Book: Подарок



Подарок

Эта книга предназначена только для предварительного ознакомления и не несет в себе никакой материальной выгоды. Любое копирование и размещение материала без указания группы и людей, которые работали над книгой, ЗАПРЕЩЕНО! Давайте уважать и ценить чужой труд!

Карли Перрин

«Подарок»

Оригинальное название: The Gift by Karli Perrin


Переводчик и редактор: Катя Матвиенко


Вычитка: Оля Медведь


Обложкой занималась Изабелла Мацевич.

Переведено специально для группы http://vk.com/translation4you

.


Аннотация

Это были выходные перед Рождеством, когда весь мир вел обратный отсчет.

Кроме меня.

На прошлое Рождество я встретила парня.

И на прошлое Рождество мы заключили договор.

Этот праздник больше никогда не будет таким же.

Как и моя жизнь.



Глава 1

Это были выходные перед Рождеством, когда весь мир вел обратный отсчет.

Кроме меня.

На прошлое Рождество я встретила парня.

И на прошлое Рождество мы заключили договор.

Этот праздник больше никогда не будет таким же.

Как и моя жизнь.

Годом ранее

У меня отвисла челюсть, когда Ханна показала наши карнавальные костюмы.

— Я думала, мы решили быть миссис Клаус.

— Как думаешь, что это? — спросила она, махнув одним из них мне в лицо.

— Что-то, что надела бы ее распутная племянница. Миссис Клаус носит побольше одежды. К тому же, она живет на Северном полюсе, и в этом насмерть бы замерзла.

— Ну, тогда нам повезло, что мы не живем на Северном полюсе.

Я закатила глаза и взяла у нее крошечный лоскуток красно-белой ткани.

— Где ты вообще их купила?

— В «Виктория Сикрет»[1], естественно.

Я застонала:

— О, нет, это белье?

— Кого это волнует?

Меня.

— Я не могу его надеть, — сказала я, качая головой.

— Конечно, можешь.

— Ладно, давай я перефразирую. Я его не надену.

— Боже, Имоджен, хватит быть такой девственницей.

Я села и стала размышлять, на самом ли деле я была девственницей. У меня почти год не было секса, так что, наверное, я могла бы так себя назвать. После моего последнего секса, длящегося аж две минуты, я точно не была доведена до отчаяния, чтобы находиться в поиске партнера. И я решила, что следующий парень, который залезет мне в трусики, будет «тем самым». Возможно, вы слышали о нем, он высокий, темноволосый и красивый. К тому же, он загадочен... настолько загадочен, что использует кодовое имя. Я бы с радостью взяла его одного и сделала из нас пару.

Я вырвалась из своих грез и скрестила на груди руки.

— Хватит так говорить, пытаясь унизить, они заслуживают уважения.

— Они заслуживают веселья. А теперь иди переодеваться.

Я изобразила свой лучший стон зомби:

— Но я выше тебя, это мне даже задницу не прикроет.

— Не волнуйся, вот почему я купила тебе эти... — Из одного из пакетов для покупок она вытащила блестящие красные трусики. Сзади на них было написано «Хо-хо-хо».

— Ух ты, а дальше все лучше и лучше, — ответила я с сарказмом.

Она бросила трусики мне в голову.

— Прекрати вести себя как киска и иди переодеваться, мы уходим через полчаса.

— Кто-то упомянул киску? — спросил парень Ханны, когда зашел в комнату, одетый как огромный индюк.

Мне было пора сваливать. Райли, наверное, был самым грубым человеком, которого я когда-либо встречала. Они встречались не очень давно, поэтому я все еще привыкала. Пробормотав, что ухожу, я ускользнула в свою спальню.

Почему мне нельзя было одеться как чертова огромная индейка?

***

Через двадцать минут я вышла из спальни на звук смеха и волчьего воя. И уставилась на комнату, полную парней, которые все были в маскарадных костюмах. Я узнала парочку друзей Райли, но были и незнакомые лица. Чувствуя себя голой, я отдернула платье вниз. И помахала всем, а потом закатила глаза, когда услышала, как один из них назвал меня милой.

Ко мне подошла Ханна, одетая так же, как и я. Разница была в том, что она носила это с удовольствием.

— Имоджен, поздоровайся с мальчиками. Мальчики, поздоровайтесь с Имоджен.

— Привет. — Я еще раз махнула рукой, потому что мне было все равно.

Парень, одетый в костюм снеговика, ударил Райли по руке.

— Чувак, почему ты не говорил нам, что у Ханны такая горячая соседка по комнате? Ты не можешь скрывать от нас такую важную информацию. Засранец.

— Ты одна, милая?

— Я первый!

Мне очень хотелось развернуться и скрыться в спальне, но я не собиралась оставлять Ханну одну с этими придурками.

— Андерсон многое пропускает! — крикнул гигантский рождественский пудинг.

— Это хорошо, наконец-то, у нас появилась возможность.

Я повернулась к Ханне.

— Почему они разговаривают, будто меня нет в комнате, и, черт возьми, кто такой Андерсон?

Она засмеялась и взяла меня под руку.

— Добро пожаловать в мой мир. Ну, мальчики, давайте веселиться!



Глава 2

Это было в пятницу перед Рождеством, также известную как Безумная пятница[2]. Мы начали с пары небольших баров, прежде чем поехать в «Энви» — самый большой клуб в городе, где я быстро обнаружила, что на большинстве девушек одежды было еще меньше, чем на мне.

Четыре шота спустя я танцевала как полная идиотка. Настоящей миссис Клаус было бы стыдно за мой стриптиз-танец.

— Люблю пьяную Имоджен! Пойдем в иглу[3]! — Ханна перекрикивала музыку.

— Это что, другой клуб? — прокричала я в ответ.

— Нет, это на самом деле иглу. — Она указала на гигантский иглу в другом конце комнаты.

Как я не заметила его раньше?

— Технически, это не настоящий иглу, потому что он сделан не изо льда.

Она закатила глаза.

— Пошли, Всезнающие Трусики.

— Сначала я схожу в дамскую комнату, так что встретимся там.

После того, как я растолкала по крайней мере пятьдесят человек, чтобы убраться с танцпола, начались настоящие поиски. Клуб был лабиринтом в несколько этажей. Естественно, туалеты были последним местом, которое я обнаружила. Пока ждала в длинной очереди, я провела полноценный разговор со случайной девушкой о важности хорошо освещенных туалетных вывесок.

Я наконец-то вернулась в главный зал и добралась до иглу. И когда собиралась зайти внутрь, меня остановили два распутных эльфа.

— Подожди своей очереди, там уже занято.

— Остынь, там мои друзья, — засмеялась я. — Дошло? Иглу... остынь...

Мое чувство юмора, очевидно, было слишком продвинутым для них, потому что они не засмеялись. Вместо этого, развратный эльф номер один протянула руку.

— Пять фунтов.

Я не хотела, чтобы она так и стояла с вытянутой рукой, поэтому вложила в ее ладонь свою.

Как бы задавая вопрос, она подняла одну бровь.

— К сожалению, я не телепат, поэтому тебе лучше объясниться. Ты пытаешься сказать, что твой костюм стоил пять фунтов?

Мяу. Клянусь, все дело в алкоголе.

— У нас уже есть комик, — ответила развратный эльф номер два.

— Приму это за комплимент.

— Слушай, ты хочешь зайти или нет? Если да, то с тебя пять фунтов.

— Без обид, но я бы никогда не стояла здесь и не разговаривала с вами двумя, если бы не хотела зайти. Хотя, должна признать, что пять фунтов — это довольно много, учитывая, что я даже не знаю, что там. Обычно я не рискую, но в этот раз сделаю исключение. — Я полезла в сумочку и достала пятифунтовую банкноту. — Надеюсь, внутри есть шампанское и икра.

Развратный эльф номер один взяла у меня деньги, прежде чем взглянуть на часы.

— Так вот какой Уилл Феррелл[4] в реальной жизни? — Они обе посмотрели на меня, будто я разговаривала на другом языке. — Ты знаешь, приятель-эльф. — Когда никто из них не ответил, я с отвращением покачала головой. — И вы зовете себя настоящими эльфами? Он как эльф из королевской семьи. А что насчет Леголаса[5]? Теперь он сексуальный эльф. Определенно, так и есть. Позже мы могли бы расчесать друг другу волосы.

— А?

— Леголас из «Властелина колец». — Они продолжили смотреть на меня как на сумасшедшую. — Да ладно, вы должны были о нем слышать. Хоббит? Гэндальф? Кольцо? — Я поделилась своей лучшей фразой от Голлума[6]: — Мояяя преееелесть! Мастер хоооочет егоооо!

Не сказав ни слова, одна из них открыла вход в иглу и прокричала, что время вышло. Через несколько секунд появилась хихикающая девушка. Я задалась вопросом, была ли Ханна все еще там.

— Входи, — сказали они мне.

Я вошла внутрь и развернулась.

— Вам нужно посмотреть фильмы, и только потом вы оцените, насколько хорошей была моя пародия. Я досрочно принимаю ваши извинения.

Внутри было темно, не считая мерцающих рождественских гирлянд и тех, которые свисали с потолка. Я ожидала, что внутри будет безвкусно ярко, но на удивление, все было сделано со вкусом. Я подошла к ледяной скульптуре гигантской снежинки и была полностью ею загипнотизирована.

Голос с противоположного конца шатра заставил меня вздрогнуть:

— Наконец-то, я умираю с голоду.

Я развернулась и увидела сидящего на троне Санту.

— Прости? — спросила я.

— За что? За опоздание? Ты прощена.

— Еще раз, что?

Он указал на меня:

— Ты миссис Клаус, — после чего указал на себя, — а я мистер Клаус. Ты, наверное, здесь, чтобы покормить меня и сделать мне массаж спины.

Я медленно покачала головой.

— Ничего себе, а ты женоненавистник. Даже не поздоровался со мной.

Он засмеялся, при этом выглядя удивленным, что я действительно ему подыграла.

— И как типично для тебя спорить. Почему мы никогда не можем о чем-то договориться?

— Потому что ты отказываешься ходить на парную терапию.

— Ты всегда меня обвиняешь.

— Потому что ты всегда виноват. Слушай, я знаю парня по имени Купидон. Он должен быть действительно хорош.

Сдаваясь, он поднял руки вверх.

— Ладно, если это заставит тебя заткнуться, то я распоряжусь, чтобы на следующей неделе эльфы записали нас на прием.

— Нет.

— Нет? — спросил он, выглядя сбитым с толку.

— Я хочу, чтобы ты хотел пойти, а не шел только потому, что я тебя заставляю.

— Иисус, женщина. Я не могу победить.

— Ты прав, не можешь. И пока я не забыла, тебе стоит уволить тех двойников снаружи.

Он ухмыльнулся.

— Ревнуешь к нескольким эльфам? Ты же знаешь, что ты для меня единственная женщина.

Я закусила губу, чтобы перестать смеяться. Вполне возможно, что это был самый странный разговор из всех, что у меня когда-либо были.

— Подойди ближе, я не укушу.

— Все так говорят, — ответила я, подходя к нему.

Он похлопал себя по коленям.

— Садись.

— Все нормально, я постою.

— Но у меня есть для тебя подарок. — Он засмеялся, когда я подняла бровь. — Ничего себе, у тебя возникают неприличные мысли.

— Не знаю, о чем это ты, — ответила я невинно.

— Теперь я знаю, что ты лжешь. — Когда я не ответила, он продолжил: — Как ты можешь вести себя так невинно после всего того сногсшибательного секса, который был у нас этой ночью?

Может, это был алкоголь, но я наслаждалась, что бы это ни было, и не хотела прекращать. В воздухе ощущалось электричество, и за долгое время я наконец-то чувствовала себя живой.

— Я был бы более чем счастлив освежить тебе память. — Он снова похлопал себя по коленям.

— Никакого веселья, пока ты на работе, — сказала я, сокращая между нами расстояние.

— Конечно, нет. Я же профессионал. Тебе ли не знать, дорогая.

Я медленно опустилась на его колени. Боже, у него такие твердые бедра. Он посмотрел на меня, казалось, долгим взглядом, после чего снял парик и поддельную бороду.

— Привет.

Он был так красив, что у меня чуть ли не перехватило дыхание. Хорошо, что я уже сидела.

— Привет, — удалось мне ответить.

Его шоколадные карие глаза подмигнули мне, а его оливковая кожа была безупречной. Я с трудом подавила желание протянуть руку и коснуться его лица. Его глаза путешествовали по моему телу и остановились на груди. Я почувствовала, как начали твердеть мои соски и как все мое тело затопил неожиданный прилив адреналина. Его глаза расширились, и я почти была уверена, что почувствовала, как подо мной что-то дернулось. Его глаза потемнели, и он поднял их, чтобы встретиться с моими. Я почти задохнулась, когда увидела, насколько они были насыщенными. Вероятно, этим взглядом он мог даже обрюхатить девушку.

— Я Блейк. — Теперь его голос был хриплым.

— Имоджен.

Он усмехнулся.

— Скажи, Имоджен, в этом году ты была послушной девочкой?

И вся моя нравственность улетела в трубу. Я встретилась с его чертовым кокетливым взглядом.

Девушки, не кокетничайте по пьяни.

Только я собиралась показать ему, какой могу быть непослушной, как кто-то рядом со мной прочистил горло. Обернувшись, я увидела одну из распутных эльфов.

— Время вышло.

Я нахмурилась и встала.

— Могла бы просто позвать.

— Я звала.

Блейк усмехнулся.

— К тебе уже очередь собралась, — сказала она ему более веселым голосом.

— Ладно, дай мне минутку. — Она кивнула, но не сдвинулась с места. — Тебе еще что-то нужно? — спросил он.

— Думаю, ты точно знаешь, что мне нужно. — Она подмигнула, прежде чем выйти из шатра.

— Думаю, ей что-то в глаз попало.

Он встал и сделал шаг в моем направлении.

— Я не сплю с ней.

— Я не спрашивала, спите ли вы.

— Но ты думала об этом.

— Нет, не думала. Я думала врезать ей в личико.

Он запрокинул голову и засмеялся. Даже смех у него был сексуальным.

— Итак...

— Итак? — спросил он.

— Я лучше пойду.

— Увидимся дома.

— Что? — спросила я, немного шокированная.

— Мы женаты, поэтому, естественно, живем вместе.

— Охххх, я думала, ты имел в виду... да. Пока. — Я направилась к выходу.

— Имоджен?

Я остановилась и обернулась.

— Ты не ответила на мой вопрос... ты была послушной девочкой или не очень?

Я усмехнулась.

— Оставлю это на усмотрение твоего воображения.



Глава 3

На следующее утро я проснулась с огромной улыбкой на лице. У меня все еще было похмелье, но мысли о Блейке были удивительно хорошим лекарством. Было странно, но захватывающе не знать, увидимся ли мы еще. Я решила оставить это на произвол судьбы. Я даже не говорила о нем Ханне. Покинув шатер, я нашла ее у бара с Райли и остальными ребятами. Мы еще немного выпили, после чего перенесли вечеринку к нам домой. Около четырех часов утра я уснула на диване. А в постели оказалась полностью одетой и с надувным северным оленем.

Одевшись, я отправилась на поиски столь необходимого мне кофе. Но ничто не могло подготовить меня к тому, кто был по другую сторону двери в мою спальню.

Блейк.

Он держал мусорный пакет и собирал в него пустые банки и бутылки. Чтобы не упасть, я ухватилась за дверную раму. Блейк убирался в моей квартире. Он был великолепен и убирался в моей квартире. Может ли быть еще лучше, чем уже есть?

Ну, он мог быть голым.

Увидев меня, он так же удивился.

— Эй, ты.

Я потеряла дар речи и как идиотка продолжала смотреть на него, держась за дверную раму. Он засмеялся своим сексуальным, гортанным смехом, и на меня нахлынули все эмоции прошлой ночи. Так что теперь мой мозг работал в режиме «фаыелрчвзаьколфынчуил».

— Сегодня ты со мной не разговариваешь? — спросил он.

— Нет... я имею в виду, да.

И снова этот сексуальный смех.

— Ты здесь живешь?

— Да.

От моего ответа, он, кажется, расслабился.

— Так ты соседка по комнате Ханны...

— Да. Откуда ты знаешь Ханну?

Пожалуйста, не говори, что ты с ней спал. Пожалуйста, не говори, что ты с ней спал. Пожалуйста, не...

— Мы с Райли друзья.

Господи, спасибо. Я, наверное, должна была догадаться, так как Райли знал всех.

Один из парней на диване проснулся и посмотрел на меня.

— Доброе утро, красавица, ты пришла присоединиться ко мне? — Он начал расстегивать свой спальный мешок, когда Блейк ударил его по голове мусорным пакетом.

— Какого черта? — Он сел и обернулся. — Ох, это ты. Ты рано.

— Уже час дня, — ответил Блейк.

— Я же говорю, рано.

— Буди остальных, я ухожу через пять минут, с вами или без, парни.

Меня захлестнуло разочарование. Если он спешил уйти, то, очевидно, не был заинтересован в том, чтобы провести со мной еще немного времени. Может, вчера вечером он вернулся домой с одной из тех развратных эльфов. А может даже с обеими. Он поставил мусорный пакет и подошел ко мне.

— Спасибо, что прибрался.

Он пожал плечами.

— Не беспокойся, я привык к этому. Я живу с некоторыми из этих парней, а они никогда не убирают после себя.

— Так ты тоже студент?

— Виновен по всем пунктам[7].

— Что ты изучаешь?

— Право.

Красивый и умный.

— Впечатляюще. Это, наверное, пригодится, когда тебе придется объяснять, почему в канун Рождества ты вламываешься в миллион домов.

Он усмехнулся.

— Я не вламываюсь, а забираюсь через дымоходы.

— А как насчет воровства?

Он отрыл рот.

— А что с воровством? Я дарю подарки, а не забираю их.

— Я говорю о сладких пирожках.

— Невиновен, пока не будет доказано обратное. — Он прислонился к дверной раме. — Какие планы на сегодня?

Затащить тебя в мою спальню.

— Эм... кофе, библиотека, сон. Не обязательно в таком порядке.

Он усмехнулся.

— Ну, надеюсь, у тебя будет хороший день.

— Как и у тебя.

— Определенно, так и будет.

— Андерсон! — прокричал один из парней. — Держись от нее подальше, я первый ее увидел!

Я подняла бровь.

— Андерсон?

Разве парни вчера не упоминали что-то насчет Андерсона?

— Блейк Андерсон.

Подошли парни и похлопали его по плечу.

— Мы готовы. Идем завтракать или как?

— Похоже, я должен идти. — Он ухмыльнулся и наклонился ближе ко мне. Он пах как небеса — смесь запаха ванили и бога секса. Я чуть сильнее вцепилась в дверную раму. Я чувствовала его дыхание на шее, когда он шептал мне на ухо: — Не могу перестать думать о тебе, сидящей у меня на коленях.



Я наблюдала за тем, как он выходил из комнаты, прежде чем расплавиться в горячий беспорядок на полу.

***

Полчаса спустя я подошла к университетской библиотеке. Начала подниматься по лестнице и чуть не пролила на себя кофе. На каменных ступеньках, ухмыляясь мне сверху вниз, сидел Блейк.

— Имоджен! Какое совпадение! Нам, правда, нужно прекратить натыкаться друг на друга как сейчас.

— Какое совпадение, я же не говорила тебе, что собираюсь сюда или что-то в этом роде.

Он усмехнулся.

— Вижу, ты достала себе кофе.

Я подняла свой капучино.

— Достала.

— Так, что дальше в твоем списке? Сон? Мы могли бы вместе поспать, конечно, если хочешь.

Я засмеялась, когда он пошевелил бровями.

— Неужели?

— Да, я очень хорош в этом.

— Сейчас?

— Ммм, я очень опытный. Обычно это длится часов восемь.

Я захихикала.

— Восемь часов? Ничего себе.

— Я очень вынослив. Никому не говори, но один раз это длилось десять часов.

— Бьюсь об заклад, после этого ты до сих пор уставший.

— Да, я в буквальном смысле вытащил себя из кровати.

— Ты заходишь?

В его глазах вспыхнул огонек.

— Ты серьезно спрашиваешь меня, или мы все еще разговариваем кодовыми фразами? А то я не хочу возбуждаться из-за ничего.

— Подожди, последнее было кодовой фразой?

— Зависит от того, хочешь ли ты, чтобы она была такой.

Я пожала плечами:

— Мне все равно.

У него расширились глаза, когда он провел рукой по своим спутанным волосам.

— Ты меня убиваешь.

***

Я сделала глоток кофе и посмотрела на Блейка. Мне было трудно сосредоточиться на книге. Нога Блейка была всего лишь в нескольких сантиметрах от моей, и я могла чувствовать крошечные электрические разряды. Обычно, когда читаю, я от всего отгораживаюсь. Я могла бы быть на концерте хэви-метал[8], и все еще была бы в состоянии сосредоточиться на чтении, но сегодня было по-другому. Запомните: не совмещайте чтение и горячих парней... исключением может быть только случай, когда горячий парень — персонаж книги.

Я еще раз посмотрела на него, и мне пришлось прикусить губу, чтобы не засмеяться.

— Она вверх ногами.

Он поднял взгляд от своей книги.

— Что именно?

— Твоя книга, ты держишь ее вверх ногами.

Он улыбнулся и положил ее рядом.

— Знаешь, для меня сон кажется гораздо лучшим планом.

— Восемь часов?

У него заблестели глаза.

— Хммм, я больше думал о коротком сне. Можешь присоединиться ко мне, можем сделать это прямо здесь, на этом диване.

— На людях?

— Что я могу сказать? Я эксгибиционист[9].

— Ну и как мне теперь сосредоточиться на чтении?

— Никак, мой гениальный план сработал. Поможешь мне кое с чем?

— Смотря с чем.

— Мне нужно купить елку.

— У тебя еще нет елки? До Рождества осталось четыре дня!

Он пожал плечами.

— Парням не так уж и важно само Рождество, они больше заботятся о том, чтобы выпить.

Я пометила страницу, после чего положила книгу в сумку.

— Идем, найдем тебе елку.



Глава 4

— Слишком большая, — заявила я, когда мы шли по проходу, заполненному елками.

— Я не знал, что мы снова разговариваем кодовыми фразами...

Я закатила глаза, но не смогла удержаться от смеха.

— Да? — Я продолжила идти. — Тогда, я ошибалась. Я хотела сказать, что она слиииишком маленькая.

— Эй! Не нужно себя так вести. На улице холодно, нужно принимать это во внимание.

Мы просмотрели еще двадцать или около того деревьев, прежде чем нашли то самое.

— Она идеальна, — заявил он.

— Согласна.

Заплатив и договорившись о доставке на завтра, мы выбрали некоторые украшения. К тому времени, как мы покинули магазин, на улице было темно.

— Итак, поможешь мне завтра нарядить елку?

— Да, если не буду спать.

Он засмеялся.

— Перестань заставлять меня ревновать.

— Почему ты ревнуешь?

— Потому что не хочу, чтобы ты спала без меня.

— Ой, это было бы довольно мило, если бы я не знала, насколько у тебя пошлые мысли.

Он подмигнул.

— Ты голодна? Рядом есть местечко, оно небольшое, но классное.

— Звучит неплохо, веди. — Он взял меня за руку. Это казалось милым и на удивление интимным. — Итак, как ты стал личным Санта Клаусом у «Энви»?

— Вероятно, точно так же, как ты стала миссис Клаус.

— Так ты тоже был в красных блестящих трусиках?

Он закрыл глаза.

— Мы действительно разговариваем о трусиках, которые были на тебе надеты?

— Да, у них даже сзади было написано «Хо-хо-хо». Пожалуйста, не осуждай меня, их Ханна покупала.

Он усмехнулся.

— Фотографии, или этого не было.

Я нахмурилась.

— Я не фотографирую свои трусики.

— Почему нет? Думаю, тогда мне нужно увидеть их вживую.

— Хорошая попытка. В любом случае, отвечай на вопрос.

— Я работал, чтобы подзаработать — они очень хорошо платят. Иногда, когда им не хватает людей, я помогаю за барной стойкой.

— И как много женщин за прошлую ночь посидели у тебя на коленях?

— Только ты. — Я подняла бровь. — Что? Я говорю правду. Я не какая-то там коленная шлюха, и не позволяю кому попало на них сидеть.

— Ничего себе, а ты знаешь, как заставить девушку почувствовать себя особенной.

— Несомненно, ты самая красивая девушка из всех, что я встречал за всю свою жизнь. Это заставляет тебя чувствовать себя особенной? И это правда.

Я покраснела.

— Так, право, да?

— Так, меняем тему, да?

— Да. Тебе нравится?

— Да. Это тяжело, но в итоге все окупится. А что насчет тебя, что ты изучаешь?

— Писательство.

— Это потрясающе. И судя по твоей широкой улыбке, тебе это нравится.

— Мне это очень нравится, я чувствую себя такой удачливой, что у меня есть возможность изучать то, чем я действительно наслаждаюсь.

Он кивнул.

— Напишешь обо мне в любовном романе? Используешь меня в качестве вдохновения?

— Может быть.

— В этом романе будут сцены сна?

Я засмеялась.

— Мне нравится, когда есть немного непристойностей.

— Я знал! Только не пиши обо мне как о части любовного треугольника, это было бы несправедливо по отношению к другому чуваку.

Через пару минут мы остановились перед киоском с хот-догами.

Я усмехнулась.

— Это то место?

— Да, у них лучшие хот-доги в городе.

— Мило.

— И следующий вопрос... какой хот-дог тебе нравится?

— Мы снова разговариваем кодовыми фразами?

Он усмехнулся.

— Нет, но можем. Знаешь, я более чем уверен, что ты моя идеальная женщина.

От столь многих улыбок у меня уже болели щеки.

— Я буду огромный хот-дог с кетчупом и горчицей, пожалуйста.

— Ух ты, и никакой стеснительности? — спросил он.

— Вообще никакой.

Мы сели на близлежащую скамейку, чтобы съесть их.

— И вправду вкусно, — сказала я, прежде чем еще раз откусить огромный кусок.

— Моя цель — угодить.

Мы ели в уютной тишине, и казалось, что мы уже давно знаем друг друга.

— Что теперь? — спросила я, когда мы оба доели.

Он засмеялся и наклонился ближе, остановившись, когда его лицо было в нескольких дюймах от моего. Подсознательно я облизала губы.

— Теперь я сотру с твоего подбородка кетчуп.

Я чуть не умерла от смущения.

— Что за неудачница, — прошептала я, когда он стер его салфеткой.

— Ты не неудачница, просто неряшлива, когда кушаешь, как я понял.

Я засмеялась.

— Ты прав, мне нравится вымазывать едой все лицо, прежде чем начать есть. Что в этом такого?

— Знаешь, в следующий раз, когда мы будем вместе кушать, я ожидаю это увидеть.

— Знаешь, а я ожидаю, что ты присоединишься ко мне.

— Конечно. А теперь, когда мы все вытерли, как насчет того, чтобы покататься на коньках?

— Звучит холодно... и классно.

***

Работник катка посмотрел на часы.

— Мы закрываемся через десять минут.

— Значит, у нас все еще есть десять минут, а вы все равно получите мои деньги, — ответил Блейк. — Я беру одиннадцатый размер[10]. Имоджен?

Я ухмыльнулась.

— Пятый[11], пожалуйста.

К тому времени, как мы вышли на лед, на катание у нас осталось пять минут. Естественно, Блейк хорошо катался, и ему пришлось по кругу таскать меня за собой.

— Почему ты так хорошо катаешься?

— Я играл в хоккей, когда был ребенком. Подожди здесь минутку.

— Ну, я точно никуда не спешу, — ответила я, схватившись за бортик. Он засмеялся, подъезжая к работнику. Вытащил что-то из кармана и передал мужчине, после чего покатил ко мне.

— Что все это значит? — спросила я.

— У нас есть еще полчаса.

— Я даже не буду спрашивать, сколько ты ему заплатил.

— Это того стоит, а теперь хватайся.

Мы сделали еще несколько кругов, прежде чем он остановился в центре катка.

— Давай полежим.

— Гм, что?

Он сел на лед, после чего лег на спину.

— Мне нужно отдохнуть.

Я засмеялась.

— Ты сошел с ума.

— Сошел с ума от тебя. — Он похлопал возле себя по льду. — Давай.

Я смотрела на него еще несколько секунд, после чего покачала головой.

— Теперь ты из меня делаешь сумасшедшую, — сказала я, ложась возле него.

Он усмехнулся.

— Мне нравится это слышать.

— И что теперь?

Он взял меня за руку, и через все мое тело прошел электрический разряд.

— А теперь будем смотреть на звезды.

— Это самое странное первое свидание, которое у меня когда-либо было.

— Во-первых, я предполагаю, что под «странным» ты имеешь в виду «лучшее». Во-вторых, теперь я немного нервничаю, потому что знаю, что мы на свидании.

Дерьмо.

— Ох... эм... я не имела в виду...

Успокаивая, он сжал мою руку.

— Все нормально, у меня это тоже самое лучшее первое свидание.

На моих щеках все еще был румянец, когда через несколько минут он повернулся ко мне.

— Что такая красивая девушка как ты делает в таком месте?

Я не смогла сдержать смех.

— Меня привел сюда и заставил лечь один чудак. Думаю, он хочет спать.

Теперь настала его очередь смеяться.

— Я его не виню. Он красивый?

— Очень.

— Бьюсь об заклад, он потрясающий парень.

— Да, а еще очень скромный.

Он усмехнулся.

— Ты собираешься написать об этом в нашей эпической истории любви?

— Черт, да.

— Так что же будет дальше?

— Хммм, давай посмотрим. — Я погладила себя по подбородку. — Сейчас пойдет снег.

— Одобряю.

— Потом ты заметишь, что я дрожу, поэтому снимешь с себя всю одежду и дашь ее мне.

Он усмехнулся.

— Только для того, чтобы согреть тебя, а не по другим причинам?

— Нет, не по другим причинам, — солгала я.

— Что потом?

— Боже, я не буду рассказывать тебе весь сюжет. Тебе нужно будет прочесть книгу, чтобы узнать продолжение.

Он встал и помог мне подняться на ноги.

— Жду с нетерпением. Ох, и если тебе понадобится модель для обложки, то ты знаешь, где меня найти. Только скажи.

— Большинство моделей для обложек снимаются без рубашки. Просто говорю.

— Назови время и место.

***

— Итак... — сказала я, когда мы подошли к моей входной двери.

— Итак?

— Спасибо за сегодня.

— Было весело.

Распахнулась дверь, и появилось взволнованное лицо Ханны.

— Где ты... — она остановилась на полуслове, когда увидела Блейка. — Ох.

— Привет, Ханна.

— Привет, вижу, ты познакомился с Имоджен.

— Так и есть. Не могу поверить, что ты раньше нас не познакомила.

— Может, потому, что я знала, что ты похитишь ее, как сделал сегодня. Как думаешь, в следующий раз ты могла бы мне позвонить? Я волновалась.

— Почему ты просто не позвонила мне? — спросила ее я.

— Я звонила, но ты оставила свой телефон дома.

А я даже не заметила, что также означало, что я целый день не проверяла «Твиттер». Должно быть, мне правда нравится этот парень.

Блейк усмехнулся.

— Хорошего сна, леди. — Он начал уходить, но остановился и развернулся. — И, Ханна? Завтра я снова ее украду.

Как только она закрыла дверь, посыпались вопросы.

— Расскажи мне все.

— Нечего рассказывать.

— Чушь собачья. Что вы весь день делали?

— Давай посмотрим... Мы ходили в библиотеку, выбирали елку, ели хот-доги и катались на коньках.

— Вы целовались?

— Нет.

Она прищурилась, и я закатила глаза.

— Мы просто гуляли. Почему ты не познакомила нас раньше?

— Я виделась с ним всего пару раз, он все время учится.

Зазвонил телефон Ханны.

— Это Райли.

— Давай, увидимся утром. — Я взяла на кухне напиток и отправилась в постель. Как только я собиралась закрыть дверь в спальню, Ханна прокричала:

— Имоджен! Райли хочет знать, что ты сделала с Блейком? Очевидно, он ведет себя как двадцатилетняя девушка и не перестает улыбаться.

С огромной улыбкой на лице я отправилась в постель.



Глава 5

— Здесь слишком много блесток, — заявила я, сделав шаг назад и восхищаясь нашими стараниями.

— У тебя никогда не может быть слишком много блесток, — ответил он. — А теперь подай мне звезду.

Я наблюдала за тем, как он потянулся, чтобы одеть ее на верхушку елки. Мои глаза почти вылезли из орбит, когда у него задралась футболка, выставляя напоказ его идеальные кубики и скульптурную «V», уходящую вниз. Возможно, я плакала слезами радости.

— Как выглядит? — спросил он, все еще придерживая ее на месте.

— Потрясающе. Отлично. Это лучшее, что я когда-либо видела.

Он засмеялся.

— Ух ты, мне нравится твой энтузиазм.

Ты даже не представляешь. Я застонала, когда он поправил футболку.

— Ты в порядке?

Я покраснела.

— Я...

Возбуждена?

— Ты...? — спросил он через несколько секунд.

— Я в порядке.

Он обнял меня за плечи и повернул нас лицом к елке.

— Что мы думаем?

Мы думаем, что это лучшая елка, которую мы когда-либо видели.

— Так и есть. А еще мы думаем, что пришло время горячего шоколада.

***

Через полчаса мы сидели в маленьком кафе, попивая горячий шоколад с зефиром.

— Расскажи что-нибудь интересное о себе.

— Я умею играть на барабанах, — ответила я.

— Круто. На самом деле, ты только что поднялась по шкале крутости с шести до восьми баллов.

Я подняла бровь.

— Шесть? Правда?

— Гммм, думаю, это больше пяти.

— Ну, прямо сейчас по шкале крутости ты большой жирный ноль.

Он засмеялся.

— Ты не имеешь это в виду.

Нет, не имела.

Я нахмурилась.

— Твоя очередь, расскажи мне что-то интересное о себе, справишься?

Он задумчиво посмотрел в окно.

— Ладно. Готова к моему откровению? — Я кивнула. — Я хиромант[12]. — Он протянул руку, ожидая, что я протяну ему свою.

Я рассмеялась.

— Хиромант? Действительно?

— Эй, не критикуй, пока не попробовала. — Он опустил взгляд на мою ладонь. — Видишь здесь эту линию? — Он проследил ее пальцем. — Это твоя линия любви, она о многом говорит.

— И сейчас?

— Я вижу, что в ближайшее время ты безумно влюбишься. Это будет любовь на всю жизнь, о которой ты будешь писать в своих книгах.

Я не могла сдержаться от идиотской улыбки.

— Ох, подожди, я еще что-то вижу. Вижу букву «Б», да, большую жирную «Б». — Я хихикнула. — Закрой на секунду глаза.

— Это одна из твоих уловок? Ты собираешься меня поцеловать?

— Нет. Когда я тебя поцелую, то хочу, чтобы у тебя были открыты глаза. Хочу, чтобы ты смотрела на меня и знала, что ты чувствуешь то же, что и я.

Мой желудок сделал тройное сальто, когда я закрыла глаза и стала ждать.

— Не открывай, — сказал мне он, когда я почувствовала, как что-то щекочет мне ладонь. Я боролась с побуждением отстраниться от него.

— Очень щекотно.

— Тебе не стоило говорить. Я приму это к сведению на будущее. Ладно, открывай глаза...

Я засмеялась, когда опустила взгляд вниз и увидела нарисованную на моей ладони букву «Б».

— Теперь видишь? — спросил он.

— Да, определенно вижу. Знаешь, это подозрительно выглядит, будто написано ручкой.

— Ручкой? Нет, думаю, это больше похоже на перманентный маркер[13].

Я ахнула, изображая потрясение.

— Посмотри на себя, ты пометил меня.

— Без комментариев. Итак, какой твой любимый цвет?

— Фиолетовый, а твой?

— Синий. Любимый фильм?

— Это легко. Дневник памяти.

Он покачал головой.

— Это говорят все девушки. Будто это запрограммировано в ваших мозгах или что-то в этом роде. Ты правда робот, управляемый Райаном Гослингом[14]? — Он встал и начал танцевать как робот.

Парень неплохо двигался.

Я рассмеялась.

— Это секрет! Ты не должен был знать.

Следующие несколько секунд прошли как в тумане. Кое-что случилось. Я услышала звук колокольчика и увидела трех мужчин в масках, входящих в кафе, и пролила на стол свой горячий шоколад. Я запаниковала, когда некоторые клиенты начали кричать.

— Блейк? — прошептала я. Он все еще стоял, но теперь смотрел на мужчин. Казалось, все происходило как в замедленной съемке. Один из мужчин подошел к кассирше, а другой направился в нашу сторону. Третий заблокировал входную дверь, видимо, чтобы ничего не было видно с улицы.

— Все сели и заткнулись. — Он остановился прямо перед Блейком. — Это и тебя касается.

Блейк, подчиняясь, поднял руки.

— Мне не нужны неприятности.

— Тогда сядь, черт возьми.

Знаете, как бывает, когда смотришь фильм ужасов и кричишь на телевизор, потому что главный герой застывает вместо того, чтобы убегать? Ну, я явно застыла. Борьба или бегство с моей стороны, казалось, ничего мне не дадут, потому что я не убегала и не чувствовала, что могла бы побороть этих людей.

Кассирша закричала. Я повернулась к ней лицом и увидела, что мужчина держит у ее горла нож.

— Открывай кассу. Если ты снова закричишь, я перережу тебе глотку.

Вот тогда я поняла всю серьезность ситуации. Мой взгляд метнулся к Блейку, когда я услышала его голос:

— Смотрите, на улице бегают люди, а это значит, что скоро здесь будет полиция. Так что уходите.

— Мы уйдем, когда будем готовы уйти. — Я закричала, когда он вытащил нож. — Скажи своей подружке заткнуться, пока я сам ее не заткнул.



— Не вмешивай ее в это.

Мужчина засмеялся, после чего обошел стол и подошел ко мне. Прежде чем я поняла, что происходит, Блейк бросился на мужчину и скрутил ему за спину руку, выбив из нее нож. Он был застигнут врасплох, что позволило Блейку ударить его в челюсть, после чего они начали бороться на полу.

Я уставилась на нож, но подняла глаза, когда почувствовала на себе чей-то взгляд. Парень, который выступал как дозорный, должно быть знал, о чем я думала. Он покачал головой, но было слишком поздно, у меня наконец-то сработал адреналин. Я вскочила и подняла нож, держа его перед собой. Что теперь? Я никак не была к этому готова. Я почувствовала тошноту, когда подумала о том, чтобы использовать его. Но я бы использовала. Я бы все сделала, чтобы защитить себя и Блейка.

— Полиция! — закричала я, когда услышала сирены. У меня так дрожал голос, что даже не был похож на мой.

— Она права, — прокричал дозорный. — Парни, нам пора!

Мужчина у кассы отпустил кассиршу и перепрыгнул через прилавок, после чего начал переводить взгляд с выхода на мужчину, который боролся с Блейком. Он принимал решение. Я с силой вскинула нож в воздух.

— Уходите! Сейчас же! — Он посмотрел прямо на меня, и в тот момент я искренне подумала, что он бросится ко мне. Но он так не поступил. Вместо этого, он выбежал из кафе. Я бросила нож и обратила внимание на Блейка, которого мужчина пригвоздил к полу. У меня подкосились ноги, и я упала на пол. Я закричала, чтобы полиция помогла Блейку, как только они зашли через дверь.

Еще в течение часа мы оставались в кафе, давая показания, и пока нас осматривали врачи. За это время полиция арестовала остальных двух мужчин. Их хорошо знали и разыскивали за некоторые различные преступления. Нас заверили, что они очень долгое время просидят за решеткой.

К счастью, никто не был тяжело ранен. Кассирша была в шоке, как и все мы, а у Блейка был сломан нос и синяк под глазом. Я взорвалась, как только у меня появилась возможность с ним поговорить.

— Ты идиот! Не смей больше так поступать! Ты не должен строить из себя героя!

Он обнял меня.

— Шшшшш, все закончилось. Мы в порядке, все в порядке.

— Ты напугал меня! Я думала, он тебя зарежет! Думала, что потеряю тебя так же быстро, как и нашла! — У меня быстро текли слезы, пока я пыталась вырваться из его объятий.

— Имоджен, хватит. Посмотри на меня, посмотри на меня! — Я сделала, как он просил. — Все хорошо, просто ты в шоке. Ты не потеряла меня, я все еще здесь. Теперь мы в безопасности.



Глава 6

Полиция подвезла нас ко мне домой. Блейк не хотел оставлять меня, поэтому решил устроиться на диване. Ханна этой ночью оставалась у Райли, так что мы были одни.

— Дай мне взглянуть, — сказала я, медленно снимая с его глаза пакет со льдом. — Отек, кажется, спадает. — Я осторожно провела пальцами по его щеке. — Больно? — Он покачал головой, его глаза прожигали мои. И вдруг у меня случился передоз эмоций. Я беспокоилась о Блейке, и мне нужно было знать, что он чувствовал то же самое. Все время смотря ему в глаза, я медленно наклонилась, остановившись, когда мои губы были в миллиметре от его. — Мне нужно знать, что ты чувствуешь то же, что и я.

И он показал мне.

Он так мне показал.

***

— Давай заключим договор, — заявил Блейк, когда я прижалась к его боку.

— Договор?

— Каждую ночь спать по десять часов.

Я хихикнула, когда он начал меня щекотать.

— Мне нравится, как это звучит.

Его глаза стали мягче.

— Давай заключим договор жить моментом. Забудем о прошлом и перестанем беспокоиться о будущем. Давай жить сегодняшним днем.

Я наклонилась, чтобы поцеловать его.

— Договорились.

Я улыбнулась, когда слова потонули в поцелуе. Иногда так легко перестать беспокоиться и принимать все как должное. Легко отсчитывать минуты, часы и дни. Легко забыть, что жизнь — это самый величайший подарок из всех подарков. Иногда, все, что тебе нужно — это напоминание, и мое напоминание было прямо здесь, у меня под боком.

Конец



[1] «Виктория Сикрет» (англ. Victoria’s Secret) — одна из наиболее известных в мире компаний по продаже женского белья, базируется в Колумбусе, США.

[2] Безумная пятница (англ. Mad Friday) — ночь, перетекающая в последние предрождественские выходные.

[3] Иглу — зимнее жилище из снега у части канадских эскимосов в виде купола с входом через длинный коридор; иногда стены внутри покрывают шкурами.

[4] Уилл Феррелл — американский актер комедийного амплуа. По версии журнала «Форбс» Феррелл возглавил список самых переоцененных актёров Голливуда.

[5] Леголас — эльф, сын Трандуила, короля эльфов Северного Лихолесья; один из главных героев легендариума Толкина, действующий в трилогии «Властелин Колец».

[6] Хоббит, Гэндальф и Голлум — герои книг Джона Р. Р. Толкина.

[7] Скорее всего, отсылка к песни Gym Class Heroes feat. Estelle «Guilty as Charged».

[8] Хэви-метал (англ. heavy metal — тяжёлый металл) — жанр рок-музыки.

[9] Эксгибиционист — тот, кто страдает эксгибиционизмом, стремится публично обнажать интимные части своего тела с целью самовозбуждения, получения сексуального удовлетворения.

[10] 11 размер мужской обуви в США соответствует 44 европейскому размеру.

[11] 5 размер женской обуви в США соответствует 35-36 европейскому размеру.

[12] Хиромант — человек, толкующий символы и знаки на руке.

[13] Перманентный маркер. Надписи, которые им нанесены, практически невозможно стереть без использования растворителей. Чернила перманентных маркеров быстро сохнут, устойчивы к выцветанию, термостойкие, не имеют запаха.

[14] Райан Гослинг — канадский актер, исполнитель главной роли в фильме «Дневник памяти».


home | my bookshelf | | Подарок |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу