Book: Невинные



Невинные

Тея Лав

«Невинные»


«А давай не расставаться».

Стайлз и Мадлен – обычные подростки. Полюбив друг друга в юном возрасте, они решили быть вместе до конца жизни. Зависть, слухи, влиятельные родители - ничто не может разрушить настоящие чувства.

Но у судьбы другие планы. Когда кто-то любит, найдется тот, кто возненавидит.


«Без тебя, я даже дышать не могу. Держи мою руку и никогда не отпускай».


Эта невинная история о детях, которые смогли победить свои страхи. Дети, которые всеми силами борются за то, что любят.


Глава 1 – Стайлз.


Она всегда отличалась от других. Особенно, от той компании, в которой находилась.

Они все были цветными. По крайней мере, когда я на них смотрел, мне резало глаза. Розовые, красные, рыжие, черные волосы. Гриндерсы, высоченные каблуки, кожаные куртки и прочее украшало эту компанию. Всех, кроме одной.

Она была другой. У нее были длинные, густые темно-русые волосы. Ее лицо было чистым и белым, ничто его не украшало, кроме больших синих глаз. Синих, как небо перед грозой. Чаще всего, я видел ее в платьях. В обычных платьях. И макияж, на ее красивом лице, практически отсутствовал.

Среди них, она выглядела так странно. Словно тюльпан среди луговых цветов.

Я совершенно ничего не хочу говорить против тех ребят. Они довольно общительные и вообще адекватные люди. Некоторые из них, в том числе и она, учились в нашей школе.

Я никогда не обращал внимания на то, как выглядят люди. Внешность не всегда говорит об их внутреннем мире. Думаю, в этом плане я отличался от своей семьи, для которой очень важно, что на тебе надето. Родителям не было все равно, что о нас думают люди. Папа, владелец крупной сети отелей по всему штату Массачусетс. Ну а мама является членом благотворительного комитета. Так что, было немаловажно, как мы выглядим на людях в нашем небольшом городке.

Раньше, я не понимал, почему мы живем в пригороде, вместо того, чтобы перебраться в Бостон, как сделал отец. Он практически с нами не жил. Появлялся максимум пару раз неделю.

Но постепенно, я перестал об этом думать. Мне нравилось в нашем тихом городке Салеме. В городке, у которого богатая и жутковатая история. А жуткие истории я обожаю. Салем обычный городок, в котором, как говорят, живут призраки, и они не желают уходить из города, который являлся их домом. Ну, это просто местные байки.

Но особенно я полюбил наш городок, когда в восьмом классе, в нашей школе появилась она.

У нее было французское имя и аристократическая английская фамилия.

Мадлен Ланкастер.

Почти три года, что она живет в нашем городе, мы обменялись не более десятью фразами. На уроках истории, литературы и английского. Да десять. Я считал. Мадлен переехала к нам из Лондона вместе со своей матерью. Вот, в принципе и все, что я о ней знал.


***

Я стою на парковке у школы и смотрю, как Мадлен что-то громко рассказывает Рэйчел и Бриттани. Рэйчел, высокая блондинка с черными прядями тоже громко поддакивает, а Бриттани, чьи черные волосы сбриты у висков, только смеется.

Мне нравится наблюдать за Мадлен. Она такая красивая. Такая маленькая и хрупкая. Каждый день я смотрю на нее. Как она выходит из старого пикапа Рэйчел, как достает сумку, как улыбается друзьям.

- Кончай пялиться. - Чувствую слабый удар учебника по моей голове.

Мой лучший друг Стив подходит сзади и начинает прилизывать свои светлые волосы, глядя в боковое зеркало моей машины.

- Я не пялюсь, - буркнул я.

- Конечно, - Стив ухмыльнулся. - Каким бы ни был ты красавчиком, Стайлз, эта девочка тебе не по зубам.

Мы идем по парковке к школе. В Новой Англии к концу ноября, довольно прохладно, и я немного зябну в своей клетчатой рубашке.

- Не говори ерунды, Стив. Я и не думал об этом. - На самом деле меня немного задели его слова.

- Ну, можешь проколоть себе ноздрю или кое-что пониже пояса, и возможно, она обратит на тебя внимание, - смеется Стив.

- А как она увидит мой пирсинг там, - поддакиваю ему, - не могу же я подойти к девушке и сказать «Я проткнул себе пенис, может обратишь на меня внимание?» Или просто взять и снять штаны?

Стивен закидывает голову и громко смеется.

- Может и сработает, - сквозь смех говорит он.

- Я пас. Наверняка, это жутко больно. Спасибо, обойдусь, - мне хочется сменить тему.

- Она красотка. Может, это у нее там…э ну, колечко или что туда вставляют, - Стив начинает похотливо стрелять глазами на свой пах, намекая, на то, о чем даже думать не хотелось.

Меня раздражает этот его взгляд.

Меня раздражает, что он так говорит о ней.

Хотя, на самом деле, мы просто шутим.

Тем не менее, меня это бесит.

Я игнорирую это замечание.

- Знаешь, - продолжает Стив, - меня просто бесят эти парни, которые вечно околачиваются около наших девчонок. У них что, в своей школе совсем телок нет?

- Ну, ну, не кипятись, - говорю я Стивену, когда мы уже подходим к своим шкафчикам. Я знаю, что Стиву нравится Рэйчел, но ее, откровенно говоря, он совсем не привлекает. – Мало тебе что ли?

- Ладно, зануда, - сдается Стивен, запихивая свой рюкзак в шкафчик, - Я пытался, затащить Мадлен на пару вечеринок, но она ни разу не приходила.

Я помню, Стивен хотел, чтобы Мадлен тусовалась с нами. Хотел ли этого я? Не знаю. С одной стороны, это было здорово, она всегда мне нравилась. С другой стороны, мне бы не хотелось, чтобы мои друзья, флиртовали с ней. Не знаю, как в их компании, но на наших вечеринках, ее бы точно каждый раз пытались затащить в постель. А она не из таких девушек. Это видно. Так что, я думаю, ее друзья ее уважают. Если только, она не встречается с одним из них. По крайней мере, такого я не замечал.

Слава Богу.

- Закрыли тему, Стив. Не хочу я к ней подкатывать, - я лгал. Я хотел, но не знал, как.

- Не волнуйся. Мадлен не нашего поля ягодка. А вот Кирстен…, - Стив снова стреляет глазами.

Кирстен Адамс сидела со мной на биологии и всегда проявляла интерес к моей персоне. В прошлом году, я несколько раз встречался с ее старшей сестрой Стеф. Но у нас ничего не вышло. На самом деле, она меня жутко раздражала со своей любовью к фуа-гра, и постоянным закатыванием глаз.

Я понимаю, что девушки так делают и это сексуально. Я видел, как это делает Мадлен. Но меня это не раздражало. Наоборот.

Но как это делала Стеф. Кошмар.

- Посмотрим, - ответил я Стивену. По поводу Кирстен, я еще не выяснил, любит ли она фуа-гра и каким образом, закатывает глаза.

- Ой, да ладно тебе, Стайлз, - стонет Стив - когда последний раз у тебя был секс? Летом? Хватит слоняться одному. Столько девчонок вешается на твою шею. Что с тобой не так?

- Неудачный год. Пока меня все устраивает, - подмигиваю я другу. Мне нужно срочно уйти от разговора.

К счастью, раздается звонок, и я направляюсь в класс истории.

- Увидимся за ланчем, - кричит мне в спину Стив.

Я киваю и захожу в класс, в котором вновь увижу Мадлен.


Мистер Мур уже раздал нам тесты, когда в класс вбегает Мадлен.

- Простите мистер Мур, - голос у Мадлен глубокий, немного с хрипотцой, и в то же время, очень женственный, как и она сама. Я бы бесконечно слушал ее голос. Определенно, я одержим.

- Возьмите тест, мисс Ланкастер и проходите на свое место, - мистер Мур недоволен ее опозданием.

Мадлен хватает листок с учительского стола и быстрыми шагами, проносится к своей парте позади меня.

Я чувствую ее запах.

Запах нарцисса.

Зря, я ее сравнил с тюльпаном. Она пахла нарциссами. И это вовсе не духи. А какой-то природный запах. Настоящий и живой. Не одна девчонка не пахла так.

В течение урока, я сосредоточен на тесте. История не была моим любимым предметом, но она мне казалось намного увлекательней чем, например, программирование.

И не из-за того, что на программировании не было Мадлен. Вовсе нет. Ну, я так думаю.

Внезапно, меня кто-то слегка тыкает карандашом под ребра. Я поворачиваю голову и вижу синие глаза, смотрящие на меня.

На мгновение, я тону в них. Как же красива эта девушка. Ее темные брови немного нахмурены, но полные розовые губы застыли в небольшой улыбке.

Она косится на учителя и глазами показывает на небольшой свернутый листок у себя на столе.

Это записка. Я незаметно хватаю листок и краем глаза вижу, как Мадлен расплывается в улыбке и продолжает работу.

Мои руки дрожат. Я не знаю и не понимаю, что она мне написала. Вряд ли ей нужна помощь с тестом. С этим предметом у Мадлен все в порядке.

Я разворачиваю небольшой лист и смотрю на слегка корявый подчерк Мадлен:

« Клубничная жвачка на твоем затылке выглядит очень сексуально. Если это часть твоего сегодняшнего прикида, то я умолкаю. Если ты шокирован, просто кивни. Я постараюсь незаметно ее убрать».


Вот черт! Черт! Черт! Черт!

Вчера я уснул на диване. Мы с Ханной смотрели Губку Боба. Моя пятилетняя сестра постоянно где-то берет жвачку. Я подозреваю в этом Чарли.

Утром я не принял душ, так как опаздывал. Надеялся на душ после тренировки.

Ну почему эту долбаную жвачку, не увидел Стив?

Мне хотелось прикоснуться к затылку и отодрать эту дрянь со своих волос. Но Мадлен предложила свою помощь. И подумав об этом, я немного расслабился. Конечно это жутко неловко. Девушка, по которой я тайно схожу с ума вот уже почти три года, замечает в моих волосах жвачку. Но как она написала? Сексуально? Конечно, она шутит. Но не так, как сделали бы это мои друзья. Наплевав на неловкость, я натягиваю улыбку, и слегка повернувшись к ней, киваю. Я стараюсь выглядеть непринужденно. Как будто, это нормально. Мне не стоит показывать ей, как я смущен. Ведь весь мой авторитет «популярного парня школы» полетит к чертям. Хотя, какое мне до этого дело?

Через пару секунд, я чувствую ее руки у себя на затылке. Я ошарашено стреляю глазами, не заметил ли кто этого. Мало ли что могут подумать. Конечно, я был бы не против, если бы кто-нибудь подумал что-нибудь обо мне и Мадлен. Но не уверен, хотела ли этого сама Мадлен. К счастью, мы сидим практически в конце класса, и наше интимное взаимодействие никто не замечает. Хм, я назвал это интимным.

Почувствовав легкий щипок, я снова поворачиваю голову и вижу, как Мадлен сворачивает жвачку в тетрадный листок и подает мне. Я беру сверток из ее рук и одними губами произношу «Спасибо».

После звонка, я догоняю ее в коридоре и говорю двенадцатую за три года фразу (одиннадцатой была записка).

- Как ты догадалась, что она клубничная?

Мадлен поднимает на меня глаза и улыбается

- Я встречала твою сестренку несколько раз, и после этих встреч, мне приходилось отскребать со стола клубничную жвачку. Не сложно было догадаться.

Мне нравится, что она забавляется этой ситуацией. Мне нравится что, говоря о моей сестре и жвачке, в ней нет ни капли раздражения.

И черт возьми, мне безумно нравится ее акцент!

Мадлен подрабатывает в кофейне в районе, котором я живу. Именно туда часто ходит Чарли за лучшим, по ее словам, ванильным капучино в городе, даже лучше, чем в Старбаксе, и не редко берет с собой Ханну.

- Мы с этим боремся, - говорю я ей. Мы впервые находимся так близко. Тем более, впервые вместе идем по школьному коридору. Я замечаю, что все пялятся на нас. Но мне абсолютно, на это наплевать.

- Ты меня спасла, - снова говорю я Мадлен.

Она останавливается и с легкой улыбкой смотрит на меня.

- Ерунда. Я никому не скажу. Твоя репутация не пострадает.

Мне не очень понравилось то, что она сказала.

- Я не это имел в виду. Кого волнует жвачка в моих волосах?

- Да всех, - она перекидывает толстую косу через плечо и достает телефон.

- Но явно не тебя, - говорю я ей. Мне действительно все равно кто, что подумает. Это ведь такая мелочь.

Но Мадлен, кажется, думает обо мне совсем по-другому.

- Я в тебе не заинтересована, - произносит она и смотрит мне за плечо.

Я поворачиваю голову и вижу, как Стив, Кирстен и другие ребята смотрят на нас и откровенно тычут пальцами. Идиоты.

- Я…, - повернувшись, замечаю удаляющуюся Мадлен в сторону спортзала.

Она просто ушла. Мне не хотелось, чтобы она думала обо мне, что я озабоченный своей внешностью подросток.

Что ж, на этом наверняка, наше общение закончится. В классе она просто проявила свое дружелюбие. Но я ей не интересен.

Черт! Стив уже бежит ко мне и мне придется что-то сочинить своему лучшему другу, чтобы он поскорее отстал.


Глава 2 – Мадлен.


- Шевелись, Мади. Нам нужно еще успеть к Бену.

После уроков, мы с Рэйчел шли к ее пикапу. К трем в кофейне наша смена.

Я плелась позади нее. После испанского, у меня кружилась голова. Не люблю этот язык, не понимаю, зачем я его выбрала.

Закинув рюкзак на заднее сиденье, я устроилась рядом с Рэйчел и начала искать по радио подходящую музыку.

- Ну, что. О чем ты болтала со Стайлзом Мерлоу утром? – Рэйчел заводит свой старый пикап, и он с оглушительным ревом срывается с парковки, оставив позади себя черные клубы выхлопного газа.

Не обращая внимания на кашель и выкрики школьников, я отвечаю:

- Он спросил какую-то ерунду по истории. Я уже и не помню. А что такое? - Мне не хотелось врать подруге, но и правду рассказывать не стану. Пусть это и сущая ерунда. Но ведь я пообещала.

- Хм. Я уж думала, он наконец-то осмелился пригласить тебя куда-нибудь. Сколько можно пускать слюни тебе вслед.

Рэйчел была уверена, что я нравлюсь Стайлзу, более того, убеждена, что он тайно в меня влюблен.

- Опять ты за старое. Не говори глупости, Рей. Вокруг него и без моей депрессивной личности полно девчонок.

- Ты назвала себя депрессивной личностью? Что это вообще значит? Если бы все подростки Америки страдали от депрессии, так как ты; в стране бы вообще не было проблем с наркотиками и алкоголем.

Рэйчел любит подобные темы. Она может часами расхваливать конгресс штата, и столько же времени уходит на «поливание грязью» законы Новой Англии.

- Это прозвучало как комплимент. Спасибо, детка. Забудь о Стайлзе. Впереди три рабочих часа. А еще завтра лабораторная. Нужно подготовиться вечером, - я с тяжелым вздохом откинулась на сиденье и закрыла глаза, стараясь ни о чем не думать.

- Да пустяки. Мы ее сделаем. А на счет Мерлоу, я права. Вот увидишь, - кокетливо пропела Рэйчел и прибавила радио.

Пока мы неслись по улицам Салема, я вспомнила сегодняшний урок истории. Мне стало смешно, когда я заметила в волосах Стайлза небольшой кусок конфеты. Он был похож на обычного семнадцатилетнего парня из местной школы, который вечно опаздывал на уроки.

Но Стайлз Мерлоу не был таким. Он был очень популярным в нашей школе. Даже старшеклассницы заглядывались на него. В основном, он со старшеклассницами и встречался. Ну и еще говорили, что у него полно «телок» в Бостоне. Так что, местными провинциалками он мало интересуется.

Что делало этого парня популярным? Деньги. Его богатые родители.

Но и без этого он оставался очень привлекательным парнем - высокий, и немного худощавый в кости, но жилистый уже не по-детски. Копна непослушных темно-каштановых волос украшали его голову. Он не пользовался гелем, как многие парни. В его левой мочке блестело маленькое колечко. Я часто замечала взгляд его кофейных глаз на себе. В этом не было ничего особенного. На нас вся школа пялилась. Особенно когда на нашей школьной парковке вместе с нами порой торчали ребята из соседних школ. Наши друзья.

Я знаю, что они все о нас думали. Что мы группка панков, помешанных на агрессивной музыке и закалыванием себя пирсингом. Бред какой-то. Мы не были такими. Да, мои подруги имеют весьма, альтернативный внешний вид и некоторые из парней тоже, но это ни о чем не говорит. И я дружу с ними ни поэтому.

Весь прошлый год Стивен Прайс пытался заманить меня на свои вечеринки, но мне это не было интересным. И опять же, не потому что у него не было пирсинга или допустим, синих прядей волос. Просто эти люди мне не подходили. Я нашла себе друзей за прошедшие три года, что живу в Америке. И мне они нравятся. Я не собиралась ничего менять. И в своей внешности тоже. Рэйчел просто мечтала увидеть меня в паре сетчатых колготок. Бриттани, напротив, нравилось, что мы отличаемся друг от друга.

«Мы не какая-то секта. У каждого своя индивидуальность. Мади вообще не парится на счет шмоток. Отстань от нее, Рэйчел», - сказала как-то она.

Мне и правда было немного все равно, что я носила. Ну, то есть, я особо над этим не задумывалась. В моем гардеробе было много платьев. Не знаю почему, но мне нравилось носить короткие платья в сочетании с кедами. И мне, как и любой девчонке, нравилось ходить по магазинам и примерять что-нибудь новенькое. Но я особо не тратилась, так как денег у меня всегда было мало.

Мы с мамой переехали в Америку три года назад, когда мне исполнилось четырнадцать. В Англии, моей родной стране, мы жили плохо. Не знаю, как еще это назвать. Действительно, было плохо. Мама всегда пропадала на трех работах, а старший брат торчал на игле. Отца мы не знали.

Я с раннего детства научилась самостоятельности. Готовить, убирать, стирать, делать уроки. Друзей у меня не было.

Осенью три года назад, я вернулась домой со школы и обнаружила труп Марка.

У моего старшего брата была передозировка. Не помню, чтобы я плакала. Не помню его трезвого или адекватного. Но я помню его улыбку, и он никогда меня не обижал. Даже устраивая, в отсутствии мамы, дома вечеринки и находясь под кайфом, он не забывал меня покормить.



Ему было девятнадцать, когда его не стало.

Мама была разбита. Она потеряла все три работы и сильно пила. К счастью, это не продлилось недолго. Мамин двоюродный брат, дядя Генри помог нам. Он продал нашу маленькую квартирку в Ньюхэме и посоветовал перебраться в Штаты, где он жил когда-то.

На наш выбор были представлены два варианта: Детройт, штат Мичиган и Салем, штат Массачусетс. Конечно, мы выбрали второй.

После лондонских трущоб, маме едва ли хотелось увязнуть в городе, где каждый день на дню по несколько раз происходят убийства.

Перемены пошли нам на пользу. Мама устроилась по профессии, медсестрой в местной больнице. А я пошла в среднюю школу.

Мне нравился этот тихий и уютный городок. Нравилось посещать деревеньку Салем и знакомиться с ее мрачным прошлым. Было безумно интересно окунуться в совершенно другой мир. Мир, который я не знала. Мне нравились местные ярмарки, а особенно праздники в честь Дня всех Святых.

В центре города круглый год улицы, дома, магазины и даже машины украшены ведьмовской атрибутикой.

Мне ни секунды не было жаль покидать Англию. Не было жаль больше не услышать колокол Биг Бена, не было жаль больше не гулять по Чайна-тауну. Не было жаль, больше не увидеть пьяную мать и мертвого брата.

Я была поражена различием Лондона и Салема. Лондон – это нескончаемое движение, Салем – тихое пристанище. Лондон – это ночная жизнь, Салем – тайна.

Здесь же, вообще круглогодичный Хеллоуин. На одном из таких праздников в первый год приезда, я и познакомилась с Рэйчел. Она случайно облила меня клюквенным сиропом. Оказалось, что мы учимся в одной школе, и она познакомила меня со своим друзьями. А в прошлом году, когда нам исполнилось по шестнадцать, она помогла мне устроиться в кофейню, куда пристроилась сама на пол ставки. Мы работали в одну смену, три дня в неделю после занятий.

Так, я обрела свое место и друзей.

***


Наша кофейня расположена в хорошем районе Салем Коммон. В нескольких милях от нас находится Музей ведьм, так что с посетителями у нас проблем не бывает. Здесь всегда полно туристов, студентов и учителей. А еще, у нас просто лучшее в городе ванильное капучино. Лучше, чем в Старбаксе. Определенно.

Владелец мистер Гордон Хилл, тридцатипятилетний невысокий и веселый чудак, научил нас всему, что касается готовки кофе. Он вырос в Сомали, это где-то в Эфиопии. Название города я все время забывала.

Гордон настоящий бариста. Не удивительно, что его кофе пользуется славой. Я с восхищением наблюдаю за его работой. Ему с огромным трудом удалось открыть это заведение. Еще и в центре города. Думаю, если бы не его жена Мия, которая буквально вырвала пустое помещение из конкурирующих рук, вряд ли бы мы сейчас имели такую хорошую работу. Гордон совсем не умеет злиться или ругаться, в отличие от своей жены.

Кроме нас с Рэйчел, у Гордона работает Елена и Тала. Они не намного старше. Гордон подобрал персонал исключительно из девушек, для того чтобы, мы без стеснения носили фирменные розовые футболки с изображением целующихся зернышек. Рейчел терпеть не может эту форму, а мне нравится. По-моему мило.

Сегодня, мы решили, что Рэй будет на кухне, а я рядом с Гордоном принимать и разносить заказы.

- Привет, красотки, - кричит нам Гордон, когда мы входим в кафе. Он как всегда широко улыбается, а его рыжие волосы покрывает бандана.

- Привет, Гордон, - говорим мы в голос.

На протяжении двух часов, я ношусь как угорелая. Места за барной стойкой всегда забиты. Заказов полно. Я слоняюсь между столиками с подносом, так как наше меню изобилует различной выпечкой, чаем и пивом. Из колонок разносится неторопливая мелодия.

Около пяти вечера, я прислоняюсь лбом к витрине и смотрю на улицу. Думаю о предстоящей лабораторной и о том, как я ненавижу биологию. И испанский. Я немного устала. Но мне нравится эта усталость. Нравятся люди, которые бывают здесь. Ну, быть может, кроме студентов, которые расслабляются пивом. Я стараюсь не замечать их нелепые шуточки. В любом случае, Гордон всегда находится в зале, и не допускает подобного.

Дверь открывается и в кафе входит улыбающаяся Чарли - экономка семьи Мерлоу. Ей около пятидесяти лет, и мы с ней немного подружились. Она очень приятная женщина и наказала называть ее строго по имени, без всяких «миссис». На ее руках сидит маленькая темноволосая девочка. Она энергично работает челюстями. Дайте-ка угадаю. Клубничная жвачка.

- Здравствуй, Чарли, - я иду к ней навстречу. - И тебе здравствуй, Ханна. Снова что-то припрятала за щечкой?

Девочка мило улыбается. Она такая маленькая и красивая, как фарфоровая куколка.

- Ох, Мадлен. Здравствуй, дорогая. Именно за это она меня и любит. Я стараюсь, покупать ей реже эту ерунду. От родителей, мы строго это скрываем. Так что, учти, это тайна, - заговорщически шепчет мне Чарли.

- Да-да, конечно, - улыбаюсь я ей в ответ. - Капучино?

- Ванильный – Чарли улыбается и садится за стойку. Ханну она устраивает рядом с собой. – Сейчас за нами приедет Стайлз. Так что давай-ка эту жвачку сюда. Пару раз он уже садился на нее. Нам попадет.

Перед глазами встает картинка затылка Стайлза сегодня утром, и я прыскаю в ладошку.

Ханна лишь упирает свои маленькие ручки в бока, не желая расставаться со сладостью.

- Ладно, - вздыхает Чарли, принимая из моих рук бумажный стакан. - Спасибо, Мадлен.

Мы болтаем около пяти минут, пока в дверях не появляется Стайлз. На нем темные джинсы и синяя куртка.

Он сразу замечает меня и какое-то мгновение смотрит.

- Стайлз! – кричит громко Ханна, и начинает сползать с барного стула.

Стайлз вмиг подбегает к ней, пока она не упала, подхватывает на руки и начинает кружить.

Я не могу отвести от этой картины глаз. Таким должен быть старший брат. Но в этот момент, я не вспоминала Марка, вовсе нет. Как ни странно, я его ни в чем не винила. Просто было приятно наблюдать за Стайлзом. Они с Ханной очень похожи: цвет волос, глаза, улыбка.

Из кухни появляется Рэйчел.

- Привет, Стайлз, - говорит она

- Привет, Рэйчел. - Он вновь переводит взгляд на Ханну:

- Что ты жуешь?

Хана упорно молчит.

- Да ладно, Стайлз, - говорит Чарли, - я просто немного ее побаловала. Обещаю, возле дома мы ее выбросим.

- Жвачку или Ханну? – улыбается Стайлз.

Как же он все-таки красив. Особенно когда улыбается.

- Стайлз! – Чарли шутя, его пихает. – Больше твои брюки не пострадают - это я тоже обещаю.

- Хорошо бы только брюки, - бурчит Стайлз.

Мы переглядываемся и слегка улыбаемся друг другу, затем он переключает свое внимание на Чарли:

- Ну, что готовы отправиться домой?

- Не желаешь нашего фирменного латте? Ты ведь у нас впервые? – спрашивает его Рэйчел.

- Нет, я уже бывал здесь. Просто не в вашу смену. Кстати, кофе просто обалденное. Но сейчас нам правда, пора домой.

- Спасибо, парень, - кричит из-за стойки Гордон, - будем рады тебя видеть чаще.

Стайлз ему кивает, говорит нам что–то типа «увидимся в школе». Чарли и Ханна машут мне рукой, и они втроем выходят на улицу.

- Ну и что это было? – Рэйчел встает передо мной, подбоченившись.

- Ты о чем?- удивляюсь я. Она о чем?

- Ваши гляделки со Стайлзом. Я все видела.

Я закатываю глаза и стону:

- Опяяять. Хватит, Рэй. Мы просто улыбнулись друг другу, и это было связано с его сестрой. Я с ним даже словом не перемолвилась.

- Вам и говорить ничего не нужно. Все написано на ваших рожах, - отчеканивает подруга.

Я игнорирую ее, и иду к шкафу с чистящими средствами.

- Давай приберемся. Мне нужно домой. Хочу выспаться сегодня.

***

Через сорок минут, Рэйчел выгружает меня у моего дома. Мы желаем друг другу спокойной ночи, и я плетусь к крыльцу. Ужасно болят ноги. Сегодня был как обычно, насыщенный день.

Наш район не такой уж и тихий. Рядом слишком много разбросано круглосуточных закусочных. Нередко слышны смех и ругань. Мы с мамой, конечно, не бедствуем, но денег постоянно не хватает. Мама снова очень много работает и практически живет в больнице.

Дома мы держим «Глок 17», на всякий случай, когда на ночь я остаюсь одна. Пушка досталась от брата. Марк научил меня пользовать этой штукой лет в двенадцать. Чтобы я смогла себя защитить в непредвиденных обстоятельствах.

В окнах нашего небольшого двухэтажного дома горит свет. Значит мама сегодня дома.

Подходя к крыльцу, я слышу скул и царапанье двери. Я прибавляю шагу и бегом забегаю на крыльцо. Когда я открываю дверь, на меня с громким лаем набрасывается огромная собака.

- Айк!- кричу я. - Прекрати, мальчик. Я уже дома.

Пес опускается на лапы и счастливыми глазами смотрит на меня.

Я нашла его еще щенком возле заправки, примерно после двух месяцев переезда из Англии. Никак не пойму, кто мог забыть или оставить такую собаку! Ему было около двух-трех месяцев. И он не был ни побитым или худым, выглядел вполне ухоженным. Дорогой породы. Таких собак просто так не оставляют. Их покупают и разводят. Они очень дороги и ценны.

«Швейцарский зенненхунд», - сказала мама, когда я притащила его домой. Она ничего не сказала против, когда я решила оставить его себе. Я пыталась найти хозяев, так как при нем ничего не было. Хотя не особо утруждала себя в этом. Я хотела, чтобы он остался со мной.

И он остался. Вот уже почти три года, Айк - мой лучший друг. И рос он неимоверно быстро. Сейчас он уже выше моих колен.

- Тише, малыш. - Я ласково провожу рукой по гладкой шерсти любимого пса, - пойдем, найдем тебе что-нибудь поесть.

- Мадлен, - слышу мамин голос из кухни.

Мы с Айком заходим в небольшую кухню, где мама стоит возле духовки.

- Привет, мам. Я дома.

- Привет, дорогая. Как день?

- Устала.

Мы с мамой очень похожи. У меня ее цвет волос и глаз, многие черты и привычки тоже одни на двоих. Правда, мама высокая, а я ростом никогда не отличалась.

- Я приготовила лазанью. И Айка я покормила, не волнуйся об этом.

Айку нужно много пространства, а я весь день в школе, а потом на работе. Обычно он самостоятельно выходит на небольшой задний двор, и день проводит там. Он скучает. Вместе мы только по субботам и воскресеньям. Даже если я иду гулять с друзьями, Айк неизменно сопровождает меня. Кроме вечеринок, конечно. Моей собаке не место среди пьяных и озабоченных подростков.

- Хорошо, спасибо. Но я перекусила на работе. Мне нужно заниматься.

- Знаю я ваши перекусы: парочка тостов и чашка кофе. Возьми с собой наверх еды и занимайся уроками.

- Ладно, - вздыхаю я, - ты сегодня дома?

- Да, хочу лечь пораньше. Завтра смена с шести утра.

- Тогда, спокойной ночи, мам. Идем, Айк.

Беру тарелку из маминых рук и бегу вверх по лестнице.

- Спокойной ночи, милая, - кричит мне мама в спину.

Мы с Айком поднимаемся в комнату.

В моей спальне постоянно небольшой беспорядок. Книги вечно валяются на полу вместе с замусоленными игрушками Айка. Я открываю шкаф, чтобы убрать рюкзак и из него вываливаются старые комиксы. С тяжелым вздохом запихиваю все обратно. Что ж, в субботу не помешает уборка. А сейчас нужно в душ.

Пока моюсь, задумываюсь о маме. Мы с ней никогда не были достаточно близки. В Лондоне, она много работала, потом была разбита смертью Марка. Сейчас, она спокойна. Не счастлива, но спокойна. Она никогда сильно не волновалась по поводу, что я где-то задерживаюсь или остаюсь дома одна. Возможно, она уверена во мне, мне слишком рано пришлось повзрослеть и я знаю границы. Конечно, я на нее не жалуюсь. Просто, мне иногда хочется, чтобы она поругала меня за задержку на вечеринке, например, или за то, что я выпила много пива.

Глупость какая-то.

Я ни разу не напивалась, я видела таких людей и мне они были противны.

И я никогда не буду злоупотреблять ее доверием, и делать что-то подобное назло.

После душа, я проверяю телефон, который даже не брала в руки со школы. Три пропущенных от Бена, к нему мы заехать так и не успели, я уже и позабыла, зачем. Столько же пропущенных от Зака, и одно эсэмэс сообщение:

« Надеюсь, завтра увидеть тебя. Я постоянно думаю о нашем поцелуе».

Зак.

Я со стоном падаю на кровать. Совсем забыла о Заке. Это парень с нашей школы. Он учится в выпускном классе. И мы часто видимся. Он лучший друг Бена, парня Бриттани. А Бен уже студент.

В эту среду, Зак меня поцеловал, когда подвозил с работы. Мне понравилось, и Зак мне нравился, но встречаться я с ним не хотела.

- Не буду думать об этом сегодня. Подумаю об этом завтра, - сказала я Айку, изображая Скарлетт. О’Хара. Айк лишь повилял хвостом, а я погрузилась в ненавистный мне мир биологии.


Глава 3 – Стайлз.


Пока мы едем домой, я думаю о Мадлен.

Чарли что-то рассказывает, а Ханна мычит песенки из «Миссии Блейк».

А я думаю о Мадлен. Думаю о ней с четырнадцати лет. Прокручиваю моменты: то, как она сегодня смотрела на меня с Ханной, то, как она улыбалась моей сестре и как непринужденно болтала с Чарли.

Ну почему я так с ней не могу? После урока истории я думал, что, возможно, в этом году мы хотя бы начнем общаться. Впереди еще два учебных года, но я итак уже затянул.

Она сказала, что я ей не интересен. У нее неправильное представление обо мне, и мне хочется переубедить ее.

Стив целый день меня доставал. Я наплел ему, что мы обсуждали тест. Конечно, он не поверил. Ну, это его проблемы. Так странно, что я считаю его своим лучшим другом. Мы вместе играем в X-Box, ходим на вечеринки. Наши родители очень близки, в финансовом плане. Отец Стива, Кайл Прайс владеет контрольным пакетом в компании моего отца.

Это все, что нас объединяет. Мы говорим о девчонках. Но я никогда не рассказываю ему многого. В отличие от него. Стивен может описать все так ярко, что даже становится стыдно за него. Он описывает каждую часть тела девушки, с которой был.

Я же не вдавался в подробности. Стив привык к моей немногословности. Но все равно время от времени жутко меня доставал со своими расспросами.


Сегодня после футбольной тренировки, в мужской раздевалке меня подловила Кирстен. Я только вышел из душа и надел штаны. Она появилась эффектно, сопровождаемая свистом и громкими ухмылками парней.

- Привет, - прощебетала Кирстен, разглядывая мой голый торс.

- Привет, - ответил я и быстро натянул футболку. – Тебе нельзя здесь находиться.

Кирстен игриво надула губы:

- Не такого я ждала приветствия.

Мне становится немного смешно от ее поведения.

Видимо мою улыбку, она поняла по-другому и продолжила:

- Мы увидимся завтра у Мел?

- Завтра пятница. У Мелани вечеринка. Как обычно. Конечно, увидимся, - отвечаю ей. Мы там видимся каждую неделю. Мелани устраивает вечеринки каждую пятницу, когда ее родители уезжают в Бостон. И почти вся школа тусуется там.

- Хорошо, - почти шепчет Кирстен, а затем резко впивается мне в губы. От неожиданности, я хватаю ее за плечи и открываю от себя. Но через секунду, она снова накрывает мои губы. Ее поцелуи настойчивы, и не скажу, что мне не нравятся, но я не отвечаю на них.

- Прости, - отрываясь, бормочет она, и старается выглядеть смущенной, но у нее не получается.

Я оглядываю раздевалку и вижу, что мы остались одни. Отлично. Значит, никто не видел, и я избегу сплетен. Не то что бы мне ни нравилась Кирстен. Безусловно, Кирстен красивая. Высокая, у нее большая грудь, длинные светлые волосы, карие глаза. Она всегда модно одевается.

- До завтра. Завтра делаем вместе лабораторную, - снова говорит Кирстен и выбегает из раздевалки.

Я провожу рукой по волосам и осмысливаю, что это сейчас произошло. Что ж, разберемся.

Сейчас нужно было забрать Чарли с Ханной.

Я надеялся увидеть Мадлен в кофейне. Мысли о Кирстен мигом выветрились из моей головы.

***

Вечерний Салем – потрясающее зрелище. Особенно осенью. Хэллоуин уже прошел, но нечисть из нашего города не исчезает никогда. На каждом углу тыквы с ужасными ухмылками. По улицам бродят зомби, вампиры и ведьмы, завлекая туристов в свои магазины.

Проезжая через автоматические ворота к дому, я вижу отцовский «БМВ». Так странно, что он решил приехать домой в четверг. Мамины благотворительные вечера проходят по вторникам или субботам. Именно, в эти дни, мы показываем городу, какая мы образцовая семья.

С Ханной на руках, я вхожу в дом. Чарли сразу же удаляется на кухню, приготовить ужин.

Мама спускается к нам и слегка улыбается. Я сразу вижу ее красные глаза. Она плакала.

- Дети. Мама так скучала. - Она целует меня в щеку и берет из моих рук Ханну. – Что это вы юная леди на руках. Давай, беги к Чарли. Нужно принять ванную.

- Я сам ее помою, мама. Чарли готовит ужин. Вы сегодня куда-то собрались? Отец дома. Мне хочется спросить маму, почему она плакала. Но я не вмешиваюсь в отношения родителей. Будет только хуже.

Мама поправляет свою безупречно отглаженную белую блузку. Ее темные волосы собраны в стильную прическу. Мама очень красива. Мы с Ханной больше похожи на нее. От отца мне достался только рост, наверное.

- Да, милый. Сегодня мы ужинаем у Артертонов.

Я прохожу на кухню. Чарли уже кормит Ханну. Мне совершенно не хочется есть.

- Давай сейчас примем ванну, котенок и посмотри Губку Боба. Где твоя жвачка?



- Мы ее выбросили, Стайлз. Больше ничего нет, – отвечает Чарли. - А тебе разве не нужно готовиться к урокам?

- Мультфильм мне не помешает. Я пока переоденусь.

Я целую Ханну в макушку, и поднимаюсь в свою комнату. Я быстро прохожу по коридору мимо кабинета отца, где слышу его голос. Сегодня мне не хочется с ним встречаться.

В моей комнате безупречный порядок. Конечно же, Чарли постаралась. Для нашей семьи, эта женщина просто ангел. Кроме нее, у нас имеется еще какой-то персонал, типа горничной и садовника, но я их не знаю. Чарли делает для нас многое, и мы очень в ней нуждаемся.


Позже, расположившись на большом диване, в игровой комнате Ханны, я стараюсь вникнуть в суть учебников, но забавный голос Губки и веселый смех Ханны меня отвлекают. Откидываю учебники в сторону, все равно не сосредоточусь.

Для Ханны обустроена специальная игровая комната. Комната смежена с ее спальней и спальней Чарли. Чаще всего мы вместе засыпаем здесь за просмотром телевизора, висевшего напротив дивана. Так что, Чарли всегда держит в этой комнате подушки и одеяла. Мои веки начинают слипаться. Кажется, сегодня я снова буду ночевать здесь.

***

На следующий день утром, возле школы я как обычно вижу Мадлен в компании Рэйчел и Бриттани. Но чего я не ожидал, так это того, что позади Мадлен появляется Зак Ломан и обнимает ее за талию.

Нет. Не может быть. Я к этому не готов

Зак неплохой парень, полузащитник нашей школьной команды по футболу и капитан. Я его неплохо знаю, так как мы в одной команде. Но, честно говоря, общего у нас мало. Он высокий, смуглый, с замысловатыми татуировками на руках, и для девчонок весьма привлекателен, но я никак не ожидал, что он будет с ней.

Мадлен немного отстраняется, и я вижу, что она смущена. Это немного меня успокаивает. Может они и не вместе. Это нужно выяснить.


Все девяносто минут, что нам отведены на лабораторную работу, я дергаюсь и не могу расслабиться. Я веду себя как последний идиот. Рядом со мной сидит красивая Кирстен и намекает на вчерашний поцелуй. А я не могу сосредоточиться на ее вопросах, потому что думаю о том, вместе ли Зак и Мадлен.

С основной работой мы быстро справляемся, остается только записать результаты. Пока Кирстен тихо болтая, делает записи, я прибираюсь на столе и чищу микроскоп. Краем глаза кошусь на парту Мадлен и Бриттани. Она очень сосредоточена на работе; ее брови сведены, а губы сложены в тонкую линию.

- Ты случайно не в курсе на счет Зака и Мадлен? – не выдерживаю я, и выпаливаю вопрос Кирстен. Она поднимает голову и смотрит на меня.

- Ну, судя по всему, они вместе. И не удивительно.

Мое сердце ухает вниз.

- А почему ты спрашиваешь? – продолжает Кирстен.

Я проглатываю комок и выдавливаю фирменную улыбочку:

- Так. Решил посмаковать свежие сплетни. Мы с Заком не особо дружны.

- А, - улыбается в ответ Кирстен. - Я почти закончила. Не могу дождаться вечера.

Я знаю, на что она намекает. В ответ киваю головой и погружаюсь в мрачные мысли.


***

Дом Мелани Паркер на Бридж - стрит, почти такого же размера как мой. Большой, в викторианском стиле. Родители Мел владеют сетью аптек в городе. Мелани забавная. Мне она нравится, с ней всегда интересно. Родители позволяют ей устраивать пятничные вечеринки. Так что это своего рода - традиция.

Сегодня, я приехал на машине, так как не собирался пить. Завтра, мы с Ханной едем в Бостон к доктору Батлеру, который осматривает Ханну раз в две недели по субботам. Так что, мне не стоит сегодня задерживаться допоздна. Мама днем написала эсэмэску, что отец все еще в городе и завтра сам нас отвезет.

На вечеринках Мел собирается большая часть нашей школы. Все те же лица, которые видишь каждый день в течение недели. Старшеклассники, ребята из выпускного класса и даже несколько студентов пришли.

Мы со Стивеном проходим по большому холлу и гостиной с дорогой мебелью, и выходим на террасу, выходящую во двор. Мелани нам машет рукой и продолжает обжиматься с каким-то парнем в джакузи. Через пару секунд перед нами появляется Кирстен и Мэг. Они обе в коротких юбках и на каблуках. Стивен прижимает к себе Мэг и засовывает ей свой язык в рот.

Кирстен закатывает глаза и смотрит в упор на меня.

- Ты здесь, - говорит она.

- А где же мне быть? – отвечаю.

Она слегка прищуривается и обнимает меня за талию.

- Идем, чего-нибудь выпьем, - и тянет меня внутрь.


Через пару часов, многие уже пьяны. Кто-то танцует, кто-то обжимается. В комнате отдыха в подвальном помещении, где мы сейчас находимся, почти не протолкнуться. Здесь стоит бильярдный стол и несколько кожаных диванов. Из большой стереосистемы разносится песня какой-то рок-группы. Кирстен подает мне красный пластиковый стакан. Я отрицательно качаю головой. Одного мне будет достаточно.

- Ты весь вечер меня игнорируешь, Стайлз. Общаешься со всеми, кроме меня. - Кирстен начинает злиться. Я действительно болтал только с парнями о футболе и фильмах. Но я не считал нужным сидеть рядом с ней и делать вид, что между нами что-то есть. Мы этого даже не обсуждали.

- Ты считаешь, что твой вчерашний поцелуй что-то мне показал?- спрашиваю ее напрямик. Это грубо, но я сегодня сам не свой по известной для меня, причине. Кирстен распахивает свои серо-голубые глаза от удивления.

- Да, - выпаливает она, - я показала, что ты мне нравишься. Я знаю, Стайлз, что ты не такой как все остальные парни…

Ну и заявление!

- …и что ты не будешь бегать за девушкой и зажимать ее, показывая, как она тебе нравится. И я подумала, что первая сделаю шаг, и ты не посмеешься надо мной. Я ведь тебе нравлюсь? Скажи мне, Стайлз?

Я слегка удивлен. И, правда, не знаю что ответить.

- Ты мне нравишься, Кирстен, - начинаю я, - но из твоих слов, я лишь понял, что мне следовало показать это другим способом. Одним словом, позажимать тебя?

Мне становится смешно от собственных слов. Кирстен сначала смотрит на меня обиженно, затем не выдерживает, и начинает смеяться вместе со мной.

- Ну, было бы неплохо, - смеется она.

Ну вот, мы смеемся, и я ей сказал, что она мне нравится. Но это не совсем так, и как исправить ситуацию я не знаю. Она обходит стол и подходит вплотную ко мне.

- Так, я тебе нравлюсь. Может, мы найдем уединенное место? – шепчет Кирстен мне в ухо. Я чувствую запах пива из ее рта. Не лучший способ завлекать парней.

- Мы обсудим позже, Кирстен. Не обижайся. Мне нужно домой. Завтра у меня напряженный день. Так что, я напишу.

Возможно, у нас действительно, что-нибудь получиться. Она снова строит обиженное лицо и отвечает:

- Ну, хорошо. Я буду ждать, Стайлз.

Я наклоняюсь к ней и оставляю легкий поцелуй на ее щеке, и иду к выходу из комнаты. Но через пару шагов я оглядываюсь и задаю вопрос:

- Кстати, ты любишь фуа-гра?

- Обожаю, - выпаливает Кирстен. - Ты приглашаешь меня куда-нибудь сходить потом?

- Я напишу, - повторяю я, и мысленно проклинаю всех уток и гусей (прим. Фуа-гра – специальным образом приготовленная печень откормленного гуся или утки.).


На заднем дворе я ищу Стива, сказать что уезжаю. Он найдет с кем добраться до дома или вырубиться прямо здесь, в одной из комнат. Судя по количеству выпитого с начала вечера, думаю, произойдет последнее. В любом случае, ничего с ним не случиться.

Я прохожу мимо пьяных девчонок и парней. Кто-то меня хватает и что-то кричит. Я лишь улыбаясь, качаю головой. Смотрю во все стороны, не видя его белобрысой головы. Я уже решаю просто написать ему сообщение, вижу Стива, а рядом с ним девушку с длинными темными волосами и синими глазами.

Мадлен.

Что она здесь делает?

Ответ на мой вопрос стоит позади нее и что-то обсуждает со Стивом. Она пришла сюда с Заком. Ну, конечно же. Зак периодически бывает у Мелани, так как здесь тусуется вся наша футбольная команда. Теперь и Мадлен будет иногда появляться здесь, раз она теперь с ним.

Она стоит, скрестив руки на груди, и разглядывает пьяную толпу. На ней светлые джинсы и куртка. Так просто и так красиво. Кто-то с ней здоровается, и она вежливо кивает.

Да что со мной? Вдохнув побольше воздуха, я направляюсь в их сторону. Они стоят возле площадки для барбекю. Я обхожу лужайку для мини-гольфа, на которой замечаю Бриттани, ее парня Бена и Рэйчел, болтающих с Мелани. Так значит, основная часть их компании, сегодня здесь.

- Вот ты где, Стайлз! – пьяно кричит Стив. - Смотри, кто к нам сегодня пожаловал. Он взмахом руки со стаканом указывает на Зака и Мадлен. Коричневая жидкость его стаканчика расплескивается прямо на куртку Мадлен.

- Ой, прости, Мадлен, я случайно, - бормочет Стив.

- Все в порядке. Где здесь туалет? – Мадлен немного раздражена, и я вижу, как ей не терпится уйти отсюда.

- Вторая дверь справа. Просто пройди по этой двери в дом, - отвечаю ей я, показывая на стеклянную дверь, ведущую прямиком в холл.

Мадлен бормочет «спасибо» и уходит в дом.

- Привет, Мерлоу, - слышу я голос Зака.

- Привет, - отвечаю, пожимая протянутую руку. - Решили сегодня, оттянуться с нами?

- Ага. Давно не общался с ребятами вне поля.

- Ну, так что? – встревает Стивен – Ты и Мадлен?

Зак немного сконфужен вопросом, но старается не показывать этого.

- Возможно, - сдержанно отвечает он, - ни к чему вопросы. Пойдем лучше выпьем. Стивен смеется, и они идут в дом.

- Стив, я еду домой. Я предупреждал тебя – кричу ему вслед.

- Хорошо, старик. Позвони мне утром.

- Ты едешь домой, Стайлз?

Рядом со мной появляется Рэйчел. Черные пряди в ее светлых волосах заплетены в косички, и она выглядит очень мило с этой прической.

- Да. Завтра дела.

- Слушай, отвези домой Мадлен. Мы приехали сюда на такси и заставили ее поторчать здесь немного с нами, прежде чем, снова заказывать такси. Ну, раз ты трезвый и на машине, зачем лишние хлопоты. Она все равно не хочет здесь оставаться.

У меня начинает колотиться сердце. Оно и не переставало колотиться, как я ее здесь увидел. Не похоже, что она действительно с Заком. Я видел его реакцию на вопрос Стива. Да и вряд ли, Рэйчел стала бы просить меня, когда Зак смог бы сам позаботиться о своей девушке.

Видя на моем лице гамму чувств, Рэйчел продолжает:

- Эй, я не хочу тебя грузить. Если ты едешь не один, так и скажи. Я ведь просто спросила.

- Нет, все нормально, - поспешно отвечаю ей. - Я один. Конечно, отвезу. Никаких проблем.

- Класс, - пищит Рэйчел. - Мы впервые у Мел. Мне бы хотелось остаться. А вот и она.

Я оборачиваюсь и вижу приближающуюся Мадлен. Волосы она собрала в хвост, а мокрую куртку сняла, оставаясь в голубой блузке.

- Мади, я нашла тебе спутника. Стайлз отвезет тебя домой. Ты не против? Он тоже собрался уходить, – быстро говорит ей Рэйчел.

Мадлен слегка прищуривается и смотрит на Рэйчел.

- Да, Мадлен. Я еду домой. И мне не сложно тебя подвезти, - говорю я ей.

Она переводит взгляд на меня и согласно кивает:

- Хорошо. А где Зак?

Последний вопрос она задает Рэйчел. И мне он не нравится.

- Ох, не знаю. Где-то со Стивом. Я его предупрежу, – отвечает Рэйчел.

- Да не стоит. Я просто спросила. Едем? – обращается она ко мне.

- Едем, - хрипло отвечаю я.

Девчонки обмениваются парой фраз.

- Пока, зануда, - посмеиваясь, произносит Рэйчел и убегает в толпу.


Пока мы идем к моей машине, я краем глаза наблюдаю за Мадлен. Она идет, сжимая в руках куртку и, похоже, чем-то расстроена. Мне хочется расспросить ее о них с Заком, но понимаю, что это не мое дело. Вместо этого я просто спрашиваю:

- Ты замерзла?

- Нет, - отвечает Мадлен, – все в порядке.

Я направляю пульт дистанционного управления на свой «Ланд Ровер».

- Забирайся на переднее сиденье. Не хочу пялиться на тебя в зеркало.

И что я сказал, сам не понял. Но, похоже, Мадлен приняла это как шутку. Негромко посмеявшись, она устроилась на переднем сиденье моей машины.

- Ты знаешь, где я живу? – спрашивает Мадлен, когда мы уже выехали на дорогу.

- Конечно.

Она ничего не отвечает. Город маленький. Все знают, кто где живет. Ничего удивительного.

Пару миль мы молчим. По радио тихо играет музыка. Мадлен смотрит, в окно, а я слишком взволнован ее присутствием здесь, в моей машине. Внезапно Мадлен наклоняется к проигрывателю и немного прибавляет музыку.

- Не против? – спрашивает меня.

- Конечно, нет, - отвечаю я ей.

Машину заполняют звуки энергичной песни. Голоса мне кажутся знакомыми.

- Это…, - начинаю я.

- Ага. One Derection, - говорит за меня Мадлен. - Удивлен?

- Нет, - честно отвечаю я.

- О, - произносит она. Видимо, она ожидала другой ответ.

- Я никогда не думал о тебе так, как ты думаешь Мадлен, - говорю я ей.

- Как? – спрашивает она.

- Ты сама же знаешь. И вообще, все девчонки любят One Derection.

- Вот как, - с улыбкой отвечает она.

Да, а Мадлен не из многословных. Прочистив горло, я продолжаю:

- Я не сужу людей по обложке. Не важно как выглядят твои друзья, или ты сама, хотя понимаешь, что очень выделяешься на их фоне. Это ведь твои друзья. Какая разница, кто во что одет? Как будто в Салеме этим кого-то удивишь. А трепаться любят все. В общем, к чему я веду. Я не удивлен, что ты слушаешь такие песни, и так же не был бы удивлен, если бы ты прибавила какой-нибудь хард-кор.

Пару минут, Мадлен обдумывает мои слова. Она явно не ожидала от меня такой тирады. Возможно, даже она думала, что я начну к ней приставать. Мы настолько далеки друг от друга, что мне становится грустно. Мне всегда было все равно на ее вкусы, мне нравилась она сама.

« Диана, позволь мне стать тем единственным, кто осветит твою жизнь », звучит из стерео.

Наконец, Мадлен произносит:

- Мне просто нравятся песни про Диану. Майкл Джексон, Шайни Даркли, Misfits, One derection и еще огромное количество исполнителей.

- Твое второе имя Диана? – спрашиваю я. Меня удивляет такой интерес. Это как-то необычно.

Мадлен качает головой:

- Нет. Просто нравится имя. Мне оно кажется красивым. И все песни, что я слышала про разных Диан, тоже нравятся. Это глупо.

- Вовсе нет, - возражаю ей. - Это интересно. Я не встречал еще людей с такими «диановскими» музыкальными вкусами.

Мадлен широко улыбается, и мне хочется ее поцеловать.

Боже, как же мне хочется ее поцеловать.

Мы молчим еще минуту. По радио уже играет другая песня. Еще одна улица и мы окажемся у ее дома. Я решаю продолжить разговор:

- А мне нравится «Perfect».

Мадлен непонимающе смотрит на меня. Я поясняю:

- Группа One Derection. Их песня «Perfect».

Мадлен громко смеется. Я наслаждаюсь ее чистым и веселым смехом. До сих пор не могу поверить, что мы едем в моей машине, и смеемся.

- Только об этом, уж точно никому не говори. Договорились?

Мадлен продолжает смеяться и кивает головой в знак согласия.

- Ладно. Пусть у нас будет еще одна тайна.

Сегодняшний вечер просто волшебный. Я улыбаюсь идиотской улыбочкой, глядя на нее.

Наконец, мы подъезжаем к дому Мадлен. Она отстегивает ремень безопасности, опускает руку на ручку двери и собирается что-то сказать. Наверняка поблагодарить.

- Ты не правильно думаешь обо мне, Мадлен,- успеваю выпалить я.

- Откуда ты знаешь, что я думаю? Мы ведь даже не общались до сегодняшнего вечера?

- Вот именно. Я хочу это исправить.

Я игнорирую ее вопрос. Конечно, я знаю, что она обо мне думает.

- Хорошо, - немного улыбнувшись, произносит Мадлен, - будем общаться. Спасибо, что подвез, Стайлз.

- Всегда пожалуйста, - говорю я ей.

Мадлен выходит из машины и на секунду задерживается, держась за открытую дверцу.

- Знаешь, если бы я думала о тебе так, как ты думаешь, что я думаю. Я бы не села к тебе в машину.

С этими словами Мадлен закрывает дверь и направляется к дому.

Несмотря на сумбурность произнесенных ею слов, мне все становится ясно. Я снова улыбаюсь во весь рот, прибавляю музыку и жму на газ.

Теперь мы будем общаться.

От этой мысли становится так хорошо. Завтрашний очередной ужасный день, эта мысль будет согревать мне сердце.


Глава 4 – Мадлен.


Я лежу на своей двухъярусной кровати и пальцем касаюсь перышка ловца снов, прикрепленного к потолку. На нижней кровати развалился Айк, громко храпя. Да, я позволяю своей собаке иногда спать на кровати. Все равно на ней никто не спит. Только иногда Рэйчел или Бритт, когда остаются у меня. Белье я стираю и не упоминаю подругам, что фактически, это место Айка.

Думаю о сегодняшнем вечере, не о его начале, а о его завершении. Начало – это Зак, завершение – это Стайлз.

Я не хотела на вечеринку к Мел. Но Зак нас уговорил. Он не частый там гость, но временами появляется. Мы же, совсем там не бывали. Обычно, мы развлекались у Бена в гараже или на заброшенном складе на окраине города. Мне нравится узкий круг общения, где только свои. У Бена так и было. На складе тоже неплохо, правда приходила всегда куча народа. Но все равно весело. Громкая музыка, море пива. Рядом лес. Бен и Зак часто придумывали нелепицы об этом лесе, желая запугать нас. Девчонки притворно визжали, в угоду парням. А мне, Бритт и Рэй было наплевать. Я не боялась жутких историй, а Бритт и Рэй воспитывались в семьях, почитающих религию «викка», как и многие в Салеме, и не строили из себя визжащих идиоток.

Сегодняшний день я провела в бегах. В буквальном смысле. Зак меня преследовал целый день. После ланча, в библиотеке, мы с девочками обсудили эту тему и создали план под названием «Отшить горячего нападающего и не пожалеть». Последний пунктик добавила Бритт. Ей казалось, что мы с Заком хорошая пара.

Да, он мне нравился. И его поцелуй был классным. Именно поэтому я ответила. Но больше мне нравилось проводить с ним время как друзья. Я не видела себя с ним. У Бена сегодня собралось мало народу, только я, Рэй, Бритт, Зак и парочка сокурсников Бена. Непривычно тихий вечер. Зак предложил отправиться на вечеринку к Мел, которая устраивалась каждую пятницу. С Мел я не общалась, хотя она не была такой стервой, как множество старшеклассниц, или например, такой как Кирстен Адамс. Настоящая стерва. Мел простая и открытая. И с кучей бой-френдов. В этом плане, она тоже проста и открыта.

Парни поддержали Зака. Девчонки тоже были не против, так как никогда там не были. А мне хотелось домой. Возможно, у меня просто было паршивое настроение. Что ж, бывает.

В придачу ко всему, рассаживаясь по двух вызванным такси, Зак сделал так, что я оказалась у него на коленях. Он тесно меня прижимал и откровенно лапал. Такого я за ним раньше не замечала. А мы ведь даже не говорили ни о чем подобном. По пути к внутреннему двору в доме Мел, Зак по-хозяйски меня притянул за талию одной рукой, а второй провел по моей заднице. Тут я не выдержала:

- Зак, не думай, что наш поцелуй что-то значит. Извини, но не нужно так себя со мной вести. Таким ты мне не нравишься.

Зак выпучил свои зеленые глаза и, подождав, пока остальные ребята пройдут, остановился и ответил:

- Как вести? И каким я тебе нравился? Бегающим за тобой, как собачонка? Ты всегда знала, что мне нравишься. И не нужно говорить, что поцелуй ничего не значит. Ты целовала меня в ответ и не оттолкнула.

- Ты мне тоже нравишься. Но не так.

- Что? Поиграть решила? Мадлен, господи, да я с ума схожу. Все время о тебе думаю. Ну почему тебе не приятны мои прикосновения? – Его взгляд казался таким потерянным. У меня невольно дрогнуло сердце. Я его разочаровала.

Зак буравил меня взглядом, ожидая ответа. Я смотрела на него снизу вверх. На его черные волосы, красивое лицо, затем опустила взгляд на широкие плечи.

- У тебя просто поганое настроение. И у меня теперь тоже, - не дождавшись ответа, сказал он. – Просто подумай обо всем, Мадлен. Прошу тебя.

Я слегка кивнула и сказала:

- Я говорила, что не хочу здесь находиться.

- Побудь хотя бы час. И я вызову тебе такси.

С этими словами, он взял меня за руку и повел в гущу людей.

И все равно, не хотелось быть рядом с ним. Рэйчел меня спасла. Я не раздумывая, согласилась уехать со Стайлзом. Я убивала двух зайцев: пропущу еще одну лекцию от Зака и доберусь домой гораздо быстрее, чем планировалось. Возможно лишь на секунду, я задумалась, что это не очень-то хорошая идея ехать с Мерлоу одной в его машине. Но я быстро отмела все сомнения. Заку это не понравиться. Да плевать. Стайлз просто отвезет меня домой.

Когда мы начали обсуждать, по его словам, ошибочные мнения друг о друге, а точнее, мое ошибочное мнение о нем, мне это показалось забавным. Он не стал расхваливать, например свою тачку или трепаться о вечеринках. Я была приятно удивлена нашему разговору. Не думала, что Стайлз Мерлоу такой милый. Я не видела в нем фальши. Он, правда добрый и искренний парень. Таким, я его увидела сегодня. Мое мнение, действительно, было ошибочным. Но я видела то, что видела. А оказалось, видела не то. И теперь, мне немного стыдно. Но я ведь все равно поехала с ним. Хотя мною больше двигало желание, поскорее уйти с вечеринки, подсознательно, я знала, что Стайлз меня не обидит. Со Стивеном Прайсом, я бы точно не поехала. Даже если бы началась перестрелка или налетела стая ведьм.

Мы договорились общаться. Что ж, узнаем, не ошиблась ли я сегодня.

Мой сотовый завибрировал. Звонит Зак.

Блин! Напишу ему завтра.

Через десять секунд сотовый снова вибрирует от входящего сообщения. Айк снизу сердито ворчит.

- Тише, малыш.


« Зак в бешенстве. Позвонил Стайлзу и наорал. Вот придурок. Он пьян. Ты не волнуйся, разберутся».

Рэйчел.


«Мади! Зак слетел с катушек. Собирается ехать либо к тебе, либо к Стайлзу. Но мы его удержим. Короче, после каникул, ты станешь звездой сплетен».

Бритт.


О, нет. Я со стоном, закрываю глаза. Только этого мне не хватало. Телефон в третий раз оповещает о сообщении:


«Какого хрен Мадлен! Я сказал подумать, а не уматывать с этим Мирлоу. Тебе совсем плевать на меня. Тты такая же вс-е акк».


Это сообщение от Зака. Судя по количеству ошибок, он точно пьян. Меня бесит, что он указывает мне.

«Я сказал подумать». Эту фразу, я ему засуну в глотку. Главное, чтоб он не примчался. Мама на работе. В случае чего, припугну его Айком. Моя собака не даст ко мне приблизиться, если я ему скажу. Но я уверена, наши друзья совершить глупости ему не дадут. Быстренько печатаю ответные сообщения девочкам и закрываю глаза.

Последняя мысль перед сном, приходит в образе Стайлза. Мне он нравится, точнее начал нравится сегодня. Не внешне, к этому претензий и не было. А по-другому; как парень и личность. Не знаю, как это назвать. Он просто мне нравится.

Поразительно, как один разговор может изменить многое.

***


На следующий день, позволяю себе подольше поваляться в постели. Все-таки суббота. Но поспать еще, у меня все равно не получается. Айк начинает лаять и скулить.

- Встаю, встаю, - стону я.

Нужно кормить собаку, затем прибраться в комнате, и можно сходить куда-нибудь в парк. Погулять с Айком по городу. Я спрыгиваю с кровати, и как спала, в шортах спускаюсь на кухню. В прихожей вижу на кофейном столике ключи от маминого старенького «форда». Наверняка, она спит часа два не больше. Решаю приготовить завтрак.


Позже, наевшись до отвала булочек с сыром, я открываю шкаф со своим хламом. Из него тут же вываливается содержимое. Все-таки нужно прибраться. Я быстренько внизу загружаю стиральную машинку и принимаюсь перебирать старые потрепанные комиксы. Это все, что осталась от моей старой жизни в Лондоне. Все, что осталось из детства. Даже воспоминания почти стерлись, как совсем не нужная и лишняя информация. Даже странно.

Половина этих комиксов еще принадлежали Марку. Другую половину - мне дарили по великим праздникам. Не замечаю, как в дверях появляется мама с кружкой горячего кофе. Я улавливаю знакомый аромат и поворачиваю голову.

- Доброе утро, мам, - улыбаюсь ей.

- Доброе утро, детка. Кофе превосходный, - мама указывает на большую кружку в своей руке.

- А как же иначе, - улыбаюсь в ответ.

- Какие планы на сегодня?

- Пришла пора прибраться в шкафу. Потом посмотрим.

Пару минут мы молчим. Я раскладываю комиксы по годам и по номерам выпуска. Видимо, мама замечает старые потрепанные комиксы, местами изрисованные каракулями маленького Марка. Она наклоняется и берет в руки один из них. Из ее горла выходят судорожные всхлипы.

- Мам, не надо. – Мне не хотелось видеть ее плачущей. Не хотелось снова становиться свидетелем истерики. Этого я насмотрелась вдоволь. Это эгоистично с моей стороны. Я ещё не мать, и мне не понять её чувств.

Мама переводит взгляд на меня и выражение её лица меняется. Оно становится злым и раздражительным.

- Есть ли в тебе хоть капля любви к близким, кроме твоей чёртовой собаки?!


С этими словами, она резко разворачивается и выходит из комнаты.

Мне становится стыдно. Она права. Мне хочется пойти к маме и извиниться. Но я не делаю этого. Она будет кричать на меня, а я этого не вынесу. Не хочу плакать. Не помню, когда в последний раз это делала.


***


Пара часов проходит незаметно. В моем шкафу идеальный порядок (надолго ли?), вещи выстираны. Я позвонила Бритт, и через двадцать минут, она ждет меня у себя. Пока я переодеваюсь из шорт в лосины и футболку, Айк нетерпеливо носится по комнате, сшибая все на своем пути своими огромными лапами.

Сегодня отличная погода, на улице ни тучки и очень солнечно. Я беру с собой небольшой рюкзак с самыми необходимыми вещами на день, надеваю куртку, и спускаюсь вниз. Мамы нет ни на кухне, ни в гостиной. Значит в своей комнате. Я пишу ей записку и креплю магнитом к холодильнику.


Почти весь день, я провела в обществе подруг. Сначала, мы носились на заднем дворе у Бритт. Айк дважды сбивал ее с ног, когда мы играли с ним с тарелкой для фрисби. Миссис Дан, мама Бритт только качала головой, наблюдая за нами. Потом к нам приехал Бен, предусмотрительно, без Зака. Мы покатались на его байке, и придумывали планы на выходные. В ближайший четверг День Благодарения, и в школу нам только в следующий понедельник. Целая свободная неделя. Мы с Рэйчел решили поработать полные дни до четверга. Бритт с мамой и Беном едут к родным Бритт, но в пятницу обещают вернуться и устроить потрясную вечеринку.

Не знаю, хотелось ли мне идти. С Заком теперь непонятные отношения. Если мы всё выясним, то проблем не будет. Если будет неловкость, меня будет это жутко напрягать. Сегодня, он никому из нас не звонил и не писал. Бен сказал, что он страдает от жуткого похмелья. Вот и отлично. Миссис Дан и Бритт уговаривали меня поехать с ними в Манчестер, но я отказалась. Сказала, что буду с мамой, хотя на самом деле, я даже не знала, будет ли она дома в праздник.

Мне не хотелось ни к кому напрашиваться. Прошлый День Благодарения, я провела дома у Рэйчел, так как мама работала. Позапрошлогодний – в Манчестере, у родственников Бритт, так как мама, конечно же, работала. Даже если в этом году, история повториться, я не расстроюсь. Приготовлю индейку, напеку печенья. И мы с Айком проведем вечер перед телевизором. Ни смотря, ни на что, у меня есть Айк, который никуда от меня не денется.

Ближе к вечеру, я попрощалась с ребятами и направилась в любимый парк . Мы каждые субботу и воскресенья бываем там с Айком. Я не особа спортивна, но бегать мне нравилось. Я с наслаждением вдыхала свежий воздух, пробегая между ивами, окрашенных в желтые и красные цвета. Солнце уже находилось низко, и парк в это время выглядел потрясающе. Немного побесившись с Айком, я присела на сухую траву и решила немного почитать. В моем рюкзаке всегда валялся сборник стихов Уолта Уитмена. Взяв в руки потрепанный томик, я погрузилась в мир поэзии. Не знаю, сколько я так лежала, но через некоторое время, лежавший рядом со мной Айк тихо зарычал. Я отложила книгу и присмотрелась. Обычно Айк никак не реагирует на прохожих людей, только если ко мне подходят незнакомцы.

Солнце светило прямо в лицо, и я увидела лишь силуэт человека, направляющегося ко мне. Навряд ли, меня собираются убить при свете дня и на глазах людей.

- Тише, Айк.

Рычание Айка сразу прекратилось, он лишь весело завилял хвостом.


Сделав козырек из ладони, я посмотрела на человека, подходившего ко мне.


Это был Стайлз Мерлоу. Он шел и улыбался. На миг я залюбовалась им, пока не услышала позади него детский крик:


- Собачка!


Ханна забавно перебирая маленьким ножками, неслась в сторону Айка. Стайлз подхватил ее на руки и ласково сказал:


- Не торопись, принцесса. Собачка может укусить.


- Он не укусит. Айк любит детей, - сказала я ему, когда он уже подошёл ко мне.


- Привет.

- Привет.


- Говоришь, не укусит? – Стайлз приземлился рядом со мной, все ещё держа на руках Ханну.


- Клянусь. Он хороший мальчик.

Стайлз смотрел на меня так, как будто очень был рад меня видеть. Возможно, так и было. Его кожаная куртка, была расстегнута и под ней, я заметила футболку с изображением группы «Nirvana». Кажется, я только что обнаружила еще одну отличную черту в Стайлзе – его музыкальный вкус.

Видя, как светятся его глаза, мне стало немного неловко. Это было ново для меня, и я была очень смущена.


- Привет, Ханна, - улыбнулась я, переведя взгляд на девочку. - Подойди, не бойся.


- О, она не боится, уж поверь. - Стайлз со смехом отпустил Ханну, которая в ту же секунду оказалась между мной и Айком. Айк весело вилял хвостом, пока Ханна неуклюже гладила его шерсть.

- Знаешь, мне, наверное, стоит извиниться, - начала я разговор. Вчерашний звонок Зака Стайлзу нужно обсудить. Не представляю, что он ему наплел. Зак старше, и зная его темперамент, мне не хотелось, чтобы он навредил Стайлзу.


- За что? – он удивленно вскинул брови.


- За Зака. Не знаю, что он тебе наговорил, но он почему-то решил, что может указывать мне. Я с ним разберусь.


- Хорошо, - задумчиво произнёс Стайлз. - Но почему ты извиняешься? Ты ведь ни в чем не виновата.


- Мне просто как-то неловко. Ведь он звонил из-за меня. В итоге, у вас получилась ссора. Бен мне сегодня рассказал.


- Ах, ну да. Это ерунда. Мы с Заком и до тебя сталкивались. Он очень заносчив. Не волнуйся об этом, правда не стоит.


Его слова меня успокоили, и я вся неловкость прошла. Мы ведь только начали общаться, а тут Зак. Что ж, все не так уж и плохо.


- А как же футбол? – меня вдруг осенило. Я конечно, понимаю, что Стайлз защитит себя в случае чего. Но вот на поле между ними могут быть проблемы. А для команды это плохо.


- Думаю, Зак не такой дурак, чтобы впутывать личную неприязнь в игру.


- Будем надеяться.


Пару минут мы молчали, наблюдая за Ханной и Айком, которые уже бегали вокруг дерева. Ханна, буквально задыхалась от хохота, видя как Айк кружиться, пытаясь поймать собственный хвост.


Видя эту сцену, мы тоже залились громким смехом. Когда спазмы хохота немного утихли, я вновь обратилась к Стайлзу:


- И всё же. Что он тебе сказал?


- Нёс полный бред. Он был пьян, Мадлен. В стельку, вот прямо в какашку. Он и сам не понимал, что говорил.


Взрыв очередного смеха вылетает из моего рта, и я не могу остановиться.


- Что? – тоже со смехом, спрашивает Стайлз, - так и было. Единственное, что я разобрал, так это что-то типа «остнь от нее чвак, она моя». Половину гласных поглощал его громкий «Ик», после каждого слова.


Я смеюсь как ненормальная. Господи, видеть забавное лицо Стайлза, изображающего пьяного Зака, выше моих сил. Живот уже безумно болит от бесконечного смеха и в легких не хватает воздуха.


- Эй, успокойся, - улыбаясь, говорит Стайлз. - Было похоже?


- Очень, - успокоившись, отвечаю ему.


Стайлз снова смотрит на меня. Улыбка сошла с его лица, и взгляд такой пронзительный. Я не знаю, о чем он думает, но судя по его лицу, что- то хорошее. Красивые карие глаза смотрят в мои. Легкий ветерок шевелит непослушные темные волосы Стайлза.

Я первая смущенно опускаю взгляд, и оглядываюсь на бегающих вокруг Ханну и Айка. Не пойму, что за взгляд? Вспоминаю слова Рэйчел, о симпатии ко мне Стайлза, и на лице появляется улыбка. Стайлз всё ещё наблюдает за мной, а затем, посмотрев на наручные часы, тяжело вздыхает.


- Пора домой? – спрашиваю его.


- Да. Ханну нужно покормить. Мы весь день питаемся бургерами.


- Нам тоже пора. Солнце скоро сядет.


Мы вместе поднимаемся с земли, и идем неспешно по парку к выходу. Ханна с Айком бегут позади нас.


- Что планируешь на выходные? – спрашивает Стайлз.


- Ничего особенного. К тому же я работаю.


- Мм, - тянет Стайлз.


- А ты?


- Завтра, мы летим во Флориду, - и показывает головой на Ханну. - Диснейленд.


- Круто! Удачно провести вам выходные.


- Спасибо.


Его семья может позволить себе такое, но Стайлз похоже, не особо этому рад. Я вижу, что он летит ради Ханны. Я наблюдала за ним. Его удивительная привязанность к сестре завораживает. Заставляет восхищаться им, так почему же в школе он мне казался надменным? Ведь он совсем не такой. Не думаю, что он притворяется. Быть может, он просто всегда находился в компании засранцев. Не знаю.

«Подумаю об этом завтра», мысленно, снова произношу слова Скарлетт.

Ещё, я заметила одну странную вещь. Ханна как-то странно передвигала ногами, носясь за Айком. Словно она хромала. Я видела ее несколько раз в нашей кофейне вместе с Чарли, и она постоянно была у нее на руках. Стайлз тоже пытался всегда держать сестру поближе. Это довольно странно. Ей пять. Детей в таком возрасте редко заставишь сидеть смирно. Сначала я подумала, что она избалована. Но, познакомившись поближе, убедилась, что это не так. Она всегда мило улыбалась, ничего не требовала и не плакала. По крайней мере, я этого не видела.


Возможно, всего бы я этого не заметила, если бы не ее неуклюжий, для её возраста, бег. Быть может, мне только так кажется. Спрашивать Стайлза я не собиралась. Это было бы очень некрасиво. Не хочу совать нос, куда не следует.


Когда мы уже подошли к парковке, Стайлз спросил:

- Вас подвезти?

Под «вас», он подразумевал меня и мою большую собаку.


- Ты об этом пожалеешь, - с улыбкой отвечаю ему, - а мне потом еще придется чистить тебе салон ли еще хуже - оплачивать новую обивку.


Мы как-то затащили Айка в машину Бена, когда летом ездили на озеро. Что было с заднем сиденьем страшно вспомнить. Благо, Бен не обидчивый псих.


- Да брось, это ерунда.

Я злорадно посмеялась:


- Это ты сейчас так говоришь. Не нужно, Стайлз. Айк не любит ездить в машинах. Тем более, ты же знаешь, нам не далеко.


Стайлз, немного удрученно опустил голову, поглаживая снующего рядом Айка:

- Ну, что ж. Было приятно тебя повидать и посмеяться.


Я улыбаюсь его словам и, подзывая Айка, говорю:


- Да, и мне приятно. Еще раз желаю вам отлично провести выходные.


Стайлз усаживает Ханну и пристегивает к креслу.


- Спасибо. Так и сделаем. Э-э Мадлен?


- Да?


- Конечно, это… ну, в общем, я хотел попросить твой номер телефона. Не волнуйся, названивать не буду. Просто поздравлю и поблагодарю в День Благодарения.


Стайлз так смутился, что я чуть не прыснула от смеха. Нет, определённо, я совсем не знала этого парня.


- А разве в этот праздник не благодарят только родных и близких? – дразню его я.


- Мы же теперь друзья. Что такого? – Так я и знала! Стайлз снова смутился.


- Я шучу. Дай телефон.


Он протягивает свой сотовый, я вбиваю свой номер и отдаю его обратно ему в руки, слегка коснувшись пальцами теплой ладони. – Свой скинешь позже. Или нет, лучше напиши что-нибудь такое, отчего я сразу пойму, что это ты. Смотри, чтобы было смешно.


- И чтобы ты валялась от смеха на полу, - широко улыбаясь, подыгрывает Стайлз.


- Именно. – Я машу рукой, затем улыбаюсь Ханне и кричу «Пока». Девочка энергично, машет рукой из открытой машины.


- Пока, - тихо говорит Стайлз, закрывает заднюю дверь и садится на водительское место.



Мы с Айком, начинаем очередную пробежку до дома. Хотя пробежкой это не назовешь, он меня буквально тащит. Я еле поспеваю, и, удерживая поводок, умудряюсь задуматься.

Да, я конечно, удивлена. Я вчера была в таком состоянии, но сегодня… Он ничего не сделал такого, от чего теряют сознания девчонки, при виде таких парней. Стайлз - обычный парень. Я не перестаю удивляться, как мы не нашли общий язык раньше? Ведь, очевидно: он у нас есть. Я прокручивала от начала до конца нашу встречу, и меня не покидала мысль о маленькой сестрёнки Стайлза. Почему Ханна не говорит? Я только сейчас это поняла. Она не немая, это точно. Она говорила как-то имя брата, и сегодня, я услышала одно слово от неё «собачка». Что-то с ней не так. И эта хромота.


У меня сжалось сердце, только подумав о том, что Ханна может быть чем-то больна.


Глава 5 – Стайлз.


 

Я провожу пальцем по розоватым шрамам, тянущимся вдоль спины и боку Ханны. На ощупь, как шёлк, на вид – лучше не думать.


После ванной, я уложил сестру себе на колени в нашей комнате и осторожно наносил мазь. Я всегда делаю это сам. Даже мама не касается этого. Это только моё.


Шрамы тянулись от поясницы вверх, к правому боку сестры, чуть-чуть не доходя подмышек. Ханна лежит спокойно, привыкшая к этим ежедневным процедурам. Глядя на её маленькое изуродованное ожогами тело, мне хочется плакать. Забиться в угол и рыдать, как девчонка. Но этим ничего не исправить.


Уже прошёл год. Или всего лишь год. Ханна немного забыла об этом, но я нет. Я был виноват в том, что моя сестра получила такие страшные ожоги. Это была полностью моя вина.

Я виноват в том, что настоял взять на прошлый День Благодарения, Ханну с собой в Бостон.

Я виноват в том, что отпустил няню.

Я виноват в том, что решил лишиться девственности, именно в тот вечер.

И я просто не могу избавиться от этого постоянного, грызущего моё сознание, чувства вины.


Закончив, я ложу Ханну на диван и включаю ей мультфильм. В моём кармане вибрирует телефон, и я не глядя, нажимаю «принять вызов».


- Да.


- Стайлз, привет, дорогой.


Кирстен.


И-и, дорогой?


- Привет, Кирстен, - сдержанно, отвечаю я ей. Мне не хотелось с ней говорить. Сегодня, я провел в компании девушки, свои лучшие в жизни тридцать минут. И эта девушка не Кирстен Адамс.

- Мы собрались в McDonalds. Приедешь?


Я прошел по холлу в свою комнату, чтобы не мешать Ханне.

- Эм, слушай, Кирстен. Я бы с удовольствием, но мне вставать рано. На выходные я улетаю. Извини.

Какое-то время она молчит. Наверняка, снова обиделась. Мне начинает это надоедать. Я не могу водить ее за нос, нужно сказать, что между нами ничего не получится. Я серьезно влюблен в другую девушку, с которой только на этой неделе начал общаться.

- Снова бежишь? Стайлз, я не дура. Вчера ты мне сказал почти, то же самое. Я…ты мне даже не написал, как обещал, - голос Кирстен дрожит. Она что собирается плакать? Серьезно? Блин, чувствую себя козлом.

- Я тебе не вру. Сегодня я ездил с отцом в Бостон. Завтра, мы с мамой и сестрой улетаем во Флориду. Я вернусь в четверг. А написать, у меня не было времени. Кирстен, мы ведь друзья. Прости. Ты мне нравишься, но…давай просто дружить, как и прежде?

Какого хрена, я извиняюсь и оправдываюсь?

- Что? – почти пищит на другом конце Кирстен - Дружить? Ты это серьезно? На хрен тебя, Стайлз! Это все из-за моей сестры? Ты к ней мотаешься в Бостон?

Ха! Меня рассмешили ее вопросы. Ну, конечно блин.

- Причем тут Стеф? Я ее сто лет не видел. Не говори ерунды.

- И все равно. Иди на хрен, Мерлоу!

И отключилась.

Я хохотнул себе под нос и лег на кровать. Телефон снова завибрировал. На этот раз, уведомляя о сообщении.

«Чувак. Кирстен в бешенстве. Какого хрена, ты ее продинамил? Мне заехать за тобой? Мы уже на месте». Стив.

Ага. И весь вечер смотреть на обиженное лицо Кирстен. Спасибо, обойдусь.

«Веселись без меня, старик. Я сплю».

«Зануда». Приходит от него позже.

Я тихо смеюсь. Что ж, он прав.

Если бы сегодня в парке, я не встретил Мадлен, возможно, я бы пошел. Если бы она не дала мне свой номер, я бы пошел. Но случилось снова два чуда, и мне нужно было придумать самую смешную эсэмэску. Думаю, напишу ей завтра утром. Теперь точно зная, что у них с Заком ничего нет, я надеялся еще на одно чудо.

Когда, я увидел Мадлен сегодня в парке, я долго ею любовался, прежде чем подойти. Она бегала с огромным псом и смеялась. Собака приносила ей палку, которую Мадлен кидала в сторону. Она была такой счастливой. Волнистые волосы растрепались и падали ей на лицо. Я любовался ее телом. Ее стройными ногами. И я смотрел на ее грудь, скрытую за просторной футболкой. Пялился на ее задницу.

Ханна вырвала меня из моих эротических фантазий, дернув за куртку, указывая на Мадлен. Она ее узнала, и она ей нравилась. Когда Мадлен уселась на траву и уткнулась, я решил подойти, нарочито делая медленные шаги, все еще любуясь ею. Я был поражен, когда после приветствий, Мадлен начала извиняться за Зака. Этот пьяный идиот звонил вчера и наезжал, потому что я увез Мадлен.

Ей было неловко от этой ситуации, а я от нее ловил кайф, потому что все это было связано с Мадлен. Мне нравилось, что Зак ревновал ее ко мне, я его не боялся. Давно пора сбить спесь с нашего капитана.

А как она смеялась сегодня. У меня такое ощущение, что мы всегда общались. Я надеюсь, она, наконец, поняла, что я не засранец. По крайней мере, стараюсь им не быть. Общаться с Мадлен, было так легко, как дышать. Никогда не сомневался в этом. И так долго к этому стремился. Трудно было только не смотреть на нее постоянно. Очень трудно. Я заметил, когда Мадлен на долгое время задержала свой взгляд на бегающей Ханне. Ханна прихрамывала на правую сторону. Но никто этого особо не замечал. Мадлен заметила. И в ее глазах проскользнуло немного сожаления и грусти. Она не таращилась на нее с любопытством, и не стала задавать вопросов. Вот уже два дня, как я открываю книгу под названием «Мадлен Ланкастер», и мне хочется читать и читать. Читать запоем, не прерываясь.

Теперь, мне очень даже не хочется уезжать из Салема на выходные. Но мама настояла отвезти Ханну в Орландо, где находится лучший Диснейленд в мире. Я бы мог не ехать но, представив, что Ханны не будет рядом целых четыре дня, я пришел в ужас. Целый год я не отходил от сестры, целый год, наша семья тщательно скрывала ото всех случившееся с Ханной. Целый год, я старался казаться таким же, как прежде - беспечным подростком, усердно посещая вечеринки, на которых думал, лишь о том, что делает сестра. Все ли с ней в порядке. Я не допускал никого обрабатывать ее шрамы, кроме доктора Батлера. И только я, я один возил в клинику сестру, каждые две недели. Это право, я вырвал зубами. Кричал, плакал, но добился своего. Мама сопровождала нас по возможности, если была не занята подготовкой бала или банкета. Отец, был занят всегда. Но он знал, когда приемы, и всегда звонил в этот день или присылал своего водителя, который всегда уезжал восвояси. Он был ни к чему.

Поэтому, я был удивлен, что в этот раз он сам нас отвез к доктору и был на приеме. Но он не отрывал глаз от часов, не терпеливо дергая ногой пока доктор Батлер осматривал Ханну. Я сдержался. Если бы сорвался, ничего хорошего не вышло бы. Он не винил меня за то, что случилось. Но я видел в его зеленых глазах, то, что раньше не видел. Возможно, все же винил, просто молчал.

Доктор Батлер был доволен состоянием Ханны. За последние две недели, она явно прибавила в весе и сны ее стали спокойней. В операции она больше не нуждалась, но летом ей нужно пройти санаторное лечение.

После случившегося, Ханне поставили диагноз ожога третей «B» степени. Около 20 процентов ее кожи пострадало. Но самое страшное было то, что она перестала говорить. До всего этого, Ханна была подвижным, неугомонным, шустрым ребенком. Болтала без умолку. После операции, она молчала. Она так же улыбалась, играла, была весела, но молчала.

Доктор Фрэнк Батлер - большой специалист в этой области, и хороший мамин друг еще с детства, заключил, что у Ханны развивается посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР). Другими словами, болевой шок сменился психологической травмой.

Мы всеми силами старались остановить это развитие. Доктор Батлер оказался не только прекрасным доктором, но и хорошим человеком. Он многое сделал для Ханны. Постепенно, она стала говорить. Имена, «мама», «папа», «Стайлз» и отдельные слова. Но в основном, это были просто существительные; сказать фразу она не могла. Но, мы над этим работаем. До сих пор. В школу, она конечно не пошла. Отец хотел определить ее в Бостонскую специализированную школу для детей с отклонениями. Случился скандал. Я орал, разбивал мебель. Они думали что, обучаясь в олигофренами, Ханне станет лучше.

И снова доктор Батлер, как добрая фея, спас положение. Его старшая дочь Кэтрин работала в частной школе. Она согласилась приезжать из Бостона четыре дня в неделю, чтобы давать уроки. И Ханна осталась в Салеме. Никто не удивился, что она не пошла в школу. Для людей нашего положения, получать домашнее образование, считается актуальным. Со временем, все наладится, и Ханна будет ходить в обычную школу и заведет много друзей. Кэтрин ей нравится, у них хорошие отношения. Это было пока главным.


***

Не знаю, что больше делало меня счастливым в эти выходные. Сообщения, которыми мы обменивались с Мадлен целых три дня, или Ханна, которая за пару дней произнесла больше слов, чем за весь год.


- Микки, Золушка, Гуфи, - после каждого ее выкрика, мое сердце подпрыгивало до горла от радости. За два дня, мы многое не успели, но благодаря системе «fast pass», мы посетили достаточное количество тематических зон, чтобы просто валиться с ног от усталости. Мы катались на космических горках, посетили аттракционы: «Воображение», «Полет над Калифорнией», «Тест Трек». Гуляли по зоопарку и объедались вредной пищей. Мы с Ханной нарядились в Капитана Крюка и Динь-Динь, и ходили так почти целый день. Мама много смеялась, было здорово видеть ее такой.

Это были лучшие выходные, не только за этот год, но и за очень долгое время. В перерывах между развлечениями, я хватался за телефон и сыпал остротами в сообщениях к Мадлен. На очередную мою шутку, Мадлен печатала одно из двух вариантов ответа: «Под столом» и «Не под столом». Что означало – «очень смешно» и «просто смешно». Чаще всего приходил первый вариант. Я даже отправил ей фото меня и Ханны, но потом пожалел. А вдруг я слишком тороплюсь? И это будет выглядеть странно. Но с ней было так легко, что я просто забылся. Но, к моему удивлению, Мадлен отправила ответное фото, себя и Айка. Я чуть ли не целовал экран и прыгал от радости. Мама журила меня, что я не отрываюсь от телефона.

- У тебя появилась девушка, Стайлз?

- Э-э нет, мама. Пока нет, - глупо отвечаю я.

Надеюсь, скоро появится


***


В четверг днем, мы вернулись в Салем вместе с отцом. Наступил День Благодарения, и вечером у нас дома планировался ужин для близких друзей. Я нанес мазь на тело Ханны и уложил ее спать. Она так устала при перелете, что уснула у меня на руках.

- Эй, зануда.

Стив зашел в мою комнату и плюхнулся в кресло.

- Что на этот раз? – спрашиваю его, застегивая рубашку.

- Черт, чувак, почему ты отшиваешь Кирстен? Она же классная. Я бы сам с ней… сам понимаешь.

- Не понимаю, - с улыбкой отвечаю ему.

Стив раздраженно машет в мою сторону:

- Ты безнадежный. Я готов поверить, что ты завел новую цыпочку в Бостоне, ну или что ты до сих пор трахаешь Стеф. Но тупые отмазки, типа «я не готов» и «я не хочу отношений» не принимаются. Кто тебя заставляет встречаться с ней? Просто развлекайся.

Я тяжело вздохнул. Стив – мой лучший друг. В действительности, он не знает моих секретов, так что, скорее всего, мы лишь просто называем себя «лучшими друзьями». Про Мадлен говорить не хотелось. И как мне ему втолковать, что Кирстен мне не интересна?

- Со Стеф я не вижусь. Это я уже ей объяснял.

- Значит другая цыпочка? Вряд ли, ты бы стал отталкивать Кирстен просто так. Рассказывай.

- Так, Стив. Не приставай. Потом. Что у тебя с этой новенькой Мэг? – быстро перевел я тему.

Стив сузив глаза, посмотрел на меня:

- Ну, вот что за лучший друг? Ладно, все равно выпытаю. С Мэг ничего. Пока ничего.

Ну, понятно, на что он намекал. Я решил его подразнить.

- Ты видел Рэйчел в пятницу? Или ты уже ничего не помнишь?

- Видел, - немного напрягшись, ответил Стив, - но она даже не посмотрела на меня. А с тобой она болтает. Что за хрень?

- Да успокойся. Она думает, что ты засранец, каковым, кстати, и являешься, - смеюсь я.

Стив показал мне средний палец и резко спросил:

- Кстати, что я узнал

О, нет.

- …ты подвозил Мадлен. С чего вдруг? Я конечно, уже вырубился, но ребята рассказывают, что Зак рвал и метал.

- Все просто. Рейчел попросила подвезти Мадлен. Зак приревновал. Позвонил пьяный и что-то помямлил. После каникул разберемся.

- Хм, - задумчиво произнес Стив, - наш капитан псих. Полегче с ним.

- Ерунда.

К счастью, Стив больше не стал говорить на эту тему, и мы спустились вниз. Ужин проходил скучно, взрослые обсуждали политику, бизнес. Женщины говорили о моде и балах.

Из детей, были только мы со Стивом. Мистер Артертон, папин деловой партнер обсуждал с нами футбольный сезон. После праздничных выходных, у нас намечался финальный матч со школой Коллинза. И мы надеялись выиграть.

Я украдкой, под столом отправил Мадлен веселое сообщение о том, как мне скучно и спросил ее, как она проводит вечер. Но ответ не приходил.

Через пару часов, гости начали разъезжаться. Я проверил Ханну и переоделся, чтобы поехать со Стивом в паб. Нам не было восемнадцать, но в одном приличном месте работала Брук, бывшая девушка Майкла, старшего брата Стива. Брук была приветлива и продавала нам пиво в свою смену.

Мы собрались небольшой компанией парней, так как остальные все были дома или уехали из города.

Паб находился почти в центре и был одним из лучших в городе, сохраняя исторический стиль старой колониальной Америки: дубовые столы и кресла, множество свечей, огромный камин и необходимые для Салема – изображения ведьм на стенах. Мы смотрели футбол, пили пиво и обсуждали новые фильмы. Через некоторое время появился Зак с какими-то парнями, такими же татуированными как он. По ним было заметно, что они взрослые. Зак подошел к нам и поздоровался, затем заказав пива, присоединился к своей компании. Стиву позвонила мать и просила вернуться домой. Утром, они семьей уезжали к родственникам. Стив попрощался и уехал. А я остался еще ненадолго. Телефон я не выпускал из рук, все время проверяя, не пришло ли сообщение? Меня задевало молчание Мадлен. Но возможно, она была занята или где-нибудь оставила телефон. Сегодня ведь праздник. Наверняка, еще не увидела мое сообщение.

Когда мы уже собираемся домой, громко переговариваясь, ко мне сзади подходит Зак.

- Мерлоу, ты без машины? Не видел у бара.

- Да, я с ребятами. А что?

Зак жестом показывает немного отойти в сторону.

- Я думаю, нам стоит обсудить кое-что, - говорит он мне, когда мы отошли на достаточное расстояние, чтобы нас не расслышали.

- Хорошо, давай.

Я выжидающе смотрю на него. Зак вскидывает брови:

- Я должен что-то объяснять?

- А что должен объяснить я? Что подвез Мадлен до дома? Слушай Зак, я бы понял твою враждебность, если бы я увез твою девушку, но я увез Мадлен. Она была не против.

После моих слов лицо Зака начинает краснеть. Да, я объяснился двусмысленно, и тут же об этом пожалел. Не потому что разозлил Зака Ломана, а потому что подумал, что скажет Мадлен, услышав о моих словах. А она услышит. Зак, обязательно передаст. Мысленно, чертыхнувшись на себя, я продолжил смотреть в глаза Заку.

- Слушай, ты, - начинает он шипеть и тыкать пальцем. Но через секунду расслабляется и продолжает - Возможно, ты прав. У нас с Мадлен еще ничего не ясно. Но она мне нравится, поэтому я разозлился, пойми.

Я удивлен его словами.

- Я понимаю, Зак. Все нормально. Я просто ее подвез.

Напряжение немного спало. Он и впрямь неплохой парень, я думаю. Просто его порой заносит.

- Стайлз, давай я тебя подброшу до дома. И не будем ссориться. Мне нужно кое-что у тебя узнать, да и на счет смены капитана. Ты ведь хочешь в летнем сезоне стать капитаном? Мне будет не до этого.

Мы с тренером много раз это обсуждали. Но капитанами становились обычно выпускники. Но, учитывая, что я в предпоследнем классе, мое капитанство не стало бы проблемой.

- Да, я не против, но ребята ждут. Да и твои друзья все еще здесь.

- Да брось. Я подброшу. А эти не друзья. Так…иногда встречаюсь с ним. Мне важнее общение с командой - Он по-дружески толкнул меня плечом.

Было просто бы нелепостью отказываться. Будто девчонка, которую не могут уломать сесть в машину. Зак не был мне другом, но сейчас проявил исключительное дружелюбие. Было бы трусостью, сказать «нет».


- Тогда отлично. Поехали.

Зак улыбнулся и повернулся к парням, с которыми пришел:

- Я скажу, что уезжаю.

Я подошел к одноклассникам, и они наперебой стали задавать мне вопросы.

- Все отлично. Драки не будет. Мы обсуждали капитанство. Зак меня подбросит.

- У-у-у, - загудели парни.

- Ты уверен? – спросил меня Мэтт, наш вратарь.

- Ну, конечно. Какие проблемы. До понедельника.

Парни с шумом вышли на улицу. Зак на ходу надевая куртку, направился ко мне.

- Ну что, едем?

- Поехали.

Мы сели в его джип, и тронулись с места. Пару минут, Зак молчал, слушая музыку по радио.

- Мадлен - моя. Она моя девушка, – нарушил тишину Зак - Я целовал ее, а она целовала меня. Между нами просто пробежала кошка в пятницу. Такое случается. Уясни, Мерлоу. На будущее.

- Это не то, о чем мы хотели поговорить, - Каждое его слово больно ударяло в грудь. Может быть, поэтому Мадлен не отвечала мне? Они помирились?

- Это то, что я хочу довести до тебя. Не зли меня, Мерлоу. Иначе капитанства тебе не видать, - злобно говорит Зак.

- Я об этом не грежу. Мне плевать. Какого черта, ты меня запугиваешь? – Я начал злиться.

- А ты у нас ничего не боишься, да? Девочки тебя любят, Стайлз. Такой смелый, богатый и популярный мальчик.

Он несет чушь. Зак сам из небедной семьи, он говорит так, будто завидует мне.

- Что за дерьмо? О чем ты? У тебя мало девчонок что ли? Что тебе от меня нужно?

- Мне нужна Мадлен. Но не от тебя. Она уже моя. Я просто устраняю препятствия.

- Ты точно идиот Ломан. – Не хочу верить, что Мадлен с ним.

После моих слов, Зак резко поворачивает машину и едет обратно. Я почему-то не удивляюсь, такие парни действуют именно так.

- Ты не трус, Стайлз. Вижу догадался, что я не подвезти тебя собираюсь. Но не стал позориться и поехал. Уважаю.

- Засунь свое уважение себе в задницу. Да я не трус, трус здесь - ты. Не можешь разобраться со мной наедине?

- Не разочаровывай меня, Мерлоу. Помолчи. Нечего было из себя строить принца в сияющих доспехах, спасавшего расстроенную девушку, после ссоры с парнем.

Он паркуется на том же месте у паба.

- Дай мне телефон, - бросает он мне.

Я вижу парней, с которыми он был. Их трое, они стоят у входа и курят, поглядывая в нашу сторону. Паб уже закрыт. Парковку освещает лишь слабый свет фонаря.

- Мой телефон останется со мной. Я не собираюсь никому звонить. Расслабься. Но если вы решили, меня убить, то можешь забрать; там есть прикольные фото с моей голой задницей, - улыбаюсь ему.

Зак усмехается:

- Пошли, я тебя познакомлю.

Мы выходим из машины и идем к этой компании.

- Ребята, знакомьтесь. Это Стайлз, защитник в моей школьной команде. Я подумываю уступить ему место весной.

Эти парни не называют своих имен, а с тупыми и злорадными ухмылками смотрят на меня.

Они думают, я маленький мальчик, которого можно запугать. Я их не боюсь. Не собираюсь ждать, когда они начнут меня оскорблять.

Повернувшись в сторону Зака, я со всей силы бью его в челюсть. Зак не ожидая такого, падает на асфальт.

- Сука, - шипит он, выплевывая кровь.

В ту же секунду, я, задыхаясь от боли, лежу на земле. Четыре пары ног начинают пинать меня. Я конечно, дрался уже и получал пару раз в челюсть. Но думаю с четверыми мне не справиться. По крайней мере, я успел врезать Заку. Они продолжают меня пинать, и у меня немеет тело. Спину я уже не чувствую, а из разбитого носа течет кровь.

- Хватит с него, - слышу я голос Зака.

Все резко прекращается. Я открываю глаза и вижу склонившегося надо мной Зака.

- Какой же ты идиот, Стайлз. Все бы могло закончиться не так плачевно для тебя. Зачем ты меня ударил, придурок?

- Можешь расслабиться и не искать себе оправданий, - сплевывая кровь, отвечаю ему - Жаловаться никому не стану. Ведь я первым начал драку.

Наверняка, он думает, что перегнул палку. И ему не поздоровиться, если мои родители об этом узнают.

Зак задумчиво смотрит на меня:

- Ты…Черт. Надеюсь, доберешься до дома.


Его голос слегка дрожит, и он явно испуган. Я улыбаюсь разбитыми губами. Слышится хлопанье дверей машины. Я приподнимаюсь на руках. Все тело нестерпимо ноет, и я невольно морщусь.

- Держись подальше от Мадлен, - кричит мне в окно Зак и уезжает.

Я смеюсь, вызывая новую порцию боли в челюсти.

Ну, уж нет, Зак Ломан. Я собираюсь бороться за эту девушку.


Глава 6 – Мадлен.


Сегодня, должен был быть мой выходной. Я отработала большую часть недели, в том числе и вчерашний День Благодарения, и сегодня хотела поспать. Но утром позвонила Тала, и чуть не плача просила вновь ее подменить примерно до трех часов. У нее заболел маленький сын. Я конечно согласилась. Мне нравилось работать в кофейне, вместо того, чтобы валяться дома на кровати. Тем более что я заработала приличную сумму и планировала отправиться за покупками.

Айк скулил, видя, что я снова собираюсь уходить. Мне стало жаль мою собаку, ведь даже в каникулы, я не могла толком с ним погулять. Приходила я уже затемно.

- Не волнуйся, малыш. У нас есть еще два дня. Обещаю, завтра мы не вылезем из парка до самой ночи.

Спустившись вниз, я увидела маму, сидящую на диване в гостиной. Она просматривала счета, и вид у нее был угрюмый.

- Все в порядке? – спросила я.

- Да, не волнуйся. Я немного просрочила с кредитом, но это не страшно. В понедельник я этим займусь, - выдавила улыбку мама.

- Мама, почему ты мне не сказала? За эту неделю я неплохо заработала. Сколько еще тебе нужно?

Мысли об обновках тут же забылись. Если это касается дома, тут и говорить не о чем. Я отдам все до пени. Мысль, съехать с этого дома пугала меня. Он стал родным, и соседи мне нравились. Жить в бедности больше не хотелось.

- Все хорошо, Мадлен. Деньги есть. Я просто перепутала сроки, - мама сняла очки и подошла ко мне, - Потрать свои деньги на себя. Ты заслужила. Куда ты собралась так рано?

- Тала, просила подменить на пол дня, - увидев ее укоризненный взгляд, я продолжила, - ее ребенку нужно к доктору. Я вернусь к трем. Мам, покорми, пожалуйста, Айка, Тала сейчас подъедет подвезти меня.

- Конечно. Я даже с ним погуляю. Сходим к Блейкам.

- Разве миссис Блейк будет рада Айку? Прошлый раз он разрушил ей клумбу. Мам, Айк тебя не слушается, вдруг он еще что-нибудь натворит?

Мама беззаботно махнула рукой:

- Это ничего. Я с ним справлюсь. Можешь взять мою машину. Сегодня она мне не понадобиться.

Мама была сегодня в хорошем настроении. Вот бы было так всегда. Наверняка, ей неловко за вчерашний вечер. Но мы это не обсуждаем, как будто его и не было. И это радует.

- Спасибо, но Тала уже в пути.

Я водила мамин «форд» только по необходимости, потому что боялась врезаться во что-нибудь, так как кресла слишком низкие, и я еле выглядывала из-за руля. Выглядело это довольно смешно. Мне хотелось свою машину, но до колледжа вряд ли, она у меня появиться.

- Тогда, напиши, когда освободишься, я тебя заберу.

- Хорошо.

Услышав сигнал машины, я помахала маме и Айку, и выбежала на улицу.


***

«Праздничная индейка сногсшибательна. Лицо Стива стало похоже на галстук мистера Пиперса (идиотская фамилия, как и он сам), то есть ядовито-зеленое, когда он попробовал суп Буйабес. Определенно, французская кухня - не для него. В общем, мне жутко скучно. А как проходит твой праздничный ужин? Надеюсь, Айк съел всю твою индейку, пока ты отвлеклась на мое длиннющее сообщение».

Я перечитывала последнее сообщение от Стайлза, которое он мне прислал вчера вечером. И только сейчас смеялась над его содержимым. Вчера было не до смеха. Нужно было ответить, но я не смогла этого сделать. Вечер начался ужасно. Я сожгла индейку, уснув на диване. Разбила красивую вазу, готовя салат. Один осколок впился мне в правую руку. Крови было полно, и я залила ею столешницу и раковину. Я расплакалась от обиды. У меня ни разу не подгорала еда. Я с десяти лет готовлю. И вдруг стало так одиноко. Это ведь семейный праздник.

Пришлось тащиться до автобусной остановки и ехать до клиники на Хайленд - Авеню, где работала мама. Она мне сделала пару небольших швов и, увидев мое зареванное лицо, тоже расплакалась. Этого я уже не вынесла. Просто молча уехала домой, по дороге купив две пиццы с пеппероне.

Мы с Айком валялись на диване, объедались пиццей и смотрели старые записи реалити-шоу «Магия Криса Энджела». Так что все закончилось не так уж и плохо.

Все эти дни, что мы обменивались сообщениями со Стайлзом, я ходила на работе и смеялась как ненормальная. Такое ощущение, что я познакомилась с классным парнем и теперь с замиранием сердца жду от него очередное романтическое эсэмэс. Но это был Стайлз Мерлоу. Парень, в которого влюблена половина моих одноклассниц, и который едва ли обращал на меня внимание. И он классный. Да и нашу переписку едва ли назовешь романтической.

Рука все еще ныла и пульсировала, но работе это не помешало.

- Кому-то врезала? – спросила Елене, увидев повязку.

- Не. Несчастный случай со стеклом.

- Вот черт. Сколько швов?

- Всего-то парочка.

- Тогда пустяки, - Елена громко посмеялась. Мне она нравится. Елена классная. Она грубая и бестактная, но честная и открытая.

Половина дня пролетело как один час. Тала уже вернулась и работала. Я осталась ненадолго помочь девчонкам. Посетителей было вал, рук не хватало. Перекрикивая негромкую музыку, люди смеялись и обсуждали свои дела. Кроме завсегдатаев, сегодня прибыло большое количество туристов. Бедный Гордон еле поспевал.

- Я уже подумываю нанять второго баристу, - тяжело дыша, сказал он мне, когда появилась свободная минутка.

- Это отличная идея. Наша кофейня набирает популярность. Смотри, что сегодня твориться. Мне тебя жаль, Гордон.

Он улыбнулся и чмокнул меня в щеку:

- Нужно обсудить это с Мией. Этот парень, наверное, к тебе. Заказывать он не спешит.

Я повернулась, и увидела Стайлза, стоявшего возле музыкального автомата. Он смотрел на меня и улыбался грустной улыбкой. Я сразу же пошла к нему.

- Привет. Стайлз, извини, нужно было ответить, но я была занята, и потом совсем вылетело из головы, я…- я замолчала, увидев на его красивом лице небольшие царапины. На нижней губе выделялась ярко-красная ссадина.

- Что с твоим лицом? – почти крикнула я.

- Привет. Ничего страшного. Я понимаю. Не извиняйся, - ответил мне Стайлз.

- Я спросила о твоем лице.

- Это пустяки, - он беспечно махнул рукой, но, заметив мою руку, округлил глаза, - что с твоей рукой?

- Пустяки, - вторила я ему, при этом махнув больной правой рукой.

Стайлз улыбнулся:

- Расскажешь?

- А ты?

- Зак звонил?

- Так это он сделал?

- Я не жаловаться приехал, Мадлен. Я… хотел провести день с тобой. Не против, если я поторчу здесь до конца твоего рабочего дня?

Его робкий взгляд, вызвал у меня улыбку, и по телу растекалось незнакомое тепло, когда он вот так смотрел на меня.

- Сегодня, я уже закончила. Мы поговорим об этом сейчас - строго сказала я.

- Я жду тебя в машине.

- Хорошо.

Стайлз вышел на улицу, а я пошла одеваться. Неужели они подрались с Заком из-за меня? Как бы это не выглядело, я чувствовала себя немного польщенной. Какая же я дура! Это ужасно и мне этого не нужно.

- Гордон, я ухожу. Справитесь?

- Конечно, детка. Беги к своему принцу.

Я фыркнула на его замечание. Но переодеваясь в теплый розовый свитер, словила себя на мысли, что мне нравится, что Гордон считает Стайлза моим парнем. Ведь он так считает? Надеюсь. Но Стайлз не мой парень. И вообще, откуда у меня такие мысли?

Быстро чмокнув всех, я побежала к выходу. На улице гулял пронизывающий ветер. Небо затянуло тучами. Возможно, будет дождь или снег. Или все вместе, как передают синоптики.

В машине я быстро согрелась. Стайлз включил печь, увидев, как я трясусь от холода. В салоне пахло кожей, мятой и одеколоном Стайлза. Легкий аромат кружил голову. Мне стало так по-домашнему уютно. Вот так бы и просидела целый день в этой машине, наслаждаясь его присутствием и теплом.

Стайлз выехал на главную дорогу и молчал, пока я набирала сообщение маме о том, что задержусь и доберусь без ее помощи.

- У тебя есть любимое место в городе, кроме вашей кофейни? – спросил Стайлз, когда я закинула телефон в рюкзак, - думаю, неплохо бы было перекусить. Ты как, не торопишься?

- Нет, все в порядке. Я согласна. Давай поедем в твое любимое место.

- Хм. Я знаю одно, - Стайлз улыбнулся мне, - там и поговорим.

Мы остановились возле небольшого, оббитого темно-красным деревом, заведения. На большой вывеске гласила надпись – «В глазу у поросенка». Крылатая фраза, когда-то вдохновила владельцев, на название этого уютного ресторанчика (прим. «В глазу у поросенка» - американская идиома, придуманная сатириком из Кливленда. Идиома связана с политическими партиями. Фраза быстро стала крылатой, и прижилась в Америке.)

- Хороший выбор, - улыбнулась я Стайлзу и вышла из машины.

- Ты была здесь? – спросил он, догоняя меня.

- Моя мама любит это место. Просто обожает их суп из свежих моллюсков.

- А ты?

- Нет. Я не очень люблю морепродукты.

- Что ж, я это запомню – улыбнулся Стайлз, по-джентельменски открывая передо мною дверь.

Внутри замечательно пахло. Звуки посуды, голосов и музыки слились в одно, создавая приятную и добродушную атмосферу.

- Где Ханна? – спросила я Стайлза, когда мы уселись за столиком у окна. Красные шторы с замысловатыми рисунками отлично контрастировали с внутренней обстановкой заведения.

- Сегодня приехала Кэтрин. Домашний учитель Ханны. Они занимаются, - ответил Стайлз.

- Ясно.

К нам подошла молодая и приветливая официантка. Лицо Стайлза вызвало у нее небольшую улыбку, и быстренько записав заказ, она убежала на кухню.

- Готов поспорить, она сейчас ржет надо мной и рассказывает повару, что у них в зале сидит уголовник, - рассмеявшись, сказал Стайлз.

- Давай ей намекнем, что ты профессиональный боксер. Когда она принесет заказ я скажу: «Доминик, я нисколько не удивлена, что ты выиграл вчерашний бой. Этот Мэтьюс тряпка, даже заплакал прямо в эфире».

Стайлз откинулся на спинку стула и громко рассмеялся:

- А почему именно Доминик?

- Обычно в фильмах и книгах, горячих и крутых парней зовут Доминик.

- Та-ак. Мне это нравится. Значит я, типа тоже горячий и крутой. Но я знаю одного крутого парня из фильма по имени Доминик.

- Я знаю о ком ты. Но Доминик Торетто – гонщик. И вообще, смотри больше боевиков, особенно старых. И увидишь, что моя теория о Доминиках верна.

Стайлз внимательно на меня посмотрел. Наши глаза встретились, и мы не смогли оторвать глаз друг от друга. Я разглядывала красивое и уже мужественное лицо, карие глаза вот-вот прожгут во мне дыру. Никто так на меня не смотрел. Никогда. Нас определенно тянуло друг к другу. Да, по-дружески мы сошлись не плохо, но я чувствовала, что Стайлзу этого мало. Да и мне тоже.

Наш зрительный контакт прервала официантка, принесшая наш заказ. Стайлз заказал себе томатный суп с моллюсками, который так любит моя мама, а я обычный гамбургер с картошкой фри и молочный коктейль.

- Ваш заказ, - мило пропела официантка.

- Спасибо, - поблагодарил Стайлз и кивком головы показал в ее сторону.

Сначала я не поняла, на что он намекает. Мне тоже нужно сказать «спасибо»? Но вспомнив нашу шутку про боксера, я не выдержала и засмеялась в ладошку. Официантка заметила мою реакцию и недоуменно уставилась на меня.

- Извините, - кашлянув, произнесла я.

- Приятного аппетита, - улыбнулась девушка и удалилась.

Стайлз, нахмурив брови, посмотрел на меня.

- Что? – вскрикнула я, - я не собиралась это говорить на самом деле.

- Могла хотя бы просто намекнуть, что я гонщик, - пробурчал Стайлз, и, улыбнувшись, добавил - Гонщик Доминик. Нет, не так. Гонщик-боксер-Доминик.

- Тебе будет достаточно, что об этом буду знать я? Что ты гонщик и боксер.

- Вполне достаточно, - ответил Стайлз. - Кстати, суп превосходный. Передай маме, что я в восторге.

- Передам.

- Так ты смотришь боевики? – спрашивает Стайлз с набитым ртом.

- Только старые. Примерно восьмидесятых и начала девяностых годов.

- Сталлоне, Шварцнегер, Уиллис.

- Не забудь Ван Дама.

- Боже мой! Да ты…блин. Это круто. Значит ты противница Стэтхэма.

- Ярая, - притворно рычу я.

Стайлз смеется. Какое-то время, мы наслаждаемся едой. Я молча разглядываю соломенную ведьму напротив кафе, в котором мы сидим. Возле нее стоит парочка туристов, фотографируясь с ней в различных смешных позах.

- Расскажи, что ты сделала с рукой, Мадлен? Все-таки Айк схватил твою праздничную индейку, пока ты смеялась над моей эсэмэской, потом ты побежала за ним, споткнулась, пока падала, зацепила вазу с конфетами, ваза разбилась, и один осколок воткнулся тебе в руку. Ваза была из толстого настоящего стекла, поэтому рана оказалась большой. Пришлось наложить швы. После больницы, тебе снова пришлось покупать чертову индейку, и так как праздник уже наступил. В нашем городе трудно отыскать свежую. Тебе пришлось ехать на птицеферму, ту, что за рекой Форест. В итоге, ты потратила кучу времени и не смогла ответить на мое сообщение.

Очень близко.

Поставив стакан, я откинулась на спинку стула:

- Вау. И как ты догадался? Ты следил за мной?

- Я бы очень этого хотел, но я был занят. Тонировал зеленое лицо Стива маминым кремом.

Мы вместе рассмеялись.

- Стайлз, ты чудак. Да я разбила вазу и порезалась, и да, мне наложили пару швов, и нет - Айк не трогал индейку.

- Очень хорошо, - улыбнулся Стайлз. - Болит?

Он взял мою правую руку в свои теплые ладони начал нежно водить большим пальцем по повязке. От этого прикосновения по моему телу пробежались мурашки. Стайлз заметил это и снова посмотрел мне в глаза. Я не обращала внимание на ссадины на его губе, я хотела прижаться к его рту. Хотела запустить руки в его прекрасные волосы. Не знаю, в какой момент, я поняла, что нуждаюсь в нем. Я мало его знала, но за прошедшие дни он привязал меня к себе невидимыми нитями; и его улыбка, его голос и взгляд ни на секунду не покидали мои мысли.

- Уже нет, - хрипло ответила я. Через секунду, я тряхнула головой, и отняла руку. – Итак, мы сидим здесь почти час, и говорим о чем угодно, но только не о том, о чем ты мне обещал. Ловко увиливаешь.

- В этом я - мастер, - улыбнулся он.

- Стайлз, - строго обратилась я к нему, - давай я не буду задавать вопросов, ты просто возьмешь и мне сам все выложишь. Прошу тебя.

- Согласен. Но только один вопрос.

Я нахмурила брови.

- Только один. Обещаю, - умоляюще сказал Стайлз.

- У вас с Заком что-то есть? Или было? И он звонит тебе?

- Ты шутишь? Это три вопроса.

Стайлз снова состроил умоляющую рожицу.

Я вздохнула. Чего мне скрывать?

- Нет. Ничего нет, и не было. Один раз он меня поцеловал. Это все. Да, звонит. Мы давно дружим. Но последнее время, я его игнорирую.

Стайлз немного нахмурился. Я знаю, какая часть ему не понравилась. Возможно, было глупо выкладывать все начистоту, но и врать, что совсем ничего не было, тоже не честно.

- Тогда понятно, почему он по собственнически себя ведет с тобой. Он думает, что ты его девушка. И в прошлую пятницу, между вами просто пробежала кошка.

- Нет, Стайлз. Он знает, что между нами ничего нет. Расскажи мне, наконец, что произошло?

Мое терпение уже на исходе. Мне хочется знать. И, в конце концов, мне необходимо узнать, что чувствует ко мне Стайлз. Все эти сообщения, взгляды, их разборка с Заком, прикосновения…

- Вчера мы с ребятами были в баре. Пришел Зак. Когда все собрались уходить, он попросил меня остаться, поговорить. Я остался. Ну вот, получился такой разговор. Он сказал, что ты его, и чтобы я не лез. Я первый ему врезал. Мне не понравилось, что он говорил о тебе как о своей собственности. Но, учитывая, что вы с ним общаетесь, гораздо ближе, чем мы с ним, я почти поверил ему о вашей связи. Мне нужно было убедиться, что это не так. Поэтому, я приехал к тебе. Я боялся, что увижу его рядом с тобой. Мадлен… ты, - Стайлз провел ладонью по лицу. - Ни за что бы на свете, не показался бы с таким лицом. Поверь, не хочу казаться крутым и хвастаться, что дрался. Мне всего этого не нужно. Я просто хотел убедиться. И убедился.

Наконец-то! Он сказал это. Не прямым текстом, но мне все стало ясно. Я ему нравлюсь.

Боже, Стайлз Мерлоу.

Я протянула больную руку, и накрыла его ладонь.

- Ты дрался за меня.

Стайлз легонько сжал мою кисть свободной рукой, и поднял свои кофейные глаза:

- И сделаю это тысячу раз, если потребуется.

Его слова заставили меня улыбнуться. Он честен и открыт. Все эти царапины на его лице я хотела расцеловать. И губы…его губы…

Стайлз поднял мою больную руку и провел ею по своей щеке, затем поднёс к своим губам, и даже через повязку, я почувствовала его горячее дыхание. Он смотрел на меня, я на него. И не было сил отвести взгляд. Стайлз прикрыл глаза, целуя мою ладонь. Все моё тело сладко заныло.

- Вам принести ещё коктейль?

Та самая официантка разорвала наш контакт. Вот стерва! Она специально?

Стайлз отпустил мою ладонь. Я окинула её не самым дружелюбным взглядом.

- Нет, спасибо.

Стайлз тихо засмеялся, заметив мою реакцию, тем самым меня смутив.

- Принесите счет, пожалуйста, - с улыбкой сказал он.

Поле небольшого спора, Стайлз оплатил наш обед, и мы пошли к его машине. Всю дорогу до дома, он держал меня за руку, управляя машиной одной рукой.

Остановившись возле подъездной дорожки, Стайлз расстегнул ремень безопасности и повернулся ко мне.

- Мадлен, я очень хочу тебя поцеловать. Ведь последним тебя целовал наш капитан. И я ненавижу его за это. Я хочу стереть с твоих губ его поцелуй, хочу пометить свою территорию как какой-то кобель, и прости меня за это. Но боюсь, поцелуй получиться невкусным из-за этой чёртовой царапины.

Стайлз громко дышал и ждал, как я отреагирую на его слова. Мне стало смешно. Я негромко рассмеялась, глядя на него.

- Ты всегда будешь портить такие моменты?

- Какие моменты? – удивился Стайлз.

- Такие. Ты должен был повернуться, взять моё лицо в ладони и поцеловать. И не задумываться о пустяках, типа какой-то царапины.

Стайлз улыбнулся:

- Это так романтично. Вижу, ты смотришь не только боевики.

- Между прочим, в боевиках полно таких моментов. Какой фильм без романтики? – Я провела рукой по его лицу. Стайлз судорожно вздохнул и придвинулся ближе ко мне. Наши рты оказались в сантиметре друг от друга. Я закрыла глаза и почувствовала прикосновение его губ. Сначала поцелуй был нежным, но, постепенно распробовав друг друга, мы начали страстно целоваться. Стайлз проник языком мне в рот, и я охотно приняла его. Меня целовали до этого, но я ни разу не чувствовала того, что чувствую сейчас. Даже поцелуй Зака не вызвал особого трепета.

Мы целовались и целовались. Не знаю, сколько это длилось. Через какое-то время, мы услышали лай Айка, и это заставило нас отстраниться друг от друга.

- Вау, - прошептал Стайлз, схватившись за руль обеими руками.

- Ага, - тяжело дыша, произнесла я. - Я пойду, пока Айк не разнёс дом.

- Мне проводить тебя? – улыбнулся Стайлз

- Нет. Ты снова поцелуешь меня и это продлиться долго-долго.

- Ты не хочешь?

- Хочу. Но мне, правда, пора.

- Хорошо. Мы проведем завтра день вместе? – с надеждой в голосе, спросил Стайлз, - и… я могу считать тебя своей девушкой?

- Хм. Ты подрался за меня, сводил в ресторан и классно целуешься. Что ж, думаю да.

- Да! – закричал Стайлз, чем вызвал у меня приступ хохота.

- Но завтра я буду с Айком, а ты возьми Ханну. Погуляем в парке. Будет здорово.

Стайлз мечтательно улыбнулся:

- А как же будем целоваться?

- Найдем способ, - заверила его я.

Стайлз снова наклонился ко мне и прошептал у моих губ:

- Я давно об этом мечтал, Мадлен.

Ну, как он умудряется одной своей фразой расплавить меня. Мои губы горели, а в животе все дрожало. Я прикоснулась к его губам и нежно поцеловала. Но тут же отстранилась и открыла дверь:

- Пока, до завтра.

- Не честно, - услышала его голос, - я позвоню.

- Отлично, - и я пулей понеслась к дому.


Возясь с Айком, я прошла на кухню. Мама что-то готовила.

- Привет, мам.

- Привет, - мама улыбнулась. - Так вот почему ты так долго? Кто этот парень?

- Эм, это Стайлз. Стайлз Мерлоу. Мы в одном классе.

- Да ну. Сын Мелоди и Кевина Мерлоу?

- Ну да.

Мама присвистнула:

- Ну и ну. Он твой бой-френд?

- Ну, типа да. С сегодняшнего дня, - я засунула кекс в рот, и хотела выйти в гостиную, тем самым, надеясь избежать маминых вопросов. Но Айк не давал мне пройти, тыкая головой мне в колени, требуя сладости.

- Ты уверена? Его родители очень консервативны. Не могу утверждать, что Стайлз такой, но все же.

- Стайлз не такой, мама. Я разбираюсь в людях, ты знаешь. Я уверена.

- Ну, хорошо, - мама провела рукой по моим волосам. - Кстати, что на счет Закари? Он был здесь сегодня.

- Что? – я чуть не подавилась кексом.

- Ну, он приезжал во второй половине дня. Я сказала ему, что ты работаешь. И он отправился туда. Когда ты написала эсэмэс, я подумала, что ты с ним. Зак милый мальчик.

- Да уж. Очень милый. Но он мне просто друг.

- Похоже, он так не считает.

- Его проблемы. Я пойду наверх. Айк, идем.


После душа, я разглядывала себя в зеркале. Мои губы все еще были припухши от поцелуев, а глаза горели. Мне не терпелось вновь увидеть Стайлза и поцеловать. Хочу, чтобы мои губы всегда были опухшие от его поцелуев. Школа буквально взорвется, когда все узнают о нас. И все эти девочки, наподобие Кирстен, будут меня ненавидеть. Не хочу думать о них. И не хочу думать о его бывших. Стайлз парень, и у него наверняка, был секс много раз. О нем всегда столько говорили. Меня не покидает чувство, что тот Стайлз, которого я видела в школе, совершенно отличается от того, которого я теперь знаю.

Мой телефон издал несколько звуков, оповещая о нескольких сообщениях. Первые два сообщения были от Бритт и Рэйчел. Завтра нужно будет им позвонить и рассказать, иначе ссоры и упреков не избежать.

«Я знаю, что ты уехала с ним. Был на твоей работе. Ты не должна так поступать со мной, Мадлен».

Это сообщение, Зак мне прислал пару часов назад. Я уже на него не злилась. Знаю, что всегда нравилась ему и Заку сейчас обидно.

«Извини меня, Зак. Я говорила, что ты мне только друг. Увидимся в школе».

Напечатав это эсэмс, мне стало легче. За окном уже садилось солнце. Красный закат освещал нашу улицу. Я решила немного почитать и может, заняться уроками, хотя домашнее задание было почти готово. Телефон снова издал звук. Айк недовольно заворчал, он терпеть не может звуки телефона. Рассмеявшись над собакой, я взяла телефон в руки.

«Мне понравилось, как ты разозлилась на официантку, когда она прервала нас. Уверен, она это сделала специально, потому что догадалась, что я самый крутой в мире Боксер-Гонщик-Доминик. И решила отбить меня у тебя».


«Под столом. Она симпатичная. Мне волноваться»?


«Не думаю. Это мне стоит волноваться и придумать, как удержать девушку, помешанную на именах, начинающихся на букву «Д».

С новым взрывом смеха, я повалилась к Айку на кровать.


Глава 7 – Стайлз.


Когда мне было пять лет, я мечтал о лошади. Когда мне исполнилось десять, мечтал жить в большом городе вместе с отцом. В четырнадцать – я стал грезить об английской девочке с ярко-синими глазами. Ни первое, ни второе родители не позволили. Но третье, третье зависело только от меня.

Я ехал домой, включив музыку на всю громкость, пытаясь заглушить бешеный стук сердца и радостный вопль. Разве я думал об этом, проснувшись утром? Думал, что наконец-то поцелую ее. Думал, что она согласится встречаться со мной? Быть моей.

Конечно, я думал. И не только этим утром. Но не подозревал, что все это станет реальностью.

Я и Мадлен.

Мадлен и я.

Мадлен и Стайлз.

Знаю, веду себя как помешанный, но ничего не могу с этим поделать. Я целовал ее. И ей понравилось. Завтра, мы проведем день вместе и все последующие дни.

Невероятно.

Вчерашняя разборка с Заком, меня ни капли не волновала. Я ни ненавижу его за такой сволочной поступок. Мадлен призналась, что они поцеловались, и я очень ценю ее честность. Но я ненавижу это. Ненавижу то, что он ее целовал. Здравый смысл подсказывает, что я не имею права никому из них что-либо предъявлять. Это чертовски глупо.

Откинув ненужные мысли, я сосредоточился на главном.

Теперь я смогу целовать ее. Между нами не появилось никакого неудобства или неловкости. Словно так и должно быть.

Оказавшись дома, я через ступеньку помчался наверх и долго кружил Ханну, наслаждаясь ее смехом.

- Стайлз! Ее может стошнить, будь осторожней.

На пороге стояла мама, как всегда безупречно одета и причесана.

- Здравствуй, мама, - я опустил Ханну, подошел к матери и поцеловал ее в щеку.

- Здравствуй, милый. Где ты был весь день?

- Гулял. И на завтрашний день у нас с Ханной планы. - Не думаю, что сейчас самое время выложить все про Мадлен. Возможно, позже.

Мама провела ладонью по моему лицу:

- Исправь это, пожалуйста. И не ввязывайся в неприятности. Нам ни к чему лишние разговоры.

Я и забыл про лицо. Почему она так спокойно отреагировала?

С этими словами, она развернулась и направилась к выходу, но у двери остановилась.

- Завтра благотворительный вечер для сбора средств музеем. Отец будет говорить речь. Так что к пяти вечера, ты должен быть в отеле на Саммер-стрит. И не опаздывай.

- Хорошо. Мы с Ханной будем вовремя.

Мама поджала свои накрашенные губы:

- Этот вечер не для маленьких детей, Стайлз. Будут присутствовать мэр города и даже Лори Кэбот (прим. Лори Кэбот – «официальная ведьма Салема»). Не думаю, что Ханне там будет интересно.

Я сжал кулаки и скрипнул зубами. Она не больная, они не должны ее прятать.

- Тогда и мне ни к чему туда идти.

- Нет, ты должен. Многие из твоих друзей пойдут. Я хочу, чтобы члены городского комитета чаще видели тебя на таких вечерах. Это для твоей же пользы, дорогой.

Не дождавшись ответа, она развернулась на каблуках и покинула комнату. Нужно постараться не думать об этом. Только не думать. У меня прекрасное настроение, да.

Мадлен. Мадлен.

Завтра я увижу ее. И поцелую, и буду очень долго наслаждаться вкусом ее губ.


- Чарли, зачем ты рассказала маме о драке? Больше некому.

Я сидел на барной стойке в кухне, а Чарли обрабатывала мое лицо какой-то супер-вонючей мазью.

- Завтра твое личико будет как новеньким.

Она явно меня игнорирует.

- Чарли.

Она положила ватный тампон на стойку и посмотрела на меня:

- Добрая фея Чарли, тебя спасла. Ты бы не смог так искусно солгать как я твоей матери.

- Я хотел прятаться, пока не заживет.

- Ну, это у тебя не вышло. И вообще, если бы не мое чудо-средство, навряд ли бы Мадлен дала согласие себя поцеловать.

- Откуда ты знаешь, что мы целовались, старушка? Мы только начали встречаться, я не тороплюсь.

- Конечно, рассказывай, - расплылась в улыбке Чарли.

Ей я рассказал о Мадлен. И о драке она знала. Именно Чарли я позвонил вчера и просил забрать меня у бара. Никому бы, я не доверился. Стив бы растрезвонил всем, в том числе и родителям. А мне не нужно, чтобы из меня делали жертву.

Чарли напугалась, но поняла, почему, я хотел скрыть все это.

- Что ты сказала матери? – спросил ее, спрыгивая со стола.

- Что вы с одноклассниками немного повздорили с ребятами из другой школы из-за футбола. Она бы не за что не поверила, если бы увидела твое лицо вчера.

Я подошел к Чарли и чмокнул ее в щеку:

- Без сомненья, ты мой ангел-хранитель. И твоя мазь чудесна, несмотря на жуткую вонь.

- Благодаря этой вони, она и чудесна. Тебе лучше не знать ее состав, - она рассмеялась увидев выражение моего лица, но через секунду посерьезнела. - Все-таки этого мальчишку стоит проучить.

- О-о. Он свое уже получил. Не могу дождаться, когда увижу его рожу в понедельник, - я злорадно усмехнулся.

- Так здорово ему врезал? – спросила Чарли.

- Я не об этом.

Чарли посмотрела на меня и широко улыбнулась:

- О-о, тут у нас рыцарь, который заслужил сердце дамы в этом поединке.

- Чертовски верно!


* * *

- Куда ты меня тащишь?

Мы шли по улице, держась за руки. Я еле дождался утра. Быстренько приняв душ, я помог собраться Ханне и мы отправились к дому Мадлен. Она вышла в платье и куртке, и мне потребовалось некоторое время, чтобы оторвать взгляд от ее красивых ног. До центра города, мы ехали очень шумно. Мадлен не шутила, когда сказала, что Айк сходит с ума в машине. Он лаял и лаял, заливая слюной салон. Облизывал окна и прыгал. Ханна не переставала громко смеяться, а Мадлен, пытаясь удержать собаку, бесконечно извинялась. Я поцеловал ее в ладошку и сказал, что нет причины извиняться. Я не чертов параноик, трясущийся над своей тачкой, называя ее женским именем. Это же собака, салон можно вымыть. Пустяки. Но Мадлен трудно переубедить. Это еще одна черта ее характера, которую я заметил. И мне она понравилась.

Наказав Ханне, подождать нас в машине вместе с Айком, я взял Мадлен за руку и повел к кафе пончиков «Дункин Донутс».

- Я должен знать, какие пончики любит моя девушка. Нам столько нужно узнать друг о друге, начнем с этого. Возьмем на вынос целую кучу твоих любимых и отправимся на пляж.

- Может я вообще не люблю пончики.

Я резко остановился, и Мадлен почти врезалась в меня. Я обнял ее за талию и притянул к себе, вдыхая запах ее волос.

Боже.

Это нарцисс, мой любимый запах. Мы стояли так около минуты, не обращая внимания на прохожих.

- Хорошо, - вдруг прошептала Мадлен.- Я обожаю пончики. С глазурью и орехами, мои любимые.

Я негромко хохотнул и потянул ее в кафе.


Часа три мы гуляли по побережью. Мы мало разговаривали, только смеялись, кричали и играли с Айком. Я давно так не смеялся. Айк несколько раз сбивал меня с ног, когда я пытался вперед него добежать до его палки. Мадлен с Ханной сгибались по полам, видя эту картину.

- Стайлз, - смеялась Мадлен, - пока ты будешь с ним соревноваться, он будет тебя ронять. Он всегда так делает. Прекрати.

Позже, расстелив теплое покрывало, мы с Мадлен в обнимку уселись на него, и наблюдали, как Ханна бережно расчесывает Айка. Пес вилял хвостом и пригретый редкими лучами солнца, начал дремать. Мадлен сидела, прижавшись спиной к моему правому боку, а моя рука обвивала ее талию. Свободной рукой, я взял прядь ее длинных волос и поднес к солнцу.

- А они у тебя пепельные. В лучах солнца.

Я всегда, думал, что волосы Мадлен темные. Как такое возможно?

- Что? – сонно пробормотала она.

- Твои волосы отливают серебром.

- А я и не знала.

- Ты вообще смотришься в зеркало?

Мадлен повернула голову и удивлено, посмотрела на меня:

- Ну да, а что-то не так?

Я провел большим пальцем по гладкой щеке:

- Я имею в виду, знаешь ли ты, насколько красива? Ты практически не красишься, не носишь метровых каблуков, твои волосы не запачканы лаком или еще какой-то дрянью. Твоя естественность делает тебя безумно красивой. И сексуальной.

Мадлен прикрыла глаза и улыбнулась:

- Последнее, мне понравилось больше всего, - затем она высвободилась из моего захвата и полностью повернулась ко мне лицом. - Спасибо, Стайлз. И раз уж мы говорим о внешности, мне тоже безумно нравятся твои волосы.

Я не успел ничего ответить, так как Мадлен запустила обе свои руки в мои волосы и слегка потянула.

- Хотела так сделать, с тех пор, как заметила в них жвачку.

Кинув взгляд на Ханну, которая не обращала на нас никакого внимания, я буквально обрушился на рот Мадлен. От удовольствия, мы оба издали стон. Ее руки все еще находились у меня в волосах, нежно поглаживая, и я готов был взорваться от возбуждения и переполняющих чувств.

Нас прервал Айк своим громким лаем. Оторвавшись от Мадлен, я повернул голову на звук, и увидел перед собою Ханну. На ее лице горела любопытная улыбочка.

- Эй, принцесса, - я встал на ноги и подхватил Ханну, - ты, наверное, проголодалась.

- Давайте поедем в наш любимый с Айком парк. Там есть отличный гриль-бар прямо на открытом воздухе.

Так мы и сделали. Наевшись горячих говяжьих сосисок, Мадлен повела нас в специальное ограждение для собак, где Айк продемонстрировал свои способности. Я не переставал поражаться уму этого пса и той связи, что связывала их с Мадлен.

Это удивительно. Я знал, что Мадлен - единственный ребенок у своей матери. И возможно, ей взяли собаку, чтобы она не скучала дома одна, но невозможно игнорировать с какой заботой и теплотой Мадлен к нему относилась. Впрочем, у этой девушки огромное сердце, которое я заметил, даже еще не заговорив с ней.

- Расскажи мне вашу историю с Айком, - попросил я Мадлен, когда мы взявшись за руки, бродили по парку.

- Я его нашла. Когда только переехала. Как-то изучая город, я проходила мимо заправочной станции. Он был таким маленьким. И скулил. Я не раздумывая, взяла его домой. Наверняка, он потерялся, потому что не был худым или побитым. Мама сказала, что возможно, он принадлежал кому-то из туристов, раз хозяева не объявляются.

- Ты искала хозяев?

- Ну, не особо. Не хотела с ним расставаться.

- Хитрюга, - я игриво, толкнул Мадлен плечом. Она ослепительно улыбнулась, и мне снова захотелось ее поцеловать. Хотя, я всегда этого хочу. – Ханна от него в восторге.

Мы рискнули дать поводок моей сестре, пока шли до парковки. Удивительно, но Айк не старался бежать, не дергал поводок и не играл, как это делал с Мадлен. Сейчас он спокойно бежал рядом с Ханной, которую было еле видно за его большим лохматым телом.

- Он никогда не укусит и не сделает больно Ханне, да и другим деткам тоже, - словно прочитав мои мысли, произнесла Мадлен. - Зенненхунды, по своей природе очень добры и покладисты. Я солгу, если скажу, что мучилась, обучая его всему.

- Я очень впечатлен, Мадлен. Несмотря, на то, что он парочку раз уложил меня на лопатки, он славный и веселый парень. И тебя в обиду не даст когда меня не будет рядом.

Мадлен благодарно вздохнула и прижалась ко мне. Я притянул ее за талию:

- Сходим в кино? Развезем детишек по домам. Только ты и я.

Она кивнула, убирая волосы назад.

Такая красивая и добрая. Я никогда не устану смотреть на нее. Догадывается ли она, что я давно ее люблю? Именно, люблю. Она не просто мне нравится. Я не буду об этом ей говорить. По крайней мере, сейчас. Слишком рано. Подожду пока она тоже в меня влюбиться. Как бы самонадеянно, это не звучало. Но между нами есть связь. Глубокая и настоящая.

- Ты тоже это чувствуешь? – снова спросил я Мадлен. - То, что происходит. Очень быстро и как-то естественно.

- Да, - ответила она, задумавшись, - у меня такое чувство, что мы встречаемся очень давно. Я думала, мы будем постепенно узнавать друг друга, немного стесняться. Всякие неловкие прикосновения.

- К черту все это! – воскликнул я. - Это долго и скучно. Согласись.

Мадлен закатила глаза. Я уже понял, что она просто шутит. Ей бы действительно стала скучно. Это девушка отличается от других. Ей нравится то, что происходит между нами. Я это чувствую.

- Ужасно, отвратительно и мерзко скучно, - скривив губы, сказала она.

Я засмеялся:

- Мерзко скучно? По-моему эти два наречия не употребляются вместе.

- Не умничай.


* * *


- Айк, живо в дом!

Мама Мадлен стояла на крыльце их хорошо ухоженного двухэтажного дома. Мы привезли Айка и все втроем пытались вытащить его из машины.

- Похоже, ему понравилась твоя машина, Стайлз. Странно, что он не хочет выходить.

- Похоже на то, - сказал я протягивая ей руку. - Очень приятно познакомиться миссис Ланкастер. Это Ханна, моя сестра. Мы гуляли весь день вчетвером. Вы не будуте против, если я снова заберу Мадлен? Мы хотим посмотреть какой-нибудь фильм.

Я старался не нервничать и говорил без остановки. Мама Мадлен красивая, ее дочь очень на нее похожа. Она слегка улыбнулась и пожала мою руку.

- Хорошо, но верни ее не слишком поздно.

- Конечно, мэм.

- Мэм? – миссис Ланкастер рассмеялась - У тебя очень обходительный парень, дорогая.

- Естественно, - как ни в чем не бывало крикнула Мадлен, таща за собой Айка. - Ну же, малыш. Ступай. Дай мамочке отдохнуть.

Мы рассмеялись над ее комментариями.

- Подожди, детка, - миссис Ланкастер вернулась в дом и через пару секунд вышла, держа в руках большую тарелку. От нее исходил прекрасный запах.

- Мама, ты отдашь ему все мои любимые кексы?

- Не все, - улыбнулась миссис Ланкастер и протянула тарелку Ханне.

Ханна не стесняясь сгребла столько, сколько влезло в ее маленькие ручки и благодарно закивала.

- Пожалуйста, милая.

Айк увидев эту картину, настороженно поднял уши и выпрыгнул из машины.

- Идем, идем в дом. Там получишь свое угощение. – Миссис Ланкастер пошла по подъездной дорожке, и Айк веляя хвостом вслед за ней.

- Повеселитесь, дети, - крикнула она нам и закрыла дверь.

- Никто не устоит перед мамиными пончиками, - тяжело дыша, сказала Мадлен. Я пригладил ее растрепавшиеся волосы.

- Твоя мама просто класс.

- Угу.

По дороге Ханна все еще уминала кексы, и когда мы подъехали к нашему дому, все ее лицо было испачкано в джеме.

- Идем, растяпа. Чарли сейчас будет на меня ворчать за то, что ты такая чумазая.

Я вытащил сестру из машины и пошел к входной двери, но через секунду остановился. Мадлен продолжала сидеть в машине.

- Мадлен, - позвал я ее, - почему ты сидишь? Идем.

- Что? – удивилась она, - если ты познакомился с моей мамой сегодня, это не значит, что я готова встретиться сейчас с твоими родителями. Давай еще им скажем, что мы решили пожениться. Чего тянуть?

Она явно нервничала и я ее понимал. Я бы тоже нервничал, если бы мне предстояла встреча с такими родителями, как мои.

- А давай, - просиял я, - отличная идея. И, правда, чего тянуть. – Я опустил Ханну и сказал, ей бежать найти Чарли. – Тебе все равно придется с ними познакомиться. Потому что я собираюсь на тебе жениться, и ты только что это подтвердила.

- Это был сарказм.

- Не-а, не пойдет. Все, женюсь. – Я подошел к машине, распахнул дверь и начал легонько выталкивать Мадлен. – Не упирайся, ты сейчас похожа на Айка.

- И я тебя сейчас покусаю, - упираясь, сказала она.

- Очень даже не против.

- Эти слова не употребляются вместе, парировала Мадлен.

Я рассмеялся над ее упорством:

- Моих родителей нет дома. Сегодня они развлекают Лори Кэбот на благотворительном вечере. Идем. Там только Чарли.

Мадлен заметно расслабилась и вышла из машины.

- Мог бы и сразу сказать. А когда мы соберемся объявлять родителям о нашей свадьбе, я оденусь поприличней.

- Ты выглядишь сногсшибательно, - прошептал я в ухо Мадлен и притянул ее маленькое тело к себе.

- Так, так. Кто явился.

Чарли стояла у входа, с улыбкой наблюдая за нами.

- Так увлечены беседой, голубки, что не заметили испортившуюся погоду.

Действительно, на улице стало холодно и начал капать дождь. Взяв Мадлен за руку, я повел ее в дом.

Мы прошли на кухню, где Ханна, уже умытая, сидела за столом с полной тарелкой еды.

- Стайлз, твоя сестра не хочет есть. И почему она была такая грязная? Неужели вы за весь день ни разу не умылись?

- О, Чарли, это моя мама угостила Ханну кексами. Она испачкалась по дороге. Клянусь, весь день она была абсолютно чистенькой.

Чарли с улыбкой посмотрела на Мадлен:

- Вот как? Что ж, отлично. Я верю тебе, юная леди.

- По крайней мере, я не покупал ей жвачку, - съязвил я, усаживаясь рядом с Мадлен.

- Не бухти. Вы голодны?

- Мы собрались в кино, так что, думаю, стоит поесть, - сказал я.

- Я так объелась за весь день. Не думаю что, еще смогу что-нибудь в себя впихнуть. Покажи мне свою комнату, и поедем смотреть фильм.

Мадлен встала со стула и подошла к Ханне.

- Ханна, мне было приятно с тобой провести день. Уверена, мы будем видеться часто.

Я немного занервничал, зная, что Ханна ничего не ответит. Понятно, что Мадлен заметила это, но она и не спрашивала, и я был очень ей благодарен.

Сестра улыбнулась ей самой обворожительной улыбкой и закачала головой.

- Да, - тихо сказала она.

Мы переглянулись с Чарли, и я заметил ее обеспокоенное лицо. Я прикрыл глаза, давая понять, что все в порядке.

Я спрыгнул с высокого стула, схватил Мадлен за руку и повел к лестнице.

- Пока, Чарли, - крикнул на ходу. - Кстати, мы с Мадлен женимся.

Глаза Чарли начали выходить из орбит, а Мадлен громко расхохоталась.


Мы вошли в мою комнату, и Мадлен сразу направилась к полке с книгами и дисками.

- Ну, ничего себе, - еле слышно сказала она. - The Beatles, The Rolling Stones, Ping Floyd.

Мадлен подняла голову на самую верхнюю полку, и ее глаза округлились:

- Стайлз, это невероятно. У тебя настоящая коллекция.

Кончиками пальцев своих красивых белых рук, Мадлен касалась грампластинок, аккуратно расставленных в алфавитном порядке на верхней полке.

Я наблюдал за ней, за каждым ее движением и вдохом. Глаза Мадлен горели. Очевидно, она не равнодушна к такой музыке. Я подошел к большому шкафу –купе и достал большую коробку. Открыв ее, вынул содержимое и посмотрел на Мадлен.

- Включай немедленно, - теряя терпения, она чуть ли не подпрыгивала.

Я рассмеялся и протянул руку, в которую Мадлен тут же вложила пластинку группы Nazareth. Когда из патефона послышалась знакомая мелодия, я встал на ноги и притянул Мадлен к себе. Мы стали раскачиваться под песню «Love Hurts».

- Я начал собирать их в восемь лет, - прошептал я на ухо Мадлен, вдыхая аромат ее волос. Мои руки непроизвольно опустились ей на бедра и слегка сжали их. - Я знал, что ты придешь в восторг.

- У моего брата была такая же коллекция, - тоже прошептала она.

- У тебя есть брат? – я не знал этого. Возможно, он остался в Англии.

- Он остался в Англии. – Так и есть. – Навсегда.

Я остановился и внимательно посмотрел на Мадлен.

- Он умер три года назад. Я его плохо знала, но благодаря ему, пристрастилась к классике рок-н-ролла. Все пластинки остались в Англии, и я часто жалею, что не забрала их с собой.

Я открыл рот, чтобы сказать, что мне жаль ее брата, и вообще очень многое хотелось сказать, но Мадлен приложила свой пальчик на мои губы и продолжила:

- Как-нибудь, я расскажу тебе эту историю. Но не сейчас. И ты расскажешь мне о Ханне, когда будешь готов.

Я прижался к ней и крепко сжал в своих объятиях. Она оказалась даже лучше, чем я представлял.

И я люблю ее. Действительно люблю.


* * *


- Ты спала весь фильм.

Я смотрел укоризненно на Мадлен. Мы вышли из кинозала и сидели в кафе, поедая мороженное.

- Боже, - приговаривала она, - мне завтра нужно пробежать миль десять, не больше, чтобы почувствовать облегчение от съеденного за сегодняшний день.

- Не заговаривай мне зубы и не напрашивайся на комплименты. Ты можешь есть сколько угодно.

- Это был фильм про роботов. Я не люблю роботов, кроме Алекса Мерфи (прим. Алекс Мерфи – офицер полиции и главный герой фантастического боевика «Робокоп»). Он не совсем робот.

- Так, добавим в мой «список идеальной девушки», - своим пальцем я начал двигать по ладошке, импровизируя ручку и блокнот, - «не лю-бит ро-бо-тов, кроме Робо-копа». Все, учту.

- Спасибо.

- Идем, - я сорвался со стула и потащил Мадлен через людный зал. Сегодня суббота, в развлекательных центрах не протолкнуться. Мы остановились возле игровых автоматов, где было поменьше людей, и впились друг другу в губы.

- Фильм был такой длинный, - прошептал ей в губы.

- Точно. Ох, черт, - оторвавшись от моих губ, выругалась Мадлен, глядя через мое плечо.


Я поворачиваю голову и вижу интересную картину: Стив, Мэтт, Кирстен, Мэг и еще несколько ребят из нашей школы, стоят, раскрыв рты, глядя на нас. У Стива буквально отвисла челюсть. Кирстен прожигает взглядом Мадлен, затем демонстративно разворачивается и убегает в другую сторону. Мэг секунду раздумывая, бежит за ней. Парни, кроме Стива, небрежно махнув мне рукой, посмеиваясь, направляются к билетной кассе.

Через секунду Стив стоит возле нас и разглядывает нас обоих.

- Ну что? – не выдерживаю я.

- Что? – удивляется он. - Блин, Стайлз. Ты весь день не берешь трубку, вечером не появляешься на ужине, твои родители были чертовски злы на тебя. И сейчас я встречаю тебя здесь с новой девчонкой. Написал бы хоть эсэмэс.

- Стив перестань. Поговорим позже.

- Стайлз – ты мой лучший друг. Я выглядел сейчас глупо.

- Ты знаешь, я не люблю трепаться.

- Знаю, - он посмотрел на Мадлен. - Привет, Мадлен. Рад тебя видеть. Я давно заметил, что он на тебя запал. Держи его в узде. Парень не промах. Что ж, увидимся. И попробуй только не взять трубку.

Он убегает в направлении кассы и скоро скрывается из виду.

- Ты обидел лучшего друга и пропустил какой-то важный ужин, - сказала Мадлен. Я действительно это сделал. Но ни то, ни другое меня не волновало. От мамы и Стива было много пропущенных звонков, мой телефон весь день пролежал в машине на беззвучном режиме. Хотя, навряд ли бы я захотел отвечать.

- Это не важно. Родители всегда злятся, когда я пропускаю эти балы и приемы. Они бесконечны.

- Значит, я не должна чувствовать себя виноватой?

- Еще чего. Я бы все равно не пошел. – Я взял лицо Мадлен и заглянул ей в глаза. Ей что-то не понравилось, наверняка Стив что-то ляпнул, а я и не понял. Я редко вслушиваюсь в его болтовню. – Что такое, Мадлен? Что не так? Скажи.

- Он назвал меня твоей новой девчонкой. Я, конечно знаю и понимаю, что у тебя было немало подружек. Но, это не очень приятное определение.

- Мадлен, - я приблизил ее лицо к своему, - почему ты веришь тому, что говорят? Особенно Стиву.

- Но он же твой лучший друг.

- Забудь, не слушай, как я.

Мы снова поцеловались. Ничто не должно испортить этот день. Я знаю, что дома ждет меня возможный скандал, а в школе ужасные сплетни. Но это все не важно. Мне главное, чтобы она верила мне.

- У меня предложение, - сказала Мадлен, когда мы уже ехали в машине к ее дому.

- Все, что угодно.

- А давай не расставаться никогда.

Я внимательно посмотрел на Мадлен. Мне бы не хотелось, чтобы она так шутила. Но ее лицо оставалось серьезным.

- Я не шутил, когда сказал, что женюсь на тебе. Неважно, сколько мы встречаемся: час, день, год. Это все серьезно, Мадлен. Пусть и пугающе быстро. Так что, давай. Давай не расставаться.

Мы сплели наши пальцы, и оба поняли, что это не пустые слова.


Глава 8 – Мадлен.


- Я сама не знаю, как так вышло. Но эти каникулы многое изменили. Знаю, что ты думаешь и что скажешь, так что не утруждай себя. Скажу сама: Да Рэй, ты была…

- Нет! Не смей! – заверещав, Рэйчел запустила в меня подушкой, - я должна это сказать.


Я закатила глаза, и махнула правой рукой, мол «Давай».

- Я же говорила, - отчеканивая каждое слово, гордо произносит она. Мысленно, я повторяю каждое слово подруги. - Ты мне не верила. И точно так же, как сейчас, закатывала свои глазки каждый раз, когда я повторяла: «Стайлз Мерлоу неравнодушен к тебе». И смотри, что вышло: ты встречаешься с самым классным парнем нашей школы.

Мы сидели у меня в комнате в воскресенье вечером, слушали группу «Cold» и готовили проект по Фотографии. Мы все вместе выбрали этот предмет, хотя единственную из нас, кого он действительно, интересовал – была Бриттани. Сейчас, она была занята проектом, совершенно не обращая внимания на нашу болтовню. Бритт отнеслась к моей новости спокойно, она всегда была уравновешенной, в то время как Рэйчел, чуть с ума не сошла.

Я и Рэй сидели на полу, обложившись книгами и фотографиями. Мне приходилось отвечать на бесконечные вопросы и умудряться изучать параграф.

- Думаю, Стайлз – неплохой парень, в отличии от его дружков. Завтра в школе будет сенсация, учитывая что вас уже видели, - Рэй принялась отбирать фотографии для коллажа.

- Это точно, - подала голос Бритт. Она полулежала на кровати с моим ноутбуком и выполняла основную работу. – Вчера мы с Беном встретились с Заком. Он рассказал кое-что интересное. А точнее, Бен из него это вытянул.


- Ну, говори уже, - нетерпеливо подпрыгнула Рэйчел.

Мне тоже было интересно послушать версию Зака.

- В четверг они подрались из-за Мадлен. Зак сказал, что Стайлз слетел с катушек и врезал ему.

- Невероятно, - прошептала Рэйчел.

Стайлз слетел с катушек? С трудом вериться.

- Стайлз ведь рассказал тебе? – спросила меня Бритт.


- Да. Я не расспрашивала подробности, да и он не рассказал бы мне их.

- Мади, ты уверена на его счет? Мало ли что на уме у таких парней? Вдруг, он поспорил со своим мерзким дружком Стивом Прайсом на счет тебя? – Бритт всегда меня подталкивала к Заку. И я понимаю ее опасения. Мы не относились к тому слою общества, в котором находился Стайлз.


- Единственное, что я могу вам сейчас сказать, так это то, что я абсолютно в нем уверена. Вы поймете меня, когда узнаете Стайлза лучше.

- Хорошо, - улыбнулась Бритт. - Только как на счет вечеринок? У него свои друзья, у тебя – свои.

- Не думаю, что это станет проблемой, - немного подумав, ответила я. – Давайте не будем сейчас раскладывать по полочкам, что и как, а просто пусть все идет своим чередом.

- Мади права, Бритт, - вставила Рэй, - не грузи ее.


* * *


На следующий день, в школе было все именно так, как и ожидалось. Такое ощущение, что я убила кого-то. Почему все так смотрят? Кошмар.


Вдобавок ко всему, Стайлз приехал за мной утром, и мы вместе отправились в школу. На парковке, он устроил небольшое представление, прижав к себе и крепко поцеловав, на что я не на шутку рассердилась.

- Не злись, Мадлен, - Стайлз догнал меня уже внутри. Я шла по школьному коридору к своему шкафчику, стараясь игнорировать окружающих. – Я это сделал, чтобы всем сразу стало ясно, что мы вместе. Это раз. Чтобы сразу удовлетворить любопытство этого сборища, и чтобы они не наблюдали за каждым нашим движением, ожидая, когда я тебя, наконец, обниму или поцелую. Это два. И, …

Он схватил меня за руку и развернул к себе:

- … самое главное. Я не видел тебя целый день, и очень хотел поцеловать. Это три. Прости за эту сцену, это было глупо.

Он провел своей теплой ладонью по моей щеке, и я сразу расслабилась. На него невозможно долго злиться. Конечно, я тоже хотела поцелуя. Стайлз прав, пусть смотрят. Я схватилась за лацканы его светлой рубашки и прижалась к нему губами. Вокруг нас тут же возникли перешептывания и гул.

- Ух ты, - прошептал Стайлз, когда я расслабила хватку, - вижу, ты уже не злишься.

- Злюсь, - соврала я, - просто пар выпустила.

Стайлз рассмеялся:

- Тогда буду чаще тебя злить.

Я вздохнула, стараясь не рассмеяться.

- Мадлен, - голос Стайлза стал серьезнее, - завтра уже будет проще. Дай им этот день, чтобы привыкнуть.

- Хорошо, - пробормотала я, - встретимся на английском, Мерлоу.

- Как же долго, - улыбнулся он, и поцеловал меня в щеку.

Я направилась к своему классу, и крикнула на ходу:

- Фамилию я оставлю свою.


* * *


В кафетерии, было шумно. Мы со Стайлзом набрали еды и направились в сторону столика, за которым сидели Бритт и Рэй.

- Привет, - поздоровался с ними Стайлз.

- Привет, - в голос ответили мои подруги.

- Ну что? Как ваш первый день в школе? Вы понимаете, о чем я, - спросила Рэйчел.

- Люди предсказуемы, - ответил Стайлз, запихивая в рот салат, - сплетни, перешептывания. Пустяки.

- Рада, что ты так думаешь, - ответила ему Бритт.

Стайлз уже понял, что Бритт не очень-то к нему расположена, поэтому быстро нашел к ней подход, заговорив о музыке.

- Никогда бы не подумала, что ты слушаешь Guns NRoses.

- Ты втрескаешься в него по уши, когда увидишь его плей-лист, - с набитым ртом, сказала я.

Все рассмеялись.

- Надеюсь, до такого не дойдет, - смеясь, ответила Бритт.

- Ее любовь испарится как дым, - театрально развел руками Стайлз, - когда она обнаружит одну песню, а точнее теперь две.

Он подмигнул мне, и я поняла о каких песнях идет речь.

- Надеюсь, это не Кэти Перри, - хохотнула Бритт.

- О, боже, - вздохнула Рэй, - у этого парня есть музыкальный изъян. Впрочем, как и у Мадлен.

- Вовсе нет, - заныла я, - One Direction особенные.

Бритт закатила глаза:

- Да уж, конечно. Я еще поверю, что ты их любишь, как соотечественников, но ставить в один плейлист Sex Pistols и One Direction просто кощунство.

- Какая же я грешница, - съязвила я, показывая ей язык.

- Ну, эти группы, обе образованны в Лондоне. Что-то все же общее есть, - вставил Стайлз.

- Видишь, Бритт, этот парень защищает свою девушку, даже если в этом замешан попсовый бойз-бэнд, - Рэй перебила подругу, когда та, хотела что-то возразить. - Не ворчи.

За спором, мы не сразу заметили Стива, который схватил с соседнего столика стул и оседлал его, широко расставив ноги.

- Эй, дружище, почему ты не сел на прежнее место и не представил всем свою девушку?

- Ну, конечно же, они ведь ее не знают, - пробубнила Рэйчел.

- Какая ты вредная, Рэйчел, - с наигранной нежностью, ответил ей Стив.

- Отвали, Прайс. - Бритт нахмурила свои темные брови.


- А ты, мрачная. – Стив был как всегда в отличном настроении, с фирменной улыбочкой и стильной прической.

- Стив, завтра, мы посидим за нашим столом. В конце концов, какая разница? – устало сказал Стайлз. Видно ему до смерти надоело объясняться с другом.

- Ну ладно. Можно обедать всем вместе.


- Вот уж, нет! – восклицает Рэйчел. - Сидеть с этими курицами и трепаться о тряпках, я не собираюсь.


Бритт фыркает, а Стив внимательно изучает Рэй.


- Ну, они тоже не будут в восторге от твоего присутствия, - с улыбкой говорит он.


- Тогда ради чего все это? – я вмешиваюсь в разговор. - Мы со Стайлзом будем обедать там, где захотим. Это глупый спор, давайте прекратим.


Стайлз нежно улыбается и слегка сжимает мою руку.


- Ого, а она уже загоняет тебя под каблук, дружище, - хохочет Стив.


Он меня раздражает. Не понимаю, как таких, два разных человека, как Стив и Стайлз могут дружить. Мне почему-то начинает казаться, что для Стайлза – это просто необходимость.

- Стив, не неси чушь, - Стайлз ставит локти на стол и поднимает голову. Вмиг его карие глаза темнеют, а желваки заходили на скулах.


Я слежу за его взглядом и вижу над собой возвышающегося Зака.


- Ты сидишь на моем месте, Мерлоу – грозно произносит он. Я замечаю на его скуле большое темное пятно, последствие удара Стайлза.


- Я думал, ты сидишь с друзьями, - спокойно отвечает Стайлз, указывая подбородком на столик, где сидят старшеклассники и с любопытством наблюдают за нами. Стайлз прав. Зак всегда сидел с одноклассниками, только последние дни перед каникулами, частенько подсаживался ко мне, думая, что у нас с ним что-то получиться.


- Ты не правильно думал. – Меня стала напрягать ситуация.


- Зак, - начала я.


- Нет, Мадлен. Не начинай, - перебил меня он.


- Не смей затыкать ей рот! – Стайлз соскакивает со стула. Стив хватает его за руку и встает между ними. В этот момент, я так рада Стиву Прайсу.


- Полегче, парни, - спокойно говорит он. - Чего так завелись?


Весь кафетерий погрузился в тишину. Я даже слышала собственное дыхание. Через секунду, рядом с Заком появилась невысокая блондинка с короткими волосами и потянула его за руку.


- Зак, идем к нам. Чего ты пристал к ним?


Он немного расслабляется, и прежде чем, уйти вслед за ней бросает на меня суровый взгляд:

- Мы еще поговорим, Мерлоу, - все еще глядя на меня, угрожающе произносит он, и уходит с девушкой.


Стайлз плюхается на стул. Я не видела его еще злым.


- Долбанный придурок, - шипит он.


- Стайлз, не сейчас. У нас игра через неделю. Нет ничего хуже соперничества в команде. Потерпите до конца сезона, а потом петушитесь.


Здесь Стив прав. Он вообще меня удивил. Из придурка, он в секунду превратился в рассудительного и спокойного парня. Если бы не он, ну и та девушка, не знаю, что бы было.

- Все нормально, Стив. Мы разберемся с этим, - говорит Стайлз, уже спокойнее.


- Надеюсь. Увидимся на тренировке. До встречи, красотки. – Обычный Стив возвращается. Он коронно кланяется Рэйчел и уходит.


- Ну и ну, - подает голос Бритт, - типичная подростковая драма.



* * *


- Если ты, сучка, думаешь, что лучше меня, то знай, что в действительности, он решил поразвлечься с тобой. Кто ты вообще такая? Паршивая англичанка из беднейшего лондонского квартала. Думаешь здесь ты лучше? Вот увидишь, все вернется на свои места. Я тебе бы посоветовала, знать свое. - Кирстен Адамс буквально, выплевывала мне в лицо каждое слово. После случая в кафетерии, меня ждало еще одно «приключение».

Когда занятия закончились, я как всегда должна была с Рэй ехать на работу. Мы со Стайлзом договорились, что он приедет ко мне в кофейню, как закончатся его тренировка. Ожидая Рэйчел с ее занятий по керамике, я решила заскочить в туалет. Как оказалось, этого только и ждали.

Прижатая к черно-белой кафельной стене, я не могла пошевелиться. Высокая и грудастая Мэг держала меня за горло, а еще две, мало знакомые девочки, прижимали мои плечи к стене. Сейчас Кирстен не была похожа на привычно разодетую и ухоженную девочку-барби. Она брызгалась слюной от злости. Неужели ей так нравится Стайлз? Или все дело в том, что он обратил внимания на меня, когда рядом была такая как она. Скорее всего, именно это.


- Тебе мало Зака Ломана, который бегал за тобой как хвост. Теперь вцепилась в Стайлза. Что ж, значит, умеешь раздвигать ножки.

- Не так искусно, как ты, - прохрипела я. Эта кобыла Мэг, еще через пару секунд, вырвет мне гланды. Не успела я подумать о боли в горле, как тут же почувствовала боль на щеке. Кирстен ударила еще раз, и, приблизив свое искаженное злобой лицо к моему, прошипела:

- Не зли меня, маленькая дрянь. А если ты такая дура, можешь прямо сейчас бежать к Стайлзу и жаловаться. Он, конечно, для вида наорет на меня. Но запомни: он наиграется. Перед самыми каникулами, он меня целовал в раздевалке так, будто никак не может насытиться.

На глаза навернулись слезы, но плакать, я не стану. Она врет.

- Ладно, Кирстен. Хватит с нее. Она может и учителям настучать, - Мэг ослабила хватку и отпустила мое горло. Остальные тоже отошли в сторону.

- Пусть только попробует, - отозвалась Кирстен, нанося на губы толстый слой розового блеска. Она подвигала губами, распределяя помаду, и улыбнулась своему отражению. – Кто ей поверит. Мой отец спонсирует школьные балы и ярмарки. Мне нечего бояться. Идем девочки.

И они, как ни в чем не бывало, с хихиканьем вышли из туалета. Я же осталась будто растоптанная. Никто и никогда так меня не унижал. Я подошла к раковине и ополоснула лицо и шею. Шея была красной, но это скоро пройдет. Кожа у меня не такая уж и нежная, через пару минут следы исчезнут. Хотелось плакать, но я как могла, давилась комом в горле. Не буду плакать из-за этой суки. Она все врет, врет.


Не верю, что Стайлз целовал ее, тем более недавно. Ничему не верю. Хотя осадок от ее слов остался, и какое-то подозрение назревало. Мы ведь так мало общаемся. Я постаралась выкинуть все из головы.

В кармане завибрировал телефон.


- Ты где, Мади? Мы опаздываем, - услышала я голос Рэй. Если бы она была здесь, она бы их точно убила. Рэй бы такого не стерпела.

Но я ей не скажу, не потому что напугалась угроз Кирстен. А потому что, бессмысленно ввязывать во все это подруг.


- Уже иду, я в туалете.

Буду с нетерпением ждать подтверждения слов Кирстен о том, что Стайлз бросит меня в скором времени. Не хочу глупить и разрывать с ним, ничего не объяснив, как истеричка.


Если это правда, по крайней мере, буду готова.


В первый же школьный день, в качестве пары, нам уже обоим угрожали. Такого я, конечно не ожидала. Что же будет дальше?


* * *

Ярко-зеленые глаза изучают меня с любопытством.

У молодого парня, с которым сейчас нас знакомит Гордон черные, словно смоль волосы, красивый греческий нос, ослепительная улыбка и зеленые глаза.

- Мадлен, Рэйчел, это Кит. Наш второй бариста. Парень пока на испытательном сроке, но уже неплохо справляется. Виден опыт работы. – Гордон хлопает Кита по плечу, до которого ему пришлось с трудом дотянуться. – А это – Мадлен и Рэйчел - мои любимицы. Они работают три дня в неделю, с трех, так как еще учатся в школе. Вы подружитесь, разница у вас небольшая.

Парень с красивыми глазами протягивает руку, сначала мне, потом Рэй.

- Я Рэйчел, очень п-приятно, - запинаясь, бормочет она.

Я еле сдерживаюсь, чтобы не прыснуть от смеха. Никогда не видела Рэй такой стеснительной. Ну еще бы! Этот Кит, просто красавчик.

- Он похож на бога, спустившегося с Олимпа, в наш скромный городок, - мечтательно шепчет Рэй, пока мы в комнате для персонала натягиваем свои футболки.

- Боже мой, ты не влюбись. Сколько ему интересно лет? Гордон сказал разница небольшая.

- Я боюсь к нему обращаться, он так смотрит.

- Да перестань ты. Обычный парень. Не спорю, симпатичный.

- Тебе легко говорить. Ты уже отхватила себе крутого парня.

- Ха-ха, я никогда не заикалась при Стайлзе. Мы вообще, не общались. – Слова Рэйчел ни капли меня не задели. Она говорила шутя, зная, что это не так. Без той злобы, которую на меня обрушила Кирстен. Об этой стерве думать не хотелось. Пусть считает себя крутой.

Как всегда, от посетителей отбоя не было. Начало рабочей недели, суматоха.

Кит мне понравился. Не как парень, хотя не спорю, от него легко потерять голову. С ним было легко. Мы сразу нашли общий язык, и в перерывах часто болтали. Баристой он оказался превосходным, несмотря на то, что ему всего девятнадцать лет.

- Где ты научился варить кофе? – спросила я Кита, когда, уже переодевшись, уселась за барную стойку, по традиции выпить кофе, прежде чем отправиться домой. Только сегодня, я не торопилась. За мной должен был приехать Стайлз.

- После школы, мне просто предложили пройти курсы, и я их прошел. Вот и вся история. Вообще-то, я скучный. Люблю философию и стихи, - улыбнулся Кит. – Решил подзаработать, прежде чем пойти в колледж.

Очевидно, что Кит сам зарабатывает себе на жизнь. Именно, поэтому после школы, ему пришлось работать, вместо того, чтобы пойти в колледж. Я всегда этого боялась для себя. В Лондоне – меня ждало бы именно это.


- Это не плохо, - говорю я, отпивая ароматный кофе. - Учиться никогда не поздно.

- Согласен, - отвечает Кит.

Рэйчел права. У него действительно странный взгляд. Пронизывающий до внутренностей. Но меня это не пугает. Кит кажется, действительно милым парнем.

За разговором, я не слышу открывающуюся дверь. Лишь прикосновение теплых пальцев к моей шее, сообщает, что Стайлз уже здесь.

Я разворачиваюсь на крутящемся стуле и моментально мои губы встречаются с его. Стайлз нежно целует меня и тихо спрашивает:

- Готова?

- Да.

Хватаю его за руку и поворачиваюсь к ребятам:


- Кит, это Стайлз, Стайлз, это Кит - наш новый второй бариста.

Стайлз пожимает руку Кит:

- Здорово. Это отличное место. Тебе повезло.

- Я знаю, - спокойно отвечает Кит.

Попрощавшись со всеми, я бегу в машину к Стайлзу. Он моментально притягивает меня к себе и целует. Целует так, что я забываю все на свете. Все грязные слова Кирстен, всю свою обиду. Он не может меня обманывать; только не тогда, когда так целует.

Нас заставляет оторваться друг от друга, лишь бешеный рев мотора. Пикап Рэй выезжает с парковки и скрывается за зданиями.

- Ты всегда так подолгу тренируешься? – спрашиваю я Стайлза, когда мы вновь заходим в «В глазу у поросенка» поужинать.

- Нет. Только пару часов после школы. Сегодня приехал отец, и после тренировки мне пришлось поехать домой. Я с ума сходил, еле выбрался.

- Мог бы написать сообщение. Я бы все поняла.

- Но я хотел тебя увидеть.


Мы делаем заказ, и смеясь вспоминаем ту симпатичную официантку, которой, к сожалению, сегодня нет.

- Давай обсудим сегодняшний день, - жуя, предлагает Стайлз.

- Давай, - я неохотно соглашаюсь. – Хотя, что тут обсуждать. Надеюсь, стычек с Заком больше не было?

Об этом, я думала, все рабочие часы.

- Не-е, - лениво тянет Стайлз, - все в порядке. Не волнуйся об этом, Мадлен.

- Но ты же мне расскажешь, если что?

- Вся школа об этом расскажет. Мне не придется, - улыбается Стайлз. – Как прошел день?

- В целом, нормально, - пожимаю плечами.

- Ты что-то скрываешь, - Стайлз сужает глаза.

Мне не хочется ему врать. Действительно, не хочется. Но и рассказать безумно стыдно. Я уже решила молчать.

- Ну, возможно, я слышала нелицеприятные отзывы о себе. Просто слухи. Это не очень приятно. Но, думаю, привыкну.

- Кто говорил? – сердито спрашивает Стайлз.

- Не знаю, - лгу я, - просто услышала. Да какая разница? Так и должно было быть. Мне все равно. Ты сам сказал, что нужно потерпеть.

Стайлз закрывает глаза и судорожно вздыхает.


- Но если я лично услышу, кому-то не поздоровиться.


* * *


Стайлз меня целует и нежно гладит по спине. Мы сидим в его машине, за углом около моего дома. Мое тело дрожит в его объятьях, оно хочет большего. И Стайлз тоже хочет, это заметно по его выпуклости в штанах. Но еще слишком рано. О чем бы мы не говорили, как бы стремительно не развивались наши отношения, и как бы я ему не доверяла, для ЭТОГО, еще рано.

Он целует меня в шею, и мы оба тяжело дышим. Мой взгляд вновь падает на его ширинку, и я с трудом сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться. Все это со мной происходит впервые, и думаю, моя реакция нормальная. Или нет?

В любом случае, не стоит портить этот момент. Стайлз вновь ловит мои губы и наши языки встречаются. Мы играем ими, посасываем друг другу губы. Резко, в моей памяти всплывают слова Кирстен, что он целовал ее так, словно не мог насытиться, и мне становиться больно. Стайлз замечает эту перемену и отстраняется.

- Что такое, Мадлен? – тяжело дыша, шепчет он. - Я что-то сделал не так? Прости, с тобой так легко забыться. Я не зайду далеко, просто позволь мне тебя целовать.

- Все в порядке, Стайлз, - его робкие извинения вызывают у меня улыбку. Я доверяю ему.

- Нет. Я же чувствую. Такого не было на выходных. Сегодня что-то изменилось. Ты не должна никого слушать.

- У тебя было что-то с Кирстен? – Я не думая, задала этот вопрос. Ведь он же задавал мне подобный о Заке. Мне нужно это знать. Стайлз не соврет, я уверена.

- Справедливый вопрос. Наверняка, ты и об этом наслушалась сегодня. – Стайлз совершенно спокоен. – У меня с Кирстен ничего не было, как и с ее сестрой.

- Но…, - начинаю я.

- Ничего, - перебивает меня Стайлз. – Я мог бы рассказать тебе подробнее, но вижу, ты не хочешь. Тебе важны факты. Так вот. Поверь мне, ничего у меня с Кирстен Адамс не было. Она как-то подловила меня в раздевалке после тренировки и поцеловала...

Стайлз смотрит на меня и ждет, что я что-то скажу. Но мне нечего сказать. Они целовались. Это я и боялась услышать.

- … но я не ответил на ее поцелуй. Вот и все.

Мои мышцы расслабляются, и комок в горле растворяется.

- Но ты хотел или думал с ней встречаться?

Что-то меня понесло. Не думаю, что я бы стала этим интересоваться, если бы не сегодняшняя стычка в туалете.

- А ты с Заком? – парирует Стайлз. – Мадлен, моей единственной мыслью было «Ну а может и что-нибудь получится», как у тебя на счет Зака. Ведь так? Сейчас, это все неважно. Сейчас – мы вместе, и я не намерен останавливаться. С тобой, я хочу все.

Его слова дарят мне такое блаженство ровно, как и его поцелуи. Я таю и растекаюсь от удовольствия. Он мой. Какая я дура. Важно только сейчас и потом. И чтобы с ним.

Я целую Стайлза в губы.

- Ты прав. Прости.

- Тебе не за что извиняться. Мы должны были это обсудить. Денек еще тот выдался.

Это уж точно.


Глава 9 – Стайлз.


Стив и Мэтт подхватывают меня на руки и с диким ревом, несутся по полю.


Я полностью промок от пота и мелкого дождя, который начался, практически в последнюю минуту последнего тайма. В эту же минуту, я забил решающий гол средней школе Коллинза. На нашем школьном стадионе оглушающий шум, ребята из сопернической команды начинают ругаться друг с другом. Стоит невообразимый гвалт и рев. Я ищу глазами Мадлен, или хотя бы пытаюсь услышать ее голос. Но в этой какофонии, это просто невозможно. Зато я вижу на трибунах Чарли и Ханну. Они улыбаются мне и машут руками. Я не настаивал на их присутствии здесь. Футбол был для меня просто хобби. Даже не так. Способ быть чем-то полезным.

Наконец-то, я вижу среди толпы, развивающиеся русые волосы и, увернувшись из цепких рук парней, направляюсь в ту сторону. Мадлен со счастливой улыбкой подбегает ко мне, и я подхватываю хрупкое тело, которое обвивает ногами мою талию.

- Это было эффектно, - шепчет она мне в ухо, а затем накрывает мои губы.

- Ты об этом? – я крепче сжимаю ее бедра, прижимающиеся ко мне. Честно говоря, такой интимный жест, между нами впервые. Не считая поцелуев, легких касаний и поглаживаний, за эти почти две недели, что мы встречаемся, я ни разу так не лапал Мадлен. Еще и прилюдно.

Мадлен запрокидывает голову и смеется:


- Нет, дурачок. Я о твоем голе. И еще это было тааак…


- Как? – дразню ее я.


- Круто.

- Неверный ответ, - шепчу ей в губы.

- Впечатляюще.


- То же самое, что и эффектно.


- Сексуально, - наконец выдыхает она.


- Вот оно.


Мы целуемся, и весь шум вокруг исчезает. Только ее губы, ее руки, дыхание…

- Чувак, ну кончай уже!

Голос Стива вырывает меня из сладкого забвения. Я опускаю Мадлен на землю.

- Я быстро в душ, жди меня.



В мужской раздевалке стоит такой же шум, что и двадцать минут назад на стадионе.

- Ты видел рожу Кедвина?


- У – де – ла – ли.


- Мерлоу - красавчик.

- Всем внимание! – Стив вбегает в раздевалку и дует в свисток.

- Убери эту хрень, Прайс! – кричит Зак.

- Да слушайте же! – продолжает Стив. – Мы не едем к Мел. Не сегодня. Я договорился с Брук. Все в порядке, едем в паб.

Все одобрительно загалдели и принялись обнимать Стива. Он, как ни в чем не бывало, со снисходительной улыбочкой принимал похвалу.

- Эй, Мерлоу, - окликнул меня знакомый голос, - ты едешь?


Я натянул футболку и обернулся. На меня смотрел Зак.


- Какая тебе разница, Ломан? – спрашиваю его.

- Ты - герой дня. Ты должен там быть.

- Не тебе решать, где я должен быть, - я сажусь на скамейку и зашнуровываю ботинки.

- Да, перестань ты. Мы закончили сезон. Мы – чемпионы.

Он меня начинает бесить, с какой стати, его волнует еду я на вечеринку или нет?

- Слушай, Зак, я не говорил, что не поеду. Какого черта, это волнует тебя?

- Меня это не волнует. Просто… знаешь, мне немного неловко за ту драку. Я этого не планировал. Хотел тебя припугнуть, но ты первым ударил.

Вот оно что? Я начинаю смеяться. Зак непонимающе на меня смотрит.


- Значит, в этом все дело. Тебя тревожит, что я расскажу всем, какой ты трус, Зак?

- Не нарывайся, Мерлоу.


- Отвали от меня, Ломан. И можешь не волноваться за свою задницу.

Я захлопываю шкафчик и иду к выходу. Стив догоняет меня в коридоре.


- Эй, все в порядке? Надеюсь, Зак просто похвалить подходил?


- Типа того, - отвечаю я, уклончиво. - Ты на машине?


- Ага. Вы едете?


- Почему нет? Почти вся школа собралась.


- Мел будет в ярости, - смеется Стив.


Я хлопаю его по плечу и почти бегом несусь на парковку, где меня ждет Мадлен.


* * *


В пабе не протолкнуться. Играет громкая музыка, кто-то уже изрядно пьян. И когда успели? Мы с Мадлен задержались, минут на тридцать.

К Мадлен сразу подбегают Бритт и Рэйчел и тянут ее к своему столику, за которым сидит и Зак.

- Не думаю, что это хорошая идея, - говорит она.

- Как же это бесит, - злится Бриттани. - Вам давно пора решить эту проблему.

- Не волнуйся, Бритт, - говорю я ей. - Мы присоединимся позже.

Она одаривает меня скептическим взглядом и возвращается к друзьям.

- Ну, серьезно. Это напрягает. Неужели мы больше не можем общаться как раньше? – грустно вздыхает Рэйчел.

Не знаю почему, но мне стало немного стыдно. Создавалось ощущение, что я не позволяю Мадлен общаться со ее друзьями. Это было не так. Атмосфера была накаленной из-за присутствия Зака. Возможно, он не только боялся за свою задницу, но и не хотел дальнейших конфликтов, а я нагрубил. Что ж, подлизываться я к нему точно не буду, но если он является неотъемлемой частью компании друзей Мадлен, нужно как-то с этим мириться.

- Не усложняйте, - сказала Мадлен. - Мы можем пообщаться со всеми.

Рэйчел вернулась к своему столику, а мы с Мадлен присоединились к Стиву. Мэг не слезала с его коленей, постоянно шаря руками под его футболкой. Кирстен обжималась с Мэттом, и не сводила с меня глаз. Она серьезно думала, что я разозлюсь?

Я видел, как Мадлен неловко с ними, и не хотел ее вынуждать сидеть здесь. Меня тоже не особо все устраивало, но я просто привык.

- Уйдем отсюда, - шепнул я ей.

- Эй, куда вы? – пьяно потянул Стив, когда мы встали из-за стола.

- Ты же ведь можешь быть милым, Стив, - подмигнула ему Мадлен.

- Я всегда такой, - улыбнулся он. - Мне она нравится, старик.

Стив кивнул в сторону Мадлен.

- Мне тоже, - ответил я спокойно. - Мы поблизости, Стив. Если исчезну, не теряй.

- Понял, - ехидно ухмыльнулся он. - Так вы уже…

- Заткнись, Стив, - перебил я его.

Он расхохотался, но продолжать не стал. Мэг заткнула ему рот своим, и нам не было смысла оставаться и любоваться этим пьяным зрелищем. Надеюсь, он догадается не садиться за руль.

- Выпьешь что-нибудь? – спросил я Мадлен, когда мы остановились возле барной стойки.

Из колонок зазвучала приятная мелодия, и глаза Мадлен округлились.

- Лучше это. – Она схватила меня за руку и потянула на танцпол. Я обвил руками ее тонкую талию, и тесно прижавшись друг другу, мы стали раскачиваться в такт песни. Я снова растворился в ней полностью. Перестал существовать этот паб, люди и что-либо еще, кроме нее.

- Что эта за песня? – спросил я Мадлен, прислонившись к ее лбу своим.

- Like A Storm «Ordinary». Не слышал?

- Песню, нет. Но группа отличная.

- Да. – Ее руки зарылись в мои волосы, и у меня перехватило дыхание.

- Мадлен…

Мы продолжали медленно двигаться, даже когда наша песня закончилась и началась другая, более энергичная.

- Я хочу уйти отсюда, - сказал я.

- Здесь весело. Пойдем еще посидим.

Я закал безалкогольное пиво для себя, и какой-то розовый коктейль, по совету Брук – для Мадлен.

- Я когда-нибудь увижу тебя пьяным? – с улыбкой спросила Мадлен, когда я уселся за столик, за которым сидели ее друзья.

- Хм, думаю, да. Но это случится только тогда, когда ты родишь мне сына, или когда захочешь уйти от меня.

- Что? – Рэйчел с грохотом поставила бутылку пива на стол.

Мы с Мадлен громко расхохотались над выражением ее лица.

- Чего вы там веселитесь без нас? - крикнул Бен, парень Бриттани. Его я знал, он окончил нашу школу в прошлом году. Мадлен всегда хорошо о нем отзывалась. Его вечно улыбающееся лицо располагало к себе, а множество татуировок на руках, смотрелись очень даже круто. Бриттани, сидевшая у него на коленях, откинув копну своих иссиня-черных волос, меланхолично произнесла:

- Наша сладкая парочка уже обсуждает свадьбу.

Какой-то парень, сидевший рядом со мной, с силой хлопнул меня по спине и заорал:


- Так держать, чувак!

Все начали галдеть и обсуждать то, что услышали. Зак сидел почти напротив и с непонятным выражением лица смотрел на нас. Та самая девушка, которая увела его из кафетерия, сидела рядом, и он с силой сжимал ее бедро.

Мадлен продолжала смеяться.


- Не обращай внимания, - шепнула она, приблизившись к моему уху.

Через пару минут, это заявление было забыто и стали обсуждать что-то еще. Не считая Зака Ломана, компания мне нравилась. Было действительно весело, и я много общался с теми, за которыми долгое время просто наблюдал. Они все меня знали, знали, кто мой отец, где я живу. Стив подходил несколько раз и выпивал на брудершафт с Беном. Когда он снова подошел уже раз в пятнадцатый, парень, сидевший рядом с Мадлен, кажется Росс, буркнул:

- Богатенький ублюдок.

Мадлен быстро посмотрела на меня и повернулась к нему:

- Прекрати, Росс.

- Он меня начинает раздражать. Может, свалим отсюда на наше место?

- Я не знаю. Ребята празднуют победу, - пробормотала Мадлен.

- Здесь уже все изрядно напраздновались, - сказал я, оглядываясь вокруг. Меня задели слова Росса, немного. Наверняка, он также думает про меня. А собственно, что он думает? Этого я не знал.

- Послушай, Росс, - обратился я к нему, - Стив, конечно бывает придурком, как и все мы. Но, он не ублюдок. По крайней мере, не потому что, у его родителей есть деньги.

Росс посмотрел на меня карими глазами и пониже натянул шапку на свои темные волосы.

- Если бы я был пьян, я бы назвал тебя также и накинулся драться. Но я чертовки трезв, что меня очень расстраивает, и ты мне нравишься Стайлз Мерлоу. Не потому что, ты парень Мадлен, а потому что ты не такой, как он.

Росс задрал рукава своей толстовки, открывая взору несколько татуировок, и показал пальцем на пьяного Стива, который навалился на Бена и что-то ему упорно доказывал. Что ж, я понял, что он имел в виду. Стив похвалялся своей новой тачкой на весь бар, и рассуждал, за сколько минут он доберется на ней до Бостона. Росса взбесило не тот факт, что у него новая машина, а то с каким выражением лица, Стив это говорил, глядя на Бена.

Я кивнул Россу, и сказал Мадлен, что скоро вернусь.

- А это мой бра-ат, - пропел пьяный Стив, небрежно, закинув мне руку на плечо.

- Я думаю, с него хватит, - хохотнул Стив.

- Давай, я тебя отвезу домой, Стив. Трезвых вообще, кажется не осталось, - сказал я другу.

- Ой, ты такой зануда, Стайлз. Еще рано, завтра не в школу. Я не хочу домой. И вообще, где моя куколка Мэгги, где эта стерва?

Бен заржал во все горло над этими комментариями, а я, махнув рукой, направился к другому столику. Обходя пьяных школьников, я наткнулся на танцующую Кирстен, а рядом с ней с бутылкой пива в руках, стояла Мэг.

- Стив напился, - сказал я ей, - ты как? Есть хоть кто-нибудь трезвый, кто сможет вас увезти?

Мэг закатила глаза и заныла своим тоненьким голоском:

- Он всегда напивается на вечеринках. Блин, а я обещала остаться сегодня у него.

- Не оставайся, в чем проблема? – спросила подругу Кирстен, и продолжила, глядя на меня, - мы доберемся, Стайлз. Город маленький. Не делай вид, что тебе не все равно.

- Мне не все равно, где спит пьяный Стив. А вот как доберетесь вы, меня действительно, не волнует.

Меня взбесило ее наглое выражение лица. Я не хотел грубить, но нагрубил. С какой стати, она что-то предъявляет мне? Мы со Стивом никогда не бросали друг друга на вечеринках, по крайней мере, предупреждали. Я не напивался, так как Стив, но были случаи, что и он тащил меня до дома.

Голубые глаза Кирстен налились кровью, и она чуть ли не зашипела, как змея:


- Заботься о своих новеньких дружках, мы как-нибудь сами.

- Еще раз повторяю: речь не о тебе.

Приняв тот факт, что здесь я ничего не добьюсь кроме оскорблений, я махнул рукой и направился к барной стойке, за которой Брук орудовала коктейлями.

- Повторить? – спросила она меня.

- Пока нет. Мне бы воды для Стива.

- Ох, этот проблемный подросток, - Брук достала с холодильника минералку и протянула мне. – Я отвезу его, Стайлз. Уверенна, что его сисястая подружка, тоже не в состоянии, как и все вокруг. Можешь спокойно уезжать со своей девушкой.

- Брук – ты золото.

Она улыбнулась, и потуже затянув резинкой светлый хвост, сказала:

- Не в первый раз.

Я расплатился за минералку, и вернулся к Мадлен. Стива уже не было рядом с Беном. Среди танцующих подростков, я заметил его высокую фигуру. Он держался за грудь Мэг, пока та, откинув голову, громко смеялась. Зря я волновался о Стиве, никуда он не денется.

На часах было около девяти, и никто из компании друзей Мадлен не собирался по домам. Все обсуждали поездку на окраину города и прикидывали кто, сколько выпил.

- Стайлз вообще не пил. И в его тачку, половина из нас влезет, – крикнула Рэйчел.

- Отлично. Ты как, Стайлз? Не против?

На самом деле, я хотел бы остаться с Мадлен наедине. Но видя, ее веселую улыбку и смех, решил, что это отличная идея – оторваться вместе на вечеринке. Тем более, ее друзья «приняли» меня. Не то, чтобы меня волновало чужое мнение, но сам факт, что перед ними, ни мне, ни Мадлен не предстоит испытывать неловкости, очень радовал.

- Да без проблем.

Резкий стук двери о стену, заставил нас умолкнуть.


- Ну, спасибо тебе, Прайс! – заорала Мелани, буквально влетая в бар.

Кто-то расхохотался, а кто-то продолжил веселиться. Стив умоляюще развел руки в сторону:


- Прости, малышка. Я забыл предупредить тебя. Не расстраивайся, у нас еще полно времени.

- Ты чертов засранец, - уже мягче пробурчала Мел.

- Все, валим отсюда, - крикнул Росс.

Я поймал руку Мадлен, и мы стали пробираться к выходу.

- Ты точно этого хочешь? – спросила Мадлен, уже на улице.

- Конечно, хочу. Мы можем отлично провести время. Не вижу проблемы. – Я обнял ее за талию одной рукой. - Я напишу эсэмэс Чарли, что задержусь. Надолго.

- Это точно, может затянуться, - улыбнулась она.

- А ты предупреждаешь маму?

Мадлен покачала головой:

- Сегодня у нее смена.

- А разве она тебя не проверяет? – немного удивился я ее ответом.

- Она мне доверяет.

- Тогда, давай сегодня воспользуемся этим, - хитро подмигнул я.

- Сегодня, да.

Бриттани прошла мимо нас, слегка задев меня плечом:

- Ну, хва-атит. Едем уже.

Все стали с шумом рассаживаться по машинам. Водителей оказалось двое: я и Зак. Основная часть компании залезла в мой «Ленд Ровер». Бен уселся рядом на переднем сиденье, чтобы показывать дорогу. Мы ехали с шумом и смехом. Из колонок громко играла музыка, а Бен вместо того, чтобы просто убавить, еще громче ее перекрикивал.

На дорогу ушло примерно минут тридцать. Проезжая кладбище Гринлон, я уж было подумал, что это здесь, но Бен заметив смятение на моем лице, рассмеялся:

- Расслабься, дружище. Никаких ритуалов. Это недалеко от клуба «Кернвуд», осталось меньше мили.

- Загородный клуб «Кернвуд»? – уточнил я. - Я знаю это место, приходилось бывать там.

- Вот и отлично. Там неподалеку есть склад, где проходят наши посиделки. Место тихое, спокойное. Охранники нас не трогают, там работает мой брат, так что, проблем с этим нет.

- Круто. Мне уже нравится.

Меньше чем, через десять минут, мы уже были на месте. Складом оказалось большое деревянное здание. Его окружал лес, из которого было слышно бесконечное уханье сов. Очень атмосферно для Салема.

Внутри было тепло, так как парни, сразу же растопили небольшой камин в углу. Множество старой мебели с одеялами говорило о том, что многие здесь даже остаются на ночь, скорее всего, после самых бурных вечеринок. Еще не старая, но довольно потрепанная деревянная лестница вела на второй этаж, который состоял лишь из нескольких досок. Но видимо, они были весьма прочными, раз на них не побоялись разместить стереосистему.

В целом, место было отпадным. Настоящее логово для американских подростков. Росс без колебаний забрался на доски, изображаемые второй этаж, и на всю громкость врубил что-то из Young Guns.

- Гуляе-ем! – закричал Бен, открывая бутылку виски, которую достал из хорошо припрятанного тайника.

Следующие пару часов, я смеялся настолько сильно, что думал, задохнусь. Мы пили, танцевали, играли. Рэйчел объявила о какой-то очередной игре, в правила которой входило убегать в лес. Я совсем не понял правил, и бежал за развевающимися волосами Мадлен. Она смеялась и убегала от меня, прячась за деревьями. Ее волосы снова показались мне серебряными, но только уже в лунном свете.

- Мадлен, стой! – крикнул я, задыхаясь.

- Ты что, спортсмен, устал? – игриво спросила она, вернувшись ко мне.

Я сел на землю и прислонился к дереву, и прикрыл глаза. Почувствовав, что Мадлен приблизилась ко мне на достаточное расстояние, я резко схватил ее за руку и повалил на себя.

- Ах, ты…- пропыхтела она, вырываясь.

- Тихо, тихо. Я, правда, устал и много выпил. Давай посидим, - сказал я ей, прижимая к себе.

- Но земля ведь холодная, Стайлз.

- Мы недолго. – Я убрал волосы с ее шее и прижался к ней холодными губами. Мадлен издала еле слышный стон. Она повернула голову, и я сразу же поцеловал ее.

- Нам нужно вернуться, - прошептала она, между поцелуями.

- Да, - мой ответ звучал хрипло. - Я даже не понял, во что мы играем.

Она беззаботно рассмеялась:

- Не важно, мы все равно проиграли.

Когда мы вернулись обратно, внутри уже находился Зак, и еще несколько ребят, которые поехали с ним из бара. Враждебного взгляда, в нашу сторону, я не увидел, но и радости тоже. Да и с чего ему радоваться? К нему прижималась белокурая девушка, та самая, что была с ним в баре. Мадлен поздоровалась с ней, назвав ее «Ким», и начала весело с ней щебетать.

Вечеринка продолжалась, и я все больше стал замечать, что слишком много пью. Конечно, я напивался несколько раз, ведь мне семнадцать. Но это было редко. Видимо, сегодня, тот редкий случай.

Мы с Мадлен много танцевали, и она тоже кажется, немного перебрала. Но было весело, ничего ужасного мы не совершали. Время шло, а мы все больше развлекались. На пьяную голову, мы клялись и признавались в вечной дружбе с Беном, Россом и другими парнями. Даже Зак пару раз хлопал меня по плечу, и хвалил нашу школьную футбольную команду.


***

Не знаю, сколько еще прошло времени. Мы с Мадлен, смеясь, выскочили из здания и направились к моей машине.

- Стайлз, ты пьян. Тебе нельзя за руль, - простонала Мадлен, когда я ее усадил на пассажирское кресло и пристегнул ремень.

- В аварию, я не попаду, не волнуйся. Но если нас остановят копы, думаю, мой папочка выручит меня. Ему ни к чему со мной проблемы, - ухмыльнулся я.

Мадлен никак не ответила на мои слова. Мы напились. Оба. Так вышло, что мы слишком расслабились и потеряли контроль. Было забавно наблюдать за пьяной Мадлен, она старалась казаться сдержанной и трезвой, и от этого мне становилось только смешно.

- Я п-предупредила всех, чтобы в случае чего, вызывали такси, так что поехали, - почти бодро пролепетала она. Я в очередной раз рассмеялся над ней, а она, сделав обиженное лицо, пробурчала:

- Видел бы ты себя, Стайлз Мерлоу.

- Уверен, завтра будет стыдно. Но сейчас, мне чертовки хорошо.


Я выехал на дорогу и не спеша повел автомобиль по Кернвудскому проспекту.

- Боже, Стайлз. Куда мы едем? – Мадлен видимо стало плохо.

Я подал ей воды и ласково провел ладонью по лбу:

- Потерпи, сладкая. Скоро будем дома.

Мадлен хохотнула:

- Сладкая?

- Очень, - глупо улыбаясь, ответил я.

Спустя бесконечные минуты, я припарковался возле моего дома. С вождением я справился отлично, будучи сильно пьяным, и мысленно себя за это похвалил. Мадлен уснула, и я без особого труда, взял ее на руки и понес в дом через задний двор. Не знаю, почему я решил, что это лучшая идея привезти ее ко мне домой, чем остаться у нее, где никого, кроме Айка не было. Но мои действия были автоматическими, и думал я, действительно мало. К тому же, родителей дома не было. Мама утром уехала в Бостон к отцу, так что, можно было не бояться наткнуться на кого-то утром. Чарли не в счет. Она поймет.

Стараясь не шуметь, я забрался на второй этаж с Мадлен на руках и прошел в свою комнату. Она проснулась, когда я положил ее на кровать и стал стаскивать с нее ботинки.

- Не говори, что ты привез меня в свой дом, - строго сказала она.

- Прости, я побоялся ехать дальше. Мой дом был ближе. Не волнуйся, родителей нет дома. Хочешь принять душ?

Мадлен села на кровати и сама сняла с себя ботинки.

- Ладно, - вдохнула она. - Мне нужны шорты и футболка. Встанем рано, чтобы я смогла убежать незамеченной Чарли и никакого секса. Еще слишком рано.

- Согласен, постараюсь, - лукаво взглянул я на нее. Затем порывшись, я достал из шкафа какие-то гавайские шорты и красную футболку.

- Что это? – изумилась Мадлен, разглядывая мои шорты.

- Что? Я носил их в шестом классе, тебе они будут в пору. Полотенце на полке и в шкафчике есть новые зубные щетки. Давай скорее, я хочу увидеть тебя в моих вещах.

Мадлен рассмеялась и скрылась в ванной комнате. Я стянул с себя все ненужное и, оставшись лишь в джинсах, растянулся на кровати. Сейчас я буду обнимать ее, и она будет спать в моей постели. Она настолько доверяет мне, что не побоялась остаться и не устроила истерику. Даже изрядно выпив, Мадлен прекрасно понимает, что я никогда не сделаю ничего против ее воли. Мне нравилась ее рассудительность.

Наверное, я уснул, так как очнулся прикосновения влажных губ к моей щеке.

- Ты такой милый, когда спишь.

Открыв глаза, я увидел Мадлен, склонившуюся надо мной. Ее волосы были мокрыми, и она пахала моим шампунем. Я приподнялся на локтях, любуясь ею. Футболка была ей слишком велика, скрывая все, о чем я лишь мечтал. Но вот шорты. Они открывали взору, красивые длинные для ее роста, ноги.

- Хватит пялиться. Иди в душ. От тебя воняет сигаретами, - игриво толкнула меня Мадлен. – Ты случайно, не курил?

- Кажется, нет, - я почесал затылок, и с трудом оторвавшись от ног Мадлен, соскочил с кровати, - не засыпай без меня.

- Согласна, постараюсь, - передразнила Мадлен.

Никогда я так еще быстро не принимал душ. Не глядя, что лью себе на голову и тело, я быстрыми движениями размазал все это и смыл. Натянув треники, я вышел из душа и увидел, что Мадлен сдержала свое обещание. Я забрался на кровать и тесно к ней прижался.

- Я хочу, чтобы так было каждый день, - прошептал я, - чтобы ты каждую ночь, засыпала на моих руках.

Мадлен поцеловала мою руку и тихо прошептала:

- Все впереди, Стайлз. Давай не будем спешить.

- Боже. Не думай, что я думаю о сексе. То есть, конечно, я думаю, но потом, не сейчас. Я не буду на тебя давить, мне и так хорошо.

- Я чувствую, - хохотнула Мадлен.

Она лежала, прижавшись спиною к моей груди, и явно почувствовала мою эрекцию, упирающуюся ей в спину. Мне стало немного неловко за это, но, в конце концов, мы встречались, и не было ничего удивительного, что я хочу свою девушку.

- Прости, - я откинулся на спину, положив руки под голову. - Я это не контролирую.

Мадлен перевернулась на живот и посмотрела на меня:

- Не извиняйся. Мне это нравится. Значит, я тебя возбуждаю.

В ту же секунду, я оказался на ней и со стоном ее поцеловал.


- Ты очень сильно меня возбуждаешь, Мадлен. Очень. Ты прекрасна. И я готов ждать столько, сколько потребуется.

На языке вертелся вопрос, девственница ли она? Но у меня хватило ума, не задать его вслух. Я уверен, что Мадлен еще девушка. Ей скоро семнадцать, и даже если я ошибаюсь, у нее это было не так часто. Но мне хотелось оказаться правым, хотелось быть у нее первым.

Мадлен отвечала на мои поцелуи и тихонько постанывала, гладя мою голую спину.

- Стайлз, - тяжело дыша, прошептала она, - у меня ведь к тебе, такие же чувства. Не искушай меня.

Ее слова распалили меня еще сильнее, и я начал тереться о ее тело своим. Я не мог остановиться. Она такая теплая, мягкая, податливая… И она в моей постели.

- Я обещал, Мадлен. Все произойдет тогда, когда захочешь ты, - сказал я тихо, - но не запрещай мне сходить с ума от желания, когда ты рядом.

Я стал тереться еще интенсивнее, сгорая от желания. Дыхание Мадлен участилось, и она не пыталась остановить меня. Мы были пьяны, да, но мы хотели друг друга. Я, правда, не собирался заниматься с ней сексом сейчас, находясь под действием алкоголя, но мне безумно хотелось касаться ее тела, пусть во вред себе. Позже, приму холодный душ. Мадлен схватила мою руку и прижала ее к своей груди. Я чуть не задохнулся от нахлынувших ощущений.

- Ты хочешь моей смерти, - прошептал я, крепче сжимая груди Мадлен. Она обвила своими ногами мое тело, двигая бедрами мне навстречу. Я боялся, что мои штаны вот-вот порвутся от этих ритмичных движений. Наше дыхание стало громким, и я уже не контролировал свои действия. Продолжая двигаться на Мадлен, я задрал ее футболку и прижался губами к теплым соскам. Мадлен выгнулась дугой и выдохнула:


- Боже…

После еще нескольких удивительных, и в то же время мучительных (из-за одежды) минут, я почувствовал, что мои боксеры стали влажными, и я испытал самый невероятный оргазм. Мадлен все еще двигалась подо мною, но через несколько секунд, она слабо вскрикнула, и я понял, что она ощутила то же самое. Я все еще находился над ней, опираясь на свои руки.

- Это было… просто незабываемо. Блин, Мадлен, это было превосходно. У меня нет слов.

У нас был вроде и был секс, и вроде бы и нет.

- Стайлз? – сквозь шум в ушах, я услышал ее голос.

- Что, сладкая? - вряд ли, я стану называть ее так трезвым.

- Мне завтра будет стыдно.

- Это будет завтра. И мы не сделали ничего плохого.

Я скатился с Мадлен, и крепче прижал ее маленькое тело к своему.

- Думаю, мне нужно поменять плавки, - шепнул я со смешком.

- О боже… - простонала она и уткнулась мне в грудь.


***


Проснулся я от тихого бормотания. С трудом, открыв один глаз, я увидел, как Мадлен рыщет по комнате, видимо в поисках своей одежды. С минуту я любовался ее запутавшимися волосами, которые огромной волной спадали на ее спину. Опустив взгляд ниже, и увидев ее голые ноги, я мигом вспомнил прошедшую ночь, и жар в моем теле усилился.

- Твои вещи в ванной, пупсик, - мой голос был хриплым от сна.

- Точно, - Мадлен побежала в ванную, и на ходу пробурчала, - лучше сладкая, чем пупсик.

Я тихо рассмеялся и, поднявшись на локтях, взглянул на часы на прикроватной тумбе.

09:35

Ого. С Чарли все же мы столкнемся, да и с Ханной тоже. Надеюсь, Мадлен останется позавтракать. Я быстренько оделся и постучал в дверь ванной комнаты.

- Входи.

Мадлен уже умытая и собранная чистила зубы.

- Сейчас я сделаю то же самое, и поцелую тебя.

Она немного сконфуженно улыбнулась мне, затем прополоскав рот, вышла. Видимо, она не шутила, сказав, что ей будет стыдно утром.

- Мадлен, все в порядке? – спросил я, выходя из ванной.

- Да, конечно, - быстро проговорила она, - только мы проспали. Мне будет ужасно неловко перед Чарли.

Я в два шага пересек комнату и притянул ее за талию.

- Посмотри на меня, Мадлен.

Она подняла глаза.

- То, что произошло, было прекрасным. Со мной никогда такого не было. Не стесняйся при мне. Это ведь я. Послушай, Чарли ничего плохого не подумает. В конце концов, мы ведь встречаемся. Это нормально.

- Да, я знаю, но все же… мы напились, Стайлз. Господи, как де мы много выпили.

- Зато здорово провели время. Мне понравились твои друзья.

- Правда? – ее глаза загорелись.

Я кивнул и поцеловал ее в губы.

- Я никогда не буду врать тебе. Вчерашняя ночь, на данный момент, является лучшей в моей жизни.

Она снова опустила взгляд и прошептала:

- В моей тоже. Для меня, ведь это очень важно.

- Я знаю.

- Я тебе что-нибудь говорила этой ночью?

- Нет, - я отрицательно покачал головой.

- Значит, это так заметно? – вздохнув, спросила она.

- Это не важно. Мне это нравится, - с улыбкой произнес я, и снова прижался к сладким губам. Она еще невинна.

- Ну, еще бы, - ухмыльнулась она. - Мне пора, Стайлз.


- Сначала, мы позавтракаем, - я схватил ее за руку, и мы вышли в коридор.

- Это не обязательно. Мама говорила, что вернется к одиннадцати. Мне нужно покормить Айка. Он всю ночь был один, - грустно сказала она.


- Мы быстро, Мадлен. Обещаю.


Спустившись в низ, мы оказались в гостиной, и остановились как вкопанные.

Прямо на нас, скрестив руки на груди, стояла и смотрела мать. Чуть поодаль, сидел на диване и пил кофе мой отец.



Глава 10 – Мадлен.


Мне никогда еще не было так стыдно.

Проснувшись утром со Стайлзом, в его кровати, я не сразу поняла, что это не сон. Темно-синие стены комнаты не резали глаза, как мои ярко-розовые. Почувствовав его руки на своей талии, картина прошлой ночи быстро восстановилась, и я соскочила как ошпаренная, начав быстро собираться домой. По всей комнате валялись вещи Стайлза. На кожаном диване, напротив кровати, я заметила его трусы. Прошедшая ночь была, наверное, одна из самых странных ночей в моей жизни. Хотя ничего странного в ней не было. Я напилась. И Стайлз вместе со мной. На самом деле, это было забавно. И те ощущения, что он подарил мне ночью, не сравнимы ни с чем. Такое было со мной впервые. Волны невиданного удовольствия пронзало все мое тело. Наш «почти секс» сблизил нас еще больше.

Но не это заставило меня так устыдиться. Быть может, и было подобное, но Стайлз быстро меня успокоил.

Волна стыда захлестнула, когда в гостиной мы наткнулись на его родителей.

Его мама стояла посреди шикарно обставленной комнаты, и внимательно за нами наблюдала. Ее взгляд прошелся по моему телу. Мои джинсы были слегка помяты, и местами виднелись грязные пятна. С красной блузкой и курткой было то же самое. Хорошо хоть свои спутанные волосы я завязала в хвост. Отец Стайлза сидел на диване кремового цвета и просто читал газету, потягивая кофе.

- Мама, папа - это Мадлен. Мадлен Ланкастер. Мы учимся в одной школе, и она моя девушка, - выпаливает Стайлз, сжимая мою руку. Конечно, он не ожидал такого поворота событий. Если он и планировал мое знакомство со своими родителями, то уж точно не сегодня.

- Здравствуйте, - я совсем не узнала свой голос.

- Девушка? – миссис Мерлоу приподняла свои идеальные темные брови. Мое приветствие так и повисло в воздухе. – Я думала, что ты встречаешься с Кирстен. Ее мама, Шелли Адамс, поведала мне об этом на прошлой неделе. Она сказала, что ее дочь говорит лишь только о моем сыне. Ведь так, Кевин?

- М-м ага, - невнятно промычал мистер Мерлоу. Его совершенно не волновало происходящее. Деловой костюм, явно сшитый на заказ, красивое гладко выбритое лицо говорили о том, что к такому человеку не стоит обращаться по пустякам. Я, именно таким пустяком и являлась. С которым, даже не стоит здороваться.


Но это меня не обидело. Гораздо больше задевал взгляд и тон миссис Мерлоу. Я видела ее пару раз в школе, и она никогда не производила впечатления добродушной и открытой женщины. Скорее, наоборот.


Видимо, Стайлз прекрасно знал свою мать. Его лицо изменилось, и он посмотрел на меня виновато.


- Нет, это не так, - сквозь зубы процедил он, обращаясь к матери.


- Быстро ты переключаешься, - невозмутимо сказала миссис Мерлоу, и, стуча каблуками по дорогому паркету, направилась к небольшому деревянному столику, на котором дымился свежий кофе.

- Все не так… - начал было Стайлз.

- Надеюсь, ты помнишь какой сегодня день, - не обращая ни на что внимания, перебила его мать. - Через пару часов, тебе нужно быть в дороге.

Она говорила о том, о чем я не знала. Стайлз не говорил мне, что ему нужно куда-то ехать. Но это семейные дела и меня они ни коем образом не касались.

- Я помню, - Стайлз явно был зол, и старался подавить свой гнев, до боли, сжимая мою руку. - Никогда не забывал о своих обязанностях.

- По твоему сегодняшнему виду, это не скажешь, - сказала миссис Мерлоу, усаживаясь рядом с мужем. – Ты хоть немного поспал?


А говорят, богатые люди воспитаны. У этой женщины, напрочь отсутствует чувство такта. Хотя, я больше склоняюсь к тому, что ее просто напросто совсем не волновало мое присутствие.

- Я. Спал. Мама, - отчетливо произнес Стайлз.


Больше всего на свете, мне хотелось покинуть эту комнату.


- Кстати, не забывай о сегодняшнем деловом ужине у мистера Пиперса за городом, - продолжила портить нервы своему сыну, миссис Мерлоу.


- Мы будет там, - тем же тоном, ответил он ей.

Глаза его матери прищурились, и с шумом поставив чашку на стол, она произнесла:


- Стайлз, мы это уже обсуждали. Ханне не место…

- Я говорю о себе и Мадлен. Я приду со своей девушкой и познакомлю со всеми.


Только не это. Такое я не переживу. Все с открытыми ртами уставились на Стайлза; даже его отец отложил газету.

- Это деловой ужин, - строго проговорила миссис Мерлоу, - а не посиделки, куда можно приводить кого угодно и устраивать знакомства.


Я ни «кто угодно». Я слегка потянула за руку Стайлза, давая понять, что хочу уйти. Но он продолжал стоять на месте.


- Ты не должна так говорить, мама. Все приводят своих знакомых. Мадлен и я вместе. И мне не хочется, чтобы меня снова ошибочно сводили с Кирстен.

Когда миссис Мерлоу открыла рот, чтобы что-то возразить, я поняла, что больше не выдержу.


- Стайлз…, - я со всей силы потянула его к выходу. Наконец-то он заметил мой умоляющий взгляд, и сам направился к двери, буркнув на ходу:


- Мы уходим.


Я даже не нашла силы сказать «до свидания» или «всего доброго». Да и зачем это говорить в пустоту?


Последнее, что я услышала, были слова мистера Мерлоу:


- Прекрати это, Мелоди. Они совсем молоды и просто веселятся…



Мы стояли во внешнем дворе. Стайлз прислонил голову к машине, которую припарковал этой ночью у небольшого фонтана. Я решила дать ему время прийти в себя. Представляю, что он чувствует. Сегодня было заметно холоднее, чем вчера. Зима нещадно приближалась. Некогда красивый сад потерял свои краски, но деревья еще хранили на себе остатки осенних листьев. Все равно, сад был прекрасным и ухоженным. Я никогда раньше не бывала в таких домах и садах.


Наконец, я не выдержала и подошла к нему сзади.


- Стайлз, - моя ладонь легка ему на спину.


Он слегка вздрогнул и повернулся ко мне. В его взгляде было столько печали. Я обняла его, прижавшись щекой к груди. Его сердце бешено колотилось.


- Прости за это, - прошептал он в мои волосы.


Я задрала голову и посмотрела ему в глаза.


- Тебе не за что просить прощения, Стайлз.


- Моя мать, она…


- Ш-ш, - мне пришлось встать на цыпочки, чтобы прикоснуться к его лицу губами. - Давай, просто забудем это.


- У нас было прекрасное утро, - тяжело дыша, сквозь поцелуи шептал Стайлз. - Ты даже не позавтракала.


- Самое лучшее утро, - согласилась я с ним, - не волнуйся ни о чем.


Стайлз открыл мне пассажирскую дверь, и я быстро юркнула на сиденье.


- Давай где-нибудь поедим, - предложил он, выезжая на дорогу.


- Мне нужно домой. Не хочу, чтобы мама догадалась, что я не ночевала дома. Да и Айк один.


- Ну, ладно, - грустно вздохнул он.


Я понимала его. Понимала, как ему неловко за маму, но не знала, как убедить, что это никак не повлияет на наши отношения. Несколько минут мы ехали в полной тишине, каждый погрузившись в свои мысли.


- Скажи мне что-нибудь, - я не выдержала первой, - не молчи, Стайлз. Ничего страшного не случилось.


Он повернул голову. Его взгляд быстро прошелся по моему обеспокоенному лицу и вернулся на дорогу.


- Скажи мне, что ты злишься. Не скрывай от меня свои эмоции, и не старайся делать вид, что они тебя не обидели. Меня это просто убивает.


Вот он чего хотел. Чтобы я выплеснула свою злобу на него. Ни за что.


- Я злюсь на тебя. Не нужно было говорить родителям, что мы пойдем вместе. Я чувствовала себя ужасно. Словно, я навязывалась.


Мы подъехали к подъездной дорожке возле моего дома. Стайлз заглушил мотор, и, расстегнув свой ремень безопасности, принялся за мой. Мои руки меня совсем не слушались. Он взял мое лицо в свои руки и заглянул в глаза.


- Прости меня за это. Я хочу доказать всем, что ты не простое увлечение. Сегодня мы пойдем туда, и никто ничего не скажет. Мистер Пиперс веселый, и будет рад тебе. Помнишь, я писал тебе о нем? Не волнуйся. Просто будь со мной сегодня. Прошу.


Я не могла выносить его взгляда. Он практически умолял меня, а я никак не могла заставить себя согласиться.


- Помниться, ты упоминал его как идиота с идиотской фамилией и зеленым галстуком, - я выдавила из себя улыбку.


Стайлз так же вымученно улыбнулся:


- Но он забавный идиот. Что скажешь?


Я снова опустила глаза:


- Не думаю, что это хорошая идея.


Он опустил мое лицо и положил голову на руль.


- Как все сложно, - пробормотал он.


Я провела рукой по его спутавшимся волосам.


- Это ты не усложняй. Давай, мы к этому тоже придем постепенно. А не так все сразу. Не давай своей маме повода злиться на тебя. Хотя бы сегодня. Тебе еще предстоит поездка.


Я вдруг вспомнила, что ему нужно ехать. Я не знала, куда и зачем, но спрашивать не собиралась. Было очевидно, что вечером он вернется. Расскажет сам, если посчитает нужным.


Стайлз поднял голову и притянул меня к себе.


- Когда мы увидимся?


Мы поцеловались. Медленно и нежно.


- Завтра. Позвони мне сегодня, хорошо?


- Хорошо, - прошептал он мне в губы.


Наш поцелуй стал более ритмичным. Я вновь потянула его за волосы и Стайлз тихо застонал.


- Не хочу отпускать тебя. Мне так было хорошо сегодня ночью.


- Стайлз…, - мой голос перешел на хрип, когда его губы переместились на мою шею, - мне пора.


- Я позвоню, - он со вздохом отпускает меня, и я выхожу из машины.


Обогнув машину, я стучу в окно с водительской стороны. Когда Стайлз открывает окно, я просовываю голову и вновь впиваюсь в его губы.


- Я буду ждать. И прошу тебя, не волнуйся об этом.


Поняв, что я имела в виду, Стайлз дарит мне свою обворожительную улыбку и говорит:


- Спасибо.



* * *


Мама вернулась ровно через пятнадцать минут, после моего возвращения. За это время, я успела наполнить миску Айка кормом, а ванну - водой. Она, ничего не подозревая, приготовила тосты, и отправилась спать. Я же, наслаждалась в ванне. Мои волосы все еще пахли шампунем Стайлза, и я решила их не мыть. Все тело приятно покалывало и ныло от воспоминаний от его прикосновений. Сегодня ночью, его руки были на всем моем теле. Я безумно хотела его. И я готова к этому. Это случится, и случится только с ним. Пока не знаю где и как, да и это не важно.


Кажется, я уснула. Мой телефон разрывался от входящего звонка. Я мокрыми руками нащупала его на полке, и даже не взглянув на экран, сняла с блокировки.

- Стайлз? – вместо типичного «алле», у меня вырвалось его имя, потому что все это время, думала лишь о его губах, пальцах и …


- Нет, не Стайлз, - веселый голос вернул меня в реальность.


Я вздрогнула и чуть не выронила телефон в воду. Быстро посмотрев на экран, я протараторила:


- Ой, Гордон. Привет. Извини.


- Привет, дорогуша. Ничего страшного. Чем занимаешься?


Он звонит, не просто так. Либо кто-то отсутствует и нужно заменить, либо по какой-то причине, меня увольняют.


- Хочу прогуляться со своей собакой. А что случилось, Гордон?


- У меня проблемы. Тала снова загремела в больницу. Елена сегодня не работает. До Рэйчел, я не могу дозвониться. Мы с Китом остались одни. И я снова вынужден просить тебя. Я знаю, ты всегда меня выручаешь.


- Гордон, я…


- Значит так, - бесцеремонно перебивает меня Гордон. - Сейчас ты гуляешь с собакой и делаешь нужные дела. Мы как-нибудь управимся. Но, умоляю тебя приехать к ланчу. На пару часов, и я тебя освобождаю. И оплачиваю как двойную смену. Так как ты никогда не отказываешь в помощи. Еще я помню, что скоро твой день рождения.


Ну как ему отказать? Конечно, я бы предпочла остаться дома с Айком, но мысль о двойной оплате отмела эту идею. Корысть взяла вверх. Я очень хочу обновки, особенно, нижнего белья. И да, скоро мой день рождения. Нужно как-то это отметить, но мы пока не придумали как.


- Уговорил, как всегда, Гордон. Но я буду позже. Мне, действительно нужно выгулять собаку и собраться.


- Не знаю, как тебя благодарить, - почти кричал Гордон.


- Знаешь-знаешь, - хитро ответила я. - Я не задержусь.


- Не торопись. Целую. – И отключился.


Что ж, время у меня еще есть. Я быстро вылезла из ванны и стала приводить себя в порядок. Хорошо хоть голову не помыла, иначе бы пришлось тащиться по городу с мокрыми волосами. Надев черную облегающую толстовку с высоким горлом, я стала рыться в шкафу в поиске чистых джинсов. Ну вот, практически все в стирке. Платье и кеды в такую погоду, совсем не вариант. К счастью, нашлась фиолетовая вельветовая юбка, которую я одевала всего пару раз. Отлично, это подойдет.



Кофейня уже была порядком переполнена. Я приехала позже, чем обещала. От меня сбежал Айк, погнавшись за птицей. Я догнала его только на другой улице. Затем мама не могла завести свой «форд», и мне пришлось ехать на автобусе с бесконечными остановками.

Увидев меня, Гордон облегченно вздохнул:


- Вот и ты. Как видишь, у нас здесь небольшой завал.


Я обняла его в знак приветствия, и, пробормотав «прости», помчалась переодеться в форму. Кит работал, ничего не замечая вокруг, и я решила поздороваться позже. Стягивая с себя толстовку, я зацепилась сережкой об капюшон.

- Черт.


Выругавшись, я стала дергать сильнее, но проклятая круглая серьга никак не хотела отцепляться. За этим занятием, я не сразу заметила в дверях Кита. Лишь повернувшись боком, я заметила его фигуру. Он наблюдал за мной и кажется, забавлялся.

- Привет. Прости, я не видел, что ты прошла сюда.


Вообще-то, здесь была специальная кабинка, чтобы мы могли переодеваться. Но так как, комната для персонала была свободнее, да и одевать, кроме футболки и фартука, нам больше было нечего, и мы это делали прямо здесь. Да и Гордон сюда в рабочие часы не заходил.

Я стояла посередине комнаты с задранной толстовкой у шеи. Кит мог любоваться моей грудью, скрывающейся под черным лифчиком. И что мне делать? Запищать? Наорать на него? Бред какой-то.


- Помоги мне, пожалуйста, - вот что я сказала.


Кит моментально подскочил ко мне и легко освободил от толстовки мое ухо. Потирая ухо, я пробормотала:


- Спасибо.


- Всегда, пожалуйста. – Кит возвышался надо мной, словно гора. Он был выше даже Стайлза. Его взгляд опустился на мою грудь, и я, сообразив, что не совсем в подобающем виде, прикрылась толстовкой.


- Прости. Я не думал…я просто зашел за чеками, - он подбежал к столу, схватил рулон чистой термобумаги и начал пятиться к выходу.


- Кит, пошевеливайся, - все еще прикрываясь, сказала я.


Он улыбнулся и выскочил в зал. Я бы подумала, что он странный, но это не так. Он просто на меня пялился, как обычный парень. Красавицей я себя не считала, но было приятно ловить на себе заинтересованные взгляды. Кит очень красивый и умный парень. Но в этом плане, он меня не привлекает, так как я уже встретила того, кто навсегда отбил у меня интерес к другим.


В зале полно завсегдатаев, как обычно по субботам. Играет любимая инди-рок группа Гордона. Кто-то читает книгу, кто-то сидит с планшетом, к нам приходят и писатели поработать прямо здесь. Я люблю наблюдать за ними, за всеми людьми. И подумываю, перенять у Талы или Елены субботу. Но это позже.

Я все же проработала до закрытия. Рейчел и Бритт закидали меня сообщениями. Оказывается, вчера напился каждый, кто был на складе. Стайлз звонил один раз и присылал эсэмэски. После сегодняшней ночи, он позволил себе пару пошлых сообщений, которые до слез рассмешили меня. Надеюсь, он расскажет куда ездил или хотя бы объяснит, что все в порядке. Я подозреваю, что все эти поездки связаны с Ханной. Она больна. Не в прямом смысле этого слова, но с ней явно что-то не так. Мне хотелось знать. Не от любопытства, а от того, что я к ней очень привязалась.


- Все детки, сворачиваемся, - крикнул Гордон кучке студентов, сидящих перед телевизором с пивом.


Они разочаровано загудели и стали медленно собираться. Я решила вернуться домой на автобусе. Наверняка, мама починит свой Форд только к понедельнику. Точнее, наш сосед, который делает это бесплатно, по дружбе. К тому же аккумулятор моего телефона почти разрядился, и позвонить подругам, я не могла.

Попрощавшись с Гордоном и Китом, я вышла на улицу. Гордон всегда оставался дольше, подводя итог за день. На улице стало гораздо холоднее. Натянув шапку, я пошла к остановке.

- Эй, Мадлен. Детка, не хочешь пива?


Те самые студенты, что последними покинули кофейню, стояли возле маленького сувенирного магазина.

- Нет. Спасибо, Том. – Том - парень с копной рыжих волос, оттолкнулся от стены, на которую облокачивался, и направился за мной. Я знала его. Он часто приходит к нам в кофейню с друзьями. Они о нем говорят, что он худший студент университета. В принципе, он не плохой парень, просто немного навязчив.

- Да ладно, Мадлен. Ну, пошли, хоть раз потусуешься с нами. Со студентами, - самодовольно ухмыльнулся он.


- Я уже тусовалась со студентами, - ухмыльнулась я в ответ.


- Ну, тем более.


- Она сказала, что не пойдет с тобой, - позади нас раздался грубый голос.


Мы с Томом одновременно обернулись и увидели Кита, подходившего к нам быстрыми шагами.

- Да отвали ты. Я разговариваю с Мадлен, - махнул на него рукой Том.


То что последовало за этим, я никак не ожидала увидеть. Кит подскочил к Тому и рывком притянул его за куртку.

- Ты меня не понял? – прошипел Кит.


- Кит, ты что? Он просто спросил. Отпусти его. - Я не понимала его агрессии. Он мог бы просто сказать ему.


Позади послышались крики. Это друзья Тома бежали к нему на помощь.


- Убери свои поганые руки или тебе не поздоровится, - не остался в долгу Том.

Нас уже окружила толпа из пяти-шести здоровых парней. Я отчаянно пыталась найти выход из ситуации. Но как назло, вокруг никого не было. Рискнув, я подошла к вцепившимся друг в друга парням и потянула Кита за куртку.


- Перестаньте. Иначе, я вызову полицию. Том мне ничего не сделал, Кит.


Кит отпустил Тома, и отошел на пару шагов. Тот сверлил его злобным взглядом:


- Ты попадешься мне, чокнутый придурок. Благодари Бога, что рядом Мадлен, иначе бы я прямо сейчас размазал твои мозги по асфальту. Идем ребята, мы еще поквитаемся.

Они, ухмыляясь и пересмеиваясь, стали уходить.

- Если бы не Мадлен, я бы тебя как следует, не встряхнул, идиот, - чуть слышно пробурчал Кит.


- Похоже, у тебя проблемы, - обратилась я к нему.


Он как-то странно посмотрел на меня. Он что ждал благодарности? Да он самоубийца, раз решил нарваться на такого как Том.

- Да что они мне сделают, - беспечно бросил он.


- А то, что подкараулят после работы и изобьют толпой. Ты не знаешь Тома. Он…в общем, ему нечего терять. Он такой.


- Я пытался защитить тебя, - удивленно произнес Кит. Он достал из кармана сигарету. - Ты не против?- уже закуривая, спросил он.

Я покачала головой.

- Кит, я его знаю. Он никогда не обижал меня, и не обидел бы.


- Он твой друг?


- Нет. Частый посетитель. Он всегда приглашает меня попить пиво.

- И ты хоть раз ходила?


- Нет. – Мне надоели его вопросы. Я развернулась и снова пошла к остановке.


- Подожди! – Кит догнал меня и пошел рядом. – Просто не люблю таких парней. Я подумал, что он пристает к тебе и вспылил.


- Ладно, - сказала я, - ты не сделал мне ничего плохого. Только себе.


- Не волнуйся. Это ерунда, - отмахнулся он.


- Хотелось бы верить.


Мы шли по бульвару в полном молчании. Мне безумно хотелось спать. Алкогольная ночь и суетливый день, давали о себе знать.

- Мадлен, - вдруг обратился ко мне Кит, - давай вернемся. На парковке моя машина, я могу отвезти тебя домой. Но у меня есть еще одно предложение.


Кит сегодня меня удивлял. С первого взгляда, он показался мне очень собранным и спокойным. Но пять минут назад, таковым не был. И вот сейчас, казалось, вернулся прежний уравновешенный Кит. Что ж, я его толком и не знаю. А вспышки гнева бывают у каждого. Кто знает, с чем это связано.

- И какое? – устало спросила я.


- Мой кузен работает в боулинге клубе. Это совсем близко. Давай перекусим там и бесплатно покидаем шары.


Кит был полон энтузиазма. Предложение было не плохим, но мне не очень хотелось кидать шары.


- Брось, Мадлен, - видя мой задумчивый взгляд, продолжил Кит. - Просто поедим и поболтаем. Узнаем друг друга получше, раз мы теперь коллеги. Ничего такого, твоему парню не к чему будет придраться.


- Ага, или ты оттаскаешь его за грудки? – это должно было прозвучать как шутка, но вышло как упрек.


К счастью, Кит понял и рассмеялся.


- Нет. Обещаю держать себя в руках.


Мне тоже стало смешно, и я улыбнулась.


- Ладно, - сдалась я. К тому же, есть мне хотелось безумно. Думаю, ничего страшного не случится, если я поем вместе с Китом. – Только, на часок. Я очень хочу спать, но есть хочу, больше.

- Заметано, - улыбнулся Кит, и мы направились в обратную сторону.



- Отличная тачка, - сказала я, забравшись в «Кадиллак» Кита.


- Спасибо, - засиял он, заводя мотор, - досталась от отца. Это пока единственное, что у меня есть.


Его слова не звучали так ущербно, как могло показаться. Наоборот, Кит радовался тому, что имеет. Это его качество, я оценила. Действительно, было неплохой идеей провести часок за болтовней с интересным человеком. Надеюсь, Стайлз поймет. Скрывать я от него не собираюсь.


- Ты из Англии? – поинтересовался Кит.


- Да, - наверняка ему это сказали в кофейне.


- Я догадался по акценту.


- У меня нет акцента, - возразила я.


Кит рассмеялся:


- Есть. И очень милый.


- Ну, спасибо, - саркастично заметила я.


- Вот-вот, - снова рассмеялся Кит, - ты благодаришь, как британка «Спассибо».


Обычно меня раздражало, когда говорили о моем акценте. Но Кит так непринужденно об этом намекнул, что я ни капли не рассердилась.



До клуба, о котором говорил Кит, мы доехали минут за десять. По дороге, мы выяснили, что наши музыкальные вкусы во многом совпадают.


- Кстати, где твой парень? Стайлз, верно? – спросил Кит, когда мы уже заняли свободную кабинку и заказали по гамбургеру.

- Верно. У него дела. Мы, знаешь ли, не каждый вечер можем проводить вместе.


- Понятно, - просто ответил он.


Час пролетел незаметно, мы много смеялись, обсуждая фильмы и музыку. Кит прочел мне пару стихов неизвестных авторов, а я в свою очередь, рассказала ему о своей большой коллекции комиксов. Поиграть в боулинг, я отказалась, так как время шло, а мне хотелось вернуться домой и зарядить свой телефон. Стайлз, наверняка, мне уже звонил или отправил сообщение.


- Ты не такая как все девушки, - сказал мне Кит, выруливая на мою улицу.


- Я знаю. – Мой ответ прозвучал самодовольно, и я попыталась исправить это. – То есть, я имею в виду, что слышу это постоянно. Но это не так.


- Это так. Тебе говорит, это твой парень, потому что вы с ним встречаетесь, а я говорю просто так. Так, как вижу.


Меня немного смутили его слова. Стайлз не говорит мне так лишь, потому, что мы встречаемся. Мы, действительно друг для друга, особенные. Потому что… Почему? Потому что влюблены? Да, думаю так. Почему-то именно, сейчас, в этот момент ко мне пришла мысль, что я люблю Стайлза Мерлоу. Сердце бешено застучало от осознания того, что я впервые влюбилась.


Кит не прав.


Я не успеваю возразить. Подъезжая к моему дому, фары освещают машину, стоящую напротив него, и прислонившегося к ней Стайлза.



* * *


Сердце подскочило до горла. Могу представить, что он подумает.


Кит заметил мой испуганный взгляд и сказал:


- Я выйду и все объясню ему.


Из меня вырвался нервный смешок:


- Стайлз не псих. Он доверяет мне. Спасибо за вечер, Кит.


- Да не за что, - улыбнулся он, - я все же хотя бы поздороваюсь.

Мы вышли из машины, и я прямиком побежала к Стайлзу. Конечно, он уже заметил с кем я приехала. По его лицу, я не могла прочесть злиться ли он. Оно было отстраненным.


- Стайлз, ты здесь, - запыхавшись, я схватила его за руку. - Мы просто съели по гамбургеру и Кит меня подвез. Ты же знаешь, у меня нет машины.


Я проявила малодушие, напомнив ему об отсутствии собственного автомобиля, и мысленно себя за это отругала. Но я до жути не хотела, чтобы он что-нибудь подумал.


Стайлз посмотрел на меня и кивнул:


- Все в порядке.


Но что-то его беспокоило. Кит понял, что мы хотим остаться и выяснить все наедине. Он протянул руку Стайлзу:


- Рад был увидеться. Всего доброго. Пока, Мадлен.


- Пока, - еле слышно ответила я.


- Да, и мне, - уверенно ответил Стайлз.


Кит уселся в свой серебристый «Кадиллак» и, развернувшись, уехал.


Мы остались вдвоем на безлюдной улице, освещенной фонарями. Только сейчас, я заметила, что Стайлз в черном костюме. Фиолетовая рубашка торчала из-под пиджака, а галстук небрежно расслаблен. Серебряная сережка в его ухе отражала тусклый свет.


Он тяжело вздохнул и, не глядя на меня, тихо сказал:


- Я поругался с матерью. Прости, я не сдержал слова. Просто бросил все и приехал к тебе и …


- Увидел, как другой парень подвозит меня домой, - закончила за него я.


Стайлз наконец, посмотрел на меня:


- Это как минимум странно. Он что, позвонил тебе и пригласил? И почему ты согласилась? Твой телефон выключен. Ты могла мне, просто хотя бы написать.


- Стайлз…


У меня есть ответы на все его вопросы, но не хочу отвечать прямо сейчас. Я вижу, он расстроен. Возможно, очередной ссорой с родителями. Он приехал ко мне и увидел Кита.


- Я ревную, Мадлен. Да, я тебе доверяю, но я ужасно ревную и ты…


- Стайлз! – кричу я, перебивая его тираду - Я люблю тебя.


Глава 11 – Стайлз.



Неужели она это сказала?


Или мне послышалось?

Мы стояли друг напротив друга на пустой темной улице. Из моей головы вмиг вылетело все, что накопилось за этот день: злость, обида, усталость, ревность.


Через час, когда я отвез Мадлен домой, мы с Ханной уже были на пути в Бостон. Не знаю, как мне удалось взять себя в руки, после того, что утром устроила моя мать. Если бы Мадлен не увела меня, то она увидела бы меня с той стороны, которую мне не хотелось ей показывать. Таких же титанических усилий, мне стоило приложить, чтобы поехать на ужин к мистеру Пиперсу за город. Я ходил по его вилле злой и сонный. На приветствия я лишь кивал головой. Мне хотелось напиться, но рядом находился отец и я был за рулем. Меня раздражали эти фальшивые улыбки и пустые разговоры. Несколько раз мне звонил Стив, который отрывался на очередной вечеринке, и я чуть не поддался искушению бросить все и поехать и как следует выпить. Но это ни к чему бы не привело. Мне нужно было увидеть ее. Обнять, поцеловать и забыть обо всем. Моя мать оскорбила ее. Если отец проявил равнодушие, то мать смотрела на Мадлен, как на пустое место. Меня сжигал стыд. Я прекрасно понимал, почему Мадлен отказалась поехать со мной на этот ужин, и не винил ее. Просто не смел.

Я продолжал угрюмо бродить по дому, пока мать не выдержала. Она ущипнула меня за бок и, утащив в пустую комнату, раздраженно прошептала:


- Прекрати хмуриться, Стайлз. И общайся с людьми, в конце концов. Ты ведешь себя так, будто кто-то умер.

- Если бы ты, хотя бы постаралась утром, быть чуточку приветливее, я бы тоже постарался сейчас, мама.

- Ты шутишь? Тебе семнадцать, и приводить девочку домой это нормально в твоем возрасте. Но приводить ее сюда, да и кто она? Стайлз, ты должен смотреть на вещи реально.

- Мне не нравятся твои намеки, - разозлился я.


- Смени тон. Мы в гостях. И как я могла быть приветливее? Ты и эта девочка были в таком виде… Несложно догадаться, что вы пили всю ночь. Вот как она на тебя влияет. Это все, что я увидела.

Мои глаза налились кровью, мне захотелось разбить что-нибудь.


- Ты ее не знаешь. Не смей так говорить. Можно подумать, что до нее я не пил и не ходил на вечеринки.


- Вот именно, Стайлз. Зачем тебе подружка, которая поддерживает такой образ жизни?

- Какой образ? Если мы выпили на вечеринке в честь победы, о которой ты даже не поинтересовалась, это не значит, что мы пьем постоянно. Стив это делает каждый вечер и для тебя он хороший мальчик.

Мамино лицо приняло самое холодное выражение:


- Стив - сын Кайла Прайса и в его воспитании я не участвую. И я знаю о том, что вы победили в финале. Мы с отцом очень тобой гордимся. Но все это можно обсудить дома, мне нужно идти.

- Ты даже не спросила о Ханне, - уже спокойнее, сказал я.

Лицо мамы вновь стало злым:


- Не делай из меня никчемную мать. Мне звонил Фрэнк. Я люблю своих детей, только кто-то это не видит и не ценит.

- О, да я вижу, - равнодушно ответил я, - особенно в такие моменты, когда ты улыбаешься и протягиваешь руку Мадлен, знакомясь с ней.

- Ты опять об этом. Я не буду распинаться перед этой девочкой, которую ты бросишь после нескольких попоек.

- С чего ты это взяла? И кто тебе дал право говорить так о ней? – я срываюсь на крик. Какого черта? Что она мелет?

Мама испуганно оглядывается и плотнее прикрывает дверь. Мы находились в огромной библиотеке мистера Пиперса. Когда дверь закрывается, до нас перестает доноситься тихая музыка, звон бокалов и голоса.


- Я еще раз повторяю: перестань разговаривать в таком тоне с матерью. Мы обсудим это дома.


- Продолжай, раз уже начала, - я не могу контролировать себя. Я не могу не кричать и не злиться.


- Я знаю, что ее мать алкоголичка, а брат умер от передозировки. Тебе не стоит общаться с ней.

Мои уши заложило от избытка информации. Возможно, это всего лишь сплетни. В городе любят болтать, и часть этой болтовни всего лишь выдумка.

Я отрицательно качаю головой. Мама, видя мой жест, продолжает:


- Да, Стайлз. Это правда. Именно, поэтому они уехали из Лондона. В поисках лучшей жизни.


- Ты не поняла меня, мам, - отвечаю я. - Мне все равно. Правда это или нет. Это не имеет значения. Я люблю ее.

- Что?

Сначала ее глаза округляются, а потом она начинает смеяться:


- Стайлз, какая любовь в семнадцать лет? Не говори ерунды. Идем, твой отец будет недоволен, что мы отлучились так надолго.


Я игнорирую ее, и прохожу мимо. Открыв двери, я говорю:


- Я уезжаю отсюда.


- Ты не посмеешь, - мама идет за мной и пытается схватить за руку. Но мы уже оказываемся в гостиной, где полно народу, и ей приходиться делать вид, что ничего особенного не произошло.


- Мелоди. Вот ты где, - противно пищит какая-то женщина и подходит к моей матери.


Она натянуто улыбается и начинает ей что-то говорить. Я не останавливаюсь и иду к выходу.

Всю дорогу я думал о том, что сказала моя мать, и игнорировал звонки от отца. Мадлен говорила мне, что у нее был брат, но он умер. Мы договорились, что расскажем, друг другу свои тайны, когда будем готовы. И я ждал этого. Меня бесило, что моя мать сказала мне это сегодня. И пусть это правда, это действительно не важно. Я люблю Мадлен. И мне верится с трудом, что миссис Ланкастер алкоголичка. Что бы ни произошло в жизни Мадлен, это ничего не изменит. Я лишь думаю о том, что ей пришлось пережить в родной стране, если все это правда.

Телефон Мадлен был отключен. Из их дома доносился еле слышный голос миссис Ланкастер и лай Айка. Сделав еще пару попыток дозвониться, я уже решил постучать в дверь. Не успел, и сделать шага, как на улицу выехал серебристый «Кадиллак» с Мадлен и каким-то парнем внутри.


***

Я смотрю на Мадлен и до сих пор перевариваю то, что услышал. Вся ревность мигом была забыта. Я верю ей, остальное - пустяки.

Спустя минуту, две или меньше, я не считал, она качает головой и направляется в сторону дома.

Нет, нет, нет. Она не так поняла мое молчание.

Я бегу за ней и хватаю за руку. Мадлен разворачивается и в ее глазах, я вижу слезы. Я целую их, впитываю соленую влагу, скопившуюся на ресницах.

- Любимая, - наконец-то поворачивается мой язык, - ты не представляешь, что сделала сейчас. Я должен был сказать это первым.

- Стайлз, - Мадлен слегка отстраняется, и выглядит удивленной, - что ты имеешь в виду?

- Я люблю тебя, - говорю ей, - тоже люблю, понимаешь? Я хотел признаться первым, должен был сделать это давно. Я дурак.

- Как давно? – расслабившись, спрашивает Мадлен.

- Всегда им был.

Я вновь притягиваю ее к себе и нежно целую в губы.

- Как давно, ты должен был признаться? – снова спрашивает Мадлен.

- Как только впервые поцеловал. Возможно, раньше.

- Ты уверен? – кажется Мадлен сбита с толку.

- Абсолютно.

Мы прижимаемся друг к другу, и я вдыхаю аромат ее кожи. Она такая теплая. Мой взгляд падает вниз, и я замечаю ее короткую юбку. Недавняя ревность вновь просыпается во мне.

- Ты надела юбку на встречу с этим Китом?

Мадлен закатывает глаза:

- Я была на работе, Стайлз. Подменила девчонок. Кит довез меня до дома, а по дороге мы съели по гамбургеру. Никто мне не звонил и никуда не приглашал, у него даже нет моего телефона. Но больше такого не повторится, я понимаю, что это неправильно.

Я обожаю ее.


- Теперь, я буду всегда забирать тебя с работы, договорились?


Мадлен улыбаясь, кивает.

- Ты расскажешь, что случилось? – вдруг серьезно спрашивает она.

Мне бы хотелось поговорить об этом, но я не посмею пересказать все эти грязные слова, которые сказала моя мать. Я отрицательно качаю и головой и невольно съеживаюсь от холодного ветра.

- Забирайся в машину, - говорю я ей, - здесь холодно.

- Ты раздет, - укоризненно говорит она и открывает пассажирскую дверь.

- Тебе не нравится? – я развожу в сторону руки, демонстрируя свой вид.

Мадлен с хитрой улыбкой, рассматривает меня и говорит:

- Залазь. Я покажу.

Я пулей влезаю в машину, чуть не оторвав при этом дверцу.

- Полегче, - смеется Мадлен. Она стягивает с себя шапку, ее волосы забавно растрепаны.

Я протягиваю руку и стараюсь уложить непослушные локоны. Мои руки перемещаются на ее плечи, затем я медленно снимаю с нее куртку.

- Здесь очень жарко, - шепчу я.

Мадлен сама снимает с себя куртку и перебирается ко мне на колени. Спиной она случайно давит на клаксон.

- Черт, - ругается она, пока я тихо смеюсь.

Мы замираем, и я с улыбкой наблюдаю за настороженным лицом Мадлен.

- Чего ты смеешься, Стайлз? – замечая мою улыбку, спрашивает она. - Моя мама может выйти и мне придется слезть с твоих колен.

- О, нет, - я отодвигаю кресло на предельное расстояние, и прижимаю ее к себе.

Кажется, никто ни обратил внимание на сигнал. На улице все так же тихо. Мадлен наклоняется и целует меня. Я забираюсь ей под кофту и глажу живот. Ее кожа под моими руками покрывается мурашками. Мадлен начинает целовать меня еще сильнее, еще страстнее, и я уже чувствую, что начинаю возбуждаться. Она расстегивает на мне рубашку и водит своими маленькими пальчиками по голой груди. Я отрываюсь от ее губ и перемещаюсь на шею, затем оттягиваю мочку уха, и шепчу:


- Что ты хочешь на свой день рождения?


Мадлен берет мои руки и кладет их на свою попу.


- Тебя, Стайлз. Я хочу тебя.


Мой мозг полностью отключается. Я сжимаю ее попу и медленно тяну вверх толстовку. Мадлен поднимает руки, и через секунду остается в одном лифчике. Я держу ее за тонкую талию и любуюсь совершенством этого тела. Она начинает немного ерзать, тем самым причиняя мне удовольствие и сладкую пытку одновременно. Прошлой ночью, мы оба кончили именно так. Сейчас я хочу большего. Мадлен наклоняется и целует мою грудь. Сквозь зубы, я вбираю больше воздуха и откидываюсь на сиденье. Когда она оставляет влажную дорожку своим языком, я рывком стаскиваю свою рубашку. Это больше, чем я готов вытерпеть. Ее тело полностью в моих руках. Я расстегиваю ее лифчик, который падает между нами. Теперь очередь Мадлен откинуть голову, когда мои губы смыкаются на ее сосках. В машине становится невыносимо жарко от нашего дыхания. Стоны выходят из моего горла не прерываясь. Мадлен шепчет, медленно двигаясь на мне:

- Сейчас, Стайлз. Я хочу свой подарок сейчас.

Наши губы встречаются, и мы целуемся так, что наши зубы ударяются.

Внезапно, раздается телефонный звонок. И он настолько громкий, что мы вздрагиваем от неожиданности. По рингтону, я соображаю, что телефон мой. Он немного отрезвляет нас.

- Ответь, - говорит Мадлен.


Я достаю телефон из кармана брюк, и вижу номер отца. Сейчас мне никак не хочется выслушивать все, что он мне скажет. Послушаю дома, если он останется. В любом случае, очередного скандала с матерью, мне не избежать. От этой мысли, мне становится тошно. Одной рукой, я закрываю глаза, другой – держу за талию Мадлен.

- Стайлз, ты в порядке? – робко спрашивает она.

Я убираю руку и с лица и вижу, как Мадлен прикрывает грудь. Я беру ее за запястья, и слегка отвожу их назад.

- Не закрывайся от меня. Ты красива, Мадлен. И я безумно хочу тебя. Ты даже не представляешь как. Но этого не случится в машине. Я буду заниматься с тобой любовью только в кровати.

- Ты хочешь сказать, что у нас никогда не будет секса в машине? Или где-нибудь под деревом, или в палатке или…

- Ш-ш, - я целую ее сладкие губы. – Где угодно, но не в первый раз. А ты уже думала о таких безумных вещах?


Мадлен опускает голову и немного смущается:


- Ну, да. Думала.

Я тихо смеюсь и вновь прикасаюсь губами к ее груди. Она помещается в моей ладони и мне до безумия это нравится.

- Если ты не будешь, заниматься сегодня со мной сексом, оставь в покое мои сиськи, - угрожающе говорит она.


Меня пробирает смех, и мы вместе начинаем громко хохотать. Затем я поднимаю лифчик Мадлен и аккуратно одеваю его обратно. Она перебирается на пассажирское кресло, и мы одеваемся, переглядываясь.

- Ты не ответил на мой вопрос, Стайлз, - вдруг говорит Мадлен. - Все в порядке?

- Все хорошо, Мадлен, - я беру ее за руку. - Просто я сбежал с ужина и мне стоит объясниться.

- Мне бы не хотелось, чтобы из-за меня, у тебя были проблемы, - грустно говорит она.

- Эй, - я усиливаю хватку и тяну ее на себя. - Единственная моя проблема – это, когда рядом нет тебя.

Она дарит мне самую счастливую улыбку.


- Мне пора.


- Я люблю тебя, Мадлен.


- Я люблю тебя, Стайлз.



***


- С днем рождения, сладкая.

Я шепчу это в ухо Мадлен и прижимаюсь к ее спине грудью. Она опирается рукой о школьные шкафчики и со смешком говорит:


- Это десятый раз за день, Стайлз.


- Тебе сегодня семнадцать, и я скажу это еще как минимум семь раз, - мои руки обвиваются вокруг ее талии.

Я замечаю интересную на вид коробку, которую Мадлен запихивает подальше в шкафчик. Я протягиваю руку и с легкостью ее достаю. На вид коробка размером с футбольный мяч. Приятная на ощупь, будто отделана черным бархатом. Похоже, так и есть. На ней интересные рисунки в виде крошечных трусиков, усыпанных стразами.


- Что это?

- Это подарок, - Мадлен старается забрать у меня коробку, но я не позволяю.


- Верни, - злится она.


- После того, как я взгляну. Мне интересно, кто дарит подарки из секс-шопа моей девушке? - иронично заявляю я.


- Как ты догадался? – Мадлен старается подавить улыбку.

Я провожу пальцами по стразам, которыми отделано слово «SEX».

- Мне утром подарили Рей и Бритт, кто ж еще, - признается она.

- Я взгляну? – спрашиваю я.


Мадлен пожимает плечами:


- Да пожалуйста.


Я открываю коробку, и мои глаза лезут на лоб. Внутри находится почти весь арсенал для модели из «Плейбоя». Крошечный черный лифчик, неимоверно крошечные трусики, которые вряд ли что прикроют. Я подхватываю пальцами темно-фиолетовые чулки и вижу под ними такого же цвета наручники и несколько пачек презервативов. Хм, с разными вкусами. Мадлен поворачивает голову, и ее лицо становится испуганным.


- Ты просил только посмотреть, а не показывать всей школе.

Она забирает коробку и быстренько засовывает ее обратно в шкафчик.

- Когда я во всем этом тебя увижу? - я все еще не могу выкинуть из головы образ Мадлен в этих вещах.

- Хм, думаю, этот день не далек, - она немного задумывается. - Мне кажется, с твоей фиолетовой рубашкой, это будет смотреться в два раза сексуальнее.


Я снова делаю мысленный образ, и кровь начинает бежать быстрее.


- Боже, это рубашка уже твоя. Больше не слова, иначе вместо истории, я утащу тебя в туалет.


Мадлен прыскает со смеху и берет меня за руку.




После уроков, я еду домой за Ханной. Сегодня Мадлен и Рэйчел не работают как обычно по средам. Девятое декабря – день рождения Мадлен. Мы много думали, чтобы придумать в этот день. И нашу проблему решила миссис Ланкастер, мама Мадлен. Она решила устроить небольшую вечеринку дома и пригласить самых близких друзей. Мы с Ханной входили в это число. Я немного волновался по поводу своей сестры. Ее молчание заметно. Но я был уверен, что эти люди не будут расспрашивать об этом. В любом случае, я - не мои родители, и прятать Ханну не собираюсь. Она и так очень мало с кем общается и меня это мучает постоянно.

Родителей не было дома. Впрочем, как всегда. Перемолвившись несколькими словами с Чарли, мы с Ханной отправляемся к Мадлен. Дверь нам открывает красивая и нарядная миссис Ланкастер. И эту женщину моя мать назвала алкоголичкой? Наверняка, она ее даже не видела. Мама Мадлен очень тепло нам улыбается и приглашает в дом.


- Миссис Ланкастер…, - начинаю я.

- О, нет, - перебивает она. - Все друзья Мадлен зовут меня по имени. Думаю ее парню такое тоже можно позволить. Эрин, зови меня просто Эрин.


Мне нравится моя будущая теща, я широко ей улыбаюсь.


- Хорошо. Спасибо, Эрин.


- Не снимайте куртки, проходите на задний двор. У нас барбекю, погода сегодня позволяет, - она показывает рукой в сторону кухни, и мы с Ханной идем туда.


Их дом очень уютный. Пахнет домашней едой и все говорит о женской руке. Кухня обставлена в мягких тонах и выглядит как с обложки глянцевого журнала для домохозяек. В нашем доме такого нет. Конечно, кухню тоже можно назвать уютной, ведь там всем заправляет Чарли, но нет такой атмосферы тепла. Домашнего тепла.


Мы выходим на задний двор, и я почти врезаюсь в Росса.


- Ох, прости, - бормочет он.

Росс в своей черной традиционной шапке. Мне кажется, он ее никогда не снимает. Ботинки, джинсы и рубашка. Мы одеты идентично. Мы разглядываем друг друга и смеемся.


- Хорошо, что ты не носишь шапку, - смеется Росс.


- Я оставил ее в машине, - отвечаю я.


Ханна бежит к Айку и начинает его гладить.


- Моя сестра, - киваю в ее сторону.


- Вы похожи, - улыбаясь, говорит Росс. - Впервые в доме у Ланкастеров?


- О, да.


- Эрин классная, - говорит Росс. - Она самая крутая мама, из всех мам, что я встречал.


- Спасибо, милый, - Эрин появляется в дверях с тарелками в руках. - Стайлз, давай я тебя познакомлю со всеми. Мадлен скоро спустится.


Росс хватает тарелки с ее рук, а я бегу вслед за ней. Двор небольшой, но опять же, очень уютный и обжитый. Между двумя невысокими ивами, растянут гамак, в котором сидят и о чем-то беседуют две женщины. Рядом орудуют барбекю Бен и незнакомый мне мужчина. Эрин представляет меня как молодого человека Мадлен, и взрослые оценивающе на меня смотрят. Это очень приятные люди, улыбающиеся и не задающие вопросы. Они знают, чей я сын и не удивлены моим присутствием. Они не спешат угодить мне или что-то предложить. Это радует, и я чувствую отлично. Две женщины – это миссис Дан - мама Бриттани, и миссис Рид - мама Рэйчел. Мужчина, мистер Хейз - сосед Мадлен и Эрин. Он так же просил называть его просто Джошем. Для меня было странным обращаться к взрослым просто по имени, как к друзьям. В окружении, в котором я вырос, такое не встречалось. Но я привык минут за пять. Дружеская и непринужденная атмосфера сделали свое дело, и я полностью расслабился. Такое чувство, что я знал этих людей всю свою жизнь. Бен пил пиво, и я подменил его за жаркой стейков. Мы с Джошем разболтались о машинах. Он был механиком. И сколько себя помнит, все годы провел под машиной. Я понял, что он разведен, и то, как он смотрел в сторону Эрин, несложно было догадаться к чему это ведет. Интересно, Мадлен тоже догадывается?


- А вот и они! – восклицает миссис Дан.


- Ну, наконец-то! Я ужасно хочу есть, – ворчит Бен.

На небольшой веранде появляется неразлучная троица. Бриттани, как обычно в черном коротком платье, всегда улыбающаяся Рэйчел, сегодня в красном и моя Мадлен. Так вот почему, она вчера сбежала от меня и сказала, что нужно раньше на работу. Сейчас на ней было короткое свободное платье. Оно было черным, но рукава, которые опускались чуть ниже локтей – белые в черный горошек. Точно так же отделан подол. Свои непослушные волосы она выпрямила и стала выглядеть по-другому. Возможно, это и из-за макияжа, который был сегодня более ярким, чем обычно. Мадлен казалась выше в ботинках на высокой платформе. У меня отвисла челюсть, пока она кружилась под одобрительные возгласы.


- Ну, все налюбовались, - заявляет Мадлен и натягивает теплую рубашку поверх платья.


- Сегодня плюс восемь. Можно было и потерпеть, - протестует Рэйчел.


- Нет, уж. – Мадлен замечает меня и быстрыми шагами пересекает расстояние между нами. Я настолько наглею, что целую ее в губы, не обращая ни на кого внимания. Но всем, кажется, что это нормально, и никто ничего не говорит. Нас отвлекает Ханна. Она дергает Мадлен за рубашку, обращая на себя внимание. Мадлен отрывается от моих губ и садится на корточки, чтобы быть с Ханной на одном уровне. Моя сестра достает из кармана красную небольшую коробку и с улыбкой протягивает ее Мадлен.


- Это мне?


Ханна шире улыбается и энергичнее кивает.


- Спасибо, милая, - Мадлен целует Ханну в щеку и открывает коробку.

Внутри находятся сережки в виде перьев. Черные с белыми пятнами.


- Они идеально подходят к моему платью, - Мадлен приходит в восторг, - помоги мне.


Она поднимается, и я помогаю ей надеть сережки.


- Идеально, - шепчу я, и снова целую. - Ты такая красивая, Мадлен.


- Спасибо, - робко, улыбается она.

- Это подарок Ханны. Свой я подарю позже.


- Очень жду.

Нас зовут, и мы рассаживаемся за большим круглым столом. Росс включает на магнитоле Al Bano «Felicita», и, пританцовывая, идет к столу. Все одобрительно галдят, и толком не зная слов, начинают подпевать. Невнятное подражание итальянскому языку вызывает у всех смех.


- Ну, все хватит. Обед стынет, - объявляет Эрин. - Налетайте!

Я впервые в жизни присутствовал на таком обеде. Можно было обсуждать все. Шутки, смех, непринужденная болтовня. Росс, Бен и Джош пили пиво, но я решил сегодня воздержаться. Девушки тоже не пили, очевидно, рассчитывая на вечер. Ханна много ела и смеялась вместе со всеми. Миссис Дан постоянно накладывала ей большие порции и половину Ханна отдавала Айку. Никого это не волновало, Айк являлся таким же членом семьи. И никто не обращал внимания на молчание Ханны, все были с ней дружелюбны и не приставали с расспросами. Я даже перестал думать об этом, и полностью наслаждался компанией этих людей.

У Бена прозвенел мобильный, и он побежал в дом, бросив на ходу:


- Наконец-то Зак приехал.


- Вечно он опаздывает, - произносит Бриттани.

Мадлен наклоняется ко мне и шепчет:


- Я не могла не пригласить его. Тем более, за меня это сделала мама.


- Это твой день рождения, Мадлен. И ты можешь приглашать кого угодно, - меня немного напрягло, что Зак тоже будет здесь, но лишь немного. Я не собираюсь из-за этого устраивать сцену.

Мадлен благодарно целует меня в щеку и встает из-за стола, чтобы поприветствовать новых гостей.

Зак приехал не один. С ним была Ким, блондинка из его класса. Они обнимают и поздравляют Мадлен и присоединяются к нам за столом. Мы с Заком лишь киваем друг другу головой. Его присутствие ничего не меняет. Я так же чувствую себя уютно и в «своей тарелке». Мадлен все время прижимается ко мне и во мне просыпается дикое желание оказаться с ней наедине.


- Я еще не видел твою комнату, - шепчу я ей.


Мадлен хитро улыбается.


- Мам, присмотри за Ханной. Я покажу Стайлзу свои комиксы.


- Конечно, милая.


Мы поднимаемся из-за стола и идем в дом. Уже на лестнице, меня осеняет:


- Стоп! Комиксы?


- О, нет. Ты не уткнешься в них. Ты будешь целовать меня.


- Мадлен, ты серьезно? Ты коллекционируешь комиксы? Почему ничего не говорила?


Она открывает дверь в свою комнату и говорит:


- Не знаю. Может, потому что уже не собираю их.


Когда я оказываюсь там, где все связано с ней. Из моей головы мигом вылетает все лишнее. Этот запах…

Ее запах. Он лишает меня рассудка.


Комната небольшая. Большую ее часть занимают книги, находящиеся повсюду: на компьютерном столе, на полу, на кровати, у которой, кстати, два яруса. Я смотрю на кровать и улыбаюсь:


- Судя по ловцу снов, ты спишь наверху.


- Точно.


- Дайте-ка угадаю, кто спит внизу.


- Ох, конечно, большой выбор, - смеется она.


Я снимаю с Мадлен рубашку и любуюсь ею. Она прижимается ко мне всем телом и запускает руки в мои волосы. Я наклоняюсь и ловлю ее губы. Мы целуемся нежно и страстно. Каждый ее поцелуй дарит все новые и новые ощущения. Мы играем языками, и она тихонько стонет мне в рот:


- Мои комиксы…

- Что? – тяжело дыша, открываюсь от ее губ.

- Посмотри мои комиксы, - уже внятно говорит она, - пока мы снова не слетели с катушек.


Она подходит к большому встроенному в стену шкафу. Открыв его, она отходит в сторону, и я не верю своим глазам. Разве может у девчонки быть такая коллекция комиксов? Их здесь штук двести, не меньше.


- Я их недавно разложила по годам и выпускам. Часть из них принадлежала еще моему брату.


- Пожалуйста, снова перемешай их. Я хочу их сам разложить, - заворожено говорю я.


Мадлен смеется и закрывает шкаф.


- Хорошо. Я сделаю это для тебя.



Во дворе, когда мы возвращаемся, уже царит другая атмосфера. Взрослые расположились в гамаке и играют в карты на маленьком столике, стоящем рядом. Эрин курит сигарету, и весело смеется. Мадлен очень похожа на свою маму. Сигарета совсем не портит образ Эрин. Скорее наоборот, придает ей некий шарм. Она выглядит как Лана Дель Рей в своих ганстерских клипах. Ханна и Рэйчел играют с Айком, а остальные пьют пиво, стоя у костра. Зак и Бен тоже закуривают сигареты, и Бриттани кривит лицо.

- Фу, сколько можно курить?


Бен прижимает ее к себе и тянет губы.


- Тебе нравится это, детка. Не капризничай.

Мы присоединяемся к ним и начинаем непринужденную беседу.


- Так, дети! – раздается голос Эрин. – Маме скоро на работу. Много не пить. Презервативы в ванной в шкафчике. И попробуйте только закурить в доме.


Ого!


Все дружно смеются.


- Я ни за что не приведу своих друзей-оболтусов в твое уютное логово, Эрин, - отвечает Бен. - У меня в гараже все готово для отличной вечеринки.


- Ты - просто золото Бен, - улыбается Эрин. - Стайлз, привези Мадлен вовремя, и чтобы завтра все были на занятиях.


- Да, мэм, - все хором говорим мы.

- Еще раз так меня назовете, и ваша тусовка накроется, - угрожающе говорит она.


- О, да, да, да Эрин! – кричит Росс и бежит к магнитоле. Он врубает на всю громкость Майкла Джексона «Dirty Diana».


- Давай, Мадлен! – кричит он. - Твоя Диана.


Мадлен раскачивается под музыку, плавно двигая бедрами. Я обхожу ее и осторожно прижимаюсь сзади. Мы перестаем замечать всех вокруг и видим только друг друга.


В течение часа мы танцуем вокруг костра и поем песни под гитару. Я тоже неплохо владею гитарой и прошу у Бена передать мне инструмент. Мадлен с удивлением смотрит на меня, я лишь пожимаю плечами. Я научился сам, в классе шестом или седьмом.

Время проходит быстро. Эрин собирается на работу, а Джош, миссис Дан и миссис Рид уходят по домам. Бен заставляет Мадлен открыть все подарки. Свой я держу в машине, и хочу ей подарить без свидетелей. Я хотел бы это сделать где-нибудь в ресторане или на пляже, в общем, хотел устроить ей романтический вечер. Но видя, как Мадлен счастлива в компании самых близких людей, я не стал просить ее уехать со мной. Она не из тех девчонок, которые любят эти бесконечные свидания и походы в рестораны. Нам и без этого хорошо друг с другом и мы проведем ее день рождения в кругу друзей.


Мы отвозим Ханну домой, и едем к дому Бена. Вчера он звонил мне и интересовался, планирую ли я, что-нибудь для Мадлен. Я очень оценил этот жест, и мы вместе решили устроить вечеринку у него в гараже. О планах Эрин мы еще не знали, поэтому приготовили все заранее. Получилось даже лучше, чем планировалось.

По дороге я резко сворачиваю на обочину и включаю аварийку.


- Что такое, Стайлз? – удивленно спрашивает Мадлен. Она сидит подогнув ноги так, что и без того короткое платье оголяет ее ноги. Она просто дразнит меня.


- Мой подарок, - отвечаю я и достаю из бардачка тонкий конверт. - Открой.


Мадлен улыбается и берет в руки конверт. Когда она видит его содержимое, ее глаза округляются. Она достает билеты и качает головой.


- Стайлз… Это


- Я боялся тебе не понравится.


- Ты шутишь?


Она снова и снова разглядывает билеты в Бостонский оперный театр на рождественскую постановку «Щелкунчика».


- Это будет как раз на наших каникулах. Надеюсь, ты позволишь, мне ехать с тобой?


Вместо ответа она набрасывается на меня и целует.


- Спасибо, спасибо, спасибо. Не представляю, сколько это стоит. Но у меня нет сил, отказаться от такого подарка.


Цена билетов абсолютно меня не волновала, но вот, чтобы достать билеты пришлось попотеть. Спасибо Кэтрин Батлер учительнице Ханны, у которой были свои связи. Она достала мне два билета на посадочную зону в бельэтаж у перекупщиков. И теперь, я с нетерпением ждал этот день.


- Ты бы очень сильно меня обидела, если бы отказалась от подарка, - говорю я, ответив на поцелуй.


- Я не дура, - улыбается Мадлен.

- Кстати, чуть не забыл.


Я тянусь на заднее сиденье и достаю оттуда пакет. Мадлен заглядывает в него и достает мою фиолетовую рубашку, которая была на мне в субботу. Мадлен тут же сменяет свою куртку на мою рубашку.

- Холодно, - возражаю я.

- Внутри тепло. Ты останешься сегодня со мной? – Почти шепотом спрашивает она.


Мои руки сжимают руль. Я знаю, о чем она. И хочу этого не меньше. Сегодня это произойдет.

- Да, - просто отвечаю я.



***



- С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ!


Этим криком встречают Мадлен, когда мы заходим в огромный гараж Бена. Здесь собрались остальные ребята, которых я мало знал. Весь гараж увешан шарами и посередине на стене огромными буквами горит имя «Мадлен». Вчера, мы с Беном обошли весь город, в поисках маленьких цветных лампочек.


Мадлен закрывает рот от восторга и начинает обнимать каждого, кого еще не видела.


Весь вечер играет рок-музыка, и все постепенно начинают напиваться. Рэйчел на спор выпила четыре шота подряд, и ее чуть не стошнило прямо на стол. Мы с Мадлен не пьем ни капли, с нетерпением ожидая, когда можно уехать. Я написал Чарли сообщение, чтобы они с Ханной не ждали меня домой, и самостоятельно обработали шрамы. Чарли я мог это доверить. Больше никому. Разве что Мадлен, если бы она о них знала.

Я смотрю только на нее, пока она болтает с девчонками, сидя на большом диване. Я достаю из холодильника минералку, уже не помню какую по счету. Возле меня на стул приземляется Зак.


- Как дела? – небрежно спрашивает он.


- Да все нормально, - я не задаю встречный вопрос.

- Скажу все сразу. Я вижу, что у вас с Мадлен все серьезно. Не скрою, она до сих пор мне нравится, но теперь я с Ким. Я был не прав на твой счет и признаю свою вину. Мне действительно жаль. То, как я поступил очень низко. И я чувствую себя дерьмово. Спасибо, что никому не рассказал.

Я смотрю в глаза Заку и вижу, что он искренен. Какой смысл злится на него, если он друг Мадлен? И что бы ни было, он признал свою ошибку и извинился. Он протягивает руку, и я пожимаю ее.


- Просто забудем. Будто этого и не было.


- Спасибо, Стайлз.


Краем глаза я замечаю, что Мадлен смотрит на нас и тепло улыбается.

Наконец- то проходят часа три не меньше, прежде чем нас отпускают. Мы бежим к машине и со смехом пристегиваемся. Я жму на газ и еду к дому Мадлен.


Мы врываемся в дом и хотим все сделать как в кино, стаскивая по дороге до комнаты одежду. Но наш план рушит Айк, беззаботно прыгая и царапая наши тела своими огромными когтями.

- Айк, прекрати, - стонет Мадлен. - Мы не играем.


Он опускает голову и своим верными глазами смотрит на хозяйку.

- Оох, - ворчит она и идет на кухню. Я иду следом за ней. Мы достаем остатки стейков из холодильника и щедро кормим пса.


- Айк, спишь здесь, - повелительным тоном говорит Мадлен, показывая на диван.


Она хватает меня за руку и ведет наверх.

- Теперь, он нам не помешает.


Когда мы оказываемся в ее комнате, пыл наш немного поутих. На его смену приходит какая-то неловкость и смущение.

- Эм, хочешь я надену то, что подарили мне девочки? – неуверенно спрашивает Мадлен.


Я подхожу к ней и провожу тыльной стороной ладони по ее щеке.


- Нет. Только тогда, когда сама захочешь. Просто будь в моей рубашке.

Я снимаю с нее рубашку, а затем медленно стягиваю платье. Опускаюсь на колени и смотрю на нее снизу вверх. Мадлен начинает громко дышать, когда я прикасаюсь губами к ее животу. Комнату освещает лишь тусклый свет настольной лампы, но я отчетливо вижу каждый изгиб ее прекрасного тела. Я целую живот, слегка сжимая упругие ягодицы. И постепенно поднимаюсь выше, освобождая от одежды грудь. Мадлен стоит в ботинках на высокой платформе и в одних кружевных черных трусиках.

Я смотрю не отрываясь. Ее глаза прикрыты, а влажные губы она слегка прикусывает. Я беру свою рубашку и накидываю ее на Мадлен. Она улыбается и просовывает руки в большие рукава.


- Теперь ты, - говорит она.


Я снимаю ботинки и стягиваю с себя куртку и футболку.


- Достаточно.


Мадлен подходит ко мне, и, поднявшись на цыпочки, целует в губы. Ее пальчики порхают по моему голому телу и замирают на ширинке. Она уверенно расстегивает мой ремень и джинсы, которые тут же падают к ногам. Я переступаю через них и стягиваю с себя носки.


- Ну вот, - шепчу я, - на мне тоже одни трусики.


Мадлен смеясь, запрокидывает голову. От этого жеста ее выпрямленные волосы достают ей до самой попы. Такая маленькая и хрупкая, укутанная, словно плащом своими волосами. Я больше не выдержу. Хватаю ее за талию и сажу на стол. Стаскиваю с нее ботинки и колготки. Мои руки скользят по внутренней стороне бедра Мадлен.


- Вверху или внизу? - слышу ее вопрос.


Я смотрю на нее и вижу, что она жестом показывает на свою двухъярусную кровать.

- Думаю наверху. Ведь ты там спишь.


Освободив ее тело от своей рубашки, я вновь подхватываю за талию и усаживаю Мадлен на верхний ярус. Затем достаю из заднего кармана джинсов презерватив, зажимаю зубами и одним рывком оказываюсь возле нее. Мадлен ложится на кровать, и я устраиваюсь над ней. Кровать достаточно широка, чтобы вместить нас обоих, после. И это замечательно.


Я опираюсь за свои руки и целую влажные губы Мадлен. Спускаюсь ниже к подбородку, шеи, груди. На животе мои губы замирают, и зубами слегка приспускаю трусики Мадлен. Она сгибает ноги в коленях, тем самым приглашая меня. Я очень медленно снимаю их и наслаждаюсь нагим телом Мадлен. Она полностью обнажена. Я возвращаюсь к ее губам, а моя ладонь опускается туда, где до меня не был ни один парень. Мадлен тихо стонет, когда я погружаю в нее два пальца.


Черт! Я готов взорваться на тысячи кусочков.


Она такая влажная и тесная.

Я начинаю слегка двигать пальцами внутри нее.

- Так больно? – шепотом спрашиваю Мадлен.


Она закусывает нижнюю губу и отрицательно мотает головой.


- Так очень хорошо, Стайлз. Продолжай.

И я продолжаю двигать пальцами, глотая ее стоны. Затем чувствую, как Мадлен тянется к моим боксерам. Моя рука покидает теплое место, и я стаскиваю с себя последнее, что осталось на мне. Мадлен приподнимается на локтях, и с любопытством разглядывает мой член. Я разрываю фольгу и под ее пристальным взглядом, надеваю презерватив. Ее глаза горят, и я уже не в силах сдерживаться; вновь забираюсь на нее и обворачиваю свои бедра ее красивыми ногами. Моя пульсирующая эрекция упирается в ее жаркое место. Мы оба сходим с ума от предвкушения.


- Мадлен, - я, с трудом сглатывая, произношу ее имя.


- Да, Стайлз, да.

И я вхожу в нее. Медленно и нежно погружаюсь глубоко в Мадлен. Она тихо всхлипывает, и я не двигаюсь, давая ей привыкнуть. Я никогда такого не испытывал. Никогда. Сейчас, мне настолько хорошо, что я готов кричать от счастья.


- Продолжай Стайлз, - шепчет Мадлен, - только не останавливайся.


Она приподнимает бедра, и я медленно начинаю двигаться.


- Тебе больно, любимая? – тяжело дыша, спрашиваю я.


- Мне хорошо.


Я вновь вхожу и выхожу.

И снова вхожу.

- Ты мой первый раз, Мадлен, - говорю я, двигаясь в ней. - Мой самый настоящий первый раз.



Глава 12 – Мадлен.



Я хочу спросить его, что это значит, но вместо слов из моего горла вырываются лишь стоны.

Мы сделали это.


Я схожу с ума сейчас. В его объятьях.

Ощущать его внутри – это самое удивительное чувство.


Мне было больно, но я понимала, что это неизбежно. И это был Стайлз. С ним я готова вытерпеть всё, что угодно.


Тягучая боль была недолгой. Она быстро сменилась другими ощущениями.

Стайлз двигался во мне, и его теплое дыхание и нежные слова, делали эти движения, идеальными.


- Люблю тебя, люблю, - с каждым толчком, шептал он.

Я не могла говорить. Я не могла думать. Я полностью растворилась в нем. Полностью ему отдалась.


За ночь, мы сделали это трижды. И с каждым разом, я получала все больше и больше удовольствия.


Мы практически не спали, не думая о том, что утром в школу. В перерывах между ласками, мы много болтали. Я рассказала ему о вечере, проведенном с Китом. Об инциденте с Томом. Стайлз жутко разозлился. На Тома, на Кита, на меня, потому что не рассказала. К счастью, теперь я знаю способ, чтобы моментально его успокоить.


- Никогда больше не поедешь на автобусе, или с этим Китом, - тяжело дыша, сказал он, скатившись с меня.


- Никогда, - ответила я, улыбаясь.


Моя постель была мокрой, как и наши тела. И это дико возбуждало.


Под утро мы наконец-то заснули.



Не знаю, от чего я проснулась, но что-то заставило меня резко распахнуть глаза. Я лежала спиной к Стайлзу. Одна рука его была на моей груди, а другая – на талии. Мне пришлось слегка его подтолкнуть, чтобы высвободиться. Сев на кровати, я не сразу оглядела комнату. Но уже через пару секунд, мои глаза встретились с мамиными.

Она стояла, опираясь на дверь, скрестив руки на груди. Не скажу, что ее взгляд был свирепым. Или удивленным. Ее взгляд говорил: «Этого и следовало ожидать».

Мне стало стыдно. Я прикрылась одеялом и стала распихивать Стайлза. Это вторая наша совместная ночь, и мы каждый раз умудряемся попасться на глаза родителям.

Стайлз застонал. Я начала его трясти сильнее.


- Ненасытная крошка Мадлен, я хочу спать, - сказал он достаточно громко.


Мама подавила улыбку и приподняла брови, явно ожидая от меня хоть что-нибудь.

- Привет, мам, - глупо сказала я.


Стайлз открыл глаза и резко подскочил, задев ловца снов, от чего талисман свалился на кровать.

- Вот блин, - выдавил он.

- Это точно, - саркастично заметила мама.

Мы со Стайлзом быстро переглянулись, и я посмотрела на часы, висящие над столом. Было половина седьмого утра.

- Ты чего так рано? – спросила я маму. Глупо молчать. Она действительно, должна была быть дома не раньше десяти.

- Освободилась пораньше, - ответила она. – Что ж, думаю, стоит приготовить завтрак. И кое-что обсудить.


Затем более серьезным тоном, добавила:

- Живо одевайтесь и спускайтесь.

Когда за мамой закрылась дверь, Стайлз со стоном повалился на подушку. Я быстро перемахнула через него, и, оказавшись на полу, стала рыться в шкафу, в поисках чистой одежды.

- Шикарно.


Обернувшись, я увидела Стайлза, смотрящего на меня сверху вниз. Его глаза вновь загорелись тем же огнем, что и ночью. Ну, конечно. Я ведь стою совершенно голая.

- Стайлз, - я натянула длинную футболку, - почему ты улыбаешься? Нас только что застукала мама. Не представляю, что она сейчас будет говорить.

Он отбросил одеяло, демонстрируя свое обнаженное тело, и спрыгнул с кровати. Надев боксеры, он подошел ко мне.

- Я провел лучшую ночь в своей жизни. Остальное – не важно.


- Такое уже, кажется, было, - вздохнула я.

- Есть разница - возразил Стайлз. – На этот раз, у нас был настоящий секс. И у нас предстоит разговор с твоей мамой, не моей.

Конечно, я понимала разницу. Боюсь представить, чтобы было, если бы мы попались миссис Мерлоу. Вряд ли бы я смогла вытерпеть еще больше неприязни. Наверное, Стайлз понял, о чем я думаю. Он притянул меня к себе и нежно поцеловал.


- Я больше не позволю ей обидеть тебя.


- Я не…


Но Стайлз не дал мне договорить, вновь прижавшись к моим губам.

- Фу, - я освободилась из его рук, - нам нужно почистить зубы.


***


Мама ставит перед нами дымящиеся кружки с чаем и тихо напевает какую-то мелодию. Айк уткнулся мне в колени, и одна моя рука потерялась в его шерсти.

- Ты когда-нибудь пробовал настоящий английский чай, Стайлз? – вдруг спрашивает мама, указывая на кружку.

Стайлз берет кружку и отпивает горячий чай.


- Теперь да, - улыбается он.

Мама улыбается в ответ, а я толком не понимаю, что происходит. Я думала, она выставит Стайлза, и накричит на меня. Неужели ей все равно, что в день своего семнадцатилетия, я потеряла девственность? А может, я ее потеряла раньше? Она ведь не знает. Мы никогда не говорили об этом.

В последнее время она очень изменилась. Я стала больше замечать, какая моя мама красивая. Несмотря на тяжелую жизнь в Лондоне, она не утратила свежесть и изящество. Потух только огонь в глазах, который видимо вновь пытался разгореться. Я подозревала, что причина – наш сосед Джош. Не знаю, что об этом думать. Но Джош мне нравится. Маме всего сорок, и за все страдания, через которые она прошла, она заслуживает счастья.

- Итак, - мама села напротив нас, - знаю Мадлен, ты сейчас, гадаешь, почему я не прогнала Стайлза и не устроила тебе скандал.

Мои глаза округлились. Ничего себе.

- Я знаю тебя больше, чем ты думаешь, - видя мой взгляд, сказала она. – Я подумала, что в этом нет никакого смысла. Вы двое, все равно бы занялись этим рано или поздно.

- Мам…

- Но я доверяю тебе, Стайлз, - не обращая на меня внимания, обратилась она к нему.


- Это много для меня значит, Эрин, - сказал он.

Мама кивнула и продолжила:

- Я родила Марка в восемнадцать лет. В вашем возрасте, я забеременела. Было тяжело, я была ребенком, и многого себя лишила, но не жалею об этом. Конечно, нет. Но для тебя, Мадлен, я хочу не этого. Вы молоды и влюблены, и секс – это нормально, но прошу вас: предохраняйтесь.

Я опустила голову. Боже мой, мне, правда, неловко.

- Мы окончим школу, затем я пойду в бизнес-школу, по крайней мере, пока такие планы у моего отца, а сам я не решил чего хочу. Мадлен будет учиться на ветеринара. После колледжа, мы поженимся, и уж потом заведем детей. Ну, может на последнем курсе, перед получением диплома, я эм…постараюсь, чтобы Мадлен забеременела.

Я ткнула его локтем. Да, в эту ночь мы говорили об этом. Но, зачем он все выложил маме?

Мама в недоумении уставилась на нас.


- Вы…, - ее указательный палец быстро двигался, как секундная стрелка, указывая то на меня, то на Стайлза.

- Да, - твердо сказал Стайлз, - я люблю вашу дочь, Эрин. И свое будущее, я вижу только с ней. И пусть мне только семнадцать, я счастлив, что не нужно скитаться пол жизни, в поисках той самой.

Мама вздохнула и поставила чашку на стол.

- Обнимашки, - она обошла стол и расставила руки в сторону.


Стайлз быстро сообразив, встал со стула и потянул меня. Мама обняла нас. Таким образом, я оказалась зажатой между высокими фигурами мамы и Стайлза.

Я все еще не могла поверить в происходящее.

- А теперь в школу! – командирским тоном сказала мама, отпуская нас. – Надеюсь, вы не будете спать на уроках.


Стайлз уехал домой переодеться и должен был вернуться за мной, чтобы отправиться в школу. Мы с Айком носились вокруг дивана, когда мама спустилась вниз.

- Мадлен.

-Да, мам.

- Я вижу, что ты удивлена. Скажи мне, есть ли что-то, что тебя не устраивает?

- Эм, я просто благодарна тебе, что ты приняла Стайлза. И что ты не ругалась. Ну… - я растерялась.

- Что застукала вас двоих в постели, - договорила она.

- Да, именно.

- Я не была хорошей мамой, но ты выросла удивительной девушкой, Мадлен. Многое изменилось, и я буду принимать активное участие в твоей жизни. Тебе…все в порядке? Я имею в виду, было слишком больно?

- Мама! Мы теперь будем это обсуждать?

А она знала, что я девственница.

- Если захочешь. Хорошо, хорошо, - подняла руки мама, видя мое пылающее лицо. – Просто, нужно записаться к доктору, Мадлен. Ты начала половую жизнь и визиты к доктору – нормальная процедура для, уже взрослых девушек.

- Да, да, конечно. Запиши. – Да где же Стайлз?

- Все что сказал Стайлз, правда? Он без ума от тебя. И он готов пойти против родителей. А ты готова? Потому что если ты хочешь связать с ним свою жизнь, тебе придется столкнуться с неприязнью его семьи. А это сложно. Я встречала его мать, и это не самая приятная женщина, поверь мне. Я волнуюсь за тебя.

- Готова, - я ничего не стала говорить о том случае. Возможно, позже. – И я тоже люблю его. Очень.

- Я вижу, - улыбнулась мама.


***



Одна моя рука вцепилась в руку Стайлза, другая – сжимает подлокотник кресла, в котором я сижу. Я наблюдаю за труппой актеров, которые открывают целый сказочный мир.

Дроссельмейер знакомит Мари со своим племянником и дарит ей Щелкунчика. После того как гости покидают дом, Мари спит и видит сон: внезапно выросший Щелкунчик, его преображение в Принца, гигантская рождественская елка, огромные пузатые мыши, победа над мышиным королем, Царство Снежинок, Королевство сладостей.


Когда на сцене появляется парад детей, изображающий Вальс цветов, по моим щекам текут слезы. Я чувствую, как Стайлз осторожно вытирает их, но я не могу оторвать глаз от сцены. Духовые инструменты играют самую замечательную музыку, от которой сердце рвется на части от тоски, счастья, любви.

После двух с лишним часов, софиты меркнут, и зал взрывается бурей аплодисментов. Мы со Стайлзом, вместе со всеми вскакиваем со своих мест и хлопаем в ладоши. Я прижимаюсь к нему, и прячу лицо в области его шеи, постоянно шепча «Спасибо, спасибо, спасибо».

Уже на улице холодный зимний воздух приводит меня в чувство. Смогу ли я уснуть сегодня? Я еще долго буду прибывать в сказочных грезах.

- Мадлен, малышка, ты в порядке? – нежно спрашивает Стайлз, беря меня за руку.

- Я не знаю, что сказать. Нет, я не в порядке. Не помню, чтобы я когда-нибудь испытывала такие эмоции. Лучшего подарка просто не придумаешь. Я… я люблю тебя, Стайлз. Ты мой Принц – Щелкунчик.

Он обнимает меня и целует в губы.


- Моя Мари. Как же я люблю тебя. Ты не представляешь, что я испытал, видя твои слезы счастья.

Затем, немного отстранившись, он нахмурил брови.

- Так значит, я больше не знаменитый Боксер – Гонщик – Доминик?

Я рассмеялась и потянула его за собой.

- Нет, ты намного лучше.


Мы гуляли по Бостону, и я наотрез отказывалась, идти в какой-нибудь дорогой ресторан. Стайлз уговаривал меня, жалуясь, что по непонятной мне традиции, просто обязан это сделать после оперы. Мне было все равно, я не хотела тратить время на поедание дорогущих кальмаров, когда можно было насладиться просто прогулкой по огромному городу.

Я бывала пару раз в Бостоне с мамой, но это было давно, мы редко выбиралась из Салема. Несмотря на то, что мама «одобрила» нашу половую жизнь со Стайлзом, она наотрез отказалась отпускать меня с ночевкой в Бостон, несмотря на начало рождественских каникул. А мы размечтались остаться в отеле и провести шикарную ночь, как взрослые люди. К сожалению, мне нужно было вернуться домой, сегодня же. Лишь поэтому, мне не хотелось попусту тратить время.

Улицы Бостона были заполнены веселыми Санта Клаусами на огромных ходулях. Отовсюду доносились рождественские песни. Магазины, рестораны и всевозможные заведения были украшены миллионами разноцветных огоньков.

Не могу вспомнить, чтобы я когда-нибудь так радовалась Рождеству. Было холодно, и шел снег, но мне не хотелось заходить греться. Мне хотелось танцевать и петь. Просто наслаждаться жизнью. Со мной Стайлз и большего мне не нужно. То, что он сделал для меня, подарив билеты на «Щелкунчика», значит намного больше, чем он может себе представить. Теперь, этот огромный и прекрасный театр будет сниться мне ночами. Его безупречные сводчатые потолки, его красивые, пропитанные историей, стены. Находясь там, я чувствовала себя частью чего-то важного.


- Расскажи мне о Лондоне, - попросил меня Стайлз, когда мы прогуливались по набережной Лонг Варф.

- Ты там никогда не был? – спросила я в ответ.

- Мне было семь или восемь. Я лишь помню Вестминстер. Нас водили на экскурсию.


- Ну, - я набрала больше воздуха, - для меня Лондон – это не Вестминстер, не знаменитый Биг-Бен, и не небоскребы со смешными названиями, типа «Огурец». И даже не город двухъярусных автобусов. Для меня Лондон – это наркотики, алкоголь и голод. Я выросла в Ист-Энде (прим. Ист-Энд – восточная часть Лондона, полная противоположность престижного Вест-Энда.), и это о многом говорит.

Стайлз остановился, и взгляд его стал стеклянным. Я подошла к нему и провела ладонью по холодному от мороза, лицу.

- Не нужно. Лондон – мой родной город. Я там выросла и стала той, кем являюсь сейчас. Просто не хочу туда возвращаться. Мне нравится Салем.


Он грустно улыбнулся, и поцеловал мою ладонь.


- Я полюбил наш мрачный городок с тех пор, как в нем появилась ты.

Я ошарашено, уставилась на Стайлза.


- Ты не говорил мне об этом.

- Зато говорю сейчас.

Он взял меня за руку, и мы продолжили прогулку.

- Ты всегда мне нравилась, Мадлен. Но ты даже не смотрела в мою сторону.


- Я не знала, какой ты. Думала, что ты – другой. Не такой…блин, думала, ты просто богатенький мальчик с огромными амбициями. И ты тоже не особо смотрел в мою сторону.

- Ошибаешься, - просто сказал он.

Выходит я ему нравилась с тех пор, как переехала?

- С четырнадцати лет? – спросила я вслух. – Я тебе нравлюсь с четырнадцати лет?

Он снова остановился и впился в меня взглядом. Его карие глаза в упор смотрели в мои.

- Да, Мадлен. Именно так.


- Но почему ты молчал?

- Я был дурак.

Какое-то время, мы молчим, все так же глядя друг другу в глаза.

- Ну, а я дура, - наконец, произношу я, - потому что не замечала этого.


После долгих уговоров, я все же соглашаюсь поесть в каком-то дорогом ресторане с итальянской кухней. Но после ризотто с тыквой, мы решаем больше не ходить в итальянские рестораны. Наевшись обычных наггетсов в Макдональдсе, мы отправились домой.

Этот день стал для меня таким важным, таким значимым, что просто не хочется это отпускать. Я так люблю Стайлза. Мы слушаем любимую музыку и переглядываемся по дороге. Ни у кого из нас нет слов, и я вижу в его глазах, то, что чувствую и хочу сама. Он съезжает с дороги, и проезжает несколько миль от трасы. Затем мы накидываемся друг на друга, и занимаемся любовью в машине. Так как я и хотела, еще до нашего первого раза.

Стайлз берет меня нежно и осторожно, будто я – самое хрупкое существо. Сегодня я в коротком синем платье, что облегчает нам задачу. Двигаясь на нем, я не отвожу глаз с этого идеального лица. Провожу большим пальцем по скулам, облизываю губы, и вдыхаю его аромат. Из его рта рвутся стоны, и эти стоны, одни из лучших на свете звуков.

После, когда мы просто целуемся, у Стайзла звонит телефон. Со стоном, освободив мои губы, он отвечает на звонок. Через минуту, его лицо меняется.

- Я понял, отец, - говорит он в трубку, - постараюсь.

Я не слышу, что ему говорит его папа, но, судя по тону и лицу Стайлза, ему это не особо это нравится.

Оставшуюся дорогу до дома, Стайлз молчит, когда я пытаюсь заговорить с ним, он старается отвечать, но его ответы получаются рассеянными. И я гадаю, что же могло испортить этот прекрасный день?

- Все в порядке, Стайлз?


Мы остановились возле моего дома. Я не смотрю на него, а разглядываю красные и синие огоньки, которые украшают веранду и крышу нашего дома. Мы с мамой потратили на это весь день.

- Да. Прости Мадлен. Прости, что стал таким. Просто отец сообщил, что завтра приезжают кое-какие родственники, и я должен быть дома. Мы впервые справляем Рождество дома и меня это не радует.


Меня удивляют его слова. Да что же у него за семья?


- Завтра Сочельник. Ты должен быть с семьей. С Ханной. Все хорошо, Стайлз. Мы не можем проводить вместе двадцать четыре часа в сутки.

- Но я хочу этого! – повышает он голос. – Я постараюсь выбраться, я приеду к тебе. Обещаю.

Он отстегивает ремень и тянется к моим губам.


- Ведь это Рождество. Какие у вас с мамой планы? – уже немного, расслабившись, спрашивает Стайлз.


- Мы просто проведем этот день дома. Приготовим ужин, посмотрим кучу фильмов. Главное, она будет дома в этом году.


- Самый лучший план на праздник. Обещаю, я приеду.


***


На следующее утро я сплю недолго. Мама будит меня для того, чтобы прогуляться по магазинам. Я не понимаю, зачем шататься по магазинам в Сочельник? Все торговые центры забиты людьми, всюду толкотня и суматоха.


Пробурчав, я быстро приняла душ, оделась в самую теплую кофту и брюки, которые у меня есть; ведь на улице валил снег, и спустилась вниз. Мама завела свой суперстаренький «форд», который Джош с большим трудом отремонтировал и мы отправились в центр города. В последнее время нам везло с деньгами. Даже получалось откладывать на колледж. Мама заставила купить меня пару новых юбок и блузок для школы. Пока она рылась в корзинах с надписью «Распродажа», без конца перепираясь с какой-то бабулькой, я отлучилась в отдел сувениров. Не представляю, что можно подарить Стайлзу. Я не впечатлю его, если куплю что-нибудь дорогое, да и сомневаюсь, что ему это понравится. Нужно что-то, что связано с нами. Мой взгляд блуждал среди тысячи елочных игрушек, различных брелков и поделок. Вокруг шумели дети, и молодая продавщица заметно вспотела, обслуживая гомонящую толпу. Наконец мои глаза наткнулись на то, что заставило сердце екнуть. Посреди деревянных ангелочков, выделялась одна фигурка, покрытая красным лаком. Я дрожащими руками, схватила Щелкунчика. На вид он был не больше шести дюймов. Видно, что игрушка вырезана из прочного дерева и сделано это, вручную. Не раздумывая и минуты, я крепко держусь за сувенир, дожидаясь, когда освободится девушка. Вместе со Щелкунчиком, я покупаю бархатную красную коробочку, в которую улаживаю свой подарок Стайлзу. Просто идеально. Я уверена ему это понравится больше чем, если бы я на все свои деньги, отложенные на колледж, купила ему, например, дорогие часы.

По дороге до дома мама, смущаясь, говорит, что праздничный ужин с нами проведет Джош. Не знаю, но я не удивлена. Поэтому, лишь киваю головой. Если между ними что-то происходит, она расскажет мне сама. Ведь наши отношения выходят на новый уровень. Тем более, Джош, действительно клевый. С ним можно посмотреть фильмы с Жан-Клодом Ван Даммом, которого я люблю.

Почти половину дня мы с мамой готовим еду. Я вожусь с печеньем, а она с гусем. Джош принес собственноручно приготовленную утку, но навряд ли мы ее будем есть. Повар из него, мягко говоря, не очень. Перед ужином я собираюсь прогуляться до Рэйчел, подарить подарки ей и ее родителям, и заодно выгулять Айка. Бритт сейчас с мамой и Беном расслабляется в Манчестере, а Рэйчел с ума сходит от наплыва родственников, поэтому быстро всучив небольшие подарки, я отправляюсь домой.

Айк тащит меня по снегу, и мне приходиться приложить много усилий, чтобы удержать поводок. Впереди нас пиццерия, возле которой стоит небольшая компания молодых людей. Чем ближе я приближаюсь, тем больше мне хочется развернуться и убежать. Я отчетливо вижу черный «Ленд Ровер» Стайлза, а рядом с ним сам он, какой-то высокий парень и…Кирстен Адамс? Троица о чем-то оживленно беседует и мне приходится замедлить шаг, чтобы убедиться, что мне не показалось, как Кирстен взяла под руку Стайлза. Они вдвоем стоят ко мне спиной, а незнакомый парень, смеясь, жестикулирует руками. Так как он единственный, чье лицо мне удается разглядеть, я смотрю на него. Он высокий и светловолосый, и точно не из нашей школы. Кирстен все еще держась за руку Стайлза, слегка поворачивается, и я полностью убеждаюсь, что это она. Но почему Стайлз позволяет ей держать себя под руку? Его руки в карманах и я не вижу его лица. Мне становится до боли обидно. Эта Кирстен чуть не избила меня и угрожала. Конечно, Стайлз об этом не знает. Возможно, если бы он знал, не стоял бы с ней так. В голове тысячи мыслей и я не успеваю все передумать. Стайлз, не замечая меня, обходит машину и садится за руль, парень залазит с пассажирской стороны. Хорошо, что не она. Но Кирстен забирается на заднее сиденье, и они уезжают в противоположную сторону.

Я плетусь до дома с пустой головой. Уверена, все это объяснимо. Да и ничего такого страшного я не увидела. Но все неприятно, и от этого чувства сложно избавиться.


Еще с крыльца, я чувствую прекрасный запах. Айк тоже учуяв, вместе с поводком несется на кухню. Тут же слышно мамино ворчание и знакомая музыка. На меня находит умиротворение, и я расслабляюсь, стараясь не думать о плохом.


- Ну, наконец-то, Мадлен.


Мама выходит с деревянной ложкой в халате и уже готовой прической.


- Круто! – говорю я, указывая на прическу.


Мама кокетливо улыбается, и добавляет:


- Стайлз приезжал. Оставил подарок и уехал.


- Что? Когда?


- Кажется, и часа не прошло. Вот и он, - она указывает на кофейный столик у дивана, на котором лежит небольшой сверток.

Я хватаю сверток и бегу наверх. Выходит, он был до того, как встретился с Кирстен и тем парнем. Он сдержал обещание. Но почему он не позвонил? Этого, я не могла понять.


Дорогую бумагу, я рву в клочья, и то, что я вижу, повергает меня в шок. Где он это достал? Это ведь стоит кучу денег!

Я держу в руках картонный бокс диска One Direction «Made In The A.M». Прямо на нем автографы участников группы. Открыв бокс, я нахожу внутри свернутый лист, на котором еще фото, и еще подписи. От восторга, я начинаю визжать. Каждый раз он умудряется превзойти сам себя.


И он любит меня! Любит, любит, любит!


Я забываю обо всем, что видела и со счастливой улыбкой, сижу весь вечер с мамой и Джошем. Поздно вечером мы отправляемся в церковь. Мама католичка и всегда старалась воспитывать меня в этой вере. Несмотря на огромную симпатию к Иисусу Христу, я уже через пару часов сплю, пуская слюни Джошу на плечо.



***



Рождественское утро. И я снова сплю.

Мама разбудила меня уже к полудню, и мы обменялись подарками. Раньше она оставляла мне их под елкой.

На моей руке красуется серебряный браслет с цветными вставками, а мама обзавелась купоном на бесплатный маникюр и тайский массаж в спа-салоне.

Мне нравятся наши новые отношения. Словно, прошлого и не было. Она никогда не была плохой матерью, чтобы ни говорила. Были другие обстоятельства. Другая жизнь.


В моем телефоне куча сообщений: от Бритт, Рэйчел, Бена, Зака, Росса. И ни одного от Стайлза. Я уверена, он позвонит или напишет. Я не выпускала телефон из рук несколько часов.


- Мадлен, не хандри. Он приедет.


Я сидела на диване в спортивных штанах и его рубашке, горстями, поедая чипсы. А мама в это время собиралась в клинику, в ночную смену.

- Все хорошо, мам.


- Если хочешь, могу попросить Джоша посмотреть с тобой боевики или ты можешь пойти к Рейчел, - предложила мама.

Вот уж нет! Я не маленькая, чтобы оставаться с соседом. А у Рэйчел полный дом сопливых маленьких племянников. Я лучше проведу этот день с Айком. Но вслух сказала:


- Мне не в первый раз. Меня все устраивает.


Мама вздохнула.


- Я предупреждала Мадлен. Будет сложно. Ты знаешь, что я имею в виду.


Ещё как знаю. Может быть, его мама заперла его и не отпускает ко мне.


- Да все нормально. Я просто хочу поспать.


- Как скажешь.


Мама напоследок оставляет мне несколько указаний и уезжает на работу. Я плетусь наверх, включаю подаренный Стайлзом диск, и пару часов ору любимые песни. Айк удивленно смотрит на меня, пока я скачу по комнате.

Ну почему он не звонит мне? Почему не объяснит, зачем виделся с Кирстен? Я больше не могу. И по какой-то причине, я не звоню ему сама.

Ближе к ночи, когда я уже полностью выучила диск; все же пишу короткое сообщение.


С Рождеством.

Ведь я даже не поздравила его, в то время как Стайлз, привез мне подарок. Какая же я эгоистка.

Но ответ не приходит ни через час, ни через два. Полностью погрузившись в самые мрачные мысли, я засыпаю.


Я проснулась от еле слышного звука. Айк глухо зарычал, и я спрыгнула с кровати. Моей первой мыслью было, что пришел Джош, по просьбе мамы. Очень тихо выскочив из комнаты, я прислушалась к звукам снизу. Звук доносился из кухни. Когда что-то грохнулась, я поняла, что это точно не Джош. Айк зарычал громче, и я, пытаясь успокоить его, положила руку на густую шерсть. Вбежав в мамину комнату, я из тумбочки схватила «Глок» и тихо стала спускаться вниз. Айк шел за мной. Без команды он не станет нападать. Но если это грабители, последнее, что я хотела, так это подставлять собаку под пулю или нож. Уж лучше я сама припугну.


Было безумно страшно спускаться, но такое со мной случалось не раз, просто я уже отвыкла. «Глок» стоял на предохранители, но мне не составит труда, моментально снять его. Айк глухо рычал, но не спешил нападать, ожидая команды. В таких ситуациях он никогда не ослушивался.

Уже в гостиной я понимаю, что иду в одной майке и трусиках. От страха я даже не удосужилась накинуть что-нибудь.


Черт с ним!

Из кухни приближались шаги. Комнату освещал лишь тусклый свет луны, и я отчетливо увидела профиль. Высокая фигура приближалась ко мне. Я шире расставила ноги и прошептала:


- Приготовься Айк.


Пес зарычал.


- Стой! – громко крикнула я. – Если сделаешь еще шаг, я буду стрелять. Лучше убирайся отсюда, полицию я уже вызвала.


Четко проговорив заученную за годы фразу, я с ужасом поняла, что забыла телефон наверху.


Идиотка!

- Не убивай меня, Мадлен! Кажется, Мари не убивала Принца Щелкунчика.

Я услышала знакомый и любимый голос, по которому так скучала эти два дня. Мое тело вмиг расслабилось, когда я увидела карие испуганные глаза Стайлза, смотревшие на меня.


Глава 13 – Стайлз.


Картину, которую я видел перед собой, напоминала боевик. Сексуальная девчонка с пушкой в руках.

Мадлен в короткой майке и розовых трусиках держала меня на мушке. Челюсть у меня отвисла от увиденного. Ее руки даже не дрожали. Она держала пистолет уверенно и умело, будто это для нее обычное дело.

Айк услышав мой голос, моментально перестал рычать и, виляя хвостом, подбежал ко мне. Мадлен облегченно вздохнула и опустила руки.

Эти два дня были пыткой. Я так хотел вырваться, хотел провести праздник с ней. Но бесконечные ужины и мамины мероприятия заняли все мое время. Я решил не устраивать скандалы, но лишь на этот раз. И как покорный сын принимал участие в семейной жизни. Отец был рад, и мне тоже, честно говоря, было приятно видеть его улыбающееся лицо. Я любил отца, и мне не сложно было в этом признаться самому себе.

Я не писал и не звонил Мадлен. Потому что знал, что стоит услышать ее голос или увидеть сообщение от нее, я брошу все к чертам и примчусь к ней. Я знал, что она не обидится и поймет. Она всегда понимает. Тем не менее, я нашел время, чтобы отвезти ей подарок, который приобрел для нее у одного парня из Бостона. И к своему стыду, был немного рад, что ее не оказалось дома. Я лишь всучил подарок для Мадлен Эрин и уехал.

Я был не один. Со мной был Макс. Мне не хотелось их знакомить. Макс не из тех парней, с которыми можно весело проводить время. Конечно, в каком-то смысле, это так. Вечеринка, наркотики, алкоголь, девчонки – это к нему. Он из тех парней, что по-настоящему прожигают свою жизнь, не заботясь ни о чем. Я совру, если скажу, что он наркоман или плохой человек. Нет, это не так. Просто Макс против любых правил. Ему восемнадцать и его недавно выгнали из Колумбийского университета. Даже его мать, сестра моей матери, ничего не смогла сделать. Она позвонила матери и со слезами попросила принять Макса, пока не придумает, что с ним делать. Он действительно, был неуправляем. Учился и в Англии, и Швейцарии, и Испании. Но везде были проблемы. Он стал таким после смерти своего отца Адама Стича четыре года назад. Его убили. Сожгли дом вместе с ним и его любовницей. Это все, что я знал.

Теперь всеми делами семейного бизнеса заправляет его мать, а мой отец принимает в этом активное участие. И он был против того, чтобы Макс пожил какое-то время у нас. Как и я. Но Макс мой кузен и мы неплохо ладим. Да и мама настояла на этом, надеясь ему что-то внушить. Что ж, с ней невозможно спорить. Посмотрим, как она с ним справится.

Когда почти в десять вечера, я увидел сообщение от Мадлен, я не выдержал. Мы были на ужине у Адамсов, я попросил Кирстен и Макса меня прикрыть. Макс всегда за любую аферу, а Кирстен было все равно. Она увлеклась кузеном, что едва ли замечала меня сегодня. Это было огромным облегчением, поэтому забрав у парковщика свои ключи, я немедленно поехал к Мадлен.


Ее телефон не отвечал. Но из окна ее комнаты, горел слабый свет и я знал, что она дома. Обойдя дом, я пробрался через небольшую изгородь на задний двор и просто влез в окно, аккуратно взломав замок. Пока я полз по темной кухне и, натыкаясь на что-то, мечтал забраться в теплую постель Мадлен, приятно ее удивив.

Но удивила она. Я никак не ожидал, что она встретит меня с пистолетом в руке. Да откуда он у нее?


- Я думала это воры, - ответила она.

- Извини. Хотел сделать сюрприз. Там нужно починить замок, я его, кажется, сломал, - я большим пальцем указал через плечо. Мой взгляд снова переместился на пистолет, который Мадлен все еще держала в руках.

- Не бойся. Он не выстрелит. Идем в мою комнату. – Она пошла к лестнице, а я любовался ее ногами и задницей в этих милых розовых трусиках.

- Айк, опасность миновала. Останешься здесь, - указал я псу, который послушно запрыгнул на диван. Я потрепал его за ушами. – Хороший мальчик.

Войдя в комнату Мадлен, ее я там не обнаружил. В комнате пахло как всегда: нарциссом, запахом Мадлен и я сразу почувствовал себя дома и снял куртку. Шкаф был слегка приоткрыт, и я зачем-то заглянул внутрь. Вся коллекция комиксов была небрежно перемешана. Я улыбнулся. Мадлен сдержала свое обещание.

Повернувшись, я заметил ее входящей в комнату, уже без пистолета. Она потянулась за штанами, но я быстро перехватив их, швырнул обратно на стул.

- Стайлз…, - начала Мадлен.


Но я немедленно прижался к ее губам. Боже. Я не целовал ее вечность. Сдавшись, Мадлен сладко простонала.

- Я так скучал, - шептал я, целуя нежную кожу на шее, - так скучал.

Она мягко отстранилась от меня, и все же надела на себя спортивные штаны.

- Я обидел тебя, малышка? – спросил я, с недоумением поглядев на Мадлен.


Ее лицо не было ни обиженным, ни странным. Оно было обычным, как всегда красивым.


- Нет, - улыбнулась Мадлен, от чего я моментально расслабился. – Как Ханна?

Я плюхнулся рядом с ней на нижний ярус кровати и взял за руку.

- С ней все в порядке. Ты получила мой подарок?


Мадлен округлила глаза и быстро оседлала меня.


- Я так счастлива, что ты есть у меня, Стайлз. Я думала, что лучшим подарком был поход в театр, но теперь сомневаюсь в этом.

- One Direction не могут быть лучше «Щелкунчика», - с улыбкой, возразил я, прижимая хрупкое тело к себе.


- Ну, слушая целый день их новый альбом, я даже на какой-то миг забыла про тебя, - кокетливо пропела Мадлен.

- Что? – закричал я, - целый миг?

Я повалил ее на кровать и стал яростно щекотать. Мадлен пищала и извивалась.


- Прекрати, прекрати, - хохотала она.

- Ты наказана.

Какое-то время мы барахтались на кровати, а затем затихли.

- Ты умеешь пользоваться оружием? – Передо мной все еще стоял образ Мадлен в розовых трусиках и пушкой в руках.


- Хм, - ее лицо стало забавно задумчивым, - примерно с десяти лет.

- Что?


- Марк научил меня. Тогда он еще хорошо учился в школе. Мама всегда работала, мне нужно было как-то защищать себя, если я оставалась дома одна.


Я приподнялся на локтях и посмотрел в глаза Мадлен.


- Как он умер?


Она провела по моему лбу указательным пальцем, и сказала:


- Эта хмурая складка появляется каждый раз, когда упоминается о моем прошлом. Мне не больно это вспоминать, это часть моей жизни, от которой не избавиться. Мне было тринадцать. Я вернулась со школы и увидела холодное тело Марка в ванной. Он умер от передозировки наркотиков. Мой брат был наркоманом, Стайлз. Не знаю, что его сделало таким.

- О, Боже. – Я притянул Мадлен к себе. – Как мама с эти справилась?

- Трудно. Она начала возвращаться к жизни только сейчас. Ты видишь ее возвращение, - Мадлен подарила мне самую восхитительную улыбку.

Не могу представить, как им удалось это пережить. Но это все осталось в прошлом. Люди должны двигаться дальше. Выходит, моя мать была отчасти права. Но это не оправдывает ее неприязнь.


- Тебе когда-нибудь приходилось стрелять в …ну движущиеся предметы? – Я задал глупый вопрос, но мне ужасно хотелось знать о ней абсолютно все.


- Ты имеешь в виду людей? – Мадлен рассмеялась. – Никаких перестрелок. Только по бутылкам, ну и однажды, я случайно подстрелила скворечник. Все птички остались живы, потому что никого дома не было.


Пришла моя очередь зайтись от смеха. Я навис над Мадлен, которая лежала подо мной, робко улыбаясь.


- Ты любишь пушки, Жан-Клода Ван Дамма и слушаешь сладкоголосых мальчиков. Какая вы непостоянная мисс Ланкастер.

- Эти еще не все мои достоинства. – Мадлен легко освободилась и вылезла из-под меня.

- Куда ты?

- Будь здесь, я сейчас. – Мадлен выскочила из комнаты, громко стуча босыми ногами по полу.

Я встал с кровати и подошел к шкафу. Снизу доносилось бормотание Мадлен и звон посуды. Недолго думая, я взял в охапку большую стопку комиксов и разложил их на полу. Это оказалось не так просто, как я думал.

- Ты решил заняться этим сейчас?

Мадлен удивленно посмотрела на большую кучу журналов. В одной ее руке была тарелка с печеньем, в другой – какая-то банка.

- Да. А что? – я пожал плечами.

- А то, что на часах одиннадцать ночи. – Она села рядом со мной на полу поставив содержимое здесь же. – Это мое рождественское печенье. С арахисовым маслом будет вкуснее.

Я не успел ничего ответить, так как Мадлен уже запихнула мне в рот свою стряпню.

- Боже, как вкусно…- с набитым ртом, сказал я.

- Точно? – сощурив глаза, спросила она.

- А ты сомневаешься?

- Нет. Уж в чем в чем, а в своем печенье я уверена, - гордо объявила она.

Чем больше я жевал печенье, тем больше оно мне казалось вкусным. Хотя, если бы даже она подала мне сожженную булочку с тыквенным вареньем, которое я ненавижу; мне бы и это показалось восхитительно вкусным. Потому что это приготовила Мадлен.

Но печенье, и впрямь было бесподобным.

- Мне повезло. Когда мы поженимся, я буду питаться домашней пищей, а не как типичный американец – пищей на вынос.

- В этом не сомневайся. – Мадлен запихнула себе в рот печенье с огромным количеством масла, и чмокнула меня, отчего наши губы слегка слиплись от сладкого.

- Давай так, - сказал я, - ты будешь меня кормить, а я буду разлаживать. Есть определенные критерии?

Мадлен положила мне в рот очередную порцию, и потерла ладони.

- Сначала компании, потом года, выпуски, герои, истории по частям. Все просто.

Я почесал затылок, от чего Мадлен рассмеялась.

- Стайлз, уже поздно. Ты действительно хочешь заняться этим сейчас?

- А что есть другие предложения? – Я бы с удовольствием отбросил комиксы и занялся с ней любовью.

Мадлен закатила глаза.


- Хм, тогда мне нужно поменять трусики. Если ты не заметил, те, что на мне, не очень привлекательные.

- Ты шутишь? Я увидел Микки Мауса на них. А какого парня не возбудит девушка в розовых трусиках с Микки Маусом?

Мадлен снова расхохоталась и, сунув мне в рот печенье, легла на пол, положив голову на мои колени.

- Сначала займись комиксами.

Я тяжело вздохнул и стал перебирать журналы.

- Ко мне приехал брат. – Начал я. – Мамин племянник. Сын ее родной сестры. Он ходячая катастрофа и я не знаю, насколько он задержится. Его выперли из Колумбийского и тетя Роза просто избавилась от него на время.

- Ого. – Мадлен повернула ко мне голову. – Это с ним ты был вчера в пиццерии?

- Откуда ты знаешь? – Я немного испугался. Что там увидела Мадлен? Ведь с нами была Кирстен.


- Ну, я гуляла с Айком и заметила вас вдалеке. Вы почти сразу уехали, вместе с Кирстен Адамс.


Я нахмурился.


- Сразу, после того как я оставил тебе подарок, мы с Максом заехали перекусить. Там оказалась Кирстен. Она моментально запала на кузена, поэтому уже на улице представилась, чуть ли не моей лучшей подругой. А потом мы ее подвезли до дома.

- Стайлз, ты не должен передо мной отчитываться, - она приподнялась на локтях, - печенька.

Я открыл рот, и, жуя, возразил.


- Нет, должен. Ты ведь ничего такого не подумала?

Она сделала задумчивое лицо, а затем, робко улыбнувшись, сказала:

- Всего на секунду. Но тут же передумала.


Я отложил в сторону комиксы, и схватил Мадлен за руку. Она устроилась на моих ногах, я прижал ее к себе.

- Мне никто не нужен.

- Я знаю.

- Давай не будем спать всю ночь? Когда тебе на работу?

- Через пару дней. Но мы вновь уснем под утро, и мама тогда уж точно, устроит скандал.

- Обещаю, в этот раз, я смоюсь до семи утра.

- Хорошо, - немного подумав, ответила Мадлен. – Ты продолжай. Я за молоком.

Она снова убежала вниз. Оглядевшись, я переместился ближе к столу, который находился близко от противоположной спины. Уперев ноги о стену, я прислонился спиной к компьютерному столу.


Когда Мадлен вошла, я протянул к ней руку.

- Иди сюда.

Она поставила стакан на стол, и подошла ко мне.

- Залазь на мои ноги, Мадлен. Прямо сюда, - я указал на высоко поднятые голени.


- А ты меня точно удержись? – с сомнением, спросила она.

- Давай, забирайся.


Мадлен больше ничего не говоря, взгромоздилась туда, куда я просил. Под ее весом, ноги немного опустились, но держать ее мне было легко.

- Так я садил Ханну, когда она была еще совсем маленькой.

- Думаю, мой вес намного отличается от веса твоей сестренки.

- Не намного.

- Тогда, либо я – больная дистрофичка, либо Ханна – была очень толстой.

Я рассмеялся, откинув голову, затем стал дальше слаживать комиксы.

- Ханна не больна. – Не глядя на Мадлен, сказал я. – У нее психологическая травма. Поэтому, она почти не разговаривает.

Я поднял на нее глаза. Но Мадлен молчала и внимательно смотрела на меня, ожидая продолжения.

- В прошлом году, мы с родителями были в Бостоне на День Благодарения. Нас пригласили на ужин к папиному деловому партнеру. Ханна осталась дома с няней. На том ужине…Ты точно хочешь все услышать?

- Я хочу, чтобы ты хотел. Хотел мне рассказать и поделиться, чтобы там ни было. – Мадлен погладила меня по коленке. Я кивнул и продолжил:


- На ужине, я познакомился с девушкой. Ей было восемнадцать, и мы понравились друг другу. Это было так глупо, Мадлен. Она предложила мне уехать оттуда, и я согласился. Мы приехали в отцовскую квартиру. Я отпустил няню Ханны… и решил заняться сексом с этой девушкой.


Когда я посмотрел на Мадлен, лицо ее оставалось бесстрастным. Но в глазах я увидел печаль. Тем не менее, я хотел, чтобы она все знала.


- Я как последний идиот, включил музыку, когда мы стали…В общем, я услышал крик. Кричала Ханна. Когда я вбежал к ней в комнату, я увидел факел. Она горела.

Меня начало трясти от воспоминаний. Мадлен спрыгнула с моих ног и оказалась рядом.


- Боже. Стайлз…


Я крепко прижал ее к себе и, придя в себя, продолжил:


- Раньше Ханна любила свечи и никогда без них не засыпала. Главное, нужно было их тушить, когда она уснет. Это делали ее няни. Но в тот вечер, я об этом не помнил. Я просто быстро вытолкнул няню из квартиры и, проверив, что Ханна спит, занялся другим делом. Я… Мадлен, ей было четыре. Не знаю, зачем она встала и каким образом загорелась ее пижама, но это случилось. Я позвонил 911. Родители уже приехали в клинику, и я думал, что больше они никогда не назовут меня своим сыном. Но со временем все понемногу наладилось. Меня не винили, потому что каждый день, я делал это сам.

По щекам Мадлен текли слезы. Я ловил их губами, мне хотелось плакать самому.


- Больше года, Ханна не разговаривает. Она все тот же милый и забавный ребенок, но услышать от нее можно не больше трех слов в день.

- Мне так жаль, так жаль, - плакала Мадлен.


- Ш-ш. Тише, малышка. Все образуется. Каждые две недели, я вожу ее к самому лучшему доктору. Мы справляемся с этим.


- Но твоя вина съедает тебя, Стайлз. – Она посмотрела мне в глаза. – Ты должен простить себя.


- Я не могу. Ее тело изуродовано на всю жизнь. Ее шрамы – это мои шрамы, и я буду с этим жить.

Мадлен опустила глаза и снова прижалась ко мне.

- Тогда, я помогу тебе, - еле слышно сказала она.

Какое-то время, мы молчали. Я дал время Мадлен все это переварить, а сам мучился воспоминаниями. Он слишком свежи.

- Знаешь, что еще? – я слегка тряхнул Мадлен, заставляя выйти из задумчивости.

- Что?

- Та девушка просто испугалась и убежала. Даже ничего не сделала, чтобы помочь. С тех пор, мы не виделись. Мне было шестнадцать, и на тот момент, я лишь думал о потере девственности.

Мадлен привстала и посмотрела на меня.


- Ты потерял с ней девственность?

- Нет. Не успел.


- О.

- Что и все?


- Что именно? – удивилась Мадлен.


- Ты не спросишь, с кем …

- О, нет! – Мадлен напряглась и уперлась руками мне в грудь. – Почему ты заговорил об этом? Ты хочешь мне поведать о своих сексуальных похождениях? Думаю того знания, что ты в прошлом году был еще девственником, мне хватит.

- Но мне больше и не о чем рассказывать, - спокойно сказал я.

- Вот и славно. – Мадлен опустила глаза, затем немного нахмурилась, - что ты имеешь в виду?

- То и имею. Мне не о чем рассказывать.

- То есть ты…я совсем запуталась. А как же все эти девочки в школе?

Я рассмеялся.

- Какие девочки? То, что пару раз на вечеринках, я закрывался в комнате с девушкой, ничего не значит.


- Тогда почему говорят иное? – Мадлен действительно запуталась и с трудом пыталась понять, что я хочу ей сказать. Поэтому, я решил все выложить на чистоту.

- Мадлен, у меня не было секса ни со Стеф, ни с какой либо девочкой из нашей школы. Они болтали это сами. Не знаю почему, но по какой-то причине им было неловко, что я отказал. И вместо того, чтобы назвать меня «импотентом», они врали, что спали со мной. Стив подливал масла в огонь, болтая о том, что у меня куча «телок» в Бостоне, куда я часто езжу. Ведь никто из них не знает причины моих поездок. Ну а я. Я просто молчал. Не соглашался и не отрицал.

Мадлен открыла рот, потом снова закрыла.


- А..у тебя, правда, были проблемы…с этим? – Она глазами указала на ширинку моих джинсов.

- Нет, - со смехом, ответил я, - слава Богу, таких проблем не было. Просто, прошло мало времени с того случая, и я не хотел этого.

- Бедные девушки, - пробормотала Мадлен.

- Не верю своим ушам, - пробурчал я, - я только что сказал, что ты – единственная девушка, с которой у меня был секс, а она жалеет каких-то девушек.

Мадлен запрыгнула мне на ноги и обвила ногами.


- Я надеюсь, ей и остаться. Этой единственной, - прошептала она мне в ухо. Когда она лизнула мочку, я с тихим рыком повалил ее на пол.

- Даже не сомневайся в этом.

Мы стали страстно целоваться и стягивать с себя одежду.

- Стайлз…Стайлз. Значит, та ночь, была и твоим первым разом? Вот что ты шептал мне тогда.

- Ты только что это поняла? Я люблю тебя, Мадлен.

Дальше мы не разговаривали. Уже через пару минут, я оказался внутри нее и совершенно забыл обо всем.


Эту ночь, мы действительно, не спали. Рассказав ей обо всем, наши и без того легкие отношения, превратились в нечто большее. Мне стало легче. Эта была ночь откровений и объедания печеньем с арахисовым маслом. Я все же разложил комиксы, но было почти пять утра.

Около шести часов, когда солнце поднялось выше, мы оторвались друг от друга.

Мы прощались у двери, когда Мадлен резко отстранившись, почти прокричала:

- Чуть не забыла! Жди здесь.

С этими словами она умчалась наверх и вернулась меньше, чем через минуту. В ее руках, я заметил небольшой красный футляр, который она протянула мне.

- С Рождеством.


- Мадлен, не нужно было…

- Открой.

Я подчинился. Открыв коробку, я не знал, что сказать. Ведь я, так же как и она был впечатлен оперой. И теперь каждое напоминание о Щелкунчике, связано непрерывно с ней.

- Тебе нравится? Или это глупо? – С беспокойством, спросила Мадлен.


- Мне дарили разное ненужное барахло. Но ни разу, я ни получал то, что действительно понравится. По-настоящему. Спасибо, любимая.

Я обнял ее и поцеловал.


- Люблю тебя, мой Принц, - сказала она.


***


Новый год мы встречали вместе.

После «ночи откровений», я еще пару дней не знакомил Мадлен с Максом. Но все же с этим тянуть не стоило, Макс итак уже подкалывал меня, мол, он такой секси, что я боюсь, что Мадлен бросит меня из-за него.

Я был приятно удивлен, что Мадлен, мой кузен действительно, понравился. Конечно, не в том смысле. Она не фыркала, а смеялась над его шутками. И совершенно адекватно реагировала на пошлые подколы, даже если они касались нас. Мадлен не строила из себя никого, а была собой и этим понравилась Максу. Контакт был установлен, и мы весьма неплохо проводили время втроем. Я зря волновался.

Новый год, мы решили встретить на складе. За несколько дней, мы запаслись дровами, провизией, небольшим телевизором и украсили склад к празднику. Макса приняли как родного. Он не кичился деньгами своей семьи и был своим, кажется в любом месте и любой компании.

Стив злился на меня и постоянно звонил, прося приехать к Мел хотя бы на пару часов. После того как куранты оповестили о наступлении нового года, мы решили ненадолго ездить на другую вечеринку. Мадлен не была против. Макс конечно, отправился с нами и после некоторых раздумий Рэйчел, Бриттани и Бен тоже.

Мы прибыли в самый разгар. Полуголые девицы разгуливали по особняку, а пьяные парни едва ли могли этим насладиться. К нам подскочила радостная Мел и увела девчонок танцевать.

Я наблюдал, как Мадлен танцует и болтает с девчонками. На ней было облегающее ее тонкую фигуру, красное платье на бретельках. Длинные волосы струились по спине, и каждое ее движение вызывало дрожь в моем теле.

- Она красивая.


Рядом появился Макс, со стаканом коричневой жидкости в руках. Он не отрываясь, смотрел на Мадлен, и меня это начало злить.

- Я знаю, - резко сказал я.


- Да расслабься, - Макс ткнул локтем меня в бок, - я вижу вас насквозь. Малыш Стайлз влюбился.


На лице Макса появилась знакомая ухмылочка. Мы были немного похожи, как и наши матери. Только его волосы были светлее моих. Ростом мы были почти одинаковы, но Макс был шире меня, так как часто качался.


- Вот для нее, - Макс, рукой со стаканом указал на Кирстен, которая извивалась под музыку, глядя на него, - ты – картинка. И если бы вы были вместе, ты бы просто дополнял ее идеальное представление о школьной паре. А для нее, - Макс перевел взгляд на Мадлен, - ты Стайлз. Ей плевать на деньги твоих родителей. Это главное.


Я посмотрел на серьезного Макса.

- Впервые слышу от тебя такое.


- Впервые вижу тебя таким, - парировал он.

- Придет и твое время, - поучающее, сказал я.

- Вот уж этой головной боли, мне не нужно, - Макс хлопнул меня по плечу, возвращаясь к своему привычному образу. – Эта цыпочка, - он вновь указал на Кирстен и отпил из стакана, - будет сегодня извиваться подо мной.

- Эй, парни!


Из толпы показался как всегда пьяный на вечеринках, Стив с двумя бутылками виски в руках.

Мы пили и танцевали, и я даже позволил Максу потанцевать с Мадлен. По-дружески. Но как только их танец закончился, оттащил смеющуюся девушку в сторону и прижал к себе, дико ревнуя.

Когда уже прошло достаточно времени, мы с Беном решили возвращаться. Макс спустился вниз, оправляя рубашку.

- Я уж думал, в этом паршивом городишке, я надолго останусь без секса. Как же я ошибался, - потирая руки сказал Макс.

В какой-то момент, я потерял из виду Мадлен. Подождав немного, я стал ее искать. На кухне сидели Рейчел и Бриттани. При виде меня, они обе вскочили.


- Где Мадлен? – спросила Рэйчел.


- Нам пора возвращаться. Бен ждет нас на улице, - глядя на экран телефона, добавила Бриттани.

- Я не могу ее найти. – Я еще раз огляделся.

- Позвони ей, - предложила Рэйчел.

- Ее телефон остался в машине.

Я машинально вытащил свой телефон из кармана и снова положил туда.

- Давайте поищем ее и свалим отсюда, - сказала Бриттани.

Ни в гостиной, ни в подвале ее не было. Позвонив Бену, я сказал ему поискать ее на улице.


Навстречу, мне шел Макс.


- Ты не видел Мадлен? – спросил я у него.


- Нет. Наверное, девочки припудривают носики.


- Рэйчел и Бриттани тоже ее ищут. Помоги мне найти ее.

Макс кивнул, и мы поднялись наверх, открывая все двери.


- Вы что тут делаете? – Возле нас оказалась Кирстен в своем крошечном платье.

- Детка, - повернулся к ней Макс, - ты видела нашу крошку Мадлен?


Ее лицо, до этого с обожанием, смотревшее на Макса, немного изменилось.

- Откуда мне знать?

- Если увидишь ее, скажи, что мы ее ищем. – Макс слегка сжал ее ягодицы.

Кирстен нервно хихикнула.


- Хорошо.


Она побежала по коридору к лестнице, постоянно оглядываясь.

- Думаю, стоит повторить как-нибудь, - глядя ей вслед, Макс усмехнулся. – И научить чему-нибудь. А то знаешь ли, эти бесконечные «Глубже, глубже Макс» утомляют. Если я сделаю, как она просит, она просто задохнется и..

- Макс, прекрати! – Мне было не смешно. На этой вечеринке полно пьяных школьников и студентов, а Мадлен где-то одна. Мне хотелось поскорее найти ее.

Макс издал ленивый смешок.


Открывая одну дверь за одной, мы наткнулись на комнату с выгравированной надписью на двери - «Мистер Оберин». Очевидно, что это кабинет отца Мелани. Дернув за ручку, я обнаруживаю кабинет открытым. Мы с Максом входим внутрь. И то что я вижу перед собой, заставляет мое сердце остановиться.

Мадлен лежала на полу с задранным до трусиков платьем. Ее поза была не естественной. Издав хрипящий звук, Мадлен стала выплевывать изо рта смесь рвоты и крови.


Глава 14 – Мадлен.


- Ты думаешь, я пытаюсь отравить тебя?


Кирстен Адамс стояла напротив меня и смущенно улыбалась, протягивая розоватый коктейль с вишенкой на дне.


В переполненном и огромном доме Мел, я потеряла из виду Стайлза и девчонок. Ужасно хотелось в туалет, и я решила найти его самостоятельно. Протискиваясь через толпу, я пошла в ту сторону, в которой находилась ванная, в которой была однажды. Дверь оказалась заперта, но доносящиеся оттуда стоны, явно говорили о том, что помещение освободиться не скоро. Хорошо хоть дверь закрыли.

Уверенна в таком доме, ванн пять не меньше, поэтому недолго думая, я побежала наверх надеясь, что уж наверху нетерпеливые парочки заняли спальни, а не туалеты. Все двери были одного цвета, оставалось лишь открывать-закрывать. В первой же комнате, которую я открыла, оказалась еще одна парочка. Девушка с длинными светлыми волосами ритмично двигалась на парне. Она была ко мне спиной и я не сразу поняла кто это, пока парень не выглянул из-за нее.

- Эй, малышка.


Макс довольно ухмыльнулся, без капли какого-либо смущения. Девушка резко развернулась и я узнала в ней Кирстен. Она недовольно нахмурилась.

Ну еще бы!


- Ты ищешь Стайлза? – спросил Макс.


Я отвернулась, и прикрыла дверь.


- Нет, ищу туалет.


- Третья комната слева, - послышался визгливый голос Кирстен. - И уйди ты, наконец.

- Ладно, извините.


Я нарочито медленно закрыла дверь, и прыснула в ладошку.


Ну и дела.


- Мы почти закончили. Скоро свалим отсюда, - прокричал Макс, от чего я не сдержала смех, и рассмеялась слишком громко.


- Что? Ты уедешь? – снова запищала Кирстен?


Не слушая больше, я пошла искать нужную дверь.


Спустившись в гостиную, я тут же оказалась в объятьях Стайлза. Мы танцевали несколько песен, не обращая ни на кого внимания, пока Макс, практически вырвал меня из рук любимого.

- Хватит вам уже. Можно я потанцую с твоей девочкой, брат, пока мы не уехали? Похоже, она единственная из цыпочек, что остается на ногах.

Я рассмеялась. Мне нравится Макс. Несмотря на его пошлые шуточки и наглые выходки, он остается приятным в общении парнем. Мы знакомы несколько дней, а мне кажется – всю жизнь. Напрасно, Стайлз не хотел меня с ним знакомить; Макс сразу же отнесся ко мне как к сестре. То что он отпетый дебошир, меня ни капли не волновало. Мой брат был таким же. Разница была лишь в том, что одному из них, было нечего терять. Они очень похожи со Стайлзом внешне, и, похоже, последнего это бесило.

- Еще раз назовешь мою девушку цыпочкой, отправишься до дома пешком, - стараясь быть грозным, сказал Стайлз.


Мы с Максом переглянулись и захохотали во все горло.


- Чего вы ржете? – спросил Стайлз.


- Видел бы ты свое лицо, братишка, - со смехом, сказал Макс.


Уголки губ Стайлза приподнялись вверх, но он из всех сил старался подавить улыбку.


- Не касайся ее, - добавил он.


- А как мы будем танцевать? Переминаться рядом друг с другом?


На этот раз Стайлз рассмеялся.


- Ладно. Будь паинькой. Пойду выпью.


Он притянул меня к себе и страстно поцеловал.

- Какой ревнивый, - хохотнул Макс, когда Стайлз скрылся в другой комнате.


- Он просто шутит, - ответила я.


Мы с Максом раскачивались под медленную музыку, и он совершенно невинно держал меня за талию.

- В детстве, когда Стайлз с родителями приезжал к нам в Нью-Йорк, - вдруг, начал рассказывать Макс, - меня заставляли с ним играть. А мы терпеть друг друга не могли, особенно когда нас сравнивали. Мы постоянно ругались и дрались. Я называл его «деревенщиной», а он меня просто «засранцем». Однажды, на какой-то взрослой вечеринке, мы с друзьями закрыли в туалете девочку. Нам было лет по одиннадцать, не больше. Эта девочка плакала, и просила ее выпустить. А мы как полные придурки хохотали, и сказали, что выпустим лишь в том случае, если она покажет нам свои сиськи. Ну, какие сиськи в одиннадцать лет? Тогда, мы ни черта не понимали. Так вот. Девочка продолжала плакать, когда вдруг появился Стайлз. Он врезал мне так, что в глазах все поплыло. Мои друзья его попинали за это. Потом он выпустил девочку и увел. Позже, выяснилось, что эта девочка – дочь президента компании, в честь которого и была устроена вечеринка. От этой вечеринки, зависело тогдашнее положение отца в бизнесе.

Макс замолчал. Мне было интересно услышать продолжение истории, и я ждала, когда он продолжит. Макс наклонился с высоты своего роста и посмотрел на меня.

- Стайлз не рассказал никому о том случае. Ни о том, что его побила кучка моих друзей, ни о запертой дочери этой шишки, и каким-то образом, уговорил девочку молчать. Он – хороший брат, добрый парень, и могу точно сказать по вашим поцелуйчикам, отличный любовник.

Я пихнула его локтем и задумалась. Каждый раз, узнавая что-то новое о Стайлзе, я удивлялась, как я могла смотреть на этого парня целых три года и видеть совершенно другого человека?

- С тех пор, мое отношение к нему изменилось. Мы стали ближе. Он младше на полтора года, но каждый раз, когда я куда-нибудь вляпывался, звонил именно ему.

- Спасибо, что рассказал мне об этом.

Мы улыбнулись друг другу, и я почувствовала, что моя шея уже затекла, глядя на него снизу вверх.


- Какие же вы все-таки высокие, - пробурчала я, опуская лицо.


Макс рассмеялся и посмотрел куда-то в сторону. Я проследила за его взглядом и увидела Стайлза, нетерпеливо поглядывающего на нас. Рядом с ним стояла Кирстен и жестикулировала руками.


- Мерзкая девочка, - сказал Макс.

Я удивленно посмотрела на него.


- Кажется, совсем недавно она такой тебе не казалась.


Макс расплылся в ленивой ухмылке.

- Ну, нужно было ей как-то закрыть рот.

Песня закончилась, и Стайлз мимолетно улыбнувшись Кирстен, направился к нам. Та очевидно не договорила, и ее лицо стало обиженным.

- Ну, наконец-то. Бесконечная песня. – Стайлз по-хозяйски обвил руками мою талию и зарылся лицом в волосах.

Я с улыбкой пожала плечами, глядя на Макса. Макс понимающе кивнул и удалился.


Позже, я танцевала с Рэйчел и Бритт. Рэйчел обнималась с каким-то парнем, а Бритт ворчала, что пора ехать обратно на склад, где нас ждут.

- Они уже забыли о нас, - отлепившись от парня, сказала пьяная Рэйчел.


- Не говори ерунды, - огрызнулась Бритт.


- Бу бу бу, вечная злюка Бритт, - дразнила Рэйчел.


Рядом с нами появился Стив. Пьяная улыбочка расползлась по его лицу.


- Наши маленькие салемские ведьмочки. Рэй, детка, - обратился он к Рэйчел, - когда ты, наконец, сдашься и заметишь меня?


- Когда увижу тебя трезвым вне школы, Прайс, - ответила Рэйчел.


- Это вызов? – Стив приподнял брови. - Это ведь легко.


- Не для тебя. – Рэйчел оттолкнула его и пошла к другим ребятам.

- Когда-нибудь, она образумится. – Стив отсалютировал нам почти пустой бутылкой «Джека Дениелса» и растворился в толпе.


Через какое-то время, я снова потеряла всех из виду. Музыка гремела с ужасающей громкостью. На полу повсюду валялись пластиковые стаканчики. Кто-то уже спал. Бритт права, нужно отсюда уезжать. Иначе мы встретим рассвет здесь. Мне очень хотелось вернуться в привычное место и друзьям. Мама позволила мне в новогоднюю ночь погулять допоздна и ночевать у Бритт. Но в последнем, я сомневалась. Если я захочу поспать этой ночью, моей подушкой будет плечо Стайлза, а кроватью – заднее сиденье машины.

Мой мочевой снова стал меня подводить. Мне определенно стоит притормозить с напитками. Возле ванной стояла огромная очередь. Телефон остался в машине у Стайлза, и я, подумав секунду, решила снова сбегать наверх и пойти на улицу к машине. Там уж он точно меня найдет.

С трудом распихав локтями пьяных школьников, я посмотрела с высоты лестницы вниз, но мне так и не попались на глаза знакомые, кроме Стива. Я добежала до ванной и закрылась. Странно, но здесь было пусто. Второй раз в этом убеждаюсь. Наверняка, другие ребята не бегали так далеко, зная и другие места, где пописать. К сожалению, я их не знала.

Выйдя, я обнаружила Кирстен Адамс. Она стояла напротив двери и явно ждала, когда комната освободится. Я молча прошла мимо нее.


- Мадлен, - обратилась она ко мне. В ее голосе не было ни желчи, ни злобы.


Я остановилась и повернулась к ней. Мне было любопытно, что она мне скажет.

- Поверь, мне стыдно за тот поступок. Я была страшно на тебя зла, потому что мне нравился Стайлз. Хотя на самом деле, мои родители настаивали на нашу с ним так сказать, близкую дружбу. Ты не можешь представить, как могут давить мои предки.

Если ее родители хоть немного похожи на родителей Стайлза, то могу.


- К тому же, Стайлз не похож на других парней. – Продолжала она. – Но я перебесилась, и поняла, как тебя обидела. Это было глупостью с моей стороны. И я бы очень хотела, чтобы ты меня простила.


Мне оставалось только открыть рот от удивления. Может, это очередная ее издевка? Сейчас я ее прощу, а она в ответ лишь рассмеется и снова меня оскорбит или станет угрожать.


Но на ее лице было искренне раскаяние. Возможно, она поняла, что больше, она не причинит мне вреда. В этот раз, молчать я не стану. А быть может, дело в Максе. Видя, наши близкие отношения, она решила подлизаться к нему через меня. Стайлз говорил мне, что когда она впервые увидела Макса, представилась «лучшей подругой» его кузена. В любом случае, она мерзкая. Но, похоже, она действительно, жалела о том случае.

- Ну, подругами мы точно не станем, - пожав плечами, ответила я.


- Я понимаю, - ответила она, - не знаю, покажется ли тебе это чересчур, но я рада, что ты не рассказала об этом никому. Мне бы было очень стыдно перед Стайзлом. Да и перед Максом.

- Да нет, не чересчур. Давай просто забудем. Я не хочу об этом говорить.


- Спасибо, Мадлен.

Я кивнула, и хотела было уйти.


- Кстати, я видела, что ты искала Стайлза. Я не видела его, но знаю, что Макс в том кабинете. – Она указала на дверь в конце коридора.


- Хорошо, спасибо. Я никого не могу найти. – Я расслабилась и пошла в тот кабинет с табличкой «Мистер Оберин». Попрошу Макса позвонить всем и встретиться на улице. Мне уже здесь ужасно надоело.

Войдя в кабинет, я никого не обнаружила. Расписной стол, компьютер, черные кожаные кресла, полки с бумагами. Из живых, здесь никого.


- Куда он делся? - Кирстен вошла вслед за мной и подошла к мини-бару. – Подождешь со мной? Я уверена, он скоро вернется.


- Кирстен, - обратилась я к ней, - не могла бы ты позвонить Стайлзу. Уже очень поздно, нам нужно вернуться на другую вечеринку.

- Мой телефон в машине, - ответила Кирстен, наливая что-то в коктейльные рюмки.

- Мой тоже, - раздраженно, сказала я.


- Расслабься. - Кирстен протянула мне одну рюмку. Я не двигаясь, смотрю на нее. – Да брось, я не всегда бываю сучкой. Думаешь, я пытаюсь отравить тебя?

Я взяла протянутую ею рюмку в свои руки.

- Знаешь…Макс - очень классный. Ты давно с ним знакома? – Похоже, Кирстен решила поболтать.


- Пару дней.


- Да? А такое ощущение, что давно. Просто у вас очень тесные отношения.

- Хм, он просто брат моего парня. Ну а ты? Ты давно его знаешь? – Мой вопрос прозвучал как осуждение. Я ведь знала, что она тоже знает его совсем недавно, но уже с ним переспала. Хотя меня, это абсолютно, не волновало.

- Не осуждай меня, - Кирстен опустила глаза, - ты знаешь, что я познакомилась с ним недавно. Не смогла устоять. Не знаю, как объяснить.

- Ты и не должна. – Сама того не замечая, я машинально отхлебнула коктейль. А ведь хотела же подождать, чтобы первой сделала глоток она. Наверное, у меня паранойя. Коктейль оказался очень вкусным. Я сделала еще глоток.


- Думаю, я лучше спущусь, - сказала я, ставя рюмку на стол.

Внезапно, перед глазами все поплыло. Я ухватилась за кресло и попыталась в него сесть.

- Что с тобой, Мадлен? – участливо спросила Кирстен.

- Н-не знаю, мне плохо. Помоги мне сесть, пожалуйста.


Я махала рукой в воздухе, пытаясь за что-нибудь ухватиться. Кресло вдруг исчезло. В голове били отбойным молотом. Ноги совершенно меня не слушались. Я рухнула на пол и не могла пошевелиться.

Что со мной?

Мне стало холодно, меня начало трясти. Я ничего не могла сделать. Ни закричать, ни пошевелиться. К горлу стала поступать тошнота.


- Эй, эй.


Я почувствовала, что Кирстен меня тыкает. Я смогла открыть глаза и увидела, что она стоит надо мной и тычет в меня носками своих туфель.

Какого черта? Мои веки слиплись, в голове зашумело еще больше. Кажется, я скоро заблюю здесь богатое ковровое покрытие.


- Это плохо, - пробормотала Кирстен.


Я снова нашла силы приоткрыть глаза. Она достала телефон из лифа своего платья и стала тыкать в нем что-то.


Она обманула меня. Что она сделала со мной?


- Кажется, я переборщила.

Я слышала топот ее каблуков по полу. Затем послышался щелчок дверного замка. Она заперлась здесь со мной.


- Я знаю, да. Но у этой дохлой девки появилась другая реакция. – Почти со слезами говорила она в трубку. – Она в отключке, но ее трясет и, похоже, ее скоро вырвет. Поднимись, прошу тебя.

Затем она помолчала.


- Не подводи меня! Всего пара снимков, и я опозорю ее. Ни Стайлз, ни Макс не подойдут к этой дешевке после этого.

Снова молчание и нервная ходьба. К горлу подступала тошнота, и я стала больше трястись.

- Сволочь! Подонок! Ты ответишь.


Я уже ничего не слышала, только почувствовала прикосновение к своим ногам и холод. Неужели она меня раздела? Почему эта сука не боится последствий? Видимо, это был великолепный план, который провалился.


Шум в голове то усиливался, то стихал. От этого баланса, моя голова готова была взорваться.

- Тощая, - услышала я рядом ее голос. - И что они в тебе нашли?


Слышу, что дверь закрывается. Кажется, я осталась одна. Я снова проваливаюсь в забытье.

Я вижу Стайлза. Самое любимое дорогое лицо в мире. Как же я люблю его. Его красивое лицо хмурится и, кажется, он что-то говорит. Но я не слышу. Я пытаюсь ему сказать это, но мой язык прирос к небу.

- Мадлен, Мадлен…

Словно через бетонные стены, я слышу, как он зовет меня.

- Что с ней? О Боже! Макс звони 911.


Я слышу их. Я действительно их слышу. И это не галлюцинация. Он здесь.

- Стайлз… - вместе с его именем, из моего рта выливается отвратительная жидкость.


- Не паникуй, подними ее еще. Ей нужно выблевать все это дерьмо. Станет лучше.


Макс. Теперь я еще отчетливее их слышу.

- Нужно вызвать скорую, Макс.


Я приоткрываю глаза и вижу перед собой лицо Стайлза. Мне становится легче. Действительно легче от того, что он рядом.

- Нет, - я могу лишь шептать, - не нужно. Просто уведите меня отсюда.

- Мадлен, любимая. Ты в порядке?

Я чувствую прикосновение теплой ладони к моему лбу.

- Да.


- Уходим отсюда, - говорит Макс. - Ты знаешь, как выйти с этого этажа прямо во двор?


- Мы что сбегаем? – спрашивает Стайлз. Он поднимает меня на руки, и я хочу сказать, что он испачкается, но у меня не хватает на это сил.

- Стайлз, она отравилась. Кто-то ей что-то подсунул. Глупо, сейчас афишировать. Давай, сначала увезем Мадлен отсюда.


- Афишировать? – В голосе Стайлза раздражение. По легким движениям, я чувствую, что он идет. – Мою девушку кто-то отравил. И не знаю, что еще с ней сделали. Я убью любого. Мне нужно знать.


- Я попадал в такие переделки. И послушай меня внимательно: если ты сейчас на эмоциях ворвешься в дом и начнешь орать, то только опозоришь ее. Этим школьникам насрать, что случилось с Мадлен. Она придет в себя и расскажет нам все. И мы придумаем, что с этим делать.

- Ты предлагаешь, просто взять и уехать? – Стайлз готов был убить Макса. – Думай, что ты говоришь!


- Это ты подумай. Ничего ты сейчас не докажешь. Мы разберемся с этим. Я не прошу тебя просто забыть и уехать, просто разобраться и отложить. Нужен план.


Стайлз ничего не ответил. Я бы хотела, чтобы он послушал Макса. Он прав.


- Боже мой! Что случилось? – Голос принадлежал Бритт.


- Ее кто-то чем-то напоил.


Открывающиеся двери, голоса. Я снова проваливаюсь в дрему, но через секунду прихожу в себя. Слышу крик Стайлза:


- Пусти! Пусти меня. Она проходила там наверху. Больше никого не было!


- Прекрати вести себя как маленький! Ты этим только навредишь. Бен, помоги мне!

Слышится возня.


- Отвези ее в больницу хоть ты Бриттани. Да что вы стоите? – Стайлз был в отчаянии.

Я собрала все силы и приподнялась на локтях. Я лежала в машине на заднем сиденье, дверь была открыта и я увидела как Макс и Бен борются со Стайлзом, пытаясь его успокоить.


- Братишка успокойся. С ней все хорошо. Я знаю, что они ей дали. Она будет в порядке. Только не глупи. Поедем домой. – Макс держал его за руки и старался говорить спокойно.


- Стайлз…- мой голос был хриплым. Скорее всего, от рвоты, которая выворачивала меня наизнанку недавно.

Четыре пары глаз уставились на меня. Стайлз вырвался из рук Макса и подбежал ко мне.

- Маленькая моя. Как ты себя чувствуешь? Боже, малышка, как я испугался за тебя. – Он целовал мое лицо, не обращая внимания на пот, и возможно остатки рвоты.


- Все хорошо. Отвези меня куда-нибудь. Только не домой, там мама. Она испугается.


Стайлз напрягся.


- Ты тоже хочешь промолчать? Кто это сделал Мадлен? Кто?


- Я скажу тебе как только ты успокоишься…я… - тошнота снова подступила, и я, оттолкнув Стайлза, выплевала желчь с кровью. Похоже, я содрала горло.


- Послушай нас, наконец. Не делай то, о чем будешь жалеть. – Сказал Макс.


- Заткнись. Я никогда не пожалею о том, что убью любого, кто обидел и или обидит ее.


Когда рвотные позывы утихли, он уложил меня на сиденье и накрыл своим пальто.

- Едем ко мне. Если ее увидит Чарли в таком состоянии, она уж точно вызовет скорую, и ее ты не остановишь.


Стайлз сел за руль, и я почувствовала вибрацию двигателя.

- Рэйчел еще не вернулась, - послышался голос Бена. - Вы езжайте. Мы вызовем такси.


- Хорошо, - ответил Макс, - возвращайтесь на вечеринку на складе. Только, Бен, никому не слово. Мы сами разберемся с этим.


- Стайлз, позвони мне, - крикнула Бритт.


Пока мы едем, они ругаются. Сквозь дрему я слышу их крики. Меня уже не тошнит, мне просто хочется спать.


- Тот факт, что ты ее трахнул, не дает тебе повода защищать ее!


- Да ты слышишь себя? Мне плевать на нее, она просто под руку подвернулась. Я тебе пытаюсь втолковать, что нам нужен план, а не бессмысленные действия. Я знаю к чему, они приведут.

- Да, да конечно. Ты в этом у нас специалист.

- Не надо, Стайлз. Не нужно говорить со мной так, будто я в чем-то виноват.


Мне хочется, чтобы они заткнулись, и дали мне поспать.


Чувствую, как по мне течет вода. Мне становится невероятно тепло и хорошо. Я открываю и глаза, и вижу, что сижу в ванной, а Стайлз сидит рядом. Он бережно растирает мое тело. Увидев, что мои глаза открыты, Стайлз прижимается ко мне губами и шепчет:


- Я люблю тебя. Скажи мне, кто это сделал.


Он нежно прикасается ко мне. Я ощущаю его ладони на спине и теснее прижимаюсь к нему.

- Обещай, что мы вместе придумаем, как быть.

- Тут нечего думать. Нужно просто утром заявить в полицию.


И он тоже прав.

Только сейчас я замечаю, что на мне совсем нет одежды, а Стайлз сидит в воде в мокрой футболке и штанах.


- Нет, ты проведешь следующий день со мной в постели. Я так хочу. Мне нужно прийти в себя.


Он громко вздыхает, я слышу его быстрое сердцебиение.

- Все, что захочешь. Только скажи.


- Кирстен, - говорю я. – Она предложила мне выпить коктейль, она …

- Твою мать! – Стайлз почти кричит.


- Не надо. – Я целую его в губы, но его всего трясет, и он не может ответить мне. – Она была такой милой. Почти милой.


Я рассказываю ему все, и снова засыпаю.



Яркие лучи солнца слепят мне глаза. Я пытаюсь разлепить веки, но мне с трудом это удается. Я лежу одна в кровати Стайлза. К удивлению, моя голова ясная и уже не болит. Только ужасно саднит горло, будто я глотала стекло. Я подхожу к настенному зеркалу и оглядываю свое лицо. Мешки под глазами, всклоченные волосы. Ничего особенного. На мне болтается толстовка Стайлза и… ой, похоже, я без трусиков. Бегаю по комнате в поисках одежды, но ничего не могу найти.

Дверь открывается и заходит Стайлз. Он кажется таким усталым, будто совсем не спал. Когда он видит меня, его глаза теплеют.


- Ты проснулась.


- А ты, кажется, совсем не спал.


Он обнимает меня и говорит в волосы:


- Не мог. Все время думал…

- Давай мы будем спать весь день, - перебиваю я его, - а потом придумаем, как быть. Я тоже не хочу оставлять это, как есть. Просто нам нужен отдых. Один день ничего не изменит.


Он нехотя кивает. Его взгляд падает на мои ноги, и уголки губ дергаются в усталой улыбке.


- Да, да Стайлз. Где мое нижнее белье?


- Все в стирке. Я был утром у тебя дома, взял несколько вещей. Сказал Эрин, что мы с друзьями проведем день за городом. Она не была против, и погуляет с Айком.


- Ничего себе. – Стайлз быстро втерся в доверие моей мамы. – Но к вечеру мне нужно быть дома, так?


Он кивает.


- Можно к ночи. Идем завтракать.


- Но…


- Моих родителей нет в городе. Чарли и Ханна за городом на новогодней ярмарке. В доме только я, Макс и ты.


Я переодеваюсь в джинсы, но толстовку оставляю.


На кухне сидит Макс и уплетает что-то с тарелки.


- О, наша малышка проснулась, - с набитым ртом, говорит он.


- Доброе утро, Макс, - улыбаюсь ему.


- Не называй ее «малышкой». – Стайлз подходит к холодильнику.

- Он просто не спал, - говорю Максу.


- Что ж, ладно. – Макс пожимает плечами.

Мы едим яичницу с беконом, но меня начинает подташнивать от жирного, поэтому я ограничиваюсь хлопьями.

- Вы что-нибудь решили на счет Адамс? – спрашивает Макс. Видимо, Стайлз ему все уже рассказал.

- Завтра, мы едем в полицию. – Стайлз не смотрит на нас. Он просто уставился в стену и есть через силу.

- Давайте все же обсудим… - начинает Макс.


- Даже не начинай! – Стайлз бьет кулаком по столу. – Ты не дал мне вчера на месте разобраться с этим. Что за идиотский план ты хочешь придумать?

- Идиот здесь ты, раз не понимаешь. Эта девчонка не побоялась, это сделать. Ясно, что травить она не хотела, просто сделать фото. Ее папаша докажет с легкостью ее невиновность, а Мадлен выставят наркоманкой. Ты этого хочешь? С такими людьми нужно играть по их правилам.

- Я не собираюсь ни с кем играть в игры. Мой «папаша» знаешь ли, тоже может доказать многое.

- Да, но если бы она подсунула таблетки тебе, тогда проблем бы не возникло. В смысле с оправданиями и подкупами. А кто поможет Мадлен? Твои предки? Сомневаюсь. Я знаю этот сорт людей так же, как и ты. Адамс приедет к матери Мадлен и угрозами добьется оправдания для дочери. Для них – это мелочь. С тобой, - Макс указывает на Стайлза вилкой, - была бы настоящая битва. А здесь все просто.


- Не говори так, - ноздри Стайлза раздуваются от злости, еще чуть-чуть и они устроят драку.


- Что? – Спрашивает Макс. – Я говорю как есть.

Телефонный звонок заставляет всех вздрогнуть. Я достаю свой мобильный из заднего кармана джинсов, и выхожу из кухни.

- Как ты Мадлен? – Бритт напугана, это слышно по ее голосу. На самом деле, странно даже слышать ее такой. Она всегда такая невозмутимая.


- Все хорошо, Бритт. Парни все еще спорят.


- А что думаешь ты?


- Если честно, я не знаю. Но в чем я уверена, так это в том, что она пожалеет об этом.


- Правильный настрой. Если хочешь знать мое мнение: считаю, что Макс прав.


Я тоже так считаю, учитывая последние слова Макса. Я прокручиваю их в своей голове: «Адамс приедет к матери Мадлен и угрозами добьется оправдания для дочери. Для них – это мелочь».


- Мы никому ничего не сказали. Даже Рэйчел. Мы с Беном привезли ее на склад, а сами уехали домой. Знаешь, веселиться совсем не хотелось.


- Так, Рэйчел ничего не знает?

- Мади, Рэй – болтлива. Не в плохом смысле. И слишком впечатлительна. Не говори ей ничего.


- Но она обидится. Все равно это выплывет наружу.


- Доверься мне, пожалуйста.


Все хотят за меня решить мои проблемы. Стайлз и Макс без конца ругаются, как поступить, при этом, совершенно не интересуясь моим мнением. Теперь Бритт поучает, кого просвещать, кого нет.


- Ладно, - вздыхаю я. Мне надоело это все. – Я позвоню.


- Хорошо. Пока.


На кухне продолжается спор.


- Ну, хвати уже! – Мой голос срывается на крик. – Хватит решать за меня. Стайлз, ты обещал, что сегодня мы просто отдохнем.


Он опускает кулаки на столешницу и обреченно кивает головой.


- Да, Мадлен. Конечно.


- Ох, ну зачем же ты поверила этой сучке? – Макс хочет перевести в шутку, но у него не получается.


- Она так искренне извинялась и говорила, что ты ей очень нравишься.


Макс усмехнулся.


- Извинялась за что? – спрашивает Стайлз. – Похоже, ты не все мне рассказала.


Похоже, так.


- Ну, она просто как-то угрожала мне в туалете, когда мы стали встречаться. Ничего страшного, обошлось без наркотиков, - я пытаюсь отшутиться.

Стайлз опустил голову.


- Почему, почему ты мне не рассказала тогда? Я бы поставил ее на место сразу. Но ты промолчала и она решила поиздеваться еще.

- Мы только начали встречаться, - повторила я, - как я могла побежать к тебе и жаловаться, что в школьном туалете меня обидели девочки? Какой жалкой нужно быть? Я устала оправдываться. Если ты хочешь продолжать этот спор, то я пас. Просто отвези меня домой.


Стайлз обходит барную стойку и прижимает меня к себе.


- Прости. Идем в комнату, будем просто спать. – Он берет меня за руку.

- А что делать мне? Можно я возьму твою машину? – кричит нам вслед Макс.


- Только не разбей ее, пожалуйста. – Стайлз кидает ему ключи и Макс их ловит.

- Чувствую себя как в школе, - ворчит он.

- Бедный Макс. Отобрали машину и сослали в Богом забытое, городишко, - говорю я, когда мы поднимаемся по лестнице.


Стайлз тихо смеется.

- Да уж, наказание.



***


Я смотрю на часы, которые показывают почти пять вечера. Я проспала около двух часов, после того как мы поднялись и улеглись на кровать. Стайлз все еще спит. Одна его рука находится под головой, другая – крепко прижимает меня к себе. Я поднимаю голову и любуюсь родным лицом. За это короткое время, он стал мне действительно родным. Я так люблю его, и чувствую всю глубину его чувств ко мне. Мы созданы друг для друга, как бы банально это не звучало.


Я провожу пальцем по его губам, затем по скуле. На его щеках слегка заметная щетина, и она мне нравится больше, чем гладковыбритое лицо. Не удержавшись, я начинаю его целовать. Знаю, ему нужно поспать, но ничего не могу с собой поделать. Я так хочу касаться его. Хочу так сильно, что хочется плакать. Неужели, это действие наркотика? Я опускаю голову, задираю белую футболку и целую торс. Упругий и красивый торс Стайлза. От этого он слегка вздрагивает, но я продолжаю его целовать.


- Мадлен, - сонным голосом говорит Стайлз, - что ты делаешь?


- Просто целую тебя.

Я начинаю задыхаться, когда он запускает свои длинные пальцы в мои волосы. Я опираюсь на руки и полностью заползаю на него.

- Мадлен, - между поцелуями, шепчет Стайлз.


- Прости, я..так хочу тебя, мой Принц…


Наконец, он полностью просыпается и яростнее отвечает на поцелуй. Он стягивает с меня толстовку, под которой ничего нет. На мне остаются лишь трусики, а на нем все еще так много одежды. Я дрожащими руками снимаю с него футболку. И всхлипывая, снова впиваюсь в его губы.


- Малышка, что с тобой? – Стайлз хватает мое лицо обеими руками и смотрит мне в глаза.


Мои веки дрожат, и слезы вот-вот хлынут из глаз. Я не знаю что со мной. Не знаю. Мне просто до боли нужен он. Я мотаю головой.


- Ничего. Все хорошо. Не спрашивай, прошу тебя. Просто будь со мной.


Он делает так, как я прошу. Переворачивает меня на спину и стягивает с себя штаны и боксеры. Его губы на моих сосках, руки исследуют все мое тело. Он тянется к тумбочке и достает презерватив. Я помогаю ему одеть его. После этого, я оказываюсь сверху и чувствую, как он скользит в меня. Мое тело пронзает легкая боль и удовольствие. Еще я чувствую облегчение. В этом соединении, я нахожу себя, и с моих плеч падает огромный груз злости и обиды.

Стайлз глухо стонет и из моего саднящего горла вырываются такие же звуки. Он снова переворачивает меня, и входит. Наши движения становятся быстрее. Мои ногти впиваются в его спину. Стайлз закидывает мои ноги себе на плечи, и ощущения меняются. Так, гораздо приятнее. Мы двигаемся, и шепчем друг другу бессвязные слова.


Последние толчки Стайлза, заставляют меня кричать от восторга. Он тяжело дышит, упираясь своим лбом к моему лицу, и медленно целует в щеку. Потом, он встает, снимает презерватив и выбрасывает в мусорное ведро.


- Идем со мной в ванную, - протягивая мне руку, говорит Стайлз.


Моя рука тянется к его и мы сплетаем наши пальцы.


***

Примерно через час, после нашего (на данный момент) лучшего секса, в коридоре слышатся голоса. Вернулись Чарли с Ханной.


Стайлз уговаривает меня спуститься вниз и поужинать с ними. Макс присоединяется к нам.


- Ничего интересного. Как вы здесь живете? – с тоской спрашивает он.


- Твоя ссылка пойдет тебе на пользу, каторжник, - укоризненно говорит ему Чарли.


Она очень рада мне, и мне это приятно, хоть кто-то кроме Стайлза и Ханны, в этом доме проявляет ко мне интерес.


После ужина, я собираюсь домой.


- Как бы я хотела остаться, но мне пора.


- Так останься еще, - умоляюще просит Стайлз.


- Не могу, не хочу злоупотреблять.


- Чем? – удивленно спрашивает он. - Я не сахарный. Хочу, чтобы ты всегда меня так будила.

Я смеюсь.


- Я о маме. Не хорошо ее обманывать.


- Ладно, - вздыхает Стайлз, - пойдем со мной, уложим Ханну, и я тебя отвезу.



Ханна лежит в кровати с раскрасками и карандашами.


- Ну что леди, - прыгает Стайз к ней в кровать, - пора спать.


Я сажусь рядом, и Ханна мне улыбается. У нее такие красивые детские ямочки на щечках. А волосы такого яркого каштанового цвета, что любая девушка ей позавидует.

- Давай, намажем наши царапинки да, Ханна? – приговаривает Стайлз. Он достает из небольшой аптечки, которую принес с собой какой-то тюбик.


Ханна все так же улыбаясь, послушно ложится на бок, спиной к нам.

Стайлз смотрит на меня. Я отвечаю кивком на его молчаливый вопрос, и он задирает розовую кофточку Ханны. От увиденного, мне хочется зажмурить глаза. Ребенок не заслужил такого.


Боже.

Рубцы тянутся по всей ее спине и правому боку.

Я стараюсь дышать глубже и не заплакать.


Стайлз снова смотрит на меня, наблюдая за моей реакцией. Понятно, почему он мучается чувством вины все это время. Но другой бы на его месте избегал смотреть на это, Стайлз же делает обратное тем самым, мучая себя. Но он делает это не потому что хочет наказать себя, а потому что действительно любит свою сестру.


- Я пойму, если ты…

Я не даю ему договорить. Выхватываю из его рук тюбик и выдавливаю прозрачную жидкость себе на руку. Затем аккуратно и нежно прикасаюсь к рубцам на теле Ханны. Стайлз сначала наблюдает, затем делает тоже самое. Ханна тихо смеется, наверное, ей щекотно. Мы улыбаемся, и я вновь перевожу взгляд на него.


- Спасибо, - шепчет Стайлз. - Я люблю тебя.


***


Я просыпаюсь от ощущения чего-то мокрого и противного у себя на лице. Открыв глаза, прямо перед собой вижу Айка.


- Айк, фууу.


Встаю с дивана, на котором уснула вчера, глядя телевизор. Вчера Стайлз привез меня домой и обещал приехать сегодня пораньше. Я все еще не знаю, что мне делать. Я не хочу идти в полицию, потому что чувствую сердцем, что это не поможет. Будет только хуже. Я знаю что возможно, я не права. В голове такой хаос.


На кухне, я варю себе кофе и смотрю на календарь. Блин, завтра на работу. Мне впервые в жизни, не хочется идти на работу. Апатия все еще не отпускает мой организм с новогодней ночи.


Раздается дверной звонок, и я бегу открывать. Кто явился в девять утра? Мама утром уехала на работу, так что вряд ли это Джош.


На пороге стоит Макс.


- Привет, - говорю я.


- Доброе утро малышка, - с улыбкой отвечает он. - Только проснулась?


Я приглаживаю растрепанный пучок, который даже не удосужилась распустить.


- Типа того.


- Можно с тобой поговорить? – спрашивает он.


- Конечно. Проходи. Моей мамы нет.


Он входит в дом и замирает на месте, видя грозного Айка.


- Ого, ну и песик.


- Айк не тронет. Пока не скажу, - подмигиваю Максу.


- Ты опасная, - смеется он.


- Хочешь кофе? И где Стайлз?


Мы проходим на кухню, и я наливаю ему свежий кофе.

- Он еще спит, поэтому я здесь.

- Я слушаю тебя, Макс.

Он отпивает кофе и его глаза округляются.


- Боже, как вкусно. Как «Старбаксе».

- Э, нет. Они наши типа конкуренты, - с улыбкой, возражаю я.


- Точно, ты ведь работаешь в кофейне. Это невероятно охренительный кофе, Мадлен.


- Спасибо.


Он наслаждается кофе, а я жду, когда он скажет, зачем приехал в такую рань, да еще, фактически, тайно от Стайлза.


- Я хочу тебе помочь, - ставя чашку на стол, наконец, произносит Макс.


- Как? – спрашиваю я.


- Наказать Кирстен. У меня есть план. Он простой и не стоит огромных усилий.


- Расскажи мне. – Мне становится интересно.


- Это позже. Я хочу, чтобы ты уговорила моего братишку отказаться от идеи с полицией. Я вижу, что ты тоже не в восторге от этого. Он не может или не хочет понять, что сделает только хуже. Я знаю таких людей, как этот Адамс – отец Кирстен. Для него не составит труда, запугать твою мать или подкупить судей. Отобрать у вас дом или еще что. Я рос среди таких людей, они делают такое дерьмо постоянно. Для них неприемлем скандал. Я не хочу тебя обидеть, но Кирстен прекрасно понимает, что ты ничего не сможешь сделать. Да, Стайлз будет на твоей стороне, но его родители – нет. Они не вступятся за тебя, а только прикажут Стайлзу держаться от такой наркоманки как ты, подальше. Я знаю свою тетку. Мелоди сделает все, чтобы имя Стайлза не было замешано. Это обернется огромной проблемой для вас. Убеди его в этом. Ты же все понимаешь, Мадлен.


Да, я понимаю.


- Почему же ты хочешь помочь мне?

- Ты мне нравишься. И тебя любит человек, которого я люблю. Он такой единственный. Обычно, я всех ненавижу, - смеется Макс.

- Впечатляет, - говорю я, и мы смеемся вместе.

Затем лицо Макса вновь становится серьезным.


- Этот гребаный мир несправедлив. Я видел, что могут сделать деньги. А они есть у этих людей. Мы должны ответить по-другому, и мы это сделаем. Ты веришь мне?


Я киваю. Киваю, потому что он прав, и потому что действительно верю, что Макс сможет отомстить за меня.


- Поговори с ним. Остальное, обсудим позже.


Он идет к двери. На пороге я спрашиваю:


- Макс, что она мне дала? Ты ведь знаешь, не так ли?


- Альфапродин. Сильный анальгетик. Он как опий, только сильнее. В малых дозах, он не опасен, но Кирстен явно переборщила. Тебе повезло. Тебя вырвало, и организм справился с его действием. Обычно он вызывает остановку сердца.

Я вздрогнула.


- Я это сразу понял, потому что видел подобное. Рвота в этом случае – хороший знак. Насколько, я знаю. Но случаи бывают разными. Но мне казалось, не стоит вызывать скорую.

- Спасибо, Макс. Я знаю, ты хотел как лучше. Не представляю, что бы было с мамой, если бы меня увезли на скорой с наркотическим отравлением. Она бы не выдержала это во второй раз. Она только-только стала улыбаться по-настоящему.

- Увидимся, Мадлен. Помни о том, что я тебе сказал.

Я киваю. Макс садится в машину Стайлза и уезжает. Я закрываю дверь и прислоняюсь к ней лбом.


Оказывается, в новогоднюю ночь, я могла умереть. А я-то думала, это просто отравление.

И как мне, черт возьми, убедить Стайлза?


Глава 15 – Стайлз.


Удар.

Вдох – выдох.

Удар.

Вдох – выдох.


Я колочу грушу в домашнем спортзале. Отец обустроил его для меня в подвале, когда я стал увлекаться футболом. В основном, этот зал пустовал. Заниматься мне нравилось в школе.

Но сегодня, я нашел здесь убежище, чтобы скрыться ото всех и хотя бы немного выплеснуть свою злость.

Она не поехала со мной в полицию. И даже отказалась ехать в больницу. Я угрожал, что позвоню и расскажу все Эрин. Мадлен расплакалась.

- Она этого не вынесет, не вынесет…- с рыданиями, говорила она, - и снова начнет пить. Ты хочешь разрушить нашу жизнь?

Я пытался успокоить ее, пытался объяснить, что она не виновата. Что она стала жертвой. И что это нужно пресечь. Но она не слушала меня.

Возможно, Макс прав. А я как идиот, тешу себя надеждой, что полиция с этим разберется. Да такое случается каждый день, на каждой долбанной вечеринке. Адамс не позволит смешать свое имя с таким скандалом.

И он убедил в этом Мадлен. Мою Мадлен, которая не хочет сейчас со мной разговаривать.

Я продолжаю колотить по бесполезному мешку. Злость никуда не уходит. Я вспоминаю Мадлен, лежащую на полу. Вспоминаю Кирстен. Вспоминаю, как она поцеловала меня тогда в школьной раздевалке, как сам думал о том, что у меня с ней может что-то быть.

От этих мыслей, хочется ударить себя по лицу.

Зачем она это сделала? Что хотела доказать?

Неужели, она думала, что я поверю в правдивость этих фотографий, которые она планировала сделать? Думаю, она просто хотела навредить Мадлен, пустить сплетни. Просто потому что я с ней. Еще я заметил, как она смотрела на нее с Максом, когда они танцевали. Если во мне играла детская и совершенно бессмысленная ревность, то по взгляду Кирстен, можно было понять, как она злится. Я только сейчас это вспомнил. Макс не смотрел на нее так как на Мадлен, даже после того как они переспали.

Это же Макс. Уж я-то это знаю.

Но это не повод травить Мадлен.

Даже если Кирстен этого и не хотела, Мадлен могла серьезно пострадать или того хуже.


- Тебе лучше поспать, - раздался голос за спиной. – Завтра в школу.

- Я в порядке, Макс.

Он сел на мат, почти напротив меня. Его темные глаза прожигали во мне дыру.

- Ну что? – ударив в очередной раз грушу, я опустил руки и посмотрел на брата.

- Как мы выясним, кто помогал Кирстен?

- Я думал, ты все продумал.

- Не все.- Макс протянул мне бутылку Гаторэйда. Я сделал пару глотков и сел рядом.

- От тебя воняет, - скривил лицо Макс.


- Заткнись.

- В любом случае, этот чувак струсил. А значит, ничего и не сделал.

- Разве что достал таблетки.

- Это ерунда, - Макс поднялся, и стал расхаживать по залу. – Важно, чтобы ты вел себя завтра, как ни в чем не бывало в школе. Я поеду с тобой, и даже полабзаюсь с этой шлюхой, чтобы она расслабилась и поняла, что мы не в курсе.

- Думаешь, она купится?

- Доверься мне. Между делом я скажу ей, что Мадлен ничего не помнит с той ночи. Мол, напилась, а проснулась дома. Она поверит мне.

- Я не сомневаюсь в твоем актерском мастерстве и манере сочинения. Ты всю свою жизнь этим занимаешься. Только твой план чертовски банален, я ожидал большего.

Макс остановился и уставился на меня.

- А у тебя, смотрю план получше? Побежать к копам и насмешить их до коликов.

- Да что тут смешного? – Я заорал и кинул бутылку в стену. От удара пробка вылетела, и жидкость разлетелась во все стороны.

- Вот так, - он показал пальцем на мокрую стену, - вот так заорал бы ты и в участке? Тебя бы вдобавок закрыли на пару дней.

Он подошел ближе и скрестил руки на груди.

- Твоя законопослушная задница должна расслабиться.

- Я просто не думаю, что что-то из этого выйдет.

- А ничего и не должно. Мы проучим девочку ее же способом. Она не докажет, что это мы. Догадается, это уж точно, но трубить об этом для нее не будет смысла. Возможно, даже ее папочка упрячет в одну из ваших католических, или каких там, школ.

- Да плевать мне на это, - я устало снова опустился на мат. Все мои мышцы ныли от напряжения. – То, как отреагировала Мадлен. Она ведь отравилась. Не желательно, чтобы история повторилась, и тогда в дерьме, окажемся мы.

- Уж я–то знаю, какую дозу нужно дать девушке, чтобы она по-настоящему отключила мозги.

Я поднял голову и посмотрел на Макса.

- Зачем тебе все это? Нам все равно может влететь за такие проделки. Не представляю, что будет с матерью. Да она с ума сойдет.

Макс рассмеялся.


- О, я бы на это посмотрел. Яростную мину Мелоди.

- Она обвинит тебя и выгонит из дома. И куда ты поедешь? У тети Розы есть еще варианты? Она надеялась на свою сестру.

- Не обижайся, пупсик. Но я ненавижу твою мамашу так же, как и свою. Они портят нам жизнь.

Мне было нечего ответить. Я вытер полотенцем мокрую спину и кинул его на мат.

- Наверное, мне стоит благодарить тебя. Хотя не понимаю, зачем тебе ввязываться в это. Вдруг это тебя отправят в католическую школу, если все выплывет.

- Я учился в закрытой школе, помнишь? Думаю, Салем – мое последнее заточение.


***


Я вижу ее лицо, и мне хочется сорваться и разбить его, хоть она и девушка.

Кирстен смотрит в нашу сторону. Она постоянно отворачивается и смотрит снова.

Я и Макс стоим на школьной парковке и делаем вид, что не замечаем ее.

Мадлен должна приехать с Рэйчел, и я гадаю, почему она не позволила мне заехать за ней. В чем моя вина? Возможно, я что-то недопонимаю, и она должна объяснить.

- Это ваша первая ссора? – Макс внимательно смотрит на меня и закуривает сигарету.

- Мы не ссорились, мы просто…

- Вот и они.

Я поворачиваю голову в ту сторону, с которой слышен бешеный рев мотора. Вся школа знает, что Рэйчел Рид явилась в школу. Она выруливает на стоянку и паркуется недалеко от нас.

Я сразу же бегу к машине. Мадлен выходит первой. Она красивая, как всегда, но сегодня печальная. Мадлен достает с заднего сиденья сумку и поднимает на меня глаза. Я поправляю лямки своего рюкзака, и смотрю на нее в нерешительности.

- Вы что поссорились? – спрашивает Рэйчел, захлопывая дверцу машины, которая тут же отскакивает обратно. Ругнувшись, она хлопает со всей силы.

- Нет, - отвечает Мадлен подходит ко мне.

Я провожу ладонью по ее лицу.

- Я не мог заснуть. Передо мной стояло твое заплаканное лицо. Прости меня, Мадлен. Прости, что давил. Я не знал, что у Эрин были проблемы с алкоголем.

Я лгу, но уверен, что мать дала мне неверную информацию тогда.

- Это было один раз, - отвечает Мадлен, - после смерти Марка и все. У нее нет таких проблем. Просто я очень боюсь разрушить то, к чему мы так долго шли – спокойной жизни.

- Прости, - шепчу я.


- Ты ни в чем не виноват. – Мадлен встает на цыпочки и целует мои холодные от мороза губы.

Я прижимаю ее к себе, и наслаждаюсь этим поцелуем. Из наших ртов исходит пар, и холодные губы становятся горячими.

- Ну и ну! – восклицает Макс, позади нас. – Это же раритет.

Он обходит синий пикап и скептически его оглядывает.

- Не трогай мою тачку, - угрожающе говорит Рэйчел.


- Да она же развалится, - Макс поднимает руки.

- Ничего подобного, противный кузен парня моей лучшей подруги.

- Ты, наверное, забыла мое имя, - смеется Макс.


К нам подбегает Стив.

- Черт, ребята. Где вы пропадаете все выходные? Стайлз, какого хрена? Я понимаю любовь и цветочки, но друзей забывать не стоит.

Я опускаю Мадлен и жму руку Стиву. Я действительно, перестал с ним общаться. Какими бы разными мы не были, мы провели много времени вместе.

- Прости друг. Были дела.

Стив смотрит на Рэйчел, потом на Макса.

- Ты что решил вернуться в школу? – спрашивает он его.

- Ни за что. Даже под страхом смерти. У меня тут кое-какие дела.

- Ладно. Надеюсь, вы все придете в субботу к Мэтту. – Стив внимательно посмотрел на меня.


- А что будет? – вмешался Макс.


- Закрытая вечеринка. Мы в эти выходные к ней тщательно приготовились. Я скинул кучу коллажей. Проверяй чаще почту, Стайлз.

- Хорошо, Стив я посмотрю. И думаю, мы придем.

- Да, черт возьми! Конечно, мы придем. - Макс многозначительно посмотрел на меня.


- Ты тоже приглашена, - Стив повернулся в сторону Рэйчел.

- Я подумаю. Увидимся, ребята. – Рэйчел схватила сумку и пошла к школе.

Макс подошел к Стиву и положил руку ему на плечо.

- Ох, уж эти женщины, друг. Думаю тебе нужно дать парочку советов по пикапу.

Стив ухмыльнулся на это.

- Не стоит. Я сам в этом деле неплох.


- Тогда почему эта дерзкая цыпочка, - он указал подбородком на удаляющуюся Рэйчел, - сейчас не на заднем сиденье твоей машины?

Мадлен закатила глаза, но, зная Макса, возражать, не стала.

Стив пожал плечами, а Макс покачал головой.

- Учитесь, школьники пока дядя Макси здесь.


Макс машет рукой Кирстен, которая почти бегом направляется к школе. Видя всех нас, она останавливается в нерешительности. Я вижу, ее взгляд испуган, и она гадает, зачем он ее зовет.


- Ну, же детка, что с тобой? – Макс улыбается одной из своих мерзких улыбочек. Несомненно, на девчонок они действуют.


Мадлен немного напрягается, и я беру ее за руку.

- Мы пойдем, скоро звонок.

Стив следует за нами, пока мы обходим несколько машин, чтобы не встретиться с Кирстен.

- Стайлз, приходите обязательно. Будет интересно. И… - мы останавливаемся, пока Стив нерешительно пытается договорить, - уговорите Рэйчел. С этими словами, он забегает в школу.

Мадлен смотрит на меня и на ее лице играет легкая улыбка.

- Это будет интересно.

- Несомненно.

Я открываю дверь перед Мадлен, и она заходит внутрь; и прежде чем зайти самому, я оглядываюсь и вижу, что Макс уже целует Кирстен, прижав ее к капоту какой-то машины.


***


- Это интимная вечеринка.

Я смотрю на коллажи на своей электронной почте, присланные Стивом. На них откровенные позы мужчин и женщин и подробное описание дресс-кода.

- Дай посмотрю.


Макс хватает ноутбук с моих колен и смотрит на монитор.

- Неплохо, - одобрительно говорит он. - Девушки строго в красном, парни – в черном. Уединенные места, презервативы, закуски и шампанское. Для желающих: ролевые игры и групповой секс. Охренеть! У тебя отличные друзья, Стайлз.

- Да уж. – Я откидываюсь на подушку. – И кто придет? Наша школа небольшая. Почти все друг друга знают. Бред какой-то.

- Какой ты занудный, Стайлз. Если у тебя с твоей малышкой все супер в постели, это не значит, что у всех так. Многим нужна такая втряска даже вам. Прочитай: будут девушки и парни из других школ, не только вашей. Парни – молодцы! В вашем захолустье, такая вечеринка, как снег в середине июля, подобно чуду.

Макс театрально разводит руки и растягивает по лицу свою улыбочку.

- Тем более, - уже серьезным тоном, продолжает он, - нам нужно там быть. Идеальная возможность.

Я понимаю, о чем он, и нехотя соглашаюсь. Остается лишь узнать, согласится ли Мадлен пойти туда.


***



Ее волосы струятся по спине, достигая поясницы. Талия такая тонкая, что, кажется, я смогу обхватить ее одними кистями рук. Потертые джинсовые шорты висят на ее упругой заднице, а ноги…ноги мне кажутся такими длинными, хотя она сама, едва ли достает мне до плеч.

Мадлен разворачивается ко мне и поднимает брови вверх.

- И почему ты спрашиваешь, пойду ли я на эту вечеринку с таким тоном, будто приглашаешь на встречу к свингерам?

Я смеюсь и беру у нее из рук распечатанное приглашение.

- Ты ведь все внимательно прочла? Секс-вечеринка.

- Я умею читать. – Мадлен смотрит на меня внимательно.

Я сажусь на пол тяну ее к себе. Она взбирается на мои поднятые ноги, как в прошлый раз. Я пытаюсь приподнять ноги с ее весом, но у меня это плохо получается.

- Хороший тренажер, - пыхчу я.

- Да уж, вижу, - улыбается Мадлен, - ну так что? Сегодня на работе, я уговорила Рэйчел пойти. Она одолжит мне красное платье, и я надену те вещички, которые подарили мне девочки на день рождения.

- Надеюсь, ты шутишь?

- Почему ты на это надеешься?

- Потому что… ну, потому что…Черт, Мадлен! Мы не будем заниматься сексом дома у Мэтта?

- Почему?

Я смотрю на нее и взгляд у нее такой невинный и не понимающий. Я хмурю брови, и Мадлен начинает смеяться.

- Я пошутила. Но все равно хочу пойти.


Суббота приходит очень быстро.

Всю неделю мы с Мадлен виделись только в школе. Она была занята на работе и уроками. Я уроками и тренировками по баскейтболу. Макс как «ничегонеделающий», «никому ненужный» и «всем мешающий» (как он жаловался Чарли), забирал Мадлен с работы, пока я торчал в спортзале.

Лишь, в четверг, после школы нам удается заняться любовью в машине перед ее домом. Мы так торопились, что едва не порвали единственный презерватив. Затем Мадлен убежала готовиться к докладу по истории.

У меня не было желания к нему готовиться, я думал о своей девушке, которой приходится работать в школьные годы. Сначала я думал, что это нормально, но видя, какой она порой выходит из кофейни, мне хочется сказать, чтобы она не мучила себя, а спокойно училась.

Но я не могу взять и предложить ей свой счет, которым меня обеспечили родители. Она просто убьет меня за такое предложение. Я часто мечтал о том, когда мы, наконец, окончим школу, уедем в другой город, поступим в один колледж. Я сниму квартиру, и мы будем жить вместе. И никакой работы, я ей это не позволю. Мы пока не знали куда поступать, но точно решили, что Мадлен будет учиться на ветеринара, поэтому она много трудилась над биологией, которую ненавидела. Я еще не сказал отцу, что ни о какой бизнес – школе, не может быть и речи. Чем заниматься в будущем, я решу сам.

В пятницу, на биологии, мне приходится призвать на помощь все свое самообладание. Я улыбаюсь Кирстен, болтаю с ней. Она осторожна и немного напугана, но к концу урока, она полностью расслабляется. То ли я неплохой актер, то ли Макс конкретно ее обработал. Не знаю, что он ее наплел о Мадлен, но она смотрит на нее немного торжествующе. Мне хочется открутить ей голову.


«Ее сиськи больше моих. Но ее плоская задница не входит, ни в какое сравнение с моей».


После этой эсэмэски, я стараюсь не засмеяться во все горло. Кирстен смотрит на меня удивленно, я лишь качаю головой.

Обожаю чувство юмора Мадлен. Быстро печатаю ответ.


«Твои сиськи – самое лучшее, что случалось в моей жизни!»


Смотрю на Мадлен. Она прикрывает рот ладонью. И я мечтаю поскорее забраться к своей девушке под майку.


***



Я поправляю пиджак и решаю обойтись без бабочек и галстуков. Мадлен вернула на время, подаренную мной ей рубашку. Я бы мог одеть другую, но она настояла именно на этой. Что ж, я не возражал. Эта рубашка повидала немало.

В комнату входит Макс в идентичном моему, черном костюме. На его коротких русых волосах блестит гель для укладки.

- Готов потрахаться? – спрашивает он.

Я ничего не успел ответить. В комнату вошла Чарли.

- Тебе бы следует почитать книг и научиться правильно выражаться, - укоризненно обращается она к Максу.

- Именно из книг, я это почерпнул, старушка, - невозмутимо отвечает он, и чмокает Чарли в щеку.

Чарли сердито качает головой и достает из кармана какие-то маленькие коробочки.

- Вытяните руки, - приказывает она нам.

- Ты собираешься нас бить? – спрашивает Макс.

- Вытяни.

Мы подчиняемся, и Чарли крепит запонки к каждому рукаву.

- Вот теперь, вы настоящие мужчины. Какой мужчина без запонок?

- Да? – вскидывает брови Макс, - а какой мужчина без члена?

- Ты никуда не пойдешь, если продолжишь так говорить. Имей в виду, мне дали полную власть над тобой!

Он снова целует ее в щеку.

- Все все, я настоящий мужик! У меня есть запонки, черт возьми!

Я говорю Чарли «Спасибо» и иду за Максом к своей машине.

Пока мы едем за Мадлен, я задаю ему вопрос:


- Что ты наплел Кирстен о Мадлен?

- Просто сказал, что она перебрала и не помнит, как оказалась дома. Она поверила, это точно. Она такая дурочка. Наивная дурочка, которая совершенно не понимает, что творит. Но она напугалась, и до сих пор напугана. Мы проучим ее, братишка. Вот только мне не удается выяснить, кто ей хотел помочь. Слишком рискованно задавать такие вопросы.

- И не нужно. Все равно, он струсил.

Макс открывает бардачок, достает оттуда крошечный пакетик и засовывает его себе в передний карман пиджака.

- Что это? – спрашиваю я.

- Экстези.

- И ты хранишь их в моей машине!?

- Да, расслабься ты.

- Макс, это тебе не Нью-Йорк.

- Подростки и потребности здесь такие же, - возражает он.

- Да, но скрытность, прежде всего. Усвой это. Мне все еще не нравится идея с Кирстен.

- Все будет как надо, Стайлз. Я обещаю.


Мэтт нас встречает в черном костюме, как и все здесь присутствующие. При входе, он забирает ключи от машины, дает пачку презервативов и желает приятного вечера.

- Цирк какой-то, - пробурчал я под нос.

Дом Мэтта был обставлен черной кожаной мебелью. Белые кофейные столики и большая барная стойка из красного дерева отлично сочетались друг с другом. Гости в черном и красном смотрелись изящно в этой обстановке. Все смеялись и пили шампанское; никакого пива и виски. Музыка играла тихая и спокойная, а не грохотала как обычно. В целом было прилично. Но это только видимость.

- Как вам?

Стив подошел сзади с двумя бокалами шампанского и протянул их нам.

- Впечатляет, - ответила Мадлен.

- Я словно на очередном деловом ужине, на который затащили меня предки, - сказал я, отпивая из бокала.

Стив провел ладонью по светлым волосам.

- Ты прав. Но стоит учесть, что среди них нет ни одного занудного бизнесмена. Только возбужденные школьники и студенты

Стив был прав. Все в нетерпении поглядывали друг на друга, некоторые знакомились. Многих я не знал, но и не было желания знакомиться, мы здесь не за этим.

На Мадлен пялились парни, и я теснее прижимал ее к себе, давая понять, что она моя. На ней было короткое облегающее платье. Каждый изгиб ее прекрасной фигуры был виден остальным. Увидев ее в этом платье, я чуть с ума не сошел. Моим первым желанием было: затащить ее обратно в дом и переодеть. Но Мадлен настояла на своем и я сдался, дико ревнуя сейчас.

- Ну, так как? – Снова спросил Стив. – Вы втроем приехали?

Поняв, кого имеет в виду Стив, Мадлен ответила:

- Рэйчел сказала, что приедет. Не знаю по какой причине, она не поехала с нами.

Словно, по заказу в дверном проеме появляется Рэйчел с каким-то знакомым парнем.

Они сразу подошли к нам, и я узнал ее спутника.

- Кит, что ты здесь делаешь? – спросила удивленная Мадлен.


- Ну, я знаю парня, который знает, парня, который знаком с тем парнем…- смеется Кит, - на самом деле, меня действительно пригласили знакомые со школы, в которой я учился.

- И тут выяснилось, что я тоже сюда иду, - добавила довольная Рэйчел, - и мы решили пойти вместе.

Стив сделал невозмутимое лицо, хотя я видел, как он зол, и молча, отошел в сторону. Кит посмотрел ему след и перевел взгляд на парней, стоящих рядом.

- Извините, я на минутку.

- Рэйчел, - обратилась Мадлен к подруге, когда Кит отошел, - ты пришла с ним? Ты планируешь с ним.., я думала ты просто пришла посмотреть.

- Мадлен, я не собираюсь весь вечер отбиваться от ужасных шуточек Прайса. Ничего я не планирую с Китом. За кого ты меня принимаешь? Мы вместе пришли и всего-то.

- Прости. Просто я удивилась.

- Ладно. Кажется, здесь неплохо. Давайте повеселимся.

Мы с Мадлен переглянулись, когда и Рэйчел покинула нас.

- Рэйчел так и ничего не знает? – спросил я Мадлен.

По какой-то причине, ее не стали просвещать про ситуацию с Кирстен, и последнее о чем я думал, так это: почему?

- Нет. Но не представляю, что будет, если она узнает.

- Видимо, поэтому она и не знает.


Прошло не менее часа, когда народ уже оживился: играли в дурацкие студенческие игры, многие комнаты наверху, уже были заняты. Это всего лишь школьники, которым негде заняться сексом, кроме своих машин.

Я оставил Мадлен с Рэйчел, и пошел искать Макса. Надолго мы задерживаться не хотим, и мне нужно перекинуться с ним парой слов.

На кухне, я вижу толпу парней, и среди них Кита. Он достал из кармана небольшой пакетик с белыми таблетками, и что-то на пальцах показывает ребятам. Я понял, он продает разные колеса школьникам и студентам, которые охотно это покупали. Ничего удивительного. Значит, сегодня здесь не будет пьяных. Все будут под кайфом.

Кит заметил меня, и повернул голову. Его зеленые глаза прищурились, и он слегка кивнул. Я кивнул в ответ и вышел из комнаты. В конце концов, какое мне дело, чем занимается Кит?

Макс и Кирстен сидели у бассейна. Он накинул на нее свое пальто, а сам стоял в одном пиджаке и курил сигарету.

- Здесь холодно, - сказал я, подходя к ним.

- Мы просто вышли поболтать, - ответил Макс, туша сигарету в снегу.

- Я и Мадлен хотим уехать.

- Так быстро? – спросила Кирстен.

- Да.

- Эти голубки не привыкли к общественности, - со смехом вставил Макс. – Я останусь. Кто-нибудь подкинет меня, или я позвоню тебе.

- Хорошо, - я вновь кидаю взгляд на Макса, он слегка кивает мне, и я оставляю их одних.

Мне не нравится, что он задумал, но для него это игра, в которой он добровольно ввязался. Мне лишь оставалось стоять в стороне, ничего не делая. Меня бесило, что я никак не могу в этой ситуации постоять за свою любимую. Но после всего, я выплюну в лицо Кирстен все, что думаю о ней. И скажу, что это я устроил. Мне плевать на последствия, лишь бы они не коснулись Мадлен.

Рэйчел не хотела возвращаться домой. Мадлен не стала возражать, сказав, что доверяет Киту. Я не сказал им, что видел его за продажей наркотиков. Достав телефон, я написал сообщение Стиву, чтобы он проследил за Рэйчел, что он и сделает и без моей просьбы. Не стоит доверять этому Киту. Не хватало еще, чтобы и он накачал кого-то таблетками. Тем более, Рэйчел.


***


Проснувшись утром, в воскресенье, я сначала проверил, вернулся ли домой Макс.

Вчера расставшись с Мадлен, я приехал домой и уснул как убитый. Напряжение за все эти дни совсем подкосило мой организм.

Макс был дома. Я не стал его будить. Компьютер издал звук оповещения о новом письме. Я открыл письмо и перед моими глазами предстали фотографии, которые точно заставят Кирстен Адамс покинуть нашу школу или даже город.




Глава 16 – Мадлен.


Фотографии приходили на телефон, электронную почту, Фейсбук. В понедельник вся школа говорила только об этом. Сама Кирстен не пришла и ее вечные спутницы не знали где она.

Макс залил фото той же ночью, когда их сделал. Свой телефон он сломал и выбросил, на всякий случай.

- Это было просто. Она уже была под кайфом, и после секса просто вырубилась.

- То есть ты ей не давал таблеток? – спросил Стайлз в воскресенье, когда они приехали ко мне домой.

- Чтобы ее окончательно вырубить, пришлось подмешать парочку. Я ее трахнул, усыпил, сделал фото и ушел. После меня там мог быть кто угодно. Ведь на этой тупой вечеринке было столько студентов. Почти каждый второй толкал дурь. Все прошло идеально. – Макс откинулся на диване и закрыл глаза. – А теперь дайте мне поспать на этом диванчике.

- Спасибо, Макс, - я чмокнула его в щеку, и мы со Стайлзом поднялись в мою комнату.

- Должна ли я чувствовать удовлетворение или что-то подобное? Скорее всего, да. Но мне почему-то все равно.

Стайлз внимательно на меня посмотрел.

- Я тоже ничего не чувствую. Может потому что мы ничего не делали.

- Это не значит, что мы не виновны.

Он обнял меня и прижал к себе.

- Давай, мы не будем об этом думать. Хотя бы сегодня.


Мы сидели в школьном кафетерии. Повсюду было слышно имя Кирстен, и школьники не выпускали из рук телефоны и планшеты, постоянно смеясь и обсуждая известно что.

- Прямо сенсация, - пробурчала Бритт, - сколько теперь будет это длится?

Она не спрашивала, хотя, я знаю, догадывалась о нашей причастности, но ничего не говорила. Мне нравилась эта черта в Бритт: не совать свой нос, куда не следует.

- Думаю, об этом нескоро забудут, - сказал Стайлз.

- Что ж, Адамс всегда умела привлечь к себе внимание, - улыбнулась Бритт.

Рядом со мной с шумом приземлилась на стул Рэйчел.

- Где ты была? – спросила я ее. – Ты пропустила три урока.

- Я … у меня были дела. Потом расскажу. – Она вытащила из рюкзака бутылку минералки и поставила перед собой.

- Это твой обед? – спросила Бритт.

- Я не голодна. Ну, полагаю, все вы видели фотографии. Просто отпад. Это сучка допрыгалась. В туалете я слышала, как Мэг винила во всем Макса и Стива, - отпивая из бутылки, сказала Рэйчел.

- Что? – Стайлз отложил вилку. – Причем здесь они?

- Всем известно, что Макс спал с ней. А Стив Прайс установил по всему дому камеры. Так что, все ждут, что Кирстен окажется не единственной жертвой.

- Если бы это был мой дом, то я бы не удивился этому дерьму в свой адрес. – За спиной Рэйчел появился Стив. – Мэг просто бесится, что я бросил ее.

- Ты расстался с Мэг? – Спросил Стайлз.


- Слишком громко сказано, друг. Просто перестал с ней спать.

Рэйчел фыркнула:

- Не делай такой вид, Прайс. Будто ты страдаешь.

- Не делай такой вид, Рид. Будто тебе все равно.

- О чем ты? Мне все равно!

- Да ну!

- Я…

- Да хватит вам! – рявкнул на них Стайлз.

- Стив, - я повернулась к нему, когда он сел рядом с Бритт, - а что говорят об этом? Почему винят Макса? Там было столько людей. И мы слышали, что она была в отключке.

- Будут говорить еще много чего, Мадлен, - ответил Стив, - и винить кого угодно. Все глотали таблетки и накуривались. Вечеринка совсем вышла из-под контроля. Мэтту влетело. Мы-то планировали все сделать тихо. Теперь каждая бездомная собака в городе знает об этой вечеринке.

- Так Мэтту здорово влетело? – спросила Бритт.

- Да не особо. Какой смысл? Это могло произойти и дома у Мел. Да где угодно. Макса никто не винит, по крайней мере, из наших. Ну, трахнул он Кирстен Адамс, нашли чем удивить. Она сама на нем висла.

- Ладно, идем на урок. – Стайлз встал из-за стола и протянул мне руку. – Знаешь, друг, - обратился он к Стиву, - я чертовски рад, что ты кинул Мэг. Она - заноза.


На это Стив широко улыбнулся.

- Это слабо сказано.


***


- Она спала с Максом.


- Она спала с Мэттом.


- Нет, у нее парень есть в городе, вроде бы.

- Вы забыли о Стайлзе Мерлоу. До этой Ланкастер он спокойно развлекался с Кирстен, а до этого с ее сестрой.

- Бедняжка Кирстен.

- Да она просто шлюха.

И так всю неделю.

Кирстен то. Кирстен се. Меня тошнило от ее имени. Меня тошнило, когда имя Стайлза смешивали с ее. Болтали всякое. И невозможно было прекратить этот поток грязных сплетен.

В школе она не появлялась. Ее отец был в школе во вторник, и все ждали огромного скандала. Но этого не произошло. Он просто забрал ее документы.

В среду Стив нам сообщил, что родители отправили ее в Бостон, в частную школу. Там она и получит среднее образование.

Моя ненависть к ней утихла. Уж слишком все хорошо вышло. Интересно, что думала она сама? Я не считаю ее настолько тупой, так что ей не составило труда догадаться, что Макс сделал это. И по всей вероятности, она молчала, смирившись с положением вещей. Макс сказал, что Кирстен поверила ему, когда он сказал ей, что я ничего не помню с новогодней ночи. И она была напугана.

Мне надоело об этом думать.

Кроме Кирстен Адамс случилось еще кое-что интересное.



Прошла неделя с той вечеринки.

В понедельник, перед работой, Макс завез меня сначала домой, чтобы я переоделась. Стайлз пропадал в спортзале, а Рэйчел уехала пораньше. Я так и поняла, зачем.

Айк встретил меня привычным ударом лапами в грудь. Дома было тихо. Мама наверное, спала или ушла куда-нибудь. Поднявшись наверх, в ванной я услышала шум воды. Значит, она в ванной.


Быстро стянув с себя платье, я запрыгнула в джинсы и толстовку, а когда выбежала из комнаты, услышала смех и голоса. Один голос принадлежал маме, и я никак не могла понять, кому принадлежит другой. Подойдя ближе к двери ванной комнаты, я прислушалась. И вдруг резко, дверь распахивается и передо мной появляется Джош.

Боже правый, хорошо, что он не голый! Вокруг бедер, он обернут полотенцем. Мама позади него тихо вскрикнула и прикрылась. Хотя (Слава Богу, и за это!), была в халате. Не трудно догадаться, чем они там занимались.


И как мне теперь там мыться?


Конечно, я догадывалась об их отношениях, но застукать маму с соседским мужчиной, в мои планы не входило.

- Мадлен, дорогая, я думала ты на работе…- залепетала мама. – Мы просто…мы…

- Я уже ухожу, - начала я, - на работу.


Я смотрела на них, а они на меня. Их лица были такими глупыми. Вспомнив момент, когда мама застукала нас со Стайлзом в постели, я громко рассмеялась.

Мама в недоумении повернула голову набок, и тоже прыснула от смеха.

- Ты думаешь о том же, о чем и я? – сквозь смех, спросила меня она.

Я кивнула, не в силах ответить. Джош недоуменно переводил взгляд с мамы на меня. От его вида, мы стали хохотать еще громче.

- Я ожидал другой реакции, - глядя на меня, пробормотал он. - Пойду лучше оденусь.

- Будь добр, - сказала ему мама.

Когда Джош скрылся в маминой спальне, мама прочистила горло и обратилась ко мне:

- Нужно было сказать тебе. Просто все получилось так… неожиданно.

- Мне пора, мам. Не волнуйся по этому поводу.

- Хорошо. Мы обсудим это вечером.


- Да не стоит. Только предупреди меня, если надумаете съехаться.

Мама улыбнулась.

- Спасибо, Мадлен.

Ну все, не хватало еще расплакаться. Хватит нежностей.

В ответ, я послала ей воздушный поцелуй, и побежала вниз. Уже на лестнице, я крикнула:

- Презервативы в ванной, в шкафчике. Я пока не хочу братика.

- Мадлен! – Крикнула мама, возмущенно, от чего я вновь рассмеялась.


- Ты чего веселишься? – Спросил Макс, когда я запрыгнула в машину.

- Застукала маму с соседом, - невозмутимо ответила я.

Макс уставился на меня удивленно.

- Поехали, - нетерпеливо сказала я.

Макс выкинул сигарету в окно и завел мотор.

- Так значит, твоя клеевая мама нашла себе мужчину. И кто же он?

- Сосед.

- Это я понял. Значит, он тебе нравится, раз ты не расстроилась. Или это у тебя истерика была?

- Почему все хотят от меня истерики? Джош - клевый. Это все, что я могу сказать.

Макс улыбнулся.

- Когда я застукал маму с другим мужиком, у меня была истерика.

- Правда?

- Ага.

- Ну, каждому нужен кто-то. Мама была одна слишком долго. Твоей маме, должно быть, тоже нужно было мужское плечо.

- Да, да, - согласился Макс, - после двух часов, когда отца закопали в земле, оно ей было очень необходимо.

Мне стало неловко. Я не знала, что мне ответить.

Это ужасно.

Стайлз рассказывал мне о его семье, и ничего хорошего, я не узнала. В каждой семье свои секреты, проблемы и прошлое. И мне совсем не хочется копаться в этом.

- Эй, малышка, - Макс потрепал меня по щеке, - не думай об этом.

Я сделала, как он просил. Вместо этого, я погрузилась в мысли о маме и Джоше. Не знаю, как относиться к тому, что в нашем доме, возможно, появиться мужчина. Я так привыкла, что мы всегда одни. Но с другой стороны, я скоро уеду в колледж. Айка, я без сомнения заберу. Мама останется одна. Мне бы этого не хотелось. К тому же она очень красивая, особенно когда улыбается. За все эти годы, я никогда этого не замечала. Счастье делает человека совершенным.

Джош и мама – красивая пара. Оба высокие, отлично сложенные для своих лет. Волосы Джоша иссиня-черные, и среди них не проблескивает не единый серебряный волосок. А ему сорок три. Его реакция меня позабавила. Он ждал, что я убегу в слезах или устрою сцену. Но я никогда этого не делала, как бы не расстраивалась. Не знаю, возможно, я переоцениваю свой характер, но у мамы никогда не было со мной проблем. Трудным подростком меня не назовешь.

- Приехали, - прервал мои мысли, Макс.


- Ты такой хороший, Макси.


- Ты – первая девчонка, которая мне это говорит.

- Они просто все напыщенные дуры. – С этими словами, я вылезла из машины, а Макс громко рассмеялся.


Сегодня на редкость, спокойный день. Посетителей очень мало, туристов практически нет. Январские морозы не привлекают людей в Салем.

Пользуясь тишиной, Гордон оставляет нас троих: меня, Рэй и Кита, и уезжает по своим делам. Мы откровенно скучаем и болтаем о всякой ерунде, обслуживая редких посетителей.

- Ребят, вы не против, если я тоже отлучусь ненадолго?


Мне пришла идея, сбегать в книжный магазин. По английской литературе, мы проходили «Портрет Дориана Грея», и мы со Стайлзом решили ее перечитать, читая друг другу по главе. У меня эта книга есть, а вот у него нет. Поэтому, мне резко пришло в голову – купить ему эту книгу, чтобы он не таскал мою.

- Конечно, сходи, - улыбнулся Кит.

- Можешь, не спешить, - добавила Рэй.


- Спасибо. – С этими словами, я натянула пальто и шапку и вышла на улицу.

К холоду, я привыкла. Я никогда не бывала в теплых штатах, и не могу представить Рождество без снега.


Перепрыгивая через голубей, свободно расхаживающих по тротуару, я довольно быстро добежала до ближайшей книжной лавки и приобрела то, что хотела.

В кофейне по-прежнему было безлюдно. Только одна парочка занимала дальний столик у окна. Я прошла за стойку и направилась к комнате для персонала. Чем ближе я подходила, тем отчетливей слышала какие-то звуки.

Дверь была слегка приоткрыта, и я без задней мысли заглянула. То что, я увидела, заставило мою нижнюю челюсть, отпасть, в прямом смысле этого слова.

Рэйчел сидела на столе с задранной до талии юбкой. Одна рука Кита сжимала ее затылок, а другая – блуждала где-то между ног. Они страстно целовались, издавая хриплые звуки и стоны.

Эта картина меня удивила намного больше, чем мама и Джош.


Да что это за день такой? Уже второй раз я натыкаюсь на парочки, которые явно не желают, что бы их видели.


Что ж, уже поздно. Я все видела.

Я отхожу на пару шагов, и нарочито делая громкие шаги, открываю дверь.

Естественно, отлепиться друг от друга они не успели. Кит моментально отпрянул от Рэй, а та спрыгнула со стола и стала поправлять юбку.

- Как ты быстро, - тяжело дыша, сказала она.

Я молча прошла к шкафу и повесила пальто.

- Я лучше пойду в зал. – Кит взял со стула фартук, и вышел.

- Что? – Спросила подруга, видя, что я наблюдаю за ней.

- И давно? – Не обращая внимания на ее тон, в ответ спросила я.

- Нет, все получилось неожиданно.

- Почему ты не рассказала?

- А ты спрашивала!? – Рэйчел повысила голос. – Мадлен, ты все время со Стайлзом и Максом. С Бритт вы постоянно шепчетесь, и когда я приближаюсь, вы замолкаете. Ты думаешь, я не заметила? Теперь еще этот Прайс таскается за вами.

- Рей, прости. Мы, правда, в последнее время мало проводим время вместе. Я это исправлю, обещаю. И не выдумывай на счет Бритт, ни о чем мы с ней не шепчемся. – Мне было стыдно врать ей, но если я расскажу все сейчас, сделаю только хуже. – И по поводу Стива. Он не такой, каким его видишь ты. И ты очень ему нравишься.


Рэйчел посмотрела на меня как-то странно.

- Он придурок, Мадлен. Не защищай его, он с восьмого класса мечтает залезть ко мне в трусы.

- Это и говорит, о том, что он помешан на тебе.

- Давай не будем говорить о нем, хорошо? – Рэйчел подошла к зеркалу и стала расчесывать свои светлые волосы.

- Хорошо. Так что у вас с Китом?

- Я не знаю. Но, пожалуйста, не спрашивай его ни о чем. Пусть все будет так, как есть.

- Как скажешь. Только как будет? Рэйчел, вы с ним переспали?

Судя по тому, что я видела, это вполне возможно. Рэйчел не была девственницей, но и парень у нее был один единственный. Из нас троих, с девственностью, я рассталась последней. У Бритт был Бен, а Рейчел, после того как летом ее бросил тоже Рей, парень с другой школы, наслаждалась одиночеством.

Лицо Рэйчел изменилось, и стало злым. Я никогда ее такой не видела.

- Да! – Выпалила она. – Это случилось на той идиотской вечеринке.


- Да что с тобой? Если не хочешь, я не буду спрашивать.

- Все нормально, - выдавила она улыбку, - идем работать.

С ней явно что-то происходит. Настроение сменилось моментально.


В зале, пока Рэйчел обслуживает появившихся посетителей, я наблюдаю за Китом. Он меняет фильтр и отмеряет кофе. У него красивые руки с длинными пальцами. Его черные волосы торчат из-под шапочки. Лицо, действительно очень красиво. Но меня немного смущает его взгляд. Зеленые глаза, казалось, умеют заглядывать прямо в душу.

- Я бы мог подумать, или даже сказать, что прямо сейчас ты пялишься на меня, Мадлен. Но, зная тебя, разглядываешь меня, ты по другой причине. – Кит отрывается от работы и поворачивается ко мне.

Он улыбается, и я улыбаюсь в ответ.

- Мне нет оправдания, - я поднимаю руки.


- О чем ты думаешь? – спрашивает он.


- Рэйчел запретила мне спрашивать тебя о чем-либо, так что я не смогу ответить тебе.

- О, - улыбка Кита погасла. – Побудь у кофемашины пару минут, пожалуйста, я за мешком.

Кит уходит и передо мной появляется Рэйчел.

- Что ты ему сказала?

- Ничего. Мы просто поболтали, как всегда.

- Я же вижу, что ты хочешь мне что-то сказать, - говорит она. – Скажи.

- Мы можем поговорить в другом месте. Уж точно не здесь.

- Нет уж, скажи сейчас.

Меня разозлило то, как она обращалась ко мне. Всего за час, она взбесила меня так, как не бесила все три года, что мы дружим.

- Хорошо! Я не думаю, что Кит заинтересован тобой. По-моему, его устраивает лишь секс, не более. Нужно ли тебе это?


- Прекрати это делать, – шипит она.


- Делать что? – Я не понимаю, почему она злится на меня? Сама просила правду.


- Вести себя так, будто не замечаешь, как он на тебя смотрит?


- Что? Ты в своем уме?


- Его глаза постоянно на тебе, Мадлен. Не верю, чтобы ты не замечала.


- Это полная чушь! Что ты несешь, Рэйчел?


- Ш-ш, - Рейчел смотрит в сторону, куда ушел Кит. – Если хочешь знать, во время секса, он сказал твое имя. Он сказал «Мадлен». – В ее глазах появились слезы. – Он мне очень нравится. Не думала, что мы с тобой окажемся в такой ситуации, и мне очень больно.

- Но…

- Просто знай это.

С этими словами, она отошла и не разговаривала со мной до конца рабочего дня.

Я понимала ее. Но моей вины в случившимся не было. Я была сбита с толку этой новостью, и непроизвольно избегала Кита. Как он мог произнести мое имя в такой момент? Если только, у него не было моей тезки в прошлом.

Еще раздражало, что меня «внесли» в любовный треугольник. Кит совершенно меня не интересовал, Рэй – моя подруга. Как мне быть, я не знала.

Моим единственным желанием было: поскорее оказаться в объятьях Стайлза. Мне никто не нужен, кроме него.


***


Пролетела еще одна суматошная неделя.

Рэй здоровалась сквозь зубы, а я не стала бегать за ней. Мне не за что было просить прощения. Все думали, что она злится на нас за то, что мы что-то скрываем. И лишь я знала основную причину.

Об этом случае, я никому не рассказала. Стайлз бы дико разозлился, а Бритт бы только закатила глаза. Вообще, об этом просто хотелось забыть. Надеюсь, Рэйчел перестанет так себя вести и все будет по-прежнему.

Слухи о Кирстен не умолкали, и сочиняли все больше и больше. Зак сказал, что врежет каждому, кто посмеет впутать в эту историю ребят из школьной команды. Он был уверен, что никто из них, на такое не способен. Что ж, отчасти он прав. Сам бы Стайлз никогда такого не сделал. Он просто это позволил.

Оправданий могло быть сколько угодно, но фото все еще гуляли по простору интернета. Стив сказал, что родители Кирстен делают все возможное, чтобы удалить их из сети, но толку мало.


Как-то субботним вечером, мы со Стайлзом были у него дома и дочитывали «Дориана Грея». Его мать уехала в Бостон к его отцу, и прихватила с собой Чарли и Ханну.

Мы наслаждались полной свободой в огромном доме.

После джакузи, мы решили, наконец-то дочитать книгу, которую начали больше недели назад. Я сидела, как обычно, на высоко поднятых ногах Стайлза и читала очередную главу вслух. В комнате тихо играла одна из любимых пластинок Стайлза.

- Я придумала, что подарю тебе на твой день рождения, - резко захлопнув книгу, сказала я.

- Да? Мой день рождения…

- Двадцатого августа. Знаю, - перебила я его, - но время летит очень быстро.

- Намекнешь?

- Не-а.


- Мадлен, зачем тогда сказала?


- Мысли вслух. Прости.


Он схватил меня за ногу и укусил за лодыжку.

Наш идеальный вечер нарушили Макс и Стив, ворвавшись в комнату.

- Эй, стучаться не учили?! – Закричал Стайлз, опустив меня на пол и встав на ноги.

- Прости, друг. Срочные новости, - запыхаясь, произнес Стив.


Макс стоял позади него, и у него был странный вид. Словно он, напуган.

- Что случилось? – спросил Стайлз, переводя взгляд с одного на другого.

- Примерно, полчаса назад, я случайно подслушал разговор родителей. И вот что я узнал: Кирстен беременна.


Глава 17 – Стайлз.


- Это точно?

Макс стоит, прислонившись к стене, и молчит, разглядывая свои ботинки.

- Не знаю, - отвечает Стив и садится на кровать. – Моя мама дружит с матерью Кирстен еще со школы. И если уж мои родители это обсуждали, значит, правда.

Мы все молчим. Мадлен кладет книгу и поднимается с пола.


- Макс, - говорит она, глядя на него.

Он поднимает голову и смотрит сначала на Мадлен, потом на меня.


- Мы предохранялись, - наконец, выдавливает он из себя, - это невозможно. По крайней мере, не со мной.

- Она может врать, - поддерживает его Стив. – Ей же нужно как-то отомстить за эти фотки.

Мы напрягаемся, и переводим взгляды друг на друга.

О чем он? Что знает Стив?

- Мстить за фотки? – беззаботно спрашивает Макс?

- Сам подумай, - Стив встает с кровати, - кто-то делает фотки обдолбанной Кирстен Адамс, фотки разлетаются, родители увозят ее в девчачью школу. Прощай популярность и свобода! Потом выясняется, что она беременна. Я знаю Кирстен, она будет себя обелять и защищаться. Не парьтесь.

Я облегченно опускаю напряженные плечи.

- Ну, возможно это секрет. Ты ведь подслушал, - обращаюсь я к другу. - И не понимаю, как можно себя обелить, представившись беременной.

- Может она и не врет, - говорит Мадлен, - вы же ничего еще не знаете.

Макс поджимает губы и тяжело вздыхает.

Я не перестаю смотреть на брата. Он – не дурак. Он бы ни за что ни заделал ребенка Кирстен.

Да любой девчонке!

- Ладно, мне нужно идти.

Стив подходит к Максу и хлопает того по плечу.

- Если она и впрямь брюхата, не паникуй. Она могла давно залететь, еще до тебя. Увидимся.

С этими словами Стив уходит.

- Это ведь исключено? – обращаюсь я к Максу.

- Абсолютно, - Макс поднимает голову и смотрит на меня карими глазами. - Не знаю от кого она залетела, но я к этому не причастен.

- Ладно, выясним все позже. Ничего еще не известно. – Я стараюсь не думать о худшем.

- Если что, я у себя. – Макс выходит из комнаты.

Мадлен обнимает меня сзади за талию.

- Это становится проблемой, - бормочет она мне в спину.

- Да.

Мы стоим так еще минуту, думая об этом. Наконец, я поворачиваюсь к Мадлен и запускаю пальцы в ее влажные после джакузи волосы. Она откидывает голову, и я накрываю ее губы своими. Поцелуи Мадлен сводят с ума, и заставляют хотеть большего.

Она впускает мой язык, и рука непроизвольно тянется к ее шортикам. Когда резинка шорт оттягивается, Мадлен издает стон, и я резко отстраняюсь.

Я начинаю смеяться над ее недоуменным видом: в глазах вопрос, волосы торчком, благодаря моим рукам. Поднимаю с пола книгу, которую она мне подарила и машу ею перед Мадлен.

- Кажется, моя очередь.

Мадлен закатывает глаза и плюхается на кровать.


***


На следующий день после школы, я ищу Макса. В его комнате его нет, в спортзале – тоже. Пешком, он уж точно никуда не денется. На лестнице я натыкаюсь на Кэтрин, учительницу Ханны.

- Здравствуй, Стайлз, - улыбается она.


- Здравствуй, Кэтрин. Как ты?

- Все хорошо. Мы уже закончили. Как ты вырос, давно тебя не видела.

Кэтрин – милая и общительная девушка.

- Когда ты выйдешь замуж, Кэтрин? – Спрашиваю ее. Я знаю ей двадцать шесть, и она заядлая феминистка. Мне нравится ее подкалывать по поводу замужества.

Она поджимает свои губы, накрашенные яркой помадой.

- Не зли меня, мелкий. Мы это уже проходили.

Я смеюсь над ней.

- Ты только что сказала, что я вырос.

- Ха. Вырос. Сколько тебе? Пятнадцать?

- Семнадцать. И я женюсь раньше двадцати шести, это уж точно. – Я только и мечтаю, как надену кольцо на красивый пальчик Мадлен, и со всеми правами буду называть ее «своей».

Кэтрин улыбается и качает головой. Ее темные волосы собраны в небрежный пучок, и она кажется намного моложе своих лет.

- Какой ты романтик, Стайлз. Мне пора.


- Ты не видела Макса, Кэтрин?

- Тот симпатичный блондин, который не давал нам с Ханной спокойно заниматься?

- Да, это он, - вздыхаю я.

- Он с Ханной в игровой комнате. Пока, Стайлз.

- Пока, Кэт.

Она исчезает за дверью, и я поднимаюсь наверх.

В игровой комнате громко орет Губка Боб, которого Ханна смотрит постоянно. Она развалилась на большом диване, и рядом с ней закинув руки за голову, лежит Макс.

- Стайлз! – Кричит Ханна, когда я вхожу, и бросается ко мне.

- Эй, принцесса, - я подхватываю ее на руки и подбрасываю сестренку в воздух.

Ее кофточка слегка задирается, и я замечаю, как Макс смотрит на открытые шрамы Ханны.

Он знает, что с ней случилось.

Он знает, что виноват я.

Но мы никогда не говорили об этом.

Я опускаю Ханну на диван и поправляю ее задравшуюся кофточку.

- Ты не виноват. – Макс внимательно на меня смотрит.

- Ты знаешь, что это не так.

Он садится на диване и стаскивает с себя футболку. На его торсе едва заметный, с годами побледневший шрам. Прямо над шрамом татуировка с изображением Гая Фокса с розой.


Эту татушку он набил в шестнадцать, начитавшись книг и бунтуя против системы. Любой системы. Макс всегда был бунтарем.

- Ты боишься, что она не простит тебя, когда вырастет и все узнает, - продолжает он. – Это, - он показывает пальцем на свой шрам, - мой отец. Я простил его, потому что он просил, и я не помню, что он сделал. Все совершают ошибки, Стайлз. Она простит тебя. Ты – все, что у нее есть. Прекрати ты страдать, в конце концов.

Мне нечего было ответить. Возможно, они правы: Мадлен, Макс, Чарли…

Но только с Мадлен, я забываю об этих шрамах. Только она заставляет меня чувствовать себя невиновным.

И я ценю, что мой двоюродный брат считает так же. Мы никогда так не были близки. Мы так же никогда не говорили о том, что случилось с ним в детстве. Это была случайность. Его отец любил его, и наверняка, так же мучился, как я, видя последствия своей глупости.

Я просто киваю Максу, и он берет в руки футболку. Он не привычно тихий сегодня. Ни замашек, ни шуточек, ничего.

- Макс, - тихо говорю я, - что с тобой? Скажи мне. Есть ли хоть малейший шанс, что она могла забеременеть от тебя?

Он хмурит брови и одергивает футболку.

- Нет. Я всегда предохраняюсь и я…

Он не успевает договорить, потому что появляется мама, заполняя комнату запахом своих духов.

- Мальчики, - говорит она.


Ханна обнимает маму, а мы с Максом встаем с дивана.

Опустив Ханну она целует меня в лоб, и делает тоже самое с Максом.


- Фу, Мелоди. Мне нечем дышать, - кривиться он.

Я подавляю смех. Старый добрый Макс вернулся.

- Кажется, я просила тебя не обращаться ко мне так фамильярно, - строго говорит мама.

- Ой, прости, тетушка, - с сарказмом поправляет себя Макс.

Мама качает головой и, поправляя уложенные волосы, спокойно говорит:


- Я знаю, что случилось в школе. Бедняжка Кирстен. Мне нужно знать, что вы к этому не причастны.

- Как вы такое могли подумать, тетушка? – Макс театрально прилаживает ладонь на грудь.

Я не выдерживаю и смеюсь над ним.

Мамино лицо вмиг краснеет.

- Прекрати, сейчас же!

Она поворачивается ко мне и продолжает:

- Я верю, что вы не способны на такую мерзость, ведь вы дружили с Кирстен. В отцовском кабинете вас ждет мистер Адамс.

Наши ухмылки слетают с лица. Макс смотрит на меня, я на него.

- Живо, - говорит мама, - поговорите с ним. Вы там были.


Словно на ватных ногах, я выхожу из комнаты, Макс плетется за мной.


- Что ему нужно? – спрашивает Макс, пока мы идем до отцовского кабинета.

- Не знаю.

Возле двери, он снова надевает маску невозмутимости.

- Мы ничего не сделали. Это мог быть кто угодно. Расслабься.

На самом деле, я расслаблен. Я не боюсь, если все выплывет наружу. Я даже возьму всю вину на себя. Абсолютно не важно, что будет. Кирстен это заслужила.

Кабинет отца всегда пустует. Зачем он ему нужен, я не знаю. Когда он дома, он запирается в нем, чтобы выкурить сигару и выпись виски.

Мне не нравится эта комната. Ее красные стены, сделанная на заказ темная итальянская мебель. Эти книжные полки, забитые книгами, к которым никто ни разу не прикасался. Я не люблю эту комнату, потому что здесь, отец бил мать, когда мне было восемь.

Это было лишь однажды, но этого воспоминания мне хватило, чтобы недолюбливать отцовский кабинет.

Мистер Адамс сидел на широком кожаном кресле, стоявшем возле шкафа. На нем серый деловой костюм, светлые волосы распределены по лысеющей голове. Его дочь совершенно не похожа на него.

Кирстен можно назвать привлекательной, но ее отца – определенно нет.

Он поднимает голову от книги, когда мы входим.

- Добрый вечер, молодые люди, - скрипучим голосом говорит мистер Адамс. – Прошу уделить мне немного времени. Садитесь.

Я и Макс садимся на диван напротив Адамса. Он смотри на нас долгим взглядом.

- Вы знаете, зачем я здесь. Вы были на той вечеринке. Я знаю тебя, Стайлз, - обращается он ко мне, - и никогда бы не подумал, что ты можешь так поступить с моей дочерью. Я не знаю правды и не пытаюсь выяснить, потому что у меня нет на это времени. Но я люблю свою дочь и ее опозорили. Знаете ли вы что-нибудь об этом? Если что-то известно, Стайлз. – Он снова внимательно смотрит на меня.

- Мы уехали раньше, - отвечаю я, - а на следующий день, мне на почту пришли эти фотографии. И не мне одному.

- «Мы» - это кто? – прищуривает глаза мистер Адамс.

- Это Стайлз и его девушка. Я был дольше там. И знаю, что Кирстен была пьяна. Впрочем, как и все присутствующие на той вечеринке. – Макс смотрит прямо на Адамса.

- Я скажу больше, - отец Кирстен откидывается в кресле. - Она была под «кайфом», как вы это называете. Она виновата и наказана за это.

Он молчит. Мы тоже.

- Что ж, моя дочь много говорила своей матери о Стайлзе и о тебе, парень. Смею полагать, что один из вас, является отцом ее ребенка.

Что??

Такого мы не ожидали. Он даже не пытается скрыть то, что его дочь забеременела в семнадцать лет.

- Да, она беременна. Моя жена знает, с кем встречалась наша дочь. Не думайте улизнуть от ответственности. Она не желает делать аборт, а я не желаю скандала.

В моих ушах звон от его слов. О чем он, черт побери, говорит?

Мистер Адамс достает из кармана какую-то бумагу, и протягивает нам.

- Это заключение от врача Кирстен. Она беременна. Три недели с лишним недели.

Макс трясущими руками берет в руки бумагу и читает ее.

- Вы не по адресу, - говорит он, отдавая бумагу обратно.

- Я, конечно, не знаю о сексуальной жизни своей дочери, - кривится отец Кирстен, - но повторяю: скандала я не потерплю. Она встречалась с одним из вас. Если вы не хотите ни в чем признаться, я выбью правду из дочери. Не сомневайтесь.

Он встает и поправляет пиджак.

- На нас нет никакой вины, мистер Адамс. – Я встаю следом за ним и оказываюсь намного выше него. – Мы никак не причастны к беременности вашей дочери.

- Никто из нас с ней не встречался, - вставляет Макс.


- Что ж, я эту выясню. Но учтите, я не люблю, когда мне лгут.

- Вы нам угрожаете? – спрашивает Макс.

- Ты слишком дерзок, парень, - строго говорит Адамс. - Я уважаю ваши семьи, и лишь поэтому рассказал все вам. Будьте осторожны, вы слишком молоды, чтобы сейчас портить себе жизнь.

Дверь кабинета закрывается, и мы остаемся одни.

Макс хватается за голову и садится обратно на диван.

- Это правда, - говорит он, - эта сука и правда умудрилась залететь.

Я смотрю на брата, и меня удивляет его реакция.

- Если ты говоришь, что вы предохранялись, то расслабься.

- Она не хочет аборта, - не обращая внимания на мои слова, продолжает он, - результаты мы узнаем…когда? Когда она родит?

О каких результатах он говорит? ДНК?

- Макс.

Он не поднимает головы.

- Макс!

- Ну что? – Он смотрит на меня.

- Сколько раз ты спал с Кирстен? И когда?

- Какая разница?

- Скажи мне!

- В ту новогоднюю ночь.

Это я знал.

- На вечеринке, - продолжает он, - и еще…

- Когда еще?

- В тот день, когда приехал с тобой в школу. Прямо на парковке, в ее машине.

Я практически падаю рядом с ним на диван.

Три недели.

- Но вы же предохранялись. Макс, ты ведь не идиот!

- Конечно, мы предохранялись! – Срывается он. – Но в тот день…

- Что? – Господи! Только не это.

- Чертов презик порвался! Порвался, понимаешь? Такое тоже случается, - саркастично заявляет Макс.

- Ты что остановиться не мог? – Стараясь не кричать, раздраженно спрашиваю брата.

- Все случилось быстро. Не мог. Она клялась, что на таблетках, чертова сука!

Макс сметает со стола какие-то бумаги.

- Ты мудак! – ору я и выхожу из кабинета.

Не ожидал, что Макс окажется таким идиотом.


***


На следующий день, в школе, я все рассказываю Мадлен. Она приходит в ужас от этих новостей.

- Может все-таки, она беременна не от него, - бормочет Мадлен, когда мы сидим в классе перед уроком истории.

- Не знаю, Мадлен. Наша так называемая «месть», обернулась целой драмой.

- Это ерунда какая-то, - качает она головой, - но это не связано с нашей выходкой. Презерватив мог порваться и без всей этой фигни с фотографиями.

Она права.

Интересно, что думает сейчас Кирстен?

Зная ее, наверняка, упивается своей местью, игнорируя тот факт, что станет матерью, еще не закончив школу.


- Ты уже слышал?

Зак подает мне мяч, и, делая пару шагов, закидываю его в кольцо. Сегодня мы тренируемся на уроке физкультуры.

- О чем?

Я возвращаюсь с мячом к нему.

- Адамс брюхата, - с улыбкой говорит он.

Я молчу, и он перестает улыбаться.


- Эй, мало кто верит. Многие считают, что она врет. Макс в курсе? Сейчас все будут катить на него бочку.

- Он в курсе. Но откуда про это в школе знают?

Вряд ли это Стив.

- Мэг всем с утра доложила. По крайней мере, нашим ребятам.

- Ничего себе, - бормочу я и схожу с корта.

Такое ощущение, что Кирстен специально распространяет это через Мэг. Если так, то зачем ей это нужно? Зачем себя еще позорить?


***


После школы, я отвез Мадлен в кофейню и поехал домой.

Сегодня, я хотел отвезти ее в наше любимое кафе «В глазу у поросенка», поэтому спешил разделаться с тестом по математике.

С Максом я не говорил со вчерашнего дня. Он не выходил из своей комнаты, и я его не доставал. Мне вообще не хотелось с ним разговаривать. Уж очень, он меня разочаровал.

В гостиной меня уже ждали. Мать и отец, сидели на диване и что-то обсуждали. Увидев меня, мама встала с дивана.

- Стайлз, нам нужно с тобой поговорить.

Я надеялся, что это никак не будет связано с Кирстен. Меня уже бесило любое напоминание о ней.

- Только быстро. Я тороплюсь.

Отец вздыхает и проводит рукой по темным волосам.

- Сынок, ты ничего не хочешь нам рассказать? – спрашивает он меня.

- Вроде бы нет, - отвечаю я в недоумении.

- Знаете что? – вдруг срывается мама, - это будет бесконечно, если ты будешь расспрашивать его об этом, дорогой. Скажи ему, что мы все знаем.


Я немного напрягся. Они знают про фотографии?

- Стайлз, - отец снова обращается ко мне, - ты хоть понимаешь, что натворил?

Если этот то, о чем я думаю, то да. Я готов принять наказание.

Я ничего не говорю и смотрю вниз. Мне стоит что-то сказать, но оправдываться нет смысла.

- Мне не стыдно, - говорю я, глядя на отца.

Отец продолжает на меня смотреть, а мама разводит руками, и начинает причитать:

- Как ты можешь так говорить? Тебе всего семнадцать.

Причем тут мой возраст?

- А ты уже ведешь себя как взрослый, думая, что это шутки, - продолжает верещать мама, - Кирстен тоже хороша, не желает аборта. Я не говорю, что это хорошо, но этот серьезный шаг, решил бы их проблемы. Они ведь дети.

Я совсем запутался.


- О чем ты мама?

Она не обращает внимания на мой вопрос, а все говорит и говорит.

- Но знаете, нужно во всем искать плюсы. Я рада, что наш сын не заделал ребенка этой девчонке Ланкастер. Было бы намного все хуже. Уж они бы не упустили такого шанса.

Меня словно ударили, и я вскочил с кресла.

- Я предупреждал, что бы ты, не оскорбляла, Мадлен! – кричу я на мать.

- Стайлз сядь! – Подает голос отец.

- Он совсем неуправляем, - мамин голос дрожит, - кричит на родителей, и…

- Мелоди, помолчи! – Отец встает и подходит ко мне.

- Что происходит? – уже спокойнее спрашиваю я. - О чем вы говорите?

- Сынок, - спокойно говорит отец. - Кирстен утверждает, что отец ее ребенка – ты.


Глава 18 – Мадлен.


« Клетки животных являются гетеротрофами, то есть источником углерода для них служат органические вещества, поступающие вместе с …»

Я откинула учебник биологии, который с шумом сбил стакан с остывшим шоколадом. Коричневая лужица мигом растеклась по синему ковру. Я громко выругалась и спустилась вниз за шваброй и ведром.

Мама и Джош сидели на кухне и что-то обсуждали приглушенными голосами.

- Не знаю, ей еще полтора года в школе и это было бы не очень удобно, - говорила мама.

- Я приму любое твое решение. Главное, чтобы всех все устраивало и… - Джош умолк, заметив меня. – Мадлен.

- Привет Джош. Что вы тут обсуждаете? – поинтересовалась я.

- Пустяки, - мама махнула рукой. – Решила устроить уборку?

Я закинула швабру на плечо.

- Небольшая лужа.

Я не стала допытывать, что они там обсуждали. Но явно меня. И если честно, меня сейчас это никак не волновало.

Стайлз не звонил мне второй день. Вчера он отвез меня на работу, и мы больше не виделись. Сегодня в школе его не было. Его телефон был отключен, и я оставила кучу голосовых сообщений. Я не понимала, что происходит.

Макс тоже не появлялся. Свой телефон он выбросил, и я не знала, купил ли он новый. В школе все было не так, я не слушала учителей, не обращала внимания на друзей. Стив так же ничего не знал. Но обещал, что съездит домой к Мерлоу, и позвонит мне.

Но был уже вечер, а мой телефон молчал.

Быть может, он уехал с родителями в Бостон. Быть может, он уехал туда с Ханной.

Но почему он даже не напишет?

Оттерев пятно, я перебралась с учебниками на нижнюю кровать и попыталась снова сосредоточиться на клетках.

Не прошло и трех минут, как я услышала звук машины, остановившейся неподалеку. Соскочив с кровати, я выглянула в окно. Возле нашей подъездной дорожки остановилась блестящая красная «ауди». Из нее вышла женщина, в которой я сразу узнала миссис Мерлоу.

Мое сердце пропустило удар.

Меня пугала эта женщина. И ничего хорошего от ее визита, ждать не приходилось.

Она оглядела дом, и, кутаясь в дорогую шубу, направилась к входной двери. Ее темные волосы успел покрыть снег, который беспрерывно засыпал улицы Салема.

В доме раздался дверной звонок. Айк, лежавший в углу моей комнаты, тихонько зарычал.

- Тише, мальчик.

Пес повилял хвостом, и, вздохнув, снова улегся.

Было слышно, как мама открыла дверь. Я не знала, приехала ли она ко мне и не решалась спуститься. Мне не хотелось слышать, что она скажет. Походив из угла в угол, я решила остаться в комнате, так как никто меня не звал.

Что здесь нужно матери Стайлза? И где он пропадает сам?

Может, случилось что-то ужасное, и она приехала нам это сообщить?

Я была бы дурой, если бы действительно в это поверила.

Не выдержав, я открыла дверь и тихо вышла из своей комнаты. Дойдя до лестницы, я услышала голоса. Они принадлежали маме и миссис Мерлоу. Наверняка, Джош уже ушел.

Спустившись еще на пару ступеней вниз, я замерла.

- Я подумала, что поговорить с тобой – это весьма разумное решение. Мой сын молод, ему всего семнадцать, и он не может отвечать за свои поступки.

- Боже мой… - прошептала мама.

- Да, да. Я не горжусь этим. Но уже ничего не поделаешь. Девочка хочет рожать этого ребенка, ее отец не хочет скандала, как и мы. Хочет того Стайлз или нет, ему придется принять всю ответственность. Мы с детства его этому учили.

- Не сомневаюсь в твоих воспитательских навыках, Мелоди, - сказала мама, - но зачем все это ты говоришь мне?

- Ты еще не поняла? Я хочу, чтобы ты поговорила со своей дочерью. Чтобы она не питала надежд и поняла: мой сын больше не будет с ней встречаться.

- Пусть скажет ей это сам.

- Ему сейчас не до этого. В нашей семье большие перемены. Прошу тебя, ты же мать. Поговори с ней. Мой сын обманул ее, и мне жаль. Но мне крайне не хочется, разбираться еще и с этим.

- Ты боишься, что моя дочь тоже забеременеет?

О чем они говорят?

Хотя уже все стало ясно. Кирстен беременна от Стайлза.

Как такое может быть?

Он не спал с ней. Он не обманывал меня. Нет.

- Речь не об этом. Речь о будущем моего сына. Я повторяю: ему придется принять всю ответственность.

- Я услышала тебя, Мелоди. Но позволь поинтересоваться. Это точно? Эта девочка действительно беременна от Стайлза?

- Эта девочка из хорошей и уважаемой семьи. Она не станет лгать.

- Я просто не могу понять. Стайлз и Мадлен – они такая пара. Что бы ты ни думала, я видела их вместе. Наши дети, действительно влюблены. Существуют тесты, позволяющие узнать отцовство до рождения ребенка. Господи, это ведь подростки…

- Ты оскорбляешь эту семью, Эрин! – Повысила голос мать Стайлза.

- Я никого не оскорбляю. Просто мне хочется быть уверенной.

- С чего тебе быть уверенной? – ядовито спросила миссис Мерлоу, - это не твое дело. И не твоей дочери. Ты всего лишь медсестра, а я не врач.

- Не переходи на личности, Мелоди, - сквозь зубы, процедила мама.

- А ты не суй нос в чужие дела. Я вас предупредила. Никаких больше встреч в твоем доме. Я знаю, ты это поощряешь.

- Но ведь не моя дочь забеременела в семнадцать лет.

На секунду миссис Мерлоу замолчала.

- Не сомневаюсь, ты была бы этому рада. Во сколько лет ты родила сына?

- Уходи. Уходи из моего дома.

Стук каблуков приближался. Когда мать Стайлза подошла к двери, она увидела меня, прислонившуюся к стене. По моим щекам текли слезы.

- Рада за тебя, Эрин. Ты выглядишь намного лучше, чем в Лондоне.

Она говорила это маме, но смотрела на меня.

Затем я почувствовала холодный воздух.

Эта ужасная женщина ушла.

Голова стала тяжелой. Вытерев слезы, я прошла на кухню. Мама оперлась о столешницу и смотрела в окно.

- Ты знала ее в прошлом? – спросила я маму. У меня не выходила из головы ее последняя фраза.

Она повернулась ко мне.

- Ты все слышала?

- Это очевидно. Ты не ответила на мой вопрос.

- Она знала моего брата. Мы пересекались в прошлом, но это не важно. Я расскажу тебе когда-нибудь.

Я не стала спрашивать о подробностях. Хотя меня удивило, что мать Стайлза знала дядю Генри.

Потом так потом.

Сейчас нас обеих волновало другое.

- Это неправда мама.

- Ты уже слышала об этом? – спросила меня она.

- Нет.

- О, боже… - мама опустила голову. – Мадлен, я знаю и верю, что Стайлз - хороший мальчик. И он ни капли не похож на свою мать, но… Это нельзя игнорировать. Их родители уже готовят им будущее. Эта девочка не хочет аборта. Да и неправильно это. Пусть Стайлз и натворил делов, но тебе будет трудно с этим справиться.

- Я уже говорила, что готова.

- Но это ребенок, Мадлен! – вспылила мама. – И не ваш. У него от другой девочки! Это кошмар какой-то.

- Она врет! Кирстен просто мстит.

- За что ей мстить?

Обо всем рассказывать я не собиралась. Слишком уж глубоко мы в этом увязли.

- За то, что Стайлз со мной. За то, что Максу она неинтересна. Она такая. Правду она все равно не скроет. Стайлз не причастен к этому. Он был только со мной.

Мама посмотрела на меня и грустно улыбнулась.

- Не верь всему, Мадлен. В жизни я столько раз ошибалась, и не хочу для тебя того же.

- Но я верю ему, - вытирая выступившие слезы, сказала я.

Она погладила меня по волосам и поцеловала в лоб.

- Убедись в этом, доченька. Убедись, что он не врал тебе.

Я кивнула, давясь слезами.

- Мне нужно на работу, милая, - продолжила мама. – Если хочешь, чтобы я осталась, я позвоню Эдду и договорюсь.

- Нет, все в порядке.

Мне очень хотелось остаться одной. Хотелось включить диск, подаренный Стайлзом и заглушить все мысли.

Когда мама уехала, я поднялась наверх и набрала номер Стайлза.

- Я не знаю где ты, и почему мне не звонишь, - сказала после гудка, - но я знаю, что происходит. Ты не должен так поступать. Ты должен мне все объяснить.

Нажав на сброс, я откинула телефон и легла на кровать. Об уроках даже думать не хотелось. Я не пойду завтра в школу. Скажу маме, что больна. Она не поверит, но все равно напишет записку для учителей.

Кирстен беременна.

Если мы считали это еще возможной ложью, то сейчас, я была в этом полностью уверенна.

Но я не сомневалась в Стайлзе. Он был только со мной. Он не врал мне. Только где он?

Думая обо всем сразу, я уснула.


***


Когда я проснулась, часы показывали без четверти одиннадцать ночи. Мой телефон был все так же молчалив: ни сообщений, ни пропущенных звонков.

Я спустилась вниз и накормила Айка. Голова ужасно болела. Сглотнув пару таблеток «Адвила», я встала под холодный душ. Стало намного легче. Туман в голове рассеялся, и покалывание в висках исчезло.

Еще стоя под ледяной водой, я услышала лай Айка.

Только этого мне сейчас не хватало.

Наспех вытершись, я натянула на себя шорты и футболку. С волос на спину капала вода, от чего футболка мигом промокла. Проигнорировав это, я спустилась вниз. Айк скулил под дверью и просился наружу. Значит, это не чужой.

Я отодвинула в сторону штору на окне и выглянула наружу.

Возле своего черного «Ленд Ровера», стоял Стайлз. Он смотрел в окно моей комнаты, и будто не собирался входить.

Я открыла двери и вышла на улицу. Стайлз сразу же это заметил и ринулся ко мне.

- Здесь холодно, - сказал он, вбежав на крыльцо.

Он выглядел уставшим. Под глазами чернели круги, каштановые волосы спутаны, будто он не пользовался расческой несколько дней. Я протянула руку и провела ею по его голове. Стайлз прикрыл глаза и тихо вздохнул.

- Здесь холодно, - повторил он.

Я опустила руку и молча, вошла в дом. Он последовал за мной. Пока он возился с Айком, я поднялась в ванную и стала сушить волосы феном перед зеркалом.

Почему-то я знала, что он приедет. Знала, что всему есть причина и объяснения. Но все равно была обижена.

- Я люблю тебя, - Стайлз коснулся губами моего уха и провел ими по шее.

Моя кожа моментально покрылась мурашками. Я выключила фен, и повернула голову. Мои губы сразу оказались в его власти. Стайлз целовал меня страстно и сильно. Он стонал мне в рот, посасывая мои губы.

- Стайлз…- мне нечем было дышать, - прекрати.

Я тоже скучала, но нам нужно поговорить. Я оттолкнула его от себя и снова отвернулась. В отражении, я увидела его шоколадные глаза, полные печали.

- Ты не представляешь, что я узнал о себе, - сказал он. - Я – отец ребенка Кирстен, которую даже не видел голой. У меня отняли телефон и устроили разнос. Макс – предатель. Он сделал ребенка этой кукле и теперь молчит. Родители не верят мне, они верят ей. Она звонит своему отцу и плачет. Меня заставляют признаться во все и обещают, что вместе мы справимся с этим. Мать запретила мне встречаться с тобой. Говорит об ответственности. Я схожу с ума, Мадлен. У меня есть только ты. Не отталкивай меня, скажи, что любишь и веришь мне.

Он опустился на колени и прижался к моим ногам.

- Это не продлится долго. Правду ведь все равно узнают.

Я опустилась рядом с ним и взяла его за руку, переплетая наши пальцы.

- Я люблю тебя и верю.

Как я могу злиться и обижаться? Ведь ему в сто раз хуже, чем мне.

Свободной рукой Стайлз притянул меня к себе и тяжело вздохнул.

- Нам просто нужно как-то с этим справиться.

- Мама говорила, что существуют тесты на ДНК, которые можно сделать еще до рождения ребенка.

- Я этого не знал. Я попробую связаться с Кирстен, это должно прекратиться. Если нужно, я силой заставлю сделать этот чертов тест. Постой, - он внимательно посмотрел на меня. - Эрин знает?

- Да, - я опустила голову. Мне не хотелось говорить, что его мать была здесь. Он итак, слишком расстроен.

- Что такое Мадлен?

Как ему удается понять, что я что-то скрываю?

- Ты должна мне сказать, - настаивал Стайлз, - откуда знает Эрин?

- Но ты не спросил, откуда знаю я.

Стайлз встал на ноги и поднял меня.

- Ты не знала? Я думал, в школе об этом болтают. Я запутался…

Он схватился за волосы и слегка их потянул. Он всегда так делал, когда не знал, что сказать.

- Приезжала твоя мама, Стайлз. – Не знаю зачем, но я это сказала. Он все равно бы узнал. – От нее мы и узнали. Она говорила с мамой, но я все слышала. Ты не должен здесь находиться.

Его красивое лицо перекосилось от боли.

- Эрин так сказала? Потому что мне плевать, что сказала моя мать.

- Мама верит мне. А я тебе.

- Хорошо, - пробормотал он, - хорошо, хорошо…

- Ты уверен, что она беременна от Макса?

- Если бы ты видела его сейчас, то тоже бы была в этом уверена.

- Тогда почему он молчит? Почему не скажет твоим родителям?

Стайлз пожал плечами.

Я ничего не понимаю. Макс ведь не такой.

- Тогда скажи ты.

- Я разберусь с этим. Обещаю. Только… - он сглотнул, - будь со мной. И верь.

Я отчаянно кивала головой. Стайлз снова прижался ко мне.

- Мы вместе совсем недолго, но уже столько произошло.

- Я все равно тебя не отпущу, Мадлен.


- Идем.

Я взяла его за руку и вывела из ванной.

- Ты сбежал из дома?

- Типа того. На самом деле, я просто хотел взглянуть в твое окно. Думал, ты спишь.

Мы вошли в комнату, и я закрылась на замок.

- Айку вновь придется спать в гостиной.

Стайлз наконец-то улыбнулся.

- Завтра в школу, - сказал он укоризненно.

- Я пока не решила, стоит ли мне завтра идти.

Стайлз снял толстовку, и я залюбовалась его крепким телом, которое обтягивала черная футболка

- Можешь заболеть? – ласково спросил он. – Я тоже не пойду, пока не разберусь с этим. Не хочу, чтобы шептались за твоей спиной.

- Хорошо, - ответила я. Сейчас, я совершенно не думала об учебе.

Наши взгляды встретились.

Стайлз первым отвел глаза, и пробежался ими по моему телу.

- Ты такая красивая.

Я молча подошла и задрала его футболку. Когда мои ладони коснулись его пресса, Стайлз втянул воздух. Затем он резким движением, стянул с себя футболку и подхватил меня на руки. Я обвила ногами бедра Стайлза и впилась ему в губы. Он крепко держал меня и отвечал на поцелуй.

Не знаю как, но я оказалась на верхнем ярусе своей кровати и видела только его. Глаза, руки, губы. Все эти ласки что, он мне дарил, были подобны электрическому току. Мое тело вздрагивало каждый раз, когда его сильные руки касались кожи.

Стайлз снял с меня футболку и покрыл каждый дюйм моего тела поцелуем. Когда его губы дошли до живота, я выгнула спину и почувствовала, как мои шорты и трусики заскользили по ногам. Я осталась совершенно, обнаженной, и отчаянно хотела его внутри себя, пока он нежно ласкал мою плоть. Стайлз снял с себя джинсы и развел в стороны мои ноги. Его сильные руки прошлись по моим икрам, поднимаясь все выше, и остановились на бедрах. Я хотела сказать ему, чтобы он поторопился. Но мои слова не успели сорваться с губ. Язык Стайлза коснулся того места, где совсем недавно были его пальцы. От неожиданности, я вскрикнула.

- Боже, Стайлз… что ты делаешь?

Он ничего не ответил и продолжил делать мне хорошо. И не просто хорошо; он дарил мне такое наслаждение, что я сходила с ума. Мои руки нащупали деревянные прутья кровати над головой. Я вцепилась в них с такой силой, что костяшки пальцев онемели. Из горла рвались громкие стоны, которые я не смогла сдержать и отпустила их на волю.

- Стайлз… - скулила я.

Он поднял голову, и лукавая улыбка расползлась по любимому лицу.

- Тебе понравилось?

- Еще спрашиваешь, - мне не хватало воздуха говорить.

Он снова стал покрывать мое тело поцелуями, и я не выдержала. Собрав всю волю в кулак, я резко поднялась и оседлала его.

- Прекрати меня мучить, - наклонившись, прошептала ему в ухо.

Стайлз тихо засмеялся и приблизился к моим губам.

- Мне нравится видеть тебя такой.

Из ниоткуда в его руках появился презерватив, и он легко порвал упаковку зубами. Затем я снова оказалась на спине. Стайлз расположился между моими ногами и, вцепившись одной рукой в прутья кровати, легко вошел в меня.

Наша близость для нас значила намного больше, чем обычная физическая потребность. Я нуждалась в нем, он нуждался во мне.

Стайлз стал двигаться быстрее. Его бедра ударялись об мои, и эти звуки сливались с нашими стонами. Мое тело содрогнулось, и я расслабилась. Стайлз, сделав последний толчок, уткнулся в мои волосы.

- Хотел спросить… - тяжело дыша в мое ухо, прошептал он, - уже давно. Почему ты пахнешь нарциссом? Я хочу такой же шампунь.

Я улыбнулась и взяла его лицо в свои руки.

- Это масло для тела. И я ни за что не скажу тебе, где я его покупаю.

- Хитрюга.

Я укусила его за плечо и выползла из-под него. Оседлав узкие бедра Стайлза я стала нежно водить ладонью по его груди, медленно опускаясь к паху.

- Детка, если ты продолжишь так делать, я не дам тебе спать всю ночь.

- Именно этого я и добиваюсь. Но если… - я склонилась к нему, отчего мои волосы упали на его лицо, - ты еще раз назовешь меня деткой, будешь спать на нижнем ярусе.

Он шутливо зарычал и закрыл мой рот поцелуем.


***

Рано утром, я проводила Стайлза и вернулась в постель. Белье полностью пропахло его телом: одеколоном и потом. Мой любимый запах.

Мама приехала примерно через час и разбудила меня в школу. Я сказала, что плохо себя чувствую и хочу остаться дома. Она не стала возражать.

- Но если ты хандришь из-за Стайлза, учти: этот номер не пройдет.

Первую половину дня, я, прикидываясь больной, провела в своей комнате за книгами. Во вторую половину, мне стало ужасно скучно, и я решила сходить в школьную библиотеку. Мистер Мур заваливал нас докладами и конспектами, а той информации, которая требовалась мне, не было в интернете. Решив, что возможность встретить учителей, у которых я пропустила сегодняшние уроки, минимальна, и, убедив в этом маму, я отправилась на автобусе на улицу Уиллсон.

Школьная библиотека располагалась в том же здании, что и классы, но имела свой вход. На стоянке почти никого не было, не считая пары машин. Я спокойно вошла в здание и зарылась в нужных стеллажах.

- Привет, Мадлен.

Я подняла голову и увидела перед собой Мэг Стейзи. Она стояла на высоченных каблуках, возвышаясь надо мной дюймов на пять, не меньше.

- Привет, - ответила я.

Интересно, что ей от меня нужно? Неужто, Кирстен нашептала своей подружке, снова угрожать мне.

В этот раз, я не позволю прижать себя к стенке.

- Я не хочу ругаться с тобой на этот раз, - сказала Мэг, поджимая накрашенные розовым блеском губы.

- Не помню, чтобы мы ругались.

- А, да. Но ты помнишь о том случае в туалете. Извини.

Я захлопнула книгу и посмотрела на нее. Мэг намного красивее Кирстен. Ее кожа карамельного оттенка, черные волосы и ярко-зеленые глаза сведут с ума кого угодно, если только смыть с нее весь этот макияж.

- Конечно. Я принимаю твои извинения.

- Отлично, - она игриво хлопнула в ладоши. – Ээ, я искала тебя сегодня в школе, но мне сказали, тебя нет. Да и Стайлз не появляется.


- У него семейные дела. А мне нездоровилось с утра.

- Оу, все ясно. – Она снова поджала свои губы.

Либо она скажет все, что хочет и уйдет, либо уйду я. Потому что мне надоели ее попытки заговорить о чем-то важном.

- Зачем ты меня искала Мэг?

- Хотела поговорить.

- Говори сейчас.

Она выглянула из-за полки, очевидно, убедиться, что нас никто не услышит. За компьютерами сидели несколько человек. Но они находились намного дальше от исторической секции, в которой находились мы.

- Я по поводу Кирстен…

Ну конечно же!

- и Стайлза.

Моя рука замерла на полке с очередной книгой.

- Она моя лучшая подруга, и очень, сейчас страдает.

- Причем здесь Стайлз?

- Она беременна от него.

Я горько рассмеялась и посмотрела на Мэг.

- Мы обе знаем, что это неправда.

- Пусть так, - вздохнула она, - но он был с ней.

- В каком смысле?

- Ты меня поняла. Но потом бросил и переключился на тебя, вот Кирстен и вспылила тогда. Знаю, ты мне не веришь, и не обязана этого делать. Но дыма без огня не бывает. Сама подумай. Все об этом говорили, и до сих пор говорят. Я просто тебе все это сказала, на случай, что он мог солгать. Парни они такие. Стив постоянно меня обманывал.

- Стайлз не Стив, - ответила я.

- Это так. Но знай, что Стайлз заглядывался на Кирстен еще тогда, когда встречался со Стеф, ее сестрой.

- Зачем ты мне это говоришь?

- Потому что знаю, как он тебе поет. И мне обидно за подругу, которую многие называют лгуньей. Это несправедливо. Зачем ей это? Ее итак опозорили, после той злосчастной вечеринки. Просто подумай, Мадлен. Я это рассказала не для того, чтобы вас разлучить. Мне это ни к чему. А для того, чтобы ты хоть на секунду представила себя в шкуре Кирстен. – Она отошла на пару шагов. – Пока, Мадлен. Не держи на меня зла.

Я стояла и смотрела ей вслед. Что же происходит? Почему мне пытаются внушить, что Стайлз спал с Кирстен? Все сплетни, слова его матери, слова Мэг вихрем закрутились в моей голове. Я сделала то, что сказала мне Мэг: представила себя в шкуре Кирстен Адамс.

Мне нравится парень, и он спит со мной. Потом он влюбляется в мою одноклассницу (ибо в этом, я полностью была уверена), затем мне нравится его брат. Но ему на меня тоже наплевать. Мои полуобнаженные фото разлетаются по городу. Меня отсылают в закрытую школу, и я обнаруживаю, что беременна.

Я упустила то, как она пыталась меня отравить, но картина получилась впечатляющей. То есть достойной сожаления. Если бы только это не была Кирстен Адамс. Я не собираюсь ее жалеть. Я уверена, что она не беременна от моего Стайлза. Но в моей голове зародились сомнения в его словах.

Он любит меня. Без сомнения. Но возможно, он обманывал, что не спал с ней. Быть может, он был пьян, и ему стыдно было вспоминать. И он не желал этим делиться со мной.

Представив их вместе, мне стало больно. Я закинула сумку через плечо и пулей вылетела на улицу. Морозный воздух немного меня освежил. Как я устала от этих сплетен. Устала, что мне твердят, что я не для него. Меня травят, в прямом смысле этого слова. Жалеют. И постоянно говорят «правду». Только где она? Еще этой ночью, у меня не было ни капли сомнений, а теперь я поддалась.

Звонок мобильного телефона заставил меня вздрогнуть.

- Алло, - я не глядя, нажала «принять».

- Малышка, - любимый голос заполнил мое тело. Но сейчас, я хотела побыть одна. Не слушать его слова о любви, а просто подумать самой.

- Я забрал свой телефон. И еще… Макс пообещал мне, что съездит со мной в Бостон. Мы поговорим с Кирстен…

- Хватит! – неожиданно для себя, я крикнула в трубку. – Меня тошнит от этого имени.

- Мадлен, что случилось? Где ты?

- Стайлз, просто дай мне побыть одной.

- Скажи мне.

Я отключилась. Знаю, это глупо и по-детски, но я не могла себя заставить говорить с ним.


Выйдя из автобуса, я прошла по переулку, по которому слонялись бездомные кошки, и вышла на улицу, на которой жила. Возле дома, я сразу заметила машину Стайлза и напряглась.

Что ж, этого следовало ожидать.

Он стоял у двери и что-то говорил маме, которая внимательно его слушала. Увидев меня, он подбежал ко мне и протянул руку.

- Я беспокоился. Что случилось? Почему ты разозлилась?

- Прости. Я не хотела, но я хочу сейчас остаться одна.

- Я не понимаю.

- Мне просто нужно разобраться. Я устала.

- Ты бросаешь меня?

Его глаза потемнели.

- Нет. Конечно, нет. Просто мне нужно время. Это невыносимо.

- Мадлен. Тебе снова кто-то что-то сказал?

- Да, но это не важно.

- Это важно! – Он схватил меня за руку и попытался притянуть к себе, но я не поддалась.

- Я люблю тебя, - сказала я, - но я устала. Дай мне время.

- Время, на что? – Его голос стал хриплым.

- Просто… не знаю, просто время…

- Мадлен, - позвала мама. Видимо, все это время, она наблюдала за нами. – Тебе нужно в дом. Не стойте на улице.

- Я иду, мама.

Стайлз замер и посмотрел на меня. В его взгляде читалась мольба.

- Ты обещала не оставлять меня.

- Я и не оставляю.

Я опустила его руку, которая безвольно упала вдоль тела Стайлза. Мама открыла входную дверь и сказала:

- Я понимаю тебя, Стайлз. Разберись, в конце концов, с этим. Пойми, мне невыносимо видеть свою дочь такой.

Проходя мимо мамы, я обернулась. И прежде чем захлопнулась дверь, я увидела глаза Стайлза, наполненные болью.


Глава 19 – Стайлз.


- Сейчас, ты садишься в эту долбанную машину и едешь со мной!

Макс поднял на меня глаза, но ничего не ответил.

Мы стояли во дворе. Моя машина была припаркована возле дома, готовая к поездке. Мне было плевать на школу, в которую я не ходил уже три дня. Плевать на то, что моя мать устраивала истерики по этому поводу, угрожая забрать оттуда мои документы.

Сейчас, мне было жизненно необходимо вернуть Мадлен. Она сказала, что не оставит меня и что ей нужно время. Но меня это убивало. Я знаю, к чему, это может привести. И я должен поговорить с Кирстен. Точнее, мы. Я и Макс. Я расскажу ей правду о фотографиях, расскажу, что знал, о том, что она пыталась сделать с Мадлен. Мне надоело все это! Я хочу вернуть прежние отношения с любимой. Никто мне не запретит встречаться с ней. Мы будем вместе. Если только она сама этого будет хотеть так же, как и прежде. Потому что вчера я видел в глазах Мадлен неуверенность. Она верила мне, но не полностью.

Я должен с этим разобраться!


- Ты уверен, что это хорошая идея? – спросил Макс.

- Нет никаких идей. Давай просто все расскажем ей.

- Думаешь, она станет слушать?

- Макс, садись в машину, - сказал я, угрожающе. - Не трусь.

- Я не трус, - парировал он и сел в машину.


Через сорок минут, мы уже были в Бостоне.

Кирстен теперь училась в Частной школе КАТС Академи Бостон. На Вашингтон – стрит, я свернул на запад. Моя мать говорила, что «бедная девочка» проживает в жилом корпусе пригорода Роксбери, всего в двадцати минутах езды от главного учебного корпуса.

Пригород нас встретил прохладным прибрежным ветром.

- Давай перекусим, - предложил Макс.

- Лучше давай, поскорее с этим покончим, - ответил я раздраженно, следуя по маршруту, указанному в навигаторе.

- Мой желудок сводит. Давай хотя бы выпьем кофе.

Я вздохнул и остановил автомобиль возле первого попавшегося небольшого кафе. На его территории, бесились студенты, кидая друг в друга снежки. Внутри оказалось людно и довольно уютно. Мы заняли маленький столик у окна. В эту же секунду появилась официантка в забавной зеленой форме.

- Зеленый салат с курицей и чай со льдом, - глядя в меню, сказал Макс.

- Обычный «американо», пожалуйста.

Есть мне не хотелось совсем. Меня дико раздражало, что мы должны торчать здесь. Макс просто тянет время.

- Что ты ей скажешь? – спросил Макс, когда официантка ушла.

- Правду.

Макс сцепил пальцы за головой и тяжело вздохнул.

- Она ее знает.

- Знаю, что знает. Поэтому-то и хочу поговорить. Это не может так продолжаться.

- Именно, Стайлз. Правда выплывет все равно. Зачем тебе это нужно сейчас?

- Ты шутишь? – Я уставился на брата. – Дошло до того, что к Эрин приезжала моя мать. Она запрещает мне встречаться с Мадлен и нести ответственность за то, чего я не делал. Но делал ты. Так что, Макс, думаю, мы уже все обсудили.

Мы молчали. Официантка принесла наш заказ и я пил безвкусный кофе, пока Макс уплетал курицу. Возле барной стойки толпились школьники и громко обсуждали предстоящий поход в кино. Неожиданно, среди них промелькнуло знакомое лицо. Сначала, я заметил белокурые волосы, а затем, когда девушка повернулась ко мне лицом, я узнал Кирстен. Она сразу заметила меня и с ее губ сошла улыбка. Она казалась испуганной.

- Кажется впервые в жизни, ты выбрал удачное время и место, - сказал я, не глядя на Макса.

Он проследил за моим взглядом и развернулся. Когда Кирстен увидела Макса, ее глаза налились ненавистью, и она бросилась к выходу. Я моментально вскочил со стула и побежал за ней.

- Кирстен, стой.

Я схватил ее за руку, и она начала вырываться.

- Отпусти! Что вы здесь делаете?

- Мы приехали поговорить. Успокойся, пожалуйста.

Мне с трудом удавалось говорить с ней спокойно. Эта девчонка попортила мне жизнь.

- Нам не о чем говорить.

- Ты знаешь, что есть. Давай, сядь с нами и мы спокойно все обсудим.

- Я ухожу. Иду с друзьями в кино, - она нетерпеливо двинула подбородком в сторону толпы учеников, с интересом поглядывающих в нашу сторону.

- Кирстен, - стараясь сохранить самообладание, сказал я. - Сколько можно врать?

- Вы опозорили меня, - прошипела она.

- Ты чуть не убила Мадлен.

При этих словах, она замерла. Ее нижняя губа задрожала, еще чуть-чуть и она заплачет.

- Я не хотела… я

- Успокойся. Давай поговорим. Скажи друзьям, что не сможешь пойти. Я очень тебя прошу.

Она посмотрела на меня и медленно кивнула. Затем вернулась к новым друзьям и что-то им сказала, указывая пальцем на меня. Я оставался стоять у входа, боясь, что она сможет уйти. Но Кирстен, обняв темнокожую девушку и помахав остальным рукой, подошла ко мне.

- Покончим с этим, - сказала она.

Я выдвинул стул для Кирстен и она села напротив Макса. Он поднял голову и холодно на ее посмотрел. Я ткнул его локтем и сел рядом.

- Что вы хотите? – спросила Кирстен.

- Она еще спрашивает, - буркнул Макс.

- Кирстен, - начал я, - зачем ты лжешь о том, что беременна от меня? Наши родители тебе верят, и у меня проблемы. Но ты прекрасно понимаешь, что это ненадолго.

Она посмотрела на меня и поджала губы. Сегодня в ней не было ничего от той Кирстен, которую я знал. Она изменилась. Свои светлые волосы, Кирстен собрала в высокой хвост, макияж отсутствовал. Так она выглядела даже красивой и очень печальной. Но жалеть я ее не собирался.

- Вы опозорили меня. Чем-то опоили и сделали отвратительные фото, которые не видел только ленивый. Теперь, я вынуждена жить здесь в пансионе. Меня контролируют, никуда не отпускают. Сегодня редкий случай, когда мне можно было сходить в кино.

- Ты сама во всем виновата. – Макс поставил локти на стол и сцепил пальцы. – Ты отравила Мадлен и хотела сделать с ней тоже самое. Опозорить. Что она тебе сделала?

Кирстен мотала головой и не знала, что сказать.

- И это сделал я. Только я, - продолжал Макс, - ты это заслужила. И не думаю, что обучение в одной из самых престижных школ штата, можно назвать «наказанием». Теперь, даже находясь тут, ты продолжаешь распускать грязные сплетни. Врать, лить лживые слезы. Ты – дешевка Кирстен. Когда-нибудь, даже твои родители поймут, какая ты дрянь.

- Я беременна, - Кирстен начинает плакать, - беременна от тебя, урод.

- Ты лжешь, снова лжешь – качает головой Макс.

- Я ни с кем не была после тебя. Тогда…в моей машине… - слезы текут по ее лицу.

- Замолчи! – резко говорит Макс. – У тебя хватает наглости, использовать это в своих грязных целях. Уверен, что в другой бы ситуации, ты бы так же поплакалась папочке и тебе мигом сделали аборт. Без лишнего шума. Но нет, ты устроила целый спектакль.

- Еще скажи, что я забеременела специально.

Я протянул Кирстен салфетки и придвинулся к ней.

- Кирстен, - начал я, - все, что сейчас происходит, вся эта ситуация и наша вражда; я устал от этого. Я готов поверить, что ты не хотела травить Мадлен. Просто скажи, зачем ты это сделала?

Она подняла свои голубые глаза и прошлась взглядом по моему лицу.

- Я не знаю. Я злилась на нее. Ты ведь хотел быть со мной…

Я никогда этого не хотел, но вслух сказал:

- Пойми, я всегда ее любил. А ты и я – это просто та вещь, которой гордились бы наши родители и все. Но это не причина.

Она снова всхлипнула.

- В новогоднюю ночь, Макс вышел из комнаты и не сказал ни слова. Я чувствовала себя вещью. Потом увидела, как он улыбается Мадлен, как смотрит на нее. Я просто взбесилась…

- Зачем ты продолжаешь врать? Ведь правду все равно узнают, - уже в сотый раз, повторил я.

Кирстен вытерла слезы тыльной стороной руки.

- Ты ведь расстался с ней, так?

- Ты этого добивалась? Хотела отомстить?

Она кивнула.

- Мы не расстались, - продолжил я, - фото почти исчезли из сети, благодаря твоему отцу.

Эта история должна закончиться.

Кирстен пару раз моргнула, чтобы скрыть вновь подступившие слезы и, посмотрев на Макса, сказала:

- Я не сделаю аборт. Не надейся на это.

Он зло улыбнулся.

- Ты не понимаешь, что творишь. Когда родители узнают, что ребенок не Стайлза, они заставят тебя его сделать. Это ты понимаешь?

Она отчаянно замотала головой.

- Мои родители любят меня, они не поступят так со мной. Они меня любят, - повторяла она, - любят… не то, что твои.

Кулак Макса с грохотом опустился на стол.

- Ты ничего не знаешь обо мне! Заткнись!

Посетители стали оглядываться и шептаться, глядя на нас.

- Прекрати, - сказал я Максу.

Кирстен вздернула подбородок и встала, намереваясь уйти.

- Кирстен, - сказа я, и встал следом.

- Я сегодня же позвоню отцу, - еле слышно, прошептала она, - и расскажу ему все.

И немного помолчав, добавила:

- На этот раз, правду.

С этими словами, она, молча, развернулась на каблуках, и вышла из кафе.

- Черт, черт, черт.

Макс запустил пальцы в волосы и нервно хохотнул.

- Ну, я влип.

- Это точно, брат.

Мне нечего было ему сказать.

- Я покурю и позвоню. - Он встал и вышел за дверь.

Я рассчитался за еду и вышел следом. Макс ходил взад – вперед, беспрерывно вдыхая никотин.

- Едем домой? – спросил его я.

- Отвези меня к твоему отцу. Я останусь ненадолго в Бостоне.

- Зачем? – удивился я.

- Мне нужно о многом подумать. Не могу сейчас вернуться в Салем.

- Ладно, поехали.


Я понимал чувства Макса. И ему, действительно, есть о чем подумать. В восемнадцать стать отцом – это хреново, ничего не скажешь. Я ни чем не мог ему помочь.

Мне хотелось, поскорее вернуться домой. Увидеть лицо мамы, которая наконец-то, узнает правду. И вернуть прежние отношения с моей Мадлен.


Глава 20 – Мадлен.


- Рэйчел хочет примирения. А я даже не знала, что мы были типа в ссоре.

Бритт складывала учебники в свою сумку. Сегодня, после школы, мы приехали ко мне и сделали вместе домашнюю работу. Бритт помогла мне с тестом по биологии, который я намеренно пропустила.

- Это здорово, - совсем не весело, сказала я.

- Вы еще вместе? – резко сменив тему, спросила Бритт. - Ты и Стайлз. Потому что, мне с трудом верится, что болтают в школе.

- Да, - выдавила я, - просто он разбирается с этим.

Это было правдой. Стайлз не звонил мне, а я ему. Но я знаю как ему сейчас плохо. Я поступила не лучшим образом, попросив дать мне время. Я должна быть рядом и поддерживать его, но вместо этого струсила и опустила руки. Мама была права, когда говорила, что будет сложно. И вот уже перед какими-то нелепыми сплетнями, я спасовала. Отчаянно, пытаясь найти себе оправдания, я сходила с ума и не выпускала из рук телефон, надеясь, что он позвонит или напишет. Хотя первой должна это сделать, именно я. Ведь это я попросила время.

Какая же я дура!

- Ты меня слышишь? – Бритт щелкнула двумя пальцами перед моим лицом, выводя меня из временного транса.

- Прости, задумалась, - я тряхнула головой.

- Я говорю, Рэйчел хочет встретиться у «Джимми Джонса». Мы с Беном сегодня едем к его родителям в Сомервилл, так что я пас.

Отношения Бриттани и Бена плавно переходят на новый уровень. Я счастлива за них. Они – самые настоящие друзья.

- Не знаю, - вздохнула я. - Почему-то не хочется.

- Брось, Мадлен, - Бритт спрятала свои черные волосы под забавную красную шапку с крольичими ушами, - беги, оденься, я подброшу тебя. Тем более, наша подружка – истеричка снова устроит нам бойкот, если хоть одна из нас не появится.

- Уговорила.

Я спихнула с кухонного стола учебники в рюкзак и побежала наверх. Спутанные волосы я собрала в хвост. Постояв минуту перед шкафом, я залезла в теплые колготки и серое клетчатое платье, которое подарил мне Джош на Рождество. Зная мой обыденный вкус, его выбирала мама.


Остановившись возле сэндвичной «Джимми Джонс» на Лаффайет – стрит, Бритт клюнула меня в щеку и, пожелав удачи, укатила на машине Бена.

На парковочных местах, я не заметила пикапа Рэйчел, но все равно вошла внутрь, так как было очень холодно. Внутри меня встретили улыбающиеся хостес и, предупредив их, что буду не одна, я заняла столик у витражного окна и стала терпеливо ждать. Не успела я взять телефон в руки, чтобы набрать Рэй, как она собственной персоной, буквально забежала в кафе. Следом за ней шел Стив Прайс.

- Отстань, Стив. Ты говоришь полную чушь, - ругалась она.

- Говорю тебе, мне сказали надежные люди…

Они заметили меня, и подошли к столику.

- Он, - Рэйчел указала пальцем на Стива, - преследует меня от самой школы.

Светло-русые волосы Рэйчел разбавлены черными прядями. Выглядело очень эффектно, и Стивен не мог отвести от нее глаз. На моем лице появилась широкая улыбка. Я уверенна, все их стычки и ссоры – всего лишь прелюдия. Рэйчел зациклилась на Ките, но она плохо, а точнее, совсем не знает Стива, считая его гавнюком. Мое же мнение о нем давно изменилось.

- Она мне не верит, - пробурчал Стив, плюхнувшись в кресло, рядом со мной.

- Что у вас опять? – спросила я.

- Он…

- Кит толкает наркоту, - перебил Стив Рэйчел, - я это знаю точно. Скажи своей подруге, чтобы держалась от него подальше.

- Какое тебе дело вообще? – возмутилась Рэй. - Вообще-то, мы вместе работаем.

- Это одно, а встречаться с ним – совсем другое.

- Вы только послушайте его. Мадлен, скажи лучшему другу своего парня, чтобы он отвалил от меня. Я его сюда не приглашала.

Рэй встала и пошла в сторону туалета.

- Откуда ты это знаешь, Стив? – спросила я его спокойно. На самом деле, мне с трудом в это верилось.

- Мне сказали ребята. На той нашей вечеринке, он толкал таблетки. Многие это видели. Еще и цены загибал.

- Я не хочу его защищать, но возможно этим он просто зарабатывает на жизнь. Вряд ли, работая баристой, можно накопить себе на колледж. А именно этого, Стив и хочет. Он не похож на наркомана.

Стив вздохнул.

- Да мне плевать, Мадлен. Пусть подрабатывает хоть проституцией, это его личное дело. Но если его загребут, у Рэйчел тоже могут быть проблемы.

Об этом, я не задумывалась. У нас уже вышла ссора из-за Кита, и сегодня, своего рода, было примирение. Не представляю, как она отреагирует, если я встану на сторону Стива.

- Я постараюсь с ней поговорить.

Стив кивнул и посмотрел на меня.

- Как ты вообще? Я звонил сегодня Стайлзу, звал вас на вечеринку, но он ответил что-то неопределенно. Эта сумасшедшая история доконает вас. Не ведись на провокации, Мадлен.

Я грустно улыбнулась.

- Мы стараемся, Стив. Я верю ему. Просто мне хочется немного побыть с друзьями.

Он снова понимающе кивнул и спросил:

- Кирстен правда беременна от Макса?

- Не знаю. Надеюсь, что это не так.

Вернулась улыбающаяся Рэй и сказала, что через несколько минут приедет Кит.

- Только не смей говорить ему эти глупости, - обратилась она к Стиву. - Раз уж ты здесь, не порти нам настроение.

Стив закатил глаза и пошел за напитками и закуской.

- Мир? – Протянула мне руку Рэй.

- Мир. – Я пожала ее.

- Я скучала по тебе. Прости меня, я была неправа.

- Все хорошо. Я бы тоже взбесилась.

- Как у вас со Стайлзом?

Это вопрос я слышу постоянно.

- Все хорошо. Мы не обращаем внимания на сплетни.

- Почему он не с тобой?

- Он с Максом. Есть вероятность, что Кирстен беременна от него, так что…

- Кошмар какой-то.

- Да.

Стив вернулся с пивом и картошкой фри.

- Как тебе продали? – спросила Рэйчел.

Стив не ответил. Он смотрел в окно и его брови сошлись на переносице.

Мы посмотрели туда же и увидели Кита, выходящего из черного джипа «Коммандера».

- Ну и на что он купил такую тачку? – Как бы ответом на свои ранее заявления, пробормотал Стив.

- Он работает, - защищаясь, говорит Рэй, - и обменял старую машину на эту.

- Конечно-конечно.

- Привет, ребята.

Кит уже показался внутри и стряхивал с темных волос снег. Он был бодр и весел, каким редко бывал. Рэйчел сразу подскочила к Киту и впилась ему в губы. Стив, громко сглотнув, отвернулся, а Кит не закрывая глаз, смотрел на меня.

Я повернулась к Стиву и спросила его:

- Ты говорил о какой-то вечеринке?

- Кстати, да, - оживился он. - Дневная вечеринка у Мэтта.

- У Мэтта? – переспросил Кит, садясь напротив нас. - Ему мало той шумихи?

- Это не его вина, - почти грубо, ответил Стив. - Тем более, народу будет мало. Поедешь?

Он посмотрел на меня умоляюще.

- Нет, Стив. Сомневаюсь, что мне будет там комфортно. Тем более, без Стайлза.

- Да ладно, Мадлен. Забей на всех. Я обещаю, что лично отвезу тебя домой, когда захочешь.

- Ага, пока не напьется, - злорадно, сказала Рэй. - Тогда у тебя в запасе всего минут двадцать, подруга.

- Рэйчел, прекрати, - сказала я.

- Обещаю, - не обращая на нее внимания, повторил Стив.

- Хорошо, - сдалась я, - но максимум на час.

- Отлично! – Стив хлопнул в ладоши. – Тогда по машинам?

- Мы тоже приглашены? – спросила Рэй.

- Если хотите, - махнул рукой Стив.

- Я не против, - сказал Кит.

- Но мы же хотели тихо посидеть здесь, - заныла Рэйчел.

- Ну, если хочешь, - неуверенно пробормотал Кит.

Рэйчел вздохнула и встала.

- Хорошо. Давайте повеселимся, - с наигранным энтузиазмом, сказала она.

Я села в «мустанг» Стива. Почему-то я не очень комфортно себя чувствовала наедине с Китом и Рей.

Так не должно быть. Рэйчел – моя первая подруга, которая появилась в моей жизни. И теперь из-за Кита, между нами какая-то отчужденность. Несмотря на то, что мы помирились, я чувствовала, что что-то не так.


У Мэтта, действительно было совсем мало народу. Человек пятнадцать не больше. Учитывая, какие вечеринки они со Стивом умеют закатывать, пятнадцать человек – это были милые посиделки.

Через двадцать минут, мне стало скучно. Парни играли в X-box, а девчонки сплетничали на кухне. Естественно, ни то, ни другое меня не устраивало. Теребя в руках телефон, я решилась позвонить Стайлзу. Спросив у Мэтта, какую свободную комнату я могу занять для разговора, я быстро поднялась наверх и закрылась в спальне его родителей.

Все еще не решаясь набрать номер, я мерила шагами, покрашенную в постельные тона, спальню. Ну почему, я просто не могу позвонить ему и сказать, что я дура. Сказать, что очень его люблю и скучаю. И что…

Я не успела додумать свою мысль, как дверь спальни открылась и показалась голова Кита.

- Ты здесь, - просто сказал он.

- Эм… да я здесь. Что такое, Кит? Я собиралась поговорить по телефону.

- Извини, я не задержу тебя.

Он вошел в комнату и прикрыл дверь.

- Где Стайлз?

Я удивленно подняла брови.

- Он занят, а что?

- Не стоит оставлять тебя одну. У него странные друзья.

Он подошел ближе и посмотрел мне в глаза.

- Ты не должна быть одна, Мадлен.

- Он не оставлял меня. Все хорошо, Кит.

- Я слышал, как эти тупые школьницы обсуждали тебя на кухне.

Я этого ожидала, но все равно мне стало неловко перед Китом.


- Мне все равно, - как можно увереннее, сказала я.

Кит сделал еще пару шагов, в направлении меня.

- Они говорили, что Стайлз отец ребенка кокой-то богатенькой шлюхи.

- Это неправда! Ты не должен их слушать.

- А он не должен так поступать с тобой! Мадлен, богатенькие детишки все такие. Он обманывает тебя или использует. Нам не место среди них.

Опять.

Опять, меня учат и указывают. Жалеют и объясняют.

- Зачем ты пришел? – спросила я его, - Рэйчел будет недовольна. Я не хочу вновь с ней ссориться.

Глаза Кита стали темнее. Из ярко-зеленого, они превратились в болотного цвета омуты.

- Я назвал Рэй твоим именем, когда трахал ее.

Эти грубые слова поразили меня.

- Не говори так, Кит. Я очень хорошо к тебе отношусь. Чтобы там не произошло, я не хочу быть к этому причастной.

- Но ты причастна! – крикнул он. – Мне нравишься ты, Мадлен. Мне не нужна Рэйчел.

Я замотала головой, закрывая уши руками.

- Замолчи, замолчи.

- Каждый раз, когда она подо мной, я вижу тебя.

- Ты - ненормальный.

- Возможно. Но ты должна быть со мной.

- Не тебе указывать, что я должна.

Я направилась к двери, но он перехватил меня и прижал к себе, с силой сжимая мои запястья.

- Не уходи, - шептал он мне в ухо, - не думай о них. Думай о нас.

- Нет никаких «нас», Кит! Ты делаешь мне больно, Отпус…

Я не успела договорить, как он накрыл мой рот своим. Он с силой вторгся своим языком, яростно и безжалостно меня целуя.

Я не могла сдвинуться и пошевелиться. Он прижал меня ближе к себе, вырывая телефон из моих рук. Я услышала стук и поняла, что он откинул мой телефон куда-то в сторону. Кит начал толкать меня и через пару секунд, я почувствовала под собой кровать. Я стала вырываться и пинать его ногами. Но мои попытки были тщетны. Кит был очень высок и силен. Он полностью навалился на меня и придавил своим телом к кровати.

- Мадлен, пожалуйста, позволь мне тебя коснуться, - хрипя, говорил он. - Ты нужна мне…

Одна его рука поползла мне под юбку. Он сумасшедший, если думает, что изнасилует меня в доме, переполненном людей.

Я хотела закричать, но он снова поцеловал меня. Я мотала головой и старалась укусить его, но у меня ничего не получалось. Я была такой слабой. Слезы застилали мне глаза, но я не переставала сопротивляться. Рука Кита уже была на моих трусиках и медленно опускалась по внутренней стороне моего бедра.

- Нет… пожалуйста

Он проглатывал мои слова, продолжая целовать.

Вдруг я услышала резкий звук и голос.

- Ах, ты сволочь!

И через секунду, я оказалась свободной. Соскочив с кровати, я стала поправлять одежду. Стив и Кит валялись на полу. Ко мне подбежала заплаканная Рэйчел и стала гладить по мокрым щекам.

- Боже мой…боже мой…, - словно в бреду шептала она. - Как он мог? Господи, Мадлен, что он сделал?

Я покачала головой, не находя сил ответить.

В комнату забежал Мэтт и помог Стиву скрутить Кита.

- Что случилось? – испуганно, спросил он.

- Этот наркодилер пытался изнасиловать Мадлен, - вставая на ноги, ответил Стив.

- Что? – Метт тряхнул светлыми кудрями. – Он что самоубийца? В моем доме? Среди белого дня? Псих.

Он с силой пнул Кита, который лежал на полу. Из его носа текла кровь. Он что-то говорил, но я не слышала. Меня трясло от шока. Хотелось разрыдаться, чтобы стало легче, но я держалась. Стив посмотрел на меня и подошел.

- Я отвезу тебя домой, Мадлен.

Он протянул руку, и я в нее вцепилась.

- Придержи его Мэтт. Я отвезу Мадлен, и мы с ним разберемся.

Я шла как во сне. Стив сказал что-то парням, которые яростно что-то крича, стали бегать по дому, и не отпуская моей руки, он вывел меня на улицу. Я залезла в машину. Рэйчел ничего не говоря, положила мне на колени мою куртку и пристегнула ремень.

- Ты едешь? – спросил ее Стив.

- Я должна поговорить с ним, - вытирая лицо, сказала она.

- Да ты чокнутая! – крикнул Стив. – Ты же видела! О чем с ним говорить?

- Отвези Мадлен. Я буду ждать тебя здесь.

Стива эти слова успокоили. Он, молча сел в машину и завел мотор.

- Сейчас, я отвезу тебя и поеду за Стайлзом.

При этих словах, я очнулась.

- Не нужно, Стив. Пожалуйста. У него итак, достаточно проблем. Ты можешь разобраться с этим сам?

- Я-то могу, Мадлен. Но ты не права. Если бы мою девушку пытались изнасиловать, а мой лучший друг промолчал об этом, я бы его убил. Но главное не это. Стайлз должен знать. Я еду за ним и точка.

Я не стала спорить и смирилась с неизбежным. Нас снова затягивает в водоворот интриг, скандалов и теперь еще и драк.

Когда нас оставят в покое? Когда у нас все будет хорошо?


***


Стив умчался, а я ходила по пустому дому и не знала, что делать. А собственно, что мне делать? Я хотела позвонить Стайлзу, но мой телефон остался где-то в доме Мэтта. Маме уж точно я звонить не собиралась. Я расскажу ей, позже.

Я знала, что Стайлз первым делом, приедет ко мне. Он убедится, что я в порядке и разберется с Китом.

Руки ужасно саднили. Я задрала рукава платья и посмотрела на них. Запястья покрывали багровые отметины от его пальцев. Внезапно вспомнив, все, что произошло, я побежала в ванную. Меня выворачивало наизнанку. Тошнота не отступала еще пару минут. Ополоснув лицо, я спустилась вниз. Айк поскуливал и преданно смотрел на меня. Я погладила его по гладкой шерсти и присела на корточки рядом с ним.

Послышался скрип шин по асфальту. Было очевидно, что машина мчится с бешенной скоростью. Айк навострил уши. Я побежала к двери, ожидая, что увижу Стайлза. Открыв двери, я не успела их вовремя прикрыть. Айк оттолкнул меня и выскочил наружу беспрерывно лая.

- Айк! Быстро в дом! – на бегу, кричала я.

Он уже делал так: выскакивал на дорогу и облаивал проезжающую машину. И только чудом его не сбивали.

Я не успела об этом подумать. Я не успела вовремя понять, что это машина не Стайлза.

- Я любил тебя!

Эти слова я услышала, прежде чем, огромный черный джип, скрипя шинами, со всей скорости врезался в тело моей собаки, оставляя на снегу кровавые пятна.


***


Кажется, я кричала. Но не слышала своего голоса. Я лишь слышала отвратительный звук удара.

Потрясение было настолько сильным, что я рухнула на землю и на четвереньках ползла к Айку, который лежал, тихонько вздрагивая около подъездной дорожки у дома Джоша.

Кажется, вышел он сам. Я помню его руки. Но я отталкивала его и снова кричала. Я держала на руках мягкое тело моего лучшего друга и плакала. Его глаза были открыты. Всего секунду, я чувствовала дыхание. Потом он затих.


***

Три года назад я возвращалась со школы домой, всхлипывая от обиды. Микки Бакер назвала меня «оборванкой» из-за того, что на моих кедах была заплатка. Меня переполняло чувство обиды и унижения. Я шла домой и, стараясь не плакать, думала о том хорошем, которого было мало в моей жизни. Мой брат обещал мне новый выпуск комикса «Эра Альтрона». Выпуск был ограничен, но Марк сказал, что знает, где и как его достать. Мама ругалась, зная как, он его достанет, но мне было все равно.

Забыв о Микке, я забежала в наш старый дом. Обои отклеились во многих местах и болтались. Шаркая старыми кедами, я прошлась по трем комнатам, пока не зашла в ванную, и не обнаружила там Марка. Он лежал на спине под раковиной и улыбался. Я думала, он шутит. Опустившись на колени рядом с ним, я подставила ладонь к его носу. Но ничего не произошло. Моя ладонь не почувствовала слабого ветерка, который должен был выходить из носа. Потом я коснулась его руки. Она оказалась холодной как лед.

Он был мертв.

Я не испугалась. Я встала на ноги и прошла в другую комнату. Там на пошарканном старом столе, лежал комикс. Я улыбнулась и схватила его в руки. Затем вернулась в ванную и уселась рядом с Марком, и стала читать ему с первой страницы, изображая персонажей.

Мне не было больно. Я просто чувствовала пустоту.

Сейчас, мне было больно. Я чувствовала потерю.

Он убил моего друга.

Безжалостно переехав того, кто всегда был верен мне.

Я не представляла свою жизнь без этой собаки. И теперь его не стало.


Дальнейшее, я помню с трудом.

Джош отнес меня домой. Приехала мама и долго плакала на кухне. Я видела Стайлза, который вытирал мне слезы и плакал сам. Потом меня одевала мама, и мы ехали куда-то. Джош и Стайлз копали яму, а я сидела неподвижно, обнимая деревянный ящик. Земля была мерзлой, и на это ушло много времени. Я снова плакала, когда меня оторвали от ящика и опустили его в землю.

Во сне я видела Стайлза. Он смеялся и говорил, что Айк жив, что они с Ханной просто гуляют по парку, а мне приснился кошмар. Проснувшись среди ночи, я увидела прямо перед собой Стайлза. Мы лежали на диване в нашей гостиной. Он нежно гладил меня по голове и шептал о том, что все будет хорошо, и что он очень сильно меня любит.

Утром, его уже не было.


Глава 21 – Стайлз.


Одиночные камеры хороши тем, что тебя не достают проститутки и возможность подцепить что-нибудь, минимальна.

Это я слышал в кино.

На самом деле, в камере я впервые. Меня вообще арестовали впервые.


Когда приехал Стив, я разговаривал с отцом по телефону. Он уже знал всю правду о Кирстен от Макса, и обещал, что все наладится. Он поговорит с матерью, и она оставит нас с Мадлен в покое. Я был очень ему благодарен за это. Макс напивался где-то в одном из бостонских баров, и я лишь молился о том, чтобы он не вляпался куда-нибудь. Он уже по уши в дерьме.

То, что я услышал от Стива, не укладывалось в голове.

Кит.

Мадлен.

Он трогал ее. Он пытался ее изнасиловать.

Пока я бежал к своей машине, я разбил несколько ваз. Мой разум был полностью затуманен гневом. На улице Стив догнал меня и прижал к стене.

- Ты сейчас нужен ей. Поезжай. Она одна. Мы не спустим с него глаз.

Стив прав. Я нужен ей.

Кита я убью позже.

Пока я мчался к Мадлен, Стив позвонил и сказал, что эта сволочь сбежал от парней. Я бешено колотил по рулю. Как эти придурки умудрились упустить одного человека?

Выехав на улицу, на которой жила Мадлен, я увидел ее всю в крови, сидящей на земле. Их сосед Джош что-то говорил ей и пытался поднять с холодной земли. Но она не реагировала. Она прижимала к себе что-то большое и мохнатое. Лишь подъехав ближе, я понял, что она держит мертвое тело Айка.

Джош сказал, что его сбил какой-то парень на джипе. Собрались соседи, Джош позвонил Эрин и она сразу примчалась домой.

Нам с трудом удалось забрать тело Айка у Мадлен и занести ее в дом.

Все происходило быстро. Джош принес старый ящик, в который мы бережно уложили Айка. И пока мы хоронили его, я молчал. Молчал о том, что случилось с Мадлен до этого.

Ближе к ночи, мне позвонил Стив. Они узнали, где он живет. И что сейчас он дома.

- Этот наркоман даже не собирается сбегать.

- Я буду утром. Он сбил собаку Мадлен, и я должен быть здесь. Сможешь последить за ним?

- Без проблем, друг.

Я сразу понял, что Айка сбил Кит. Эрин просила рассказать и Мадлен невнятно, сквозь слезы говорила его имя. Когда, она заснула на диване, я рассказал Джошу и Эрин, что случилось.

У Эрин началась истерика, и она хотела немедленно вызвать полицию. Но мы с Джошем уговорили ее отложить до утра, так как Мадлен нужна была хотя бы спокойная ночь, после всего, что ей пришлось пережить за этот короткий день. Она неохотно согласилась и позволила мне остаться с ней.

Мадлен спала беспокойно: то смеялась, то плакала. Под утро, она успокоилась. Я поцеловал любимую и отправился туда, где ждал меня Стив.


Подъехав к обветшалому жилому комплексу, я сразу заметил «мустанг» Стива, припаркованного в переулке возле мусорных баков. Улица была совершенно пуста, так как не было и шести утра. Стив храпел с открытым ртом, откинув голову на сиденье. Услышав мои шаги, он мигом подскочил.

- Я не сплю, не сплю.

- Ты просидел здесь всю ночь? – спросил я.

- Нет, я сменил Мэтта в три часа.

Меня накрыла волна огромной благодарности. Это настоящие друзья.

- Третий этаж. Квартира В13. Мы поспрашивали пьяных соседей. Ты уверен, Стайлз? Вдруг у него пушка?

Я покачал головой.

- Спасибо, Стив. Я никогда этого не говорил и даже не показывал, и к своему стыду, только сейчас понял, что ты все это время, был мне настоящим другом.

Стив смущенно улыбнулся.

- Я был не лучше. Приплетал тебе какие-то нелепые «победы», хотя знал, что ты кроме Мадлен никого не видишь. Наверное, я это делал, чтобы не казаться козлом на твоем фоне.

- Ты не козел, Стив. Каковы твои шансы с Рэйчел? Не думай, что я не знаю.

- Она мне благодарна. И пока мне этого достаточно.

- Она увидит настоящего тебя, не сомневайся.

Стив снова улыбнулся.

- Ну, все хватит. Иди уже. Такое ощущение, что мы прощаемся.

- Скорее всего, так и есть, - сказал я, глядя на дом, в котором находился мой враг. - Потому что, после этого, я точно окажусь за решеткой.


***


Так и вышло.

Я бил его и бил. Он даже не пытался сопротивляться, потому что был пьян. Мои руки были полностью в крови, но жажда мести не проходила.

Кажется, Кит жил не один, так как после нескольких ударов на шум прибежал какой-то хилый парень, и запищала девчонка. Парня я откинул и продолжил молотить Кита. Я нал, что неправильно поступаю. Знал, что есть закон, который непременно его накажет. Но остановиться просто не мог. Перед глазами стояли синяки Мадлен, ее слезы, мертвое окровавленное тело Айка…

Послышались звуки сирен. Парень или девушка вызвали копов.

И вот я за решеткой.


- Мерлоу.

Перед камерой появился дежурный.

- Отпущен под залог.

Щелкнул замок, и дверь со скрипом открылась. Мне вернули телефон и бумажник. Больше ничего у меня с собой не было. Стив отогнал мою машину подальше, когда я вошел в дом. Мы договорились, что если мне не удастся сбежать от полиции, он угонит мою машину домой и сообщит о случившемся родителям.

Выйдя из полицейского участка, я сразу увидел Макса. Он стоял, облокотившись на мою машину, и курил. Увидев меня, он расплылся в своей привычной ухмылке.

- Вот и наш хороший мальчик. Со мной, конечно, всякое бывало, но больше двух часов, я за решеткой не сидел.

Я просидел сутки.

- Отец решил меня немного проучить? – спросил я Макса.

Он кивнул.

- Залог был внесен сразу же. Еще вчера.

- Ясно. Как там дело с Китом?

- Пара сломанных ребер и швы. Он арестован. И если за убийство собаки, ему ничего не светит, то за попытку изнасилования, его упекут надолго. Плюс в его доме нашли кучу травки и таблеток.

Я вздохнул и подставил лицо под лучи солнца. Такое ощущение, что я просидел там месяц.

- Тебе ничего не будет, не волнуйся, - сказал Макс.

Это я знал. Отец наймет хорошего адвоката и мне найдут тысячу оправданий.

- Меня это не волнует. Ты был у Мадлен? Как она?

- Она дала показания и с нее сняли следы побоев. Все хорошо. Но она сходит с ума от того, что ты сделал.

Я опустил голову.

- Ты рассказал Эрин?

Для меня было важным, чтобы Эрин не сомневалась в том, что я не обманывал ее дочь.

Макс выкинул окурок в мусорный контейнер и закурил снова.

- Да, - ответил Макс, выпуская облако дыма. - И знаешь, что она сказала?

- Что?

- «Слава Богу»!

Я невольно улыбнулся.

- Что ты собираешься делать, брат?

- Не спрашивай меня об этом Стайлз. Потому что я не знаю ответа.

- Хорошо. Но знай, что я всегда помогу тебе, чтобы ты не решил.

- Я это знаю.

Мы посмотрели другу в глаза, и Макс нервно дернулся, выкидывая очередной окурок.

- Ладно, - сказал он, - рыцаря в сияющих доспехах ждет его прекрасная дама.

Я послал ему улыбку, и покачал головой.

- Сначала, мне нужно кое-что сделать. Это просто необходимо.

- Да, - подтвердил Макс. – Тебе нужно помыться. От тебя ужасно воняет.


***


Подъехав к дому Мадлен и Эрин, я еще раз посмотрелся в зеркало. Царапины и синяки, конечно же, никуда не исчезли. Обе мои руки были перебинтованы, так как на них почти не было живого места.

- Готова?

Я повернулся и посмотрел на Ханну. Она закивала головой и я нахмурился.

- Готова? – повторил я вопрос.

- Да, - твердо ответила сестра.

- Умница.

Я вышел из машины и открыл заднюю дверь. Ханна спрыгнула с сиденья и взяла небольшой сверток в руки.

- Не урони, - предупредил я.

Эрин нас встретила улыбкой. Она поцеловала Ханну и крепко обняла меня.

- Она давно ждет тебя, Стайлз. Что же ты наделал?

Она смотрела на мое лицо и руки, и в ее глазах наворачивались слезы.

- Все хорошо, Эрин. Правда. Наконец-то все хорошо.

Она смахнула слезы и кивнула.

- Она на кухне.

Мы с Ханной прошли на кухню и увидели Мадлен, сидящую на высоком стуле. Она сидела к нам спиной и смотрела в сад, кутаясь в клетчатое стеганое одеяло. Ее прекрасные волосы струились по спинке стула.

Я могу представить, что она испытывает сейчас. Я это тоже почувствовал, когда заходя в дом, не услышал радостного лая Айка.

Мадлен повернулась на звук наших шагов. В ее глазах я увидел все: боль, печаль, облегчение, радость и любовь.


Глава 22 – Мадлен.


Стайлз подошел ко мне и нежно провел перебинтованной рукой по моей щеке. Мне сразу стало спокойно.

Он рядом.

Я немного злилась на него из-за того, что он не сразу приехал ко мне. Я так ждала и волновалась. Он жестоко избил Кита, и его посадили за решетку. Я знала, да и Макс уверял меня, что его отпустят и обвинения снимут. Но я все равно не находила себе места.

Мама была в истерике, узнав от Стайлза, что Кит пытался изнасиловать меня. И после этого, он еще и убил Айка. Мысль об этом причиняла мне самую страшную боль.

В полиции я дала показания. Со мной были Стив и Рэйчел. Слушание было назначено. В полиции мы и узнали о том, что сделал Стайлз.

Я не скажу, что была рада этому. И не скажу, что огорчена. Я просто испугалась за него. Он был мне нужен как никогда.


И теперь, Стайлз стоит передо мной и смотрит виноватым взглядом.

- Я люблю тебя, Мадлен. Ты – мой мир.

- А ты – мой. Скажи, что мы не расстанемся.

- Мы не расстанемся, - прошептал он, - никогда.

Он наклонился, и я поцеловала его в разбитые губы.

- Ханна, - позвал Стайлз, - иди сюда, принцесса.

Ханна подошла ко мне, смущенно улыбаясь. Я улыбнулась ей в ответ и наклонилась обнять, но что-то в ее руках зашевелилось.


Стайлз расплылся в улыбке и кивнул Ханне. Она приоткрыла край небольшого тряпичного лоскутка, и я зажала рот, чтобы не закричать от неожиданности.

- Это Айк, - милым голоском, сказала Ханна, - теперь он твой новый друг и будет жить с тобой.

Мое сердце забилось быстрее, и из глаз брызнули слезы. Стайлз вытирал их и целовал мои волосы.

Я не знала что больше сейчас из происходящего, рвало мою душу и сердце от счастья: твердый голосок Ханны, которым она сказала мне целое предложение или маленький комочек, так похожий на погибшего Айка, лежавший у нее в руках.


***


Остается только гадать, что еще ждет нас впереди. Какие испытания нам приготовила судьба. Но я знаю одно: он всегда будет рядом.

«Без тебя, я даже дышать не могу. Держи мою руку и никогда не отпускай».

И я не отпущу.

Никогда не отпущу.

В детстве, мы невинны, в юности – глупы. Когда станем взрослыми, мы сами выберем, какими нам быть.

И мы сделаем это вместе.


Конец.


Плейлист:


One Direction – «Diana»

One Direction – «Perfect»

Nazareth – «Love Hurts»

Like A Storm – «Ordinary»

Al Bano feat. Romina Power – «Felicita»

Michael Jackson «Dirty Diana»

Sex Pistols – «Rock’n’Roll Qeen»

Young Guns – «Rising Up»

Guns N’ Roses – «Sweet Child O’ Mine»

Katy Perry – «The One That Got Away»

X-Ambassadors – «Gorgeous»

One Direction – «Last First Kiss»

Cold – «Emily»

Stereophonics – «You’re My Star»

One Direction – «Love You Goodbye».



home | my bookshelf | | Невинные |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу