Book: Новая Галатея (СИ)



Шахтаров Дмитрий Степанович


Новая Галатея


За стенкой надрывно, на одной ноте голосил ребенок. Он делал это мастерски, наверняка выклянчивая у родителей что-то вкусненькое. Я не знал, кто это вопит, так же как и не знал никого из соседей по малосемейке. Эта малосемейка была старого типа, эдакая общага с общей кухней на коридор. В подобном бедламе я жил в студенческие годы. Жил? Или жила?

В голове царил сумбур. Дело в том, что уже вторые сутки я, сорокалетний мужик, находился в теле молодой девицы. Что, смешно? Мне было не до смеха. По документам, обнаруженным в комнате, удалось в общих чертах восстановить свою новую личность.

В дверь постучали.

- Наташа, у тебя случаем не завалялось луковицы? Я Вадика послала, но когда его черти принесут?-заскочила низенькая и полная соседка в засаленном халатике.

- А хрен его,- начал я( или начала). Пусть начала, надо как то привыкать к новой ипостаси. Честно говоря, собственное преображение я воспринял без всяких истерик. Или восприняла? Пусть восприняла, точно надо привыкать. Короче, прежняя жизнь без каких либо достижений и прорывов стала меня напрягать. Нет, не в материальном плане. Моя профессия- художественная обработка металлов, позволяла жить без особых затруднений. Вот в личном плане не задавалось вовсе, ну вообще никак. То ли уровень притязаний был высок, то ли аура оказалась недостаточно ауристой, но с женщинами было плохо. Извините-отвлекся.

- Сейчас посмотрю,- сказала я , оглядываясь назади быстренько придумывая отмазку.

- Там в кухне у тебя головка лежит. Я возьму?

- Ага,- промямлила я, прислушиваясь к своему голосу. Ничего так голос. Не визгливый-уже хорошо.

Так вот, очнувшись в новом теле, я без особой паники стал анализировать ситуацию: во –первых, немного повезло- перенесся в субботу. Есть пара дней для адаптации. Во-вторых, девица оказалась очень ничего, хотя по многим признакам явно «синий чулок», что в переводе на современный просто «ботаник». В –третьих, в ближайшем окружении никого. В-четвертых… в общем плюсы были. Были и существенные минусы.

Как ведут себя женщины в своем кругу и как они думают всегда оставалось для меня непостижимой тайной- это первый минус. Второй- у девицы не обнаружилось никакой наличности. Правда, была карта Сбербанка, что давало какие-то надежды. И главное - у меня согласно закона подлости начались критические дни. Опять смешно? Извините, в технической части я сориентировался быстро, а вот все остальное… Женщины поняли, а мужчины хихикают в кулачок. Зря. В эти два дня настроение у меня менялось радикально - от восторженности до жажды убийства. Я подозревал, что это состояние осложнялось систематической недолюбленностью моей девушки, то есть меня, этаким хроническим заболеванием русских, а может не только русских, женщин.

Теперь о нынешнем, нет нынешней себе. Наталья Курман, двадцати шести лет, библиотекарь центральной городской библиотеки, не замужем( слава те, господи). Родители проживают в Молдавии-еще один плюс. Исследования мобильника выявили, помимо особ женского пола, неких Эдика и Алешу. Этот Алеша оказался явно не двоюродным братиком. Вчера вечером он попытался добиться аудиенции. Знаем мы эти рандеву! Послала его в ж. Извините. В обнаруженном планшетнике наиболее посещаемыми страницами были, как и ожидалось, « Одноклассники» и « В контакте». Понятно, человек в поисках принца, как и вся страна. Девица и почитывала для разнообразия. Сто процентов чтива относилось к любовным романам и вампирским сагам. Непотребные сайты отсутствовали напрочь. Плюс. Большой плюс тебе, то есть мне. Кулинария, рукоделье и любовь к растениям, природе и животным не просматривались совершенно. Так что выдающихся способностей не имелось, что вполне меня устраивало.

Заботило другое. Завтра на работу, а как ориентироваться там? А знакомства? А подруги? Родственники опять же ? Не найдя ответов на эти вопросы, я принялась одеваться, шепча сквозь зубы ругательства.

У тела оказался совершенно иной центр тяжести-спереди перевешивала немалая грудь, сзади спина отягощалась полной попкой. С трудом упаковавшись, я стала обуваться, но не тут то было. Граждане! Как можно сохранять устойчивое положение, а тем более передвигаться на таких котурнах? И для чего такие мучения? В конце концов я ограничилась свитером, брюками (все сволочи в облипку) и тряпичными кедами.

Выйдя на улицу, я обнаружила, что нахожусь на той же улице, где я жил в мужском обличии. Более того, моя квартира находилась через квартал! Ноги сами понесли меня на родину. Мать моя! Женщины, как вам удается сохранять равновесие? Тело не слушалось совершенно. Вдобавок ко всему оно умудрялось как-то автоматически, совершенно похабно подвиливать задницей, одновременно провоцируя передок на соответствующие возвратно-колебательные манипуляции.

Ухудшилась видимость. Еще бы. В прежнем обличии я был под метр девяносто, а теперь на двадцать сантиметров ниже и опять же эти очки в минус три.

Однако ноги сами по себе несли по нужному адресу. Поднявшись на второй этаж, я протянула руку к звонку. А чего звонить? Он все равно не работает, а дверь, наверняка, как обычно не закрыта. Просочившись в просторную двухкомнатку, я , почему-то на цыпочках, прокралась в спальню. Я…он сидел на расхристанной кровати . Мой носик уловил какой-то не очень приятный запах . Во, мля, собственный запах самому себе не нравится!

Он ( то есть я , пусть будет он, иначе запутаемся) посмотрел на меня стеклянными глазами и спросил: « А ты кто?»

И тут, совершенно неожиданно для самой себя, я брякнула:

- Как кто? Я твоя невеста Наташа? Не узнаешь, изменщик? А ты Зацепин Александр - мастер по художественной ковке и негодяй. Где тебя носит второй день? Как, полегчало?

- Нет,- помотал он головой. – Не поверишь, сутки сижу, не могу в себя придти, все позабыл к чертовой матери. Что, где, когда? А мы вправду знакомы? Мне кажется , что я тебя не знаю вообще.

- Да ты что, Сашенька! ( Помню , помню, что ты не любишь, когда девицы тебя Шуриком называют). Я знаю всех твоих родственников и друзей, любимые напитки, все пристрастия.

- Ну, уж прям таки все?- буркнул он.

- У тебя под левым коленом бородавка, слева сломаны два ребра, больше всего ты любишь рассольник по-ленинградски и носки синего цвета.

- Сдаюсь, сдаюсь, - поднял он руки.- Ну, тогда помоги восполнить образовавшийся вакуум в черепе.

Взгляд его сфокусировался на моем бюсте, совершенно неприлично выпятившемся вперед по причине неправильного прилаживания бюстгальтера.

- А у нас что-то было?- растерянно спросил он.

- Пока нет,- отчеканила я, холодея и борясь с услужливым воображением, рисовавшим такие картины, что пришлось зажмуриться. – Давай,-заторопилась я,- познакомлю тебя в общих чертах с твоей жизнью, окружением, бытом, заработками.

- А что, ты и про заработок в курсе?

- Еще как,- отвечала я , перебирая в голове подходящие ласкательные для мужчин и добавила: « Зайчик, ты такой открытый, такой доверчивый…»

- Я открытый?-изумился он.

- Для меня да,- ответствовала я твердо, причем не соврав ни в одном слове.

- А где мы познакомились?- у него случился пароксизм недоверчивости.

Вот ведь дятел, никак не угомонится. Я, можно сказать жертвую собой, кладу на алтарь.. А что я собственно на него кладу? В общем всю себя. Надо как-то дурака из дерьма вытаскивать. Мужчины-они такие беспомощные. Ого! Куда это меня понесло и , главное, кто понес?

Мило улыбнувшись ( может действительно мило), я ответила:

- У меня в библиотеке. Ты искал это, ну это... (Взгляд быстро пробежал по книжным корешкам).

- Вспомнила. Способы закалки изделий из низкоуглеродистой стали.

- Есть такая книженция. Ну, излагай, как и что.

Через полчаса я добилась потепления его настороженного взгляда. В процессе нашего диалога я лихорадочно искала пути решения возникающих проблем. Если бы он знал, сколько их у нас. С не меньшим удивлением я прислушивалась к своим новым ощущениям. Нет, вы не о том подумали. В голову лезли мысли, как тут все неуютно и грязно и что этот стол надо бы переставить сюда на свет и эти ужасные шторы, кошмар. Наверняка это было что-то женски-генетическое, поскольку никаким порядком раньше я не заморачивался, что подтверждал окружавший нас бардак.


- Значит, мой напарничек подворовывает, ты точно уверена?

- Ты мне это сам сказал, дорогой. ( Может до замужества «дорогой» это чересчур)?

- Сука какая! Извини, сорвалось. ( Не парься, у меня срывается аналогичное, слово в слово).

- Может, тяпнем по рюмашке,а? За возобновление старого знакомства,- его взгляд опять зацепился за мои выпуклости.

- Хрен тебе,-подумала я . Я тебя научу , как ухаживать за порядочными девушками, при которых не матерятся. Откровенно говоря, я бы тоже была бы не против сгладить переживания последних суток хорошим стаканом, однако надо было думать перспективно. Как там женщины говорят? Лучше всего-это полуприкрытая нагота. Так что Саня, извини, ничего. Возникали какие-то гомосексуальные противоречия. Бр-р-р. Лучше не думать об этом. Надо приводить в чувство настоящего себя. А то девица может отвоевать тело в любую минуту. Лучше будет, если после этого она будет в моих крепких сетях, грех такую упускать.

Хотя, чего это я заморачиваюсь им. Он же неудачник, неряха, грубиян. Вдобавок всегда в долгах.

Совершенно непроизвольно включились какие-то мутные переживания, никак не формировавшиеся в логичные связки.

- А если на него наложит лапу какая-нибудь девица с серьезными намерениями?

От этой мысли, если бы я была мужчиной, шерсть поднялась бы дыбом.

- Он рослый, красивый, с зеленоватыми загадочными глазами, у него золотые руки, у него замечательные родители,- нашептывал кто-то в другое ухо.

В памяти всплыли подробности некоторых взаимоотношений этого со слабым полом. Что он вытворял с той рыженькой.

Я потрясла головой изо всех сил, стараясь избавиться от странных ассоциаций и образов. Это что же? Никак происходит эмоциональное слияние двух сознаний и , похоже, это только начало.

- Тебе нехорошо?-, обеспокоился он.

- Это просто кошмар,- отделалась я универсальной фразой. – Давай я ознакомлю тебя с содержимым ноута, там вся инфа . Кстати, вот на этом диске,-я показала на полку,- скопированы все нужные файлы.

- Я пробовал,-уныло сказал он,-только там все запаролено, а записей не нашел.

- Какие пустяки,-улыбнулась я,-пароль « Чебурашка».

- Почему « Чебурашка» ? –поразился он.

Да, крепко меня шандарахнуло,-подумала я.-Это же какие еще сюрпризы меня ожидают? Что же теперь, мне его на руках носить?

- Это же твой любимый мультик, а вход в папку «Договоры» открывает «Пятачок».

- Надо же.

В голову закрались нехорошие предчувствия и я быстренько спросила:

- Сашенька, а ну- ка в чем измеряется твердость?

- В каких единицах ?По Бринелю или по Шору?-переспросил он.

Ф-фу. Помнит, негодяй.

- Вот видишь, защебетала я ,-профессиональную память ты не утратил. А теперь вернемся к коммуникативным навыкам. На диске «Е» договоры, документы ИП, бухгалтерия, а на «Д» творческая деятельность.

-А это что за папка?-ткнул он пальцем.

- А это я не знаю, она тоже запаролена, пароля не знаю,-увернулась я.

Ага, не знаю . Еще как знаю, Только нехрен тебе там лазить, таращиться на толстожопых девиц. Перебьешься. Я лучше. О-хо-хо. Это что же, библиотекарше он так нравится?

- Сашенька, у тебя встреча завтра с утра с Иваном Кирилловичем.

- Кто это? Не помню, чесс слово.

- Заказчик. У него в загородном доме все должно быть оформлено в кованом стиле. Заказ большой. Сейчас вы обговариваете оформление камина. Папка с образцами на столе в зале.

- Какая же ты молодец. Что бы я без тебя делал. Видишь, сижу перед бутылкой и опасаюсь усугубить ситуацию. А с тобой действительно что-то проясняться начало.

Ай-ай, как бы и у девушки не начало проясняться. Будет нам тогда комедия положений. Хотя лично у меня никаких прояснений не отмечалось. Как хоть она выглядит, эта проклятая библиотека? Буйное воображение тут же нарисовало образ начальницы-немолодой тетки в наглухо застегнутой блузке горошком, английской юбке и, почему-то, в пенсне. Уголки губ опущены, взгляд подозрительный, вылитая ильинская мисс Тфайс. А кругом пыльные тома, скучища, тишина и нищенская зарплата и.. Ужас! Сразу захотелось хряпнуть водяры. Нет, надо застолбить теплое местечко.

- Дорогой,- промурлыкала я,- тебе не кажется, что для восстановления потребуется моя помощь. Сможешь ли ты водить авто?

-Думаешь? Мне это в голову не приходило. Надо попробовать. А ты где работаешь? Или учишься?

- Конечно работаю. Но для тебя я готова ею пожертвовать, мне кажется из меня получится неплохой личный секретарь.

А что? –подумала я – это выход. Занюханную библиотеку по боку со всеми мымрами, а твоих заработков на двоих вполне хватит. Да и нечего ему пятилетний скотч лакать с кем ни попадя. Мне и надеть –то нечего. Обувь вообще сплошной позор. Похоже, я всерьез прочно входила в придуманную роль. Импровизация-это же наш конек. Я знаю , что с воображением у него не очень. Хотя, конечно, передергиваю. Без воображения он ничего бы не добился.

- Слушай, - спохватился он, - ты б чего там на кухне изобразила, сутки можно сказать голодаю. Сижу тут , сам себя пугаюсь.

- Эге-ге, мелькнула мысль, с готовкой у меня полный абзац, впрочем , как и у тебя. Ну, яичницу там, картошку в мундире, ну, может салатик порубаю. Вот в три стакана разолью, как сомелье..

- Сашенька, а не лучше ли нам пойти в «Западню» пообедать, заодно посмотрим, что у тебя с координацией движений, за руль сядешь, вдруг навыки остались, а ?

- Годится. Это по уму. Пока одеваюсь, ты маме позвони, скажи, что со мной все хорошо, а то я отговорился. Вдруг задаст вопрос, а я не помню ни черта. Постой, а я тебя с мамой знакомил? Наверно знакомил, раз в невестах ходишь.

- Какой ты грубый! Конечно я знаю Надежду Тимофеевну, мы не раз с ней болтали о тебе, какой ты в детстве был лапочка и любимой игрушкой была…

- Ладно, ладно, верю. Дай хоть штаны натяну. Во дела, я ведь и в телефоне в именах не помню никого.

- Тем более, тебе придется полностью на меня положиться.. Ты согласен, дорогой?

- Э-э..

- Значит согласен. Идем.

Вот так . Только так и никак иначе с ними. Одного не пойму, откуда у этой девицы такие решительные манеры? Судя по работе, она должна быть такой задумчивой, рассеянной, положение обязывает. Или нет? Может она там, на своей пыльной свалке неформальный лидер и всем гнет козочку? И спросить не у кого.

«Хонда-Сивик» была припаркована недалеко. Посидев в машине, он подергал рычаг коробки, вздохнул и сказал:

-Как-то неуверенно я себя чувствую. Может в следующий раз? А может, ты сама.

Это я с удовольствием. Усевшись в знакомое кресло, я придвинула его поближе к приборке, откинула вперед руль и притопила гашетку.

- Как ты лихо,- восхитился он.

- Твоя школа,- подтвердила я.


Мы притормозили у кафе. Рядом был банкомат «Сбербанка» и я решила проверить платежеспособность своего тела. Конечно, за обед заплатит он-нечего. Не ухаживал, ни конфет, ни букетов - пусть теперь отрабатывает.

На карте оказалась сумма под четыреста тысяч. Вот тебе и божий одуванчик! Может она копит? Ага, бросает мятые десятки в фаянсовую кошечку.

Мы сделали заказ. Вот теперь точно смешно. Он был одинаковым. А с чего он должен быть разным? Одинаковые реакции, одинаковые вкусы, вобщем понятно. Но он то восстанавливается. Вон, уже Черемных вспомнил. Правда, удивляется, как фамилии всплывают в памяти. Говорит, как пузыри из бочки. Не очень гут. Как бы до меня дело не дошло. Но у меня - полный штиль. Никаких проблесков. Даже вилку одинаково держим. И что дальше? Мне теперь в эту общагу чапать? Да сдалась она!

- Слушай, Натали. Наверно, ты права про секретаря. Где моя мастерская, убей-не помню! Придется тебе меня за ручку вести. Блин, а если руки дело забыли?

- Сашенька, расслабься. Нет, я в натуре… извини, сорвалось. С кого пример приходиться брать. Отвлекись, расслабься, организм свое возьмет. Ученые сейчас утверждают, что человек думает не только одним головным мозгом.

- А чем?

- Всем телом. Вот сейчас выйдем, сядешь за руль…

- Может по маленькой.

- Перебъё… Нельзя, Саня, нельзя. И вообще мне кажется этот сдвиг по фазе имеет под собой..

- Да ладно тебе. Ну бухнули с дружками пару дней. О! Вспомнил с кем бухал.

- Я рада за нас. Только где гарантия, что после очередного подвига крышу совсем не поведет?

- Да, ты права. Надо начинать новую жизнь.

Эт точно,- подумала я ,- соскучится я тебе точно не дам. Так обращаться с моим родным телом. Жрет на ночь что ни попадя, запивает черт знает чем. Опять же этот творческий образ жизни, в дружках кладбищенский сторож. Возьмусь за тебя.

Мы вышли из « Западни».

- Ты маме позвонила? Не кипишует?

- Все хорошо, она знает, что со мной ты всегда в тонусе. Садись за руль. Смелей. Сиденье откати. Ну, вот получается. Не торопись, видишь, гнида на « Ниве»тебя подрезает, самовыражается. Вот, уже хорошо.

- Действительно, руки помнят,- выдохнул он, вытирая вспотевший лоб.- Куда едем?



- В твою мастерскую на Суворова. Сейчас налево и триста метров прямо. Мы на месте. Ключи у тебя в нагрудном кармане. Дай , я сама. Свет направо внизу хлопни. Как, вспомнил?

- Не очень,- бормотал он, топчась на месте. – Как же я буду работать, если ничего не помню.

- Я помогу,- мягко сказала я. –Я ведь часто у тебя бывала, знаю всех твоих заказчиков. План недели вон на доске изображен. Любишь ты мелом порисовать.

- Наташа, ты может действительно, а? Ну, хоть недельку. Видишь, какая хрень.

- Вижу,-сказала я с заметным беспокойством. А как не беспокоиться, если у парня башню перекосило? Конечно было бы неплохо, если бы и кое-что тоже подуспокоилось, так сказать не усугубляло бы ситуацию. Особенно эта рыжая Машка, честная давалка. Стоп, стоп. Бог с ними девками, надо как-то меня, то есть его, лечить.

- Сашенька, посмотри сюда. Что ты скажешь по поводу этого чертежика?

- Ерунда. Шведская ковка. Барокко. Много работы, только ничего сложного. А вот этот заказик неоклассицизм, придется помучится.

- А ты боялся. Не волнуйся, все восстановиться. Глаза боятся, руки делают. Ты не будешь возражать, если все переговоры я на себя возьму?

- Что б я без тебя делал? Камень с души. Куда едем сейчас ? Может к тебе?

- Давай в следующий раз. Неважно себя чувствую, у нас это бывает. Поехали к учительской малосемейке, там такой гипсовый олень в скверике.


Отказываясь от романтического вечера, я не кокетничала. Все тело ломило, как при гриппе, разбитость заползала во все закоулки организма, было совсем не до вечера при свечах. Кстати, почему женщины любят вечера при свечах, так и оставалось для меня тайной во мраке.

- Ты отоспись, - посоветовала я,- а я подбегу с утреца. Без меня на работу не ходи.

- Само собой, - терпеливо согласился он.

Вот как надо с ними. Сначала пряничком, пряничком , а потом бери их голыми руками.


У общежития я выскочила из машины и направилась к входу. Здесь кучковались трое подвыпивших парней. Эти кобели или подобные им постоянно выискивали подходящих подруг, благо что незамужних девчонок тут хватало.

- Куда, кисочка, торопимся, - схватил меня за руку рослый и очень симпатичный парень.- Обещаю незабываемый вечер по минимуму расходов .

- Красавец ты мой,- ответила я в тон,- я бы рада, только не имею технической возможности.

Одновременно я почувствовала , как меня пребольно ухватили за правую нижнюю часть организма.

- Счас мы тебя починим,-заявил обидчик, низкий и кривоногий мужичок с щербатиной между зубами, вызвав гоготание всей троицы. Видимо, ему показалось этого мало и он потянулся ко мне губами.

Такая наглость вызвала у меня вспышку неконтролируемой ярости. Отшагнув назад и влево, одновременно полуразвернувшись, я четко провела калабаху справа. Слюнявый сразу же присел, держась за шею и хрипя.

- Ты че это , курва?-подступил ко мне рослый. Одновременно сбоку заходил кудрявый . Нападавший был на полторы головы выше меня и весил минимум вдвое и это несколько меня смутило. Мое тело реагировало само по себе-руки в стойке, левое плечо прикрывает подбородок, голова пригнута. Неожиданно здоровяк вскинул руки вверх, охнул и улетел в прямом смысле слова в палисадник. За ним нарисовался разъяренный Саша.

(Уй, ты мой защитник!) Кудрявый, оставшись в меньшинстве, заорал: Все ребя, мир!!-и кинулся к кривоногому, завалившемуся набок. Здоровый никак не мог выбраться из кустов.

- Ну ты даешь. Ната,-заявил мой избранник,- я уж думал, не успею. Прости ,туплю по страшному. Отъехал, а потом только торкнуло, что мужичкам покуражиться надо. Четко ты ему залепила.

- Какое там четко?- вырвалось у меня,- вес как у курицы, рост маленький, резкости нет, да он должен бы сразу в осадок выпасть, - и прикусила язык. Я же теперь такая беззащитная, такая ранимая, а он мой Рембо и Нико в одном стакане.

- Нет, надо же, - продолжал он восхищаться, - какой молодец. Ты что, в секции занимаешься?

- Ты опять не помнишь, - соболезнующе ответила я.- Это ты мне ставил удар в шею, в сонную артерию, твоя школа. А здоровому я собиралась пробить твоим любимым ударом в печень.

Мой орел весь расплылся от довольства, а я то думала, что он начнет упрекать меня в кровожадности.

- Сашенька, спасибо, ты опять меня спас. И все же поезжай домой, у меня еще много дел.


Войдя в свою комнатенку, первым делом я кинулась к зеркалу. Все ж таки я теперь невеста. Пусть уж Сашеньку такая приберет, а не какая –нибудь профура.

Я с беспокойством прислушивалась к себе, пытаясь отыскать следы былой натуры. Нет, похоже ничего не прорезается. Затаилась или ушла в астрал, пес ее знает. И все же ощущалось какое-то странное удовлетворение по поводу одержанной победы.

Бедный, он такой неухоженный. Постельное белье не стирано третью неделю, одежда не глажена, обувь не чищена и разбросана по всей квартире, а на кухне-ужас! А в ванной - двойной ужас. А в туалете запах!! На телевизоре пыли в палец, диван засален, из комода выпадают расшатавшиеся ящики. Нерадостная картина. А что это я так переживаю, как будто квартира уже моя? Интересно, почему раньше я не замечал хаоса раньше?

Определимся. Он - не замечал. Она - заметила. Кто заметил? Подсознательная Наталья? Будем наблюдать.

И что это отражается в зеркале? М-да. Если это как следует одеть, причесать... А очки? Срань господня. А это что? На больших пальцах, естественно, рук обгрызены ногти. Может у нее глисты? Вот дура! А сколько, интересно , я вешу? Кажется тройка-пятерка кило лишние, надо заняться этим. Подразожралась девица. А во всем остальном очень даже ничего. А за такую грудь половина баб удавиться от зависти. Что с косметикой? « Чистая линия». Бюджетненько. Все средства для боевой раскраски помещались на одной полочке. Скромняга. Ради интереса я поискала аптечку и не нашла ее. Вообще. Выходит тело досталось здоровым. Вот за это молодец. Ну да, корни то молдавские. Девки там на свежем воздухе наливаются, как яблочки. Это что я? Опять о бабах. Так я сам теперь баба.

А что у нас с гардеробом? Печально. А с обувью? Еще печальней. Чистая Золушка.

Не оставляло ощущение, что я провожу обыск. Надо планировать завтрашний день. Чую, будет весело. Пока надо как-то избавиться от этой непривычной боли. Как она меня достала. И опять же кровь теряется. Она что у меня, лишняя?

Я решительно направилась в общую кухню в поисках засаленной соседки. Повезло - она курила в форточку.

- Слушай,не поможешь. У меня эти дела и, как назло, ничего обезболивающего.

- Не парься, дам пару ношпы и но пасаран, - ответила засаленная, одновременно жуя резинку и выдувая на волю дымную струю.

Да уж, кому достанется или досталось это сокровище? Да ладно, а сама?

Таблетки действительно помогли и удалось нормально выспаться. Честно говоря, хотелось уйти в свою квартиру и завалиться на свой прожженный диван.

Утро выдалось, как все утра в общагах. Хлопанье дверей, ор детей, дежурная перебранка, очередь в туалет - ляпота. Сплошная ностальджи.


В родной библиотеке удалось сразу отловить заведующую и озадачить ее своими проблемами.

- Понимаете, Лариса Васильевна( ну, на дверях так написано), похоже я выхожу замуж. Вы не поможете мне, а то сами понимаете опыта никакого,- мямлила я, стараясь , чтобы кончики обуви смотрели носками внутрь.

- Какая ты сегодня странная. Совсем тебя не узнаю. Ох уж эти мужчины. Так я и не поняла, что ты хочешь?

- Я бы хотела попросить отпуск. Согласна и за свой счет. Он такой красивый, нужно как-то произвести впечатление, - изо всех сил я старалась изобразить серую и растерянную мышку, у которой появился шанс.

- Да ладно,- смягчилась шефесса, снисходительно поглядывая на мою поникшую фигуру. – У тебя остались две недели отпуска, ведь ты хотела использовать их для поездки к родителям. Пиши заявление. А кем он работает?

- Он мастер по художественной ковке.

- То есть кузнец.

- Пожалуй, да - быстро согласилась я, понимая, что повышение статуса жениха может мне дорого обойтись.

Кстати, начальница действительно несколько напоминала мисс Тфайс- такая же длинная и плоскодончатая.

Накропав заяву( писала, сверяясь с Наташиным почерком)и почти похоже подписав ее, я вернулась к Ларисе Васильевне, зашла в бухгалтерию и выпорхнула на свободу.

Пулей пронесясь по улице, я заскочила к себе, то есть в свою двухкомнатку и чмокнула в щеку нареченного. Ожидания по этому поводу не оправдались. Процедура мне понравилась. Это что же? Уже феромонами обмениваемся?

В темпе нажарив блинов(ей богу, старалась изо всех сил), я накормила драгоценного, сетуя, что не удосужилась вчера зайти в магазин. В холодильнике - шаром кати, только трехлитровая банка с заплесневелыми огурцами. Ноги прилипали к полу. Нет, я ничего не разливал. Я помню. Просто полы не мыты неделю и ни разу не метены. Хотя мыты-это крепко сказано. Скажем так, протирались неделю назад, когда эта рыжая.. Я покажу ему эту рыжуху!

По дороге в мастерскую я повествовала Саше, что представляет из себя Иван Кириллович и какие выгоды мы должны с него поиметь.

- Кстати, у тебя есть подмастерье, Филатов Шурик, крепкий парнишка.

- Выходит мои доходы позволяют содержать наемников?

- Сашенька, если бы ты не вел богемный образ жизни, можно было нехило расширить дело.

- Пилишь ?

- Констатирую факт. Надеюсь, ты понял, еще одно хорошее бухалово и ты точно начешь пускать слюни.

- Какая ты жестокая. А еще невеста.

- Это еще не все ужасы. Сейчас приедем, вот тогда восчувствуешь, каково без памяти. Ты там вчера без меня не озлобился случайно?

- Побоялся. Ну его . Приехали.


Горн уже был разожжен и двухметровый Шурик что-то задумчиво мастырил. Он с удивлением воззрился на меня и попытался что-то сказать, но я пресекла неродившееся вяканье.

- Шурик, иди за мной.

Заведя его в комнатенку шефа, я коротко и точно охарактеризовала свой нынешний статус, упирая на то, что если босс и потерял память, то у меня с ней полный порядок.

- Учти, Саня, про две тысячи аванса без ордера я помню, как знаю и то, что ты уже второй год морочишь голову Верочке. Мне кажется, она заслужила лучшую участь.

Ошалевший Шурик был сдан мастеру, а я , расправив крылья, пошла встречать Ивана Кирилловича.

Позиционируясь замом босса, я достаточно быстро оговорила с дедулей все тонкости, угостила его кофе, который сама терпеть не могу и мы раскланялись. Это Саша кофе обожает, особенно американо, а мое новое тело его не переносило на дух. Вот сладкого почему-то хотелось и вот этакого воздушного пирожного со страшно вредным для фигуры кремом. Это я о чем?

В целом утро задалось и я решила, что мое присутствие здесь не обязательно.

- Сашенька, милый, дай свой телефон, мой подсел, надо подруге звякнуть.

Завладев таким знакомым аппаратом, я быстренько ввела в него свой номер. Не может у жениха отсутствовать телефон невесты. В контактах оказалось две Наташи, ей богу не помню, что за дивы и я быстренько ликвидировала одну из них. Подмену он вряд ли заметит.

Затем я выдвинулась по первоочередному адресу - к собственной маме, то есть Сашиной маме, короче нашей общей маме. Надо навести мосты, а иначе мамочка расколет меня на раз. Надеюсь, что внешний вид Золушки ей понравится.


Не без душевного трепета я подступила к родным дверям.

- Здравствуйте, Надежда Тимофеевна. Меня зовут Наташей , мы в дружеских отношениях с Сашей . Есть разговор.

- Проходите, - мама настороженно пропустила меня в знакомую комнату. Наверно предполагает, что очередная девица явилась за отступными.

С мамой я решила не крутить, да и не умею я интриги разводить. Тем более развести ее пока никому не удавалось, по крайней мере мне.

- Слушаю вас, - сказала она сухо.

Ну, с богом, - выдохнула я, - приступим.

- У нас с Сашей произошло нерядовое событие. Дело в том…

Согласно канве романа должна последовать фраза о моей беременности, вон как мамуля напряглась.

- Дело в том, что два дня назад Сашина память переместилась в мою, стерев собственную начисто. Не беспокойтесь, Саша на работе с Шуриком что-то кует. Профпамять он не потерял, а вот все остальное помнит не очень. Я стараюсь восстановить эти пробелы.

- И почему я должна вам верить?

- А вопрос веры здесь не стоит. Есть факты. Во-первых, вы наверно заметили, я изъясняюсь, как Саша, а во-вторых знаю о вашей семье абсолютно все.

- Попробуйте убедить меня в этом.

Я вздохнула и стала вываливать аргументы и факты, начиная со времен сотворения Саваофом тверди, то есть с моего рождения.

Лицо мамули начало вытягиваться, брови поднялись домиком.

- Действительно, событие нерядовое, - выдавила она.

Я коротко прошлась по привычкам каждого члена семьи, затронув меморабельные накопления. Запала хватило только на полчаса, а потом я выдохлась. Однако мама уже втягивала выпущенные коготки.

- Скажите, а зачем вы это МНЕ рассказали?

- Видите ли, у меня, то есть у девушки близких здесь нет, а потом она полностью утратила память. Вот попробуйте поставить себя на мое место, думаю тогда вы меня поймете. Естественно, первой мыслью было спасать себя, то есть Сашу. Ведь я считала, что у Саши память утрачена полностью и он совершенно беспомощен. Девушке я помочь не могу никак. Память к ней не возвращается, разве что в форме естественных женских реакций.

- То есть по-вашему получается, что вы теперь копия Саши в женском обличии.

- Почему по-моему? Я и есть копия, причем не нарушенная.

- Ну, запомнить такой объем информации и с такими подробностями,-размышляла мама, - это, пожалуй, нереально. И все-таки я усматриваю в ситуации двойное дно. Вы наверняка объявили Саше, что являетесь его подругой?

- Да господь с вами. Маловато будет. Одноразовая подруга не смогла бы восстановить его память, тем более, что пришлось даже дать ему пароли от его компьютера. Я объявила себя его невестой. Не думаю, что девушке понравится такое самоуправство, но пока нужно делать то, что можно делать.

- То–то Саша что-то вчера мямлил маловразумительное. Я подумала, опять со своим сторожем загулял. Вы не возражаете, если я его наберу? Саша, ты чем занят? Варите? А что, Наташа у тебя появлялась? Да. Конечно. Нет-нет. Как ты себя чувствуешь? Нормально.

Мама нажала отбой.

- Хвалит тебя. Все у него хорошо, как всегда. Раз вы теперь все знаете, так ли все хорошо?

- Проблемы есть. Он влез в кредит под недружественные проценты в «Траст», компаньон его обманывает, ну , а иные тайны я, пожалуй, не выдам.

- Хорошо, но вот что меня беспокоит. Вы ведь крепко на него глаз положили. Не вяжется с потерей памяти.

- Если откровенно, Саше давно бы женится нужно, а не таскаться с подозрительными особами.

- То есть вы даете гарантию, что не являетесь такой же особой?

- Ну, девушка конечно не образчик ума, однако не испорчена прогулками по ночным клубам, пивным алкоголизмом, маниакальной женской озабоченностью - заготовка неплохая. Вот пусть Саша и делает из нее Галатею.

- Да, Пигмалион из него еще тот, - задумчиво промолвила мама и я поняла, что первый раунд за мной.- Давайте вот что мы сделаем. Приходите–ка к нам вечером оба. Да и сыну давно пора на родительские очи появиться. Вы не возражаете?


После мамы я направилась в косметический салон, наугад выбрав самый большой. Первая часть моего плана сработала на все сто. Мамочка будет страховаться и пытать сынулю. А для меня было главным, чтобы она молчала о том, что увидела меня только сегодня.

В салоне я откровенно растерялась. Как не растеряться , если увидишь это бабье царство впервые. Ко мне подлетела администратор, ухоженная тетка.

- Здравствуйте, вы по записи?

- Нет.

- Какие услуги вы бы хотели получить?

- Понимаете, - доверительно сказала я, - похоже, я выхожу замуж. Нужно дожать кандидата.

- О! Ну что же, давайте начнем с кожи…

Непростое это дело-ходить по салонам . Я вышла из него через четыре часа. Между прочим, он звонил два раза-беспокоился. Приятно, черт меня раздери. Из кармана вылетела немалая сумма, но оно того стоило. Если бы я увидел такую девушку, то точно бы запал. А почему он должен думать иначе? Уважительно провожая меня, администратор, вручая мне карту скидок, сказала улыбчиво:

- Значит дожать клиента. Я запомню.

- Дарю, - сказала я великодушно.


С Сашей мы встретились у родительского подъезда. Ну, конечно, этот оболтус прибыл с пустыми руками. Как чувствовала.

- Держи, - я сунула Саше в руки большой букет звездчатых хризантем, любимых цветов мамы и пакет с «Джонни Уокером» для папы. Он обескуражено пожал плечами.

Родители встретили нас принаряженными. Хороший знак, говорящий о признании меня, любимой. Больше всего меня беспокоила Сашина первичная реакция. Вариантов вроде два. Или он идет в отказы, не узнавая маму или вспоминает все, в том числе что я самозванка. Со всеми вытекающими.

Не угадала. Ну, с аналитикой у меня всегда было не очень. А может у девушки еще хуже. Как ни в чем ни бывало, он поздоровался с родителями и только потом замялся. Как же ему было не тормозить, если, помнится ни одной кандидатки до родителей я пока не доводил.

- А это Наташа.

- Видим, видим, - не моргнув глазом, - зачастила мама.- Проходи , Наташенька, ждем. Было понятно, что отец был проинструктирован нужным образом.



За столом родителей больше всего интересовало состояние сына. Хотя было заметно, что моя преображенная внешность произвела нужное впечатление.

- Да вот третий день что-то непонятное. Тут помню, тут не помню. Спасибо Наташе, помогает изо всех сил.

После получаса разговора мама под предлогом утащила меня в другую комнату.

- И что теперь делать будем ?- вопросила она.

Вот - это совсем другой коленкор. Уже мы. Значит я ей понравилась или понравился?

- А по обстоятельствам, - ответила я.- Тут все дело в девушке. Если к ней внезапно вернется память - наступит катастрофа. А вот если я и она придем к консенсусу - это другое дело.

- И все-таки, - сказала мама, - смотри сама. Задуришь мужику голову, а девушка приходит в себя и говорит, что знать его не знает.

- Это не беда ,- ответила я, - делаем оверкиль. Саша заявляет, что спасает ее от беспамятства, а она его не помнит потому, что они познакомились незадолго до того.

- Что-то в этом есть. Бедный мальчик. А что говорят врачи? Ведь вы были сегодня у невролога.

- Врачи утверждают - здоров, как бык. Томограмма нарушений не выявила. Говорят, что память восстановится достаточно быстро. Да и я сама вижу, что процесс пошел. Похоже, нам скоро придется позаботится о девушке. Представляете - к ней возвращается память, а она у какого-то мужика. Какой-то отпуск, какие-то нежданные перемены. Одной паникой тут не обойдешься.

- Это что за звон бокалов? - забеспокоилась мама и метнулась на кухню. Я поспешила следом.

- Так я и знала, - наехала мама на папу, - только оставь их одних и они совместно от чего-то лечаться, а болезнь одна-глупость.

Мужчины уже втихаря приняли на грудь и теперь принимали позы кающихся грешников.

- Ну вот, - сказала я, - вот он, нежданный ход. Будем ждать последствий.

- Караул, - сказала мама шепотом, - что делать? Что будет?

Тут же она схватила меня за руку и потащила в гостиную. Затем она принесла стакан воды, налив его с горкой и поставила на журнальный столик, сама же присела рядом, явно чего-то выжидая.

Я с недоумением наблюдала за этими манипуляциями и только собралась раскрыть рот, как неожиданная мутная пелена затянула глаза.


Надежда Тимофеевна смотрела на тело девушки, поникшее на диване и не особенно торопилась привести ее в чувство. Прижав кулак к губам и раскачиваясь на стуле, она перебирала варианты.

Затем, подсунув под голову девушки подушку, она поднесла к ее носу ватку, пропитанную жидкостью. Глаза Наташи открылись и стали проясняться. В них застыло безмерное удивление. Одновременно в дверь ворвался Саша, в возбуждении размахивающий огрызком сосиски.

- Мама, я все вспомнил!

- Я так и предполагала, - хладнокровно ответила мама, похлопывая Наташу по щекам. - Ты не топочи, присядь, не пугай девушку. Наташа, не волнуйтесь. Я вам сейчас все объясню.

- Что со мной случилось? И где я? - подала голос девушка.

- Не беспокойтесь, Наташенька, - журчала мама,- ты у хороших людей. Просто в последнее время у вас были небольшие проблемы с памятью. Расскажите мне о своих ощущениях за последнее время.

- Знаете, мне все время казалось, что я сплю и вижу очень странные м реальные сны. Я куда-то иду, что-то говорю, а что говорю, не слышу. Потом я была в какой-то странной мастерской, там горел огонь и еще там был дедушка такой бородатый. А потом я с кем–то дралась. А потом мне казалось, что мне делают педикюр. Я даже не знала, как его делают. И маникюр мне делали полтора часа, не меньше. Ой, - она посмотрела на свою руку, -откуда это? Это же так дорого! Значит - это был не сон. А тогда что это было?

- Все началось после того, как вы познакомились с Сашей. Верно, Саша?

- Да,да, - отчаянно закивал сын.

- А потом ты была немножко не в себе и мы решили за тобой присмотреть.

- Простите, но я вас никогда раньше не видела!

- Да вы и не должны были меня видеть, - мурлыкала мама, - ведь Саша только сегодня решил нас познакомить .

- По-моему , я и Сашу никогда раньше не встречала, - упрямилась девушка.

- Ну как же, как же, - вступил Саша, - помню ты была еще в такой кофточке голубенькой с жабо и в туфлях с серебряными пряжками.

- Да, есть у меня такие, - вконец растерялась Наташа. – А почему я лежу? Неужто все так плохо? А вот этих туфель я тоже не помню. На низком каблучке у меня ничего нет.

- Это мы вместе выбирали,-брякнул Саша, - мне нравятся невысокие туфли.

- Ничего не помню, - всхлипнула Наташа. - А что у меня с работой? Я что, на больничном?

- Нет, просто мы договорились об отпуске на пару недель. Зачем создавать себе лишние проблемы?

- Большое вам спасибо. А где мы познакомились?

Простой вопрос заставил Сашу заюлить глазами.

- На тебя напали хулиганы и я тебе немного помог.

- Что-то я такое смутно помню. Какой-то рослый мужчина. Нет, их было двое или трое. Голова совсем разболелась. У вас не найдется хотя бы анальгина?

- Сейчас, девочка, сейчас, - ворковала мама, одновременно умело выталкивая сына на кухню.

- Что будем делать, жених?

- По –моему все о-кей. Провожу ее домой - пусть приходит в себя.

- Саша, ты скажи честно, неужто она тебе совсем не нравится? Тем более, что ты знаком с ней изнутри.

- Ма, ты же знаешь стандартный ответ.

- Помню, как же. Трусость старого холостяка. Бесчувственный пенек. Она славная, не хищница, не стерва и очень хорошенькая. Что тебе еще надо? Не вспугни ее своими бабами!

- Сама знаешь, - буркнул Саша, - надо, чтобы за женой как за каменной стеной и обоюдно. Мы наверно будем собираться. Со мной все в порядке, как и не было ничего. Морок какой-то.

- Идите уж, горюшко мое, Пигмалион сушеный.


Попрощавшись, искатели негаданных приключений неторопливо шли к общежитию.

Я пытался( ну, если пришел в себя, значит я - так будет удобней) разговорить девушку.

- Наташа, тебе нравиться работа в библиотеке?

- Мне нравиться ,что там можно без отрыва от станка заниматься учебой.

- Так ты учишься?

- Разве ты не в курсе?

- Так мы знакомы всего ничего.

-Логично, - отрубила девушка.

Однако девушка далеко непроста, как мне показалось. Характер так и прет. Это внешность меня дезориентировала. А я перед ее шефессой дурочку разыгрывал.

- И где ты учишься?

- Буду переводчицей. Испанский, португальский вполне прилично. Ну, французский и английский – терпимо. Немецкий - так-сяк.

Вот это да! Девушка сразу приподнялась на порядок. Мой враг язык уже собрался ляпнуть об отсутствии соответствующих пособий в комнате, но я вовремя прикусил его зубами. Закрались опасения- ведь я оставил в комнате свойственный мне беспорядок. В то же время можно все списать на амнезию.

- Неспокойно тут у вас, - бормотал я , - личности всякие ошиваются.

- Не обращала внимания, - рассеяно отвечала Наташа.

Накаркал. Похоже обстановка осложнилась. Перед входом курил тот самый кудрявый пацифист. Я насторожился, поглядывая по сторонам в поисках его соратников.

- Девушка, - уважительно обратился он к подруге, - вы уж извините нас, балбесов, перебрали тогда маленько.

Наташа недоуменно повернулась ко мне.

- Однако удар у вас, - восхищался кудрявый, - у Витька синяк во всю шею. Да он не в обидах, сам нарвался. Внешность ваша спровоцировала.

Я за локоток потянул Наташу в дверь.

- Это я кого-то ударила? - удивилась девушка. - Вот и сон в руку.

- Я тебе дал пару уроков, вот и пригодились , - похвалился я.

- Ничего не помню, - вздохнула Наташа.

- Кстати, тут какой-то Алеша до тебя домагивался. Извини, но ты его послала, - обреченно повесил я голову.

- Я послала? - опять растерялась Наташа, - это же мой наставник по португальскому.

- А Эдик? - злобно поинтересовался я.

- А Эдик - по французскому.

Это что, я уже ревную? А это то, что тебе, дорогой друг, придется ее завоевывать.


В коридоре нас перехватила тетка, заинтересованно сканирующая нашу парочку.

- Наташа, здравствуй. Ты совсем пропала. Хотя теперь понятно, куда.

- Здравствуй , Вика. Ты Маратика завтра отправь в обычное время.

Заходя в комнату, девушка пояснила:

- Репетиторствую. ГИА и ЕГЭ всякие. Денежка и капает. Приходится со своими учителями рассчитываться, недешево берут.

Я еще раз с чувством дежавю, уже с другого ракурса рассматривал знакомую обстановку. Наташа совершала чайные манипуляции. Неожиданно ее движения замедлились и она нерешительно посмотрела на меня.

- Мне кажется ты предпочитаешь кофе и не растворимый.

- Точно, - довольно кивнул я головой, - так мы с тобой это уже обговаривали.

- И еще ты не любишь, когда тебя называют Шуриком.

- Опять в точку, - расплылся я.

- Вот только никакого кофе я не держу.

- И опять в десятку.

- А ты откуда это знаешь?

- А я потомок Мессинга.

Я скорчил рожу и боком двинулся к полке.

- Вот сейчас я отодвину эту книжку и за ней будет стоять маленький Будда,-сказал я жестяным голосом.

- Значит, ты был у меня, - рассмеялась Наташа, - а больше у нас ничего не было?

- Обижаешь. Разве я мог воспользоваться твоей болезнью? - сделал я честные глаза.

- Да ладно. Ты лучше скажи, почему тебя мама за дружка сторожа ругает?

- А что? Парень продвинутый. Между прочим кандидат исторических наук. Специализировался на западном Средневековье, я ему за консультирование приплачиваю. Много сейчас чудаков развелось, повернутых на рыцарском вооружении, я им и доспехи шлепаю, правда облегченные. А Марк в сторожа попал не по своей воле. Прихватил шизу три года назад и остался без ничего. Жена его бросила, ну вот он и забухал. Правда, в обострениях с ним сложно.

С Наташей я чувствовал себя замечательно и даже был допущен к ознакомлению с семейными фото. Косясь на планшетник, я спросил:

- Ты же библиотекарь, а отбираешь авторов любовных романов. Не стыкуется.

- И про это знаешь? - рассмеялась девушка, - это мой побочный заработок. В самиздате 95 процентов - явная халтура, а вот оставшаяся часть заслуживает пристального внимания, тем более, что и эта часть будет просто не востребована. Женщины - они везде женщины. Испанские синьориты и донны так же рыдают над слезливыми романами со счастливым концом. Почему бы не подкинуть им свежатинки с русским колоритом? Короче, пиратствую. Перевожу на испанский и португальский и выкладываю посредникам. А сколько отзывов, особенно из Бразилии!

- Почему из Бразилии, у них же свой, как там бразильянский язык?

- Многие так думают, а язык у них португальский. Так что копеечка капает регулярно.

Вот, а я думал бабушкино наследство. А тут девчонка такое вытворяет. Я вспомнил пару дружков, как раньше говорили, собутыльников, постоянно жалующихся на жизнь, жену, начальство, государство и империалистов в придачу. Так то , Шурик! Утрись с двух сторон.

Наташа вернула меня к действительности, возя пальцем по экрану.

-А это мои родители. Мама у меня простая.

После этих слов услужливое воображение нарисовало пыльную сельскую улицу и дородную тетку, гоняющую лопатой замурзанных поросят.

- Вот они с папой у своего домика. Папа у меня учитель математики.

Под кустом цветущего жасмина за стареньким столом сидела моложавая красивая пара, с улыбками глядящая в объектив.

- Они кто, молдаване? - спросил я , понимая теперь , в кого их дочь.

- Мама наполовину, а в папе кого только не намешалось. И сербы и македонцы отметились.


Вечер пролетел незаметно. Я с сожалением стал прощаться, не рассчитывая на что-то большее.

- А почему ты не женат? - задала она видимо давно вынашиваемый вопрос.

- Не попалась такая, как ты, - без запинки ответил я. Она рассмеялась. И кошке ласка приятна.


При входе в собственную квартиру я внимательно огляделся . Да. Дела. Как-то это сейчас по иному воспринимается. А я пригласил ее завтра на вечер. Неужто у меня действительно воняет? Я же помню тот запах, когда был в женском обличье. И еще помню эти шторы ей тоже не

понравились. А кухня! Мамочка моя. Кстати о мамочке. Я набрал номер.

- Мама, ты не спишь?

- За тебя переживаю. Не дай бог, девушку упустишь.

- Мама, хелп!

- И что нужно хелпать?

- Понимаешь. Я пригласил Наташу на завтра, а…

- Еще как понимаю, а дома у тебя свинарник, как всегда.

- Ну, не всегда, - заныл я.

- Это порядок у тебя иногда, когда я сама прибираю. Ты хоть проветри хорошенько. И вот что, завтра же выкинь старую посуду! Такое впечатление, что ты ею закусываешь вместе с дружком. И шторы дурацкие выбрось. Нет, я сама прибегу с утра, а ты не смей удирать!

На работе я провел всего четыре часа. Все оставшееся время я выкидывал, возил покупки и маму, прикручивал и перетаскивал. С особой жестокостью мама велела вышвырнуть мой заслуженный диван. При этом тело изгнанника влекли мы с Марком, на свою беду заглянувшего на огонек. Этим не обошлось. На помойку отправилась и моя двухспальная кровать, на которую мама косилась с особым цинизмом. К 18-ти ноль ноль квартира преобразилась, но сил уже не было. Марк с надеждой смотрел на меня, но я отрицательно помотал головой. Затрясся телефон. Наташа попросила ее не ждать, у нее прорезались какие-то срочные дела. Я был обнадежен одной фразой: «Я тебе завтра объясню».

Умученная мама сокрушенно пожала плечами и ушла домой. Марк потер руки:

- Надо бы обмыть обновки!

Я уныло дал ему на пиво и отправил восвояси. Мозг опять ели вспыхнувшие подозрения: « А вдруг остатки моей памяти опять выкинут коленце?». И подозрения были небеспочвенны. В ходе вчерашнего разговора Наташа мимоходом вспомнила Роквелла. Уже тогда я заподозрил неладное и внезапно задал ей провокационный вопрос:

- Кто изобрел дуговую сварку?- получив мгновенный ответ, что Бернадос.

- Ой, откуда я это знаю?

- Так ты видела этих авторов у меня дома, - успокоил я ее , настораживаясь, как гончая на стойке.

Сейчас я горестно размышлял над ситуацией. Что матрица моего сознания даже после полного возврата памяти наложилась на ее сознание - я уже понял. Оставалось выяснить, насколько полно это произошло, и сколько времени продлится эффект. А если в ее памяти всплывут некоторые э..э подробности моих не всегда благовидных приключений , тогда.. Тогда суши весла.

Мучимый самыми дурными предчувствиями, я бродил по городу, бездумно глядя в витрины магазинов. Наконец голову посетила, как показалось, здравая мысль. Надо купить ей подарок. Цветы как-то не заслуживали внимания, и не случайно. С дружком Марком мы нередко занимались возлияниями в кладбищенской часовенке, в вечных ароматах цветов, грудами приносимых безутешными родственниками тогда, когда по большому счету, упокоившимся они были по барабану. Короче запах цветов вызывал у меня ассоциацию с кладбищем.

Стемнело и безотчетно я почему-то оказался у Наташиного общежития. Неожиданно глаза закрыли прохладные ладошки и мое сердце дало сбой. У меня даже не возникло мысли, что это кто-то из знакомых девиц.

- А я убежала! - заявила она.

- Откуда, - глупо улыбнулся я.

- С юбилея Ларисы Васильевны. Ей сегодня 50. А я сорвалась, помчалась к тебе, думала сюрпрайз сделаю, а тебя нет.

- А оно того стоило?

- Ведь оно неудачник , неряха и грубиян.

Внутри меня опустилось все, а снаружи наверно опустились даже уши. Это было ударом в поддых.

- Так ты помнишь? - непроизвольно вырвалось у меня.

- Ты о чем? - спросила Наташа, заглядевшись на зареванного ребенка. – Что я должна помнить?

- А почему я неряха и грубиян?

- Ты знаешь, у меня такое ощущение, что мы знакомы с тобой очень давно, и даже не это главное. Главное, что я понимаю, почему ты поступаешь так , а не иначе. Нет, не то сказала. Главное, что я могу предсказать твои поступки. Пожалуйста, не перебивай меня. Я чувствую, что ты откровенен передо мной и я хочу быть взаимной. Не могу объяснить, но я тебе доверяю, хотя мы знакомы почти шапочно. Я знаю, почему от тебя ушла жена.

Дальнейшие ее слова уплыли на второй план. Это что же? Кошмары не кончились?

Я попробовал вспомнить хотя бы пару слов по – испански, а может по-португальски, но это вызвало только появление болезненной гримасы на физиономии. Похоже, мы обменялись скорее не информацией , а чувствами, вызвав состояние, подобное эмпатии.

- Ты меня совсем не слушаешь. - вернул меня на землю ее возмущенный возглас. - Как –то ты побледнел, пойдем ко мне, я тебя кофе отпою.

- А я тебя ждал, - посетовал я. - Даже мебель поменял.

- И наверняка, ты ликвидировал грязные желтые шторы?

Мне опять поплохело. Не может она знать о шторах, ведь вместе мы ко мне не заходили.

- Наташа, откуда ты знаешь о шторах?

- Ну, Саша! Я же уже тебе говорила, что странным образом знаю о тебе многое. Правда воспоминения какие-то обрывочные. Но я твердо знаю, что детей ты боялся заводить до развода потому, что считал себя просто большим балбесом.

После этих слов мне очень захотелось быстренько сбежать, не дожидаясь новых и очень нелицеприятных откровений, но что-то держало меня, как чугунный якорь. А якорем была вот эта девушка и я чувствовал всю чистоту ее мыслей, всю ее чудную непосредственность. Памятуя, что язык был всегда моим врагом, я осторожно, окольными путями и только косвенно пытался определить границы взаимопроникновения. С одной стороны - спутница жизни, предугадывающая твои мысли и желания - это готовая жена, как минимум, с двадцатилетним стажем. Никаких притирок, недоразумений и скандалов. А я твердо знаю, что нравиться Наташе из женских побрякушек, из одежды, каков в целом ее стиль. Сказать, что я был напуган - не сказать ничего. Старый холостяк искал выходы и первым было хотя бы окно.

- Крепко же тебя зашугала бывшая, - уныло думал я и чуть опять не пропустил следующего откровения девушки.

- Я знаю, чего ты боишься больше всего. Ты думаешь, что я выкачу тебе претензии за бывших женщин, особенно за ту, ну ты знаешь. А я вот думаю, что кто-то дал нам шанс и теперь забавляется, хотя нам вовсе не до веселья.

Но лично я не хочу дать этому кто-то ни одного шанса…

Все оборвалось во мне. Казалось бы, живая нить, все прочнее связывавшая нас секунду назад, теперь держалась на каком-то волоске и я отчаянно и непроизвольно цеплялся за него.

- И поэтому..

Я чувствовал себя преступником, на которого сверху летит топор гильотины.

- Предлагаю тебе, Александр Зацепин, руку и сердце. И только попробуй отказаться. Так и будешь жить с желтыми огурцами в холодильнике.


Все тревоги и сомнения, все старые страхи разом оставили меня . Я чувствовал себя свинопасом, которому предложила сердце сама принцесса. Ага, принцесса, которая знает про тебя все и которую не удастся провести даже в мелочах.

- Так ты согласен, дорогой? Или дорогой до свадьбы это чересчур?



home | my bookshelf | | Новая Галатея (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 11
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу