Book: Авантюрист




Псёл Александр

Авантюрист

   Влип! Влип! Опять влип!

   Пожалуй эту фразу можно применить ко всей моей предыдущей жизни, а не только к тем, скажем так неприятностям, в которые я угодил на этот раз. При этом я не считаю себя невезучим человеком, скорее наоборот, поскольку нужно иметь неограниченный кредит везения, чтобы непостижимым образом выпутываться из всех тех передряг, в которые я постоянно влезаю, причем исключительно по собственной инициативе. Нет, я не экстремал, но, тем не менее, какая-то неведомая сила постоянно вынуждает меня совершать те поступки, о которых я зачастую начинаю сожалеть еще до того, как успеваю их совершить. Возможно причина всему этому кроется в тех генах, которые заложили в меня мои родители. А может быть во всем виноват лишь я сам, хотя какое это имеет значение сейчас, когда я сижу в болотной жиже, укрывшись под полусгнившей корягой, да еще в самом сердце непролазных джунглей Колумбии, в то время как где-то совсем рядом, метр за метром все окрестности прочесывают несколько десятков головорезов из числа наемников, услуги которых весьма щедро оплачивает один из местных наркоторговцев по прозвищу "Хромой Аллигатор". И судя по тому, что над моим временным пристанищем, уже пару раз пролетал вертолет, задействованный скорей всего опять-таки для моей поимки, на этот раз за меня взялись очень серьезно. Впрочем оно и понятно, поскольку ранить племянника "Аллигатора" это и в самом деле серьезный проступок. Конечно, этого самоуверенного мерзавца основательно недолюбливает и сам "дядя", но тут уж как говорится дело принципа. Следовательно, если кто-то и удосужится выяснить кто же все-таки виноват, то это вряд ли хоть как-то отразится на моей дальнейшей судьбе, которая обещает быть весьма незавидной, во всяком случае если меня все-таки сумеют поймать. Поэтому единственное, что мне оставалось в сложившейся ситуации, так это как можно более убедительно изображать из себя часть болотной коряги, по крайней мере до тех пор, пока полностью не стемнеет. Не думаю, что с наступлением темноты мои поиски прекратятся, однако меня хотя-бы оставит в покое этот проклятый вертолет, который в очередной раз пролетел буквально над самыми верхушками деревьев. При этом какого либо конкретного плана того, как буду выбираться из джунглей у меня еще не было, однако я был твердо убежден в том, что хоть какие то шансы на спасение у меня появятся только в том случае, если мне удастся просидеть незамеченным в своем мерзко пахнущем укрытии до самой темноты. Забавно, однако я еще никогда в жизни не ждал наступления ночи с таким нетерпением!

   Время тянулось медленно, а потому ночь сегодня наступила явно с большим опозданием, причем как всегда в этих широтах, практически минуя сумерки.С большим трудом мне удалось подавить желание тут же выбраться из этой жижи, которая не смотря на всю свою, по началу казавшуюся приятной теплоту, уже основательно опустошила запас моих жизненных сил. Выждав с полчаса я все же рискнул осторожно выползти на берег и быстро стянув с себя всю пропитавшуюся болотной жижей одежду буквально рухнул на прелую листву, с блаженством ощущая как мое изрядно продрогшее тело начало жадно впитывать в себя живительное тепло этой летней ночи. И тут я столкнулся с новой проблемой, поскольку вместе с теплом, в меня начала проникать и губительная в моем нынешнем положении сонливость. Ну а поскольку лучшим способом борьбы со сном является создание организму таких условий, при которых он просто не сможет уснуть, я собрал в кулак остатки воли, и не смотря на все протесты своего измученного тела заставил себя принять вертикальное положение. Дождавшись того момента когда остатки сна выветрятся из моей головы я решил для начала пробраться туда, где сейчасмоего появления ждали бы меньше всего, а именно в лагерь наркоторговцев, из которого всего несколько часов назад я так спешно ретировался в направлении уже описанного мной болотца. Предпринятая мной попытка проникнуть в лагерь объяснялась не безрассудной храбростью, а как это не странно звучит - осторожностью. Ведь для того, чтобы убраться из этого, теперь очень даже негостеприимного для меня места, было крайне необходимо разжиться новой, имеется в виду сухой одеждой, поскольку та, в которой я несколько часов провел в болоте, нуждалась в основательной стирке, чего я естественно сейчас не мог себе позволить. Ну а кроме того, нужно было запастись едойпо крайней мере на несколько дней. Безусловно я был уверен в том, что смогу раздобыть себе пропитание и в джунглях. Однако заниматься сбором съедобных плодов в то время, как все ближайшие окрестности прочесываться вооруженными до зубов боевиками, было бы с моей стороны слишком рискованно. Конечно, в случае необходимости я так же мог показать зубы, поскольку в моем распоряжении по-прежнемуимелся ни разу не подводивший меня прежде пистолет системы "Глок", который мне удалось не только сохранить, но и уберечь от болотной жижи, несмотря на все перипетии последних часов. Очевидноэто сказалась военная выучка, которую весьма усердно вдалбливали в мою голову в течение нескольких лет, пока я проходил службу в Иностранном Легионе. Тогда я твердо усвоил, что с оружием стоит расставаться лишь после тогда, как полностью утратишь интерес к собственной жизни, а потомупистолет по-прежнему находился при мне. Впрочем об оружии я сейчас думал меньше всего, поскольку даже в том случае, если бы в моем распоряжении находился и гораздо более мощный боевой арсенал, я вряд ли мог рассчитывать то, что мне удастся расправиться со всеми своими преследователями, большинство из которых также имели за своими плечами весьма приличный военный опыт. Таким образом чудеса героизма в мои ближайшие планы не входили, а потому выбираться отсюда я собирался как можно более тихо и незаметно... Да и здравый смысл мне подсказывал, что в том случае, если обстоятельства сложатся таким образом, что мне все-таки придется пускать оружие в ход, учитывая более чем серьезный настрой моих преследователей, а так же их методы "наказания провинившихся", благодаря которым уже через несколько часов человек начинал мечтать не о жизни, а всего лишь о скорейшем прекращении мучений, самая большая польза от пистолета заключалась в том, что он мог мне позволить не попасть в их руки живым. Впрочем о таком варианте развития событий я старался думать как можно меньше.

   Итак, проникнув на территорию лагеря, который представлял из себя три барака, и нескольких "технических" построек, я направился к импровизированной прачечной, вокруг которой всегда сушилась выстиранная одежда работников плантации, которым согласно строго установленных правил категорически запрещалось носить грязную одежду.Подобная щепетильность в вопросах соблюдения личной гигиены объяснялась не столько заботой о здоровье бесправных крестьян, сколько тем, что в условиях местной жары и влажности любая зараза распространялась со скоростью лесного пожара. Вообще-же, по правде сказать, местные наркобароны гораздо больше опасались возникновения какой-нибудь эпидемии, нежели массированной полицейской операции, поскольку с местными бациллами в отличии от все той же полиции практически невозможно договориться...

   Приблизившись к "сушилке" я с радостью обнаружил, что мои надежды относительно наличия сохнущей одежды оправдались, и не смотря на царившую весь день суматоху, на веревках сушились по крайней мере с десяток сильно вылинявших штанов и рубах песочного цвета, которые отличались между собой только размерами, что в свою очередь значительно упрощало мой выбор. Впрочем учитывая весьма скромные размеры практически всех местных жителей, в основной своей массе не превышавших и метра семидесяти, подобрать подходящий "костюм" с моими метр девяносто восьмью оказалось совсем не просто. Тем не менее, быстро выбрав самые большие штаны и рубаху, которые я тут же одел на себя, остальную одежду, за исключением еще одной рубахи и штанов, которые так же могли бы мне подойти, я завернул в кусок брезента, очень кстати сушившийся неподалеку. Такие, на первый взгляд не очень логичные действия с моей стороны на самом деле объяснялись довольно просто: до утреннего подъема никто из работников не покинет барака, поскольку любые передвижения по территории лагеря ночью за исключением похода к отхожему месту, которое находилось совсем в другой части лагеря, строго запрещалось. Следовательно, до самого рассвета пропажу одежды мог бы заметить только кто-нибудь из охраны, в чем лично я сильно сомневался, тем более что насколько мне было известно, в ситуации, когда необходимо было срочно найти беглеца, в роли которого я столь успешно дебютировал, охрана оставалась лишь в самой лаборатории, куда лично я соваться и не собирался. При этом все остальные посты, включая охрану близлежащих лагерей, в срочном порядке должны были привлечь к участию в облаве. Ну а поскольку после подъема пропажа одежды все равно будет обнаружена, то отсутствие одного - двух комплектов одежды будет однозначно расценено как "новая диверсия" с моей стороны, что позволит вновь сузить круг поисков, а так же довольно точно описать мой теперешний внешний вид, в то время как пропажа всей чистой одежды вполне могла быть воспринята как банальная кража, которыми так любят грешить все те же работники, несмотря на угрозу жестокого наказания со стороны местного начальства. В любом случае оставшаяся охрана вряд ли позволит себе беспокоить по поводу такой мелочи как заурядная кража одежды рассвирепевшего после целой ночи безрезультатных поисков шефа, не посоветовавшись со своим непосредственным начальством, которое в свою очередь наверняка не рискнет появиться в лагере еще пару дней, дабы не попасть под горячую руку взбешенного "Аллигатора". Таким образом, я получу определенную фору во времени, или точнее сказать могу получить, если мои предположения окажутся верными.

   Следующее, да собственно говоря и последнее место куда я заглянул перед тем как навсегда покинуть этот лагерь, была кухня, разумеется совершенно безлюдная в столь поздний час. На ней кроме круп и прочих съестных и не очень припасов, нуждающихся в более или менее длительном приготовлении, хранились несколько десятков комплектов сухого пайка, распоряжаться которым имел право лишь только начальник охраны. Здесь мне так же повезло, поскольку несмотря на то, что основная часть пайков была конечно же роздана тем, кто принял участие в моих поисках, шесть комплектов остались лежать нетронутыми. Поскольку я еще не знал сколько дней мне доведется пробираться через бескрайние джунгли, в которых собственно говоря и была укрыта эта плантация наркоторговцев, то сделав из запасной рубахи некое подобие вещмешка, я сложил в нее все шесть комплектов пайка, после чего опять вернулся к тому болотцу, в котором мне довелось провести несколько незабываемых часов. Постаравшись как можно более качественно уничтожить все следы своего пребывания на берегу, и при этом не испачкаться самому, я завернул в брезент всю свою прежнюю одежду, которая сейчас больше напоминала несколько кусков слежавшейся грязи. Не смотря на столь удручающее ее состояние, мне было жалко выкидывать эту очень добротную одежду военного покроя, а потому я решил попытать счастье и постараться ее отстирать на одном из ближайших привалов. Разместив жадно чавкающий грязью сверток со своей одеждой в импровизированном вещмешке так, чтобы не испачкать бесценный сухпаек, я решил не таскать по джунглям прихваченные ранее "излишки" одежды, а потому не долго думая попросту притопил их под уже успевшей послужить мне надежным убежищем болотной корягой.

   Теперь настал тот момент, когда мне предстояло окончательно определиться со своим дальнейшим маршрутом. Мысленно представив карту всего района я решил продвигаться на юго-запад. Подобный выбор объяснялся тем, что в этом направлении до ближайшего мало-мальски приличного населенного пункта было дальше всего, а точней, что-то около ста пятидесяти километров, таким образом, у моих преследователей было меньше всего оснований полагать, что я направлюсь именно в этом направлении,следовательно и искать меня там должны были не так активно, как по другим маршрутам. Конечно, существовал большой соблазн попытаться уйти через протекавшую неподалеку реку, что позволило бы одним махом покинуть зону влияния "Аллигатора", однако сопоставив все "за" и "против" я отверг этот вариант как абсолютно неприемлемый, поскольку мне сегодня уже вряд-ли удалось бы заставить себя вновь забраться в воду. Акроме того, со стороны реки постоянно доносился гул нескольких лодочных моторов, что недвусмысленно свидетельствовало о том, что мои преследователи так же учли такую возможность. Поэтому я выбрал возможно и самый трудный, но тем не менее как мне казалось и самый безопасный маршрут.

   Первые двое суток я буквально крался через джунгли, опасаясь в любой момент столкнуться с одним из своих преследователей. Предпринятые мной меры предосторожности оказались не лишними, поскольку пару раз я буквально в последний момент успевал разминуться с усердно прочесывающими джунгли головорезами. При этом отсутствие в моем распоряжении какого бы то ни было инструмента, пригодного для прорубания через джунгли, с одной стороны очень сильно замедляло и без того весьма скромную скорость моего передвижения, с другой, это же самое обстоятельство позволило свести к минимуму оставляемые мной следы, а значит существенно увеличить шансы на спасение, поскольку теперь к моим изрядно затянувшимся поискам наверняка должны были подключиться как минимум несколько следопытов из числа местных охотников, всегда готовых прочесать все джунгли вдоль и поперек всего за несколько сотен долларов, являвшихся в этих краях целым состоянием.

   Таким образом за все это время я преодолел примерно тридцать, от силы тридцать пять километров, расстояние, которое при других обстоятельствах можно было бы одолеть всего лишь за несколько часов. Тем не менее я остался доволен своим результатом поскольку все еще был жив, что в сложившейся ситуации было единственным заслуживающим внимания показателем.

   На третий день своих странствий я убедился в том, что за целые сутки меня не потревожил ни один патруль, а прежде грозный рокот вездесущего вертолета превратился в еле различимое жужжание какой-то назойливой мухи. Все это не могло не радовать, поскольку однозначно свидетельствовало о том, что я наконец-то сумел выбраться из района поиска, ограниченного "зоной влияния" моего бывшего работодателя. И хотя на мой след по-прежнему мог выйти какой ни будь дотошный следопыт, вероятность погони на "соседских землях", с негласными хозяевами которых у "Аллигатора" в силу ряда причин были весьма натянутые отношения, выглядела маловероятной, поскольку оказавшись на чужой территории мои грозные охотники в любой момент сами могли оказаться в роли дичи, а кроме того рисковали напроситься на ответный "визит вежливости". Впрочем и расслабляться все еще было слишком рано, а потому я направился к беззаботно журчащему лесному ручью только после того как смог убедился в том что поблизости нет ни одной живой души.

   Заглянув в крошечное озерцо прозрачной воды я впервые за несколько дней увидал свое отражение. И тут я понял, что у меня возникла еще одна проблема, о существовании которой прежде почему-то даже не задумывался. Дело в том, что хотя моя одежда вполне соответствовала канонам местной "моды", осунувшаяся физиономия с копной светло-русых волос и отросшей за несколько дней блуждания по джунглям щетиной, которая к тому же выгорев на солнце приобрела рыжеватый оттенок, явно не способствовали моему вхождению в образ коренного жителя Латинской Америки. Довершал эту забавную картину мой почти двухметровый рост, окончательно превращавшийвесь этот наряд в самый настоящий маскарадный костюм. Таким образом, не смотря на довольно сносное знание местного диалекта, у меня судя по всему практически небыло шансов выдать себя за Колумбийского крестьянина. А потому немного поразмыслив я решил переодеться в свою прежнюю одежду армейского покроя которую успел хорошенько отстирать и высушить на одном из первых привалов. Конечно, в этой одежде я скорее всего смог-бы сойти лишь за наемника, которым собственно говоря до недавнего времени и являлся, однако по крайней мере перестал-бы выглядеть столь глупо как сейчас. К тому же по большому счету наемники в маленьких Колумбийских городах не являются такой уж большой редкостью. Беда заключалась лишь в том, что меня все равно не примут за своего, по той простой причине, что в маленьких городках все "свои" знают друг друга в лицо, а вот чужаков недолюбливают, причем зачастую в весьма грубой форме. По этому, как минимум косые, и очень недоверчивые взгляды мне были заранее обеспечены, ну а о том, что меня могло ожидать "как максимум" думать почему-то не хотелось.



   К своему глубокому сожалению я был вынужден признать тот факт, что основная моя надежда на спасение была связана лишь с тем, что за эти несколько суток, в течении которых я с завидным упорством выбирался из очередной передряги, мой явно истощившийся лимит везения был вновь хоть немного пополнен Госпожой Удачей, ранее проявлявшей ко мне поразительную благосклонность...

   Убедиться в том, что мое везение по прежнему со мной я смог уже через два дня когда наконец то добрался до одной из довольно крупных деревень, которая тем не менее явно не дотягивала до гордого названия "город". Мое везение в данном случае заключалось в том, что я появился в деревне всего лишь через несколько часов после того, как Колумбийская армия провела по всей округе какую-то широкомасштабную операцию, целью которой как всегда было либо уничтожение плантаций кокаина, либо поимка очередного наркобарона, вроде того, который сейчас гоняется за мной.

   Благодаря столь своевременному вмешательству правительственных войск, по некогда сонной деревушке, которая сейчас больше напоминавшей растревоженный улей, сновали какие то типы, внешность и одежда которых мало чем отличалась от моей. При этом единственной целью всех этих субъектов было желание как можно быстрей получить информацию как о своих друзьях, так и о том, не вернется ли армия что бы продолжить свой как всегда не очень эффективный, но тем не менее грандиозно спланированный рейд. Постаравшись как можно более естественно влиться в царившую вокруг меня суматоху, я начал пробираться поближе к деревенской площади, где мне было бы легче получить всю необходимую информацию как о своих потенциальных преследователях, так и своем теперешнем местонахождении. После этогопожалуй можно было-бы окончательно определяться и со своими дальнейшими планами.

   Оказавшись на площади я едва не вскрикнул, поскольку буквально нос к носу столкнулся с несколькими вооруженными людьми, которые весьма решительно отгораживали толпу от одиноко стоящего вертолета, очень схожего с тем, который рассерженный "Аллигатор" пустил по моему следу...

   ****************************************************************

   Мне стоило большого труда побороть инстинктивное желание остановиться, и тут же броситься за угол ближайшего дома, поскольку в этом случае я сразу же привлек бы к себе внимание по меньшей мере нескольких десятков глаз. Поэтому мне не оставалось ничего иного кроме как продолжить движение уверенным и быстрым шагом в сторону винтокрылой машины. Пройдя внешнее оцепление, не обратившее на своего "коллегу" какого либо внимания, я уже было приготовился самым естественным образом свернуть в сторону ближайшей улочки, но тут мое внимание привлек весьма примечательный человек, который какраз в это время выбрался из вертолета. Приглядевшись к нему повнимательней и убедившись, что не ошибся я понял, Госпожа Фортуна в очередной раз решила проявить ко мне свою благосклонность. Моя уверенность в том, что мои шансы резко пошли в гору объяснялась тем, что передо мной предстал ни кто иной, как профессора археологии Оскар Круп, с которым мне уже доводилось работать в одной из его научных экспедиций примерно два года назад. Произошло это в Перу. Хорошо помню, как я тогда нанялся в возглавляемую этим человеком экспедицию в качестве переводчика и по совместительству начальника охраны. Наш маленький, но очень сплоченный отряд занимался тогда тем, что в течении почти двух месяцев искала следы каких то исчезнувших цивилизаций в предгорьях Анд. Помню как в самом начале той экспедиции я весьма скептично отнесся к нашим перспективам не только что-нибудь найти, но даже добраться до мест предполагаемых раскопок. Объяснялось это тем, что сам Оскар Круп, просивший без лишних церемоний звать его не иначе как просто Оскар, оказавшийся к слову профессором из какого то, насколько я помню немецкого университета, производил впечатление человека всю свою сознательную жизнь просидевшего за книгами, и не поднимавшего ничего тяжелее какого ни будь исторического фолианта. А уж представить его карабкающимся куда-либо выше третьего этажа в родном университете было попросту невозможно. По этому, первые несколько дней, в течение которых нам приходилось довольно активно пробираться через джунгли, я все время ждал того момента, когда маленький старичок с довольно внушительным животиком, и подвижным, вечно улыбающимся лицом, обрамленным к тому же забавной бородкой, даст команду разворачиваться, или же попросит вызвать вертолет с бригадой экстренной помощи. Однако шли дни, а Оскар не только не думал раскисать, но даже как мне показалось, не замечал всех пройденных километров, более того, по ночам, когда весь лагерь отсыпался, что называется "без задних ног", этот "книжный червь" чуть ли не до утра засиживался за своим ноутбуком, постоянно внося какие то данные, проверяя и корректируя район предстоящего поиска. Да и в дальнейшем, чем внимательней я к нему приглядывался, тем больше убеждался в том, что первое мое впечатление оказалось явно обманчивым, и кочевой образ жизни для нашего профессора не является диковинкой. По этому, когда после тщательного осмотра очередных, почти полностью "съеденных" джунглями и временем развалин, Оскар сообщил о том, что нашел-таки какое-то недостающее звено, полностью подтверждение его ранее выдвинутую гипотезу относительно особенностей развития каких-то там ранних цивилизаций, никто из членов нашей экспедиции, включая меня самого, этому известию ничуть не удивился.

   Свернув наш лагерь мы тогда без каких либо приключений добрались до столицы Перу - Лимы, где я незамедлительно получил все причитающееся за экспедицию деньги, а так же ранее не оговоренные премиальные, после чего не без сожаления расстался с Оскаром, поскольку такой покладистый и щедрый наниматель как он встречается крайне редко. Да, хорошие были времена, возможно даже лучшие, по крайней мере за все то время, когда после более чем серьезных неприятностей, в которые кстати я так же влез по собственной инициативе, мне пришлось в срочном порядке перебираться из Европы в Латинскую Америку. Впрочем что-то я не вовремя окунулся в волну нахлынувших воспоминаний. Эдак и не заметишь как угодишь в очередную неприятность, что в моем теперешнем положении просто недопустимо.

   Тем временем редко подводившее меня чутье подсказывало что появление Оскара Крупа именно в это время и в этом месте является тем очередным счастливым билетом, который предлагает мне отдохнувшая за эти несколько дней, и надеюсь набравшая новых сил, Фортуна. А потому быстро изменив намеченный ранее план, походкой прогуливающегося, и немного скучающего человека я направился к вертолету, от которого еще минуту назад хотел так спешно ретироваться.

   Мои надежды целиком оправдались. Более того, мне даже не пришлось начинать разговор. С этой задачей более чем успешно справился сам Оскар, который издав радостный вопль буквально бросился мне на встречу. Едва не сбив меня с ног он принялся жать и трясти мою руку, пытаясь сообщить мне при этом огромное количество весьма разнообразной и в основном бесполезной информации, суть которой сводилась к тому, что очередная, а со слов Оскара, самая главная экспедиция его жизни находится под угрозой срыва... Немного выговорившись Оскар успокоился и более вразумительно поведал мне о том, что для подведения черты под всеми вынашиваемыми им теориями необходимо найти какое-то очень древнее не то святилище, не то храм, примерное местоположение которого ему удалось вычислить сведя воедино все полученные ранее данные. При этом нужно было оказаться в искомом месте во время совпадения целого ряда природных факторов, в число которых помимо прочего входило даже соответствующее расположение небесных светил. Сведя воедино все собранные данные он убедился в том, что в запасе у него еще без малого семь лет. За это время можно было без спешки и суеты организовать целую серию научных экспедиций. Но буквально на днях перепроверив расчеты, и сопоставив их с новыми данными Оскар обнаружил, что в его предыдущие расчеты закралась на первый взгляд несущественная ошибка, устранив которую он с ужасом обнаружил, что до долгожданного "часа истины" осталось не семь лет, а неполных пять дней. По этому, отложив все дела, и даже не пытаясь создать экспедиционную группу, он на одном из ближайших рейсов добрался из Европы в Колумбию, буквально на борту самолета уладив через ряд своих весьма влиятельных знакомых всевозможные формальности с получением необходимых разрешений. Однако все равно время было безнадежно упущено, и хотя у него уже имеется зафрахтованный вертолет и несколько рюкзаков с самым необходимым оборудованием и снаряжением, ему пришлось нанять первого попавшегося проводника, показавшегося в начале вполне надежным человеком.

   В большой спешке погрузив на борт вертолета все самое необходимое и уладив целый ворох мелких проблем Оскар с проводником смогли подняться в воздух когда солнце уже начало клониться к закату. К сожалению засветло к месту назначения вертолет подлететь не успевал, а приземляться в незнакомых джунглях ночью пилот несмотря на все уговоры категорически отказался. Ну и поскольку иных вариантов не было, им пришлось лететь в ближайшую деревню, где Оскар не поскупившись нанял целый десяток местных "добровольцев" из числа наиболее крепких ребят, дабы не допустить полного разграбления вертолета во время ночной стоянки, поскольку уже знал, что местные жители без зазрения совести готовы прибрать к рукам все то, что на их взгляд плохо лежит. Казалось он учел все, однако злополучный проводник воспользовавшись полученным авансом напился как последняя свинья, и теперь являлся всего лишь еще одним местом багажа, причем самым бесполезным, поскольку на то, чтобы тот смог хоть как-то проспался уйдет не меньше суток, в то время как на вылет к примерному месту нахождения храма, и исследование территории в несколько квадратных километров, на которых этот самый храм должен был находится, осталось меньше двух суток. Таким образом вся экспедиция оказалась на грани неминуемого срыва, и это притом, что в следующий раз подобное совпадение всех необходимых факторов произойдет лет через сто двадцать, а значит второго шанса у Оскара просто не будет. Пытаясь хоть как-то исправить возникшую проблему Оскара попытался найти проводника среди местных жителей, однако все его попытки терпели фиаско, чему ни в малой степени способствовало то обстоятельство, что испанский, на котором общалось практически все местное население, никогда не относился к числу тех языков, хорошим знанием которых он мог бы похвастаться. К тому же местное наречие, имевшее ряд весьма специфических особенностей, вообще сводило на нет все его попытки объяснить местным аборигенам что же он все-таки от них хочет. Таким образом продолжавшееся в течение нескольких часов общение на языке жестов, привело лишь к тому, что он распрощался с парой сотен долларов, однако нового проводника так и не получил. И в это поистине страшное время, когда фактически рушились все его многолетние труды, Оскар увидал меня, Алекса Кофу (под этим именем я участвовал в предыдущей экспедиции). Объяснить такое стечение обстоятельств он мог лишь тем, что я был послан самим проведением. Поэтому профессор заранее соглашался на все мои условия, в том числе и по оплате услуг. Что же касается деталей, то он готов был их обсудить уже на борту вертолета, поскольку дорога буквально каждая минута.

   Выслушав столь сумбурную мольбу со стороны профессора мне стоило больших усилий самому не запрыгать от радости и не признаться, что на мой взгляд это именно его мне послала судьба, а потому я готов лететь с ним куда угодно, и сам за это приплачивать, поскольку от этого зависит не только его, но и моя жизнь, причем не в переносном, а самом буквальном значении этого слова. Вместо этого я выдержал театральную паузу, и состроив самую озабоченную гримасу, на которую только был способен, сказал, что какие либо поездки к сожалению не входят в мои ближайшие планы так как именно здесь и сейчас у меня имеются очень важные и неотложные дела. И после этого, убедившись в том что Оскар собирается попросту рухнуть в обморок, я скороговоркой добавил, что тем не менее, из уважения к самому Оскару и тому делу, которым он занимается я все-таки готов помочь ему на условиях, которые мы безусловно сможем обсудить чуть позже, когда я более детально вникну в саму суть проблемы. Услышав мои слова обрадованный профессор радостно всхлипнул, и тут же схватив меня за руку потащил в вертолет. К счастью пилот был уже в кабине, причем абсолютно трезвый, что свидетельствовало не только о его дисциплинированности, но так же и том, что ему, как впрочем и его босу, Оскар и в самом деле заплатил весьма приличные деньги за эту поездку.

   Через десять минут винтокрылая машина уже была в воздухе, а еще через час с небольшим, мы выгружали несколько весьма увесистых рюкзаков из вертолета на небольшим пятачке, находящемся примерно в двух километрах от предполагаемого района поиска, что учитывая царящие вокруг джунгли было совсем рядом.

   Впереди предстояло много работы, тем не менее настроение мое за последнее время значительно улучшилось, поскольку теперь у меня в кармане лежало пять тысяч американских долларов, что за два дня работы было весьма неплохо. Кроме этого, в случае удачного завершения нашей экспедиции в качестве премиальных я должен был получить чек на десять тысяч, что в моем нынешнем положении было уже целым состоянием. Впрочем главное все же было в том, что теперь меня и моих потенциальных преследователей разделяло расстояние в как минимум пару сотен километров, да и искать беглеца в составе научной экспедиции вряд ли кому придет в голову. Таким образом мои шансы выбраться живым из очередной передряги начинали выглядеть более чем приличными. Пожалуй теперь можно было поразмыслить и над более далеко идущими планами. В конце концов почему бы не попытаться остепениться и превратиться в добропорядочного гражданина какой ни будь маленькой и сытой европейской страны или самодовольных Соединенных Штатов? Заняться каким ни будь бизнесом, или в конце концов закончить университет в котором я так и не доучился, а уж получив высшее образование будет гораздо проще подыскивать себе место под солнцем... Из этих весьма радужных размышлений меня вывело настойчивое покашливание Оскара, который как выяснилось уже в течение нескольких минут повторял инструкции относительно того, что и главное как мы будем искать. Нехитрые наставления ученого сводились к тому, что запропастившийся в джунглях храм помимо всего прочего почти целиком находится под землей, а потому найти его будет крайне сложно. К счастью он должен был находиться на пересечении пяти древних дорог, которые впрочем имели не практическое, а исключительно культовое назначение, и потому вели "в никуда" очень быстро теряясь в джунглях. Вся эта конструкция, включая мощенные камнем дороги, по расчетам все того же Оскара должна была иметь в диаметре от трехсот до пятисот метров. Таким образом мы должны были искать не столько сам храм, сколько остатки этих самых дорог, наткнуться на которые наши шансы куда как выше. Весь вопрос заключался лишь в том, насколько хорошо сохранились эти самые "культовые дороги", поскольку при предварительном облете района поиска на вертолете мы не смогли обнаружить даже намека на что-либо, созданное руками человека. А это на мой взгляд однозначно говорило о том, что теперешнее состояние тех самых "дорог", если разумеется они вообще существуют, весьма плачевно.

   Тем временем Профессору не терпелось как можно скорей приступить к поискам, однако для начала нам в любом случае необходимо было разбить лагерь. Поэтому мы определились, что Оскар как говорится с ходу займется поисками, а я начну обустраивать наш лагерь, а после того как он будет разбит, так же подключусь к поискам, и добросовестно прочешу выделенную мне территорию. Связь мы договорились поддерживать при помощи двух портативных раций, радиус действия которых составлял двенадцать километров, а значит в любой точке района поиска мы должны были находиться в зоне устойчивой связи.

   Быстро покончив с обустройством лагеря я сообщил об этом Оскару по рации, после чего и сам отправился на поиски загадочного храма. Добросовестно проблуждав часов шесть, я пришел к неутешительному выводу о том, что во всем выделенном мне районе поисков нет абсолютно никаких следов древней дороги либо иного сооружения, как впрочем и прочих признаков пребывания человека. Безусловно я прекрасно знал о том, с каким неистовством джунгли стремятся уничтожить все то, что с таким трудом пытается создать человек. Тем не менее, точно так же как хищник оставляет хотя бы обглоданные кости своей жертвы, так и джунгли, поглощая целые города оставляют хотя бы жалкие фрагменты некогда величественных сооружений, которые самим своим существованием лишь подтверждают несокрушимую силу самой природы. Именно поэтому я был уверен в том, что если бы где ни будь поблизости находилось какое либо сооружение, имевшее в диаметре ни одну сотню метров, мы уже давно должны были бы обнаружить хоть один камень, обработанный в свое время руками человеком. Именно поэтому я вызвал Оскара по рации в наш импровизированный лагерь, чтобы за чашкой горячего чая обсудить сложившуюся ситуацию. Когда профессор, поддавшись моим настойчивым уговорам, согласился таки немного подкрепить собственные силы, во время импровизированного обеда я высказал ему все свои сомнения по поводу дальнейших перспектив осуществляемого нами поиска:



   -Прошу прощения, профессор, я конечно же не являюсь таким уж большим специалистом в области археологии, однако предполагаемый район поисков "в черновую" мы уже прочесали, и если бы здесь и в самом деле находилось некое, с ваших слов довольно внушительное сооружение, мы наверняка уже смогли обнаружить хотя бы пару камней на которых в свое время оставил отметину инструменты древних строителей. Так что рассчитывать на обнаружение здесь какого либо сооружения диаметром от трехсот до пятисот метров на мой взгляд вряд ли приходится. По этому я думаю нужно признать: то что мы ищем либо имеет значительно более скромные размеры, либо находится в ином месте. В любом случае это нужно обсудить сейчас, а не продолжать заниматься поисками того, чего судя по всему здесь нет, и никогда не было.

   Оскар выслушал меня молча, после чего обхватил руками колени, и уставшим голосом произнес:

   -Знаете, Алекс, я благодарен вам за то, что вы так открыто высказали мне свои соображения. Должен признать, что к моему глубокому сожалению они не лишены здравого смысла. Еще во время облета этого района на вертолете, в мою душу закрались определенные сомнения, поскольку я рассчитывал еще с воздуха обнаружить хоть какие-то фрагменты этого сооружения, которое и в самом деле должно было иметь весьма солидные размеры. Очевидно я вновь допустил какую-то, причем на этот раз фатальную, ошибку. И это несмотря на то, что несколько обнаруженных мной документов недвусмысленно указывали именно на этот район... Однако в любом случае времени на то, чтобы перепроверить прежние расчеты у меня уже нет. А значит единственный шанс, который у нас остался, так это все-таки найти этот запропастившийся храм именно там, где мы его и ищем. Согласен, сейчас мной движет в большей степени упрямство, нежели здравый смысл, поэтому не настаиваю на том, чтобы вы продолжали принимать участие в этих поисках. Тем не менее сам я от поисков не откажусь, и буду искать столько, сколько нужно.

   Закончив свою речь Оскар не глядя на меня поднялся, и не спеша побрел из лагеря. Перед тем, как скрыться за деревьями он повернулся, и сжав кулаки прокричал срывающимся голосом:

   -Пойми, ведь я же чувствую, что он должен быть где-то здесь! - После чего решительно побрел вглубь леса.

   Да... подумал я. А ведь если так пойдет и дальше, то для того, чтобы забрать отсюда нашего ученого, его пожалуй придется "пеленать". Жаль что я заранее не спросил у него о том когда за нами должен прилететь вертолет. Да и вообще зря мы полезли в джунгли не взяв с собой хотя бы человек пять из числа местных жителей, ведь я-то с ними мог общаться довольно сносно, а значит без труда объяснил бы им что нужно искать. Тогда бы нам удалось значительно расширить район поисков, и кто знает, может чего ни будь в конце концов да нашли. Оскару не пришла в голову столь простая мысль по тому, что он думал только о том, как бы скорей добраться сюда, а я не подумал об этом поскольку стремился как можно быстрей убраться оттуда. В общем, как всегда никто не виноват. Ладно, подумал я, для начала помою-ка я грязную посуду, ведь в джунглях соблюдение чистоты это не роскошь, а жизненная необходимость. Быстро собрав всю грязную посуду и прихватив большую флягу с водой я пошел из лагеря чтобы заняться делом, а заодно как следует подумать о том, как все-таки помочь так опростоволосившемуся чудаку-профессору, которому как ни крути я был очень сильно обязан.

   Облюбовав недалеко от лагеря небольшую полянку я разложил посуду и принялся ее мыть. Неожиданно я почувствовал как крепкая на первый взгляд почва начала буквально проваливаться у меня из-под ног. Единственное, что мне оставалось, так это попытаться хоть как-то предотвратить свое падение в почти мгновенно образовавшуюся яму. Каким-то чудом мне удалось ухватиться обеими руками за два куста, которые росли в непосредственной близости от пустоты, в которую я так некстати угодил. Это позволило задержаться на поверхности, но к сожалению не надолго, и уже в следующее мгновение я все-таки рухнул куда-то вниз. И хотя падение было недолгим, приземление оказалось довольно таки жестким, а главное болезненным, и это не смотря на то что я всё-таки умудрился приземлится на ноги. Машинально взглянув наверх я смог определить, что дистанция, преодоленная мной в свободном падении составляла примерно метра три - четыре, а потому мне опять-таки повезло, поскольку судя по всему удалось отделаться всего лишь несколькими ссадинами. Оглядевшись по сторонам я обнаружил, что нахожусь на какой-то площадке, имевшей диаметр метра два с половиной. Дальше края площадки под довольно большим углом уходили куда-то вниз, теряясь в темноте. Самое скверное в сложившейся ситуации заключалось в том, что без посторонней помощи я никак не мог выбраться наружу. По этому, в очередной раз обратившись к Госпоже Удаче с просьбой о помощи я достал из бокового кармана рацию. К счастью она не пострадала во время моего падения, а потому еще раз поблагодарив судьбу я тут же попытался связаться с Оскаром. По моим подсчетам нас сейчас не могло разделять расстояние более чем несколько сотен метров, что принимая во внимание двенадцати километровый радиус устойчивой связи, не должно было вызвать каких либо сложностей с вызовом. Тем не менее в динамике рации я услышал только треск и завывание помех. И лишь на самом краю восприятия можно было разобрать что-то схожее на обрывки слов. В надежде на то, что профессор меня все-таки слышит я как можно более четко изложил то, что со мной произошло и попросил как можно скорей прийти мне на помощь. К сожалению у меня не было особой уверенности в том, что он смог разобрать то что я ему сообщил, поскольку судя по всему сигнал сильно глушили стены пустоты в которую угодил, однако в том что он догадался о том что у меня приключились какие-то неприятности, я не сомневался. Впрочем в любом случае в моем нынешнем положении не оставалось ничего иного, кроме как оставаться на месте и ждать помощи. Кстати, а куда это собственно говоря я угодил?

   Более внимательно осмотревшись по сторонам я убедился в том что за пределами площадки, на которую довольно скупо падал солнечный свет, все терялось в полной темноте. Хотя не! Возможно мои глаза привыкли к царящему здесь мраку, а может на меня столь странным образом подействовало падение, во всяком случае я стал различать смутные очертания окружавшего меня пространства. Как выяснилось я сидел на вершине какой-то довольно большой возвышенности, находившейся примерно в центре огромного подземного зала, причем абсолютно правильной, сферической формы. Приглядевшись повнимательней я пришел к выводу о том, что "пригорок", на который я приземлился, является крышей какого-то явно рукотворного сооружения, причем вниз можно было легко спуститься по одной из пяти довольно удобных лестниц. Очевидно все лестницы имели какое-то декоративное значение, поскольку для того что бы забраться на эту крышу, или спуститься вниз вполне хватило-бы и одной. Впрочем было весьма сомнительно, что тех, кто осуществлял строительство в столь, мягко говоря странном месте, так уж сильно заботил вопрос эстетики. А раз так, значит эти лестницы все же должны были иметь какое-то практическое назначение, или... или они имели какое-то символическое, точней сказать ритуальное значение. Но ведь тогда выходит, что это и есть тот храм, который собственно говоря и искал Оскар, а нашел я, причем таким весьма оригинальным образом!

   Движимый любопытством и стремлением хоть как-то скоротать время, я решил спуститься вниз и немного осмотреться, тем более, что теперь я мог довольно сносно различать не только очертания предметов, но даже не очень мелкие детали.

   Загадочное сооружение, на крышу которого я приземлился, оказалось похожим на большую беседку, высотой около десяти метров, колоннами которой служили те самые пять лестниц, из-за чего вся конструкция напоминала скорее гигантскую "морскую звезду" с детской площадки построенную для детей подземных великанов, нежели храм, посвященный какому ни будь из давно забытых богов. Впрочем с этим уже пускай разбирается Оскар. Приглядевшись внимательней, я обратил внимание на то, что в стенах подземного зала через равные промежутки располагались несколько тоннелей. Да, именно тоннелей, а не пещер, поскольку формой и размерами они больше напоминали тоннели метрополитена в каком-нибудь крупном городе, для полного сходства с которым не хватало лишь рельс. Зато вместо них весь пол покрывали какие-то замысловатые узоры, благодаря чему вся эта подземная конструкция окончательно утрачивала связь с реальностью, поскольку никогда в жизни мне не доводилось видеть ничего подобного. На какое-то мгновение я даже задумался: а не является-ли все это всего лишь плодом моего разыгравшегося воображения? Быть может последствия моего падения оказались гораздо серьезней и я сейчас лежу без сознания, или даже вообще умер... Дабы как можно быстрей избавиться от этих мыслей, а также в подтверждение реальности всего происходящего, я как следует ущипнул себя, и убедившись в болезненности данной процедуры все же решил так сказать, на всякий случай, еще раз пересчитать так сильно смутившие меня тоннели. Разумеется мне не составило большого труда убедиться в том, что их по прежнему было пять, причем каждый из них располагался таким образом, что если бы кто ни будь выбежал бы из него, то смог не задев ни одной из колон - лестниц, поддерживающих свод центрального сооружения, оказаться внутри "беседки". И тут я понял, почему мы не смогли обнаружить остатков тех самых дорог, на пересечении которых располагался храм. Все дело в том, что под землей был воздвигнут не только храм, но и сами дороги, следы которых мы безуспешно искали на поверхности! Да! Древние строители проделали поистине титанический труд. Остается только гадать о том, с какой целью нужно было создавать столь сложную конструкцию. Быть может создававшие все это люди поклонялись какому ни будь божеству, которое не переносило солнечного света, или терпеть не могло находиться на свежем воздухе? Надеюсь Оскар сможет мне все объяснить, хотя учитывая то обстоятельство, что мы занимались поисками "на улице", увиденное окажется полной неожиданностью и для него самого. Тут мое внимание привлек сам храм, точнее сказать то, что находилось внутри него. Само сооружение было абсолютно пустым, если не считать довольно массивного камня, имевшего в поперечнике метра два, и очевидно выполнявшего роль алтаря в этом древнем святилище. Подойдя к нему поближе я обратил внимание на то, что он имел абсолютно ровную и гладкую поверхность. Невольно прикоснувшись к нему я тут-же отдернул руку, поскольку никак не ожидал что камень окажется теплым на ощупь. И тут загадочный камень преподнёс еще один сюрприз, начав светиться, точнее сказать светиться еще ярче, так как теперь мне стало понятно, что камень светился и прежде, и что именно благодаря его мягкому голубоватому свечению я смог разглядеть все то, что находится в этом подземном зале. Уставившись на камень я обратил внимание на то, что в "беседке" появился еще один источник света. Подняв голову я убедился в том, что таким же мягким светом начал светиться и потолок храма. Точнее сказать не сам потолок, а вмурованный в него камень, как две капли воды похожий на тот, что стоял на полу. Выйдя за пределы этой удивительной конструкции я тут-же услыхал крик, раздававшийся откуда-то сверху. Благодаря прекрасной акустике подземного зала я сразу догадался, что это кричал пришедший мне на выручку профессор, и судя по всему он звал меня уже какое-то время, однако его голос я услышал только тогда, как вышел за пределы центральной конструкции. Дух естествоиспытателя и авантюриста взял верх над здравым смыслом и вместо того, чтобы тут же броситься наверх я опять подошел к светящимся камням. Как я и ожидал, голос профессора тут же стих. Да! Пожалуй я очутился не у восьмого, а у самого что не наесть первого чуда света. Впрочем на сегодня чудес с меня хватит, а то чего доброго не докричавшись Оскар пойдет искать меня в другом месте. Подумав об этом я пулей выскочил из храма, и через несколько секунд взбежав на верхнюю площадку по одной из лестниц, оказался под провалом, который образовался во время моего падения. Увидав над собой взволнованное лицо Оскара я попытался скрыть самодовольную улыбку и голосом полным сочувствия к самому себе воскликнул:

   -Уважаемый профессор, пока вы где-то прохлаждались я успел не только помыть посуду, но и найти то, ради чего мы сюда приехали!

   Услыхав мой голос Оскар чуть было не свалился ко мне. С трудом взяв себя в руки он заорал:

   -Мой дорогой Алекс! Я ни на минуту не сомневался в том, что вас мне послало само проведение! Отныне я ваш должник на всю жизнь!

   В ответ на это заверение профессора я улыбнулся скромной улыбкой истинного героя, и сообщил, что если он вместо того, чтобы пытаться свалиться мне на голову, сбегает в наш лагерь за веревкой и бросит мне ее, то мы будем квиты. Оскар тут же умчался в лагерь, и уже через несколько мгновений вновь стоял надо мной с веревкой в руках. И тут видимо сказалось сильное напряжение последних дней, поскольку вместо того чтобы привязать веревку к какому ни будь из ближайших деревьев и сбросить мне свободный конец, он с размаху швырнул мне всю связку, которая довольно больно ударила меня по голове. Схватившись за ушибленное место я как можно более деликатно указал Оскару на допущенный им промах, в смысле технологии правильного использования веревки, поскольку если он намеревался использовать ее в качестве приспособления для нанесения мне телесных повреждений, то попал он в меня очень даже точно, а потому в данном аспекте его действия промахом назвать никак нельзя. Извинившись он тут же убежал за следующей, и кстати сказать последней имевшейся в нашем распоряжении веревкой. К счастью на этот раз он воспользовался ей правильно, благодаря чему я вскоре оказался на поверхности, и с блаженством плюхнулся на траву подальше от злополучной ямы, из которой только что выбрался. Из ощущения приятной истомы меня вывел все тот же Оскар, который начал довольно активно трясти меня за плечи, требуя что бы я как можно более подробно рассказалему обо всем. Понимая то, насколько все это для него важно я без всяких возражений пересказал ему все то, что приключилось со мной после того как я вздумал помыть посуду.

   Весь мой рассказ занял не меньше двадцати минут, поскольку каждую мою фразу профессор сопровождал огромным количеством вопросов. При этом он постоянно подбегал к краю провала, как будто проверяя таким образом правдивость моих слов. Ну а когда я в своем рассказе дошел до повествования о том, как начали светиться камни, Оскар утратил остатки самообладания и начал буквально бегать вокруг меня, заставляя пересказывать этот эпизод во всех деталях снова и снова. Наконец поняв, что больше от меня ничего добиться не сможет, он заявил что теперь должен сам спуститься вниз и лично все перепроверить. Я не стал его отговаривать и предлагать дождаться утра поскольку видя то возбуждение, в котором он пребывал, я прекрасно понимал что это совершенно бесполезно. К тому же там внизу дневной свет все равно не имел особого значения, а благодаря светящимся камням все можно было неплохо рассмотреть даже без фонарей. По этому, не смотря на то, что полученные мной ушибы наконец-то проявили себя в полной мере и начали болезненно напоминать о себе при каждом шаге, я заставил себя подняться, и помочь Оскару спуститься. Ну а поскольку как уже было установлено, связь при помощи раций оказалась невозможна из-за расположенного где-то внизу очень мощного источника помех, мы договорились о том, что Оскар пробудет внизу не более часа, после чего обязательно поднимется наверх. Для того, чтобы никто из нас не увлекся, (я сном, а он научными поисками), мы оба завели на своих часах звуковые таймеры на час вперед. После того, как все "формальности" были улажены, я развел костер и тут же провалился в тревожное забытье.

   После того, как меня разбудил звуковой сигнал будильника, я встал скорее с радостью чем с сожалением, поскольку мне снились кошмары, суть которых как часто бывает в таких ситуациях я не мог вспомнить. Кроме всего прочего у меня появилось какое-то тревожное чувство, ни понять, ни объяснить которое я не мог.

   Подойдя вплотную к провалу, я с облегченно вздохнул, поскольку тут же увидал стоящего внизу Оскара, который жестами давал мне понять, что уже готов к подъему.

   Через пятнадцать минут после того как профессор выбрался из провала я вновь забылся сном, в то время как Оскар уселся рядом с костром и положив на колени свой ноутбук принялся вносить какие то коррективы в свои расчеты.

   Утром я проснулся от того, что меня довольно беспардонно трясли за плечи. Действуя абсолютно машинально я сначала как можно более незаметно нащупал рукоять своего пистолета, и уж только после этого разлепил глаза. К счастью надо мной стоял Оскар, а ни один из головорезов моего бывшего нанимателя. Стряхнув остатки сна я поинтересовался чем собственно говоря вызван столь ранний подъем.

   -Дело в том, что в одном из тоннелей обвалилась часть свода. К сожалению я не смогу расчистить его самостоятельно. А ведь все должно быть готово к сегодняшнему вечеру. По этому, я вновь вынужден просить вас, мой друг, о помощи. - Извиняющимся тоном произнес Оскар.

   -Так вы спускались туда и ночью? -Удивился я.

   -Разумеется, ведь мне еще многое нужно успеть сделать.

   -Когда-же вы спали?

   -Боюсь что сон сейчас для меня является непозволительной роскошью. Более того, я вынужден попытаться украсть его у и вас, поскольку в одиночку мне увы не справиться.

   Поскольку заставлять этого человека долго себя уговаривать было бы крайне непорядочно с моей стороны, я без лишних слов согласился поработать в качестве проходчика в обвалившемся тоннеле.

   ***************************************************************

   За время моего отсутствия, в подземном зале ничего не изменилось, за исключением того, что камни алтаря пожалуй стали светиться несколько иначе. В их свечении пропал мягкий голубоватый оттенок, на смену которому пришел более насыщенный красный.

   Благодаря более яркому освещению я тут-же заметил что один из пяти тоннелей и в самом деле оказался перекрыт крупными камнями и кусками глины. Оставалось только надеяться на то, что завал не очень велик, поскольку в противном случае мы рисковали не успеть его расчистить и за месяц, в то время как со слов профессора вся конструкция должна была быть готова к сегодняшнему вечеру. Впрочем я не стал делиться своими опасениями по данному вопросу с Оскаром, и молча приступил к работе.

   Наша задача усложнялась тем, что извлеченные камни и куски глины нужно было выносить из тоннеля, и складывать у одной из стен подземного зала. На мой весьма резонный вопрос о том, зачем все так усложнять Оскар весьма туманно объяснил, что наличие крупных кусков породы в тоннеле во время обряда, ради осуществления которого все собственно говоря и затевалось, может привести к существенному искажению конечного результата.

   К счастью завал оказался небольшим, однако несмотря на это мы провозились до самого обеда, оттаскивая камни в центральный зал. Как только завал был расчищен, Оскар тут-же выпроводил меня наверх, заявив что мне уже давно пора подумать об обеде. Подобная суетливость выглядела так, будто старик опасался что я обнаружу нечто ценное, скрытое в конце этого тоннеля. Впрочем даже если это было и так, то Оскар как начальник этой экспедиции вполне имел на это право, а потому я безропотно подчинился и не мешкая отправился в наш лагерь.

   Во время обеда я обдумывал одну странную особенность подземного сооружения, обнаруженную мной во время разбора завала. Убирая остатки породы я обратил внимание, что вся подземная конструкция прорублена не в монолитном камне, а мягкой глинистой почве, при этом, хотя я и не считал себя большим знатоком геологии, тем не менее и моих познаний было вполне достаточно для того что бы понять: построить подобное сооружение без помощи защитных конструкций, препятствующих обвалу мягких пород, практически невозможно. Поэтому тот факт, что подобное подземное сооружение, построенное чуть ли не в песке, просуществовало, причем сохранившись в прекрасном состоянии, если разумеется не считать того небольшого обвала, несколько веков, а может даже тысячелетий, казалось попросту невозможным. На мой вопрос по поводу данного феномена Оскар как и прежде ответил весьма уклончиво, мол дескать тогда умели строить, хотя по моему и сам не верил в свои объяснения, да и не умеет он врать, а в его возрасте учиться этому не очень достойному, но весьма полезному ремеслу уже поздно. Вот пусть берет пример с меня: не поверил ни одному его слову, но кивал, так уверенно, что у Оскара не осталось сомнений в том, что я все это принял за чистую монету. Для себя же я отметил, что этот прежде абсолютно открытый человек явно чего-то недоговаривает, но вот чего, а главное почему, оставалось для меня самой большой загадкой. Ведь не считает же он и в самом деле меня своим конкурентом по части научных открытий! Впрочем ну его. Полез после обеда в дыру сам, словно барсук, сказав напоследок, что дескать теперь я могу отдыхать, ну и черт с ним, значит буду отдыхать, а самому лезть в чужие проблемы не очень то и хотелось. В конце концов своих забот выше крыши.

   Часов в восемь вечера в лагере вновь появился Оскар. За последние сутки лицо его сильно осунулось, а в глазах появился блеск, который я никак не мог бы назвать здоровым. Впрочем в моем понимании именно так и должен был выглядеть по настоящему одержимый человек, который стоит на пороге величайшего открытия всей своей жизни. После ужина, который из-за буквально витавшего напряжения проходил молча, Оскар вызвался сам приготовить чай, как он сказал по особому рецепту. Вешая котелок на огонь он произнес:

   -Кстати, пока закипает вода не могли бы вы, уважаемый Алекс, проверить надежность крепления веревки, по которой мы спускались в провал? Когда я поднимался в последний раз она подозрительно скрипела. Быть может ее стоит заново привязать к какому ни будь другому дереву?

   -О чем разговор? Конечно проверю как только мы закончим ужин. - С готовностью ответил я.

   -Да, конечно, вот только пока закипит вода и заварится чай, окончательно стемнеет, и тогда будет гораздо сложней обнаружить возможный дефект. Поэтому быть может вам стоит осмотреть веревку прямо сейчас? - Поинтересовался профессор.

   Несмотря на то, что уже и так было совершенно темно, и несколько минут ничего не решали, я взял в руки фонарь, и моча поплелся к провалу. Сделав несколько десятков шагов я остановился, поскольку мне в голову пришла весьма здравая мысль: учитывая то обстоятельство, что уже окончательно стемнело, а с фонарем, пусть даже и мощным, можно запросто просмотреть повреждение, то не лучше ли попросту заменить ту веревку, что сейчас висит на новую, которую в свое время Оскар сбросил мне на голову. Поскольку сейчас эта веревка вновь находилась в лагере, я решил вернуться за ней. Подходя к лагерю, я скорее почувствовал, чем увидел что-то подозрительное. Доверившись своему чутью, я выключил фонарь и аккуратно подкрался к костру. В отблесках огня я увидел, как Оскар ссыпает в котелок с закипающей водой какой-то порошок из небольшого пакетика. Высыпав его содержимое, которое мало чем напоминало заварку для чая, он скомкал пакетик, и засунул в один из своих многочисленных карманов, после чего тут же достал его вновь, и воровато оглядевшись по сторонам бросил его в огонь. Дождавшись когда пакетик полностью сгорит Оскар извлек из рюкзака заварку, и щедро сыпанул ее в котелок.

   ***************************************************************

   Да он же попросту хочет меня отравить! Какая неблагодарная Скотина! Пожалуй он в стократ более мерзкая тварь чем все те мерзавцы, с которыми мне довелось встретиться за всю мою жизнь. Отравить! И за что, за то, что только благодаря мне он нашел свой затерянный храм! За то, что я как последний дурак абсолютно искренне прилагал все усилия, чтобы помочь ему достигнуть всего того, к чему он так стремился!

   После того, как первая волна негодования схлынула, я решил мыслить не эмоциями, а разумом, хотя меня так и подмывало скрутить этого выжившего из ума книжного червя и влить в него все до последней капли то пойло, которое он для меня приготовил... Нет! Не могу поверить, что Оскар оказался каким-то маньяком - отравителем. Этого просто не может быть! Или все-таки может? Может он там внизу нашел нечто такое, что по его мнению является более ценным нежели моя жизнь? Ну на пример там оказались спрятанными несметные сокровища, и он попросту опасается, что узнав о них я попытаюсь разделаюсь с ним самим? Не ужели он думает что я на такое способен?! Впрочем кто я для него? Обычный наемник, хотя возможно и не без способностей. Но ведь для обычного обывателя все наемники являются грубыми и наглыми типами, которые за доллар готовы продать всех и вся. Стоп! Если мои размышления пойдут и дальше в этом же направлении, то сейчас я сам выбегу к нему и начну просить прощение, а чтобы он наверняка больше не сердился, с умилением выпью то пойло. Ну уж нет! К тому же яд этот он привез заранее, еще до того как встретил меня. Следовательно, отведать чая, приготовленного по "особому" рецепту должен был любой проводник, который бы пошел с ним. Поэтому-то он изначально и выбирал в качестве проводника именно такого спившегося типа, которого никто не хватится. И видимо по тому, что из этой экспедиции должен был вернуться только он один, вместе с собой он не взял ни одного из своих ассистентов, пропажа которых наверняка не осталась бы незамеченной.

   Теперь все звенья этой чудовищной головоломки начинали становиться на свои места. И чем больше я обо всем этом думал, тем сильней начинали путаться мои мысли, поскольку я все равно не мог поверить в то, что этот добродушный старик оказался кровожадным монстром. Поэтому вместо того, чтобы и дальше строить догадки, я решил выяснить то, что же за всем этим кроется. Для этого я решил подыграть несостоявшемуся убийце, и как можно тише отполз назад. Укрывшись за деревьями я включил фонарь и создавая как можно больше шума, но при этом не переигрывая, вернулся в лагерь. Там, усевшись у костра я непринужденно сообщил Оскару, что проверил веревку несколько раз, и не обнаружил ничего подозрительного. Как я и предполагал, мой ответ его абсолютно не удивил, благодаря чему я окончательно убедился в том, что фокус с веревкой был лишь предлогом для того, чтобы выпроводить меня из лагеря...

   Получив полную кружку горячего чая я как можно более незаметно выплеснул ее содержимое себе под ноги, после чего принялся изображать будто с большим удовольствием пью обжигающе горячий напиток. Тем временем свою кружку с чаем Оскар поставил на бревно, и пока я "жадно пил" неловко перевернул ее. Глубоко вздохнув он посетовал на то что вновь заваривать чай времени нет, поскольку ему уже пора идти работать. "Допив свой чай" я поинтересовался, нужно ли мне идти с ним, чтобы помочь закончить последние приготовления для его научных исследований. Как я и ожидал, Оскар предложил мне отдыхать и ни о чем не беспокоиться, после чего пожелал спокойной ночи и не спеша побрел в сторону провала. Поскольку я не знал, что за гадость подсунул мне мой отравитель, и как следствие, какие симптомы мне нужно изображать, я предположил, что поскольку я мог быть и не один, то подсыпать препарат, который должен был вызывать либо мгновенную смерть, либо смерть, сопровождающуюся какими то конвульсиями, умный человек безусловно не стал бы, поскольку члены экспедиции могли начать пить отраву не одновременно, а в этом случае став свидетелями внезапной смерти одного из своих товарищей другие жертвы могли что-то заподозрить и отказаться пить отравленный напиток, а в случае начала конвульсий у одного человека, другие, пусть даже уже отравленные, могли перед смертью создать очень большие хлопоты своему убийце. Поэтому наилучшим вариантом была бы тихая смерть во сне. Исходя из этого я завернулся в свой спальный мешок подальше от огня, расположившись таким образом, чтобы видеть все то, что происходит в нашем лагере. При этом моя правая рука, которую я накрыл курткой, привычно сжимала рукоятку пистолета. Как говорится, на всякий случай.

   Примерно через полчаса в лагерь вернулся Оскар, и подойдя ко мне, несколько раз позвал меня по имени. Естественно, что с моей стороны в ответ не прозвучало ни единого звука. После этого он подсел к костру, и подкинув в него несколько веток начал что-то быстро писать в своей записной книжке. После этого, он вырвал из нее листок, и вместе с каким-то свертком засунул его в нагрудный карман моей рубахи. Затем Оскар заботливо поправил мое одеяло и глубоко вздохнув вновь ушел в сторону провала. Все это было очень странно и требовало немедленных объяснений, однако поскольку спешить мне особо было некуда, а из провала был только один путь, перед тем как начать действовать я решил выждать еще хотя бы с полчаса. Однако уже через двадцать минут мне пришлось вносить в свой план спешные коррективы. Дело в том, что неожиданно смолкли все ночные звуки, которыми так богаты джунгли, а еще через несколько мгновений земля, на которой я лежал, начала ритмично вздрагивать. "Только землетрясения мне не хватало!", подумал я и вскочил на ноги. Быстро осмотревшись по сторонам я понял, что вибрировала не только земля но и воздух вокруг меня. Точнее сказать у меня создалось ощущение, что непонятному ритму подчинялось все окружавшее меня пространство, причем загадочный источник вибрации находился именно в подземном зале. Не могу объяснить почему я сделал такой вывод, просто я это знал и все. Еще несколько мгновений я простоял на месте не зная что предпринять. С одной стороны мое любопытство с невероятной силой тянуло меня к провалу, с другой, остатки здравого смысла буквально требовали от меня как можно быстрее убираться отсюда, пока еще существовала такая возможность. Но поскольку две эти силы уравновешивали друг друга, я оставался на месте не зная что предпринять. Неожиданно вибрация прекратилась и джунгли как ни в чем небывало вернулись к ночной жизни. Здравый смысл тут же потерял точку опоры, чем не замедлил воспользоваться авантюризм, и не мешкая потащил меня к провалу.

   Осторожно заглянув в подземный зал я обнаружил, что все пространство освещается довольно ярким красноватым светом. Причем источниками света на этот раз являлись не только камни алтаря. Такой же ровный свет исходил и из всех пяти тоннелей. Мои руки буквально сами взялись за веревку, и я как можно аккуратнее спустился в пролом на уже знакомую мне крышу храма. С этого места отлично просматривался весь подземный зал, однако профессора нигде не было видно. Было очевидно что он находится либо в одном из тоннелей, либо прямо подо мной в святилище. Прислушавшись я смог различить невнятное бормотание, раздававшееся откуда-то снизу. К сожалению акустика сильно искажала тембр голоса, но поскольку кроме меня и Оскара здесь больше никого не могло быть, я сделал в принципе безошибочный вывод о том, что Оскар сейчас находится как раз в храме, и судя по всему читает какую-то молитву или заклинание. Воспользовавшись случаем я внимательно осмотрел весь подземный зал с высоты своего наблюдательного пункта, однако так и не обнаружил чего либо ценного, что могло послужить основанием для моего умерщвления. Очевидно это нечто было сокрыто в конце тоннелей, однако пробираться туда подобно нашкодившему мальчишке на глазах у своего несостоявшегося отравителя было очень опасно, поскольку ушлый старик в это время мог успеть улизнуть на поверхность, не забыв при этом прихватить и веревку. И уж тогда в моем распоряжении окажется несколько незабываемых дней на изучение всего подземелья, прежде чем меня окончательно покинут силы и я умру от обезвоживания организма. Тут-же мне в голову пришла немного хулиганская мысль попытаться напугать этого, судя по всему очень набожного мерзавца, представ перед ним в образе призрака невинно убиенного им человека. Однако я отбросил эту идею, поскольку пребывал сейчас не в том расположении духа чтобы превращать трагедию в фарс. Поэтому я решил оставить всевозможные ухищрения и просто вытрясти из мерзавца всю правду, применив для этого все доступные в сложившейся ситуации методы.

   Быстро спустившись вниз я решительно вышел из-за колонны, и сразу же понял что мой четко отработанный план по выколачиванию сведений опять-таки летит в тартарары. Все дело в том, что Оскар стоял на светящемся камне, успев сменить свой походный костюм на какую-то рясу, темно-коричневого цвета, капюшон которой был откинут на плечи. Однако главная проблема заключалась в том, что хотя я стоял прямо перед ним, он не обратил на меня никакого внимания, продолжив как нив чем не бывало что-то бубнить на неизвестном мне языке. Сделав несколько шагов, и оказавшись прямо перед ним я понял, что судя по совершенно отрешенному взгляду, которым он смотрел прямо сквозь меня, ученый-фанатик сейчас прибывал в самом настоящем трансе. Да! Похоже у старика совсем поехала крыша. И если сейчас попробовать его растормошить, то он чего доброго вообще не выйдет из этого состояния. А значит будет гораздо лучше дождаться того момента когда этот припадок у него закончится сам по себе. Ну а пока без особых хлопот можно и осмотреться.

   В центральном зале за время моего отсутствия ничего не изменилось, что же касается тоннелей, то поскольку они так же начали светиться, на их осмотре я и решил сосредоточить свое внимание, стараясь при этом не выпускать из вида явно обезумевшего профессора.

   Судя по всему источник света находился на расстоянии не меньше трехсот - четырехсот метров от центрального зала. Точнее определить расстояние из-за специфики освещения было сложно. Поэтому мне ничего не оставалось, как направиться в ближайший ко мне тоннель. По мере приближения к концу тоннеля нехорошее предчувствие, зародившееся еще наверху вновь усилилось, я даже подумал о том, не достать ли из-за пояса пистолет. Однако понимая что он вряд-ли способен защитить меня от тех опасностей, которые могут скрывать подземелье, сосредоточил все свое внимание на стенах и полу, поскольку если верить тем фильмам, которые я смотрел на подобную тему, в подобных местах обязательно должны были быть припрятаны самые разнообразные ловушки. Тем не менее я без каких бы то ни было приключений добрался почти до самого конца выбранного мной тоннеля. Как выяснилось, он заканчивался глухой стеной, на которой судя по всему и находился загадочный источник света, или точней сказать источники, поскольку я насчитал с десяток попарно расположенных довольно ярко светящихся точек. Сделав еще несколько шагов вперед чтобы как следует рассмотреть заинтересовавшие меня светильники я содрогнулся, поскольку осознал что свет исходил из глазниц черепов, принадлежавшим пяти скелетам, прикованным мощными цепями к стене, которой и заканчивался тоннель. Впрочем точнее сказать светились ни сами глазницы, а довольно крупные камни, вставленные в них. Причем ощущение было такое, словно эти камни не просто светят, но при этом и наблюдают за мной, причем весьма недобрым взглядом. И этот взгляд буквально обжигал злобой и ненавистью. Идти дальне у меня теперь не было никакого желания, тем более, что и на расстоянии было видно то, в каких неестественных позах находились скелеты тех несчастных, которые нашли свою смерть в этом подземелье. Приглядевшись я смог даже разглядеть на стене весьма специфические борозды, оставленные скорей всего ногтями умирающих людей, которые бились в агонии. Данное обстоятельство снимало всякие сомнения в том, что эти люди были прикованы здесь заживо, а смерть их была долгой и мучительной.

   Почти бегом я вернулся в центральный зал. Углубляться в другие тоннели у меня теперь не было никакого желания, тем более, что я и так догадался о том, что во всех остальных обнаружу примерно ту же самую картину. Немного успокоившись я решил вновь "проведать" Оскара, и вскоре был вынужден признать, что в состоянии профессора не произошло каких либо изменений, и он по прежнему продолжал что-то бубнить стоя на своем алтаре. Немного поразмыслив я всё же решил прекратить это безобразие, и попытаться как-нибудь вытащить его "на свежий воздух", где он наверняка смог бы скорее прийти в себя. Однако стоило мне приблизиться к камню на котором стоял профессор, как из свечения стали образовываться полупрозрачные уплотнения, с виду похожие на щупальца какого-то фантастического монстра. Сделав несколько неуверенных движений они одновременно потянулись в мою сторону. Ничего хорошего от их прикосновений я не ожидал, поэтому благоразумно отступил на несколько шагов назад. После моего выхода за пределы подземного храма щупальца тут же истончились и вскоре исчезли. Тем не менее я решил отказаться от новых попыток приблизиться к Оскару и предпочел дождаться того момента, когда он самостоятельно покинет пределы подземного храма, ведь не будет же он в конце концов стоять там вечно. Тут я вспомнил про сверток, который Оскар запихал в карман моей рубахи, и про который во всей этой суматохе я попросту забыл. Поскольку больше все равно заняться было нечем, я присел на один из камней, который утром выволок из обвалившегося тоннеля, и углубился в изучение свертка. Основную его часть составляла увесистая пачка долларов. Я не стал ее пересчитывать, прикинув на глаз что в ней гораздо больше обещанных мне в качестве премиальных десяти тысяч "вечнозеленых". Гораздо большего внимания на мой взгляд заслуживала записка, в которую собственно говоря вся эта пачка и была завернута. Разумеется освещение в подземном зале было далеко не лучшим, тем не менее достаточным, для того чтобы я смог ознакомиться с текстом, который звучал так: "Дорогой Алекс, раз ты читаешь эту записку, значит мой эксперимент увенчался успехом. Не буду утомлять тебя длинным пересказом того, в чем он собственно говоря заключался, скажу лишь то, что очевидно мы больше никогда не увидимся. Со своей стороны позволь выразить тебе величайшую благодарность и признательность, ведь если бы ни твое потрясающее везение, результаты всех моих многолетних трудов наверняка пошли бы прахом.

   Прими в качестве премиальных за отлично проделанную работу все те деньги, которые у меня оставались, так как там, куда я должен попасть они мне больше не понадобятся. В том случае, если у тебя возникнут проблемы с полицией по поводу моего внезапного исчезновения можешь показать им это письмо, которое подтвердит твою невиновность и снимет всякие подозрения в причастности к моему исчезновению.

   Твой вечный должник Оскар Круп.

   Не люблю дописок, но будь осторожен, в деревне, перед самой встречей с тобой я слышал, что за очень большое вознаграждение все местные бандиты разыскивают какого-то сбежавшего наемника. У меня сложилось впечатление, что им нужен именно ты, хотя я так и не понял за что именно они так на тебя взъелись. Однако немного зная тебя я уверен, что ничего дурного ты совершить не мог. А вообще постарайся пока не поздно прекратить прожигать свою жизнь слоняясь по джунглям и берись за ум, тем более, что он у тебя имеется. Вертолет должен вернуться за нами, точней сказать за тобой, через два дня. Не волнуйся, пилот вертолета надежный человек, а потому не выдаст тебя местным бандитам даже если как и я заподозрит в тебе того самого наемника. Насчет моего возможного исчезновения он так-же получил соответствующие распоряжения, а потому заявлений в полицию никто подавать не будет.

   И последнее, мне очень стыдно, но ради твоего же блага, чтобы ты ненароком не наломал дров и по напрасному не рисковал своей жизнью, я подсыпал тебе в чай снотворное. Не волнуйся, я сам его часто принимаю поскольку давно страдаю бессонницей. У тебя с непривычки утром может немного болеть голова. Выпей крепкого чая и боль как рукой снимет.

   На этот раз действительно все. Прощай!"

   Да ведь это же предсмертная записка! А перед тем как свести счеты с жизнью люди не врут. Зачем им это? Выходит Оскар пытался не отравить, а всего лишь усыпить меня, чтобы я не помешал ему воплотить задуманный им план ухода из жизни. Конечно, до сих пор многое во всей этой истории остается непонятным, но с этим можно будет разобраться и попозже. А сейчас главное любыми средствами вытащить Оскара из этого, как выяснилось, смертельно опасного подземелья... Впрочем буквально через мгновение я убедился в том что не только он, а мы оба находимся на краю гибели, поскольку прежде ровное свечение подземелья стало весьма неприятно пульсировать, а с потолка посыпались довольно увесистые камни и куски глины. Взглянув на свод я с ужасом обнаружил, что на нем буквально на глазах стали появляться все новые и новые трещины. Теперь уже не возникало сомнений, что до полного обрушения всей этой конструкции остались считанные минуты, а может даже секунды. Самым разумным в сложившейся ситуации было бы тут же броситься отсюда со всех ног, и пока не поздно попытаться выбраться на поверхность по спасительной веревке. Но оставить здесь старого чудака, который сейчас стоял всего в нескольких шагах от меня и покорно ждал смерти, я попросту не мог. Не спрашивайте почему, просто не мог и все. А потому я всё же решил во что-бы то ни стало схватить старика в охапку и стащив со злополучного камня начать прорываться на поверхность вместе с ним. Однако стоило мне приблизиться к камню, как из свечения вновь материализовались полупрозрачные щупальца, и решительно устремились ко мне. Разминуться с ними было попросту невозможно, тем не менее и отступать я так-же не собирался, поэтому выхватив нож и сжав зубы я приготовился к тому, что сейчас будет очень больно. И в этот момент щупальца сами отпрянули, стоило одному из них всего лишь коснуться моей руки. Причем сделали они это с такой поспешностью, словно это я причинил им боль. Немного поблуждав по храму они еще раз предприняли попытку схватить меня, но вновь убрались все с той же поспешностью. Поняв, что они не опасны я спрятал нож и попытался как можно быстрей взвалить на плечи Оскара. Впрочем все мои попытки оторвать оцепеневшего профессора от светящегося алтаря потерпели неудачу. Казалось что теперь он подобно памятнику составляет единое целое со своим светящимся постаментом. Неожиданно я услышал страшный грохот, раздавшийся буквально со всех сторон. Отпустив "статую" профессора и оглянувшись по сторонам я с ужасом увидал как все тоннели буквально одновременно начали рушиться. Причем вместе с обрушением к нам со всех сторон устремилась волна всепоглощающего света. В мгновение ока свечение вокруг нас каким-то непостижимым образом уплотнилось, и стало таким интенсивным и ярким, что мне пришлось зажмурить глаза. Еще в течение нескольких мгновений я ощущал невероятно яркий свет даже через плотно закрытые веки, при этом на меня начали одна за другой накатывать чередующиеся волны нестерпимой жары и холода, которые казалось пытались одновременно превратить меня в прах и заморозить. Однако как ни странно, особый дискомфорт причиняли не они, а продолжавший нарастать грохот, который постепенно начал ощущаться не барабанными перепонками, а буквально всем телом. Неожиданно все звуки исчезли, а свет погас. Тут же на место разрывавших мое тело жары и холода пришла приятная прохлада. При этом я почему-то совсем не испытал чувства страха, хотя и осознавал, что мы так и не успели выбраться на поверхность, и судя по всему оказались погребенными в этом подземелье. Собравшись с духом я попытался открыть глаза, но так и не понял, удалось ли мне это сделать, поскольку изображение вокруг меня ничуть не изменилось. Постепенно у меня сложилось такое впечатление, словно мое тело вообще куда-то исчезло, точнее сказать полностью растворилось в окружающем меня мраке. Единственное логическое объяснение происходящему могло заключаться лишь в том, что я уже умер, и теперь моя душа куда-то летит... Интересно куда! Стоп! Мне интересно! Значит хоть какие-то эмоции я все-таки испытываю. А раз так, то мне даже сейчас должно быть не все равно что со мной произойдет в дальнейшем. Ну-ка, усложним задачу, попытаемся выяснить, осталась ли у меня память о том, кто я такой. Так, кажется осталась, да какое там кажется, точно осталась. Ну что же, значит мы еще поборемся. Пока не знаю с кем и как, но просто так растворить себя в окружающем меня сером бульоне я не позволю. Кстати! И в самом деле теперь меня окружает не непроглядный мрак, а светло-серая пелена. Значит я еще и цвета могу различать. Да мы пожалуй и в самом деле еще повоюем! И тут прямо передо мной открылись два глаза... Причем не появились, а именно открылись, как будто их невидимый хозяин уже давно находился где-то неподалеку, размышляя о чем-то невероятно важном с плотно прикрытыми глазами, и вот теперь, приняв таки решение соизволил вновь взглянуть на окружавший его мир. Эти глаза, которые как мне показалось, очень внимательно следили именно за мной, вполне можно было бы назвать человеческими, если бы в них не клубился все тот же светло-серый туман, закручивавшийся подобно двум маленьким смерчам в некое подобие зрачков. Загадочные глаза медленно плыли вокруг меня, от чего я очень быстро стал ощущать себя мухой, окончательно завязшей в густом варенье, хозяин которого размышлял о том, как лучше поступить с докучливым насекомым. Разумеется меня никак не могло устраивать подобное положение вещей. Однако к сожалению в голову не приходило ничего путного, а потому за отсутствием лучшей идеи я решил попросту представиться таинственному хозяину того неведомого места, в которое угодил. Припомнив правила хорошего тона и собравшись с духом я поведал в очередной раз проплывавшим мимо меня "глазам", что зовут меня Алексом, и хотя в силу ряда причин это далеко не единственное, зато самое любимое мое имя. Более детально вникать в весьма сумбурные перипетии моей предыдущей жизни казалось мне совершенно излишним, поскольку я почему-то был совершенно уверен в том, что моему молчаливому собеседнику и так известно обо мне абсолютно все.

   Не дождавшись какого либо ответа я решил продолжить "общение" и набравшись наглости заявил: -Со своей стороны мне бы хотелось узнать то, с кем собственно говоря имею удовольствие общаться, а заодно, не знает ли мой загадочный собеседник того, как отсюда можно куда-нибудь выбраться.

   Как и следовало ожидать, внимательно разглядывавшее меня "нечто" не сочло необходимым отвечать на этот мой вопрос, а потому лишь немного приблизившись продолжало изучение моей скромной персоны.

   Выждав какое-то время и решив для себя что хуже все равно не будет я вновь попросил помочь мне выбраться из этого довольно мрачного места. Проигнорировав мою просьбу и в этот раз, загадочные "глаза" очевидно всё же утратили ко мне всякий интерес, поскольку медленно закрылись, бесследно исчезнув в по-прежнему царившем вокруг полумраке. Как не странно данное обстоятельство очень сильно огорчило меня, поскольку несмотря на то, что я даже не подозревал о том, кем являлся мой загадочный спутник, его присутствие придавало мне хоть какую-то уверенность. Теперь же, оставшись абсолютно один я буквально почувствовал как окружавший меня полумрак начал не спеша обволакивать мое сознание, пытаясь на этот раз растворить не только тело, но и разум, который буквально содрогнулся, стоило ему осознать подобную перспективу. И тут я почувствовал, что куда-то лечу. Ощущение полета постепенно усиливалось, а вместе с ним у меня появилось еще одно чувство. Я почувствовал сильную боль.

   **********************************************************

   Внезапно ощущение полета прекратилось, в то время как чувство боли осталась. Но это меня скорей обрадовало, чем огорчило, поскольку боль разливалась по всему телу, которое я вновь начал чувствовать, а это однозначно свидетельствовало о том, что я все еще жив. Постепенно боль начала покидать мое тело, и ее место тут же стали заполнять другие чувства и ощущения. В частности я почувствовал, что замерз и очень хочу есть. Осознав это я попробовал открыть глаза... И это у меня получилось! Правда мне тут же пришлось их зажмурить, поскольку весь мир начал кружиться вокруг меня в каком-то бешеном танце. Воспользовавшись удобным случаем желудок тут же попытался подпрыгнуть к горлу, однако поскольку был абсолютно пуст, с явным сожалением вернулся на прежнее место. Вторая попытка открыть глаза оказалась более успешной, поскольку окружавший меня мир остался на прежнем месте, более того, мне даже удалось разглядеть какое-то серое пятно на темно-синем фоне. Дальше дела пошли еще лучше, поскольку после третей попытки я смог отчетливо рассмотреть темно-синий фон, оказавшийся небом, на котором только зарождалась утренняя заря, эффектно выплывавшая из-за далекого горизонта, терявшегося посреди бескрайнего степного простора... Разумеется этого просто не могло быть, поскольку всего несколько минут назад я находился в самом сердце Колумбийских джунглей. Тем не менее все мои попытки стряхнуть это наваждение привели лишь к тому, что прежде заслонявшее значительную часть небосклона серое пятно материализовалось в склонившегося надо мной Оскар Крупа, в то время как степной пейзаж безжалостно остался на прежнем месте.

   -Привет дружище! - Сказал я профессору самым бодрым голосом, на который только был способен. - Я всю ночь пытался отбить тебя у каких-то демонов, которые хотели полакомиться душой самоубийцы-любителя. Очевидно мои попытки увенчались успехом, однако судя по этой бескрайней степи, нас по твоей милости таки занесло на территорию какой ни будь Монголии. Впрочем принимая во внимание твое вчерашнее поведение мы еще легко отделались. Ну а поскольку как видишь я довольно сильно устал, то завтрак сегодня готовить тебе.

   После моего довольно сумбурного монолога Оскар подскочил как ужаленный, и сорвавшимся голосом жалобно заверещал:

   -Какой самоубийца? Какая Монголия?"

   По-моему он хотел крикнуть что-то еще, но тут его ноги подкосились, и он рухнул рядом со мной.

   -Так тебе и надо! - Зло прорычал я. - Будешь в следующий раз головой думать прежде чем на старости лет в черные маги рядиться.

   Не без усилий поднявшись на четвереньки я внимательно осмотрелся по сторонам, после чего был вынужден признать что мои подозрения насчет загадочного перемещения полностью подтверждались, поскольку мы оба и в самом деле находились посреди какой-то бескрайней степи. Точнее сказать степь была бескрайней только с трех сторон, поскольку на юго-западе отчетливо вырисовывались очертания каких-то величественных гор. Точнее сказать единого скального массива, который против всех законов природы, без каких бы то ни было предгорий, неизменно сопровождавших любой мало-мальски уважающий себя горный кряж, рос вертикально вверх прямо из ровной, словно обеденный стол, земной поверхности. А судя по тому, что вершина этой гигантской скалы была покрыта внушительной шапкой снега, я смог получить некоторое представление о ее более чем приличной высоте. Что-же касается самой степи, то на глаза изредка попадались лишь только одиноко растущие деревья, очень сильно напоминавшие обычные развесистые степные дубы. Правда при этом сильно смущало то, что эти деревья имели в высоту не менее ста метров и даже не возьмусь приблизительно сказать сколько обхватов в диаметре. Данное обстоятельство меня весьма озадачило, поскольку я точно знал, что таких огромных дубов попросту НЕ БЫВАЕТ. И вообще, за те несколько лет, что мне довелось довольно активно блуждать по всему миру, я не только не видел, но даже ни разу не слышал о существовании подобной горной гряды или хотя бы долины, в которой мы с Оскаром сейчас находились. А ведь по идее она должна была быть визитной карточкой той страны, на территории которой находилась подобная красота. Быть может нас занесло в какую ни будь затерянную долину, в которой индейцы в незапамятные времена прятались от завоевателей? Но ведь по самым скромным расчетам эта "затерянная долина" ни как не меньше нескольких сотен квадратных километров. Поэтому она просто не могла оставаться неизведанной в наш век, когда каждый клочок земли многократно исследован со спутников.

   И если бы ни мое ночное путешествие, во время которого я был свидетелем целого ряда самых невероятных событий, возможно сейчас я бы был очень сильно озадачен происходящим. Но поскольку мой лимит "удивляемости" был явно исчерпан, я просто рассматривал окружавший меня мир, лениво размышляя о том, куда же нас все-таки занесло. При этом я даже не пытался понять то, каким образом данное перемещение произошло, инстинктивно догадываясь о том, что логичного объяснения произошедшему попросту не существует. Конечно-же, все сразу становилось на свои места при условии, что у меня всего лишь поехала крыша, однако данное объяснение по вполне понятным причинам меня отнюдь не радовало.

   Из невеселых размышлений, суть которых всякий раз сводилась к тому, что ночные приключения так или иначе не прошли для моего рассудка бесследно, меня вывели всхлипывания и нечленораздельное бормотание, источником которых мог быть только Оскар. Повернувшись к нему, я был несколько озадачен тем обстоятельством, что вместо того чтобы как и положено оказавшемуся в подобной ситуации ревностному служителю науки, судорожно протирать глаза кулаками и вслед за мной бестолково повторять спасительную фразу "не может быть", он стоя на коленях, и словно ребенок размазывал по лицу слезы радости, не забывая при этом что-то бубнить себе под нос на неизвестном мне языке. Подобное поведение профессора было последней каплей, переполнившей чашу моего терпения. Поэтому я тут же начал весьма энергично трясти его за плечи, намереваясь любой ценой получить ответы на все те вопрос, которые у меня накопились за последнее время.

   Благодаря предпринятым мной усилиям уже через несколько минут Оскар наконец то пришел в себя, и поднявшись на ноги произнес:

   -Я безусловно постараюсь ответить на все твои вопросы. Однако уверен, наша беседа затянется надолго. А значит принимая во внимание тот далеко не близкий путь, который нам придется преодолеть до ближайшего жилья, предлагаю продолжить наш разговор в дороге, если конечно ты, мой друг в состоянии держаться на ногах. Кстати, надеюсь с твоей стороны не будет возражений, если мы теперь перейдем на "ты"?

   Поскольку все, что предложил профессор было весьма разумным, никаких возражений с моей стороны не последовало, а посему я полностью доверил Оскару выбор нашего дальнейшего маршрута, и послушно побрел вслед за ним. В голове моей вертелось множество вопросов, причем я даже не знал, с чего собственно говоря начать. Видимо догадавшись о том бедламе, который творится в моей голове, разговор начал сам Оскар:

   -Давай поступим вот каким образом. Сначала ты сам ответишь на несколько моих вопросов. Это в свою очередь позволит мне восполнить ряд собственных пробелов, благодаря чему мои ответы на твои вопросы в дальнейшем будут более точными.

   Поскольку я продолжал молчать, Оскар вполне справедливо посчитал это подтверждением согласия с моей стороны, а потому продолжил:

   -А вопрос у меня собственно говоря один. Что произошло с тобой после того, как мы вчера расстались после ужина. Если ты конечно вообще что-нибудь помнишь из тех событий.

   Задав свой вопрос Оскар виновато потупил глаза. Ага! Подумал я. Стыдно за то, что пытался напоить меня сонным зельем. Ну да ладно, я человек не злопамятный. А вслух произнес:

   -Договорились, я постараюсь рассказать все поподробней, но для того, чтобы ты все понял, я начну свой рассказ именно с того момента, как ты под надуманным предлогом послал меня проверить исправность веревки. При этом я не без удовольствия заметил, как на его щеках запылал румянец.

   Оскар слушал меня молча, лишь изредка бросая в мою сторону испытывающие взгляды. А когда я наконец закончил свой, получившийся довольно таки длинным, рассказ фразой "а дальше ты все знаешь сам", он несколько минут шел молча, явно пытаясь проанализировать полученную от меня информацию. Затем мой собеседник вновь посмотрел на меня и поинтересовался:

   -Скажи, так те Колумбийские мордовороты искали все-таки тебя?

   -Скорей всего. -Пожав плечами честно ответил я.

   -А правду ли говорили, что ты чуть было не пристрелил какого-то местного гангстера за то, что он попытался э... обидеть местную девчонку, с которой ты вроде как даже не был знаком.

   -Ну в общем то правда, хотя если бы я хотел его пристрелить, то и сделал бы это. А вообще я просто пытался оттащить мерзавца в сторону от той несчастной девчонки, на которую тот навалился как боров. Однако вместо того, чтобы идти отсыпаться этот придурок выхватил пистолет. По этому времени на то, чтобы предложить ему разрешить возникший конфликт иным способом у меня попросту не оставалось, а единственное, что мне тогда пришло в голову, так это выстрелить первым. И эта скотина осталась жива только потому, что по иронии судьбы я сам являлся его охранником, а ведь не мог же я в самом деле пристрелить собственного боса? - Поинтересовался я у Оскара.

   -Но ведь ты даже не знал той девчонки! - Не унимался Оскар.

   -Да не знал. - Согласился я с ним. - И честно говоря скорей всего попытался бы отойти в сторону, не нарываясь на неприятности. Но когда тот боров начал ее подминать под себя, то девчушка посмотрела широко раскрытыми от ужаса глазами почему-то именно на меня, и встретившись со мной взглядом тут же успокоилась. Мне показалось, что она даже не сомневалась в том, что я приду ей на помощь. В принципе так и получилось... Не знаю, устроил ли тебя мой ответ, но только в любом случае более внятно ничего иного по этому поводу я тебе пояснить не смогу. - Честно признался я профессору.

   Оскар вновь задумался, а мне после этих неприятных воспоминаний почему-то перехотелось вообще о чем-либо говорить. Поэтому минут двадцать мы шли молча. Неожиданно затянувшееся молчание вновь прервал Оскар.

   -Ну ладно, теперь если ты конечно не возражаешь, то кое-что рассказать попытаюсь я сам. Все дело в том, что ты неправильно понял мою записку. Ведь на самом деле я не собирался сводить счеты с жизнью. И если бы ты все же остался бы на поверхности, то мы с тобой действительно больше никогда не увиделись бы, поскольку сюда попал бы только я.

   -А зачем ты вложил в ту записку все свои деньги? - Недоверчиво поинтересовался я у Оскара.

   -Все дело в том, что в этих местах никто и никогда не слышал о такой денежной единице как североамериканский доллар, а поскольку я не собирался возвращаться, то и решил отдать тебе всю свою наличность. Так что тебе просто не нужно было вкладывать столь драматический смысл в содержание той записки. А потому если бы ты все же выпил э... приготовленный мной чай, то проснулся бы сегодня на том же самом месте, где и заснул. Что же касается следующего твоего вопроса о том, где мы сейчас находимся, то для того, что бы тебе было понятней я вернусь в своем повествовании на некоторое время назад... Причем ты можешь отнестись к моему рассказу как к сказке, или бреду сумасшедшего, но тем не менее прошу тебя выслушать меня до конца и не перебивать.

   Так вот. Много тысячелетий назад существовало три обитаемых мира. Мира, в которых по-разному, но тем не менее довольно сносно уживалось несколько разумных рас, или как они сами договорились себя именовать - Народы. У каждого Народа были свои сильные и слабые стороны, свои устремления, привычки и желания. Тем не менее общей, и неотъемлемой частью всех тех миров была Магия. Да, да, именно магия, которая в те времена была столь же естественна как и сама жизнь. Разумеется каждый Народ по-своему совершенствовался во владении этим искусством, развивая те виды магии, которые наиболее эффективно удавалось использовать именно ему. При этом Магия помогала не столько созидать, сколько отбиваться от очень грозных врагов, которых было ох как много, и которые были одинаково ненавистны всем Народам, если разумеется не принимать в расчет Троллей, которые изначально противопоставили себя всем остальным разумным существам. Так вот, общая борьба, а не созидание было тем, что на протяжении многих веков служило объединяющей силой для всех Великих Народов. Поэтому нет ничего удивительного в том, что после того, как орды врагов были разбиты в решающей битве, незамедлительно начались сначала мелкие, а затем и крупные стычки между бывшими союзниками. Разумеется вскоре все эти конфликты переросли в самые настоящие войны...

   Во многом возникшие раздоры подхлестнуло и то, что победа над врагами далась очень тяжело, поскольку хотя и без того наиболее благополучный из обитаемых миров - Эзарм, практически не пострадал, второй мир, именуемый Хойон, чуть было не погиб. В результате чего на нем навсегда остались шрамы первородного зла, которое полностью не удалось искоренить до сих пор...

   Однако хуже всего пришлось третьему обитаемому миру, поскольку смертельно раненный предводитель сил зла успел наложить на него страшное проклятье, создавшее непреодолимый барьер на пути потоков магической энергии, которые прежде подпитывали силы всех способных к магии существ, обитавших на, теперь уже проклятой планете.При этом внутренний магический запас самого мира был быстро исчерпан. Из-за этой страшной трагедии большинству магических существ пришлось покинуть обреченный мир. Те же кто не захотел, или не смог этого сделать и остался, начали постепенно вымирать.

   Со временем проклятый мир помимо всего прочего стал еще и закрытым, поскольку из-за отсутствия энергетической подпитки стало крайне сложно создавать пространственные порталы, при помощи которых осуществлялось путешествие между всеми тремя обитаемыми мирами. Поэтому экспедиции в тот мир становились все более редкими и рискованными, а после того, как подряд бесследно исчезли семь поисковых групп, отправившихся на поиски последних желающих покинуть проклятый мир переселенцев, он был официально объявлен закрытым и все последующие попытки туда проникнуть были поставлены вне закона. Таким образом все те, кто еще не успел покинуть проклятый мир, лишились такой возможности, и были вынуждены остаться на медленно умирающей планете. Впрочем и судьба переселенцев оказалась весьма незавидной, поскольку полуживой Хойон попросту не мог принять большую группу беженцев, в то время как на самодостаточном Эзарме их попросту не хотели видеть те, кто считал себя его коренными жителями. Таким образом беженцы из проклятого мира не оставалось ничего иного кроме как вступить в кровопролитную войну с прежними хозяевами Эзарма. Битва бывших союзников длилась в течение нескольких столетий, и окончилась полной победой переселенцев, которые оказались более удачливыми и оттеснили большую часть прежних хозяев Эзарма на все тот-же Хойон. Тех же кто остались, вынудили капитулировать перед новыми хозяевами старого мира. Впрочем и после этого мир и спокойствие не вернулись на бескрайние просторы Эзарма, поскольку новые хозяева не остановились на достигнутом, и наскоро отпраздновав победу продолжили битву, но теперь уже между собой. Вновь потекли реки крови, поскольку с новой силой разгорелась утихшая было война, в которой на этот раз принялись истреблять друг друга некогда дружные, а теперь разделившиеся на небольшие государства и княжества выходцы из проклятого мира. И поняли тогда остальные народы, увидав всю эту безрадостную картину, что проклятие было столь сильным, что смогло погубить не только планету, но и населявший ее Народ, ибо как иначе можно было объяснить ту братоубийственную войну, которую начали вести между собой выходцы из этого мира?

   Возможно ты уже догадался, мой дорогой Алекс, что тот, проклятый мир назывался Зэййя, или в современной транскрипции - Землей. А тот народ, который стал новым хозяином Эзарма - Люди.

   Теперь же выслушай еще одну историю, которая началась уже совсем недавно, по крайней мере если измерять ее мерками предыдущей истории. Так вот, в одном из небольших, но тем не менее сильном и независимом княжестве, которое находилось на берегу теплого моря Сирен, в семье местного Князя росло три сына. Старший был глупым и ленивым бугаем, на корню загубившем свою способность к магии неудержимым пристрастием к пьянкам и другим, не менее пагубным пристрастиям. Тем не менее он имел наилучшие шансы на наследование княжьего титула, поскольку именно ему повезло родиться первым. Что касается среднего сына, то он не уступал, а возможно даже превосходил физической силой старшего брата, и благодаря своему трудолюбию и расчетливому уму смог не только достичь значительных высот в воинском искусстве, но и опутать своими собственными сетями интриг большую часть княжьего двора. Основной же его изъян как раз и заключался в довольно слабой способности к магии, которую несмотря на все свои усилия он так и не смог развить до сколько бы то ни было приличного уровня. Правда этот свой недостаток он смог частично компенсировать, окружив себя довольно сильными магами, готовыми не задумываясь готовы были выполнить любой его приказ. Поэтому нет ничего удивительного в том, что и средний сын по-прежнему сохранял весьма приличные шансы на титул... Младшего же, на первый взгляд весьма невзрачного отпрыска князя, никто не воспринимал в серьез. Во всяком случае до тех пор, пока у мальчишки не проявились не дюжие способности к магии. При этом он напрочь отказался участвовать в интригах, которые были пожалуй излюбленным развлечением в среде окружавших его дворян... Самого же Князя похоже мало заботили все эти склоки, поскольку сам он редко бывал в собственном замке, не пропуская ни одной возможности устроить военную вылазку к своим многочисленным соседям, и это несмотря на свой довольно таки солидный возраст. Впрочем соседи редко оставались в долгу, благодаря чему мелкие, и не очень, приграничные стычки происходили постоянно, поддерживая в нужном тонусе стареющего Князя.

   Предоставленные самим себе, старшие братья пытались вовлечь младшего в дворцовые интриги, причем каждый на своей стороне. Но "молокосос" упорно отказывался участвовать в семейных разборках. Данное обстоятельство со временем стало вызывать открытое раздражение не только у братьев, но и у больней части княжьего двора, поскольку никто из интриганов не мог поверить в то, что кто-то может по доброй воле отказаться от столь упоительного и благородного занятия, которым по их мнению являлось плетение самых изощренных сетей и ловушек для всех своих многочисленных оппонентов. К счастью это, начавшее было не на шутку разгораться противостояние с непутевым братом вскоре сошло на нет, поскольку младший отпрыск на несколько лет уехал учиться в Школу Магических искусств, находившуюся в соседнем княжестве, которое к тому времени уже несколько десятилетий гордо именовало себя Королевством. Само королевство было крошечным, однако к счастью для взбалмошногоотпрыска знатного рода обладало такой Школой, которая ценилась далеко за его пределами. Так что закончив с отличием Школу Магических искусств молодой человек без труда смог выдержать вступительные экзамены в Академию, находившуюся в одном из самых крупных и могущественных Королевств Эзарма. По окончанию учебы молодой маг устроился преподавателем на кафедру в той-же Академии, и довольно быстро дослужился до звания Магистра Большого круга. Впрочем это вряд ли тебе о чем ни будь говорит, дорогой Алекс, хотя поверь мне на слово, подобное звание было-бы весьма лестно и для гораздо более опытного мага...

   А тем временем успех по прежнему сопутствовал молодому человеку, благодаря чему всего через несколько лет он получил должность заведующего одной из кафедр. Впрочем как выяснилось, далеко не всех его коллег радовал столь быстрыйкарьерный рост молодого магистра, которому одни просто завидовали и считали его выскочкой, а другие воспринимали как весьма опасного соперника в борьбе за гораздо более серьезные должности и звания. Однако все это было за глаза, а при встрече все желали еще больших успехов и продвижения по служебной лестнице своему молодому и очень талантливому коллеге.

   Сам молодой маг к этому времени уже успел подзабыть о том, что на далекой родине его до сих пор считают одним из претендентов на княжескую корону, но не забыли об этом два старших брата, которые как позже выяснилось, очень внимательно следили за всеми его успехами. И учитывая их полную испорченность нет ничего удивительного в том, что все действия младшего брата воспринимались ими как попытки достичь величия, которое в дальнейшем могло позволить ему заявить свои права на отцовское наследство. Тем не менее в любом случае они могли лишь скрипеть зубами, поскольку сводить с ним счеты было слишком опасно. Причем проблема заключалась не столько в самом младшем брате сколько в местной Гильдии Магов, которая весьма ревностно отслеживала все случаи проявления неуважения к своим членам и очень сурово карала всех провинившихся. Что же касается тех недоброжелателей, которые имелись в стенах самой Академии, то они вряд-ли когда либо набрались бы смелости попытаться уничтожить своего молодого коллегу, но тут совпало два, на первый взгляд несвязанных между собой события. Во-первых, "молодой выскочка" со дня на день должен был стать Магистром Малого круга, что позволяло ему вполне реально претендовать на любую должность вплоть до Ректора Академии. А во-вторых, здоровье самого ректора, занимавшего эту должность долгие годы, в последнее время заметно ухудшилось. И хотя старика еще рано было списывать со счетов, тем не менее все понимали, что сейчас как никогда прежде станет весьма актуальным вопрос о его преемнике. По этому, если раньше молодой маг скорее раздражал некоторых весьма заслуженных руководителей Академии, то теперь он становился весьма опасным соперником в борьбе за должность самого Ректора Академии. А учитывая то обстоятельство, что несмотря на свою молодость этот Магистр пользовался авторитетом у значительной части преподавательского состава Академии, чьи амбиции не были чрезмерно гипертрофированными, то стоило ему заручиться официальной поддержкой старого Ректора, который кстати также симпатизировал молодому человеку, и вопрос с кандидатурой преемника был бы фактически решен. Все это вынуждало тех завистников, которые и сами были бы не прочь примерить мантию ректора академии на свои плечи, начать действовать, причем действовать решительно. И хотя как позже выяснилось, набралось таких подлецов, готовых преступить все нормы приличия, немного, всего три, зато все они были мастерами своего дела, причем одного из них со всей уверенностью можно было бы назвать еще и талантливым. Именно ему в голову и пришла идея заманить молодого мага в ловушку и без лишнего шума избавиться от него. Ради достижения столь мерзкой цели они решили объединить свои силы и построить малый магический круг, впрочем о том, что это такое я расскажу как-нибудь потом, дабы не уходить в сторону от сути этого повествования. Так вот, заговорщики без каких бы то ни было проблем смогли склонить братьев молодого мага на свою сторону. Точнее сказать тех даже не пришлось уговаривать, поскольку эти испорченные до мозга костей мерзавцы без колебаний согласились выполнить свою часть "работы".

   Накануне посвящения в магистры Малого круга, молодой Маг получил срочное послание из родительского дома от старших братьев. В послании говорилось, что отец при смерти, а потому желает в последний раз увидеть своего младшего сына. По этому молодому человеку следовало как можно скорей прибыть в фамильный замок, если разумеется тот хотел застать своего отца живым. Для этой цели предлагалось воспользоваться замковым порталом, который тут-же услужливо открыли прямо из отцовского замка...Пожалуй тут мне стоит тебе пояснить что-же собственно говоря этот самый портал из себя представляет. Не вдаваясь в технические подробности, суть его действия заключается в том, что он осуществляет локальное искривление пространства, которое почти не затрагивает вектор времени. Благодаря этому феномену можно практически мгновенно переместиться в ту точку, на соединение с которой этот портал настроен. Потом, как-нибудь попозже я объясню тебе все это более подробно, а пока продолжу свой рассказ. Так вот, ни минуты не колеблясь молодой маг вступил в замковый портал, который был так хорошо отлажен, что даже у входа были видны очертания отлично знакомой с раннего детства отцовской библиотеки, находившейся уже по ту его сторону. Переход не вызвал каких бы то ни было проблем. Но стоило молодому человеку вступить в библиотеку, как он тут же получил чем-то тяжелым сзади по голове. Сознание вспыхнуло множеством разноцветных искр, после чего его заволокла черная пелена.

   Когда молодой человек начал приходить в себя, то обнаружил, что до сих пор находится в родительской библиотеке, правда со связанными руками и ногами. Рядом с собой он увидел двух своих братьев, которые поняв, что к пленнику возвращается сознание позвали людей, копошившихся где-то за спиной связанного человека. В поле зрения молодого мага тут же появились еще три заговорщика, которые как я уже говорил, были его коллегами. Поскольку никто из них даже не пытался скрыть своего участия в заговоре, маг понял, что шансов на спасение ему просто не оставили, а потому приготовился если не спастись, то покрайней мере погибнуть с достоинством. Для этого он попытался создать какое ни будь атакующее заклинание, однако чуть было вновь не потерял сознание от острой боли, пронзившей словно раскаленный прут все его тело. Это могло означать только одно: на него надели так называемое ожерелье Макгона, которое само по себе являлось очень редким артефактом, созданным еще в незапамятные времена магами других Народов, о которых если ты не возражаешь, я расскажу в другой раз. Поясню только то, что ожерелье Макгона фактически лишает любого мага, на которого оно надето, способности творить какие бы то ни было заклинания. Данный феномен объясняется тем, что ожерелье создает вокруг своей жертвы особое поле, из-за которого все существующие потоки энергии при взаимодействии с энергетическим полем самого мага, изменяют свои характеристики таким образом, что создаваемое заклинание в лучшем случае попросту не сработает, а в худшем, колдующий вполне может повредить свое собственное энергетическое поле. А это чревато смертью, причем далеко не самой легкой. Интересной особенностью этого ожерелья является еще и то, что оно действует не только на всех магов без исключения, но даже на магических существ, не обладающих разумом. Причем вероятность смертельного исхода в случае попытки применить колдовство возрастает пропорционально магической силе того, на кого это ожерелье надето. Но впрочем приношу извинение за это риторическое отступление. Так вот, заговорщики пояснили, что не пытаются остаться не узнанными поскольку являются людьми в высшей степени порядочными. А когда молодой человек попросил объяснить, как их порядочность уживается со столь подлыми ударами сзади, старший брат тут же ударил его ногой в живот, пояснив, что с удовольствием врежет своему любимому братцу и спереди. Как и следовало ожидать, эта непристойная выходка вызвала всплеск всеобщего веселья.

   После того, как связанный человек хоть немного отдышался глава заговорщиков перечислил все прегрешения, в которых был на его взгляд повинен пленник. Затем молодому магу сообщили, что несмотря на все вышеизложенное его никто не собирается убивать, тем более, что гибель столь известного мага вполне может привести к нежелательным пересудам, и даже началу расследования со стороны Магического Сыска, в котором работали одни из лучших практикующих магов, способных в случае необходимости перевернуть землю вверх дном не только в переносном, но и буквальном смыслах этого слова. К тому же никто из присутствующих не хотел связываться с посмертным проклятием, которое создавал практически каждый более или менее сильный маг. Подобное заклинание активизировалось после насильственной смерти создателя, вбирая в себя все остатки его жизненной энергии, а потому могло причинить весьма большие неприятности всем тем, кто был причастен к смерти его создателя. Так вот, как любезно пояснил все тот же заговорщик, поначалу они хотели закинуть молодого мага в один из нижних миров, в которых кстати так же живут разумные существа, среда обитания которых столь разительно отличается от нашей, что любой человек погиб бы там в течении нескольких минут, однако поскольку добровольность такого перемещения вызвала бы большие сомнения и кривотолки, они в конце концов решили отправить пленника в проклятый мир. Причем братья должны были выступить свидетелями добровольности этого перемещения, а учитывая отсутствие каких либо признаков стороннего вмешательства, исключалась сама возможность допроса "свидетелей" с применением средств, способных уличить их во лжи. Разумеется заговорщики из числа магов готовы были в случае необходимости подтвердить, что в последнее время их непоседливый коллега только и говорил о том, что вынашивает планы путешествия "на родину человечества" в проклятый мир, представлявший большой интерес для любого естествоиспытателя. Таким образом ни у кого не должно было возникнуть сомнений в абсолютной добровольности этого путешествия. Ну а для того, чтобы исключить даже теоретическую возможность возвращения своей жертвы, заговорщики решили пожертвовать ожерельем Макгона и не снимать его со своего пленника, что в совокупности со связанными руками и ногами должно было привести к неминуемой его смерти от жажды или голода. И это при условии, что он не будет раньше съеден какими ни будь дикими животными, которые в настоящее время должны были водиться на Зэййе, разумеется при условии, что там до сих пор вообще хоть что-то водится.

   Таким образом, против собственной воли молодой маг совершил путешествие на родину своих предков. При этом планы подлых заговорщиков возможно и воплотились бы в жизнь если бы ни одно обстоятельство: попытавшись еще раз перестраховаться они немного изменили найденное в архиве заклинание телепортации в проклятый мир, дополнив его эманационной составляющей. В результате мага выбросило на проклятую планету именно в то место, где в это самое время в большей степени наблюдались выбросы эманации боли и страха. Но так уж получилось, что на Зэййе, или теперь уже точнее будет сказать Земле, в это время была ранняя весна 1945 года, и по всей Германии полным ходом шли бои. Таким образом, по иронии судьбы его забросило в самую гущу одного из сражений фашистов с армией союзников.

   В течении нескольких часов, пока продолжался бой с применением всевозможных видов огнестрельного оружия, парализованный ужасом маг пролежал в очень кстати подвернувшейся воронке. Ну а когда после окончания сражения местность начали прочесывать одержавшие победу солдаты антигитлеровской коалиции, то обнаружили едва подающего признаки жизни молодого человека, в довольно странной, но при этом явно не военного образца одежде, который был добросовестно связан по рукам и ногам. Разумеется военные сделали весьма резонное предположение о том, что вынужденные отступить фашисты хотели расстрелять этого странного человека, но видимо не успели. К сожалению получить какие либо сведения от самого спасенного так и не удалось, поскольку он пребывал в полной прострации. Немного подумав военные опять же весьма логично предположили, что этого человека контузило, а потому его тут же отправили в госпиталь. Там молодого человека, продолжавшего пребывать в полуобморочном состоянии, полностью осмотрели, для чего его пришлось раздеть, а заодно снять весьма странное ожерелье, которое было плотно обмотано вокруг его шеи. Осмотр не выявил каких либо серьезных повреждений, однако было очевидно, что человек находится явно не в себе, по этому, с тем же диагнозом "контузия" его поместили на стационарное лечение. Вскоре врачам удалось узнать имяэтого странного пациента. Он упорно называл себя Оз Кар, при этом постоянно добавлял слово Крууп. Принимая во внимание явные признаки амнезии и весьма возможные дефекты речи, в его карточку записали вероятные имя и фамилию как Оскар Круп. Так на планете Земля появился новый обитатель, ваш покорный слуга, попытки которого вернуться в тот мир, где магия является повседневной реальностью, увенчались успехом через пятьдесят с лишним лет.

   Выслушав подряд две истории, каждая из которых абсолютно не стыковалось со всем тем, что мне довелось изучать в школе, я довольно долго шел молча, стараясь переварить услышанное с наименьшим ущербом для собственного рассудка. Итак, я нахожусь на другой планете, или точнее сказать в другом мире. Причем мир настолько другой, что всевозможная магия здесь судя по всему является вполне обычным делом...К сожалению вероятность того, что я сплю полностью исключалась, поскольку за то время, пока Оскар, или точнее сказать, теперь уже Оз Кар, вел свой рассказ, я успел раз десять себя ущипнуть, причем в разных местах, а кроме того для чистоты эксперимента два раза прикусить губу, и на всякий случай язык. Однако ничего вокруг так и не изменилось, из чего я сделал неутешительный вывод, что несмотря на всю абсурдность происходящего я все-таки бодрствую. При этом вероятность того, что я стал участником съемок какой-то грандиозной передачи, посвященной розыгрышам, я так же исключил, поскольку за время нашего пешего путешествия мы уже миновали несколько гигантских дубов, которые вне всякого сомнения были самыми настоящими, а не киношными декорациями. По этому, несмотря на все эти отчаянные попытки сопротивления со стороны здравого смысла, мне очевидно все-таки придется принять в качестве рабочей версии произошедшего, рассказ Оз Кара, поскольку он хоть как-то объяснял суть всех этих потрясений, которые приключились со мной за последние сутки. Итак, попробую задать несколько вопросов, тем более, что Оз Кар обещал мне на них ответить.

   -Скажи Оскар, то есть я хотел сказать Оз Кар... Кстати, а что собственно говоря значат твое имя и фамилия, если конечно это не просто набор звуков?

   -Все довольно просто, Оз означает приставку к имени, говорящую о благородном происхождении хозяина. Впрочем на сколько мне известно, действует это правило только в том княжестве, в котором я родился. Таким образом имя у меня Кар, что в вольном переводе с древнеаронского, означает защитник. Круп, или точнее сказать "крууп" в переводе означает спасибо. Да, именно спасибо, ведь я от всей души хотел поблагодарить тех людей, которые спасли мне жизнь. А то, что это слово было записано в качестве моей фамилии я узнал значительно позже, когда смог более или менее сносно говорить на немецком. Да и потом, я ничего не имел против такой фамилии.

   -Итак, скажи мне, Оз Кар, правильно ли я понял, что мы сейчас находимся не на Земле, а на этом, твоем Эзарме?

   -Абсолютно верно.

   -Смогу ли я вернуться домой, в смысле на Землю?

   -Такая возможность существует. Во всяком случае теоретически. Но для того, чтобы ответить на твой вопрос более точно, мне нужно провести кое какие исследования на которые уйдет определенное время. Однако в любом случае о том, чтобы отправить тебя на Землю прямо сейчас не может быть и речи.

   -За время своего рассказа ты несколько раз упоминал о возможности путешествия по каким-то порталам, которые чего-то там искривляют. Так зачем же нам плестись пешком, если можно мгновенно переместиться куда-нибудь поближе к цивилизации?

   -Дело в том, что для построения портала необходимо точно представлять то место, в которое нужно направиться. А за время моего вынужденного отсутствия все известные мне места могли претерпеть весьма существенные изменения. Поэтому сейчас воспользоваться порталом я не могу, так же как не может осуществить звонок по телефону в вашем мире человек, если он не знает номера того, кому желает позвонить. Действовать же методом подбора при обращении с порталами очень опасно. К тому же не забывай, я более пятидесяти лет был лишен возможности практиковаться в магии. Разумеется после столь длительного перерыва сразу же браться за серьезное заклинание очень опасно. Кроме того, активизация того портала, при помощи которого мы прибыли сюда, забрала у меня все силы, по этому я как минимум несколько дней буду не в состоянии сотворить ни одного более или менее сложного заклинания.

   -Понятно... Кстати, заранее приношу извинения, если мои вопросы выглядят слишком глупо, просто твой рассказ...

   -Не стоит оправдываться, друг мой, на твоем месте я бы пожалуй еще долго не смог поверить в правдивость моих слов, поскольку в них много э..., скажем так, не состыковок, со всем тем что ты прежде знал об устройстве мира.

   -Кстати, о не состыковках, из твоего рассказа выходит, что в наш мир ты был отправлен когда тебе было как минимум двадцать-двадцать пять лет. В нашем мире ты пробыл больше пятидесяти. Таким образом тебе должно быть как минимум за семьдесят. А выглядишь ты на пятьдесят с хвостиком. Это что, действие твоей магии?

   -А ты наблюдателен, единственное, что я хочу уточнить, так это то, что в ваш мир я попал когда мне было почти тридцать пять. Таким образом мне сейчас под девяносто. А что касается возраста, то даже среди простых людей в нашем мире возраст за сто лет является отнюдь не редкостью, и дело тут не в особой генетической предрасположенности переселенцев. Просто благодаря магии, процесс лечения, в том числе и тех болезней, которые связаны с преклонным возрастом, у нас стоит на гораздо более высоком уровне нежили на Земле. А ваш излюбленный метод лечения, который на земле принято называть "хирургическое вмешательство" или по-простому, разрезанием здоровой плоти, чтобы добраться до больной, у нас не практикуется даже среди диких племен. Да и потом, такое словосочетание, как "лечение болезни" здесь не применяется, поскольку обучение любого лекаря или целителя начинается с постулата о том, что лечить нужно не болезнь, а именно больного. И хотя на Земле врачи так же стараются придерживаться этого принципа, однако при использовании таких варварских способов как химиотерапия, подобное утверждение выглядит весьма сомнительным. Что же касается продолжительности жизни мага, коим кстати является и твой покорный слуга, то здесь понятие возраста вообще довольно условно, поскольку маг, обладающий хотя бы относительно приличным потенциалом, вполне может получить доступ к мощным потокам жизненной энергии, способным весьма значительно продлить отмеренный человеку век. Таким образом даже будучи лишенным внешних источников магической энергии мне удалось несколько замедлить процесс старения собственного организма.

   -Из твоих слов можно сделать вывод о том что местные технологии опережают Земные ну просто невероятным образом! Неужели вы и в самом деле превзошли нас буквально во всем.

   -Я бы так не сказал. Все дело в том, что на Эзарме хотя и действуют фактически те же законы физики, тем не менее ряд отличий от Земли все-таки существует. В частности, процесс горения ряда веществ здесь происходит чуть-чуть медленней чем на Земле. Поэтому многочисленные эксперименты со смесями, которые на твоей родной планете принято называть взрывчатыми, не привели к какому либо результату. Так что огнестрельное оружие здесь не используется вообще. Та же история произошла и с попытками создания двигателей внутреннего сгорания. К тому же, учитывая то обстоятельство, что Народ Людей никогда не смог бы достигнуть таких же высот в создании технических новшеств, каких достигли те же самые Гномы, то Люди сосредоточили свое внимание на развитии магических способностей, демонстративно игнорируя путь технического прогресса. А с большинством бытовых и хозяйственных нужд людей магия справляется пожалуй куда как лучше нежели чудеса технической мысли Землян. Из-за этого в техническом плане Люди на Эзарме можно сказать так же невежественны, как Люди Земли в вопросах применения практической магии. Поэтому в части научно-технического прогресса здесь похвастаться особо нечем, и все имеющиеся технологии в лучшем случае дотягивают до вашего средневековья.

   -А какие вообще Народы кроме Людей, в настоящее время населяют два оставшихся Мира?

   -Ну конечно же Гномы, с которыми Люди из всех остальных Народов ладят лучше всего. Впрочем даже с ними отношения более чем натянутые, однако Люди нуждаются в тех вещах, которые умеют изготовлять только Гномы. В свою очередь Гномы не могут обойтись без продуктов, выращивать которые лучше получается у Людей. Так что оба эти народа просто вынуждены терпеть друг друга. Затем пожалуй следует выделить Эльфов. Их так же как и Гномов осталось не так уж мало, но хотя с Людьми они конфликтуют даже реже Гномов, от каких бы то ни было отношений, в том числе и торговых, демонстративно отказываются. При этом в работе с такими материалами как дерево вряд ли кто-то сможет сравниться с мастерами из Вечного Леса. Поэтому любая эльфийская вещица в руки людей попадает все через тех же ушлых гномов, с которыми эльфы какие-то отношения все же поддерживают, что впрочем не мешает им смотреть свысока и на самих Гномов... В Диких Горах до сих пор осталось несколько племен Орков, которые до войны были самым многочисленным народом, обладавшим к тому-же самой древней, и весьма специфической магией. Тем не менее в настоящее время Орки практически полностью вымерли. К людям они относятся весьма враждебно, но поскольку не вылезают из своих Диких Горах, то и желающих залезть в те непроходимые скалы, в которых и без Орков можно запросто сломать сете шею, не находится. Еще пожалуй стоит упомянуть Троллей. Они всегда враждовали с людьми, и были главной, хотя и далеко не самой многочисленной ударной силой Врага, по этому нет ничего удивительного в том, что их практически всех истребили. Правда иногда откуда-то с гор спускаются одичавшие индивиды, которые пытаются разорять фермы крестьян. Однако насколько мне известно, княжьи и королевские дружины наловчились очень быстро их выслеживать и уничтожать... Я лишь вскользь упомянул о четырех из пяти так сказать "основных" Народах, поскольку о пятом: Людях, ты пожалуй уже имеешь общее представление. Вообще-же, еще до войны с Врагом, эти пять Народов именовались не "основными", а Великими, причем именно так, с большой буквы. Впрочем теперь от их былого величия почти ничего не осталось, причем я имею в виду и людей тоже. Что же касается Малых Народов, то даже на одно перечисление их названий уйдет слишком много времени, поскольку таких наберется не одна сотня. Причем Малыми эти народы называются не по росту, который у некоторых более чем приличный, а по их общему количеству, ибо в некоторых Народах едва наберется и пара десятков душ. Со своей стороны Малые Народы фактически никогда не участвовали в войнах, поэтому и пострадали от них меньше всего. Впрочем это не значит, что все они являются безобидными созданиями. Некоторые из них, такие например как вампиры, не причиняют особых хлопот только из-за своей малочисленности.

   -Скажи, а как звали того Врага, о котором ты уже несколько раз упомянул?

   -Видишь ли, так уж повелось, что упоминание истинного имени Врага является очень плохой приметой. И хотя он мертв, но тем не менее наложенное им проклятие действует до сих пор, и как считают некоторые маги-теоретики, оно вполне может потянуться и к тому, кто произнесет Истинное Имя того, кто его наложил. Так что упоминать Истинное Имя Врага вслух крайне не рекомендуется. Я думаю, что и ты не будешь возражать против того, что мы не нарушим сложившуюся традицию, а потому будем именовать его так как принято: Неназываемым. Более подробную информацию обо всем этом ты сможешь почерпнуть из книг, которые с твоими способностями к языкам, скоро сможешь вполне свободно читать. Да, кстати, на первом же привале как раз языками мы с тобой и займемся, а то иначе мне придется везде представлять тебя как глухонемого, что согласись, не очень-то удобно.

   -Ничего не имею против того чтобы заняться языками хоть сейчас, однако ты прав, на привале учить языки гораздо сподручней. А потому поясни-ка мне пока лучше вот что: вот ты постоянно упоминаешь такое понятие, как "Магия". Я безусловно понимаю, что за пять минут ты вряд ли сможешь более или менее подробно о ней рассказать. Но постарайся объяснить хотя бы в общих чертах что же этот такое на самом деле. А то ведь в вопросах волшебства у нас на Земле сильны только дети.

   -Все дело в том, что ты ставишь знак равенства между Магией и волшебством. Это значит, что для тебя нет никакой разницы между волшебником и магом. А тем не менее между этими понятиями существует колоссальная разница.

   -Какая?

   -Маг, это представитель одного из Народов, неважно человек это, гном или эльф, который может оказывать определенное воздействие на потоки энергии, являющиеся своего рода пищей для любого заклинания. При этом чем выше потенциал мага, тем более существенное воздействие на энергетические потоки он может оказывать. Волшебство же по своей сути является чем-то непонятным и зачастую вымышленным. Согласись, что в каком ни будь шестнадцатом веке полет на дельтаплане был бы однозначно истолкован как волшебство, а значит воспринимался бы не менее "волшебно" чем полет на метле, в то время как сейчас дельтапланеризм на Земле является ни чем иным, как развлечением, в котором никто не видит ничего волшебного. При этом полет на метле остается по-прежнему невозможным, и как следствие, чем-то волшебным. Здесь же любой маг, который освоил основы левитации сможет осуществить полет на метле, ковре-самолете, а в случае необходимости вообще без каких бы то ни было подручных средств. В то же время полет на дельтаплане без помощи магии будет воспринят как волшебство, и вызовет настоящий переполох.

   -По моему я понял...

   -Ну и отлично, а теперь постараюсь объяснит, что же все-таки из себя представляет магия. Сделать это за несколько минут и в самом деле очень сложно поскольку ты и впрямь не имеешь о ней какого либо представления. Тем не менее основные ее постулаты объяснить тебе все-таки следует. Так вот, в нашей магии, как впрочем и в вашей физике, чудес не бывает. По этому, ни один маг не может осуществить никакого магического воздействия, не затратив определенного количества энергии. Причем для осуществления более или менее серьезных магических действий необходимо использовать строго определенный вид энергии. И чем выше уровень используемой магии, тем выше требования к, скажем так, качеству магического потока и его интенсивности. Современной науке известно более двадцати основных видов магической энергии. Но в практической магии используется только двенадцать. Причем из-за взаимоисключающих характеристик большинства таких потоков, практикующему магу удается овладеть как правило не более, чем двумя-тремя из них, и то, схожими по своим изначальным свойствам. Однако в любом случае создавая заклинание нельзя "касаться" сразу нескольких видов энергии, а значит магу приходится отдавать предпочтение какому ни будь одному, как правило лучше всего изученному потоку. Правда и тут есть один нюанс. Объединившись в так называемый магический круг, опытные маги способны не только увеличить силу энергетического потока, но и используя каждый свой вид магической энергии создавать поистине уникальные заклинания. Но при этом, в случае ошибки хотя-бы одного из них, или же враждебного воздействия со стороны других магов, вполне возможна гибели всех тех, кто в это время был объединен в магический круг. По этому, дабы защитить тех, кто творит столь сложные заклинания, весьма желательно создать внешний круг, который еще называют Большим. В него можно включать гораздо менее искусных магов чем те, которые образуют внутренний, или Малый круг. Маги внешнего круга осуществляют лишь защиту своих собратьев из внутреннего, создавая не очень изощренные, но тем не менее весьма эффективные, а главное мощные заклинания, стабилизирующие все то, что пытаются сотворить их более опытные товарищи. При этом чем больше магов входит во внешний круг, тем безопасней работать тем, кто находится внутри.

   В свою очередь сами энергетические потоки разделяются по уровням. Потоки высшего уровня это потоки Порядка и Хаоса, или как их еще называют - изначальные потоки. Они обладают взаимоисключающими характеристиками и при этом просто невероятной мощью. Все последующие виды энергетических потоков являются производными от изначальных, а потому обладают значительно меньшим потенциалом. Проблема заключается в том, что практически ни кто из ныне живущих магов не в состоянии овладеть искусством работы с одним из видов изначальной энергии, поэтому им приходится довольствуется способностью влиять на производные виды магической энергии второго уровня, или как их еще называют - основные энергетические потоки. Причем как я уже говорил, для практической работы пригодны только двенадцать из них. Второй уровень энергии в свою очередь подразделяется на большое количество потоков третьего уровня, овладеть которыми еще легче, но и годятся они для выполнения лишь строго определенных действий, при этом сила таких потоков не велика, из-за чего они могут использоваться только в быту, чтобы к примеру разжечь огонь в камине, быстрее высушить одежду, или помочь тесту подняться. Именно поэтому тот, кто смог овладеть магическим потоком третьего уровня еще не может претендовать на то, чтобы именоваться магом.

   Что же касается самих магов, то как и творимые ими заклинания они имеют деление на уровни. Чем выше максимальный уровень творимых заклинаний, тем естественно выше уровень и самого мага, при этом самым высоким естественно является первый уровень, что соответствует званию Архимага, ну а самым низшим - шестой. Правда существуют так называемые вне уровневые заклинания. Однако сотворить такое заклинание способны далеко не все Архимаги, причем принципы создания подобных магических формул держатся в строжайшем секрете.

   Сразу предвосхищу твой следующий вопрос и скажу, что у сопровождающего тебя мага официально был третий уровень, хотя я все же и сотворил базовое заклинание второго уровня, но как я уже говорил, не успел пройти посвящение в Магистры малого круга, а раз так, то и не получил официального подтверждения присвоения мне звания мастера второго уровня. Так что дабы не прослыть самозванцем я пока удовлетворюсь и третьим уровнем, который к тому же не так уж плох, а потому в любом случае не позволит нам с тобой остаться без куска хлеба.

   -Скажи, а я тоже смогу творить какие ни будь заклинания?

   -Что касается возможности овладеть энергией третьего уровня, то в этом я практически не сомневаюсь, тем более, что ты уже смог, по крайней мере один раз, прибегнуть к магии, воспользовавшись порталом. Ну а насчет того, чтобы достичь чего ни будь более серьезного, то это можно будет узнать только на практике. Причем давай сразу договоримся о том, что практиковаться ты будешь только когда я восстановлю собственные силы и смогу тебя подстраховывать. А то ведь одному Богу известно, чего ты там можешь наколдовать.

   -Если нужно подождать, то пожалуйста. Я готов ждать столько, сколько потребуется. Да, кстати о Боге, а в вашем "магическом" мире тоже существует религия, и если здесь верят, то в какого?

   -Что касается людей, то в большинстве государств существует единая вера, согласно которой идет извечная борьба сил порядка и хаоса, представляющая собой единый бушующий океан, способный поглотить весь род людской в любой момент. И не произошло это прискорбное событие до сих пор лишь потому, что Создатель, вдохнувший в свое время жизнь в Народ Людей, наделил их способностью к магии, защитив его таким образом от первородных сил хаоса. По этому магия Создателя, то есть доступная Людям магия Порядка, по своей сути является лодкой на которой весь наш род плывет по этим самым бушующим волнам. Ну а в дальнейшем, когда иные Народы, продавшиеся Врагу, решили погубить многострадальный Народ Людей, магия Создателя вновь пришла людям на помощь, и помогла одержать верх в этой неравной схватке. Что же касается магии Хаоса, то она является богомерзкой, поскольку использовалась Неназываемым в битве с самим Создателем.

   Сам понимаешь, что это наиболее краткая версия основной религии народа Людей. Добавлю только, что помимо основных постулатов, существует весьма размытый перечень наиболее опасных прегрешений, которые могут трактоваться как ересь. В остальном же, что не подпадает под понятие ереси, здешняя вера в Создателя не содержит особо серьезных запретов и ограничений, и требует лишь неукоснительного соблюдения так называемого Основного Свода Законов.

   -Выглядит вполне лояльно.

   -Так-то оно так, да только проблема заключается в том, что как раз Свод Законов и предусматривает весьма суровое наказания за ту самую ересь, толкование которой отдано на милость высших иерархов церкви. Что же касается самого наказания, то речь идет даже не о смертной казни, а о полном понижении в правах и передаче провинившегося в Храмовые Послушники, которые по сути являются бесправными рабами. Этих несчастных как правило используют в качестве подопытных мышей во время всевозможных магических экспериментов.

   -Безрадостная перспектива.

   -Которая не сулит ничего иного, кроме долгой и мучительной смерти... Впрочем мы немного отвлеклись от темы. Вернемся к вопросу о местной религии, так вот, за соблюдением религиозных ритуалов следят Храмовые Маги, у которых своя иерархия, единая во всех государствах, исповедующих веру в Создателя, и которые фактически не подчиняются светской власти в лице местных правителей. При этом светская власть вынуждена безропотно мириться с подобным положением вещей поскольку Храмовые Маги обладают большой силой, причем не только магической. Эти маги содержат целую армию Рыцарей Храма, которые в свою очередь являются самым боеспособным рыцарским орденом, обладающим правом беспрепятственного проезда по всем землям, на которых официально исповедуется вера в Создателя...

   Пожалуй этого тебе пока хватит, в качестве так сказать, общей информации, однако при первой возможности мы обязательно вернемся к этому вопросу, и уж тогда ты досконально изучишь все то что имеет к нему отношение, поскольку в противном случае будешь иметь все шансы влипнуть в какое-нибудь дело связанное с ересью, выбраться из которого живым практически невозможно.

   Некоторое время мы опять шли молча, пока я не вспомнил об еще одном вопросе, ответ на который мне хотелось получить с того момента, как я открыл глаза после телепортации. По этому я выкинул из головы всех Храмовых Магов, вместе с их рыцарями и вновь обратился к Оз Кару:

   -Еще один вопрос. Помнишь я тебе рассказывал о том, как добрался сюда? Так вот, расскажи мне поподробней о тех глазах, которые смотрели на меня во время телепортации.

   -Пожалуй о тех глазах я знаю не намного больше тебя, поскольку мне никогда прежде не доводилось слышать о том способе, которым ты смог сюда добраться.

   -Что ты хочешь этим сказать?

   -Путешествие при помощи портала, соединяющего обитаемые миры, осуществляется совсем не так, как это описал мне ты, дорогой Алекс. Более того, в свое время я довольно неплохо изучал вопросы, связанные с телепортацией. Разумеется я не забыл проштудировать и всевозможные нестандартные ситуации, возникавшие когда либо во время использования порталов. Так вот, ни одно описание даже близко не подходит под твой случай. Все дело в том, что суть телепортации заключается в создании энергетического сгустка магии порядка, который пронизывает хаос, окружающий пространство между мирами. При взаимодействии магий порядка и хаоса всегда образуется яркое свечение защитного поля, имеющее желтый, белый или синий цвета, меняющийся в зависимости от того, какой вид магии порядка используется. Из твоих же слов следует, что при перемещении ты вообще не использовал какой либо сгусток магии порядка, что само по себе невозможно. По этому я больше склонен предположить, что глаза, с которыми ты "общался" являлись плодом твоего воображения, которое разыгралось из-за полуобморочного состояния, в котором ты все это время находился. Безусловно я могу в чем-то и ошибаться, однако в любом случае такой телепортации как та, которую ты описал, не могло быть даже теоретически.

   Я не стал спорить с гораздо более искушенным в подобных вещах человеком, тем не менее остался при своем мнении относительно обстоятельств того путешествия,тем более, что спутать окружавший меня мрак со "сгустком света" я безусловно не смог. Да и кружившиеся вокруг меня глаза были слишком реалистичными, что бы их можно было списать на плод разыгравшегося воображения.

   От размышлений о проблемах вселенского масштаба меня отвлекло ставшее за последнее время весьма настойчивым урчание собственного желудка. Было очевидно, что отбросив все правила хорошего тона он начал всеми доступными способами напоминать о необходимости подкрепиться, причем в самое ближайшее время. Разумеется мне было как-то не ловко просить своего спутника сделать привал, тем более, что я не ощущал особой усталости, однако мой желудок вел себя таким образом, будто не принимал пищи уже по крайней мере пару дней. Ну а поскольку ни у кого из нас не было рюкзаков, то в любом случае максимум, на что можно было рассчитывать, так это на пару галет, случайно завалившихся в какой-нибудь карман. Впрочем я прекрасно понимал что подобная трапеза способна лишь еще больше разжечь аппетит. Оставалось только надеяться на то, что мы сможем раздобыть чего ни будь съестного до вечера, поскольку голодный желудок недвусмысленно намекал на то, что не даст так просто заснуть если я только попытаюсь оставить его голодным. По этому, когда Оз Кар неожиданно заявил, что пришло время подкрепиться, а заодно и отдохнуть, я заметно повеселел, в то время как мой желудок откликнулся громким одобрительным урчанием. Мне стало очень неловко за столь постыдное поведение собственного организма, и похоже мое смущение не осталось незамеченным, поскольку Оз Кар ободряюще улыбнувшись пояснил:

   -Не стоит стыдиться того, что тебе, мой друг, с трудом удается бороться с невероятно сильным чувством голода. Это вполне нормальное состояние, поскольку самостоятельное путешествие при помощи портала, соединяющего миры, приводит к весьма интенсивному расходованию внутренней энергии. А все дело в том, что портал буквально высасывает внутренние силы человека подобно тому, как холодная вода отбирает тепло у находящегося в ней пловца. В данном же случае мы с тобой осуществили путешествие по так называемому "дикому" порталу, который требует расхода внутренней энергии еще более расточительным образом. Кстати, именно из-за колоссальной энергозатратностинаходится очень не много желающих пользоваться такими порталами, ибо чрезмерная потеря внутренней энергии может привести к самым плачевным последствиям. Что же касается твоего организма, то он попытался компенсировать понесенные энергозатраты путем ускорения обмена веществ. По этому, чувство голода это самая естественная, да и пожалуй самая минимальная плата, которая взимается с каждого, кто рискнул воспользовался подобным способом перемещения.

   -Так может быть в таком случае нам следовало поискать чего-нибудь съестного еще утром? -Робко поинтересовался я у мага.

   -Как показывает опыт, возникающее при использовании портала чувство голода весьма не желательно удовлетворять сразу же, поскольку употребленная пища может попросту, скажем так, не пойти впрок. Последнее утверждение Оз Кара тут же вызвало гневный протест со стороны моего желудка, у которого очевидно имелось свое мнение относительно того, что может пойти ему впрок, а что нет.

   Тем временем закончив свои объяснения, Оз Кар велел мне стоять на месте, в то время как сам повернулся лицом в стороны ближайшего дерева - исполина, и разведя руки в стороны, пошел уверенным шагом в его сторону. Осуществляя этот довольно странный ритуал профессор, или теперь уж точнее сказать маг, принялся довольно громко произносить одну и ту же фразу на неизвестном мне языке. Немного поразмыслив я тут же вполне резонно предположил, что эта фраза как раз и является заклинанием, при помощи которого он намеревается сотворить для нас какую ни будь пищу.

   Не доходя до ствола гигантского дерева метров двадцать, Оз Кар остановился, и не опуская рук трижды повторил все ту же фразу. Простояв неподвижно пару минут, маг отвесил почтительный поклон в сторону все того-же дерева, после чего опустился на четвереньки. Приглядевшись повнимательнее я понял, что столь внезапно прекративший колдовать маг теперь попросту пытается что-то выкопать из земли. Провозившись в такой, как на мой взгляд, не очень то приличной для мага позе несколько минут, Оз Кар принялся рассовывать по карманам своего балахона какие то клубни, внешне напоминавшие крупную картошку. Набив этими клубнями полные карманы он поднялся, отряхнул подол своего балахона, после чего опять повернулся к дереву, и вновь низко поклонившись, молча побрел ко мне.

   Если это и есть колдовство, подумал я, то честно говоря не впечатляет. Впрочем в данном случае важен результат, а не то, каким образом он достигнут. Тем временем вернулся немного запыхавшийся Оз Кар. С явным удовольствием он сел прямо на траву рядом со мной, и молча протянул мне несколько раздобытых им клубней неизвестного мне растения. Взяв протянутые мне клубни я последовал его примеру, и усевшись "по-турецки" принялся их чистить. Под довольно крепкой кожицей оказалась очень нежная, желтоватая мякоть, по вкусу напоминавшая пресный хлеб. При этом елась она довольно легко, и можно даже сказать с аппетитом. Впрочем это скорей всего стоило отнести не столько к особенностям клубней, сколько желанию моего желудка получить хоть что ни будь, напоминавшее еду.

   Когда с клубнями было покончено, а чувство голода улеглось, я все-таки решил выяснить у Оз Кара, имела ли магия хоть какое-то отношение к созданию этой "картошки".

   Улыбнувшись маг пояснил:

   -В появлении этих клубней нет ничего магического. А все те манипуляции, что я осуществил, были всего лишь ритуальным приветствием Друидов, являющихся полноправными хозяевами этих мест еще с незапамятных времен. Кстати, та степь, по которой мы сейчас идем так и называются - Друидова Пустошь. Я к сожалению не помню названия этих клубней, однако кроме них нам вряд ли удастся раздобыть еще хоть чего ни будь съестного в этих заповедных местах. Впрочем, как по мне, у них вполне приемлемый вкус.

   Выслушав пояснения мага я довольно потянулся, после чего встал на ноги и сделав несколько шагов в сторону ближайшего дерева произнес:

   -Странно, но за все наше путешествие я не видел ни одного друида, они что же все повымерли как динозавры, или быть может живут прямо на ветках этих огромных деревьев?

   Возможно я хотел еще что-то добавить, но увидав как неожиданно побледнел маг, тут же замолчал, и начал оглядываться по сторонам в поисках возможной опасности. И тут ближайшее ко мне дерево громко затрещало. Затем оно сильно накренилось в мою сторону, как будто его попытался вывернуть из земли ураган невероятной силы, при этом земля у самых корней дерева-гиганта буквально начали кипеть, после чего оно как бы нехотя сдвинулось с места, но затем, очень быстро набрав вполне приличную скорость, за пару секунд преодолело разделявшее нас расстояние, и резко остановившись всего лишь в шаге от меня, окатило волной горячего песка. При этом из его кроны обрушился настоящий поток всевозможного мусора, почти мгновенно засыпавшего меня до самого пояса.

   Несколько минут я простоял абсолютно неподвижно, приходя в себя после пережитого шока, ведь не каждый же день на тебя бросается дерево-исполин, да еще со скоростью курьерского поезда. Немного собравшись с мыслями я не без труда выбрался из кучи мусора, после чего постарался как можно внимательней рассмотреть атаковавшее меня дерево, или точнее сказать не дерево, а как я теперь уже понял - Друида. Крона, или то, что у обычного дерева называется кроной, у Друида находилось очень высоко, и выглядело на таком расстоянии как самые настоящие ветки с довольно густой листвой. Но ствол, или наверное точнее сказать туловище, находилось буквально передо мной, по этому я смог убедиться в том, что покрывала его не кора, а очень грубая, но довольно гладкая кожа с множеством наростов, которая к тому-же периодически нервно подрагивала. У меня возникло большое желание сделать шаг вперед и дотронуться до этого удивительного исполина, однако здравый смысл на этот раз все-таки взял верх, и я отказался от этой затеи.

   Поскольку Друид больше не проявлял по отношению ко мне какой либо враждебности я пришел к выводу о том, что он судя по всему посчитал данный инцидент исчерпанным. На всякий случай выждав еще немного времени я очень медленно развернулся и пошел к Оз Кару, который к этому времени так же как и я начал понемногу приходить в себя. Подойдя к магу, я зловещим шепотом поинтересовался у него почему он не предупредил меня заранее, ведь на Земле согласно книжек по истории, друиды выглядели мягко говоря несколько иначе. На мой вполне справедливый упрек Оз Кар пожал плечами, и так же шепотом ответил, что на Эзарме о Друидах знает каждый ребенок, а потому он как то совсем упустил из вида тот факт, что я о них совсем ничего не знаю. А уж о том, что меня угораздит назвать друида деревом, и тем самым нанести ему страшное оскорбление, магу вообще не приходило в голову. Просверлив профессора злым взглядом, и пробубнив, что мне все время приходится за него отдуваться, я вновь повернулся лицом к Друиду, и расставив руки в стороны, как это делал несколько минут назад Оз Кар, медленно побрел к исполину, которого только что сам того не желая умудрился очень сильно обидеть. Услышав за спиной сдавленный возглас мага, я в душе злорадно улыбнулся, представив то как он сейчас волнуется, теряясь в догадках относительно моих дальнейших действий. Ничего, подумал я, в следующий раз будет знать, как забывать сообщать мне о таких вот "мелочах". Подойдя к Друиду метров на десять, я громко и четко произнес что приношу свои извинения за то, что по незнанию оскорбил его, и подумав еще немного, поблагодарил за те клубни, которыми он позволил нам утолить голод. Простояв еще немного, и не дождавшись от Друида какой либо ответной реакции я пришел к выводу о том, что мои извинения приняты, поскольку уже имел представление о том, как Друид выражает свое несогласие или возмущение.

   Вернувшись к Оз Кару, который смотрел на меня с нескрываемым удивлением, я сообщил ему, что полагаю инцидент с Друидом улаженным. Впрочем, на мой взгляд, было бы не очень разумно и дальше испытывать на прочность гостеприимство хозяев этой долины, а посему предложил как можно быстрей продолжить наш путь. По правде говоря мне сейчас хотелось как можно быстрее уйти не столько от этого Друида, сколько от кучи мусора, из которой я выбрался всего несколько минут назад, и которая вызывала у меня не самые приятные воспоминания. Полагаю Оз Кар так же не испытывал особого желания затягивать пребывание на территории Друидовой Пустоши, а потому не мешкая мы вновь побрели в сторону гор, не забывая при этом периодически бросать опасливые взгляды на моего недавнего "собеседника".

   Стоило нам отойти от Друида на довольно приличное расстояние, как маг задал явно вертевшийся у него на языке вопрос:

   -Может быть ты все-таки объяснишь мне то, как догадался что Друид тебя поймет? Ведь ты обратился к нему ни как положено в подобных случаях, на древнеэллейском, а на немецком, что на мой взгляд далеко не одно и тоже.

   По правде говоря я ожидал услышать этот вопрос. По этому сразу же пояснил:

   -Безусловно я не знал о том, что к Друиду нужно обращаться на каком то там древнеэллейском. Однако все это время мы с тобой продолжаем общаться на немецком, который из всех языков Земли для тебя так сказать самый родной. Именно на немецком я и назвал того друида дер... -Осекшись я покосился в сторону ближайшего Друида. И хотя нас разделяло приличное расстояние не рискнул повторно называть Друида деревом, а потому весьма выразительно посмотрев на Оз Кара продолжил: -Так вот, я вполне логично предположил, что и извинения, принесенные на все том же немецком, Друиднаверняка должен понять.

   -Действительно логично. Остается только узнать то, откуда Друидам известен немецкий язык. -Задумчиво произнес маг.

   -А чего тут гадать? Пойди и спроси у него. -Беззаботно предложил я.

   -Вот уж спасибо! Самоубийство, да еще столь ужасным образом не входит в мои ближайшие планы. -Заверил меня маг.

   -Ну как знаешь. Кстати, раз уж речь зашла о планах на ближайшее будущее, то может быть ты мне объяснишь, в чем они заключаются, и куда собственно говоря мы идем?

   -Вообще то, ответил маг, все мои планы будут на прямую зависит от того, какая обстановка сложилась в Академии, ведь прежний Ректор наверняка уже давно находится в лучшем мире, и если его должность занял кто-то из моих врагов, то туда мне лучше не соваться. Более того, я думаю, что мне пока вообще не стоит афишировать свое возвращение. По этому, пока что я намерен как можно быстрее разузнать обо всем, что произошло в этом мире за время моего отсутствия, а уж потом строить какие бы то ни было планы на будущее. Как видишь все довольно просто. А что касается того, куда мы идем, то и тут мои планы не отличаются особой амбициозностью. Я лишь примерно представляю себе наше местонахождение, поскольку никогда прежде не бывал в Друидовой Пустоши. По этому мы движемся к Драконьему Хребту, который разумеется так-же тяжело не узнать, ибо других столь величественных гор как эти нигде по близости от Пустоши больше нет.

   -Ну а когда мы до того Хребта все-таки доберемся? -Тут же поинтересовался я у мага.

   -У самого подножья Драконьего Хребта, если я разумеется ничего не путаю, течет полноводная река, являющаяся к тому-же естественной границей Пустоши. А сразу за рекой начинаются приграничные земли Великой Империи Элгано. Так вот, на этой реке должно быть весьма оживленное судоходство, поскольку она является самым быстрым, а главное надежный способ доставки товаров на побережье, причем как для самой империи, так и для нескольких соседних княжеств. Я правда пока не могу точно сказать как мы собственно говоря попадем на корабль, но тут я больше полагаюсь на импровизацию. Так что, как говорится, расслабься, и получай удовольствие от пешей прогулки. Впрочем, если у тебя есть какие либо иные предложения, то я готов их выслушать.

   Не могу сказать, что меня полностью удовлетворил полученный ответ, поскольку весь план Оз Кара фактически сводился к одной лишь импровизации. Но ничего более разумного я сам придумать не мог. По этому пожав плечами был вынужден согласиться с предложенным магом планом.

   Тем не менее на душе у меня почему-то было очень тревожно, и чтобы хоть как-то отвлечься я решил задать магу еще один вопрос:

   -Скажи Оз Кар, а что ты там говорил о лучшем мире, в котором якобы уже прибывает старый ректор. У вас тут что, тоже верят в существование души, и ее переселение в лучший мир после смерти, или-же это всего лишь выражение, которое "прилипло" к тебе на Земле?

   -Извини, что я отвечаю вопросом на вопрос, но что значит "тоже верят"?

   -Ну ведь вера в существование души это один из постулатов идеалистов, который кстати не нашел до сих пор какого либо материального подтверждения. Вот и получается, что в существование души, как собственно говоря и самого бога, можно только верить.

   -Возможно на Земле в существование души действительно можно только верить, но в нашем мире ее существование является научно доказанным фактом. Другое дело, что у большинства разумных существ души так сказать очень слабые, а потому фактически сразу же после смерти тела, очень быстро растворяются в окружающем нас первородном Хаосе.

   -Что это значит?

   -Для того чтобы дух пережил свою телесную оболочку, необходимо чтобы в нем были развиты три равновеликие составляющие: это воля, а также нравственная и так называемая эмоциональная составляющие. Проблема заключается в том, что равновеликими они оказываются далеко не всегда.

   -А что такое нравственная составляющая?

   -Видишь ли, у каждого разумного существа должны быть определенные моральные принципы, в соответствии с которыми оно и строит свою дальнейшую жизнь.

   -Это что-то типа христианских заповедей на Земле?

   -Не только христианских, ведь если задуматься, то моральные принципы большинства религий очень схожи.

   -При этом адепты этих религий до хрипоты спорят о том, какая из них является истинной. -Не без сарказма заметил Алекс.

   -В этом как раз и проявляется человеческая слабость. Ведь гораздо проще заявить о собственной монополии на принадлежность к истинному учению, нежели задуматься о том, почему для того же Иисуса грешник из собственной паствы должен быть милей и ближе нежели глубоко порядочный человек, вся вина которого сводится лишь к тому, что он родился в другом конце света, и потому с малолетства был приобщен к иному религиозному течению?

   -А как-же быть с атеистами на нашей старушке - Земле? Они ведь не верят вообще ни в какого бога. -Поинтересовался Алекс у Оз Кара.

   -Практически все современные государства впитали в свои социальные устои моральные принципы, изложенные во все тех-же религиозных учениях, по этому законопослушный гражданин современного общества вполне может обладать весьма высокой моральной составляющей даже в том случае если является убежденным атеистом в седьмом поколении.

   -Вот уж не знаю, остаться человеком, сохранившим эту самую моральную составляющую в современных городах, этих каменных джунглях...

   -Каменными джунглями их делают те, кто подобным образом пытается оправдать собственное малодушие, поскольку не думаю что несколько столетий назад среднестатистическому Землянину жилось сытней и лучше нежели теперь.

   -Ладно, убедил! Так что же все-таки происходит в том случае если эта самая моральная составляющая оказывается не очень-то прочной?

   -В этом случае после физической смерти тела дух сохраняет свою видимую целостность, однако Хаос очень быстро растворяет оказавшуюся слишком слабой нравственную память. Такой дух становится практически вечным, но не переходит на следующий уровень существования, а вместо этого "застревает" в нашем мире, и тогда мы получаем так называемый эффект блуждающего фантома, или попросту говоря - приведение. Такой фантом тяготит пребывание в нашем мире, но из-за отсутствия нравственной составляющей он не может его покинуть, и в результате вынужден бесцельно скитаться, ежеминутно испытывая сильнейшие страдания, как впрочем и всякое другое инородное существо, находящееся в не предназначенном для него мире. Поэтому некоторые маги занялись развоплощением таких духов, считая что таким образом они проявляют гуманность и милосердие. Другие же маги настаивают на официальном приравнивании развоплощения к одной из форм умышленного убийства. Разумеется официальные власти в подобные дискуссии стараются не вмешиваются, оставив этот весьма щекотливый вопрос на откуп теоретикам. Лично мне обсуждение данной проблемы очень напоминает попытки людей Земли определиться с тем, что же все-таки собой представляет эвтаназия, убийство, или же акт гуманизма по отношению к безнадежно больному человеку...

   А вот что касается большинства людей, которые живут так сказать тихо, не совершая каких либо поступков вообще, ограничивая свое земное существование созерцанием мира и поглощением продуктов, то даже при наличии очень мощных нравственных устоев отсутствие воли или эмоциональной составляющей, делают души этих людей легкой поживой для все того-же вездесущего Хаоса, который растворяет их целиком буквально сразу же после смерти бренного тела. Правда в этом случае душа погибает без каких либо видимых мучений...

   -Теперь мне стало понятно, откуда пошли многочисленные повествования об адских страданиях, которые испытывают души грешников. Выходит отсутствие нравственных устоев хотя и сводит к минимуму душевные терзания при жизни, зато обрекает на вечные страдания в дальнейшем. Если же в пустую тратить всю свою жизнь, то после смерти твоя душа, или точней сказать, душонка, тихо и без мучений превратится в астральное удобрение для старого доброго Хаоса. Да, пожалуй тут и в самом деле есть о чем задуматься.

   -Если оставить в стороне твои столь фривольные интерпретации, то суть ты в общем-то уловил правильно.

   -Раз уж мы заговорили о таких любопытных вещах как призраки, то скажи, а зомби тут у вас тут тоже имеются?

   -Все зависит от того, что ты вкладываешь в это понятие. В принципе зомби существуют и на Земле. Посуди сам: практически любой хороший гипнотизер при желании может заблокировать у легко внушаемого человека работу тех участков мозга, которые отвечают за самосознание человека. После этого человек превращается в самого настоящего зомби, готового выполнить любой приказ своего хозяина, при этом внешне такой человек может и не отличаться от обычного. Впрочем на сколько мне известно, самое жестокое зомбирование на Земле осуществляется при помощи так называемого обрядов Вуду, когда соответствующие участки головного мозга несчастной жертвы не только блокируются, но и умерщвляются. После этого возвратить человека к прежней жизни практически невозможно. Разумеется на Эзарме искусство зомбирования достигло гораздо более высокого уровня, и это не смотря на то, что так же как и на Земле строжайшим образом запрещено практически повсеместно. Что же касается зомбирования, подразумевающего "оживление" мертвецов, то подобное возможно только при помощи некромантии. Ни о каком реальном оживлении речь безусловно не идет и в этом случае, поскольку вернуть к жизни мертвую плоть не может никакая магия. Впрочем некроманты и не пытаются сотворить чудо, ограничиваясь заклинаниями, призывающими различных существ из нижних миров: так называемых демонов низшего уровня. Для них пребывание вне своего мира губительно, однако вселяясь в мертвое тело, "подаренное" некромантом, они оказываются словно в защитном саркофаге, а потому способны довольно длительное время существовать и в нашем мире. Правда при этом происходит ускоренный процесс разложения мертвой плоти, а значит если дополнительно не наложить хотя бы простенькое заклятие, замедляющее процесс гниения мертвяка, то созданный монстр начнет распадется на куски всего через несколько часов. Впрочем и этого времени зачастую оказывается достаточно для того, чтобы зомби исполнил черный замысел своего создателя-некроманта. Ведь сам понимаешь, убить то, что уже и так мертво невозможно, а изгнать демона, занявшего мертвое тело, не так-то просто. Поэтому мертвяки, которые по своей классификации так же относятся к зомби, вполне могут натворить больших бед, особенно в какой-нибудь глухой деревушке. Правда из-за своей медлительности они не представляют реальной опасности в одиночку. Но если их десятки, или даже сотни, тогда они способны стать серьезной угрозой даже для города, поскольку бывали случаи, когда при виде приближавшихся мертвяков в оцепенение впадали целые отряды опытных воинов, а что уж говорить о том ужасающем эффекте который зомби оказывают на мирных жителей.

   -Не веселая тут у вас получается ситуация с мертвяками. А кстати об упомянутых тобой опытных воинах, чем и как у вас тут вообще воюют? Ведь как я понял, до полного мира и благоденствия на территории Эзарма еще очень далеко.

   -Что касается мира, то тут ты к сожалению прав. Везде где только существуют люди непременно происходят войны... К сожалению, а может быть и к счастью, я не являюсь специалистом в том разделе знаний, который посвящен достижению совершенства в умерщвлении себеподобных, и который принято высокопарно именовать военным искусством. Однако в самых общих чертах я все же смогу обрисовать тебе примерную картину. Так вот, насколько мне известно, боевое снаряжение здешних воинов сводится к разнообразным видам холодного оружия, а так же всевозможным разновидностям доспехов, очень схожими с теми, которые использовались на Земле в так называемые средние века. Основное отличие местных доспехов и оружия от Земных заключается в том, что они могут иметь, скажем так, дополнительные свойства, возникающие благодаря применению всевозможных магических заклинаний. Тебе это может показаться невероятным, но при наложении соответствующего заклинания хрупкая на вид рапира может как масло пронзить стальные доспехи, а панцирь, изготовленный из грубой кожи вполне способен защитить от удара двуручным мечем. Что же касается военной тактики, то это для меня вообще "темный лес". Так что на тему о "правильных" способах смертоубийства тебе лучше переговорить с кем-нибудь другим. И вообще, нам пора искать место для ночлега, поскольку скоро стемнеет, а копать в темноте Друидовы Клубни мне бы очень не хотелось. Кроме того, я думаю будет совсем не лишним огородить наш лагерь какими ни будь защитными заклинаниями. Не думаю, что на территории Друидовой Пустоши нам и впрямь что-то угрожает, однако совсем уж расслабляться не стоит даже здесь.

   *******************************************************************

   Ритуал приветствования повторился у очередного дерева, то есть я хотел сказать Друида. Просто все никак не привыкну к тому, что дерево на самом деле может оказаться совсем даже не деревом, а..., одним словом Друидом. Так вот, после того, как мы перекусили очередной порцией клубней, Оз Кар вновь подошел к ближайшему Друиду и начал его о чем то просить, очевидно пытаясь согласовать условия нашего ночлега. Убедившись в отсутствии с его стороны каких либо возражений Оз Кар вернулся в наш импровизированный лагерь. Попросив меня не шуметь он внимательно осмотрелся по сторонам, а затем медленно побрел по периметру нашего лагеря, не забывая при этом что-то бубнить себе под нос. Нарезав таким образом несколько кругов он в конце концов вышел к центру выбранной нами площадки, и разведя руки в стороны, точно так же как при приветствовании Друидов неподвижно замер, не произнося при этом вслух ни единого слова. Теперь маг и сам напоминал Друида, правда учитывая размеры последних, выглядел на их фоне немного забавно. Простояв секунд тридцать, он медленно опустил руки и немного охрипшим голосом сообщил, что защитное заклинание начало действовать должным образом, и ни одно из здешних существ, которое может представлять для нас хоть какую-то угрозу, не сможет пробраться в пределы охраняемой территории. Если же проникновение все-таки произойдет, то Оз Кар должен будет это незамедлительно почувствовать. Единственное что мне со слов мага следовало помнить, так это то, что я также не должен покидать пределы охраняемой территории, так как это неминуемо приведет к разрушению охранного заклинания. Ну а поскольку я и не собирался шляться ночью по степи, да еще в окружении обидчивых Друидов, то подобное ограничение не вызвало с моей стороны каких либо возражений. Единственное что меня по прежнему интересовало, так это то, о каких "здешних существах, которые могут представлять для нас угрозу" идет речь, и что мне собственно говоря делать если подобный "прорыв" все-таки произойдет. Похоже мой вопрос ничуть не удивил мага, поскольку он тут же пояснил, что таких существ здесь немного, к тому же напасть на кого либо без ведома Друидов они вряд ли отважатся, а последние никогда не пакостят мирным путникам, которыми вне всякого сомнения мы и являемся. Так что защита была наложена как говорится "на всякий случай", а если же этот самый случай все-таки настанет, то маг пообещал сам во всем разобраться, в то время как от меня требовалось лишь одно: не мешать. Немного поразмыслив я был вынужден согласиться с тем, что от моей помощи, по крайней мере пока, может быть больше вреда, нежели пользы, а потому без дальнейших пререканий согласиться с отведенной мне немного обидной ролью багажа, который тем не менее в случае пожара или иного стихийного бедствия Оз Кар пообещал выносить в первую очередь.

   Ночь не принесла каких либо неожиданностей, за исключением наполнивших окружающую нас степь самых разнообразных звуков, благодаря которым создавалось полное ощущение того, что все местные обитатели проявили огромный интерес к нашим скромным персонам. Впрочем Оз Кар спал, не проявляя каких либо признаков беспокойства, а потому я так же решил последовать его примеру, и устроившись поудобней заснул глядя на звездное небо, на котором я так и не смог разглядеть ни одного знакомого мне созвездия.

   Утром я проснулся оттого, что очень сильно замерз. Как и на кануне, первое, что я увидел открыв глаза, это был склонившейся надо мной Оз Кар. Причем как и в прошлый раз у него было весьма озадаченное выражение лица. Ну а поскольку сегодня я почему-то совсем не был настроен на то, чтобы хохмить, то сразу же поинтересовался, что со мной не так на этот раз. Однако маг судя по всему не имел никакого желания давать какие бы то ни было объяснения. В конце концов я оставил свои попытки докопаться до истинны, и махнув на Оз Кара рукой начал как следует разминаться, пытаясь таким образом как можно быстрее согреться. Окончив делать утреннюю зарядку я обнаружил, что маг не тратя времени даром уже успел отправиться "здороваться" с очередным Друидом. Кстати о Друидах. Перед тем, как стемнело я запомнил местонахождение ближайших исполинов. Теперь же все они находились в совершенно других местах, из чего я сделал вывод о том что за ночь они зачем-то переместились на несколько десятков метров. Правда я так и не понял зачем, однако в любом случае это вряд-ли было хоть как-то связано с фактом нашего пребывания на территории их пустоши.

   Вскоре вернулся маг с очередной порцией клубней. К этому времени у меня успело возникнуть сразу несколько вопросов о хозяевах этих мест. Впрочем я, уже имел некоторое представление о невероятно обидчивом характере Друидов, а потому решил больше не задавать Оз Кару каких либо вопросов об этих гигантах, по крайней мере до тех пор пока мы не покинем их территорию.

   Ели мы молча, причем глядя на мага я все отчетливей ощущал, что ночью и в самом деле что-то произошло. По этому, когда мы закончили завтракать я подошел к Оз Кару, и без каких либо долгих прелюдий попросил его перестать отводить глаза в сторону и рассказать о том, что его так тревожит, тем более, что как я уже прежде обращал внимание, актер из него ну просто никудышный. Со своей стороны я пообещал, что если даже выяснится наличие у меня неизлечимой болезни, и жить мне осталось всего лишь несколько часов, то каких либо истерик и прочего неподобства устраивать я не буду. Учитывая то, что говорил я спокойно и уверенно, мои слова возымели действие, во всяком случае маг, взглянув на меня оценивающим взглядом, согласился поделиться своими, как он сам выразился "довольно сумбурными соображениями". При этом как и накануне он предложил продолжить наш разговор во время нашего дневного перехода к горному хребту, который благодаря нашим самоотверженным усилиям, за последние сутки пусть и не много, но тем не менее приблизился.

   В течении получаса я продолжал терпеливо ждать начала нашего разговора, но поскольку маг упорно продолжал отмалчиваться я в конце концов не выдержал и многозначительно произнес:

   -Ну и?

   Затем я всем своим видом дал понять, что дальнейшее молчания буду расценивать как проявление неуважения со стороны Оз Кара к моей скромной персоне. Видимо маг правильно понял мои намеки, поскольку обреченно вздохнув произнес:

   -Дело в том, дорогой мой Алекс, что еще накануне, пока ты приходил в себя после телепортации, я попытался прикоснуться к твоей энергетической ауре. Поверь, это абсолютно безопасная процедура, которая применяется...

   -Ну и? -Нетерпеливо поторопил Алекс мага, чувствуя как ход его мыслей уходит куда-то в сторону.

   -Признаюсь честно, я был немного озадачен, поскольку вообще не смог почувствовать какой либо ауры. Тогда я списал свою неудачу на то, что слишком сильно выдохся во время телепортации, ну а за нашими разговорами вообще забыл об этом инциденте. Да и потом, денек вчера выдался...

   -Послушай Оз Кар! Неужели из тебя все нужно вытаскивать клещами?

   -Если ты так торопишься, то обратись за разъяснениями к кому-нибудь посообразительней меня. -Обиженно пробубнил маг.

   -Извини, просто я и сам немного нервничаю. -Честно признался Алекс.

   -Так вот, а вчера вечером, когда я накладывал защитное заклинание то испытал неожиданные трудности, поскольку почувствовал, что внутри создаваемого мной защитного кокона находится объект с явно аномальными свойствами. Тогда я посчитал, что причина этому кроется в том, что мое заклинание вступило в какое то сложное взаимодействие с магией Друидов, и по тому так же выкинул это из головы. Но сегодня утром, проснувшись из-за сильного холода еще до рассвета, я вспомнил о своем обещании помочь тебе овладеть основными местными языками и наречиями. И чтобы не тратить время в пустую я попытался при помощи соответствующих заклинаний простимулировать твою умственную деятельность. Это в свою очередь позволило бы тебе изучать языки с максимальной эффективностью. Активация подобных заклинаний не представляет особой сложности, тем более что когда человек спит воздействие на соответствующие центры мозга проходит вообще безболезненно. Однако как я не старался у меня опять ничего не получилось... Я попросту не смог обнаружить даже отблеска твоей ауры!

   -Возможно это и в самом деле странно... Так значит это и есть проблема?

   -Проблема заключается в том, что это не просто странно, это практически невозможно. Ведь аура есть у любого одухотворенного предмета материального мира.

   -Ты хочешь сказать что я привидение?

   -Скорей наоборот, ты являешься прямой противоположностью любого привидения.

   Видя что я опять ничего не понял Оз Кар попытался объяснить:

   -Приведение имеет энергетическую ауру, но не имеет материального тела, ты же имеешь материальное тело, но не имеешь энергетической ауры. Если предположить, что это действительно так, то ты вообще не мог путешествовать по порталу, поскольку согласно основным теоретическим постулатам в этом случае невозможно совладать ни с одним потоком магической энергии. А это значит что ты переместился в этот мир каким то иным способом. Если это так, то тогда можно предположить что описанный тобой способ телепортации и в самом деле является реальностью, а не плодом твоего воображения. Однако в этом случае выходит что ты проник сюда прямо через первородный хаос, что само по себе так же является невозможным. По этому сам факт твоего пребывания в этом мире с точки зрения все той-же теории является совершенно невозможным.

   -Да, что-то неделя у меня явно не заладилась. Сначала я подписал себе смертный приговор, ранив собственного боса, затем попал в мир, которого с точки зрения нашей, я имею в виду земной, науки не может существовать, но который не смотря на это все-таки существует. Затем вдруг выясняется, что с точки зрения науки того мира, в который попал, не могу существовать уже я сам. Согласись, что тут есть отчего расстроиться, и впасть в уныние.

   -Поверь, я удивлен не меньше...

   -А может нам все-таки стоит предположить что в чем-то ошибочны научные теории обоих миров, поскольку мы оба не сомневаемся в реальности этого мира, а в подтверждение реальности своего существования я готов тебя ущипнуть, конечно исключительно в научных целях, чтобы так сказать практическим путем подтвердить возможность своего существования.

   Выслушав мою тираду маг весьма активно начал жестикулировать руками, давая понять, что мою реальность он считает абсолютно бесспорным фактом, в связи с чем категорически отказался отэкспериментов со своим участием в качестве щипаемого, или какой либо иной разновидности подопытного. Поскольку иного ответа я и не ожидал, то не стал настаивать, а предложил вот что:

   -Раз уж ты не можешь объяснить, скажем так, некоторых моих весьма специфических особенностей, проявившихся в этом мире, то давай не будем на этом зацикливаться, и для начала постараемся всего лишь просчитать то к каким последствиям это может привести. Лично я не думаю, что мое дальнейшее пребывание в этом мире может привести к какой ни будь экологической катастрофе. Ну а поскольку на большее моих познаний в особенностях построения мироздания не хватает, настал твой черед делиться своими предположениями на сей счет.

   -С тем, что твое дальнейшее пребывание в этом мире не должно привести к каким либо катастрофическим последствиям, я полностью согласен. Что же касается менее глобальных прогнозов, то тут конечно же сложно утверждать что-либо определенное, по крайней мере до тех пор, пока мы не сможем понять саму суть данного феномена. В то же время абсолютно очевидно, что поскольку у тебя не удалось выявить никаких внутренних потоков энергии, то нет никакой надежды и на то, что тебе когда ни будь удастся осуществить воздействие хоть на один из внешних потоков энергии. Не знаю, успокоит тебя это или нет, но большинство людей хотя и имеют определенные задатки, но при этом так же не способны на сколько-нибудь серьезное колдовство. Однако самое неприятное для тебя заключается в том, что без энергетической ауры, которая по непонятной причине у тебя отсутствует, нет даже теоретической возможности отправить тебя назад в твой мир, поскольку на тебя просто невозможно настроить ни один портал. Возможно более опытный маг и сможет перебросить тебя куда-нибудь при помощи портала, однако речь может идти об очень небольших расстояниях, в пределах одной планеты.

   -В таком случае быть может меня удастся вернуть назад через Хаос? Ведь я же в конце концов каким то образом очутился в этом мире?

   -Дело в том, что путешествие через первородный Хаос считается абсолютно невозможным. Однако даже если предположить, что такая возможность и существует, в наше время нет ни одного мага достигшего каких бы то ни было успехов в работе с этой первородной стихией, поскольку как я тебе уже говорил, Хаос изначально враждебен для человека. На этом у меня пожалуй пока все. Но обещаю, что как только мне удастся еще хоть что ни будь выяснить, то я тебе непременно сообщу. И еще, извини за то, что пока не могу поведать тебе ничего хорошего...

   Нет ничего удивительного в том, что полученные от Оз Кара сведения меня мягко говоря не очень-то обрадовали. Вообще же у меня было только одно объяснение произошедшему, и заключалось оно в том, что Фортуна так устала вытаскивать меня живым и как правило невредимым из всех тех неприятностей, в которые я постоянно влезал, что в конце концов она решила попросту посмеяться надо мной. А иначе как можно объяснить то обстоятельство, что я застрял, причем судя по всему надолго, в том мире, где магия является абсолютно естественной, и я бы даже сказал, необходимой вещью? И при этом единственное, чего я смогу добиться в ее изучении, так это попадание в какую ни будь местную книгу рекордов Гиннеса, причем как самый бездарный ученик всех времен и народов. Какое же это все-таки Вселенское свинство! Из этих невеселых размышлений меня вывел все тот же Оз Кар, который предложил не смотря ни на что заняться изучением местных языков и наречий, напомнив, что если я не преуспею в этом деле, ему придется везде представлял меня глухонемым. Поскольку такого желания у меня и впрямь не было, а кроме того хотелось хоть как-то отвлечься от подступившей хандры, я с радостью согласился.

   Изучение языков мы начали с так называемого - всеобщего. Само название этого языка говорило о том, что на нем с разной долей успеха могли общаться между собой все Народы. А учитывая то обстоятельство, что способность к изучению языков всегда была одной из самых сильных моих сторон, осваивая всеобщий языка я не испытал особых трудностей ни с грамматикой, ни с фонетикой. По этому, когда к вечеру четвертого дня мы наконец то вышли к берегу реки, которая весьма прагматично именовалась Предгорной, я успел обзавестись словарном запасе из более чем трех сотен слов. Кроме обретения базового словарного запаса я, уже разобрался и в синтаксических особенностях этого языка, который хотя и имел ряд особенностей, тем не менее не доставлял особых проблем в своем изучении.

   *******************************************************************

   Друидова Пустошь имела ярко выраженную границу, поскольку довольно чахлая растительность самой пустоши, подозрительно резко сменилась высокой и сочной травой, которая в свою очередь у самого берега уступала место густым ивовым зарослям, пробраться через которые оказалось совсем не просто. Когда нам все-таки удалось подойти к самому берегу, то выяснилось, что Предгорная являлась довольно таки полноводной рекой с быстрым течением, и достигала в ширину двухсот пятидесяти-трехсот метров. Причем вода в ней оказалась очень холодной, что в свою очередь недвусмысленно указывало на то, что не только своим названием, но и полноводным течением она обязана горному хребту, который со слов Оз Кара носил гордое название Драконьего. Кстати, до самого хребта было еще несколько километров, однако у меня еще на подходах к реке начало создаваться впечатление того, что этот невероятно высокий хребет, устремившийся ввысь неприступной стеной, попросту нависает над всей округой. Кроме того теперь начало отчетливо ощущаться могучее ледяное дыхание этих величественных гор, которое добавляло им еще большее сходство с каким-то дремлющим монстром, готовым в любой момент скинуть оковы сна, и расправив мощные крылья раздавить всех тех, кто дерзнул нарушить его покой. Очевидно нечто подобное испытывал и Оз Кар, поскольку не сговариваясь мы оба перешли на шепот, подсознательно опасаясь ненароком потревожить сон этого величественного Дракона...

   Противоположный берег реки плотным ковром укрывали такие же густые заросли ивняка. По этому, разглядеть то, что находилось за зарослями было попросту невозможно, да нас собственно говоря это не сильно интересовало, поскольку все наше внимание практически сразу же захватил стремительно приближавшийся корабль. Вообще то я не могу назвать себя большим знатоком кораблестроения, однако по моему это судно больше всего походило на средневековую галеру, по каждому борту которой я насчитал по дюжине длинных весел, которые сейчас были подняты вертикально вверх. При этом, на судне имелась невысокая мачта без парусов, на самой верхушке которой развивался какой то очень длинный многоцветный флаг. Выглядело это судно вполне обычно, если брать за эталон все ту-же средневековую галеру, тем не менее что-то подозрительное, или точнее сказать неестественное почудилось мне в этом столь стремительном и уверенном движении судна. Впрочем тут мои размышления прервал Оз Кар, а точнее сказать его крики, которые он сопровождал весьма активной жестикуляцией. Поскольку я уже мог понимать отдельные фразы, произносимые на всеобщем языке, то без труда смог разобрать то, что маг просит команду корабля как можно быстрей пристать к берегу и принять на борт двух изрядно уставших путников. Я со своей стороны решил не упускать возможности осуществить первое практическое занятие по общению с местным населением, и поддержал мага, стараясь как можно более четко выкрикивать те же фразы. Как на мой взгляд у нас получалось очень даже не плохо. Вот только результат наших стараний оказался мягко говоря несколько неожиданным. На корабле что-то довольно громко щелкнуло, и в нашу сторону по высокой траектории полетел самый настоящий камень, размером с голову взрослого человека. Перелетев несколько метров за наши спины он с сильным треском врезался в ивовые заросли. Удивленный столь странным приветствием со стороны команды корабля маг все же попытался еще что-то выкрикнуть, но тут же в нашу сторону устремился еще один камень, который упал в воду прямо у наших ног, щедро окатив нас холодной водой из реки. Принятый холодный душ оказал на наши умственные способности весьма благоприятное воздействие, поскольку нам тут же стало ясно, что если это судно и пристанет к берегу, то лишь для того, чтобы его озверевшая команда смогла как можно быстрей с нами расправиться.

   Переглянувшись, мы тут же постарались как можно быстрее скрыться в прибрежных зарослях, и как выяснилось, вовремя, поскольку как только мы покинули берег, весьма неприятный треск возвестил о том, что следующий камень угодил примерно в то самое место, на котором мы только что стояли. Это событие заставило нас перейти с вялой рыси на бодрый галоп. При этом Оз Кар несмотря на свою явно не спортивную комплекцию опережал меня минимум на пол корпуса. К счастью выстрелов больше не последовало. Но поскольку мы не имели никакого понятия ни о дальности стрельбы того приспособления, которое посылало в нашу сторону камни, ни о дальнейших планах команды самого злополучного судна, то предпочли удалиться от берега на несколько сотен метров, фактически вернувшись на территорию Друидовой Пустоши. Оказавшись на почтительном удалении от берега мы с волнением принялись наблюдать за видневшимся из-за зарослей флагом, трепещущим на верхушке мачты обстрелявшего нас корабля, который к счастью не стал останавливаться, и не снижая скорости проследовал дальше, чтобы через несколько минут скрылся из виду.

   Как только мы поняли, что опасность миновала, маг тут же как подкошенный рухнул в траву. И только теперь я понял, как нелегко далась ему победа в нашем импровизированном забеге. Посмотрев на меня полным растерянности взглядом Оз Кар высказал предположение, что команду этого корабля обуяло какое то безумие. Немного поразмыслив я высказал более разумное предположение:

   -Скорей всего в этих местах водятся не только всевозможные магические твари, но и самые обычные разбойники, которые так же как и мы, причем судя по всему небезуспешно, пытаются останавливать проплывавшие мимо суда, бессовестно прикидываясь людьми, остро нуждающимися в помощи. Ну а после того, как судно с проявившей милосердие командой подплывало к берегу, ватага бандитов нападала прямо из как нельзя кстати нависающих над самой рекой кустов. Прием конечно же подлый, но очень эффективный. По этому, если предположить, что моя теория с бандитами верна, то действия команды этого судна выглядят более чем оправданными. Тем более, что два субъекта, в потрепанных одеждах с заросшими недельной щетиной, прошу прощения рожами, никак не производят впечатления достойных граждан какого либо общества, ну может быть за исключением первобытно-общинного.

   -К сожалению вынужден признать тот факт, что твое предположение судя по всему гораздо ближе к истине, поскольку весьма логично объясняет столь странное поведение команды. Впрочем не могу сказать, что меня это обстоятельство радует, поскольку теперь нам судя по всему будет весьма проблематично попасть на борт какого ни будь судна вообще, да и возможная встреча с рыщущими где-то поблизости разбойниками меня по правде говоря не очень прельщает.

   -Да ладно, чего ни будь обязательно придумаем. Кстати, я наконец-то понял, что так сильно меня смутило в облике столь ловко обстрелявшего нас суденышка. У этой галеры все весла были подняты, а паруса на мачте не было вообще. При этом оно довольно уверенно шло против течения. По моему такое возможно только при наличии у судна винта или какого-нибудь иного механизма, приводящего его в движение. -Сообщил я магу о своих наблюдениях.

   Выслушав меня Оз Кар лишь махнул рукой и немного подумав возразил:

   -Нет там никакого механизма, просто на судне имеется не самый плохой амулет, при помощи которого команда и управляет водными потоками. Впрочем такой амулет может себе позволить далеко не каждый капитан судна. Поэтому можно предположить, что эта галера перевозит нечто весьма ценное.

   -Но если у них есть такой амулет, то зачем нужны весла, ведь они не только занимают много места но и требуют выделения целой палубы для того, чтобы на ней смогли разместиться гребцы, или может быть эти весла лишь дань традициям, а потому выполняют они исключительно декоративную роль?

   - Нет. Весла самые что ни наесть настоящие. Дело в том, что поскольку на судне нет мага, а магических сил того, кто работает с амулетом скорей всего хватает только на поддержание его в рабочем состоянии, то существует реальная угроза того, что кто-то, например те же разбойники, сможет заблокировать работу этого "водного" амулета. И тогда команде придется рассчитывать лишь на собственные силы, тут то и пригодятся весла. Что же касается паруса, то на реке, да еще против течения от него и в самом деле не так уж и много толка.

   -Выходит, что этот их амулет штука весьма ненадежная?

   -Ну почему же. Если никто не пытаться заблокировать его работу то у команды судна особых проблем не возникает. Но все дело в том, что блокирующее заклинание всегда проще того, на которое оно направлено. Вот и получается, что если "водный" амулет имеет третий уровень магии, то для того, чтобы сотворить блокирующий его амулет или хотя бы соответствующее заклинание, достаточно быть магом четвертого уровня. По этому, в магическом поединке все тот-же маг четвертого уровня вполне может успешно, по крайней мере определенное время, противостоять магу третьего уровня, при условии что он будет только защищаться. Исключение из этого правила составляют лишь так называемые вне уровневые заклинания, о которых я уже кстати упоминал. Так вот, специфика этих заклинаний как раз и заключается в том, что противодействовать вне уровневому заклинанию можно только при помощи аналогичного по силе, поскольку любые иные заклинания, пусть даже первого уровня, окажутся в данном случае абсолютно бессильными. Впрочем, я опять углубляюсь в теоретические дебри, в то время как сейчас гораздо важнее решить, будем ли мы продолжать попытки попасть на какое ни будь судно. Безусловно теперь я уже готов к подобному повороту событий, и могу попытаться отклонить летящие в нас камни при помощи воздушного щита. Но поскольку у меня давненько не было практики, то к сожалению не могу полностью гарантировать нашу безопасность. Да и "уговорить" таким образом принять нас на борт вряд ли удастся. Не тянуть же в самом деле корабль к берегу на магическом аркане? По этому, думаю будет лучше, если мы пойдем вдоль берега, и найдя какую ни будь прибрежную деревушку, которых кстати здесь должно быть довольно много, задержимся в ней на пару дней и немного подзаработаем, оказав несколько магических услуг местным жителям. Это позволит нам привести свою внешность в гораздо более приличный вид. И уже тогда мы без проблем сможем сесть на какое ни будь быстроходное судно, которое подойдет к причалу.

   -Я согласен с тем, что проехать "автостопом" у нас вряд ли получится. Да и нет никакой гарантии, что даже если нам и удастся "тормознуть" какой ни будь корабль, то нас попросту не повесят, так сказать, в профилактических целях. Поэтому я так же склоняюсь к мысли о сухопутном маршруте. Вот только для начала нам нужно определиться с тем, вверх, или вниз по течению будем двигаться, а кроме того, необходимо поразмыслить над тем, как бы и впрямь не нарваться на бандитов. К тому же нам нужны продукты,поскольку эта "картошка" мне порядком приелась. Можно конечно попытаться наловить рыбы, однако у нас нет никаких снастей, к тому же в этой реке вполне могут водиться какие ни будь монстры с дурными наклонностями, готовые в свою очередь разнообразить свое меню за счет нас. -Поделился я своими соображениями с Оз Каром.

   -Что касается направления движения, то тут все просто, мы пойдем вниз по течению, так как хотя я и очень приблизительно помню местную географию, но то, что с приближением к побережью моря количество поселений будет увеличиваться, это точно. Правда мои сведения несколько устарели, однако я не думаю, что за прошедшие полвека здесь все кардинальным образом изменилось. В этом мире вообще все меняется не так быстро как на Земле. -Глубокомысленно изрек маг.

   -А как насчет местных бандитов? Очень-бы не хотелось угодить в какую-нибудь засаду. -Бросив опасливый взгляд на густые заросли поинтересовался я у друга.

   -С этим будет сложнее, однако я уверен, что к утру смогу соорудить более или менее приличное охранное заклинание, способное заблаговременно предупредить нас о приближении любого существа, способного представлять для нас угрозу. Конечно подобное заклятие сможет погасить любой не лишенный способностей маг, однако мои коллеги никогда не служат разбойникам, точнее сказать некоторые из них конечно же могут за приличное вознаграждение сотворить какой-нибудь простенький воровской амулет, но вот такого, что бы маги участвовали в разбойничьих набегах лично я не припомню. Так что с нашей защитой я думаю все будет в порядке. Что же касается продуктов, то за ними по-прежнему придется ходить на Друидову Пустошь. Конечно, эти клубни и мне уже порядком опостылели, однако в охотничьих заклинаниях я не очень силен, как собственно говоря и в магической кулинарии. Поэтому если мы даже что-нибудь и поймаем, то есть это придется сырым, поскольку огонь разводить нам явно не стоит, ведь зоркий глаз какого ни будь разбойника сможет увидеть его издалека. И еще одна немаловажная деталь, нам нужно продумать то, в каком качестве мы будем представлять тебя людям, поскольку на ученика мага ты честно говоря никак не тянешь.

   -А если представить меня твоим охранником? Хотя какой из меня охранник если из оружия у меня имеется один лишь нож. Правда у меня еще есть и пистолет... Впрочем если я тебя правильно понял, то здесь никто подобного оружия даже не видел. К тому же если ты ничего не напутал, то в этом Мире от огнестрельного оружия не так уж много толка. Хотя честно говоря я бы хотел сам в этом убедиться. Пойми меня правильно, безусловно я не ставлю под сомнение правдивость твоих слов, но все равно как-то не верится...

   -Что касается оружия, то ты и с ножом будешь смотреться весьма грозно, поскольку средний рост людей этого Мира несколько меньше среднего роста современных людей с Земли. Возможно, что на эту прибавку в росте землян, которая произошла за прошедшие несколько тысяч лет, повлияли более жесткие условия, в которых пребывал человеческий организм, лишенный магической подпитки... По этому раз уж на Земле ты был человеком довольно высокого роста, то здесь ты будешь выглядеть почти великаном. Проблем же заключается в том, что охранником с твоими физическими данными мог бы гордиться даже весьма знатный вельможа, а значит абсолютно исключается возможность того, что странствующий маг, которым я намереваюсь представляться, имеет возможность нанять такого дорогостоящего попутчика. Что же касается пистолета, то очень хорошо, что ты мне о нем напомнил. Давай поступим так, ты сейчас же убедишься в его бесполезности, а после оставишь эту игрушку где-нибудь здесь.

   -За эти годы я так к нему привык...

   -Защитить тебя это оружие все равно не сможет, а вот накликать беду очень даже.

   С этим было сложно поспорить, а потому глубоко вздохнув я все же достал из кобуры свой любимый "Глок". Убедившись в полной исправности своего пистолета я передернул затвор и тщательно прицелившись в росшее неподалеку кряжистое деревце плавно нажал на спусковой крючок. Раздался звонкий щелчок курка, однако как и предполагал Оз Кар выстрела не последовало. Мысленно понадеявшись что это всего лишь осечка я вновь осмотрел оружие, а заодно и каждый патрон, однако все мои последующие попытки произвести хоть один выстрел так-же постигло полное фиаско. Убедившись в бесполезности огнестрельного оружия я спрятал пистолет в кобуру. Затем вытащил из кармана увесистую пачку долларов, и с большим сожалением засунул все это богатство в небольшое дупло того самого деревца, которое перед этим пытался использовать в качестве мишени. Видимо при расставании с оружием у меня был очень несчастный вид, поскольку маг по-дружески похлопал меня по плечу и заявил, что наблюдая за этими бесплодными попытками пристрелить несчастное деревце он таки смог придумать для меня весьма неплохую легенду. Суть его плана заключалась в том чтобы представить меня в качестве раненого воина, на которого наткнулся странствующий маг. Воин, то есть я, был сильно изранен и истекал кровью. Все это безобразие приключилось с несчастным в результате стычки с разбойниками, подло напавшими на него, то есть меня, из засады, в результате чего я лишился почти всего своего имущества. И хотя магу удалось залечить телесные раны воина, повреждения оказались настолько серьезными что полностью устранить их последствия оказалось не под силу скромному страннику. Поэтому даже после выздоровления, раненый так и не смог вспомнить то, кто же он собственно говоря такой, и откуда родом. Короче говоря с беднягой случилась практически полная потеря памяти. И теперь мы вместе направляемся в столицу, дабы тамошние светила в области целебной магии из жалости и сострадания помогли пострадавшему воину вновь обрести утраченные знания. На мой взгляд подобная "легенда" выглядела далеко не идеально и сильно смахивала на сюжетную линию какой-нибудь "мыльной оперы". Но во-первых она позволяла мне избегать ненужных расспросов, а во-вторых, мы легко могли "списать" на потерю памяти те странности в моем поведении, которые непременно возникнут, по крайней мере на первых парах, пока я не освоюсь в здешнем мире. Так что немного поразмыслив я согласился изображать потерявшего память воина, во всяком случае пока у нас на сей счет не появится какая-нибудь более интересная идея.

   *****************************************************************

   Еще почти два дня мы продвигались вниз по течению Предгорной, стараясь при этом держаться на приличном расстоянии от прибрежных зарослей, в которых как мы теперь опасались, нас могли поджидать весьма большие неприятности в лице местных разбойников.

   Постепенно ширина прибрежной зоны начала увеличиваться. Данное обстоятельство вселило в нас надежду на то, что вскоре мы и в самом деле выйдем к какой ни будь деревушке, поскольку согласно условий древнего договора, неукоснительно соблюдаемого до сих пор, люди не имели права селиться на территории Друидовой Пустоши.

   Когда прибрежная полоса достигла ширины в пару километров, нам наконец-то стали попадаться тропинки, протоптанные не зверем, идущим на водопой, а именно людьми, а вскоре на горизонте и в самом деле показалось поселение, окруженное невысоким, но довольно крутым насыпным валом. Роль ворот выполняла стоявшая прямо у насыпи очень массивная телега, которой в случае опасности местные жители могли перегородить въезд в поселение. Впрочем не смотря на свою массивность подобное защитное сооружение не представляло особой помехи ни для диких животных, ни для лихих людей, и давало защитникам скорей психологическое преимущество, при условии, что в роли нападавших будут выступать ни опытные воины, а подвыпившие крестьяне из соседней деревни.

   Как только мы прошли центральные "ворота" то сразу же попали в окружение целой своры местных ребятишек и собак, которые с большим интересом отнеслись к факту нашего весьма неожиданного появления в их деревне. Взрослых жителей мы почти не встречали, а те немногие, кто всё-таки попадались нам на встречу, разглядывали нас с не меньшим интересом, хотя и старались не проявлять его столь открыто, как это делали их дети. Со своей стороны я так же довольно активно вертел головой, поскольку эти люди были первыми "инопланетянами", которых я видел в своей жизни, разумеется если не считать идущего рядом со мной Оз Кара. В принципе эти люди внешне ни чем не отличались от "землян", если не принимать во внимание то обстоятельство, что взрослые мужчины и в самом деле были немного меньшего ростом своих земных собратьев. По этому как и обещал Оз Кар, на их фоне я смотрелся весьма внушительно.

   Вскоре деревенские домики, которые по земным меркам могли бы принадлежать не очень зажиточным, но тем не менее далеко не бедным крестьянам, оказались позади, и мы вышли на небольшую площадь, посередине которой расположилось весьма добротное двухэтажное здание, через широко распахнутые двери которого были хорошо видны столы, а в самой глубине зала угадывались очертания барной стойки. Тем временем по наружной лестнице, ведущей на второй этажа, к нам уже спускался весьма упитанный, крепко сложенный мужчина средних лет, жидковатую шевелюру которому с лихвой компенсировали огромные усы, ухоженность которых не оставляла сомнений в том, что они являлись предметом особой гордости своего хозяина. Когда владелец шикарных усов спустился с лестницы и подошел поближе, я обратил внимание на довольно изящную серебряную цепь, которая мерно покачивалась на его груди. Со слов Оз Кара я уже знал, что подобная вещица являлась не столько украшением, сколько символом власти, которой был наделен ее владелец, являвшийся судя по всему ни кем иным как деревенским старостой. Приблизившись к нам вплотную, он придирчиво осмотрел непрошенных гостей внимательным взглядом потомственного должностного лица, однако судя по всему не обнаружив в нашей внешности чего либо подозрительного, поскольку после непродолжительной паузы привычным жестом расправил свои шикарные усы, и изобразив на лице некое подобие улыбки обратился к нам с приветствием. Оз Кар так же поприветствовал старосту, причем какой-то весьма витиеватой фразой, я же как и положено воину ограничился легким кивком, поскольку со слов мага в подобной ситуации этого было вполне достаточно. Судя по всему форма моего приветствия не вызвала у старосты никаких возражений, поскольку он тут-же сменил казенную полу ухмылку на довольно искреннюю улыбку, и предложил путникам, то есть нам, проследовать вместе с ним в таверну, и уже там продолжить разговор.

   В таверне, которая занимала весь первый этаж, оказался весьма просторный, и тем не менее довольно уютный зал, который судя по количеству столов и стульев был рассчитан на то, чтобы одновременно принять до сотни посетителей. Однако почти все завсегдатаи скорей всего еще находились на работе, поскольку сейчас занято было всего пара из более чем двух десятков столов. Как и положено очень важным персонам мы разместились за один из свободных столов в центре зала. Староста тут же что-то крикнул за казавшуюся пустой барную стойку, очевидно сделав таким образом какой то заказ. Затем он вновь сосредоточил на нас свое внимание, и выждав небольшую паузу поинтересовался целью нашего визита во вверенную его заботам деревню. Оз Кар не заставил себя упрашивать и тут же пустился в весьма подробные объяснения. Используя весь отпущенного ему талант красноречия маг в деталях поведал где, и при каких обстоятельствах нашел меня, пребывавшего после подлого нападения бандитов в весьма плачевном состоянии, и что с нами приключилось после... Я со своей стороны слушал эту душещипательную историю в пол уха, поскольку за эти два дня успел выучить ее наизусть вплоть до самых незначительных деталей. В это время внезапно появившаяся из-за стойки девчушка поставила на наш стол три больших кружки с очень душистым напитком, являвшимся судя по всему какой-то разновидностью местного вина. Не долго думая я тут же принялся смаковать этот напиток, лишь периодически прислушиваясь к продолжавшейся за нашим столом беседе.

   Как и положено человеку потерявшему память, я молча поглощал вино, стараясь при этом хоть немного отвлечься от всех тех проблем, которые подобно лавине навалились на меня в течение последних несколько дней, что если не вдаваться в подробности, по сути являлось сущей правдой. Когда я осушил свою кружку, то обнаружил, что та же девчушка немешкая заменила ее новой, до краев наполненной хмельным напитком, и бросив на меня удивленный взгляд вновь скрылась за стойкой. Крикнув ей в след благодарность, я с удовольствием принялся и за вторую кружку. Из приятной неги меня вывело то обстоятельство, что староста и маг явно о чем-то договорившись принялись весьма любезно прощаться, после чего как и положено уважающему себя чиновнику староста незамедлительно отправился разрешать массу весьма насущных проблемы, которые разумеется требовали его непосредственного участия. Проводив его довольным взглядом Оз Кар откинулся на спинку стула и принялся рассказывать мне о результатах только что закончившихся переговоров.

   -Как я и предполагал, староста весьма охотно согласился предоставить нам возможность немного подзаработать. Эта маленькая деревушка не может себе позволить траты по содержанию собственного мага, поэтому несколько амулетов, активно используемых всей общиной, уже давно нуждались в очередной подзарядке. Кроме этого из-за обнаглевших в последнее время разбойничьих шаек староста хотел бы поставить охранное заклинание вокруг всей деревни. При этом он конечно же хотел, чтобы заклинание было как можно лучше, а оплата за него как можно меньше, тем более, что денег в общественной кассе, если верить его заверениям, практически нет. Впрочем староста пообещал выделить нам столько продуктов, что мы без проблем сможем добраться до довольно крупного, по крайней мере по здешним меркам, городка, расположенного в трех днях пути вниз по течению. К сожалению этот маршрут нам вновь придется преодолеть пешком, поскольку все торговые корабли из-за значительно возросшей в последнее время угрозы нападения, проплывают без остановок мимо таких деревушек как эта.

   -А может быть староста смог бы выделить нам лодку? -С надеждой в голосе поинтересовался я у мага.

   -Если бы ты больше уделял внимания нашей беседе, а не вину, то уже знал бы, что на лодку нам рассчитывать не приходится, поскольку староста наотрез отказался рисковать как самой лодкой, так и жизнью лодочника. Кроме этого, проблема еще и в том, что из-за вышедшего совсем недавно Высочайшего Указа, подписанного самим Королем, приют в деревнях и иных небольших поселениях Империи могут получить только люди, имеющие имперский жетон, или соответствующее разрешение окружного бургомистра. Ну а поскольку ни жетона, ни разрешения у нас нет, то из-за боязни сурового наказания староста помимо всего прочего не может разрешить нам остаться на территории деревни после наступления темноты. Так что нам придется провести даже эту ночь за пределами деревушки, впрочем староста пообещал в любом случае не оставить нас ночевать под открытым небом. Не знаю как у него это получится, однако так или иначе нам нет смысла на долго засиживаться в этой деревушке, по этому я решил не тратить время попусту и заняться амулетами и защитным заклинанием прямо сейчас. От тебя же требуется лишь одно - несколько часов просидеть в таверне не ввязываясь в какие либо неприятности. Разумеется местные крестьяне вряд ли попытаются затеять ссору с воином, которым я тебя представил, но с твоим везением... Короче тебе нужно быть начеку, и еще, постарайся не переусердствовать со здешним вином, которое хоть и легко пьется, имеет довольно коварный характер.

   Выслушав инструктаж, я молча кивнул, и проводив Оз Кара до выхода вернулся за столик, на котором к этому времени опять появилась кружка с новой порцией вина. Впрочем на этот раз по соседству с вином расположилось еще и блюдо с горячими пирожками, чему я был несказанно рад, сильно истосковавшись по нормальной пище. К вину я теперь относился с большим уважением, поскольку пока провожал мага, почувствовал плавное покачивание пола, которое свидетельствовало о том, что меня и в самом деле понемногу начал брать хмель. По этому, за те несколько часов, что отсутствовал Оз Кар, я позволил себе всего одну кружку, переключив все свое внимание на поглощении пирожков, которые после целой недели поедания одних только Друидовых клубней показались мне необычайно вкусными.

   К тому моменту как у входа опять появился маг, сопровождаемый все тем же старостой, в таверне собралась довольно приличная толпа, причем как я понял, большинство присутствующих проявляло интерес не столько к выпивке, сколько к моей скромной персоне. Причем никто из местных жителей даже не попытался присесть за занимаемый мной столик, что впрочем не мешало им беззастенчиво пялиться на меня как на редкостный экспонат, выставленный на всеобщее обозрение. По этому, когда рядом со мной на лавку тяжело плюхнулся явно уставший маг, у которого под глазами появились темные круги, а напротив меня степенно присел староста, оставшийся судя по всему очень довольным проделанной магом работой, я испытал сильное облегчение, хотя и понимал, что теперь наш столик неизбежно окажется под еще более пристальным вниманием местной публики.

   Пока маг приходил в себя староста давал громкие указания в сторону стойки. Суть этих распоряжений сводилась к тому что столь уважаемым гостям, которые к сожалению не могут остаться в деревне на ночь, необходимо выказать максимально возможное уважение, и собрать в дорогу побольше продуктов, а так-же всего остального, что только может пригодиться нам в пути. Буквально тут же перед нами начала расти целая гора всевозможных свертков, которые весьма расторопно подтаскивала все та же девчушка. Когда я понял, что для того, чтобы увезти все то, что собрали нам в дорогу местные жители, понадобится та самая телега, которая стояла у въезда в деревню, то легонечко пихнул локтем мага, и молча указал на продолжавшую расти перед нами гору снеди. Оз Кар, находившийся в каком то легком оцепенении тут же пришел в себя, и встав из-за стола принялся весьма по деловому сортировать предложенные нам припасы. Вскоре на полу было уже две, совершенно неравные кучи. Удовлетворенно хмыкнув маг принялся запихивать в два заплечных мешка содержимое меньшей из них. Со своей стороны староста молча наблюдал за действиями мага, и когда оба мешка, которые мы намеревались взять с собой, были укомплектованы, понимающе кивнул, и еще раз поблагодарил Оз Кара, а заодно и меня, за оказанные его деревне услуги. Затем он вновь приосанился и в очередной раз пригладив свои шикарные усы предложил нам с магом следовать за собой.

   Поскольку на улице уже смеркалось, а до наступления ночи нам было необходимо покинуть пределы деревни, не говоря ни слова мы с магом одели мешки на плечи и поплелись за старостой. Он проводил нас до самого выхода из деревни, и кивнув в сторону реки заговорщицким шепотом сообщил, что в домике дежурного по пристани, находившемся прямо на берегу реки, нас ждут два матраса с соломой и шерстяные одеяла, которые позволят нам провести эту ночь не хуже чем на постоялом дворе. Поймав наши удивленные взгляды староста пояснил, что если подойти к выполнению королевского указа, запрещающего нам ночевать на территории деревни формально, то получается, что разрешив нам заночевать в домике на пристани, находящемся за пределами вверенного ему населенного пункта, староста ничего не нарушил. Пожелав нам спокойной ночи и удачи в пути староста откашлялся и нарочито громко произнес:

   -И попрошу вас впредь не появляться в этих местах без соответствующего соизволения нашего уважаемого бургомистра.

   Затем он резко развернулся и вернувшись за земляную насыпь, крикнув кому-то в темноту, что поскольку все добропорядочные жители деревни уже вернулись, ворота следует на ночь загородить телегой, ибо шляются тут всякие подозрительные личности.

   ******************************************************************

   В домике, который мы нашли безо всякого труда, оказалось довольно уютно, причем прямо у входа было устроено кострище, чем мы не преминули воспользоваться, и вскоре ели великолепно приготовленное мясо сидя у весело потрескивающего костерка, на котором в металлическом котелке закипал душистый чай.

   После того, как мы утолили голод я решил немного попрактиковаться в общении на пока еще новом для меня всеобщем языке, а потому усевшись поудобней задал на нем вопрос своему другу:

   -Скажи, Оз Кар, почему местный староста был по отношению к нам столь любезен? Не видится ли тебе за этим какой ни будь подвох? Ведь помогая нам он фактически нарушает распоряжение бургомистра, попасть в немилость к которому сам староста судя по всему очень боялся.

   Выслушав мой вопрос Оз Кар лишь улыбнулся и продолжил внимательно разглядывать тлеющие угли костра. Я не стал торопить своего друга с ответом, поскольку уже обратил внимание на то, как сильно он устал за сегодняшний день. Наконец маг перевел свой уставший взгляд на меня и произнес:

   -Честно говоря твой вопрос ввел меня в некоторое замешательство. Точнее сказать не сам вопрос, а то как он был задан.

   -Ты хочешь сказать, что я умудрился перековеркать слова?

   -Совсем наоборот. Ты изъясняешься почти без ошибок. А это значит что всего за неделю ты смог довольно сносно выучить совершенно новый для тебя язык. Я конечно же догадывался о том, что у тебя имеется хорошая способность к языкам, но честно говоря не предполагал, что дела пойдут настолько хорошо. Например я вряд ли смог бы так далеко продвинулся в изучении нового для себя языка за столь короткий промежуток времени. Полагаю, что если твои успехи и дальше будут столь впечатляющими, то еще через два-три дня ты сможешь говорить настолько свободно, что никто из местных жителей не заподозрит в тебе чужака. Впрочем твой рост все равно, скажем так, делает тебя весьма заметным на общем фоне, но тут уж ничего не поделаешь... А что касается твоего вопроса относительно причин заискивания перед нами со стороны старосты, то тут все довольно просто объясняется:

   То что я являюсь довольно сильным магом староста узнал сразу же после того как мы вошли в эту деревню. Дело в том, что хотя он и не является магом, однако висящая у него на груди цепь является не только символом власти, но и магическим артефактом, который конечно же не обладает большой силой, тем не менее вполне может помочь своему владельцу в подобных ситуациях. Кстати, этот артефакт не только помогает старосте, но и "приглядывает" за ним, а значит если бы он все-таки оставил нас в деревне на ночь, ослушавшись распоряжения бургомистра, то маг, на которого этот артефакт настроен, узнал бы об этом незамедлительно. Поэтому склонить мелких чиновников вроде этого старосты, каждый из которых обязан постоянно носить подобный артефакт, на что-либо противозаконное весьма непросто. Пока тебе все понятно?

   -Вроде да.

   -Так вот, учитывая то обстоятельство что в деревню вошел сильный маг, да еще в компании весьма грозного воина, который судя по его внешнему виду вполне смог бы справится со всем деревенским ополчением и в одиночку, я думаю староста весьма серьезно рассматривал возможность того, что мы сможем остаться в его деревне даже не спрашивая его соизволения. А в этом случае он все равно попал бы в немилость к бургомистру как лицо, не обеспечившее соответствующую обороноспособность вверенной ему деревни. Поэтому когда он узнал, что мы не только без каких бы то ни было возражений покинем деревню, но и поможем с подзарядкой амулетов, часть из которых кстати уже совсем выдохлась, он был готов выделить нам не трехдневный, а годовой запас продуктов, лишь бы мы не вздумали изменить своего решения. К тому же не следует забывать, что я соорудил вокруг его деревни весьма приличное защитное заклинание, на которое при других обстоятельствах у местных жителей попросту не хватило бы денег.

   -Так значит мы все-таки смогли бы настоять на том, чтобы нам выделили лодку?

   -Поскольку социальный статус как воина так и мага, по крайней мере не ниже статуса деревенского старосты, то в принципе мы бы смогли "уговорить" его выделить нам не одну лодку, а всю местную флотилию. Однако мне бы не хотелось без особой нужды брать за горло местных жителей, которые не смотря ни на что отнеслись к нам довольно приветливо. К тому же не забывай, что пока у нас с тобой нет никаких документов и постоянного места жительства, с официальной точки зрения мы являемся самыми настоящими бродягами. Поэтому я не стал бы рассчитывать на особо теплую встречу со стороны бургомистра того самого городишки, в который мы завтра с утра и направимся. А лодка, полученная столь небесспорным образом, явно не повысит наши шансы избежать не нужного нам общения с местными властями, для которых как я уже говорил, мы всего лишь бродяги.

   -Да я то собственно говоря и не настаиваю, просто раз уж мы заговорили о воинах, магах, крестьянах и прочих, не мог бы ты вкратце просветить меня относительно того, какая здесь существует социальная иерархия, поскольку мне бы очень не хотелось, чтобы у нас возникли неприятности что называется на ровном месте как с тем злополучным Друидом.

   -Современная политическая обстановка на Эзарме очень схожа с той, которая царила в средневековой Европе, когда постоянно создавались и распадались политические и военные союзы. При этом в любой момент можно было ожидать нападения со стороны соседа, если только он почувствует твою слабость. Но тем не менее здесь уже образовалось несколько довольно крупных государств, некоторые из которых успели провозгласить себя империями. Однако существующий во всех обитаемых мирах принцип "кто сильней тот и прав", никто не отменял и в этом Мире. Поэтому во всех здешних государствах люди, связавшие свою жизнь с военным ремеслом, пользуются особым расположением не только у прекрасных дам, но и правителей. Кстати о дамах, здесь они пользуются гораздо большими правами нежели женщины на Земле, причем эти права имеют не формальный как у вас, а вполне реальный статус. Но об этом как-нибудь потом, поскольку как сам понимаешь, о дамах можно говорить бесконечно. Так вот, что касается военных, то они относятся к так называемой касте воинов, элиту которых составляют рыцари, то есть воины, как правило благородного происхождения, которые во главу своего воинского искусства ставят физические данные и умение владеть оружием. В некотором смысле альтернативу им составляют боевые маги, делающие основной упор на, как ты уже наверное сам догадался, боевом применении магии. Радикальные представители двух этих течений относятся друг к другу с определенной степенью презрения, хотя по большому счету в этом Мире практически невозможно встретить воинов, полагающихся исключительно на силу своего оружия, или-же боевых магов, имеющих в своем арсенале исключительно одни лишь боевые заклинания. Поэтому большинство воинов вполне резонно стараются преуспеть как во владении оружием, так и развитии своих магических способностей. Тем не менее потенциал боевых магов гораздо выше нежели у рыцарей, однако при этом они лишены возможности занять ведущие позиции на социальной лестнице поскольку все остальные маги в силу ряда причин считают своих коллег, связавших свою жизнь исключительно с воинским ремеслом, недоучками, позорящими высокое звание мага, и выступают по отношению к ним в качестве весьма жесткой оппозиции, открыто поддерживая рыцарей как подлинно благородное сословие. Подобное отношение магов к своим коллегам, на первый взгляд кажется весьма странным. Тем не менее оно легко объяснимо, поскольку те заклинания, которыми пользуются боевые маги, в основной своей массе являются весьма грубыми и примитивными, относящимися к низшему классу сложности. Поэтому остальные маги, стремящиеся достигнуть все большей изысканности и утонченности в вопросе использования магии, воспринимают работу боевых магов как прямой вызов своему искусству. Впрочем я опять немного отвлекся. Так вот, маги и рыцари составляют наиболее боеспособную часть общества, которая именует себя воинами. Кроме них, к этой касте пожалуй можно отнести еще и наемников. Чаще всего они представляют собой всевозможный сброд, не гнушавшийся промышлять откровенным разбоем. За это их одинаково недолюбливают как маги, так и рыцари.

   -В таком случае почему все эти отряды наемников до сих пор не распустили?

   -Не все так просто. Дело в том, что наемники берутся за ту работу, от которой с негодованием отказываются как рыцари так и маги, в частности выполняют заказы баронов на разорение соседских деревень, или организацию всевозможных засад. Их услуги стоят не дорого, к тому же в случае чего ими не жалко пожертвовать, уйдя таким образом от какой бы то ни было ответственности за совершенные злодеяния. По этому, как ты сам понимаешь, зачастую подобные типы имеют весьма высокопоставленных покровителей. И всякий раз, когда после очередного нашумевшего "подвига" наемников ставится вопрос об их полном упразднении, тут же возникают какие то "обстоятельства" из-за которых решение не принимается вообще, а после того как страсти немного улягутся, вопрос об их роспуске что называется, спускают на тормозах...

   Пожалуй на этом общий обзор касты воинов можно считать законченным.

   Следующей составной частью общества является "Союз Истинных Магов", который как бы находится в тени, но тем не менее по своей политической значимости превосходит воинов, так как в отличие от последних являются более сплоченной группой, хотя и не такой многочисленной. Насколько мне известно, руководит этим Союзом "Совет Архимагов". Вот только кто в него входит, и какова его численность, по вполне понятным причинам мне нечего не известно. Этот Совет вообще не любит афишировать свою деятельность, и если здешнее общество сравнить с организмом, то воины безусловно являются его мышцами, в то время как маги - нервной системой, которая тончайшей паутиной пронизывает все общество и держит его в своем подчинении... Посуди сам: главы всех ремесленных союзов являются магами. Среди служителей церкви сложно отыскать человека, не обладающего мало-мальски приличными магическими способностями, а высшие иерархи инквизиции, которые возглавляют борьбу со всевозможной скверной и ересью, по совместительству являются высшими иерархами и Союза Истинных Магов. А что уж говорить о возглавляющем святую церковь Епископе, который насколько мне известно, по совместительству возглавляет и Совет Архимагов?

   Что же касается светской власти, то она представлена в виде многочисленных герцогов, князей, и конечно же королей, которые из-за своей крайней разобщенности весьма слабы и практически полностью зависят от лояльности воинов и вольных магов, по сути являясь марионетками в их руках. Исключение составляют пожалуй только такие правители как король Великой Империи Элгано, на территории которой мы кстати сейчас и находимся. Конечно же до неограниченной монархии и здесь еще очень далеко, но тем не менее королевская власть в этой империи настолько сильна, что позволяет королю вполне успешно вступать в открытое противостояние как с воинами, так и магами, разумеется не замахиваясь при этом на власть высшей касты Совета Архимагов.

   На крестьянах и ремесленниках, безусловно составляющих основную часть любого общества, я не буду останавливаться подробно, поскольку они не играют сколько-нибудь важной политической роли, но это собственно говоря и понятно, их вполне устраивает отведенная им роль, ибо как и на Земле большинство людей готовы безропотно отказаться от каких бы то ни было честолюбивых притязаний в том случае, если власть способна обеспечить им сытое, и относительно безопасное существование.

   -В общих чертах картина для меня понемногу начинает прорисовываться. Вот только я до сих пор так и не смог придумать, чем же мне стоит заняться в этом Мире. -Посетовал я своему другу.

   -Постой, но ведь ты вроде как собирался вернуться домой, я имею ввиду на Землю?

   -Так то оно так, да только в этом мире, очевидно, я застрял надолго, а значит мне обязательно нужно подыскать какое ни будь занятие. Не сидеть же у тебя на шее все это время?

   -Всегда существуют различные варианты. -Уклончиво ответил маг.

   -О каких вариантах ты говоришь? -Поинтересовался я. -Ведь поскольку у меня отсутствует благородное происхождение, то путь в рыцари для меня если и существует, то только теоретически, а учитывая полное отсутствие способностей к магии, можно сделать однозначный вывод о том, что маг из меня не получится даже в теории. Ну а поскольку вакансий на должность короля так же судя по всему не предвидится, то и тут, скажем так, мне мало что светит. Таким образом, применив метод исключения, выходит, что я могу хоть как-то устроится в этом Мире, либо в качестве наемника, либо став каким-нибудь ремесленником, или точнее сказать, подмастерьем.

   -Ты знаешь, дорогой Алекс, я бы не стал делать столь скоропалительные выводы, тем более что с твоими, скажем так, магическими способностями лично мне до сих пор ничего не ясно. По этому, давай отложим этот разговор, по крайней мере на время. К тому же я уверен, что твой просто таки феноменальный дар попадать во всевозможные истории никуда не пропал. А это значит, что тебе не придется скучать и в этом Мире.

   Выслушав замечание мага я криво усмехнулся, однако решил не спорить, поскольку общение на всеобщем языке для меня было еще весьма утомительным. К тому же несмотря на довольно прохладный вечер, благодаря выпитому за день вину мое тело наполнилось приятным теплом, и теперь мозг понемногу начал отказывался от получения какой бы то ни было информации, настраивающей на минорный лад. Ну а поскольку нет более неблагодарного занятия, нежели понукание захмелевшего организма, я пожелал Оз Кару спокойной ночи, после чего залез под одеяло, и тут же уснул, вдыхая полной грудью аромат свежего сена.

   Утро выдалось довольно свежим, если не сказать прохладным, однако мы оба отлично выспались, а потому пребывали в отличном расположении духа. Перекусив на скорую руку остатками вчерашнего ужина, и быстро собрав свои пожитки мы решили не мешкая продолжить свой путь, дабы не создавать проблем приютившему нас накануне старосте этой по сути приветливой рыбацкой деревушки.

   Теперь идти было значительно легче, поскольку вдоль берега причудливо извивалась узкая, но довольно утоптанная тропинка, избавившая нас от необходимости продираться через кусты.

   День прошел без каких бы то ни было приключений, если конечно не принимать во внимание то обстоятельство, что пару раз нам довелось прятаться в густых зарослях камыша, когда со слов мага срабатывали его охранные заклинания, которыми он памятуя о слоняющихся где-то неподалеку разбойниках постоянно "прощупывал" маршрут нашего движения. Первый раз мы без толку просидели в кустах около получаса, зато в другой раз мы едва успели укрыться в ивняке, как по нашей тропинке прошла целая группа вооруженных людей. Разумеется мы не стали выяснять кто они, и по какому делу идут.

   Во время дневного перехода мы периодически продолжали разговор на всеобщем, при этом не могло не радовать то, насколько легче стало выражать собственные мысли на этом новом для меня языке.

   На ночлег мы остановились на крошечной полянке, расположенной метрах в пятидесяти от тропинки. Всего за несколько минут мы соорудили себе импровизированные постели из растущего поблизости камыша, после чего поужинали и улеглись спать.

   ****************************************************************

   Проснулся я глубокой ночью оттого, что кто-то крепко схватив за руки и ноги начал весьма грубо вжимать меня в камыш, на котором я спал. Ничего не понимая я попытался хотя-бы повернуть голову, и тут же почувствовал, как холодный металл не глубоко, но довольно болезненно впился в кожу на моем горле, тем самым как бы намекая на то, что любое неосторожное движение может стоить мне жизни. В подтверждение этой версии чей-то гнусавый голос прошипел у самого моего уха о тех, весьма плачевных для меня последствиях, которые обязательно наступят в том случае, если я попытаюсь совершить хотя бы одно неосторожное движение.

   Поскольку я уже убедился в том, что меня не собираются убивать, по крайней мере пока, то решил воспользоваться советом гнусавого голоса, и не спеша поднялся на ноги. Пока чьи-то руки довольно грубо меня обыскивали, я как можно более внимательно осмотрелся по сторонам, стараясь при этом не привлекать излишнего внимания. Мою задачу в значительной мере облегчило то обстоятельство, что столь подло напавшие на меня мерзавцы не мешкая зажгли четыре факела, которые весьма сносно осветили всю нашу поляну.

   Осуществленный мной осмотр позволил выявить с десяток довольно низкорослых, но весьма коренастых мужиков, которые весьма деловито обшаривали все наши вещи. Вооружение этих мрачных типов в основном состояло из увесистых дубинок. Впрочем у пары мордоворотов на поясах болтались самые настоящие клинки, по форме схожие с абордажными саблями, которые не смотря на свой грозный вид являлись далеко не самым удобным оружием в сухопутном бою.

   Рядом со мной лежал уткнувшись лицом в землю и Оз Кар, при этом мой друг не подавал каких либо признаков жизни, тем не менее я очень надеялся на то что он был всего лишь без сознания. Разумеется он сейчас очень нуждался в моей помощи, однако я отдавал себе отчет в том, что если попытаюсь броситься к нему, то тут же получу дубиной по затылку. Быстро оценив свои шансы на успех я расслабился и позволил одному из типов беспрепятственно начать выворачивать мои карманы. Все это время меня довольно неумело держали за руки два бандита, а то, что эти субъекты были именно бандитами, у меня теперь не осталось каких либо сомнений. Еще один "джентльмен удачи" стоял прямо передо мной, и лениво помахивал невероятно ржавым клинком в нескольких сантиметрах от моего горла. Очевидно подобный прием должен был внушить мне невероятный ужас, однако мой опыт подсказывал, что если этот "мечник" попытался пустить свое оружие в ход, то первой, да и пожалуй единственной его жертвой скорее всего окажется один из его сотоварищей, продолжавших держать меня за руки. Единственным серьезным противником из всей этой банды выглядел их предводитель. Движения этого человека выдавали в нем опытного воина, который судя по всему знал как следует пользоваться оружием, из чего я сделал вывод о том, что он не всю свою жизнь промышлял разбоем. Сам атаман не принимал участия в продолжавшемся разграблении наших вещей, и лишь давал отрывистые команды, которые без особого рвения, но все же беспрекословно, выполняли его подручные. Закончив отдавать распоряжения он наконец то соизволил обратить на меня внимание. Взяв из рук одного из бандитов факел, он вплотную приблизился ко мне, и оттолкнув в сторону головореза, державшего свою железяку у моего горла, принялся очень внимательно меня осматривать, тем самым предоставив великолепную возможность рассмотреть и его самого. Вожак шайки оказался уже не молодым человеком, которому по земным меркам можно было дать лет сорок с довольно большим хвостиком. При этом его аристократическое лицо, обрамленное короткой и аккуратно подстриженной бородкой в моем представлении должно было принадлежать какому-нибудь благородному рыцарю, но никак не разбойнику. Очевидно он понял мою мысль, поскольку на его лице появилась кривая улыбка, явно не предвещавшая мне ничего хорошего. Затем он не спеша размял кисти рук и резко ударил меня кулаком в живот, а когда я захлебнувшись воздухом повис на руках державших меня бандитов, приподнял мою голову за волосы, и зловещим шепотом прошипел, что не позволит так разглядывать себя каким то уродам вроде меня, тем более, что судя по всему в моем роду было значительно больше троллей нежели людей. После этого он сорвался на крик и вывел какую то замысловатую фразу, в которой я смог разобрать лишь междометья и пару несвязанных между собой слов. Данное обстоятельство свидетельствовало о том, что я получил сомнительное удовольствие прослушать один из, скажем так, шедевров местной ненормативной лексики, в которой у меня были очевидные пробелы. Правильность моего предположение тут же подтворили остальные разбойники, дружно разразившиеся громким смехом. Выждав несколько мгновений вожак гаркнул на бандитов, мгновенно прервав наступившее веселье, после чего вновь склонился ко мне и тем же шепотом сообщил, что если у моего дружка - мага еще есть шансы выпутаться из этой переделки живым, разумеется при условии что он не будет упрямится и сделает все, что от него потребуют, то меня он обязательно продаст каким то магрибитам в качестве гребца на одну из их проклятых галер, где я до конца своих дней буду махать веслом в окружении таких же уродливых троллей как и я сам. Закончив свою речь, и не дождавшись от меня никаких возражений, на которые он судя по всему очень рассчитывал, атаман еще раз ударил меня в живот. На этот раз его удар не достиг желаемого результата, поскольку я был к нему готов. Тем не менее я не стал разочаровывать бандита и вновь повис на руках его подручных. Вожак тут же утратил ко мне интерес, и зло сплюнув приказал своим подручным меня связать, после чего пошел в сторону Оз Кара, который к этому времени уже немного пришел в себя, и стоя на коленях тряс головой, словно пытаясь таким образом отогнать надоедливую муху.

   Разумеется я не стал дожидаться того момента, когда меня свяжут, а потому резко распрямившись ударил плечом в нижнюю челюсть бандита, который держал меня за правую руку. Затем перехватил освободившейся рукой саблю его дружка, попытавшегося ткнуть меня ей в горло, и тут же ударил державшего меня за левую руку разбойника ногой в коленную чашечку. Привлеченный шумом главарь вновь повернулся в мою сторону, на ходу выхватывая свой меч. Однако его оружие описав замысловатую дугу тут же отлетело на несколько шагов в сторону, поскольку его владелец был награжден мной весьма смачным ударом в пах. Не останавливаясь на достигнутом, я попытался развить свой успех, заехав ему ногой прямо в челюсть, после чего со словами "теперь мы квиты" попытался поднять его меч, который лежал уткнувшись в камыш всего лишь в нескольких метрах от меня. Однако мне тут же пришлось забыть про это оружие, удовлетворившись трофейной саблей, поскольку опомнившиеся от замешательства бандиты набросились на меня всей гурьбой. К счастью у этих ребят напрочь отсутствовало какое либо понятие о коллективных действиях, а потому не смотря на более чем десятикратный численный перевес, они скорее мешали друг другу, вразнобой пытаясь дотянуться до меня своими дубинками. И только после того, как пятеро из этой компании остались лежать на траве, причем трое из них пострадали от неосторожных ударов своих же товарищей, оставшиеся шестеро попытались взять меня в какое то подобие кольца. К этому времени в комплект к сабле я успел обзавестись еще и дубинкой, которую очень кстати "подарил" мне один из бандитов, распрощавшийся со своим оружием после неудачной попытки ударить меня ей по голове. Теперь у меня появилось оружие и для левой руки. Правда к этому времени моя абордажная сабля, несмотря на свою массивность, успела весьма основательно погнуться, поскольку я был вынужден принять на нее несколько увесистых ударов дубинок при помощи которых меня периодически пытались достать продолжавшие наседать бандиты. Ну а поскольку времени на то, чтобы хоть как-то выпрямить и без того не очень удобную саблю у меня не было, я всерьез задумался о том, как бы заменить ее на что-либо более пригодное для дальнейшего продолжения боя. Но тут, рыча словно раненый зверь, и грубо расталкивая разбойников, ко мне начал приближаться сам атаман, о котором в общей сумятице я как-то подзабыл. Его перекошенное от злобы лицо было залито кровью, из чего я сделал вывод о том, что мой удар все-таки достиг цели... Теперь главарь шайки больше напоминал разъяренного быка, стремящегося во чтобы то ни стало отомстить своему обидчику. Ненависть просто переполняла этого человека, однако он все же не бросился на меня с высоко поднятым мечем, как это делали остальные члены его банды. Вместо этого, как и подобает опытному воину, он начал осторожно приближаться ко мне, держа меч двумя руками на уровне груди, и направив острие немного вверх. При этом его клинок осуществлял плавные покачивания из стороны в сторону, благодаря чему напомнил кобру, готовившуюся к своему смертельному броску. А тем временем остальные бандиты тут-же отступили и начали неуклюже переминаться с ноги на ногу, в одно мгновение превратившись из активных участников сражения в увлеченных зрителей, которые очевидно не сомневались в победе своего вожака. Впрочем сам главарь банды судя по всему не был полностью уверен в своей победе, тем не менее он даже не пытался заставить своих головорезов продолжить сражение, поскольку уже смекнул, что после того, как несколько минут беспомощно провалялся распластавшись на земле, и при этом чуть было не позволил мне завладеть своим собственным мечем, его авторитет среди бандитов в значительной мере пошатнулся. И исправить положение он мог только одним способом: справившись со мной в одиночку. При этом в принципе он не так уж сильно рисковал, поскольку в руках у него был длинный меч, пригодный для нанесения как рубящих, так и колющих ударов. И судя по тем отблескам, которыми играло лезвие этого клинка в лучах горящих факелов, качество его стали было просто великолепным. Кроме того, после каждого взмаха этого грозного оружия, по его лезвию пробегали голубоватые искры, не двусмысленно намекая на свою магическую составляющую. Что же касается моего вооружения, то у меня в руках была сильно покорёженная, и практически непригодная для продолжения боя абордажная сабля, а так же увесистая, но короткая дубинка, которая вряд ли сможет выдержать больше двух - трех ударов моего противника. По этому мне не оставалось ничего иного, кроме как медленно пятиться, надеясь при этом нащупать тот способ продолжения боя, который дал бы мне хоть какие то шансы на его благополучный исход. Неожиданно я вспомнил об одной маленькой хитрости, которую якобы применил один мой товарищ по Иностранному Легиону, когда в каком то баре его попытался насадить на бильярдный кий изрядно напившийся громила.

   Условия моего теперешнего сражения конечно же мало чем походили на пьяную драку в баре, однако времени, чтобы придумать нечто более подходящее у меня все равно не оставалось, в то время как мои шансы быть нанизанным, или разрубленным возрастали буквально с каждой секундой, поскольку я уже практически уперся спиной в заросли густого кустарника. По этому со всей ловкостью, на которую только был способен, я перехватил в левую руку саблю, а в правую взял дубинку. Осуществленная мной рокировка вызвала снисходительную улыбку на лице моего противника, и он еще увереннее двинулся на меня. И тут, вместо того, чтобы продолжать отсиживаться в обороне, тщетно пытаясь парировать удары меча дубинкой, я сам перешел в атаку, и запустил левой рукой ставшую практически бесполезной саблю, намереваясь угодить ей в живот наседавшего на меня разбойника.

   Совершая хаотичные и практически непредсказуемые кульбиты покалеченная сабля устремилась в сторону моего противника. Как я и предполагал, он довольно легко отбил летевшую в него саблю плавным движением своего клинка, и в этот момент, когда его меч заканчивал опускаться вниз, я со всей силы запустил ему в голову дубинку, находившуюся в моей правой руке. В попытке защититься от столь неожиданно появившейся угрозы клинок разбойника взметнулся вверх, однако в этот момент дубинка уже встретилась с его головой, угодив ему прямо в лоб. Бандит пошатнулся, однако устоял на ногах, и даже попытался разорвать дистанцию отступив на пару шагов назад. При этом было заметно что мой удар потряс его весьма основательно, а потому будучи опытным воином он рассчитывала таким образом выиграть хоть немного времени дабы прийти в себя. Поняв это я в свою очередь не стал проявлять благородство, и буквально одним прыжком преодолел разделявшее нас расстояние. Пропустив над головой запоздало метнувшееся ко мне лезвие клинка, я заблокировал левой рукой крестовину застывшего в верхней точке меча и со всей силы приложился правой рукой к нижней челюсти так и не успевшего полностью прийти в себя бандита. Удар был такой силы, что отозвался болью в руке. Что же касается моего противника, то он отлетел на несколько метров, попутно опрокинув пару своих подручных, и теперь судя по всему пребывал в том состоянии, которое в боксе принято называть глубоким нокаутом. Я же остался стоять на месте, причем грозно сверкающий в предрассветной мгле меч бандита остался у меня в руке. Данное обстоятельство явно склоняло чашу весов в мою сторону. По этому стараясь развить успех я гордо потряс трофейным мечем перед изумленными лицами уцелевших бандитов, и как можно более грозно потребовал немедленно сложить оружие. Спорить со мной никто из них не решился, а потому быстро побросав весь свой разбойничий инвентарь на землю они с хмурым видом уставились на меня, очевидно ожидая дальнейших распоряжений. По правде сказать я и сам не знал, что делать дальше, поскольку убивать безоружных людей, пусть даже и отъявленных мерзавцев, я не собирался. Тащить же их в город в качестве пленных у меня также не было особого желания. С другой стороны и отпускать этих молодчиков на все четыре стороны было тоже нельзя, поскольку как только они хоть немного придут в себя, наверняка возьмутся за старое, и вновь окажутся в какой ни будь банде. Таким образом передо мной встала новая, и на первый взгляд неразрешимая проблема, которую тем не менее следовало разрешитьнемедленно, пока разбойники не успели прийти в себя после столь сокрушительного поражения своего предводителя. Впрочем мои размышления тут же были прерваны самым неожиданным образом. Откуда-то из зарослей, находившихся справа от меня, раздался мощный звук, похожий на паровозный гудок. Тут же ему ответил такой же, но уже с противоположной стороны многострадальной поляны. После этого, окружавшие нас кусты зашевелились, и из них начали выходить закованные с ног до головы в начищенные доспехи люди, вооруженные мечами и алебардами. Всего через несколько мгновений эти неизвестно откуда появившиеся воины окружили всю поляну плотным кольцом, лишив всех участников только что закончившегося сражения даже теоретических шансов спастись бегством. Я безусловно не знал, кем являются эти воины, но судя по добротному вооружению, а так же принимая во внимание ту слаженность, с которой они действовали, можно было предположить, что это какой-то пограничный разъезд, либо даже отряд, специально направленный на поиски и поимку разбойников.

   После того, как поляна была полностью взята под контроль, ко мне подошел один из воинов, у которого в качестве знака отличия поверх доспехов висела довольно изящная серебренная цепь, наличие которой судя по всему означало то, что передо мной находится офицер. Острием своего меча он указал на захваченный в бою меч, который по прежнему находящийся у меня в руке, после чего его клинок словно указка плавно переместилось в сторону сваленного в кучу оружия разбойников. Жест был столь красноречив, что мне не составило труда понять, что он "просит" меня положить находившееся у меня в руках оружие туда же. Так как альтернативных вариантов у меня судя по всему не было я с большим сожалением расстался со столь славным клинком, который прежде принадлежал главарю банды.

   После того как я аккуратно положил меч поверх остального оружия бандитов, ко мне подошел один из воинов, и довольно тщательно обыскал. Поскольку незадолго до этого меня уже обыскивали бандиты, то вполне естественно, что повторный обыск не принес никаких результатов. Закончив обыск воин не произнося ни слова тут же куда-то исчез, а офицер, который с невозмутимым видом все это время стоял неподалеку, вложил свой меч в ножны, и кивнув в сторону неподвижно лежавшего атамана несколько раз ударил в ладоши. Судя по всему это были аплодисменты, и предназначались они мне. Видимо посчитав, что на этом все необходимые формальности улаженными офицер тут же утратил ко мне всякий интерес, и полностью переключил все свое внимание на осмотр поляны. В этом занятии ему помогали несколько солдат, тщательно обыскавших каждый клочок земли. Насколько я понял, поисковую команду особо интересовали те предметы, которые могли бы иметь магическую составляющую, поскольку все обнаруженные у бандитов амулеты были аккуратно разложены на сером плаще, раньше принадлежавшем самому атаману. При этом все оружие, включая и погнутую саблю, которой я столь блестяще выполнил отвлекающий маневр, лежало в отдельной куче. После того, как осмотр был окончен, офицер отдал какое-то распоряжение и один из воинов тут же куда-то умчался громко треща камышом словно потревоженный зверь. Как только посыльный удалился над поляной повисла гнетущая тишина, впрочем всего через несколько минут я вновь услыхал как кто-то продирается через многострадальный камыш. На этот раз на поляну вошли четыре довольно крупных воина, одетых в легкие доспехи. На плечах они несли закрытые носилки. За носилками шествовали еще четыре воина, облаченные в тяжелые доспехи, а потому смотрелись они на фоне остальных воинов как самые настоящие танки. Тем не менее, хотя выглядели эти доспехи очень громоздкой кучей металла, учитывая то с какой легкостью передвигались закованные в них воины, создавалось впечатление, будто они попросту не замечают веса собственной амуниции. Вне всякого сомнения эти могучие воины были личной охраной той важной персоны, которая восседала на носилках. Приглядевшись повнимательней я даже смог разглядеть довольно оригинальный герб в виде белого меча, разрубающий черную башню, который украшал доспехи этих воинов-телохранителей. Кроме того я обратил внимание на то, что остальные латники, которые первыми оказались на поляне, стараются держаться от вновь прибывших на почтительном расстоянии, и это несмотря на то, что теперь на поляне было весьма тесновато. По общему настроению людей я понял, что только теперь появился тот, кто на самом деле является командиром всего этого отряда.

   После того, как носилки поставили на землю, к ним тут же подошел тот воин, которого я для себя прозвал офицером. Откинув полог накидки он очень учтиво помог находившемуся в этом оригинальном транспортном средстве человеку выбраться наружу. Через несколько мгновений перед нами предстал невысокий сухощавый старичок с очень мелкими чертами лица, который окинул всех присутствующих скучающим взглядом, и засеменил в стороны разбойников, которые к этому времени уже были связаны, включая все еще находящегося без сознания атамана. После беглого осмотра бандитов он подошел к Оз Кару, который с закрытыми глазами сидел привалившись спиной к какому то невысокому деревцу, понемногу приходя в себя после едва не стоившей нам жизни встречи с разбойниками. Старик присел на корточки перед магом и несколько секунд внимательно смотрел на него не произнося ни слова. Затем он подошел ко мне и быстро окинув колючим взглядом проследовал к аккуратно рассортированным кучам барахла, которое воины отобрали у разбойников. Там он удобно расположился в глубоком кресле, которое откуда-то приволокли два воина, и начал внимательно рассматривать каждую вещицу. Тем временем офицер вновь подошел к этому странному субъекту, наделенному судя по всему неограниченной властью, и пристроившись рядом с креслом, начал очень подробно излагать обо всем, что произошло на этой поляне. Я без труда смог разобрать все то, что поведал старику офицер, поскольку рапортовал тот по военному четко, тщательно выговаривая слова.

   К своему немалому изумлению я понял, что воины наблюдали за происходящим на поляне практически с того момента как разбойники на нас напали, а вмешались в происходившее только после того, как поняли, что все интересное уже закончилось. Вот сволочи! Подумал я. Значит все то время, пока нас пытались убить разбойники, эти мерзавцы смотрели на все происходящее как на забавное представление, а после того, как мы чудом смогли избежать смерти этот подлец в офицерских доспехах соизволил несколько раз лениво хлопнуть в ладоши, как хлопает праздная публика посмотрев не очень интересное, но все же не безнадежное представление уличных комедиантов. Впрочем самое скверное заключалось даже не в этом, а в том, что к сидевшему рядом с ним старику стоявший буквально по стойке смирно офицер обращался не иначе как "Отец Инквизитор", а как я успел уяснить из рассказов Оз Кара, даже мимолетная встреча с инквизицией никогда не сулила ничего хорошего. И если все это было так, то теперь во всяком случае становилось понятным то, почему все толпившиеся на поляне воины старались держаться как можно дальше от этого человека.

   Когда офицер заканчивал свой доклад инквизитор как раз приступил к осмотру отобранного у разбойников оружия. Старик тут же засопел, уставившись на меч, лежавший поверх всего остального оружия, и указав на него рукой спросил у жадно ловившего каждое его движение офицера:

   -Скажи мне, сын мой, тот ли это меч, который изначально был в руках у предводителя разбойников, и которым во время схватки завладел вон тот верзила? -При этом инквизитор махнул рукой в мою сторону.

   -Совершенно верно Отец Инквизитор! -Отрапортовал бросив мимолетный взгляд на меч офицер.

   Старик опять о чем-то задумался, после чего подозвал одного из своих охранников, который тут же застыл рядом с ним словно металлическая статуя. Смерив меня оценивающим взглядом инквизитор не спеша поднялся на ноги, и приказав телохранителю стоять молча и не шевелиться вернулся к своим носилкам и как-бы невзначай расположился за спинами трех своих охранников, в то время как четвертый продолжал стоять по стойке смирно там, где его поставил инквизитор. Убедившись в собственной безопасности старик подозвал офицера и отдал ему какое-то распоряжение. Офицер внимательно выслушал инквизитора, после чего удивленно взглянув на старика попытался что-то переспросить, однако вместо разъяснений тот рявкнул на мгновенно побледневшего офицера и нетерпеливо махнул рукой в мою сторону. Перепуганный офицер тут же подбежал ко мне и сообщил, что Отец Инквизитор "попросил" чтобы я подошел к вон тому смиренному служителю веры, при этом он жестом указал в сторону одиноко стоящего телохранителя. Затем со слов офицера мне следовало извлечь из ножен, висящих на поясе у все того же воина меч, и ударить его по щиту, который тот держал в левой руке. При этом Отец Инквизитор опять таки "просил" меня не совершать каких либо опрометчивых поступков, дабы не усложнить и без того не простое положение, в котором я оказался.

   Мне так же как и передавшему это послание офицеру показалось довольно странным подобное желание инквизитора, но поскольку как я уже понял спорить со сумасбродным стариком было себе дороже, я лишь пожал плечами и молча побрел выполнять эту, по меньшей мере необычную "просьбу". При этом подходя к охраннику инквизитора я посмотрел на лица окружавших поляну воинов и понял, что судя по всему меня ждет какой-то далеко не безобидный подвох, вот только какой именно я никак не мог понять. С другой стороны если бы инквизитору просто взбрело в голову меня убить, то вряд ли он стал бы устраивать такое представление ради того, что бы позабавить столпившихся вокруг меня солдат. Невольно взглянув на инквизитора я обратил внимание на то, с каким неподдельным интересом этот, всего лишь минуту назад безразличный ко всему на свете старик, наблюдает за моими действиями выглядывая из-за могучих спин своей охраны. Это натолкнуло меня на мысль о том, что заставив меня ударить мечем по щиту воина он решил практическим путем проверить какое-то свое внезапно возникшее предположение. Оставалось лишь выяснить, какое именно.

   Поскольку я не знал откуда именно ждать неприятностей, то приблизившись к воину, который продолжал стоять как истукан, я сначала внимательно осмотрел рукоять его меча, которая была обмотана мягкой кожей, и не имела каких либо украшений, за исключением пары небольших желтоватых камушков, впаянных в саму крестовину меча. Ножны так же были вполне обычными, сделанными из добротно выделанной кожи и украшенными каким-то незатейливым узором. Собравшись с духом я дотронулся до рукояти меча и тут же отдернул руку, как это делают люди, опасающиеся того, что вещь может оказаться слишком горячей. Но поскольку рукоять меча как и положено оказалась прохладной на ощупь я решительно взялся за нее и потянул меч на себя. Оружие легко покинуло ножны, не причинив мне какого либо вреда, при этом я услыхал возглас удивления, который одновременно издали многие воины из числа тех, кто сейчас продолжал очень внимательно наблюдать за моими действиями.

   У меня не было особого желания затягивать этот дурацкий эксперимент, в котором мне отводилась роль подопытной мыши, а потому я не замахиваясь нанес скользящий удар по щиту все того же воина. Потревоженный щит издал довольно неприятный скрежет, который буквально потонул во всеобщем возгласе удивления, раздавшемся со всех сторон. Теперь уже все воины загалдели словно болельщики на футбольном матче, обсуждавшие опасный момент возникший у ворот собственной команды, напрочь позабыв о существовании наводившего всеобщий ужас инквизиторе. Со своей стороны я посчитал что выполнил "просьбу" старика в строгом соответствии с полученными инструкциями, а потому с чистой совестью вложил меч обратно в ножны не проявившего никаких эмоций воина, и на всякий случай вернулся на то самое место, с которого отправился на выполнение этого, как теперь мне начало казаться, попросту бестолкового задания.

   Возникшее было оживление среди столпившихся на поляне латников прервалось сразу же после того, как Отец Инквизитор молча поднял руку. В мгновенно повисшей тишине он строго произнес:

   -Если этот непристойный балаган не прекратится незамедлительно, то все виновные понесут самое суровое наказание.

   Затем инквизитор вновь подошел к куче, в которую было свалено оружие разбойников, и молча сделав над ней несколько замысловатых движений руками пошел обратно к носилкам, крикнув через плече офицеру, следовавшему за ним по пятам, что остальное барахло можно сжечь. Затем он ловко забрался на носилки, при этом демонстративно отказавшись от помощи офицера, и плотно задернул занавеску, чем судя по всему высказал свое явное неудовольствие происходящим.

   Тем временем с поляны потянуло дымом. Оторвав взгляд от носилок я обнаружил, что солдаты весьма расторопно выполнили распоряжение инквизитора, и все что было свалено на поляне, включая и вещи, принадлежавшие нам с Оз Каром уже пожирал ненасытный огонь. Немного в стороне сиротливо лежало сваленное в кучу оружие бандитов. Поначалу я было решил что его собираются забрать с собой в качестве трофеев, однако тут я обратил внимание на то, что все боевое снаряжение, принадлежавшее бандитам, начало медленно погружаться в землю. Создавалось такое впечатление, будто все оружие оказалось свалено прямо в болотную трясину, которая принялась жадно поглощать неожиданный дар. Дольше всех сопротивлялся меч атамана, который несколько секунд как бы плавал по поверхности, стремясь избежать столь незавидной участи, однако в конце концов сдался и он, разделив судьбу остального разбойничьего снаряжения. Я с сожалением следил за гибелью меча, поскольку несмотря на короткое "знакомство" с ним, успел проникнуться уважением к этому благородному клинку. При этом я понимал, что все мои попытки "заступиться" за этот меч ни к чему хорошему не приведут, а потому молча наблюдал за его исчезновением. От созерцания происходящего меня отвлек окрик одного из воинов, который велел мне пошевеливаться и следовать за вереницей разбойников, у которых в отличии от меня были крепко связаны руки, причем не только в запястьях, но и локтях. Те бандиты, кто не мог идти самостоятельно, были без какого либо почтения привязаны к длинным шестам словно пойманные на охоте дикие кабаны, которых несли по два воина. Я поискал взглядом Оз Кара, и увидел, что того довольно грубо начал трясти за плечи какой-то латник, требуя чтобы маг немедленно встал на ноги. Подавив желание отпихнуть этого грубияна за шиворот я как можно более спокойно попросил разрешения у своего сопровождающего помочь другу. Тот внимательно посмотрел на Оз Кара, затем о чем то переговорил со своим хамовитым товарищем и благосклонно кивнув позволил мне подойти к магу, чем я и неприменим воспользоваться. Судя по тому внушительному кровоподтеку, который украшал лоб Оз Кара, во время ночного нападения бандиты значительно больше опасались именно его, и потому не мудрствуя лукаво попросту оглушили его дубинкой. Ну а поскольку мой друг явно не был приспособлен к подобному обращению, то теперь с очень большим трудом приходил в себя, и моя помощь пришлась как нельзя кстати. Ноги все еще отказывались служить обессилевшему магу, а потому я попросту взял его на руки и понес вслед за удаляющейся процессией. При этом за нами следовал десяток воинов, которые внимательно следили за каждым моим шагом. Данное обстоятельство не двусмысленно свидетельствовало о том, что хотя нам и не связали руки, о полном доверии говорить было слишком рано.

   Примерно метров через пятьсот мы вышли на грунтовую дорогу. Где многие воины уже гарцевали верхом на великолепных лошадях.

   По правде говоря я не могу утверждать, что так уж хорошо разбираюсь в лошадях, но ведь для того чтобы определить то, что перед тобой не какая ни будь кляча, а поистине великолепные животные, не нужно быть таки уж большим специалистом.

   Тем временем всех разбойников рассаживали в две большие телеги, схожие с той которую мы видели в той деревне, через которую проходили накануне. Помимо возничего, в каждой телеге сидели еще два воина, которые судя по всему должны были приглядывать за пленными. Мне с магом выделили отдельную телегу, так что мы оба могли не только сидеть, но и довольно комфортно лежать на устилавшей ее дно соломе.

   Вскоре кроме нас и возничего в телеге расположились еще два воина, присутствие которых еще раз наглядно подтвердило тот факт, что та черта, которая отделяла нас с Оз Каром от "пассажиров", сидящих в других телегах, является очень зыбкой.

   Оглядевшись по сторонам я обнаружил немного в стороне еще две телеги, одна из которых была пуста, а другая заполнена такими же хмурыми типами, как и те, что напали на нас.

   Поскольку проявлять слишком большой интерес к тому, что происходило вокруг нас я посчитал небезопасным, то переключил все свое внимание на изучение нашей телеги. При этом я обратил внимание на то, что в ее борта через равные промежутки были врезаны довольно массивные железные кольца, которые скорее всего предназначались для того, чтобы дополнительно "фиксировать" находившихся в них пассажиров. Данное обстоятельство снимало всякие сомнения в том, что этот отряд воинов не случайно набрел на разбойников, а целенаправленно охотился на них. Исходя из всех этих обстоятельств теперь меня стало интересовать то, повезут ли нас сразу туда, где будет решаться судьбы всех тех, кого смог изловить этот отряд охотников за разбойничьими головами, или же наши сопровождающие для начала попытаются заполнить все тем же грузом и последнюю, пока еще пустовавшую телегу.

   Помимо вышеупомянутых телег в нашем караване оказалось еще одно транспортное средство, представлявшее из себя довольно изящную карету, к крыше которой несколько расторопных воинов привязывали носилки, в которых не за долго до этого восседал Отец Инквизитор. Вне всякого сомнения эта карета была рассчитана не только на комфортное, но и довольно быстрое передвижение, а потому была запряжена четверкой таких-же изящных животных как и те, на которых восседали воины. При этом в наши телеги были запряжены по паре флегматичных тяжеловозов. Впрочем данное обстоятельство также выглядело вполне логично, поскольку пассажирам этих транспортных средств было совершенно некуда торопиться.

   Когда походное построение было завершено, и отряд тронулся в путь я смог примерно посчитать количество находившихся в нем воинов. По моим расчетам выходило, что общая численность этого подразделения составляет около пятидесяти человек. Причем примерено треть из этого числа насчитывала личная охрана инквизитора, которая не обращала никакого внимания не только на пленников, но и с явным презрением поглядывала на остальных солдат. От созерцания столь необычной картины меня отвлек подавший голос Оз Кар, который попросил пить. Без особой надежды я обратился с просьбой дать воды к охранявшим нас воинам. К моему удивлению один из них тут же протянул мне довольно объемную флягу, в которой оказалась не только холодная, но и очень вкусная вода. После того, как маг напился и сполоснул остатками воды лицо, ему судя по всему стало значительно лучше. Во всяком случае он без посторонней помощи присел, облокотившись о высокий борт телеги. Я с благодарностью вернув воину флягу, и тут же поинтересовался у мага:

   -Не подумай, что я тебя в чем-либо обвиняю, просто мне хотелось бы узнать то, почему тем разбойникам удалось нас так легко "спеленать"? Ведь если я все правильно понял, ты обещал установить какое то охранное заклинание, которое якобы должно было нас, точней сказать, тебя предупредить о том, что к нам пожаловали непрошенные гости?

   -Что значит "какое то"? Я поставил одно из лучших охранных заклинаний, которое вообще можно сотворить в походных условиях. Просто как я тебе уже говорил, прежде мне не доводилось занимался подобными вещами на практике. То есть я конечно же ставил охранные заклинания, однако делал это так сказать в лабораторных условиях. При этом от меня не требовалось ставить защиту против таких запрещенных Законом ухищрений как всевозможные воровские амулеты. Именно по этому в полевых условиях моя довольно изощренная защита столь постыдно пала жертвой какого то довольно простого, но весьма оригинального амулета, который создал возможно и не очень сильный, но очень одаренный маг, имевший судя по всему не малый практический опыт в подобных вещах. Впрочем все это является довольно слабым оправданием, а потому приношу свои извинения.

   -Если уж на то пошло, то я виноват гораздо больше. Не забывай, что еще на Земле обязанности по охране нашего отряда были возложены именно на меня, и на сколько я помню, их с меня до сих пор никто не снимал. Тем не менее я позволил себе расслабиться как во время загородного пикника, и это притом, что мне было известно о том, что где-то в округе околачиваются разбойничьи банды.

   -В таком случае давай считать что мы квиты. -Примирительно предложил Оз Кар. И поскольку никаких возражений с моей стороны не последовало тут же попросил меня рассказать о тех событиях, большую часть которых он пропустил по, так сказать, независящим от него причинам. А поскольку больше все равно заняться было нечем, я без каких либо возражений тут-же и приступил к рассказу, вольготно развалившись рядом со своим другом.

   Похоже это повествование произвел на мага не меньшее впечатление чем пересказ моего путешествия между Мирами. Причем о моей схватке с атаманом Оз Кар слушал, что называется в пол уха, а вот когда я поведал о непонятном эксперименте инквизитора, во время которого мне пришлось бить по щиту охранника его же собственным мечем, маг тут же стал образцом внимания, жадно ловя каждое мое слово. Ну а когда я закончил рассказ он буквально засыпал меня вопросами, в результате чего я фактически еще пару раз, причем в подробностях, пересказал то, как вытаскивал меч из ножен, и что было потом. После того, как поток вопросов иссяк, я решил, что настал мой черед получать ответы, хотя собственно говоря вопрос у меня был всего один, и заключался он в том, что же все-таки за эксперимент провел на поляне тот странный старик.

   -Даже не знаю с чего и начать. -Задумчиво произнес маг. -Дело в том, что ты абсолютно был прав, когда предположил, что инквизитор использовал тебя в качестве подопытного кролика. Причем проведенный им эксперимент по своей сути был невероятно жестоким, а ты умудрился так легко с ним справиться, даже не подозревая о той смертельной опасности, которой подвергался. Впрочем обо всем по порядку, так вот, когда инквизитор осматривал оружие разбойников то не мог не обратить внимание на то, что меч главаря банды был Личным Оружием, то есть оружием, настроенным непосредственно на своего хозяина. Это довольно сильное заклинание, суть которого сводится к тому, что никто без разрешения владельца не может прикоснуться к зачарованному таким образом оружию, поскольку любое, скажем так, неодобренное хозяином прикосновение вызывает у злоумышленника такое ощущение, будто он взял в руки кусок раскаленного металла. Причем дело не ограничивается болью, поскольку на руках тут же появляются весьма болезненные ожоги. А если незадачливый похититель по какой то причине тут же не выпустит оружие из рук, то через несколько секунд они попросту обуглятся. Это очень надежное заклинание, поскольку даже опытному магу понадобится немало времени на то, чтобы справится с подобной защитой. Существуют правда довольно оригинальные воровские амулеты, но даже лучшие из них способны заглушить защитное заклятие небольшого предмета, ну на пример кошелька, а вот чтобы справиться с защитой меча необходимо нечто поистине выдающееся. По этому, когда инквизитор убедился в том, что у тебя нет никаких амулетов, то захотел выяснить то, каким образом ты смог обойти защиту меча, и не только забрать его у хозяина, на которого тот был настроен, но и пытаться атаковать им остальных бандитов, и при этом не получить никаких видимых повреждений. Вот только выбрав в качестве "проверочного оружия" меч гвардейца своей личной охраны, он поступил очень жестоко.

   -Ты хочешь сказать, что меч этого гвардейца был защищен еще более сильной магией?

   -Об этом оружии ходят легенды, поскольку это не просто Личное Оружие, на которое накладывают защитные заклятия ленивые подмастерья. Оружие гвардейцев чаруют по специальному заказу инквизиции лучшие маги-оружейники. Причем накладываемое ими заклинание имеет такую силу, что в мгновение ока обуглит всю руку того несчастного который посмел бы лишь попытаться вытащить из ножен такой меч без разрешения хозяина. Для наглядности инквизиция иногда устраивает соответствующие казни воришек, посягнувших на имущество высокопоставленных членов магического ордена. Суть подобной казни сводится к тому, что опытный маг подавляя волю осужденного вынуждает того попытаться выхватить меч у гвардейца. Как ты уже наверное успел догадаться, очень часто подобное наказание заканчивается смертью незадачливого преступника. Если же несмотря ни на что вор всё-таки выживет, извечным напоминанием о понесенном наказании ему будет служить обугленный обрубок, оставшийся вместо руки. По этому когда ты смог не только вытащить из ножен Личный Меч, но и ударить им по щиту, что в принципе равносильно удару по самому гвардейцу, а после этого, как ни в чем не бывало вложил его обратно в ножны, нет ничего удивительного в том, что все присутствовавшие восприняли это как самое настоящее чудо. По правде говоря я и сам не в силах объяснить произошедшего. Могу лишь предположить, что случившееся как-то связано с отсутствием у тебя энергетического поля, благодаря чему защитное заклинание меча тебя попросту "не увидело". Впрочем теперь меня гораздо больше интересует то, как на произошедшее отреагирует сама инквизиция. Ведь с точки зрения канонов религии чудеса являются разновидностью ереси, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

   И как бы в подтверждение слов мага мы увидели, что карета инквизитора значительно прибавив в скорости начала резко удалятся от нашего каравана, причем из почти двух десятков воинов, являвшихся личной охраной инквизитора, за каретой последовало только четверо, в то время как остальные начали смещаться в хвост колонны, пока не поравнялись с нашей телегой, после чего продолжили движение, как бы невзначай окружив нас плотным кольцом.

   -Да. -Сказал я Оз Кару глядя на хмурые лица едущих рядом с нами воинов. -Теперь, когда нас столь тщательно охраняют, можно полностью расслабиться, поскольку отныне наши жизни находятся в полной безопасности.

   Не смотря на плохое самочувствие маг оценил мою шутку, и попытался выдавить из себя слабый смешок.

   *******************************************************************

   Глава Святейшей Инквизиции Архимаг Франциск Непорочный с самого утра пребывал в весьма скверном расположении духа. А как собственно говоря могло быть иначе, если мало того, что от своих многочисленных агентов он получал все более и более тревожные сообщения, недвусмысленно свидетельствовавшие о том, что мир стоит на пороге каких то страшных потрясений, так в придачу ко всем этим неприятностям некоторые высшие иерархи Магического Ордена начали проповедовать явную ересь, утверждая дескать что Враг не погиб во время Страшной Битвы, а был всего лишь ранен, и теперь, собрав новые силы готовится взять реванш, в то время как Великое Воинство чудом победившее в той кровавой схватке, уже давно перестало существовать, из чего на их взгляд вырисовывался неминуемый конец света, если разумеется Спаситель не соизволит сотворить очередное чудо... И как только все эти идиоты не могут понять что своими постыдными для уважающего себя мага разглагольствованиями они лишь усиливают всеобщую панику и неразбериху, создавая дополнительные проблемы для тех кто не смотря ни на что пытается удержать род людской на краю пропасти. Однако судя по всему провидение решило, что всего этого мало, и свалило на плечи смиренного служителя церкви еще одно испытание в лице окончательно выжившего из ума инквизитора Отца Норма. Этот вздорный старик и раньше досаждал главе инквизиции, в результате чего был переведен служить с глаз долой из столицы Великой Империи, славного города Эллан, в один из провинциальных городишек, расположенный где-то на северной границе империи. Понемногу архимаг стал даже забывать про старого маразматика, и как выяснилось зря. Служба в глуши не только не обуздала патологическую склонность старика ко всевозможным рискованным экспериментам, а скорей наоборот, лишила его последних крупиц здравого смысла. Ведь это же надо было додуматься, устроить нелепый эксперимент с Личным Оружием гвардейца! И где?! Не в тиши специально предназначенных для подобных целей подземных катакомб, с обязательным соблюдением всевозможных мер предосторожностей и детальной фиксацией всего процесса, а на берегу какой-то реки, посреди камышей, на глазах у нескольких десятков тупоголовых солдат! Причем убедившись в том, что эксперимент явно вышел из под контроля он даже не потрудился уничтожить всех случайных свидетелей, а всего лишь "изолировал" их в каком то приграничном гарнизоне. Нет ничего удивительного в том, что столь щекотливая информация уже к вечеру следующего дня перестала быть тайной, благополучно покинув пределы гарнизона, разумеется не забыв при этом обрасти самыми невероятными сплетнями и домыслами. Не пройдет и недели, как эти слухи докатятся до самой столицы и их начнут обсуждаться во всех городских тавернах. Архимаг невольно зажмурился, представив как городская чернь смакуя начнет судачить о том, куда катится мир, раз уж какой то лишившийся памяти не то рыцарь, не то даже наемник, смог не только завладеть инквизиторским мечем, но даже как следует отделать им собственного хозяина. А ведь каких трудов стоило заставить народ поверить в незыблемость всего того, что так или иначе связано со Святой Церковью в целом и Инквизицией в частности. И вот теперь все это начинает рушиться. При этом самое обидное заключалось в том, что и сам архимаг чувствовал за собой часть вины в случившемся. Ведь он мог направить Отца Норма доживать свой век на остров Белого Черепа, тем более что как раз именно тогда в очередной раз пропал дежуривший там монах. Так нет же, он посчитал неразумным столь бесцельно расходовать тот огромный магический потенциал, которым без сомнения обладал скверный старик. Теперь-же ему предстояло все это расхлебывать, поскольку обо всех этих неприятностях вне всякого сомнения успел пронюхать Епископ, место которого со временем рассчитывал занять сам Франциск. Разумеется подобные перспективы не радовали самого Епископа, болезненно воспринимавшего любые поползновения на свой престол. По этому он постоянно цеплялся к работе инквизиции, упрекая Франциска в каких-то мелких просчетах. И вот теперь этот старый лис наверняка довольно потирает руки, предвкушая то как он устроит показательную выволочку столь нелепо опростоволосившемуся Франциску. А ведь инквизиция и в самом деле давно не допускала подобных ляпов. По этому предстоящий разнос будет вполне заслуженным, и все благодаря столь усердным стараниям этого идиота - Отца Норма! Пожалуй за это старого мерзавца мало четвертовать! С досады глава Инквизиции запустил чернильницей в один из бесценных гобеленов, украшавших стены его кабинета. Созерцание того, как чернильное пятно медленно расползается по ткани, приводя ее в полную негодность почему-то немного приподняло настроение архимага. Постояв еще с минуту, любуясь результатами своей "работы" Франциск трижды ударил в ладоши. Тут же перед ним появилась безликая фигура. Не глядя на нее архимаг вышел из кабинета, властно приказав навести порядок в комнате, и приготовить портал в ту трижды клятую пограничную крепость, названия которой он даже не пытался запомнить. И уже подходя к портальному залу он позволил себе мечтательно улыбнулся, при этом сторонний наблюдатель вряд-ли смог-бы связать столь теплую улыбку с тем, что дабы немного отвлечься Великий Инквизитор именно в это время начал обдумывать то, что он сотворит с Отцом Норма после того, как страсти немного поулягутся.

   ***************************************************************

   -Скажи мне Оз Кар, как ты думаешь, нас еще долгого будут держать в этом подвале? Лично я думаю трех дней, которые мы здесь провели, более чем достаточно для того, чтобы уладить все "возникшие формальности".

   -Я бы на твоем месте не торопил события. Ведь чем больше я думаю о тех передрягах, в которые мы с тобой угодили, тем меньше готов поставить на то, что мы отсюда вообще сможем выбраться. То есть, конечно же нас не будут держать здесь вечно, но поверь мне на слово, этот подвал покажется тебе фешенебельными апартаментами после того, как ты ознакомишься с условиями проживания в тех казематах, которые нам уже приготовила инквизиция в своих знаменитых подвалах.

   -Почему же в таком случае мы до сих пор еще здесь?

   -Все дело в том, что нас задержали во время рейда по поимке разбойников. Поэтому официально наши судьбы находятся в юрисдикции светских властей, которые напрямую подчиняются королю. Так что церковь пока что не имеет на нас ни каких прав.

   -Ты думаешь, что король решил нам помочь?

   -Очень в этом сомневаюсь. Просто теперь, после того, как возник определенный шум, связанный с продемонстрированными тобой там, на поляне, столь специфическими способностями, для осуществления по сути формальной передачи нас в руки инквизиции нужны какие-то более или менее веские основания. В противном случае нежелательные слухи только усилятся, а этого церковники попытаются избежать любой ценой.

   -Мне кажется ты несколько преувеличиваешь значение наших с тобой персон.

   -Судя по тому, что о нашем здоровье каждое утро приходит справляться сам начальник гарнизона, мы, точнее сказать, ты, и в самом деле успел стать очень знаменитой личностью.

   -Всю жизнь мечтал раздавать автографы.

   -Можешь не сомневаться, что в скором времени за твоими автографами выстроится целая толпа мордоворотов в рясах.

   -Полагаешь, что нас скоро, как бы это сказать, в общем ликвидируют?

   -Если хотя бы половина из того, что рассказывают про инквизиторские застенки правда, то те, кто в них томится, воспринимают смерть ни как наказание, а милость, избавляющую от дальнейших истязаний. Так что смерть в нашем с тобой положении далеко не самое худшее. Хотя и торопить ее на мой взгляд все же не стоит.

   -По правде говоря я не очень-то люблю когда меня пытают.

   -Признаться я тоже. -С кислой улыбкой заверил меня маг.

   -В таком случае быть может нам стоит попытаться отсюда бежать?

   -Попытаться то конечно можно. Вот только шансов у нас практически нет.

   -Почему?

   -Посуди сам, где-то неподалеку я чувствую присутствие нескольких весьма сильных магов, причем по крайней мере один из них значительно сильнее меня самого. Поэтому обрести свободу при помощи моих магических способностей у нас нет никаких шансов. Что же касается, скажем так, силового варианта, то при всем моем уважении к твоим физическим данным, ты вряд ли сможешь справиться с, по меньшей мере двумя сотнями профессиональных воинов, которые составляют гарнизон этой крепости. Кроме того могу поспорить, что сейчас в этой крепости помимо самого гарнизона находится как минимум несколько десятков гвардейцев, которые вполне заслуженно считаются одними из лучших бойцов, причем не только в Великой Империи.

   -Что я слышу? Великие и ужасные маги больше полагаются на силу клинка, нежели на свои магические способности? -С иронией поинтересовался я у Оз Кара.

   -Ты зря иронизируешь. -Ответил маг. -На мой взгляд это говорит об их мудрости, поскольку магической силы у инквизиторов и в самом деле более чем достаточно. А вот хороший меч в опытных руках иногда помогает там, где может оказаться бессильной самая сильная магия.

   -Вот видишь, значит не все так просто. Так может нам все-таки имеет смысл попробовать отсюда сбежать? В конце концов зачем же прорываться с боем, быть может нам удастся как-нибудь перехитрить наших тюремщиков? -Не унимался я.

   -Ну хорошо, допустим нам это удастся. И что мы будем делать потом? -Устало поинтересовался маг.

   -То есть как это что?! Куда ни будь скроемся, и переждем определенное время, покуда шумиха вокруг нас не утихнет.

   -Боюсь, что "пережидать" нам придется слишком долго, поскольку ты являешься слишком ценным трофеем для так сказать, научных экспериментов. К тому же если твой покорный слуга возможно и сможет на какое-то время укрыться от "всевидящего ока", то тебе, с твоим выдающимся ростом это вряд ли удастся. Поэтому мы не сможем найти надежного убежища ни в большом городе, ни в маленькой деревушке. Даже разбойники с удовольствием выдадут тебя властям, дабы получить солидное вознаграждение и полное прощение грехов за поимку особо опасного преступника, скрывающегося от возмездия Святой Инквизиции, которая наверняка заявит на тебя свои права.

   -Выходит от побега не будет особого толка?

   -Более того, своими попытками сбежать мы окажем инквизиции большую услугу, поскольку тогда с нами можно будет особо не церемониться.

   -Так ты предлагаешь сидеть сложа руки?

   -Вовсе нет. Я предлагаю заняться делом, и продолжить наши занятия по изучению местных языков, а так-же истории. Ничего кроме пользы от этого не будет, да и на обдумывание авантюрных идей у тебя останется гораздо меньше времени. Итак, на чем мы остановились...

   ******************************************************************

   С раннего утра на центральной площади города Гелла, являвшегося столицей самой северной провинции Великой Империи, было довольно многолюдно. И это не смотря на то, что назначенная на сегодня процедура суда над пойманными разбойниками не вызывала у искушенных в подобных вещах горожан особого интереса. Толи дело казнь все тех-же разбойников! Однако же сами казни в последнее время случались крайне редко, поскольку нынешний король был известным прагматиком, а потому считал нецелесообразным лишать жизни тех, кто прежде чем умереть способен еще несколько лет проработать на каком ни будь руднике, или же пополнить команду гребцов на военной галере, которых к слову в последнее время требовалось все больше и больше... Так что народ собрался поглазеть вовсе не на порядком приевшуюся рутину правосудия. Толпившимся на площади людям не терпелось увидеть странного здоровяка, которого при весьма загадочных обстоятельствах обнаружили в логове разбойников, и чью судьбу сейчас должен был решить суд. Ходили упорные слухи о том, что на него якобы не действовали защитные заклинания гвардейских мечей, что само по себе было просто непостижимо, и автоматически ставило парня в один ряд с самыми редкостными диковинами.

   Неожиданно по рядам скучающих зевак пробежал радостный шепоток, который возвестил о том, что еще до соответствующего объявления глашатая люди увидали как на помост выводят и в самом деле очень крупного парня. Конечно, на расстоянии было довольно трудно определить его рост, но судя по тому, что он весьма заметно превосходил своим ростом конвоировавших его стражников, в ряды которых отбирались только самые высокие парни, габариты у этого человека и в самом деле были весьма внушительными. Впрочем тут же выяснилось, что самое интересное было еще впереди, поскольку поддерживать обвинение против "громилы" прибыл прокурор из самой столицы, что на памяти горожан было пожалуй впервые. Похоже этот парень и в самом деле является очень важной персоной, раз удостоился такого внимания. Буквально тут-же эти подозрения горожан получили новое подтверждение, поскольку вслед за прокурором на помост поднялся инквизитор, облаченный не в черный балахон, который носили все его собратья, а красную сутану, что однозначно свидетельствовало о том, что на суд пожаловал ни кто иной как высший иерарх Инквизиции, Архимаг Франциск Непорочный, который как известно, и в самой то столице не часто баловал своим присутствием подобные мероприятия. Впрочем начавшееся было среди зевак оживлённое перешептывание тут же стихло, стоило поднявшемуся на помост главе инквизиции бросить на толпившихся горожан мимолетный взгляд. Над площадью повисла звеняща тишина, и все собравшиеся приготовились жадно ловить каждое слово, которое будет произнесено с помоста, поскольку теперь уже никто не сомневался что самое интересное еще впереди. И это при том, что данное зрелище по своей значимости уже превзошло все самые смелые ожидания, ибо такого скопления важных персон, пожелавших принять участие в, на первый взгляд самом заурядном суде, не наблюдалось даже на прошедших в позапрошлом году очень пышных по здешним мерках похоронах старого бургомистра, вечная ему память.

   *****************************************************************

   Телега, в которой я сидел, уже минут десять тряслась по городским улицам. И хотя мне никто не удосужился сообщить о цели этой поездки, я был убежден в том, что меня везут на суд, который якобы должен был проходить на городской площади какого то городка, расположенного километрах в пяти от крепости, в которой нас с Оз Каром продержали шесть дней. Все инструкции мага, которые он успел мне дать, сводились к тому, что я должен стараться помалкивать, а на поставленные вопросы отвечать односложно "да" или "нет", дабы своим "красноречием" не накликать на наши головы еще больших бед. К сожалению маг не успел пояснить мне ничего более подробно, поскольку два дня назад зашедший к нам начальник гарнизона тоном, не терпящим возражений заявил, что вскоре нашу дальнейшую судьбу решит городской суд, а посему остаток времени мы проведем порознь, "дабы лишить нас возможности усугубить свою вину постыдным сговором".

   Вскоре мой "экипаж" и в самом деле оказался на городской площади, посреди которой возвышался добротно сколоченный помост, дорогу к которому плотным кольцом перегораживала толпа местных зевак. Конвоировавшие меня гвардейцы тут-же взялись за плети, однако толпа горожан быстро смекнула что за этим последует и поспешно отхлынула от помоста, позволив нам беспрепятственно добраться к конечной точке нашего путешествия.

   Когда меня вывели на помост двое стражников, предварительно крепко связавших мне за спиной руки, я увидал пятерых человек, сидевших за массивным столом. Очевидно эти пятеро и были судьями, которые должны были решать мою дальнейшую судьбу. Неподалеку от них стоял молодой парень, со свитком в руках, выполнявший судя по всему роль глашатая. Неожиданно я заметил, как так и не решившаяся вновь приблизиться к помосту толпа зевак заволновалась. Причиной возникшего оживления оказался поднимающийся по ступеням довольно солидный мужчина, с очень печальным лицом, выражениевечной скорби которого еще больше усиливал костюм светского покроя, сшитый из дорогой, черной ткани. Он молча взял из рук глашатая свиток, и кивком головы отпустив перепуганного паренька, молча занял его место. Тут же на помост поднялся еще один мужчина, одетый в красную сутану, что скорее всего свидетельствовало о том, что это какой то священник, вот только какой именно я не знал, поскольку на сей счет Оз Кар мне ничего не рассказывал.

   В отличие от скорбного лица человека в черном, на устах священника в красной сутане застыла полуулыбка, которая впрочем не придавала его лицу доброты, поскольку больше напоминала оскал хищника. Вне всякого сомнения этот человек занимал какой-то очень высокий пост, поскольку своим появлением он мгновенно затмил грустного типа, который наверняка также являлся далеко не последним человеком в империи. Теперь даже сидевшие за столом судьи, всего минуту назад надменно взиравшие на весь белый свет, как по команде уткнулись в какие-то бумаги. Они лишь изредка осмеливались бросали робкие взгляды на этого человека, после чего вновь возвращались к внимательному изучение все тех-же бумажек. Судя по всему они бы сейчас с большим удовольствием умчались-бы вслед за своим глашатаем, однако без соизволения загадочного человека в красном боялись даже пошевелиться. И хотя я не знал кем именно являются эти двое вновь прибывших, решившие принять участие в моей дальнейшей судьбе, ничего хорошего от этой встречи ждать явно не приходилось.

   Тем временем человек в черном, все с тем же грустным лицом развернул свиток, и зачитал список моих прегрешений, которые сводились к тому, что будучи лишенным памяти при помощи злонамеренного колдовства я попал под власть практикующего запретную магию колдуна, скрывавшегося под личиной странствующего мага. Затем все тот же колдун подчинил себе волю доблестного гвардейца, который по случайному недосмотру своего командира не надел в тот день защитный амулет, препятствующий какому либо воздействию на разум владельца. В результате столь гнусного колдовства, подчинившего волю несчастного гвардейца, я смог воспользоваться его мечем, не подвергаясь воздействию защитного заклинания, ибо гвардеец, лишенный воли, фактически доверил мне свое оружие, чем собственно говоря и объясняется тот факт, что защитное заклинание не активировалось. А учинил подобное святотатство колдун для того, чтобы пошатнуть веру, и посеять зерно сомнения в душах людских, ибо действовал он по наущению и за деньги врагов людских, из числа Народов Нелюди. Учитывая изложенное, дальнейшее рассмотрение злодеяний колдуна, уличенного в применении запретной магии, по законам Великой Империи относится к компетенции не светских судов, а суда инквизиции. Поэтому колдун должен был быть незамедлительно передан в руки инквизиции, которая проведя собственное расследование и осуществит справедливый суд над этим отступником. Что же касается меня, то я так же поступал в распоряжение все той же инквизиции, но в качестве свидетеля, во всяком случае "пока". При этом человек в черном бросил на меня многозначительный взгляд.

   На этом собственно говоря его речь закончилась. И как я понял, мне недвусмысленно предлагалось купить возможность остаться живым, оклеветав Оз Кара, и подтвердив бредовое обвинения, выдвинутые против моего друга. В подтверждение моих предположений ко мне тут же обратился человек в красном, который хорошо поставленным голосом вкрадчиво поинтересовался:

   -Готов ли ты, Сын Мой, передать себя в руки Святой Инквизиции дабы помочь ей выявить скверну, и выжечь ее каленым железом?

   Похоже это была какой-то официально установленной фразой, единственным ответом на которую судя по всему могло быть только "Да".

   Закончив свою краткую речь человек в красном мгновенно потерял ко мне всякий интерес, и не дожидаясь ответа начал поворачиваться ко мне спиной, чтобы как можно быстрей покинуть помост. В рядах зрителей тут же начались перешептывания, возвестившие о том, что по мнению зевак все самое интересное уже закончилось. По этому, когда я громко произнес "Нет", все движение на площади мгновенно замерло, и вокруг вновь воцарилась мертвая тишина. Человек в красном медленно повернулся ко мне лицом, причем на этот раз на нем было написано явное удивление. Быстро справившись с собой и вернув на лицо прежнюю полуулыбку он выждал небольшую паузу, после чего все тем же хорошо поставленным голосом спросил:

   -Правильно ли я понял, что ты отказываюсь сотрудничать с инквизицией?

   На этот явно провокационный вопрос я выпалил ответ на одном дыхании:

   -Оз Кар мне друг, никакими злодеяниями он не занимался, и памяти никого не лишал. А меч я взял потому, что защитное заклинание оружия на меня не подействовало, хотя и не знаю почему. Однако истина в этом деле судя по всему никого не интересует. По этому содействовать в столь подлом деле как клевета на собственного друга в попытке выторговать собственную жизнь я отказываюсь. Безусловно я не ангел, но тем не менее и таким мерзавцем, за которого меня тут держат, тоже не являюсь.

   Все присутствующие выслушали мою речь молча. Причем на лице человека в красном, полуулыбка тут же перешла в откровенный оскал хищного зверя, который получил даже большую добычу нежели та, на которую мог рассчитывать. Мое предположение тут же подтвердилось, поскольку он очень медленно повернулся лицом к собравшейся на площади публике, и торжественным голосом провозгласил:

   -Этот несчастный только что прилюдно изобличил себя, и теперь будет предан суду как пособник колдуна. -Подумав пару секунд он добавил: -Кроме этого, за гордыню и попытку поставить под сомнение столь очевидное обвинение в злонамеренном колдовстве, выдвинутое смиренными служителями церкви, я обвиняю его в ереси.

   После этого он опять повернулся ко мне, и с выражением явно фальшивого участия на лице поинтересовался:

   -Хочешь ли ты попытаться опровергнуть выдвинутое тебе обвинение в ереси?

   Не задумываясь я ответил "Да". На этот раз мой собеседник судя по всему был готов к подобному ответу, поскольку не меняя выражения лица тут же провозгласил:

   -Как велит Закон, такая возможность будет предоставлена этой заблудшей душе завтра утром, на этой же площади.

   По рядам зрителей разнесся одобрительный гул.

   Выждав паузу, и дождавшись того момента, когда возникшее оживление немного поутихнет, человек в красном вновь одарил меня своей мерзкой полуулыбкой, после чего не спеша пошел к ступеням ведущим с помоста.

   Грустный человек в черном, который все это время простоял словно статуя, постепенно пришел в себя, и тоже собрался было уходить с помоста, но видимо вспомнив, что его миссия еще не завершена, вновь подошел ко мне и спросил, нужна ли мне какая ни будь помощь для того, чтобы достойно выдержать назначенное на завтра испытание. Поскольку я абсолютно не понимал о чем идет речь, то попросил предоставить мне возможность пообщаться с моим другом, ошибочно обвиненным в злонамеренном колдовстве. Выслушав мою просьбу, человек с грустным лицом что-то сказал судьям, которые продолжали как истуканы сидеть за столом, и так же ушел с помоста.

   Сопровождавшие меня стражники легкими толчками в спину тут же дали понять, что на сегодня для меня уже все закончилось.

   У помоста моего появления уже ждал "почетный караул" в виде десяти гвардейцев, которые молча оттеснили в сторону "моих" стражников, и тут же повели меня к зданию ратуши, находившемуся на противоположной стороне все той же площади. Как выяснилось меня не собирались везти обратно в крепость, а потому разместили в самом здании городской ратуши, где для меня в спешном порядке были подготовлены соответствующие апартаменты в виде небольшой комнатушки с зарешеченными окнами, расположенной в полуподвальном этаже. Через час с небольшим в отведенную мне комнату впихнули истребованного мной Оз Кара, после чего гвардейцы с грохотом закрыли дверь, предварительно предупредив, что не откроют ее до самого утра даже в случае пожара.

   Оз Кар тут же уселся на сваленную в углу кучу соломы, которая судя по всему предназначалась для использования вместо постели, и потребовал подробного отчета за весь проведенный мной день.

   Поскольку рассказывать особо было нечего, я уложился в пять минут, после чего сам обратился к своему другу с вопросом о том, что собственно говоря меня завтра ожидает. По уже заведенной традиции, прежде чем приступить к объяснениям, он несколько минут что-то молча обдумывал, после чего, собравшись с мыслями, начал давать пояснения в присущей ему весьма неспешной манере.

   -По правде говоря, мне очень приятно, что ты, отдавая себе отчет в том, что залезаешь в весьма скверную ловушку, все-таки попытался за меня заступиться. Впрочем я бы не осудил тебя и в том случае, если бы ты все-таки воспользовался сделанным тебе предложением. Ведь в этом случае шанс на спасение появился хотя бы у тебя. А так ты согласился сыграть в игру, с правилами которой совершенно не знаком. Утешает меня лишь то, что даже если бы я и успел рассказать тебе заранее о том, что тебя ожидает в случае отказа сотрудничать с инквизицией, то учитывая твой упрямый характер, который за эти дни я успел неплохо изучить, могу поспорить на собственное бессмертие, что ты все равно поступил бы точно так же. Впрочем, теперь в любом случае говорить об этом бессмысленно, ибо исправить уже ничего нельзя. Так вот, как это не странно звучит, но теперь твое положение пожалуй даже хуже моего. Ведь поскольку инквизиторы все равно выбили бы из меня необходимые им признания, я и не стал бы особо припираться, и признался во всех тех грехах, в которых меня попытаются обвинить. После этого меня как раскаявшегося грешника приговорили бы к какой ни будь не очень жестокости казни. На этом для меня все скорей всего и закончилось бы. -Со вздохом произнес маг.

   -В таком случае как мое положение может быть хуже твоего? -Поинтересовался я у мага.

   -Выдвинутое против тебя обвинение в ереси является пожалуй самым суровым обвинением, на которое ты только мог напроситься. Поэтому теперь тебя как еретика можно даже не судить, а передать в Храмовые Послушники, которые фактически являются подопытным материалом в руках магов. Благодаря этому инквизиция получит возможность не спеша разобраться с той аномалией, которой ты собственно говоря и являешься. Причем о сохранности "подопытного материала" они позаботятся в последнюю очередь, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

   -А после этих своих экспериментов они меня оставят в покое?

   -Храмового Послушника в любом случае ждет смерть. Весь вопрос заключается лишь в том, будет ли эта смерть мучительной, или очень мучительной. Так что ты сам того не желая устранил все те формальности, которые прежде мешали инквизиторам отправить тебя в свои лаборатории.

   -Постой, но мне же предоставили возможность завтра утром попытаться опровергнуть выдвинутое против меня обвинение в ереси.

   -Это так, однако предоставленная тебе возможность опровергнуть обвинение является ни чем иным, как пыткой, на которую человек обрекает себя добровольно. Поэтому очень немногие соглашаются на то, чтобы пытаться опровергнуть обвинение в ереси. А те кто все же пытаются это сделать, идут на такое испытание в основном от отчаяния, не отдавая отчет своим поступкам.

   -Давай отложим причитания на потом, поскольку то, что меня завтра не ждет ничего хорошего я догадался и сам. Для этого мне было достаточно взглянуть на самодовольную рожу того инквизитора в красном. А сейчас я бы хотел получить от тебя более конкретные объяснения по сути возражений, которые я завтра должен буду предоставить этому напыщенному индюку.

   -Ты наверное первый человек, от которого я слышу столь не лестные высказывания о главе Святейшей Инквизиции, Архимаге Франциске Непорочном. Мой тебе совет, постарайся завтра как можно меньше его злить, поскольку я ничего не могу сказать относительно его непорочности, а вот о его вспыльчивости в свое время был весьма наслышан, хотя к счастью и не имел "удовольствия" общаться с ним лично. Что же касается предоставленной тебе возможности опровергнуть выдвинутое обвинение, то для этого завтра ты должен будешь не много не мало, "всего лишь" повторить одно из чудес, сотворенных в свое время самим Спасителем, что собственно говоря и будет являться доказательством его заступничества и снимет с тебя все выдвинутые обвинения. Мне продолжать объяснения, или этого достаточно чтобы понять то, каковы твои шансы на успех?

   -Не могу сказать, что я постоянно специализируюсь на чудесах, но если моей судьбе еще не надоело делать на меня ставки, то может быть твои объяснения мне все-таки пригодятся. Так что продолжай.

   -Меня восхищает твоя самоуверенность! Впрочем я и не ожидал от тебя иного ответа, поэтому слушай. Не вдаваясь в теологические подробности, которые в данном случае не имеют особого значения, интересующий тебя вопрос кратко можно изложить в таком виде: Во время своего пребывания в этом Мире Спаситель сотворил несколько чудес. Для начала, он приняв образ смертного человека умудрился голыми руками вынуть из кипящего озера ключ от Небесных Ворот Непорочного Царства. Кстати, по одной из версий эти самые Ворота как раз и находятся на вершине одной из гор Драконьего Хребта, у подножья которого мы сейчас и находимся. Впрочем это не имеет особого значения. Так вот, после того, как Спаситель завладел ключом и открыл ворота, он спускался на землю, пройдя босыми ногами по лезвию меча Небесного Великана, являвшегося единственным мостом между Небесным миром и нашим. Затем он прошел бесконечный лабиринт, из которого по идее невозможно было выбраться. Потом Спаситель укрыл на своей груди от взгляда Всевидящего Ока огонь надежды, и спустившись на равнину подарил его людям. Затем он три дня провел в ледяных водах бездонного озера мудрости. Кроме этого он смог подчинить своей воле Созданий Хаоса, прошел по дороге сомнения, которая состояла из расплавленного серебра, и наконец победил смерть, вернувшись живым из ее царства.

   -Неужели вашим магам так уж сложно повторить подобные чудеса? То есть конечно, победить саму смерть будет довольно проблематично даже для них, однако все остальное...

   -Суть указанных чудес как раз и заключается в том, что согласно святых писаний, Спаситель проделал все это не прибегая к помощи магии, благодаря чему все это и является чудом. И дабы исключить возможность какого либо мошенничества, при прохождении испытания на шею испытуемого одевается специальный медальон, который способен уловить самое легкое дуновение магии. По этому в том случае если подвергнутый испытанию успешно с ним справляется, но медальон все же свидетельствует о применении какой бы то ни было магии, испытание считается не пройденным.

   В настоящее время официально практикуются следующие испытания, условно повторяющие некоторые из подвигов Создателя: доставание голой рукой какого-нибудь символического ключа из котла с кипящей водой, хождение по мечу, специально изготовленному для таких целей, причем лезвие его весьма остро отточено, и имеет в длину около пятнадцати метров. Еще следует отметить испытание огнем, когда на грудь привязанного человека выливается небольшой горшочек с особым маслом. Затем масло поджигают, и все ждут когда оно полностью выгорит. Особо зрелищным считается хождение по раскаленному металлу. Поглазеть на подобное испытание как правило съезжаются зеваки со всей провинции... В прежние времена иногда практиковалось купание в ледяной воде в течении трех суток, однако последние лет сто - сто пятьдесят подобное испытание не применяется по причине своей малой зрелищности. Что же касается условий их прохождения то тут все просто: независимо от того, какое испытание было выбрано, оно считается пройденным если испытуемый остался жив, при этом на его теле не остаться таких следов как порезы и ожоги, а кроме того он не был уличен в использовании какой либо магии

   -Да уж, пожалуй пройти такие испытания и в самом деле мягко говоря не просто. Поэтому нет ничего удивительного в том, что желающих принять участие в подобном э... развлечении, практически нет. А вообще бывали случаи, когда кто ни будь выдерживал одно из испытаний?

   -Я особо не интересовался данным вопросом. Но по-моему я что-то слышал о том, что в разные времена несколько человек смогли выдержать одно из испытаний. Однако доподлинно мне об этом ничего не известно. В любом случае, за последние пару сотен лет подобного точно не бывало, хотя попытки конечно же предпринимались. Вот пожалуй и все... Единственное, что я могу добавить, так это то, что особой популярностью у испытуемых почему-то пользуется хождение по лезвию меча. И если я не ошибаюсь, то все удачные попытки были связанны именно с ним.

   -Да пожалуй прогулка по мечу и в самом деле выглядит наиболее заманчивым вариантом, тем более, что я даже слышал о том, что на Земле подобное могут проделывать ни то Шаолиньские монахи, ни то Индийские йоги. Впрочем в любом случае я не являюсь ни тем, ни другим. Так что в лоб эту проблему пожалуй не разрешить... Эх, придумать бы какую-нибудь хитрость, вот только какую?

   -Как можно обхитрить острие клинка, или горящее пламя? Да и о фокусах с раскаленным металлом мне тоже ничего не известно, а кипяток он и есть кипяток. Нельзя засунуть в него руку и не ошпариться. -Безапелляционно заявил маг.

   -Подожди! Что ты там говорил о Горном, то есть Непорочном Царстве, которое находится где-то неподалеку, в горах?

   -По одной из гипотез, которую поддерживают наиболее уважаемые теологи, врата Непорочного Царства, через которые Спаситель явился дабы помочь людям победить Врага, и тем самым спасти их от неминуемой гибели, находились где-то неподалеку, на одной из вершин Драконьего Хребта. Поэтому каждое лето в эти горы уходят отшельники, в надежде на то, что благодаря близости к Непорочному Царству на них снизойдет божественное просветление. Однако не пойму, какое это имеет значение? Как по мне, так это все сказки, не имеющие никакого отношения к реальной действительности.

   -Знаешь, на Земле есть такая поговорка, "Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок". По этому, рассказанная тобой сейчас сказка все-таки натолкнула меня на одну интересную мысль, которую я попытаюсь воплотить в жизнь завтра утром. А пока что расскажи мне поподробнее о том, как это самое испытание должно проходить. Причем постарайся не упустить ни одной детали, поскольку сам понимаешь, второй попытки мне могут и не предоставить.

   *******************************************************************

   Утро выдалось просто замечательным, поэтому все взрослое население города Эллан с самого рассвета начало занимать места на центральной площади, чтобы своими глазами увидеть то, как сумасшедший заговорщик попытается опровергнуть обвинение в ереси, выдвинутое самим Верховным Инквизитором. При этом разумеется никто из здравомыслящих людей не верил то, что у парня есть хоть какие-то шансы. Об этом красноречиво свидетельствовало то обстоятельство, что не смотря на все ухищрения местных букмекеров пока что не нашлось ни одного желающего сделать ставку на то, что испытание будет пройдено, и это притом, что за каждый вложенный талер в случае успеха можно было получить полновесную сотню. Впрочем один глупец все-таки нашелся. Как и следовало ожидать, им оказался Дик Простофиля, который поставил целых триста семьдесят талеров на успех заговорщика. Эта,по сути не такая уж и маленькая сумма, скорей всего была всем тем состоянием, которое смог накопить столь непутевый человек как Простофиля за всю свою жизнь. Впрочем этот идиот всегда ввязывался в самые безнадежные авантюры, из-за чего, несмотря на свой почтенный возраст так и не обзавелся ни семьей, ни собственным углом. Ну так на то он и Дик Простофиля, чтобы почтенные граждане на его примере могли наглядно продемонстрировать своим юным отпрыскам то, что происходит с теми людьми, которые постоянно идут наперекор общественному мнению. И как-то само собой получилось, что все разговоры плавно перешли с обсуждения предстоящего зрелища с участием неизвестно что возомнившего из себя еретика, к очередной нелепой выходке Простофили, которая на этот раз по своей безрассудности перешла все мыслимые границы. В толпе даже раздались гневные возгласы кого-то из горожан, призывавшего собравшийся в полном составе городской совет, который должен был официально засвидетельствовать результаты предстоящего испытания, немедленно решить вопрос о лишении безрассудного чудака права проживать в почтенном городе, коим без всякого сомнения являлся Эллан. Толпа тут же с оживлением подхватила новую тему, тем более что для всех присутствующих она была значительно ближе и интересней, нежели обсуждение чудачеств лишившегося рассудка еретика, который сам напросился на обвинение в ереси, заступившись за богомерзкого колдуна, а затем, в довершение ко всему случившемуся обрек себя на прохождение испытания, являвшегося по сути добровольной пыткой.

   Внезапно все голоса стихли, поскольку на площади начали появляться главные участники предстоящего зрелища, обещавшего стать самым значимым событием за последние несколько десятилетий.

   *******************************************************************

   Да, пожалуй в этом городке подобные шоу проходят не часто, иначе как объяснить тот факт, что судя по наплыву людей, собравшихся на площади, здесь можно проводить перепись населения. Все-таки люди везде одинаковы, не зависимо от того, в каком Мире они обитают. Всем подавай "хлеба и зрелищ". Причем люди гораздо спокойней переносят отсутствие хлеба, нежели отмену очередного "карнавала". Впрочем о сущности человеческой натуры я смогу пофилософствовать как ни будь в другой раз, если конечно сработает разработанный мной план. Кстати этот напыщенный индюк, которого все очень почтительно величают Верховным Инквизитором, должен сыграть в нем немаловажную роль. Но даже если все получится так, как я задумал, мои шансы на успех иначе как чудом все равно не назовёшь, однако поскольку в последнее время я просто таки начал специализироваться на всевозможных чудесах, то почем бы не попытаться сотворить еще одно, тем более что и особого выбора-то у меня сейчас нет.

   Тем временем "вчерашний" человек в черном, все с тем же грустным выражением лица, который как я теперь уже знал, являлся ни много ни мало самим королевским прокурором, выждав трагическую паузу начал зачитывать невероятно объемный список тех прегрешений, которые мне пытались вменить на этот раз.

   Покончив с обвинением прокурор перевел дух, после чего поведал всем собравшимся что у обвиняемого, то есть меня, возникло желание опровергнуть выдвинутые обвинения. Поэтому, в соответствии со Сводом Законов, который всецело чтится, и неукоснительно соблюдается гражданами Великой Империи, мне будет предоставлена соответствующая возможность, для чего мне предлагалось незамедлительно выбрать то испытание, пройдя которое я собственно говоря и должен был доказать свою невиновность.

   Полагаю, что из меня мог бы получиться неплохой актер, поскольку я так же как и прокурор картинно выдержал паузу, после чего столь же торжественно начал выражать благодарность славным жителям Великой Империи за то, что мне представилась столь великолепная возможность оправдать свое честное имя, да еще на глазах столь достопочтенной публики, после чего низко поклонился в сторону сгрудившихся неподалеку от меня членам городского совета. Как я и предполагал, в окружавшей меня толпе раздались одобрительные возгласы, а отцы города просто расцвели довольными улыбками. Не дав зрителям перевести дыхание, я тут же заявил, что намерен пройти испытание "кипящего озера".

   Собравшаяся на площади толпа тут же принялась весьма оживленно обсуждать мое решение. Тем временем ко мне подошел глава Святейшей Инквизиции, и произнес ритуальную фразу, поинтересовавшись, нужна ли мне какая ни будь помощь от смиренного служителя Святой Церкви, дабы помочь подготовиться к предстоящему испытанию. С трудом сдерживая волнение я как можно более жизнерадостно ответил - Да! Все суетившиеся в это время зрители мгновенно замерли, и с любопытством уставились на меня. Ещебы, ведь по идее я должен был вежливо отказаться, сославшись на то, что ожидаю получить помощь от самого Спасителя! Убедившись в том что вновь стал центром всеобщего внимания, я поведал удивленному инквизитору, что хотел бы повторить сотворенное Спасителем чудо в условиях, так сказать максимально приближенных к тем, в которых его совершил сам Спаситель. Поэтому и прошу "смиренного служителя" оказать мне посильное содействие, обеспечив проведение испытания на одной из горных вершин Драконьего Хребта, что в свою очередь позволит мне максимально приблизиться к вратам Небесного Царства. Как я и предполагал, инквизитор выслушал мою просьбу с легкой улыбкой, после чего сообщил, что мое желание воссоздать те условия, в которых сотворил чудо сам Спаситель, является весьма похвальным, но не может быть удовлетворено, в связи с чем испытание пройдет прямо на этой площади. Выслушав его ответ я глубоко вздохнул, и с деланной горечью в голосе сообщил, что не смею настаивать на своей просьбе, поскольку только что получил подтверждение дошедших до меня слухов. Инквизитор тут же поинтересовался о каких слухах идет речь. Откликнувшись на его просьбу я с готовностью поведал о том, что злые языки судачат о том, что дескать магические возможности главы Святейшей Инквизиции в значительной мере преувеличены, а значит выполнение моего скромного желания попросту выходит за границы его возможностей. По этому, дабы не смущать достойного служителя церкви, и учитывая отсутствие в городе какого-нибудь более или менее сильного мага, я готов отказаться от своей просьбы и пройти выбранное мной испытание даже на этой площади. Когда смысл моих слов дошел до инквизитора, который помимо всего прочего официально занимал должность архимага, то есть теоретически был способен сотворить даже вне уровневое заклинание, его лицо тут же побледнело, после чего стало багрово красным, приобретя такой же насыщенный цвет как и его собственная сутана. Снисходительная улыбка тут же сползла с его лица, вновь уступив место самому настоящему звериному оскалу. На мгновение мне даже показалось, что он сейчас попытается меня укусить. Однако стоит отдать ему должное, Глава Инквизиции довольно быстро справился с переполнявшими его чувствами, и даже попытался вернуть на остававшееся пунцовым лицо подобие улыбки, что впрочем не очень хорошо у него получилось.

   С минуту он пытался испепелить меня своим гневным взглядом, на что я со своей стороны отвечал самой широкой и любезной улыбкой, на которую только был способен. Тем временем пауза явно затягивалась, при этом на инквизитора с неподдельным интересом смотрел не только я, но и несколько тысяч горожан, начавших в полголоса обсуждать высказанные мной сомнения в магической состоятельности Архимага. В конце концов с явной неохотой оторвав от меня свой взгляд инквизитор резко повернулся к бургомистру, который от неожиданности едва не спрыгнул с помоста. Положив на плече тут же попытавшемуся потерять сознание городскому голове свою руку инквизитор зловещим шепотом потребовал, чтобы тот немедленно показал ему на кристалле обзора самую высокую вершину Драконьего Хребта, так как дабы искоренить сомнения в его магических возможностях, он организует проведение испытания именно там, где пожелал "этот несчастный". Пребывавший в полуобморочном состоянии бургомистр сильно заикаясь принялся довольно путано объяснять, что дескать лично не знает какая вершина является наивысшей, ибо по роду возложенных на него обязанностей постоянно находится во вверенном ему городе. Тем не менее он готов немедленно послать за самым лучшим охотником, который отлично знает все ближайшие вершины, и непременно сможет показать все что пожелает глава Святейшей Инквизиции. Получив благосклонный кивок набравшийся смелости бургомистр промямлил, что не смея перечить главе Святейшей Инквизиции тем не менее хотел-бы обратить внимание на то, что по заверениям местных пастухов, высоко в горах невозможно находиться долго, поскольку там свирепствует лютый холод, а главное, практически полностью отсутствует воздух. Впрочем бургомистр не исключал и того, что это всего лишь одна из тех сказок, на которые так богато сиволапое мужичье. Но если все-таки пастухи говорили правду, то на самой высокой вершине могло вообще не оказаться воздуха, а значит и находиться там попросту невозможно.

   Выслушав доводы бургомистра инквизитор вкрадчиво поинтересовался, не хочет ли тот сказать, что так же как и стоящий напротив него еретик сомневается в магических возможностях архимага,на что мгновенно побледневший бургомистр мотая головой словно испуганный конь, вновь попытался упасть в обморок. Тогда взбешенный инквизитор несколько раз тряхнул полуживого чиновника за плечи и проникновенным голосом пообещал, что если в течении пяти минут не будет выполнена его смиренная просьба, то он будет вынужден просить бургомистра составить мне компанию во время прохождения сегодняшнего испытания...

   Проводив презрительным взглядом сползающего в обморок главу города Архимаг вновь повернулся ко мне и тихим голосом заверил в том, что моя дерзость не останется безнаказанной, а потому Глава Инквизиции лично займется моим воспитанием сразу же после того как закончится это испытание. Кроме того он пообещал, что я очень скоро должен буду понять то, почему всем Храмовым Послушникам в обязательном порядке вживляют специальные амулеты, не позволяющие их владельцам окончить жизнь самоубийством.

   Одарив меня еще одним уничтожающим взглядом Глава Инквизиции демонстративно повернулся ко мне спиной. К нему тут же подбежали несколько инквизиторов, облаченных в обычные для них черные рясы. Обменявшись несколькими фразами все они быстро покинули помост. Я же остался стоять на месте, с трудом скрывая невероятное нервное возбуждение, вызванное тем, что задуманный мной план начал постепенно воплощался в жизнь.


   ***************************************************************

   Когда через несколько часов меня вновь вывели на туже площадь, я невольно остановился, и как завороженный уставился на представшую передо мной картину. Посередине площади, прямо на помосте стоял довольно большой металлический чан, до краев наполненный водой. Прям под ним была установлена хитроумная жаровня, в которой весело потрескивал огонь. Однако взгляд мой был прикован к совсем другому зрелищу. Непосредственно за помостом едва касаясь земли парила довольно большая арка молочно белого цвета. Очертания ее все время менялись, благодаря чему она больше напоминала белоснежное облако причудливой формы, непостижимым образом зависнувшее прямо над городской площадью. Эффект нереальности происходящего усиливался еще и тем, что если с внешней стороны арки был виден все тот же город, то внутри нее моему взору предстал совершенно иной пейзаж, состоявший из какой-то не больной площадки, покрытой искрящимся снегом, при этом если над городом ласково светило полуденное солнце, небо внутри арки было тёмно-синим, с едва заметным вкраплением утренних звезд. Я сразу же догадался, что передо мной не что иное как портал. Причем судя по тому, что пройти по нему я мог и в окружении целого стада слонов, инквизитор не поскупился, и приложил все усилия дабы как говорится не упасть лицом в грязь. А вот кстати и он, собственной персоной, идет ко мне со своей неизменной полуулыбкой, которую кстати мне уже пару раз удавалось с него "снять". Подойдя ближе он вновь демонстративно повернулся ко мне спиной, и обратившись к заполонившим не только саму площадь, но и близлежащие улицы горожанам поведал, что воля испытуемого выполнена, а потому выбранное мной испытание пройдет на самой высокой вершине Драконьего Хребта, которую только удалось обнаружить. Причем, поскольку согласно положений Основного Свода Законов подготовка должна быть осуществлена непосредственно на месте испытания, в жаровню были уложены специальные горючие поленья, используемые магами в научных изысканиях в тех случаях, когда необходимо получить чистое пламя, не искажающее результатов собственным магическим воздействием. Причем благодаря особому составу этого горючего материала огонь не потухнет даже в воде. Таким образом, несмотря на то, что на выбранной для испытания вершине и в самом деле практически отсутствует воздух, подобающий случаю ритуал будет неукоснительно соблюден. И как бы в подтверждение его слов, к чану подошли двенадцать инквизиторов, и взявшись за специально предусмотренные ручки, с явным усилием потащили его в портал. Войдя в него, они тут же оказались на той самой заснеженной площадке, которую выбрал для проведения этого испытания хозяин красной сутаны. Быстро поставив чан в нескольких метрах от светящегося края портала, они тут же поспешили вернуться назад. Убедившись в том, что все его распоряжения выполнены, Глава Инквизиции бросил на меня злобный взгляд, и видимо чтобы хоть чем-то занять время, необходимое для закипания воды в чане, обратился с какой-то проповедью ко всем собравшимся на площади. Стараясь хоть немного отвлечься от невеселых мыслей о том что на кону стоит не только моя жизнь, но и жизнь моего друга, я также постарался вникнуть в суть довольно любопытных разглагольствований главного инквизитора на тему "о правильных методах публичных экзекуций". Из размышлений о "подобающих способах вывешивания на дыбе отказывающегося каяться грешника" меня вывел прокатившийся по рядам зрителей вздох. Взглянув в портал я убедился в том, что вода в чане начинала закипать. Инквизитор так же взглянул на чан, и улыбнувшись, взял из рук мгновенно оказавшегося рядом с ним помощника довольно массивный ключ, выкованный из потемневшего от времени металла. Осмотрев его со всех сторон инквизитор поднял его над головой, и не спеша направился к порталу. Подойдя к кипящему чану он бросил в него ключ, постаравшись сделать это таким образом, чтобы тот упал в самый центр кипящего котла,а затем убедившись в том что принявшая ключ вода по прежнему продолжает кипеть, не мешкая ни секунды, так же поспешно как и его подручные вернулся на площадь.

   Оказавшись на помосте инквизитор приблизился ко мне и сообщил, что для того, чтобы доказать свою невиновность мне необходимо достать из котла ключ, и принести его сюда. Причем в моих же интересах сделать это как можно быстрее, поскольку за границей портала действительно нечем дышать, к тому же там просто жуткий холод, а если я упаду без сознания, это будет расценено как отказ от испытания, что в свою очередь приравнивается к безоговорочному признаю всех выдвинутых против меня обвинений. Убедившись в том что я все понял Архимаг дал знак своим гвардейцам и они окружили меня плотным кольцом, после чего развязали мне руки, а заодно сорвали с меня куртку. После того как меня раздели по пояс, ко мне подошел какой-то старичок в черной рясе инквизитора и внимательно осмотрел мои руки, видимо желая убедиться в том, что я не натер их каким либо снадобьем, способным защитить он неминуемых ожогов. Удовлетворившись результатами осмотра он привстал на цыпочки, и повесил мне на шею какой-то медальон в виде закрытого глаза. Очевидно это и был тот самый амулет, который должен был каким то образом выявить все попытки магического жульничества во время прохождения испытания. Затем старик отошел в сторону и молча кивнул в сторону портала.

   Выбросив из головы все лишнее, и стараясь хоть немного размять затекшие руки, я уверенным шагом направился к порталу. Проходя к нему я увидел, как клубящаяся арка словно испугавшись моего приближения попыталась отплыть в сторону. Впрочем стоило создавшему ее Архимагу приблизиться к своему творению, как она тут же послушно вернулась на прежнее место. Не дожидаясь новых фокусов со стороны портала, я набрал в легкие побольше воздуха и сделал шаг на снег, стараясь не наступать на нижний край магической арки, начавший в этот момент нервно подрагивать подобно рассерженной змее. Тут же меня буквально обжог жуткий холод. От неожиданности я чуть было не выдохнул, однако собравшись, удержал воздух в легких, и в два шага преодолел расстояние, отделявшее меня от кипящего котла. Взглянув на бурлящую воду я собрал в кулак всю свою волю, и быстро наклонившись опустил руку в котел. Тут же я почувствовал как по всей руке растекается очень сильная, но тем не менее терпимая боль... Сам котел оказался настолько глубок, что для того, чтобы дотянувшись до дна я был вынужден почти коснуться кипящей поверхности воды лицом. Быстро нащупав ключ я как можно быстрей выдернул руку из кипящей воды, и подняв над головой свой невероятно ценный трофей вернулся на площадь через опять начавший было "метаться" портал. Город встретил меня гробовым молчанием. При этом если на лицах горожан в основном было написано удивление, зачастую граничащее с растерянностью, то лицо архимага - инквизитора выражало лютую ненависть, красноречиво свидетельствующую о том, что он ни на минуту не сомневается в том, что я сумел провести его вокруг пальца, выкинув какой-то хитрый фокус. В принципе он был абсолютно прав, вот только судя по всему ему так и не удалось понять, в чем же собственно говоря заключалась моя уловка.

   Мгновенно оценив обстановку, и сообразив, что в моем распоряжении есть всего несколько минут, пока застигнутый врасплох подобным поворотом событий архимаг судорожно пытается придумать основание, дающее ему право оспорить результаты этого испытания, я решительным шагом подошел к нему, и сунув ему под нос ключ, громко сообщил, что выполнил все требования испытания. Архимаг с явной неохотой взял ключ, и с надеждой взглянул на висящий у меня на груди амулет. Впрочем и здесь его судя по всему ждало горькое разочарование. Внимательно осмотрев медальон инквизитор повернулся к прокурору, и деревянным голосом попросил того убедиться в отсутствии на моем теле следов ожогов.

   Прокурор весьма добросовестно исполнил возложенные на него обязанности, тщательно изучив состояние не только моей правой руки, которую я собственно и опускал в котел, но и левой, очевидно предположив что я каким-то образом умудрился подменить руки. В конце концов разочарованно вздохнув он оставил мои руки в покое, и по военному четко повернувшись к инквизитору, виноватым голосом сообщил, что каких либо повреждений у испытуемого не обнаружено. Зло взглянул на еще больше погрустневшего прокурора, архимаг повернулся к городскому совету, члены которого как по команде уткнулись в свои спасительные бумажки, в то время как бургомистр по уже заведенной традиции громко ойкнул и картинно схватившись за сердце изобразил полную потерю чувств, очевидно пытаясь таким незамысловатым образом снять с себя какую либо ответственность за все происходящее на центральной площади вверенного ему города...

   Убедившись что и от городского совета никакой помощи ждать не приходится, архимаг медленно повернулся к народу, собравшемуся на площади.

   Начавшиеся из-за затянувшейся паузы недовольные перешептываться тут же стихли, и все собравшиеся затаив дыхание устремили свои взоры на продолжавшего хранить молчание инквизитора. Простояв с минуту онтаки собрался с силами, и упавшим голосом объявил о том, что как глава Святейшей Инквизиции, он, архимаг Франциск Непорочный подтверждает, что я, безвестный воин, потерявший память, доказал правдивость своих слов, а потому оправдан. При этом с меня сняты все ранее выдвинутые обвинения в ереси. Едва инквизитор закончил свою речь как я желая развить успех поинтересовался о том, означают ли его слова то, что и с моего друга так же сняты все ранее выдвинутые обвинения. Окинув меня взглядом, не предвещающим мне ничегохорошего, архимаг буквально прохрипел, что к бродячему магу, являющемуся моим спутником Святая Инквизиция так же не имеет претензий, после чего резко развернулся и сделав шаг в сторону исчез в мгновенно раскрывшемся портале, который тут-же с громким треском закрылся, обдав всех находившихся на помосте горячим воздухом. Это послужило своеобразным сигналом. Площадь тут-же потонула в людском гвалте, причем основной темой разговора оказалось не сотворенное мной "чудо", а какие-то гораздо более значимые для граждан события, сути которых я так и понял. Из обрывков доносившихся фраз мне удалось разобрать лишь только то, что возмутителем всеобщего спокойствия являлся некто Дик Простофиля. Однако чем он заслужил столь пристальное внимание горожан так и осталось для меня загадкой.

   Поскольку больше от меня сегодня чудес ни кто не требовал, я подошел к бургомистру, который начал быстро приходить в себя оказавшись в заботливых руках членов городского совета, и спросил, могу ли я рассчитывать на то, что мне будет позволено переночевать в какой ни будь гостинице, и расценив его молчание как согласие, попросил выделить мне провожатого, а заодно выпустить на свободу путешествовавшего в моей компании мага, напомнив на всякий случай о том, что с нас обоих официально сняты все ранее выдвинутые обвинения.

   С явным сожалением убедившись в том, что я не намерен проваливаться сквозь землю, бургомистр с явной неохотой что-то пробурчал одному из двух стражников, ранее составлявших мой конвой, и которые все это время с абсолютно невозмутимыми лицами продолжали стоять на своих местах. Затем бургомистр, аккуратно поддерживаемый своими прихвостнями грузно поднялся на ноги, и в спешном порядке покинул помост, воспользовавшись в отличии от инквизитора проверенными ступеньками. Тем временем стражник, получивший распоряжение от бургомистра, посмотрел на мне с явным безразличием, которое говорило скорее об умственной ограниченности, нежели полном самообладании, и кивком головы предложил следовать за собой, после чего начал пробираться с площади, грозно покрикивая на продолжавших толпиться горожан, и награждая болезненными тычками тех зевак, которые замешкавшись не успевали отойти в сторону. Следуя за своим провожатым, весьма уверенно расчищавшим нам путь, я обратил внимание на то, что толпа собравшаяся на площади и не думала расходиться, продолжая весьма оживленно обсуждать захватившую ее тему, главным действующим лицом в которой был все тот же загадочный Дик Простофиля.

   *******************************************************************

   Для главы Совета Архимагов, Великого Епископа Гергона Всевидящего этот день складывался невероятно удачным образом. Причем Епископ не мог припомнить, когда в последний раз испытывал подобное удовольствие. Ведь не для кого не секрет, что это безмерно обнаглевшее ничтожество, которое по нелепому стечению обстоятельств возглавляло Святейшую Инквизицию, все чаще и чаще начинал выражать несогласие с решениями, принимаемыми самим Епископом. И хотя до прямого неповиновения дело пока не доходило, тем не менее было совершенно очевидно, что этого выскочку уже не устраивает красная сутана главы инквизиции, и он готов замахнуться на гораздо большее. Видимо по этому он начал носить сутану, которая по цвету была уже не полагавшегося его рангу красного, а скорее малинового цвета, которую имел право носить лишь только сам Епископ! Неужели этот идиот всерьез полагает, что старые глаза Епископа настолько устали, что он не может разглядеть столь прозрачного намека! Очевидно самовлюбленный дурак - Франциск полагал, что вопрос с приемником высшего иерарха Святой Церкви уже решен. Ну ничего, сегодня старый Епископ докажет, что его еще рано списывать со счетов, а заодно поставит на место этого расфуфыренного идиота, который сейчас стоит перед ним словно провинившийся солдат перед сержантом, причем дополнительное сходство армейской выволочке добавляло еще и то, что глава инквизиции сам того не замечая буквально вытянулся по стойке "смирно". Епископ невольно улыбнулся столь удачному сравнению, пришедшему ему на ум, и сделал еще один глоток прекрасного красного вина, которое он предпочитал всем другим напиткам. Затем он по привычке всколыхнул содержимое бокала и поставил его на стоящий рядом стол, сделанный из какого то очень ценного сорта дерева, название которого Епископ ни как не мог запомнить. Проведя рукой по идеально гладкой поверхности стола Высший Иерарх Церкви переключил все свое внимание на изучении собственных ногтей. Потратив на это занятие несколько минут он наконец-то счел возможным вернулся к разговору, с продолжавшим все это время стоять на вытяжку, инквизитором.

   -Итак сын мой. -Произнес епископ лилейным голосом. -Поведанная тобой история невероятно сильно расстроила меня. Причем основное беспокойство вызывает не то обстоятельство, что благодаря, скажем так, аномальным особенностям того тролеподобного верзилы в очередной раз пошатнулась вера мирян в устои Святой Церкви, а тот факт, что главную роль во всем этом ярмарочном балагане самозабвенно исполнили служители церкви. Причем если вначале непростительную промашку допустил Отец Норма, и раньше особо не блиставший ни своим умом, ни расторопностью в исполнении воли Спасителя, то после того как к делу подключились вы, глава Святейшей Инквизиции Архимаг Франциск Непорочный...

   Должен отдать должное, действовали вы со свойственным вам размахом, и в отличии от своего подчиненного, продолжили представление уже не на берегу какого то дикого пруда, а посреди городской площади. Воистину, дорогой мой Франциск, приняв священный сан вы тем самым лишили горожан возможности лицезреть выступления самого способного комедианта, который когда-либо жил в пределах Великой Империи. И видимо осознав это вы все-таки решили не зарывать в землю свой несомненный талант, и организовали в том приграничном городке потрясающее представление, достойное лучших подмостков самой столицы. Полагаю вы теперь не будете чрезмерно скупы, и хотя бы часть сборов от этого выступления пожертвуете какому ни будь храму. И раз уж Святая Инквизиция под вашим руководством забыла о своем предназначении, и перестала быть карающей десницей Господа, я думаю вам стоит обучить своих людей ходить по канату или хотя бы показывать карточные фокусы, ибо на большее вы явно не способны.

   Закончив свою речь Епископ вновь взял в руки бокал и в очередной раз всколыхнув его содержимое поднес к лицу. Прикрыв глаза он принялся наслаждаться ароматом, который исходил от этого благородного напитка. Впрочем это занятие не мешало Епископу через полузакрытые веки с интересом наблюдать за лицом инквизитора, точнее сказать за той маской злобы и ненависти, которой это лицо сейчас являлось. Ничего! С явным злорадством подумал Епископ, такому шелудивому псу как ты пара колючек под хвост пойдут только на пользу. А вслух, все тем же полным безмятежности голосом продолжил.

   -Скажи, Франциск, ты и дальше намерен стоять здесь словно дерево в парке, или все-таки предложишь выход из создавшейся ситуации, в которую благодаря твоим стараниям оказалась втянута Святая Церковь?

   Лишь теперь глава Инквизиции позволил себе переступить с ноги на ногу, и срывающимся голосом произнес:

   -Полагаю, что Великий Епископ слишком строг к своему преданному слуге. Никто не мог предположить, что тот мерзавец каким-то непостижимым образом сможет выпутаться из столь великолепной ловушки, в которую угодил, благодаря собственной глупости. Ведь стоило ему завалить испытание, и у церкви не возникло бы в дальнейшем каких либо проблем с его полной нейтрализацией.

   -Как видишь сейчас проблем у церкви более чем достаточно. Причем начать думать головой нужно было уже тогда, когда подтвердилась информация о том, что этот парень без видимых усилий может обходить охранные заклинания, что само по себе уже фактически является чудом. При таких, по меньшей мере странных обстоятельствах, не разобравшись в сути самого явления, подталкивать его на прохождение испытания было верхом легкомыслия. И потом, меня не интересуют твои оправдания. Я жду от тебя конкретных действий. Итак, что ты намерен предпринять?

   -До утра он никуда не денется из города. А завтра этот громила конечно же постарается как можно быстрее куда-нибудь улизнуть вместе со своим дружком - магом. Другого выхода у них нет, поскольку они прекрасно понимают, что теперь-то мы уж точно не оставим его в покое. Думаю, что выследить их не составит особого труда, после чего эти двое бесследно исчезнут. А затем я лично возглавлю группу по комплексному изучению э... данного феномена. Детальный и самый подробный план дальнейших действий я смогу предоставить к утру, если только этого пожелает Великий Епископ.

   -Ты же прекрасно осведомлен о том, как я не люблю лишнюю писанину. К тому же суть твоего плана я прекрасно понял и так. Должен признать, он весьма не плох.

   Сделав паузу, и отхлебнув вина, Епископ продолжил.

   -Я имею в виду не плох для человека, у которого мозгов не больше чем у горного тролля. Скажи мне Франциск, у тебя в роду случайно не было горных троллей?

   От этих слов инквизитор взревел как раненый зверь, и едва сдерживаясь, чтобы не прейти на крик прошипел в ответ:

   -Как я уже говорил, мне действительно пришлось признать тот факт, что при проведении последней операции я немного недооценил противника. Но я уверен в том, что на моем месте подобную ошибку допустил бы любой служитель церкви, ибо прежде нам не приходилось сталкиваться ни с чем подобным.

   При этом инквизитор пожалуй впервые за весь вечер осмелился взглянуть на Епископа, и даже позволил себе несколько секунд с вызовом смотреть ему в глаза. Но вскоре его воинственный пыл иссяк, и вновь опустив голову, он гораздо более тихо продолжил:

   -И кроме того, я являюсь одним из высших иерархов Святой Церкви, по этому считаю недопустимым подобное отношение к себе, даже со стороны Епископа.

   В очередной раз взболтав вино, и сделав приличный глоток, Епископ с явным сожалением поставил бокал, и скрестив руки на груди ответил:

   -Запомни мой мальчик раз и навсегда: Для того, что бы требовать к себе уважения необходимо и самому вести себя должным образом. А по поводу оскорблений скажу тебе вот что. Если тебе кажется, что я позволил себе лишнее, то согласно устава Магического Союза, членами которого мы с тобой оба являемся, ты можешь вызвать меня на магический поединок. Конечно, как глава Союза я имею полное право отказаться от участия в подобном мероприятии. Но поверь мне на слово, я с радостью приму твой вызов. А в том случае если ты еще раз позволишь себе повысить на меня голос, то сам брошу тебе вызов. Конечно, как высшие иерархи церкви мы не можем участвовать ни в каких поединках. Тем не менее я смогу организовать скажем так, неофициальную встречу, на которой мы сможем уладить все возникшие между нами разногласия. Так что тебе представляется прекрасная возможность расправится со мной раз и навсегда. -Выждав паузу Епископ продолжил. -Однако по твоему перекошенному, причем на этот раз не гневом, а страхом лицу я вижу, ты правильно оцениваешь свои силы, и понимаешь, что этот старик все еще тебе не по зубам. Ну что же, значит не смотря на свою ярко выраженную умственную отсталость ты все-таки не являешься полным идиотом. Поэтому я пожалуй объясню тебе то, почему предложенный тобой план является абсолютно бездарным. Итак, скажи мне, не надеешься ли ты провернуть операцию по нейтрализации бродячего мага и того загадочного воина, единолично. Кстати, напомни мне когда все будет улажено, чтобы я не забыл на него взглянуть, поскольку если он и в самом деле выглядит так, как ты его описал, то это должен быть весьма занятный экземпляр, достойный моего внимания.

   -Сомневаюсь что в моем напоминании будет какая либо необходимость, поскольку вы как и прежде обладаете невероятно острым умом и твердой памятью. Что же касается разработанной мной операции, то ни я, ни мои люди естественно не будем принимать в ней непосредственного участия. Ведь если с нейтрализацией бродячего мага особых проблем не возникнет, то с тем здоровяком очевидно будут определенные сложности, поскольку не уверен в том, что на него должным образом подействует смиряющее, как в прочем и иное другое заклинание. Поэтому операцию осуществит особый отряд из числа Рыцарей Храма. А уж этим верным сынам Святой Церкви доводилось выполнять и гораздо более сложные задачи. Причем учитывая те заклятия молчания, которые на всех них наложены, в дальнейшем удастся полностью исключают вероятность утечки информации.

   -На первый взгляд план действительно прост и безупречен. Но ты упустил одну маленькую деталь.

   -Какую?

   -Ни один из этих рыцарей не подчиняются тебе напрямую. А получить затребованный отряд ты сможешь только от Отца Настоятеля Храма, который кстати носит такую же красную сутану, как и ты. И даже если ты скроешь от него все подробности операции, то он все равно все узнает, потому что своему непосредственному наставнику рыцари обязаны предоставлять подробный отчет обо всех своих действиях после каждой осуществленной ими операции.

   -Я и не думал скрывать от него каких либо деталей, но вы ведь не хотите сказать, что узнав о сути предстоящей операции Настоятель Храма захочет заступиться за того мужлана?

   -Проблема в том, что Отец Настоятель Храма является одним из самых ревностных блюстителем канонов Святого Учения, с которым мне когда-либо доводилось общаться.

   -Прошу прощения, но ведь обычно Отец Настоятель Храма не проявляет, скажем так, чрезмерной щепетильности при проведении подобных операций. Так почему проблема с ним должна возникнуть на этот раз?

   -Жаль, что тебе приходится разжевывать столь очевидные вещи. Все дело в том, что обычно речь идет о нейтрализации еретиков, и лиц сочувствующих им, в то время как этот верзила благодаря твоим стараниям прошел обряд испытания. И по этому, согласно канонов учения, является особой, находящейся под покровительством самого Спасителя. По этому, Настоятель Храма, учитывая его солдафонские манеры, скорее всего попросту пошлет тебя прямиком к Неназываемому. А если прикажу ему я, то он воспользуется своим правом возражения на Епископском Совете. А зная расклад сил уверен, что как минимум треть членов совета встанут на его сторону. Причем в столь щепетильном вопросе они пойдут до конца, и в результате ты не только не разрешишь возникшую проблему, но и спровоцируешь открытый раскол Совета, что само по себе нанесет непоправимый ущерб репутации церкви.

   После недолгих, но явно мучительных размышлений Франциск глубоко вздохнул и с явным усилием произнес:

   -Вынужден признать, что предложенный мной план и в самом деле ни на что не годен. Но ведь нужно немедленно что-то предпринимать, иначе следы этого типа могут где-нибудь затеряться.

   -Пожалуй в этом я с тобой полностью согласен. И полагаю самым лучшим выходом из сложившейся ситуации будет создание таких условий при которых интересующий нас субъект сам пожалует в столицу империи. А уж здесь нам наверняка представится случай пообщаться с ним в тиши наших лабораторий.

   -Идея безусловно хорошая, вот только я сомневаюсь в том, что нам удастся подчинить его волю и заставить явиться в столицу, поскольку как я уже говорил, заклинания на него практически не действуют.

   -Твоя проблема Франциск заключается еще и в том, что ты не умеешь мыслить хотя бы на два хода вперед. В этом нет особой проблемы для сиволапого мужика, а вот для человека, занимающего твою должность это является существенным изъяном. И прекрати надувать щеки, словно объевшаяся жаба! Еще немного и ты разозлишь меня окончательно!

   Бросив на инквизитора гневный взгляд Епископ продолжил: -Будь добр объясни мне, зачем пытаться разрешать невероятно сложную задачу с подчинением воли этого человека, если можно просто создать такие условия, при которых он сам прибудет в столицу, причем не делая по дороге излишних остановок?

   -Не понимаю, о каких условиях вы говорите.

   -Я вижу, что ты меня не понимаешь, что собственно говоря меня и огорчает, поскольку на самом деле все очень просто.

   -Прошу прощения, но...

   -Ладно, попытаюсь разжевать это тебе еще раз. Итак, насколько я понял, интересующий нас субъект является или очень глупым, или слишком благородным, что впрочем является одним и тем же. Так вот, этот верзила наверняка ринется в столицу для того, чтобы помочь тому магу, с которым странствовал.

   -А в чем собственно говоря ему помогать? Ведь я был вынужден снять с них все обвинения?

   -Но ведь никто из этой странной парочки не отрицал того обстоятельства, что оба они странствовали по землям империи. При этом нам доподлинно известно, что друг доставившего нам столько хлопот парня, не состоит в нашей гильдии магов, что согласно Основного Свода Законов империи лишает его права оказывать какие бы то ни было магические услуги. У нас же имеются проверенные сведения о том, что в одной из деревень этот маг зарядил несколько амулетов, а заодно поставил защитное заклинание. Кстати, защита выполнена довольно искусно, что говорит о том, что в отличии от тебя он не лишен определенных способностей. Так вот, принимая во внимание все изложенное, мы имеем в своем распоряжении доказанный факт грубого нарушения Свода Законов со стороны незаконно практикующего мага. Следовательно власти того городка, где ты потерпел столь постыдное поражение, имеют все основания для принудительного ограничения магической силы столь грубо провинившегося мага.

   -Но ведь после того, как магические способности того мага будут ограничены его все равно придется отпустить.

   -Не смей меня перебивать! Что же касается того мага, то узнав о том, что без магической подпитки он протянет от силы несколько лет, после чего его ожидает неотвратимая, и довольно таки мучительная смерть, он будет вынужден идти на поклон к главе гильдии магов, дабы уладить возникший инцидент, и получить возможность снять ограничивающее его способности магические оковы, тем более что как правило эта процедура является простой формальностью. Ну а поскольку главой гильдии магов является сидящий перед тобой смиренный служитель Святой Церкви, то выполняющий роль наживки маг окажется у меня в руках без какого бы то ни было понуждения. А то, что интересующий нас субъект не бросит своего друга и отправится вместе с ним, является бесспорным фактом, если разумеется я хоть немного разбираюсь в людях. Так вот, мы добиваемся желанного результата, причем без проведения сомнительных по своей эффективности тайных операций, предложенных тобой, Франциск... Ну, как тебе мой план?

   -Вынужден признать правоту Вашего Преосвященства, поскольку предложенный вами план и в самом деле гораздо проще предложенного мной, а кроме того имеет значительно больше шансов на успех. Разрешите приступить к его выполнению?

   -Видимо предложенный мной план просто великолепен, раз уж я смог выдавить из тебя "Ваше Преосвященство". Но в любом случае можешь не беспокоиться о его воплощении. Он на столько прост, что с его осуществлением вполне сможет справиться и мой секретарь, которому в отличии от тебя я хоть как-то могу доверить. Поэтому не буду возражать, если ты как можно быстрей покинешь мой кабинет. Впрочем прежде чем за тобой закроется дверь ответь мне еще на один вопрос. У кого ты заказываешь те сутаны, в которых щеголяешь по моему дворцу? Надеюсь, что ты не сам их шьёшь?

   Инквизитор понимал, что в вопросе Епископа скрывается какой-то подвох, однако поскольку он не мог уловить то, в чем именно он заключается, поколебавшись несколько мгновений ответил:

   -Я заказываю свои сутаны, как впрочем и другую одежду у своего личного портного, зовут которого...

   -Достаточно! -Перебил инквизитора Епископ. -Его имя меня абсолютно не интересует. Дело в том, что присмотревшись повнимательней не только к тебе, но и твоей одежде, я обратил внимание на то, что в последнее время ты стал носить сутаны практически такого же цвета, как и моя, что согласись, является грубейшим нарушением устоев церкви. Разумеется я понимаю, что в силу своей занятости ты просто не обратил внимания на это прискорбное обстоятельство. И тем не менее факт остается фактом. Полагаю, что подобным образом твой портной попытался скомпрометировать тебя в моих глазах, и бросить тень на твою безупречную репутацию. Ну а поскольку ты являешься одним из высших иерархов церкви, подобное поведение твоего портного я расцениваю как преднамеренную попытку пошатнуть устои церкви, что просто вынуждает меня обвинить его в ереси. Поэтому будь добр, как ревностный блюститель канонов церкви, займись этим случаем лично. Сегодня же допроси этого еретика. Надеюсь что с ним у тебя получится гораздо лучше нежели с тем громилой. И не забудь доложить мне о своих успехах, поскольку это важный вопрос, а потому я буду держать его под личным контролем... Но прежде чем заняться этим еретиком пойди, и переоденься во что ни будь приличное, что подобает твоему сану. Кстати, я думаю ты не будешь возражать против того, что отныне заботу о твоих нарядах на себя возьмет мой личный портной?

   -Э... Но я не уверен... К тому же фасон... -Начал лепетать явно не ожидавший такого поворота событий инквизитор.

   -Не беспокойся, я знаю в этом толк, по этому сам подберу для тебя что-нибудь подходящее. -Заверил опешившего Главу Инквизиции Епископ, и бросив на него довольный взгляд добавил: -Вижу ты открыл рот, что бы поблагодарить меня, но право не стоит, ведь как ты сам прекрасно понимаешь, для меня нет большего удовольствия, нежели оказать тебе такую маленькую услугу. Ну а теперь проваливай, пока я не взялся за твоего повара, который судя по твоей оплывшей фигуре решил искусить тебя грехом чревоугодничества. Поверь, я с удовольствием составлю меню, подобающее такому ревностному служителю церкви как ты.

   Как только за побледневшим от злобы инквизитором закрылась дверь Епископ вновь взял в руки бокал с вином, и с явным удовольствием продолжил смаковать благородный напиток. Закончившаяся беседа чудесным образом смогла поднять настроение Епископа, а потому в душе старика затеплилась надежда на то, что ему таки удастся справиться со всеми теми проблемами, которые уже давно лишили его покоя и сна.

   *********************************************************************

   Маленькая таверна, в которую так любезно проводил меня стражник, оказалась на редкость мрачным заведением, расположенным к тому же где-то на краю города. Вся ее мебель и стены были буквально пропитаны копотью, которую в изрядном количестве поставляли обычные факелы, грубо приколоченные к стенам вместо светильников. Единственным утешением в сложившейся ситуации было лишь то, что весь интерьер просто невероятным образом гармонировал с название этого заведения, которое судя по такой же как и сама забегаловка неопрятной надписи, сделанной прямо на обшарпанном фасаде, называлось "Пещера старого тролля". По правде говоря я еще ни разу в жизни не видел не только пещеры, но и самого тролля, о чем по правде говоря нисколько не сожалел, однако почему-то не сомневался в том, что жилище этого легендарного чудовища должно было выглядеть именно таким вот образом... Кроме меня и чуть позже присоединившегося ко мне Оз Кара в таверне оказалось еще несколько посетителей, которые судя по всему являлись завсегдатаями этого мрачного заведения, и забредали сюда для того, чтобы выпить несколько кружек какого то сомнительного пойла, которое судя по источаемому им резкому запаху готовил все тот же старый тролль, в пещере которого мы имели небесспорное удовольствие находиться. Подозреваю, что на Земле подобное заведение вполне могло-бы оказаться гвоздем программы какого ни будь туристического маршрута, посвященного наиболее жутким эпизода мрачного средневековья. Однако поскольку я не был большим любителем экзотики, то с тоской вспоминал ту светлую, и очень чистую деревенскую таверну, которую нам удалось посетить в маленькой деревушке, названия которой я даже не удосужился узнать.

   Впрочем, я был уверен в том, что в этом городке имелись и гораздо более приличные заведения. Просто разместив нас в этом убогом месте городские власти весьма прозрачно намекнули на то обстоятельство, что не испытывают какого либо желания терпеть наше дальнейшее пребывание в их славном городе. И хотя открыто нам об этом так ни кто и не сказал, сиротливо стоявшие на нашем столе две кружки с вышеупомянутым троллевым пойлом, к которым мы с магом даже не притронулись, весьма красноречиво свидетельствовали о том, что на большее в этом городе нам рассчитывать не приходится, что учитывая полное отсутствие не только денег, но и хоть сколько ни будь ценного имущества, которое можно было бы использовать в качестве оплаты, делало наши дальнейшие перспективы весьма туманными.

   Впрочем все эти неприятности выглядели сущими пустяками по сравнению с тем, что эти мерзавцы из городского совета под явно надуманным предлогом лишили Оз Кара возможности использовать магию, нацепив на него какие то побрякушки, выполненные в виде браслетов. При этом я прекрасно отдавал себе отчет в том, что за всем этим стоят все те же инквизиторы, которые судя по всему привыкли добиваться своего любым способом. Взглянув на своего друга, понуро сидящего напротив, я не удержался, и уже наверное в десятый раз за этот вечер повторил свою гневную тираду:

   -Я так и знал, что эти устрицы все-таки попытаются нас обмануть! Это же надо было додуматься, обвинить тебя в бродяжничестве, и незаконном оказании магических услуг, а вдобавок ко всему окольцевать, одев на запястья эти дурацкие браслеты. Кстати, ты говорил, что лишение магической силы происходит при помощи какого то ожерелья, или быть может эти браслеты являются парным дополнением к той вещице?

   -Прежде всего не нужно так кричать, а то на нас уже стали обращать внимание. И уж если нас ко всему прочему обвинят еще и в злостном нарушении общественного порядка, наше положение вряд ли от этого улучшится. А что касается браслетов, то судя по всему, за тот промежуток времени, что я пребывал на Земле, местное искусство сотворения магических амулетов добилось весьма значительных успехов. Безусловно я не в состоянии абсолютно точно сказать, что именно представляют собой эти магические оковы, отныне украшающие мои запястья, однако уверен, что ожерелье Макгона, которое уже однажды мне доводилось примерить, является гораздо более простым артефактом, поскольку его может снять практически любой человек, даже не обладающий какой либо магической силой, за исключением пожалуй лишь только того, на кого это ожерелье было одето. И хотя эти браслеты действуют по тому же принципу, они имеют значительно более сложную защиту. По этому, для того, что бы их снять необходимо знать определенное заклинание, являющееся по своей сути магическим ключом, который может быть как очень простым, так и невероятно сложным. Конечно можно попытаться его подобрать, но подозреваю, что подобные попытки могут стоить жизни не только мне, но и тому смельчаку, который на это решится. По этому мне все-таки придется заглянуть в столицу, раз уж глава гильдии магов, он же Великий Епископ Святой Церкви, так настойчиво желает меня видеть. Впрочем совершенно очевидно то, что я им нужен лишь только в качестве приманки, дабы позволить им заарканить тебя... Не удивлюсь, если к этому плану приложил руку сам Епископ, поскольку насколько мне известно, Франциск Непорочный привык действовать абсолютно другими методами. Впрочем сейчас это не имеет какого либо значения. Важно лишь то что в столице тебя ждет ловушка. По этому еще раз прошу тебя одуматься и не следовать за мной. К тому же, если я появлюсь один, то не исключено, что весь интерес к моей скромной персоне очень скоро будет утрачен, и я смогу тихо и мирно избавиться от этих браслетов.

   -Ну ты же прекрасно понимаешь, что я все равно не отпущу тебя одного в это осиное гнездо. А кроме того я уверен, что если ты сунешься к ним один, то тебя попросту будут держать в качестве заложника до тех пор, пока там не появлюсь я. При этом мы будем находиться порознь, что значительно уменьшит наши шансы. И не забывай, то злополучное испытание я смог пройти лишь только благодаря тому, что ты столь подробно описал мне его суть. Так что если бы не твоя помощь, я бы наверняка не смог ничего придумать. А значит вместе мы гораздо сильней.

   -Ладно... Однако я в очередной раз убеждаюсь в том, что ты просто не можешь жить спокойной жизнью. Данное обстоятельство на мой взгляд неоспоримо доказывает тот факт, что ты являешься неисправимым авантюристом. Будем надеяться что это твое, во многом уникальное качество, поможет нам обоим выпутаться и из этой переделки.

   -Если я тебя правильно понял, то ты наконец то согласился с тем, что мне просто необходимо тебя сопровождать?

   -Уговорил, отправимся вместе... Ну а теперь, когда я немного пришел в себя, мне бы все-таки очень хотелось узнать то, каким образом ты умудрился пройти сегодняшнее испытание, ведь я надеюсь, ты не станешь меня уверять, что на тебя снизошло божественное просветления, и ты сотворил истинное чудо!

   -Нет не буду, точнее сказать, просветление конечно же было, вот только я не уверен в его божественности. Дело в том, что я не всю жизнь занимался тем, что бегал по джунглям. В свое время мне даже довелось учиться и в университете. Причем относился я к учебе довольно серьезно. По окончанию университета у меня даже были шансы остаться на кафедре, однако ты прав, я просто неисправимый авантюрист. Из-за этого вместо университетской кафедры я попал в Иностранный Легион. Ну а потом... Впрочем это не важно. Так вот, за эти несколько лет скитаний я конечно многое подзабыл, однако то, что с понижением давления вода начинает закипать при меньшей температуре, я помню по-прежнему. Это же правило действует и в высокогорье: чем выше в горы, тем меньше давление, а значит ниже температура закипания. Недаром один из проводников, с которым мы как-то сопровождали научную экспедицию, постоянно жаловался на то, что в высокогорье ему не столько досаждал разряженный воздух, сколько то, что из-за низкой температуры кипения воды очень сложно заварить хороший чай, без которого он просто не мог жить. Конечно, в моем распоряжении не было каких либо точных данных на основании которых я смог хотя бы приблизительно просчитать свои шанс на успех. Более того, я мог лишь догадываться о высоте здешних вершин, но ведь и выбора у меня особого так же не было. К тому же в последнее время я все чаще стал убеждаться в том, что судьба проявляет по отношению ко мне невиданную благосклонность, вот только свое расположение она выказывает весьма специфическим образом.

   -Что ты имеешь в виду? -Поинтересовался маг.

   -Ну посуди сам, судьба не ограждает меня от неприятностей, зато просто непостижимым образом помогает выпутываться из всех этих передряг.

   -И в самом деле странная закономерность... И всё-таки, как же ты догадался, что испытание пройдет на горной вершине, ведь на сколько мне известно, обычно его проводят на городской площади?

   -Ну здесь вообще все просто, ведь ты сам мне рассказал про то, что тот надутый индюк в красной сутане, которого кажется зовут Франциском Непорочным, является очень сильным магом, хотя смог добиться потрясающих успехов лишь в заносчивости и высокомерии. Кстати я и сам убедился в этом, перекинувшись с ним всего лишь парой фраз накануне.

   -Ну и что?

   -А то, что когда я прилюдно усомнился в его возможности провести испытание на вершине горы, его же собственное высокомерие лишило его иной возможности с достоинством выйти из сложившейся ситуации, кроме как закинуть меня как можно повыше в горы, что он собственно говоря блестяще и осуществил. В общем, как говорят в народе, я взял его на "слабо". Однако давай пока оставим эту тему, а то вон тот странный тип уже минут десять таращится прямо на нас как филин. Не исключено, что это какой ни будь шпион инквизиции, которого подослали для того чтобы он попытался что ни будь разузнать о том, каким же образом мне удалось их перехитрить.

   Мы с Оз Каром тут же замолчали, и хмуро уставились в стоящие перед нами кружки, по-прежнему не решаясь сделать хотя-бы один глоток "троллева пойла". Тем временем "странный тип" понял, что мы таки обратили на него внимание. Немного поколебавшись незнакомец робко улыбнулся, и встав из-за стойки направился к нашему столику.

   *****************************************************************

   При ближайшем рассмотрении "тип" оказался довольно высоким, уже не молодым мужчиной, с длинными седыми волосами, весьма гармонировавшими с таким же белым и невероятно длинным, загибающимся крючком носом, который очень сильно напоминал клюв попугая. Еще одной особенностью этого субъекта была его поразительная худоба, которая весьма очевидно бросалась в глаза даже несмотря на довольно свободный покрой одежды, которая в отличии от своего владельца ничем не выделялась и была абсолютно типичной для большинства не слишком зажиточных горожан. Рассмотрев незнакомца повнимательней я сразу же понял, что он не может быть шпионом, по той простой причине, что человек с такими внешними данными при каждом своем появлении будет неизбежно привлекать всеобщее внимание, что для любого "бойца невидимого фронта" является непозволительной роскошью.

   Со своей стороны подошедший к нам человек с минуту очень внимательно разглядывал нас, после чего энергично тряхнул своей седой шевелюрой, изобразив тем самым подобие приветственного поклона. Затем вновь уставившись на нас, он попросил разрешения присесть за наш столик, и поскольку никаких возражений с нашей стороны не последовало, тут же плюхнулся на один из свободных табуретов. Помолчав несколько секунд незнакомец смущенно произнес:

   -Для начала позвольте представиться, меня зовут Дик. Впрочем местные жители называют меня не иначе, как Дик Простофиля...

   -Постой! -Перебил я его. -Так значит ты и есть тот самый Простофиля, о котором народ сегодня только и говорил. По правде говоря я до сих пор не могу понять, что же ты такое совершил, раз уж столь редкое зрелище как испытание, отошло для жителей города на второй план!

   Видимо мой дружелюбный тон немного успокоил Дика, поскольку он заметно расслабился, и виновато улыбнувшись произнес:

   -Мне очень жаль, что я пусть и невольно, но тем не менее расстроил вас, отняв часть славы, которую вы заслужили по праву. Возможно вы огорчитесь еще больше, узнав, что весь мой подвиг заключается лишь в том, что я в очередной раз принял участие в весьма рискованном мероприятии, поставив на вашу победу, все свое состояние. Безусловно я никоим образом не хочу вас обидеть, но ставки принимались в соотношении один к ста, поскольку в ваш успех ни кто не верил. Ну а принимая во внимание то обстоятельство, что я уже давно являюсь для местных жителей чем-то вроде белой вороны, то очень многие со злорадством ждали того момента, когда подтвердится тот факт, что я в очередной раз совершил невероятную глупость. По этому, как только выяснилось, что вместо того, чтобы потерять все свои деньги, я в одно мгновение стал довольно таки зажиточным человеком, для большинства присутствовавших на площади горожан столь удивительное событие явилось настоящим потрясением, что собственно говоря и затмило вашу победу. Но тут уж ничего не поделаешь, ведь такова человеческая натура, которую не смог изменить даже сам Спаситель.

   Впрочем если к вашему успеху горожане отнеслись с явным безразличием, то на меня теперь смотрят со злобой, и даже ненавистью, ведь тридцать сем тысяч талеров, которые мне теперь причитаются, в наших краях являются целым состоянием... По правде говоря, если бы я заранее знал, что все так сложится, то не делал бы никаких ставок, тем более, что я никогда не был богачом. Теперь же я даже не представляю, что собственно говоря буду делать с такими деньгами... Однако кроме абстрактных сомнений у меня появилась вполне конкретная проблема, которая заключается в том, что причитающиеся мне деньги я должен получить сегодня сразу после заката солнца, в главной букмекерской канторе города. Однако принимая во внимание все вышесказанное у меня появились серьезные опасения, что там меня будет ждать все что угодно, но только не деньги. А учитывая тот факт, что основным держателем букмекерской конторы является старший сын нашего бургомистра Гог Проныра, мне вряд ли стоит рассчитывать на помощь городских властей. По этому, у меня к вам, уважаемые господа, есть одно предложение. Поскольку я все равно не могу обратиться за помощью ни к кому из местных жителей, то не согласитесь ли вы сопровождать меня во время моего сегодняшнего посещения букмекерской конторы, в качестве так сказать, моих доверенных лиц. Я же со своей стороны готов принять любые ваши условия, заранее соглашаясь с тем, что в любом случае они будут справедливы.

   Выслушав повествование Дика мы с магом довольно долго смотрели друг на друга, поскольку совершенно не были готовы к подобному предложению. В конце концов я решил прервать затянувшееся молчание:

   -Признаюсь, выше предложение было для нас весьма неожиданным, впрочем я не вижу ничего зазорного в том, чтобы помочь человеку получить причитающиеся ему деньги. К тому же по правде говоря и нам самим крайне необходима некоторая сумма для того, что бы мы смогли добраться до столицы. Поэтому мы принимаем ваше предложение. Что же касается оплаты за наши услуги, то в этом вопросе мы полностью полагаемся на вашу порядочность, поскольку брать за горло человека, находящегося в затруднительном положении, и пользуясь ситуацией диктовать ему свои условия, на мой взгляд является верхом неприличия.

   -И все-таки я настаиваю на том, чтобы условия оплаты определили именно вы! В противном случае я не сдвинусь с места. -Запротестовал наш собеседник.

   -Этого еще не хватало! -Одернул я Дика. -Впрочем, поскольку даже наше с Оз Каром присутствие не дает уверенности в том, что нам все-таки удастся заполучить причитающиеся вам деньги, предлагаю отложить этот разговор до более подходящего времени, ибо делить те деньги, которых у нас еще нет, насколько мне известно является весьма скверной приметой.

   Маг выслушал мою речь молча. И поскольку никаких возражений с его стороны не последовало, я посчитал, что своим молчанием он подтвердил наше участие в этом очередном авантюрном проекте.

   Со своей стороны Дик также был вынужден признать мои доводы обоснованными, а потому согласился для начала хотя-бы получить те самые деньги.

   Осмотревшись по сторонам, и убедившись в том, что нас ничего не удерживало в "Пещере старого тролля", мы тут же покинули это заведение, дабы как можно скорей приступить к разрешению наших финансовых проблем.

   Как пояснил Дик, до букмекерской конторы, в которой кроме хозяина должны были находиться три - четыре вышибалы, было примерно пятнадцать минут ходьбы, по этому мы не спеша обсудили план наших действий, который сводился к тому, что оба моих компаньона должны были "в случае чего" прикрывать наши тылы, или по крайней мере не путаться у меня под ногами. При этом у нас оставалась маленькая надежда на то, что наши оппоненты могли еще не знать того, что Оз Кара лишен возможности использовать свою магическую силу. В этом случае у нас появлялся реальный шанс получить причитающуюся сумму мирным путем, поскольку как я понял, в этом Мире перечить магу не только бесперспективное, но и весьма опасное занятие.

   Уже подходя к конторе букмекеров, оказавшейся весьма добротно построенным двухэтажным зданием, я заметил четырех типов, которые как своим внешним видом, так и повадками напоминали тех бандитов, с которыми я встречался всего несколько дней назад. Единственное отличие заключалась лишь в том, что у этих ребят в руках были не сабли, а небольшие деревянные дубинки, обитые железными полосками, что делало их весьма эффективными оружием во всевозможных уличных потасовках.

   Неподалеку от входа в контору собралась довольно большая группа зевак, которые судя по всему специально пришли поглазеть на то, как Дик Простофиля будет пытаться забрать причитающиеся ему деньги. Охранявшее вход мордовороты в свою очередь активно помахивали своими дубинками, тем самым как бы намекая на то, что ждет незадачливого "счастливчика" в том случае, если у него все-таки хватит наглости попытаться получить свой выигрыш. Завидев Дика охранники издали довольные возгласы, и сами устремились в нашу сторону. Однако как только они поняли, что мы с магом являемся не представителями праздно шатающейся толпы, а сопровождающими Простофилю, так сказать, "официальными лицами", то тут же остановились, не зная как поступить дальше. Очевидно подобный вариант развития событий оказался для них полной неожиданностью, а раз так, то наши шансы на благополучный исход значительно повышались. Стараясь не терять инициативу я решительно подтолкнул вперед Дика, который при виде громил начал было останавливаться. Не давая вышибалам возможности опомниться, я подхватил своих компаньонов под локти и в несколько шагов преодолел расстояние, отделявшее нас от входной двери. Причем во время выполнения этого маневра Оз Кар с Диком были вынуждены буквально бежать за мной. Разумеется данное обстоятельство несколько смазало общую картину, зато дало нам несколько секунд форы, в течении которых я успел оглядеть входную дверь. Убедившись в наличии массивного засова я тут же захлопнул ее, и как следует запер.

   Скрип плохо смазанной двери не привлек чьего либо внимания, поскольку судя по громким голосам, доносившимся со второго этажа, здешние обитатели явно ощущали себя хозяевами жизни. Бегло осмотрев первый этаж и убедившись в том, что на нем нет ни одной живой души мы решили подняться на второй, являвшийся судя по всему личными апартаментами задолжавшего нам букмекера. Оказавшись на втором этаже мы без труда обнаружили в одной из комнат шумную компанию. Во главе стола гордо восседал человек, являвшийся точной копией бургомистра, точней сказать, значительно более молодой его копией. Не трудно было догадаться что это и есть тот самый букмекер Гог Проныра, с которым нам предстояло иметь дело. Кроме него за столом сидели еще три человека, которые судя по весьма неформальной обстановке, царившей за столом, были доверенными лицам букмекера, а принимая во внимание их довольно крупное телосложение, и наличие неизменных дубинок, еще и личной охраной сына бургомистра.

   Поскольку все четверо весьма увлеченно играли в карты, не забывая при этом жадно прикладываться к бутылкам вина, наше появление оставалось незамеченным. По этому возможно мы бы могли и дальше следить за игрой, однако поскольку это не входило в наши планы, я подошел к столу, и встав напротив Проныры поинтересовался:

   -Не подскажете-ли, кто является хозяином этого заведения?

   Как и следовало ожидать, все игроки как ужаленные подскакивали со своих мест, и молча уставились на меня как на привидение. В конце концов Гог Проныра как и положено вожаку первым пришел в себя, и грузно плюхнувшись на свой табурет прорычал:

   -А кто ты собственно говоря таков, и чего от меня нужно?

   -Я и пришедший вместе со мной маг являемся доверенными лицами Дика Простофили, которого уж вы-то должны знать наверняка, поскольку лично принимали у него ставку на результаты сегодняшнего испытания.

   -Допустим, и что?

   -Мы пришли получить деньги, причитающиеся этому человеку. И если вы не возражаете, то давайте не медля перейдем к решению данного вопроса. Итак, поскольку ставки принимались один к ста, то вы должны выплатить нашему другу что-то около тридцати семи тысяч талеров...

   -Ах, так вы пришли за деньгами! -Зло прошипел Проныра и щелкнул пальцами.

   Очевидно это был заранее оговоренный сигнал, поскольку трое его громил как по команде сгребли со стола свои дубинки и молча отошли нам за спины, сделав тем самым весьма прозрачный намек на то, в каком русле будут проходить дальнейшие переговоры. Убедившись в том что все приготовления его подручных закончены, хозяин притона бросил на меня торжествующий взгляд и промочив горло содержимым своей бутылки заявил:

   -Так вот! Ничего я не должен, поскольку этот гнусный мошенник Дик Простофиля заплатил за ставку фальшивыми талерами. По этому убирайтесь-ка отсюда по добру по здорову, пока я не вызвал городскую стражу!

   -Лично у меня сложилось мнение что жульничает кто-то другой, однако если к Простофиле и в самом деле имеются какие-то вопросы, то мы готовы дождаться прихода городской стражи, дабы выяснить это раз и навсегда. -Заверил я плутоватого букмекера, не забыв при этом бросить успокаивающий взгляд на нервно переминающегося с ноги на ногу Дика.

   Взбешенный моим ответом Проныра вновь вскочил из-за стола:

   -Я не намерен выслушивать оскорбления в своем собственном кабинете от каких-то безродных чужаков, а потому, если вы немедленно не уберетесь в ту вонючую дыру откуда приперлись, я прикажу своим ребятам вышвырнуть вас отсюда прямо через окно!

   -Смелое утверждение! -Зло ухмыльнувшись заверил я начавшего терять над собой контроль проходимца.

   -А чего мне бояться?! -Заверещал Проныра. -Твой хваленый маг сейчас безвредней ужа, ибо городской совет уже лишили его возможности творить богопротивное колдовство. Что же касается тебя, верзила, то дубинки моих парней должны быть покрепче твоей головы... Эй, ребята! Ану-ка разберитесь с этими мерзавцами, пока я не придушил их вот этими руками!

   Выслушав пламенную речь своего вожака все три громилы издав низкий рык бросились на меня. Ожидая подобного поворота событий я резко развернулся, и схватив удачно стоявший табурет надел его на голову ближайшего из молодчиков, который после этого потерял всякий интерес к дальнейшему выяснению отношений, и по инерции пробежав мимо меня с жутким грохотом рухнул прямо на стол своего работодателя, окатив того вином из разбившихся бутылок. Второй громила получив ребром руки по шее так же выбыл из общего веселья, правда в отличии от своего коллеги сделал это на редкость тихо, не издав при этом ни одного лишнего звука. Третий молодчик, который прибыл к месту расправы с некоторым запозданием, ринулся на меня с высоко занесенной над головой дубинкой, очевидно намереваясь прихлопнуть меня словно назойливого жука. Подобная атака вне всякого сомнения должна была выглядеть весьма устрашающе в глазах потерявшего дар речи простого обывателя, однако не представляла серьезной угрозы для более или менее искушенного в подобных делах человека. Обоснованно относя себя к последней категории людей, я без лишней суеты остановил эту бестолковую атаку, перехватив запястье громилы, а затем ударом кулака в солнечное сплетение остудил его воинственный пыл, после чего позволил ему упасть на четвереньки. Теперь и этот головорез на какое-то время перестал представлять опасность для окружающих, поскольку единственное о чем сейчас мог мечтать, так этот как можно скорей восстановить дыхание. При этом учитывая царивший в комнате полумрак, создавалась полная иллюзия того, что стоявший на четвереньках здоровяк обронил какую-то маленькую, но весьма ценную для него вещицу, из-за чего теперь был вынужден весьма тщательно осматривает каждый сантиметр пола, периодически припадая к нему лицом, и внимательно вглядываясь в каждую трещинку. И судя по тем горестным всхлипываниям, которые постоянно издавал этот несчастный, его очень сильно огорчал тот факт, что утраченная вещь до сих пор не найдена...

   Еще раз оглядев комнату, и убедившись в том, что все три охранника по разным причинам отказались от участия в дальнейших переговорах, я подошел к столу, за которым вжавшись в табурет сидеть Гог Проныра, и стянув со стола тушу охранника, на голове которого продолжала красоваться искореженный табурет, сел напротив Проныры, и положив прямо перед ним дубинку, любезно одолженную одним из охранников, как ни в чем не бывало поинтересовался:

   -Когда же все-таки мы сможем получить деньги?

   Выслушав мой вопрос Проныра перевел беспомощный взгляд с меня на дубинку, судорожно пытаясь придумать выход из столь неудачно сложившейся ситуации. С надеждой взглянув на входную дверь, он вновь перевел взгляд на меня, после чего окончательно сник, поскольку по моей широкой улыбке понял, что и оттуда помощи ждать не приходится.

   -Ну что же, я готов выплатить причитающуюся вашему другу сумму, однако сегодня контора уже закрыта, по этому приходите завтра. -Промямлил мошенник.

   Демонстративно взвесив в руке трофейную дубинку я заявил начавшему юлить букмекеру:

   -Уверен, что мы пришли в это славное заведение задолго до закрытия, а вся задержка произошла исключительно по вине местного персонала.

   -Однако я не могу вести расчеты без помощи своих людей...

   -В таком случае ты сейчас присоединишься к ним. -Заверил я продолжавшего выкручиваться Проныру и для острастки стукнул кулаком по многострадальному столу.

   Очевидно этот аргумент убедил букмекера - мошенника в том что денежные обязательства всё-таки придется выполнять. Бросив на меня ненавидящий взгляд и получив ответ в виде широкой улыбки он вытер рукавом мгновенно вспотевшее лицо, и громко шмыгнув носом принялся выдвигать многочисленные ящики своего необъятного стола, вываливая на его крышку их содержимое. В результате его стараний перед нами выросла довольно внушительная груда из всевозможных брошек, колец, цепочек, и других украшений, рядом с которой сиротливо лежало несколько кожаных кошельков, в которых как я уже знал, местные жители хранили более или менее крупные суммы денег.

   Небрежно махнув рукой в сторону кошельков, я грозно рявкнул:

   -Сколько?

   Подпрыгнув на своем табурете, Проныра тут же начал быстро перекладывать кошельки, четко рапортуя об их содержимом. Как выяснилось, на столе было двадцать три двойных, пятьсот десять золотых, и тысяча сорок семь серебряных талеров. Поскольку я еще не очень хорошо разбирался в местной денежной системе, то перевел вопросительный взгляд на двух своих компаньонов.

   Дик Простофиля как завороженный смотрел на громилу, продолжавшего свои безуспешные поиски чего-то ценного на полу, и не проявлял никакого интереса к сути коммерческих переговоров, которые в настоящее время проходили за столом. Зато Оз Кар, тут же подошел ко мне, и наклонившись прошептал что по его расчетам на столе чуть больше двадцати девяти с половиной тысяч талеров. Выслушав мага, я вопросительно посмотрел на Проныру, который тут же втянул голову в плечи и приподнявшись попытался сделать шаг назад, в результате чего неуклюже плюхнулся на все тот-же табурет. При этом остатки самообладания покинули этого мерзавца. Мгновенно став маленьким и жалким он принялся бубнить какие-то извинения. Стало совершенно очевидно, что больше у него денег попросту нет. Брать же в качестве оплаты лежавшие на столе украшения я не собирался, поскольку было ясно, что добыты они явно преступным путем. К тому же у нас могли бы возникнуть большие проблемы с властями в том случае, если только эти "побрякушки" у нас будут обнаружены. По этому я медленно встал из-за стола. И нависнув над жалким мошенником, грозно прошипел:

   -Так что же ты подлец принимаешь ставки, если не располагаешь необходимыми деньгами?! Похоже ты с самого начала пытался обмануть порядочных людей!

   Громко всхлипнув Проныра рухнул на колени и быстро затараторил:

   -Приношу свои извинения, однако я не виноват... И вообще, кто же мог подумать, что испытание будет пройдено.

   -Так значит ты не виноват?!

   -Э... Виноват, в смысле я готов поклясться чем угодно в том что подобного больше не повторится...

   Видя что его речь не произвела никакого впечатления Проныра замолчал, и с мольбой уставился на меня. К этому времени моя злость улеглась, и на ее месте осталось одно лишь презрение к этому жалкому человечку в мокрых штанах, возможно от пролитого вина, а возможно и от чего иного.

   Взяв со стола в качестве боевого трофея дубинку охранника, я обратился к своим компаньонам:

   -Я думаю нам стоит забрать хотя-бы те деньги, что нам удалось "выпросить" у этого сморчка. -При этом я кивнул в сторону затихшего на полу Проныры.

   Дружно закивав головами Оз Кар с Диком принялись рассовывать по своим карманам мешочки с деньгами. Как только все деньги со стола перекочевали к моим друзьям я погрозил Проныре "своей" дубинкой и пообещал зайти за недостающей суммой в самое ближайшее время. Безусловно я не собирался появляться в этом бандитском логове еще раз, поскольку наша сегодняшняя вылазка и без того прошла очень удачно, и нам удалось разжиться вполне приличными деньгами, а значит не стоило лишний раз искушать судьбу. Теперь же нам предстояло как можно быстрей покинуть логово Проныры, который придя в себя непременно попытается отомстить за свое унижение, а главное вернуть утраченные деньги. К тому же у меня были весьма серьезные опасения, что вскоре за нами будут охотиться не только местные бандиты, которыми судя по груде ворованных украшений руководил сам Проныра, но и стражники его отца - бургомистра, который вряд ли простит обидчиков своего любимого сыночка. Впрочем для того, что бы куда ни будь скрыться нам еще нужно было выйти на улицу, и убраться подальше от этого притона.

   Подойдя к входной двери, и в очередной раз проинструктировав своих товарищей по несчастью, о том, как им следует себя вести на улице, я снял засов и распахнул дверь. Несмотря на поздний час, толпа зевак у двери значительно увеличилась, а вместо четверых молодчиков с дубинками, у двери теперь прохаживалось человек семь - восемь, что полностью подтверждало мое предположение о том месте, которое занимал Проныра в здешнем преступном сообществе.

   Увидав нас целыми и невредимыми бандиты явно растерялись, и поскольку нападать на нас при столь большом стечении народа они не решились, то всей гурьбой устремились в открытую дверь, дабы выяснить судьбу своих товарищей. Я разумеется не стал им мешать, и даже посторонился. Ну а поскольку внимание толпы тут же всецело переключилось на контору букмекера, мы воспользовались возникшим замешательством, и максимально быстро покинули площадь. И только удалившись от логова Проныры на несколько кварталов мы позволили себе перевести дух, расположившись на как нельзя кстати подвернувшихся старых бочках. Оба моих компаньона сидели молча, внимательно разглядывая носки своих башмаков. Видимо никто из них не предполагал, что поход в букмекерскую контору будет сопровожден дракой, в которой им чуть было не пришлось принять самое деятельное участие. Теперь же, когда напряжение немного спало, они оба пребывали в весьма скверном расположении духа. Впрочем на то, чтобы раскисать у нас не было времени, а потому я воспользовался передышкой, и изложил свое видение той ситуации, в которой мы оказались. Сводилось оно к тому, что во-первых нам необходимо как можно быстрее покинуть этот город. А во-вторых, в свете последних событий Дик должен был покинуть его вместе с нами, поскольку в противном случае я не мог проучиться не только за его здоровье, но даже жизнь. Со стороны мага каких либо возражений не последовало, что же касается Дика Простофили, то почесав свой выдающийся нос он ответил:

   -По правде говоря я уже и сам подумывал о том, чтобы покинуть этот город, поскольку несмотря на то, что я прожил в нем значительную часть своей жизни, так и не смог здесь освоиться. Именно поэтому все сегодняшние события, начиная с невероятного выигрыша, и заканчивая вечерней дракой, я воспринимаю как знак свыше. Так что теперь я готов покинуть этот город без всяких сожалений. Единственное, что мне нужно сделать, так это зайти на мою прежнюю квартиру, и забрать кое какие вещи, без которых я попросту не могу уехать. При этом хочу вас заверить, что вещей у меня не много, к тому же мое жилище находится совсем недалеко отсюда. Однако чтобы не рисковать нам всем, я могу сходить за вещами один, вы же можете подождать меня где ни будь здесь. Я вам полностью доверяю, поэтому пусть все деньги останутся при вас. К тому же если со мной что ни будь случится, они мне вряд ли уже понадобятся.

   Разумеется мне совершенно не хотелось идти в то место, где нас должны были бы искать в первую очередь, но и отпускать Дика одного я так же не мог. Поэтому быстро подавив сопротивление Простофили, мы втроем двинулись какими-то только ему известными закоулками по направлению к его жилищу.

   ***************************************************************

   Примерно через полчаса мы вышли к неказистому одноэтажному домику, расположившемуся на самой окраине города. Как рассказал по дороге сам Дик, в этот домишко он переехал несколько лет назад, когда дела его пошли совсем плохо.

   Бегло оглядев пристанище Дика я пришел к неутешительному выводу о том, что судя по всему, в последнее время дела Дика пребывали в просто таки удручающем состоянии, раз уж он был вынужден перебраться в эти трущобы. Оставалась правда надежда на то, что внутри эта жалкая постройка имела более презентабельный вид, впрочем я прекрасно отдавал себе отчет в том, сколь мала эта надежда.

   Видимо сам Дик догадался о том, какие мысли посетили меня при виде его жилища, поскольку украдкой взглянув на меня он тут же начал оправдываться:

   -Приношу свои извинения за внешний вид моего жилища. Дело в том, что на более достойный приют у меня не было средств. Впрочем вы сейчас же сможете убедиться в том, что свою комнату я содержу в чистоте и порядке, благодаря чему она выгодно отличается от всех остальных помещений, которые сдаются в этом, и в самом деле не слишком то респектабельном доме.

   Однако тут же выяснилось, что в "не слишком то респектабельном доме" нам уже делать нечего, поскольку в валявшихся прямо у входа нескольких растерзанных котомках Дик сразу же опознал все свои пожитки. Очевидно таким образом хозяин дома недвусмысленно "намекнул" на то, что больше не желает видеть Простофилю среди своих постояльцев. Первой моей мыслью было войти в дом, и как можно более доходчиво объяснить хозяину, что так нельзя поступать с людьми. Впрочем я тут же осознал, что как ни обидно, но подобное поведение хозяина дома было вполне оправданным, поскольку он наверняка должен был смекнуть: после сегодняшнего выигрыша Простофиле все равно не дадут спокойно жить в этом городе. При этом людская злость, требующая какого ни будь выхода, вполне могла выплеснуться не только на самого Дика, но и того человека, который предоставил ему приют. А в этом случае не только хозяин дома, и вся его семья могли стать такими же изгоями как сам Простофиля. По этому я не стал устраивать скандал, и молча присоединился к Оз Кару, который уже помогал собирать разбросанные вещи, тихо бурча себе под нос что-то о вопиющей несправедливости. Впрочем сам Простофиля занимался спасением своих пожитков сохраняя полную невозмутимость, которая скорей всего свидетельствовала о том, что для него подобное обращение является вполне привычным.

   Присев на корточки, и разглядев повнимательней то, что было разбросано по дороге, я пришел к выводу о том, что почти все имущество Дика состояло из пучков каких то трав, и огромного количества небольших пакетиков, свертков и мешочков, в которых судя по специфическому запаху, находились препараты, изготовленные из все тех же растений. Почувствовав на себе мой удивленный взгляд, Дик поднял на меня глаза, и в очередной раз как бы прося прощение пролепетал:

   -Дело в том, уважаемый рыцарь, что Простофилей меня прозвали только в последнее время, когда я по независящим от меня причинам остался без работы, а до этого у меня было совсем другое прозвище.

   -И какое? -Тут же поинтересовался я.

   -О! Когда-то меня звали Дик Лекарь. Но поскольку народ предпочитает лечиться у целителей, то в мирное время не только ваш покорный слуга, но и практически все остальные лекари Империи, разумеется за исключением тех немногих, кто состоит на королевской службе, едва сводят концы с концами, перебиваясь случайными заработками.

   Посчитав, что дал мне исчерпывающие объяснения он вновь приступил к сортированию собранных нами уцелевших пакетиков и свертков.

   А поскольку к этому времени свою часть работы мы с Оз Каром уже выполнили, собрав все пожитки Дика в одну кучу, я решил сразу же выяснить у мага то, в чем собственно говоря заключается разница между лекарем и целителем, которые в моем понимании по сути были одним и тем же. Выслушав мой вопрос Оз Кар пожал плечами, и пояснил:

   -Ты прав, Лекари и Целители занимаются одним и тем же делом. Тем не менее между ними существует значительная разница, и заключается она в способе лечения.

   -Что это значит?

   -Целители осуществляют лечение людей при помощи магии. Поэтому процесс выздоровления протекает очень быстро. Причем хороший целитель может излечить почти все известные недуги. Вообще же лечение при помощи магии имеет только один существенный недостаток, и заключается он в том, что человек, получивший выздоровление при помощи целителя, в течении довольно длительного времени весьма восприимчив ко всевозможным проклятиям, направленным на вредоносное искажение уже примененного лечебного заклятия, что в свою очередь может привести к весьма плачевным последствиям. Лекарь в отличии от целителя осуществляет лечение при помощи всевозможных лечебных препаратов, почти полностью исключая магическое воздействие на человека. Поэтому процесс выздоровления протекает значительно медленнее, да и список неизлечимых болезней у лекарей довольно велик. Однако и наложить проклятье на того человека, которого вылечил лекарь практически невозможно. Впрочем простой народ мало заботит перспектива какого-то абстрактного проклятия, поэтому они предпочитают обращаться за помощью к целителям, тем более, что их услуги как правило даже дешевле. Что же касается состоятельных людей, то хотя они и опасаются всевозможных проклятий, тем не менее так же предпочитают прибегать к помощи целителей, поскольку не любят ждать наступления "медленного" выздоровления, предпочитая дополнительные траты на всевозможные защитные заклинания и амулеты, оберегающие своего хозяина от большинства вредоносных заклятий.

   -Пожалуй у лекарей и в самом деле положение незавидное.

   -Так-то оно так, да только ситуация в корне меняется во время войны, поскольку лекари способны довольно эффективно лечить самые разнообразные ранения. Причем хороший лекарь за один день может помочь не одному десятку воинов, и так каждый день на протяжении длительного времени, в то время как целитель нуждается в хорошем отдыхе уже после трех - четырех лечебных сеансов, а после шести - семи упадет без сознания, и сможет вновь приступить к работе лишь после нескольких дней хорошего отдыха. К тому же во время войн магам приходится думать не столько об исцелении раненых, сколько о собственной защите, ведь именно они наиболее уязвимы для всевозможных магических ловушек, которыми так любят обмениваться враждующие армии. Так что во время войны лекарь просто незаменим. Поэтому нет ничего удивительного в том, что о них вспоминают как только в воздухе запахло очередной войной. Может быть именно с этим связано одно распространенное суеверие, которое заключается в том, что появление в городе лекаря считается предвестником больших бед. Более того, бывали случаи, когда горожане устраивали весьма жестокие расправы над каким ни будь попавшим под горячую руку лекарем, безосновательно обвиненным во всех смертных грехах. Из-за этого многие лекари в мирное время боятся отрыто упоминать о своей профессии, вполне обоснованно опасаясь за собственную безопасность.

   -Дикость какая то! -Возмущенно воскликнул я. -Теперь мне понятно почему этот человек смотрит на всех как затравленное животное.

   -Конечно дикость. -Согласился со мной Оз Кар. -Однако надеюсь ты не будешь утверждать, что на Земле человечеству удалось полностью излечиться от подобных предрассудков?

   - К сожалению нет. Однако у нас эти предрассудки не имеют столь жестокого проявления. Во всяком случае ведьм у нас уже давно не сжигают, да и камнями никого не закидывают. - Попытался я заступиться за землян.

   -В том, что перестали сжигать ведьм нет никакой заслуги "землян". Просто изменились нравы, а вместе с ними изменились и предрассудки. Многие из них умерли, зато их место тут же заняли новые, которым нужно некоторое время для того, чтобы набрать полную силу, и уж тогда... Думая обо всем этом я уже давно пришел к грустному выводу о том, что предрассудки будут жить до тех пор, пока живо само человечество. -Подвел неутешительный итог Оз Кар. -Кстати, насколько мне известно, у ВАС на востоке до сих пор иногда практикуют такое наказание как закидывание камнями. -Глубокомысленно добавил маг.

   -Ну так то на востоке. А там до сих пор не удалось полностью искоренить средневековую дикость, и это не смотря на все чудеса прогресса. -Тут же не задумываясь выпалил я в ответ.

   -Поздравляю мой друг! Только что ты весьма наглядно продемонстрировал один из тех предрассудков, которые холят и лелеют Европейцы еще со времен Крестовых походов. Ведь уже тогда стали предприниматься первые попытки принести на восток "блага западной цивилизации" на остро отточенных мечах крестоносцев. Лично у меня сложилось такое мнение, что за все последующие века диалог между Востоком и Западом остался примерно на том же уровне: Запад "настойчиво" предлагает, Восток "вежливо" отказывается.

   -По-моему ты явно преувеличиваешь. Насколько мне известно, Запад уже давно оставил Восток в покое. Более того, именно различные "фундаменталисты" с этого самого Востока пытаются установить свои порядки на Западе, устраивая один террористический акт за другим.

   -Для начала хотел бы обратить твое внимание на то, что терроризм как таковой является изобретением именно Запада, а не Востока. Те, кого ты называешь "фундаменталисты" всего на всего позаимствовали столь изощренный способ отстаивания своих интересов как раз у просвещенных Европейцев, которые не поленились снабдить свое кровавое детище по научному обоснованной теоретической базой. Что же касается того, что Запад якобы "оставил Восток в покое", то если мне не изменяет память, на тот момент, когда мы с тобой покинули Землю, ваш "оплот Западной демократии" при помощи новейших образцов "огня и меча" вбивал основы все той же "Западной демократии" по меньшей мере в двух восточных странах. Не думаю, что за те несколько недель, что мы находимся здесь, у ВАС на земле что-либо изменилось в лучшую сторону.

   -Возможно ты в чем-то и прав. Однако я уверен, предвзятое отношение Запада к Востоку очень скоро уйдет в историю точно так же, как это произошло и с многими другими предрассудками.

   -Я бы очень хотел ошибиться, но чутье мне подсказывает: этот предрассудок, который буквально поделил всю Землю на Восток и Запад, еще не скоро окажется достоянием истории, поскольку его неусыпно холят и лелеют обе конфликтующие стороны, стараясь извлечь из этого противостояния приличные дивиденды. -С грустью в голосе заметил Оз Кар.

   От столь мрачных рассуждений нас отвлекло деликатное покашливание Дика, которым он пытался довести до нашего сведения то, что уже закончил спасение остатков своего имущества, и теперь готов последовать за нами хоть на край света.

   Поскольку пеший путь из города я сразу же забраковал, причем не только из-за того что до ближайшего города нам бы пришлось идти почти неделю, но еще и потому, что существовала слишком большая вероятность натолкнуться на еще одну разбойничью шайку. К тому же по суше нашим возможным преследователям, из числа подручных Проныры, было бы гораздо удобней организовать погоню. Поэтому мы направились к городскому причалу, в надежде сесть на ближайшее судно. Конечно, подобная идея не отличалась оригинальностью, но ничего более "гениального" мне в голову почему-то не приходило, а оба моих товарища не горели желанием предложить хоть что ни будь вообще, полностью переложив на мои плечи всю "рутину" нашего дальнейшего спасения.

   Вкратце оговорив немногочисленные детали предложенного мною плана мы молча двинулись в сторону причала, весьма успешно избегая людных мест, чему во многом способствовало то обстоятельство, что выступивший в качестве проводника Дик отлично знал все самые укромные закоулки. Оказавшись на причале, мы укрылись от любопытных глаз в одном из полуразрушенных складов, которые как пояснил Простофиля, все никак не могли отстроить после пожара, произошедшего еще в прошлом году.

   Ночь прошла без каких либо приключений, что после более чем насыщенного на различные события дня выглядело даже странным. Особенно удивило то, что несмотря на сильно досаждавшее ледяно дыхание реки нам удалось довольно таки не плохо выспаться...

   С первыми лучами солнца со стороны причалов стали слышны громкие голоса, и скрип приводимых в порядок снастей, возвестившие о том что жизнь на причале начала наконец-то просыпаться.

   Из нас троих только Оз Кар имел хоть какие то шансы побродить между готовящимися к отплытию судов не привлекая особого внимания окружающих, поскольку я со своим более чем высоким по местным меркам ростом не смог бы укрыться от любопытных взглядов, как собственно говоря и выдающийся во всех отношениях Дик, которого к тому же практически все местные жители знали в лицо. Отчасти исправить эту ситуацию мог довольно плотный туман, поднимавшийся в этот ранний час со стороны реки, однако было слишком наивно надеяться на то, что он позволит нам пробраться на какое ни будь судно не подняв переполоха. Поэтому мы послали Оз Кара, как самого неприметного из всей нашей компании, чтобы он разузнал, когда, и на каком судне мы сможем покинуть город. Маг вернулся примерно через полчаса. К этому времени я уже начал довольно сильно волноваться за своего друга, который не хуже меня умел попадать во всевозможные неприятности. Тем не менее вылазка прошла успешно, и ему удалось разузнать всю необходимую нам информацию.

   Ближайшее судно, капитан которого был готов принять на борт нескольких пассажиров, должно было отойти от причала примерно минут через двадцать, и хотя оно не шло непосредственно в столицу империи, тем не менее делало остановку в самом крупном городе севера империи - Инкулло, который был примечателен тем, что представлял собой великолепно укрепленную крепость, занимавшую к том уже целый остров. По правде говоря, меня сейчас мало интересовали достопримечательности острова-крепости Инкулло, но то что он находился на расстоянии как минимум в несколько сотен километров от славного города Гелла, в котором мы сейчас находились, имело принципиальное значение.

   Договариваться с капитаном судна об оплате за поездку вновь направился только Оз Кар, мы же с Диком должны были по прежнему сидеть в своем убежище, дабы появиться на причале в самый последний момент, что в свою очередь позволило-бы свести к минимуму шансы местных бандитов помешать нашему отплытию.

   Когда по моим подсчетам до момента отплытия оставались считанные минуты, мы с Диком вышли из укрытия, и тут же буквально нос к носу столкнулись с одним из вчерашних мордоворотов, который благодаря моим стараниям весь вечер проползал по полу конторы Проныры-мошенника на четвереньках. О серьезности намерений этого субъекта свести со мной счеты недвусмысленно свидетельствовало то обстоятельство, что сегодня вместо дубинки, которая кстати до сих пор была у меня, к его поясу был пристегнут довольно внушительный меч. К счастью для нас новоиспеченный "меченосец" еще не полностью отошел от моего вчерашнего удара, или же вообще соображал довольно туго, во всяком случае увидав нас он даже не попытался разорвать дистанцию или позвать на помощь. Вместо этого он начал судорожно вытаскивать из ножен свое громоздкое оружие, очевидно полагая, что я буду стоять на мести и ждать пока он закончит все свои приготовления. У меня на сей счет было свое мнение, а потому без каких либо излишних ухищрений я воспользовался уже опробованном на кануну приемом, и вновь нанес ему удар в солнечное сплетение. Получив весьма болезненный удар бандит мгновенно прекратил свои манипуляции с непослушным оружием, и рухнув на четвереньки продолжил вчерашние поиски прямо у полуразрушенного склада. Убедившись в том, что подручный Проныры утратил интерес к нашим с Диком персонам, я поднял с земли меч, весьма неаккуратно оброненный "следопытом" во время падения, и убедившись в том, что он является весьма грубой пародией на благородное оружие и годен лишь в переплавку, забросил его подальше в развалины склада. Затем я подтолкнул оцепеневшего Простофилю, и мы молча устремились к ожидавшему нас судну. Как выяснилось, оно уже было полностью готово к отплытию, и нервно разгуливавший по палубе в сопровождении Оз Кара капитан ждал только нас. Как только мы с Диком запрыгнули на борт судна, капитан окинул нас недовольным взглядом и тут же забыв о нашем существовании начал выкрикивать какие-то распоряжения стоявшим на палубе матросам. Те в свою очередь не мешкая бросились выполнять его команды, громко стуча по палубе босыми ногами. Теперь вся команда корабля была заняты делом, а потому не обращала на вновь прибывших пассажиров, переминающихся с ноги на ногу у самой мачты, никакого внимания, чему последние были только рады. Через несколько минут, показавшихся нам вечностью, недовольно поскрипывая снастями кораблик начал не спеша удаляться от пристани. Вскоре его подхватило течение и причал опостылевшего городка очень быстро растаял в тумане. К этому времени суматоха на корабле улеглась, и мы втроем устало опустились на какие-то тюки, сложенные прямо на палубе. Теперь пожалуй можно было перевести дыхание, поскольку судя по всему нам удалось выкрутиться и на этот раз.

   ******************************************************************

   Плавание до города-крепости Инкулло прошло без каких бы то ни было приключений, чему я собственно говоря был только рад, и воспользовавшись представившейся возможностью как следует выспался. По этому, когда к исходу третьих суток судно вошло в городскую гавань, я прибывал в хорошем расположении духа, как впрочем и оба моих спутника. С первого взгляда на представший нашим взорам город становилось ясно, что при его строительстве архитекторы в первую очередь заботились исключительно о том, чтобы сделать его неприступной крепостью, способной выдержать любую осаду. Об этом недвусмысленно свидетельствовала опоясавшая весь город крепостная стена, сложенная из огромных гранитных блоков, каждый из которых должен был весить десятки тон. При этом создавалось впечатление, будто крепостная стена поднималась прямо из воды, поскольку я не смог разглядеть ни одного клочка земли, за который хоть как-то смог бы зацепиться потенциальный противник, пожелай он взять этот город приступом. На всем своем протяжении стена имела одинаковую высоту, и составляла не менее двадцать метров. Дополняли общую картину очень массивные башни, поднимавшиеся над стенами еще метров на десять, и имевшие несколько рядов бойниц каждая. Вообще крепость производила довольно мрачное впечатление, которое впрочем только усиливало ощущение абсолютной неприступности этого во истину уникального сооружения, чего судя по всему и добивались его строители.

   Вход в единственную гавань города - крепости был узковат, но зато позволял полностью его контролировать с двух бастионов, которые были еще выше и массивней чем башни, что позволило разместить на них еще несколько рядов бойниц. Довершали общую картину какие-то весьма внушительные металлические стержни, закрепленные на обоих бастионах, охранявших вход в гавань. Судя по всему эти приспособления предназначались для почти мгновенного, и при том весьма надежного, блокирования доступа в городскую гавань в том случае, если бы противник попытался организовать неожиданный прорыв.

   Да! Подумал, я. Хотелось бы мне взглянуть на того безумца, которому придет в голову идея штурмовать такое укрепление. Как будто прочитав мои мысли, ко мне подошел маг и не без гордости сообщил:

   -Эта крепость старше египетских пирамид, и была воздвигнута магами Великого Воинства перед самым началом войны с Неназываемым. Причем несмотря на свой возраст она и по сей день является одним из самых мощных укреплений во всей Империи. К тому же. -Глубоко вздохнув посетовал маг. -Теперь такое построить практически невозможно.

   Поскольку я опять получил интересную пищу для размышлений, то без колебаний задал сам собой напрашивавшийся вопрос:

   -А что это за Великое Воинство, и почему такую крепость нельзя построить теперь?

   -Великое Воинство, это союз трех Народов: Людей, Эльфов, и Гномов, которые объединились перед той битвой в которой удалось одержать победу над Неназываемым. Причем тогда удалось объединиться не только воинам, но и магам. Благодаря этому маги трех Народов смогли общими усилиями составить такие заклинания, которые не подвластны ни одному из Народов в отдельности. Впрочем подробности того, как работали те великие маги к сожалению практически не дошли до наших дней. Причина этого прискорбного факта кроется в том, что все они погибли во время Последней битвы, ценой собственных жизней защитив Великое Воинство от смертоносной магии Неназываемого. Но если бы формулы тех заклинаний и сохранились, то скорей всего представляли бы ценность лишь для историков, поскольку сейчас все народы, ранее составлявшие Великое Воинство являются непримиримыми врагами. А что уж говорить об их магах, употребивших свои и без того оскудевшие познания на истребление друг друга. По этому, единственное, что нам остается, так это хоть как-то поддерживать в рабочем состоянии великие постройки древности, благо с этим до сих пор особых хлопот не возникало. Что же касается создания новых творений подобного масштаба, то теперь о подобном никто даже не помышляет.

   В это время к нам подошел Дик, и сообщил:

   -Капитан просил передать, что через пару минут наше судно начнет швартоваться, и если мы не хотим оставаться на борту до конца разгрузки, то нам лучше поспешить.

   Предложение было весьма разумным, поскольку за те трое суток, в течении которых продолжалось наше плавание, мы успели пресытиться монотонным поскрипыванием снастей, и теперь хотели как можно быстрей очутиться на берегу.

   Оказавшись на пристани, мы решили совершить пешую прогулку по городу, а заодно обсудить наши коммерческие дела, поскольку на судне, среди постоянно снующих по палубе матросов, беседа как-то не клеилась.

   Внутреннее убранство крепости весьма сильно контрастировало с ее грозным внешним видом, и представляло собой хаотичное нагромождение всевозможных зданий. Причем учитывая то обстоятельство, что в силу своего специфического расположения, город имел возможность расти только ввысь, самые низкие дома имели не меньше пяти этажей. Когда же мы забрели в богатый район, то и без того весьма не бедные дома уступили место настоящим замкам, которые так же как и их собратья в более бедных районах, из-за катастрофического недостатка земли росли ввысь подобно корабельным соснам, достигая при этом просто немыслимых высот. Указав на один из таких дворцов, который имел в высоту никак не меньше семидесяти метров, Оз Кар, с видом экскурсовода поведал:

   -Возведение подобных сооружений возможно только благодаря магии, причем все эти дворцы нуждаются в постоянной поддержке при помощи довольно сложных заклинаний магии земли, не менее третьего уровня, поскольку в противном случае они могут попросту рухнуть, не выдержав собственного веса. При помощи все той же магии, правда на этот раз не земли, а воздуха, в каждом закоулке такого дворца установлены локальные порталы, позволяющие в одно мгновение переместиться в любую комнату этого грандиозного сооружения. Причем подобное путешествие возможно только в случае получения соответствующего разрешения того вельможи, которому этот дворец принадлежит.

   -Ничего себе! -Удивленно воскликнул я повнимательней приглядываясь к этому "экспонату".

   -И это еще не все. -Довольный произведенным эффектом продолжил свою лекцию Оз Кар. -Другие заклинания поддерживают постоянное освещение и температуру, обеспечивают всем необходимым, и удаляют нечистоты. Так что по уровню комфорта эти сооружения пожалуй превосходят самые современные небоскребы, построенные на Земле. Впрочем как и на Земле, позволить себе такое удовольствие могут только весьма состоятельные люди.

   -Выходит это и есть идеальное жилище?

   -Может быть. -Немного подумав сказал Оз Кар. -Хотя лично я думаю, что ничего идеального создать попросту невозможно. Например у этих дворцов из-за их сложной "начинки" не так уж редко случаются всевозможные отказы. Да и у молодых магов самое любимое развлечение как раз и заключается в том, что бы незаметно исказить работу какого-нибудь обслуживающего заклинания. Иногда доходит до того, что вместо роскошного ужина хозяин такого дворца получал на стол то, что... э, скажем так, то, что должно было быть убрано как нечистоты. Короче молодые оболтусы делают с заклинаниями примерно то же самое, что и ваши хакеры в компьютерных сетях.

   -Так! Так! -Воскликнул я. -Что-то уж больно хорошо для стороннего наблюдателя ты осведомлен обо всех этих, как ты выразился каверзах. Признавайся! Скольким добропорядочным гражданам ты безвозвратно испортил аппетит, пока сам был студентом на своем магическом факультете?!

   Выслушав мое обвинение, Оз Кар начал беззвучно открывать рот, словно выброшенная на берег рыба. Затем он по детски шмыгнул носом, и сразу-же покраснел как вареный рак. Я тут же понял что сам того не ожидая попал в самую точку, от чего чуть было не упал на мостовую от смеха. А Дик, который так же как и я внимательно слушал пояснения мага, попытался было сдержаться, однако не выдержал и присоединился ко мне, разразившись громким смехом, от чего наш маг покраснел еще больше, и судя по всему окончательно утратил дар речи. В конце концов Оз Кар демонстративно повернулся к нам спиной, и с невероятным интересом начал разглядывать ближайшую стену, чем вызвал у нас новый приступ смеха. Отсмеявшись я подошел к обиженному магу и попросив прощение за наше с Диком поведение примирительно произнес:

   -За всеми этими проблемами я как-то совсем забыл, что даже самые солидные люди когда-то тоже были молодыми. Поэтому, когда узнаешь о тех поступках, которые они совершали в юности, то зачастую попросту не можешь в это поверить. Ну а смеялись мы лишь потому, ты так забавно отреагировал на мой вопрос, что как две капли воды стал похож на нашкодившего школьника, которого строгий учитель застал на месте "преступления".

   Выслушав мои объяснения маг соизволил бросить на меня недовольный взгляд, и пробубнив себе под нос что лично он ничего смешного во всем этом не находит, тем не менее согласился продолжить свои объяснения по поводу особенностей применения магии при создании тех или иных сооружений. Выяснилось, что для постройки и обслуживания различных зданий лучше всего подходят заклинания, созданные на основе магии земли, которая как и следовало ожидать относится к изначальному потоку Порядка. Проблема заключается лишь в том, что большинство таких заклинаний довольно легко нейтрализуются при помощи соответствующих заклинаний магии Хаоса, причем значительно более низкого уровня. По этому, колдуны орков или троллей, которым магия Хаоса дается значительно легче нежели людям, даже не разрушая защитную стену города, уничтожить которую при помощи магии им будет явно не по силам, при желании смогут довольно легко превратить все это великолепие внутреннего города в груду развалин, под которыми неминуемо погибнет большая часть защитников города. Конечно существуют многочисленные защитные заклинания, которые теоретически должны этому воспрепятствовать. Однако практическим путем доказано, что все они не способны оказать серьезного противодействия грубым, но тем не менее невероятно мощным боевым заклинаниям магии Хаоса. По этому, несмотря на свой грозный вид город-крепость Инкулло в настоящее время не способен выдержать серьезной осады, представляя из себя этакого великана на глиняных ногах.

   Узнав о столь вопиющих фактах я тут же спросил у мага:

   -В таком случае ответь мне вот на какой вопрос: Если это все-таки крепость, то почему король позволил фактически уничтожить ее. И вообще, раз уж знати так нравится щеголять подобными замками, то почему бы их не строить где-нибудь в другом, более подходящем для этого месте, не превращая столь внушительную крепость в самую настоящую бутафорию?

   -Я думаю, что на этот вопрос ты бы и сам смог ответить. Дело в том, что как и на Земле, здесь официальные власти так же вынуждены на многое закрывать глаза, ибо не в силах противостоять власти денег. Безусловно, король периодически пытается поставить вопрос "о приведении славной крепости Инкулло в подобающий ей вид", однако представители местной знати тут же отправляются в столицу на двух-трех судах, груженными всевозможными подношениями, и через некоторое время король сам отказывается от этой затеи, переключая свое внимание на значительно более важные дела. Злые языки поговаривают о том, что король на самом деле даже и не пытается навести порядок, а просто таким вот оригинальным образом пополняет свою казну. Что же касается того, почему знать стремится строиться именно здесь, а не в каком ни будь ином, более удобном месте. То и тут все объясняется довольно просто. Все дело в том, что иметь собственный дворец в легендарной крепости Инкулло чрезвычайно престижно. Причем в большинстве из этих дворцов хозяева не появляются годами. Так что все эти дворцы по сути являются одним большим надгробьем для здравого смысла. Впрочем тут уж ничего не поделаешь, поскольку люди везде одинаковы. Согласись, ведь и на Земле происходит то же самое, поскольку большинство созданного за последнее время на твоей родной планете, так же не имеет ничего общего с удобством и функциональностью, и подчинено лишь одной цели - продемонстрировать никому непонятную гламурность, на которой в свою очередь наживаются всевозможные шарлатаны от искусства, науки и медицины. И увы, в этом все Миры, населенные людьми также очень схожи. -Глубоко вздохнув закончил свою мысль Оз Кар.

   -Пожалуй ты прав, поскольку теперь я все чаще ловлю себя на мысли о том, что начинаю понимать "логику" этого города, которая по своей сути и впрямь особо не отличается от философии тех мест, которые облюбовала для себя элита Земли. При этом все это абсурдное великолепие наверняка смогли бы оценить и те люди, которые причисляют себя к бомонду Земли, поскольку ВАША магия открывает поистине безграничные возможности для того, кто имеет непреодолимое желание выделится из "толпы себеподобных" любыми способами.

   -Я рад, что ты понемногу начинаешь меня понимать. Поверь, я действительно хочу тебе помочь осознать тот факт, что несмотря на множество различий, существующих между нашими Мирами, во взаимоотношениях людей действуют одни и те же законы. Другое дело, что здесь помимо людей до сих пор сохранились и другие Народы, что безусловно накладывает определенный отпечаток. Впрочем ты можешь прожить несколько лет не повстречав ни одного "инородца", поскольку их время судя по всему подходит к концу.

   -Они все вымирают подобно тому, как на Земле погибли динозавры?

   -Скорей как мамонты.

   -Почему именно мамонты?

   -Потому что именно мамонтов истребили появившиеся на Земле люди, в то время как динозавров истребили эльфы, первыми из Народов освоившие основы магии.

   -Надо же! А зачем эльфам понадобилось уничтожать динозавров?

   -Откуда мне знать? Возможно они сочли динозавров далеко не самым лучшим своим твореньем.

   -Ты хочешь сказать, что динозавров создали эльфы?!

   -А кто же еще мог создать таких тварей? Уж не думаешь ли ты, что они возникли в результате так называемого естественного отбора?

   -Не знаю как там насчет естественного отбора, однако динозавры появились, а затем и вымерли, задолго до появления людей. Впрочем теперь я не уверен даже в этом. -Честно признался я магу.

   -История с динозаврами, которых в свое время создали эльфы, и в самом деле произошла тогда, когда людей не было и в помине. Тем не менее в этом факте нет ничего удивительного, поскольку эльфов не зря называют перворожденными. Они и в самом деле появились первыми, или точнее сказать, Народ эльфов возник первым из всех ныне живущих Народов. Однако кто знает, возможно до эльфов были и другие народы, память о которых давно стерта неумолимым временем?

   -Ты хочешь сказать, что разумные Народы существуют на Земле не тысячи, как утверждают наши ученые, а миллионы лет?

   -Ну если ваши ученые "проспали" существование таких разумных Народов как эльфы и гномы, то почему-бы им не ошибиться и в этих своих расчетах?

   -По правде говоря, у меня сейчас в голове настоящая каша, поскольку ты только что развеял все мои познания в истории родной планеты.

   -Привыкай, поскольку таких потрясений тебе еще предстоит пережить великое множество! -Иронично улыбнувшись заверил меня маг.

   -Так значит Народ людей пришел на Землю после эльфов?

   -Нет, после эльфов появились гномы. Затем, значительно позже, пришли тролли и орки, а уж потом, совсем недавно по историческим меркам, появились люди.

   -А откуда вообще пришли люди?

   -Согласно официальной версии людей создал и воспитал сам Спаситель. Однако некоторые ученые полагают, что людей в свое время создали все те же эльфы. Впрочем подобная гипотеза является ересью, и беспощадно преследуется нашей церковью.

   -А зачем эльфам могло понадобиться...

   Закончить свой вопрос Алекс не успел, поскольку споткнулся об лежащего на земле человека. Незнакомец отреагировал на данный инцидент невнятным мычанием, после чего перевернулся на другой бок, и тут же заснул.

   Мгновенно забыв обо всех эльфах, и невольно вернувшись к более насущным проблемам, я обратил внимание на то, что это далеко не единственный лежащий прямо на улице человек. Бросив на явно перебравшего пьянчужку осуждающий взгляд я недовольно пробурчал:

   -За то время, что мы бродим по этому городу мне попался на глаза уже не один мертвецки пьяный человек, ничком лежащий прямо на улице. Ну а поскольку до вечера еще далеко, не удивлюсь, если к утру такие "гуляки" будут попадаться на каждом шагу. И это притом, что если верить твоим словам, ВАША хваленая медицина может прямо таки творить чудеса. Я конечно же не хочу сказать, что на Земле алкоголиков нет вообще, однако встретить средь бела дня столько пьяниц, лежащих прямо посередине улицы вряд ли удастся даже в самой захудалой дыре. Что уж говорить о городе, являющемся пристанищем скучающей знати.

   Оз Кар удивленно взглянул на лежащего прямо у наших ног человека с умиротворенной полуулыбкой на лице, и сообразив что именно его я и имел в виду отрицательно покачал головой и ухмыльнувшись произнес:

   -Ну что касается подвыпивших людей, то такие попадаются не часто, тем более, что хозяин таверны может быть оштрафован на весьма значительную сумму, если допустит, чтобы его, изрядно перебравший клиент, уснул прямо на мостовой. За соблюдением этого правила довольно рьяно следит городская стража.

   -Не припомню подобного закона где либо на Земле, но полагаю, что здравый смысл в нем явно присутствует. Однако кто в таком случае те люди, о которых я уже несколько раз чуть было не споткнулся?

   -Те кто лежит на мостовой являются любителями кэллохолана. Это произрастающий на юге кустарник, из листьев которого приготавливаются самые разнообразные препараты, являющиеся по сути сильнодействующими наркотиками. В свою очередь все эти наркотики, согласно особого указа Короля, бесплатно раздаются всем желающим, причем в строго установленных для этого местах. Очевидно одно из таких мест находится где-то неподалеку. Ну а поскольку нет какого либо запрета на употребление этих дурманящих снадобий даже в общественных местах, однако при этом всем гражданам империи под страхом публичного наказания запрещается оказывать этим людям какую бы то ни было помощь, те кто так сказать, пребывают под кайфом, вынуждены отлеживаться прямо на улице, предоставленные сами себе.

   -Значит это самые обыкновенные наркоманы? Но тогда почему Король вместо того, чтобы лечить этих людей и запретить распространение наркотиков, как это делается во всех государствах на Земле, фактически поощряет их распространение, позволяя этим несчастным умирать прямо на улицах?

   -Безусловно лечить таких людей пытались не только на Земле, но и здесь, вот только все усилия целителей и лекарей как правило не приносилиаходится под кайфом местах не упал, во время сегодняшней прогулки по городу, Алекс недовольно пробурчал:ут же умиротворенно зах какого либо положительного результата, поскольку и тем, и другим удавалось излечить только тело, освободив его от физических мучений, связанных с отказом в употреблении наркотиков, в то время как самая страшная зависимость укореняется именно в сознании человека, а вытравить ее оттуда насильно, не разрушив личность как таковую, попросту невозможно. По этому, лечение конечно же осуществляют и сейчас, но только тех, кто добровольно обращается за помощью. Но даже и в этом случае процент тех, кто навсегда расстается со столь пагубной привычкой очень мал.

   Что же касается запретов... Разумеется прежде и здесь пытались бороться с наркоторговлей так сказать, традиционными методами, которые сейчас практикуются и на Земле. При этом и результат был точно такой же, точнее сказать его не было вообще. Наркоманов не становилось меньше, и это несмотря на то, что государство тратило огромные деньги на борьбу с наркоторговлей. Ужесточение наказаний так же не приносило результатов, поскольку чем жестче власти пытались обуздать наркоманию, тем делали этот бизнес более рентабельным, а значит лишь увеличивали прибыль наркоторговцев. Ну а публичные казни лиц, причастных к наркоторговле, очень быстро превратились в невероятно популярное развлечение для черни, которая с нетерпением ждала очередную казнь, сопровождая все действия палача восторженным улюлюканьем. Что же касается карательных рейдов, организованных в те страны, которые особенно "грешат" изготовлением различных наркотиков, то они привели лишь к значительным финансовым тратам. Тем временем в руках наркоторговцев начали скапливаться такие денежные средства, что Король был просто вынужден предпринять самые решительные действия, поскольку прекрасно понимал, что реальная власть в стране понемногу начинает выскальзывать из его рук, сосредотачиваясь у королей "наркобизнеса", которые без особого стеснения уже величали себя истинными правителями империи. Кстати, подобные высказывания особенно злили Его Величество, который и прежде беспощадно пресекал любые поползновения на собственную власть, каленым железом выжигая всех потенциальных смутьянов. Однако теперь подобная тактика не приносила особых результатов, поскольку как только какой ни будь наркобарон расставался со своей головой на королевской плахе, его место тут же занимал другой наркоторговец, причем более умный и изворотливый чем его предшественник. В общем ситуация с наркотиками в Великой Империи развивалась таким же точно образом как и в большинстве стран твоего Мира. Со временем стало совершенно очевидно, что исправить подобное положение вещей сможет лишь какой-то кардинальный, и в то же время нестандартный ход. И тогда Король своим указом полностью легализовал наркотики, наладив бесплатное распространение их среди всех желающих, чем поначалу вызвал настоящий шок не только у себя в государстве, но и в соседних странах, которые продолжали бороться с наркобизнесом "традиционными" методами. По всей Империи прокатилась целая волна выступлений перепуганных обывателей, которые опасались того, что теперь наркомания и неразрывно связанные с ней пороки, полностью захлестнут всю страну. Королевской гвардии тогда пришлось изрядно потрудиться что бы утихомирить всех тех, кто открыто выражал свое недовольство по поводу всколыхнувшего буквально все общество королевского указа. К счастью репрессии продолжались не долго, поскольку вскоре волнения прекратились сами собой.

   -Выходит народ смирился со своей участью?

   -Причем здесь это? Просто вскоре стало ясно, что Король поступил абсолютно правильно, легализовав наркотики.

   -То есть как это правильно?! Этого просто не может быть. -Уверенно заявил я.

   -И тем не менее это так! Суди сам: наркоторговцы мгновенно лишились своей финансовой базы, а заодно перестали поощрять пополнение рядов наркоманов, поскольку в этом пропал всякий смысл. Наркоманы в свою очередь стали гораздо реже совершать ужасные преступления с целью получения средств на очередную дозу наркотика, поскольку отныне получали ее бесплатно. Ну а сам наркотик потерял ореол притягательности, который имеет всякий запретный плод. А кроме того теперь наркоманы перестали прятаться, а потому, сами того не желая стали самым наглядным примером того, к чему приводит употребление этой гадости. Валяющиеся в грязи тела очень быстро развенчали миф об якобы присущей наркоманам "крутизне", постепенно превратив сами наркотики в "зелье неудачников".

   Поэтому вскоре к такому же нестандартному, но тем не менее чрезвычайно эффективному методу борьбы с наркоманией были вынуждены присоединиться и другие страны, после чего столь страшная проблемам как наркомания очень быстро сошла на нет. При этом хочу заметить, что никакого "глобального всплеска наркомании", которым пугали некоторые теоретики, так и не произошло.

   -Да уж, методы у вашего Короля не только нестандартные, но и весьма радикальные. Уж и не знаю, горевать или радоваться тому, что на Земле подобным образом бороться с наркоманией никогда не будут, поскольку выбранный им метод уж больно какой-то "дикий".

   -То что метод дикий я с тобой возможно соглашусь, вот только результат получился самый что ни наесть цивилизованный, в то время как на Земле все обстоит с точностью до наоборот. Все потуги "цивилизованной" борьбы с наркоманией у вас приводят лишь к тому, что на наркотики держится очень высокая цена, причем достать их все равно не проблема. Лично я думаю, что подобная "борьба" устраивает в первую очередь как раз тех, на кого она якобы направлена.

   -Ну может ты и прав, хотя я все равно считаю, что раздавать наркотики наркоманам это как-то неправильно, к тому же на Земле существует такое понятие как мораль, которая подобные действия явно не приветствует.

   -Мораль это устоявшийся стереотип поведения, который выгоден подавляющему большинству, а потому зачастую не имеет ничего общего со здравым смыслом. Насколько я помню из курса вашей истории, еще каких-то сто лет назад считалась весьма аморальной женская юбка выше щиколотки. Теперь же многие дамы разгуливают в одежде, которая не прикрывает даже э..., я бы сказал, ничего не прикрывает. И это считается вполне приличным, и не противоречит принципам современной морали. А вообще в своей "моральности" люди Земли на мой взгляд достигли просто невероятных вершин. Может быть именно поэтому Земная мораль приобрела какую-то извращенную форму.

   -Не стоит делать столь радикальный вывод из-за мини юбок, в которых так любят щеголять наши дамы. Впрочем я согласен, иногда они и в самом деле бывают уж слишком откровенными.

   -Да причем здесь юбки? Это был всего лишь пример. Причем весьма безобидный. Истинная проблема заключается в том, что извращенная мораль подобно раковой опухоли уже давно переродила все сферы человеческой жизни, включая не только культуру, но даже международную политику.

   -Например. -Нахмурившись потребовал я дальнейших объяснений от мага

   -Изволь! -С готовностью заявил Оз Кар. -Ваша организация моралистов-бездельников, которая весьма высокопарно объединяет все нации, дошла до того, что пытается запретить некоторые виды оружия, как негуманные. Хотя по моему, такая формулировка сама по себе является верхом лицемерная, поскольку если к некоторым орудиям уничтожения людей применять такое понятие, как негуманное и требовать его повсеместного запрещения, то выходит, что остальные способы смертоубийства являются вполне гуманными. Применяя подобную мораль на практике выходит, что если противопехотная мина оторвет человеку ногу, и он будет жить калекой, то это не гуманно, а вот если его сразу разорвет на куски, то тут все нормально. И таких примеров я могу привести очень много. Поэтому Земную мораль лично я считаю наивысшим проявлением аморальности и ханжества, а потому не хотел бы больше о ней говорить.

   -Не хочешь и не надо! Угораздило же меня затронуть такую тему. И вообще, не знаю как ты, а лично я уже подустал, да и Дик плетется за нами без особого энтузиазма. Так что давай-ка лучше зайдем в какую ни будь приличную таверну, и устроим прощальный ужин, поскольку нам с тобой завтра нужно отплывать в столицу, в то время как Дик скорей всего останется здесь. К тому же мы так и не обсудили вопрос о нашем вознаграждении за оказанные услуг по вышибанию денег из Пройдохи. Лично я прежде не уделял особого внимания финансовыми вопросами, поэтому оставляю этот вопрос на твое усмотрение.

   -Если ты думаешь, что в моем лице нашел великого коммерсанта, то глубоко ошибаешься. Впрочем ты прав, откладывать этот разговор на потом и в самом деле больше нельзя.

   Остановившись мы с Оз Каром подождали, когда нас догонит немного приотставший Простофиля, и получив от него согласие на праздничный ужин, направились в ближайшую таверну, которая попалась нам на глаза буквально через несколько шагов. Как и все здания в этом городе она имела в высоту несколько этажей, причем верхние явно использовались в качестве гостиницы, что полностью нас устраивало, поскольку отправляться к причалам на поиски какого-нибудь приличного судна, отправляющегося прямиком в столицу, мы намеривались только утром.

   Выбранное нами заведение именовалось "Веселая Башня", что лично мне понравилось значительно больше нежели "Пещера старого тролля", в которую нас с магом занесло в славном городе Гелла... Внутреннее убранство таверны так же оказалась весьма приличным, и я бы даже сказал уютным, что в свою очередь еще больше расположило меня к этому заведению. К тому же у самого камина обосновался небольшой оркестр, который услаждал слух еще немногочисленных в столь ранний час посетителей, неназойливой музыкой.

   Стоило нам расположиться за одним из пустовавших столиков как перед нами тут же появился аккуратно одетая девушка, которая приняв наш заказ без лишних слов умчалась на кухню.

   Поскольку маг явно не собирался начинать разговор, в то время как Дик внимательно смотрел на меня, нервно комкая в руках собственную шляпу, слово пришлось брать мне.

   -Послушай Дик. -Сказал я. -Нам уже пора расставаться, а мы так и не обсудили вопрос о нашем вознаграждении. Лично, я, да собственно говоря и мой друг тоже, так вот, мы оба, в общем мы готовы принять от тебя столько денег, сколько ты посчитаешь нужным нам дать. В принципе нам нужно столько, чтобы хватило добраться до столицы империи. А уж там мы что ни будь придумаем.

   Взглянув на меня с явным удивлением, Дик решительно отверг мое предложение, пояснив что подобный дележ он полагает бесчестным, тем более, что только благодаря нашему непосредственному участию Гог Проныра пусть и не полностью, но тем не менее все-таки выплатил вполне приличные деньги. Немного подумав Дик добавил к нашему послужному списку еще и то, что лишь благодаря нашей помощи он смог выбраться из Геллы живыми и невредимым. Исходя из этого Простофиля предложил поделить эти деньги на троих.

   Выслушав Дика мы с магом невольно переглянулись, и тут же в один голос начали возражать, заверяя Простофилю в том что о таком, грабительском по отношении к нему варианте дележа денег не может быть и речи. Тем не менее Дик продолжал настаивать на своем, доказывая что в столице империи без приличной суммы нам делать попросту нечего. Впрочем начавшийся было спор мгновенно прервался как только та девушка, что принимала заказ, начала невероятно ловко сервировать наш стол различными аппетитно пахнущими блюдами. Мы тут же вспомнили, что очень голодны, а потому молча принялись за еду. После вкусного, и весьма обильного ужина, во время которого мы выпили изрядное количество приятного на вкус вина, которое щедро подавали на наш стол в небольших глиняных кувшинчиках, мы вновь вернулись к обсуждению финансовых вопросов. Однако теперь спор о размере вознаграждения проходил очень вяло, постоянно перескакивая на посторонние темы. К тому же несколько дополнительных кувшинчиков вина, выпитых нами уже после ужина, не только не помогли разрешить ситуацию, а даже наоборот усложнили ее, поскольку теперь Дика откровенно начало клонить в сон. В конце концов мы единодушно решили отложить этот разговор на завтра. Расплатившись за ужин, который вышел нам по двенадцать талеров на человека, мы заказали три недорогих комнаты на ночь, обошедшиеся нам еще по десять талеров. Прикинув наши траты мы пришли к единодушному мнению что цены явно "кусались", поскольку в той же Гелле, за такие деньги мы бы вполне смогли себе позволить безбедное существование в течении нескольких дней. И тогда я высказал на мой взгляд весьма здравую мысль, что если мы проведем в этом городе еще неделю, то пожалуй нам уже нечего будет делить, и вопрос о размере нашего вознаграждения отпадет сам собой. Оз Кар согласился, но тут же мрачно предупредил, что в столице, в которую мы так рвемся, цены наверняка еще выше. Данное замечание мага несколько озадачило меня, поскольку теперь я был вынужден задуматься о том, на что же в таком случае мы и в самом деле там будем жить. Впрочем все мои размышления о завтрашнем дне тут же куда-то улетучились, поскольку за соседний, до сих пор пустовавший столик, присела невероятно обворожительная девушка. Она начала пить вино маленькими глоточками, не забывая при этом периодически бросать на меня кокетливые взгляды. Осознав это я почувствовал, как хмель начал выветриваться у меня из головы, а вместо него в голову начало бить нечто иное. А по голодным взглядам, которые бросали на девушку из-за других столиков, я убедился в том, что это прелестное создание не является плодом моего воображения. При этом я тут-же почувствовал как начал краснеть, поскольку понял что уставился на девушку точно таким же похотливым взглядом как и остальные посетители этого заведения. Я тут же постарался отвести глаза в сторону, чем вызвал смех как самой девушки, так и мага, который с большим интересом наблюдал за тем, как мы с ней обменивались взглядами. Весело подмигнув Оз Кар заговорщицким шепотом сообщил, что судя по всему я ей понравился, а это значит что от перемигиваний мне следует переходить к более решительным действиям. Вообще-то я немного комплексую при общении с особами слабого пола, но получив столь весомую поддержку со стороны своего друга, я все же решил попытаться завязать знакомство, и взяв полупустой кувшинчик с вином направился к столику, который занимала та очаровательная особа. Оказавшись рядом с ней я принялся переминаться с ноги на ногу, не зная что делать дальше. Теперь уже сама девушка пришла мне на помощь, и широко улыбнулась сделала приглашающий жест рукой. Я не заставил просить себя дважды и тут же, плюхнулся за ее столик. Поскольку я не знал, с чего следует начать разговор, то ограничился приветливой улыбкой, заранее досадуя о том, что она скорей всего вышла у меня какой-то глупой. Впрочем моя прекрасная незнакомка вновь пришла мне на помощь, и одарив меня еще одной очаровательной улыбкой, звонким голосочком поведала мне о том, что ее зовут Бетрис, после чего вопросительно посмотрела на меня. Я почувствовал как еще больше краснею, поскольку сам должен был додуматься до столь простой идеи как назвать девушке свое имя. Смутившись еще больше я тут же вскочил, и хриплым голосом сообщил, что зовут меня Алексам, после чего вновь плюхнулся на прежнее место. Окинув меня заинтересованным взглядом девушка сказала, что еще не встречала таких высоких людей как я. А затем поинтересовалась, из каких я мест родом. Немного поразмыслив я предпочел ответить на ее вопрос уклончиво, поведав что приехал сюда из очень далекой страны, что в принципе было сущей правдой. Затем мы начали говорить о разной ерунде, успев выпить во время беседы еще пару кувшинчиков вина.

   Очевидно коварный напиток таки ударил в голову, поскольку мне начало казаться, что вокруг девушки поднимается какое-то марево, чего естественно быть попросту не могло. Однозначно списав это загадочное явление на выпитое спиртное, и царивший в помещении легкий полумрак, я выкинул из головы все мысли о продолжавшей немного досаждать игре света, и вновь с головой погрузился в общение с прекрасной дамой. После получаса общения мы уже сидели практически прижавшись друг к другу, причем я все отчетливее понимал, что прекрасный вечер имеет все шансы закончиться еще более восхитительной ночью, при этом смущало меня лишь только то, что непонятное марево, которое по прежнему исходило от девушки, не только не исчезло, а несмотря на все мои старания даже усилилось. Впрочем какое значение имело все это по сравнению с открывающимися передо мной более чем заманчивыми перспективами?

   Как бы в подтверждение возникших у меня планов на сегодняшнюю ночь Бетрис многообещающе улыбнулась, и попросив пробегавшую мимо нас девушку-официантку принести еще один кувшинчик вина, встала со своего стула, и решительно усевшись мне на колени крепко обняла меня за шею. Ее губы приблизились к моим, однако я невольно воздержался от страстного поцелуя, который хотела подарить мне моя подружка, поскольку марево, по прежнему окружавшее девушку, теперь стало таким интенсивным, что полностью скрыло ее лицо. Впрочем через мгновение досаждавшее наваждениеисчезло, и тут к своему ужасу я обнаружил, что у меня на коленях сидит какое то чудовище, с полупрозрачной синеватой кожей, не имеющее ничего общего с чертами прекрасной девушки, которая исчезла за миг до этого. Открыв рот я уставился на представшее моему взору невероятно омерзительное существо, судорожно пытаясь найти хоть какое-то логическое объяснение столь шокирующему перевоплощению. Впрочем единственное объяснение происходящему, которое сейчас вертелось у меня в голове, заключалось в том, что я попросту схожу с ума... Инстинктивно мой разум противился такому удручающему для него самого предположению и судорожно пытался предложить какую-нибудь иную гипотезу, однако все эти попытки не приносили какого либо результата. В это время уютно устроившийся у меня на коленях монстр прикрыв глаза вновь попытался меня поцеловать. Осознав это я с диким воплем вскочил со своего стула, едва не опрокинув стол, и оттолкнул обнимавшее меня чудовище. В зале тут же повисла гробовая тишина, поскольку все, кто в это время находился в таверне затаив дыхание уставились на лежавшего на полу монстра, который с удивлением и злобой смотрел на меня своими большими как блюдца бесцветными глазами.

   Первым как ни странно в сложившейся ситуации сориентировался едва державшийся на ногах Дик, которому как раз в это время Оз Кар пытался помочь выбраться из-за стола. Мгновенно протрезвев, и вырвавшись из рук мага, он подбежал к лежавшему на полу чудовищу, и сыпанул на него каким-то порошком, который с невероятным проворством за мгновение до этого извлек из своей торбы. Завертевшись на полу как ошпаренное кипятком оно издало пронзительный вопль, от которого зазвенело в ушах. Затем мерзкая тварь отскочила в сторону, и выбив раму ближайшего окна скрылось в ночи. Тут же пришли в себя и посетители таверны, которые не разбирая дороги бросились на улицу. И всего через несколько мгновений в зале остались только я и мои друзья. Пока Дик продолжал рыться в своей сумке Оз Кар подошел ко мне, и дрожащим голосом поинтересовался:

   -Как тебе это удалось?

   Поскольку я не понял, что собственно говоря имелось в виду под словом "это", то задал магу уточняющий вопрос:

   -А мне и в самом деле что-то удалось?

   -Ну как же! -Воскликнул включившийся в беседу Дик. -Неужели ты до сих пор не понял, что разрушил чары Суккуба! -И уже обратившись к магу спросил у него.

   -Я конечно не так сведущ в магии как Вы, уважаемый Оз Кар, но насколько мне известно, разрушить чары Суккуба возможно только убив его. Впрочем это не мой конек, по этому возможно я в чем-то заблуждаюсь?

   -Вы абсолютно правы мой друг. Произошедшее на наших глазах падение чар явилось для меня полной неожиданностью, как впрочем судя по всему и для самого Суккуба, который до последнего мгновения не мог поверить в реальность произошедшего. Кстати, а чем это вы посыпали чудовище? Похоже, что использованный Вами порошок возымел определенное действие, и это притом, что Суккуб по своей сути является демоном, причем почти не поддающимся воздействию какой бы тони было магии.

   -Все дело в том, уважаемый маг, что в юности я служил гарнизонным лекарем на одной из южных застав империи, где в диких лесах довольно часто встречались самые разнообразные монстры. Поэтому мне пришлось уделить много времени и сил изучению не только различных способов лечения солдат. Буквально по крупицам я собирал знания о том, как человек, не наделенный большими магическими способностями может оказать противодействие различным тварям, многие из которых к тому-же обладают значительным магическим потенциалом. Не скрою, большинство подобных знаний мне удалось почерпнуть у эльфов, которые до сих пор еще встречаются в тех краях. Именно они подсказали мне рецепт приготовления порошка, в основе которого лежит пыльца болотной розы.

   -Болотной розы?

   -Да, пыльца этого редкого растения хоть и ненадолго, но тем не менее весьма успешно сковывает магические способности демонов нижнего мира, к которым как известно относится и Суккуб. По правде говоря мне никогда раньше не приходилось применять подобное средство на практике, и держал я его в своей походной сумке скорее как напоминание о тех светлых днях, когда..., впрочем это не важно. В общем я очень рад, что этот порошок все-таки пригодился.

   Похоже, что мои друзья могли бы и дальше обсуждать столь интересующую их обоих тему, но тут входная дверь с грохотом распахнулась, и в таверну ввалились два десятка городских стражников, вооруженные алебардами.

   После того как таверна была полностью взята под контроль доблестными блюстителями порядка к нам подошел один из стражников, в руках у которого вместо алебарды красовался меч. Помимо меча на принадлежность этого воина к офицерскому сословию однозначно указывала серебряная цепь, висевшая прямо поверх легких доспехов. Окинув каждого из нас подозрительным взглядом и видимо убедившись в отсутствии у нас какого либо оружия офицер вложил свой меч в ножны. Затем он присел на край единственного устоявшего во время погрома стола и сложив руки на груди потребовал у нас объяснений по поводу того, что здесь собственно говоря произошло.

   Из-за моей спины тут же вышел Оз Кар, и очень кратко поведал о том, как был изобличен Суккуб, который судя по всему уже в течении довольно длительного времени безнаказанно орудовал в этом городе.

   Если рассказ мага и произвел на офицера хоть какое то впечатление, то судя по всему прямо противоположное тому, на которое сам маг рассчитывал, поскольку выслушав пояснения Оз Кара офицер не спеша вернулся к стражникам, и встав под защиту алебард непререкаемым тоном чиновника "находящегося при исполнении" заявил, что вынужден препроводить нас в городскую управу для детального выяснения обстоятельств произошедшего. Лично я ничего иного и не ожидал, поскольку еще на Земле успел уяснить одно непреложное правило, согласно которому все правоохранительные органы независимо от своего названия и статуса действуют по одному и тому же принципу, который сводится к тому, чтобы прибыть на место происшествия после того, как все злоумышленники благополучно разбегутся. А затем проявив изрядную расторопность схватить несколько ни в чем неповинных людей, "для детального выяснения обстоятельств происшедшего". После этого из задержанных попытаются сделать "козлов отпущения". И только в том случае, если они окажутся "патологически невиновными" их в конце концов отпустят, задав перед этим уйму бестолковых вопросов, ответы на которые якобы должны пролить свет на обстоятельства происшествия. Заранее предвкушая нечто подобное я вместе со своими друзьями был вынужден плестись в городскую управу, сопровождаемый довольно внушительным "почетным караулом", который судя по всему не задумываясь готов был пустить в ход свои алебарды при любом неосторожном движении с нашей стороны.

   *****************************************************************

   Городская управа разительно отличалась от большинства других зданий этого города, поскольку имела в высоту всего три этажа, и выглядела на общем фоне тянущегося ввысь великолепия, весьма неказистым коротышкой. Тем не менее это здание с маленькими окнами - бойницами, больше похожее на приготовившегося к бою воина, по иронии судьбы попавшего в общество напыщенных франтов, очень гармонировало с внешними укреплениями города, благодаря которым Инкулло до сих пор носил гордое имя города - крепости. Очевидно это здание было тем немногим, что до сих пор помнило времена былого величия славного города, когда он и в самом деле был неприступной крепостью, с честью выдержавшей все выпавшие на ее долю испытания. Впрочем окружающие плотным кольцом городскую управу замки - небоскребы взирали на этот осколок забытой истории с холодным презрением, терпеливо дожидаясь того момента, когда и на месте их неказистого соседа потянется к небу достойный их окружения собрат, желающий превзойти их по изыску внешней отделки, и богатству внутреннего убранства.

   От всех этих размышлений меня отвлек тычок в спину, которым наградил меня один из стражников, решивший таким образом "попросить" меня идти немного быстрее. Тем не менее вскоре выяснилось, что спешить нам собственно говоря было некуда, поскольку начальник ночной стражи куда-то убыл, разумеется по невероятно секретному, и чрезвычайно важному делу. И судя по тем скабрезным шуточкам, которые отпускали по этому поводу толпившиеся в городской управе стражники, вернуться к исполнению своих непосредственных служебных обязанностей он сможет только под утро, в то время как несколько младших офицеров, которые зубоскалили по этому поводу не хуже своих подчиненных, не проявляли какого либо желания брать на себя решение вопроса о нашей дальнейшей судьбе. Поэтому после непродолжительного совещания нас троих заперли в небольшой комнате с маленьким, добротно зарешеченным окном, все убранство которой составляло несколько массивных лавок, намертво прикрученных к полу. Не долго думая Дик улегся на одну из них, и положив под голову свою шляпу, пожелал нам спокойной ночи, после чего тут же уснул. Я тоже было попытался последовать примеру Простофили, однако моим планам не суждено было сбыться, поскольку настырный маг попросил незамедлительно рассказать ему во всех подробностях о том, как проходила моя беседа с Суккубом, и не заметил ли я при этом чего ни будь подозрительного. Желая как следует выспаться я предложил отложить этот разговор до утра, однако Оз Кар проявил настойчивость, утверждая, что к утру некоторые детали могут попросту выветриться из памяти. Поскольку спорить с моим другом было все равно бесполезно, я попытался поудобнее устроиться на лавке, и добросовестно пересказал ему о том, что и как происходило за столиком, во время моей незабываемой беседы с загадочным монстром. Я даже постарался дословно повторить весь наш разговор, однако особый интерес у мага вызвало не это, а упомянутое мной марево, которым как мне показалось, был окружен этот самый Суккуб. При этом момент исчезновения этого самого марева, после которого Суккуб предстал в истинном своем обличии мне пришлось пересказывать раз десять. Наконец выудив из меня все подробности, которые я только смог припомнить, маг оставил меня в покое, принявшись молча сопоставлять полученные от меня сведения. Поскольку спать мне теперь совершенно перехотелось, я решил взять реванш, и в свою очередь потребовал от него незамедлительно, причем как можно поподробней, поведать мне о том монстре, который так успешно выдавал себя за девушку.

   -Видишь ли. -Начал свои пояснения Оз Кар. -Все дело в том, что как я тебе уже объяснял в самом начале нашего путешествия, практически все обитатели нижних миров, по крайней мере те, с которыми магам нашего мира доводилось иметь дело, являются демонами, то есть весьма специфическими по своей структуре сгустками энергии хаоса. Вне всякого сомнения они могли бы натворить много бед в нашем мире, если бы им была подвластна магическая энергия хаоса высокого уровня. Однако демоны как правило могут пользоваться лишь относительно слабыми потоками, а потому не могут длительное время находиться в столь заманчивом для них мире как наш, ибо в нем к счастью для всех нас преобладает губительная для них энергия порядка. Впрочем некоторые демоны научились обходить это ограничение, прибегая к всевозможным уловкам, в частности соглашаясь выполнять по воли какого ни будь некроманта разные гнусности в обличие того-же зомби. Однако на это идут как правило демоны только самого низкого уровня. Что же касается представители низших миров так сказать высокого уровня, то некоторым из них по силам надолго "задерживаться" в нашем мире даже без помощи некромантов, или иных демонологов. Впрочем уникальность встреченного нами сегодня демона заключается даже не в этом... Видишь ли, он научился не только существовать в нашем мире, но даже давать потомство, что на первый взгляд кажется просто немыслимым! Тем не менее это так. Причем в этом многотрудном деле невольными помощниками ему выступают сами люди. Впрочем обо всем по порядку. Итак, представшее сегодня перед тобой существо называется Суккуб, или в простонародии - демон похоти. К сожалению современной науке о его жизни, или как правильнее будет сказать, существовании, известно не так уж и много. Впрочем это легко объяснить, поскольку случаи, когда демона похоти удавалось уничтожить, или точнее сказать изгнать в нижний мир, можно пересчитать на пальцах одной руки. Более того, возможно мы бы до сих пор так ничего и не узнали бы об этих, в высшей степени любопытных созданиях, если бы группа архимагов при осуществлении одного научного эксперимента совершенно случайно не захватила-бы один такой экземпляр в энергетическую ловушку, что позволило довольно подробно изучить жизненные циклы этих демонов. Так вот, после того, как демон набирает силу, позволяющую ему создавать невероятно мощные иллюзии, которые не могут распознать даже самые опытные маги, он выбирается из потаенного места, служившего ему убежищем, и начинает жить среди людей. При этом первую часть своей жизни он проводит в образе прекрасной девушки (Суккуба), выбирая и соблазняя тех мужчин, которые по мнению демона могут дать наиболее сильное потомство. Поэтому на мой взгляд нет ничего удивительного в том, что для своих целей демон выбрал именно тебя.

   -Спасибо за комплимент. -Кисло улыбнувшись поблагодарил я Оз Кара.

   -Не обижайся, однако это действительно так. Суккуб никогда не бросается на первого встречного, придирчиво выбирая того, кто должен будет сам того не желая помочь ему продолжить свой род. Впрочем я немного отвлекся. Так вот, после того, как этому созданию удается соблазнить достаточное количество мужчин, и запастись изрядным количеством мужского семени, демон на некоторое время уединяется в своем убежище, и каким-то образом изменяет структуру полученного материала, после чего вновь возвращается к людям, но уже в образе весьма привлекательного молодого парня (Инкуба). Теперь объектом его внимания становятся те девушки, которые по его мнению способны выносить здоровое потомство. Как правило запаса измененного семени Инкубу хватает на то, чтобы оплодотворить более десяти избранниц. Впрочем иногда он может ограничится одной, окружив ее заботой и вниманием на довольно длительное время... Так вот, выполнив свои функции по оплодотворению соблазненных девушек, демон начинает терпеливо ждать того момента, когда на свет начнут появляться его так сказать дети. При этом монстр не боится немедленного разоблачения, поскольку в течении первых месяцев после своего рождения такой "ребенок" ничем не отличается от своих сверстников. Именно в этот период времени демон-родитель всеми способами пытается заполучить "своего" ребенка, не брезгуя при этом никакими методами. Впрочем следует отдать им должное, ибо демоны стараются не проливать человеческую кровь, предпочитая выкупать свое дитя у суррогатной матери. Причем многие женщины с радостью отдают своих детей, опасаясь публичной огласки, после того, как "отец" предстает перед ними в своем истинном обличии. Заполучив свое чадо демон старается как можно быстрей спрятать его в своем тайном убежище, позволяя тому набрать там силу, после чего все повторяется сначала.

   Со своей стороны инквизиция несколько раз умудрялась перехватывать ребенка-демона, после чего устраивала ловушку на "родителя". Кстати именно при таких обстоятельствах и были уничтожены несколько экземпляров демонов похоти, поскольку всякий раз родитель пытался вызволить свое дитя даже зная о том, что на него готовится западня, что по мнению большинства ученых свидетельствует о низком интеллектуальном уровне этих созданий. Впрочем находятся и такие, кто придерживается прямо противоположного мнения. Однако об этом не стоит говорить вслух, поскольку такая гипотеза с точки зрения церкви является ересью, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

   -А если демон не успевает забрать своего ребенка?

   -Если демон в силу каких либо причин не сможет вовремя забрать свое чадо, оно неизменно оказывается в руках инквизиции, поскольку через несколько месяцев после своего рождения демон начинает довольно быстро перерождаться в именно такого полупрозрачного субъекта, с которым ты имел сегодня сомнительное удовольствие пообщаться.

   Впрочем все попытки вырастить в неволе демона похоти ни к чему не привели, поскольку через два-три года после своего перерождения содержащийся в неволе монстр неизменно погибал... Пожалуй на этом мои познания об этом виде демонов можно считать исчерпанными. Заранее соглашусь с упреком в том, что знания твоего покорного слуги по данному вопросу являются весьма поверхностными. Однако как говорится, чем богаты...

   -Не огорчайся. В конце концов нельзя же досконально разбираться во всех разновидностях демонов?! -Попытался я ободрить немного стушевавшегося мага.

   -По правде говоря, в свое время, как и большинство молодых ученых, я проявлял повышенный интерес к изучению именно этой разновидности представителей нижнего мира. Однако как я уже тебе говорил, демон похоти является одними из самых малоизученных, поэтому большая часть добытой мной информации оказалась не более чем слухами, которые при более детальном изучении не нашли никакого подтверждения. Впрочем следует отметить тот факт, что доказанных случаев того, чтобы демон добивался предмета своих вожделений при помощи насилия официально не зафиксировано. Нет доказательств и того, что этот вид демонов обладает возможностью воздействовать на волю своей жертвы, хотя многие, кто так сказать, имел контакт с таким "партнером", впоследствии пытались оправдать свое поведение именно этим.

   -Ну так может быть все-таки какое-то воздействие на волю людей эти демоны и оказывают, к примеру тот же гипноз. Хотя та особа, или точней сказать, тот демон, который..., ну в общем ты понял. Так вот, по-моему он и в самом деле использовал только так сказать, свои внешние данные, не прибегая к какому либо дополнительному воздействию. -Немного смутившись промямлил я.

   -В том то все и дело! Для того что бы возбудить похоть у подавляющего большинства людей совсем не обязательно использовать какой то там гипноз. Кстати можешь не краснеть, поскольку я абсолютно ни на что не намекаю. По правде говоря я и сам испытал некоторое возбуждение глядя на ту особу, и это притом, что в мою сторону она за весь вечер даже не взглянула. Так что твое желание приударить за той красоткой было вполне естественным, и не должно вызывать осуждений, по крайней мере со стороны тех, кто хотя бы раз испытал на себе силу женских чар.

   -Поскольку ты столь беспардонно решил перейти к обсуждению мой скромной персоны, рискну предположить, что тебе и в самом деле больше нечего рассказать о том полупрозрачном субъекте, который сегодня вечером пытался меня соблазнить. -С напускной серьезностью заявил я заметно повеселевшему Оз Кару.

   -Несмотря на сквозивший в твоем вопросе сарказм отвечу прямо: мне и впрямь больше нечего тебе поведать об этом весьма любопытном представителе нижнего мира. Впрочем, в качестве лирического отступления доведу до твоего сведения еще и то, что демон похоти является излюбленным героем всевозможных похабных историй, которые так популярны среди простого люда. Кстати, насколько мне известно, особой популярностью пользуются истории, в которых они творят всевозможные неподобства с самыми знатными членами гильдии магов. Возможно именно поэтому инквизиция с особым рвением пытается выслеживать и уничтожать именно этот вид представителей нижнего мира. А ведь если разобраться...

   И тут крамольная речь мага была прервана самым неожиданным образом: откуда-то из-за наших спин раздался скрипучий старческий голос:

   -Должен признать, сын мой, что ты предоставил по существу заданного тебе вопроса лаконичные, и в то же время весьма четкие пояснения, вот только в конце ты допустил весьма фривольное отступление, предположив, что смиренные служители Святой инквизиции проявляют излишнее рвение в вопросе изобличения демонов, оскверняющих не только душу, но и тело человека. Полагаю, что за подобное богохульство глава Святой инквизиции, с которым насколько я знаю вы оба уже успели познакомиться, не упустит возможности вновь выдвинуть против вас обвинение в ереси. Таким образом у вашего спящего друга появится великолепная возможность опять заработать неплохие деньги, поставив на вашу удачу. Впрочем я бы на вашем месте не стал без особой нужды испытывать собственное везение, злоупотребляя благосклонностью Всевышнего, столь деятельно принявшего свое участие в ваших судьбах.

   Мгновенно обернувшись, мы с магом обнаружили за нашими спинами какого-то инквизитора, скромно присевшего на одну из, всего минуту назад пустовавших скамеек. Капюшон "фирменной" черной рясы полностью скрывал от наших удивленных взоров лицо загадочного собеседника, и учитывая обстоятельства его внезапного появления в нашей комнате, придавал этому человеку изрядное сходство с каким ни будь зловещим призраком, который забрел в эту комнату бесцельно блуждая по подвалам городской управы.

   -Видимо догадавшись о моем предположении инквизитор все тем же скрипучим голосом произнес:

   -Очевидно годы берут свое, раз уж меня начинают принимать за какое ни будь привидение. Эдак чего доброго какой ни будь смельчак попытается пройти прямо сквозь меня, не желая церемониться с докучливым призраком. И дабы развеять твои сомнения в моей осязаемости, предлагаю дотронуться до меня рукой. Только умоляю, не слишком усердствуй в своих попытках проткнуть меня пальцем. Мы, старики как впрочем и юные девицы, нуждаемся в бережном отношении. -Не без иронии попросил инквизитор.

   -Пожалуй я поверю на слово и воздержусь от более фундаментальных исследований вашей персоны. -Угрюмо ответил я, инквизитору.

   -Как вам будет угодно, молодой человек. Впрочем я проявил бестактность, позволив себе прервать довольно увлекательный рассказ вашего друга. Однако я счел своим долгом немедля возразить против той крамолы, детальным изложением которой он очень сильно подпортил концовку своего повествования о некоторых, и в самом деле весьма любопытных разновидностях демонов нижнего мира.

   Немного собравшийся с мыслями маг попытался что-то возразить против этого утверждения инквизитора. Впрочем все пояснения Оз Кара привели лишь к тому, что из под низко опущенного капюшона инквизитора раздался скрипучий смех. Поняв, что у него ничего не получается, маг замолчал, и вопросительно уставился на меня. Однако и я совершенно не представлял себе как можно выпутаться из столь щекотливого положения, поэтому лишь насупился и молча уставился на продолжавшего потешаться над нами инквизитора. В конце концов скрипучий смех затих, и отсмеявшийся инквизитор не спеша откинул со своей головы капюшон, после чего поднялся со скамейки, и подойдя поближе, с явным интересом принялся меня разглядывать. Теперь наш загадочный собеседник больше напоминал дотошного туриста во время посещения антропологического музея, скрупулёзно разглядывающего чучело первобытного человека, в качестве которого весьма успешно дебютировал ваш покорный слуга. Мне уже доводилось сталкиваться со столь бесцеремонным отношением к собственной персоне, поэтому в качестве ответных мер я принялся демонстративно разглядывать инквизитора, который оказался худощавым мужчиной, неопределенного возраста. Лицо этого человека было невзрачным, однако его немного насмешливые глаза казалось просто таки излучали энергию, и всякий раз, когда он бросал на меня взгляд, у меня создавалось впечатление, будто меня ослепляет яркий свет, из-за чего мне невольно хотелось зажмуриться. Впрочем и это сделать было не так-то просто, поскольку другая, неведомая мне сила, буквально приковывала к этому взгляду, готовая в любой момент растворить мое сознание в этих, внезапно начинавших казаться бездонными, глазах. Никогда в жизни мне прежде не доводилось испытывать столь сильных, и в то же время таких противоречивых ощущений.

   С невольным восхищением подумал я о переполняющих этого человека неведомых мне силах, которые невзирая на свой взаимоисключающий потенциал не только мирно уживались между собой, но и по сути составляли единое целое. Эта бурлящая подобно великому океану энергия обладала непостижимой для моего сознания мощью, поэтому мне не хотелось даже думать о том, что может произойти, вздумай загадочный инквизитор выпустить ее на свободу. И хотя я был уверен в том, что этот человек не будет даже пытаться причинить мне какой либо вред, я решил прекратить начавшуюся было игру в гляделки, поскольку все мои попытки одержать победу в этом состязании выглядели очень глупо, и способны были разве что позабавить этого загадочного визитера. По этому я перестал таращиться на этого человека и демонстративно отвел глаза в сторону.

   Убедившись в том что я признаю свое поражение в этом импровизированном состязании, инквизитор улыбнулся, и все тем же скрипучим голосом произнес:

   -Признаться я немного удивлен твоему умению достойно проигрывать. К сожалению эта благодетель меркнет на фоне твоего во истину выдающегося таланта наживать себе неприятности. Поэтому тот факт, что ты до сих пор жив сам по себе уже является великим чудом которое явил этому миру Спаситель.

   -Не знаю, как там насчет умения достойно проигрывать, а вот относительно моих способностей наживать неприятности, я с вами полностью согласен. Впрочем все это вряд ли имеет какое ни будь отношение к цели вашего визита.

   -А почему ты решил, что у моего визита существует какая то конкретная цель? -Поинтересовался инквизитор.

   -Я не знаю кто вы, однако сомневаюсь в том, что оказались здесь исключительно из праздного любопытства. Что-же касается вашего весьма эффектного появления, то по моему это был всего лишь повод начать нашу беседу.

   -Услыхав столь наглый ответ, стоявший рядом со мной Оз Кар всхрапнул как испуганный конь, и попытался незаметно для инквизитора дернуть меня за рукав.

   Впрочем сам инквизитор судя по всему остался доволен полученным от меня ответом, поскольку тут же властно поднял руку, тем самым пресекая попытки моего друга "заткнуть мне рот". После того, как Оз Кар с явной неохотой выполнил его "просьбу", и оставил меня в покое, наш собеседник удовлетворенно хмыкнул, и после небольшой паузы произнес:

   -Ну что же, молодой человек, я рад что вы умеете делать не только быстрые, но иногда и правильные выводы. Поэтому предлагаю присесть, поскольку поверьте мне, старику, никогда не стоит вести беседу стоя, если разумеется имеется возможность сделать это сидя.

   И показывая нам с магом пример, инквизитор первым сел на одну из лавок. Мы с Оз Каром последовали его примеру, и усевшись напротив, приготовившись узнать то, ради чего он собственно говоря пожаловал.

   -Итак, для начала позвольте представиться, меня зовут Лон Грон. -Сделав паузу, и убедившись в том, что его имя произвело впечатление на Оз Кара, который как ужаленный подскочил со скамейки, инквизитор как бы между прочим заметил обратившись ко мне: -Судя по поведению вашего друга, молодой человек, он немного наслышан о моей скромной персоне, и сможет на досуге поведать вам по этому поводу довольно любопытную историю. Надеюсь при этом он не позволит себе крамольных замечаний на мой счет. -При этом инквизитор вопросительно посмотрел на мгновенно побледневшего Оз Кара, и дождавшись того момента, когда он молча плюхнется на скамейку, продолжил: -На этом я пожалуй закончу формальную часть беседы, и сразу перейду к делу. Так вот, как только я узнал о том, что тебе молодой человек, удалось обойти защитное заклятие Личного Оружия, я предположил что речь идет о каком-нибудь весьма искусном и ловком мошеннике. Ну а когда ты смог пройти то дурацкое испытание с ключом, эти мои предположения только усилились, тем более что мне прекрасно известно, зачем тебе понадобилось склонять этого идиота Франциска к проведению твоего испытание в высокогорье. Должен признать, ты не плохо сыграл на чрезмерном самолюбии этого, как ты сам однажды выразился, "напыщенного индюка". -Поймав на себе мой изумленный взгляд инквизитор пожал плечами и заявил: -Нечего на меня так смотреть! Да, ты не ослышался, я действительно назвал Главу Инквизиции идиотом. Но ведь надеюсь тебя не очень шокировало такое известие? К сожалению идиоты встречаются не только среди мирян, но и служителей церкви, причем не так уж и редко. Впрочем судя по твоим поступкам, набожность не относится к числу твоих основных добродетелей, и ты легко переживёшь столь удручающее известие. Однако я несколько отвлекся. Так вот, по большому счету мне нет дела до всевозможных мошенников, пусть даже и незаурядных, но как только мне стало известно о сегодняшнем случае с Суккубом, я понял, что заблуждался, считая тебя всего лишь каким-то ловкачом... Как видишь я тоже еще способен признавать свои ошибки. Собственно говоря этим и объясняется мое желание лично взглянуть на тебя. Причем теперь я пребываю в еще большем замешательстве, поскольку ты для меня так и остался закрытой книгой. И это притом, что ты всего лишь человек, причем абсолютно не умеющий пользоваться магией. Не скрою, у меня был большой соблазн попытаться взломать столь мощную защиту, и сметя преграды прорваться в твое сознание. Однако немного поразмыслив я все же решил отказаться от этой затеи.

   -Полагаю что это очень благородно с вашей стороны. -Искренне признался я инквизитору, поскольку не сомневался в том, что один лишь его взгляд способен дотянуться до самых потаенных мест моей души.

   -Причем здесь благородство? -Не менее искренне удивился мой собеседник. -В своем служении Господу я без зазрения совести готов проникнуть в сознание любого человека, ибо движет мной не порочное любопытство, а высшая цель, которая вне всякого сомнения оправдывает любые средства ее достижения.

   -В таком случае чем я заслужил...

   -Убрав защиту с твоего сознания я рискую оставить его открытым и для других. А значит сам того не желая могу лишить тебя всех шансов исполнить свое предназначение.

   -Какое еще предназначение?! -Удивленно воскликнул я.

   -Откуда мне знать? Однако я слишком долго живу на свете, чтобы поверить в то, что твое появление в нашем Мире произошло абсолютно случайно.

   -Так вы знаете что он... -Упавшим голосом прошептал Оз Кар.

   -Конечно! Ведь твое сознание, уважаемый маг для меня открыто. И немного покопавшись в твоей памяти я узнал много любопытного. Вот уж не думал, что мне опять придется иметь дело с людьми живущими на Земле!

   -Простите. -Дрожащим голосом пролепетал Оз Кар. -Вы сказали "опять", то есть Вам, уважаемый Лон Грон уже доводилось встречать людей с Земли?

   -Разумеется, ведь не думаешь же ты уважаемый маг, что лишь тебе удавалось совершить увлекательное путешествие на Зэййю, и вернуться назад живым? Надеюсь ты не обидишься если я предположу что ты был явно не готов к подобному путешествию? Впрочем хочу отдать должное твоей изобретательности, благодаря которой тебе удалось компенсировать явный недостаток своих магических возможностей.

   Что же касается меня, то мне в свое время также довелось побродить по просторам нашей прародины. Впрочем в отличие от тебя я отправился на Зэййю по собственной воле, будучи полностью уверенным в собственных силах. При всем при этом даже для меня дорога назад вышла не из легких... Да, интересное выдалось путешествие, причем главной его целью как раз и было изучение людей, до сих пор живущих на Зэййе. Так вот, единственное обнаруженное мной отличие заключается лишь в том, что за прошедшие тысячелетия Земляне стали немного крупнее. Очевидно это как-то связано с более суровой средой обитания... Однако во всем остальном нынешние жители Земли ничем не отличаются от нас. Более того, некоторые из Землян смогли бы стать довольно сильными магами в том случае, если бы им конечно представилась такая возможность. Поэтому аномальные особенности твоего друга на мой взгляд никак не связаны с тем, что он родился и вырос в мире, практически полностью лишенном магической подпитки.

   -Но как же вам всё-таки удавалось вернуться?! Ведь на Земле я не почувствовал ни одного магического потока. А это значит что возвращение возможно только при наличии "дикого портала", схожего с тем, который мне удалось активировать. В свою очередь подобный портал не может зародиться без мощной магической подпитки, следовательно он мог возникнуть только в те времена когда магической энергии было в избытке. Ну а поскольку и в нашем то мире таких порталов не так уж много, то что уж говорить о нынешней Земле? Я даже думаю, что тот портал, при помощи которого я вернулся сюда, являлся последним, дотянувшим до наших дней. -Тут же выпалил разошедшийся маг, который в пылу научной дискуссии успел позабыть о том, что буквально пару минут назад готов был упасть в обморок при одном лишь упоминании о нашем загадочном собеседнике.

   -Вот именно поэтому я и сказал, что на подобные путешествия у тебя еще недостаточно сил. Ведь если с тебя снять эти очаровательные браслеты, которые красуются на твоих запястьях, тебе скорей всего будет по силам справиться с заклинаниями второго уровня, в то время как если бы ты достиг хотя бы первого, то смог бы почувствовать излучаемую самой планетой магическую энергию. Безусловно она не так уж сильна, однако при надлежащем опыте ее можно собрать в таком количестве, что вполне хватит на сотворения достаточно сильного заклинания.

   Что же касается того портала, которым ты смог воспользовался, то он не был "диким".

   -То есть как?! -Изумился маг.

   -Учитывая наличие в нем изрядного количества добровольных жертв я полагаю, он как раз и был построен с целью накопления магической энергии, которую создает сама планета. Вот только то, почему создатели этого сооружения сами не воспользовались им, для меня остается загадкой. Впрочем я думаю молодой человек уже заскучал, слушая довольно нудную беседу двух магов. По этому я пожалуй опять вернусь к цель своего визита.

   Так вот, принимая во внимания наличие у нашего общего знакомого весьма специфических, и абсолютно не изученных особенностей, мой долг: как можно скорей изолировать его, с целью проведения детального и всестороннего изучения данного феномена. Однако интуиция подсказывает мне, что это будет пожалуй самой большой ошибкой которую я только могу совершить. Поэтому я решил пока никого не ставить в известность обо всех нюансах, которые мне стали известны. Более того, я постараюсь немного умерить пыл тех, кто после сегодняшнего случая с Суккубом наверняка захочет отправить тебя в наши лаборатории. Но на большую помощь с моей стороны не рассчитывай, поскольку она может помешать исполниться тому предназначению, ради которого ты собственно говоря и оказался в этом мире. По этому тебе самому придется позаботься о том, чтобы помочь своему другу расстаться с магическими оковами.

   О том, что наш разговор должен остаться в тайне я думаю напоминать не стоит... Да, и вот еще что, я позаботился о том, чтобы ваш спутник, которого кажется зовут Дик, не участвовал в нашем разговоре. Поэтому он будет спать до самого утра. Ну а когда он проснется вы безусловно можете распрощаться с ним, как собственно говоря и планировали, но знайте, что самое сокровенное его желание заключается в том, чтобы вы позволили ему продолжить путешествие вместе с вами. Однако он никогда не посмеет сам попросить вас об этом одолжении... Решение конечно же принимать вам, но по-моему он вас не подведет. К тому же не следует забывать, что на тебя Алекс в силу ряда причин не действует магия. А раз так, то и на исцеление при помощи магического воздействия целителя тебе рассчитывать не приходится, в то время как препараты толкового лекаря вполне могут помочь.

   -Но ведь находясь рядом с нами он сильно рискует, и даже может погибнуть! -Удивленно воскликнул я.

   -Конечно может. -Согласился со мной Лон Грон. -Но еще скорей он может погибнуть в том случае, если вы оставите его в этом городе. Впрочем я не собираюсь вас уговаривать, к тому же меня ждут и другие дела. По этому нам пора прощаться. Напоследок позвольте пожелать вам удачи, поскольку все та же интуиция подсказывает мне, что она вам очень скоро понадобится.

   Видимо посчитав, что разговор на этом окончен, инквизитор встал, и накинув на голову капюшон бесшумно вышел из нашей комнаты прямо сквозь ближайшую стену. Удивленно присвистнув я тут же подошел к этой стене, и не удержавшись от соблазна внимательно ее ощупал. Как я и предполагал, она оказалась самой обычной, в смысле сложенной из грубо обработанного камня, а кроме того, покрытой толстым слоем пыли. Смирившись с тем, что дальнейшие исследования стен мне вряд-ли что-то дадут, я тут же вернулся на свое место, желая как можно скорей обсудить со своим другом итоги только что закончившейся встречи. К тому же мне не терпелось выяснить то, кем же всё-таки являлся наш загадочный собеседник, поскольку его имя мне абсолютно ни о чем не говорило.

   Оз Кар ни как не прореагировал на мое возвращение из "научной экспедиции" по обследованию стены, продолжив сосредоточенно разглядывать одному ему известную точку на потолке. Однако в конце концов он все же сжалился надо мной, и не отрывая взгляда от потолка поинтересовался:

   -Ты видимо хочешь узнать кто же такой Лон Грон?

   Дождавшись утвердительного кивка он продолжил: -Это очень загадочный человек. Вся его жизнь окутана пологом таинственности. Поэтому мне сложно сказать, что здесь является правдой, а что вымыслом.

   -То же самое ты не за долго до этого говорил и о Суккубах. -Не удержавшись сострил я.

   -Полагаю это твое замечание не очень уместным! Как можно сравнивать Лон Грона с демоном похоти?! -Возмущенно воскликнул маг.

   -Ну извини. Возможно я и впрямь сморозил глупость. -Искренне попросил я прощения у Оз Кара.

   Приняв мои извинения маг продолжил свой рассказ:

   -Достоверно об этом человеке известно пожалуй только то, что он занимает в инквизиции должность Читающего Души. Благодаря столь редкому дару любой человек является для Лон Грона открытой книгой. По этому нет ничего удивительного в том, что он без труда смог узнать все, едва коснувшись моего сознания.

   -А ты бы смог этому воспрепятствовать? -Тут же поинтересовался я у мага.

   -Вряд ли, поскольку я даже не ощутил того момента, когда он вошел в мой разум. И в этом нет ничего удивительного, поскольку Читающий Души способен справиться с самыми мощными защитными амулетами, которые теоретически должны защищать своих хозяев от любых попыток проникновения в их разум.

   -Обладая такими возможностями Лон Грон играючи может получить столько власти, сколько пожелает. Впрочем на карьериста он не очень-то смахивает. -Поделился я своими соображениями с Оз Каром.

   -Формально он является вторым человеком в инквизиции, после Франциска Непорочного, но как утверждают знающие люди, его побаивается даже сам Епископ. И это похоже на правду, поскольку на сегодняшний день Лон Грон является самым могущественным магом, по крайней мере из принадлежащих к Народу Людей. Думаю он без труда смог бы занять даже должность Епископа. Однако ты прав, Лон Грон абсолютно не гонится за какими бы то ни было званиями. По этому его нахождение в рядах Святой Церкви по сути является формальным. А кроме того он всегда сам решает когда, где, и как проявить свои возможности. Причем иногда он куда то пропадает на целые столетия.

   -На сколько?! -Невольно воскликнул я.

   -Да, именно столетия. -Спокойно ответил маг.

   -Так сколько же ему лет?

   -Точно тебе не скажет никто, но некоторые люди утверждают, что Лон Грон якобы даже принимал участие в войне с Неназываемым. Правда в это мне и самому верится с трудом, но спорить, что это не так я все-таки не стану. Однако в любом случае ему далеко за тысячу лет, что согласись весьма солидно даже для самого выдающегося мага. Кстати, многие маги уверены в том, что Лон Грон благодаря своему дару предвидения может заткнуть за пояс любого из ныне живущих оракулов. И если это так, то по-моему он очень много недоговаривал во время нашей сегодняшней беседы.

   -Возможно, однако этот ходячий экспонат и не утверждал, что выложил перед нами все свои карты. По большому счету он сообщил нам ровно столько, сколько посчитал нужным, честно предупредив о том, что как и прежде, барахтаться мы будем сами.

   -Так то оно так, да только нам от этого не легче. -Грустно заметил Оз Кар глядя на свои магические оковы.

   -Не вешай нос! Выкручивались раньше, выкрутимся и на этот раз. -Заговорщицки подмигнув заверил я приунывшего друга. И что бы хоть как-то отвлечь от грустных мыслей поинтересовался у него: -Так что там еще известно о нашем сегодняшнем визитере?

   -А это пожалуй все. Если конечно тебя не интересует целый ворох совсем уж невероятных историй, которые почти наверняка выдуманы многочисленными рассказчиками, заработавшими в свое время на этом не малые деньги.

   -Не густо. -Подвел я итог.

   -Возможно, однако я надеюсь ты все же убедился в том, что у тебя не было повода сравнивать такого, по истине легендарного человека, с каким то там демоном.

   -Согласен, и готов еще раз принести свои извинения. И если я в конце концов прощен, объясни-ка мне поподробней, что вы там говорили о порталах, а то я по правде говоря далеко не все понял.

   -Изволь. После того как против своей воли я попал на Землю, то тут же начал искать способ как можно скорей вернуться назад.

   -Значит жить на Земле тебе не понравилось? -Не удержавшись поинтересовался я у Оз Кара.

   -Да нет. Мне было бы грешно жаловаться на то, как мне удалось устроиться на вашей планете. Однако для человека, познавшего прелесть общения с магическими потоками нет большего наказания, чем попасть в тот мир, где о магии упоминается лишь только в детских сказках. Так вот, после того как я немного освоился на Земле, то начал задумываться над тем как можно было бы построить соответствующий портал, который позволил-бы мне вернуться назад. К сожалению вскоре я пришел к неутешительному выводу о том, что самостоятельно открыть его мне попросту не по силам. Разумеется я предполагал, что какие-то крупицы магической энергии должны были остаться, но как правильно заметил Лон Грон, моей магический потенциал был слишком слаб для того чтобы суметь воспользоваться этими крохами. Поэтому я решил попытаться найти портал, который теоретически мог сохраниться еще с тех времен, когда магия на Земле была вполне обычным явлением. Естественно я сосредоточил все свои силы на поиске так называемого дикого портала, то есть портала, созданного скажем так самой природой. Путешествуют по таким порталам только в случае крайней необходимости, поскольку всевозможные проблемы случаются в нем значительно чаще нежели в рукотворном. Впрочем главная проблема для меня заключалась в том что такой портал невозможно зафиксировать на одном месте, а потому весьма проблематично определить точное место своего прибытия.

   -Подумаешь проблема! Тут главное добраться до нужной тебе планеты, а уж там можно и пешком доковылять до ближайшей цивилизации, как мы собственно говоря с тобой и сделали. -Не согласился я с магом.

   -Ах Алекс! Да разве-же в этом проблема? Незафиксированный портал может открыться не только в любом конце суши, но и посередине какого-нибудь океана. А что ты будешь делать если он выбросит тебя в самую сердцевину горного хребта, или отправит в свободное падение с высоты в несколько сотен метров над пусть даже и очень обжитой равниной? Даже гораздо более искусный маг, нежели твой покорный слуга, вряд-ли успеет сотворить в подобных условиях какое-нибудь спасительное заклинание типа локальной телепортации или экстренной левитации.

   -Я ведь не знал что погрешность может быть не только по горизонтали, но и по вертикали. Выходит путешествовать при помощи этого твоего дикого портала все равно что играть в русскую рулетку.

   -Прибавь к этому еще и то, что действуют такие порталы не постоянно, а только при совпадении определенных природных факторов. Однако при всем при этом у такого портала есть одно неоспоримое преимущество, и заключается оно в том, что функционировать такие переходы могут тысячелетиями, причем без какого бы то ни было участия человека...

   Из курса истории мне было известно, что даже после наложения Великого Проклятия связь с Землей существовала на протяжении еще как минимум нескольких веков. Причем последние удачные перемещения осуществлялись именно при помощи диких порталов, которые держались гораздо дольше рукотворных. Так что теоретически такие порталы должны были существовать до сих пор.

   -Да... Прежде чем исхитриться пролезть через ушко иголки тебе для начала пришлось найти ее в стоге сена.

   -Примерно так, однако поскольку других вариантов у меня попросту не было я все же решил попробовать. Естественно я начал свои поиски с систематизации всей имевшейся информацию об аномальных зонах, обнаруженных когда либо на Земле. Затем я сопоставил эти данные с древними мифами и легендами, в которых на мой взгляд имелась хотя бы крупица истины. Вскоре мне удалось выяснить, что то событие, которое на Эзарме именуется Великим Исходом, во время которого люди из-за наложенного на Зэййю проклятья в спешном порядку покидали родную планету, на самой Земле отобразилось в виде многочисленных легенд и сказаний, таких как гибель Атлантиды и Всемирный Потоп.

   Очень схожие повествования о великой катастрофе я нашел практически у всех народов, населяющих Землю, причем зачастую это связывалось с гибелью, или уходом богов, в качестве которых вполне могли выступать и маги, одними из первых покинувшие лишенную магической подпитки планету. Дополнительное сходство с реальными событиями добавляло то обстоятельство, что после наложения Великого Проклятия на Земле и в самом деле начали свирепствовать наводнения, извержения вулканов, и другие стихийные бедствия. Ситуация была столь плачевной, что большинство магов того времени пришли к неутешительному выводу о том, что гибель всего живого на Земле неминуема. К счастью Земля сумела залечить полученные раны, и предоставила оставшемуся на ней человечеству вполне реальный шанс на выживание. Впрочем у меня сложилось такое впечатление, что те люди, которые сейчас населяют Землю, всеми доступными им способами пытаются доказать, что сохранив после произошедшей катастрофы род людской, Земля тем самым допустила роковую ошибку... Однако меня опять понесло в сторону. Так вот, не буду перечислять все свои попытки обнаружить заветный портал, скажу только, что за те пятьдесят с лишним лет, которые я провел на Земле, таких попыток было превеликое множество. Причем скажем так, побочным продуктом моих изысканий стало то, что я смог получить звание профессора, и даже возглавить кафедру в весьма престижном университете.

   -Ничего себе побочный продукт! Большинство ученых об этом может только мечтать.

   -Возможно, однако я мечтал не об этом, а о том, чтобы вернуться в свой мир, по этому все остальное не имело для меня особого значения. Впрочем профессорское звание позволило практически полностью легализовать мои поиски, а также получать весьма приличные гранты, благодаря которым я и осуществлял финансирование всех своих экспедиций. Итак, как ты уже смог убедиться, в конце концом мои поиски увенчались успехом, поскольку мне удалось довольно точно вычислить местоположение искомого портала, который располагался на стыке двух последних очагов культуры, основу которой составляла истинная магия. На Земле эти, дольше всех державшиеся островки магического искусства, известны как цивилизации ацтеков и майя. Стоит заметить, что непосредственно к индейцам, в последствии расселившимся на развалинах уже погибших к тому времени цивилизаций, эти практиковавшие истинную магию народы не имеют никакого отношения.

   -Прошу прощения за то что перебиваю, однако нашими учеными давно доказано, что непосредственно индейцы и создали эти цивилизации, которые и получили имена своих создателей: цивилизации майя и ацтеков. -Тут же заступился я за права индейцев.

   -Вашим ученым свойственно путать причину и следствие. По этому нет ничего удивительного в том, что как только они обнаружили осколки великих цивилизаций то особо не мудрствуя пришли к выводу о том, что их создателями являются те народы, которые к моменту появления европейцев и жили в этих развалинах. В результате возникла весьма парадоксальная ситуация: индейцы майя возводили великолепные города, имели потрясающие познания в астрономии, и других науках, но при этом не смогли изобрести элементарного колеса, которое между прочим было известно даже кочевникам, которые никогда не строили ничего сложнее юрты. Впрочем история Земли изобилует подобными нестыковками, но об этом мы пожалуй поговорим в другой раз. Так вот, когда мы прибыли на место поисков я буквально сразу же почувствовал, что где-то неподалеку находится довольно устойчивая струйка магической энергии. Очень долго я не испытывал подобного чувства, и именно по этому просто сходил с ума оттого, что нам не удавалось найти этот воистину живительный источник, который находился где-то совсем рядом. Теперь то я понимаю, что допустил ошибку, которая чуть было не погубила все дело, поскольку искал именно дикий портал, который должен был находиться где ни будь на поверхности, в то время как на самом деле это был портал искусственного происхождения, который с целью быстрейшего накопления магической энергии самой планеты, был размещен непосредственно в толще земли. Причем судя по мощи этого сооружение, оно уже давно набрало свою полную силу. По этому я как и Лон Грон не могу понять того, почему создатели этого портала им так и не воспользовались. Могу лишь предположить, что они все внезапно погибли, унеся в могилу тайну его создания.

   -А что это были за добровольные жертвы, о которых упомянул Лон Грон. Уж ни те ли несчастные, которые были прикованы в конце каждого из пяти тоннелей?

   -Да действительно это были именно те, кто добровольно принес себя в жертву ради того, чтобы запустить в действие заклинание, которое должно было позволить порталу накопить необходимое количество магической энергии земли. Сразу поясню, почему эти несчастные, прикованные в тоннелях были именно добровольцами. Все дело в том, что жертвенная энергия имеет просто невероятную силу, но только добровольная жертвенность дает энергию, способную пробудить к жизни заклинания магии Порядка, которая в данном случае и использовалась при создании портала.

   -Значит, так сказать, насильственная жертва не имеет никакого смысла? -Поинтересовался я у мага.

   -При использовании магии Порядка да, но не забывай, что существует и магия Хаоса. О ней я имею самые общие сведения, однако мне доподлинно известно, что для усиления эффекта некоторых заклинаний магии Хаоса лучше всего подходят эманации боли и ужаса. А для этого как не сложно догадаться, лучше всего подходит именно насильственная жертва. Именно поэтому магия Хаоса считается глубоко порочной, и не практикуется уважающими себя магами. К тому же как я уже говорил, к магии Хаоса у людей довольно посредственные способности.

   -Но неужели нельзя было найти какой-нибудь иной способ запустить это самое заклинание, не прибегая к человеческим жертвам, пусть даже и добровольным?

   -Очевидно тот портал создавался уже тогда, когда полностью прекратилось поступление магической энергии извне и у создателей этого сооружения не было иного способа получить такой мощный всплеск энергии, способный привести в действие невероятно сложное заклинание накопления энергии. Впрочем теперь обо всем этом можно только гадать, однако как я уже говорил, в любом случае те люди пошли на смерть добровольно, принеся себя в жертву общему делу. -Глубоко вздохнув маг добавил: -По крайней мере я очень сильно надеюсь на то, что все обстояло именно так.

   -Что ты имеешь в виду? -Тут же поинтересовался я.

   -Видишь-ли, иногда, перед ритуальным убийством, будущую жертву опаивают различными зельями, благодаря которым разум и воля блокируются, и человек сам ложился под жертвенный нож, чего разумеется никогда-бы не сделал, отдавай он отчет своим действиям. Столь подлое ухищрение позволяет достичь эффекта добровольности, и использовать такую жертву при создании заклинаний Порядка, оскверняя тем самым саму суть высокого искусства магии.

   -Если я тебя правильно понял, то человеческая жертва одинаково применима как для магии Хаоса, так и Порядка, причем когда требуется "добровольность", ее не сложно создать искусственно.

   -Твое утверждение слишком прямолинейно...

   -Зато очень точно отображает положение вещей. -Перебив Оз Кара закончил я свою мысль.

   -Уважающие себя маги никогда не опустятся до подобных ухищрений, достойных самого Неназываемого. -Гордо заявил Оз Кар.

   -Насколько я понял, Неназываемый в своих кознях использовал исключительно магию Хаоса. А значит ему не было необходимости применять подобные ухищрения, которые используют исключительно адепты магии Порядка. -Возразил я магу, поскольку не то что бы мне хотелось заступиться за Неназываемого, просто очень не люблю, когда из кого-то пытаются сделать козла отпущения, вешая на него чужие грехи.

   -И все-таки подавляющее большинство магов являются порядочными людьми. -Твердо заявил Оз Кар, бросив при этом на меня сердитый взгляд.

   -Ты же сам все время пытался меня убедить в том, что люди везде одинаковы. Кстати твое предположение сегодня подтвердил и Лон Грон, не верить которому нет никаких оснований. Поэтому я полностью согласен с тобой в том, что у многих жителей этого Мира, точно так же как и у Землян, имеются принципы, через которые они не переступят ни при каких обстоятельствах, хотя наверняка хватает и тех, для кого имеет значение лишь собственная выгода.

   -Надо же! А ведь и в самом деле, борясь с твоей предвзятостью я уже несколько раз пытался доказать тебе, что люди везде одинаковы. И вот теперь ты начинаешь бить меня моим же собственным оружием. Забавно... Впрочем ты абсолютно прав. Я почему-то уверовал в то, что маги сделаны совершенно из другого теста, нежели простые смертные. На самом-же деле если задуматься, то они зачастую подвержены различным слабостям ни чуть не меньше нежели обычные люди. А жертва это и в самом деле очень большой соблазн, причем не важно где, на Земле, или-же здесь, на Эзарме...

   -Постой, так значит ритуалы человеческого жертвоприношения, длительное время процветавшие на Земле, и в самом деле имеют под собой определенную почву?

   -Я бы сказал жертвоприношение как таковое, поскольку далеко не всегда в жертву приносились люди. Зачастую всевозможные жрецы довольствовались различными животными, или даже растениями. Так что в относительно безобидных формах жертвоприношение практикуется на Земле до сих пор. Впрочем с уходом истинных магов, применявших жертвоприношение исключительно в практических целях, активизировавших с его помощью особо сложные заклинания, их Земные "последователи", имевшие об истинной магии весьма условное представление, превратили жертвоприношение в своеобразный ритуал, целью которого стало заискивание перед всевозможными божествами. Что-же касается принесения в жертву человека, то как я уже говорил, тут все гораздо сложнее...

   -Как по мне, то человеческая жертва - вещь весьма отвратительная, пусть даже и добровольная. -Безапелляционно заявил я магу.

   -Позволь не согласиться со столь резким заявлением. Добровольная жертва является самым благородным поступком, на который только способен человек, поскольку в этом случае он осознанно жертвует своей собственной жизнью, дабы спасти других людей. Такие случаи происходят не часто, но каждый из них достоин восхищения. Кстати, согласно канонов христианства, Иисус отдал свою жизнь во искупление грехов людских, тем самым принеся себя в жертву, а потому, огромное количество людей искренне благодарны ему за это до сих пор.

   -Ну может быть, хотя все равно... -Неуверенно промямлил я.

   -Это и в самом деле очень сложный вопрос, и раз уж мы заговорили о жертвоприношениях, и связанных с этим высвобождением энергии, то позволь поделиться с тобой одной из моих теорий. Так вот, на мой взгляд практически все так называемые серийные убийцы, живущие на Земле, и получающие удовольствие от периодически совершаемого умерщвления людей, творят эти страшные злодеяния лишь потому, что потенциально являются довольно сильными адептами магии хаоса, в связи с чем испытывают постоянный душевный дискомфорт, вызванный невозможностью доступа к заветному источнику магической энергии. Со временем эти люди перестают контролировать свои инстинкты, которые рано или поздно берут верх, и вырываются на свободу, фактически понуждая лишенного собственной воли человека воспользоваться самым простым, и в то же время самым страшным способ высвобождения частицы магии хаоса, совершая мучительное умерщвление какого-нибудь несчастного, как правило случайно подвернувшегося в это время под руку. И хотя практически вся высвобождаемая энергия расходуется в пустую, несостоявшийся адепт получает возможность хоть ненадолго утолить магический голод, который его постоянно гложет. Через некоторое время такой человек опять теряет контроль над собой, и все повторяется сначала. Вот и получается, что человек с задатками великого мага хаоса, которых среди Народа Людей огромная редкость, в конце концов становится великим маньяком... Я конечно же могу признать, что моя теория происхождения серийных убийц не идеальна, но на мой взгляд она значительно лучше объясняет этот феномен нежели все остальные теории маститых психологов и психиатров Земли, пытающихся объяснить то, почему люди, зачастую являющиеся хорошими семьянинами и верными друзьями, периодически совершают страшные преступления, умудряясь при этом оставаясь психически нормальными людьми.

   -Ладно, уважаемый маг, что-то от твоих умозаключений по существу возникновения маньяков на Земле мне стало совсем грустно, да и вопросы задавать расхотелось, по этому давай-ка наверное спать, а то скоро будет светать, и нас скорей всего потащат на допрос к доблестному начальнику стражи, если разумеется он успеет вернуться со своих ночных похождений.

   Возражений от мага не последовало, и мы стали устраиваться на жестких лавках, в то время как в таверне "Веселая Башня" нас ждали три комнаты с мягкими кроватями, за которые кстати мы успели уже заплатить.

   Впрочем, уж лучше провести ночь здесь на жесткой лавке, чем в мягкой кровати в обнимку с тем монстром, который положил на меня глаз в таверне. А ведь я чуть было не поцеловал этого самого Суккуба. О том, что могло произойти между нами после поцелуев, в том случае если бы с коварного демона не спала личина, мне думать не хотелось. Однако именно такие мысли постоянно крутились у меня в голове, а потому не смотря на всевозможные ухищрения я еще долго не мог заснуть.

   *******************************************************************

   Как и следовало ожидать, проснулся я абсолютно не выспавшимся, а по тому пребывал в плохом расположении духа, и радовало меня только то, что никто из представителей городских властей нас так и не стал допрашивать. Более того, на рассвете к нам ввалился тот самый офицер, который накануне препроводил нас в эту комнату, послужившую нам ночлежкой, и сообщил, что поскольку никакие обвинения в отношении нашей компании выдвигаться не будут, нам как можно быстрей следует покинуть казенное помещение. Не знаю, постарался ли Лон Грон, или-же стражи порядка смогли сами во всем разобраться, однако мы предпочли воспользоваться советом офицера и не задавая лишних вопросов тут же покинули здание городской управы. Оказавшись на улице мы решили позавтракать в какой-нибудь таверне. При этом больше всего нас заботило ни столько меню и цены сколько то, чтобы это заведение находилась как можно дальше как от самой управы, так и злосчастной "Веселой Башни".

   Подходящую таверну мы подыскали довольно быстро, и в ожидании заказанного завтрака с интересом прослушали свежие новости, которые довольно громко обсуждались за соседними столиками. Как выяснилось, основной новостью дня было смакование вчерашних событий в той самой таверне "Веселая Башня". Общий смысл услышанного нами сводился к тому, что буквально всех горожан весьма взволновала новость о том, что в общем-то приличное заведение оказалось рассадником всевозможной нечисти, из-за чего буквально вся городская стража во главе с магами всю ночь напролет носилась по городу, пытаясь изловить двух Суккубов, одного вампира, и трех троллей, которые устроили там вечеринку. Причем как выяснилось, вся эта темная история не обошлась без эльфов и гномов, которые собственно говоря и организовывали все эти неподобства, дабы еще раз подтвердить тот факт, что именно они являются самыми мерзкими и подлыми тварями, стремящимися любыми средствами извести весь род людской. Поэтому нет ничего удивительного в том, что добропорядочные граждане были вынуждены попросту спалить выявленный рассадник нечисти, а заодно разгромить все близлежащие лавки, торговлю в которых держали мерзопакостные гномы. Огорчало лишь то, что хозяину того богомерзкого притона удалось таки скрыться. При этом никто не сомневался в том, что столь ловко укрыться от праведного гнева ему помогли те же самые твари, которых он так радушно принимал в своем заведении. В свете всех этих событий разгоряченные горожане особо не полагаясь на расторопность городских властей намеревались самостоятельно продолжать поиски всех причастных к этому происшествию, дабы подвергнуть их суровому, и в то же время справедливому наказанию. Что же касается представителей власти, то они вряд ли посмеют встать на пути народного правосудия, к которому с незапамятных времен изредка прибегали горожане, дабы урезонить какую ни будь особо обнаглевшую тварь. Таким образом весь вопрос заключался лишь в том, какой казни следует подвергнуть тех заговорщиков, которые вне всякого сомнения вскоре будут изобличены.

   После всего услышанного наш аппетит мгновенно улетучился, поскольку за неимением хозяина "богомерзкого притона", начавшая звереть толпа запросто могла попытаться отвести душу и на нас.

   Дабы не привлекать внимания мы все же смогли проглотить несколько кусков заказанного нами пирога, после чего поспешили убраться из таверны, пока в нас не признали тех, кто можно сказать принимал самое непосредственное участие во вчерашних событиях.

   Стараясь как можно меньше привлекать внимание толпившихся на улицах горожан, мы направились в порт, чтобы как можно быстрее убраться из этого, в одночасье ставшего таким негостеприимным города. Оказавшись на месте мы расположились в одной из небольших таверн, расположенных чуть-ли не на самом причале. В этом неказистом заведении, примыкавшем к одному из складов, стоял угнетающий полумрак, и отвратительный запах. Впрочем все эти неудобства судя по всему не только не отпугивали настоящих моряков, а скорей наоборот, привлекали многочисленных посетителей, которые буквально облепили барную стойку и практически все столики. С большим трудом выкроив себе небольшой столик в одном из прокопченных углов мы с удивлением обнаружили что довольно органично вписаться в окружавшую нас толпу, поскольку многие из находившихся в этом заведении субъектов были не менее примечательными личностями нежели мы с Диком.

   Убедившись в том, что здесь нам не грозит немедленное разоблачение, мы все же решили лишний раз не искушать судьбу, а потому действуя по уже отработанной схеме, отправили договариваться насчет судна Оз Кара, как самого неприметного из всей нашей компании.

   На этот раз маг не заставил нас нервничать, и вернулся буквально через несколько минут. Ему не составило большого труда выяснить, что все суда, направлявшиеся не только в столицу, но и другие города уже успели отплыть, воспользовавшись утренним отливом, и теперь нам предстояло ждать до следующего утра, если конечно нас не устроит судно, которое задержалось с погрузкой, но тем не менее намеревалось во что бы то ни стало отчалить еще сегодня, причем буквально через полчаса. Однако направлялся этот корабль не в саму столицу империи, Великий город Эллан, а в находившийся от него на расстоянии дневного перехода - крупный портовый город Иллман, знаменитый своими верфями, на которых со слов Оз Кара изготовлялись лучшие суда империи.

   По большому счету нас мало интересовал Иллман со всем его промышленным потенциалом, однако и дожидаться утра в этом более чем сомнительном заведении было весьма рискованно, поскольку с нашим везением мы имели отличные шансы успеть ввязаться в какие-нибудь новые неприятности, грозившие нам либо неминуемой расправой со стороны разбушевавшейся толпы, либо поножовщиной с завсегдатаями этого притона, некоторые из которых уже начали бросать на нас оценивающие взгляды. По этому быстро взвесив все "за" и "против" мы поспешили к готовящемуся уйти в плавание судну, которое к нашей радости оказалось гораздо больше, и что самое главное, значительно комфортабельнее того, на котором мы добирались сюда из Геллы.

   К сожалению капитан отказался предоставлять нам место на палубе своей "весьма приличной посудины, на борту которой нет места безденежным голодранцам", а потому как и подобает респектабельным пассажирам мы были вынуждены выкупить целую каюту, которая нам обошлась в заоблачную сумму - триста талеров. Однако теперь мы смогли хоть немного расслабиться, и переведя дух вновь вернуться к разговору о дележе оставшихся у нас денег. Кроме того нам нужно было определиться с Диком, который судя по всему и в самом деле был бы не прочь и дальше делить вместе с нами все "прелести" этого незабываемого путешествия.

   Как и следовало ожидать, попытка решить наши финансовые вопросы и на этот раз не увенчалась каким либо успехом, поскольку Простофиля по-прежнему предлагал дележ денег на троих, в то время как мы с Оз Каром настаивали на том, что нам будет вполне достаточно нескольких сот талеров, которых должно было бы хватить на дорогу до самой столицы. Безрезультатно проспорив около получаса мы в конце концов решили перейти к следующему вопросу, стоявшему на повестке дня. Впрочем и тут никто из нас не спешил брать на себя инициативу, а потому возникшая пауза начала явно затягиваться. При этом Дик принялся весьма натурально проверять содержимое всех своих многочисленных карманов, в то время как Оз Кар тут же углубился в изучение всех трещинок на деревянном потолке нашей каюты, демонстративно давая понять, что так-же не желает первым брать слово. Махнув рукой я решительно повернулся к Дику и поинтересовался его планами на будущее. Как я и предполагал, никаких конкретных идей на сей счет у него не было, благодаря чему я окончательно убедился в том, что Лон Грон был прав, утверждая что Простофиля с удовольствие присоединился бы к нашей компании. По этому я решил напрямик спросить у него, не желает ли он продолжить путешествовать вместе с нами. Дик тут же оставил содержимое своих карманов в покое, и чуть ли не прыгая от радости затараторил:

   -Я даже не смел мечтать о подобном предложении! Поэтому с большим удовольствием присоединюсь к столь славной компании!

   Кисло улыбнувшись я поинтересовался у него:

   -Надеюсь ты обратил внимание на то, что наша "славная компания" просто таки притягивает всевозможные неприятности?

   Гордо вскинув голову Дик тут же заверил меня, что по части всевозможных неприятностей он ничем не уступает нашим талантам, поэтому его присутствие вне всякого сомнения должно еще больше разнообразить нашу в общем-то и без того не скучную жизнь. Воздав должное аргументации Простофили я предложил считать его полноправным членом нашей "славной компании", а раз так, отложить вопрос о дележе денег до лучших времен, продолжая их тратить на наши текущие нужды. Дик тут же энергично закивал головой, выражая полное согласие с предложенным мной вариантом, в то время как маг вновь отделался глубокомысленным молчанием, продолжив изучать внутреннее убранство нашей каюты.

   *****************************************************************

   Иллман встретил нас пасмурной погодой. С раннего утра моросил мелкий осенний дождь, который с завидным упорством старался пропитать влагой всю нашу одежду, которая впрочем и не пыталась оказать ему сколько ни будь серьезного сопротивления, поскольку явно не была рассчитана на такую погоду. По этому, как только сошли на берег, мы первым делом решили посетить какую ни будь лавку, дабы обзавестись одеждой, более подобающей установившейся погоде.

   Добротная одежда не относится к предметам роскоши, а потому мы не стали на ней экономить, хотя из-за этого наши денежные запасы и уменьшились на еще без малого четыре тысячи. Зато теперь на нашу маленько компанию должны были перестать коситься прохожие, поскольку Оз Кар облачился в весьма добротный балахон, который как выяснилось он предпочитал всем остальным видам одежды, в то время как Дик обзавелся удобным дорожным костюмом, изобиловавший всевозможными карманами, причем как наружными, так и внутренними. В них Простофиля тут же разложил практически все свои пожитки, благодаря чему его фигура приобрела некое подобие упитанности. А вот подобрать что ни будь для меня оказалось весьма проблематично, поскольку одежду моих размеров шили в основном на заказ. Поэтому хозяин лавки, в которой мы решили приодеться, стремясь не упустить выгодного клиента, обегал вместе со своими помощниками весь город, прежде чем смог подобрать одежду, которая пришлась-бы мне впору. В результате его стараний мне все же удалось приобрести кожаную куртку черного цвета, а так же добротные штаны из плотной ткани. Естественным дополнением к моему новому костюму оказалась шляпа, по фасону схожая с теми, которые на Земле почему-то называются охотничьими. Однако особым предметом гордости в моем новом гардеробе стали невысокие, но очень удобные сапоги, в подборе которых я проявил особую щепетильность, поскольку еще во время службы в армии, на собственном опыте убедился в том, что удобная обувь является едва-ли не самой важной деталью любого обмундирования.

   Расплатившись за приобретенную одежду, мы тем не менее далеко не сразу смогли распрощаться с продолжавшим увиваться вокруг нас хозяином лавки, который вознамерился продать нам помимо одежды огромное количество всевозможных безделушек, способных на его взгляд весьма гармонично дополнить наши новые костюмы, дабы подчеркнуть "вне всякого сомнения присущие столь достойным господам благородство и утонченность". Однако поскольку мы и так потратили на свою одежду изрядное количество денег, то тут же пресекли все попытки предприимчивого торговца подбить нас на новые траты. Впрочем лавочника не смутил наш отказ, и он как ни в чем небывало продолжил расхваливать различные цепочки и декоративные застежки, без которых на его взгляд наше дальнейшее существование было попросту немыслимо. Еще раз поблагодарив докучливого продавца мы все же смогли вырваться на улицу, где нас наконец то оставили в покое.

   Оказавшись на свежем воздухе и немного переведя дыхание мы поняли, что смена гардероба заставила нас распрощаться не только с приличной суммой денег, а в придачу отняла уйму сил и времени. По этому мы тут же отправились в ближайшую таверну, искренне восхищаясь выносливостью женщин, многие из которых готовы целыми днями бродить по всевозможным магазинчикам в поисках новых нарядов, умудряясь при этом получать удовольствие от столь сомнительного времяпровождения.

   Сытный обед быстро вернул нам силы. Поэтому немного посовещавшись мы решили отправиться в квартал оружейников, чтобы обзавестись каким ни будь оружием, благо на его ношение в Великой Империи не нужно было получать специального разрешения.

   Поскольку выбранному оружию человек безоговорочно вверяет свою жизнь, разумеется если приобретает его именно в качестве оружия, а не украшения для собственной гостиной, мы провели в квартале оружейников уйму времени, методично обходя одну лавку за другой. Выбор холодного оружия здесь был просто потрясающим, тем не менее маг оказался равнодушным ко всему увиденному нами "смертоносному металлу", и решительно завил, что отказывается от любого оружия, ну разве, что за исключением перочинного ножа. Спорить с Оз Каром по этому вопросу было попросту бесполезно, поэтому я экипировал его в первую очередь, подобрав небольшой нож со складывающимся лезвием, который тут же исчез в складках его одежды. С Диком мы провозились немного дольше, поскольку в отличие от мага он имел хоть какое-то представление о том, как следует обращаться с оружием. Вскоре мы смогли вооружить Простофилю легкой шпагой с тонким, почти рапирным лезвием, которая тем не менее была изготовлена из вполне приличной стали, благодаря чему являлась довольно грозным оружием даже в руках мало-мальски опытного бойца. Впрочем судя по тому, с какой опаской Дик взял шпагу в руки, у меня возникли большие сомнения в том, что он когда ни будь сможет применить этот клинок по прямому его назначению даже в случае смертельной опасности.

   Немного поразмыслив я решил с большей тщательностью подойти к подбору оружия для самого себя, поскольку в случае вооруженного конфликта мои друзья судя по всему смогли бы оказать мне лишь моральную поддержку. А значит от выбранного мной клинка будет зависеть не только моя но и их жизни. Тем не менее я оказался в некотором замешательстве, поскольку как и большинство людей, проживших всю свою жизнь в мире, где безраздельно властвует огнестрельное оружие, имел лишь приблизительное представление о его гораздо более древнем собрате: холодном оружии. И хотя я довольно сносно умел обращаться с различными видами ножей, о технике владения длинно клинковым оружием, которое здесь являлось основным видом вооружения, имел весьма поверхностное представление. Не могу сказать, что я был в этом полным профаном, поскольку в юности почти два года занимался спортивным фехтованием, при этом мне даже удалось достигнуть в этом деле определенных успехов, причем не столько из-за своих физических данных, сколько благодаря тому что этот вид спорта пришёлся мне по душе... К сожалению мне пришлось прекратить занятия после того, как я вызвал на импровизированную дуэль парня из моей же группы, который ради забавы жестоко поколотил жившую во дворе нашей школы безобидную дворнягу - всеобщую любимицу. Поскольку этот поединок чести проходил без защитной амуниции мне удалось оцарапать его плечо спортивной рапирой. На следующий день об этой дуэли каким то образом узнал наш тренер, и меня как основного зачинщика тут же исключили из секции. С той поры прошло уже много лет, тем не менее основы спортивного фехтования я помнил до сих пор. Впрочем я безусловно отдавал себе отчет в том, что спортивное фехтование имеет не так уж много общего с так называемым реальным боевым, поскольку на соревнованиях значение имело только то, кто первый нанес укол. А потому даже если твой удар был касательным, и в реальном бою всего лишь оцарапал бы твоего противника, ты все равно считался победителем. При этом не имело никакого значения то, что мгновением позже тебе мог быть нанесен ответный удар, который в реальной схватке скорей всего был бы смертельным. А вот в настоящем бою все обстоит иначе. Никого не будет интересовать то, сколько порезов ты нанес противнику, если в результате получил всего лишь один удар, но в сердце, и как говорится, навсегда покинул дальнейшие соревнования. Тем не менее не могу сказать, что занятия фехтованиям прошли для меня в пустую, поскольку помимо основных стоек и движений, которые практически идентичны как в спортивном, так и боевом фехтовании, я успел изучить основные разновидности длинно клинкового оружия, их сильные и слабые стороны.

   Не зная на чем же всё-таки остановить свой выбор я первым делом подобрал комплект из шести метательных ножей, которые были немного необычной формы, но зато отлично сбалансированными. Весь комплект размещался в удобных кожаных ножнах, выполненные в виде широкого ремня, который крепился прямо на груди, благодаря чему ножами можно было воспользоваться в любой момент. На этот вид оружия я возлагал особые надежды, поскольку не сомневался в том, что после нескольких тренировок ко мне вернутся былые навыки, приобретенные еще во время службы в армии, когда мне довелось не мало времени потратить на упражнения с самыми разнообразными видами ножей. Впрочем я отдавал себе отчет в том что нож в этом мире никак не может рассматриваться как основное оружие. И вот теперь передо мной вновь встал весьма не простой вопрос: Что-же всё-таки выбрать? Разумеется я даже не стал рассматривать многочисленные разновидности парадного оружия, при создании которого особое значение уделяется красоте и изысканности, в то время как боевым характеристикам клинка не приделялось особого внимания. Впрочем и без парадного оружия выбор оставался слишком велик. Поэтому я решил действовать методом исключения. Первыми из своего списка я исключил так называемые парные клинки, которые без сомнения являлись очень грозным оружием, но только в руках того человека, который обладал филигранной техникой. Себя же к числу таковых я конечно же не относил. Шпагу я так же решил оставить до лучших времен, поскольку против приличных доспехов, которые в этом мире имели даже простые воины, шпага, как собственно говоря и сабля, была не столь эффективна как меч, который по сути являлся большим консервным ножом, специально предназначенным для того, чтобы "выковыривать" из доспехов различных рыцарей. Вообще же в этом Мире шпагами и саблями как правило пользовались боевые маги, которые использовали клинок только в качестве вспомогательного оружия, делая основной упор на поражающую силу всевозможных боевых заклинаний. Правда при этом существовала вероятность того, что доспехи противника так же окажутся защищены при помощи соответствующих заклинаний, но против такой защиты все те-же маги создавали еще более изощренные заклинания, которые впрочем вполне могли оказаться бессильными против еще более мощного заклинания... По этому незамысловатому пути собственно говоря и пошла местная гонка вооружений, в которой из-за полного отсутствия магических способностей мне отводилась лишь только роль стороннего наблюдателя... Быстро подавив жалость к самому себе я вновь вернулся к подбору оружия. Итак, вслед за шпагой и саблей я исключил из своего импровизированного списка различные виды экзотического оружия, многие образцы которого безусловно обладали выдающимся боевыми характеристики, однако требовали при этом владения весьма специфической техникой, с которой как я уже упоминал, у меня были большие проблемы. Поэтому в конце концов я решил остановить свой выбор на самом обычном мече, техника работы с которым является довольно простой, причем в ней большое значение имела именно физическая сила, с которой у меня особых проблем пока что не возникало.

   Подходящий клинок вскоре был найден, точнее сказать он сам нашелся, поскольку располагался на самом видном месте в одной из оружейных лавок.

   Засуетившийся хозяин лавки в течении нескольких минут не мог разжать изрядно проржавевшие металлические перчатки рыцарских доспехов, которые сжимали этот меч мертвой хваткой, из чего я сделал вполне логичный вывод, что данное оружие использовалось исключительно в рекламных целях, без особой надежды кому ни будь его продать. Осмотрев приглянувшееся мне оружие я убедился в том, что хозяин магазина и в самом деле вряд ли рассчитывал заинтересовать таким клинком потенциального покупателя, поскольку даже с моим, почти двухметровым ростом, навершье рукояти меча уверенно расположилось на уровне моей груди после того, как я аккуратно опустил его острие на доски пола. Таким образом длина этого меча была сопоставима с ростом среднестатистического жителя этой планеты. А это означало, что во всей империи нашлось бы немного людей, способных использовать этот клинок в качестве оружия. Однако самым удивительным в этом оружии был даже не его размер, а цвет металла из которого оно было создано. По правде говоря я еще ни разу в жизни не видел клинка абсолютно черного цвета, при этом я не сомневался в том, что это был цвет самого металла, а не какого-то защитного покрытия. Благодаря столь необычному цвету создавалось впечатление, будто этот меч не выкован из металла, а вырезан из цельного куска антрацита, что впрочем не позволяло усомниться в надежности самого клинка, от которого к том уже буквально веяло какой то древней мощью, из-за чего я тут же вспомнил посетившего нас несколько дней назад Лон Грона, вызвавшего у меня схожие ощущения...Единственным украшением этого дивного оружия был какой то едва различимый, и тем не менее весьма затейливый рисунок, покрывавший почти все лезвие, от чего сам меч напоминал чудом уцелевшего воина из давно исчезнувшего племени, с ног до головы покрытого боевыми татуировками, смысл которых теперь был известен лишь только ему одному.

   С невольным трепетом взяв оружие в руки и не удержавшись от возникшего соблазна я тут же сделал несколько осторожных взмахов клинком. Этих, по сути не очень уверенных движений мне оказалось достаточно для того чтобы сразу понял две вещи: во-первых, это оружие стоит очень дорого, а во-вторых, я его все равно куплю, сколько бы оно ни стоило. Похоже, что обе эти мысли были написаны у меня на лице, поскольку плутоватая физиономия хозяина лавки тут же расплылось в довольной улыбке, и он не медля принялся на все лады нахваливать "столь удачный выбор благородного господина". Закончив расхваливать меч оружейник заявил, что исключительно из уважения ко мне готов уступить этот клинок "всего" за тридцать тысяч талеров. Поняв, что хозяин не шутит, я невольно выругался, поскольку за такие деньги на мой взгляд можно было купить всю оружейную лавку... А кроме того в любом случае такой суммы у нас попросту не было. И тем не менее я твердо знал что это оружие так или иначе будет моим. При этом я разумеется не собирался забирать его у прежнего хозяина силой, однако мой более чем решительный вид, в совокупности с грозным оружием, которое я продолжал сжимать в руках, сыграли свою роль, поскольку лавочник тут же с визгом укрылся под прилавком, и уже оттуда продолжил дальнейшие переговоры. Издав несколько весьма выразительных всхлипываний он согласился сбавить десять тысяч талеров, и после небольшой паузы боязливо выглянул из своего укрытия. Окинув меня испуганным взглядом и убедившись в том, что я по прежнему сжимаю в руках приглянувшийся мне клинок, он тем не менее весьма решительно заявил неожиданно окрепшим голосом, что эта цена окончательная, а потому больше он не уступит ни одного талера.

   Запрошенные хозяином деньги в размере двадцати тысяч у нас конечно же были, но уплатив их мы остались бы практически без средств...

   Еще раз взглянув на лавочника я убедился в том, что на большую скидку рассчитывать не приходится, и он в самом деле скорей согласится расстаться с собственной жизнью, нежели уступит мне еще хотя бы один талер. Теперь настал мой черед всхлипывать, поскольку новая цена все равно была запредельной, и в то же время я все равно не хотел расставаться с этим оружием, в которое буквально влюбился с первого взгляда. Неожиданно на помощь пришел Дик, который положил руку мне на плече, и ободряюще произнес:

   -Я думаю это не высокая цена за столь отличный клинок, поскольку мечи изготовленные легендарными мастерами из народа троллей теперь встречаются крайне редко, в то время как по качеству с ними могут поспорить разве что лучшие клинки выкованные самими гномами. А уж приличный клинок гномьей работы за двадцать тысяч еще нужно поискать...

   -Так это клинок троллей! -Удивленно воскликнул я.

   -Конечно троллей. -Подал голос хозяин лавки, который убедившись в том, что его не будут убивать, начал неуклюже выбраться из-за прилавка. Покинув свое укрытие и немного отдышавшись он продолжил:

   -Да если вам угодно знать, то этот меч раздобыл в качестве трофея еще мой прадед, когда отправился в южный поход, организованный самим Кронгом - Собирателем, отцом нашего нынешнего короля!

   Как этот меч достался моему прадеду я уже и не знаю, поскольку о троллях - мечниках уже в те времена никто давно не слышал, но уж то, что это троллеев клинок видно сразу. Я бы по правде говоря и не продавал бы его, но знающие люди говорят, что простому человеку от него одни неприятности. Да и как с этим поспоришь?! Уж и не знаю как там мой прадед, который приволок эту страхолюдину, а вот мой дед охромел после того как эта железяка ни с того ни с сего свалилась ему на ногу. Мало этого! Мой отец чуть было не остался без руки, когда попытался его почистить. Потом он даже не мог вспомнить, чего это вдруг ему взбрело в голову без особой нужды браться за этот проклятый меч... Поэтому-то я при первой возможности его в эти латы накрепко и пристроил, чтобы троллева железяка и со мной чего дурного не сотворила. Да только что толку! Хожу по лавке, и боюсь спиной к нему повернуться, поскольку чувствую как он за мной все время присматривает, словно изголодавшийся удав за кроликом. И ведь выкинуть не могу, но и жить так боязно! Стыдно сказать, ночью в собственную лавку спуститься боюсь. Как представлю что троллев меч где-то в темноте притаился, так аж мурашки по телу.

   -Возможно этот меч и в самом деле совсем не прост, однако у меня он вызывает совсем другие ощущения. -Честно признался я.

   -Вот и забирайте его себе на здоровье! Эх да что там! Скидываю еще две тысячи, да еще в придачу заплечные ножны подберу! -Махнув рукой предложил лавочник, который судя по всему и в самом деле не хотел упускать возможности избавиться от зловещего клинка.

   Поскольку дальше торговаться и в самом деле было бесполезно, Оз Кар, выполнявший роль казначея, даже не поинтересовавшись моим мнением отсчитал восемнадцать тысяч, и передал их оружейнику. Просиявший от счастья хозяин лавки не удосужившись пересчитать быстро спрятал деньги за пазуху, и умчался разыскивать обещанные ножны, оставив немного обескураженных его поспешностью покупателей одних в лавке. Впрочем на месте исчезнувшего оружейника буквально тут же появился совсем молодой паренек, который судя по всему был сыном лавочника. Очевидно в обязанности парня в данный момент входило приглядывать за товаром во время отсутствия отца. Впрочем все внимание мальчишки было целиком приковано ко мне, и теперь уже моему мечу, который я по-прежнему продолжал держать в руках. При этом парнишка с таким интересом разглядывал новоиспеченного мечника, что пожалуй если бы кто в это время вздумал вынести все содержимое лавки, мальчуган скорей всего даже не обратил бы на это внимание, по этому когда минутчерез десять опять появился запыхавшийся хозяин, то быстро оценил ситуацию, и тут же отправил сына восвояси, отвесив ему на прощание приличный подзатыльник. Проводив своего отпрыска недовольным взглядом лавочник тут же выкинул из головы все посторонние мысли, и принялся прилаживать у меня за спиной старые, но тем не менее все еще добротные заплечные ножны, имевшие к тому же весьма хитроумное крепление, позволявшее практически мгновенно высвободить клинок, для чего достаточно былолишь немного потянуть меч из ножен. Недостаток такого крепления состоял в том, что для того, чтобы опять вложить меч в ножны мне пришлось провозиться пару минут. Впрочем как заверил меня лавочник, после того как я научусь на ощупь управляться с креплением, отправить меч в ножны можно будет всего за пару мгновений. По правде говоря я усомнился в том что когда ни будь смогу так быстро управиться со всей этой амуницией, впрочем для меня гораздо важней было именно то, как быстро в случае необходимости я смогу выхватить меч, а потому заранее был готов закрыть глаза на мелкие, по крайней мере для меня, неудобства.

   После того как меч занял свое место у меня за спиной, хозяин лавки со словами "чего уж тут" протянул мне сверток, в котором оказались наручи, изготовленные из очень толстой кожи, усиленной небольшими металлическими пластинами. Поняв, что это подарок, я поблагодарил лавочника, от чего тот смущенно шмыгнул носом, и пожелал нам удачного пути.

   Довольно тепло попрощались с оружейником я вместе с друзьями вышел на улицу, ощущая на спине немного непривычную, но тем не менее приятную тяжесть, которая к тому же заметно прибавляла уверенность в собственных силах.

   В свою очередь мои друзья судя по всему нисколько не опечалились тем фактом, что на мою экипировку были потрачены почти все наши сбережения, и в один голос пытались убедить меня в том, что мой меч является очень удачным приобретением. Впрочем, я почему-то был полностью с ними согласен, хотя точно и не мог объяснить почему. К тому же меня очень сильно заинтересовало то, откуда Дик узнал, что это так называемый троллеев меч, и чем собственно говоря это оружие так известно, поскольку хозяин оружейной лавки вполне натурально обиделся на меня за то что я не сразу понял о каком оружии идет речь.

   Выслушав мой вопрос Дик с удовольствием пояснил:

   -Троллевы мечи получили свое название именно по тому, что во время Великой Битвы с Неназываемым находившиеся в его армии тролли были вооружены точно такими же клинками. Эти мечи легко отличить не только по весьма внушительным размерам, но и цвету самого клинка. При этом все лезвие покрывают древние руны, значение которых навсегда утрачено, как впрочем и другие основы магии, которую в свое время практиковали представители этого некогда великого Народа... Во время Последней Битвы тролли, вооруженные такими мечами буквально выкашивали ряды Великого Воинства, которое победило только благодаря тому, что составлявшие основную ударную силу армии Неназываемого тролли-мечники были не столь уж и многочисленны, благодаря чему их все-таки удалось уничтожить, правда ценой страшных потерь со стороны рыцарей Великого Воинства.

   -Говорят что и сами тролли-воины были под стать своим мечам черными как смоль, а потому внушали жуткий страх одним своим видом! -Решил блеснуть эрудицией Оз Кар.

   -По правде говоря мне не очень-то верится в то что хозяева таких великолепных клинков были мерзкими образинами, хотя и спорить об этом я все же не рискну... Так значит во время Последней Битвы истребили практически всех троллей? -Тут же поинтересовался я у Дика.

   -Да, почти всех, а те кто выжили, без поддержки Неназываемого очень быстро деградировали, и из прекрасных воинов превратились в полудикое племя, на вооружении которого уже не было таких великолепных мечей, более того, все вооружение троллей со временем свелось к грубо отесанным дубинам. Кстати, вместе с троллями-воинами исчезли и их маги, которых сами тролли называли шаманами. Что же касается самих клинков, то после Великой Битвы большую их часть переплавили, поскольку из-за их огромных размеров почти никто из представителей Великого Воинства, в которое помимо Людей входили Гномы и Эльфы, не мог использовать их в качестве оружия. Правда сталь эта плавилась с трудом, а после переплавки почему-то теряла свои свойства, из-за чего новые мечи уже не обладали таким же качеством... Долгое время гномы пытались разгадать секрет троллевых, или как их еще называют, "черных" мечей, но судя по всему у них ничего не вышло и они забросили эту затею. Поэтому с большой долей уверенности можно сказать, что тайна изготовления "черных клинков" уже никогда не будет открыта.

   -Тем не менее некоторые экземпляры этого оружия не смотря ни на что уцелели.

   -Этому во многом способствовал тот факт, что вечно скучающая знать любила украшать таким оружием свои многочисленные гостиные и кабинеты. Правда вскоре мода на подобные украшения прошла, поскольку поползли упорные слухи о том, что такое оружие приносит одни несчастья. Да и инквизиция, скажем так, не поощряла украшение жилищ "добропорядочных граждан проклятым оружием богомерзких троллей". Так что со временем черные клинки троллей практически полностью исчезли. Поэтому теперь они являются огромной редкостью, и стоят очень больших денег, вот только желающих приобрести подобный раритет почти не находится.

   Да уж. Подумал я. Если меня и раньше почему-то пытались сравнить с загадочным троллем, то после того, как я обзавелся подобным клинком, кличка "тролль" скорей всего прилипнет ко мне намертво. Хотя с другой стороны, имя Алекс - Тролль, Черный Клинок звучит если не красиво, то по крайней мере устрашающе. А мне сейчас больше всего хочется именно того, чтобы инквизиторы вместе со всевозможными Суккубами и прочей мерзостью оставили меня в покое.

   Проходя мимо стекла витрины, я не удержался, и заглянул в него как в зеркало. В витрине отразился высокий мужчина с заросшим лицом, из-за спины которого довольно вызывающе выглядывала рукоять двуручного меча. Ну что же, подумал я, вид что надо. Конечно на внимание девушек рассчитывать не приходится, но и любителей легкой наживы я скорее всего так же не заинтересую. Тем не менее я решил как можно скорей побриться, пока меня и в самом деле не приняли за этого самого тролля со всеми вытекающими отсюда последствиями. Мои предположения на сей счет тут же подтвердили прохожие, большинство из которых бросали на меня косые, боязливые взгляды, а некоторые так даже старались как можно быстрей перейти на другую сторону улицы. Поэтому еще до ужина мы втроем посетили брадобрея, который провозился с нами больше часа, но зато, теперь мои друзья практически ни чем не отличались от остальных добропорядочных горожан. При этом на меня прохожие по-прежнему продолжали бросать косые взгляды, но уже по крайней мере не шарахались в разные стороны как от все того-же тролля.

   ****************************************************************

   Утром мы выехали из Иллмана в столицу Великой Империи Элланго, славный город Эллан. Вообще то, по правде говоря, "выехали" звучало слишком громко, поскольку в качестве средства передвижения мы выбрали самую обычную телегу, запряженную парой флегматичных лошадок, которые тащили громыхающую повозку со скоростью, позволявшей ей успешно конкурировать с пешим человеком. При этом периодические понукания возницы не оказывали на животных никакого впечатления, и предназначались судя по всему для самого хозяина повозки, который таким образом боролся со сном, который буквально навеивало столь неспешное передвижение. Воспользоваться данным видом транспорта нас заставило то обстоятельство, что после всех наших трат, львиную часть которых составила покупка моего меча, в нашем распоряжении осталось чуть больше четырех тысяч талеров, что для столицы с ее заоблачными ценами было не такими уж и большими деньгами. По этому мы решили сэкономить, доехав до пригорода Эллана, куда собственно говоря и направлялась повозка, всего за пять талеров. Конечно, воспользовавшись услугами этой телеги мы вряд ли могли рассчитывать хоть на какой-нибудь выигрыш во времени по отношению к пешему путешествию, однако как довольно опытные путники мы посчитали, что все-таки лучше медленно ехать, чем очень быстро идти, а потому решили воспользоваться представившейся возможностью лишний раз поберечь свои ноги.

   Наше более чем неспешное путешествие осуществлялось по грунтовой дороге, которая весьма замысловато петляла между деревьями всего в нескольких десятках метров от королевского тракта, добротно вымощенного камнем и прямого как стрела. Столь явное игнорирование нашей повозкой благ местной цивилизации позволяло с одной стороны сэкономить вознице несколько монет, взимаемых за пользование трактом, с дугой, берегло конские копыта, для которых утоптанный чернозем был гораздо предпочтительней полотна "скоростной автострады". Причем подобной точки зрения судя по всему придерживалось большое количество крестьян и мелких ремесленников, поскольку нам на встречу с завидной периодичностью попадались повозки, большинство из которых практически ничем,включая неспешно вышагивающих лошадок, не отличались от нашей. В это же самое время по тракту то и дело проносились роскошные кареты, а так же всадники, гордо восседавшие на своих породистых скакунах. При этом, существование двух параллельных дорог очевидно позволяло достичь определенной гармонии, поскольку простолюдины и благородные господа ехали, как говорится, каждый своей дорогой, не мешая и не смущая друг друга.

   -Кстати. -Спросил я у Оз Кара, после того как по тракту с грохотом пронеслась очередная карета. -А почему состоятельные люди путешествуют на лошадях, в то время как они могли бы воспользоваться порталом, и практически мгновенно переместиться в нужное им место?

   -Все дело в том, что путешествовать при помощи портала могут себе позволить либо маги, либо не просто состоятельные, а очень состоятельные люди. К тому же большинство лошадей, как впрочем и других животных, панически боится порталов. Конечно их можно успокоить соответствующими заклятиями, однако животные плохо переносят магию, а потому очень долго приходят в себя, в то время как благородные господа не могут представить себе путешествие по чужому городу пешком, или в съемном экипажах. Поэтому им приходится тратить значительное время на то, чтобы добраться до избранного пункта назначения так сказать традиционным способом. Зато по прибытию они могут предстать во всем своем блеске и великолепии, что для них и является первостепенной задачей, а не то, сколько времени они на это потратят.

   На этом беседа сама собой сошла на нет, и под размеренный скрип телеги мы дружно задремали до самого обеда. Сделать привал мы решили расположившись на небольшой полянке, буквально в двух шагах от дороги. Возница сообщил нам, доставая из повозки деревянное ведро, что метрах в ста от поляны имеется хороший родник, по этому, если мы желаем, то можем сходить к нему вместе с ним, поскольку он все равно собирается поить лошадей. С нашей стороны возражений не последовало, а потому мы все вместе направились к обещанному источнику. Вода в роднике и в самом деле оказалась очень вкусной, а потому я пил долго, небольшими глотками, смакуя холодную воду.

   Поскольку спешить к повозке было незачем, я решил немного размять ноги, и забрался на ближайший холм, с которого как я предполагал, должен был открывался прекрасный вид на близлежащие окрестности. Вид был действительно великолепный, по этому я в течении нескольких минут наслаждался столь потрясающим пейзажем, чему не в малой степени способствовало выглянувшее сквозь тучи солнышко, которое подобно доброму волшебнику мгновенно наполнило осенний лес каким-то сказочным очарованием. Неожиданно я услышал конское ржание, и громкие голоса людей, доносившиеся откуда-то из леса. Скорее из любопытства я решил спуститься с холма и посмотреть, что могли позабыть в этом лесу несколько всадников, которые судя по издаваемому шуму никак не могли быть охотниками. Спустившись с холма и немного углубившись в лес, я убедился в том, что голоса принадлежат молодым людям, которые оживленно переговаривались между собой, сопровождая практически каждую фразу взрывом веселого смеха. Вне всякого сомнения они решили организовать в лесу какую то дружескую пирушку, а значит присутствие постороннего человека им было бы скорей всего не очень приятно. Поэтому я уже решил было вернуться восвояси, чтобы не мешать ребятам наслаждаться общением. Однако тут моему взору открылась довольно обширная поляна, на которой и в самом деле гарцевали на разгоряченных конях несколько молодых всадников. Мне сразу же бросилось в глаза то, что у каждого из них в руках были длинные охотничьи кинжалы, при помощи которых они пытались ткнуть во что-то, находившееся в центре образованного ими живого кольца. При этом они были так поглощены своим занятием, что даже не заметили моего появления, несмотря на то, что я находился от них всего в нескольких десятках метров. Приглядевшись повнимательней я к своему ужасу понял, что всадники не спеша кружили вокруг маленького человечка, который стоял в оборонительной позе, тщетно пытаясь защититься от клинков своих обидчиков при помощи сучковатой палки, которую он крепко держал в руках. Периодически один из всадников делал выпад своим оружием. Оборонявшийся человек парировал этот удар палкой, однако в это же самое время другой всадник тут же наносил неглубокую рану в открытый бок затравленного человека, что в свою очередь вызывало одобрительный смех со стороны остальных всадников, которые наперебой старались продемонстрировать свое "мастерство" в истязании живой мишени. Судя по всему это издевательство продолжалось уже довольно длительное время, поскольку руки и туловище несчастного были покрыты многочисленными ранами и порезами, которые к тому же сильно кровоточили, что впрочем лишь разогревало азарт наседавших на него извергов.

   Вообще-то я считаю себя довольно миролюбивым и даже неконфликтным человеком, а потому без особой нужды не лезу в чужие дела. Но то, что происходило на поляне меня просто вывело из себя, поскольку резвящиеся юнцы вели себя как самые последние подонки, которыми без сомнения и являлись. К тому же они судя по всему только вошли во вкус, и не собирались прекращать свое ужасное развлечение. А потому у меня не было сомнений в том, что если я немедленно не вмешаюсь, то этот несчастный протянет еще от силы несколько минут, которые без сомнения станут последними в его жизни.

   ******************************************************************

   -Эй вы, мерзавцы, а как насчет того, чтобы попытаться проделать тоже самое со мной?! Или быть может данный вами рыцарский обет позволяет вам драться лишь с безоружными женщинами и детьми?!

   Услышав мое не очень то лестное обращение, юнцы наконец то обратили на меня внимание и оставили в покое свою игрушку. Поначалу у меня возникла надежда на то, что подвергшийся нападению человек воспользуется заминкой своих обидчиков и попытается скрыться в лесу, однако вместо этого он тут же рухнул на землю, чем вызвал новый приступ смеха у продолжавшей веселиться ватаги всадников. Отсмеявшись они тут же забыли об истекающем кровью человеке, и полностью переключили свое внимание на меня. Причем судя по всему в их головы даже не приходила мысль о том, что я могу "посметь" причинить им хоть какой-нибудь вред, а потому в их взглядах читалось лишь только предвкушение нового, еще более захватывающего развлечения.

   Воспользовавшись возникшей паузой я так же начал внимательно рассматривать расположившихся напротив меня всадников. Судя по всему эти молодые люди находились как раз в том возрасте когда большинство их сверстников всеми силами пытаются доказать окружающим то, что они уже стали мужчинами. Через это проходят почти все, вот только способ, который избрала эта стая, на мой взгляд был просто ужасающим... Вне всякого сомнения все эти молокососы принадлежали к классу тех, кого на Земле принято называть "золотой молодежью". А потому все эти ухмыляющиеся юнцы всю жизнь росла в достатке, и благодаря полной безнаказанности, которую с самого рождения обеспечивали их высокопоставленные родители, в конце концов превратились в самых отъявленных мерзавцев, изощренных и не ведающих жалости. Говорят, что многие ребята из числа золотой молодежи являются совсем другими и составляют так называемый генофонд человечества. Не знаю, возможно, но лично мне в жизни почему-то попадались только такие вот самовлюбленные мерзавцы. По этому я не стал тратить время на душеспасительные беседы, и пытаясь вразумить этих молокососов, которые уже давно были испорчены до мозга костей. Вместо этого я продолжал нагло разглядывать этих субъектов, скрестив руки на груди.

   В противостоящей мне стае, как впрочем и в любой другой, действует один и тот же принцип, согласно которому все ее члены смотрят на вожака, и поступают так как поступает он. А потому, как я и предполагал, вскоре из толпы выехал один из всадников, на куртке которого был вышит белый единорог. Убедившись в том, что я смог как следует рассмотреть этот знак, являвшийся судя по всему фамильным гербом, "вожак" как можно более громко спросил:

   -Известно ли тебе остолоп, кому ты только что посмел дерзить?!

   -Очевидно какому то зарвавшемуся ничтожеству, которое всю жизнь прячется за свой герб как самый последний трус. -Пожав плечами ответил я.

   -Да как ты смеешь?! -Заверещал юнец. -Сейчас принц Доргон научит тебя хорошим манерам! -Пообещал мне он и отбросив в сторону охотничий кинжал выхватил из ножен меч.

   Сделав над головой несколько красивых, но абсолютно бесполезных взмахов мечем принц тут же поскакал в мою сторону, подбадриваемый криками своих товарищей. Я разумеется не стал дожидаться того момента когда он снесет мне голову, и выхватив свой меч, встал в оборонительную стойку. Возможно мне показалось, но у меня сложилось впечатление, что мой черный меч буквально сам прыгнул в мои руки, заранее радуясь представившейся возможности пролить чью то кровь. Подыгрывая этому неожиданному порыву я сделал несколько хищных движений своим клинком, ожидая приближения атакующего всадника. На лице парня тут же появилось удивление, которое быстро переросло в самый настоящий испуг. Очевидно настроение седока почувствовал и конь, который громко заржал, и встав на дыбы буквально вытолкнул незадачливого наездника из седла, после чего отбежал на почтительное расстояние в сторону. Волнение испуганного животного тут же передалось и остальным лошадям, которые начали нервно переступать с ноги на ногу, всем своим видом давая понять, что готовы присоединиться к своему товарищу, в том случае, если их попытаются направить в мою сторону. И дабы не оказаться на земле, всей кавалькаде пришлось на какое то время забыть обо мне, переключив все свое внимание на разволновавшихся лошадей. Я решил воспользоваться заминкой, и не спеша подошел к продолжавшему лежать на земле парню, который к этому времени уже успел растерять всю свою воинственность, при этом от его былой спеси не осталось и следа. Теперь передо мной лежал щуплый, и очень жалкий мальчишка, который с ужасом провожал взглядом каждое движение моего меча.

   -Так чему меня хотел научить грозный принц Доргон? -Как можно более холодно спросил я у лежавшего парня.

   -Не смей! Не смей! Меня нельзя трогать, ведь я же принц! -Громко всхлипнув проверещал мой несостоявшийся учитель.

   В это время из откровенно растерявшейся компании, которая никак не ожидала подобного поворота событий, выехал какой-то парнишка, одетый в отличии от своих дружков не в светский камзол, а серый балахон - излюбленную одежду здешних магов. Предусмотрительно остановившись на безопасном расстоянии он окинул меня оценивающим взглядом, а затем прокричал срывающимся голосом:

   -Эй ты! Тебе посчастливилось лицезреть Азгана, мага третьего уровня, который является сыном Великого архимага Лозэна - придворного мага самого короля! -Убедившись в том что это не произвело на меня никакого впечатления парень продолжил: -Если ты немедленно не бросишь свой меч и не сдашься, смиренно склонив свою голову, я испепелю тебя на месте. При этом смерть твоя будет ужасной и послужит уроком другим смутьянам. Конечно, применять великое искусство магии против неискушенных в этой науке простолюдинов не приветствуется гильдией. Однако твое неповиновение не оставляет мне выбора. -Заученно оттарабанил парень.

   Выслушав это предложение я демонстративно сделал еще один шаг, по направлению к принцу, благодаря чему он теперь мог не только продолжать как завороженный любоваться моим клинком, но при желании даже дотянуться до него.

   Выждав несколько секунд, и наконец сообразив, что его речь не произвела на меня должного впечатления, "маг третьего уровня" простер руки к небу. Между его ладоней почти мгновенно образовался какой-то светящийся шар, напоминающий шаровую молнию. Взглянув на меня с самодовольной улыбкой юный маг произнес какую-то фразу, и простер руки по направлению ко мне. Однако светящийся шар судя по всему тут же вышел из под его контроля, и совершая хаотические движения устремился в сторону оцепеневшего от ужаса принца. Вообще-то у меня не было особого желания спасать жизнь лежавшему у моих ног молокососу, однако рефлекс зачастую опережает разум. По этому, когда светящийся шар почти вплотную приблизился к зажмурившемуся юнцу, я инстинктивно ударил по этому, вне всякого сомнения смертоносному, сгустку энергии своим мечем. При этом я почему-то приготовился услышать громкий взрыв, однако коснувшись моего клинка шар мгновенно исчез, издав напоследок злое шипение, схожее с тем которое издает входящий в воду раскаленный металл. Я тут же осмотрел лезвие своего меча, ожидая обнаружить страшные следы оплавленного металла. Но к своему удивлению на лезвии я не обнаружил никаких следов повреждения, более того, мне даже показалось что теперь у клинка появился блеск, в то время как раньше он был тускло матовым. В свою очередь маг-неудачник, который чуть было по ошибке не прикончил собственного вожака, побледнел как полотно, и судя по всему готов был попросту рухнуть в обморок. Впрочем и остальные молокососы выглядели сейчас ненамного лучше, и очевидно готовы были броситься наутек. Таким образом исход нашего противостояния был предрешен, а поскольку я конечно же не собирался никого из них убивать, то позволил принцу Доргону беспрепятственно отползти в сторону своих товарищей, в одночасье превратившихся из кровожадной стаи волков в перепуганное стадо овец. Наблюдая это жалкое зрелищея все же оставил при себе буквально вертевшиеся на языке колкости, поскольку не видел никакой доблести в унижении униженных, пусть даже и таких мерзавцев как эти молокососы.

   Тем временем принц успел ползком добраться до застывшего в седле мага-неудачника. Поднявшись на ноги, и убедившись в том, что я не собираюсь его преследовать, Доргон тут же расправил плечи, а затем схватил за рукав балахона своего товарища, и без всяких церемоний выволок из седла. Затем пару раз пнув ногой свалившегося кулем мага принц забрался в седло его лошади. Подъехав к своим товарищам, принц Доргон окинул их взглядом, который судя по всему не предвещал им ничего хорошего. Убедившись в том, что иерархия в его стае вновь восстановлена, принц вновь повернулся ко мне. При этом я не мог не обратить внимание на то, что за эти несколько секунд на его лицо успело вернуться выражение полного превосходства и безмерной брезгливости. Глядя на это я даже невольно засомневался в том, что всего лишь несколько секунд назад именно этот человек жалобно скулил у моих ног. Во что значит порода! С невольным восхищением подумал я. Удивительно, но раньше мне почему-то не приходило в голову то, что даже в своей испорченности человек может достигнуть потрясающего совершенства. Пожалуй такого как этот принц и в самом деле перевоспитать уже попросту невозможно.

   Тем временем сам принц продолжал внимательно смотреть на меня, очевидно пытаясь разрешить очень сложную задачу, поскольку с одной стороны я позволил себе не только открыто оскорбить отпрыска благородного семейства, но даже обнажил против него оружие, что по здешним меркам скорей всего являлось серьезным преступлением. Впрочем мое наказание не допускало публичной огласки, поскольку в этом случае неизбежно всплыла бы вся эта история, в которой сам принц Доргон выглядел по меньшей мере жалко, а значит его самолюбию могла быть нанесена просто таки смертельная рана. С другой стороны принц прекрасно понимал, что я спас ему жизнь, ударив мечем по огненному шару, сотворенному его дружком-магом. Впрочем чувство благодарности вряд ли когда либо докучало этому молодому человеку, однако и не отблагодарить меня, пусть даже формально, он так же не мог, поскольку тем самым неминуемо принизил бы в глазах окружающих значение собственной жизни, которую безусловно ценил выше всего на свете.

   После минутных колебаний принц наконец принял решение, и картинно подняв на дыбы коня прокричал:

   -За то, что ты отвел грозившую мне опасность, возникшую по вине того недотепы, который сотворил свое дурацкое заклинание, я дарю тебе ту дичь, на которую соизволил сегодня охотился. Забирай ее себе раз уж она тебе так нужна. -При этом принц указал рукой на неподвижно лежащего человека, над которым незадолго до этого так жестоко издевался вместе со своими дружками.

   После того, как подарки были розданы, принц выждал паузу, и опять взглянув на меня произнес:

   -Но проявленная тобой дерзость будет наказана. И теперь я намерен объявить охоту на тебя самого, дерзкий незнакомец с колдовским мечем. Я сам выберу место и время, когда твоя никчемная жизнь прервется. По этому бойся, бойся каждого своего шага, ибо куда бы ты не пошел, знай, ты все равно идешь к своей неминуемой, и страшной смерти!

   Закончив свою высокопарную речь принц вновь поднял коня на дыбы, и не оглядываясь на своих спутников поскакал с поляны. Ватага юнцов молча последовала за своим предводителем, а оставшийся без лошади маг-неудачник поплелся пешком, поскольку лошадь принца ускакала вслед за своим хозяином.

   Неожиданно за моей спиной затрещали кусты, и на поляну вышли Оз Кар с Диком, которые проводили тревожными взглядами удаляющуюся кавалькаду. Как только всадники скрылись из вида, они с интересом уставились на меня, недвусмысленно давая понять, что незамедлительно хотели бы получить объяснения по поводу того, что приключилось на этой поляне. А в том что что-то произошло никто из них не сомневался.

   ********************************************************************

   Я безусловно отдавал себе отчет в том, что подробных объяснений мне никак не избежать, однако совсем неподалеку продолжал лежать изранены человек, который мог попросту истечь кровью, пока я буду рассказывать своим друзьям обо всех перипетиях, произошедших на этой поляне, а потому предложил сначала оказать помощь раненому, после чего пообещал ответить на все их вопросы.

   К сожалению Оз Кара из-за своих магических оков не мог применить лечебную магию, а значит и помочь израненному человеку. Поэтому из нас троих только Простофиля, который раньше был лекарем, мог оказать раненому квалифицированную помощь. К счастью Дик не заставил себя упрашивать, и тут же устремился к неподвижно лежавшему человеку.

   Подбежав к раненому Дик застыл как вкопанный. Удивленный столь странной реакцией своего друга я так же приблизился к лежащему человеку... и тут же замер рядом с Простофилей. Мое изумление было вполне объяснимо, поскольку раненый оказался не совсем человеком. Точнее сказать он конечно же был очень похож на человека, но одного взгляда на него было достаточно, чтобы понять что раненый был самым настоящим гномом! Я конечно же раньше ни разу не видел ни одного гнома, но поскольку уже знал, что они действительно существуют в этом Мире, был убежден в том, что это он и есть.

   Неподвижно лежавший на земле "сказочный персонаж" ростом не превышал метра двадцати, при этом в плечах был пожалуй шире меня, из-за чего выглядел почти квадратным. При этом сквозь многочисленные прорехи в его рубахе были видны могучие бицепсы, размеру которых могли позавидовать большинство культуристов с моей родной планеты. Естественным дополнением этой в высшей степени колоритной фигуры была неимоверно густая борода, которая судя по всему не знала не только ножниц, но и расчески, благодаря чему представляла собой непроходимые джунгли, покрывавшие почти все лицо этого удивительного создания, оставляя нетронутыми лишь только глаза, лоб и весьма мясистый нос.

   Первым пришел в себя Дик, который тут же послал меня вместе с магом к ручью за водой. Взявшись за выполнение этого поручения творчески мы направились на поиски телеги, чтобы позаимствовать то ведро с которым возница ходил за водой для своих лошадей. Однако видимо он тоже был свидетелем того, что произошло на поляне, а потому предпочел как можно скорее убраться по добру, по здорову, оставив нас наедине с нашими проблемами. От повозки не осталось и следа, а вместо пасущихся лошадей сиротливо громоздились все наши немногочисленные пожитки, которые несмотря на явную спешку возница нам все-таки оставил. Посчитав его поведение вполне естественным и даже справедливым, мы вернулись к роднику, ломая голову над тем, в чем же нам теперь принести воду для раненого. К счастью нам удалось найти небольшую глиняную миску, которая стояла у самого источника. Наполнив ее мы тут же вернулись к Дику, который к этому времени уже успел раздеть израненного гнома, и приступить к его осмотру. Принесенной нами воды естественно не хватило, а потому мы с магом по очереди еще раз десять бегали с миской к источнику, пока Дик не закончил промывать многочисленные раны и порезы, которыми весьма щедро изукрасили гнома озверевшие юнцы. Наложив на раны гнома повязки Простофиля внимательно осмотрел плоды своей работы, после чего задумчиво произнес:

   -Мне прежде не доводилось оказывать медицинскую помощь гномам. Впрочем не думаю что строение гнома так уж сильно отличается от человеческого..., а значит вскоре он начнет приходить в себя.

   -Ты уверен? - Недоверчиво поинтересовался я у Дика. -Не то что бы я не доверяю твоим лекарским познаниям, просто я насчитал на его теле не меньше дюжины довольно глубоких ран, и это не считая огромного количества более мелких ушибов и порезов. При этом мне доводилось быть свидетелем того, как люди умирали и от менее значительных повреждений. А ты утверждаешь что этот челов..., то есть я хотел сказать гном, вскоре придет в себя.

   -Большинство людей на месте этого гнома и в самом деле уже успели бы истечь кровью, поскольку некоторые из полученных им раны были весьма существенными. Однако не следует забывать что это все-таки гном, а не человек. Жизнь в подземных тоннелях закалила этот Народ, сделав его невероятно живучим. Вот и этот парень сразу же уцепился за жизнь, стоило дать ему такой шанс. По этому я убежден в том, что очень скоро он придет в себя, а значит вам стоит еще раз сходить за водой, поскольку его будет мучить очень сильная жажда, вызванная существенной потерей крови.

   Получив исчерпывающий ответ на свои вопросы я молча отправился за водой.

   Вскоре я убедился в правильности выводов, сделанных Диком, поскольку гном и в самом деле открыл глаза, стоило мне поставить рядом с ним миску с водой. Жадно выпив воду гном с огромным сожалением уставился на опустевшую посуду. Намек был вполне понятен, а потому мы с магом совершили еще несколько ходок за водой, прежде чем гном смог утолились мучавшую его жажду.

   После этого Дик еще раз осмотрел раненного, и довольно хмыкнув заявил:

   -Пожалуй этот парень и в самом деле очень скоро сможет встать на ноги.

   Гном целиком оправдал надежды Лекаря, поскольку уже через пару часов смог самостоятельно сидеть, привалившись спиной к молодому дубку. Дождавшись, когда взгляд раненого станет полностью осмысленным, я решил немного пообщаться с ним. А потому присев перед гномом на корточки поинтересовался как его зовут. Окинув меня подозрительным взглядом он нахмурился, однако поскольку его мучителей нигде поблизости не было, все-таки согласился ответить на мой вопрос, и прочистив горло сообщил:

   -Ежели вашу милость интересует мое имя, то величают меня Нолом.

   Представившись гном вопросительно посмотрел на меня, справедливо надеясь на то, что я так же сочту возможным назвать свое имя. Приветливо улыбнувшись я представился гному сам, а за одно и двух своих товарищей. Затем я поинтересовался у гнома, за что те мерзавцы, которых мне удалось прогнать, устроили на него столь постыдную охоту, и как он вообще влип во все эти неприятности.

   Попытавшись передернуть могучими плечами, и тут же поморщившись от боли гном прохрипел:

   -Вообще-то я уже давно кочую по всей империи. И раньше мне как-то удавалось избегать конфликтов с имперскими чиновниками. Возможно это происходило из-за того, что я нигде на долго не задерживался. А тут... В общем однажды решил я что хватит скитаться подобно ветру и попытался осесть в квартале ремесленников, да ни где ни будь, а в самой столице. Не то чтобы меня обуяла гордыня, просто квартал ремесленников в Эллане поболее иных городов будет. Да и всевозможного народу там видимо-невидимо. Ну и посчитал я, что значит там мне и затеряться будет легче. Пробрался значит это я в квартал ремесленников, и нанялся разнорабочим к одному мастеру за кормежку и сто талеров в сезон. Впрочем между нами говоря мастер из того типа был как из кошачьего хвоста тесак. В общем паршивым он был мастером. Я бы такого себе даже в подмастерья не взял бы. Да впрочем дело не о том. Значит проработал это я у него все лето. Причем работал так, что хозяин и нарадоваться не мог. А как лето закончилось я значит намекнул, дескать не плохо было бы мне обещанных деньжат отсыпать, а то ведь даже одежку справить не на что. Хозяин по началу меня заверял, дескать о нашем уговоре помнит, и заплатит сполна, вот только с деньгой у него сейчас туго. Ну если так, то я и подождать могу, чего уж тут... Да только вскоре прознал я что этот жулик решил себе новый дом покупать. Понял я что он меня за нос водит, и пришел к нему чтобы значит полный расчет получить, а опосля к другому ремесленнику в подмастерья податься. Выслушал он меня и говорит, дескать так и быть, приходи к вечеру, получишь все что причитается, а после иди на все четыре стороны, раз уж у меня больше работать не хочешь. Обрадовался я, да только тот мерзавец меня опять надул. Когда я к нему вечером пришел, то вместо расчета меня там ждала дюжина стражников. Схватили они меня, а тот пройдоха орет, дескать этот бродяга-гном прохода не дает, расправой угрожает и какие то денег требует, честному человеку жить мешает. Я конечно же стал кричать, дескать он все врет, а деньги что требовал с того мерзавца я честно заработал. Да только стражники лишь рассмеялись, а когда связали, так еще и тумаков надавали, дескать нечего разной "нелюди" на порядочных горожан наговаривать.

   Бросили меня стало быть в темницу. А уже к утру мне стражники сообщил, что мое дело рассмотрено справедливым судом Великой Империи, который признал меня виновным в бродяжничестве и вымогательстве денег у достойного горожанина, а так же в том, что при задержании я оказывал вооруженное сопротивление городской страже. За все эти прегрешения я был приговорен к пожизненной каторге на рудниках во благо Великой Империи. Я опять попытался возмутиться, да только меня и на этот раз никто не слушал. Скрутили меня вновь, и бросили в камеру, где такие же горемыки как и я ждали отправки на рудники. Не скажу, что все там были безвинными, да только и таких как я в подземелье оказалось не мало. Ну значит сидел я там и ждал, когда моя очередь на отправку подойдет. Решил я тогда, что видать от судьбы не уйдёшь. Не захотел всю жизнь в Подгорном Царстве киркой махать, так значит в имперских каменоломнях свой век коротать придется. -Переведя дыхание, и усевшись поудобнее гном продолжил свой рассказ: -А сегодня утром к нам в камеру заявился принц вместе со своей свитой, и начал внимательно осматривать заключенных. Я и тут сглупил, поскольку вместо того чтобы подобно жуку в какую щель забиться, как последний дурак сам подбежал к принцу, и попытался объяснить, что дескать упекли меня в тюрьму по ошибке. Принц громко засмеялся, и велел страже связать меня, сказав, что я вполне сгожусь, правда не уточнил для чего. После этого он заявил толпившимся за его спиной дружкам, что дескать согласен с тем, что я нахожусь в тюрьме по ошибке, и что он эту ошибку сейчас же исправит. И уж теперь засмеялся не только сам принц, но и те благородные господа, которые его сопровождать изволили. Затем меня выволокли в тюремный двор, и связанным засунули в крытый фургон, где уже лежал связанный длинноухий.

   -Постой. -Прервал я рассказ гнома. -О каком длинноухом, который связанным лежал в фургоне ты говоришь? О зайце что ли?

   -Да о каком зайце ваша милость? Зачем бы им в фургон кидать связанного зайца! Конечно же они засунули в телегу эльфа, который как известно отличается не только вредностью характера, но и длиной свои безобразных ушей.

   Возможно гном и дальше продолжил бы распространяться о вредных эльфах, но тут же сообразив, что меня эта тема не интересует, вернулся к прерванному рассказу.

   -Так вот, я и говорю, когда меня вместе с длинноухим погрузили в повозку, я сразу понял, что если и отпустят меня из тюрьмы, то сделают это таким образом, что я этому точно не обрадуюсь. Так и получилось. Когда нас привезли в этот лес, то те господа, что приходили за нами в тюрьму, уже были на месте, и заканчивали обедать. А после того, как нас выволокли из повозки, и передали обедавшим господам, тюремная стража вместе с повозкой тут же отправилась восвояси. Тут я сразу смекнул, что все еще хуже, чем я думал в начале, поскольку отпускать нас явно не собирались, а раз фургон уехал, то и назад нас тоже не повезут. По этому как ни крути, а выходило так, что видимо придется мне остаться в этом лесу, и пожалуй, что навсегда. Эльфу то что, он к лесу привычный, а я в нем помирать никак не хотел. Уж лучше бы меня где в каменоломне присыпало...

   Взглянув на меня, и поняв что опять отклонился от интересующей меня темы гном продолжил.

   -Господа вскоре закончили обед, и поволокли связанного длинноухого, ну того, который эльф, к дереву. Затем привязали его как следует к стволу, и начали стрелять в того эльфа из луков. Вот только кто же стреляет в эльфов из их же луков! Всем же известно, что они заговорены. Один лук тут же переломился, а у другого лопнула тетива, да так, что чуть было не выбив глаз тому нахалу, кто из него пытался стрелу пустить. Господа не стали дожидаться того, что еще эти луки вытворят, и от греха подальше побросали их на землю. И уж тогда принц предложил метать ножи. Благородные господа с радостью согласились на это предложение, да только и с ножами у них получалось не очень то. Однако мучить эльфа им вскоре набрыдло, и наскоро добив его они вспомнили про меня. Ну и значит развязав меня они велели бежать. Когда же я взмолился о пощаде, то господа начали бить меня плетками. Понял я тогда, что ежели не побегу, то они меня все равно до смерти засекут, ну и решил я тогда все-таки судьбу попытать. По началу погони не было, и я уж было начали надеяться, что улизнул, но не тут то было! Вскоре я услышал конских топот и веселое улюлюканье выследивших меня всадников... А куда прикажете деваться гному в этом лесу? Мы гномы даже по деревьям лазить не умеем, мы ж не белки какие-нибудь, или эльфы длинноухие. Вот ежели они попытались бы меня в горах изловить, то я бы у них на всю жизнь отбил-бы желание на уважаемого гнома охоту устраивать.

   В общем выломал я дубинку поувесистей, и решил, что раз уж все равно умирать, то может хоть одного из тех кто на меня как на зверье дикое охотится начал, перед смертью по башке огреть изловчусь. Да только как можно палкой от целого отряда всадников защититься? Ладно бы в горах, а то в лесу! Но зато тут ваша милость пожаловала. Правда я плохо помню как вы принца вместе с его свитой отвадили, поскольку когда ваша милость за меня вступиться изволила, и тех господ как есть мерзавцами стала величать, силы меня уже оставили. -И тут же спохватившись гном добавил. -Но ежели ваша милость заступилась за уважаемого гнома ради горшочка с золотом, то к сожалению никакого золота у меня нет. А то, что у каждого гнома якобы припрятано золото, то это враки. Насчет золота нужно обращаться к лепреконам, у которых то золото как раз и есть. Просто лепреконов иногда путают с гномами, хотя как можно перепутать этих коротышек с почтенными гномами ума не приложу. К тому же ни у одного лепрекона отродясь не было даже самой захудалой бородки, я уж молчу про такие роскошные бороды, которыми могут похвастаться только уважаемые гномы...

   -Так, уважаемый Нол, о бородах и лепреконах мы потолкуем как ни будь в другой раз, тем более, что никакого золота мне от тебя ненужно, да и вообще, как только немного окрепнешь, то можешь идти куда угодно. А сейчас ты мне лучше поподробней расскажи о том, длинноухом, тьфу привязалось, я хотел сказать о том эльфе, которого к дереву привязывали. Где то дерево, и как оно выглядит, а то ведь эльфа нужно хотя бы похоронить по человечески, в смысле по эльфийски. -Только теперь я задумался о том, что не имею ни малейшего представления о том, как следует хоронить эльфов. Тем не менее в любом случае следовало хотя бы отвязать тело несчастного эльфа от дерева, к которому он скорей всего был до сих пор привязан.

   Выслушав мой вопрос гном молча кивнул в ту сторону, куда несколько часов назад так поспешно ретировались "благородные господа", после чего многозначительно сообщил:

   -Для почтенного гнома все деревья одинаковые, единственное что могу припомнить, так это то, что у того дерева были большие ветки и много листьев.

   Поделившись со мной этой "ценной" информацией гном вопросительно уставился на меня, дескать что "ваша милость" еще желает узнать про длинноухих, которые как и деревья, все одинаковы для почтенных гномов. Поняв, что от гнома больше ничего путного не добиться, я решил оставить его в покое, тем более, что как любил повторять один мой знакомый доктор: покой для больного лучшее лекарство.

   Подойдя к своим товарищам, я сообщил им, что судя по всему на той стороне поляны находится тело привязанного к дереву эльфа, над которым те мерзавцы, которых я прогнал, успели поиздеваться перед тем, как взялись за гнома. Поэтому я предложил Дику остаться вместе с раненым гномом, а сам вместе с Оз Каром отправился на поиски убитого эльфа.

   Вскоре мы нашли то, что искали, поскольку пройдя несколько сотен метров нам удалось обнаружить следы недавнего привала, причем рядом с еще не потухшим костром валялось несколько луков, из которых судя по рассказу гнома и пытались стрелять в эльфа развлекавшиеся подонки. Буквально тут же мы увидели и привязанного к дереву эльфа, который безжизненно повис на державших его веревках. Взглянув на его изуродованное тело я невольно пожалел, что так легко отпустил подонков, которые учинили над этим несчастным такую жестокую расправу.

   Переглянувшись мы с магом молча направились к погибшему эльфу. Однако буквально тут же Оз-Кар резко схватив меня за руку остановился, и внимательно посмотрев на привязанного эльфа прошептал:

   -Это может показаться невероятным, но по-моему он все еще жив. Во всяком случае я думаю, что тебе стоит как можно быстрей привести сюда Дика.

   Выслушав мага я с сомнением посмотрел на безжизненное тело, привязанное к дереву, и поинтересовался о том, как маг пришел к такому неожиданному выводу, даже не осмотрев эльфа, который не подавал абсолютно никаких признаков жизни. Оз Кар с нетерпением взглянул на меня как на непроходимого тупицу, но тем не менее пояснил:

   -Я смотрел не на эльфа, а на то дерево к которому он до сих пор привязан.

   Поняв, что и теперь я ничего не понял, маг продолжил свои объяснения.

   -Дерево, к которому привязан эльф является молодым, и судя по всему здоровым дубом. Однако если взглянуть на крону дерева, то нетрудно заметить, что значительная часть его листвы пожелтела, и даже осыпается, в то время как все другие деревья, растущие по соседству, до сих пор стоят зелеными. Лично у меня нет никаких сомнений в том, что дубок так внезапно начал чахнуть именно потому, что делится своей жизненной энергией с привязанным к нему эльфом. А такое возможно только в том случае, если эльф все еще жив. Но судя по тому, как быстро дерево теряет листву, его силы уже на исходе. Поэтому самое время поторопиться, и как можно быстрей позвать лекаря, а не стоять с открытым ртом, и задавать глупые вопросы.

   Получив исчерпывающий ответ на свой возможно и не такой уж глупый, но уж точно несвоевременный вопрос я со всех ног побежал за Диком.

   Лекарь в отличии от меня не стал задавать лишних вопросов, и тут же умчался в указанном мной направлении, оставив на мое попечение раненного гнома. Я со своей стороны не стал возражать против подобного разделения труда, поскольку в лечении эльфов разбирался еще хуже чем в лечении гномов, однако присмотреть за больным, который и в самом деле довольно быстро шел на поправку я конечно же мог. Поэтому убедившись в том что вверенный моим заботам гном спит, я направился к ближайшим деревьям, чтобы соорудить просторный шалаш, поскольку здесь нам судя по всему предстояло задержаться еще как минимум на пару дней.

   Через час я с гордостью осматривал творение своих рук. Шалаш удался на славу, и мог защитить нас не только от ветра, но даже дождя. В это время ко мне подошел маг, и мельком взглянув на мое творение заявил:

   -Сегодня ночью нам вряд ли придется спать, поскольку эльф очень плох. Дик конечно же помог очистить раны и остановить кровотечение, но все-таки основную надежду мы по прежнему возлагаем на дерево, которое из последних сил пыталось спасти эльфа. Поэтому, единственное, что мы еще можем сделать, так это помочь самому дереву. Вся земля вокруг него уже высохла и растрескалось, поскольку дерево пытается получить как можно больше жизненной энергии от земли. А значит нам судя по всему придется всю ночь поливать землю вокруг этого дерева, чтобы таким образом помочь ему черпать необходимую энергию.

   -Так может имеет смысл привязать эльфа к другому дереву? -Предложил я.

   -Если-бы все было так просто! У эльфа с тем деревом образовалась энергетическая связь, которую можно сравнить с пуповиной, связывающей мать с еще не родившимся ребенком. Так что если женщина слаба, то необходимо всеми средствами поддерживать именно ее силы, поскольку другая женщина не сможет доносить ребенка какой бы сильной она не была.

   -Если все обстоит именно так, то признаю, мое предложение было по меньшей мере глупым, а раз так, то давай я начну первым таскать воду.

   Проблема заключалась в том, что в нашем распоряжении имелась лишь небольшая глиняная миска, в которой мы носили воду для гнома. Пытаться же при помощи ее поливать дерево, расположенное почти в километре от источника было попросту бесполезно. Поэтому необходимо было что-то придумать... Я предложил отправиться в брошенный лагерь принца, так как в нем вполне могло остаться несколько подходящих посудин. Обшарив то место, где принц Доргон обедал вместе со своими молодчиками, мы обнаружили помимо всевозможного хлама пару пустых кожаных мехов из под вина, а так же большой медный котелок, в котором благородные господа пытались что-то приготовить. Таким образом один человек мог совершать весьма продуктивную ходку к роднику, чем собственно говоря я и занимался в течении нескольких часов. Затем меня периодически начали подменять мои товарищи, а потому к утру мы трое буквально валились с ног...

   После восхода солнца мы обратили внимание на то, что образовавшиеся накануне трещины, покрывавшие всю землю вокруг дерева, наконец то исчезли, а земля насытилась водой, и после того как я вылил очередной котел воды, на ней появилась небольшая лужица. Маг внимательно осмотрел дерево и сообщил, что хотя почти все оно погибло, тем не менее ему удалось обнаружить несколько живых веток, а значит есть неплохие шансы на то, что эльф все-таки выживет. Ну а поскольку дерево прекратило передавать энергию жизни эльфу, то значит теперь его можно и отвязывать. Я безропотно подчинился, и перерезав веревки подхватил эльфа на руки, тихонько бурча себе под нос, что пусть только попробует не выжить после того, как мы потратили на него столько сил.

   Несмотря на то, что эльф был почти с меня ростом мне он показался практически невесомым. Отчасти это объяснялось тем, что он был просто невероятно худ, по крайней мере по человеческим меркам, благодаря чему даже Простофиля на его фоне выглядел вполне упитанным человеком. Поскольку нести эльфа на руках не представляло особого труда, я не стал класть его на землю, а сразу перенес в наш импровизированный лагерь, где аккуратно уложил в сооруженный мной накануне шалаш. Там я разместил раненого эльфа со всевозможным комфортом, тем более что кроме него иных обитателей в шалаше до сих пор не было, поскольку мы втроем всю ночь таскали воду, а уважаемый гном на отрез отказался перебираться в шалаш, заверив нас в том что ему дескать гораздо сподручнее спать прямо на земле, а всевозможные ветки над головой он попросту не может терпеть.

   К нашему возвращению в лагерь гном уже настолько прилично мог держаться на ногах, что даже взял на себя заботы о дальнейшем обустройстве нашего лагеря. При виде столь быстрого выздоровления я невольно восхитился его живучестью, поскольку получив подобные ранения скорее всего провалялся бы пластом не одну неделю...

   Увидав, что мы принесли с собой эльфа гном не высказал никакого удивления, и лишь кивнув в его сторону пробурчал обращаясь ко мне:

   -Зря Ваша милость вы с этим длинноухим всю ночь промаялись, поскольку раз уж этот эльф сразу не помер, то уж наверняка все равно бы выкарабкался. Эти длинноухие страсть какие живучие, в то время как добропорядочный гном без пищи очень даже может помереть. Вот я к примеру со вчерашнего дня ничего во рту не держал.

   Намек был более чем прозрачным, тем более, что и мы успели как следует проголодаться. По этому, несмотря на то, что очень хотелось спать, не медля разложили наши продуктовые запасы, которые в основном состояли из пары небольших головок сыра, трех лепешек хлеба, и нескольких ломтиков вяленого мяса. Все это было немедля съедено, тем более, что вместо трех едоков теперь нас было уже четверо. А учитывая то обстоятельство, что несмотря на свой небольшой рост наш гном обладал потрясающим аппетитом, у меня сложилось впечатление, что он вполне смог бы справится со всем нашим запасом и в одиночку. По этому не было ничего удивительного в том, что после окончания трапезы все мы продолжали испытывать более чем легкий голод. Ну а поскольку нам предстояло задержаться в этом лесу до тех пор, пока эльф не сможет передвигаться самостоятельно, тут же встал вопрос о том, кто из нас отправится на поиски продуктов.

   Вообще то я, как впрочем и мои друзья, смогли бы какое то время продержаться и на так называемом подножном корме, однако с гномом все обстояло гораздо сложней. Его быстро выздоравливающий организм требовал большого количества весьма калорийной пищи. Теоретически ситуацию могла разрешить охота, поскольку в брошенном лагере принца Доргона нам удалось обнаружить несколько вполне исправных эльфийских луков, да и окружавший нас лес просто таки изобиловал всевозможной живностью. Тем не менее нам пришлось отбросить и эту идею, поскольку ни я, ни мои спутники к великому сожалению не умели обращаться с луком, а значит и наши шансы подстрелить какую-нибудь живность равнялись нулю. Поэтому было принято решение отправиться в ближайшую деревню, где было бы легче всего пополнить продуктовые запасы. Ну и поскольку кандидатура гнома отпадала сразу, а Дик и Оз Кар еле держались на ногах после бессонной ночи, на поиски продуктов отправился я сам. Взвалив на плече нашу опустевшую котомку, я направился к дороге, надеясь добраться до ближайшей деревни на попутной телеге.

   Выйдя к дороге я незамедлительно столкнулся с неожиданной проблемой, которая заключалась в том, что завидев меня, стоящим на обочине, все повозки тут же разворачивались, пытаясь как можно быстрее скрыться прочь. Столь странное на первый взгляд поведение людей скорей всего объяснялось тем, что они принимали меня за какого-нибудь в конец обнаглевшего разбойника, который был так уверен с собственных силах, что демонстративно поджидал своих потенциальных жертв прямо на обочине. По этому я решил прекратить свои попытки доехать "автостопом" и побрел пешком по направлению к Иллману, поскольку незадолго до нашего вчерашнего привала на обед, мы как раз проезжали какую то деревню. В то же самое время я не имел ни малейшего представления о том, когда смогу наткнуться на какую ни будь деревню в том случае, если направлюсь в сторону столицы.

   Учитывая то обстоятельство, что мои неуклюжие попытки "голосовать" скорее всего подняли переполох, я перешел с грунтовой дороги простолюдинов, на обочину мощеной камнем дороги, по которой путешествовали благородные господа, которые по моему мнению были не столь пугливы как забитые крестьяне. Вообще же я стал вполне серьезно побаиваться того, что в деревне меня так же как и на дороге могут попросту принять за какого ни будь бандита, который без зазрения совести решил обобрать целое село. По этому я как мог пригладил волосы, и поправил свой меч таким образом, чтобы он как можно меньше бросался в глаза.

   Не смотря на все мои ухищрения одинокий всадник, который вскоре повстречался мне на пути, все рвано объехал меня по противоположной обочине, а когда я попытался ему улыбнуться, демонстративно положил правую руку на рукоять своего меча. При этом он провожал меня недоверчивым взглядом до тех пор, пока не отъехал от меня на довольно приличное расстояние. Ну что же, подумал я, это уже прогресс, по