Book: Маленькая фея и Город Снов



Злата Серебрякова

Маленькая фея и Город Снов

Глава 1 Похищение

сё началось с того, что Надюшка читала брату сказку про Мальчика-с-Пальчик и про Людоеда.

– Людоед он что, Люд ест? – перебил Надю Мишка. – А у нас в группе есть Люда Ковалева! Он может её съесть?

– Может! – сказала Надя.

Мишка нахмурился.

– А Михаеды бывают?

Надюшка хитро прищурилась и ответила:

– Бывают. Если будешь чиркать в моей тетради и рвать учебники, он придёт и тебя съест.

– А вот и неправда! – возразил Мишка.

И тогда Надюшка нарисовала в альбоме этого противного Михаеда.

Михаед скалил на Мишку огромные зубы, в одной руке у него был нож, а в другой вилка. Мишка заволновался. Он всего лишь один разок нарисовал в Надиной тетради машинку, но сестра очень рассердилась. Даже нажаловалась маме. Мишке тогда здорово попало. Это было давно, в прошлом году. Но вдруг Михаед узнает об этом и придёт сейчас, когда никого нет дома? Михаська посмотрел на часы. Длинная стрелка показывала на цифру «три». Когда она дойдёт до цифры «девять» – Надюшка вернётся и принесёт ему мороженку. Мишка изо всех сил старался не думать про Михаеда, представлял себе вкусную шоколадную мороженку в вафельном стаканчике. Но ничего не помогало, всё равно было страшно. Тогда он положил в карман игрушечный пистолет, на случай нападения, взял своего любимого медведя Тапыча и забрался с ногами на диван. Часы тикали. За окном шумел дождь. Мишкины глаза стали слипаться. Он привалился к мягкому боку Тапыча и уснул.

В этот момент в комнате произошло нечто удивительное. Раздался тихий хлопок и под самым потолком появился необычный человечек. Он переливался, словно мыльный пузырь. На голове у человечка был старый потрёпанный колпак, а в руке чемоданчик.

Человечек поплыл по комнате. Он опустился на ковёр и заглянул в гараж, где стояла Мишкина пожарная машина. Потом подошёл к полке, где лежали Мишкины игрушки, снял колпак и вежливо раскланялся с пластмассовым Буратино. Заметив в углу огромного игрушечного льва, человечек от испуга превратился в сверкающий радужный шарик и нырнул за диван. Поняв, что лев не собирается на него нападать, человечек принял свой прежний вид и выглянул из-за дивана. Тут-то он и увидел спящего Михаську и необыкновенно оживился. Он осмотрел малыша со всех сторон, открыл чемоданчик, достал из него рулетку и измерил Михаську. Потом достал маленькую трубочку, дунул в неё, и посреди комнаты появился большой мыльный пузырь. Человечек ловко вылепил из пузыря тележку с колесиками и, пыхтя, переложил в тележку Мишку. Мишка завозился и прижал к себе покрепче Тапыча. Светящимся мелком человечек нарисовал на стене дверь, открыл её и исчез, втянув за собой тележку со спящим мальчиком.

* * *

…Девушка перепрыгнула через ров с водой и подбежала к стене замка. Ловко цепляясь за стебли плюща, она уже почти добралась до узкого окна, как вдруг откуда-то сверху на неё набросилась огромная чёрная птица. Ещё секунда – и девушка, не удержавшись, рухнула в пропасть. На экране высветилась надпись «Игра окончена». Надюшка застонала от досады. Ещё чуть-чуть – и магический жезл был бы у неё в руках!

– Это ерунда! – со знанием дела заявила Анька, Надина подруга. – Мой брат дошёл до пятого уровня! Там такие монстры!

– Аня, ты уроки сделала? – раздался из соседней комнаты голос Аниной бабушки.

Анька в ответ только махнула рукой.

– Ну, что? Ещё разок? – кивнула она на экран монитора.

Надюшка посмотрела на часы и подскочила, как ужаленная. Оказывается, прошла куча времени, а она ведь обещала Мишке, что вернётся через полчаса!

Наспех простившись с Анькой, Надюшка выбежала из подъезда. Она купила в магазинчике за углом две мороженки – шоколадную для Мишки и с варёной сгущёнкой для себя. Запыхавшись, девочка поднялась на свой этаж, открыла ключом дверь и громко крикнула:

– Мишка! Я вернулась!

В квартире было тихо.

«Наверное, заснул», – решила Надюшка и на цыпочках прошла в детскую.

Мишки там не было. На ковре посреди комнаты были разбросаны фломастеры и кубики. Около дивана одиноко лежала Мишкина тапочка.

Надюшка пробежала по всем комнатам. Заглянула в шкафы и под кровати. Проверила ванную. И даже вышла на балкон. Брата нигде не было.

– Мишка, не прячься! Ты что, обиделся на меня? – крикнула Надя. – Я тебе мороженое принесла!

Никакая обида на свете не смогла бы заставить Михаську отказаться от мороженого. Уж теперь-то он точно выскочит из своего убежища! Но в ответ не раздалось ни звука. И тут Надюшка всерьёз испугалась.

«Ну, куда он мог деться из запертой квартиры? Сам открывать дверь Мишка не умеет… – лихорадочно соображала Надя. – Меня не было всего каких-то два часа! Не мог же он просто так исчезнуть! Что я скажу маме.»

Она ещё раз обыскала всю квартиру и уселась на диване в детской. От отчаянья девочка готова была разреветься, как вдруг заметила необычное свечение, которое исходило от стены напротив. Она подошла поближе.

Дверь, нарисованная человечком, совсем потускнела и была еле-еле заметна. Рядом, на полу, лежал светящийся, словно маленький солнечный зайчик, кусочек мела. Надюшка таких никогда не видела. Девочка осторожно подняла его и тихонько провела по гаснущей линии на стене. Никаких сомнений – дверь была нарисована именно этим кусочком. И более того, дверь вдруг приоткрылась!

То, что она там увидела, поразило Надюшку невероятно. Ей было точно известно, что за этой самой стеной в их квартире находится кухня. Но за нарисованной дверью была улица! А на улице – большая детская площадка с каруселями, качелями, лесенками, домиками и песочницами. По этой площадке бегали, плескались в фонтане и с визгом качались на низеньких скрипучих качелях цветы. Живые цветы! Красные, жёлтые, синие, оранжевые, всех мыслимых и немыслимых оттенков. Здесь были маленькие головастые подсолнушки, лохматые хризантемки на хрупких стебельках, румяные розочки, непоседливые ромашки и неуклюжие кактусята. Они галдели и вели себя, как обыкновенная малышня из ясельной группы.

Надюшка и сама не заметила, как вошла в эту удивительную оранжерею. А когда оглянулась назад – никакой двери не было и в помине. Даже стены не было. Зато прямо перед ней, на дорожке, громко ссорились два малыша. Крепенький одуванчик, пыхтя, что-то вырывал из рук у хныкающего василька.

– Отдай! Я первый это нашёл! – кричал василёк.

– Жадина-говядина. – стиснув зубы, шипел одуванчик.

– Ещё обзывается! Я всё скажу про тебя Алинке!

– Ябеда-корябеда… – тут же отреагировал одуванчик и перехватил поудобнее такую нужную вещь.

В этот момент Надюшка заметила, из-за чего дрались малыши. Это был старая Михаськина тапочка. Значит, брат где-то здесь! Надя быстро опустилась на корточки и спросила у василька строгим воспитательским голосом:

– Говори сейчас же, где ты это взял?

Василёк от неожиданности ойкнул, выпустил добычу из рук, а одуванчик, потеряв равновесие, кубарем покатился в траву. Надюшка подняла с дорожки Мишкин тапок и села на край песочницы:

– Что, так и будем молчать?

Василёк и одуванчик обиженно засопели. А через секунду детскую площадку огласил дружный рев.

И тут же из-за большого пушистого дерева прямо на Надюшку вылетела девочка. Вылетела в буквальном смысле этого слова – за спиной у девочки переливались радужные крылья. Она с возмущеньем смотрела на незваную гостью. Одуванчик и василёк, почувствовав себя в безопасности, заорали ещё громче. Со всех сторон площадки к ним сбежалась разноцветная малышня.

– Что здесь происходит? – сердито нахмурилась девочка с крылышками.

– Алинкаааа!… Она у нас отобралаааа!… – пронзительно завопил василёк.

Алинка поморщилась и вопросительно посмотрела на Надюшку.

– Ничего я у них не забирала! Это моё! То есть, не моё, а моего брата. Я его потеряла… В смысле Мишку… Вернее, он сам потерялся. – Надюшка окончательно запуталась и замолчала.

– А я его видел! – неожиданно заявил одуванчик, – Он в тележке спал… А дядька в шляпе, который тележку катил, меня кааак заметит!… Ну, я и убежал.

– Какой дядька? – не поняла Маленькая фея.

– Я же говорю – в шляпе. На мыльный пузырь похож!

Надя тут же вспомнила все страшные истории про незнакомцев, с которыми нельзя разговаривать, и ей стало дурно. Перед глазами поплыли разноцветные круги, пузыри в шляпах, говорящие цветы и крылатые девочки. Голова закружилась.

– .Эй! Девочка! – донёсся до Надюшки, словно откуда-то издалека, голос.

Кто-то брызгал ей в лицо холодной водой. Надя открыла глаза.

– Ну, слава Богу! Очнулась. – пухленькая Божья коровка озабоченно шевелила усиками, протягивая ей полотенце. – Что ж ты, милая, нас так пугаешь?

Девочка с крылышками, бледная от волненья, сидела на диванчике рядом с Надюшкой и держала её за руку.

– А где Мишка? – спросила Надюшка и тут же, всё вспомнив, резко опустила ноги с дивана.

– Ты не волнуйся! – ответила девочка.

- Если он здесь, в Волшебной стране, то мы его обязательно найдём! Кстати, меня зовут Алинка. А тебя как?

– Надя Царёва… А что это за дяденька в шляпе?

– А вот это, действительно, вопрос. Похоже, флипен-чпок.

– Флипен… что?

Но Маленькая фея её уже не слушала. Она разговаривала с Цветочной няней.

– Баба Муся, мы, наверное, пойдём. Вы ведь меня отпустите? Надо побыстрее во всём этом разобраться.

До конца Алинкиного дежурства по оранжерее оставалось ещё два часа. Но Баба Муся, конечно, не стала задерживать Маленькую фею и посоветовала Алинке сейчас же всё рассказать Бабушке.

Девочки выскочили за стеклянную дверь. «До свидания, Алинка!» – раздался им вслед нестройный хор малышни.

Глава 2 Флипен-чпок Ямус

а, Алинка была права! Это действительно был флипен-чпок. Достопочтенный Ямус. Впрочем, достопочтенным он был довольно давно, ещё когда его фонтан считался одним из лучших в Городе Снов… Но вы ведь, наверное, ничего не знаете о флипен-чпоках! Флипен-чпоки, или, как они себя сами называют, «флипены» – это привидения Волшебной страны. Во всяком случае, так считают феи и волшебники.

На самом деле флипены никакие не привидения. Просто они особенные. И очень уж чувствительные. Один неловкий взмах волшебной палочки – и находящийся поблизости флипен-чпок лопается, как мыльный пузырь! Через какое-то время он, конечно, снова становится целым и невредимым. Но согласитесь, что это всё равно не очень-то приятно. Поэтому флипены предпочитают держаться подальше от всякого там волшебства и живут замкнуто в своём городе – Городе Снов. А фей и волшебников навещают раз в год, во время Снежной недели.

Город их называется так, потому что только флипен-чпоки умеют изготавливать Сны. Те самые, которые снятся разным обитателям Волшебной страны – феям и волшебникам, бабочкам и пчёлам, деревьям и цветам. У каждого флипена в уютном дворике перед домом есть фонтан Снов. Вместо воды из этого фонтана бьют разноцветные туманные струи. Они переплетаются, образуя причудливые узоры. Пушистое облако то взлетает до неба, то стелется по выложенному камнями дворику. Чем красивее фонтан у флипен-чпока, тем интереснее Сны, которые он отправляет в Волшебную страну.

Сны тоже бывают разные. Бывают Сны-поздравления, Сны-приглашения… У каждого жителя Волшебной страны есть особая восковая досочка, на этих досочках специальными палочками из веток сонного дерева записываются заказы на Сны. Можно попросить Сон для себя, а можно – для своего друга. Например, Сон о том, как вы вместе весело катитесь на лыжах по снежному склону Мохнатых гор! Сложнее всего изготовить Сон-извинение. Именно такие Сны особенно хорошо удавались флипен-чпоку Ямусу, до тех пор, пока он не нашёл во время Снежной недели… колпак.

С этого колпака всё и началось! Ямус обнаружил, что надев его, он в любое время может спокойно попасть в Волшебную страну. И при этом ничего неприятного с ним не происходит.

Надо сказать, что флипены – весёлый народец и очень любят пошалить. Их забавные выходки развлекают фей и волшебников всю Снежную неделю.

Раздобыв колпак, Ямус буквально не вылезал из Волшебной страны. Только при этом шутки его становились всё глупее, а Сны, которые он пытался смастерить – всё скучнее. Ведь за фонтаном и Снами, которые в нём живут, нужен постоянный уход. Только где уж Ямусу ухаживать! Ведь ночью, когда самое время для творения Снов, он спал, а днём болтался по Волшебной стране.

Вот и теперь Ямус шагал по пустой полуденной улице Города Снов. Он на минутку остановился полюбоваться фонтаном своего единственного друга, флипен-чпока Финеаса. Все остальные давно уже отвернулись от Ямуса. Одни думали, что он лентяй, другие считали, что он просто «флипен со странностями». Но и те, и другие старались держаться от него подальше.

И только один Финеас иногда заходил к Ямусу, пытаясь убедить друга бросить глупые шутки и заняться делом. Говорил, что добром это всё не кончится. И без конца припоминал тот случай с мышонком, когда во время одной из вылазок в Волшебную страну это глупое маленькое существо попало в карман сюртука Ямуса. В кармане мышонок наелся до отвала сахарных орешков и уснул. Вернувшись домой, Ямус, ничего не подозревая, бросил свой сюртук с мышонком на скамейку во дворе у фонтана. Вдруг фонтан Ямуса закипел, забурлил, переливаясь всеми цветами радуги, и вскоре сам собой появился на редкость качественный мышиный сон. Ямусу даже не пришлось ничего делать. Радостный флипен рассказал обо всём своему другу. Финеас страшно разволновался. Он потребовал немедленно вернуть мышонка назад в Волшебную страну, ведь его могли потерять!

– Даже подумать страшно, что ты можешь притащить в Город Снов в следующий раз! Волшебную палочку? А может быть, целого волшебника? И что тогда с нами будет? – кричал Финеас, меняя цвет с пурпурного на тёмно-фиолетовый.

Ямус тогда пообещал другу, что такого больше не повторится. Он честно старался и целых три дня не пользовался колпаком. А потом всё пошло по-старому, пока Ямуса не вызвали на Большой Совет.

– Ямус! Ты настоящий позор Города Снов! Твой фонтан совершенно зачах, а сам ты не помнишь, когда в последний раз сотворил хоть какой-нибудь Сон, – скрипел старейшина Совета, потрясая пальцем перед самым носом Ямуса. – Я вообще сомневаюсь, флипен ли ты?

Ямус обиделся. Ведь когда-то эти же самые флипен-чпоки хвалили его и приводили в пример. Большой Совет дал бывшему лучшему мастеру месяц, чтобы исправить ситуацию. И до конца срока оставалось всего три дня! Вот почему флипен-чпок Ямус решился на похищение.

Он посмотрел на Мишку, который беспокойно ворочался во сне. Вот оно – решение всех проблем. А как он будет их решать, никого в городе не волнует. «Никого, кроме Финеаса…» – поправил себя Ямус. Но сейчас Финеас, наверняка, крепко спит. То-то он завтра удивится!

Ямус ухмыльнулся и, поплевав на ладошки, покатил тележку со спящим Мишкой дальше. Скоро он будет дома! Ямус очень любил свой домик – легкий, изогнутый, хрупкий, словно драгоценная скрипка. Он сам его придумал, как и фонтан, похожий на упавшую с неба серебристую звёздочку с двенадцатью длинными лучами. На конце каждого из лучей стояли хрустальные фигурки рыбок, стрекоз, пчёл и лягушек. Правда, фонтан давно уже обмелел и захирел, и никакие Сновидения больше не резвились в его серебристом бассейне.

Впрочем, нет. Два маленьких Сна всё же не покинули злосчастного флипена. Это был самый первый сделанный Ямусом Сон – Блинчиковый. Ямус его очень любил, хотя и шутил иногда, что «первый сон – блином». А второй был самый последний, неудачный – Приглашение на Чаепитие. Ямус, когда его создавал, совсем уже отчаялся сделать что-нибудь путнее, поэтому и Сон у него вышел какой-то «от-Чаянный». Зато с лимоном. С самого утра, как только за Ямусом захлопнулась калитка, оба Сна – Блинчиковый и Чайный – хлопотали во дворе вокруг несчастного фонтана.

– Нет-нет-нет! – тараторил Блинчиковый Сон, размахивая мягкими ручками, – Я уверен, ещё не всё потеряно! Наш Ямус ещё всем покажет, на что он способен. Он самый лучший Сонный мастер. Просто у него настроения нету. А мы его поднимем. Сегодня у него День рождения! Слышь, Компотик!…

– Я не Компотик, я Чайник! – недовольно перебил друга Чайный Сон.

– Ну, я и говорю… Вот, смотри – мы украсим наш фонтан веточками, ленточками, цветочками! Гости придут, друзья Ямусовские со своими Снами.

– Никто к нам не придёт. Нету у него никаких друзей. Были – да сплыли! – проворчал Чайник.

Блинчиковый Сон расстроенно поджал пухлые масляные губки.

– Погоди! – вдруг воскликнул он обрадовано, – А Финеас? Он-то обязательно должен прийти! Глядишь, и Лунное Сияние с собой прихватит, и Цветущие Луга. Тебе же нравилась Лунное Сияние, а, Кофейник, ты же за ней вроде даже ухаживал?

И Блинчиковый Сон, вихляя всем своим гибким тельцем, смешно передразнил Чайника:



– .«О! О! Луня! Лунечка!…»

– Щас как врежу! – прошипел, закипая, Чайный Сон. – И сколько раз тебе говорить, я не Кофейник, я – Чайник!

– Это точно! – хихикнул довольный Блинчик. – Так вот, придут, значит, гости, усядутся за стол, а Ямус наш как обрадуется, а фонтан кааак зафонтанирует! Главное – повеселее украсить двор! Смотри! Сюда веточку, сюда ленточку. Правда, красиво?

– Ерунда это всё. – хмуро буркнуло Чайное Сновидение. – Не станет никто фонтанировать от твоих дурацких веточек. Наш фонтан вообще скоро намертво засохнет, и мы вместе с ним…

Блинчиковый пропустил ворчание Чайника мимо ушей.

– Точно! И фейерверк! Больше радости – больше счастливых Сновидений! А можно ещё вырезать из бумаги разноцветных рыбок и подвесить их на ниточках, как ты считаешь? Ямус обрадуется, подумает, что это Рыбный Сон, а тут фонтан кааак зафонтанирует!

– Он подумает, что мы с тобой два недоумка! И вообще этот фонтан скоро на куски развалится, и мы вместе с ним! – мрачно пророчествовал Чайник, сидя на хрустальной жабе. – Смотри, смотри, из тебя вон уже оладушки сыплются!

– Где? – испуганно завертелся Блинчиковый. – Не может быть! Мамочки! Рассыпаюсь!

Чайный Сон запыхтел, захохотал, тыча толстым фарфоровым пальцем в расстроенного недотепу:

– Обманули дурака на четыре кулака!

– Я с тобой больше не разговариваю! – обиделся Блинчиковый и молча принялся таскать из дома к фонтану разные ленточки, вазочки и прочую мишуру.

Немного погодя, виновато кашлянув, Чайник присоединился к товарищу. Вскоре двор, домик, фонтан – всё было украшено на славу. В тот самый миг, когда друзья на счет «три» бухнули в бассейн бочку с мёдом, Фонтан вдруг ожил, забурлил и выбросил высоко вверх длинные ленты чёрного дыма. Ленты противно зашевелились, переплетаясь между собой. Жуткое облако повисло над чёрными струями. Потом облако опустилось вниз, и весь двор погрузился во тьму. А когда страшный туман рассеялся, перед Блинчиковым и Чайным, хищно оскалив огромные жёлтые зубы, стоял маленький злобный Сон с картонным ножом и вилкой в мохнатых руках и дико вращал красными глазками.

– Это всё твоя идея!… – шипел Чайник. – Давай украсим, давай украсим!… Доукрашались!

– Заработал! – восхищённо шептал Блинчик. – Ура, наш Фонтан заработал!!!

– Ты что, совсем спятил? – ещё страшнее зашипел на приятеля Чайник. – Это же чудовище какое-то!

– Ерунда! Главное его не спугнуть! – ответил замерший Блинчик. – Цыпа-цыпа-цыпа…

Какая там «цыпа»! Маленький мохнатый Сон вдруг так заорал дурным голосом и так свирепо набросился на Блинчика с Чайником, что те едва успели добежать до домика и захлопнуть дверь!

– Чего это он? – переводя дыхание, спросил испуганный Блинчик.

– Наверно, съесть хотел. – глядя в щёлку, ответил Чайник.

– К-кого? – пролепетал Блинчик.

– Кого-кого – тебя! Так! – сказал Чайник, решительно схватив метлу из одуванчиков на длинной бамбуковой палке. – Мы должны его обезвредить! На счет «три»!

Блинчиковый Сон, судорожно сглотнув, нащупал на полке огромную сковородку.

– …Раз…

Приятели пригнулись, поудобнее перехватывая своё «оружие».

…Два…

Они прижались головами к самой двери.

– Три!!!

Ураганом вылетели бесстрашные Сны навстречу врагу. Мохнатое чудовище стояло на краю фонтана, свирепо и радостно чиркая картонной вилкой о картонный нож.

– Щас я вас съем! – протрубило Чудище неожиданно низким и хриплым голосом. – Этого надкушу, а этим закушу! А-ха-ха-ха! – и чудище стремительно прыгнуло прямо на Блинчика.

Блинчик едва успел прикрыться сковородкой. Раздался хруст, и в руках у Блинчика осталась уже только половинка сковородки. Другую половину как будто кто-то откусил. Впрочем, не «как будто», а на самом деле откусил! Мохнатый бандит дожевал половинку откушенной сковороды, рыгнул и стал медленно надвигаться на безоружного Блинчика. Но тут вдруг с балкона прямо на голову чудовища со свистом рухнуло здоровенное старое кресло. Раздался треск, громкие крики, и воющее чудовище, прихрамывая, поскакало в сторону Ямусовского фруктового сада и скрылось в зарослях земляничного бамбука.

– Я давно говорил, что это кресло пора выкинуть! – послышался с балкона довольный голос Чайного Сна. – Здорово хрясьнуло, правда?

– Угу… – выдавил из себя очумевший Блинчик.

Раздался скрип калитки. Приятели вздрогнули…

В разрушенный, заваленный обломками кресла и обрывками разноцветных ленточек двор въехала тележка, которую бережно толкал хозяин домика – флипен-чпок Ямус.

Не обратив никакого внимания на царящую во дворе разруху, ногой отпихнув в сторону пару обломков, он осторожно остановил тележку у фонтана.

– Блинчик, Чайник!… Смотрите, кого я привёз! – прошептал он.

Сны с любопытством заглянули в тележку.

– Мальчик. – тихо проговорил Чайный Сон.

– Спит. – умилился Блинчиковый.

– И видит сны! – торжественно подняв палец, сказал Ямус. – Братцы! Наш фонтан скоро оживёт! Мы таких Снов наделаем – все обзавидуются! Нужно этого мальчугана спрятать понадёжнее.

– А что с ним делать, когда он проснётся? – поинтересовался Блинчик.

– Ну, поиграет немножко и опять уснёт. – неуверенно пожал плечами Ямус.

– А кормить его чем? – мрачно спросил Чайный. – Мальчиков, между прочим, кормить надо. Завтрак, обед, ужин. Прогулка. Занятия…

– Занятия?… – Ямус растерялся, он как-то выпустил из головы все эти тонкости. – Ну, вот вы и займетесь!

– Моё дело – Сон, а в воспитатели идти я отказываюсь! – отрезал Чайник.

– Ямус! – вдруг вспомнил Блинчик, звонко шлёпнув себя широкой ладошкой по лбу. – У нас же тут фонтан и безо всякого мальчика заработал! Только это. Некачественно немножко заработал.

И Блинчиковый наперебой с Чайным начали рассказывать флипен-чпоку о недавнем происшествии. Вдруг мальчик в тележке завозился, сел, протёр кулачками глаза и уставился на удивительную троицу. Потом встревоженно огляделся вокруг.

– …А где Тапыч? – тихо спросил Михаська.

– Какой Тапыч? – переглянулись Сны. Мишка спрыгнул с тележки и проверил вокруг. Игрушечного медвежонка нигде не было У Михаськи предательски задрожали губы. Глаза наполнились слезами. И он громко заревел на весь двор:

– Гдеее мооой Тааапыыыч?!

Глава 3 Испорченный Сон

апыч лежал на боку и изо всех сил прислушивался. Пели птицы, шумела листва, и что-то невнятно бормотал тот, кто катил тележку. К сожалению, медвежонку ничего не было видно, потому что спящий Михаська крепко прижал его к себе. Мальчишка даже не заметил, как его похитили. Зато Тапыч сразу почуял неладное, как только в детской появился этот нелепый человечек, похожий на мыльный пузырь. Медвежонок решил не поднимать паники раньше времени.

Пузырь между тем уложил Михаську вместе с Тапычем в тележку и втащил тележку в очень странное место. Судя по звукам и запахам, здесь было вполне безопасно. А один из запахов был просто восхитительным. Тапыч завозился в тележке, пытаясь хоть краем глаза увидеть источник этого запаха. И очень некстати! Потому что в этот самый момент тележку здорово тряхануло на камне, и Тапыч вывалился за борт. Так как тропинка шла по самому краю оврага, медвежонок кубарем скатился вниз.

Он долго выбирался из высоких зарослей, увешанных огромными стручками гороха, с трудом забрался по крутому склону наверх. Конечно же, к тому времени человечка с тележкой и след простыл. Тапыч побежал вперёд по дорожке. За поворотом была развилка. Медвежонок в раздумье почесал нос и выбрал правую дорожку. И ошибся! Тележки с Михаськой здесь не было. Зато дорожка привела его в сад, где находился источник того самого удивительного запаха, взволновавшего Тапыча. Это был аккуратненький, славненький бочонок с мёдом.

Бочонок висел на ветке старого орешника. Тапыч решил подобраться поближе и полез вверх по стволу. Потом он перебрался на крепкую ветку, которая была как раз над бочонком. Тягучий золотистый мёд пах так, что Тапыч совсем перестал соображать. Он сунул лапу в бочонок, чтобы зачерпнуть побольше мёда, как вдруг где-то совсем рядом хлопнула калитка и послышались девчоночьи голоса.

– Не волнуйся, здесь, в Волшебной стране, с твоим братом ничего плохого случиться не может! – сказала одна девочка.

– Всё равно, хотелось бы побыстрее его найти. – вздохнув, возразила другая.

Этот второй голос был очень хорошо знаком Тапычу. Он принадлежал Михаськиной старшей сестре Надюшке. Надо сказать, что и сам Тапыч когда-то был Надиной игрушкой, правда, далеко не самой любимой. Медвежонок даже забыл про мёд! «Надюшка, я здесь!» – хотел он крикнуть, но не успел. Старый орех вдруг зашевелился. Дерево энергично тряхнуло ветками, пытаясь сбросить с себя Тапыча, как какую-нибудь гусеницу. Тапыч соскользнул с ветки. Пытаясь удержаться, он зацепился за бочонок с мёдом. Верёвочка, на которой висел бочонок, не выдержала, и медведь рухнул на землю. Сверху на него упал бочонок и наделся на голову, как шлем.

Надюшка и Алинка собирались зайти в домик, когда из кустов прямо на них вывалилось ревущее, обмазанное мёдом существо с бочонком на голове. Они с визгом бросились в разные стороны. Надюшка осторожно наблюдала из-за куста, как чудище уселось на дорожку и качало головой, стараясь стряхнуть бочонок. При этом рёв стал явно членораздельным.

– Надюшка! Это я, Тапыч! – глухо звучало из бочонка. – Спаси меня!

– Тапыч! Ты откуда здесь взялся? – удивилась Надя и подошла к чудищу поближе.

– Я вывалился из тележки! Сними с меня это скорее!

Медвежонок замахал лапами и вдруг завопил, что было сил:

– Я сейчас задохнусь! Я ничего не вижу! Спасите! Помогите!

Алинка и Надя вдвоём с трудом стянули бочонок с головы медведя. Тот несколько мгновений, зажмурившись, продолжал орать и махать лапами. Но внезапно понял, что свободен. Остановился и открыл глаза. Прямо перед ним стояла очень хорошенькая девочка с золотыми волосами и серебристыми крыльями за спиной. Она была похожа на королеву фей из Михаськиной книги сказок. Тапыч разинул от удивления рот и замер.

– Это Алинка. – сказала Надюшка и дёрнула Тапыча за лапу, – а это – Тапыч, любимая Мишкина игрушка.

– Михайло Потапович… – обиженно покосившись на девочку, поправил медвежонок.

Надюшка только хмыкнула в ответ.

Пока они отмывали Тапыча от мёда и обменивались новостями, наступил вечер. Вернулась Алинкина Бабушка и принялась хлопотать, собирая на стол ужин. Девочки, перебивая друг друга, рассказывали о последних событиях. Мокрый Тапыч тихо сидел в углу. Ему было очень стыдно за мёд. Ведь этот бочонок Бабушка собиралась отправить кому-то в подарок. Но Бабушка на эту досадную оплошность Тапыча даже не обратила внимания. Зато похищение Михаськи флипен-чпоком её очень заинтересовало.

– Завтра сама во всём разберусь! – заверила она Алинку. – А сейчас спать! Гости устали. Да и тебе утром в школу.

Тапычу досталась самая шикарная кукольная кровать. Вздохнув, он залез под шёлковое одеяльце и покосился на кружевные оборки на подушке. «Видел бы меня Михаська!» – подумал медвежонок и снова вздохнул.

Михаська презирал всякие там рюшечки, ленточки и колготки. Это всё для девчонок! Мама даже не смогла убедить его надеть на Новогодний праздник галстук-бабочку. Потому что он – Михаська – индеец! А индейцы не носят бантики.

Интересно, где он сейчас? Тапыч, несмотря на все заверения фей, очень переживал за своего мальчика. Поэтому без конца ворочался и таращил свои глаза-пуговицы в полумраке комнаты. К тому же он был игрушкой и не нуждался в отдыхе, в отличие от Надюшки.

Надя тоже думала о Михаське. Страшно корила себя за то, что убежала к подружке. Надюшке казалось, что она не сможет заснуть от всех этих волнений. Но едва её голова коснулась подушки, как все мысли спутались, и она погрузилась в глубокий сон.

Маленькая фея тоже собиралась лечь в постель, но внезапно вспомнила об одном очень важном деле.

Алинка достала восковую дощечку и специальную палочку. Она на мгновенье задумалась, а потом начала быстро выцарапывать заказ на большой поздравительный Сон для старенького волшебника, учителя рисования, художника Гашпара. Покончив с этим делом, Маленькая фея забралась в кровать и через минуту уже сладко спала.

В Городе Снов вечерело. И хотя на небе не зажглась ещё ни одна звёздочка, флипен-чпок Финеас, весело насвистывая, уже начал собираться на работу. Финеас любил выходить к своему фонтану засветло. Вот и сегодня он, как всегда, аккуратно заправил мягкую цветочную постель, бодро фыркая, облился прохладной вечерней росой и вышел на порог. На пороге Финеас взглянул на небо и махнув рукой сидящей на крыше своей любимице – Лунному Сиянию, весело прокричал:

– Ого-го-о!… Добрая будет ночка!

После чего лёгкой подпрыгивающей походкой довольный флипен-чпок направился к фонтану. Фонтан медленно переливался перламутровой дымкой. Финеас по-хозяйски пошлёпал пухлой ладошкой тугие туманные струи и, как заправский повар, закатав рукава, воодушевлённо произнёс:

– Ну-с, приступим! Что тут у нас на сегодня?

Флипен-чпок легонько дунул, сгоняя с поверхности фонтана туманные облачка. Облачка пушинками взлетели в воздух, закружились и в привычном пируэте сплелись в красивый жемчужно-серый шар.

– Надо же! – Финеас от удовольствия даже немного порозовел. – Сон-поздравление! Если не ошибаюсь, от нашей милейшей феи Алинки!…

И действительно – в шаре появилась Маленькая фея.

– Интересно – кому? Как ты думаешь?

Финеас вопросительно поднял бровь, глядя на парящее у него за плечом Лунное Сияние. Сновидение в ответ только рассеянно улыбнулось и пожало плечиками.

– А я думаю – опять для подружки своей, феи Агатки. Ох, уж мне эти девчонки, вечная с ними история. – добродушно ворчал Финеас, выдувая ещё один перламутровый шар. – Эге! А вот и не для Агатки! Ошибочка вышла. Кто же это такой? Лицо что-то уж больно знакомое!… Ну-ка, ну-ка, посмотрим.

Финеас ещё раз подул на шарик, и туманная картинка сразу же прояснилась. Перед мольбертом с кисточкой в руках топтался высоченный нескладный старикан. Он пригладил торчащие во все стороны волосы, нервно дёрнул себя за галстук-селёдочку и несколько раз быстро провёл перед собой кистью. На мольберте появился маленький водопад. Волшебник набрал краски и осторожно подправил водопад. Водопад захихикал. А когда волшебник отвернулся, водопад моментально выпрыгнул из рамы и тут же удрал.

Финеас захохотал:

– Да это же учитель рисования, волшебник Гашпар!… Помнится, я ему однажды готовил Сон-вдохновенье. Для натюрморта. Отличный был Сон, наваристый! Гашпару тогда очень понравилось! Ну, что же, пожалуй, приступим!

И флипен-чпок принялся за дело. Честно говоря, Финеасу всегда как-то особенно удавались Сновидения, которые он делал для Маленькой феи. На этот раз ему тоже не хотелось ударить в грязь лицом. Финеас озабоченно осмотрел столик с разнообразными баночками, приправками, веточками, лепесточками и пёрышками.

– Тэкс! Замешивать будем на кленовых ушках! Это придаст уважительности, - пыхтел флипен-чпок, наминая толстенькими кулачками перламутровый туман. – Потом сбрызнем утренней росою – это добавит свежести! Главное, не переборщить с теми сладкими штучками, которые я недавно раздобыл. А вот солнечную эссенцию можно не экономить! Да, и не забыть лугового весеннего ветра – это придаст поздравлению неповторимый аромат!

Так приговаривал Финеас, бегая вокруг искрящегося и бурлящего фонтана, то тут, то там приглаживая, взбивая веточкой и бросая пригоршнями лепестки цветов. И вот, наконец, в фонтане стали возникать, раскрываясь, словно диковинные цветы, удивительно-красивые образы, которые невозможно передать словами. В них чувствовалось что-то очень светлое, приветливое, сердечное, но вместе с тем озорное и радостное. А в самом конце появлялся золотистый холст, на котором разноцветными туманными лепестками расцветала надпись: «Да здравствует Гашпар!» Словом, это был великолепный Сон-поздравление! Лунное Сияние хлопала в ладоши от восхищения. Довольный своей работой Финеас вытирал со лба капельки пота и уже собрался выпустить Сон из фонтана, как вдруг.

На только раскрывшемся золотистом холсте с треском появилась рваная дыра, а из неё во все стороны полетели прошлогодние гнилые листья, репьи и комки грязи. Один комок шлёпнулся Финеасу прямо в лоб.

– Это что за безобразие! – закричал возмущённый флипен-чпок, вытирая грязь со лба. – Мой Сон! Что с ним? Что происходит?

Сон в фонтане тем временем превратился в цветущий репейник. Липучие цветы репейника раскрывались, выпуская на свет кривые, зубастые рожи. Рожи по-разбойничьи свистели и плевались. Противный мохнатый человечек, тот самый, который появился из фонтана Ямуса, прыгал вокруг Финеаса и воинственно размахивал картонной вилкой.



Лунное Сияние в ужасе забилась под скамейку, а Финеас от растерянности не знал, куда бежать и за что схватиться. Было ясно – его шедевр бесповоротно испорчен.

Оставался только один-единственный способ остановить неудавшийся Сон. Осушить фонтан. Финеас знал, что наполнить его заново будет очень трудно, почти невозможно. Но другого способа он никак не мог придумать. Стиснув зубы, флипен-чпок кинулся вдоль скользкого каменного бортика, но репейная лапа неожиданно вытянулась и сделала ему предательскую «подножку». Финеас упал, стукнувшись головой о подножие фонтана. Яркие звёзды фейерверком брызнули у него из глаз. «Я подвёл Алинку… Что подумает бедный Гашпар?…» – мелькнули у Финеаса в голове обрывки мыслей, и всё померкло.

Волшебник Гашпар летел на воздушном шаре. Корзина, в которой он сидел, плавно покачивалась. Внизу проплывали хорошо знакомые пейзажи. Надо сказать, что пейзажи эти были хорошо знакомы не только Гашпару – их знал каждый школьник Волшебной страны. Потому что это были картины, которые когда-то нарисовал сам художник. Вот теремок посреди Медовой полянки. Дверь домика открылась, и из неё выбежала девочка-фея с золотыми локонами. Волшебник узнал Алинку – одну из своих лучших учениц. Алинка улыбалась и махала рукой. Вот она подняла волшебную палочку, и в руках у Гашпара оказался прекрасный цветок. Роза свернула лепестки в бутон и превратилась в кисточку. Художник с благодарностью закивал.

Вдруг корзина, в которой он сидел, резко дёрнулась, как будто кто-то прыгнул на шар. На одной из верёвок, скрепляющих корзину с шаром, повисло мохнатое чудовище весьма разбойного вида. Чудовище скалило зубы и гнусно хихикало. Волшебник Гашпар, несмотря на свой преклонный возраст, был ещё очень энергичен. Он не собирался терпеть выходки какого-то там прохиндея. Волшебник ухватил чудовище за шкирку и хотел сбросить вниз, как вдруг разбойник достал огромную картонную вилку и с размаху воткнул её в шар. Воздух стал со свистом уходить из шара. Корзина с большой скоростью понеслась вниз, на торчащие из чёрной воды камни. Гашпар в ужасе зажмурился, ожидая удара. А когда открыл глаза, то увидел свою комнату. Он сидел на полу рядом с кроватью, тут же валялись подушка и одеяло. Несколько секунд Гашпар приходил в себя. И только тут заметил, что держит в руке очень необычную кисточку. Её палочка была вся чёрная, будто обугленная. Жёсткие, торчащие во все стороны щетинки сразу напомнили волшебнику чудовище из Сна.

Он с отвращением отбросил кисть в сторону. «Какой гадкий Сон, – думал старый художник. – И приснился прямо в День рождения!… И Алинка… Нет, здесь явно что-то не то!»

Волшебник сунул ноги в тапки, поправил на голове ночной колпак и отправился искать свой колокольчик.

Глава 4 Сыщики

сли кто-то по-настоящему взволнован сегодня – так это я! – с порога заявила запыхавшаяся Алинкина Бабушка.

С самого утра она уже успела приготовить завтрак, проводить Алинку в школу, а заодно и узнать последние новости.

– Никто ничего не слышал про загадочную тележку, – сказала Бабушка, с сожалением глядя на Надюшку и Тапыча, – зато наша почтальонша – летучая мышка Коко – принесла мне странную записку от моей подруги Алелии… и при этом рассказала парочку не менее странных слухов. И всё про какие-то непонятные сны. Уж не началась ли в стране Сонная Эпидемия?

– Эпидемия? – испугалась Надюшка. – А разве такая бывает?

– На моей памяти ещё ни разу не была и, надеюсь, не будет. Вы, деточки, вот что – попейте-ка пока молочной росы. Свеженькая, сегодняшняя. Съешьте пончиков с повидлом, а я быстренько слетаю к подруге. Что-то у меня сердце не на месте.

– А как же Михаська? – воскликнул Тапыч.

– А потом сразу отыщем вашего Михаську! – успокаивающе кивнула Бабушка. – Ждите Алинку и никуда не уходите! Я быстро!

Бабушка улетела, а Тапыч, возмущённо засопев, не выдержал:

– Ну, что я говорил? Никому до нас нет никакого дела! Пропадай, Михаська! Катись в своей тележке, Михаська!

И добавил совершенно маминым голосом:

– Надя! Я с тобой разговариваю!

Надюшка вздрогнула.

– А что мы можем сделать?

– Не знаю, что ты, а я, например, полночи не спал – «фотороботы» нашего Михаськи рисовал. Вот, смотри!

И Тапыч выложил перед Надюшкой целую пачку Михаськиных портретов. Мальчик вышел на них немного кособоким, каким-то растрёпанным и почему-то везде в разной по цвету одежде.

– Мы их расклеим на всех углах, вдруг кто-то откликнется! – с жаром продолжал объяснять Тапыч. – Осталось только надписи сделать, что Михаська похищен, и про вознаграждение!…

– Какое ещё вознаграждение? – проговорила Надюшка, критично рассматривая Тапычево творчество. – Да уж! Палка-палка-огуречик, получился человечек. А одежда-то почему везде разная?

– Потому что карандаши истратились, а поточить нечем было! – обиделся Тапыч. – А если не нравится, то сама бы и рисовала палка-палка-огуречик! – передразнил он Надюшку и отвернулся.

– Прости, Тапыч, – спохватилась девочка, – я не хотела. Ты, правда, молодец! Мы обязательно расклеим твои «фотороботы», вдруг, действительно, кто-нибудь откликнется. А надписи я мигом сделаю!

Надюшка склонилась над кипой листочков, а медвежонок, как заправский сыщик, на цыпочках подкрался к двери и резко распахнул её.

– Ага! Никого. Сверим наши часы!

– Какие ещё часы? – удивилась Надюшка.

– Ну не знаю? Какие-нибудь. Все сыщики всегда, когда что-нибудь расследуют, часы сверяют. Ну что там, долго ещё?

Тапыч нетерпеливо переминался рядом.

– Всё! Готово! – Надюшка выпрямилась, собирая листочки. – Слушай, а приклеивать «фотороботы» мы чем будем?

Медвежонок хитро подмигнул.

– Не беспокойся, я в той бочке, которая вчера на меня с дерева упала, наскрёб немного мёду! Сначала лизнёшь медку, потом бумажку, а потом приклеивай – ни за что не отвалится!

Надюшка с Тапычем, оставив Алинке записку и аккуратно прикрыв за собой калитку, вышли на тихую улочку.

– Ну, Шерлок Холмс, откуда начнём? Или – ты налево, я направо? – повертев головой, спросила Надюшка.

– Начнём прямо отсюда. А двигаться будем в сторону оранжереи. Надо ещё раз расспросить цветочную малышню. Может, они чего-нибудь вспомнят.

«Сыщики» двинулись вдоль улицы. Медвежонок облизывал медовым языком бумагу, а девочка старательно приглаживала «фотороботы», приклеивая их к воротам, заборам и деревьям.

– Вон она, оранжерея! – дёрнула Тапыча за лапу Надюшка. Нырнув в заросли гороховых деревьев, они торопливо зашагали в сторону блеснувших на солнце окон оранжереи детского цветочного сада.

Тапыч еле поспевал за бегущей по узенькой тропке девочкой. Оранжерея почему-то оказалась запертой. Прижав носы к оконному стеклу, Тапыч с Надюшкой тщетно пытались разглядеть, есть ли кто-нибудь внутри.

– Может, у них карантин? – пожала плечами девочка. – По ветрянке.

– Ладно! – махнул лапой Тапыч, облизывая очередной портрет. – Прилепим парочку «фотороботов» на самое видное место. Пить как хочется!

И медвежонок припал к фонтанчику, бившему в самом центре детской площадки.

– Ух! Хорошо! – отдуваясь, сказал Тапыч и уселся на край песочницы.

– Отдохнём немного, и назад! – сказала Надюшка. – Бабушка с Алинкой, наверное, уже дома.

– Надюшка! – вдруг подпрыгнул Тапыч. – А я ведь это место помню! Я здесь уже был, когда с тележки свалился! Точно! Я ещё думал, что за дом такой странный, из стекла. А вон и овраг с горохами! Теперь мы знаем, в каком направлении скрылся преступник. Это же именно то место, где он «оторвался от хвоста».

– Что ещё за хвост, и у кого он оторвался? – не поняла Надюшка.

– Ну, это значит, место, где преступник ушёл от моей слежки.

– Не преступник ушёл от слежки, а ты свалился с тележки!

– Какая разница! Главное, мы его вычислили! – почесал в затылке медвежонок. – Если он ехал оттуда, значит, нам нужно идти в обратную сторону, правильно?

– Вроде правильно. – неуверенно кивнула Надюшка.

Тапыч пробежался по площадке туда и обратно, заглянул в песочницу. Надюшка ходила за ним.

– Упал я здесь. Выходит, что он повернул в ту сторону! Всё ясно! – радостно завопил медвежонок. – Вот и следы от колес! Смотри сама!

И действительно, пригнувшись к траве, они разглядели слабый светящийся след. След, обогнув кусты, внезапно оборвался перед высокой каменной оградой.

– Куда же он мог деться? – растерялся медвежонок. – Перепрыгнуть через ограду, тем более с тележкой, невозможно.

– Погоди-ка!

Надюшка сунула руку в карман и вынула тот самый светящийся мелок, который подобрала на полу в Михаськиной комнате. Она быстро нарисовала на заборе полукруглую дверцу, потом пририсовала дверную ручку и отступила на шаг, чтобы посмотреть. Но ничего не произошло. Тапыч нетерпеливо переступал с ноги на ногу и уже открыл рот, чтобы предложить Надюшке сделать под оградой подкоп. Так, на всякий случай… Как вдруг дверь засверкала и – приоткрылась!

– Ты первая!… – спрятав лапы за спину, пробормотал медвежонок.

– Ладно! Только не отставай! – ответила Надюшка и шагнула в светящийся дверной проём.

* * *

Третьим уроком у Алинки было рисование. Всегда весёлый и добродушный волшебник Гашпар был сегодня непривычно молчалив. Он выставил натюрморт из разноцветных шариков и кубиков, дал девочкам задание и скрылся в своей мастерской.

– Что-то у него явно не праздничное настроение. – шепнула Алинке её лучшая подруга фея Агата.

Обычно во время урока учитель вышагивал между рядами и внимательно смотрел, как девочки рисуют. Шутил, что-то советовал, подбадривал тех, у кого не очень получалось.

В свой День рождения он устраивал маленький праздник для всех: угощал учениц конфетами и пирожными, поил чаем. И всегда отдельно благодарил каждую за подарки и поздравления. А сегодня он даже не взглянул в Алинкину сторону.

«Что-то случилось», – думала Маленькая фея. На душе у неё было тревожно, как будто это она испортила настроение старому волшебнику. Натюрморт никак не удавался. Алинка нахмурилась, разглядывая хаос из кубиков и шариков на своём рисунке. Она попыталась исправить ошибки, но мысли то и дело возвращались к Сну-поздравлению. Может, она чем-то обидела Гашпара? Вот только чем? Чтобы отвлечься, Алинка стала обдумывать план поисков Надюшкиного брата Михаськи. Ситуация усложнялась тем, что Агата не могла им помочь – у неё были неотложные домашние дела.

– Алинка! – прервала её мысли Агата. – О чём ты только думаешь?

Агата подняла с пола пару шариков и кубик, которые окончательно выпали из Алинкиного рисунка. Маленькая фея в растерянности принялась запихивать их обратно.

И этот момент в этот момент в класс вошла фея Марта, учительница математики.

– Девочки! – сказала она. – Сегодня занятий у вас больше не будет! Можете идти домой.

Феечки радостно загалдели, а фея Марта повысив голос добавила:

– И ещё! Настоятельно прошу всех в ближайшее время ни при каких обстоятельствах не пользоваться досочками «Снов». Есть опасения, что в Волшебной стране началась Сонная Эпидемия.

Учительница вышла, и все загалдели ещё больше, торопливо собирая краски, кисточки и альбомы. Алинку так поразили последние слова феи Марты, что она никак не могла понять, чего от неё хочет Агата.

– Всё это безумно интересно, но я должна бежать домой. Завтра мы увидимся, и ты мне всё-всё расскажешь. Про девочку и про её брата! – тараторила Агата, торопливо заталкивая свои вещи в сумку. – Ты чего не собираешься?

– У меня есть ещё одно дело, – задумчиво проговорила Алинка, – а ты не жди меня! Беги! Завтра увидимся.

Агата махнула рукой и присоединилась к остальным девочкам.

Алинка подождала, пока все уйдут из класса, и робко постучала в дверь мастерской волшебника Гашпара.

– Это кто там скребётся? – пророкотал художник и открыл дверь. – Алинка?! Ты почему не идёшь домой?

– Я хотела узнать… натюрморт. – растерянно залепетала девочка, но тут же взяла себя в руки и продолжила, – извините пожалуйста, учитель Гашпар, я хотела узнать… мой Сон-поздравление. С ним что-то не так, да?

Волшебник внимательно посмотрел на Маленькую фею, взъерошил и без того лохматые волосы и вздохнул.

– Не хочу тебя обманывать, с твоим Сном в самом деле что-то произошло. Но я уверен, твоей вины в этом нет! – торопливо добавил он, увидев, как Алинка расстроилась.

Он хотел сказать что-то ещё, но только махнул рукой. Маленькая фея торопливо попрощалась с учителем, выбежала из школы и медленно побрела по улице. Настроение было – хуже некуда. «Но почему именно этот Сон? – думала Алинка. – Наверное, Марта имела ввиду меня, когда запретила пользоваться сонными досочками. Это я во всём виновата!…»

Она уже приготовилась оплакивать свою горькую судьбу, как вдруг кто-то осторожно тронул её за плечо. Слёзы сами собой остановились от изумления – перед ней стоял маленький смешной человечек в старой потрёпанной шляпе. На его круглом, как блинчик, лице отражалось страшное беспокойство.

Глава 5 Похождения Михаеда

охнатое чудовище, которое вылезло из фонтана Ямуса, тщательно маскируясь, кралось в траве. Этим чудовищем был Михаед, тот самый Сон, который снился Михаське, когда тележка въехала в Город Снов. Михаед воровато выглянул через забор на улицу. Никого не было видно. Только где-то недалеко, за деревьями, слышались возмущённые, сердитые крики. Михаед ухмыльнулся, быстро перескочил через ограду и деловито засеменил в сторону, противоположную той, откуда доносился шум.

Шум, как вы и сами, наверное, догадались, имел к Михаеду самое прямое отношение. Дело в том, что это возмутительное Сновидение успело навестить и другие фонтаны Города Снов. Хулиганская энергия плескалась в Михаеде через край. Его маленькие глазки из-под мохнатых бровей просто светились от счастья, когда, бесшумно забравшись в какой-нибудь флипеновский дворик, он пугал беззащитные Сны и отбирал у них понравившиеся ему вещички.

Например, у робкого Сна-извинения Михаед отнял красочную книжку и круглые розовые очки. Но, так как читать он ни в очках, ни без очков не умел, очки и книжку Михаед закинул в другой фонтан, из которого только-только появился кругленький Сон-Тортик с десятью свечами. Сон как раз репетировал поздравительную речь. Брошенная книжка погасила и смяла все свечки, а очки угодили Тортику прямо в размазанную серединку. Бедный Сон стал похож на перемазанного шоколадным кремом очкастого ёжика. Михаед от радости хлопал в ладоши и обидно свистел вслед убегающему Сну- «Ёжику».

Но когда осмелевший хулиган забрался в очередной дворик, предупреждённый Снами флипен-чпок уже поджидал непрошенного гостя. Какой поднялся переполох! Сбежались соседи-флипены! Михаеду чудом удалось уйти.

И вот теперь, прячась в высокой траве, он обдумывал вопрос – что делать дальше?

Тут вдруг, чуть не сбив задумавшегося Михаеда с ног, на поляну выскочили три запыхавшихся Сна! Михаед отпрыгнул в сторону и закричал:

– Вы что, ослепли, пузыри крашеные? Мигом у меня сейчас полопаетесь!

В доказательство он собрался погрозить им своей картонной вилкой, но быстро одумался и спрятал вилку за спину. Сны, поднимаясь с дорожки и отряхиваясь, ничего не заметили.

– Мы не нарочно, извините! – пробасил высокий тощий Сон, поправляя вязаную шапочку с круглым полосатым помпоном.

Сон был похож одновременно на лыжу, лыжную палку и снежный сугроб.

– У нас задание! Мы, вроде как, патруль! – звонко тренькнул другой, выгнутый, словно гитара, с длинной шеей и синим бантиком под подбородком.

Михаед подозрительно огляделся по сторонам.

– И чего вы тут патрулируете?

Самый маленький из троицы – пухлый бумажный Сон, у которого за каждым ухом торчало по карандашу – очевидно, Сон-вдохновение, затараторил:

– Видите ли, убежал появившийся преступник!… Вернее, появился преступный убегальщик!… Нет, не то.

И Сон-Поэт защёлкал бумажными пальцами, помогая себе думать.

– Ясно! – кивнул, хитро улыбаясь, Михаед. – Он сбежал, а вы, значит, его ловите?

Сны дружно закивали.

– Как же вы его ловить будете? Что-то я не вижу у вас никакого оружия! – продолжал ухмыляться Михаед.

Тут Сон-Лыжник с гордостью протянул Михаеду свисток.

– А нам не надо ловить, нам только свистнуть. Ой, что вы делаете?!

Михаед невозмутимо, словно это был орех, раскусил свисток на кусочки и выплюнул. Потом вынул из-за спины вилку и медленно начал наступать на испуганный «патруль».

– Попробуйте только пикнуть! – шипел он сквозь зубы. – Тоже мне, патруль! Ой, не могу! Да я вас одной левой!…

Михаед не успел договорить, что же он сделает с ними одной левой, как Длинношеее Сновидение запнулось о камень, на него, не удержавшись, рухнул Лыжник, а пухлый Поэт дополнил барахтающуюся кучу-малу.

Крики и шум становились всё ближе и отчётливей. Михаед бросился бежать. Перепрыгнув парочку заборов и продравшись сквозь кустарник, разбойник вдруг понял, что вот оно, спасение – совсем рядом! Вот тот самый знакомый дворик и родной фонтан с двумя глупыми Снами. Секунда, и Михаед оказался в саду флипен-чпока Ямуса. Хитрый план тут же созрел у него в голове. Тихонько постанывая и приволакивая ножку, мохнатый обманщик поплёлся к порогу ямусовского домика.

А во дворе в это время в самом разгаре была игра в прятки. Блинчику и Чайнику едва удалось успокоить мальчишку, которого Ямус на свою голову притащил в Город Снов. От крика неожиданно проснувшегося Мишки смешные человечки засуетились. А Мишка смотрел, как пузырь в шляпе начал хлопать себя по бокам. Прямо как курица! Человечек-чайник замер на месте и только пыхтел, пуская пар. А человечек-блинчик убежал в домик и сразу выскочил назад с погремушкой в одной руке и большим леденцом на палочке в другой. Увидев леденец, Мишка нахмурился и замолчал. Блинчик зачмокал, изображая, как ему хочется съесть эту конфетку. Мишка отвернулся.

Старшая сестра читала ему много сказок, где глупые мальчики ели неизвестные фрукты, пили воду из лужицы. Он хорошо помнил, что с ними потом было. Но леденец на всякий случай взял. Обстановка разрядилась. Ямус, воспользовавшись моментом, скрылся в домике отдохнуть от свалившихся на него забот. А Сны за каких-нибудь полчаса успели сыграть во все игры, которые знал Мишка. Они оказались не такой уж плохой компанией. Наконец было решено сыграть в прятки. Мишка, как настоящий индеец, ловко забрался на раскидистое дерево, стоявшее посреди двора и спрятался в дупло. Чайник глупо торчал всеми круглыми фарфоровыми формами из-под стола.

Сидевший на краю обмелевшего, мутного фонтана Блинчиковый Сон громко прокричал:

– Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать! Корыто-корыто, у меня глаза открыты! Кого первого найду – тот и «галит», я иду!

Блинчик открыл глаза и… увидел перед собой старого знакомого – мохнатого разбойника с большой вилкой в руке. Он тут же спрятался за бортик фонтана и испуганно завопил:

– Ямус! Ямус! Он вернулся! На помощь!

Из домика выскочил встревоженный Ямус и, увидев хныкающего и хромающего Михаеда, остановился. Блинчик, спрятавшись за Ямуса, в ужасе зашептал:

– Сейчас кинется! Ох, сейчас кинется! Ямус, миленький!…

Ямус с любопытством рассматривал мохнатого хулигана. Вид у хулигана был совершенно беспомощный.

– Подожди, Блинчик! Помолчи минутку… Гляди, какой он несчастный!…

И Ямус погладил по голове своё непутёвое детище. Блинчик в ужасе зажмурился.

В этот момент у калитки раздался громкий голос:

– Ямус, эй, Ямус! Здесь не пробегал мохнатый такой, безобразный Сон?

Ямус и Блинчик переглянулись.

– Они меня окружили. – стонал хитрый Михаед. – Не выдавай меня им! Обещаешь?

– Обещаю, не волнуйся! – успокоил его Ямус, и, сделав знак Блинчику, чтобы тот молчал, громко ответил. – Нет! А что он натворил?

– Да в двух словах и не рассказать! Увидишь его – хватай без разговоров! – донеслось в ответ, и шум возле калитки постепенно стих.

– Ушли. – облегчённо хихикнул Михаед, но тут же спохватился и жалобно застонал.

Ямус строго посмотрел на Михаеда.

– Мы тебя спрячем! Но ты должен исправиться и стать хорошим Сном, ты понял?

– Ага. – неуверенно кашлянул Михаед.

– Врёт он всё! – не унимался Блинчик. – Ты посмотри только на его рожу! Ну, ведь врёт же!

Михаед только скрипнул зубами и натужно растянул рот в широкой улыбке.

– Как тебе не стыдно! – упрекнул флипен-чпок Блинчика. – А если бы ты попал в беду?

Пристыженный Блинчиковый Сон молча потупил глаза.

– Давай-ка перенесём его в дом! – сказал Ямус.

Взвалив Михаеда себе на плечи, Ямус забрался на крылечко. Блинчик суетливо распахнул дверь, и они вошли внутрь.

Мишка, сидевший в дупле, замер. Так вот он какой – Михаед! Точно такой, каким его нарисовала Надюшка. Даже вилка такая же! Мишка, конечно, испугался, но был слегка разочарован, потому что Михаед здорово напоминал Петьку из Мишкиного двора. Этот Петька был старше Мишки и ужасно вредный. Он без конца цеплялся к малышам и дразнил собаку Герду. Мишке не раз доставалось от Петьки, но и Петька, в свою очередь, как огня, боялся Надюшку. Михаед, конечно, страшный, подумал Мишка, но не сидеть же теперь всю жизнь в дупле.

Мальчик решил, что не будет сразу бросаться в бой, а сначала проследит за ним, как настоящий индеец. Эх, жаль, нету рядом Тапыча!

Мишка тихонько спустился с дерева и подобрался к окошку. Чайник тоже, кое-как выбравшись из-под стола, притаился рядом с Мишкой и тихо пыхтел, прислушиваясь к голосам, доносившимся из домика.

А в домике Ямус уложил Михаеда в постель и теперь поил его горячим чаем с малиновым вареньем.

– Не надо!… – притворно застонал Михаед. – Я всё равно скоро исчезну. Ведь я просто сон.

– Ничего страшного, все флипен-чпоки когда-то были снами, – сказал Ямус, размешивая ложечкой варенье, – именно поэтому каждый хороший Сон вполне может стать флипен-чпоком, если постарается!

– А без стараний нельзя? – прищурился Михаед.

– Вот видишь! Что я говорил? – воскликнул Блинчик. – Он притворяется!

Ямус покачал головой:

– Без стараний попадёшь прямиком к Чёрному флипен-чпоку. Не веришь мне – спроси у Блинчика!

Блинчик закивал головой. Чёрным флипен-чпоком пугали глупых маленьких Снов. И хотя некоторые считали, что никакого Чёрного флипен-чпока вообще не существует, много разных слухов и историй ходило о нём в Городе Снов.

Ямус склонился над Михаедом:

– Сон, который попадает к Чёрному флипен-чпоку, никто никогда больше не видит.

– А где живёт этот Чёрный флипен-чпок? – осторожно спросил Михаед.

– Там, на горе!… – Ямус махнул рукой в сторону окна. – Вершина её всегда в тумане, и ходить туда запрещено.

Михаед притих и задумался. Ямус подмигнул Блинчику, мол, вот видишь, сработало!

На самом деле, Михаед решил, что Чёрный флипен-чпок – это именно тот, кто ему нужен. А Ямус продолжал:

– Сегодня вечером пойдём показывать тебя Большому Совету, заодно извинимся перед всеми флипенами за твои художества. Нечего фыркать! Сумел кашу заварить, умей и расхлёбывать!… А потом, если постараешься, то, может быть, получишь свой собственный флипенбол. Вот такой! Смотри!…

Ямус полез за пазуху и показал висящий на шее хрустальный шарик.

– .Когда Сон становится флипен-чпоком, ему вручают такой камешек. В нём вся сила флипена – творца Снов!

Блинчик с огромным интересом рассматривал прозрачный шарик. Даже Чайник за окном перестал сопеть и вытянул шею.

Но тут произошло то, чего никто не мог ожидать. Михаед, вскочив с кровати, сорвал с груди Ямуса волшебный кристалл, отпихнул в сторону Блинчика и выпрыгнул в распахнутое окно. Ямус, внезапно обессилев, сел на кровать. В ту же секунду за окном раздался звук, похожий на звон разбитой посуды и испуганное восклицание. Спохватившийся Блинчик выбежал во двор и увидел разбросанные под окном осколки чего-то очень знакомого.

– Чайник! – ахнул Блинчиковый Сон, прикрыв ладошкой рот. – Разбился.

Блинчик пытался приладить разбитые кусочки друг к другу, но ничего не получалось. Бросившись обратно в дом, Блинчик обнаружил, что Ямус ужасно побледнел и стал каким-то прозрачным.

– Блинчик. – шептал Ямус, – без фли-пенбола мне долго не протянуть. Беги скорее за подмогой.

– Да, да! Я уже! Я мигом. Я к Финеасу!… – торопливо кивал Блинчик, укладывая прозрачную голову Ямуса на подушку.

– Нет, не к Финеасу! – еле слышно произнёс обессиленный флипен. – Возьми мою шляпу и беги в Волшебную страну! Найди Агату или Алинку! Поторопись!

Блинчик без лишних слов натянул на голову шляпу, которая помогала Ямусу попадать в Страну фей, и решительно шагнул за порог.

Глава 6 Маленькая фея и Чёрный флипен-чпок

отом он убежал, а я надел шляпу и оказался здесь! – закончил свою историю Блинчик.

– Так вот почему началась Сонная Эпидемия! – воскликнула фея Алинка. – Мохнатого разбойника нужно остановить, а не то он натворит кучу бед! Нужно срочно обо всём сообщить взрослым!

Блинчик разволновался и замахал руками.

– Нет! Ни в коем случае! У нас совсем нет времени. Бедный Ямус в любой момент может исчезнуть. Да и неизвестно ещё, как отнесутся остальные флипены к тому, что я приведу в Город Снов кучу фей и волшебников! Ведь сильное волшебство может погубить весь город.

Алинка в растерянности проговорила:

– А я? Я ведь тоже фея?

– Маленькая фея! – возразил Блинчик. – Мы спрячем твою волшебную палочку в шляпу.

Блинчик показал на старую шляпу на своей голове. Алинка задумалась, а Блинчик принялся в нетерпении бегать туда-сюда. Вдруг его внимание привлекла какая-то картинка на заборе.

– Алинка! Посмотри скорее!

Блинчик указал пальцем на листок. Это было одно из объявлений-«фотороботов» Тапыча.

– Я его знаю! Это Михаська, мальчик, которого привёз Ямус.

Алинка с интересом рассмотрела рисунок и спросила:

– И ты знаешь, где он сейчас?

– Когда я уходил – был там, во дворе у Ямуса. Говорю же, мы в прятки играли.

Алинка сорвала портрет Мишки с забора и, аккуратно свернув, положила себе в карман. Потом достала волшебную палочку и протянула маленькому человечку.

– Ты говорил, нам нужно торопиться.

Блинчик одним ловким движением спрятал палочку себе под шляпу и взял Алинку за руку.

– Теперь закрой глаза!

Алинка послушно зажмурилась, а когда в следующее мгновение открыла глаза, то оказалась в маленьком дворике. Прямо перед ней в круглом бассейне клубился чёрный туман. Клочья этого тумана повисли на кустах, длинные тёмные нити тянулись по траве к домику. От этого когда-то уютный дворик казался заброшенным. Как будто много-много лет здесь никто не жил. Блинчик был поражён, как всё изменилось за то недолгое время, пока он искал Маленькую фею.

Ямус стал совсем прозрачным. Он даже не узнал свой любимый Сон. Разбитый Чайник, собранный Маленькой феей, с трудом приходил в себя. Блинчик и Алинка обыскали весь дом и двор, но Михаськи нигде не нашли.

– Он наверно схватил и мальчишку! Пожалуйста, спаси нас! – чуть не плача, проговорил Блинчик. – Финеас рассказывал про тебя удивительные истории!

Сон протянул смущённой Алинке старую шляпу с палочкой внутри и указал на высокую гору, у подножья которой и находился Город Снов. Вершина горы скрывалась в облаках.

– Разбойник, скорее всего, побежал именно туда. Искать Чёрного флипен-чпока!

– Разве это не выдумка? – спросила Маленькая фея.

Блинчик в ответ только испуганно пожал плечами.

Маленькая фея, взмахнув крылышками, поднялась в небо. Город с высоты был так прекрасен, что у Алинки захватило дух. Сквозь цветную туманную дымку проглядывали очертания маленьких домиков и аккуратных садов, фонтаны сверху были похожи на большие диковинные цветы. Алинка разглядела внизу Сны, которые беспечно резвились в туманных струях. И никто из них даже не догадывался, какая опасность угрожала городу. «Неужели из-за проделок какого-то самозванца может исчезнуть вся эта красота?» – думала Маленькая фея. На мгновение ей стало страшно. Вдруг она не справится?… Но Алинка прогнала эту мысль прочь. Она прижала покрепче шляпу с волшебной палочкой и взмыла вверх, направляясь прямо к вершине.

Сквозь густые кроны деревьев, которые росли на склоне горы, Алинке ничего не было видно. Только кое-где поблёскивал ручей, петлявший среди кустарников. Маленькая фея спустилась вниз. Вдоль этого ручья она и пошла дальше, но уже пешком.

Светило солнце. В траве стрекотали кузнечики. Алинка поднималась всё выше и выше. До вершины оставалось совсем немного, когда из-за куста выскочил маленький мальчик, и, наставив на неё игрушечный пистолет, закричал:

– Стой, кто идёт! Руки вверх!

От неожиданности она выронила шляпу с волшебной палочкой и подняла руки.

– Эй! А я тебя знаю!… – приглядевшись внимательней, сказала Маленькая фея. – Тебя зовут Мишка?

Мальчик нахмурился и кивнул.

– А я Алинка! Ты знаешь, что твоя сестра тебя ищет?

– Надюшка! Она здесь? – обрадовался Михаська и огляделся вокруг.

Маленькая фея засмеялась. Мишка тут же насторожился:

– А вдруг ты вражеский лазутчик? Мальчик исподлобья взглянул на Алинку и добавил:

– Замаскированный.

Девочка вдохнула:

– Нет, я не лазутчик. А Надюшка и Тапыч остались у меня дома в Волшебной стране. Не веришь?

Михаська пожал плечами. Алинка достала из кармана свернутый листок бумаги и протянула мальчику.

– Вот смотри! У меня есть твой портрет. Мишка внимательно рассмотрел картинку, проворчал:

– Не очень-то и похож.

Но пистолет спрятал и, махнув Алинке рукой, полез в кусты.

– И с кем же ты тут воюешь? – с улыбкой спросила Маленькая фея, разглядывая Мишкину засаду.

– С Михаедом, – строго сказал Михаська. Он осторожно отодвинул ветку, и Алинка увидела на самой вершине горы небольшой старый дом, окружённый деревьями.

– Михаед сейчас там!

Мишка преследовал мохнатого разбойника от самого дома Ямуса. Сначала Михаед быстро шёл по узким улочкам до окраины города, скрываясь в тени заборов и домов. Потом он пересёк поле и стал подниматься в гору. Злодей ловко перепрыгивал с камня на камень, бормоча себе что-то под нос. Иногда он воровато оглядывался назад. Тогда Мишка прятался. Они поднимались всё выше и выше. Михаська валился с ног от усталости, но не отставал. И вот как раз в тот момент, когда он решил, что – всё! дальше идти не может! – Михаед остановился. Он увидел дом на вершине горы и закричал:

– Э-ге-гей! Чёрный флипен-чпок! Я тебя нашёл! – и тихо добавил. – Теперь все они у меня попляшут.

Радостно потирая ручки, разбойник бросился к дому. Мишка устроил засаду в кустах, чтобы следить за ним. Но ничего не происходило. Тогда Михаська решил подобраться к дому поближе, в этот момент он и увидел Алинку.

– Что будем делать? – спросила Алинка.

– Ты как хочешь, а я иду в разведку!…

Алинка кивнула, взяла Михаську за руку, и они пошли в сторону дома.

Чем ближе они подбирались к вершине, тем мрачнее становился лес вокруг. Подул ветер.

Большая чёрная туча закрыла солнце. Птицы перестали щебетать. В лесу повисла зловещая тишина, было слышно только, как шумят деревья. Михаська и Алинка шли, с трудом преодолевая порывы ветра. Они прошли через калитку и направились по дорожке к дому. Стало совсем темно. Вдруг сверкнула молния и загрохотал гром. Михаська вцепился в Алинкину руку. Ослеплённые вспышкой молнии, дети не сразу заметили, как изменился пейзаж вокруг. Маленький домик начал расти и на глазах превратился в большой чёрный замок с круглой башней.

Алинка оглянулась назад. Вместо ажурного заборчика замок окружала высокая каменная стена. Огромные ворота были открыты, за ними виднелся наполненный водою ров. Михаська испугался, но старался не подавать вида. Алинка посмотрела на чёрные окна замка и, покрепче сжав волшебную палочку, крикнула:

– Эй! Здесь есть кто-нибудь? Отзовитесь!

Михаське показалось, что он услышал Надюшкин голос. Он только хотел сказать об этом Алинке, как кованая дверь замка отворилась, и из темноты вышел высокий человек в плаще с капюшоном. Из-за капюшона было не разглядеть лица. И от этого Маленькой фее стало не по себе. Но она улыбнулась и вежливо обратилась к незнакомцу:

– Здравствуйте! Вы случайно не видели здесь такого мохнатого разбойника?

– Разбойника? – удивился незнакомец.

– Ну, да! Его зовут Михаед, – пояснила Алинка, – он очень вредный и опасный! Он украл у Ямуса волшебный кристалл. Мы должны его скорее вернуть.

При упоминании о кристалле человек вздрогнул и прикрыл медальон у себя на груди.

– Нет, я не видел здесь никаких разбойников. Но вы должны пройти в замок – нехорошо, когда дети ходят по лесу одни, а тем более, если в этом лесу бегает разбойник.

Алинка растерянно посмотрела на Михаську. Мальчику тоже не понравился хозяин замка. Мишка нахмурил брови и спрятался за Алинку.

– Не бойтесь! В замке вы сможете отдохнуть и подкрепиться, – вкрадчиво продолжал человек в плаще. – Расскажите мне всё, что знаете про Михаеда. Я вам помогу.

При этом незнакомец осторожно подталкивал детей к открытой двери замка. И вдруг откуда-то сверху раздался крик:

– Алинка! Михаська! Не верьте ему! Это Михаед!

– Это Надюшка! – заволновался Мишка. – Надюшка, я здесь!

И он, задрав голову, стал вглядываться в тёмные окна башни.

Алинка оттолкнула незнакомца и направила на него волшебную палочку. Но ничего не произошло. Палочка не работала. Человек захохотал, взмахнул полами своего плаща, и по двору поползли чёрные тени. Они окружили Алинку и Михаську. Неизвестно, что было бы дальше, если бы не Михаська. Он достал свой пистолет и выстрелил прямо в незнакомца. Цветная туманная струя ударила в лицо под капюшоном. Человек вскрикнул и закрылся руками. Чёрные тени исчезли. Дети бросились к воротам замка. Они пробежали по деревянному мосту через ров, окружавший замок, и спрятались в густых зарослях.

– Чуть не попались!… – переводя дыханье, проговорил Мишка.

– Здорово ты напугал его своим пистолетом! – кивнула Алинка.

– Вообще-то это водяной пистолет, – со знанием дела сказал Мишка. – Я зарядил его в фонтане по дороге на гору.

Алинка с досадой рассматривала свою волшебную палочку.

– Не могу понять, что с ней случилось? Неужели сломалась?

Маленькая фея осторожно взмахнула рукой… и колючие ветки вокруг мгновенно зацвели ярко-оранжевыми цветами.

– Странно. – нахмурилась Алинка, – Если во дворце палочка не действует, значит, на нём лежит какое-то очень сильное заклятие. Мне одной не справиться. Мишка, нам нужна помощь!

– Надюшке и Тапычу – вот кому сейчас нужна помощь! – выпалил Михаська, сжимая в руке свой водяной пистолетик. – Этот переодетый Михаед взял их в плен! И мы бы тоже попались, если бы Надюшка нас не предупредила! Мы должны их немедленно освободить, неужели ты не понимаешь?

Маленькая фея всё понимала. Вот только как это сделать?

Глава 7 Выход найден

иха-аська-а! Али-инка-а! – вдруг донёсся до них знакомый голос.

Алинка с Мишкой переглянулись и, не сговариваясь, выглянули из зарослей.

– Это Тапыч! – весело закричал Мишка и замахал руками. – Тапыч! Мы здесь!

И действительно, между больших валунов, по заросшей тропинке, от ворот замка, то и дело оглядываясь, косолапо бежал плюшевый медвежонок.

Тапыч и мальчик радостно обнялись.

– Тапыч, миленький! Как ты здесь оказался? А Надюшка где?

Мальчик восторженно смотрел на верного друга. Медвежонок замялся. Алинка присела рядом и положила руку Тапычу на плечо.

– Ну, рассказывай, что случилось?

И Тапыч рассказал.

Нарисованная волшебным мелком дверь вывела их с Надюшкой в Город Снов. Только оказались они не в самом городе, а в лесу на склоне горы. Сыщики долго бродили среди деревьев – то поднимаясь по склону вверх, то спускаясь вниз. Было совершенно ясно, что расследование зашло в тупик. Надюшка и Тапыч заблудились. На самой вершине горы они обнаружили маленький домик, окружённый забором. Надюшка обрадовалась – наконец-то можно будет узнать дорогу.

Тапыч долго барабанил в дверь, но на его стук никто не вышел. Так как дверь была не заперта, сыщики решили зайти и подождать хозяев.

В домике была всего одна комната.

– Не похоже, чтобы здесь кто-то жил. – сказала Надюшка, разглядывая толстый слой пыли на столе.

Тапыча заинтересовал большой буфет в углу. Медвежонок здорово проголодался во время хождения по лесу и рассчитывал найти в буфете что-нибудь съедобное. Он стал передвигать горшочки и баночки, заглядывая в каждую из них. В самом углу на полке стоял большой медный кувшин, в котором явно что-то было. Тапыч даже не смог сдвинуть его с места. Медвежонок ухватился за ручку и поднатужился. Кувшин сдвинулся, одновременно часть стены отошла в сторону, открывая тёмный проём и лесенку вниз.

– Что это? – испугался Тапыч.

– Потайная дверь! – отозвалась Надюшка, заглядывая в темноту.

– Надеюсь, ты не собираешься туда лезть? – строго спросил Тапыч.

Но Надюшка уже спускалась по ступенькам.

– Там наверняка есть что-то интересное!…

Недовольный Тапыч двинулся за ней.

Они оказались в большом зале. Зал освещали факелы, закреплённые в стенах. Причём факелы зажглись сами собой, едва Надюшка ступила на гладкий мраморный пол. С одной стороны зала на возвышении стоял большой трон. Надюшка разглядывала красивый узор, покрывавший его спинку, когда Тапыч дёрнул её за руку и прошептал:

– Посмотри, там кто-то есть.

Надюшка резко оглянулась. В другом конце зала была арка. В арке стоял высокий человек в плаще. Из-за капюшона, надвинутого на лицо, он выглядел довольно зловещим.

– Извините, пожалуйста, – осторожно сказала Надюшка, – мы заблудились и хотели узнать дорогу. Вы не могли бы нам помочь?

Человек не сдвинулся с места. Надюшка пригляделась повнимательней и засмеялась. Она пробежала через весь зал и остановилась прямо перед человеком в плаще.

– Не бойся, Тапыч, иди сюда, – махнула рукой девочка, – это же картинка.

Она была права. Это, действительно, было изображение на стене. Но столь искусное, что казалось – ещё мгновение, и складки плаща всколыхнутся, а из-под капюшона блеснёт острый взгляд. На груди у человека была жёлтая цепь. На цепи большой медальон в виде хищного профиля птицы со страшным изогнутым клювом. Вот только глаза у птицы не было. Как будто его сковырнули. Вместо него – вмятина на стене.

– Смотри, здесь какие-то буквы! – сказал Тапыч, указывая на арку над головой нарисованного человека.

Надюшка отошла подальше и медленно прочитала:

Шишли-мышли, час настал!

Встань на место, мой кристалл.

Выбираю ночь и мрак,

Солнца луч теперь – мой враг!

Абуль-фабуль-бигуди,

Чёрный Флипен – выходи!

Когда Надюшка произнесла последние слова странного стишка, из-за колонны выскочил противный мохнатый человечек. Он оскалил кривые зубы и наставил на девочку большую картонную вилку.

– Ни с места! – закричал разбойник. – А не то я проткну насквозь ваши пухлые животики! Я великий и ужасный Михаед!

Надюшка тут же вспомнила о том, как она нарисовала в Мишкином альбоме чудовище. Этот мохнатый, и правда, был на него сильно похож.

– Кто говорил о Чёрном флипен-чпоке? – продолжал орать человечек, размахивая ножом и вилкой.

Надюшка пожала плечами, а Тапыч громко икнул и указал лапой на рисунок на стене.

– О! Чёрный флипен-чпок! – склонился в почтительном поклоне разбойник.

Заподозрив неладное, он решил подобраться поближе. Хитрые глазки внимательно разглядывали картину. Михаед потрогал пальцем вмятину на нарисованном на стене медальоне и забормотал:

– Что она говорила там про кристалл? Мой час настал? Эй! Девчонка, прочитай-ка ещё раз!

Надюшка молчала. Михаед нахмурился, но вдруг ему пришла в голову чудесная идея. Он вытащил из кармана флипенбол Ямуса и вставил его в углубление в стене. Камень вспыхнул багровой молнией. Раздался гром. Пол и стены зала сдвинулись. Казалось, что какая-то неведомая сила вырвала дом из земли. Мохнатый разбойник тоже исчез, а на его месте появился тот самый, в плаще с капюшоном… Хозяин замка – Чёрный флипен-чпок.

– А потом мы услышали, как внизу кричит Алинка. Этот пригрозил нам, чтобы сидели тихо, а сам пошёл заманивать вас в ловушку. Хорошо, что вы вырвались. – вздохнул Тапыч, заканчивая свой рассказ.

– Как же тебе удалось сбежать? – спросила Алинка.

Тапыч фыркнул:

– Сбежишь там! Этот Чёрный Михаед нагнал полный замок Теней. А меня он послал парламентёром. Сам-то, видать, боится выходить.

– Зачем послал? – не понял Мишка.

– Не зачем, а кем, – Тапыч многозначительно поднял лапу, – парламентёром! Велел, чтобы я передал. Ну, как его ультиматум, во!

– А что такое «ультиматум»? – спросил Мишка, обернувшись к Алинке.

– Это такой приказ. – ответила Маленькая фея, глядя на Тапыча. – и что же он требует?

Медвежонок сел на камень и вздохнул.

– Требует, чтобы Город Снов подчинялся теперь только ему. И чтобы ни один Сон без его ведома не смел покидать свой фонтан. А иначе он грозится все эти фонтаны осушить. Так он сказал. – виновато развёл лапами Тапыч. – А ещё сказал, что, если я не вернусь, он Надюшку заколдует. Вот. Что теперь делать?

И расстроенный медвежонок виновато опустил голову.

– Не расстраивайся, Тапыч! – успокоила его Алинка. – Ты тут ни при чём! Все вместе мы что-нибудь придумаем! Верно, Миш?

Мальчик в ответ быстро кивнул и ободряюще подмигнул Тапычу.

Алинка задумалась.

– Скажи-ка, Тапыч, а ты можешь вспомнить, что именно было написано на стене в тронном зале?

Тапыч почесал нос, кашлянул и с выражением продекламировал стишок про кристалл, солнца луч и Чёрного флипен-чпока.

– Всё ясно! – воскликнула Маленькая фея и, взмахнув волшебной палочкой, превратила лужицу дождевой воды в маленькое круглое зеркальце.

– Зеркальце… – удивился разочарованный Тапыч. – Зачем это? Вот девчонки! Тут человек в беде, а им лишь бы прихорашиваться!

Но Алинка на его ворчание не обратила внимания. Она взяла в руки зеркальце-лужицу и дрожащим от волнения голосом произнесла:

– Мишка, Тапыч! Кажется, я догадалась, как нам справиться с Чёрным флипен-чпоком! В замке моя волшебная палочка бессильна, но за оградой-то она работает! Значит, остается одно – пронести в замок зеркальце и заманить разбойника в тронный зал! А потом.

Тут Маленькая фея огляделась, поманила пальцем Мишку с Тапычем наклониться поближе и зашептала им на ухо родившийся у неё план.

Когда Алинка договорила, Мишка с одобрительным уважением поглядел на Маленькую фею, а Тапыч непонимающе тряхнул головой.

– Я, конечно, могу вернуться обратно с этой, как её с делегацией флипенов, только где ж мы её возьмем, делегацию эту?

Маленькая фея улыбнулась.

– А палочка на что? Смотри!…

И с каждым её взмахом на тропинке один за другим возникли десять, нет – пятнадцать, нет – уже целых двадцать самых настоящих флипен-чпоков.

– Вот тебе твоя делегация! Только боюсь, долго они там, в замке, не продержатся. Действовать придётся быстро. Миша, ты как?

– Нормально. Давай, превращай! – решительно сказал мальчишка и зажмурился.

Быстрый взмах волшебной палочки, и к флипен-чпокам на тропинке присоединился ещё один невысокий худенький флипен. Алинка протянула ему зеркальце и с тревогой предупредила:

– Не высовывайся раньше времени! Держись ближе к окнам и целься прямо в кристалл.

– Да не волнуйся ты, Алинка! – улыбнулся в ответ флипен-чпок Мишка. – Я понял. Ты, главное, тучи разгони, солнышко освободи, а уж мы с Тапычем не подведём! Правда, Тапыч?

– Ну, не знаю. – махнул лапой медвежонок, – как получится! Чего загадывать-то!

– Тогда – вперёд! – скомандовал Мишка, и маленький отряд во главе с Тапычем дружно двинулся к воротам замка.

Маленькая фея дождалась, когда они войдут внутрь, потом взмыла вверх и замерла в воздухе.

Тучи, густые и тяжёлые, неподвижно висели над замком. Они казались Алинке каменными. «Я справлюсь. Это же очень просто! Я сто раз это делала!» – успокаивала себя Маленькая фея, поднимаясь всё выше и выше. Наконец, она решилась. Вытянув руку с волшебной палочкой и резко взмахнув, Алинка направила её в брюхо ближайшей тучи! Туча дрогнула, побледнела. Алинка даже успела увидеть кусочек синего неба, но серая дымка вновь заволокла просвет. Туча висела над головой Маленькой феи целая и невредимая и казалась ещё тяжелее, чем была. Алинка в отчаянье вытянула руку и снова взмахнула, закрыв глаза!…

Глава 8 Сраженье с Чёрным флипен-чпоком

 в это время в тронном зале замка черный флипен-чпок, усевшись в резное каменное кресло, принимал делегацию своих собратьев. Рядом с ним стояла Надюшка, которой было приказано изображать счастливую подданную. А чтобы она не сбежала, позади неё были приставлены две высокие холодные Тени. Надюшка изображать счастье не собиралась и хмуро осматривалась по сторонам. Увидев её, Мишка чуть не выдал себя, но вовремя спохватился. Тапыч церемонно доложил о прибытии делегации из Города Снов и отошёл в сторонку, оказавшись, будто случайно, рядом с Надюшкой.

Флипены, толпящиеся перед троном, заискивающе кланялись и униженно улыбались. Чёрный флипен-чпок от удовольствия хрюкал и потирал руки.

– Итак, вы признаёте моё владычество над Городом Снов? – требовательно спрашивал он.

– Да! Признаём! – восторженно отвечали флипены.

– И все Сны отныне подчиняются только мне?

– Да! Тебе, только тебе!…

– Значит, кто я теперь?

– Ты – великий, могучий, чёрный.

Тут среди флипенов произошла заминка. Потом они один за другим начали лопаться и исчезать.

– Так кто я? – грозно повторил Чёрный флипен-чпок.

Но его уже некому было слушать. Перед троном остался только один щупленький флипен, остальные исчезли прямо на глазах охваченного яростью Черного флипен-чпока!

– Ах, вот, значит, как?! Захотели меня обмануть? Негодяи!

Последний флипен, а это был, сами понимаете, Мишка, прижался к высокому окну и вертел головой, что-то там высматривая.

– Эй, ты! Подойди сюда! Отвечай! – Чёрный флипен-чпок шагнул в сторону замаскированного Мишки и вдруг замер.

Замер, потому что никакой маскировки на Мишке уже не было. Она исчезла так же, как и подделанные Алинкой флипены. И теперь перед Чёрным флипен-чпоком стоял обыкновенный маленький мальчик с водяным пистолетом в руке. В другой, на удивление, осталось Алинкино зеркальце.

– Миша! – крикнула Надюшка, рванувшись к младшему брату.

Но чёрные Тени-охранники крепко схватили её своими изломанными руками.

– Так вот это чьи проделки. – шипел от злости хозяин замка. – Тебе это даром не пройдёт!

И Чёрный флипен-чпок угрожающе двинулся к Мишке.

«Где же солнце? Неужели у Алинки не получилось?» – мелькнуло у Мишки в голове, и он мужественно сжал в руке последнее оружие – водяной пистолетик.

Дальнейшее произошло так быстро, что Чёрный флипен-чпок ничего не успел сообразить, а тем более – что-то предпринять.

Сквозь высокие стрельчатые окна в тронный зал проник яркий солнечный луч! Мишка подставил руку с зеркальцем, поймав «солнечного зайчика», тут же направил его на грудь Чёрного флипен-чпока. Тапыч, бросившись под ноги долговязым Теням, стерегущим Надюшку, устроил кучу-малу. А Надюшка, схватив Чёрного флипен-чпока за край плаща, заставила его остановиться и – самое главное – под распахнутым плащом стал виден медальон с кристаллом-флипенболом! Мишкин «солнечный зайчик» мгновенно прыгнул к медальону и растворился внутри волшебного камня!

Флипенбол в медальоне на груди у злодея вдруг начал светиться. И в волнах этого света стены зала задрожали, словно мираж. Ужасный крик эхом пронёсся по замку! Чёрный флипен-чпок в отчаяньи пытался сорвать медальон с груди. Но у него ничего не вышло. Да и сам медальон изменился! Хищный птичий профиль превратился в прекрасную сверкающую бабочку. С каждым взмахом крыльев этой бабочки таяли и расплывались крепостные стены вместе с неприступной башней, висячий мост и широкий ров, окружавший таинственный замок. Пропал и сам Чёрный флипен-чпок! Бабочка кружилась над головами детей, осыпая их сверкающей золотистой пыльцой. От этого сияния Надюшка зажмурилась. А когда открыла глаза, то увидела вместо тронного зала обыкновенный погреб. На полках стояли банки с любимым флипен-чпокским малиновым вареньем. В углу лежали пузатые жёлтые тыквы.

Тапыч, несмотря на все потрясения, уже успел стянуть с полки баночку с вареньем и теперь причмокивал от удовольствия.

– Тапыч! Тише ты! – зашептала Надюшка. – Наверху кто-то есть!

Действительно, наверху послышались чьи-то шаги. Совсем рядом скрипнула половица.

– А вдруг это Чёрный.

Мишка не успел закончить фразу, как дверь погреба со скрипом отворилась, и по ступенькам сбежала Маленькая фея.

– А я вас везде ищу! – закричала Алинка. – Здорово! У нас всё получилось! Смотрите, что я нашла на столе в комнате, там, наверху!

И она протянула Надюшке альбомный листок с рисунком Михаеда. Михаед на рисунке теперь не скалил зубы, а выглядел каким-то очень обиженным. Ножа у него не было. А вилку он прятал за спину.

– Жалкий он какой-то. – удивлённо проговорила Надюшка.

– Жалкий – не жалкий, – вмешался Тапыч, – а бумажку лучше порвать. А может даже сжечь!

– Не будем мы ничего жечь! – сказала Алинка. – У меня есть идея получше!

Она достала волшебную палочку и, словно карандашом, сделала несколько штрихов. И вот уже разбойник Михаед на рисунке превратился в забавного и озорного… Михалёнка.

Все смотрели как рыжий, словно солнечный зайчик, Михалёнок радостно прыгал по ступенькам, по полкам с банками. Потом он забрался к Мишке в карман, нашёл там леденец и ужасно обрадовался. Было смешно наблюдать, как малыш, хмурясь от нетерпения, пытался порвать хрустящий фантик.

И тут Алинка спохватилась.

– Слушайте! Мы здесь развлекаемся, а Ямус там погибает! Нужно срочно вернуть ему флипенбол! – Какой такой «флипенбол»? – не поняла Надюшка. – Ты же ничего не знаешь! Это волшебный камень флипенов! Михаед стащил его у Ямуса! – Ага! Стащил и убежал! – закивал Мишка. – Я сам видел! – Надо скорее его вернуть! Тапыч говорил, что камень – в медальоне! Надя и Мишка переглянулись. Даже Тапыч перестал облизывать лапу и внимательно посмотрел на Алинку. – Так ведь камень-то – улетел! – пожал плечами медвежонок.

– Как – улетел? – не поняла Алинка.

– А так! Превратился в бабочку и улетел!

Тапыч взмахнул лапами, изображая бабочку.

– Что же теперь будет с Ямусом и с его фонтаном?… – прошептала Маленькая фея.

А с Ямусом всё было в полном порядке. Хотя, если бы не Маленькая фея и её друзья, всё могло закончиться очень плохо и для Ямуса, и для всех остальных флипен-чпоков. В тот самый момент, когда на вершине холма маленький домик превратился в замок Чёрного флипена, в Городе Снов тоже начались перемены. Все фонтаны вдруг помутнели, а цветные сны стали чёрно-белыми. Взволнованные флипен-чпоки бегали по улицам. Никто ничего не понимал. Старейшины, как могли, успокаивали горожан, хотя сами были в полном отчаяньи.

Вдруг над городом появилась большая сверкающая бабочка. Она кружилась, рассыпая золотую сверкающую пыльцу. И тотчас же все фонтаны стали распускаться удивительными разноцветными струями, словно огромные туманные цветы. А бабочка продолжала порхать над головами изумлённых флипенов! Жители города бежали за ней, показывали на неё друг другу, махали руками. Дольше всего бабочка кружилась над фонтаном бедного Ямуса, потом она опустилась на туманный лепесток и вдруг исчезла, рассыпавшись на тысячу золотистых пылинок. А над городом поплыла, переливаясь, ослепительно-яркая радуга. В тот же миг на груди у Ямуса появился новенький блестящий флипенбол – лучше прежнего!

Вечером Ямус радостно хлопотал, готовясь к приходу гостей. Любопытные и необидчивые флипен-чпоки вереницей потянулись к его домику. Во главе стола сидели виновники торжества – Мишка, Надюшка, Тапыч и Алинка. Собравшиеся флипены, затаив дыханье, слушали Мишкин рассказ об ужасном Михаеде, который превратился в хозяина Чёрного замка. О том, как здорово Алинка придумала фокус с зеркальцем. И про сражение. Надюшка и Тапыч дружно кивали, подтверждая захватывающий Мишкин рассказ, а Маленькая фея улыбалась, глядя на восторженных слушателей.

Героический Чайник, заново собранный и сияющий, кипел от волнения. Он следил, чтобы всем гостям хватило чаю. А пухленький Блинчик, размахивая мягкими ручками, бестолково сновал туда-сюда и только путался под ногами.

– Блинчик! Ты можешь две минуты посидеть спокойно? – шипел на него сердитый Чайник. – Из-за тебя у нас половина гостей того и гляди останется без угощения!

– Да ладно тебе! – заговорщицки шептал в ответ Блинчик. – Ты лучше посмотри, кто пришёл вместе с Финеасом! Это же Лунное Сияние! Ой, кажется, она идёт сюда!

– Где? – Чайник от неожиданности чуть не уронил поднос.

– Шутка!… – ухмыльнулся Блинчик. – Иди-иди, а то гости из-за тебя действительно без угощения останутся!

Чайник покраснел и, пыхтя, побежал к гостям.

Незаметно стемнело. И вот тут-то произошло самое удивительное! Маленькая фея, Мишка, Надюшка и Тапыч стали единственными в мире, кому посчастливилось увидеть, как флипен-чпоки готовят Сны! В наступивших сумерках все фонтаны города засверкали. Переливаясь, лучи дивного света то тут, то там озаряли ночное небо. Детям казалось, что в головах у них начинает звучать невыразимо красивая музыка. Мелодия сплеталась с лепестками света, звёздные колокольчики звенели всё ближе, ближе. Ах, какая это была необыкновенная ночь!

Эпилог

овкий Индеец перепрыгнул через ров с водой. Он забрался на высокую каменную стену, окружавшую замок, достал свой волшебный лук и пустил стрелу прямо в окно заколдованной башни!…

– А к стреле была привязана верёвка, – сонно сказал Мишка, – и по верёвке он влез в башню.

Надюшка ласково кивнула и поправила одеяло на Мишкиной кровати.

– Потом он победил страшного великана и освободил Алинку!

Надюшка закончила пятьдесят пятую версию истории спасения Маленькой феи. Мишка сладко спал. Над его кроватью висел Алинкин портрет, нарисованный Надюшкой. Ведь Алинка была не только героиней вечерних сказок, но и настоящим другом Мишки и его старшей сестры.

Мама и папа, конечно же, ничего не знали о той истории, которая приключилась с их детьми в Волшебной стране. Потому и удивлялись, и радовались перемене в отношениях брата и сестры. Да и то правда – история эта по-настоящему их сдружила. А ещё у Мишки и Надюшки была теперь общая тайна – целая Волшебная страна. Маленькая фея посылала им Сны-весточки, приветы и поздравления. Тем более, что с некоторых пор Алинка и её подруга фея Агата сами стали делать эти Сны. Да, да, с той самой Снежной недели, когда целая делегация флипен-чпоков во главе с Финеасом и Ямусом явилась к Алинке домой.

И Финеас, и Ямус стали теперь старейшинами. Своими советами они помогают творить Сны молодым флипенам, среди которых – хорошо знакомые Алинке Блинеус и Чайникус. Вся Алинкина семья с интересом узнала о приключениях и подвигах Маленькой феи в Городе Снов. Ямус так её расхваливал, что Алинка даже покраснела от смущения. И всё время твердила, что если бы не друзья, то у неё ничего бы не получилось. В заключение благодарные флипены торжественно вручили фее Алинке ценный подарок – фонтан Снов! Самый настоящий, только маленький. Теперь он под большим хрустальным колпаком стоит в Алинкиной комнате. Снимать колпак и пользоваться фонтаном можно только во время Снежной недели. Именно тогда Маленькая фея Алинка вместе со своей подругой Агатой с огромным удовольствием делают Сны для друзей и знакомых.

Вы спросите какие? Что тут сказать? Разные. Один Сон не похож на другой. И кто знает, может быть, сейчас в Волшебной стране как раз наступает Снежная неделя, и Маленькая фея Алинка уже сняла со своего фонтана хрустальный колпак? Может быть, её новый Сон предназначен именно тебе? Как знать, как знать…


home | my bookshelf | | Маленькая фея и Город Снов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу