Book: Лисичка



Лисичка

Татьяна Романова

Лисичка

Глава 1

Россия, 1813 год.

Долли Черкасская выбрала свободу. Желание жить самостоятельно, занимаясь любимым делом, давно жило в душе княжны, но постепенно мысль о том, что это — осуществимо, все чаще стала приходить ей в голову, а сегодня девушка приняла окончательное решение, как будет действовать. Отбросив последние сомнения, Долли дала себе слово уговорить родных пойти навстречу ее мечтам и теперь, когда она летела на темно-рыжем английском жеребце среди необъятных полей Ратманова, она была очень счастлива.

Уже прошло почти три месяца с того дня, как, получив известие, что их брат Алексей жив и Ратманово по-прежнему принадлежит ему, сестры Черкасские вместе с тетушками вернулись в имение. Но душа девушки до сих пор пела от радости, когда она утром открывала глаза и видела милую обстановку своей комнаты, когда бежала по гулким залам и лестницам дома или гуляла в парке имения, которое привыкла считать родным.

Пока были живы их родители, княжны жили в подмосковном поместье семьи — Марфино. Долли было всего десять лет, когда их отец, светлейший князь Николай Никитич Черкасский погиб на охоте, упав с лошади, а их нежная матушка, княгиня Ольга, обожавшая мужа, не смогла пережить свалившуюся беду и через несколько дней ушла вслед за любимым. Тогда, семь лет назад, бабушка Анастасия Илларионовна забрала четырех осиротевших сестер и привезла в Ратманово, свое огромное имение на юге России.

Бабушка любила это поместье больше всех остальных. Унаследовав его от своего отца, у которого была единственным обожаемым ребенком, Анастасия Илларионовна обустраивала Ратманово всю жизнь, создав среди южнорусских равнин настоящее чудо. Большой барский дом правильнее было бы назвать дворцом. Его построил столичный архитектор Растрелли, приглашенный светлейшей княгиней в Ратманово на излете своей великой славы после смерти главной заказчицы — императрицы Елизаветы Петровны. Дом, украшенный изящной полукруглой колоннадой, величественно возвышался на высоком искусственном холме, густо засеянном всегда низко скошенной яркой травой. Позади него пестрые цветники, обрамленные старыми липовыми аллеями, спускались к пруду, за которым начиналась роща, отделявшая парк от большого села с аккуратными белеными домами, большой школой и красивой церковью в честь Святителя Николая Чудотворца.

Княжна плохо помнила, как они сюда приехали, хотя тогда уже была довольно большой девочкой. Ее подсознательная тяга к жизни была так велика, что Долли, сама не отдавая себе в этом отчета, не хотела вспоминать раннее детство и горе после смерти родителей. Как растение, пересаженное с одного места на другое, девочка начала вести отсчет своей жизни с того лета, когда впервые пробежала по саду Ратманова. Она увидела большую иву, склонившуюся над прудом, и найдя толстую ветку, со всех сторон закрытую плакучими ветвями, залезла на нее и решила, что это — ее личная крепость. И тогда Долли впервые подумала, что пока она будет жить здесь, с ней никогда ничего плохого не случится.

И, действительно, пока она жила в Ратманове, княжна всегда чувствовала себя счастливой. Даже горе здесь переносилось легче, как будто теплый южный воздух окутывал их ласковым коконом, и печаль постепенно уходила. Так случилось, когда пять лет назад умерла их любимая бабушка. Но с ними всегда был старший брат Алексей, души не чаявший в своих сестрах, и графиня Евдокия Михайловна Апраксина, кузина старой княгини, которую дети считали тетушкой, приехавшая помогать воспитывать княжон. Тогда, сплотившись после смерти Анастасии Илларионовны, сестры пережили свое горе, а теплое, уютное Ратманово помогло им в этом и открыло дорогу дальше в безмятежную, радостную юность.

Поэтому таким катастрофическим было для тетушки и княжон сообщение о том, что Алексей погиб под Бородино. Известие привез в дом их дядя, брат отца, светлейший князь Василий Никитич Черкасский. Девочки никогда не любили дядю, и даже побаивались его, чутко, как все дети, реагируя на тяжелый взгляд и холодное, лишенное даже намека на доброту, поведение. Но то, как повел себя князь Василий в то ужасное утро в конце сентября прошлого года, было настолько бесчеловечно и преступно, что этого не ожидали ни графиня Апраксина, ни княжны.

Объявив себя наследником племянника и опекуном племянниц, старшей из которых, Елене, было только восемнадцать лет, он начал распоряжаться их имуществом и судьбами. Сразу же по приезде в Ратманово, он сообщил, что нашел для Елены жениха: бездетного старика, трижды вдовца. По словам князя Василия, жених соглашался взять княжну замуж без приданного и того состояния, которое она должна была получить по завещанию матери и бабушки. Когда же девушка возмутилась и отказалась исполнить волю дяди, он зверски избил ее каминной кочергой и ногами, и забил бы насмерть, если бы не старая няня, закрывшая Елену своим телом. Ужасным ударом, предназначенным девушке, потерявший над собой контроль мучитель убил старую женщину.

Уверенный в своей безнаказанности и в том, что окончательно запугал племянниц, князь Василий уехал в соседнее имение Бельцы, которое его племянник Алексей получил, женившись за полгода до начала войны на единственной наследнице рода графов Бельских. Долли и ее младшие сестры, к счастью, не присутствовали при ужасной сцене, разыгравшейся в столовой, потому что Елена и тетушка заперли их с самого утра в комнатах, объявив больными. Вечером, собрав всех девочек вместе, старая графиня сказала им то, что сочла возможным: Елена очень сильно избита, а няни — больше нет.

Шестнадцатилетняя Долли, вторая по возрасту из княжон Черкасских, всегда обожала старшую сестру. Несмотря на то, что восемнадцатилетняя красавица Елена, ставшая незаметно хозяйкой в имении, командовала тремя младшими сестрами, девушка ей все прощала, хотя из духа противоречия иногда и поднимала восстания против ее диктата, подбивая четырнадцатилетнюю Лизу и двенадцатилетнюю Ольгу на неповиновение. Теперь же, когда случилась беда, Долли не могла сидеть, ожидая, что кто-то другой отомстит за Елену и защитит их.

— Я убью дядю, — решила она, — заколю его шпагой. Как хорошо, что я все же упросила Алексея научить меня фехтовать.

Княжна вспомнила, сколько ей пришлось уговаривать брата, который смеялся над ее просьбами и говорил, что шпага — не женское занятие. Но неугомонная девушка, единственная из сестер всегда носившаяся верхом по лесам, не разбирая дороги, обгонявшая Алексея и его друзей на охоте, стремительно переплывавшая пруд, по-мужски резко выбрасывая руки, не сдавалась. Наконец, вызвав брата на состязание в скачках, в качестве приза для себя она потребовала научить ее фехтовать, твердо зная, что не проиграет.

Покидая Марфино после смерти родителей, Долли забрала с собой только самое дорогое — рыжего английского жеребенка чистокровной верховой породы, которого добрый и любящий папа специально выписал из Англии на ее десятый день рождения. Тогда сияющая девочка обняла жеребенка за бархатную шею и прижалась к ней щекой, а князь Николай, улыбаясь, наклонился к дочке и сказал:

— Посмотри, дорогая — твои волосы почти такого же цвета, как его грива, придется назвать его «Лис».

Долли не помнила, когда папа, гладя ее густые вьющиеся рыжеватые волосы, в первый раз назвал ее Лисичкой — по крайней мере, ей казалось, что так было всегда, и теперь, когда отца не было рядом, она берегла это ласковое прозвище как память о своем счастливом детстве. А в тот свой день рождения она радостно согласилась с отцом, и теперь выросший Лис был ее самым лучшим другом. Вызывая брата на спор, девушка знала, что верный конь ее не подведет и она обязательно выиграет соревнование. Так и получилось. Проскакав две версты, отделяющие Ратманово от поворота на столбовую губернскую дорогу, Долли обогнала Алексея на два корпуса и получила свой приз: он начал заниматься с ней фехтованием. Два года спустя подвижная и гибкая девушка уже сражалась на равных с братом, одним из лучших фехтовальщиков российской армии.

Теперь, уверенная в своих силах, княжна пошла в оружейную и сняла со стойки любимую короткую шпагу Алексея с черной рукояткой и бронзовым эфесом. Долли решила, что будет только справедливо, если оружие брата отомстит за его сестер. Девушка забрала шпагу и вернулась в свою комнату. Тетушка сказала им, что князь Василий уехал из имения. Поэтому Долли решила проснуться рано утром, ожидая возвращения дяди, а дальше она собиралась действовать по обстоятельствам.

Но ее планам не суждено было сбыться. Графиня разбудила ее перед рассветом, сказав, что они уезжают в имение ее подруги Марии Ивановны Опекушиной. Тогда же девушка узнала, что Елена, взяв в конюшне самого сильного коня — мощного орловского рысака Ганнибала, ускакала в столицу, чтобы встретиться с другом детства их брата — императором Александром Павловичем. Она повезла государю письмо, где старая графиня описала зверства князя Василия и потребовала наказания для убийцы.

Как ни упиралась Долли, отказываясь уезжать, Евдокия Михайловна взяла ее за руку и вывела из спальни. Тетушка хотела усадить княжну в карету, где уже сидели ее сестры, но согласилась отпустить девушку собрать вещи, взяв с нее честное слово, что та уложится за пятнадцать минут. Сборы заняли еще меньше времени, потому что княжна взяла только свое главное сокровище — Лиса и шпагу брата. Графиня, смирившись, согласилась на то, что Долли переоденется в мужской костюм, в котором раньше фехтовала с Алексеем, и, надев плащ и шляпу брата, поедет верхом рядом с каретой.

Проселочными дорогами, чтобы сбить дядю со следа, пробирались они в Отрадное, имение Опекушиной, и когда спустя десять дней запыленная карета остановилась перед крыльцом красивого двухэтажного дома с четырьмя колоннами и большим балконом, тетушка плакала от счастья. Ее старая подруга, одиноко живущая в имении много лет, была рада их приезду и предложила приютить гостей у себя на любой срок, хоть и навсегда.

Постепенно девочки привыкли к доброй Марии Ивановне и к Отрадному, и даже полюбили это уютное маленькое имение, но Долли так и не смогла смириться с тем, что не отомстила дяде. Она решила, что он все равно от нее никуда не уйдет и, ускакав далеко от дома на верном Лисе, вынимала из ножен шпагу брата и отрабатывала удары с воображаемым противником.

Черкасские прожили в Отрадном больше девяти месяцев. Постепенно ужас произошедшего стал забываться, они даже отметили дни рождения девочек: в январе Долли исполнилось семнадцать лет, а Ольге в апреле — тринадцать. Только слезы, изредка появлявшиеся в глазах тетушки, напоминали о том, что они не имеют никаких вестей от Елены.

— Нельзя думать о плохом, иначе плохое тебя найдет, — твердила в такие моменты девушка и как заклинание повторяла: — с моей Элен ничего плохого случиться не может, и с нами тоже все будет хорошо.

Это не имеющее никакого логического объяснения заклинание давало Долли уверенность, она чувствовала себя пророчицей из древней легенды, стоящей на высокой горе и заклинающей судьбу. Девушка никому не рассказывала об этом, боясь, что старые дамы не смогут ее понять, а меньшие сестры испугаются, но повинуясь внутреннему порыву, часто поднимала глаза к небу и повторяла свое заклинание, оберегая от беды своих самых любимых людей.

В июне тринадцатого года к дому подкатила старая черная коляска, запряженная почтовыми лошадьми, из которой вышел Иван Федорович, дворецкий из Ратманова — единственный человек, который знал, где они находятся. Он привез такую весть, что женщины долго не могли поверить в услышанное: князь Алексей не погиб под Бородино, а был только ранен, и в декабре прошлого года он, вернувшись в столицу, восстановил свои права на все имущество. Бедная Евдокия Михайловна плакала от счастья, обнимая девушек, и только теперь повзрослевшая Долли поняла, какой груз лежал на плечах этой пожилой женщины, и как она рисковала, похитив своих подопечных у законного опекуна.

Они сразу засобирались обратно, графиня упросила свою подругу поехать с ней в Ратманово и побыть с девочками, пока она будет искать Елену. Мария Ивановна согласилась, и обе старые дамы, три девушки и верный Лис отправились в обратный путь. Теперь им не нужно было прятаться по проселочным дорогам и деревням. Они ехали на почтовых лошадях, отдыхая на станциях, но все рано не могли дождаться, когда на высоком зеленом холме увидят белую колоннаду любимого дома.

Наконец, они снова поднялись на широкое мраморное крыльцо Ратманова и вошли в гулкий вестибюль. Тетушка плакала, Лиза и Ольга обнимали ее, а Долли, стоя у подножия мраморной лестницы, величественной спиралью раскручивающейся от ее ног, снова шепотом повторяла свое заклинание:

— Слава богу, мы — дома, с нами теперь всё будет хорошо, и с моей Элен ничего плохого случиться не может, и с Алексом тоже, — твердила она, и она чувствовала, как ее воля, превращаясь в невидимый луч, пробивая расстояния, защищает ее любимых брата и сестру.

Тетушка уехала на поиски Елены, оставив княжон на попечение добрейшей Марии Ивановны, которая позволяла им делать все, что они хотят, и Долли с раннего утра носилась по полям и рощам Ратманова на своем верном Лисе, не переставая наслаждаться любимыми местами.

Вот и сейчас она неслась по узенькой, плотно утоптанной дорожке между золотыми полями, где колосья уже начали клониться под тяжестью налившегося зерна. Она так радовалась дому, жизни, своей молодости, что казалось, ее радости хватит на целый мир.

Дорога вывела ее из полей и нырнула под тенистый свод дубовой рощи, раскинувшейся на границе их имения. За рощей начиналась земля барона Александра Николаевича Тальзита, близкого друга их семьи, крестного отца Долли и самой младшей из сестер — Ольги. Но сегодня она не хотела ехать к крестному, а собиралась доскакать до своего самого любимого места. Это был неглубокий овраг, где среди каменных глыб пробивались из земли ледяные ключи, с шумом сбегающие красивым водопадом вниз, разбрасывая мельчайшую водяную пыль. В овраге они превращались в узкую речушку по имени Усожа, сначала мелкую и быструю, а несколькими верстами ниже по течению уже спокойную и довольно глубокую. Через овраг был перекинут бревенчатый мост, построенный еще при ее деде, князе Никите, но до сих пор целый и крепкий. Девушке нравилось скакать по его бревнам, крытыми тесом. Под копытами Лиса они гулко звучали, как большой барабан.

Дорога резким зигзагом повернула у огромного кряжистого дуба, и Долли увидела мост и свой водопад, но похоже, на этот раз нашлись другие желающие полюбоваться романтической картиной. Чуть отступив от дороги, заняв самое любимое ее место — плоскую площадку в тени большого дуба с подмытыми корнями — стоял за мольбертом высокий черноволосый молодой человек. Он был так увлечен работой, что не повернул головы в сторону всадницы. Долли натянула поводья и в нерешительности остановила Лиса. Она не знала этого человека, а строгие правила поведения молодой девушки из благородной семьи, которые бабушка и тетушка Апраксина накрепко вдолбили в ее бедную головку, исключали общение с непредставленным ей мужчиной. Но любопытство одолело девушку, и, не слезая с Лиса, она подъехала поближе к художнику и кашлянула за его спиной.

Молодой человек мгновенно повернулся, и Долли поняла, что напрасно она пошла на поводу у своего любопытства. Он был высок, не ниже ее очень рослого брата Алексея, смугл и красив яркой, тревожащей красотой. Крупные темные глаза, густые черные брови, прямой тонкий нос, яркий, изящно вырезанный рот были очень хороши, впечатление портил только острый, как клинок кинжала, взгляд, которым незнакомец уставился на девушку. Волк! Непроизвольно образ этого хищника встал перед внутренним взором девушки, но художник, что-то сообразив, улыбнулся, взгляд его стал теплым и дружелюбным, и ощущение опасности пропало. Он поклонился и обратился к молчащей княжне:

— Сударыня, простите, я не слышал, как вы подъехали. Позвольте представиться, меня зовут Лаврентий Островский, мое имение Афанасьево находится недалеко отсюда, я — в отпуске по ранению, и вот — пытаюсь рисовать.

— Здравствуйте, сударь, — улыбнулась Долли и любезно объяснила: — вы выбрали самое красивое место во всей округе, я вас прекрасно понимаю. Это земля моего брата — светлейшего князя Черкасского, но я думаю, что он не будет возражать против вашего присутствия.

— Благодарю вас, — молодой человек подошел к Лису и спросил, глядя на девушку снизу вверх: — Может быть, вы позволите мне узнать ваше имя?

— Меня зовут Дарья Николаевна Черкасская, — поколебавшись, сказала Долли, она знала, что этот разговор наедине в лесу не совсем приличен, но не могла холодностью обидеть человека, не сделавшего ей ничего дурного.



— А вы не хотите посмотреть, что получилось? — поинтересовался, улыбаясь, художник и протянул девушке руку, предлагая сойти с коня.

— А вы уже закончили? — заколебалась Долли, но поняв, что выглядит в его глазах трусихой, она гордо вскинула голову, вложила свою руку в замшевой перчатке в узкую с длинными пальцами ладонь молодого человека и спрыгнула с коня.

Девушка прошла к мольберту и остановилась, глядя на холст. У Лаврентия явно были способности: перспектива была схвачена верно, все детали картины были выписаны очень тщательно — шероховатость дубовой коры, блики на струях воды, стекающей по камням, даже тени, отбрасываемые дубами, были старательно воспроизведены, но картина не передавала всей прелести летнего утра, в ней не было ощущения волшебной красоты этого места. Долли подумала, что в ней нет жизни, но, не желая обижать художника, сказала:

— Вы написали всё очень похоже.

— Вы очень добры, Дарья Николаевна, но я сам знаю, что масло — не самая сильная моя сторона как художника, моя стихия — акварельные портреты цветов. Вы, наверное, ощущали, что у каждого цветка есть своя душа, и когда пишешь портреты цветов, то картина получается только тогда, когда уловишь душу.

Долли чувствовала себя неловко, но молодой человек улыбался так ласково, а его мысли были так интересны, что она постепенно расслабилась и, забыв об осторожности, вступила в разговор:

— Я никогда не думала о цветах с этой точки зрения, я просто их люблю, но теперь вы меня заставили посмотреть на цветы иначе, и я попробую увидеть в них душу.

— Я думаю, что у вас обязательно получится, — обнадежил ее художник, и глаза у него загорелись, — мне кажется, что душа каждого цветка имеет где-то половинку, я представляю себе, что это — девушка; очень интересно, почувствовав душу цветка, потом искать его вторую половинку в человеке.

— Я не понимаю, — удивилась Долли, мысль собеседника ей показалась странной, — зачем искать вторую половину, если цветок хорош сам по себе?

— Чем сложнее загадка, тем большее удовольствие приносит разгадка — вы разве не замечали?

— Я не очень люблю загадки, или просто никогда ими не интересовалась, — честно призналась княжна. Она почувствовала, что сейчас самое время уехать и, повернувшись, направилась к Лису, послушно стоящему на дороге.

— Сударыня, я чувствую, что так и не смог донести до вас свою мысль, мой язык слишком скуден. Но, может быть, вы согласитесь взглянуть на мои акварели? Я бы завтра привез их сюда, — молодой человек просил и смотрел так умоляюще, что Долли стало неудобно.

Ей показалось, что она была невежлива с художником, не сделавшим ей ничего плохого. Грубость была ей совершенно чужда, она не только никогда не обижала людей, а наоборот, всегда старалась сказать человеку доброе слово, поддержать делом, поэтому сейчас девушка смутилась. И хотя ей не хотелось продолжать знакомство, начавшееся с нарушением правил приличия, Долли решила исправить свою оплошность.

— Хорошо, я посмотрю ваши работы, — пообещала она, — привозите их завтра в это же время.

Кивнув собеседнику, княжна подвела Лиса к упавшему дереву, которое всегда в этом месте служило ей опорой, с него легко вскочила в седло и поскакала через мост. Еще через четверть часа она выехала на широкую дорогу, проходящую по границе между имением Троицкое и Ратмановым. Девушка пригнулась к голове своего любимца и прошептала в чуткое ухо просьбу бежать быстрее. Лис прибавил ходу, и княжна отдалась скачке, подставив лицо теплому летнему ветру. Маленькая шляпка с пером слетела с ее головы и теперь болталась за ее спиной, удерживаемая лентами, завязанными под подбородком. Густые кудрявые пряди цвета красного дерева начали одна за другой освобождаться из прически, и скоро вся тяжелая масса локонов, развеваясь на ветру, летела за Долли, делая ее похожей на деву-воительницу.

Так же стремительно миновав развилку дороги, княжна свернула в сторону Ратманова и, взлетев на высокий холм, увидела в долине красиво раскинувшееся на обоих берегах Усожи центральное село их имения. Над домами, которых в селе было около двухсот, возвышались колокольня и голубые купола церкви, туда девушка и направила коня. Целью ее прогулки была встреча с подругой, дочкой учителя Морозова, когда-то приглашенного покойной княгиней в школу Ратманова, да так и оставшегося вместе со своим все пополняющимся семейством в просторном доме на церковной площади, построенном специально для него.

Долли въехала в село. Сейчас, в конце лета, вокруг всех домов буйно плодоносили фруктовые сады: яблони были усыпаны красными и желто-зелеными яблоками, а лиловые и черные сливы уже перезрели и осыпались на радость детворе, ватагами кочующей по всем домам. Вот и у дома учителя она увидела с десяток малышей, перемазанных сливовой мякотью, которых громко отчитывала высокая, худая как жердь барышня в белом платье с оборками. Русая девушка лет пятнадцати в простом голубом ситцевом платье стояла на крыльце, скептически глядя на строгую барышню.

— Так, опять Катрин занесло, — с раздражением пробормотала Долли.

Обе девушки были старшими дочерьми учителя. Поскольку князь Алексей давал им приданое — по одной тысяче рублей серебром каждой, и уже передал эти деньги их отцу, у старшей из девушек — восемнадцатилетней Екатерины — было несколько претендентов на руку и сердце из уездного города и даже из самой столицы губернии. Девушка всегда была не очень умна и довольно занудлива, а теперь, принимая восхищение своих кавалеров за чистую монету, совсем возгордилась и стала просто невыносима, отравляя нравоучениями жизнь своей сестры Даши и шести младших братьев.

Долли остановила Лиса около крыльца, где стояла ее тезка и подруга Даша Морозова, спрыгнула с коня и подошла к молодой девушке.

— Ну что, опять морали читает? — сочувственно спросила она, привязывая Лиса к кольцу коновязи.

— Слив ей жалко — всё равно большая часть свиньям пойдет, фруктов в этом году столько, что сахару не хватит варенья варить. Пусть бы дети ели, да только с нашими братьями еще и крестьянские ребятишки пришли, а это принцессе Катрин не по нраву, — тихо сказала молодая девушка, не решаясь громко критиковать старшую сестру, чтобы не нарываться на скандал. Та обожала жаловаться на других детей матери, изнуренной многочисленными родами слабой, худой женщине, которую Даша обожала и старалась оградить от всех неприятностей.

— Ладно, закончим экзекуцию, — предложила Долли, и, как будто задумав перевести Лиса в тень, взяла коня под уздцы и повела так, чтобы они прошли между сердитой барышней и мальчишками.

— Боже, Катрин, как ты неосторожна, — воскликнула она, останавливаясь напротив изумленной барышни, — ты же стоишь на самом солнцепеке! При твоей нежной коже это очень опасно, по-моему, у тебя уже нос покраснел.

— Правда? — Катрин, считающая себя необыкновенно хорошенькой, ужаснулась и побежала в дом, больше не обращая внимания ни на мальчишек, ни на младшую сестру, ни на гостью.

— Ловко ты ее спровадила, — засмеялась Даша. — Пойдем в сад, можно искупаться, а Лиса поручим Петьке, он его и напоит, и оботрет.

— Давай, зови Петьку, — согласилась княжна, и, ведя под уздцы коня, вошла в ворота, открытые подругой.

Десятилетнего Петьку искать не пришлось, он уже бежал им навстречу из сада, предвкушая возможность поухаживать за Лисом, которого боготворил. Долли передала ему поводья, и девушки пошли вглубь сада, спускающегося к реке. На берегу, огороженном забором, братья Морозовы сколотили для Даши купальню. Длинные мостки заканчивались красивым небольшим домиком, внутри которого по бокам от двери были две широкие лавки, а посередине — лесенка с перилами, по которой можно было спуститься в прохладные воды Усожи.

Девушки вошли в домик и начали раздеваться. Долли сняла короткий жакет-спенсер, шелковый шарф, закрывающий грудь, и муслиновую блузку, а Даша помогла ей снять длинную юбку амазонки.

— Ты выглядишь как разбойница: голая, но — в сапогах, — заметила Даша, кивнув на короткие серые сафьяновые сапожки подруги и белые шелковые чулки, подвязанные выше колен.

— Я не только выгляжу, я — на самом деле разбойница, — объявила, смеясь, Долли, доставая из-за голенища правого сапога короткий охотничий нож в кожаных ножнах. — Ты знаешь, как я люблю оружие, но не могу же я к амазонке пристегнуть шпагу, меня сразу запрут в сумасшедший дом. Давай, раздевайся, будем купаться.

Пока подруга раздевалась, княжна завязала волосы шарфом на макушке, чтобы не замочить, и с удовольствием вошла в прохладную воду, спустившись на песчаное дно. Глубина здесь была ей по шею, и она, осторожно пройдя между свай купальни, выплыла на простор реки.

— Ты с ума сошла, нас же увидят, — крикнула ей в след Даша.

— Не увидят, никого нет, я сплаваю до середины реки и обратно, — отмахнулась Долли, опустила лицо в воду и, резко выбрасывая руки вперед, стремительно поплыла к середине реки.

Потом она повернула по течению и поплыла, ориентируясь на конец забора сада Морозовых, так же по глубине вернулась обратно, и только наплававшись, вернулась к подруге, тоже вышедшей из стен купальни, но не рискнувшей плыть за княжной.

— Как же ты хорошо плаваешь, — восхитилась Даша, — так только мужчины плавают.

— Мне нужно было родиться мужчиной — я только по недоразумению родилась девушкой, характер у меня — мужской, ты же знаешь.

— Вот только тело — уже совсем не мужское, — возразила, улыбаясь, Даша, — смотри, какая у тебя грудь стала.

Долли опустила глаза на высокую упругую грудь с розовыми поднявшимися от холодной воды сосками. Грудь выросла за этот год как-то сразу, и она не знала, нравится ей это или нет. Она еще два года назад догнала старшую сестру по росту, а теперь у нее грудь была даже немного больше, чем у Елены, и Долли этого стеснялась.

— Ты что — расстраиваешься? — удивилась Даша, — да Катрин отдала бы все свое приданое за такую грудь. Ведь мужчины от этого с ума сходят.

— Меня мужчины не интересуют, но, отвечая на твой вопрос, сообщаю: пока грудь не мешает мне фехтовать — пусть будет любой, вот если начнет мешать, тогда и буду расстраиваться.

— Ой, Долли, ты такая красивая! Через полгода тебе уже можно будет выезжать, — мечтательно протянула Даша, глядя на подругу, развязавшую густые волосы. Они как плащом накрыли стройную фигурку и концами разметались по лавке. — У тебя лицо — просто необыкновенной красоты.

— Ничего необыкновенного нет, вот Элен — красавица, а я по сравнению с ней — самая обычная, — объяснила Долли. Старшая сестра, так похожая на бабушку со старых портретов, только еще более совершенная, была для нее эталоном красоты.

— Элен — прекрасна, но тебе бог дал другую красоту. Она — блондинка, а ты — шатенка, даже рыжая, а глаза у тебя такие яркие, как зеленые листья в мае, пока жара не выдубила их. И черты лица у тебя тонкие, сразу видно, что ты — княжна. Нет, я думаю, что ты, может быть, даже красивее, чем Элен.

— Нет, это — неправда, ты так думаешь, потому что — моя подруга, да и Элен пока не вернулась, а ты просто ее забыла, — возразила Долли и так упрямо затрясла головой, что Даша пожала плечами и перестала настаивать.

Княжна встала, собираясь одеваться, и Даша, стараясь быть справедливой, еще раз посмотрела на подругу. Долли была высокой, как все Черкасские, тоненькой, но не худой. Длинные сильные ноги с маленькими ступнями и тонкими лодыжками, прямые и стройные, легко, как бы танцуя, носили изящное тело. Узкие бедра девушки казались шире из-за очень тонкой талии, а ягодицы были круглыми и упругими. Даша подумала, что ее подруга нисколько не хуже Элен, она — даже ярче, но ничего не сказала, боясь рассердить княжну, боготворившую свою старшую сестру.

Девушки оделись и вышли из купальни. Они прошли в беседку, построенную среди яблонь в противоположном конце сада. Даша принесла из погреба холодный квас, и подруги с удовольствием напились.

— Я приехала тебе сказать, что тетя Мари Опекушина с удовольствием согласилась учить тебя игре на фортепьяно. Ты можешь приходить каждое утро к десяти часам. Она будет заниматься с тобой по часу. Когда ты закончишь урок, я как раз приеду с прогулки — мы с Лисом выезжаем сразу после завтрака и катаемся часа два.

— Правда! Огромное спасибо, — обрадовалась Даша, обняла подругу и закружила ее. — Твоя тетя — просто ангел, мне так хочется научиться играть, а у нас, ты знаешь, нет инструмента.

— Хорошо, что ты будешь теперь бывать у нас каждый день, и Лиза очень будет рада, — заметила Долли и, вспомнив сестру, нахмурилась, — ты мне должна помочь с ней в одном деле. Это началось еще в Отрадном: она стала какой-то гадалкой. Прикоснется к человеку рукой, а потом говорит мне, что за характер у него на самом деле, какие у него тайные мысли и пристрастия. Я не знаю, как к этому относиться, не хочу верить — вернее сказать, не могу — а она обижается. Тетушкам мы решили ничего не говорить, зачем их пугать, но я хочу, чтобы ты понаблюдала за ней, ты — наша подруга и, я надеюсь, скажешь мне правду.

— Хорошо, я поговорю с ней и понаблюдаю, — пообещала Даша, — но я тебе сразу скажу: Лиза ни разу в жизни никому не сказала неправды, раз она что-то говорит, значит, сама в это верит.

Девушки подошли к конюшне, около которой счастливый Петька седлал для княжны Лиса, которого уже искупал в реке.

— Петька готов целовать Лису копыта, — шепнула Долли подруге. — Может быть, его цыгане потеряли, а вы подобрали, раз он так любит коней?

Даша засмеялась и, открыв ворота, проводила подругу.

Глава 2

Долли знала, что ей не нужно ехать в рощу, и что тетушки будут в шоке, если узнают об ее поступке, но гордость не позволяла ей отступить, и сейчас девушка скакала на встречу с Лаврентием Островским. Княжна не боялась нового знакомого, так как искренне считала, что сможет справиться с любым мужчиной, слишком хорошо она владела оружием, и всегда имела его при себе. Девушка не хотела огорчать старых женщин, которых очень любила, и не хотела давать почву для сплетен теперь, когда семья еще не оправилась от потрясений, пережитых в прошлом году. Но она обещала молодому человеку приехать, и хотя с детства научилась придумывать тысячу уловок, чтобы добиться желаемого, дав слово, Долли никогда его не нарушала, поэтому, несмотря на сомнения, она, пригнувшись к шее Лиса, скакала к дубовой роще.

Водопад встретил ее привычным шумом и маленькой радугой, стоящей над струями. На мгновение княжне показалось, что художника здесь нет, и она с облегчением вздохнула, но тут же поняла, что он стоит, прислонившись к стволу дуба на краю той площадки, где вчера был мольберт. Молодой человек шагнул ей навстречу, держа в руках небольшой альбом для рисования в картонном переплете.

— Доброе утро, Дарья Николаевна, — поздоровался Островский и низко поклонился княжне.

— Здравствуйте, сударь, — ответила Долли, направила Лиса к поваленному дереву и, спрыгнув на ствол, спустилась на землю.

— Спасибо, что приехали, мне так хотелось, чтобы вы посмотрели мои работы, я думаю, что они гораздо лучше вчерашней, — заметил молодой человек и протянул альбом девушке.

Долли открыла затертую от долгого использования серую обложку. Ей показалось, что часть листов аккуратно вырезана, а на тех, которые остались, были виртуозно, с точнейшей передачей оттенков написаны акварелью цветы. В основном, цветы были садовые: лилии, гортензии, тюльпаны, нарциссы, гиацинты. На фоне пышных садовых цветов особенно трогательно смотрелись полевые: лютик и ночная фиалка. Долли открыла последний лист альбома, там была изображена роскошная бархатистая темно-алая роза, как будто только что распустившаяся, с капельками росы на лепестках.

— Как прекрасно! Вы очень талантливы, — восхитилась Долли, — вам нужно выставлять свои работы, может быть даже издать книгу. А где остальные листы, вы вставили их в рамки?

— Я подарил их тем, кого считал вторыми половинками этих цветов, — ответил молодой человек, беспомощно глядя на княжну, — я не знаю, как объяснить, чтобы было понятней.

— Наверное, вы хотите сказать, что девушки напоминают вам цветы, — помогла Островскому Долли, — обычно, когда хотят сделать комплимент девушке, говорят, что она похожа на розу, а у вас более тонкое восприятие, вы видите в девушках разные цветы.

— Да, вы правы, спасибо за помощь, обычно я не бываю так косноязычен, видимо, ваша красота смутила меня, — польстил Лаврентий. Но, заглянув в лицо девушки, увидел, что она нахмурилась, — простите, я допустил вольность, я — простой офицер, и не очень умею говорить с дамами.

— Мне пора ехать, — строго сказала княжна, подхватила длинный шлейф амазонки и подошла к поваленному дереву, у которого терпеливо стоял Лис.



Она легко вскочила в седло и обернулась к молодому человеку.

— Всего хорошего, — попрощалась девушка и приготовилась ехать, когда Лаврентий шагнул вперед и придержал Лиса за узду.

— Пожалуйста, разрешите мне видеть вас, — взмолился он, просительно глядя в ее зеленые глаза, — разрешите мне сопровождать вас на прогулках.

Долли задумалась, ей не хотелось, чтобы по округе поползли о ней слухи, да и молодой человек, хотя и произвел на нее впечатление своей красотой, пока не казался ей особенно интересным, но обижать человека, не сделавшего ей ничего дурного, тоже не хотелось. Нужно было выкрутиться, но это Лисичка умела делать лучше всех. Поэтому она улыбнулась и сказала:

— В конце месяца приедет моя тетушка, и тогда мы будем принимать друзей в Ратманово. Приезжайте, представьтесь ей, и, если она вас пригласит, вы сможете бывать у нас, — не давая ему возможности продолжить разговор, княжна ударила пятками по бокам Лиса, благородный конь тряхнул головой, освобождая уздечку из чужих рук, и стрелой полетел через мост. Девушка радовалась тому, как удачно придумала отговорку, и теперь пусть тетя решает, подходящее это знакомство, или нет.


Спустя час Лаврентий Островский спрыгнул с коня у крыльца маленького одноэтажного деревянного дома, который в Афанасьево гордо назывался «барским домом». Когда он два месяца назад получил его в наследство от двоюродного дяди, молодой человек был безумно рад — у него снова появилась своя крыша над головой. Но приехав в имение, он с разочарованием обнаружил, что в нем всего восемьдесят душ крепостных, хозяйство запущено, дом разворован, а управляющий, который в течение последних пятнадцати лет спаивал прежнего хозяина, исчез. Единственное, что его обнадежило, так это благословенный климат здешней губернии и черная плодородная земля. Поместье могло давать приличный урожай, но чтобы восстановить его, нужно было вкладывать деньги, а денег не было.

Лаврентий в который раз помянул недобрым словом своего папашу, просадившего все их деньги и большое имение под Митавой за карточным столом. Наверное, проще всего было бы продать Афанасьево, а деньги прожить, но он не мог сделать этого из-за Иларии. Это имение своим уединенным расположением подходило им как ничто другое.

Лаврентий Островский происходил из небогатого литовского дворянского рода. Их поместье под Митавой хоть и было большим, но дохода давало не очень много, что не помешало отцу Лаврентия взять в жены самую богатую невесту в округе. О красавице Марианне ходили не очень хорошие слухи: о ней шептались, что она давно потеряла девственность, а теперь каждую ночь вызывает в спальню богатыря-конюха. Но Валериана Островского это не остановило, он сам вел очень свободную жизнь, а за Марианной давали хорошее приданое, в котором он крайне нуждался. Отец невесты был рад сбыть с рук засидевшуюся в девках дочку и настоял на скорейшей свадьбе.

Молодые на удивление хорошо подошли друг другу и с удовольствием проводили всё свободное время в спальне, и хотя Марианна, родив наследника, отказалась иметь других детей, страсть ее к мужу сделалась только сильнее. Когда мальчику было пять лет, его дед по матери скоропостижно скончался, оставив большое наследство и незамужнюю пятнадцатилетнюю дочь Иларию, которая переехала жить к старшей сестре. Они были очень похожи: высокие, с пышными фигурами, густыми ярко-рыжими волосами и белой, почти прозрачной кожей, покрытой мелкими золотистыми веснушками. Неожиданным контрастом к светлой коже и рыжим волосам были большие черные глаза обеих, и когда сестры стояли рядом, обнявшись, трудно было отвести глаза от этих демонически красивых женщин — и невозможно было поверить, что между ними почти десять лет разницы в возрасте.

Илария сначала дичилась в новом доме, но потом быстро освоилась и полюбила своего пятилетнего племянника, с которым проводила много времени. Но больше всего ее мысли занимало то, что происходило между ее сестрой и зятем за закрытыми дверями спальни, откуда каждый вечер слышались то веселый смех, то стоны и крики. Однажды, уже не в силах в силах справиться с любопытством, Илария подошла к спальне сестры и приоткрыла дверь. То, что она увидела, заворожило девушку: совершенно нагая Марианна лежала на краю кровати, широко раскинув ноги, а ее муж стоял на коленях, склонив темную голову к ее бедрам. Сестра громко стонала и, как показалось девушке, извивалась как змея. Потом зять поднялся, и Илария увидела его смуглое голое тело, она не могла отвести глаз от его мужского органа, дыбом поднявшегося из черных курчавых волос внизу живота. Валерьян рывком поднял Марианну, поставил на колени и, намотав на левую руку длинные рыжие волосы женщины, мощным толчком вошел в нее и начал ритмично двигаться, шлепая жену по пухлым ягодицам в такт движениям.

Илария подумала, что зять как будто скачет на сестре верхом. От увиденного она вся горела, как в огне, жар, зарождаясь внизу живота, растекался по всему телу, она тяжело дышала, но зрелище доставляло ей такое наслаждение, что она готова была отдать несколько лет жизни, лишь бы смотреть дальше.

Марианна гортанно закричала и упала лицом на кровать, а ее муж хрипло застонав, рухнул на нее сверху, придавив к постели. Они оба лежали, тяжело дыша, а на их телах Илария видела капли пота. Она затаила дыхание, ожидая, что же будет дальше, когда Марианна, приоткрыв глаза, повернула голову и заметила полуоткрытую дверь, за которой белело легкое муслиновое платье сестры. Стремительно, как кошка, Марианна вскочила с постели и бросилась к двери, успев ухватить за платье убегающую девушку. Совершенно голая, с распущенными рыжими волосами, она казалась Иларии красивым диким божеством.

— Вот как, значит — ты подсматриваешь за нами! — кричала она, таща сестру к постели, где, уже открыв глаза, лежал ее муж. — Ты разве не знаешь, что нельзя подглядывать за мужем и женой?

— Знаю, — пролепетала Илария, она не могла оторвать глаз от голого зятя, полусидящего на кровати.

— А раз знаешь, то понимаешь, что заслуживаешь наказания, — заявила Марианна, которая стояла, уперев руки в бока, бешено сверкая черными глазами, — раздевайся, сейчас я выпорю тебя, как делала это, когда ты была маленькой.

Илария помнила, что Марианна, уже будучи взрослой девушкой, за малейший проступок порола ее. Она раздевала девочку и била ее лозой, но в спальне лозы не было, и девушка не поверила сестре.

— Ну что ты стоишь, раздевайся, — повторила Марианна подошла к столику, стоящему около изголовья кровати, выдвинула ящик и достала плетку с несколькими хвостами, — Валерьян, помоги ей.

Зять встал с постели и подошел к девушке. Взяв за ворот, он рывком разорвал на ней платье, потом рубашку. Он дернул Иларию за руку и бросил на кровать, а сам обошел вокруг и, нагнувшись, крепко зажал ее запястья.

Марианна, размахнувшись, ударила плеткой по ягодицам сестры, она стегала несильно, так, чтобы не оставить следов на бело-розовой коже девушки. Посмотрев на мужа, она увидела, что он снова начал возбуждаться, и в ней самой волна вожделения начала подниматься с новой силой. Оба смотрели на порозовевшие ягодицы девушки. Илария задрожала, Марианна ударила снова, и вдруг они услышали низкий стон.

— Валерьян, да она наслаждается! — воскликнула изумленная Марианна, рывком перевернула сестру на спину и увидела, что та часто дышит, а ее глаза заволокло сладкой истомой.

— Ну, раз ты теперь знаешь, как этот бывает, смотри, если хочешь, — заметила женщина.

Она толкнула сестру в кресло, стоящее около камина, а сама подошла к мужу и, схватив его за руку, потянула за собой на кровать. Илария, облизывая губы, смотрела на пару, доставляющую друг другу такое же наслаждение, что она испытала сейчас сама, и думала о том, как она хочет оказаться на месте старшей сестры.

Теперь каждый вечер она проскальзывала в спальню и наслаждалась, наблюдая за Марианной и Валерьяном. Она опять захотела получить удовольствие, испытанное в тот момент, когда сестра хлестала ее, а Валерьян смотрел на это и на глазах девушки возбуждался. Марианне тоже понравилась эта игра, и она с удовольствием шла навстречу желаниям сестры, а когда та начинала кричать в экстазе, сама бросалась в объятия мужа, и их соитие становилось для обоих особенно ярким.

Наконец, все трое захотели большего, и Марианна держала Иларию за руки, когда ее муж овладел сестрой. С наслаждением глядя на эту сцену, она даже не могла подумать, что подписала себе смертный приговор. Ее младшей сестре так понравилось то, что с ней делал зять, что она захотела занять в спальне место жены. Скоро случай ей представился. Марианна простудилась и лежала в горячке, Илария, ухаживая за сестрой, дала ей настойку опия, и чтобы она точно не проснулась, накапала побольше. Как только Марианна заснула, младшая сестра, полностью раздевшись, пошла к зятю, сидевшему в кабинете. Увидев такое зрелище, Валериан не смог устоять, а Илария, хорошо запомнившая всё, что увидела в супружеской спальне, так постаралась, что зять уже не вспоминал о болеющей жене, а как к дурману тянулся к телу и ласкам юной женщины.

Илария теперь подливала сестре настойку опия днем и ночью, увеличивая дозы, и когда две недели спустя Марианна утром не проснулась, о ней в доме не горевал никто, даже ее маленький сын, который полностью находился под влиянием молодой тетки.

Через полгода Иларии исполнилось шестнадцать лет, и Валерьян женился на ней, получив кроме страстной любовницы и все состояние своего тестя. Несмотря на весь свой сексуальный аппетит, Илария оставалась бездетной, и Лаврентий был единственным ребенком в семье. Десять лет спустя, когда Валериану исполнилось пятьдесят, а Иларии — двадцать шесть лет, она поняла, что муж — уже не тот, и она все чаще остается неудовлетворенной. Начав предъявлять претензии, она сделала только хуже — самолюбивый Валериан начал пить и, напившись, засыпал в кабинете, оставляя ее в спальне одну.

Тогда шестнадцатилетний Лаврентий, выросший копией своего отца, с пяти лет находящийся под полным влиянием своей тетки, всё чаще начал занимать мысли женщины, и однажды, когда муж в очередной раз заснул в кабинете, она пришла в спальню к племяннику. Обняв удивленного юношу, Илария сказала, что хочет научить его общению с женщинами. Когда же она через полчаса отдалась Лаврентию, он стал ее рабом. Обучив молодого человека самым изощренным способам своего удовлетворения, Илария успокоилась и проводила с ним почти все ночи.

Женщина уже не обращала внимания на мужа и считала, что он все знает и молчит. Но она ошибалась. Когда однажды среди ночи не ко времени протрезвевший Валерьян, не найдя жену в супружеской спальне, пошел искать ее по дому, он нашел ее в спальне сына и взбеленился так, что хотел застрелить обоих на месте. Лаврентий выскочил от него в окно, а Илария, получив хорошую трепку, на время затаилась.

Валерьян срочно определил сына в кадетский корпус, а с женой вообще перестал разговаривать. Он нашел себе другое удовольствие — игру, и теперь пропадал в Митаве, пуская состояние своего тестя и приданое обеих своих жен на ветер. Илария, сидя одна в поместье, не находя выхода своим страстям, приблизила к себе одну из крепостных девушек, Анфису, с которой полюбила ходить в баню и там подставлять ее ловким рукам свое изнывающее тело.

Лаврентий после кадетского корпуса пошел служить в армию и, участвуя во всех походах, страстно надеялся стать героем и получить прощение отца. Валерьян ему не писал, но молодой человек исправно получал письма от Иларии и, читая эти полные страсти и непристойных намеков послания обезумевшей от похоти женщины, он чувствовал, что никогда не выйдет из-под ее власти, а навсегда останется рабом любовницы, каким стал в шестнадцать лет. Получив в войне против турков ранение в ногу, оставившее ему легкую хромоту, и выйдя в отставку, он выехал в Митаву, надеясь примириться с отцом и в глубине души мечтая снова окунуться в омут запретных удовольствий с теткой. Приехав в имение, он застал отца при смерти. Оказывается, неделю назад, Валерьян проиграл последнее, что у него было — поместье, с горя напился и, забыв шубу, пошел в мороз пешком домой, поскольку коня он тоже проиграл. Войдя утром в гостиную, где Илария пила кофе, он упал к ногам жены, потеряв сознание. Теперь двустороннее воспаление легких быстро забирало его в могилу. На следующий день после приезда сына он умер, а его кредиторы прислали письмо с соболезнованиями и предложением покинуть имение к концу месяца.

Илария обезумела от счастья, увидев своего дорого мальчика. Казалось, ее не волнует ни то, что она вчера похоронила мужа, ни то, что они все потеряли и не имели теперь даже крыши над головой. Она жаждала сильного мужского тела, горячих ласк и не могла понять, почему ее малыш озабочен чем-то еще, кроме их страсти. Изобретательный ум женщины лихорадочно искал причину охлаждения. Ее мальчик вырос и стал скучным мужчиной. Эта мысль показалась Иларии такой обидной, что она не смогла с ней смириться. Нет, она его не отдаст, она снова вернет его в сладкую юность, когда им было так хорошо. Игра — вот спасение для мужчины, которого нужно снова превратить в малыша, нужно придумать игру!

Женщина задумалась, больной мозг рисовал картины одну соблазнительнее другой, наконец, мозаика сложилась в цельную картину и Илария успокоилась. Она позвала Анфису, дала ей распоряжения и начала готовиться к битве за своего мальчика. Тем же вечером она эту битву выиграла и вернула себе своего любовника. Лаврентий вновь стал ее покорным слугой.

Три года спустя она так же безраздельно владела его душой и знала, что никуда он от нее больше не денется, ведь игра, придуманная ею в тот памятный зимний день, стала для него таким же наркотиком, как и для нее самой.

Оставив имение кредиторам, Илария, забрав Анфису, переселилась на маленький хутор в десяти верстах от Митавы, который был записан отцом на ее имя и поэтому уцелел. Лаврентий, уладив дела с кредиторами отца, получил оставшиеся крохи наследства и переехал к тетке. Офицерской пенсии по ранению еле хватало на жизнь, но он даже и не пробовал искать работу. Как прикованный, сидел он около Иларии, не пытаясь и не желая вырваться из заколдованного круга, чувствуя, что обычные отношения с женщинами для него теперь неинтересны и скучны.

Они три года прожили на хуторе, когда Лаврентий получил письмо от поверенного своего двоюродного дяди, что теперь он — наследник сельца Афанасьево в южной губернии и может приехать и вступить в права наследования. Маленькое село, затерявшееся на юге России, показалось ему тогда спасением, да и теперь, прожив здесь два месяца, он не изменил своего мнения, но срочно были нужны деньги для восстановления имения. Лаврентий видел только один путь — женитьбу на богатой невесте. Девушка, встреченная им сегодня, похоже, была из обеспеченной семьи. Почему бы не продолжить знакомство? Но как сказать о своих планах Иларии, молодой человек не знал, поэтому решил не форсировать события.


Проснувшись рано утром, Долли решила сегодня заглянуть к крестному. На развилке дороги она повернула Лиса в сторону Троицкого и теперь скакала через поля к знакомому дому, белевшему сквозь листву старых лип. Барон Александр Николаевич Тальзит, друг и ровесник ее отца, так и не обзавелся собственной семьей, поэтому к своим крестным дочерям Долли и Ольге был привязан с поистине отеческой нежностью. Они отвечали ему такой же любовью, и старинный двухэтажный дом в Троицком, который крестный по ему одному ведомым соображениям разрешал красить только в белый цвет, был для девочек родным и желанным.

Долли остановила Лиса у крыльца. Ловко соскочив на верхнюю ступеньку, она отдала поводья дворовому пареньку Ване, а сама стремительно пошла в кабинет крестного, зная, что в это время она обязательно найдет его там. Александр Николаевич сидел за старинным письменным столом, принадлежавшим еще его деду, и проверял счетные книги.

— Добрый день, крестный, — поздоровалась Долли, обняла сидящего барона за плечи и поцеловала в щеку.

— Здравствуй, моя радость, — обрадовался Александр Николаевич, поднялся и обнял крестницу, — ты как всегда заставила своего Лиса лететь как ветер?

— Его не нужно заставлять, ему нужно только не мешать, и он полетит быстрее ветра. А как у тебя дела? Ты здоров?

— Слава богу, я здоров. Только вот кое-что меня беспокоит. Месяц назад я получил письмо от племянницы Сони, сообщившей, что она хочет прислать мне своих дочек Мари и Натали. Ты ведь их помнишь? Последний раз они гостили у меня со своими родителями перед войной. Этой осенью Соня решила поехать к своему брату князю Сергею в Лондон — он сейчас там служит советником в посольстве, а дочек ей одних оставлять в столице не хочется. Вот она и отправляет их ко мне. Я написал Соне, что буду рад приютить девочек, но теперь не знаю, что мне делать, — сказал Александр Николаевич и потер руки, как всегда делал в минуту волнения.

— А что случилось? Почему ты беспокоишься? — удивилась Долли. Она обрадовалась приезду внучатых племянниц крестного и не хотела, чтобы их поездка сорвалась.

— Вчера приезжал покупать яблоки перекупщик из уезда, так он рассказал, что за последние два месяца в уездном городе пропали две девушки, совсем молоденькие, по пятнадцати лет. Вот я и боюсь — вас же, молодых, дома не удержишь, а вдруг с девочками Сони что-то случится…

— Крестный, ничего с ними не случится. Я сама буду за ними следить! — воскликнула Долли и умоляюще заглянула в глаза барона, — обещаю тебе, что глаз не спущу ни с Маши, ни с Наташи.

— Милая, а за тобой кто следить будет? — возразил Тальзит, укоризненно покачав головой, — ну посмотри, как ты себя ведешь: скачешь по лесам одна, неизвестно, кто тебе может встретиться!

— Ну, кто мне может встретиться между Ратмановым и Троицким, кроме наших крестьян, и потом, моего Лиса все равно никто не догонит.

— Да, конь у тебя быстрый, а если, не дай бог, его подстрелят? — говоря, барон разволновался, представив несчастья, которые могут случиться с одинокой девушкой в лесу. — У нас густые леса, если в них на тебя нападут разбойники, никто и не услышит.

— Но, крестный, какие разбойники? — удивилась Долли и развела руками, — что ты веришь пустым рассказам!

— Девушки пропали, и их никто не может найти, это — факт, а не рассказы, и что мне теперь делать с дочками Сони — ума не приложу! Наверное, мне нужно написать ей, чтобы она не присылала девочек сейчас сюда, а отправила их к своей матери в Италию.

— Пожалуйста, не пиши ей ничего. Да ты уже и не успеешь написать — девочки, наверное, выехали, ты только расстроишь тетю Соню и испортишь ей поездку.

— Да, она может уже и не получить моего письма, возможно, что они теперь все — в дороге, — согласился Тальзит. — Если ты мне поможешь опекать девчонок, я, наверное, соглашусь, но только с тем условием, что ты тоже перестанешь ездить одна, а будешь брать сопровождающего с оружием.

— Крестный, за кого ты меня принимаешь? У меня оружие — всегда с собой, — сообщила Долли, приподняла юбку и показала барону нож, засунутый за голенище.

Она сразу же пожалела о своей откровенности, Александр Николаевич начал хватать ртом воздух и хвататься за сердце. Девушка, обняв его рукой за плечи, подвела к дивану, усадила и, налив из графина стакан воды, подала его барону.

— Боже мой, Долли, неужели ты всерьез думаешь, что можешь кого-то одолеть, имея за голенищем охотничий нож! Это даже смешно обсуждать. Здоровый мужчина справится с тобой голыми руками, даже если ты будешь махать ножом, — возмущался крестный, укоризненно глядя на девушку. — О чем думает Мария Ивановна, разрешая тебе выезжать из имения одной?.. Придется мне с ней поговорить.

— Крестный, пожалуйста, не нужно беспокоить тетушку Опекушину, — попросила Долли, которую совсем не радовала перспектива расстроить добрейшую Марию Ивановну, но гораздо сильнее ее беспокоила возможность ограничения свободы. — Я обещаю, что теперь буду брать с собой пистолеты Алексея. Он ведь научил меня обращаться со всеми видами оружия. Я отлично фехтую, и стреляю тоже довольно метко. Пожалуйста, пойдем в сад, и я покажу тебе, как умею стрелять. Ты ведь никому еще не подарил свои пистолеты?

— Пистолеты у меня заперты в ящике, но ты хочешь, как всегда, обвести меня вокруг пальца. Уверяю тебя, на сей раз это не получится, мы не пойдем с тобой стрелять — это совсем не к лицу девушке твоего возраста. Если женихи узнают, что ты стреляешь и фехтуешь, они все испугаются и разбегутся, а ты останешься старой девой.

— Зачем мне жених-трус? Крестный, ты ведь сам — душеприказчик моих родителей и бабушки, и знаешь, что с теми деньгами, что они мне оставили, я могу совсем не выходить замуж. Я хочу быть свободной, — уговаривала крестного Долли и, подхватив его под руку, потянула к столу. — Пожалуйста, достань пистолеты, я просто хочу показать тебе, каких успехов достигла! Может быть, ты будешь мной гордиться.

Барон вздохнул, пожал плечами, смиряясь с неизбежным, и достал из ящика стола шкатулку розового дерева с парой дуэльных пистолетов.

— Пойдем, продемонстрируешь свои достижения. Но хочу тебе сказать, что твои родители и бабушка оставили тебе деньги, чтобы ты могла выйти замуж по зову сердца, «хоть за нищего», как говорила Анастасия Илларионовна.

Тальзит распахнул балконную дверь, ведущую на открытую каменную террасу и, пропустив вперед княжну, направился в сад. Как все старые холостяки, Александр Николаевич считал необязательным разведение цветов и наведение красоты в доме, поэтому его сад, лет двадцать назад еще имевший остатки цветников, разбитых его покойной маменькой, совершенно одичал и этим нравился Долли еще больше. Они пробрались среди огромных кустов жасмина и сирени, захвативших то, что раньше было дорожками, и подошли к старому кряжистому вязу, росшему у самой ограды сада.

— Вон видишь толстую ветку — она растет над землей почти горизонтально, и листьев на ней мало — попадешь в нее с двадцати пяти шагов, подарю тебе эти пистолеты, — предложил Тальзит и, улыбаясь, посмотрел на крестницу, — а в придачу — седельную кобуру для них. Ты ведь хочешь их получить с того дня, как только первый раз увидела.

— Да, это правда, — согласилась Долли, улыбаясь крестному своей самой обворожительной улыбкой, — не знаю, как ты догадался об этом, но отрицать не буду. Ну что ж, отмеряй двадцать пять шагов.

Пока барон отмерял шаги, княжна внимательно осмотрела пистолеты, зарядила их и, подойдя к черте, проведенной носком сапога крестного на пыльной земле, прицелилась и выстрелила — сначала из одного пистолета, а потом из другого. Ветка обломилась и рухнула на землю под деревом.

— Идем смотреть? — весело спросила она, увидев, что результат стрельбы получился блестящим.

Барон подошел к старому вязу и посмотрел на место слома ветки. Долли попала в ветку оба раза: первая пуля расщепила древесину, а вторая, попав в ту же трещину, окончательно разорвала ее.

— У меня нет слов… Лисичка, как всегда, обвела своего старого крестного вокруг пальца, — признал поражение Тальзит, — забирай пистолеты.

Он обнял крестницу, и они, смеясь, направились в дом, где барон торжественно вручил девушке красивую седельную кобуру и пистолеты, а потом проводил до крыльца.

Долли оказалась права: его внучатые племянницы приехали ровно через неделю после их разговора и, конечно, никакое письмо уже не могли получить. Они сразу же по приезде отправились в Ратманово, где были встречены княжнами Черкасскими с восторгом, и теперь этот шумный девичий табор кочевал между двумя поместьями, весело проводя время и доставляя кучу забот Александру Николаевичу.


Конец сентября в Афанасьево был таким теплым, каким бывало не каждое лето в Курляндии. Половину летних дней в Митаве моросил дождь, а в сентябре он вообще практически не прекращался, и к нему добавлялся холодный резкий ветер. А здесь теплый легкий ветерок шелестел листьями еще зеленых деревьев, а солнце грело так сильно, что в сюртуке Лаврентию было жарко.

Уже месяц он вынашивал мысль о женитьбе на богатой наследнице, и пару дней назад решил привлечь себе в помощницы Анфису. Он поручил ей разузнать у крестьян, кто в округе самая богатая невеста, строго-настрого запретив ей рассказывать о его поручении хозяйке. Сегодня после завтрака, когда Илария пошла в сад, где она, несмотря на осень, рассаживала выкопанные на лугу полевые цветы, Анфиса подошла к барину и тихо начала рассказывать:

— На рынке в Троицком дворовые из поместья Ратманово, что граничит с землями нашего соседа барона Тальзита, хвастались, что светлейшие княжны Черкасские — самые богатые невесты во всей губернии, а может быть, и во всей России. Их три сестры, и за каждой дают приданого по сто пятьдесят тысяч, а по достижении двадцати одного года все княжны еще получают в наследство от матери и бабки по двести тысяч. Только приданое можно получить, если на брак даст согласие опекун — их старший брат. Сейчас он воюет, а девушки живут с тетками. У них есть еще одна сестра, самая старшая, но она в прошлом году уехала и с тех пор здесь не была, да ей уже скоро двадцать лет — наверное, замуж вышла. Дарье, или Долли, как ее зовут дома, семнадцать лет исполнилось в январе этого года, она уже считается невестой, а две другие княжны — еще маленькие, их брат не отдаст.

Анфиса быстро отошла, боясь, что хозяйка заметит ее рядом с Лаврентием. Зная Иларию, она ни за что не хотела бы вызвать ее гнев, а еще хуже, заронить в ее душе подозрения. Лаврентий велел оседлать себе донского жеребца, единственного уцелевшего в конюшне дяди, и поскакал по дороге, огибающей поля, в надежде собраться с мыслями и решить, что же ему делать дальше.

Значит, чутье его не подвело, когда он догадался, что милейшая Дарья Николаевна — очень не простая девушка, хотя чего же тут мудреного — достаточно было посмотреть на ее коня и на ее наряд. Ему нужно добиться расположения девушки, и, раз требуется согласие брата, надо начать ездить к ним в дом. Но кто же может его представить?

Островский до сих пор не хотел знакомиться ни с кем из соседей, боясь, что если он начнет ездить с визитами, кто-нибудь может нагрянуть и к нему. Не дай бог, Илария не сможет в этот момент себя контролировать, тогда люди поймут, что она — безумна. Эта женщина, как вериги, висела у него на ногах, но он не хотел рвать эти путы. Глядя на нее, все такую же яркую, красивую, с густыми рыжими волосами, которые она распускала по плечам, решив, что так выглядит моложе, он не мог поверить, что ей уже тридцать семь лет. И в его голове не укладывалось, что уже больше десяти лет он привязан к ней мучительным болезненным чувством, которому не находил названия…

Лаврентий решил, что нужно снять Иларии квартиру в уездном городе, чтобы не напугать невесту и ее родственников, а после свадьбы будет видно. Деньги за девушкой дают колоссальные. Свободное от долгов Афанасьево стоит двенадцать тысяч рублей. Только на приданое можно прикупить пару поместий побольше, восстановить это, и еще куча денег останется. Все, что проиграл отец, не тянет даже на пятую часть того, что дают за княжной Черкасской. Нужно срочно начать действовать и ехать представляться барону Тальзиту — он, скорее всего, дружен с соседями, значит, может представить Лаврентия. Повернув домой, молодой человек начал готовиться к самому тяжелому: разговору с теткой.

Яркое солнце приятно грело плечи Иларии, но она, помня, что всегда должна быть красивой для своего мальчика, тщательно закрывала руки и лицо, оберегая нежную бело-розовую кожу. Женщина на рассвете накопала на лугу ромашек и васильков и теперь рассаживала их на небольших прямоугольных клумбах в конце сада. Ее сердце пело — ведь «малыш» был полностью в ее власти. За последние три года она видела, как время от времени он пытается уйти от игры, но снова и снова возвращается к ней, играя и любя Иларию со всей страстью молодого, сильного мужчины. Посадив последний цветок, женщина поднялась с колен и отряхнула руки в тонких сафьяновых перчатках.

— Как хорошо, что мы переехали в это имение, здесь гораздо лучше, чем в промозглой Курляндии, здесь такой теплый климат и такая прекрасная, плодородная земля, — обратилась она к Анфисе, отдавая служанке садовый инструмент. — Я устрою здесь замечательный сад, и у меня будет множество клумб, только жаль, что пока приходится сажать полевые цветы, пора начинать устраивать клумбы с благородными цветами.

Она услышала стук копыт — это ее «малыш» возвращался с прогулки. Илария радостно встрепенулась и пошла ему навстречу. Она так давно обожала смуглого высокого мужчину, что уже не вспоминала, что мужчин было двое — в ее изломанном сознании Валерьян и Лаврентий слились в один образ обожаемого малыша. И сейчас, при виде высокой фигуры, темных волос и черных глаз у женщины быстрее забилось сердце, и она счастливо улыбнулась.

— Мой дорогой, смотри как красиво, одна клумба — из ромашек и одна — из васильков, но в нашем саду не хватает благородных цветов, — сказала она, взяла любовника под руку и повела к дому, — что ты думаешь о наших цветах?

— Дорогая, в этом вопросе все должно быть так, как хочешь ты, выбирай сама, — миролюбиво заявил Лаврентий. Он заглянул в глаза любовницы, пытаясь определить, можно ли с ней говорить о серьезных вещах, или она опять погрузилась в горячечный туман игры. — Послушай, нам нужно очень серьезно поговорить.

— Хорошо, дорогой, только ты дай мне свой альбом, я хочу выбрать цветы для нашего сада, — предложила женщина, прижалась к Лаврентию и засмеялась, — пора нам переходить на садовые цветы.

— Ты, как всегда, права. Пойдем, я дам тебе альбом и расскажу, какой у меня план, — пообещал Лаврентий и увлек женщину в дом, радуясь, что Илария сама подсказала ему, как можно убедить ее в правильности своих поступков.

Глава 3

Октябрь принес в Ратманово утреннюю прохладу, но дни оставались теплыми, а небо было ясным. Близилась к концу жатва, почти все поля уже были покрыты короткой золотистой стерней, а в садах убрали яблоки. Довольные хозяева поместий подсчитывали доход от продаж урожая этого благодатного года, и начиналась веселая пора осенних праздников, отмечавшихся по очереди почти во всех имениях губернии.

Первым, по традиции, открывал череду гуляний престольный праздник церкви села Троицкого в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Радушный хозяин барон Тальзит, как старый холостяк, поступал очень просто: для крестьян, съезжающихся со всех соседних деревень, расставлялись столы с угощением на площади около церкви, а для «благородных» гостей столы накрывались на лужайке в конце барского сада. Обычно праздник в Троицком проходил всегда одинаково: молодежь, быстро перекусив, убегала на церковную площадь участвовать в народных забавах, а старшее поколение переходило в дом, где уже стояли наготове ломберные столы. Игрокам предлагалось множество графинов с наливками, настойками и столовым вином, за приготовлением которых хозяин наблюдал лично, считая это делом первостепенной важности.

Княжны Черкасские, вместе с внучатыми племянницами барона Мари и Натали, сбились с ног, стараясь, чтобы праздник получился на славу. Из цветной бумаги было вырезано множество гирлянд, цветники и оранжереи Ратманова были изрядно прорежены, чтобы букетов хватило на все столы и украшение комнат. Убранные на полки кладовой с прошлого года скатерти были поглажены, посуда перемыта, а все дворовые девушки под руководством Долли уже неделю оттирали дом в Троицком до зеркального блеска.

— Всё хорошо, — вынесла свой вердикт княжна, последний раз пройдясь по дому и радуясь, что всё получилось удачно.

Молодые хозяйки не ударили в грязь лицом: мебель и полы были натерты, столы в доме и саду расставлены, посуда, приготовленная на завтра, сияла в большом буфете в столовой. Повариха Агаша еще со вчерашнего дня забрала себе в помощницы половину девичьей, и горы хлебов, кулебяк, пирогов высились на всех столах в большой кухне барского дома и занимали все кладовые, примыкавшие к ней. Пивоварня в поместье работала без устали уже месяц, и бочонки с ячменным пивом, белея залитыми воском пробками и уложенные рядами, заняли все место вдоль ее кирпичных стен.

В село уже отправили бычка и несколько баранов, которых завтра зажарят на большом костре в центре площади. Для соседей-помещиков Долли с крестным запланировали на обед заливное, жареных цыплят, оленину под французским соусом, расстегаи и рыбу, а для молодежи — пирожные. Все шло по плану, поэтому, успокоившись, она отпустила своих сестер и племянниц барона с Дашей Морозовой в дом учителя. Девушки хотели последний раз в этом году искупаться, пока горячее солнце еще прогревало воду в Усоже. Привезти обратно их должен был Александр Николаевич, отправившийся на площадь к церкви посмотреть за приготовлением к завтрашнему празднику.

Веселые голоса и стук колес на подъездной аллее возвестили о возвращении купальщиц. Долли вышла на крыльцо, яркое солнце светило ей прямо в глаза, и пришлось приложить руку ко лбу, затеняя их, чтобы что-то разглядеть. Коляску барона, где на заднем сидении, плотно прижавшись друг другу, сидели все четыре девушки, а на переднем восседал Александр Николаевич, сопровождал верховой. Когда они подъехали к крыльцу, Долли с удивлением узнала во всаднике своего тайного знакомого Лаврентия Островского.

— Только этого мне не хватало! Если он сейчас хоть чем-нибудь намекнет, что встречался со мной в лесу, придется объясняться с крестным и тетушкой, — прошептала Долли, и хорошее настроение княжны сразу испарилось. Но взяв себя в руки, она решила, что лучшая оборона — это нападение, и нужно начать разговор первой.

Княжна сбежала с крыльца и подошла к остановившейся коляске. Александр Николаевич вышел первым и по очереди подал руку всем четырем своим подопечным, сходящим с подножки. Лиза подхватила сестру под руку, а Натали, Мари и Ольга окружили ее со всех сторон.

— Ну, как вода? — поинтересовалась Долли, весело улыбнувшись девушкам, и они наперебой начали восторгаться купанием и сожалеть, что она не поехала с ними.

— Дорогая, позволь представить тебе нашего соседа господина Островского, он недавно унаследовал Афанасьево от покойного Ивана Ивановича, — объявил барон, мягко оттеснил болтушек от крестницы и повернул ее к молодому человеку, который уже спешился и почтительно поклонился княжне.

— Дарья Николаевна Черкасская, светлейшая княжна и моя крестница, — представил Долли барон и отступил в сторону, давая ей возможность познакомиться с новым соседом.

— Добрый день, сударь, добро пожаловать в наши края, — сказала Долли и поклонилась молодому человеку, но руки не протянула, надеясь, что он поймет ее намек и будет держаться официально. Так и получилось — сосед поклонился и сказал:

— Счастлив познакомиться с вами, сударыня. Меня уже представили остальным дамам, и даже пригласили на завтрашний праздник. Надеюсь, как хозяйка бала вы не будете возражать?

— Мы — провинциалы, и балы нам заменяют гулянья, если вас это заинтересует, мы все будем рады, — заметила княжна, ухватила под руки сестер и обратилась к барону. — Крестный, я проверила, все уже готово, и мы с сестрами можем ехать домой. Если ты отпустишь к нам в гости Мари и Натали, то мы вернемся завтра часам к десяти, чтобы успеть расставить посуду до приезда гостей.

— Дядюшка, пожалуйста, можно нам поехать? — заныли девушки и повисли с двух сторон на руках барона.

— Ну, хорошо, поезжайте, — согласился Александр Николаевич и с облегчением подумал, что проведет тихий вечер в одиночестве. — Я сейчас скажу кучеру Савве, чтобы оседлал коня и проводил вас до Ратманова.

— Позвольте мне проводить барышень, — предложил Лаврентий, — мне это доставит большое удовольствие.

— Пожалуйста, буду премного вам обязан, — поблагодарил барон, пожав руку молодому человеку, — и жду вас завтра обязательно к нам на праздник, мы начинаем в два часа пополудни.

Лаврентий поклонился, поблагодарил хозяина и, встав у дверцы коляски, по очереди подал руку четырем молодым девушкам. Долли уже вскочила на Лиса, которого конюх привел к крыльцу. Барон закрыл дверцу коляски, Лис, пришпоренный наездницей, рванулся вперед, а Лаврентий поехал позади экипажа, поняв, что лучше пока не приближаться к девушке, так явно выразившей свое нежелание афишировать знакомство с ним.

Через полчаса они были уже в Ратманово. Мария Ивановна вышла на крыльцо, чтобы встретить своих питомиц. Как веселые птички выпархивают из цветочных зарослей, девушки, легко слетев по подножке на крыльцо, окружили Опекушину со всех сторон, пытаясь рассказать, как славно они провели время, но твердый голос Долли остановил их щебет:

— Тетушка, позвольте представить вам господина Островского, он — наш новый сосед, унаследовавший Афанасьево. Господин Островский любезно проводил нас домой.

— Добрый вечер, сударь, очень благодарна вам за заботу о моих девочках, — сказала Мария Ивановна и протянула Лаврентию руку, которую тот почтительно поцеловал. — Буду рада дальше продолжить знакомство с вами на завтрашнем празднике.

Лаврентий поблагодарил и откланялся; на обратном пути он все старался понять, пригласила ли его старая женщина бывать в доме, но потом понял, что, скорее всего, — пока нет, и решил завтра завоевать симпатии Марии Ивановны, справедливо считая ее ключом от дверей замка своей принцессы.

Сразу после ужина, когда тетушка отправилась к себе в комнату, девичья стайка собралась в спальне Долли. Ольга лежала на кровати, Лиза, Мари и Натали расселись на белых с золотом легких стульях, стоящих вокруг маленького круглого столика в нише окна, а сама хозяйка комнаты сидела на банкетке перед туалетным столиком, повернувшись к зеркалу спиной.

— Боже, до чего же он импозантный, — тринадцатилетняя Натали с удовольствием выговорила модное слово, считая, что так она кажется взрослее.

— Да, очень импозантный, — как эхо откликнулась ее ровесница Ольга.

— Ну, и чем он импозантен? — скептически спросила их Долли. Она не могла отрицать, что Лаврентий — красивый мужчина, но ее идеалом был брат, и хотя новый сосед был так же высок и черноволос, как Алекс — на этом сходство заканчивалось. Светлейший князь Черкасский был очень красив, но привлекало в нем скорее другое: ощущение силы и уверенности, исходившие от Алексея, смягчались великолепным чувством юмора и обаянием, под которое попадали не только женщины и дети всех возрастов, но и мужчины. А в Лаврентии ничего этого не было, но объяснять это своим глупым молодым собеседницам она не собиралась. Но этого и не потребовалось, ноту осуждения внесла Лиза:

— А мне он совсем не понравился, — она говорила тихо, и ее худенькое лицо с огромными янтарными глазами слегка порозовело, — он подал мне руку, когда помогал сесть в коляску, и я почувствовала опасность и угрозу, и еще он думал про какие-то цветы, про красную розу.

Долли с раздражением подумала, что опять сестре мерещатся ее видения, и из чувства противоречия сказала:

— Наоборот — хорошо, когда мужчина любит цветы, это редкое качество у этого грубого пола.

Настроение у нее испортилось окончательно. Лиза мучила ее, пытаясь рассказывать про разных людей странные, часто неприятные и опасные вещи. Веселая и деловитая Долли, двумя ногами стоящая на грешной земле, была, к глубокому огорчению тетушек, даже не очень религиозна, а уж поверить в такую мистику, как чтение мыслей через прикосновение к руке, она не могла никак. Ну почему это случилось с их Лизой, за что им такое невезение? Сестра вещала, как какая-то Кассандра. Зачем вообще нужно что-то знать о тайных мыслях людей?

Даша Морозова, которую она попросила понаблюдать за Лизой, в первый же день встала на сторону сестры и теперь ходила за ней как привязанная, преданно заглядывая в глаза, только потому, что, взяв подругу за руку, сестра на ушко ей что-то рассказала.

— Боже мой, Долли, она пересказала мои самые сокровенные мысли, — воскликнула тогда Даша, и ее глаза, ставшие огромными, как блюдца, мечтательно уставились на подругу.

— Ах, какая тайна, — саркастически заметила княжна, — она рассказала тебе, что ты мечтаешь о Пете, младшем сыне дворецкого Ивана Федоровича. Может быть, я тоже прорицательница?

— Откуда ты знаешь? Это Лиза тебе рассказала? — удивилась Даша и залилась краской.

— Нужно быть слепой, чтобы этого не заметить. Ты так краснеешь, когда мы его встречаем, что я каждый раз думаю, не станет ли тебе плохо, — ответила Долли и пожала плечами.

Но переубедить Дашу, уверовавшую в магические способности Лизы, она уже не смогла. То же самое произошло неделю спустя с Наташей и Машей, которым юная княжна, подержав их за руки несколько мгновений, пересказала их самые тайные мечты. Теперь девичья троица с благоговением смотрела Лизе в рот, ожидая от нее каких-то новых откровений. Похоже, что Долли осталась в одиночестве. Она вспомнила Елену и Алекса — вот кто бы поддержал ее в этой битве разума с суевериями, но родных с ней не было, и приходилось одной бороться за умы младших сестер. Она решила расспросить Лизу, надеясь найти нелогичности в ее рассказе.

— Расскажи нам, что ты почувствовала, когда коснулась его руки? — спросила она, внимательно гладя на сестру.

Лицо Лизы приняло задумчивое выражение, как будто она вспоминала подробности своих ощущений, а потом девушка заговорила:

— Я видела клумбы с цветами, и на каждой клумбе были цветы только одного сорта, и я знала, что с этими цветами связано зло. И еще я видела темно-красную розу, бархатистую, с капельками росы, но не живую, а как будто нарисованную. Больше я ничего не почувствовала. Но мне кажется, что с этим человеком связано что-то очень опасное, может быть даже смерть…

Лиза замолчала. Долли потеряла дар речи, ведь сестра никак не могла знать ничего об этой розе, которую так подробно описала — альбом с рисунками Лаврентия держала в руках только она одна. Что же это значит? Неужели Лиза, как прорицательница Кассандра в старом греческом мифе о Троянской войне, говорит правду, а она ей не верит… Но ведь в это действительно невозможно поверить!

Мучимая противоречивыми мыслями, она взглянула на сестру. С очень светлыми, пепельного оттенка волосами и золотисто-карими, янтарными глазами в густых черных ресницах, Лиза действительно напоминала существо из волшебной сказки. Но как могла до мозга костей земная Долли, которая, дожив до семнадцати лет, даже ни разу не имела романтических иллюзий, поверить в мистические способности той, что привыкла считать малышкой!..

— А как эта роза может быть связана с опасностью? — осторожно, боясь показать, что уже колеблется, спросила княжна.

— Я не знаю. Те клумбы — от них как бы шли волны холода и ужаса, а роза стала последней картиной, которая всплыла в моем мозгу, когда я отпустила его руку, — растерялась Лиза. Она умоляюще посмотрела на сестру, — я не могу объяснить, я просто это знаю.

— Хорошо, будем считать, что ты нас предупредила, — объявила Долли, — давайте собираться на завтрашний праздник. Кто что хочет одеть?

— У нас с Натали есть по новому платью: у меня — белое, а у нее — розовое, мы их еще ни разу не надевали, — радостно сообщила пятнадцатилетняя Мари, — а что вы наденете?

— Я надену голубое шелковое платье, сейчас принесу показать какое, — пообещала Ольга, спрыгнула с кровати и выбежала из комнаты.

— А ты, Лиза, что наденешь? — спросила Долли, ласково глядя в грустные глаза сестры.

— Я не знаю, выбери мне что-нибудь сама, — попросила девушка.

— Тогда я выбираю тебе платье из светло-лимонного шифона, оно, может быть, слишком нарядное для гулянья в саду, но ведь мы все — хозяйки на этом празднике, значит, тоже должны его украшать, как те букеты, что завтра расставим на столах, — сказала Долли, и глаза ее лукаво блеснули, — и раз я самая старшая, значит должна быть самым ярким украшением — придется выпросить у тетушки фамильные драгоценности.

— Не может быть, Долли, ты еще ни разу не надевала фамильные драгоценности! — воскликнула Ольга, которая с голубым шелковым платьем в руках влетела в комнату и услышала последние слова сестры. — Я думаю, тетушка Опекушина не разрешит тебе их надеть.

— Хочешь пари? Спорю на твое пирожное на завтрашнем празднике, что я выпрошу у нее целый гарнитур, — предложила младшей сестре девушка, и та, поколебавшись, согласилась.

— Отлично, я завтра собиралась надеть светло-зеленое атласное платье, значит, нужно просить у тети изумруды. Ждите меня здесь, — велела Долли, поднялась и пошла в спальню тетки.

Она легонько постучала и, услышав приглашение войти, проскользнула в дверь. Мария Ивановна в капоте и ночном чепце уже отпустила горничную и приготовилась лечь в постель.

— Дашенька, что ты хотела? — удивилась она.

— Тетушка, вы ведь говорили, что я уже невеста? — потупив глаза, обратилась к ней Долли.

— Конечно, дорогая, во времена моей молодости невестами считали с шестнадцати лет, хотя выдавали замуж и пятнадцатилетних, но теперь считается, что девушка может выходить замуж с семнадцати лет.

— Тетушка, завтра на празднике будут соседи со всей округи, я хочу присмотреться к молодым людям поближе, но и сама хочу им понравиться, — говорила Долли, по-прежнему не поднимая глаз на старую женщину.

— Но как же ты можешь кому-то не понравиться? — изумилась Опекушина, — ты ведь красавица, да и приданое у тебя большое, ты — самая прекрасная невеста во всей губернии.

— Но ведь скандал, связанный с князем Василием, который пытался присвоить имения Алекса, еще не забыли. Может быть, люди сомневаются, что у меня есть это приданое. Я хотела бы развеять их сомнения, появившись на завтрашнем празднике в фамильных драгоценностях.

— Девочка моя, но твоей тетушки Апраксиной нет дома, а я не могу распоряжаться фамильными драгоценностями. Вдруг ты их потеряешь? — отказала бедная Мария Ивановна. Всей душой желая помочь девушке, она не могла рисковать такими ценностями, какими были украшения покойной княгини, хранящиеся в Ратманово.

— Но, тетушка, я обещаю быть очень осторожной и находиться на празднике неподалеку от вас, чтобы вы могли все время видеть драгоценности. Мне очень хочется надеть бабушкины изумруды — тогда все поверят, что мы по-прежнему богаты, — попросила Долли и, наконец, подняла глаза на тетку — и в них была такая мольба, что доверчивая женщина сдалась.

— Ну, хорошо, только будь все время рядом со мной, а украшения достанем из ящика завтра, — согласилась старая женщина, перекрестила княжну, пожелавшую ей спокойной ночи, поцеловала в лоб и отпустила.

Вся девичья компания с нетерпением ожидала возвращения своей предводительницы, и когда она с видом победительницы вплыла в комнату, дружные нетерпеливые выкрики встретили ее появление.

— Спокойно, вы все узнаете завтра, а сейчас отправляйтесь в свои комнаты и дайте мне отдохнуть от вас, — скомандовала княжна.

Девушки вспорхнули со своих мест и отправились по спальням, а Долли, расчесав густые вьющиеся пряди цвета красного дерева, долго сидела перед зеркалом, рассматривая свое лицо. Наговорив тетушке чепухи про сомнения окружающих, она всерьез задумалась, что же люди все-таки знают о несчастьях, свалившихся на их семью.

Все знают, что какое-то время Алекса считали погибшим, и князь Василий претендовал на его наследство. Но, похоже, что слуги промолчали, и никто в округе не узнал о том, что случилось с Еленой. Если бы об этом стало известно, то крестному обязательно задавали бы вопросы об избиении, да и Даша Морозова сказала бы ей, если бы в селе об этом ходили слухи. Значит, репутация их семьи не пострадала, поэтому сестрам нечего беспокоиться за свое будущее — они обязательно найдут хорошие партии.

Сама Долли сказала крестному правду. Она не собиралась выходить замуж, а хотела дождаться двадцати одного года и получить наследство, а потом жить самостоятельно, лучше всего здесь, в Ратманово, и разводить скаковых лошадей. И теперь, когда девушка дала себе слово уговорить родных, она решила больше не отступать, когда все снова будут улыбаться, слушая ее разговоры о свободе, считая, что Лисичка в очередной раз шутит. Долли с горечью подумала, что в их семье Кассандра — не Лиза, а она сама. Что странного в том, чтобы хотеть жить самостоятельно и заниматься любимым делом? Конечно, если бы появился красивый молодой человек, тоже увлеченный лошадьми, который смог бы с уважением отнестись к ее мечте и помогать ей в делах, Долли могла бы выйти замуж, ведь замужество дает женщине детей. Но таких мужчин не бывает, поэтому нужно следовать намеченному плану и добиться от родных обещания дать ей свободу.

Отогнав грустные мысли, княжна надела ночную рубашку и легла в постель. День, полный забот, утомил ее, и она мгновенно заснула, едва положив голову на подушку. Во сне она скакала на своем любимом Лисе среди сжатых полей Ратманова, а за ней летел табун таких же темно-рыжих легконогих коней, и она была счастлива как никогда в жизни.


Утро праздника выдалось великолепным. На высоком небе не было ни облачка, солнце быстро прогревало еще прохладный воздух и обещало к полудню залить Троицкое теплом и ярким светом.

Долли встала первой из сестер и, позвав горничную Фаину, шестнадцатилетнюю девушку, которую к ней приставила тетушка по возвращении в Ратманово, быстро причесалась и надела свое любимое атласное светло-зеленое платье, в котором сама себе очень нравилась. Совсем простое, без украшений, с небольшими рукавами фонариком, оно так ловко сидело на ее тонкой фигурке, что скрадывало пышную грудь, которой девушка стеснялась. К тому же светло-зеленый переливающийся атлас платья оттенял ее зеленые глаза, а темные рыжеватые волосы на его фоне казались еще ярче.

— Ну что ж, нужно выигрывать пари, — сказала она своему отражению в зеркале и побежала к спальне тетушки.

Мария Ивановна давно встала, распорядилась насчет завтрака и уже была одета в парадное светло-лиловое шелковое платье. Ее седые волосы были убраны в красивую прическу и закрыты кружевной наколкой в тон платью, а в ушах переливались большие овальные аметисты.

— Заходи, дорогая, — приветствовала она княжну, — вот, я достала изумруды твоей бабушки. Ты их хотела надеть?

Мария Ивановна открыла футляр, и Долли, задохнувшись от восторга, уставилась на колье из больших квадратных изумрудов, обрамленных бриллиантами; рядом лежали кольцо, браслет и серьги. Самый большой изумруд был в кольце, он был размером с ее ноготь. С запоздалым раскаянием девушка подумала, что действительно страшновато надевать такие вещи на деревенский праздник. Она взяла в руки футляр, подошла к зеркалу и надела серьги. Зеленый огонь камней переливался в солнечных лучах, падающих из окна, перекликаясь с яркостью ее зеленых глаз. Долли показалась сама себе взрослой гордой красавицей — такой она еще никогда не была.

— Тетушка, как красиво, — пролепетала девушка, и уже зная, что больше ничего из драгоценностей не рискнет надеть, расстаться с серьгами не смогла. — Я одену только серьги, а остальное заберите назад — вы правы, это слишком опасно, одевать такие украшения на деревенский праздник.

— Ты — умница, моя дорогая, — обрадовалась Опекушина, — конечно, этих серег достаточно, чтобы все поняли, какая ты богатая невеста, все сомнения будут сняты. Я пошла будить остальных девочек, а ты, если хочешь, можешь уже позавтракать, в столовой все готово.

Старая женщина заперла драгоценности в бюро и, обняв Долли, вышла из комнаты. Княжна дождалась остальных девушек в столовой. Ольга, только войдя в двери, сразу уставилась на сестру и замерла, не зная, что сказать.

— Ты выиграла пари, поэтому съешь мое пирожное на празднике, — улыбаясь, сказала младшей сестре Долли, — видишь, на мне только серьги, а ведь мы спорили на целый гарнитур.

— Но эти серьги ведь тоже из бабушкиных драгоценностей? — засомневалась младшая княжна, стараясь быть благородной. Она боролась со своей совестью, не решаясь принять победу.

— Конечно, но я спорила на весь гарнитур, значит, ты выиграла, — успокоила ее сестра, похлопав по руке, — не отказывайся, ты победила честно, я это признаю.

Счастливая Ольга заулыбалась, и все девушки сели завтракать. Долли окинула взглядом всех своих подопечных. Рано утром из дома привезли наряды для Мари и Натали. И теперь они сидели, наряженные в платья из тончайшего шелка, одинаково перевитые под грудью шелковыми лентами. На старшей девушке было белое платье, а на младшей — розовое. Ольга была в ярком голубом шелке, которой так шел к ее темно-серым с синеватым отливом глазам и каштановым кудрям. Только Лиза, хоть и надела светло-лимонное шифоновое платье, как посоветовала ей Долли, казалась бледной и грустной. Княжна решила, что нужно поговорить с Лизой перед праздником, сестра может совсем потерять силу духа и здоровье с этими своими видениями. Дав себе обещание, что она этого не допустит, Долли постаралась переключиться на веселые мысли.

— Сегодня праздник у крестного, и никто не испортит его ни мне, ни моим сестрам, ни моим подругам! — прошептала она новое заклинание.

Дворецкий Иван Федорович сообщил тетушке, что две коляски поданы к крыльцу. Девушка пожалела, что сегодня не сможет взять с собой Лиса. Ну да ничего, она сядет в одну коляску с Лизой и по дороге сможет поговорить с ней. Когда тетушка, окруженная яркой стайкой своих подопечных, выплыла на крыльцо, Долли шагнула вперед и, подавая всем по очереди руку, рассадила всех так, как хотелось ей: Мария Ивановна с гостьями и Ольгой поехала в первой коляске, а они с Лизой сели во вторую.

— Почему ты сегодня такая грустная? — ласково поглаживая руку сестры, спросила Долли.

— Нет, тебе показалось, — быстро ответила Лиза.

— Я знаю тебя слишком хорошо, поэтому вижу больше, чем остальные, придется тебе ответить мне правду, — княжна улыбкой смягчила жесткость своих слов, но, тем не менее, ждала ответа.

— Понимаешь, мне верят только те, кто младше меня, а взрослые не принимают меня всерьез. Вот ты пошутила, назвав меня Кассандрой, но ведь это — правда, я говорю то, что вижу и чувствую, а мне никто не верит.

— Я вчера поверила тебе, — Долли даже не поняла, как у нее вырвалась эта фраза, но, увидев просиявшее лицо сестры, не решилась взять свои слова обратно.

Счастливая Лиза обняла старшую сестру и расцеловала в обе щеки. Она взахлеб начала говорить, как счастлива оттого, что Долли поверила ей, а та, слушая вполуха, пыталась разобраться в своих мыслях. Когда они подъехали к Троицкому, княжна уже знала, что сказала сестре правду — та роза, о которой Лиза рассказала вчера, убедила ее в том, что их малышка обладает мистическими способностями. Теперь оставалось только принять это, а потом научиться с этим жить.


Лаврентий Островский собирался на прием к соседу-помещику впервые в жизни. Это было смешно, но это была правда. Отец выкинул его из дома, когда он был совсем юным, и не успел приобщиться к жизни богатой дворянской молодежи. Когда же он вернулся взрослым человеком, имения уже не было, как, впрочем, и денег, и Лаврентий вынужден был сам отказаться от общения с теми, кто знал их семью раньше.

Молодой человек в который раз поблагодарил покойного дядю, вернувшего ему положение помещика, но и попенял ему, что тот был так доверчив и позволил себя разорить негодяю управляющему. Теперь Лаврентию было необходимо получить руку и приданное княжны Черкасской, тогда покойный батюшка сколько угодно мог переворачиваться в гробу, но его мечта уничтожить сына и жену уже не исполнится, они снова встанут на ноги и заживут в свое удовольствие. В этой благостной картине было только одно несоответствие: какая-то из женщин была лишней, и молодой человек пока не знал, какая. Тетка утомила его многолетней острой и опасной связью, он очень хотел от нее отдохнуть, но каждый раз, приняв решение порвать с ней, возвращался и снова включался в ее игру. Может быть, на сей раз женитьба на красивой молодой девушке поможет разорвать порочный круг, он очень надеялся на это.

Островский в последний раз повернулся перед зеркалом и остался доволен собой. План, разработанный им для сегодняшнего праздника, состоял из нескольких частей: в первую входило знакомство с местными помещиками, во вторую — обольщение тетушки княжон Черкасских и ее крестного — барона Тальзита, и только потом он собирался заняться самой княжной. Оружие на сегодняшний вечер было одно — почтительное восхищение — оно одинаково хорошо должно было сработать сразу со всеми намеченными жертвами.

— Слушаю внимательно, восхищаюсь искренне, разговариваю почтительно, — сказал он своему отражению, одетому в новый черный сюртук в талию, узкие панталоны и мягкие сапоги с лаковыми отворотами.

Лаврентий решил, что одеваться во фрак на праздник в саду — глупо, к тому же у него не было коляски, а скакать верхом во фраке было глупо вдвойне. Сейчас, в модном сюртуке и сапогах, он выглядел так, как будто заехал к соседу по-приятельски повеселиться в саду и проводить барышень на народные гуляния в село. Молодой человек вскочил на своего дончака и поскакал в Троицкое. Пути было сорок минут, а он не хотел являться рано, поэтому пустил коня неспешной рысью, размышляя на ходу о своей предполагаемой невесте. Девушка была очень красива, но, похоже, в силу возраста еще не понимала этого. Сейчас был самый подходящий момент, чтобы увлечь ее, отстранив всех потенциальных женихов. Он надеялся просчитать ситуацию, но сначала требовалось определить, много ли у него конкурентов.

Теплый октябрьский день, золотивший яркими солнечными лучами еще зеленую листву рощи, очаровал его и отвлек от трудных мыслей. Ему даже показалось, что черной полосы в его жизни не было, и что он — юный Лаврик Островский, единственный сын богатых помещиков, а впереди у него — прекрасная светлая жизнь. Молодой человек подумал, что он действительно хочет все забыть, зажить простой достойной жизнью с молодой красивой женщиной, которая будет его любить. Поняв, что это — его самое заветное желание, он встряхнул головой, как будто отгоняя от себя ужас прошлого, ударил коня каблуками и полетел по узкой лесной дороге галопом.

Через четверть часа Лаврентий подскакал к подъездной аллее барского дома в Троицком и, пристроившись за вереницей модных и старинных экипажей, начал продвигаться к крыльцу. Хозяин дома под руку с крестницей, Долли Черкасской, стоял в дверях, встречая гостей. Еще издали Лаврентий понял, что он прав: девушка уже сейчас очень хороша, а через год-два она станет ослепительной красавицей. Сегодня на ней было простое, но очень изящное светло-зеленое платье. Оно оттеняло изумрудные глаза хозяйки и тяжелые волосы цвета красного дерева, закрученные в длинные тугие локоны.

Молодой человек спрыгнул с коня, отдал его повод конюху и, когда шумное семейство с множеством детей, приехавшее перед ним, поздоровалось с хозяевами и прошло в дом, поднялся на крыльцо.

— Здравствуйте, господин барон, благодарю вас за приглашение, — обратился он к Тальзиту, пожимая протянутую руку.

— Очень рад вас видеть, господин Островский, будьте как дома.

— Приветствую вас, сударыня, — поздоровался молодой человек и низко поклонился княжне, ожидая ее ответа.

— Здравствуйте, сударь, — ответила Долли и сделала легкий реверанс, но руки ему не подала.

Плохо — она его сторонится. Что же он сделал не так, когда встретил ее у водопада? Хорошее настроение Лаврентия начало таять, но барон, сам того не зная, пришел ему на помощь, обратившись к крестнице.

— Дорогая, пойди познакомь господина Островского с нашими соседями, а то он пока никого здесь не знает. Как мне кажется, все уже приехали. Я постою еще минут десять, а ты займи гостей.

— Хорошо, крестный, — покорно кивнула княжна и прошла к дверям дома, жестом пригласив Островского следовать за собой.

Молодой человек нагнал ее в дверях и тихо спросил, наклонившись к уху:

— Я чем-то разгневал вас?

— Почему вы так решили? — в голосе девушки звучало искреннее изумление.

— Вы сторонитесь меня, — в словах Лаврентия прозвучала обида.

— Вам показалось, — возразила княжна, подняв на него глаза, и он увидел, что девушка действительно не кривит душой, просто для нее эти встречи в лесу значили слишком мало.

За разговором они прошли через пустые комнаты дома и очутились в саду. Уже издали был слышен гул множества голосов. По запущенным дорожкам мимо буйно разросшихся кустов жасмина и сирени они вышли на большую лужайку, с двух сторон окруженную оградой сада, а с двух других — кустами. На лужайке были в два ряда расставлены столы, накрытые белыми скатертями, украшенными цветными гирляндами. В центре каждого стола стоял красивый букет цветов, посуда сияла, а серебряные приборы отражали солнечные блики.

— Как красиво сервированы столы, — похвалил Лаврентий, зная, что Долли считается хозяйкой этого праздника.

— Спасибо, я передам ваши слова сестрам и подругам, им будет очень приятно, что их труд оценен, ведь украшением столов занимались они, — ответила княжна, повернув к нему голову, и огромные изумруды в ее серьгах разбросали зеленые лучи, поймав солнечный свет.

Лаврентий подумал, что люди не обманули, семья — очень богатая. Сколько могут стоить эти драгоценности? Даже на его не очень знающий взгляд, на эти серьги вполне можно было купить Афанасьево. Ему так захотелось вынуть украшения из ушей девушки и положить себе в карман, сразу решив половину своих проблем, что он даже разозлился. Мысленно обругав себя идиотом, решившим поживиться крохами и упустить главный шанс в своей жизни, Лаврентий постарался сосредоточиться на своем плане.

Девушка подвела его к первой группе гостей. Это было шумное семейство, приехавшее перед ним. Долли начала его представлять, и Лаврентий отметил, что молодой человек лет двадцати, старший сын у родителей, представленный ему как Михаил Епанчин, встретил его очень холодно. Островский понял, что это — его первый конкурент, и приободрился — этот был слишком молод.

Они продолжили обход гостей, княжна знакомила его с соседями-помещиками, их добрыми женами и многочисленными детьми. Лаврентий старательно запоминал фамилии семейств, присматриваясь к молодым людям. Потенциальных претендентов на руку княжны Черкасской было человек шесть, но на его счастье все они были совсем молодыми людьми — либо ровесниками княжны, либо старше ее на два-три года. Поняв, что все взрослые мужчины — в армии, и получается, что серьезных конкурентов у него нет, Лаврентий развеселился и решил действовать по разработанному плану: заняться теткой девушки и ее крестным.

Барон, пришедший на лужайку, пригласил гостей отобедать и, подхватив под руку Долли, отправился к одному из крайних столов. Пока гости рассаживались, появились слуги с первыми блюдами. Островский внимательно наблюдал за тетушкой княжон, собиравшей вокруг себя своих питомиц. Увидев, что она направилась к первому столу в соседнем ряду, чтобы сидеть напротив барона, Лаврентий поспешил туда же. Он помог девушкам отодвинуть скамьи, служившие сиденьями на этом летнем обеде, поклонился и сказал:

— Имею честь приветствовать вас сударыни на этом славном празднике. Здесь так красиво, замечательные букеты, и столы так изысканно сервированы. Мне приходилось видеть такое убранство только в Петергофе, когда на именины императрицы-матери накрывали столы в тамошних садах.

— Спасибо вам на добром слове, ведь это наши девушки целую неделю старались, делали украшения, а вчера весь день составляли букеты, — расцвела Опекушина и пригласила приятного молодого человека за свой стол.

— Вы позволите мне сесть подле вас? — вежливо спросил Островский тринадцатилетнюю Ольгу, рядом с которой осталось незанятое место.

— Пожалуйста, — смутилась девушка, но потом подняла на молодого соседа большие, чуть раскосые темно-серые глаза и радостно выпалила, — вы знаете, как мы сохранили букеты свежими?

— Не могу догадаться, — подыграл соседке Лаврентий.

— Мы составили букеты и убрали их в погреб, окутав мокрыми тряпками, — сообщила Ольга, которая была очень горда, так как именно она придумала использовать мокрые тряпки.

— Замечательная идея, я никогда о таком не слышал. Обязательно сделаю так же, когда буду устраивать летний праздник в моем имении, — похвалил Островский и увидел по довольному лицу тетушки княжон, что ей очень приятны похвалы, расточаемые ее питомицам.

Он почувствовал, что нашел нужный тон разговора, и не рискнул обсуждать наряды и красоту девушек, чтобы не насторожить Опекушину. Молодой человек начал расспрашивать соседок о тех цветах, которые увидел в букетах, о блюдах, что им подавали, всем восхищался, и к концу обеда бесхитростная Мария Ивановна прониклась к Лаврентию симпатией и доверием, а Ольга и племянницы барона смотрели на него с обожанием. Обед закончился, гости начали подниматься с мест. Он тоже поднялся и помог Опекушиной с девушками выйти из-за стола.

Лаврентий подумал, как все просто получилось с этими юными созданиями, пара комплиментов — и дело в шляпе. С тетушкой вроде бы тоже все сложилось нормально. Пора было переходить к крестному. Он, пропустив женщин вперед, вслед за ними подошел к барону Тальзиту и Долли.

— Дядюшка, можно мы со всеми пойдем в село, смотреть на гуляния, — попросила Мари, схватив барона за руку.

Стайка молодежи во главе с двадцатилетним Михаилом Епанчиным уже собралась рядом с калиткой, выходящей на тропу, ведущую в Троицкое. Они нетерпеливо оглядывались, ожидая княжон Черкасских и племянниц барона Тальзита.

— Конечно, дорогая, только держитесь все вместе. Дашенька у вас будет за старшего, — разрешил Александр Николаевич.

— Крестный, я не могу быть старшим, во-первых, я не мужчина, а женщина, во-вторых, Миша Епанчин старше меня на три года. Но за девочками я присмотрю, это я умею, — парировала Долли и побежала к остальным, уводя за собой девушек.

— Какой логический ум в этой прекрасной головке, — восхитился барон, потом вспомнил про Островского, почтительно ожидавшего его внимания, и предложил, — а вы, сударь, что предпочитаете: пойти с молодежью на гуляния к церкви или провести время за картами?

— Если вы возьмете меня в компанию, я с удовольствием проведу время за картами, ведь я не играл с тех пор, как выписался после ранения, — ответил Лаврентий, ожидая приглашения, которое сразу последовало.

— Милости прошу, сударь, мы играем в пикет и в бостон, у нас несколько столов, рекомендую и напитки, что там нам подадут, я сам слежу за их приготовлением — таких настоек, как у меня, вы ни у кого не найдете.

Комнаты, где собралось старшее поколение этого уезда, тоже были с любовью украшены девичьим руками: большие букеты осенних цветов занимали все вазы и кувшины, которые нашлись в доме, и сейчас были расставлены на столах и поставцах. Но равнодушные к стараниям девушек игроки уже занимали места за ломберными столами. Их больше всего интересовали ставки, по которым сегодня будет идти игра. Наконец, уговорившись, что ставки будут по копейке, гости распределились по компаниям.

— Не угодно ли, сударь, со мной переброситься в пикет? — предложил барон, указав на пустой столик.

— С удовольствием.

Лаврентий играл в эту старинную игру только в юности с отцом, но счел, что если проиграет, то это будет ему только на пользу. Хозяин, кивнув слуге, стоящему у столика с графинами, велел принести две рюмки анисовой водки.

— Рекомендую, сударь, это — мой личный рецепт. Я свою анисовую делаю на пиве. Сначала толченый анис добавляю в пиво, потом смесь перегоняю, в полученный первый перегон добавляю две трети против него хлебного перегона, и все вместе снова перегоняю. А потом через березовые уголья процеживаю. Попробуйте, как вам? — спросил Александр Николаевич, с интересом ожидая реакции собеседника.

— Бесподобно! — восхитился Лаврентий. Водка действительно была очень мягкой и приятной на вкус. — Замечательный вкус, и пьется легко.

— Вот, а все дело в пиве и двойной перегонке, такой анисовой ни у кого из соседей нет. У меня в пивоварне работает Иван, уже совсем старик, но глаз у него верный, никогда ни зернышка не переложит, а какое пиво варит — мужики со всех окрестных деревень к нам съезжаются на праздник только из-за его пива. Хотите, скажу, чтобы принесли пива, в кухне есть бочонок, вдруг кто из гостей захочет.

— Спасибо, сударь, не нужно. Если можно, я бы выпил еще анисовой, — попросил Лаврентий, который уже успел заметить, что присутствующие мужчины то и дело подзывали слуг и налегали на анисовую водку, но, к удивлению молодого человека, и дамы не отставали, подставляя свои рюмки под светло-золотистую струю. Он улыбнулся и поинтересовался у хозяина: — А дамы, мне кажется, тоже с удовольствием пьют ее?

— Мою анисовую можно и дамам свободно пить. От нее ни похмелья, ни головной боли не бывает. Хотя для дам я всегда выставляю ягодные настойки — мои гостьи всегда предпочитают анисовую, — барон улыбнулся и лукаво добавил: — У каждой из наших матрон имеется муж, вот пусть он и следит за тем, что пьет его жена.

Барон раздал карты, и они начали игру. Лаврентий быстро вспомнил приемы, которым учил его отец, и с самого начала начал выигрывать.

— Да вы молодец, сударь, — похвалил его барон, — сильный игрок, давно я не играл с равным противником.

— Пожалуйста, зовите меня Лаврентий, мне будет очень приятно, — попросил Островский, почувствовав, что отношение барона к нему потеплело.

— Хорошо, но и вы тогда зовите меня Александром Николаевичем, — согласился Тальзит.

— Это — большая честь для меня, Александр Николаевич, спасибо, — обрадовался Лаврентий.

Игра увлекла обоих. Начав ее чтобы угодить барону, Лаврентий заинтересовался процессом, требующим внимания и собранности, но, хотя он поначалу и выигрывал, барон постепенно взял реванш и обыграл молодого человека. Признав свое поражение и отдав рубль с копейками проигрыша оживленно потирающему руки хозяину, он осведомился, не поздно ли молодежи находиться на гулянии в селе.

— Да, голубчик, вы правы, уже темнеет, но там сейчас самое веселье: костры жгут, — занервничал барон, впервые за несколько часов вспомнив о своих подопечных. — Дашенька — девушка очень разумная, но, может быть, вы сходите за ними: мальчики пусть остаются, если хотят, а девочек всех нужно вернуть сюда.

— Не беспокойтесь, я скоро приведу их, — пообещал Лаврентий и направился к выходу.

Островский решил дойти до села по центральной дороге, надеясь, что вся молодежь еще на гулянии и он не разминется с девушками, идущими по тропинке через сад. Яркие костры на церковной площади Троицкого были видны издалека. Молодой человек быстро прошагал по утоптанной дороге, которая привела его к месту гуляния. Он увидел столы, расставленные большим кольцом, внутри которого догорал костер. По пустым вертелам, укрепленным над костром, он догадался, что на них жарили бычка и баранов, о которых говорили ему девушки за обедом. Теперь за столами уже почти никого не было, только несколько компаний мужиков допивало пиво из пузатых темных бочонков. Все остальные собрались большой толпой около двух костров и подбадривали смельчаков, прыгающих через огонь.

Лаврентий увидел княжон и племянниц барона: они все вместе стояли рядом с Долли и дружно хлопали черноволосому Михаилу Епанчину, который снял сюртук и собирался прыгнуть через пламя. Он разбежался, так же, как до него делали деревенские парни, и перелетел через костер. Молодой человек не учел только того, что крестьяне были коротко пострижены, а его черные кудри романтическими волнами спускались до плеч. Пока он летел через пламя, концы кудрей загорелись и ярким нимбом окружили его голову. Все замерли, Михаил сам не понимал, что случилось и с недоумением крутил головой с горящими волосами. Но через мгновение опомнилась Долли, она схватила сюртук молодого человека, лежащий рядом на лавке, и набросила ему на голову. Он замахал руками и принялся стаскивать сюртук с лица.

— Ты что, Долли, с ума сошла? — обиженно спросил он, освободив голову, — зачем ты так шутишь?

— Миша, если бы не моя шутка, ты спалил бы не только волосы, но и лицо, — объяснила княжна молодому человеку и, взяв за подбородок, повернуло его лицо к свету костра. — Слава богу, ты не обгорел, но волосы придется перестригать заново.

Лаврентий удивился тому, какое самообладание оказалось у Долли. Все остальные девушки до сих пор стояли в ступоре, а она спасла лицо парня — и говорит как ни в чем не бывало. Сильный характер, ему будет с ней очень не просто. Перед глазами Островского снова встали яркие рыжие волосы и темные глаза его любовницы, его опять потянуло назад в сладкий омут, где ему было так хорошо и привычно. Напомнив себе, что решение принято и нужно делать все необходимое, чтобы получить большое приданое, Лаврентий подошел к Долли и, кашлянув, привлек ее внимание.

— Сударыня, ваш крестный волнуется и прислал меня сюда, чтобы забрать молодых дам обратно. Мужчины могут остаться, если хотят.

Он специально назвал юношей, собравшихся вокруг обгоревшего Михаила, мужчинами, чтобы польстить их самолюбию и не встретить отпор. Он рассчитал правильно, юноши также засобирались домой, и вся компания, громко обсуждая прошедший праздник, двинулась обратно. Долли шла позади всех, присматривая за девушками, Лаврентий пошел рядом с ней.

— Примите мое восхищение, сударыня. Я старше вас, но растерялся, а вы спасли юноше лицо. Когда-нибудь его жена будет вам очень благодарна, — заметил он, пытаясь понять, не видит ли девушка себя в роли будущей жены злополучного Михаила. И княжна бесхитростно ответила на его вопрос:

— Когда буду гулять у них на свадьбе, обязательно напомню Мише про этот случай и потребую назвать первую дочь моим именем.

Долли засмеялась, и этот звонкий легкий смех, открытый, лишенный всякого жеманства, проник в душу Островского. Он восхитился искренностью девушки, и его потянуло к этой яркой, как огонь, молодой красавице. Лаврентий представил себя, раздевающим стройную фигурку, и огонь пробежал по его жилам, а желание напрягло плоть. Молодой человек порадовался, что сейчас темно, надеясь, что пока они дойдут до барского дома, следы его тайных желаний исчезнут.

Старшее поколение уже собралось уезжать, поэтому экипажи стояли вдоль крыльца и на всей подъездной аллее. Лаврентий поблагодарил барона за гостеприимство и попросил у Марии Ивановны разрешения проводить их до дома, на что она с радостью согласилась.

Пока доехали до Ратманова, Лиза и Ольга задремали, утомленные длинным днем, проведенным на свежем воздухе, а Долли тихо рассказывала тетушке о том, что происходило на церковной площади во время гуляния. У широкого мраморного крыльца Лаврентий помог дамам выйти из экипажа, поцеловал руку тетушке княжон и попросил разрешения навестить их завтра.

— Конечно, приезжайте, сударь, будем рады вас видеть, мы обедаем в два часа — милости просим, — пригласила Мария Ивановна. Этим вечером Островский показал себя воспитанным и деликатным молодым человеком и произвел на нее самое приятное впечатление. Лиза тревожно взглянула на Долли, но оспаривать решение тетушки на глазах гостя она не могла и поэтому промолчала.

Глава 4

В ноябре зарядили дожди, и хотя было еще довольно тепло, прогулки верхом пришлось прекратить. Лаврентий, запертый в Афанасьево, рвал и метал, глядя на то, как рушится его так далеко продвинувшийся план. За те шесть недель, что прошли с памятного праздника в Троицком, он, проявив чудеса изворотливости, переселил тетку в уездный город, пообещав, что их разлука не продлится долго, зато он достанет денег на восстановление имения. Илария даже согласилась никому не рассказывать пока об их родстве, чтобы не насторожить будущего кредитора, которому будет легче ссудить деньги одинокому молодому человеку, не имеющему наследников, чем обремененному семьей бедному помещику.

В Ратманово тетушка и княжны принимали Островского сначала просто вежливо, но он, нащупав слабости каждой из хозяек дома, принялся на них играть. Результат у него получился удачным. Поняв, что Мария Ивановна очень религиозна, он съездил за сорок верст в женский монастырь и привез ей четки из ливанского кедра, нанизанные с молитвою самой матерью-игуменьей, чем заслужил восторженную благодарность женщины. Приезжая теперь в гости, молодой человек часто беседовал с Опекушиной о пользе праведной жизни, рассказывал, какое божественное вдохновение снисходит на него вместе с молитвой, и какое просветление наступает у него на страстной неделе.

Юная Ольга оказалась легкой добычей. Молодой человек подарил ей пушистого котенка, которого случайно увидел, придя на конюшню за своим дончаком. Теперь они вместе наблюдали, как растет Пушок, восхищаясь его необыкновенным умом, и младшая княжна считала Лаврентия замечательным добрым человеком.

Случайно подслушав слова Марии Ивановны, сетовавшей на то, что Долли слишком сильно увлекается лошадьми, ведь люди могут счесть это не очень хорошим тоном для девушки ее возраста, Островский поделился с княжной своими планами начать разводить в Афанасьево скаковых лошадей. Он с первых слов понял, что попал в точку. Теперь Долли не только восторженно разговаривала с ним о предмете их общего увлечения, но и списывала для него рекомендации по коневодству из книг, найденных в библиотеке брата, пыталась просчитать план вложений, необходимых для создания маленького, но прибыльного конезавода, и даже планировала помогать соседу. Но самое главное, Лаврентий чувствовал, что девушка ждет его визитов, и даже неосознанно начинает тянуться к нему: уже не отнимает руки, идет рядом и радостно улыбается своей обворожительной улыбкой. Чутье охотника, загоняющего добычу в капкан, подсказывало ему, что еще чуть-чуть, еще одно усилие — и ловушка захлопнется, Долли откроет для него свою душу.

Только молчаливая Лиза сторонилась Островского, и он никак не мог найти к ней подход. Когда молодой человек попытался расспросить Долли о том, почему он не нравится ее сестре, та замолчала и перевела разговор на другую тему. Предприняв несколько безуспешных попыток завоевать расположение задумчивой белокурой княжны, Лаврентий отступился.

— Ведь я собираюсь жениться на Долли, так что ее сестры не должны меня волновать, — сказал он сам себе. — Гораздо важнее то, что я еще ни разу не поцеловал будущую невесту, она все время ускользает, как только чувствует, что я хочу попытаться перейти к более нежным изъявлениям чувств.

Действительно, все попытки молодого человека остаться с Долли наедине в Ратманово оканчивались крахом — с ней все время были либо сестры, либо подруги — родственницы барона Тальзита. Единственной надеждой оставались прогулки верхом, но, катаясь, княжна так неслась на своем Лисе, что он все время был вынужден ее догонять, а во время кратких остановок она не слезала с коня. Тонким нюхом опытного самца он чувствовал внутреннюю потаенную страстность княжны, о которой она, конечно, пока не подозревала. Разбудив этот темперамент, выпустив джина из бутылки, Островский надеялся покорить Долли и привязать к себе. Для этого у него оставалась только одна возможность: пригласить ее в Афанасьево и начать соблазнять. Но, прекратив визиты и прогулки, зарядили дожди. Уже целую неделю он не выезжал из дома, изводя себя предположениями одно хуже другого.

Лаврентий подошел к окну и отодвинул тяжелую гардину. Картина, представившаяся его взгляду, была унылой: через мелкие холодные струи, стеной стоящие в воздухе, барский двор казался размытым серым пятном. Конюшня и сараи давно требовали ремонта, когда-то хорошие железные крыши совсем прохудились, а стены и ворота давно нуждались в починке. Да и в доме жилой была только центральная часть, а оба боковых флигеля являли печальное зрелище прогнивших полов, текущих потолков и плесневелых обоев на стенах…

Лаврентий надеялся сыграть на жажде хозяйственной деятельности Долли, показать ей всю эту разруху и спросить совета. Она обязательно должна была клюнуть. Ну почему эти дожди пошли так не ко времени! Молодой человек в раздражении хлопнул кулаком по раме, и ветхая замазка отвалилась ему под ноги, а одно из стекол начало сползать из своего гнезда вниз.

— Господи, все здесь рушится! — воскликнул он, подхватил падающее стекло и положил его на подоконник. Внезапно движение за стеклом привлекло внимание Лаврентия: во двор въезжала ямская карета.

— Боже мой, только не Илария, — прошептал он и кинулся на крыльцо. Его самые плохие предчувствия сбылись. Карета остановилась у крыльца, дверца открылась, и из нее вышла Илария, за ней вылезла Анфиса и вытащила из кареты шатающуюся женщину, одетую во все черное и замотанную черным платком до самых бровей.

— Дорогой, мы привезли сюда эту святую странницу, потому что она в дороге на богомолье заболела, — громко, так, чтобы слышал извозчик и подбежавшие дворовые, сказала Илария, — она будет жить в моей спальне, пока не выздоровеет.

Женщины подхватили больную под руки и, приподняв, потащили в дом. Лаврентий расплатился с ямщиком и пошел вслед за теткой. Он понимал, что все его планы пошли прахом, но еще надеялся, что может хоть что-то исправить.

В гостиной никого не было, и он направился в спальню Иларии. Обе женщины склонились над кроватью, где лежала больная странница, и снимали с нее платок и черную одежду. Лаврентий кашлянул, привлекая их внимание, тетка обернулась и расцвела улыбкой.

— Мой дорогой, я привезла тебе подарок, — промурлыкала она, подхватила со стула свой шелковый ридикюль и открыла его, — дарю тебе последнюю розу.

Она извлекла из сумочки чуть приоткрывшийся темно-алый розовый бутон и протянула его молодому человеку.

— Если ты не хочешь дарить мне цветы, то я сама буду дарить их тебе, — пообещала Илария. Глаза женщины сияли, а нежный румянец делал ее лицо совсем молодым. — Я так счастлива за нас, малыш.

Прозвище, которым она наградила его в далекой юности, сейчас больно резануло слух Лаврентия, и он отвел руку женщины.

— Да, любимый, ты как всегда прав, — согласилась Илария, как будто не поняв его, повернулась к кровати, — нужно сразу сделать с цветком то, что положено.

Она наклонилась к мнимой больной, с которой Анфиса уже сняла всю мокрую одежду. Даже стоя у двери, Лаврентий видел, что это — совсем молодая девушка с длинной русой косой. Илария протянула руку и вколола цветок в ее волосы.

— Что с ней? — спросил молодой человек, глядя в спину любовницы, хотя этот вопрос он задавал уже много раз, но все равно спрашивал.

— Она спит, дорогой, настойка опия очень полезна для здоровья. Сейчас ей снятся прекрасные сны, а когда она проснется, мы поиграем, — ответила Илария, улыбаясь любовнику. А потом повернулась к Анфисе, — найди этих бездельников, что считают себя прислугой, и организуй нам баню.

Служанка поклонилась и вышла, а Лаврентий подошел к кровати и посмотрел на девушку. Она была совсем молоденькая, с милым личиком в форме сердечка. Но сейчас ее лицо было бледно, а глаза плотно закрыты.

— Кто она? — поинтересовался он, уже перестав сердиться на любовницу. Теперь он с любопытством смотрел на новую участницу игры, спрашивая себя, нравится ли она ему.

— Я же сказала тебе, что нам нужны садовые цветы, — напомнила Илария, встав рядом с племянником, как и он, разглядывая свою жертву. — Она — дочка учителя, приехала с сестрой в город, покупать той приданое. Пока старшая девушка торговалась в лавке, младшая стояла на улице, глазея на проезжающие экипажи. А мы с Анфисой как раз проходили мимо. Я сразу чувствую, когда девушке уже исполнилось пятнадцать лет, у нее становится такой прелестный запах, еще чистый, но уже зовущий. Я сразу опьянела от ее аромата, и поняла, что это — судьба. Мы сказали малышке, что знатная дама, живущая рядом, ищет молодую чтицу на год за очень хорошее жалование. Девушка очень обрадовалась такому шансу и прошла с нами — дальше все было совсем просто: я налила ей в чай настойки опия, и как только она заснула, мы быстро собрали вещи и приехали домой.

— Так ты съехала с квартиры? — ужаснулся Лаврентий.

— Конечно, у тебя было много времени, ты, наверное, уже занял деньги, и мне не нужно больше скрываться? — Илария смотрела на любовника ясными глазами, и он не мог понять — говорит она искренне или издевается над ним.

— Нет, я еще не сделал того, что собирался, — вздохнул молодой человек, судорожно соображая, что ему делать. — Но ты понимаешь, что ее в доме оставить нельзя. Это тебе не хутор в Курляндии, здесь слуги сразу на нас донесут.

— Что ты волнуешься, мы играли уже два раза, никто нас не видел. Чулан в бане — отличное место для нашей гостьи. Ты ведь сам в прошлый раз поставил на него крепкий замок.

Лаврентий вспомнил ту игру, о которой ему напомнила тетка. В тот раз девушка была не такая хорошенькая, как эта, но это не отразилось на том удовольствии, которое они оба получили, а с такой милашкой все будет еще лучше. Молодой человек почувствовал, как предвкушение разогнало по его жилам горячую кровь и плоть начала набухать. Любовница заглянула в его лицо и радостно засмеялась.

— Я знала, что она тебе понравится, нам будет так хорошо, любимый. Посмотри, что тебе мамочка принесла, наш цветочек расцвел только для тебя.

Она расстегнула голубое платье девушки и обнажила ее грудь. При виде нежных упругих полушарий с маленькими розовыми сосками Лаврентий сглотнул слюну и протянул к спящей руку. Он грубо смял сначала один сосок, потом другой. Девушка слабо пошевелилась во сне и застонала.

— А что у нас еще есть? — игриво спросил он тетку.

— Всё для тебя, мой любимый, — промурлыкала она и задрала девушке юбки почти до груди, накрыв ее голову.

Белый живот, стройные бедра и треугольник темных волос так возбудили Лаврентия, что он не удержался и, раздвинув ноги девушки, ввел пальцы внутрь тугого лона.

— Не спеши, малыш, ты все успеешь, я отдам ее тебе, но не в первый день, мы так давно не играли, мамочка тоже хочет удовольствия, — сказала Илария, ее глаза расширились и горели, а дыхание сделалось частым. Она перевернула девушку на живот и с жадностью уставилась на маленькие круглые ягодицы.

— Это — очень плохая девочка, она любит подглядывать за старшими, ее нужно учить хорошо себя вести, — объяснила Илария и хлопнула по ягодицам девушки. Удары были такие сильные, что на белой коже остались розовые отпечатки рук, и женщина счастливо засмеялась.

— Иди к себе в комнату и отдыхай, мой дорогой, когда в бане все будет готово, я за тобой зайду, — попросила она, поцеловав Лаврентия в губы, и подтолкнула к двери.

Он пошел к себе в спальню, размышляя, почему поцелуи всех других женщин, с которыми он имел дело, кажутся ему такими пресными. Но поцелуи тетки опаляют его и зажигают в нем такую страсть, что он готов даже бросить ради нее почти выполненный план по соблазнению богатой невесты. Через час Илария, закутанная в теплый капот, заглянула к нему в комнату и позвала:

— Пойдем, малыш, мамочка порадует тебя.

Она обняла его за талию, прижалась к нему всем телом и повела через двор в баню. Лаврентий открыл низенькую дверь, и на него пахнуло горячее тепло. В большом предбаннике, где они стояли, было так натоплено, что его лоб мгновенно покрылся потом. Илария сбросила капот и осталась только в белых шелковых чулках и туфлях.

— Моему малышу жарко, — ласково промурлыкала она, снимая его плащ, — сейчас мамочка разденет своего малыша, чтобы ему было хорошо.

Она повесила плащ на крюк и начала расстегивать шелковую рубашку, поглаживая грудь любовника легкими, нежными движениями. Закончив с рубашкой, она указала на его сапоги.

— Упирайся ногой мне в зад, милый, иначе твои сапоги не снять — они такие тугие.

Она повернулась к нему спиной и наклонилась. Как всегда, это возбудило Лаврентия так, что он был готов взять ее сразу же. Но он, растягивая удовольствие, уперся сапогом в круглые ягодицы и сильно толкнул любовницу. Она упала на четвереньки, стащив с одной его ноги сапог.

— Хорошо, малыш, давай еще раз, — велела она, ухватила второй сапог, и он снова толкнул ее, с вожделением уставившись на стоящую на четвереньках женщину.

Она поднялась и, поставив сапоги под лавку, опустилась перед ним на колени, взявшись за его пояс.

— Сейчас мамочка сделает своему малышу очень приятно, — снова замурлыкала она, стягивая с него панталоны.

Обнажив бедра, она начала гладить его плоть, а потом, лизнув ее, мягко обхватила губами. Лаврентий вздохнул и закрыл глаза от удовольствия. Наверное, дело было именно в этом — Илария знала его, как никакая другая женщина, поэтому и доставляла ему ни с чем несравнимое наслаждение. Женщина остановилась именно в тот момент, когда поняла, что возбужденный молодой человек вот-вот перестанет себя контролировать. Она обняла его за талию и повела в жарко натопленную горницу с широким сосновым столом и лавками, стоящими вдоль бревенчатых стен. В одной из стен была запертая дверь с вырезанным на ней отверстием в форме сердечка.

— Теперь ты порадуй мамочку, мой малыш, — попросила Илария и села на лавку напротив закрытой двери, расставив ноги.

Лаврентий стал перед ней на колени и начал медленно скатывать с одной ноги чулок, поглаживая обнаженные бедра женщины. Его пальцы легко касались внутренней поверхности бедер и проскальзывали между ног, безошибочно находя чувствительную точку. Когда он снял второй чулок, Илария уже возбудилась, она часто дышала и выгибалась навстречу руке любовника. Тогда он широко развел ее бедра и припал губами к влажному лону. Он ласкал ее языком и поглаживал пальцами, с наслаждением чувствуя мелкую дрожь страсти, сотрясающую тело любовницы. Когда она громко застонала и обмякла, откинувшись на стену, он поднялся. Теперь начиналась самая сладкая часть игры.

Дверь в горницу отворилась и вошла Анфиса, неся пучок ивовых прутьев. Она тоже была полностью обнажена, и Островский с удовольствием оглядел крупное сильное тело девушки с широкими бедрами и большой грудью. Она подошла к господам и обратилась к Иларии:

— Барыня, там дрянная девчонка за вами подглядывала, — объявила она, подошла к чулану, отодвинула засов и распахнула дверь.

В углу, прижавшись к стене, стояла испуганная молоденькая девушка. Она была обнажена, а руки ее были связаны. Анфиса грубо схватила пленницу за плечи и вытолкнула на середину комнаты.

— Ты что делала, подсматривала? — крикнула Илария, вставая с лавки. Она подошла к девушке и ударила ее по щеке, — ты знаешь, что нельзя подсматривать за взрослыми, и сейчас будешь наказана.

Она кивнула Анфисе, и та, схватив девушку за связанные руки, толкнула ее к столу. Служанка подняла и положила несчастную на широкий деревянный стол и прижала ее руки ладонями. Илария выбрала одну розгу из пучка, принесенного Анфисой и, наклонившись к девушке, стеганула ее по ягодицам. Розовая полоса появилась на белой коже, а Илария жадно взглянула в глаза Лаврентия и с радостью увидела в них растущее возбуждение. Она начала наносить удары, крики жертвы звучали для обоих, как музыка, усиливая их возбуждение, и когда Илария бросила розгу и, оседлав колени любовника, начала, умело растягивая удовольствие, вести их к сладкой разрядке, они оба забыли обо всем на свете, отдаваясь игре. Когда тетка закричала и забилась у него на коленях, Лаврентий, взлетев вслед за ней на пик наслаждения, получил такое же яркое удовольствие, какое у него было в шестнадцать лет.

— Вот видишь, мой дорогой, мамочка говорила, что тебе понравится, — шептала ему Илария, обнимая его влажное тело. И он вынужден был признать, что ему действительно это нравилось.

Она поднялась и обратилась к девушке, которую Анфиса все еще удерживала на столе:

— Ну что ж, если тебе нравится смотреть — то смотри, — и, повернувшись, велела Анфисе, — держи ее крепче, а если хоть слово скажет, выпори ее сама.

Она вернулась к любовнику и начала снова ласкать его, легко касаясь языком и губами его груди, живота, бедер и потом прильнув к его паху. Откинувшись на стену, Лаврентий видел испуганные глаза девушки и горящий похотью взгляд Анфисы, и это только усиливало его возбуждение. Наслаждение стало необыкновенно ярким, и через несколько минут из его горла вырвался хриплый стон.

Илария снизу вверх смотрела на любовника, наслаждаясь вместе с ним. Увидев, что он расслабился, закрыв глаза, она поднялась и приказала Анфисе:

— Запри ее в чулан, дай ей тулуп, и еды принеси. Когда мы уйдем, баню тоже запри, да смотри, чтобы никто из дворовых близко сюда не подходил. Гляди, отвечаешь за нее головой, — распорядилась хозяйка, взяла Лаврентия под руку и потянула к выходу.

— Пойдем в дом, дорогой, пора ужинать, а завтра мы снова поиграем.

Служанка, схватив девушку за руку, затащила ее в чулан и закрыла дверь на засов.

Островский поднялся и пошел за любовницей. Предвкушение невероятного наслаждения приятно покалывало его изнутри, целую неделю он будет подниматься по ступеням удовольствия, и на седьмой день получит главный приз. Он не мог сопротивляться этому искушению.

Молодой человек вспомнил тот зимний вечер сразу после смерти отца, когда Илария начала с ним игру. Тогда жертвой была молоденькая дворовая девушка. Ей тоже было пятнадцать лет, как Иларии, подсматривающей за сестрой и зятем. Та первая девушка была совсем светлая блондинка с белой кожей и прозрачными светло-голубыми глазами. Каждый вечер тетка била ее, а потом заставляла смотреть на их совокупление. Это извращенное удовольствие затянуло его в свои сети, возбуждая его всё сильнее в каждый последующий вечер. В конце недели Илария отдала девушку любовнику, и сама держала ее за руки, пока он брал девственность этого юного испуганного создания. Малышка билась и плакала, и ее ужас и слезы возбуждали Лаврентия так, как ничто другое раньше. Это насильственное обладание дало ему такое наслаждение, что он в тот же вечер понял: он больше никогда не сможет от этого отказаться. На следующее утро девушка уже не проснулась после огромной дозы настойки опия, которой ее напоила Илария.

Ровно через неделю тетка снова привела его в баню, где их ждала новая жертва из дворовых девушек. Ей тоже было пятнадцать лет. Им теперь всегда было пятнадцать. Илария придумала новые правила игры: она вплела в волосы девушке цветок незабудки и звала жертву его именем. Каждый раз он сам зарывал тела в конце сада, а тетка тогда впервые воткнула в снег на месте одной из тайных могил шелковые незабудки.

Оба любовника все больше втягивались в эту извращенную игру и, когда пришла пора оставить имение кредиторам отца, они не столько жалели о доме и доходах, сколько об утраченной возможности находить новые «цветы», как они их теперь называли.

После отъезда из имения Илария с Анфисой переехали на маленький хутор, через несколько дней к ним присоединился Лаврентий. Любовники уже не могли остановиться. Теперь жертв искали в Митаве. Илария и Анфиса, выспросив, сколько девушке лет, приглашали ее на работу, увозили на хутор, объясняя, что хозяйка сейчас за городом и хочет сама посмотреть на новую горничную. Девушку запирали в бане, и любовники наслаждались своей игрой, пока Лаврентий не насиловал жертву. В ту же ночь Илария поила ее своей настойкой, отправляя на тот свет. Девушек закапывали в конце сада, и тетка старательно высаживали на могилах такие же цветы, которые вплетала в волосы девушек в первый день их испытаний.

Три года прожили Островские на хуторе, когда Лаврентий получил письмо с сообщением, что он — наследник имения в дальней губернии. Это известие было особенно радостным потому, что молодой человек чувствовал, как вокруг них сжимается кольцо: о пропавших девушках слухи ползли по всей Курляндии. Он сам хотел бы остановиться, но Илария совершенно обезумела, их игра ей требовалась как наркотик, а он уже не мог расстаться с этой женщиной, да и ничто не давало ему такого наслаждения, как насилие над юным девственным телом.

И теперь, размышляя, как же ему поступить со своими планами, он в очередной раз сдался и решил поиграть неделю с Иларией, а потом снова попытаться поселить ее в уездном городе и срочно форсировать наступление на сердце и приданое светлейшей княжны Черкасской.


Долли скучала. Дождь, ливший уже целую неделю, прервал ее поездки верхом и лишил интересного собеседника, каким стал для нее за последнее время Лаврентий Островский. Как она удивилась, узнав, что он тоже бредит лошадьми и хочет устроить в своем новом имении конный завод. До этого все молодые люди, с которыми она начинала говорить о разведении лошадей, считали, что она шутит. Они весело смеялись и отвечали пошлыми сентенциями о том, что место женщины — домашний очаг, а основная добродетель — преданность семье. Как они были скучны и мелки, и как она их презирала.

Девушке было невдомек, что настоящих молодых мужчин, кроме брата, она еще не видела, потому что все они были сейчас в армии. Те юноши, которые остались еще в родительских домах в их уезде, были озабочены только тем, чтобы выглядеть взрослее и храбрее, ведь им приходилось конкурировать с легендами, в которые превратились их старшие родственники, овеянные боевой славой.

Двадцатишестилетний Лаврентий, слегка прихрамывающий на одну ногу вследствие ранения, казался на фоне товарищей ее детства коршуном, случайно залетевшим в стаю воробьев. Долли говорила себе, что не влюблена в него, а только ценит в нем яркую красоту, воспитание, талант художника, и, конечно, любовь к лошадям. Но сердце подсказывало ей другое: она с таким нетерпением ждала новых встреч с молодым человеком, так радовалась его присутствию, а его случайные прикосновения вызывали в ней незнакомый трепет, обещавший что-то сладкое и запретное. Княжна даже начала мечтать о том, чтобы оказаться в объятиях этого красивого и опытного мужчины, и только железные правила, намертво усвоенные всеми внучками неумолимой Анастасии Илларионовны, не давали ей пуститься в эту авантюру. Теперь девушка хотела, чтобы Островский ездил к ним в дом, ухаживал за ней, и она даже готова была принять его предложение, если бы до этого дошло.

— Когда же кончится этот дождь, — пробормотала Долли, топнув ногой, и отошла от окна библиотеки, где она делала для Лаврентия очередную выписку из толстой английской книги по коневодству. Она забыла спросить молодого человека, читает ли он по-английски, поэтому перевела для него всю главу о рационе питания английских верховых лошадей. Княжне так хотелось встретиться с молодым человеком, а перевод был отличным предлогом.

Стук в дверь прервал ее размышления, и девушка подняла голову от книги. В библиотеку заглянул дворецкий Иван Федорович и попросил барышню пройти в гостиную к тетушке.

— А что случилось, Иван Федорович? — удивилась Долли.

— Беда, барышня, — учитель из села приехал, дочка у него пропала.

— Которая? — испугалась княжна.

— Младшая, ваша тезка — Даша, — объявил дворецкий и открыл перед ней дверь в гостиную, где сидели озабоченная тетушка и учитель Морозов.

— Здравствуйте, Афанасий Иванович. Что с Дашей?

— Ох, Дарья Николаевна, пропала моя Дашенька. Вчера они с Катей поехали в уездный город, приданое покупать, ведь Катя замуж выходит за сына купца Дмитриева. Сначала они вдвоем товар смотрели, а потом Даше душно стало в лавке, она на улицу вышла и стояла около двери. Когда Катя всё купила да на улицу выглянула, так сестры не увидела. Она всех расспросила, но никто не заметил, куда Дашенька ушла. У меня последняя надежда была, что она с вами уехала, — всхлипнул Морозов и наклонил голову, пытаясь скрыть слезы.

— Мы ее обязательно найдем, я сейчас поскачу к крестному, а он пошлет посыльных в другие имения, мы все вместе будем искать, — пообещала княжна, схватила руку старого учителя и пожала.

Афанасий Иванович поднял на Долли полные муки глаза, и она поняла, о чем он думает: ведь двух девушек, пропавших в уездном городе до Даши, так и не нашли. Княжна, расспросив Морозова, как вчера была одета ее подруга, объявила, что немедленно выезжает к барону Тальзиту.

— Долли, но уже скоро стемнеет, — робко сказала Мария Ивановна, — возьми с собой кого-нибудь из конюхов.

— Тетушка, крестный подарил мне пистолеты, а мой Лис — самый быстрый конь во всей губернии.

Придя в свою комнату, она задумалась. Дождь по-прежнему моросил, и дамское седло и амазонка в такую погоду были бы неуместны, но если одеть мужскую одежду, плотный непромокаемый плащ и треуголку брата, то вполне можно было добраться до Троицкого и не промокнуть. Долли надела костюм, в котором фехтовала с Алексеем, сапоги и проскользнула в спальню брата. В гардеробной она нашла подходящий плащ и черную треуголку. Вернувшись в свою комнату, княжна посмотрелась в зеркало — из серебристого стекла на нее смотрел стройный юноша. Долли глянула на пистолеты, подаренные крестным — везти их в седельной кобуре из-за дождя было нельзя. Подумав, она взяла один из пистолетов и засунула его во внутренний карман широкого плаща. Она решила, что у нее будет хотя бы один выстрел.

Княжна сбежала по лестнице и отправилась на конюшню седлать Лиса. Через четверть часа она неслась по подъездной аллее, но доскакав до ворот, девушка вдруг вспомнила об Островском. Вот тот, кто сейчас был им нужен! Он — опытный мужчина, служил в армии и был на войне. Решив, что заедет к крестному на обратном пути, Долли повернула коня к дубовой роще.

До Афанасьева было больше часа пути. Она миновала дубовую рощу с водопадом и выехала на дорогу, ограничивающую земли крестного, дальше начинались поля, принадлежащие Лаврентию, а за маленьким перелеском на берегу Усожи раскинулось Афанасьево. Долли проскакала через поля и село и повернула на старую липовую аллею, ведущую к барскому дому.

Крытый тесом одноэтажный деревянный дом с двумя боковыми флигелями был покрашен в темно-зеленый цвет. Наличники окон, деревянные полуколонны и ограждение большой веранды когда-то ярко выделялись на темном фоне своей белизной. Но теперь краска облупилась, боковые флигели были явно нежилыми, ступени деревянного крыльца покосились, и кое-где через них пробивалась сорная трава. В сумерках из-за струй дождя дом показался девушке жутковатым.

Сочувственно подумав, что Лаврентий, по-видимому, беден, княжна оглядела двор. Сарай совсем покосился, и его ворота не закрывались, но конюшня и низкая бревенчатая постройка, скорее всего, баня, выглядели сносно.

Решив поставить Лиса под крышу, она направилась к конюшне. Открыв ворота, девушка завела коня внутрь и увидела, что два десятка стойл пусты, только в дальнем деннике стоял донской жеребец Лаврентия. Почуяв Лиса, он тревожно заржал.

— Не волнуйся, дорогой, ты — здесь хозяин и мы не претендуем на твои права, — ласково сказала Долли, привязывая Лиса в первом стойле.

Убедившись, что ее конь устроен, княжна запахнула плащ и вышла из конюшни. Тропинка к дому вела мимо бани, и она быстро пошла по ней, надеясь поскорее попасть под крышу. Около бани девушка поскользнулась и, чтобы устоять на ногах, ухватилась за бревенчатую стену. И тут ей показалось, что она слышит сдавленный стон. Долли прислушалась, но больше из-за толстых стен никаких звуков не доносилось. Решив, что она ошиблась, девушка продолжила свой путь к дому. Взбежав на крыльцо, она открыла дверь и увидела Лаврентия, идущего ей навстречу. С ним под руку шла высокая красивая женщина с ярко-рыжими волосами в темно-синем капоте. Она так прижималась к молодому человеку и так нежно улыбалась ему, что сомнений в характере их отношений не было никаких.

— Так у него есть любовница, которая живет с ним в одном доме, — прошептала Долли, и волна гнева и отвращения поднялась в ней.

Теперь стало понятно, откуда все эти случайные, но такие ловкие прикосновения, это — опыт, полученный с этой и другими подобными женщинами. Девушка отступила назад, пытаясь выйти в дверь, но было уже поздно. Лаврентий заметил ее, оттолкнув рыжеволосую женщину — он шагнул навстречу княжне.

— Дарья Николаевна, какая честь, что вы посетили мой дом, — сказал он, твердо удерживая девушку за руку, не давая ей уйти. — Позвольте мне представить вам мою тетушку, Иларию Карловну Островскую.

Рыжеволосая женщина, обиженная тем, что Лаврентий отшвырнул ее, зло посмотрела на Долли.

— Здравствуйте, милочка. Какая прелесть — вы в мужском костюме, это очень возбуждает, — иронично заявила она и обошла вокруг княжны, — вы староваты для нас, но я подумаю, возможно, вас можно будет использовать как мальчика.

Женщина засмеялась, протянула руку к лицу Долли и легко похлопала девушку по щеке. Полы капота, который Илария придерживала руками, разошлись, и княжна с ужасом увидела голое тело женщины. Лаврентий, наблюдавший за Долли, всё понял. Сжав руку княжны как клещами, он потащил девушку вглубь дома. Долли упиралась, но мужчина был намного сильнее и не церемонился с ней. Ударив ее ногой под колени, он, резко дернув за руку, перебросил княжну через плечо и понес по коридору. Через минуту Островский толкнул дверь какой-то комнаты и, войдя, бросил девушку на кровать.

— Очень сожалею, дорогая, что не довел свои ухаживания до торжественного предложения руки и сердца, но вы сами виноваты, что явились сюда без спроса. Теперь вы выйдете из этой комнаты только моей женой, — зло бросил он и вышел, заперев дверь снаружи на ключ.

Девушка с ужасом слушала, как со скрежетом поворачивается ключ в замке, как Лаврентий его вынимает. Он, как видно, уронил ключ на пол, потому что Долли услышала стук падающего предмета и ругань Островского. Потом раздались его шаги, они удалялись в сторону входной двери.

— Господи, спаси меня! — воскликнула Долли. Она села на кровать и осмотрелась.

Комната была явно жилой и принадлежала женщине. Она увидела черное платье и платок, небрежно брошенные на стул, стоящий перед туалетным столиком. Свет проникал только в щель под дверью, а окна были задернуты плотными линялыми шторами. Девушка сползла с кровати и подошла к окну. Отдернув шторы, она поразилась. Снаружи окно было плотно забито досками. Княжна с недоумением смотрела на заколоченное окно. Зачем забивать окно снаружи, если в комнате живут?! Она подбежала к двери и дернула ее — конечно, дверь не поддалась.

— Да ведь это — тюремная камера, — прошептала девушка, — только кого в ней держат?

Ужасное подозрение зародилось в мозгу Долли. Этот любезный кавалер, который так ловко ухаживал за ней и уже собирался сделать предложение, вполне мог был причастен к исчезновению пропавших девушек. Может быть, и стон в бане ей не почудился?.. Долли сложила руки и, как всегда в минуты тревоги, закрыв глаза, стала повторять как заклинание:

— Ничего плохого со мной не может случиться, и Даша будет жива, я ее обязательно спасу, — повторив это несколько раз, девушка почувствовала, как на нее снисходит спокойствие и необыкновенная ясность сознания.

Она чувствовал себя собранной и сильной. Княжна села на стул и начала думать, как ей выбраться из этой комнаты. Девушка начала открывать шкафы и ящики комода в поисках чего-то, что поможет ей взломать дверь, но ничего подходящего не попадалось. Она скинула женские вещи, лежащие в ящике комода, на пол, и вдруг заметила в верхнем ящике большой сафьяновый альбом с окованными уголками и бронзовыми застежками. Долли подумала, что, может быть, стоит хоть углом альбома попробовать отжать язычок замка.

Альбом был тяжелый, и, решив оторвать обложку, княжна открыла его. На толстом бархатистом листе был наклеен необыкновенно точно исполненный рисунок, изображающий полевую незабудку. Все детали были очень четко прорисованы, а нежные лессировки акварели так точно воспроизводили цвет соцветия и листьев, что растение казалось совершенно живым. Долли знала автора этого рисунка, но самое ужасное было то, что рядом с наклеенным рисунком голубой шелковой ленточкой, продернутой сквозь отверстия в альбомном листе, был привязан локон белокурых женских волос.

Дрожащими руками княжна начала переворачивать листы. На страницах альбома было множество рисунков полевых цветов, и рядом с каждым был привязан голубой лентой женский локон. Это было так ужасно, что спина девушки покрылась холодным потом. Но когда она открыла последний заполненный лист, она поняла, что такое «ад на земле». На листе был приклеен рисунок ярко-красной бархатистой розы, покрытой капельками росы, а рядом с ним был привязан русый локон. Этот пепельный оттенок русых волос был только у одной девушки в округе — у Даши!..

Господи, ведь всего этого можно было бы избежать, если бы она сразу поверила Лизе — та говорила о цветах, об этой розе, о том зле, которое связано с Лаврентием! Да он и сам рассказывал ей о вторых половинках цветов, которые ищет, только она все пропустила мимо ушей. Какой же она была дурой, когда поверила словам мужчины, игравшим ею, как тряпичной куклой! Долли топнула ногой и швырнула альбом на кровать.

Нужно было немедленно выбираться отсюда. Княжна снова схватила альбом и попыталась засунуть уголок с бронзовой накладкой в щель двери. Плащ мешал ей, и она, расстегнув его, сбросила на кровать. Слабый металлический блик привлек ее внимание — это был отблеск позолоченной накладки рукоятки пистолета.

— Так ведь я могу застрелить Лаврентия! — обрадовано воскликнула она. — Он войдет в комнату, я застрелю его и заберу ключ.

Долли чувствовала такую ненависть к этому негодяю, что сейчас была бы счастлива вонзить пулю в его сердце. Но план был слишком рискованный: у нее был только один выстрел, и если пистолет даст осечку, Лаврентий успеет вырвать его. Да к тому же неизвестно было, сколько времени должно пройти до его возвращения. Нужно было действовать сейчас, когда он вышел из дома, в чем она почти не сомневалась, ведь молодого человека и его тетку она встретила в дверях. Долли решила, что они пошли в баню, где держат Дашу. Она взяла пистолет, подошла к двери и приставила его к замку.

— Господи, помоги мне, — попросила она и нажала на курок.

Ей показалось, что выстрелила пушка. Такой гром должен был поднять на ноги весь дом, но никто не прибежал на звук. Выстрел разнес замок, и дверь приоткрылась. Обрадованная девушка, подхватив с кровати плащ и альбом с доказательством преступлений, выбежала из комнаты. В коридоре никого не было, у входной двери — тоже, она тихонько выскользнула на крыльцо и стремглав кинулась к конюшне.

Верный Лис спокойно стоял в первом стойле.

— Мой дорогой, выручай свою глупую хозяйку, — попросила княжна. Выведя коня за ворота конюшни, она вскочила в седло и, прижимая к груди альбом, поскакала к дому крестного.


Александр Николаевич сидел у камина в гостиной вместе с внучатыми племянницами. Мари читала им вслух «Сенатские ведомости», целую пачку которых управляющий привез сегодня из губернской столицы. Быстрый стук шагов у двери озадачил всех — в этот ужасный ливень гостей не ждали, и когда в комнату влетела Долли Черкасская в мужской одежде, газета выпала из рук Мари, а барон вскочил и бросился навстречу гостье.

— Дашенька, что случилось? — воскликнул он, схватил девушку за плечи и с испугом уставился на бледное лицо.

— Крестный, нам нужно немедленно поговорить, — княжна посмотрела на подруг и извиняющимся тоном добавила, — вам я пока ничего не скажу, простите меня.

Девушка повернулась и направилась в кабинет крестного, он поспешил за ней по коридору, обгоняя, и дойдя до двери первым, распахнул ее перед гостьей.

— Ну, что случилось, милая?

Долли протянула ему альбом и быстро рассказала все с самого начала — от приезда учителя Морозова в Ратманово до своего бегства из имения Островских.

— Крестный, нужно немедленно ехать туда и спасти Дашу, мне кажется, что она еще жива, я слышала ее стон в бане.

Барон посмотрел на последний лист альбома с красной розой. Он тоже узнал прядь, привязанную голубой ленточкой. Даша Морозова выросла на его глазах, а пепельно-русая толстая коса всегда была гордостью девушки.

— Дашенька, ты оставайся здесь с девочками, а я сам все сделаю, — умоляюще попросил Александр Николаевич, глядя на крестницу. — Сейчас всю дворню на коней посажу, и мы поскачем, а ты уж нас здесь подожди.

— Нет, крестный, ты от меня не отделаешься, — твердо ответила княжна, — Даша Морозова — моя подруга, я должна ее спасти, или я сама застрелю этого мерзавца. Поедем скорее, сейчас дорога каждая минута.

— Ну, хорошо, подожди меня здесь, я отдам приказания и оденусь, — согласился барон и вышел, девушка осталась одна. Взгляд ее снова упал на альбом, открытый на странице с розой, она перевернула лист и начала считать рисунки. Их было семнадцать! Значит, ее несостоявшийся жених и его рыжеволосая тетка уже забрали шестнадцать юных жизней.

— Прямоугольные клумбы, засаженные цветами одного сорта… да ведь это могилы!.. — ужаснулась Долли, вспомнив слова Лизы, — нужно искать клумбы.

Услышав шаги барона в коридоре, она устремилась ему навстречу.

— Мы готовы, но может быть, ты останешься здесь? — в последний раз спросил крестницу Тальзит, она отрицательно мотнула головой и поспешила к выходу.

Во дворе девушка увидела с десяток верховых. Барон собрал всех молодых мужчин из дворовых слуг и раздал им охотничьи ружья, сам он держал в руках два пистолета. Долли вскочила на Лиса, барон — на крупного вороного коня, и отряд тронулся в путь. Отсюда до Афанасьева было самое большее полчаса пути, но княжне дорога показалась бесконечной, ей все чудилось, что они еле тащатся, и она не успеет спасти подругу!

Наконец, за поворотом дороги открылось Афанасьево, но с той стороны, где за старыми липами прятался господский дом, стояло зарево, и поднимался густой черный дым.

— Скорее, — истошно закричала княжна, — она сразу поняла, что, обнаружив ее исчезновение, преступники уничтожают следы.

Через несколько минут отряд барона, миновав село, влетел на барский двор. Дом пылал, через окна были видны горящие шторы, но девушку интересовала только баня, которая тоже горела. Подлетев к бревенчатому строению, Долли увидела на двери большой засов, закрытый на висячий замок.

— Крестный, отстрели замок! — крикнула она, — там Даша!

Барон прицелился и выстрелил, перебив дужку замка. Княжна спрыгнула с Лиса и бросилась к двери, которая, к счастью, еще не занялась огнем. Она рванула дверь, и клубы едкого дыма вырвались наружу.

— А вот теперь отойди, — в голосе крестного Долли впервые услышала железные ноты, — держи ее, Митька — головой отвечаешь! — крикнул барон рослому кучеру и, накинув на голову полу сюртука, вошел в горящую баню.

Митька вбежал на крыльцо и загородил княжне дорогу.

— Барышня, пожалуйста, постойте — хозяин сейчас выйдет и все вам расскажет, — умоляюще говорил он, стоя в дверях с широко раскинутыми руками.

— Нашел! — голос барона казался глухим и тихим.

Долли уставилась в дымную черноту, но ничего не видела, пока более темное пятно не стало силуэтом крестного с большим продолговатым свертком на руках. Барон сошел с крыльца и положил свою ношу наземь. Княжна увидела только широкий и длинный дубленый тулуп, барон наклонился и опустил его воротник. Даша Морозова, бледная как привидение, с закрытыми глазами лежала у их ног.

— Она жива?.. — тихо спросила девушка. Ужас сдавил ей горло, и она думала, что крестный не услышит ее.

— Пульс есть, но боюсь, она может не выжить — неизвестно, что они с ней делали, — тихо ответил барон. — Вот, что, Дашенька, ты бери Митьку, да везите ее к вам в Ратманово, если кто и выходит девочку, так это Мария Ивановна, дай ей бог здоровья.

Долли кивнула крестному и, велев Митьке взять Дашу, закутанную в тулуп, вскочила в седло. Всадники скакали так быстро, как только успевал Митькин конь. Прошло уже больше часа, когда они, уже в полной темноте, въехали в Ратманово.

Мария Ивановна и княжны выбежали, услышав стук копыт у крыльца.

— Дорогая, разве так можно! Мы уже не знали, что и думать, — запричитала Мария Ивановна и осеклась, увидев промокшую Долли и рослого мужика, несущего на руках завернутую в тулуп Дашу Морозову. — Что с ней? — Опраксина взглянула в лицо девушки и скомандовала:

— Неси ее на второй этаж, я покажу куда.

Она засеменила впереди Митьки, оставив внизу оторопевших княжон.

— Лиза, спасибо тебе, — тихо сказала Долли, положив руку на локоть сестры, — если бы не твое предупреждение, может быть, нас уже не было бы в живых.

Она, пообещав сестрам переодеться и спуститься к ним, побежала вверх по лестнице. Митька уже шел ей навстречу по коридору и кивнул на дверь гостевой спальни. Дверь была приоткрыта и тетушка склонилась над бесчувственной Дашей. Княжна вошла и встала у постели.

— Ну что, тетя, она выживет? — спросила Долли, с надеждой вглядываясь в лицо Опекушиной.

— Мне кажется, что ее только сильно били кнутом или лозой, — нерешительно рассуждала Мария Ивановна, — а сознание она потеряла, наглотавшись дыму. Надеюсь, что скоро Даша придет в себя.

Как будто услышав ее слова, девушка зашевелилась и открыла глаза.

— Слава богу, Дашенька! — кинулась к ней подруга. — Скажи нам, где у тебя болит?

Но Даша ничего не могла сказать. Увидев лицо подруги, она зарыдала. Девушка так сильно плакала, что Долли, обнимавшая ее, переглянулась с тетушкой, и та, поняв, пошла за настойкой валерианы, которую держала в своей спальне.

— Ну, успокойся, милая, все уже позади, — ласково сказала княжна, — сейчас тетя принесет успокаивающие капли, ты их выпьешь, и все опять будет хорошо.

Вернулась Опекушина, и вместе с ней вошел барон Тальзит. Он был измотан, а его лицо было черным от копоти. Александр Николаевич уже отправил гонца в полицию уездного города, оставил своих дворовых сторожить пожарище, а сам приехал узнать о судьбе бедной девушки. Барон теперь даже не нуждался в ее рассказе, чтобы понять, что произошло. Он сам видел двух связанных спина к спине голых женщин, задохнувшихся в дыму горящей бани, и нашел в саду две одинаковые прямоугольные клумбы, засаженные пожухлыми полевыми цветами. Все было ясно. Но самое плохое было то, что человек, совершивший все эти преступления, скрылся, а значит, Долли была в опасности.

Глава 5

Долли сидела у постели подруги и с жалостью смотрела на милое личико Даши Морозовой. Уже прошла неделя с того ужасного вечера, когда они привезли спасенную девушку в Ратманово, но до сих пор Даша не вставала с постели, хотя физических травм, кроме уже подживающих следов избиений у нее не было.

— Девочка находится в шоке, — объяснила тетушка Опекушина, — ее вылечат время, покой и доброта.

Но ни покоя, ни доброты Даша от своих родных не дождалась — только что закрылась дверь за ее старшей сестрой Катрин и отцом. Долли не присутствовала при разговоре Даши с родственниками, но Катрин так кричала, что княжна поневоле слышала ее, проходя по коридору.

— Мой жених из-за тебя отказывается от свадьбы! — визжала старшая дочь учителя, — даже мое приданое не может перевесить того позора, которым ты покрыла семью! Если бы ты стояла рядом со мной в лавке, как делают все порядочные девушки, ничего бы не случилось — а теперь я по твоей милости должна остаться незамужней!

Что говорил Даше отец, княжна не слышала, но сразу после их ухода пришла к подруге, чтобы поддержать ее и утешить. Девушка лежала с закрытыми глазами, а по ее щекам струились слезы.

— Дашенька, не принимай все так близко к сердцу, Катрин всегда была глупой, вот и несет чепуху, — сказала княжна, взяв подругу за руку, — найдет себе другого жениха.

— Не нужно ей искать другого жениха, я уладила дело, — тихо ответила Даша, не открывая глаз.

— Как уладила? — не поняла Долли.

— Я отдала ей свое приданое, за две тысячи рублей серебром жених готов простить тот позор, которым я покрыла семью.

— Как отдала? — изумилась Долли, — но ведь Алекс дал его именно тебе!

— Я же никогда теперь не выйду замуж, — объяснила Даша, открыв глаза, в которых стояли слезы, — никто никогда на мне не женится…

— Милая, все забудется, и ты еще встретишь хорошего человека, — княжна, которая после всего произошедшего с ними начала презирать мужчин, не верила сама себе, но боясь за рассудок подруги, утешала ее, кривя душой.

— Нет, Долли, ты не понимаешь — я теперь опозорена на всю жизнь, но это к лучшему, я сама никогда не позволю мужчине прикоснуться к себе. Ведь я все видела, это так мерзко и ужасно, что я никогда — ты слышишь, никогда — даже близко не подойду к мужчине, — сказав это, девушка зарыдала, закрыв лицо руками.

Долли в растерянности не знала, что и сказать. Решив, что нужно позвать тетушку Апраксину, она быстро вышла из комнаты.

Евдокия Михайловна вернулась в Ратманово на следующий день после ужасных событий, произошедших с девушками. Она кратко рассказала о том, что узнала о Елене: та не добралась до Санкт-Петербурга, а заболела в Марфино, пока княжна была больна, имение заняли французы, и их командир, покидая усадьбу при отступлении, забрал девушку с собой. Графиня попросила всех родных никому ничего не говорить на эту тему и положиться на судьбу, моля господа, чтобы Елена осталась жива. Долли против своей воли сравнивала то, что произошло с Дашей Морозовой и с Еленой. Пусть родственники Даши — косные, отсталые люди, но, к сожалению, их мнение разделяло большинство жителей уезда. Неужели кто-то сможет так же оскорбительно отозваться и о ее старшей сестре?

Княжна сердито думала, что бедные девушки вообще ни в чем не виноваты, а их тут же вываливают в грязи. Что за люди живут в их губернии — вместо того, чтобы посочувствовать жертвам, они их добивают. Чем они лучше преступников, измывавшихся над несчастными девочками?

Войдя в гостиную, девушка увидела обеих своих тетушек, сидящих в креслах у камина.

— Тетушка, пойдемте к Даше, она так рыдает после визита родственников, что я не знаю, что мне с ней делать, — обратилась она к Апраксиной.

— Родные сообщили ей, что она опозорена и ей больше нет места в семье? — грустно спросила Евдокия Михайловна.

— А как вы догадались? — удивилась княжна, — вы разговаривали с ее отцом и сестрой?

— Мне не нужно с ними разговаривать, чтобы знать, что они скажут. К сожалению, люди очень предсказуемы. Никто не будет разбираться, потеряла ли Даша девственность, но ее сразу запишут в пропащие. Жениха у нее больше не будет, да и домой ее семья не захочет брать. Это — темная провинция, такие тут взгляды.

— Тетушка, но это же несправедливо! Даша — жертва преступников, ее нужно пожалеть, а родные ее добивают! — воскликнула Долли, сжав кулаки. — Жаль, что Алекс уже отдал деньги Морозовым — нужно было вообще не давать им ничего. Вы представляете, Даша отдала свои деньги этой мерзкой Катрин, ведь ее женишок потребовал увеличения приданого для невесты из «опозоренной» семьи.

— Твой брат поступил так, как считал правильным, — успокоила ее тетушка. — Давайте лучше подумаем, что мы можем сделать для бедной девушки.

Старая графиня посмотрела на Марию Ивановну и на Долли и поняла, что в это мгновение все, не сговариваясь, подумали о Елене. Апраксина суеверно решила, что если она поможет Даше, то, может быть, и ее девочке тоже кто-нибудь поможет. Помолчав, она заговорила:

— Обратно в село Даше пути нет, в монастырь ее не возьмут по той же причине, поэтому я предлагаю ей быть моей компаньонкой. Будет мне читать и помогать писать письма. Пойдемте, поговорим с ней.

Когда они вошли в гостевую спальню, Даша уже не плакала, но все так же сидела, закрыв лицо руками. Графиня села на стул рядом с кроватью и взяла девушку за руку.

— Дашенька, послушай меня, пожалуйста. Я знаю, что ты уже отдала свое приданое сестре, это — твое право. Но теперь тебе придется работать, и я предлагаю поступить на службу ко мне. Я давно хотела найти компаньонку, а ты мне подходишь. Ну, что думаешь?

Девушка подняла на графиню огромные, полные слез голубые глаза и нерешительно спросила:

— Вы не шутите? Ведь я замарана на всю жизнь.

— Я так не считаю, но и обсуждать этот вопрос тоже не хочу. Ты хорошая, честная, достойная девочка, поэтому я предлагаю тебе эту работу. Жалованье — пятьдесят рублей в год и гардероб за мой счет.

— Это так щедро, спасибо вам. Конечно, я согласна, — поблагодарила девушка и заулыбалась сквозь слезы.

— Вот и славно, — обрадовалась графиня и подумала, что бедняжке придется двадцать лет зарабатывать то, что она отдала наглой, крикливой сестре за одну минуту. Но ничего изменить было уже нельзя.

— Дашенька, как я рада, — шепнула, обняв подругу, Долли, — ты теперь все время будешь с нами. Пожалуйста, поправляйся поскорей.

— Пойдем, дорогая, Даше нужно сейчас больше спать. Отдыхай, милая, — велела графиня, подхватила племянницу под руку и вывела ее из спальни.

— Тетушка, она прямо ожила! Как я рада, что вы нашли такое хорошее решение. Но вы не думайте, что я смирюсь с тем, что Даша так и будет несчастна. Если она встретит хорошего человека, который примет ее такой, как она есть, я из своего наследства снова дам ей приданое.

— Дай бог, милая, чтобы такой человек нашелся, — сказала графиня, — если это случится, я добавлю к твоему подарку столько же.

— Как я вас люблю, тетушка! — воскликнула Долли, обняла тетку и закружила, — вы — самая лучшая на свете и все понимаете.

— Я очень давно живу, поэтому и многое понимаю, — рассмеялась Апраксина, — пойдем обедать, наверное, все уже готово.

Они спустились вниз и увидели барона Тальзита, входящего в вестибюль.

— Здравствуй, крестный, — обрадовалась Долли, обнимая барона.

— Здравствуй, Дашенька, — улыбнулся барон и обратился к Апраксиной. — Здравствуйте, дорогая Евдокия Михайловна, с приездом вас.

— Как я рада вас видеть, барон, пойдемте обедать, уже все готово, — пригласила графиня, взяла барона под одну руку, а Долли под другую, и они пошли в столовую.

Все домашние уже собрались, и по знаку графини слуги начали подавать блюда.

Не сговариваясь, все присутствующие старались говорить на нейтральные темы, и трапеза прошла спокойно. После обеда графиня отправила Лизу и Ольгу разучивать новые пьесы для фортепьяно, ноты которых она привезла для них из Москвы, а Долли знаком попросила остаться. Как только девушки ушли, графиня повернулась к Тальзиту.

— Что, Александр Николаевич, есть ли вести о поимке преступника?

— Я за этим и приехал, рассказать вам, как продвигается расследование, — начал барон и потер руки, как делал всегда в минуты волнения. — Сразу скажу, что местонахождение Островского, к сожалению, пока неизвестно. Полиция установила, что две женщины, задохнувшиеся в бане, это — его тетка и ее служанка. Теперь ясно, что негодяй, обнаружив, что Дашенька сбежала и может сообщить о нем в полицию, решил уничтожить сразу всех свидетелей. Запер всех женщин в бане и поджег ее, а чтобы отвлечь внимание, он запалил и дом. Теперь — самое главное. Три дня назад появился в моем имении человек, который представился частным маклером Сидихиным, и предъявил мне документы на покупку Афанасьева, датированные числом месячной давности, как будто Островский давно продал ему имение, а от соседей это скрывал.

— Не может этого быть, крестный — он мне рассказывал, что собирается строить конезавод в Афанасьево! — возмутилась Долли.

— Конечно, дорогая, это — неправда, — согласился барон, — и дело не в том, что он говорил тебе — не забывай, что он очень рассчитывал на твое приданое, поэтому мог наврать все, что угодно. Дело в другом: им с теткой, при их преступных наклонностях, некуда было идти.

— Вы говорили про маклера, — напомнила графиня.

— Да, действительно, этот Сидихин предложил мне купить у него Афанасьево за шесть тысяч рублей. Это маленькое имение до пожара стоило двенадцать тысяч, а после пожара — десять, так что предложение было очень выгодное, он точно рассчитал, что эти земли граничат с моими, а барский дом мне не нужен. Я сделал вид, что хочу занять денег для покупки, а сам поехал к губернатору. Наш губернатор, князь Ромодановский, уже подключился к расследованию этого ужасного дела, он и предложил мне заплатить деньги и оформить купчую, а из земельной управы за маклером должны были начать следить люди из сыскной полиции. Сидихин ждал от меня известий в трактире в уездном городе. Я послал ему письмо с предложением встретиться в земельной управе. Вот мы вчера там с ним и встретились.

— И что, крестный, проследили за маклером? — нетерпеливо перебила барона Долли.

— Проследили, Дашенька. Когда мы с ним купчую подписали, я ему деньги отдал, и сам видел, как за маклером двое мужчин по улице пошли. Но ничего не вышло. Сбежал он от них: в мануфактурной лавке долго стоял и приценивался к тканям, а потом через черный ход вышел на другую улицу, и его след простыл. Но губернатор сказал, что, по словам полицейских, Островский прячется где-то здесь. — Барон печально вздохнул, — уезжать вам с Дашей Морозовой отсюда нужно — ведь вы обе против него свидетели.

Все замолчали, подавленные плохими известиями. Наконец, заговорила графиня Апраксина:

— Я сама хотела бы вернуться в Санкт-Петербург. Если от Алексея придет письмо, то — в столицу. Да и Долли нужно начинать вывозить, ей через два месяца восемнадцать лет исполняется. Я вчера получила письмо от мисс Йорк, она узнала, что мы вернулись в Ратманово, и хочет снова поступить к нам на службу: заниматься с Ольгой. Я уже ответила ей и пригласила к нам.

Графиня повернулась к Опекушиной и попросила:

— Мари, выручи меня еще раз: останься с Ольгой и мисс Йорк в Ратманово, а я со старшими девочками поеду в Санкт-Петербург, ну, и Дашу Морозову заберу.

— Я, конечно, останусь, — согласилась Мария Ивановна, — не беспокойся, делай то, что считаешь нужным.

— Это — хорошая идея, — подтвердил барон, — хоть он деньги и получил, но пока узнает, что вы уехали, несколько дней пройдет, а вы затеряетесь.

— Будем говорить на почтовых станциях, что едем в Москву, а сами поедем дальше, — предложила Долли.

— Так и нужно делать, — согласился барон. — Когда вы сможете выехать?

— Завтра на рассвете, — решила Апраксина.

— Тогда я с вами прощаюсь, — сказал Тальзит и поднялся, — вам нужно укладывать вещи. Я буду писать вам в столичный дом на Миллионной улице, — он поцеловал руку Апраксиной, обнял Долли и вышел.

Вещей решили много не брать, поэтому собрались достаточно быстро. В дорогу были приготовлены две кареты: первая — для графини и девушек, а вторая — для старой горничной Марфы и Фаины, которая должна была прислуживать обеим княжнам, туда же собирались уложить зимние вещи всех путниц. Ноябрь уже заканчивался, и в обеих столицах была уже настоящая зима.

Холодный дождь лил не переставая, когда обе кареты рано утром выехали из ворот Ратманова. Дождавшись, когда экипажи повернут с подъездной аллеи на большую дорогу, Мария Ивановна и Ольга вошли обратно в теплый вестибюль, а дворецкий закрыл за ними дверь. Ни путешественницы, ни провожающие не заметили за крайней из колонн высокую фигуру в промокшем сером плаще. Лаврентий Островский внимательно следил за проводами, и от его глаз не укрылось, что обе Даши, которые ему теперь так мешали, сели в карету.

— Дьявол! — тихо выругался он. — Всё, не успел, теперь придется гнаться за ними.

Убедившись, что он остался один, Лаврентий вышел из-за колонны и, прячась за кустами подъездной аллеи, прошел к своему коню, привязанному под большим дубом за воротами. Он поскакал за каретами, держась на отдаленном расстоянии, но не упуская их из виду. На почтовой станции, где графиня заменила своих лошадей на ямских, он, проследив за путницами, сразу после их отправления подъехал к почтовой избе.

— Я хочу продать своего коня и уехать на почтовых лошадях, — объяснил он смотрителю.

— Мы, барин, лошадей не имеем права покупать, но вот купец Дмитриев берет лошадей у проезжающих, если хотите, я пошлю за ним сына, — предложил жуликоватый смотритель, увидевший в окно донского жеребца Лаврентия. Он сразу смекнул, что на сделке можно заработать до десяти рублей.

— Некогда мне ждать, купи коня сам, а потом купцу перепродашь за хорошие деньги. Сколько дашь?

Лаврентий торопился, да и торговаться из-за десяти рублей, имея в кармане шесть тысяч, он считал лишним.

— Да у меня, барин, всего пять рублей есть, больше нет, — заныл смотритель.

— Хорошо, давай пять рублей и самую быструю тройку, да карету приличную, — велел Лаврентий.

— Конечно, сей секунд. Не изволите ли пока чайку? — засуетился смотритель, отсчитывая Лаврентию пять рублей.

Пока он бегал отдавать приказания, Островский быстро перелистал книгу с записями подорожных, последняя запись сообщила ему, что графиня Апраксина следовала до Москвы.

Лаврентий объявил смотрителю, что зовут его Феофан Сидихин и следует он в Москву. Через двадцать минут тройка была готова, а еще через час Лаврентий пересек границу южной российской губернии, на которую возлагал столько надежд и где потерпел такое страшное фиаско.


До Москвы путешественницы добрались за десять дней, но женщины не устали, поскольку графиня решила останавливаться не на постоялых дворах, а в гостиницах.

— Нам спешить некуда, — рассуждала она, — теперь зима, ночевать в холодных почтовых избах мы не будем.

Действительно, на третий день путешествия девушки увидели из окна первый снег, который вперемежку с каплями холодного ноябрьского дождя кружился за окошком кареты. В Калужской губернии снег уже лежал сплошным ковром на убранных полях, а в день, когда они приблизились к Москве, ударил мороз. Женщины все закутались в шубы и пуховые платки, предусмотрительно приготовленные графиней Апраксиной в дорогу, а в карете достали из-под сиденья маленькую дорожную жаровню и на последней станции засыпали в нее горячие уголья.

— Потерпите, милые, скоро будем дома, — обещала Евдокия Михайловна.

Графиня понимала, что все очень устали, и хотела отдохнуть в Москве несколько дней, но боялась, что преступник, от которого они бежали, нагонит их, и тогда девочки снова будут в опасности. Все последние дни старая женщина обдумывала несколько планов действия, но все они ей не нравились. Ей уже не казалась удачной идея поехать в Санкт-Петербург, где придется выезжать, и они сразу окажутся на виду. Можно было уехать в одно из имений, но там соседи сразу приедут с визитами, и в уезде тотчас пойдут разговоры о появлении молодых княжон.

Графине все больше хотелось остаться в Москве, в надежде, что все дворянство покинуло ее перед пожаром и пока не многие возвратились, поэтому никому не покажется странным, если они будут жить затворницами. Когда Апраксина искала Елену, она уже выяснила, что, хотя доходные дома Алексея в Охотном ряду сгорели, его дом на Покровке был только разграблен, но не пострадал от огня. Но там останавливаться тоже было рискованно: особняк был такой большой и знаменитый, что найти его злоумышленнику было бы довольно просто. Нужно было переждать хотя бы несколько месяцев, а там и Алексей должен был вернуться, ведь война уже заканчивалась. Он точно сможет защитить сестер. Они уже потеряли Елену. Графиня чувствовала, что если с кем-нибудь из младших случится беда — это будет ее вина. На глаза старой женщины навернулись слезы. Долли заметила это и тихо сжала руку тетушки. Лиза и Даша Морозова дремали, и она наклонилась к уху графини.

— Тетушка, что вас так печалит? Вы уже несколько дней о чем-то мучительно думаете.

— Милая, мне кажется, что план поездки в Санкт-Петербург не очень нам подходит. Там мы будем слишком на виду, а я до возвращения вашего брата этого не хотела бы. В имения тоже ехать страшно — там все соседи сразу разнесут весть о нашем приезде, нас даже не придется искать, а можно будет просто задать вопрос на рынке в уездном городе, и все с готовностью расскажут, как доехать до нашего имения. Лучше всего, как мне кажется, остаться в Москве, в этом году еще мало кто вернулся в город после пожара. Но дом Черкасских слишком знаменит, его легко найти.

— Тетушка, не расстраивайтесь, — успокоила старую женщину Долли, — давайте поедем в Марфино, все равно ямских лошадей легко проследить, и, если Островский нас преследует, он будет расспрашивать ямщиков. Остановимся в своем имении, а потом снимем где-нибудь дом и тихо переедем.

— Ты — умница, моя дорогая, — воскликнула обрадованная графиня, — не нужно нам ничего снимать, мой дом в Колпачном переулке тоже уцелел во время пожара, три месяца назад я заезжала туда. Дворецкий Фрол не подвел меня — хотя слуг в доме было мало, они смогли отбиться от огня. Я ведь как в Ратманово уехала пять лет назад, так дом закрыла и почти всех дворовых в подмосковное Захарово отправила. Всё же во время пожара Фрол с оставшимися дворовыми спасли и большой дом, и все хозяйственные постройки, а вот усадьба Лопухиных по соседству полностью выгорела.

— Тетушка, а мебель в доме осталась? — спросила практичная Долли, которой понравился вариант, предложенный теткой.

— Я, когда дом закрывала, так и мебель в Захарово отправила. Решила, что так сохраннее будет. Правильно я тогда сделала. Мое Захарово ближе к Ярославлю, чем к Москве, туда французы не дошли. Сразу по приезде я отправлю управляющего Ивана Ильича в Захарово, чтобы он привез мебель и набрал слуг в мой московский дом, а как всё будет готово, тихо переедем туда.

— Да, наверное, так будет лучше всего, — согласилась Долли и, увидев, что тетушка улыбается, успокоилась.

В Марфино они приехали уже затемно. Сестры прилипли к окошкам кареты, жадно вглядываясь в темноту — ведь впереди был дом их детства, здесь на тихом кладбище возле церкви лежали их родители. Наконец, впереди засияли огни величественного дома, отражающиеся в черной воде большого квадратного пруда, и Долли вновь почувствовала себя маленькой, словно ей опять десять лет и только сегодня батюшка подарил ей Лиса. Она посмотрела на сестру и увидела в глазах Лизы слезы.

— Ты тоже сразу все вспомнила? — наклонившись к уху сестры, шепнула Долли и, увидев молчаливый кивок девушки, пожала ей руку.

Кареты остановились у белых колонн парадного подъезда Марфина. Услышав стук колес, слуги высыпали на крыльцо, а из-за бокового флигеля быстро шел к дому управляющий Иван Ильич. Долли показалось, что этот невысокий седой человек с добрым усталым лицом совсем не изменился, как будто и не было этих восьми прошедших лет. Она вышла первой и помогла сойти графине Апраксиной, а потом повернулась к управляющему.

— Здравствуйте, Иван Ильич, — приветствовала мужчину княжна, — вы нас узнаете?

— Здравствуйте, ваши сиятельства, — ответил управляющий, поклонившись графине, Долли и остальным девушкам, — как же вас не узнать, барышня, если портрет вашего дедушки до сих пор в гостиной висит, а вы как были в детстве на него похожи, так и остались.

— Давно мне об этом никто не напоминал, — засмеялась княжна.

Слуги распахнули двери, и девушки вслед за тетушкой вошли в гулкий мраморный вестибюль родного дома. Долли подняла голову и высоко над головой увидела куполообразный потолок, расписанный под голубое весеннее небо, где маленькие веселые ангелочки кувыркались на белоснежных облачках, и огромную люстру из позолоченной бронзы, спускавшуюся сверху до площадки второго этажа. Сейчас она не горела, но девушка помнила, как любила смотреть на блеск от свечей, радугой переливающийся в сотнях хрустальных подвесок.

Тетушка предложила всем разойтись по своим прежним комнатам, умыться и привести себя в порядок с дороги, а через час собраться в столовой за легким ужином. Дашу Морозову поместили в комнату Ольги, и все девушки оказались рядом в соседних спальнях второго этажа.

Долли отворила дверь в свою комнату. Свечи в хрустальной люстре не зажгли, но на камине и поставце около кровати горели канделябры, и в комнате было светло и очень уютно. Княжна огляделась вокруг, и на сердце стало тепло. Все было по-прежнему, как будто она несколько минут назад вышла в сад, а теперь вернулась. Стены, обитые золотистым шелком с более светлым кремовым рисунком, персидский ковер с тонким и замысловатым орнаментом, белая с золотом французская мебель, такая же, как в соседней комнате, принадлежащей Елене — всё было на месте. Даже фарфоровые фигурки лошадей, расставленные ею на камине восемь лет назад, так же косили на нее глаза.

Она считала своим домом Ратманово, а сердце подсказывало, что это — тоже дом, и неизвестно, какой из них ей более родной. Бабушка, как всегда, была права, когда говорила, что дом там — где ты счастлив.

В дверь постучали, и вошла молодая, смутно знакомая девушка, в синем платье горничной. Она поздоровалась, поклонилась и замерла, ожидая приказаний.

— Мне кажется, что ты — Зоя, — полувопросительно сказала княжна.

— Да, ваше сиятельство, — подтвердила бойкая круглолицая девушка с пшеничной косой и присела в реверансе.

— Зови меня, барышня, как меня всегда звали в этом доме, — распорядилась Долли и, сев в кресло около камина, спросила:

— Ты всю войну здесь была?

— Да, барышня, и когда наши отступали, и когда французы здесь стояли, и когда наши наступали.

— Ты мою сестру видела?

Долли хотела сама расспросить слуг о жизни Елены в Марфино, чтобы, не беспокоя тетушку, понять действительное положение дел.

— Да, барышня, когда княжна приехала, она упала в обморок прямо в вестибюле, у нее воспаление легких было. Иван Ильич велел ее отнести вон в ту комнату, — сказала девушка, указав рукой на стену, — а нам с Машей приказал за ней ухаживать. Только я недолго с ней пробыла: через два дня французы имение заняли, и их командир, полковник, велел оставаться при княжне только Маше, поскольку та по-французски говорила.

— А что потом было?

— Княжна Елена без памяти была две недели, мы даже не знали, выживет ли она. А полковник-француз, он как в первый вечер ее увидел, так потом каждую ночь рядом с кроватью сидел. Маша говорила, что он подробно ее всегда расспрашивал о том, как лечат княжну, а когда доктор сказал, что кризиса ждать нужно, так он целую ночь у постели барышни просидел и все время молился по-своему. Маша тогда сказала, что он, верно, в нашу княжну влюбился. А потом барышня на поправку пошла, она уже ходила по этажам и хорошо кушала. Когда французы уезжать из имения собрались, так полковник увез ее тогда с собой, и Машу забрал вместе с нею.

— А ты видела, как Елена уезжала?

— Конечно, барышня, я в карету шубы и теплые пуховые платки для нее и Маши укладывала, — подтвердила девушка и посмотрела на княжну, не понимая, чего та от нее хочет.

— Ее насильно увозили? Она плакала?

— Нет, она сама поехала и спокойная такая была, а к полковнику она хорошо относилась, это все слуги видели. — Зоя замолчала, ожидая новых вопросов.

Долли ненадолго задумалась, а потом спросила:

— Ты хочешь быть моей горничной?

— Конечно, барышня, это — такая честь, — взволновано глядя на нее, ответила девушка.

— Тогда приготовь мне умыться, а я сейчас вернусь, — велела Долли, вышла и постучала в комнату сестры.

Лиза уже умылась и пыталась с помощью юной горничной Фаины расчесать свои светлые волосы. Она обернулась к сестре, и Долли заметила красноту вокруг прекрасных янтарных глаз.

— Дашенька, ты тоже это почувствовала? — спросила Лиза и развела руками, как будто обнимая комнату. — Будто ты никуда не уезжала, а просто вышла на несколько минут.

— Да, именно это я и почувствовала, — согласилась с ней сестра, — правда, эти несколько минут превратились в восемь лет. Но мы об этом потом поговорим, а сейчас я пришла сказать тебе, что Фаина может теперь заниматься только тобой, я уже нашла себе другую горничную — Зою, она ухаживала за Еленой, когда та болела здесь год назад.

— Я сейчас причешусь и приду к тебе, — засуетилась Лиза.

— Не спеши, я еще даже не умывалась, — посоветовала ей сестра и вернулась к себе.

Зоя принесла ей воду, помогла расчесать волосы и заплести косу. Долли вынула из саквояжа голубое шерстяное платье с длинными узкими рукавами и переоделась. Пока новая горничная застегивала мелкие обтянутые шелком пуговки на спине княжны, та смотрела на себя в зеркало. Сейчас ей казалось, что из-за спины высокой девушки с темной толстой косой вот-вот выглянет маленькая веселая девчушка с растрепанными рыжеватыми кудрями и весело помашет рукой. Стук в дверь отвлек ее, в зеркале мелькнуло отражение Лизы, и она повернулась к сестре.

— Здесь всё пронизано воспоминаниями, если я вижу прошлое, то ты должна вообще через строй призраков ходить, — грустно пошутила Долли.

— Так и есть, — тихо ответила Лиза, — мама зовет меня через стены.

— Что ты говоришь? — испугалась Долли.

— Пойдем к ней в спальню вместе со мной, — попросила младшая сестра.

— Конечно, пойдем, — успокоила ее Долли, — а Елену ты не слышишь?

— Нет, но давай зайдем к ней в комнату, может быть, там услышу, — предложила Лиза.

Девушки вышли в коридор и открыли соседнюю дверь в комнату Елены. Света в ней не было, и Долли вернулась к себе за подсвечником, а Лиза прошла вперед и села на кровать сестры.

— А вот и свет, — объявила Долли, высоко подняла подсвечник и, осветив комнату, увидела бледное лицо сестры.

— Что с тобой? — воскликнула она, подбежала к Лизе и встала перед ней на колени.

Сестра сидела, поглаживая ладонями шелковое покрывало кровати. Она помолчала, потом, подняв голову, заговорила:

— Елена чуть не умерла на этой кровати, но ее вернула обратно очень сильная любовь мужчины. Он так просил за нее, я до сих пор слышу эхо его молитв, но не понимаю их, они — на латыни. Потом наша сестра поправилась, и когда в последний раз встала с этой постели, она была спокойна. Здесь не было насилия и зла. И еще, наша сестра была беременна.

Долли рухнула на стул, у нее не было слов. Помолчав, она собралась с мыслями и спросила:

— Отец ребенка — этот француз?

— Я не знаю, но чувствую здесь только его любовь, она — очень сильная и преданная, здесь все ею пропитано, — объяснила Лиза, посмотрела на сестру и робко улыбнулась, — здесь — просто море любви.

— Но ты не слышишь Елену? — продолжала настаивать Долли.

— Слава богу, нет, — перекрестилась Лиза.

— Но почему? — удивилась Долли, которая не могла понять радости младшей сестры.

— Значит, она — жива. Разве ты еще не поняла — я слышу только голоса мертвых, — Лиза серьезно посмотрела на сестру. Это началось сразу после этого ужасного случая, в Ратманово я разговаривала с бабушкой.

— Почему ты мне не сказала? — изумилась Долли, но потом сама же и ответила: — боялась, что я опять тебе не поверю?

Лиза молча кивнула и поднялась с постели.

— Пойдем к маменьке, она опять зовет меня, — попросила девушка, взяла подсвечник с камина, подхватила старшую сестру под руку и направилась к выходу.

Спальня родителей была первой комнатой при входе на второй этаж. Они прошли весь коридор и в нерешительности остановились перед дверью. Потом Лиза высоко подняла канделябр и вошла в спальню, сестра тихо проскользнула за ней.

Пламя свечей заплясало, и из темноты проступил висящий над камином портрет их бабушки, написанный через два года после ее свадьбы. Анастасия Илларионовна в простом белом платье и с распущенными волосами сидела на фоне зеленых деревьев парка, держа на коленях маленького сына, их будущего отца. Лиза протянула подсвечник сестре, а сама пошла к столику у изголовья кровати. Она двигалась как во сне. Протянув руку, девушка выдвинула ящик и, наклонившись над ним, что-то взяла со дна.

Долли как завороженная молчала, глядя на сестру. Бледная Лиза повернулась к ней и тихо произнесла:

— Мама сказала, что всех нас очень любит, они с папой снова вместе и счастливы, следят за нами с небес с радостью. И еще она сказала, что, переборов свое горе, осталась бы с нами, если бы ее не отравили вот этим, — она подняла то, что держала в руках: красный шелковый мешочек, завязанный таким же ярким шелковым шнурком.

Лиза пошатнулась, и сестра бросилась к ней, подхватив за талию. Девушка была так бледна, что казалось, вот-вот упадет.

Мысли в мозгу Долли метались, как загнанные зверьки. Что же делать? Этот дар забирает все силы Лизы. Она уложила сестру на кровать и начала растирать ей руки. Когда ее пальцы наткнулись на шелковый мешочек, который Лиза продолжала сжимать в руках, она непроизвольно отпрянула, потом собралась с мужеством и, вынув мешочек из пальцев сестры, положила его обратно в ящик столика. Долли крепко обняла сестру и прижала к себе.

— Милая, приди в себя, все будет хорошо, я — с тобой, — шептала она, гладя плечи Лизы. Наконец, лицо девушки начло розоветь, и она открыла глаза:

— Я тебя испугала? — Лиза попыталась улыбнуться, но губы ее не послушались, и она грустно пояснила, — после разговора с бабушкой было то же самое.

— А что сказала бабушка? — несмело спросила Долли.

— Она сказала, что мы должны уехать из Ратманова, потому что убийца бродит в ночи вокруг дома, — тихо ответила ей сестра. — Еще она сказала, что всегда знала, что когда я стану взрослой девушкой — у меня проявится этот дар, потому что он был и у ее матери, урожденной Бутурлиной, на которую я очень похожа. У прабабушки дар был до тех пор, пока она не вышла замуж, после первой брачной ночи он у нее исчез.

— Боже мой… — только и могла сказать Долли. Она не знала, что и думать, но теперь уже верила Лизе, не сомневаясь в ее правдивости. Из коридора они услышали голос Даши Морозовой, зовущей их в столовую.

— Пойдем ужинать, дорогая, — предложила Долли, — и пока будем обо всем этом молчать.

Глава 6

Отказавшись от поездки в Санкт-Петербург, графиня Апраксина оказалась перед проблемой, которая создавала массу неудобств. Она собиралась сшить туалеты девушкам в столице, и поэтому в дорогу каждая из них взяла всего только по маленькому саквояжу с двумя платьями и парой нижних рубашек. У самой же графини вообще было только одно платье, поскольку везла она саквояж с двумя дорожными шкатулками, куда переложили фамильные драгоценности Черкасских и украшения Анастасии Илларионовны. Евдокия Михайловна рассчитывала фамильные драгоценности положить в хранилище в доме на Миллионной для жены князя Алексея, а украшения старой княгини хотела дать Долли, когда та начнет выезжать.

Теперь Апраксина в месте со своей горничной, старой Марфой, служившей еще матери и бабушке княжон, рылась в бельевых кладовых, надеясь найти подходящие отрезы и, засадив всю девичью за работу, срочно сшить девушкам и себе платья и белье. В который раз графиня порадовалась, что Марфино французы не разграбили.

Женщины копались в сундуках, отбирая ткани, мотки кружев, нитки, а две горничные, стоя наготове, относили отобранные ткани в комнату графини. Евдокия Михайловна брала только то, что можно было носить зимой: тонкое шерстяное сукно, бархат, плотный атлас. Она отобрала уже около двадцати отрезов и решила передохнуть и определиться с девочками — кому из них что подойдет. Для себя она нашла темно-лиловый бархат и шоколадно-коричневую шерсть, решив, что ей пока хватит нарядов.

Графиня пошла в свою спальню и попросила Марфу позвать барышень. Но с горничной пришли только Даша Морозова и Долли.

— Тетушка, Лиза задремала, я сама подберу ей ткани, — предложила княжна.

— Хорошо, дорогая, выбирай, — согласилась усталая графиня. — Что вам обеим нравится?

Девушки подошли к тканям. Даша в нерешительности остановилась, а княжна сразу же начала раскладывать отрезы по стопкам.

— Начнем с того — сколько нужно сшить платьев? — поинтересовалась она.

— Надо бы десяток, но давай сошьем хотя бы по шесть штук, — предложила графиня.

— Поскольку шить будут наши девушки, предлагаю сделать очень просто: каждая из нас отдаст им то свое платье, которое хорошо на ней сидит, а Марфа снимет с него все мерки и проследит, чтобы новые платья были сшиты точно по ним.

— Очень разумное предложение, — согласилась графиня. Она не догадывалась, что Долли сделала его из эгоистических соображений: не хотела стоять два часа с поднятыми руками, пока ее будут обмерять.

Княжна набрала три стопки отрезов и объяснила:

— Я отобрала ткани для светлой блондинки, русоволосой и шатенки. Тетушка, я права?

Графиня поднялась и подошла к кровати. Присмотревшись к оттенкам тканей в стопках, она спросила:

— Эта — для Лизы, эта — для тебя, а эта — для Даши? Я правильно поняла?

— Совершенно точно! — улыбнулась ей девушка.

В первой стопке лежали ткани светло-голубого, розового, золотистого, алого, синего и темно-шоколадного цветов. Во второй — светлого и темного зеленого, аквамаринового, лимонного, персикового и цвета слоновой кости. В третьей стопке лежали яркие голубой, желтый и вишневый отрезы, и бледные — оливковый, лавандовый и цвета мяты.

— Молодец, отличный выбор, — одобрила графиня и повернулась к Даше Морозовой, — а ты, Дашенька, что скажешь?

— Да, очень красиво, — пролепетала девушка, — и ткани такие прекрасные, — она легонько провела рукой по бархату цвета мяты, который отобрала для нее Долли.

— А что с фасонами? — спросила графиня, уверовавшая в организаторские способности племянницы.

— Давай сделаем один фасон, — предложила та: — лиф с полукруглым вырезом, обычный, без сборок, под грудью — поясок, рукава сделаем узкие. Кроим все одинаково, а потом на одном платье вырез прикроем кружевами немного, а на другом полностью, и сделаем из тех же кружев воротник. На некоторых платьях поверх узкого рукава сделаем еще маленький рукавчик фонариком. Вот они и получатся все разные.

— Мудро, — согласилась графиня, поднялась с кресла и пошла вместе с Марфой в девичью отдавать приказания.

— Тетушка, — Долли задержала графиню в дверях и шепнула, — сшейте нам всем троим по сарафану, простой рубашке и по дубленому тулупчику.

Графиня недоуменно уставилась на девушку, потом, сообразив, что задумала племянница, она с готовностью кивнула и вышла.

Когда через час в девичьей под руководством Марфы закипела работа, Апраксина, освободившись, пригласила к себе Ивана Ильича. Управляющий поспешил явиться в гостиную. Графиня поднялась ему навстречу, поздоровалась и пригласила садиться.

— Иван Ильич, я пригласила вас по очень важному и совершенно секретному делу, — начала она и, кратко сказав, что опасается покушения на жизнь княжон, попросила:

— Я хочу переехать в Москву, в свой дом в Колпачном переулке — никто не додумается искать княжон там, а не в доме Черкасских на Покровке. Но вся мебель из моего дома отправлена в подмосковное имение Захарово, туда же пять лет назад уехали и все слуги, кроме дворецкого, двух лакеев, кучера и садовника. Прошу вас съездить в Захарово и переправить в московский дом всю мебель, что привезена на хранение в имение, а также отобрать штат слуг, чтобы не было лишних людей, но и мы бы не имели проблем, живя в Москве.

— Хорошо, ваше сиятельство, я все понял, — подтвердил управляющий. Он во времена учебы молодого князя в Москве часто бывал в доме графини, хорошо его помнил и мог разобраться, сколько понадобится слуг. — Но я попрошу у вас письмо к вашему управляющему, и план проезда до Захарова.

Иван Ильич поднялся и, пообещав зайти за письмом через час, пошел собираться в дорогу. Спустя полтора часа управляющий в своей двуколке, запряженной парой гнедых, уже ехал по направлению к Москве. Он обещал графине вернуться через две недели. Долли, провожая Ивана Ильича, предложила ему свою помощь, чтобы в его отсутствие следить за хозяйством в поместье.

— Ну что за девушка выросла, просто огонь, — удивлялся управляющий, делясь впечатлениями с кучером, — хорошо, что зима на дворе, особых работ нет, только скотина в хлевах, да оранжереи — ну, с этим она справится.

Спустя полчаса Иван Ильич задремал и проснулся уже при въезде в Москву.


Долли со всей серьезностью отнеслась к своему обещанию, данному управляющему. Но лазить по конюшне и скотному двору в бархатном платье и собольей шубке было смешно, и она спросила у Марфы, где хранится старая одежда ее брата.

— Мне нужны плащ, сюртук и панталоны тех лет, пока он еще в университет не поступил, а еще мне нужны сапоги для верховой езды.

— Опять будешь мужиком наряжаться и на лошади скакать? — недовольно пробурчала Марфа, но пошла на третий этаж в самую дальнюю кладовую, где в пыльных сундуках лежали детская одежда Алексея и платья с кринолинами, оставшиеся от молодости княгини Анастасии Илларионовны.

Через полчаса старая горничная принесла Долли серые панталоны и коротенький сюртучок с черными венгерскими аксельбантами. Еще она бросила на кровать крытый синим сукном лисий тулуп, а на пол поставила сапоги из мягкой черной кожи с чуть потертыми носами и немного стоптанными каблуками.

— Вот, что нашла, если не нравится — иди выбирай сама, но новых вещей там нет, у Алеши одежда всегда была в пятнах, — проворчала Марфа и ушла.

Княжна засмеялась, так забавно было представить красавца князя Алексея, с юности слывущего в светском обществе франтом, мальчиком в заляпанной одежде. Она сняла платье и начала мерить принесенную одежду. Все подошло как нельзя лучше, только сапоги были великоваты, но, рассудив, что совсем маленьких, детских сапог от Алексея, скорее всего, не осталось, она решилась обойтись тем, что есть. В тулупчике, поверх рыжего лисьего меха, был пришит большой суконный карман, куда она засунула пистолет. Теперь Долли не расставалась с подарком крестного — пистолетами — и привезла их с собой вместе со шпагой брата. Надев свою собственную круглую соболью шапочку, полностью закрывающую волосы, она направилась в конюшню выбирать себе нового друга.

Казалось, девушка должна была давно все забыть, но ноги безошибочно принесли ее к воротам конюшни, невысокого длинного строения из красного кирпича с чередой маленьких квадратных окошек под черепичной крышей. Долли грустно подумала, что сердце все помнит, но встряхнув головой, как бы отгоняя печальные воспоминания, она отворила калитку, прорезанную в тяжелых воротах конюшни, и прошла внутрь.

Яркое зимнее солнце косыми лучами, пробиваясь через множество маленьких окошек, давало достаточно света, не беспокоя животных. Долли пошла вдоль денников, рассматривая лошадей. Их было немного, ведь хозяева давно не жили в имении. Все лошади были упряжными, орловскими рысистыми, верховых она не увидела. Девушка уже почти дошла до конца прохода, когда громкое ржание привлекло ее внимание: высокий светло-серый орловский жеребец тянул к ней голову поверх решетки денника.

— Ганнибал! — воскликнула Долли и, подбежав, обняла благородную голову коня, — мой дорогой, мы все по тебе соскучились, шептала она в бархатное ухо, — ты спас Элен, спасибо тебе!

Красавец-конь положил ей голову на плечо, потерся щекой о волосы княжны и легко стукнул копытом о пол денника.

— Сейчас мы с тобой поскачем, — успокоила его девушка.

За ее спиной кто-то тихо кашлянул. Долли обернулась и увидела высокого светловолосого молодого парня в распахнутом коротком тулупе, который, стоя за ее спиной, мял в руках шапку.

— Чего угодно, барышня? — робко спросил он.

— Тебя как зовут? — поинтересовалась княжна.

— Архип, — парень мялся, не зная, что делать дальше.

— Оседлай мне Ганнибала, Архип, и расскажи, как он тут жил.

Парень бросился за седлом, рассказывая на ходу про коня.

— Он здесь уже год, я сам за ним ухаживаю, выезжаю на нем, чтобы не застоялся, я ему все самое лучшее даю, — рассказывал Архип, седлая коня.

В последний раз подтянув подпругу, он вывел жеребца из денника и повел на улицу. Долли последовала за ними. Подставив девушке сложенные в замок руки, конюх подсадил ее в седло и посоветовал:

— Вы бы, барышня, по большой дороге ехали, тропы уже снегом засыпаны.

— Хорошо, — согласилась Долли и поскакала к подъездной аллее.

Ганнибал радостно нес княжну мимо заснеженных деревьев парка. Впереди показалась красивая церковь, а за ней большое село Марфино, раскинувшееся на берегу тихой речки Сосенки. Долли направила Ганнибала к церкви. Изящный храм был построен еще ее прадедом Иваном Павловичем Черкасским в модном тогда стиле барокко и был освящен в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Светло-желтые стены, белые колонны и фронтоны окон, золотые купола на фоне покрытых инеем деревьев были такими яркими, что церковь казалась сказочной и даже какой-то нереальной.

Между храмом и парком лежало кладбище. Долли спрыгнула с коня, привязала его к дереву, росшему около ограды, а сама пошла к мраморному надгробью, поставленному над могилой родителей. Белый ангел, склонив колена, молился на высоком мраморном постаменте с простой надписью: «Светлейший князь Николай Никитич Черкасский и светлейшая княгиня Ольга Петровна Черкасская» и датой «1805 год». Долли подошла к могиле и погладила родные имена, высеченные на мраморе, а потом прижалась к камню лбом. Легкий ветерок поднял поземку около ее ног, как будто родители подали ей знак.

— Мамочка, милая, ты к нам приходила, мы слышали тебя, помоги своим детям в моменты опасности. Пусть у Элен с Алексом все будет хорошо, где бы они ни находились! И нас тоже защити, если сможешь, — попросила девушка, перекрестилась, и поцеловав пальцы, прижала их сначала к имени отца, потом — матери. Постояв еще немного, она повернулась и пошла к выходу с кладбища.

Ганнибал приветствовал ее тихим ржанием. Долли вскочила в седло и, тронув бока рысака пятками, поскакала через село в поля. Конь, радуясь свободе, казалось, летел над землей, красиво выгибая серую шею. Долли пригнулась к его гриве и шептала в чуткое ухо Ганнибала нежные слова, хваля его красоту и легкий бег. Сделав большой круг, обогнув поля и рощу, они вернулись в поместье. Передав рысака своему новому знакомому — конюху Архипу, Долли на прощание потрепала коня по холке и побежала в дом.

Она успела как раз к обеду. Тетушка попросила ее вместе с остальными девушками прийти сразу после трапезы в девичью. Им троим раскроили и сметали первые платья. Как и предсказывала Долли, платья, выкроенные по готовым образцам, сидели прекрасно, теперь можно было их сразу шить, не обременяя девушек примерками.

Найдя Ганнибала, княжна так обрадовалась, что теперь каждое утро по нескольку часов носилась на нем по полям и лесам Марфина, придумывая себе все новые маршруты. Дел по хозяйству, за которыми она обещала наблюдать, оказалось немного, да и хозяйство под разумным руководством управляющего было поставлено так, что не требовалось особенного вмешательства с ее стороны, и девушка была свободна.

Этот воздух свободы опьянил Долли, и она постепенно забыла о причинах, приведших их сюда, и когда в конце второй недели пребывания в Марфино, летя на Ганнибале, она услышала за спиной выстрел, девушка решила, что ей показалось. Прискакав к конюшне, княжна осмотрела коня, на нем не было ни одной царапины, свиста пули она тоже не слышала. Неужели она ошиблась? Но червь сомнения уже засел в мозгу, и Долли задумалась. Хорошо, пусть она не ошиблась, и Островский нашел их — ведь это было нетрудно: ямщики довезли семью прямо до Марфино. Что можно сделать? Предупредить тетушку? Она начет нервничать — что совсем плохо, а уехать до возвращения Ивана Ильича они не могут. Значит, нужно кататься только по парку, и уехать как можно скорее.

Приняв решение, княжна поспешила к дому и, скрывая свои опасения от домашних, каталась с тех пор только по двору и парку, с нетерпением ожидая возвращения управляющего. Иван Ильич приехал через два дня и сообщил графине, что в ее доме в Москве все готово, и они могут переезжать. Апраксина велела позвать Долли, без совета которой теперь не принимала никаких решений, и, обсудив всё втроем, они договорились, что из имения женщины выедут завтра в пять часов утра на двух тройках. В кареты решили запрячь тех лошадей, которые потом останутся в Москве. Кучера тоже должны были остаться с хозяевами.

Договорившись с управляющим, женщины пошли предупредить Лизу и Дашу. Пока они поднимались по лестнице, Долли спросила:

— Тетушка, а сарафаны нам сшили?

— Я велела их сшить в первую очередь, — ответила графиня, — как только поняла, что ты задумала.

— Вот и отлично, значит, мы нарядимся крестьянками, вы поедете в первой карете с горничными, а мы — во второй, с вещами, — предложила княжна.

— Так и сделаем. Ах, Лисичка, ты всегда придумаешь хитрый выход из любого положения. Ну, давай собираться, пока этот упырь нас в Марфино не нашел.

Долли промолчала. Уверенности в том, что Островский нашел их, у нее не было, да если бы и была, волновать тетку она решила только в самом крайнем случае.


Лаврентий уже две недели жил в номерах при трактире в селе Троицком на старой Калужской дороге. Отсюда до Марфино было почти пятнадцать верст, но ближе приличного жилья не было, а селиться в крестьянских избах он не хотел, чтобы не привлекать к себе внимания помещиков.

Выследить женщин молодому человеку не составило никакого труда. Он отставал от них на перегон и, приезжая на почтовую станцию после Черкасских, как бы невзначай расспрашивал смотрителя и ямщиков, а потом четко следовал по следам беглянок. На почтовой станции в этом селе он узнал, что графиня Апраксина взяла лошадей до Марфина, и, дождавшись возвращения ямщиков, убедился, что кареты доехали именно до этого имения.

Сняв номер при трактире, Лаврентий отдохнул, наконец, от дороги и через день занялся главным делом. Теперь это дело занимало все его мысли: он должен был убить этих мерзких и опасных баб, но сначала собирался получить удовольствие. Островский мечтал, как будет заниматься ими по очереди: сначала разделается с учительской дочкой, а уж потом возьмется за княжну. Он предвкушал их крики и мольбы о пощаде, и в душе молодого человека просыпалась радость предвкушения: он рассчитается с княжной за все — за крушение своих планов, за Иларию и за потерю имения.

Хотя имение он все-таки продал. Лаврентий вспомнил, что, найдя этого жадного частного маклера, он не до конца верил, что афера удастся, но терять было все равно нечего, и он пообещал наглецу половину от полученных денег. Только за это опытный аферист, сразу распознавший в Островском человека, припертого к стенке, соглашался принять участие в деле. Лаврентий назначил Сидихину встречу в роще на краю уездного городка и, чтобы тот мог оторваться от возможной слежки, показал проход через лавку, продававшую ткани, которым иногда пользовался сам. Когда довольный маклер появился в роще и протянул ему маленький сверток с деньгами, Лаврентий достал из-за пояса пистолет и выстрелил ему прямо в лоб. Как он и предполагал, вторая половина денег была в поясе убитого. Забрав паспорт, часы и табакерку из кармана Сидихина, он сунул в этот карман свои часы с приметной дарственной надписью от отца.

Молодой человек быстро положил труп на заранее собранный сосновый лапник, закидал его сверху ветками и поджег костер. Пропитанные смолой сучья горели хорошо, и скоро пламя поднималось выше человеческого роста. Лаврентий посмотрел на затертый паспорт, выписанный на имя Феофана Михайлова Сидихина. Он усмехнулся — под таким смешным именем ему теперь придется жить. Молодой человек собирался назавтра застрелить обеих девчонок, подкараулив их в Ратманово, а потом уехать, но, переночевав в пустой избушке егеря в дубовой роще, он приехал на рассвете в поместье, чтобы увидеть отъезд намеченных жертв.

Зато теперь, спустя месяц, Лаврентий был очень близок к цели. Купив коня, он каждый день ездил в Марфино, выслеживая девушек. Через несколько дней после начала слежки он заметил юношу, стремительно несущегося на огромном светло-сером орловском рысаке удивительной красоты. Несмотря на то, что конь летел быстро и дорога проходила далеко от Лаврентия, он заметил изящную круглую меховую шапочку на голове юноши.

— Женщина! По повадкам очень похожа на Долли Черкасскую. Нужно постараться подъехать поближе, чтобы не ошибиться, — пробормотал он.

Несколько дней у Островского ушло на то, чтобы изучить маршруты всадницы. Это оказалось непросто, поскольку она каталась по разным дорогам, но, наконец, он нашел один перекресток, который девушка никак не могла миновать. Оставалось устроить засаду.

Лаврентий занял свое место за пушистой елкой у перекрестка очень рано, а девушки все не было, и как он ни старался греться, то подпрыгивая, то бегая по маленькой вытоптанной в снегу площадке, его руки и ноги заледенели. И когда за его спиной раздался приближающийся стук копыт, он схватил пистолет, но скрюченные пальцы его не послушались. Островский хотел заполучить девчонку живой, чтобы насладиться ее медленной и очень мучительной смертью, поэтому должен был подстрелить коня, но даже в такую большую мишень он не попал.

Лаврентий выругался, но понадеялся, что при такой скачке, за стуком копыт и свистом ветра в ушах, Долли не услышит выстрел. Но завтра молодой человек напрасно прождал в засаде до вечера, на следующий день всадница тоже не появилась, и он понял, что княжна услышала выстрел. Подъехав поближе к парку, Островский сквозь деревья увидел, что Долли катается рядом с домом в самом конце подъездной аллеи. Он видел, как девушка отдала поводья конюху и вошла в дом.

— Хорошо, завтра проберусь в парк, — пробормотал Лаврентий и повернул коня обратно на старую Калужскую дорогу. Он так замерз, что еле отогрелся в своем трактире и, чтобы не простудиться, заедая щами, выпил два стакана водки. Молодой человек мерз уже третий день и чувствовал, что ежедневные переохлаждения могут плохо для него кончиться. Утром он проснулся поздно и сразу понял, что горло болит, а голова горит и раскалывается.

— Простыл, только этого не хватало, — выругался Лаврентий и попытался встать. Но сил подняться у него не было.

Он заказал себе в номер горячего чая с медом и водки. Доктора он решил пока не звать, так как сам знал, откуда его болезнь, да и денег было жаль — они таяли слишком быстро. Спустя четыре дня Лаврентий поднялся с постели и смог спуститься в общий зал трактира, а еще через день смог доехать до Марфино. Оставив коня под большим деревом у ворот, молодой человек пробрался в парк и, прячась за стволами деревьев, подошел так близко к дому, что уже не промахнулся бы в любого, выходящего и дверей.

Ожидание тянулось долго. Из дверей выбегали слуги, вошел в дом и через полчаса вернулся обратно седой управляющий, но девушек не было, не выходила и старая графиня. Ужасное подозрение зародилось в его мозгу.

— Дьявол! Пока я валялся в постели, они уехали! — чертыхнулся Лаврентий и пошел к своему коню.

Он сворачивал с подъездной аллеи на большую дорогу, когда навстречу ему выехали санки, нагруженные мешками с мукой. На облучке сидел совсем юный паренек в сером армяке. Лаврентий окликнул его, и сани остановились.

— Послушай, я ищу княжон Черкасских, они должны были увидеться со мной, да не приехали на встречу, — говоря, Островский вынул пятачок и повертел его в руках, — не пойму, уехали они что ли?

Мальчишка не сводил глаз с монетки, что-то усиленно соображая, потом спросил:

— А вам, барин, чего узнать-то нужно?

— Княжны уехали или нет? — прямо задал вопрос Лаврентий, зажал монету двумя пальцами и помахал ею.

— Уехали, — процедил паренек.

— Куда и когда выехали?

— Выехали третьего дня, еще затемно, а куда поехали, никто не знает, — сказал парнишка, пристально глядя на пятачок в руках молодого человека. Тот бросил монетку юному вымогателю и стал разворачивать коня, когда услышал то, что его очень заинтересовало.

— Только кони не вернулись обратно, и оба кучера уехали, — пояснил мальчишка, стеганул вожжами свою лошадку и покатил по подъездной аллее.

Значит, они в одном из имений или в Москве, иначе они бы взяли почтовых лошадей, а своих вернули бы в Марфино. Это обнадеживало. Лаврентий решил расспрашивать на всех почтовых станциях вдоль дороги до Москвы, не останавливались ли кареты с важной дамой и тремя девушками. Судьба снова поставила перед ним препятствие, и он должен был его обязательно преодолеть.


— Боже мой, куда мы едем, что могло уцелеть в этом пожарище? — шептала Долли, разглядывая обгоревшие руины домов в центре Москвы.

Вокруг не было ни одного целого дома, только закопченные стены без крыш зияли пустыми глазницами выгоревших окон. Еще на окраине Москвы старая графиня остановила кареты и попросила своих подопечных пересесть к ней, зная, какое тяжелое зрелище предстоит им увидеть. И теперь она сидела, сжимая руку Долли и, глядя в окно, молча плакала.

— Тетушка, не все так плохо, — княжна в который раз пыталась успокоить Евдокию Михайловну, — посмотрите, вон церковь уцелела.

— Это — церковь Всех Святых, где меня крестили, — робко улыбнувшись сквозь слезы, сказала старая женщина, глядя на неправдоподобно нарядную на фоне черных руин церковь из красного кирпича со свежевыкрашенными белыми наличниками, — наша бабушка Елизавета Васильевна Бутурлина была властная женщина и требовала, чтобы все ее дочери рожали своих детей в родительском доме, и крестили их в соседних церквях.

— Так здесь и нашу бабушку крестили? — обрадованная Долли уцепилась за тему, способную отвлечь тетку от печальных мыслей.

— Вон там дальше впереди, на горе, церковь в честь Святого Владимира, твою бабушку Анастасию крестили там. Но она очень сильно выгорела, а Ивановский монастырь, что напротив нее стоит, сгорел почти весь, только надворная церковь да несколько хозяйственных построек остались. Я когда летом приезжала, видела мать-игуменью, та сказала, что за день до пожара сестры уехали из Москвы и реликвии монастырские вывезли. А теперь бедняжек распределили по другим монастырям, а в уцелевших строениях Ивановского — погорельцев разместили. — Апраксина вздохнула и перекрестилась.

Кареты начали взбираться по крутому подъему, и шаг лошадей замедлился. Долли выглянула в окно и увидела закопченную длинную стену, за которой в глубине виднелись остатки разрушенного собора.

— Это и есть Ивановский монастырь? — спросила она.

— Да, — подтвердила графиня.

Княжне стало грустно. Москву она почти не помнила. Отец не любил покидать Марфино, и в город возил дочерей очень редко, но у девушки в памяти осталось ощущение праздника, красоты и веселья, связанное со словом «Москва», теперь же город оставлял тяжелое впечатление.

— Вон — церковь, где крестили Анастасию, — привлекла ее внимание Апраксина, указывая на здание, где работали люди, разбирая обгоревшие камни. — Теперь на ней нет глав, и колокольня рухнула, но поверьте мне, что раньше она была очень красивой. Ее построили еще триста лет назад, а вокруг рос княжеский сад, поэтому она и называлась: «Церковь Святого Владимира в старых садах». Восстановят ли ее когда-нибудь? — графиня всхлипнула и прижала платок к глазам.

— Не нужно плакать, — попросила Долли, — наша семья — очень богата, давайте поможем восстановлению храмов деньгами и рабочими. Ведь мы можем послать своих дворовых помогать на разборке зданий. Я сама все узнаю, расскажу вам, и мы вместе примем решение.

— Конечно, дорогая, — обрадовалась графиня, — я тоже не бедная, детей у меня нет — все мое состояние я потом разделю между вами, но Москве и храмам нужно помочь.

— Тетушка, нам и так родители и бабушка много денег оставили, потратьте свои, как вам захочется, — предложила Долли и оглянулась на Лизу, ища поддержки. Та, ласково обняв тетку, согласилась с сестрой.

— Действительно, тетушка, давайте поможем храмам возродиться. Я чувствую, что здесь особое, святое место. Здесь есть храм в честь Святой Елизаветы?

— Был, — с грустью ответила графиня, — в Ивановском монастыре был надворный храм в честь твоей небесной покровительницы, но он, по-моему, разрушен.

— Я хочу отдать часть моего приданного и наследства на восстановление этого храма — я обязательно попрошу Алексея об этом, — объявила Лиза и заволновалась, умоляюще глядя на тетку.

— Как только приедем домой, я напишу Алексею письмо о том, где мы находимся. Ты можешь вложить туда и свою записочку, — предложила Евдокия Михайловна и встрепенулась. — Но вот и наш переулок, слава богу, он весь уцелел.

Кареты свернули в довольно широкий переулок, и лошади опять натужно потащили экипажи по крутому подъему. Девушки припали к окнам. С левой стороны тянулись палаты допетровских времен с маленькими оконцами и толстыми белеными стенами, а справа чернел ветвями сквозь снег большой старый сад.

— Этот белый дом — часть усадьбы Лопухиных, его построил еще отец царицы Евдокии, дед Петра Великого, так что дом уже сто пятьдесят лет простоял и при пожаре цел остался, а вот большой новый дворец этой семьи, что был внутри двора, сгорел полностью, — сказала графиня и обрадовалась, — ну, вот мы и приехали.

Экипажи остановились у маленьких ворот в чугунной ограде, окружавшей засыпанный снегом парк. Форейтор с первой кареты соскочил с запяток и начал стучать по металлическим прутьям калитки. Через пару минут высокий седой мужчина в тулупе, накинутом на ливрею, и сопровождающий его рослый парень подошли к воротам.

— Ваше сиятельство, — низко кланяясь, воскликнул седой слуга. — Здравия желаю, а мы вас с Покровки ждали — слуги там дежурят, а вы с Колпачного переулка заехали.

— Здравствуй, Фрол, — приветствовала слугу графиня, выглядывая в окошко кареты, — это всё неважно, открывай ворота, мы очень устали.

Молодой парень, пришедший вместе со старым дворецким, уже снял цепь и замок с ворот и распахнул их створки. Кареты одна за другой въехали на мощеную брусчаткой дорожку и покатили к большому двухэтажному дому, выкрашенному в светло-бирюзовый цвет, с множеством огромных окон с белыми фигурными фронтонами. Экипажи проехали во внутренний дворик, зажатый между двух флигелей, и нырнули в полукруглую арку сквозного каретного проезда под домом. Он был таким длинным, что оба экипажа спокойно разместились под его сводами.

Фрол открыл дверцу кареты и помог выйти старой графине, потом он подал руку Долли. Когда та сбежала по подножке на гранитные плиты, выстилающие проезд, он с удивлением уставился на ее наряд: белый толстый платок, грубый дубленый тулуп и голубой шерстяной сарафан с множеством ярких лент, нашитых по подолу.

— Это — светлейшая княжна Дарья Николаевна Черкасская, ее сестра Елизавета Николаевна и моя компаньонка Дарья Морозова, — по очереди представила девушек оторопевшему Фролу Апраксина. — Не держи нас на морозе, мы и так давно в дороге.

— Простите, ваше сиятельство, — засуетился дворецкий, отворяя дверь, — не признал барышень — они совсем маленькими были, когда я видел их в последний раз.

Женщины прошли в тепло большого вестибюля с широкой мраморной лестницей. Девушки расстегнули тулупы, размотали платки и остались в одинаковых голубых сарафанах и белых рубашках с широкими рукавами.

— Фрол, веди барышень в их комнаты, а я уж свою спальню сама найду, — велела Апраксина. Потом, кивнув головой на сарафан Долли, она продолжила, обращаясь к девушкам, — переоденьтесь скорее, нечего слуг смущать.

Сарафаны их действительно выручили. Девушки переоделись в крестьянскую одежду уже в карете, поэтому никто из прислуги в Марфино не знал, что княжны путешествовали под видом служанок. Везде, где они проезжали, графиня показывалась одна, а служанки в крестьянском наряде никого не интересовали, никто не смотрел в их лица. Теперь отыскать следы сестер Черкасских, упорхнувших из Марфина, было гораздо сложнее.

— Господи, пусть наш план сработает, и Островский не найдет нас, — помолилась графиня, потом оперлась на руку Марфы и пошла в свою спальню, в которой спала последний раз больше пяти лет назад.

Фрол привел девушек на второй этаж одного из флигелей и, поклонившись, указал на три двери, расположенные подряд по коридору.

— Прошу, барышни, выбирайте любую комнату.

Младшие девушки нерешительно переглянулись и посмотрели на Долли, уступая ей право первой выбрать спальню. Княжна скорчила умильную гримаску и, пройдя вперед, отворила все три двери. Комнаты были одинаковыми. Большие, с одним огромным окном, выходящим в парк, за которым была видна ограда и Колпачный переулок, они были обставлены изящной золоченой мебелью, обитой шелком. Долли сразу вспомнилось Ратманово — такая же мебель там стояла в покоях бабушки. Только бабушка любила полосатую обивку, а здесь в каждой комнате был свой рисунок мебельного шелка, но все обивки были с цветочными мотивами.

— Комнаты — одинаковые, давайте, я буду жить посередине, а вы обе — по краям, — предложила Долли и шагнула к центральной двери, — моя комната будет «зеленая».

Действительно, обивка мебели и шторы здесь были изумрудно-зеленого цвета, а стены и большой ковер на полу были кремового оттенка, создавая яркий контраст.

— Тогда другие комнаты по цвету обивки мебели можно назвать «вишневой» и «синей», — заметила Даша Морозова, — ну, а ты, Лиза, в какой комнате жить будешь?

— Я буду жить в «синей» комнате, — выбрала Лиза, — если ты на нее не претендуешь.

— Мне нравится «вишневая» комната, — заявила улыбающаяся Даша, и Долли с удовольствием заметила, что девушка начинает возвращаться к жизни.

— Тогда разбегаемся по комнатам, умываемся и переодеваемся, — скомандовала Долли и первой прошла в свою комнату.

В углу мягко гудела изразцовая печка, окутывая новую хозяйку приятным теплом, зеленое шелковое покрывало на кровати манило прилечь, напряжение, сковывающее княжну уже несколько дней, наконец, отпустило ее, и девушка с облегчением вздохнула. Княжна лениво подумала, что, видно, в душе она — кошка: где пригреется, там ей и дом.

В зимних сумерках ветви деревьев, засыпанные снегом, легонько покачивались под порывами не слышного через оконное стекло ветра, и легкие снежинки, мягко кружась, слетали вниз.

— Но как хорошо и уютно дома!.. — счастливо вздохнула Долли. Глаза ее закрылись, и она провалилась в теплый сон.

Глава 7

Весна принесла в Москву солнце, яркое небо и чистую нежную листву. В центре города, почти полностью выгоревшем при пожаре, везде стучали топоры. Мастеровые поднимали на талях длинные толстые балки, обивали железом крыши, штукатурили фасады, и уже многие дома сверкали под весенним солнцем новыми окнами и свежей краской.

Долли радовалась весне, теплу и надежде, которая все сильнее крепла в ее душе. Похоже, что ее план сработал, и Островский потерял их след, по крайней мере, никаких признаков его присутствия она не ощущала. Девушка еще не перестала есть себя поедом за то, как легко смогла оказаться легковерной добычей охотника за приданым, да к тому же еще и жестокого преступника. Почти каждый день, возвращаясь мыслями к недавнему прошлому, она давала себе слово, что никогда больше не поддастся на лесть мужчины, никогда не позволит манипулировать собой. Теперь у нее было два заклятых врага: дядя — князь Василий, и Островский. Княжна надеялась, что судьба позволит ей самой отомстить им обоим.

Хотя графиня запретила своим воспитанницам выходить на улицу, и они должны были гулять только по саду, Долли уже через неделю придумала для себя выход из создавшейся ситуации. Одевшись в крестьянское платье, она проскальзывала через маленькие ворота, выходившие в Колпачный переулок и, скромно опустив голову, как это делали крепостные, быстрым шагом сбегала вниз к Хохловскому, а через пять минут входила в двери храма Святого Владимира.

Теперь у Долли было дело, занимавшее все ее мысли. Она загорелась идеей восстановления церкви, в которой крестили ее бабушку. Верная обещанию, данному тетушке в день приезда, княжна сразу же познакомилась с настоятелем храма отцом Серафимом и предложила от имени графини Апраксиной и ее внучатых племянниц средства на восстановление. Ее предложение было с благодарностью принято, и теперь Долли каждый день с утра приходила в храм, чтобы узнать, как идут дела и в чем они еще могут помочь. Она сплела доверчивому отцу Серафиму милую историю о том, почему приходит в крестьянском наряде, сославшись на солидарность с бедными погорельцами, живущими в страшной тесноте и нужде в соседнем Ивановском монастыре. И теперь все в храме Святого Владимира привыкли к тому, что благородная барышня приходит к ним, одетая крестьянкой.

Тетушка, сначала испугавшаяся за безопасность Долли, теперь, четыре месяца спустя, уже успокоилась и положилась на слово девушки, пообещавшей, что всегда будет очень осторожной и никогда не выйдет из дома без оружия. Действительно, она постоянно носила с собой пистолет, подаренный крестным, пришивая для него крепкий холщовый карман сначала к тулупчику, потом к душегрейке, а с наступлением тепла — к поясу нижней юбки, что надевала под сарафан.

Княжна отдавала на храм все свои карманные деньги, которые тетушка по желанию Алексея выдавала ей ежемесячно, и передавала отцу Серафиму средства от самой Апраксиной, уже несколько раз отправлявшей на восстановление храма по пятьсот рублей серебром. А если требовалась помощь в подсобных работах на строительстве, они всегда присылали отцу Серафиму своих дворовых слуг. Долли сразу по приезде написала брату, что хотела бы пожертвовать часть своего приданого или наследства, которое она должна была получить через три года, на восстановление церкви, где крестили их бабушку. Лиза тоже написала Алексею, прося разрешения поступить так же со своими деньгами: она хотела их пожертвовать на восстановление храма Святой Елизаветы в Ивановском монастыре, уцелевшего при пожаре, но разграбленного и оскверненного французами. Девушки были уверены, что брат их поймет, и теперь с нетерпением ждали его ответа.

Сегодня утром Долли взяла тяжеленькую кожаную сумку с пятью сотнями рублей серебром, переданную ей вчера старой графиней, заколола под подбородком большой синий платок и привычным путем поспешила к храму. Ноги легко несли ее по крутому спуску мимо беленых стен палат Лопухиных, и она ласково касалась ладонью шершавых кирпичей. Задумавшись, девушка машинально свернула за угол, и с разбега налетела на человека, идущего ей навстречу. Тяжелая кожаная сумка, которую она прижимала к груди под платком, выскользнула из ее пальцев и с глухим стуком упала на землю.

— Боже мой! — испуганно воскликнула княжна, бросаясь на колени и сгребая рассыпавшиеся рубли.

Она быстро собирала монеты, стараясь не пропустить ни одной. Наконец, все было собрано, девушка затянула шнурок сумки и, прижав драгоценную ношу к груди, поднялась.

— Вот, возьмите еще, — произнес бархатный мужской баритон, и перед ее опущенными глазами возникла ладонь с пыльным серебряным рублем.

Долли подняла глаза на говорившего. Перед ней, строго прищурив яркие синие глаза, стоял высокий красивый шатен лет двадцати пяти. Он протягивал ей монету левой рукой, потому что правая у него висела на широкой черной перевязи.

— Спасибо, — скромно поблагодарила незнакомца княжна, взяла монету и шагнула вперед, пытаясь обойти молодого человека.

Но он заступил ей дорогу и строго спросил:

— И откуда у тебя такие деньги, красавица?

— Я выполняю поручение своей хозяйки, — быстро нашлась Долли, — несу ее пожертвование настоятелю храма.

— Вот как? Это — очень почетное дело, давай я провожу тебя и прослежу, чтобы деньги попали по назначению, — сказал незнакомец и посмотрел на девушку с недоверием, явно считая ее воровкой. Долли сразу поняла, что от него все равно теперь не отделаешься, поэтому она улыбнулась молодому человеку своей самой обворожительной улыбкой и кивнула в знак согласия.

Он пропустил княжну вперед, а сам пошел с ней рядом, искоса рассматривая эту странную крестьянку. Долли с сожалением решила, что, похоже, она перестаралась с улыбкой, девушка прибавила шагу и еще через пару минут они подошли к кованым воротам в белой ограде церкви.

— Спасибо, что проводили, вам нет нужды взбираться на эту крутизну, ведь вы ранены.

Девушка сочувственно посмотрела на черную перевязь на руке незнакомца и кивнула на крутую лестницу, ведущую к входу в храм Святого Владимира.

— Я, вообще-то, ранен в руку, — весело парировал незнакомец, — поэтому моим ногам ничто не мешает подняться вместе с тобой.

— Как хотите, — согласилась девушка, развернулась и стремительно побежала вверх по крутой лестнице, решив, что если ее провожатый такой дошлый, то пусть побегает за ней.

Но молодой человек не отставал и, обогнав Долли, открыл перед ней тяжелую створку дубовой двери. Услышав шаги у входа, отец Серафим, следивший за мастерами, кладущими перекрытия, обернулся и пошел навстречу посетителям.

— Вы что-то забыли, ваше сиятельство? — обратился он к гостю.

— Нет, я сопровождаю к вам важного курьера с деньгами, — объяснил молодой человек и кивнул на Долли, стоящую за его спиной.

— Ах, ваша светлость, я вас и не заметил, — засуетился священник, — прошу простить, здесь пока еще темно. Вы хотели посмотреть, что сегодня начали делать?

— Нет, батюшка, я принесла деньги от графини Апраксиной, — сказала Долли, — но не сочтите за труд, сосчитайте, я по дороге уронила сумку, вдруг не все деньги собрала, здесь должно быть пятьсот рублей.

— Конечно, сейчас сосчитаю, — согласился отец Серафим, взял у Долли кожаную сумку и прошел в ризницу.

— Вот как — «ваша светлость»… — удивленно протянул молодой человек, — и что девица благородного происхождения делает в крестьянской одежде на улицах Москвы?

— Я очень сочувствую всем беднякам, потерявшим кров, помогаю им, как могу, и одеваюсь так же, как они, — скромно ответила княжна, опуская глаза. Ей очень хотелось засмеяться, глядя на изумленное лицо своего провожатого, но она боялась обидеть незнакомца.

— Хм, первый раз слышу такое от женщины, — хмыкнул молодой человек, скептически пожав плечами. Было видно, что он не верит ни одному слову девушки.

— Может быть, вы имели дело только с эгоистичными женщинами, которым не свойственно милосердие? — произнесла Долли, не поднимая глаз. Она боялась расхохотаться, ведь розыгрыш получился великолепным.

— К вашему сведению, этот храм восстанавливается на деньги моей семьи, — взорвался незнакомец, — двоюродный брат моей матери, действительный статский советник Вольский, сам подал ходатайство губернатору о его восстановлении и пожертвовал сюда большие личные средства.

— А, так вы представитель главного благодетеля? — догадалась княжна, — отец Серафим говорил мне о вашем дяде, даже фамилию называл, но я ее не запомнила.

— Ну, зачем запоминать фамилию человека, жертвующего огромные деньги на восстановление церкви, ведь это — рядовое событие, все так делают, — обиделся ее собеседник.

— Конечно, так и есть, — согласилась Долли, забавляясь в душе, — вот и наша семья так же поступает.

— Да, что-то я не то говорю, — помолчав, растерянно сказал молодой человек, — раз мы с вами делаем общее благое дело, позвольте представиться, сударыня, я — ротмистр лейб-гвардии Уланского полка граф Михаил Печерский, не окажете ли мне честь сообщить ваше имя?

Долли молчала, опустив глаза, она и так попалась на вранье, назвав себя служанкой тетушки, и теперь ей совсем не хотелось снова оказаться в неловком положении, но и называть свое имя она также сочла неразумным. Ее быстрый ум прокручивал разные варианты ответа, наконец, девушка решила сказать правду, при этом не сказав ничего конкретного.

— Я — племянница графини Апраксиной, и, как я уже сказала, выполняю ее поручение.

— Вы не хотите назвать мне свое имя? — простодушно осведомился Печерский, — я не произвел на вас хорошего впечатления?

— Не я это сказала, — лукаво ответила Долли, пожимая плечами — растерянный граф был таким забавным, что разыгрывать его было одно удовольствие.

Их разговор прервал отец Серафим, вышедший из ризницы с кожаной сумкой в руках.

— Передайте, пожалуйста, мою благодарность ее сиятельству, я пересчитал: все деньги на месте, вы можете не беспокоиться.

— Я очень рада, и обязательно все передам тете, — пообещала княжна, попрощалась со священником и направилась к двери. За спиной она услышала, как ее новый знакомый простился с отцом Серафимом и быстро пошел вслед за ней. Он обогнал девушку и здоровой рукой открыл перед ней тяжелую дверь.

— Позвольте мне хотя бы проводить вас, — робкий голос молодого человека звучал совсем потерянно.

Долли подняла на него глаза, увидела его совершенно растерянное лицо и, не выдержав, расхохоталась.

— Да бог с вами, хотите провожать, так идите, я живу рядом, — сквозь смех проговорила она, — только, чур, ничего у меня не выспрашивать, можете говорить только о себе.

Она легко сбежала по крутой лестнице, ведущей с холма на дорогу, и направилась в сторону своего переулка. Нежданный провожатый легко догнал ее и зашагал рядом.

— Хорошо, раз вы разрешили, я буду рассказывать о себе. Я, как все в армии, прошел в этой войне от Ковно до Москвы, а потом обратно к границе и дальше по Европе. Под Лейпцигом был ранен, и теперь нахожусь на лечении в подмосковном имении моей семьи. Здесь я выполняю поручение дяди, он — большой чин в министерстве иностранных дел, и сейчас уехал вместе со своим министром в Париж — подписывать капитуляцию французов, попросив меня присматривать за восстановлением этого храма. Его мать, а моя бабка, была урожденная Лопухина, и эта церковь, примыкавшая к их владениям, всегда была семейной.

Они свернули в Колпачный переулок и начали подниматься в гору, вдоль беленой стены старинных палат.

— Вот этот дом тоже был построен моими предками, а теперь принадлежит моей дальней родне, — касаясь ладонью нагретых солнцем кирпичей, рассказывал молодой человек, стараясь заинтересовать свою молчаливую спутницу. — Мама мне говорила, что Лопухины по велению Петра Великого предоставили этот дом гетману Мазепе, когда тот жил в Москве, а после его измены им это припомнили.

Он с надеждой посмотрел в серьезное лицо девушки, старательно опускавшей глаза, чтобы не рассмеяться, но, не поняв ее настроения, снова начал рассказывать:

— Мы с вами сейчас идем по берегу речки. Еще пятьдесят лет назад здесь текла быстрая Рачка, в конце этого переулка и сейчас виден ее высокий берег, а потом речку забрали в трубу. Мой дядя рассказывал, что раньше во всех окрестных дворах были пруды, воду в которые отводили из Рачки.

Молодой человек замолчал и остановился, глядя на свою спутницу, ловко поворачивающую ключ в большом замке на кованых воротах.

— Спасибо, что проводили, — весело сказала Долли, — кстати, у нас во дворе до сих пор есть пруд, благодаря ему, дом уцелел при пожаре.

Она помахала ладошкой своему спутнику, закрыла ворота и быстро пошла по дорожке к дому. Она тот час же выбросила свое приключение из головы, а граф Михаил Печерский смотрел вслед тонкой фигурке в голубом сарафане и синем платке, пока она не скрылась за углом флигеля.

— Племянница графини Апраксиной, — задумчиво произнес он, — жаль, что я завтра уезжаю, уж больно интересная барышня…


В конце мая от брата, наконец, пришло первое письмо. Алексей писал, что он сейчас находится в завоеванном Париже, и прикладывает все силы, чтобы найти Елену. Он поздравлял Долли с прошедшим днем рождения и сообщал, что его подарком будет изумрудный гарнитур, принадлежавший раньше Анастасии Илларионовне. В конце письма князь разрешал сестрам потратить на восстановление храмов по пять тысяч рублей, которые им должен был выдать его московский управляющий Никифоров.

— Ну, видишь, дорогая, брат не забыл о твоем восемнадцатилетии, — обрадовалась графиня, — и как он угадал, что тебе больше всего пойдут изумруды? Сейчас я принесу гарнитур, и ты все наденешь.

Долли про себя усмехнулась. Еще бы Алекс не догадался. Ее считали маленькой, и никогда при ней не говорили об отношениях Алекса с женщинами, но ведь сколько раз тетушка жаловалась Марфе, что брат содержит сразу нескольких любовниц. Так что он должен лучше всех понимать, что кому из женщин идет.

Старая графиня вернулась в гостиную, где сидели девушки, держа в руках бархатный мешочек.

— Как жаль, что пришлось все драгоценности выложить в дорожные шкатулки — хотелось бы подарить тебе гарнитур в сафьяновом футляре, — вздохнула она, — померяй, я хочу посмотреть на тебя.

Долли бережно взяла мешочек и разложила на столе серьги, которые однажды уже надевала на праздник у крестного, колье из семи квадратных изумрудов, окруженных бриллиантами, широкий браслет и кольцо.

— Долли, как красиво! — воскликнула Даша Морозова, — пожалуйста, надень.

Княжна взяла кольцо с огромным изумрудом и надела на безымянный палец, оно было велико, но на средний подошло идеально. Девушки подбежали к Долли, и Лиза вдела сестре в уши серьги, а Даша помогла застегнуть на шее колье.

— Боже мой, дорогая, если бы мама и бабушка могли видеть, какая ты красавица, — растроганно заметила графиня, и на ее глаза навернулись слезы.

Роскошные камни играли всеми оттенками зеленого, подчеркивая яркие глаза девушки и ее темные волосы цвета красного дерева.

— Они видят, — сказала на ухо сестре Лиза, — и радуются за тебя.

Долли кивнула и подошла к зеркалу, висевшему в простенке между колоннами. Она взглянула на свое отражение и замерла. Эта гордая красавица с лебединой шеей, белоснежными точеными плечами и нежным овальным лицом с высокими дугами темных бровей над яркими, одного цвета с изумрудами, глазами — была ей даже незнакомой.

— Что со мной? — прошептала княжна, — когда я последний раз смотрелась в зеркало?

Она подумала, что все последние месяцы ходила в мужской или крестьянской одежде и почти не смотрела на свое отражение. Когда же она успела измениться? Девушка не могла понять, как пропустила такое удивительное превращение.

Старая графиня, поймав удивленное выражение лица княжны, догадалась о ее чувствах. Она подошла к племяннице, обняла ее и поцеловала в щеку.

— Просто пришел твой черед, и ты расцвела, — нежно сказала Евдокия Михайловна, — ты теперь — потрясающая красавица.

— Странно как, тетушка, почему я ничего не заметила? — Долли изучала свое отражение, и ей казалось, что даже форма рта у нее изменилась, губы как будто немного припухли и стали ярче.

— Просто у тебя было слишком много забот, — заметила Апраксина, — ты спасала себя, друзей и семью, но судьба послала тебе напоминание, что ты — красивая девушка, и твое предназначение — выйти замуж и создать счастливую семью.

— А вот это — не для меня, — горько сказала Долли. Ей вспомнился весь кошмар, связанный с несостоявшимся женихом, и ее передернуло, — не будем спорить, дорогая тетушка, устраивайте браки сестер, а меня оставьте свободной.

Она бережно сняла украшения, сложила их в бархатный мешочек и, поцеловав погрустневшую графиню, пошла в свою комнату.

— Не нужно вспоминать о прошлом, нужно смотреть вперед, — оставшись одна, произнесла свое заклинание Долли.

Алекс разрешил им с Лизой вложить деньги в восстановление храмов, это — большая радость. Сколько всего можно сделать на пять тысяч рублей! Наверное, можно перекрыть свод и восстановить главы. Она успокоилась, взяла перо и стала рисовать пять глав на крыше храма, ведь отец Серафим и тетушка говорили, что церковь была пятиглавой.

На следующий день управляющий князя Алексея, сухонький седобородый мужчина, одетый в длиннополый черный сюртук, привез в дом графини Апраксиной десять тысяч рублей в золоте. Евдокия Михайловна разделила деньги пополам и отдала племянницам.

— Ну, милые мои, решайте, что вы будете с ними делать, только не отдавайте все сразу, а оплачивайте работы или делайте покупки, которые посчитаете нужными — так и вам будет приятнее, и дело выиграет.

Когда девушки собрались пойти в выбранные ими храмы, графиня настояла, чтобы с Лизой пошла Марфа, а с Долли — Даша Морозова, и к каждой паре приставила по здоровому дворовому парню с охотничьим ружьем.

— Так мне будет спокойнее. И не задерживайтесь на улице, возвращайтесь в усадьбу поскорее, — напутствовала она племянниц.

— Хорошо, тетушка, мы постараемся вернуться быстро, — пообещала Долли, подталкивая своих спутниц к выходу.

Сегодня она была в своем собственном платье, поэтому чувствовала себя на улице непривычно: исчезло ощущение свободы, которое давал ей крестьянский наряд; сейчас — в шляпке, перчатках и под зонтиком — ей было неуютно. Решив, что она, видно, совсем одичала, Долли с грустью посмотрела на сестру. Лизе шел семнадцатый год, но она всегда держалась с изяществом взрослой девушки.

Короткую дорогу от их дома до Ивановского монастыря компания одолела за десять минут. Монастырские ворота смотрели прямо на вход церкви Святого Владимира, поэтому сестры договорились встретиться у надвратной часовни монастыря через полчаса. Долли с Дашей поднялись по крутым ступеням лестницы, а Лиза с Марфой вошли в ворота монастыря, каждую пару сопровождал молчаливый охранник.

Лиза впервые за несколько месяцев вышла из тетушкиной усадьбы. Она с интересом оглядывалась по сторонам, и когда они шли по Колпачному переулку — теплому, залитому весенним солнцем, и когда подходили к монастырю; но когда они с Марфой прошли в монастырские ворота, ее весеннее настроение растаяло. Огромный двор, обнесенный высокой каменной стеной, все еще закопченной после пожара двенадцатого года, был завален обломками камней, через которые пробивалась яркая весенняя трава, а остовы обгоревших зданий, казалось, нависали над людьми, угрожая обрушиться на их головы.

Но хорошенько осмотревшись, они увидели, что часть строений все же уцелела. Маленькая церковь, слева от ворот, и несколько хозяйственных построек были явно жилыми — около них занимались хозяйственными делами женщины, на кострах готовили пищу, а вокруг бегали оборванные чумазые ребятишки.

— Пойдем в церковь, Марфа, — предложила Лиза, и они направились к открытым дверям храма.

На широком крыльце, сгорбившись, сидел худой старик в потертом армяке. Увидев приближающихся людей, он встал, выжидательно глядя на них.

— Дедушка, вы здесь живете? — выступив вперед, обратилась к старику Лиза.

— Да, вон в той трапезной, — подтвердил тот и показал рукой на обгоревшую постройку без оконных рам, с кое-как залатанной разномастными кусками железа крышей.

— А в церкви тоже люди живут? — продолжала расспрашивать Лиза.

— Нет, барышня, боязно в божьем доме жить — грех ведь; зиму мы в ней пережили, а теперь в трапезную перешли.

— А войти можно? — спросила княжна и поднялась на крыльцо.

— Конечно, можно, только французы испоганили там все да разграбили, — сказал старик и посторонился, пропуская девушку внутрь.

Под сводами маленькой церкви было прохладно и сумрачно. Лиза огляделась и увидела, что иконостас и царские врата исчезли — только несколько деревянных деталей с остатками позолоты напоминали о том, что они были в храме, пол был завален отбитыми кусками стен с яркими мазками уничтоженной росписи.

— Вот так, барышня, басурмане с нашим храмом обошлись… А ведь это был домашний храм монахинь, кельи к нему примыкали, и уж как красиво они тут пели — так от самого Кремля люди приходили слушать!

— Это ведь храм Святой Елизаветы? — княжна уже сама почувствовала ответ, но спросила, чтобы услышать подтверждение из уст старика.

— Да, барышня, он раньше был освящен в честь Святой Елизаветы, — согласился тот, — да теперь здесь ни одной иконы нету.

— Нет, дедушка, Святая Елизавета здесь, с нами, — возразила княжна, — нужно, чтобы люди снова сюда пришли с молитвой.

Она перекрестилась и вышла на залитый майским солнцем двор. Теперь, после увиденного в разоренном храме, всё показалось ей светлее и теплее: закопченные стены ограды уже не так пугали, а трапезная с пустыми глазницами окон, в которой жили люди, показалась не такой ужасной, как раньше.

— Дедушка, кто в монастыре сейчас старший? — спросила Лиза, поворачиваясь к старику.

— Федор Добров, из купцов он — как лавку и дом на Солянке потерял, так теперь он здесь у нас за старшего.

— А где его найти?

В голове девушки уже созрел план, только она не знала, хватит ли ей денег, подаренных братом.

— Да вот он на крылечке стоит, сюда смотрит, — объяснил старик и указал на очень рослого чернобородого мужчину в коротком темном сюртуке, стоящего на крыльце трапезной.

Лиза поблагодарила старика и, в сопровождении Марфы и своего охранника, направилась к Федору Доброву. Увидев, что вновь пришедшие люди направляются к нему, мужчина спустился с крыльца и пошел им навстречу.

— Чем могу быть полезен вам, сударыня? — он сразу выделил из троих подошедших Лизу и обратился к ней почтительно и с достоинством.

— Мне сказали, что вы здесь главный, так ли это, сударь?

Лиза, только взглянув на мужчину, почему-то сразу поняла, что он — надежный и порядочный человек.

— Да, я здесь за старшего, — подтвердил Добров. — Народ тут подобрался разный, общая у нас только беда: дома потеряли.

— Я хочу помочь вам: отремонтировать жилье для людей и восстановить храм, только не знаю, сколько нужно для этого денег.

Глядя в глаза этому чернобородому гиганту, Лиза уже знала, что если доверится ему, тот не подведет.

— Благое дело, барышня! — обрадовался мужчина. — Мы все вам поможем, всё сами сделаем — нам бы только с лесом помочь, да окна остеклить.

— Но я еще хочу и храм восстановить. Вы будете в этом помогать?

— Конечно, сударыня, там крыша целая, стены заново выровняем и побелим, только вот иконостас французы сломали — они его на кострах сожгли.

— Давайте сначала все отремонтируем, а потом иконами займемся. Сколько нужно леса и стекла, и что еще необходимо? — спросила Лиза.

— Сразу я вам, барышня, сказать не смогу, посчитать мне все нужно. Вот если бы вы завтра пришли, я бы вам сказал, — предложил Добров, в задумчивости потирая лоб.

— Хорошо, я приду завтра в это же время, — согласилась княжна.

Она простилась с собеседником и пошла к воротам, где уговорилась встретиться с сестрой. Долли уже ждала ее, нетерпеливо притоптывая ногой, и, увидев сестру, побежала ей навстречу.

— У меня всё получается, — обрадовано затараторила она, хватая Лизу за руку, — на мои деньги свод перекроем и все пять глав восстановим, и еще на колокольню останется! А ты что решила?

— Я решила восстановить трапезную, где сейчас живут погорельцы, и храм в честь Святой Елизаветы. Мне будут помогать сами люди, живущие в монастыре. Завтра я буду знать, сколько нужно материалов для этих работ.

Окрыленная Лиза тоже уже почувствовала, что ее желание может осуществиться, и она радостно зашагала домой рядом со старшей сестрой. Около ворот в Колпачном переулке они увидели два тяжело нагруженных воза, а дворецкий Фрол уже открыл засов и теперь командовал кучерами, следя, чтобы угол телег не задел чугунную решетку.

— Опять тетушке вещи из Захарова привезли, — сообщила Долли и засмеялась. Графиня уже три раза отправляла посыльных в Захарово со списком вещей, которые ей были нужны.

Первые два месяца их пребывания в этом доме Евдокия Михайловна переставляла мебель, расставленную Фролом и Иваном Ильичом, добиваясь, чтобы вещи стояли там, где она их поставила двадцать лет назад, окончательно перебравшись из столицы в Москву после смерти Екатерины Великой. В комнате Лизы заменили комод и кресло, в комнате Долли — кресло и туалетный столик, а у Даши Морозовой поменяли почти всю мебель. Девушки сначала удивлялись тетушкиным причудам, а теперь, когда приходил очередной обоз из Захарова, заключали между собой пари на конфеты, в какой из комнат особняка будет очередная перестановка.

— Ну, что, Лиза, где теперь будет обновление? Я считаю, что в аванзале и большой гостиной. А ты, Даша, на что ставишь? — расспрашивала Долли, которая была заводилой при заключении пари.

— Дай подумать — нужно посмотреть, что на сей раз привезли, — задумчиво протянула Даша Морозова.

— Да, Долли, давай хоть посмотрим, о чем на сей раз тетя вспомнила, — согласилась с ней Лиза.

— Ну, что же, это — ваше право, — засмеялась княжна, — но я все равно у вас выиграю.

— Это мы еще посмотрим, — парировала Лиза, — ты — одна, а нас — двое.

Смеясь и подталкивая друг друга, девушки поднялись по парадной мраморной лестнице и заглянули в гостиную, где оставили старую графиню. Евдокия Михайловна стояла у окна, наблюдая, как дворня разгружает телеги.

— Тетушка, мы вернулись, — обнимая графиню за плечи, сообщила Долли, — а что на сей раз привезли из Захарова?

— Ах, Дашенька, теперь привезли самое дорогое: семейные портреты, мраморные бюсты и памятные вещи. А вы решили, что будете делать?

— Да, моих денег хватит, чтобы перекрыть свод и восстановить все пять глав храма, и еще на колокольню останется. А Лиза потратит свои деньги на ремонт трапезной, где сейчас живут погорельцы, и на храм Святой Елизаветы.

— Надо же, до чего умны современные девушки! — восхитилась графиня. — Во времена моей молодости никому бы в голову не пришло давать девушкам деньги на то, чтобы что-то строить — мы должны были только наряжаться и танцевать на балах.

— Тетушка, а как же наша бабушка, ведь она вела все дела семьи, и какой дворец в Ратманово построила, — напомнила Долли.

— Дорогая, у вашей бабушки был железный характер ее отца. Знаете, он очень любил свою жену, вашу прабабушку, и когда она чуть не умерла, рожая Анастасию, он больше никогда не прикоснулся к ней как к жене, оставив род без сыновей, только, чтобы не потерять свою любимую. Так что, Анастасия — вся в Солтыковскую породу — ей и обычаи, и мнение света всегда были не указ.

— А вы, тетушка, в чью породу? — лукаво осведомилась Долли.

— Я — в Долгоруких, — улыбаясь, сообщила Апраксина. — Нашей бабушке Бутурлиной не повезло: у нее были только дочери и внучки — правда, все как одна красавицы, но род по мужской линии прервался со смертью нашего деда. Моя мать — старшая из дочерей, Екатерина, вышла за князя Долгорукова, и я самая первая из ее четверых детей, и единственная выжившая. Вторая дочь, Прасковья, вышла замуж в соседнюю усадьбу за одного из Лопухиных, но рано умерла от чахотки, не оставив детей, а младшая, ваша прабабка Елизавета, вышла за графа Солтыкова. Эта усадьба отошла по наследству моей матери, как самой старшей из детей, а мой отец построил этот дом. От дома Бутурлиных остался только первый этаж под левым флигелем, и то потому, что своей тещи мой отец боялся как огня, считая ведьмой, и ее покои тронуть не решился.

— Тетушка, а почему нам никогда про это не рассказывали? — удивилась Лиза, — бабушка нам совсем не говорила про эту свою родню, только про Черкасских и Солтыковых.

— По секрету вам скажу, что и моя матушка панически боялась свою грозную родительницу. Ведь бабушка Елизавета могла и судьбу предсказывать, и болезни распознавала лучше любого лекаря — а в те годы за это можно было и на дыбу попасть, поэтому с детьми о ней старались не говорить. Но я ее, хоть смутно, но помню, мне она казалась ласковой и доброй.

Тихо постучавшись, в гостиную вошел Фрол, за его спиной несколько лакеев держали портреты в золоченых рамах и мраморный бюст красивого мужчины парике с буклями и косицей.

— Куда нести прикажете, ваше сиятельство? — осведомился он.

— Заносите пока сюда, — распорядилась графиня, — а потом я скажу, куда что отнести.

Фрол дал знак, и слуги потянулись в комнату, расставляя портреты вдоль свободных мест на стенах, а мраморный бюст он велел поставить на каминную полку. Девушки подошли к картинам и начали их с любопытством рассматривать.

Самый большой портрет, который с трудом внесли два лакея, изображал трех юных девушек. Они были одеты в одинаковые золотистые парчовые платья, сшитые по моде времен Екатерины I, а в волосы всех троих были вплетены алые розы.

— Вот — сестры Бутурлины. Моя матушка в центре, а вот ваша прабабушка, — объяснила графиня и указала на юную, не старше четырнадцати лет, девушку со светлыми, пепельного оттенка волосами и большими золотисто-карими газами. Она радостно улыбалась алым ртом, а на ярко нарумяненных по моде того времени щечках играли ямочки.

— Лиза, да ведь это — ты! — удивилась Долли, подходя к портрету. — Ну, надо же, как похожа!

— Действительно, до чего же похожа, — согласилась графиня. — Почему я на это не обращала внимания? Младшая из сестер, как говорила моя старая няня, вырастившая их всех, была у матери самой любимой, может быть потому, что носила такое же имя, да и похожа была на нее. Здесь должен был быть и портрет самой Елизаветы Васильевны.

Апраксина прошлась вдоль стен и остановилась у маленького портрета в раме с поблекшей от времени позолотой.

— Вот она — моя грозная бабушка Бутурлина. Правда, она здесь изображена еще невестой, но характер не спрячешь, — заметила графиня и показала на портрет молодой красивой девушки с двумя светлыми локонами, выложенными на лбу навстречу друг другу. Она была одета в красное платье с лифом, расшитым золотой нитью и драгоценными камнями.

Действительно, твердый взгляд больших светло-карих глаз красавицы говорил о ее сильном, даже жестком характере. Но в остальном мать и ее младшая дочка были удивительно похожи.

— Лиза, ты очень похожа на обеих, — с удивлением заключила Долли, — ну, надо же — если бы мы не попали в этот дом, то даже не узнали бы, что ты пошла в Бутурлиных! Тетушка, вы говорили, что Елизавета Васильевна предсказывала судьбу и определяла болезни — а как она это делала?

— Ох, девочки, я не знаю. Говорят, что и ваша прабабка тоже в молодости этим баловалась, но потом вышла замуж и перестала. У Солтыковых была очень счастливая семья, а вашу бабушку, своего единственного ребенка, оба родителя любили без памяти.

Стараясь сменить скользкую тему, которую она не хотела развивать, Апраксина подошла к мраморному бюсту и залюбовалась красивым лицом молодого мужчины.

— Вот мой дорогой супруг, граф Сергей Иванович Апраксин. Правда, красавец?

— Да, очень красив, — согласилась Долли, и остальные девушки ее поддержали.

— А куда вы хотите повесить портреты? — полюбопытствовала Лиза.

— Большой портрет сестер Бутурлиных всегда висел в этой гостиной над камином. Бюст Сергея Ивановича я заберу в свою спальню, а остальные портреты развесим по комнатам, где они висели, когда я перебралась в Москву, — объяснила тетка.

Вошедший Фрол сообщил, что обед подан, и графиня направилась в столовую, позвав за собой своих подопечных. После обеда девушки собрались в комнате Долли, обсуждая, что нужно сделать, чтобы восстановить храм Святой Елизаветы.

— То, что твой Федор Добров сможет восстановить стены внутри храма, я не сомневаюсь. Но ведь нужен иконостас, нужны царские врата, и роспись на стенах уже утрачена, — рассуждала Долли, — придется нам в Лавру ехать, там искать иконописцев и мастеров по дереву, что смогут сделать иконостас. Завтра с утра уговорим тетушку и поедем.

— Хорошо, только сходим пораньше в монастырь, чтобы я могла поговорить с Добровым, — согласилась Лиза.

Рано утром обе сестры в сопровождении своей вчерашней свиты, навязанной им теткой, отправились в Ивановский монастырь. Чернобородый гигант Добров уже ждал Лизу, прохаживаясь около ворот. Девушка представила его сестре и приступила к расспросам:

— Вы посчитали, сколько вам нужно материалов?

— Да, чтобы восстановить трапезную, нам нужно сейчас тесу и стекла рублей на сто — всю работу мы сделаем сами, нанимать никого не будем. А что до храма — так там всё, кроме стен, цело, даже окна уцелели, там мы всё и так сделаем, без денег: глину и песок на прежнем берегу Рачки возьмем, всё, что нужно для раствора, тоже добудем.

— Хорошо, если я дам денег, вы сами все материалы достанете?

— Конечно, ваша светлость, — согласился Добров, — я могу стать вашим управляющим на стройке, если вы не против.

— Я согласна, — приняла решение княжна. Она протянула новоиспеченному управляющему руку, и тот легонько пожал ее своей огромной ладонью, — пойдемте с нами, я выдам вам аванс, а потом буду заходить, смотреть, как продвигается работа.

Добров проводил девушек до дома и, получив деньги, откланялся. Графиня уже ожидала их, чтобы ехать в Лавру.

— Собирайтесь скорей — дорога неблизкая, только к вечеру туда приедем, придется в странноприимном доме переночевать, — беспокоилась она.

Так и получилось: они прибыли в Сергиев Посад уже к вечеру, совершенно измотанные дорогой, и как только устроились в скромных комнатах, отводимых для ночлега паломникам, мгновенно уснули, даже отказавшись от ужина. Рано утром графиня повела всех девушек на первую службу и, только отстояв заутреню, согласилась отправиться со своими подопечными к наместнику Лавры архимандриту Симеону, которого давно и хорошо знала.

Наместник принял их сразу и радостно приветствовал Евдокию Михайловну, а когда узнал о цели их приезда, был очень тронут и даже прослезился. Он благословил девушек и обещал любую помощь в их благом деле, а потом приказал вызвать иеромонаха Корнилия, главного иконописца Лавры.

Брат Корнилий оказался очень худым и еще молодым человеком с просветленным лицом, как будто сошедшим со старинной иконы. Симеон объяснил ему, что нужно сделать иконостас для храма Святой Елизаветы и расписать в нем стены, а потом благословил Корнилия на это послушание.

— Вы и ваши помощники можете жить в нашем доме, это в двух шагах от Ивановского монастыря, — предложила графиня, — вам будет удобно, и, если хотите, кушать вам будут готовить отдельно, так, как вы сами скажете.

— Премного благодарен, но нам ничего особенного не нужно, мы едим самую простую пищу — хлеба и каши нам будет вполне достаточно.

— И когда вы прибудете? — осведомилась графиня.

— Мы будем завтра к вечеру, — подумав, принял решение брат Корнилий, — нас будет трое, и нам нужно помещение, где мы сможем работать.

— Прямо перед домом стоит отдельная служба, я ее отведу вам — там большие окна, выходящие на юг, — объявила Апраксина.

— Хорошо, ваше сиятельство, — согласился монах, — ждите нас завтра.

Он откланялся, а женщины, простившись с архимандритом Симеоном, отправились в обратный путь. Долли уже было ясно, что благое дело, задуманное ею в день их приезда в сожженную Москву, осуществится, и светлая радость наполнила ее душу.

— Все будет хорошо, — тихо пробормотала свое заклинание княжна, — с нами ничего плохого больше не случится, мы обязательно соберемся все вместе и будем счастливы.

Глава 8

Начало июля тринадцатого года в Москве выдалось на удивление жарким. Все окна дома в Колпачном переулке были открыты, но это не спасало от духоты и зноя. Долли в шелковом зеленом сарафане, сшитом Марфой, и в тонкой батистовой рубашке с широкими рукавами, собранными у запястья, решила немного посидеть в тени деревьев у пруда. На сегодня все ее дела, которыми она с таким воодушевлением занималась уже пять месяцев, были закончены, и результаты ее очень радовали.

В церкви Святого Владимира закончили красить в нарядный голубой цвет новые главы, и завтра собирались приступить к восстановлению колокольни. В Ивановском монастыре Федор Добров сумел так организовать работы, что трапезная уже была отремонтирована, а храм Святой Елизаветы вычищен, отштукатурен и теперь сиял изнутри белой грунтовкой, которую брат Корнилий велел положить перед росписью стен.

Иконописцы устроились в длинном одноэтажном здании, стоящем на краю усадебного сада рядом с прудом, и усердно работали. Долли несколько раз заходила к ним посмотреть на написанные иконы, а Лиза, нашедшая в Корнилии родственную душу, часами сидела в уголке мастерской, наблюдая, как проявляются на прямоугольных досках лики святых.

— Долли, мне так хорошо там — голоса отступают, покой приходит в мою душу, — объясняла Лиза сестре, — и брат Корнилий говорит мне то, что я сама чувствую, но не умею объяснить — про земное предназначение каждого человека.

— Вот и славно, дорогая, — радовалась Долли, — я хочу только одного: чтобы ты была спокойна и счастлива.

Брат Корнилий, действительно, оказался светлым человеком. Около него Лиза успокоилась, ее грусть отступила, и душевное спокойствие, снизошедшее на девушку, вернуло румянец на ее щеки, и на них даже появились исчезнувшие прежде ямочки. Вот и сегодня заманить сестру на прогулку к воде Долли не смогла — Лиза осталась с иконописцами, восторженно разглядывая образ Спасителя для нового иконостаса.

Княжна подошла к пруду и с сожалением вспомнила свою купальню в Ратманово. В Москве, похоже, купален не строили. Оставалось только разуться и походить босыми ногами по воде. Она сбросила туфельки, одетые на босу ногу, и, подхватив расшитый лентами подол, вошла в воду. Приятная, еще прохладная вода обняла ее ноги, и раскаленный жар июльского дня начал отступать.

— Долли! — услышала она крик Даши Морозовой. — Долли, где ты?

— Я здесь, — откликнулась удивленная княжна.

К ней стремглав бежала Даша, даже издалека было заметно, что она страшно возбуждена.

— Долли, пойдем скорее домой, — позвала девушка, подбегая к подруге, вытирающей мокрые ноги о траву. — Приехал посланец от князя Алексея, англичанин, графиня ждет тебя.

— Брат, наверное, нашел Элен! — воскликнула Долли.

Быстро надев туфли, она, схватив за руку подругу, побежала к дому. Так они и вбежали в гостиную, где сидели старая графиня, Лиза и незнакомый высокий худой человек средних лет.

— Тетушка, что пишет Алекс? — выпалила Долли, вбегая в комнату.

— Дорогая, позволь мне представить тебе господина Брауна, одного из капитанов компании «Северная Звезда», — укоризненно сказала графиня, указывая на поднявшегося при виде девушек мужчину.

— Очень рад знакомству, — по-английски приветствовал ее капитан, — а вас, мисс, благодарю, что вы известили княжну о моем приезде, — обратился он к Даше Морозовой.

— Добрый день, мистер Браун, — спохватившись, ответила на том же языке Долли, — извините меня за неучтивость, но вести от брата так редки, что каждое письмо для нас — подарок судьбы.

— Я все понимаю, — успокоил ее англичанин, — у меня, к сожалению, пока нет своей семьи — тем более, я очень ценю семейные отношения.

— Дашенька, — вступила в разговор Апраксина, — Алексей велит нам всем сейчас же ехать в Лондон, у него есть основания считать, что Элен — там, и мистер Браун приехал за нами.

— Господи, тетушка, я соберусь за полчаса! — воскликнула Долли.

— Нет нужды в такой спешке, дорогая, — объяснила графиня, — мы выезжаем завтра утром. Если вам нужно закончить ваши благотворительные дела, то лучше сделать это прямо сейчас.

— Я попрошу брата Корнилия взять на себя руководство восстановлением храма, — сообщила Лиза, — тем более что теперь остались только росписи стен и восстановление иконостаса.

— А я передам средства отцу Серафиму и могу спокойно уехать, — решила Долли, — сейчас он как раз должен быть в храме. Я схожу к нему, тетушка?

— Я об этом и толкую: иди, заканчивай свои дела, а мы начнем собираться, — графиня повернулась к англичанину и пригласила, — прошу вас, сударь, отдохнуть с дороги, ваша комната готова, и Фрол проводит вас.

Мистер Браун поклонился дамам и отправился за Фролом в отведенную ему спальню, а Долли, захватив деньги, пошла договариваться с отцом Серафимом.


Путешествие в Санкт-Петербург обещало быть великолепным. Тетушка заказала ямских лошадей на три кареты, решив ехать в своих экипажах, а потом оставить их в столичном доме.

Рано утром все три кареты стояли во дворе дома, ожидая выхода пассажиров.

— Я поеду в первой карете с мистером Брауном и возьму в нее драгоценности. Ведь в письме Алекс велел привести их с собой в Лондон, — рассуждала накануне вечером графиня, — с мужчиной мне будет спокойнее. Во второй карете поедете вы втроем, а в третьей поедут Марфа, Фаина и Зоя. Сундуки привяжем сзади на все три экипажа, а вы возьмите с собой в саквояжах то, что будете надевать в дороге.

Долли положила на дно своего сундука шпагу брата, мужской костюм с венгерскими аксельбантами и свои крестьянские наряды: два шелковых сарафана, сшитые ей Марфой здесь, в Москве, и две батистовые рубашки к ним. В саквояж она спрятала пистолеты и изумрудный гарнитур бабушки, а остальное предоставила собирать Марфе и Зое, поэтому даже не знала, какую одежду Марфа выбрала ей для поездки в Англию. Лиза вообще положилась на тетушку, позволив ей решать, что нужно брать, а сама собрала только шелковую сумочку, положив в нее маленький, с ладонь, образ Святой Елизаветы, написанный для нее братом Корнилием. Только Даша Морозова собрала все свои новые платья, сшитые в Марфино — ведь у нее еще никогда не было таких красивых нарядов, и она не была готова расстаться ни с одним из них.

Девушки уже с полчаса стояли вместе с мистером Брауном и служанками около карет, ожидая выхода графини, отдававшей последние приказания Фролу. Англичанин пытался развлекать барышень рассказами о море, но было видно, что он с трудом подбирает слова, чтобы описать красоты заката над волнами, поэтому Долли повела разговор сама и спросила по-английски:

— Капитан, а как называется ваш корабль? Нам всем очень интересно о нем узнать, ведь мы доверим ему свои жизни.

— Правда, мисс? А все дамы понимают по-английски? — обрадовано осведомился мистер Браун, кивнув в сторону горничных.

— Мы все говорим на вашем языке, а своим служанкам переведем ваш рассказ сами, — подтвердила Лиза, а Даша Морозова молча кивнула. Она понимала язык, с детства общаясь с княжнами и их английскими гувернантками, но не очень хорошо писала.

— Мой корабль называется «Афродита», сейчас он стоит в порту Санкт-Петербурга и ожидает вас, — начал свой рассказ англичанин, но тут, наконец, из дома вышла графиня, и все начали рассаживаться по экипажам.

Кареты тронулись, и Долли в последний раз взглянула на светло-бирюзовый дом с нарядными белыми окнами, ставший ей за эти месяцы родным.

— До свиданья, и спасибо тебе, — как живого, тихо поблагодарила она дом, — я была здесь счастлива, ты укрыл нас, дал покой и защиту.

Экипаж свернул в Колпачный переулок, и через пять минут в окне мелькнули новые голубые главы храма Святого Владимира. Долли высунулась в окно, провожая взглядом уже почти восстановленную церковь, но дорога резко повернула и побежала под горку, к Солянке.

— Ну, вот и все, — вздохнула княжна, — прощай, Москва!

Впереди их ждала столица, а потом поездка за море.


Ну, почему деньги так быстро тают? Лаврентий Островский еще раз скользнул взглядом по тощеньким пачкам ассигнаций и небольшой горке монет, разложенных на столе. За пять месяцев, прошедших с момента продажи Афанасьева, он успел прожить более двух тысяч. Если бы не те суммы, что он безрезультатно отдавал своим доморощенным соглядатаям, денег осталось бы гораздо больше.

Приехав из Марфино в Москву, Лаврентий принялся собирать сведения об имуществе светлейшего князя Черкасского. Он приготовился раздавать взятки, чтобы получить в департаментах у генерал-губернатора и в земельной управе копии документов по владениям князя Алексея, но после пожара столько людей потеряли имущество и искали родных, что сведения ему выдали довольно быстро, бесплатно и не задавая лишних вопросов.

У князя Черкасского оказалось три имения под Москвой: хорошо ему знакомое Марфино и два других — Грабцево и Рогово. В самом городе у Черкасского числились большой дворец на Покровке и три доходных дома в Охотном ряду. То, что доходные дома сгорели при пожаре, а дворец на Покровке уцелел, Островский выяснил довольно быстро. Он снял комнаты на верхнем этаже двухэтажного домика рядом с церковью Успения Божьей Матери и начал следить за домом Черкасских.

Прошла неделя, графиня Апраксина и княжны в доме не появились. Лаврентий решил, что женщины переехали в другое имение, и начал разыскивать Грабцево и Рогово.

Грабцево он нашел достаточно быстро: оно располагалось всего в двадцати верстах на запад от Марфино. В этом небольшом имении он обнаружил пустой барский дом. По рассказам крестьян, графиню Апраксину они видели один раз прошлым летом, когда она приезжала сюда искать княжну Елену, с тех пор ни она, ни княжны, ни хозяин в имение не возвращались.

Рогово Лаврентий искал почти два месяца. Он побывал в пяти деревнях с таким названием, пока не нашел нужное поместье, затерянное среди лесов в пятнадцати верстах в сторону от старой Калужской дороги. Здесь его тоже ждало разочарование: в селе никого из хозяев не видели с самого начала войны, да и то в последний раз сюда приезжал князь Алексей, а княжон видели в усадьбе только маленькими девочками.

Вернувшись в Москву в свои комнаты на Покровке, Лаврентий отдохнул только один день и принялся объезжать все почтовые станции, расспрашивая ямщиков о старой даме и трех молодых барышнях, путешествующих с ней; он даже пытался описывать внешность девушек, но это ничего не дало. Получалось, что графиня Апраксина с питомицами в Москву не въезжали и из нее не выезжали. Но также не было их и в подмосковных имениях. Возможно, что они уехали в какое-нибудь из других поместий этой богатой семьи, но как узнать, в какую губернию нужно теперь ехать — было непонятно.

Просидев еще неделю в Москве и не найдя решения, Островский понял, что уже не знает, что ему делать. Он точно знал, что у князя Алексея есть дом в Санкт-Петербурге, но никаких признаков того, что Черкасские направились туда, он не нашел. Как волк чует добычу, так безошибочный инстинкт подсказывал Лаврентию, что его жертвы находятся рядом — они не уезжали в столицу, а прячутся где-то здесь. Они могли остановиться у друзей или знакомых, или снять жилье, так же, как снял комнаты он. Ведь Москва постепенно начала отстраиваться, да и многие дома, как, например, здесь, на Покровке, уцелели во время пожара.

Островский подошел к окну. Внизу по булыжнику цокали копытами лошади, а через дорогу красивая кованая решетка окружала густой парк не пострадавшей от пожара усадьбы. В глубине парка виднелся верхний этаж барского светло-бирюзового дома с большими окнами в частых переплетах и нарядными белыми фронтонами и полуколоннами. Он подумал, что свои дома сохранили только те хозяева, у кого были во дворах пруды. Вот и дом напротив, наверняка, отстояли дворовые слуги. Ведь уцелел даже парк.

Управляющий имуществом купца Сверчкова, сдавший ему верхний этаж, рассказывал, что и изумительной красоты церковь Успения Божьей Матери, возле колокольни которой прилепился их маленький двухэтажный домик, тоже отстояли крепостные из соседних усадеб. С Колпачного, Девятина и Армянского переулков по цепочке передавали они ведра с водой из усадебных прудов, обливая стены храма. Лаврентий даже в детстве не был религиозным, и божий промысел или людские старания, сохранившие церковь, оставляли его равнодушным, но он считал, что лучше смотреть на красивые дома, чем на обгорелые стены. Поэтому, когда он нашел эту квартиру на почти полностью уцелевшей в этой своей части Покровке, молодой человек согласился на явно грабительскую цену в тридцать рублей в месяц за две комнаты, запрошенную ловкачом-хозяином.

Островский продолжал следить за домом князя Алексея, нанял для наблюдения крестьян во всех трех имениях, но никаких известий о княжне Черкасской и дочке учителя до сих пор не было. Месяц назад он решил раскинуть сети и начал платить деньги смотрителям почтовых станций на всех трактах, ведущих из Москвы в губернии. Везде он не только назвал фамилии женщин, но и оставил подробные описания их внешности, приказав присылать себе сообщения, если на какой-нибудь почтовой станции появятся похожие по описанию путницы. И теперь его засыпали сообщениями о похожих путешественницах, только с другими фамилиями, проследовавших то по одному, то по другому тракту.

Каждый раз он кидался вслед, переплачивая ямщикам за скорость, и через день догонял экипажи путешественниц. Но снова и снова находил то старую помещицу с тремя внучками, то купчиху с дочерьми, то учительницу из пансиона с тремя воспитанницами. Наконец, Лаврентий догадался, что нанятые им люди даже не хотят внимательно смотреть, ведь он обещал солидную премию тому смотрителю, кто сообщит ему о дамах, теперь его постоянно дергали, в надежде, что он сам найдет тех, кого нужно, а они получат свои деньги.

Но другого пути найти ненавистных девчонок Лаврентий не видел, поэтому приходилось ездить по всем сигналам осведомителей. Вчера он вернулся в Москву поздно ночью: карету бедной офицерской вдовы с дочерью и двумя племянницами-сиротами он догнал в Крестах. Конечно, иссушенная нуждой, но еще достаточно молодая женщина никак не была похожа на дородную и богато одетую графиню Апраксину, а девушки, хотя по возрасту и попадали под описание — были белесые, конопатые простушки в заштопанных платьях, и уж никак не походили на княжон. Тем не менее, Лаврентий заплатил смотрителю за его сообщение и приказал дальше наблюдать внимательней.

Деньги таяли на глазах, бесполезные погони изнуряли, нужно было принимать какое-то решение. Фамилия Сидихин, под которой он теперь жил, пока не вызывала ни у кого никаких вопросов. Можно было бы найти невесту из купеческого сословия, единственную дочь богатого отца, и, обвенчавшись, взять фамилию тестя. Это должно было польстить новому родственнику, а ему дать защиту от преследования. В любом случае, помещиком Островским ему уже больше не бывать. Лаврентий сжал кулаки, волна горечи и злобы накатила на него. Во всем была виновата княжна Черкасская! Из-за нее у него теперь не было дома, имени и, самое главное, не было Иларии.

Лаврентий тосковал по любовнице, по ее ласковым умелым рукам, мягкому бело-розовому телу, даже по безумному блеску ярких глаз. С самого дня его побега из Афанасьево у него не было женщины — Островский боялся не сдержаться и выдать свою яростную тягу к насилию, тогда женщину пришлось бы убивать, чтобы не оставлять свидетеля, а в Москве это было слишком сложно. Но он надеялся, в конце концов, заполучить в свою власть Долли Черкасскую и Дашу Морозову, вот тогда он собирался рассчитаться с ними за все свои потери.

Уже начался июль, еще полгода — и от его денег не останется ничего. Сейчас Лаврентий еще мог приодеться и произвести впечатление на женщину. Нужно было срочно начинать искать невесту, но перспектива всю жизнь сидеть в компании властного тестя в душном замоскворецком доме была такой противной, что он никак не мог на нее решиться. Сегодня он принял окончательное решение, дав себе отсрочку до конца месяца.

Островский распахнул окно, надеясь заманить в комнату хотя бы легкий ветерок, и увидел, что в ворота усадьбы, расположенной напротив его дома, въехала ямская карета. Из-за жары верх экипажа был опущен, и молодой человек отметил, что пассажир, развалившийся на заднем сидении, скорее всего, был иностранец. Вся его сухощавая фигура, рыжеватые волосы, длинное, сильно загорелое лицо — говорили об этом.

Брезгливо подумав, что теперь понаедут богатеи-иностранцы, спешащие погреть руки на несчастье сгоревшей Москвы, Лаврентий отвернулся и пошел вглубь комнаты к своей кровати. Он чувствовал себя настолько измотанным вчерашней погоней, что прилег на кровать и заснул не раздеваясь. Поднялся он ночью, когда из открытого окна потянуло ночной прохладой, облегчено вздохнув, разделся и снова заснул. Проснулся молодой человек уже в полдень и велел кухарке хозяина, которая готовила и ему, принести что-нибудь поесть.

Женщина принесла ему щи, пирог с капустой и чай, но не успел Лаврентий пообедать, как к нему прискакал мальчик-конюх с почтовой станции на Санкт-Петербургском тракте с запиской от смотрителя. Тот писал, что дамы, похожие на тех, что ему нужны, проследовали сегодня утром в столицу. Но с ним был мужчина, иностранец, господин Браун, он заказывал лошадей и в подорожной книге расписывался сам.

— Опять пустая поездка, — с раздражением пробормотал Лаврентий. — Откуда мог взяться иностранец около графини Апраксиной и княжон Черкасских?

Решив, что он никуда сегодня он поедет, Лаврентий доел свой обед и снова лег на кровать. Легкий ветерок, подувший из окошка, принес долгожданную прохладу, потом солнце исчезло и за окном, наконец, начали собираться тучи, обещающие долгожданный дождь. Но вместо дождя на Москву обрушилась гроза. Гром гремел так сильно, что, казалось, вылетят стекла в частом переплете маленького окошка в спальне Островского, и он порадовался, что никуда не поехал.

За окном бушевал ливень, потоки воды текли по булыжной мостовой вниз к Маросейке, а в комнате Лаврентия было особенно уютно. Молодой человек позвал кухарку, велев подать ужин. Под гречневую кашу с потрохами он выпил пару рюмок хорошей анисовой водки из запасов хозяина и повеселел. Островский даже начал склоняться к мысли, что не нужно ждать конца месяца, а следует начать искать невесту уже завтра. Решив завтра поговорить с Параскевой, бойкой бабенкой, знавшей всех в округе, он вспомнил лукавую улыбку и бойкие черные глаза молодой кухарки своего хозяина, улыбнулся и заснул под шум дождя.

Утро снова было жарким, но после ночной грозы дышалось гораздо легче. Лаврентий с удовольствием стоял под струей свежего ветерка у окна, ожидая, пока Параскева накроет на стол в глубине маленькой столовой.

— Готово, барин, приятно вам покушать, — возвестил за его плечом веселый голос.

Лаврентий обернулся и увидел, что черные глаза молодой женщины скромно опущены, но тесемка на тонкой вышитой рубахе развязана, а ворот распахнут, обнажая белую шею и пухлую грудь кухарки.

— Вот как, — обрадовался Лаврентий, — да ты, никак, меня приглашаешь?

Неутоленный голод по женскому телу послал мучительный позыв в его пах, и плоть сразу восстала. Больше он рассуждать не мог, а, подойдя к молодой женщине, засунул руку под соблазнительно распахнутый ворот и начал мять тяжелую, налитую, как большой теплый шар, грудь. Женщина стояла молча, всё так же не поднимая глаз на красивого постояльца, но когда он, обнажив оба пухлых белых полушария, начал крутить ее соски, она издала тихий блаженный стон.

— Нравится? — прошептал Лаврентий, — покусывая ее за мочку уха.

Островский видел, что дыхание Параскевы участилось, а на лбу, шее и плечах появились капельки пота. Она возбуждалась все сильнее, тогда он схватил подол ее сарафана и высоко поднял его, опустив на голову женщины. Широкие бедра крестьянки с пухлыми ягодицами, круглый белый живот с треугольником густых волос раньше не понравились бы ему, но теперь, когда он так давно не имел женщины, показались ему необыкновенно аппетитными.

— Дрянная баба, — объявил он, — сейчас я тебя научу, как к постояльцам приставать. Он со всего размаху ударил женщину по белому заду. На одной из ягодиц отпечатался розовый след его руки, и кровь в жилах Лаврентия забурлила. Размахнувшись еще раз, он ударил женщину по другой ягодице, а потом, сдвинув к краю стола посуду, надавил ей на спину и прижал тело к скатерти. Сарафан все еще закрывал голову и плечи женщины, а обнаженные ягодицы со следами его ударов белели прямо перед глазами Островского. Параскева пошевелилась и раздвинула ноги, предлагая ему себя.

— Да ты — совсем распутная, сейчас получишь за свое поведение по заслугам, — хрипло простонал Островский и начал бить женщину по пухлому заду. Каждый звонкий удар отдавался счастливым томлением в его чреслах. Когда кожа женщины стала ярко-розовой от шлепков, он спустил панталоны и с наслаждением вонзился в истекающее соками лоно Параскевы. Ему хватило нескольких мгновений, чтобы взлететь на вершину наслаждения. Хрипло зарычав, он упал на спину женщины и почувствовал, что она тоже забилась под ним, а из-под сарафана он услышал низкий звериный стон.

Лаврентий рывком выпрямился, поднял со стола женщину и опустил сарафан с ее головы. Лицо Параскевы было пунцовым, она тяжело дышала, облизывая губы. Женщина безвольно опустила руки вдоль тела, даже не пытаясь спрятать грудь, вытащенную им поверх сарафана.

— Посмотри на меня, — велел Лаврентий.

Женщина послушно подняла на него черные глаза, все еще томные от пережитого наслаждения.

— Говори — ты поняла, что я теперь твой хозяин, а ты моя рабыня? — властно спросил Островский.

— Да, хозяин, — тихо ответила Параскева. Он видел, что эта опытная женщина уже уловила принципы игры и, похоже, была не против в нее поиграть.

— Иди сюда, рабыня, ублажи своего хозяина, — велел он, — только ползти ко мне ты должна на коленях.

Женщина с готовностью опустилась на колени и поползла к нему. Лаврентий закрыл глаза и с наслаждением почувствовал теплые губы Параскевы в своем паху. Чувствуя нежные ласки своей новой любовницы, он понял, что женщина действительно очень опытная, и подумал, что давно нужно было ее поиметь, чего было столько тянуть.

Это была последняя ясная мысль — потом он полностью отдался удовольствию, особенно яркому после месяцев воздержания, а еще через несколько минут отпустил кухарку, услышавшую зов хозяйки с первого этажа.

— Приходи вечером, — велел Лаврентий, — как хозяйка уснет, сразу приходи.

Параскева тихо хмыкнула, и Островский вспомнил ту причину, по которой так долго избегал бойкую кухарку. Он в первый же день понял, что кухарка ублажает и своего хозяина. Но теперь ему это показалось даже пикантным.

— Как только он тебя поимеет и отпустит, сразу же иди ко мне, — велел молодой человек, — тебе ведь это тоже понравится?

Параскева ничего не ответила, но весело засмеялась.

— Конечно, понравится, — заметил Лаврентий, — ты — прирожденная шлюха, такой чем больше кобелей, тем лучше.

Он с нетерпением начал ждать ночи, и новая любовница его не разочаровала. Она, наслаждаясь, выполняла все его прихоти и, казалось, вместе с ним упивалась тем насилием, с которым он ею овладевал.

Параскева теперь приходила к нему еще два раза днем — пока она накрывала на стол, он грубо брал ее сзади, глядя через плечо любовницы на столовые приборы, зажатые в ее руках. А ночью, получив женщину, разгоряченную похотью другого мужчины, он порол ее широким кожаным ремнем, не оставляющим рубцов на коже, а потом грубо брал.

Его долгое воздержание сыграло с ним злую шутку: найдя любовницу, которой были по нраву его наклонности, он так увлекся этой связью, что забыл все свои планы и начал попадать в зависимость от этой примитивной женщины. Спустя две недели он почувствовал, что теряет волю, а этого допустить было никак нельзя. Нужно было вернуться к старым планам поиска богатой невесты, тем более что теперь у него была служанка-любовница, которую всегда можно было взять в дом.

На следующий день утром, когда Параскева принесла завтрак, он, быстро удовлетворив похоть, задержал в дверях уходящую женщину.

— Постой, я хотел спросить тебя кое о чем, — окликнул он, присев к столу, и твердо посмотрел на стоящую в дверях любовницу.

— Найди мне богатую невесту — единственную наследницу отца. Ты ведь во всех домах в округе девушек знаешь?

— Конечно, знаю, — подтвердила кухарка, казалось, ничуть не удивившись его предложению. — Тебе какую невесту, барин? На этой стороне улицы усадьбы купцов, а на той — дворян Апраксиных и Лопухиных.

— Каких Апраксиных? — воскликнул Лаврентий, вскочив со стула.

— Графов, — удивилась Параскева, — сам граф давно умер, а графиня еще бодрая.

— Как зовут графиню? — тихо спросил Островский, которому казалось, что земля разверзлась у него под ногами. Он уже предчувствовал ответ своей любовницы.

— Евдокия Михайловна, — ответила Параскева, — да что с тобой, барин? Ты побледнел весь.

— Княжны, ее воспитанницы, с ней?

Лаврентий не мог поверить, что он пять месяцев прожил рядом со своими врагами, потратил кучу денег на напрасные поиски — вместо того, чтобы расспросить свою кухарку!

— Да нет, их кухарка в наш храм к обедне ходит, мы с ней там встречаемся, так она говорила, что недели две назад за ними по приказанию племянника графини приехал какой-то иностранец, англичанин, он их и увез в столицу.

Лаврентию вспомнилась записка, привезенная мальчиком-конюхом от станционного смотрителя на Санкт-Петербургском тракте. Все было так просто, а он оказался полным идиотом! Если бы он в тот раз поехал, то догнал бы их на следующей почтовой станции. Он все испортил, но он же и должен был все исправить.

— Узнай для меня у твоей знакомой кухарки адрес графини в Санкт-Петербурге — наверняка, она оставила его дворецкому или управляющему, — потребовал он и протянул любовнице две пятикопеечные монеты, — одна — для тебя, а другая — для нее.

Параскева жадно схватила монеты и засунула их за пазуху.

— Хорошо, барин, я все сделаю, — протараторила она и убежала.

На следующий день она сообщила Лаврентию, что графиня остановится в доме своего племянника на Миллионной улице в Санкт-Петербурге. Лаврентий сразу рассчитался с хозяином и, наняв почтовую тройку, выехал в столицу, моля бога, чтобы на этот раз не опоздать.


Долли уже две недели жила в доме Черкасских в Санкт-Петербурге и не могла нарадоваться. Тетушка отпускала их гулять, правда, всегда в сопровождении внушительной свиты — из Марфы и двух дворовых лакеев, под ливреями которых были спрятаны пистолеты. Но, по сравнению с Москвой, это была настоящая свобода. Графиня решила, что принимать гостей и выезжать сами они не будут, и как только от кузена Никиты Черкасского, работавшего в министерстве иностранных дел, принесут заграничные паспорта на всех четверых, женщины сразу уедут.

Афродита стояла в порту, ожидая от них сигнала к отплытию, а пока княжны и Даша Морозова гуляли по Санкт-Петербургу, любуясь красотой прямых улиц столицы, барочной пышностью Зимнего дворца, строгой красотой огромного Казанского собора. Долли упросила тетушку нанять лодку и проехаться по каналам и рекам столицы. Апраксина, вспомнив, как сама любила кататься на лодке во времена своей молодости, велела подогнать к набережной Невы большой десятивесельный баркас и, заплатив хозяину кругленькую сумму, наняла его на целый день. В сопровождении пяти дворовых лакеев, которые должны были спасти женщин, в случае, если баркас, не дай бог, перевернется, графиня с подопечными проследовала на борт. А дальше командование судном неожиданно для всех взяла на себя Долли.

— Давайте повернем налево, капитан, — очаровательно улыбаясь, отдавала она приказание капитану баркаса, седому моряку с загорелым лицом. Он шутливо отдавал ей честь, прикладывая руку к старой черной треуголке и, отдав команду своим гребцам, поворачивал руль. Прокатавшись целый день, они проплыли мимо маленького летнего дворца Петра Великого и мимо мрачного замка сумасбродного императора Павла, при виде которого старая графиня перекрестилась, вышли в Неву, где холодный ветер сразу дал знать, что недалеко море, полюбовались Исаакиевским собором и красивыми новыми домами на Английской набережной. Наконец, тетушка заявила, что хорошенького понемногу, и велела причаливать к набережной. Они вышли у Зимнего дворца и пешком пошли к себе домой. Здесь было гораздо прохладнее, чем в раскаленной зноем Москве, поэтому вечер был просто теплым и очень приятным.

— Тетушка, мне так нравится столица, — мечтательно протянула Долли, — если бы не надежда вновь увидеть Элен — я осталась бы здесь на всю жизнь…

— Дорогая, ты — счастливый человек, — рассудила Апраксина, — ты везде чувствуешь себя дома. Не волнуйся, я думаю, что Англия тебе тоже понравится. А потом ты можешь вернуться в Санкт-Петербург. Но тебе придется жить там, где решит твой брат, или муж, если ты сменишь гнев на милость и согласишься выйти замуж.

— Тетушка, не нужно меня уговаривать, — возразила Долли, и ее хорошее настроение начало улетучиваться, — а то я навсегда уеду в Англию, уж там точно вы не сможете найти мне мужа.

— Ну, хорошо, дорогая, как хочешь, — согласилась Апраксина, но мысленно попросила для своей девочки милости от царицы небесной, чтобы та залечила раны княжны и послала ей достойного человека. Ведь Долли так красива и добра, неужели из-за развратного негодяя девушка навсегда лишится радостей семейной жизни?

Компания подошла к дверям дома светлейших князей Черкасских. Этот трехэтажный бело-голубой особняк с небольшим садом во внутреннем дворе тоже стал княжне родным. Она с удовольствием ходила по его широким коридорам, спускалась по кружевной белой лестнице, кружилась под невидимую музыку в большом овальном бальном зале. Дом обставила еще ее бабушка, вошедшая в него новобрачной. Невестки Анастасии Илларионовны — мать князя Алексея, грузинская царевна Нина, и мать девочек, княгиня Ольга — бережно сохранили образ дома, созданный свекровью.

Долли помнила, как матушка с улыбкой рассказывала о том, каких трудов ей стоило восстановить обветшавшую обивку мебели и стен по старым образцам. И теперь дочери оценили ее труды, живя во дворце, сохранившем свой облик со времен царствования императрицы Елизаветы. Сестры чувствовали присутствие матушки повсюду, хотя она покинула этот дом почти двадцать лет назад. Хорошо зная тонкий вкус княгини Ольги, ее дочери замечали то персидский ковер, безупречно сочетающийся со старинной мебелью, то красиво задрапированные шторы из двух, дополняющих друг друга тканей, то изящную фарфоровую фигурку мейсенского фарфора на полочке в поставце. Мать как будто улыбалась им через вещи, в которые она вложила тепло своей души.

— Я хочу остаться в этом доме, — призналась Долли огромной яркой луне, стоя у окна своей спальни.

Она специально открыла окно, чтобы уловить легкий ветерок с Невы. Ей так нравилось жить в столице, что она уже не вспоминала о враге, от которого они сбежали из Ратманова и почти пять месяцев прятались в Москве. В доме на Миллионной улице их приезда ждало письмо от крестного. Тот писал об обнаруженном в лесу около Ратманова сгоревшем трупе, около которого были найдены часы с дарственной надписью Лаврентию Островскому от его отца. Барон делал предположение, что маклер Сидихин убил Лаврентия, чтобы не отдавать ему деньги. Хотя Долли не верила в гибель своего врага, но молодости свойственно легко забывать плохое, поэтому княжна, зная об опасности, уже не остерегалась на каждом шагу, а положилась на судьбу, надеясь на хорошее. Хорошим для нее были здоровье всех ее близких и свобода для нее самой.

Только сегодняшний разговор с тетей напомнил ей о том, что с возвращением Алексея жизнь войдет в обычную колею и ей придется начать выезжать. И тетушка, и брат начнут мягко рекомендовать ей «подходящих» женихов, и тогда ей придется ссориться с теми, кого она любила больше всех на свете. Она теперь думала, что, наверное, поездка в Англию — не самый худший вариант, уж там ей точно никого не будут предлагать в мужья. Ей уже девятнадцатый год, если побыть Лондоне два с половиной года — можно будет получить наследство, и тогда зажить самостоятельно.

Перед мысленным взором княжны встала большая красивая конюшня, крытая черепицей, рядом — каретный сарай, службы, а позади двора, среди полей, — обнесенный деревянной оградой тренировочный круг для скакунов. Долли расстроилась: она вспомнила о своей главной мечте, которой она почти изменила, гонясь за мишурой столичной жизни. Обругав себя за малодушие, девушка помолилась, пообещав себе и Деве Марии, что больше никто и ничто не собьет ее с выбранного пути. Успокоившись, она уснула. А на следующее утро кузен привез долгожданные паспорта, и давно приготовленные сундуки с вещами тотчас же отправили в порт. На рассвете следующего дня капитан Браун встречал их у трапа, перекинутого на берег с борта Афродиты.

— Доброе утро, капитан, — приветствовала моряка Долли, — наконец, вы нас дождались. Надеюсь, что теперь никаких проволочек больше не будет, и ваш прекрасный корабль полетит на всех парусах.

— Я очень постараюсь не мешать моей птичке, миледи, — объяснил англичанин, — ее не нужно гнать, ей нужно только не мешать, и она понесется по волнам быстрее ветра.

Долли вспомнила, что те же слова она говорила крестному про Лиса в Ратманове, а теперь она ехала на родину своего любимого коня. Девушка не пошла с остальными женщинами в каюты, а осталась на палубе, следя за выходом Афродиты сначала из порта, а потом из устья Невы в Финский залив. Ей казалось, что не корабль, а она сама летит над водой, осыпаемая легкими брызгами, срывающимися с волн. Княжна чувствовала, что все беды, случившиеся за последний год, и ее постыдное увлечение, так вымаравшее ей душу, уносятся холодным морским ветром, чтобы безвозвратно утонуть в серо-синей бескрайней воде…

— Я свободна!.. — крикнула Долли, раскинув руки навстречу ветру. Потом, обернувшись назад — туда, где остались дом и Россия, добавила: — И теперь всегда буду свободной!

Когда десять дней спустя Афродита вошла в устье Темзы, Долли стояла на мостике рядом с капитаном Брауном и с наслаждением следила за кораблями, баржами и лодками, идущими вверх и вниз по течению. На обоих берегах на множестве больших и маленьких причалов шла разгрузка и погрузка судов. Бурлящая портовая жизнь очень ей нравилась, задевая какие-то неведомые струнки в душе.

— Наверное, я должна была родиться мужчиной и стать моряком, — весело сказала княжна капитану, — ведь у меня нет никаких женских талантов: не пою, не люблю музыку и танцы, даже вышивать не умею.

Вспомнив лицо тетушки, два года назад смотревшей на ее последнее произведение на ниве женских талантов — вышитую сумочку для носовых платков, девушка засмеялась. Капитан Браун, услышав смех, вопросительно поднял бровь.

— Капитан, я смеюсь над этим кораблем, который пытается нас догнать, — нашлась Долли, показывая на большой торговый корабль, плавно обходящий Афродиту справа. — Его капитан не знает, что вашу птичку не нужно гнать — главное, ей не мешать, тогда она понесется быстрее ветра!

— Истинно так, миледи, — согласился капитан Браун, — сейчас мы посмотрим, чья птичка летает быстрее. Он отдал короткое приказание помощнику, и матросы побежали по вантам, переставляя паруса.

Афродита рванулась вперед, легко обойдя конкурента, и Долли запрыгала от радости, хлопая в ладоши.

— Наша птичка самая быстрая! — кричала она, повернувшись к отставшему кораблю. — Мы летаем быстрее всех!..

Через полчаса паруса свернули и корабль пришвартовался к причалу в порту Лондона. Матросы даже не успели спустить сходни, как на палубу взобрался высокий черноволосый мужчина.

— Лисичка, — окликнул он стоящую на мостике княжну, — неужели это ты стала такой красавицей?

— Алекс! — крикнула Долли и повисла на шее брата. — Я знала, что с тобой ничего не случится, ты вернешься с войны, и все будет как раньше!

— Я вернулся, и привел в нашу семью жену и сына — они здесь, в Лондоне. Ведь я приехал сюда искать Элен, а нашел жену, которую два года считал погибшей. Катя и мой маленький Павел ждут вас дома.

— Так Элен здесь нет? — выпалила Долли, даже не отдавая себе отчета, что своим разочарованием обижает брата. — Значит, все напрасно, мы не найдем ее?

— Нет, дорогая, я знаю, что Элен теперь зовут маркиза де Сент-Этьен, и она живет в городе Дижоне во Франции. Сейчас император Александр в Лондоне, я служу его личным флигель-адъютантом и не могу покинуть своего командира. Но как только визит императора в Англию закончится, я вернусь в Европу и поеду в Дижон, искать сестру.

На палубе послышались шаги. Из кают поднялись графиня, ведущая бледную Лизу, всю дорогу страдавшую от морской болезни, и Даша Морозова. За ними горничные несли саквояжи. Князь Алексей поспешил навстречу родным. Он обнял и расцеловал тетушку и сестру, поцеловал руку смутившейся Даше и подошел к капитану Брауну, ожидавшему его чуть в стороне.

Решив, что нужно срочно рассказать новости об Элен тетушке и сестре — иначе они так же, как она, могут расстроить Алекса — Долли подбежала к родным и начала быстро передавать им то, что рассказал ей Алексей. Она была так увлечена разговором, что не заметила, что к другой стороне причала пришвартовался корабль, который Афродита обогнала полчаса назад. Не видела она и высокого черноволосого человека, пристально смотревшего на нее с верхней палубы этого корабля.

Глава 9

Чарльз Артур Филипп Эндрю Уорик, одиннадцатый герцог Гленорг, глядя на серую воду у причала, раздраженно думал, что вот он и вернулся в Лондон, хотя для этого пришлось нарушить данное восемь лет назад слово.

С большого торгового корабля, на который он сел в Портсмунте, чтобы привычным для моряка путем добраться до столицы королевства, спустили трапы, и пассажиры начали сходить на берег. Но молодой человек не спешил, он даже не зашел еще в свою каюту за вещами, так ему не хотелось вновь ступать на улицы Лондона, а еще меньше ему хотелось принимать отцовское наследство.

Поверенный отца, корректный и невозмутимый Эдвард Трамп неделю назад прислал ему вежливое письмо, в котором уведомлял, что многоуважаемый герцог Адам Георг Артур Виктор, десятый герцог Гленорг, отошел в мир иной, оставив его, своего старшего сына, единственным наследником титула и всего имущества. Поверенный просил милорда герцога срочно связаться с ним и обещал ждать его в Лондоне в своей конторе в течение ближайших двух недель.

Чарльз, или Чарли, как звали молодого человека товарищи по флоту, бывшие в последние годы его единственными близкими людьми, совсем не собирался менять свою жизнь, которая, наконец, устроилась так, как ему хотелось. Подальше от отца и всей тяжелой и нудной рутины, связанной с герцогством, огромными поместьями семьи, их домами, замками и безумными богатствами, накопленными множеством поколений его мрачных и деспотичных предшественников. И вот теперь эта ноша, от которой он сбежал, все-таки упала на его бедную голову, отнимая самое главное, что он добыл себе за тридцать лет жизни — свободу.

Молодой человек с отчаянием спрашивал себя, почему это случилось сейчас, когда он был без пяти минут капитаном корабля, и не какого-нибудь, а знаменитого «Виктори» великого Нельсона. И теперь он, перечеркнув все свои планы, должен будет оставить службу и, напялив дурацкую корону с земляничными листьями, заседать в Палате лордов.

Чарльз помнил, как тяжело дались ему последние восемь лет, пока он добился того, что морские волки, герои Трафальгарской битвы, стали воспринимать «милорда маркиза» всерьез, а в последний год уже считали своим лидером. И теперь смерть отца ставила жирный крест на всей его, с таким трудом заслуженной карьере.

В памяти герцога всплыли слова матери, учившей его, что если ничего нельзя изменить, значит, не нужно терзаться, а следует думать о хороших и светлых моментах жизни. И он тут же спросил себя — что ему теперь кажется хорошим? Ответа не было.

Почувствовав, что опять сползает в тяжелую тоску, из которой он безуспешно пытался вылезти все время пути на этом неповоротливом гражданском грузовом судне, Чарльз потер виски и отвернулся к противоположному борту. С другой стороны причала стоял изящный трехмачтовый корабль, легкий и быстроходный, какие стали строить из-за блокады, объявленной Наполеоном Британии, когда только быстрый ход спасал судно от погони французских сторожевиков, топивших все корабли, заподозренные в связях с Англией.

Герцог с удовольствием вспомнил, как ловко они их обогнали. Видно, капитан знает свое дело, да и команда — отличная, паруса поставили слаженно.

Память услужливо подкинула ему другую картину: молодая девушка с развевающимися на ветру волосами цвета красного дерева радостно прыгает и хлопает в ладоши на капитанском мостике. Он тогда еще подумал, что капитан корабля не боится морских примет: ведь женщина рядом с моряком на капитанском мостике — не просто плохая, а ужасная примета.

— Да вот же она, — пробормотал Чарльз и начал с любопытством наблюдать за девушкой в зеленом платье.

Прическу, растрепанную ветром, она так и не удосужилась поправить, а соломенная шляпка болталась на ее спине, свисая на широких шелковых лентах, завязанных на шее. Девушка стремглав летела навстречу мужчине, чем-то напоминающем самого Чарльза, он был так же высок, черноволос и смугл, да и глаза, насколько можно было это угадать издали, были такими же черными. Молодые люди встретились на середине палубы, и девушка бросилась на шею встречающему.

Чарльз оценил эффектную внешность мужчины и попытался понять, кого он видит — мужа или жениха. Его и без того плохое настроение еще ухудшилось — почему-то ему не хотелось, чтобы это непосредственное, веселое создание уже было связано с мужчинами.

На палубу поднялись еще какие-то женщины, и черноволосый красавец занялся ими, а незнакомка, так заинтриговавшая Чарльза, отошла к борту и задумалась. Она стояла лицом к нему, но не замечала никого и ничего вокруг, не реагировала даже на его пристальный взгляд, а ведь он стоял у борта, не скрываясь. Приняв какое-то решение, она подняла на него невидящие глаза и, резко развернувшись, побежала к своим родственникам. А он оцепенел, увидев эти широко распахнутые яркие зеленые глаза под темными дугами тонких бровей. Девушка была ослепительной красавицей.

Герцог проследил за тем, как высокий господин проводил всех своих дам на берег и усадил их в коляску, ожидавшую на пристани. Три служанки остались присматривать за сундуками, которые матросы сносили на берег и грузили на длинную повозку. Наконец, и погрузка закончилась. Служанки уехали вслед за телегой с вещами, а он все стоял на палубе.

— Милорд, — окликнул его робкий голос, — капитан просил сказать, что все пассажиры уже сошли.

Чарльз повернулся и увидел юношу-юнгу, переминающегося с ноги на ногу.

— Хорошо, я сейчас тоже уйду, — успокоил он паренька и, повернувшись, сбежал в свою каюту, взял потрепанный в походах саквояж из оленьей кожи и направился к трапу.

Чарльз действительно был последним пассажиром, причал опустел, и он, сбежав по сходням, быстро зашагал к выходу из порта. Через четверть часа ему удалось поймать кэб, и еще через полчаса он входил в ворота своей лондонской резиденции на Аппер-Брук-стрит.

Отец безвыездно жил в Гленорг-Холле, огромном поместье в сорока милях к западу от Лондона, поэтому дом в столице был закрыт. Из прислуги там постоянно жили не более пяти лакеев и горничных во главе с дворецким, поэтому молодой человек не удивился, что у ворот его никто не встречает. Открыв калитку одним из двух ключей, присланных поверенным, он прошел к дому и остановился, залюбовавшись строгим изяществом трехэтажного здания, построенного его дедом для своей молодой жены в модном тогда стиле классицизма. Высокие окна по фасаду, белые полуколонны на втором этаже, изящный греческий портик над парадным крыльцом — всё всколыхнуло в нем прежние чувства, сладостные воспоминания детства. Тонкая фигура матери в белом утреннем платье как будто мелькнула между колонн на крыльце и исчезла. Чарльз мотнул головой, отгоняя видения, и быстрым шагом направился к дому.

Второй ключ подошел так же, как и первый. Герцог вошел в вестибюль и начал бродить по комнатам, пытаясь найти кого-нибудь из слуг. Но на его крики отвечало только эхо в пустых комнатах — в доме никого не было.

— Что за чепуха, — выругался Чарльз, не понимая, что ему теперь делать.

Швырнув саквояж на диван в большой парадной гостиной, герцог развернулся и пошел к выходу. Найти кэб в аристократическом районе Мэйфэр было невозможно, поэтому ему пришлось около часа идти пешком по направлению к конторе Трампа, пока, наконец, он не увидел свободный экипаж. Через полчаса он подъехал к респектабельной конторе поверенного их семьи в престижной части Сити, расположенной в безумно дорогом доме, выстроенном сто пятьдесят лет назад знаменитым архитектором Реном. Над дубовой дверью, богато отделанной бронзой, была сделана красивая надпись: «Направляй нас, Господи». Чарльз улыбнулся. Эдвард Трамп выбился из самых низов Сохо благодаря своему уму и железному характеру, поэтому особенно ценил свое теперешнее положение и трепетно относился ко всем атрибутам жителя привилегированного финансового района, выбив над дверями старинный девиз Сити.

Колокольчик известил о приходе посетителя, и молодой клерк вышел навстречу Чарльзу из-за конторки.

— Чем могу быть полезен, сэр? — вежливо осведомился он, разглядывая высокого загорелого человека в пыльном морском мундире, приехавшего в наемном кэбе.

— Ваш хозяин должен меня ждать, я — герцог Гленорг.

— Конечно, ваша светлость, прошу вас пройти в кабинет хозяина, — засуетился молодой человек.

Чарльз ясно видел всю гамму чувств, отразившуюся на лице клерка — от легкого пренебрежения до священного ужаса, и очень этим забавлялся. Он философски подумал, что в титуле герцога есть хоть какие-то хорошие моменты, реакция людей на него иногда бывает очень забавной.

Клерк отворил перед ним дверь кабинета, и герцог увидел Эдварда Трампа, встающего ему навстречу из-за массивного письменного стола красного дерева. Он был все также высок, сед и величественно спокоен, как во времена детства Чарльза, поэтому молодой человек не покривил душой, приветствуя поверенного:

— Привет, Эдвард, вы совсем не изменились.

— Очень рад вас видеть, ваша светлость, — ответил поверенный, поклонился Чарльзу и пожал протянутую руку, — я рад, что вы смогли приехать достаточно быстро.

— А почему дом совсем пустой? — поинтересовался герцог, — отец рассчитал всех слуг?

— Нет, милорд, покойный герцог сдавал дом великой княгине Екатерине Павловне, сестре русского императора. Но сейчас в Лондоне находится с визитом сам император Александр, и великая княгиня переехала в его резиденцию. Пока она жила в доме, у нее была своя прислуга, и ваш отец распорядился отправить всех своих слуг в Гленорг-Холл. Теперь все ждут ваших распоряжений.

Чарльз понял намек: отец держал всех своих служащих в таком страхе, что никто не решился взять на себя ответственность и отправить слуг из поместья в столичный дом, после того, как квартиранты съехали.

— Зачем он вообще его стал сдавать, — поморщившись, спросил герцог, — в первый раз слышу, чтобы герцоги Гленорги сдавали свои дома. Отец что — проиграл всё в карты, или женился на молодой?

— Покойный герцог вел исключительно респектабельную и умеренную жизнь, — сообщил Трамп, и только чуткое ухо могло уловить укоризненные нотки в его ответе, — все ваши поместья процветают, дома находятся в безукоризненном состоянии, а в банках на счетах вашей семьи лежат почти пять миллионов фунтов.

— На счетах нашей семьи? — быстро переспросил Чарльз, — правильно ли я понимаю, что перед смертью отец вспомнил, что у него есть два сына?

— Нет, ваша светлость, он говорил со мной только о вас, в завещании тоже упоминаетесь только вы.

— А Джон? — возмутился герцог, — неужели за эти восемь лет он так и не вспомнил о нем?

— Покойный герцог был суровый человек, — дипломатично ответил поверенный, — при мне он ни разу не упомянул имени лорда Джона.

— Джон по-прежнему в Шотландии? — уточнил Чарльз и, чтобы совладать с гневом, сжал кулаки так, что ногти впились в кожу ладоней.

— Он в Лондоне, милорд, в Сохо, среди таких же, как он, — тихо ответил управляющий, — лорд Джон сбежал из Шотландии два года назад и как-то ночью пришел ко мне домой. Я дал ему денег, но попросил держать наше общение в тайне. Я не знаю, где конкретно он живет, раз в месяц, первого числа, он приходит за деньгами. Я рисковал расположением вашего отца, помогая ему, поэтому, как вы понимаете, хотел знать как можно меньше, — поверенный виновато посмотрел на герцога.

— Я понимаю, и благодарю вас. Я знаю, что вы по доброте вашего сердца сильно рисковали ради Джона, я этого никогда не забуду. Но ведь ему уже двадцать лет, в семье было несколько поместий, не входящих в майорат, например, те, что принесла в приданое наша матушка. Почему Джон не получил ничего?

— Как вы правильно заметили, милорд, ему двадцать лет — не хватает еще одного года до совершеннолетия, тогда он получит свою часть наследства по завещанию вашей матушки, — объяснил поверенный. — Хотя, если бы ваш отец остался жив, он, наверняка, оспорил бы завещание своей покойной супруги или объявил бы вашего брата недееспособным.

— Да, вы правы, он сделал бы именно это.

Перед глазами Чарльза вновь стала безобразная сцена, после которой ему пришлось покинуть родной дом, а его младшего брата заперли в самом маленьком и отдаленном имении семьи. Теперь вся ответственность за Джона лежала на нем, видно, принятие наследства и титула — эта та плата, которую он должен заплатить за благополучие брата. Герцог повернулся к поверенному и спросил:

— Я могу сейчас получить деньги, чтобы купить коня и заняться поисками брата?

— Конечно, ваша светлость, — согласился Трамп. Он встал из-за стола и ключом, висящим на цепочке от часов, открыл тяжелую металлическую дверь шкафа, вмонтированного в стену.

— Вот — двадцать тысяч фунтов, сообщите мне, какую сумму вам еще угодно получить в ближайшее время.

— Кстати, я могу узнать содержание завещания? — поинтересовался Чарльз.

— Да, ваша светлость, — подтвердил поверенный, — вы можете прочитать его сами.

Повторив сложные манипуляции с ключом на цепочке от часов, он открыл тот же шкаф и достал большой белый конверт, где на красной сургучной печати герцог увидел оттиск герба Гленоргов. Печать была вскрыта.

— Я был обязан зарегистрировать завещание клиента в установленном законом порядке, — уловив его взгляд, разъяснил Трамп.

— Понятно, — коротко бросил Чарльз и начал читать завещание отца. Постепенно его щеки начали наливаться багровым цветом и, когда, дочитав, он поднял глаза на поверенного, в них сверкало бешенство.

Трамп, который ожидал такой реакции своего клиента при оглашении условий завещания, подумал, что оба герцога — предыдущий и нынешний, стоили друг друга, и переходить им дорогу было себе дороже.

— Что всё это значит? — в бешенстве крикнул Гленорг, соскочил со стула и навис над столом своего поверенного.

— Это значит, милорд, что пока вы наследуете только майорат: Гленорг-Холл и поместья в графстве Суррей, а также лондонский дом. Всё остальное имущество временно передается в управление специально созданного вашим покойным отцом фонда, и может быть передано вам только после появления у вашей светлости законного наследника мужского пола.

— Значит, деньги в банках для меня недоступны?

Чарльз уже понял, что хотел сказать отец, оставляя это завещание, поэтому постарался взять себя в руки.

— Да, ваша светлость, так же, как и фамильные драгоценности — они тоже все сданы на хранение в банк.

— Но как же тогда понимать это? — поинтересовался герцог и указал на два кожаных мешка с гинеями.

— Я являюсь председателем попечительского совета фонда, и в мою обязанность входит обеспечивать для вас достойный вашего положения уровень жизни; все ваши пожелания, если они разумны, респектабельны и направлены на процветание рода Гленоргов, подлежат удовлетворению после рассмотрения членами попечительского совета. Мы взяли на себя смелость заранее рассмотреть вопрос об обеспечении вас средствами после возвращения со службы.

— Эдвард, правильно ли я понял, отец лишил меня возможности выделить что-нибудь из имущества брату, чтобы он мог вести достойную жизнь? А вы будете оплачивать только мои личные расходы, не связанные с Джоном? — уточнил молодой человек. В его голове картина уже сложилась, но ему требовалось подтверждение от поверенного.

— Вы правы, ваша светлость: одна из основных причин, по которой герцог создал этот фонд — забота о продолжении рода и передаче титула. Лорд Джон не рассматривался герцогом как ваш наследник. Герцог считал, что пока вы служите во флоте и участвуете в военных действиях, Гленорги рискуют остаться без наследников, а майорат и титул могут отойти короне.

— Значит, Джона он вычеркнул из своей жизни, — грустно констатировал Чарльз, — у него вместо сердца всегда был камень.

— Простите меня, ваша светлость, за дерзость, но я слишком давно знал вашего отца, поэтому помню его совсем другим человеком. Он разительно изменился после смерти вашей матушки. Герцог слишком сильно любил свою молодую жену, и когда она умерла, рожая вашего брата, он почти обезумел. Год просидел он, запершись в своем кабинете, а когда снова вернулся к делам, это был уже совсем другой человек.

— Да, наверное, вы правы, — подумав, согласился Чарльз. Ему было десять лет, когда умерла матушка, поэтому он помнил свое отчаяние, которое ему помогали пережить только старая няня да добрая тетушка Ванесса, отец же был всегда недоступен или беспощадно суров.

Герцог уже понял ситуацию, в которую его загнал отец. Он даже не мог отказаться принять наследство: место главы рода в Палате лордов теперь принадлежало ему. Вернувшись, он не мог больше позволить управляющему из милости содержать своего младшего брата. Оставалось одно: написать прошение об отставке, принять наследство, а потом найти Джона и увезти его в Гленорг-Холл. В конце концов, поместье процветает, и он может снова начать зарабатывать деньги, выращивая лошадей, как делал это восемь лет назад.

Впервые за восемь лет Чарльз подумал, в каком состоянии его скаковая конюшня. Тогда, передав своих лошадей в руки Требса, опытного конезаводчика и тренера, приглашенного им на работу, когда он только начал заниматься разведением верховых лошадей, молодой человек заставил себя не думать о своем любимом деле. Слишком больно было тогда потерять его вместе с расположением отца. Герцог вспомнил его непримиримое лицо и подумал, что тот мог все разорить — он был тогда в такой ярости, что должен был выжечь каленым железом память о старшем сыне в Гленорг-Холле.

Эта мысль была вдвойне мучительной, ведь его разрыв с отцом и потеря любимого дела ныли в душе двумя незаживающими ранами. Но приходилось принять условия, поставленные в завещании. Герцог взял себя в руки и встал.

— Благодарю вас, Эдвард, за помощь, оказанную моему брату, и терпение, проявленное ко мне, — спокойно сказал он. — Сейчас у меня только одна цель — найти Джона, а потом я подумаю над завещанием отца. — Чарльз пожал руку поверенному, забрал со стола двадцать тысяч фунтов и направился к выходу.

— Подлинный Гленорг, — с гордостью пробормотал Трамп, глядя вслед уходящему молодому человеку. То, что сын полностью унаследовал внешность отца, это — полдела, но он унаследовал и мощь характера, и волю, и силу духа покойного герцога. Поверенный гадал, увидит ли он еще раз Чарльза, пришедшего попросить денег, или тот больше не прикоснется к остальному наследству, лишь бы настоять на своем.


Герцог весь вечер провел, обходя притоны Сохо. Время уже перевалило за полночь, и надежда найти Джона таяла на глазах. Пора было убираться из этого злачного района с его низкопробными кабаками, дешевыми борделями и домами, на которые было тошно смотреть, а уж жить в них было, на взгляд Чарльза, совершенно невозможно. Тем не менее, люди здесь жили, и живущих здесь было очень много. Нищие всех цветов кожи просили подаяние, такие же разномастные проститутки задирали юбки перед потенциальными клиентами, зазывно выставляя напоказ истасканные прелести, а ярко нарумяненные молодые люди с накрашенными губами провожали герцога томными взглядами. Вся эта пестрая публика жила своей жестокой и криминальной жизнью, но о лорде Джоне здесь никто не слышал. Когда же герцог начинал предлагать деньги, все его собеседники почему-то мгновенно исчезали.

Чарльз уже печально думал, что его усилия напрасны, Джон, скорее всего, живет под другим именем. Скитания по этим трущобам, полным разврата, нищеты и отчаяния, не прибавляли оптимизма. Он решил сделать последнюю попытку: поспрашивать еще на этой улице, а потом вернуться домой. Герцог подошел к ярко накрашенной женщине, стоящей около ступенек, ведущих в мрачный полуподвал с крохотными оконцами.

— Красавица, помоги мне, — ласково попросил Чарльз — он всегда говорил с женщинами ласково, и для уличных проституток не делал исключения. — Я ищу молодого человека двадцати лет, светловолосого, с большими голубыми глазами, очень красивого, по имени Джон. Если поможешь, я заплачу гинею.

Гинея была немыслимым богатством для уличной женщины, поэтому она долго молчала, на что-то решаясь, потом тихо спросила:

— Его зовут Джон Уорик?

— Да, это — его имя, как мне его найти?

— Деньги вперед, — жестко ответила проститутка, — я рискую головой.

— Но почему? — удивился Чарльз, доставая монету из жилетного кармана.

— Сами узнаете, об этом я говорить не буду. Вы хотели узнать, где он — это я могу сказать вам за гинею.

Герцог протянул женщине золотую монету и предупредил:

— Надеюсь, ты понимаешь, что если я не найду его в том месте, где ты мне укажешь, то я вернусь и убью тебя?

Он опустил правую руку и из его рукава в ладонь выскользнул маленький пистолет с перламутровой ручкой, обычно называемый дамским. Проститутка усмехнулась, такое поведение было ей понятно, ничего другого на этих улицах она обычно не видела.

— Он там, не сомневайтесь, идите в «Одинокий фазан» — это первый дом за следующим поворотом — и, никого не спрашивая, поднимайтесь на второй этаж. Вторая комната по коридору — его, только в первую не суйте свой нос, если хотите остаться живым.

Женщина спрятала гинею за пазуху и, быстро сбежав по ступенькам, исчезла за дверью полуподвала, а герцог отправился искать указанный ею кабачок. Свернув за угол, он сразу же наткнулся на это убогое заведение. Обшарпанный фасад, немытые окна и облезлая дверь, над которой болталась на ветру достаточно новая красная вывеска с грубо намалеванным фазаном, — производили гнетущее впечатление.

— И здесь живет мой маленький брат, — с горечью пробормотал Чарльз, — такая жестокость к собственному ребенку — одно из незыблемых правил великого герцога Гленорга.

Он пересек улицу и толкнул дверь. Большая комната, в которую он попал, была заполнена людьми, сидящими за грубо сколоченными столами. Хотя людьми их назвать было трудно, скорее, сюда подошло бы слово «отребье».

Решив, что его сейчас вполне могут выпотрошить, Чарльз повел локтями, и оба пистолета, закрепленные в рукавах, скользнули в его ладони. На его счастье, в воздухе висел густой табачный дым, а посетители этого сомнительного кабака были заняты элем и едой, поэтому пока еще не обратили внимания на вошедшего.

Герцог быстро осмотрелся и в левом углу увидел широкую деревянную лестницу, ведущую на второй этаж. Пользуясь тем, что его пока никто не заметил, Чарльз быстро прошел в угол и в три шага взлетел на второй этаж. У входа в коридор он замер, ожидая реакции сидевших внизу людей на свой поступок. Но никто не побежал за ним, поэтому, переведя дух, он, легко ступая, двинулся по коридору. Вторая дверь была слегка приоткрыта, и сквозь щель он заглянул внутрь.

За столом, напевая какую-то песню и покачиваясь в такт музыке, сидел молодой человек с золотистыми кудрями до плеч и с большими голубыми глазами в пушистых, как у девушки, черных ресницах. Он был красив какой-то неземной красотой, какой бывают красивы только ангелы, но этот ангел был падшим. Он был мертвецки пьян. Чарльз приоткрыл дверь и тихо вошел в комнату. Кроме молодого человека в помещении никого не было. Поющий человек не обратил на герцога никакого внимания.

— Джон, посмотри на меня, — попросил Чарльз и сильно тряхнул молодого человека за плечи. — Собирайся, поедем домой.

Затуманенный взгляд златокудрого красавца с трудом сфокусировался на герцоге.

— Оставь меня, Флинт, — отмахнулся он, — чего ты хочешь от меня, я много раз говорил тебе, что ты мне не нужен, я не люблю тебя и спать с тобой не буду.

— Джон, это я, Чарльз, посмотри на меня, пожалуйста, — взмолился герцог, — нам нужно уходить отсюда как можно скорее.

— Чарли? — удивился пьяный, в глазах которого забрезжило какое-то понимание, — как ты меня нашел?

— Долго рассказывать, вставай, мы сейчас уходим, — отмахнулся герцог, подхватил Джона под мышки и повел к двери. На ходу герцог спросил: — Кто такой Флинт?

— Главарь местной шайки грабителей, он живет в соседней комнате, — вяло пробормотал его брат, — а куда ты меня ведешь?

Вопрос был не праздным. Герцог оставил кэб на тихой улочке на границе этого бандитского квартала и обещал вознице целое состояние, если тот дождется его возвращения из Сохо. До экипажа, если он еще ждет, быстрым шагом идти минут пятнадцать, но с пьяным на руках дойти до кэба становилось очень проблематично. Чарльз оглянулся по сторонам и увидел кувшин с холодной водой, стоящий на щербатом умывальнике. Он подтащил брата к раковине и, наклонив ему голову над тазом, вылил всю холодную воду на золотые кудри.

— Ух, ты с ума сошел, — вскинулся разъяренный молодой человек, но потом взгляд огромных голубых глаз прояснился, и он спросил:

— Чарли, это ты?

— Я, и пришел за тобой, мы немедленно уезжаем домой, а завтра едем в Гленорг-Холл.

— А как же отец? — испуганно спросил Джон, — брат, я не хочу его видеть.

— И не увидишь: он умер, и уже похоронен рядом с нашей матушкой, а сейчас прошу тебя, возьми себя в руки, нам нужно пройти мимо банды разбойников, а потом по ночным улицам выйти из Сохо, что и трезвому совсем не просто.

— Нет, банда сегодня работает где-то в богатых районах, их еще часа два не будет, — успокоил Джон, — бери меня под руку и шатайся как я, никто на нас не обратит внимания.

Герцог последовал совету брата, и они, шатаясь, спустились с лестницы. Действительно, внизу сквозь табачный дым их фигуры смотрелись силуэтами, а когда Джон начал напевать соленую портовую песню, кто-то за ближайшим к выходу столом громко засмеялся. Братья вышли на улицу, и Чарльз с облегчением вздохнул. Теперь он обнял брата за плечи и потащил к той улице, где оставил экипаж. Оставалось добиться того, чтобы Джон передвигал ноги и не заснул на ходу. Решив, что нужно разговаривать с братом, он принялся задавать вопросы:

— Что связывает тебя с бандитами?

— Ничего, — удивился Джон, — Флинт хочет меня, но я его не люблю, поэтому я ему отказал. Но он объявил всем, что я принадлежу ему, теперь все обходят меня стороной.

— Понятно, — вздохнул герцог, — расскажи, как ты жил после того случая?

— Ты называешь это «случаем»? — даже пьяный, Джон обиделся и попытался отстраниться от брата, — когда на твоих глазах родной отец убивает твоего любимого человека, ты считаешь, что «случай» — вполне подходящее слово?

— Извини, ты прав, — согласился Чарльз. Он искоса посмотрел на брата, висящего на его плече, и вспомнил того красивого, как херувим, двенадцатилетнего мальчика в бархатном костюмчике, отчаянно рыдающего над трупом своего учителя в кабинете отца.

Джон с детства отличался любовью к искусству и литературе, и гордый его успехами, отец пригласил в Гленорг-Холл в качестве учителя для своего младшего сына самого модного поэта сезона. Все знали, что молодой поэт — младший сын в обедневшем графском роду — совсем не имеет источников дохода, и самые благородные и богатые семьи приглашали его стать учителем их сыновей, но тот всем отказывал. Принял он только предложение герцога Гленорга, после того, как увидел отца и сына на прогулке в Гайд-парке.

Поэт был женат, но никто тогда не знал, что он женился только в надежде поправить свое финансовое положение на обожавшей его стихи молодой девушке. Быстро промотав ее приданое за карточным столом, поэт отослал девушку в дом отца, заявив, что ему не на что содержать жену, а сам остался в столице в кругу богемных друзей. Приняв предложение герцога, он переехал в Гленорг-Холл и начал занятия по литературе со своим одаренным двенадцатилетним учеником.

Чарльз, которому тогда исполнилось двадцать два года, большую часть времени проводил в Лондоне в веселой компании принца Уэльского и не придал никакого значения тому, кто обучает его единственного любимого младшего брата стихосложению. Всё изменилось для него в ту ночь, когда на очередной пирушке один из гостей Принни, как звали в их компании принца, рассказал, что у них с поэтом общий любовник — прелестный мальчик тринадцати лет, которому они снимают дом за городом. Чарльз тогда скакал в Гленорг-Холл всю ночь, собираясь застрелить учителя своего маленького брата, если тот успел растлить мальчика. Но он опоздал: вбежав в кабинет отца, он увидел его стоящим в ледяном молчании над трупом поэта. Джон рыдал на груди у застреленного учителя.

Он тогда схватил мальчика на руки и унес в его спальню, где поручил заботам старой няни, вырастившей их обоих, и добрейшей тетушки Ванессы, а сам пошел к дворецкому Сиддонсу, знавшему всё и вся в доме. Тот рассказал Чарльзу, что слуги донесли ему, что учитель приходит в спальню мальчика ночью, когда няня и тетка уже спят. Он доложил всё хозяину, и разъяренный герцог, ворвавшись в спальню сына, обнаружил мальчика в постели в объятиях учителя. Герцог велел поэту через пять минут быть у него в кабинете, и когда тот вошел в комнату — сразу прогремел выстрел. Никто не догадался, что лорд Джон крался за своим учителем и подслушивал под дверью. Сразу же после выстрела он ворвался в кабинет отца и, крича, кинулся на труп поэта. Остальное Чарльз знал и сам. Он вернулся в кабинет, из которого слуги уже вынесли тело, и остановился перед отцом.

— Как вы поступите с Джоном, милорд? — спросил он.

— Я больше не знаю человека с таким именем, — холодно ответил герцог, — больной мальчишка поедет туда, где ему и положено быть — в Бедлам.

Когда Чарльз услышал о том, что двенадцатилетнего мальчика собственный отец собирается запереть в известный своим жесточайшим режимом содержания сумасшедший дом, он взорвался. Те обвинения в жестокости и преступном эгоизме, которые он бросал в лицо отцу, было невозможно простить. Когда же он в довершении своей речи обвинил герцога в том, что тот не может простить Джону смерть их матери, умершей в родах, побледневший отец ударил его в лицо рукояткой пистолета, всё еще лежащего на столе.

— Если тебе так дорого это мерзкое существо, — процедил герцог сквозь зубы, — ты можешь выкупить его судьбу.

— Что это значит? — не поверил услышанному Чарльз.

— А это значит, что ты отправляешься на все четыре стороны и никогда больше не напоминаешь мне о своем существовании, а то содержание, которое ты от меня получал, пойдет на обеспечение жизни этого извращенца, которого ты называешь своим братом, в Шотландии. Он будет жить там под охраной, но у него будут учителя, конечно, только женщины. Ну, что?

— Я согласен, — коротко сказал Чарльз и вышел из кабинета. На рассвете он разбудил в домике около конюшни Требса, передал ему все дела по своей племенной книге и, собрав вещи, уехал. Из наследства матери, полученного за год до этого случая, он оплатил офицерский патент и через неделю ушел в свое первое плавание. И вот теперь он тащил на плечах повзрослевшего брата, которого совсем не знал, и даже не понимал, любит ли он его, как прежде.

Но сейчас это было не главное, сейчас нужно было унести ноги из этого злачного места. Джон вроде бы начал трезветь, по крайней мере, он начал двигать ногами более уверенно. Герцог сразу же воспользовался моментом, увеличив скорость. Теперь он почти бежал, таща брата за собой. Наконец, он увидел тихую улочку, где в тени деревьев стоял его кэб.

— Слава Господу, — обрадовался Чарльз, — он дождался нас.

Через пару минут он впихнул брата в экипаж, уселся сам и крикнул вознице адрес своего дома на Аппер-Брук-стрит. Кучер с облегчением перекрестился и ударил лошадь вожжами. Еще через полчаса они вошли в калитку родного дома. Герцог оставил кэб около ворот, договорившись с возницей, что на рассвете он отвезет их в Гленорг-Холл. Через три часа он вывел сумрачного, но уже протрезвевшего Джона из дома и усадил рядом с собой в экипаж.

— Как ни крути, Джон, нас с тобой на свете — только двое, и ради нашей матери мы должны попробовать начать новую жизнь, — предложил Чарльз и ободряюще улыбнулся брату, а тот ответил ему робкой кривоватой улыбкой.

Подумав, что Джон даже разучился улыбаться, герцог дал себе слово, что вернет брата к жизни, заставив перешагнуть через эти ужасные восемь лет. Задача была очень непростой, но кроме Чарльза ее решить было некому.

Дав сигнал трогаться, герцог откинулся на подушки сидения рядом со сразу задремавшим братом. Он посмотрел в окно экипажа, проезжавшего мимо соседнего дома, и обомлел. На подоконнике одного из окон, распахнутых из-за летней духоты, сидела зеленоглазая девушка. Склонив голову к плечу, она мечтательно смотрела на розовеющий край неба, и распущенные волосы цвета красного дерева, соскользнув с подоконника, свешивались вдоль стены до резного фронтона окна первого этажа. На ней была надета только тоненькая ночная рубашка, обнажившая одно белое плечико, да и всё ее изящное тело было отлично видно сквозь почти прозрачный батист. Она скользнула веселыми зелеными глазами по проезжающей карете, потом пожала плечами и засмеялась.

— Какое бесстыдство, — выругался раздраженный после тяжелой ночи и мучительных воспоминаний Чарльз.

Молодой человек подумал, что как ни жаль, но девушка — такая молодая, а уже потаскуха. Он закрыл глаза, чтобы не видеть красавицу, которая тогда на корабле затронула какие-то тайные струны в его душе, а на поверку оказалась очередной распутной бабенкой. Приказав себе больше не думать о ней, а сосредоточиться на проблемах брата, герцог через полчаса уснул и проснулся уже к вечеру у ворот Гленорг-Холла.

Глава 10

Первый день в Лондоне обрушил столько впечатлений на голову Долли, что она так и не смогла заснуть. Теплая ночь ласковой прохладой манила ее наружу, к звездам, тишине спящего сада, но девушка так и не рискнула выйти из комнаты в новом для себя месте.

Лежать в кровати, глядя в потолок открытыми глазами, ей уже не хотелось и, соскочив с постели, княжна подошла к окну и уселась на подоконник. Была середина ночи, и над тихим аристократическим районом, где жила семья ее брата, стояла звенящая тишина. Звезды на ясном небе еще не начали меркнуть, а ярко сверкали над ее головой, переливаясь бриллиантовым блеском.

— Как хорошо… — прошептала Долли, обняла колени руками и посмотрела на восток, откуда должно было встать солнце. Решив, что дождется восхода, а потом оденется и пойдет в сад, девушка села поудобнее, приготовившись ждать. Ее мысли сами собой вернулись к событиям этого дня.

Утром, встретив в порту, брат повез их в дом своей семьи, и по дороге рассказал, как нашел жену и сына в Англии:

— Той весной, когда я вернулся раненый из Бельцев, я ничего не рассказал вам — просто не мог, так было тяжело. Вы помните, что я отправился выполнить волю государя и взять в жены единственную наследницу древнего и богатого рода графиню Бельскую. Когда я приехал, отец девушки был еще жив, он благословил нас и скончался на следующий день после нашей свадьбы. Я не хочу рассказывать вам подробности — сейчас не время и не место, скажу только, что мою Катю я полюбил с первого взгляда и очень надеялся, что она, привыкнув, сможет ответить мне взаимностью.

Я не учел только одного: все смерти родственников, произошедшие в этой семье меньше, чем за год, сделавшие Катю единственной наследницей богатств рода, не были естественными. Двое авантюристов, подделав документы, надеялись захватить наследство графа Бельского, а для этого мы с Катей тоже должны были погибнуть. Мне, ей и ближайшему соседу Иваницкому подкинули письма, спровоцировавшие дуэль между мной и этим молодым человеком. Пока я лежал раненый в Ратманово, Катя, поняв, что беременна, опасаясь за свою жизнь и жизнь нашего ребенка, уехала в Санкт-Петербург. Там от поверенного семьи она узнала, что отец перед смертью распорядился купить на ее имя в дом в Лондоне, а деньги оставил для нее в английских банках. Тогда моя жена и отправилась в Англию.

Я, как вы знаете, был призван императором на службу и не смог до войны вырваться к ней, потом было мое ранение под Бородино, когда все посчитали меня убитым. Газету, где мое имя было опубликовано среди имен тех, кто погиб, привезли и в Лондон. Услышав о моей смерти, Катя потеряла сознание, и у нее начались преждевременные роды, которые, слава богу, закончились рождением нашего сына Павлуши, но сама она тогда чуть не умерла. Когда же я в декабре двенадцатого года, получив отпуск у государя, собрался выехать в Англию к жене, мне сообщили, что корабль, на котором она плыла, потопили французские сторожевики. Никто тогда не знал, что, жалея Катю, плохо переносившую качку, капитан сделал незапланированную остановку в Лондоне и высадил там пассажиров, чем спас им жизнь. Вот так и получилось, что мы оба считали себя вдовцами.

Два месяца назад император Александр получил из Лондона от своей сестры Екатерины Павловны письмо, которое вы, тетушка, написали в Ратманове, а Элен повезла в Санкт-Петербург. Мы решили, что моя сестра находится в Лондоне. Государь отпустил меня в отпуск, и я помчался сюда, направив и вам приглашение ехать в Англию. Но вместо Элен я нашел в Лондоне мою Катю и маленького сына. Письмо же было переправлено в российское посольство в Лондоне из Дижона, и отправляла его из Франции дама под вуалью, заплатившая курьеру целое состояние за доставку.

Еще в Париже я выяснил, что полковника, который увез Элен из Марфина, звали маркиз де Сент-Этьен. Он женился на нашей сестре в ночь перед боем, в котором погиб. И как странно шутит судьба — этот человек умер у меня на руках на поле боя через несколько часов после того, как стал моим зятем, правда, тогда я этого, конечно, не знал. Как только закончится визит императора Александра в Англию, я сразу же вернусь в Европу и при первой же возможности поеду в Дижон. По крайней мере, мы теперь знаем, что три месяца назад наша сестра была жива и находилась в Дижоне.

Закончив свой рассказ, Алексей посмотрел на молчащих женщин. Он сам понимал, что его история настолько фантастическая, что принять ее сразу сложно.

— Да, мои дорогие, все было именно так, — подтвердил он и улыбнулся, — надеюсь, что вы поверите мне окончательно, когда увидите моих жену и сына.

Коляска остановилась около кружевных кованых ворот. За ними был виден сад, полный роз, а в глубине высился величественный трехэтажный дом. Почтительный слуга отворил ворота, коляска покатилась по мощеным дорожкам и остановилась перед широким крыльцом под греческим портиком с белыми мраморными колоннами.

— Прошу вас, — пригласил князь, спустившийся первым. Он подал руку тетушке и оглянулся на молодую женщину с ребенком на руках, появившуюся в дверях, — похоже, нас уже встречают.

Молодая княгиня была очень хороша: высокая, стройная, с фигурой греческой богини она двигалась легко и грациозно. Густые каштановые волосы, расчесанные на прямой пробор, подчеркивали тонкую красоту овального лица юной мадонны с полотен итальянских мастеров. Но непередаваемое очарование этому лицу придавали огромные очень светлые серо-голубые глаза в пушистых черных ресницах и медленная обворожительная улыбка. Мальчику, которого она держала на руках, было около двух лет, и он был маленькой копией князя Алексея, только глаза у него были материнские.

— Добро пожаловать, — радушно пригласила красавица, — если бы вы знали, как я рада, наконец, познакомиться с остальными членами семьи.

Передав сына мужу, она по очереди обняла тетушку и девушек, а потом, взяв Евдокию Михайловну под руку, повела всех в дом. В гостиной их встретили красивая черноволосая женщина, возраст которой Долли определила как «за тридцать», и изящная девушка, скорее всего, ровесница Лизы с роскошными золотисто-рыжими волосами и аквамариновыми глазами.

— Это — мои самые близкие друзья, — представила их гостям княгиня, — мадемуазель Луиза де Гримон и ее племянница герцогиня де Гримон. Но, пожалуйста, раз мы все родные, давайте звать друг друга по именам, меня все зовут Катя, моих подруг — Луиза и Генриетта.

Она повернулась к графине Апраксиной и спросила:

— Можно мне называть вас тетушка, так же, как вас зовут все остальные Черкасские?

— Тетушка, — нежный детский голос повторил за матерью незнакомое слово, и все повернулись к малышу, сидевшему на руках отца.

— Конечно, дорогая, — согласилась Евдокия Михайловна, — устами младенца глаголет истина.

Катя и Луиза повели гостей в их комнаты, а князь Алексей поехал в резиденцию государя на службу. Девушкам выделили три соседние спальни в левом крыле второго этажа, а тетушке большую спальню в правом. Долли с интересом оглядела свою комнату. Ей показалось, что английский стиль отделки комнат более сухой и лаконичный, ведь в их домах комнаты и мебель производили впечатление более роскошных, чем здесь. Но присмотревшись, она оценила неброское изящество и изысканность светлой шелковой обивки, тонкость цветочных рисунков, светлый тон ореховой мебели и вышивку белой гладью на шелковом покрывале кровати. Все было неярко, но очень стильно.

Долли задумалась. Если в Англии так обставляют комнаты, как же здесь одеваются? Девушка уже заметила, что Катя, Луиза и Генриетта были одеты в необыкновенные легкие платья с тонкой вышивкой.

Было похоже, что изделия девичьей из Марфина не произведут здесь особого впечатления, но раз они никуда не собираются ходить, дома вполне можно носить и это. Княжна посмотрела на свое светло-зеленое шелковое платье и снова засмеялась, представив, что подумали эти милые француженки, глядя на них. Скорее всего, они решили, что приехавшие русские — беспросветные деревенщины. Это показалось ей таким забавным, что она громко расхохоталась и, смеясь, повалилась на кровать.

— И что же такого веселого? — удивилась заглянувшая в комнату Катя, — ты так весело хохочешь.

— Я подумала, что Луиза и Генриетта посчитали нас деревенщинами, — произнеся последнее слово, девушка снова зашлась смехом, — деревенщинами в лаптях.

— Почему в лаптях? — тоже захохотала во весь голос Катя.

— Ну, не знаю, — ответила Долли. Она вскочила и, свесив руки, в перевалку, как медведь, прошлась по комнате, — просто русские деревенщины в лаптях.

Теперь уже обе девушки хохотали до слез. Первой отсмеялась Катя.

— Ладно, не смеши меня больше. Луиза, Генриетта и я — мы все одеты в платья из нашей мастерской, если вы захотите, мы и вам сошьем любые наряды — это будет моим подарком вам всем к приезду в Лондон.

— Как, ваша мастерская? — удивилась Долли, — вы что, ее купили?

— Нет, мы ее создали, — Катя с удовольствием начала рассказ. — Я встретила Генриетту и Луизу два года назад, они — сестра и дочь герцога де Гримона, казненного революционными властями во Франции. Луиза очень хорошо шьет и рисует, и первые платья она сшила и вышила мне сама. У нее была мечта — создавать красивые платья и продавать их. Я дала денег, и мы купили здание заброшенной фабрики, из которой сделали модную мастерскую и жилой дом для работниц. Луиза сама наняла французских швей-эмигранток. Так начала работу наша мастерская. А потом в дело вошла твоя тезка — Долли, жена российского посланника в Лондоне графиня Дарья Христофоровна Ливен. Она предложила нам план, как ввести эти платья в моду и как организовать продажи. Мы приняли ее в нашу компанию, и теперь нас трое акционеров: я, Луиза и Долли. Помогает нам мой поверенный Иван Иванович Штерн, он возит сюда ткани и отделку и отправляет готовые платья на континент.

— Какие вы молодцы! — восхитилась Долли, восторженно глядя на невестку. — Я тоже мечтаю самой делать любимое дело и зарабатывать себе на жизнь: хочу разводить лошадей! Дома, когда я говорю об этом, все считают, что я шучу.

— Конечно, мы тебя понимаем, но если хочешь разводить лошадей — ты приехала туда, куда нужно: в Англии — самые лучшие верховые лошади.

— Да, моего любимого коня Лиса, что остался в Ратманово, папа выписал из Англии, — согласилась Долли, — если бы ты знала, как я по нему скучаю. Но все равно, я решила пересидеть здесь два с половиной года, пока мне не исполнится двадцать один, тогда я получу большое наследство от мамы и бабушки и смогу сама распоряжаться своей судьбой. Ты разрешишь мне остаться так надолго?

— Понятно, ты не хочешь выходить замуж, — догадалась Катя, — боишься, что муж будет стеснять твою свободу?

— Да, я, наверное, никогда не выйду замуж, я презираю всех мужчин, кроме Алекса. Ты не знаешь, что случилось со мной и Дашей Морозовой, но если согласна слушать, я все тебе расскажу, — девушка вздохнула и начала свой рассказ со встречи с Лаврентием Островским у водопада в Ратманово и закончила отъездом из Москвы.

— Теперь ты понимаешь, почему я хочу свободы, а в Англии тетушка и Алекс не будут подсовывать мне «подходящих» кандидатов в женихи. Лошади лучше, чем люди, это — удовольствие и работа.

— Дорогая, то, что произошло с вами, ужасно, но, поверь замужней женщине, чья жизнь тоже не была безоблачной с самого начала: отношения между мужчиной и женщиной могут быть и совсем другими — прекрасными, нежными и такими волнующе приятными. Пожалуйста, не зарекайся от них.

— Ну, хорошо, если ты меня не выгонишь, обещаю не зарекаться. Мне жаль только одного — я из Англии не смогу отомстить обоим своим врагам.

— Первый враг — этот Островский, а кто второй? — удивилась Катя.

— Князь Василий, конечно. Я везде вожу с собой шпагу Алекса и пистолеты крестного, чтобы расквитаться с ним за Элен, — объяснила княжна.

— Судьба уже взяла роль судьи на себя, — тихо заметила Катя, — почти два месяца назад ваш дядя поскользнулся на пороге этого дома, упал и ударился головой, ему сделали операцию, но той же ночью он умер.

— Не может быть! Как он попал в Лондон?

— Он приехал в Лондон, скрываясь от российских властей, ведь император Александр объявил его в розыск, узнав от Алексея, что его дядя — убийца. Потом князь Василий понял, кто мы с Павликом, и начал следить за домом, а тут приехал Алекс, и наша семья воссоединилась. Однажды, когда мы сидели вдвоем в гостиной, дядя с двумя пистолетами в руках появился в дверях, он хотел убить нас обоих, чтобы стать опекуном нашего сына и получить оба состояния: моё и Алекса. Князь Василий, наверное, уже был безумен, ведь он с радостью рассказал нам, что подстроил падение с лошади вашего отца и отравил вашу матушку, а спустя три года — бабушку, которая догадалась о его преступлениях.

Дядя убил бы нас, если бы не ваш кузен — его сын, князь Николай, он тогда гостил у нас и, услышав голоса, спустился в гостиную. Николай сбил князя Василия с ног, а Алексей разоружил его, и нам показалось, что дядя при падении потерял сознание. Мужчины подошли ко мне, а в это время князь Василий вскочил и бросился к выходу, но на мраморных ступеньках вестибюля поскользнулся и упал, ударившись головой.

Мужчины отвезли его в клинику, и доктор сказал, что операция прошла успешно, но через несколько часов он пришел в себя, увидел около своей кровати сиделку и принял ее за покойную Анастасию Илларионовну. Князь Василий закричал: «Матушка, нет!..» Потом он вскочил с постели, пробежал несколько шагов, упал и умер. Это был день рождения вашей бабушки. Она забрала своего сына с собой…

Катя замолчала. Она побледнела и в волнении прохаживалась по комнате, было видно, что эти воспоминания для нее до сих пор тяжелы. Долли подошла к ней и обняла.

— Все уже в прошлом, и, если сказать честно, я рада, что мне не придется больше иметь дело с этим мерзавцем. Я знала, что он отравил нашу матушку — мы нашли шелковый мешочек с отравой около ее постели в Марфино, но я не знала, что он причастен также к смерти папы и бабушки. Значит, бабушка вместо нас сама покарала преступника…

— Да, английская сиделка записала печатными буквами русские слова, которые кричал князь Василий, — подтвердила Катя и зябко поежилась, — может, мы больше не будем говорить на эту тему?

— Конечно, давай поговорим про приятные вещи. Можно, чтобы платье сшили и Даше Морозовой? Мы всё делим на троих, ведь решение девушки поступить к тете компаньонкой было вынужденным, поэтому мы с Лизой стараемся сгладить разницу в нашем положении.

— Я с самого начала рассчитывала и на нее, — подтвердила Катя. — Пойдем к Луизе, пусть она снимет с вас мерки и, может быть, сразу предложит какие-нибудь идеи.

Девушки заглянули в соседние комнаты. Лиза спала, измученная морской болезнью, а Даша с готовностью отправилась с ними. Луиза радостно закивала головой, услышав предложение Кати:

— Естественно, девушки из семьи Черкасских должны быть одеты в наши платья, иначе какие же мы коммерсанты, если сами не носим свою продукцию.

Она принесла портняжную ленту и начала снимать мерки. Долли всегда с трудом выносила этот процесс, но сейчас терпеливо выстояла, поднимая и опуская руки, пока Луиза работала. Когда ее отпустили, она с облегчением вздохнула и с удовольствием устроилась на диване, наблюдая за стоическим выражением лица Даши Морозовой. Легкие шаги и шелест шелкового платья, раздавшиеся в вестибюле, привлекли ее внимание. Долли решила, что это кто-то из домашних — ведь женщина шла без доклада, но она ошиблась.

В гостиную вошла высокая, очень стройная женщина лет двадцати восьми с яркими, большими темными глазами. Вошедшая не была красавицей в классическом смысле этого слова, но ее лицо дышало веселой энергией, улыбка была очаровательна и сердечна, а в глубине темных глаз вспыхивали золотые искорки, зажигаемые природным оптимизмом и любовью к жизни.

— Похоже, что про меня сегодня забыли? — весело спросила она, — всё посольство знает, что к князю Алексею приехали сестры — только я не в курсе. Катя, ты нанесла по моей репутации женщины, знающей всех и вся в Лондоне, сокрушительный удар.

— Долли! — обрадовано воскликнула княгиня, устремляясь навстречу гостье, — ну как я могу про тебя забыть, просто я не решилась отвлекать тебя от дел, связанных с визитом государя.

— Ты меня не отвлекаешь, посольство уже дало бал и пять приемов, а англичане дали только три приема, теперь дело за ними. Принц-регент, как всегда, сидит без денег из-за огромных долгов, поэтому он поступил очень просто: нагрузил свою знать обязательством дать по балу или приему в честь нашего императора и прусского короля, но все мероприятия проводятся от имени Принни, и он играет на них роль хозяина. Ближайший бал через неделю в Хартфорд-Хаус, у маркиза Хартфорда. Ну, ладно, дела подождут. Дай посмотреть на княжон Черкасских, — прервала свой рассказ женщина и повернулась к Долли с изумлением наблюдавшей за этим фонтаном энергии, — это — моя тезка?

— Да, дорогая, позволь тебе представить мою золовку светлейшую княжну Долли Черкасскую, — объявила Катя и повернулась к княжне, — Долли, знакомься: супруга нашего посланника в Лондоне, моя подруга и коллега графиня Дарья Христофоровна Ливен.

— Очень приятно познакомиться, ваше сиятельство, — улыбаясь, ответила Долли и сделала реверанс.

— Зови меня Долли, как все в этом доме, — велела графиня и повернулась к Луизе, все еще снимающей мерки с Даши.

Катя поспешила представить девушку графине:

— Долли, а это — подруга нашей семьи Дарья Морозова, чтобы не путаться в одинаковых именах, мы зовем ее Даша.

— Очень приятно, — графиня похлопала по плечу смущенную Дашу и спросила, — а где вторая княжна?

— Лиза измучена морской болезнью и пока спит, — забеспокоилась Катя, — мы представим ее тебе попозже.

— Придется подождать, — с притворным сожалением шутливо сказала графиня, — видно, она еще красивее, чем все присутствующие девушки, раз вы ее так прячете.

— Да уж, среди Черкасских некрасивых нет, — в тон ей ответила Катя, и все засмеялись.

— Ну, хорошо. Поговорим о главном. Сколько лет Долли? — поинтересовалась графиня.

— Мне в январе исполнилось восемнадцать, — удивленно ответила княжна, — а что, это важно?

— Конечно, важно — девушка из такой семьи, как ваша, должна быть представлена ко двору. Удобнее всего это сделать сейчас, в Лондоне, пока император здесь, — объяснила графиня и развернулась к Луизе:

— Луиза, что ты можешь предложить нам по платьям и по срокам?

— Штук пять утренних и дневных платьев я завтра подгоню на ее фигуру, но готовых бальных туалетов сейчас нет, — объяснила Луиза и предложила, — за неделю можно сшить два бальных платья.

— Значит, представляем Долли императору на балу «Всех союзников», — решила Ливен.

— Что это за бал «Всех союзников»? — удивилась Катя.

— То мероприятие, что ждет нас в Хартфорд-Хаус. Маркиз назвал его так высокопарно, что весь Лондон смеется, но в глаза ему никто ничего не говорит.

— Нужно спросить Алекса, — принялась защищаться Долли, которой не хотелось начинать выезжать. — Может быть, он не захочет, чтобы я выезжала.

Катя сильно сжала плечо невестки и примирительно сказала:

— Конечно, Алекс будет рад представить свою сестру императору, но давайте сначала представим ее великой княгине Екатерине Павловне.

— Ну, это — само собой, — согласилась графиня Ливен, — как только Луиза привезет первые платья, так я сразу приглашу великую княгиню на чай в посольство, или мы поедем к ней в резиденцию. Ну, а теперь я, удовлетворив свое любопытство, поехала домой, муж ждет меня через полчаса в посольстве.

Графиня поднялась, помахала всем рукой и также стремительно вышла из комнаты, как вошла. Легкие шаги отдались эхом под высоким потолком вестибюля, и стук колес возвестил о том, что гостья уехала.

— Катя, что это было? Ураган? — изумленно спросила невестку Долли.

— Нет, дорогая, это — наша Дарья Христофоровна, она — великая женщина, я потом расскажу тебе про нее поподробнее. Но вот и тетушка с Лизой — мы можем садиться обедать, — пригласила княгиня, поспешив навстречу графине Апраксиной.

Конец дня прошел в неспешных беседах. Няня принесла проснувшегося Павлушу, и графиня Апраксина, взяв его на руки, всплакнула:

— Жаль, что Анастасия Илларионовна его не увидела.

— Она видит, тетушка, и радуется вместе с нами, — тихо заметила Лиза.

Когда вечером со службы вернулся Алексей, в гостиной его ждали только Катя и Долли, остальные гостьи ушли отдыхать, измученные долгой дорогой.

— Алекс, — взмолилась Долли, — приезжала графиня Ливен, она хочет представить меня великой княгине Екатерине Павловне и императору!

— Отличная идея, тебе ведь все равно нужно начинать выезжать — хорошо, если тебя будет опекать графиня Ливен, а уж если и великая княгиня возьмет тебя под свое крыло, будет совсем хорошо, — обрадовался князь.

— Но, Алекс, зачем мне выезжать, если я не хочу выходить замуж?

— Я и не гоню тебя замуж, но нужно начинать общаться с людьми своего круга, это называется «бывать в обществе». Я не хочу, чтобы ты при такой красоте сделалась деревенской затворницей.

— Деревенщиной в лаптях, — тихо подсказала его жена.

— Почему в лаптях? — удивился князь, девушки переглянулись и закатились веселым смехом.

Они так хохотали, что не могли остановиться, Алексей сначала смотрел на них с недоумением, а потом тоже расхохотался.

— Хватит меня смешить, — наконец сказал он, топнув ногой, — все идем спать.

И все еще смеясь, они поднялись на второй этаж и разошлись по спальням. Долли попыталась уснуть, но так и не смогла — и вот теперь она сидела на окне, ожидая рассвета, чтобы первый раз встретить солнце в этом городе.

На улицах было тихо и безлюдно, теплый воздух даже не холодил кожу, и Долли не захотела накрывать плечи шалью. Когда от соседнего дворца внезапно отъехала карета, она хотела отойти от окна, но кучер, угадав ее намерение, покачал головой и шутливо прикрыл глаза ладонью. Девушка благодарно улыбнулась ему и осталась на своем месте. Больше до самого рассвета никто не потревожил тишину на Аппер-Брук-стрит. Встретив солнце, княжна послала ему воздушный поцелуй и вновь прилегла на кровать. Ее глаза устало закрылись, и она мгновенно уснула.


Три последующих дня прошли для Долли в страшной суете. Попав в «железные руки в шелковых перчатках», как, смеясь, называла графиню Ливен Катя, она бесконечно примеряла платья, белье, туфли, шляпки, шали, шарфы и всякую мелкую дамскую дребедень, без которой раньше в Ратманово отлично обходилась.

Дарья Христофоровна объявила, что две другие девушки, которым еще рано выезжать, могут спокойно подождать свои платья, а вот на старшую княжну должны быть брошены все силы модной мастерской мадемуазель Луизы и направлены старания всей семьи.

— Долли очень красива от природы, — рассуждала она, прохаживаясь вокруг княжны, примеряющей очередной, сметанный на скорую руку, шедевр Луизы. — Красоту мы доведем до совершенства нарядом и прической. Драгоценности при первом выходе в свет не надевают, только жемчуг. Осталось понять, как наша княжна танцует и на скольких языках говорит.

— Я говорю на английском, французском и немецком. Этого мало? — поинтересовалась Долли, — на балах я еще не была, танцевала только на детских танцах в Ратманово, а потом началась война, балов в округе никто не давал, только маленькие праздники с угощением.

— Трех языков вполне достаточно, если бы ты свободно изъяснялась на древнегреческом, да еще и гордилась бы этим, было бы только хуже. Мужчины не любят слишком образованных и умных женщин. Хорошенькое личико и большое приданое — вот всё, что им нужно.

— Как можно иметь дело с такими примитивными людьми — ведь это значит унижать себя, опускаясь до их низкого уровня! — с гневом воскликнула Долли.

— Дорогая моя, никогда не борись с системой, не оспаривай общепринятые нормы — затем тебе бог и дал разум, чтобы комфортно устроиться в обществе, не раздражать его, но и не отказывать себе в удовольствии жить по собственному желанию, — философски заметила Дарья Христофоровна.

— Причем тут система, если общаться приходится с конкретными примитивными мужчинами, — не согласилась с ней княжна.

— Мужчины — все примитивные, даже самые умные и блестящие, просто одних мы любим и всё им прощаем, а других не любим, и их недостатки режут нам глаза, — возразила графиня. — Конечно, если ты полюбишь мужчину, то его недостатки будут казаться тебе достоинствами, это тоже сильно облегчает семейную жизнь.

— Я что-то не поняла — как это недостатки могут быть достоинствами? — удивилась княжна.

— Очень просто: если ты равнодушна к мужчине, то он — скуп, а если любишь его, то он — практичен. Или: если равнодушна, то мужчина — суровый тиран, а если любишь, то он — человек, заботливо опекающий свою жену ради благополучия семьи. И так можно перечислять до бесконечности.

— Долли, ты мудра как царь Соломон! — восхитилась Катя.

— Я мудра как царица Савская, которая была мудрее царя Соломона, — отмахнулась графиня, — но вы мне зубы не заговаривайте — пошли в музыкальный салон, будете показывать мне, как она танцует.

По ее команде Генриетта поднялась и отправилась в музыкальный салон, подобрать ноты всех модных танцев, а когда Долли, передав новые наряды Луизе для окончательной подгонки, надела свое старое платье, туда же отправились и остальные женщины.

— Катя, придется тебе быть ее партнером, — распорядилась Долли.

Генриетта заиграла мазурку, и Катя, ухватив золовку за руку, вывела ее на середину салона. Девушки двигались довольно слаженно, за что получили одобрение графини. Проверив, как Долли танцует котильон и остальные фигурные танцы, Дарья Христофоровна потребовала, чтобы княжна станцевала вальс.

— Вальс я сама ввела здесь в моду — эти отсталые англичане до нашего с графом приезда не танцевали вальс, считая его аморальным танцем. После бала в нашем посольстве мнение общества резко изменилось, и теперь вальс танцуют на всех балах, и у Принни — в первую очередь.

Катя, ведя Долли за кавалера, покружила ее по комнате, девушки двигалась изящно и легко.

— Все в порядке, дело только за платьями, — вынесла вердикт Ливен. — Утром Луиза доставит платья, а к пяти часам Катя привезет тебя в посольство, я же приглашу великую княгиню Екатерину Павловну.

Женщины пообедали и расстались, простившись до завтра. Князь Алексей, который постоянно находился при императоре и возвращался поздно, был рад, что всё так хорошо устроилось: дебют его сестры в свете взяла под свой контроль графиня Ливен.

— Дорогая, значит, у Долли всё будет хорошо: к протеже графини Ливен никто не рискнет приблизиться, если у него нет намерений чистых, как вода горного родника, — объяснял князь Алексей жене. — Мы не можем с тобой полностью контролировать дебют Долли: я — постоянно занят, ты — еще молода и не очень опытна, боюсь, ты не сможешь справиться с Лисичкой, она обведет тебя вокруг пальца.

— Но Долли не хочет выезжать, — робко сказала Катя. — Она хочет дождаться двадцати одного года, получить наследство и потом жить самостоятельно, разводя лошадей.

— Я не возьму грех на душу перед родителями и не соглашусь на это, до двадцати пяти лет я — ее опекун. Долли, конечно, получит свое наследство, но я буду настаивать, чтобы она жила с нами и выезжала. Если до двадцати пяти лет ей никто не приглянется, только тогда я отпущу ее жить самостоятельно.

Князь Алексей обнял жену, расчесывающую свои длинные волосы, сидя за туалетным столиком.

— Позволь лучше мне, — попросил он, взял у жены щетку и начал нежно водить по волосам.

Глядя на него через зеркало, Катя увидела, как зажглись огоньки страсти в глазах мужа. От нежных движений щетки вдоль волос по коже княгини побежали мурашки, а потом сладкая истома начала окутывать ее. Уловив настроение жены, Алексей подхватил ее на руки и понес в постель. Подумав, что судьба сама решит, что лучше для Долли, Катя закрыла глаза и отдалась нежным ласкам мужа.


Чаепитие в посольстве было обставлено по всем английским традициям. Серебряный чайный сервиз, вышитые английской гладью салфеточки, на которые дамы ставили свои чашки, ароматный индийский чай, к которому подали сливки — всё напоминало Долли о том, что она — в Англии. Великая княгиня Екатерина Павловна, которой ее представили, оказалась очень милой энергичной женщиной, которой еще не было и тридцати лет. Она сразу же оценила красоту княжны, похвалила ее манеры и заявила, что тоже будет покровительствовать девушке, и сама будет следить за молодыми людьми, которые будут за ней ухаживать.

— Дорогая, здесь сейчас самые лучшие женихи России, они все — герои войны и приехали, сопровождая императора — у вас будет прекрасный выбор, — радостно произнесла Екатерина Павловна.

Долли с тоской спросила себя, почему никто не может понять, что она не хочет никакого выбора, но, почувствовав легкий удар по ноге под столом, подняла глаза на невестку и, увидев выразительный взгляд Кати, начала благодарить великую княгиню за внимание.

Екатерина Павловна простилась и уехала в резиденцию императора, а графиня Ливен с Катей на несколько минут отошли в кабинет посланника. Долли осталась одна в гостиной, из которой слуги уже вынесли посуду. Несмотря на открытые окна, в комнате было очень душно, и княжна решила подождать невестку на улице. Она уже спускалась по лестнице, когда молодой военный в уланском мундире, поднимающийся ей навстречу, остановился, перекрыв дорогу, и изумленно воскликнул:

— Не может быть! Племянница графини Апраксиной! Вы уже больше не сочувствуете бедным, если сняли ваш сарафан?

Княжна подняла глаза и увидела белозубую улыбку своего московского кавалера Михаила Печерского. Она сначала не знала, как ей реагировать, но, посмотрев на добродушное лицо молодого человека и веселые смешинки в его синих глазах, девушка тоже рассмеялась и ответила:

— Англия не сможет пережить вид этой «варварской» одежды и уйдет на дно, а я очень сочувствую ее гражданам, поэтому не надеваю здесь сарафан и хожу в местных нарядах.

Долли указала рукой на свое легкое белое муслиновое платье, расшитое в тон гладью и украшенное только тонким светло-голубым шелковым кушаком с такой же вышивкой.

— А можно мне хотя бы сейчас узнать ваше имя? — умоляюще попросил молодой человек.

— Меня завтра на балу представляют государю, можете и вы представиться мне там официально, меня будут опекать графиня Ливен и великая княгиня Екатерина Павловна, — скромно потупив глаза, сообщила кавалеру Долли. Почему-то этот молодой красавец граф с первой встречи показался ей очень забавным, и сейчас она снова боялась расхохотаться.

— Да разве обычный мужчина сможет пробиться сквозь такую оборону? — изумился граф.

— Не я это сказала, — парировала Долли и, обойдя Печерского, побежала вниз по лестнице.

Вечером, накануне бала, князь Алексей приехал со службы пораньше и успел на семейный ужин.

— У меня есть для всех сообщение, — объявил он, когда все домашние уселись за стол. — Я не зря просил тетушку привезти в Лондон все драгоценности семьи, потому что принял решение разделить их между моей женой и сестрами. Княгине я передаю все драгоценности, считающиеся фамильными: то есть те, которые мой отец получил по завещанию своего отца, а я уже принял их от него, и драгоценности моей матери, царевны Нины. Те же украшения, которые принадлежали княгине Ольге Петровне и нашей бабушке, должны быть разделены между моими сестрами. Я прошу тетушку и Катю сегодня вечером разобрать украшения по ларцам, и я сам вручу Долли ее часть драгоценностей, а украшения остальных сестер будут находиться у меня и ждать их выхода в свет.

После ужина тетушка и Катя оставались в кабинете князя так долго, что уставшая Лиза отправилась спать, захватив с собой Дашу Морозову. Луиза и Генриетта давно ушли в свои комнаты, и Долли сидела в гостиной одна. Любопытство не давало ей уйти, и она, свернувшись калачиком на диване, думала о завтрашнем бале. Платье, которое сшили мастерицы Луизы для ее первого выхода в свет, было великолепным. Молодым девушкам, выезжавшим первый сезон, разрешались только светлые цвета нарядов, и Долли выбрала для платья нежный очень светлый газ оттенка мяты и такого же цвета атлас для чехла. На платье по подолу была шелком вышита широкая прозрачная кайма из цветов и листьев, и такая же кайма, только узкая, была на оборке вокруг низкого декольте. Наверное, она теперь сможет надеть на бал и свои драгоценности, если в ее ларце окажется жемчуг.

Наконец, дверь отворилась и из кабинета вышли Алексей с Катей и тетушка. Брат сразу заметил Долли, лежащую на диване.

— Лисичка, любопытство не позволило тебе уйти спать? — спросил он и повернулся к жене, — нужно было заключить с тобой пари, на приличную сумму, что наша Долли будет ждать до победного конца. Ладно, я провожу тетушку, а тебе разрешаю тожественно вручить нашей дебютантке ее ларец.

Князь Алексей протянул жене ключ, который достал из кармана, предложил графине Апраксиной руку и повел ее к лестнице, а девушки вернулись в кабинет.

— Давай все посмотрим, — попросила Долли, — мне ужасно любопытно посмотреть, что кому из нас отобрали.

— Не обижайся, но без разрешения мужа я не могу это сделать. Могу показать тебе только то, что досталось тебе и мне, — твердо сказала Катя.

— Ну, ладно, давай посмотрим наши украшения, — согласилась Долли, изнемогая от любопытства.

— Вот — твой ларец.

Княгиня протянула золовке большую резную шкатулку из кедра. Долли взяла ее и открыла. Драгоценности лежали в бархатных мешочках. В ларце оказались широкое бриллиантовое колье в виде гирлянды роз, а к нему — браслет и серьги, три нити крупного жемчуга, скрепленные аграфом с большим изумрудом, и серьги с тяжелыми грушевидными жемчужинам. Долли особенно понравились аметистовый гарнитур, ожерелье из золотисто-коричневых топазов, разделенных брильянтовыми и жемчужными вставками, и фермуар в виде букета цветов с сапфировыми лепестками и бриллиантовыми листьями. А множество разных колец, серег и браслетов она даже не смогла сразу запомнить.

— Ну что, ты довольна? — тревожно спросила Катя.

— Еще бы, — радостно сообщила Долли, — ведь Алекс к тому же подарил мне бабушкин гарнитур из изумрудов на восемнадцатилетие.

— Я рада, — с облегчением вздохнула Катя, — ну что, теперь будешь смотреть мои?

— Конечно, давай.

Княгиня достала из шкафа большой перламутровый ларец с фигурным ключом и несколько шкатулок. Она повернула ключ в замке ларца и откинула крышку.

Долли ахнула: на алом бархате сверкало тяжелое рубиновое ожерелье, рядом лежали два браслета, серьги и кольцо. Рубины были огромные, обрамленные бриллиантами, а само ожерелье было сделано в виде широкого полумесяца.

— Катя, это — царское украшение, на него, наверное, можно купить половину Москвы! — предположила княжна.

— В этих украшениях венчалась царевна Нина, — объяснила княгиня.

— Невероятная красота, — вздохнула Долли и попросила, — дай мне их на эту ночь, померить с моими новыми платьями. И больше уже ничего смотреть не будем.

— Ну, бог с тобой, бери, только утром положим обратно, я пока Алексу ключ не верну, — согласилась Катя, убирая свои шкатулки в шкаф, — пойдем, помогу тебе донести драгоценности.

Княгиня подхватила перламутровый ларец, Долли — кедровый, и они, обсуждая красоту украшений, дошли до спальни княжны. Здесь невестка отдала ей ларец и, попрощавшись, ушла в свою комнату.

Почти час Долли мерила украшения, подбирая под каждое одно или два новых платья. Все драгоценности были сказочно хороши! Только под роскошные рубины у нее не было ничего красного — все ее платья были нежных цветов и не оттеняли страстной красоты камней.

— Сарафан! — вспомнила Долли — ведь у меня есть ярко-красный шелковый сарафан.

Она достала из гардеробной сарафан и, раздевшись, натянула его на голое тело. Рубины над алым шелком засияли на ее белой коже царственным волшебным блеском.

— Вот так нужно носить эти украшения, — сказала своему отражению Долли, но, представив лицо Алекса, увидевшего Катю в таком виде, засмеялась. Ее брат вряд ли переживет такое.

Девушка подошла к открытому окну и выглянула в сад. Теплая летняя ночь манила на воздух, звезды усыпали небосвод, а полная луна освещала ночной сад, рисуя на траве загадочные тени. Долли так захотелось погулять, но, глянув на свой наряд, она вспомнила о прислуге.

Решив, что английская прислуга будет скандализирована, княжна не решилась выйти, но потом вспомнила о ключе, который она еще три дня назад раздобыла у Луизы. Этим ключом открывалась садовая калитка между домом Черкасских и соседним дворцом, в котором раньше жила великая княгиня Екатерина Павловна. Теперь дворец стоял пустой — в нем даже слуг не было, и Долли уже два раза гуляла по большому парку, где были маленький пруд, мраморная беседка и даже белый ажурный мостик.

Княжна взяла ключ и, выскользнув из своей комнаты, побежала по коридору, а затем по лестнице, не встретив никого из слуг. Она открыла входную дверь и вышла в сад. До заветной калитки девушка дошла за пару минут и, повернув ключ в замке, оказалась в ночном парке.

— Как хорошо!.. — вздохнула Долли.

Она гуляла по дорожкам, чувствуя себя принцессой из сказки. По кружевному мостику княжна перешла через пруд и оказалась в беседке. Мраморные скамьи были холодные, и она прислонилась к колонне, мечтательно глядя на луну. Тишина завораживала, как будто затягивала в волшебную страну. Долли закрыла глаза и произнесла свое любимое заклинание:

— Всё будет хорошо, все мои любимые люди будут здоровы, мы обязательно будем все вместе, и я буду здесь счастлива.

Вдруг сильные руки схватили девушку и резко повернули. Она испуганно открыла глаза и в неверном свете луны увидела перед собой высокого, смуглого черноволосого человека, а когда взглянула в темные глаза мужчины — ужас накрыл ее с головой. Княжна вспомнила, где видела этот холодный взгляд волка. Теряя сознание, она поняла, что Островский пришел забрать ее жизнь.

Глава 11

Герцог Гленорг подъехал к воротам своего столичного дворца, раздраженно спрашивая себя, зачем нужно было выдергивать его из поместья. Он совершенно не хотел возвращаться в пустой дом, где по-прежнему не было ни одного слуги, но обстоятельства в лице принца-регента не оставляли ему выбора. Правда, сегодня Чарльз вез с собой камердинера — срочно повышенного из лакеев сельского паренька по имени Билли, но толку от парнишки пока было мало, хотя тот и очень старался.

Когда неделю назад Чарльз увидел в окошко экипажа высокие ворота из кованого железа, а за ними прямую, как стрела, широкую подъездную аллею, его сердце радостно забилось. Как будто прорвав плотину, картины счастливого детства одна за другой начали вставать перед глазами молодого человека, и везде с ним была матушка. Ее воздушная, нежная красота так и осталось для сына идеалом на всю жизнь. Белая кожа с нежнейшим румянцем, большие голубые глаза, совсем светлые белокурые волосы и, самое главное, выражение нежной кротости и доброты на лице — превращали герцогиню Абигайль в ангела. И сейчас Чарльзу казалось, что нежный ангел в белом платье манит его то из беседки над озером, то из розария, то с балкона Гленорг-Холла.

Джон сидел рядом, затаив дыхание, он давно протрезвел и теперь смотрел на бархатные газоны парка, цветники и дом со слезами на глазах. Чарльз пожал ему руку, брат благодарно взглянул на него и кивнул головой.

Герцог не предупреждал никого о своем приезде, поэтому их не ждали. Но когда братья вошли в вестибюль, навстречу им спешил седой как лунь дворецкий Сиддонс.

— Ваша светлость, — обрадовано воскликнул он, — лорд Джон, добро пожаловать домой! Сейчас я сообщу леди Ванессе о вашем приезде.

— Не нужно, мы сообщим ей сами, — остановил его Чарльз, — она в гостиной?

Не дожидаясь ответа, он стремительными шагами вошел в маленькую гостиную, которую его тетушка очень любила и где они с Джоном всегда находили убежище, когда отец гневался. Леди Ванесса, миниатюрная женщина лет семидесяти, с пушистыми седыми кудрявыми волосами, тонкими чертами лица и большими добрыми карими глазами, сидела в кресле с книгой в руках.

— Тетушка, время над тобой не властно, — ласково сказал Чарльз, подходя к женщине, растерянно вставшей ему навстречу, — ты ничуть не изменилась за эти восемь лет.

— Мальчик мой, — пролепетала женщина, обнимая наклонившегося к ней племянника. Увидев входящего вслед за братом Джона, она заплакала, — и малыш с тобой. Боже, какое счастье — вы оба дома!..

— Не нужно плакать, дорогая, мы — дома и больше никуда не уедем, — пообещал Чарльз и отступил, давая возможность брату обнять тетушку, — мы теперь всегда будем вместе.

Первые дни в Гленорг-Холле пролетели как один счастливый миг. Тетушка и старая няня Берта не отходили от них, стараясь поудобнее устроить, получше накормить. Чарльзу казалось, что он окунулся в море любви и нежности. За последние годы, когда добрые слова, сказанные в его адрес, можно было сосчитать по пальцам, молодой человек так ожесточился и зачерствел, что теперь с удивлением чувствовал, как створки давно захлопнувшейся раковины начинают приоткрываться, чтобы пустить в сердце добрые чувства.

Герцог попробовал сосредоточиться на хозяйственных вопросах, но при первой же встрече с управляющим Гленорг-Холла Смоллом выяснилось, что поместье в последние несколько лет приносит большой и стабильный доход, а подробный доклад по всем статьям хозяйства вполне удовлетворил Чарльза. Только одно известие, сообщенное управляющим, повергло молодого человека в шок. Хотя он и ожидал этого, но в глубине души надеялся, что отец проявит сострадание к его любимому детищу, но сын слишком много хотел от железного десятого герцога — тот сразу же после отъезда Чарльза распродал всех его лошадей, а Требса, который вел племенную работу, уволил.

Смолл ушел, а герцог остался сидеть в кабинете. Он чувствовал себя так, как будто похоронил близкого друга. Когда раздался легкий стук в дверь, он с раздражением поднял голову, но, увидев в дверях миниатюрную фигурку леди Ванессы, сразу улыбнулся. Тетушка, как всегда, подслушивала под дверью, чтобы узнать о бедах, приключившихся с ее любимыми племянниками.

— Чарли, — робко начала тетушка, — мистер Смолл сказал тебе про конюшню — я понимаю, как тебе больно, но прошу, не нужно очень сильно огорчаться.

— Дорогая, спасибо тебе за заботу, — нежно поцеловав леди Ванессе руку, сказал молодой человек, — но я уже большой мальчик и умею держать удар, не беспокойся за меня.

— Ты не должен ненавидеть отца, милый, — попросила, заглядывая в лицо племяннику, старая леди. — Ты ведь не знаешь начала всей истории. Ведь твой отец женился на Абигайль против воли твоего деда, он тогда выдержал такой ужасный бой, что я думала, они застрелят друг друга. Семья твоей матушки была безупречно родовита и очень богата, но твоего деда останавливало то, что три старших брата Абигайль были открытыми гомосексуалистами. Старший из них был даже женат, но детей в браке не было. Твой дед опасался, что его внуки могут через свою мать унаследовать предрасположенность семьи маркизов Харкгроу. Адам тогда настоял на своем и женился на своей избраннице, но, по-моему, всю жизнь боялся, что наш отец окажется прав. Смерть любимой жены изменила Адама, испортив его характер окончательно, поэтому, когда он понял, что у Джона проявилась склонность братьев вашей матери, он обвинил в этом себя и, защищаясь от укоров собственной совести, поступил с вами так жестоко.

— Тетушка, правильно ли я понял: отец подозревал, что и я тоже могу иметь такие наклонности, поэтому и оставил такое завещание? — изумился герцог.

— Да, дорогой, он однажды — наверное, год назад, проговорился мне об этом, — подтвердила женщина, — я знаю, что его это страшно угнетало. Прости его, он думал о титуле, который передавался по прямой линии более семисот лет, о поместьях, которые могут отойти короне. И я знаю, что твой отец очень страдал.

— Но он был неимоверно жесток со слабыми, — возразил ей племянник, — как он поступил с Джоном, с моими бедными лошадьми?

Леди Ванесса примирительно погладила руку молодого человека.

— Мой мальчик, ты знаешь, что по завещанию твоего отца мне отошел вдовий дом?

— Конечно, ведь матушка умерла двадцать лет назад, а другой герцогини больше не было.

Чарльзу в детстве очень нравился этот уютный, увитый плющом двухэтажный коттедж, выстроенный на краю фруктового сада, посаженного за домом.

— Около него есть маленькая конюшня, и тебя там уже восемь лет дожидается конь, выросший из золотистого жеребенка, на которого ты возлагал столько надежд. Когда по приказанию твоего отца в Таттерсхолле распродавали твою конюшню, я анонимно выкупила его.

— Тетушка, неужели ты купила Золотого? — восхитился Чарльз, глядя на эту маленькую женщину и поражаясь ее уму и мужеству.

— Да, дорогой, я же достаточно богатая женщина, и хотя Адам управлял моим состоянием, но деньги «на булавки» я получала раз в три месяца, а поскольку в моем возрасте, а тем более в Гленорг-Холле, их тратить некуда, у меня собралась довольно большая сумма. Я бы купила и второго жеребенка, Бронзового, но за день до того, как я передала на аукцион деньги, его уже увезли в Россию.

— Боже мой, и я могу увидеть Золотого прямо сейчас? — все еще не веря, спросил Чарльз.

— Можешь, если пойдешь через сад. Старший конюх Саммер все эти годы помогал мне — занимался с конем, кормил, тренировал. И все в поместье это знали, но никто из слуг нас не выдал, твой отец так ничего и не узнал. Иди, посмотри, кого мы для тебя вырастили.

Герцог поцеловал леди Ванессе руку и быстро вышел из кабинета. Ноги сами стремительно несли его сначала по террасам цветников, потом между фруктовых деревьев, а когда Чарльз увидел сквозь листву розовые стены коттеджа, он побежал. Дверь в конюшню, спрятанную за живой изгородью в маленьком дворике, была открыта, а старый Саммер нес на вилах большой пласт сена. Увидев Чарльза, он заулыбался и радостно воскликнул:

— Ваша светлость, слава богу, вы вернулись. Посмотрите, какого мы вам коня из жеребеночка вырастили.

Он посторонился, пропуская герцога в конюшню. Молодой человек вошел в распахнутую дверь и увидел, что здесь всего два денника, из которых занят только один, дальний. В нем, склонив благородную голову, как бы прислушиваясь к голосам людей, стоял изумительно красивый светло-рыжий жеребец.

— Золотой! — тихо позвал Чарльз. Он сам не верил, что конь, видевший его восемь лет назад, сможет вспомнить старого хозяина. Но конь тихо заржал и потянулся к молодому человеку.

— Вспомнил, ваша светлость, — растроганно сказал за спиной герцога Саммер, — даром, что малыш был, а ведь вспомнил.

Герцог обнимал бархатистую шею коня, шептал ему ласковые слова и был счастлив так же, как девять лет назад, когда два жеребенка от самого лучшего производителя Англии почти одновременно появились на свет в его конюшне.

— Саммер, оседлайте мне его, — попросил герцог.

Он еле дождался, пока аккуратный конюх закончит проверять подпруги, вскочил в седло и дал коню волю. Золотой не обманул его ожиданий: он летел как ветер, и даже казалось, что этот божественный конь не касается копытами земли. Проскакав вокруг парка, Чарльз вернулся к Саммеру, ожидавшему их около коттеджа.

— Спасибо, старина, ты вырастил победителя, — растроганно сказал герцог старому конюху и обнял его, — переводи Золотого в большую конюшню и занимайся только им, пусть остальными лошадьми занимаются другие конюхи.

Чарльз вернулся в дом, расцеловал тетку и рассказал Джону эту удивительную историю. Теперь он каждое утро начинал с прогулки на Золотом, и конь, быстро привыкнув, ждал его с утра и приветствовал тихим ржанием.

Джон тоже постепенно начал оттаивать, он уже подолгу разговаривал с тетушкой и няней, и даже начал открываться Чарльзу. Но милый мирок, который образовался в Гленорг-Холле, был взорван большим белым конвертом с печатью принца-регента. Герцог, еще вскрывая печать, уже знал, что дело неладно. Его предчувствия оправдались. Принц-регент писал:

«Дорогой Чарли, я сегодня подписал приказ о твоем увольнении с флота, надеюсь, что, став герцогом Гленоргом, ты не забудешь старой дружбы и вернешься в дружную компанию, которая с твоим уходом много потеряла. Надеюсь увидеть тебя на балу „Всех союзников“, который в субботу дает по нашему поручению маркиз Хартфорд».

Витиеватая подпись Принни ставила жирный крест на всех планах герцога. Он был главой рода и не мог рисковать расположением монарха. Судя по дате, до бала в Хартфорд-Хауз оставалось два дня.

— Боже мой, почему у меня всё всегда некстати? — спросил он родных, — видно, мне на роду написано бесконечно расхлебывать разные неприятности.

Чарльз предупредил тетушку о своем отъезде в Лондон, собрал вещи и на рассвете следующего дня выехал в столицу в сопровождении нового камердинера. Экипаж с гербом Гленоргов на дверце, запряженный четверкой серых в яблоках коней плавно покатил по подъездной аллее, сам молодой человек, оставив камердинера в карете, ехал рядом верхом на Золотом.

Уже за полночь они приехали на Аппер-Брук-стрит, кучер выпряг лошадей и устроился на ночлег вместе с ними в конюшне, а герцог и Билли открыли пустой дом и, не зажигая света, отправились искать себе спальни. Чарльз нашел свои старые апартаменты, а камердинеру велел ложиться в соседней спальне дальше по коридору.

Комнаты давно не проветривались, и герцог распахнул окно. Свежий воздух теплой летней ночи, напоенный ароматом цветов, потянул легким ветерком, и Чарльз сел на подоконник. Звезды сияли, усыпав черно-синее небо, полная луна серебрила листву в парке, и все кругом дышало сонным покоем. Герцог поднялся, собираясь ложиться спать, как вдруг среди деревьев около пруда мелькнул силуэт в ярко-красном. Удивившись наглости воров, разгуливающих по чужим домам в яркой одежде, он продолжил наблюдение. Человек продолжал двигаться, как бы гуляя по саду, наконец, он зашел в беседку и там остановился.

Чарльз подумал, что только воров ему для полного счастья и не хватало, эта последняя капля переполнила чашу его терпения. Он сунул за пояс пистолет и побежал вниз по лестнице. Дверь в сад он открыл бесшумно и, стараясь ступать на носках своих мягких сапог, перебежал дорожку и в тени кустов подошел к беседке. Прислонившись к колонне, спиной к нему стояла женщина в странном ярко-красном одеянии. Чарльз видел только волны распущенных волос цвета красного дерева и обнаженные белые руки, обнимавшие колонну.

Герцог сразу узнал эти волосы и руки, которые ему уже раньше демонстрировали без малейшего стыда. Он уехал, но наглая соседка дождалась его возвращения и принесла ему на дом то, что предлагала, сидя в окне. Он снова со злостью подумал, что девушка — молодая, а уже такая развратная, и решил научить ее хорошим манерам.

Чарльз подкрался сзади и, схватив за плечи, резко повернул девушку к себе. На ее лице не было испуга, только изумление, потом в глазах мелькнул ужас, и красавица повисла у него на руках как тряпичная кукла. Бешенство клокотало в душе герцога раскаленной лавой, и он сразу решил, что обморок соседки — притворство. Положив ночную гостью на мраморную скамью беседки, молодой человек стоял над ней, не зная, что делать дальше.

Вид у девушки был просто варварский: ярко-красное шелковое одеяние без рукавов с низко вырезанным лифом было явно надето на голое тело, а на ее шее, запястьях, ушах и пальцах сияли украшения с рубинами такой величины и красоты, что у него захватило дух. Ни одна порядочная женщина в Англии не могла бы даже в бреду подумать, что в таком виде можно выйти из дома, значит, следовало рассматривать два варианта: женщина — не порядочная, или женщина — из варварской страны, поэтому не имеет никакого понятия о приличиях.

Он похлопал непрошенную гостью по щеке, и ее ресницы затрепетали, она помотала головой, приходя в себя и, как видно, вспомнив, где находится, вскочила на ноги и отбежала в самый дальний от Чарльза угол беседки. Женщина скрестила руки на груди и с ужасом смотрела в лицо герцога. Чарльз решил, что будет молчать, чтобы посмотреть, что придумает эта сомнительная дамочка, чтобы предложить себя.

— Кто вы? — выдавила из себя гостья, но молодой человек заметил, что она начала успокаиваться, как будто ждала увидеть на его месте кого-то другого.

— Я — хозяин этого дома, — саркастически заметил герцог, — а вы кого ожидали здесь встретить?

— Дом необитаем… — с сомнением сказала девушка.

— Даже если в доме не живут, он все равно имеет хозяев, — иронично сообщил герцог, — на то, что вы находитесь в моем саду ночью, у вас есть веская причина?

Девушка как будто прочитала в глазах Чарльза, что он о ней думает, потому что она нахмурилась и гордо вздернула подбородок.

— Причина есть: ночь — очень хороша, и я примеряла свои драгоценности, что тоже доставило мне большую радость. Я хотела выплеснуть свою радость, поделиться ею с природой и пошла туда, где заведомо никого нет, чтобы не рисковать этими украшениями, они — бесценны.

— Очень романтично, но это не повод шататься по чужим садам. Отдайте мне ключ от калитки, я думаю, что вы пришли через нее, — велел Чарльз и протянул руку.

— Вы мне его не давали, значит, не вам его и забирать, — храбро ответила девушка, — если хотите, вы можете сменить замок.

Она развернулась и, обойдя Чарльза, пошла к калитке. Он остался стоять в беседке, глядя, как плавно покачиваются ее бедра под ярко-красным одеянием и темные локоны, спускающиеся ниже талии, волнуются при ходьбе. Герцог вынужден был признать, что гостья — чертовски красива. И подумал, что ее мужу или любовнику следует следить за ней повнимательнее — как видно, аппетит у дамочки неуемный, раз она вешается на шею первому встречному соседу.

И тут молодого человека осенила догадка — всё было до смешного просто. Ведь она вешалась на шею не просто соседу, а герцогу Гленоргу, и эти драгоценности, что надела девушка — на них вполне можно было купить целое графство. Соседка хотела показать, что она — из богатой семьи. Значит, условия завещания отца уже стали известны, и претендентки уже начали охоту. Чарльзу стало так противно, что у него даже свело скулы: он был выставлен на брачный рынок, и письмо Принни — звено из той же цепочки. И деваться было некуда, за его спиной стояли Джон, обязательства перед семисотлетним родом и ожидания светского общества.

— Ну, что ж, если я — товар, значит, возьмем за него самую высокую цену, — пробурчал он.

Такой женщины, какой была матушка, ему всё равно не найти, так что всё равно, кто станет следующей герцогиней Гленорг, только претендентка должна быть безупречно родовита, богата и девственна. Наследник рода, на радость отцу и дедушке, должен быть безусловно Гленоргом.

Услышав, что калитка захлопнулась и в замке повернулся ключ, Чарльз вышел из беседки и отправился обратно в свою комнату. Роскошная женщина, забравшаяся в его сад, не давала ему покоя. Она не была англичанкой, хотя говорила по-английски безупречно — смелость разговора, сила характера, гордость, сквозившая в каждом жесте, выдавали в ней иностранку. Скорее всего, соседка была француженкой — слишком красива и изящна, чтобы принадлежать к другой нации.

Но драгоценности, надетые на голое тело, ярко-красное странное одеяние — отдавали какой то азиатчиной. Чарльз вспомнил нежную упругую грудь под своими руками, и жаркая волна пробежала по его жилам. У него слишком давно не было женщины, как бы ни случилось беды. Если он не совладает со своими первобытными инстинктами, ему придется жениться на той, которая вовремя подставит свое тело. Как сегодня хотела поступить эта наглая соседка.

— Ну, нет, это мы еще посмотрим, у кого воля сильнее, мадемуазель, — тихо сказал он, глядя на закрытую калитку. — Меня так просто не возьмешь.


— Боже, какой стыд!.. — шептала Долли.

Она еле дошла до калитки, чувствуя, как этот высокомерный англичанин смотрит ей в спину. Как ее угораздило попасться в чужом саду, как будто крестьянская девчонка, ворующая яблоки. Да еще грохнуться в обморок от страха. С чего она решила, что сосед похож на Островского? Только цветом волос и глаз, а лицо у него — совершенно другое.

Долли вспомнила лицо незнакомца. Оно было красиво классической аристократической красотой, доведенной до совершенства столетиями тщательного отбора в родовитых семьях, но при этом в лице мужчины не было и следа изнеженного изящества. Большие темные глаза сверкали бешеным блеском, на скулах, покрытых золотистым загаром, проступили и заходили желваки, а губы кривились в презрительной усмешке — незнакомец был красив, как демон, и так же безжалостно грозен.

Княжна с горечью подумала, что этот кошмарный человек видел ее практически раздетой. Он, наверное, считает ее распущенной женщиной. Девушке стало грустно от этой мысли, ведь красивый сосед не был виноват в том, что принял ее за воровку — она сама дала ему повод усомниться в своей порядочности. Нужно было срочно исправить свою оплошность. На завтрашний бал принц-регент собирает всю знать Англии, скорее всего, и сосед будет там, она извинится перед ним, как только его представят официально. А если вдруг она не увидит соседа на балу, тогда найдет другой способ извиниться. Придумав выход из положения, Долли повеселела и побежала в свою комнату.

Сняв драгоценности, она бережно уложила их в перламутровый ларец, и подошла к зеркалу. Ей хотелось понять, что же увидел сосед, когда схватил ее. Зрелище действительно было вызывающим: тонкий шелк сарафана, надетого без рубашки, облегал грудь, открывая ее почти до сосков. Долли уже заметила, что ее грудь за последние месяцы стала еще больше, чем была в Ратманово, и теперь как живое существо жила своей отдельной жизнью: подрагивала при ходьбе, слишком выразительно приподнималась при вздохах, а глубокая ложбинка между бело-розовыми полушариями, казалось, привлекала взоры всех окружающих мужчин.

— Господи, у меня грудь больше, чем у Кати — а ведь она уже рожала, — расстроенно сказала Долли своему отражению.

Что бы она сама подумала, если бы увидела женщину, одетую в сарафан на голое тело, ночью в своем саду? Она уже знала ответ, и он ей очень не нравился — сосед должен был решить, что она абсолютно доступная женщина, и, возможно, пришла предложить ему себя. Но поняв это, княжна рассердилась и решила, что пусть сосед думает, что хочет. Она же знала, что ее намерения были чисты, и ей не в чем было оправдываться. Единственное, в чем она виновата, так это в том, что зашла на территорию его сада без разрешения, за это и следовало извиниться.

Долли успокоилась, быстро сменила сарафан на ночную сорочку, легла в постель и с чистой совестью уснула.

Глава 12

За час до начала бала Долли стояла посреди своей спальни, поворачиваясь во все стороны перед зеркалом. Горничная Кати Поленька почти час колдовала над ее волосами, несколько раз начинала все сначала, но, наконец, удовлетворенная полученным результатом, отступила назад. Вся масса тяжелых вьющихся волос Долли была собрана в тяжелый узел на макушке, а вдоль лица и на шее Поленька выпустила несколько крутых локонов, подчеркнувших идеальный овал лица княжны и ее лебединую шею.

— Браво, — восхитилась вошедшая Катя, увидев отражение золовки в зеркале, — просто изумительно! Ты так красива, что затмишь всех дам.

— Ну, красивее тебя все равно быть невозможно, — вернула комплимент Долли, и она совсем не грешила против истины. Молодая княгиня в бальном платье из тончайшего шелка цвета слоновой кости, собранного в множество легчайших складочек, с рубиновым гарнитуром царевны Нины на шее, в ушах и на запястьях была неотразимо прекрасна.

— Вот и отлично! Будем стоять рядом, и пусть гости заключают пари, кто из нас красивее, я поставлю на тебя, а ты — на меня, а выигрыш поделим пополам. Здесь, в Англии, пари — любимое занятие мужчин, — пошутила Катя и стала около золовки, посмотрев на их отражение в зеркале. Луиза постаралась на славу — оба платья сидели идеально.

— Теперь тебе нужно выбрать украшения, — задумалась княгиня, — ты, наверное, можешь одеть только серьги с грушевидными жемчужинами — ожерелье с тремя нитками жемчуга, скорее всего, будет чересчур роскошным для первого выезда в свет, хотя правила были бы соблюдены.

Стук в дверь возвестил о приезде графини Ливен. Дарья Христофоровна была, как всегда, роскошно одета. Ее атласное платье цвета мёда, отделанное кружевом шантильи, подчеркивало стройную фигуру, черные волосы и блестящие черные глаза графини. Крупные бриллианты играли на ее шее, в ушах, на запястьях, и даже крутые локоны на ее голове были скреплены бриллиантовыми заколками. Она радостно поздоровалась с Катей и обошла вокруг Долли, внимательно разглядывая ее.

— Всё прекрасно, — наконец, изрекла графиня, — что вы решили с драгоценностями?

— Вот, посмотри сама, — предложила Катя, выкладывая на туалетный столик серьги с грушевидными жемчужинами, ожерелье и несколько колец с жемчугом.

— Серьги смело можно надевать, кольца надевать не будем — пусть руки будут только в перчатках, но вот ожерелье — вызывающе дорогое для молодой девушки… — засомневалась Дарья Христофоровна. — Хотя букву закона мы соблюдем — княжна будет в жемчужном ожерелье, да и едем мы не на бал дебютанток: на сегодняшнем приеме будет принц-регент, наш император, прусский король и куча немецких князей и герцогов. Нужно сразу показать, что ваша семья — одна из самых влиятельных в России. Решено — надевай и ожерелье.

Женщины совместными усилиями надели на Долли серьги и ожерелье, а потом горничная Зоя натянула на барышню шелковые перчатки выше локтя.

— То, что нужно. Тебя ждет грандиозный успех, мы найдем тебе мужа еще до Рождества, — в последний раз оглядев наряд своей подопечной, изрекла графиня, и женщины отправились вниз, где их уже ждал Алексей в парадном мундире генерал-майора своего гусарского полка.

— Алекс, — Долли вплеснула руками, — сколько у тебя, оказывается, наград.

— Война милостиво раздает награды тем, кого оставила в живых, — философски заметил Черкасский и, предложив руки Дарье Христофоровне и Кате, пошел к выходу.

Графиня Ливен села в свою коляску, а Черкасские — в свой экипаж, запряженный парой великолепных белых, без единого пятнышка лошадей, от которых Долли была без ума с того дня, как их только увидела.

— Поезжайте вы первыми, — крикнула Дарья Христофоровна. Князь Алексей отдал приказание кучеру, и кавалькада выехала из ворот дома на Аппер-Брук-стрит.

До Хартфорд-Хауз они доехали за сорок минут. Долли с любопытством смотрела на дворец, где сегодня должен был собраться весь цвет европейской аристократии, но он не произвел на девушку особого впечатления. Грубоватое прямоугольное трехэтажное здание из темного камня не отличалось ни красотой, ни изяществом, оно даже не казалось большим, и уж, конечно, не шло ни в какое сравнение с домами на Аппер-Брук-стрит.

Но когда она вслед за братом и невесткой вошла в вестибюль с коричневыми мраморными колоннами и изумительной красоты лестницей с кружевной кованой решеткой, отделанной позолоченной бронзой, княжна поняла, что в этом доме было главным: он изнутри походил на роскошный ларец. Здесь всё до последнего гвоздя было произведением искусства, и это совсем не напоминало изысканно-блеклую обстановку английских гостиных — здесь всё было ярко, роскошно и дорого.

Маркиз Хартфорд, веселый толстый человек около шестидесяти лет, и его милая жена, о которой в Лондоне шла слава превосходной хозяйки дома, встречали гостей, стоя на красной ковровой дорожке в начале лестницы. Они очень любезно приветствовали Черкасских, а Долли, наблюдая за хозяевами из-под опущенных ресниц, заметила быстрый взгляд, который маркиза бросила на рубиновые украшения Кати.

Княжна злорадно подумала, что у заносчивых англичан нет таких драгоценностей. Презрительный взгляд английского соседа до сих пор жег ее кожу, и немного подтрунить над его соотечественниками было очень приятно.

Черкасские поднялись по лестнице в овальный бальный зал, где, ожидая приезда государей, собралось множество гостей. Графиня Ливен, уже стоявшая рядом с мужем-посланником, помахала им рукой, приглашая подойти к ним.

Алексей, предложив руку обеим своим дамам, повел их к чете Ливен. Он и Катя на ходу здоровались со множеством людей. Старшим по возрасту и дамам князь представлял свою сестру, а молодых мужчин он сам представлял Долли. Пока они добрались до Дарьи Христофоровны, в бедной голове Долли все имена перемешались. Она схватилась за руку графини как за спасательный круг.

— Долли, — зашептала княжна на ухо Ливен. — Я уже всех перепутала, что мне теперь делать?

— Ничего не делать, улыбайся и говори всем, чьи имена забыла, «вы». Тебе нужно сегодня запомнить только троих: императора Александра Павловича, короля Пруссии Фридриха-Вильгельма и принца-регента. Им ты будешь говорить: «ваше императорское величество» и «ваше королевское величество», а принцу-регенту — «королевское высочество», — объяснила графиня, — с этим ты с легкостью справишься. К тому же никогда не забывай: ты — очень красива, очень знатна и очень богата — пусть они тебя запоминают, а не ты их.

Простые, хотя и циничные слова графини Ливен вернули Долли спокойствие, и она, расслабившись, начала смотреть по сторонам, ища знакомые лица. В нескольких шагах маячил, не решаясь подойти, ее московский поклонник Михаил Печерский. Он бросал на Долли ласковые и умоляющие взгляды, чем опять рассмешил ее. Княжна, чтобы скрыть неуместное веселье, наклонила голову, но подозревала, что ее веселую ухмылку всё равно видно из-за маленького перламутрового веера, которым она пыталась изящно обмахиваться.

Действительно, ее улыбка была очень заметной в этой толпе чинных, благопристойных, роскошно одетых людей, заполнивших зал, и она как магнитом притягивала взгляд герцога Гленорга. Чарльз приехал уже час назад и, встретив своего старого друга, сына гостеприимных хозяев, графа Ярмута, которого в веселой компании Принни любовно звали «Рыжая селедка», отошел с ним в одну из задрапированных бархатом ниш, где стояли кресла и стулья для гостей. Они выпили уже по паре бокалов шампанского, и Чарльз слушал рассказы друга о присутствующих гостях. Англичан он практически всех знал, и сейчас Ярмут рассказывал ему об иностранцах — немцах и русских.

— Вон, видишь группку из двух мужчин, высокой женщины постарше и двух молодых дам? — объяснял граф, указывая направление, — это — русский посланник граф Ливен и его жена Долли — неизвестно, кто из них является реальным посланником императора Александра. Официально же графиня держит лучший в городе литературный салон, а моя матушка сразу расстраивается, когда кто-нибудь начинает ей пересказывать, чем леди Ливен угощала гостей на очередном «русском дне». Высокий черноволосый мужчина в мундире — светлейший князь Черкасский, адъютант и доверенное лицо императора Александра. Молодая шатенка в рубиновых украшениях, которые уже отравили ядом зависти всех присутствующих здесь дам, — его жена, а девушка в светлом зеленоватом платье — его сестра, ее сегодня будут представлять императору Александру, прусскому королю и принцу-регенту.

Герцог смотрел на семью светлейших князей Черкасских и не мог понять, откуда эти русские пронюхали о завещании отца. Сегодня роскошные украшения, которые вчера были на девушке, носила жена главы семьи, значит, ей их дали только для того, чтобы продемонстрировать ему, насколько семья богата, а надеть красный балахон на голое тело — это, видно, была идея самой княжны. Но нужно было признать, что сегодня его соседка выглядела изумительно. Она была как сверкающий драгоценный камень — блестящая, с острыми опасными гранями, но ее веселая улыбка, которую он хорошо видел из темной ниши, делала классически правильное лицо девушки совсем юным, прелестным и ангельски нежным.

Герцог начал гадать, кто она — ангел или демон? И тут же рассердился на себя за то, что думает об этой распущенной девице. Почему-то известие о том, что девушка не замужем, а черноволосый красавец, встречавший ее в порту, приходится ей братом, было приятно Чарльзу, но он не хотел этого, не хотел иметь никаких дел с этой семьей, с этой девушкой. Он просто желал, чтобы его оставили в покое.

Шум у дверей возвестил о том, что прибыли августейшие особы. Первым в зал вплыл принц-регент, гордо демонстрируя высокую тучную фигуру в щегольском, черном фраке. За ним вместе вошли император Александр и прусский король, оба в военных мундирах, высокие и особенно стройные и подтянутые на фоне необъятной талии английского правителя. Все три монарха принялись обходить зал, здороваясь с гостями. Когда они приблизились к Черкасским и Ливенам, посланник выступил вперед, поклонился и попросил разрешения у государей представить им недавно прибывшую из России светлейшую княжну Дарью Николаевну Черкасскую.

— Конечно, представляйте, — весело сказал император Александр. Повернувшись к князю Алексею, он добавил, — ну, что, Алексей, вот и твои малышки выросли, а мы не успели заметить как.

— Да, ваше императорское величество, — согласился Черкасский, — княжна Дарья — моя вторая сестра. Графиня Ливен и великая княгиня Екатерина Павловна выразили желание опекать ее в этом сезоне.

— Ну, тогда у вас, сударыня, всё будет отлично, — засмеявшись, сказал император, поднимая Долли, присевшую в глубоком придворном реверансе, — каждая из этих дам заменяет стопушечный корабль — безопасность под такой охраной вам обеспечена, к тому же обе ваши покровительницы через несколько недель едут с нами в Вену, я приглашаю и вас поехать туда вместе с братом. Императрица Елизавета Алексеевна тоже будет очень рада принять вас под свое крыло.

— Благодарю вас, ваше императорское величество, — поклонилась растроганная приветливыми словами Долли.

Александр Павлович сам представил ее прусскому королю и принцу-регенту, тоже сказавшим девушке несколько комплиментов, и отправился к следующей группе гостей.

— Всё замечательно! — поздравила княжну графиня Ливен, ты не только представлена императору, но получила приглашение на конгресс в Вену, где государь поручит тебя заботам Елизаветы Алексеевны. Она ободряюще пожала девушке руку и поспешила за мужем, который присоединился к свите императора.

К Черкасским начали подходить еще не знакомые Долли гости. Многие молодые люди просили у князя разрешения навещать его сестру, и получали благожелательный ответ. Наконец, к ним пробился и Михаил Печерский. Оказывается, что он был уже знаком с Алексеем, поэтому попросил того представить его своим жене и сестре. Молодой человек робко взглянул в смеющиеся глаза княжны и пригласил ее на танец.

— Оставьте за мной вальс, пожалуйста.

— Хорошо, — согласилась девушка. Она так и не могла понять, почему граф Печерский так смешит ее, но потом догадалась — он так же при виде ее готов смеяться, и их веселье, зажигаясь друг от друга, удесятерялось. Княжна с сомнением подумала, что если они оба расхохочутся во время танца, ее обвинят в плохом воспитании.

Заиграла музыка, и пары начали выстраиваться, готовясь к котильону. Долли танцевала первый танец с братом, Катю пригласил император Александр, графиню Ливен — принц-регент, и бал закрутился веселой спиралью. Все танцы у Долли были расписаны, и она с удовольствием танцевала, поняв, что все в зале восхищаются ею. Кружась в вальсе, который оказался последним танцем перед ужином, она даже забыла про то, что собиралась не засмеяться, и вместе с Печерским летела по паркету, радуясь прекрасному вечеру и своему успешному дебюту.

— Но почему же вы не надели сюда сарафан! Представляете, какие бы были у всех гостей лица — как у меня тогда в церкви, когда отец Серафим обратился к вам как к княжне, — весело прошептал ей на ухо граф.

Долли подняла на него глаза, увидела умильную улыбку и засмеялась.

— Всё, выводите меня из круга, иначе я буду хохотать на весь зал, — стараясь сдержать смех, велела княжна.

Михаил кивнул и, плавно кружась, подвел ее к колонне.

— Не смейтесь, я сейчас принесу вам бокал пунша, — стараясь сам не расхохотаться, пообещал граф.

Долли прислонилась к колонне, но, поняв, что всё равно может попасть в неловкое положение, скользнула в нишу, декорированную бархатными портьерами, и рухнула в кресло. Она долго тихо смеялась и, постепенно успокоившись, вздохнула полной грудью. Девушка уже собралась выходить, когда перед нишей остановились двое мужчин, она только видела силуэты их фигур и цвет волос. Оба были высокие, один был поплотнее и рыжеволосый, а вторым был широкоплечий стройный мужчина с густыми черными волосами. Они говорили, явно считая, что их никто не слышит.

— Готовься, Гленорг, я думаю, ты тоже будешь одним из тех, кого Принни обяжет дать бал или прием для русских, — заметил рыжеволосый.

— Ничего я для этих варваров делать не буду — эти люди не имеют никакого понятия о приличиях и воспитании, они распущены и безмерно кичатся богатством. Вешают на своих женщин украшения, на которые можно купить пару графств, как вот сейчас на княгине Черкасской, и считают, что они — победители мира, — раздраженно ответил черноволосый.

Этого Долли стерпеть уже не смогла, она сразу узнала этот голос, и унижение от вчерашних событий снова кольнуло ее. Но когда высокомерный англичанин язвительно упомянул Катю, красная пелена гнева заволокла сознание девушки, она стремительно вышла из ниши и остановилась перед тем, кого встретила сегодня ночью.

— Мы, русские, может быть, и варвары, но мы никогда не перемываем кости нашим гостям за их спиной, — четко произнесла она, глядя в ненавистное лицо.

На лице Гленорга сначала застыло изумленное выражение, потом он глянул на побледневшего графа Ярмута, и холодный пот выступил у него на спине. Эта девчонка даже не понимала, что она публично оскорбила хозяина дома, принимающего у себя в гостях трех монархов. Герцог быстро глянул по сторонам — похоже, если и были свидетели разговора, то их было немного, нужно было спасать ситуацию, переведя оскорбление, нанесенное этой глупой гордячкой, в свой адрес.

— Граф, вы простите меня, мне нужно срочно поговорить с княжной Черкасской, этот разговор не терпит отлагательства, — вежливо сказал он и, не дожидаясь ответа Ярмута, крепко схватил девушку за локоть и потащил в нишу.

Швырнув Долли в одно из кресел, герцог навис над ней. Он с бешенством подумал, что если сейчас со всей силы ударить наглую девчонку в лоб, то либо ее куриные мозги станут на место, либо она навсегда освободит общество от забот о себе, но взяв себя в руки, все-таки начал разговор:

— Чего вы добиваетесь, международного скандала? Или хотите, чтобы Ярмут вызвал вашего брата на дуэль, а это самое малое, что он может сейчас сделать — свидетелей ваших обвинений не много, но они есть. Так что завтра граф и ваш брат будут стреляться, визит императора Александра в Англию будет провален, а ваша семья отправится в изгнание. Это уже будет похлеще, чем гуляние полуголой с царскими украшениями на шее в чужом саду!

— Вы сами виноваты, зачем говорили про Катю, — прошептала Долли, которая чувствовала себя так, как будто через несколько мгновений умрет.

— Здесь вы правы, — спокойно согласился герцог, — придется и мне за это расхлебывать ту кашу, что вы заварили. У нас есть единственный выход, чтобы спасти положение: представить всё это как ссору влюбленных. Сейчас мы оба подойдем к вашему брату, и я попрошу у него вашей руки — я думаю, что принц-регент попросит императора Александра отдать замуж за англичанина его подданную. И на этом скандал будет исчерпан. Я не буду предъявлять на вас супружеских прав, а через год мы разведемся на том основании, что у нас нет детей, я верну вам ваше приданое, и мы забудем друг о друге. Другого выхода спасти положение я не вижу.

Долли сидела совершенно раздавленная. Она, не сдержав свой поганый язык, погубила их всех… Девушка хорошо помнила опалу, в которую уже один раз попадал Алекс: больше четырех лет просидел он в своих поместьях, в свете его никто не принимал, и исправить ситуацию брат смог, только женившись по приказу императора на наследнице рода Бельских. И теперь несчастье с семьей повторится снова, только теперь пострадают и ее сестры.

— Лучше бы он меня тогда убил, — тихо сказала она по-русски, вспомнив Островского.

— Ну, что решили? — требовательно прозвучал холодный голос над ее ухом.

— Да, я согласна, — подтвердила Долли и подняла на герцога огромные зеленые глаза, в которых явственно метался ужас, — только на один год.

— Договорились, — жестко сказал Гленорг, потом поднял девушку со стула, но она не стояла на ногах, а болталась в его руках как тряпичная кукла.

Не зная, как расшевелить ее и вернуть краски на смертельно бледное лицо, Чарльз ничего не смог придумать, кроме поцелуя.

— Благодарю за оказанную мне честь, княжна, — вежливо проговорил герцог и, наклонившись, прижался к нежным, чуть припухшим губам.

Девушка не сопротивлялась и не отвечала, но она робко приоткрыла губы, и этот доверчивый жест вдруг разжег в герцоге такую страсть, что он, не владея собой, прижал податливое тело к себе, жадно ощущая упругую полноту груди, тонкую девичью талию и красивый изгиб спины. Поцелуй всё длился, захватывая его душу в плен, а когда губы девушки дрогнули, и она ответила ему, Чарльзу показалось, что их души соприкоснулись.

Герцог тихо отстранил девушку и внимательно всмотрелся в ее лицо. Она смотрела на него широко открытыми изумленными глазами, но краски вернулись на ее щеки, а нежный рот стал ярким.

— Всё, идем, — скомандовал он, — вы можете молчать, только кивните, когда вас спросят, согласны ли вы стать одиннадцатой герцогиней Гленорг.

Взяв девушку за руку, он вывел ее из-за занавесей и направился в зал. По тому числу праздно прогуливающихся гостей, собравшихся вокруг ниши, где они разговаривали, было ясно, что скандал набирает обороты. Теперь он уже не имел права не жениться на княжне, ведь он оставался с ней наедине, чему имелось множество свидетелей, но девушка, похоже, не понимала даже этого.

Им навстречу уже спешил брат его невесты, а его жена и графиня Ливен тревожно смотрели в лица приближающейся пары.

— Спасибо, что проводили мою сестру, — сухо процедил князь Алексей, протянув девушке руку.

— Прошу вас, ваша светлость, уделить мне несколько минут вашего драгоценного времени, — твердо сказал герцог, не выпуская руки Долли.

— Слушаю вас, — нахмурился Черкасский, внимательно глядя на обоих.

— Я прошу у вас руки вашей прекрасной сестры, я — герцог Гленорг, ваш сосед по Аппер-Брук-стрит, справки о моей родословной, моих титулах и моем богатстве вы можете навести у принца-регента. Я восхищен княжной и готов отказаться от приданого, только чтобы получить ее руку, и уверяю вас, что со мной она никогда не будет ни в чем нуждаться.

— Долли, — побледневший брат повернулся к девушке и спросил, — ты хочешь выйти замуж за герцога Гленорга?

— Да, — княжна сама еле расслышала свой голос, и поэтому кивнула головой, подтверждая свой ответ.

Алексей обернулся и увидел, что вокруг них уже собралась толпа гостей, вышедших из-за дверей столовой, и что самое ужасное, к ним направлялись все три монарха. Взглянув в глаза англичанина, так внезапно свалившегося на его голову, он уловил в них поддержку и понимание.

— Примите предложение, прошу вас, — тихо, так, чтобы слышал только Черкасский, сказал герцог, — все вопросы мы решим потом, с глазу на глаз.

Толпа, собравшаяся вокруг них, расступилась, пропуская императора Александра, за ним подошел принц-регент, прусский король наблюдал за ситуацией издали.

— Алексей, — позвал император, вопросительно глядя на своего адъютанта.

— Ваше императорское величество, герцог Гленорг сделал предложение моей сестре.

— Самый стремительный дебют в свете на моей памяти, — хмыкнул император, — и что ты ответил?

— Прошу прощения, ваше императорское величество, — обратился Чарльз к Александру Павловичу, — я увидел княжну в день ее прибытия в Лондон и был сражен красотой и очарованием этой девушки. Я — сосед князя, наши дома на Аппер-Брук-стрит стоят рядом, и, глядя на соседку, гуляющую в саду, я понял, что покорен и что должен как можно скорее сделать предложение, пока другие молодые люди меня не опередили, а это было бы естественно при такой красоте княжны.

— Да, наши русские девушки — очень красивы, — согласился оттаявший Александр Павлович.

— Прошу у вас, кузен, руку вашей подданной для моего друга герцога Гленорга, — вступил в разговор принц-регент.

— Ответ должен дать брат девушки, я только могу присоединиться к вашей просьбе, — объяснил император и посмотрел на князя Алексея.

— Как опекун моей сестры, я принимаю предложение герцога Гленорга, — громко, чтобы слышали все гости, уже стоявшие сплошной стеной, окружая монархов, объявил светлейший князь Черкасский.

— Поздравляю! — радостно воскликнул император, к нему присоединился принц-регент.

Мужчины жали руки герцогу Гленоргу и князю Алексею, дамы целовали в щеку Долли, и только смертельно бледная Катя так и осталась сидеть у стены. Вытерпев еще четверть часа поздравлений, семья Черкасских в сопровождении новоиспеченного жениха уехала на Аппер-Брук-стрит. Перед отъездом герцог подошел к графу Ярмуту и поклонившись сказал:

— Граф, я приношу вам свои извинения за нервное высказывание моей невесты — она ожидала предложения руки и сердца, а я не мог найти нужные слова, чтобы выразить глубину моих чувств. Я надеюсь, что вы и ваши родители будете гостями на нашей свадьбе.

«Рыжая селедка» с видом глубочайшего удовлетворения выслушал самую наглую ложь, которую ему приходилось слышать в своей жизни, пожал герцогу руку, промямлил какую-то сентенцию об истинных чувствах и пообещал обязательно быть на свадьбе. Сам он еще в двадцать один год в пьяном угаре успел жениться на итальянской танцовщице по имени Мими. Он прижил с ней двоих детей и десять лет спустя разъехался с супругой, оставив ей дом в Париже. Мими, правда, не унывала. В свое время ее маменька была первой красавицей в итальянской труппе Лондона и имела самых богатых любовников, которых всё время обводила вокруг пальца. За право признания отцовства Мими ссорились между собой два эпатажных аристократа: четвертый герцог Куинсбери и Джордж Селвин. Оба «папаши» до конца своей жизни обожали молодую женщину, и оба оставили ей приличное наследство. Но сегодня благородный граф Ярмут понял возвышенные чувства друга и остался очень доволен тем, как завершилась убийственно скандальная ситуация в Хардфорд-Хауз.

А вот в экипаже Черкасских царило тяжелое молчание. Глядя на лицо Долли, Алексей и Катя боялись задавать какие-либо вопросы, а она просто не могла говорить. У ворот их догнал герцог Гленорг, который пообещал сразу после завтрака прибыть к князю Алексею для обсуждения брачного контракта. Он вежливо простился с дамами и направился к своему дворцу. Долли посмотрела ему вслед и даже не могла понять, что она чувствует. Но потом, вспомнив тот ужас, который сегодня пережила, она подумала, что герцог решительный и мужественный человек и он должен сдержать слово и отпустить ее через год, вернув ей ее приданое.

Около спальни Катя сделала робкую попытку поговорить с золовкой:

— Можно мне зайти и побыть с тобой?

— Давай поговорим завтра, сегодня я еще не готова, — страдальчески морщась, попросила Долли.

— Конечно, дорогая, как скажешь, — с жалостью глядя на бледное лицо княжны, согласилась Катя.

Простившись с братом и невесткой, Долли толкнула дверь в свою спальню. Подойдя к кровати, она, не раздеваясь, рухнула на покрывало. Пережитое испытание забрало все ее силы, и через несколько мгновений девушка заснула. Ночь дала ей утешение, и Долли снова приснился любимый сон, где она летит на Лисе и целый табун легконогих коней скачет за ними.


Утром Долли еще не открыла глаза, как почувствовала в комнате чье-то присутствие. Тонкие руки охватили ее ладонь и легонько сжали.

— Лиза, — не открывая глаз, прошептала Долли. Весь ужас вчерашнего происшествия снова лег ей на плечи, придавив непоправимостью несчастья, которое с ней произошло. Непроизвольно из глаз девушки потекли слезы.

— Тише, не нужно плакать, — ласковый голос сестры бальзамом пролился на измученную душу Долли, — ты сейчас испугана, но на самом деле ты будешь с ним счастлива. И еще — твой будущий муж окажет нашей семье неоценимое благодеяние, какое, я пока не знаю.

— О чем ты говоришь? — возразила Долли, садясь на постели, — ты ведь не знаешь правды, это — не настоящий брак, он только на год, потом герцог вернет мне приданое, и мы расстанемся. Просто я из-за своего несдержанного языка попала на вчерашнем балу в ужасно скандальную ситуацию, и герцог был вынужден сделать мне предложение.

— Может быть, и так, но это уже не имеет никакого значения. Мама и бабушка передали тебе свое благословение — это они сказали про услугу, которую окажет герцог. Еще они сказали, что ты будешь очень счастлива, да и я вижу вас идущими рядом: вы смеетесь, а вокруг прекрасный парк, и еще я вижу табун лошадей, похожих на твоего Лиса…

— Вот, теперь всё понятно: герцог окажет благодеяние нашей семье, когда через год отпустит меня, вернув приданое. Конечно, после этого я буду ему очень благодарна, и буду считать его лучшим другом. А потом я, наконец, стану разводить лошадей и буду очень счастлива.

— Не знаю, мне кажется, что они говорили про другое счастье, семейное, — засомневалась Лиза.

— Лиза, мы обо всем с ним вчера договорились: он не предъявляет на меня супружеских прав, и через год мы расстаемся по той причине, что у нас нет детей.

— Поступай как знаешь, дорогая, — согласилась Лиза, — я не буду за тебя волноваться — я теперь знаю, что у тебя всё будет хорошо.

В дверь, тихонько постучав, заглянула Катя.

— Можно мне с вами посидеть? — деликатно спросила она, боясь нарушить уединение сестер.

— Заходи, пожалуйста, — пригласила Долли.

Невестка села на стул около кровати княжны и задала вопрос:

— Долли, что это вчера было?

— А тебе не понравилась версия, рассказанная герцогом? — робко улыбаясь, спросила Долли.

— Может быть, она хороша для мужчин — недаром все августейшие особы были вчера в восторге, но для женщин она не выдерживает никакой критики.

— Придется нам тогда придумать женскую версию самим, потому что я не знаю, что сказать. Вчера мы с герцогом договорились, что этот брак мы заключаем на год и расстанемся в том случае, если у нас не будет детей, — Долли решилась сказать лишь полуправду, зная, как Катя предана мужу, и не желая заставлять ее иметь тайны от Алексея. Сказать брату правду она просто не могла.

— И ты, конечно, приложишь все усилия, чтобы в браке не было детей и герцог отпустил тебя на свободу вместе с твоим приданым? — догадалась Катя.

— Когда великая княгиня Екатерина Павловна и графиня Ливен озаботились поисками жениха для меня, я поняла, что они меня в покое не оставят, так уж лучше выйти замуж на своих условиях, договорившись с порядочным человеком, — начала на ходу импровизировать Долли, развивая мысль, подсказанную ей Катей.

— У тебя такой сильный характер, — восхитилась ее невестка, — в восемнадцать лет самой строить свою судьбу, заключая договор с мужчиной!.. Как же ты не боишься такого риска?

— Я всегда любила риск, наверное, это — мой недостаток, мы, русские деревенщины, — все такие.

— Ладно, деревенщина в лаптях, — засмеялась Катя, но потом серьезно сказала, — я, вообще-то, пришла позвать тебя к твоему брату — герцог только что ушел от него, Алекс хочет с тобой поговорить.

— Хорошо, я сейчас оденусь, — согласилась Долли.

Лиза позвала горничную Зою, совместными усилиями женщины быстро нарядили Долли в утреннее платье из кремового муслина и заплели ее волосы в толстую косу.

— Ну, с богом, — сказала Катя. — Если боишься, я могу пойти с тобой.

— Нет, не нужно, спасибо тебе за заботу, я справлюсь сама, — поблагодарила Долли и побежала на первый этаж в кабинет брата.

Князь встал навстречу сестре, и его вид не предвещал девушке ничего хорошего.

— Долли, объясни, почему герцог сделал предложение, как он утверждает, только увидев тебя из окна — может быть, было что-то еще, что как твой опекун я обязан знать?

— Нет, ничего не было, просто я решила, раз за меня взялись графиня Ливен и великая княгиня, они все время будут предлагать мне разных кавалеров и заставят меня принять какое-нибудь предложение. А я хочу жить самостоятельно, хочу разводить лошадей. Герцог даст мне свободу и вернет приданое через год, если в браке не будет детей.

— Да, действительно, это единственное условие, которое он поставил. Герцог объяснил тебе, почему ему так важно иметь детей?

— Нет, и я не спросила о причинах, меня это тоже устроило, — Долли радостно уцепилась за эту тему, чувствуя, что брат начинает ей верить.

— Его отец оставил сыну майорат из нескольких поместий и лондонского дома, а всё остальное имущество он передал в специально организованный фонд. Герцог вернет поместья и деньги из фонда только тогда, когда у него появится законный наследник мужского пола.

— А как же девочки? — непроизвольно вырвалось у изумленной Долли.

— Герцог заявил, что при том состоянии, что у него есть уже сейчас, он сможет обеспечить достойную жизнь и большое приданое двадцати дочерям, поэтому его волнует только то, чтобы его жена оказалась способной к деторождению, а там он надеется, с божьей помощью, получить и наследника.

— Понятно, — пролепетала княжна. Она была совершенно сбита с толку: герцог обещал ей не требовать супружеских отношений, в то время как сам остро нуждался в рождении наследника…

— Герцог Гленорг имеет безупречную родословную, очень богат, и будет еще богаче: он — герой войны и пользуется особым доверием принца-регента. Как жених он — безупречная кандидатура. Я предложил Гленоргу жесткие условия брачного контракта — когда всеми твоими деньгами будешь иметь право распоряжаться только ты сама, он согласился сразу, даже повторил, что готов вообще отказаться от приданого. Но я настоял на следующих условиях: приданое, оставленное тебе отцом — сто пятьдесят тысяч золотом, переходит в твое распоряжение, так же, как и твое будущее наследство, которое ты получишь в двадцать один год. Взамен я, как твой опекун, даю ему за тобой приданое в сто тысяч фунтов. В случае расторжения брака ты получишь назад все деньги и право пожизненного проживания в доме на Аппер-Брук-стрит. После твоей смерти дом вернется Гленоргам. Тебя устраивают такие условия брачного договора?

Долли с улыбкой посмотрела на брата и сказала:

— Да, я согласна с такими условиями. Спасибо тебе, Алекс, за заботу.

Она поцеловала князя и вышла из кабинета. Теперь достойная версия для Кати, Дарьи Христофоровны и великой княгини была готова. Княжна пошла в гостиную, где ее уже с нетерпением ждали все женщины дома и приехавшая графиня Ливен.

— Что сказал герцог? Почему так скоропалительно? — забросали ее вопросами.

— Алекс передал, что герцог отказывается от моих денег, и выставил только одно условие, о котором он и мне вчера сказал: он расторгнет брак, если в нем в течение года не будет детей. Дело в том, что по завещанию своего отца он пока получил только титул и майоратные владения, а всё остальное имущество собрано в специальном фонде и перейдет к герцогу только тогда, когда у него родится наследник мужского пола.

— Хм, а если родится девочка? — хмыкнула графиня Ливен.

— Он согласен воспитать двадцать дочерей, но дождаться наследника.

— Очень всё замысловато, слишком по-английски, — отмахнулась Дарья Христофоровна. — Но я думаю так: Долли получает самого богатого и знатного жениха Англии, при этом он еще и очень хорош собой! Я считаю, что наша девочка — победительница в брачном сезоне Лондона этого года, а победителя, как известно, не судят! Предлагаю закрыть все разговоры о причинах этого брака и начинать готовиться к свадьбе. Катя, что жених сказал по поводу свадьбы?

— Он полностью полагается на наше усмотрение и готов оплатить все торжественные мероприятия. Бюджет он не ограничил, — рассказала ободренная Катя.

— Ну, и прекрасно. Я думаю, нужны два венчания — по православному и англиканскому обрядам, значит, свадьба будет длиться два дня. Первое венчание — вечером, и званый ужин в доме невесты, второе венчание — днем, и маленький прием для близких и бал в доме жениха. Согласны?

Катя, графиня Апраксина и Луиза дружно согласились, и началось обсуждение всех деталей свадьбы. Только Долли тихо молчала. Ей было всё равно, как отпразднуют ее фиктивный брак, и она надеялась, что этого никто не поймет.

Глава 13

Подготовка к свадьбе была в самом разгаре. Через две недели должны были состояться венчание в православном храме при российском посольстве и англиканская церемония в церкви Святого Георга на Сент-Джорж-стрит. Луиза со своими мастерицами шила ослепительно белый наряд из брабантских кружев, на чехле из блестящего атласа с длинным шестиметровым шлейфом. Для Лизы, Даши Морозовой и Генриетты сшили нежно-розовые платья из газа на шелковых чехлах и теперь делали одинаковые шляпки с розовыми лентами и белыми цветами гардении.

В дом герцога Гленорга из поместий привезли множество уборщиц, горничных и лакеев, которые оттирали, начищали и обновляли комнаты. На свадьбу ожидали императора Александра и принца-регента, а также около шестисот человек представителей высшего света Лондона и всю свиту российского императора, приехавшую с ним в Лондон.

Долли вяло кивала на все задаваемые ей вопросы, предоставляя всё решать Кате и графине Ливен. Вот и сегодня на примерку платья приехала Дарья Христофоровна. Она ходила вокруг Долли, стоящей на подиуме посреди комнаты, пока две швеи из мастерской Луизы наметывали подол.

— Луиза, с платьем ты превзошла саму себя, о нем еще долго будут говорить, — вынесла свой вердикт графиня, — а где фата?

Мадемуазель де Гримон вынесла из гардеробной фату из легкой кисеи, расшитую по краю нежным белым узором.

— Вот, мы ее накинем на венок и закрепим заколками.

— Какой венок? — ужаснулась Ливен, — мы выдаем девушку за английского герцога — на невесте должна быть диадема!

— Но у нас нет ни одной диадемы — ты же знаешь, что в России их никогда не носили, откуда в наших семейных драгоценностях диадема? — расстроилась Катя.

— Нужно срочно что-то придумать. В каких украшениях ты хочешь венчаться, дорогая? — обратилась Дарья Христофоровна к княжне.

— В бабушкиных изумрудах, — твердо сказала Долли и попросила невестку: — Катя достань их, пожалуйста, из бюро.

Княгиня достала кедровый ларец и нашла бархатный мешочек с гарнитуром. Она разложила колье с семью квадратными изумрудами в усыпанной мелкими бриллиантами оправе, браслет, серьги и кольцо.

— Да, камни — замечательные, — согласилась графиня, — но к ним нужна диадема. Катя, вызови Ивана Ивановича, сейчас только он сможет нам помочь.

Иван Иванович Штерн, поверенный в делах графов Бельских, помогал женщинам, поставляя для их мастерской ткани и переправляя готовую продукцию на континент. Кроме того, он очень успешно играл на бирже и приобщил к этому увлекательному занятию Дарью Христофоровну. Поверенный приехал через час и присоединился к «военному совету», уже переместившемуся в гостиную.

— Иван Иванович, только вы сейчас сможете выручить нас, — вместо приветствия сообщила ему графиня Ливен, — срочно нужен ювелир, который изготовит за неделю диадему для Долли.

— Я думаю, что смогу решить эту проблему, — подумав, сказал Штерн, — но за срочность придется сильно переплачивать.

— Мы с Алексеем заплатим, сколько запросят, — подтвердила Катя, — только пусть сделают украшение быстро.

— Какие камни? — уточнил Штерн.

— Изумруды, — ответила княгиня, достав из стола бархатный мешочек с драгоценностями Долли. Она разложила их на маленьком столике у окна.

— Прекрасные камни, — подтвердил Штерн, — они наши, уральские, здесь таких нет, но может быть нам предложат камни из Южной Америки. Я забираю гарнитур и завтра дам вам ответ, но вы должны нарисовать мне, что за украшение вы хотите получить.

— Долли, какую ты хочешь диадему? — спросила княгиня, обернувшись к золовке.

— Реши сама, — вяло ответила Долли. Ей так надоели приготовления к пышному торжеству, на котором она будет обманывать тысячу человек, в том числе собственных родных и государя своей страны, но уже ничего нельзя было изменить.

— Знаешь что, дорогая, встряхнись, — жестко сказала графиня Ливен, — мы должны утереть нос этим чванливым англичанам, презирающих всех, кроме своей нации. Ты должна затмить всех невест этого города, выходивших замуж за последние пятьдесят лет.

Кате вспомнился разговор между Гленоргом и Ярмутом, который стал причиной всех последующих событий и этой никому не нужной свадьбы. Тогда герцог назвал их варварами. Придется заставить всё их ханжеское общество изменить свое мнение. Графиня права: она должна быть самой красивой и самой «правильной» невестой. Если нужна диадема, то пусть она будет, вот только пусть она будет русской.

— Иван Иванович, я хочу русский кокошник, — заявила Долли, — вы понимаете, о чем я говорю?

— Кажется, да, — удивленно протянул Штерн. Он подошел к столику с прибором для письма, стоящему в нише окна, и нарисовал на листе большой круг, а снизу вписал в него маленький, потом по получившейся поверхности симметрично набросал овальные, квадратные и круглые кристаллы.

— Форма правильная, но если всю поверхность сделать сплошной — наверное, это будет слишком тяжело и слишком дорого, а если сделать жесткий ободок, прилегающий к голове, а форму набрать из отдельных лучей, тогда диадема будет легкой, — объяснила Долли и начертила на поверхности кокошника прямые линии. Начинаясь близко друг от друга в основании кокошника, они расходились у верхнего края.

— Хорошо, я сейчас начну искать мастера, а завтра утром вернусь с ответом, — решил Штерн и откланялся.

Вместе с ним уехала и графиня Ливен, но теперь гости в доме Черкасских не переводились, и через час после отъезда поверенного и княгини в гостиную вошел капитан Браун, за ним матросы несли две деревянные клетки, в которых громко лаяли четыре щенка русской борзой.

— Ваше сиятельство, — поздоровался капитан с Катей, а потом поклонился графине Апраксиной, Луизе де Гримон и всем девушкам.

— Я выполнил поручение его сиятельства и доставил щенков, которых привезли из Марфино. На клетках сделаны надписи, от каких родителей эти хищники, — сообщил Браун. Потом он попытался пошутить, — во время пути они съели столько же мяса, что и вся моя команда.

— Благодарю вас, капитан, — улыбаясь, сказала княгиня, — прошу вас к столу, выпейте с нами чаю.

Она кивнула слуге, и тот поставил еще один прибор на овальный чайный столик, где сидели дамы.

Девушки, увидев животных, тут же поблагодарили хозяйку и, встав из-за стола, собрались вокруг клеток, читая надписи. В каждой клетке было по щенку разного пола от одних родителей. Долли тут же выпустила их всех из клеток, и девушки начали разглядывать малышей. Щенки от Зевса, любимого пса князя Алексея, были потемнее, а щенки от Угадая были совсем светлыми, практически седыми.

— Катя, что Алекс собирается делать с этими щенками? — поинтересовалась Долли.

— Не знаю, я только сейчас узнала, что он заказал этих собак.

— Как ты думаешь, можно у него выпросить хотя бы одного? — спросила княжна, которой так захотелось получить этот теплый маленький комочек, привезенный из России.

Щенки, просидевшие в клетках всю дорогу из Санкт-Петербурга до Лондона, тут же разбежались по полу, и девушки, смеясь, бросились их ловить. Княгиня тоже расхохоталась, глядя на это забавное зрелище, потом извинилась перед капитаном Брауном и подала ему чашку с чаем.

— Не за что извиняться, миледи, это — такое прекрасное зрелище, когда милые молодые леди веселятся, — галантно ответил моряк. — Я давно хотел попросить милости у вас и графини Апраксиной, но до сих пор не решался.

— Вот как, капитан, и что же вы хотите?

— Я прошу у вас разрешения ухаживать за вашей гостьей мисс Дашей, она поразила меня своей красотой и добрым сердцем, когда я по приказанию князя сопровождал дам в Англию, а расставшись с мисс Дашей, я так и не смог ее забыть. — Браун смутился, но храбро продолжил. — Я — один на свете, миледи, и хотел бы создать семью, а мисс Даша добра, как ангел и, надеюсь, когда-нибудь сможет разделить мои чувства.

Изумленные Катя и графиня Апраксина переглянулись, но нужно было дать ответ этому достойному человеку, не выдав тайну девушки.

— Я вас прекрасно понимаю, капитан, Даша Морозова — прекрасная девушка, но ведь ей два месяца назад исполнилось шестнадцать лет, и о браке думать еще рано, нужно подождать самое меньшее год, — княгиня замялась, — в любом случае, решение должна принять графиня Апраксина, ведь девушка — ее компаньонка.

— Ваше сиятельство, — капитан просительно посмотрел на старую графиню, — вы позволите? Я готов ждать столько, сколько вы сочтете нужным.

— Вы можете мне обещать, что ваши чувства к девушке не изменятся за тот год, пока вы будете ухаживать за ней? — спросила Евдокия Михайловна, уже решившая дать свое согласие. Ведь внимательный и надежный англичанин за время их путешествия понравился и ей, и девушкам, и от внимательных глаз графини не укрылось, как капитан смотрел на Дашу во время рейса.

— Да, миледи, я — простой моряк, и сердце у меня верное, я буду готов сделать предложение, как только вы мне разрешите.

— Хорошо, я поговорю с Дашей, а вы можете приехать к нам завтра утром и проводить девушек на прогулку в Гайд-парк.

— Спасибо, миледи, вы сделали меня самым счастливым человеком, — обрадовался капитан. Он поблагодарил хозяйку за чай и, попрощавшись с дамами, ушел.

— Катюша, что ты думаешь по поводу капитана? — задумчиво потирая висок, спросила графиня Апраксина, — ты молода, но лучше знаешь англичан, чем я, наверное, в этом случае тебе — виднее.

— По словам Алекса, Браун — хороший и надежный человек, мне он таким и показался. Меня смущает только большая разница в возрасте — двадцать лет, но главное, все-таки, это чувства самой Даши. Она пережила такое потрясение, связанное с взаимоотношением между мужчиной и женщиной, что, боюсь, еще очень долго будет бояться интимных отношений, может быть, даже вообще не сможет переступить через свой страх.

— Ты права, но как замужней женщине я хочу сказать тебе то, что не могу объяснить остальным. Между мужчиной и женщиной интимные отношения могут быть разными. Может быть, для Даши, после этих извращенных и сильных страстей, которые она увидела в доме Островского, будет спасением ровная, спокойная, не очень активная супружеская жизнь с немолодым, но еще полным сил человеком. Мне Браун показался достаточно флегматичным мужчиной, который не склонен к сильной страсти и излишествам в постели.

— Я тоже так думаю, тетушка, — согласилась Катя, — он предложит Даше тихую английскую жизнь: домик с маленьким садом в пригороде Лондона, кухарку и горничную в помощь по хозяйству. Жалование у капитанов в «Северной звезде» хорошее, материально Даша ни в чем не будет нуждаться.

— Да, для девушки это — отличная партия, дома она не могла бы даже мечтать о таком. Попробуем ее уговорить присмотреться к капитану, а если через год она не захочет выходить за него замуж, пусть тогда остается со мной, я упомяну ее в завещании, да и Долли ее никогда не бросит.

— Тетушка, я думаю, что нужно попросить Долли помочь нам, — предложила Катя, посмотрев на девушек, запихнувших уставших щенков в две большие корзинки и теперь сидевших на полу вокруг них.

— Позови ее в музыкальный салон, — попросила графиня, и Катя, встав из-за стола, проводила тетку, а потом вернулась за княжной.

— Долли, тетушка ждет тебя в музыкальном салоне, — окликнула она золовку, — просила тебя прийти прямо сейчас.

— Хорошо, — ответила девушка, в последний раз оглянулась на щенков и побежала в музыкальный салон.

— Иди сюда, дорогая, — позвала графиня Апраксина появившуюся в дверях княжну, — мне нужна твоя помощь.

— А что случилось, тетушка?

— Ничего плохого. Ты помнишь, мы в Ратманове договаривались с тобой о приданом для Даши? — напомнила графиня, усадила княжну рядом с собой и взяла за руку.

— Конечно, тетушка, я выполню обещание: как только получу свои деньги, сразу выделю Даше ту же сумму, что она отдала этой гадине Катрин.

— И я добавлю столько же, как обещала. Но я завела этот разговор не просто так. Капитан Браун влюблен в нашу Дашу и попросил разрешения ухаживать за ней. Я разрешила, при условии, что он готов подождать год, прежде чем сделает предложение. Но ты должна уговорить ее не отталкивать капитана сразу — поверь мне на слово, всё забывается, и то, что было в постели, тоже. Мне Браун кажется отличной партией для Даши. Он, я думаю, даже не будет настаивать на перемене вероисповедания.

— С чего ему настаивать, вон даже герцог Гленорг не настаивает на моем переходе в его веру, — удивилась Долли.

— Герцог Гленорг вообще очень щедр по отношению к тебе. С чего бы это?.. Ты мне ничего не хочешь рассказать? — внимательно глядя на девушку, спросила старая графиня.

Долли задумалась. Ей очень тяжело было скрывать от тетушки истинное положение дел, но класть на хрупкие плечи старой дамы тот тяжелый груз, что сейчас лежал на ее плечах, она не хотела. Поэтому, улыбнувшись как можно беззаботнее, она отмахнулась:

— Нечего рассказывать, тетушка, он сам все рассказал, когда делал предложение.

— Ну, хорошо, дорогая, я рада, — ответила графиня, поднимаясь с дивана, — подожди здесь, я пришлю к тебе Дашу.

Ожидая подругу, Долли задумалась. Катя говорила ей, что отношения между мужчиной и женщиной могут быть очень приятными, и вытеснить из памяти дурные воспоминания, теперь и тетушка сказала то же самое. Ее жених — очень красив, и тогда на балу, когда он целовал ее в нише за бархатными занавесками, на нее нахлынули никогда раньше не изведанные чувства, ей даже показалось, что она растает в его руках, как Снегурочка из няниной сказки. И было такое чувство, что во время этого поцелуя их души соприкоснулись… Неужели можно не любить человека, но хотеть с ним интимных отношений?

— Долли, что случилось? Графиня сказала, что ты меня ждешь, — спросила Даша, выжидательно глядя на подругу большими голубыми глазами.

— Дашенька, не беспокойся, всё хорошо, просто мы с тетушкой договорились снова дать тебе приданое. Сразу после моего замужества я получу деньги, завещанные отцом, и положу тысячу серебром в банк на твое имя, столько же добавляет и тетушка.

— Долли, спасибо вам обеим, вы — так великодушны, — растрогалась Даша, и на ее глаза навернулись слезы, — но я не выйду замуж, да никто меня и не возьмет…

— А чем ты стала хуже, ты ведь не потеряла девственность? — удивилась Долли.

— Нет, не потеряла, но я чувствую себя такой грязной, испорченной.

— Тетушка говорит, что всё забывается, и Катя сказала мне то же самое. Зачем тебе вспоминать о прошлом, а тем более рассказывать о нем будущему мужу? Постарайся забыть, как я сейчас стараюсь это сделать. Ты же знаешь, что я выхожу замуж, хотя пережила страшное потрясение из-за Островского.

— Долли, тебе не пришлось испытать того, что они делали со мной. Как я могу это забыть? — заплакала Даша, — я не могу даже представить, что окажусь в постели с мужчиной…

— Не плачь, просто мне кажется, что если ты будешь уважать и любить своего мужа — всё будет не так страшно, — утешила подругу Долли. — Капитан Браун попросил разрешения ухаживать за тобой, тетушка позволила, но поставила условие, что раньше, чем через год, он не сделает тебе предложение. Как ты думаешь, ты смогла бы его полюбить?

— Джо хочет ухаживать за мной? — спросила Даша и робко улыбнулась.

— Вот как — значит, Джо? — выразительно приподняв брови, заметила Долли, — я на корабле заметила, что ты с охотой с ним разговариваешь, но не знала, что он для тебя — просто Джо.

— Он — замечательный человек, такой надежный и внимательный, — высказалась Даша и покраснела, — но я совсем не думала о нем как о муже, я не знаю, что и сказать…

— У тебя есть год, думай на здоровье, — обрадовалась Долли, — капитан будет приезжать сюда, когда будет в Лондоне — например, завтра он сопровождает нас на прогулку в Гайд-Парк.

— Правда, а что мне теперь делать?

— Не отталкивай его из-за прошлых страхов, а положись на судьбу. Обещаешь? — потребовала Долли, сжала руку в кулак и выставила ее вперед.

— Обещаю, — подтвердила Даша, тоже сжала руку в кулак и легонько ударила по кулаку подруги, как они это делали в детстве. — Неужели я тоже выйду замуж за англичанина?

— Присоединяйся — пусть нас будет двое, связавшихся с англичанами, — шутливо парировала Долли. Даша засмеялась, и девушки пошли к Евдокии Михайловне, сообщить ей, что миссия княжны удалась.


Штерн, как и обещал, вернулся на следующее утро, правда, вместо ответа он привел самого ювелира, высокого сухопарого человека в темном сюртуке. Поверенный поздоровался с дамами, сидящими в гостиной, и обратился к Кате:

— Ваше сиятельство, позвольте представить вам самого уважаемого ювелира Лондона, мистера Гэррарда.

— Мы все рады вас видеть, мистер Гэррард, — сказала княгиня и, поднявшись навстречу ювелиру, протянула ему руку. — Вот — ваша клиентка, светлейшая княжна Черкасская, невеста герцога Гленорга.

Долли тоже поднялась и поклонилась, а Штерн виновато посмотрел на нее и покаялся:

— Дарья Николаевна, я не смог достаточно ясно изложить мистеру Гэррарду вашу идею насчет лучей, моего красноречия не хватило. Вам придется самой объяснить ювелиру, что такое русский кокошник.

— Конечно, Долли все объяснит, — примирительно заметила княгиня, — пройдемте в кабинет мужа и обсудим наш заказ.

Она пошла вперед, показывая гостям дорогу. Долли шла рядом с англичанином, чувствуя, как, несмотря на всю свою невозмутимость, он искоса разглядывает ее из-под полуопущенных век.

В кабинете князя Алексея Иван Иванович выложил на стол изумрудный гарнитур. Ювелир открыл саквояж и, достав два больших бархатных футляра, показал клиентам россыпи бриллиантов всех размеров и изумруды практически такого же оттенка, как в украшениях княжны.

— Миледи, я принес камни, подходящие по фактуре к вашим украшениям, но я до сих пор не понял, что такое «кокошник», — немного растерянно сообщил англичанин.

— Сэр, кокошник — это головной убор русской девушки, который она надевает в самых торжественных случаях и, конечно, на свадьбу, — пояснила Долли, — сейчас я попробую вам нарисовать, что это такое.

Она взяла из бювара брата лист бумаги, обмакнула перо в чернила и, нарисовав голову девушки с волосами, расчесанными на прямой пробор, потом дорисовала на ней кокошник.

— Форму этого головного убора я уже понял, — посмотрев на рисунок, сказал ювелир, — я не понял, как вы хотите сделать его из лучей?

— Мне, кажется, нужно сделать основание из плотно пригнанных звеньев, как вы делаете это у колье, — рассуждала Долли, нарисовав на нижней части кокошника несколько мелких квадратиков. — Потом на эти звенья нужно нарастить лучики, естественно, расстояние между соседними лучами внизу будет минимальным, а в верхней части они разойдутся.

Девушка нарисовала из каждого квадратика две прямые линии, соединив их на верхнем краю перевернутой галочкой, а затем зарисовала всё поле кокошника такими лучами. Ювелир взял рисунок, повертел его в руках и перевернул.

— Миледи, а если перевернуть вашу диадему вверх ногами — получится необычное колье, как будто бахрома из драгоценных камней.

— Мистер Гэррард, мы, русские девушки — очень практичные особы, и если из одной вещи путем легкой переделки можно сделать две, то нужно так и поступить, — пошутила Долли.

Но ювелир ее шутки не понял, он как завороженный переворачивал рисунок то одной, то другой стороной и молчал, о чем-то думая. Катя с Долли переглянулись, но не решились нарушить раздумья мастера, только Штерн подмигнул Долли и кашлянул в кулак. Наконец, англичанин поднял изумленные глаза на княжну.

— Миледи, это — гениальная идея: из-за того, что каждый луч будет свободен, всё изделие будет принимать ту форму, которую ему даст каркас. Если каркас есть, это — диадема, если каркас снят, это — колье. Боже, какая идея! Вы, как видно, хорошо разбираетесь в ювелирном деле.

— Все женщины в нашем роду очень любили свои ювелирные украшения, — стараясь скрыть улыбку, дипломатично ответила девушка.

Но ювелир уже был полностью поглощен ее идеей. Он взял новый лист бумаги, начертил овальный каркас и начал распределять на нем длинные и короткие лучи. Длинные лучи были узкими внизу, потом расширялись и заканчивались острым углом, а расположенные между ними коротенькие лучики напоминали острые сосульки, свисающие с крыш Ратманова в конце зимы.

— Вот, миледи: короткие лучи делаем только из бриллиантов, а в длинные мы в начале вставим мелкие бриллианты, а в самом широком месте луча — изумруд размером с крупную горошину, — предложил мистер Гэррард и поднял глаза на Долли. — Это похоже на «кокошник»?

— Да, вы меня правильно поняли, это — именно то, что я хотела, — обрадовалась Долли. Она представила, как красиво будет спускаться фата из-под кокошника — как будто русская царевна из няниной сказки пожалует в гости к напыщенному герцогу.

Иван Иванович предложил обсудить стоимость работы, но ювелир отказался, сказав, что будет готов говорить о цене только после того, как подберет камни. Он пообещал отложить все другие заказы и изготовить диадему за неделю.

— Не беспокойтесь, миледи, мне самому не терпится сделать эту вещь — это будет сенсация! Ровно через неделю эта диадема-колье будет у вас. Только как назвать этот перевертыш?

— Мне кажется, вы правильно предложили, — сказала Долли и перевернула рисунок вверх ногами, — получается бахрома. Давайте, так и назовем: «франж», — заметив недоумевающий взгляд ювелира, она перевела, — так звучит это слово по-французски. Если мы носим диадему, то это будет «диадема-франж», а если колье, то это будет «колье-франж».

— Наверное, так и нужно сделать, миледи, но я уверен — все в Лондоне будут называть это «русской диадемой», — заключил ювелир и уехал, пообещав прислать счет в течение двух дней.

Мистер Гэррард спускался по ступеням к своей коляске, когда к крыльцу подошел герцог Гленорг.

— Гэррард, какой приятный сюрприз, а я собирался сегодня к вам заехать, чтобы сделать подарок невесте, — обратился Чарльз к ювелиру.

— Милорд, я в ближайшую неделю не принимаю никаких заказов, поскольку должен изготовить необычную диадему для княжны из этого дома — она выходит замуж, это — очень срочный заказ.

— Рад сообщить вам, что эта княжна — моя невеста. Значит, она заказала диадему? — поинтересовался герцог и улыбнулся. Гордячка, как видно, поставила себе цель затмить всех английских невест. Странно, но его это больше не раздражало, а всё больше и больше забавляло и восхищало. Вдруг блестящая мысль пришла в голову Чарльза.

— Гэррард, я хочу убить двух зайцев: подарить невесте то, что ей понравится, и преподнести подарок из вашей мастерской. Вам уже выдали аванс?

— Нет, я еще не знаю, сколько камней понадобится на это украшение, поэтому выставлю счет в течение двух дней.

— Вот и отлично, пришлите счет мне, а если кто-то из семьи моих будущих родственников приедет за счетом к вам в мастерскую, скажите, что плачу я.

— Хорошо, ваша светлость, — согласился ювелир. Молодой Гленорг, пока не ушел служить на флот, был его самым лучшим клиентом — в отличие от принца-регента, он всегда исправно платил по счетам. — Я думаю, ваша невеста и ее родные будут счастливы, что вы оплатите фантазию вашей дамы.

— Сомневаюсь. Насколько я успел узнать эту красавицу — она будет очень разочарована, — ответил Чарльз и довольно улыбнулся. Ему очень нравилось дразнить эту злючку.


Герцог вошел в вестибюль дома своей невесты, и пока дворецкий величественной поступью вел его в гостиную, представлял лицо своей нареченной, когда она узнает о том, что ненавистный жених совершил очередной «благородный» поступок, ведь она считала его злобным и грубым существом.

Он уже понял, что девушка не собиралась навязываться ему, когда пришла ночью в сад, просто она была очень своевольна и, скорее всего, страшно избалованна обожающим ее семейством.

Вспомнив озорные глаза и обаятельную улыбку княжны, герцог признался самому себе, что тоже баловал бы это очаровательно создание, если бы она была его сестрой. И тут же почувствовал, что совсем не хочет иметь такую сестру. Нет уж, пусть она лучше будет его невестой — легче застрелиться, чем опекать такую взбалмошную девушку. Но привычка быть честным с самим собой подсказала молодому человеку, что он противоречит сам себе, ведь опекать Долли после свадьбы придется ему. Эти мысли были слишком опасными, и Чарльз отогнал их.

Дворецкий торжественно доложил о прибытии герцога и открыл перед ним дверь в гостиную. Он сразу нашел глазами Долли. В белом утреннем платье с волосами, заплетенными в толстую косу, она казалась совсем юной. Увидев его, девушка вспыхнула, и Чарльз с повышенным вниманием начал приветствовать хозяйку и графиню Апраксину, чтобы дать ей возможность прийти в себя.

— Миледи, вы позволите мне пригласить мою невесту на прогулку в Гайд-парк? — обратился он к княгине.

— Если она согласится, — дипломатично ответила Катя.

— Миледи, вы поедете со мной на прогулку? — спросил герцог, обернувшись к Долли.

— Мы пригласили капитана Брауна, в коляске просто не хватит мест, — возразила княжна и с огорченным видом развела руками.

— Я хотел пригласить вас поехать верхом, — уточнил Чарльз, и его улыбка ясно сказала девушке, что он разгадал ее уловку. — У вас есть верховая лошадь? Если нет, я завтра же вам ее подарю.

— Дорогая, ты можешь взять любую из лошадей твоего брата, — с готовностью подсказала княгиня, с интересом наблюдавшая за этой дуэлью характеров.

— Хорошо, жду вас через час, — согласилась Долли, опустив глаза. Она не могла признаться, что у нее здесь нет амазонки, ее гордость просто не вынесла бы этого.

Герцог откланялся и ушел к себе, и Долли могла бы поклясться, что она слышала его смех в вестибюле, но нужно было решать возникшую проблему, и она обратилась к невестке.

— Катя, но у меня нет амазонки. Что делать?

— Мы с тобой одного роста, наденешь мою, — предложила княгиня, — пойдем, выберешь ту, что тебе понравится.

В гардеробной она показала на вешалки с тремя амазонками, и Долли выбрала ярко-голубую юбку и коротенький черный жакет-спенсер с белой шелковой блузкой. Горничная Кати Поленька помогла ей одеться. Амазонка сидела отлично, только блузка и жакет слишком плотно обтянули ее грудь.

— Катя, что мне делать, у меня грудь больше, чем у Елены и у тебя, а вы старше меня на два года, — расстроилась Долли.

— Радоваться нужно, глупая, — расхохоталась ее невестка, — мужчины с ума сходят, глядя на такую грудь.

— По мне не нужно сходить с ума, — рассердилась девушка, — и что, скажи на милость, теперь делать с этим жакетом?

— Завяжи на груди шелковый шарф, — посоветовала Катя, — и он прикроет слишком тугой жакет, хотя я бы оставила всё, как есть.

Долли завязала на груди шелковый шарф в тон юбке и, повернувшись перед зеркалом, осталась довольна. Она надела сапоги для верховой езды — благо, и размер ноги с невесткой у нее совпадал, закрутив косу узлом, приколола на макушку маленькую шляпку с пером и отправилась выбирать себе коня.

В конюшне она увидела пару белоснежных лошадей, которых запрягали в коляску Кати, и трех английских верховых, которые окрасом и статью напомнили ей Лиса, но всем им было далеко до ее любимца. Они были ниже ростом, в них не было того изящества линий, и, как подозревала Долли, никто из них не мог похвастаться такой скоростью, как ее любимый конь. Княжна выбрала самого рослого жеребца и, попросив конюха оседлать его, вернулась в дом. У входа она увидела своего жениха, который вел за повод коня, как две капли воды похожего на ее любимца, которого она только что вспоминала.

— Лис! — вскричала Долли и кинулась к коню, — Лис, как ты сюда попал?

Но конь не реагировал на нее, а, наоборот, слегка попятился, фыркнув сквозь бархатные ноздри. Чарльз изумленно смотрел на девушку, не зная, что подумать.

— Откуда у вас этот конь? — спросила Долли, повернув к герцогу растерянное лицо, — он как две капли воды похож на моего коня, который остался в России, только этот немного светлее.

— Он родился в моей конюшне девять лет назад, — объяснил Чарльз, и вдруг странная догадка осенила его: — ваш конь темнее?

— Да, мой конь — темно-рыжий, а этот — рыжий с золотистым отливом, — с готовностью подтвердила Долли.

— А как к вам попал ваш конь? — поинтересовался герцог, который боялся поверить в чудо.

— Мне папа подарил его на десятый день рождения, специально выписал из Англии.

— А сколько вам лет?

— Восемнадцать — могли бы навести справки раньше, до того, как сделали предложение, — съехидничала Долли, но герцогу уже было всё равно.

— Вашего коня зовут Бронзовый, а это — его брат Золотой. Ваш конь тоже из моей конюшни, — рассказывая, молодой человек смотрел в мятежные зеленые глаза и удивлялся, как шутит судьба: оба его коня, на которых он возлагал столько надежд, возвращались к нему через женщин. Только первого жеребенка спасла для него любящая тетушка, а второй достался девушке, которая его еле терпела, но он все-таки собирался на ней жениться.

— Моего коня зовут Лис, — твердо ответила княжна, — всё, что было до нашей с ним встречи, меня не интересует.

— Что за странное имя для коня — первый раз слышу, чтобы коня называли лисицей.

— Вы не понимаете, Лис — это глава лисьей семьи, он — самый главный. А имя ему дал мой отец, потому что это был его подарок мне. Меня он звал Лисичкой, а шкурка жеребенка была одного цвета с моими волосами, — объяснила Долли. На глаза девушки навернулись слезы, и она отвернулась.

— Он, наверное, очень вас любил, — произнес за ее спиной мягкий голос. — Ведь «Лисичка» означает «малышка», «лиса-девочка»?

— Да, — Долли, справившись с собой, снова повернулась к своему собеседнику и подтвердила, — вы правильно понимаете значение этого слова.

— И мне кажется, что дело не только в цвете волос, — предположил герцог, — по-моему, дело еще и в чертах характера. В наших сказках лиса обычно вертит другими зверями, заставляя их плясать под свою дудку.

— А в наших сказках лиса заставляет всех других зверей таскать ей каштаны из огня, — парировала Долли. Она увидела коляску, которую кучер подогнал к крыльцу, и предложила — поедемте, пусть остальные нас догоняют.

— С удовольствием, — согласился герцог.

Он передал повод Золотого подошедшему конюху, обняв тоненькую талию девушки, легко поднял ее и посадил в седло, потом вскочил на своего коня и поехал вперед. Въехав в ворота Гайд-парка, Чарльз свернул на боковую аллею.

— Ну что, посмотрим, чей конь быстрее? — предложил он.

— Я и так знаю, что ваш конь быстрее, ведь он — брат Лиса, здесь его никто не догонит, но я с удовольствием поскачу с вами, если вы дадите мне фору.

— Идет, считаю до десяти, — согласился герцог.

Девушка пригнулась к гриве коня и понеслась вперед, а он, честно досчитав до десяти, пустил Золотого в галоп. За поворотом аллеи Чарльз увидел княжну и начал догонять ее. Несмотря на все старания девушки, через пару минут он догнал ее и, придержав Золотого, поскакал рядом. Лицо Долли разрумянилось, глаза блестели, мелкие локоны, выхваченные ветром из прически, завивались вдоль щек и на шее, легкий шелковый шарф, который она повязала на груди, теперь летел за ее плечом, как знамя. Взгляд герцога упал на черный жакет, плотно обтянувший грудь девушки, и перед ним вновь встало видение из ночного сада: ярко-красное одеяние с глубоким вырезом и теплые, упругие, бело-розовые полушария под его ладонями. Ему сразу же стало жарко, кровь огнем прокатилась по его жилам. И в который уже раз за эту неделю он спросил себя: как он собирается провести в целомудрии год рядом с женщиной, которую хочет?

Ответа у него не было, оставалось только отвлекаться, занимая свой ум бытовыми вопросами. Чарльз издалека увидел коляску светлейшей княгини, въехавшую в Гайд-парк, и, жестом показав на нее своей спутнице, поскакал навстречу экипажу. В коляске, кроме графини Апраксиной, княжны Лизы и Даши Морозовой, герцог увидел высокого сухощавого блондина, чей загар выдавал в нем моряка. Графиня Апраксина представила ему капитана Брауна, герцог пожал капитану руку и, вглядевшись в лица девушек, безошибочно определил, что капитан здесь ради Даши.

— Миледи, — обратился он к графине, — вы уже решили, сколько подружек невесты будет на нашей свадьбе?

— А разве Долли вам не сказала? — удивилась графиня, — у нее будет три подружки: Лиза, Даша и Генриетта.

— Вот как, у меня пока только два шафера — мой брат и морской офицер Вильям Морис, с которым я служил последние три года, — герцог повернулся к моряку и попросил, — капитан Браун, если бы вы согласились быть шафером на нашей свадьбе, я был бы вам очень обязан.

— Это — большая честь для меня, милорд, — обрадовался Браун. Он бросил быстрый взгляд на Дашу, с улыбкой потупившую глаза, и восторженно воскликнул, — конечно, я согласен!

Молодой человек понял, что еще два союзника в окружении Лисички перешли на его сторону. И смеясь в душе, подумал, что еще неизвестно, кто кому будет таскать каштаны из огня. Игра в покорение души этой гордой девушки становилась все увлекательнее и безумно нравилась герцогу.

Глава 14

До свадьбы оставался только один день. Герцог встретил леди Ванессу и Джона, приехавших в Лондон, чтобы принять участие в церемонии, а теперь сидел в конторе своего поверенного Трампа в Сити. Он подписывал счета поставщиков, связанные с торжествами, а поверенный визировал их, отправляя на оплату.

— Эдвард, надеюсь, вы и другие попечители сочли нормальным, что я сделал подарок своей невесте? — весело спросил Чарльз, подписывая чек ювелира Гэррарда на восемнадцать тысяч фунтов за «русскую диадему».

Он задавал подобные вопросы уже больше десяти раз, только раньше они касались затрат на устройство бала, наем новых слуг, оплату цветов для церкви, новых костюмов для жениха и многого другого.

Невозмутимый Трамп на все вопросы повторял одно и то же:

— Ваша светлость, расходы, связанные с вашим бракосочетанием, направлены на выполнение воли покойного герцога и подлежат оплате.

Вот и сейчас он, не моргнув глазом, поставил свою визу на чеке ювелира и так же тихо и спокойно произнес всё ту же фразу.

— Всё, сдаюсь, — признался герцог, подняв вверх руки, — вашу броню пробить невозможно, больше не буду над вами подшучивать. Давайте на сегодня заканчивать, остальные счета можно будет оплатить уже после свадьбы. Жду вас послезавтра вместе с многоуважаемой миссис Трамп в церкви Святого Георга. Надеюсь, что приглашения вы получили?

— Благодарю, ваша светлость, мы обязательно будем, — пообещал поверенный, и только веселые искорки в его глазах намекнули Чарльзу на то, что его собеседник тоже забавлялся, участвуя в его игре.

На сегодня осталось еще одно важное дело, и герцог поехал к ювелиру. После того, как Гэррард закончил для Долли диадему-франж, он снова стал доступен для остальных клиентов, и герцог выбрал для своей невесты обручальное и венчальное кольца и простое гладкое кольцо для себя. Он передал ювелиру одно из колец Долли, чтобы его подарки подогнали по размеру, и сейчас уже можно было забрать заказ. Хозяин сам вынес кольца почетному клиенту. Он раскрыл крышки трех бархатных коробочек и, выжидая, уставился на Чарльза. Герцог померил свое кольцо, повертел в руках такое же гладкое золотое венчальное колечко своей невесты и взял в руки обручальное кольцо. Оно было платиновым; огромный, в двадцать два карата изумруд играл густым ярким цветом, а два бриллианта огранки «багет» в основании ободка кольца смягчали переход от яркой зелени камня к матовому цвету платины.

— Да, мистер Гэррард, это — чудо. А вы проследили, чтобы изумруды в диадеме были того же оттенка?

— Конечно, ваша светлость, — обиделся ювелир, — это — моя работа.

— Я не хотел вас обидеть, — извинился герцог. — Окажите мне еще одну любезность — эта идея только что пришла мне в голову — сделайте для меня вот эту надпись.

Он взял листочек из стопки, лежавшей на витрине, написал два слова и протянул листок ювелиру.

— Это не займет много времени?

— Нет, через четверть часа вы получите кольцо обратно.

Герцог улыбнулся и сел в кресло, а Гэррард ушел в глубину мастерской. Через четверть часа Чарльз уже ехал домой, он должен был успеть сделать своей невесте подарок в честь помолвки, ведь завтра они уже будут венчаться в православной церкви.

Войдя в гулкий мраморный вестибюль Гленорг-Хауз, он тихо порадовался, вспомнив свой первый приезд. Теперь дом снова ожил: услужливый слуга принял у него шляпу и перчатки, в гостиной, где пили чай тетушка и Джон, в вазах стояли прекрасные букеты, чайный сервиз сиял, а маленькие канапе и пирожные, лежащие перед леди Ванессой на фарфоровых блюдах, были произведением искусства нового, баснословно дорогого, французского шеф-повара, который уже неделю радовал хозяев изысканной кухней.

— Добрый день, тетушка, Джон. Как вы провели сегодня время? — поинтересовался он, поцеловав руку леди Ванессы и хлопнув по плечу брата.

— Естественно, мы пошли знакомиться с нашими новыми родственниками, раз ты не удосужился сам этим заняться, — сообщила тетка.

— Ну, и как? — напрягся Чарльз. Он собирался повести родных с визитом в соседний дом сразу после чая, но тетушка его опередила.

— Прекрасная семья, правда, хозяина дома мы не видели, он — на службе, сопровождает своего императора, но дамы — сама любезность, все очень воспитанные, прекрасно говорят по-английски, нас приняли очень радушно.

— И как вам понравилась моя невеста?

— Прекрасная девушка, скромная и внимательная, — ласково улыбнувшись ему, восхитилась леди Ванесса, — я думаю, она будет тебе доброй и послушной женой.

— Тетушка, вы ничего не перепутали? — удивился герцог, — вы говорите о девушке с большими зелеными глазами и волосами цвета красного дерева?

— Ну, естественно, дорогой — нам представили твою невесту, светлейшую княжну Черкасскую, она просила называть ее Долли. — Тетушка задумчиво потерла висок и спросила, — мне кажется, что светлейший князь ближе к принцу, чем герцог, как ты думаешь?

— Хм, я думаю, что наш титул почетнее всех титулов принцев вместе взятых, — хмыкнул Чарльз, — неужели моя собственная родня сочла, что я недостоин своей невесты?

— Что ты, дорогой, мы с Джоном не способны на такую нелояльность, — возмутилась почтенная леди, но легкая улыбка, мелькнувшая в уголках ее рта, подсказала герцогу, что теперь дразнят его.

— А ты, Джон, что думаешь о моей невесте и ее родственниках?

— Очень красивая девушка и очень сердечная семья, в них совсем нет нашей чопорности. Мне кажется, что тебе повезло.

— Спасибо на добром слове, брат, и вам, тетушка, за вашу лояльность, но раз вы уже были с визитом у моей невесты, то сейчас я пойду к ней один, — решил Чарльз и, попрощавшись с родными, пошел к себе переодеваться.

Новый черный фрак, один из пяти, привезенных вчера портным, сидел идеально. И хотя их с принцем-регентом общий друг, красавчик Браммел, уже успел ввести в моду черный галстук, вместо белого, Чарльз решил не рисковать и одеться традиционно. Он сам, не доверяя молодому камердинеру, завязал белый шелковый галстук, а черный жилет сделал его костюм подчеркнуто торжественным.

— Ну вот, я готов встретиться с невестой и подарить ей обручальное кольцо, — сообщил он своему отражению и взял со столика бархатную коробочку.

Пройдя через садовую калитку, которую теперь не запирали — как бы подчеркивая, что бывшие соседи скоро станут одной семьей, герцог хотел подняться по ступеням, но увидел темную головку своей невесты среди роз в противоположном конце сада. Он подошел к скамейке, где сидела девушка, и уже собрался ее окликнуть, когда, почувствовав, что она не одна, Долли подняла на него грустные глаза.

— Здравствуйте, дорогая, — герцог присел на скамейку рядом с девушкой, взял ее руку в свои и спросил, — почему вы такая печальная, неужели вас так пугает завтрашняя свадьба?

Долли отвернулась, но он успел заметить слезы, блеснувшие в ее глазах. Помолчав, она ответила на его вопрос:

— Да, меня не радует то, что завтра и послезавтра я буду обманывать хороших людей, произнося клятвы, которые считаю важными, с намерением нарушить их через определенный срок.

— Что же, это делает вам честь, — похвалил девушку герцог. — Я очень ценю то, что вы честны со мной, но поверьте опытному человеку: на великосветских свадьбах никто не ждет от молодоженов, что они будут буквально воспринимать клятву «любить и почитать», а еще меньше вы найдете людей, которые готовы это делать «в бедности и болезни». В нашем кругу браки заключаются по трезвому расчету, и очень часто напоминают мне то, что я делал на своей конеферме, когда пытался вырастить чемпиона королевских скачек.

— Вы разводили лошадей? — изумилась девушка, и в глазах невесты Чарльз увидел неподдельный интерес, — а сейчас что, не разводите?

— Я ушел служить на флот, а отец продал моих лошадей на аукционе, вот тогда Бронзовый и попал в Россию. — Герцог не хотел обсуждать свои взаимоотношения с отцом, поэтому перевел разговор, достав из кармана зеленую бархатную коробочку.

— Я уже сделал предложение, поэтому не буду становиться на одно колено, но прошу вас, примите это кольцо в знак нашей помолвки, — попросил он и, вынув кольцо из бархатного гнезда, надел на руку девушки, — вот видите, как будто оно здесь и было всю жизнь.

Долли со смешанными чувствами смотрела на огромный изумруд, закрывший всю фалангу ее безымянного пальца. Два плоских бриллианта в основании платинового ободка, поблескивая, оттеняли яркий густой цвет центрального камня. Кольцо было изумительно красиво, и сразу ей понравилось, но три дня назад, получив от ювелира диадему, она узнала от Кати, что герцог сам заплатил за украшение. Для человека, брак которого должен был продлиться только год, герцог делал слишком много трат. Она посмотрела на молодого человека, но его красивое смуглое лицо было абсолютно спокойным, он только с интересом наблюдал за ее реакцией.

— Спасибо, ваша светлость, но вы уже заплатили за диадему, а теперь еще и это кольцо… Вы тратите слишком много денег на празднование брака, в который были вынуждены вступить, но не желали его. Я, наверное, не должна принимать эти подарки.

— Открою вам секрет: я всегда делаю только то, что считаю правильным, — мягко сказал Чарльз. — Никто не знает о наших договоренностях, все думают, что герцог Гленорг женится на самой красивой девушке, к тому же знатной и богатой, давайте не будем их разочаровывать. Бог так рассудил, что наша свадьба будет вторым главным светским событием сезона после визита императора Александра, я хотел бы оправдать ожидания публики.

— Вы так считаете? — Долли почувствовала в его словах правоту и сдалась. — Я возьму кольцо и диадему, но верну их вам, когда мы расстанемся.

— Стыдно накануне свадьбы говорить о разводе, это — дурной тон. Давайте притворимся, что мы обычная светская пара, сосватанная родителями — без ярких страстей, но довольная друг другом, — предложил герцог и весело подмигнул девушке. — Ну, что, Лисичка, сможете обвести остальных зверей вокруг пальца?

Девушка посмотрела в лукавые глаза своего жениха и приняла вызов:

— Я смогу, но только тогда вам придется таскать мне каштаны из огня.

— А вот это мы еще посмотрим. Хотите пари?

— Какое? — удивилась Долли.

— Вы не сможете изобразить счастливую новобрачную в течение двух дней празднований. — Чарльз поддразнивал девушку, и получал огромное удовольствие, глядя, как зажглись золотыми огоньками ее зеленые глаза и оживилось нежное личико. — Ставлю кольцо и диадему против того, что вы разрешите мне поцеловать вас так, как я захочу.

— Но я почти ничем не рискую, это — нечестное пари, — засомневалась Долли.

— А вы сначала выиграйте его, а потом говорите, — парировал ее жених.

— Ну, хорошо, спорю, — согласилась княжна.

Герцог символически два раза плюнул на ладонь и протянул девушке руку, она, засмеявшись, тоже поплевала на ладонь и пожала руку жениху.

— Отлично, мы поспорили, победителя определяем послезавтра вечером, — подвел итог Чарльз, — но давайте начнем с того, что будем звать друг друга по именам, иначе нам никто не поверит. Попробуем?

— Чарльз, — тихо произнесла княжна, как бы пробуя звучание нового имени.

— Прекрасно, Долли, вы так хорошо произносите мое имя, что это — уже подарок. Считайте, что кольцо вы уже выиграли, на кону остается диадема.

— Нет уж, действуем, как договорились, — твердо сказала девушка, — я слышала, что для англичан пари — святое дело, нечего менять правила, если пожал руку сопернику.

— Сдаюсь, — признал поражение Чарльз, — моя русская невеста пристыдила меня за плохое знание английских традиций. Пойдемте, погуляем по саду, тем более что он у нас теперь общий.

Они прошли через калитку, обошли все дорожки парка Гленорг-Хаус и по кружевному мостику поднялись в беседку. По лицу невесты герцог видел, что и она вспомнила их ночную встречу на этом месте.

— Я вас очень испугал той ночью? — виновато спросил он, — ведь вы упали в обморок.

Долли напряженно молчала. Он видел, что она мучительно решается на что-то, и, наконец, девушка твердо посмотрела ему в лицо и сказала:

— Это не только моя тайна, поэтому всего я вам не скажу, но дело в том, что почти год назад моя подруга попала в беду. Я пыталась ее выручить, но преступник, похитивший ее, запер и меня в своем доме. К счастью, у меня был с собой пистолет, правда, всего с одной пулей. Я выстрелила в замок, открыла дверь и сбежала. Потом я привела в этот дом своего крестного с отрядом из слуг. Мы освободили мою подругу — к счастью, она не пострадала, но преступник уже сбежал. Теперь его ищет полиция, а мы обе — свидетельницы против него, и, похоже, он охотится за нами. По крайней мере, в нашем имении под Москвой он стрелял в меня. Поэтому я так испугалась, когда вы меня схватили — ведь дом был необитаем, и мне показалось, что это Островский снова нашел меня.

Долли замолчала и сидела, не поднимая глаз. Чарльз легонько коснулся рукой подбородка девушки и приподнял ее лицо. На него смотрели два изумрудно-зеленых глаза, в которых плескалась боль.

— Поэтому вы не хотите выходить замуж? — осторожно спросил он, — слишком сильное разочарование в мужчинах?

— Мне не нужно выходить замуж — мои родители и бабушка позаботились об этом, я хочу жить свободной и заниматься любимым делом.

— И что же вы будете делать, когда я отпущу вас на волю с вашими деньгами? — заинтересовался Чарльз. Его невеста всё больше интриговала молодого человека.

— Я буду разводить верховых лошадей.

— Не может быть, — изумился герцог.

— Ну вот, и вы туда же, — разочарованно заметила Долли и встала со скамейки.

— Не обижайтесь, просто я поражен в самое сердце, — модой человек в один прыжок догнал княжну, загородил ей дорогу и объяснил: — ведь моей самой заветной мечтой всегда было разведение лошадей! Золотой и Бронзовый были моей первой победой, но теперь мне придется всё начинать заново. Давайте, пока мы будем женаты, работать вдвоем.

— Можно мне подумать? — всё еще обиженно спросила Долли.

— Конечно, можно, дорогая, только не тогда, когда будете отвечать священнику, — заметил герцог и, заглянув в лицо своей невесте, очень обрадовался, увидев ее слабую улыбку.

— Пойдемте, я провожу вас домой, иначе все дамы семейства Черкасских четвертуют меня за нарушение приличий.

Чарльз проводил Долли домой, а сам вернулся в свою спальню. Из его головы не шел рассказ девушки. Похоже, что в столь юном возрасте она пережила серьезную драму, может быть, в этом были затронуты и ее чувства; и открытым оставался вопрос: если девушка так боится этого Островского, что за ужас ей пришлось пережить… Если Долли подверглась насилию, она, скорее всего, не сохранила невинность. Герцог вспомнил свои требования, которые он предъявлял к невесте. Долли принадлежала к знатному роду, была богата, но вот, скорее всего, уже не девственна.

Но какая ему разница, если он всё равно заключает фиктивный брак? Задав себе этот вопрос, он вдруг понял, что не хочет, чтобы брак был фиктивным, а хочет, чтобы это яркое, веселое создание осталось с ним навсегда. Да что это с ним случилось? Он всегда был спокоен и разумен и никогда не менял своих решений. Герцог уставился на себя в зеркало, как будто видел в первый раз. Нет, он был таким же, как всегда, только теперь, вопреки его воле, все его мысли были заняты русской княжной, на которой он собирался вынужденно жениться.

— Но почему же вынужденно? Ведь план, как замять скандал в Хартфорд-хаус, предложил я сам, никто на меня не давил, — сказал Чарльз своему отражению и подумал, что замять скандал можно было бы, просто принеся извинения хозяину. Да, княжну не стали бы принимать ни в одном доме в Лондоне, но это, судя по ее же словам, девушку совсем не расстроило бы. Он сам хотел этого брака, поэтому и предложил его, а всё его критическое отношение к Долли и его раздражение были следствием того, что он не мог ее получить, хотя и очень желал.

Герцог честно заглянул в свое сердце и понял, что на самом деле всё было очень просто, и только нежелание признавать истину позволило ему так долго закрывать глаза на очевидные факты. Он любил Долли, любил с той самой минуты, когда, стоя у борта корабля в лондонском порту, она подняла на него прозрачные зеленые глаза, в которых были раздумья, печаль, сомнения, и не было только одного — интереса к его персоне. Значит, он любит Долли — а раз так, то сделает всё, чтобы не потерять ее, и пусть она больше не девственница, это — не важно. Чарльз налил себе бокал бренди и начал строить планы на будущее. Теперь вся мощь характера одиннадцатого герцога Гленорга была направлена на одну цель: завоевать сердце своей русской невесты.


Никогда в православном храме при российском посольстве не было столько гостей, сколько собралось сегодня на свадьбу светлейшей княжны Черкасской с английским герцогом. Отчасти это объяснялось присутствием на церемонии императора Александра Павловича, но, в основном, гости пришли сюда даже без приглашений, обуреваемые тривиальным любопытством. Всем хотелось посмотреть на невесту, которая выезжала только один день и сразу же подцепила самого богатого и титулованного жениха Англии.

По желанию семьи Черкасских, церковь украсили множеством букетов из белых роз. Несколько сотен свечей белого воска заливали праздничным светом золоченую резьбу иконостаса, суровые лики святых, праздничное облачение отца Афанасия и наряды гостей. В ожидании начала церемонии император Александр беседовал с графом Ливен и приближенными из своей свиты, а дамы нарядной толпой окружали великую княгиню Екатерину Павловну, державшую под руку графиню Апраксину. Княгиня Черкасская и графиня Ливен стояли рядом.

— Катя, ну что же церемония задерживается? — нервно постукивая ногой, тихо прошептала на ухо собеседнице Дарья Христофоровна.

— Жених ждет у входа, Луиза там же — вдруг будет нужно поправить платье, я не знаю, почему Алекс задерживается.

— Невозможно проехать, вся улица запружена экипажами, — тихо сказала Лиза, наклонившись к невестке. Они сейчас уже будут здесь — я чувствую Долли, она уже рядом и очень волнуется.

Действительно, двери распахнулись, и гости, повернувшись, увидели светлейшего князя Черкасского, передающего руку своей сестры герцогу Гленоргу.

— Какая красавица! — восторженно воскликнула великая княгиня, глядя на Долли.

— Да и жених потрясающе хорош, если уж быть справедливыми, — заметила графиня Ливен, — давно я не видела такой красивой пары. Посмотрите, он кажется еще выше и сильнее на фоне невесты, а Долли — просто ангел!..

Все присутствующие затаили дыхание, глядя на прекрасную невесту. Сегодня ее пышные волосы были расчесаны на прямой пробор и, собранные на затылке, длинными крутыми локонами спускались по спине. Белоснежное кружевное платье, шлейф которого тянулся за ней, как мантия юной царицы, своей изысканной простотой подчеркивало безупречную осанку высокой, стройной фигуры Долли. На шее и в ушах княжны играли ярким блеском изумруды, но при виде диадемы, сияющей на голове девушки, дамы тихо ахнули. Сверкающий нимб над темными волосами невесты, из-под которого мягкими волнами спускалась расшитая вуаль, делал ее лицо идеальным, а зеленые камни, переливающиеся в диадеме, оттеняли огромные, прозрачные зеленые глаза красавицы.

— Теперь понятно, почему англичанин сделал предложение в первый же день, — хмыкнула великая княгиня, — не знаю, смог бы он пробиться в очереди с предложением руки и сердца через неделю. Наша Долли ослепительно красива, да и богата, у них таких невест днем с огнем не сыщешь.

— Като, я знаю, что ты — патриотка и не любишь англичан, но пощади своего брата, принц-регент опять будет жаловаться на твой острый язык, — смеясь, попросил император, подходя к сестре.

Из царских врат навстречу молодым вышел отец Афанасий, он трижды благословил их, и служба началась. Шафером герцога стал Алексей Черкасский, он не только держал венец над головой жениха, но и тихо переводил ему слова батюшки. Венец над головой Долли держал граф Ливен.

Пока священник трижды менял кольца новобрачным, герцог поглядывал в лицо своей невесты — он до сих пор не мог прийти в себя, пораженный увиденным зрелищем, когда ослепительная красавица с открытым лицом, окруженным, как нимбом, сверкающей диадемой, шагнула ему навстречу на крыльце церкви.

Слушая слова на странном чужом языке, Чарльз про себя просил у Всевышнего отдать ему Долли навсегда. В этой просьбе, вырвавшейся из глубин его сердца, было всё, что он теперь желал. И сейчас он легко касался руки своей любимой, обмениваясь кольцами, и как молитву про себя твердил свою просьбу.

Алексей Черкасский перевел ему вопрос священника, и герцог подтвердил, что его решение вступить в брак свободно, и он не связан обещанием с другой женщиной, потом его невеста ответила священнику по-русски, и Чарльзу очень понравилось мелодичное звучание русской речи в ее устах. Они держали венчальные свечи, и огонек освещал безупречный профиль Долли — она опустила глаза и, казалось, впитывала слова молитвы, произносимые священником.

Церковный служка вынес чашу с вином, передал отцу Афанасию, и тот трижды подал ее новобрачным, а потом соединил их руки и повел вокруг аналоя. Чарльз сам не ожидал, что незнакомая церковная церемония затронет какие-то струны в его душе, но, глядя на одухотворенное лицо своей невесты, он почувствовал святое таинство момента и понадеялся, что Бог подарит ему настоящую жену, даже если придется проявить терпение и долго дожидаться этого момента.

— Целуйте иконы, — подсказал герцогу Черкасский.

Чарльз приложился к иконам, за ним это сделала Долли, радостный священник обернулся к герцогу и предложил поцеловать жену. Чарльз склонился к прекрасному лицу молодой герцогини и нежно коснулся полуоткрытых губ. Если бы была его воля, он никогда бы больше не оторвался от этих мягких розовых губ, но кругом были люди, и молодой человек, ослабив объятие, отпустил Долли. Ее широко распахнутые недоумевающие глаза тронули герцога до глубины души. Он понял, что та любовь, о которой он не говорил, но которая переполняла его душу, была и в его поцелуе — и чуткая девушка что-то почувствовала.

Гости радостно зашумели, поздравляя молодых, и первым к ним подошел император Александр.

— Поздравляю, милорд, вы забрали у нас самую красивую невесту этого года! Надеюсь, вы будете беречь этот редкий цветок.

— Благодарю вас, ваше императорское величество, — поклонился Чарльз и подтвердил, — я готов положить всю мою жизнь на то, чтобы сделать мою герцогиню счастливой.

За императором подошли Черкасские, потом остальные гости, и поздравления продолжились. Герцог благодарил, пожимал руки, но все время смотрел только на Долли. Она была весела и, казалось, счастлива, ее улыбка была нежной и радостной, а глаза сверкали теплым зеленым светом. Молодой человек подумал, что его Лисичка обвела всех остальных зверей вокруг пальца, и ему стало от этого грустно, он уже пожалел, что придумал это дурацкое пари, и сейчас отдал бы половину своего состояния, чтобы ее настроение было искренним.

Алексей Черкасский пригласил всех гостей отправиться на Аппер-Брук-стрит, где их ждал торжественный обед в доме невесты, и герцог повел свою молодую жену к украшенной цветами коляске. Он помог ей сесть, разложив длинный шлейф платья, и сел рядом, любуясь нежным профилем своей молодой герцогини.

— Я не успел сказать вам, какое ошеломляющее впечатление произвела на меня сегодня ваша красота, — прошептал Чарльз на ухо жене. — Я даже не мог сосредоточиться на церемонии, не мог поверить, что вы живая, мне казалось, что рядом — ангел.

— Это — ваша заслуга, ведь вы подарили мне эту диадему. Понимаете, я — русская девушка, а у нас в таких украшениях невесты выходят замуж. Я соблюдаю традиции своей страны.

— А у вас еще есть традиции, которые я должен знать? — улыбаясь, поинтересовался Чарльз, — лучше предупредите меня, вдруг мне придется бороться с медведем, доказывая, что я вас достоин.

— У нас нет такой традиции, хотя я с удовольствием посмотрела бы на это зрелище, — засмеялась Долли и объяснила, — наши традиции касались меня: горничные сегодня плакали, расплетая мне косу.

— Почему плакали? — изумился герцог, — я же не собираюсь вас мучить.

— Плакали — значит, пели жалостливые песни, у нас так положено — ведь в родной семье девушку балуют, а в семье жениха к ней относятся строго.

— Я обещаю, что никогда не буду относиться к вам строго, а всегда буду баловать, — пообещал Чарльз, — пусть ваши горничные заплетут обратно вашу косу под веселые песни.

— Так не бывает, — смеясь, сказала Долли и покачала головой, множество радужных отблесков от драгоценной диадемы рассыпалось по ее белоснежному платью, розовым букетам и сиденьям коляски.

Герцог взял нежную ручку жены и прижал к губам, целуя гладкий ободок на ее безымянном пальце.

— Благодарю за оказанную мне честь, герцогиня, я приложу все силы, чтобы быть вам хорошим мужем. Пожалуйста, чтобы мы могли стать друзьями, пообещайте, что будете говорить мне прямо о том, что вас беспокоит, тревожит, что вам не нравится в моем поведении.

— Хорошо, я обещаю, — согласилась Долли. Она опять улыбнулась герцогу и оглянулась на ворота дома Черкасских, которые слуги открывали перед свадебным кортежем, — но и вы обещайте мне то же самое. Кстати, я подумала и решила принять ваше предложение вместе разводить лошадей. И у меня тоже есть конь, о котором стоит поговорить. Благодаря вам я получила его сегодня в подарок от Кати и Алекса.

— Благодаря мне?

— Да, ведь вы оплатили диадему, лишив их подарка, вот они сегодня и подарили мне Крылатого, победителя королевских скачек этого года, так что я вношу свой вклад в наше общее дело этим замечательным конем.

— У меня нет слов, — удивился герцог, — я даже не представлял, что в этой церкви приобрел партнера по коневодству с таким ценным производителем. Только пока никому об этом не говорите — все считают, что нас сейчас должна занимать только первая брачная ночь.

По тому, как погасла улыбка на лице жены, герцог понял, что его мечтам не суждено сбыться, по крайней мере, в ближайшее время.

— Все мои обещания остаются в силе, — нежно шепнул он, помогая Долли выйти из коляски, — не нужно ничего бояться, ведь мы — партнеры.

Девушка просияла, и очаровательная улыбка стала ему той наградой, которая помогла пережить разочарование.

Торжественный обед, поданный в сердце Англии, перенес гостей в Россию. Кухарка княгини Марта, впервые кормившая российского государя, превзошла самое себя. Катя и Дарья Христофоровна решили, что перемен блюд будет семь — счастливое число для свадьбы, а в каждой перемене будет по три-четыре блюда.

Чопорные английские слуги в парадных ливреях разносили русскую солянку и стерляжью уху, студень, заливное из судака, жареных гусей с яблоками и утку с гречневой кашей, тельное из осетра, блины с икрой, множество пирожков и кулебяк, соленые рыжики и грузди, яблоки и груши в меду. И только в одном хозяйка пошла на уступки английской традиции. В конце вечера подали многоярусный торт, богато украшенный взбитыми сливками и засахаренными фруктами.

— Браво хозяйке, — поблагодарил император Александр, — русская кухня — прекрасна и полезна, и жаль, что в Европе ее совсем не знают, и куда бы мы ни приехали, везде нас кормят только французы.

Подарив невесте прекрасный фермуар из жемчуга с бриллиантами, Александр Павлович убыл, а за ним потянулась его свита и остальные гости. Когда в доме остались только члены семьи, герцог взял Долли за руку.

— По законам вашей страны мы — уже супруги, но по законам моей страны — мы станем ими завтра. Может быть, вы проводите меня, чтобы завтра встретиться со мной у алтаря в церкви Святого Георга?

— Хорошо, — согласилась Долли, взяла герцога под руку и, когда он попрощался с ее родными, направилась вместе с ним к выходу.

В вестибюле он остановился и внимательно вгляделся в прекрасное лицо.

— Можно мне один поцелуй?

— Я не знаю, — забеспокоилась девушка, — я теряюсь, когда вы меня целуете.

— Рискните, Лисичка, и, возможно, я буду таскать вам каштаны из огня.

— Хорошо, — неуверенно согласилась она и, закрыв глаза, потянулась к нему.

Чарльз нежно обнял тонкие плечи и прижал девушку к себе. Как только высокая грудь Долли коснулась его тела, герцогу показалось, что в его макушку ударила молния. Горячая волна страсти подхватила его, и с мучительным стоном он прижался к нежному рту девушки, раскрывая губы, захватывая их в плен, лаская легкими касаниями языка. Сначала Долли стояла, замерев, но огонь, бушевавший в жилах ее мужа, разжег и ее кровь. Горячий жар поднимался в ней, будя доселе неизвестные чувства, заставляя льнуть, прижимаясь, к телу мужчины. Губы Долли сами раскрылись под натиском твердых, горячих губ герцога, а ее тело, казалось, плавилось под этими властными руками, ласкающими ее затылок, спину, плечи. Когда одна рука Чарльза накрыла ее грудь, Долли вскрикнула, тревога пробилась сквозь сладкий туман, и она уперлась руками в грудь мужа.

— Не нужно, — взмолилась она, — вы обещали.

— Простите, — срывающимся голосом ответил герцог, — не бойтесь, я никогда не перейду ту границу, которую вы определите.

Чарльз поцеловал жене руку и, простившись, пошел через сад в свой дом. Теперь он знал, что природа наградила его жену страстным темпераментом, но она либо не понимает этого, либо так напугана, что сама себя боится.


В церкви Святого Георга, так же, как и накануне, яблоку было негде упасть: весь высший свет Лондона во главе с принцем-регентом восседал на скамьях, ожидая начала церемонии. Герцог Гленорг вместе со своими тремя шаферами стоял около алтаря. Он уже сообщил архиепископу, что при венчании будет два кольца, он не только наденет кольцо на палец невесты, но хочет, чтобы и она надела кольцо на его руку. И вот теперь всё было готово, но его своевольная невеста опять опаздывала, заставляя себя ждать.

— Господи, отдай мне ее навсегда, — Чарльз шепотом повторил ставшую уже привычной со вчерашнего дня молитву. Сегодняшняя ночь так и осталась для него бессонной, молодой человек не смог заснуть, всё время возвращаясь мыслями к своей странной свадьбе. По крайней мере, он был твердо уверен, что сегодня, давая клятвы перед архиепископом, он будет говорить совершенно искренне, но не знал, сможет ли когда-нибудь поверить в искренность его чувств молодая жена.

— Невеста прибыла, — сообщил лорд Джон, и герцог поднял глаза на дверь, ожидая увидеть Долли, но в дверях появилась княжна Лиза в светло-розовом платье и шелковой шляпке в тон.

— Подружки невесты, — пояснил Чарльзу брат. На вчерашней церемонии подружек не было, и герцог совсем забыл о трех девушках.

Вслед за княжной также красиво прошли к алтарю Даша и Генриетта. Музыка смолкла, а потом грянула вновь. Двери распахнулись, и Долли под руку с братом вступила на ковровую дорожку. Сегодня ее лицо было прикрыто вуалью, и жених видел точеные черты девушки как сквозь дымку, и если вчера ее красота ослепляла, сегодня она казалась очень нежной и трогательной. Любовь затопила его сердце, и пока Долли шла ему навстречу, он хотел только одного: обнять это прекрасное создание, прижать к своему сердцу и больше не отпускать.

Алексей Черкасский ответил на вопрос архиепископа, кто выдает эту женщину замуж, и отступил, передав руку невесты жениху. Долли опустилась рядом с герцогом на колени и, склонив голову, слушала священника. Как завороженный смотрел Чарльз на тонкий профиль, прикрытый фатой, и чуть не пропустил момент, когда нужно было давать брачные обеты. Глядя в прекрасные зеленые глаза своей невесты, он обещал «любить, уважать и беречь» ее, а когда Долли дала свою клятву и они обменялись кольцами, молодой человек вздохнул с облегчением — он только сейчас поверил, что их брак, наконец, состоялся.

Архиепископ объявил их мужем и женой, и герцог вновь поцеловал свою новобрачную, и радостно понял, что губы Долли сразу раскрылись ему навстречу, и молодая жена ответила на поцелуй.

— Спасибо, — тихо шепнул на ухо девушке Чарльз.

И по глазам юной герцогини он понял, что Долли знает, за что ее поблагодарил муж, а легкий румянец, появившийся на щеках, сделал ее еще красивее. Герцог предложил жене руку и под торжественные звуки органа повел ее по нефу к выходу из церкви. На ступенях, обняв Долли, он остановился, приготовившись принимать поздравления.

Первым их поздравил принц-регент и, пообещав приехать вечером на бал в Гленорг-Хаус, удалился. За ним к молодоженам устремились остальные гости, и когда Чарльз пожал руку последнему из приглашенных, он увидел, что Долли побледнела.

— Устала, милая, сейчас садимся в коляску и уезжаем.

— Хорошо, — голос девушки был тихим, как шелест ветра.

— Да ты совсем без сил, — заметил герцог, — нужно скорее ехать домой.

Придерживая жену за талию, он подвел ее к коляске, украшенной гирляндами белых роз, усадил на сиденье и сел рядом.

— Ты устала, слишком много людей? — участливо спросил Чарльз.

Долли молча кивнула и, просунув руку под локоть мужа, прижалась к его плечу, как будто искала защиты.

— Дорогая, тебя что-то испугало? — тихо, чтобы не слышал кучер, спросил герцог. По метнувшимся глазам жены он понял, что попал в точку.

— Скажи мне, — так же шепотом уговаривал он, — теперь я — твой защитник, но что я могу сделать, если не знаю, чего ты боишься.

— Я ничего не боюсь, — помолчав, ответила Долли. Она вскинула голову и улыбнулась, но улыбка была нарисованной, а Чарльз уже научился распознавать степень искренности улыбки на лице своей молодой жены.

Но девушка явно старалась скрыть свои чувства, и, щадя ее гордость, герцогу пришлось отступить.

— Вы отказываете мне в праве быть вашим защитником? — изобразив комический ужас на лице, воскликнул он.

— Я не отказываю, но я отлично фехтую и стреляю из пистолетов, — усмехнувшись, парировала девушка. — Вы уже на мне женились, так что не сбежите, а то мой крестный в России всегда говорил, что от меня все женихи разбегутся, когда узнают, как я владею оружием.

— Вы окажете мне честь, сразившись со мной? — галантно предложил герцог.

— Пожалуйста, хоть сегодня.

— Нет, дорогая, сегодня нас никто не поймет, особенно принц-регент, давай найдем более подходящий момент, — сказал Чарльз и, увидев, что девушка отвлеклась и повеселела, обрадовался. Решив и дальше развлекать Долли, он спросил:

— А что тебе подарили родные на свадьбу, кроме коня-чемпиона?

— Тетушка Апраксина подарила рубиновые серьги и колье, раньше принадлежавшие императрице Екатерине Великой, Луиза де Гримон — это платье, а Лиза, Даша, Генриетта и маленький Павлик подарили мне по щенку русской борзой. Теперь у меня четыре щенка: два самца и две самочки.

— Так кого же ты собираешься разводить? — смеясь, подколол герцог, — мне кажется, что разговор шел о лошадях.

— И русских борзых тоже — вы даже не представляете, какая это замечательная порода собак, вот вы увидите их на охоте и влюбитесь на всю жизнь.

— Я уже влюблен, — серьезно ответил герцог.

— Правда? — Долли не решилась продолжить разговор, чувствуя, что ступает на тонкий лед.

— Причем, совершенно безответно, — продолжил молодой человек.

— Как же так? — удивилась девушка.

— Сам не знаю, как это случилось, — ответил Чарльз.

Карета остановилась перед домом Гленоргов, и молодой человек помог Долли выйти.

На крыльце собрались все слуги дома во главе с дворецким. Чарльз взял ладонь жены, поднял ее вверх и громко крикнул:

— Я представляю вам новую хозяйку этого дома и всех моих владений — одиннадцатую герцогиню Гленорг, уважайте и почитайте ее, выполняйте все ее приказы и распоряжения, и этим заслужите мою благодарность.

Радостные крики слуг, поздравления, пожелания счастья смешались в один праздничный шум, и Долли, идя под лепестками роз, которыми их обсыпали, кивала незнакомым людям, как ни странно, уже чувствуя их своими, знакомыми и близкими.

В парадной гостиной первого этажа их встретили леди Ванесса и Джон, туда же через несколько минут пришли родные Долли, графиня Ливен и шаферы герцога. Слуги разносили шампанское и блюда с канапе и тарталетками, а в столовой был сервирован свадебный завтрак «для своих». Он прошел весело и раскованно, говорились шутливые и добрые тосты, жених с невестой смеялись и целовались под русские крики: «Горько!».

Герцог был счастлив. Он видел сияющее лицо своей жены, ее искрящиеся весельем глаза, нежный румянец, окрасивший щеки, чувствовал нежный ответ ее губ на свои поцелуи, и почти поверил, что они — счастливая пара.

— Пора готовиться к балу, дорогая, кидай свой букет, и я провожу тебя в твою новую спальню, — шепнул он на ухо Долли. Почувствовав, как напряглась ее рука под его пальцами, Чарльз тихо погладил ее запястье. Герцогиня быстро глянула на мужа, и он кивнул, отвечая на незаданный вопрос.

— Хорошо, — согласилась Долли, встала и подняла вверх букет.

— Все девушки отходят к двери, — скомандовала она, — Лиза, Даша, Генриетта, не нарушайте традицию.

Все три девушки, одетые в одинаковые розовые платья, послушно встали и направились к двери. Долли повернулась к ним спиной и, размахнувшись, бросила букет через голову.

— О, боже, — прозвучал нежный голосок Даши Морозовой.

— Дашенька, ты — следующая! — весело воскликнула молодая герцогиня, глядя на порозовевшее лицо девушки.

Гости засмеялись, захлопали и начали подниматься из-за стола.

— Господа, мы с герцогиней ждем вас на балу, — объявил Чарльз, обнял жену за талию и повел к лестнице, ведущей на второй этаж.


Белые мраморные ступени, окруженные изящной бронзовой решеткой, расходились двумя маршами, соединяясь на площадке второго этажа.

— Налево или направо? — спросил Чарльз, наклоняясь к уху жены.

— Направо, — выбрала Долли, и ее муж засмеялся, потому что загадал: если она выберет правый марш, то они будут счастливы.

Герцог подхватил жену на руки и легко взлетел по ступеням на второй этаж и остановился у первой двери по коридору.

— Добро пожаловать, милая, — сказал он, открывая дверь в светлую комнату с мебелью розового дерева.

Чарльз поставил жену на ноги посредине золотистого обюссонского ковра с нежным цветочным рисунком.

— Это — спальня хозяйки дома, — пояснил молодой человек, — я обновил здесь всё на свой вкус, если тебе что-то не нравится, только скажи — мы сразу всё заменим.

— Мне нравится, — похвалила Долли, — у тебя — отличный вкус.

Она коснулась шелка цвета слоновой кости на стене, потом провела рукой по стеганому покрывалу и пологу кровати, где на плотном атласе цвета сливок были вытканы пышно распустившиеся чайные розы.

— Очень красиво, спасибо тебе, — поблагодарила она и улыбнулась мужу, — а где моя горничная?

— Наверное, в гардеробной или в ванной комнате, — предположил Чарльз и открыл две одинаковые двери, расположенные рядом в одной из стен комнаты.

Герцог показал жене большую гардеробную с зеркалом и комнату поменьше, целиком облицованную мрамором, где в пол был вмонтирован маленький мраморный бассейн, сейчас полный воды, над которой поднимался теплый пар. Несколько кувшинов с водой стояли тут же, на полу. Зоя, действительно, развешивала полотенца для госпожи на вешалки в ванной комнате.

— Поздравляю, барышня, — обрадовалась она, увидев хозяйку, — ваше платье для бала уже готово.

— Не буду тебе мешать — и зайду через полтора часа, — пообещал Чарльз, поцеловал жену в лоб и вышел через узкую дверь в противоположной стене.

Долли догадалась, что их спальни — смежные, и хотя это было обычным делом, она занервничала, спрашивая себя, как же они будут жить за тонкой перегородкой в смежных комнатах.

Зоя отвлекла ее, торопя снять подвенечное платье.

— Давайте скорей, барышня, времени мало, еще прическу делать.

Долли разделась и с наслаждением опустилась в теплую воду. Ей так не хотелось выходить, она была готова остаться в этом бассейне навсегда, но Зоя вытащила ее из воды и, накинув на плечи хозяйки пеньюар, начала причесывать ее. Наученная великой мастерицей укладок — горничной княгини Поленькой, она собрала волосы хозяйки в пышную прическу из кос и локонов, выпустила нежные завитки на шее, а в волосы вплела белые цветы гардении.

— Вам, барышня, только эти цветы в волосы и вплетать, — заметила Зоя, любуясь хозяйкой.

Действительно, нежные махровые цветы оттеняли яркие рыжеватые отблески в темных волосах Долли. Зоя принесла наряд и помогла молодой герцогине одеться. Атласное платье цвета слоновой кости с широким, почти от колен воланом, вышитым шелком в тон атласу, оттенило темные волосы и яркие глаза Долли, а низко вырезанный гладкий корсаж открыл ее пышную грудь. Девушка с сомнением посмотрела на свое декольте, но поскольку Катя и Луиза в два голоса уговаривали ее, что так сейчас одеваются все, решила смириться.

Она надела свадебный подарок тетушки — колье и серьги из грушевидных рубинов, посмотрела в зеркало и осталась собой довольна. Из серебристого зазеркалья на нее смотрела высокая, красивая, уверенная в себе молодая женщина.

— Герцогиня Гленорг, — произнесла Долли вслух, привыкая к новому имени, а потом улыбнулась — новое имя ей нравилось.

Легкий стук в дверь возвестил о приходе герцога. В черном фраке и черном жилете он казался даже выше, чем был на самом деле, а ослепительно белая рубашка и такой же галстук, завязанный изысканным узлом, очень шли к его загорелому лицу и густым черным волосам. Чарльз посмотрел на жену и шутливо прикрыл рукой глаза.

— Ваша светлость, думаю, что через неделю я окончательно ослепну, сраженный вашей сияющей красотой, — галантно заявил он.

— Спасибо, — просто ответила Долли, ей было очень приятно восхищение мужа, пусть даже он и не был настоящим, — мы можем идти.

Они спустились в вестибюль, куда уже начали подъезжать гости, и бал, набирая обороты, закрутил всех веселым водоворотом. Герцог с помощью леди Ванессы и Сиддонса сумел так хорошо всё организовать, что закуски и шампанское появлялись вовремя, бальный зал был заполнен танцорами, ужин, где новый шеф-повар поразил даже гурмана принца-регента, прошел весело — и когда пришло время покинуть гостей, Долли показалось, что всё сделалось само собой.

— Попрощаемся с его королевским высочеством и уходим, — шепнул ей на ухо муж.

Они подошли к принцу-регенту, тот пожал герцогу руку и сообщил:

— Всё было организовано великолепно, Гленорг, и раз теперь у вас есть молодая русская хозяйка, я думаю, что вы должны дать для русской делегации бал, а еще лучше — бал-маскарад. Через две недели, перед отъездом императора Александра. Что думаете?

— Конечно, ваше королевское высочество, — не моргнув глазом, согласился герцог, — а теперь разрешите нам с женой удалиться.

Чарльз обнял жену и повел в спальню. Даже требование принца не испортило его настроения, он был счастлив, и когда Долли весело взглянула на него, он нежно ей улыбнулся.

— Ну что, подводим итоги нашего пари? — спросила девушка, и герцогу показалось, что в его сердце вонзили нож.

Глава 15

Что она сделала не так?.. Этот вопрос Долли задавала себе за две прошедшие недели множество раз. И сейчас, глядя из окна гостиной на своего мужа, летящего на Золотом вдоль подъездной аллеи, она снова задала себе привычный вопрос.

Тот замечательный, нежный, заботливый друг, который был с ней рядом на свадьбе, исчез, проводив ее вечером до двери спальни. Утром, выйдя к завтраку, она встретила вежливого, ироничного человека, который обращал на нее мало внимания. Он был с ней ровен, вежлив — но не более того.

Наутро после свадьбы они уехали в Гленорг-Холл, чтобы провести здесь «медовый месяц», как объявил Чарльз ее родным, но лучше бы они никуда не уезжали. Женившись, герцог продолжал вести жизнь холостяка, встречаясь с молодой женой только за обеденным столом, причем Долли не удивилась бы, если бы он каждый раз, глядя на нее, вспоминал, что за женщина сидит напротив него в малой столовой.

Только бал, обещанный принцу-регенту, объединял супругов. В день приезда в поместье они распланировали празднество. Теперь секретарь Чарльза мистер Деннинг, управляющий Смолл и вернувшийся из Лондона дворецкий Сиддонс были плотно заняты приготовлениями. Каждое утро маленький штаб собирался в кабинете герцога, чтобы обсудить сделанное накануне и запланировать работу на день.

Сидя в кабинете, Долли поняла, какой умный и энергичный человек достался ей в мужья: герцог всё схватывал на лету, принимал разумные решения, и работа по организации праздника на шестьсот человек, казавшаяся ей десять дней назад невыполнимой, приближалась к завершению. Но на первом совещании Чарльз ее жестоко обидел, задев самолюбие молодой герцогини. Тогда он раздавал поручения своим помощникам:

— Принц-регент и император не останутся на ночь, поэтому празднование следует начать около шести часов пополудни, чтобы все желающие смогли добраться из Лондона. Около полуночи его высочество и император уедут, забрав часть свиты, а остальных мы разместим в самом доме, во флигелях, в доме для гостей, в крайнем случае, используем вдовий дом, там еще есть дополнительно десять комнат, — объяснял герцог своим помощникам.

— Предварительные списки от принца-регента и из российского посольства мы получили, сверять их и вносить изменения будем по мере приезда гостей — мистер Деннинг, это ваша задача. Вы и Сиддонс также по этим спискам должны распланировать размещение гостей по комнатам. Сначала разместите семьи и дам, а потом уже одиноких джентльменов. Смолл, за вами доставка продуктов по списку, написанному нашим великим месье Полем, и напитков — по списку, составленному мной. Приведение дома в порядок и украшение залов также за вами и экономкой миссис Грин. Деннинг, оркестр закажите в Лондоне. На сегодня закончим, собираемся завтра утром, — подвел итог герцог.

— А я? — спросила Долли, которой показалось, что ее не было на совещании: муж ни разу не посмотрел в ее сторону, не предложил взять на себя какую-нибудь работу, — что буду делать я?

На лице герцога застыло недоумение, он рассматривал девушку так, как будто видел ее впервые, потом пожал плечами и произнес:

— Миледи, задачи обозначены, вы можете участвовать в любой, если хотите, — объявил он и поднялся из-за стола, показывая, что совещание окончено, за ним поднялись остальные. Служащие попрощались с хозяевами и вышли, а молодая герцогиня, оскорбленная до глубины души, молча стояла у стола, глядя на мужа.

— Вы чем-то недовольны? — спокойно спросил Чарльз.

— А почему я должна быть довольна? По-моему, я считаюсь вашей женой, а значит, хозяйкой этого дома, тем не менее, вы отнеслись ко мне, как к пустому месту.

— Вы нашли правильное слово — «считаетесь», поэтому я не могу загружать вас обязанностями, о которых не договорился с вами заранее. Я поступаю так, как поступал всегда, а именно — справляюсь со всеми проблемами сам, — сообщил Чарльз, выглядевший совершенно невозмутимым, и это еще сильнее задело девушку.

— Мы договаривались только о том, что наш брак продлится год, я согласна делать то, что делают все остальные замужние женщины, — возмущенно воскликнула Долли.

— Вот как? — спросил герцог, и его иронично поднятая бровь подсказала девушке, как можно было истолковать ее слова, и она залилась краской.

— Я имею в виду ведение хозяйства, — занервничала она, — и подготовку праздников.

— Я так вас и понял, — совершенно серьезно согласился с ней герцог. — Я не мог настаивать, но раз вы выражаете такое желание, то можете выбрать для себя участие в поставленных задачах или придумать новые.

— Я хочу заниматься украшением дома и развлечением гостей на празднике, а еще я хочу вести хозяйство в доме, делать то, что обычно делает хозяйка.

— Как угодно, — равнодушно сказал герцог, поклонился Долли и вышел, оставив ее одну в кабинете.

— Нет, милорд, вы считаете, что Лисичка уже успокоилась, выиграв у вас одно пари — вы глубоко ошибаетесь, и вам еще придется таскать мне каштаны из огня, — рассерженно крикнула в сторону закрытой двери Долли.

Решив начать воплощение своего плана с женщин, а потом прибрать к рукам всех остальных, герцогиня отправилась искать экономку. Миссис Грин, грузная женщина лет под пятьдесят, в строгом черном платье и белоснежном кружевном чепце, сначала встретила молодую герцогиню настороженно, но когда Долли искренне восхитилась порядком в доме, выучкой слуг, безупречностью сервировки и состоянием столового серебра, экономка растаяла. Когда же Долли попросила у нее помощи в своих новых обязанностях, миссис Грин стала верной союзницей молодой герцогини.

— Наша новая хозяйка прекрасна, как ангел, и так же добра, — рассказывала она слугам, — но не подумайте, что теперь вы сможете лениться и делать работу кое-как, я буду следить за вами еще строже, только бы миледи была довольна и счастлива.

В тот же день молодая герцогиня поговорила сначала с секретарем герцога Деннингом, а потом с управляющим Смоллом и с дворецким Сиддонсом. К концу разговора каждый из них был уверен, что герцогиня очень чуткая и внимательная молодая женщина, которая сразу смогла оценить всю важность и сложность работы, выполняемой ими в поместье, и так четко определить, какой высокой квалификацией они обладают. Теперь каждый из них был готов помочь ее светлости в любом вопросе, ведь эта молодая дама так нуждалась в помощи опытного и умного мужчины, и была так благодарна за поддержку.

На следующий день совещание уже прошло в ином ключе. Теперь Долли рассказывала мужу, как продвигаются дела, предлагала варианты решения возникающих проблем, обязательно подчеркивала достижения всех присутствующих, а они преданно смотрели на молодую хозяйку и готовы были бежать выполнять любое ее поручение по первому зову.

Глядя на это новое поведение своих служащих, герцог подумал, что его жена — очень ловкая особа: один день, и все звери пляшут под дудочку хитрой Лисички. Вот только волк ей не по зубам, а самое главное, он уже получил прививку против ее чар.

Долли рассказывала мужу о заказанных винах, а он молча глядел на прямой пробор в волосах цвета красного дерева и вспоминал свою «брачную ночь». Услышав слова жены про пари, герцог чуть не задохнулся и поблагодарил бога, что в коридоре, по которому они шли, было полутемно, и она не могла заметить его бледность. Чарльз довел девушку до двери спальни, признал ее победу в их споре, пожелал спокойной ночи и закрыл за ней дверь. А потом долго прислушивался к голосам Долли и горничной за тонкой стенкой, к легким шагам жены, а затем к убийственной тишине в соседней спальне. Его терзания были так ужасны, что, казалось, должны были выжечь эту несчастную любовь в его душе. Утром герцог смог собрать свою разбитую жизнь и решил начать всё с чистого листа, а к Долли относиться как к посторонней женщине, которая будет год гостить в его доме. И вот сейчас она своим обаянием и веселой настойчивостью пробивала брешь в его обороне. Но этого допустить было нельзя, второй раз ему такую ночь не пережить.

Внимательно выслушав жену, герцог похвалил ее и всех служащих и, согласившись с предложениями Долли, закрыл совещание и уехал кататься. Три часа прогулки взмылили Золотого, но чувства Чарльза привели в равновесие. И теперь каждый день после утреннего совещания он уезжал кататься, чтобы вечером выдержать совместную трапезу с герцогиней.

Сейчас Долли проводила мужа взглядом и признала, что за две недели новой жизни она так и не смогла достучаться до него. Признав поражение, она решила больше не думать о своих чувствах, а заняться делами, и отправилась в комнатку возле кухни, где миссис Грин занималась счетами и вела расходы.

Обсудив с экономкой меню завтрашнего дня, когда ожидался приезд родных Долли, и поговорив про десерт для праздника, она пошла в оранжерею, но в это время ее окликнул Сиддонс.

— Ваша светлость, прибыли ваши вещи из Лондона, и вашего коня тоже привезли.

— Отлично, — обрадовалась девушка, и побежала на крыльцо.

Ее новый конь, волнуясь, прял ушами, слушая уговоры старого Саммера, прибежавшего из конюшни посмотреть на это чудо, принадлежащее теперь герцогине. Посмотреть действительно было на что. Крылатый мастью очень походил на ее Лиса, был такой же сухой, с великолепными линиями корпуса, изящной головой и гибкой шеей, но этот конь был выше, а его чемпионский титул подтверждал, что по скорости ему нет равных.

— Саммер, пусть Крылатый отдохнет с дороги, а через три часа оседлайте его для меня, — попросила Долли и улыбнулась старому конюху своей самой обворожительной улыбкой, — только седло возьмите мужское.

— Хорошо, ваша светлость, — согласился оторопевший конюх, а герцогиня, велев нести сундуки в ее спальню, отправилась разбирать вещи.


Сразу после свадьбы брат передал Долли чековую книжку на счет в банке, открытый на ее имя, куда перевел наследство, оставленное ей отцом. В тот же день он перевел на счет герцога Гленорга сто тысяч фунтов приданого, которое давал за сестрой. Теперь Долли могла сама распоряжаться своим состоянием. Она положила деньги на имя Даши Морозовой и заказала в ювелирной конторе Гэррарда подарок для сестры, ведь Лизе через несколько дней исполнялось семнадцать лет. Подарок тоже должен был прибыть вместе с ее вещами. Действительно, в первом же сундуке, который она открыла, Долли обнаружила бархатный футляр с золотыми серьгами, где к розетке из маленьких бриллиантов крепились большие грушевидные жемчужины.

Долли так не хватало сестры, ее доброты и поддержки. Герцогине стало стыдно, что захваченная событиями, случившимися в ее жизни, она отдалилась от Лизы, перестала о ней заботиться, а ведь ее маленькая сестренка всё последнее время была слаба и быстро уставала. Долли решила, что нужно оставить сестру здесь, по крайней мере, она будет не одна, Лиза поможет ей пережить этот нудный год.

Убрав серьги, герцогиня отдала распоряжения Зое, поручив развесить платья, а сама начала искать в сундуках свой мужской наряд. Катя не подвела и аккуратно завернула его вместе со шпагой, пистолетами и треуголкой в белую ткань, а сверху прикрыла сверток той амазонкой, в которой Долли каталась с герцогом в Гайд-парке. Девушке снова стало грустно — ведь тот обаятельный и веселый молодой человек так разительно отличался от теперешнего сухого и серьезного герцога Гленорга.

— Ну и пусть, — надменно вскинув голову, тихо сказала Долли, — никто тут не нуждается в его улыбках.

Она с помощью Зои сняла платье, надела панталоны и серый сюртучок с черными аксельбантами, потом натянула сапоги и, закрутив волосы в тугой узел, надвинула на лоб треуголку.

— Как, Зоя, похожа я на мужчину? — весело спросила девушка.

— Ну, не знаю, — задумчиво протянула горничная, глядя на явно выступающую под серой тканью высокую грудь хозяйки, — если только на грудь не смотреть, то — похожа.

— Сделаем, как всегда: принеси мне из гардеробной герцога белый шелковый шейный платок, — велела Долли, и пока Зоя, аккуратно повернув ключ в двери, соединяющей спальни супругов, проскользнула в комнату герцога, она еще раз осмотрела себя со всех сторон.

— Вот, барышня, достала, — сказала Зоя, протянув хозяйке большой шелковый платок, — в комоде нашла.

— Ты аккуратно всё положила, никто не заметит? — спросила герцогиня, завязывая платок узлом на шее, а концы свободно расправив на груди.

— Не беспокойтесь, их там не меньше двух дюжин, а может быть и больше, я все сложила, как было.

— Ну, и прекрасно, разбирай вещи, а я поехала кататься, — распорядилась Долли, помахала служанке рукой и стремительно вышла из комнаты.

Около конюшни Сиддонс уже прогуливал оседланного Крылатого. Он сначала не узнал герцогиню в стройном юноше, а потом помог ей сесть в седло и попросил:

— Ваша светлость, вы уж только по дорогам скачите, по полю не ездите, там — кроличьи норы, не дай бог это сокровище ногу повредит.

— Хорошо, — согласилась Долли, — я поеду по дороге вокруг поместья, герцог всегда по ней ездит.

С высокого холма, на котором стоял дом, она уже много дней наблюдала одну и ту же картину: как ее муж скачет по подъездной аллее, а за воротами сворачивает направо, летит через поля и крошечной точкой исчезает под сенью далекого леса. Она погладила шею красавца-коня, прошептала ему в ухо ласковые слова, как всегда делала с Лисом, и благородный конь, приняв новую хозяйку, послушно понес ее с холма к подъездной аллее. Долли пригнулась к шее Крылатого, и ей казалось, что они летят по воздуху, так стремительно копыта лошади отрывались от земли.

— Мы летим!.. — радостно вскинув голову, прокричала она ветру, пролетев мимо сторожки и ворот. В ответ ветер сорвал с ее головы треуголку, но Долли не стала останавливаться, захваченная бешеной скачкой, решив, что подберет шляпу на обратном пути.

Герцог Гленорг, сделав на Золотом большой круг вдоль границ поместья, не спеша возвращался домой, когда стройный юноша пролетел мимо него на темно-рыжем жеребце. Всадник несся с невиданной скоростью, конь был так хорош и бежал так быстро, что Чарльз оторопел, ему даже в первый момент не пришло в голову, что всадник мчится из его дома. Только когда с головы юноши слетела шляпа и ветер начал раздувать над его головой длинные кудрявые пряди цвета красного дерева, герцог понял, что только что мимо него проскакала его собственная жена.

Чарльз подумал, что его своевольная герцогиня — просто наказание. Одна, в мужском костюме, на лошади, за которую запросто могут убить, Долли подвергала себя опасности. Он развернул Золотого, но тут же понял, что догнать Долли не сможет — его конь уже устал, да, скорее всего, Крылатого он не смог бы догнать даже отдохнувший.

Герцог в раздумье смотрел вслед жене, когда увидел, что из кустов на повороте дороги, которые она только что миновала, блеснула яркая вспышка, и тут же он услышал раскат выстрела. Всадница так же продолжала скакать — скорее всего, за шумом ветра и стуком копыт она вообще ничего не слышала. Чарльз ударил пятками Золотого и как вихрь понесся к кустам, откуда стреляли. Он не остался незамеченным: кто-то, услышав топот копыт, удирал, проламываясь сквозь кусты. Свернув с дороги на шум шагов, он через мгновение увидел высокого мужчину в поношенной одежде, в руках которого поблескивал пистолет. Молодой человек направил коня прямо на беглеца и, догнав, свалился ему на плечи. Он повалил противника на землю, но тот был очень силен и не собирался сдаваться. Они боролись, катаясь по земле, пока герцог отчаянным усилием не прижал соперника к земле и мощным ударом в лицо не послал его в нокдаун.

Подумав, что уроки в боксерском клубе не прошли даром, молодой человек связал руки и ноги преступника своим и его шейными платками. Сидя на земле, герцог дожидался, пока нападавший придет в себя. Увидев, что бандит пошевелился, он приставил к его шее нож, который по морской привычке всегда носил за голенищем.

— Кто ты, и почему стрелял в мою жену? — спросил он, выразительно уколов шею мужчины, — если ответишь правду, сдам тебя властям, а если промолчишь, убью на месте.

В его спокойном голосе была такая жесткость, что бандит сразу поверил ему.

— Я всё скажу, сэр, только не убивайте меня, — жалобно запричитал он, — это мой дружок Билли нашел того иностранца, который обещал нам очень хорошие деньги, если мы проследим за вещами, прибывшими из Лондона сегодня. А потом нужно было еще застрелить человека — это могла быть женщина, или юноша — который поскачет на коне, прибывшем с вещами. Билли уехал обратно в Лондон, сообщить иностранцу адрес поместья, а я остался и должен был принести какую-нибудь вещь с убитого человека заказчику.

— Где этот иностранец? — осведомился герцог и сильнее прижал нож к коже так, что под ним выступила капелька крови.

— Не знаю, сэр, видит бог, не знаю — Билли с ним встречался в таверне «Красный бык» в порту, я его сам никогда не видел.

Чарльз понял, что больше из преступника он ничего не выжмет, вскочил в седло и поскакал к дому. Около конюшни он увидел Саммера и велел тому взять двоих конюхов, телегу и привести в дом связанного человека, лежащего в кустах около ворот. Дождавшись возвращения слуг, герцог убедился, что бандита заперли в подвал, и послал за судьей. Он так и ходил по дорожке перед крыльцом, не в силах справиться с волнением. Жена не возвращалась, и это его страшно пугало.

Из соседнего городка прибыл судья, он внимательно выслушал Чарльза и допросил преступника, повторившего всё, что он рассказал раньше герцогу.

— Всё ясно, ваша светлость, я забираю бандита, завтра мы рассмотрим его дело в суде, и он отправится на каторгу.

Герцог предоставил своих слуг и повозку в помощь судье, а сам снова пошел в конюшню.

— Саммер, оседлай мне свежую лошадь, — попросил он, — я поеду навстречу герцогине.

— Ее светлость обещала, что будет скакать на Крылатом только по дороге, — подсказал конюх.

— Когда привезли коня? — уточнил Чарльз.

— Да сразу, как вы уехали на прогулку. Герцогиня дала ему три часа отдохнуть, а потом поехала кататься.

Герцог поблагодарил конюха, сел на высокого черного жеребца по кличке Ворон и поскакал к подъездной аллее. Около сторожки он увидел ту, которую искал: привязав коня к решетке открытых ворот, Долли что-то искала в траве и кустах. Ее распущенные волосы были мокры на концах, и Чарльз понял, где она пропадала столько времени: она доехала до озера и обнаружила на берегу купальный домик. Поняв, что Долли купалась голой, он добавил очередной грех в список проступков жены. Остановившись около сторожки, герцог насмешливо спросил:

— Что же ты там ищешь?

Чарльз сам не заметил, как отступил от того официального тона, с которым разговаривал с женой все последние дни, но зато это заметила Долли. Ее лицо сразу просияло, и она с готовностью повернулась к мужу.

— Я потеряла шляпу, а так как она у меня — одна, то ее нужно обязательно найти.

— Я отнес ее домой, она ждет тебя в гостиной, — мягко сказал герцог. Эта сияющая, как солнце, улыбка разбивала все барьеры, воздвигнутые им в душе, и он пытался выполнять принятые решения из последних сил. — Садись в седло, поедем домой, нам нужно очень серьезно поговорить.

Он спешился, подсадил жену в седло и вновь вскочил на коня. Они ехали молча. Долли гадала, о чем хочет поговорить с ней муж, а Чарльз пытался восстановить свое хладнокровное настроение. Когда они подъехали к дому, он решил, что это ему удалось, и, взяв жену под руку, повел в ее спальню.

— Потом переоденешься, — предложил он, — мне всё равно, как ты одета, но не всё равно, что ты делаешь. Сегодня тебя пытались убить. Когда ты скакала на своем новом коне мимо кустов, бандит, сидевший в засаде, выстрелил в тебя — счастье, что он промахнулся.

— Кто он? — пролепетала побледневшая как полотно Долли.

— Его нанял иностранец проследить за вещами, чтобы узнать, где ты теперь живешь, а потом застрелить тебя, когда ты выедешь из дома на этом коне. Я думаю, что твой преследователь из России нашел тебя здесь — и ты сама это прекрасно знаешь, так как видела его в церкви. Я просил тебя рассказать, что тебя испугало, но ты не захотела.

— Я думала, что могла ошибиться и не хотела поднимать панику. Он прошел мимо меня, когда мы принимали поздравления, но был довольно далеко, — голос девушки шелестел как бумага, — этот человек убийца, на его совести жизни шестнадцати молоденьких девушек и двух женщин, которые были его сообщницами.

Герцог с жалостью смотрел на бледное, сразу осунувшееся лицо жены. Она металась по комнате, в глазах ее стояли слезы. Девушка была похожа на загнанного зверька, и он — отбросив все свои выстраданные принципы — обнял Долли и прижал к себе.

— Тихо, Лисичка, успокойся, я — с тобой, и никто тебя не обидит.

Он шагнул к креслу, опустился в него и усадил жену к себе на колени. Долли припала к его плечу и заплакала, муж тихо поглаживал ее распущенные волосы и шептал слова утешения, убаюкивая как маленького ребенка. Когда рыдания стихли, он ласково попросил:

— Милая, расскажи мне все, ведь мы женаты, и ты можешь сказать мне любую вещь, какую не сказала бы постороннему мужчине.

Долли помолчала, а потом начала говорить. Она рассказала ему всё — начиная со встречи с молодым художником у водопада, до выстрела в Марфино. Девушка не щадила себя, она с горечью рассказала, как по просьбе мужчины нарушала правила приличия, как увлеклась негодяем, которому было нужно только ее приданое. Закончив, она замолчала, но сидела всё так же, уткнувшись лицом в плечо мужа.

— Посмотри на меня, — попросил герцог, и когда девушка подняла к нему заплаканное лицо, нежно взял его в ладони и, глядя в блестящие от слез зеленые глаза, сказал, — никогда не вини себя ни в чем. Ты не виновата в том, что в семнадцать лет не смогла распознать тонко подстроенных провокаций. Только твоя храбрость помогла спасти Дашу, и только ты сама спасла свою жизнь. Я горжусь тобой.

Он не удержался и поцеловал эти печальные глаза, еще крепче обняв девушку. Долли опять положила голову ему на плечо и спросила:

— А что же теперь делать? Нужно спасать Дашу — она еще более важный свидетель, чем я.

— Завтра Даша приедет сюда вместе со всей твоей семьей, давай оставим ее у нас, и я буду вас обеих охранять.

— И Лизу тоже нужно оставить здесь, я без нее скучаю, — призналась Долли, заглянув в глаза герцога.

— Конечно, оставим. Давно бы сказала, что скучаешь, мы бы ее пригласили. Давай, велим принести ужин сюда и не будем спускаться вниз, — предложил Чарльз, боясь нарушить это упоительное мгновение нежной связи, установившейся между ними.

— Давай, — обрадовалась Долли, — я только переоденусь.

Она поднялась и прошла в свою комнату. Пока Чарльз отдавал приказания, девушка вернулась в светло-розовом стеганом халате с атласным поясом, завязанным вокруг тонкой талии, и такими же атласными отворотами, которые слегка разошлись и открыли глубокую ложбинку между упругих белых полушарий.

Слуга вкатил в спальню хозяина столик на колесах, уставленный блюдами, накрытыми серебряными крышками, и остановился, ожидая распоряжений. Чарльз отпустил его и обернулся к жене, стараясь не смотреть на ее грудь.

— Садись в кресло, а я подвину стол, — он пододвинул круглый столик с мраморной столешницей и начал переставлять на него принесенные блюда. Налив два бокала красного вина, герцог подал один Долли, а из другого отпил сам. Несмотря на то, что под крышками были самые аппетитные блюда, Долли посмотрела на них равнодушно и отказалась есть. Она потягивала вино, глядя на мужа, который с аппетитом ел, отдавая должное искусству французского повара, а потом почувствовала, что глаза ее закрываются.

Решив, что она только на минутку прикроет глаза, а потом встанет, девушка опустила ресницы. Через мгновение она крепко спала. Волнение, слезы, друг, который снова вернулся и так помог ей — все эти переживания утомили Долли, а сон принес долгожданный покой и спокойствие.

Герцог долго сидел напротив, глядя в такое прекрасное во сне, ангельское личико своей жены, потом откинул одеяло на кровати и перенес спящую девушку в свою постель. Сам он, не раздеваясь, лег с ней рядом поверх одеяла, поцеловал жену в лоб и закрыл глаза. В памяти Чарльза всплыла молитва, придуманная им в день свадьбы. Он снова мысленно произнес ее и всей душой поверил, что Всевышний услышит его просьбу и отдаст ему любимую навсегда.

Глава 16

Когда Долли проснулась, солнечный свет уже пробивался в щелки между плотными шторами. Сначала она не могла понять, где находится, а потом вспомнила, что это — спальня Чарльза, и сразу на нее навалились переживания вчерашнего вечера. Но сегодня ей уже было не так страшно. Рассказав все мужу, она как будто переложила груз, так долго лежавший на ее плечах, на плечи человека, который будет ее защищать, и теперь почти не боялась.

— Чарльз? — позвала она и осмотрелась. В комнате его не было, но подушка рядом с ней еще хранила отпечаток его головы.

Долли нежно провела рукой по его подушке и откинула одеяло. Она лежала в халате, значит, муж не решился ее раздеть. Противоречивые чувства боролись в душе девушки — с одной стороны, ей было обидно, что Чарльз не заинтересовался ею, но с другой стороны, она испытывала облегчение — ведь ужас от рассказов Даши и собственных впечатлений никуда не ушел. Хотя Катя и говорила ей о том, что отношения между мужчиной и женщиной могут быть очень приятными, Долли до сих пор не могла в это поверить.

Решив, что не нужно об этом думать, а нужно вставать и готовиться к приезду гостей, девушка быстро поднялась и прошла на свою половину. Зоя встретила ее довольным понимающим взглядом, но ничего не сказала, а, забрав халат, пригласила принять ванну.

— Заплети мне косу, некогда сегодня делать прическу, — попросила Долли. Она посмотрела на часы и поняла, почему ее мужа нет в спальне. Он уже давно провел утреннее совещание и теперь, наверное, уехал кататься.

Быстро одевшись в платье из светлого золотистого муслина, она спустилась в столовую, собираясь позавтракать. К своему удивлению, она обнаружила Чарльза, сидевшего за столом с газетой и чашкой кофе.

— Доброе утро. А я думала, что ты уже уехал кататься, — сказала Долли и не смогла сдержать ликующей улыбки, осветившей ее лицо.

— Доброе утро, — герцог с нежностью посмотрел на это сияющее личико и объяснил: — я хотел дождаться твоего пробуждения и пригласить тебя на прогулку вместе со мной.

— И давно ты ждешь? — полюбопытствовала девушка.

— Я провел совещание, которое ты проспала, прочитал всю газету и пью уже четвертую чашку кофе, — в голосе Чарльза явно слышались ироничные нотки, но внешне он был серьезен.

— Чем же мне искупить свою вину? — задумчиво протянула Долли. — Придумала — я разрешу тебе прокатиться на Крылатом.

— Не могу устоять, — признался Чарльз, — ешь быстрей, мне не терпится получить свой приз.

Долли засмеялась, быстро выпила свой кофе и побежала надевать амазонку. Когда она спустилась, герцог уже ждал ее у крыльца, сидя на Крылатом, рядом с ним конюх держал под уздцы Золотого. Глянув на дамское седло, приготовленное для нее, девушка тихо засмеялась: ее муж ничем не отличался от остальных ревнивых супругов, и ее вольности с мужским костюмом ему не нравились.

Герцог спешился, подсадил жену в седло, вскочил на коня сам и поскакал вперед. Золотой легко догнал Крылатого и держался рядом.

— Ты была вчера у озера? — спросил герцог.

— Да, была, мне там очень понравилось, и вода в нем теплая.

— Предлагаю устроить скачки — посмотрим, как Золотой покажет себя с достойным соперником. Ты помнишь дорогу?

— Конечно, там прямая дорога, ошибиться невозможно.

— Стартуем от ворот, — предложил Чарльз.

Они остановили лошадей на одной линии около ворот. Чарльз досчитал до трех, и оба всадника послали лошадей вперед. Благородные скакуны старались отстоять свое первенство, стремясь обогнать конкурента, и шли голова в голову. Мимо промелькнули поля, дорога нырнула в лес, и теперь всадники неслись под кронами деревьев. Крылатый был мощнее, но Долли была почти вдвое легче мужа, и это давало шанс Золотому. Впереди забрезжил солнечный свет, и пара вылетела на ровную дорогу, ведущую к берегу озера.

— К домику! — крикнул Чарльз, указывая на купальный дом на сваях, к которому вели узкие мостки.

Долли повернула Золотого и, не сдерживая его, поскакала по берегу озера. Чарльз скакал рядом.

— Всё, придерживай! — крикнул герцог, натянув узду Крылатого.

Оба коня остановились у мостков. Чарльз спешился, снял жену с седла, обнял и закружил.

— Ты понимаешь, что это значит? Мой Золотой пришел вровень с чемпионом! Я не ошибся, и Бронзовый даст такой же результат!

— Его зовут Лис, — подсказала Долли, — и, по-моему, коней нужно остудить после такой скачки.

— Ты права, — согласился герцог, — посиди здесь или в домике, пока я займусь лошадьми.

— Я искупаюсь, — решила девушка и попросила, — а ты смотри, чтобы никто не появился.

Она направилась по мосткам в купальню, где быстро разделась, завязала волосы узлом на макушке и вошла в теплую воду. Подумав, что купание очень напоминает ей Ратманово, Долли легла на воду и стремительно выплыла на простор озера.

Чарльз, наблюдая с высокого берега за тонкой белой фигуркой, хорошо видной в прозрачной воде, подумал, что его жена — поистине удивительное создание: она плывет по-мужски, при этом тело у нее упоительно женское. Вспомнив о данном слове, молодой человек повернулся к купальщице спиной, но это не помогло, он уже видел достаточно, чтобы соблазнительная картина отпечаталась в его памяти.

Полчаса спустя он подвел коней к мосткам и окликнул жену. Долли вышла из домика. Глаза ее сияли, на щеках цвел румянец, а волосы, уже распущенные, были наполовину мокрыми. Поймав внимательный взгляд мужа, она развела руками:

— Я — обычная сельская девушка, а у нас летом принято купаться.

— Я с удовольствием и дальше согласен тебя караулить, только не езди сюда одна, — попросил Чарльз.

Он посадил жену в седло, и они не спеша поехали домой.


Поговорив с экономкой, секретарем, управляющим и дворецким, Долли успокоилась: всё было готово не только к приезду ее родных, но и к завтрашнему балу тоже. Одетая и причесанная, она уже целый час стояла у окна своей комнаты, глядя на подъездную аллею, и когда на ней показалась вереница карет, Долли стремглав бросилась вниз по лестнице.

— Не так быстро, дорогая. Что будет, если хозяйка бала сломает ногу и не сможет танцевать? — произнес ласковый голос. Сильные руки подхватили ее на лестничной площадке, и так, в кольце рук мужа, она вышла на крыльцо, встречать приехавших родных.

Лакей отворил дверцу кареты, из которой вышел князь Алексей, он подал руку жене, а потом тетушке. Из второй кареты вышли Луиза де Гримон и все три девушки — Лиза, Даша Морозова и Генриетта. Из третьего экипажа первым спустился лорд Джон и помог выйти леди Ванессе. От радости, что снова видит родных, Долли рванулась к ним навстречу, и тут же пожалела, что разорвала теплые объятия мужа. Она с извиняющейся улыбкой обернулась к Чарльзу, но его лицо вновь стало непроницаемым.

Долли с горечью подумала, что в ее муже живут два человека — но ее уже обнимали Катя, Лиза и брат, и хор радостных приветствий заглушил неприятные мысли девушки. Она обнимала родных, а герцог Гленорг с любезной улыбкой стоял рядом. Он пожал руку князю Алексею, а теперь целовал руки дамам.

— Прошу в дом, — пригласил Чарльз, предложил руку тетушке Апраксиной и Кате и направился в вестибюль.

Долли просунула руку под локоть Алексея, подхватила под руку Лизу и, обернувшись к остальным, попросила:

— Пойдемте, сейчас мы вас проводим в ваши комнаты, а через полчаса встречаемся в гостиной.

Дворецкий и экономка занялись вещами, а гости вслед за Долли поднялись на второй этаж. Молодая герцогиня показывала родным их комнаты, которые она отвела на втором этаже. Лизу она поместила в комнату рядом со своей спальней. Кате и Алексею отвела апартаменты из двух спален с гардеробными и ванными комнатами — такие же, как у них с мужем, но выходящие окнами в парк. Разместив всех, она зашла в комнату сестры. Лиза стояла около окна, глядя на открывающуюся панораму.

— Как красиво, — заметила она, услышав шаги Долли, — такие же просторы, как в нашем Ратманово, так же дорога вьется через поля, а потом прячется в лес.

— А за лесом — озеро с теплой прозрачной водой, и мы можем с тобой поехать купаться, — сказала Долли, обняла сестру за плечи и заглянула ей в лицо, — дорогая, ты — бледная. Что с тобой?

Лиза опустила голову и долго молчала. Наконец, решившись, она посмотрела на сестру и призналась:

— Долли, меня замучили голоса; раньше приходили только родные, а теперь я вижу тех, кого никогда не знала, кто умер еще до моего рождения, и они просят меня выполнить их поручения. Я так больше не могу. Сегодня на рассвете ко мне пришла императрица Екатерина Великая и велела передать ее любимому внуку, что через полгода его враг вернется из ссылки, триумфально пройдет через всю Францию и без единого выстрела займет Париж.

— Боже мой, дорогая, как же тебе тяжело, — испугалась Долли. — И каждый раз эта встреча отнимает все силы?

— Да, я потом могу только лежать, — подтвердила Лиза и печально вздохнула, — помнишь, бабушка тогда сказала, что такой же дар у прабабушки пропал, когда она стала женщиной. Я тоже хочу так поступить.

— Тебе завтра исполняется семнадцать лет, ты можешь выйти замуж за хорошего человека — я думаю, Алекс не будет возражать.

— Чтобы выйти замуж, нужно вернуться в Россию, начать выезжать, а у меня на это нет сил. Какой у меня может быть успех, если я буду бледная сидеть в углу, в то время как мои ровесницы будут танцевать, — возразила Лиза. — Я думаю, что этот путь — не для меня.

— Но что же делать? — задумалась Долли. Ее быстрый ум искал решение, — постой, ведь завтра на нашем празднике будет множество русских из свиты государя — присмотрись, может быть, тебе кто-нибудь понравится. Например, граф Печерский — красивый и веселый молодой человек, и при этом старается делать добрые дела; он тоже участвовал в восстановлении храма Святого Владимира, которому я помогала. Алексей знает всех русских и познакомит вас.

— Но мне пока неприлично участвовать в светских мероприятиях, у нас ведь начинают выезжать с восемнадцати лет, — засомневалась Лиза.

— Завтра бал-маскарад. Как хозяйка дома, я здесь сама принимаю решения и разрешу вам всем принять участие в нем. Я хочу, чтобы Генриетта пела для гостей — просто на всех наденем маски, и никто не поймет, сколько вам лет.

— Хорошо, но нужно поговорить с тетушкой и Алексом, — согласилась Лиза и улыбнулась, от чего ее бледное лицо сразу похорошело.

— Не сомневайся, я их всех уговорю, — пообещала Долли, поцеловала сестру и вышла из комнаты, размышляя, что делать дальше. Она решила, что ей нужна «тяжелая артиллерия», иначе этот бой ей не выиграть — если Чарльз будет на ее стороне, всё получится так, как она хочет.

Мужа она нашла в кабинете. С бокалом бренди в руке он сидел в кресле, положив ноги на каминную решетку. Услышав шаги жены, герцог поднялся ей навстречу. Долли подумала, что у мужа странное выражение лица — как будто он чего-то ждет от нее, но отогнала несвоевременные мысли и подошла к Чарльзу.

— Чарльз, я хочу попросить тебя помочь мне в одном важном деле.

— Может быть, мы присядем, дорогая, и я тебя выслушаю, — предложил он и снова опустился в кресло, с которого встал, а ей указал на соседнее.

Долли подумала, что муж, наверное, обиделся, когда она вырвалась из его объятий, но раз так, он — ей не помощник, придется заглаживать свою вину. Но ведь герцог такой же мужчина, как и все, если она справилась с остальными, то может очаровать и его. Она глубоко вздохнула, улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой и села на подлокотник кресла, в котором сидел муж, опершись на резную спинку над его головой. Долли сверху было отлично видно, как напряглись мускулы на плечах Чарльза, но она сделала вид, что ничего не замечает.

— Я хочу, чтобы моя сестра, которой завтра исполняется семнадцать лет, приняла участие в маскараде и танцевала наравне с другими дамами. Генриетте семнадцать лет исполняется через два месяца, она танцевать не будет, но я хочу, чтобы она пела для гостей, а шестнадцатилетняя Даша может присутствовать на балу, но быть рядом с тетушкой.

— Понятно, идея смелая, но ты боишься, что без моего авторитета твой брат и тетушка откажут тебе, — сказал Чарльз и отпил глоток бренди из бокала, который по-прежнему держал в руке. — Похоже, дорогая, что сейчас у меня в руках все козыри, ведь я подозреваю, что ты уже пообещала всё это нашим юным гостьям.

— По правде говоря, я уже обещала Лизе, но остальным пока ничего не говорила.

— А что я получу за мою неоценимую помощь? — осведомился герцог, и в его глазах запрыгали смешинки, — я не хочу продешевить.

— А что ты хочешь? — чувствуя подвох, осторожно спросила Долли.

— Я помню, что на свадьбе ты хорошо целовалась, — задумчиво протянул Чарльз, — попробуй — может быть, сможешь купить поддержку хозяина дома.

— Джентльмены помогают дамам, не прося ничего взамен, — возразила девушка, укоризненно глядя на мужа.

— Где ты видишь это ископаемое существо, которое ты называешь джентльменом? — удивился молодой человек, — я — моряк, а кроме меня мужчин в комнате нет. Ну, так что?

Долли поколебалась лишь мгновение. Тогда, на свадьбе, в объятиях Чарльза ей было так хорошо, что она до сих пор жалела, что муж больше не целует ее, поэтому она наклонилась и легко коснулась губами рта герцога. Тут же сильные руки притянули ее на колени к мужу, и горячие твердые губы прижались к ее губам, раскрывая их, и она с радостью отдалась этому упоительному напору. Поцелуй всё длился, забирая волю, разливая горячую лаву в ее жилах. Долли уже не хотела никуда уходить из этих объятий, а хотела прижаться к сильному телу мужа и стать с ним одним целым… И когда Чарльз отпустил ее, ей сразу стало одиноко.

— Я весь в твоем распоряжении, Лисичка, что я должен делать? — ласково спросил ее муж. Поставив Долли на ноги, он поднялся сам. — Наши гости вот-вот появятся, я должен убедить твоего брата и тетушку разрешить девушкам присутствовать на маскараде, а Генриетте разрешить петь?

— Да, пожалуйста, — попросила Долли, и очень обрадовалась, что Чарльз, выходя из кабинета, обнял ее за талию.

Стол в парадной столовой, уже украшенной к завтрашнему дню цветными гирляндами, был накрыт и, когда последней спустилась графиня Апраксина в сопровождении Даши, все сели за стол. Долли видела, как Чарльз предложил графине руку, чтобы посадить ее рядом с собой, а сам кивнул ей на брата. В гостиной он уже поговорил с князем Алексеем и, проходя мимо жены, шепнул ей, что ее брат, в принципе, не против.

Герцог так умело подкидывал темы для разговоров, шутил, внимательно выслушивал собеседников, что атмосфера за ужинам сразу же стала простой и семейной, и Долли, с искренним восхищением глядя на мужа с противоположного конца стола, не узнавала своих родных — такие все были веселые и раскованные.

— Юные леди, у меня для вас есть сюрприз, — объявил герцог, — я только что уговорил почтеннейшую графиню разрешить вам присутствовать на завтрашнем празднике. Она не возражает, если княжна Елизавета будет танцевать, а герцогиня Генриетта может спеть для гостей, если сама этого хочет. Мисс Даша может надеть карнавальный костюм, но будет находиться рядом с графиней.

— Правда, мне можно будет спеть? — просияла Генриетта, — а что? Мне бы очень хотелось что-нибудь из Моцарта, из «Волшебной флейты» — там есть такая ария, с двумя верхними фа.

— Пой что хочешь, полагаюсь на твой вкус, дорогая, — предложила Долли, — кстати, я рассчитывала и на Джона, я слышала, как он свадьбе он тихо подпевал оркестру — у него изумительный баритон.

— Но я никогда не пел на публике, — смутился молодой человек. — Я тоже обожаю Моцарта, и мог бы спеть в дуэте, но один пока петь не решусь.

— Можно спеть вдвоем дуэт из «Волшебной флейты», а еще я спою арию Царицы ночи, — предложила Генриетта, — мы можем после ужина порепетировать, я играю эти арии по памяти.

Джон согласился, а Долли поймала благодарный взгляд мужа. Теперь нужно было прояснить ситуацию с костюмами, обеспечение которыми были поручено Кате.

— Катя, а что за костюмы ты нам привезла?

— Я всем заказала русские костюмы, и наша мастерская на неделю остановила все остальные работы. Я рисовала Луизе эскизы, и она специально ездила в православный храм, смотрела на иконы и церковное облачение, чтобы понять национальный колорит. Все костюмы принесли в мою гардеробную, после ужина можно пойти посмотреть.

Долли так хотелось посмотреть костюмы, что она еле дотянула до десерта, и когда по английской традиции дамы поднялись из-за стола, она повела всех не в гостиную, а в комнату княгини.

— Мы сшили княжеский парчовый кафтан с широким кушаком для Алексея и три сарафана: алый — для меня, изумрудно-зеленый — для тебя и золотистый — для Лизы. Для тетушки мы сшили костюм боярыни с бархатной шубкой и шапочкой, — рассказывала Катя, отодвигая платья на вешалках, показывая костюмы. — Луиза сшила для себя костюм королевы Марии Медичи, но я не думала, что ты разрешишь и девушкам участвовать в празднике. Ни для Даши, ни для Генриетты нет нарядов.

— Отдайте мой костюм одной из них: я попросила Луизу сшить для меня костюм цыганки, и завтра на балу буду всем предсказывать судьбу, — сказала Лиза, посмотрела на сестру и невестку и робко улыбнулась.

— Ну, хорошо, отдадим его Даше — у вас похожие фигуры, а для Генриетты и Джона найдем в кладовых костюмы прошлого века, для Моцарта это — то, что нужно. Спускайтесь в гостиную к мужчинам, а я пойду искать миссис Грин.

Вдвоем с экономкой Долли открыла старые сундуки с одеждой отца и матери герцога. Довольно быстро она подобрала пышное платье из серебристой парчи и голубой камзол с вытканными серебряными цветами. Длинный серебристый жилет, похожий по рисунку на ткань платья, объединил оба наряда в единый ансамбль. Долли собрала вещи и попросила экономку привести их в порядок и отнести в комнату лорда Джона и герцогини де Гримон.

Спускаясь вниз, она услышала пение, и поняв, что все ее гости в музыкальном салоне, пошла туда. Голос Генриетты, как всегда, производил ошеломляющее впечатление: сильное сопрано необыкновенного ангельского тембра завораживало, унося душу слушающих в мир грез. Девушка пела арию Царицы ночи из оперы «Волшебная флейта», ее голос взлетал, казалось, до невозможных высот, а потом мягко опускался, без малейшего напряжения. Долли подошла к дверям и остановилась, боясь помешать. Дамы разместились в креслах перед невысоким помостом, на котором стояли рояль и арфа. Генриетта сидела за роялем, лорд Джон стоял рядом. Катя и Алексей, взявшись за руки, расположились на диванчике у стены, только герцога не было видно. Вдруг сильные руки обняли ее сзади, а теплое дыхание согрело волосы на макушке.

— Где ты так долго была? — прошептал на ухо жене Чарльз, — я тебя потерял.

Долли прижалась к мускулистой груди мужа и замерла, ей показалось, что она — в раю, а ангелы поют ей об этом. Девушка попробовала заглянуть в свою душу, чтобы понять, что с ней, почему ей так хорошо рядом с мужем, но тут же отбросила эту мысль, решив, что пусть будет то, что будет.

Генриетта закончила, и все восторженно зааплодировали. Потом они пели дуэтом с лордом Джоном, у которого действительно оказался прекрасный сильный баритон, красиво оттеняющий голос девушки; он знал наизусть все слова дуэта, и выступление прошло блестяще.

— Тебе не кажется, что Джон серьезно интересуется музыкой? Он знает наизусть слова, а это значит, что он часто слушает эту оперу, или поет по нотам. — Долли спросила, не поворачиваясь, он была уверена, что муж ее услышит, такая нежная сильная связь вновь установилась между ними.

— Ты права, дорогая, я тоже об этом подумал — сам он мне ничего не говорил о своем увлечении музыкой, но Джон вообще не очень откровенен со мной, — тихо сказал на ухо девушке Чарльз, и теплое дыхание снова согрело ее кожу.

Генриетта закрыла рояль, гости начали вставать со своих мест, и герцог легонько подтолкнул жену вперед, выразительно приподняв брови.

— Браво, вы пели замечательно, — сообразив, что нужно говорить, заявила Долли, — я нашла для вас обоих костюмы, их уже отнесли в ваши комнаты. Если они вам подойдут, то значит, к завтрашнему дню у нас всё готово. Мы можем сейчас идти отдыхать, чтобы встретиться завтра утром.

— Я смогу завтра быстро подогнать костюмы, если кому-нибудь это нужно, — предложила Луиза, все согласились и разошлись по своим комнатам.

Лежа без сна, Долли снова вспоминала сегодняшний день, радостную скачку до озера, нежные объятия мужа, их поцелуй в кабинете — и никак не могла успокоить нервную дрожь. Даже сейчас, когда Чарльза не было рядом, горячая волна заливала ее так, что покалывали кончики пальцев, ей так хотелось снова вернуться в теплые объятия и прижаться к твердым мышцам его груди под шелковой рубашкой. Девушка спросила себя, почему она не может снова спать там, как сегодня, но честно ответила сама себе, что тогда нужно будет сделать выбор. Если она придет сама — значит, она готова сделать брак настоящим.

Но тут же мерзкие картины из рассказа Даши, намертво засевшие в ее памяти, предстали перед глазами Долли, и она содрогнулась. Как же можно совместить то теплое нежное чувство, которое тянуло ее к мужу, и этот ужас животного совокупления, что видела Даша? Девушка не знала, что теперь думать, но было ясно только одно: ее так тянуло в объятия мужа, что она не могла больше противиться этому желанию…

Долли встала, накинула пеньюар, оставленный Зоей на банкетке около кровати, и, босая, нерешительно подошла к двери между спальнями. Ключ был вставлен в замок с ее стороны, но дверь не была заперта. Девушка тихонько толкнула створку — в спальне Чарльза было темно и тихо. Поняв, что муж спит, Долли обрадовалась.

Она на цыпочках подбежала к кровати и, откинув одеяло на том месте, где лежала вчера, скользнула в постель, счастливо вздохнула и закрыла глаза. Через минуту волнение, которое ее сжигало, отпустило девушку и, убаюканная теплом, исходившим от мужа, она расслабилась и быстро заснула. Когда ее дыхание выровнялось и стало медленным и глубоким, Чарльз протянул руку и обнял нежное тело, он осторожно пододвинулся, вдыхая аромат рассыпавшихся по подушке длинных локонов. Страсть вспыхнула в нем летним костром, но он боялся даже пошевелиться, чтобы не испугать это чудо, добровольно пришедшее в его постель. Задремал он только под утро, а когда первые лучи солнца показались над горизонтом, герцог уже поднялся, облился в своей ванной комнате холодной водой и пошел к конюшне. Оседлав Золотого, он поскакал привычным маршрутом, а у озера остановил коня и долго плавал, сбрасывая возбуждение.

— Ох, Лисичка, что ты со мной делаешь, — пробормотал он, вновь садясь на коня, но тут же попросил, — делай, что хочешь, но приходи сегодня ночью, пожалуйста.


Долли с ужасом смотрела на часы — через четверть часа Чарльз зайдет за ней, чтобы отвести в бальный зал. Но она была совершенно не готова: вся ее храбрость, которую она так мужественно демонстрировала окружающим все последние дни, куда-то испарилась, и сейчас молодая герцогиня чувствовала себя испуганной маленькой девочкой, которую заставляют петь в присутствии множества взрослых и важных людей.

Она порадовалась, глядя на себя в зеркало, что костюм получился отличный. Изумрудно-зеленый сарафан на груди был расшит русскими узорами, увиденными Луизой в православном храме. Такая же широкая вышитая кайма шла по подолу, а более узкая, вертикальная полоса сбегала от груди вниз, соединяя золотые узоры в единый ансамбль. Белая рубашка с широкими рукавами из тончайшего индийского муслина была собрана у запястий и ворота в мельчайшие складочки, и тоже расшита шелком в тон сарафану. Сегодня Долли заплела косу, а под изумрудную диадему-франж надела белый шелковый платок, как покрывало спадающий ей на плечи и спину. Изумруды бабушки сверкали в ее ушах, на шее и запястьях, а огромное, на всю фалангу пальца кольцо, подаренное Чарльзом, делало ее наряд совершенно роскошным. Надевая его час назад, Долли впервые увидела, что внутри кольца сделана надпись: «Моей Лисичке», и надежда, что у них с мужем всё будет хорошо, согрела ей душу. Но сейчас мужество снова оставило ее, и молодая герцогиня растерянно стояла перед зеркалом.

В дверь между спальнями легонько стукнули, и Долли в зеркале увидела мужа. Она сразу подумала, как он хорош в строгом черном фраке, поражаясь тому, что герцогу не нужны были украшения, чтобы привлечь к себе внимание. Белая рубашка оттеняла яркие черные глаза и кудри Чарльза, а черные фрак и жилет на его высокой широкоплечей фигуре всегда сидели бесподобно. Испугавшись, что сейчас он решит, что жена одета варварски роскошно, она тихо сказала:

— Вот — мой костюм… — голос Долли совсем упал, и она жалобно посмотрела на мужа, — я уже не знаю, правильно ли я поступила, поручив Кате заказать его.

Герцогу хватило одного взгляда на растерянное лицо жены, чтобы понять, что с ней происходит. Его храбрая девочка всё же не справилась с волнением.

— Милая, красивей тебя никого в бальном зале не будет, — успокоил он. Чарльз хотел поддержать Долли, но при этом был абсолютно искренним, — от тебя невозможно отвести глаз, даже платок, который скрыл твои роскошные волосы, сделал тебя еще прекраснее.

Молодой человек увидел, что в глазах девушки вспыхнула радость, она просияла и протянула ему руку.

— Спасибо, — просто сказала она, — пожалуйста, не отходи от меня сегодня. Катя обещала, что она займет гостей в зале до момента выхода августейших особ, а я буду с тобой — боюсь допустить какую-нибудь оплошность.

— Это — большая честь для меня, мадам, — весело сказал герцог, предлагая жене руку, — на самом деле, это я хотел просить тебя стоять рядом, чтобы мне не сойти с ума от ревности.

— А ты, правда, ревнуешь? — осторожно спросила Долли, — или только проявляешь галантность, утешая меня?

— А как ты думаешь, мудрая Лисичка, что должен чувствовать муж, имеющий ослепительно красивую жену?

— Гордость? — ответила Долли, которая попыталась поставить себя на место мужа, но растерялась.

— Не угадала, — без улыбки ответил Чарльз, и тут же сменил тему разговора, — пора, дорогая, через две минуты мы уже должны приветствовать гостей.

Они спустились вниз и стали рядом у дверей бального зала. Гости сегодня приезжали с раннего утра, и, слава богу, всех сумели разместить. Последними, два часа назад, прибыли император Александр и принц-регент. Сейчас гости уже начали подходить к хозяевам. Несмотря на маски и маскарадные костюмы, Чарльз узнавал всех и тихо шептал на ухо жене имена тех, кто приближается к ним. В самом зале светлейшая княгиня Черкасская с помощью мужа занималась гостями, знакомя между собой тех, кто не был знаком, и подбрасывая темы для беседы.

Молодая княгиня, одетая в алый сарафан, сегодня дважды обернула свою каштановую, длиной до колен косу короной вокруг головы. Она не стала украшать волосы, справедливо решив, что рубины царевны Нины слишком роскошны, чтобы утяжелять впечатление от наряда, дополняя их чем-то еще.

— Я горжусь моими женщинами, — шепнул на ухо жене князь Алексей, которого узкий парчовый кафтан с широким поясом сделал совсем высоким, — моя жена и сестра красивее всех и лучше всех здесь одеты.

— Никому не говори, — парировала Катя, — иначе тебя поднимут на смех. В Англии считается приличным ровно, без эмоций относиться к своим женщинам. А уж та война, которую принц-регент устроил со своей бедной женой, свела на нет моду на семейные ценности.

В дверях в сопровождении графа и графини Ливен появился император Александр. Увидев Черкасских, он направился к ним.

— Алексей, очень рад видеть тебя вместе с твоей прекрасной княгиней, — весело сказал он, — поверьте, сударыня, когда я вижу наших красавиц, да еще в русских нарядах, меня переполняет гордость. Позвольте мне пригласить вас на первый танец, а наша хозяйка, как я думаю, сейчас получает такое же приглашение от принца-регента.

— Благодарю вас, ваше императорское величество, — приняла приглашение Катя.

Император пошел вдоль зала, приветствуя гостей, а в двери вошел принц-регент, сопровождаемый герцогом и герцогиней Гленорг.

Долли, наблюдая, как приближаются и отходят гости, окружая обоих августейших особ, подумала, что это похоже на два водоворота в реке. Оба монарха были без костюмов: Александр — в своем любимом черном мундире, а принц-регент — в элегантном фраке, и пестрые наряды гостей, почтительно снимавших маски при приближении к коронованным особам, как цветная рама обрамляли две величественные фигуры.

Герцог Гленорг дал знак оркестру, музыканты сыграли первые такты полонеза, и принц-регент направился к Долли, а император подал руку Кате, стоящей рядом с ним. За их спинами пары начали занимать свои места, и танцы начались. За полонезом последовала мазурка, которую Долли танцевала с братом, потом кадриль — с графом Ливен, и только вальс она танцевала с мужем.

Герцог легко вел ее в танце, не прижимая к себе более, чем положено приличиями, но девушка чувствовала, как через кончики его пальцев ей передавалось странное томление. Он она уже решила не анализировать свои чувства, а положиться на судьбу. Сейчас она была счастлива. Как показалось молодой герцогине, вальс закончился слишком быстро, она легко вздохнула и посмотрела на мужа.

— Я пока не хочу танцевать, давай пройдемся по залу, — попросила она. Герцог предложил ей руку и повел, подходя к разным группам гостей.

Долли увидела в зале тетушку в костюме боярыни, рядом с ней стояла Даша в золотистом сарафане с белой полумаской на лице. Луиза, в костюме французской королевы, танцевала с молодым рыцарем, а тоненькая цыганка в красной юбке, таком же платке, полностью скрывающем волосы, и алой полумаске, держа бубен в руке, подходила то к одному, то к другому гостю. Сейчас она разговаривала с высоким молодым человеком в русском уланском мундире — даже издалека было видно, как блестят в прорезях его маски синие глаза, а белозубая улыбка молодого человека была неотразима.

— Да ведь это граф Печерский, — узнала Долли, — час назад, приветствуя ее у двери зала, он напомнил «племяннице графини Апраксиной» об их дружбе на ниве восстановления московских церквей. — Что же такое рассказывает ему Лиза, что у него так округлились глаза?

Долли проводила сестру взглядом, та отошла от графа Печерского, с нескрываемым изумлением смотревшего ей вслед, и отправилась к группе гостей, собравшихся вокруг императора Александра. Мгновенно поняв, что Лиза хочет передать государю слова его покойной бабушки, герцогиня ужаснулась. Она сказала мужу, что хочет отойти в дамскую комнату, и поспешила наперерез сестре. Но Долли была слишком далеко, и когда она приблизилась к императору, Лиза уже взяла того за руку. Оставалось только подойти поближе и послушать разговор.

— Позвольте бедной цыганке погадать вам, ваше императорское величество, — сказала Лиза по-английски, и не дожидаясь разрешения, взяла руку императора.

— Я вижу, что ваш самый главный враг, который находится в ссылке, через полгода высадится в порту Франции, пройдет через всю страну и без единого выстрела займет ее столицу. Вы победите его вместе со своими союзниками, но сто дней будут для вас очень тревожными, — объявила Лиза, отпустила руку императора и скользнула за спины оторопевших офицеров свиты. Она быстро пошла сквозь толпу гостей, нырнула в открытую из-за жары балконную дверь и исчезла в саду.

Оркестр взял последние аккорды котильона, и музыка смолкла. Твердая рука подхватила локоть Долли, и она с радостью поняла, что муж снова стоит рядом с ней.

— Прошу всех гостей на ужин, — громко пригласил герцог и, крепко держа за руку жену, отправился к дверям столовой. Лакеи распахнули двери, и толпа гостей вслед за хозяевами и коронованными особами направилась к огромному столу, собранному в виде русской буквы «П». Принц-регент сидел рядом с герцогом Гленоргом, а император — рядом с Долли. Александр был очень задумчив, а потом по-русски обратился к хозяйке:

— Сударыня, кто та молодая женщина или девушка, наряженная цыганкой?

— Простите, ваше императорское величество, но на празднике около шестисот гостей, я только кое-как смогла запомнить русских, а англичан практически не знаю. Я затрудняюсь ответить на ваш вопрос.

— Тогда не нужно беспокоиться, герцогиня, — успокоил Долли император, — это — уже неважно.

Он принялся развлекать сидящих поблизости от него дам, и ужин заискрился весельем, остроумными шутками, забавными рассказами. Искусство французского повара Гленоргов было оценено всеми гостями выше всяческих похвал, и к последней перемене блюд у герцогини отлегло от сердца — казалось, что Александр Павлович забыл о странном предсказании ее сестры.

Ужин окончился, монархи поднялись из-за стола, давая сигнал всем остальным, и начали прощаться с хозяевами. Император поблагодарил Гленоргов за прекрасный вечер, тем более приятный, что это — предпоследний день его пребывания в Англии, а принц-регент похвалил хозяев за хорошую организацию бала и, конечно, за прекрасный ужин. Хозяева проводили августейших особ и гостей из их свиты к экипажам, и вернулись в дом.

— Прошу всех на концерт, для вас поют мисс Найт и мистер Дэй, — объявила Долли и направилась в бальный зал. На хорах, впереди оркестрантов стояли девушка и юноша в старинных нарядах. На лице девушки была черная маска, а на лице юноши — белая. Дирижер взмахнул палочкой, и звуки арии Царицы ночи из «Волшебной флейты» полетели над головами гостей, а когда нежное сопрано Генриетты взмыло над залом и, отражаясь от стен и потолка, казалось, заполнило всё пространство, гости замерли. Стихли веселые голоса и смех, все как завороженные смотрели на стройную девушку с золотисто-рыжеватыми волосами, певшую сложнейшую арию с удивительной легкостью и чистотой.

— Боже мой, да это ангел поет, — тихо сказал рядом с Долли один из гостей.

Генриетта взяла последние ноты, оркестр — несколько аккордов, и все замерло. Бурные аплодисменты взорвали зал. Они гремели, перекатываясь; певица подошла к краю балкона и поклонилась зрителям, потом отступила, взяла за руку своего партнера и приготовилась снова петь. Шум сразу смолк, и когда зазвучал дуэт, где голос Генриетты оттенился сильным баритоном Джона, публика снова восторженно замерла, а потом аплодировала еще громче, хотя, это казалось невозможным. Молодые люди поклонились и исчезли за спинами музыкантов, а герцог дал знак к танцам, и вновь закружил Долли в вальсе.

После концерта гости уже не нуждались в руководстве: в доме танцевали, на лужайке перед домом под легкими шатрами расположился импровизированный буфет для желающих выпить на природе, и множество парочек разбрелось по саду, ища уединения. В три часа ночи в парке зажгли фейерверк, давший сигнал к окончанию праздника, и большинство гостей отправилось отдыхать в отведенные им комнаты.

— Всё, дорогая, мы отстояли вахту, — объявил герцог, наклонился и поцеловал висок жены, — ты устала, пойдем отдыхать — тем, кто остался в саду, хозяева больше не нужны.

Долли огляделась по сторонам. Ее родных уже не было видно, а Лиза не появлялась на балу с того момента, как «погадала» императору Александру. Поэтому она со спокойной совестью оперлась на руку мужа и пошла наверх. В спальне Зоя помогла ей снять маскарадный костюм и надеть ночную сорочку.

— Господи, спасибо тебе, что помог мне пережить этот трудный день, — помолилась, ложась в постель, Долли, и через минуту уже крепко спала.

Она так устала, что не слышала, как в ее спальню вошел Чарльз с бокалом бренди в руке. Он долго сидел рядом, глядя в прекрасное спокойное лицо, ставшее во сне совсем юным, потом задул свечу и лег рядом с женой. Нежность к этому прекрасному существу, поселившаяся в его душе, была так сильна, что заглушала даже страсть, и герцог спокойно лежал, прислушиваясь к легкому дыханию, не тревожа Долли. Потом усталость взяла своё, и он тоже заснул с ощущением счастья.

Глава 17

Рано утром начался отъезд гостей. Долли непрерывно перемещалась от столовой, где кормили гостей ранним завтраком, до крыльца, и если бы не муж, уже давно перепутала бы имена и титулы лощеных представителей высшего света Англии. Русские гости тоже покидали Гленорг-Холл, ведь завтра предстоял отъезд государя в Вену. Молодые офицеры свиты, оставшиеся ночевать, сегодня уезжали самыми первыми. Ее московский приятель граф Печерский поблагодарил герцога, поцеловал руку Долли и уже хотел сесть в карету, но вдруг, решившись на что-то, вернулся и по-русски спросил:

— Ваша светлость, вы не знаете, кто та девушка, что вчера на балу была одета цыганкой?

— Увы, граф, у нас было более шестисот гостей, а я только начинаю осваиваться в лондонском свете — я не знаю имен большинства английских гостей.

— Мне показалось, что английский язык для нее неродной, — задумчиво промолвил Печерский.

— Нет, не могу вам помочь, — забеспокоилась Долли, и вздохнула свободно только тогда, когда граф сел в карету и уехал.

— Что хотел твой русский приятель? — поинтересовался герцог.

— Спрашивал, кто был в костюме цыганки, — поморщившись, ответила Долли.

— Но ты ему не сказала?

— Нет, не захотела — Лиза слишком молода, чтобы знакомиться с офицерами, — объяснила герцогиня, просунула руку под локоть мужа и направилась к своим родным, уже вышедшим на крыльцо. Алексей с женой, тетушка и Луиза с племянницей уезжали в Лондон.

— Не беспокойтесь за Лизу и Дашу, — сказала Долли, целуя тетушку, — им здесь будет хорошо, мы привезем их в Лондон через две недели.

Обняв родных, она поглядела вслед отъезжающим каретам, и ей стало грустно. Алексей и Катя отправлялись вместе с императором в Вену, и неизвестно было, когда они снова увидятся.

Поток отъезжающих гостей совсем обмелел. Долли уже попрощалась с английскими офицерами и, оставив с ними Чарльза, направилась в свою спальню, чтобы передохнуть и побыть с Лизой. Даша спускалась к завтраку вместе с Апраксиной и, проводив графиню, пошла погулять в сад, а Лиза так и не выходила из своей комнаты. У лестницы ее окликнул дворецкий Сиддонс.

— Ваша светлость, для вас передали письмо, только написано не по-английски, — доложил дворецкий и подал ей на маленьком подносе конверт, с размашистой надписью по-русски: «Ее светлости герцогине Гленорг, лично».

Долли вскрыла конверт, и у нее похолодели руки. Ужас, от которого они бежали из России, настиг их здесь — в письме было всего две фразы:

«Если хочешь выкупить жизнь своей подружки Даши, принеси в домик на озере все свои драгоценности и деньги. Поторопись, у тебя только полчаса, и не думай откупиться дешевыми побрякушками, я вчера видел твои драгоценности».

Подписи не было, но она и не была нужна — Долли и так знала, что это — Лаврентий Островский. Она опрометью бросилась наверх, быстро скинув платье на пол, натянула мужской костюм, высыпала в шелковый платок все драгоценности, которые вчера были на ней, туда же бросила бархатный кошелек с деньгами, и завязала всё в узел. Девушка взяла пистолеты крестного, тщательно зарядила их, нашла в сундуке шпагу брата и выбежала из комнаты.

Молясь, чтобы не встретить Чарльза, который запретит ей ехать, Долли свернула в конец коридора и по лестнице для прислуги сбежала к боковому выходу из дома, через пять минут она уже была у конюшни. Еле дождавшись, пока ей оседлали Крылатого, девушка вскочила в седло и понеслась к озеру.

Герцог решил подняться в спальню, когда ему показалось, что мимо окна гостиной по направлению к подъездной аллее пронесся всадник. Он подошел к окну и убедился, что был прав: стремительно уменьшаясь, от дома удалялся Крылатый, несущий на спине стройного юношу. Чарльз выругался и, перескакивая через ступеньки, кинулся в спальню жены. В комнате было пусто, на полу валялось сброшенное платье, шкатулки, где лежали диадема и другие украшения, были открыты — казалось, что Долли решила срочно бежать, захватив с собой самые ценные вещи. Вдруг его взгляд зацепился за белый лист бумаги, лежащий на ковре у туалетного столика. Письмо было написано по-русски, Чарльз схватил его и, выбежав в коридор, нетерпеливо постучал в соседнюю комнату.

— Да, — голос Лизы, ответившей ему, был так слаб, что при других обстоятельствах герцог забеспокоился бы, но сейчас ему было всё равно.

— Лиза, пожалуйста, прочитайте мне письмо, — воскликнул он, толкая дверь.

Он подошел к кровати, где лежала княжна, и протянул ей листок.

— Это — Островский, — пролепетала Лиза, побледнев как полотно, — он захватил Дашу и ждет Долли с выкупом в домике на озере. Вы знаете, где это?

— Спасибо, — коротко бросил Чарльз и бросился в свою спальню. Натянув сапоги, он сунул за каждое из голенищ по ножу, за пояс — два пистолета, которые по военной привычке всегда держал заряженными, и побежал к конюшне. Сам оседлав Золотого, он дал коню шпоры и полетел к озеру, моля бога, чтобы еще не было слишком поздно.

Долли спешилась у домика и, бросив поводья, пошла по настилу к двери. У нее было слишком много оружия, пистолеты сейчас были более полезными, поэтому она положила шпагу на доски у двери, взяла в каждую руку по пистолету, взвела курки и толкнула ногой дверь. Дашу она увидела сразу: связанная по рукам и ногам, та стояла на коленях перед Островским, намотавшим на руку длинную русую косу девушки.

— Отпусти ее, — крикнула Долли, наводя пистолеты на негодяя, но в тот же момент почувствовала ужасный удар по голове и, потеряв сознание, упала на пол к ногам Лаврентия.

— Молодец, Билли, — похвалил Островский, обращаясь к высокому громиле с деревянной дубинкой в руках, — надеюсь, ты ее не убил, она не должна так легко отделаться.

— Нет, сэр, я просто отключил ее минут на десять, потом она снова будет как огурчик, — сказал бандит и мерзко засмеялся, — обыскать ее?

— Давай, — скомандовал Островский, а сам повернулся к Даше и, резко дернув девушку за волосы, так, что она закричала от боли, поставил на ноги.

— Вот, сэр, — объявил громила и положил на стол шелковый платок, завязанный в узел.

Островский оттолкнул Дашу и подошел к столу. Развязав платок, он обрадовался. Долли испугалась и принесла всё, что он увидел на ней, когда вчера зашел из сада в зал под видом подвыпившего гостя в маскарадном костюме. Он подумал, что раз ценности у него, то можно позабавиться — а потом пристрелить девчонок и уходить.

— Бери себе эту, — разрешил он громиле, кивнув на связанную Дашу, — а я подожду нашу герцогиню.

Бандит хмыкнул и, подойдя к Даше, рванул у нее на груди платье. С утробным урчанием он начал мять обнаженную грудь девушки, стараясь причинить ей боль, и когда Даша закричала, он довольно расхохотался. С пола донесся стон, и лежавшая на полу Долли пошевелилась.

— Вставай, нечего лежать, посмотри, как Билли сейчас отделает твою подружку, а потом мы, наконец, позабавимся с тобой. Не ищи свои пистолеты, они — у меня, — сказал Островский и покрутил в руках пистолеты, отобранные у Долли, — вставай, иначе выстрелю тебе в коленную чашечку, и посмотрю, как ты будешь орать.

Долли, держась за стену, поднялась, Лаврентий подошел к ней и приставил пистолет к ее виску.

— Пока рано, ты еще не доставила мне того удовольствия, которое должна, но потом не сомневайся, я пристрелю вас обеих, — объявил Островский.

Положив один из пистолетов на стол, он свободной рукой стал расстегивать сюртук на груди Долли, продолжая целиться ей в голову другой рукой. Громила рывком поднял связанную Дашу на стол и задрал ей юбку. В этот момент дверь распахнулась, и герцог с порога выстрелил бандиту в затылок.

— Чарльз! — закричала Долли, и тут Островский схватил ее и прикрылся ею как живым щитом, приставив пистолет к виску девушки.

— Положите пистолеты, герцог, иначе я прострелю ей голову, — вежливо по-английски заявил Островский.

Чарльз повернулся на крик жены и увидел ужасную картину: Долли почти висела в воздухе, едва касаясь носками сапог пола: Островский держал ее одной рукой за шею, прикрываясь девушкой, а второй рукой прижимал пистолет к ее виску. Он так высоко поднял Долли, что его голова не была видна за пышными волосами молодой герцогини.

В мозгу Чарльза пронеслась ужасная мысль, что преступник держит его жену на весу, его руки скоро устанут и, не дай бог, у него сдадут нервы, тогда негодяй застрелит Долли.

— Я положу пистолеты и выйду из домика, а потом выходите вы, только оставьте женщин здесь, — предложил герцог, кладя пистолеты на пол.

— Толкни их ко мне, — велел Островский.

Молодой человек толкнул ногой оба пистолета, и они отлетели к Лаврентию.

— Теперь выходи за дверь и не вздумай шутить, я выйду с твоей женой, малейшее твое движение — и я прострелю ей голову.

Чарльз вышел за дверь, поднял шпагу, оставленную Долли, и достал из-за голенища длинный морской нож. Топая, он прошел по настилу, и тут же вернулся, бесшумно ступая на носках мягких сапог. Дверь домика отворилась и, толкая перед собой Долли, на мостки ступил Островский. Стремительным ударом шпаги Чарльз рассек до кости руку, в которой тот держал пистолет и, оттолкнув локтем Долли, вонзил нож под ребра преступника. Лаврентий обмяк, выпустил из здоровой руки узелок с драгоценностями и рухнул на мостки.

— Минута, — пробормотал Чарльз, поднимая с настила бледную Долли.

Глаза Лаврентия побелели, закатились, и через минуту он действительно умер.

— Вот и все, не плачь, — сказал герцог, обнял жену и прижал к себе, — я же просил тебя не ездить сюда одну!..

— Он обещал убить Дашу, — всхлипывала Долли, — ты бы не пустил меня, и она бы погибла.

— Он убил бы вас обеих. Разве ты не понимаешь? — грустно объяснил герцог, — ну почему ты мне не доверяешь?!

Долли нечего было сказать, и она заплакала навзрыд. Муж обнял ее, утешая:

— Не нужно, милая, пойдем, освободим Дашу и поедем домой. Следует вызвать судью, — он провел Долли в домик, где по-прежнему лежала на столе связанная Даша. Перерезав веревки, он помог девушке подняться и, сняв сюртук, накинул ей на плечи, закрывая разорванное платье.

— Даша, вы сможете ехать верхом? — спросил он девушку.

— Да, наверное, — храбро ответила Даша, едва стоящая на ногах.

Герцог вывел их обеих из домика, подсадил Дашу на Золотого, а сам сел на Крылатого и протянул руку жене. Долли поставила ногу на носок его сапога, и Чарльз подтянул ее в седло. Девушка села впереди мужа и прижалась к его груди. Они медленно поехали по дороге к дому, щадя избитую Дашу.

Дома Гленорг отправил обеих девушек в их комнаты, а сам послал в соседний городок за судьей. Когда тот прибыл, он сам отвез его к домику на озере и объяснил, как развивались события. Они подобрали узелок с драгоценностями, все еще лежащий на мостках около трупа Островского. Судья осмотрел всё оружие, найденное на месте преступления и, записав показания хозяина имения, отбыл в город, разрешив похоронить тела преступников. Чарльз отдал необходимые распоряжения и, взяв узелок с драгоценностями, поехал к жене.


Когда Долли, поддерживая Дашу, свернула в коридор к своей спальне, на них как ураган налетела Лиза.

— Долли, вы живы? — воскликнула она, схватила обеих девушек за руки и замерла, как будто вслушиваясь в то, что было слышно ей одной.

— Лизонька, Даша избита, а я еле стою на ногах. Давай положим ее в постель, и ты побудь с ней, пожалуйста, — устало попросила сестру Долли. — Я потом тебе всё расскажу.

— Можешь не рассказывать, не бередить душу, я уже все знаю — вы обе мне всё сказали своими руками, — ласково успокоила ее Лиза. — Герцог совершил для нашей семьи неоценимое благодеяние, о котором говорили мама и бабушка: он спас твою жизнь и жизнь Даши, и теперь ты будешь с ним счастлива.

Девушки дошли до спальни Даши Морозовой и вдвоем уложили девушку в постель. Даша сразу же закрыла глаза и провалилась в тяжелый сон. Лиза пододвинула стул к ее постели и села, а Долли стала рядом, глядя сверху на светлые пепельные локоны, рассыпавшиеся по плечам сестры.

— Лиза, а что ты такое сказала вчера графу Печерскому, что он сегодня спрашивал о тебе?

— А что он спрашивал? — голос Лизы задрожал, но головы она не подняла.

— Он хотел знать, кто та девушка, которая была одета цыганкой.

— Ты ничего ему не сказала? — взмолилась сестра, глядя на Долли.

— Нет, не сказала. Но что же ты сказала ему? — со вздохом взглянув в янтарные глаза, теперь полные слез, спросила старшая сестра.

— Я сказала то, что мне поведала его рука: он полюбит женщину, которую потеряет, и долго будет искать, пока не найдет ее в храме…

— Лиза, неужели ты это почувствовала, взяв его за руку? — удивилась герцогиня, сомнения вновь шевельнулись в ее душе.

— Да, дорогая, так оно и было, так же, как рука твоего мужа сказала мне, что он тебя мучительно любит, — подтвердила Лиза и нежно улыбнулась.

— Нет, ты ошиблась, это я ничего не могу с собой поделать — меня так тянет к нему, а он только дружит со мной… — засомневалась Долли.

— Попробуй, поговори с ним, — предложила младшая сестра, — и ты поймешь, что я права. А сейчас иди ложись, ты еле стоишь на ногах.

Долли согласилась и пошла в свою спальню. Она велела Зое наполнить ей ванну, и когда слуги натаскали воды, легла в теплую воду и закрыла глаза. Страшные картины сегодняшнего утра вновь встали перед ней, и девушка тихо застонала, не открывая глаз.

— Тихо, дорогая, всё позади. Обещаю, что с тобой больше никогда ничего плохого не случится, — прозвучал над ее головой голос герцога.

Долли напряглась, но странное чувство удовольствия от того, что муж смотрит на нее обнаженную, теплой волной побежало по жилам, окрасив румянцем лицо и грудь. Она так и лежала, не открывая глаз, и только частое дыхание сказало Чарльзу, как волнуется его молодая герцогиня. Он опустился на колени около мраморного бассейна, в котором лежала жена, снял и отбросил сюртук, закатал рукава рубашки и опустил руки в теплую воду.

Герцог нежно провел кончиками пальцев по плечам Долли, погладил ямочки ключиц, а потом положил руки на грудь жены и замер. Он увидел, как задрожали и сжались пальцы маленьких рук, а по лицу девушки скользнула тень испуга.

— Не бойся меня, Лисичка, прошу тебя. Я никогда не причиню тебе боли, не сделаю зла. Ты так ослепительно прекрасна, что я не могу удержаться от искушения прикоснуться к тебе. Позволь мне это. — Чарльз нежно обвел большими пальцами розовые соски, поднявшиеся под его лаской.

Долли по-прежнему не открывала глаз, но ее лицо расслабилось, и герцогу показалось, что она отдалась новым ощущениям. Руки Чарльза скользили по ее телу, нежно поглаживая шелковистую кожу. Он поставил на ладонь маленькую ступню с высоким подъемом и прижался к ней губами. Целуя все пальчики по очереди, он не сводил глаз с лица жены, наблюдая, как на нем отражаются те чувства, что она испытывает. Испуг напряженной тенью больше не искажал прекрасные черты, наоборот, губы девушки слегка приоткрылись, грудь часто вздымалась, а на щеках играл нежный румянец.

— Посмотри на меня, милая, дай мне увидеть твои глаза, — попросил герцог.

Глаза Долли послушно распахнулись, и он увидел в них не только смущение, но и легкую дымку страсти, пробуждающейся в жене.

— Почему? — тихо спросила она.

— Что, дорогая? — переспросил герцог, наклоняясь.

— Почему ты изменил решение и хочешь быть моим мужем на самом деле?

— Потому что люблю тебя, — просто ответил Чарльз и, не дожидаясь ее ответа, припал к теплым полураскрытым губам.

Долли сразу ответила ему, и страсть раскаленной лавой вскипела в герцоге. Не в силах оторваться от этого сладкого рта, он подхватил свое мокрое сокровище на руки и понес жену к постели. Долли стиснула его шею и прижалась к нему всем телом. Муж положил ее на покрывало и, встав на колени перед постелью, начал осыпать ее лицо, плечи и грудь поцелуями.

— Пожалуйста, не отталкивай меня, я так хочу тебя, просто сгораю в огне, — как в бреду, шептал он между поцелуями, чувствуя, что последние остатки разума покидают его, затопленные лавиной бешеной страсти, бушевавшей в крови.

Сила этой страсти передалась Долли, и она неосознанно начала отвечать на ласки мужа. Ее руки зарылись в черные кудри Чарльза, а потом заскользили по его плечам и шее. Застонав, он рванул на себе мокрую рубашку и быстро начал раздеваться. Почувствовав, что нежные руки мужа оставили ее тело, Долли сразу ощутила себя осиротевшей. Она нетерпеливо распахнула глаза и, увидев, что Чарльз ложится рядом, почувствовала радостное облегчение. Она сама потянулась к мужу, прося поцелуя, и с готовностью раскрылась навстречу его ласкам. Казалось, его рот и руки были везде, и там, где он касал