Book: Маленькая фея и Загадка Песочных Часов



Злата Серебрякова

Маленькая фея и Загадка Песочных Часов

Глава 1 Заклятье Песочного Карлика

линка спустилась по крутым ступеням узенькой лестницы и вошла в большой полутёмный зал. Девчоночьи голоса, топот ног, крики и смех, которые царили наверху, в классах и коридорах, были здесь почти не слышны.

Низкие каменные своды школьного подвала гасили звук шагов Маленькой феи. Вдоль стен стояли большие шкафы, где хранились разные вещи, нужные и не очень.

В одном – старые рисунки, тюбики с красками и кисточки, в другом – колбы, пробирки и большие бутылки с какими-то жидкостями.

– Агата-а-а! – прокричала Алинка в сторону лестницы. – Где ты там?

– Иду-у-у! Сейчас!… – откуда-то сверху еле слышно отозвалась подруга.

Алинка подождала ещё минутку, притопывая от нетерпения, и, не выдержав, побежала в дальний угол подвала.

Здесь, на большом стеллаже, в коробках и просто так, были сложены праздничные украшения для Снежной Недели. В Волшебной стране не бывает Рождества и Нового года – тех зимних праздников, которые есть у нас. Надо признаться, что и зимы – такой, как у нас, долгой и морозной – здесь тоже не бывает. Зато есть Снежная Неделя! Самое большое чудо и главная радость мальчишек и девчонок Волшебной страны. О её приближении все знают заранее. Сначала несколько дней дует ветер. Потом на небе повисает огромное серебристое облако. Вот тогда-то из подвалов, чердаков и чуланчиков вынимаются чудесные музыкальные шары, цветочные фейерверки, сверкающие гирлянды и многое другое.

Все эти волшебности развешивают на деревьях в саду, на калитках и на крышах домов. Ими украшают комнаты, а самый красивый фонарик обязательно ставят на окно.

И все с нетерпением ждут, когда ровно в полночь на Волшебную страну опустится снег. Так начинается Снежная Неделя.

В это время, конечно же, никто не учится. Маленькие феи и волшебники, так же, как и обычные дети, катаются на коньках по льду озера, играют в снежки, лепят дворцы и крепости из снега.

Серебристое облако, словно огромное голубое одеяло, ещё вчера накрыло Волшебный город. И поэтому сегодня с самого раннего утра Алинка со своей лучшей подругой Агатой поспешили в школьный подвал за коробкой с украшениями для класса. Заодно Алинке хотелось проверить, как там её старенькие коньки. Может, их надо поточить или почистить? «Завтра!» – трепетало в радостном предчувствии Алинкино сердце. Завтра весь город проснётся в волшебном снегу! Впрочем, едва ли сегодня кому-то удастся уснуть. Все – и взрослые, и дети – с волнением будут ждать, когда наступит полночь. А уж в полночь, когда выпадет снег, и вовсе будет не до сна! «Завтра, завтра!» – кружились в голове у Алинки маленькие весёлые снежинки.

Коньки, лыжи и санки лежали в отдельном «лыжном» закутке. Маленькая фея обошла стеллаж и остановилась перед чуть приоткрытой дверью. «По-моему, это здесь!» – решила Алинка и вошла в комнату. Не успела она сделать и пару шагов, как дверь за её спиной с шумом захлопнулась.

Маленькая фея очутилась в полной темноте.

– Эй! Есть здесь кто-нибудь?… – неуверенно проговорила девочка.

Ей показалось, что совсем рядом кто-то дышит. Кто-то очень злой и опасный. От страха Алинка не могла пошевелиться.

И вдруг в темноте, прямо перед ней, сверкнули два красных огонька – будто чьи-то глаза. Алинка резко развернулась и бросилась к выходу.

– Эй! Кто-нибудь! Агата! Выпустите меня! – что было сил кричала Алинка и лихорадочно дёргала тяжёлую медную ручку. Дверь не открывалась.

– Алинка! – совсем рядом раздался взволнованный голос Агаты, и дверь распахнулась. – Что случилось? Что ты тут делаешь в темноте?

Агата взмахнула палочкой, и тусклые фонарики, висящие на стенах, осветили полную хлама комнату. Алинке стало неловко за свои глупые страхи.

– Мне показалось, что дверь захлопнулась сама по себе, а я не могла её открыть.

– Ты, наверное, не в ту сторону дёргала, – сказала Агата, – у меня такое часто бывает.

В подтверждение своих слов она энергично закивала. Непослушные кудряшки на её голове радостно подпрыгнули. Пышная копна волос была предметом гордости Агаты, хотя некоторым казалось, что она придаёт девочке слишком уж легкомысленный вид. Одна знакомая Маленькой феи – летучая мышка по имени Коко Мышель – назвала причёску Агаты «взрыв на макаронной фабрике».

– Так называется этот стиль в мире людей, – пояснила мышка.

– А что это значит? – насторожилась тогда Агата.

– Ну… это… – замялась Коко.

– Это как фейерверк! – быстро вмешалась Алинка.

Агата обрадовалась. Она обожала фейерверки, праздники и всё, что было с ними связано.

Подружка Алинки была самая настоящая хохотушка. Её могло рассмешить всё, что угодно. То, что трава зелёная, а солнце – круглое, что кошка мяукает, а воробей – чирикает.

А когда она начинала смеяться, то остановиться ей было очень трудно. Если бы не это, у неё были бы круглые «яблочки» по всем предметам, как у Алинки. Ну, или почти по всем.

«Да уж… Агата бы ни за что не испугалась на моём месте.» – подумала Алинка. Про то, что кто-то дышал в темноте, и о красных глазах она решила ничего не говорить.

Агата с любопытством заглянула в ближайшую коробку.

– Смотри-ка! Это же вещи Клариссы! Обалдеть… Я думала, их давно выкинули. А они, оказывается, тут! Вот здорово!

Клариссой звали бывшую учительницу флористики, которая доставила Алинке много неприятностей. А всё потому, что Маленькая фея со своими друзьями помешала ей захватить власть в Волшебной стране!

Агата достала чёрную кривую ветку – любимую указку Клариссы – и нацелила её Алинке прямо в лоб.

– «Немедленно покиньте помещение, милочка!…» – выпучив глаза, передразнила Агата бывшую учительницу флористики.

Но Алинка не обратила на неё никакого внимания. Она молча сидела на корточках перед фигуркой Карлика.

Это была потемневшая от времени деревянная статуэтка – подставка для песочных часов. Застывшая на губах ехидная усмешка, тусклые рубиновые глаза, нелепый колпак на спутанных волосах, мешковатое туловище, тоненькие ножки. Кларисса очень гордилась этой старинной семейной реликвией. Зато её ученицам Карлик внушал настоящий страх.

Дело в том, что учительница флористики очень любила устраивать контрольные. А песок в часах, которые Карлик держал своими узловатыми пальцами, отмерял отпущенное время. Песок бежал очень быстро. И чем меньше его оставалось, тем довольнее казался злобный Карлик.

– Ух ты! Алинка, смотри! А ведь он всё ещё держит твои часы! Ну, те, помнишь?… – обрадовалась Агата, указывая на Карлика.

– Помню, – кивнула Маленькая фея.

Да и как она могла забыть! Папа сделал эти игрушечные часы специально для неё. Часы были совсем как настоящие. Только вместо песка в них пересыпались, сверкая серебром, снежинки. Маленький вихрь возникал в часах всякий раз, когда рядом кто-то смеялся, шутил или улыбался. И как только все снежинки скапливались в нижней половинке чудесных часов, их нужно было перевернуть. Вот тут-то и начинали происходить маленькие, но очень приятные чудеса. В любую погоду вдруг выглядывало солнце, шёл тёплый «грибной» дождик, а на небе появлялась радуга. Или за обедом на тарелках вместо каши запросто могло появиться ванильное мороженое с клубничным джемом.

Из-за подобного чуда и был однажды сорван урок флористики. Алинка в шутку подменила песочные часы в руке у Карлика на свои, «игрушечные».

Ах, если б только она могла предвидеть последствия этой шутки, то ни за что не стала бы этого делать!

Кларисса, как всегда, не глядя, одним ловким, отработанным движением перевернула часы в подставке. Но не успела сказать своей обычной фразы «Время пошло», как вся комната наполнилась необыкновенным ароматом. Сухоцветы в вазах и шкафах в одно мгновенье выпустили бутоны и нежные зелёные побеги. А через минуту весь класс превратился в настоящие джунгли. На лианах качались мартышки. С одного цветка на другой перелетали бабочки невиданных расцветок и размеров. Кричали попугаи… Кларисса была в бешенстве.

Алинкиных родителей потом вызвали в школу. А бабочки и попугаи ещё долго летали по школьным коридорам. Вспоминать об этом было стыдно и неприятно. Но обидней всего было то, что Алинка навсегда лишилась своей необыкновенной игрушки.

А попросить папу сделать ещё одну, такую же, она, конечно, не посмела.

Что касается Клариссы, та даже и не подумала вернуть волшебную вещицу Маленькой фее. К тому же, когда учительница флористики успокоилась, она смогла по достоинству оценить чудесную силу игрушки. У неё возникла куча идей, как можно использовать эту штучку в своих корыстных целях. Но вот незадача! Несмотря на все усилия, вынуть часы из цепких пальцев Карлика ей никак не удавалось. Тогда она запихнула бесполезную подставку в самый дальний угол кабинета и забыла про неё.

В конце концов, статуэтка вместе с часами и другими Клариссиными вещами перекочевала в школьный подвал.

Девочки разглядывали покрытую пылью фигурку. Алинка осторожно протёрла стекло часов.

– Что-то с ними не то, – прошептала Маленькая фея, рассматривая свою игрушку в деревянной руке Карлика.

Если внимательно приглядеться, то было видно, что в часах теперь вместо снежинок были кругленькие белые шарики, похожие на градины. Алинка осторожно попыталась вытащить часы, но они будто приросли.

– Давай, ты будешь держать этого уродца, а я буду тянуть за часы! – предложила Агата.

Они свалили статуэтку на пол, но даже вдвоём у них ничего не получилось.

– Хватит, – остановила подругу Алинка, – так мы их окончательно испортим. Видимо, ничего не поделаешь.

Алинка с грустью смотрела на часы. Агата оглянулась по сторонам в поисках чего-нибудь, чем можно было поддеть хрупкую игрушку. И тут ей в голову пришла чудесная идея:

– А я знаю, что надо делать, – воскликнула Агата, – надо всё рассказать Василисе. Прямо сейчас!

Фея Василиса была школьной феей-хозяйкой. К ней девчонки обращались со всеми своими проблемами и неприятностями. Благодаря ей и её помощникам – коту Василию, зайцу была идеальная чистота и порядок.

– Прямо сейчас не получится, – улыбнулась Алинка, – они с моей бабушкой уехали в Мохнатые Горы на всю Снежную Неделю. На «бубликах» кататься. И Василия с собой взяли.

Агата рассмеялась, представив большого рыжего Василия верхом на «бублике». Кота этого когда-то давно оставила Василисе одна знакомая фея-путешественница. Кот был необыкновенно умным и часто помогал девочкам отыскивать потерянные вещи. Это именно он посоветовал растеряше Агате привязывать волшебную палочку к платью.

Агата так и поступила. Палочка больше не терялась, а кот Василий с тех пор стал для феечки самым уважаемым котом в мире.

И самое главное! Фея Василиса, если ей необходимо было на какое-то время отлучиться из школы, всегда оставляла Василия за «старшего». Эта, пусть даже временная, должность кота вызывала у общего любимца – зайца Кочерыжки – недовольство и тайную зависть.

«Ну почему? Почему именно его? Чем я хуже?» – думал обиженный Кочерыжка и изо всех сил старался угодить фее Василисе. Но от чрезмерного усердия всё получалось только хуже. Попросила Василиса нитку – старательный Кочерыжка с головы до ног так запутался в этих нитках, что потом его еле-еле освободили. Чуть не задохнулся, бедняга!

А недавно и вовсе учудил. Решил, что всё дело в полосках, которые у кота Василия на спине. Договорился с помощником феи-художницы Тюбиком. Тюбик, хоть и был уже полупустым и затвердевшим, всё же выдавил из себя немного фиолетовой краски, да так размалевал Кочерыжку!… Ящерица Соня, увидав в тёмном коридоре «тигрового» зайца, чуть в обморок не упала! К тому же краска попалась очень хорошая, крепко схватилась – так просто и не ототрёшь. Фея-хозяйка уже готова была вернуть ему прежний вид, но Кочерыжка гордо отказался. Так и ходил по школе. Ученицам казалось ужасно смешным, что заяц – «тигровый». Одна только ящерица Соня сочувствовала Кочерыжке и уверяла бедного зайца, что такой замечательный окрас ему очень даже к лицу.

– И кто же теперь будет следить за порядком? – отсмеявшись, спросила Агата у подруги.

– Попробуй, угадай! – сказала Алинка.

– Неужели Кочерыжка? – не поверила Агата.

Алинка кивнула.

– Тогда это будет самая безумная Снежная Неделя в истории школы! Василиса случайно не оставила ему свою волшебную палочку?

– Ты что! – ужаснулась Маленькая фея. – Волшебная палочка на Снежной Неделе?

Дело в том, что любое волшебство во время Снежной Недели могло закончиться самым непредсказуемым образом. И поэтому пользоваться волшебными палочками в эти дни было не принято.

– От нашего «тигрового» зайца можно ожидать чего угодно!

И Агата очень живо изобразила Кочерыжку, который, нелепо размахивая палочкой и заикаясь от волненья, произносит дурацкое заклинание:

– «Карлик, слушай повеленье!

Открывай без промедленья

Ты ладошки деревянные!

Отдавай часы стеклянные!

Фикус-Пикус-Эпсилон,

Ураганус-…

Агата запнулась, подбирая подходящую рифму.

– .Бурелом!» – закончила за подругу Алинка.

Развеселившись, девочки и не заметили, как волшебные часы вдруг выкатились из деревянных пальцев мрачного Карлика.

– Агата! Алинка! – послышался откуда-то сверху взволнованный голос Кочерыжки. – Где коробка с украшениями? Вы что там, уснули?

Девочки бросились к стеллажу с игрушками. В спешке Алинка чуть было не наступила на хрупкое стекло своих драгоценных часов.

– Агатка, смотри! – обрадовалась Маленькая фея.

Как и почему часы наконец-то вырвались из плена, выяснять было уже некогда. Маленькая фея сунула игрушку в карман. Махнув рукой на лежащего Карлика и схватив с двух сторон коробку с украшениями, Агата и Алинка спешно двинулись к выходу из подвала.

Если бы они на мгновенье обернулись, то увидели бы, как в полумраке за их спинами злобно блеснули на лице у Карлика рубиновые глаза и как яростно сжались в кулак его резные деревянные пальцы.



Глава 2 Волшебный зонт

нжелика! Ты слышишь меня? Куда ты смотришь?

Лика смотрела на муху. Муха приклеилась крылышками к липкой ленте. Она ещё трепыхалась, пытаясь улететь, но было уже слишком поздно.

– Ты и Гоша будете выступать вместе. Ты споёшь песню «Про волшебника», а он в это время будет показывать свои фокусы. Первое место среди младших отрядов нам обеспечено. Ты меня слушаешь?

Лика наконец отвела взгляд от мухи, вздохнула и кисло улыбнулась.

– Да, Нина Ивановна.

– Ну, вот и чудесненько! – кивнула Нина Ивановна. – После обеда – генеральная репетиция! Сидоров! Прекрати сейчас же!

Воспитательница отошла от Ликиного стола и строгим взором оглядела старательно жующих детей пятого отряда.

– Макушкина, ты почему опять ничего не ешь? Я позвоню родителям!

– Нина Ивановна, а Сидоров плюнул в мой компот!

– Сидоров! Ты сейчас выйдешь из-за стола, и будешь заканчивать свой завтрак в гордом одиночестве!

Всё было, как обычно.

Лика очень любила творожную запеканку, особенно со сгущёнкой, но сейчас ей кусок в горло не лез. А всё потому, что она совершила ужасный поступок! И всё из-за этого Гошки! Кто-то из мальчишек сказал вожатой Свете, что Гоша умеет жонглировать сразу пятью шариками и показывает фокусы. Для этого у него даже есть специальная шкатулка из набора «Юный фокусник». И Света решила, что надо усилить Ликин номер Гошей.

Сама мысль о том, что она, Лика Брусницкая, лауреат городского конкурса «Музыкальная шкатулка», будет подпевать на сцене какому-то клоуну, была невыносима! Тогда она пошла и совершила тот самый ужасный поступок. Она стащила Гошину «фирменную» шкатулку. Теперь шкатулка лежала в сумке под Ликиным стулом, а на душе было противно и липко.

После завтрака пятый отряд во главе с Ниной Ивановной отправился на пляж.

То, что красиво называлось пляжем детского оздоровительного лагеря «Берёзка», на самом деле было большой поляной на берегу обмелевшей речки Камышинки. Трава здесь была примята десятками детских ног, а вода в реке, в самом глубоком месте, едва доходила до пояса. Она пахла тиной и была мутной от ила, но всё равно, купаться там было здорово. Особенно в такую жару. Здорово было валяться в тени деревьев и грызть хлебную корку, припасённую от завтрака. Или ловить кузнечиков.

Или бегать от мальчишек, когда они пугают девчонок пиявками. Но всё это теперь было не для Лики. Ей нужно было довести до конца своё «чёрное» дело. Поэтому она сказала подруге Милке, что забыла купальник.

– Как забыла? – удивилась Милка. – Я видела, ты положила его в сумку, посмотри.

– Я уже посмотрела! Говорю же тебе – забыла! – раздражённо набросилась Лика на ни в чём не повинную Милку.

Та сразу надулась.

– Ну и пожалуйста! Только я с тобой возвращаться не буду.

– Иди-иди, я догоню! Не обижайся! – крикнула Лика вслед убегающей подруге.

Та только махнула рукой. Её жёлтое платье ещё раз мелькнуло между стволов берёз. Милка окончательно скрылась за поворотом дороги.

Лика осталась одна у ворот лагеря, если не считать большого чёрного пса, который, обессилев от жары, лежал в тени под скамейкой. Лика дружила с этим псом и часто приносила ему что-нибудь вкусненькое. Пса звали Лордом. Сегодня Лорд даже не поднялся ей навстречу, а только проводил Лику осуждающим взглядом.

– Ну и что! А мне наплевать, что ты про меня думаешь! – сказала Лика и независимо закинула сумку за спину.

В сумке что-то хрустнуло. Лика заглянула в неё. Гошкина шкатулка развалилась на части. Лика только и хотела, что спрятать её до конкурса, а потом опять подкинуть Гошке. Теперь всё пропало! На душе стало совсем мерзко.

«Надо избавляться от улики! Ну, вот я уже и рассуждаю как настоящая преступница», – подумала Лика и полезла в кусты у дороги прятать шкатулку.

Среди листьев, на траве мелькнуло что-то цветное, какая-то странная палка. Лика раздвинула ветки и увидела, что никакая это не палка, а зонтик. Большой и разноцветный, с кривой ручкой в виде клюва. Вытащив зонт из кустов, она поняла, что это был именно зонт, а никакой не зонтик – настоящий тяжёлый зонт-трость. Такой же, только чёрный, был у Ликиного папы. Когда-то давно, когда Лики ещё не было на свете, а папа был совсем маленьким, дедушка привёз этот зонт из Англии. Лике казалось, что именно под этим чёрным зонтом прогуливался туманным утром по набережной Темзы какой-нибудь английский джентльмен.

– Интересно, кто мог оставить здесь эту штуку? – спросила Лорда Лика. Пса явно заинтересовала эта находка. Он вылез из-под скамейки и с любопытством обнюхивал кусты.

– Не иначе, Мери Поппинс устроилась работать воспитательницей в наш лагерь. Как ты считаешь?

Лорд в ответ завилял хвостом и тихонько гавкнул. Лика раскрыла зонт над головой. Ткань на ощупь была необычная, бархатистая. «Прямо как живая», – подумала Лика.

Но ещё более необычным был рисунок. По краю зонта были нарисованы дома и башенки сказочного городка. И от центра зонта на крыши домов и башен летели переливающиеся снежинки.

– Здорово! – восхищённо выдохнула Лика. – А вдруг он волшебный?

И она крутанула зонт над головой. Ручка зонта завибрировала в Ликиной ладони и потянула её вверх. Лика отдёрнула руку. Зонт не упал, а продолжал плавно кружиться прямо перед ней. Этого не может быть! – Лика зажмурила глаза и потрясла головой. Зонтик никуда не исчез, только покачивался теперь на расстоянии вытянутой руки. Он как будто приглашал Лику прокатиться.

И она взялась за резную деревянную ручку…

На пару секунд у неё возникло странное ощущение, какое бывает в лифте, когда он начинает двигаться. Но потом это прошло, и Лика стала невесомой, как пушинка.

Она крепко держалась за ручку зонта и плавно плыла в воздухе, почти задевая ногами верхушки деревьев. И вот уже деревья остались далеко внизу. Показалась речка с барахтавшимся в ней пятым отрядом. Под деревом сидела разморённая от жары Нина Ивановна и обмахивалась панамкой. Рядом с ней томился арестованный Сидоров. Это было последнее, что успела разглядеть Лика Брусницкая. Порыв ветра подхватил зонт. Лика, кувыркаясь и переворачиваясь в воздухе, с головой окунулась в белый облачный туман.

Глава 3 Накануне Снежной Недели

е успела дверь школьного подвала закрыться за девочками, как тотчас же резная фигурка лежащего на боку Карлика с глухим скрипом выпрямилась и медленно поднялась на ноги.

Карлик сделал шаг, второй, и теперь, выпрямившись в полный рост, он уже не казался маленьким и безобидным уродцем. Рубиновые глаза его жутковато вспыхивали в полумраке подвала. Быстро и беззвучно Карлик подобрался к дверям и жадно прислушался. Взрывы весёлого смеха, крики, топот ног то и дело доносились из школьного коридора. Карлик от напряжения тихо щёлкал своими длинными гладкими пальцами. Эти тихие щелчки в подвальной тишине звучали всё громче и всё страшнее.

Ах, какими легкомысленными бывают иногда маленькие феи! И это в Снежную-то Неделю, когда волшебство так непредсказуемо, а любое желание так легко осуществимо!

В шутку сочинив глупое заклинание, Алинка и Агата, сами того не желая, по нелепой случайности, произнесли вслух настоящее имя заколдованного Карлика. И тем самым сняли когда-то наложенные на него могущественные чары!

– Ах, какое невероятное везение! – бормотал Карлик, всё громче прищёлкивая пальцами. – Сто лет я ждал и уже перестал надеяться! О, слава вам, глупые, глупые феечки! Какая удача! Я жив! Я свободен! И впереди у меня – целая Снежная Неделя! О, славный Ураганус Бурелом! Ты наконец-то сможешь сделать то, что не удалось тебе сделать сто лет назад! Ты превратишь этот край в чудесную пустыню! Песок, песок. Я вижу необозримые волны песка! Я населю это бескрайнее песчаное море великолепными миражами, обманчивыми оазисами. Наполню такими близкими и желанными озёрами, от одного вида которых путники будут сходить с ума от радости, но никогда не смогут зачерпнуть из них ни капли воды! Ха-ха-ха!… Это говорю я – Ураганус Бурелом! Песочный Великан! Повелитель пустыни!

Скрипучий, как песок, смех Карлика эхом прошуршал по тёмным углам школьного подвала.

– Мои часы! – вдруг спохватился Карлик и заскрипел зубами от злости и отчаянья. – Часы! Где они? Нет-нет, я уверен, они где-то здесь… Они просто закатились за какой-нибудь из этих проклятых шкафов! Неужели эта противная феечка всё-таки взяла их? Ворюга!

Мучительный крик Карлика разбился о низкие своды подвала и затих.

– Всё пропало! Всё пропало! – причитал Карлик. – Без этих волшебных часов мне никогда не превратить снежные сугробы в мой драгоценный песок!

Он быстро распахнул дверь, выскочил из подвала и побежал по школьному коридору.

– Они не могли далеко уйти! Не могли!

Карлик вдруг замер. Послышались голоса, и через секунду в коридор вылетела стайка весёлых маленьких феечек с цветными фонариками в руках.

– Мы все окна украсили, а фонарей – вон ещё сколько осталось! – сказала одна.

– Развесим на ветках!… Нет, лучше украсим крыльцо!… Давайте унесём их на башню!… – загалдели, перебивая друг друга, девочки.

– Смотрите, какая прелесть! Вот ужас-то! Откуда тут взялся этот уродец?… – и они плотным кольцом окружили одеревеневшего Карлика.

– А давайте поставим его у ворот и обвешаем оставшимися фонариками.

– Точно!

Феечки ухватились за резную статуэтку и дружно потащили её на школьный двор, прямо к воротам. Увешанный с ног до головы цветными фонариками Карлик с ненавистью смотрел вслед весело упорхнувшим феечкам. Вокруг всё сияло огнями. Мимо Карлика то и дело проносились взволнованные и радостные феи, волшебники, торопливо проходили солидные деревья и маленькие кустики, пролетали мышки с целым ворохом красивых поздравительных открыток и целые стаи хохочущей детворы!

«Нет, так дело не пойдёт!» – сердился Карлик, обрывая с себя навешанные гирлянды и фонарики.

Потом с великой осторожностью пробрался он обратно в тихий и безопасный школьный подвал.

«Не ровен час, попадётся какой-нибудь догадливый волшебник, и тогда всё пропало, – прислушиваясь к каждому шороху, продолжал думать Ураганус Бурелом, – Глупые девчонки даже не понимают, на что способны эти волшебные часы после того, как уважаемая Кларисса приложила к ним свою злобную руку. Но что же делать? Как же мне быть?»

Дело всё в том, что Кларисса, колдуя над Алинкиными часами, решила наполнить их не радостным и счастливым, а совсем наоборот – злобным и противным смехом. Она ходила вокруг них и хохотала, хохотала. И этот злобный Клариссин смех безнадёжно изменил волшебные часы. Теперь они могли копить только дурные поступки, зависть, злобу, обиду и враньё. Но Кларисса отчего-то не разглядела этой перемены и задвинула бесполезные, как ей казалось, часы вместе с подставкой-Карликом в дальний угол кабинета. Но Карлик, Карлик знал тайну испорченных часов! Знал, что если в часах накопить достаточно страха, обиды, злобы и зависти, а потом эти часы перевернуть, то тогда, тогда!

– Надо во что бы то ни стало вернуть часы! – пробормотал Карлик. – Снежная Неделя ещё только начинается. Ещё не всё потеряно!

Он задумчиво собрал с пола немного сухой земли, а затем резко сдул её с ладони. Пыльное облачко повисло у самой стены и стало переливаться всеми цветами радуги. Подвальная стена исчезла. Вместо неё до самого горизонта, чуть дрожа, простиралась жёлто-красная пустыня.

– Что ж, если я не могу вернуть часы сам, значит, надо сделать так, чтобы кто-то другой раздобыл их для меня. Только вот кто?…

Карлик вздрогнул, жёлто-красный мираж рассыпался и исчез.

– Кочерыжка! – донеслось до Карлика. – Я в подвал не пойду! Слышишь? Я боюсь!

– Соня, я мигом. Жди меня возле гардероба!

И по ступенькам в подвал скатился «тигровый» заяц Кочерыжка собственной персоной.

– Ага! – обрадовано воскликнул он. – Вот они, мои саночки! Вот они, мои ненаглядные! Ух, и покатаемся же мы нынче с Сонькой!

Она, хоть и трусиха, хоть и ящерица, а с горки на санках очень даже обожает! А не прихватить ли мне заодно и коньки?…

– Отчего же не прихватить? – раздался вдруг у него за спиной насмешливый голос.

– Кто здесь? – обернулся Кочерыжка, и обомлел.

Со всех четырех сторон на него бесшумно надвигались здоровенные зубастые чудовища. Онемевший от ужаса заяц отступал шаг за шагом, пока не упёрся спиной во что-то твёрдое. «Твёрдое» оказалось статуэткой Карлика, только непонятным образом ожившей и очень злобной.

– Что тут п-п-п… – от волнения заяц Кочерыжка начал заикаться.

– Что тут происходит? – уточнил, ухмыляясь, Карлик. – Да ничего особенного. Познакомься с моими малютками, Кочерыжка!

Карлик взмахнул рукой, и страшные чудовища приблизились почти вплотную к трясущемуся от страха «тигровому» зайцу.

– К-к-к… – стучал зубами Кочерыжка.

– Кто я такой и что мне от тебя нужно? Ты это хочешь узнать? – прошипел Карлик. – Так слушай! Я – повелитель пустыни, Ураганус Бурелом.

– Но у нас тут нету никакой п-п-п. – удивился Кочерыжка.

– Не перебивай! Недавно сюда спускались две девчонки. Ты ведь знаешь их, не так ли?

Перепуганный Кочерыжка только кивнул.

– Вот и молодец! Одна из них, Маленькая фея Алинка, взяла то, что принадлежит только мне – мои часы! Ты найдёшь часы и принесёшь их сюда. И я оставлю тебя в покое. Никто ничего не узнает. Ну? Договор?

– Д-д-д… договор, – чуть не плача, прошептал Кочерыжка, косясь на зубастые морды ужасных чудовищ.

– Вот и молодец! Договор дороже денег!

– А-п-п-п…

– «А потом что?» – ты это хочешь спросить? – продолжал Карлик.

– Нет, – пролепетал Кочерыжка, – я хотел сказать: АП-П-П-ЧХИ!

От такого неожиданного «чиха» чудовища-миражи, созданные Карликом, рассыпались в пыль. А уже через секунду сообразительный Кочерыжка в два прыжка оказался возле дверей.

– Обманули дурака на четыре кулака! Ага! Думал заморочить меня, старая деревяшка? Ишь ведь, страхи какие напустил! Только Кочерыжку так просто не проведёшь! Ты арестован!

Напрасно, ах, напрасно остановился в дверях Кочерыжка, напрасно не удрал, захлопнув за собою тяжёлую дверь, напрасно затеял он эти хвастливые глупые речи.

Горстка песка, незаметно подброшенная Карликом в воздух, превратилась в маленький вихрь и с быстротой молнии настигла «тигрового» зайца, засыпая песком уши, нос, глаза. Голова у Кочерыжки закружилась. Капустные кочерыжки, одна другой слаще, вкусной горкой вдруг возникли прямо перед ним. Он хотел взять одну, но как ни старался – всё равно не мог до неё дотянуться.

Вдруг всё исчезло. Заячье сердце, наполненное сухим песком, казалось, уже не билось, а лишь еле слышно шуршало в груди.

А Песочный Великан, сверкая рубиновыми глазами, медленно говорил:

– Слушай меня внимательно! Ты нарушил договор! Ты меня обманул, а ложь до добра никого не доводила. Разве тебя этому не учили?

Карлик шептал всё тише и тише. Кочерыжке казалось, что этот шёпот, как песок, проникает и шуршит уже где-то внутри головы.

– .И пока договор не будет выполнен, твоя жизнь будет принадлежать мне. Теперь я твой хозяин. Посмотри мне в глаза! Ты меня слышишь?

– Да, хозяин, – выдохнул зачарованный Кочерыжка.

– Принесёшь мне часы, стеклянные такие, гладенькие! И – ты свободен. Только действуй быстро – одна лапа здесь, другая там.

– Слушаюсь, хозяин! – зачарованно прошептал заяц и поплёлся к дверям.

Выскочив наверх, он нос к носу столкнулся с ящерицей Соней.

– Кочерыжка! Я знаю, ты нарочно так долго не шёл, чтобы меня напугать! Сколько раз я тебе говорила, что терпеть этого не могу. У меня от твоих шуток когда-нибудь хвост отвалится! Ну, а санки-то где?

– А! Это вы, уважаемая ящерица Соня! – глухим, бесцветным голосом отозвался заяц. – Школа закрыта на Снежную Неделю. Вам лучше покинуть здание. О начале занятий вам сообщат заранее. Доброго снега!

– Доброго снега, – захлопала Соня большими гладкими веками. – А как же санки? Ты же обещал, Кочерыжка, покатать меня на санках.

– Ничем не могу помочь.

И Кочерыжка торопливо засеменил по коридору.

– Ничего не понимаю. – растерянно мигнула обиженная ящерица.

Впрочем, тихая и покладистая Соня, когда хотела, могла быть очень твёрдой.

В отличие от заполошного Кочерыжки, неповоротливая ящерица всегда умудрялась быть там, где нужно и всегда всё успевала. А ещё Соня очень жалела и всегда защищала своего непутёвого «тигрового» друга. И этот друг её сегодня очень расстроил.

– Знаешь что, Кочерыжище? – вспыхнула ящерица.

Она догнала зайца почти уже на школьном крыльце и выпалила:

– Я на тебя обиделась! Всё, хватит! Можешь ко мне больше не подходить! Зазнайка, вот ты кто! Подумаешь, остался за «старшего»! Врун несчастный! Ты же мне обещал.

И чуть не плача, Соня соскочила с крыльца и юркнула в сторону шумной и сверкающей городской площади.

Заяц проводил подружку пустыми побелевшими глазами и, минуя шумные праздничные компании порхающих и прогуливающихся фей и волшебников, через огороды и палисадники стал пробираться к домику Маленькой феи Алинки.



Близилась полночь. Затаив дыхание в радостном ожидании снега, все улочки и дворы погрузились в волшебную тишину. Минутка, полминутки. Ну, где же снег? Уже пора!

Огромное Облако переливалось и вспыхивало всеми цветами радуги. Яркие всполохи озаряли восторженные лица горожан и делали дома и башни ещё более таинственными и сказочными.

А потом выпал снег! Он летел над землей такой невесомый, почти невидимый! Потом стал сгущаться, сверкающие снежинки кружились в тёплом свете фонариков и гирлянд. И к утру огромный пушистый платок укутал город.

Глава 4 Девочка с зонтиком

  ночь снегопада Алинка была занята важным делом. Она вместе с феей Селиной, учительницей облаковеденья, наблюдала в телескоп за Снежным Облаком. Телескоп находился в обсерватории под самой крышей самой высокой школьной башни. По тому, как меняет свой цвет Снежное Облако, фея Селина предсказывала погоду на весь предстоящий год. Вообще-то по облаку можно было узнать о любом событии, которое произойдёт в Волшебной стране. Для фей-предсказательниц, в отличие от всех остальных, ночь снегопада была далеко не праздничной. Алинка, конечно, не предсказательница, но ей тоже предстояло потрудиться. А всё потому, что она решила самостоятельно вырастить удивительную и редкую ягоду – колдунику. Ягода эта очень капризная и высаживать её нужно в определённое время и в определённом месте. Узнать об этом можно только одним способом: надо в ночь снегопада с точностью до секунды заметить, когда Снежное Облако меняет цвет с жёлтого на зелёный. Эти минутки и секунды укажут тот самый день в году, в который и следует закопать в землю семечко колдуники. Но это ещё не всё. Цвет последнего всполоха Снежного Облака определяет место, где следовало посадить ягоду. Если красный, то у ручья, синий – в старой ореховой роще, жёлтый – на ромашковой поляне, и так далее.

Алинка и Селина, не отрываясь, наблюдали за Облаком вот уже полчаса. Наконец оно вспыхнуло в последний раз и приобрело свой обычный жемчужно-серый оттенок.

– По-моему, оранжевый, – сказала Селина, разминая затёкшую спину.

– Скорее, розовый! – возразила ей Алинка.

Селина была самой молодой учительницей в школе. И ученицы, особенно старшеклассницы, довольно часто с ней спорили. Но сейчас Алинке и в самом деле показалось, что Облако вспыхнуло в последний раз именно розовым цветом.

– Вот досада! – разочарованно воскликнула Селина. – А ведь почти до конца всё было так хорошо, так определённо. И всё-таки мне кажется, что это был оранжевый.

Алинка вздохнула. И вот ведь что обидно – если ошибёшься и, на всякий случай, натыкаешь семян, где попало, то вырастет всё что угодно, только не колдуника. Такая уж это ягода. Алинка ещё раз вздохнула и зачем-то посмотрела в телескоп на жемчужное облако. То, что она там увидела, заставило её сразу обо всём позабыть.

В небе, среди снежинок, летела девочка на зонтике. Никакая не фея, совершенно точно, а самая обыкновенная девочка. Она была в лёгком платьице с большой соломенной сумкой под мышкой. Девочка изо всех сил держалась за резную ручку зонта и испуганно смотрела вниз.

Алинке в телескоп было видно даже снежинки на её волосах.

– Селина! – закричала Маленькая фея. – Посмотри! Здесь девочка летит на зонтике!

Селина взглянула в телескоп, покачала головой и засмеялась:

– Алинка, уже поздно. Ты устала. Вот и мерещится невесть что.

И Селина потрепала ученицу по голове. Алинка от обиды стиснула зубы и снова взглянула в телескоп. Облако. Снег. Девочки нигде не было.

– Ну, ладно, не обижайся. Беги домой, тебя ждут! – ласково проговорила Селина.

Расстроенная Алинка вышла на школьное крыльцо. Вокруг было необычно тихо.

От снега исходило слабое сияние. Фонарики отбрасывали разноцветные блики на снег. Колокольчик в кармане у Алинки тихонько звякнул.

– С добрым снегом! – раздался радостный Агатин голос. – Ну, как там у тебя? Всё хорошо?

– Ничего хорошего… – ответила Алинка, – Я пропустила всё веселье, наблюдая в дурацкую трубу за Облаком. И всё равно осталось непонятно – оранжевое оно было или розовое. К тому же, Селина считает, что мне померещилась девочка.

– Какая девочка? – живо отозвалась подруга. – Иришка или Тома?

Было слышно, как Агата изо всех сил старается не расхохотаться.

– Ну, вот и ты туда же! – обиделась Алинка. – Я, в самом деле, видела девочку. Она летела на зонтике.

Агата засмеялась:

– Наверно это был флипен-чпок!

Так в Волшебной стране называли привидения. Они появлялись только в Снежную Неделю. Кто-то считал, что это кусочки Снежного Облака. Кто-то предполагал, что это такие особенные снежинки. Природа флипен-чпоков была загадочна. Конечно же, эти удивительные существа были добрыми, никого никогда не пугали, но при этом очень любили пошутить.

– Сама ты флипен-чпок! – окончательно рассердилась на подругу Алинка и прервала разговор.

Маленькая фея решила на всякий случай облететь разок вокруг школы, прежде чем направиться домой. Девочка должна быть где-то здесь недалеко.

«Если я и в самом деле её видела?» – думала Алинка, пролетая над пустым школьным двором. Она залетела за угол здания. Нигде никаких следов. Дальше начинался школьный сад, на краю сада домик ящерицы Сони, а за ним пруд. Вода в пруду уже покрылась тонкой корочкой льда, к утру тут будет настоящий каток. И вдруг Алинка разглядела внизу на снегу следы чьих-то ног. Следы вели от старого Виноградного Дуба прямо к Сониному крыльцу.

Маленькая фея так стремительно подлетела к домику ящерицы, что у неё перехватило дыхание. Она собралась постучать, но вдруг остановилась. «А если это следы Сони или Кочерыжки? – засомневалась Алинка. – И вообще, что я скажу, когда откроют дверь?»

– Вы здесь случайно девочку не находили?! – с досадой спросила она у закрытой двери.

И тут дверь резко распахнулась:

– Находили-находили, – ответила ящерица Соня, – Заходи. Вон она лежит, твоя девочка.

Соня кивнула головой в сторону диванчика.

– Пришла. Вся дрожит. Увидела меня и грохнулась в обморок.

Ящерица озабоченно посмотрела на себя в зеркало:

– Я что? Похожа на чудовище? – грустно спросила она у своего отражения.

– Ну, что ты, Сонечка, ты у нас красавица, – возразила Алинка, – просто девочка никогда не видела говорящих ящериц.

– Да я и не говорила ничего, – пробормотала Соня.

Девочка лежала на диванчике, заботливо укрытая тёплым пледом. Щёки её порозовели. Длинные чёрные ресницы чуть вздрагивали. Девочка была очень красивая. Тёмные локоны, прозрачная, словно фарфоровая, кожа, капризные губки бантиком. Только выражение лица даже в обмороке было какое-то насторожённо-высокомерное.

– Свалилась вот на мою голову! – сокрушалась Соня. – Что с ней теперь делать, ума не приложу! И Василиса в отъезде. И Кочерыжка.

Тут Соня не выдержала и всхлипнула.

– Не расстраивайся, Сонечка. Всё будет хорошо, – бросилась её утешать Алинка, – А девочку я к себе заберу, в гости.

Тут девочка проявила признаки жизни. Она резко отбросила плед и уселась на диванчике.

– Не надо меня никуда забирать! Я сама сейчас уйду! – сердито проговорила гостья и потянулась за своей соломенной сумкой.

– Ну, чего ты подскочила! – забеспокоилась Соня. – На-ка, вот, чайку попей. С мятой. А здесь пирожки. Морковные… Пекла специально для Кочерыжки.

Девочка удивилась:

– Странное какое имя – Кочерыжка. Она тоже ящерица?

Соня в ответ только махнула лапкой и отвернулась к стене, чтобы снова не заплакать. Весь вечер она суетилась на кухне. Наготовила гору пирожков и целую миску капустного салата, не забыла и про кочерыжки.

 А потом ждала. Можно сказать, караулила у дверей. А он.

Соня так распереживалась, что из-за обиды на Кочерыжку даже не слушала Алинку.

А Алинка в лицах рассказывала самую смешную историю, которая случилась с «тигровым» зайцем. Гостья сначала насторожённо хмурилась, потом заулыбалась. В конце концов, не выдержала и рассмеялась.

– Давай знакомиться, – первой протянула руку Маленькая фея, – Меня зовут Алинка. А тебя?

– Анжелика, – ответила девочка, – можно просто Лика.

– Я видела, как ты летела на зонтике! Ты смелая!

– Вообще-то я здорово струсила.

Лика подошла к окну. Все стёкла были покрыты удивительными морозными узорами. Чего только здесь не было – бабочки, цветы, деревья! А на одном окошке был нарисован смешной ушастый заяц на коньках.

– Кочерыжка! – догадалась Лика.

Соня в ответ гордо закивала. Морозные узоры были её особым талантом. Лика осторожно подышала на стекло, чтобы было видно улицу. Картинка тут же изменилась. В центре сквозь прозрачное окно был виден заснеженный сад.

 На деревьях висели разноцветные фонарики. Большие пушистые снежинки плавно кружились в воздухе. Некоторые были размером с Ликину ладошку. На мгновение девочке показалось, что это маленькие белые человечки танцуют меж веток деревьев и раскачивают фонарики. Эту сказочную картину обрамлял не менее сказочный рисунок на стекле. Лика провела пальцем по рисунку, и он тут же изменился.

– Чудеса! – восхищённо выдохнула девочка и посмотрела на Алинку. – Если я не сплю, то значит, попала в Волшебную страну. А ты – фея, и исполняешь самые заветные желания?

Алинка засмеялась:

– Нет, я ещё только учусь. Но если у тебя есть такое желание, ты можешь рассказать моему папе – он настоящий волшебник.

Маленькая фея вопросительно посмотрела на гостью. И тут Лика вспомнила про Гошкину шкатулку и про конкурс. Настроение сразу испортилось. Конечно, было бы здорово, если бы все её проблемы разом разрешились. Но рассказать чудесной девочке, каким образом в сумке оказалась эта шкатулка, Лика не могла. Ей было стыдно. А вдруг Маленькая фея умеет читать мысли и угадывать желания? Лика поспешно сменила тему:

– А далеко отсюда до твоего дома? – спросила она у Алинки.

– Нет! Лететь две минуты. Правда, идти, да ещё по снегу, придется подольше.

– Девочки, – вмешалась Соня, – я вас отвезу. На своих санках. Только ты не думай, дорогая, что я тебя прогоняю.

Ящерица умоляюще посмотрела на Лику и трогательно приложила лапки к груди.

– Просто там, в городе, тебе будет интереснее. – Соня вздохнула, – Да и настроение у меня что-то не праздничное. Но прокачу я вас с ветерком!

Соня выполнила своё обещание и в считанные минуты домчала Алинку и закутанную в плед Лику к самому дому. Они доехали бы ещё быстрее, но как не показать гостье праздничный ночной город! Сделав круг по центральной площади, Соня, мастерски лавируя среди гуляющих, направила санки в узкую улочку. Она резко остановила их пред самой Алинкиной дверью, подняв целый фонтан снега. И как раз вовремя.

Потому что дома у Маленькой феи случился настоящий переполох. А виноват во всем был «тигровый» заяц Кочерыжка. Он долго бродил под окнами, смотрел, как папа играет в шахматы с Поющим Цветком, как мама печёт пирог на кухне. Он даже разглядел часы на столе. И тогда у него возник замечательный план. И Кочерыжка бросился его исполнять.

Он вихрем влетел в гостиную и, размахивая руками, завопил на весь дом, что Алинка застряла в школьном кабинете. Что дверь захлопнулась, а ключа нету! И в школе – никого! Только он, Кочерыжка. И что надо немедленно всем вместе идти спасать Маленькую фею, а то такое будет, такое будет!… Что, собственно, там «такое будет», Кочерыжка рассказать не успел. В эту минуту к крыльцу как раз подкатились санки с ящерицей Соней, Ликой и самой Алинкой. Заяц с быстротой молнии шмыгнул за угол дома, а там по саду, через кусты – только его и видели. Алинкин папа в недоумении развёл руками:

– Ничего себе, Снежная Неделя начинается!

Маленькая фея познакомила Лику со всей своей семьёй. При этом каждый из трёх бутончиков Поющего Цветка представился отдельно. И пока Лика вела с ними вежливую светскую беседу, Алинка с восторгом рассказывала папе, как увидела девочку, летящую на зонтике, в телескоп. В это время мама приготовила гостье в Алинкиной комнате постель и отправила девочек спать, несмотря на протесты Голосильки – самого любопытного из всех бутонов.

Девочки ещё долго шептались обо всём на свете. Лике казалось, что она знает Алинку уже давным-давно. Она немного помолчала и решила спросить Маленькую фею о том, о чём думала с того самого момента, как очутилась у неё в гостях. О шкатулке, о том, как ей теперь быть и что делать?… Алинка обязательно её поймёт, она такая чудесная. Лика уже открыла рот, чтобы заговорить, но в комнату вошла Алинкина мама – фея Виолина.

– Алинка, перестань бессовестно мучить нашу гостью! Ты же видишь – у неё глаза уже слипаются! Времени поговорить у вас будет ещё достаточно. Завтра, всё завтра! – улыбнулась фея Виолина и решительно погасила светильник.

Глава 5 Украденные часы

тром, сразу после завтрака, Алинкин папа, тихо насвистывая, склонился над Ликиной шкатулкой. Маленькая фея нетерпеливо выглядывала у него из-за плеча.

– Ничего не понимаю! – озабоченно проговорил папа.

Уже собранная, целая коробочка задрожала и, громко щёлкнув, распалась на части. Папа протёр зеркальную крышку шкатулки рукавом и что-то долго в ней высматривал. Потом внимательно поглядел на Лику и спросил:

– Так, говоришь, это твоя любимая игрушка?

Лика отвела взгляд и молча кивнула.

Так получилось, что утром она рассказала Маленькой фее про шкатулку, хотя правду открыть так и не решилась. Алинка, воспользовавшись моментом, решила вместе со шкатулкой заодно показать папе и найденные в подвале часы. Она рассчитывала, что папа, увлёкшись, не станет вспоминать ту неприятную историю. Папу, действительно, очень заинтересовала шкатулка. Алинка заговорщицки подмигнула Лике. Та обрадовалась: у неё, кажется, появился шанс! Алинка сказала, что там, в лагере, исчезновения девочки не заметят, потому что она вернётся обратно в тот самый момент, когда исчезла. Получалось, что если папа починит шкатулку, то Лика просто вернёт её на место, и тогда никто ничего не узнает.

Но вот беда! Проклятая вещица не хотела чиниться. Алинкин папа так и сказал:

– Твоя игрушка не хочет, чтоб я её починил. Она, похоже, очень обижена. И даже не желает со мной разговаривать.

Папа погладил зеркало:

– Ничего не понимаю.

– Не хочет – и не надо! – испугалась Лика.

Она с ужасом смотрела на обломки шкатулки и представляла, как все эти кусочки, перебивая друг друга, будут рассказывать, какая Лика воровка и обманщица.

– Я и не знала, что в Волшебной стране вещи умеют говорить.

– Нет, вещи не говорят так, как мы, – пояснила Алинка, – у них свой, особый язык. И очень немногие феи и волшебники его понимают. Ты не волнуйся, папа обязательно во всём разберётся!

Лике уже хотелось спрятать злополучную шкатулку обратно в сумку. И она тихонько сказала Алинке:

– У вас праздник, а твой папа будет сидеть с моей игрушкой. Как-то неудобно.

– Нет-нет, не беспокойся! – возразил папа.

– Очень интересная вещица. Я позже обязательно её ещё раз посмотрю.

– А часы? – с надеждой спросила Алинка.

– И часы! – поднимаясь, ответил папа. – А вы, молодые леди, кажется, собирались на каток? Алинка, развлекай гостью.

– Ой! И правда! – спохватилась Маленькая фея, – Меня на катке будет ждать Агата, мы договорились! А тебе ведь ещё надо подобрать коньки. Агата будет ужасно рада с тобой познакомиться!

С коньками было решено, что Алинка наденет старые мамины, а Лика – Алинкины. До школьного пруда, где располагался каток, девочки поехали на санках. Маленькая фея показала, как надо ими управлять. У Лики всё быстро получилось. Но она так лихачила, что к тому моменту, когда санки въехали на школьный двор, девочки с головы до ног вывалялись в снегу и вдоволь нахохотались.

Каток поразил Лику. Она ожидала увидеть просто пруд, покрытый льдом. И остолбенела перед сверкающим в лучах солнца Ледяным дворцом. По залам и лабиринтам с визгом носились толпы мальчишек и девчонок. Хорошо, что мама с четырёх лет водила Лику на фигурное катание, и теперь она уверенно скользила по льду рядом с Алинкой среди крылатых фей и волшебников. И вдруг откуда-то сзади на них налетел настоящий маленький вихрь. Лика не удержалась и растянулась на льду. Вихрь оказался весёлой феечкой с целой копной непослушных кудрявых волос. Феечка, без конца.

– Извини, пожалуйста! Ты, правда, не ушиблась?

– Всё в порядке, – успокаивала фею Лика.

– Знакомьтесь, это моя лучшая подруга – Агата.

Агата радостно тряхнула кудряшками.

– А это та самая девочка, которая прилетела на зонтике! Её зовут Анжелика.

– Можно просто Лика, – сказала «та самая девочка».

– Ой, что я вам расскажу!… – оживлённо зашептала Агата и покосилась на Лику. – Только, чур, никому!

– Агата, перестань! – обиделась за новую подругу Маленькая фея. – Кому она может рассказать?

– Честное слово, – пообещала Лика, – Впрочем, если сомневаешься, я могу и не слушать.

И Лика отвернулась.

– Да не обижайся! Я же это так, просто – проверила.

И Агатка рассказала новость, которую сообщил ей один знакомый флипен-чпок.

Оказывается, в городе появились какие-то очень злобные флипен-чпоки. Они ссорят между собой фей и волшебников, пугают малышей и вообще ведут себя крайне недостойно.

– И это когда Снежная Неделя только началась! Представляю, что будет дальше! – нахмурилась Агата.

– Обойдётся, – чтобы успокоить подругу, сказала Маленькая фея, – подурачатся и перестанут!

– Да нет, – горячо возразила Маленькой фее Агата, – я флипен-чпоков знаю, на них это не похоже.

Девочки даже не догадывались, что причиной всего этого стало их собственное баловство, снявшее чары со злобного Карлика. Это он, Ураганус Бурелом, создавал миражи и насылал мороки на жителей города. И, конечно же, они не заметили, что в этот самый момент их старый знакомый наблюдает за ними сквозь прозрачную стену Ледяного дворца. Особенно заинтересовала его девочка, прилетевшая на зонтике. Ещё ночью он почувствовал её приближение. Восхитительный аромат обмана и болезненнобелая «звёздная» дымка окружали девочку.

– Ах, какая досада – нашу гостью, кажется, мучает совесть! – пробормотал Карлик, противно принюхиваясь.

Он потёр нос и оглушительно чихнул.

– Точно, это она! – Карлик чихнул ещё раз. – У меня всегда была аллергия на совесть.

И тут у него в голове возник чудесный план:

– Бедная мышка. Переживает. Ничего, мы ей поможем. А за это попросим – ну, самую малость. Пустячок, – бормотал Карлик, внимательно наблюдая за Ликой.

Он вынул из кармана руку и, сдув с ладони щепотку пыли, быстро забормотал:

– Пыль волшебная, лети!

Обмани и сбей с пути,

Миражами закружись,

Кем угодно окажись!…

Ничего не подозревающие девочки играли в «догонялки». Лика притормозила, чтобы отдышаться. Она только что догнала Агатку, и теперь была её очередь водить. Несмотря на то, что феи играли честно и ни разу не воспользовались крылышками, догнать их было не так просто! Лика огляделась, высматривая подруг.

У выхода Алинка махала ей рукой. Лика поспешила к ней и на какое-то мгновенье потеряла Алинку из вида.

Когда Лика снова увидела Маленькую фею, та была уже в саду, под деревом. Лика, неудобно проваливаясь в снег коньками, поспешила в сад. И вдруг, когда до Алинки оставалось всего несколько шагов, из-под земли выскочили санки и промчались, поднимая столбы снежной пыли. Санки уехали, снег осел, а Алинка будто испарилась. Там, где секунду назад стояла Маленькая фея, нетерпеливо переминался с ноги на ногу какой-то старикашка в плаще и мятой полумаске.

– Простите, пожалуйста, вы случайно не видели, куда делась девочка, которая только что была здесь? – встревоженно обратилась Лика к старику.

– Фея Алинка?… – понимающе улыбнулся старик и от этого стал ещё противнее.

Лика кивнула.

– Это я попросил Алинку позвать тебя сюда. Она рассказала мне про твою беду. Я всё знаю, дорогая… – при этих словах старик противно хихикнул.

По тому, как он смотрел и хитро улыбался, Лика поняла, что этот Карлик, действительно, всё знает. Она испугалась. Старик громко чихнул, достал из кармана большой клетчатый платок и прижал его к носу.

– Не бойся, я никому ничего не скажу. Только я могу помочь тебе, – он приблизился к самому Ликиному лицу. – Ты добрая девочка, ты же хочешь всё исправить?

– Да, – прошептала девочка.

– Так вот!… – Карлик радостно потёр ладошки.

Лике показалось, что они деревянные. Карлик тут же спрятал ладони за спину.

«Странный какой-то, – подумала Лика, – странный даже для волшебника».

– Я верну тебя в твой мир, – продолжил старик, – пораньше, в момент, когда ещё ничего не случилось.

Лика с интересом на него посмотрела.

– Только ты должна мне помочь. Принеси Алинкины песочные часы, те, что она нашла в подвале.

– Но они сейчас у папы, он собирался их починить! – сказала Лика.

Карлик заволновался.

– Ты должна забрать их! Немедленно!… Сейчас дома никого нет. А без часов ничего не выйдет. Только представь, что будет, когда ты вернёшься назад. Ни Алинка, ни её папа тебе тогда не помогут! Бедная моя девочка, – притворно вздохнул Карлик.

– Но как же я заберу? Без спросу…

Карлик так посмотрел на Лику, как будто хотел сказать «тебе же не впервой», но только ласково потрепал её по плечу.

– Не волнуйся! Я сам всё объясню Алинкиному папе. Потом.

Тут Карлик засуетился, потянул Лику к скамейке, где лежали её и Алинкины ботинки.

– Ты должна торопиться!

Старик топтался рядом, пока она снимала коньки.

– И помни – никому ни слова, а то волшебство не подействует! Я буду ждать тебя здесь.

Лика побежала через сад по тропинке, ведущей на школьный двор, где стояли санки. «Надо предупредить Алинку и Агату», – мелькнула у Лики мысль, но тут же куда-то исчезла. Санки быстро домчали девочку к Алинкиному дому. Как и обещал старик, там никого не было. Лика забежала в папин кабинет. Вот они – часы, лежат на столе, среди обломков Гошкиной шкатулки. Девочка осторожно прикоснулась к их тонкому выпуклому стеклу. Часы легко сдвинулись с места и Лике послышался тихий, как вздох, шорох песчинок. Перед глазами вдруг возникла бесконечная даль залитых солнцем песчаных барханов, а на горизонте в дрожащем воздухе то исчезала, то появлялась сверкающая поверхность воды.

Девочка тряхнула головой. Пустыня исчезла. На столе по-прежнему лежали обломки шкатулки и непонятные часы. Стоило лишь протянуть руку – часы тут же удобно легли в ладонь и как-то сами собой оказались в кармане.

На выходе Лика неожиданно столкнулась с Алинкиной мамой.

– А ты разве не на катке? – удивилась фея Виолина. – А где девочки?

– Я с катка, и туда сейчас. Мы тут забыли, – замялась Лика.

Сердце у неё бешено колотилось. Если бы мама вошла минуту назад!… Фея приняла Ликино замешательство за стеснение. «Конечно, девочка впервые в Волшебной стране, чувствует себя неуверенно, и Алинка тоже хороша – отправила гостью одну!» Виолина обняла девочку за плечи:

– Пойдем-ка, я угощу тебя пирогом! Подкрепиться никогда не помешает. А девочки подождут! Да, кстати, наша бабушка специально связала для ящерицы Сони шапку с помпоном и шарфик! Передашь? Вот и отлично! – улыбнулась Алинкина мама.

Глава 6 Признание Кочерыжки

аже если бы Лика сейчас и вручила ящерице бабушкин подарок, Соня всё равно не смогла бы порадоваться такой заботе. Она тихо лежала в саночках, которые горестно катил по снежной дорожке заяц Кочерыжка. Он остановил санки у маленького аккуратного крылечка и, взяв на руки ящерицу, а вернее сказать, то, во что превратил её злобный Карлик, осторожно вошёл в дом. Со стороны могло показаться, что он несёт завёрнутую в тряпку огромную бело-зелёную кочерыжку, на которой, словно большие розовые глаза, блестели две крупные клюквины. Так оно и было. Заяц, действительно, нёс в руках капустную кочерыжку, и этой кочерыжкой, действительно, была ящерица Соня.

Заяц, как мог, устроил Соню поудобнее в её любимом кресле и заботливо укрыл тёплым пледом.

– Ничего, Сонечка, ты не волнуйся, мы что-нибудь придумаем, – приговаривал он сквозь слёзы. – Всё будет хорошо! Вот увидишь!

Он нарочно привёз Соню в её дом, чтобы хоть как-то смягчить ужасную участь своей подруги и защитницы. Ему казалось, что среди любимых вещей Соне станет пусть чуточку, но легче. А может быть, она даже и расколдуется! А вдруг?

От отчаянья и от горя, там, в подвале, что-то будто бы хрустнуло в груди у зайца, и пелена песочных чар перед глазами, наконец, рассеялась. И теперь он с ужасом вспоминал то, что произошло с ним и с его бедной Соней.

Обиженная и расстроенная странным поведением Кочерыжки, ящерица Соня сердцем почуяла, что Кочерыжка, наверняка, влип в какую-нибудь ужасную беду. Она решила проследить – куда это всё время бегает её неугомонный приятель? И выследила!

А когда, пересилив страх, она забралась вслед за Кочерыжкой в школьный подвал и услышала злобные крики песочного Карлика, она всё поняла.

Как смело она набросилась на злого волшебника! Как кричала на него! Как ругала Кочерыжку! Как обещала вернуться со всеми феями и волшебниками, какие только есть в городе! Как, схватив зайца за лапу, тащила его за собой прочь из подвала! Как страшно горели красные глаза Карлика, когда он швырнул им вслед горсть сухой подвальной пыли!

Бедная Соня! Пыльные мороки вихрем заклубились вокруг ящерицы, обхватив её огромными зелёными лапами. Лапы туго, словно куколку, спеленали Соню и закружили в воздухе. А когда распались, на полу осталась лежать – будто в насмешку над зайцем – Сониных размеров кочерыжка с розовыми глазами-клюквинами.

Карлик засмеялся. Он хотел напустить своих мороков и на зайца, но передумал.

– Нет. Слабовата ещё моя сила. Видно, мало ещё в часах волшебных песчинок. Незачем впустую тратить их на этого раскрашенного болвана. Он и так никому ничего не скажет! Правда, малыш?

Заяц стоял – ни жив, ни мёртв от страха.

– Он не скажет. Он никуда не пойдёт. Только и мне тоже в таком виде наружу не выйти. Стоп! Как я раньше не догадался? Скоро ведь Снежный Карнавал! Никто не обратит никакого внимания на милого старичка-волшебника в такой вот потрёпанной маске.

И Карлик вытащил из большой коробки карнавальный плащ звездочёта и старенькую маску в виде больших, немного помятых очков.

– Прекрасно! Не будем терять драгоценное время! Эй, ты! – окликнул он онемевшего зайца. – Из подвала ни шагу! Если кто войдёт и спросит, что ты тут делаешь, скажи – генеральную уборку!

И с хохотом натянув на себя плащ и маску, Карлик выскочил из подвала. Как только дверь за его спиной захлопнулась, Кочерыжка не выдержал и зарыдал во весь голос. Потом Кочерыжка вытащил из подвала санки, уложил в них ящерицу Соню и, глотая слёзы, поплёлся к Сониному домику.

И вот теперь, когда он устроил Соню в кресле и даже поставил перед ней чашку с горячим чаем, Кочерыжка растерянно ходил по комнате и не знал, что же ему делать дальше? Ведь его оставили за «старшего», а он так всех подвёл. И фею Василису, и кота Василия, который на его месте ни за какие кочерыжки не поддался бы Карлику. А про Соню и говорить нечего. Хорош друг!… И Кочерыжка снова зарыдал. Да с такой силой, что не сразу услышал стук в дверь. Стук раздался сильнее. Испуганно вцепившись в щеколду, «тигровый» заяц, заикаясь, спросил:

– К-кто т-там?

– Соня! Это мы, Алинка и Агата! Открой, мы на минуточку! Лика не у тебя?

Заяц обречённо опустил уши и открыл дверь.

В прихожую, сверкая снежными искорками, весело впорхнули две юные феечки и сразу набросились на Кочерыжку с вопросами:

– Кочерыжка? Ты здесь? Вот здорово!

– Мы думали, вас мирить придётся, а вы, оказывается, сами справились! Какие молодцы!

– Лика не приходила? Мы её обыскались!

– А вы на санках собрались покататься, да?

– А Сонька где? Чего она прячется? Со-ня, Ли-ка, а-у!

– Да не кричите вы! – угрюмо остановил тараторящих девчонок Кочерыжка, – Нет здесь никакой Лики. Такое дело. Эх, да чего там!

Маленькая фея, глядя в полные слёз Кочерыжкины глаза, поняла, что произошло что-то ужасное. Она, не раздеваясь, влетела в комнату. За ней, чуть не сбив подругу с ног, ворвалась Агатка.

– Это что? – растерянно прошептала она из-за Алинкиного плеча.

– Это Соня, – одними губами произнёс заяц и не выдержал.

Плача и заикаясь, путая слова и сбиваясь с одного на другое, он рассказал притихшим феям про песочного Карлика-великана, про то, как тот превратил Соню в огромную кочерыжку, про пустыню вместо Волшебной страны, про мороки с миражами и про тайну волшебных часов.

– Это вы во всём виноваты! Расколдовали его своими дурацкими стишками! – набросился вдруг Кочерыжка на Алинку с Агатой. – Знаете ведь, что в Снежную Неделю колдовать нельзя! Всё из-за вас! Кто теперь Соню спасёт? Ну, что вы молчите?

– Ага! А тебя он, значит, несчастненького, так зачаровал, что ты взял и стащил у Алинки часы, так, да? – не осталась в долгу Агата.

– Я не стащил.

– Не сумел, значит, бедненький?

– Не сумел. А ещё он сказал, что когда часы наполняться песком вранья, зазнайства, всяких обид и насмешек, он их перевернёт, и всё превратиться в пустыню, а он станет Песочным великаном. Потом он замаскировался и ушёл, а я, между прочим, Соню в санки и сюда!

– Как же так – в санки и сюда? Он же ведь тебя зачаровал! – не унималась Агата.

– А я это, разочаровался! Вот! – выпалил Кочерыжка и уткнулся лбом в покрытое узорами оконное стекло.

– Отстань от него, он же не нарочно! – одёрнула подругу Маленькая фея. – Надо сейчас же всё рассказать папе.

Заяц фыркнул не оборачиваясь:

– Рассказать! И что потом? Как ты его папе покажешь? Этого Карлика ещё надо увидеть суметь! Он знаешь, как глаза отводить умеет! «Папа-папа, вон он»! Папа оглянется, а там только пустое место! Так вам и поверят после этого! И Соню до конца Снежной Недели не расколдовать. Если он вообще наступит, конец Снежной Недели, – и заяц безнадёжно махнул лапой.

– Как это – «если вообще наступит»? – возмутилась Агата.

– Мы не дадим Карлику часы! – решительно сказала Алинка. – Я сейчас же полечу домой и спрячу их понадёжнее!

– Они всё равно уже действуют, как вы не понимаете? – завопил Кочерыжка. – Вам уже ничего не исправить!… А ещё Карлик про вашу девочку всё спрашивал. Про гостью. Я хотел сказать, да забыл, – буркнул из угла «тигровый» заяц.

– Про Лику? Откуда он про неё узнал? И зачем ему Лика? – насторожилась Маленькая фея.

– А я тебе говорила – неспроста она к нам залетела. Что-то тут не то!

– Ничего ты мне не говорила, Агатка, что ты врёшь! Ты говорила, что она тебе понравилась!

– Ну, значит, сейчас говорю! Вечно ты с этими гостьями возишься! Делать тебе больше нечего!

То, чего никогда не водилось в Волшебной стране, должно было вот-вот вспыхнуть! Разумеется, ссора. И эта готовая вспыхнуть ссора была хорошо слышна стоящей за дверями Лике Брусницкой.

Надо сказать, что она уже довольно давно подошла к домику Сони и в приоткрытую дверь слушала путаный и полный всхлипываний рассказ зайца Кочерыжки. Подслушивать Лике было не очень по душе, и она уже решила войти, да всё никак не представлялся подходящий момент. Песочные часы в её кармане, которые сначала приятно холодили ладонь, к концу Кочерыжкиного рассказа, казалось, жгли ей руку.

А когда Маленькая фея стала утешать бедного зайца, Агатка вдруг заявила, что нечего его утешать, что Кочерыжка просто глупый выскочка и сам во всём виноват – вечно хотел показать, что он лучше кота Василия, вот и допрыгался.

Лика прикусила губу.

«Это я допрыгалась, как Кочерыжка, – подумала она, – Шкатулку Гошкину сломала, всем наврала, а как исправить – непонятно. Куда мне теперь деваться, как быть? Пойти к этому страшному Карлику, отдать часы, вернуться домой и всё забыть?

Или признаться во всём Алинке? Агатка наверняка скажет, что меня надо гнать из Волшебной страны поганой метлой. И будет права…»

Лика вдруг услышала, как в саду тихо заскрипел снег. Кто-то осторожно шёл по дорожке прямо к дому. Лика замерла. Она очень не хотела, чтобы кто-нибудь застал её подслушивающей под чужой дверью.

– Не бойся, это я! – раздался негромкий голос. – Ты ведь принесла мне мои часы, правда, Лика? Отдай их мне. Обещаю, я сделаю так, что ты вернёшься домой, и никто ничего не будет знать. Не будет никакой шкатулки. Ты, как всегда, будешь на конкурсе лучше всех. Я знаю, что говорю. Дай мне часы! Ну?

Из темноты к Лике потянулась длинная рука с узловатыми пальцами. За дверью Кочерыжка говорил о пустыне, в которую Карлик хочет превратить с помощью часов всю Волшебную страну.

– Лика, дай мне часы! – злобно шипел голос из темноты.

– А я тебе говорила – неспроста она к нам залетела. Что-то тут не то! – доносился из-за дверей Агаткин голос.

Девочка оттолкнула от себя страшную руку. «Не получишь ты никаких часов», – подумала Лика и, распахнув дверь, решительно шагнула в комнату.

Глава 7 Волшебная книга

ркий солнечный луч пробивался сквозь лёгкие шторы. Он пробежал по рядам книг на полках и скользнул на полированную поверхность письменного стола. Отразился в пузырьке с тушью и перебрался на большой лист ватмана. На ватмане вожатая Света писала объявление. «Сегодня в 18.00 в летнем кинотеатре состоится.» Света задумалась, как лучше написать «финал конкурса» или просто «конкурс»? Пожалуй, «финал» будет солиднее, решила Света и обмакнула перо в баночку с тушью. И только она приготовилась писать, как сзади кто-то звонко чихнул. От неожиданности Света вздрогнула и вместо буквы «ф» на листе ватмана появилась большая клякса. Вожатая оглянулась и увидела Лику Брусницкую. Та удивлённо смотрела по сторонам, как будто не могла сообразить, где находится.

– Господи, Лика, как ты меня напугала! – закричала Света. – Разве можно так подкрадываться?

Лика всё тем же непонимающим взглядом уставилась на Свету и спросила:

– Это что, библиотека?

Вожатая покачала головой.

– Лика, ты нормально себя чувствуешь?

Лика чувствовала себя ужасно. Она никак не могла понять – что же произошло? Только что злобный Карлик протягивал к ней свою костлявую руку, и Маленькая фея Алинка спорила с Агатой, защищая её, Лику, и Кочерыжка рассказывал страшные вещи про часы! И вот всё исчезло. Всё, кроме тех самых песочных часов. Лика по-прежнему сжимала их в ладони. Сероватый и похожий теперь на морскую соль песок пересыпался в стеклянной колбе.

Вожатая потрогала Ликин лоб:

– Дорогая, ты случайно не перегрелась?

– Да, то есть – нет! – невпопад ответила Лика и заглянула под стол.

Потом она подбежала к окну и выглянула на улицу. Там было лето! Мальчишки играли в футбол на спортивной площадке. Из открытых дверей столовой доносились крики «дежурного» отряда. Света с удивлением наблюдала за Ликой:

– Ты что-то потеряла?

– Нет, то есть – да! – снова как-то непонятно ответила Лика.

– И что же ты потеряла? Может, я помогу? – предложила вожатая.

И тут Лике в голову пришла чудесная идея.

– Зонтик! – радостно воскликнула девочка. – Мне нужно найти зонт! – пояснила она вожатой и выбежала из библиотеки.

– Какой еще зонт? – ничего не поняла Света. – Беда с этими малышами!

Она пожала плечами и вернулась к объявлению.

Анжелика в это время обшаривала кусты возле ворот лагеря, там, где она в первый раз нашла волшебный зонт. Но ничего, кроме банки из-под газировки и конфетных фантиков, не обнаружила. Лика потратила без толку целый час, осматривая все близлежащие заросли. Только нацепляла кучу репьёв и вся исцарапалась.

За этим занятием её и застала Милка.

– Вот ты где! А я тебя везде ищу. Ты чего не пришла на пляж? Нина Ивановна спрашивала, а я сказала, что ты потеряла купальник!… – тараторила Милка, помогая подруге отцеплять репьи с платья. – Представляешь, Сидоров положил Катьке за шиворот лягушку! Бедная Катька так орала!

– Бедная лягушка! – поправила Лика.

Катька была известная трусиха. Милка засмеялась.

– А ещё Гошка дольше всех мальчишек сидит под водой! Да, ты же не знаешь! Он сказал Нине Ивановне – я сама слышала – что не будет участвовать в конкурсе! Вроде, потерял шкатулку.

– А как же шарики? Он же может жонглировать, – пробормотала Лика, густо покраснев.

– Ты чего? – удивилась Милка. – Какие шарики? Ты ведь хотела выступать одна!

И Милка внимательно посмотрела на подругу. Лика была готова провалиться сквозь землю. И это только начало! Как она посмотрит в глаза Гошке? И как будет жить дальше, если и в самом деле победит в этом несчастном конкурсе? А самое обидное, что когда Алинка и Агата догадаются, кто взял часы, они могут подумать, что Лика с Карликом заодно. От этих мыслей у Лики даже разболелась голова.

– Кстати, что ты там делала, в кустах? – прервала её размышления Милка.

Но ответить Лика ничего не успела, потому что они подошли к столовой.

В столовой Нина Ивановна пересчитывала детей перед обедом и следила за тем, чтобы все вымыли руки. Сразу после обеда она собрала весь отряд в большой «игровой» комнате, чтобы сделать объявление.

– Сегодня вечером конкурс «Алло, мы ищем таланты». Мы все будем болеть за Лику Брусницкую. Как вы уже знаете, она будет представлять наш отряд.

– А Гошка?… – выкрикнул кто-то из мальчишек.

– А Гоша сказал мне, что потерял свою шкатулку с фокусами! – сердито посмотрела Нина Ивановна на Гошу. – Не знаю, может, ты просто испугался?

Гошка молча разглядывал пятно на обоях, как будто речь шла совсем не о нём. Нине Ивановне это явно не понравилось, и она собиралась ещё что-то сказать. Но тут вмешалась вожатая Света:

– Нина Ивановна! Я думаю, что Анжелика прекрасно справится и одна. Правда ведь, Лика?

«Сейчас или никогда», – решила девочка и поднялась со своего места.

– Нина Ивановна, я считаю, что должна петь Милка – она тоже занимается в студии, и в городском конкурсе участвовала. А Гошка пусть жонглирует!…

– Что за ерунда, Анжелика! Выбрось из головы эти глупости – лучше готовься к репетиции! Я, конечно, понимаю твоё желание помочь подруге, но здесь оно неуместно!

Все загалдели, а Милка от удивления открыла рот. Лика на секунду зажмурилась и выпалила:

– Нина Ивановна!… Это я взяла Гошкину шкатулку!

– Зачем? – не поняла Нина Ивановна.

– Я её украла, чтобы Гошка не мог выступать. И я бы тогда одна сама. Потом я хотела вернуть, а она сломалась. – Лика окончательно сбилась и замолчала.

В комнате повисла тишина. Было слышно, как жужжит и бьётся о стекло муха.

Лика села на своё место и уставилась в пол.

– Тааак, понятно! – нарушила молчание Нина Ивановна. – Значит, Мила идёт со Светой репетировать, все остальные – спать! А ты, Брусницкая, подумай над своим поведением.

И Нина Ивановна направилась к двери. Тут все разом заговорили, зашевелились. Вожатая Света увела с собой напуганную, ничего не понимающую Милку. Остальные разошлись по своим спальням. Лика осталась в комнате одна. Она уже давно еле сдерживала слёзы.

И теперь они текли по щекам и щекотали шею. Лика даже не думала, что слёз может быть так много, и что они такие солёные. Вдруг скрипнула дверь, и кто-то зашёл в «игровую». Лика схватила лежащую на столе книгу, открыла и уткнулась в неё, делая вид, что читает. Гоша придвинул стул и сел рядом. Лика быстро вытерла слёзы и покосилась на Гошку.

– Интересная книжка, – вдруг проговорил он.

– Что? – не поняла Лика.

– Я говорю, книжка интересная. Я читал.

Лика молчала, уставившись на картинку. На картинке были нарисованы губастые верблюды с поклажей, бредущие по пустыне. Гошка поёрзал на стуле.

– Брусница, я хотел сказать: ты ведь не думаешь, что все теперь тебя ненавидят?

– Думаю, – угрюмо пробормотала Лика. – Я и сама себя ненавижу.

– Ну и зря. С кем не бывает.

Лика посмотрела на него:

– Гошка, если ты меня утешать пришёл, то лучше не надо. Я сама во всем виновата. Ты, правда, прости меня, я не нарочно её сломала. Скажи, где такие продаются, я попрошу маму.

– В том-то всё и дело, Брусница, что не продаются, – перебил её Гошка, – Это старая дедушкина шкатулка. Он у меня был фокусник. Настоящий. В цирке выступал.

Гошка помолчал и добавил:

– Может, её ещё можно будет починить.

«Вот только где сейчас эта шкатулка? - подумала девочка. – Попробовать рассказать ему про Волшебную страну? Всё равно ведь не поверит».

– Дай мне честное слово, что поверишь во всё, что я расскажу! – потребовала она, глядя Гошке в глаза.

– Не надо никакого слова, Лика, я и так тебе верю, – почти шёпотом сказал Гошка.

От этого шёпота, и оттого, что он в первый раз назвал её не по прилипшему, как репей, прозвищу «Брусница», а по имени – Лика ужасно смутилась. Чтобы скрыть своё волнение, она перевернула страницу и посмотрела на следующую картинку. На ней был нарисован Карлик! Тот самый, из Волшебной страны! Лика схватила Гошку за руку и закричала:

– Я знаю этого старикашку! Это Карлик, он хочет превратить в пустыню Волшебную страну! Гошка, о чём эта сказка?

– О песчаном джине, – ничего не понимая, ответил мальчик. – Там один купец освободил его из кувшина, а он за это хотел купца убить.

– Очень похоже на Карлика! – закивала Лика. – Ну и что было дальше?

И Гошка рассказал, что купец потом перехитрил джина, и тот снова залез в кувшин. А купец запечатал кувшин крепко-накрепко и зарыл в песок.

– Это же просто здорово!

От волнения Лика соскочила со стула. Стул с грохотом упал за её спиной и в «игровую» заглянула Нина Ивановна.

– Это что такое?! Почему до сих пор не спите? Ну-ка, быстро по своим местам!

В коридоре Лика шепнула Гошке, что потом всё ему расскажет, и, прижав книжку к груди, побежала в свою спальню.

Девочка прочитала сказку до конца и посмотрела на волшебные часы. Они стояли на тумбочке рядом с кроватью. Эх, если бы Лика оказалась сейчас в Волшебной стране! Она бы попробовала всё исправить. Попробовала бы помочь Маленькой фее Алинке и Агате победить злого Карлика Урагануса Бурелома. Лика отчаянно встряхнула часы и, перевернув, с громким стуком поставила на тумбочку. Мутный песок сначала лениво, а потом всё быстрее и быстрее потёк из верхней колбы часов в нижнюю. Лика заворожённо смотрела на тоненькую песчаную струйку. В глазах у неё потемнело, песок вдруг начал искриться, Лика чувствовала, как её, словно песчинку, затягивает куда-то далеко-далеко… От страха Лика зажмурила глаза и провалилась в мягкую, пушистую темноту.

Глава 8 Военный совет

  заснеженном саду Алинкиного дома Маленькая фея со своей подружкой Агатой подманивали на малиновое варенье флипен-чпока. Ни на какое другое варенье флипен-чпоки почему-то не реагировали. А на малиновое – пожалуйста! Варенье девочки раздобыли в буфете на кухне и теперь заканчивали лепить снеговика. Снеговик был нужен для того, чтобы бесплотному флипен-чпоку было в ком поселиться.

– Всё-таки интересно, почему именно малиновое? – ворчала Агата, устраивая чашку с вареньем в круглых лапах снеговика.

– Наверно, потому что уже от одного названия слюнки текут! – отряхивая варежки от снега, предположила Алинка. – Давай съедим по ложечке?

– Давай! – обрадовалась Агата. – Только осторожно, чашку не столкни!

Не успела Агата приготовить ложечку, как неожиданный порыв ветра поднял целое облако снега и осыпал девчонок с ног до головы. В снежном тумане, окутавшем почти весь сад, Алинка и Агата увидели невысокую фигуру.

– Вот он, флипен-чпок! – зашептала Агата. – Главное – не спугнуть!

– Алинка! Агата! Это вы? – робко спросил флипен-чпок знакомым голосом.

Маленькая фея вопросительно посмотрела на подругу.

– Придуривается! – усмехнулась Агата. – Эй! Тебя как зовут?

– Лика, – растерянно проговорил флипен-чпок.

– Брось дурачиться! – строго сказала Агата. – Нам не до шуток. Злобный песочный Карлик задумал превратить нашу страну в пустыню.

– Я знаю, – пискнула из снежного тумана призрачная фигура.

– Это он насылает на нас свои жуткие мороки. Мы уверены, что вы тут ни при чём. Помогите нам, уважаемый флипен-чпок!… Пожалуйста! – крикнула Алинка.

– Я не флипен-чпок. Я Лика!… Алинка, я, кажется, знаю, как можно победить Карлика!

И действительно, навстречу девочкам из оседающего облака снежной пыли с книгой в руках вышла Лика.

– Смотрите! Тут всё написано! Видите? – Лика торопливо листала страницы, отыскивая ту, на которой нарисован противный джин. – Надо заманить Карлика в кувшин, а кувшин запечатать на веки вечные!

Девочки растерянно смотрели на книгу, которую совала им раскрасневшаяся от волнения Лика, на большие цветные картинки.

– А откуда ты про Карлика знаешь? – прищурилась Агата.

Лика замерла на полуслове:

– .Я тогда за дверью стояла и слышала, как Кочерыжка про него и про часы рассказывал. Если бы я знала! Алинка, Агата, простите меня, пожалуйста. Я не думала, что всё так получится. Это я стащила часы. Но я всё равно не отдала их тому старикашке!

Алинка и Агата молча слушали.

– Вот они, – и Лика осторожно достала часы из кармана. – И шкатулка не моя, а Гошкина. Я всё наврала. Я одна во всём виновата.

И Лика горестно села на занесённые снегом ступеньки беседки.

– Ну, не одна ты, скажем прямо. – Маленькая фея Алинка села рядышком. – Карлика-то мы расколдовали!

– Это точно! – усаживаясь с другого бока, подмигнула Агатка. – Все хороши! Вместе влипли – вместе и будем выбираться. Мир?

Агата протянула Лике свой мизинец.

– Мир! – радостно улыбнулась Лика и растерянно посмотрела на Алинку.

– Молодец, что вернулась, – Алинка обняла Лику за плечи, – мы всё исправим!

– А вдруг не выйдет? – взволнованно проговорила Лика. – Тут надо всё, как по нотам.

Девочки на секунду задумались. В саду стояла удивительная тишина. И в этой тишине кто-то громко и вкусно чавкал.

– Девочки, смотрите – флипен-чпок! Настоящий! – восхищённо прошептала Агата.

Настоящий флипен-чпок, пока девочки выясняли отношения и мирились, под шумок слопал всё варенье и теперь сосредоточенно вылизывал чашку. Было видно, что сидеть в теле снеговика ему не очень удобно, но он очень старался и, похоже, рассчитывал на добавку.

Девочки не выдержали и расхохотались. А когда они вдоволь насмеялись, а добавка была честно выдана и охотно съедена, Алинка, Агата, Лика и флипен-чпок по имени Финеас устроили в беседке настоящий военный совет.

Ликин план – упрятать Карлика в маленькую склянку – приняли единогласно. Было решено устроить на площади во время карнавала и праздничных гуляний шуточное состязание, призом в котором будут Песочные часы.

Флипен-чпок Финеас, покинув неуклюжее тело снеговика, был теперь почти невидимым, но из уважения к новым друзьям и от боевого настроения, вполне явственно переливался радужными пятнами и согласно кивал головой.

– Тогда – за дело! Агата, скажи Кочерыжке, пусть найдёт две склянки с узким горлышком.

– Хорошо!

И «военный совет» разлетелся готовить самое необычайное состязание в мире.

Не прошло и получаса, как к школьному крыльцу с опаской приблизился заяц Кочерыжка. В окне одной из башенок он заметил Тюбика и отчаянно замахал руками:

– Тюбик! – неуверенно начал Кочерыжка, но, осмелев, закричал уже в полный голос, – Тю-бик!!!

Помощник феи-художницы озабоченно высунулся из окна:

– Ну, чего тебе?

– Выйди на минутку!

– Не могу, у меня работы – во! – и Тюбик, разбрызгивая краску, кисточкой провёл у себя высоко над головой. – Заходи сам, если надо!

Окошко захлопнулось, а заяц от огорчения топнул ногой.

– Ладно, была – не была! – шмыгнул носом Кочерыжка и решительно направился к школьным дверям.

Но все опасения «тигрового» зайца оказались напрасными. Ни в коридоре, ни на лестницах никто его не подстерегал и из тёмных углов не набрасывался. Кочерыжка совсем осмелел и даже начал насвистывать себе под нос какой-то весёлый мотивчик.

Он быстро добрался до кабинета рисования, где измазанный с ног до головы Тюбик заканчивал раскрашивать большую разноцветную картину.

– Ну, как? – гордо спросил Тюбик.

Заяц хотел уже было, по привычке, фыркнуть и раскритиковать кропотливую работу маленького Тюбика, но спохватился.

– Да, – вздохнул он, – красиво. Мне так никогда не суметь!

Невзрачный, помятый Тюбик от такой неожиданной похвалы весь как-то даже расправился:

– Правда? А хочешь – мы с тобой вместе будем заниматься? Я тебя научу. Потом выставку устроим, – размечтался Тюбик.

– Давай. Только знаешь, тут такое дело.

Заяц не выдержал и, вытаращив глаза, горячо зашептал на ухо Тюбику. Тюбик кивал головой с таким видом, будто для него это не новость.

– Теперь тебе ясно? – закончил Кочерыжка, покосившись на дверь.

– Да уж, яснее некуда. Я этого Карлика хорошо помню.

– Ты слушай дальше! – возбуждённо продолжал Кочерыжка. – Алинка с Агатой просили помочь им. Тебе ведь, наверное, в подвале все полочки и все уголки знакомы? Ты вон сколько времени там лежал, пока фея-художница тебя к себе не забрала!

Тюбик суеверно скрестил пальцы:

– Ох, лучше и не вспоминай! Если бы не она – пропал бы мой талант. Так всю жизнь и пролежал бы я на пыльной полке!

Маленький художник вспомнил, как его, почти наполовину полного великолепной фиолетовой краской, какая-то феечка сунула в коробку с мусором. Она сказала, что он наполовину пустой. А он был наполовину полный! Полный!

– Ладно, не переживай ты так! – прервал его мысли Кочерыжка. – Ты вот что лучше скажи – есть там в каком-нибудь закутке такие ма-а-аленькие бутылочки или скляночки, или колбочки какие-нибудь? Главное, чтобы горлышко у них было узенькое.

– А зачем это?

– Говорят тебе – надо! Давай вспоминай!

Кочерыжка возбуждённо забегал по мастерской.

– Ну, вспомнил? – остановился заяц перед приятелем.

– Не дави на меня!… Видишь – вспоминаю!

Тюбик сильно потёр кулачком лоб, сел на скамейку и закрыл глаза. Кочерыжка даже расстроился:

– Ты, Тюбик, смотри не усни.

– Говорю же – не дави на меня!… В общем, так, в дальнем шкафу на нижней полке, за коробкой со старыми учебниками по чистописанию, помнится, видел я две такие штуки – называются «чернильницы». Ими, вообще-то, уже лет сто никто не пользуется, а эти как-то завалялись. Главное – хитрость в них одна: чтобы феечки случайно не испачкались, чернильницы сделали не проливающимися. Их так и прозвали «непроливайки».

– Кого – феечек?

– Чернильницы!

– А в чём же хитрость? – не понял Кочерыжка.

– Хитрость в том, что никакого волшебства! Соображаешь?

– Тюбик! – восхищённо ахнул заяц. – Так это же то, что надо!… Ну, держись, Ураганус Бурелом!

И друзья торопливо затопали вниз по лестнице.

– А вдруг он всё ещё там, в подвале? – забеспокоился Кочерыжка.

– Нету там никого! – отмахнулся Тюбик.

– Откуда ты знаешь? Тебе хорошо говорить – а я ещё одного раза просто не переживу!

– Да говорят тебе – нету там никого. Я сегодня уже был в подвале, кисточку искал потолще. Нету…

– Кисточки?

– Ни кисточки, ни Карлика твоего!

– Правда? – обрадовался заяц. – Только, чур, всё равно – ты первый!

Тюбик пожал плечами и начал спускаться в подвал.

Глава 9 Необычное состязание

ак только праздничный колокол Ледяного дворца дал сигнал к началу Карнавала, в небе над главной площадью Волшебного города началось традиционное выступление молоденьких фей и волшебников. Воздушные танцоры выписывали такие головокружительные «па», что у зрителей просто дух захватывало. Потом началось праздничное шествие. А потом площадь наполнилась гуляющими, столиками с угощеньем, разными аттракционами и прочими развлечениями.

У прозрачной стены Ледяного дворца заяц Кочерыжка, забравшись на табурет, весело зазывал всех желающих поучаствовать в самом захватывающем конкурсе.

– Спешите! Только одно состязание! А вот и приз победителю! Замечательные Песочные часы! Только одно состязание! Спешите! Спешите!

Тот, чьё внимание друзья хотели привлечь, давно уже стоял за прозрачной стеной и с огромным интересом слушал голосистого Кочерыжку. А когда заяц, демонстрируя публике главный приз, стал небрежно перекидывать из лапы в лапу волшебные часы, Карлик не выдержал:

– Я! Я готов поучаствовать! – подскочил он к Кочерыжке, поправляя на ходу помятую маску-очки, – Начинай!

Кочерыжка трижды дунул в серебристый рожок. Ничего не подозревающая публика расступилась, а из разноцветной палатки вышла фея Агата.

– Внимание! Внимание! Тур первый! – прокричал «тигровый» заяц. – Состязание на лучшие миражи! Никаких волшебных палочек! Только ловкость ума и рук! Неизвестный в маске против феи Агаты! Начали!

Кочерыжка дунул в рожок и спрыгнул с табурета.

Карлик выдернул из-под плаща руку, и, что-то пробормотав, яростно дунул на раскрытую ладонь. Песок с его ладони разлетелся и стал стремительно вырастать в огромную картину. Публика от неожиданности ахнула. За спиной у «старичка» расстилалась выжженная ярким солнцем бесконечная пустыня, в которой узнавались пейзажи Волшебной страны, но такие страшные, что у зрителей волосы встали дыбом.

Агата тоже растерялась, но быстро взяла себя в руки и, прошептав: «Ну, Финеас, не подведи!» – швырнула высоко в небо маленький снежок. Снежок, тихо чпокнув, разлетелся на кусочки и на глазах у изумлённой публики стал превращаться в цветущий весенний лес. Чего в нём только не было! С ветки на ветку перелетали удивительные птицы, деревья и кусты наполнялись цветами, которые тут же превращались в разноцветные плоды, невиданные звери проходили по заросшим изумрудной травой тропинкам.

Публика зааплодировала. Пустыня и лес вдруг резко столкнулись, рассыпались и исчезли.

– Ничья! – протрубил Кочерыжка, снова забираясь на табурет. – Второй тур! Состязание великанов. Фея Алинка против неизвестного профессора в маске! Начали!

Маленькая фея вышла вперёд и, наклонившись к сугробу, высыпала в снег из бумажного пакетика крошечные зёрна колдуники. Подождала. Ничего не произошло. Алинка опустилась в сугроб на колени и с отчаяньем стала всматриваться – не может быть, чтобы колдуника не сработала! И тут.

Колдуника сработала. Да ещё как! Сугроб вздулся, лопнул и вместе с Маленькой феей стал кружиться, расти, пока не превратился в гигантскую снежную фею.

Восторженные зрители захлопали в ладоши.

Злобный Карлик, сверкая глазами, подбросил над своей головой горсть песку. Песок, превращаясь в тёмный смерч, подхватил Карлика и завертел, завертел. Спустя мгновенье перед огромной снежной феей возник гигантский песочный великан.

Великан, раскинув огромные руки, злобно обрушился на снежную фею. Обе фигуры исчезли в вихрях песка и снега. Публика затаила дыханье. Неожиданно вихрь прекратился, и все увидели сидящих в сугробе «старикашку-профессора» и запыхавшуюся фею Алинку.

– Ничья! – провозгласил Кочерыжка.

Гром аплодисментов прогремел над площадью. Все ждали третьего, решающего тура.

– Тур последний! – хриплым от волнения голосом объявил Кочерыжка, – Лика Брусницкая против неизвестного профессора в маске! Состязание заключается в том, чтобы залезть вот в эту маленькую чернильницу. Кто быстрее – Лика или неизвестный в маске? Внимание! Прошу тишины!

Кочерыжка поставил перед потерявшим всякую бдительность Карликом чернильницу-«непроливайку». Лика сжимала в руке точно такую же и бесстрашно глядела в горящие злобой глаза Урагануса Бурелома.

– Часы будут мои! – торжествующе шипел Карлик. – А ты, а тебя, я тебя.

Карлик задохнулся от ненависти.

– Сначала победи! – сквозь зубы сказала Лика.

– Ха! Командуй, ты! – приказал Карлик зайцу Кочерыжке. – Я покажу этой мерзкой девчонке, на что способен Ураганус Бурелом! Начинай!

Только Кочерыжка пискнул в свой рожок, как Ураганус Бурелом рассыпался в пыль и змеиной струйкой стремительно вполз в чернильницу.

– Алинка! Тюбик! Скорей! – крикнула Лика и захлопнула ладошкой горлышко «непроливайки».

Подбежавший Тюбик торопливо замазал горлышко чернильницы густым слоем краски, а Маленькая фея тут же запечатала её большим папиным кольцом.

– Ура! Мы победили! – завопил Тюбик.

Схватив часы, он от радости подбросил их высоко вверх, но неожиданно поскользнулся, и часы со звоном раскололись о ледяную стену праздничного дворца. Тёмный тяжёлый песок рассыпался.

– Только не это, – прошептала Лика, в ужасе отступая и проваливаясь в сугроб.

Неловко подвернув ногу, она упала, а когда в потемневших от боли глазах прояснилось, Лика поняла, что сидит на скамейке, в последнем ряду летнего кинотеатра, в родном оздоровительном лагере «Берёзка».

На сцене её подругу Милку мучила советами воспитательница Нина Ивановна. Они с вожатой Светой наперебой показывали, как надо пританцовывать во время музыкального проигрыша в песенке «Про волшебника».

– Вот ужас-то, – раздался над ухом громкий «заговорщицкий» шёпот.

Лика резко обернулась.

– Гошка!

– Тише ты!… – Гошка прижал палец к губам и с каким-то странным выражением посмотрел Лике в глаза. – Слушай, а как ты это делаешь? Только не ври, я всё видел. Я из палаты удрал, и только в окошко тебе хотел постучать, ты вдруг – хлоп! – и исчезла. Я прямо обалдел! Моему деду такой фокус и не снился! Я никому, честное слово!

– Да не надо, Гошка, никакого слова – я тебе и так верю… – Лика улыбнулась. – Я всё тебе расскажу, обещаю. Только давай сначала Милку спасём. Они её совсем уже замучили. Тащи шарики, будешь жонглировать. Мы с Милкой в студии на два голоса знаешь, как пели! И получится у нас замечательное трио!

У Гошки загорелись глаза.

– Точно, фольклорно-жонглёрное!

Оба не выдержали и расхохотались.

– Слушай, давай я скажу Нине Ивановне, что мы нарочно сговорились наврать про шкатулку, чтобы нам разрешили вместе с Милкой выступать? – предложил Гошка.

– Светлана нас «детским садом» обзовёт.

– Ну и пусть! Они тогда совсем запутаются и рукой махнут, лишь бы мы на конкурсе победили!

– Нет, Гошка, не надо. Я больше врать не собираюсь! Давай лучше.

– Георгий! Анжелика! – неожиданно раздался громкий крик Нины Ивановны. – Вы что там прячетесь? Бегом сюда! Вы что, нарочно сговорились погубить честь нашего отряда?

– Гоша, беги скорей за шариками! – вмешалась вожатая Света. – А ты, Брусницкая, поднимайся сюда, к своей драгоценной подруге. Детский сад какой-то, честное слово!

Гошка весело подмигнул Лике:

– Я же говорил!…

И перемахнув через загородку, он быстрее ветра помчался в корпус за шариками.

В конкурсе они, разумеется, победили. Дуэт Лики и Милки, усиленный, как выразилась вожатая Света, Гошкой с его светящимися шариками, произвёл настоящую сенсацию. Им без конца аплодировали! Нина Ивановна была счастлива. Вожатая Света от восторга закатывала глаза и показывала большой палец. А когда им вручали цветы и награды, Лика вдруг увидела в зале среди зрителей. Маленькую фею Алинку! Или это ей померещилось? Лика стала лихорадочно осматривать зал. Неужели показалось? И тут она увидела знакомую копну кудрявых волос! Агатка! А вот рядом с ней и сама Алинка! Они сидели в последнем ряду, с самого края. Маленькая фея радостно помахала рукой и что-то крикнула. Лика огляделась по сторонам:

– Гошка, Милка! Скорее! Они там, в зале!

– Кто? – удивился Гошка.

– Алинка и Агатка, вот кто!

И схватив Милку за руку, Лика стала пробираться вниз со сцены. Гошка от неожиданности чуть не выронил свои светящиеся шарики. Нет, она, конечно же, рассказала и ему, и Милке про Маленькую фею, про Агату, про Волшебную страну. Но чтобы вот так, в зале. Гошка на секунду замешкался, потом спохватился и бросился вслед за девчонками.

Когда ребята прорвались к месту, где сидели феи, Алинки и Агаты там не оказалось. Но они были здесь! Были, абсолютно точно! Потому что на скамейке Лика обнаружила свою плетёную сумку, а в ней целую и невредимую Гошкину шкатулку и книжку про джина.

– Значит, всё обошлось! – тихо сказал Гошка. – Ни в какую пустыню твоя Волшебная страна не превратилась.

– Обошлось, – согласилась Лика.

– Хоть бы одним глазком взглянуть на эту Волшебную страну! Интересно – как там всё? – вздохнула Милка.

Эпилог

  в Волшебной стране полным ходом шло приготовление к большим санным гонкам. Тюбик раскрасил ящерице Соне её санки так, что, по общему мнению, Соня с Кочерыжкой теперь просто не могли не победить!

Песочный Карлик теперь снова в подвале, в чернильнице-«непроливайке». Девочки не знали, что с ним делать, и решили вернуть его обратно в подвал. Но, разумеется, спрятав так, чтобы он никогда больше не смог попасться на глаза какой-нибудь незадачливой феечке. Сейчас Карлик, скорее всего, протирает кулачком мутное стекло, видит перед собой пыльные банки, тёмные стенки деревянного ящика, и сетует, что так глупо попался на такую детскую хитрость.

Всё это Лика узнала от почтовой мышки по имени Коко Мышель, которая принесла ей поздравительную открытку от Маленькой феи. Но открыткой дело не ограничилось. Коко Мышель развлекала Лику ещё добрых полчаса, пока та торопливо сочиняла ответ.

– Вы себе представить не можете, дорогая, как мы все волновались за бедную Соню! Ведь в Снежную Неделю всякое там волшебство запрещено! Многие протестовали! Но Алинкина Бабушка решительно пресекла все разговоры. Она сказала: «Делайте со мной, что хотите, но санным гонкам без Сонечки не бывать!» И что вы думаете? Она взяла волшебную палочку и лично превратила Соню обратно в ящерицу. И ничего – всё обошлось.

Кстати, фея Василиса, школьная хозяйка, ужасно довольная поведением храброго Тюбика, на радостях наполнила его изумительной фиолетовой краской.

И обещала, что будет лично следить за тем, чтобы её маленький помощник был всегда полон.

Похорошевший, толстенький Тюбик, немного смущённый, но очень гордый таким вниманием, лихо подновил нашему Кочерыжке его полоски. Кочерыжка теперь ходит, высоко задрав нос, но никто уже не смеётся над тем, что он «тигровый».

– А часы? Что с часами?

– А что с часами? Разбились.

– Разбились, и всё?

– И всё, – важно кивнула Коко Мышель.

Когда же письмо было закончено, мышка аккуратно закрепила его на поясе и, послав Лике воздушный поцелуй, исчезла, будто её и не было.

Анжелика улыбнулась, представляя, как Маленькая фея Алинка прочитает ответ и тоже улыбнется, представляя себе её, Лику.


home | my bookshelf | | Маленькая фея и Загадка Песочных Часов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 18
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу