Book: Приключения чёрной таксы



Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

«Людям трудно даётся счастье. Они замыкаются в себе, попадают впросак. Они сами не знают, что им нужно, и грустят, грустят…

У собак таких сложностей нет. Они знают, что счастье — это когда что-то делаешь для других».

Джон Ричард Стивенс, психолог

«Такса — порода собак определённого размера. Примерно в полсобаки в высоту и в полторы собаки в длину».

Леонард Левинсон, писатель

ЧАСТЬ 1

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 1

Всё идет по плану

Эта странная… Нет, удивительная… Да нет же, прямо-таки необыкновенная история началась в позапрошлом году, в самом обыкновенном городе N. Точнее, Н. — ведь город-то был русским! А продолжилась она в Англии… Нет, в Чехии… Да нет же, в Дании… Впрочем, обо всём по порядку.

Лада Чернышёва, двенадцати лет от роду, родителей своих не помнила. Её папа и мама работали космонавтами. Однажды, когда Лада была ещё совсем крохой, супруги Чернышёвы улетели в длительную командировку. На Марс. Впервые за всю историю космических путешествий обитатели красной планеты вошли с землянами в контакт. Папа оказался в группе космонавтов-разведчиков, а маму взяли на борт поваром.

Первые двенадцать месяцев полёта проходили нормально. Лада, которую поручили воспитывать тёте Вере, регулярно получала письма из космоса. Их доставлял специальный спутник-почтальон. Тётя Вера читала послания вслух и громко, чтобы слышали соседи, возмущалась тем, что в расцвете бальзаковского возраста растрачивает себя на какую-то сопливую племянницу.

Но однажды пришло страшное письмо. И совсем не от родителей, а от руководителя полёта на Марс, Звёздочкина К. Э. В нём сообщалось, что три дня назад космический корабль внезапно пропал из поля видимости радаров. В постскриптуме К. Э. выражал сочувствие, но надежду всё-таки просил не терять…

Так Лада стала сиротой. Тётя Вера старалась не травмировать девочку рассказами о безвременно погибших маме и папе.

Как дочери пропавших без вести родителей космический профсоюз назначил девочке содержание, а тётя Вера стала её опекуном. Насчёт опеки тётя особенно не возражала. Она имела собственные соображения, как распорядиться средствами. Тётя Вера (по всем раскладам дама пик) инвестировала во внешность, считая её своим главным козырем. Вскоре она стала обладательницей металлокерамической челюсти, лишилась всех морщин и четырёх рёбер.

Кроме тёти Веры, у Лады была лучшая подруга — троечница Юлька Собакевич. С младых ногтей Юлька занималась художественной гимнастикой и даже подавала олимпийские надежды. Поэтому на её школьные «художества», за которые Юлька стабильно получала тройки, родители снисходительно закрывали глаза. Учились подруги в одном классе средней школы № 5. Школу можно было бы назвать вполне обыкновенной, но…


Однажды в третьей четверти была контрольная по химии. Собакевич с Чернышёвой задумали её прогулять. Химичку Раису Валерьевну — в народе Крысу Вареньевну — боялась вся школа, включая директора и учителя физкультуры Ваграма Айрапетовича. Затея с прогулом была рискованной и чреватой последствиями. По утрам перед уроками Чернышёва гуляла с Франей — красавцем псом, из тех, кого зовут двор-терьерами. Доподлинно не известно, кем были его предки, однако Лада подозревала, что сообразительный, интеллигентный и в меру застенчивый пёс происходил из древнего шотландского рода колли. Но тётя Вера во Франино благородство крови не верила. Последний искренне отвечал ей взаимностью, не веря в благородство тётиной души.

— Привет! — потрепав Франю за ухом, подмигнула Собакевич. — К осуществлению секретной операции готовы?

— Всегда готовы! — отсалютовала Лада по-пионерски. — Айда на собачью полянку, а то тётя Вера в окне скоро дырку просверлит.

— Да-а, не повезло тебе с близкой родственницей… Ну ничего, скоро в туманном Альбионе отдохнёшь-развеешься!

Ещё зимой Чернышёва выиграла олимпиаду по английскому языку. Лада оказалась лучшей в школе, и наградой стала годичная стажировка в Великобритании.

Подруги отправились на собачью полянку — туда, где собирались собачники и их питомцы со всей округи. Франя немедленно занялся обнюхиванием кустов.

— Странно, — Лада пожала плечами, — никого. Обычно в это время здесь все наши…

— Что будем делать? — Юлька приуныла.

Чтобы прогулять контрольную без необратимых последствий, требовалась записка от родителей. Желательно, на фамильном бланке и с подписью, заверенной у нотариуса. Коварный план прогула был следующим: девочки оставят Франю на полянке под присмотром знакомых, а сами сообщат тёте Вере, что пёс сбежал. Наивная тётя придёт в восторг оттого, что без шума и пыли избавилась от постылой дворняги. Она давненько подумывала сменить его на йорка под мышкой. На радостях тётя Вера подпишет объяснительную, которую девочки торжественно вручат Крысе Вареньевне. Химичка кисленько улыбнётся и подумает: «Ну погодите у меня, маленькие негодяйки!». А сама скажет: «Ступайте, девочки, ищите свою собачку. Передайте Вере Петровне моё почтение». Потом Франя благополучно найдётся, а тётя Вера впадёт в своё обыкновенное состояние — немую ярость. Но это будет позже, значительно позже контрольной…

Однако плану не суждено было сбыться. Более того, он привёл к жутким, прямо-таки катастрофическим последствиям.

— Слушай, а может, привяжем его вон к тому дереву? — предложила Юлька. — Ненадолго…

Лада виновато заглянула собаке в глаза:

— Франь, посидишь тут один?

Франя вильнул хвостом.

— Будь умницей, мы скоро!

Девочки оставили собаку у раскидистой берёзы-двойняшки.

— Только на старушек из второго подъезда не лай! Они нервные.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 2

Побег

— Наконец-то я один! — облегчённо вздохнул Франя. — Какое удачное стечение обстоятельств! Собор 13 апреля, а сегодня у нас какое? Тр-рина-дцатое! Наших — никого, наверняка все уже там. Что же делать? — Пёс куснул поводок. — Можно, конечно, залаять, заскулить и завертеть хвостом, но тогда я ужасно рискую. Какой-нибудь догадливый умник наверняка подойдёт и начнёт причитать или, не дай собачий бог, гладить против шерсти. Нет, людям надо чётко объяснять, что тебе от них нужно. Иначе прождёшь до зелёных веников.

Пёс с остервенением вцепился зубами в поводок.

— Бедная псина, вот изверги! — проворчала идущая мимо старушка. — А вот я тебя сейчас, милок, отвяжу. Пускай знают, как собачек третировать!

Она решительно подошла к Франту, но усилия молодого и в меру упитанного пса увенчались успехом без посторонней помощи. Поводок затрещал и порвался.

— Ур-ра! — прорычал пёс и чуть не сбил с ног старушку.

— Держите собаку, бешеная! — заголосила та.

— Где у нас север? — не обращая внимания на вопли переполошившейся старушенции, Франт принюхался. — Бабах говорил, если стоять носом к церковке, капище на северо-востоке. Значит, через сквер на трамвай № 8, четыре остановки до птичьего рынка, пересечь пустырь и…

Подняв озябшую лапу, пёс замер, читая по дуновениям ветра, как по нотам. Когда есть хоть слабый ветерок, всегда знаешь, что и где. Уловив знакомый запах, Франт оглянулся. Близорукий, он еле разглядел вдалеке две чёрно-белые фигурки:

— Это Лада! Надо сматываться! Нехорошо заставлять ждать мадам Кортни…

Вприпрыжку Франт бросился бежать, не обращая внимания даже на расписанные собратьями деревья. Деревья, которые каждый уважающий себя пёс просто обязан обнюхать!


От услышанной новости с тётей Верой случился щенячий восторг. Не задумываясь, она размашисто расписалась на объяснительной.

— Девочки, — торжественно сказала тётя, — вы не расстраивайтесь! Франя хорошим был, но больно вонял и жрал слишком много. Приходите вечером, я испеку праздничный… вернее траурный, пирог.

— С цианидом… — хмыкнула Юлька.


Ещё издалека подруги заметили: на собачьей полянке происходила какая-то подозрительная возня. У раздвоенной берёзы размахивала руками и голосила старушка из второго подъезда. Прохожие недоуменно шарахались от неё, как от сумасшедшей. Чернышёва не относилась к людям, обладающим интуитивным даром, но тут же почувствовала, что в воздухе запахло неприятностями.

— Объявились наконец! — Старушка с пристрастием оглядела запыхавшихся девочек. — Псина-то ваша сбежала. Сбесилась и сбежала! А таких, как вы, в тюрьму сажать надо! Привязывают тут собак, а они потом бесятся!

— Как? — упавшим голосом спросила Лада. — Куда? Бабушка, куда он побежал?

— А я не нанималась за чужими псами глядеть! — Старушка лихо сплюнула в сугроб и окрылённая потопала прочь.

— Я видел, куда побежала ваша собака, — пискнул кто-то тоненьким голоском. — В сквер, минут пять назад.

У берёзы, откуда ни возьмись, появился мальчик в шапке с заячьими ушами.

— Кто его отвязал?

— Он сам отвязался. Мне показалось, он куда-то ужасно спешил. По делам, — зайчик таинственно округлил глаза.

— Чушь! — воскликнула Юлька. — У собак не бывает неотложных дел.

Начисто забыв о Крысе Вареньевне, Лада понеслась через дорогу.

Чуть не попав под горбатый «Запорожец», бросивший вслед «Как собаки с цепи сорвались! Бешеные!», девочки обогнули церковь и очутились в сквере.

Всё здесь шло своим чередом — тихо и размеренно. Мамаши прогуливались с укутанными малышами, пенсионеры чинно восседали на лавочках. А голуби клевали семечки и походили на клерков, штампующих печати на пачке фактур. Ничего, абсолютно ничего не выдавало здесь недавнее присутствие сбесившейся собаки.

— Где же он? — простонала Лада. — Не надо было оставлять Франю одного!

— Вы случайно не толстую трёхцветную колли потеряли? — деловито осведомился прохожий в синем полупальто.

Получив утвердительный ответ, мужчина удовлетворённо кивнул и бодро зашагал прочь.

— Странно… — пожала плечами Лада.

— Ваш пёс только что здесь пробегал, перепугал всех до смерти! — сообщила мамаша с коляской цвета фуксии. — Он к трамвайной остановке направился. Я ещё подумала: может, хозяина потерял?

Вдалеке краснел округлыми боками трамвай, звоном оповещая граждан о своём приближении. В толпе сверкнул пушистый хвост. Рыже-чёрно-белый Франт лёгкой трусцой бежал по улице, лавируя между пуховиками и пальто. Он походил на собаку-робота, которую тянуло куда-то магнитом.

Впрочем, девочки были слишком далеко, чтобы успеть за беглецом. К остановке подошёл старый, явно просившийся на свалку, трамвай. Его двери открылись, извергнув безликую людскую массу и поглотив новую порцию таких же безымянных пассажиров. Вильнув хвостом, Франт элегантно просочился сквозь неуклюжую толпу. Дверцы с лязгом захлопнулись, прозвучал прощальный звонок. Пёс был таков.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 3

Погоня

Оказавшись в вагоне, пёс чётко следовал Инструкции. Обнюхав исподтишка висящих друг на друге людей, он остановил выбор на худом, пахнущем колбасой и валенками пенсионере. Съёжившись, тот сидел на месте для инвалидов. Над ним высилась необъятная женщина с сумками-авоськами. Из авосек торчали мёртвые рыбьи головы. Стараясь никого не задеть, Франт подобрался ближе к колбасному субъекту, устроился у его ног и сделал вид, что является законной собственностью пенсионера.

— Граждане, вы только гляньте! — завопила вдруг Авоська голосом, похожим на скрип нити для чистки зубов. — Тут людям ступить некуда, а он с собакой в трамвай залез!

Пассажирские уши, как локаторы, моментально настроились на этот скрип.

— Вокруг женщины, а он сидит! — подхватила Нафталиновая Шуба, стоявшая рядом.

На начинавшуюся перепалку дед внимания не обращал.

— Он нас игнорирует! — возмутилась Авоська.

— А собака-то толстая, наверняка он её мясом кормит.

— Не говорите, женщина. Я бы собак на колбасу прокручивала и кошкам скармливала. У меня котик, перс. Рыбки ему везу свеженькой, — похвасталась Авоська.

— Кошки — другое дело, кошки — не собаки, — поддакнула Шуба.

Обнажив белоснежные клыки, Франт зарычал.

— Что же это делается? — Шуба попятилась, подминая под себя пассажиров. — Он меня тяпнул! Где вагоновожатый? Немедленно остановите трамвай!

— Гражданин, ваша псина человека покусала! — заверещала Авоська. — Как независимый и прогрессивный человек я требую, чтобы пса ссадили!

Невозмутимый пенсионер восседал, как ни в чём не бывало. Казалось, сойди сейчас трамвай с рельсов — он и бровью не поведёт. На окружающих это производило двусмысленное и подозрительное впечатление.

— А ведь он полоумный! — Авоська прищурилась.

С блаженной улыбкой старичок отвернулся к окну.

Растолкав пассажиров локтями, к Франту подошла кондукторша:

— Что здесь происходит?

— Этот негодяй укусил меня! — с энтузиазмом сообщила Шуба.

— Тэ-экс, — угрожающе протянула кондукторша, — в наличии у нас: собака беспородная одна штука, — огрызком карандаша она внесла в блокнотик какую-то непонятную цифирь. — А почему без намордника? Гражданин, с собаками проезд запрещён. Немедленно освободите вагон!

Дедушка молчал.

— Этот тип не пошевелится, даже если у него собственную шкуру сопрут! — как на морозе, тряслась Шуба.

Кондукторша дёрнула дедушку за рукав. Дед вздрогнул и обернулся.

— Простите, вы меня?.. — испуганно, но довольно громко спросил он.

— Я тут, между прочим, битый час стою, — вся кондукторшина дебёлая масса колыхалась.

— Не могли бы вы говорить погромче? Я глуховат, — дедушка блуждающим взглядом осматривал вагон.

— И слепой к тому же? — съязвила Авоська.

— Вы правы. На войне в 44-м зрение потерял, — он взял белую тросточку и продемонстрировал её пассажирам.

— Что же вы, гражданочки, напраслину на трудовую собаку наводите? — кисловато заметила кондукторша. — Это же поводырь ветерана войны!

Будучи застенчивым, Франт отвернулся и сделал вид, что это заявление его не касается. Незаслуженных похвал он не любил.

— Отличная собачка! — тотчас подхватила Авоська. — Глаза, прям как у человека, — на лице у неё заиграла улыбочка из разряда «уксус с сахаром». — Как вам не стыдно, женщина! Я видела: он к вам даже не притронулся, только зубки показал.

Пассажиры возмущённо загалдели.

— Я… я же не думала… — Шуба покраснела, будто её сварили в томате, и прикусила язык.

— Думать надо, прежде чем говорить! Правда, дедушка? — ласково спросила кондукторша.

— Ась? Говорите громче, я глуховат.

Это были последние слова, которые услышал Франт. Трамвай затормозил, и народ хлынул к выходу. Пёс протиснулся между сапогами и сумками и вырвался на свободу: «В следующий раз поймаю такси».


— Такси, такси! — Лада махнула рукой.

Девочки прыгнули в жёлтую «Волгу» с шашечками.

— За трамваем, только быстрей!

Таксист недоуменно обернулся:

— Шпионских фильмов насмотрелись, девчата?

— Там наша тётя на свидание едет. Муж у неё — боцман, на девять месяцев в плавание ушёл. Хотим застукать её на месте преступления, — объяснила Собакевич.

— Тогда другое дело! — оживился таксист, поддавая газу. — А тётя-то симпатичная?

— Не твоего ума дело! — отрезала Юлька.

— А чьего же?

— Это, брат, Игоря Филимоновича дело, а не твоё.

— Какого Игоря Филимоновича?

Юлька важно смерила его взглядом.

— Госпожу Ягуарову знаете?

— Какую госпожу Ягуарову? С чего вы взяли? — тоже переходя на «вы», опешил таксист.

— А гражданина Кота?

— Что за Кота? Не знаю… — шофёр дико смотрел на Юльку.

— На дорогу гляди, — отрезала Собакевич и умолкла, словно и говорить-то не желала с таким обормотом, который гражданина Кота не знает.

— Он выпрыгнул! — вскрикнула Лада.

Подруги выскочили из машины. Казалось, Франя и вправду очень торопился.

— Удачи! — бросил им вслед таксист, а после добавил загадочно: «Не Ягуарова она, а Егорова…»


Народу на птичьем рынке было видимо-невидимо: здесь продавали и покупали зверей и птиц со всех концов света. Желающий мог найти тут редких щенков, говорящих попугаев, охотничьих соколов, змей, тритонов и даже дрессированных мангустов. В другой раз при виде такого изобилия девочки пришли бы в полный восторг, но сейчас они ужасно спешили.

Со скоростью русской гончей Франт бежал к пустырю, ловко огибая прилавки. Он то появлялся, то исчезал из виду, но девочки не отставали. Пёс не обращал на преследователей ни малейшего внимания. Он даже не подозревал, что они сидят у него на хвосте. Франт пересёк заброшенный пустырь и, перепрыгнув мутный ручей, исчез в густых заснеженных зарослях.

Приключения чёрной таксы



Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 4

Тайна собачьей пещеры

— Где это мы? — прошептала Чернышёва.

— Без понятия, — Собакевич поёжилась. Темнота нахлынула внезапно, как бывает в солнечное затмение. Над головой развернулось чёрное, как чугун, небо, и засветила луна. И это посреди бела дня! Вокруг не было ни малейшего признака жизни — пейзаж, увиденный во сне. В шершавом, как наждак, воздухе ощущался странный, но очень знакомый запах. Тревожным голосом кричала какая-то птица: «Сплю-сплю, сплю-сплю». Кто-то неведомый прошуршал мимо и притих.

— Мамочки! — внезапно Лада очутилась по колено в воде. — Здесь ручей, осторожней!

Поздно — Юлька с размаху бухнулась в ледяную воду. С трудом вскарабкавшись на противоположный берег, Лада протянула подруге руку.

— Что за странное место? — стуча зубами, пробормотала Собакевич.

— Смотри! — по ту сторону колючих, похожих на чудовищ кустов в темноте дрожал огонёк.

Юлька потянула Ладу за рукав:

— Пойдём отсюда, а?

— Нет уж! Я должна знать, чем занимается моя собака в моё отсутствие! — Чернышёва решительно двинулась вперёд.

— А я, пожалуй, пойду, — трусовато хихикнула Юлька. — Только не обижайся, ладно?

Лада даже не обернулась: «А ещё подруга называется!».


Осторожно, стараясь не шуметь, девочка пробиралась к огню. Чем ближе, тем яснее становились контуры чего-то громадного. Постепенно из темноты выступила…

«Скала! — поразилась девочка. — Откуда тут у нас взялись скалы?»

Зловонную пасть разевала исполинская пещера. Со сводов, словно клыки хищника, скалились сталактиты. Пол, казалось, был сделан из чистого золота — так ярко сверкал он в отблесках огня. Но вовсе не это поразило Ладу.

Вокруг костра, отбрасывая длинные, подрагивающие тени, сидели собаки!

Десятки, сотни, тысячи!

Здесь будто собрались все существующие в мире породы: далматинцы, эрдели, пудели, болонки, доги… Отдельно сидели щенки: в новеньких ошейниках, с начищенными зубами и ребячьим восторгом в глазах. Картина была фантастической — даже собачьи тени лежали на полу неправдоподобно гигантскими пятнами.

«Ах вот что это за запах!»

В пещере пахло, как в огромной конуре, только в тысячи раз сильнее.

Девочка спряталась за каменный выступ и с замиранием сердца стала наблюдать за немыслимым сборищем. Собаки походили на представителей светского общества в ожидании премьерного показа какой-нибудь оперы. Каждый зритель сидел на специально отведённом для него месте. Шерсть блестела, хвосты были причёсаны и направлены строго вверх, уши стояли торчком. Никто из присутствующих не позволял себе даже почесаться, не говоря уж о том, чтобы чихать или выкусывать блох.

Грянули фанфары. Публика распрямила спины и вытянула шеи.

— Дамы и господа! Леди и джентльмены! Синьоры и синьорины! — прорычал кто-то.

«Не может быть! Это просто не-воз-мож-но!»

На середину пещеры степенно вышел пожилой мастиф. Сомнений не было — говорил именно он!

Лада протёрла глаза и ущипнула себя за коленку: это не сон! Настоящий говорящий пёс! Она что, сходит с ума? А может, это просто место такое заколдованное, где днём светит луна, а люди и собаки понимают друг друга?..

— Добро пожаловать на Тринадцатый Юбилейный Всемирный Собачий Собор! — поставленным голосом продолжал мастиф.

Публика сдержанно «зааплодировала» хвостами по полу.

— Пр-рошу приветствовать! Доктор экологических наук, профессор, действительный член Академии собачьих наук, лауреат премии «Голубая Кость» в области охотоведения, Президент Всемирной Пёсфедерации — неср-равнен-ная мадам Кортни!

Публика разразилась овацией и почтительно расступилась. Прямо из волшебного огненного марева материализовался дымящийся трон.

В недоумении Лада смотрела на его пустое сиденье. Как только дым рассеялся, она заметила крошечную собачку на бархатной подушке. Лохматая макушка с бриллиантовой диадемой едва доставала до подлокотников. По бокам стояли устрашающего вида стражники-доберманы, похоже состоявшие при мадам единственно для престижа. Глаза присутствующих светились обожанием. Лада пригляделась к крохе и с изумлением заметила строгий, проницательный взгляд, волевую нижнюю челюсть и прям-таки королевскую осанку. С усатой мордочки уже исчез блеск первой молодости. Определённо в этой малышке скрывалось что-то вселявшее уважение и порождавшее в окружающих оторопь.

— Good evening![1] — неожиданно глубоким грудным голосом молвила мадам Кортни.

Вновь шквал аплодисментов. Собачка прищурилась и, подняв правую лапку, призвала публику к спокойствию.

— Я очшень рада видеть вас на Юбилейный Трьинадцатый Собор, — продолжила она с английским акцентом. — Всем известно, этьот год особенный для собачьего сообщестфа. Тот факт, что Тринадцатый Собор пофторно проводится в Россия, лишь подчёркивает его значимость! — мадам Кортни сделала многозначительную паузу, окинув взглядом зал. — Учитывая исключительность момента и посовещавшись с членами Президиума, мы приняли решение отступить от обычной процедуры проведения Собора, — собачка нацепила на розовый нос крохотное пенсне и уставилась в бумажку, услужливо поданную мастифом. — Согласно изменённому регламенту, сначала — торжественное вручение ежегодной награды «Белый Бим». Затем перед нами выступит почётный член общества «Королевская подвязка», достопочтенный господин Брыль с докладом на тему «Оказание экстренной помощи хозяину в условиях квартиры городской обыкновенной». Ну а потом, — мадам Кортни вновь выдержала паузу, — представление английского королевского собачьего театра и… Праздничный пиррь!

Собачьему ликованию не было предела; публика восторженно залаяла на все лады.

— Попрошу тишины! — потребовал мастиф. — Слово предоставляется начальнику департамента по присуждению награды «Белый Бим», господину Аглику!

По правую лапу от мадам Кортни появилась небольшая трибуна. Под аплодисменты к ней прошествовала упитанная, коренастая такса.

«Это же Аглик! — поразилась Лада. — Такса дяди Жени из соседнего подъезда! Чудеса в решете! Посмотрите, какой важный, прям как депутат!»

— Добрый вечер, дамы и господа! — улыбаясь, сказал Аглик. — В нынешнем году решением высочайшего ареопага награды «Белый Бим» будут присуждены в следующих номинациях…

Свет в пещере погас, а над трибуной вспыхнул монитор.

— В номинации «Спасатель года» представлен доберман-пинчер Ларс!

На экране появился доберман, державший на поводке упитанного мужчину.

— За спасение хозяина, гражданина Петренко, не пожелавшего расстаться с плазменным телевизором и антикварным самоваром, которые он попытался вынести из горящей квартиры, но застрял в дверном проёме. Гражданин Петренко наверняка погиб бы в огне, если бы не самоотверженность Ларса! — подытожил господин Аглик.

Довольная морда добермана в галстуке-бабочке улыбалась с экрана.

— Следующий номинант — кавказская овчарка Бублик!

По заснеженному полю в замедленном темпе бежал монументального вида Бублик. Кадры сопровождались щемящей душу музыкой Микаэла Таривердиева.

— За спасение отряда альпинистов, попавших в снежную лавину. Учитесь, так работают профессионалы! — заливался господин Аглик. — Бублик на высоком уровне провёл сложнейшую операцию спасения, сохранив жизни пяти человек.

Бублик потупился, заметив на мониторе собственную счастливую морду.

— И последний претендент в номинации «Спасатель года» — метис колли Франт фон Маркбис!

Лада вздрогнула.

Она давно не называла Франю этим именем, данным псу экстравагантной хозяйкой его матери, колли по кличке Маркиза де Помпадур.

— За спасение двухдневного малыша, подкинутого в лютый январский мороз на порог дома № 14 по улице Ленина. Почуяв умирающего малютку, настойчивым лаем Франт разбудил хозяйку и, с блеском применив правило № 6 «Предписания о поведении с людьми для собак охранных пород», заставил ее спуститься на улицу и обнаружить ребёнка.

Лада смотрела на экран, где под музыку из кинофильма «В поисках капитана Гранта» появилось огромное изображение её собственной персоны, играющей с Франей на собачьей полянке.

Историю с Ванечкой она помнила до сих пор. Той ночью Франт запросился на улицу. Выйдя из дома, Чернышёва увидела небольшой свёрток, тихо плакавший в снегу у подъезда. Дома, развернув грязные пелёнки, Лада с тётей Верой обнаружили новорождённого мальчика. Ванечку — так она назвала подкидыша — пришлось отдать в дом малютки. Каждый день Лада навещала малыша, но однажды пришли какие-то люди и усыновили его. Это было прошлой зимой.

— Итак, кто станет победителем? Кто же тот герой, который получит почётное звание «Спасатель года»? Узнаем это через пять минут, а сейчас реклама!

«Какой ужас! Неужели реклама добралась и до собак?»

С экрана прыснул задорный собачий голос: «Ты любишь гулять мокрыми осенними вечерами? Любишь носиться под дождём и прыгать по лужам? Но терпеть не можешь, когда тебя волокут в ванную, моют лапы и мылят шампунем с дёгтем? Выход есть! Непромокаемый дождевик с удобным отверстием для хвоста — вот решение всех проблем! Торопись! Если ты закажешь дождевик уже сегодня, то получишь капюшон с вырезами для ушей совершенно бесплатно!».

«Надо обязательно купить такой для Франи», — подумала Лада.

Тем временем под барабанную дробь господин Аглик торжественно объявлял:

— «Спасателем года» становится… Становится… Метис колли Франт фон Маркбис!

— Браво ареопагу! — одобрительно зашумели в зале.

На экране появилась сконфуженная морда: решение жюри застало Франта врасплох.

— Просим, просим, не смущайтесь! — подбодрил его господин Аглик.

Наступая на лапы присутствующим, Франт неуклюже вышел к трибуне. Мадам Кортни собственнолапно повесила на шею победителя медаль в форме косточки и лизнула героя в нос.

— Слово предоставляется победителю, господину Франту фон Маркбису!

В пещере стало тихо. С замиранием сердца присутствующие ждали пламенной речи героя. И только Лада была не в силах больше ждать:

— Наконец-то я нашла тебя, родной! — раздался человеческий крик.

Чернышёва кинулась на шею любимцу.

— Девочка! Живая девочка!! Спасайся, кто может! — пронзительно заорал Аглик.

В панике, толкая и покусывая друг друга, словно спасаясь от гигантского корейца-собакоеда, псы бросились к выходу.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 5

Колдуй, баба, колдуй, дед

— Стоя-ять! — грянул повелительный рёв.

Беглецы замерли и притихли. Самые храбрые подняли морды и оглянулись.

Мадам Кортни было не узнать. Шерсть встала дыбом, прищуренные глаза сверкали неистово! Доселе интеллигентную морду искажал безобразный оскал. Меньше всего эта Фурия напоминала сейчас доктора экологических наук.

— По местам, трусливые щенки! Испугались какого-то человечишки! — Кортни была в бешенстве.

Зажав между лап хвосты, собаки понуро потрусили назад.

— Так, так… — прошипела мадам Кортни, хищно уставившись на девочку. — И давно ты за нами шпионишь?

— Я не шпионю! — произнёс за Ладу незнакомый дрожащий голос. — Я искала Франю и оказалась здесь совершенно случайно, — её сердце колотилось, как у перепуганного зайца.

Мадам Кортни пристально всматривалась в «человечишку». Хвост размеренно стегал слева направо. Чернышёва несколько смутилась:

— И вообще мне кажется довольно странным то, что я сейчас разговариваю с собакой.

— Как ты смеешь, наглая девчонка, говорить с мадам Кортни в таком тоне? — окрысился господин Аглик, предусмотрительно наблюдавший за происходящим из-за трибуны.

— Погоди, Аглей, — перебила его Кортни. — Как тебя зовут, девочка? — она сменила вдруг гнев на милость. Теперь мадам была сама благожелательность.

— Лада, — Чернышёва рискнула поднять глаза и стала с любопытством разглядывать собаку, точно муха, изучающая мухобойку. Казалось, крошка видит девочку насквозь и понимает всё, что та чувствует.

— И давно ты здесь?

— Около часа, я только… — Лада снова стушевалась, как уличённый преступник.

— Значит, ты всё видела и слышала? Нехорошо, очень нехорошо… — мадам Кортни помрачнела. — Придётся тебя ликвидировать.

— Как это «ликвидировать»?

Аглик кисленько улыбнулся:

— Мадам Кортни, разрешите позаботиться об этом мне.

— Точно ещё не знаю как, — проигнорировала его рвение Кортни. — По правде говоря, это лишь второй случай в моей практике, когда на Соборе присутствует человек. В прошлый раз это был сумасшедший Прокопофф, который прокручивал собак на колбасу. Но, как у русских говорится, не рой другому яму, сам в неё попадёшь.

«Была однажды такая история, — вспомнила Лада. — В прошлом году печально известный в городе магнат Прокопов, владелец завода, выпускающего сосиски под маркой „Прокопофф“, неожиданно исчез. Поднялся шум, милиция с ног сбилась, разыскивая пропавшего без вести магната. Но поиски не увенчались успехом. А где-то через месяц в местной газете вышла заметка, в которой сообщалось, что некто Соплюк О. В. попал в больницу с острым желудочно-кишечным отравлением. Каково же было удивление врачей, когда из желудка травмированного извлекли брильянтовый перстень с изящным вензелем „Прокопофф“. Пострадавший утверждал, что на завтрак в тот злополучный день он ел сосиски с горошком, но ничего подозрительного не заметил. Поднявшийся скандал быстро замяли, дело о розыске магната положили на полку, а завод прикрыли».

— Ты, я вижу, девчонка смелая, — собачка беспардонно разглядывала Чернышёву. — Ну перестань дуться и не сверкай на меня глазами! Впрочем, ты и не сверкаешь. Что же с тобою делать?

— Отпустите меня, я никому ничего не скажу!

Собаки смотрели на девочку с молчаливым неодобрением, а некоторые даже с презрением. Лада чувствовала себя одинокой зимней мухой с оторванными крыльями. Этого они и добивались.

— Придумала! — возликовала мадам Кортни, улыбнувшись безупречными зубами. — Я тебя в собаку превращу!

— Не надо! — из толпы выскочил «Спасатель года». — Я один во всём виноват! Не делайте этого с девочкой! Накажите меня! — от его застенчивости не осталось и следа.

— Вот оно что? Значит, это ты привёл за собой девчонку! Ты, кажется, не знаком с правилом № 44 «Собачьего кодекса чести»? Знаешь ли, дорогой мой Франт фон Маркбис, какое наказание следует применить к тебе за эту глупость?

— Меня следует превратить в… КОШКУ! — Франина морда исказилась от ужаса.

Лада бросилась на мохнатую шею друга, словно пытаясь защитить его.

— Стража, взять! — ястребиное выражение появилось на морде мадам.

Медленно, обнажив клыки, к Ладе приближались четыре ротвейлера.

— Беги! — крикнул Франя, кидаясь стражникам наперерез.

Не помня себя от страха, Чернышёва бросилась вон из пещеры.

— Кольдюй, баба, кольдюй, дед, кольдюй, серенький медвед! — дребезжащим голосом завопила мадам Кортни.


Продираясь сквозь заиндевелую прошлогоднюю траву, Чернышёва бежала туда, где в темноте слышался плеск ручья. Ночь была тихой и светлой. В небе стояла луна.

Ладе казалось, никто и не пытался её преследовать. Остановившись у воды и отдышавшись, Чернышёва бросила взгляд на тёмную гладь между льдинками и оторопела.

Отражаясь в неярком свете луны, на девочку испуганно смотрела маленькая собачья морда. Длинный нос, впалые щёки, широченная грудь… Только глаза казались живыми — чёрные и огромные, — они расширились резко, как от боли.

Ладу скрутило — судорога прошла от затылка до самых пяток. Чернышёва тряхнула головой: видение не исчезло. В горле застрял крик, сил не было даже на то, чтобы пошевелиться. Вокруг всё поплыло, а на душе вдруг сделалось легко и радостно.

«И всё-таки я определённо сошла с ума…»

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 6

В собачьей шкуре

— Очнись! — ледяные брызги мгновенно привели Ладу в чувство. — А я уж, грешным делом, думала, что ты померла, — отфыркиваясь, ворчливо сказала Юлька.

«Это был сон», — подумала Лада и открыла глаза, но тут же зажмурилась снова.

— Ты чего? Это ж я, Юля! — покачиваясь на худеньких лапах-ходулях, над Чернышёвой возвышалась долговязая левретка. — Ясно. Ты себя ещё не видела, — гробовым тоном сказала собака.

— Неужели это ты?! — Лада вглядывалась в неузнаваемое лицо. Точнее, морду. — Значит, это… это всё правда?

— К сожалению…

Собаки помолчали, испытывая взаимную неловкость.

— Подожди, а как ты здесь оказалась? Да ещё в таком виде? Ты ведь домой пошла!

— Хорошего же ты мнения о лучшей подруге! — обиделась Собакевич. — Вставай, приведём тебя в порядок.

Как умела, Юлька помогла Ладе подняться.

— Полюбуйся, какую красавицу из тебя сделали!

С замиранием сердца Лада снова посмотрелась в ручей. Теперь она смогла разглядеть себя с головы до ног. Хотя лучше сказать, до кончика хвоста. Кривые короткие культяпки с несоразмерно огромными, хищно загнутыми когтями нельзя было назвать ногами при всём желании. На длинном чёрном тельце, напоминавшем копчёную сосиску, напрочь отсутствовала шея. Голова, увенчанная большими ушами, плавно переходила в узкий рыжий нос с кудрявыми усишками.



— Кто я такая?! — шерсть на загривке встала дыбом.

— Гладкошёрстая такса, причём, судя по экстерьеру, весьма породистая, — вещала Юлька со знанием дела.

Голос её был деловым, под стать внешности. Лада глянула на высокую, изящно сложённую подругу и немножко позавидовала. Хотя собственная морда показалась ей намного смышленей: в ней появилась даже некоторая задумчивость и интеллигентность.

— Н-да… Три раза н-да…

— Зато чувствуешь, сколько новых запахов?

Действительно, нос её улавливал теперь сотни тончайших нюансов. От воды тянуло сыростью, рыбой и песчаником, от земли шёл дух прошлогодней листвы, червяков и где-то затаившегося ежового семейства. Со стороны города несло бензином и жареной картошкой с луком.

— У человека нос разве что для красоты приделан, оказывается.

— Ой, что это? — Лада неистово завертелась волчком.

— Глупая, это же твой хвост! Какой он у тебя мускулистый!

— Ты, я вижу, совсем освоилась.

— Я и в туалет успела сходить, — похвасталась Собакевич. — Правда, неловко на улице и зябко с непривычки. Ладно, нам пора, не ровён час — застукают.

— А как же Франя? — Лада вдруг разом всё вспомнила.

— С твоим псом всё нормально, а вот с нами — как раз наоборот. Пошли, дорогой всё расскажу.


Луна светила в спину, и тени бежали впереди странными укороченными силуэтами.

Юлька рассказывала о том, как, оставив Ладу одну, она повернула назад. Но по дороге домой в ней заговорила совесть. Что делать, пришлось вернуться.

Ужасно труся, Юлька двинула на свет. Когда она добралась до пещеры и заглянула внутрь, какая-то нелепая собачонка уже отчитывала Ладу почём зря на человеческом языке с английским акцентом. А потом случилось то, что случилось. Между прочим, Лада чуть не сшибла Юльку с ног, когда пронеслась мимо, на улицу.

К несчастью, чары мадам Кортни коснулись и самой Собакевич. Но кровожадная мадам этого не заметила, чем девочка и не преминула воспользоваться. Дрожа от страха и глотая слёзы, Юлька затесалась в собачью толпу и продолжила наблюдение.

Кинувшихся вслед Ладе ротвейлеров мадам Кортни остановила и весь гнев спустила на Франта. Будучи особой вспыльчивой, но отходчивой, она быстро оттаяла, строго наказав не возвращаться Франту домой. Отныне он становится личным телохранителем Кортни и будет сопровождать её по всему свету. Впрочем, Франт не обрадовался вдруг свалившемуся на него счастью. Отнюдь, пёс умолял снять с Лады заклятие, взамен предлагая превратить себя в кошку. Но президент Пёсфедерации была непреклонна.

— Знаешь, она произнесла какую-то непонятную фразу, — Юлька поморщилась. — «Если девчонка сумеет стать настоящей собакой, она вновь будет человеком». Да, кажется так… Ой, совсем забыла! Пекинес там один анекдот рассказал. Встречаются две собаки. Одна говорит: «Я — ДОБЕРМАН-ПИНЧЕР!!!» А вторая смущённо так: «А я просто пописать вышел…»

— Что это значит?! — рявкнула Чернышёва.

— Чего ты, чего? — левретка попятилась.

— Что значит «станет настоящей собакой»?

— Откуда мне знать? Я всё слушала, слушала — надеялась, что она объяснит. Но тут появился этот Аглик и объявил, что церемония переносится на завтра… Кстати, знаешь, кого я там встретила? Ни в жизнь не поверишь! Бабаха — пуделя Ленки Арбузовой! Он мне глазки строил, представляешь? Я от стыда чуть сквозь землю не провалилась! Помнишь, мы его дразнили: «Бабах в гарнитуровых штанах», когда Ленка его постригла? Да-а… Сейчас у них там пир горой, а мы… У меня такие планы на вечер были… — у Юльки вдруг затрясся нос.

— Не плачь, — настала Ладина очередь успокаивать подругу. — Мы что-нибудь обязательно придумаем. Говоришь, завтра у них продолжение?.. Значит, мы вернёмся и будем молить мадам о прощении.

Но этому не суждено было сбыться. Для новоиспечённых таксы и левретки всё только начиналось…

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 7

В плену

А в городе всё шло своим чередом. Вечернее солнце светило, не жалея сил, как волшебник, превращая снег в ручьи. Рабочий день на птичьем рынке подходил к концу. Продавцы сворачивали свой лающий и мяукающий товар.

Если бы случайный прохожий обратил внимание на двух собак, бегущих между прилавками трусцой, он наверняка бы пришёл в замешательство.

Одна почти не вызывала подозрений — семенила бодро, на ходу роясь носом в мусоре и с явным наслаждением распугивая воробьёв. Завидев лужу, собака останавливалась и подолгу рассматривала в ней своё отражение. Другая же трусила через рынок, поминутно оглядываясь, чихая и зажимая хвост между лапами.

— Смотри! — Юлька встала как вкопанная.

Невдалеке у мясной лавки околачивалась свора дворняг. Псы с клочьями свалявшейся шерсти на боках ловили носами пьянящий колбасный дух. Облезлые, они с тоской заглядывали в оконце. Вдруг из него высунулся розовощёкий мясник и швырнул в сугроб кусок требухи. Рыча и отпихивая друг друга, собаки с жадностью набросились на подачку. Почуяв новеньких, они заворчали и оскалили зубы, а самая мелкая залилась истеричным лаем.

— Давай обойдём, — левретка поёжилась. — Не знаю, как ты, а я чувствую себя без штанов, мягко говоря, неуютно. Такое ощущение, что все на меня пялятся.

— В шкуре чау-чау было бы потеплей, — согласилась такса. — Как думаешь, нам завтра сильно в школе влетит?

— А то! — Юлька ещё раз с омерзением обнюхала себя.

— Гляди, какие экземпляры! — пробасил кто-то сверху.

Заболтавшись, подруги не заметили, как очутились в собачьем ряду. Задрав морды, они увидели толстого мужчину в меховом тулупе. Мужчина схватил Ладу за шкирку. — Без ошейника! Ты чья, красотка?

— Отпустите меня! — Чернышёва неистово закрутилась в руках у хама.

— Мерзавец! — Собакевич яростно вцепилась ему в ногу.

— Сашка, оттащи эту бешеную — валенок прокусит!

Кто-то бесцеремонно поднял левретку вверх тормашками прямо за хвост.

— Сажай сюда скорее! — мужчина распахнул дверцу клетки, и собаки оказались в заточении.

Обезумев от ужаса, они принялись бросаться на прутья.

— Смотри, Петрович, какой темперамент! — восхитился Сашка.

— Пожалуй, ценный товар — как шерсть-то блестит.

— Спрячь их пока. Псины хозные, породистые, не ровён час, искать их начнут.

— Пускай! — отмахнулся Петрович. — А я объявленьице дам: нашёл, мол, собачек. Хотите, чтоб вернул, выкуп пожалуйте. Мужик я не жадный: пятьсот с носа — и вот они, ваши питомцы любезные.

— Это вымогательство, — покачал головой Сашка.

— Не суди да не судим будешь, — сказал Петрович, с нежностью укутывая клетку грязной тряпкой. — Пойду я, хорошо сегодня поторговали.

— Отпустил бы ты их. Чует моё сердце, горя с ними нахлебаешься…

— Не каркай!


— Ну вот мы и дома, — мужчина вынул из кармана увесистую связку ключей. — Сейчас устрою вас по высшему классу!

Сквозь зарешёченную дверцу в сумерках собаки разглядели старый сарай. В дощатых стенах чернели дыры, крыши не было и в помине — только редкие клочки соломы прикрывали полусгнившие балки.

— Ничего не скажешь — шикарный отель! — ухмыльнулась Юлька.

Петрович навалился на дверь, и та со скрипом подалась. Собаки очутились в темноте.

— Опять свет вырубили, — мужчина лязгнул ключами и вытряхнул бедняжек из клетки.

Больно ударившись, собаки оказались на холодном земляном полу.

— Не мандражируйте, вы тут ненадолго. Посидите денька два, а там, глядишь, и хозяева ваши объявятся. На сухарик, — мужчина ткнул таксе в нос заплесневелый сухарь.

Чернышёва ощерилась.

— Лезешь в волки, а хвост собачий! — пожурил её Петрович. — Двое суток без харчей помыкаетесь, посмотрим тогда, как запоёте! — с размаху он захлопнул решётку новой собачьей тюрьмы. — Сидите тихо, не то Кузьму Никифоровича позову.

— Киднепинг — уголовно наказуемое преступление! — крикнула Собакевич мужчине вслед. — Надо срочно выбираться отсюда, — Юлька забегала по клетке в надежде найти какую-нибудь лазейку.

— Разве не видишь, это форт Боярд… — такса уныло улеглась калачиком на пол.

— Я вообще ничего не вижу — темно, как в гробу!

— Юля, что это?.. — голос Чернышёвой дрогнул.

Собакевич недоуменно уставилась на перекошенную морду подруги и, следуя за её взглядом, обернулась.

Из глубины сарая, не мигая, на собак смотрели несколько пар глаз. Разглядеть обладателей пристальных взглядов было невозможно.

— Не бойтесь, — раздался печальный голос. — Мы не причиним вам вреда.

— В-вотещё! Ничего мы н-не боимся! — заикаясь проговорила Юлька. — А вы к-кто?

— Несчастные жертвы шантажиста Николая Петровича Пынтикова, профессионального вора-собачника с двадцатилетним стажем, — ответил всё тот же грустный голос.

Подруги пристально всматривались во мрак, из которого постепенно выступали чёрные худосочные силуэты.

Собак было не больше десятка. Низенькие и высокие в холке, но одинаково стройные и поджарые, как велосипеды, они сидели понуро, запертые каждая в свою клетку.

— Разрешите представиться — Гуся, — с вселенской тоской молвил седой ризеншнауцер.

— Юлия Собакевич, а это… — левретка осеклась. — Лада. Просто Лада, — на всякий случай она стала расшаркиваться. — А мы уж, грешным делом, подумали, что нас кинули на съедение крысам.

— Пынтиков Николай не из тех, кто бросает деньги на ветер, — пропел мелодичный голос. — Меня зовут Лайла, необычайно рада знакомству.

Девочки разглядели в сумраке маленькую шелти.

— А вы давно тут? Отсюда можно сбежать? А вас здесь сколько? — воодушевлённо затараторила левретка.

— Утром нас было четырнадцать, а теперь — девять, — молвила Лайла. — Троих продали на птичьем рынке. За одного хозяева внесли выкуп… — шелти помрачнела. — Ещё был английский бульдог Костик, но… Сегодня он умер от тоски по хозяевам. Впрочем, давайте знакомиться. Это мисс Фиби, французская болонка. Она здесь две недели, хозяева пока не нашлись.

— Добрый вечер, — проворковала крошка Фиби. — Безумно рада вас видеть! Хотите крысу? Свежепойманную?

— Не хотим, — сказала Лада.

— Достопочтенный господин Юджин, — Лайла указала на старенького пуделя. — Ему шестнадцать лет. К нам попал случайно и, кажется, надолго. Хозяин скоропостижно скончался, квартира досталась родственникам. Пёс им не нужен, вот и выгнали его на улицу. Неделю бродяжничал и к Пынтикову угодил.

С бельмами на глазах, грязными клочьями шерсти вокруг нестриженого носа старичок тоненько похрапывал, свернувшись калачиком.

— Это Трезор, наш защитник, — продолжала Лайла. — Боится его Николай Петрович, поэтому на цепи держит. Трезор везунчик: завтра его хозяева забирают.

Девочки с уважением посмотрели на громадную немецкую овчарку.

— А это наши ребятишки: Кадошка, Барбоска, Чирипчик и Жужа, — в углу, в самой просторной клетке, безмятежно резвились щенки. — Настоящее сокровище, кане корсо. Выведены в Италии, Пынтиков их из питомника выкрал.

— Моя воля, я бы этого Пынтикова на клочки разорвал! — рявкнул Трезор.

— Перестань, Трезорушка. Каждому когда-нибудь по заслугам воздастся. Что касается того, можно ли отсюда бежать: ответ отрицательный. Мы с Гусей несколько лет здесь, пробовали неоднократно: и лаз рыли, и крыс подкупали. Но всякий раз появляется Кузьма Никифорович и всё портит.

— А кто это такой?

— Хозяйский кот, — пояснил Гуся. — Настоящий тигр, коварный и беспощадный. В лапы ему лучше не попадайтесь. Он мне как-то всю морду исцарапал, — пёс продемонстрировал розовый шрам, тянувшийся вдоль всего носа. — Николай Петрович его котёнком на улице подобрал. Тренировал, как бойцовского пса, чудовище и выросло. Хозяину предан, как собака. На всё пойдёт, чтобы выслужиться.

— Пынтиков раньше ветеринаром на птичьем рынке работал, а потом в вора-собачника переквалифицировался, — добавила Лайла.

— Бьюсь об заклад, он прямо-таки горит на работе! — проворчала Юлька.

— Собаку грызут только блохи, а дурного человека и собаки, и блохи, и совесть. Лучше расскажите, как вы сюда угодили?

Подруги переглянулись: сказать правду — не поверят. Начнёшь врать — запутаешься.

— А я знаю, кто это, — проскрипел «спящий» старичок-пудель. — Это те самые девочки, которые Собор сорвали.

— Не может быть!

Узники в недоумении уставились на ничем не примечательных таксу и левретку. Даже малыши перестали играть и навострили уши.

— Точно… Как же я сразу не догадался? — в замешательстве пролепетал Гуся. — Но, господин Юджин, как вам это в голову пришло?

— Элементарно, — кашлянул пудель, — несколько часов назад по собачьему наземному радио передали, что Собор был сорван несанкционированным появлением человека, а именно хозяйки хорошо известного нам Франта фон Маркбиса, который, кстати, стал «Спасателем года», некой Чернышёвой Л. За это её превратили в гладкошёрстую таксу. Из неофициальных источников также стало известно, что на церемонии присутствовала подруга Чернышёвой (её имя не сообщается), впоследствии ставшая левреткой. А теперь у нас появляются эти молодые особы, по описанию вылитые беглянки.

— Браво, господин Юджин! Вы, как всегда, проницательны. Так это правда? — нахмурилась шелти.

— Правда! — отчеканила Лада. — Но мы никому ничего плохого не сделали…

— Мы случайные жертвы роковых обстоятельств! — перебила её Собакевич. — У нас и в мыслях не было шпионить, а уж тем более ставить под угрозу срыва ваше мероприятие.

— «Мероприятие»?! — взволнованно пропищала мисс Фиби. — Тринадцатый Юбилейный Всемирный Собачий Собор ты называешь каким-то «мероприятием»? Это неслыханно! — от гнева мисс Фиби стала похожа на пиранью.

— Нехорошо… — мрачно покачал головой Трезор. — Очень нехорошо!

— Успокойтесь, девочкам и так пришлось несладко, — сказала Лайла. — Им теперь всю жизнь маяться, собачья доля горькая.

— Всю жизнь? — встрепенулась левретка. — О чём это вы? Я не намерена всю жизнь прохлаждаться в этой шкуре! У меня родители, которые уже наверняка волнуются. И мальчик!

Но по сочувствующим взглядам узников было ясно: остаток лет подруги проведут в качестве породистых гладкошёрстых собак.

— Неужели у нас совсем нет выхода?

Шелти покачала головой.

— Не слушай их! — Юлька была преисполнена решимости. — Завтра мы должны попасть к мадам Кортни! Надо бежать, немедленно. У меня есть план.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 8

Полный провал

— Осторожно! Поворачивай медленно, — прошептала Юлька.

Стоя на задних лапах, собаки сосредоточенно ковыряли гвоздём в замке.

— Заржавел, попробуй другой, потолще.

— Не получается, — вздохнула Лада. — Может, ты попытаешься? У тебя лапы длиннее.

— Я свои ходули вообще не контролирую! Их как будто только что пришили, а инструкцию по применению забыли дать.

Такса зажала гвоздь в зубах и с удвоенным рвением продолжила ковыряние.

— Такой способ побега никогда не приходил нам в голову, — внимательно наблюдая за девочками, сказал Гуся.

В замке вдруг что-то щёлкнуло, и дверца открылась.

— Получилось! — обрадовалась Лада.

— Неужели вышло? — изумилась Лайла. — Да здравствует человеческий интеллект!

— Первый этап моего грандиозного плана выполнен. Приступаем ко второму, — торжественно объявила левретка.

Лада выбралась из клетки и одну за другой стала открывать остальные — замки щёлкали, как орешки. Юлька просеменила к сидящему на цепи Трезору и деловито оглядела его шею:

— Гм-гм, ошейник самый обыкновенный.

Через минуту пёс был свободен. Пленники Пынтикова ликовали.

— Теперь Николай Петрович у нас попляшет… — нехорошо усмехнулся Трезор.

— Посидите пока, как договаривались, — напомнила Юлька.

— Конечно, конечно, — пёс покорно вернулся на место, сделав вид, что, как и прежде, сидит на цепи.

— Все готовы? — левретка обвела присутствующих вопросительным взглядом. — Тогда начнём!

Как заправский дирижёр, она взмахнула лапами, и тут же раздался оглушительный лай. То была прелюдия к освобождению четвероногих узников!


— Что здесь происходит?! — в сарай как ошпаренный влетел Николай Петрович.

Из-под тулупа торчала пижама в полосочку, несимпатичное лицо его сделалось ещё несимпатичнее. Картину довершал крахмальный ночной колпак на макушке.

— Я спрашиваю, что здесь… — он осёкся, ошарашенно уставившись на новеньких. — Неужели я забыл запереть дверцу? А ну полезайте обратно! — Пынтиков достал из кармана ключи и двинулся на девочек.

— Трезор, фас! — вдруг завопила левретка.

Сидевшая на цепи овчарка сорвалась с места и всей мощью обрушилась на спину Николаю Петровичу. Вцепившись зубами в тулуп, Трезор повалил Пынтикова на землю и для верности придавил сверху передними лапами. Николай Петрович выронил ключи, и те со звоном отлетели прямо в лапы таксы. Не мешкая, одну за другой Лада принялась отпирать клетки.

— Назад! Убью! — пылко завизжал Николай Петрович, но Трезор сильнее вжал его в пол.

— Бегите, беру его на себя!

Гуся, Лайла, мисс Фиби и господин Юджин с заливистым лаем — гимном свободе — кинулись вон из постылого сарая. Каждый тащил в зубах по щенку. Драгоценные разбойники — Кадошка, Барбоска, Чирипчик и Жужа — пытались вырваться и спасаться самостоятельно.

— Трезор, бросай его! Бежим! — Лада оглянулась на беззвучно трепыхавшегося под верзилой-псом Пынтикова. На мгновение ей стало жаль Николая Петровича. Но лишь на мгновение. Колючая струя свежего ветра вздыбила шерсть на спине.

— Бегите, девочки! У меня с ним свои счёты. Это тебе за Костика! — пёс впился зубами в толстую босую ногу.

— Береги себя, Трезор! — оглядевшись напоследок: не осталось ли кого, — Чернышёва и Собакевич бросились к выходу.

И вдруг на их пути будто из-под земли вырос чёрный кот. Он ощерился, выгнул спину дугой и угрожающе зашипел. Собаки замерли в нерешительности.

— По-моему, этот чернявый с усами намерен разодрать нас в клочья, — прошептала Юлька. — Вот уж не думала, что мне суждено погибнуть от лап кота. О’кей, попробуем установить контакт. Эй, товарищ, ты по-нашему сечёшь? — развязно обратилась она к коту.

— Сейчас как глаза повыцарапаю, поглядим тогда, какой я тебе товарищ… — бедным интонациями, бесцветным голосом прошипел брюнет.

— Значит, сечёшь, — удостоверилась Собакевич. — Слушай, я тебя как женщина мужчину прошу, отойди в сторонку. Не мешай порядочным собакам правосудие вершить.

— Кузьма! Помоги! — увидав любимца, завопил Николай Петрович и бодро задрыгал правой ножкой.

С улыбкой меланхолика котяра двинулся на собак.

— А он не шутит, — Юлька пошла на попятную. — Похоже, нам потребуются крепкие мышцы ног… Котик, а котик, брысь!

Но котик и не думал отступать, вместо этого он издал боевой мяв и вцепился Собакевич прямо в морду.

— Спасите, хулиганы зрения лишают!

Одним прыжком Лада подскочила к беснующемуся коту, ухватила его зубами за хвост и рванула что было сил. Кузьма заорал, но хватку не ослабил.

— Кусай его! Оторви ему хвост! Сделай хоть что-нибудь! — левретка усиленно мотала головой, пытаясь сбросить с себя Кузьму Никифоровича.

Собрав всю волю в кулак, такса с размаху двинула коту прямо в ухо. Удар получился точным и мощным — Кузьма кубарем отлетел в сторону и, ударившись головой о стену, замер.

— Сдох, — констатировала Юлька. — Гад всю красоту мне испортил!

— Ты уверена?

— Сама погляди! Слава Богу, нос не оттяпал!

— Да нет, ты уверена, что он… того? — Лада недоверчиво покосилась на лежащего ничком Кузьму Никифоровича.

— Кузьма! На кого ты меня поки-ину-ул? — плаксиво заголосил Пынтиков.

Собаки с опаской приблизились к коту. Юлька брезгливо тронула лапой бездыханное тело:

— Мертвее не бывает.

— Мя-ау-у! — взревел «мёртвый» кот, вскочил на задние лапы и, как настоящий ниндзя, провернув в воздухе немыслимый кульбит, снова атаковал левретку.

Завязалась нешуточная потасовка. Трое собак и бесноватый кот сплелись в клубок и остервенело катались по земле. Шерсть и усы летели в разные стороны.

— Вот вы и попались, голубчики!

Сверху на зверьё упала шёлковая сетка. Драчуны запутались и трепыхались в ней, как пойманные в сачок коллекционера бабочки. Пынтиков довольно потирал руки.

— Молодец, Кузьма Никифорович! — за шкирку он вытащил любимца из кучи-малы.

Собаки беспомощно возились в сети.

С нескрываемым торжеством кот глянул на изрядно потрепавших его собак и сунул голову под руку хозяина, требуя похвалы.

— От Пынтикова ещё никто не убегал! — прогремел Николай Петрович, но тут же осёкся, заметив опустевшие клетки. Лицо его медленно вытянулось и приобрело сиреневатый оттенок.

— Меня разорили! Что я скажу заказчикам? Мои кане корсо!

Пынтиков страшно затопал ногами, скинул колпак и стал методично рвать на себе волосы. По природе Николай Петрович был натурой вспыльчивой, но приземлённой. Он быстро погасил в себе приступ гнева и вернул собак в клетки.

— Ладно, завтра будем разбираться. А ты, — он обратился к Трезору, — хозяев не увидишь как своих ушей. Ни завтра, ни послезавтра, ни вообще никогда, — на шее овчарки щёлкнул шипованный ошейник. — Пойдём, Кузьма, ты заслужил свою порцию жареных мышей!

Одарив несостоявшихся беглецов взглядом триумфатора, кот вильнул хвостом и вышел вслед за хозяином.

— Полный провал, — с отчаянием выдохнула левретка.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 9

Распродажа

Всю ночь Николай Петрович Пынтиков не сомкнул глаз. Ворочаясь с бока на бок, кряхтя и всхлипывая, он думал одному ему ведомую горькую думу. Кане корсо сбежали — одна из его лучших сделок сорвалась. Мечты, розовые и заветные, лопались, как мыльные пузыри. Внутри Николая Петровича вели неистовую борьбу два чувства: жажда мести и жажда наживы. В три утра ему отчаянно захотелось застрелиться, но бесплатно не поднялась рука. О нет! Николай Петрович в грязь себя уронить не мог! Когда часы пробили шесть, с явным отрывом победила жадность.

— Просыпайтесь!

На сонных собак пахнуло стужей.

— Безобразие! Я только что уснула, — проворчала левретка, широко зевнув.

Лада открыла глаза и тут же вспомнила про жуткий сон № 1, который приснился ей накануне. Сон был таким неприятным, что она не могла припомнить, о чём именно.

— Пошевеливайтесь! — Пынтиков отпирал замки. — На рынок едем. Советую молиться вашему собачьему богу, чтобы я вас сегодня продал. Ещё одну ночь я вас держать не намерен — утопить дешевле.

Левретка и такса оказались в уже знакомой клетке.

— А ты благодари хозяев, — обернулся Николай Петрович к Трезору. — Выкуп сегодня, считай, в три раза против обыкновенного увеличил, скажи спасибо своим «освободительницам». А эти на всё согласны, лишь бы собаку свою вернуть! Поедешь домой сегодня, если не передумаю.

Уже утративший надежду на спасение Трезор не верил собственным ушам.

— Я же говорила, всё будет хорошо! — обрадованно тявкнула Лада.

— А как же вы? — вид у пса был растерянным.

— Не волнуйся, вдвоём нам никакие пынтиковы не страшны!

— Чего разлаялись? — Николай Петрович вытащил клетку на улицу. — Эх, не слишком-то у вас товарный вид!


Трудовой день на птичьем рынке начинался рано. Когда Николай Петрович появился на базаре, торговля уже кипела вовсю.

— Никак вчерашних найдёнышей принёс? — удивился коллега по цеху Сашка. — Вроде ты собирался их хозяевам вернуть?

Сашка торговал декоративными крысами. На гигантской клетке, полной упитанных крысят, было написано: «Пальцы не совать. Штраф — один палец».

— Планы изменились, — буркнул Николай Петрович. — Сидеть! Только попробуйте фокусничать, живо в речке с камнем на шее окажетесь!

Пынтиков надел собакам ошейники, а поводки привязал к прилавку. Вооружившись железной расчёской, больше напоминавшей огородные грабли, он принялся расчёсывать короткую шерсть таксы. Лада морщилась, но деваться было некуда. Бежать невозможно, а погибать как в повести Тургенева «Му-Му» не хотелось. Оставалось надеяться, что кто-нибудь их купит…

— Ты чего такой злой? Выпил, что ли? — участливо поинтересовался Сашка.

— В моей ситуации алкоголь — единственный источник мужества, — отрезал Николай Петрович.

— Покормил бы ты их.

Вид у собак был далеко не товарный. Уставшие после ночного побоища и не евшие со вчерашнего утра, Чернышёва и Собакевич еле держались на лапах. В животах громко урчало. Левретка пыталась ловить мух:

— Ещё 8926 мух — и я, пожалуй, заморю червячка. Учтите, я что попало не ем, у меня гастрит!

Пынтиков поставил перед девочками миску с сухим собачьим кормом.

— Что ЭТО такое? — возмутилась Юлька. — Я категорически отказываюсь питаться ЭТИМ!

— Брось, это съедобно, — возразила Лада. — Я Фране такой всегда покупала, пробовала как-то ради интереса.

— Ты ела эти сухие коричневые кругляшки? Хотя… пахнет вкусно. На что только не пойдёшь ради желудка! — Собакевич скуксилась и осторожно стала жевать. Её морда тут же просветлела, и она с жадностью накинулась на еду. Ладе пришлось довольствоваться малым. Вскоре вылизанная миска сияла, как начищенный самовар.

— Добавки! — требовательно уставившись на Николая Петровича, Юлька склонила голову набок и отчаянно завиляла хвостом. — Повторяй за мной! — шепнула она подруге. — Я видела, как собаки это проделывают — действует безотказно.

— Мам, смотри какие собачки! Давай купим!

— Они, сынок, взрослые уже. А нам щеночек нужен, — женщина потянула сынишку в сторону.

— Такие собаки — всю жизнь щенки. Возьмите, не пожалеете, — принялся нахваливать товар Николай Петрович.

Юлька вытянулась на животе и заскулила тихо и жалобно. Хитрюга состроила тоскливую мину и затрясла подбородком, вот-вот готовая расплакаться.

— Мам, собачка плачет! Почему она плачет?

— Бедняжка наступила на колючку, — на ходу сочинила мамаша.

— Сама ты на колючку наступила! — фыркнула Юлька. — Вот на окурок или битое стекло, да. Этого добра тут навалом.

Лада зарылась мордочкой в лапы и погрузилась в скорбные думы.

— Неходовой у тебя товар, Петрович, — улыбнулся Сашка.

— Зато твои крысы — настоящая золотая жила!

— Если так и дальше пойдёт, ночевать мы будем в собачьем раю, — вздохнула Юлька. — Придётся брать всё в свои лапы. Займёмся саморекламой, — левретка отряхнулась и с грациозностью павлина стала прохаживаться вдоль прилавка.

Вскоре вокруг Николая Петровича образовалась толпа. Такой удивительной и смехотворной картины не видели и здешние завсегдатаи. Такса и левретка вели себя, мягко сказать, странно. Стоя на задних лапах и держа для равновесия по резиновой косточке в зубах, подруги заунывно пели «Как упоительны в России вечера». Вернее, им только казалось, что они поют. Из пастей доносился обыкновенный фальшивый собачий вой.

— Обратите внимание, настоящие дрессированные псы! — суетился Пынтиков. — Артисты всемирно известного корейского театра собак!

Юльке ужасно льстило всеобщее внимание:

— А теперь ЛАМБАДА!

Резиновые косточки взмыли вверх. Собаки расставили лапы широко в стороны и неистово завиляли бёдрами.

— Во дают! — побросав товар, продавцы наблюдали за импровизированным концертом.

Собаки старались изо всех сил, благо недостатка в аудитории у них не было. Однако никто из присутствующих не изъявлял желания купить блистательных артисток.

— Граждане, отходи кто без денег! Концерт для потенциальных покупателей! — лаяла Собакевич.

Она вдруг неловко махнула лапой и, потеряв равновесие, растянулась на грязном полу. Зрители покатились со смеху. Держась за животы, люди тыкали в неуклюжую собаку пальцами и строили рожи. От досады левретка расплакалась.

— I beg your pardon, what's happening here?[2] — среди общего веселья прозвучал чей-то деликатный голос.

Аккуратно протиснувшись сквозь толпу зевак, к девочкам подошёл высокий мужчина. Импозантный, одетый с иголочки, он с первого взгляда выделялся из массы базарного люда.

Почуяв перспективного клиента, Николай Петрович принялся раскланиваться:

— Собачки дрессированные — умеют всё, просто чудеса творят. Купите, месье, не пожалеете!

Иностранец с интересом разглядывал собак.

— Это наш спасательный жилет, — шепнула Лада зарёванной Юльке. — Вставай, надо, чтоб он нас купил, — такса изо всех сил завиляла хвостишкой.

— С меня хватит! Развлекать этих хамов я больше не намерена! Я раздавлена! Как… как таракан!

— Если тебе не дорога собственная шкура, то подумай хотя бы о родителях! — шерсть на таксиной холке встала дыбом, и Лада оказалась похожей на крысу, злую и хитрую.

Юльке стало не по себе. Она нехотя поднялась с пола и помигала глазами, чтобы не было видно слёз.

«Потрясающая мимика! — подумал мистер Стивенсон. — А пластика! Они как будто играют на публику! Очень интересно…»

— Я бы желал купить этих собак, — заговорил англичанин по-русски почти без акцента. — Сколько просите за них?

— Вы настоящий знаток, месье! Тысяча условных единиц, — не моргнув глазом, ответил Пынтиков. — Каждая.

— Здесь две тысячи, — покупатель протянул деньги. — Роджер, позаботьтесь о собаках.

Только теперь Лада заметила седого мужчину, стоявшего чуть позади англичанина.

— Слушаюсь, сэр, — слуга поднял собак на руки. Пахло от него замечательно — какао с корицей и плюшками.

— От этого старикана мы в два счёта слиняем! — обрадовалась Юлька.

— Подождём, пока они выйдут на улицу. А там — по моей команде.

Николай Петрович утёр со лба пот и зачастил сладкою скороговоркой:

— Всего хорошего, месье. Вот увидите, собаки принесут вам счастье, — заполучив деньги, он преобразился в наиприятнейшего человека. Густая краска удовольствия выступила на его небритом лице.

— Спасибо, — сдержанно ответил англичанин. — Кстати, а как зовут собак?

Петрович на мгновение задумался:

— Да никак! Вы, месье, хоть горшками их величайте, только в печку не садите!

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 10

Новый хозяин

Бежать из цепких объятий Роджера оказалось проблематично. Собаки не могли ни вдохнуть, ни выдохнуть. К счастью, на парковке новоиспечённых английских леди ожидало длинное авто, похожее на крокодила. При одном его виде у здания рынка возникало ощущение, что кто-то ошибся адресом. Дверцу услужливо распахнул личный водитель нового хозяина.

— В отель, пожалуйста, — по-английски обратился к шофёру мистер Стивенсон, опустившись в кожаное кресло.

— Очень шикарно! — присвистнула Собакевич. — Если так пойдёт и дальше, я согласна оставаться левреткой до конца своих дней.

— Ты это серьёзно?

— А почему бы и нет? Что я в своей жизни видела? Я ведь не такая талантливая, как ты: никто стипендии не даст! Окончу школу, институт, устроюсь в школу физруком, а потом? Ну замуж выйду. Утром — работа, вечером — сериал по телевизору. Тоска зелёная… Уж лучше быть необыкновенной собакой, чем обыкновенной девчонкой, — Юлька вздохнула.

— Ты собралась ехать в Англию в таком виде? — Лада поразилась резкой перемене Юлькиного настроения.

— Конечно! Ты можешь назвать хотя бы пару причин, почему я не должна этого делать?

— Поверь, их гораздо больше, чем пара. Если ты останешься в собачьей шкуре, то уже никогда не увидишь друзей, родителей. Не испытаешь любви, не сможешь получить олимпийское золото — ты ведь так об этом мечтала…

— Душевные терзания и прочая сентиментальная ерунда не про меня, — перебила её левретка. — Всё, чего я хочу сейчас, изменить свою скучную жизнь. Неважно, в чьём обличии я начну жить по-новому, главное — жить шикарно! Единственное, что меня волнует, — это кличка.

— А кличка-то тут при чём?

— Не скажи. Я, может быть, хочу изящно именоваться Хризантемой, а мне присвоят какое-нибудь плебейское Жулька.

Машина остановилась.

— Спасибо, Питер, — поблагодарил англичанин. — Можете быть свободны. Завтра в 7:30 выезжаем в аэропорт.

Через тонированные стёкла лимузина собаки увидели, где им предстояло провести последний вечер перед тем, как навсегда покинуть родной город. В пятизвёздочном отеле!

Левретка принюхалась:

— Чуешь? Запах новой жизни! Запах орхидей, икры и хрусталя! — Юлька улыбалась нехорошо, мечтательно.

— Икрой тебя никто кормить не будет.

— Ну это мы ещё посмотрим.

Такие апартаменты девочки видели только в американском кино. В номере, занимаемом сэром Стивенсоном и его слугой Роджером (водитель и повар разместились этажом выше), было три спальни, кабинет, гостиная и две ванные комнаты.

— Роджер, займитесь собаками. Они должны быть готовы к девяти. Вечером у нас ужин с консулом.


Стоит немного отвлечься от нашей истории и рассказать о сэре Стивенсоне, который сыграет немаловажную роль в судьбе Чернышёвой и Собакевич.

Будучи наследником огромного состояния, лорд по настоянию отца получил великолепное образование в области юриспруденции. Проработав адвокатом и разочаровавшись в профессии, Николас ушёл в свободное плавание и посвятил себя науке. С детства его увлекала русская литература, и после смерти отца, получив свободу действий, он рьяно взялся за изучение русского языка.

Однажды, исследуя библиотечные полки, Николас наткнулся на затрёпанную книжицу под названием «Русские фразеологизмы в картинках». Его так поразила меткость и юмор народных пословиц и поговорок, что через две недели он уже находился в деревне Кукушечке Самарской области. Там под чутким руководством бабы Мани лорд занялся собирательством фольклора.

Прошло десять лет, в течение которых Николас много путешествовал по России, стал профессором, женился и обзавёлся наследником.


— Слышала? Мы познакомимся с настоящим английским консулом! — Лада наконец улыбнулась так, будто выдвинули ящик, к которому целую вечность никто не прикасался, и вытащила из него эту счастливую улыбку.

— Всё самое лучшее у нас ещё впереди, поверь! И это благодаря тому, что мы в собачьих шкурах, — довольно заявила Юлька и взмыла вдруг в воздух. Левретка издала короткий хрип и отчаянно засучила лапами.

— What a disgusting smell![3] — Роджер брезгливо взял собачонок за шкирки и понёс в ванную комнату.

— Сам вонючка! — Юлька разве что губы не надула. Безумными глазами она смотрела на золочёную, благоухающую лавандой ванну.

Собаки с головой погрузились в душистую пену, что моментально улучшило Юлькино настроение.

— Осуществляются мечты! — левретка выставила наружу мордочку с выплывшими наверх ушами.

Жмурясь от удовольствия, Лада не спеша поплыла кролем. Весёлые пузырьки, поднимающиеся со дна ванны, приятно щекотали живот. Но счастье было недолгим. Слуга неделикатно схватил таксу и принялся намыливать её шампунем от паразитов.

— Зачем эта гадость? Мы приличные собаки, у нас нет никаких блох! — Юлькин вопрос был задан таким враждебным тоном, в нём было столько экспрессии, что слуга вздрогнул, но лицо его не утратило каменного спокойствия.

Роджер внимательно посмотрел на левретку. Казалось, собаку распирало желание садануть по нему лапой. Но из-за явной разницы в весовой категории пришлось ограничиться вопросом.

— Странно, на секунду мне показалось, что эта собака со мной разговаривает… — Роджер в недоумении почесал затылок.

По окончании водных процедур подруг отнесли в специально отведённую спальню с кроватью под балдахином. Их причесали, почистили уши, сделали педикюр, вкусно накормили и уложили спать.

Сон № 2 навалился на Ладу сразу. Казалось, он только и ждал момента, когда собаки окажутся в постели.

На дворе стоял ноябрь 1957 года. Лада Чернышёва была вовсе не девочкой, а первой советской собакой Лайкой, отправленной с космодрома «Байконур» на искусственном спутнике Земли в космическое пространство. «Спутник-2» летел в пустынном космосе, бесшумно рассекая тьму. Из маленького иллюминатора на Ладу смотрели грустные собачьи глаза. «Неужели это Я?» Одинокая собачка, жертва неудачного биологического исследования, плыла среди бескрайнего космического пространства. Возникшая из темноты рука ласково взяла её за лапу. «Мама! Это ты? Что ты говоришь? Мама, я не слышу тебя, мама!..»


— Проснись!

Такса открыла глаза и увидела испуганную морду левретки.

— Ты чего плакала? Приснилось что?

— Родители. Они были живы… — Лада с трудом разогнулась из калачика. — Вот если бы сон оказался реальностью, а реальность — сном…

— Всё будет хорошо, обещаю, — Юлька обняла подругу, и обе заплакали, каждая о своём.

За окном зажигались звёзды. Большая Медведица и Полярная звезда были на месте, где и положено. Мерцали самым надлежащим образом.

«Нужно найти выход. Думай, Лада, думай. Итак, завтра мы летим в Лондон. Найти мадам Кортни в России, имея в запасе всего ночь, невозможно. Остаётся одно — искать её в Англии. Шансы невелики, но рискнуть стоит. Другого выхода у нас нет».

Дверь скрипнула, и темноту собачьей опочивальни прорезал лучик света.

— Пора вставать, — важно проговорил Роджер по-английски.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 11

Похлёбка с чёрной икрой

— Николас! Рад видеть тебя, старина! — добродушный толстяк консул расплылся в улыбке, завидев сэра Стивенсона.

Приятели пожали друг другу руки с видом двух заговорщиков.

— Этот пухлый и есть консул? Совершеннейший простачок! — левретка сразу забраковала чиновника.

Под низким потолком ресторана раскачивалась клетка с серым попугаем. Увидев вошедших, попугай расправил хохолок и хриплым басом сказал:

— Пирожки с ливером пожалуйте! — а немного подумав, добавил: — Вась, тебе жена звонит!

— Последний раз, Генри, мы виделись с тобой э-э… четвертого августа 2000 года, если не ошибаюсь, — молвил сэр Стивенсон. — На приёме по случаю столетия Елизаветы Анджелы Маргарет Боулз Лайон — королевы-матери.

— Не перестаю удивляться твоему педантизму! — рассмеялся консул. — А это что за очаровательные особы? Неужели ты решил податься в кинологи?

Собаки приосанились и заулыбались в восемьдесят четыре зуба на двоих.

— Вот, хотел порадовать сына, — лицо Николаса вдруг стало серьёзным, — ты же знаешь о его состоянии.

— Да, конечно, — Генри помрачнел. — Как проходит лечение?

— Кристофер плохо переносит процедуры…

— Понимаю. А Элизабет как?

— Держится. Она сильная.

Консул вздохнул и, помолчав минутку, предложил:

— Да что же мы всё на пороге стоим? Прошу к столу! Местному ресторанчику, конечно, далеко до изысканности французского, но вы, господин эстет, знаете мою слабость к русской кухне. Здешние блины с икрой — очень даже недурственны.

На губах Николаса заиграла улыбка — обезоруживающая и тёплая настолько, что, казалось, она способна растопить даже Антарктиду.

Собаки разместились у ног хозяина. Гордо, с прямыми спинами восседали они по обе стороны стула.

— Только подумай, мы оба работаем в России, а видимся раз в сто лет! Что привело тебя в здешние края на сей раз? Постой, не говори! Ты убил Бэрримора и пытаешься избавиться от его трупа!

— Не совсем. Всего лишь собираю материалы для новой книги.

— Что-нибудь наподобие «Влияния „Курочки Рябы“ на ход Первой мировой войны»? — добродушно расхохотался консул.

Попугай расправил крылья и негодующе заклекотал:

— Вась, тебе жена звонит!

— Как называется твой очередной шедевр, позволь полюбопытствовать?

— «Желание и любопытство — два глаза, магически преображающие мир», — процитировал своего великого однофамильца Николас. — «Особенности русской нецензурной лексики».

Брови консула поползли вверх.

— Но не подумай ничего дурного. Нецензурная лексика используется в книге исключительно в исследовательских и образовательных целях, — продолжал Николас. — Ведь как зачастую бывает? Слова, от которых краснеют старушки, а полицейские недоумённо поднимают брови, сами собой на язык наворачиваются. Претендовать на то, что мы таких слов не знаем, — лицемерие. А употреблять их — невежество. Куда лучше заменять их другими словами, эвфемизмами. Тебе интересно? По-моему, я увлёкся… — прервался Николас, отвлечённый подошедшим официантом.

С доведённым до автоматизма изяществом официант наполнил бокалы шампанским.

— Скажи, а тебе это зачем? — спросил Генри. — Ты здесь иностранец — тебя никто не оценит и не поблагодарит.

Некоторое время Николас задумчиво рассматривал почти пустую тарелку, в центре которой красовалось нечто подозрительно фиолетовое и резиновое на вид.

— Ты не поверишь, мне просто нравится то, чем я занимаюсь. Как говорил Роберт Льюис Стивенсон: «Суди о прожитом дне не по урожаю, который собрал, а по семенам, что посеял в этот день».

— Знаешь, а ведь я тебе где-то даже завидую, — грустно улыбнулся Генри. — Занимаешься любимым делом, путешествуешь… А я в вечном цейтноте. Да и люди, с которыми приходится общаться, отнюдь не деревенские бабушки и дедушки.

Перед собаками официант поставил по красивой мисочке. Предчувствие Собакевич сбылось на все сто процентов. На поверхности собачьего кушанья важно плавали икринки. Левретка торопливо сунула морду в миску и громко зачавкала.

— Послушай, Генри, я ведь не случайно взял с собой собак, — сменил тему сэр Стивенсон. — Ввоз животных в королевство строго воспрещён. А нам завтра вылетать…

— Какие проблемы, старина! Всё решим!

— Спасибо, Генри. Не представляешь, как я надеюсь на этих необыкновенных собачат. Ты бы видел, что они выделывали на птичьем рынке! Я почти уверен, что они поставят Кристофера на ноги. Знаешь, няня как-то читала ему одну сказку, кажется чешского писателя… Не помню его имени, про двух девочек, которые превратились в собак. С тех пор Крис всё просил купить ему этих самых собак из Праги. Я думал сначала, это просто очередная его прихоть. Но в последнее время он даже спал с этой книгой под подушкой… Я сразу понял, есть в этих русских собаках что-то особенное! Мне словно шестое чувство подсказало…

— А я бы ставил собакам памятники. Чтобы было, на что задрать лапку, — рассмеялся Генри.

— Слышала про чешского писателя?.. — шепнула Юлька.

— Угу, — Лада кивнула. — Нужно попробовать в этом разобраться…

— Вась, тебе жена звонит!

— Да подойдите же кто-нибудь к телефону! — блаженно щурясь и отдуваясь по окончании ужина, пошутил консул.

Звук, который следом издал попугай, подозрительно напомнил заливистый смех сэра Генри.

Приключения чёрной таксы

ЧАСТЬ 2

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 1

Home, sweet home[4]

Сон № 3, словно борец сумо, навалился на Ладу тяжело и стремительно. Она стояла в центре оживлённого перекрёстка, а мимо на бешеной скорости неслись автомобили.

«Зачем я здесь?»

Остро чувствовалось: нужно разыскать кого-то… В руках появилась карта — ветвистая паутина линий метро, трамваев, автобусов. Она словно утратила вразумительную чёткость и, вплетённая в сети узких улочек, напоминала трещинки на дынной корке. В глаза бросился дом, чьей-то заботливой рукой обведённый красным фломастером. Перед глазами за частоколом из бурых досок — старенькое деревянное строение. Нагнувшись, через низкую дверцу Лада пробралась внутрь. Кто-то, не подающий ни малейших признаков жизни, сидел за длинным столом…

Франт.

— Улица Липовая, 17. И будь добра, поторапливайся. Наш самолёт произвёл посадку в аэропорту Хитроу города Лондона. Температура за бортом 15 градусов. Пассажиров первого класса просим пройти к выходу. Спасибо, — торжественно произнёс странный Франт, и Лада проснулась.


— С приездом, сэр. Как долетели? — в аэропорту их встречал управляющий делами сэра Николаса, мистер Бэрримор — невзрачный, худощавый альбинос в старомодных очках.

Ресниц и бровей на постном его лице не наблюдалось. Почти прозрачные глаза не выражали ничего, кроме скуки. Хотя нет — приглядевшись к Бэрримору внимательней, Лада заметила в нём тщательно закамуфлированную враждебность… Держался он вежливо, но до надменности неприступно.

— Спасибо, Бэрримор, долетели хорошо, — сдержанно поблагодарил хозяин.

Делегация прошествовала к лимузину, ожидавшему у выхода.

— Утром пришёл факс из Дубая. Поставщики недовольны: требуют продлить срок контракта, — опустившись на кожаное сиденье, Бэрримор открыл массивную папку.

— О делах доложите позже, — Николас перевёл холодный взгляд с лежавшего в кресле свежего номера «Лондон таймс» на управляющего. — Сейчас я хочу как можно скорее видеть сына. Я привёз ему собак.

— Очаровательные! — Бэрримор снял очки и кисло улыбнулся.

Без очков его глаза казались ледяными, как камни, подобранные на поверхности Луны. Он изучал девочек так пристально, что даже Юлькиной врождённой толстокожести не хватило.

— Не нравится мне этот Бэрримор, — поёжилась левретка.

— По приезде распорядитесь, чтобы для собак приготовили комнату. По соседству со спальней Кристофера.

Автомобиль подъехал к высоким воротам, в центре которых сиял позолотой фамильный герб Стивенсонов. Кованое кружево ворот разошлось, и створки открылись. Охранники с выправкой гвардейцев приветствовали мистера Стивенсона. Широкая асфальтовая дорога пересекала ухоженный парк и вела к готическому замку. Его шпиль венчал сине-белый шотландский флаг. По краям дороги подставляли спины безжалостным английским дождям статуи, покрытые мхом.

Вдруг от стены замка, скрываемого тенью дубов, отделилась маленькая фигурка. Лада разглядела молодую, стройную женщину с длинными светлыми волосами. Её резкие движения и скорость, с которой бежала незнакомка, говорили о том, что в замке произошло что-то нехорошее.

Машина остановилась, и хозяин выскочил навстречу супруге.

— Что случилось? — Николас обнял жену. — Что-нибудь с Кристофером?

В ответ раздались рыдания.

— Что произошло, Элизабет?

— Боже мой! — только и смогла выдавить из себя женщина, заливаясь слезами.

— Где Мари? Почему она оставила тебя одну?

— О-она с К-кристофером играет в к-кар-ты, — нечленораздельно всхлипнула она.

— Так с ним всё в порядке? Слава Богу! — у Николаса явно отлегло от сердца.

— Я так по тебе соскучилась! Это слёзы радости, родной. Ты любишь Россию больше, чем ме-ня-я! — ещё пуще завопила сумасбродка.

Николас вздрогнул, как от пощёчины.

— Да! Да! Ты не любишь ни меня, ни сына! Кристоф болен, а ты уехал! У тебя совсем нет совести! — Элизабет говорила горячо, словно кто-то оспаривал её мнение.

— Успокойся, пожалуйста. Лучше посмотри, кого я привёз.

Красивое лицо женщины просияло любопытной улыбкой. Элизабет заглянула в лимузин и тотчас же скривилась. Да, мадам явно ожидала чего-то другого.

— Это выше моих сил! — воскликнула Элизабет и, заламывая руки, бросилась прочь.

— И эта истеричка будет нашей хозяйкой? — Собакевич насупилась. — Чего доброго, сыпанет ещё цианистого калия нам в суп вместо соли, и прощай, Юля, так мечтавшая посетить Трафальгарскую площадь!

— Не горячись. Наверняка для нас уже выписали шеф-повара из Мексики, ты ведь любишь остренькое, — усмехнулась Лада.

— Если бы ты изобрела ракету, работающую на дурацких шутках, то смогла бы упилить в ней на Марс! — гордо задрав морду, левретка вылезла из лимузина.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 2

Славный малютка

Замок дышал историей. Тысячи хранимых древними стенами запахов разом обрушились на ошеломлённых собак. Старый мрамор, тяжёлый бархат штор, позолота вазонов, полных свежесрезанных роз, шёлковая обивка старинной мебели, патина дубовых дверей — всё это пахло… пахло… краеведческим музеем, который девочки посещали раз в год вместе с классной руководительницей Тамарой Михайловной. Звуки шагов гулко разносились по залу, усиленные тридцатифутовой высотой сводчатого потолка. Роджер деловито занялся багажом, оставив девочек на попечение слуги — негритёнка с открытой улыбкой и копной кучерявых волос.

— Привет, я Гарри! С приездом в сумасшедший дом! — рассмеялся мальчишка.

— А это, судя по всему, здешний главврач, — подмигнула левретка подруге.

— А это, судя по всему, здешний главврач, — точь-в-точь Юлькиным голосом повторил негритёнок.

Девочки переглянулись: «Ты тоже это слышала или?..»

— Главврач у нас Бэрримор — любого до смерти залечит. А я так, «подай-принеси».

Выражение собачьих морд было таким обескураженным, что мальчик, улыбнувшись во весь рот, сказал:

— Не пугайтесь! Я умею разговаривать с собаками, кошками, хомяками и прочей живностью. Понимаю всё, о чём они говорят, вернее, лают или мяукают. А ещё я голоса пародировать умею, — с ехидной Юлькиной интонацией добавил Гарри.

Подруги были потрясены.

— Вас хозяин из России привёз? — догадался мальчик.

— Да, но мы не соба… — тут Лада осеклась. Открывать душу первому встречному-поперечному всё-таки не стоило.

— Знаете, но это только между нами, — Гарри напустил на себя заговорщический вид. — У меня иногда складывается такое впечатление, что все в этом доме, за исключением мистера Стивенсона и меня, уже давно рехнулись.

— Так уж и все? — недоверчиво прищурилась левретка.

— Возьми любого, у каждого свои тараканы в голове! Не хотелось бы переходить на личности, но, раз уж зашёл такой разговор… — мальчик понизил голос до шёпота: — Вы уже видели мистера Бэрримора?

— Малоприятный тип.

— Он главный в доме после сэра Стивенсона. Живёт один в Восточной башне, никого туда не пускает, даже уборку сам по субботам делает. Однажды у него что-то с канализацией там стряслось. Сантехники приехали. Представляете, он даже их не впустил! Я попытался как-то чисто из любопытства одним глазком к нему заглянуть. Там окошко есть, в сад выходит. Лесенку приставил, вскарабкался, а тут он, откуда ни возьмись, — схватил за шиворот и трясёт! Глазюки выпучил и молчит — всё трясёт, трясёт. У меня сердце в пятки ушло от страха! Потом отпустил, а после ставни железные на окна навесил.

— Странно… А Кристофер тоже э-э… не в своём уме?

— Крис? Вообще-то о хозяевах плохо не говорят, но… Хотя сами всё скоро увидите.

— Тебя послушать, так здесь всем вокруг в санаторий-профилакторий пора. Может, ты э-э… фантазёр? — левретка склонила голову набок, предлагая взглянуть на вещи под несколько иным углом.

С лица мальчика сползла улыбка:

— Знаете, у меня ведь здесь и друзей-то нет. Я у Стивенсонов второй год работаю, взяли, когда Кристофер заболел. Хозяева думали, что общение со сверстником окажет положительный эффект на его состояние. Но увы, общего языка мы так и не нашли. А как хочется иногда с кем-нибудь по душам поболтать!

— А откуда у тебя эта способность, животных понимать?

— Ой, это такая интересная история! — оживился Гарри. — Как-то мы с родителями на пляж пошли, мне лет шесть было. Решил я плавать научиться. Зашёл подальше, чтобы мама не увидела, а тут волна, возьми да и накрой меня. Барахтаюсь я, руками по воде шлёпаю — а меня всё дальше от берега уносит. Кувыркался я, кувыркался, а потом вдруг безразлично как-то всё стало. Тело ватное, будто пасмурного неба наглотался. Расслабился я и под воду ушёл. Последнее, что помню: толща мутной воды вокруг и тишина.

Очнулся я от боли: кто-то меня к берегу тащит. Вижу, сенбернар-спасатель держит меня, как щенка за шкирку, и сквозь зубы говорит: «Как вы мне все надоели! Лезут в воду, точно медузы. Всё, этот — последний, с завтрашнего дня на пенсию ухожу».

На берег меня вытащил — вокруг ни души. Лежу я на песочке, в себя прихожу и слышу вдруг голосок тоненький: «Молодой человек, вы мне лапку отдавили!». Прямо перед моим носом краб клешнёй размахивает и грозно так на меня глядит… Короче говоря, с тех пор я всех животных понимаю, даже мух и тараканов, — Гарри вздохнул. — Интересно, конечно, но иногда так эта болтовня надоедает! Теперь я вроде как особенный. Я узнавал, таких людей в мире, кстати, не так уж и мало. Просто мы это не афишируем.


Оказавшись в своей новой комнате, Юлька с разбегу плюхнулась на кровать:

— Я всю сознательную жизнь мечтала лежать на перине и грызть сахарные палочки!

Море плюшевых игрушек, резиновых костей, съедобных палочек и других радостей четвероногого наполняло собачий люкс.

— Вы тут располагайтесь, а я на кухню, — гостеприимно щебетал Гарри. — Вечером приём, будет уйма народу. Если что-то понадобится, дёрните шнурок, я прибегу! — и он прикрыл за собой дверь.

Лада забралась в постель, решив с дороги немного вздремнуть.

— Хороший всё-таки малый этот Гарри, — такса вдруг осеклась. — Ой, что это?

За дверьми послышался какой-то вой. Такса с левреткой съёжились и нырнули под одеяла. Казалось, какое-то страшное, неведомое существо, стеная от боли, бежало к ним, чтобы съесть!

Дверь с грохотом распахнулась, и в комнату, словно ураган, влетел маленький мальчик. На огромной по сравнению с худеньким туловищем голове красовалась военная каска с оленьими рогами. Поверх бархатного костюмчика была надета балетная пачка, в правой руке — флажок с портретом Снусмумрика. С минуту мальчик, как викинг, дико разглядывал комнату.

— Кто этот дикарь?! — в ужасе прошептала левретка, высовываясь из-под одеяла.

Реакция мальчика была мгновенной. Одним прыжком он очутился у Юлькиной кровати.

— Меня зовут Бонд, — неожиданно спокойно сказал мальчик. — Джеймс Бонд, — уточнил он и протянул Собакевич флажок. Голос его звучал тихо и глухо, как у старичка.

— Спасибо, — тявкнула левретка, но флажок не взяла.

Повертев его в руках, мальчик с яростью швырнул Снусмумрика в угол.

— Кристоф, почему ты убежал от Мари? — в комнату, словно пара квочек, с кудахтаньем влетела миссис Стивенсон и гувернантка Мари. От недавних слёз Элизабет не осталось и следа.

— Она мне надоела! — сурово объявил Кристофер.

Это был именно он, несчастный и больной малютка Кристофер Стивенсон.

— Кто такие? — малыш невоспитанно ткнул в собак пальцем.

— Кристофер, — торжественно начала миссис Стивенсон, — папа привёз тебе в подарок собак. Вот эта — левретка, — она указала на притихшую Юльку, — а эта — такса.

— Собаки из книжки? — недоверчиво сощурился мальчик.

— Да, солнышко. Милые, не правда ли?

— Ты уверена? А как их зовут?

Элизабет обменялась с гувернанткой взглядами, не зная, как быть. Собачьих имён они, к несчастью, не помнили.

— Их звали Франтишкой и Откой, — подсказал мальчик и нахмурился.

— Д-да, солнышко, — промямлила Элизабет, — я просто запамятовала. Вот эта миленькая коротколапка, — Лада поморщилась, — Франтишка, а та стройная — Отка.

— Но в книжке Отка была пуделем, — мальчик, словно детектор лжи, буравил глазами подозрительных собак, — а Франтишка болонкой!

— Ты только не волнуйся! — закудахтала Элизабет. — Сейчас мы позовём папочку, и он нам всё объяснит. Мари, пригласите мистера Стивенсона, будьте любезны.

Лада внимательно рассмотрела миссис Стивенсон: мать явно побаивалась Кристофера. Мадам производила впечатление экзальтированной особы, но доброй, ранимой и до безумия любящей этого своенравного мальчишку.

— Вы уже познакомились? — на пороге возник Николас, одетый в домашний костюм из китайского шёлка. — Франтишка, Отка, ко мне!

Два раза Ладу просить не пришлось. Мигнув Юльке, она подбежала к Николасу и усиленно завиляла хвостом.

— Намаялись, — улыбнулся Николас, погладив собак. — Шутка ли, такое долгое путешествие: из Чехии в Россию, оттуда сразу в Англию. Немудрено, у вас такой вид, что родная мать не узнает!

Кристоф внимательно прислушивался к отцу.

— Представляешь, Крис: в прошлом году Отка заняла первое место на конкурсе красоты среди карликовых пуделей. А Франтишка недавно получила титул «Самая благовоспитанная болонка Чехии», — самозабвенно врал сэр Николас.

— Про это на 278-й странице написано, — казалось, мальчик начинал верить отцу.

— У меня ещё один сюрприз для тебя, — обрадовался Николас, — но об этом завтра.

И тут с мальчиком произошла какая-то внутренняя перемена. Именно внутренняя, ведь внешне он так и оставался маленьким роботом. Крис молча подошёл к отцу и порывисто пожал ему руку. Затем он механически развернулся к собакам, схватил их в охапку, да так и замер.

— Это выше моих сил! — всхлипнула Элизабет и выбежала вон из комнаты.

— Вот увидишь, вы подружитесь! — пообещал сыну Николас.

— В этом я не уверена, — проворчала левретка.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 3

Новая шерстяная знакомая

— Отпусти же, мне больно!

Казалось, Кристофер Юльку не слышал. Он замер, точно гипсовая статуэтка, и сосредоточенно думал о чём-то.

Левретка вертелась и царапалась изо всех сил, стараясь высвободиться из рук маленького тирана:

— Мне кажется, или этот мальчик тоже немного чокнутый?

— Юль, он маленький и больной ребёнок, — спокойно сказала Лада. Она и не пыталась вырваться.

— Скажешь тоже! Да ему силищи не занимать!

— Перестань ворчать. Лучше делай, как я! — Лада лизнула шершавым языком[5] горячую детскую щёку.

Губы мальчика дрогнули и чуть заметно скривились. При известной доле воображения это можно было даже принять за улыбку. Самодельные уши, торчавшие из шлема чуть пониже рогов, закачались вверх-вниз. Кристофер ожил и совершенно преобразился. Что-то трогательное и беспомощное показалось в его лице. С минуту он с изумлением смотрел на таксу. И вдруг, стремительно подойдя к кровати, с силой швырнул на неё собак. Бедняжки спружинили и взмыли в воздух.

— Теперь вы мои друзья! — заявил мальчик. — Отныне вы обязаны меня развлекать, сопровождать везде и всюду, даже к доктору, и… и… должны любить меня!

С этими словами Кристофер принялся вытворять что-то несусветное. Пытаясь произвести впечатление на новых друзей, он стал носиться по комнате, точь-в-точь как дикий зверёк. В спальню словно ворвалась орава тинейджеров с нечленораздельными воплями и невразумительными криками. Малыш залезал под кровать, карабкался по массивной портьере вверх, строил рожи, горланил песни группы «Битлз» и плясал вприсядку. Сумасбродный наряд хулигана мелькал то тут, то там. Но странный танец прекратился так же неожиданно, как и начался. Маленький буян зевнул во весь рот, будто звал кого-то на помощь, и сказал:

— У меня вот что! — пошарив в кармане, он выудил на свет что-то зелёное. В раскрытой ладошке оказалась горстка растаявших леденцов.

Подруги переглянулись, не зная, как вести себя в такой ситуации.

— Сладкое вредит фигуре, — левретка отвернулась.

Мальчик съёжился, и лицо его мгновенно погрустнело.

— По-моему, ты его обидела, — шепнула такса.

И вдруг непредсказуемый ребёнок рухнул на кровать, как подстреленный заяц, и замер.

— Может, Гарри позвать, чтобы его выдрал? — Юлька покосилась на спасительный шнурок.

— Я скоро умру, — глухо сказал мальчик в подушку.

— Что? — Лада подумала, что ослышалась.

— Вот поживу до тринадцати лет, а там и умру…


— Ничего удивительного, — сказал Гарри. — Я предупреждал: в этом доме все уже давно рехнулись. А Кристофер — особый случай. Если честно, Крис — неплохой парень, просто болезнь его подкосила. Видали, какой характер: весь в мамочку! Она чуть что, сразу в слёзы, а это накладывает отпечаток на неустойчивую детскую психику. — Сэр Николас очень надеется, что с вашим появлением Крису станет лучше.

— Тебе легко говорить! — проворчала левретка, зализывая ушибленный бок. — Такое ощущение, что меня засунули в миксер, добавили льда и хорошенько взболтали!

— Надо постараться найти с ним общий язык, — задумчиво сказала Лада. — В конце концов, мы намного его старше, а с детьми необходимо терпение. Гарри, сколько Кристоферу лет?

— Двенадцать.

Морда у таксы вытянулась ещё сильнее:

— Я никогда бы не дала ему больше семи…

— Это всё болезнь, будь она неладна! — вздохнул Гарри. — Что только мистер Стивенсон не делал! Показывал сына именитым докторам, на лучшие курорты возил, лекарства дорогие покупал, всё бесполезно. Сэр Николас в сыне души не чает. Приспичило Крису собак из книжки, и тут выкрутился! Вас где-то нашёл… — Гарри с минуту раздумывал. — Каких только животных у нас в доме не было. Захотелось как-то Кристофу собственный зверинец. Ему и рыбок, и черепашек с попугаями привезли. Мальчишка наигрался, да остыл. Одна престарелая кошка осталась.

— Кошка? — левретка напряглась.

— Та ещё штучка, любимица Бэрримора. Ей за сотню перевалило, древняя, как английская королева-мать. Но танк тяжёлый, хоть и старый. Бисти[6] её зовут. Не знаю, кто ей такое имечко придумал, но попал он в точку.

— Только кошек нам не хватало! — новость не пришлась Юльке по вкусу. — А действующего вулкана у вас случайно нет?

— Вулканов не держим.

Дверь вдруг бесшумно отворилась, и в комнату вошла серая, некогда пушистая кошка.

«Подслушивала. Момента для эффектного появления ждала…» — подумала Лада.

— Ты, как всегда, вовремя, Бисти, — негритёнок выдавил из себя улыбку.

На кошачьей морде отразилась фальшивая приветливость. Выглядела Бисти не очень: шерсть на боках вытерлась, словно ворс старого ковра, зубы пожелтели, хвост торчал кочергой. Казалось, она была не в силах отличить мышь от старого тапка. На лапах горошинами красовались мозоли. Но кошка отнюдь не делала трагедии из своей внешности. Наоборот, казалась вполне в себе уверенной.

— Добрый вечер, — промурлыкала красотка. — Если не ошибаюсь, Отка и Франтишка?

— Я пуделица Отка, а это моя верная подруга из Болоньи Франтишка! — заявила Собакевич с такой гордостью, словно имела честь представиться отпрыску королевских кровей: я — княгиня Такая-то, моя подруга — графиня Сякая-то.

— Ну-ну, — протянула Бисти гаденьким голосом. — Бывала я в Болонье: пьяцца Маджоре — настоящее произведение искусства, вы не находите?

— Искусством не увлекаемся, — отрезала левретка. — Разбираемся в нём примерно так же, как Герберт Уэллс в марсианах.

— Однако странно такое слышать… Пьяцца Маджоре — главная площадь Болоньи. Болонке чистых кровей как не знать об этом? — невинно пролепетала бестия и загадочно добавила: — Щенок у котёнка выменял шляпу, а кошка надела собачий костюм…

Лада молчала — самозабвенно врать, как это делала Юлька, она не умела.

— Если хотите стать нашим другом, — окрысилась Собакевич, — советую прекратить этот унизительный допрос!

Глаза Бисти сверкнули:

— В этом доме слишком многое зависит от меня, деточка. Я воспринимаю вас не более чем стихийное бедствие, причём весьма кратковременного характера.

— Как бы не так! Теперь мы любимцы Кристофера, а вам на пенсию пора!

— Какая наивность! — Бисти оскалила в улыбке стёртые клыки. — Калека остынет к вам так же быстро, как электрический чайник. А нет, так в ближайшем будущем он всё равно отправится на тот свет. Кроме того, мне уже известен ваш маленький секрет… Поверьте, я-то найду способ донести его до нежных ушей Кристофера. Ах что будет! — кошка мечтательно улыбнулась. — Маленький хозяин так страшен в гневе!

Девочки переглянулись. Было ясно как день: мерзавка, не моргнув глазом, выкинет их на улицу. Шантаж всех оттенков и мастей наверняка был её любимым предметом в школе.

— Пойду вздремну, — кошка преувеличенно широко зевнула. — Приличная девица пораньше спать ложится, — вильнув хвостом, она исчезла за дверью.

Глаза левретки сверкнули недобрым огнём.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 4

Кабанчик из русской печки

В сон № 4 явился господин Аглик, опрятный такой и упитанный. Лада столкнулась с ним нос к носу во дворе школы № 5. В лапе господин Аглик сжимал старенький электрический фен для укладки волос, предлагая Ладе:

— Купи, недорого отдам!

— Денег нет, — грустно сказала Лада.

— Давай хоть на флажок со Снусмумриком махнёмся, — предложил Аглик. Звучало заманчиво.

Взявшись за руки, они пошли к тёте Вере. Там Лада перевернула всё вверх дном, пытаясь найти заветный флажок.

— Странно. Я отчётливо помню, ещё вчера он лежал в холодильнике, на верхней полке. Между кефиром и колбасой.

Лада потащила стремянку к антресолям, чтобы поискать и там, но господин Аглик предупредил:

— То, что ты ищешь, точно лежит в холодильнике, только не у тёти Веры.


Зелёные цифры электронных часов мигнули коротко, сменившись на 20:00. Полярная звезда здесь, в Англии, смотрелась непривычно и не совсем натурально. Этакая фальшивая Полярная звезда — маленькая и тусклая. За окном шёл типичный английский вроде бы дождь, мелкий и странный: то ли с неба падает, то ли в воздухе висит.

Такса выглянула из окна: один за другим к замку подъезжали «бэнтли», «роллс-ройсы» и «кадиллаки». Дамы в живописных туалетах в сопровождении кавалеров, всех как один в чёрных смокингах, поднимались по парадной лестнице. Гостей встречали хозяева — сэр Стивенсон степенно раскланивался с вновь прибывшими, мадам Стивенсон ослепительно улыбалась. Улыбка была настолько приветливой, что хотелось унести её с собой.

— Давай спустимся и тусонёмся чуток! — предложила левретка. — Не каждый день такая оказия!

— С твоими манерами только в высшем свете и тусоваться, — такса спрыгнула с подоконника. — Пойдём, будем делать из тебя светскую львицу.


Сгорая от любопытства, собаки просунули морды в проёмы между мраморными балясинами лестницы. Одинаково красивые, будто вырезанные по трафарету, господа и дамы прохаживались по залу, потягивали коктейли и вели светские, ни к чему не обязывающие беседы. Гостей, пожалуй, набралось бы на три, а то и на четыре школьных автобуса. За концертным роялем сидел упитанный пианист с тщательно закамуфлированной лысиной и старательно наигрывал какой-то вальс. Толстые пальцы, как десять жирных мышей, покрытых рыжей шерстью, живо бегали по клавиатуре.

— Вот поиграть бы чуток! — вздохнула Лада, окончившая в прошлом году музыкальную школу с отличием.

— Коротколапкам карьера концертирующих пианистов не грозит. Смотри-ка, Альбинос!

Мистер Бэрримор появился в зале ровно в 21:00, как кукушка из часов.

Набриолиненный пробор-ниточка, очки в дорогой черепаховой оправе, безупречно сидящий смокинг. В его движениях чувствовалось что-то чересчур отшлифованное и одновременно фальшивое. Лицо не изменило сухого выражения.

— Как вечеринка? — на лестницу взбежал Гарри.

— Высший класс! Но мы лишние на этом празднике жизни, — кисловато заметила Юлька.

— Праздник начнётся на кухне, когда гости разъедутся. Там столько всякой вкуснятины останется! Эти снобы обычно ничего не едят, только пьют, как слоны. Сегодня набьём животы как следует! — довольно рассмеялся негритёнок.

— Не хлебом единым… — заметила левретка. — Я бы лучше с тем юношей весь вечер танцевала мазурку, — она показала лапой на молодого брюнета, как минимум лорда или виконта. — Всё лучше, чем сидеть в ожидании объедков! Тем временем гости потянулись в банкетный зал.

— Мне пора, — спохватился Гарри.

— Постой! А можно с тобой? — левретка просительно заглянула негритёнку в лицо. — Нам бы хоть одним глазком посмотреть!

— Что вы! — замахал руками Гарри. — Если вас увидит оберцеремониймейстер, мне несдобровать!

— Ну, пожалуйста! Пожалуйста-пожа-алуй-ста-а! — заныла левретка, вот-вот готовая распластаться и поползти на пузе.

— Эх, была не была! — решился Гарри. — Я повезу сервировочный столик, а вы спрячетесь под скатертью. Потом живо за портьеры, только по-быстрому! Увидит Роджер — голову мне оторвёт!


— Господа, я буду краток! — начал свою приветственную речь сэр Николас. — Сегодня утром после длительного отсутствия я наконец вернулся из России. Всем вам известно, сколь тесно моя работа связана с этой необыкновенной страной. И я сердечно благодарен за то, что вы поддерживаете Элизабет и меня в нашем нелёгком деле. Отнюдь немногие сегодня способны на милосердие, в особенности милосердие к детям, которые не являются нашими соотечественниками. Позволю себе ещё раз подчеркнуть, что все деньги, собранные на сегодняшнем аукционе, будут направлены в российский детский дом города N. Ещё раз благодарю вас за то, что согласились принять участие в нашем благотворительном аукционе. Спасибо, друзья!

Великосветские гости одобрительно закивали, раздались сдержанные аплодисменты.

В зале, помимо благопристойного английского бомонда, собралось множество слуг всех оттенков и мастей. Мажордом, буфетчик, дворецкий, главный повар, резчик и виночерпий… Все они имели специально обученных помощников, а также руководили другими слугами: официантами, помощниками официантов, которые должны были донести угощение только до входа в зал; поварятами, включая тех, кто поворачивал вертела, чистил кастрюли и мыл посуду. Слуги, как один одетые в бархатные ливреи фиалкового цвета с золотым шитьём, выстроились по стойке «смирно» перед дворецким. Роджер суровым взглядом ощупал ряды тарелок, ножей, вилок, салфеток и передал бразды правления оберцеремониймейстеру. Последний движением головы выстроил подопечных по двое в ряд, и те отправились за кушаньями.

— Элизабет, душенька, пожалуй, я переманю вашего шеф-повара к себе, — басом смеялась необъятная мадам в декольтированном платье.

— В чём-чём, а в искусстве устраивать приёмы, вам, сэр Николас, нет равных во всей, не побоюсь этого слова, Англии. Даже средневековые Гаргантюа и Пантагрюэль не сравнятся с вами! — напыщенно говорил господин с седыми бакенбардами и орденом Подвязки на груди.

— Кстати, средневековые правила поведения за столом были весьма любопытными, — с улыбкой отвечал Николас. — Если позволите, я немного расскажу об этом, — он вопросительно оглядел собравшихся.

— Просим, просим! — захлебываясь от восторга, пропищала ушастая не то герцогиня, не то баронесса.

— Эти правила были подробно описаны в средневековых книгах по этикету. Большинство наставлений касалось чистоплотности и того, как учтиво разделить с соседом общую порцию. Перед трапезой необходимо, прошу прощения у дам, почистить ногти и не пачкать грязными пальцами стол. Не должно было пить из общего кубка с полным ртом и глотать суп с шумом. Не полагалось ковырять в зубах ножом, дуть на пищу, чтобы её остудить, и вытирать губы скатертью.

В зале стояла тишина. Рассказчик невозмутимо продолжал:

— Из уважения к соседу ложку следовало как следует почистить и не оставлять в тарелке с пищей (вилок в те времена ещё не было). Нельзя было слишком глубоко залезать пальцами в общую тарелку и крошить туда хлеб потными руками. Ни в коем случае не разрешалось обгладывать кости и раздирать мясо на куски зубами. Кроме того, имелись специальные инструкции, касающиеся сплёвывания и отрыжки, — окончив неаппетитный рассказ, Николас непринуждённо отрезал кусочек гусиной грудки и отправил его в рот.

— Чудовищно! — воскликнула ушастая герцогиня и состроила гримасу.

Ладе показалось, хозяин специально ломал эту комедию. С минуту, переваривая услышанное, гости молчали. Неловкую паузу нарушила симпатичная юная леди.

— Некоторым нашим современникам не помешало бы ознакомиться с правилами средневекового этикета! — она так непринуждённо захохотала, что гости один за другим начали улыбаться, а вскоре все присутствующие добродушно смеялись.

Апогеем грандиозного пиршества стал внесённый двумя слугами на широком золотом блюде кабан, запечённый целиком с кровью. Он лежал на боку, и из спины его торчал нож. Кабан был размером с коня, а нож — с меч короля Артура.

Запахи дичи едва не сшибали собак с ног. Желудок таксы разбух и затвердел, как кожаный портфель.

— Вот бы вцепиться этому жареному мамонту в бок! — запахи доконали левретку. — Смотри как он аппетитно сложил копыта на пузе!

По завершении основной трапезы шестеро слуг, словно соткавшись из воздуха, виртуозно заменили приборы. Вторая шестёрка подала гостям сладкое вино и чай. При этом официанты, поворачивая бутылку этикеткой к гостю, демонстрировали вино с той особенной улыбкой, с которой показывают портрет единственного сына.

Объевшиеся и захмелевшие гости с энтузиазмом переместились в розовый зал, где всё было готово к аукциону.

— В таком состоянии они способны выложить кругленькую сумму за пару нестираных носков сэра Элтона Джона, — фыркнула левретка.

Никем не замеченные, собаки просочились в зал и спрятались под креслом во втором ряду.

За трибуной на овальной сцене уже стоял ведущий торгов, сжимая в руке деревянный молоток.

— Леди и джентльмены, попрошу тишины! — строго скомандовал Молоток. — Итак, все вещи, предложенные сегодня вашему вниманию, имеют надёжное происхождение. Они принадлежат коллекции сэра Николаса Стивенсона. Основной объём торгов — произведения русских художников начала XX века. Также будут представлены товары по нумизматике, бонистике, фалеристике и другим направлениям коллекционирования. Первый лот — картина работы Ивана Неизвестного «Видение отроку Пафнутию», 1925 год, холст, масло.

Молоденькая ассистентка, демонстрируя изысканные манеры, внесла полотно в увесистой раме и водрузила его на демонстрационный мольберт. На картине изображался юный отрок и овца с крыльями. На овечьей морде читалась мировая скорбь — по-видимому, животное даже не знало, как этими штуками пользоваться.

— Начальная цена лота двести тысяч фунтов стерлингов.

— Двести десять! — выкрикнула из зала дама в фиолетовом боа.

— Кто больше? — без энтузиазма обратился к публике Молоток.

— Двести пятьдесят! — поднял дрожащую руку старичок-полковник.

— Двести шестьдесят тысяч! — заявила дама.

— Триста, — сказал старичок так, словно речь шла о трёхстах тысячах конфетных фантиков.

Дама закусила нижнюю губу, лицо её медленно принимало оттенок боа.

— Я и миски собачьего корма за эту мазню не дам! — неистовствовала левретка.

Ведущий стукнул молотком по трибуне, словно поставил точку в скучном рассказе:

— Картина продана джентльмену в погонах за триста тысяч фунтов стерлингов!

Старичок довольно улыбнулся, показав публике фарфоровые зубы, и в сопровождении ассистентки отправился за кулисы.

Все последующие лоты ассистентка демонстрировала гостям бережно, словно чьи-то хрупкие души. Атмосфера сумасшедшего дома окружала собак добрых два часа. Цены росли катастрофическими темпами. Воздух в зале накалился — в нём можно было печь куриные яйца.

— Они с ума все посходили? Господам не хватает серого вещества в одном месте! — негодовала левретка.

— В мире вообще существует такая проблема, как истощение извилин, — вздохнула такса.

Даже нордический Молоток, казалось, утратил своё обычное спокойствие. Он застыл в напряжённом внимании, и лишь его голова совершенно отдельно от тела отворачивалась в сторону и украдкой зевала.

Публике демонстрировались разнокалиберные изделия из золота, серебра, хрусталя и фарфора. Здесь были обеденные сервизы на сто персон, раритетные монеты и марки, личные вещи, принадлежащие королевской семье, картины русских модернистов и ещё много всего. Сенсацией стала русская печь с кочергой, которую Николас привез из России несколько лет назад. Неожиданно она ушла к новому владельцу за сто тысяч фунтов. Печь сразила наповал крупного английского бизнесмена: он приобрёл её для коллекции оружия под личиной военного приспособления времён Первой мировой. Собаки от души порадовались за воспитанников детского дома из своего родного города N.

— Что ж, порцию зрелищ на сегодня мы получили, — сказала левретка. — А теперь я хочу хлеба. Желательно, с кусочком жареного кабанчика и листиком салата сверху.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 5

Завтрак в английском стиле

Дождь лил всю ночь. К утру он пропитал землю до черноты, растормошил притаившихся в ней безымянных существ, и перестал. Серые тучи, словно стадо гигантских животных, стремглав ринулись прочь из Лондона.

Небо на востоке алело. Первые лучи поделили собачьи апартаменты ровно пополам. Юлька, мирно посапывавшая в кровати, была выкрашена в розовый цвет. Лада оставалась в голубоватой тени. В саду как оглашенные орали птицы. Такса потянулась и выглянула в окно.

На ветках дуба сидела парочка пернатых существ, отдалённо напоминавших ворон. Широко разевая острые, как ножницы, клювы с зеленоватыми языками, они пронзительно каркали и прыгали на ярких лапах. Как ни пыталась, Лада не могла разобрать их необычного наречия. Она внимательней пригляделась к пернатым: те определённо пытались ей что-то сообщить. Сыр-бор с карканьем и странными телодвижениями разыгрывался специально для неё — Лады. Псевдовороны яростно махали крыльями, явно на что-то намекая. Такса глянула вниз.

В саду ещё густились сумерки, но тропинка, ведущая к Восточной башне замка, просматривалась. Поминутно озираясь, пригнувшись к земле под тяжестью огромного мешка, крался человек. Непропорционально маленькую фигуру с головы до пят окутывал чёрный плащ. Лицо скрывал капюшон.

— Карлик! — поразилась такса.

Желая остаться незамеченным, незнакомец подкрался к двери башни и замер.

«Вор! Надо звать на помощь!»

Словно прочитав её мысли, карлик обернулся и бросил быстрый снайперский взгляд на окно собачьей спальни. От ужаса такса похолодела — человек смотрел прямо на неё. Лада почувствовала, как пол уходит из-под ног. Казалось, из комнаты кто-то медленно выкачивал воздух. Затем этот кто-то подошёл сзади и отключил тело от источника энергии.

«Я знаю его, — успела подумать такса. — Он из „Возвращения живых трупов-3“» — и потеряла сознание.


— Тебе приснился кошмар после вчерашнего обжорства, — Собакевич зевнула одними челюстями. — В замке охрана лучше, чем у мавзолея. Кто мог сюда пробраться?

В голове шумело, как будто дюжина карликов подметала её вениками. Они всё мели и мели и не собирались закругляться. Никто и не думал для быстроты процесса воспользоваться пылесосом.

— Я видела его своими глазами! И потом вороны…

— С зелёными языками! — левретка театрально расхохоталась. — У тебя нервишки пошаливают, вот и видится всякая нечисть.

— Доброе утро! — в комнату, как свежий ветер, влетел Гарри. Он, как всегда, спешил. — Вам что-нибудь известно о готовящемся для Криса сюрпризе?

— Столько же, сколько о геологической структуре Плутона.

— А я знаю, что сюрприз связан с вами! Спускайтесь в столовую, хозяева уже завтракают — там всё узнаете.


Чего-чего, а пустоты в столовой Стивенсонов хватало с избытком — каждый шаг отдавался здесь эхом. Вощёный пол блестел так, что Лада могла разглядеть в нём каждую складочку на своей морде. В центре комнаты красовался длинный стол, покрытый белоснежной скатертью. Во главе восседал сэр Николас, серебряной ложечкой кушая яйцо всмятку. По правую руку от него — мадам Стивенсон, напротив — их драгоценный отпрыск. Вокруг шеи Кристофера стояла колом накрахмаленная салфетка.

— Отка, Франтишка! Хочу, чтобы они завтракали со мной! — завопил Кристофер, увидав собак.

— Питомцы должны кушать отдельно, — протест матери звучал так, если бы она промурлыкала себе под нос что-то милое.

— Роджер, принесите, пожалуйста, завтрак для собак, — распорядился Николас, намазывая тост маслом.

— Мальчик мой, как ты себя сегодня чувствуешь?

— Мне довольно фигово, мама.

— Я просила тебя не употреблять таких дурных слов. Ну что мне с тобою делать?

— Отправь меня в колонию для принудительного возвращения на путь истинный!

— Надо его подвесить за ноги к потолку и подождать, пока не попросит прощения, — предложила левретка.

Лада молчала — веники в голове наконец-то улеглись.

— Сынок, почему ты ничего не кушаешь? — сменила тему Элизабет. — Ведь ты такой маленький! Ты же не хочешь отставать от сверстников?

— Хорошо растёт то, что растёт медленно. А с этими ублюдками из колледжа я не хочу иметь ничего общего, даже рост!

С портрета на мальчика укоризненно смотрел Бетховен, похожий на растрёпанного кота. Со скучающим видом Кристофер почистил нос. Элизабет растерянно улыбнулась. Убрать с лица эту полудюймовую улыбку было сложно, поэтому она некоторое время оставалась на её губах. Бог знает, сколько тоски и отчаяния скрывалось за этой улыбкой.

— Пожалуй, я выпью сока, — смилостивился Крис. — А у этих булочек пластилиновый вкус, — с видом злодея он спрятал тарелку с булочками под стол.

Сэр Николас взирал на выходки сына с олимпийским спокойствием.

— Кристофер, — серьёзно начал он, и Лада подумала, что сейчас мальчишка получит по заслугам. Но не тут-то было. — Я приготовил для тебя сюрприз!

Мальчик мгновенно преобразился.

— Но сначала ты должен пообещать мне, что будешь вести себя так, как подобает юному джентльмену. Я запрещаю тебе разговаривать с мамой в таком тоне. Ты понял?

— Прошу прощения, мамочка, — с готовностью заявил Крис. — Я просто молокосос! То есть ещё не вполне сложившаяся, сырая личность, и при этом весьма своенравная.

На глазах Элизабет выступили слёзы умиления.

— Мы едем в гости к Гонзе Кнедлику, — сообщил сэр Николас, опуская ломтик лимона в чай.

Лицо Криса мгновенно порозовело и оживилось:

— Шутишь?

— В Прагу мы выезжаем ровно через неделю.

— Что за Гонза такой, да ещё и кнедлик? — удивилась Юлька.

— Чешский писатель, который придумал Отку и Франтишку, — шепнула Лада.

Схватив в охапку собак, Кристофер прерывистым от волнения голосом спросил:

— А собак мы с собою возьмём?

— Конечно, они ведь наверняка хотят встретиться со своим создателем. А сейчас ты можешь прокатиться в город.

— Такое ощущение, — левреткин лоб прочертила глубокая морщинка, — что мало-помалу нас втягивают в очередную авантюру.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 6

Великолепная прогулка

Исполинский автомобиль громоздился у парадного входа, как субмарина, всплывшая на поверхность из морских пучин.

Внутри всё тоже было солидно. Между подушками необъятного сиденья утопал телефон спутниковой связи, в спинку кресла был вмонтирован телевизор, предусмотрительно включённый на канале мультфильмов.

О том, что машина тронулась, Лада догадалась, когда они уже были в пути. Казалось, она скользит по водной глади на доске для виндсёрфинга. Мимо проплывали готические шпили замков, аккуратные домики, будто отлитые из карамели, ухоженные палисадники, парки, словно вырезанные по трафарету. Постепенно роскошь английских предместий сменилась унылой декорацией лондонских трущоб, сеткой узловатых мощёных улочек, тут и там прорезаемых далёкими небоскребами. Над авеню и площадями с двухэтажными толстяками-автобусами, юркими чернявыми кэбами, алыми телефонными будками нёсся гул клаксонов, гомон спешащих горожан и стаи откормленных лондонских голубей. Лимузин, как пароход, вальяжно плыл по каменным венам Лондона: Трафальгарская площадь с одиноким адмиралом Нельсоном, грозный Тауэр и его извечный сосед Тауэрский мост, Вестминстерское аббатство, Парламент с часовой башней Большого Бена, Око Лондона, Букингемский дворец, яркая площадь Пикадилли…

— Ущипни меня! — то и дело вскрикивала Юлька, все ещё не веря в происходящее.

— Магазин игрушек! Стой! — потребовал у шофёра Кристофер.

Посреди Оксфорд-стрит — мекки шопоголиков — высилось яркое четырёхэтажное здание с гигантским Микки-Маусом на крыше.

Вокруг, как мухи над вареньем, крутилась ребятня.

— Лучше бы он устроил экскурсию по модным бутикам, — скривилась левретка.

У входа в магазин ребят встречали клоуны в рыжих париках и ботинках пятидесятого размера. Вместо хлеба-соли они предлагали воздушные шарики и сладкую вату на палочках. Кристофер тут же скупил все шары и с щедростью, достойной королей, вручил их Гарри. Гелевые зайцы и котики изо всех сил рвались вверх, на свободу, и негритёнок еле держался на ногах.

На первом этаже располагался отдел для мальчиков. С места в карьер Кристофер купил железную дорогу с дистанционным управлением, армию солдатиков, которые маршировали и стреляли из маленьких ружей, и целый автопарк радиоуправляемых машин.

— Какая у тебя любимая игрушка? — спросил Крис у Гарри, в очередной раз желая сделать ему приятное.

— Крем для бритья, — на всякий случай ответил негритёнок.

На втором этаже царил мир девичьих грёз. От обилия розового всех оттенков рябило в глазах. Завидев длиннющие полки с куклами и прилагаемым к ним хозяйством, такса чуть не взвыла от восторга. Роскошные дома с полной меблировкой, автомобили, лошади, домашние животные сверкали новенькими упаковками. А что говорить о гардеробе пластмассовых красоток! Здесь были наряды сотни фасонов и цветов: вечерние, бальные, для поездки верхом, купальные и спортивные костюмы, мини и макси, кофточки, пиджачки и, конечно, туфли.

Но Кристофер глубоко заблуждался насчёт пристрастий своих питомиц. Мельком осмотрев кукольный гарем, собаки с сожалением двинулись за хозяином к эскалатору, ведущему на третий этаж.

Живая лестница привела гостей в зимнюю сказку — на ярмарку-распродажу новогодних украшений. Здесь звучали рождественские мелодии, с потолка падали хлопья искусственного снега, горели бенгальские огни и свечи. Ёлки, наряженные по последнему писку новогодней моды, утопали в гирляндах, шарах, бусах и звёздах.

— Хотела бы я взглянуть на типа, который покупает рождественские подарки в апреле, — хмыкнула Юлька.

— Мы, англичане, всё делаем заблаговременно, — деловито заметил Гарри. — Гораздо выгоднее покупать украшения летом со скидкой в 90 %.

«Вот только радости от этого никакой…» — подумала Лада.

Кого-кого, а Кристофера скидки волновали меньше всего — он бойко двинул дальше.

Оказавшись на последнем этаже, такса с левреткой ахнули. В окружении плюшевых домов, точилок для когтей, каучуковых костей, модных ошейников, корзинок и ковриков стояли манекены в модных костюмах — пластмассовые доги и резиновые чи-хуа-хуа, наряженные, как на парад.

— Посмотри, какие умопомрачительные платья! — глаза левретки прыгали от радости.

— Угу, — кивнула Лада.

— Прелестные брючки! Жаль, моего размера нет!

— Да уж…

— А берет! Шикарный фиолетовый берет!

— Ну-ну.

Юлька вдруг остановилась и обернулась на Ладу:

— Можешь ты, в конце концов, воспроизвести нечто более членораздельное, кроме этих бесчувственных междометий? Ну хотя бы союзы? Что-нибудь типа «тем не менее» или «навряд ли»?

— Однако, — ответила Лада, и обе расхохотались.

Выбрав с помощью Гарри штук по двадцать нарядов, собаки скрылись в примерочных.

После таинственной возни и шушуканий за ширмами они вышли к зеркалам и, как заправские манекенщицы, принялись осматривать свои отражения. Кристофер сидел, как поповна в гостях, улыбаясь на все собачьи треволнения.

В розовом платье со шлейфом для хвоста, в сапожках с перламутровыми застёжками и берете, кокетливо надвинутом на левое ухо, сама себе левретка чрезвычайно нравилась!

— По-моему, это ужасно мило! — сказал негритёнок.

— А по-моему, чересчур, — такса скептически оглядела подругу.

— Вот ты никогда не похвалишь! — обиделась Юлька. — А твой костюм, между прочим, франтовский и дурного вкуса.

Ладин наряд был, конечно, менее экстравагантным. Коричневые бриджи с лампасами отлично сидели на задних лапах, а чёрная бархатная куртка подчёркивала поджарость. На ухо таксе повязали белый гипюровый бантик. Он был просто прелесть, и, глядя в зеркало, Лада чувствовала, что этот бантик говорил. Во всём другом ещё могло быть сомнение, но бант был точно прелесть!

Закончив с одёжками, подруги переместились в отдел собачьей парфюмерии. Посовещавшись, они приобрели ванильную пену для ванн, крем для лап с запахом печенья, отшелушивающий тоник для носа, шампунь для нормальной шерсти и заколки для ушей.


На асфальте фантастическими кляксами лежало яркое полуденное солнце. Поминутно щёлкая фотоаппаратами, туристы прогуливались по скверу, тянущемуся вдоль набережной Темзы. Тут и там стояли застывшие живые скульптуры, шарманщики, продавцы мороженого и шаров.

Ребята купили билеты на колесо обозрения «Око Лондона» и, поставив шофёра в хвост длиннющей, как электричка, очереди, отправились прогуляться.

Кристофер купил эскимо и, не спрашивая разрешения, бесцеремонно сунул его в левреткину пасть.

— Опять он лезет со своей заботой! — проворчала Собакевич.

Пока они ели мороженое, Лада отвела Гарри в сторонку и торопливо заговорила:

— Послушай, тебе о чём-нибудь говорит улица Липовая, 17?

— Липовая? — удивился негритёнок. — Там когда-то жила моя бабушка, правда, она давно умерла.

— Правда? А мы сможем туда добраться?

— Я знаю этот район, как расположение комнат у нас в замке. Это совсем близко — пара остановок на автобусе.

— Нам необходимо туда попасть! Сегодня! Другого шанса может не быть. Ты поможешь?

Гарри нахмурился:

— Вы только второй день в Лондоне, а уже что-то затеяли…

— Гарри, я не могу тебе всего рассказать, — тихонько шептала Лада, — просто поверь: это действительно очень важно!

Негритёнок долго грыз ноготь большого пальца.

— Ладно, — наконец кивнул он.

Такса благодарно лизнула Гарри в нос:

— После того как мы прокатимся на колесе, отвлеки Криса. А мы недолго — туда и обратно.

— Но он же мне голову оторвёт!

— А ты придумай что-нибудь.

— О’кей, — мальчик вздохнул, — у вас час в запасе. Слушай, как туда добраться.


Ребятам повезло: лондонский туман взял сегодня отгул. Войдя в стеклянную капсулу колеса обозрения, собаки не заметили, как плавно и бесшумно поднялись вверх. На фоне голубого неба Вестминстерский дворец с башнями, Парламентом, площадью, аббатством и Биг-Беном с высоты птичьего полёта казался кукольным. Да что там Парламент — весь Лондон был виден, как если бы его рассматривали на увеличенной фотографии! Затаив дыхание, Лада смотрела на город своей мечты. Чувство свободного полёта в прозрачной капсуле было сравнимо лишь с полётом на ковре-самолёте.

«И почему нас не превратили в пернатых?!» — подумала коротколапая такса.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 7

Слишком короткая улица

— Почему ты меня не предупредила? — левретка сердито сопела носом. — И про сон ничего не сказала!

— Я не была уверена, что получится сбежать. И Фране из сна я поначалу не поверила. Пока Гарри не подтвердил, что такой адрес действительно существует. Наша остановка, выходим!

Собаки выскочили из автобуса.

— Куда теперь? — левретка машинально озиралась по сторонам.

— До паба «Элефант», свернём направо, и мы на месте. Времени у нас в обрез!

— И что мы будем делать, когда найдём дом № 17?

— Посмотрим. В любом случае информацию, переданную Франей, стоит проверить.


Время шло, а пресловутый «Элефант» никак не находился. Пошёл дождь и мало-помалу выкрасил тротуар в пепельный цвет. Ладе уже казалось, что здания потеряли форму, деревья поблёкли, прохожие утратили живые чувства и смешались в серую массу.

— По городу слоняется десять миллионов человек, — досадовала она, — а дорогу спросить совершенно не у кого!

— Этот поиск бессмысленный, как кончик огурца, — левретка остановилась. — Надо возвращаться.

— Могу я вам помочь?

Подруги оглянулись — позади, поигрывая мускулами, стоял поджарый серый леврет.

— Меня зовут Чарли, — галантно представился незнакомец.

— Что это ещё за собакоподобный комик? — прошептала Юлька и почему-то покраснела.

— Знаете, кажется, мы заблудились, — скоро заговорила такса. — Мы ищем дом № 17 по улице Липовой, он где-то рядом с пабом «Элефант».

— «Элефанта» здесь давно нет, но я знаю, где находится то, что вы ищете. Если позволите, я вас провожу, — предложил Чарли и смущённо взглянул на Юльку.

— Не представляете, как вы нас выручите! — обрадовалась Лада.

Леврет был чертовски красив. Особенно бросались в глаза его безупречной формы уши, стоявшие торчком.

— Ему бы работать супермоделью в рекламе ушей, — съязвила левретка.

— Если это не любовь, тогда в твоих жилах течёт томатный сок…

— Чтобы я — в этого? — вспыхнула Собакевич, тщетно стараясь придать морде равнодушие.

— Мы пришли, — объявил Чарли, когда целую вечность спустя, они добрались до места назначения.

Назвать улицу Липовую улицей как-то язык не поворачивался — такой узенькой и короткой она была. Тут и там валялся бумажный мусор, мостовую сплошь покрывали выбоины.

«Липовая, 16» — гласила табличка на обветшалом здании — последнем на этой крохотной улочке. Плоское гладкое строение без балконов и эркеров напоминало спичечный коробок.

— А где же дом № 17?

— Судя по всему, такого здесь просто нет, — виновато ответил Чарли.

— Неужели я ошиблась? — Лада понуро опустила голову.

— Не всегда следует верить тому, что снится, — назидательно сказала левретка. — Надо возвращаться. Чарли, вы не могли бы проводить нас до Ока Лондона? А то боюсь, мы снова заблудимся.


На набережной вовсю сияли фонари и иллюминация. Яркие блики отражались в неспешных водах Темзы, настраивая прохожих на праздничный лад. Народу прибавилось. Белоснежный лимузин стоял на парковке, как ни в чём не бывало.

— Что ж, спасибо, Чарли, — делая большие паузы, сказала левретка.

— Мы бы не могли увидеться вновь, в более приятной обстановке? — Чарли заглянул ей в глаза. — Знакомство наше было столь сумбурно…

— О’кей, запоминайте адрес…

— Я непременно найду вас, — пообещал Чарли.

— Смотрите, Кристофер! — воскликнула Лада. — Чует моё сердце, сейчас что-то будет…

Такса пристально всматривалась в быстро приближающуюся к ним фигурку. Мальчик был явно не в себе: волосы растрёпаны, костюмчик нараспашку, опухшее лицо… За ним, сверкая глазами, бежал запыхавшийся Гарри. В душе чем-то острым кольнула совесть.

Кристофер подошёл к собакам, остановился и молча уставился на беглянок.

«Сейчас он будет нас бить!» — подумала такса, памятуя об их первой экстравагантной встрече.

Немая сцена явно затягивалась. Лада судорожно сглотнула: «Или утопит в Темзе…»

— Наконец-то вы нашлись! — чуть слышно прошептал Кристофер и заплакал.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 8

Тайные послания

Замок уснул, словно сотни молчунов, вооружившись бесшумными пылесосами, собрали по дому все звуки. Тишину нарушал только скрежет сверчков в саду.

Лада встала с постели и на цыпочках подкралась к двери.

— Конспирируешься? Опять что-то затеяла? — Юлька всю неделю старательно придиралась к Ладе.

— Отлично, никого нет! — просияла такса. — Слушай внимательно: сейчас мы пойдём в спальню Кристофера и прочтём книгу. Времени мало, до возвращения Стивенсонов часа два, не больше.

— Погоди, какая ещё книга? — не поняла Собакевич.

— Про Отку и Франтишку! Думаю, между ними и нами непременно должна быть какая-то связь. Возможно, если мы прочтём сказку до конца, то узнаем, как найти мадам Кортни!

— У тебя не голова, а небесная канцелярия! — восхитилась Юлька.

Собаки юркнули в коридор и беззвучно подкрались к спальне Кристофера. Такса уткнулась носом в угол двери: пахло исключительно Кристофером.

— Всё в порядке.

Встав на задние лапы, левретка нажала на ручку — дверь неслышно отворилась.

При свете ночника комната показалась огромной. Детская кровать да небольшой столик — лишь бледные сумерки заполняли собой пустующее пространство. Но, привыкнув к тусклому освещению, собаки с изумлением обнаружили, что по двум стенам детской от пола до потолка тянутся стеллажи, доверху забитые книгами.

— И как мы будем искать среди этого мегаархива? — левретка круглыми глазами осматривала полки.

— По запаху! Любимая книга Кристофера должна пахнуть им сильнее, чем остальные. И потом, высоко она лежать не должна — Крис не дотянется, если захочет перечитать.

Собаки принялись обнюхивать уходящие под потолок стеллажи. Собакевич то и дело чихала, плевалась и демонстрировала неудовольствие происходящим. Чернышёва наоборот, отнеслась к делу серьёзно, методически обнюхивая полку за полкой.

— Я забила мамонта! — наконец воскликнула Юлька.

Она держала в зубах огромную серую книгу. Среди ярких соседок та выглядела тихоней, однако размеры её впечатляли.

— Это не сказка, а всемирный телефонный справочник!

— «Приключения Отки и Франтишки». Она! Читай, а я покараулю у дверей, — сердце Лады не отпускал липкий страх. Нехорошее предчувствие гнездилось в нём уже несколько дней.

Юлька положила книгу на столик перед ночником, устроилась поудобней и медленно, со вкусом начала чтение.

— Быстрее! — интуиция подсказывала: задерживаться здесь не стоит.

— Читаю как могу, — огрызнулась левретка.

Каждую страницу Собакевич перелистывала так, словно отдирала скотч от бумаги. Происходило это с интервалом в добрых пять минут — такими темпами она бы закончила к Рождеству.

— Давай я сама! — не вытерпев, такса выхватила книгу у подруги.

Это была история о них. Точнее, о двух чешских девочках, которых злая фея Мортни превратила в собак. История повторялась точь-в-точь, за исключением мелких деталей и географических названий. Такса читала, и перед глазами вставали эпизоды из прошлого, словно память была сосудом, из которого она на ощупь выуживала нужные воспоминания.

Раздался телефонный звонок. Резкий звук, от которого содрогнулась душа. Чернышёва уставилась на ярко-зелёный пластмассовый телефон. Это был ИГРУШЕЧНЫЙ телефон. Он не мог звонить в принципе. Но телефон трезвонил требовательно и мерзко, как помешанный, как трубящий в предчувствии гибели слон.

— Надо ответить. Кто-нибудь из слуг может услышать, — медленно, на ватных лапах, такса подошла к телефону и взяла трубку: — Хэлло.

— Й зн кт т…

Она почувствовала, что сжимает в лапе кусок льда. Лада попыталась в уме перевести речь собеседника на человеческий язык, но не смогла вычленить из этого бормотания ничего вразумительного.

— Что вы сказали?

— Йа зна кт ты! — голос в трубке был ужасно далёким, словно кто-то страшный на другом конце света шептал в воротник пальто. Телефонную линию забивали помехи. — Й прд з тбй! — что-то кошмарное, валило из трубки прямо в ухо. Звуки отдавались в голове эхом, точно доносились из параллельного мира.

— Не понимаю… — голос застрял в одеревеневшем горле. Такса почувствовала, что превращается в улитку, у которой отобрали домик.

— Я приду за тобой, — явственно расслышала она.

Испуганное воображение рисовало портрет кого-то, кто питается падалью, сгнившими отбросами и пьёт кровь свежеубиенных такс.

— Постойте, но… — сказала она частым гудкам.

Тот, кто был по ту сторону линии, повесил трубку. Повесил так, что сделалось ещё страшнее. Лада ошарашенно смотрела на телефон.

Так и чудилось, что сейчас кто-нибудь перезвонит и всё объяснит.

— Кто это? — спросила левретка.

— Он сказал, что знает, кто я, и придёт за мной…

— Час от часу не легче. Нужно сматываться! Хорошо воспитанные девочки долго в гостях не засиживаются, — Юлька бодро двинула к выходу.

— Не так быстро, родные мои!

Пряча в уголках рта довольную усмешку, у дверей стояла Бисти.

— Ты что, следишь за нами? — зарычала левретка.

— Собаки видят мир носом, а кошки — ушами, — улыбнулась Бисти. — А я-то переживаю, кто это в спальне Кристофера хозяйничает? Дай, думаю, проверю — вдруг воры? Смотри-ка, книжки читаете…

Бисти подошла к столику с таким видом, словно ехала по красной дорожке, восседая на белом слоне:

— Решили узнать, что будет дальше? — ласково молвила кошка. — Да вы просто пешки в игре мистера Бэрримора! И уж поверьте, он — настоящий мастер тонкой дипломатической интриги. Талейран ничто в сравнении с ним! — кошка осеклась, осознав, что сболтнула лишнего.

— А ну рассказывай, какие козни плетёт твой хозяин? — Юлька шагнула на Бисти. — Не то порву тебя на ремни!

Оценив угрозу, кошка попятилась, но вдруг остановилась и заорала во всё горло. Это был душераздирающий вопль. Самый беспробудный соня выскочил бы из забытья, услышав нечто подобное!

Собаки рванули к выходу, но…

На их пути, словно грибы после дождя, выросли длинные ноги. На пороге стоял Бэрримор.

Лицо Альбиноса напоминало морское дно — мёртвое и безмолвное. Он бесстрастно достал из кармана носовой платок и элегантно высморкался:

— Отпусти их, Бисти, ещё не время…


Завтракали в небе. В иллюминаторе слева до самого горизонта сверкало бликами море.

Самолёт плавно снижался. Чехия казалась маленькой и рыжей от обилия, словно игрушечных, черепичных крыш.

— Как в сказках Андерсена! — восхитилась Юлька.

Компания остановилась в уютном семейном отеле в центре Праги — на Вацлавской площади и отправилась обедать в местный ресторанчик.

Пока Николас с Кристофером изучали меню величиной с доску для серфинга, официант преподнёс гостям презент от шеф-повара. На гигантской тарелке лежала устрица, изящно политая красным соусом. Устрице было грустно — её одиночество скрашивал только листик мяты.

На первое был подан французский суп-пюре из трюфелей. Отведав его, Лада ощутила на языке концентрированный вкус удовольствия.

На второе принесли традиционный чешский гуляш с кнедликами, сервированный по-королевски, — на глубоком блюде под серебряным колпаком. Левретка тотчас требовательно уставилась на маленького хозяина. Через минуту собакам принесли то же самое..

Обед венчало крем-брюле с горячим шоколадом и жареным миндалём. Наевшись до отвала, собаки еле выкарабкались из-за импровизированного стола.

— Вам понравился обед? — с натренированной улыбкой поинтересовался метрдотель.

— Всё было очень вкусно, — поблагодарил Николас.

— У нас есть традиция — при желании гости могут оставить слова признательности заведению. Если вам будет угодно… — вместе со счётом он положил на стол визитную карточку ресторана.

— С удовольствием, — улыбнулся Николас и что-то быстро застрочил на визитке.

В холле ресторана висел триптих в роскошных багетных рамах. Но вместо картин в них красовались отзывы посетителей на английском, японском, чешском, русском… Лада с любопытством разглядывала занятные «полотна».

— Франтишка, нам пора! — хозяева уже оделись и стояли у выхода.

Лада обернулась на зов Николаса, но вдруг краешком глаза заметила то, что заставило задрожать её сердце. На крохотной коричневой карточке, приколотой у краешка багета, корявым почерком, словно кто-то держал ручку впервые в жизни, по-русски было написано:


Приключения чёрной таксы

От неожиданности Чернышёва просто в пол вросла.

«Не может быть… Что это, совпадение? А „Восточная башня“ здесь при чём?..» — такса принюхалась. От клочка картона доносился еле уловимый родной запах.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 9

Загадка пана Кнедлика

В ожидании встречи с писателем Кристофер не спал всю ночь. От переживаний мальчик даже отказался позавтракать. Несколько раз он переодевался, не в силах решить, что надеть: костюм-тройку с галстуком или комбинезон и кепку в форме носа таксы. Посоветовавшись с отцом, он выбрал первое.

Сели в такси. Счастливый господин Солнце сиял вовсю. По залитому синевой небу тянулись тонкие, словно проведенные кистью, ниточки облаков, тут и там вспарываемые готическими шпилями. Необычайное количество собак, разодетых в пёстрые жилеты, с хозяевами на поводке фланировали по тротуарам.


— Липовая, 17, пожалуйста, — буднично обратился к шофёру Николас.

«ЛИПОВАЯ, 17?!»

В Ладу плеснуло горячей волной.

«Вот оно! В сны всё-таки надо верить!»

— Слышала? — возбуждённо затявкала левретка. — Как же мы сразу не догадались?

— Я знала, Франт не мог меня обмануть, даже во сне! — возликовала Лада. — Гонза Кнедлик — тот, кто нам нужен.


Дом пана Кнедлика разыскался сразу. На фоне типичного пригорода умопомрачительное здание само выросло перед глазами. Жилище детского писателя походило на квадратный арбуз — продукт генной инженерии. В ультра-модерновом доме, обшитом светло- и тёмно-зелёным металлосайдингом, двери и ставни были выкрашены в цвет арбузной мякоти. В густом, запущенном саду росли старые деревья, топорща ветки, как кораллы на дне океана. Невдалеке на лохматом газоне торчала мраморная статуя какого-то типа из греческой мифологии. Невнятной породы пёс вяло, не веря в себя, патрулировал пространство перед домом. Существо это было крайне робкое и застенчивое. Даже по собственному саду он передвигался бледной тенью.

Завидев гостей, пёс преобразился. С крайне сосредоточенной мордой он подбежал к незнакомцам и обнюхал их ботинки. Одной лапы у собаки не хватало, но пёс так ловко передвигался на трёх, что это нисколько не бросалось в глаза.

— Кого я вижу! — грянул глубокий бас. — Господин Стивенсон, если не ошибаюсь?

С крыльца, утопая в улыбке, спускался пан Кнедлик. Милая фамилия ничуть не шла этому человеку. Это был не детский писатель, а качок с горой мускулов, на которых вот-вот треснет по швам халат. Шея пана Кнедлика была толщиной с грудную клетку мужчины средних лет, а руки — каждая с ляжку обычного человека.

— Спасибо, что согласились с нами встретиться, — Николас протянул писателю руку и тут же пожалел об этом. Тот сотрясал беднягу добрую минуту. Вместе с рукой трясся и сэр Николас.

— А это маленький Кри-истофер? — прогремел, будто в трубу, гигант и показал Кристоферу огромную козу. — У-тю-тю. Люблю ребятишек!

Мальчик вяло улыбнулся.

— Проходите, чувствуйте себя как дома! — насвистывая, Гонза повёл гостей в дом.

Внутри писательское жилище выглядело так, словно целый взвод сапёров-лилипутов хорошенько заминировал его, а потом рванул все детонаторы сразу. Повсюду были навалены муравейники бумаг, газет и журналов. Книги валялись на полу вперемежку с грязными чашками, тарелками и носками.

Хозяин провёл гостей в рабочий кабинет. Когда-то здесь было очень красиво: роскошная мебель, рояль, медвежья шкура на полу — всё покрывал толстый слой пыли. Хрустальные пепельницы были забиты окурками, на столе, заваленном исписанными страницами, как усталое животное, дремала старенькая печатная машинка.

— М-да… Если бы здесь провели финальную игру чемпионата мира по футболу, кавардак был бы поменьше, — шепнула Юлька.

— С некоторых пор я без прислуги, одному тяжело управляться, — извинился перед гостями пан Кнедлик.

Разговаривал он, выставив подбородок вперёд, но в гиганте не чувствовалось ни спеси, ни стремления повелевать окружающими. Он принадлежал к универсальному типу людей, которые запросто сходятся с кем угодно. Гонза опустился в рабочее кресло.

— Сами видите, я переживаю не лучшие времена, — вооружившись циркулем, начал он. — Пора популярности и славы давно прошла. Писать не могу — то порядок мыслей с ног на голову, то доводы выводам не соответствуют. В общем, почиваю на лаврах. Да ещё и куча родственников, которым постоянно что-то надо от богатого дядюшки. Но я не жалуюсь. Гораздо лучше дать себя разорить легкомысленному племяннику, чем дать себя прокормить брюзгливому дедушке. Я, кстати, пишу завещание и уже практически написал его. Оставлю всё отечеству и человечеству, — Гонза грустно рассмеялся. — Вы уж простите меня за пессимизм. Вот вы, сэр Николас, можете назвать навскидку три современных детских книжки? Кроме «Гарри Поттера», разумеется.

Николас задумался: ничего в голову не приходило.

— Вот видите! Что у сегодняшних детей популярно? — писатель неистово жестикулировал. — Аватар, человек-паук, роботы-трансформеры! Их же от мониторов за уши не оттащишь! Двадцать первый век — самое технократичное столетие истории, а я понятия не имею, какой кнопкой на калькуляторе извлечь квадратный корень из 365. Того и гляди, отстану от жизни, как от поезда, — Гонза бросил взгляд на свою печатную машинку.

— Что поделаешь, так мир устроен, — пожал плечами Николас. — Памятники ставятся всему, что наименее памятно…

— Вот ответьте, — не унимался Кнедлик, — куда исчезли сказки Андерсена? Куда пропали Бременские музыканты, Мэри Поппинс, наконец Золушка? Дети этого не читают — у них есть Интернет и компьютерные игры. И это, заметьте, не только в Чехии. Картина одинаковая везде — одинаковая до постных выражений на детских лицах.

Сэр Николас с серьёзным видом слушал не на шутку разошедшегося писателя. В номинации «Старательное выслушивание чужих речей» он занял бы первое место.

— Между старыми сказками и теперешними — бездна невероятной глубины, — Гонза нервно тыкал циркулем в левую ладонь. — Для меня писать сейчас — всё равно, что двигаться в час пик против движения. Сижу взаперти уже несколько месяцев, испортил тонну бумаги, а ничего путного написать больше не могу. Обычно люди пытаются убежать от скуки, а я хочу влезть в неё по самые уши, — Гонза замолчал, уставившись на свои гигантские пальцы.

Николас смиренно поднял глаза к потолку, дожидаясь, пока тот проведёт ревизию всех десяти пальцев, одного за другим. Разговор явно принимал не то русло, которого ожидал мистер Стивенсон.

— Наверное, обратили внимание, что пёс у меня трёхлапый? Пришёл как-то домой с прогулки, а вместо лапы: кровавое месиво. Кто-то взял и отстрелил ему ногу. А какая необходимость калечить собаку? Он послушный, ни разу никого не укусил. От того, что ударишь его или лапу изуродуешь, ничего не поимеешь. Но такой беспричинной жестокости в мире целые горы. Мне не понять, вам не понять, а она существует… — Кнедлик вздохнул. — Простите, ради Бога, — вдруг опомнился он. — У меня теперь нечасто гости бывают. Так что вас привело ко мне?

— Пан Кнедлик, я писал вам, что Кристофер увлечён вашими книгами. Вы, разумеется, в курсе ситуации… — Николас многозначительно посмотрел на писателя.

— Да-да, конечно, — тот понимающе кивнул.

— Пан Кнедлик, — неожиданно прервал отца Кристофер. — А вы разве не узнаёте собак?

— Собак? — Кнедлик рассеянно уставился на Ладу с Юлькой.

Николас несколько раз кашлянул.

— Ах как я сразу не сообразил! Это же Франтишка и Отка!

— Уверены? — казалось, мальчик не верит ни единому его слову.

— Знаешь, Крис, у меня зрение слабое, — в подтверждение своих слов Кнедлик нацепил очки и внимательно осмотрел собак. — Отка, иди скорее ко мне!

Юлька с готовностью подбежала к Гонзе и завиляла хвостом, словно встретила старого приятеля. Кристофер повеселел:

— Так значит, вы писали именно про этих собак? Значит, это всё правда?

Кнедлик посмотрел на Николаса, словно ища подсказки.

— Знаешь, — медленно, взвешивая каждое слово, начал он, — в профессии под названием «Сказочник», как и в любой другой, есть своя тайна. Настоящий сказочник никак не может открыть её читателю — ведь тогда пропадёт всё волшебство. Но тебе я отвечу честно: всё в этом мире выглядит не совсем так, как есть на самом деле. Твои собаки — настоящие потому, что они по-настоящему любят тебя. Неважно, как их зовут, какой они породы, главное — чувство, которое ты пробудил в их душе. А души у них живые. Сказочных можно насочинять сколько угодно, но это всего лишь иллюзия, декорации из папье-маше. Нужно ценить того, кто с тобою рядом.


— Пан Кнедлик, вы только не бойтесь, мне необходимо с вами поговорить, — дождавшись ухода хозяев, они отправились осматривать сад, — заговорила Лада. Она попыталась сказать это как можно тише, чтобы писателя не спугнуть.

Гонза вздрогнул, ища глазами источник звука. Никого, кроме таксы, левретки и медвежьей шкуры в кабинете не было. Сообразив, что владелец шкуры мёртв, он удивлённо уставился на собак.

— Выслушайте и не перебивайте, — левретка взяла ситуацию в свои лапы. — История длинная, а времени у нас мало. Изложу вкратце основные факты.

Шокированный писатель кивнул. Ладины догадки оказались верными: Кнедлик понимал собачий язык. Похоже, он был одним из тех, кого Гарри называл особенными.

Юлька рассказала сказочнику историю своих приключений, начав с Собачьего Собора и закончив сегодняшним днём. Писатель лишь изредка протирал глаза, словно желая убедиться, не галлюцинация ли это.

— Теперь понимаете, почему мы обращаемся к вам за помощью? Вы наша единственная надежда! Если не расскажете, где искать мадам Кортни, мы пропали! — для пущей убедительности левретка пустила одинокую слезу.

— Дайте прийти в себя, — забрав побольше воздуха в широкий грудной ящик, выдавил Гонза. Похоже, рассказ левретки казался ему полнейшей белибердой.

— В любую минуту могут вернуться хозяева! Если вам что-то известно о мадам Кортни, рассказывайте скорее!

— Но я не знаю никакой мадам Кортни.

Такого подруги не ожидали никак.

— А книга! — завопила Юлька. — В ней фигурирует некая мадам Мортни — вылитая наша!

— Книга — плод моего воображения. Это всего лишь совпадение, случайность, — сказал Кнедлик, будто констатировал факт, известный любому гуманоиду на земле.

— Пан Кнедлик, ну что вам стоит нам помочь? Неужели вам действительно ничего не известно?

Лада совершенно обалдела от такого поворота событий. И это ещё слабо сказано. Бессилие рыбы, завёрнутой в целлофан и запертой в холодильнике, — вот что она чувствовала.

В комнату вошли Николас с сыном:

— Пан Кнедлик, мы можем помочь вашей собаке. У меня есть хороший ветеринар. Он сделает протез для бедняги.

— Чудесно! — облегчённо выдохнул Гонза обрадовавшись появлению людей. — Не желаете ли отобедать? Я, признаться, очень люблю готовить. Специально к вашему приходу я смастерил картофельные кнедлики и гуляш. И для собак у меня найдётся еда. Поесть самому и не накормить собаку — чистый эгоизм!

Проводив Стивенсонов в столовую, хозяин повёл собак на кухню. Как ни в чём не бывало, он достал из холодильника собачьи консервы, вытряхнул их в миски и немного подогрел в микроволновке:

— Не деликатес, но есть можно.

— Нам от вас ничего не нужно! — заявила Юлька. — Кроме информации.

— Повторяю, нужной вам информацией я не обладаю. Всё же попробуйте еду, — с особым ударением произнёс Кнедлик, — не пожалеете. Приятного аппетита!

— Может, он отравить нас удумал? — левретка подозрительно принюхалась.

«И всё-таки он что-то знает… — Лада отчётливо это чувствовала, как чувствуют камушек, попавший в обувь. — Уж слишком демонстративным выглядело его безразличие. Слишком быстро выпаливались заготовленные фразы. Думай, Лада, думай! Чутью не нужны факты и доказательства».

— Постой-ка! — такса вдруг замерла, не дожевав. — Ну, конечно: «То, что ты ищешь, точно лежит в холодильнике, только не у тёти Веры…»

— Что? Какой холодильник?

— О котором говорил господин Аглик во сне!

Собаки снизу вверх оглядели гигантский холодильник Кнедлика, размерами и цветом похожий на айсберг. В этой махине с лёгкостью разместилась бы провизия на три месяца вперёд. Металлическая ручка в виде клавиши блестела вне пределов собачьей досягаемости.

— Как откроем? — призадумалась Юлька.

Облокотившись о дверцу, Лада встала на задние лапы. — Залазь, — скомандовала она.

Кряхтя Юлька вскарабкалась на подругу и широко расставила лапы, пытаясь обрести баланс.

— Собралась прыгать с парашютом? Открывай быстрее, ты увесистая!

Левретка дотянулась до ручки и что есть силы надавила.

— Есть! — дверца открылась, и Юлька чуть не грохнулась вниз, но вовремя удержалась. — Что мы ищем?

— Тщательно осматривай всё, что там есть, — отозвалась снизу Лада.

— У меня внутри сильнейший разброд и шатания. Не знаю, с чего начинать.

— С чего хочешь, только быстрее! — взмолилась такса.

— Да, дорогой Ватсон, задачка не из легких, — обратилась левретка к банану, одиноко лежащему на нижней полке. Банан молчал. — Помидоры-огурцы нам не интересны. Обезжиренное молоко, упаковка йогуртов, большой кусок сыра с плесенью, банки собачьих консервов, недоеденная четвертинка пиццы…

— Постой, что ещё за консервы? Прочитай, что написано на банке.

Юлька изогнулась и с головой залезла в холодильник.

— Темно: плохо видно. Написано по-английски, а что — не разберу… Так-с, состав: говядина высшего сорта, говядина первого сорта, свинина полужирная, белок, крахмал, соль, смесь специй. Ничего себе! — присвистнула левретка. — Хорошие какие консервы!

— Читай дальше!

— Где я остановилась? — Собакевич нравилось стоять лапами на плечах у подруги. — Срок годности — 12.12.2012 г. Изготовитель: Лондонский экспериментальный завод собачьего питания. Олд-стрит, 1, Лондон, Великобритания.

— Посмотри, что на обороте.

Юлька носом развернула банку: «Консервы для собак „Кортни“. Накорми собаку вкусно и попробуй сам!»

— Эврика! — возликовала Лада. — Слезай, теперь мы её точно найдём!

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 10

Спасение утопающих

Карловы Вары… Об их чудодейственных источниках известно всему миру. Пан Кнедлик настоятельно рекомендовал: «Поезжайте на пару недель: отдохнёте, полечитесь, развеетесь, в конце концов!».

Смена обстановки в самом деле благотворно действовала на мальчика. Удивительно, но он больше не жаловался на постоянные головные боли, был весел, энергичен и розовощёк.

Всю неделю Кристофер под надзором врача посещал процедуры. Жемчужные, вихревые и йодные ванны, грязелечение, душ Шарко, подводный массаж, парафиновые компрессы, сауна… Такому лечению мог позавидовать бы и тот, кто боится докторов как огня!

Небосвод продырявила горстка звёзд. Белая луна, как сиротка, молчаливо плыла по небу. Левретка дрыхла, прилежно посапывая во сне.

— На прогулку? — Николас вопросительно взглянул на Ладу.

Такса одобрительно завиляла хвостом.

— Что ж, пойдём вдвоём.

На улице было удивительно тихо. Лишь деревья шелестели листьями да бессмысленно ворковали голуби. Хотя кто их знает? Может быть, голуби вкладывали в своё воркование какой-то тайный смысл?

Николас и Лада медленно двигались вверх по реке Тёпле, как древние рыбы по ступеням эволюции. Каждый думал о своём. Незаметно цепочка домов оборвалась, редкие фонари светили тускло. Даже голуби пропали, остался один телеграфный столб. Расписавшись у его подножия, такса обогнала хозяина и заглянула ему в глаза: «А не пора ли домой?».

Николас огляделся:

— Ты слышишь?

Лада навострила уши. Из темноты доносились приглушённые звуки — невдалеке кто-то тихонько плакал. Николас, не раздумывая, направился к берегу.

Сначала они увидели огромную тень на стене. Её облупившаяся штукатурка трещинами напоминала древнюю старуху. Шагнув в темноту, Лада заметила на берегу человека. Длинный охотничий плащ, ботфорты — незнакомец походил на мумию, готовую кинуться в погоню за расхитителями гробниц. В руке мумия бесстрастно сжимала котёнка. Бедолага пытался вырваться, но то была железная хватка — крепкая и надёжная. На земле возле мучителя лежал мяукающий мешок — намерения негодяя были очевидны. Мумия то окунала, то вытаскивала котёнка из воды — работал незнакомец профессионально, с огоньком. Гигантская тень на стене колыхалась, вторя его движениям.

— Котят топишь? — только и спросил Николас.

— Топлю, — только и ответил тот.

— Зачем?

— Чисто из старческого каприза.

— Отпусти их.

— Мои кошки, хочу — топлю, хочу — нет, — сказала мумия.

— Сколько ты за них хочешь?

— Двести! — не растерялся предприимчивый злодей.

— Вот деньги, неси сюда мешок.

Получив вознаграждение, человек осмотрел купюры и, удостоверившись в их подлинности, лихо заковылял прочь.

— Неужели тебе ни капли их не жаль? — окликнул его Николас.

Незнакомец обернулся:

— Так ведь они, считай, не жильцы: слепые, лысые; утопишь, только всем лучше сделаешь. С какой стороны ни посмотри — поступок, за который не стыдно. А таких, как ты… — на всякий случай мумия отошла на безопасное расстояние, — я ненавижу! Как увижу праведного богатея, прямо с души воротит! — последняя фраза была достойным завершающим штрихом к портрету.

Гнаться за негодяем было бессмысленно, и такса ограничилась сердитым рычанием.


Николас с Ладой на поводке тихонько вошёл в номер. Раскрыв мешок, он бережно, один за другим вынул на свет трёх маленьких котят.

Не помня себя от страха, малыши тряслись и плотнее жались друг к другу. Казалось, жизни в них было не больше, чем в меховых варежках.

Тонкие рёбрышки торчали из-под кожи, покрытой редкой тёмной шерстью. Один был крупнее других и, похоже, смелее — это ему пришлось искупаться в холодной воде. Принюхиваясь, котёнок подполз ближе к Ладе, приняв её за маму. Крепко прижавшись бочком, он уткнулся слепой мордочкой в собачий живот, да так и замер.

Николас укутал новорождённых тёплым пледом.

— Ух, ты, котята! — щурясь от яркого света, в комнату вошёл сонный Кристофер. — Откуда?

Позади с заспанной физиономией семенила левретка.

— Забрали у одного плохого человека! — весело отрапортовал сэр Николас. Самым неожиданным образом преобразившись в матушку-хозяйку, он достал из мини-бара пакетик молока, юркнул на кухню и загремел оттуда посудой.

— Хорошие, — одобрительно кивнул Кристофер, поглаживая котят.

Здоровячок довольно зафыркал: «Фру-фру-фру», — и попытался встать. На ходу его пошатывало, и он походил на маленького толстого пьянчужку на кривых ножках. Фру-Фру старался шагать как следует. Передние лапки маршировали бодро, поднимаясь высоко, словно он ими барабанил. А задние, отставая, тащились сами по себе до тех пор, пока малыш не растянулся на пузе.

— Откуда тут взялись кошки? — проскрежетала левретка, не разжимая челюстей.

— Понюхай, как они восхитительно пахнут! — сказала такса.

— Нюхать кошек без противогаза? Я всегда считала Николаса далеко не подлецом, но зачем же тащить в дом кошек? Откуда они вообще взялись?

— Мы родились вчера ночью, — тоненько пропищал Фру-Фру. — Но нас забрали от мамы.

— Слепые, а разговаривают! — удивилась левретка. — Какой крепыш! Даю лапу на отсечение, когда он вырастет, будет чуть поменьше молодого бегемота.

Фру-Фру оскалил в улыбке беззубый рот и заурчал, нежно покусывая руку Криса. Малышам льстило всеобщее внимание — котята вообще очень чувствительны к лести: любят, чтобы их тискали, ласкали и баловали. А ещё просто обожают, когда всячески намекают, что они самые лучшие, красивые и замечательные коты на всём белом свете.

Николас вернулся с чашкой тёплого молока и пипеткой. Взяв самого маленького на руки, он с энтузиазмом принялся его кормить. Котёнок мяукал и с жадностью сосал импровизированную соску.

— Ну ты и Мяфа! — рассмеялся Кристофер.

— Очередной кошачьей мафии нам в доме только не хватало! — негодовала левретка. — Кошка, что карликовый тигр: любит мышей, покровительствует людям и ненавидит собак!

Третий котёнок испуганно юркнул под плед.

— Не бойся, экий ты бережливец! Напугал тебя злодей? Пап, давай их оставим!

— Можем и оставить, — согласился отец. — А ты, сынок, на будущее имей в виду: зло вообще-то слабее добра. Разрушать и губить слабых куда легче, чем созидать и защищать. Такие дела.

— Значит, если добро сильнее, то оно обязательно победит зло?

— Рано или поздно, но добро всегда побеждает. А сейчас шагом марш в постель!

Наевшись, котята повеселели, немного поползали, позёвывая и помахивая задранными кверху хвостами, и заснули.

— А взрослые кошки, они что едят? — спросила левретка, снова укладываясь в кровать.

— Подошвы от ботинок, — сказала такса.

«Дзы-ынь!» — раздался вдруг резкий звук. «Дзы-ынь! Дзы-ынь!»

Чернышёва вскочила с постели и оторопело глянула на тумбочку. На ней стоял старинный телефон на гнутых львиных ножках. Телефон звонил визгливо, совсем не по-львиному.

— Ты чего?

— Он не может звонить, — чуть слышно прошептала Лада. — Я сама видела, как Николас отключил его на ночь.

Левретка залезла под кровать и проверила розетку:

— Выключен…

— Это он. Он меня нашёл… — Ладу сковал знакомый страх. Похожий на чёрного земляного червя без глаз и сострадания, он выполз из глубины, чтобы утащить её под землю.

— Брось! — отмахнулась левретка и беспечно взяла трубку. — Алло, кто это? Алло, вы будете говорить?

— Только не с тобой, идиотка. Позови подругу, живо! — прошипел кто-то.

Холодный заплесневелый воздух вдруг стал наполнять тёмную комнату.

— Вам кого надо, дядя? Имя, фамилия?

— Ладу Чернышёву…

От неожиданности левретка выронила трубку и медленно обернулась.

— Это тебя…

На ватных лапах такса подошла к телефону.

— Что вам надо? — сказала она голосом, ничего не имеющим общего с её собственным.

— Слушай внимательно и запоминай, — словно с того света, прошептал кто-то. — Завтра вы должны быть в замке. Не вернётесь вовремя — мальчишка умрёт.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 11

Жестокий розыгрыш

Звёзды, словно прибитые гвоздями, застыли в ночном небе. За окном всё гукала и никак не смолкала какая-то птица. Левретка сидела на стуле и болтала левой лапой. В принципе, можно было поболтать обеими, но не хотелось усложнять. Всё и так было запутано:

— Как ты намерена оказаться дома уже завтра?

— Не знаю. Но завтра мы просто обязаны быть в Лондоне — от этого зависит жизнь Кристофера, — в горле першило, словно туда напихали старой ваты.

— Кто-то над нами издевается, а ты веришь во всю эту чушь!

— Но как ты объяснишь, откуда этот кто-то знает моё имя?

— Быть может, у него большие уши и он подслушал. Или рентген в голове, и с его помощью он читает чужие мысли на расстоянии.

— Мне шестое чувство подсказывает: это не пустые угрозы. Надо срочно возвращаться!

— Значит, моё шестое чувство совсем перестало работать, хоть в ремонт его неси! Только позволь спросить: КАК? Как ты собираешься заставить Николаса уехать, не окончив лечения?

Чернышёва молчала.

— Заморочки дождём с неба сыплются! А мы их подбираем увлечённо и по карманам рассовываем. Может, просто мы их с чем-то путаем? Кому расскажи, что за последний месяц произошло — не поверят! — не унималась левретка. — Сказка про волшебника Изумрудного города и то правдоподобнее!

Лада не слушала причитаний подруги — она сосредоточенно смотрела сквозь оконное стекло в темноту. Слова незнакомца с жужжанием кружились в голове, как мухи, застрявшие между рамами.

— Я знаю, что делать.


— Алло! Это ты, дорогой? Как давно не слышала твой голос! Я безумно соскучилась!

— Послушай, Элизабет, мы же вчера с тобой разговаривали…

— Ах да! Я и запамятовала, такая рассеянная! Как ваши дела? Как сынок себя чувствует? — здорово подражая голосу мадам Стивенсон, щебетал Гарри.

— Всё хорошо, Лизи. Кристоферу намного лучше. Честно говоря, мы с доктором диву даёмся: результаты просто потрясающие!

— Замечательно! Так рада ср-рышать, — внезапно негритёнок сорвался на бас.

— Элизабет, с тобой всё в порядке? Мне твой голос что-то не нравится.

Лада, сидевшая рядом с хозяином, в испуге прикусила губу.

— Кхе-кхе, — откашлялась фальшивая Элизабет. — Знаешь, любимый, я простудилась, но ничего страшного. Только знобит всё время и есть совсем не хочется. Но ты не волнуйся — отдыхай, развлекайся. Обо мне не думай.

— Уверена? Как голова? Ты хорошо спишь?

— Голова не болит. Только в висках что-то тикает всё время: «Тик-тик, тик-так». А сплю нормально: два раза в день минут по пятнадцать.

Николаса доводы супруги не убедили:

— Температуру измеряли?

— Температура нормальная, сорок градусов. Не переживай, котик.

— Сорок?! Элизабет, немедленно отправляйся в постель. Пусть Мари срочно вызывает доктора Герценштубе. Мы вылетаем первым же рейсом.

— Прошу, не надо!

— Завтра вечером мы будем дома. Береги себя, родная.


С тяжёлым сердцем ступали собаки на паркет родного замка. Предчувствие, что обман вот-вот раскроется, их не покидало. Но всё же это было не главным, что тяготило подруг. Кто же всё-таки звонил им? И главное — для чего? Лада всё время думала об этом, и в конце концов в голове юной мисс Марпл созрел фантастический план.

— Дорогой, что случилось? — навстречу выбежала взволнованная миссис Стивенсон.

— Лизи, тебе следует оставаться в постели! — Николас обнял супругу. — Как ты себя чувствуешь?

— Всё в порядке, а что такое? Почему вы так рано и без предупреждения? Я бы послала в аэропорт Роджера…

— Мамочка! — из такси выскочил Кристофер. Обхватив мать за ноги, он уткнулся ей в юбку и затих.

Не ожидая такой бури эмоций от обыкновенно замкнутого сына, Элизабет оторопела:

— Кто-нибудь может мне объяснить, что происходит?

— Началось… — тихонько протянула левретка и для отвода глаз принялась насвистывать себе под нос что-то бравурное.

— Разве ты не больна? — у Николаса был озадаченный вид.

— Я что, так плохо выгляжу?

— В том-то и дело, что выглядишь ты превосходно. Возможно, мой вопрос покажется странным, но… Ты мне звонила вчера ночью?

— Нет, котик.

— Кажется, я начинаю понимать… — посуровел Николас. — Нас разыграли. Весьма жестоко разыграли…

— С приездом, сэр, — Бэрримор появился бесшумно, как тень. Прищуренные выцветшие глаза его блестели. Ладу передёрнуло — на секунду ей показалось, что, глядя на неё, Альбинос ухмыльнулся. — Мы вас не ждали…

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 12

Шок и муки совести

— Осторожно! Ты мне на хвост наступила!

— Прости, тут в темноте чёрт ногу сломит.

Была глубокая ночь. Все разумные существа уже давно спали. Луна зияла в небе бледной дырой, освещая замшелые стены Восточной башни.

— Странное место этот сад! — Собакевич озиралась с опаской. — Зачем ты меня сюда притащила?

Лада сама толком не знала, что они делают здесь среди ночи, но собачий нюх и послание Франта в пражском ресторане настойчиво подсказывали: в Восточной башне скрыта какая-то тайна.

Подруги беззвучно пробирались к башне. Трава насквозь пропиталась вчерашним дождём и неприятно холодила животы. Но, как они ни спешили, ощущения движения не появлялось. Ночью сад казался бескрайним оазисом, затерянным глубоко в пустыне.

Башенные окна зияли, точно дыры в зубах людоеда. Ни единого звука не доносилось из старого чрева башни — хозяин как будто спал.

— К двери! — шёпотом скомандовала такса.

Собаки легли на животы и поползли через залитую лунным светом тропинку — им не хватало лишь боевой раскраски и портупеи.

Сколоченная из четырёх толстых досок дверь оказалась гораздо крепче, чем выглядела со стороны. Ни задвижки, ни скважины — её словно нарисовали на старом холсте. На уровне человеческих глаз было встроено круглое оконце. Вскарабкавшись по левреткиной спине, Лада заглянула внутрь, но окно оказалось зашторенным.

— Ничего не видно, — спрыгнув, такса тщательно обнюхала дверь и всё вокруг. На всякий случай заглянула под коврик. — Странно, здесь как будто давно никого не было…

— Слышишь? — насторожилась левретка.

Сад был окутан мраком. Луна резко очерчивала листья дубов. Кругом стояла глухая, глубокая тишина, но Лада явственно почувствовала: рядом кто-то был. И этот кто-то прятался в сумраке, затаив дыхание.

Такса напряглась и вся превратилась в слух. Казалось, вот-вот кто-то услышит удары её сердца. Не двигаясь, с помощью одного только нюха она стала обшаривать сад. Воздух вокруг напряжённо заколыхался. Тяжёлый, неповоротливый запах плеснул в нос грязной волной — он сочился плесенью и холодом. А ещё — абсолютной уверенностью в том, что в глубине сада затаилось чудовище. Атмосфера дышала такой ненавистью, что хотелось скорее бежать отсюда!

— Страшновато! — пискнула левретка.

Сквозь листву пробилась тонкая струйка лунного света. Какой-то неясный силуэт проступил тотчас из мрака там, где темнота сгущалась в плотный комок. Кто-то был низкого роста, коренастый, похожий на мешок с картошкой — бросили его здесь и забыли. Или на животное… Большая собака?

Словно распутывая клубок нити, вместо сгустка черноты Лада стала различать более чёткие очертания. Похоже на человеческое тело, обезображенное чьей-то злой волей: капюшон свешивался на лицо, мертвенно белая кожа горла болталась до самой земли, из-под чёрного балахона выглядывали костлявые ступни… На секунду Лада вновь увидела это безобразное лицо. Она почувствовала, будто из её тела высасывают всё содержимое:

— Теперь ты мне веришь?

— Верю! Но лучше бы ты соврала…

Вдруг до собачьих ушей донёсся тихий, невнятный бубнёж. Находясь в каких-нибудь пятнадцати футах от девочек, карлик смотрел на них в упор, шепча что-то похожее на заклинание.

— Прощай! — завопила вдруг Юлька, обнимая подругу. — Знай, мы не зря прожили эту короткую, но интересную жизнь!

Бубнёж нарастал, превращаясь в стенания.

Лада зажмурилась, приготовившись к самому худшему:

«Лишь бы поскорее всё кончилось!»

Раздался громкий треск, словно две сотни мамонтов одновременно прыгнули на льдину. Что-то вспыхнуло ярким пламенем, на долю секунды озарив весь сад.

— Мамочки! — где-то рядом заорала левретка.

Бросаясь на собственный страх, как на амбразуру, Чернышёва отчаянно распахнула глаза.

Карлик исчез.


— И чего мы добились, скажи на милость? — левретка с остервенением поедала утиные консервы. — Вечно ты лезешь в какие-нибудь тёмные истории! Вечно кого-то спасаешь! Всё, с меня хватит! Я завтра же, прямо с утра, отправляюсь на консервный завод. С тобой или без тебя — это уже детали!

— Подожди минутку. Не ты ли недавно говорила, что не желаешь возвращаться домой? Ты хотела шикарной жизни и приключений, а теперь в кусты?

— И это ты называешь приключениями?! Всюду карлики злобные с ненормальными кошками бегают, звонки с того света. Один Бэрримор чего стоит! Да здесь монстр на монстре сидит и монстром стыдливо прикрывается!

— Ты права, это целиком и полностью моя вина, что мы очутились в собачьих шкурах. Но ведь я делаю всё, чтобы как-то выкрутиться! Мы должны помогать друг другу, что бы ни случилось, мы же друзья.

Юлька демонстративно отвернулась в угол и разглядывала в нём какую-то маленькую паутинку.

— Знаешь, а я ведь тебе завидую, — вдруг сказала она.

— Мне? — удивилась Лада. — Мне?!

— Мы всю жизнь с тобой вместе, чуть ли не с пелёнок. Люди волей-неволей нас сравнивают, и всегда не в мою пользу. Я же простейшую задачку без твоей помощи решить не могу! Пол в классе самостоятельно вымыть не способна, в слове «мяч» по три ошибки делаю. А ты мне всё время помогаешь. Думаешь, мне приятно, да? — Юлькины глаза блестели из-под насупленных бровей.

Лада не знала, обижаться ей или обратить всё в шутку.

— А потом меня превратили в длинноногую левретку, и в Англию я поехала вместе с тобой. Мы вдруг стали равны, понимаешь?

— Ну да… — обескураженно кивнула Лада.

— Но как-то утром, по-моему в прошлую среду, я вдруг поняла: вся эта роскошь — мишура. Я ведь как думала? Будет дом большой, модная одежда — стану я самой счастливой на свете! И вот странно, всё это у меня теперь есть, но счастья что-то не ощущается. Тоска только, — Юлька шмыгнула носом. — Знаешь, я просто поняла, что людям и воздушные замки надоедают, если в них ничего не менять. Если, по сути, они пусты, — левретка походила на несчастного зверька, у которого отрубили пушистый хвост. — Я хочу домой…

Лада обняла подругу.

— Не грусти, ты ещё, в сущности, ребёнок. А все маленькие дети — большие эгоисты.

— Да нет никаких детей и нет никаких взрослых! Есть люди с разными размерами души. И, как оказалось, у меня она не больше напёрстка.

Левретка умолкла. Едва уловимая влага расходилась по комнате волнами.

— Знаешь, а ведь я сама тебе завидую, — сказала вдруг Лада. — Всегда хотела быть такой же гибкой и иметь чертовское чувство юмора… Кажется, всё дело в нас самих. Стоит поверить в себя, и сразу увидишь: мир вокруг изменится. Я тебя очень люблю. И не только я, твои родители, друзья…

— Правда? — встрепенулась Юлька. — А за что? — распухший от слёз розовый нос сделался на пару размеров больше.

— Любовь — штука добровольная, — улыбнулась такса. — Объяснениям не подлежит.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 13

Фризби — потому что собаки любят иг-гать

Самочувствие Криса снова резко ухудшилось. Целую неделю мальчик пролежал в постели. Доктор Герценштубе был озабочен:

— Болезнь прогрессирует. Странно, ведь улучшение было налицо…

Кристофер стал замкнутым и раздражительным. Однажды он даже замахнулся на Ладу, когда та принесла в зубах подросшего Бережливца — любимчика домочадцев. Увидав котёнка, Кристофер снайперски метнул в таксу тапком.

Что и говорить, о побеге не стоило и думать. Увеселительные поездки в город прекратились, пробраться сквозь денно и нощно охраняемые ворота казалось невозможным. Спасение было где-то рядом — только лапу протяни, а ты бессилен что-либо предпринять… Оставалось ждать удобного случая.

И однажды он представился.


— Мы едем на конкурс «Гордость Великобритании»! — торжественно объявила за завтраком миссис Стивенсон.

— Что за конкурс? — осведомился Николас, отрываясь от утренней газеты.

— Чемпионат по фризби. Проще говоря, по ловле тарелок среди особо мелких собак. Это потрясающее зрелище! В прошлом году…

— Дорогая, — перебил супругу Николас. — Ты уверена, что Кристоферу можно ехать?

— Ну, разумеется! Доктор Герценштубе рекомендовал Крису чаще бывать на свежем воздухе. А бедняжка третью неделю дальше сада ни ногой! Это маленькое приключение пойдёт ему только на пользу. Сынок, ты хочешь поехать?

— Мне всё равно, — уткнувшись в тарелку с овсяными хлопьями, отозвался мальчик.

День выдался на редкость жарким и солнечным. Сидя в вагоне лондонской электрички, Лада смотрела в окно. Железнодорожная линия, неестественно прямая, будто проведённая по линейке, бежала мимо холмов. Они напоминали исполинских такс — присели на корточки, пригрелись и задремали.

— Эх, отличный был шанс удрать с вокзала! — расстраивалась левретка.

— Только не теперь, — отозвалась такса, — мы не можем бросить Кристофера.

— Но ведь никто не знает, когда он поправится!

— Значит, будем ждать. В том, что Крис выздоровеет, я ни капельки не сомневаюсь.


Золотистые лучи делили бескрайний изумрудный стадион пополам: правая половина — на солнце, левая — в полупрозрачных сумерках. Все разумные существа подались налево, спрятавшись в тень.

— Это чемпионат по фризби или международный конкурс двойников Юлии Собакевич? — левретка озадаченно озиралась.

Друзей окружали сотни одинаковых гладких серых спин. Компания просто тонула в густой толпе левреток! Овчарок, пуделей, чи-хуа-хуа, болонок и прочих вокруг не наблюдалось.

Изнывая от жары, левретки лежали в траве в ожидании начала конкурса. Хозяева заботливо поили любимцев из бутылочек — за утро собаки наверняка вылакали стофутовый бассейн воды! Более жаростойкие слонялись в прекрасном настроении и обнюхивались по всем собачьим правилам. В знак дружбы они расписывались на одном столбике, сплетничали о хозяевах, спорили о вреде сухого корма и травили анекдоты.

— Спарки, а этот слышал? Заходит собака на почту, берёт бланк для телеграммы и пишет: «Гав, гав, гав, гав, гав, гав». Почтальон читает текст и говорит: «В телеграмме только шесть слов. Вы можете добавить ещё одно за ту же цену». Собака думает, перечитывает текст, шевеля губами: «Гав… гав… гав… Нет, тогда ерунда какая-то получается!»

Неожиданно на Ладу с разлёту накинулся какой-то широкогрудый леврет.

— Эй, ты! Вали отсюда подобру-поздорову, это мой куст! — зарычал незнакомец.

Недолго думая, находчивая такса бухнулась на спину и задрала кверху лапки:

— Простите меня, я не знала! А если вы не в курсе, то лежачего не бьют!

Пёс недоумённо обнюхал странную таксу, отошёл в сторонку и расписался на злосчастном кусте: «Миру — мир».

— Маркизик, ко мне! — позвала его старушенция в вуали, и леврет, смущённо попрощавшись, был таков.

— Похоже, у тебя появился поклонник, — хихикнула Юлька. — Извините, — вежливо обратилась она к рядом стоящей левретке с зелёным бантом на шее. — Не подскажете, по какому поводу столь грандиозное собрание?

Левретка грациозно повернула голову и смерила Юльку надменным взглядом. У собачки была неприятная мордочка с брезгливым выражением и на удивление голубыми глазами.

— Кажется, я не по адресу, — на секунду смешалась Собакевич. — А впрочем, дорогуша, вы не находите, что моя новая серая тушь делает глаза необыкновенно глубокими и прекрасными? Почти, как у вас… — Юлька быстро-быстро заморгала.

От такой наглости левретка, по-видимому королевских кровей, громко фыркнула. Но и фыркнула она удивительно элегантно, точно совершив подвиг, который войдёт в анналы истории.

— Великолепный ответ! — восхитилась Юлька. — В точку и как лаконично!

— Не приставай, — пихнула её в бок Лада.

Но было поздно: красотка подняла на Юльку небесные глаза и молвила с достоинством:

— С твоими манерами, нахалка, прямая дорога в зоомагазин!

— Насчёт нахалки-с повремените-с! — тут же отразила Собакевич. — Промежду прочим, ваш зелёный бант — кричащее уродство.

— Да знаешь ли ты, с кем говоришь?! — взвилась левретка. — Я Анна Мария Генриетта фон Ляйпцигшпиц! Да-да, ты не ослышалась. Я — «Мисс хвост-2010»! Лучший представитель породы 2009 года! Острая морда, прозрачные уши, отвислый хвост, линия верха с выпуклой поясницей и опущенным крупом, плечелопаточный угол открытый, длина черепной коробки в половину длины головы, шерсть короткая, масть одноцветная — мои пропорции идеальны! — задыхаясь, окончила мисс Хвост.

— Как это впечатляет! Особенно длина черепной коробки. А вы ужасная аристократка! Я сбоку-то из-за угла на вас всё смотрела: в вашей морде нет ни тени наивности и простодушия, знаете ли вы это?

— Ты все ещё зде-есь? — щегольски растягивая слова, поинтересовалась мисс Хвост. — Дворняжка и есть дворняжка!

Вокруг спорщиц уже собирались собаки. Навострив уши, они хихикали.

— Поменьше снобизма, милейшая! — обиделась Юлька. — Родословная родословной, но я же не лечу вас терминами о бесконтактных антицеллюлитных программах, основанных на физике малых разрядов. Господа, здесь есть люди с медицинским образованием? Если мисс Хвост-2010 организовать пересадку головного мозга, мир станет добрее?

Собачья публика весело залаяла на разные голоса.

Похоже, словесная дуэль увенчалась успехом менее породистой Собакевич. Голубоглазка закусила губу и отвернулась.

— Да ладно дуться! — примирительно сказала Юлька. — Бант у тебя что надо! Я нарочно сказала, что уродский, чтобы тебя позлить.

Но мисс Хвост продолжать светскую пикировку не желала.

— Какая пошлость с утра выяснять отношения с братьями нашими меньшими, — с досадой на саму себя проворчала Юлька.

— Пгошу внимания! — провозгласил картавый голос динамика. — Пгосим конкугсантов пгойти в пятый сектог. Уважаемые згители, по окончании обязательной пгоггаммы вас ждет кгасочное шоу. Вы увидите пагад собак гедких погод, конкугс «Сыгое яйцо», флайбол, фгистайл, костюмигованный бал, а также сможете пгинять участие в собачьих бегах за механическим зайцем с тотализатогом. Фгизби, потому что все собаки любят иггать!

Миссис Стивенсон направилась к трибунам. Кристофер безучастно плёлся следом — окружающее действо ничуть его не трогало.

В пятом секторе всё было готово к старту. Конкурсантов собралось ровнёхонько пятьдесят и ни хвостом меньше. Левретки, поджарые и натренированные, в красных жилетах с порядковым номером на спине выстроились в ряд. Глаза их светились радостью и азартом, хвосты виляли от удовольствия. Это были опытные конкурсанты — лучшие собаки, прошедшие отборочные турниры по всей Великобритании. В ловкости и быстроте реакции равных им не было!

Юлька свысока взирала на сородичей:

— Будь я на их месте, ни за что бы не стала участвовать в подобной клоунаде! Чтобы я прыгала за пластиковыми тарелками? Увольте!

— А по-моему, тебе самой туда очень хочется, — улыбнулась Лада.

Включился микрофон:

— Пгиветствую участников Чемпионата по фгизби сгеди левгеток! Спогтсмены выступают в двух тугах: мини-дистанции и «свободном полёте». В туге «свободного полёта» команда может выполнить любой тгюк без огганичений вгемени под свою музыку. Засчитываются только тгюки, пги котогых «пчёлка» поймана. Счёт ведётся по шкале от 1 до 10. Фгизби, потому что все собаки любят иггать!

Соревнования начались. Участник под номером «1» — светло-серый, коренастый леврет — замер в ожидании команды хозяина. Рядом с ним стоял тощий парень лет двадцати и судорожно сжимал «пчёлку» в руках. Раздался гонг, и тарелка со свистом взмыла вверх. Она медленно летела по неопределённой траектории, здорово напоминая дичь. Пёс разбежался, оттолкнулся от земли задними лапами и, как птица, взмыл в небо. Зрители не успели и глазом моргнуть — тарелка оказалась в зубах у леврета.

— Браво, Ричард! — вскричала публика.

Снова прозвучал гонг, все «пчёлки» были также с успехом пойманы.

— «9», «9», «10», «9», «9», «10», — блестящий гезультат! — прокомментировал динамик.

Ричард радостно залаял, но хозяин вдруг замахнулся на него поводком и оттащил в сторону. Нервный юноша остался недоволен результатом.

Следующей выступала крохотная левретка по кличке Кони. Собачка выглядела очень напуганной.

— Господа, Кони — наша самая юная участница. Поддегжите её! — попросил картавый динамик, и трибуны взревели, стараясь подбодрить бедную Кони.

Левретка затряслась ещё больше и спряталась под широкой юбкой хозяйки. Девушка безуспешно пыталась выманить бедолагу наружу. В жюри зашептались. Наконец Кони была вытащена на свет божий за хвост. Хозяйка принялась крутить «пчёлкой» у её морды — бесполезно. Засунуть тарелку в пасть тоже не удавалось — Кони испуганно пятилась.

Ни на что не надеясь, хозяйка слегка подбросила «пчёлку» вверх и — о чудо! — невероятно, но Кони посмотрела ей вслед и медленно потрусила за добычей. Недоверчиво обнюхав упавшую наземь тарелку, она брезгливо взяла её в зубы и неторопливо вернулась к хозяйке. Ликуя, девушка запрыгала на одной ножке, но сама Кони более прыгать отказалась. Конкурсанты под номером «2» покинули площадку под ободряющие аплодисменты зрителей.

— Ничего-ничего, — расслышала Чернышёва слова хозяйки. — Зато ты у меня самая красивая!

Остальные конкурсанты привели публику в полнейший восторг. Блестящий бег, фантастические захваты в прыжках с переворотом, всевозможные трюки, несомненно, доставляли радость и самим конкурсантам.

— Смотри! Твоя мисс Хвост! — изумилась Лада. Чего-чего, а предположить, что холёная левретка будет участвовать в ловле «пчёлок», такса никак не могла.

— Во-первых, не моя! — фыркнула Юлька. — А во-вторых… — она не договорила, уставившись на Анну Марию Генриетту фон Ляйпцигшпиц.

А посмотреть было на что. Таких красивых прыжков не демонстрировал ещё никто! Её прыжки походили на волшебный полёт махаона. Легко, словно луковая шелуха, мисс Хвост взмывала за «пчёлкой», и та неизменно оказывалась в её белоснежных зубах.

— «10», «10», «10», «10», «10», «10»! Потгясающе! Какой агтистизм, какая ггация! Да, номег «50» сегодня оказался счастливым для обладательницы титула «Мисс Хвост-2010». Никто не посмеет сказать, что кгасота единственное достоинство Анны Магии! — пел дифирамбы динамик.

Левретка победоносно оглядывала ликующие трибуны. Заметив Юльку, она, не скрывая издёвки, послала ей воздушный поцелуй. Непоколебимая морда хищно улыбалась.

— Моё терпение кончилось! — тихо прорычала Собакевич и стала протискиваться к выходу.

— Куда?! — Элизабет растерянно смотрела ей вслед.

Похоже, Юльке стало невыносимо наблюдать за триумфом соперницы, и она решила покинуть стадион.

Но не тут-то было. Левретка, минуя ограждения, двинула в пятый сектор, где стояла довольная собою мисс Хвост. Оскорбление жгло Юлькино гордое сердце. Всё было гадко, но гаже всего было то, что Юлька даже не могла соперничать с мисс Хвост на равных. Как ни крути, а в душе она всё ещё оставалась человеком.

— Что пгоисходит? Чья это собака? — надрывался динамик.

По трибунам прокатилась мягкая волна смеха.

Странная левретка, в прошлом чемпионка района по художественной гимнастике, храбро подошла к жюри и, не раздвигая мрачной складки бровей, заявила:

— Дайте мне номер. Я хочу участвовать в соревнованиях!

— Чего это она разлаялась? — недоумённо спросил лысый председатель жюри.

— Она желает участвовать! — громко крикнул кто-то с трибун.

— Уведите собаку, она мешает проведению конкурса!

— Ах так?! Ну ладно! — сердито тявкнула Юлька и запрыгнула прямо жюри на стол. — А это вы видали?! — левретка схватила стопку пластиковых тарелок и, как заправская циркачка, принялась бойко ими жонглировать. Стоя на одной лапе и помогая себе хвостом удерживать равновесие, Юлька во всё горло заорала: «Боже, храни королеву!».

— Уберите собаку с моего ноутбука! — завизжала особо нервная член жюри.

— Прошу прощения, мисс! Я нечаянно!

— Поразительно! — прошептал председатель. — Просто феноменально!

Но это были ещё цветочки. Момент Юлькиного триумфа настал, когда кто-то из зрителей запустил «пчёлку» с трибуны. Левретка среагировала молниеносно: собрав тарелки в правую лапу и оттолкнувшись от клавиатуры ноутбука, она взлетела в воздух. Демонстрируя чудеса эквилибристики, Собакевич два раза перекувырнулась в воздухе, левой лапой поймала летящую «пчёлку» и элегантно приземлилась на газон.

Что тут произошло с публикой! Зрители повскакивали с мест и, как футбольные болельщики, в едином порыве скандировали какое-то «У-у-а-а! У-у-а-а!».

— Отка, её зовут Отка! — Кристофер уже целовал ликующую левретку.

— Умница-ты-раскрасавица наша невозможная! — Элизабет задыхалась от счастья.

— Отка — победитель! — вопила публика. — Отке — первое место!!!

Счастливая Юлька сияла, как медный грош, не зная, куда деваться от обрушившейся в одночасье славы. Кидаться в объятия Лады или улыбаться откуда ни возьмись появившимся репортёрам.

— Кто эта тёмная лошадка с мёртвой хваткой и мгновенной реакцией? Откуда взялась эта чудо-собака, потрясшая мастерством видавших виды мэтров дрессуры? — на газоне с микрофоном в руке стояла известная тележурналистка.

«Кажется, я видела её на канале „Би-би-си“, — подумала Лада. — Точно! Это же сама Дора Паркер!»

— Я беседую с маленьким хозяином чудо-левретки, Кристофером Стивенсоном, — уверенно вещала Дора. — Скажи, Крис, в чём секрет твоей собаки?

— Мои собаки — самые лучшие в мире! — глядя прямо в камеру, заявил мальчик.

— А сколько их у тебя?

— Пожалуйста, отойдите от ребёнка, — оборвала журналистку Элизабет.

— Крис, ты случайно не сын известного учёного Николаса Стивенсона? — не унималась та.

— Без комментариев! Уберите камеру!

— Снимай, снимай! — заверещала Дора оператору. — Как нам только что стало известно, владельцем левретки, поразившей жюри на чемпионате по фризби является влиятельный английский бизнесмен и учёный Николас Стивенсон. До сих пор он скрывал от общественности свою чудо-собаку, но, как говорится, бриллиант требует соответствующей оправы. Отка, несомненно, заслуживает титул «Гордость Великобритании». Подробности смотрите сегодня в вечернем выпуске новостей. Дора Паркер специально для «Би-би-си».

— Пгошу внимания! — взволнованно объявил динамик. — Как мне только что сообщили, левгетка по кличке Отка не является участником согевнований! Поэтому, согласно гешению жюги, в абсолютном зачёте побеждает Вегоника Пэпвогт и левгетка Анна Магия Генгиетта фон Ляйпцигшпиц! Втогое место у Даниэля Гичагдсона с левгетом Гичагдом, тгетье место у пгошлогоднего чемпиона Эмиля Вудстока с левгетом Чагли. Несмотгя на волнение, Чагли пгодемонстгиговал скогость свыше 35 миль в час и пгыгал на 9 футов в высоту!

Публика взревела от праведного негодования.

— Как же так? — пролепетала Юлька.

— От Центгального клуба служебного собаководства пгизы участникам любезно пгедоставил начальник ЦКСС мистег Кгонбеги, — невозмутимо продолжал динамик.

— Это несправедливо! — на Собакевич не было морды. Она встретилась глазами с мисс Хвост. — Тебе не надоело буравить мою спину в области почек?!

Анна-Мария демонически хохотала, как сошедший с ума сатана.

— Это клиника неврозов под открытым небом, — проворчала Юлька, — а не конкурс собачьей ловкости!

— Отка! Неужели это вы?! — тявкнул кто-то.

Юлька навострила уши. Перед Собакевич и Чернышёвой стояли десять одинаково серых левретов — все как один смотрели на новоявленную победительницу.

— Отка, Франтишка, вы не узнаёте меня? — вокруг стоял такой рёв, что разобрать, кто именно из десятерых говорил, было невозможно.

Юлька внимательно вглядывалась в одинаковые морды.

— Чарли! Это вы! — она кинулась на шею атлетически сложённому красавцу в золотом ошейнике.

— Прошу прощения, но вы, мисс, не по адресу.

— Отка, я здесь! — Чарли догадался выступить из толпы. — Как долго я искал вас! Я побывал во всех замках в окрестностях Лондона, но, увы… И теперь вы здесь, в зените славы. Как я счастлив! — Чарли бешено колотил хвостом.

— Мы тоже рады. Я очень надеялась на встречу с вами. Скажите, Эмиль Вудсток — это ваш хозяин?

Чарли отчего-то смутился и растерянно кивнул.

— Значит, Чарли — это вы? Вы тоже сегодня призёр?

— По сравнению с вашим талантом я — обыкновенная посредственность.

— Вы себя недооцениваете. Ой, кажется, дождь начинается! — в левреткин нос ударила большая капля.

Пепельно-серые тучи стремительно заволокли небо — стало вдруг темно, как в затмение. Поднялся ветер, он нагибал всё в одну сторону: траву, кусты, цветы, собак. Белый занавес проливного дождя захватил вдалеке Лондон и половину ближнего поля. Вдруг небо над головою треснуло. Дождь не заставил себя долго ждать — обрушился водопадом. Зрители раскрыли зонты, а участники бесцельно забегали туда-сюда, как стаи меченосцев в аквариуме. Собаки вымокли до самых хвостов — некоторые напоминали мокрых скунсов, другие походили на тибетских лам в глубокой задумчивости. Асфальтовые дорожки превратились в бурлящие реки. Казалось, ещё пара часов — Англию смоет и унесёт в океан.

— Чарли, я бы хотела поговорить с вами с глазу на глаз, — не обращая внимания на ливень, напропалую кокетничала Юлька. Шум дождя настраивал её на романтический лад. — Уйдём подальше от назойливых телекамер.

— Вы куда это? — удивилась Лада.

— Доверься мне, — шепнула левретка и под аккомпанемент дождя повела Чарли в ближайшие заросли.

Кучка заинтригованных репортёров проследовала за ними.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 14

Кривой эфир

Такса причёсывалась. Левретка внимательно изучала своё отражение в зеркале.

— Поздравляю! — Гарри влетел в спальню с ворохом утренних газет. — Ваши морды красуются на первых полосах «Дэйли Экспресс», «Сан» и даже «Файнэншл Таймс»!

— Дай посмотреть! — Юлька развернула газету и с прищуром ценителя редких вин зачитала: «Сенсация! Житель города Сауспорта Бадд Хопкинс сообщил, что в субботу утром он был похищен инопланетянами и доставлен на планету Марс. Доказательством этого послужила сломанная нога мистера Хопкинса. По его словам, защищаясь, бесстрашный Бадд плюнул в лицо пришельца, но промахнулся и попал себе в ногу. В результате мощнейшей гравитации удар оказался таким сильным, что „всю ногу раздробило к чертям“. Как утверждает Хопкинс, пришельцы выглядели, как обыкновенные собаки, только в скафандрах…» Гарри, что ты мне подсунул?

— Да ты не там читаешь! Вот здесь, — негритёнок ткнул пальцем в чёрно-белое фото.

— Это же я! — завопила левретка. — Какой эффектненький ракурс! Надо будет позвонить в редакцию и поблагодарить фотографа. Так-с, посмотрим… «На небосклоне фризби зажглась новая звезда. Вчера на чемпионате по ловле „пчёлок“ был установлен новый мировой рекорд. Левретка по кличке Отка в прыжке преодолела рекордную высоту — 11,87 фута! Интрига в том, что Отка не числилась в реестре участников, поэтому официально рекорд не может быть зафиксирован. Первое место заняла скандально известная мисс Хвост-2010. Однако члены партии „Мохнатая лапа“ намерены опротестовать решение жюри. Сегодня утром фанаты Отки вышли на улицы Лондона с требованием отдать первое место любимице. Владелец чудо-собаки, известный учёный Николас Стивенсон, на нашу просьбу прокомментировать ситуацию ответил молчанием. И это настораживает: скептики в один голос утверждают, что Отка принимала допинг. Что ж, время и допинг-тест расставят всё по своим местам… А нам остаётся лишь пожелать Отке терпения и выдержки. Держись, юная звезда фризби! Мы болеем за тебя!»

— Какой такой допинг-тест? — Собакевич вопросительно посмотрела на Гарри.

— А чего ты хотела? Ты теперь звезда мирового масштаба. В рейтинге популярности обошла саму чету Бэкхемов, а это дорогого стоит! Придётся тебе смириться с некоторыми неудобствами пребывания в звёздном статусе.

— Не поняла?

— Наберись мужества, говорю. Наряду с многочисленными фанатами ты приобрела и недоброжелателей, пусть и не таких многочисленных. Сегодня в новостях они обвинили сэра Стивенсона в жестоком обращении с животными, а в Англии это тяжкое преступление. Эти пройдохи-журналисты пустили утку, мол, тебя пичкали запрещёнными препаратами. Общественность требует, чтобы ты прошла анализ на допинг.

— Но это наверняка больно! Да и потом у меня совсем другие планы!

— Хозяину грозят большие неприятности, — Гарри нахмурился. — Ты всего лишь предлог для того, чтобы запятнать его безупречную репутацию.

— Неужели всё так серьёзно?

— Даже не представляешь, насколько… Кстати, через час ты едешь на телевидение. Хозяин даёт интервью в прямом эфире.

— И ты только сейчас об этом говоришь? — как ошпаренная, подскочила Юлька. — Прямой эфир! Мне же абсолютно нечего надеть!

— Никакой одежды, — отрезал Гарри.

— Другими словами, ты хочешь сказать, что я буду выступать в прямом эфире голой?!

— Вот именно. Одежда — только лишний повод для зелёных обвинить хозяина в негуманном обращении с животными. Поедешь в чём мать родила.


— Мистер Стивенсон, рада встрече! Спасибо, что нашли время приехать к нам. Я — Кирстен Локфилд, продюсер «Большого обеда». А кто эти крошки? — Кирстен елейно улыбнулась. — Неужели одна из них Отка? — Кирстен елейно улыбнулась.

Собакевич наотрез отказалась ехать без Чернышёвой — пришлось брать обеих. Николас был сух и сразу перешёл к делу.

— Моё время ограничено.

— Разумеется, мы вас не задержим. Эфир через двадцать минут. Сьюзен вас загримирует.

— Надеюсь, визажист сделает мне удачный макияж, — волновалась Юлька. — Что-то я бледненькая.

Хозяин был спокоен. Казалось, в своей жизни он только и занимался тем, что давал интервью в прямом эфире.

— Если готовы, мистер Стивенсон, пройдёмте в студию. Сейчас рекламный блок. Не волнуйтесь, атмосфера у нас домашняя. Провокационных вопросов не будет. Том и Сара, да что там говорить, мы все на вашей стороне! — продюсер расплылась в улыбке.

— Благодарю, но в поддержке журналистов я не нуждаюсь, — Николас поднялся с кресла, лишь мельком взглянув на себя в зеркало.

Кирстен вспыхнула.

— Постойте! — заверещала Юлька. — Мне же ещё не наложили косметику. Эй, Сьюзен! Хотя бы нос мне припудри!

— Тише, Отка, не волнуйся. Правда на нашей стороне, — подбодрил её Николас и, взяв собак на руки, направился в студию.


На мягких диванах вразвалку сидели ведущие «Большого обеда» — неподражаемые Том и Сара Добсоны. Вокруг звёздной четы суетились гримёры, ассистенты режиссёра и операторы.

— Мистер Стивенсон! — Том протянул руку. — Много о вас наслышан.

— Взаимно, — Николас проигнорировал рукопожатие.

— Тишина! Прямой эфир!

Заиграла музыкальная заставка, Сара и Том, выпрямив спины, ослепительно заулыбались в объектив.

— Доброго дня всем, кто только что к нам присоединился. Как мы и обещали, сегодня у нас в гостях учёный с мировым именем, автор многочисленных научных трудов по языкознанию, известный бизнесмен сэр Николас Стивенсон со своей звёздной воспитанницей, м-м… Откой.

— Постой-ка, Сара, — Том напустил на себя таинственный вид. — По-моему, мистер Стивенсон приготовил зрителям «Большого обеда» сюрприз и привёл кое-кого ещё! Николас, откройте же нам тайну, кто это? — ведущий невежливо ткнул пальцем прямо в Ладу.

Камера вплотную подъехала к таксе, демонстрируя её физиономические подробности миллионам телезрителей.

— Это собака моего сына, Франтишка.

— Как интересно! — Сара подняла брови. — Об Отке мы уже наслышаны, а какими достоинствами обладает Франтишка?

— Такими же, как и все прочие собаки: верностью, преданностью, бескорыстностью…

— Но есть ли у Франтишки особенные способности? Быть может, она умеет петь или танцует?

Том театрально рассмеялся. Телевизионная парочка явно жаждала сенсации.

— Ничего подобного Франтишка не умеет, — отрезал Николас.

Ведущие сразу остыли к бесталанной таксе и вернулись к виновнице переполоха в СМИ.

— Сэр Николас, вы долго скрывали от нас эту жемчужину. Почему же раньше Отка не участвовала в подобных конкурсах?

— Я привёз собак из России два месяца тому назад. До недавнего времени я понятия не имел, что Отка обучена этим трюкам.

— Хотите сказать, что не вы занимались её дрессурой?

— Вот именно.

— Тогда как вы прокомментируете слухи о том, что собаке вводили запрещённые допинг-препараты?

— Это бред.

— Вы готовы опротестовать обвинение? Вы согласны на то, чтобы Отка прошла допинг-тест?

— Нет.

— Но почему? Это может вызвать недоверие к вам и негативно отразиться на…

— Мне глубоко безразлично, что думают и говорят обо мне журналисты. Главное для меня — спокойствие сына. Он не поймёт, если я отдам Отку им на растерзание. Кстати, Кристофер сейчас смотрит вашу передачу.

— Я польщён, — ухмыльнулся Том. — А это правда, что он неизлечимо болен?

Николас побледнел, а режиссёр судорожно замахал руками.

— А не могла бы Отка продемонстрировать зрителям что-нибудь из своих фокусов? — поспешно сменила тему Сара.

— Не знаю. Спросите у неё.

Добсоны натужно рассмеялись.

— Ну что ж, попробуем. Отка, покажи нам что-нибудь, пожалуйста.

Как водится, Юльку долго упрашивать не пришлось. Левретка решительно направилась к мистеру Добсону.

Заметив недобрый блеск в её глазах, Том растерянно улыбнулся, закинул ногу на ногу и скрестил на груди руки. Камера по пятам следовала за Собакевич. Левретка вскочила на диван, уселась рядом с ведущим, сложила передние лапы, скрестила задние и заулыбалась во все свои сорок два зуба.

— Она тебя пародирует! — Сара всплеснула руками.

— Ты ошибаешься, — смутился Том и, откинувшись на спинку, указательным пальцем поправил на носу очки.

Хитрая Юлька незамедлительно скопировала его движения.

— Кажется, ты права, — попытался выдавить из себя улыбку Том. — Весьма занятно, но не могли бы вы продемонстрировать нечто более впечатляющее? — ведущий умоляюще посмотрел на левретку. На лбу его выступили бисеринки пота. Том как-то не привык быть посмешищем в собственном телешоу.

Юлька спрыгнула вниз, и поползла на брюхе прямо на объектив. Выражение её морды было точь-в-точь таким же страдальческим, как и у ведущего. Студия просто сотрясалась от смеха. Бедняга Том чуть не плакал.

Но скоро Юльке наскучило дразниться. Она вырвала из рук Добсона носовой платок, которым тот утирался, и, размахивая им над головой, пошла плясать вприсядку.

— Скорей к роялю! — тявкнула она Ладе.

В студии стоял концертный рояль, оставшийся после предыдущего гостя, — джазового пианиста из США. Чуть помешкав, такса потрусила к инструменту. Никем не замеченная, она подкрутила стульчик повыше, уселась на него поудобнее и, встряхнув лапами, заиграла.

На мгновение всё стихло. Все, кто были в студии, ошарашенно уставились на таксу.

— Этого не может быть… — разинув рты, как галчата, ведущие глазели на музицирующую таксу. — Собака… Собака играет!

Даже Николас не ожидал такой развязки.

— «Половецкие пляски» Бородина… — прошептал хозяин. — Фортепианное переложение… Она играет виртуозно!

Услышав зажигательную музыку, Юлька разошлась не на шутку. Вскочив на рояль, левретка отбивала чечётку прямо по лакированной крышке — благо, когти были недавно подпилены.

А Лада просто играла. Она полностью отдалась музыке, начисто забыв, кто она и где находится. Лапы самостоятельно бегали по клавишам, казалось, она уже их не контролирует! Короткие собачьи культяпки будто бы вновь превращались в человеческие руки.

— Калинка-малинка-малинка-моя! — во все горло орала Юлька, нещадно фальшивя. — Видали, на что способны простые русские собаки! — в патриотическом порыве она затянула гимн. — Россия, священная наша Держава-а!

— У-у-а-а-у-у! — только и услышали присутствующие.

— Снимай собак крупным планом! Это — эксклюзив! — громко шептала продюсер оператору. — Настоящая сенсация!

Кирстен мечтательно прикрыла глаза: «С этим материалом мы получим национальную телевизионную премию, а потом…»

Приключения чёрной таксы

ЧАСТЬ 3

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 1

В зените славы

— Молодец, Франтишка! — Гарри с восторгом смотрел на экран телевизора.

В прямом эфире на малой сцене Лондонской консерватории Лада исполняла «Лунную сонату».

В зале был аншлаг. Затаив дыхание, люди внимали собаке, виртуозно игравшей Бетховена. Чуть смежив веки, такса чувственно раскачивалась в такт музыке.

— Может, уже хватит этих восхищений? Уши вянут от твоих комплиментов! — уткнувшись в газету, Юлька вновь и вновь перечитывала одну и ту же статью.

— Тётя Франтишка в телевизоре! — Фру-Фру, Бережливец и Мяфа весело скакали по комнате. — Ура! Ура!

— Прекратите это безобразие! — левретка с раздражением тряхнула газетой. — То, что публике больше по нраву примитивное бренчание на пианино, чем виртуозные акробатические этюды, свидетельствует лишь об её дурновкусии. А я умываю руки!

— Не расстраивайся! — попытался успокоить её Гарри. — О тебе же тоже пишут.

— Ага, в разделе «Частные объявления и некрологи»!

— Быть любимцем публики не очень-то и выгодно, кстати, — сказал негритёнок. — Одним прекрасным утром ты проснёшься и обнаружишь, что она заигрывает уже с кем-то другим. А тебя просто выбросили на обочину, да ещё и пнули, чтобы летела дальше. Парадокс…

— Тётя Отка, ты у нас самая лучшая на свете! — котята бросились обнимать рассерженную левретку.

— Так-так! Я же запретила вам общаться с собаками, — на пороге комнаты стояла Бисти. — Немедленно отойдите от неё, не то блох нацепляете!

— Да кто ты такая, чтобы тут командовать? — разозлилась левретка.

— Помолчи уж, — кошка устало закатила глаза. — С точки зрения эволюции вы, собаки, — бракованные игрушки. Только и умеете, что пресмыкаться перед людьми. Никакого самоуважения. А они плевать хотели на вашу преданность и всепрощающую дружбу, — Бисти поправила лапой усы. — Знаете, чем кошка отличается от собаки? Собака прыгает человеку на колени потому, что его любит, а кошка потому, что так теплее! Следовательно, вы — дуры, а мы добьёмся своего.

— Дорогуша, вернись в реальность, — Юлька не могла сдержать улыбки. — Порядок вещей в мире всегда будет один и тот же, разве что номер у года сменится. Люди всегда будут нашими хозяевами и хозяевами Земли.

— И что, скажи-ка мне на милость, твои обожаемые «хозяева Земли» с нами делают? Убивают, чтобы есть мясо и носить мех, испытывают на нас химические средства, ставят опыты, сажают в зоопарки, охотятся ради забавы. Да люди — самые жестокие звери на свете! А знаешь почему? Мы убиваем, чтобы выжить, а они — чтобы получить выгоду или удовольствие. Люди недостойны ни уважения, ни нашей любви. И самые противные из них — это дети! — кошка брезгливо поморщилась. — Они делают больно просто так и даже не понимают этого.

— А как насчёт Бэрримора? — Собакевич хитро прищурилась.

— Тебе с твоей собачьей логикой не понять. Двигатель твоих действий — счастье хозяина, а моих, — кошка облизнулась, — личное счастье. У нас с Бэрримором высокие коммерческие отношения: никаких чувств, лишь взаимные интересы.

Малыши слушали, разинув рты. Чтобы прервать неловкое молчание, Бисти прошипела:

— Повторяю вам в последний раз, немедленно отойдите от собаки!

Один за другим котята потрусили к злодейке.

— Хорошие дети! Сейчас мы с вами пойдём ловить мышей, — смерив Юльку победоносным взглядом, Бисти удалилась.

Левретка отложила газету и грустно уставилась в телевизор.

— В нашем доме мышей, кстати, нет… Гарри, а тебе не кажется, что Бисти в чём-то права?

— Наверное, — мальчик вздохнул. — Но на свете всё-таки больше добрых людей, чем злых. Я верю, что однажды человек посмотрит в глаза своей собаке и поймёт, что они похожи сильнее, чем ему казалось. У животных ведь есть чувства, есть душа. Кому, как не мне, об этом знать? Когда ребёнок отрывает бабочке крыло, он не понимает, что ей больно, потому что бабочка не умеет плакать. Животные намного беззащитнее людей, чем на первый взгляд кажется. Клыки и когти бессильны перед ружьём и порохом…

— 3-знаете, а мне вчера оторвали лапку, — с журнального столика послышалось чьё-то тихое жужжание. На тарелке с парафиновым виноградом сидела обычная домашняя муха. — Теперь мне трудно полз-зать, я скольз-зю и падаю.

— А моего братика зашиб камнем какой-то джентльмен в парке, — в открытую форточку влетел воробей и уселся на оконную раму.

— А мои детки попали в мышеловку, — из щели в полу высунулся розовый нос и тут же юркнул обратно.

— У меня хомяк когда-то был, — сказала вдруг Юлька, — жил в трёхлитровой банке. Однажды я её крышкой закрыла и ушла. Хотела проверить, надолго ли хватит воздуха…

— О чём это ты? — Гарри удивлённо смотрел на собаку.

— Да так… — спохватилась левретка. — А всё-таки выходит, что мыши у нас есть…


Слава о чудесных собаках распространилась далеко за пределы Англии. Дня не проходило без того, чтобы Лада и Юлька не мелькали на страницах газет и журналов, экранах телевизоров и в Интернете. Рейтинги их популярности зашкаливали. Толпы фанатов сутками дежурили у ворот замка в надежде хотя бы глазком увидеть «самых одарённых собак в мире» — так окрестила их пресса. И это было отнюдь не голословное утверждение. Юлькин рекорд по прыжкам в высоту был с блеском продемонстрирован комиссии «Книги рекордов Гиннесса» и зафиксирован в торжественной обстановке.

Всего за неделю собаки побывали в ток-шоу «Superstar», «Я и моя собака», сыграли в «Кто хочет стать миллионером?» и «Слабое звено», поучаствовали в новом Интернет-проекте «Братец кролик». Вместе с популярностью росли и гонорары. Девочки в одночасье превратились в самых высокооплачиваемых собак планеты. На их имена открыли счета в одном из крупнейших швейцарских банков, пожелавшем сохранить инкогнито. Предложения сняться в мыльных операх на правах специально приглашённых звёзд сыпались одно за другим. Почтовый ящик трещал по швам от признаний в любви, предложений сняться в рекламе, теле- и киносценариев. Интернет-сайт, открытый японскими фанатами Отки и Франтишки, оставался самым посещаемым в мире на протяжении двух недель.

Однако радости это не приносило. Обстановка в доме оставалась напряжённой. Сэр Стивенсон ежедневно давал интервью, отбиваясь от нападок журналистов. «Дело о собаках» отразилось и на его бизнесе. Николас ходил мрачнее тучи, а Кристофер увядал на глазах.

Побег снова пришлось отложить. Слишком много всего и сразу свалилось на хрупкие собачьи плечи. В одночасье обрушившаяся мегапопулярность давалась нелегко.

А однажды в замок позвонили. Приятный женский голос сообщил, что в Лондоне уже три недели гастролирует всемирно известный датский цирк «Карлсен». Администрация приглашает звёздных собак на финальное представление, которое даётся специально в честь Отки и Франтишки. Рабочее время собак было расписано на месяц вперёд, но ради такого случая решили ехать.


Красно-белый полосатый шатёр живописным пятном раскрашивал строгий пейзаж Лондонского городского парка. Кругом теснились яркие вагончики артистов, качели, батуты и карусели. По детской площадке туда-сюда сновали клоуны на ходулях. Дети фотографировались с дрессированными медведями, поедали сладкую вату, катались на тележке, которую возил ослик в костюме с галстуком. Да, это был настоящий старый цирк, с хрустящими под ногами опилками, звериным духом, атлетами в блестящих фраках и фокусниками, поедавшими собственные пальцы, сделанные из шоколада!

— Какой симпатичный мальчик! — сквозь зрительский гомон скрипнул противненький голос. На голову Криса опустилась чья-то когтистая рука. — Если не ошибаюсь, Кристофер Стивенсон? А это твои мама и папа! Спасибо, что приняли моё приглашение!

Перед Стивенсонами стояла бальзаковского возраста дама. Обтягивающий комбидресс, чёрный фрак, галифе и ботфорты. Образ престарелой амазонки завершал цилиндр и тросточка с набалдашником в виде пуделя. Толстый слой грима и помады делал лицо дамы похожим на заводного пупса. Незнакомка метнула быстрый взгляд в сторону собак. Колкие глаза долю секунды буравили девочек, но вот она уже вновь обращалась к хозяину, расправив морщины в доброй улыбке:

— Позвольте представиться: Пиппа Карлсен, хостесса цирка.

— Очень приятно, — поклонился Николас. — Видите ли, мисс Карлсен…

— Прошу, зовите меня Пиппа. Просто Пиппа.

— Видите ли… Пиппа, Кристофер давно мечтал побывать в вашем цирке. Но он болен, и в любой момент мы можем покинуть представление, вы меня понимаете?

— Разумеется! — Пиппа скорчила страдальческую гримасу. — Для вас приготовлена уютная ложа. Здесь мальчик будет чувствовать себя великолепно! Если позволите, я присоединюсь к вам чуть позже. А сейчас дела! В цирке я всегда сама приветствую своих зрителей. По-моему, это замечательная традиция.

— Просто великолепная! — фыркнула Юлька.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 2

Круиз в пятизвёздочном трюме

Лада поднималась на лифте, чтобы увидеть маму, которая давно умерла. На стене неведомый хулиган гвоздём накарябал: «Сон № 5». Лада не помнила, что за человек её мама. Мамино лицо начисто ушло из памяти. Двери лифта открылись. Перед ней стояла женщина. Эта мама почему-то отличалась от той, что на фотографиях. Она была очень красивая. «Тётя Вера обманула: в альбоме наверняка ненастоящая мама». Женщина протянула руку: «Иди ко мне!» Лада попятилась. «Не бойся, собачка, я тебя не обижу», — мама улыбнулась. — «У меня есть что-то вкусненькое». Достав из ридикюля банку консервов «Кортни», женщина одним махом сдёрнула с неё кольцо: «Попробуй!» Лада заглянула в банку и ужаснулась. На дне, почмокивая слизью, копошились чёрные черви.

— Мама! — Лада вскочила и больно ударилась обо что-то головой.

— Эй! — тихонько позвала такса. — Юлька, ты здесь?

Ответом была свинцовая тишина. Абсолютная темнота, как в гробу, висела вокруг. Заплесневелый воздух наполнял всё пространство — категории высоты, ширины и длины исчезли. Холод лип к телу противной жабой.

Осторожно встав на задние лапы, такса на ощупь побрела вперёд. Пройдя несколько шагов, она наткнулась на холодную поверхность. Стена была гладкой и скользкой, по ней точно прополз исполинский слизняк. Лада с омерзением отдёрнула лапу.

— Всё равно, что бродить без компаса по пустыне. Юлька! — вновь позвала она.

— Я здесь!

— Юль, это ты?! — Лада уже не надеялась услышать родной голос.

— Не ори мне в ухо! Иди сюда, поцелую.

Подруги обнялись, не видя друг друга в потёмках.

— Слушай, а что произошло? Я ничего не помню.

— Представь себе, я тоже. После представления мы с Крисом пошли за кулисы покормить слона. А потом — как обрубило…

— Мы, наверное, всё ещё в цирке. Может, нас заперли в подсобке?

— Ты разве не чувствуешь, как пол ходуном ходит? Мы на корабле, — тоном, не терпящим возражений, сообщила левретка.

— На корабле?!

— Вот именно. Эй, Рене, просыпайся! Ты обещал нам всё рассказать.

Кто-то тихонько засопел в углу. Такса испуганно шарахнулась.

— Не бойся, это Рене, белая цирковая мышь. Он сказал, что всё видел. Только я битый час от него добиться ничего не могу — уж больно сонлив. Лишь рот откроет — сразу храпит. Я кому сказала просыпайся! — Юлька невежливо пихнула мышонка в бок.

Спящий захныкал, как будто его мучила совесть, и проснулся.

— В чём дело? — грубо разбуженный Рене негодовал.

— Если сию минуту не расскажешь, что произошло, я тебя съем! — Собакевич взяла мыша за грудки.

— Как страшно! Отпусти, а то вообще ничего не скажу.

Левретка поставила мыша на пол, но вместо обещанной истории он принялся методично чистить шкурку.

— Вот невозмутимый! Прямо Клинт Иствуд какой-то.

Покончив с водными процедурами, утренней разминкой и перекусив сырной корочкой, мышонок устроился поудобнее на клочке соломы и начал свой рассказ.

Рене работал в цирке дрессировщиком. Вчера, окончив выступление, он, как обычно, отправился за кулисы навестить закадычного друга и коллегу по выступлению — слона Пифагора. Разделив на двоих скромную трапезу, они болтали о том о сём. Представление подходило к концу — на сцене шёл финальный парад-алле. Спустя некоторое время стали расходиться зрители. Вот тут-то и появилась фрекен Карлсен, причём не одна, а с незнакомым мальчиком и собаками. Увидев Пифагора, малыш подбежал к вольеру и принялся угощать слона попкорном. Фрекен Карлсен, обычно запрещавшая зрителям кормить животных, промолчала и даже благосклонно улыбнулась. Рене понял: Пиппа затевает что-то недоброе.

Так и случилось. Воспользовавшись тем, что мальчик отвлёкся, она вытащила из ботфорты какую-то грязную тряпку и ткнула её поочерёдно собакам в носы. Бедняжки и пикнуть не успели, как потеряли сознание. Рене догадался: хлороформ. Помощник Пиппы, немой старик Ганс, сложил обмякшие тела в мешок и уволок их в неизвестном направлении. Объявив, что цирк немедленно покидает пределы Великобритании, Пиппа приказала паковать реквизит. Под покровом ночи в течение нескольких часов цирк погрузился на корабль и отбыл.

— И теперь мы плывём в Данию. Скоро уже будем дома, — подытожил Рене.

— Брависсимо! — Юлька тряслась от негодования. — Эту Пиппу бы на дыбу и розгами!

— Подожди, Рене, а что случилось с Кристофером?

— С каким ещё Кристофером?

— Ну с тем мальчиком. Нас что, никто не искал?

— Как же! Мальчишка вопил, что вы опять куда-то смылись. Прибежали родители, а он — бух и в обморок. «Скорая» приехала, и они всем семейством укатили.

— Куда? — в один голос закричали Лада и Юлька.

— В больницу, разумеется. Не в морг же. Да не волнуйтесь вы так, ничего с вашим Кристофером не сделается. Поноет немного и забудет. Раз уж случилось, что вас цирковые выкрали, — такова се ля ви. Остаётся только смириться, расслабиться и получать удовольствие. В цирке, знаете, как у нас весело? Правда, Пиппа ещё тот монстр, страшно до всяких зверств охоча. Бежать даже не думайте.

— Какой цирк?! Какая Пиппа?! Я в Россию хочу, к ма-аме! Они там с папой, наверное, уже с ума сходят! — левреткины нервы не выдержали.

— Я одного понять не могу, — задумчиво протянула Чернышёва. — Зачем нас выкрали?

— Вот вы блаженные! — изумился Рене. — Да она на вас миллионы заколачивать будет и прославится на весь свет!

— Но это незаконно. При первом же выступлении нас узнают и Пиппу арестуют. Английская полиция наверняка уже объявила розыск.

— О, вы не знаете нашу Пиппу! Она всё подстроила так, будто вы сами дёру дали, никто и не хватится. Собаки каждый день убегают и возвращаются. И потом у Пиппы большие связи. Поговаривают, она член известной преступной группировки. Ей ничего не стоит состряпать для вас липовые документы. В конце концов, оплатит вам пластическую операцию, и поминай, как звали.

— Что?! — Юлькины глаза округлились. — Я не планировала делать пластику раньше времени!

— Помню, в прошлом году Пиппа львёнка контрабандного приобрела, — спокойно продолжал Рене. — Обрила ему гриву и перекрасила в леопарда. Теперь каждые два месяца Ганс бедолагу размалёвывает.

— Так нам и надо — нечего было миндальничать с ней в антракте! — досадовала Юлька.

— Мы были слегка наивными…

— О, ты нас недооцениваешь! Я бы сказала, мы были круглыми идиотками, что потащились за этой мегерой неизвестно куда! — в приступе самоедства Юлька заламывала лапы.

— Ну и реви себе сколько влезет. А я-то думал, знаменитая Отка звезда! А Отка — простая неудачница и нюня. Смотрите, как она размазывает сопли, и поделитесь с ней своим носовым платочком, — кривлялся мышонок.

Юлька перестала вопить и с удивлением посмотрела на Рене.

— Если вам не улыбается судьба трубадура и цирк не по душе, то надо не слёзы крокодиловы лить, а думать, что делать! — назидательно сказал мыш.

— Но ты же сам говорил, что бежать невозможно!

— В мире нет ничего невозможного, — философски заметил Рене. — Главное в этом деле — информация. Знаешь о враге всё, и в первую очередь его слабости, считай, ты на коне!

— Ты прав, — согласилась Лада. — Выкладывай, что у тебя на Пиппу.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 3

Карлсон в юбке

— Жестокая она и бессердечная. Сколько нашего брата погубила! И не сосчитаешь. Если бы люди знали, как она с артистами обращается, ни за что бы к нам в цирк не пришли! У неё теория своя — миру нужны лишь породистые.

— Неужели у такой есть слабости?

— Целых три. Во-первых, Пиппа тщеславна. Шага не ступит, чтобы вокруг толпа вопящих поклонников не собралась. Во-вторых, фрекен Карлсен обожает деньги. Пиппа богата, но ей всё мало. Купюры в её руках меняют вид, форму и неудержимо растут. Однако таких скряг ещё свет не видывал! Экономит на всём, кроме себя любимой. И, ни много ни мало, за миллиардера выйти замуж мечтает.

— С таким-то экстерьером? — хмыкнула левретка.

— И последнее: Пиппа любит шампанское. Стоит ей чуточку выпить, становится доброй и совестливой. Однажды подшофе всех голубей на волю выпустила. Потом, правда, выловила обратно… — мышонок вдруг замолчал, уставившись на дверь.

Она со скрипом отворилась, вспыхнул яркий свет. Собаки чуть не ослепли.

— Доброе утро! Как вы, драгоценные мои, уже освоились?

Лада приоткрыла левый глаз: на пороге, улыбаясь, стояла Пиппа. Из-за её мощного торса выглядывал какой-то сухопарый старик. Сморщенное, необыкновенно румяное лицо его было подвижным, как у сурка.

Юлька набычилась, а мышонок куда-то исчез. Оценив ситуацию, Пиппа опустила подбородок и скривила губы:

— Разумеется, я поступила с вами несколько неблагородно, но поверьте, вы не пожалеете, что попали ко мне, — она заговорила нарочито ласково, даже не догадываясь, что собаки её прекрасно понимают. Фрекен Карлсен была тонким психологом и знала, как чутко реагируют животные на доброжелательную речь.

— Несколько неблагородно! — возмутилась Собакевич. — Да это всё равно, что назвать Гитлера несколько агрессивным!

— Судите сами, — гаденьким голосом увещевала Пиппа. — Ваш дар не просто редкое явление, а событие, воистину потрясающее! Поймите: то, что я предлагаю — ваш шанс стать богатыми и знаменитыми, стать счастливыми! У вас будет всё: слава, роскошь, гастроли!

— Буду писать мемуары — обязательно посвящу ей главу, — хмыкнула Юлька. — Да за кого она нас принимает? Нас, тёртых лондонских штучек? Эй, Пиппа, прибереги свою многословную бредятину для блондинок из провинции!

— Мы станем лучшими подругами, — увлечённо продолжала хозяйка цирка. — Да что там подругами — я заменю вам мать! Кстати, совсем забыла, — Пиппа вытолкала вперёд старика. — Это Ганс. Он будет прислуживать вам, если поладим. Он с недавних пор нем. Аккурат позапрошлым летом я отрезала ему язык — так надёжней, — рассмеялась Пиппа, жутковато скривив лицо. — А ну разинь-ка пасть!

Старик с готовностью открыл рот. Девочки вскрикнули от ужаса. Ганс энергично потёр кончик носа.

— Вы не смотрите, это он на первый взгляд только такой неполноценный. Зато предан, послушен и тих, как молодая лань.

Старичок зарделся и принялся шаркать ножкой.

— Так что думайте, драгоценные мои, думайте, — Пиппа закурила. — Щедрые предложения на столе долго не лежат.

— Отпускайте нас домой, или мы заявим в полицию! — с физиономией страдающего за веру мученика левретка шагнула на Пиппу.

— Извини, но угрозы на меня не действуют. Если вы ещё не поняли, с кем имеете дело, то советую вам поскорее включать мозги. Или мы заодно, или…

Желание укусить нахлынуло мощно и неожиданно. Осклабившись, такса зарычала и стремглав бросилась на Пиппу. Острые зубы вцепились в крупный напудренный нос.

— Мамочки-и! — заорала госпожа Карлсен басом.

Она схватила Ладу за задние лапы и принялась её с себя стаскивать. Окурок в толстых пальцах больно обжёг голый живот. Разжав челюсти, такса отлетела в угол.

По физиономии Пиппы текла кровь. Фрекен орала так, что закладывало уши. Чтобы пробиться через эту шумовую завесу, нужно было выдать не меньше шестидесяти децибел.

— Мерзавка! Ты испортила мой новый нос! Ну вы ещё об этом пожалеете! — рявкнула фрекен Карлсен и выбежала вон.

Ганс бросился следом, но в дверях вдруг замешкался и обернулся. Чернышёвой почудилось, что во взгляде старика мелькнула благодарность.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 4

Временное перемирие

Время текло медленно, как мазут. Точно спартанцы, отрезанные от мира в крепости на горном перевале, вот уже несколько дней собаки сидели взаперти. По приезде в Данию фрекен Карлсен бросила девочек в подвал и, пытаясь сломить их волю, морила голодом.

Ладино тело съёжилось, сделалось вялым и дряблым, как завалявшийся в холодильнике огурец. Щёки ввалились, живот наполнился тяжестью. Когда кормили цирковых зверей, вкусные запахи проникали в подвал. Хотелось хватать их лапами и жадно поедать без остатка. На шестой день в темноте стали мерещиться мистические силуэты. На седьмой объявился Рене.

— Где же ты был? — Лада бросилась к мышонку, как к спасательному кругу.

— Я не мог прийти раньше, и на то были веские причины, — мышонок холодно отстранился. — Интерьерчик у вас, прям как в лифте, — на удивление безликий.

— Главное — чистенько и дохлые мыши на полу не валяются, — ухмыльнулась Собакевич. — А вот ты мог бы и пораньше объявиться. Ещё пара дней без регулярного питания, и я стану прозрачной и умру в страшных муках!

— Я тут кое-что принёс, — смутился Рене. — Здесь немного шуликов, — он вынул из щели в полу небольшой свёрток.

— Такие маленькие розовые штучки? Хрустящие снаружи и тягучие внутри? — левретка с жадностью накинулась на угощение.

— Это от Ганса. На двоих маловато, но мне тащить тяжело, а сам он боится. Но перейдём к делу. Сегодня к вам придёт Пиппа. Советую характер не демонстрировать и во всём с ней соглашаться.

— Да, надо сделать вид, что мы смирились, — согласилась такса.

— И что потом? Пахать на эту мымру до конца своих дней? — возмутилась левретка.

— Ни в коем случае, — Рене покачал головой. — Порой у тебя слишком пессимистичные мысли для столь юного возраста. Я тут пораскинул мозгами и кое-что придумал, — мышонок понизил голос до конфиденциального полушёпота. — У вас доступ к банковским счетам не ограничен?

— Да нет…

— Отлично! Тогда смотрите…


Фрекен Карлсен появилась за полночь. Она с опаской ступила на порог и подозрительно огляделась. На физиономии Пиппы застыло странное выражение — точно она по ошибке взяла в рот что-то не то. Нос её опух и придавал всему лицу раздражённый вид. Было заметно, что, наученная горьким опытом, фрекен боится очередной атаки.

— Удивляюсь я на вас, право слово, — Пиппа жеманно пожала плечами. — Раньше лаяли без умолку, а теперь в молчанку играете. Морды трагические состряпали, мировая скорбь да и только.

Прижав уши, Лада вдруг покорно завиляла хвостом. Заметив это, Пиппа повела бровью:

— Так-то оно лучше. Люблю понятливых девочек. Иди сюда, негодница, мамочка тебя отшлёпает.

Внутренне содрогнувшись, Лада поплелась к Пиппе, скуксив виноватую мину и зажав между лапами хвост.

— Вот ведь шельма! Ну так и быть, прощаю тебя. Прошлое забыто и выкинуто на помойку, — голос у Пиппы был прегаденький. — Со мной бороться — всё равно, что карабкаться на Эверест без ледоруба, — нереально. Рада, что вы это поняли. Ганс, сервируй ужин!

В комнату бесшумно вошёл старина Ганс с большим подносом: икра, креветки, омары, лобстеры… Собаки с двойным усердием завиляли хвостишками. Пиппа уселась за стол, вооружилась серебряной вилкой и с аппетитом начала трапезу.

— Этой мымре жаль для нас даже взгляда, не говоря уж о лобстере, — Собакевич облизнулась.

— Так, на чём это я остановилась? — Пиппа с нескрываемым удовольствием наворачивала икру.

— На чём-то вроде: «Тихим летним утром я пила розовый нектар в окрестностях графства Стаффордшир…» — левретка сглотнула. — Жрать, говорю, давай!

— Ах да… Что ж, девочки, вы приняли правильное решение. Теперь у вас начнётся новая, беззаботная жизнь! Жизнь без проблем и суеты в стиле дзен!

Но Юлька её не слушала:

— Может, схватить креветку и нажить себе кучу неприятностей? Или схватить омара и лобстера и нажить себе две кучи неприятностей?

Пиппа наконец заметила красноречивые собачьи взгляды:

— Ганс, принеси-ка приборы девочкам. Покушайте, а то на вас морды нет. Вкусная каша, ням-ням! Сама бы ела, но… диета. Позволяю себе исключительно продукты Эгейского моря. И запомните: раскормленный питомец не значит здоровый питомец. Лучше быть поджарым, чем свиной поджаркой!

Трясясь от голода, такса за обе щёки принялась уплетать вонючую кашу. А левретка, давясь, с остервенением вгрызлась в рыбий хвост.

— Завтра мы приступаем к работе, — громко чавкая, вещала Пиппа. — Отка у нас будет парить под куполом цирка. А для нас с тобой, Франтишка, я придумала роскошный музыкальный номер с переодеваниями. Ты играешь на лучшем концертном рояле в мире, — я договорилась, его украдут к понедельнику, — а я танцую, каждые тридцать секунд меняя наряды от кутюр.

— Минуточку! — Собакевич подняла от миски перепачканную кашей морду. — Что значит «парить»? Я же высоты боюсь!

— Понимаю твоё недовольство, — по-своему восприняла её рычание Пиппа, — но согласись, Франтишка намного талантливей тебя, а я выступаю только с самыми-самыми. Но обещаю, если ты будешь меня радовать, то выступим разок-другой вместе.

— Она достала своей манией величия! — Юлька в отчаянии закатила глаза. — Да я согласна выступать одна, только не делайте из меня пернатого!

— Не понимаю, — сказала Пиппа действительно непонимающим голосом. — Хочешь узнать, в чём заключается твой номер? Что ж, ты будешь летать и балансировать на трапеции на высоте в двадцать восемь метров.

— Убийственно! — Юлька заскрежетала челюстью. — Специально для престарелых крашеных блондинок повторяю по слогам: я бо-юсь вы-со-ты! Я и описаться там могу со страха!

— А я-то как рада! — расплылась в улыбке фрекен Карлсен, продолжая эту беседу немого с глухим. — Только представьте себе: первым номером выступает Отка. Она грациозно парит под куполом, и зрители, глотая слёзы умиления, наблюдают за её вдохновенным полётом! До чего же мило и благостно, вы не находите? Затем идут шпагоглотатели, львы-убийцы, дрессированные коты и прочая посредственность. А под занавес появляюсь я, вальсируя под музыку Штрауса в гениальном исполнении маэстро Франтишки! — не удержавшись, Пиппа даже хрюкнула от удовольствия.

— Это будет великолепно! — мечтательно прикрыла глаза Собакевич. — Буря несмолкающих оваций! В небесах расходятся тучи, солнце заливает лучами маленькое Датское королевство! Во фьордах тают льдины, викинги падают ниц. Слышится пение русалок, на арене — неподражаемая Пиппа Карлсен!

— Знаете, вот я, например, не люблю конкуренции, — неожиданно фрекен Карлсен взгрустнулось. — Когда вокруг полно талантов, общая атмосфера как-то непоправимо портится…

Пиппа была сентиментальной. Пиппа была злой и сентиментальной. Наевшись до отвала, она погрузилась в меланхолию.

Низко опустив голову, Лада подошла к хозяйке цирка, вспрыгнула ей на колени и, мастерски скрывая отвращение, лизнула Пиппу в нос.

— И тебя не тошнит? — скривилась левретка с рыбьим хвостом в зубах.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 5

Джонни Депп с помойки

И начались трудовые будни. С восьми утра и до восьми вечера собаки не покладая лап репетировали. Пиппа была строгой и требовательной — скидок на звёздность не делала никому.

Артисты относились к собакам доброжелательно, но предпочитали держаться на расстоянии. Сегодня они фаворитки, а завтра — кто знает? Ведь Пиппа такая непостоянная! Единственными друзьями девочек были Рене и Пифагор — нежнейший из слонов, находящийся у мышонка в полном повиновении. Пользуясь своим безоговорочным авторитетом, Рене забирал у слона половину дневной нормы арахиса, формируя запасы для своей многодетной семьи.

Вскоре Ладе привезли концертный рояль. Скрепя сердце приходилось заниматься на ворованном инструменте. Но душевные терзания таксы были ничтожны в сравнении с физическими муками левретки. Каждое Юлькино утро начиналось с истерики. Двое мускулистых помощников фрекен Карлсен за уши вытаскивали собаку из-под кровати, визжащую и кусающуюся, волокли в цирк, подвешивали к трапеции и поднимали под самый купол. Там левретка неизменно падала в обморок и тряпочкой болталась в вышине. Но вскоре и она пообвыклась. До премьеры оставалось десять дней.

В этот вечер Пиппа была в прекрасном настроении и отпустила девочек пораньше, разрешив погулять в парке. В нём жили ручные кабанчики и олени. Периметр ограждал высокий забор. При всём желании бежать было невозможно. Да и от преследований всемогущей Пиппы так просто не скроешься…

Солнце почти скрылось за горизонтом. Фонари отбрасывали длинные тени на аккуратно стриженную поляну. Посетителей не было — лишь кабанчики фланировали туда-сюда с задумчивыми мордами. В фонтанах журчала прозрачная вода, из висевших меж деревьями вазонов гирляндами спускались вьющиеся растения. Тут и там на мраморных постаментах блестели зеркальные шары, в которых всё отражалось вверх ногами.

Парк был громадным. Друзья заскучали уже в самом начале пути. Настроение у неразлучной троицы было скверное.

— Подходящей кандидатуры нет, хоть ты тресни, — Рене уселся в траву у клумбы рододендронов. — Риск слишком велик, да и объект, скажем прямо, не первой свежести. Не каждый на такую позарится, даже ради поправки бюджета, — размышлял мышонок.

— Рене, нам дорог каждый день, — сказала Лада. — В Англии нас ждёт больной ребёнок. И чем дольше он ждёт, тем меньше шансов, что дождётся…

Юлька молчала, рассеянно следя за божьей коровкой, поднимающейся по стеблю клевера. Листик подорожника задерживал её подъем, не давая ползти. Из-за куста вдруг показалась целая делегация Муравьёв. Увидав божью коровку, муравьи притормозили.

— Я делаю всё, что в моих силах, — мышонок вздохнул.

Юлька пригнула травинку, чтобы освободить букашке дорогу. Но та не хотела на травинку. Коровка остановилась, подумала, расправила крылышки и полетела к морю. Муравьиная братия тоже куда-то перекочевала.

— Опять эти говорящие звери! — послышалось вдруг из недр клумбы. — Покой, покой мне только снится!

— Что такое? — Рене недоуменно уставился в сумерки.

— Там кто-то есть!

Рододендроны на клумбе закачались, и из листвы высунулась взъерошенная голова.

Из косой вечерней тени на девочек смотрел грязный, взлохмаченный человек. Густая нечёсаная борода скрывала лицо, оставляя на виду сильно загорелый нос. В глазах, словно залитых водой, плавала тусклая муть. Человек был грязен, словно его только что выкопали из могилы. В руке он держал огурец.

— Кто этот вонючка? — левретка сморщила нос и чихнула.

— Попрошу не оскорблять меня своими неточными метафорами! — обиделся бродяга, звонко перекусывая огурец.

— Он нас понимает? — удивилась Лада.

— На сто процентов! Похоже, он… особенный.

— Послушай, любезный, как тебя зовут? — важно обратился к человеку мышонок.

— А тебя?

— Рене, а это мои друзья — Франтишка и Отка, — мыш подчёркнуто вежливо поклонился.

— Чего это он с ним церемонится? — не поняла Собакевич.

— А я — Джонни Депп.

— То есть как? — удивился мыш.

— А вот так — по паспорту.

— А откуда ты? Как здесь оказался? Почему валяешься в этой клумбе?

— Я — одинокий странник, занесённый сюда точно так же, как капризами весеннего ветра заносит за тридевять земель крылатое кленовое семя. — Джонни выставил на обозрение свои почерневшие зубы и почесался.

— Ты живёшь один? Но почему ты в таком виде — грязный, оборванный, заросший?

— Ты прав, о мыш! Я одинок, как трепанг на дне океана! Моя натура замкнулась в собственном мире и больше не желает покидать его. А одежда — это всего лишь условность. Воспоминания — вот мои одежды, которые от употребления не изнашиваются. К тому же, сколько ни брейся по утрам, вечером опять щетина вылезает, — с видом греческого философа добавил он.

— Но дом-то у тебя есть? — не унимался Рене.

— Планета, имя которой Земля, — мой дом. А прописан я в этом парке. Весной тут распускаются нарциссы, тюльпаны и анютины глазки, а осенью цветут астры и гладиолусы.

— Звучит весьма абстрактно. А образование у тебя есть?

— Обижаешь — высшее! Хотя я и без циркуля с транспортиром зад себе почесать сумею. Да и по части приличий я большой мастер. Реликт, оставшийся со времён, когда этикет был важной частью моей повседневной жизни.

— Как же ты докатился до жизни такой?

— Спутнику тоже бензина не надо — знай себе крутись, — Джонни снова почесался. Похоже, его беспокоили паразиты.

— А ты не боишься умереть в расцвете сил нищим? — прищурился Рене.

— «Если зерно, упав в землю, не умрёт — то останется одно. А если умрёт — принесёт урожай», — процитировал кого-то Джонни.

— Чего это Рене к нему прицепился? Поговорить больше, что ли, не с кем? — недоумевала левретка.

— И последний вопрос, — деловито подытожил мышонок, — родственники у тебя есть?

— Я был когда-то женат, — у Джонни вдруг затрясся подбородок. — Однажды она собрала меня, как чемодан, и выставила из дому. Я скорбел. Потом всё пошло, поехало, повалилось карточным домиком. В общем, кроме себя, идти мне больше не к кому…

— Всё ясно. Джонни, ты извини, брат, нам посовещаться надо, — Рене отвёл собак в сторонку и возбуждённо зашептал: — Поздравляю! Мы нашли его!

— Ты это серьёзно? — изумилась Юлька. — Он же абсолютный олух!

— Постричь его, побрить, приодеть — в наших руках он станет послушнее пластилина.

— Но как мы его убедим?

— Положись на меня. Строить из себя воротилу финансового рынка любому приятно.


На улице стемнело. По небесному полю полз реактивный самолёт, оставляя за собой светлый хвост возмущённого воздуха.

— Вкратце это всё, — изложил суть дела мышонок. — Ты согласен?

— Само по себе предложение интересно, его содержание — неоспоримо, но в тексте нет убедительности. Бабусенька стара и, к чему лукавить, безобразна.

— В твоём положении привередничать неуместно. Вознаграждение будет достойным.

— Но вы предлагаете мне к наслаждению престарелой женщины разыгрывать из себя шута горохового! А это не моё амплуа…

— Не хочешь — как хочешь.

— Вы ставите меня в фальшивое положение!

— Пойдёмте, девочки!

— Я согласен!

— Решено и подписано?

— Решено и подписано!

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 6

Любовь или морковь?

Фрекен Карлсен сидела в открытом ресторанчике, созерцая серо-голубые воды канала. Она была в отвратительном настроении: женихи-миллионеры почему-то никак не находились. Официанты, зная тяжелый нрав VIP-клиентки, обходили её стороной.

Погрузившись в грустные раздумья, Пиппа не заметила серебристый кабриолет, подкативший к ресторану. Из кабриолета вышел юный франт в белоснежном костюме. Аристократически бледное лицо его не выражало ничего, кроме смертной тоски. Вчерашний бродяга и пьяница изменился до неузнаваемости. Скучающим взглядом Джонни окинул посетителей, и голубые глаза блеснули. Заметив Пиппу, юноша сел за столик напротив и подозвал официанта.

— Будет исполнено, сэр!

Через минуту гарсон уже протягивал Пиппе букет белых роз.

— Мадам, это для вас во-он от того джентльмена.

— Что?.. — Пиппа слегка смешалась, но тут же взяла себя в руки. — Передайте, что цветов от фанатов я не принимаю. Знаю я эту породу: так и норовят заглянуть тебе в кошелёк и пересчитать в нём кредитки, — она смерила незнакомца испепеляющим взглядом. — Смазливый, а за душой наверняка ни гроша!

Выслушав официанта, который с нескрываемым наслаждением передал Джонни всё слово в слово, экс-бродяга ничуть не смутился. Широким жестом он швырнул отвергнутые розы в урну и вновь зашептался с гарсоном.

— Простите, но это снова для вас! — через несколько минут огромный букет на сей раз тёмно-бордовых роз красовался на столике Пиппы. Теперь их было не меньше сотни.

— Вот настырный! — хмыкнула фрекен Карлсен и внимательней присмотрелась к джентльмену. Красавчик вспыхнул.

— Ладно, валяй присаживайся, — смилостивилась Пиппа. — Это даже любопытно…

Джонни поклонился и поцеловал даме ручку. Последовал короткий деревянный смех:

— А ты, я вижу, наглец!

— Достаточно заглянуть вам в глаза, чтобы понять, какая вы особенная! — с дыханием робким, как предрассветный туман, заговорил юноша.

Пиппа не умилилась, а по всегдашней своей привычке стала кощунствовать.

— Подумать только, какой оригинал. И где же работают такие хитрецы?

— Прошу прощения, что сразу не представился — вот моя визитная карточка.

Фрекен Карлсен взяла визитку с таким видом, словно к ней в руки попала грязная тряпка сомнительного происхождения.

«Корпорация „Золотой клык“. Граф Джон Кристиан Депп. Президент», — на секунду Пиппа забыла, как дышать. — Какое оригинальное название… Кажется, вы занимаетесь золотодобычей? — душа Пиппы затрепетала. Ей нестерпимо захотелось узнать, обладателем скольких миллионов являлся граф.

— Если позволите, я бы не хотел о работе…

— Разумеется! Знаете, я так привыкла, что моей персоне уделяют повышенное внимание всякие аферисты. Я ведь женщина известная и к тому же не замужем… — Пиппа глядела на Джонни, словно видела перед собой полную тарелку клубники, которую ей предстояло съесть.

— И я не женат. Супруга покинула меня…

— Как это возможно?!

Джонни задумался или взял короткую паузу, сделав вид, что задумался.

— Жена ушла к другому, и жизнь моя опустела, — наконец изрёк он. — Просто однажды завела мотор нашего «роллс-ройса» и покинула территорию моей личной жизни. А я был верен ей, как восемьсот пуделей! Теперь смакую терпкую горечь одиночества…

Пиппа поражённо молчала. У неё сложилось впечатление, что открывать рот в присутствии столь утончённого юноши было бы вульгарно и совсем не к месту. Казалось, он смотрит на неё с высоты своего величия и не прекращает умный разговор лишь потому, что снисходит.

— Простите, я не должен был затрагивать эту тему, — Джонни вдруг забеспокоился, что перегнул палку. — Всё кончено, и я в поисках новой любви, — он заглянул Пиппе в глаза и улыбнулся. Улыбка эта была по-голливудски безупречна.

— И вы так просто отпустили её к другому? Разве вы не жаждали мести?

— Я сумел стряхнуть с себя ненависть, пока она не пустила корни в моём сердце. Жить спокойно — вот лучшая месть, — целомудренно сказал Джонни. По его плечам скользили неровные полосы света, падавшего сквозь листву, делая отмытого бродягу ещё неотразимей.

— Воистину говорят: у одного сердце, как у Александра Македонского, а у другого — как у пса Барбоса.

— Позвольте с вами не согласиться. По моему глубокому убеждению, собаки обладают весьма богатым духовным миром. Собачье сердце намного больше человеческого.

— Вы это серьёзно?

— Вполне. Взгляните на этого милого пса, — Джонни кивнул на розовую клумбу. Вокруг неё от цветка к цветку расхаживал упитанный сенбернар с робкой мордой и вдохновенно совал нос в бутоны.

— Посмотрите, какое одухотворение, какая кротость! Собаки по природе своей незлобивы и доверчивы. У них не бывает плохого характера, нет пороков и недостатков, все животные совершенны.

— Так уж и все?

— Все, кроме человека.

— А по-моему, собаки глупы. Чего стоит одна их привычка обнюхивать зады друг у друга! — Пиппа элегантно выпустила из ноздрей двойной плюмаж сизого дыма.

— Если бы собаки умели рассуждать, то наверняка нашли бы много смешного в поступках своих хозяев. Глупости среди людей гораздо больше, а в природе нет ничего нелепого, как бы ни казалось человеку с его предрассудками. Знаете, в чём разница между собакой и человеком?

— В чём же?

— Если вы подберёте дворовую собаку и накормите её, она никогда не укусит…

— Верно, — задумчиво протянула Пиппа. — Но кошки всё-таки лучше: они приносят пользу и мышей, — неуклюже пошутила она.

— Кошки привыкают не к людям, а к их холодильникам. Позволите, я закажу ужин?

— Да-да, у Мигеля восхитительно кормят!

Джонни открыл меню и пробежался по нему глазами: «Костный мозг поросёнка, рубец с копчёной грудинкой, хвосты телячьи фри, тушёная поджелудочная железа, чёрный пудинг из печени, тонкий кишечник свиньи, суп из потрохов…»

— Что-нибудь уже выбрали? — спросила Пиппа. — Рекомендую рулет из свиной селезёнки, — она посмотрела на Джонни, и глаза её стали больше, чем у лемура.

Его бледное аристократичное лицо сделалось зелёным — юноша был явно не в себе.

— В-воды-ы!

Залпом выпив стакан содовой, Джонни наконец отдышался:

— Простите, Пиппа, я — строгий вегетарианец, ем исключительно растительную пищу.

— Вы это серьёзно?

— Видите ли, с некоторых пор я полюбил животных. Да и положение обязывает не кушать мяса.

— Какое положение?

— Я владелец приютов для бездомных животных. Восемьдесят процентов заведений подобного рода в Дании принадлежат мне.

У Пиппы отвисла челюсть.

— Вы удивительный человек!

— Ещё Джек Лондон говаривал: «Кость, брошенная собаке, не есть милосердие. Милосердие — это кость, поделённая с собакой, когда ты голоден сам».

— А я тоже люблю животных! — сказала Пиппа. — Недавно у меня в цирке появились собаки-гении. Сейчас мы репетируем новый номер. Премьера через неделю. Я вас приглашаю!

— Не те ли это знаменитые собаки из Лондона?

— Совсем другие. Но поверьте, они ничуть не хуже.

— С удовольствием принимаю ваше приглашение! Меня интересует всё, что связано с талантливыми животными, — Джонни смотрел Пиппе прямо в глаза, и она чувствовала: его взгляд, как паяльная лампа, прожигает её насквозь.

— Мы как-то неуклюже начали наше знакомство, — сказала фрекен. — Я вела себя так холодно, что вы наверняка чуть не простудились. Позвольте, Мигель приготовит для вас что-нибудь вегетарианское!

— У меня что-то аппетит пропал. Впрочем, здесь подают кофе с птифурами? — на этот раз Джонни одарил Пиппу взглядом, от которого у неё внутри вспорхнуло целое облако бабочек. Взяв фрекен за руку, юноша вкрадчиво сказал:

— Мне с вами хорошо, как в салоне первого класса, — мягкими касаниями слой за слоем он снимал тончайшую оболочку, в которой заключалось сердце Пиппы. — Деньги для меня ничто, всё, что мне нужно, — любовь! — Джонни вынул из бумажника пачку кредиток, сложил их аккуратным домиком в пепельницу и поджёг. Кредитки жизнерадостно плавились.

Этот экстравагантный поступок поверг Пиппу в замешательство. Она попыталась сглотнуть и чуть не сломала себе шею.

— Что вы делаете?! Это же целое состояние!

Точно экономя силы, красавчик едва кивнул в ответ.

— Простите, если мой вопрос покажется бестактным, но сколько вам лет? Судя по этой вопиющей выходке, вы — сущий ребёнок!

— Двадцать девять. Увы, я слишком стар для вас, — с горьковатой полуулыбкой ответил Джонни. — Наверняка вам нет и двадцати пяти?

Пиппа почувствовала себя на седьмом, нет — на семьдесят седьмом небе от счастья.

Всё произошло, как по волшебству, непонятно и совершенно неожиданно. Она влюбилась!

— Простите, но здешний кофе на вкус — варёная газета! — неожиданно сказал юноша. — Предлагаю переместиться в одно тихое местечко. Там мы сможем отведать настоящий турецкий кофе. Это близко, отель «Савой». Я вынужден временно снимать там президентские апартаменты — не совсем удобно, но что поделаешь.

Пиппа в задумчивости жевала нижнюю губу.

— Шофёр доставит вас домой, когда вам будет угодно, — с деланным спокойствием добавил Джонни. Тонкая и холодная, словно месяц, улыбка озаряла его юное лицо.

— Уговорили, — согласилась Пиппа. — Будь моя воля, я бы запретила мужчинам носить такие красивые улыбки.

— Обычно улыбка что-то скрывает. Улыбка — почти всегда маска. Впрочем, ко мне это не относится.

Широко и необозримо над Данией раскинулся небесный купол, полный сияющих звёзд. Луна мерцала в вышине серебряной монеткой. В прозрачном воздухе переливчатыми чёрточками мелькали стрекозы.

Птица с неизвестным именем и ангельским голосом славила рождение новой любви. Фрекен Карлсен глубоко вдохнула густой воздух летней ночи, наполненный ароматами новой жизни, и, сама не зная чему, рассмеялась.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 7

На грани фола

Неделя до премьеры пролетела незаметно. Собаки усиленно готовились к выступлению, а Пиппа пропадала где-то с утра до вечера. Никто из артистов не мог себе и представить, что однажды дотошная фрекен Карлсен будет появляться на тренировках через раз. Даже Ладе приходилось репетировать с дублёршей! В цирке недоумевали. Никто и понятия не имел, где дни напролёт прохлаждается хозяйка. Даже ближайший друг мыша Пифагор не был в курсе.

А Пиппа была по уши влюблена. Надо отдать Джонни должное: он сумел увлечь фрекен Карлсен так, как не удавалось ни одному мужчине за все Пиппины «сорок с хвостиком».

И вот наступил долгожданный день премьеры. На улице с утра зарядил дождь, но настроение у жителей тихого городка было приподнятым. Улицы пестрели рекламой циркового супер-шоу. Морды Чернышёвой и Собакевич, развешанные на каждом углу, улыбались прохожим с афиш. Все билеты были давно распроданы.


— Мне чего-то не по себе, — поёжилась Юлька, выглядывая из-за кулис. Зал постепенно наполнялся зрителями. — Плохое какое-то предчувствие, — левретка мрачно уставилась на таксу.

— Ты репетировала с утра до ночи, ничего непредвиденного не случится. Это мне надо беспокоиться, Пиппа даже на последний прогон не явилась.

— Не мешало бы тебе её покусать, чтоб опомнилась.

— Покусать? Ещё раз?

— А ты предлагаешь обратиться к ней через адвоката? Или позвонить в общество защиты животных?

— Не переживай, мы справимся. Главное — наш план работает и скоро принесёт свои плоды.

— Тебе легко говорить! А мне на трапеции болтаться целых семь минут двадцать пять секунд! — у Собакевич был трагический вид.

— Всё закончится, ты и «Биг-Бен» сказать не успеешь. Возьми себя в лапы — выглядишь, как собачья тушёнка.

Неожиданно за кулисы влетела мокрая, как курица, фрекен Карлсен.

— Вы опоздали к началу представления! — сделал ей замечание шпрехшталмейстер.

— Да, первый раз в жизни опоздала! — беззаботно рассмеялась Пиппа. Её было не узнать: сегодня она была сама доброта. Счастливую Пиппу окутывало розовое облако романтики.

Зазвучали фанфары, грянула музыка, и начался парад-алле. Акробаты, клоуны, дрессировщики, атлеты и жонглёры один за другим выходили на арену, горячо приветствуя зрителей. Зал встречал их бурей аплодисментов.

— Готовится Эрминтруда! Выход через две минуты, — объявил селектор.

— Эрминтруда, ты слышала? Где Эрминтруда?! — администратор в панике сновал по коридорам. — Кто-нибудь видел Эрминтруду?!

Эрминтруды, то есть Отки, вернее Юльки, нигде не было. Лада почувствовала, как в лапках участился пульс. Она рванула в гримёрку.

— Вылезай немедленно! — зная подругу как облупленную, такса решительно направилась к шкафу.

Накрывшись попоной ослика, в нём, как маленький диванный валик, лежала Собакевич.

— Ты с ума сошла! Через минуту тебе надо быть на сцене! Хочешь, чтобы всё пропало?

— Я н-не могу. Я б-боюсь! — заикаясь промямлила левретка.

Такса отпрянула. Юльку так сковал страх, что никакая сила на свете не смогла бы вытащить её теперь на арену.

— Ну и чёрт с тобой! — в сердцах воскликнула Чернышёва. — Пусть мы застрянем здесь на веки вечные, а Кристофер умрёт! Главное — ты ничем не рискуешь!

Юлька подняла зарёванную морду и пристально посмотрела на подругу. Секунды тянулись нестерпимо долго…

— Ладно, я готова, — всем существом выражая трагическое смирение, покорно сказала она.

— То-то же! Держись, родная, нам нужно быть смелыми…


— Красота без тщеславия, сила без наглости, отвага без жестокости! Словом, все добродетели человека — без его пороков. Так писал о братьях наших меньших лорд Байрон в «Эпитафии собаке». Встречаем! На арене цирка Карлсен, великолепная и загадочная, и Эр-рмин-тр-руда! — торжественно объявил шпрехшталмейстер.

Свет погас. Оркестр смолк. Юлька прислушалась к учащённому биению сердца.

— Ни пуха! — шепнула на ухо Лада.

— К чёрту! — левреткины внутренности сделали сальто-мортале, и она бесшумно ступила в разлитый по арене мрак.

Пучок света ударил в серебристый металл ошейника, сверкнув, как лезвие ножа. Юлькина морда скукожилась, но через мгновение она уже сверкала улыбками. Взгляд — прямой и бесстрашный — был замечательно красноречив! В едином порыве оркестр грянул тревожную тему из «Миссии невыполнимой». Отточенным до совершенства прыжком левретка вскочила на качели и с фантастической скоростью взмыла ввысь.

Серебряный комбинезон и маска, подчёркивали красоту и грациозность Собакевич. Стоя на задних лапах и держась передними за верёвки, левретка раскачивалась под куполом, демонстрируя энергичный полёт среди облаков из ваты. Дождик, приклеенный к ошейнику, развевался по ветру, делая собаку похожей на хвост кометы.

Набрав необходимую скорость, Юлька отпустила верёвки и в свободном полёте ринулась вниз. Особо нервные ахнули, но в последний момент собака уцепилась мускулистым хвостом за перекладину и стала вращаться вокруг неё, как центрифуга. Держалась Юлька молодцом! Вспрыгнув на трапецию, она продолжила полёт на умопомрачительной скорости. Зрители были в полном восторге!

Но вот оркестр смолк, и грянула барабанная дробь. Неимоверным усилием Юлька остановила качели — то был кульминационный момент номера. Как изящная статуэтка, левретка застыла в воздухе между небом и землёй. Совладав с дыханием, она оттолкнулась от перекладины и взмыла вверх, под купол.

Её тройной тулуп был воистину превосходен! И вдруг…

Не рассчитав траекторию, Юлька скользнула вниз — мимо трапеции! В зале раздался истошный крик. Но в последний момент левретка успела уцепиться зубами за перекладину и повисла на ней, как сдутый воздушный шарик. Собачья тень, разломившись пополам в лучах прожекторов, бессильно лежала на опилках. В зале воцарилась гробовая тишина. Юлька работала без страховки — в любой момент она могла камнем рухнуть вниз и разбиться.

Белый купол навис над несчастной, словно толстая ледяная шапка. Юлька зажмурилась от страха, а может быть, от стыда. Время искривилось, пространство сместилось, гравитация исчезла. Перед глазами плыли пятна разного цвета и формы. Постепенно они преобразовывались в чью-то морду. Юлька поняла — мадам Кортни! Немигающие глаза были точно отлиты из стекла. Морда ухмыльнулась и мрачно захохотала, широко разевая пасть.

«Ну уж нет! — мысленно прорычала Собакевич, отогнав наваждение. — Позора я не стерплю!»

Левретка сильнее сомкнула челюсти и стала медленно подтягиваться вверх. Крошечные крупинки опилок смешивались с воздухом, пробирались внутрь и душили. Как барон Мюнхаузен вытаскивал себя за волосы из болота, так и Юлька каким-то непостижимым образом рванулась вверх и вскочила на перекладину.

По залу пронёсся вздох облегчения. Левретка поднялась на задние лапы и, не помня себя от восторга и ужаса, смотрела вниз. Смятение и гордость обуревали маленькое сердце.

Ассистенты начали опускать трапецию, как вдруг левретка остановила их громким лаем. Эрминтруда не уйдёт с арены, не исполнив трюка до конца!

Качели были снова подняты. Барабанная дробь расколола тишину. Сердце левретки нырнуло на неведомую глубину, внутренности перевернулись, как бельё в стиральной машине. Юлька прошептала себе что-то под нос, прыгнула и — ап! — приземлилась прямёхонько на перекладину. Шквал аплодисментов заглушил оркестр!

Один за другим зрители поднимались с мест и скандировали.

— Браво, Эрминтруда! Брависсимо!

Эмоции в зале зашкаливали.


— Это было потрясающе! — Чернышёва кинулась на шею подруге, а Рене одарил её братским поцелуем.

— Вы издеваетесь? — левретка была вне себя. — Не обнимайте меня, в подобной ситуации я считаю эту процедуру едва ли необходимой! — она отстранилась. — Всё чуть было не кончилось трагедией! Впрочем, я никому не позволю анализировать моих действий, — у Юльки начинался детский приступ раздражительности.

— Да что с тобой?!

— Я пеле… пере… я пелеворновалась!

— Эрминтруда, поздравляю! — фрекен Карлсен казалась очень довольной своей воспитанницей. — Такого ошеломляющего успеха я давненько не припомню. Кстати, почему ты здесь? А ну марш к публике!

— Я пошла на бис, — опомнилась левретка. На её морде мелькнуло выражение экстаза.

По возвращении за кулисы от недавней раздражительности не осталось и следа. Теперь Юлька вновь искренне любила человечество.

Тем временем шпрехшталмейстер объявлял следующий номер:

— А сейчас, дамы и господа, вы увидите единственных в мире животных, в которых можно забивать гвозди! На арене цирка арабские скакуны и их великолепные наездники! Двукратные победители конкурса в Монако братья Алиевы!

На арену выскочили всадники в кавказских костюмах верхом на вороных конях. Один за другим они запрыгивали на спины скакунов и стоя, словно намертво приклеенные к седлу, продолжали галоп.

— Алиевы сегодня в ударе, смотри, что вытворяют! — восхитился мыш, поправляя на груди манишку.

Следом выступали Пифагор и Рене. Сладкую парочку встречали, как родных. Рене вовсю изображал из себя заправского укротителя: обтягивающий кожаный костюм, цилиндр, а в лапе — миниатюрный хлыст. Мышонок взмахнул орудием и — ап! — громадина-слон смиренно опустился перед ним на колени и завилял хвостом.

Затем выступали клоуны и шпагоглотатели, а потом объявили антракт. Такса поспешила в гримерку готовиться к выступлению. Устроившись перед зеркалом, Лада укладывала шёрстку.

— Франтишка, Отка, слава Богу, вы здесь!

— Джонни? С ума сошёл, зачем ты пришёл сюда? — удивилась левретка. — С минуты на минуту тут Пиппа появится! Она не должна видеть нас вместе!

— Я на секундочку. Я только хотел сказать, что у меня, видимо, ничего не выйдет…

— Как это не выйдет? Всё же идёт по плану: скоро ты женишься и разбогатеешь!

— Дело в том, что мы с Пиппой… — Джонни замялся. — Мы с Пиппой любим друг друга!

— Ну, разумеется. В этом и заключается план! Ты очаровываешь Пиппу, она влюбляется, вы женитесь, и, желая сделать приятное «зелёному» мужу-вегетарианцу, она совершает акт доброй воли — отпускает нас на все четыре стороны.

— Да, но я на самом деле люблю Пиппу, — Джонни покраснел, как томат, ему было очень неловко.

— Что?! — в один голос закричали подруги.

— Я не могу больше лгать. Я не в состоянии жить с этим скелетом в шкафу! Сегодня я всё ей расскажу.

— Глупая говядина! — взревела левретка. — Как ты мог влюбиться в эту злючку? Ну признайся, ты нас разыгрываешь, ведь так? — Юлька с надеждой заглянула Джонни в глаза. Тот молчал, глядя в пол. — Нет, — резюмировала левретка, — он нас не разыгрывает. Этот болван втюрился по самые уши. Мы пропали!

— Не паникуй, — такса в задумчивости вышагивала по гримёрке. — Обманывать Пиппу Джонни больше не может, — она вопросительно посмотрела на горе-миллионера. Тот радостно кивнул и снова уставился в пол. — Остаётся единственный выход: рассказать ей правду. Если она по-настоящему тебя любит, Джонни, то поймёт и простит.

— А как же вы? — еле слышно пролепетал бродяга.

— Вот именно, а как же мы?!

— Не знаю… — Лада чувствовала себя деморализованной.

— Дорогой?! Что ты тут делаешь? — на пороге гримёрки стояла фрекен Карлсен. — Я тебя везде ищу… — она с подозрением оглядела возлюбленного.

— Дорогая, я заблудился. Хотел проведать тебя и сам не знаю, как здесь оказался. А это, наверное, твои знаменитые артистки? Выступление Эрминтруды было восхитительно! Я сидел в первом ряду и всё видел.

— Тебе понравилось? — растаяла Пиппа. — Но, любимый, тебе не следует здесь находиться. Отправляйся в зал, скоро наш выход. Впрочем, я провожу тебя — не ровён час, забредёшь к крокодилам.

— Сгораю от нетерпения увидеть тебя в нарядах от Готье!

— От Версаче, — поправила Пиппа. — Милый, сегодня я буду выступать лишь для одного человека! — голос у Пиппы стал приторно сладким. — Франтиш… Клеопатра, живо собирайся!

— «Моя драгоценная», «мой любимый»… — передразнила левретка. — Тьфу! Противно!

— А они и вправду влюблены, — две рыжих чёрточки над глазами таксы приподнялись и сложились в глубокую складку.

— Наш план летит в тартарары! Ты вообще о чём думаешь, мисс Сама Доброта?

— Заставлять Джонни и дальше обманывать Пиппу — подло. Я не могу этого сделать.

— Тогда это сделаю я! И поверь, моя лапа не дрогнет, — в Юлькином голосе было мало убедительности.

— Готовится к выходу «Кошкин дом». Фрекен Карлсен, вы следующая, — объявили по селектору.

— Пора, поговорим позже, — Лада разгладила на юбке мелкие складки и шагнула к двери.

— Если так пойдёт и дальше, мы до самой смерти будем носить юбки с дыркой для хвоста! — Юлька всхлипнула.


— Как говаривал старина Стефан Цвейг: «Когда меж кошкой и собакой возникает дружба, это не иначе, как союз против повара». Встречаем, на арене цирка «Кошкин дом»!

Выстроившись парами и взявшись за лапки, кошки и собаки чинно-благородно выходили на арену. Все артисты были примерно одного роста. Пудель и сиамский кот, болонка и бурманская кошка, той-терьер и канадский сфинкс, похоже, относились друг к другу с приязнью и даже симпатией. Казалось, четвероногие артисты демонстрировали номера, которым были обучены не по требованию дрессировщика, а от пылкости чувств и благородного сердца. Да и просто ради собственного удовольствия!

— У меня лапы вспотели, — пожаловалась такса.

— Не волнуйся, — подбодрила её левретка. — Это Пиппе надо нервничать. В таком платье уместно появиться разве что в обществе слепых. Люди бессовестно врут, когда говорят, что любовь преображает человека!

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 8

Тили-тили-тесто — жених да невеста

— А сейчас, дамы и господа, обещанная премьера! Впервые на арене цирка — сама примадонна! Неподражаемая Пиппа Карлсен и специальный гость из Соединенных Штатов Америки маэстро Клее-е-еопатр-р-ра!

Замерев в предвкушении, зрители во все глаза глядели на арену. Но на неё никто не выходил. В воцарившейся тишине было слышно, как за кулисами идёт какая-то подозрительная возня.

— Где фрекен Карлсен? Номер уже объявлен! — страшным шёпотом произнёс шпрехшталмейстер. — Это немыслимо!

Лада недоумевала: куда в самый ответственный момент могла подеваться Пиппа?

— Прошу прощения за небольшую заминку! — выйдя на арену, дрожащим голосом объявил шпрехшталмейстер. — Как гласит народная мудрость: «Все таксы собаки, но не все собаки таксы», — он из последних сил тянул время. — Приз достанется тому, кто отгадает мою загадку: Четыре четырки, две растопырки, седьмой вертун!

— Собака! — крикнул ребячий голос.

— Правильно, мальчик. Приз получишь завтра у мамы.

Зрители покатились со смеху.

— Звонит телефон, кроме собаки, дома никого нет. Она берёт трубку: — «Гав!» — «Кто это говорит?» — «Гав!» — «Вы не можете говорить отчётливее?» — «Повторяю по буквам: Генрих, Антуан, Вольдемар!»

— Я пошла! — сказала Лада и решительно направилась к выходу.

— Куда?! Без Пиппы нельзя! — кто-то попытался её остановить.

Но было поздно. Щурясь от яркого света, такса уже стояла на арене. Вежливо поклонившись изумлённым зрителям, Лада лапой подала знак оркестру. Музыка стихла. Свет погас.

Когда он снова зажёгся, посреди арены, как одинокая ледяная глыба, стоял белый рояль. Такса с сосредоточенной мордой восседала на длинном стуле, больше напоминавшем скамейку. Во все глаза зрители смотрели на необычную собаку, не зная, чего от неё ожидать.

И тут заиграла музыка — волшебная, завораживающая музыка!

Но оркестр молчал. Никто не понимал, откуда взялись эти удивительные звуки.

— Смотрите, собака играет! — ахнул кто-то.

— Перестаньте, это фонограмма!

Короткие кривые лапы, порхали по клавиатуре, извлекая из инструмента восхитительную, музыку. Рояль, принадлежавший когда-то самому маэстро Артуру Рубинштейну, звучал великолепно!

— Невероятно! Это фантастика какая-то! — вскрикивали в зале.

Окончив вальс, такса заиграла мазурку.

И вдруг на сцену, раскачиваясь в такт музыке, выплыла фрекен Карлсен в золотистом платье. С усердием, достойным лучшего применения, Пиппа принялась выделывать какие-то невообразимые кренделя и фортели. Судя по всему, фрекен была собой вполне довольна. Она незаметно потянула за какую-то верёвочку, и наряд упал к её ногам. Под ним оказалось пышное платье с кринолином. Энергичный танец продолжился. Совершив ещё несколько неуклюжих па, Пиппа вновь сменила облачение, представ перед публикой в зелёном брючном костюме. Но зрители не обращали внимания на этот вдохновенный танец. Все глазели на чудо-пианистку. А посмотреть было на что.

Встав на задние лапы, такса носилась по длинному стульчику, исполняя мазурку в бешеном темпе престиссимо. Специально украденный рояль, как гигантское животное, высился над крохой, но гениальная такса обуздала и его. Приручённый, он подчинялся необыкновенной пианистке беспрекословно!

— Тра-ля-ля-ля! — фальшиво заорала Пиппа, пытаясь привлечь к себе хоть чуточку внимания.

На слух её бездарное пение напоминало звуки, издаваемые носоглоткой голодного Пифагора. Зрители с досадой зашикали на неё, кто-то засвистел, и Пиппа умолкла. Только красавчик Джонни продолжал пялиться на возлюбленную.

Чуть не плача, фрекен Карлсен исступлённо меняла наряды. Платье со шлейфом, коктейльное, костюм всадницы, балетная пачка — шедевры инженерной мысли циркового фокусника падали к её ногам, но на это никто, абсолютно никтошеньки не обращал внимания! Это была катастрофа! В кульминационный момент Пиппа сбросила с себя очередное платье и осталась в купальнике с капюшоном.

Публика поражённо молчала — зрители были так ошеломлены, что забыли про аплодисменты. Но вот кто-то крикнул «Браво!», и один за другим люди захлопали в ладоши.

И тут честолюбивая фрекен Карлсен сделала то, что для Лады стало полнейшим сюрпризом. Со зверским выражением лица Пиппа подошла к пианистке и в тот момент, когда такса уже приготовилась к оплеухе, фрекен подняла её в воздух со словами:

— Эта собака — Музыкант с большой буквы! Купайте же её в овациях!

Непредсказуемая Пиппа сияла и радовалась от души. Встретившись пламенным взглядом с возлюбленным и позабыв о конфузе, фрекен Карлсен казалась абсолютно, совершенно и безотносительно счастливой.


— Попрошу минуточку внимания! — хозяйка цирка звякнула по хрустальному бокалу десертной ложечкой.

На арене стояли столы с напитками, закусками и шампанским. Цирковые были в недоумении, и это ещё мягко сказано. За всю историю цирка «Карлсен» никто из артистов не смог бы припомнить за Пиппой такой щедрости. С бокалом шампанского в руке Фрекен Карлсен порхала между столиков, поздравляя присутствующих с небывалым успехом. За ней следовал никому не известный, но обласканный вниманием хозяйки молодой человек. Это особенно нервировало шпрехшталмейстера. Бедняга вообразил, что этот выскочка метит на его место.

— Прежде всего, позвольте поздравить виновниц нашего торжества — Эрминтруду и Клеопатру!

Собак усадили в бархатные кресла и чествовали, как королев.

— Не верю ни единому её слову! — ворчала Собакевич. — Она явно что-то затеяла.

— Пиппа не упустит момента отыграться за свой позор, — кивнула Чернышёва.

— Особенно если Джонни расскажет ей всю правду.

— Девочки, вы были великолепны! — пела дифирамбы Пиппа. — Я особенно хочу поблагодарить Фра… Клеопатру. Дорогая, ты одна тащила на себе весь номер! Друзья, я должна признаться, моя часть выступления была бездарной. Только благодаря этой маленькой, но гениальной таксе я поняла, что каждый должен заниматься своим делом. Не скрою, я тоже талантлива, но у меня талант организаторский, говоря языком канцелярским, талант менеджера.

— Скорее, талант грабителя и вора, — усмехнулся кто-то из артистов.

— Порой я бываю несправедлива к вам, уж простите. Но в этот прекрасный вечер я торжественно обещаю: отныне всё изменится! С завтрашнего дня всем без исключения я вдвое повышаю жалованье!

В зале недоверчиво зашушукались.

— Похоже, уже перебрала… — шептались акробаты.

— И чтобы не быть голословной, я сию же минуту подписываю новый контракт, — Пиппа надела очки. — Ганс, подай-ка сюда документ.

— А завтра очухается и расторгнет его, вот увидите! — вздохнул рыжий клоун.

— Вы сказали, всем без исключения? А как же я? — из толпы выступил бедняга шпрехшталмейстер. Переживания сделали его храбрым.

— Куда же мы без вас, господин Андерсен! Кроме того, за многолетний добросовестный труд вы получите от меня премиальные. Впрочем, как и все остальные.

— Значит, вы не увольняете меня?

— С чего вы взяли, право слово?

— Да разве этот молодой человек не новый шпрехшталмейстер? — господин Андерсен был обескуражен.

— Конечно, нет! Но раз уж зашла речь… Друзья, я хочу представить вам Джона Кристиана Деппа — моего жениха!

Произнеся это, Пиппа выдвинула Джонни вперёд, чтобы все хорошенько его разглядели.

— Жениха?! — подскочила на кресле левретка. — О, я знала, что Джонни не наделает глупостей!

— Примите наши поздравления! — наперебой загалдели артисты.

Пиппа сияла, как софит. Шампанское сделало её сердечной и милой. А вот с Джонни творилось что-то неладное. Вид у новоявленного жениха был так трагичен, словно он ждал конца света. И не то, чтобы когда-нибудь, по прогнозу астрологов, а совершенно определенно, эдак послезавтра утром, ровнёхонько в 12:00. Более грустный взгляд не получился бы у него и на собственных похоронах.

Вдруг в лице Джонни мелькнуло судорожное движение, и он выступил вперёд:

— Стойте! Я хочу сделать заявление…

— В чём дело? — фрекен Карлсен подняла брови.

— Пиппа, выслушай меня! Прежде чем я расскажу всю правду, хочу, чтобы ты знала: я люблю тебя.

Клоуны и жонглёры умилённо захлопали в ладоши, а у гимнасток и дрессировщиц обезьянок поплыл грим.

— Может, повременим с признаниями? — остановила его фрекен Карлсен.

Артисты деликатно отставили бокалы в сторонку и засобирались на выход.

— Останьтесь! — попросил их Джонни. — Сейчас или никогда! Пиппа, дело в том, что я — никакой не миллионер, даже не президент корпорации.

— Дайте я разорву негодяя на паззл-элементы! — левретка рванулась вперёд.

— А кто же ты? — Пиппа стояла, выпрямившись, как стрела, готовая выскочить из лука.

— Простой бродяга. Человек без работы и крыши над головой.

— Почему же ты меня обманул?

— Сначала из-за денег. Потом хотел помочь друзьям. Но случилось так, что я полюбил взаправду.

— Что за друзья? — фрекен Карлсен впилась в него суженными от злости глазами, как будто собиралась проделать в несчастном дыру.

— Этот благородный рыцарь решил избавиться от нас, — страх был написан на левреткиной морде заглавными буквами. — Остаток жизни мы проведём в крохотных могилках на кладбище для домашних животных.

Джонни молчал. Виноватый, он из розового стал пунцовым.

— Самая жестокая ложь часто говорится молча, — грустно улыбнулась Пиппа.

— Прости, но я не могу тебе этого сказать. Ты вправе делать со мной всё, что хочешь, но друзей я не предаю.

— Ты предал меня, Джонни, — беспощадно сказала Пиппа. Её вдруг постаревшее лицо окаменело, — но не хочешь открыть имена зачинщиков. Похоже… я в тебе не ошиблась.

Джонни поднял от пола удивлённый взгляд.

— На следующий день после нашего знакомства я навела о тебе справки. Представь себе, президента по имени Джон Кристиан Депп в корпорации «Золотой клык» нет и никогда не было. Я познакомилась с президентом — милейший старичок. Он рассказал, что корпорация занимается вовсе не золотодобычей, а выпускает зубную пасту для собак.

Все слушали, разинув рты. С минуты на минуту должен был произойти скандал.

— Ты знала всё с самого начала! Но почему… — Джонни осёкся.

— Зацепило меня в тебе что-то. А если честно, просто престарелая тётка по уши влюбилась в красивого мальчишку, — Пиппа расхаживала туда-сюда по арене, как зверь в клетке. — Всё ждала, что ты сам откроешь мне правду. И вот, похоже, дождалась, — она горько усмехнулась. — А знаешь, это хорошо, что ты не выдал друзей. Ты — мошенник и жулик, но у тебя доброе сердце.

— Нет, Пиппа, я виноват… Сейчас я бы отдал квадриллион квадриллионов за то, чтобы начать всё сначала!

— Знаешь, а ведь я даже на тебя не сержусь. Более того, я тебе верю.

— Пусть меня до конца дней зовут Эрминтрудой, если они сейчас не начнут лобызаться, — скривилась Юлька.

И точно, Джонни порывисто кинулся на грудь к любимой. — Правда ты не сердишься? — счастливый жених дышал тяжело, как после трудного подвига.

— Сам посуди, может ли солнце рассердиться на червячка? Говорят, в молодости я была чрезвычайно хороша собой. Но по-моему, и в зрелости я необыкновенно внушительна.

— Ты самая красивая на свете!

— И при всём при этом он даже не заканчивал актёрских курсов, — кощунствовала левретка. — У мерзавца действительно талант!

— Значит, свадьба всё-таки состоится? — осмелился спросить кто-то.

— Разумеется! Приглашены все, и только попробуйте не прийти! — рассмеялась Пиппа. — И ещё, — она перевела дух. — Я должна сообщить вам, что завтра Клеопатра и Эрминтруда нас покидают.

— Как?! — удивились артисты. Все уже успели привязаться к неунывающим собакам.

— Я не ослышалась? — Собакевич с Чернышёвой переглянулись.

— Согласно контракту, артистки должны вернуться в Великобританию, — соврала Пиппа для проформы. Всем давно была известна правда о гениальных собаках. — Милые, это ваш последний вечер в Дании. Завтра утренним рейсом вы вылетаете в Лондон.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 9

Триумфальное возвращение

— Хватит нюни распускать! Ты, между прочим, в воскресенье женишься, — ворчала Юлька в зале аэропорта.

Джонни с Рене приехали проводить подруг. Пифагор тоже собирался, но его не отпустила супруга.

— Если бы не вы, я никогда не встретил бы Пиппу! В конце концов, никогда не узнал бы, что с собаками тоже поговорить интересно! — Джонни сыпал словами, как горохом.

— Нам пора, — заторопилась Лада. — Уже объявили регистрацию на рейс.

— Подождите! — Джонни хлопнул себя по лбу. — Есть у меня одна слабинка — наговорю всякого, а про главное забуду. Пиппочка приготовила для вас подарки. В наши дни собака без одежды — такая же редкость, как борец сумо без набедренной повязки.

— Та-акс… — левретка придирчиво осмотрела подарки. — Для тебя она, возможно, и Пиппочка и вообще предел мечтаний, а для меня — мелкий тиран. — Юлька вынула из фирменного пакета заплечный собачий рюкзак. — Вот скажите, какой смысл носить эту сумку, если на ней написано «РАСПРОДАЖА»? С таким же результатом можно написать «Жадина» или «Дешёвка»!

— Спасибо, Джонни, — поблагодарила Лада. — Передай Пиппе, что мы на неё не в обиде.

— Надеюсь, она не расторгла контракт, когда протрезвела? — ухмыльнулась Собакевич.

— Фрекен Карлсен всё время теперь пьяная. От любви! — рассмеялся Рене.

— Ой попоны! — левретка всё ещё разбиралась с подарками. — Если это не мой размер, то я покончу с собой, приняв смертельную дозу косточек.

— Надо прощаться, — Лада вздохнула. — Рене, ты самый замечательный на свете мыш!

— Берегите себя, — глаза у Рене блестели.

— Хватит стоять столбами посреди аэропорта! — левретка не любила мокрых сцен. — Прохожие начинают думать, что мы групповая инсталляция в стиле модерн.

Подруги помахали на прощание лапами и поспешили к стойке регистрации, у которой их уже ждали Алиевы. Братьев фрекен Карлсен отправила в Лондон в качестве сопровождающих.

— До встречи! — крикнул Рене и украдкой смахнул слезинку.


Лондон не был оригинален — он угрюмо хмурился, встречая Чернышёву и Собакевич. Низкие, мутные тучи неслись по холодному небу, грозя прохудиться вновь. Казалось, Юлькино шикарное настроение ничто не испортит — даже тот факт, что Гоги Алиев вёл их на поводке. Левретке нравилось, что позади шагали Гогины братья — в чёрной коже и тёмных очках. Это выглядело вызывающе!

— Смотри, журналисты… Наверное, каких-нибудь знаменитостей встречают.

В зале прилёта было многолюдно. Репортёры с камерами и микрофонами наготове ждали какую-то звезду. Однако, завидев собак, толпа вдруг ринулась к ним навстречу:

— Скорей включай камеру! Это они!

Оценив ситуацию, левретка тут же преобразилась. С внушительным и на первый взгляд строгим видом она важно зашагала за Гоги, холодно оглядывая журналистов свысока.

— Смотри на них гордым Юпитером! Представь, что мы молодые собачьи богини, — инструктировала она Ладу.

— Клеопатра, Эрминтруда, рядом! — громко скомандовал Гоги.

— Тс-с! Совсем не обязательно, чтобы весь Лондон знал мой дурацкий псевдоним!

Пёстрая толпа бушевала:

— Почему собаки оказались в Дании? Это как-то связано с пребыванием датских войск в Ираке?

— Каким образом они пересекли границу? Известны ли имена преступников, похитивших собак?

— Без комментариев! — Алиев прибавил шагу. Его непроницаемое лицо походило на путешествующую в космосе каменную глыбу.

— Ходят слухи, что Отке сделана пластическая операция по смене пола. Это правда? — неделикатно спросил какой-то слащавый журналист.

— Я откушу твой длинный язык! — оскорбилась Юлька.

У Лады сжалось сердце.

Невдалеке от беснующейся толпы стоял Николас.

На секунду собака и хозяин встретились глазами. Ладе показалось, что на неё смотрят холодные окна пустого дома.

От радости таксиный хвост превратился в пропеллер. Что было сил, она дёрнула поводок и с радостным визгом вырвалась к хозяину. Потерявшая от счастья голову, она перемахнула через ограждение, через чьё-то плечо, очутилась на полу, перескочила багаж, прыгнула, но не допрыгнула и поползла между ног. Переходя с рук на руки, продвигаясь ближе, наконец, она оказалась в руках Николаса и принялась лизать его родное лицо. Чувства переполняли собачью часть её души. Николас, смеясь, отбивался от мокрых поцелуев.

— А про меня ты забыл? — левретка была тут как тут. Она прыгала на задних лапах, вскидывала передние хозяину на грудь и пыталась залезть к нему на руки.

— Николас Стивенсон! — журналисты, стараясь опередить друг друга, как стая меченосцев, метнулись к нему.

— Вам было что-нибудь известно о месте нахождения собак?

— Как вы можете объяснить отсутствие информации о пропавших?

— Здравствуйте, сэр Стивенсон, — братья Алиевы невежливо растолкали репортёров. Мужчины энергично пожали друг другу руки.

— Спасибо за собак. Если не возражаете, проедем ко мне. По пути мы сможем всё спокойно обсудить.

— Неужели вы не прокомментируете неожиданное появление собак? — волновались журналисты.

— Видимо, для вас оно было ожидаемым. Как вы вообще узнали об их прибытии? — рот Николаса вытянулся в жёсткую полоску.

— У нас есть надежные источники и проверенные информаторы!

— Хорошо. Я сделаю заявление для прессы. Никакого похищения не было! Собаки в составе труппы Датского королевского цирка «Карлсен» ездили на гастроли. Мы решили, что Отке и Франтишке необходим отдых от пристального внимания прессы. Поэтому собаки путешествовали инкогнито. — Всё, что выложил Николас, было, конечно же, блефом.

— А как ваш сын отнёсся к разлуке с любимицами? — гаденьким голосом поинтересовалась какая-то журналистка в розовой кофточке.

Лицо Николаса передёрнулось. Будто скрывая сильную боль, он низко опустил голову:

— Я сказал всё, что считаю нужным. Остальное вы наверняка узнаете у своих «проверенных информаторов».

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 10

Горе и беда

Что-то неуловимо изменилось в атмосфере дома. Что-то неладное и гнетущее носилось в его спёртом воздухе. Не было слышно ни звука — казалось, замок вымер; подруг никто не встречал. За плотно занавешенными окнами бесшумно лил дождь, а в углах собрались сумерки. На стене медленно и беззвучно отсчитывали время часы. Ладе почудилось, что она оказалась в безвоздушном пространстве, как будто на Луне. На душе было невыносимо скверно.

— Ба! Кого я вижу! — Бисти сидела на перилах и вылизывала шкурку. — А я, грешным делом, думала, что вас и в живых-то уже нет.

«Мерзавка!» — воскликнула такса мысленно, а вслух сказала: — Мы тоже рады тебя видеть, Бисти.

— Что, намучились в датском плену? — кошка изобразила на морде сострадание.

— Отнюдь, мы провели чудеснейший отпуск во фьордах! — ответила Юлька.

— А вы в курсе, что Кристофер умирает и что он уже почти умер?

— Врёшь!

— У него рак или что-то в этом роде, — с отлично подделанным печальным видом молвила Бисти. — Недолго осталось мучиться: день, максимум — два.

— Неужели мы опоздали?

— Да-да, ему уже не поможешь. Кристофер Стивенсон — ребёнок характера инвалидного, не жилец…

— Если ты думаешь, что это смешно, то ошибаешься! — сказала Юлька. — Патента на остроумие тебе не видать, как собственных ушей!

— А правда почти всегда бывает неостроумной. Кстати, Бэрримор уже снял мерку и заказал маленький гроб из морёного дуба.

От ярости у Лады пресеклось дыхание. Она рванулась вперёд, но Юлька её остановила.

— Пускай себе живёт! Кошка ведь полезное существо. Можно будет содрать с неё шкуру и сшить тёплый пояс от радикулита. В старости он Крису ещё пригодится.


Горячо встретившись с собаками, Гарри рассказал, что после их исчезновения Кристофер слёг. День ото дня ему становилось всё хуже, мальчик умирал. Доктор Герценштубе бессменно дежурил у его постели. С Элизабет всё чаще случались истерики. Сначала Николас пытался разыскать собак, связывался с полицией, Интерполом, но поиски не увенчались успехом. Видимо, в чём-то Пиппа была сильнее сэра Стивенсона.

— А вчера позвонил кто-то с сильным скандинавским акцентом и сказал, что вы прилетаете утренним рейсом. Сначала мы не поверили. Многие на вашем исчезновении заработать пытались. Новые псевдоотки и псевдофрантишки каждый день объявлялись. Но хозяин решил всё же проверить, и сам поехал в аэропорт.

— Это Джонни звонил, — догадалась Лада. — Скажи, Крису действительно уже ничего не поможет?

— Может, только чудо? — тяжело вздохнул мальчик.

— А вот я уверена, с его болезнью что-то нечисто! — вдруг заявила левретка.

— Знаете… — на минутку Гарри задумался. — Это всего лишь мои догадки, но…

— Что «но»?! — в один голос закричали собаки.

— Мне кажется, Бэрримор как-то связан с болезнью Криса. Позавчера я случайно услышал его разговор с мистером Стивенсоном…


— Проходите, проходите, — суетился доктор Герценштубе.

Собаки тихонько вошли в комнату Кристофера.

Элизабет, словно деревянная кукла, сидела возле кровати сына. Её тонкие черты были, точно у мёртвой. За последнее время она сильно сдала: лицо осунулось, под глазами от недостатка сна темнели круги. Увидев Ладу, Элизабет слабо улыбнулась.

— Франтиша, подойди сюда. Крис тебя ждал…

Лада остолбенела — она не могла осмелиться и посмотреть на того, кто лежал там, среди подушек и одеял.

— Иди, — подтолкнула её Юлька.

На слабых лапах такса приблизилась к постели.

Кристофер лежал на кровати, как смертельно раненный зайчонок. Посиневшая рука с капельницей бессильно свесилась вниз. Мальчик не двигался. Исхудавший и тоненький, казалось, он будет худеть и усыхать всё больше. Ребёнок дышал тяжело и прерывисто — слегка раздувались его заострённые ноздри. Кристофер рассеянно смотрел в какую-то точку на потолке.

Лада встала на задние лапы. Почувствовав тёплое дыхание, мальчик перевёл взгляд. Он не узнал собаку. В его теле почти не осталось жизни; Крис тихо угасал, как догорающая свечка. Лада трепетно лизнула мальчика в лицо.

— Эй, малыш, как ты? — к кровати подошла левретка. — Потерпи чуток. Мы тебя вытащим!

— Он третий день никого не узнаёт, — надорванным голосом сказала Элизабет. — Такое чувство, что всё это происходит не со мной, не с моим сыном…

— Возьмите себя в руки, Элизабет, — в комнату беззвучно вошёл Бэрримор. Его лицо не выражало ничего, кроме вежливого соболезнования.

— Зачем вы пришли? — сухо пробормотала Элизабет. — Вы же знаете, что Крису становится хуже, когда вы здесь.

Последовало некоторое молчание. Бэрримор стоял в дверях и высокомерно улыбался в галстук.

— Прошу прощения, я только на секунду. Принёс лекарство, которое вы просили. Но вам действительно не стоит проводить здесь всё время, — мягко и убедительно заметил он.

— Это не ваше дело, — сверкнув глазами, Элизабет вышла из комнаты.

— Доктор, ну как самочувствие пациента? — вежливо-фамильярно поинтересовался Альбинос.

— Плохо… Плохо…

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 11

В логове врага

Вечернее небо из пасмурно-голубого на глазах становилось серым, серо-синим, постепенно превращаясь в жидкий индиго. Со стороны ворот доносился неразборчивый заливистый лай. В сумерках было трудно что-либо разглядеть, но за оградой явно творилось что-то неладное. Двое охранников с фонарями и криками гонялись за небольшой лохматой псинкой. Увёртываясь от стражи, собака старалась привлечь к себе чьё-то внимание. Она отчаянно лаяла и грудью бросалась на решётку.

— Что там происходит? — насторожилась такса.

— Нам некогда! — отрезал Гарри. — Надо попасть в башню до полуночи.

В саду было совсем темно. Лишь луна, похожая на поднос из нержавейки, тускло освещала землю. Густо разросшиеся ветви дубов отбрасывали чёрные тени. В клумбах до утра заснули цветы. Едва различимые в сумерках, они тревожно наклонялись друг к другу и словно бы перешёптывались. Ночью, среди перепутавшихся на дорожках теней, Лада не узнавала сада. Ей стало жутко среди этого величественного безмолвия, в котором отчётливо слышались их шаги. Казалось, сад был наполнен затаившимися кровожадными врагами, со злой усмешкой следящими за каждым её движением. И в то же время какая-то головокружительная отвага щекотала собачье сердце.

Предметы один за другим, как робкие зверюшки, забывшие о предосторожности, выступали из мрака. В небе ясно вырисовывался зловещий силуэт одинокой Восточной башни. В её иссиня-чёрной тени царила чуткая, пугливая тишина. Лунный свет, прорезавшийся сквозь чащу деревьев, скользил по старой кладке, отражаясь в мёртвых окнах.

Беспокойное Ладино сердце учащённо забилось. Толстые чёрные птицы пролетели над головой и, разевая клювы с зелёными светящимися языками, пронзили криками тишину.

— Те самые вороны, которые указали на карлика! — дрогнула Лада. — Он рядом…

— Неумеренное потребление ужастиков сведёт с ума даже гладкошёрстую таксу. Я в эту потустороннюю дребедень не верю, — как можно спокойнее прошептал Гарри.

Стало очень холодно. От сырости не попадал зуб на зуб. Луна как-то быстро, в один момент, спряталась за тучи. Мрак сгустился и стал затапливать всё вокруг.

— У меня уже хвост судорогой свело от холода! — не вытерпела Юлька. — Сколько можно в этой засаде сидеть? На нас скоро мох вырастет. Ясно же, что в башне никого нет.

— Пожалуй, пора, — согласилась Лада. — Идём по одному, быстрыми перебежками, — на секунду она ощутила в душе колебание, почти страх. Такса прижалась к земле и засеменила навстречу неизвестности.


— Они не заперли дверь.

— Разве ты не понимаешь, что это ловушка! — запаниковала Собакевич.

Как трое кроманьонцев, друзья с трудом сдвинули тяжёлую, скрипучую дверь и в нерешительности замерли на пороге. В лицо пахнуло ледяной сыростью, будто кто-то распахнул дверцы холодильников во всём мире одновременно. Такса принюхалась. Мёртвый, застоявшийся воздух казался шершавым, как если бы разные запахи от старого хлама перемешались и кисли тут закупоренными целую вечность.

Лада сделала шаг и погрузилась в полнейший мрак.

— Вы идёте?.. дёте?.. ёте? — раздалось гулкое эхо.

— Мы здесь…здесь…десь…есь, — подтвердил Гарри.

Дверь резко захлопнулась. Вторя ей, с грохотом захлопнулись сотни других дверей, стократно отражённых эхом.

— Похоже, наш мост сгорел…

Троица медленно, на ощупь кралась вперёд по длинному коридору, по скользкому наклонному полу. Дорога вела в подземелье. Постепенно звуки становились невесомей и приглушённей, словно рождались в другом, далёком мире. Даже эхо испуганно отступило. Мёртвая тишина водой вливалась в уши храбрецов.

— А квадратура тут приличная! — присвистнула левретка. — Интересно, из спальни до туалета Альбинос часа полтора на трамвае пилит?

Гарри замер:

— Стойте, там кто-то есть!

В темноте неясным силуэтом к ним приближалась какая-то нелепая фигура.

— Врубаем турбопривод и назад! — страшным голосом заорала левретка.

Это был ОН.

Во всём его облике чувствовалось что-то противоестественное. Руки, ноги, голова — всё было маленьким, будто человека нормальных пропорций клонировали в масштабе один к трём. Карлик остановился в нескольких футах и молча уставился на троицу. Он явно наслаждался их ужасом. Гнуснее этого типа Ладе встречать ещё никого не доводилось. И дело даже не в том, что карлик был уродлив. В нём ощущалось что-то гадкое и отвратительно скользкое. Чем яснее становились черты уродца, тем больше Ладе хотелось скорее бежать, бежать подальше отсюда!

Лицо незнакомца казалось плодом творчества душевнобольного художника. Маленькие, широко посаженные глаза были, как у добермана, — не выражали ничего, но от их взгляда становилось жутко. Изрытые оспинами щёки ввалились, слипшиеся, грязные волосы висели паклей. Карлик ухмылялся безгубым ртом с чёрными заострёнными, словно заточенными, зубами. Вместо носа посреди лица зияла чёрная пропасть. Это исчадие ада казалось Ладе всего лишь сном. Кошмарным, безобразным сном…

— Пожилой человек, вам чего? — с опаской выглядывая из-за Гарри, крикнула левретка.

Карлик что-то нечленораздельно проскрежетал клыками.

— Труп и то разговорчивее. У него несколько бараний взгляд, не находите? — расхрабрилась Юлька.

И тут он заговорил, но и это произошло опять-таки не как у всего остального человечества.

— И-и-е а о-о… — похожим на кашель голосом, вымолвил карлик, сверкнув длинным, тонким и ужасно красным языком с острым, быстро вертящимся кончиком.

Ладу словно ударило в солнечное сплетение. Это был тот самый голос, который она слышала по телефону!

— У этого типа рыльце явно в пушку. Сдаётся мне, что он заодно с Бэрримором. Надо установить контакт, — Гарри сделал два шага вперёд. — Многоуважаемый, мы к мистеру Бэрримору. Ты знаешь, где он?

— И-и-е а о-о! — рот коротышки заходил ходуном.

— Неадекватный какой-то… Как же от него несёт! — сморщилась левретка. — Господин Как-вас-там, своими носками вы подвергли мой бедный нос химической атаке. Вам не стыдно использовать столь изуверское оружие против маленьких и безобидных собак?

— И-и-е а о-о!!! — в третий раз завопил коротышка. Страшная гримаса ярости исказила его и без того безобразное лицо.

— На какой хвост мы ему наступили?

— И-иди-ите за-а мно-ой, — наконец выговорил карлик разборчиво. Каждое произнесённое им слово вонзалось в уши острыми осколками.

— Может, тебя ещё и на спине до дома подвезти?

Карлик уставился на левретку цепким, липким взглядом. Чернышёва заметила, что у него дёргается уголок рта.

— Тихо, он тебя понимает! — в ужасе воскликнула она.

Но было поздно.

Сорвавшись с места, карлик тремя твёрдыми шагами подскочил вплотную к друзьям, волчком закрутился на месте и забормотал что-то невнятное.

У Чернышёвой вдруг заломило в глазах. Веки налились тяжестью и закрылись. Сладкая дремота овладела ею, сковав и обессилив тело. Лада погружалась в темноту, ощущая странную невесомость — она словно падала с невероятной высоты. Но реальность была ещё кошмарнее…

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 12

Тайна Восточной башни

Яркий свет ударил по глазам, и ноздри наполнились едким запахом щёлочи. Лада пошевелила озябшими лапами — все на месте. Приоткрыв правый глаз, она осмотрелась.

Огромный, угрюмый, убивавший тоской зал: каменные, поеденные плесенью стены, низкий сводчатый потолок, чудовищный, сгнивший шкаф у стены… Комната выглядела декорацией к спектаклю о средневековых вампирах. В центре зала на гранитном полу замерла гигантская установка, размерами не уступавшая вокзальной платформе. Ржавую арматуру агрегата окутывали старые оголённые провода. Толстый рваный кабель извивался по комнате хвостом хищника. Бесчисленные трубки, колбы, пробирки, покрытые бурой грязью, громоздились рядами. Больше всего это чудовище напоминало подпольную химическую лабораторию.

— Вставайте! Хватит надгробными плитами прикидываться! — взвизгнул кто-то.

Продрав левый глаз, такса с трудом поднялась. Юлька и Гарри, впрочем, как и она сама, тяжёлой цепью были прикованы к изъеденной ржавчиной батарее. Мальчику связали руки. Левретка стонала, бессильно опустив измождённую морду.

— Ну что, очухались? — по залу лениво и вяло, с пренебрежением расхаживала…

— Бисти, отпусти нас немедленно! — отрывисто рявкнула Чернышёва.

— Ишь чего захотела! Вам теперь отсюда не выбраться. Между прочим, вас сюда никто не приглашал!

Левретка нервно приподняла верхнюю губу, оголив ровные клыки:

— Стоит мне поплотнее сжать челюсти, и твои бренные останки тотчас погребут в могиле! А кошачьи похороны в наши дни денег стоят!

— Советую тебе не рыпаться, — с угрозой сказала кошка. — Иначе узнаешь меня поближе!

— Я и так тебя знаю. Ты — Бисти, кошка — мерзавка Бэрримора, жрёшь живых мышей и носишь усы.

— Бисти, предоставь это мне, — дверь старого шкафа отворилась, и из него, словно чёрт из табакерки, выпрыгнул Бэрримор. — Жаль, конечно, что я не говорю по-вашему, как Гарри. Но что поделаешь, если собаки понимают людей, а те даже друг друга не всегда понимают. Хотя, держу пари, если бы собаки умели говорить, они не казались бы такими умными, — Альбинос в упор разглядывал Ладу.

Подняв шерсть на загривке, такса зарычала.

— Правильно, — улыбнулся Бэрримор. — Я тоже не доверяю людям. Разве только самому себе. Когда человек протягивает руку, гораздо умнее укусить его, чем позволить себя ударить.

— Бэрримор, мне всё известно! Отпусти нас и давай поговорим начистоту, — Гарри попытался встать.

— Что же такое ужасное тебе известно? — повёл бровью Альбинос.

— Всё! И в частности, твой маленький секрет. Сознайся, ты ведь обманом убедил сэра Николаса составить дарственную?

— О чём это ты?

— Дарственную, по которой в день своего тринадцатилетия, а именно сегодня, ровно в двенадцать часов ночи, Кристофер станет владельцем всего состояния Стивенсонов! — на одном дыхании выпалил Гарри.

— Неужели? — наигранно удивился Бэрримор. — И зачем это мне, интересно?

— Сэр Николас давно планировал отойти от дел и посвятить себя науке. Разумеется, Кристофер слишком молод, чтобы заниматься делами, поэтому его попечителем и наставником становишься ты, Бэрримор. Когда хозяин принял это решение, Кристофер был абсолютно здоров. Однако сразу после подписания дарственной Крис тяжело заболел. Какое любопытное совпадение, не так ли? — Гарри не скрывал от Бэрримора своего презрения. Казалось, даже теперь мальчик совершенно его не боялся. — Я абсолютно уверен, болезнь Кристофера — это твоих рук дело. Одного не могу понять, чем ты изводил Криса? Яд? Но как тогда убедил доктора в том, что он болен раком? Неужели Герценштубе с тобой заодно?

— Ну допустим, всё, что ты сейчас сказал, правда, — медленно, взвешивая каждое слово, проговорил Бэрримор. — Хотя это ещё нужно доказать. Но прости, какие у меня резоны? Если Кристофер умрёт, все деньги снова перейдут Николасу.

— В том-то и дело! После смерти Криса ты планировал извести всё семейство Стивенсонов. Сначала Элизабет, затем и самого сэра Николаса. Зная характер хозяина, ты был уверен, он не станет заниматься дарственной сразу после смерти сына. Тем более, если заболеет Элизабет.

— К чему же такие сложности? Не проще ли убить всех и сразу? — Альбинос усмехнулся.

— Ты люто ненавидишь хозяина. Ты хотел бы не просто сделать его нищим, но насладиться его страданиями, — Гарри перевёл дыхание. — И знаешь, на эти догадки меня навела Бисти. Не отличаясь большим умом, она все уши нам прожужжала о том, что ты строишь какие-то коварные планы…

— Как драматично! Интересно, и для чего мне всё это нужно? Меня вполне устраивает моя высокооплачиваемая работа. А после смерти Стивенсонов я автоматически её теряю. Ты что-то говорил о ненависти? С какой стати мне ненавидеть Николаса? Согласен, я не питаю к нему тёплых чувств, но это мой работодатель.

Разве не глупо терять всё ради какой-то мифической ненависти?

— Возможно, ты был бы прав, если бы не одно «но»… — Гарри пристально посмотрел на Альбиноса.

Глаза Бэрримора превратились в узкие щёлки.

— На днях я слышал ваш разговор с сэром Николасом. Он очень нервничал и, забывшись, назвал тебя братом.

Лада ахнула.

— Да, Франтишка, Бэрримор — сын сэра Патрика Стивенсона, рождённый вне брака. И сэр Николас знает об этом, а потому не прогонял Альбиноса из замка. Ему жаль тебя, Бэрримор. Мистер Стивенсон и не догадывается, какую змею пригрел у себя на груди. Всю свою жизнь Бэрримор прожил в замке, но даже перед смертью сэр Патрик, боясь осуждения высшего света, не осмелился признать своё отцовство. Таким образом, если наследство переходит Кристоферу и он, а затем и родители его умирают, единственным наследником становится родной дядя мальчика, то есть ты, Бэрримор. Не сомневаюсь, что документы, подтверждающие твоё знатное происхождение, уже припрятаны в надёжном месте.

Альбинос ухмылялся, картинно развалившись на грязном диване.

— Разумеется, у сэра Николаса есть ещё и кузины. Поэтому предусмотрительный Бэрримор всеми правдами и неправдами уговорил хозяина перевести всё на имя Кристофера. После родителей у Криса ближе родного дяди никого нет.

— Браво! — Бэрримор театрально зааплодировал. — Признаться, я не ожидал от тебя такой прыти! Что ж, раз вам всё известно, не вижу смысла более скрываться. Ты прав, Стивенсон-младший заболел с моей лёгкой руки. Вернее, с лёгкой руки Карла — моего преданного раба, — Бэрримор кивнул на карлика.

Безобразная морда Карла раздвинулась широкой улыбкой.

— Дурак Герценштубе тут ни при чём. Карл — профессиональный алхимик и чёрный маг в седьмом поколении, — степенно продолжал Альбинос. — Провести современную медицину ему проще, чем почистить яйцо. Он обладает редкостным даром: обожает убивать и делает это изощрённо и со вкусом. Убивать для него и удовольствие, и развлечение, и, поверьте, нелёгкий труд. К тому же Карл знает более тысячи рецептов самых страшных ядов — тут Бэрримор некстати разразился долгим хохотом с переливами и перекатами.

— В нашем случае нужен был особенный яд, — успокоившись, продолжил он. — Чтобы никто не догадался, что мальчишка умирает не своей смертью. И Карл нашёл такое средство — яд древних инков. От него умирают долго, мучительно долго. Я не торопился, добавляя яд в пищу и лекарства постепенно, маленькими дозами. Всё должно было выглядеть естественно. И всё шло по плану, пока не появились вы, — он злобно глянул на собак. — Крысёныш укатил в Чехию и моментально стал выздоравливать. Время поджимало, и я приказал Карлу припугнуть вас по телефону. Всё остальное вы сделали сами. Дурачина Николас купился, как первоклассник.

— Какой же ты негодяй! — в сердцах крикнула левретка.

— Но ведь собаки были зачем-то тебе нужны? — Гарри смотрел на Бэрримора с вызовом.

— Не собаки, — поправил Бэрримор, — а собака. Мне нужна была лишь одна, неважно — Отка ли, Франтишка… Или как вы там друг друга зовёте? Лада и Юлька, кажется? Две героини нужны были для подстраховки: не полюбит Крис одну — полюбит другую. Стены в замке, хоть и толстые, но уши у Карла, понимающего язык зверей, большие. Узнать, кто вы такие на самом деле, мне не составило труда, — Бэрримор беззаботно улыбался. — По рецепту в состав яда входит один ингредиент — самый важный, без него идеального результата не достичь. Ведь всё должно походить на рак, даже если проведут вскрытие. Этот ингредиент — кровь дорогого сердцу животного. Первоначально эта роль возлагалась на Бисти.

Слушая хозяина, кошка равнодушно поглядывала по сторонам и небрежно помахивала хвостом. По её движениям, хвосту и усам было видно: она глубоко презирает всех присутствующих, включая собственного хозяина.

— Я принёс её в замок котёнком в тот год, когда родился Кристофер, — продолжал Альбинос. — Я десять лет вынашивал план мести. Бисти росла в башне — до поры до времени я скрывал её от людских глаз. И это было ошибкой. Возможно, мальчишка и привязался бы к Бисти, если бы знал её с детства. Но я перестраховался, а кошка не справилась — характер тяжёлый, с Крисом они не поладили. Мальчишка не особенно любил животных. Тогда пришлось ему подсунуть «Приключения Отки и Франтишки», ведь Кристофер обожает читать! Ничего подходящего не было, и я нанял этого непризнанного гения Кнедлика написать что-нибудь в нужном ключе, — Бэрримору доставляло удовольствие обнародовать свои злодеяния. Он сиял, как глянцевый голландский огурец. — Старый тщеславный олух работал со спокойной совестью — он ни о чём не догадывался. Моя задумка сработала — Кристофер привязался к Франтишке, — Альбинос остановился и пристально посмотрел на таксу. — Но, как ни прискорбно, сегодня именно твоя кровь убьёт сопляка.

— Да у него от злости в голове предохранители перегорели! — в ужасе прошептала Собакевич. — Это не человек, это — кукла!

— Ради денег ты хочешь убить ни в чём не повинного ребёнка? — тихо спросил Гарри.

— Не ребёнка, а уже двух, любезный враг мой. Плюс двух собак, — поразмыслив, добавил Бэрримор. — Если бы ты не совал свой любопытный нос куда не надо, вероятно, остался бы жив. Однако здесь замешаны не только деньги. Ты прав: я хочу видеть Николаса раздавленным. Всю жизнь я презирал этого недалёкого аристократишку, которому повезло быть официальным отпрыском знатной фамилии. Богатство не его заслуга, оно свалилось с неба в ту самую секунду, когда он появился на свет. А я всю жизнь работал, чтобы чего-то стоить. Хотя я точно такой же урождённый Стивенсон! Однако я сумел перехитрить его, и сегодня — ночь возмездия!

— Твоя ненависть не стоит человеческой жизни. Чужое богатство не принесёт тебе счастья, — Гарри делал последние попытки увещевать безумца.

— Чужое — нет, но это богатство моё по праву! Отец любил меня. Лишь предрассудки не позволили ему открыться, — горько усмехнулся Бэрримор. — Что ж, хватит лирики. Карл, заводи агрегат!

Услышав приказ, хранивший неподвижность карлик включился, как робот. Пружиня, он подошёл к адской машине и опустил рычаг. Внутри агрегата что-то щёлкнуло и пронзительно взвыло.

— Это тоже одно из изобретений Карла — идеальная машина по производству ядов. Тебе, Франтишка, выпала великая честь быть умерщвленной с её помощью!

Надев толстые рукавицы, Альбинос подошёл к Ладе. Такса волчком крутилась на цепи, тщетно пытаясь высвободиться. Она попыталась укусить негодяя, но рукавицы защищали надёжно. Бэрримор нажал красную кнопку, и из чрева машины выдвинулась платформа из толстой резины. Он закрепил на ней собаку ремнями. Вверху вновь что-то щёлкнуло. Чернышёва задрала голову: ещё одна платформа медленно, рыча, точно дикий зверь, опускалась вниз.

«Пресс…» — мелькнуло в голове.

Широкогрудый карлик с мрачным узколобым лицом крепко держал рычаг.

— Немедленно выключи! — Юлька рвалась из последних сил. Готовая задушить себя, она кидалась в разные стороны, переворачиваясь через голову, когда короткая цепь сбивала с ног. Собакевич умоляюще завизжала:

— Бэрримор, отпусти её!

Альбинос оставался равнодушным, наблюдая, как пресс медленно, но верно двигался на Чернышёву.

«Не вырваться, — с тоской думала такса, разглядывая ромб лунного света на полу. Ей вдруг вспомнились друзья, школа, тётя Вера. Знакомые с детства лица калейдоскопом сменялись перед глазами. Франя…»

Грусть подкралась незаметно, постепенно овладевая ею, как потёмки комнатой. Сейчас Лада Чернышёва была маленьким, обезумевшим от страха зверьком, попавшим в западню. И вот что странно — ей уже не хотелось вырываться, бороться, даже жить не хотелось. Чем безнадёжнее становились мысли, тем быстрее ужас уступал место отчаянию.

— Я знал, что ты примешь смерть стойко, — похвалил её Бэрримор. — На свете нет ни одного человека, который слышал бы, как умирает собака. Собаки умирают молча.

«Наверное, я уже и вправду перестала быть человеком…»

— Отпусти её, негодяй! — взвыла Собакевич.

— Заткнись! — Альбинос с размаху саданул её сапогом.

— О-ox! — Юлька вскрикнула протяжно и упала.

Лада смотрела на это, мучительно осознавая своё бессилие. Пресс скрежетал металлом над самой головой.

«Всё кончено» — собака с безысходностью посмотрела вверх. Под самым потолком находилось единственное маленькое окошко, через которое виднелся кусочек луны.

— Не хочется умирать, когда на небе такая красивая луна, — прошептала такса.

Ей вдруг почудилось, что у луны есть глаза. Она смотрела этими карими глазами на Ладу и тихонько поскуливала.

Вдруг с луной что-то произошло. Она затряслась, задрожала и, сверкнув напоследок серебром, рассыпалась на сотни осколков.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 13

Операция спасения

Из окна выпрыгнули четверо: Бережливец, Фру-Фру, Мяфа и… Чарли! Их неожиданный манёвр по силе впечатления походил на прибытие гонца с вестями в греческой трагедии. Для кого-то эти вести были хорошими, а для кого-то…

Как гуттаперчевые резиновые мячики, они соскочили на пол и бросились на Бэрримора. Завязалась потасовка. Колбы, пробирки — всё летело на пол, билось о каменные плиты с тяжёлым уханьем метеоритного дождя. Всё, что имело форму, перемалывалось в мелкую стеклянную крошку.

— Чарли, останови пресс! — крикнула Собакевич.

Услыхав её голос, Чарли кинулся спасать любимую. Но то ли сила отчаяния увеличилась, то ли цепь проржавела насквозь — после очередного рывка, когда у Юльки потемнело в глазах от удушья, она высвободилась и бросилась к карлику. Карл, как истукан, намертво прилип к рычагу. Собакевич неслась через зал, как бешеная, ничего не видя и не слыша вокруг. Произошла быстрая и отвратительная сцена: с разбегу левретка вцепилась Карлу в штаны.

— А-а! — взвыл тот с пронзительностью паровозного свистка и с чудовищной силой отшвырнул Собакевич в сторону.

— Беру его на себя! — развязав наконец бечёвку, Гарри отстегнул цепь и с кулаками кинулся на карлика, пытаясь оторвать его от рычага. Но несмотря на рост, Карл обладал недюжинной силой. Он с лёгкостью отправил мальчика в глубокий нокдаун.

Пресс неумолимо опускался, заставив таксу согнуться в три погибели.

Подскочив к машине, Чарли закрутился вокруг волчком, не зная, что делать дальше.

— Надо замкнуть провод! — крикнул Гарри. Ударившись о стену, он, похоже, вывихнул ногу.

— Понял! — не растерялся Чарли. Гигантским прыжком очутившись у наскоро скрученных, оголённых проводов, он элегантно задрал на них лапу.

В глубоком чреве агрегата что-то треснуло, зашипело, во все стороны снопом посыпались искры. По кабелю пробежала голубая молния, быстро перекинулась на агрегат, заискрила и ударила в карлика, с ослиным упорством не отпускавшего рычаг. Коротышка затрясся, лицо его побагровело, глаза вылезли наружу и заходили колесом. От Карла повалил густой, едкий дым. Сотрясаясь, он рухнул на пол и задёргался в предсмертных конвульсиях.

Котята с утроенной силой продолжали царапать Бэрримора.

— Бисти, спаси меня! — голосил Альбинос.

— Сейчас, сейчас, — с кошачьим надрывом проорала кошка и бросилась ему в лицо, норовя попасть когтем в глаз.

Адская машина издала протяжный вздох и затихла. Пресс застыл в воздухе в каких-то дюймах от скрюченной таксы. В наступившей тишине стало слышно, как в четыре носа сопели кошки, терзая несговорчивого Альбиноса. В ответ тот ругался отборной бранью.

— Он нужен нам живым! — подковыляв к Бэрримору, Гарри скрутил ему за спиной руки.

— Отка, ты в порядке? — взволнованно спросил Чарли. Высунутый наружу язык вздрагивал от частого дыхания, а шерсть стояла дыбом. Его лишь чуть-чуть тряхнуло током — он вовремя успел отскочить.

— В полном! Не считая отбитого живота и тяжёлой душевной травмы, — к Собакевич уже вернулась её обычная ироничность.

— Бедная! — не успела левретка опомниться, как шершавый язык облизал разом всю её мордочку.

— Ребята, помогите Франтишке… то есть Ладе! Чего уж скрывать… — попросил Гарри котят.

Почти раздавленная, но спасённая и счастливая, такса дрожала.

— Всё кончилось, — констатировала левретка. — А главное, в нашем полку прибыло и обошлось без жертв. Смотри, какое мы поколение вырастили. Леопарды! — Юлька кивнула на котят. — Видишь, Бисти, иногда и кошки становятся настоящими мужиками. Кстати, почему ты не спасала хозяина?

Бисти сидела статуей, лишь изредка жалобно моргая.

— Тебе, может, и хозяин, а мне двоюродное наплевать, — упавшим голосом сказала кошка. — Он всю жизнь третировал меня под видом дружбы, свысока и деспотически, — прибавила она с досадой.

— Не всё коту масленица, вот тебе и день вьетнамской кухни… — Юлька подошла к дымящимся останкам Карла. — Похоже, этому пора в крематорий. — Тебе надо было становиться пожарным, но никак не алхимиком.

— Отпустите меня, — подал голос Бэрримор. Исцарапанный в кровь, он не мог пошевелиться — Гарри накрепко привязал его к стулу. — Клянусь, мстить я не стану!

— Пускай хозяин решает, что с тобой делать. И полиция во всём разберётся…

— Вы всё равно ничего не докажете. А за убийство Карла придётся отвечать, — Альбинос улыбался. Даже в безвыходном положении он умудрялся говорить свысока.

— Осточертел! — в сердцах воскликнул Гарри и воткнул в рот Бэрримору кляп из старой тряпки.

— Что здесь происходит? — на пороге стоял Николас.


— Что здесь происходит? И почему мистер Бэрримор в таком виде?

— Сэр, я сейчас вам всё объясню, — обрадовался Гарри.

— Постой, а это что такое? — Николас в изумлении смотрел на обгоревший труп Карла.

— Это Карл — слуга Бэрримора. Вернее, бывший слуга. Его убило током, — сухо пояснил мальчик.

— Какой слуга? Ничего не понимаю… Кто-нибудь может мне объяснить, что всё это значит?

Бэрримор громко захныкал, выразительно вращая зрачками и завязав ноги узлом.

— Гарри, немедленно вынь кляп! — приказал Николас.

— Воля ваша, — негритёнок выдернул из его рта тряпку. Бэрримор глухо закашлялся.

— Я хочу сделать заявление, — отдышавшись, выпалил он. — Здесь произошло убийство. Мальчишка вместе с собаками ворвались в башню с целью ограбления. Мой слуга был спалён заживо.

— Он лжёт! — вскипела левретка.

— Это правда, Гарри? — взгляд Николаса обжигал морозом.

— Не совсем. Я сейчас вам всё объясню, — повторил мальчик.


Через слуховое окошко в комнату вползал серенький рассвет. Выслушав сбивчивый рассказ Гарри, сэр Стивенсон молчал. Жёлтый, с искривившимся лицом и вздрагивающими губами, Альбинос брезгливо ухмылялся.

— Бэрримор, как вы всё это объясните? — прервал своё молчание Николас.

— С этого момента я буду говорить только в присутствии адвоката, — хладнокровно заявил Альбинос.

— Не валяйте дурака. Ответьте, правда ли то, что рассказал Гарри?

Бэрримор с достоинством пожал плечами и выразительно мотнул головой. Лишь бегающий взгляд выдавал его волнение.

— Значит, вы отказываетесь говорить? — уточнил Николас. — В таком случае мне придётся вызвать полицию.


Сад спал, изредка шевелясь и вздыхая. В воздухе висел густой цветочный аромат. Полоски розовых облаков прорезали поблёкшую синеву уходящей ночи. Солнце всходило, большое и жёлтое, по-летнему тёплое. Через приоткрытое окно доносились голоса птиц, славящих приход нового утра.

Николас тихонько отворил дверь в спальню.

— Вы нужны ему сейчас больше, чем мы, — он легонько подтолкнул собак вперёд. — Элизабет, пойдём.

Женщина так и не сомкнула глаз всю ночь, дежуря у постели сына.

Лада подошла к кроватке. Её сердце колотилось у самого ошейника. Она заглянула больному в лицо. Несмотря на страшные изменения, произошедшие за эту ночь с мальчиком, Лада узнала милое, родное личико и поняла горькую истину.

— Крис! — тихонько позвала собака.


Такса безнадёжно ткнулась холодным носом в руку ребёнка.

Мальчик лежал неподвижно. Лишь хриплое дыхание говорило о том, что он ещё жив.

— Крис, очнись! Ты мне нужен. Я очень тебя люблю… — Лада лизнула бледное лицо.

Ребёнок не шелохнулся.

Широко раскрытые глаза собаки быстро замигали. Слезинка скатилась по длинному носу и, скользнув в уголок рта, оставила солоноватый привкус. Лада прижалась к умирающему мальчику.

И вдруг произошло чудо. Крис болезненно застонал и открыл глаза.

— Очнулся! — восторженно болтая ушами, левретка подбежала к кроватке. — Крис! Ты жив, дружище! — она энергично вскочила на постель, но опомнилась и тут же спрыгнула на пол. В её движениях, лае, в дрожании хвоста чувствовалось неподдельное счастье.

— Мои собаченьки, — еле слышно шепнул мальчик. Некое подобие улыбки появилось на измученном лице.

— Живой! — подрагивая, такса уткнулась мальчику в шею.

Крис вновь слабо улыбнулся. Жизнь возвращалась в истощённое болезнью тело.

— С днём рождения, — тихо сказала Лада.

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы

ГЛАВА 14

Суд постановляет

— Той толстой лохматой дворнягой с сопливой мордой, за которой гонялись охранники у ворот, выходит, был ты? — изумилась левретка.

— Да… — сконфузился Чарли. — Я напялил овечью шкуру в целях маскировки… Хотел сойти за заблудшую овцу, но меня быстро разоблачили.

— И что привело тебя к нам в тот роковой час? Неужели провидение?

— Что ты! — испугался леврет, подумав о привидении. — Мне нужно было срочно кое-что вам сообщить. Но в саду я встретил котят. Мя-фа видела из окна, как вы пошли к башне.

— Что сообщить? — насторожилась Лада.

— Я знала, я знала! — Юлька вскочила с кровати. — Он нашел её! Он её нашел!

— Да, Юля, нашёл, но…

— Тогда, на турнире по фризби, я всё ему рассказала! — бушевала левретка. — Я знала, что Чарлик — единственная наша надежда. Только пёс, знающий Лондон как свои четыре пальца, мог найти мадам Кортни. Дай же я тебя расцелую! — Юлька притянула Чарли за уши и чмокнула в макушку. Но должного эффекта это почему-то не произвело.

— Послушайте, я действительно нашёл мадам Кортни, — повторил Чарли. — Пришлось попотеть: консервный завод переехал, но у меня свои каналы… Попасть к мадам Кортни на приём было совершенно невозможно — очередь на полгода вперёд расписана. Но Кортни меня приняла. Ах до чего она хороша!

— Не отвлекайся! — ревниво хмыкнула Собакевич.

— Она выслушала меня и обещала помочь. Она помнит о вас. Но мы опоздали…

— Что ты такое говоришь?

— Мадам Кортни назначила встречу в офисе — сегодня в двенадцать ночи. Я спешил, но…

Собаки растерянно переглянулись.

— Сегодня она улетает на Гаити — научный симпозиум. Приедет только через месяц.

Юлька беспечно махнула хвостом.

— Мы долго ждали, подождём ещё чуть-чуть. И Крис к тому времени как раз поправится.

— Выходит, я зря расстраивался? — леврет заметно повеселел.

— А вот я всё думаю: Гарри же может угодить в тюрьму… — протянула такса. — С Бэрримора станется его оклеветать.

— Скотланд-Ярд во всём разберётся, будьте покойны! Душка Бэрримор вляпался по самые уши — ведь он планировал извести целое семейство, да ещё какое! Ему дадут лет тринадцать, не меньше, — компетентно заявил леврет.

— А что будет с Бисти? Я успела привязаться к этому прикроватному коврику, — Юлька вздохнула. — Ой, знаете, я такая голодная!

— А на журнальном столике сарделька и пара сосисок, — Чарли кротко облизнулся. — Может, схватим и убежим? Или нам влетит?

— Это же бутафория для красоты, дурачина! Пора тебе заказывать очки или новый шнобель, а лучше то и другое, — расхохоталась Юлька. — Хотя вон те вороны на подоконнике очень даже настоящие. Сейчас выясним, отличается ли вкус воронины от вкуса баранины.

У Лады ёкнуло сердце: снова та парочка с зелёными языками! Каждый раз, когда они появляются, непременно случается что-то…

Вошёл Роджер с огромным подносом всякой вкуснятины.

Собаки так проголодались, что совсем скоро трапеза была окончена. Чарли дочиста вылизал поднос, и тот заблестел не хуже зеркала.

— А теперь спа-атеньки, — улыбнулся слуга. — И ты оставайся, места всем хватит, — он погладил Чарлика по голове. — Намаялись бедолаги, — Роджер вышел, выключив за собой свет.

Окна были наглухо зашторены, комната погрузилась в полумрак.

— Лада, — тихонько позвал Чарли. — Это ничего, если я спрошу?

— Что именно?

— Личное. Щекотливое.

— Спрашивай.

— Как ты думаешь, у нас с Откой, вернее с Юлькой, если бы она была настоящей… ну что-нибудь получилось?

Ответ как-то сам сорвался с языка:

— Думаю — да. Ты ей очень нравишься.

Леврет помолчал:

— Спокойной ночи!

— Сладких снов, Чарли, — такса вытянула лапы, чувствуя в теле приятную истому. Внутри разливалось тепло от сытного завтрака. Она сложилась в полукалачик и вывернула длинный нос в сторону. Старые настенные часы звучали в унисон с ударами её сердца, тихонько поскуливая, бежала куда-то во сне Собакевич.

Сон № 6 пришёл быстро. Как водится, он только и ждал того, когда Лада уляжется. Она погрузилась в тяжёлую дремоту…


Через приоткрытую форточку ветер нёс старую популярную мелодию:

Here's a little song I wrote

You might want to sing it note for note

Don't worry, be happy[7].

Из часов вылезла кукушка. Три раза прокуковав обычным криком, она вдруг захрипела, заторопилась и испуганно полезла обратно.

Лада открыла глаза. Прозрачные лучи струились сквозь портьеры, рассеивая полумрак комнаты.

Посреди спальни в розовом спортивном костюме стояла мадам Кортни.

Вытянув хвост в струну, она делала гимнастику: вертела каким-то особенным образом над головою лапами, выделывала замысловатые фигуры. В каждом движении, отточенном до совершенства, присутствовал и стиль, и экспромт.

Такса обомлела.

— Проснулась? — не прерывая упражнений, осведомилась мадам Кортни.

Дико уставившись на собачку, Лада пробурчала в ответ что-то невразумительное.

— Ты не умеешь разговаривать? — удивилась Кортни, вращая вокруг талии хулахуп.

— Здравствуйте, мадам Кортни, — язык шевелился с трудом. — А что вы…

— Что я здесь делаю? Извини, но такова странность моего организма — по утрам мне просто необходимы гимнастические упражнения.

Окончив занятия, собачка стала прохаживаться по комнате.

— Юля, Чарли, сколько же можно спать, лежебоки? — мадам Кортни осталась положительно недовольна оказанным ей приёмом.

— А? Что? — левретки разом вскочили и уставились на непрошеную гостью.

— Не смотрите на меня, как бараны на воду, — потребовала Кортни. — У нас мало времени.

— Извините, всё это так неожиданно… — растерянно пролепетала Чернышёва.

— Неужели? А я наивно думала, что это вам необходима аудиенция со мной, а не наоборот!

— Неужели это вы?! — вдруг завопила Юлька, и, прежде чем мадам Кортни успела опомниться, с радостным визгом облизала ей щёки, глаза, рот и нос.

— Ну хватит, — снисходительно замахала хвостом собачка. — Перейдём к делу. У меня на всё про всё полчаса.

— Мадам Кортни, простите, но у нас действительно была серьёзная причина, из-за которой мы опоздали… — начала Лада.

— Интересно было бы узнать какая?

Вздрагивая от волнения, такса пересказала события минувшей ночи.

— Так-так, — покачала головой мадам Кортни. — Значит, всё верно, и ваша информация совпадает с той, что у меня.

— Так вы уже всё знаете? — упавшим голосом спросила Юлька.

— Иначе я бы сюда не приехала. Думаете, мне больше заняться нечем? Ладно, давайте начинать заседание. Господин Франт, внесите дело.

Из-за портьеры выглянул Франт. С серьёзной мордой он подошёл к мадам Кортни и вручил ей толстую папку. Пёс не обращал на подруг ни малейшего внимания.

— Франечка! — Лада бросилась на шею любимцу. Будучи псом деликатным, он тотчас сконфузился.

— Расслабься, Франт. Проклятие больше не действует. Можете обниматься сколько душе угодно, — смилостивилась Кортни.

Каждая Ладина косточка ныла от восторга и радости встречи. Маленькая гладкошёрстая такса и большой лохматый колли обнялись.

— Прошу занять свои места, — почмокав губами, объявила мадам Кортни из-за возникшей из воздуха кафедры. — Наше заседание носит закрытый характер. В зале присутствуют: Лондонский городской суд в составе председательствующего судьи, то есть меня, секретаря, свидетеля и подсудимых. Слушается дело № 1234 по обвинению гражданок Чернышёвой и Собакевич в несанкционированном вторжении на территорию проведения Тринадцатого Всемирного Собачьего Собора и его срыве. Итак, подсудимыми были нарушены нормы собачьего кодекса чести. Дело ясное: две с половиной тысячи свидетелей, да и обвиняемые не отпираются. Поэтому суд постановляет признать подсудимых виновными и подвергнуть их административному аресту с заключением в шкуры таксы и левретки сроком на один год.

— Что такое?! — взревела Юлька.

— Попрошу порядка в зале! — стукнула молоточком по кафедре Кортни. — Суд внимательно изучил досье, — собака водрузила на нос пенсне. — За три месяца отбывания срока на вашем счету добрых поступков — четыре: вызволение девятерых собак различных пород из плена Н. П. Пынтикова; спасение малолетних котят от неминуемой гибели в реке Тёпле; очищение души фрекен Карлсен и, наконец, предотвращение попытки убийства несовершеннолетнего Кристофера Стивенсона. Сделаю нотабене, — воздела лапу к потолку Кортни, — последний хороший поступок приравнивается к двум. Плохих поступков зарегистрировано… хм-хм… не было. Похвально. Прошу приобщить досье к материалам дела, — Кортни передала папку Франту. — Скоренько подытожим: в связи с раскаянием… Подсудимые, вы, надеюсь, раскаиваетесь? — Кортни строго глянула из-под пенсне.

— Раскаиваемся! Конечно, раскаиваемся! — в один голос закричали собаки.

— Значит, в связи с раскаянием, — степенно продолжила мадам, — а также с хорошим поведением суд постановляет освободить гражданок Чернышёву и Собакевич с возвращением их первоначального облика и телепортацией в Россию досрочно из зала суда, — в подтверждение незыблемости своих слов мадам Кортни стукнула по кафедре молоточком.

— Это что же такое получается? — обиженно заскулила левретка. — Сначала наказали, а потом, задним числом, устроили псевдосуд?! Да если бы я была в курсе, то за три дня насовершала бы этих ваших хороших поступков целую кучу!

Мадам Кортни наклонила голову:

— Милая моя, хорошие поступки должны совершаться не на скорую руку и не для галочки, а от чистого сердца. Иначе весь смысл пропадает. Ведь зачем мы живём? Чтобы делать добро, вероятно… Но доброту не продашь и не купишь в магазине. Она либо есть в человеке, либо её нет. Вот у тебя, Юлия Собакевич, она есть.

— И всё равно вы должны были сразу сообщить нам о своём решении! — левретка уложила шерсть на спине. — Мы ведь думали, что это на всю жизнь! Мы пеле… пере… Мы переживали!

— Грех вам жаловаться. Ваше наказание можно назвать наказанием разве что в самом микроскопическом виде и с унизительными натяжками. Жить в замке, путешествовать по миру… Об этом многие только мечтают.

— Мадам Кортни, вам лучше, чем кому-либо известно, что для нас это было трудным испытанием, — сказала Лада.

— Знаю. И потому я всё устроила именно так, как вышло. На долю каждого человека приходится ровно столько испытаний, со сколькими он в силах справиться. Я знала, в сущности, вы хорошие девочки. Но на всякий случай устроила вам проверку. Чужое богатство не сделало вас завистливыми. Ненависть и несправедливость вас не озлобили… Одним словом, вы оправдали мои ожидания.

— Значит, всё, что с нами случилось, спланировали вы? Но это абсурд!

— Многие считают, что вещи, находящиеся за пределами их понимания, абсурд, на который не стоит обращать внимания. Я прочла «Приключения Отки и Франтишки», и впоследствии сценарием колдовства послужила именно она. По сути, я ничего не планировала. Но не сердитесь на писателя, он тут ни при чём.

— Выходит, мы были пешками в чьей-то игре?

— Ошибаетесь, — улыбнулась мадам Кортни. — Вас же никто не принуждал помогать узникам Пынтикова, спасать Кристофера или разоблачать Бэрримора. Спокойной и размеренной жизни английской собаки из благородной семьи вы предпочли благородную цель. Вы храбрые девочки! А храбрость всегда совмещается с гордостью и чувством собственного достоинства, даже у собаки. В отличие от человека, ни один пёс не считает обыкновенную верность чем-то необычным. Такая преданная дружба, такая сила доброй воли, увы, под силу только собакам. Вы заслуживаете прощения. И прямо сейчас.

— Постойте! — Лада твёрдо шагнула вперёд. — Я не могу…

— Ты с ума сошла! — рявкнула Юлька.

— Я не могу сейчас телепортироваться. Кристофер только-только начал приходить в себя. Если я исчезну, даже не знаю, что с ним будет…

— Не говори глупостей! Мы так долго этого ждали! — заголосила левретка. — Это всё равно, что держать одну лапу на газе, а другую — на тормозе!

Лада чувствовала себя так, словно на ощупь шла в полумраке по безлюдной улице, не зная, куда свернуть.

«Забудь о Кристофере. С ним будет всё хорошо, — советовал внутренний голос. — Нет, так нельзя», — возражал другой голос, видимо, голос совести.

— Юль, телепортируйся одна, — твёрдо сказала Лада. — А я останусь до тех пор, пока Крис не поправится. Я знаю, это ненадолго. Через месяц мы снова будем сидеть за одной партой.

— Я была в тебе уверена! — торжественно объявила мадам Кортни. — Ты выдержала испытание до конца — ты стала настоящей собакой…


— Промедление смерти подобно. У меня самолёт на Порт-о-Пренс через пятнадцать минут. Юля, Франт, Чарли, прощайтесь.

— Как, и он тоже? — Юлька недоумённо посмотрела на Чарлика. — А как же его хозяин?

— Отныне ты его хозяйка, — загадочно произнесла мадам Кортни.

Леврет подавленно молчал.

— У Чарлика давно нет хозяина. Он был занятым человеком и отдал собаку в приют. Но Чарли сбежал.

— Постойте! — выпалила Юлька. — Но на чемпионате по фризби у него точно был хозяин. Я даже помню его имя — Эмиль Вудсток!

— Мистер Вудсток — добрейшей души человек. Он работает дворником в нашем микрорайоне и иногда меня кормит. Но он мне не хозяин, — леврету было стыдно до слёз. — Мадам Кортни, зачем я там нужен? Спасибо, конечно, но…

— Никаких но! Ты будешь жить у меня. Или ты меня не любишь? — обиделась Собакевич. — Наш холодильник и то нежнее!

— Что ты! Я же с удовольствием! — моментально просиял леврет.

— Не скучай, Франя. С тётей Верой одному непросто будет, но она не посмеет тебя прогнать. А я скоро приеду, — такса и колли крепко обнялись.

— Прощание окончено. Вставайте за кафедру, — скомандовала Кортни.

Собаки повиновались.

— Колдюй, баба, колдюй, дед, колдуй, серенький медвед! — воскликнула длинношёрстая колдунья и взмахнула лапами.

Кафедра заколыхалась на прозрачных воздушных волнах и, излучая сиреневое сияние, стала медленно растворяться в воздухе. Силуэты смягчались и таяли…

— Скоро увидимся! — крикнул напоследок Франя.

Юлька ограничила прощальную речь обычным недовольным рычанием и, превратившись в прозрачный фантом, исчезла.

«Ну вот и всё…» — подумала Лада, и в душу вдруг вползло уныние.

Такса привычно свернулась на постели калачиком и глубоко вздохнула.

Вдруг что-то вспыхнуло, и из воздуха вновь материализовалась мадам Кортни. На ней был фланелевый дорожный костюм, а в лапе — миниатюрный саквояж.

— Я же совсем забыла сказать! — у Кортни был раздосадованный вид. — Твои мама и папа живы…

Приключения чёрной таксы

Приключения чёрной таксы


Эпилог

— Алло, Юль, привет!

— Привет-привет, туманный Альбион!

— Как дела?

— Ой, даже не спрашивай! Родители до сих пор в себя прийти не могут от радости. Видела бы ты их лица, когда я с Чарликом посреди ночи домой заявилась.

— Могу себе представить!

— Знаешь, непривычно опять человеком быть. Я когда иду, такое ощущение, что на ходулях ковыляю. За стол сяду уроки делать — ноги в пол упираются. Зато теперь я абсолютный билингв. С Чарликом друг друга с полуслова понимаем. Предки разрешили ему в моей комнате жить — мы теперь болтаем ночи напролёт. Он мне тут такого про себя понарассказывал! Оказывается, этот скромник был вожаком своры анархических дворняг!

— В Лондоне есть дворняги?

— Ещё бы! Приедешь — Чарлик всё сам тебе растолкует. А вчера нас родители застукали, когда мы лясы точили. Решили, что их дочка рехнулась. Я-то прикидываюсь веником: мол, ничего не помню. Где была? Что делала? Во вторник у меня встреча с психотерапевтом.

— А как Франт?

— В порядке. Тётя Вера полтора часа в «радостном» шоке пребывала, когда он объявился. Но потом ничего — смирилась. А как у вас?

— Крис поправляется. Аппетит у него — будь здоров!

— Про меня спрашивал?

— Конечно. Николас сказал, что ты замуж вышла, в свадебное путешествие уехала. А Гарри из больницы выписали. Он так расстраивался, что не успел с тобой попрощаться… У него поначалу проблемы из-за Бэрримора возникли. Альбинос дал показания, что Гарри подстрекал Чарлика к убийству Карла. Но полиция признала, что это была самооборона. Суд через месяц. Надеюсь, Бэрримор получит по заслугам. Карла похоронили. Когда Скотланд-Ярд начал расследование, выяснилось, что он — беглый преступник, известный в Западной Европе отравитель. Его десять лет Интерпол разыскивал. Не знаю, как уж они с Бэрримором спелись…

— А как старушка Бисти?

— Ой, с ней неприятная история вышла. Она на днях в морозилку залезла. Знаешь, у неё там годовой запас свежемороженых мышей припрятан. Не знаю, что случилось, но в итоге она просидела в морозилке целый час. Её Роджер нашёл, когда Бисти уже в сосульку превратилась.

— Померла?

— Отогрели. Элизабет в горячей ванне её полдня отмачивала. Зато теперь Бисти просто шёлковая. Привет тебе передавала.

— Как трогательно! А малыши?

— После той ночи в Восточной башне возомнили себя ниндзями. Гоняют по замку, тренироваться начали под чутким Бистиным руководством. На будущий год хотят участвовать в «Лучшем коте Великобритании».

— Во дают! Ну а ты?

— А что я? Я с Кристофером всё время. В саду гуляем после обеда. Правда, журналисты одолели! Пустили слух, что тебя НЛО похитил.

— Да ты что? Знаешь, как мне всего этого не хватает!

— Мне на днях письмо пришло из Национального центра космических исследований. Предлагают участвовать в долгосрочной космической экспедиции на Марс. Сейчас как раз набор собак ведётся. Мне в первую очередь предложили.

— Шутишь?!

— Ой, Юль, по-моему, Крис идёт. Я заканчиваю.

— Звони почаще! Мы скучаем. От Франта большой привет!

Чернышёва повесила розовую трубку игрушечного телефона, прыгнула на кровать и закрыла глаза.

В спальню заглянул Кристофер. Он с нежностью посмотрел на таксу, калачиком свернувшуюся на подушке.

— Спокойной ночи, Франтишка.

Дверь закрылась. Лада полежала немножко, но сон № 7 никак не шёл.

«Отчего я так счастлива?» — задумалась девочка.

«Если девчонка сумеет стать настоящей собакой, она вновь будет человеком», — вспомнились слова мадам Кортни.

«Всё просто: я, совсем как собака, радуюсь тому, что есть, и не грущу о том, чего нет…»

Она подошла к окну. Устроившись поудобнее на подоконнике, Лада вглядывалась в ночной небосвод — в нём было на удивление много звёзд.

«Почему луна то растёт, то убывает?..»

Вслушиваясь в какофонию ночного Лондона — далёкий рёв автомобилей, настойчивый вой сирен, шорох шин по асфальту — чёрная гладкошёрстая такса с рыжими подпалинами на морде пристально всматривалась в чернильно-синее небо, ловя и теряя звёзды Большой Медведицы.

— Мама, где ты? — тихим шёпотом позвала девочка.

Сверкнув в необъятной вышине, крохотная звёздочка медленно падала на землю, исчезая и тая, как воск от огня.

Приключения чёрной таксы

Примечания

1

Добрый вечер! (англ.)

2

Простите, что здесь происходит? (англ.)

3

Какой отвратительный запах! (англ.)

4

Дом, милый дом (англ.)

5

Здесь ошибка автора: у собак язык гладкий и мягкий, шершавый язык у кошек. (Прим. верст.)

6

Beast — тварь (англ.)

7

Я тут песенку написал.

Может, тебе захочется спеть её слово в слово:

Расслабься, будь счастлив!

Бобби Макферрин. «Расслабься, будь счастлив!»


home | my bookshelf | | Приключения чёрной таксы |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу