассматривать Амирру. Платье надетое на ней было не похоже на то, что Амирра носила при дворе Ихариона. Оно не висело на ней мешком, а напротив - струилось, плавно обрисовывая все её изгибы. Дорогая ткань, искусно уложенные волосы , румянец на щеках и счастливый взгляд: такой предстала перед Гарденой её незаконнорождённая дочь.

Матео нахмурился, увидев среди встречающих мать своей жены, а Амирра боязливо прикрыла живот рукой. Гардена нахмурилась. Неужели, они считают её настолько злобной, что думают, будто она сможет причинить вред собственному внуку? И хотя Амирра никогда не удостаивалась её внимания, Гардена впервые почувствовала себя настоящим монстром.

Намеренно отвернувшись, чтобы не провоцировать страх у Амирры, Гардена подчёркнуто не обращала на них внимания. Они скрылись из виду так же быстро как и Фачири, заняв второй паланкин. Гардена осталась одна, не считая сопровождающих её стражей Собора. Одна среди чужих. Жива, но всеми брошена. Ей не оказали должного почтения и идти до дворца придётся пешком. Какой позор! Подняв глаза к небу она глубоко вдохнула, и рассмеялась. Смех растаял быстро и на смену ему, на лице Гардены ненадолго отразилась боль. Скупая слеза дрогнула в уголке глаза, скатилась, оставив маленькую мокрую полосу на её щеке.

" Уже сегодня вечером, на заседании Собора, она узнает о своей судьбе. Ждать осталось не так долго. Даже если приговор будет суров, она не сломается. Она ведь истинная цезарнийка! Королева собственной жизни. В конце-концов, это она несла на своих плечах бремя власти в Ихарионе". Вернув на лицо холодную улыбку, она в сопровождении стражей пошла во дворец гордо выпрямив спину. Унижена, но не сломлена.


Встреча с бабушкой и сестрой обернулась для меня потоком слёз радости, которые мы лили, крепко обнимая друг друга при этом. Фачири долго сокрушалась о том, что даже не подумала , что я могу быть жива и так скоро поверила в мою смерть. А я подробно рассказала о своих приключениях, и счастливо улыбалась, узнав, что Амирра и Матео ждут первенца.

Сестра гордо демонстрировала свой живот, с любовью поглаживая небольшую округлость. Было видно как она изменилась. Оттаяла, стала увереннее в себе. Она гордо несла голову, а в её взгляде появилась твёрдость. Наверное, так ведут себя все матери. До Собора оставалось не так много времени, а мы всё говорили и говорили, навёрстывая то время пока я находилась в руках Гриса. Бабуля вспыхнула от ярости при упоминании Гардены, она хотела потребовать смертной казни за все совершённые цезарнийкой преступления. Того же самого она требовала и в отношении Гриса. Фачири твёрдо решила сама присутствовать на Соборе, но вошедший в комнату Асамин отклонил её просьбу.


"Ни одной женщины не будет на Соборе": так сказал Асамин, а я злилась на него и думала о том, что как только все в Ихарионе узнают о нашем браке, я сделаю всё, чтобы изменить положение женщин на этой планете. Даже если для этого мне придётся войти в Собор самой. Или стоит как-нибудь нежнее повлиять на мужа, чтобы передумал? И так как нам запретили участие в Соборе, пришлось ждать результата у себя. Что мы и делали, нервно поглощая сладости и запивая всё это ароматным чаем. А пока мы занимались исключительно женским времяпрепровождением, моему мужу предстояла важная встреча...


Асамин облачался в пышные церемониальные одежды, а Наитриль помогала ему, расправляя складки длинного белого одеяния, напоминающего балахон, только без рукавов. Под ним на Асамине были надеты широкие белые штаны и высокие ботинки. На могучей груди ихарионца переливалась жемчужно-белая тонкая рубашка, а тяжёлую ткань штанов поддерживал широкий красный пояс. Верховный рассмеялся, вспомнив свой прошлый конфуз: тогда, в цезарнийском доме нежности, штаны слетели с него самым подлым образом в весьма ответственный момент. Наитриль захихикала вторя ему, но смеялась ровно до момента,пока Асамин не упомянул о том, что в таком месте штаны просто обязаны слетать сами собой.Его жена тут же надулась, демонстрируя свою ревность, но его поцелуй подавил обиду в зародыше и заставил оттаять маленькую ледышку.

Улыбнувшись, Асамин закрепил на лице традиционную повязку скрывшую всё, кроме глаз, и налобную пластину с прикреплёнными к ней длинными, узкими лентами. Алые глаза Верховного сверкнули от удовольствия, когда во взгляде жены он прочёл восхищение его внешним видом. Перепоручив свою красавицу жену Амирре с Матео, Асамин отправился на Собор в сопровождении Кана. На капитане была традиционная одежда Клинков и вместе они представляли собой поразительный контраст черного и белого. Кана так же как и Асамин скрыл своё лицо.

Обычно на заседаниях такого уровня астары редко скрывали собственные лица, так как это считалось неуважением по отношению к собравшимся. Но на этот раз у Асамина была веская причина чтобы так поступить.

Чёткие, чеканные шаги трёх сильных мужчин эхом отдавались в гулких коридорах дворца, пока Асамин и Клинки шли на Собор.

Выйдя и резиденции Верховного Зантар, где их поселили, они проследовали к Собору. Здание, в котором он располагался, было высоким, его длинные стрельчатые окна уходили практически к потолку. Кроме того, в отличии от остальных построек Зантара это строение было выложено из тёмного красного камня. Вокруг, на сколько хватало взгляда, буйным цветом разросся дикий синий плющ - увивающий само здание, и расползающийся по земле в поисках опоры.

Он вился и по тонким, длинным колоннам в изобилии украшающим стены Собора. При входе в главный зал - в холле, колонн было так много что казалось, будто он весь состоит из тонких деревьев без крон. Широкие длинные скамьи опоясывали зал заседаний и напоминали огромный экзотический цветок, раскинувший свои лепестки. А в "сердцевине" этого "цветка", на узорчатом, выложенном цветной мозаикой полу - располагалась трибуна. В отличии от поразительной художественной красоты самого места, трибуна напоминала варварский топор воткнутый в красивую вазу. Она совершенно не вязалась с этим местом. Своим гладким посеребрённым металлическим боком она только портила общий вид. Но, эта трибуна появилась здесь по воле Сугира и убирать её никто не собирался.

Войдя в зал, Верховный Ихариона услышал тишину. В этой тишине Асамин и Клинки прошли к своим местам, и как только заняли их - со всех сторон послышались осуждающие шепотки. Похоже, членам Собора не по нраву пришёлся внешний вид ихарионцев.

Оглядевшись, Асамин увидел Гриса. Новый Верховный Зантара сидел неподалёку от него. Бесстрастное выражение на лице Гриса делало ему честь, но в глазах всё же жили эмоции. Асамин мог бы поклясться, что догадывается о том, что сейчас происходит с новоявленным Верховным: наверняка, он ожидает смерти и держится из последних сил. И Асамин почти угадал... хотя, кроме страха в глазах Гриса сквозило удивление, ведь он не увидел на заседании Собора ни Наитриль, ни Гардены, ни Фачири. Прозвучал сигнал, и Грис вздрогнул... Собор начался.


Советники Зантара поднялись со своих мест и Асамин улыбнулся, сейчас начнётся... Как и обычно советники принимающей стороны встали полукругом - спиной к трибуне и лицом к сидящим вокруг членам Собора. Они подняли руки вверх так, что их ладони были открыты всем взглядам. Клятва советников быть предельно справедливыми и принимать решения только во благо Собора прозвучала, и Асамин с Кана переглянулись. Когда советники разошлись по своим местам, распорядитель Собора начал официальную церемонию представления. На ней Собору представили нового Верховного Зантара.


Грис встрепенулся, и встал со своего места. Он решительно ничего не понимал... почему же Асамин медлит? Почему не откроет всем правду о его преступлении против чистокровной? Что это?

Но Асамин хранил молчание. Не возразил он и тогда, когда Грис спустился с возвышения чтобы пройти за трибуну. Новому Верховному одели на шею печать Зантара, и Грис понял, что только что получил власть официально и Асамин ему не помешал.

Нервно обернувшись в его сторону, Верховный Зантара вглядывался ему в глаза, стараясь уловить нить ответа во взгляде ихарионца, но Асамин смотрел на него с тем же выражением на лице, с каким он сам сидел не далее как несколько минут назад.

Как только все формальности были соблюдены и Грису поставили печать на книгу рода, он облегчённо вздохнул. Неужели, ихарионец не собирается отбирать у него Зантар? В душе у Гриса затеплился огонёк надежды, но то, что Асамин пришёл со знаком неуважения на лице, что-то да означало...

Когда пришла пора для выбора нового Первого Верховного Собора, советники вновь спустились к трибунам и вновь повторили тот же ритуал. Асамина раздражала эта излишняя помпезность. Каждый раз длиннющий ритуал отнимал уйму времени, которое можно было бы потратить с гораздо большей пользой. И хотя консерватизм был у него в крови, присутствовать на этих ритуалах с каждым годом становилось для него сложнее и сложнее. К тому же, как только в его жизнь вошла Наитриль, его мировоззрение изменилось. Он уже не был так категоричен и жесток, как прежде. Его отношение к женщинам тоже изменилось к лучшему, ведь даже собственная незаконнорождённая сестра больше не была для него изгоем которого нужно во что бы то ни стало вычеркнуть из собственной жизни. Забавно, как за такое короткое время изменился его внутренний мир. Хрупкая, вредная девчонка перевернула его существование с ног на голову. Но... даже если с её приходом он потерял кучу нервных клеток, жизнь стала гораздо ярче и насыщенней. Именно благодаря ей он познал цену дружбе, открыл для себя чувство настоящей любви, и обрёл бесценный дар. Он наконец понял, что значит потерять часть души вместе с гибелью того, кто по настоящему тебе дорог.

Задумавшись, Асамин не заметил окончания ритуала, пока Кана не толкнул его локтем в бок. Торопливо поднявшись со своего места, Верховный Ихариона спустился к трибуне. Легко стянув повязку прикрывающую лицо, Асамин мрачно ухмыльнулся.

Кана хмыкнул, глядя как выражение лёгкого спокойствия на лице Гриса - сменило нервное напряжение, отразившееся во взгляде и выраженное дёрнувшейся щекой.

Речь Асамина стала неожиданностью для многих. Но как только он дал согласие на приятие поста Первого, половина зала облегчённо вздохнула, а вторая половина подозрительно прищурилась. Многим не хотелось иметь за плечами столь сильного и властного правителя. К тому же, о нраве Асамина было известно практически всем членам Собора.

Голосование прошло на удивление быстро. Как только каждый из членов Собора поднял вверх жезл голоса, система быстро подсчитала голоса. Светящиеся жезлы были двух цветов - красного и жёлтого. Если голос советника был "ЗА", то он поднимал в руке жёлтый жезл, и соответственно - противники поднимали красный. В зале собрания стало темно и через несколько секунд, проекция вывела автоматически подсчитанный результат. После нескольких секунд темноты, в которой словно звёзды мерцали жёлтые и красные огоньки, прямо над головой Асмина загорелась проекция подсчёта голосов. Он улыбнулся, так как результат его не удивил.Он был уверен в своей победе. После гибели Сугира он остался единственным настолько сильным астаром, способным управиться сразу со всеми четырьмя стихиями. Отныне Асамин становился тем мужем, на плечи которого ляжет забота сразу о нескольких странах и самом Соборе в частности. Ну а после того как его статус официально подтвердили - натянув на голову высокий головной убор, увенчанный несколькими лентами и олицетворяющими цвета стран и совета, Асамин получил право Первого голоса. А как только он его получил, то не медля обличил поступок Гриса и Гардены, прекрасно осознавая последствия своего заявления. С трибун тут же послышался рой возмущённых голосов, но представленные доказательства и свидетельства, заставили недовольных замолчать. Как закономерность, следом за обвинениями последовали предложения устроить суд и публичную казнь. Грис сидел, судорожно обхватив печать висящую на его груди, и пытаясь не реагировать на свирепые взгляды советников Зантара. Покачав головой, Асамин вскинул руку, так, что скоро гул утих и все снова внимали его словам.


- Никто не будет казнён! Я не зря позволил вам провести официальную церемонию по представлению нового Верховного Зантара. Этот астар останется вашим правителем! Он кровь от крови последнего правителя Зантара, потомок древнего рода и, не смотря на то, что он нарушил закон, мы все сделаем снисхождение на этот раз...

Грис побелел. Асамин дал понять всем, что это исключительно его милость, и он вправе будет изменить её, если пожелает. Но окончательно добило Гриса следующее заявление ихарионца.


- Единственным нашим условием дальнейшего правления будет женитьба Верховного Мирана. К окончанию этого месяца ему надлежит жениться на выбранной нами кандидатке. И мы приняли решение соединить его браком с дочерью советника Эйя.Насколько нам известно, Верховный Миран страстно желал взять в жёны чистокровную и мы решили удовлетворить его желание в полной мере.


Грис сглотнул, зал притих. А Асамин выгнул бровь глядя на Верховного Зантара, ожидая его реакции с издевательской ухмылкой на лице.

В то время как два молодых мужчины убивали друг друга взглядами, советник Эйя краснел от повышенного внимания, разом обрушившегося на его скромную персону. Верховный Зантара скрипнул зубами... Эйя не только были яростными поборниками морали и законов, но и одними из первых всегда выступали за чистоту крови, не считая незаконнорожденных за людей. И ему придётся породниться с такой семьёй?! Ему?! Да ведь советник Эйя был следующим кандидатом на несчастный случай в его планах - сразу после Сугира. Жаль, что лугр не сожрал и его тоже. Злобно скосив газа друг на друга , советник и Грис испепеляли друг друга яростными взглядами, а Асамин ухмылялся. Если Верховный Зантара станет соперничать с собственным тестем, у него просто не останется времени чтобы вредить ему и его любимой. Конечно, вначале он собирался отправить Гриса на тот свет, но Наитриль вдруг встала на его защиту, рассказав о несчастном детстве астара. И он впервые проявил милосердие, хоть это и далось ему с большим трудом. Но... чего только не сделаешь ради любимой женщины.

Асамин поднял глаза на Гриса и увидел, как тот величественно кивнул соглашаясь на брак. Ихарионец снова усмехнулся, поймав горящий ненавистью взгляд Верховного Мирана и прекрасно сознавая, что тот не откажется, так как у него просто не будет выхода.

Решив вопрос с женитьбой Гриса Асамин продолжил:


- Ахан Гардена также будет наказана за умышленное причинение вреда чистокровной, попытку сокрытия улик, и ложь своему правителю.


На трибунах заохали. Теперь никто не сомневался, что Первый Верховный будет поистине справедлив, ведь он только что принял решение наказать собственную мать и понизил её статус публично назвав при всех простой ахан. Асамин повернул голову и посмотрел на советников из Ихариона прибывших в Собор и сидящих с гордо поднятыми головами. Они гордились своим правителем и считали его достойным поста Первого Верховного. Советник Ранур кивнул ему, как бы ободряя сделать следующий шаг.


- Ахан Гардена будет выслана с Астарна. Всех, кто посмеет не подчиниться нашему приказу и решит оказать ей помощь, последует за ней, при этом лишится земель и титулов.

Снова ропот пронёсся лёгкой волной, но сидящие на трибунах советники, военные и правители кивали, соглашаясь с приговором. Асамин сделал ещё несколько объявлений, в числе которых была и его женитьба, и назначил дату нового Собора по вопросам внутренней политики и пересмотре некоторых законов, которые ему просто не терпелось изменить.

Кана смотрел на своего господина и немного завидовал ему. Когда-то он собирался занять его место, поддавшись на уговоры своей семьи, но не сделал этого и предпочёл сохранить дружбу, остаться верным. Небо вознаградило его за это и теперь он правая рука Первого Верховного Астарна. Скоро отец наверняка вызовет его домой, чтобы достойно вознаградить. И только сам Кана знал, что это исключительно его собственная верность сделала возможным занять столь высокое положение. После прилёта Наитриль на Астарн он изменился: больше не убивал ради развлечения. Желание прикончить кого-нибудь сменилось на желание защищать её, и он постарается и впредь никогда не предавать Асмина и Наи. Кана грустно улыбнулся, опустив глаза. Тяжело ему будет находиться бок о бок с женщиной к которой он испытывает чувства, и видеть её счастливой с другим. Как бы снова не свернуть на прошлую тропу... настоящее испытание на стойкость, как и положено Клинку!

Когда Собор закончился, присутствующие на нём потянулись к выходу, переговариваясь на ходу и обсуждая последние события. Кана вместе с Асамином остановились подождать Верховного Мирана. Грис не спеша приблизился к ним, сдвинув брови, а следом за ним топал толстенький советник Эйя. Пузатый советник хоть и выглядел не совсем довольным, но видно было, что он уже мысленно потирает руки в надежде получить как можно больше выгоды от такого союза.


- Радуешься, ихарионец? - Грис скривился, когда холодная усмешка коснулась лица Первого.


- Конечно. И тебе советую. Как только обзаведёшься молодой женой... ты поймёшь мои чувства. Кстати, мы останемся здесь ещё на неделю и я надеюсь присутствовать на вашей свадьбе лично, - доброжелательный голос сменился на вкрадчивый угрожающий, и Грису снова пришлось кивнуть.Как же ему было тяжело подчиняться Асамину,ведь единственным желанием Гриса по отношению к Первому - было желание увидеть его мёртвым. Но советник Эйя не разделял настроений своего будущего зятя.

Он тут же принялся кланяться и выражать свою огромную благодарность за большую честь и доверие оказанное его семье, но Асамин остановил его излияния взмахом руки. Красные глаза впились в лоснящееся лицо советника, и тому стало не по себе. Сейчас он лучше кого-либо другого понимал, почему Сугир так хотел убрать ихарионца со своего пути. С такими не шутят...


- А по поводу вас, советник... надеюсь, мне не придётся раскаиваться в своём выборе. У меня так же есть кое-какое условие, - Асамин помедлил, глядя как глазки советника забегали а мозг заработал, в попытке переработать данную информацию, - вам придётся пересмотреть своё отношение к незаконнорождённым, если вы хотите стать тестем Верховного Зантара.

Советник Эйя от возмущения потерял дар речи. Он и представить себе не мог, что ради обозримой власти и для того чтобы влиться в правящий род, ему придётся отказаться от собственных убеждений и принципов. Алые глаза буравили его, а он краснел и бледнел под их взглядом, судорожно оттирая пот со лба и пытаясь принять верное решение.

Грис с интересом наблюдал за тем, как Асамин пристально смотрит на советника и как старик пытается решить - что ему выгоднее, попуститься собственными убеждениями или обрести реальную власть? Наконец, вдохнув, советник выдавил из себя согласие, и Асмин покровительственно ему кивнул. Слегка увеличившись в росте от раздутого самомнения и важности того, что Первый выбрал именно его семью, Эйя бросил высокомерный взгляд на Гриса.

" Мечтать не вредно!" - подумал Грис, и решил уделить особое внимание тому, чтобы поставить надутого старикана на место.


Кана почти засмеялся, видя что всё идёт именно так, как и хотел Асамин. Внимание Гриса переключилось на Эйя, и некоторое время Верховный Зантара будет сильно занят.

Оставив будущих родственников в обществе друг друга, Асамин попрощался с ними и поспешил к себе. Ему следовало сообщить матери о своём решении, а после, он мечтал оказаться в объятиях своей малышки и чем скорее - тем лучше!


Разговор с матерью прошёл не так хорошо как собрание Собора. Когда Асамин пришёл к ней, Гардена была уже в курсе того, что её хотят выслать. Крики матери разрывали его барабанные перепонки, а от визга заболела голова. Вначале, она лишь кричала, затем сыпала угрозами - лишить его всего, и трона в том числе. Кроме того, она снова принялась угрожать ему смертью Наитриль, а этого он не смог вынести.


- Охрана! - выкрик Асамина услышали, и двери тут же распахнулись. Клинки быстро вошли и застыли, выжидающе глядя на своего правителя. - Ахан Гардена с этого дня должна находиться под постоянным надзором. Я запрещаю ей покидать эту комнату без моего разрешения. Не должно быть никаких посетителей, только слуги, которых я выберу сам, ясно?

Клинки кивнули и встали по обеим сторонам от Гардены. Его мать успокоилась и теперь смотрела сквозь него, ледяным отстранённым взглядом.


- Никогда бы не подумала, что ты променяешь меня на эту... - Гардена замолчала, брезгливо скривившись и отвернулась, резко дёрнув головой так, что зазвенели серьги в ушах.


- Ты сама виновата, мама. Если бы ты не приложила руку к её похищению, то твоего изгнания не было бы, - Асамину было больно оттого, что приходилось наказывать собственную мать, но... каким бы он был правителем в глазах Собора, если бы оставил её поступок безнаказанным? Ему пришлось пощадить Гриса, и если бы он проявил снисхождение и к Гардене, то никто не уважал бы его.


- Вообще-то, сын, я хотела покончить с ней навсегда, а вовсе не похищать её. Просто уничтожить, как когда-то уничтожила её мать. Ты не представляешь, что со мной было когда я узнала, что этот идиот оставил чистокровную в живых... Если бы я тогда проследила за всем сама, не пришлось бы сейчас лишиться всего из-за тупого самонадеянного мальчишки! Но ты не переживай, сынок, я до них ещё доберусь...


Зловещий шёпот матери, заставил Асмина прикрыть глаза и застонать от отчаяния. Она так ничего и не поняла. Она не считала, что поступила плохо по отношению к Наитриль, она просто считала её недостойной жить. Поняв, что разговаривать с матерью бесполезно, Асамин вышел из комнаты - оставив её одну. Он знал, что скорее всего мать попытается исправить своё положение, но давать ей такого шанса был не намерен. И уже через несколько часов, бешено сопротивляющуюся Гардену везли в межгалактический порт в сопровождении рыдающих служанок, и нескольких охранников из числа воинов Собора. Среди сопровождающих были Наитриль и Фачири, а так же сам Асамин, советник Ранур и ещё несколько представителей Собора, призванных проследить за исполнением приговора вынесенного бывшей властительнице. К тому же, присутствовало и несколько Клинков во главе с капитаном.


Как только прибыли в порт, Асамин с горечью оглядел корабль, который должен был увезти прочь его мать. Это было больно и горько - расставаться с ней. Несмотря на внешнюю холодность Гардены, Асамин любил свою мать. Вот так расставаться с ней было очень тяжело. Сохраняя невозмутимое выражение на лице, он зачитал приговор и увидел, как побледнела Гардена.


- Ахан Гардена, вы лишаетесь титулов и будет выдворены с Астарна. Вам надлежит отправиться на планету Малария. По договорённости с маларийским королём, вы станете проживать при дворе и приносить пользу обществу в качестве фрейлины маларийской принцессы Далезины. Вы будете находиться под пристальным вниманием старшей фрейлины Бюрн, и под неусыпным надзором воинов Собора. По истечении трёх лет, если ваша позиция изменится, вам разрешено будет вернуться на родную планету. - Асамин вздохнул, чувствуя стеснение в груди, но советники величественно кивали соглашаясь с приговором. По крайней мере, он сохранил своей матери жизнь, потому что если бы казнил её, то не смог бы жить с таким грузом на сердце и с такой болью в душе.


Гардена оттолкнула руки охранников и сама взяла свиток с приговором, сжав его в тонких руках. Обида на сына терзала её, но ещё хуже становилось от того, что свидетелем её унижения стали чистокровные. Фачири приблизилась и Гардена подняла подбородок выше, с ненавистью уставившись в блёклые глаза старухи.


- Кажется, теперь мы поменялись местами? Понимаешь ли ты, что это расплата дана тебе небом за то, сколько зла ты сотворила? Я думаю - это справедливо! Жаль, что тебя не казнили... теперь это стало невозможным, потому что твой сын стал частью жизни моей внучки. Но... знаешь, Гардена, для тебя будет большим наказанием осознавать, что моя внучка счастлива вопреки всем твоим попыткам её уничтожить. И втройне больнее тебе будет от того, что счастлива она благодаря твоему сыну.


- Убирайся прочь, наглая старуха, твоё злорадство на меня не действует, - Гардена отвернулась.


Фачири отошла, а вместо неё к Грдене поспешила Наитриль, ведь ей необходимо было поговорить с цезарнийкой с глазу на глаз.


- Тоже решила унизить меня, подобно своей бабке? - Гардена скривилась, исказив своё красивое лицо.


- Нет. Я никогда не смогу простить вас, Гардена. Но... хочется думать, что когда-нибудь смогу хотя бы понять. Я не собираюсь злорадствовать или сыпать ядом, а просто хочу кое-что вам сказать, - Наитриль сцепила пальцы в замок и тихо произнесла, так тихо, что не услышал никто кроме самой Гардены и двух её охранников, - у вас скоро будет внук, чистокровный... и очень сильный. Надеюсь, что вы укротите свою ненависть, если конечно хотите когда-нибудь увидеть его.


Наитриль отошла, а цезарнийка застыла с удивлённым выражением на прекрасном лице. Она молчала даже тогда, когда охрана заводила её на борт корабля. Асамин смотрел как его мать ушла, не сказав ни слова на прощание и даже не обернувшись, чтобы бросить на него последний взгляд. Ему было безумно жаль её, но он не был готов оставить её на Астарне, опасаясь, что она причинит боль его любимой.


Свет ослепил Гардену. Она повернулась, и задумчиво посмотрела на залитую солнцем родную планету. Как много раз она видела эту красоту? Почему же никогда не замечала? Почему не видела ослепительной красоты чёрного неба, пронзённого звёздами, и испещрённого метеорами? Почему не обратила внимание на отблески света отражающиеся от цезарнийского солнца? Теперь уже поздно. Она оставляет всё: своего сына, власть, дом, родную планету... У неё будет внук? Чистокровный? Сильный? Да плевать! Но это было неправдой... Даже себе она никогда бы не призналась, что больше всего на свете желает подержать на руках этого ребёнка. Именно он воплотил в себе всё то, что она желала и хотела когда-то для Асамина: сила, мощь, и неограниченные возможности. Гардена улыбнулась. Её внук!


После того как Гардена улетела, Асамин в течение нескольких дней уладил все дела. Он устроил свадьбу Верховного Зантара, на которой с удовольствием наблюдал за злобным лицом Гриса. Миран за церемонию ни разу не улыбнулся и стоял, не спуская взгляда с Наитриль. Он так и не взглянул на свою невесту, а ведь дочь семейства Эйя была настоящей красавицей. Высокая, с длинными голубовато-белыми волосами и раскосыми глазами. Ей внешность будущего мужа пришлась по душе, и девушка только не облизывалась - глядя на него. Свадьба хоть и состоялась, но спокойствия Асамину это не принесло. По донесениям шпионов, Грис даже не прикоснулся к своей жене, и каждый раз, как только в поле его зрения появлялась Наитриль сверлил её голодным взглядом.

А ещё больше Первого Верховного напрягало то, что у него совершенно не оставалось времени на собственную жену. Встречи с членами Собора, пересмотр законов, и всё это время она проводила в обществе бабушки и сестры, или иногда прогуливалась с Кана, надеясь на встречу с мужем. Асамин безумно хотел побыть с ней наедине, но все эти дни он приходил - когда она уже спала, или уходил - когда ещё не проснулась.


Такому положению вещей радовался только Грис, который днём и ночью мечтал оказаться наедине с Наитриль. Он караулил её в переходах, но чистокровная ни на минуту не оставалась одна. Асамин отлично охранял свою жену, не позволяя никому приблизиться к ней, исключая только Кана, и её семью. Но Грис не терял надежды... Несмотря на то, что Асамин предупреждал его относительно Наитриль, Грис не мог перестать думать о ней. Даже угроза его собственной жизни не могла помочь Верховному Зантара выбросить её из головы. Он мечтал о ней и днём и ночью, заживо сгорая от ревности, и зная, что она никогда его не полюбит.

Он уже почти отчаялся, когда всё же выпал шанс остаться с ней наедине...


Я завтракала в гордом одиночестве, когда почувствовала себя плохо. Беременность давала о себе знать и меня одолевала тошнота. Бабушка ещё спала, Асамин снова торчал на очередном собрании, а Кана по близости не было. Решив немного проветрится, я вышла за дверь, и в сопровождении Клинков отправилась прогуляться в сад. Зантарский Имперский сад ни в какое сравнение ни шёл с тем маленьким садиком, где позволял мне прогуливаться Грис. Восстановив дыхание, я прогнала тошноту и удобно устроилась на синей траве, привалившись к стволу тонкого высокого дерева с редкой кроной и крупными листьями - больше напоминающими огромные зонты. Ветерок тихонько шевелил мои волосы и я думала о том, как обрадуется Асамин когда узнает о наследнике. А ведь я так и не сказала ему об этом. Времени не было. Тяжко вздохнув от тоски по своему мужчине, которого у меня отняли дела Астарна, я надула губы и отпустила охрану.


Грис тоже гулял по саду, когда увидел её. Чистокровная осторожно двигалась вперёд ничего не замечая вокруг, и смотря себе под ноги. Видно, девушка думала о чём-то или о ком-то... Разозлившись на собственные мысли, Грис шагнул за пышный ягодный куст и застыл в ожидании. Он видел, как охрана проверила территорию и, не увидев ничего подозрительного, отошла в сторону оставив Наитриль одну.

Она двинулась прямо на него и Грис поблагодарил судьбу за предоставленный ему шанс. Девушка была прекрасна, как никогда. Чёрные волосы свободно струились вдоль спины, вместо традиционного широкого балахона на ней было надето странное длинное платье, облегающее фигуру до бёдер и книзу расходящееся широким куполом подола. Красивые руки были полностью скрыты под длинными рукавами, а яркий красный цвет - как нельзя лучше оттенял её необыкновенную внешность. Он понимал Асамина. В такую красоту невозможно не влюбиться! И даже если её тело не такое изящное, как у цезарниек, а лёгкая пухлость щёк делает её личико похожим на лик ребёнка, всё равно она была для него непреодолимым соблазном. Она поравнялась с кустом и как

только Наитриль шагнула за него, Грис одной рукой обхватил её затылок, а другой быстро зажал ей рот так, чтобы чистокровная не смогла закричать.


- Успокойся! Я просто хочу с тобой поговорить, - Грис быстро зашептал, опасаясь, что она начнёт оказывать сопротивление и тогда шум неизменно привлечёт охрану, которая бродила где-то неподалёку.


Девушка кивнула, успокоив тревогу во взгляде, и он отпустил её переместив руки к ней на талию.


- Чего тебе? - я старалась придать голосу невозмутимость, но он нервировал меня своим диким взглядом. Грис смотрел так, будто я была блюдом с самыми сладкими тосками. Взгляд его шарил по моим губам и беззастенчиво проникал в мою голову, - Ты опять?! Сколько можно?! Я думала, ты принял поражение когда проиграл Асамину. Ты женился! Неужели у тебя нет других дел, кроме как вылавливать меня в саду? Или ты думаешь, что Асамин не узнает?


- Он узнает, и я прекрасно знаю на что иду. Но... я хочу побыть с тобой немного последний раз. Ты скоро покинешь меня, уедешь навсегда с ним... Я только хотел поблагодарить тебя. Я знаю, это ты спасла мою жизнь. Твой муж никогда не пощадил бы меня, без твоего вмешательства. Спасибо тебе Наитриль, я знал, что ты неравнодушна ко мне.


Резкий рывок Гриса, и поцелуй обжёг мои губы не дав мне нормально вдохнуть. Он целовал так, будто умрёт, если оторвётся от моих губ. Руки Гриса вцепились в мои плечи, сминая платье и я поняла, что нужно действовать. Вдавив каблук в ногу Гриса, я надавила... и он отпустил меня, тяжело дыша. Вытерев губы тыльной стороной ладони, я зло взглянула на него.


- Скажи мне, с какой стати ты пришёл к таким выводам? Да, я спасла тебя... но не потому, что что-то чувствую к тебе, а просто потому что не хочу становиться на один уровень с тобой и Гарденой. Только это остановило меня. А Асмин пощадил тебя лишь благодаря крови текущей в твоих венах, и только поэтому! И я хочу сказать вам, Верховный Миран, если вы ещё раз посмеете приблизиться ко мне хоть на шаг, я передумаю. Не хочу иметь ничего общего с бездушным убийцей! Убивший собственного брата ради трона никогда не затронет моего сердца! А если ты не прекратишь меня преследовать, то о твоём участии в судьбе Сугира - узнают все. Отпусти меня!


Я рванулась из его рук, и отошла на несколько шагов.

Грис стоял опустив голову. На лице Верховного Зантара стыла горькая усмешка.


- Ты так ненавидишь меня?


- Ненависть это очень сильное чувство, а я ,с некоторых пор, не испытываю к тебе вообще никаких чувств. Прощайте, Верховный Миран. Надеюсь, не увидеть вас больше никогда.


Я развернулась и пошла прочь. Он смотрел мне вслед, я знала это, чувствовала спиной его взгляд. Возможно, он и правда - любил меня, но какой-то нездоровой любовью.


Вечером я наконец-то встретилась с Асамином. Он усталый пришёл в комнату, где я усиленно старалась не заснуть. Увидев меня, сидящую на кресле с поджатыми ногами и аэто в руках, он тепло улыбнулся. Вмиг сорвавшись с кресла, я кинулась к нему в объятия, крепко прижавшись к сильному телу. Я уткнулась в основание его шеи, почувствовав, как его руки обняли меня в ответ. Подхватив меня на руки, Асамин уселся в кресло, удобно расположив моё тело на своих коленях и дыша мне в макушку. Целомудренный поцелуй совсем не устроил меня, и я надула губы, подняв к нему лицо и обняв за шею.


- Я соскучилась!


Асамин чуть приподнял бровь, и умильно улыбнулся, щелкнув меня по носу.


- Я тоже скучал, моя малышка... Так скучал, что наизнанку выворачивало, - Он сверкнул алыми глазами и упёрся своим лбом мне в лоб.


- Тогда докажи! - Я лукаво улыбнулась, поднявшись с колен и попыталась потянуть его за собой, но вместо этого он так дёрнул меня на себя, что я практически взлетела вверх и приземлившись, ловко оседлала его колени.


- Доказать, говоришь?


И он доказал. Доказывал почти всю ночь, пока мы оба не свалились от усталости и не уснули мёртвым сном, крепко вцепившись друг в друга. А самое главное, что в эту ночь я дождалась тех самых, главных слов. Так вот что такое счастье! Я и подумать не могла, что три слова сказанные любимым мужчиной, могут подарить такое безграничное море радости. И я осчастливила его в ответ, поздравив с будущим отцовством. Вначале, он долго сидел уставившись на меня круглыми от удивления глазами, а после засмеялся от радости.


Кана стоял за дверью, слыша счастливый смех и улыбался. Капитан Клинков потёр ноющие костяшки пальцев, слегка поморщился, и снова улыбнулся. Он не сообщил Асамину о том, что Грис виделся с Наитриль и поцеловал её,так как опасался что это омрачит их счастье. Он знал о безумной ревности Асамина и поэтому, разобрался с Мираном сам. Внушительный синяк на лице зантарнца - научит его понимать с первого раза, и больше он никогда не полезет к Наитриь. А уж Кана сам проследит за этим. Лично! Он станет сам оберегать покой любимой женщины. Главное, чтобы она была счастлива.



Эпилог



- Эй, ты куда собрался, Саэнг?! - Наитриль спешила вслед за сыном, но тот был слишком шустрым для её отяжелевшей фигуры.

Малыш бежал, счастливо хохоча и перебирая ногами с такой скоростью, что она всерьёз опасалась того, что её сын взлетит. Запыхавшись, Наитриль остановилась, обняв большой живот. Она успокаивающе погладила выдающуюся округлость, нежно разговаривая с ней. А Саэнг почти преодолел коридор, пока не врезался в отца.

Асамин подхватил его на руки и подкинул в воздух так, что малыш счастливо взвизгнул, требуя ещё.


- Ты снова удрал от мамы? - Асамин с любовью смотрел в большие синие глаза, и гладил сына по спутанным чёрным волосам.


Мальчик серьёзно посмотрел на него и с важностью выдал:


- Я просто тренируюсь, чтобы стать самым быстрым и самым сильным астаром, как ты.


Наитриль рассмеялась, глядя как Асамин теребит сына за пухлые щёки.


- Ты уже самый сильный и самый смелый астар, потому что ты - мой сын!


Прошло несколько лет, а в их жизни всё изменилось... Законы, так ревностно оберегаемые Собором, поменялись. Больше на Астарне не принижали полукровок и незаконнорождённых. Правление Асамина принесло большие перемены. Теперь любой астар мог стать членом Собора, имея достаточное образование и талант. Асамин удалось немного изменить положение женщин, хотя до полной свободы им было ещё далеко. А как же иначе, если у него была такая свободолюбивая и грозная жена. После рождения первенца, для него наступила новая жизнь. Он наконец узнал, что такое иметь любящую и сплочённую семью, и понял, чего был лишён в детстве. Верховный Зантара больше их не беспокоил. У него не только не было на это времени, но и желания тоже. Его милая жёнушка оказалась настоящей фурией, а её отец, своим вечным стремлением влезть во все дела, регулярно доводил Гриса до белого каления. В общем, у Верховного Мирана была совсем не скучная жизнь.


Сам Асамин был безумно занят, и старался каждую свободную минуту проводить со своей семьёй. За эти несколько лет неизменным остались только набеги пиратов, которых так и не удалось полностью ликвидировать. И каждый новый день приносил новые вести. Жизнь менялась...

Но сегодня была другая важная новость, которую Асамин должен был сообщить своей жене: на Астарн летела его мать. Изгнание закончилось, и Гардена возвращалась на родную планету. За эти годы мать не предприняла ни одной попытки связаться с ним, до недавнего времени.

Несколько дней назад она прислала сообщение, где просила прощения за всё что сделала в прошлом, и разрешения - позволить ей увидеть внука. Откуда она узнала о ребёнке, Асамин так и не понял.Асамин заподозрил шпионаж, но Кана проверил всех при дворе и не выявил ни одного шпиона.


Позже, в комнате, когда няня забрала Саэнга, Асамин рассказал Наитриль о приезде матери, но её реакция удивила его.


- Я знаю об этом, Асамин. Именно я все эти годы присылала Гардене сообщения о твоих успехах, и о рождении внука, о том, какие он делает успехи. Когда я родила Саэнга, я поняла её стремления. Я не простила её, но думаю, она заслужила увидеть собственного внука. Я знала, что она рано или поздно вернётся на Астарн.


Асамин пребывал в лёгком шоке от того, что всё это время даже не подозревал свою жену в переписке с его матерью.


- А как отреагировала Фачири? - Асамин спросил, уже предполагая заранее, как ответит Наитриль.


Она вздохнула, и провела рукой по волосам заплетённым в косу.


- Бабушка в ярости. Она отказалась даже говорить со мной, когда узнала, что я посылала твоей матери сообщения.


Асамин вполне мог себе представить гнев Фачири, тем более, что его мать - бабушка Наитриль ненавидела даже больше, чем сама Наитриль.


- Она скоро остынет, не переживай. Амирра успокоит её. Я попрошу сестру привести к ней Амаю. Правнучка растопит её сердце, и она поймёт, что я сделала правильный шаг. Асамин, мне просто надоела эта тьма ненависти в которой погрязли наши семьи и мы сами! Не хочу больше! Хочу мира и спокойствия. Хочу, чтобы прошлое осталось в прошлом... навсегда.


- Милая, я понимаю тебя больше, чем кто-либо другой. Тем более, что Гардена моя мать. Я так же хочу мира и покоя, - он обнял свою жену, прижавшись к пухлой щеке и осторожно поцеловал.


Гардена прибыла ближе к вечеру. Цезарнийка немного изменилась, на её лице вместо высокомерия была лёгкая неуверенность. Она мягко ступила на землю Ихариона, с удивлением оглядываясь по сторонам и замечая множество изменений произошедших с городом. Глаза Гардены выхватили кусты буйной растительности, украсившие окрестности и вернувшие им живой вид.

Растения изменили не только внешний вид, но и воздух. А ведь раньше, их не было в Ихарионе. Город был холоден так же как и его правитель, но теперь всё выглядит иначе... изменился Асамин, изменился Ихарион, и именилась она сама.


Асамин смотрел на мать, и с удивлением увидел кристальную слезинку скользнувшую по её щеке. Наитриь отвела взгляд, чтобы не испытывать чувства жалости к Гардене, но цезарнийка быстро успокоилась и подошла ближе. Кроме Наитриль и Асамина, встречать Гардену вышли только Кана, Вузил и Саэнг.

Вузил почти ослеп, и опирался на толстую металлическую трость, вглядываясь в бывшую королеву. Кана пристально следил за Гарденой, а мальчик доверчиво прижался к материнской ноге, вцепившись в подол платья и настороженно глядя на собственную бабушку. Гардена же не отрывала от ребёнка взгляда. Она приблизилась к нему и Наитриль. Даже не поздоровавшись, цезарнийка присела на корточки перед внуком и протянула к нему слегка подрагивающую руку.


- Ты - Саэнг?


Малыш насупился, и важно ответил: "Да".


- Ты похож на своего отца и вырастешь настоящим астаром! - мальчик улыбнулся, и прикоснулся к лицу Гардены.


- А ты... моя бабушка? Так мне папа сказал, - женщина улыбнулась, и малыш растаял. - Ты красивая! Даже немного красивее моей мамы. А что ты мне привезла?


Гардена рассмеялась, а родители мальчугана возвели к небу глаза. Кана хмыкнул, глядя на Саэнга, который одним своим видом покорил грозную бабулю. Капитан теперь только так именовал про себя мать Асамина. Гардена заботливо огладила одежду мальчика, отметив, что малыш одет строго по этикету, как и положено сыну Первого Верховного. Поцеловав его в лоб, она достала из складок балахона небольшую коробочку, обёрнутую прозрачной серебристо - зелёной бумагой.


- Откроешь, когда останешься один. Это волшебный подарок... Бабушка достала его специально для тебя.


- Папа, мама, бабушка привезла мне волшебный подарок! - Саэнг рванул прочь от родителей, таща за собой Гардену. Проходя мимо Наитриль, цезарнийка сухо кивнула ей.


Асамин облегчённо вздохнул.


- Кажется, со временем всё наладится...

- Не надейся на это слишком сильно, милый. - Улыбнувшись, Наитриль обняла мужа, подмигнула Кана, и они не спеша пошли следом за Гарденой и сыном.


home | my bookshelf | | В погоне за невестой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 7
Средний рейтинг 4.3 из 5



Оцените эту книгу