Book: Запредельная нежность



Запредельная нежность

Кенди Шеперд

Запредельная нежность

Купить книгу "Запредельная нежность" Шеперд Кенди

The Tycoon and the Wedding Planner

© 2014 by Kandy Shepherd

«Запредельная нежность»

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Было время ланча, и Кейт Паркер исполняла свои обязанности по работе с клиентами в ресторане отеля «У гавани». Она остро ощущала плохо скрываемое внимание к себе. Посетители исподтишка бросали на молодую женщину заинтересованные взгляды, обменивались замечаниями вполголоса и шепотками.

«Если еще раз кто-нибудь произнесет или хотя бы подумает: «Бедная Кейт!» – я не выдержу и закричу», – решила она и мысленно укорила себя за длинный язык. К чему было поднимать такой шум из-за своего детского увлечения Джесси Морганом? Зачем она разболтала всем без исключения в родном городке Долфин-Бей, что расскажет Джесси о своих чувствах, когда тот приедет в следующий раз?

И вот он вернулся, и она поцеловала его. Впервые с того момента, когда они были всего лишь детьми пятнадцать лет назад. И это стало настоящей катастрофой, потому что Кейт не почувствовала ничего. Абсолютно. Вместо того чтобы взволновать, этот поцелуй разочаровал ее. И даже возникло желание вытереть губы рукой.

А Джесси? Он тоже растерялся и почувствовал себя неловко. Они расстались, с трудом глядя друг другу в глаза.

Кейт уже в сотый раз поежилась от этого воспоминания. Оно и сегодня оставалось таким же свежим и болезненным, как и три дня назад, когда все случилось.

И теперь все в их маленьком городке знали, какой дурой она себя выставила. Решила, что между ней и Джесси, которого она знала с пеленок, может быть что-то большее, чем привязанность старых друзей!

«Бедная Кейт!» – сочувствие к ней так и витало в воздухе.

Она оглядела ресторан. Многие столики уже были заняты посетителями, заглянувшими на воскресный ланч.

Кейт хотелось выбежать за дверь, спуститься по ступеням к пляжу и, добравшись до дома, запереться в спальне, включив громко музыку.

Вместо этого она собралась с духом, готовая противостоять сплетням, и заставила себя улыбнуться.

«Люди! Это не значит ничего, – хотелось ей донести до всех в зале. – Пустяки. Меня совершенно не затронул тот чертов поцелуй».

Но это было не совсем так, потому что Великий Катастрофический Поцелуй заставил Кейт сомневаться в том, кто же является для нее подходящим мужчиной. Тот человек, которого она считала своим Мистером Идеалом, на деле им не оказался. Так что же делать дальше? Как можно снова доверять своему суждению о мужчинах?

«Улыбайся. Улыбайся. Улыбайся», – твердила она себе.

Ресторан в отеле, отмеченном несколькими наградами, был одним из лучших мест, где можно поесть в Долфин-Бей, и с каждой минутой людей становилось все больше.

Кейт ценила свою работу и мечтала о повышении в должности до управляющего отелем. А этого не достигнуть, бесцельно слоняясь туда-сюда и жалея себя.

Чтобы успокоиться, она глубоко вдохнула, растянула губы в широкую, радушную улыбку и обратила ее к следующему клиенту. Это был мужчина, поднявшийся по лестнице, ведущей с пляжа в ресторан, и вошедший в стеклянные двери.

Бутылка вина едва не выскользнула из неожиданно ослабевших рук. Посетитель поймал улыбку Кейт и кивнул в ответ.

«Откуда, черт возьми, он взялся?» – мелькнуло в мозгу. Она была уверена, что никогда не видела этого человека в Долфин-Бей.

Темноволосый, высокий, крепко сложенный. Черная футболка, облегающая широкие плечи и мускулистые руки. Крепкие бедра, обтянутые поношенными джинсами. Тяжелые черные ботинки едва ли можно было назвать обувью, подходящей для морского курорта, но они казались уместными. Черт, до чего же они были в тему!

Неудивительно, что две молоденькие дежурные официантки бросились к нему, чтобы показать лучший столик в зале.

А тот стоял спокойно и уверенно, ожидая, когда его проведут за столик. Сердце Кейт бешено застучало. Когда ей последний раз так хотелось, чтобы мужчина обратил на нее внимание?

Но когда он и в самом деле посмотрел в ее сторону, она быстро наклонила голову, усердно читая надписи на этикетке винной бутылки и не понимая ни слова.

Снова подняв взгляд, Кейт увидела, как официантка, первая подскочившая к красавчику, с восхищением смотрит на него снизу вверх и смеется каким-то его словам. Понимал ли этот парень, что половина женщин в зале как по команде повернули головы, когда он вошел?

Было не похоже, что его сильно волновало мнение других о нем. Темно-каштановые волосы последний раз подстригались несколько месяцев назад. Судя по всему, их откинули с лица пальцами, а не расческой. Темная щетина на подбородке была уже на полпути к бороде.

Он выглядел неприрученным, сексуальным и опасным.

Очень опасным.

Кейт потрясло обрушившееся на нее мощное влечение. Такое же интуитивное притяжение, что уже причинило ей сильную боль в прошлом.

Глядя с застывшей улыбкой, как другая провожает красивого незнакомца за его столик, Кейт отступила назад. Она бы с удовольствием отложила обязательное приветствие нового посетителя, чтобы успеть взять себя в руки. Нужно скрыть то, как ее к нему влечет, за веселой беззаботностью. Такой легкий, полукокетливый тон очень хорошо подходит для общения с клиентами.

Ведь, в конце концов, он был просто чужаком, прикатившим в их городок. Она просто чересчур остро отреагировала на него. Нет нужды бояться вспышки влечения к неподходящему мужчине. Он всего лишь клиент – пообедает и отправится дальше. Судя по всему, даже щедрых чаевых не оставит. Она никогда больше его не увидит.

* * *

Сэм Ланкастер знал, что ему следует восхищаться великолепным видом на гавань Долфин-Бей. Каменным волнорезом, являющимся объектом культурного наследия, флотилией рыбацких судов и зеленовато-голубыми водами Тихого океана. Этот отрезок южного побережья Нового Южного Уэльса славился живописной красотой.

Но Сэм не мог оторвать глаз от еще более притягательного вида – бойкой рыжеволосой администраторши. Она порхала от столика к столику в ресторане отеля «У гавани», останавливаясь поговорить с клиентами об их заказах.

Сэм не имел привычки заигрывать с незнакомками. Он был не из тех мужчин, у кого всегда наготове острота для симпатичной стюардессы, миловидной барменши или сексапильной новой тренерши в спортзале. А потому неожиданное сильное влечение к этой женщине поставило его в тупик.

Она пока не дошла до его столика, но Сэму захотелось, чтобы незнакомка свернула к нему. Он снова и снова повторял про себя умную фразу, которую собирался ей сказать.

Эта женщина не обладала красотой кинозвезды, но от нее исходили какие-то флюиды. Она притягивала взгляд. Ее темно-рыжие волосы были завязаны сзади, и струящийся в окно солнечный свет превращал их в яркий, пылающий ореол вокруг ее лица. Бедра, обтянутые скромной черной юбкой, чувственно покачивались. Она негромко смеялась, непринужденно разговаривая с клиентами. Все в ней было интригующим.

Он знал, что эта улыбка была профессионально заученной и доставалась каждому посетителю. Но это не делало ее менее обворожительной. Незнакомка остановилась перед его столом.

«Что такая роскошная женщина делает в таком захолустье, как Долфин-Бей?» – подумал он.

Вспомнив о хороших манерах, Сэм поднялся, чтобы поприветствовать ее.

– Привет! Я – Кейт Паркер. Добро пожаловать в отель «У гавани».

Ее голос был низким и гортанным, но без нарочитой сексуальности.

– Сэм Ланкастер, – протянул он руку.

– Привет, Сэм Ланкастер! За вашим столиком все в порядке?

– Д-да.

Это все, что получилось выдавить. И ни слова из тщательно продуманной остроумной фразы. Проклятье!

Он привык руководить крупной, успешной компанией. Никогда не испытывал недостатка в женском обществе, если того желал. Но, кажется, не мог продемонстрировать свои способности перед этой девицей.

Осознав, что сжимает ее теплую тонкую руку чуть дольше положенного, он разжал пальцы.

Собеседница бросила взгляд на меню, лежащее на столе, затем снова на Сэма. Улыбка все еще плясала в ее глазах.

– Вы уже заказали ланч? Могу порекомендовать вам рифового окуня на гриле.

– Спасибо, нет. Я сделаю заказ, когда подойдет мой друг.

Одна из крылатых темно-рыжих бровей изогнулась.

– Подруга? – Женщина покраснела. – Простите, это, разумеется, не мое дело.

– Нечего прощать. Дожидаясь друга, – он сделал ударение на последнем слове, – я пока любуюсь видом гавани.

«Хотя вы выглядите гораздо привлекательнее», – добавил он мысленно.

– За вид мы денег не берем. Это за счет заведения.

Сэм отвел глаза и посмотрел на французские окна, выходящие на восток.

– Полагаю, это одна из самых красивых гаваней на южном побережье.

– Всего лишь на южном побережье? А по-моему, во всей Австралии, – возмутилась она с притворным негодованием.

– Ну ладно, – согласился он, подыгрывая собеседнице. – Это лучшая гавань в Австралии, если не в мире.


– Так-то лучше.

– А еще мне нравятся дельфины.

– Вы имеете в виду настоящих, или те гипсовые поделки, что налеплены на каждом здании в этом городе?

– Я не видел их на каждом здании, но мне показалось, что изображение дельфинов на мусорных контейнерах повсюду – это оригинально.

Она приложила руку ко лбу в театральном отчаянии.

– О, прошу вас, не надо об этих контейнерах! Люди здесь спорят, стоит ли их убрать или оставить. Когда эти мусоросборники устанавливали, Долфин-Бей был сонным городком, а теперь он так разросся. Должна признаться, что являюсь яростным поборником этих контейнеров. Они мне очень нравятся. Я восхищалась ими, когда была еще ребенком, и, если кто-то попробует их тронуть, буду защищать их до последнего спинного плавника.

– В таком случае мне повезло, что я похвалил эти контейнеры.

– Еще бы! Если бы вы их высмеяли, я, возможно, вышла бы из себя.

Сэм расхохотался. Она была очаровательна!

– А если серьезно, я живу тут почти всю жизнь и никогда не устаю от дельфинов и всего остального. Апрель – один из лучших месяцев для посещения этих мест. Вы здесь проездом?

– Я пробуду в Долфин-Бей всю следующую неделю. После ланча я зарегистрируюсь в отеле.

– Рада это слышать. Замечательно, что вы будете нашим гостем. Дайте мне знать, если вам что-нибудь понадобится, – сказала она.

Сэма так и подмывало ляпнуть: «Романтический ужин с вами».

Великолепная Кейт Паркер, наверное, задержалась у его столика дольше, чем полагалось. Ей надо было приветствовать и других посетителей. Сэм не мог придумать предлог, чтобы продолжить их разговор. Он решил собраться с духом и пригласить ее куда-нибудь: выпить, поужинать. Подойдет любая возможность узнать ее поближе.

– Кейт, я…

Он уже почти пригласил ее на свидание, когда его мобильник зазвенел. Входящая эсэмэска. Сэм проигнорировал ее, но телефон звякнул снова.

– Ну, прочтите же сообщение, – произнесла Кейт, делая шаг от стола. – Оно может быть важным.

Сэм сжал зубы. Да будь это хоть послание от транснациональной корпорации, пытающейся поглотить строительную компанию «Ланкастер и сын»! В данный момент не было ничего важнее, чем убедиться, что он снова увидит эту девушку. Сэм вынул телефон из кармана и пробежал глазами сообщение, а затем взглянул на Кейт и проворчал:

– Мой друг Джесси задерживается. Надеюсь, он скоро будет. После четырехчасового путешествия из Сиднея я умираю от голода.

Зеленые глаза собеседницы распахнулись, и она произнесла сдавленным голосом:

– Джесси? Вы имеете в виду Джесси Моргана?

– А вы его знаете?

Она кивнула:

– Я хорошо с ним знакома. Городок у нас невелик.

Так Кейт – подруга Джесси? Это намного облегчит попытку сближения с ней. Внезапно она перестала быть просто служащей в отеле, а он – постояльцем. Теперь их связывал общий друг.

Это была лучшая новость за весь день.

У Кейт все поплыло перед глазами. Этот суперсекси Сэм Ланкастер – друг Джесси? Что за причудливое, несправедливое совпадение!

Несмотря на возникшие сперва опасения, Кейт обнаружила, что ей нравится улыбка Сэма и его непринужденное остроумие. Она не собиралась заводить с ним романтические отношения, но можно было бы любоваться привлекательной внешностью Сэма, и даже слегка пофлиртовать с ним, зная, что он все равно уедет через неделю. Однако тот факт, что мистер Ланкастер оказался другом Джесси, все усложнил.

А что, если Джесси рассказал Сэму о катастрофе с поцелуем?

Надо быстрее отойти от этого столика. Меньше всего ей хотелось столкнуться с Джесси.

Но Кейт не могла сопротивляться желанию побыть еще несколько минут в компании Сэма Ланкастера.

– Откуда вы знаете Джесси? – поинтересовалась Кейт, стараясь, чтобы вопрос прозвучал жизнерадостно, а не тревожно.

– Он мой товарищ еще со времен учебы в университете в Сиднее, – ответил Сэм глубоким звучным голосом. – Мы оба изучали инженерное дело, но Джесси учился на два курса младше меня.

Значит, раз ей двадцать восемь, то Сэму около тридцати, подумала Кейт и спросила:

– И с тех пор вы остаетесь друзьями?

– На какое-то время мы потеряли связь, но два года назад встретились снова на стройплощадке в Индии. Мы восстанавливали деревни, пострадавшие от разрушительных наводнений.

Кейт никогда бы не подумала, что такой загадочный красавец, как Сэм, может заниматься благотворительностью в далеком уголке мира.

– Так вы работаете в той же международной благотворительной организации, что и Джесси?

– Нет. Я работал волонтером во время своего отпуска. Я был плотником.

– Это так благородно! Я очень впечатлена.

Привлекательный мужчина, повсюду заставляющий трепетать женские сердца, тратит заработанный нелегким трудом отпуск на бесплатную работу!

– Благородно? Скажете тоже! Я бы вряд ли назвал так это дело: жара, пот градом и чертовски тяжелая работа. Но я радовался, что могу помочь в отчаянной ситуации такому количеству людей. Этот опыт стал для меня настоящим откровением. И уж точно заставил меня ценить ту жизнь, которой я живу дома.

– Что побудило вас записаться в добровольные помощники?

Лицо Сэма напряглось, а на темно-карие глаза словно опустились жалюзи.

– Это просто показалось мне возможностью расплатиться.

Тон голоса собеседника заставил Кейт усомниться, все ли он рассказал. Но с другой стороны, с чего бы ему откровенничать с ней?

Сэм Ланкастер – всего лишь клиент. Его личная жизнь ее не касается.

Кейт снова заговорила радушно-беспристрастным тоном:

– Я так рада, что для вас все кончилось хорошо. Желаете что-нибудь заказать, пока дожидаетесь Джесси?

Ей пришлось приложить усилия, чтобы произнести имя старого друга с таким равнодушием.

– Я подожду его. Хотя мне не терпится изучить меню.

Сэм кинул взгляд вокруг и одобрительно кивнул:

– Мне нравится то, как Бен построил этот отель. Неудивительно, что ему вручили несколько архитектурных наград.

– Бен – это брат Джесси, мой босс? Владелец отеля «У гавани»? – Кейт не смогла сдержать недоверие.

– Мы друзья не только с Джесси, но и с Беном, – пояснил Сэм.

– Разумеется, так и должно быть.

Бен был ее другом детства. Морганы ей – как семья. Затеять какие бы то ни было отношения с Сэмом под бдительным оком братьев Морган – просто немыслимо!

– Вы с Беном тоже давние друзья? – спросила она.

– Он пару раз присоединялся к нам с Джесси в поездке на горнолыжный курорт Тредбо.

– Бьюсь об заклад, у вас было больше вечеринок, чем катания на лыжах, – заметила Кейт.

– Что случается в таких поездках, там и остается, – сногсшибательно улыбнулся Сэм.

По отдельности его неправильные черты не годились для красавца. Но все вместе складывалось в лицо более чем просто красивое: оливковая кожа, глаза цвета горького шоколада, нос с горбинкой, чувственный рот и густые темные брови, одну из которых пересекал небольшой интригующий шрам.

Кейт тоже ездила кататься на лыжах с университетским клубом лыжников. Она тогда изучала бизнес в Сиднее на третьем курсе. Вместо катания на лыжах Кейт и ее однокашники предпочли окунуться в общение друг с другом. В те зимние каникулы они буквально помешались от свободы. Свободы от учебы, семей и правил. Познакомься она с Сэмом тогда – наверняка увлеклась бы им. А вместо этого она повстречала другого мужчину. В последующие месяцы он причинил ей такую боль, что Кейт вернулась обратно к своей подростковой мечте о добром, надежном Джесси. Из-за того университетского романа в душе поселилась тревога. Кейт ощущала ее всякий раз при мысли о свидании с неукротимо-привлекательным мужчиной вроде Сэма.

– Наши пути с братьями Морган разошлись к тому времени, как вы, парни, познакомились.

И тут ее осенило:

– Я поняла! Вы приехали в Долфин-Бей, чтобы присутствовать в субботу на свадьбе Бена и Сэнди.

– Верно. Хотя я не очень-то люблю свадьбы и всю бесполезную суету вокруг них.

Кейт выпрямилась во весь свой рост в пять футов и пять дюймов и с притворным укором уперла руки в бока:

– Бесполезная суета? Даже не знаю, смогу ли простить вам это замечание. Так вышло, что это бракосочетание организовываю именно я.



– Заместитель управляющего такого отеля, а заодно еще и организатор свадьбы? Да вы просто человек-оркестр!

– Сочту это за комплимент, спасибо. Мне нравится, когда я занята делами, а еще я люблю быть в курсе всего. Особенно важно для меня – быть в курсе всех подробностей свадьбы Бена, которая, – она ахнула и изобразила, что рвет на себе волосы, – состоится уже через шесть дней!

Кейт мысленно пробежала список гостей.

– Как я сейчас припоминаю, в числе приглашенных действительно есть Сэм. Я собиралась спросить Бена, кто это такой. Ведь я ничего не знаю о нем, хм, точнее, о вас.

– Я – открытая книга. Задавайте ваши вопросы.

Кейт шутливо погрозила пальцем.

– На вашем месте я бы не стала это говорить такой любопытной Варваре, как я. Дадите мне карт-бланш – и, не исключено, проведете тут весь день, отвечая на мои вопросы.

«Что я несу?» – подумала она и продолжила вслух:

– Разумеется, я имею в виду вопросы, касающиеся вас как приглашенного на свадьбу.

– Тогда я ограничу их число. Вам должно хватить и пяти.

– Не возражаю.

Проигнорировав вертевшуюся на языке фразу «У вас есть подруга, невеста или жена?», Кейт предпочла более безопасную тему:

– Итак, мой первый вопрос касается меню свадебного обеда: вы предпочитаете мясо, рыбу или вегетарианскую еду?

– Все вышеперечисленное, – ответил Сэм без запинки.

– Вопрос номер два: чем вы планируете заняться в оставшиеся до свадьбы дни? Хотите, чтобы я организовала какие-нибудь экскурсии или мероприятия? – «Со мной в качестве гида, возможно», – добавила она мысленно.

Он покачал головой:

– Не нужно. Мне необходимо разобраться в одной проблеме по работе.

Кейт ощутила зуд любопытства: что еще за проблема? Но этот вопрос не имел отношения к свадьбе.

– Ладно. Просто дайте мне знать, если передумаете. А теперь вопрос номер три. Вы…

Что-то заставило ее поднять взгляд, и она тут же об этом пожалела. Джесси, опоздавший на ланч, входил в ресторан. Кейт проглотила ругательство. Она чересчур увлеклась Сэмом Ланкастером, и теперь прямо на его глазах произойдет ее первая встреча с Джесси после неудавшегося поцелуя.

«Веди себя естественно. Улыбайся», – приказала себе Кейт.

Она даже не сумела выдавить беззаботное «Привет» для Джесси. А ведь они всю жизнь дружили, и Кейт шутливо подтрунивала над ним, словно над братом.

Джесси энергично затряс руку Сэма:

– Извини, я задержался.

– Не беспокойся. – Тот вернул такое же энергичное рукопожатие.

– Кейт. – Джесси дружески кивнул в сторону подруги, но, кажется, в его глазах мелькнула та же неловкость, которую ощущала она сама. – Так ты уже познакомилась с моим приятелем Сэмом?

– Да, – только и смогла выдавить девушка.

Обведя ресторан рукой, Джесси обратился к Сэму:

– Вижу, тебе достался лучший столик в зале.

– И лучший заместитель управляющего, – хрипло отозвался он, кивнув Кейт.

– Пожалуй, это так. Спасибо, – поблагодарила она. Сэму понравилась ее улыбка – искренняя, а не профессиональная.

– Да, Кейт, без сомнения, потрясающая, – произнес Джесси, и Кейт расслышала в его тоне преувеличенную небрежность.

– Мы просто друзья, – выпалила она и, кинув взгляд на Сэма, увидела, как тот озадаченно вскинул бровь.

– Конечно, мы просто друзья, – торопливо подтвердил Джесси. – Мы дружим уже давно.

Сэм нахмурился, переводя взгляд с нее на Джесси и обратно. Кейт казалось, что она слышит скрип, с которым в его голове вращаются шестеренки. Он сложил два и два и, похоже, у него получился результат, отличный от нуля.

– Почему бы тебе не присоединиться к нам за ланчем? – предложил ей Джесси, выдвинув третий стул.

Она указала на свою ногу, обутую в черную туфлю-лодочку на высоком каблуке:

– Слышите, как гремят мои кандалы? Бен рассердится, если я заброшу работу и начну фамильярничать с посетителями.

Ей это только показалось или взгляд Сэма действительно задержался на ее ноге? Кейт торопливо отступила назад.

– Жаль. – В голосе Сэма прозвучало искреннее сожаление.

– Парни, мне нужно вернуться к работе. Я сейчас пришлю к вам официантку и попрошу шеф-повара выполнить ваш заказ незамедлительно. Кстати, Джесси, ты будешь сегодня у Бена и Сэнди? Мы собираемся по поводу свадьбы. Тебе надо порепетировать твои обязанности шафера.

– Конечно. И Сэм тоже там будет.

– Сэм?!

– У меня дела с Беном, и он попросил прийти сегодня вечером, – пожал Сэм широкими плечами.

Кейт предвкушала свою встречу с ним в отеле, но не ожидала увидеть его так скоро, да еще в окружении других людей. Она не смогла сдержать радостную дрожь.

– Увидимся вечером, – произнес Сэм.

Кейт показалось, или в его голосе на самом деле прозвучало обещание?

Глава 2

Сэму не хотелось иметь дело со свадьбами. Свадьбы – это стоящие над душой организаторы, сходящие с ума матери невест, сами невесты на грани нервного срыва, эмоции, бьющие у всех через край. Это слишком напоминало ему планы, которые он строил в отношении собственной злосчастной свадьбы – так и не состоявшейся. И хотя то драматическое событие имело место более двух лет назад, от одного только слова «свадьба» Сэма до сих пор бросало в холодный пот.

Он бы отказался участвовать в вечернем обсуждении подготовки к свадьбе, если бы это не означало возможность снова увидеть Кейт.

И теперь Сэм стоял на песке у подножия лестницы, ведущей с пляжа в отель. Встреча должна была состояться у Бена. Объясняя, где находится его дом, Джесси лишь неопределенно взмахнул рукой, указав куда-то справа от отеля. Однако поблизости не виднелось никаких домов, и было неясно, куда же идти.

– Подождите меня! – раздался голос Кейт.

Сэм обернулся и увидел, что она стоит на верху лестницы. На мгновение он потерял дар речи. Если Кейт выглядела великолепно в своей униформе, то сейчас, в коротком бледно-лиловом платье, облегавшем ее формы, она смотрелась просто роскошно.

Она процокала вниз по ступеням. Призывно мелькнули ее стройные белые ноги.

Кейт выглядела энергичной и уверенной в себе – именно это привлекало в ней Сэма. Она так отличалась от его сдержанной, неэмоциональной бывшей невесты. А еще от его матери. Та была так равнодушна к сыну, пока он подрастал, что Сэм порой задумывался: хотела ли она вообще иметь ребенка. А сейчас ее, кажется, интересовало лишь то, насколько хорошо сын управляет своей компанией, чтобы он отпускал как можно больше долларов на содержание матери.

Кейт остановилась рядом с Сэмом. Лицо ее окрасилось румянцем. Когда она стояла так близко, нельзя было не заметить дразнящую ложбинку меж ее грудей, приоткрытую низким вырезом платья.

– Вы направляетесь к Бену?

– Так и сделал бы, если б знал наверняка, где он живет.

– Все просто. Это там, внизу – махнула она рукой.

– Просто для местных. А я вижу лишь эллинг с причалом.

– Так это и есть тот самый дом. Я хочу сказать, именно там и живут Бен и его невеста Сэнди.

– В лодочном ангаре?

– В самом шикарном лодочном ангаре из всех, что вы видели, – пояснила она с застывшим лицом. – Это все, что уцелело после того, как огонь уничтожил гостевой дом, на месте которого теперь стоит отель.

– Да, мне известно, что Бен потерял в пожаре первую жену и ребенка.

– Он был потерянным человеком, пока в Долфин-Бей не вернулась Сэнди. Она была его первой любовью, когда оба были еще подростками.

– А теперь они женятся.

Кейт рассмеялась:

– Да. Всего через пару месяцев после того, как встретились снова. И они искренне считали, что смогут отделаться простой церемонией на пляже, а затем лишь пропустят по бокалу шампанского.

– Мне это кажется хорошей идеей, – заявил Сэм гораздо искреннее, чем намеревался.

Кейт посмотрела на собеседника, и в ее зеленых глазах зажглось любопытство.

– Правда? Можно поступить и так, если у вас нет семьи и друзей, желающих помочь вам отметить счастливое завершение вашего романа. Но в Долфин-Бей люди очень дружны.

Сэму стало интересно, каково это – жить в городке, где люди так заботятся друг о друге. В том городе, где жил он, никому ни до кого не было дела.

– И поэтому вы взялись за подготовку этой свадьбы?

– Да. Неофициально, разумеется. Скромная церемония на пляже остается без изменений. Но после нее новобрачным не избежать большой вечеринки в отеле. Моя цель – снять с них все хлопоты по ее устроению.

– Удачи вам в этом. – Сэм скептически скривил губы.

– Лучше положиться на четкое планирование и хорошую организацию, чем на удачу.

– Хотите сказать, поменьше было бы таких неожиданных гостей, как я?

Она покраснела еще сильнее.

– Конечно нет. Я рада, что Бен пригласил друга из внешнего мира.

– «Из внешнего мира»?!

– Я имею в виду, не из Долфин-Бей. Вы ведь из Сиднея, большого города.

Он улыбнулся.

– Я могу поговорить с Беном о своем деле в другой раз, – сказал он. – Если честно, даже не знаю, зачем он и его невеста хотели, чтобы я пришел сегодня вечером.

– Я тоже, – подхватила Кейт и тут же быстро зажала рот рукой, а затем рассмеялась очаровательным гортанным смехом. – Извините. Я вовсе не это хотела сказать. Меня не предупредили, что понадобится плотник.

Сэм нахмурился:

– Опять я что-то недопонял?

– Вы сказали, что работали плотником, вот я и решила, что с вами хотят поговорить сегодня вечером о строительстве каких-то деревянных конструкций, может быть арки.

– Постойте, – перебил Сэм. – Я не плотник.

– Но вы ведь рассказывали, что работали плотником в Индии.

– В качестве волонтера. Да, я умею плотничать. Вооб ще-то я владею почти любой специальностью, требуемой на стройплощадке, где я начал трудиться с четырнадцати лет. Теперь я управляю строительной компанией.

В другое время он не мог бы себе позволить провести целую неделю в этом тихом приморском городке, вдали от дел. Но сейчас Сэму нужно было иметь свежую голову, чтобы обдумать поступившее предложение. Речь шла о многомиллионной сделке по продаже контрольного пакета акций его компании.

Идея продать «Ланкастер и сын» созрела у него в Индии, куда он сбежал после отмены своей свадьбы. И в тех местах, столь непохожих на привычный для него мир, он начал подумывать о том, чтобы изменить навязанный ему образ жизни на тот, который выберет себе сам.

– Так что я не занимаюсь сооружением свадебных арок на скорую руку, – закончил он объяснение.

Кейт нахмурилась:

– О, я неверно вас поняла.

У Сэма еще раньше сложилось впечатление, что Кейт не по вкусу, когда ее ловят на ошибке.

– Если эта арка так нужна, я постараюсь ее построить.

– Нет, не надо. Интересно, а зачем же тогда вас пригласили на встречу?

Сэм улыбнулся про себя. Забавно, что Кейт и вправду хотелось быть в курсе всех дел.

– У меня дела с Беном. Не скажу какие, потому что не уверен, могу ли о них распространяться.

Она кинула взгляд на часы.

– Что ж, тогда давайте отправимся туда и все выясним.

Кейт зашагала к эллингу рядом с Сэмом. Он заметил, что она при ходьбе слегка выворачивает ступни наружу. Такая же походка была у его финансового директора, которая рассказывала, что это следствие занятий балетом в детстве. Кейт двигалась так изящно, что Сэм подумал, а не занималась ли и она танцами. Ему захотелось увидеть, как ее тело двигается под чувственную, энергичную музыку. Он мог бы присоединиться к ней и…

Кейт остановилась.

– Подождите минуточку! Этот дурацкий ремешок на босоножках все время соскальзывает.

Она нагнулась, чтобы поправить тонкую кожаную полоску, балансируя на одной ноге, но внезапно пошатнулась, потеряла равновесие и схватилась за плечо спутника, чтобы не упасть.

– Извините, – произнесла она, затаив дыхание.

Сэм подумал, что извиняться не за что. Ему нравилось чувствовать Кейт так близко: ее лицо рядом со своим, ее аромат с нотами апельсина и корицы, ее тепло. Пару мгновений они стояли совершенно неподвижно, вглядываясь в лица друг друга. Глаза Кейт были широко распахнуты. Сэм обратил внимание, что у нее красивый рот, с классически изогнутой верхней губой, подкрашенный блестящей помадой.

Ему захотелось поцеловать эту девушку.


Походка Кейт снова стала нетвердой. Чертовы босоножки! Нужно укоротить ремешки. Сэм потя нулся к ней, чтобы поддержать. Почувствовав его руки на своей талии, Кейт затаила дыхание. Жар его прикосновения обжигал сквозь тонкий трикотаж платья.

Не стоило дотрагиваться до Сэма или разрешать ему трогать ее, потому что Кейт не доверяла самой себе.

Но это чистое безумие!

Кейт только что убедилась, что Джесси не подходит ей. Так или иначе, она сама виновата, что слишком долго пыталась взрастить в себе страсть к мужчине, которого любила лишь как брата.

Могла ли она так быстро увлечься Сэмом Ланкастером?

Сейчас, когда Сэм поддерживал ее, Кейт остро ощущала близость их тел. Его рука обнимала ее талию, ее рука лежала на его плече. Мягкие округлости ее груди слегка касались его твердого, сильного торса. Сердце бешено колотилось.

Волны с шуршанием накатывали на песок и отступали обратно, вечерний бриз шелестел в деревьях. Но Кейт не замечала этого, всем своим существом ощущая лишь Сэма.

Его присутствие сводило Кейт с ума. Он не был похож на того человека, который разбил ее юное сердце и уничтожил часть ее души восемь лет назад, когда ей было двадцать. Но Сэм относился к тому же типу мужчин. Он словно говорил своим видом, что ему на все плевать.

Ее охватила паника. Показалось, что сердце замерло, дыхание остановилось, а тело напряглось. Кейт сделала глубокий вдох, перешедший во всхлип.

– Вы в порядке? – Низкий голос Сэма потеплел от беспокойства.

Она притворилась, что закашлялась.

– В-все хорошо. Просто запершило в горле.

Она сняла руку с его плеча и отступила назад, отчего его рука соскользнула с ее талии.

– Вы позволите помочь вам донести сумку? – спросил Сэм и взял ее ношу.

– С-спасибо, – поблагодарила она заикаясь.

Сэм без усилий вскинул сумку на плечо.

– Она будто камнями набита. Что у вас там?

– Всякая всячина. Я люблю быть наготове, если кому-нибудь что-то понадобится. Ну, там, салфетки, средство от комаров, обезболивающее, тамп… Не важно. Все, что может кому-то понадобиться.

– У меня такое впечатление, что вам нравится заботиться о людях.

– Думаю, да, – коротко ответила Кейт.

К чему было упоминать о том несчастном случае, приковавшем ее сестру к инвалидному креслу, когда Кейт было всего тринадцать лет? Или о том, как отец бросил их и ей пришлось взять на себя столько работы по дому, сколько не доставалось никому из ее ровесников. Именно так у нее вошло в привычку помогать другим людям.

– А что в этой папке? – поинтересовался Сэм.

– Генеральный план свадьбы.

Сэм заметил, что чем больше Кейт говорила, тем сильнее звенел ее голос. Она нервничала. Неужели из-за него?

Он не искал романтических отношений. Особенно сейчас, когда решалась судьба его компании. Ее продажа повлияет не только на жизнь Сэма, но и на судьбы его работников, а также подрядчиков, поставщиков и клиентов. Очень важно тщательно оценить собственное желание освободиться от честолюбивой заботы о престиже фирмы. Эта забота довлела над ним всю жизнь, с самого детства. Но также надо не забыть и об обязательствах перед людьми, преданными компании «Ланкастер и сын». В память об отце Сэм должен принять правильное решение в этой крайне важной ситуации.

Но всего за несколько часов, что он провел в Долфин-Бей, красивая, жизнерадостная Кейт Паркер пробралась к нему в сердце.

А сейчас он ощущал желание взять свою спутницу за руку и провести мимо эллинга, где должна была обсуждаться пышная свадьба, похоже, не нужная ни жениху, ни невесте. Он бы привел Кейт на пляж. Там она смогла бы задать ему любые вопросы. И он тоже кое о чем бы ее поспрашивал.

Но он не сделает этого до тех пор, пока есть вероятность, что у этой девушки роман с его лучшим другом.

Она снова посмотрела на часики на узком запястье:

– Идемте! Терпеть не могу опаздывать.

Сэму нравилось, что ее белые руки усыпаны веснушками. Это так отличалось от фальшивого загара апельсинового оттенка, который считали для себя обязательным многие сиднейские девушки. Кейт вела себя естественно и непринужденно.

– Тогда идемте, – произнес он.

Кейт шла рядом, но держала дистанцию так, чтобы их руки и плечи не могли случайно соприкоснуться. Это было пыткой – не знать, как она воспринимает эту ситуацию.

Когда они приблизились к дому, Сэм понял, что дольше не выдержит этой неопределенности. Не успела Кейт открыть рот, как он заговорил:

– Постойте! Прежде чем мы двинемся дальше, я хочу кое о чем вас спросить.

– Конечно, – отозвалась она. – Спрашивайте.

И Сэм задал вопрос:

– Кейт, какие отношения связывают вас с Джесси?

Глава 3

От этого вопроса лицо Кейт застыло.

– Что связывает меня и Джесси? – наконец с трудом выговорила она.

Сэм кивнул.

– Вы сказали, вы с ним просто друзья. Это правда?

– Да, сейчас это так.

– Что значит «сейчас»?

– А разве Джесси ничего не рассказывал?

– О вас? Ни слова.

Кейт опустила голову. Вьющиеся пряди упали на ее лицо, закрыв его.

– Вы хотите услышать всю историю? Мне неловко ее рассказывать.



Ей неловко?

Кейт крепче прижала к груди фиолетовую папку.

– Джесси, Бен и я выросли вместе. Наши матери были подругами и всегда шутили о том, что мы с Джесси в будущем обязательно поженимся.

Сэму не понравилась мысль о том, что Кейт и Джесси знали друг друга с такого раннего возраста. Он смутно помнил, как Джесси однажды рассказывал о рыжеволосой девушке, живущей в его родном городе. Что он тогда говорил? Сэму это показалось тогда забавным. Но сейчас он уже так не думал.

– Так именно это вы находите неловким в вашей истории?

Кейт скривилась:

– Все гораздо хуже. Когда мне было тринадцать, а Джесси четырнадцать, мы впервые попробовали поцеловаться. Получилось очень неуклюже, и в конце концов я просто захихикала, так что дальше этого дело не пошло. Но, думаю, именно поэтому в моем детском сердце Джесси запечатлелся как кто-то особенный.

Хоть они и были тогда лишь подростками, при мысли о том поцелуе ревность обожгла Сэма.

– Так вы встречались?

Она так яростно затрясла головой, что волосы заплясали вокруг лица:

– Никогда. Мы оба ходили на свидания с другими людьми. Когда мы были подростками, то плакали друг у друга на плече, делясь неприятностями. Но…

Кейт замерла.

– Три дня назад мы целовались. Это я предложила.

Вот теперь ревность буквально заклокотала внутри.

Сэм всегда гордился, что умеет держать себя в руках. Но спокойствие оставило его при мысли о Кейт в объятиях другого, пусть даже одного из его друзей. Особенно одного из его друзей.

– И?

– Страсть полностью куда-то исчезла. Это была просто катастрофа. Поцелуй казался таким неуместным, что невозможно передать словами.

Сэм медленно разжал кулаки.

– Так вы для Джесси не больше чем друг?

– Господи, да! – В ее голосе послышались нотки облегчения почти на грани истерики. – Мы едва дождались, когда расстанемся после того поцелуя, и с того дня ухитрялись избегать друг друга, пока не встретились сегодня в ресторане.

– Мне показалось, вы чувствовали себя напряженно.

– Сперва. Но сейчас все в порядке.

«Но больше никаких подобных поцелуев!» – подумал Сэм. Он постарается этого не допустить.


– Значит, Джесси сошел со сцены? – спросил Сэм. – У вас есть кто-то еще?

– Никого, – призналась она. – Я какое-то время ни с кем не встречалась. – Помедлив, Кейт спросила:

– А как насчет вас? Вопрос номер три: есть ли в вашей жизни особенная женщина?

– Я долгое время был помолвлен с одной девушкой. Но после разрыва помолвки у меня не было серьезных отношений.

Сэм переживал много месяцев из-за того, что его помолвка и свадьба расстроились. Он был так подавлен, что уехал в Индию, чтобы сбежать от последствий разрыва. Уже там он понял, что отмена помолвки была правильным решением. Пока его раны исцелялись, Сэм избегал надолго связываться с какой-либо женщиной. Однако теперь он был готов к новому роману. Его бывшая невеста уже нашла себе новую пару, а ему пока не попадалась женщина, способная его заинтересовать. До сегодняшнего дня.

– Будет ли это считаться вопросом номер четыре, – поинтересовалась Кейт, – если я спрошу у вас, почему вы расстались?

Сэм усмехнулся:

– Разрешаю считать это частью второй третьего вопроса. Но с ответом придется подождать, пока у меня будет для этого больше времени.

– Не возражаю.

Он боялся спугнуть Кейт. Никогда раньше у него не возникало такого неожиданного влечения к женщине.

Кейт явно была не из тех женщин, с которыми можно затеять короткую интрижку без всяких обязательств.

– Перед тем как Джесси вошел в ресторан, я как раз собирался пригласить вас на свидание. Что бы вы на это ответили?

– Я? Вы застали меня врасплох. Я бы сказала…

И тут открылась дверь эллинга. Вырвавшийся из нее свет залил собеседников. Из двери выглянул Бен и, вглядываясь в темноту, выкрикнул:

– Эй, Кейт, что ты там делаешь? Ты предупредила, что, если мы не придем вовремя, нас ждут ужасные последствия, а сама опаздываешь!

Она отступила от Сэма так быстро, что чуть не упала, и отозвалась:

– Я уже иду!

Кейт оглянулась:

– Сэм, я…

Но Бен уже направлялся к ним. Завидев Сэма, он обратился к нему:

– Сэм, дружище, а я тебя не заметил. Заходи!

Затем Бен повлек его и Кейт к эллингу, шагая между ними, словно старомодная дуэнья.

Часом позже Кейт ощущала себя довольной тем, как прошла встреча. Она сделала все, что могла, чтобы быть уверенной, что свадьба в субботу пройдет по плану.

Если бы только, черт возьми, не ощущать все время присутствие Сэма! Оно не просто слегка отвлекало. Голова так была занята этим мужчиной, что Кейт с трудом вспоминала важные факты.

Сэму были явно скучны обсуждаемые подробности предстоящей свадьбы. Он даже задремал на несколько минут, пока Бен не растолкал его. Но с тех пор, как Бен прервал их разговор на пляже, у Кейт не было возможности провести с Сэмом наедине хоть секунду.

Она чуть не сказала «да» на его предложение свидания.

Внутренние страхи кричали: «Нет!» Всего лишь легкое прикосновение его пальцев к ее щеке вознесло Кейт чуть не до самых звезд. Одиночество побуждало ее согласиться встретиться с Сэмом. Почему бы не сходить на незамысловатое, будничное свидание: где-нибудь перекусить, посмотреть хороший фильм, узнать немного о том, чем живет другой человек, слегка пофлиртовать, от души посмеяться. Дальше этого зайти не должно.


Кейт потеряла Сэма из вида. Должно быть, он вышел во двор, где готовилось барбекю. Прежде чем Кейт успела двинуться туда на поиски, к ней внезапно подошла Сэнди.

– Вот как, значит. Ты и этот великолепный красавчик Сэм Ланкастер… – поддразнила она.

Кейт, не сдержавшись, покраснела, и Сэнди это, конечно, заметила.

– А что насчет меня и Сэма? – вскинулась Кейт, понимая, что вовсе не обязательно отвечать таким тоном, словно она защищается.

– Да ты же весь вечер глаз с него не сводила. А он – с тебя. Думаю, Сэм без ума от тебя. А ты, возможно, от него.

– Разумеется, это не так!


– Неужели? – многозначительно произнесла Сэнди.

Кейт сощурилась:

– А ты, часом, не пытаешься мне отплатить за то, что я сунула нос в ваши с Беном дела, когда ты вернулась в Долфин-Бей?

Когда Сэнди нагрянула в родной городок после двенадцати лет отсутствия, Кейт изо всех сил опекала своего приятеля Бена, защищая от нее. Но довольно скоро Сэнди ей понравилась, и они стали хорошими подругами.

– Не говори глупостей, – парировала Сэнди. – Я безумно счастлива с Беном и хочу, чтобы и ты встретила свое счастье. Сэм не только красавчик, но и очень хороший человек. Я все о нем выведала.

– Между нами ничего нет, уверяю тебя.

Да уж, ничего, если не считать того, как учащенно начинает биться ее сердце каждый раз, когда она замечает этого мужчину.

– Но ведь может что-то возникнуть! Знаешь все эти шутки про то, что происходит на свадьбах? – Сэнди улыбнулась.

Кейт нахмурилась:

– Не знаю, о чем ты. Да, я подружка невесты, но Сэм – не шафер Бена.

– Прямо сейчас Бен просит Сэма стать его шафером.

– Что? Я полагала, Бен хочет, чтобы с его стороны был только свидетель!

– Он передумал. Моя сестра Лиззи, как главная из подружек невесты, будет в паре со свидетелем, Джесси. Таким образом, получается, что там, на пляже, ты пойдешь по проходу между рядами гостей одна. Вот мы и подумали, почему бы не поставить тебя в пару с Сэмом.

– Сэнди, это так мило с вашей стороны…

Подруга ласково посмотрела на Кейт.

– Мне жаль, что у вас с Джесси не сложилось.

– Даже если так и было, думаю, я просто мечтала о добром, красивом мужчине – так не похожем на того, с кем до этого встречалась. А Джесси просто оказался под рукой.

– Возможно, ты и права. Бьюсь об заклад, что ты не убежала бы далеко, если бы тебя оставили наедине с Сэмом Ланкастером.

Кейт посерьезнела:

– Да, все так. Но не пытайся подыскать мне пару.

Она смотрела, как приближаются Сэм и Бен.

– Так значит, Сэм согласился быть твоим шафером, Бэн? – спросила Сэнди.

– Разумеется.

Сэм стоял совсем близко к Кейт. Она могла чувствовать тепло его тела и его дыхание, слегка отдающее бурбоном:

– Как будто у меня оставался выбор, когда я услышал, кто из подружек невесты будет моей парой.

Она улыбнулась в ответ, ощущая безмерную радость оттого, что он будет рядом.

Она сама пригласит его на свидание.

Вдруг Бен повернулся к Кейт:

– Я собирался представить тебе Сэма сегодня вечером. Но так как вы уже познакомились, перейду сразу к делу.

Кейт мысленно вздохнула. Все, чего ей сейчас хотелось, – остаться с Сэмом наедине.

– Слушаюсь, сэр! – дерзко ответила она.

– План нового курорта наконец одобрен, – заявил Бен и издал победный возглас.

– Правда? – удивилась Кейт, с трудом веря в эту новость.

– Правда.

– Поздравляю, Кейт! – обняла ее Сэнди. – Я знаю, сколько усилий у вас с Беном ушло на подачу документов.

Лишившись на мгновение дара речи, Кейт обняла подругу в ответ:

– Поразительно!

Бен поднял руку:

– Подожди. Еще не все. Этот курорт будет строить компания Сэма. «Ланкастер и сын» – одна из лучших и крупнейших строительных фирм в стране. Нам повезло, что Сэм в нашей команде.

Когда к ней вернулся дар речи, она повернулась к Сэму:

– Так вот что это было за секретное дело!

– Теперь уже не такое секретное, – заметил он.

– Не могу выразить словами, как я рада, что этот проект одобрен. Роскошный, эксклюзивный спа-курорт, уютно расположенный вдали от цивилизации в этой живописной местности.

– А еще это большая победа для Кейт. Ведь курорт – ее идея, – пояснил Бен. – И в качестве награды за инициативу она владеет долей в акционерном капитале.

– Поздравляю, – обратился к ней Сэм.

Кейт приятно было увидеть восхищение в его глазах.

– Я до сих пор с трудом верю, что это все происходит на самом деле, – сказала Кейт.

Бен повернулся к ней:

– Я хочу, чтобы с этого момента ты была связующим звеном между мной и Сэмом. На следующей неделе я уезжаю в свадебное путешествие, а до тех пор у меня будет полно работы в отеле.

Кейт удивленно моргнула:

– Вот это сюрприз!

– Но это вполне логично, – пояснил Бен. – Оставлю вас вдвоем, чтобы вы обсудили детали, – сказал Бен и ушел вместе с Сэнди.

Наконец-то Кейт осталась с Сэмом наедине. Именно к этому она стремилась весь вечер. Еще десять минут назад Кейт была готова вытащить Сэма наружу и назначить ему свидание. Или два. Но теперь все кардинально изменилось. Ей придется повременить с такими идеями. Сэм больше не был для нее незнакомцем, объявившимся в городе на неделю. Теперь он надолго связан с Долфин-Бей. И Кейт будет работать с ним над одним и тем же проектом.

Сейчас она не могла и помыслить о любых личных отношениях между ними.

Глава 4

Сэма поразила новость о том, что при строительстве нового курорта придется работать вместе с Кейт. Он всегда подчинялся строгому закону, существовавшему в компании «Ланкастер и сын», – никаких романов с клиентами. Это касалось и его самого, и всех работников. Деловой этикет компании был слишком важен для Сэма, чтобы позволить себе как боссу не соблюдать все правила, установленные для остальной команды.

Вдобавок к испытываемой им досаде Сэм чувствовал, что задыхается от всех этих разговоров о свадьбе, звучавших вокруг. Отмена собственного бракосочетания вовсе не отвратила его от идеи однажды жениться.

Сэм заметил решительно приближавшуюся женщину средних лет. Без сомнения, она хотела узнать мнение Кейт о цвете лент, которые будут украшать цветочные композиции, или о другой бесполезной чепухе.

Прежде чем женщина успела подойти, Сэм негромко сказал Кейт:

– Пойду подышу немного свежим воздухом, – и ретировался.

Снаружи уже стемнело, но в тихо колыхавшихся водах залива отражалась полная луна. Сэм глубоко вдохнул прохладный вечерний воздух, а затем выругался во весь голос и изо всех сил пнул ствол пальмы.

Первое, о чем подумалось, – это о том, что завтра после ознакомления с местом строительства он уберется из Долфин-Бей ко всем чертям. Но потом Сэм вспомнил, что обещал Бену быть его шафером, и снова выбранился, понимая, что попал в ловушку в этом городке. Он хотел женщину, которая внезапно стала для него недоступна.

Позади открылась дверь, и луч света упал на деревянный настил.

– Сэм? – Голос звучал неуверенно, но, даже не оборачиваясь, Ланкастер понял, что это Кейт.

Он повернулся и в лунном свете увидел на ее лице тревогу. Руки Кейт были судорожно сжаты.

– Давайте прогуляемся до конца причала, – предложила она.

Подстроившись к ее шагу, Сэм зашагал рядом.

Не говоря ни слова, они достигли конца причала. Дующий с воды легкий ветерок принес с собой острый запах моря и, играя, подхватил мягкие локоны, вьющиеся вокруг лица Кейт. Девушка казалась подавленной.

Она повернулась к Сэму:

– Я не знала, что вы собираетесь строить курорт.

– Я должен был держать все в тайне.

– Мне только сейчас впервые сообщили, что я буду сотрудничать с вами. Я и предположить такого не могла. – Она подняла взгляд.

В тусклом лунном свете ее лицо казалось бледным, а глаза печальными.

– Это… это все меняет.

– Боюсь, что вы правы, – подтвердил Сэм, понимая.

– Это значит, что я должна отказаться от свидания с вами.

От этих слов Сэма охватило смятение пополам с облегчением оттого, что не он произнес их первым.

– У меня нерушимое правило: никаких свиданий с клиентами.

Она коротко и невесело рассмеялась:

– У меня тоже. Никогда не считала такие отношения хорошей идеей.

– Согласен. А в данном случае на кону миллионы долларов.

И еще репутация его компании. Особенно сейчас, когда открыто и тщательно рассматривается предложение о покупке контрольного пакета ее акций. Компания – важнее всего. Так было всегда.

Кейт снова невесело рассмеялась.

– Вот что самое забавное: я подозреваю, что Бен предпринял неуклюжую попытку свести нас, и она провалилась.

Сэм недоверчиво фыркнул:

– Вы так полагаете?

– А как насчет этой затеи с шафером?

– По-моему, Бен посчитал, что вы больше, чем кто-либо другой, знакомы с планами относительно строительства нового курорта. Вы лучше всех подходите для этой работы. С чего бы вам считать иначе?

– Предположим, в этом вы правы. Но ни с того ни с сего предложить вам стать его шафером?

Сэм щелкнул пальцами:

– Я понял, в чем дело! Вы переживаете, что еще один участник свадебного действа нарушит составленную вами программу мероприятия?

Кейт натянуто улыбнулась и подняла руку:

– Каюсь. Я действительно немного растерялась из-за этого. Но в основном меня беспокоило, что вас вынудили стать шафером по такой надуманной причине. Ведь вам явно не по нраву вся эта околосвадебная суета.

– Бен вовсе не принуждал меня к этому. Мне понравилась мысль о том, что я буду вашей парой на свадьбе.

Сказать по правде, если бы назначение шафером не сулило Сэму отличный шанс провести больше времени рядом с Кейт, он предпочел бы остаться простым гостем, держась подальше от всего свадебного шутовства.

– Спасибо, – произнесла Кейт. – Хорошо, что вы будете рядом.

– …Между нами теперь должны быть только деловые отношения, – сказал Сэм.

– Да, я понимаю. Надо вернуться к остальным, – сказала Кейт заметно упавшим голосом.

– Да, – согласился Сэм, но даже не пошевелился.

Меньше всего ему сейчас хотелось возвращаться в эллинг.

Внезапно Кейт хлопнула себя ладонью по руке.

– Проклятые комары!

Она порылась в своей объемистой наплечной сумке, вытащила баллончик и пояснила:

– Средство, отпугивающее насекомых.

– У вас там и в самом деле припрятано все, что угодно, – развеселился Сэм.

– Хотите немного? – Кейт предложила спрей от комаров Сэму.

– Нет, спасибо. Они меня никогда не беспокоят.

Она отступила от собеседника и обрызгала ноги и руки спреем, приятно пахнувшим лавандой.

– Вам не подходит проживание на побережье, ведь так? – спросил Сэм, когда она снова встала рядом с ним.

– Не очень. Насекомые просто обожают меня. И если я в середине дня нахожусь на солнце, то обгораю до хрустящей корочки. Но я люблю плавать.

– Я люблю начинать день с плавания. Где вы порекомендуете это делать?

– Лучше всего в заливе – там почти нет волн. Есть еще пляж Больших Скатов для серферов. Туда можно добраться по дощатой эстакаде, идущей вдоль берега.

– Звучит идиллически.

– Вы подобрали верное слово. Могу показать на карте, где находится это место. Я бы предложила отвезти вас туда, но это…

– …не лучшая идея, – произнесли они в один голос.

– Надо будет переговорить с Беном о его усилиях свести нас. Он действовал из лучших побуждений, но заблуждался, – заметила Кейт.

– Бен – всего лишь дилетант. Вы даже не представляете себе, что такое неудачное сватовство, пока не познакомились с моей матерью. Она мастер этого дела.

– Ее усилия безуспешны? – поинтересовалась Кейт.

– Все ее усилия я свожу на нет, – ответил он.

– Ваша мать живет в Сиднее? – спросила Кейт, и перед глазами Сэма тут же возник образ матери.

Худая, как левретка, в одежде от известных кутюрье. С безукоризненной прической. С идеальным макияжем, под которым невозможно скрыть сердитые морщины вокруг рта и недовольство, каждый раз возникающее во взгляде при виде сына. Потому что он, как и его отец, выбрал жестокий, живущий по своим законам строительный бизнес.

Сэм посмотрел на Кейт, стоящую в лунном свете. На блестящую, непокорную массу ее вьющихся волос, на простое платье, на глаза, светящиеся неподдельным интересом к его словам.

– Да, мать никогда не покидает восточный пригород, – ответил он на вопрос Кейт.

– А ваш отец?

– А вы отдаете себе отчет, что это вопрос номер четыре?

– Извините. Наверное, мне не следует больше задавать вам вопросы.

– Мой отец умер три года назад. Внезапный сердечный приступ. Ему было шестьдесят семь, и он был еще в очень хорошей форме.

– Как ужасно для вас и вашей матери!

– Это стало настоящим шоком для нее. У отца она была второй женой, гораздо моложе его, но не ожидала, что он так скоро оставит ее одну.

– А вы? – Голос Кейт был ласковым и исполненным участия.

– Да. Это было потрясением. Может, в чем-то даже еще хуже. Потому что я внезапно вынужден был взять на себя руководство компанией. Мой старик начал готовить меня к этой роли, когда я еще играл в лего. Он обучал меня бизнесу с самых азов.

– И все же, наверное, взять бразды правления такой компанией в свои руки – это было пугающе.

– Когда я в первый день занял свое место во главе стола в зале заседаний совета директоров, мне было страшно до чертиков. Все эти пожилые парни только и ждали, когда я совершу ошибку.

Сэм никогда в этом никому не признавался. Почему он рассказал об этом Кейт? И почему сейчас?

– Готова поспорить, что вы завоевали их уважение.

– Я усердно работал для этого.

Возможно, чересчур усердно. У него оставалось очень мало времени на что-то другое, включая и его невесту. Именно тогда она начала обвинять его в том, что он – одержимый трудоголик, для которого его компания – важнее всего, в том числе его нареченной. Сэм понимал, что в этих обвинениях есть доля правды.

– Вы молодец! Вам явно пришлось нелегко. Вы тот самый сын в названии компании?

– Вообще-то тот сын – это мой отец. А создал компанию еще мой дед. Он строил дома в разрастающихся городских предместьях после Второй мировой войны.

– Наверняка вы строите отели.

– И офисные высотки, и огромные универмаги, и стадионы. По всей стране. И даже за ее пределами.

Кейт отвернулась, устремив взгляд в океан, обратив к Сэму свой профиль.

Наверное, все, что случилось, – к лучшему. Она не была готова к роману, тем более с кем-то, живущим так далеко. Четырехчасовая дорога до Сиднея могла с таким же успехом занимать четыреста часов – для Кейт не было разницы. Одной из причин, почему ее так привлекал Джесси, было то, что он намеревался осесть в Долфин-Бей, хоть и работал в данный момент за границей.

Кейт взглянула на циферблат часов, светящийся в темноте, и обратилась к Сэму, стараясь говорить собранно и энергично, но получилось вымученно и протяжно:

– Нам пора возвращаться, хотя и не хочется пока уходить.

– А мне здесь нравится, – ответил он, присел на корточки у самого края причала.

Сэм похлопал ладонью рядом с собой, приглашая спутницу присоединиться.

– Никто и не заметит нашего отсутствия.

Она опустилась рядом вопреки своему здравомыслию. Сейчас как никогда сильно ощущалась мужественность Сэма, его сила, тепло его тела, и поэтому Кейт, соблюдая дистанцию, подходящую для клиента, постаралась сесть так, чтобы их плечи не соприкасались.

– Вы правы. Чувствуешь себя, словно на корабле, – признал Сэм. – Но здесь не одолевает чувство, что попал в ловушку и не можешь выбраться из нее, когда захочешь.

Ее глаза распахнулись.

– Вы тоже ощущаете себя так на кораблях?

– Меня никогда особо не интересовали морские суда.

– Меня тоже. Я, скорее, предпочитаю твердо стоять обеими ногами на земле.

– Вы уж точно не из тех людей, кто создан для жизни на побережье.

– В прошлой жизни я, наверное, жила в многоэтажке в центре города и по вечерам ходила на балет или в драмтеатр, если не была занята посещением новых ресторанов. – Она позволила себе вздохнуть. – Беда в том, что мне здесь очень нравится. Я не шутила, когда сказала, что считаю это место самым красивым в Австралии.

– Я это заметил.

– Оно хорошо знакомое и без… – Кейт торопливо проглотила слово «безопасное» и сказала: – Бесспорно, спокойное.

– Здесь мило. Но много ли других мест вы посетили, чтобы сравнивать?

– Я так сильно похожа на деревенщину из захолустья?

– Ни в коем случае. Просто интересуюсь.

– Я много поездила. Когда я… После того как…

Кейт пыталась подобрать слова, чтобы не раскрыть предысторию, которой ни с кем еще не делилась. Иначе ей пришлось бы объяснять, почему она бросила университет в Сиднее, так и не получив диплом об окончании.

– Я гастролировала по всей стране с небольшой танцевальной труппой.

– Я так и подумал, что вы, вероятно, были танцовщицей.

Кейт проследила за взглядом Сэма, скользнувшим по ее ногам, которыми она болтала, сидя на краю причала.

– Дайте догадаюсь: из-за «утиной» походки – носки врозь? Это результат многих лет занятий классическим балетом.

– Нет. Я хотел сказать, что посчитал вас бывшей танцовщицей из-за грациозности ваших движений.

Кейт снова залилась предательским румянцем, не зная, как ей отреагировать на комплимент.

– Спасибо.

– Может быть, я слышал о вашей танцевальной труппе?

– Очень сомневаюсь. Это было кабаре-шоу. Далеко не самое известное. Мы гастролировали в провинциальных городах: в крупных клубах, мэриях, административных центрах и небольших театриках. Однажды у нас был контракт в Новой Зеландии. Но… Жизнь танцовщицы коротка. Я повредила лодыжку, и на этом моя танцевальная карьера закончилась.

Кейт не стала уточнять, что лодыжка уже давно вылечена, в отличие от душевных ран, полученных, когда ее чуть не изнасиловал поклонник, не желавший и слышать об отказе.

Все то время, что этот мужчина удерживал Кейт у себя, он упрекал девушку в том, что ее эротичные танцы в облегающих костюмах заставляют мужчин думать, что она просит их о сексе. Этот случай произошел лишь незадолго до того, как Кейт пережила разрушительные отношения с парнем из университета. Кейт замкнулась в себе. С тех пор она не танцевала не только на сцене, но даже на вечеринках.

– Я бы хотел посмотреть, как вы танцуете, – сказал Сэм.

– Вряд ли вам это удастся. Я больше не танцую.

– Вы бросили танцы из-за лодыжки?

– Да, – солгала Кейт. Хотелось поскорее забыть тот период своей жизни. Она произнесла жизнерадостно: – А вы заметили, что так и не ответили на вторую часть четвертого вопроса?

– Неужели?

– Да. О том, почему расстроилась ваша помолвка, – подсказала Кейт.

– Здесь нет никакого секрета. За две недели до свадьбы моя бывшая невеста Фрэнсис отменила ее. Я не ожидал этого.

– Должно быть, разрыв стал настоящим ударом для вас. Но из-за чего же это случилось?

Сэм уже собрался ответить, как вдруг от эллинга донеслось:

– Кейт!

Она замерла. Сэм тоже застыл и произнес вполголоса:

– Сделайте вид, что не слышите.

Она попыталась заткнуть уши, но ее имя раздалось снова, эхом отразившись от воды.

– Я здесь! – откликнулась Кейт и, обращаясь к Сэму, беззвучно шевельнула губами: – Извините.

Сэнди торопливо зашагала по причалу.

– Слава богу! Ты еще не ушла домой! Только что позвонила Лиззи, моя сестра. Она не сможет быть здесь в среду, на которую назначена предсвадебная вечеринка. Нам всем придется поехать в Сидней и провести ее там.

– Но я…

– Не беспокойся, Кейт, – успокоила ее Сэнди. – Обещаю, что больше у тебя проблем не возникнет. – Она повернулась к Сэму: – Вы не против изменений в плане?

Тот пожал плечами:

– Конечно нет.

Чувствуя, что впадает в панику, которая вот-вот ее задушит, Кейт прочистила горло. Она не может отправиться в Сидней! Не может – и все! Но ей не хотелось говорить Сэнди, что она не собирается с ними ехать. Иначе придется объяснять причины отказа. Кейт решила, что просто извинится в последнюю минуту. Все и без нее прекрасно повеселятся.

– Мне это тоже подходит, – выдавила она улыбку.

Глава 5

До этого момента у Сэма не возникало проблем с правилом, запрещающим романы с клиентками. С Кейт Паркер все было по-другому. Она определенно не собиралась никоим образом его домогаться и вела себя абсолютно профессионально. Этим утром она заехала за ним в отель. Во время короткой поездки к месту, где предполагалось построить курорт, разговор шел строго о делах. О свадьбе Бена даже не упоминалось, тем более о так и не состоявшемся свидании.

Сэму трудно было видеть в Кейт только клиентку, а не прекрасную, желанную женщину. Уже давно никто другой не интересовал его так, как она. В голове крутилась мысль: если бы Бен не назначил Кейт «связующим звеном», согласилась бы она пойти на свидание?

По правде говоря, не было никакой необходимости лично изучать это место. Для такой работы у компании была целая команда топографов и инженеров. Сэм скорее из учтивости пообещал Бену взглянуть на место будущей стройки. Но вместо Бена с ним поехала мисс Паркер. А это было уже совсем другое дело, нежели бродить здесь со старым приятелем, с которым когда-то вместе катался на лыжах.

– Что вы думаете? – спросила Кейт.

– Великолепное место, – произнес Сэм, а сам подумал про Кейт: «Это ты великолепна», – и добавил: – Вы напали на золотую жилу.

Этот большой земельный участок располагался на возвышенности над северной оконечностью места, которое местные называли пляжем Больших Скатов, хотя на официальных топографических картах было указано другое название. Рощицы пятнистых эвкалиптов с их характерной, бросающейся в глаза корой обрамляли вид на океан, раскинувшийся по ту сторону бурунов.

– А вот тут много лет стоял старый, полуразвалившийся коттедж. Его только недавно снесли.

– Великий австралийский пляжный коттедж – это настоящая традиция. Без сомнения, многие поколения одной и той же семьи приезжали сюда из Сиднея или Канберры, чтобы провести на этом берегу долгие летние каникулы.

– Я не буду особо скучать по этому строению. Оно было совсем немудрящим. Мне всегда было жалко мать семейства, которой приходилось готовить еду в этом коттедже в знойные январские дни.

– А может, мужчины жарили пойманную ими рыбу на углях?

– Вы говорите так, словно имеете подобный опыт. Когда вы были ребенком, у вашей семьи был пляжный домик?

– Да. На Палм-Бич. Это самый северный пляж в Сиднее.

Глаза Кейт расширились.

– Так я и знала! Это его называют местом летнего отдыха толстосумов?

– Думаю, да. Наш коттедж уж точно нельзя было назвать пляжной хижиной. И я никогда не рыбачил с отцом – он всегда был на работе.

– А ваша мама?

– Она веселилась на вечеринках.

Сэм отвернулся, заметив плохо скрытую жалость в глазах собеседницы.

– У вас есть братья или сестры? – спросила Кейт.

Он покачал головой:

– Я был единственным ребенком в семье.

В детстве, во время долгих школьных каникул, Сэм часами в одиночестве слонялся по роскошному дому. Затем, когда мальчику исполнилось четырнадцать, отец заставил его работать на каникулах чернорабочим – на стройках семейной компании. Это было нелегко, иногда с ним обращались даже жестоко. Бывалые работники то и дело норовили испытать обучающегося в частной школе сыночка босса-толстосума.

С тех пор и поныне компания занимала главное место в его жизни. Сэм редко возвращался в тот одинокий дом на Палм-Бич, пока не повзрослел достаточно, чтобы обзавестись компанией друзей и наезжать туда с ними.

– Я завидовал школьным приятелям, которые возвращались из таких вот мест с рассказами о куче приключений. – Он махнул рукой в сторону, где раньше стоял коттедж.

– Возможно, – согласилась Кейт. – Но до сих пор всего одна семья могла пользоваться этим красивым видом и близостью к пляжу. – Она огляделась вокруг с видом собственника. – Владельцы получили хорошую цену за участок, и теперь множество людей сможет наслаждаться этим волшебным местом.

– Вы говорите как настоящий безжалостный застройщик, – сказал Сэм.

Хотя он не имел проблем с добропорядочными застройщиками. Они были источником жизненной силы его компании.

– Я бы не сказала, что я безжалостная. Скорее практичная.

– Ладно. Вы – практичная.

– Не забудьте, что я еще и креативная. В конце концов, никто другой не смог рассмотреть потенциал этого участка.

– Хорошо. Вы – практичная и креативная застройщица, в которой нет ни капли безжалостности.

– Ну, может, одна или две капельки все-таки есть. – Сказав это, Кейт покраснела. – Но я бы не назвала себя застройщиком.

– Откуда у вас возник этот интерес?

– Когда я гастролировала с танцевальной труппой, нам приходилось останавливаться в самых ужасных гостиницах, какие только можно вообразить. В одной дыре на западе мы нашли под кроватью кожу, сброшенную змеей.

Сэм тоже вздрогнул – он терпеть не мог змей.

– Каждый раз, когда могли себе позволить, мы сбрасывались с девчонками, чтобы снять номер в хорошем отеле и пожить в роскоши денек-другой.

Сэм кивнул:

– Я так же поступил в Индии. Пока мы работали, не стоило ожидать лучшего размещения, чем в тех домах, которые мы восстанавливали. Кстати, вам никогда не хотелось поработать в другом отеле? Большего размера. Или в другом месте. Может быть, в одном из тех индийских отелей? Или хотя бы в Сиднее.

Сэм приложил усилие, чтобы в его голос не закралась надежда при упоминании о возможном переезде Кейт в его родной город.

Она категорически помотала головой:

– Нет. Я хочу работать именно здесь, в Долфин-Бей. Все, чем я хотела бы заниматься, – это управлять новым отелем, чтобы сделать его лучшим на южном побережье.

Кейт бросила взгляд на океан. Сэм готов был поклясться, что в этот момент ее мечты засияли в ее глазах.

Но его возмущало, что горизонты Кейт столь узки. На взгляд Сэма, она была большой рыбой в маленьком пруду – слишком толковой, чтобы провести жизнь в таком захолустье.

– Что навело вас на мысль о таком курорте? – с неподдельным интересом спросил он.

Она небрежно пожала плечами:

– Я видела, как одни мои друзья летают на курорты Бали, чтобы позаниматься йогой или серфингом. Другие ездят в Сидней, чтобы там, поселившись в отеле, побаловать себя на выходные спа-процедурами. И я подумала, а почему бы людям не приезжать для этого в Долфин-Бей.

– Вы определенно провели целое исследование, – одобрил Сэм.

Но, задумавшись, он понял, что, пылко восхваляя свою идею, Кейт упустила кое-что важное.

– А вы сами не посещали спа-отели на Бали или гостиницы для серферов в Сиднее? Для сравнения.

– К сожалению, нет.

Ее лицо напряглось, и Сэм понял, что задел больную струну.

– Я чаще путешествую, не вставая с кресла: знаю сайты лучших отелей вдоль и поперек. Но моя зарплата не позволяет мне путешествовать за границу.

«Я бы с удовольствием показал ей весь мир», – возникла вдруг у Сэма мысль ниоткуда. Вместе с ней в голове замелькали картины того, как он показывает Кейт те впечатляющие гостиницы, в которых останавливался. Или привозит ее в один из отелей, где она мечтала побывать.

– Может, вам следует поговорить с Беном о вашей зарплате?

Трудно было представить, что его старый приятель недоплачивает своей служащей. Но Сэм прекрасно знал, какими прижимистыми могут быть некоторые бизнесмены.

Кейт покачала головой:

– Вы, возможно, знаете, что должности, связанные с обслуживанием клиентов, далеко не самые высокооплачиваемые. Но Бен платит мне честно.

– Скоро вам выпадет шанс увидеть, как с нуля строится отель.

– Не могу дождаться, когда это увижу! – В Кейт снова вскипел энтузиазм.

Она взяла планшет с зажимом для бумаги, лежавший на капоте небольшого белого фургона с логотипом отеля «У гавани».

– Это намек, что пора вернуться к делу.

– Я не против, – согласился Сэм. – Можете задавать мне любые вопросы, которые у вас возникнут.

– Должна ли я включить деловые вопросы в число оставшихся из пяти? – Она тут же поправилась: – Я хочу сказать, что эти вопросы будут не о строительстве, а о вас… как о нашем застройщике.

– Что ж, справедливо, – рассудил Сэм.

Вопросы Кейт означали, что, возможно, за ее сугубо деловым поведением все-таки кроется интерес к нему как к личности, а не к бизнес-контакту.

– Как вы думаете, как скоро будет построен курорт? – спросила она.

– От рытья котлована до момента, когда вы примете первых гостей?

Кейт кивнула.

– Не меньше года. Может, больше.

– Но вы ведь укажете в договоре сроки начала и окончания строительства?

– Разумеется.

Она набросала несколько строк в своем блокноте, заметив:

– Я включу это в свой отчет.

Судя по тому, что Сэм уже узнал о Кейт, можно было не сомневаться: отчет будет подробным и объемным.

– Когда мы вот так с вами разговариваем, – произнесла она, – все планы кажутся такими осуществимыми. Я буду бывать тут каждый день после работы, с нетерпением наблюдая, как идет строительство. А вы… вы будете здесь бывать, чтобы контролировать процесс?

Сэм покачал головой:

– На этой стройке будет свой руководитель. Работающая тут команда будет регулярно представлять отчеты в Сидней.

– Так вы пробудете здесь всего лишь неделю?

– Да.

Сэм так и не понял, что промелькнуло в ее глазах: облегчение или разочарование.

Для него это был лишь один из многих проектов. Но для Кейт он очень много значил. Сэм знал, что она хочет работать на Бена с полной самоотдачей, а еще преуспеть в собственной карьере. Поэтому лучше всего быть с ней честным.

– Вообще-то, есть вероятность, что к началу строительства я уже не буду иметь отношения к компании, – произнес он спокойно, не желая выдавать грызущую его тревогу.

Глаза Кейт тревожно округлились.

– Что вы имеете в виду?

– Сейчас обсуждается серьезное предложение, сделанное нашей компании.

– Хотите сказать, что собираетесь продать семейный бизнес?

Ее обвиняющий взгляд заставил Сэма пожалеть о своей откровенности.

– Это один из возможных вариантов. Мне еще предстоит принять решение, – сказал он, поджав губы.

Кейт нахмурилась:

– Как вы можете на такое пойти? Ведь эту компанию создавали ваш дед и ваш отец!

Ее слова ранили его словно ножи. Предательство – вот как воспримут такой поступок люди.

– Компании постоянно продаются и покупаются. Вы должны это знать.

Кейт нахмурилась сильнее:

– Разве семью это не волнует? Похоже, что бизнес полностью доверили вам, это так?

«Да кто она такая? Голос моей совести?» – подумал Сэм и ответил:

– Можно сказать и так. Но компания становится самостоятельным юридическим лицом. Транснациональная компания предложила цену, способную обеспечить фирме дальнейшее развитие – такое, которое мне не под силу при текущей ситуации в экономике.

– Больше не всегда означает лучше.

– Это к делу не относится, – отрезал он. – Как я поступаю с компанией – моя забота.

Рот Кейт искривился.

– Даете понять, что это меня не касается?

– Все верно.

Кейт не знала, почему ее так шокировали откровения Сэма и его грубый отказ продолжать дальнейший разговор. В конце концов, ее первым впечатлением было то, что этот парень выглядит жестким и бескомпромиссным.

«Может, у него, как и у меня, тоже есть тайные, неразрешенные проблемы? – подумала Кейт. – Нельзя забывать, что он – успешный бизнесмен. Разве мог бы он достичь нынешнего преуспевания, не перешагивая через других, не расталкивая их локтями? Наверняка Сэма интересует лишь конечная цель. Ему не важно, кому он может причинить вред на пути к ней».

Но Кейт была против, чтобы Ланкастер перешагивал через тех, кто был ей дорог.

«Как насчет Бена? – продолжала она размышлять. – Уж это меня точно касается, Ланкастер. Бен доверил тебе построить этот отель. Как ты мог поступить с ним так вероломно?»

– Если, а пока это только если, компания будет продана, то новые владельцы выполнят все обязательства по уже заключенным контрактам. Ими будет проделана точно такая же работа, которую компания выполнила бы под моим руководством.

Кейт недоверчиво воскликнула:

– Как вы можете это утверждать? Когда наш местный гастроном поглотила более крупная компания, первым делом они уволили часть работников и ухудшили качество продукции. Как вы можете быть уверены, что это не случится с вашей компанией?

Помолчав, он ответил:

– Я не могу быть в этом уверен. Если я продам компанию, новые владельцы дадут мне определенные гарантии. Но как только новая администрация вступит в свои права, она будет поступать по-своему.

– Так я и думала, – медленно проговорила Кейт, страшась, что придется сообщить эти новости Бену.

– Но ведь я еще не принял никакого решения, – сказал Сэм. – И одна из причин, почему я здесь, – взять паузу и обдумать все с ясной головой.

– И все равно я не понимаю, – сказала Кейт. – Почему вы думаете о продаже, хотя частью этой компании является история вашей семьи?

– Может быть, пытаюсь сделать так, чтобы мне больше не нужно было работать? – Голос Сэма звучал уверенно, но в его взгляде уже не было убежденности.

Понимая, что, возможно, ведет себя совершенно неприемлемо, Кейт продолжала настаивать:

– Я не очень хорошо вас знаю, но неужели возможность больше не работать – это то, что вам нужно? Какой будет ваша цель в жизни?

– Позвольте перефразировать свой ответ. Продажа обеспечит мне свободу для достижения собственных целей вместо того, чтобы продолжать воплощать в этой компании политику своего отца. Я смогу придумать что-то свое.

– Я полагаю, так и есть, – сказала она после паузы и посмотрела на собеседника. – Может быть, я сейчас скажу что-то неуместное, но…

– Но вы все равно это скажете, – закончил он за нее фразу без всякого намека на улыбку, что придало Кейт уверенности.

Она продолжила:

– Пожалуйста, обдумайте это очень тщательно. Не ради Бена или меня. Или тех людей, что работают на вас. А ради себя.

– Я буду иметь это в виду, – ответил он намеренно безразличным тоном.

– Не знаю, почему, но мне не безразлично, чем все для вас закончится. Мне кажется, вы хороший человек.

Сэм тихо выругался. Каждое слово, сказанное Кейт, попало точно в цель – туда, где Сэм был наиболее уязвим, ударило по его сомнениям и страхам.

Фрэнсис, его бывшая невеста, посоветовала бы: продавай. Не ради денег, а чтобы избавить его от бизнеса.

«Ты – трудоголик, которого не интересует ничего, кроме этой чертовой компании! А для меня у тебя уже ничего не остается!» – Фрэнсис заявляла это при каждом удобном случае, а в последний раз еще и швырнула ему кольцо, которое Сэм подарил ей на помолвку.

Но Сэму не понравились наивные предположения Кейт о сути этой истории с его компанией.

– Благодарю вас, Кейт. Вы сделали несколько интересных замечаний, и я, разумеется, приму их во внимание, – произнес он жестким деловым тоном.

– Рада, что вы не обиделись, – отозвалась она. – Не хотелось бы, чтобы наша совместная работа начиналась с плохого старта.

– Я вовсе не обиделся. В ваших словах есть резон.

Сэм не любил обнаруживать перед другими свои слабости. Ведь он был сыном властного отца, столь много ожидавшего от него. А после стал генеральным директором компании.

Кейт сперва непонимающе уставилась на него, а затем рассмеялась:

– А! До меня дошло. Но если вы становитесь таким, когда нуждаетесь в паузе, то не хотела бы я видеть вас в цейтноте.

Сэм остановился.

– Мне нужно найти спортзал. Или покататься на серфе. Избавиться от лишней энергии.

– Если вы на самом деле хотите чем-то себя занять, у меня есть для вас работа. Она поможет вам скоротать несколько часов.

– Работа?

Кейт покачала головой:

– Хотя нет, извините. Я кое-что забыла. Вы ведь терпеть не можете отнимающую зря время свадебную ерунду. – Она взглянула на него распахнутыми, смеющимися глазами: – Не так ли?

Глава 6

Сэм стиснул зубы.

– Скажите, что я должен сделать, и я…

– Ладно, – обрадовалась она. – Я бы хотела, чтобы вы…

Сэм прервал ее, подняв руку:

– Прежде чем вы продолжите, пожалуйста, позвольте мне закончить мысль. Я оставляю за собой право отказаться от чересчур несерьезных свадебных обязанностей.

Кейт скорчила одну из своих очаровательных гримас.

– Ох, даже не знаю, считать ли несерьезным то, о чем я собираюсь вас попросить.

Сэм топнул ногой:

– А вы попросите.

– Ну, хорошо. Речь идет о свадебной арке.

– О той арке, которую, как вы подумали, я явился сюда строить?

– О ней. Только никто и не собирался ее возводить. Я слишком поспешила с выводами.

– Но теперь эта арка входит в ваши планы?

– Чем больше я думаю об этом, тем больше мне кажется, что Сэнди понравится свадебная арка. А так как, по вашим словам, вы уже строили такие конструкции раньше, я подумала, что мог бы получиться отличный сюрприз для жениха и невесты.

Сэм пожал плечами:

– Почему бы и нет?

– Значит, вы построите ее?

– Да.

Лицо Кейт просияло.

Ланкастер подумал, что снова преданность правилам компании пресекла развитие его намечающегося романа. Неужели должно быть именно так? Неужели нет способа сохранить компанию, при этом подавив в себе синдром трудоголика?

Слова Кейт прервали размышления Сэма:

– А вдруг это окажется для вас слишком сложным?

– Простая деревянная конструкция? Да нет. Наверняка смогу купить все необходимое в местном магазине стройматериалов. Только опишите мне, какой вы видите эту арку.

– Я покажу вам эскизы.

– Хорошо, – согласился Сэм.

Он любил мастерить что-то своими руками. Размеренные движения при покраске, шлифовке, распилке снимали напряжение.

– Но тогда понадобятся еще цветы и ленты. Снова проблема…

Сэм нахмурился:

– Ленты?

– Извините. Это я рассуждаю вслух.

– Вам так уж необходима вся эта мишура? Я могу выкрасить арку в белый цвет.

– Славно. Но недостаточно. Все-таки речь идет о свадьбе.

Кейт ненадолго задумалась и воскликнула:

– Придумала! Отрезы белой органзы, задрапированные вокруг столбов арки. Просто и элегантно. Сэнди очень понравится.

Сэм не вполне представлял себе, что такое органза.

– Это такая ткань?

– Да. Тонкая, белая и как раз подходящая для свадьбы.

– Тогда нам придется прочно укрепить арку в песке. Мы же не хотим, чтобы она взлетела на этой ткани, словно на парусах, если поднимется ветер. Представляю заголовки в местной газете: «Свадебная арка затерялась в море».

– Ой, не шутите так! Это же кошмар любого организатора свадьбы.

Кейт улыбнулась собеседнику, и оба почувствовали себя, словно соучастники в чем-то запрещенном.

Меньше всего Сэму хотелось заниматься возведением свадебной арки. Точнее, меньше всего, если не считать упаковывание подарков для гостей. Но он с радостью построил бы десяток таких арок – лишь бы чаще видеться с Кейт.

– Теперь, когда вы убедили меня, что все будет в порядке, я так рада, что мы это затеяли, – сказала она.

– Тогда давайте приниматься за работу, – заявил Сэм, приказав себе не думать, каким был бы роман с Кейт, наплюй он на запрет прикасаться к ней.

Кейт одну за другой прокручивала на экране фотографии затейливых свадебных арок. Но Сэм не мог сосредоточиться, думая только о невероятно привлекательной женщине, стоящей так близко к нему.

– Вам хорошо видно? – спросила Кейт, качнувшись назад.

Теперь их тела соприкасались. Сэм стиснул зубы и сдавленно проговорил:

– Да. Деревянная арка – то, что надо.

– А может, бамбуковая легче в изготовлении?

– Деревянную делать несложно.

– Значит, вам не нравится бамбуковая?

– Нет.

Сэму сейчас и дела не было до этой арки: он и сам запросто сможет присмотреть несколько образцов дизайна позже, когда доберется до отеля.

– Вы сможете рассчитать размеры арки?

У Сэма на уме сейчас были совсем другие мерки. Его бросало в холодный пот, а Кейт продолжала разглагольствовать:

– Проем должен быть достаточно большим, чтобы жених и невеста поместились в нем. Бен высокий, но юбка у Сэнди не будет слишком пышной, так что…

Сэм почувствовал, что больше не в силах выносить мучительную близость к Кейт. Он отступил назад и отрывисто произнес:

– У меня есть все необходимые размеры.

Как же в этот момент хотелось забыть обо всех ограничениях и заключить эту девушку в свои объятия!

Он сделал еще один шаг назад. Теперь их разделяло расстояние большее, чем длина вытянутой руки, чтобы не возникло соблазна потянуться к Кейт.

Она повернула голову:

– Вам достаточно этих образцов? Или нужно посмотреть еще?

На ее лице играл румянец, глаза были расширены, губы чуть приоткрыты. Сэм был уверен, что она чувствует то же, что и он.

– Нет. Мне все понятно, – сказал он.

– Теперь, когда стиль арки выбран, нам – то есть вам – нужно приступать к воплощению проекта.

– Я не смогу сделать все в одиночку. Мне будут необходимы ваши советы и одобрение окончательного проекта.

Из-за вспыхнувших краской щек глаза Кейт стали казаться еще зеленее.

– Если мы хотим сохранить в секрете строительство арки, – сказала она, – надо работать над ней вдали от глаз жениха и невесты. У меня дома есть большой сарай. Он принадлежал моему отцу. В нем есть разные инструменты.

– Звучит неплохо.

– Я дам вам адрес, и вы сможете заказать на него доставку пиломатериала. Я подброшу вас в магазин стройматериалов, а по пути заеду взглянуть, продается ли органза. Правда, сомневаюсь, что в местных магазинах найдется необходимое количество этой ткани. Попрошу Сэнди привезти ее в среду из Сиднея. Скажу, что это для украшения столов. Она поверит.

– Погодите, – прервал ее Сэм. – А почему бы вам самой не купить ткань в Сиднее?

Кейт умолкла, отвела взгляд, а потом произнесла:

– Потому что я туда не поеду.

– Вы не поедете на мальчишник, девичник, или как там он называется?

На ее побледневшей коже проступили веснушки.

– Нет.

– Но ведь это вы организовали его.

А он так ждал, когда сможет пообщаться с ней на своей территории! Сэм даже собирался предложить всей их компании остановиться не в отеле, а в его квартире – просторном пентхаусе, приобретенном в преддверии так и не состоявшейся женитьбы.

Она покачала головой:

– Я занималась организацией предсвадебной вечеринки в Долфин-Бей, а не в Сиднее.

– И вы расстроились, что планы изменились?

Ее лицо снова вспыхнуло.

– Разумеется, нет. Если у Лиззи не получается приехать сюда, всем надо отправиться в Сидней.

Сэм сдвинул брови:

– Я не понимаю. Вы не хотите провести время с друзьями? – Он помолчал и добавил: – Или это из-за вашего нежелания встречаться с Джесси?

– Нет. Между мной и Джесси сейчас все нормально.

– А я собирался показать вам головной офис компании «Ланкастер и сын».

– Может быть, в другой раз?

По упрямому наклону ее подбородка и деловому тону Сэм понял, что Кейт не собирается приезжать в Сидней.

– Разумеется, – сказал он. – Но это было бы наилучшим временем для визита в наш офис.

– Пока вы еще владеете компанией?

От этих слов Сэм почувствовал боль. Нелегко было думать, что может наступить время, когда он утратит связь с компанией.

– И поэтому тоже. Вы могли бы перед началом работ встретиться с командой, которая будет строить ваш курорт. В таком случае они уже не будут для вас чужаками, когда появятся в Долфин-Бей.

– На эту поездку в Сидней уйдет слишком много времени. Я не могу отсутствовать так долго, потому что нужна здесь.

– В отеле? Бен наверняка может найти кого-нибудь, чтобы подменить вас.

– Да, но об этом его надо было предупредить заранее.

«Похоже, все, что она любит, находится тут, в Долфин-Бей», – подумал Сэм.

– Не верю, что Бен и Сэнди захотели бы, чтобы вы остались здесь работать вместо того, чтобы поехать в Сидней с ними. Вы ведь подружка невесты.

– Дело не только в них. У меня есть и другие обязательства.

– Обязательства?

Сэм внезапно осознал, как мало знает об этой женщине. А вдруг она мать-одиночка? Или у нее болезнь, при которой необходима регулярная госпитализация? А может, она принадлежит к какой-нибудь секте, порицающей вечеринки. Кто знает?

– Я живу с матерью и сестрой, – сказала Кейт.

– А они не разрешают вам уезжать из города? – попытался он неудачно пошутить.

– Конечно, они не против. Это мое собственное решение, потому что я нужна здесь.

Сэм нахмурился.

– Я вас не понимаю, – признался он.

– Мы с мамой заботимся о моей сестре, попавшей в одиннадцать лет в автомобильную катастрофу. Она парализована ниже пояса и прикована к инвалидному креслу.

Наступила долгая пауза – Сэм потрясенно молчал.

Наконец он смог произнести:

– Извините.

– К чему извиняться. Вы ведь не знали.

Сэм наморщил лоб.

– Но вы ведь жили в Сиднее и путешествовали с танцевальной труппой. А кто присматривал за вашей сестрой в то время?

Кейт не хотелось, чтобы Сэм задавал ей эти неудобные вопросы, заставляя ее искать ответы, которые не хотелось находить.

– За сестрой тогда приглядывала моя мать, но потом она уже не могла справляться, потому что сломала руку.

– Как давно это случилось?

– Пять лет назад.

Как раз когда она утратила самооценку после попытки нападения на нее и бросила танцевальную труппу. Ее обрадовало, что появился повод бежать домой.

– И с тех пор вы не уезжали из дома?

– Верно.

– Тогда вы и начали работать на Бена?

– Да, хотя сперва – неполный рабочий день. Я ведь изучала бизнес в университете, но бросила учебу на выпускном курсе.

– Чтобы поступить в танцевальную труппу?

– Да.

На самом деле за этим стояло гораздо большее, но Кейт не была готова делиться этим с Сэмом или кем-либо еще.

– Поэтому когда я вернулась домой, то поступила на заочное отделение местного университета, доучилась и получила диплом.

– И так и остались здесь.

– Звучит мрачно. Но поверьте, я тут счастлива. В этом городе так здорово жить. И я люблю свою работу.

– Как скажете… – произнес Сэм.

Кажется, она его не убедила. Да и как его можно винить? Даже мать говорила ей, что нужно жить более полной жизнью.

– Я не создан для жизни в маленьком городке.

– Долфин-Бей, возможно, устроит не каждого, однако мне он подходит.

– Конечно. Но очень жаль, что вы не поедете на вечернику в Сидней. Вы уже сказали об этом Сэнди?

Она покачала головой:

– Нет, и была бы вам признательна, если бы и вы пока ничего ей не говорили. Я собираюсь принести извинения в последний момент, чтобы Сэнди не тратила зря время, пытаясь отговорить меня.

– Может быть, я смогу заставить вас передумать?

«Если бы кто-то и мог, то это был бы он», – подумала Кейт, но вслух сказала:

– Это не под силу даже вам.

Она почувствовала, как в душу начинает заползать страх, который может сковать ее на много часов, заставить потерять контроль над собой. Надо прекратить думать о поездке в Сидней. Нельзя, чтобы ее затянуло в этот водоворот боязни.

– Ну что, поехали? Нам еще строить сверхсекретную арку.

Глава 7

Когда на следующий день Сэм подъехал к дому, где Кейт жила с матерью и ее сестрой, он обратил внимание на три вещи. Во-первых, на пандус для инвалидного кресла, ведущий от подъездной дороги к дому. Во-вторых, на прекрасный сад с пышной растительностью. А в-третьих, Сэма мгновенно окутала царящая в доме атмосфера сердечного радушия, едва Кейт открыла перед ним дверь и произнесла с улыбкой:

– Входите. Только что привезли ваш заказ из магазина стройматериалов. Я сказала им сложить все в сарай за домом.

Она только недавно вернулась после рабочей смены в отеле, но уже успела переодеться в потертые джинсы и облегающую футболку. Похоже, трудно будет сосредоточиться, глядя на Кейт в этом простом наряде, не скрывающем очертаний ее стройного тела.

Дом Кейт, с большими комнатами и окнами, выходящими на противоположные стороны, внутри не представлял собой ничего особенного. Он был уютно обставлен потертой мебелью в нейтральных тонах. Необычным было только то, что интерьер был переделан для удобства передвижения на инвалидном кресле: между предметами мебели оставлено много пространства, а кухонный уголок ниже обычного.

На всех горизонтальных поверхностях, куда только падал глаз, стояли фотографии в рамках. Вот свадебный снимок, сделанный более тридцати лет назад. А вот фото прелестной маленькой девочки с пышными рыжими кудрями, беззубой улыбкой и крошечными ямочками на щеках. Но особенно заинтересовал Сэма большой цветной снимок Кейт, висящий на стене: худенькая девочка-подросток, в белом балетном платье с длинной полупрозрачной юбкой и прикрепленными сзади к корсажу прозрачными крылышками. Она балансировала на кончиках пальцев ног, обутых в розовые балетные тапочки. Изящно вскинутые над головой белые руки двумя дугами обрамляли лицо. Гладко зачесанные волосы были огненно-рыжего оттенка, а зеленые глаза светились неукротимым озорством.

Сэм указал рукой:

– Красивое фото.

– Когда мне было тринадцать, я стеснялась того, что мама повесила его на стену. Но теперь я смотрю на ту девочку и думаю: «А она была ничего себе».

Мать Сэма не хотела, чтобы дом загромождали рамки с семейными фотографиями. На ее туалетном столике стоял единственный снимок в массивной серебряной оправе, на котором Сэм был изображен еще мальчиком.

– Вы были очаровательной, – произнес Сэм и тут же поправился: – Вы и сейчас такая.

– Спасибо, – ответила Кейт, задумчиво глядя на свою фотографию. – Кажется, что с тех пор прошла целая вечность.

На стене висела еще одна большая фотография привлекательной золотоволосой девочки-подростка, играющей в баскетбол в инвалидном кресле. На лице ее застыло сосредоточенное выражение, в сильных руках она держала мяч, готовясь к броску.

– Это ваша сестра?

– Да, Эмили – чемпион по баскетболу среди людей с ограниченными возможностями.

Сэм оглядел комнату:

– Ее сейчас нет дома?

– Нет. Она работает бухгалтером в местном банке, так что ее не будет до вечера. Впрочем, вы сможете познакомиться с моей мамой – сегодня она рано вернется с работы.

– Буду очень рад знакомству.

– Пойдемте, я покажу вам сарай. С нетерпением жду, когда начнется работа над этой потрясающей аркой.

– Так это должна быть «потрясающая» арка? – с иронией переспросил Сэм, направляясь за собеседницей.

– Разумеется! В конце концов, ведь это вы будете ее строить.

– Мне льстит, что вы так уверены в моей квалификации.

Она засмеялась, но ее смех угас, едва они приблизились к старому деревянному сараю в глубине сада.

Кейт остановилась перед дверью:

– Я… я не часто сюда захожу.

– Вы сказали, что это мастерская вашего отца. Его сейчас нет в городе?

Не оборачиваясь и глядя прямо перед собой, она ответила:

– Он… он был за рулем в тот день, когда Эмили получила увечье. Другая машина двигалась по встречной полосе. Чтобы избежать столкновения, папа свернул, но врезался в дерево.

– Мне очень жаль, – помолчав, произнес Сэм.

– Эмили оказалась зажатой в машине… Папа остался целым и невредимым, а у сестры был сломан позвоночник.

Губы Кейт искривились.

– Папа так и не смог себя простить и смириться с произошедшим. Он начал пить. В конце концов он… он умер. Шесть месяцев назад.

Сэм понимал, что эти слова не могут передать то, что чувствовала тогда Кейт, однако ничего другого в голову не пришло. Он тоже потерял отца. Но тот умер от сердечного приступа. Хоть его смерть и была быстрой, скорбь не оставляла Сэма до сих пор. И все же обстоятельства той смерти не были настолько трагичными в сравнении с тем, что случилось с отцом Кейт.

– Это было тяжело для меня, для мамы и труднее всего для Эмили. Она долго лежала в больнице. Этот случай изменил нашу жизнь.

Сэм ощущал сильное желание притянуть Кейт в свои объятия, но не решался. Ведь тогда все между ними изменилось бы.

Так и не решившись обнять Кейт, он открыл дверь в сарай.

Сэм одобрительно свистнул:

– Да это настоящая мужская берлога! Ваш папа, наверное, любил тут работать.

Кейт, не решаясь войти, остановилась всего в одном футе от дверного проема.

– Ему нравилось что-нибудь мастерить или чинить. Я много времени проводила с ним здесь. Папа хотел сделать из меня настоящую мастерицу на все руки.

Сэм подумал, что точно так же и его отец задумал когда-то сделать из сына мужчину и отправил работать на стройках.

– Да уж, подходящее умение для девушки!

– Папа хотел, чтобы я выросла независимой женщиной, которой не нужно обращаться к мужчине, чтобы поменять прокладку в водопроводном кране.

– И вы сами можете с этим справиться?

– Папа умер, не успев научить меня всему, чему собирался, – сказала Кейт с горечью.

– Мне очень жаль, – повторил он.

– После аварии отношение отца ко мне очень изменилось, – продолжила рассказ Кейт. – Раньше он был таким уравновешенным, а потом вдруг начал постоянно на меня сердиться. Потому что и со мной, и с ним все было в порядке, зато Эмили лежала с переломом на больничной койке. Сейчас я думаю, что папа ощущал вину за то, что выжил. Но тогда я не догадывалась о таких вещах. В какой-то степени я даже обрадовалась, когда его не стало.

Сэм стоял молча, не зная, как утешить собеседницу в горе, терзающем ее до сих пор, и злясь на свою беспомощность. Он почувствовал облегчение, когда она сменила тему, заявив с натянутой веселостью в голосе:

– Ладно, хватит об этом. Ведь нам надо заниматься созданием потрясающей свадебной арки!

Кейт казалось странным, что другой мужчина будет работать в сарае ее отца. Но этим мужчиной был Сэм, и ей было трудно сосредоточиться на чем-то, кроме него. В джинсах, рабочих ботинках и белой футболке он выглядел сильным, умелым и очень мужественным.

На мгновение почудилось, что столкнулись прошлое и настоящее. Вчерашний день, в котором Кейт – маленькая девочка, счастливая оттого, что папочка, добрый и бесконечно терпеливый, разрешает ей работать с ним в сарае. И день сегодняшний, в котором повзрослевшая Кейт остро чувствует присутствие высокого, широкоплечего Сэма, занимающего так много места в ограниченном пространстве мастерской.

«Сэм понравился бы папе», – подумала Кейт, но тут же прогнала эту мысль.

Убедившись, что заказ из магазина стройматериалов доставлен полностью, Сэм огляделся.

– Ваш папа собрал отличную коллекцию инструментов. Вот эта дисковая пила в хорошем состоянии. Можно ею воспользоваться?

– Да, разумеется. И всем остальным, что тут есть.

Она отступила от собеседника на шаг. Но в сарае было тесновато, и, как ни становись, все равно получалось, что расстояние между ними невелико. Невозможно было не замечать эту близость. А еще то, как классно Сэм выглядит в этих джинсах и как играют его мышцы, когда он перетаскивает деревянные бруски.

Приятно было смотреть, как уверенно он перебирает куски дерева, проводит по ним руками, объясняя конструкцию будущей арки:

– Будет четыре крепкие вертикальные опоры и столько же соответствующих соединительных балок наверху. Скажите, какую часть арки вы собираетесь задрапировать, – обратился к ней Сэм, – и я укреплю там крючки, которые будут удерживать ткань.

– Было бы здорово! Очень умно придумано!

– Вся конструкция получится довольно громоздкой и тяжелой. Я планирую сделать ее на петлях, чтобы она легко разбиралась. Мы привезем ее на пляж в вашем фургоне и вновь смонтируем там.

– Отличная идея! Нам еще нужно продумать остальные детали. Например, в какой момент удобнее прикрепить органзу. Или как суметь доставить арку на пляж заранее, не испортив сюрприз. Возможно, придется посвятить еще кого-нибудь в нашу тайну.

Сэм замер и бросил на собеседницу внимательный взгляд.

– Вы уже попросили Сэнди привезти вам ткань из Сиднея?

Она отвела глаза.

– Я поговорю с ней завтра.

– А вы уверены, что не пересмотрите свой отказ от поездки?

– Нет!

Кейт попыталась скрыть за твердым ответом страх, запульсировавший внутри при мысли, что придется сесть в машину и отправиться в этот город.

– Я уже сказала, что у меня не получится поехать.

– Вы подведете своих друзей…

Она перебила его:

– Думаете, я этого не знаю?

Кейт снова изобразила веселую улыбку и повернулась лицом к Сэму:

– Можно еще раз поблагодарить вас за то, что взялись за эту арку?

– Пожалуйста, – мрачно отозвался Сэм, и Кейт поняла, что он ни на секунду не поверил ее притворству.

– Я не очень ловко справляюсь с пилой или дрелью, но могу забить молотком гвоздь или закрутить отверткой шуруп. Еще могу помочь со шлифовкой. В этом я настоящий мастер. – В подтверждение своих слов она подняла с верстака шлифовальную колодку. – Поверхность будет идеально гладкой. Мы ведь не хотим, чтобы Сэнди зацепилась за арку платьем. Нельзя, чтобы такое случилось с невестой, особенно на свадьбе, за которую отвечаю я.

Кейт понимала, что чересчур быстро говорит. Причиной была не только ее нервозность, но и присутствие рядом Сэма. Он возвышался над ней и, казалось, занимал все тесное пространство мастерской. Шагнув ближе, он оказался всего лишь на расстоянии поцелуя. Кейт достаточно было протянуть руку, и она могла бы дотронуться до интригующего шрама над бровью Сэма, провести трепещущими пальцами по его высокой скуле или коснуться его чувственного рта.

Не говоря ни слова, лишь пристально вглядываясь в ее лицо, Сэм взял из внезапно ослабевших пальцев девушки шлифовальную колодку и положил на верстак, заметив:

– Сейчас это не нужно.

У Кейт перехватило дыхание. Она судорожно втянула воздух, и звук ее вдоха эхом отразился от стен в тесном пространстве.

Не говоря больше ни слова, Сэм привлек девушку ближе, обхватил ладонью ее подбородок и поцеловал в губы. Кейт, не сопротивляясь, ответила на поцелуй, вздохнув от удовольствия. Разве не этого ей хотелось с самой первой их встречи? Сердце застучало быстрее от удивления, восторга и предвкушения.

Губы Сэма были твердыми и теплыми. Его язык скользнул в рот Кейт, и долго дремавшая в ней страсть вспыхнула и охватила ее.

Быстро подстроившись под ритм поцелуя и наслаждаясь близостью с этим мужчиной, Кейт закинула руки на его плечи. В голове мелькнуло: «Вот каким должен быть поцелуй!» Он заставил позабыть все другие поцелуи, которые были в ее жизни.

Сэм учащенно дышал, чувствуя, как рядом так же тяжело дышит Кейт. Нежные чувства к этой женщине и вожделение к ней слились в пьянящий голод, терзающий его. Сэм обнял ее крепче и ощутил, как ее мягкие округлости прижались к его твердой груди. Его поцелуй стал жестче и требовательнее.

Призыв мужского тела и собственный неистовый отклик заставляли Кейт трепетать. Продолжая ее целовать, Сэм притиснул девушку спиной к стене сарая, так, что невозможно было высвободиться. И внезапно это напомнило Кейт похожую ситуацию: пристающий к ней с навязчивыми ухаживаниями фермер, зажавший ее в чулане для обуви. Тесном и душном, как и этот сарай.

Нахлынувший страх придал сил. Кейт уперлась ладонями в грудь Сэма и оттолкнула его, выкрикнув:

– Нет!

Он сразу разжал объятия. Покачнувшись, она ухватилась за край верстака позади себя.

Сэм тяжело дышал. Кейт тоже. Она с трудом смогла выговорить:

– Сожалею. Простите, я…

– Это я напал на вас, – ответил он хрипло.

– Нет. Я бы так не сказала. Я испугалась.

Его темные брови нахмурились.

– Испугались? Я бы никогда не причинил вам вреда.

– Я знаю. Просто… – Нелегко было объяснить свое поведение.

– Просто что?

Его голос был наполнен заботой, и от этого Кейт почувствовала себя только хуже.

– Нет. Все нормально, – соврала она, все же понимая. – Сэм, я…

И в этот момент зазвонил ее сотовый. Услышав в трубке наполненный паникой голос одного из сотрудников отеля, Кейт беззвучно выругалась.

Закончив разговор, она повернулась к Сэму, не в силах взглянуть ему в глаза и не зная, испытывать облегчение или раздражение из-за того, что разговор закончить не удастся.

– Там… В отеле возникла неожиданная проблема, которую, кажется, только я могу решить.

– Поезжайте.

– Я прошу прощения.

– Не за что извиняться. Вы нужны на работе, а значит, должны быть там. Никто не знает этого лучше, чем я. Работа – прежде всего. У меня всегда так.

В голосе Сэма прозвучала горечь, и Кейт захотелось узнать, что скрывалось за его словами.

– Вы тут без меня справитесь?

– Конечно. С радостью примусь за изготовление арки.

Сказать Сэму «до свидания» показалось Кейт нелепым – ведь теперь уже невозможно отрицать их взаимное влечение. Друзьями они не были, поэтому небрежный поцелуй в щеку тоже неуместен. Но и деловым знакомством их общение не назовешь, так что и рукопожатие не годится.

Поцелуи, которыми они обменялись, все изменили, разбив возведенный между ними барьер деловых отношений и оставив желать не только поцелуев, но и большего.

«Я запаниковала и оттолкнула Сэма. Что он обо мне подумал?» – спрашивала сама себя Кейт.


Проблема, возникшая на работе, задержала Кейт дольше, чем она ожидала. Сбой в системе бронирования мест в отеле через Интернет потребовал куда большей отладки, чем показалось сперва. Домой Кейт вернулась лишь через пару часов и сразу направилась в сарай. Обнаружив, что он пуст, она почувствовала разочарование.

Куски брусков, над которыми работал Сэм, лежали на старых деревянных пильных козлах. Обрезки, стружка и опилки покрывали пол, и их острый запах распространялся по мастерской. Кожаные рабочие перчатки Сэма, повторяющие форму его рук, лежали на верстаке. Кейт взяла одну – та еще хранила тепло его тела.

Где он сейчас? Глубина собственного разочарования оттого, что он не дождался ее возвращения, удивила Кейт.

Сотовый в сумке снова затренькал. Звонила мама:

– Мы услышали, как ты вошла. Сэм в доме со мной и Эмили.

Разумеется, подумала Кейт, и как до нее сразу не дошло, что это обязательно произойдет! Она ведь рассказала маме, что Сэм будет работать в сарае. А та, в своей обычной радушной манере, заглянула поинтересоваться, как там гость. И затем пригласила его в дом на чашечку чая.

Как и предполагала Кейт, Сэм, сидя на диване, распивал чаи с ее матерью и сестрой. Судя по виду гостя, тот чувствовал себя как дома.

Кейт залюбовалась этим зрелищем. Этот мужчина чувствовал себя так непринужденно в ее доме, отчего сердце переполняло удовольствие.

– Извините, Сэм, пришлось задержаться.

Он тут же вскочил, чтобы поприветствовать ее. Их взгляды встретились: изучающие, вопрошающие. Но голос Сэма зазвучал беспечно:

– Как видите, обо мне замечательно позаботились: шоколадный торт вашей мамы – идеальная возможность подзаправиться голодному человеку.

На его губе осталось крошечное пятнышко шоколадного крема, что выглядело очень притягательно. Кейт подавила порыв стереть его пальцем.

– Сэм так усердно трудился в мастерской. Я решила, что он проголодался, – обратилась к Кейт ее мать, Дон.

– Спасибо, мама. Тебе всегда хочется всех накормить.

– То есть ты отказываешься от куска шоколадного торта?

– Конечно нет! – притворно ужаснулась Кейт.

– Сэм как раз рассказывал нам про ваш проект, – сказала Эмили. – Мне очень нравится идея со свадебной аркой.

Она рассмеялась:

– Планы Сэнди точно не исполнятся. Она-то хотела, чтобы на пляже были только они с Беном и Хобо.

– Церемония останется простой и задушевной. Просто будут присутствовать несколько гостей, а после ее окончания будет гораздо больше еды, чем планировалось, – ответила Кейт, не в силах подавить закравшуюся в ее голос нотку оправдания.

– Сэнди не пожалеет об этих изменениях, – заявила Дон. – День свадьбы должен быть особенным, чтобы о нем можно было вспоминать с удовольствием.

– Вы сказали, что в церемонии должен принимать участие Хобо? – спросил Сэм. – Вы имеете в виду пса Бена?

Как постоялец отеля «У гавани» Сэм был хорошо знаком с крупным, лохматым золотистым ретривером, который часто вертелся у стойки администратора.

– Да, – подтвердила Кейт. – У Хобо на шее будет повязан большой белый бант.

– Если он не стащит его с себя и не сгрызет еще до начала церемонии, – вмешалась Эмили.

– Хорошо ли выдрессирован Хобо? – поинтересовался Сэм. – Я вот тут подумал про арку…

– О нет! Вы же не считаете, что он…

Сэм пожал плечами, но в его темных глазах загорелись веселые огоньки.

– Собаки любят фонарные столбы и деревья. Почему бы собакам не обожать и свадебные арки?

Кейт уставилась на него:

– Не-е-ет! Хобо, поднимающий лапу на нашу прекрасную свадебную арку прямо посреди церемонии? Этого нельзя допустить!

– Вот и еще одна задача для организатора свадьбы. Лучше назначьте собаке официального смотрителя и распишите обоим их обязанности.

Последовало молчание, и Кейт заметила, как ее мать и сестра переглянулись. Неужели они полагают, что она обидится на подтрунивание Сэма?

– А вы уже неплохо изучили Кейт, – заявила Эмили, рассмеявшись.

Это разрядило обстановку. Дон тоже засмеялась, к ней присоединились Кейт и Сэм. Теплый, дружеский смех всех объединил.

А затем Дон обратилась к дочери:

– Мы с Эмили пригласили Сэма остаться и поужинать у нас, если ты не возражаешь.

Он встретился глазами с Кейт. Ему нравилось тут, нравились ее родные – это было заметно. Но он ждал ее разрешения. Разве из-за их поцелуя что-то изменилось?

– Я только за, – произнесла она.

Сегодняшняя страстная сцена повлияла на Кейт.

Больше невозможно было отрицать, как сильно ее влечет к этому мужчине. Без сомнения, ей грозит серьезная опасность – чувство к Сэму может стать еще более глубоким.

Глава 8

Сказать Сэнди об отказе поехать в Сидней на вечеринку оказалось непросто. Намного сложнее, чем казалось.

Заметив обиду в глазах подруги, Кейт смутилась. Причины, почему она не едет, звучали неубедительно, и учиненный Сэнди небольшой допрос это только подтвердил.

– Я не верю, что Эмили нуждается в твоем присутствии сегодня вечером, – заявила она.

В это не поверила бы и сестра Кейт, изо всех сил стремящаяся не зависеть ни от чьей помощи. Если бы она узнала, что ее использовали в качестве предлога, то уж точно пришла бы в ярость.

– Это из-за Сэма? – спросила Сэнди. – Ты злишься на нас с Беном за то, что мы свели вас вместе?

– Вовсе нет. Он мне нравится. Правда. – Предательский румянец окрасил щеки.

– Тогда почему?

«Я и сама не знаю! – захотелось выпалить Кейт. – Может, ты мне скажешь?»

Кейт почувствовала, что вот-вот расплачется, и закусила задрожавшую нижнюю губу, чтобы не выдать свое состояние. До чего же было тяжело понимать, что подводишь Сэнди! Но Кейт уже испытала достаточно унижения, когда случилась та катастрофа с Джесси. И теперь она не хотела никому говорить, даже подруге, что сама не знает причин своего отказа от вечеринки в Сиднее.

– Извини, но я просто не могу поехать с вами. И давай не будем больше говорить об этом.

Сэнди в конце концов прекратила расспросы. Но Кейт с каждой минутой чувствовала себя все несчастнее.

Участники предстоящей свадьбы решили отправиться в Сидней вместе, в одной машине. Кейт стояла на подъездной аллее отеля «У гавани» и смотрела на Сэма, чувствуя, что подступают слезы. Тот только что забросил свою сумку с вещами в багажник огромного внедорожника Бена.

«Он уже уезжает», – подумала Кейт, но Сэм повернулся и подошел к ней.

– Это последний шанс. Вы точно не едете с нами? – спросил он так, чтобы не слышали остальные.

Кейт больше всего на свете хотелось броситься сейчас в его объятия, ответить «да» и отправиться с ним. Но она страшилась того, что может случиться, если она попытается сесть в машину.

В ее ушах зазвучали шокированные восклицания: «Бедная Кейт!» Словно то, чего она боялась, уже произошло.

Ни за что она не испортит эту поездку своим друзьям и не подвергнет себя новому унижению.

Кейт снова посмотрела на Сэма и молча покачала головой.

Он ответил долгим взглядом, затем нахмурился, явно озадаченный таким ее поведением, а затем бросил:

– Ладно, – и отвернулся. – Увидимся завтра, когда мы вернемся.

Он даже не попытался прикоснуться к Кейт или поцеловать ее на прощание. Да и с чего ему так поступать, если она так категорично отвергла его поцелуй?

Опустив плечи, Кейт проводила его взглядом до машины. Бен и Сэнди уселись на передние сиденья. Сэм с Джесси забрались назад. А если бы она поехала с друзьями, ей пришлось бы сесть между Сэмом и Джесси? Она бы не согласилась. Кейт хотелось, чтобы рядом был только Сэм.

Когда внедорожник отъехал, Кейт повернулась к нему спиной и, с трудом переставляя ноги, направилась прочь от отеля. Она не собиралась махать друзьям на прощание рукой. Ей так хотелось поехать с ними, чтобы отпраздновать свадьбу двух дорогих ей людей! Эта пара заслуживала второй шанс на счастье. Но что-то удерживало Кейт.

Да что же с ней не так?

Отель остался позади, а она продолжала идти прочь от гавани вдоль дощатой эстакады, ведущей к пляжу Больших Скатов.

«Неужели я превратилась в провинциалку, испытывающую отвращение к оживленному движению на дорогах и ярким огням? – размышляла Кейт, медленно шагая по пляжу. – А может, я просто побоялась остаться наедине с Сэмом?» – размышляла Кейт, все пытаясь понять причины своего отказа от поездки.

Перед ней лежал белый песчаный пляж, тоже ограниченный с севера скалами. Справа простирался бескрайний Тихий океан, а слева пресноводная река несла свои чистые, прохладные воды.

Это было одно из любимых мест Кейт. На гастролях, в очередной раз ворочаясь на неудобной гостиничной кровати, она закрывала глаза и представляла себе его покой и красоту. В первые восторженные недели романа с Р. – Кейт даже в мыслях не могла называть этого человека полным именем – она рассказала ему об этом уголке природы и предложила посетить его вдвоем. К счастью, Р. отверг тогда эту идею. А значит, это место не было запятнано воспоминаниями о нем.

Кейт вдохнула свежий, пахнущий солью воздух. Затем сделала еще один глубокий вдох, и еще. Нужно собраться. Если у нее и получится привести мысли в порядок, то только тут.

Долфин-Бей был ее тихим пристанищем, а этот уголок настоящим убежищем. Но может, каким-то образом пристанище превратилось в ловушку, из которой не вырваться?


Автомобиль Бена двигался на север по автостраде Принсез. Сидя на заднем сиденье, Сэм размышлял о том, почему в машине царит такая неуютная тишина. Вроде бы должны звучать шутки и смех – раз уж Бен и Сэнди в традиционной манере затеяли отпраздновать последние деньки свободы от брачных цепей.

Это, конечно, из-за Кейт.

Никто не хотел заводить о ней разговор. Никому не хотелось озвучивать свое беспокойство за подругу, которая отказалась участвовать в одном из свадебных мероприятий. А ведь она с таким энтузиазмом взялась за организацию этой свадьбы!

Бен проехал последнюю бензоколонку на самой окраине города.

– Останови машину, – попросил Сэм. – Можешь съехать тут на обочину?

Бен исполнил его просьбу.

– Тебе нужно в туалет, приятель? – спросил Джесси.

– Нет, – ответил Сэм. – Я собираюсь вернуться за Кейт.

В салоне автомобиля одновременно раздались три вдоха.

– Отлично, – одобрила Сэнди и обернулась к Сэму с переднего сиденья. – С ней что-то не так. Я беспокоюсь за нее.

– Я тоже, – поддакнул Джесси. – Это не похоже на Кейт – упустить шанс побывать на вечеринке.

– Она не поехала в Сидней и тогда, когда я собралась покупать свадебное платье, попросив ее помочь с выбором, – добавила Сэнди. – Я тогда подумала, что Кейт не хочет мешать мне побыть с Лиззи. Но теперь я не уверена, что причина была в этом.

– Может, нам всем вернуться за Кейт? – спросил Бен.

– Нет, – сказал Джесси. – Это должен сделать Сэм.

Вылезая из машины, Сэм молча кивнул Джесси, дав этим понять, что понял значение его слов.

– Скажи ей, что мы очень ждем ее приезда! – крикнул Бен вслед.

Сэм довольно быстро добрался на попутке обратно в город. Вернувшись в отель, он бросил свою сумку и отправился разыскивать Кейт. На ее сотовом был включен автоответчик. На звонок на домашний телефон никто не ответил. Наконец девушка, дежурившая за стойкой администратора, сообщила, что у Кейт сегодня выходной, но добавила, что видела, как она направилась к пляжу после того, как босс и его невеста уехали в Сидней.

Сэм зашагал к дощатой эстакаде.

Пляж Больших Скатов был почти пуст. Прямо над береговой линией виднелась одинокая цепочка небольших, похожих на женские, следов. Она тянулась через весь пляж, до самых скал. Сэм готов был поспорить, что это следы Кейт. В памяти всплыл ее рассказ об идиллическом местечке на пляже неподалеку.


Кейт сидела в стороне от воды, в тени, отбрасываемой ветвями рощицы эвкалиптов. Хотелось искупаться, но в ее вместительной сумке не было одной вещи – купальника.

Но она не рискнула бы поступить так сейчас, после того, как Р. проник в душу Кейт, посеяв там сомнения во всем, что касалось ее тела, ее сексуальности, ее желаний. И после того, как тот, другой, напавший на нее, упрекал ее за вызывающие танцы и нескромные сценические наряды. Теперь Кейт старалась сдерживать себя во всем: в эмоциях, желаниях, потребностях.

Внезапно острый приступ отчаяния охватил ее, и она осознала, что сама отгородилась от любви и близких отношений, сама запретила себе смириться с влечением к Сэму и сполна насладиться его объятиями.

Она сгорбилась, обвила руками колени и целиком погрузилась в свои мысли. В голове вертелся вопрос: «Как ты дошла до такого: сидишь в одиночестве на пляже, когда та жизнь, о которой ты мечтала, кипит вокруг?»

Кейт закрыла глаза. Приглушенный шелест волн, разбивающихся о песок, казался почти гипнотическим. Она не знала, как долго так просидела, прежде чем услышала хруст сухих веток под чьими-то ногами и почувствовала, что на нее упала чья-то тень. Кейт резко вышла из транса и открыла глаза.

Сперва она прищурилась от яркого солнца, но потом рассмотрела нежданного нарушителя ее задумчивого уединения.

– Сэм? Что вы здесь делаете? Вот это сюрприз!

– А зачем мне хотеть поехать в Сидней? Я и так там живу и могу потусоваться на вечеринке в этом городе, когда пожелаю.

Сэм возвышался над собеседницей, крепко упираясь в песок сильными ногами в закатанных джинсах. Он был босиком.

– Но я же видела, как вы уехали с остальными… – удивилась Кейт.

Он пожал плечами:

– Я вернулся. Подумал, что лучше побуду в Долфин-Бей, посчитаю чаек – или чем вы тут в этой части света развлекаетесь.

Кейт невольно хихикнула:

– Замрите ненадолго, и, может быть, увидите варана, взбирающегося на эвкалипт.

– Ага, точно! – ухмыльнулся Сэм. – Но забыл вам сказать, что мне не по душе рептилии, особенно огромные ящерицы.

– Так вы случайно наткнулись здесь на меня?

Сердце Кейт подпрыгнуло при мысли о том, что он, возможно, ее искал.

– Я вспомнил, как вы рассказывали об этом месте, когда я спросил, где можно поплавать. Вот и решил взглянуть на него.

– А где же ваши плавки и полотенце? – насмешливо спросила она.

– Если бы я не встретил тут одну рыжую особу, я бы понырял и без них, как планировал.

Кейт не смогла сдержать короткий вдох, представив, как этот мужчина, сбросив одежду, голым ныряет в воду.

– Неужели? – усомнилась она, когда к ней вернулся дар речи.

Сэм вскинул руки:

– Ну ладно. Сдаюсь. Я вернулся за вами.

Голос его звучал легкомысленно, но глаза были очень серьезными.

– За мной? – Сердце Кейт заколотилось в два раза быстрее.

– Чтобы попытаться уговорить вас поехать со мной в Сидней. Только вы и я. Мы можем присоединиться к остальным позже.

– Зачем вы это делаете, если между нами только… только деловые отношения?

Сэм сверху вниз посмотрел на Кейт. Взгляды их встретились, разговаривая друг с другом красноречивее слов.

– Мне кажется, вы понимаете, что это нечто большее, – наконец произнес он.

– Да. Думаю, я знала это с самого начала.

Кейт остро ощущала близость этого мужчины, его силу, его запах. Она не чувствовала страха и желания немедленно высвободиться из его объятий.

– А что другие подумали о вашем возвращении за мной?

– Они не могли взять в толк, почему вы не поехали с ними.

Кейт судорожно вдохнула – почти всхлипнула:

– Разве вы не видите: дело не в том, что я не хочу ехать в Сидней. Я не могу.

Она попыталась вывернуться из его рук, стесняясь того, что Сэм может заметить смятение, написанное на ее лице. Но он держал ее крепко, уверенно и не хотел отпускать.

Сэм медленно кивнул:

– Теперь я это понимаю. Вы можете рассказать мне, что все-таки происходит?

В его карих глазах светилась забота, а в голосе звучало участие.

Чтобы успокоиться, она глубоко вдохнула.

– Не знаю, сколько я тут просидела, размышляя над тем, что за чертовщина со мной творится.

– Вы про свой страх ехать в Сидней?

– А что… он так заметен?

Значит, ее притворная маска «меня-ничего-не-беспокит» его не обманула.

– Не с первого взгляда. Но по мере того, как я узнавал вас, мне становилось понятно…

– …Какой ограниченной стала моя жизнь?

– То, что вы, похоже, не хотите покидать Долфин-Бей.

Кейт тяжело вздохнула.

– Сидя здесь, я смирилась с тем, что мои интересы в жизни стали все более сужаться. Я ужаснулась, когда до меня дошло, что я никуда не выезжала из этого городка более двух лет.

Сэм нахмурился:

– Что вы хотите сказать?

Она высвободила свои ладони из его рук и, повернувшись, отступила на шаг. Как же объяснить все Сэму, чтобы он не принял ее за полную идиотку? Единственный выход – изложить факты.

– В последнюю пару лет я не бывала не только в Сиднее, но и вообще за пределами Долфин-Бей. Даже в тех местах, которые раньше мне так нравились. Каждый раз, когда меня приглашали на ужин в соседний город Бейтменс-Бей или полюбоваться белыми львятами в расположенный неподалеку зоопарк Мого, я находила какие-то отговорки. Я никогда не принимала сознательного решения никуда не выезжать.

– Вы пытались понять почему?

– Я начала подозревать, что страдаю неким видом агорафобии – и даже как-то полезла в Интернет, чтобы больше прочесть о ней.

– Это не лучшая идея – навешивать себе ярлык, вычитав что-то в Сети.

Такого сурового тона Кейт у Сэма еще не слышала.

– Разумеется, вы правы. Глупо самому ставить себе диагноз. Но я узнала, что причиной агорафобии, даже в ее самой мягкой форме, может стать некое запускающее событие.

– В этом есть логика. Вы пытались вспомнить, когда начали испытывать этот страх?

– Да.

– Хотите рассказать мне об этом?

Кейт покачала головой, не в силах говорить.

– Это… это личное. Мы не очень хорошо знакомы.

– Может, это один из способов узнать друг друга лучше?

– Возможно, вы не захотите продолжить наше знакомство после того, как я залью слезами все ваше плечо.

Кейт попыталась обратить все в шутку, но голос ее предательски задрожал.

– Позвольте мне самому судить об этом, – ответил Сэм. – Мы все совершаем поступки, о которых потом сожалеем. Уж я точно. Посмотрите вокруг. – Сэм широко повел рукой. – Здесь вас никто кроме меня не услышит. А я никому не разболтаю.

Кейт так глубоко хранила все в себе. Вдруг это станет настоящим облегчением – выговориться перед Сэмом?

– Может, сядем? В двух словах тут не расскажешь.

– Конечно, – согласился он, оглядываясь по сторонам. – Как насчет уютно устроиться на скале?

– Вот на этом поросшем травой уступе будет гораздо удобнее.

– Это точно.

Сэм примял рукой высокую траву, прежде чем усесться на нее.

Кейт села рядом, пытаясь соблюдать вежливую дистанцию. Но плечи Сэма были такими широкими, а руки мускулистыми, что просто невозможно было не прижаться к ним хотя бы слегка.

– Давайте, выкладывайте, – подбодрил он.

– Со мной произошла неприятная история, когда я училась в университете в Сиднее.

– Проблемы с каким-то парнем?

Кейт содрогнулась.

– Мне трудно вспоминать об этом. Я даже не могу произнести его имя.

Сэм напрягся.

– Он вас… Это было…

– Нет, все не так. Я сама очень хотела встречаться с ним. Вот что самое ужасное.

– Вы были неопытной?

– Возможно, причина и в этом тоже. Я тогда училась на третьем курсе. Мы познакомились на каникулах, когда отправились кататься на лыжах. Все мы в той поездке вели себя слегка безбашенно. А тот парень был самым красивым из всех, кого я встречала. – Она украдкой кинула взгляд на собеседника. – До настоящего времени, конечно.

Сэм фыркнул:

– Вовсе не обязательно мне это говорить.

– Но это правда.

– Что было дальше?

– Я сразу же почувствовала к нему симпатию. Он был не только красивый, но и забавный, и добрый. Во всяком случае, я так думала.

– Но все это было лишь напоказ? – мрачно спросил Сэм.

Кейт кивнула.

– Это были очень… очень плотские отношения. Я была неопытной. Он прекрасно понимал, что мне нужно, и я впала в зависимость от него и от тех ощущений, которые он мне дарил. Я стала буквально одержима им, словно наркотиком.

– А затем он изменился?

Кейт нравилось, как Сэм выслушивает ее: понимающе, не осуждая, пока она не расскажет историю целиком.

– Это превратилось в попытку подчинить меня в сексуальном плане. Я хотела любви, а ему нужно было нечто более… темное. Он заставлял меня делать то, о чем я раньше и помыслить не могла. Унизительные, неприятные вещи. Но он угрожал, что если я не соглашусь на них, то потеряю его.

– А вы бы этого не вынесли, – медленно произнес Сэм.

Кейт уставилась в землю рядом с его босыми ногами, боясь прочесть на лице собеседника, что он, должно быть, сейчас думает.

– Мне казалось, что я люблю его и жить без него не могу.

– И считали, что он тоже вас любит.

– Наш роман длился недолго. Он был таким бурным, но затем этот человек начал отдаляться от меня. Я не могла его застать – он не отвечал на мои звонки.

– Он просто хотел полностью управлять вами. Все дело было в этом.

– Я начала ощущать такую потребность в нем, что сама себя не узнавала. Стоило ему не ответить на мою эсэмэску – и я впадала в истерику. Какой же дурой я была!

«Это уж точно отпугнет от меня Сэма», – подумала Кейт.

Но он покачал головой:

– Вы были юной и уязвимой. Он манипулировал вами.

– А еще он был садистом. – Она с горечью выплюнула это слово. – Мои подозрения в его неверности подтвердились. Я застукала его с другой девицей.

– И чем все закончилось? – хрипло спросил Сэм.

– Он все еще считал, что может вертеть мной, как ему угодно. Но когда я убедилась в его измене, у меня в мозгах наконец прояснилось. И я бросила его.

– Хорошо, что вы нашли в себе смелость так поступить.

Кейт нервно рассмеялась:

– О, я не была очень уж храброй – просто испугалась, когда задумалась, как далеко могу позволить себя увлечь. Я не хотела падать в эту пропасть.

– И вы сделали это – разбили свои цепи и вновь обрели над собой контроль.

Сэм обшаривал пристальным взглядом ее лицо.

– Да, но с университетом пришлось расстаться. Мне нужно было подтянуть дисциплины, которые я завалила, а я не в силах была встречаться с этим человеком в университетском городке. Поэтому я с такой радостью приняла предложение присоединиться к танцевальной труппе. Я покинула Сидней, а возвращаться домой с поджатым хвостом не хотелось.

Сэм нахмурил брови.

– И вы никому не рассказывали о том, что произошло?

– В университете была одна девушка, которая всегда старалась меня поддержать. Но мы с ней потеряли связь.

– И вы не рассказывали эту историю вашей матери или сестре?

– Мне тяжело было признаться, что я завалила учебу. Они думали, что я бросила университет, потому что хотела танцевать.

– То есть вы все время пытались закрыть глаза на то, что с вами произошло?

– Все верно. Вы не представляете, как часто в те дни мне хотелось вернуться домой, за помощью. Но я этого не сделала. И поэтому, когда уже другая ситуация заставила меня усомниться в себе, я понятия не имела, как с ней справиться.

Кейт глубоко вдохнула и попыталась осторожно отсесть от Сэма. Тот вскинул руку, притянул собеседницу обратно и прижал спиной к себе.

«Неужели Сэм считает, что мне не нужны его прикосновения, поцелуи и он сам?» – Эта мысль показалась Кейт невыносимой. Она придвинулась ближе, их взгляды скрестились.

– Обнимите меня, пожалуйста, – попросила она.

Он снова притянул к себе так, что Кейт уткнулась подбородком ему в плечо – и в самом деле широкое. А еще твердое, теплое и готовое поддержать.

– Надо, чтобы весь яд вышел из раны наружу. Если есть что-то еще, я хочу об этом услышать, – сказал Сэм.

Глава 9

Сэм всегда отвергал идею любви с первого взгляда, считая, что внезапное влечение имеет отношение только к сексу, а не к чувствам. Доказательством этому служил неудачный брак его родителей, женившихся «на скорую руку, да на долгую муку». Хотя Сэму хотелось поцеловать Кейт, обнять ее, заняться с ней любовью, он ощущал к ней не только физическое влечение, но и нечто большее. И это чувство, овладевшее им с первой их встречи, было таким сильным, что было нелепо продолжать притворяться, что у них с этой девушкой чисто деловые отношения.

Сэма приятно удивило, что она ищет его объятий – ведь накануне Кейт оттолкнула его, оборвав их поцелуй.

А сейчас ее голова покоилась на его плече, складки ее голубого платья легко касались его ног, а ее рука лежала на его коленях.

Но их отношения совсем не вписываются в банальный романтический сценарий. За открытым, жизнерадостным поведением Кейт, кажется, прячется масса страхов, неуверенность в себе. Как же она не похожа на ту откровенную девушку, за какую он сперва ее принял!

Всем сердцем он хотел помочь Кейт, но не знал как. Ничто из того, что происходило в жизни Сэма ранее, не подготовило его к такому.

Кейт подалась назад, но не для того, чтобы выскользнуть из-под руки собеседника, словно защищающей ее, а лишь для того, чтобы видеть его лицо.

– Могу я признаться, что мне очень приятно вот так разговаривать с вами?

– Я рад, если это вам помогает.

Сэм не знал, что еще сказать. Он рискнул поцеловать ее обнаженное гладкое плечо. Девушка не отпрянула, и это уже было прогрессом в их отношениях.

– Вы уверены, что хотите услышать продолжение истории?

– Ну, смелее. Что-то случилось с вами во время гастролей с танцевальным шоу?

Она состроила свою «фирменную» озадаченную гримаску:

– Откуда вы это узнали?

– Догадался, – ответил Сэм, не пояснив, что Кейт выдала ее речь, ставшая вдруг неестественной и напряженной.

– Моя карьера танцовщицы кабаре вовсе не закончилась с травмой лодыжки, – начала объяснять Кейт. – Хотя я и повредила лодыжку на самом деле. В тройном пируете, который не удался из-за того, что я самым неизящным образом споткнулась.

После рассказа о жестоком обращении с ней университетского любовника Сэм не был уверен, хочет ли выслушать еще и вторую подобную историю, но все равно задал вопрос:

– Чем все закончилось?

– После того как нога зажила, я снова присоединилась к труппе. Они собирались на гастроли в Испанию, а я так хотела туда попасть. Я даже купила компакт-диск «Самоучитель испанского языка».

– Вы планировали отправиться за границу?

– Да. Это безумие. Но я с таким нетерпением ждала этой поездки. В то время не было даже намека на нынешнюю мою… проблему. Наша труппа перед этим провела несколько недель в Новой Зеландии, и мне там очень понравилось.

Считая, что лучше всего – позволить Кейт выговориться, Сэм спросил:

– Так какое событие все изменило?

– Мы гастролировали в большом провинциальном городе на западе Нового Южного Уэльса. Там был один парень… – Кейт закатила глаза. Ну да… Еще один парень.

– Полагаю, вами интересовалось много парней, – сухо произнес Сэм.

– Может быть, – неуверенно улыбнулась Кейт. – Но меня они не интересовали. После той истории в университете я завязала с мужчинами.

– И это можно понять, – поддакнул Сэм, подыскивая в уме пару-тройку отборных словечек для подонка, обращавшегося с беззащитной девушкой так гнусно и жестоко.

– За сценой нас, танцовщиц, часто пытались подкараулить мужчины. Но я никогда не обращала на них внимания. А тот парень показался мне непохожим на других. Джентльменом. Австралийский скотовод в традиционной широкополой шляпе, твидовом пиджаке и джинсах из чертовой кожи. Он был старше парней, с которыми я встречалась раньше. Как-то вечером после шоу мы с ним пропустили по стаканчику. Я нашла его очаровательным. Он рассказывал о том, как выращивает на своей ферме лошадей, и показывал мне фотографии. На них была его изумительная старинная ферма, расположенная довольно далеко от города, а еще жеребята. И он спросил, не хочу ли я поехать посмотреть на этих жеребят.

– И вы, конечно, сказали «да».

– Как можно было отказаться? Эти длинноногие малыши выглядели просто восхитительно.

– И вы забыли об осторожности.

– Он… Этот человек казался таким милым.

– В вашем голосе мне слышатся слова: «До тех пор, пока».

Кейт наклонилась, подняла с земли опавший лист эвкалипта и начала рвать его на тонкие полоски.

– Пока он не попытался меня поцеловать, не желая слышать моих возражений. Потом он стал требовать большего и рассердился, когда я отказала ему. Сказал, что я сама напрашивалась на секс, одеваясь в сексуальные наряды и соблазнительно выплясывая на сцене.

У Сэма, к его удивлению, вырвался рассерженный рык.

– К счастью, у меня хватило осторожности отказаться от предложения этого типа поехать на ферму в его машине. Я добралась туда на арендованном автомобиле, так что смогла вернуться в город без чьей-либо помощи. На следующий день наша труппа завершила гастроли, и я с превеликой радостью покинула это место.

– Вы обратились в полицию?

Кейт покачала головой:

– Я была сильной, проворной и жутко рассерженной – этому парню не удалось меня изнасиловать.

– Вам повезло.

Если бы Сэм мог добраться до этого гада, тот бы и близко к Кейт больше не подошел.

– Я знаю. Когда я вернулась с фермы, меня еще несколько часов трясло при мысли о том, что все могло закончиться по-другому. Он… он втолкнул меня в чулан для обуви и запер там.

– Поэтому вы так отреагировали вчера, в сарае?

Она молча кивнула.

– Я надеюсь, вы хоть кому-нибудь рассказали об этом нападении?

– Никому. Ведь я повела себя как полная дура. Более опытные девушки не отправились бы никуда с мужчиной, преследующим их за кулисами.

– Фотографии жеребят – это была лишь коварная уловка, чтобы завлечь вас к себе.

– Я знаю, и оттого, что я на нее попалась, чувствую себя еще большей дурой. И еще: я начала сомневаться в себе.

– О чем это вы?

– Тот фермер в каком-то смысле был прав. Наши танцевальные костюмы действительно были облегающими. А движения в современных танцах и в самом деле могут казаться соблазнительными. Для одного из номеров мы должны были одеваться в белых пуделей и гавкать во время танца. Представляете?

Сэму показалось, что она хочет добавить немного несерьезности в их разговор. Кейт даже сделала несколько изящных скачков по песку, держа перед собой руки и склонив набок голову, изображая собаку, стоящую на задних лапах.

– Вы должны были лаять?

Он с трудом сдержал смех.

– И именно как пудели. Чтобы добиться сходства, я специально слушала, как лает пудель. – После паузы она добавила: – Давайте, смейтесь. Я разрешаю. Мне самой смешно вспоминать это.

– Не думаю, что посмеялся бы. По мне, это звучит очень мило, – заметил Сэм, мысленно добавив: «И очень сексуально. Нетрудно представить, что парень из публики мог зациклиться на Кейт».

– В этом номере у нас еще был дрессировщик. Пока мы танцевали и гавкали, он щелкал кнутом, что выглядело довольно нелепо. Я бросила танцевать после истории с фермой. Даже на вечеринках теперь не танцую. Порвала с этим занятием, хотя танцевала с детства. Слова того парня все звучали у меня в голове. Я стала закомплексованной, постоянно думала о том, как выгляжу, как меня воспринимают зрители-мужчины. Наверное, я боялась.

– Чего?

– Что очередной ненормальный может решить, что я прошу секса.

Она помолчала и добавила:

– Теперь вам известны все мои секреты.

Сэм вскочил с уступа, на котором сидел, и в несколько шагов приблизился к Кейт. Ему хотелось крепко прижать ее к себе, но он понимал, что сейчас этого лучше не делать.

– В том, что сделал тот фермер, нет вашей вины. Как и в том, как вел себя парень из Сиднея.

Кейт медленно кивнула.

– Но сколько я себе ни твердила об этом, мне не очень-то в это верилось. И поэтому, когда мама по телефону сообщила, что сломала руку, и спросила, не могу ли я приехать домой на несколько недель, я покинула труппу.

– И вы остались жить тут.

– В Долфин-Бей никому не было известно про моего жестокого бойфренда и про ту ужасную историю с фермером. Мама и Эмили обрадовались, что я вернулась. Меня здесь ждали. Я была нужна. И я вернулась тут к жизни.

– По возвращении вы ни с кем не обсуждали то, что с вами случилось? Например, с семейным доктором?

Кейт пожала плечами:

– А о чем было говорить? Я считала, что виной всему мое пребывание вдали от дома.

– То есть вы просто сделали вид, что ничего не было.

– Верно. Я чувствовала, что я тут в безопасности и мне ничто не угрожает.

– Я уже говорил вам, что маленькие городки – не для меня. Но, поужинав вчера в вашем доме, я понял, что вас привлекает в Долфин-Бей. Ваша мама – такая милая женщина, не говоря уж о ее невероятном кулинарном таланте. А Эмили – очаровательна. Будь у меня такая же семья, я бы тоже захотел остаться тут навсегда.

Сказав это, Сэм подумал о том, что Кейт уже в том возрасте, когда пора обзаводиться собственным домом и собственной семьей. Да и ему самому пора об этом подумать.

С внезапной ясностью он осознал, почему проводил так много времени на работе: она стала для него заменой семьи. Одобрение, восхищение, дружеское общение, защиту – все это он получал от сослуживцев, а не от родных.

– А ваша семья разве не такая? – озадаченно нахмурилась Кейт.

– Моя семья настолько не похожа на вашу, что даже сравнивать нельзя. Наш дом напоминал поле боя, на котором враждебные стороны установили перемирие, но время от времени возобновляют военные действия. Моя мать была у отца второй женой. Он все еще оплакивал смерть своей первой жены, когда повстречал Вивьен и…

Кейт перебила его:

– Кто такая Вивьен?

– Моя мать. Ей не нравится, когда я называю ее мама или мать.

В кои-то веки Кейт, кажется, не находила слов.

– Это, хм, необычно. Вы называли ее так, даже когда были ребенком?

– Даже когда я был так мал, что с трудом мог выговаривать «Вивьен».

– Маленький бедняжка! – сказала Кейт. – То есть вы были маленьким бедняжкой, но сейчас вовсе не такой. Вы должны рассказать мне о себе больше. Хватит уже говорить обо мне.

В Кейт снова проснулась любопытная Варвара, но у Сэма было явственное ощущение, что она пытается таким образом его отвлечь. Он оборвал ее:

– Обо мне мы можем поговорить позже. А сейчас нам надо сосредоточиться на вас.

Она замолкла, а потом спросила:

– То есть разложить меня по полочкам?

– Не будьте так суровы к себе. Вы были молоды, некоторые события вашей жизни были травмирующими, и, чтобы прийти в себя после этого, вы удалились в безопасное место.

– Это безопасное место, кажется, стало удобной тюрьмой, – пробормотала Кейт.

Сэм сжал руки Кейт в своих.

– Из которой, как вы теперь поняли, нужно освободиться.

Сэм не знал, откуда у него взялись эти слова утешения, а также глубокая потребность наладить с этой девушкой хорошие отношения.

Она вздохнула:

– Я сердита на себя за то, что выбрала удобный вариант. А надо было бороться со своими проблемами и, как вы сказали, вычистить их из себя, словно гной из раны.

– Не вините себя. Похоже, ваша жизнь в Долфин-Бей действительно была отличной. Не самое плохое место, чтобы в нем отсиживаться в период исцеления.

Кейт ударила кулаком об кулак:

– Но этого больше не достаточно.

– Верно. Прежде всего, там, снаружи, есть огромный мир потрясающих отелей, которые вам надо исследовать. – Сэм говорил беспечным, поддразнивающим тоном, чтобы ослабить гнев.

– Вы правы, – согласилась она после долгой паузы. – Начать хотя бы с того сказочного отеля-дворца в Индии. Услышав о нем от вас, я нашла кое-какую дополнительную информацию в Интернете. И теперь я так хочу увидеть этот отель своими глазами!

– В университете я изучал инженерное дело, а не психологию. Но эта мысль кажется мне разумной: отправиться взглянуть на дворец махараджи – отличный стимул для вас, чтобы вырваться отсюда.

– Я сделаю это своей целью, чтобы на чем-нибудь сосредоточиться.

Кейт подняла взгляд. Лицо ее было спокойным и очень серьезным. Затем она коснулась щеки Сэма прохладными, пахнущими эвкалиптом пальцами.

– Спасибо, что стали первым, кому я все это рассказала.

– Я не должен оказаться последним, кто это слышал. Поговорите с матерью. Может быть, даже обратитесь за профессиональной помощью.

– Только я сама могу справиться с этой проблемой. Никто не может сделать это за меня. – Она не отнимала у него свою руку.

– И вы уже сделали первый шаг – осознав, что вам нужна помощь.

Глаза Кейт расширились.

– Сэм Ланкастер! Как у вас получается быть таким мудрым?

– Я не мудрый… Просто вы мне нравитесь.

Может, именно это и было нужно, чтобы все получилось: сильно переживать за другого человека и хотеть ему помочь?

– Я рада это слышать, потому что… Потому что вы тоже мне нравитесь, – ответила Кейт и вскинула взгляд на Сэма.

Не задумываясь, Сэм обхватил ее и, склонив голову, поцеловал по очереди очаровательные ямочки на щеках, а затем ее прелестный рот. Но теперь, когда он лучше понимал ее, Сэм старался сдерживаться, чтобы поцелуй оставался нежным и не испугал Кейт.

Она сперва удивленно ахнула, а затем, расслабившись, замурлыкала от удовольствия, обвила руками шею Сэма и притянула его голову ближе.

Ее теплые губы и свежий вкус рта разжег в Сэме жажду обладать Кейт. Дрожь желания пробежала по его телу, когда их поцелуй стал глубже. Но едва губы Сэма стали настойчивее, Кейт отстранилась, хватая ртом воздух. Лицо ее вспыхнуло.

– Вот это да! Это было замечательно! И вчера тоже было здорово. И еще… Я не испугалась.

– У вас никогда не будет причины меня бояться.

Сэм был готов на все, чтобы убедить Кейт, что ему можно доверять. Но, судя по замешательству и сомнению, отразившимся сейчас на ее лице, сделать это будет нелегко.

– Спасибо. – Она сжала его руку. – Но, кажется, я пока не созрела для… для чего-то большего. Мне нечего вам дать, когда в моей жизни столько проблем.

До дрожи потрясенный поцелуем, желая его продлить, Сэм с трудом ответил ровным голосом:

– Вы – умная, особенная женщина, которой нужно решить всего одну проблему.

Он легонько поцеловал ее в щеку.

– А мне нужно разобраться с предложением о покупке моего бизнеса.

Ему следует взять пример с Кейт. Меньше всего сейчас нужно усложнять свою ситуацию романическими отношениями.

– Полагаю, нам обоим есть над чем поработать, – сказала Кейт и взглянула на Сэма. – Вы мне так помогли сегодня! Я бы очень хотела тоже вам помочь. Возможно, обсудив проблему со мной, вы сможете найти верное решение.

Кейт шутя начала обмахивать себя изящной рукой.

– Я хочу окунуть ноги в воду, чтобы освежиться. Не хотите присоединиться?

Она направилась к мелководью у самого берега, где вода едва доходила до лодыжек. Сэм пошагал за ней. Идея освежиться ему понравилась.

Кейт в этот момент размышляла о том, что Сэм поцеловал ее снова. И ей понравился каждый миг этого поцелуя. Не было ни страха, ни паники – лишь покой, удовольствие и восторг. Но сейчас было неподходящее время продолжать целоваться, хотя именно этого хотелось больше всего. Глубоко внутри Кейт понимала, что, пока она не преодолеет свою агорафобию, если ее мучает именно эта болезнь, поцелуи с Сэмом лишь все усложнят.

Когда она впервые его увидела, интуиция шепнула ей, что этот мужчина опасен. Теперь стало ясно, что он опасен вовсе не тем, что ее пугало сначала. На самом деле под угрозой ее сердце.

В Сэма слишком легко влюбиться.

Взявшись за руки, они брели по мелководью на краю лагуны.

– Когда вы поняли, что Долфин-Бей стал для вас тюрьмой? – спросил Сэм.

– Лишь недавно. В процессе организации этой свадьбы сложилась наконец полная картина…

– Может, вам захочется вскрыть шрамы прошлого, чтобы понять, как все уладить, – сказал он, тщательно подбирая слова.

Кейт отвернулась.

– Вы, наверное, считаете, что нервы у меня совсем ни к черту.

Она попыталась пошутить, но шутка прозвучала невесело.

Потянув ее за руку, Сэм развернул собеседницу лицом к себе.

– Разумеется, я так не думаю. Если честно, даже не представляю, как вам удалось так долго справляться с этим.

– А я и не справлялась. Я уже несколько лет не встречалась с мужчинами.

В ответ на это признание в его глазах вспыхнуло искреннее изумление.

– В это даже трудно поверить.

– Я не доверяла своему суждению о мужчинах: не могла отличать плохих парней от хороших.

– А обо мне вы уже составили мнение?

– Вы… вы определенно из хороших парней.

– Хорошо, а к какой категории вы отнесли Джесси?

– Над этим я тоже размышляла, пытаясь понять, почему так ошибалась насчет него и меня.

– Мне кажется, вы влюбились в Джесси приблизительно в то время, когда потеряли отца.

Кейт вернулась в мыслях к тем тяжелым дням.

– Возможно. Все в моей жизни тогда перевернулось вверх дном, только он, мой друг, был рядом – верный, надежный.

– Не это ли мешало вам завести серьезные отношения с кем-нибудь другим?

– Хотите сказать, что, вернувшись сюда, я использовала свою страсть к Джесси как предлог, чтобы не рисковать, пытаясь заводить отношения с другими мужчинами?

– Не исключено.

– В этом есть своя странная логика.

Сэм кинул взгляд на свои часы.

– Кстати, о Джесси, а также Бене и Сэнди; если мы отправимся в Сидней сейчас, то доберемся туда вовремя, чтобы с ними поужинать. Вы не против?

Кейт почувствовала, как горло внезапно сдавило. Она с трудом сглотнула.

– Я хочу поехать. Правда. Мне очень неприятно думать, что я подвела их. А еще отвратительнее мысль, что я спасовала перед этим глупым страхом. – Она добавила с напускной бравадой: – Кажется, я готова попробовать еще раз. Только если вы будете держать меня за руку.

– Я могу отвезти нас на своей машине. Но вы уверены, что хотите поехать?

Кейт вовсе не была в этом уверена, однако твердо решила попытаться ради Сэнди, Бена и Сэма.

Когда они добрались туда, где Кейт припарковала автомобиль, она выпустила руку Сэма:

– Понимаю, что это нелепо, ведь я сама жуткая сплетница, но я больше не хочу, чтобы люди судачили обо мне. Пусть наша дружба останется между нами.

– Вполне справедливо. Мне тоже не нравится, когда люди болтают о моих делах. – Сэм остановился и добавил с улыбкой, согревшей сердце Кейт: – Но мне очень нравится держать вас за руку.


Кейт прекрасно себя чувствовала, пока садилась в машину, без проблем доехала домой, где собрала вещи, а Сэм между тем заглянул в сарай посмотреть, как там арка. Но когда девушка, вернувшись к отелю, подошла к спортивному автомобилю Сэма, ее охватила слабость.

– Вы в порядке?

– Да. – В ответ на вопрос спутника Кейт выдавила бодрую улыбку.

Однако едва Сэм открыл перед ней пассажирскую дверь, в душу снова вполз страх. Скользнув на сиденье, Кейт ощутила, как разом ослабели колени.

– Я не могу это сделать. Я думала, могу, но это не так.

Сэм помог ей выйти из машины и обнял, похлопывая по спине и без слов напевая что-то успокаивающее. Наконец Кейт перестала дрожать и расслабилась, прижавшись к нему и не заботясь о том, что их могут увидеть.

– Для вас это пока чересчур, – сказал Сэм.

Кейт отстранилась.

– Наверное. Но я так зла на себя и так разочарована!..

– Ну так мы не поедем в Сидней. К чему так переживать?

– Поезжайте без меня. У вас еще полно времени, чтобы успеть на вечеринку.

– Какой смысл шаферу отправляться развлекаться без подружки невесты?

– Вы все равно сможете повеселиться в Сиднее. Лиззи зарезервировала для вечеринки отличное место.

– Никаких возражений! Я и так могу в любое время сходить в Сиднее в бар или ресторан. Я останусь тут с вами.

– Но…

Сэм прижал к ее губам указательный палец:

– Никаких но! Будем считать этот день бонусом – ведь у нас будет больше времени для работы над свадебной аркой.

Кейт несколько раз глубоко вдохнула, чувствуя, как пульс возвращается к норме.

– А ведь вы еще не видели, какая я мастерица на все руки.

– Вот и будет возможность показать это. А потом мы отправимся на свидание.

– А как же правила вашей компании?

– Я – владелец. Я их устанавливаю. И я говорю: к черту правило, запрещающее свидания. По крайне мере, когда это касается вас. Я поведу вас ужинать. У нас будет собственная вечеринка.

Кейт рассмеялась с восторгом и облегчением:

– Раз Бен так явно пытался свести меня с вами, полагаю, он не устанавливал правила «не-встречаться-с-Сэмом». Меня сдерживали скорее собственные страхи.

– Давайте закажем столик в лучшем ресторане в Долфин-Бей.

– «У гавани» – лучший местный ресторан, – патриотично заявила Кейт.

– Ладно, тогда поужинаем в ресторане лучшем после лучшего. Или закажем тайской еды и посидим на причале.

Она улыбнулась, радуясь, что снова чувствует себя нормально, и волнуясь от счастья при мысли об ужине с Сэмом.

– Тайская еда – звучит отлично.

– Значит, закажем тайской еды – и побольше.

Хотя Кейт и приклеила на лицо счастливую улыбку, счастья она не ощущала. Ведь чем ближе она знакомилась с Сэмом, тем больше он ей нравился. Но разве могло быть общее будущее у мужчины, путешествующего по всему миру, и девушки, которая страшится выезжать дальше предместий своего города?

Глава 10

В день свадьбы Кейт поняла, что Сэнди была права: гораздо веселее организовывать такое мероприятие на пару с красавцем-шафером. К тому же он вызвался помочь не только с изготовлением свадебной арки, но и с прочими проблемами, как всегда, возникающими в последнюю минуту.

Несмотря на ворчание о том, что все эти свадебные безделушки – лишь бесполезная трата времени, Сэм не только доделал арку, но и помог Сэнди надписать карточки для рассаживания за столами, а Эмили – упаковать подарки для гостей.

И вот знаменательный день свадьбы Бена и Сэнди наступил. В Долфин-Бей, хвала небесам, погода стояла прекрасная – по крайней мере, для последних выходных перед переводом часов на зимнее время. Впрочем, Кейт, помня о том, что церемония будет проводиться на пляже, предусмотрела в своем плане все неожиданности: от невыносимой жары до бури с градом.

В полдень Кейт стояла в банкетном зале отеля «У гавани», проверяя, все ли готово для фуршета.

Раздвижные двери вели из зала на балкон. Оттуда открывался прекрасный вид на океан и на ту часть пляжа, где должно было проходить бракосочетание.

Каждые несколько минут Кейт выскакивала наружу, чтобы убедиться, что небо по-прежнему идеально голубое, а ветерок ласковый. И значит, убранная органзой арка не взлетит в момент обмена клятвами между женихом и невестой. В бесконечных перечнях того, что необходимо выполнить, напротив всех пунктов уже стояли галочки.

Но, направляясь к двери, ведущей в коридор, Кейт, не удержавшись, вернулась и взяла со стола сервировочное блюдо, чтобы убедиться, отполировано ли оно. Она поднесла блюдо к глазам, пристально разглядывая и боясь, что увидит на нем царапину.

– Готовы превратиться из одержимого свадебного организатора в подружку невесты? Мне поручили вас отыскать, – раздался позади низкий, звучный голос Сэма.

Кейт, не слышавшая, как он вошел, вздрогнула и чуть не уронила блюдо.

Заметив, что он побрился и постригся, она улыбнулась и, когда пульс стал ровнее, произнесла:

– Вы выглядите иначе. Такой же красивый, но совсем другой.

«Еще сексуальнее», – подумалось ей.

– Я отношусь серьезно к обязанностям шафера. Бен попросил меня побриться, и я это сделал.

Кейт почувствовала непреодолимое желание провести пальцами по его гладкому подбородку. Ей захотелось поцеловать Сэма, но в другом конце зала две официантки наводили лоск на фужеры для шампанского.

– Теперь вы выглядите скорее главой крупной компании, чем плотником. Мне понадобится время, чтобы привыкнуть к вашему новому виду. Вас не задевают все эти свадебные хлопоты? Я хочу сказать, они не смущают вас, учитывая, что ваша собственная свадьба расстроилась?

– Нет. Все нормально. Меня не было рядом, когда велись наши свадебные приготовления. Я работал в Западной Австралии, Сингапуре или где-то еще.

– Ваша невеста, наверное, была этому не рада.

– Так и было. Кстати, она обвинила меня в том, что я не принимал участия в организации свадьбы, а значит, меня не интересует ни само торжество, ни даже невеста.

Кейт не нашла что на это сказать и лишь вежливо пробормотала:

– Понятно.

– Последней каплей стало мое отсутствие на репетиции свадебной церемонии, потому что она совпала с важной деловой встречей.

Внезапно Кейт ощутила симпатию к незнакомой ей невесте Сэма.

– На ее месте я бы пришла в ярость.

– Она так и сделала. Именно тогда она швырнула в меня обручальным кольцом и заявила, что свадьбы не будет.

– И вы удивились?

– Вообще-то, да.

– Ну а теперь, после того, как у вас было время поразмыслить об этом, вы по-прежнему удивлены?

Он усмехнулся:

– Нет.

– Хорошо. Если бы вы сказали «да», мне пришлось бы пересмотреть свое мнение о вас.

– Я много думал над этим и понял, что был эгоистичным трудоголиком. Из меня не вышел хороший бойфренд или жених, потому что я был одержим желанием доказать отцу, что я чего-то стою в бизнесе.

– То есть на самом деле вы не были готовы к браку?

– Вероятно, нет. Но у меня было время поразмыслить и о том, была ли права Фрэнсис.

Сэм сделал паузу, и Кейт заметила боль в его глазах.

– Я ощущал себя абсолютно опустошенным после нашего разрыва. Ведь мы были вместе много лет.

– Вы считаете, что по-прежнему остаетесь эгоистичным трудоголиком? – спросила Кейт, не в силах сдержать приступ ревности при мысли о женщине, которая так долго была рядом с Сэмом.

– Возможно. И это одна из причин, почему я задумываюсь о продаже компании, – я отдал ей слишком большую часть своей жизни, придавал слишком большое значение. И все это – за счет других, более важных вещей.

Кейт уже хотела ответить, когда высокая стройная блондинка просунула в дверь голову, увенчанную копной кудряшек, и оглядела зал.

– Вот ты где, Кейт! Парикмахер, визажист и маникюрша уже нас ждут!

Лиззи сердито взглянула на Сэма и сказала с упреком:

– Вам ведь поручили привести Кейт в номер к Сэнди. Нам надо выполнить кое-какие секретные обязанности подружек невесты.

Кейт подняла руку:

– Еще одну минуточку.

Лиззи скрестила руки на груди и начала постукивать ногой по полу.

– Я подожду здесь, чтобы ты снова не исчезла.

Кейт наклонилась к уху Сэма и прошептала:

– С аркой все в порядке?

– Да, – прошептал он в ответ. – Ваша мать и ее друг из больницы – какой-то парень по имени Колин – пригонят фургон на пляж. В оговоренное время я тихонько улизну, и они помогут мне установить арку.

– Чудесно! Спасибо вам! Не могу дождаться, когда ее увижу.

– Скорее! – поторопила Лиззи.

– Ладно, ладно, – отозвалась Кейт и выбежала из комнаты.


Сэм был честен с Кейт не на все сто процентов. Эти неистовые приготовления к торжеству все-таки вызвали в нем воспоминания о собственной свадьбе, неожиданно отмененной около двух лет назад.

Оказывается, так много нужно всего сделать, чтобы провести даже такую простую церемонию, как у Бена и Сэнди! Лично поучаствовав в этом, Сэм понял, как был не прав, пренебрегая своей невестой в месяцы, остававшиеся до их свадьбы, которая затевалась очень пышной.

Сколько раз, когда Фрэнсис обращалась к нему за советом, как лучше все организовать, Сэм отмахивался дежурным ответом: «Решай сама». Он не помогал и ее матери, которая с большим удовольствием погрузилась в тщательную подготовку свадьбы. Только сейчас он осознал, что даже его мать столько сделала, чтобы помочь Фрэнсис.

От этих мыслей Сэм почувствовал себя слегка пристыженным. Он тогда принес извинения, но они были неискренними, ведь Сэм был обижен и не понимал, что он такого сделал, чтобы невеста порвала с ним и отменила свадьбу.


Общение с Кейт заставило Сэма задуматься и о чувствах к бывшей невесте. Он встречался с Фрэнсис несколько лет, но никогда не испытывал к ней того, что уже сейчас испытывал к Кейт.

Сэм стоял босиком на песке под сделанной им и Кейт аркой. Это сооружение прочно держалось, овеваемое бризом, дующим с залива. Рядом с Сэмом, выстроившись в линию, стояли Бен и Джесси. Эти трое мужчин ждали, когда появятся подружки невесты. Затем и сама невеста должна была пройти по проходу, образованному рядами складных белых стульев и отмеченному двумя линиями, выложенными из морских ракушек.

Внезапно гости повернули головы и все как один выдохнули, а потом заахали, приветствуя появление Эми, пятилетней дочурки Лиззи. Но когда та дошла до середины прохода, Сэм вперил взгляд в идущую следом рыжеволосую подружку невесты, приближавшуюся к нему.

До этого момента он не понимал, что означает «захватило дух». Кейт двигалась, словно балерина, впрочем, таковой она и была. На ней было платье чуть ниже колен, без бретелек, облегающее все изгибы фигуры и открывающее ее изящные руки и плечи. Волосы, забранные вверх, сияли в полуденном солнце, словно нимб.

Ее сияющая улыбка пленила Сэма, как и в первую встречу. Только на этот раз Кейт улыбалась для него одного. Он улыбнулся в ответ, не в силах оторвать от нее глаз.

Когда Кейт подошла к арке, Сэм выступил вперед и протянул ей руку, чтобы отвести туда, где будут стоять невеста и ее подружки.

Кейт не удержалась и поздравила себя с тем, как замечательно выглядят выбранные для нарядов оттенки цветовой гаммы заходящего солнца. Ее платье было абрикосового цвета, у Лиззи – оранжевого, а на белом платье Эмми красовался огромный светло-пурпурный бант.

Кейт искоса бросала взгляды на Сэма, которые он то и дело перехватывал, и тогда пара скрытно обменивалась улыбками.

С каждой минутой знакомства этот мужчина казался все привлекательнее. И не только внешне. Он был веселее, добрее и заботливее, чем Кейт могла себе представить, хотя она не позволяла себе забыть, что в его характере наверняка есть и жесткая сторона.

Когда Сэм выступил вперед, чтобы взять Кейт за руку, она на миг позволила себе вообразить: что, если бы он был ее женихом? Каково было бы идти к нему, ждущему ее у алтаря? Кейт тут же отринула эту фантазию как несбыточную, но тепло, вызванное ею, осталось в сердце. Завтра Сэм возвращается в Сидней. Как суметь пережить расставание?

Она заставила себя перевести взгляд с Сэма на дальний конец прохода, где стояла Сэнди, готовясь идти к жениху.

Но сперва была очередь Хобо. Его проводником Кейт назначила Мору, мать Бена.

Крупный, лохматый золотистый ретривер с обвязанной вокруг шеи белой лентой, пожеванной на концах, начал неплохо. Он, как и требовалось, уселся в начале прохода, одаряя гостей широкой собачьей улыбкой. Со всех сторон защелкали фотоаппараты.

До Кейт донесся шепот Моры:

– Молодец, Хобо!

Но похвала оказалась преждевременной. Увидев Бена, пес вприпрыжку промчался по проходу и юзом затормозил у ног хозяина, подняв небольшую тучу песка.

Гости расхохотались. Сэнди, уже начавшая двигаться по проходу, тоже засмеялась. Кейт подумала, что это – идеальное начало церемонии, потому что смех прогоняет нервозность и напряженность.

Когда Бен и Сэнди обменивались клятвами перед священником, стояла тишина, прерываемая лишь их негромкими словами и изредка раздающимися приглушенными всхлипами гостей и хлюпаньем их носов.

Глядя на вступающих в брак друзей, Кейт тоже не смогла сдержать слез. Сердце охватила боль – не от зависти к жениху и невесте, а от жажды обрести такое же счастье. Она не позволяла себе мечтать о браке и детях, но, разумеется, хотела бы однажды обрести эти радости.

Ей просто нужно правильно выбрать мужчину.

Кейт украдкой бросила еще один взгляд на Сэма и обнаружила, что тот тоже смотрит на нее. Ей не почудилось, что в его глазах отдаленно читается такое же желание семейного счастья? Если бы это было так!

Кажется, свадьбы пробуждают в душах людей так много глубоко запрятанных эмоций. Нужно быть осторожной, чтобы не дать воображению разыграться, не то вдруг поверится, что Сэм чувствует то же, что и она.

Но когда новобрачные подошли к небольшому столу, чтобы подписать официальные бумаги, Сэм моментально оказался рядом с Кейт. Сплетя их пальцы, он притянул ее к себе, подарил быстрый, ласковый поцелуй и прошептал:

– Вы затмили даже невесту.

Глава 11

Сэм завидовал молодоженам, глядя на их обоюдную радость. Участие в свадебной церемонии всколыхнуло в нем эмоции, о которых он и не подозревал. Ко всему прочему, оно заставило его признать то, что больше невозможно было отрицать: он влюбился в Кейт. Как бы он ни сопротивлялся идее о любви с первого взгляда, он втюрился в эту девушку быстро и крепко.

Сидя за столом новобрачных, Сэм смотрел, как Кейт легко, словно порхая, передвигается по банкетному залу, напоминая яркое пламя. Благодаря волосам, платью, улыбке ее легко можно было заметить в толпе.

– Она – замечательная девушка, не правда ли? – обратилась к Сэму сидящая рядом Лиззи.

Неужели это так заметно, что он не сводит с Кейт глаз?

– Ага, – поддакнул Сэм, не желая отвлекаться.

Лиззи рассмеялась:

– Не беспокойтесь, я не выдам ваш секрет.

Он повернулся:

– Вы о чем?

– О том, что вы влюблены в Кейт.

Сэм начал было отрицать, но Лиззи, не слушая его, продолжила:

– Не переживайте. Думаю, очень немногие это заметили. Они все еще слишком усердно пытаются свести Кейт с местным фаворитом – Джесси Морганом. Не знаю, что она сама думает об этом. Я решила, что именно по этой причине она не приехала в среду в Сидней.

Напряженность, прозвучавшая в голосе собеседницы, заставила Сэма взглянуть на нее внимательнее.

– Кейт любит его как друга, почти брата. И это все.

Промелькнувшее на лице Лиззи облегчение удивило Сэма, и он спросил:

– Ну а вы? Вам нравится Джесси?

Она покраснела:

– Конечно нет. Он – заносчивый плейбой. Слишком красив, чем пользуется, и чересчур самоуверен.

Отметив чрезмерную горячность этих возражений, Сэм решил обсудить ее с Кейт чуть позже. А пока надо было встать на защиту друга:

– Вообще-то Джесси – мой товарищ и хороший парень. Он не самоуверенный, а уверенный в себе. И вовсе не плейбой.

Лиззи фыркнула:

– Придется поверить вам на слово.

* * *

Барабаня пальцами по столу, Сэм ждал, когда Кейт вернется на свое место. В идеале ему хотелось, чтобы она весь вечер была рядом. Но, кажется, так не получится – слишком много людей останавливали ее, чтобы поговорить. Кейт знала всех, и все знали ее.

Но смог бы он здесь жить?

Несмотря на отвращение к проживанию в маленьком городке, надо было спросить себя об этом. А что, если Кейт не сумеет решить свою проблему и не выберется из-под невидимого купола?

Отец Сэма, выпив лишнего, порой приходил к выводу, что сыну не помешает совет о женщинах. Звучало это наставление всегда одинаково: убедись, что узнал женщину достаточно хорошо, прежде чем решишь взять на себя какие-то обязательства.

Делать Кейт предложение руки и сердца после всего одной недели знакомства было бы безумием. Сэм не был к такому готов, но и не желал ждать целую вечность, прежде чем Кейт сможет разделить с ним жизнь.

Она скользнула на стоящий рядом стул, взяла Сэма под локоть и заявила:

– У меня уже рот болит от улыбок. А ведь я даже не невеста. А как вы? Веселитесь?

– Вернулись вы – вернулось и веселье.

– Отличный ответ, – широко улыбнулась она своей улыбкой с ямочками.

Это была та жизнерадостная, энергичная Кейт, какой ее знали все. Глядя на ее воодушевленное, счастливое лицо, трудно было поверить, что у этой девушки были свои тайны, мучившие ее.

– Вы, должно быть, довольны, что все идет так гладко. Мои поздравления свадебному организатору.

– Лучшему в мире свадебному организатору, – поправила она. – Эта свадьба – настоящий шедевр.

– Я рад, что мы приложили к ней усилия.

До Сэма дошло, что он перешел на «мы», и ему понравилось возникшее при этом чувство.

– Мы умницы, – похвалила Кейт и вздохнула: – Не верится, как быстро пролетела эта свадьба. Но теперь все речи произнесены, сейчас заиграют музыканты, и всем нам можно будет расслабиться.

В этот момент зазвучал оркестр, и ведущий объявил, что настало время жениху и невесте станцевать первый танец под попурри из романтических песен.

Сэм заметил, что Кейт напряглась, побледнела так, что проступили ее веснушки, и начала заламывать под столом руки.

– Вы в порядке? – спросил он.

– Я не продумала это, – призналась она вполголоса. – Согласно программе вечера, следующими должны танцевать свидетель жениха и главная подружка невесты. А после них – мы.

– Я не против танца, если вас не смущает, что у меня обе ноги – левые.

– Дело не в этом, а во мне. Я не могу танцевать, особенно перед всеми этими людьми!

Паника в ее голосе снова напомнила Сэму о том, как эту девушку охватывали страхи, парализуя ее.

Лиззи была права – он влюбился в Кейт. Но сумеет ли он помочь ей преодолеть эти страхи и раздвинуть рамки своей ограниченной жизни?

Он накрыл руки Кейт своей большой ладонью, чтобы унять их нервные движения.

– Никто не собирается вас принуждать. Но я считаю, что, раз вы стали такой важной частью этой свадьбы, надо выйти и станцевать. Я отведу вас. Мы будем просто переминаться с ноги на ногу.

– Переминаться?

– Просто стойте и покачивайтесь под музыку. Таким образом, получится, что мы с вами вроде как не будем танцевать, но вы не подведете своих друзей.

Кейт глубоко вдохнула.

– Столько лет обучения танцам – и вот к чему все пришло, – с горечью произнесла она, скривив губы.

– Вы в зале, полном друзей. И знаете что? Никто из них и не подозревает, что вы боитесь танцевать.

– Вы правы, – согласилась она, все еще выглядя неуверенно.

Но когда ведущий пригласил станцевать шафера и подружку невесты, Сэм помог Кейт встать из-за стола.

– Вот теперь мы можем переминаться с ноги на ногу. Просто думайте об этом как об объятии в движении.

– Вы это по-своему преподносите, – сказала она, но рассмеялась, а он обрадовался, что рассмешил ее.

Кейт страшилась момента, когда должны были начаться танцы. Но, стоя сейчас перед всеми в кольце рук Сэма, под защитой близости к нему, она ощущала себя в безопасности.

– Я переступаю с ноги на ногу, – заговорил он негромко. – Мы должны выглядеть так, словно пытаемся танцевать.

После церемонии бракосочетания, участники которой были босиком, стиль свадебной вечеринки изменился. Теперь гости были обуты: дамы – в босоножки на ремешках и на высоких каблуках, мужчины – в легкие мокасины.

Туфля Сэма коснулась пальцев ноги Кейт.

– Эй, я почувствовала это, – сказала она. – Мы про отдавленные пальцы не договаривались.

– Я же предупреждал, что у меня обе ноги левые.

Но Кейт послушалась Сэма и легонько переступила с ноги на ногу. В его объятиях забылись все страхи. Едва она начала осторожно двигаться, ритм музыки, кажется, овладел ее телом. Сперва ее нога сделала скользящее движение вбок, затем тело начало покачиваться. Нахлынуло прежнее ощущение – радость от движения. Движения не только в ритм с музыкой, но и в такт с Сэмом, который уже вовсе не топтался на месте.

Кейт с удивлением поняла, что ее мастерски ведет в танце мужчина, легко танцующий и прекрасно чувствующий ритм. Ее охватило ликование, смешанное с облегчением.

– Кажется, вы сказали, что не умеете танцевать, – обратилась она к Сэму.

– Я говорил, что у меня две левых ноги. Но годы уроков танцев в частной школе для мальчиков чуть-чуть научили меня координации движений.

– У вас в школе были уроки танцев?

– Мы занимались не только регби и крикетом. Хотя в футбол я играл куда лучше, чем танцевал.

– Я бы хотела, чтобы мы были знакомы в том возрасте. Бьюсь об заклад, вы были самым популярным мальчиком в классе.

– Я бы так не сказал, – ответил Сэм, явно чувствуя себя неловко от такой лести.

Кейт не могла удержаться от поддразнивания:

– Представляю, как все девчонки бегали за вами.

– Ошибаетесь. В тринадцать лет я был такого же роста, как и сейчас: длинный, неуклюжий и застенчивый.

– Ни на секунду в это не поверю.

– Серьезно. Другие мальчишки умели гораздо лучше меня заводить разговор с девочкой. Когда я наконец придумывал, что сказать, моя избранница уже уходила танцевать с кем-то из них.

– Разве такому красавцу, как вы, нужны все эти вступительные фразы? Поверьте мне, вы бы повсюду разбивали девичьи сердца. И возможно, могли бы встречаться с тремя девушками сразу.

– Надеюсь, нет. – В голосе Сэма прозвучала неподдельная тревога. – Я однолюб.

Внезапно их разговор стал серьезным. И важным.

– Правда? – переспросила Кейт затаив дыхание.

– С первой своей девушкой я начал встречаться в выпускном классе. Но мы расстались, потому что она отправилась в длительное путешествие по Европе. Потом у меня была другая девушка в университете. А затем появилась Фрэнсис.

– Вам вовсе не обязательно докладывать мне обо всех своих бывших девушках, – заверила Кейт.

– Я хочу, чтобы вы знали, что можете мне доверять.

Глаза цвета шоколада искали взгляд Кейт.

– Думаю, я уже знаю это, – сказала она.

– Отлично, – ответил Сэм и мастерски закружил ее в танце.

Кейт повеселела и рассмеялась. Она не могла припомнить, когда получала большее удовольствие.

– Не желаете подышать свежим воздухом? – спросил Сэм.

– С удовольствием, – тяжело дыша, согласилась она и вышла вслед за ним на балкон.

Полная луна отражалась в водах залива. Сэм, опершись на перила, устремил взгляд в океан. Кейт глубоко вдохнула прохладный ночной воздух, обняла партнера за талию, прижалась щекой к его широкой спине и прошептала:

– Спасибо, что вы мне помогли. Даже описать не могу, каково это – чувствовать, что я снова могу танцевать. Без вас я бы не решилась выйти на этот танец.

Сэм повернулся к ней лицом:

– Это сделали вы, а не я. Но я счастлив, что смог помочь.

– Я наконец рассказала маме кое-что из случившегося со мной в Сиднее. Она назвала мне женщину-психолога, работающую в их больнице, с которой я смогу поговорить с глазу на глаз. Мы с ней уже договорилась о встрече на следующей неделе.

– Вы сделали шаг в верном направлении. Я горжусь вами, потому что знаю, как нелегко вам обсуждать те события.

– Этот шаг – маленький. Но заслуга в том, что я его сделала, принадлежит вам.

– Я был всего лишь плечом, в котором вы нуждались.

– Вы были для меня гораздо большим, Сэм.

Она провела кончиками пальцев по его щеке.

– Я надеюсь, что скоро смогу приехать в Сидней к вам в гости.

Он поймал ее руку и на миг прижал ее к своим губам.

– Я бы очень хотел, чтобы вы смогли поехать со мной завтра.

Кейт охватила радость оттого, что Сэм предложил ей такое. Ведь, несмотря на растущее доверие к нему, в глубине души Кейт страшилась, что эти несколько дней – все, что им выпало на двоих.

– Я тоже этого хочу, – произнесла она прерывающимся голосом. – Но не могу. Не из-за… купола, а потому что мне придется присматривать за отелем следующие десять дней. Ведь Бен уезжает в свадебное путешествие.

– А еще помогать в книжном магазинчике «в свободное время». – Сэм изобразил жестом кавычки.

Нежно коснувшись подбородка Кейт указательным пальцем, Сэм повернул к себе ее лицо и сказал:

– Я буду скучать по вас. Я бы не вернулся в Сидней завтра утром, если бы не дела. Вы ведь знаете, что в понедельник я должен буду на собрании объявить о своем решении относительно компании.

– Знаю. И не сомневаюсь, что вы сделаете правильный выбор.

Он нахмурил темные брови.

– А вдруг вы так и не выберетесь из-под своего купола? Если я продам компанию, я смогу жить где захочу. Даже здесь.

– В Долфин-Бей? – Она покачала головой: – Я так не думаю.

Сэм прочистил горло.

– Я пытаюсь сказать, что хочу проводить с вами больше времени. И если для этого необходимо будет переехать в Долфин-Бей…

Кейт не верила своим ушам.

– Я не могу и не буду просить вас об этом. Вам тут не понравится.

– Как вы можете быть в этом уверены? Мне уже начинает тут нравиться: и люди, и пляж, и…

– Чтобы вы сошли тут с ума от скуки через несколько недель?

– Мне никогда не будет скучно с вами.

– О! – только и смогла выдавить в ответ Кейт.

Сэм обнял ее лицо большими, теплыми ладонями, всматриваясь в него темными глазами.

– За такое короткое время ты стала… важна для меня.

За внешностью импозантного мужчины, готовящегося к битве с советом директоров за мультимиллионную сделку, Кейт вдруг увидела школьника, не знающего, какие подобрать слова, чтобы завоевать девушку.

– О, ты… ты тоже стал так важен для меня. Но я… Пока я не поборю свои страхи, я…

Сэм заглушил ее протест поцелуем.

Восхитительное пламя желания охватило Кейт. Дыхание ее ускорилось, стало тяжелым и прерывистым. Сэм простонал прямо в ее губы, и Кейт, еще крепче прижимаясь к нему, ответила чувственным вздохом.

Она так отчаянно хотела этого мужчину, что даже безрассудно забыла о том, что стоит на балконе, а где-то рядом ее семья и друзья.

Кейт замерла, осознав, какое направление приобрели ее мысли. Ее сердце забилось еще сильнее, на этот раз от страха, а не от страсти. Этот плотский голод подчинит ее Сэму. Поработит. А может быть, на волне этого желания снова вырастет одержимость этим мужчиной, закабаляя все чувства? Кейт показалось, что она задыхается.

Она вырвалась из объятий Сэма, пошатнулась, и он поддержал девушку за руку.

– Я… я не могу, – призналась Кейт.

Сэм отпустил ее руку и стиснул зубы. Взгляд его снова стал сердитым. В нем читались лишь недоверие и боль.

– Это из-за того, что нас могут увидеть? – прорычал он. – Или потому что нас может увидеть именно Джесси?

Кейт покачала головой:

– Я так сильно хочу тебя, что это… пугает меня.

– Это из-за того парня из университета? – прямо спросил Сэм, и она молча кивнула.

На его лице застыло суровое выражение. Казалось, он собирается с мыслями.

Сердце Кейт рухнуло в пятки: не отпугнула ли она Сэма своими бесконечными страхами?

– Кейт, ты понимаешь, что это может пугать и меня? Я знаком с тобой всего неделю, а ты уже постоянно в моих мыслях. Я не принимал в жизни решений важнее, чем то, которое касалось моих чувств к тебе. Это… это ново для меня. Я открыто сказал тебе о том, что чувствую. Но сможешь ли ты хоть когда-нибудь поверить мне?

Сэм повернулся в профиль, и лицо его скрыла тень. Ужас ледяными когтями впился в сердце Кейт, и внезапно ее пронзила мысль: «А вдруг он уйдет?»

Не может быть ничего хуже!

– Прости меня. Я… я так погрузилась в себя и свои переживания! Я не думала о том, что чувствуешь при этом ты.

К огромному облегчению Кейт, Сэм снова повернулся к ней. Лицо его освещал бледный свет луны.

– Я никогда не сокрушил бы твой дух, как это сделал тот парень. Твоя энергичность и независимость привлекают меня. Я сильный. Я хочу быть с тобой. Я знаю: тебе нужно время, чтобы разобраться с проблемами. Но отношения должны быть двусторонними.

Да, Кейт требовалось время, чтобы выбраться из того темного туннеля, в который она попала много лет назад. Годами она пряталась, защищалась своей зацикленностью Джесси от любых настоящих взаимоотношений, позволяла страху подавлять свой эмоциональный рост. Тогда она была еще девчонкой. Но теперь она женщина. Пора повзрослеть. Надо относиться к чувствам Сэма, как к своим собственным, – понимать, что она может ранить его.

– Ты прав: я думала только о себе. Но я хочу, чтобы мы были равными партнерами. Чтобы я заботилась о тебе, а ты – обо мне.

Он хотел что-то сказать, но она встала на цыпочки, заглушила его слова поцелуем:

– И еще я хочу тебя. Я хочу пойти с тобой в твой номер сегодня, когда закончится вечеринка.

Сэм, сделав над собой усилие, отпрянул и произнес, изобразив кривое подобие своей обычной широкой улыбки:

– Я тоже хочу тебя, поверь. Не могу выразить словами, как сильно я хочу взять тебя на руки и отнести в свой номер прямо сейчас. Но это будет неправильно. Еще рано.

Хотя тело Кейт все еще было разгорячено желанием, но отчасти эти слова убедили ее. Да, еще рано.

– Ты прав, – признала она, и все же обвила руками шею Сэма, притянула его к себе и прошептала: – Но как же нелегко отказаться от занятий любовью с тобой!

Она снова его поцеловала.

– Ага! – прервал их возглас Лиззи.

Кейт отпрянула. Лицо ее раскраснелось, дыхание сбилось. В дверях, ведущих на балкон, вместе с сестрой Сэнди стоял Джесси.

– Эй, вы, двое, идемте! Сэнди скоро будет бросать свой букет, – позвала Лиззи, приглашая обратно в зал. – Ко мне это не относится, но ты, Кейт, возможно, захочешь в этом поучаствовать.

Кейт почувствовала разочарование, когда букет невесты пролетел над ее головой. Миновав вытянутые руки других дам, соперничающих за то, чтобы его поймать, он приземлился прямо на колени Эмили. Тут же раздались выкрики: «Ты следующая! Эмили следующая!» Она залилась румянцем и начала протестовать. Кейт удивилась. Хм, наверное, стоит допытаться у младшей сестренки, почему это она так покраснела.

Но Кейт тут же обо всем забыла, едва Сэм обнял ее и повел к столу, на котором стоял уже разрезанный шоколадный свадебный торт.

– Терпеть не могу фруктовые торты, – заявил он, кладя себе на тарелку самый большой кусок. – На свою свадьбу я хочу шоколадный.

Он произнес это вскользь, словно не вдаваясь в смысл сказанного. И Кейт подумала: а может, Сэм тоже сегодня немного размечтался?

Глава 12

Сэм проснулся и еще какое-то время не мог понять, где находится. Затем он сообразил, что лежит, растянувшись поперек софы в гостиной Кейт. Прижавшись к его боку и положив голову ему на грудь, рядом спала сама Кейт. Она дышала ровно и глубоко. Ее волосы, от которых исходил сладкий аромат, рассыпались по шее Сэма.

Устраиваясь удобнее, он осторожно пошевелил рукой, которой обнимал девушку за плечи. Кейт издала тихий возглас протеста и прижалась к Сэму еще ближе. Он легонько поцеловал ее в макушку. Надо идти, но до чего же трудно противиться желанию побыть еще чуть-чуть вместе!

После того как новобрачные покинули свадебный ужин, Сэм, Кейт, Джесси, Лиззи и несколько их друзей продолжили праздновать, перебравшись в бар отеля «У гавани». В конце концов все разошлись, остались лишь Кейт и Сэм. В тот момент ему больше всего хотелось отвести ее в свой номер и заняться с ней любовью. Но он понимал: как бы ему ни хотелось, этого не будет. Этого просто не должно случиться.

Поэтому Сэм просто отвез Кейт домой. Она пригласила его выпить кофе, а потом они, словно подростки, целовались на софе, пока их не сморил сон.

Сэм улыбнулся, вспомнив, как они сперва разговаривали, но паузы между фразами начали становиться все длиннее, а потом и вовсе наступила тишина. Ему тогда не хотелось оставлять ее и уходить. И сейчас тоже.

Бледный свет зари уже начал просачиваться сквозь шторы. Дольше задерживаться было нельзя. И не только потому, что неловко получится, если их застанут Дон или Эмили, но потому, что нужно было собираться в дорогу.

Увлекая за собой Кейт, он осторожно сел и погладил ее по волосам, прошептав:

– Мне пора идти.

Сперва она лишь приоткрыла глаза, а потом широко распахнула их, моргнула и удивилась:

– Сэм? Где… О, я вспомнила!

Она зевнула, прикрыв рот ладонью, а затем томно потянулась, вскинув руки, отчего ее грудь приподнялась над корсажем.

Мало того что Сэм проснулся рядом с тесно прижавшейся к нему Кейт, так еще ее юбка сбилась вокруг бедер, а корсаж грозил соскользнуть с груди. Это было уже больше, чем может вынести мужчина. Сэм отвел взгляд, направив его поверх головы Кейт.

– Ну же! Мне пора.

Она обняла его за шею и недовольно надула губы:

– Не хочу, чтобы ты уходил.

Кейт выглядела восхитительно с взъерошенными волосами и смазанным макияжем, придающим ей чувственный вид. Она поцеловала Сэма мягким, податливым ртом, дразня языком его сомкнутые губы.

Сэм тихо застонал и ответил на поцелуй. Но затем, собрав волю в кулак, заставил себя встать с софы. Кейт снова откинулась на подушки. Она выглядела слегка озадаченной, полусонной и словно все еще была под хмельком. Уйти сейчас от нее казалось Сэму одной из самых сложных задач, какие только были в его жизни.

Он влез в мокасины, взял с кофейного столика ключи от своей машины и нагнулся к Кейт:

– Послушай, я уезжаю в Сидней, как только соберу свои вещи в отеле. Ты понимаешь?

Ее глаза расширились, и она кивнула:

– Да.

Лицо ее сложилось в печальную гримасу.

– Я не знаю, когда снова увижу тебя. Но надеюсь, что скоро.

– Я тоже на это надеюсь.

Он нежно поцеловал ее в губы:

– Прощай. Попробуй еще чуть-чуть поспать.

– Угу, – пробормотала Кейт.

Сэм накинул на нее покрывало, подоткнул его под ее босые ноги и вышел из комнаты. Похоже, Кейт заснула еще до того, как за ним закрылась дверь.

Он попытался заставить свой мозг переключиться с мыслей о том, каково было бы заниматься любовью с Кейт, на совсем другой лад. Корпоративная ответственность, аргументы за и против продажи компании, какое решение он озвучит потенциальному покупателю – вот о чем Сэм старался думать.

Но этот проверенный способ трудоголика никогда еще не был настолько бесполезен, потому что Сэм до сих пор вспоминал, как прижималась к нему Кейт, и ощущал слабый запах ее духов.

* * *

Кейт пришлось стерпеть кучу насмешек от сестры и матери, когда те обнаружили ее спящей в растрепанном виде на софе, а рядом на кофейном столике – две чашки.

– Даже спрашивать не нужно, кто у тебя засиделся допоздна, – заявила Эмили, лукаво глядя на сестру.

Что-либо отрицать не было смысла. Половина городка, наверное, видела, как она целовалась с Сэмом на балконе отеля.

Приняв душ, Кейт подумала, что неплохо бы за завтраком обсудить кое-что с матерью и сестрой.

При мысли об излюбленной в их семье воскресной яичнице с беконом она ощутила рвотный позыв. Кейт не была больна – просто желудок взбунтовался от волнения. Она уже начала скучать по Сэму – было так тяжело думать о том, что его не будет в отеле, когда она заступит после обеда на смену.

– Итак, – поинтересовалась Дон, сделав глоток чаю, – ты ничего не хочешь нам рассказать?

– Кое-что кое о ком? – встряла Эмили и добавила, переходя на детскую песенку-речитатив: – Кое о ком, чье имя начинается с буквы «С».

Кейт поставила на стол чашку с травяным чаем, который пила.

– Да. Я хочу кое-что рассказать. Про меня и Сэма.

– Выкладывай все, – подалась вперед Эмили, опершись на локти и поедая сестру глазами.

– Пока особо нечего выкладывать, но, может, скоро будет о чем рассказать.

– Сэм нам нравится, ведь правда же, мам? – спросила Эмили.

Дон кивнула.

– Мне он тоже нравится, – призналась Кейт, чувствуя, как щеки предательски заливает ненавистный румянец. – Но Сэм живет в Сиднее, а я – тут. Это может стать проблемой.

– Радость моя, прежде чем думать о переезде в Сидней, тебе нужно решить одну трудную задачу, – напомнила ей Дон, выразительно глянув в сторону Эмили. – Ну, ты понимаешь, о чем я…

– Не беспокойся, мама. Я уже рассказала Эмили про купол, – сообщила Кейт.

– Ну и отлично, – одобрила Дон.

Кейт сделала глубокий вдох:

– Но есть еще одна проблема, заключающаяся не во мне. Когда я преодолею свой страх, мне придется ездить в Сидней довольно часто. Но я знаю, что нужна здесь, вам двоим.

Ее мать и Эмили обменялись взглядами, смысл которых Кейт не уловила. Она поспешила заверить родных:

– Не беспокойтесь. Если хотите, чтобы я осталась, мы сможем все устроить и…

– Даже не думай о том, чтобы отказаться от Сэма ради меня, – взвилась Эмили. – Такого парня, как он, можно встретить только раз в миллион лет. Хватай его и не отпускай.

– Хм, Эмили, ты выразила мысль не самыми подходящими словами, но мы поняли, что ты имеешь в виду, и я поддерживаю твое мнение.

Дон потянулась к Кейт и похлопала ее по спине, успокаивая:

– Не волнуйся за нас, радость моя. Так здорово, что ты провела здесь все эти годы, и я очень благодарна тебе за это. Но все меняется. Тебе пора снова расправить крылья и начать летать.

– Вообще-то, я тоже хочу тебе кое-что сказать, Кейт, – отважно заявила Эмили с радостным волнением в голосе. – В следующем месяце я переезжаю. Не хотела говорить раньше, пока мне самой не станет известно наверняка. Я лишь совсем недавно рассказала об этом маме.

Эмили и раньше не раз заговаривала о том, что хочет переехать и жить самостоятельно, но на этот раз она действительно собирается сделать этот большой шаг. Кейт была обескуражена.

– Куда ты переезжаешь? – спросила она.

– В Мельбурн. Я буду жить вместе с другими баскетболистами в доме, специально приспособленном для инвалидов-колясочников. Банк перевел меня на работу в свое мельбурнское отделение. У меня все улажено.

Кейт сощурилась:

– А в этом доме с тобой будут жить только девушки?

– М-м-м, нет. Но я пока не хочу говорить об этом парне, чтобы не сглазить.

– Ладно.

Кейт твердо решила вытянуть из сестры все подробности еще до конца дня.

– Я очень рада за тебя. А поездки к тебе станут отличным поводом бывать в Мельбурне.

«Еще одна причина, чтобы выбраться из-под этого купола», – подумала Кейт. Она чувствовала, как главная нить, связывающая ее с Долфин-Бей, натягивается и рвется. Эмили уже не нуждается в помощи.

– Значит, мы останемся вдвоем, мама, – подвела она итог.

– Я тебя, конечно, не гоню, Кейт. Но тебе самой будет полезно покинуть родной дом, когда ты будешь к этому готова. Я и представить не могла, что мои взрослые девочки двадцати восьми и двадцати шести лет будут все еще жить со мной. Да и мне пора обрести независимость.

Способность краснеть Кейт унаследовала от матери, и сейчас ее удивило, что на щеках Дон выступила краска.

– А я не знала, что второе имя Колина – «независимость», мама, – поддразнила ее Эмили.

Кейт, переводя взгляд с матери на сестру и обратно, переспросила:

– Колин?

– Мой друг из больницы. Он – новенький в администрации. Тот самый, что помог мне и Сэму с установкой свадебной арки.

– А почему я об этом не знала?

– Ты уже у себя под носом не видишь, дорогая сестренка, – ответила Эмили. – Слишком увлечена своим красавчиком Сэмом.

– Но я ведь была занята организацией свадьбы. А тут еще намечающееся строительство курорта… – начала было Кейт, но, поняв, что слишком уж яро защищается, рассмеялась.

Может, пора перестать держать все под таким жестким контролем? Может, у нее просто стало меньше страхов, требующих к себе внимания?

Глава 13

В понедельник утром Сэм уже был в головном офисе строительной фирмы «Ланкастер и сыновья» в Сиднее. Он сидел в своем кабинете за огромным столом, принадлежавшим когда-то его деду, и размышлял.

Он понимал, что если решится продать компанию, то ее название – «Ланкастер и сын» – просто уйдет в историю. Неизбежно. А ведь эту семейную компанию создал его дед, развивал отец, и теперь Сэм продолжал заботиться о ее росте.

Продажа компании облегчила бы Сэму жизнь во многих отношениях. Больше от него не требовалось бы заботиться о поддержании репутации фирмы и стараться оправдать ожидания отца. Можно было бы наконец снять с плеч это бремя.

Сэму вспомнился его двадцать первый день рождения. Он тогда потребовал, чтобы отец предоставил ему независимость. И тот нехотя согласился. Отец давно умер, но Сэма по-прежнему не оставляло чувство, что он занимается его делом, вместо того чтобы создать что-то свое. Сэм работал на компанию с тех пор, как ему стукнуло четырнадцать, и уж наверняка заслужил свободу, оплаченную им сполна.

И все же мысль о том, что придется положить конец предприятию, в которое вложено столько усилий целой семьи, причиняла душевную боль.

За продажу Сэм мог бы выручить ошеломляющую сумму – более чем достаточную для начала собственного дела. А еще это подарило бы ему такую роскошь, как свободное время, чтобы спокойно решить, каким будет новый бизнес.

Очень убедительная причина, чтобы согласиться на предложение.

Он еще раз пролистал документ, содержавший ответы на его вопросы о том, что транснациональная корпорация намеревается предпринять в случае приобретения компании «Ланкастер и сын». С каждым перевернутым листом Сэм крепче стискивал зубы, а боль в душе становилась сильнее.

Сэм вспомнил, что говорила ему Кейт, и понял, что она во многом была права. Унаследовав компанию, он унаследовал и ответственность за нее. Отцу очень нравилось это старомодное словечко «долг». В современном бизнесе – жестоком, беспощадном к конкурентам – осталось ли еще место таким словам, как «ответственность», «долг»? Или они теперь считаются пережитками более благородного прошлого?

И еще нужно было подумать о личной жизни. Преданность компании, превратившая Сэма в трудоголика, стоила ему невесты. Теперь он был влюблен в женщину, которая, возможно, не сможет покинуть свой городок на побережье в ближайшее время или еще очень долго. Если Сэм хочет быть с ней, вероятно, ему придется жить в Долфин-Бей.

Долфин-Бей уже начал было покорять его сердце, но стоило Сэму вернуться в Сидней, и мысль о жизни в захолустье стала казаться ему менее привлекательной. Сэм боялся, что не сможет дышать свободно в этом городке, даже если рядом будет Кейт, в банке – куча денег, а на плечах не будет ответственности за компанию.

А если он все-таки пойдет этим путем, не начнет ли Кейт рано или поздно его раздражать? Вдруг это раздражение станет тем ядом, который уничтожит их отношения, не дав им расцвести?

Так мало времени осталось на принятие решения! Сэм откинулся на спинку большого кожаного кресла, сцепил руки за головой, закрыл глаза и снова принялся перебирать в голове все варианты.

Но, кажется, не прошло и пары секунд, как личный секретарь сообщила ему по внутренней связи, что совещание вот-вот начнется.

Сэм взял папку с необходимыми документами и направился в зал заседаний совета директоров.

* * *

Кейт все утро была как на иголках, то и дело проверяя сотовый. С того часа, на который было назначено совещание Сэма, она ждала, не пришлет ли он эсэмэску. Ведь какое бы решение он ни принял, оно изменит его жизнь. А может, и ее жизнь тоже.

Когда Сэм наконец позвонил, Кейт, доставая телефон, почувствовала, что у нее дрожат руки.

– Ну? – спросила она затаив дыхание.

– Я не продал ее. Компания по-прежнему принадлежит мне.

Кейт выдохнула и ответила:

– Поздравляю! Я горжусь тобой! Должно быть, для тебя это было непросто, но, полагаю, ты принял верное решение.

– Мне тоже так кажется. Я поступил по принципу «сделай выбор и хорошенько подумай над ним» и решил продать компанию. Но, направляясь на совещание, я понял, что это будет последний раз, когда я смогу влиять на свой бизнес. Я осознал, что ничего так не хочу, как управлять компанией «Ланкастер и сын».

– А это значит, что все сотрудники компании сохранили свои рабочие места, а Бен – своего подрядчика.

– Все так.

– Как бы я хотела сейчас тебя обнять!

– Крепкое объятие от Кейт – это то, что мне в эту минуту необходимо. Я даже не представлял себе, насколько нелегко принимать такие решения.

В его голосе звучала усталость.

– Вот бы я… – начала Кейт.

– Что?

– Вот бы я могла вскочить сейчас в машину, приехать в Сидней и отпраздновать с тобой это событие! Но это невыполнимо.

– Ты приедешь сюда. Просто нужно немного подождать, – ободрил он ее.

Кейт до сих пор удивляло, как этот мускулистый, сексуальный красавец может быть таким заботливым.

Она глубоко вдохнула и сказала:

– А у меня появилась новая цель, не считая посещения индийского отеля. Когда Бен вернется из свадебного путешествия, я собираюсь навестить тебя в Сиднее.

На другом конце линии наступила тишина, а затем Сэм спросил:

– А ты уверена, что эта цель тебе по плечу?

Кейт кивнула, словно Сэм мог ее сейчас видеть:

– Да. Я планирую проезжать по дороге, ведущей из города, каждый день чуть дальше, чем в предыдущий. Я буду делать это, пока не смогу решиться отправиться в Сидней. Надеюсь, я не врежусь в купол.

– Хорошо. Только не вини себя, если на практике все окажется сложнее, чем в теории.

– Не буду, – пообещала она.

Сэм, помолчав, произнес:

– К сожалению, решение оставить за собой компанию означает, что я не смогу приехать в Долфин-Бей. Уж точно не раньше, чем вернется Бен.

Горло Кейт сдавило от разочарования, но она заставила себя ответить бодрым голосом:

– Я… Все мои обязанности будут меня совершенно выматывать. Я уж не говорю о поставленной себе цели – ежедневно пытаться выехать за пределы города. Так что… Все хорошо.

– Вовсе нет. Но придется так поступить. Потому что я отсутствовал неделю, а люди должны видеть, что я с уверенностью управляю компанией. Я хочу немедленно произвести некоторые перемены и рассматриваю их как поворотный пункт. Прости.

Кейт показалось, что, произнося эти слова, Сэм пожал плечами.

Чувствуя, что голос перехватило, Кейт смогла только кивнуть, хотя понимала, что собеседник этого не увидит. Жизнерадостным тоном она отозвалась:

– Все нормально. Мы можем звонить друг другу и обмениваться эсэмэсками или даже видеозвонками.

– Это совсем не то, что быть рядом с тобой. Но так мы и сделаем. А сейчас мне пора идти на первое собрание, обозначающее начало новой эры нашей компании. Таких встреч впереди будет еще немало.

– Как бы то ни было, теперь ты воспринимаешь эту компанию по-настоящему своей.

На том конце провода вновь воцарилось молчание, и Кейт даже подумала, что Сэм сейчас положит трубку, но он заговорил опять:

– Ты очень проницательная. Да, именно это я почувствовал, приняв решение.

После этого разговора решимость Кейт выбраться из-под купола возросла еще больше. Ей хотелось большего контроля над своей жизнью и самой решать, когда повидать Сэма, а не дожидаться его приезда.


Первая встреча с психологом прошла хорошо. Удивительно, но эта внимательная женщина средних лет не захотела говорить с ней о прошлом. Сначала она одобрительно отнеслась к тому, что Кейт уже имеет некоторое понимание причин своих проблем благодаря беседам с Сэмом. Затем врач начала расспрашивать пациентку, побуждая ее делиться мыслями и чувствами.

Было удивительно наблюдать, что прогресс в излечении может идти так быстро. Ведь Кейт думала, что понадобятся месяцы или даже годы, чтобы добраться до сути ее проблем. Ну почему она раньше не хотела признавать, что нуждается в помощи, если решить проблему оказалось так несложно?

В следующий вторник, выехав утром из дома, она добралась города Бейтменс-Бей, лежащего в часе езды к югу. Там Кейт побродила по берегу туда-сюда, наслаждаясь свободой, потом уселась за столик в кафе, расположенном прямо на воде, поздравляя себя с тем, что так далеко отодвинула границы купола. Она была уверена, что в пятницу уже будет мчаться по автостраде на север, в Сидней, считая минуты в ожидании встречи с Сэмом.

Допив кофе, Кейт решила позвонить Сэму и поделиться хорошими новостями: она будет в Сиднее в пятницу, и они смогут вместе поужинать.

– Я так горжусь тобой. Ты делаешь потрясающие успехи, – ответил Сэм. – Но в план придется внести изменения.

Кейт с трудом проглотила комок в горле, возникший, когда она заговорила с Сэмом о своих планах приехать к нему в Сидней. Но ей не хотелось прислушиваться к сердитому внутреннему голосу, укоряющему ее в том, что она снова ошиблась в мужчине. Не хотелось думать, что, не исключено, Сэм начнет юлить и откладывать дату их встречи. Пока в конце концов не станет ясно, что Кейт больше никогда его не увидит.

«Доверяй ему, доверяй ему, доверяй ему», – нараспев произнесла она про себя, а вслух переспросила, отчаянно пытаясь побороть уныние в голосе:

– Изменения в плане?

– Не такие уж и плохие. Мне кажется, ты в этом со мной согласишься. Я даже уверен, что ты сочтешь это хорошими новостями.

Сэм произнес эти слова с еле сдерживаемой радостью, и в Кейт разыгралось любопытство.

– Ладно, хватит меня мучить. Рассказывай, в чем дело.

– Сегодня вечером мне нужно лететь в Сингапур, чтобы до выходных провести ряд встреч.

– И это хорошие новости? – Она снова упала духом.

– Я хочу, чтобы ты встретила меня там, – вот мои хорошие новости. Уверен, это тебе под силу – ведь ты только что сказала, что приедешь в Сидней. Подробности я напишу тебе по электронной почте.

Кейт пришлось взять паузу, чтобы собраться с мыслями.

– В Сингапур? Ты хочешь, чтобы я встретилась с тобой в Сингапуре?

Она не знала, отчего сейчас все внутри так сжалось: от ужаса или от восторга.

– Да, – подтвердил Сэм.

– Хотя я пока сумела добраться лишь до Бейтменс-Бей?

– Ты сможешь это сделать, я знаю. Особенно когда услышишь, где я собираюсь остановиться в Сингапуре. Помнишь тот отель, о котором ты мне говорила? Ты сказала, что он вместе с индийским дворцом делит первое место в списке отелей, которые ты должна увидеть.

– Огромный, с тремя гигантскими башнями и с уникальным бассейном, расположенным на высоте пятьдесят седьмого этажа?

– Он самый.

– Где на пятьдесят пятом этаже есть восхитительный спа-салон?

– Угу.

– А внизу – роскошный торговый центр и еще казино. Говорят, с крыши отеля – самые роскошные виды в Сингапуре.

Кейт уже чуть не визжала от восторга. Парочка за соседним столом взглянула на нее странно, и она заговорила тише.

– Я заказал люкс на самом верхнем этаже. С дворецким, – продолжил рассказ Сэм.

– Дворецкий? Ты шутишь?

– Нет. Для мисс Паркер – лишь самая роскошная обстановка.

– Но… Но ты уже будешь там, и мне придется добираться самостоятельно. Я не знаю…

– Если ты сможешь добраться до Сиднея, то все, что тебе нужно будет сделать, – только приехать в аэропорт. Там тебя будет ждать билет в первый класс.

Кейт понизила голос почти до шепота:

– Но что, если я не доберусь до Сиднея?

– Тогда мы все отменим и дождемся, когда я смогу приехать к тебе.

– Хорошо. Значит, у меня будет путь отхода.

– Да, если тебе нравится воспринимать это так. Но давай договоримся: чтобы облегчить тебе задачу, я пошлю лимузин с шофером.

– Сэм, я так хочу увидеть тебя! Я… я скучаю по тебе. И все, о чем ты рассказал, звучит просто восхитительно – словно мечта!

– Так ты сделаешь это?

– Секундочку.

Кейт сделала несколько сосредоточенных вдохов-выдохов, чтобы успокоиться.

– Да, я это сделаю. Мама сказала, что мне пора расправить крылья. Но я и не знала, что она имела в виду крылья авиалайнера.

– Замечательно! – обрадовался Сэм.

Собравшись с духом, она произнесла:

– Спасибо тебе. Возможно, этот тот самый стимул, который мне необходим, чтобы вырваться из-под купола раз и навсегда. Увидимся в Сингапуре.

Глава 14

Лимузин, слишком просторный для одного человека, оставил позади Долфин-Бей.

«Я могу это сделать». Кейт начала мысленно твердить эти простые слова, словно мантру. Осознав, что сидит, напрягшись, на краю сиденья, она удобно откинулась назад.

Ее завтрак был совсем легким, но все же она почувствовала тошноту. Чтобы успокоиться, Кейт сделала несколько вдохов, как учила ее психолог. Она хочет быть с Сэмом. А для этого нужно оставаться в этой машине и не умолять водителя повернуть обратно.

Она обязательно найдет в себе силы изменить жизнь к лучшему.

«Я могу это сделать», – снова повторила в уме Кейт.

Довольно скоро прибрежные равнины, покрытые кустарником, уступили место холмистым фермерским угодьям, густо заросшим травой. Кейт смотрела в окно и с трудом верила, что не ездила по этим дорогам уже целых пять лет. Но теперь эта добровольная изоляция осталась в прошлом. Купол пробит.


Когда они прибыли в Сиднейский международный аэропорт, шофер разбудил Кейт. Сначала не сообразив, где находится, она озадаченно огляделась, но потом ее охватило ликование. В голове вспыхнуло: «Я сделала это!»

Последний раз Кейт летала на самолете на гастроли с танцевальным шоу. Но тогда они добирались до аэропорта на автобусе и летели на самых дешевых местах в хвосте лайнера.

Совершенно другое дело, когда тебя провожают в зал ожидания для пассажиров первого класса. Кейт старалась не разглядывать слишком уж благоговейно окружавшую ее роскошь. Клиентам, дожидающимся своего рейса, предлагалась еда: от легких закусок до обеда из трех блюд. Здесь был свой спа-салон, где можно было пройти разные косметические процедуры – все входило в обслуживание. Это место напоминало шестизвездочный отель в миниатюре. Но Кейт чувствовала, что не в состоянии наслаждаться пребыванием тут, даже если пытаться смотреть на ситуацию как на изучение того, что раньше не видела.

Казалось, каждый здесь знал, куда идет и что делает. Персонал суетился вокруг, приветствуя частых клиентов по именам, не обращая внимания на Кейт. Ей было неловко и одиноко. У нее не получалось притвориться, что ей привычна такая обстановка. Съежившись, девушка сидела на краю ультрасовременного кожаного дивана. Рядом на маленьком столике стояла тарелка с нетронутыми изысканными закусками.

Кейт была одета в узкие черные брюки, шелковый топ на бретельках и черный трикотажный жакет, отделанный заклепками из желтого металла. Ей казалось, что в сочетании с черными туфлями-балетками ее наряд красив и удобен для путешествия.

Но ни на одной из надетых на нее вещей не красовалось ярлыка от модного кутюрье. А здесь была территория дизайнерской, эксклюзивной одежды.

Таков ли мир, окружающий Сэма? Кейт не думала о нем как об очень богатом человеке, но на это указывали личный шофер и билеты в первый класс.

Так насколько хорошо она на самом деле знала этого мужчину?

Время от времени из громкоговорителя раздавались сообщения о посадках. Каждый раз Кейт вскидывалась, думая, что объявляют ее рейс. Понимая, что снова забыла его номер, она лезла в сумочку за посадочным талоном. Волнение ее постепенно росло.

Ее начала пугать мысль о том, что предстоит войти в самолет и провести в нем семь часов, не имея возможности сбежать. Семь часов возрастающего беспокойства! А вдруг Сэм ее не встретит? Вдруг ей самой придется добираться до отеля в незнакомом городе? А если она заблудится?

От ужаса засосало под ложечкой. Руки затряслись. Кейт попыталась унять дрожь, сцепив их вместе, и снова начала их заламывать. Сердце глухо и часто заколотилось. На лбу выступили капли пота. В голове возникла четкая мысль: «Я не могу этого сделать».

С помощью упражнения Кейт снова попыталась установить контроль над дыханием, чтобы уменьшить охватившую ее панику. Сейчас виновата была не проблема из ее прошлого. Дело было в Сэме.

Он не должен был требовать от нее такого. Это все равно что заставлять ее бегать прежде, чем она сможет хотя бы ходить. Сэм прекрасно знал и понимал ее проблемы. Нельзя было позволять ей лететь в Сингапур одной. Ведь она впервые за пять лет отважилась выбраться из дома! Затолкнув ее в самолет, словно посылку, отправленную первым классом, Сэм решил, что Кейт справится с ситуацией. Это нельзя было назвать ничем иным, кроме как жестокостью.

И тут Кейт внезапно поняла: а ведь она не только не видела Сэма с тех пор, как он вернулся в Сидней, но и почти не разговаривала с ним. Он все время был занят своей компанией, взявшись с новыми силами за управление бизнесом. Как он сказал? По какой причине расстроилась его свадьба? «Я был эгоистичным трудоголиком».

С тех пор ничего не изменилось. Он не стал другим.

Возможно, Сэм в Долфин-Бей и Сэм в Сиднее – два разных человека. Вдали от напряженной работы это был добрый, заботливый мужчина, в которого она влюбилась. Но, вернувшись в город, к своему бизнесу, Ланкастер стал безжалостным, эгоистичным человеком. Кейт всегда подозревала, что под его внешностью скрывается человек, для которого его женщина всегда будет на втором месте после его дел. Его спутнице придется приноравливаться к тому, что он будет с ней рядом лишь тогда, когда ему это удобно.

Такой мужчина Кейт не нужен.

У них был всего лишь классический отпускной роман, с болью в сердце решила она. Сэм отдохнул и, вернувшись домой, забыл про нее. Он не пожалел денег на организацию этой поездки, но оказался очень скуп, когда дело коснулось его времени.

Конечно, Кейт хотела посмотреть тот замечательный отель в Сингапуре. Но больше всего ей хотелось увидеть Сэма. Ну вот, теперь в довершение к дрожи защипало от слез глаза. Нет, она не может сесть в этот самолет!

А вдруг она при всех потеряет самообладание? Высоко в небе, где-то между Сиднеем и Сингапуром. Кейт не пойдет на этот риск. Чего ради? Чтобы ее встретил – если не будет слишком занят делами – тот, кого она, кажется, больше не хотела видеть?

Кейт проглотила рвущиеся наружу рыдания, встала с дивана и взяла свою сумку. Домой она сейчас вернуться не может. Это точно. Вместо этого она сейчас возьмет на стоянке такси и доедет до одного из шикарных новых отелей Сиднея, которые видела лишь в Интернете. Там, никуда не выходя и заказывая еду в номер, она проведет несколько дней, выплачет свое горе и придумает, куда потом отправиться.

Но когда Кейт зашагала к выходу из зала ожидания, дорогу ей загородил высокий темноволосый мужчина в помятом деловом костюме, с темной щетиной и страданием на лице.

– Кейт! Слава богу! О чем я только думал, отправляя тебя в полет одну!

Ее сердце застучало так сильно, что она положила руку на грудь. Сэм. Великолепный, сексуальный Сэм. Отчаянно захотелось броситься в его объятия. Но она понимала, что это не поможет.


Кейт смотрела на него с выражением холодной неприязни в прекрасных зеленых глазах. Но разве Сэм мог ее за это винить? Он так глупо себя повел при подготовке этого путешествия. А ведь оно должно было излечить Кейт и укрепить их отношения.

Можно, конечно, во всем винить стресс, связанный с рассмотрением предложения о продаже бизнеса. А еще – необходимость успокоить сотрудников, многие из которых были встревожены сообщениями в прессе о возможной смене владельца компании. Но причина была не в этом.

К тому времени, когда у него нашлось время поразмыслить, сидя в лайнере, летящем в Сингапур, Сэм понял, что натворил. Он снова вернулся к той одержимости работой, которая однажды уже разрушила его отношения с женщиной. После всех треволнений, что он испытал из-за истории с продажей, а также из-за смены курса компании, как оказалось, Сэм ничуть не изменился. Он хотел, чтобы девушка, борющаяся с агорафобией, сделала то, что кажется ей невозможным. Какой же он глупец! Кейт прошла мимо Сэма, и он понял, что она направляется к выходу.

– Куда ты? У нас через десять минут посадка.

Она развернулась на каблуках.

– У нас? Что ты тут делаешь? Я недоумеваю, мягко выражаясь.

Сэм понял, что она вот-вот расплачется. Из-за него. Его пронзило резкое чувство вины за то, что причинил Кейт боль.

– Я прибыл в Сингапур и понял, каким я был идиотом, когда решил, что ты сама сможешь сесть в самолет. Я купил билет на следующий же рейс и примчался сюда, чтобы мы смогли полететь вместе.

Кейт нахмурилась:

– Что?

– Я только что прилетел из Сингапура. Самолет приземлился у этого терминала. Я планировал успеть встретить тебя у лимузина, но рейс задержался, а в зале прибытия было такое столпотворение. К счастью, я успел вовремя.

«Никогда бы не простил себе, если бы потерял Кейт», – мысленно признался себе Сэм.

Сквозь ледяное выражение ее лица готова была пробиться улыбка.

– Ушам своим не верю.

– Я заказал еще один билет для себя, чтобы мы могли вместе сесть в самолет. Именно так я и должен был поступить с самого начала.

– Но как же твои деловые встречи в Сингапуре?

– Я перенес их на другое время.

– Они были не очень важными?

– Для меня нет ничего важнее, чем ты.

Он не винил ее за отразившийся на лице скептицизм, погасивший зарождающуюся улыбку. Сэм положил руки на плечи Кейт, и на этот раз она не отпрянула.

– Я говорю серьезно. У меня было много времени на размышления, пока я летел сюда из Сингапура. И я понял, что должен изменить свое разрушительное поведение трудоголика. Иначе я тебя потеряю. А эта мысль показалась мне невыносимой.

– Так что ты собираешься делать? – спросила Кейт.

– Передать часть своих обязанностей по управлению нескольким достойным людям, работающим со мной. Да и старый верный помощник моего отца серьезно мной недооценен, потому что я видел в нем скорее угрозу, чем помощь. Но больше всего я хочу находить время для женщины, которую люблю.

Глаза ее изумленно округлились.

– Ты… ты только что сказал, что ты…

– Что я люблю тебя? Да, это так. Я снова повторю: я люблю тебя, Кейт Паркер.

Сэм сгреб ее в объятия и поцеловал в губы.

После того как он мчался из терминала в зал ожидания, думая лишь о том, чтобы Кейт села в самолет вместе с ним, Сэм совсем забыл, что вокруг люди. Но его вернули к реальности прозвучавшие за спиной хлопки в ладоши. Обернувшись, он увидел, как несколько человек, улыбаясь, вежливо аплодируют ему и Кейт.

Сэм взглянул на спутницу, и та, покраснев, рассмеялась, поигрывая ямочками на щеках.

– Пойдем, нам надо успеть на самолет.

* * *

Когда они приземлились в Сингапуре, Кейт подумала, что путешествие первым классом уже само по себе было приключением. Ей очень понравилось, что кресла раскладываются в кровати, пассажирам предоставляются подушки, одеяла, роскошные туалетные принадлежности и даже пижамы. А качество еды, отвечающее стандартам высококлассных ресторанов, сочетается с прекрасным обслуживанием.

Но лучше всего было то, что рядом был Сэм. После своего неистового броска из Сиднея в Сингапур и обратно он дремал большую часть полета. Но каждую минуту, когда он и Кейт не спали, они проводили вместе. Она даже ухитрилась задать свой последний вопрос, номер пять: откуда у Сэма шрам над бровью. Последовал прозаический рассказ о неудачной встрече с металлической оконной рамой, перемещаемой по стройплощадке. Кейт предпочла бы услышать какую-нибудь романтическую историю, но, как прагматично заявил Сэм, ему еще повезло, что он не лишился глаза.

И вот теперь Кейт впервые увидела экзотический Сингапур.

Ее и Сэма встретил другой лимузин, чтобы забрать из аэропорта. Дожидаясь, пока ее чемодан будет погружен в багажник, Кейт вдохнула теплый, влажный воздух с оттенком незнакомого аромата. Она спросила у Сэма, чем это пахнет.

– Я называю это «запах Азии». Изысканная смесь ароматов различных растений, еды, специй. Каждый раз, когда я его ощущаю, он волнует меня. А если чувствуешь его впервые, он опьяняет.

Кейт была абсолютно с этим согласна. «Я в Азии!» – с восторгом подумала она. Стояла ночь, и Сингапур сиял мириадами восхитительных сказочных огней. Когда они въехали на мост и Кейт бросила первый взгляд на отель, у нее перехватило дыхание. Его башни-небоскребы, ярко освещенные, казалось, поднимаются прямо из воды. На самом верху сооружения, соединяя все три башни, был расположен знаменитый бассейн.

– Не могу дождаться, когда поднимусь туда и поплаваю на крыше мира, – воскликнула Кейт, вцепившись в руку Сэма. – Спасибо тебе за то, что привез меня сюда. Это самое удивительное место, какое я только видела!

– Я счастлив разделить его с тобой, – улыбнулся он в ответ ленивой, сексуальной улыбкой. – Это самая современная часть Сингапура. Большинство сооружений тут построено на осушенных землях. Это настоящее инженерное чудо. Завтра я отведу тебя в историческую часть города. Там красивые здания, отражающие колониальное прошлое этих мест, стоят вперемешку с храмами, которые, думаю, ты сочтешь очаровательными.

– Очень хочу все это посмотреть. Знаешь, приходится постоянно щипать себя, чтобы убедиться, что я не сплю и это все на самом деле.

Сэм рассмеялся:

– Все в порядке. Это не сон.

Он посмотрел на Кейт.

– Но главное – что ты со мной.

– Я тоже так думаю, – ответила она, сжав его руку.

«Слава богу, я не покинула тогда Сиднейский аэропорт, как собиралась», – подумала Кейт уже, наверное, в сотый раз.

Внутри отель не разочаровал. Атриум был таким ошеломляюще высоким, что Кейт чуть не свернула шею, разглядывая его. Дизайн интерьера не был похож ни на что ранее виденное ею: высококлассный современный стиль в сочетании с восточными акцентами делал его поистине уникальным.

– Учитывая твой интерес к гостиницам, я организовал для тебя частную экскурсию по этому отелю, – сказал Сэм, когда они поднимались на лифте в свой номер. – Тебе только нужно выбрать удобное время.

– Ты подумал обо всем, – ответила Кейт с довольным вздохом.

– За исключением самого главного, – возразил Сэм, и губы его скривились. – Никогда не прощу себе, что собирался отправить тебя в полет одну.

Кейт остановила его, выставив перед собой ладонь.

– Я тебя уже простила, значит, и ты должен себя простить. Ты осознал свою ошибку и исправил ее самым великолепным образом.

– Главное, что ты на меня не сердишься. Я сам был шокирован тем, как легко снова ушел с головой в работу.

– Значит, я буду контролировать твою одержимость работой. Она не принесет ничего хорошего ни тебе, ни мне, – заявила Кейт полушутя.

– Можешь наказывать меня, когда тебе заблагорассудится, – парировал он, озорно приподняв бровь.

– Непременно, – улыбнулась Кейт, когда лифт остановился на их этаже, открыв свои двери.

Первое, что она заметила, войдя в просторный люкс, – не его элегантный дизайн и не вид на гавань, а красивую ванну, наполненную водой, в которой плавали сладко пахнущие розовые лепестки. Бросив взгляд на кровать, Кейт увидела, что та тоже вся усыпана лепестками роз.

– Как романтично! – воскликнула она, захлопав от восторга в ладоши. – Это тоже организовал ты?

– Не могу приписать это себе. Персонал отеля… ну, кажется, они решили, что мы проводим тут медовый месяц.

– О, тогда я надеюсь… То есть мне хотелось бы думать, что это действительно будет что-то вроде медового месяца.

Кейт обвила руками его шею.

– Сэм, этот отель – замечательный. Сингапур – замечательный. И все, что ты запланировал для нас, – замечательно. Но для меня самое замечательное – это просто быть рядом с тобой.

Она поцеловала Сэма, наслаждаясь вкусом его губ и его сильным телом, прижимающимся к ней.

– Готова поспорить, что ты – самый замечательный из всего замечательного, – прошептала Кейт. – Мне никогда не было так одиноко, как после твоего отъезда из Долфин-Бей. Мне очень хотелось быть рядом с тобой, – призналась она.

– Однажды вечером, после делового ужина, я сел в машину и решил поехать к тебе, чтобы провести вместе час или два.

– Так почему ты этого не сделал?

– Потому что понял, что мне придется возвращаться домой бессонной ночью, и, значит, есть вероятность разбиться на машине.


Кейт замерла, вспомнив о катастрофе, покалечившей Эмили и в конечном счете забравшей жизнь отца.

– Я так рада, что ты передумал. Впрочем, если бы ты приехал, я бы, возможно, уже не отпустила бы тебя.

Сэм поцеловал ее, и она пылко ответила, затем начала покрывать короткими голодными поцелуями его подбородок, а после вновь завладела его ртом. Глубокий поцелуй быстро разжег желание.

Не размыкая их уст, Сэм скинул с плеч Кейт жакет, и тот упал на пол. Кейт нащупала галстук Сэма и попыталась его развязать. Когда он не поддался, она с разочарованным возгласом прервала поцелуй, чтобы взглянуть на узел.

– Я тебе говорила, что в деловом костюме ты выглядишь невероятно сексуально? – спросила Кейт, учащенно дыша.

Она развязала галстук и начала расстегивать на Сэме рубашку, чтобы засунуть под нее руки.

Мускулы на его груди были твердыми как камень, а кожа гладкая и теплая.

– Вообще-то, ты и в джинсах выглядишь сексуально. Наверное, ты так выглядишь во всем. И вообще без всего.

Тело Кейт переполняло желание. На этот раз ничто не могло остановить ее, если только Сэм не остановит ее сам.

– Подожди, – вдруг сказал он.

– Я не хочу ждать, – произнесла она, тяжело дыша. – Ведь мы в номере для новобрачных.

Он отступил на шаг и произнес, тоже дыша с трудом:

– Я серьезно. Мне нужно тебе кое-что сказать.

– Ладно, – согласилась Кейт, думая о кровати позади них и о том, как быстрее заманить на нее Сэма.

– Послушай. Я понимаю, к чему это все ведет.

– Отлично.

– И мне кажется, что ты к этому еще не готова.

Глаза Кейт распахнулись.

– Позволь мне самой судить…

Сэм не дал ей договорить:

– Пожалуйста, это важно. Я уже говорил тебе, что хочу, чтобы ты доверяла мне.

– Да.

– Я хочу, чтобы ты была уверена во мне прежде… прежде чем мы займемся любовью.

Кейт не понимала, что он хочет сказать, но чувствовала, что это действительно очень важно.

– Я хочу сказать, что если мы подождем с этим до свадьбы, то у тебя не будет сомнений в том, как я тебе предан. И это даст тебе чувство безопасности, в котором ты, мне кажется, очень нуждаешься.

Утратив дар речи, она смотрела на Сэма, ощущая, как ее переполняет бурная радость.

– Кейт, я прошу тебя стать моей женой, – хрипло произнес он.

– А я… я отвечаю: «Да», – прошептала она в ответ.

Сэм крепко прижал ее к себе. Они долго стояли обнявшись. В эти мгновения Кейт ощущала лишь его тепло и силу, слышала только стук его сердца и свое неровное дыхание.

– Я люблю тебя, Сэм, – произнесла она. – Я… я не могла сказать это перед всеми там, в аэропорту. Это слишком… слишком личное.

– Я тоже не собирался говорить об этом там, и больше всех удивился, когда так случилось. Просто я почувствовал такое облегчение, увидев, что успел к тебе. Ведь ты могла бы улететь до моего появления, обнаружить, что я не встретил тебя в Сингапуре, и после этого вообще перестать со мной разговаривать.

Кейт тут же решила, что никогда не скажет ему, что уже собиралась покинуть аэропорт, когда Сэм ее нашел.

– Есть кое-что еще.

Сэм полез в карман и вынул небольшую коробочку из черного бархата.

– Я хочу, чтобы все было официально.

Кейт резко втянула в себя воздух. «Не может этого быть! – подумала она. – Этого просто не может быть! Это было бы слишком идеально!»

Слегка дрожащей рукой она открыла коробочку. Внутри лежало изящное кольцо с изумрудом в виде вытянутого прямоугольника с двумя такими же изумрудами поменьше по бокам.

– Сэм, оно прекрасно!

– Я подумал, что цвет камней подойдет к твоим глазам, – отозвался он с чисто мужским самодовольством. – Здесь есть неплохой ювелирный магазинчик в торговом пассаже рядом с отелем.

– Оно мне нравится, – прошептала Кейт, пока Сэм надевал ей кольцо на безымянный палец левой руки. – Оно мне очень нравится.

Она подняла руку перед собой, чтобы вместе с Сэмом полюбоваться кольцом.

– Оно идеально подошло по размеру.

– Повезло. Впрочем, у нас, строителей, хороший глазомер.

– Умница, – похвалила Кейт, целуя его.

– Я хочу жениться на тебе как можно скорее, – заявил Сэм.

– Чтобы мы могли заняться…

– Не только поэтому, – перебил он ее. – А потому что я хочу, чтобы ты стала моей женой.

– А мне очень хочется, чтобы ты стал моим мужем, – прошептала она и повторила, наслаждаясь звучанием этих слов: – Моим мужем.

– Разумеется, из-за бизнеса я не смогу жить в Долфин-Бей. Хотя, если хочешь, мы можем купить там дом. Но постоянно жить мы должны в Сиднее. Если ты не возражаешь.

– Да, мне нравится эта идея. Однако кое-что еще предстоит уладить. Например, с моей работой в отеле.

– Не думаю, что Бен будет удивлен твоим увольнением. К тому же ты все еще имеешь отношение к проекту по строительству нового курорта, как владелец части акций.

– И через мои связи с владельцем строительной компании, – подхватила Кейт.

– Я вот тут подумываю: не создать ли новое направление в своем бизнесе, – заявил Сэм, обняв ее. – Как ты считаешь?

– С которым могла бы работать я?

Он кивнул.

– И разумеется, для проведения необходимого изучения рынка тебе придется посещать шикарные отели по всему миру вместе со своим мужем.

– Это кажется убедительным деловым предложением.

– А начнем мы с того самого отеля в Индии. Там мы сможем провести свой медовый месяц.

– И списать все расходы на компанию, – хихикнула Кейт.

– Мне нравится ход твоих мыслей. Добро пожаловать в «Ланкастер и сын», будущая миссис Ланкастер.

– Возможно, у нас появится сын. И имя компании продолжит жить.

– А может, у нас будет дочь. Или и сын, и дочка. Я хочу, чтобы у нас было не меньше двух детей, если ты не против. Я очень сожалел, что был у своих родителей единственным ребенком.

– Я вовсе не возражаю, – со счастливым вздохом согласилась она.

Кейт обвила руками шею Сэма, любуясь тем, как ее кольцо играет на свету.

– Я чувствую, что могу тебе доверять. И я уверена в твоей преданности.

– Угу, – пробормотал он, целуя нежную впадинку у основания ее горла.

– Я хочу, чтобы и ты был уверен в моей любви и преданности.

– Спасибо тебе.

– Ведь мы же теперь официально помолвлены? Ты – мой жених. Так?

– Так, – ответил Сэм, прокладывая дорожку из поцелуев вверх по ее шее к чувствительному местечку под ухом, даря Кейт почти невыносимое удовольствие.

– Как считаешь, может, нам начать готовиться к медовому месяцу уже сейчас?

Она многозначительно кивнула в сторону широченного ложа, усеянного лепестками роз.

– Отличная идея, – отозвался Сэм, подхватил Кейт на руки и понес на кровать.


Купить книгу "Запредельная нежность" Шеперд Кенди

home | my bookshelf | | Запредельная нежность |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу