Book: Кровавый поход



Брайан Макклеллан

Кровавый поход

Посвящается Мишель, моей подруге и помощнице, любимой и единственной

Brian McClellan

THE CRIMSON CAMPAIGN

Copyright © 2014 by Brian McClellan

All rights reserved


© С. Удалин, перевод, 2015

© Ю. Каташинская, карты, 2015

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2015

Издательство АЗБУКА®

* * *

Лихо закрученное продолжение «Кровавого завета» погружает читателя еще глубже в пороховую бочку удивительного фэнтезийного мира.

Publishers Weekly

Мир привилегированных волшебников и загадочных магов, способных управлять свойствами пороха… Великолепно прорисованная, пленяющая вселенная.

RT Book Reviews

Это просто потрясающая книга. Я наслаждался каждой фразой! Оригинальная магия, быстрый темп повествования, интересный мир. Эффект взрыва!

Брендон Сандерсон

Порох и магия. Исключительно взрывное сочетание.

Питер Бретт

* * *





1

Адамат притаился в гуще живой изгороди, окружавшей его загородный дом, чтобы оттуда наблюдать за окном столовой. Двухэтажное здание с тремя спальнями стояло прямо в лесу, в двадцати минутах ходьбы от города. Вряд ли кто-нибудь услышит выстрелы.

Или крики.

В столовой пьянствовали и играли в карты четверо подручных лорда Ветаса. Двое громил с крепкими мышцами напоминали коней-тяжеловозов. Третий был среднего роста, с большим обвислым животом и густой черной бородой.

Четвертого, с карикатурно-маленькой головой и квадратным лицом, Адамат узнал. Это был Ройя-Лис, самый низкорослый из участников кулачных боев, проводимых Владетелем в Адопесте. Он был подвижнее большинства других бойцов, но дрался редко, поскольку не нравился публике. Как он здесь оказался, Адамат не имел ни малейшего понятия.

Он знал одно: в обществе таких подонков его дети, особенно дочери, находятся в большой опасности.

– Сержант! – прошептал инспектор.

Кусты зашуршали; в тусклом лунном свете Адамат разглядел острый подбородок Олдрича и табачные желваки на его скулах.

– Мои парни на месте, – отозвался сержант. – Эти все в столовой?

– Да.

Адамат наблюдал за домом уже три дня. Смотрел, как подонки кричат на его детей, курят прямо в комнате, роняя пепел и проливая вино на лучшую скатерть Фей. Он изучил все их привычки.

Эта четверка только по вечерам играла в карты за обеденным столом, а днем бородатый толстяк все время сидел наверху. С детей бандиты не спускали глаз, и даже если кто-то просился в туалет, двое громил сопровождали его до уборной во дворе, а Ройя стоял на страже.

А еще Адамат за три дня ни разу не видел в окне силуэта жены или старшего сына.

– Вы уверены, что хотите пойти первым? – Сержант Олдрич коснулся руки инспектора стволом пистолета. – Мои парни знают свое дело. Выведут детей из дома целыми и невредимыми.

– Да, уверен. Это мои дети, мне о них и заботиться.

– Если кто-нибудь подойдет к лестнице, стреляйте без колебаний, – посоветовал Олдрич. – Мы не позволим им взять заложников.

Адамат хотел возразить, что его дети и так заложники, но сдержался и разгладил сорочку. Небо затянули облака, и теперь, когда солнце село, ничто не выдаст его присутствия мерзавцам в доме. Инспектор выбрался из кустов и внезапно вспомнил другую ночь, когда его вызвали в Воздушный дворец. Тогда все и началось: переворот, поиски предателя и, наконец, появление лорда Ветаса. Будь проклят фельдмаршал Тамас, который втянул инспектора в это дело и тем поставил под угрозу его семью!

Десять солдат во главе с сержантом Олдричем крались по разбитой грунтовой дороге к дому. Адамат знал, что еще восемь человек заходят сейчас с тыла. Итого шестнадцать. Численный перевес на их стороне. Как и внезапность атаки.

Подручные лорда Ветаса имели другое преимущество: у них в руках были дети Адамата.

Инспектор остановился на крыльце. Солдаты с мушкетами наготове заняли места под окнами столовой. Их темно-синие мундиры были почти неразличимы в темноте. Адамат взглянул на крепкую дубовую дверь с железными петлями. В свое время именно из-за нее Фей предпочла этот дом другому, расположенному ближе к городу. Ей казалось, что за такой дверью семья будет в большей безопасности.

У Адамата так и не хватило духу сказать жене, что дверная рама вся изъедена термитами. Ее давно пора было заменить.

Он отступил назад и засадил ногой по двери рядом с ручкой.

Гнилое дерево раскрошилось. Подняв пистолет, Адамат нырнул в прихожую, а затем повернул к столовой.

Все четверо громил разом сорвались с места. Один отскочил к задней двери на лестницу. Адамат прицелился и выстрелил. Бандит упал.

– Не двигаться! – крикнул инспектор. – Вы окружены.

Остальные подручные Ветаса замерли, не сводя с него глаз. Затем их взгляды переместились на разряженный пистолет, и все трое одновременно бросились на инспектора.

Солдаты под окнами дали залп из мушкетов, и осколки оконного стекла разлетелись по комнате, словно льдинки. Двое бандитов повалились на пол. Ройя-Лис устоял, хотя рукав его сорочки покраснел от крови. С ножом в руке и метнулся к Адамату.

Инспектор перехватил пистолет за ствол и ударил Ройю рукоятью по голове.

Вот и все, дело сделано.

Солдаты вломились в столовую. Адамат протиснулся между ними и побежал вверх по лестнице. Сначала проверил по очереди детские комнаты: пусто. Наконец заглянул в спальню. Он рванул дверь с такой силой, что та едва не слетела с петель.

Дети сбились в кучу на узком пятачке между кроватью и стеной. Старшие обхватили младших, стараясь закрыть их собой. Семь пар встревоженных детских глаз уставились на Адамата. Один из близнецов плакал, вероятно испуганный грохотом мушкетов. Слезы текли по его пухлым щекам. Второй робко высунул голову из-за кровати.

Адамат с облегчением вздохнул и опустился на колени. Они живы. Его дети живы. Всей гурьбой они бросились к нему, и на глазах у инспектора выступили слезы. Крошечные пальчики потянулись к его лицу. Он широко раскинул руки, пытаясь обнять всех сразу.

Адамат вытер щеки. Мужчине не подобает плакать на глазах у детей. Он глубоко вдохнул, взял себя в руки и произнес:

– Я с вами. Ничего не бойтесь. Со мной солдаты фельдмаршала Тамаса.

Затем последовала вторая очередь объятий, смеха и слез, и лишь потом он сумел навести порядок.

– А где же мама? Где Жосеп?

Фаниш, вторая по старшинству, помогла ему успокоить других детей.

– Астрит забрали несколько недель назад, – сказала она, теребя длинную черную косу дрожащими пальцами. – А на прошлой неделе увезли маму и Жосепа.

– Не беспокойся, с Астрит все в порядке. Они не говорили, куда везут маму и Жосепа?

Фаниш отрицательно покачала головой.

У Адамата упало сердце, но он постарался не показывать вида.

– Они делали вам больно? Кому-нибудь из вас?

Больше всего он беспокоился за Фаниш. Ей уже четырнадцать, почти взрослая. Адамат посмотрел на ее плечи, не прикрытые тонкой ночной рубашкой, и снова облегченно вздохнул: никаких синяков или царапин.

– Нет, папа. Я слышала их разговор. Они собирались, но…

– Что?

– Когда увозили маму и Жосепа, за ними приехал один человек. Я не слышала, как его зовут, но он был хорошо одет и говорил очень спокойно. Он велел, чтобы они нас не трогали без его разрешения. Он…

Она побледнела и затихла.

Адамат погладил ее по щеке.

– Ты храбрая девочка, – тихо сказал он, хотя внутри у него все кипело от ярости.

Если бы Ветас решил, что Адамат ему больше не нужен, он без колебаний позволил бы своим громилам расправиться с детьми.

– Я найду их.

Адамат снова коснулся щеки Фаниш и поднялся с колен. Один из близнецов тут же ухватился его за руку:

– Не уходи!

– Я скоро вернусь. – Адамат вытер ему слезы. – А пока вы останетесь с Фаниш.

Он мягко высвободил руку. Борьба еще не окончена, нужно отыскать жену и сына, лишь тогда его семья будет в безопасности.

Сержанта Адамат нашел сразу за дверью спальни. Олдрич стоял, почтительно сняв шляпу.

– Они забрали мою жену и старшего сына, – сообщил ему инспектор. – С остальными детьми ничего страшного не случилось. Кто-нибудь из этих скотов уцелел?

– Один получил пулю в глаз. – Олдрич понизил голос, чтобы не услышали дети. – Другой – в сердце. Это был хороший залп.

Сержант почесал в затылке. Он был еще не стар, но волосы на висках уже тронула седина. Его щеки побагровели от ярости, но голос оставался спокойным.

– Слишком хороший, – заметил Адамат. – Мне нужен хотя бы один живой.

– Как раз один и есть, – подтвердил Олдрич.

Адамат вышел в кухню и увидел Ройю, со связанными за спиной руками сидевшего на стуле. Кровь сочилась из ран в плече и на бедре бандита.

Инспектор взял трость с подставки для зонтиков у двери. Ройя угрюмо смотрел в пол. Он был кулачным бойцом и не привык легко сдаваться.

– Ройя, а ты счастливчик. – Адамат указал кончиком трости на его рану. – И можешь надолго пережить своих друзей. Если тебе быстро окажут помощь.

– Мы знакомы? – фыркнул в ответ Ройя.

Пятно крови расползалось по его грязной сорочке все шире.

– Нет, не знакомы. Но я видел, как ты дерешься. Где Ветас?

– Ветас? – Ройя с хрустом повернул шею и с вызовом посмотрел на инспектора. – Не знаю такого.

Адамата не обмануло притворное недоумение кулачного бойца. По его голосу нетрудно было догадаться, что это имя ему знакомо.

Инспектор коснулся кончиком трости плеча Ройи, прямо над пулевым отверстием:

– Это твой хозяин.

– Подавись своим дерьмом, – огрызнулся пленник.

Адамат надавил тростью на плечо и почувствовал пулю, засевшую у Ройи под ключицей. Бандит скривился от боли, но, к его чести, не издал ни звука. Любой кулачный боец, если он чего-нибудь стоит, умеет терпеть.

– Где Ветас?

Ройя не ответил. Адамат подошел ближе:

– Ты ведь хочешь пережить эту ночь?

– Он отомстит так, как у тебя никогда не получится, – наконец проговорил Ройя. – И я ничего о нем не знаю.

Адамат отошел и отвернулся. Он слышал, как Олдрич шагнул вперед и в живот Ройи с глухим стуком врезался приклад мушкета. Инспектор позволил сержанту нанести еще несколько ударов, а затем отодвинул его в сторону.

Лицо Ройи выглядело так, будто он только что провел бой с Соу-Смизом. Он согнулся пополам, харкая кровью.

– Куда увезли Фей?

«Ответь мне, – мысленно умолял его Адамат, – ради себя, ради нее, ради меня. Скажи, где она?»

– Мальчик, Жосеп, где он?

Ройя снова сплюнул на пол.

– Значит, это ты, да? Ты отец этих засранцев? – Он не стал дожидаться ответа Адамата. – Мы собирались отодрать их всех. Начиная с младших. Но Ветас запретил. Зато твоя жена… – Ройя провел языком по пересохшим губам. – Она была не против. Стоило лишь пообещать, что мы не тронем мелкоту, если она ублажит всех нас.

Олдрич шагнул вперед и засадил прикладом ему по лицу. Ройя дернулся и глухо застонал.

Адамат затрясся всем телом от гнева. Только не Фей. Только не его красавица-жена, мать его детей, друг и хранитель всех его тайн. Он поднял руку, останавливая Олдрича, который снова замахнулся для удара.

– Нет. Для него это обычное дело. Принесите мне фонарь.

Он схватил Ройю за загривок, стащил со стула и поволок через черный ход во двор. Бандит споткнулся и упал в разросшийся розовый куст. Адамат поднял его на ноги и толкнул вперед, к туалету.

– Не выпускайте детей из дома, – велел инспектор Олдричу. – И пришлите мне двух-трех солдат.

В туалете было две кабинки – необходимая вещь, когда в доме восемь детей. Двое солдат держали Ройю за руки. Адамат открыл дверь, взял у Олдрича фонарь и осветил кабинку, чтобы бандит мог все разглядеть.

Инспектор поднял крышку над отверстием и сбросил на пол. В выгребной яме стояло отвратительное зловоние. Даже после заката на стенках копошились мухи.

– Я сам вырыл эту яму, – сказал Адамат. – Восемь футов глубиной. Еще год назад нужно было сделать новую, моя семья слишком часто пользуется туалетом. Они ходили сюда все лето. – Он посветил фонарем в отверстие и преувеличенно шумно втянул носом воздух. – Почти полная. Так где все-таки Ветас? И куда он увез Фей?

– Ступай в бездну! – Ройя усмехнулся в лицо Адамату.

– Мы уже рядом.

Адамат схватил кулачного бойца за загривок и запихнул в кабинку. Там едва хватало места для двух взрослых людей. Ройя сопротивлялся, но гнев прибавил инспектору сил. Он пнул бандита под коленки и засунул его голову в отверстие.

– Говори, где он? – прошипел Адамат.

Ответа не последовало.

– Говори!

– Нет!

Голос Ройи отдавался глухим эхом от стен выгребной ямы.

Инспектор подтолкнул его в затылок. Еще несколько дюймов – и бандит окунулся бы головой в дерьмо. Адамат боролся с отвращением. Это было жестоко. Бесчеловечно. Но не более, чем брать в заложники женщину и детей.

Коснувшись лбом дерьма, Ройя не выдержал и издал нечто похожее на всхлип.

– Где Ветас? Последний раз спрашиваю!

– Не знаю! Он ничего мне не рассказывал. Просто заплатил за то, чтобы я сторожил детей.

– Как он тебе заплатил?

Ройю стошнило. Он содрогался всем телом.

– Наличными.

– Ты из кулачных бойцов Владетеля. Он знает, чем ты здесь занимаешься?

– Ветас сказал, что ему посоветовали нанять нас. Никто не рискнул бы это делать без разрешения Владетеля.

Адамат стиснул зубы. Владетель. Глава всего преступного мира Адопеста и член комитета Тамаса. Один из самых влиятельных людей в Адро. Если он знаком с лордом Ветасом, это может означать, что Владетель и есть тот самый предатель.

– Что еще тебе известно?

– Мы не сказали друг другу и десяти слов. – Ройя говорил сбивчиво, задыхаясь, точно сквозь слезы. – Я ничего больше не знаю!

Инспектор ударил его по затылку. Бандит обмяк, но все еще оставался в сознании. Адамат приподнял его за пояс и окунул головой в дерьмо. Ройя брыкался и бил ногами, судорожно пытаясь выбраться из вонючей жижи и вдохнуть. Адамат ухватил кулачного бойца за лодыжки и целиком запихал в выгребную яму.

Затем он развернулся и вышел и туалета. Ярость мешала инспектору рассуждать. Он убьет Ветаса за все то, что по его вине пришлось вынести Фей и детям.

Олдрич и его солдаты стояли в стороне и смотрели, как Ройя тонет в дерьме. В тусклом свете фонаря Адамату показалось, что одному стало дурно. Другой одобрительно кивнул. Стояла тихая ночь, и слышно было, как в лесу стрекочут сверчки.

– Разве вы не собирались задать ему еще пару вопросов? – поинтересовался Олдрич.

– Он сам сказал, что больше ничего не знает.

Адамат почувствовал тошноту и оглянулся назад, на все еще дергающиеся ноги Ройи. Инспектор представил себе, как этот подонок насилует его жену, и чуть было не передумал. Но все-таки сказал сержанту:

– Вытащите его, пока не захлебнулся. А потом отправьте в самую глубокую шахту, какая только есть у Горного дозора.

Когда в руки Адамата попадет сам Ветас, он не будет так мягкосердечен!



2

Фельдмаршал Тамас стоял на башне Южных ворот Будвила и наблюдал за кезанской армией. Городская стена отмечала крайнюю южную точку Адро. Если бросить отсюда камень, то он упадет уже на землю Кеза и скатится по склону Северного тракта прямо под ноги солдатам из пикета, охраняющего кезанский лагерь.

По обеим сторонам от фельдмаршала возвышались Ворота Васаля – две скалы, каждая высотой в пятьсот футов. Их разделяла река, тысячи лет текущая по Саркову ущелью из Адроанского озера и питающая своими водами пшеничные поля на Янтарной равнине в северном Кезе.

Всего три недели назад кезанские войска покинули дымящиеся обломки Южного пика. По официальным сводкам, Вершинную крепость осаждали двести тысяч солдат. Обозы и гражданская обслуга увеличивали численность армии более чем втрое.

Разведчики докладывали фельдмаршалу, что теперь она превышает миллион.

При этой мысли у Тамаса сжалось сердце. Мир не видел подобной армии после войн Сумеречной эпохи, закончившейся тысячу четыреста лет назад. И сейчас эта огромная сила стояла перед ним, готовясь отнять у Тамаса его страну.

Фельдмаршал легко отличал новобранцев на стенах по их громким охам при виде кезанской армии. Он чувствовал запах тревоги, исходивший от его людей. Ожидание. Страх. Будвил – это не Вершинная крепость, которую можно удержать с несколькими сотнями солдат. Это большой торговый город с населением около ста тысяч человек. Стены обветшали, и в них слишком много слишком широких ворот.

Тамас не позволил страху и неуверенности отражаться на своем лице. Он не имел права на это. Он отбросил в сторону все: тактические неудобства, тревогу за единственного сына, лежавшего в Адопесте в глубокой коме, боль в ноге, еще донимавшую его, несмотря на целительское искусство настоящего бога. Ничто не нарушало его самообладания, кроме презрения к безрассудной дерзости кезанских военачальников.

Позади него по каменной лестнице застучали тяжелые шаги, и к Тамасу подошел генерал Хиланска, командующий Второй бригадой и артиллерией Будвила.

Это был чрезмерно полный сорокалетний мужчина, ветеран Гурланской кампании, овдовевший более десяти лет назад. Он лишился левой руки, снесенной пушечным ядром, когда еще не был даже капитаном. Но на поле боя никогда не делал себе скидки ни на увечье, ни на лишний вес, одним этим заслужив уважение Тамаса. Не говоря уже о том, что его орудийные расчеты были способны снести голову скачущему всаднику с расстояния в восемьсот ярдов.

Среди всех членов Генерального штаба, большинство из которых получили высокий чин за свои заслуги, а не благодаря титулам, Хиланска был самым близким другом Тамаса.

– Уже не первую неделю слежу за их приготовлениями, и они все еще впечатляют меня, – признался Хиланска.

– Своим числом?

Хиланска склонился над краем стены и сплюнул вниз.

– Нет, своей дисциплиной. – Он снял с пояса подзорную трубу, раздвинул ее отработанным движением одной руки и поднес к глазам. – Эти проклятые белые палатки выстроились в ровную линию так далеко, как только видит глаз. Словно макет, а не настоящий лагерь.

– Полмиллиона выстроенных в линию палаток еще ничего не говорят о дисциплине, – возразил Тамас. – Мне приходилось иметь дело с кезанскими генералами. В Гурле. Они держат своих людей в узде за счет страха. Страх позволяет поддерживать чистоту и порядок в лагере, но в сражении кезанцам не хватает стойкости. Их ряды ломаются уже после третьего залпа.

«Не то что мои солдаты, – подумал фельдмаршал. – Адроанские бригады – совсем другое дело».

– Надеюсь, вы правы.

Тамас видел, что кезанские патрули разгуливают в полумиле от стены, в пределах досягаемости орудий Хилански, но они не стоили того, чтобы тратить на них боеприпасы.

Основная часть армии расположилась лагерем в двух милях дальше. Кезанские офицеры боялись пороховых магов Тамаса сильнее, чем пушек Хилански.

Фельдмаршал оперся на край стены и открыл третий глаз. Накатила волна головокружения, но затем он отчетливо увидел Иное. Мир вокруг засветился мягкими красками. Вдалеке, словно огни вражеского патруля в ночи, мерцали ауры кезанских Избранных и Стражей. Тамас закрыл третий глаз и потер виски.

– Вы все еще думаете об этом, так ведь? – спросил Хиланска.

– О чем?

– О том, чтобы ударить первым.

– Ударить первым? – Тамас усмехнулся. – Я не безумец, чтобы атаковать армию в десять раз больше нашей.

– Глядя на вас, можно подумать, что вы готовы к этому, – заметил Хиланска. – Как собака, рвущаяся с цепи. Я слишком давно знаю вас. Вы никогда не скрывали, что намерены вторгнуться в Кез, как только представится удобная возможность.

Тамас снова взглянул на патрули. Кезанская армия расположилась слишком далеко. Застать ее врасплох почти невозможно. Ровная местность не дает надежного прикрытия для ночного нападения.

– Если взять Седьмую и Девятую бригады и атаковать неожиданно, я мог бы прорваться сквозь самую сердцевину их армии и вернуться в Будвил еще до того, как кезанцы поймут, кто на них напал.

От таких мыслей сердце Тамаса застучало быстрее. Нет, нельзя недооценивать противника. У кезанцев огромное преимущество в численности. И в их рядах все еще остались Избранные, даже после сражения за Вершинную крепость.

Однако Тамас знал, на что способны его лучшие бригады. Он разбирался в тактике кезанской армии и видел ее слабые места. В солдаты рекрутировали простых крестьян, составлявших большую часть населения Кеза. Офицеры же были аристократами, купившими высокие чины. Не чета солдатам Тамаса – настоящим патриотам с железной волей.

– Мои ребята провели разведку, – сказал Хиланска.

– Что они провели? – буркнул Тамас, раздраженный тем, что его размышления внезапно прервали.

– Вы слышали о катакомбах Будвила?

Фельдмаршал утвердительно хмыкнул. Катакомбы тянулись под Западным Столбом – одной из скал, образующих Ворота Васаля. Это была сеть естественных пещер, в которых находили последнее пристанище умершие жители Будвила.

– Солдатам запрещено туда ходить, – не сумел сдержать недовольство Тамас.

– Я разберусь со своими парнями, но, возможно, перед тем как их высекут, вы захотите послушать, что они скажут.

– Сомневаюсь, что меня это заинтересует, если только они не обнаружили гнездо кезанских шпионов.

– Гораздо лучше, – заверил его Хиланска. – Они нашли дорогу, по которой ваши люди могут пробраться в Кез.

Сердце подпрыгнуло в груди Тамаса от такой новости.

– Отведите меня к ним.

3

Таниэль лежал в гамаке из пеньковой веревки. Уставившись в потолок – низкий, всего в футе, – он раскачивался из стороны в сторону и считал колебания гамака. Гурланские флейты наполняли воздух нежным мелодичным посвистом.

Он уже возненавидел эту музыку. Она звенела у него в ушах, то становясь слишком тихой, едва слышной, то громкой до зубовного скрежета. На втором десятке он сбился со счета и выдохнул. Теплый дым поднялся с его губ к потрескавшемуся потолку. Таниэль бездумно смотрел, как серое облачко вытекает из кабинки и сворачивается кольцами в центральной части курительного притона.

Из десятка кабинок две были заняты. Но за все время Таниэль так и не заметил, чтобы их обитатели ходили в туалет, или ели, или делали что-нибудь другое. Только лениво посасывали длинные курительные трубки и знаками показывали хозяину притона, что хотят получить еще порцию.

Таниэль свесился с гамака и махнул рукой. На столе перед ним стояла тарелка с остатками темной курительной малы. Еще там лежал пустой кошелек и пистолет. Таниэль не мог вспомнить, откуда взялось оружие.

Он скатал кусочки малы в крошечный липкий шарик и затолкал в отверстие трубки. Зелье тут же вспыхнуло, и Таниэль набрал полные легкие наркотического дыма.

– Хочешь еще?

К гамаку незаметно подошел хозяин притона – высокий и худой, как большинство гурланцев, с коричневатой кожей, не такой темной, как у деливцев, и с еще более светлым оттенком под глазами и на ладонях. Его спину согнули долгие годы, проведенные в низких кабинках за уборкой и прикуриванием трубок для посетителей. Хозяина звали Кин.

Таниэль протянул руку к кошельку и долго шарил в нем, пока не вспомнил, что искать там нечего.

– Нет денег.

Даже собственный голос резал ему уши.

Сколько времени он провел в этом притоне? Подумав немного, Таниэль решил, что не меньше двух недель. Но важнее другое: как он здесь очутился?

Не в притоне, а вообще в Адопесте. Таниэль помнил схватку под крышей дворца Кресимира, когда Ка-Поэль уничтожила весь Королевский совет Кеза. Помнил, как спустил курок своего ружья и как зачарованная пуля попала точно в глаз богу Кресимиру.

Дальше была только темнота, а потом он очнулся, весь в поту. Ка-Поэль обнимала его покрытыми свежей кровью руками. Таниэль помнил трупы в коридоре гостиницы – солдат его отца с незнакомыми нашивками. Он вышел из номера и поплелся туда, где рассчитывал забыться.

Но раз он помнит все это, значит мала не справилась со своей задачей.

– Мундир. – Кин дернул его за воротник. – Пуговицы.

Таниэль посмотрел на свой темно-синий мундир адроанской армии с серебряной отделкой и серебряными же пуговицами. Мундир был с чужого плеча – великоват. Таниэль нашел его в гостинице. К отвороту крепился значок порохового мага – серебряный бочонок. Может, это все-таки его мундир? Неужели он так похудел?

Таниэль прекрасно помнил, что еще два дня назад мундир выглядел чистым. Теперь он был заляпан пятнами слюны и остатками еды. Тлеющие крупицы малы прожгли в нем множество дырочек. Бездна! Когда Таниэль ел в последний раз?

Он вытащил нож, оттянул пальцами пуговицу и остановился. По комнате прошла дочь Кина в выцветшем белом платье, достаточно чистом, несмотря на нищенскую обстановку притона. Она была на несколько лет старше Таниэля, но дети не цеплялись за ее юбку.

– Нравится моя дочка? – спросил Кин. – Она умеет танцевать. Хочешь, она доставит тебе удовольствие? Две пуговицы! – Для наглядности он поднял два пальца. – Намного лучше, чем ведьма из Фатрасты.

Жена Кина, игравшая в углу на флейте, оборвала мелодию и что-то сказала мужу. Они перебросились парой фраз на гурланском, затем хозяин снова обернулся к Таниэлю и повторил:

– Две пуговицы!

Таниэль отрезал пуговицу и положил на ладонь Кина. Значит, удовольствие? Интересно, понимает ли хозяин, что по-адроански его предложение звучит двусмысленно, или она в самом деле собиралась только танцевать?

– Может быть, позже, – решил Таниэль, усаживаясь обратно в гамак с новым шариком малы размером с детский кулачок. – А Ка-Поэль не ведьма. Она… – Он задумался, пытаясь подобрать правильное слово на гурланском. Мысли вяло шевелились в голове, затуманенной малой. – Ладно, пусть будет ведьма.

Таниэль взял трубку. Дочь Кина молча наблюдала за ним. Он искоса посмотрел на нее: по-своему симпатичная. Но слишком высокая для Таниэля и слишком худая – как и большинство гурланцев. Она стояла, покачивая бедрами, пока отец не прогнал ее.

Когда у Таниэля в последний раз была женщина?

Он рассмеялся, завитки дыма вырвались из носа. Смех сменился кашлем, вызвавшим любопытный взгляд Кина. Нет, не просто женщина. Его женщина. Влора. Как давно это было? Два с половиной года назад? Или уже три?

Он сел в гамаке и порылся в кармане в поисках патрона. Интересно, где сейчас Влора? Наверное, все еще с Тамасом и другими членами порохового совета.

Тамас хотел, чтобы Таниэль вернулся на фронт.

В бездну все это. Пусть Тамас сам приедет в Адопест и отыщет Таниэля. Курительный притон – последнее место, куда отец догадается заглянуть.

Патронов в кармане не оказалось: Ка-Поэль забрала их. Проклятье. С тех пор как она вытащила его из комы, у него не было ни крупинки пороха. Даже пистолет не заряжен. Таниэль мог бы выйти отсюда и раздобыть пороха. Прийти на ближайший армейский склад и показать значок порохового мага.

При мысли, что придется вылезать из гамака, у него закружилась голова.

Как раз когда сознание начало ускользать от Таниэля, по лестнице спустилась Ка-Поэль. Остановилась и посмотрела на него. Он лежал с закрытыми глазами, над его губами вился наркотический дым.

Ка-Поэль была невысока ростом, с мелкими чертами лица, белой кожей с пепельными веснушками и короткими, не больше дюйма, рыжими волосами. Таниэлю не нравилась ее стрижка, придающая Ка-Поэль слишком мальчишеский вид. «Не отличишь от мальчишки», – подумал он, когда она сняла длинную черную накидку и осталась в белой сорочке без рукавов, добытой неизвестно где, и облегающих черных брюках.

Ка-Поэль коснулась плеча Таниэля. Тот никак не отреагировал. Пусть думает, что он спит или настолько погрузился в наркотический дурман, что не замечает ее. Так даже лучше.

Неожиданно она одной рукой зажала ему нос, а другой прикрыла рот.

Он вздрогнул; она опустила руки, и он судорожно вдохнул:

– Поэль, что за бездна? Решила задушить меня?

Она улыбнулась, и одурманенный малой Таниэль уже не в первый раз взглянул в ее зеленые, как бутылочное стекло, глаза с не вполне пристойными мыслями. Но тут же отбросил их. Она была его подопечной, а он – ее опекуном. Или на самом деле все наоборот? Это ведь Ка-Поэль спасла его там, на Южном пике.

– Чего ты хочешь? – Таниэль сел в гамаке.

Она протянула ему толстую тетрадь в кожаном переплете. Альбом. Взамен потерянного. Вспомнив о нем, Таниэль почувствовал острую боль. Эскизы, сделанные за восемь последних лет. Люди, с которыми он встречался. Одни были его друзьями, другие – врагами. Многие уже умерли. Потеря альбома мучила его почти так же, как утрата ружья работы самого Хруша.

Почти так же…

Таниэль вставил мундштук трубки между зубами и глубоко затянулся. Вздрогнул, когда дым обжег ему горло и легкие; затем дым растекся по всему телу, приглушая воспоминания.

Он потянулся к альбому, но заметил, что рука дрожит, и отдернул ее.

Ка-Поэль подозрительно прищурилась. Потом положила альбом ему на грудь вместе с упаковкой угольных карандашей. Рисовать ими намного удобней, чем теми, что были у Таниэля в Фатрасте. Она показала на карандаши и жестом изобразила, будто рисует.

Таниэль сжал правую руку в кулак. Он не хотел, чтобы она видела его дрожащие руки.

– Я… нет, Поэль, не сейчас.

Она повторила движение, уже более настойчиво.

Таниэль снова вдохнул малу и прикрыл глаза. По его щекам покатились слезы.

Ка-Поэль забрала карандаши и альбом с его груди. Он услышал, как отодвигается стол. Ожидал упрека. Или удара. Хоть чего-нибудь. Когда он снова открыл глаза, ее босые пятки мелькнули на ступеньках лестницы. Она ушла. Таниэль еще раз затянулся и вытер слезы.

Комната начала растворяться в дурмане вместе с воспоминаниями. Все враги, которых он убил, все друзья, чью смерть пережил. Бог, которого видел собственными глазами, а потом застрелил заговоренной пулей. Ничего этого Таниэль больше не хотел помнить.

Еще несколько дней в притоне – и он придет в себя. Снова возьмется за старое. Сам явится к Тамасу и продолжит заниматься тем, что умеет лучше всего, – убивать кезанцев.

* * *

Уйдя со стены Будвила, уже через пару часов Тамас оказался почти на четверть мили под землей, под тысячами тонн скальной породы. Факел мерцал в темноте и отбрасывал тени на ряды склепов, вырезанных в стенах пещеры. С сотен каменных полок ужасной данью мертвым торчали черепа и кости. Тамас задумался, не так ли выглядит дорога в загробный мир.

Нет, там должно быть больше огней.

Он справился с приступом клаустрофобии, напомнив себе, что этими катакомбами пользуются уже тысячу лет. Маловероятно, что они обрушатся прямо сейчас.

Размеры подземелья Тамаса поразили. В некоторых пещерах могли разместиться сотни людей. Даже в самом узком проходе легко проехала бы карета, не поцарапав боков.

Двух артиллеристов Хилански послали вперед – показывать дорогу. Они несли факелы и встревоженно переговаривались. Их голоса отражались эхом от многочисленных пещер и тоннелей. Олем, телохранитель Тамаса, шагал рядом с фельдмаршалом, держа пальцы на рукоятке пистолета и не сводя глаз с проводников. Замыкали процессию два лучших пороховых мага Тамаса: Влора и Андрийя.

– Эти стены обработаны инструментом. – Олем провел пальцем по каменной поверхности. – Но посмотрите на потолок. – Он указал вверх. – Никаких следов обработки.

– Их проточила вода, – объяснил Тамас. – Вероятно, тысячи лет назад.

Он пробежался взглядом по потолку, а затем опустил глаза к полу. Тоннель полого уходил вниз, что подчеркивали попадающиеся время от времени ступени, вырубленные в скале и истертые ногами тысяч паломников, священников и родственников умерших. Несмотря на все эти признаки частого использования, в катакомбах не было ни души: на время осады церковь запретила погребения, опасаясь, что артиллерийский огонь обрушит своды пещер.

В детстве Тамас часто играл в похожих подземельях, когда его отец, аптекарь, разыскивал в горах редкие целебные растения, грибы и лишайники. Некоторые пещеры уходили глубоко в сердце горы, другие заканчивались как раз тогда, когда становилось особенно интересно.



Внезапно тоннель расширился. Свет от факела больше не танцевал на потолке и стенах, а растворялся в темноте. Тамас стоял на берегу подземного озера с неподвижной водой, темной, как безлунная ночь. Эхо голосов перекатывалось по огромной пустой пещере.

Тамас подошел к поджидавшим его артиллеристам. Раздавил пальцами гильзу патрона и высыпал порох на язык. Мгновенно охвативший его транс сначала вызвал головокружение, затем сознание резко прояснилось. Боль в ноге исчезла, и света двух факелов стало вдруг достаточно, чтобы рассмотреть всю пещеру.

Вдоль стен, до высоты в тридцать-сорок футов, стояли каменные саркофаги, чуть ли не как попало взгроможденные друг на друга. Звук падающих капель отражался от стен пещеры – из них и появилось подземное озеро. Тамас не видел другого прохода, кроме того, откуда они сами вышли.

– Сэр? – обратился к нему один артиллерист, по имени Лудик.

Он поднес факел к воде, пытаясь определить глубину.

– Мы опустились на тысячу футов под Западный Столб, – сказал Тамас. – Но ни на шаг не приблизились к Кезу. Мне не нравится, когда меня водят по незнакомым местам.

Тишину пещеры нарушил резкий щелчок: Олем взвел курок пистолета. Позади Тамаса стояли с ружьями наготове Влора и Андрийя. Лудик обменялся с товарищем встревоженными взглядами и с трудом сглотнул.

– Это только кажется, что пещера здесь заканчивается. – Лудик показал факелом на озеро. – На самом деле она тянется дальше и выходит прямо в Кез.

– Откуда ты знаешь?

Лудик помедлил с ответом, опасаясь наказания:

– Потому что мы прошли ее до конца, сэр.

Показывай.

Они пробрались позади двух саркофагов на другом берегу озера и нырнули под каменный козырек в нишу, намного более глубокую, чем казалось поначалу. Мгновение спустя Тамас уже стоял по другую сторону стены, в еще одной пещере, уходившей в темноту.

Фельдмаршал обернулся к телохранителю:

– Постарайся ни в кого не стрелять без моей команды.

Продолжая следить за артиллеристами, Олем пригладил аккуратно постриженную бороду:

– Конечно, сэр.

В последнее время Олем стал ужасно недоверчивым. Ни на мгновение не убирал руки с пистолета.

Час спустя, сперва по осыпающемуся склону, а затем сквозь заросли кустарника, Тамас выбрался из пещеры на дневной свет. Солнце скрывалась за горами на востоке, и все ущелье еще оставалось в тени.

– Все чисто, сэр, – доложил Олем, помогая ему подняться.

Тамас проверил пистолет, затем рассеянно высыпал на язык содержимое еще одного патрона. Они очутились в узком ущелье на южном склоне Адроанских гор. Предположительно в двух милях от Будвила. Если фельдмаршал не ошибся в расчетах, они вышли в тыл кезанской армии.

– Высохшее русло, сэр, – заметила Влора, пробираясь между валунами. – Оно тянется на запад, а затем поворачивает на юг. Вражеский лагерь скрыт за холмом. Мы сейчас не далее чем в полумиле от кезанцев, но нет никаких признаков, что они потрудились разведать это ущелье.

– Сэр! – послышался голос из пещеры.

Тамас стремительно обернулся. Влора, Олем и Андрийя разом вскинули оружие и нацелили его в темноту.

Из пещеры показался адроанский солдат с пороховым рожком на отвороте мундира. Это был младший капрал из штуцерников – отборной роты, в которой теперь числился Олем.

– Тише, идиот! – прошипел Олем. – Хочешь, чтобы тебя услышали кезанцы?

Щурясь от яркого дневного света, посыльный вытер пот со лба.

– Простите, сэр. Я заблудился в пещерах. Генерал Хиланска послал меня за вами почти сразу же после вашего ухода.

– Солдат, в чем дело? – потребовал ответа Тамас.

Запыхавшиеся посыльные редко приносят добрые вести. Они никогда не спешат, кроме самых неотложных случаев.

– Кезанцы, сэр. Наши шпионы сообщают, что послезавтра они пойдут на приступ. Генерал Хиланска просит вас немедленно вернуться.

Тамас бросил взгляд на ущелье, в котором они стояли.

– Как вы думаете, сколько людей мы сможем переправить сюда за два дня?

– Несколько тысяч, – предположила Влора.

– Десять тысяч, – уточнил Олем.

– Молот из двух бригад, – подытожил Тамас. – А Будвил станет наковальней.

Влора выглядела не очень уверенной.

– Это слишком маленький молот для такой чудовищной силы, сэр.

– Значит, нам нужно ударить быстро и во всю мощь. – Тамас еще раз осмотрел ущелье. – Возвращаемся. Прикажите саперам расширить тоннель. Пришлите сюда десяток солдат, пусть укрепят склон, чтобы мы не шумели на выходе из пещеры. Когда кезанцы пойдут на штурм, мы размажем их по стенам Будвила.

4

На свете хватает и более утомительной работы, чем ждать, когда закипит вода.

Нила сидела на полу в кухне и наблюдала, как языки пламени облизывают дно огромного чугунного горшка над очагом.

В обычных домах в это время стояла бы тишина. Нила всегда наслаждалась этими мгновениями: спокойствие ночного воздуха уносило ее прочь от той суматошной жизни, какая наступает у прислуги, когда хозяева приезжают домой и все вокруг приходит в неистовое движение. Всего несколько месяцев назад – хотя кажется, что с той поры прошли годы, – Нила не знала другой жизни и других забот, кроме еженедельной стирки для семьи герцога Элдаминса и его слуг.

Теперь лорд Элдаминс мертв, прислуга разбежалась, а дом сгорел. Бесследно исчезло все, что знала Нила в своей жизни.

Особняк лорда Ветаса в переулке центральной части Адопеста, казалось, не засыпал никогда.

Где-то в огромном доме раздался крик. Нила не могла разобрать слов, но кричавший явно был разгневан. Вероятно, это Избранный Дорфор. Он был из помощников Ветаса, и такого скверного характера, как у него, Нила никогда не встречала. Имел привычку избивать поваров. Все в доме старались держаться от него подальше, даже неповоротливые охранники, сопровождавшие лорда Ветаса, когда тот выходил из дома.

Все боялись Дорфора, кроме, разумеется, самого Ветаса.

Насколько Нила могла судить, ее новый хозяин не боялся никого и ничего.

– Жакоб, – сказала Нила шестилетнему мальчику, сидевшему рядом с ней, – принесите мне щелок.

Жакоб поднялся на ноги и растерянно посмотрел на нее:

– А он где?

– Под раковиной. В стеклянной фляге.

Жакоб долго возился, но наконец нашел флягу, ухватился за горлышко и потащил ее из кучи других припасов.

– Осторожнее! – всполошилась Нила.

Она вскочила и успела подхватить мальчика, когда тот выдернул флягу и повалился на спину.

– Попались! – улыбнулась она и отобрала у него флягу.

Стеклянная бутылочка была вовсе не тяжелой, но и Жакоб рос не очень сильным ребенком.

Она отвинтила крышку и тщательно отмерила ложкой необходимую для стирки дозу.

– Нет, – одернула Нила Жакоба, когда тот потянулся к открытой фляге. – Не трогайте ее. Щелок очень ядовитый. Он укусит ваши розовые пальчики. – Она взяла мальчика за руку и сделала вид, будто кусает ее. – Как сердитая собака.

Жакоб рассмеялся и отошел в сторону. Нила убрала щелок на верхнюю полку. Нельзя держать такие вещи там, куда могут дотянуться дети. Даже если Жакоб единственный ребенок в этом доме.

Нила задумалась: а что, если бы она по-прежнему жила в особняке Элдаминса? Две недели назад хозяева справили бы шестой день рождения Жакоба. Прислуга получила бы по паре лишних монет и дополнительный день отдыха. Герцог наверняка опять начал бы приставать к Ниле – а потом снова и снова, пока леди Элдаминс не решила бы выгнать ее на улицу.

Нила скучала по тем тихим ночам, когда стирала одежду в доме Элдаминса. Не по злословию и ревности других служанок и не по шаловливым ручонкам лорда. Но она променяла все это на нечто еще более неприятное.

На дом лорда Ветаса.

Внезапно послышался крик из подвала, где лорд Ветас устроил свою… особую комнату.

– Бездна!.. – прошептала себе под нос Нила и снова посмотрела на пламя кухонного очага.

– Леди не подобает так ругаться.

Нила напряглась, услышав этот тихий, спокойный голос. Обманчиво спокойный, как обманчива безмятежность океана, в котором плавают акулы.

– Лорд Ветас.

Она обернулась и сделала книксен.

У Ветаса была песочно-желтая кожа коренного росвелеанца. Он стоял в дверях кухни, одной рукой ухватившись за карман жилета, а в другой непринужденно держа бокал с красным вином. Встретив на улице, его можно было принять за коммерсанта или клерка: белоснежная сорочка, темно-синий жилет и черные брюки, аккуратно выглаженные самой Нилой.

Однако она знала, что принимать Ветаса за кого бы там ни было – смертельно опасная ошибка. Он прирожденный убийца. Ниле довелось почувствовать его руки на своем горле. Она видела его глаза – порой казалось, что они замечают все и сразу, – и видела то хладнокровие, с которым он расправляется с жертвами.

– Но я ведь не леди, мой лорд.

Ветас внимательно рассматривал ее. Под этим взглядом Нила ощущала себя голой. Куском мяса на разделочном столе у мясника. Хозяин пугал ее до полусмерти.

И приводил в бешенство. На мгновение она задумалась, будет ли Ветас выглядеть таким же бесстрастным и сосредоточенным, лежа в гробу.

– Вам известно, зачем вы нужны здесь? – спросил Ветас.

– Чтобы заботиться о Жакобе.

Нила бросила быстрый взгляд на мальчика. Тот с любопытством смотрел на Ветаса.

– Правильно. – Губы Ветаса внезапно растянулись в приветливой улыбке, но глаза остались холодными. – Иди сюда, мальчик. – Он присел на одно колено. – Не бойся.

Мальчика воспитывали в аристократической семье, и он попросту не мог не послушаться старшего. Жакоб шагнул к Ветасу и оглянулся на Нилу в поисках поддержки.

У Нилы похолодело в груди. Ей хотелось броситься между ними, взять с огня горячий утюг и прогнать Ветаса прочь. Его фальшивая улыбка пугала сильнее, чем обычный равнодушный взгляд.

– Подойдите, – услышала она свой собственный голос.

– Я принес тебе леденцы.

Ветас протянул мальчику завернутый в цветную бумагу гостинец.

– Жакоб, не тро… – начала Нила, но умолкла под взглядом Ветаса.

В нем не было ни угрозы, ни даже недовольства. Просто холод.

– Хорошо, можете взять, – уступила она. – Но не ешьте их до завтрака.

Ветас передал пакет мальчику и взъерошил ему волосы.

«Не тронь его!» – кричало все у Нилы внутри, но она заставила себя улыбнуться.

– А зачем здесь нужен Жакоб, мой лорд? – спросила она, набравшись смелости.

– Это не ваша забота. – Ветас выпрямился. – Вам известно, как должна вести себя леди?

– Не уверена… Я ведь простая прачка.

– Полагаю, что не совсем простая. Каждый способен подняться выше. Вы уцелели на баррикадах роялистов, затем проникли в штаб фельдмаршала Тамаса, чтобы спасти маленького Жакоба. И вы довольно симпатичны. Мало кто пройдет мимо такой красотки, одетой подобающим образом.

Откуда Ветас мог знать про баррикады? Нила рассказывала ему, как попала к Тамасу, но… И что он имел в виду, называя ее «красоткой»?

– Может быть, я найду для вас другое занятие. Вместо этого.

Он указал на Жакоба и белье.

Мальчик был слишком увлечен, стараясь как можно тише разгрызть леденец, и не уловил пренебрежения в его голосе. Но Нила не могла не почувствовать этого. И сразу испугалась «другого занятия».

– Да, мой лорд.

Она снова сделала книксен, стараясь не выдать своей ненависти. А что, если утопить его в ванной? Она читала про такое в детективном романе, из тех, что брала у сына дворецкого в доме Элдаминса.

– А для начала… – Ветас шагнул из кухни в коридор, придержав дверь ногой, и приказал: – Приведите ее сюда.

Из коридора донесся женский крик, словно рев разъяренной дикой кошки. После недолгой борьбы двое телохранителей Ветаса втолкнули в комнату женщину лет сорока. Ее фигура несколько оплыла после многократных родов, кожа высохла от тяжелой работы, но не от жгучего солнца. Темные вьющиеся волосы были собраны в хвост на затылке. Судя по кругам под глазами, в последнее время она плохо спала.

Увидев Нилу и Жакоба, женщина остановилась.

– Где мой сын? – крикнула она, обернувшись к Ветасу.

– В подвале. Ему не сделают ничего плохого, пока вы помогаете мне.

– Лжец!

На лице Ветаса появилась снисходительная усмешка.

– Нила, Жакоб, это Фей. Она не совсем здорова, и поэтому за ней нужно присматривать, чтобы она не навредила сама себе. Жакоб, она будет жить в твоей комнате. Ты ведь поможешь заботиться о ней, правда, мой мальчик?

Ребенок с серьезным видом кивнул.

– Вот и молодец.

– Я убью тебя, – прошипела Фей Ветасу.

Он подошел к ней и шепнул что-то на ухо. Она застыла, лицо ее внезапно побелело.

– Нила, Фей возьмет на себя ваши обязанности, – объявил Ветас. – Теперь она будет стирать и ухаживать за Жакобом.

Нила посмотрела в лицо Фей и почувствовала, как внутри все сжалось от страха.

– А я?

Ей было прекрасно известно, как этот человек обходится с теми, кто ему больше не нужен. Она все еще помнила сиделку Жакоба – ту самую, что погибла, отказавшись выполнять приказы Ветаса.

Он подошел к Ниле, взял ее за подбородок и повернул голову девушки сначала в одну сторону, затем в другую. Потом просунул большой палец ей в рот, чтобы осмотреть зубы, и Нила едва сдержала желание укусить его. Ветас отстранился и вытер руки кухонным полотенцем, словно только что прикоснулся к домашнему животному.

– Ваши ладони почти не огрубели от стирки. На удивление мало, откровенно говоря. Утром я дам вам лосьон, и вы будете пользоваться им каждый день. Очень скоро ваши руки станут мягкими, как у настоящей аристократки.

Он похлопал ее по щеке.

Нила чуть не плюнула ему в лицо.

Ветас наклонился и произнес тихо, чтобы не услышал Жакоб:

– С сегодняшнего дня вы отвечаете за эту женщину. – Он указал на Фей. – Если я буду недоволен ею – пострадаете вы. Пострадает Жакоб. И поверьте, я знаю, как заставить людей страдать.

Улыбнувшись Жакобу, он добавил уже громче:

– Думаю, мальчику нужна новая одежда. Ты ведь хочешь новую одежду, да, Жакоб?

– Очень хочу, сэр.

– Мы купим тебе ее завтра. И игрушки тоже.

Ветас с безмолвным предупреждением оглянулся на Нилу и вышел вместе с телохранителями.

Фей поправила платье и глубоко вздохнула. Она окинула комнату взглядом, в котором перемешались самые разные чувства: гнев, отчаяние, страх. На мгновение Нила подумала, что эта женщина сейчас схватит сковородку и набросится на нее.

Интересно, кто она такая? Как оказалась здесь? Вероятно, еще одна пленница. Еще одна часть коварных замыслов Ветаса. Можно ли ей доверять?

– Я Нила, – представилась девушка. – А это Жакоб.

Фей посмотрела на нее и хмуро кивнула:

– Меня зовут Фей. И я убью этого ублюдка.

5

Адамат юркнул в боковую дверь обветшавшего здания неподалеку от гавани Адопеста. Глядя прямо перед собой, он прошел через приемную, пронесся мимо секретарей и бухгалтеров. По личному опыту он знал: никто не остановит человека, привычно и уверенно идущего по своим делам.

Адамат понимал, что лорд Ветас ищет его.

Трудно было не догадаться об этом. Фей все еще находилась в руках у Ветаса. Этот негодяй по-прежнему способен надавить на Адамата, прижать к ногтю или даже убить. Положение инспектора оставалось незавидным. Солдаты Тамаса охраняли его детей, – это была часть сделки, которую он заключил с фельдмаршалом, спасая свою шею от гильотины. Теперь Адамату приходилось работать тайно. Он должен отыскать лорда Ветаса, выяснить все о его планах и освободить Фей, пока ей не причинили еще большего вреда. Если, конечно, она жива.

Инспектор не мог справиться с такой задачей в одиночку.

Штаб-квартира «Благородных воинов труда» располагалась в приземистом и уродливом кирпичном доме в районе гавани. Снаружи здание казалось небольшим, но вмещало правление самой крупной организации во всем Девятиземье. Отсюда руководили всеми подразделениями рабочего союза: банковскими клерками, сталелитейщиками, шахтерами, пекарями, мельниками и многими другими.

Но Адамату необходимо было поговорить лишь с одним человеком, и он не хотел, чтобы кто-то узнал его по дороге. Он поднялся на третий этаж, прошел по коридору с низким потолком и остановился возле двери в кабинет. Внутри слышались голоса.

– Меня не интересует, что вы думаете по поводу этой идеи, – говорил кому-то Рикард Тумблар, глава рабочего союза. – Я найду его и постараюсь убедить. Он лучше всех подходит для этой работы.

– Но почему «он», а не «она»? – возразил женский голос. – По-вашему, женщина с этим не справится?

– Черис, не начинайте снова. Это был просто оборот речи. И дело ведь не в мужчинах и женщинах. Вам не нравится, что он солдат?

– Да, и вы прекрасно знаете почему.

Ответа Адамат не расслышал. Он обернулся и увидел женщину лет тридцати пяти, с прямыми светлыми волосами, собранными в хвост на затылке. Она была одета в свободные брюки и белую сорочку с оборками, какие обычно носит прислуга. Женщина стояла рядом с ним, заложив руки за спину.

Секретарь. Меньше всего Адамату хотелось повстречаться именно с секретарем.

– Могу я чем-то помочь вам, сэр? – настороженно поинтересовалась она, глядя ему прямо в глаза.

– Бог мой! – воскликнул Адамат. – Должно быть, это выглядело ужасно. Я вовсе не хотел подслушивать, мне просто нужно переговорить с Рикардом.

Судя по тону, она ничуть ему не поверила.

– Кто-то из секретарей должен был проводить вас в приемную.

Значит, сама она не секретарь?

– Я прошел через боковую дверь, – признался Адамат.

– Пройдите со мной в приемную, и мы назначим вам время. Господин Тумблар – очень занятой человек.

Адамат нагнул голову в полупоклоне:

– Меня не нужно записывать на прием. Я просто хочу поговорить с Рикардом. По весьма важному делу.

– Прошу вас, сэр.

– Мне нужно поговорить с ним.

– Если вы не пройдете со мной, – произнесла она с угрозой, – я вызову полицию и вас арестуют за незаконное вторжение.

– Да выслушайте же меня! – повысил голос Адамат.

Он не хотел устраивать скандал, но сейчас ему необходимо было привлечь внимание Рикарда.

– Фель! – раздался голос из кабинета. – Проклятье! Фель, что там за шум?

Прищурившись, женщина взглянула на Адамата и строго спросила:

– Как ваше имя?

– Инспектор Адамат.

Фель словно подменили. Непреклонный взгляд внезапно смягчился. Она тихо вздохнула:

– Что же вы сразу не сказали? Рикард разыскивает вас по всему городу. – Она приоткрыла дверь в кабинет. – Это инспектор Адамат. Он хочет видеть вас, сэр.

– Так не держите его в коридоре! Попросите войти.

Кабинет был заставлен мебелью, но, в отличие от прошлого раза, чисто убран. Вдоль стен тянулись книжные полки, центр занимал стол из железного дерева. За ним сидел Рикард, а напротив него – женщина приблизительно пятидесяти лет. Адамат сразу определил, что она очень богата. Ее золотые кольца были украшены драгоценными камнями, платье пошито из лучшего муслина. Она обмахивала лицо кружевным платком и демонстративно не смотрела на Адамата.

– Черис, прошу простить меня, – обратился к ней Рикард, – но это очень важно.

Пройдя мимо Адамата, женщина покинула кабинет и громко хлопнула дверью. Мужчины остались одни. Инспектор хотел было спросить, кто она такая, но передумал. Рикард мог часами распространяться о своих делах. Адамат снял шляпу и плащ и тут же угодил в объятия старого друга.

Затем Рикард опустился в кресло и показал на свободный стул. Они заговорили одновременно:

– Адамат, мне нужна твоя помощь.

– Рикард, мне нужна твоя помощь.

Так же вместе оба замолчали, затем Рикард рассмеялся и провел рукой по лысине на макушке.

– За все эти годы тебе ни разу не требовалось содействие. – Он умолк и глубоко вздохнул. – Первым делом я хочу сказать, что очень сожалею об этой истории с «Брадобреями».

Считалось, что уличная банда «Брадобреев с Черной улицы» подчиняется Рикарду. Но они неожиданно напали на Адамата в его собственном доме. Неужели это случилось всего месяц назад? Инспектору казалось, что прошли годы.

– Тамас уничтожил их, – сказал он. – Оставшиеся в живых гниют заживо в Вороненой башне.

– С моего благословления.

Адамат молча кивнул. Он боялся наговорить лишнего. Нет, он не обвинял Рикарда в том, что случилось, но теперь у него уже не было прежней уверенности в людях Тумблара.

– Фей все еще в отъезде? – решил сменить тему Рикард.

Вероятно, что-то мелькнуло в глазах Адамата. Рикард легко читал малейшие изменения в лице собеседника и знал, что сказать в трудный момент. Он встал и подошел к двери:

– Фель, я хочу, чтобы меня не беспокоили. Никакого шума. Никаких посетителей.

Затем он запер дверь на засов и вернулся к столу:

– Рассказывай.

Адамат заговорил не сразу. Он до последнего момента не мог решить, стоит ли вообще обращаться к Рикарду и что́ ему можно открыть. Не то чтобы инспектор в нем сомневался, но у него были серьезные причины сомневаться в надежности людей Рикарда. У лорда Ветаса везде найдутся глаза и уши. Но если Адамат не может довериться старому другу, у кого тогда еще просить помощи?

– Фей вместе с детьми похитил человек по имени лорд Ветас, – начал рассказ Адамат. – Их держали в заложниках, чтобы гарантировать мое сотрудничество. Я передавал Ветасу информацию о своих беседах с Тамасом и о ходе расследования.

Рикард напрягся. Он явно ожидал услышать что-то другое.

– Ты пошел против Тамаса?

Вторая, не высказанная вслух часть вопроса должна была звучать так: «И до сих пор жив?»

– Я признался Тамасу во всем, – объяснил Адамат. – Он простил меня – во всяком случае, на время – и отправил на поиски лорда Ветаса. Мне удалось спасти младших детей, но Фей и Жосеп все еще у него.

– А разве нельзя использовать против него солдат Тамаса?

– Сначала нужно его найти. Мне бы очень хотелось, чтобы все вышло так просто. Но если Ветас отыщет меня первым, то снова начнет шантажировать, угрожая убить Фей. Придется тайно выследить его, узнать, где он скрывается, и вырвать жену и сына из рук Ветаса. И только потом обрушить на него всю ярость Тамаса.

Рикард задумчиво кивнул:

– Значит, ты не знаешь, где его искать?

– Он неуловим, словно призрак. Я пытался собрать сведения, когда он начал меня шантажировать. Человека с таким именем попросту не существует.

– Если уж ты не можешь его найти, сомневаюсь, что это сможет кто-то из моих людей.

– Мне не нужно, чтобы ты его искал. Мне нужна информация. – Адамат вытащил из кармана визитную карточку, которую Ветас оставил ему несколько месяцев назад. На ней был адрес. – Это единственная подсказка, какая у меня есть. Старый склад неподалеку отсюда. Я должен знать все об этом месте. Кому он принадлежит? Кому принадлежат соседние дома? Когда у него последний раз сменился владелец? Твои люди получат доступ к документам намного быстрее, чем я.

– Конечно. – Рикард снова кивнул. – Я сделаю все возможное.

Он протянул за карточкой руку. Адамат перехватил ее.

– Это очень серьезно. От этого зависят жизни моей жены и сына. Если ты не уверен в надежности своих людей, лучше сразу откажись. И я постараюсь найти его сам.

«Вспомни, как вышло с „Брадобреями“», – добавил он мысленно.

Рикард, похоже, понял его.

– У меня найдутся надежные люди. Не беспокойся, все будет сделано чисто.

– Еще одно, – спохватился Адамат. – В этом деле замешаны два человека, чьи имена любого заставят побледнеть.

Рикард усмехнулся:

– Если речь не о Тамасе, тогда я вообще не представляю, кто это.

– Лорд Кларемонте и Владетель.

Усмешка Рикарда растаяла.

– Лордом Кларемонте ты меня не удивил. Гурло-Бруданская торговая компания с самого начала пыталась надавить на наш союз. Кларемонте хитер, но я не боюсь его.

– Не спеши с выводами, когда речь идет о Кларемонте. На него работает Ветас.

А Ветас держал в заложниках жену и сына Адамата. Вполне возможно – и этого инспектор очень боялся, – Фей и Жосеп находятся сейчас в руках самого Кларемонте.

Рикард пренебрежительно махнул рукой:

– Ты сказал, что Владетель тоже в этом замешан? Я не доверяю ему, конечно, но ты ведь сам снял с него подозрение в предательстве.

– Я никогда не переставал подозревать его, – возразил Адамат. – Просто выяснил, что Тамаса пытался убить не он, а Черлемунд. Пока мою семью держали в заложниках, в числе сторожей был кулачный боец. Ты же знаешь, как Владетель следит за своими бойцами, – никто из них не работает на стороне без его разрешения.

А это означает, что Владетель может быть в сговоре с лордом Кларемонте.

– Будь осторожен, друг мой, – предупредил Рикард. – Ветас всего лишь пытается использовать тебя, а Владетель без долгих размышлений убьет и похоронит всю твою семью. – Он рассмотрел карточку, которую дал ему Адамат, и положил ее в карман жилета. – Я займусь этим, не беспокойся. Но мне тоже нужна твоя помощь.

– Говори.

– Ты знаком с Таниэлем Два Выстрела?

– Слышал о нем, – кивнул Адамат. – Как и все в Девятиземье. В газетах писали, что он лежит в коме после магической битве на Южном пике.

– Он больше не в коме. Очнулся неделю назад и тут же куда-то исчез.

Первым делом Адамат заподозрил лорда Ветаса. Этот человек всячески пытался навредить Тамасу. Он не упустил бы возможности захватить в плен сына фельдмаршала.

– Следов насилия не обнаружили?

Рикард покачал головой:

– Да, конечно, но не в том смысле. Он ушел по собственной воле. Его охраняли солдаты Тамаса, но и мои люди тоже за ним приглядывали. Меня очень тревожит, что он ускользнул и от тех и от других. Мне нужно разыскать его без лишнего шума.

– Ты хочешь, чтобы он вернулся? – переспросил Адамат. – Я не заставлю порохового мага сделать что-либо против его воли.

– Нет, просто узнай, где он, и сообщи мне.

Адамат поднялся со стула:

– Я подумаю, что можно сделать.

– А я разузнаю про твоего Ветаса. – Рикард поднял руку, предупреждая протесты Адамата. – Буду осторожен, обещаю тебе.

* * *

Тамас зашел в самую большую в Будвиле столовую и едва устоял на ногах под вихрем соблазнительных ароматов, доносившихся изнутри.

Он пронесся мимо столов, за которыми ужинали его солдаты, и направился к кухне, стараясь не обращать внимания на голодные спазмы в желудке.

Человека, которого он искал, трудно было не заметить: высокий и тучный, с длинными, почти до пояса, темными волосами, собранными в хвост на затылке, и с оливковой кожей, выдающей в нем росвелеанца. Он стоял в углу кухни, приподнявшись на носки, чтобы одновременно видеть весь ряд духовок.

Официально Михали считался поваром Тамаса. На самом деле он со своими многочисленными помощницами обеспечивал едой превосходного качества всю армию, а также и город Будвил. Горожане любили его, а солдаты и вовсе боготворили.

Возможно, впрочем, что они и должны его боготворить.

Он был воплощением Адома, святого заступника Адро и брата бога Кресимира. И сам себя тоже объявил богом.

Поверх голов своих помощниц он увидел Тамаса и помахал рукой. Над ним поднялось целое облако муки.

– Фельдмаршал! – закричал Михали. – Идите сюда.

Тамаса покоробило, что его подзывают, словно рядового, но он поборол раздражение и мимо столов с хлебом направился к повару.

– Михали… – начал он, но бог-повар перебил его:

– Фельдмаршал, я так рад, что вы пришли. Мне нужно обсудить с вами крайне важный вопрос.

Крайне важный вопрос? Тамас никогда не видел Михали таким обеспокоенным. Что могло так взволновать бога?

– В чем дело? – Тамас подался вперед.

– Я не могу решить, что приготовить завтра на обед.

– Вот болван! – воскликнул Тамас, отступая назад.

Кровь стучала у него в висках, словно он ожидал услышать, что завтра наступит конец света.

Михали, казалось, не заметил грубости.

– Со мной уже десятки лет не случалось такого, чтобы я не знал, что приготовить. Обычно я все планирую заранее, но… Простите, вы чем-то расстроены?

– Михали, я веду войну! Враг стучится в ворота Будвила.

– А в мои стучится голод!

Михали выглядел настолько обескураженным, что Тамас заставил себя успокоиться и положил руку ему на плечо.

– Моим парням понравится все, что бы вы ни приготовили.

– Я планировал на завтра яйца пашот со спаржей, филе лосося, бараньи отбивные и разнообразные фрукты.

– Вы уже назвали три блюда.

– Три блюда? Четыре, а не три. Едва ли их хватит для настоящего обеда, и к тому же я готовил все это пять дней назад. Разве может уважающий себя повар подать один и тот же обед дважды за неделю? – Михали потер подбородок обсыпанными мукой пальцами. – Как я мог ошибиться? Может быть, это все из-за високосного года?

Тамас мысленно досчитал до десяти, чтобы справиться с раздражением, – чего не делал с тех пор, как Таниэль стал взрослым.

– Михали, завтра мы начнем сражение. Вы поможете мне?

Лицо бога приняло еще более обеспокоенное выражение.

– Я не собираюсь никого убивать, если вы спрашиваете об этом.

– Тогда, может быть, вы сделаете для нас что-нибудь другое? Враг превосходит числом нашу армию в десять раз.

– Какой у вас план?

– Я хочу провести Седьмую и Девятую бригаду через катакомбы и выйти в тыл кезанцам. Когда они пойдут на штурм города, мы нападем сзади, прижмем их к стенам и разобьем.

– Для меня это звучит слишком по-военному.

– Михали, сосредоточьтесь, пожалуйста!

Повар наконец перестал рассеянно оглядывать кухню, словно все еще думая о завтрашнем обеде, и посмотрел прямо в глаза Тамасу.

– Полководцем был Кресимир. И Бруде тоже. А я повар. Однако, раз уж вы спросили, скажу, что ваш план кажется мне рискованным, но имеющим хорошие шансы на успех. Он идеально подходит к вашему положению.

– Вы можете как-то помочь мне? – мягко спросил Тамас.

Михали задумался.

– Я могу позаботиться о том, чтобы ваших солдат никто не заметил до начала атаки.

Волна облегчения нахлынула на Тамаса.

– Это было бы просто великолепно. – Он помолчал несколько мгновений. – Кажется, вы еще чем-то обеспокоены?

Михали взял Тамаса под локоть и повел в угол кухни.

– Кресимир пропал, – тихо произнес он.

– Правильно. Таниэль убил его.

– Нет-нет. Кресимир пропал, но я не почувствовал его смерти.

– Но Избранный Борбадор говорил мне, что ее почувствовало все Девятиземье, каждый, кто наделен магическими способностями.

– Это была не смерть, – возразил Михали, раскручивая пласт теста одной рукой. – Это был ответный удар по Таниэлю, выстрелившему ему в голову.

У Тамаса внезапно пересохло во рту.

– Вы хотите сказать, что Кресимир жив?

Борбадор предупреждал фельдмаршала, что бога невозможно убить. Тамас надеялся, что Избранный ошибался.

– Я не знаю, что с ним, – признался Михали. – Именно это меня и беспокоит. Я всегда чувствовал его, даже когда нас разделяла половина вселенной.

– Может быть, он сейчас с кезанской армией?

В таком случае необходимо отменить атаку и заново продумать каждый шаг. Если Кресимир у кезанцев, они могут уничтожить все войско Тамаса.

– Нет, он не с ними. Я бы знал.

– Но ведь вы сказали, что…

– Уверяю вас, я бы знал, если бы он был так близко, – повторил Михали. – Кроме того, он не рискнул бы открыто враждовать со мной.

Тамас сжал кулаки. Неопределенность – самое худшее в планировании предстоящего боя. В таких случаях он всегда понимал, что ходит по краю пропасти и не может предвидеть всего. Но сейчас неопределенность касалась бога. Придется действовать по прежнему плану и надеяться, что помощи Михали окажется достаточно для победы.

– А теперь, – объявил Михали, – если мы покончили с этим, мне нужна ваша помощь в составлении завтрашнего меню.

Тамас ткнул бога пальцем в грудь:

– Это вы – повар, а я – полководец. И у меня на завтра запланирована битва.

Он вышел из столовой и уже на полпути к штабной палатке проклял себя за то, что не стащил у Михали миску тыквенного супа.

* * *

Получив задание разыскать Таниэля Два Выстрела, на следующий день Адамат снова сидел в кабинете Рикарда в доме возле гавани.

Рикард жевал кончик грубо заточенного карандаша и смотрел на Адамата. Остатки волос на его макушке торчали во все стороны, так что голова напоминала разворошенный ветром стог сена. Инспектор сомневался, спал ли вообще его друг в промежутке между двумя их встречами. Во всяком случае, он сменил сорочку и надел новый сюртук. В комнате пахло благовониями, горелой бумагой и пережаренным мясом. Адамат не удивился бы, обнаружив под пачками документов недоеденный сэндвич.

– Ты так и не ушел домой вчера вечером? – спросил Адамат.

– Откуда знаешь?

– А ничего, что ты выглядишь как вернувшийся из бездны? Ты не сменил ботинок. С тех самых пор как мы познакомились, я не видел, чтобы ты два дня подряд ходил в одной обуви.

Рикард посмотрел на свои ноги:

– Ты заметил? – Усталость из его взгляда внезапно как ветром сдуло. – Постой, ты же не хочешь сказать, что уже нашел Таниэля Два Выстрела?

Адамат взял листок бумаги и написал на нем адрес притона, где разыскал героя адроанской армии, погрязшего в жалости к самому себе. Предложил записку Рикарду. Тот потянулся к ней, но инспектор в последнюю секунду отдернул руку, будто вдруг передумал:

– Сегодня утром я прочитал в газете кое-что интересное.

Не дождавшись ответа, Адамат достал из подмышки газету и бросил ее на стол.

– «Рикард Тумблар баллотируется на пост премьер-министра республики Адро», – прочитал он вслух заголовок.

– Ах это… – облегченно произнес Рикард.

– Почему ты ничего мне не сказал?

– Я подумал, что у тебя своих забот полон рот.

– Так ты хочешь стать главой правительства? Тогда ради какой бездны ты сидишь здесь, в гавани?

Рикард приободрился:

– Я уже построил новое здание. Переезжаю туда прямо завтра. Тоже в фабричном районе, но это будет потрясающее место для приема высоких гостей. Хочешь взглянуть?

– Сейчас я немного занят, – напомнил Адамат. И добавил, увидев вытянувшееся от разочарования лицо Рикарда: – В другой раз обязательно взгляну.

– Тебе понравится. Безвкусно. Помпезно. Однако стильно.

Адамат фыркнул. Зная замашки Рикарда, «безвкусно» – это самое мягкое слово. Он положил листок с адресом на стол.

– Либо поисками занималось меньше людей, чем ты мне сказал, либо они просто идиоты.

– Не могу разобрать адрес, – пожаловался Рикард, усмехаясь настолько натужно, что его щеки побагровели.

Адамат был не в том настроении, чтобы радоваться успеху.

– После битвы солдаты либо возвращаются домой, либо идут в притон. Таниэль – боевой офицер, поэтому я решил, что он выберет притон. Такое местечко проще всего найти на северо-западе от Гражданского суда, в Гурланском квартале. Он оказался в шестом по счету заведении, которое я проверил.

– Признайся, что тебе повезло, – проворчал Рикард. – Он мог пойти куда угодно. Ты просто начал именно с Гурланского квартала.

Адамат пожал плечами. Работа сыщика в гораздо большей, чем хотелось бы, степени зависит от удачи, но он ни за что не признался бы в этом клиенту.

– Может быть, и ты уже нашел те документы, о которых я вчера спрашивал?

Рикард порылся в бумагах на столе. Мгновение спустя он вернул Адамату карточку Ветаса. На обратной стороне карандашом были написаны имя и адрес.

– Фель сама проверяла. Склад купил какой-то портной – кто бы мог подумать? – два года назад. Нет никаких сведений, что его с тех пор перепродавали. Это означает, что сделка не проходила через руки союза. Видимо, она не была оформлена официально. Извини, но больше ничем не могу помочь.

– Хоть какая-то зацепка, – вздохнул Адамат.

Он встал, взял шляпу и трость.

– Ты ведь прихватишь с собой Соу-Смиза, да? – спросил Рикард. – Не хочу, чтобы ты боролся с этим Ветасом в одиночку.

– Соу-Смиз все еще не может подняться с постели. Рана, полученная от «Брадобреев», оказалась очень тяжелой.

Рикард поморщился:

– Он мог бы зайти к леди Паркоур.

Леди Паркоур, эксцентричная особа средних лет, жила в старой церкви в Верхнем Талиане. Она держала там тысячи разных птиц. У нее в волосах всегда торчали перья, и пахло от нее как из курятника, но она была единственной в городе Одаренной, обладающей даром целительства. Она могла срастить сломанную кость или заживить ткань усилием мысли. И ее услуги стоили дороже, чем прием у Избранного-целителя.

– После взбучки, что устроил мне Черлемунд, я потратил все до последней краны на лечение, – напомнил Адамат. – И мне еще нужно отыскать жену и сына.

– Фель! – вдруг завопил Рикард, так что Адамат подскочил от неожиданности.

Мгновение спустя в дверях появилась уже знакомая женщина.

– Господин Тумблар?

– Пошлите сообщение леди Паркоур. Скажите, что я прошу ее об ответной услуге. Кулачный боец по имени Соу-Смиз нуждается в лечении. Скажите, чтобы зашла к нему сегодня.

– Она не посещает больных на дому, – возразила Фель.

– Пусть сделает исключение ради меня. А если начнет ворчать, напомните ей о том инциденте с козой.

– Будет сделано, – кивнула Фель.

– Инцидент с козой? – удивился Адамат.

Рикард оглянулся:

– Только не спрашивай меня ни о чем. Смерть как хочется выпить.

– Рикард, ты мне не обязан.

Адамат по собственному опыту знал, сколько стоило лечение у леди Паркоур. Приходилось неделями ждать своей очереди. Адамат сам попал к ней только по личной просьбе фельдмаршала Тамаса.

– Не беспокойся. Ты столько раз спасал мою задницу, что я сбился со счета.

Он вытащил бутылку из-за стопки книг, выпил остатки мутной жидкости прямо из горлышка и поморщился. Затем, на время отложив поиски добавки, сел в кресло.

– Но не надейся, что я больше не попрошу у тебя помощи. Работа премьер-министра обещает много трудностей.

– Сделаю все, что смогу.

– Вот и хорошо. А теперь иди и разыщи этого лорда… как его там? Я приготовил вам с Фей роскошный подарок на годовщину вашей свадьбы. И мне хотелось бы, чтобы к этому времени вы уже были вместе, иначе я не смогу его преподнести.

6

Таниэль отрезал последнюю серебряную пуговицу от мундира и отдал Кину.

Сгорбленный гурланец поднес ее к свече и рассмотрел, потом засунул в карман, вслед за остальными, и положил шарик малы на стол рядом с гамаком Таниэля.

Несмотря на всю жадность Кина, в его глазах мелькнуло беспокойство.

– Не вдыхай сразу, – посоветовал он. – Аромат. Вкус. Наслаждайся.

Таниэль вставил в трубку большой кусок малы. Тот немедленно вспыхнул от тлеющих старых угольков, и пороховой маг глубоко затянулся.

– Ты за один день выкурил больше, чем другие за двадцать.

Кин сел на пятки, наблюдая за тем, как курит посетитель.

Таниэль отцепил от мундира серебряный значок порохового мага и покатал между пальцами.

– Должно быть, все дело в магии, – решил он. – Сюда заходили раньше пороховые маги?

Кин покачал головой.

– Я тоже никогда не слышал, чтобы пороховой маг курил малу, – признался Таниэль. – Мы вдыхаем порох. Нам не нужно ничего другого, чтобы привести себя в порядок.

– Тогда зачем тебе мала?

Кин принялся подметать пол.

Таниэль затянулся еще раз.

– Порох не помогает забыть.

– Ах, забыть! – Кин понимающе закивал. – Все курят малу, чтобы забыть.

Таниэль уставился в потолок кабинки, считая колебания гамака.

– Я иду спать. – Кин поставил метлу в угол.

– Подожди. – Таниэль протянул руку, но тут же одернул ее, сообразив, как жалко это должно выглядеть. – Дай мне столько, чтобы хватило на всю ночь.

– Ночь? – Кин покачал головой. – Уже утро. Ночью я работаю. Большинство курильщиков приходят ночью.

– Тогда дай мне столько, чтобы хватило до ночи.

Хозяин притона задумался, посматривая на шарик, который только что принес Таниэлю. Такого количества обычному посетителю хватило бы на четыре-пять дней.

– Дай свой пороховой бочонок, и я принесу столько, что ты сможешь курить три недели.

– Нет. – Таниэль сжал в кулаке значок. – Что еще предложишь?

– Я дам тебе свою дочь, тоже на три недели.

У Таниэля внутри все перевернулось при мысли о том, что гурланец предлагает свою дочь всем посетителям.

– Нет.

– Ты любишь рисовать? – Кин взял со стола альбом и карандаши, которые принесла Ка-Поэль.

– Положи на место.

Хозяин притона со вздохом вернул альбом.

– Тебе нечем платить. Нет денег.

Таниэль проверил карманы мундира. Пусто. Провел пальцами по серебряным галунам.

– Сколько дашь за мой мундир?

Кин потрогал ткань и фыркнул:

– Маленький кусочек.

– Давай.

Таниэль положил трубку на стол, снял мундир и отдал Кину:

– Ты замерзнешь насмерть. Не хочу платить за твои похороны.

– Сейчас середина лета. Дай мне эту проклятую малу.

Кин протянул ему до обидного маленький шарик липкой черной массы, а затем поднялся по лестнице, унося мундир. Таниэль слышал скрип шагов по половицам над головой и голос Кина, говорившего по-гурлански.

Он устроился в гамаке и глубоко затянулся.

Говорят, что мала заставляет человека забыться на много часов. Таниэль попытался вспомнить, сколько времени провел здесь. Несколько дней? Или недель? Не может быть, чтобы так долго.

Он вытащил трубку изо рта и рассмотрел ее в тусклом свете свечи.

– Проклятое зелье не действует, – сказал он себе.

Он все еще видел, как Кресимир появляется из облака, спустившегося с неба. Бог! Настоящий живой бог. Таниэль задумался, что сделал бы с ним в детстве священник, если бы знал, что Таниэль вырастет и застрелит божество Девятиземья.

Время не остановилось, когда зачарованная пуля попала в глаз Кресимира. Значит, мир может существовать и без бога. Но сколько людей умерло, пытаясь помешать Кресимиру вернуться в мир? Сотни адроанцев. Друзья. Боевые товарищи. Тысячи кезанцев, причем сотни из них – от руки самого Таниэля.

Каждый раз, закрывая глаза, он видел новое лицо. Иногда людей, которых убил. Иногда Тамаса или Влору. И иногда Ка-Поэль. Возможно, так подействовала мала, но сердце забилось быстрее, когда он увидел лицо девушки-дикарки.

Таниэль услышал скрип шагов и поднял голову. Сквозь дурман он разглядел Ка-Поэль, спускавшуюся по лестнице. Она подошла и хмуро посмотрела на него.

– Что такое?

Она дернула его за сорочку, потом схватилась за свою длинную накидку. Мундир. Проклятье! Сразу заметила.

Таниэль прикрыл ладонью шарик малы.

Ка-Поэль вытянула руку и неуловимым движением вытащила трубку у него изо рта.

– Ах ты, маленькая дрянь! – прошипел Таниэль. – Отдай.

Он пытался поймать ее, но она отпрыгнула и встала посреди комнаты, победно усмехаясь.

– Ка-Поэль, принеси мне трубку.

Она покачала головой.

Таниэль тяжело задышал. Глаза внезапно затянуло пеленой, то ли от малы, то ли от ярости. После недолгой борьбы с собой он снова уселся в гамак.

– Отдай мне ее.

Таниэль свесил ноги с гамака и попытался встать, но волна тошноты накатила даже сильнее, чем когда он открывал третий глаз, чтобы увидеть Иное. Он опустился в гамак, кровь стучала в ушах.

– Бездна!.. – прошептал он, хватаясь за виски. – У меня совсем не осталось сил.

Ка-Поэль положила трубку на табурет в дальнем углу комнаты.

– Не оставляй ее там, – произнес Таниэль ослабевшим голосом. – Принеси ее мне.

Девушка опять покачала головой, стащила с себя накидку и, прежде чем он успел возразить, накрыла ей Таниэля до плеч.

Он оттолкнул накидку:

– Ты простудишься.

Ка-Поэль указала на него.

– Сейчас же лето. Со мной все в порядке.

Она снова укрыла его.

Таниэль опять откинул накидку:

– Я не ребенок.

Что-то сверкнуло в ее глазах. Она забрала у него накидку и бросила на пол.

– Поэль, что…

Собственный сдавленный крик помешал ему договорить: она закинула ногу на гамак и уселась прямо ему на колени. Затем пошевелила бедрами, устраиваясь поудобнее, и сердце Таниэля забилось быстрее. В тесноте кабинки их лица почти соприкоснулись.

– Поэль… – прошептал он и чуть не задохнулся, внезапно позабыв о трубке и даже о шарике малы в своей руке.

Ка-Поэль высунула язык и облизала губы. Ее движения были уверенны и осторожны – как у дикой кошки.

Таниэль едва расслышал звук распахнувшейся наверху двери. По половицам застучали шаги, и какая-то женщина властным голосом заговорила по-гурлански.

Ка-Поэль опустила голову. Таниэль приподнял плечи, прижимаясь к ней.

– Капитан Таниэль Два Выстрела! – Те же решительные шаги раздались уже на лестнице, и в комнату вошла женщина в мужском костюме, со шляпой в руке. – Капитан, я…

Она замерла, увидев Ка-Поэль на коленях у Таниэля. Щеки порохового мага залились краской, он коротко взглянул на Ка-Поэль. Та понимающе улыбнулась, но в глазах ее мелькнуло разочарование. Она соскользнула с него, подняла с пола накидку и одним быстрым движением набросила себе на плечи.

Женщина отвернулась, уставившись в дальний угол комнаты.

– Простите, сэр, я не знала, что вам сейчас не до меня.

– Бросьте, она же не голая, – возразил Таниэль. Голос его сорвался, и он откашлялся. – Бездна, кто вы такая?

Женщина чуть заметно поклонилась:

– Я Фель Бакер, секретарь правления «Благородных воинов труда».

Хотя она и застала их в щекотливой ситуации, но ничуть не выглядела смущенной.

– Рабочий союз? За какой бездной я вам понадобился?

Таниэль сел в гамаке, и у него тут же скрутило живот. Он не помнил, когда ел в последний раз.

– Я помощница Рикарда Тумблара, сэр. Он велел мне разыскать вас. Ему очень нужно с вами встретиться.

– Тумблар? Не знаю такого.

Он устроился поудобнее в гамаке и посмотрел на Ка-Поэль. Она сидела на табурете в дальнем углу притона, постукивая трубкой по ладони и разглядывая секретаря.

Фель удивленно приподняла бровь:

– Он глава союза, сэр.

– Меня это не интересует.

– Он попросил передать вам приглашение на обед.

– Уходите.

– Он сказал, что на кону огромные деньги.

– Меня это не интересует.

Фель несколько мгновений задумчиво разглядывала его, затем развернулась и поднялась по скрипучей лестнице так же стремительно, как и пришла. Сверху донесся неразборчивый разговор на гурланском. Таниэль посмотрел на Ка-Поэль. Она ответила ему таким же пристальным взглядом, а потом вдруг подмигнула.

Что за бездна?

Секретарь снова спустилась:

– Сэр, кажется, у вас нет денег.

Таниэль поискал свою трубку. Ах, она все еще у Ка-Поэль. Хорошо.

– Не могли бы вы забрать у нее трубку и передать мне? – попросил он Фель.

Та обернулась к Ка-Поэль. Они обменялись многозначительными взглядами, и Таниэлю это совсем не понравилось.

Секретарь сложила ладони перед собой:

– Я не стану это делать, сэр.

В два быстрых шага приблизившись к Таниэлю, она взяла его за подбородок и повернула лицом к себе. Таниэль схватил запястье женщины, но Фель оказалась сильнее, чем он ожидал. Она посмотрела ему прямо в глаза.

– Отпустите меня или я убью вас! – прорычал Таниэль.

Фель отошла.

– Сколько вы выкурили с того момента, как очутились здесь?

– Не знаю, – буркнул Таниэль.

Ка-Поэль ничего не сделала, когда эта женщина набросилась на него. Даже пальцем не пошевелила.

– Восемь фунтов зелья за четыре дня. Так мне сказал хозяин. – Он безразлично пожал плечами.

– Этого достаточно, чтобы убить даже коня, сэр.

– Что-то непохоже, – фыркнул Таниэль.

Фель изумленно уставилась на него. Открыла рот, снова закрыла и лишь затем сумела проговорить:

– Непохоже? Я…

Она схватила шляпу и опять умчалась наверх. Но через несколько минут вернулась.

– Хозяин утверждает, что сам видел, как вы все это выкурили. Я проверила ваши глаза. Ни намека на наркотическое отравление. Бездна, я наглоталась малы, просто стоя в этом дыму и разговаривая с вами! Вы явно отмечены богом.

Таниэль рывком поднялся. Только что он лежал в гамаке, а через мгновение уже схватил Фель за отвороты костюма. Его голова кружилась, перед глазами все расплывалось, а руки дрожали от гнева.

– Я не отмечен богом! – выкрикнул он. – Я…

– Будьте так любезны, сэр, отпустите меня, – спокойно сказала Фель.

Руки Таниэля упали словно сами собой. Он отошел, бормоча проклятия себе под нос.

– Я дам вам время умыться, – продолжала Фель. – Мы найдем вам новый мундир для встречи с Рикардом.

– Я никуда не пойду, – слабым голосом ответил Таниэль.

Он поплелся в угол, радуясь возможности прислониться к стене. У него просто не было сил. Едва ли он одолеет сейчас больше двадцати футов.

– Господин Тумблар любезно приглашает вас в свой собственный притон, сэр. – Фель вздохнула. – Там намного удобнее, и служитель не посмеет забрать ваш мундир. Если вы откажетесь от приглашения, нам приказано привести вас силой.

Таниэль обернулся к Ка-Поэль. Она чистила ногти чем-то напоминающим заостренную вязальную спицу, длиной с ее предплечье. Девушка встретила его взгляд все с той же легкой понимающей улыбкой. И с тем же сожалением в глазах.

– Притон Рикарда намного удобнее и для приватных удовольствий, сэр, – добавила Фель, кашлянув в кулак.

Что бы ни произошло недавно между Таниэлем и Ка-Поэль, он вовсе не был уверен, что это должно повториться.

– Хорошо. Осталось уточнить одну деталь.

– Да, сэр?

– Сомневаюсь, что я съел хоть крошку за последние два дня. Мне необходимо подкрепиться.

* * *

Два часа спустя Таниэль очутился в гавани Адопеста. Через нее издавна проходила вся адроанская торговля, от реки Адры и ее притоков на севере к Саркову ущелью и Янтарной равнине на юге. С началом войны отношения с Кезом прекратились, и те грузы, что обычно переправлялись по реке, теперь доставляли через горы на мулах и вьючных лошадях.

Несмотря на эти изменения, гавань все еще оставалась центром торговли Адопеста. Сотни барж привозили железную руду и сырой лес, снабжая адроанские заводы и мастерские, и ежедневно отправлялись обратно с оружием и боеприпасами.

В гавани так воняло рыбой, сточными водами и дымом, что Таниэль с тоской вспоминал прохладный сладковатый запах в притоне Кина. Его эскорт состоял из Фель Бакер и двух широкоплечих литейщиков. Интересно, если бы Таниэль отказался идти на встречу с Рикардом, его потащили бы насильно?

Ка-Поэль брела позади. Литейщики не обращали на нее внимания, зато Фель не спускала настороженных глаз. Похоже, она подозревала, что Ка-Поэль – не просто немая дикарка, да и Таниэль догадывался, что сама Фель могла оказаться не только секретарем Рикарда.

Фель остановилась возле склада, расположенного так близко к причалам, что сюда долетали брызги прибоя. Таниэль посмотрел на озеро. Даже днем на горизонте было заметно зарево; отсутствие Южного пика тоже сразу бросалось в глаза. Захотелось спрятаться от этой картины. Предсмертные муки бога сровняли гору с землей, а самого Таниэля на месяц погрузили в кому. Он не знал, почему до сих пор не умер, но подозревал, что Ка-Поэль как-то причастна к этому.

Повезло ли остальным так же, как самому Таниэлю? Где сейчас Бо? Где те мужчины и женщины из Горного дозора, вместе с которыми он защищал Вершинную крепость?

Всплыло воспоминание, как он стоял, прижимая к груди Ка-Поэль, а вокруг рушились стены дворца Кресимира. Огонь и камень, раскаленная лава течет из трещин гибнущей горы…

– Трудно поверить, что ее больше нет. – Фель кивнула на вид за озером, затем открыла дверь склада и жестом пригласила Таниэля войти.

Он еще раз взглянул на восток и повернулся к Фель:

– После вас.

– Прекрасно. – Она обернулась к литейщикам, чтобы угостить их сигаретами из своего бронзового портсигара. – Возвращайтесь к работе, мальчики.

Они приподняли шляпы, прощаясь с Фель, прикурили и отправились на улицу.

– Идемте.

Как только Ка-Поэль зашла следом за Таниэлем, Фель тут же закрыла дверь.

– Добро пожаловать в новую штаб-квартиру Рикарда.

Таниэль едва удержался, чтобы не присвистнуть. Снаружи здание напоминало старый склад: закрытые ставнями окна, ветхие стены, которые давно уже следовало заново обложить кирпичом. Внутри все было по-другому.

Пол покрыт черным мрамором, ослепительно-белые стены задрапированы темно-красными атласными портьерами. Казалось, здесь было только одно помещение, по которому свободно разгуливало эхо. Огромный двусветный зал, не менее двухсот шагов в длину, освещенный вереницей хрустальных люстр. Ближнюю стену зала занимал бар с разодетым по всей форме барменом и официанткой в пышной юбке и с не менее пышной грудью.

– Позвольте ваш плащ, сэр.

Таниэль отдал официантке свой новый темно-синий форменный плащ. Его взгляд задержался на девушке немного дольше, чем требовали приличия. Не оборачиваясь к Ка-Поэль, он начал осматривать зал. Стены украшали картины, в каждом свободном углу стояли скульптуры. Такой роскошью могли похвастаться лишь настоящие аристократы или даже сам король. Таниэль полагал, что Тамас уничтожил подобное богатство, когда казнил аристократов. Но сейчас он подумал, что отец, возможно, просто заменил одних богачей другими.

По мраморному полу к Таниэлю приближался мужчина в белом смокинге, с сигарой в зубах. Он выглядел лет на сорок, волосы далеко отступили от его макушки. Он носил длинную бороду на фатрастианский манер. Улыбка растянулась по лицу от уха до уха, едва не касаясь глаз.

– Таниэль Два Выстрела! – Он протянул руку. – Я Рикард Тумблар, большой ваш поклонник.

Таниэль нерешительно пожал его ладонь:

– Господин Тумблар.

– Господин? Вздор, зовите меня просто Рикард. Я к вашим услугам. А это, должно быть, ваша неизменная спутница-дайнизка. Моя леди!

Рикард любезно склонился к руке Ка-Поэль, чтобы поцеловать ее, но проделал это с явной опаской. Несмотря на свои прогрессивные взгляды, он видел в ней симпатичное, но совсем не прирученное создание, способное в любой момент укусить.

Ка-Поэль, похоже, не знала, как реагировать на это.

– Я слышал, что вы красивая женщина, – заявил Рикард, – но рассказчики все же не оценили вас по достоинству. – Он отошел от них и направился к бару. – Хотите выпить?

– Что у вас есть?

Таниэль почувствовал, что его настроение понемногу поднимается.

– Все что угодно, – похвастался Рикард.

Таниэль усомнился в этом.

– Тогда фатрастианский эль.

Рикард кивнул бармену:

– Два, пожалуйста. А для леди?

Ка-Поэль показала три пальца.

– Принесите три, – сказал Рикард бармену.

Мгновение спустя он передал Таниэлю кружку.

– Ах вы, сукин сын! – удивился Таниэль, сделав глоток. – У вас действительно есть фатрастианский эль.

– Я же сказал: все что угодно. Присядем?

Он проводил их в дальний конец зала. Только теперь пороховой маг понял, что они здесь не одни. Таниэль проклял свой пропитанный малой разум за то, что не заметил этого раньше. Десяток мужчин и полтора десятка женщин сидели развалившись на диванах, пили и курили, неспешно беседуя между собой.

Подведя гостей к этой группе, Рикард снова заговорил:

– Я хотел спросить у вас, Таниэль, сколько пороха потребляет армия?

Таниэль протер глаза. Его голова все еще была не совсем в порядке, и он не рассчитывал встретить здесь друзей Рикарда.

– Довольно много, как мне представляется. Но я не квартирмейстер. Почему вы об этом спрашиваете?

– Генеральный штаб требует все больше и больше пороха, – объяснил Рикард, махнув рукой, словно речь шла о пустяках. – Просто мне это показалось странным. Их запросы чуть ли не удваиваются каждую неделю. Но я уверен, вам не стоит беспокоиться об этом.

Когда Таниэль подошел ближе, разговор на диванах утих, и он внезапно почувствовал неловкость.

– Я думал, что это будет приватная встреча, – тихо сказал Таниэль, остановив Рикарда.

Тот словно и не заметил руки порохового мага на своем плече.

– Дайте мне немного времени, чтобы представить вас, а потом мы займемся делом.

Рикард обошел собравшихся, называя их имена, которые Таниэль мгновенно забыл, и звания, которые Таниэлю ничего не говорили. Эти люди возглавляли различные отделения рабочего союза: пекарей, литейщиков, мельников, кузнецов и ювелиров.

Закончив представлять своих коллег, Рикард, как и обещал, отвел гостя в тихий угол огромного зала, где к ним присоединилась лишь одна женщина. Рикард назвал ее имя в числе первых, и Таниэль не мог его вспомнить.

– Сигару? – предложил Рикард, когда они уселись.

Бармен принес серебряный поднос с сигаретами, сигарами и трубками. Таниэль заметил трубку для малы. Его пальцы потянулись к ней, но он подавил это желание и отослал бармена.

– Ваш секретарь сказала, что вы хотели встретиться со мной, – начал Таниэль, с удивлением обнаружив, что Фель куда-то пропала. – Но не объяснила зачем. Я хотел бы знать причину.

– У меня к вам предложение.

Таниэль снова посмотрел на женщину. Пожилая, с надменным выражением лица, свойственным очень богатым людям. Как ее имя? И кого она здесь представляла? Пекарей? Нет. Ювелиров?

– Меня это не интересует, – буркнул Таниэль.

– Я еще не сказал, что это за предложение, – не отступал Рикард.

– Послушайте, – оборвал его Таниэль, – ваш секретарь объяснила, что она все равно заставила бы меня прийти, даже если бы я не хотел. Поэтому я и пришел. Теперь я хотел бы уйти.

Он встал.

– Рикард, вы для этого и позвали меня сюда? – воскликнула женщина, свысока взглянув на Таниэля. – Чтобы встретить на вашем приеме жалкого, обкурившегося малой солдата? Рикард, я боюсь за эту страну. Мы отдали ее грубой солдатне. Они ничего не умеют, кроме как развратничать и убивать.

– Госпожа, вы не знакомы со мной. – Таниэль сжал кулаки. – Вы не знаете, в какой бездне я побывал и что там видел. Не делайте вид, будто понимаете солдат, если никогда не смотрели в глаза врагу, зная, что один из вас должен умереть.

Рикард откинулся на спинку дивана и прикурил сигару от спички. У него был такой вид, словно он наблюдал за схваткой кулачных бойцов. Этого он и ожидал?

– Я знаю солдат, – продолжала праведно негодовать женщина. – Ничтожные, тупые скоты. Вы насилуете и крадете или убиваете, если не можете иначе получить то, что вам нужно. Я видела много солдат, и мне не нужно никого убивать, чтобы понять, что вы просто грязный бандит в мундире.

– Черис, пожалуйста, не сейчас, – вздохнул Рикард.

– Не сейчас? А когда же, если не сейчас? С меня достаточно и того, что Тамас держит в железной хватке весь город. Я не хочу, чтобы вы приводили сюда этого так называемого героя войны.

Таниэль повернулся, чтобы уйти.

– Таниэль! – окликнул его Рикард. – Подождите еще пару минут.

– Не в ее присутствии, – отрезал Таниэль. Он направился к двери, но увидел, что Ка-Поэль загородила ему дорогу. – Поэль, я ухожу.

Она ответила ему холодным взглядом и покачала головой.

– Поглядите на него! – надрывалась за спиной Черис. – Этот трус бежит назад в свой притон, не в силах выслушать правду о себе. И вы хотите привлечь его на свою сторону? Он же во всем подчиняется этой дикарке.

Таниэль развернулся. Его терпение лопнуло. Закипая от гнева, он подошел к Черис и замахнулся.

– Ну же, бейте! – Она подалась вперед и подставила щеку. – Покажите, кто вы есть на самом деле.

Таниэль замер. Неужели он только что был готов ударить ее?

– Я убил бога, чтобы спасти страну! – выпалил он. – Я всадил пулю ему в глаз и смотрел, как он умирает.

– Ложь! – выкрикнула Черис. – Вы смеете лгать мне в лицо? Думаете, я поверю этой чепухе о возвращении Кресимира?

Таниэль все-таки пустил бы в ход свой кулак, если бы перед ним внезапно не возникла Ка-Поэль. Она взглянула на Черис с таким злобным прищуром, что Таниэль испугался. Эту женщину стоило поставить на место, но он понимал, на что способна Ка-Поэль в гневе.

– Поэль! – окликнул ее Таниэль.

– Прочь от меня, дикая потаскуха! – завопила Черис, приподнимаясь.

Кулак Ка-Поэль жестко врезался в ее нос. Удар отбросил Черис на спинку дивана. Женщина закричала. Рикард вскочил на ноги. Группа лидеров союза, до этого спокойно беседовавших в другом конце зала, затихла и изумленно уставилась на них.

Черис поднялась на ноги, не приняв помощи Рикарда. Из носа у нее текла кровь. Не оглядываясь, она выбежала из зала.

Рикард повернулся к Таниэлю, его лицо выражало нечто среднее между ужасом и удовлетворением.

– Я не стану извиняться, – заявил Таниэль. – Ни за себя, ни за Поэль.

Ка-Поэль встала рядом с ним, скрестив руки на груди.

– Она была моей гостьей. – Рикард помолчал, разглядывая свою сигару. – Принесите еще эля! – крикнул он бармену. – Но вы тоже мои гости. Она попытается отомстить мне. Я надеялся, что в ближайшие месяцы она будет моим союзником, но, кажется, из этого ничего не выйдет.

Таниэль посмотрел на Рикарда, затем на входную дверь, где Черис подзывала свой экипаж.

– Я должен идти, – сказал Таниэль.

– Нет-нет. Принесите эля! – снова прокричал Рикард, хотя Таниэль видел, что бармен уже спешит к ним. – Вы для меня важнее, чем она.

Таниэль медленно опустился на место.

– Я убил Кресимира, – повторил он.

Отчасти он гордился этим, но, произнеся сейчас вслух эти слова, внезапно почувствовал отвращение.

– Именно так и сказал Тамас, – подтвердил Рикард.

– Вы мне не верите.

Бармен заменил кружку Таниэля на новую, хотя пороховой маг еще не выпил и половины. Рикард свою осушил залпом и только потом заговорил снова:

– Я практичный человек. Знаю, что магия существует, хотя сам я не Избранный, не Одаренный и не Отмеченный. Если бы два месяца назад вы сказали мне, что Кресимир вернется, я бы подумал, что вы сбежали из лечебницы. Но я был на площади в тот момент, когда «Брадобреи» пытались убить Михали. Я видел, как ваш отец – человек еще более прагматичный, чем я, – побледнел, словно привидение. Он что-то почувствовал в этом поваре и…

– Простите, – прервал его Таниэль. – Вы сказали – Михали?

– Ох, да вы же совсем не в курсе событий? – Рикард стряхнул пепел с кончика сигары. – Михали – это воплощение Адома, брата Кресимира. Живой бог.

Волосы на затылке у Таниэля встали дыбом. Еще один бог? Родной брат Кресимира?

– Я пытаюсь это понять, – продолжал Рикард. – Ваш отец считает, что Михали – воплощение Адома. А если Адом вернулся, почему не может вернуться Кресимир? Так что да: я полагаю, вы действительно стреляли в Кресимира. Но можно ли убить бога? Этого я не знаю.

Он хмуро уставился в свою кружку.

– Что касается газет, то они настроены скептически. Ходят разные слухи. Мнения разделились. Сейчас все сводится к вопросу веры. У нас есть только ваш рассказ, подтвержденный словами нескольких дозорных, что Кресимир вернулся и получил пулю в глаз.

Таниэль почувствовал, как силы покидают его. Посчитать враньем рассказ обо всем, что ему пришлось пережить? Это был сокрушительный удар.

– Как же тогда они, – он указал на дверь, – объясняют то, что произошло с Южным пиком? Целая гора исчезла.

Его голос дрожал от гнева.

– Вы ничего не измените криком, – заметил Рикард. – Поверьте мне. Я возглавляю рабочий союз. Я попробовал.

– Что же еще я могу сделать?

– Убедите их. Покажите, какой вы человек, и затем, только когда вам начнут доверять, скажите людям правду.

– Это кажется немного… нечестным.

– Тут уж вы сами разбирайтесь со своими моральными принципами. – Рикард развел руками. – Но на мой взгляд, человек, который так все воспринимает, не слишком умен.

Таниэль сжал кулаки. Как они смеют не верить ему? Как они могут не понимать, что там произошло? Неужели Тамас не рассказал газетчикам правду? Или даже сам Тамас не верит в это? Таниэль не знал, где сейчас его отец. Солдаты, которые охраняли Таниэля, пока он лежал в коме, говорили, что фельдмаршал был в Будвиле. Но там ли он и по сей день?

– Вы не знаете, что с Бо? – спросил Таниэль.

– Бо?

– Избранный Борбадор. Он жив?

Рикард снова развел руками:

– Ничем не могу вам помочь.

– Не много же от вас пользы, Тумблар, как я погляжу.

Таниэлю хотелось ударить кого-нибудь. Он вскочил и принялся расхаживать взад-вперед по комнате. Ни друзей, ни родных. Что ему делать теперь?

– Кто такая эта женщина?

– Черис? Глава союза банковских клерков.

– Я думал, что это вы глава союза.

– У «Благородных воинов труда» много подразделений. Я руковожу союзом в целом, но у каждой отрасли есть свой лидер.

– Вы сказали, что я для вас важней, чем она.

– Да, сказал, – кивнул Рикард.

– Как это может быть?

– Что вы знаете о политическом устройстве Адро? – вопросом на вопрос ответил Рикард.

– Раньше власть была у короля. А теперь? – Таниэль пожал плечами. – Не имею ни малейшего понятия.

– Никто не знает, у кого теперь власть, – успокоил его Рикард. – Народ считает, что у Тамаса. Тамас думает, что у его комитета, хотя на самом деле комитет почти распался. Леди Винсеслав не появляется на людях после того скандала с изменой бригадира. Первосвященник арестован, а ректор уехал на восток исследовать остатки Южного пика в поисках следов Кресимира.

– Так кто же управляет Адро?

Рикард усмехнулся:

– Остались я, Владетель и ревизор Ондраус. Не очень почтенная компания. Правда, на сегодняшний день в Адро поддерживается порядок. Тамас и его солдаты надежно охраняют границу. Но это не может тянуться долго. Мы должны продолжать реформы. С самого начала комитет решил после свержения Манхоуча установить в стране демократию. Правительство должен избирать сам народ. Мы разделим страну на округа, каждый из которых получит своего выборного губернатора. Они будут собираться в Адро и определять политику страны.

– Как кабинет министров, только без короля.

– Именно так, – согласился Рикард. – Но, конечно же, кто-то должен его возглавить, как раньше возглавлял король.

Таниэль прищурился:

– Не могу представить, чтобы Тамас согласился на это.

– Разумеется, мы не назовем его королем. И у него не будет реальной власти. Он станет номинальным главой государства. Человеком, на которого страна сможет смотреть как на лидера и руководителя, даже если на деле политика определяется губернаторами. Мы собираемся назвать его народным премьер-министром.

– Помнится, Тамас отклонил эту идею, как и то, что предлагали роялисты.

– Тамас одобрил ее, – возразил Рикард. – Можете мне поверить. Ни один из нас троих в комитете не собирается выступать против его воли, в особенности так открыто. Главное же в том, что этот премьер-министр будет, как и губернаторы, сменяться каждые три года. Мы уже обсудили механизм, осталось только выполнить задуманное.

Таниэль без труда догадался, к чему все идет.

– И вы намерены выдвинуть свою кандидатуру?

– Разумеется.

– Зачем?

Рикард затянулся сигарой и выпустил из ноздрей струйку дыма. Совсем как из трубки для курения малы. Таниэля опять потянуло к этому зелью, дарующему забвение.

– У народного премьер-министра не будет власти, но на него станет смотреть все Девятиземье. Его имя навсегда останется в исторических книгах. – Рикард вздохнул. – У меня нет детей. Меня бросили… – он замолчал, подсчитывая в уме, – шесть жен, и каждый раз по заслугам. Все, что у меня осталось, – это мое имя. Я хочу, чтобы в далеком будущем его знал каждый школьник в Адро.

Таниэль допил остатки эля. Осадок на дне оказался горьким. Он вспомнил Фатрасту, вспомнил, как выслеживал кезанцев в ее дебрях.

– Ну а я-то здесь при чем? Я просто солдат, убивший бога, но никто не поверил этому, когда я вернулся.

– Вы?

Рикард запрокинул голову и рассмеялся. Таниэль не понял, что он нашел в этом забавного.

– Простите. – Рикард вытер глаза. – Вы Таниэль Два Выстрела! Герой двух континентов. Солдат, убивший больше Избранных, чем кто-либо в истории Девятиземья. В газетах писали, как вы, не щадя жизни, обороняли Вершинную крепость от полумиллиона кезанских солдат.

– Не только я, – пробормотал Таниэль, вспоминая о погибших на той горе.

– Но простые люди думают именно так. Они обожают вас. Они любят вас сильнее, чем любили Тамаса, когда он практически в одиночку спас Гурланскую кампанию несколько десятилетий назад.

– Так чего вы хотите от меня? Поддержки на выборах?

– О бездна, нет! – Рикард передал пустую кружку бармену. – Я хочу, чтобы вы были моим вице-премьером. Вы станете одним из самых известных людей в мире.

7

Когда Тамас после казни Манхоуча позволил горожанам грабить дома аристократов и начались пожары, небольшая часть Самалинского квартала на северо-западе Адопеста уцелела. Это был торговый район с множеством магазинов и мастерских для богатых клиентов. Ходили слухи, что во время мятежа владельцы этих магазинов помогали строить баррикады и поддерживали роялистов.

Теперь, спустя пять месяцев, прежний торговый центр для богачей превратился в рынок для среднего класса. Цены упали, но качество осталось прежним, и люди добирались через полгорода, чтобы ждать своей очереди к сапожникам, портным, пекарям и ювелирам.

Адамат приехал сюда рано утром, прежде чем улицы заполнились народом, и быстро разыскал дом портного, купившего склад Ветаса. Инспектор зашел в небольшое кафе на другой стороне улицы и заказал завтрак, бдительно следя за дверью ателье и поджидая своего компаньона. Тот появился довольно скоро.

Инспектор поднялся из-за стола и перешел улицу. Подкрался к Соу-Смизу сзади и спросил:

– За тобой следили?

– Кровавая бездна! – К чести Соу-Смиза, тот едва вздрогнул. – Тебя не узнать.

– Так и было задумано.

Адамат покрасил волосы, и они стали седыми. Сухая пудра сделала его кожу морщинистой, он выглядел теперь на двадцать лет старше и притворно хромал, тяжело опираясь на новую трость с серебряным набалдашником. Его сюртук и брюки стоили невероятно дорого – ради их приобретения пришлось обратиться к помощи друзей. Но он должен производить впечатление богатого человека.

– Нет, не следили. – Соу-Смиз покачал головой. – Я шел осторожно.

– Хорошо. Как себя чувствуешь?

– Будто в бездне побывал. Проклятая целительница.

Несмотря на недовольство, Соу-Смиз выглядел гораздо лучше. Всего пять недель назад его дважды ранили из пистолета и еще ударили ножом, так что он чудом остался жив. Если бы не щедрость Рикарда, лечиться пришлось бы долго.

– Зайди в кафе и позавтракай, – распорядился Адамат. – Займи место напротив того дома. – Он указал на ателье портного. – А я загляну туда и попробую навести справки.

Как бы ему ни хотелось, чтобы Соу-Смиз отправился с ним и подстраховал, случись встреча с Ветасом или его людьми, но кулачный боец – слишком приметная личность. Невозможно скрыть такие габариты. Так что ему нет смысла показываться без крайней необходимости.

Адамат прошелся по улице и открыл дверь в ателье. Беглый осмотр показал, что портной специализировался на костюмах высокого качества. Вдоль стен стояли манекены, облаченные в смокинги и фраки, в каких даже герцогу не стыдно было бы появиться на балу. В ателье ощутимо пахло мятным маслом, которым хозяин заглушал запах ткани.

– Чем могу вам помочь?

Из задней комнаты вышел портной, темнокожий деливец. Невысокий, с длинными сильными пальцами, в жилете с широкими отворотами, утыканными множеством игл и булавок. Он носил очки в тонкой оправе.

– Хейм? – спросил Адамат с акцентом, распространенным в южных пригородах Адопеста.

– Да, это я. – Портной отвесил легкий поклон. – Пошив вечерних костюмов. Хотите снять мерку прямо сейчас?

– Нет, я пришел не для того, чтобы заказать одежду. – Адамат сделал вид, будто разглядывает манекены. – По крайней мере, не сегодня.

Хейм заложил руки за спину:

– Какое же у вас ко мне дело?

Адамат вынул из нагрудного кармана листок бумаги и развернул:

– Мои клиенты хотят купить кое-какую недвижимость. Судя по документам, вы ее хозяин.

Хейм озадаченно посмотрел на него:

– У меня нет никакой недвижимости.

– Значит, это не вы два года назад купили склад в фабричном районе на улице Донави?

– Нет, я… – Хейм внезапно умолк и постучал пальцем по подбородку. – Правильно, я его купил. Один из моих клиентов попросил, чтобы я оформил склад на свое имя. Он хотел сохранить покупку в тайне. Говорил, не хочет, чтобы газетчики пронюхали об этой сделке.

Сердце подпрыгнуло в груди Адамата. Не так уж много в Адопесте организаций, чьи покупки недвижимости могли стать важной новостью. Одной из них была Гурло-Бруданская торговая компания, на директора которой, лорда Кларемонте, как раз и работал Ветас.

– Могу я узнать его имя?

Адамат вынул из кармана вечное перо и поднес к листку бумаги.

Хейм с извиняющимся видом посмотрел на него:

– Я очень сожалею, но мой клиент просил, чтобы я не разглашал эти сведения.

– А мой клиент очень хочет купить это здание, – не сдавался Адамат. – Я уверен, что все можно устроить…

Он достал из кармана чековую книжку.

– Нет-нет, – остановил его Хейм. – Извините, но дело не в деньгах. Я человек слова.

– Не сомневаюсь в этом, – страдальчески вздохнул Адамат.

Он убрал чековую книжку и перо, взял шляпу с тростью и повернулся к выходу. Но тут же остановился, делая вид, что еще раз восхищенно разглядывает манекены. И тут у него и в самом деле перехватило дыхание.

На одном из манекенов был тот самый фрак, что носил лорд Ветас, когда они встречались в последний раз.

– Я вижу, у вас прекрасный вкус, – заметил Хейм, подходя к манекену. – Это изысканный и элегантный костюм. Он превосходно сидел бы на вас.

Сердце Адамата забилось быстрее. Вероятно, Ветас был тем самым клиентом, который купил и склад, и фрак. Но портной не должен заподозрить, что инспектор это понял.

– Нет, боюсь, что это не мой стиль.

– Чепуха! – воскликнул Хейм. – Фрак сделает вас стройнее и привлечет к вам внимание. Я могу сшить вам точно такой же.

Адамат сделал вид, будто обдумывает его предложение. Очевидно, фрак отдали в починку. Инспектор заметил небольшое выцветшее пятно возле талии, где ткань была разорвана, а потом зашита. Это действительно мог быть тот самый фрак, который носил лорд Ветас.

– Похоже, он моего размера. Вы могли бы подогнать его по моей фигуре?

– К сожалению, нет. Этот фрак уже заказан. Через несколько дней покупатель его заберет. Но я могу сшить для вас новый через… – Он ненадолго задумался. – Через неделю. Только позвольте мне снять мерку.

Адамат похлопал себя по карманам:

– Кажется, я забыл дома чековую книжку. Я ведь зашел сюда просто по поручению моего клиента. Не смогу заплатить вам сегодня.

– Вы, несомненно, достойный человек, сэр, – заверил его Хейм. – Просто оставьте свой адрес.

Адамат не мог этого сделать. Он не хотел рисковать. Портной мог случайно упомянуть про заказ в разговоре с Ветасом.

– Совсем забыл, у меня через час важная встреча, – пробормотал инспектор, взглянув на карманные часы. – Я должен идти. Если не возражаете, я вернусь в начале следующей недели, чтобы снять мерку.

Лицо Хейма вытянулось. Хороший продавец не допустит, чтобы клиент ушел, не пообещав купить товар.

– Если вам так удобнее.

– Да, удобнее, – подтвердил Адамат. – Не беспокойтесь, я вернусь.

Инспектор поспешил к ожидавшему в кафе Соу-Смизу.

– Не заметил Ветаса или его осведомителей?

Кулачный боец отрицательно покачал головой.

– Тогда пошли, – сказал Адамат.

– Завтрак еще не подали.

Адамат убедился, что Хейм не наблюдает за ним в окно ателье, и сел рядом с Соу-Смизом.

– Сам портной ни в чем не замешан, – начал рассказывать инспектор. – Он купил склад и перепродал клиенту. Думаю, это и есть Ветас. Видел в ателье приготовленный для примерки фрак – тот самый, что был на нем при нашей последней встрече.

– Ты уверен?

– Разве я не говорил тебе, что никогда ничего не забываю? – Адамат постучал пальцем по виску. – Фасон в точности совпадает. К сожалению, портной не назвал мне ни имени, ни адреса клиента.

– Тупик.

– Нет. Ветас – или кто-нибудь из его людей, что более вероятно, – должен в ближайшие дни забрать фрак. Его просто слегка подновили. Я собираюсь проследить за ателье и посмотреть, кто заберет заказ. Отправлюсь следом и узнаю, где живет Ветас.

– А что делать мне?

Соу-Смизу наконец-то подали завтрак: четыре яйца пашот с новийским козьим сыром. Когда перед ним поставили тарелку, он усмехнулся и тут же принялся за еду.

– Пока ничего, – ответил Адамат. – Не хочу, чтобы тебя опознали. Я могу загримироваться, а ты нет.

– А я не хочу отпускать тебя одного, – с набитым ртом фыркнул Соу-Смиз.

Инспектор и сам понимал, что это опасно. Если Ветас или посыльный заметит Адамата, то его можно считать покойником. Но Соу-Смиз будет только обузой в таком деле. Его слишком легко опознать, а даже если и нет, то габариты кулачного бойца все равно плохо подходят для слежки.

– Нет, я сделаю это один, – решил Адамат.

* * *

Тамас лежал в высокой траве на холме у подножия Адроанских гор и наблюдал в подзорную трубу, как кезанская армия готовится к штурму Будвила.

Его мундир намок от утренней росы. Небо заволокло низкими тучами, туман никак не хотел рассеиваться, скапливаясь в низинах. Воздух был напитан влагой. Тамас понимал, что это затруднит стрельбу обеим сторонам, но, взглянув на Будвил, заметил, как из-за туч появилось солнце и залило светом весь город.

Несомненно, это Михали по-своему пытается помочь в предстоящем сражении.

Что ж, Тамасу пригодится любая поддержка. Фельдмаршал снова развернул трубу в сторону кезанцев. При виде их армии у него перехватило дыхание. Ряды коричневых мундиров с зелеными галунами, казалось, уходили в бесконечность. Тамас обладал достаточным опытом, чтобы беглым взглядом оценить их численность.

Сто двадцать тысяч по меньшей мере. И это только пехота.

Сначала кезанские генералы пошлют в бой новобранцев, чтобы пушечным мясом проверить обороноспособность Будвила. Пять, а то и десять тысяч пехотинцев устремятся к городу через поля, топча мокрую траву, и получат залп крупной картечи. За ними вскоре последуют более опытные солдаты. Они сформируют мощный кулак для главного штурма и будут безжалостно гнать перед собой новобранцев, возможно даже штыками. Во главе второй волны пойдут изуродованные магией Стражи.

По мнению Тамаса, это была глупая тактика, но кезанские генералы всегда предпочитали военным хитростям лобовую атаку, скольких бы жизней она ни стоила.

Нужно просто выстоять. Отбросить первую волну наступающих кезанских солдат, чтобы поколебать решимость второй. Затем перебить Стражей и заставить ветеранов искать укрытие.

Трудно сломить такую силу. Но «трудно» не значит «невозможно».

Это сделают Седьмая и Девятая бригады. Как только кезанцы двинут в бой основную часть войск, Тамас из-за этого холма пошлет своих солдат в решительную атаку на фланг противника.

Сколько бы ни было врагов, они побегут, если их охватит паника.

Кезанская артиллерия начала обстрел на рассвете. Ядра ударялись в стены Будвила, им отвечали тяжелые пушки Хилански.

Тамас посмотрел, как кезанская пехота выстраивается рядами в нескольких сотнях ярдов позади орудий, и у него екнуло в груди.

– Ну и много же у них народу, сэр! – сказал Олем, лежавший рядом с ним.

– Слишком много, – согласился Тамас.

Ему показалось или в голосе Олема действительно прозвучала тревога? Если даже и так, Тамас не мог осуждать его. Такая бездна врагов смутит кого угодно.

– Думаете, мы сумеем сломить их?

– Должны. Кавалерия нам поможет.

– Но у нас ее всего две сотни, – напомнил Олем.

– Нужно всего лишь создать видимость кавалерийской атаки. Следует сначала вызвать у врага панику и затем уничтожить. А не наоборот.

Ночью через пещеры переправились двести кавалеристов. Это была заслуга саперов Тамаса. Им удалось расширить проход настолько, чтобы провести десять тысяч солдат и целый табун лошадей всего за одну ночь.

Но главным достижением была доставка шести полевых пушек. Небольших, стреляющих шестифутовыми ядрами, зато с колесами диаметром в пять футов, которые позволяют с легкостью перевозить орудия. Они должны создать впечатление настоящей армии, обошедшей кезанцев с фланга.

Тамас обдумывал последствия этого сражения. Даже если он разобьет кезанцев, то все равно не сможет долго преследовать противника. Погибнут десятки тысяч вражеских солдат, но это будут обычные потери для Кеза. У них в запасе останутся еще сотни тысяч. Нет, это сражение должно прежде всего подорвать дух кезанской армии. После безуспешной осады Вершинной крепости они не могут позволить себе еще одно поражение. Агенты Тамаса уже сообщили, что в министерстве Ипилла растет недовольство. Достаточно одной искры – и армия может даже повернуться против Ипилла, хотя это было бы слишком хорошо, чтобы всерьез надеяться на такой исход.

– Сэр! – окликнул Тамаса Олем. – Колонны двинулись.

Фельдмаршал вернулся мыслями к настоящему. Думать о победе, когда сражение только начинается, – дурная примета. Слишком далеко идущие планы. Если он одержит победу, тогда и придет время осуществлять их. Но не теперь.

– Передай командирам, пусть готовятся к бою.

Олем отправился выполнять приказ, и тут же на холм рядом с Тамасом ползком забралась Влора.

– Твои люди на месте? – спросил Тамас.

– Вы имеете в виду людей Андрийи, сэр?

Тамас уловил горечь в ее голосе. Он назначил Андрийю командовать в бою пороховым советом, и это расстроило Влору. Тамас справился с раздражением. Когда она наконец поймет, что, при всех своих способностях, не имеет опыта командования?

– Мои пороховые маги, – твердо проговорил Тамас. – Они на месте?

– Да, сэр.

– Вы нашли уцелевших кезанских Избранных?

– Они держатся в тылу. Думают, что мы сейчас поджидаем их на стенах Будвила, поэтому пойдут позади колонн. На расстоянии выстрела от нас. Прикажите атаковать, сэр, и мы уничтожим всех Избранных.

– Превосходно. Возвращайся на свою позицию.

Влора отползла вниз, не сказав больше ни слова. Тамас оглянулся, чтобы убедиться, что она ушла.

– Все готовы, сэр. – Олем вернулся и лег на землю рядом. – Ждут вашего приказа. – Он заметил, куда смотрит Тамас. – Вам все еще хочется ударить ее, сэр?

Тамас недовольно покосился на Олема. С каких это пор его солдаты позволяют себе так разговаривать с ним?

– Нет.

– Вы кажетесь рассерженным, сэр.

– Ей еще долго придется взрослеть. Мне, скорее, грустно. Если бы все не пошло наперекосяк, она была бы уже моей невесткой. – Он вздохнул и снова поднес трубу к глазам. – Может быть, тогда Таниэль не отправился бы на эту проклятую гору и не лежал бы сейчас в коме в подвалах палаты пэров.

– А еще он не пустил бы пулю в глаз Кресимира, спасая нас всех, сэр, – тихо добавил Олем.

Тамас забарабанил пальцами по трубе. Олем, конечно, прав. Измени какую-то мелочь в истории – и вместе с ней изменится все, что случилось дальше. Сейчас фельдмаршала больше заботило, как вывести Таниэля из комы, а до того обеспечить его безопасность.

– С ним все будет в порядке, сэр. – Олем словно прочитал мысли Тамаса. – Его охраняют лучшие из моих штуцерников.

Тамас хотел повернуться к Олему и поблагодарить за поддержку. Но сейчас было не подходящее время для сантиментов.

– Они начинают штурм, – объявил Тамас. – Проверь, хорошо ли все замаскировались. Не хочу, чтобы кезанцы обнаружили нас раньше времени.

– Они не подведут, – с уверенностью ответил Олем.

– Я сказал – проверь. Лично.

Олем отправился проверять маскировку, позволив Тамасу несколько драгоценных мгновений побыть в одиночестве. Когда начнется сражение, к нему бесконечным потоком заспешат вестовые за новыми приказами. Фельдмаршал закрыл глаза и представил себе поле битвы, словно с высоты птичьего полета.

Кезанская пехота выстроилась полукругом под стенами Будвила. У подножия горы они сомкнут ряды, заполняя прорехи в строю, которые оставили адроанские ядра. Единственная кавалерийская цепь кезанцев, не больше тысячи сабель, останется ждать на Северном тракте, готовясь ворваться в город, как только пехота поднимется на стены и откроет ворота. Остальная часть кавалерии расположилась лагерем более чем в двух милях позади поля битвы. Большинство даже не оседлали лошадей. Они не рассчитывали, что могут понадобиться сегодня.

Еще дальше стоял резерв кезанцев. На первый взгляд их численность ужасала. Но Тамас с помощью подзорной трубы и своих разведчиков уже знал правду: они выстроились там просто для вида. Только у одного из пятерых резервистов был мушкет. Их одели в не подходящие по размеру и выцветшие мундиры. Тамас покачал головой. У Кеза всегда было больше людей, чем оружия. Едва завидев его войска, резервисты дрогнут и побегут.

Бодрое «трам-та-та-там» кезанских барабанщиков эхом отразилось от гор; вся эта масса пришла в движение, и Тамас почувствовал, как задрожала земля. Фельдмаршал направил трубу на стены Будвила.

Стена пехоты подползла ближе; тяжелая артиллерия, уже начавшая отвечать полевым орудиям кезанцев, удвоила усилия. Тамас разглядел на стенах солдат Второй бригады, стоявших в идеальном порядке в строгих синих мундирах.

Как только строй кезанской пехоты подошел на дистанцию выстрела, артиллерия проделала зияющие бреши в ее рядах. Их быстро закрыли другие солдаты, и коричнево-зеленая стена двинулась дальше, на каждом десятке шагов оставляя за собой сотни мертвецов. Ветер донес до Тамаса запах порохового дыма, и фельдмаршал глубоко вдохнул, наслаждаясь горьковатым привкусом серы.

Он поднялся на ноги и направился к сигнальщику. На равнине, прямо под его наблюдательным пунктом, кезанские резервисты начали продвигаться вперед, чтобы занять место позади наступающей пехоты. Тамас нахмурился. У них и так хватало сил, чтобы взять город. Зачем понадобилось подтягивать резервы?

Холодок пробежал по спине Тамаса. Кезанцы рассчитывали взять Будвил уже сегодня. Они оставят пехоту на стенах, а затем дадут сигнал резерву, и те примутся жечь город, грабить и насиловать. Фельдмаршалу приходилось видеть, как они проделывали подобное в Гурле. Если враг поднимется на стены, начнется невообразимый ужас.

Однако командующие кезанской армии настроены слишком оптимистично, полагая, что одержат победу в первый же день.

Тамас не позволит этому случиться.

– Приготовиться, – приказал Тамас.

Сигнальщик рядом с ним замахал флажками, передавая команду. Тамас обратил внимание, с каким усердием он это делает. Седьмая и Девятая бригады рвались в бой. Они лихо ударят во фланг кезанцам. Фельдмаршал почувствовал, как у него самого забурлила кровь.

– Ждем… еще немного…

Тамас прищурился. Что это там происходит?

Он поднес к глазам подзорную трубу. К стенам Будвила мчались десятки сгорбленных фигур в черных плащах и шляпах-котелках. Стражи.

Но эти Стражи… Тамас сглотнул. Он никогда не видел, чтобы люди бежали так быстро, даже эти порожденные магией убийцы. Последние сотни ярдов перед стеной они покрыли со скоростью чистокровной скаковой лошади.

Тамас видел в трубу, как офицеры на стене отдают команды. Адроанские солдаты открыли стрельбу из мушкетов, но ни один Страж не упал. Они достигли основания стены, запрыгнули на нее и, словно муравьи, побежали на четвереньках по вертикальной поверхности. В одно мгновение они оказались наверху, рядом с орудийными расчетами, размахивая шпагами и пистолетами.

Стоп! Пистолеты? Стражи никогда не пользовались пистолетами. Избранные терпеть не могли порох, а ведь именно они своей магией создали этих монстров.

Внезапно целая серия взрывов сотрясла стены Будвила. Вниз посыпались трупы защитников города, и одно за другим орудия прекратили стрелять.

Тамас в ужасе отшатнулся. Что же произошло? Как этим Стражам удалось так легко взобраться на стену? Он в ярости ударил подзорной трубой по ладони. Теперь, когда пушки больше не сдерживали натиска кезанской пехоты, они без труда возьмут стены. И артиллерийские залпы уже не помешают им развернуться к атакующим бригадам Тамаса.

– Сэр! – окликнул его сигнальщик. – Подавать сигнал к атаке?

– Нет, – коротко, словно сдерживая стон, произнес Тамас.

Он продолжал смотреть, как кезанская пехота подходит к стенам, как устанавливает лестницы. К тому времени, когда коричнево-зеленые мундиры поднялись наверх, Тамас уже не видел на стенах ни одного адроанского солдата. Стражи вырезали их всех.

– Сэр. – Олем подошел к Тамасу и тоже поднес к глазам трубу. – Что… что случилось?

Тамас услышал в голосе Олема точно такое же недоумение, какое испытал сам.

– Стражи, – выдохнул Тамас.

Фельдмаршал хотел сплюнуть, но у него пересохло во рту. Вскоре на холм поднялись офицеры Седьмой и Девятой бригады. Они молча наблюдали за сражением.

Кезанская пехота хлынула на стены. Несколько минут спустя ворота города распахнулись, и кавалерия помчалась к ним.

– Мы должны атаковать, сэр, – обратился к Тамасу майор, чье имя он не смог вспомнить.

Фельдмаршал услышал дружный ропот офицеров и обернулся.

– Это самоубийство, – дрогнувшим голосом произнес он. – Будвил потерян.

– Мы еще можем спасти положение, – сказал другой офицер.

Тамас заскрипел зубами. Он был согласен с ними. Видит бог, он был согласен.

– Возможно. Мы могли бы разбить кезанский арьергард, разогнать резервистов и поджечь лагерь. Но потом мы окажемся в ловушке на голой равнине. Нас легко окружат, прижмут к стенам и уничтожат.

Его слова встретила тишина. Офицеры Тамаса были храбры, но не безрассудны. Они понимали, что фельдмаршал прав.

– Что же нам тогда делать?

В стороне от Будвила громыхнул взрыв. От основания Западного Столба в воздух поднялись тучи дыма и пыли. Тамас подозвал разведчика и приказал проверить тоннели, но сам уже понял, что произошло. Катакомбы. Кто-то взорвал их, чтобы отрезать фельдмаршалу путь назад в Будвил.

– Меня снова предали, – прошептал Тамас и добавил громче: – Мы отходим в горы.

Он обдумал возможность возвращения в Адро через ближайшие охраняемые Горным дозором перевалы. Если он попытается переправить десять тысяч солдат по любому из них, это будет настоящий кошмар.

– Мы пойдем к Альватонскому перевалу. Объявите солдатам.

Генерал Сетал, командующий Девятой бригадой, поймал Тамаса за руку:

– Альватонский перевал? До него придется целый месяц идти ускоренным маршем.

– Возможно, даже два, – признал Тамас. – И нас будет преследовать враг. – Он оглянулся на Будвил, над которым уже поднимался дым. – Но у нас нет выбора.

Внутри у него все сжалось. У многих солдат в Будвиле остались семьи, приехавшие с обозом следом за армией. Кезанцы превратят город в пылающий факел. Те же самые методы устрашения они использовали и в Гурле. Собственные солдаты возненавидят Тамаса за этот далекий поход, уводящий прочь от горящего города. Но для них это единственная надежда выжить. Он клянется вернуть свои бригады в Адро – чтобы дать им возможность отомстить.

8

С газетой в руках Адамат сидел в открытом кафе, всего за несколько домов от ателье Хейма. Сегодня он загримировался в более молодого человека с темными волосами, по последней столичной моде аккуратно зачесанными на одну сторону. Он был одет в идеально выглаженные брюки и белую сорочку с закатанными до локтей рукавами. Коричневый сюртук лежал на коленях. Утром, перед уходом из дома, инспектор намазал лицо китовой мазью из Дортмота, придавшей его коже юный румянец. Фальшивые черные усы и очки с темными стеклами скрывали лицо.

Поверх газеты Адамат смотрел на прохожих. Было около трех часов пополудни. Он уже третий день наблюдал за ателье, но все еще не напал на след лорда Ветаса.

Инспектор выбрал место с самым лучшим обзором. Он не только ясно видел дверь и подходы к ней, но и мог разглядеть сквозь витрину почти все, что происходило внутри. Среди посетителей было очень мало женщин. Около половины третьего в заведение вошли трое крупных мужчин внушительного вида. Адамат был уверен, что это подручные Ветаса, но, когда спустя всего несколько минут они вышли, фрак Ветаса по-прежнему висел на манекене.

Инспектор лениво просматривал статьи в газете. Осада Будвила продолжалась, хотя новости были трехдневной давности и, возможно, за это время что-то изменилось.

В газете также сообщалось, что резкое снижение доходов заставило леди Винсеслав расформировать две из восьми бригад «Крыльев Адома». Это могло оказаться дурным предзнаменованием для военной промышленности. Еще четыре бригады заняли позиции к северу от Будвила, а оставшиеся две стояли на страже возле тлеющих обломков Южного пика – на случай, если кезанская армия попробует пересечь эту вулканическую пустыню.

Адамат начал читать статью о влиянии войны на экономику Адро, когда уловил краем глаза, как дверь ателье Хейма приоткрылась. Он вовремя поднял голову, чтобы увидеть, как за дверью исчезает женское платье. Мгновение спустя посетительница появилась за витриной и заговорила с Хеймом.

Это была молодая леди, не старше восемнадцати-девятнадцати лет, с ярко-рыжими волосами. Несмотря на молодость, Адамат не назвал бы ее просто девушкой. У нее была величественная осанка: прямая спина, гордо приподнятый подбородок. Красивое вечернее платье, вероятно сшитое на заказ, идеально подходило к фигуре.

Хейм повернулся к манекенам и указал на фрак Ветаса. Провел рукой вверх и вниз по ткани, затем наклонился к тому месту, где Адамат в прошлый раз заметил зашитую прореху. Дама кивнула, Хейм снял фрак и тщательно упаковал его в тонкую оберточную бумагу.

Через мгновение посетительница уже вышла из двери с коричневым пакетом в руках. Она осмотрелась, и Адамат едва справился с желанием спрятаться за газетой. «Держись естественнее», – напомнил он себе. Ее лицо было незнакомо Адамату. Леди, несомненно, тоже не знала его.

Она направилась по улице в западную сторону. Адамат встал, засунул свернутую газету под мышку и взял трость.

Он следовал за женщиной на почтительном расстоянии. Нужно был держаться как можно дальше, чтобы не попадаться на глаза, но при этом достаточно близко, чтобы не потерять из вида, если она внезапно повернет. Так можно будет определить, подозревает ли она, что за ней следят. Адамат полагал, что нет, но осторожность никогда не помешает.

Инспектор ожидал, что через квартал-другой женщина возьмет экипаж. В вечернем платье она выглядела настоящей леди, а туфли на каблуках не предназначались для длительных прогулок. Но она продолжала неспешно идти по улице, пока не повернула на северо-запад. Затем купила фруктовый пирог в палатке уличного торговца и двинулась дальше.

Женщина вышла на тихую улицу в Роутсе. Это был фешенебельный район, известный в основном размещенными здесь банками. По улицам прогуливалось намного меньше прохожих, и это встревожило Адамата. В конце концов его могут заметить, а этого он хотел меньше всего.

Перед поворотом инспектор отстал еще на сорок футов и только-только успел увидеть, как женщина исчезла в большом трехэтажном особняке.

Широкий фасад тянулся вдоль всей улицы. Стены из белого кирпича, синие ставни на окнах. Судя по размерам, дом был построен сразу для нескольких семей среднего достатка. Если бы речь шла о ком-то другом, а не о Ветасе, Адамат не задумываясь прошел бы мимо – слишком обычное здание и расположено в слишком людном месте.

Впрочем, инспектор уже начал сомневаться, не допустил ли ошибку. Возможно, фрак принадлежал не Ветасу. Или, может быть, он перепутал и следил через витрину ателье совсем не за тем костюмом. Наконец, женщина могла заметить «хвост» и зайти в дом просто для того, чтобы избавиться от него.

Адамат шепотом выругался. Слишком много вариантов.

Инспектор не спеша шагал по улице беззаботной походкой человека, любующегося архитектурными красотами. Приблизившись к дому, запомнил его номер и название улицы, а затем позволил себе рассеянно оглядеть окна. Если это логово Ветаса, кто-нибудь наверняка должен наблюдать оттуда за окрестностями.

Никого. Адамат постарался не поддаваться чувству разочарования, но он не обнаружил никаких признаков того, что этот дом принадлежит Ветасу. Придется навести справки о владельце.

Инспектор уже почти прошел мимо, когда заметил в крайнем окне лицо – мальчика приблизительно шести лет. Он помахал Адамату. Тот помахал в ответ.

Нет, это явно не дом Ветаса. Что может там делать маленький мальчик?

Если только у самого лорда нет сына. Но это казалось маловероятным. Внешность мальчика не имела ничего общего с Ветасом. Воспитанник? Нет. Работая на Кларемонте, он не стал бы никого опекать. Тогда, может быть, еще один заложник? Эта версия казалась правдоподобной.

Адамат двинулся дальше. Он собирался поймать первый встречный экипаж, а после вернуться и понаблюдать за домом. Это была его единственная зацепка.

Инспектор забрался в карету и сел, но обнаружил, что кто-то поднимается вслед за ним. Это был метельщик в грязной рабочей одежде.

– Прошу прощения, – начал Адамат, но увидел в руке метельщика пистолет.

Холодная струйка пота потекла по спине инспектора.

– В чем дело?

– Гони кошелек, – прорычал в ответ метельщик.

Адамат почувствовал облегчение. Это всего лишь грабитель, а не кто-то из людей Ветаса, опознавший его, когда он проходил мимо дома. Инспектор медленно вытащил из жилета бумажник и протянул грабителю. Большой поживы тот не получит. Всего одна банкнота в пятьдесят кран. Ни чеков, ни документов.

Грабитель просмотрел бумажник, держа его одной рукой и не отводя пистолет от Адамата. Через несколько мгновений он выпрыгнет из кареты и исчезнет в толпе.

Но ведь это же Роутс. У кого хватит смелости грабить прохожих на людной улице средь бела дня? Адамат открыл рот.

И в этот момент вспомнил, где раньше видел того мальчика в окне.

Это был сын герцога Элдаминса. Именно его хотели возвести на трон роялисты, поднявшие в городе мятеж после казни Манхоуча. Почти год назад Адамат выполнял одно поручение для семьи Элдаминса. Тогда он и запомнил мальчика.

Грабитель хмуро посмотрел на Адамата:

– Тут мало.

– Что?

Грабитель развернул пистолет, и последнее, что увидел Адамат, – это тяжелая рукоятка, летящая в лицо.

* * *

Когда Таниэль очнулся, рядом с его гамаком сидела Фель.

Он снова оказался в притоне Кина. В воздухе клубился дым, но это была не мала. Вишневый табак, судя по запаху. Таниэль краем глаза посмотрел на Фель. Она держала во рту трубку с коротким мундштуком.

Женщина, курящая трубку. Таниэлю не часто приходилось видеть подобное. Большинство его знакомых предпочитали фатрастианские сигареты.

Секретарь Рикарда была красивой женщиной. Но слишком серьезной, на взгляд Таниэля. Зачесанные назад волосы и узкое лицо придавали Фель сходство с гувернанткой из его детства. Таниэль наблюдал за нею сквозь опущенные веки, пытаясь угадать, о чем она думает. Она, казалось, не замечала, что он проснулся, и смотрела в дальний угол комнаты. Таниэль повернулся в гамаке, чтобы узнать, что Фель там разглядывает.

Ка-Поэль, разумеется. Девушка сидела рядом с лестницей, разминая в руках кусок воска. Ранец лежал у нее на коленях. Время от времени Ка-Поэль поглядывала на секретаря. Она делала куклу. Куклу, изображавшую Фель.

Возможно, секретарь Рикарда показалась дайнизке достаточно серьезной угрозой, чтобы заготовить ее восковую фигурку, или же Ка-Поэль просто начала лепить их для каждого, с кем встречалась. Если верно второе, она скоро заполнит куклами весь ранец.

Последние четыре дня прошли как в тумане. Таниэль напряг память, но единственное, что ему удалось вспомнить, – это дым малы и потолок притона Кина. А перед этим…

Рикард Тумблар хотел, чтобы Таниэль вместе с ним баллотировался на выборах.

Это означало влезть в политику.

Таниэль ненавидел политику. Он был свидетелем того, как коммерческая элита хитростью захватила власть в Фатрасте после успешного окончания войны за независимость. Рикард уверял, что ничего подобного не произойдет. Утверждал, что это будут честные и открытые выборы, что народ сам назовет состав правительства.

Рикарду, как и большинству политиков, доверять не стоило.

Но этого еще недостаточно для четырехдневного загула в притоне. Почему Таниэль вернулся в эту дыру и…

Ах да. Рикард сказал, что нужно сообщить фельдмаршалу Тамасу о выздоровлении сына. Несмотря на все объяснения, он, похоже, так и не понял, что Тамас тут же потребует отправить Таниэля на фронт.

Это было бы к лучшему, пытался убедить себя пороховой маг. Он нужен на фронте. Он вернется туда и поможет защитить страну.

Защищать, убивая. Это единственное, что Таниэль умел. Бездна, он убил даже бога! Пусть никто и не верит этому.

Он снова повернулся в гамаке и потянулся к трубке и тому огромному липкому шару малы, который оставил ему Кин.

Мала исчезла.

– Проснулись? – Фель оторвала взгляд от Ка-Поэль.

Таниэль приподнялся. Проверил карман мундира – на нем все еще был мундир, и это уже хорошо, – затем брюки и край гамака.

– Что вы ищете?

Судя по интонации, Фель прекрасно знала, что ему нужно.

– Где моя мала?

– Кин говорит, что вы выкурили все. Мала закончилась вчера вечером. – Фель бросила что-то в рот и захрустела. – Хотите орешков?

Она протянула Таниэлю кулек из старой газеты.

Он покачал головой. Проверил трубку. Ничего. Затем посмотрел на пол.

– Должно быть, этот вороватый гурланец забрал остальное. Я взял столько, чтобы хватило на неделю.

– Я помню, с какой скоростью вы курите зелье, – возразила Фель. – Не думаю, что Кин обманул вас. Он знает, чьи это деньги.

Таниэль нахмурился. «Чьи деньги»? Он посмотрел на Фель. Ах да, правильно – Рикарда.

– К вашему сведению, – продолжила секретарь, – в притоне Рикарда мала намного выше качеством. Циновки из шелка, и развлечения получше, чем дочь Кина.

У Таниэля екнуло в животе, и он упал на гамак. Дочь Кина. Он ничего не помнил.

– Я…

Фель пожала плечами и оглянулась на Ка-Поэль. Та едва заметно покачала головой.

Таниэль облегченно вздохнул. Переспать с дочерью хозяина притона – худшее, что он мог сделать.

– Что вам от меня надо? – спросил он Фель.

Она выбила трубку о каблук и положила в карман, затем бросила в рот еще орешков.

– Сегодня мы получили письмо от вашего отца.

– И что? – Таниэль напрягся.

– В письме несколько важных новостей. Кезанская армия собиралась штурмовать город. Это было три дня назад. Фельдмаршал решил контратаковать со своими лучшими бригадами.

– Сколько солдат у кезанцев?

– Ходят слухи, что миллион. Тамас не уточнил.

Под лучшими бригадами наверняка понимались Седьмая и Девятая. А слухи о миллионе кезанцев? Это вдвое больше той армии, что сражалась у Вершинной крепости. Даже если их численность завышена в десять раз, все равно Тамас собирается бросить десять тысяч солдат против ста тысяч. Самоуверенный глупец.

И станет еще более самоуверенным, если одержит победу.

– Ах да, – добавила Фель, словно спохватившись. – Он справлялся о вас.

Таниэль фыркнул:

– «Где мой несносный, бесполезный сын? Он нужен мне на фронте». Что-то вроде этого?

– Он спросил, не стало ли вам лучше и не считают ли врачи, что его присутствие поможет вашему выздоровлению.

– Теперь я убедился, что вы лжете. Нет такого человека, ради которого Тамас оставил бы поле боя. Даже ради меня. Особенно ради меня.

– Он очень волнуется. Мы написали ему, что вам стало лучше. Но кто знает, получил ли он письмо до сражения.

С легкой улыбкой Фель взяла из кулька еще несколько орешков.

– Но вы не сказали ему, что я пришел в себя?

– Нет. Рикард решил, вам необходимо время, чтобы восстановить силы.

Значит, Таниэль не зря просил держать его выздоровление в секрете от отца.

– Скорее, он беспокоился, что Тамас сразу же пошлет за мной кого-нибудь, как только узнает, что я вышел из комы.

– И это тоже, – согласилась Фель.

– Само собой.

Таниэль опустился в гамак и вздохнул. Он чувствовал усталость и опустошение. В конце концов, он человек или орудие в чужих руках?

– Этот старый сукин сын…

Наверху хлопнула дверь, не дав ему договорить. Лестница в притон затряслась, и в комнату ворвался молодой рабочий. Фель поднялась ему навстречу:

– В чем дело?

Посыльный запыхался от долгого бега и ошалело озирался по сторонам.

– Рикард велел передать, чтобы вы немедленно явились к нему. Он сейчас в Гражданском суде.

– Что случилось? – Фель смяла пустой кулек и бросила на пол.

Посыльный переводил взгляд с нее на Таниэля, потом на Ка-Поэль и снова на Фель. Казалось, он вот-вот упадет в обморок.

– Мы получили сообщение из Будвила. Город захвачен и сожжен. Фельдмаршал Тамас погиб.

* * *

Нила сидела возле окна с чуть раздвинутыми портьерами и наблюдала за нарядной публикой, гуляющей по улице. Мужчины в цилиндрах и сюртуках, с тростями, стучащими по мостовой, женщины, сдвинувшие шляпы на затылок, чтобы солнечные лучи падали на их лица. Казалось, никто не замечает жары, навалившейся на Адро. Погода была слишком хороша, чтобы о чем-либо беспокоиться.

Ниле тоже хотелось наслаждаться вместе со всеми. В ее комнате было слишком душно, люди Ветаса заколотили все окна в доме. Воздух был слишком влажным и спертым, и порой она ощущала себя на грани обморока. Накануне Ветас отослал ее с поручением, и под лучами солнца, касавшимися ее лица, Нила едва не поддалась искушению уйти вовсе из города, позабыв и о Жакобе, и обо всех ужасах последних месяцев. Свобода манила…

Неожиданно дверь в спальню приоткрылась. Сердце Нилы чуть не выпрыгнуло из груди, но она сумела ничем не выдать испуга. Это оказался не Ветас. Он обычно заходил из коридора, а не из двери в детскую, где Жакоб тихо играл с деревянными лошадками, лишь иногда жалуясь на жару.

– Нила! – послышался голос из детской. – Наденьте это.

Она посмотрела на платье, разложенное на кровати. Головорезы Ветаса принесли его час назад. Длинное платье из белого муслина с высокой талией. Темно-красная отделка придавала ткани розовый оттенок на подоле, груди и по кромкам коротких рукавов. Платье выглядело невероятно удобным и намного более свободным, чем вечерний наряд, который Ветас велел ей надеть вчера, отправляя с поручением.

На ночном столике лежала серебряная цепочка с единственной жемчужиной, размером с мушкетную пулю, а также коробка с парой новых черных сапожек, насколько Нила могла определить на глаз – отлично ей подходящих. Еще три платья из дорогой ткани висели в шкафу.

Подарки от лорда Ветаса. У нее никогда не было такой прекрасной одежды. Платье выглядело просто, без всякой безвкусной роскоши, но идеального покроя. Взглянув на подкладку, Нила увидела вышитые инициалы «ДХ» – госпожи Деллехарт, лучшей швеи в Адопесте. Платье стоило больше, чем простая прачка могла заработать за год.

– Нила! – повторил тот же голос. – Наденьте его.

Вся эта дорогая одежда и украшения вызывали у Нилы лишь чувство гадливости, словно она принимала подарки от мерзкого чудовища. Она знала, какова будет цена.

– И не подумаю.

Заскрипели шаги по половицам, и в спальню вошла Фей. Она опустилась на колени перед Нилой и схватила ее за руку.

Вот уже шесть дней они вместе сидели взаперти в этом доме, но Нила все еще мало знала об этой женщине. Она слышала, что сына Фей держат в подвале и что лорд Ветас захватил также и остальных ее детей, но прячет их в другом месте. А еще Нила знала, что Фей убьет Ветаса при первой же возможности.

Во всяком случае, попытается. Нила начала сомневаться, можно ли вообще убить Ветаса. Казалось, это и не человек вовсе. Он почти не ел, не спал и не пьянел, сколько бы ни выпил вина.

Фей вцепилась в руку Нилы:

– Примерьте, кому говорят.

– Вы мне не мать, чтобы приказывать, – огрызнулась Нила, чуть ли не зарычав.

– Ваша мать сказала бы то же самое, если бы была здесь.

– Она давно умерла. – Нила подалась вперед. – Я никогда не видела ее, и вы тоже. Возможно, она велела бы мне разбить окно и перерезать себе вены осколками, лишь бы не выполнять приказов Ветаса.

Фей поднялась с колен. Мягкая улыбка исчезла, взгляд стал твердым и требовательным.

– Возможно. – Она принялась расхаживать по комнате. – Если ваша мать была глупой женщиной.

Нила решила, что Фей – жена торговца средней руки. Какую ценность представляла эта женщина для лорда Ветаса? Фей ничего не рассказывала об этом, лишь мимоходом бросила пару слов о своих детях. Она казалась слишком спокойной. После первой вспышки в ту ночь, когда ее привели в дом, Фей сделалась кроткой как овечка. Будь у нее самой дети, думала Нила, она бы не знала покоя до тех пор, пока все они не оказались бы в безопасности. Либо Фей невероятно терпелива – и гораздо крепче духом, чем представлялось Ниле, – либо тут что-то не так. Может быть, Ветас приставил ее шпионить за Нилой?

Но это было совершенно бессмысленно. Если бы Ветас хотел чего-то добиться от нее, то не остановился бы даже перед пытками.

В любом случае Нила не доверяла Фей. Она никому не могла доверять здесь, в логове Ветаса.

– Если вы не наденете это платье, – предупредила Фей, – Ветас выместит гнев либо на вас самой, либо на мальчике. Возможно, на обоих сразу.

– Я ему не шлюха, – продолжала упорствовать Нила.

– Он не просит вас делать ничего унизительного. – (Нила почувствовала, как в воздухе повисло не произнесенное вслух слово «пока».) – Только сопровождать его. Вы сможете снова выйти из этого проклятого дома. Я позабочусь о Жакобе в ваше отсутствие. А теперь, – добавила Фей, – позвольте помочь вам.

Фей подняла Нилу на ноги и помогла снять старое платье.

– Вот новое белье.

Фей взяла с кровати маленькую коробку. Нила выхватила ее и бросила на пол.

– Спасибо, я уже видела, – сердито произнесла она. – Такое носят только шлюхи.

Она глубоко вдохнула, стараясь унять дрожь.

Фей опустила руки и отступила к двери в детскую. Заглянула к Жакобу, затем плотно закрыла дверь и повернулась к Ниле, уперев руки в бедра.

– Вы видели комнату в подвале? – спросила Фей.

Нила с вызовом посмотрела на нее. По какому праву эта женщина что-то требует?

– Вы хорошо ее рассмотрели? – задала Фей новый вопрос.

Нила резко кивнула, стараясь не думать об этой комнате, о длинном столе с кровавым пятном и острых ножах на скамье.

– Мне он ее тоже показал, – сказала Фей. – Как только меня привезли сюда. Я не хочу попасть в эту комнату. Полагаю, и вы тоже. Так что не сердите его.

– Я…

– Мне нет дела, кто вы такая и почему оказались здесь, – перебила Нилу Фей. – Но вам, кажется, дорог Жакоб. Ветас не похож на человека, который не сможет поднять руку на ребенка.

– Он не посмеет.

Фей шагнула ближе, и Нила заставила себя остаться на месте, хотя взгляд этой женщины испугал ее.

– Он отрезал палец моему сыну у меня на глазах. На глазах у остальных моих детей. Все мы плакали, но его головорезы удерживали нас. Затем Ветас послал отрезанный палец моему мужу, который отказывался работать на него.

Фей сплюнула на пол.

– И что вы теперь собираетесь делать? – спросила Нила.

– Ждать.

– Чего ждать? – усмехнулась Нила.

– Своего шанса, – едва слышно прошептала Фей, затем утерла слезы и вздохнула. – Есть время для гнева и время для терпения. Когда-нибудь Ветас за все заплатит.

– А если я расскажу ему все, что вы мне здесь говорили? С чего вы взяли, что мне можно доверять?

Фей наклонила голову набок:

– Ступайте и расскажите, если вам так хочется. Думаете, он не знает, что я вытащу ему кишки через задницу, если представится возможность? – Фей покачала головой, скривившись от отвращения. – Мой муж – инспектор полиции. Он умный и честный человек. Он всегда говорил, что аристократия – это сборище прирожденных идиотов. Однажды я спросила, как у него хватает сил терпеть насмешки баронов или непроходимую тупость герцогинь, чтобы все-таки доводить свои расследования до конца.

Нила молча наблюдала за лицом Фей, пока та рассказывала.

– Он ответил, – продолжила Фей, – что, смирив гордыню и проявляя терпение, он много лет кормил и не давал в обиду свою семью, а поддавшись эмоциям, добился бы лишь того, чтобы его посадили в тюрьму, если не хуже. Ждать – это все, что я сейчас могу. И я буду ждать. И вы тоже будете. Наденьте это проклятое платье.

Нила пыталась отыскать в ней хоть малейший признак неискренности. В глазах горел огонь ярости. Ярости, на какую способна только мать.

– Позвольте мне побыть одной, – попросила Нила.

Когда в дверь постучали, она уже была одета. Стучали не из комнаты Жакоба, а из коридора. Нила справилась со страхом и порадовалась, что успела надеть платье, пока не открылась дверь.

– Так-то лучше, – одобрительно сказал лорд Ветас. – Ну-ка повернитесь.

Она обратилась к нему лицом, заставив себя встретить его взгляд.

Он осмотрел ее с головы до ног, медленно взбалтывая правой рукой вино в бокале.

– Вот теперь вы готовы, – заключил он.

– К чему?

Если он и уловил раздражение в ее голосе, то не подал вида.

– Я приложил немало усилий, чтобы получить приглашение на обед к женщине по имени леди Винсеслав. Наконец я добился своего. Вы отправитесь со мной и будете изображать мою племянницу. Вы застенчивая девушка и поэтому не пророните ни одного лишнего слова, кроме «да, госпожа» или «нет, госпожа». Я намерен ухаживать за нею и рассчитываю, что она проявит больше благосклонности, если со мной приедет близкая родственница. Вы понадобитесь мне на ближайшие две-три недели, не больше.

– Кто такая эта…

– Это вас не касается. Если вы хорошо сыграете свою роль, я предоставлю вам некоторую свободу. Насколько посчитаю нужным. Сыграете плохо – и я вас накажу. Понятно?

– Да.

– Хорошо. Где мальчик?

Ниле хотелось бы солгать. Но где он еще мог быть, если не в детской?

– Жакоб! – позвала она. – Зайдите сюда, пожалуйста!

Дверь детской открылась, мальчик вошел и с улыбкой посмотрел на Ветаса:

– Привет!

Ветас улыбнулся в ответ. Выражение его лица напомнило Ниле отполированный до блеска череп, который она видела однажды в лавке аптекаря.

– Привет, мой мальчик. Тебе нравится твоя новая одежда?

Жакоб повернулся и развел руки в стороны, хвастаясь обновками: элегантной синей курткой, такого же цвета штанами до колен и гольфами.

– Очень нравится! Спасибо.

– Не за что, мой мальчик. Я принес тебе кое-что еще.

Он вышел в прихожую и вернулся с коробкой не намного больше той, в которой лежали сапожки Нилы. Поставил коробку на пол, отбросил крышку и показал набор из двадцати деревянных кавалеристов.

Жакоб едва не задохнулся от восторга и принялся вытаскивать их из коробки, расставляя на полу.

– Отнесите их в свою комнату, – велела Нила.

Жакоб остановился и бросил на Нилу угрюмый взгляд. Затем сложил игрушки обратно и потащил коробку в детскую.

– Тебе нравится? – спросил Ветас.

– Конечно! Спасибо, дядя Ветас!

– Пожалуйста, мой мальчик.

Как только Жакоб вышел, улыбка мгновенно исчезла с лица Ветаса.

– Будьте готовы через полчаса.

Он глотнул вина и вышел, защелкнув снаружи дверной замок.

Жакоб назвал его дядей Ветасом.

Нила задумалась о том, как именно Фей собирается убить Ветаса. И как поступить, если ей самой такая возможность выпадет раньше?

9

Таниэль мчался по улицам Адопеста, не замечая ничего вокруг. Тамас мертв? Этого просто не могло быть. Старый сукин сын слишком упрям, чтобы умереть. Время приближалось к полудню, и Таниэлю пришлось пробивать себе дорогу через скопление экипажей, телег и прохожих. Он слышал, как Фель извинялась перед людьми, которых он толкнул.

Он остановился на мгновение, желая убедиться, что Ка-Поэль никуда не пропала. Она шла справа от него, неотступно, как тень. Фель выбралась из толпы. Посыльного, который нашел их в притоне, нигде не было видно.

– Поэль, ты не знаешь, он действительно погиб?

Девушка озадаченно посмотрела не него.

Он взял ее за плечи и подтянул к себе:

– Ты никогда не делала его куклу? Между вами нет никакой связи?

Ее взгляд прояснился, она покачала головой. Никакой.

– Бездна!

Таниэль повернулся кругом.

– Смерть вашего отца – ужасное несчастье. – Фель подошла к нему.

– Я не поверю, что он умер, пока не увижу труп этого старого сукина сына, – заявил Таниэль.

Внезапно он почувствовал дурноту: перед глазами промелькнуло видение холодного трупа Тамаса в открытом гробу. Он выбросил эту картину из головы, но вынужден был опереться на Ка-Поэль, чтобы не упасть.

Девушка посмотрела на него. В ее зеленых, словно бутылочное стекло, глазах перемешались разные эмоции: гнев, смятение, сочувствие, решимость. Затем взгляд Ка-Поэль стал жестче, и Таниэль отвернулся.

– В какую бездну мы забрались, в конце-то концов? – спросил он. – Я не узнаю это место.

– Потому что кругом слишком много народа, – объяснила Фель. – Гражданский суд в той стороне.

Она указала на восток, в то время как сам Таниэль собирался идти на север.

Он кивнул:

– Показывайте дорогу.

Таниэль так и не снял руку с плеча Ка-Поэль, а она не делала попыток отстраниться.

– Поэль, я…

Он не договорил. Его разум был по-прежнему затуманен, но приближавшийся мужчина казался смутно знакомым. Таниэль мог поклясться, что видел его бродящим вокруг притона Кина. Высокий, широкоплечий, слегка прихрамывающий. В его облике было что-то неправильное.

Мужчина поднял голову и взглянул на Таниэля, и это еще сильнее насторожило порохового мага.

Незнакомец сделал два широких шага, оттолкнул с дороги Ка-Поэль и приложил Таниэлю кулаком в грудь. Таниэля подбросило в воздух. Он взлетел над толпой, а затем приземлился на жесткую мостовую, больно ушибив плечо.

Судорожно вдохнул, беспокоясь, целы ли ребра.

Вокруг начала собираться толпа. Кто-то спрашивал, все ли с ним в порядке. Кто-то из прохожих коснулся руки Таниэля тростью. Вскрикнула женщина.

Обычный человек не способен ударить с такой силой. Это мог быть только он.

Страж.

Таниэль ухватился за трость прохожего, не обращая внимания на протестующий возглас владельца, и поднялся на ноги. Страж отбросил в сторону молодую женщину, подошел к Таниэлю и схватил обеими руками за горло.

Стальное острие вылезло из глотки монстра и остановилось в считаных дюймах от глаз Таниэля. Страж отпустил противника и развернулся. В затылке у него торчал стилет, нацеленный точно в позвоночник. У Стража забулькало в горле, но он все же бросился на Фель. Она отпрыгнула с неожиданной быстротой.

Таниэль вскочил и огрел Стража тростью по затылку. Дерево раскололось от мощного удара.

Страж даже не вздрогнул. Он повернулся к Таниэлю, затем снова к Фель, как будто пытаясь решить, на кого напасть первым. Пока они смотрели на него, монстр вытащил носовой платок из кармана, а другой рукой потянулся к спине и выдернул стилет. Из раны хлынула темная венозная кровь. Кого-то из прохожих вывернуло наизнанку.

Страж затолкал носовой платок в рану, чтобы унять кровотечение. Ужасная процедура длилась не дольше пяти-шести секунд. Затем он повернулся к Фель и бросился на нее.

Таниэль был готов к этому. Он рванулся вперед, держа расщепленный конец трости, словно кинжал. Замахнулся, чтобы вонзить его в спину Стража.

И тут что-то врезалось ему в бок. Таниэль стиснул зубы. В глазах потемнело.

Секунду спустя он увидел перед собой искаженное от ярости лицо другого Стража. Колено монстра уперлось в грудь Таниэлю, а руки сомкнулись на горле. Таниэль извивался, пытаясь освободиться, но у него не хватало силы, чтобы справиться с таким противником. Нужен порох.

Таниэль сумел подтянуть колено и пинком сбросил с груди тяжеленную тушу. Он перехватил сломанную трость свободной рукой и глубоко воткнул ее в предплечье Стража. Тот лишь рассмеялся и снова надавил коленом на грудь Таниэля.

Колено впивалось в грудную клетку все сильнее. Таниэль застонал. Ка-Поэль прыгнула Стражу на спину. Она снова и снова колола длинной иглой ему между лопаток. Страж встряхнулся, словно бык, пытающийся отбросить наездника. Таниэль услышал, как в груди что-то хрустнуло.

Страж остановился, безуспешно пытаясь дотянуться до вцепившейся ему в спину дикарки. Таниэль судорожно вдохнул и с облегчением почувствовал, как воздух снова хлынул ему в легкие. Он должен вывернуться. Освободиться. Ему нужен порох.

Таниэль перекатился на живот и приподнялся на колени. Страж ударил его башмаком, снова опрокинув на мостовую. Молодой человек с трудом встал на ноги. Ка-Поэль все еще держалась на спине Стража. Тот тянул к ней неимоверно длинные руки, пытаясь сбросить.

Люди вокруг кричали и звали полицию. Собралась толпа, но благоразумно держалась на расстоянии.

Ка-Поэль не могла выиграть эту схватку. Таниэль тоже не мог. Пороховым чутьем он потянулся к толпе. У кого-нибудь должен быть при себе порох. Хотя бы чуть-чуть.

Пошатываясь, Таниэль побрел к юноше в шляпе-котелке. На плече у того висел штуцер модели Хруша, по-видимому купленный совсем недавно – даже ни разу еще не заряженный. Таниэль схватил охотника за воротник сорочки:

– Пороховой рожок! Дайте его мне!

Юноша безуспешно пытался освободиться. Таниэль залез к нему в охотничью сумку и нащупал гладкий цилиндр рожка. С торжествующим видом выдернул его из сумки, обернулся и увидел, что Ка-Поэль из последних сил держится на спине Стража.

– Поэль, прыгай!

Девушка разжала пальцы и отскочила в сторону. Таниэль схватил пороховой рожок и, словно гранату, бросил в Стража. Мысленно потянулся к пороху, чтобы поджечь и взрывом разнести монстра в клочья.

Ничего этого не произошло.

Страж одной рукой поймал рожок, взглянул на Таниэля, а затем развернул рожок острым концом к себе и надкусил. Порох посыпался ему в рот. Он подставил язык, а затем разжевал порох.

Таниэль попятился и наткнулся на юношу, у которого отобрал рожок.

– Патроны! – крикнул Таниэль. – Мне нужны патроны!

Холодный пот выступил у него на лбу. Этот Страж. Эта тварь…

Юноша развернулся и убежал. Другие зрители тоже с громкими криками бросились кто куда. Отступая, Таниэль запнулся обо что-то сапогом. Сбежавший юноша уронил ружье вместе с сумкой.

Таниэль лихорадочно шарил в сумке, не решаясь отвести взгляд от Стража. Нашел пригоршню патронов, сломал пальцами гильзу и насыпал полоску пороха на ладонь. Страж продолжал жевать порох из рожка, пока не сжевал весь. До последней крупинки.

Невероятно, но эта тварь казалась искаженной копией самого Таниэля. Этот Страж был пороховым магом.

Таниэль вдохнул порох.

Поначалу он подумал, что сейчас упадет в обморок. В глазах потемнело, а затем мир внезапно стал таким ослепительно-ярким, что резало глаза. Таниэль поднял руки к груди и понял, что ребра больше не болят. Он стиснул зубы и схватил штуцер обеими руками.

Внезапно Страж бросился в атаку. Таниэль увернулся, перехватил ружье за ствол, замахнулся и резко, с разворотом ударил Стража прикладом в лицо.

Приклад разлетелся в щепки, а Страж рухнул с оглушающим стуком. Но тут же перекатился на живот, поднялся на колени и рванулся вперед, всем телом врезавшись в грудь Таниэля.

Таниэль едва удержался на ногах. Он не смог бы бороться со Стражем, лежа на земле, даже если бы эта тварь не находилась в пороховом трансе. Таниэль отставил ногу назад для устойчивости и обхватил руками торс монстра. Резко дернул Стража на себя, лишив равновесия, и швырнул на мостовую.

Страж откатился от Таниэля и медленно поднялся.

Лицо монстра превратилось в месиво, щепки торчали прямо из окровавленной плоти. Один глаз заплыл так, что не открывался. Кровь хлестала изо рта и носа. Страж оскалился на Таниэля. Во рту не хватало половины зубов.

– Бездна, кто ты такой? – вырвалось у Таниэля.

Страж наклонил голову набок, приподнял каштановые волосы, собранные в хвост над правым плечом, и показал красный рубец от клейма. Изображение ружья размером в два пальца, выжженное прямо на коже.

Это было клеймо, которое кезанские Избранные ставили пороховым магам перед казнью.

Страж отпустил волосы, и они упали обратно. Он взглянул на Таниэля, затем обернулся. Ка-Поэль стояла у него за спиной с длинной иглой в руке. Она ощерилась и зарычала на Стража.

– Поэль, назад…

Страж прыгнул к Ка-Поэль. Он двигался с невероятной скоростью и мгновенно преодолел разделявшее их расстояние.

Теперь, в пороховом трансе, Таниэль двигался быстрее. Однако Страж в последнюю секунду увернулся от удара, и кулак Таниэля пролетел мимо его лица. Пальцы монстра снова сжались на шее порохового мага.

На этот раз Страж не пытался его задушить. Он хотел свернуть Таниэлю шею, одним рывком, как ребенок сломал бы спичку.

Таниэль пихнул кулаком в грудь Стража. Тот лишь крякнул в ответ. Таниэль бил снова и снова, с быстротою молнии. Он почувствовал, что пальцы Стража теряют силу. Ка-Поэль бросилась к монстру, но тот отмахнулся от нее, швырнув на мостовую.

У Таниэля побагровело в глазах. Мысленно он увидел распростертое на земле тело Ка-Поэль, с неестественно вывернутой шеей и безжизненно глядящими в небо глазами.

Страж внезапно обмяк. Таниэль сжал кулак, замахнулся…

И замер в ужасе. Его рука была покрыта черной кровью Стража. Между пальцами пороховой маг держал толстое ребро с кусочками плоти, зацепившимися за кость. Таниэль опустил взгляд вниз. Поверженный Страж беспомощно смотрел на него. Плащ монстра был пропитан кровью.

Таниэль вновь мысленно увидел безжизненное тело Ка-Поэль и со всей силы воткнул Стражу в глаз его собственное ребро.

Несколько мгновений он стоял неподвижно, пытаясь отдышаться. Кто-то коснулся его, и Таниэль едва не вскрикнул: так напряжено было его тело. Оказалось, это Ка-Поэль. Живая. Она вложила свою маленькую ладошку в его ладонь, не обращая внимания на стекавшую с нее кровь Стража.

– Никогда не видела, чтобы пороховой маг проделывал что-либо подобное, – потрясенно пробормотала Фель, подойдя к ним по опустевшей улице.

Блуза секретаря также была залита темной кровью Стража вперемешку с ее собственной. Одна щека покраснела и распухла, но Фель, похоже, не замечала этого.

– Где второй Страж? – спросил Таниэль.

– Сбежал.

– Вы не похожи на обычного секретаря, – заметил Таниэль, вспомнив, как Фель бесстрашно воткнула стилет в шею монстра. – Стражи никогда не убегают.

– Этот убежал, когда увидел, что вы сделали с его товарищем. Но перед этим я заставила его хорошо потрудиться. – Она фыркнула. – Вы и сами не похожи на обычного порохового мага.

Таниэль посмотрел на свои руки. Он пробил кулаком кожу Стража и выломал ребро. Никто не мог сделать такого. Даже он сам не мог в самом глубоком пороховом трансе. С другой стороны, человек, убивший бога, способен на все. Что-то произошло с ним там, на Южном пике.

– Полагаю, что не похож.

Таниэль оглядел поле битвы. Зрители толпились не ближе чем в ста шагах и показывали на него пальцами. Неподалеку послышались свистки полицейских.

– Это была ловушка, – решил Таниэль. – Кезанцы. Как они оказались в городе? Я думал, что Тамас уничтожил предателя Черлемунда и его кезанского сообщника.

– Так и есть, – с обеспокоенным видом подтвердила Фель.

Таниэль закрыл глаза, перебирая пальцами патроны. Это было невероятное ощущение – снова оказаться в пороховом трансе. Его чувства ожили. Он различал смесь ароматов в воздухе, слышал каждый звук на улице.

После схватки сердце все еще бешено стучало.

– Я уезжаю, – объявил он, взяв Ка-Поэль за руку.

– Но Рикард… – начала Фель.

– Может отправляться в бездну, – перебил ее Таниэль. – Я еду на юг. Если Тамас действительно погиб, а кезанцы научились создавать Стражей из пороховых магов, то я очень нужен сейчас в армии.

* * *

Тамас ехал вместе с Олемом во главе Седьмой бригады. Колонна позади них петляла по Северному тракту, поднимаясь и спускаясь по отрогам Адроанских гор. Люди устали и насквозь пропитались пылью, а дорога в Адро еще только начиналась.

Они шли на северо-запад, больше не защищенные магическим туманом Михали, который четыре дня назад помог им ускользнуть от кезанской армии. На востоке цепь Адроанских гор врезалась в небо покрытыми снегом вершинами, в то время как солдат Тамаса терзала невыносимая жара. На юге и на западе, насколько видел глаз, раскинулась Янтарная равнина – житница всего Девятиземья и источник огромных богатств Кеза.

Тамас предпочел бы идти пешком вместе с солдатами, но нога все еще побаливала, а ему было необходимо быстро перемещаться от головы к хвосту колонны и обратно. По его приказу большинство офицерских лошадей передали разведчикам, в дополнение к двумстам кавалеристам.

– У нас заканчивается еда. – С Тамасом поравнялся Олем.

Он уже не в первый раз напоминал о продовольствии, и не в последний.

– Знаю, – буркнул фельдмаршал.

В солдатских ранцах лежал паек на неделю. И никаких обозов с запасом продовольствия. Они четвертые сутки шли ускоренным маршем, и Тамас не сомневался, что некоторые солдаты вопреки приказу уже прикончили свои пайки.

– Распорядись уменьшить паек вдвое, – приказал Тамас.

– Уже уменьшили, сэр.

Олем нервно жевал конец сигареты.

– Уменьшите еще раз.

Тамас посмотрел на запад. Эта картина приводила его в бешенство. Миллионы акров засеянных полей, так близко, что, казалось, до них можно добросить камнем. На самом деле они находились намного дальше. До ближайшего пшеничного поля пришлось бы, свернув с дороги, пройти целых восемь миль. Невозможно было спустить с предгорий на равнину больше десяти тысяч солдат, а затем вернуть их всех на дорогу, не потеряв при этом двоих суток.

Именно настолько они опережали кезанскую армию, и Тамас не мог рисковать этим преимуществом даже ради того, чтобы накормить подчиненных.

– Увеличьте фуражные команды, – распорядился Тамас. – По двадцать человек в каждой. Но передай им, чтобы не отходили от дороги больше чем на милю.

– Мы потеряем темп, – заметил Олем.

Он выбросил окурок и достал из кармана новую сигарету, но, взглянув на нее, засунул обратно и пробормотал что-то.

– Что? – переспросил Тамас.

– Я говорю, что сигареты тоже рано или поздно закончатся.

Сигареты меньше всего заботили Тамаса.

– Люди выбились из сил. – Он повернулся в седле и посмотрел в хвост колонны. – Я не могу гнать их ускоренным маршем еще сутки. Только благодаря остаткам той еды, что дал нам Михали, они выдерживали темп так долго.

Олем отсалютовал и ускакал назад.

Тамас очень хотел бы, чтобы бог-повар сопровождал их в этом злополучном походе. Он пробежался взглядом по лицам солдат Седьмой и Девятой бригад. Большинство спокойно выдержали его взгляд. Это были крепкие парни. Лучшие во всей армии. Каждый день они проходили по двадцать пять миль. Кезанская армия не могла одолеть больше двенадцати.

Фельдмаршал заметил всадника, скакавшего к нему вдоль колонны. Даже на мощном боевом жеребце его фигура выглядела огромной.

Гэврил.

Тамас приподнял шляпу, приветствуя шурина.

Гэврил вытер рукавом пот с лица и сделал несколько глотков из своей фляги. Жара заставила его снять ужасную шубу, и теперь он был одет в выцветший мундир Горного дозора и темно-синие кавалерийские рейтузы.

Он проворчал что-то вместо приветствия, даже не отдав салюта. Тамас удивился бы, если бы Гэврил поступил иначе.

– Какие новости? – спросил фельдмаршал.

– Мы наткнулись на кезанцев. – Гэврил даже не соизволил добавить «сэр».

Сердце Тамаса едва не выпрыгнуло из груди. Он знал, что враг идет за ними по пятам. Было бы глупо не догадываться об этом. Но за все четыре дня они не заметили никаких признаков кезанской армии.

– И что?

Тамас поднес флягу к губам.

– По меньшей мере две кавалерийских бригады.

Тамас пролил воду себе на мундир.

– Ты сказал «бригады»?

– Да, две бригады.

Фельдмаршал чуть слышно вздохнул:

– Как далеко?

– Полагаю, миль пятьдесят пять.

– Ты уверен в своих подсчетах?

– Нет, я не подъезжал близко.

– С какой скоростью они движутся?

– Трудно сказать наверняка. Кезанская кавалерия может за день покрыть сорок миль на открытой местности, если очень постарается. Армия такого размера, да еще в предгорьях, – двадцать пять, от силы тридцать миль в день.

Это означало, что, если Тамас разрешит солдатам отдохнуть и запастись провизией, кезанцы догонят их через семь дней. При самом удачном раскладе.

– Через шесть дней мы доберемся до леса Хун-Дора, – продолжал Гэврил. – Подъем там слишком крутой, чтобы кавалерия смогла окружить нас. Они будут идти за нами по пятам, но не более того. Пока мы не достигнем Пальцев Кресимира.

Тамас закрыл глаза, пытаясь мысленно представить карту Северного Кеза. Когда-то здесь была вотчина Гэврила – в те времена еще прозывавшегося Жаколой из Пенсброка, – самого известного распутника и сердцееда во всем Кезе.

– Пальцы Кресимира, – повторил Тамас.

Он помнил это название, и оно казалось более знакомым, чем просто точка на карте…

– Каменир, – тихо подсказал Гэврил.

Несмотря на жару, по спине у Тамаса пробежала дрожь. Вспышка воспоминаний, и вот он снова стоит холодной ночью возле неглубокой могилы, вырытой голыми руками, рядом с неистовой рекой. Безумно смелый, но в конечном итоге провалившийся план – и самое мучительное бегство за всю долгую карьеру Тамаса.

Гэврил одернул пропотевший мундир:

– Мы будем проходить мимо. Я остановлюсь там, чтобы отдать долг памяти.

– Не думаю, что смогу найти могилу, – ответил Тамас, хотя и знал, что говорит неправду. Это место навсегда врезалось в его память.

– Я смогу, – заверил Гэврил.

– Это совсем рядом с дорогой. Если я правильно помню.

– Ты тоже остановишься.

Тамас снова оглянулся на колонну. Солдаты шли вперед, пыль поднималась в небо позади них и ветром уносилась прочь.

– Жакола, я должен вести своих людей, – напомнил Тамас. – Не задерживаясь ни при каких обстоятельствах.

– Теперь меня зовут Гэврил, – фыркнул его шурин. – И ты непременно остановишься. – Он тут же добавил, не давая Тамасу возразить: – У Пальцев Кресимира мы сможем совсем оторваться от кезанской армии. Нам нужно лишь добраться до первого моста.

Пальцами Кресимира называлась система глубоких и бурных рек, подпитываемых талым снегом с Адроанских гор. Их было невозможно перейти вброд, даже верхом. Северный тракт пересекал их по мостам, построенным почти сто лет назад.

– Если мы сумеем до него добраться, – проворчал Тамас, ухватившись за возможность оставить разговор о той одинокой могиле. – Даже если так, кавалерия может обойти нас с запада и ждать, когда мы спустимся на равнину.

– Ты что-нибудь придумаешь.

Тамас заскрипел зубами. У него было одиннадцать тысяч пехотинцев плюс двести всадников и всего четыре дня преимущества перед кезанской кавалерией, не уступавшей числом. Но драгуны и кирасиры в открытом бою имели огромное преимущество перед пехотой.

– Нам нужна еда, – сказал Тамас.

Гэврил посмотрел на запад, на дразнящие поля Янтарной равнины.

– Если мы задержимся, чтобы добыть продовольствие, кавалерия настигнет нас еще до леса Хун-Дора. А когда дойдем до леса, там уже не будет полей. Фуражиры могут настрелять оленей и кроликов, но этого не хватит на всех.

– А в самом городе?

Тамас помнил небольшое поселение к югу от леса, то ли получившее от него свое имя, то ли наоборот.

– Город – это сильно сказано. У него крепкие стены, но жителей лишь несколько сотен. Мы могли бы купить там еды или забрать силой. Но этого хватит на день-другой, не больше. – Гэврил помолчал. – Надеюсь, ты не собираешься отнимать у горожан все запасы. Им и так нелегко живется. Ипилл держит их за рабов. Даже Манхоуч лучше обращался со своим народом.

– Моей армии нужна еда, Жак… Гэврил.

Тамас взглянул на горы с едва различимыми белыми вершинами. Он должен обеспечить солдат всем необходимым. Им нужна еда и защита. Если они доберутся до леса Хун-Дора без запасов пищи, то люди начнут слабеть и отставать. Если они задержатся, добывая продовольствие, кавалерия настигнет их еще до леса и расправится со всей колонной.

Олем вернулся, выполнив поручение, и не спеша поехал рядом с Тамасом и Гэврилом.

– Олем, распорядись, чтобы сделали привал.

Тамас осмотрелся. Слева от дороги растянулось на полмили заросшее сорняками поле, спускавшееся к оврагу.

– Вот здесь, самое подходящее место.

– Зачем, сэр?

Тамас собрался с духом:

– Мне нужно поговорить с людьми. Собери всех.

Потребовался почти час, чтобы подтянулся хвост колонны. Было потеряно бесценное время, но зато у офицеров появилась возможность позаботиться о нуждах солдат. Если Тамас собирался и дальше командовать этими людьми, если хотел сохранить дисциплину и порядок на ближайшие несколько недель, он должен был поговорить с ними сам.

Он встал на краю дороги и посмотрел вниз. Все поле было вытоптано, зелень закрыли синие мундиры адроанских солдат, выстроившихся ровными рядами, словно стебельки травы.

Тамас понимал, что многие из них умрут, не добравшись до дома.

– Смирно! – проревел Олем.

Одиннадцать тысяч солдат отчетливо стукнули каблуками и вытянулись в струнку.

Внезапно стало тихо. С гор налетел легкий ветерок, обдувая спину Тамаса. К чести солдат, ни один не поднял руку, чтобы придержать шляпу.

– Солдаты Седьмой и Девятой бригад! – прокричал Тамас во все горло, чтобы услышали все. – Вы знаете, что произошло. Вы знаете, что Будвил пал и нашей армии будет трудно сдерживать врага, рвущегося в Адро.

Я скорблю о потере Будвила. И знаю, что вы скорбите вместе со мной. Многие из вас не понимают, почему мы не остались и не приняли бой.

Тамас помолчал и продолжил:

– Враги сильнее нас, их намного больше, чем нас. С падением Будвила наш план потерял всякий смысл, и мы, скорее всего, были бы разбиты. Как всем вам известно, я не вступаю в сражение, если не вижу шансов победить.

Ряды солдат одобрительно зашумели. Недовольство потерей Будвила за эти шесть дней притупилось. Люди все поняли. Им не нужны были долгие объяснения.

– Будвил пал, но Адро еще не сдалось. Я обещаю вам, я клянусь вам, что мы отомстим за Будвил. Мы вернемся в Адро, присоединимся к нашим братьям и защитим нашу страну!

Поднялись приветственные крики. Откровенно говоря, довольно вялые, но хотя бы так. Он поднял руки, требуя тишины.

– Во-первых, – объявил он, когда шум утих, – нам предстоит трудный поход. Не стану лгать. У нас мало еды и никакой возможности пополнить запасы. Никаких надежд на подкрепление. Наши боеприпасы быстро закончатся, нас ждут холодные ночи. Мы совершенно одни в чужой стране. Уже сейчас враг пустил собак по нашему следу. Кезанская кавалерия идет за нами по пятам, друзья мои. Кирасиры и драгуны – по крайней мере, такой же численности, как наш отряд, если не больше. Готов поспорить на свою шляпу, что их ведет Беон-же-Ипилл, любимый сын короля. Беон – храбрый человек, и его будет нелегко победить.

Тамас заметил страх в глазах у солдат и позволил ему немного разгореться, молча наблюдая за растущей паникой. Затем протянул руку, указывая на своих людей:

– Вы служите в Седьмой и Девятой бригадах. Вы самые лучшие солдаты в Адро, а значит, самые сильные бойцы, которых когда-либо видел мир. Это большое счастье и большая честь для меня – командовать вами на поле боя. И если придется, умереть вместе с вами. Но я повторяю: мы умрем не здесь, не на земле Кеза.

– Пусть кезанцы приходят! – проревел Тамас. – Пусть посылают против нас своих лучших генералов. Пусть у них будет преимущество перед нами. Пусть они атакуют со всей яростью. Скоро эти собаки, бегущие за нами по пятам, узнают, что мы настоящие львы!

Заканчивая речь, Тамас вскинул кулак над головой. Его горло саднило от крика.

Солдаты смотрели на него. Никто не издал ни звука. Тамас слышал, как кровь стучит у него в ушах. Затем кто-то в дальних рядах крикнул: «Ура!»

Крик подхватил второй голос. За ним третий. Постепенно голоса слились в одобрительный гул, а затем – в слаженный хор. Одиннадцать тысяч солдат подняли ружья над головами и проревели вызов врагу. Шпаги грохотали по пряжкам на ремнях так, что заглушили бы даже пушечный выстрел.

Это были его солдаты. Его дети. Ради Тамаса они готовы были заглянуть в глаза самой бездне. Он отошел в сторону, чтобы никто не увидел его слез.

– Хорошая речь, сэр, – сказал Олем.

Он прикрыл спичку от ветра и прикурил сигарету, зажатую между зубами.

Тамас откашлялся:

– Спрячь свою усмешку, солдат.

– Будет сделано, сэр.

– Как только они успокоятся, отправляй колонну вперед. Нам нужно еще много пройти до наступления ночи.

Олем отправился выполнять поручение, а Тамас решил постоять еще немного, чтобы собраться с мыслями. Он посмотрел на юго-восток. То ли ему почудилось, то ли он действительно видел какое-то движение в предгорьях. Нет, кезанцы не могли быть так близко. Пока не могли.

10

Всю ночь Адамат просидел привязанным к стулу. В какой-то момент он не смог больше терпеть и обмочился. В воздухе пахло мочой, плесенью и грязью. Это был подвал довольно большого здания, и время от времени Адамат слышал скрип половиц наверху.

Очнувшись в первый раз в полной темноте, он закричал. Кто-то подошел к нему и велел заткнуться. Он узнал раздраженный голос грабителя и назвал его мерзкой собакой.

Грабитель рассмеялся и ушел.

Уже несколько часов, как рассвело. Солнечные лучи пробивались сквозь трещины в дощатом потолке. В животе у Адамата урчало от голода. В горле пересохло, язык распух. Спина, шея и ноги затекли от четырнадцати – если не больше – часов неподвижного сидения.

Китовая мазь, которой он замазал морщины, чтобы скрыть возраст, начинала жечь кожу. Адамат рассчитывал стереть ее не позже чем через двенадцать часов.

Он почувствовал, что засыпает, и замотал головой, разгоняя сон. Отключаться в подобной ситуации смертельно опасно. Он должен оставаться в сознании, сохранять бдительность. Голове Адамата сильно досталось, но чтобы определить, все ли в порядке со зрением, нужно было больше света.

Он не знал, где находится. Голоса наверху звучали приглушенно, и он не ощущал никаких особых запахов – кроме собственной мочи и холодной сырости подвала.

Скрипнула дверь, и Адамат краем глаза уловил отблеск огня. Осторожно повернул голову – малейшее движение причиняло острую боль – и увидел, как на лестничном пролете качнулась лампа. Затем услышал два голоса. Ни один не принадлежал грабителю.

– Он почти ничего не говорил, только назвал Тоака мерзкой собакой, – сказал один высоким гнусавым голосом. – В бумажнике мы нашли банкноту в пятьдесят кран и фальшивые усы. Ни документов, ни чековой книжки. Может статься, это коп.

Второй голос прозвучал слишком тихо, чтобы Адамат мог что-то разобрать.

– Ну да, – снова произнес первый голос. – Копы обычно носят значок, даже если отправляются на облаву. Тогда, может быть, это тайный агент. Фельдмаршал использовал их, чтобы ловить кезанских шпионов.

Второй пробормотал что-то в ответ.

Первый опять заговорил, едва не срываясь на истерический крик:

– Мы же не знали! Тоак велел схватить его, мы так и сделали. Он шел за леди до самого дома.

Говоривший возник перед Адаматом с лампой в руке и поднес свет к лицу инспектора. Тот невольно отвернулся, затем прищурился и попытался рассмотреть лица своих тюремщиков. Если среди них окажется Ветас, он вмиг узнает Адамата, и тогда инспектора можно считать покойником. Если не еще хуже.

– Меня зовут Тинни, – объявил первый. – Посмотри-ка сюда, приятель.

Он взял Адамата за подбородок и повернул к свету. Инспектор плюнул ему в глаза и получил за это такую оплеуху, что опрокинулся на пол вместе со стулом.

Адамат не смог сдержать стон. Он лежал со связанными за спиной руками, перед глазами кружились звездочки. Похоже, он сломал себе запястья.

– Подними его, – приказал второй, тот, что прежде неразборчиво бормотал.

Тинни подвесил лампу под потолком и поднял стул Адамата. Инспектор хотел было ударить его головой, но решил, что голова и так много страдала в последнее время.

– Что вам от меня надо?

Вместо грозного рева слова проскрежетали по пересохшему горлу Адамата как по терке.

– Там будет видно, – ответил второй тюремщик. – Почему вы шли за женщиной в красном платье?

«Почему»? Значит, это был не Ветас. Или он просто еще не узнал инспектора.

– Ни за кем я не шел, – сказал Адамат, пытаясь изобразить протяжный северо-западный акцент. – Просто решил прогуляться.

– Без документов? С фальшивыми усами? Посвети ему в лицо.

Тинни снова схватил Адамата за подбородок и поднес лампу ближе.

Второй тихо рассмеялся:

– Ах ты, проклятый дурак!

– Почему дурак? – спросил Адамат. – Потому что решил прогуляться?

– Я не с вами говорю.

Лампа отодвинулась от лица Адамата, и он наконец-то смог разглядеть Тинни. Тот побледнел и широко раскрыл глаза:

– Это была просто ошибка, приятель. Клянусь.

– Пошел вон, – пробормотал второй. – Стой. Скажи хозяину, что мы поймали инспектора Адамата.

Тинни повесил лампу назад и вышел из комнаты. Адамат с трудом справился с холодной волной страха. Он скосил глаза, пытаясь в тусклом свете разглядеть, кому принадлежал бормочущий голос.

– Адамат! – внезапно шепнул тот прямо в ухо.

Инспектор вздрогнул. Он не слышал, как этот человек подошел к нему, а больше в подвале никого не было.

– А сейчас вы со мной говорите? – поинтересовался Адамат.

«Продолжай притворяться. Разыгрывай из себя идиота. Не позволяй им сломать тебя».

Над ухом вздохнули. Лезвие ножа коснулось обнаженного горла. У Адамата сохранились слишком яркие воспоминания о бритве, пролетевшей рядом с его горлом не больше двух месяцев назад. Он инстинктивно отшатнулся и резко выдохнул. Нож остался на месте. Внезапно Адамата дернули за связанные запястья и освободили ему руки.

Он растер запястья, пытаясь вернуть им чувствительность, и посмотрел прямо перед собой. Инспектор уже не надеялся, что его отпустят. В любое мгновение он может получить ножом под ребра или в горло. Несомненно, ему не удастся застать врасплох этого человека. Но даже если Адамат справится с ним, то все равно останется в подвале чужого дома.

Инспектор до сих пор не знал, где находится. Бормочущий узнал его даже при таком слабом свете. Адамат прокручивал в голове имена сотен людей, пытаясь сопоставить с этим голосом, но безрезультатно.

Он скорее почувствовал, чем услышал, как узнавший его человек снова подошел ближе. Инспектор разглядел массивную фигуру в рубашке без рукавов. В свете лампы сверкнула лысина. Определенно, это не лорд Ветас.

Адамат поморгал, чтобы вернуть зрению четкость, и глубоко вдохнул. Он уловил слабый аромат красного перца и вспомнил о таком же запахе в его собственном доме в ту самую ночь, когда на него напали «Брадобреи с Черной улицы».

– Евнух, – вырвалось у него со вздохом облегчения.

Адамат расслабился, насколько позволяли веревки, все еще стягивавшие его лодыжки, но через мгновение напрягся снова, сообразив, что Евнух запросто может работать одновременно и на Владетеля, и на лорда Ветаса.

– Он самый. – Евнух повернулся к Адамату. – Отпираться бессмысленно. Так зачем вы шли за женщиной в красном платье?

Адамат фыркнул. Теперь, когда ему развязали руки, запах собственной мочи стал еще нестерпимее.

– Выполнял задание.

– Чье?

– Я работаю на фельдмаршала Тамаса, и ни на кого больше. Вам это должно быть известно.

Евнух потер пальцем щеку и прищурился, рассматривая Адамата бесстрастным взглядом.

– Мы ведь на одной стороне?

Вопрос прозвучал немного неуверенно, словно Адамат отчаянно нуждался в положительном ответе.

– Через несколько минут мой хозяин решит, что с вами делать. Если он позволит вам остаться в живых, предлагаю сохранить это небольшое недоразумение в тайне.

– Вы сказали «если»?

Евнух пожал плечами:

– Я тоже хотел бы убедиться, что мы работаем на одной стороне. О вас ходят разные слухи. Ваше появление там, где мы вас нашли, может означать одно из двух.

Адамат подождал, не уточнит ли Евнух, что именно это может означать. Но тот промолчал.

– Либо я работаю на вас, либо против? – рискнул предположить инспектор.

– Редко бывает настолько просто, как «за или против».

– Я проверял кое-какие подозрения, – уклончиво ответил Адамат. – Надеясь найти одного человека.

– Лорда Ветаса?

Несколько долгих секунд инспектор смотрел на собеседника. Ни один мускул не дрогнул на лице Евнуха. Ни намека, ни подсказки. Он был невозмутим, как мраморная статуя. Неужели Владетель, как и боялся Адамат, работал на Ветаса, выколачивая деньги из его должников и обеспечивая безопасность?

– Да.

– Зачем?

Адамат посмотрел на свои руки. В тех местах, где они были связаны, остались темные полоски. Спасибо и на том, что пальцы слушались. Он знал, что почувствует настоящую боль, когда попытается встать и пройтись. Он оглянулся на Евнуха.

Взгляд помощника Владетеля по-прежнему оставался непроницаемым. Правда могла погубить Адамата. Он мог придумать сотню отговорок. Инспектор считал себя умелым обманщиком. Но он точно так же мог погубить себя и ложью, даже если придумает что-то убедительное или если Евнух заподозрит обман.

Это означало, что нужно сказать правду.

– Он похитил мою семью, чтобы шантажировать меня, – признался Адамат. – Моя жена и старший сын до сих пор находятся у него. Я хочу вернуть их, а затем убить Ветаса.

– Слишком кровожадно для семейного человека, – заметил Евнух.

Адамат подался вперед:

– В том-то и дело, что семейного. Запомните мои слова. Ничто не способно сделать человека более отчаянным и жестоким, чем угроза его семье.

– Интересно, – равнодушным тоном произнес Евнух.

Дверь открылась, свет хлынул в дальний угол подвала, и по ступенькам застучали шаги.

– Хозяин велел привести его, приятель, – сообщил Тинни.

– Прямо сейчас? – Евнух нахмурился.

– Да. Хозяин хочет его видеть.

Адамат разгладил свой грязный сюртук. Он и представить не мог, что способен волноваться сильнее, чем тогда, когда сидел в подвале, привязанный к стулу, захваченный в плен неизвестно кем. Оказалось, что может.

– Я должен встретиться с Владетелем?

– Получается, что так. – Евнух протянул руку и помог Адамату встать. – Не волнуйтесь. Всего три человека во всем Девятиземье знают его в лицо. Вы не станете четвертым.

Адамата это не сильно упокоило. Он посмотрел на прилипшие к ногам брюки с темными мокрыми пятнами.

– Но не могу же я…

– Ах да. – Евнух подозвал Тинни. – Адамат теперь наш гость. Скажи девочкам, чтобы вымыли его, и через двадцать минут отведи к хозяину.

Тинни переминался с ноги на ногу:

– Он не любит ждать.

– Ты видел новый ковер хозяина?

Тинни нерешительно кивнул.

– Хочешь, чтобы от ковра пахло, как в том подвале?

– Нет, приятель.

– Тогда пусть его сначала вымоют.

* * *

Первым делом Адамат попытался представить себе, где находится. Просторный дом был обставлен с показной скромностью. Инспектор осмотрел картины и скульптуры, но и те и другие для его целей оказались бесполезны. Полированный паркетный пол скрипел под ногами. Деревянные стены были оштукатурены и украшены бронзовыми светильниками.

Адамата отвели в ванную комнату с горячей водой. Две служанки без всяких церемоний сняли с него одежду, так что он не успел даже возразить. После слов Евнуха о девочках инспектор ожидал увидеть каких-нибудь проституток. Но это были настоящие банщицы.

Адамату быстро вымыли тело и волосы, затем окатили холодной водой и дали новые брюки. Когда он вышел из ванной, те же самые две женщины причесали его и поправили на нем одежду.

Тинни ждал около двери. При хорошем освещении Адамат увидел, что это был мужчина среднего роста и довольно болезненного вида. Он носил короткий двубортный сюртук с прямыми фалдами и накрахмаленный шейный платок. И сюртук, и кремовые брюки, и высокие ботинки были настолько неприметными, что Адамат сомневался, сможет ли узнать Тинни в толпе на улице, хотя и запомнил его лицо.

В конце концов, это был Дар Адамата. Он никогда не забывал лиц, не забудет и внешности Владетеля. Ему нужен всего один взгляд.

Тинни протянул Адамату бумажник.

Инспектор открыл его. Внутри лежала та же банкнота в пятьдесят кран. Вместе с фальшивыми усами.

Адамат принял у женщины сюртук и положил бумажник в карман. Все это он проделал, не спуская глаз с Тинни. Тот ответил таким же пристальным взглядом, с легкой усмешкой осматривая Адамата с ног до головы.

– Сойдет, – заключил он наконец. – По крайней мере, мочой больше не воняет. – Он еще раз скупо усмехнулся. – У тебя на лице синяк.

Там, куда Тинни его ударил. Превосходно.

– А ты, я вижу, уже смыл плевок со своего лица.

Уголки рта Тинни опустились, он схватил Адамата за сюртук и тихо пригрозил:

– Я разрежу тебя на куски, как только разрешит хозяин. Не пройдет и трех дней. Я знаю, кто ты такой. Коп. Терпеть не могу вашу породу.

Он стоял так близко, что Адамат почувствовал, как изо рта бандита пахнет перегаром. Полчаса назад ничего похожего не было. Неужели Евнух так напугал Тинни, что тот решил напиться? Любопытно. Еще интереснее то, что Тинни стоял слегка наклонившись влево. Либо у него одна нога короче другой, либо он бережет больную конечность и старается не нагружать.

Адамат резко выдернул воротник из захвата Тинни.

– Ступай вперед, – проворчал тот.

– Только после вас.

Адамат сделал приглашающий жест.

Тинни с усмешкой поклонился ему и шагнул в коридор. Инспектор присмотрелся к его походке. Так и есть, хромает на правую ногу.

Когда тот меньше всего ожидал, Адамат набросился на Тинни и жестко приложил ботинком в икру его поврежденной ноги. Бандит скорчился от боли. Адамат зажал ему рот, заглушая изумленный вопль, всей своей массой вдавил его в пол и схватил свободной рукой за горло.

– Никогда не обещай убить человека, если не уверен, что тебе представится такая возможность, – прошептал Адамат. – Все это лето у меня над душой стояли самые влиятельные и опасные люди во всем Девятиземье. Думаешь, после них меня может напугать какой-то хромой ублюдок? Думаешь, у меня есть время с тобой возиться? Я иду на встречу с твоим хозяином. Если все сложится плохо – ничуть не сомневаюсь, что он убьет меня. Но обещаю: если я снова окажусь с тобой в одной комнате, – как бы крепко меня ни связали – я освобожусь и убью тебя.

Адамат отпустил шею Тинни.

Разные люди по-разному реагируют на угрозы. Одни приходят в ярость. Другие все сносят молча. Третьи настолько пугаются, что верят каждому слову, какие бы странные вещи им ни говорили.

Взглянув в глаза Тинни, Адамат решил, что этот – из последних.

Адамат прошел в большой зал. Все его тело болело после ночи, проведенной на стуле, со связанными руками. Он сам с трудом удерживался, чтобы не хромать. В зале расположилось не меньше десятка мужчин и женщин, одетых так же неприметно, как и Тинни. Вероятно, посыльные или кто-то в этом роде.

За свою жизнь Адамат побывал в логове у пяти-шести главарей преступного мира. Это были либо роскошные дворцы, либо грязные вертепы. Штаб-квартира Владетеля ошеломила его своей обыденностью. Она напоминала приемную влиятельного, но экономного аристократа. Вот и все, что он мог сказать.

Там же, в зале, собрались и телохранители. Эти крепкие парни с пистолетами за поясом стояли возле каждой двери и каждого окна и хмуро поглядывали на окружающих. Адамат признал хозяйку публичного дома на востоке Адопеста, которая однажды подсказала, где найти убийцу. В лучшем своем платье, она сидела на скамье около входной двери и напоминала ученицу, ожидающую встречи с директором школы.

Кто-то ухватил Адамата за руку. От удивления он едва не подпрыгнул, затем резко обернулся и увидел перед собой лицо телохранителя.

Инспектор заговорил первым, не дожидаясь расспросов:

– Я ищу Евнуха. Он послал меня принять ванну, но я, кажется, потерял своего провожатого. Я должен встретиться с Владетелем.

Громила, очевидно, ожидал чего-то другого. Он нахмурился, открыл рот, но тут же снова закрыл.

– Адамат! – услышал инспектор знакомый голос.

Евнух прошел через зал и кивнул телохранителю. При ярком дневном свете Адамат наконец рассмотрел, что тот одет в пошитый на заказ коричневый фрак с длинными фалдами и изумрудным шейным платком. Громила отступил в сторону, и Адамат позволил Евнуху отвести себя в коридор.

– А где Тинни? – спросил Евнух.

– Споткнулся и упал с лестницы. Я сказал ему, что сам найду вас.

– Ах вот как? – Евнух ничем не показал, что сомневается в рассказе Адамата. – Хорошо, теперь вы можете встретиться с Владетелем.

Они остановились перед дверью в конце коридора – невзрачной, без какой-либо таблички. Адамат посмотрел в обе стороны коридора.

– Сюда?

– Да.

– Понятно.

– Вы ожидали увидеть что-то другое? Может быть, более величественное?

Адамат обозрел простую обстановку коридора и заметил женщину с пачкой бумаг в руках, одетую в длинное простое платье и настолько заурядную по виду, что это резало глаз.

– Нет. Полагаю, что нет.

Евнух постучал в дверь.

– Войдите, – послышался нетерпеливый возглас.

Адамат зашел в комнату и закрыл за собой дверь.

К удивлению инспектора, это оказался хорошо освещенный, внушительных размеров кабинет с обшитыми деревом стенами, высокими окнами и изразцовым камином. Недалеко от двери стояли два потертых кресла. Дальнюю часть кабинета занимал широкий стол, наполовину заслоненный ширмой. Адамат обратил внимание, что в комнате не было никаких украшений, если не считать роскошного ковра на полу.

За столом сидела женщина со строгим выражением лица, острым подбородком и морщинками в уголках глаз. Ее осанка была безупречной, длинное платье полностью прикрывало ноги. На коленях у нее лежал недовязанный шарф.

– Инспектор Адамат?

Адамат кивнул, с любопытством взглянув на ширму. Он слышал, как за ней скрипит по бумаге перо.

– Меня зовут Амбер, – представилась женщина, проглотив последний звук, так что получилось «Амбе». – Первым делом вы должны уяснить, что умрете, если увидите лицо Владетеля, даже случайно.

Адамат внезапно понял, что ему уже не так интересно, кто сидит за ширмой.

– Садитесь.

Женщина показала на кресло возле камина.

Адамат сел.

– Я буду говорить от имени Владетеля, – продолжала Амбер, – и вы можете обращаться ко мне так, словно я и есть Владетель. А я буду обращаться к вам так, словно это говорит он. Теперь я хотел бы принести извинения за то, что вы провели ночь в моем подвале. Досадное недоразумение.

Скрип пера затих. Адамат заметил, что Амбер теперь смотрела не на него, а за ширму. Возможно, получала от Владетеля указания на языке жестов.

– Это было очень неприятно, могу вас уверить.

– Перейдем к делу, – сказал Владетель устами Амбер. – Один человек, по имени лорд Ветас, доставил немало хлопот моей организации.

– Мне незнакомо это имя.

Адамат сам удивился, зачем ему понадобилось лгать. Он ведь уже рассказал Евнуху о Ветасе и своей семье.

– Полно вам. Он старался действовать тайно, но его имя было хорошо известно в штабе Тамаса. Так же как и ваше. Мне показалось слишком большим совпадением, что мои люди, наблюдая за шпионом лорда Ветаса, наткнулись на вас.

– Иногда случаются и более странные вещи, – заметил Адамат.

– Например, когда Таниэль Два Выстрела, знаменитый герой войны, на вершине Южного пика застрелил бога? – подсказал Владетель. – Или когда фельдмаршал Тамас, из числа наиболее благоразумных людей в Адро, объявил богом своего повара?

Адамат постучал пальцами по колену, наблюдая, как Амбер раз за разом оборачивается к ширме. Это мешало сосредоточиться и вести разговор, но, похоже, у него не было выбора.

– Вы ведь не поверили в эту чепуху, не так ли?

– Я не утверждал, что поверил, – ответил Владетель через своего переводчика. – Я склонен верить лишь неопровержимым фактам. Но если бы я действовал, полагаясь только на факты, я не стал бы тем, кто я есть. Половину прибыли мне приносят слухи и сплетни. Неофициальная информация.

– Информация – это сила, – согласился Адамат. – Уверен, что вы неплохо на ней зарабатываете.

– Да, это не только сила, но и большие деньги. Но вам я могу кое-что сообщить бесплатно: фельдмаршал Тамас погиб.

Адамат сжал кулаки, чтобы не показать, как задрожали его пальцы. Неужели это правда? Неужели фельдмаршал мог погибнуть? Если это так, Адамат внезапно остался без покровителя. Он и раньше не имел особой поддержки в войне против такого опасного противника, как лорд Ветас. Но шестнадцать солдат и открытая чековая книжка – это все-таки не шутка. Инспектор сомневался, что сможет справиться с Ветасом в одиночку.

– Откуда вы знаете? – спросил Адамат, когда успокоился настолько, что смог продолжить разговор.

Но голос его все равно дрогнул.

– Сегодня утром я получил рапорт от генерала Хилански, командующего Второй бригадой. – Из-за ширмы появилась рука и протянула Амбер письмо. Та в свою очередь передала его Адамату. – Думаю, остальные члены комитета – леди Винсеслав, ректор, ревизор Ондраус и Рикард Тумблар – получили такие же сообщения.

Адамат сорвал шелковую ленту с письма и развернул его. Буквы были адроанскими, но сам текст выглядел какой-то тарабарщиной.

– Это шифр?

– Именно так. Здесь сказано…

– Что Кресимир вернулся, – перебил Адамат. – А фельдмаршал Тамас с двумя бригадами оказался отрезан от своей армии. По всей видимости, он погиб.

Владетель ничего не ответил. Амбер несколько мгновений смотрела за ширму и наконец, широко раскрыв глаза от удивления, передала ответ:

– Это было… впечатляюще.

Адамат вернул ей письмо.

– Хорошая память позволяет легко разгадывать шифры. Еще мальчишкой я два лета потратил на то, чтобы запомнить ключи к четыремстам с лишним шифрам, как распространенным, так и необычным. Этот используется чрезвычайно редко, но я никогда ничего не забываю. Но Кресимир? Я думал, что Таниэль Два Выстрела убил его.

– Боги. Слухи. Я добился своего нынешнего положения в преступном мире Адро, потому что порой высказывал дельные предположения. И сейчас я предполагаю, что генерал Хиланска не сказал бы такого, если бы не был абсолютно уверен в своих словах.

Адамат откинулся на спинку кресла. Испуг понемногу проходил, и инспектор с любопытством уставился на ширму. Что за человек за ней скрывался? Увиденная мельком рука с ухоженными ногтями, несомненно, принадлежала пожилому мужчине. Владетель не сидел всю жизнь за этой ширмой. Наверняка в каких-то иных кругах он известен под другим именем, позволяющим ему появляться на публике.

– Только горстка людей в Адопесте имеет эту информацию, – сказал Адамат. – Почему вы сообщили ее мне?

Владетель, видимо, задумался на мгновение.

– Потому что вы оказались в незавидном положении. Тамас был вашим работодателем.

– Вы хотите нанять меня?

Волосы на голове Адамата встали дыбом. Он и представить себе не мог, что ему предложит работу сам Владетель.

– Рикард Тумблар попросит у вас помощи в его избирательной кампании. Предложит хорошую плату. Я могу заплатить больше. Чем еще вы могли бы теперь заняться? Вернуться обратно в полицию? Не думаю, что вы захотите в ближайшие годы разгуливать по улицам в полицейском мундире.

– Какую работу вы хотите мне поручить?

– Это возвращает нас к первому вопросу: почему вас интересует лорд Ветас?

Адамат склонил голову набок. Владетель не знал о его жене. Видимо, Евнух еще не рассказал ему. Кроме того, это означало, что Владетель либо вообще не работает на лорда Ветаса, либо недостаточно близок к нему, чтобы быть посвященным в подробности его отношений с Адаматом.

– Он похитил мою жену. Я хочу спасти ее и убить Ветаса.

Из-за ширмы послышался хриплый смех. Адамат невольно нахмурился.

– Прекрасно, – передала Амбер слова Владетеля. – Просто прекрасно.

– А вас почему интересует лорд Ветас?

– Как я уже сказал, он создал немало проблем для моей организации.

– Каких проблем?

– Таких, с которыми я не могу справиться, не подняв ненужного шума. Он держит при себе не менее шести десятков головорезов, причем среди них – Избранный.

У Адамата подскочило сердце. Избранный? Бездна, как справиться с таким врагом?

– Не могли бы вы рассказать подробнее, что это за проблемы?

– Ничего, что имело бы отношение к вам.

Адамат снова разгладил свою сорочку:

– Может быть, война банд? Ветас покусился на ваши источники дохода? На ваше положение в преступном мире? Возможно, переманил ваших людей?

Это объяснило бы, почему Ройя-Лис оказался среди тех, кто держал в заложниках детей Адамата. Но если Ройя перешел к Ветасу без благословения Владетеля, значит он посчитал, что новый хозяин сильнее прежнего.

Поистине пугающая мысль.

– Ничего, что могло бы вас беспокоить, – повторила Амбер, сумев передать холодность тона Владетеля. – Встреча закончена. Можете идти.

Адамат заморгал от неожиданности:

– Разве вы не хотели нанять меня?

– Уже нет.

– И вы не собираетесь меня убивать?

– Нет. Ступайте.

Адамат встал и еще раз осторожно осмотрел комнату, стараясь не слишком задерживаться взглядом на ширме. Обстановка казалось дорогой и добротной, но все это были вещи фабричного производства. Слегка потрескавшаяся обшивка стен, потертые подсвечники. Даже стол напоминал те, что производят по десятку в день в какой-нибудь крупной мастерской. Ни одной вещи, происхождение которой можно отследить.

Кроме ковра гурланской работы – даже на неискушенный взгляд Адамата, превосходного качества.

Адамат поискал в кармане носовой платок и громко высморкался. Неловко выронил платок, наклонился и поднял с пола, старательно отворачиваясь от стола Владетеля.

Когда он выпрямился, Амбер все еще выжидающе смотрела на него, намекая на злоупотребление гостеприимством. Она показала взглядом на дверь, Адамат кивнул.

Снаружи дверь придержал Евнух.

– Подождите меня здесь, – велел он, заходя в кабинет Владетеля.

Адамат на мгновение взглянул на ворсинки ковра, зажатые между пальцами. Всего несколько волокон, высохших и смятых. Инспектор положил их в карман. Сам он ничего не смог бы определить по этим нитям. Но он знал женщину, которая в них разберется.

Евнух вышел из кабинета и с шумом захлопнул дверь. Он казался встревоженным.

– Вы свободны, – объявил он. – Разумеется, мы не можем допустить, чтобы вы покинули этот дом через парадную дверь. Возьмите свою одежду.

Адамат открыл рот, чтобы ответить, но тут его схватили сзади и поднесли к лицу какую-то тряпку. Последнее, что запомнил инспектор, – это одурманивающий запах эфира.

11

Таниэль задремал в седле, но был разбужен отдаленными орудийными выстрелами.

Мрачные мысли вертелись в голове, словно клубы дыма в притоне. Перед глазами все еще стоял Страж, жующий порох. Таниэль до сих пор ощущал силу этих чудовищных рук. Как кезанцы сумели превратить порохового мага в подобное существо? Судя по тому, что Таниэль знал о Стражах и Избранных, это казалось невозможным.

С другой стороны, так же невозможно проткнуть Стража ребром, вырванным из его же собственной груди.

Таниэль внезапно почувствовал, что падает, и судорожно схватился за луку седла, напугав лошадь. Мир вокруг словно перевернулся. Он сделал несколько глубоких порывистых вздохов. Даже сообразив, что на самом деле никуда не падал, Таниэль еще долго не мог унять отчаянно бьющееся сердце. Пятый день без малы. Руки дрожали, во рту пересохло, в голове звенело. Палящие лучи солнца тоже не помогали справиться со всем этим.

Холодная рука внезапно коснулась его щеки. Ка-Поэль сидела позади него, обхватив Таниэля за талию, поскольку никогда прежде не ездила верхом. По такой жаре это соседство должно было доставлять ужасные неудобства, но на самом деле лишь оно и приносило немного облегчения.

Хотя Таниэль ни за что не признался бы ей в этом.

День едва начался. Они ехали по в Саркову ущелью, горы обступали дорогу с обеих сторон. Ночь провели в Фендале, большом городе с населением приблизительно в сто тысяч человек, возросшим в четыре раза за счет армейских резервистов и беженцев из Будвила.

Там Таниэль разрешил себе отдохнуть, но его недолгий и беспокойный сон был наполнен кошмарами. Он читал однажды, что человек, пристрастившийся к мале, может уснуть с помощью лишь одного средства – новой дозы этого зелья.

Ка-Поэль убрала руку с его щеки, и он почувствовал одновременно сожаление и неловкость. Что ему делать с этой девушкой? Похоже, она считает, что он в каком-то смысле принадлежит ей. Предположим, он мог бы переспать с Ка-Поэль, но эта мысль вызвала у него… противоречивые чувства. Она была дикаркой и его слугой. Спутником, и никем больше. В просвещенном адроанском обществе никто не истолковал бы это превратно.

Но разве его когда-либо заботило, что подумает о нем общество? Дикарка? Таниэль видел магию Ка-Поэль. Она несколько раз спасала ему жизнь. Ее не назовешь «обыкновенной дикаркой».

Таниэль пытался разогнать туман в голове, но без особого успеха. Клевать носом в его положении было опасно. Завтра к вечеру он доберется до линии фронта и там узнает, остались ли в строю другие пороховые маги и нет ли новостей об отце. Разумеется, он должен доложить о своем прибытии, но… кому? Таниэль никогда не отчитывался ни перед кем, кроме фельдмаршала Тамаса.

Неужели отец в самом деле погиб? Таниэль с удивлением почувствовал, как при этой мысли у него ком встал в горле. Сам он любил Тамаса, даже восхищался им, но никогда не нравился отцу, и они не были особенно близки. В конце концов, старый сукин сын приказал Таниэлю убить лучшего друга. Таниэль понятия не имел, где теперь Бо. Возможно, погиб на горе, а если нет, Тамас потом его казнил.

Таниэль надеялся, что они оба живы – и Тамас, и Бo. Ему еще многое нужно им сказать.

Что касается Ка-Поэль… К ней он испытывал единственное чувство – признательность. А еще Таниэль ощущал безнадежность, поскольку Тамас был единственным шансом для Адро победить в этой войне.

Они остановились отдохнуть и пообедать в городке, каких было множество в Сарковом ущелье между Фендалем и Будвилом. Обычно здесь проживало не больше двух-трех тысяч человек. Но с наступлением войны в них стало полно народа. Один за другим тянулись через городок обозы, резервные части шли по улицам, довольные уже тем, что пока находятся за несколько дней пути от фронта. Таниэль смотрел, как мимо проезжают телеги, везущие раненых и убитых солдат. По дороге из Адопеста он уже насмотрелся на сотни таких повозок. Это не говорило ничего хорошего о ходе войны.

– Капитан, если вы сейчас же не ответите мне, я прикажу вас выпороть.

Ка-Поэль, сидевшая рядом с Таниэлем на покрытом травой склоне, толкнула его локтем под ребра. Он поднял голову и с удивлением понял, что к нему кто-то обращается.

Это был всадник в чине полковника, мелкие черты его лица скривились в угрюмой усмешке. Он указал стеком на Таниэля:

– Из какой вы бригады, капитан? – Он помолчал, предоставляя Таниэлю возможность ответить. Потом, не дождавшись, заговорил снова: – Перестаньте так глупо таращиться на меня. Разве я задал трудный вопрос?

– Ни из какой, – произнес Таниэль.

– Ни из какой? Вы в своем уме? Вы капитан адроанской армии или нет? Отвечайте, молодой человек, или я арестую вас как самозванца, выдающего себя за офицера!

Таниэль потрогал капитанские звезды на отвороте своего мундира. Они были золотыми. На свои серебряные он купил малу в притоне, а на замену смог получить только такие. Значок с пороховым бочонком лежал в кармане. Кровавая бездна, что нужно этому человеку? Таниэль никогда не отчитывался ни перед кем, кроме фельдмаршала. Он подумал, что формально должен быть приписан к какой-нибудь бригаде. Вероятно, Седьмой?

Таниэль пожал плечами.

Лицо полковника побагровело.

– Майор!

К полковнику подъехала женщина лет тридцати пяти.

– Да, сэр?

У нее были длинные каштановые волосы, заплетенные в косу, и тонкое лицо с родинкой на левой щеке. Она отдала честь полковнику, а затем посмотрела на Таниэля.

– Арестуйте этого человека, – приказал полковник.

– По какому обвинению, сэр?

– Непочтительное отношение к вышестоящему начальнику. Он не поприветствовал меня, не ответил на мои вопросы и не встал при моем появлении.

Майор спешилась и подозвала двух солдат в новых аккуратных мундирах.

Таниэль наблюдал, как они втроем приближаются. Откусил кусок баранины с сыром и не спеша прожевал.

– Встаньте, капитан, – сказала майор.

Не получив ответа, кивнула подчиненному. Тот нагнулся, чтобы ухватить Таниэля за руку.

Таниэль взял пистолет, лежавший у него на коленях, взвел курок и прицелился в рядового:

– Плохая идея, солдат.

Таниэль попытался было выдавить улыбку, глядя на лица майора и полковника, но передумал, решив, что это вряд ли поможет в его положении.

– Э-э… простите, сэр, вы, случайно, не Таниэль Два Выстрела? – спросил кто-то из солдат.

– Да, это я.

– Раньше я служил в Седьмой бригаде. Счастлив снова видеть вас, сэр. Но кажется, мы должны вас арестовать.

Таниэль встретился взглядом с майором:

– Думаю, этого не случится.

Майор отступила в сторону и тихо посовещалась с полковником. Несколько мгновений спустя полковник кивнул, и майор с солдатами удалились.

Таниэль вернулся к своему обеду, но заметил, что полковник остановился в десяти футах от него. Затем подъехал еще ближе. Таниэль поднял голову. Он был не в том настроении, чтобы беседовать с кем-либо.

Лицо полковника по-прежнему выражало неодобрение.

– Капитан, я сожалею, что не узнал вас. Мы встречались прежде, но это было несколько лет назад. Ваш отец был великим человеком.

Рот Таниэля был наполнен едой. Как он мог ответить?

– Да, был.

– Капитан, я должен предупредить вас. Фельдмаршал весьма снисходительно относился к солдатам, в особенности к пороховым магам. С его смертью отношения в армии несколько изменились. Сомневаюсь, чтобы Генеральный штаб сделал для вас исключение, при всей вашей репутации. Если вы еще раз направите пистолет на офицера, вас…

– Расстреляют? – Таниэль не смог сдержать усмешку.

Полковник нахмурился:

– Нет, повесят.

– Спасибо за предупреждение.

– Рад, что вы снова в строю, капитан, – кивнул полковник. – Вы нужны нам на фронте.

Он помедлил, вероятно ожидая, что капитан встанет и отдаст ему честь. Но так он мог простоять хоть весь день, поскольку Таниэль и не думал подниматься. После почти минутной паузы полковник развернул лошадь и легким галопом ускакал.

Таниэль невольно задумался: почему сам полковник не на фронте со всей остальной армией?

– Поэль, – сказал он, – я не уверен, что это хорошая идея – отправиться вместе со мной.

Она удивлено выпучила глаза.

– Поэль, я серьезно. Здесь идет война. Знаю, ты уже была на войне. – Бездна, она была там всего несколько месяцев назад, когда они победили ту же самую Великую армию. Он видел, как она покрошила половину Королевского совета Кеза на Южном пике. – Но я чувствую себя… странно, с тех пор как ты вывела меня из комы. Не знаю, что должен делать. И не хочу вести тебя на смерть.

Таниэль снова вспомнил, как очнулся после комы и увидел кровь на ее руках. Вспомнил трупы солдат. Еще один человек, которого он должен был знать, но не узнавал, лежал на полу без сознания. Ка-Поэль попыталась объяснить жестами, и Таниэль понял так, что она обменяла его жизнь на чью-то другую. Он так и не узнал, чью именно, но сама мысль об этом вызывала отвращение.

Ка-Поэль взяла у него кусок сыра и сунула в рот. Похоже, это и был ответ, которого Таниэль сам не мог найти.

– Ну хорошо, – вздохнул он. – Я должен был попытаться. Но я рад, что ты будешь рядом со мной.

Ка-Поэль скривила губы в хитрой улыбке.

– Рядом со мной, Ка-Поэль. Но…

Она приложила палец к его губам, улыбка стала еще шире.

– Им не понравится, что ты будешь со мной, – предупредил Таниэль. – В нашей армии служит немало женщин, но интимные отношения с ними строго запрещены. Разумеется, это происходит постоянно, но офицеры стараются блюсти приличия. Они попытаются заставить нас спать в разных палатках.

Ка-Поэль недоумевающе развела руками.

– Что? Интимные отношения? Понимаешь, мужчины и женщины бывают… близки. Очень близки.

Она указала на пространство между ними, затем сделала резкое движение рукой. «Но мы – нет». На ее лице вновь появилась лукавая усмешка, как у ребенка, уверяющего, что не сделал ничего дурного, хотя его поймали на «месте преступления».

Сердце Таниэля застучало быстрее, он почувствовал, что краснеет.

– Ладно, девочка, мы скоро поедем дальше. Но сначала я схожу отолью.

Когда он вернулся, она уже сидела в седле, но спереди, как будто хотела, чтобы он сел сзади.

– Подвинься, – попросил Таниэль.

Она даже не шевельнулась. Он забрался в седло позади нее. Чтобы взять поводья, ему пришлось обхватить ее за талию. Она прижалась к его груди, и он со вздохом дернул поводья.

По мере приближения к фронту людей вдоль дороги становилось все больше. На последних десяти милях палатки заполнили все ущелье, от края до края. Это было настоящее людское море: солдаты, кузнецы, повара, прачки и торговцы. Таниэль видел солдат с нашивками всех бригад, включая «Крылья Адома» – наемников леди Винсеслав. Она уже должна знать, что Тамас погиб. Не отзовет ли она теперь своих солдат с фронта?

За толпами не видно было самой дороги, но Таниэль понимал: один хороший ливень превратит ее в непроходимое болото. Вдоль всего этого хаоса из тысяч людей, текла Нижняя Адра. Тут и там к берегу швартовались баржи из Адопеста – с провизией, оружием и новобранцами.

Наконец Таниэль добрался до лагеря самой армии. Здесь палатки уже выстроились в некотором подобии порядка. Таниэль и не подозревал, что когда-нибудь так обрадуется ровным рядам и строгой дисциплине. Но сейчас он был просто счастлив, что последние мили дороги, заполненные резервистами и шлюхами, остались позади.

Пока Таниэль ехал, раскаты орудийной стрельбы доносились издалека. Теперь он различал отдельные выстрелы. Казалось, артиллерийские расчеты трудились непрерывно. Это не удивляло – он видел Великую армию Кеза.

Чего Таниэль действительно не ожидал, так это грохота и вспышек магических атак, которые заметил, когда подъехал ближе. Там сражались Избранные – с обеих сторон. Бо́льшая часть Королевского совета Кеза погибла в битве у Южного пика или же от магии Ка-Поэль в Кресим-Курге. Но откуда взялись Избранные у адроанцев?

Расспрашивая встречных, Таниэль вскоре отыскал ближайший офицерский клуб. Главным образом там сидели офицеры Третьей бригады. Он бросил свой значок с пороховым бочонком на барную стойку:

– Мне нужна комната.

– Комнат нет, сэр. – Бармен подозрительно взглянул на него. – Все заняты.

– Выгоните кого-нибудь, – предложил Таниэль. – Я не смогу уснуть в палатке в этом хаосе.

Бездна! Сам Таниэль привык спать где придется. Но при таком скоплении народа он не рискнет оставить Ка-Поэль в помещении без надежного засова на дверях.

– Сожалею, сэр. Но я не могу этого сделать.

Таниэль скосил глаза на свой значок с пороховым бочонком:

– Вы ведь видите это или нет?

Бармен толкнул значок по барной стойке обратно к Таниэлю:

– Послушайте, сэр. В армии не осталось пороховых магов. Они все погибли. Поэтому перестаньте вешать мне лапшу на уши.

Таниэль покачнулся, едва не упав со стула. Погибли? Все?

– Что значит «погибли»? Как они могли погибнуть?

– Они пропали вместе с фельдмаршалом Тамасом в тылу врага.

– Ни одного Отмеченного по эту сторону Будвила?

– По обе стороны. Они все мертвы.

– Вы видели их трупы? – настаивал Таниэль. – Видели или нет? Может быть, знаете того, кто видел? Или получили какие-то известия из Кеза? Думаю, нет. Тогда дайте мне выпить и пошлите кого-нибудь приготовить мне комнату.

Бармен сложил руки на грязном переднике и не тронулся с места.

– Послушайте, – сказал Таниэль. – Если я последний живой пороховой маг к северу от Будвила, значит я теперь важная шишка, будь оно все проклято. Кто-то же должен убивать Избранных. Мне нужно выпить и наконец-то немного поспать, чтобы я смог заняться делом.

– Фредрик, этот человек беспокоит вас?

В бар зашла женщина и ошарашенно уставилась на Таниэля. Он узнал майора с родинкой на щеке – ту самую, что попыталась арестовать его чуть раньше. Неужели она следила за ним?

– Он выдает себя за порохового мага, госпожа, – сообщил Фредрик.

– Он и есть пороховой маг. Это Таниэль Два Выстрела.

– Извините, сэр. – Бармен поспешно поклонился. – Что вам угодно?

– Джин. – Таниэль откашлялся. – Извиняться необязательно.

– А для дикарки?

Ка-Поэль с недовольным видом постучала пальцами по стойке.

– Ее зовут Ка-Поэль. Принесите ей воды.

Девушка толкнула его в плечо.

– Вина, – поправился Таниэль. – Какого-нибудь легкого.

Майор настороженно разглядывала Таниэля, словно врага на поле боя.

– Вы позволяете своей служанке так себя вести? – спросила она.

– Простите, – произнес Таниэль, пытаясь не показать неприязни. – Я, должно быть, пропустил ваше имя.

– Я майор Доравир из Третьей бригады, адъютант генерала Кеть.

– Майор, эта «служанка» – Всевидящая. Колдунья более могущественная, чем половина Королевского совета Кеза.

Доравир, похоже, не поверила ему.

– Она ваша жена?

– Нет.

– Невеста?

Таниэль оглянулся на Ка-Поэль. Отчего у майора создалось такое впечатление?

– Нет.

– У нее есть звание?

– Нет.

– Тогда она не имеет права находиться в офицерском клубе. Она может подождать вас снаружи.

– Она моя гостья.

– Из-за большой скученности генерал Кеть объявила, что только супруги могут оставаться с офицерами в клубе. Слишком многие приводят сюда своих шлюх, чтобы развлекаться с ними.

Пальцы Таниэля сами потянулись к пистолету на поясе, но он вспомнил совет, который дал ему чуть раньше тот полковник. Нет, он не станет делать это здесь. Таниэль обернулся к Ка-Поэль:

– Поэль, ты выйдешь за меня замуж?

Та кивнула с серьезным видом.

Бездна! Таниэль надеялся, что она поняла, зачем он это сказал. Он повернулся обратно к Доравир.

– Она моя невеста, – объявил он и посмотрел на бармена. – Найдите мне комнату.

Доравир фыркнула:

– А вы забавный малый, Два Выстрела. Можете поселиться со мной в моей комнате. Фредрик, дайте ему ключ.

– А моя невеста?

– Она может устроиться в чулане, – усмехнулась Доравир, глядя на Ка-Поэль.

Это не обещало ничего хорошего.

Таниэль взял у бармена стакан с джином и осушил одним глотком. Пойло едва не свалило его с ног. Когда он в последний раз пил спиртное? Таниэль поморгал, надеясь, что никто не заметил слез в его глазах.

– Спасибо, я остановлюсь где-нибудь в другом месте.

– Удачи! – снова усмехнулась Доравир. – Вы не найдете свободной комнаты в пределах пяти миль от линии фронта, и теперь, когда Тамас погиб, никто не позволит простому капитану выселить других офицеров. Вам придется ночевать в палатке.

Таниэль не без удовольствия отметил прозвучавшее в голосе Доравир раздражение.

– Думаю, я так и поступлю. Ка-Поэль, пойдем.

* * *

Адамат очнулся от грубого толчка. Он вздрогнул и потянулся к трости, но ее под рукой не оказалось. Инспектор неуверенно огляделся.

Он сидел в карете с еще одним пассажиром – тем самым грабителем, который ударил его рукоятью пистолета, а потом доставил к Владетелю. Карета стояла. Снаружи доносился беспорядочный шум вечерней улицы.

– Тоак, если не ошибаюсь? – спросил Адамат.

Грабитель кивнул. В правой руке он держал пистолет со взведенным курком, направленный на Адамата.

– Выходите.

– Где я?

– За квартал к северу от площади Выбора. Выходите.

Адамат выбрался из кареты и поднял руку, защищая глаза от яркого солнца. Как только он спрыгнул с подножки, карета сорвалась с места и исчезла из вида. Адамат протер глаза и попытался собраться с мыслями. Мутило. Что они ему дали? Ах да, эфир. Сознание еще долго будет затуманено.

Он просидел в ближайшем кафе до самой темноты, попивая содовую и пытаясь успокоить желудок.

Почему Владетель сначала предложил ему работу, а затем просто вышвырнул обратно на улицу? Очень странный поступок. Владетель был известен скрытностью и эффективностью действий. Умением держать слово и беспощадно расправляться с конкурентами. Но отнюдь не странными поступками.

Это должно быть как-то связано с тем, что Адамат ему рассказал.

Инспектор выругался, проклиная эфир, который целый час мешал ему понять очевидное.

Владетель собирался нанять Адамата, чтобы он выследил лорда Ветаса. Но зачем платить человеку, который сам собирался проделать ту же работу? Инспектор покачал головой. Глупость. И с его стороны, и со стороны Владетеля. Если Тамас действительно мертв, то Адамат останется без солдат, которых ему выделил фельдмаршал. А в одиночку инспектор не сможет справиться с Ветасом.

Зато Адамат выяснил, где тот скрывается. В доме, куда зашла женщина в красном платье. В доме, где он видел сына герцога Элдаминса.

Теперь, когда он узнал все это, нужно напасть на особняк. Так же, как они сделали, спасая семью Адамата: выбить двери, застать противника врасплох. Но у такого человека, как лорд Ветас, должны быть охранники. Что сказал Владетель? По крайней мере шестьдесят головорезов и Избранный.

Адамату понадобится много людей, понадобится помощь. Помощь Владетеля.

Несомненно, его люди будут следить за инспектором. Адамат не хотел, чтобы Владетель знал, где он скрывается и что делает. Он поднялся на ноги, вышел из кафе и поймал экипаж.

Он сменил три кареты и прошагал мимо пяти-шести домов, прежде чем убедился, что никто за ним больше не следит.

Уже в полной темноте инспектор добрался до ткацкой фабрики. Несмотря на поздний час, станки все еще работали. Адамат прошел по цеху и по ажурной лестнице из кованого железа поднялся в комнату, окна которой выходили прямо в цех. Внутри он увидел женщину, склонившуюся над латунным микроскопом. Ей было около сорока, и она красила волосы в черный цвет, чтобы скрыть седину у корней. Стены ее кабинета были заставлены образцами разнообразных тканей – от дешевого холста до тонкого шелка, один ярд которого стоит сотни кран.

Адамат постучал в дверь.

Женщина приглашающе махнула рукой, не поднимая глаз от микроскопа.

– Марги, привет! – сказал Адамат.

Женщина наконец подняла голову.

– Адамат! – удивилась она. – Какой приятный сюрприз.

– Рад тебя видеть. – Адамат снял шляпу.

– И я тебя тоже.

Инспектор на мгновение задержал ее руку. Марги была давней подругой Фей. Адамат подумал, не рассказать ли ей обо всех своих трудностях, но отбросил эту мысль.

– Мне нужна твоя помощь.

– Значит, это не дружеский визит?

– К сожалению.

Марги вернулась к микроскопу.

– Обычно ты в таких случаях присылал Фей. Как она, кстати? Я все лето не получала от нее никаких известий.

– Не слишком хорошо. – Адамат внутренне сжался. – Из-за этой революции и всего прочего. Все это ужасно действует ей на нервы.

– Печально. – Марги внезапно помрачнела и сплюнула на пол. – Будь проклят этот Тамас и его кровавый переворот!

– Марги?

Адамат не смог скрыть изумление. Марги всегда откровенно говорила все, что думала, но ее никак нельзя было назвать роялисткой. Она сама, без всяких протекций, добилась должности старшего мастера на крупнейшей текстильной фабрике в Адро.

– Он заведет нас всех в бездну, – заявила Марги, грозя пальцем Адамату. – Вот увидишь. Надеюсь, ты не купился на всю эту чепуху о том, что он хочет сделать мир лучше. Он просто захватил власть, и ничего больше.

Адамат поднял руки:

– Я стараюсь держаться подальше от политики.

– Рано или поздно нам всем придется выбрать союзников. – Она отбросила выбившуюся прядь за ухо и закашлялась. Адамат решил, что Марги немного смущена своей вспышкой. – Так чем я могу тебе помочь?

Адамат осторожно вытащил из кармана ворсинки, надеясь, что это действительно волокна ковра Владетеля, а не нитки от взятого напрокат сюртука.

– Мне нужно найти этот ковер.

– Это точно не нитки из кармана? – Она осторожно взяла волокна. – Несколько раз Фей по твоей просьбе именно их и приносила.

– Думаю, нет.

Марги положила волокна под микроскоп и подкрутила колесико, регулируя резкость.

– Вандувианская шерсть, – определила она.

– Высокого качества?

– Самая лучшая. Кем бы ни был хозяин этого ковра, он очень-очень богатый человек.

– Есть шанс отследить, откуда взялся ковер?

Марги отошла от микроскопа.

– Я сказала бы так. Вандувианские ковры продают несколько торговцев. Я расспрошу кое-кого. Зайди через пару недель, и, возможно, у меня будет что рассказать.

– Так долго? – расстроился Адамат.

– Тебе нужно раньше?

– Как можно скорее. Это весьма срочное дело.

Марги вздохнула:

– Это дорого тебе обойдется.

– У меня нет при себе больших денег.

– Не нужны мне твои деньги. Передай Фей, что она должна пригласить меня в кафе «Пальмы» еще до того, как облетят листья. И тогда мы будем в расчете.

Адамат постарался изобразить улыбку:

– Обязательно передам.

Марги вернулась к микроскопу.

– Приходи через неделю – и узнаешь, откуда взялся этот ковер.

12

Приблизившись к линии фронта, Таниэль понял, что магические удары, которые он видел издалека, наносят наемники из «Крыльев Адома».

Четыре бригады «Крыльев» удерживали западный фланг фронта, между горами и адроанской армией. Сверкала золотая отделка их красно-белых мундиров.

Магия выглядела не очень впечатляюще, причем с обеих сторон. Струи огня разбивались о воздушные щиты, молнии с неба разили врага слишком вяло, без настоящего размаха. Даже такая преуспевающая наемная армия, как «Крылья Адома», не могла платить Избранным достойные деньги, а в Королевском совете Кеза, похоже, остались только молодые и слабые маги. Да и как могло быть иначе после побоища в Кресим-Курге?

Таниэль забросил ранец за плечи и, нахмурившись, поглядел на западный берег Нижней Адры. Холм, на котором он стоял, мог служить отличной позицией для хорошего стрелка – всего в нескольких сотнях шагов от передовой. Но, судя по тому, что он видел, кезанцы день ото дня теснили адроанскую армию.

Линия фронта проходила примерно в пяти милях к северу от Будвила. Город все еще горел, пламя поднималось над городскими кварталами. Что кезанцы сделали с жителями? Разумеется, когда Будвил пал, многие убежали на север, но вряд ли все успели покинуть город. Теперь оставшиеся либо попали в рабство, либо погибли.

Кезанцы были известны жестоким обращением с населением покоренных стран.

Ка-Поэль села на траву, открыла ранец и положила на колени. Вытащила кусок воска и начала медленно разминать. Таниэлю захотелось взглянуть, кого она лепила на этот раз.

– Ты умеешь колдовать без них? – Он уселся рядом с ней, скрестив ноги. – Я хотел сказать, без этих кукол. И без кусочков человеческих волос, ногтей и прочего.

Она вскинула голову и снисходительно посмотрела на него, а затем вернулась к работе.

– Из какой бездны ты достаешь этот воск? Я ни разу не видел, чтобы ты что-нибудь покупала. У тебя, вообще, есть деньги?

Ка-Поэль сунула руку под сорочку и достала скомканную пачку банкнот. Потрясла ими перед носом у Таниэля и положила обратно.

– Откуда ты их взяла?

Она щелкнула его по носу. Больно.

– Ой! Отвечай, противная девчонка.

Она подняла руку, собираясь щелкнуть снова.

– Ладно-ладно. Видит Кресимир, я просто спросил.

Таниэль положил штуцер на колени и провел пальцами по ложу. Ни одной отметки. Чистый ствол. Совершенно новая вещь. Пристрелянная, если верить солдату, который отдал его Таниэлю. «Никогда не бери в бой ружье, из которого сам ни разу не стрелял» – так учил его Тамас, который теперь, скорее всего, похоронен в братской могиле вместе с остальными солдатами Седьмой и Девятой бригад.

С чем он оставил адроанскую армию? С чем оставил Таниэля? Написал ли Тамас хотя бы завещание? Таниэль никогда раньше не думал об этом. С детских лет он привык считать, что Тамас будет жить вечно.

Боевые действия пока ограничивались обменом артиллерийскими залпами. Ядра зарывались в мягкую землю перед адроанскими укреплениями или же ударялись в невидимые магические щиты, взрывались и падали, не причиняя никакого вреда.

Перестрелка выглядела чуть ли не формальностью. Ни та ни другая сторона почти не несли потерь, пушки также не пострадали.

– У тебя остались «красные метки»? – спросил Таниэль.

Ка-Поэль покачала головой.

– И ты не сможешь их сделать для меня?

Она хмуро подняла на него глаза и показала на воск у себя в руке, как будто хотела сказать: «Разве ты не видишь, что я занята?»

– Мне нужен мой порох, – сказал Таниэль.

Ка-Поэль оторвалась от лепки и несколько мгновений рассматривала его непроницаемым взглядом зеленых глаз. Затем внезапно кивнула и вытащила из ранца пороховой рожок.

У Таниэля дрожали руки, когда он высыпал первую порцию пороха на бумагу, чтобы свернуть патрон. Он отчетливо ощущал черные крупинки между пальцами. Даже слишком отчетливо. Это было похоже на… зов. Таниэль облизал губы, высыпал полоску на руку и поднес ее к лицу.

Он помедлил. Ка-Поэль наблюдала за ним.

Один глубокий вдох – и голова Таниэля словно вспыхнула огнем. Он качнулся назад и вздрогнул. Затем услышал стон – низкий и жалобный. Неужели это он сам? Таниэль опустил голову на руки и подождал, пока дрожь не прекратится. Ему показалось, что на это ушло несколько минут.

Когда он поднял голову, мир вокруг ярко сверкал.

Таниэль моргнул. Он не открывал третий глаз, не смотрел на Иное. Но все вокруг светилось. Нет, решил он, не светилось. Но все очертания стали видны резче, чем прежде. Мир сделался настолько прозрачным, что обычному человеку, никогда не погружавшемуся в пороховой транс, невозможно это представить. Словно Таниэль долгое время находился под водой и только теперь вынырнул на поверхность.

В прошлый раз, когда он вдохнул порох, чтобы справиться с тем Стражем в Адопесте, ничего похожего не почувствовал. Или просто не обратил внимания?

Как он мог думать, что мала способна заменить это? Как можно сравнивать порох с каким-то зельем?

Таниэль расплылся в улыбке и даже не пытался ее сдержать.

– О бездна! Как здорово!

Он свернул десяток патронов, убрал их в ранец и повесил пороховой рожок на плечо. Затем лег на грудь и начал осматривать расположение противника.

На восточном берегу Нижней Адры стояли кезанские Избранные. Большинство носили яркие мундиры, их окружали знаменосцы и телохранители. А также множество Стражей. Теперь, когда Тамас погиб, кезанцы больше не опасались пороховых магов. Ничего, в ближайшие дни они вспомнят былой страх.

Основные цели – офицеры. Практически все верхом. Где же их кавалерия? Странно, что кезанцы не перебросили ни одной кавалерийской части к северу от Будвила. Ладно, пусть будут офицеры.

Второстепенные цели – артиллеристы.

Третьестепенные цели…

Таниэль почувствовал, как задрожала земля, и лишь потом услышал стук копыт. В полусотне ярдов слева собралось около двадцати всадников: офицеры адроанской армии и даже несколько генералов. Некоторых Таниэль узнал.

Генерал Кеть, командующая Третьей бригадой, была красивой женщиной приблизительно пятидесяти лет. Портил ее лишь рубец на том месте, где должно быть правое ухо. Ее широкое лицо почему-то казалось знакомым, как будто Таниэль недавно видел ее. Хотя он точно знал, что с их последней встречи прошло много лет.

Кеть была в этой компании не единственной, кто получил увечье в бою. Болезненно тучный генерал Хиланска из Второй бригады лишился левой руки до самого плеча.

Никто из них не замечал Таниэля.

Все как один выглядели крайне возбужденными, указывали друг другу на что-то и наблюдали за полем боя в подзорные трубы. Хиланска крикнул артиллеристам, чтобы те отходили назад.

Отходили? Это означало оставить позиции. Почему они должны?..

Наконец Таниэль понял. Кезанские войска пришли в движение. Рота за ротой, они выстраивались позади артиллерии, готовясь к атаке. Сегодня кезанцы собирались отогнать противника еще дальше.

Таниэль прищурился. В строящихся рядах были заметны огромные сгорбленные фигуры.

Он не смог определить, обычные это Стражи или новый вид, созданный из пороховых магов, как тот экземпляр, что напал на него в Адопесте.

В любом случае адроанской армии это ничего хорошего не сулило.

Таниэль отметил, что позиции адроанской артиллерии располагались уступами с интервалом в две сотни футов. Пока оттаскивают пушки с первой линии, орудия второй могут продолжать стрельбу. Отступление было спланировано заранее. Возможно, за последние десять дней маневр повторялся много раз. В этом был определенный смысл, если генералы считали, что все равно не удержат позиций.

Таниэлю увиденное совсем не понравилось.

Он оставил Ка-Поэль на холме, а сам спустился и подошел к офицерам, окружавшим генерала Хиланску.

– Что происходит, сэр?

Генерал снисходительно взглянул на Таниэля, затем присмотрелся внимательнее.

– Мы отступаем, сынок.

– Это глупо, сэр. Мы занимаем позицию на высоте и можем удержать ее.

Генерал Кеть развернула лошадь и оглядела Таниэля с ног до головы. Интересно, помнила ли она его? За четыре года он должен был измениться.

– Капитан, вы подвергаете сомнению приказ командира? – спросила генерал Кеть.

– Госпожа, это глупая тактика. Она ведет к поражению.

– Капитан, вас понизят в звании, если вы немедленно не извинитесь.

Другой генерал, белокурый мужчина с гордой осанкой, добавил:

– Полагаю, именно поэтому он до сих пор всего лишь капитан.

Генерал Хиланска поднял уцелевшую руку:

– Кеть, успокойтесь. Неужели вы не узнали нашего мальчика? Таниэль Два Выстрела, герой войны за независимость в Фатрасте. Рад видеть вас живым.

– Генерал.

Таниэль наклонил голову. В детстве он слышал рассказы Тамаса, каким Хиланска был прежде. Надежный, отчаянный. Лучший товарищ, какого только можно пожелать в бою. Теперь он стал толстым и старым, но Таниэль верил, что в душе генерал остался прежним.

– Меня не интересует, кто он такой, – ответила Кеть. – Нарушение субординации в нашей армии никому не должно сходить с рук.

– Но Тамас… – начал Хиланска.

– Тамас погиб, – перебила Кеть. – Это больше не его армия. Если вы…

Появление посыльного помешало ей договорить.

– Враг наступает, сэр.

Кеть пришпорила лошадь и умчалась прочь, отдавая на скаку приказы.

Жеребец Хилански возбужденно затанцевал на месте, а затем отпрыгнул в сторону.

– Уводите артиллерию! – Генерал посмотрел на Таниэля. – Я не останусь там. У них появился новый вид Стражей. Более умных, ловких, быстрых. Раньше я таких не встречал. Мы назвали их Черные Стражи.

– Их создали из пороховых магов, – объяснил Таниэль. – Кезанцы послали двоих, чтобы убить меня в Адопесте.

– Рад, что у них ничего не вышло. Стражи из пороховых магов? Как это вообще возможно? – Хиланска окинул его тяжелым взглядом. – Хорошо, капитан. Отправляйтесь туда и держите оборону, пока я отвожу артиллерию.

Таниэль вернулся на холм к Ка-Поэль. Ее работа над куклой успешно продвигалась.

– Кезанцы атакуют, – сообщил Таниэль. – Я собираюсь сражаться.

Зачем он это сказал? Чтобы она остановила его? Или пошла вместе с ним?

Не дождавшись ответа, он взял свой ранец и направился на передовую. Ка-Поэль будет в большей безопасности, если останется здесь. А как насчет его собственной безопасности? Еще в Вершинной крепости он задумался: кто кого на самом деле защищает?

Под размеренную дробь барабанов кезанские солдаты шли вперед. В адроанском лагере заиграли трубы, и множество солдат побежали к передовой.

Таниэль остановился и взглянул на приближавшиеся кезанские войска. Ни один Избранный не двинулся с места, но там…

Стражи в черных плащах и котелках протиснулись сквозь ряды, как собаки, выбегающие впереди охотников. Они почти летели над пустынным полем. Некоторые держали шпаги, другие – длинные пики. Они выли, как звери. Жуткий звук, слышимый даже за грохотом орудий, стуком барабанов и гудением труб, заставил Таниэля вздрогнуть.

Он опустился на одно колено, поднял ружье и прицелился. Один вдох. Второй. Огонь.

Таниэль поджег немного пороха, ровно столько, чтобы удержать пулю в полете. Он сосредоточился на одном из Черных Стражей. Пуле хватило двух-трех секунд, чтобы преодолеть расстояние до цели и…

Он промахнулся.

Таниэль не мог поверить в это. Он стоял далеко от передовой, был спокоен как камень, ничто не отвлекало его. Как он мог промахнуться?

Таниэль перезарядил штуцер. Стражи быстро приближались. Как только они доберутся до адроанских позиций, начнется невыразимый хаос. Таниэль снова прицелился и нажал на спуск.

Пуля прошла между глаз Стража, повалив монстра на землю. Никто из его товарищей, казалось, не заметил этого. Один даже подхватил шпагу из все еще дергавшейся руки, лишь на мгновение замедлив бег.

Таниэль понял, что не сможет задержать их. Оставалось… что ему оставалось? Выстрелить еще пару раз, пока Стражи не добрались до адроанских укреплений?

Таниэль достал штык из ранца и провернул его, чтобы кольцо плотно село на ствол. Он стоял, готовый к атаке, задержавшись лишь для того, чтобы процарапать на ложе ружья отметку старым гвоздем, который всегда носил в кармане. Внезапно вспомнил о Ка-Поэль и задумался, правильно ли поступил, оставив ее одну.

Таниэль влился в поток адроанских пехотинцев, спешивших на позицию, локтями пробивая себе дорогу. Они бежали слишком медленно.

Послышался приказ держать строй. Таниэль не собирался дожидаться атаки врага. Его сапоги бухали по земле в три раза чаще, чем у других солдат. Он почувствовал, как к горлу подступил комок.

– Целься! Огонь! – завопил неподалеку офицер.

Столб дыма поднялся над рядами адроанской пехоты. Многие Стражи пошатнулись. Некоторые упали. Но это уже не могло остановить остальных.

Один участок адроанских укреплений возвышался над прочими. Таниэль заметил, как несколько офицеров поднялись на высоту. Именно туда и направятся Стражи. Они оставят ровное пространство кезанской пехоте, а для себя выберут самую трудную цель.

Не успела эта мысль пронестись в голове Таниэля, как несколько Стражей изменили направление и побежали прямо на высоту. Самый крупный опередил сородичей. Несколько темных пятен уже расплылись по его плащу, он вздрагивал, когда пули попадали в него, но не останавливался. Страж поднял шпагу и прыгнул на бруствер.

Таниэль врезался в монстра на лету. Удар вышиб воздух у него из легких, и он вместе со Стражем скатился по склону. Мощные руки обхватили Таниэля и отбросили в сторону. Он упал на землю и вскочил на ноги, когда Страж уже готовился вонзить шпагу ему в лицо.

Таниэль отбил клинок и сам проткнул врага штыком. Лезвие вошло в тело Стража почти по самый ствол, но произвело не больший эффект, чем выстрелы из мушкетов.

Страж рванулся назад, освобождаясь от штыка, а затем отскочил еще дальше, чтобы уклониться от повторного удара.

Таниэль едва успел развернуться, когда другой монстр набросился на него сбоку. Он нагнулся и ткнул штыком в уязвимую точку под подбородком врага. Пришлось отпустить штуцер и отпрыгнуть в сторону, спасаясь от шпаги первого Стража. Таниэль достал кинжал и приготовился к нападению.

Страж остановился и высыпал в рот целый патрон. Заскрипел почерневшими зубами и выплюнул бумагу на землю.

Таниэль никогда не отличался умением обращаться с кинжалом. Обычно он спасался быстротой и точным расчетом, но, если эту тварь обучили каким-то основным приемам, Страж разрежет его на куски.

Пороховой маг парировал выпад противника и отвел клинок в сторону. Страж рванулся вперед и ударил свободной рукой. Таниэль был готов к этому.

Он перехватил кулак Стража и лбом боднул его в нос. Таниэль почувствовал, как кость вдавилась в мозг монстра. Одно это должно убить его, но в мышцах Стража все еще чувствовалась сила. Таниэль отшатнулся и полоснул врага кинжалом по шее. В горле Стража забулькало, он рухнул на землю, еще цепляясь за жизнь, но уже не представляя угрозы.

Таниэль почувствовал на лице черную липкую кровь Стража.

– Эй! – крикнул кто-то из укрепления. – Они уже близко!

Таниэль с испугом понял, что остальные кезанские пехотинцы уже почти поравнялись с ним. Он подхватил ружье и взобрался на бруствер, разбрызгивая грязь и ругаясь. Страж проделал это упражнение с легкостью. Таниэлю прыжок дался не так просто.

Солдаты затащили его в укрытие, затем похлопали по спине.

– Назад, на позицию! – раздался чей-то приказ.

Таниэль затряс головой и оперся спиной о бруствер. Прижал штуцер к груди, чтобы не дрожали руки, и задумался, не напрасно ли он выбирался за укрепления.

Кто-то хлестнул его по лицу. Он решил, что это Ка-Поэль, но, когда поднял глаза, увидел разъяренную Доравир.

– Хотите умереть, капитан? – Она схватила его за воротник и затрясла, как провинившегося школьника. – Хотите? Никто не должен выбегать за насыпь без моего приказа. Никто!

– Плевал я на ваши приказы!

Таниэль оттолкнул ее. Если бы он чуть хуже контролировал свои движения, то мог полоснуть майора штыком по груди.

Она уставилась на него с холодным гневом в глазах:

– Я отправлю вас на виселицу, капитан.

– Попробуйте.

– Заряжай, – послышалась команда другого офицера.

Таниэлю потребовалось минута, чтобы сориентироваться. С высокого земляного вала он оглядел прерывистую линию атакующих кезанцев. Стражи дрались уже позади укреплений и убили много адроанских солдат. Но похоже, на своем участке он все-таки изменил ситуацию, расправившись с теми двумя монстрами. Солдаты пригнулись, перезаряжая ружья и готовясь к атаке кезанцев.

Таниэль отвернулся и затолкал пулю в ствол. Краем глаза он видел, как Дораир рванулась прочь, выкрикивая приказы.

– Капитан, будьте осторожны, – прошептал соседний солдат. – Если она положила на вас глаз, то либо затащит в постель, либо сживет со света. А может, и то и другое сразу.

– Пусть проваливает в бездну, плевать мне на нее.

– Она сестра генерала Кеть. Что хочет, то и вытворяет. Но будь я проклят, если она плохой офицер. Не верьте тому, кто так говорит.

Сестра Кеть. Вот почему он подумал, что недавно где-то видел генерала. Сходство было сильное, хотя Доравир казалась стройнее.

– Хороший офицер разрешил бы мне драться, как я умею, – возразил Таниэль, опуская вторую пулю в ствол и забивая пыж.

Солдат уставился на него:

– С вами все в порядке, капитан? Вы только что дважды зарядили ружье и не засыпали порох.

– Подумай сам, – ответил Таниэль с уверенностью, которой на самом деле не чувствовал. – Кто может выскочить за укрепления, чтобы в одиночку сразиться с двумя Стражами, а затем зарядить ружье без пороха?

Он облизал черные крупинки с пальцев, чтобы удержаться на краю порохового транса, затем упер приклад в плечо и посмотрел на врага поверх ствола. Передние ряды кезанцев были в двухстах ярдах от укрепления, намного дальше той дистанции, с которой могли выстрелить из мушкетов. Зато адроанцы были готовы открыть огонь в любой момент.

Таниэль заметил двух офицеров позади кезанского строя и спустил курок. Он выстрелил сразу двумя пулями, направив их в разные цели.

Первая пуля попала офицеру в грудь. Он схватился за рану и обмяк в седле, переполошив своего денщика. Вторая прошла мимо. Таниэль вздрогнул. Как он мог промахнуться? Неужели из-за малы он утратил меткость?

– Прокляни меня Кресимир! – воскликнул солдат. – Таниэль Два Выстрела! Эй, – он тронул соседа за плечо, – это Таниэль Два Выстрела.

– Ага, – ответил тот, – а я генерал.

– Он только что за насыпью уложил в одиночку четырех Стражей.

– Да что ты!

– Я видел собственными глазами.

– Конечно видел.

Таниэль сосредоточился на приближавшихся кезанцах. Барабанная дробь эхом отдавалась в голове. На мгновение он открыл третий глаз и увидел, что земля буквально купается в мерцающем сиянии аур и всплесках магии по всему полю боя.

– Вы готовы умереть вместе с нами, Два Выстрела? – спросил второй солдат, отвлекая внимание Таниэля.

Это была не угроза. Просто вопрос.

– Нет, не очень.

– Каждый день мы отступаем. Иногда – дважды в день. Всякий раз кезанцы вот так идут в атаку, и мы теряем по триста человек или больше.

Таниэль не мог поверить этому.

– Каждый раз?

Солдат мрачно кивнул.

– Отступаем… – Таниэль вытянул шею. Артиллерия уже передвинулась к следующему ряду траншей и земляных валов. – Проклятые дураки. Мы должны держаться, не позволять им теснить нас. Мы практически обескровили армию.

– Не уверен насчет «обескровили», кровь тут льется рекой. Мы не можем держаться. Пробовали, но не можем. Ничто не остановит этих Черных Стражей. Сколько ни убивай, кажется, их становится только больше.

– Ты так спокоен, что это пугает, – признался Таниэль.

– Думаю, в этом есть что-то умиротворяющее. Знать, что сегодня ты должен умереть. Тот парень, что рядом с вами…

Таниэль обернулся. Солдат был так молод, что вряд ли даже начал бриться. Его руки дрожали, и мушкет ходил ходуном.

– Думаю, этот парень не согласен со мной.

– Это просто волнение, – решил Таниэль. – Мы все его чувствуем.

Таниэль снова посмотрел на кезанцев. Сто пятьдесят ярдов. Он перезарядил штуцер, вскинул его и выстрелил.

– Только не вы, – не поверил солдат. – Я слышал, что вы первым же своим выстрелом всадили пулю между глаз Избранному.

– Так и было. Но я учился стрелять у самого фельдмаршала Тамаса. – Таниэль на мгновение умолк. – Вас учили стрелять по мишеням, – объяснил он молодому солдату. – Совсем другое дело, когда ты понимаешь, что там стоит живой человек, который тоже целится в тебя. Я стрелял с расстояния в две мили. И враг не ожидал выстрела. А тебе, сынок, нужно просто выдохнуть и спустить курок. Стреляй точно, потому что второй попытки тебе могут и не дать.

Он назвал солдата «сынком», хотя тот был едва ли на пять лет моложе самого Таниэля.

Пока шел разговор, пороховой маг перезарядил ружье, затем прицелился и выстрелил. Еще один офицер упал.

Молодой солдат восхищенно смотрел на Таниэля, но его руки не переставали дрожать.

– Непохоже, что вам удалось его подбодрить, – заметил первый солдат.

– Внимание! – Майор Доравир подняла шпагу над головой, сжимая в другой руке пистолет. – Целься!

Кезанцы уже почти подошли на расстояние выстрела из мушкета. Тысяча за тысячей. Шеренга за шеренгой. Теперь Таниэль понимал, как трудно будет удержать позиции. Он помнил битву у Южного пика, помнил, как они десяток раз едва не теряли бастион. Но они охраняли перевал шириной всего в сто шагов, к тому же защищенный чарами. Сейчас же их отделяла от врага только земляная насыпь, и остановить натиск кезанцев было почти невозможно.

– Огонь!

Первую шеренгу наступавших кезанцев скосило залпом, как и бо́льшую часть второй. Адроанские пехотинцы принялись перезаряжать ружья.

Прежде чем они успели сделать второй выстрел, кезанцы остановились. Те, что заняли место в первой шеренге, припали на колено и прицелились.

Таниэль бросился под укрытие насыпи, повалил заодно на землю и молодого солдата. Грянул залп, и пули зачавкали, отскакивая от сырой земли. Солдат попытался подняться, но Таниэль удержал его.

– Это стрельба шеренгами, – сказал Таниэль. – Сначала стреляет первая, затем вторая, пока первая заряжает. Подожди…

Прозвучал второй залп. Таниэль досчитал до трех и лишь затем отпустил молодого солдата. Он встал, готовясь выстрелить.

Оглушительно заревев, кезанцы бросились в атаку со штыками наперевес.

– Одиночный огонь! – прозвучала команда.

Таниэль глубоко вдохнул пороховой дым. Голова загудела, кровь быстрее побежала по венам. Руки больше не дрожали. Организм нашел более подходящее зелье, чем мала. Таниэль высыпал немного пороха на ладонь и втянул его носом.

Кезанцы уже подбежали к основанию насыпи и начали карабкаться наверх. Таниэль приподнялся, чтобы выстрелить, но вдруг заметил Избранную на расстоянии примерно в сто ярдов. Она шевелила пальцами, готовясь к магическому удару. Таниэль прицелился и спустил курок.

Из горла женщины брызнула кровь; она схватилась за рану и упала.

Кезанская пехота хлынула вверх по насыпи, словно вода, прорвавшая плотину. Таниэль вонзил штык в живот одному кезанцу, проломил прикладом череп другому. Запрыгнул на бруствер, чтобы помешать подняться следующим, уворачиваясь от их ударов и нанося свои.

Сигнал к отступлению Таниэль едва расслышал.

– Держаться! – крикнул он, сбивая вражеского гренадера с бруствера ударом приклада. – Мы еще можем держаться!

Молодой солдат повалился на землю, пропустив укол в грудь. Таниэль прыгнул с бруствера к нему на помощь, насадив кезанца на штык, словно быка на вертел.

Рана парня могла оказаться смертельной. Лезвие прошло между ребрами – вероятно, через легкое. Если так, он захлебнется собственной кровью.

Адроанские солдаты начали отступать. Но Таниэль не мог оставить парня умирать здесь.

– Стоять! Держитесь, проклятые ублюдки!

Он остался один на валу. Не считая раненого, лежавшего возле ног. Тот солдат, что первым заговорил с Таниэлем, теперь вытянулся на земле за бруствером, его глаза неподвижно смотрели в небо. Майора Доравир нигде не было видно.

Таниэль протянулся пороховым чутьем к пороху кезанских пехотинцев, мысленным усилием поджег его и направил энергию взрыва в сторону от себя. Но его все равно оглушило и сбило с ног. Взорвалась каждая унция пороха в пределах десяти ярдов вокруг.

Пороховой дым поднимался в воздух, обгоревшие трупы усыпали вал. Отовсюду слышались стоны раненых и призывы о помощи. Сражавшиеся в отдалении солдаты остановились и посмотрели на Таниэля. Он направился было к ним, чтобы помочь удержать другой участок вала. Но через мгновение понял, что больше не видит ни одного пехотинца в синем мундире.

Кругом разливалось море мундиров песочного цвета. Кезанцы взяли укрепления.

Молодой солдат был все еще жив, он кашлял кровью. Таниэль закинул штуцер за плечо, ухватил раненого под мышки и потащил назад, к адроанским позициям.

Это был долгий путь, он пронес солдата на себе более ста шагов до следующей линии укреплений. Большинство кезанцев не обращали на него внимания. Несколько посланных вдогонку пуль скользнули по земле рядом с его ногами, но кезанцы были слишком заняты. Им нужно было сровнять насыпь и вернуться назад, чтобы перевести артиллерию на сотню-другую шагов и подготовиться к завтрашней атаке.

Опустошенный, со все еще гудящей от порохового транса головой, Таниэль добрался до своих.

– Осмотрите его, – велел Таниэль подбежавшей женщине-врачу.

Та отшатнулась от него и удивленно раскрыла глаза:

– Он умер, сэр.

– Проклятье, просто осмотрите его! Облегчите ему боль!

– Нет, сэр. Он не умирает. Он уже мертв.

Таниэль повалился на колени возле молодого солдата и коснулся пальцами его шеи. Пульса не было. Этими же пальцами Таниэль закрыл парню глаза.

– Будь оно все проклято! – прошептал он.

Врач присела рядом с ним. Он отодвинул ее ладонь:

– Со мной все в порядке!

– Ваша рука, сэр.

Таниэль опустил взгляд. Сквозь разрезанный рукав мундира была видна кровоточащая рана. Он ее даже не почувствовал.

– Доктор, займитесь теми, кто заслуживает помощи, – раздался голос за спиной.

К ним подошла майор Доравир. Ее каштановые волосы растрепались, щеки почернели от порохового дыма, мундир порвался, кровь пропитала белую сорочку.

Таниэль встал.

– Майор Доравир, разве честь офицера не требует от вас умереть вместе с вашими людьми?

Она наотмашь ударила Таниэля, так что его голова дернулась, а зубы затрещали. Он прикоснулся к щеке.

– Сделаете это еще раз – и я сломаю вам руку.

– Я была последней, кто покинул позицию, – прорычала Доравир.

– Нет, – поправил ее Таниэль. – Последним был я. Мы могли удержать позицию, но оставили ее, потеряв несколько сотен человек.

– Я подчиняюсь приказам. А вы нет. Больше предупреждений не будет, капитан. Вы отправитесь на виселицу.

Майор повернулась на каблуках и ушла, подзывая к себе профосов.

Таниэль потер подбородок и перехватил взгляд Ка-Поэль. Она направлялась к полю битвы, где кезанские солдаты уже сравнивали насыпь, а санитары с обеих сторон забирали мертвых и раненых.

– Бездна, куда ты направилась? – закричал Таниэль.

Она показала на поле и приподняла в руке куклу. Проклятая девочка! Здесь не получится так, как в Кресим-Курге. Слишком много врагов и мало кукол.

Таниэль оглянулся на майора Доравир. Она разговаривала с двумя профосами с нашивками адроанской военной полиции, указывая при этом на Таниэля.

Самое время уносить ноги.

13

Тамас вылез из палатки, застегивая мундир и поправляя золотые эполеты. Будет ли сегодня дождь? Небо над Адроанскими горами на востоке едва-едва порозовело, остальной мир еще спал в темноте.

Тамас смотрел на светлую полосу на горизонте и думал о том, что происходит сейчас по другую сторону гор. Будвил пал. Кезанская армия, несомненно, продвигается дальше по Саркову ущелью. Тамасу оставалось лишь надеяться, что его генералы сдержат ее. Он скривился. После потери Будвила война могла складываться только в пользу Кеза. Он нужен своим солдатам. Нужен своей стране, своему сыну. Он должен перебраться через эти проклятые горы.

Лагерь постепенно оживал, сержанты свистом поднимали солдат с постелей. От кухонного костра доносился запах дыма, мало что, впрочем, обещавший солдатам.

Олем сидел неподалеку от палатки Тамаса – надвинув фуражку на глаза, положив ноги на бревно, а руки засунув в карманы. Поза была явно наигранной. Благодаря своему Дару, Олем не нуждался в сне.

– Ночь прошла тихо? – спросил Тамас, садясь на корточки возле небольшого, еле тлеющего костра и потирая руки.

Ранним утром в предгорьях летняя жара еще не ощущалась. Тамас поворошил угли веткой, затем бросил ее в костер. Один лишь пепел. Поддерживать огонь на высокогорье было нечем.

– Немного пошумели, сэр. И поворчали тоже.

Олем усмехнулся, как будто недовольство было всего лишь легкой неприятностью.

Тамас знал, что люди голодают, и мучился из-за этого.

– Я пресек эти разговоры, сэр, – доложил Олем.

– Хорошо.

Тамас услышал тихие шаги. Олем шевельнулся и вытащил из кармана руку с пистолетом.

На землю рядом с Тамасом рухнула тяжелая туша. Он вздрогнул.

– Олень, сэр. – Влора опустилась на корточки возле фельдмаршала.

Тамас почувствовал облегчение. Мясо.

– Один? – с надеждой спросил он.

– Андрийя подстрелил второго. Разделил между пороховыми магами. А этот – для офицеров.

Тамас пожевал губу.

– Олем, освежуй его и раздай людям. Каждому по кусочку сырого мяса. Пусть готовят сами. Через два часа снимаем лагерь.

Олем поднялся на ноги и потянулся. Засунул пистолет обратно за пояс и отошел, подзывая по именам нескольких солдат.

– Завтра к полудню мы дойдем до Хун-Доры, сэр, – сообщила Влора.

Ее плечо было испачкано оленьей кровью. Она, должно быть, вошла в пороховой транс, иначе хрупкая девушка не смогла бы нести тушу на плече.

– Сколько осталось?

– Приблизительно шестнадцать миль. Мы подошли близко, пока охотились.

– И что?

– Небольшой город, как и говорил Гэврил.

– Окружен стеной?

– Не стена, а древние развалины. Примерно восемь футов в высоту. Я бы не стала беспокоиться из-за этого, сэр. Город выглядит покинутым.

Покинутым? Тамас надеялся, что там будут жители. Тогда он смог бы захватить их запасы пороха и еды.

– А что с дорогой?

– Подъем становится все круче. Дорога повторяет очертания горных хребтов. Много мостов, судя по тому, что я видела. Когда мы войдем в лес, драгунам будет трудно окружить нас.

– На это я и надеялся.

– Плохо то, что дорога сужается. Смогут пройти всего три-четыре человека в ряд.

Значит, колонна растянется почти на четыре мили. Не очень удобно для армии, преследуемой драгунами. Тамас шепотом выругался.

Он посмотрел в небо и решил, что дождя сегодня не будет.

– Я солгал тебе, – сказал он.

Влора хмуро глядела на тлеющие угольки костра.

– Сэр?

– В Будвиле ты спрашивала, нет ли новостей о Таниэле. Я солгал.

Влора открыла было рот, но Тамас продолжил, не дав ей вставить ни слова:

– За несколько дней до того, как мы отправились в пещеры, я получил сообщение из Адопеста. Дикарка Таниэля пришла в сознание.

– А сам Таниэль?

– По-прежнему. Но если она смогла выйти из комы, по-видимому, сможет и он. Не думаю, что маленькая дикарка сильнее моего сына. Он… – голос Тамаса дрогнул, – он справится.

Фельдмаршал покосился на Влору, и ему показалось, что на ее щеке блеснула слеза.

– Как ваша нога, сэр?

Тамас посмотрел на свое колено. Михали вылечил его. Фельдмаршал мог теперь ходить. Мог скакать верхом. Бездна, он мог бы даже танцевать, если бы захотел. Но глубоко внутри он все еще чувствовал боль. Она пульсировала как раз в том месте, откуда вынули проклятую золотую звезду. Несмотря на исцеляющую силу бога, с ногой все еще что-то было не так.

– Превосходно, – соврал он. – Прямо как новая.

– Вы все еще прихрамываете, – заметила Влора.

– Я? Это просто по привычке.

Влора села на землю рядом с ним:

– Я слышала, что поврежденные ткани тяжело восстанавливаются. Им требуется помощь. Различные упражнения и массаж. Если хотите…

– Не думаю, что нам нужны сплетни. А они непременно начнутся, если ты будешь растирать мне ногу.

Тамас рассмеялся и испытал облегчение, когда Влора хохотнула вслед за ним.

– Я хотела сказать, что это мог бы сделать Олем, сэр.

– Уверен, что со мной все будет в порядке.

Тамас продолжал наблюдать за Влорой. Она посмотрела на него, затем снова уставилась на огонь. Она все еще избегала встречаться с ним глазами.

Тамас понял, что их прежние дружеские отношения потеряны. Если бы все шло, как задумано, она сейчас уже стала бы его невесткой. До отъезда в университет только она во всей армии осмеливалась называть его Тамасом. Влора ходила с ним под руку и даже обнимала на людях.

До того как переспала с тем щеголем из Жилемана и Таниэль разорвал помолвку.

Тамас поднялся на ноги.

– Продолжайте охотиться. Нам нужно как можно больше мяса.

– В конце концов мы истратим весь порох, сэр.

– Получите еще у квартирмейстера Седьмой бригады.

– Я имела в виду весь порох, всей армии.

Тамас забарабанил пальцами по поясу. Его войско двигалось вперед, не пополняя запасов и даже не имея продовольственных обозов. Рано или поздно они израсходуют все. И скорее – рано. Единственное их преимущество – в быстроте передвижения, но и оно быстро сойдет на нет из-за истощения людей и необходимости добывать продовольствие.

– Я прослежу, чтобы пороховые маги получали все, в чем нуждаются.

Каждый из его Отмеченных все еще стоил десятка обычных солдат.

– Я спрошу у квартирмейстера. – Влора кивнула.

Она встала и решительно направилась к лагерю.

Тамас смотрел ей вслед и чувствовал себя стариком, обремененным сожалениями.

Через несколько минут, когда уже все проснулись, в лагере поднялся невообразимый шум. Послышались одобрительные возгласы: вероятно, Олем начал раздавать мясо. Совсем немного, по тоненькой полоске, но все-таки больше, чем прежде.

Тамас разобрал и сложил свою палатку. Он заканчивал связывать скатку, когда вернулся Олем с испачканным кровью свертком.

– Я бы сам сделал, сэр, – проворчал телохранитель.

Тамас посмотрел на сверток и почувствовал, как рот наполняется слюной.

– Ты мне нужен для более важных вещей. Когда-то я был простым солдатом и умею разбирать палатку не хуже любого другого.

– Как скажете, сэр.

Олем встал на колени возле костра, установил вертел, затем развернул окровавленную материю и достал кусок оленины.

Тамас стоял и смотрел на юг. Где-то там кезанская кавалерия тоже сворачивала лагерь, вероятно надеясь настичь адроанские бригады прежде, чем те доберутся до относительно безопасного леса.

Скачущего через лагерь всадника фельдмаршал раньше услышал, чем увидел. Несколько мгновений спустя из предрассветной темноты возник Гэврил на дрожащем от усталости жеребце.

Тамас держал скакуна под уздцы, пока его шурин соскакивал с седла. Бока жеребца были в мыле, он дико косил глазами. Гэврил гнал что есть мочи.

– Шестнадцать тысяч, – объявил Гэврил. – Десять с половиной тысяч драгун и еще пять с половиной тысяч кирасир. Три кавалерийские бригады.

Великий Кресимир! Как справиться с такой силой?

– Далеко?

– Мы можем опередить их и дойти до леса, если снимемся прямо сейчас. Разведчики ушли на север, я с ними еще не говорил.

– Влора только что пришла с севера. Мы в шестнадцати милях от Хун-Доры.

Гэврил взял у Олема флягу, глотнул воды и вылил остальное себе на голову. От него пошел пар.

– У нас нет времени, чтобы грабить город.

– Она говорит – город покинут. Я пошлю нескольких человек осмотреть там все, но сами мы пройдем мимо.

– Покинут, да? – Гэврил почесал заросший подбородок. – Мы могли бы сделать там привал.

Тамас бросил тревожный взгляд на юг. Конечно, он не мог увидеть отсюда кезанскую кавалерию, но, казалось, чувствовал ее приближение.

– Может быть.

Олем встал и протянул оловянную тарелку с дымящимся куском оленины.

– Немного подгорело по краям и недожарено в середине, но в целом восхитительно, – заявил он с усмешкой.

В животе у фельдмаршала заурчало. В тарелке лежало не меньше двух фунтов мяса.

– Раздели это с Гэврилом, – велел Тамас. – Я не голоден.

Олем приподнял бровь:

– Я даже отсюда слышу, как ваш живот рычит, словно медведь, сэр. Вам нужно поддерживать силы.

– В самом деле все в порядке.

Гэврил схватил мясо руками:

– Как хотите.

Он разорвал кусок пополам и уронил часть на тарелку. Вторую гигант затолкнул себе в пасть, а затем, с набитым ртом, крикнул что-то другому всаднику, только что прискакавшему в лагерь.

– Сэр, – повторил Олем, когда Гэврил отошел, – вы должны поесть.

– Поднимай людей, – распорядился Тамас, поймав шляпу, едва не сорванную порывом ветра. Внезапная тревога разрасталась в его душе. – Передовая колонна должна выйти из лагеря через двадцать минут.

Он смотрел на юг до тех пор, пока Олем не ушел.

Шестнадцать тысяч кезанских кавалеристов. Они растопчут две его бригады. Или же люди умрут от голода и истощения в чужой стране, пока кезанцы жгут их дома.

Он не мог позволить этому произойти.

И не позволит.

Тамас шагнул к ближайшим палаткам.

– Солдаты! – крикнул он. – Приготовиться к маршу!

* * *

Сержант Олдрич со взводом штуцерников обосновались в заброшенных казармах на южном берегу Адры, неподалеку от маяка Гостоуна. В огромном здании давно уже никто не жил, за исключением бродячих собак. На парадных воротах висел замок, но одна боковая дверь оставалась открытой.

Адамат зашел через нее в казармы, миновал два пустых плаца и добрался до небольшой столовой. Сержант и его люди сидели там и наблюдали за играми четырех младших детей Адамата.

Адамат тихо стоял в дверях, не в силах сдержать улыбку при взгляде на Астрит, рассеянно перебирающую свои черные локоны. Она играла в принцессу, заточенную в высокую башню злым Избранным, которого, судя по костюму из старой одежды и простынь, изображал один из близнецов.

– Папа! – закричала Астрит, заметив его.

Дети гурьбой бросились к нему с объятиями и поцелуями, обступили со всех сторон. Он целовал каждого, называя по именам всех, кроме близнецов. Он никогда не говорил с ними по отдельности и не собирался делать этого впредь.

Несколько минут Адамат возился с детьми на полу, прежде чем сумел выбраться. Он велел им вернуться к игре, а сам подсел за стол к сержанту Олдричу в углу комнаты.

– Кофе? – предложил сержант, задумчиво жуя табак.

– Чай, если можно.

Олдрич позвал солдата:

– Принеси чай! – Потом смерил Адамата хмурым взглядом. – У вас ужасный вид. Попали в переделку?

– Да.

Адамат наблюдал за детьми. Они были прелестны. В самом деле прелестны. От мысли, что с ними может что-то случиться, его кровь закипела, и он заставил себя отвести взгляд.

– Все закончилось хорошо, и я нашел логово Ветаса.

– Не ожидал, что у вас получится. – Олдрич приподнял кофейную чашку в знак уважения. – Я думал, этот ублюдок сбежал, после того что вы сделали с его парнями в Оффендале.

– Он не боится меня, – фыркнул Адамат. – Не думаю, что он вообще кого-нибудь боится. Вы видели когда-нибудь паровую машину? Из тех, что приводят в движение ткацкие станки, кузнечные молоты, печатные прессы…

Адамат на мгновение подумал о своей неудавшейся затее с издательством, но тут же отмахнулся от воспоминаний.

– Да, – подтвердил Олдрич. – Они теперь и на кораблях есть.

– Верно. Вот такую паровую машину он мне и напоминает. Он продолжает действовать, несмотря ни на что. Никаких эмоций, никаких размышлений. Есть только задача, которую необходимо выполнить.

Олдрич неспешно потягивал кофе.

– Будь я проклят, вы чуть ли не сочувствуете ему.

– Нет. Я по-прежнему собираюсь вырвать ему сердце, как только найду его.

– Надеюсь, вам представится такая возможность. Мы нападем на него?

– Сколько у вас людей? – спросил Адамат, хотя и сам прекрасно знал.

– Пятнадцать. Двое будут охранять детей…

– Пятеро.

– Пятеро будут охранять детей. Остается двенадцать, считая вас и меня.

– Мало.

– У него хватит людей, чтобы одолеть лучших солдат фельдмаршала?

– Он держит при себе по крайней мере шестьдесят головорезов и одного Избранного.

– Ого! – присвистнул Олдрич. – Не думаю, что мы справимся с ними.

– Бездна, конечно не справитесь.

Солдат поставил перед Адаматом чашку чая.

– Спасибо, – кивнул инспектор, добавил два кусочка сахара и размешал ложечкой, чтобы чай остыл. – Вы читали утреннюю газету?

– Нет. – Хотите почитать? Эй, кто-нибудь, дайте инспектору газету!

У Адамата все сжалось внутри. Он хотел лишь узнать, прочел ли Олдрич сегодняшние новости. Не привлекая к ним внимания сержанта. Но что ж теперь поделаешь?

– Вы помните Избранного по имени Борбадор? – решил он сменить тему.

– Помню, – сказал Олдрич, и его обычно приветливое лицо внезапно сделалось настороженным.

– Думаю, он помог бы нам. Борбадор был из лучших в Королевском совете. Он фактически в одиночку оборонял Вершинную крепость против всех кезанских Избранных. Я знаю, что Тамас оставил его в живых и спрятал где-то в городе. Если бы мы…

– Нет, – отрезал Олдрич.

– Что «нет»?

– Избранный Борбадор связан Узами, которые обязывают его убить фельдмаршала.

– Я знаю. Это я рассказал Тамасу про Узы.

– Тогда зачем вы спросили меня об этом? Выпустив его, я подверг бы опасности Тамаса, но я не пойду на это.

Адамат сжал голову руками и подумал, что в последнее время слишком часто это делает.

– Это наш единственный шанс против Избранного, работающего на Ветаса.

– Вы могли бы попросить Таниэля Два Выстрела. Убивать Избранных – его любимое развлечение, и ходят слухи, что он в городе.

– В утренней газете сообщили, что он уехал на фронт.

Адамат понял свою ошибку, лишь когда слова уже сорвались с языка.

– Значит, вы видели сегодняшнюю газету? – Олдрич выдвинул ногой плевательницу из-под стола и наклонился, чтобы сплюнуть. – Там было что-то такое, о чем я должен узнать?

– Сэр! – позвал его один из солдат, молодой человек, вероятно ненамного старше Жосепа. – Сэр, взгляните на это.

Он подбежал к Олдричу и бросил газету ему на колени.

Сержант взял ее и прочитал заголовок:

– «Будвил захвачен, фельдмаршал Тамас погиб».

Просмотрев статью, Олдрич молчал целую минуту. Все это время молодой солдат стоял рядом. Наконец сержант вернул ему газету.

– Вы не хотели говорить мне?

Инспектор чувствовал себя как ребенок, пойманный за кражей в кладовке.

– Я хотел сказать позже. Когда придумаю, как убедить вас остаться.

Адамат с трудом сглотнул. Он потеряет последнего, кто мог помочь ему вернуть Фей. Как только Олдрич уйдет, Адамат останется один с восемью детьми, о которых нужно заботиться, а жена и сын по-прежнему находятся в руках врага.

– Не нужно никаких убеждений. Мне был дан приказ. Тамас – мой командир и старый друг. Он сказал, чтобы я довел это дело до конца, даже если он погибнет.

– И вы доведете?

– Да.

Адамат не смог сдержать вздох облегчения. Приложил ко лбу носовой платок, утирая выступивший пот.

– Спасибо. – Он помолчал и продолжил: – Мне показалось, вы на удивление легко восприняли эту новость.

– Слишком кричащий заголовок. – Олдрич указал на газету. – На самом деле это означает «объявлен погибшим». Тамас отправился с Седьмой и Девятой бригадами в тыл врага, и с тех пор его никто не видел. Это две самые сильные бригады в адроанской армии. Пока не увижу труп Тамаса, буду считать, что он находится в тылу кезанской армии, переламывая врагов, как зубочистки.

– Значит, я не смогу убедить вас выпустить Избранного Борбадора, раз вы считаете, что Тамас жив?

– Увы. Вам придется придумать что-то еще. И побыстрее, потому что я буду помогать вам лишь до тех пор, пока кезанская армия не постучится в ворота Адопеста.

– Я что-нибудь придумаю. – Адамат встал.

– Кроме того, теперь, когда Тамас объявлен погибшим, чиновники закроют чековую книжку, которую он дал вам. Нам скоро понадобятся деньги: либо для подкупа, либо для пополнения припасов. Если у вас припрятана небольшая сумма…

– Я посмотрю, что можно сделать.

Адамат с сожалением попрощался с детьми и направился к выходу, но Олдрич нагнал его в коридоре.

– Сержант?

– Я хочу кое-что сказать вам, – произнес вполголоса Олдрич и оглянулся на столовую. – Может быть, это придаст вам уверенности. Не волнуйтесь за ваших детей. Парни в самом деле привязались к ним. Если кто-то явится сюда за ними, мои солдаты вышвырнут его так, что мало не покажется.

Адамат с трудом справился с непрошеными слезами.

– Спасибо, – выдавил из себя он. – Это… это действительно много значит для меня. Спасибо.

* * *

Около часа ночи Адамат добрался до своего тайного убежища и устало поднялся по лестнице в конурку над комнатой хозяйки, прислушиваясь к скрипу ботинок по деревянным ступенькам. Он не появлялся здесь, пока не обдумал свои дальнейшие шаги в борьбе с лордом Ветасом. Неужели действительно прошло целых пять дней? После встречи с Владетелем ему приходилось ночевать на скамейке в парке, на койке приюта для бездомных и на стульях в баре.

А сейчас он должен принять ванну.

Соу-Смиз сидел на диване под тускло горящей лампой и сосредоточенно раскладывал пасьянс.

– Я ужасно волновался, – проворчал он, подняв глаза.

Адамат со вздохом закрыл дверь. Он надеялся перед встречей с Соу-Смизом хорошо выспаться этой ночью. Чувствовал себя так, словно побывал в бездне. Все тело болело, он почти не спал десять суток, и ему нужно было нормально поесть. Такое случалось с ним лишь раз в жизни, когда Манхоуч наследовал трон отца и среди простолюдинов начались волнения. Полицейские работали тогда по восемнадцать часов в сутки.

Инспектор не думал, что испытает нечто подобное снова. Казалось, все это осталось в прошлом.

– Извини, – сказал Адамат.

Соу-Смиз бросил взгляд на пасьянс, переложил одну карту поверх другой, взял со стола еще две и швырнул перед собой на диван.

– Ты похож на выбравшегося из бездны.

– И чувствую себя так же.

– Где ты пропадал?

Глаза-бусинки внимательно изучали лицо Адамата.

– Встречался с Владетелем. – Инспектор проковылял к креслу рядом с диваном и рухнул в него. – Его люди издевались надо мной всю ночь, прежде чем я смог увидеться с ним самим. Оказалось, что это была дурацкая ошибка. Потом они сказали «извини» и выбросили меня обратно на улицу.

– Ты видел Владетеля?

Уж не тревога ли прозвучала в голосе Соу-Смиза?

– Я подобрался к нему так близко, как никто другой. Сидел с ним в одной комнате, но он прятался за черной ширмой и говорил со мной через какую-то занятую вязанием женщину, словно он немой или что-то в этом роде.

Адамат нахмурился. Возможно, Владетель и в самом деле немой. Возможно, эта женщина нужна не только для предосторожности, но и для того, чтобы переводить его слова.

– У нас есть какая-нибудь еда?

Соу-Смиз указал большим пальцем на поднос возле дивана. Под салфеткой лежал сэндвич. Адамат взял его и сел обратно в кресло. Мясо и сыр были чуть теплыми, но ему показалось, что ничего лучше он в жизни не пробовал.

Подкрепившись, Адамат почувствовал, как силы понемногу возвращаются к нему.

– У меня сложилось впечатление, будто Владетель хочет того же, что и я, – продолжил инспектор, дожевывая сэндвич. – Лорд Ветас доставил ему какие-то неприятности. Люди Владетеля схватили меня лишь потому, что я следил за той же женщиной, что и они. – Адамат облизал пальцы. – Но теперь, когда Владетель знает мои планы, он решил просто отстраниться и позволить мне самому разбираться с Ветасом. Ужасно жаль, потому что мне нужна его помощь!

К концу фразы Адамат повысил голос, схватил поднос и швырнул его через всю комнату. Тот загремел по полу в дальнем углу.

Соу-Смиз откинулся на спинку дивана, забыв о пасьянсе и внимательно наблюдая за Адаматом.

– Никогда и никого я так сильно не хотел убить, как лорда Ветаса, – проворчал инспектор. – Я знаю, где он скрывается. Я нашел его логово. С помощью Владетеля я смог бы справиться, а он просто вышвырнул меня. – Адамат порывисто вздохнул. – Я собираюсь сделать большую глупость, Соу-Смиз. Думаю, ты должен меня оставить. Считай свою работу законченной.

Брови Соу-Смиза приподнялись.

– Я сам решу, как мне поступить.

– Но я собираюсь шантажировать Владетеля.

Соу-Смиз начал одной рукой собирать карты. Потом встал.

– На этот раз, – объявил он, – я с тобой согласен.

Адамат прикрыл глаза. Он не винил Соу-Смиза. Ничуть. Но он очень надеялся, что его друг опять откажется уйти. Останется рядом с Адаматом и поможет ему уцелеть в этом деле.

Соу-Смиз взял сюртук с вешалки возле двери.

– Извини, друг, – пробурчал он. – Я готов умереть за тебя, но Владетель не остановится на мне одном.

Разумеется. Соу-Смиз беспокоился не за себя, а за семью брата.

Они пожали друг другу руки. Через мгновение Адамат услышал тяжелые шаги по лестнице, а затем за дверью.

Инспектор опустился в кресло и уронил голову на руки.

Соу-Смиз, с его силой и габаритами, в драке стоил пятерых, но он был еще и другом. Адамат не мог позволить себе иметь друзей. Во всяком случае, не теперь, когда решился на рискованную затею.

Он с трудом поднялся на ноги, добрался до кровати и повалился на нее, даже не раздевшись.

14

Таниэль протер глаза и попытался вспомнить, что происходило перед тем, как он уснул.

Пять раз за три дня он участвовал в кровавых схватках на передовой. Пять раз последним оставлял позицию, когда кезанцы одерживали верх. Пять раз ему приходилось долго брести по усыпанному трупами полю, вынося раненых и убитых, в ярости оттого, что адроанцы снова не устояли под натиском врага.

Сколько еще придется отступать, до того как ранят или убьют всех солдат адроанской армии?

Таниэль посмотрел на юг. С каждым днем Будвил отодвигался все дальше и дальше. Линия фронта – или то, что было фронтом полчаса назад, – находилась в четверти мили от Таниэля и скрывалась за пороховым дымом. Кезанские солдаты уже сравнивали с землей укрепления и уносили своих убитых.

Эта последняя атака выдалась самой тяжелой. Пехотинцы из Семнадцатой бригады были по большей части зелеными юнцами, они дрогнули и побежали еще до того, как получили приказ отступать. Таниэль задумался: уцелел ли в этой бойне еще хоть кто-нибудь, кроме него? От стонов раненых, доносящихся из госпиталя, мороз шел по коже.

Ка-Поэль сидела у костра рядом с палаткой. Она уставилась на огонь, рассеянно вычищая ногти кончиком длинной иглы из своих запасов. В котелке кипела вода. Ка-Поэль взглянула на Таниэля, затем снова посмотрела на огонь.

Таниэль повалился на землю рядом с ней. Все тело болело. Он был с головы до ног покрыт шрамами и ушибами. Один особенно мерзкий Страж едва не прикончил его, и Таниэль показал Ка-Поэль свежую рану на животе.

Девушка тихо встала, подошла сзади и принялась стаскивать с него мундир. Ему не нравилось, когда она раздевала его, – хорошо, допустим, ему это нравилось, хотя он уже слышал, как офицеры шептались о недопустимости подобных отношений, – но сегодня он слишком устал, чтобы спорить. Она расстегнула его сорочку и обтерла ему шею и грудь горячей влажной мочалкой.

Таниэль лежал на боку, пока она зашивала рану на животе, вздрагивая каждый раз, когда игла входила в плоть.

– Поэль, ты слышала, что Тамас открыл школу для пороховых магов в Адопесте?

Она забарабанила пальцами по его руке. «Да».

– Я думаю, за нее отвечал Сабон. Интересно, он все еще там? Бездна, я мог бы позвать его на помощь.

Таниэль замолчал и задумался. В памяти всплыло лицо Сабона: идеально-белые зубы, выделяющиеся на смуглом лице. Сабон был единственным, к кому Тамас прислушивался. Он учил Таниэля стрелять. Хороший солдат и хороший человек.

– Проклятье, нужно было спросить у Рикарда. Даже если Сабон с Тамасом, в Адопесте должны оставаться двое-трое пороховых магов. Они очень нужны нам на фронте.

Ка-Поэль закончила зашивать рану, и Таниэль поднялся на ноги. От него пахло как на скотобойне. Сорочка была почти черной, жесткой от засохшей крови. Он бросил ее на землю. Ка-Поэль найдет кого-нибудь, кто выстирает одежду. Он принес из палатки запасную сорочку и надел.

Палатка стояла на отрогах горного хребта, обрамлявшего Сарково ущелье. Поэтому спать приходилось на наклонной поверхности, зато здесь был хороший обзор большей части долины, и сейчас Таниэль наблюдал за лагерем «Крыльев Адома». Наемники располагались ближе к линии фронта и обороняли восточную сторону ущелья с рекой на фланге.

Поговаривали, что «Крылья» каждый раз удерживали свои позиции, но, когда адроанская армия отступала, были вынуждены оставлять укрепления, чтобы не оказаться в окружении.

Будь здесь Тамас, он пришел бы в ярость, увидев, что наемники держат оборону крепче, чем его солдаты.

Два бригадира «Крыльев» направлялись из лагеря к большой бело-синей штабной палатке позади адроанской армии. Несколько других офицеров двигались в том же направлении. Видимо, Генеральный штаб собирался на совет. При Тамасе Таниэль тоже присутствовал бы там.

Со смертью Тамаса многое изменилось.

Неподалеку от штабной палатки размещалась столовая. В большинстве армий солдаты сами готовили пищу для своей роты или даже взвода. Здесь все делал один повар. Во всяком случае, ходили такие слухи.

Его звали Михали.

Не составляло труда разглядеть высокую тучную фигуру повара, переходившего от одного костра к другому: шеф проверял работу небольшой команды помощниц. Таниэль нахмурился. Кто этот человек, утверждающий, что он бог? Таниэль видел лицо бога – Кресимира, которому пустил пулю в глаз. Кресимир был похож на бога. Михали – нет.

Таниэль взял мундир и направился по склону горы к штабной палатке.

Казалось, солдаты наблюдали за ним везде, где бы он ни проходил. Некоторые приподнимали шляпы. Другие кричали приветствия. Третьи просто смотрели ему вслед, но Таниэлю не нравилось такое внимание. Разве он диковинка, чтобы таращить на него глаза? Много лет он чувствовал себя в армии как дома, но теперь, после гибели Тамаса и пороховых магов, ощущал себя здесь чужаком.

За кого они все его принимают? От него пахло как во дворе живодерни, и сам он, вероятно, был похож на мясника. Тело в шрамах, темные волосы подпалены вчерашним взрывом, лицо в грязи и синяках.

Кто он такой на самом деле? Таниэлю удалось избежать серьезных ранений в пяти тяжелых, кровавых схватках. За прошедшие два дня пули семь раз задевали его, еще дважды или трижды Таниэля едва не проткнули штыком. В чем тут дело – только в его ловкости и быстроте или в чем-то еще?

Такой удачи просто не может быть. Это что-то сверхъестественное. Случалось ли с ним что-нибудь похожее в Фатрасте? Нет, он никогда не участвовал в таких продолжительных и кровавых боях. Он вспомнил, как вырвал ребро у Стража в Адопесте. Это тоже просто удача или он приобрел некую новую силу?

Таниэль подошел к штабной палатке, не обращая внимания на окрики охранников, которые требовали, чтобы он остановился.

Внутрь набилось два десятка высших офицеров – вероятно, все бригадиры «Крыльев», а также адроанские генералы и полковники. Они громко спорили и потрясали кулаками. Таниэль протиснулся в угол, пытаясь понять смысл спора.

Он заметил знакомое лицо и начал пробираться поближе.

Полковник Этан был на десять лет старше Таниэля. Высокий широкоплечий мужчина с коротко стриженными каштановыми волосами и плоским уродливым лицом. Но никто не посмел бы вслух сказать об этом. Гренадеры Двенадцатой бригады были самыми крепкими ребятами в адроанской армии, и за одно неосторожное слово в адрес полковника пришлось бы отвечать перед двумя тысячами его солдат.

– Что здесь происходит? – прошептал Таниэль.

Полковник Этан бросил на него быстрый взгляд:

– Это насчет… – Он замолчал и снова взглянул на подошедшего капитана. – Таниэль? О бездна, я слышал, что вы приехали на фронт, но не поверил. Где вы пропадали?

– Позже расскажу. О чем спор?

Приветливая улыбка исчезла с лица Этана.

– Кезанский парламентер. Они требуют, чтобы мы сдались.

– Ах вот как? – фыркнул Таниэль – Тут не о чем спорить. Ни о какой сдаче и речи быть не может.

– Согласен, но кое-кто из командования так не думает. Они чем-то напуганы.

– Конечно напуганы. Они отступают после каждого боя! Если бы мы хоть раз удержали позиции, то могли бы сломить этих кезанских подонков.

– Дело не в этом. Кезанец утверждает, что сам Кресимир на их стороне. Не только его дух, но и он сам находится в кезанском лагере!

Внутри у Таниэля похолодело.

– Бездна!

– С вами все в порядке? Вы неважно выглядите.

– Кресимира не может там быть. Я сам убил его.

Внимание Этана полностью переключилось на Таниэля.

– Вы… убили его? До меня доходили кое-какие нелепые слухи о битве на Южном пике, перед тем как гора обрушилась, но вы…

– Да, – подтвердил Таниэль. – Я пустил пулю ему в глаз, другую – в сердце. И видел, как он упал в брызгах своей божественной крови.

– Генерал Кеть! – закричал Этан. – Генерал Кеть!

Он схватил Таниэля за руку и потащил через толпу офицеров. Те поспешно освобождали дорогу – никто не хотел становиться на пути гренадера.

– Нет, Этан…

Полковник вывел Таниэля на открытое место в центре палатки. Хмурые лица двух десятков офицеров застыли в напряженном ожидании.

– Скажите им то, что говорили мне, – обратился Этан к Таниэлю.

Таниэль снова почувствовал себя ужасно неловко – в потертой окровавленной одежде, с измазанным грязью лицом. Палатка медленно вращалась у него перед глазами, воздух был горячим и душным.

Он откашлялся:

– Кресимир мертв. Я сам убил его.

От поднявшегося шума голова загудела, как после мушкетного залпа. Таниэль оглянулся в поисках союзников. Он сразу увидел генерала Кеть, но она вовсе не была его близкой знакомой. Где же генерал Хиланска?

– Дайте ему сказать! – крикнула бригадир Абракс из «Крыльев».

Она была на десять лет моложе Тамаса и имела еще более строгий вид. Короткие волосы подстрижены выше ушей, на белом мундире сверкают золотые эполеты.

Генерал Кеть воспользовалась внезапно наступившей тишиной и рассмеялась, презрительно глядя на Таниэля:

– Вы не могли убить бога.

– Я сделал это, – упрямо повторил Таниэль. – И видел, как он умирает. Я выстрелил в него двумя зачарованными пулями. Видел, как они попали в цель. Видел, как он упал. Я был на той горе, когда она начала разрушаться.

– Вот как? – продолжала усмехаться Кеть. – Тогда как вам удалось спуститься?

Таниэль открыл рот и тут же закрыл снова. Как он спустился? Последнее, что он помнил, – это бесчувственное тело Ка-Поэль у него на руках в тот момент, когда стены дворца начали обваливаться.

– Так я и думала, – сказала Кеть. – Вы совсем лишились рассудка от пороха.

– Он герой! – негодующе воскликнул полковник Этан.

– Даже герои могут сойти с ума! Охрана! Уберите его отсюда! Генеральный штаб – не место для капитана.

Таниэля отпихнули в сторону.

– Кресимир давно покинул наш мир! – произнес кто-то. – Что за чушь?

– Я видел его.

Все затихли. Таниэль узнал этот голос. Генерал Хиланска.

Генерал продолжал сидеть, когда все остальные вскочили на ноги. Его парадный мундир со свеженакрахмаленным воротником украшали десятки медалей. Пустой левый рукав был прикреплен к груди. Генерал выглядел уставшим, его огромный живот нависал над стулом, лицо осунулось.

– Вы все видели его! – продолжил Хиланска глубоким спокойным голосом. – На переговорах сегодня утром. Он был там, проклятые глупцы, а вы его не заметили. Тот человек, что стоял позади и не произнес ни слова. Он носил золотую маску с одним глазом. Если кто-нибудь из вас соизволит выслушать Избранных из «Крыльев», они подтвердят, что от него веяло магией такой силы, с какой они никогда прежде не сталкивались.

– Это был просто Избранный, – возразила Кеть, – а вовсе не бог.

Хиланска внезапно вскочил:

– Кеть, можете назвать меня безумцем. Если у вас хватит смелости. Тамас верил, что Кресимир вернулся. Он утверждал, что Два Выстрела действительно стрелял в него. Но раны оказались не смертельными. Это же бог, в конце концов.

Кеть настороженно посмотрела на Хиланску:

– И все же Тамас повел Седьмую и Девятую бригады в тыл армии Кеза навстречу гибели.

Таниэль почувствовал, как кровь прилила к его лицу.

– Тамас не погиб, – сказал он.

Кеть повернулась к нему:

– Что там тявкает щенок нашего мертвого фельдмаршала?

– Щенок? – Перед глазами у Таниэля помутилось. – Я убил сотни кезанцев. Я едва ли не в одиночку удерживал вашу проклятую позицию последние два дня. Похоже, я единственный, кто хочет выиграть эту войну, и вы еще называете меня щенком?

Кеть плюнула ему под ноги:

– Вы хотите все поставить в заслугу одному себе? Какая самонадеянность! То, что вы отпрыск Тамаса, еще не означает, что вам передались его таланты, юноша.

От гнева у Таниэля помутилось в голове. Неужели он ради этого провел два дня на передовой?

– Я убью тебя, тупая тварь!

Он напряг мускулы, чтобы броситься на генерала Кеть, но в это момент что-то ударило его в висок. Он пошатнулся, но снова попытался рвануться к Кеть. Его схватили и оттолкнули в сторону. Затем снова ударили по голове. В конце концов его с руганью вытолкали из штабной палатки.

– Таниэль, – прошептал ему в ухо полковник Этан, – успокойтесь, пожалуйста.

Только вид направленных на него пяти остро наточенных пик остудил гнев Таниэля. Судя по лицам профосов, державших эти пики, они были готовы в любой момент проткнуть его.

– Хватит! – рявкнул Этан, отодвигая пику.

Он заставил профосов отойти на несколько шагов.

Теперь, когда гнев прошел, Таниэль почувствовал озноб и слабость. Он задрожал всем телом. Неужели он действительно только что назвал Кеть тварью перед всем Генеральным штабом? Что теперь будет?

– Вы хотите погубить себя? – наседал на него Этан. – Я услышал разговоры о том, что на фронте появился пороховой маг, который несколько последних дней бросается на врага так, будто хочет умереть. Но я не предполагал, что это вы. Вам крупно повезет, если вы отделаетесь телесным наказанием. Напасть на генерала Кеть! Не могу поверить в это.

Таниэль сел, подтянув колени к груди, и попытался унять дрожь.

– Вы пришли в себя?

Почему Таниэль так дрожит? Это пугало его сильнее, чем шпаги Стражей. Все из-за того, что он перестал принимать малу? Или из-за пороха?

– Таниэль… – Этан уставился на него, и в глазах полковника читалось искреннее беспокойство. – Таниэль, после того как я ударил вас в висок, вы протащили меня пять футов. Таким ударом я валил с ног мужчин вдвое крупнее вас, но мне пришлось повторить его трижды, чтобы просто привести вас в чувство. Бездна, да я сам вдвое тяжелее вас! Я знал, что пороховые маги очень сильны, но…

– Я сам во всем виноват, – признал Таниэль. – Надеюсь, вас не накажут.

– Я волнуюсь не за себя.

– Капитан?

Этан и Таниэль одновременно подняли головы. Рядом с ними стоял генерал Хиланска. Профосы куда-то пропали.

– Полковник, я хотел бы поговорить с капитаном с глазу на глаз, прошу вас.

Этан удалился, а Таниэль медленно встал, сомневаясь, что сумеет удержаться на ногах, но уверенный, что генерал Хиланска может оказаться его единственным союзником в этом лагере.

– Да, сэр?

Он пошатнулся и едва не упал. Хиланска поддержал его здоровой рукой.

– Кеть требует вашей казни.

– Могу себе представить.

– Видите ли, – продолжил пожилой генерал, – со смертью Тамаса пороховые маги утратили прежнее влияние. Похоже, некоторые высшие офицеры хотят представить дело так, будто вас никогда и не было.

Таниэль откинул назад голову и посмотрел в темнеющее небо. Там уже показались первые звезды, на востоке над горизонтом ярко сияла луна.

– Вы полагаете, что он умер?

Хиланска шагнул вперед, вынуждая Таниэля последовать за ним на нетвердых ногах. Руки порохового мага дрожали теперь немного слабее.

– Я не хочу верить в это, – сказал генерал. – Ни один из нас не хочет, как бы некоторые ни притворялись. Все мы любили вашего отца. Он был блестящим стратегом. Но у нас нет о нем никаких известий вот уже три недели. Ни от него самого, ни от наших шпионов в кезанской армии. Мы должны считаться с фактами. Вероятнее всего, Тамас погиб.

Если Тамас мертв, то вместе с ним погибли и Влора, и Сабон, и остальные члены порохового совета, а также Седьмая и Девятая бригады. Таниэлю сдавило грудь. Но слез не было. Ни единой. Хотя он скорбел. Не по Тамасу, а по себе самому, потерявшему этих людей навсегда…

– А Кресимир?

– Что бы вы с ним ни сделали, он выжил.

– А как насчет Михали? Этого бога-повара?

Хиланска пожал плечами:

– Ваш отец, кажется, действительно считал его воплощением Адома.

– А вы?

– В любом случае у меня нет доказательств. Он восхитительно готовит. Вероятно, он заключил с Кресимиром соглашение – позволить смертным самим решить исход войны. – Хиланска сплюнул уголком рта. – Мне не нравится думать, что нас используют в сражении неких космических сил.

– Мне тоже это не нравится. – В голове у Таниэля начало проясняться. По крайней мере, мир больше не кружился перед глазами. – Что Кеть может со мной сделать?

– Она генерал. А вы капитан. Множество свидетелей подтвердят, что вы пытались убить ее.

– Я не собирался ее убивать. И я не простой капитан. Я пороховой маг.

– Я знаю. Тамас держал вас вне субординации. Если бы он был сейчас с нами, вы бы вышли сухим из воды. Но теперь вы простой капитан. А Кеть – хороший генерал, хотя ей и не хватает широты взглядов. И Тамас это прекрасно понимал.

– Кто приказывал отступать?

Хиланска остановился и повернулся к Таниэлю:

– Я.

– Вы?

Таниэль с трудом заставил себя не отшатнуться от генерала.

Тот положил руку на плечо Таниэля, словно отец сыну:

– Мы не можем сдержать их. До вашего появления нам нечего было противопоставить Черным Стражам. Они просто проходили сквозь нашу пехоту, как нож сквозь масло. Я никогда не видел ничего подобного. Они быстрее и сильнее обычных Стражей, и рядом с ними не горит порох. Даже с вашей помощью мы все равно не можем удержать позиции.

– А как насчет магии? У «Крыльев» есть Избранные.

– Магия не действует на новых Стражей. Это непостижимо. Не представляю, как мог Королевский совет Кеза создать нечто такое, с чем сам не в состоянии справиться.

Мозг Таниэля снова начал работать. Это казалось хорошим признаком. Вспышка гнева превратилась в давнее воспоминание. Он обдумал слова генерала.

– Возможно, этих Стражей создали не они.

– Что вы хотите сказать?

– Мы никогда прежде не видели Стража, созданного из порохового мага. Возможно, это сделал Кресимир. А остатки Королевского совета Кеза не посмели ничего возразить.

Хиланска задумчиво посмотрел на Таниэля:

– Это не лишено смысла. Где вы расположились?

– Моя палатка там. – Таниэль кивнул на склон горы.

– Я найду для вас подходящую комнату, – пообещал генерал. – Вам необходимо выспаться. Разыщите меня через час, и я что-нибудь придумаю. А пока попытаюсь убедить Кеть не отправлять вас на виселицу.

Сердце Таниэля наконец прекратило бешено колотиться. Он чувствовал себя слабым и опустошенным.

– Спасибо. Генерал?

Хиланска остановился и оглянулся.

– Уже больше десятка квартирмейстеров отказались выдать мне дополнительный запас пороха. Утверждают, что у нас не хватает боеприпасов и Генеральный штаб решил ограничить выдачу. Эта нехватка действительно существует?

Таниэль вспомнил Рикарда Тумблара. Глава рабочего союза говорил об очень крупных заказах на поставку пороха для армии.

– Все не настолько плохо, – спокойно объяснил Хиланска. – Я проверю, чтобы вы получили все необходимое. Что-то еще?

– Да. – Таниэль помедлил, сомневаясь, хочет ли он знать ответ на свой вопрос. – В Адопесте остались еще пороховые маги? Я знаю, что Тамас обучал каких-то новичков.

– Они все ушли с ним. Даже новички.

– Бездна! Я надеялся, что Сабон где-нибудь рядом.

Лицо Хилански вытянулось, он тихо вздохнул:

– Вы не слышали?

– О чем?

– Сабон погиб, мой мальчик. Получил пулю в голову из духового ружья больше месяца назад.

Хиланска похлопал Таниэля по плечу и направился в темноту.

Лишь спустя несколько мгновений Таниэль сумел неуверенно вдохнуть. Он поднял голову. Солнечный свет превратился теперь в узкую полоску над западными горами. Небо затянуло темно-синее покрывало с блестящими звездами.

Сабон погиб. Его воспитатель. Его учитель.

Это, должно быть, потрясло Тамаса. Возможно, потрясло так сильно, что он допустил ошибку.

Если Сабон мертв, то и Тамас тоже мог умереть.

Неужели Таниэль остался последним пороховым магом в Адро? Это было похоже на правду. Армия отступала все дальше с каждым днем. Кресимир выжил и теперь требует, чтобы адроанцы сдались. Что он мог сделать?

Сражаться.

Это единственный ответ.

15

Приподнявшись в стременах, Тамас наблюдал в подзорную трубу за кезанскими разведчиками, что показались на вершине холма. Только он отделял две потрепанные пехотные бригады фельдмаршала от кавалерии врага.

Тамас опустился в седло и передал трубу Олему:

– Когда они догонят нас, две трети наших людей уже будут в лесу.

Позади него над равниной возвышался лес Хун-Дора. Местность вокруг еще сто лет назад была нанесена на карты с точностью до последнего кустика. Но сам лес оставался непроходимой чащей, особым королевским декретом он был объявлен государственной собственностью Кеза. Ландшафт здесь резко менялся. Пологие предгорья уступали место остроконечным хребтам, тянущимся, словно могучие старые корни, к Янтарной равнине.

Как подозревал Тамас, главная трудность с нанесением на карту леса Хун-Дора заключалась в том, что здесь находились королевские охотничьи угодья.

Фельдмаршал пришпорил лошадь и поскакал догонять своих солдат. Они шли медленно, поскольку впереди колонна перестраивалась с шести человек в ряд на четыре, чтобы уместиться на узкой лесной дороге.

– Полковник Арбор! – позвал Тамас, поравнявшись с задними рядами.

Арбор казался таким же древним, как армейские знамена. Он был на десять лет старше Тамаса и давно потерял слух, а также все зубы. Несмотря на возраст, он ходил в походы, сражался и пил наравне с тридцатилетними, объясняя свою бодрость тем, что каждый вечер перед сном обязательно принимал стакан вина и выкуривал хорошую сигару. Полковник шел рядом с солдатами из охранения, с ружьем на плече, словно рядовой, но с кавалерийской саблей на боку. Первый батальон Седьмой бригады был лучшим в армии Тамаса. Неслучайно именно они прикрывали колонну с тыла.

– А? – отозвался полковник.

– Вам следует ехать верхом.

Тамасу пришлось чуть ли не кричать, чтобы полковник услышал его.

Арбор выпятил подбородок и выплюнул в руку вставные зубы.

– А я не хочу, – проворчал он. – Я так растрясу, в бездну, свои старые яйца. Кроме того, сэр, лошади нам нужны для разведки.

Он посмотрел на лошадей Тамаса и Олема так, словно считал, что они больше пригодились бы разведчикам.

– Мы ожидаем гостей примерно через пятнадцать минут, – сообщил Тамас. – Вы будете командовать арьергардным охранением. Я хочу, чтобы мы отступали организованно. И жду от ваших людей стойкости и храбрости.

Арбор откашлялся и выплюнул комок мокроты.

– Батальон! – гаркнул он так, что стоявший поблизости капитан подскочил от неожиданности на полфута. – Примкнуть штыки! Прекратить болтовню. Разбиться на десятки!

Сержанты передали приказ по колонне, хотя половина бригады, вероятно, уже услышала его. Арбор протер вставные зубы об мундир и засунул во внутренний карман.

– Не хотелось бы повредить их в предстоящей заварушке, – подмигнул он Тамасу.

– Правильно.

Тамас послал лошадь вперед, к своим пороховым магам. Батальон Арбора рассредоточился по степи, образовав позади колонны заслон в форме полумесяца.

– Сэр!

Как только Тамас подъехал, Андрийя обернулся и отсалютовал. Вокруг него собрались пятеро пороховых магов. Они потратили всю ночь на охоту и разведку и теперь, с мешками под глазами, были похожи на вернувшихся из бездны. Вокруг них облаком висел запах пороха.

Тамас обуздал лошадь.

– Передовой отряд кезанцев уже за холмом. Примерно двенадцать сотен драгун, скачущих во весь дух.

– Мы остаемся встретить их? – спросил Андрийя с таким же голодным взглядом, как всегда, когда наступало время пролить кезанскую кровь.

– Нет. Приблизительно через час после авангарда появятся их основные силы. К этому времени нам следует быть глубоко в лесу. Не волнуйся, – добавил Тамас, заметив разочарование на лице Андрийи. – У нас еще будет много возможностей убить их.

Фельдмаршал осмотрел поле предстоящего боя. Не пройдет и часа, как здесь прольется кровь. Он тщательно изучил расположение деревьев и рельеф местности, затем древние каменные стены заброшенного города Хун-Дора. Будь у него больше времени на подготовку – день или хотя бы несколько часов, – он сумел бы придумать ловушку и истребить авангард кезанской армии. Но сейчас нужно просто увести людей с открытого места.

Он указал туда, где над степью поднимались деревья.

– Андрийя, размести свою команду вон за теми деревьями, через пару сотен ярдов. А ты, Влора, вон на тех скалах. – Он махнул рукой на север. – Атакуйте передних всадников, как только они окажутся в пределах досягаемости. Постарайтесь задержать весь отряд. Когда они перестроятся в боевой порядок, стреляйте в офицеров. По местам.

Один за другим пороховые маги разошлись. Через несколько минут они займут позиции и в нужный момент откроют огонь. Это даст бригадам Тамаса время войти в лес.

Фельдмаршал разместил пороховых магов на высотах, чтобы они могли стрелять с максимальной дальности. Дорога спускалась в широкий и пологий овраг, а затем, уже возле самого леса, снова шла вверх. Атаковать здесь кезанскому авангарду будет нелегко.

Прямо на опушке занял позиции четвертый батальон Седьмой бригады. Они прикроют огнем первый батальон, если тем придется отступать в лес.

Тамас развернул лошадь к лесу, а затем спешился. Разломал патрон и высыпал немного пороха на язык. Пороховой транс мгновенно овладел им.

– Карабин, – приказал Тамас.

Олем, все это время молча следовавший за ним, передал фельдмаршалу заряженный карабин. Тамас опустился на колено. Из карабина с укороченным стволом проще стрелять на скаку, и перезаряжается он быстрее, чем обычное ружье. Но когда стоишь на твердой земле, выстрел получается точнее. Вместо приклада к стволу карабина крепилась стальная рукоятка, позволяющая крепче держать его.

Тамас навел оружие на далекий горизонт, дожидаясь появления разведчиков.

Военачальники старшего поколения считали драгун просто пехотой, усаженной в седла. Те передвигались верхом, но сражались в пешем строю. Более молодые полководцы использовали их как легкую кавалерию. Каждый кезанский драгун был вооружен карабином, пистолетом и палашом.

Как обычно, сначала они дадут залп из карабинов, затем из пистолетов и только потом бросятся в атаку, надеясь смять арьергардное охранение. Тамас готов был поставить свою лошадь на то, что их командир выберет именно эту тактику.

Через какое-то время передовой отряд кезанцев поднялся на далекий холм. Тамас мягко выдохнул и опустил карабин. Драгуны находились на расстоянии мили с небольшим и все еще скакали в колонну по четыре. Конские хвосты на их остроконечных шлемах развевались по ветру и раскачивались на каждом шагу.

Слева от Тамаса прозвучал хлопок: Андрийя сделал первый выстрел. Через пару секунд вступили и другие пороховые маги.

Драгун из первого ряда пошатнулся. Его лошадь кувыркнулась через голову. За ней упала еще одна, а потом еще. Над дорогой поднялось облако пыли. Лошади задних шеренг сбились с аллюра, многие попали под копыта сородичей.

Тамас не хотел слышать ржание лошадей, но оно эхом отозвалось в голове.

Кезанцы должны были знать, что у Тамаса остались пороховые маги, но все же держали плотный строй. Тамас невольно покачал головой, удивляясь такой ошибке. Драгуны не могли не подумать об этом.

Но с другой стороны, кто ожидает пули, когда враг всего лишь крошечная точка на горизонте?

Тамас спустил курок.

Через мгновение пуля угодила в глаз лошади. Та дернулась и упала. Всадник перелетел через ее голову и ударился о землю с такой силой, что сломал себе шею.

Тамас передал Олему карабин и взял другой, заряженный.

Кезанские кавалеристы начали расходиться в стороны от дороги, расширяя фронт. Все больше и больше всадников появлялось на вершине холма. Первоначальная радость Тамаса при виде десятка сраженных врагов быстро прошла. Теперь нужно справиться еще с двенадцатью сотнями. Рано мечтать о победе, подстрелив несколько всадников во главе колонны.

Фельдмаршал осматривал строй драгун в поисках офицерских эполетов. Вскоре он нашел цель и приложил карабин к плечу. Глубоко вдохнул. Выдохнул. И спустил курок.

Пуля угодила молодому офицеру в горло. Тот вылетел из седла, а Тамас немедленно выбрал следующую жертву.

Еще несколько минут его пороховые маги стреляли одиночными, и почти каждая пуля, за редким исключением, несла смерть врагу. Авангард кезанцев приближался.

– Лучше сядьте в седло, сэр, – предложил Олем с оттенком беспокойства.

Тамас уже просчитал маневр драгун. Они перестроились в шесть рядов к востоку от дороги и собирались атаковать фланг первого батальона, отрезая ему путь к стенам Хун-Доры. Драгуны налетят мощно и стремительно, не ломая строй, а через несколько мгновений снова выйдут за пределы досягаемости обычных выстрелов из мушкета. Они могут обогнуть сзади стены города, прячась от пороховых магов, а затем ударить во фланг отступающей колонны.

Кезанцы дружно вскинули карабины к плечам. Тамас наклонился в седле и прочистил ствол оружия.

– Следи за стенами, – приказал он Олему.

Батальон Арбора начал медленно отступать. Внезапно солдаты первой шеренги остановились и припали на колено. Арбор отдал команду, и в воздух поднялось облако порохового дыма. Пятьдесят или даже больше драгун упали. Солдаты вскочили на ноги и продолжили отход, перезаряжая мушкеты.

Тамас поскакал к арьергардному охранению, обнажая кривую кавалерийскую саблю.

Драгуны дали залп из карабинов, оставив за собой еще одно облако дыма, словно воспоминание.

Шеренга солдат дрогнула. Некоторые упали, некоторые захромали дальше, прося о помощи. Ни один не покинул строя, чтобы наклониться к раненым.

Они были хорошо обучены.

Драгуны убрали карабины в седельные сумки, выхватили пистолеты и прицелились.

Вторая шеренга адроанских солдат развернулась и выстрелила.

Клубы дыма взвились над драгунами: они ответили огнем из пистолетов. Через мгновение они уже выскочили из темного облака и с обнаженными палашами ринулись в атаку.

Батальон Арбора развернулся, чтобы встретить их. Примкнутые к мушкетам штыки удлиняли оружие, ими можно было пользоваться как пиками. Тамас выругался. Строй был слишком разомкнутым…

В грохоте копыт драгуны налетели на солдат Тамаса.

Ржали пронзенные штыками лошади. Всадники падали на землю. Драгуны рубили палашами адроанских солдат. Ряды пехоты и кавалерии перемешались в кровавой неразберихе.

Тамас подался вперед, подгоняя лошадь, Олем скакал рядом. На поле боя, напротив того места, где старые стены Хун-Доры огибали холм, появился другой кавалерийский отряд.

Всадниками командовал Гэврил. Двести адроанских кирасиров в темно-синих рейтузах и кроваво-красных мундирах. Тяжелая конница помчалась по степи как раз в тот момент, когда потрепанные остатки кезанских драгун отскочили в сторону от первого батальона.

Хотя кирасир Гэврила было втрое меньше противника, они атаковали с мощью пушечного ядра. Звук столкновения далеко разлетелся по степи, послышались отчаянные вопли драгун, не ожидавших удара. Где-то среди этой суматохи прозвучала труба, сыгравшая кезанцам сигнал к отступлению.

Мгновение спустя сам Тамас вступил в бой и взмахом сабли разрубил кезанцу сонную артерию. Развернулся в седле, едва успев перехватить палаш другого драгуна. Потянулся пороховым чутьем к противнику, отыскал патрон в его нагрудном кармане и взорвал. Затем снова погнал лошадь вперед, выискивая следующую цель.

Последний драгун из передового отряда вырвался из боя и помчался назад к своим.

Среди солдат Тамаса раздались радостные возгласы. За первым батальоном их подхватила и Девятая бригада, уже скрывшаяся в лесу.

Тамас пытался отдышаться, пока его лошадь пробиралась между кучками пехотинцев и всадников к Гэврилу.

– Останови своих кирасиров! – крикнул ему Тамас.

Гэврил кивнул и отдал приказ.

– Их основные силы будут здесь через час, – напомнил Тамас, все еще тяжело дыша.

Сердце бешено стучало, дым разъедал глаза, напоминая фельдмаршалу, что он постарел.

Гэврил подъехал ближе и спросил, понизив голос:

– Что будем делать с убитыми и ранеными?

Тамас посмотрел на тела солдат, усеявших поле боя. По меньшей мере тысяча, считая кезанцев и адроанцев вместе. Кезанцы не стали бы отступать, если бы у них осталось больше трехсот бойцов. Фельдмаршал не мог забрать раненых с собой.

– Арбор! – крикнул Тамас, озираясь по сторонам. – Олем, найди Арбора.

Несколько мгновений спустя к нему подошел старый полковник: свежая рана на щеке, рукава мундира опалило порохом. Похоже, он сам участвовал в схватке.

– Сэр?

– Состояние первого батальона?

– Бодры и полны сил, сэр. Мы отправили их в бездну. Точно не подсчитывал, но я потерял не больше двухсот солдат.

Двести солдат из лучшего батальона Тамаса. Почти четверть. Это была потрясающая победа над двенадцатью сотнями драгун, но фельдмаршал не мог позволить себе потерять даже одного бойца, не говоря уже о двухстах самых лучших.

– Соберите своих раненых. Отправьте их в голову колонны. Заберите с поля боя все ценное.

– Разрешите прирезать лошадей, сэр? – попросил Арбор. – Нам нужно мясо.

– Действуйте. Убитых оставьте на месте. Сожалею, но у нас нет времени на похороны. Когда здесь появятся основные силы кезанцев, мы должны быть далеко отсюда.

Арбор коротко кивнул и отошел, раздавая приказы солдатам.

– Оставить убитых, сэр? – переспросил Олем.

– Так мы делали в Гурланском походе. Когда вражеская армия теснила нас после боя, мы обертывали наших убитых в брезентовые палатки с подписанными именами и оставляли, надеясь, что у противника достанет благородства похоронить их должным образом.

Тамас вздохнул. Ему и самому не нравилось бросать убитых на поле боя. Они заслуживали больших почестей.

– А они?

– Что «они»?

– Они похоронили убитых должным образом, сэр?

– В четырех случаях из пяти – нет. Оставили гнить под гурланским солнцем.

Тамас соскочил с седла и опустился на колени рядом с раненым адроанским солдатом. Тот смотрел в небо, стиснув зубы, его колено превратилось в кровавое месиво. Фельдмаршалу хватило одного взгляда, чтобы понять: ногу, скорее всего, придется ампутировать. Как этот солдат сможет идти дальше? Тамас достал свой нож и протянул ручкой вперед раненому.

– Закуси его, – велел Тамас. – Это немного ослабит боль. Олем, возьми несколько солдат и осмотри город. Возможно, там найдутся брошенные повозки. Гэврил, пусть твои ребята поймают всех здоровых кезанских лошадей. Они нам могут понадобиться.

Фельдмаршал посмотрел на южный горизонт. Скоро на этот холм выскочат пятнадцать тысяч кавалеристов.

* * *

Адамату потребовалось целых четыре дня на поиски и больше тысячи кран для подкупа чиновников, чтобы выяснить, где фельдмаршал Тамас прятал Борбадора, последнего оставшегося в живых члена Королевского совета Манхоуча.

Забавно, подумал инспектор, деньги фельдмаршала пошли на то, чтобы попытаться отменить его же приказ.

Адамат встретился с полковником Верундиш – неплохо выглядевшей для своих пятидесяти лет деливкой. Темно-синий мундир адроанской армии подчеркивал смуглость ее кожи, прямые темные волосы были собраны в пучок на затылке.

– Он здесь? – спросил Адамат.

– Да, – подтвердила она.

Они стояли над обрывом в самом северном районе Адопеста, где дома резко сменялись полями. Улицы в этом предместье не пахли так сильно сажей и нечистотами. Здесь было меньше и фабрик, и людей.

Приятное место для жизни. Если Адамат уцелеет во всех этих передрягах и удалится на покой, то, возможно, перевезет сюда семью.

Верундиш кивнула на усадьбу под ними. Сад зарос сорняками, большинство окон были разбиты, стены обвалились. Как и множество других аристократических усадеб, после казни бывшего хозяина ее выпотрошили солдаты Тамаса, забрали все ценное, а затем передали в общественное пользование.

Вслед за Верундиш Адамат спустился по склону холма и через задние ворота вошел в усадьбу. Жалкое состояние дома его опечалило. Он не испытывал особой любви к аристократам, вовсе нет, но многие эти усадьбы являлись настоящими шедеврами архитектуры. Теперь они сожжены дотла или разрушены до основания. Эта была лишь жестоко разграблена.

Они прошли мимо комнат для прислуги и поднялись на второй этаж. Адамат насчитал больше двух десятков солдат, как мужчин, так и женщин. Несмотря на жару, все носили плащи поверх мундиров. И все украдкой бросали на инспектора подозрительные взгляды, когда он проходил мимо.

Мельком разглядев пороховой рожок на шевроне, Адамат понял, что это штуцерники – лучшие солдаты Тамаса.

Верундиш остановилась возле последней двери позади комнат для прислуги.

– У вас на все пять минут.

– Что вы собираетесь с ним делать? Теперь, когда Тамас погиб.

Губы полковника скривились в угрюмой усмешке:

– Если Тамас погиб, мы дождемся, когда генералы вернутся в Адопест, и передадим арестованного им. Пусть они решают его судьбу.

– Он больше не угрожает Тамасу.

– Меня не интересует, инспектор, что вы об этом думаете, – отрезала Верундиш. – Фельдмаршал из каких-то своих соображений уничтожил Королевский совет, а этот человек – последний, оставшийся в живых. Заходите. – Верундиш взяла карманные часы и посмотрела на циферблат. – Ваши пять минут уже пошли.

Адамат открыл дверь и проскользнул внутрь.

Избранный Борбадор сидел в углу комнаты. Его ноги были крепко привязаны к ножкам стула, руки заключены в жесткие железные перчатки, не позволявшие шевелить пальцами. Несмотря на туго затянутые веревки, его поза казалась непринужденной. Бо похудел с тех пор, как Адамат видел его в прошлый раз, зарос бородой. Перед ним стояла подставка, наподобие тех, на которые музыканты прежде ставили ноты.

– Бо! – позвал Адамат, комкая шляпу в руках.

Борбадор поднял глаза и откашлялся:

– Да?

– Меня зовут Адамат. Мы встречались несколько месяцев назад в Вершинной крепости.

– Инспектор. Да, я помню вас. Это ведь вы рассказали Тамасу про мои Узы?

– Простите. – Адамат скривился. – Но я работал на него.

– А теперь уже нет?

– Ходят слухи, что он погиб.

Бо вытянул шею и склонил голову набок. Это было единственное движение, которое он мог проделать. Но он так ничего и не ответил.

– Бо, – снова заговорил Адамат. – Этот кулон у вас на шее, тот, что поддерживает Узы. Не ослабел он теперь, после известий о смерти Тамаса?

Бо прищурился. Ненадолго, но достаточно, чтобы Адамат понял ответ. Узы все еще оставались на месте. Тамас был жив. И Бо не сказал об этом солдатам, охранявшим его.

– Интересно, – вслух произнес Адамат.

– Вы не могли бы перевернуть страницу? – Бо кивнул на подставку перед собой.

Адамат подошел и увидел, что там установлена книга. Он перевернул страницу и разгладил ее.

– Большое спасибо. Я смотрю на эту страницу уже приблизительно полчаса.

– Насколько сильно это принуждение убить Тамаса? – задал следующий вопрос Адамат.

– Почему вас это интересует?

– Вы можете сопротивляться ему? Тамас довольно далеко отсюда. Вы могли бы справиться с принуждением и не пытаться его найти?

– Какое-то время, – признался Бо. – После смерти Манхоуча прошло всего шесть месяцев. Думаю, у меня есть в запасе год, прежде чем Узы убьют меня.

– Две минуты! – донесся из прихожей голос Верундиш.

Адамат понизил голос:

– Если я вытащу вас отсюда, вы поможете мне?

– Чем?

– Я должен спасти свою жену и убить человека, который представляет угрозу для всей страны.

Инспектор понятия не имел, был ли Бо хоть в какой-то степени патриотом, но это дополнение показалось ему нелишним.

– Это какой-то роман? – усмехнулся Бо.

– На самом деле это очень серьезно.

Ухмылка исчезла с лица Бо.

– Почему вам нужна моя помощь?

– У человека, которого я должен убить, больше шестидесяти охранников, и один из них – Избранный.

– В самом деле? Вы работаете на фельдмаршала Тамаса – который погиб, если верить слухам, – и охотитесь за человеком, похитившим вашу жену, причем он настолько богат, что для своей безопасности может нанять шестьдесят головорезов и Избранного? – Адамат почувствовал, что Бо пытается загибать пальцы. – Вы не думали о том, что с этой работой пора заканчивать?

– Вы не знаете половины подробностей этого дела.

– Вытащите меня отсюда, и я готов неделю плясать под вашу дудку в Королевском саду, – пообещал Бо. – Что бы вы от меня ни потребовали.

Адамат быстро взглянул на него. В состоянии ли он сейчас сражаться с другим магом? Адамат знал, что Избранному нужны особые перчатки, чтобы использовать магию и защитить руки от ожога при соприкосновении с Иным. Но у Бо их сейчас не было. Да и можно ли вообще доверять Избранному?

– Хорошо, – решил Адамат. – Я сделаю все, что в моих силах.

Верундиш открыла дверь:

– Ваше время закончилось, инспектор.

Адамат проследовал за Верундиш обратно мимо комнат для прислуги. На краю сада полковник остановила его:

– Вы найдете дорогу назад?

– Да.

Адамат изучающе посмотрел на нее. Она ответила тем же, но в ее карих глазах невозможно было что-либо прочитать. Инспектор узнал бы в ней солдата даже без мундира: прямая осанка, руки за спиной, словно она стояла по стойке вольно.

Инспектор шел на слишком большой риск, но у него не было другого выбора, если он хотел освободить Бо… а затем и Фей.

– Мне нужен Избранный Борбадор, – напрямую выложил Адамат.

– Простите, что?

Верундиш как раз повернулась, чтобы уйти, но остановилась и оглянулась на него.

– Мне нужна ваша помощь, чтобы освободить его.

Полковник откашлялась:

– Ничего не выйдет, инспектор.

– Назовите свою цену. Фельдмаршал Тамас погиб. Отпустите Бо, и вы вместе со своими товарищами сможете отправиться на защиту Саркова ущелья. Или покинуть страну. Это было бы лучшей идеей, судя по тем известиям, что я получил с фронта.

– Это… измена, – отрывисто произнесла она.

– Прошу вас, – не отступал Адамат. – Избранный Борбадор – мой единственный шанс спасти жену… возможно, даже всю страну. На свободе он может многое. Под арестом – только связывает вас и ваших людей.

– Вам пора идти, инспектор, – перебила его Верундиш.

Адамат чуть слышно вздохнул. Он ожидал, что полковник арестует его прямо на месте. Остается радоваться хотя бы тому, что она позволила ему уйти.

– Инспектор!

Он остановился:

– Да?

– Семьдесят пять тысяч кран. Банкнотами. У вас на все – неделя.

16

Таниэль брел по полю боя среди трупов и задавал себе вопрос: сколько людей погибло в этот день?

Сотни? Тысячи?

Врачи, мародеры, семьи солдат – все они бродили здесь. Санитарные команды сначала разыскивали раненых и относили в лагерь, затем складывали на телеги убитых, словно дрова, чтобы похоронить в братских могилах.

Раненых всегда было намного больше, чем убитых. Всегда, даже когда в ход шла магия. По крайней мере, сразу после сражения. За следующую неделю добрая половина раненых умирала. Еще больше оставались калеками на всю жизнь.

«Ты выбрал неприятную профессию», – подумал Таниэль.

Хорошо. Пусть не выбрал. Не могло быть никакого выбора, когда твой отец – Тамас. Таниэль не помнил того времени, когда не хотел стать солдатом. Влора, которую Таниэль, как ему казалось, полюбил навсегда, тоже хотела стать солдатом. Так что он просто согласился с желанием отца, и его начали обучать искусству порохового мага. Он не знал другой жизни.

А теперь погибли и Тамас, и Влора, и Сабон, и все остальные, кто повлиял на судьбу Таниэля.

Он попытался стряхнуть груз этих мыслей и пошел дальше.

Считалось, что солдаты не любят возвращаться на поле боя. После каждого сражения объявляли короткое перемирие, позволявшее обеим сторонам забрать убитых и раненых. Оно и так было довольно шатким, даже без появления на поле вооруженных, легко теряющих самообладание людей.

Однако некоторые все равно приходили. Таниэль видел, как вспыхнула потасовка между плачущим кезанским солдатом и раненым адроанским сержантом. Профосы быстро их разняли и увели.

– Сколько времени ты здесь проводишь? – спросил Таниэль у Ка-Поэль.

Девушка опустилась на колени возле трупа адроанского солдата. Она мельком взглянула на Таниэля, затем подняла левую руку мертвеца и что-то выковыряла длинной иглой из-под его обгрызенных ногтей. Что это было? Волосы кезанского офицера? Кровь кого-то, кто остался в живых? Ответ знала только она сама.

Таниэль и не ожидал ответа. В последнее время Ка-Поэль стала малообщительной, даже для нее.

Она направилась к следующему телу. Таниэль плелся за ней, наблюдая, как Ка-Поэль отрезает кусок окровавленной сорочки с убитого кезанского офицера.

Свой мундир и оружие Таниэль оставил в лагере. Не нужно, чтобы кто-нибудь узнал его здесь. Несмотря на это, некоторые адроанские врачи почтительно кланялись ему. Другие же, наоборот, отходили на столь же почтительное расстояние.

Он поднял голову и посмотрел на кезанский лагерь. Где же Кресимир? От этой мысли по спине побежали мурашки. Бог спрятался. Стал невидимым. Даже с открытым третьим глазом Таниэль не находил никаких признаков того подавляюще мощного свечения, которое должно окружать бога.

Поэтому он больше опасался быть убитым кезанцами, чем попасть в руки Кресимира.

Враги продвигались вперед с каждым днем. Иногда всего на несколько сотен футов. В другие дни – на четверть мили. Но они неуклонно приближались к Адопесту. В конечном счете ущелье выведет их в долину Адро, и там кезанская армия воспользуется своим огромным численным перевесом, окружит адроанские войска и одновременно начнет нападать на города. Они разграбят всю страну, и Адро придется сдаться.

Неужели Тамас тоже отступал бы?

Как бы не так! Отец удерживал бы эти проклятые позиции. Это все, что должна делать адроанская армия: каждый проклятый день удерживать фронт.

Все, что мог сделать сам Таниэль, – это сражаться. Он не в силах помешать генералам, отдающим приказ к отступлению даже тогда, когда кезанцы вот-вот дрогнут и побегут. Не может удержать фронт в одиночку.

– То, что ты собираешь, – снова спросил Таниэль, когда Ка-Поэль встала, – ты берешь это только у живых людей?

Она кивнула и положила что-то в очередной крошечный кожаный пакетик в своем ранце.

Даже живые оставляли часть себя на поле боя. Кровь, волосы, ногти. Иногда палец или клочок кожи. Ка-Поэль собирала все это и сохраняла на будущее.

Он подскочил от внезапного грохота мушкета, но оказалось, что это профос выстрелил в мародера. Таниэль облизал губы и снова посмотрел в кезанскую сторону. Что, если Кресимир тоже бродит здесь, среди убитых? Что, если он увидит Таниэля? И узнает, кто он такой? Что он тогда сделает?

– Я возвращаюсь, – объявил Таниэль.

За время долгой дороги назад он несколько раз оглядывался. Ка-Поэль продолжала бродить среди тел.

Когда Таниэль подошел к лагерю, уже был готов обед. Квартирмейстеры возвращались в свои роты с порциями мяса, котелками супа и ломтями хлеба. Еда была намного лучше той, что солдаты обычно получали на войне. Таниэль почувствовал запах пищи, и его рот наполнился слюной. Этот повар, Михали, – не важно, бог он или нет – восхитительно готовил. Таниэль не предполагал, что хлеб может так головокружительно пахнуть и что масло бывает настолько мягким.

Таниэль зашел в свою комнату. Генерал Хиланска отыскал лачугу, в которой он мог переночевать. Хоть и ненадолго, но все же побыть в одиночестве. Он взял мундир, сунул в карман несколько патронов, затем задумался, надевать ли ремень. По своему лагерю можно ходить без опаски, но что-то подсказало ему, что стоит вооружиться. Возможно, это паранойя. Или Таниэль просто опасался, что профосы генерала Кеть все еще ищут его. Почему не нашли до сих пор, оставалось только догадываться.

Таниэль застегнул пряжку ремня и засунул за пояс два пистолета.

Едва он сделал несколько шагов, как его окликнул солдат:

– Сэр!

Таниэль остановился. Солдат был молод, лет двадцати пяти или около того. Чуть старше самого Таниэля. Из Одиннадцатой бригады, судя по шевронам.

Не дождавшись от Таниэля ответа, солдат нерешительно продолжил:

– Сэр, я и мои товарищи хотим спросить, не окажете ли вы нам честь поужинать вместе с нами. Еда у всех одинаковая, сэр, но в компании веселее.

Он снял с коротко стриженной головы фуражку и мял ее в руках.

– Где? – спросил Таниэль.

– Здесь недалеко, сэр. – Солдат немного приободрился. – У нас есть пять бутылок рома Добина, а Финель сыграет на флейте что-нибудь бодренькое.

Таниэль невольно начал что-то подозревать и положил руку на пистолет:

– Почему ты так нервничаешь, солдат?

Тот понурил голову:

– Извините, сэр, что побеспокоил вас.

Он повернулся и пошел прочь, явно расстроенный.

В несколько быстрых шагов Таниэль догнал его.

– Так ты говоришь, ром Добина?

– Да, сэр.

– Редкое дерьмо. Это пойло для простых матросов.

Солдат нахмурился:

– Это лучшее из того, что мы могли найти, сэр.

В его глазах промелькнула обида.

Они стояли посреди дороги. Солдат все еще сжимал фуражку в руках, впиваясь взглядом в Таниэля. Нетрудно было представить, что сейчас проносилось у солдата в голове: «Проклятое офицерье! Считаете себя важными и всемогущими. У вас много хорошего вина, которое вы пьете в офицерском клубе. Конечно, вы брезгуете посидеть с солдатами, хотя бы недолго».

– Как тебя зовут, солдат?

– Флин.

Он не добавил «сэр». Таниэль кивнул, как будто не заметил этого.

– Я пил ром Добина на фатрастианском корабле. С тех пор не пробовал все лето. Для меня большая честь посидеть с вами.

– Вы смеетесь надо мной?

– Нет. Вовсе нет. Показывай дорогу.

Хмурое выражение медленно начало исчезать с лица Флина.

– Сюда, сэр.

До нужного костра оказалось не больше двадцати ярдов. Два солдата сидели возле огня, подогревая суп Михали в старом чугунном котелке. У одного был длинный кривой нос, когда-то сломанный, да так и не вправленный. Другой, невысокий и плотный, едва влезал в мундир. При появлении Таниэля кривоносый замер, не донеся ложку до рта.

– Капитан, сэр, – произнес Флин, показывая на солдат у огня, – этот, с кривым носом, и есть Финель. Самый уродливый во всей Одиннадцатой бригаде. А этот ходячий окорок прозвали Фифой, после того как она упала в обморок, в первый раз выстрелив из мушкета. Финель, Флин и Фифа. Мы все из Одиннадцатой бригады.

Таниэль пораженно поднял брови. Он бы и за сто лет не догадался, что это женщина.

– Ребята, это капитан Таниэль Два Выстрела, герой войны в Фатрасте и битвы у Южного пика.

Фифа недоверчиво посмотрела на него:

– Ты уверен, что это Таниэль Два Выстрела?

– Это он, точно, – заверил Финель. – Я был с капитаном Адьюкаром, когда мы гонялись за Избранной в университете.

– Я тоже подумал, что твое лицо мне знакомо, – признался Таниэль. – Разве можно забыть такой нос!

Флинт рассмеялся и ткнул Финеля кулаком в плечо. Тот свалился со стула, и Таниэль с удивлением услышал собственный смех. Это был скрипучий, неприятный звук, словно его издавал инструмент, отчаянно нуждавшийся в настройке. Когда он смеялся в последний раз?

Флин принес складной матерчатый стул и поставил перед Таниэлем. Финель разлил суп по оловянным мискам, а затем раздал хлеб и баранину.

Несколько минут молча ели. Таниэль первым нарушил тишину:

– Я слышал, что второму батальону пару недель назад крепко досталось.

– Да, – подтвердил Флин. – Так и было.

– Мы стояли на стенах, – сказала Фифа. – На стенах Будвила, когда объявились Черные Стражи.

Финель молча смотрел в свою миску.

– Фифа правду говорит, – поддержал ее Флин. – Она ударила одного Стража в нос своим здоровым кулаком. Так что он улетел вниз со стены.

– Представляю, как вы были потрясены, – вставил Таниэль. – Я слышал, что это было жутко. Рад, что вы уцелели.

– Большинству повезло меньше, – тихо буркнул Финель.

Улыбки на лицах Флина и Фифы тут же погасли.

Таниэль прочистил горло и огляделся. Обычно весь взвод ужинает вместе.

– Это все, что осталось от вашего взвода? – спросил он со всем участием, на какое был способен.

Фифа хохотнула, но Финель толкнул ее в бок:

– Это не смешно!

– Немного забавно, – возразила Фифа.

Таниэль задумался, улыбнуться ему или не стоит.

– В чем дело?

– Не от взвода, сэр, – уточнил Флин. – Это все, что осталось от нашей роты.

У Таниэля пересохло во рту. Обычно в роте около двухсот солдат. Потерять всех, кроме этих троих!..

– Раненых не было? – спросил он.

– Вероятно, были. – Фифа налила себе еще миску супа. – Но мы их не видели. Это соглашение с кезанцами – о том, что мы забираем наших убитых и раненых после каждого боя, – оно появилось уже после Будвила. Мы улепетывали из города без оглядки. Бросили все припасы, патроны, оружие… близких. Все, кто не смог убежать, стали теперь рабами, если не хуже.

– Что может быть хуже, чем стать рабом? – удивился Флин.

Финель, скручивавший себе сигарету, оторвался от работы:

– Откуда, по-твоему, они получают этих Стражей? Зачем мучить и уродовать своих людей, если есть пленные?

– Требуются годы, чтобы создать и обучить Стража, – заметил Таниэль.

– Точно! – Финель прикурил сигарету от горящей щепки. – Ходят слухи, что у них в лагере находится сам Кресимир.

Флин покачал головой:

– Если бы Кресимир был с ними, нас всех давно перебили бы.

– Зато у нас есть воплощение Адома, – напомнила Фифа, держа в руке кусок баранины и хлеб. – Михали не дает Кресимиру уничтожать нас.

Флинт закатил глаза:

– Да бросьте вы!

– Ходят и другие слухи. – Финель поднял голову и встретился взглядом с Таниэлем, сидевшим по другую сторону костра. – Слухи о том, что Таниэль Два Выстрела пустил пулю в глаз Кресимиру, и теперь бог носит маску, закрывающую половину его лица, и в ней только одно отверстие для глаза.

Он наклонился вперед и протянул Таниэлю дымящуюся сигарету.

Пороховой маг глубоко затянулся. Он всегда считал сигареты отвратительной штукой, но в такие вечера изменял своим привычкам ради поддержания духа товарищества.

– А я слышал, – он откашлялся и повернул голову к Флину, – что возле этого костра угощают ромом Добина.

– Вот в этом вы, – Фифа указала пальцем на Таниэля, – не ошиблись. – Она зашла в палатку и через мгновение вернулась с глиняным кувшином. – Финель, доставай свою флейту. Хватит с меня этих мрачных разговоров.

Первому кувшин предложили Таниэлю. Он сделал глоток, и его всего передернуло.

– Хэх! – произнес он, утирая рот рукавом.

– Мой папаша работает в компании Добина, – сказала Фифа, принимая кувшин. – На вкус напоминает мочу самого демона.

Она запрокинула кувшин и сделала долгий, мощный глоток.

Таниэль смотрел на огонь и не удержался от смеха, когда Флин, подавившись ромом, выплюнул его прямо в костер. Пламя вспыхнуло ярче.

– Осторожней, так все выльешь! – крикнула Фифа, забирая ром у Флина.

Кувшин еще несколько раз пустили по кругу, прежде чем Таниэль почувствовал, что пойло начало действовать. Мышцы расслабились, голова затуманилась. Он сидел, откинувшись на спинку стула, и смотрел на огонь, а длинный Финель принялся наигрывать на флейте.

У нее был низкий, жалобный звук. Никогда прежде Таниэль не слышал, чтобы на этом инструменте исполняли такую пронзительную мелодию. Вскоре Фифа запела. К большому удивлению Таниэля, у нее оказался чистый высокий голос, далеко разносившийся в ночи.

Мысли Таниэля рассеянно блуждали. Боль покинула тело, а фронт, казалось, отодвинулся на сотню миль.

Послышался тихий шорох, и Таниэль даже решил, что ему просто почудилось, но тут откуда-то появилась Ка-Поэль и запрыгнула к нему на колени. Именно так. Не спрашивая разрешения, не сомневаясь ни секунды, легко и свободно, словно давняя любовница. Таниэлю стало бы неловко, если бы он не чувствовал себя настолько расслабленным. Довольным. Даже счастливым.

Незаметно Таниэль задремал. Трудно сказать, сколько времени прошло, прежде чем он вздрогнул и проснулся, но солнце уже село, над головой раскинулось звездное небо. Разве можно спать в такие приятные минуты?

Нет.

Флин смотрел на красные угли костра. Финель убрал флейту, а Фифа тихо храпела на земле около огня. Ка-Поэль лежала спиной на сгибе локтя Таниэля. Ее глаза были закрыты, легкая улыбка играла на губах.

Таниэль поднял свободную руку и убрал прядь рыжих волос с ее лба. Они отросли снова после схватки на горе и теперь приобрели более глубокий, яркий оттенок, чем прежде.

Таниэль почувствовал чей-то взгляд. Это был Флин.

– Симпатичная крошка, – сказал солдат.

Таниэль промолчал. Он не знал, что ответить. Такие слова, как «необразованная» и «дикая» пронеслись в его голове, но в них не было прежней едкости. Какое значение имели эти пустяки? Ведь завтра он может умереть.

– Спасибо, что пригласили меня, – поблагодарил он Флина.

– Это вам спасибо, сэр. Нечасто солдатам доводится поужинать с таким героем, как вы.

– Никакой я не герой. Кто угодно, но не я. Просто мое сердце бурлит от ярости.

– Если бы там не было ничего, кроме ярости, эта девочка не спала бы так спокойно, – возразил Флинт и подмигнул покрасневшему Таниэлю. Но вдруг стал серьезным и добавил: – Должен предупредить вас, сэр.

– Да?

– Вас разыскивают профосы. Говорят, генерал Кеть хочет вас повесить.

– Если бы они искали меня, то давно бы уже нашли, – усмехнулся Таниэль. – Я каждый день сражаюсь на передовой.

– Они не хотят арестовывать вас у всех на глазах. Вы каждый день спасаете жизни многих солдат. Люди не знают, демон вы или добрый дух, но думают, что вы заботитесь о них – сражаясь рядом с ними, в то время как генералы сидят в тылу и смотрят, как мы умираем. Если вас схватят прямо на передовой, может начаться бунт.

– Мою комнату тоже нетрудно найти, – заметил Таниэль, глядя на небольшую лачугу, в которой он он поселился вместе с Ка-Поэль.

– Профосы тайком опрашивают всех в округе. Пару раз они и к нам подходили. – Флин покачал головой с горькой улыбкой. – Все советуют им отправиться на передовую.

Таниэль выковырял из зубов застрявший хрящик. Значит, простые солдаты прикрывают его спину. Это заставило его загрустить еще больше. Он не достоин такой заботы. Он был на фронте просто потому, что умел только убивать. Больше ничего. А не потому, что хотел спасти солдат.

– Тогда я должен поблагодарить вас еще раз.

– Не нужно благодарить, сэр. Просто продолжайте присматривать за нами там. Кроме вас, больше некому.

– Постараюсь.

– А еще, сэр, держитесь подальше от Третьей бригады. Они любят генерала Кеть. Не знаю за что, но они преданы ей и могут запросто выдать вас профосам.

Таниэль переложил Ка-Поэль ближе к плечу и поднялся на ноги, удерживая ее на руках. Она не почувствовала встряски, только уткнулась лицом ему в шею. Это было похоже на прикосновение перышка, мягкого и теплого, и Таниэль почувствовал, как тело откликнулось на него.

– Доброй ночи, Флин.

– Доброй ночи, сэр.

Таниэль отнес Ка-Поэль в их лачугу, уложил в свою постель и накрыл одеялом. Затем вытащил из кармана патрон и несколько мгновений его разглядывал.

Небольшая доза пороха – и он станет лучше видеть в темноте. Тогда не придется зажигать лампу. Он не спал по-человечески все эти дни. Сколько времени прошло с той ночи, когда он в последний раз выспался? Две недели? Разве могут люди так жить? Он чувствовал себя вялым и заторможенным, как будто шел в полусне.

Но если он вдохнет порох, то опять станет бодрым и энергичным, как всегда.

Таниэль взял щепотку пороха, приблизил к носу и остановился. Опустил руку и заново свернул патрон. Нашел спичку, чиркнул ею и поднес к лампе возле кровати. Лачуга осветилась.

Таниэль вытащил из-под кровати ружье и принялся чистить. Работа успокоила его и дала возможность поразмышлять. Он улетел мыслями прочь от Ка-Поэль, лежавшей в его постели, от военной полиции и генерала Кеть, даже от смерти отца и непреклонного натиска кезанской армии на Адро.

Закончив возиться с ружьем, Таниэль взялся за пистолеты, затем свернул несколько десятков патронов. Снова посмотрел на порох. Его организм нуждался в порохе. Требовал пороха.

Но он не позволил себе вдохнуть ни крупинки.

Последним был штык. Таниэль вынул его из кожаного чехла и рассмотрел при свете лампы. В желобке осталось немного засохшей крови. Он соскоблил ее, затем протер металл. Кровать слегка скрипнула, и он поднял глаза.

Ка-Поэль лежала на боку, уперев одну руку в бедро, а другую подложив под голову, и смотрела на него своими зелеными глазами. Ее сорочка немного задралась, и он видел пепельные веснушки на ее талии и острую линию бедер. Сердце неожиданно забилось быстрее.

– Я должен убить Кресимира, – объявил Таниэль. – На этот раз – насовсем. Но я не знаю, как это сделать.

Ка-Поэль пододвинулась к краю постели. Наклонилась, запустила руку под кровать и открыла свой ранец. Пошарила там и вытащила куклу.

Таниэль нервно сглотнул. Восковая кукла была поразительно похожа. Золотистые волосы, прекрасное лицо, крепкие плечи и почти женские губы. Это было лицо человека, который вышел из спустившегося с неба облака.

Кресимир.

Но она же никогда не видела Кресимира. По крайней мере, Таниэль так считал. Откуда она могла знать, как он выглядит?

– Не думаю, что даже твоей магии хватит на убийство бога, – вздохнул Таниэль. – Я выстрелил в него двумя «красными метками».

Ка-Поэль задумчиво провела пальцем по подбородку, медленно опустилась к горлу, а затем по рубашке между грудей. Остановилась и снова поднялась к горлу. Изобразила резкое режущее движение, затем вытянула руку перед собой.

– Кровь? – вырвалось из пересохшего горла Таниэля.

Она кивнула.

– Кровь Кресимира?

Еще один кивок.

– Я не смогу подойти к нему так близко.

Она беззвучно прошептала всего одно слово: «Попробуй».

– Ты хочешь, чтобы я напал на бога и добыл его кровь?

Ка-Поэль свесила ноги с кровати. Взяла штык из его рук и положила на ночной столик. Затем села на колени к Таниэлю, опустив ноги между его ногами.

– Поэль, я не…

Она приложила палец к его губам. Он вспомнил притон в Адопесте. Вспомнил, как она крепко прижалась к нему в гамаке и приблизила лицо.

Ка-Поэль коснулась двумя пальцами своего рта, затем приложила их к его лбу. И зашевелила губами.

Она не произнесла это вслух, но Таниэлю показалось, что слово эхом отозвалось в его голове.

«Спи. Спи».

Он опустился на кровать. Веки, внезапно ставшие тяжелыми, словно жернова, сами собой закрылись.

Спи…

* * *

– Зачем вы ухаживаете за леди Винсеслав? – спросила Нила.

Всю середину столовой в особняке лорда Ветаса занимал длинный стол из железного дерева, за которым могло бы уместиться шестнадцать человек. Ветас уселся во главе стола, его тарелка была пуста. В правой руке он держал бокал красного вина, а раскрытую ладонь левой положил на стол. Жакоб сидел слева от него, Нила – справа, а Фей – рядом с ней.

Когда Нила была маленькой девочкой, она мечтала о великолепных званых ужинах, представляла, как будет любоваться своим отражением в гладком серебре и пить из бокала с золотой каймой. Она и подумать не могла, что однажды эта мечта обернется кошмаром.

Вот уже десять вечеров подряд она ужинала в обществе Ветаса. Несмотря на обычную суматоху и множество охранников вокруг дома – иногда больше шестидесяти, – во время ужина всегда было тихо. Ветас использовал эти часы, чтобы обучить Нилу правилам этикета, а заодно забросать Жакоба похвалами и подарками. Она ненавидела каждую минуту этих ужинов, во время которых Ветас либо праздно болтал, либо задавал своим пленникам всевозможные вопросы, либо продолжал наставлять Нилу.

Девушка прекрасно понимала, что это вовсе не из дружеских чувств. Ветас изучал их. Собирал новые сведения, чтобы использовать потом в своих коварных планах.

И разумеется, он ни разу не позволил им что-то выяснить о самом себе. Ветас мастерски уходил от расспросов. Поэтому Нила так удивилась, когда он ответил ей:

– Леди Винсеслав – владелица наемной армии «Крылья Адома». Надеюсь, вы о ней слышали?

– О ней все слышали, – кивнула Нила.

Она поглядела на Фей. Та сидела в напряженной позе, уставившись на пустой стул рядом с Жакобом. Последние десять вечеров это место занимал ее сын Жосеп. У этого юноши, пятнадцати-шестнадцати лет, не было безымянного пальца на правой руке. Сегодня вечером его стул оказался пустым.

– Да, почти все, – согласился Ветас. – Сейчас они сражаются против кезанской армии. Я хотел бы нанять их для другого дела.

Нила вяло ковыряла вилкой в тарелке. Она не хотела здесь находиться. Не хотела больше видеть бесстрастное лицо Ветаса.

– И это все? Они ведь просто наемники. Значит, вы хотите… перекупить их?

– И все, – подтвердил Ветас со сдержанной улыбкой.

Конечно, это была полуправда. Существовала какая-то другая причина его ухаживаний за этой леди. Возможно, он действительно хотел нанять ее армию, но его план не мог оказаться настолько простым. Впрочем, Нилу это мало беспокоило. Она лишь хотела поскорее убраться отсюда. Но ужин закончится лишь тогда, когда Ветас объявит об этом.

– Вы хотите использовать ее, – догадалась Нила.

– Мм? – произнес Ветас, поднося бокал к губам.

– Использовать ради вот этого.

Нила показала на стол. Кроме одного края, за которым они сидели, стол был завален бумагами – письмами, квитанциями, списками и прочими документами, связанными с делами лорда Ветаса. Когда предоставлялась возможность, она заглядывала в некоторые из них, но ничего не смогла понять.

Ветас улыбнулся Жакобу.

– Леди Винсеслав – состоятельная вдова и очень умная женщина. Из нее вышла бы прекрасная жена.

– Жена?

Нила не выдержала и рассмеялась, но тут же прикрыла рот, испугавшись своего порыва.

– Да, жена, – повторил Ветас, словно уловив оттенок недоверия в ее голосе. Он наклонился к Жакобу. – Ты ведь понимаешь, что любому лорду нужна хорошая жена, и очень важно заключить брак с женщиной, обладающей обширными связями.

– Да, дядя Ветас.

– Молодец, мой мальчик.

– Дядя Ветас, я думал, что в Адро больше нет аристократов.

Ветас кивнул:

– Они убежали из Адро. Но не забывай, что ты – наследник трона. Когда-нибудь аристократы вернутся, и ты станешь их королем.

Нила прекратила водить вилкой по тарелке. В первый раз на ее памяти Ветас сказал что-то об аристократах. Она всегда подозревала, что у него есть планы насчет Жакоба, но он никогда прежде не говорил об этом.

Нила ожидала, что Ветас продолжит, но он лишь снова пригубил вино.

Фей все еще смотрела на пустой стул напротив нее. Она начала немного раскачиваться взад-вперед, приоткрыв рот и наморщив лоб.

– Вы просто используете нас всех, – сказала Нила. – Меня, Жакоба, леди Винсеслав.

«Что вы задумали? – хотелось крикнуть ей. – Зачем вы приехали в Адопест?»

Похоже, Ветаса слегка удивили ее слова.

– Разумеется, использую. Так делают все аристократы. – Он ласково похлопал Жакоба по плечу. – Но лишь для вашего блага. Долг аристократа состоит в том, чтобы защищать простых людей, какие бы неприятные вещи ни приходилось для этого делать.

Нила с такой силой стукнула рукой по столу, что Жакоб подскочил.

– Не смейте! – крикнула она, ухватившись за край стола, чтобы унять дрожь.

– О чем это вы? – с невинным видом поинтересовался Ветас.

– Нила, зачем ты кричишь на дядю Ветаса? – спросил Жакоб.

Ветас снова натянуто улыбнулся Ниле.

Наверное, она схватила бы нож и набросилась на него прямо сейчас, если бы вдруг не заговорила Фей:

– Где мой сын?

Ветас забарабанил пальцами по столу. Его внимание переключилось на Фей.

– Нила, – произнес он, не глядя на девушку, – думаю, вам нужно отвести Жакоба в его комнату.

– А десерта разве не будет, дядя Ветас? – расстроился Жакоб.

– Конечно будет, мой мальчик. Я принесу тебе немного. А сейчас беги к себе.

Нила медлила, раздумывая, сумеет ли достаточно быстро подскочить к Ветасу и ударить его ножом.

– Жакоб. – Наконец она встала и протянула мальчику руку. – Пойдемте.

Она отвела Жакоба по лестнице в детскую и помогла достать игрушки. Затем юркнула в коридор, ступая осторожно, чтобы избежать самых скрипучих половиц, и добралась до лестницы, ведущей в кухню. Она спустилась на один пролет и прислонилась ухом к стене.

– …сгорел дотла, – доносился из-за штукатурки спокойный голос Ветаса. – Там было одиннадцать трупов. Кажется, пожар застал всех в постелях. Соседи уверяли, что от людей остались только кости и пепел.

Нила вздрогнула от громкого горестного стона. Затем раздался приглушенный плач Фей.

Ветас продолжал, как будто не замечая ее реакции:

– У меня нет времени, чтобы проверить самому, но, похоже, все ваши дети погибли.

– Где мой сын? – повторила Фей.

Она уже не плакала, а только тяжело дышала.

– Кроме того, я получил достоверное известие, что Тамас посадил вашего мужа в тюрьму. Кажется, инспектор признался, что поддался шантажу, и фельдмаршал собирается казнить его за измену. – Голос Ветаса был таким монотонным, словно он говорил о погоде. – У меня не очень хорошие связи в Вороненой башне, но я раздобуду более подробную информацию через неделю или чуть позже.

– Где мой сын?

Нила услышала удар кулаком по столу.

– После того как вашего мужа арестовали, вы и ваш сын стали для меня бесполезны. Я подержу вас при себе еще неделю-другую, но вашего сына я уже продал в Кез. Его переправят туда…

Слова Ветаса оборвал резкий вскрик, а вслед за ним раздался грохот. Стена задрожала, а потом наступила тишина. Нила затаила дыхание. Неужели Фей напала на Ветаса? Неужели у нее получилось?

Молчание затянулось. Нила различила тяжелое дыхание, доносящееся из столовой.

– Это было не очень умно, – произнес Ветас. Он открыл дверь и приказал кому-то: – Отправьте ее вниз. Я скоро подойду.

Тяжелыми шагами охранник вошел в столовую. Снова послышались звуки борьбы.

– Я убью тебя, ублюдок! – кричала Фей. – Выколю тебе глаза! Вырву твой язык! Не оставлю на тебе живого места!

Ее вывели, и вскоре крики и проклятия стали звучать совсем глухо. Фей утащили вниз.

Нила прислушивалась еще несколько минут, пока не убедилась, что Ветас вышел из столовой. Мягкими, размеренными шагами он двинулся по коридору, затем открыл дверь в подвал. Нила досчитала до ста, затем спустилась по лестнице в кухню.

Она торопливо осмотрелась. Мебель переставили с тех пор, как Нила была здесь в последний раз. Она пододвинула табурет к мойке, взобралась на него и стала рыться на полках. Ничего. Она шепотом выругалась и спустилась с табурета. Там, под сливной трубой. Подальше от детей.

Нила схватила большой флакон со щелоком и поставила на кухонный стол. Быстро нашла пустую банку из-под специй, вытряхнула со дна остатки и вылила туда полчашки щелока.

– Что вы здесь делаете?

Нила едва не выронила пузырек.

В дверях стоял Избранный Дорфор. Высокий рост и перчатки Избранного придавали ему внушительный вид, и все в доме знали нрав Дорфора.

– Просто отлила немного щелока, мой лорд.

– Зачем?

– Я за ужином испачкала соусом платье. – Она показала на рукав, надеясь, что Избранный не станет присматриваться. – Хочу отмыть побыстрее, пока соус не впитался в ткань.

– Я думал, лорд Ветас объяснил вам, что вы не должны больше заниматься стиркой.

– Это просто маленькое пятнышко, мой лорд. – Нила изобразила застенчивую, как она надеялась, улыбку и подала плечи вперед, чтобы четче обрисовалась ложбинка между грудей в вырезе платья. – Не хотела беспокоить никого из прислуги.

Взгляд Дорфора задержался на ее груди.

– Хорошо. Но сначала проверьте, уснул ли мальчик. Эта проклятая гарпия получит сегодня ночью все, что заслужила, и будет трудно сделать так, чтобы она не кричала.

Дорфор порылся в шкафу, обнаружил ломоть хлеба и вышел из комнаты, рассеянно жуя.

Нила поставила на место флакон со щелоком, сунула банку из-под специй в карман платья и пошла к себе в комнату. Непросто будет отравить и Ветаса и Дорфора одновременно.

17

Наемный экипаж выехал на большую улицу, ведущую к дому Адамата. Инспектор насторожился.

Он не был здесь почти два месяца – с того дня, когда сообщил Ветасу, что фельдмаршал Тамас решил арестовать первосвященника Черлемунда. Адамату удалось обмануть шантажиста, и все же Тамас едва не погиб. Теперь Ветас наверняка хочет заполучить Адамата – живым или мертвым.

Инспектор готов был держать пари, что люди Ветаса следят за его жильем.

Он еще раз оглядел улицу. Ничего подозрительного: ни странных личностей, ни лиц в окнах, с нездоровым интересом наблюдающих за его домом. Прохожих было не много: только супружеская пара двигалась к рынку и еще старик бодро прогуливался по солнечной стороне улицы.

Адамат попросил остановить экипаж за три дома до своего. Проверил короткоствольный пистолет в кармане – заряжен и взведен.

Он поднял воротник сюртука, чтобы спрятать лицо, надвинул шляпу на глаза и вышел на улицу. Вручив несколько кран кучеру, Адамат осторожно направился к своему дому, крепко сжимая в руке трость.

Ставни были закрыты, а портьеры задернуты, как и два месяца назад, когда он уходил из дома. Инспектор проверил, не сдвинута ли с места какая-нибудь мелочь в саду. Ничего.

Он открыл калитку, ведущую на дорожку между домами, и вернулся в сад. Еще раз бегло осмотрел его, но никакого беспорядка не заметил. Затем подождал несколько минут, снова и снова оглядывая дом. Ни новых царапин на замке, ни следов в саду.

Адамат понемногу начал осознавать, что, возможно, не настолько важен для Ветаса, как ему самому казалось. Ветас вел какую-то крупную игру от имени своего хозяина, лорда Кларемонте. Как знать, выделена ли в ней Адамату и сейчас какая-то роль? В конце концов, Ветасу должны были сообщить, что Тамас тайно казнил инспектора за измену. Что, если Ветас давно сбросил Адамата со счетов? Возможно, Фей и Жосеп уже мертвы и похоронены где-нибудь в наспех вырытой могиле.

Адамат сжал и снова разжал кулаки. Нет. Он не имеет права так думать. Они живы. Ветас все еще держит их в плену. И Адамат вернет их.

Он открыл черный ход и вошел в дом. Прикрыл глаза и глубоко вздохнул. В комнатах, за закрытыми окнами, было тепло и душно, но здесь все еще пахло старой мебелью, книгами, пылью и немного – лавандой. Фей часто зажигала ароматические свечи. Адамат достал пистолет и тщательно обыскал каждую комнату.

Все было точно в таком же виде, в каком он ее оставил: пятна крови наемника Ветаса на диване и ковре, выбоина от пули на потолке. Еще две – в прихожей и на полу, не считая других повреждений, полученных в схватке с «Брадобреями».

С пистолетом в одной руке и тростью в другой, Адамат поднялся на второй этаж. Именно здесь напали на него «Брадобреи с Черной улицы». Кровь Соу-Смиза до сих пор темнела на ступеньках из красного дерева.

Наверху никого не было. Никаких признаков того, что кто-то заходил и обыскивал дом.

Адамат вздохнул и опустил пистолет. Он был почти разочарован. Как будто лорд Ветас совсем забыл про него.

Он поставил трость рядом с зонтиком, подпиравшим парадную дверь, и направился в кухню. Возможно, в кладовке остались консервированные бобы или еще что-нибудь съедобное. Немного перекусить, затем разыскать лопату и…

Адамат не успел среагировать, когда что-то вылетело из-за угла и ударило его в нос. Боль растеклась по всему лицу, и он внезапно очутился на полу, сквозь слезы глядя в потолок.

Над ним выросла чья-то фигура. Схватила за отвороты сюртука, приподняла и прислонила к стене. Инспектор едва не захлебнулся собственной кровью и попытался дышать через нос, но лишь застонал.

Сильные руки прижимали Адамата к стене. Он пытался отбиваться, но безуспешно, затем поднял руку, чтобы протереть глаза, вгляделся в лицо мужчины с угольными разводами на щеках. Это был один из головорезов лорда Ветаса.

Инспектор откашлялся и попытался произнести будничным тоном:

– Кале, если не ошибаюсь?

– Верно, – криво усмехнулся угольщик. – Давно тебя поджидаю.

Голова Адамата раскалывалась от боли. Должно быть, сломан нос. Вероятно, он весь измазан кровью. Второй испорченный костюм за неделю.

– Лорд Ветас хочет с тобой поговорить, – сказал Кале. – Либо ты пойдешь со мной по доброй воле, либо я вышибу тебе зубы.

Из какой бездны он появился? Адамат проверил весь дом. Должно быть, бандит прятался в подвале. И чем же, спрашивается, он ударил Адамата? Дубинкой?

– Хорошо, – пробормотал Адамат.

Хватка Кале ослабла. Адамат скользнул по стене, и его ноги наконец коснулись пола. Этот человек был очень быстр. И силен. Бездна, Адамат отдал бы что угодно за то, чтобы здесь сейчас оказался Соу-Смиз.

– Умойся.

Кале отпустил сюртук Адамата.

У инспектора подогнулись колени. Он рухнул на пол грудью на что-то твердое. Это был пистолет. Не глядя, Адамат нащупал рукоять. И тут же почувствовал сильную руку на своем плече.

– Все в порядке, – успокоил головореза Адамат. – Я не сопротивляюсь, просто очень больно. Я сейчас. Только возьму новую сорочку из спальни и сразу вернусь.

Его голос стал гнусавым и булькающим.

Он с усилием поднялся на ноги. Бездна, как трещит голова! Придется глотнуть виски не меньше чем на три пальца, чтобы заглушить боль. Адамат сделал три шага по коридору, развернулся, одновременно вытаскивая пистолет, и спустил курок.

От выстрела голову сдавило еще сильнее – хотя, казалось бы, дальше некуда.

Кале посмотрел на пистолет, затем на Адамата.

Адамат посмотрел на пистолет, затем на Кале. И наконец на пол.

Пуля лежала у его ног. Должно быть, она вывалилась из ствола, когда инспектор опустил пистолет.

Двумя длинными шагами Кале оказался рядом с ним и выбил пистолет из руки Адамата. Затем схватил его за горло, приподнял в воздух и приложил спиной об косяк парадной двери. Стены задрожали от удара.

У Адамата едва не вышибло дух. Он пытался лягнуть противника, ударить кулаком. Вырваться из железной хватки никак не получалось.

– Это будет стоить тебе отрубленного пальца, – прошипел Кале.

Адамат отмахнулся правой рукой. Он должен сделать хоть что-нибудь, должен… Его пальцы нащупали ручку трости в подставке для зонтиков. Инспектор постарался ухватить трость как можно ниже, поднял ее и ударил Кале в висок.

Громила пошатнулся и ослабил хватку. Адамат оттолкнул его одной рукой и снова огрел тростью со всей силой, на какую был способен.

Угольщик сумел перехватить удар. Он взялся за конец трости и дернул на себя.

Адамата потащило вперед, словно они упражнялись в перетягивании каната. Кале рванул снова. Угольщик напряженно прищурился, и Адамат понял, что в следующий раз не сможет удержать трость.

Инспектор повернул рукоять. Послышался тихий щелчок.

Кале снова дернул изо всех сил, упал на пол и с удивлением посмотрел на половину трости у себя в руке.

Адамат бросился вперед, держа в вытянутой руке короткое лезвие, и всадил его в живот Кале. Затем отступил и кольнул снова, и еще раз. После третьего удара он шагнул в сторону и молча уставился на Кале.

Угольщик в ответ посмотрел на него. Он держался обеими руками за живот и стонал от боли.

– Он узнает, – прохрипел Кале. – Лорд Ветас узнает, что ты вернулся, и убьет твою жену.

Адамат выпрямился и направил на громилу острие своей шпаги-трости.

– Она жива?

Кале не ответил.

– А Жосеп? Мой сын?

– Приведи мне врача, – попросил Кале. – Тогда расскажу тебе о твоем сыне.

– Мой сосед – врач. Расскажи мне все, и я приведу его.

Кале тяжело, мучительно вдохнул.

– Твой сын… Твой сын пропал. Они забрали его… Я не знаю, куда, но его там больше нет. Твоя жена осталась там… Она…

– Что она?

– Приведи мне врача.

– Говори.

Боль в голове сделалась совсем нестерпимой. Судя по багровым пятнам на сорочке и сюртуке, Адамат потерял много крови, и она все еще продолжала течь из носа.

– Ветас… Он узнает. Он думал, что Тамас тебя посадил… арестовали или приказал казнить… Но теперь он узнает, что ты жив.

Адамат стиснул зубы.

– Нет, если они не найдут труп.

У него едва хватило сил для точного удара, но лезвие шпаги-трости вонзилось в глаз Кале и остановилось только тогда, когда коснулось задней стенки черепа. Инспектор вытащил его и подождал, пока тело не прекратит дергаться, затем вытер клинок об одежду угольщика.

Адамат разделся до пояса и бросил окровавленную одежду поверх трупа Кале. Он поискал другие признаки того, что кто-то был в доме, потом сходил за зеркалом для бритья.

Из зеркала на него уставились мутные глаза на залитом кровью лице. Он едва узнал себя.

Нос был изогнут почти под прямым углом. Адамат попытался ощупать его, но даже от легкого прикосновения едва не закричал.

Он зажал нос пальцами с двух сторон и посмотрел себе в глаза. Сейчас или никогда.

Затем рванул себя за нос и вправил его.

Очнулся Адамат на полу в кухне. В парадную дверь стучали. Он медленно встал на ноги и поглядел в зеркало. Лицо было в крови, однако нос снова стал прямым. Адамат задумался, стоило ли это той мучительной боли, от которой он даже сейчас едва не терял сознание.

Ему потребовалась целая минута, чтобы дрожащими руками перезарядить пистолет. Закончив с этим, он подошел к парадной двери и заглянул в смотровое окошко.

Это была соседка. Пожилая женщина, согнувшаяся под грузом лет, одетая в домашнее платье и торопливо наброшенный на голову платок. Адамат сомневался, что когда-либо слышал ее имя.

Он открыл дверь.

Взглянув на него, соседка чуть не вскрикнула.

– Да? – нетерпеливо произнес он.

– Вы… С вами все в порядке? – спросила она дрожащим голосом. – Мне показалось, что я слышала выстрел, а затем, не больше пяти минут назад, этот ужасный крик.

– Выстрел? Нет, это был не выстрел. Прошу прощения за свой ужасный вид. Я упал и сломал нос. А потом попытался его вправить. Вероятно, тогда вы и услышали крик.

– Вы уверены, что хорошо себя чувствуете? – Соседка смотрела на него как на приведение.

– Я просто сломал нос, – повторил Адамат, показывая на свое лицо. – Несчастный случай, и ничего больше, уверяю вас.

– Тогда я позову врача.

– Нет, прошу вас. Я сам скоро к нему отправлюсь. Не стоит беспокоиться.

– Нет, сейчас, я настаиваю.

– Госпожа! – Адамат постарался придать голосу как можно больше твердости, но едва снова не упал от боли в носу. – Если вы не возражаете, я сам позабочусь о себе. Не надо звать врача.

– Если вы так уверены…

Проклятая зануда!

– Абсолютно. Спасибо, госпожа.

Адамат закрыл дверь и оглядел прихожую. Кровь была повсюду: на ковре, на полу, на стенах. Вдоль всего его пути к двери.

Чтобы стереть все следы, инспектору потребовалось несколько часов и множество простыней из запасов Фей. Он очень спешил – никто не гарантировал, что сюда не заглянет еще кто-нибудь из головорезов Ветаса. Нужно было навести порядок в доме. Не должно остаться никаких признаков того, что он здесь побывал.

Когда с уборкой было покончено, Адамат занялся собой. Целая бутылка вина – и давящая боль в голове сменилась смутным гулом. Наступила ночь. Адамат завернул труп Кале в грязную простыню и вытащил через черный ход. Как рассвирепела бы Фей, если бы узнала, для чего ему понадобилось постельное белье!

В углу сада стояла кладовка с инструментами, а под ней находился пустующий погреб, размером не больше салона кареты. Адамат забрался в погреб и несколько минут обшаривал его в полной темноте, прежде чем нашел то, что искал, – конец веревки на расчищенном участке пола. Он ухватился за веревку и выдернул крепкую деревянную шкатулку.

Адамат вынес шкатулку в сад, затем вернулся, чтобы опустить труп в погреб. Он переставил инструменты так, чтобы было похоже, будто сюда давно никто не заходил, а затем закрыл дверь.

В шкатулке хранились все деньги, какие ему удалось накопить, чтобы выплатить долг по ссуде, взятой для открытия издательства «Адамат и друзья». С тех пор как его расписку продали Палагию, инспектор больше не доверял банкирам. Всего набралось чуть меньше двадцати пяти тысяч кран. Мало. Очень мало.

Еще несколько часов Адамат наводил порядок в доме, вытирая следы крови, затем собрал полный саквояж детской одежды, прихватил шкатулку, трость, пистолет и вышел на улицу, чтобы поймать экипаж.

* * *

Таниэль лежал, опираясь спиной на бруствер, и смотрел в пасмурное небо.

Огромные, как горы, белые облака тяжело плыли над горизонтом, словно пена на волнах, накатывающихся на берег. Тут и там к ним примешивался оттенок серого. Собирается дождь? Таниэль надеялся, что нет. Дождь намочит порох, а земляные укрепления превратятся в грязные канавы.

Из кезанского лагеря донеслась барабанная дробь. Казалось, она прозвучала очень далеко от того места, где лежал на твердой прохладной земле Таниэль. Крики адроанских офицеров – эти были ближе. Хотелось сказать им, чтобы заткнулись. Каждый солдат на передовой понимал, что может сегодня умереть. Каждый знал, что атака кезанцев опять завершится успехом и враг снова захватит укрепления, как это случилось вчера, и позавчера, и за день до этого.

Боевой дух не просто умер; он был повешен, расстрелян, а затем колесован, четвертован и похоронен в каменистой могиле.

– Что там? – спросил Таниэль.

Полковник Этан стоял в нескольких футах позади бруствера, размахивая шпагой и добавляя свои проклятия к бессмысленным крикам офицеров. Он носил шапку из медвежьей шкуры с лиловым пером, как и положено офицеру Двенадцатой гренадерской бригады. Его взгляд был прикован к кезанской пехоте, пока еще маршировавшей вдалеке от укреплений.

– Идут.

Таниэль посмотрел на облака:

– Разбудите меня, когда они доберутся сюда.

Он прикрыл глаза.

Некоторые гренадеры Этана рассмеялись. Таниэль снова открыл глаза и улыбнулся им. Он удивился, как легко у него получилось улыбнуться. Всего несколько дней назад это движение губ казалось ему странным и неестественным. А теперь…

Позади Этана он заметил Ка-Поэль. Подтянув колени и подперев рукой подбородок, она сидела на бруствере и наблюдала за продвижением кезанцев. Даже у гренадер – самых сильных, самых храбрых солдат в адроанской армии – были отчаявшиеся, испуганные глаза. Они понимали, что значит оказаться на передовой. Но взгляд Ка-Поэль оставался задумчивым, изучающим. Ни намека на страх. Она выглядела такой же смертельно опасной, как фатрастианская дикая кошка.

Интересно, что она там видит такого, чего не замечают другие?

– Подходят, – сообщил Этан.

Он весь напрягся и сжал шпагу так, что побелели костяшки пальцев.

Таниэль задумался, где сейчас Кресимир. Почему бог не показывается на поле боя? Почему не убьет их всех своей магией, вместо того чтобы смотреть, как кезанская армия медленно, день за днем, ослабляет силы адроанцев?

– Они уже здесь!

Таниэль вцепился в штуцер обеими руками. Нужно точно выбрать время. И не медлить. Он должен…

– Пора!

Краем глаза Таниэль уловил какую-то тень. Он вскинул ружье и всадил два фута стали прямо между ног прыгнувшего на него Стража.

Он почувствовал, как штуцер вырывается из рук, зарычал, поднатужился и поднял Стража в воздух, словно жуткий трофей, а затем бросил на землю под бруствером.

Казалось, это потрясло даже самого Стража. Несколько мгновений монстр лежал неподвижно, широко раскрыв глаза, с испуганным выражением на лице. Затем начал приходить в себя и попытался вытащить штык Таниэля из своей задницы.

Десяток гренадер набросилась на Стража со штыками и шпагами. Через несколько мгновений от него осталась только кровавая каша. Таниэль извлек штык из мертвого монстра как раз в тот момент, когда адроанцы открыли огонь.

– Выбросьте его отсюда, – распорядился Этан.

Вместе с двумя солдатами он схватил труп Стража, приподнял над бруствером и столкнул вниз.

Ряды наступавших кезанцев дрогнули от мушкетного залпа. Сотни солдат упали на землю, но кезанская боевая машина прошла прямо по их телам. Кезанцы вскинули мушкеты с примкнутыми штыками и открыли беглый огонь.

Таниэль поднялся на бруствер и выстрелил из штуцера, выбив кезанского майора из седла.

Этан подошел к Таниэлю.

– Я счастлив, что был знаком с вами, мой друг, – торжественно заявил он, глядя на приближавшихся кезанцев.

– Сегодня мы не уступим. – Таниэль затолкал пулю вместе с пыжом в ствол, затем взломал патрон большим пальцем. – Только не сегодня. – Он втянул в себя порох одним долгим вдохом, обтер кончик носа тыльной стороной ладони и повторил громче: – Мы не уступим сегодня.

Внутри у него поднялась волна ярости. Почему они должны уступить? Почему они должны бежать с поля боя? Они лучше, чем кезанцы. Адроанскую армию боялись по всему Девятиземью.

Он повернулся к гренадерам:

– Вы солдаты фельдмаршала Тамаса? Да или нет?

– Фельдмаршал погиб, – сказал кто-то.

С губ Таниэля невольно сорвался плевок.

– Да или нет?

– Я солдат фельдмаршала! – Этан обнажил шпагу. – Жив он или погиб, я всегда буду его солдатом!

– Да или нет? – еще раз крикнул Таниэль гренадерам.

– Да! – ответили они хором, подняв мушкеты.

– Адроанская армия, армия Тамаса, никогда не уступает. Когда прозвучит сигнал к отступлению, можете бежать, если хотите. – Таниэль показал рукой на гренадеров. – Бегите к этим штабным крысам, позвольте кезанцам стрелять вам в спину. Но я останусь здесь, пока враг сам не отступит.

– И я тоже! – воскликнул Этан, потрясая шпагой.

– И мы! – дружно выкрикнули гренадеры.

Таниэль повернулся к кезанцам:

– Пошлите их в бездну!

Перед глазами Таниэля проплыло, словно изрешеченный пулями флаг, лицо его отца. Он увидел Влору, и Сабона, и Андрийю, и всех остальных пороховых магов. Увидел друзей из Седьмой и Девятой бригад. Затем все они исчезли, и мир вокруг побагровел. Ноги сами вынесли Таниэля на бруствер и дальше, прямо в объятия кезанской пехоты.

Треск мушкетов и пушечные залпы внезапно потонули в крике атакующих. Таниэль распотрошил кезанского солдата штыком, затем приложил прикладом другого и отпихнул так, что тот покатился по земле.

Шпага офицера полоснула по щеке Таниэля чуть ниже глаза. Он ощутил удар, но боль казалась отдаленной. Порох все еще бежал по его венам. Он двинул офицера ружьем в подбородок, затем бросился на другого пехотинца.

Вокруг были одни кезанцы, и он внезапно почувствовал испуг. Как бы ни был он быстр или силен, его одолеют числом, как он сам вместе с гренадерами расправился со Стражем.

Таниэль пригнулся, увидев нацеленный на него штык, но почувствовал, что острие зацепило мундир, разрезая ткань. И тут же выбросил кулак в лицо солдату.

Внезапно Таниэль понял, что он не один. Адроанские гренадеры в шапках из медвежьей шкуры и темно-красных мундирах оказались рядом, держа мушкеты наперевес и готовясь отбить атаку кезанцев.

– Бей! – донесся сквозь шум голос Этана. – Шагай! Коли́! Бей! Шагай! Бей!

Кезанская пехота сломя голову бросалась вперед, а гренадеры Двенадцатой бригады двигались четким строем, все как на подбор внушительного роста, обученные без страха встречать любого врага. Они выбрались из-за бруствера вслед за Таниэлем и теперь шли в атаку, работая штыками и перемалывая врага, словно крестьяне, скирдующие сено.

Таниэль заставил себя встать в строй гренадер и маршировать вместе с ними. К его удивлению, ряды кезанцев впереди начали таять. Таниэль привык полагаться на силу и быстроту. Но мощь этих гренадеров, сражавшихся в общем строю, потрясла его. Он почувствовал ритм их движения у себя в груди.

Кезанский солдат вырвался из строя и атаковал Таниэля, отбросив его назад. Не прошло и секунды, как гренадеры закрыли брешь в строю. Таниэль схватился с солдатом, опрокинул его на землю и наступил ботинком ему на горло. Оглянулся на гренадер и вдруг…

Краем глаза он заметил, как сквозь строй прорвался Страж, разбросав самых сильных солдат адроанской армии, словно детские игрушки.

За ним проскочил и второй. На лбу у полковника Этана выступила кровь. Он пошатнулся, но быстро пришел в себя, взмахнул шпагой и отрубил Стражу руку по запястье. Страж набросился на него и схватил за горло, легко приподнял человека весом в пятнадцать стоунов и встряхнул, словно собака – пойманную крысу.

Вдалеке заиграли трубы.

Отступление.

Ярость накрыла Таниэля с головой. Нет, он не отступит. Он не уйдет с поля боя без победы.

Таниэль зарычал, забыв о придавленном сапогом солдате. Этан закатил глаза и потерял сознание от боли. Таниэль выставил штык и ринулся вперед.

Что-то врезалось ему в бок, так что екнуло сердце. Он беспомощно отлетел в сторону, ударился о другого пехотинца и упал. Ружье выскочило из рук. Таниэль поднялся, но остался безоружным.

Этот Страж оказался слишком быстрым. Таниэль не успел среагировать, и тяжелый кулак врезался ему в лицо. Его развернуло от удара.

Таниэль выпрямился, готовый к новой атаке. Мысленным усилием попытался поджечь порох. Ничего не вышло. Это был Черный Страж.

Нового удара так и не последовало. Ка-Поэль запрыгнула на спину монстра, и он отчаянно заметался. Девушка повисла на своей длинной игле, вонзенной глубоко в плечо Стража. На пару дюймов она промахнулась мимо позвоночника и только привела тварь в бешенство.

Таниэль достал нож и расправил плечи, приготовившись прыгнуть на Стража. Но тот вдруг замер, покачнулся и упал на колени. Ка-Поэль спокойно вытащила иглу и отошла от Стража. Она жестко усмехнулась, держа в руке недолепленную восковую куклу. Ее пальцы лихорадочно замелькали, заканчивая работу.

Страж встал на ноги, все еще пошатываясь, а затем внезапно помчался вперед, атакуя кезанских солдат.

Половина гренадеров все еще держалась, но строй уже был смят и прорван. Каждое мгновение кто-то падал под ударами кезанских пехотинцев. Страж перескочил через них одним прыжком, приземлившись среди своих солдат.

Бо́льшая часть кезанцев не обратила на него внимания. Они привыкли к Стражам. Паника началась лишь тогда, когда он поднял потерянную кем-то шпагу и начал кромсать кезанцев.

Ужас быстро распространялся по их рядам. Кезанские солдаты с испуганными криками попятились от Стража. Некоторые попытались сопротивляться, даже нападали на него. Штык пробил Стражу шею, но монстр вырвал его из крепления мушкета и продолжал сражаться. Кезанцы дрогнули.

Таниэлю не раз приходилось убивать в рукопашной Стражей, наводивших ужас на адроанскую армию, но сейчас Ка-Поэль повернула одного против кезанцев. По телу Таниэля, от ног до самых кончиков пальцев, пробежал холодок, когда он задумался: в кого же превратился он сам, если мог справиться с этими свирепыми монстрами?

– Ко мне! – закричал он, подняв ружье над головой. – Ко мне! – Его голос звучал все громче и громче, заглушая пение труб и заставляя отступающих гренадеров остановиться. – Плевать на эти трубы, мы будем сражаться!

Ряды кезанцев смешались. Барабаны не играли сигнал к отступлению, но солдаты все равно побежали. Нескольких Стражей, оставшихся на поле боя, в конце концов повалили с ног и беспощадно добили. Некоторые кезанцы бросили оружие и упали на колени, сдаваясь в плен.

Страж, которым управляла Ка-Поэль, преследовал кезанцев почти до самого лагеря. Десяток других монстров попытались остановить его.

Глаза Ка-Поэль горели торжеством, в руках она вертела восковую куклу. Губы ее приоткрылись в беззвучном смехе.

Страж продолжал сражаться. В него стреляли, рубили саблями, били кулаками, но он не падал.

Наконец Ка-Поэль большим пальцем свернула кукле голову.

Страж рухнул на землю.

Таниэль смотрел на Ка-Поэль, удивленно раскрыв рот. Как могла эта девочка, которая еще недавно нежно прижималась к нему и заснула на его руках, словно ребенок, вдруг показать на поле боя могущество, достойное богини мести?

Она обернулась, словно почувствовав его взгляд, и лицо ее озарила застенчивая улыбка. В один миг она снова превратилась в ту девочку, которую он спас когда-то от смерти в грязной хижине на болотах Фатрасты.

Таниэлю хотелось подбежать к ней и увести прочь от этого безумия, убедиться, что с ней ничего не случилось. Но она больше не нуждалась в его защите. После того что произошло в Кресим-Курге, у него было ощущение, что Ка-Поэль только начинает показывать, кто – или что – она есть. Забыв о собственных ранах, Таниэль поискал взглядом полковника Этана. Гренадера он нашел под мертвым Стражем и откатил труп монстра в сторону. Этан еще дышал, к большому облегчению Таниэля, но в глазах у него читался ужас.

– Я не могу пошевелить ногами, – пожаловался Этан.

Таниэль опустился на колени рядом с полковником и почувствовал, как его самого тоже охватывает паника.

– Все будет хорошо, – пробормотал он. – Мы позовем врача.

– Я не чувствую своих ног! – Этан ухватил Таниэля за руку. Он задыхался, и по напряжению на его лице было понятно, что полковник пытается пошевелиться. – Я не чувствую их!

Сердце Таниэля разрывалось от жалости. Этан был одним из самых сильных людей, каких он встречал в жизни. Одно дело – умереть в бою, но быть искалеченным…

– Найдите врача! – закричал Таниэль. – И скажите, чтобы перестали дудеть в эти проклятые трубы. Мы уже победили, будь оно все проклято!

Этан немного расслабился:

– Мы победили?

– Да.

Таниэль осмотрел поле боя. С адроанской стороны уже бежали на подмогу солдаты. Если среди них не окажется врача, он точно кого-нибудь задушит.

– Вы устояли, – сказал Этан. – Удержали позицию.

– Нет. Это вы устояли. Ваши гренадеры.

– Без вас мы бы не справились.

Этан быстро заморгал. Таниэль посмотрел на него, пытаясь определить, куда ранен полковник. Этан ухватился за рукав Таниэля так, что побелели костяшки пальцев, а лицо вытянулось от боли.

– Я видел, как мои парни смотрели на вас. Они отправились бы за вами даже в бездну. Точно так же как раньше за Тамасом. За вашим отцом.

– Не говорите чепухи. – Таниэль почувствовал горячие слезы на щеках. – По сравнению с этим старым сукиным сыном я ничто.

– Таниэль. Обещайте мне, что вы победите в этой войне. Что доведете ее до конца. Что это не последняя наша победа.

– Нет нужды обещать. Вы не умрете.

Этан подтянул его к себе:

– Я не чувствую своих проклятых ног. Я знаю, что это означает, болван. Мне уже никогда не бывать на поле боя снова. Поэтому обещайте мне, что победите.

– Не знаю, смогу ли я…

Этан хлестнул его по щеке:

– Обещайте мне. – Еще одна пощечина едва не опрокинул Таниэля. Даже лежа на земле, не в силах пошевелить ногами, Этан все еще был крепок. – Обещайте!

Женщина-врач опустилась на землю по другую сторону от Этана. Она осмотрела его с хмурым выражением лица:

– Где рана?

– У меня сломан позвоночник. – Голос Этана сорвался, и он заглянул Таниэлю прямо в глаза. – Обещайте мне.

– Нет.

Глаза Этана были мокры от слез.

– Трус! Если бы я умирал, вы пообещали бы. Потому что вам не пришлось бы отвечать за свои слова. Но я не умираю, и вы не хотите ничего обещать. Жалкий трус!

Таниэль отвернулся. Он знал, что это правда.

Гренадеры подозвали телегу с крытым верхом, собиравшую раненых, и погрузили полковника на носилки, чтобы оправить в лагерь. Этан отвернулся от Таниэля, а сам пороховой маг не пошел следом за телегой, когда полковника увозили.

Они отразили атаку кезанцев. Вероятно, убили тысячу вражеских солдат. Ранили вдвое больше, и еще несколько сотен взяли в плен. Таниэль не сразу понял, что его окружили гренадеры из Двенадцатой бригады. Самый невзрачный из них был на голову выше Таниэля. Он не знал, сколько гренадер погибло в бою. Их потери должны быть не менее ужасающими.

Кто-то из гренадер подошел к нему. Таниэль думал о том, как пробраться мимо них в лагерь. Слышали ли они, как их полковник назвал Таниэля трусом?

Крепкий гренадер держал в руке шапку из медвежьей шкуры. Другая рука была сжата в кулак. Таниэль поднял голову в ожидании удара.

– Сэр, – начал гренадер.

– Давай. Я это заслужил.

Гренадер смутился, посмотрел на свой кулак и разжал его.

– Сэр, вы не трус. Полковник… Никому не пожелал бы закончить так. То, что он сказал… Нет, вы не трус. Мы видели, как вы в одиночку бросились в атаку на пехотную бригаду. Хочу, чтобы вы знали: если вам что-нибудь понадобится – что угодно, – просто скажите об этом. Я приду вам на помощь. Думаю, большинство этих парней скажет то же самое.

Гренадеры дружно кивнули и устало потащились назад в лагерь.

Несколько минут Таниэль стоял в одиночестве на поле боя, наблюдая, как врачи уносят убитых и раненых. Он почувствовал, что кто-то стоит за спиной. Можно было не оборачиваться. Ка-Поэль.

Он вытер слезы с лица рукавом мундира.

– Разве тебе не нужно осматривать трупы или еще что-то в этом роде? – спросил Таниэль.

Ка-Поэль взяла его за руку. Ему хотелось отстраниться, но он не решился.

Они стояли в тишине, а кровь живых, мертвых и умирающих перемешивалась и сливалась в целое багровое море, покрывшее адроанскую землю. Таниэль поднял ее руку. Внезапным, импульсивным движением – он позже сам себе не мог объяснить, что заставило его так поступить, – Таниэль коснулся губами ее ладони.

– Я хочу покончить с этим, – сказал он. – Хочу убить Кресимира. Тебе нужна его кровь? Я добуду ее, даже если погибну.

Краем глаза он увидел, как Ка-Поэль слегка покачала головой.

Она вдруг встала перед ним, обхватила руками за шею, наклонила и прижалась теплыми губами к его губам. Словно пламя пробежало по его венам от этого прикосновения, и, когда она наконец отошла, он остался на месте затаив дыхание. Он боролся с желанием упасть на колени, убеждая себя, что это просто слабость, вызванная потерей крови.

Затем это прошло, и Ка-Поэль занялась своими делами, склонившись над трупом адроанского солдата.

Все еще потрясенный, Таниэль несколько минут наблюдал за нею, пока какое-то движение позади кезанских позиций не вывело его из задумчивости. Он тут же снова превратился в солдата – бдительного, осторожного, готового к защите от любой вражеской угрозы.

К северу от стен Будвила кезанцы поднимали в небо над лагерем какой-то столб. Должно быть, он был высотой с восьмиэтажный дом, раз Таниэль смог что-то разглядеть с такого расстояния. Он вдохнул немного пороха, чтобы обострить зрение.

Да, это был огромный столб, вырубленный из единого ствола гигантского дерева. Солдаты и пленные рассыпались веером вокруг и тянули за длинные веревки, привязанные к вершине столба. Он поднялся вертикально, а затем внезапно опустился на десять или двадцать футов – вероятно, в яму, которую вырыли, чтобы придать ему устойчивость.

Таниэль нахмурился. Он разглядел что-то на вершине столба. Человеческую фигуру?

Он напряг усиленное пороховым трансом зрение. Да, похоже, это была женщина. Обнаженная. Руки прибиты к дереву, а кисти отрублены.

Увиденная картина озадачила Таниэля. Может, какую-то изменницу выставили там в назидание остальным? Судя по отрубленным кистям, это Избранная. Что могло…

Привязанное к столбу тело неожиданно шевельнулось. Кровавая бездна, она еще жива!

Женщина подняла голову, и кровь похолодела в жилах Таниэля. Он узнал ее. Это она боролась с ним в священном городе Кресим-Курга, когда он пытался помешать ей призвать Кресимира.

Это была Жулен.

18

Дожидаясь возвращения ночных разведчиков, Тамас прислушивался к будничному шуму просыпающегося лагеря.

Тут и там раздавалась праздная болтовня – порядком подзабытая за две недели похода, начиная с падения Будвила. Вдалеке кто-то смеялся. Ничто так не поднимает настроение, как сытый желудок. Если прибавить к этому воодушевление от победы над авангардом кезанцев, солдат Тамаса можно было назвать почти счастливыми.

Почти.

Тамасу не нравилась конина. Она напоминала ему о трудных временах в Гурле, о голоде и болезнях в знойной пустыне, когда солдаты были вынуждены зарезать всех лошадей, чтобы выжить самим. Вкус был немного сладковатым и сильнее отдавал дичиной, чем говядина. Мясо боевых жеребцов было жестковатым.

С другой стороны, у него, по крайней мере, не урчало в животе.

– В чем дело, солдат?

Влора встала по стойке смирно по другую сторону костра и отдала салют:

– Обнаружили кезанцев, сэр. Едут под белым флагом.

Тамас смахнул кусочек жира в огонь и посмотрел, как тот зашипел. Фельдмаршал встал, вытер руки уже испачканным носовым платком. Еще одна проблема, с которой столкнулись его солдаты: не имея обоза, они остались без прачек. Мундир Тамаса был весь в грязных пятнах, и пахло от него как из выгребной ямы.

«Адом запретил тебе самому стирать свою одежду», – прошептал ему внутренний голос. Тамас рассмеялся.

– Сэр? – удивленно произнесла Влора.

– Нет, ничего, солдат. Я встречу их на краю лагеря. Олем!

– Иду, сэр.

К Тамасу подошли Олем и невысокий охранник из штуцерников. Солдаты Девятой бригады, стоявшие в тыловом охранении, уже свернули последние палатки и затушили костры. Через двадцать минут они будут готовы к походу. Передовые отряды Седьмой бригады уже ушли на полмили вперед.

Фельдмаршал зашагал вдоль вереницы фургонов. Их удалось отыскать в заброшенном городе Хун-Дора. Днища повозок уже были запятнаны кровью раненых, и от них за десять шагов несло смертью. Сегодня они повезут дальше тех, кто сумел продержаться двое суток.

– Распорядись, чтобы их вымыли, – велел Тамас Олему. – Мытье должно стать обязательным для всех. В этих лесах много ручьев. Пусть разведчики отыщут их. Пусть группы по пятьдесят человек останавливаются возле каждого горного ручья, который мы встретим по дороге, и моются. Если мы не позаботимся о чистоте, в лагере начнутся болезни.

– Да, сэр. – Олем отряхнул задубевший от пыли мундир. – Я тоже не прочь освежиться.

Они прошли мимо охранных пикетов. Лес вокруг был тих, лишь цоканье белок и перекличка птиц доносились издалека. Тамас с удовольствием слушал птичье пение. Оно напоминало о мире, отвлекало от резких криков ворон и воспоминаний об оставленных позади трупах.

Кезанцев Тамас увидел раньше, чем они его.

Их было ровно дюжина. Они все еще сидели верхом посреди дороги, спокойно наблюдая за адроанскими пикетами. Поверх коричневых мундиров с зеленой отделкой они надели тяжелые кирасы. Тамас подошел ближе, и парламентеры спешились. Один снял шлем.

– Фельдмаршал Тамас?

– Он самый.

– Я генерал Беон-же-Ипилл, – представился тот и добавил по-адроански с легким акцентом, протягивая руку: – Счастлив познакомиться с вами.

Тамас ответил на рукопожатие. Беон был молодым человеком, возможно чуть старше двадцати пяти лет. Его лицо казалось и вовсе юношеским, благодаря той же магии Королевского совета, которая позволяла каждому королю Девятиземья выглядеть намного моложе своих лет. Даже не назови Беон своего имени, одно это уже подсказало бы Тамасу, что генерал был из сыновей Ипилла.

– Любимый сын короля. Слава летит впереди вас.

Беон скромно наклонил голову:

– И впереди вас также.

– Чем обязан честью? – спросил Тамас.

Разумеется, это была простая формальность. Тамас знал, зачем явился Беон.

– Я желал бы выяснить, что вы намерены делать в моей стране.

– Только возвратиться к себе на родину, чтобы защитить ее от нападения тирана.

Беон не моргнул глазом, услышав оскорбление в адрес своего отца. Тамас обратил на это внимание. Похоже, он более уравновешен, чем старшие братья.

– Боюсь, что не могу позволить вам этого.

– Значит, наши переговоры зашли в тупик.

– Думаю, не совсем, – возразил Беон. – Я приехал, чтобы предложить вам сдаться.

– Тупик, – категорично ответил Тамас. – Я не сдамся.

Беон кивнул, словно самому себе:

– Я боялся, что вы так и скажете.

– Боялись?

Тамас много слышал о Беоне. Молодой генерал никогда не испытывал страха. Он был чуть ли не безрассудно храбр. Шел на такой риск, которого испугался бы любой другой военачальник. И храбрость сослужила ему добрую службу.

– Мне не доставит удовольствия преследовать великого фельдмаршала Тамаса. Вы уже видели мой авангард – и, как говорится, заставили драгун бежать поджав хвосты. – Он посмотрел через плечо на своего спутника, драгуна со шпагой на поясе и без кирасы. – Их командиры едва унесли ноги.

– Вы можете просто позволить мне продолжить путь, – миролюбиво предложил Тамас. – Через несколько недель я покину вашу страну.

Беон рассмеялся:

– Мой отец снимет с меня за это голову. Тамас, ваши люди голодают. У вас нет другой еды, кроме конины, которую вы захватили у моего авангарда. Буду откровенен с вами. Я расскажу, с чем вы столкнетесь, а затем решайте, сдаетесь вы или нет. Хорошо?

Тамас фыркнул:

– Это более чем откровенно.

– Итак. Со мной десять тысяч драгун и пять с половиной тысяч кирасир. Мой старший брат движется следом с тридцатью тысячами пехотинцев, отставая от меня на неделю. Мне известно, что у вас одиннадцать тысяч солдат. Мы превосходим вас числом в четыре раза. У вас нет шансов выбраться из этой страны. Сдайтесь сейчас, и к вашим людям отнесутся со всем уважением, какое полагается проявлять к военнопленным. – Он замолчал и поднял руку, словно клялся на Вервии. – Тамас, я хорошо изучил вас. Вы не разбрасываетесь жизнями своих людей в безнадежных случаях.

– Если вы изучили меня, – спокойно заметил фельдмаршал, – то должны знать, что я никогда не проигрываю.

Лицо Беона приняло обескураженное выражение.

– Тогда вы погибнете. У вас есть какие-либо пожелания?

– Да. Со мной больше ста раненых. Если я передам их вам, к ним отнесутся с тем уважением, о котором вы говорили?

– А вы тем временем сможете двигаться быстрее? Нет. Каждый раненый, попавший в наши руки, будет казнен как преступник.

Беон был во всех отношениях благородным человеком. Вполне вероятно, что он просто запугивал. Но имел ли Тамас право рисковать в таком деле?

– Тогда мне нечего больше сказать вам, генерал.

Беон почтительно поклонился:

– Хотел бы пожелать вам удачи, но…

– Понимаю.

Кезанцы снова сели на лошадей и через минуту унеслись прочь. Тамас смотрел им вслед. С этим генералом будет трудно справиться. Некомпетентность была бичом кезанской армии, где аристократ мог купить себе высокий чин или получить его по прихоти короля.

Однако время от времени талант возвышался над бездарностями.

– Олем! – позвал Тамас.

Телохранитель мгновенно обратился в слух, но взгляд его по-прежнему был направлен в ту сторону, куда скрылись кезанцы. Тамас знал, что он рвется в бой.

– Да, сэр?

– Найди топор и жди меня во главе колонны.

В снаряжение адроанской армии обязательно входили лопаты для рытья выгребных ям и топоры для рубки дров.

Хороший полководец мог найти им лучшее применение.

Тамас вскочил в седло и поскакал назад к колонне. Он отыскал в авангарде полковника Арбора и его первый батальон. Как только Тамас оказался рядом, полковник выдвинул челюсть и выплюнул в руку вставные зубы.

– Хороший день, сэр. В лесу прохладно.

Тамас посмотрел на дорогу. Она вилась вдоль крутого, заросшего деревьями склона холма. Солнечный свет с трудом пробивался к густому подлеску с колючими и спутанными ветками. Передвигаться здесь без дороги было почти невозможно.

– Слушайте меня, полковник. Возьмите два взвода и отведите в сторону.

Арбор подозвал девятнадцатый и тридцать четвертый взводы. К тому времени, когда они свернули с дороги в лес, Олем уже был с ними. Он спешился и передал Тамасу топор.

Фельдмаршал снял мундир с сорочкой и оглянулся на солдат:

– У нас на хвосте пятнадцать тысяч кавалеристов, преследующих нас по пятам. Верхом они движутся быстрее и легче, чем мы. Нам следует изменить ситуацию. Каждый раз, когда дорога начнет сужаться, как вон там, – он указал вперед, где дорога упиралась в склон холма, – мы будем устраивать завалы. Собирайте камни, валите деревья. Используйте все, что найдете. Как только колонна пройдет, мы перекроем дорогу.

Тамас примерился к соседнему дереву, стоявшему рядом с дорогой. В три обхвата толщиной, оно подходило как нельзя лучше. Фельдмаршал встал рядом со стволом и ударил по нему топором.

Два взвода солдат тоже принялись валить деревья и собирать все, что могли найти в чаще. Они насыпали большие кучи возле дороги. Тамас забрал из колонны еще два взвода, и, когда последний его солдат прошел мимо, пять-шесть огромных деревьев уже готовы были упасть поперек дороги.

Тамас услышал, что кто-то скачет к нему, и обернулся.

Это был всего лишь Гэврил. Он остановил коня возле Тамаса.

– Ты последний из наших разведчиков позади колонны? – спросил Тамас.

– Да. Кезанцы в миле от меня. Скачут не очень резво. Не думаю, что они куда-то спешат. – Гэврил посмотрел, как работает Тамас. – Словно настоящий лесоруб. Мне нравится в тебе эта черта. Надеюсь, что работа не пройдет даром.

– Им потребуется несколько часов, чтобы разобрать завал, – определил Тамас.

– Или они просто обойдут его стороной.

Тамас вытер пот со лба. Если кезанцы найдут путь через лес, то все напрасно.

– А они смогут?

– Им придется долго разведывать дорогу. И они будут осторожны, опасаясь, что ты устроил им западню. Возможно, ты все-таки выиграешь для нас немного времени.

Тамас забрал у Олема свою сорочку, солдат подвел ему лошадь. Фельдмаршал забрался в седло.

– Валите их! – крикнул он солдатам.

Несколько минут спустя деревья рухнули на землю. Их срубили так, чтобы стволы легли один поперек другого, прижимая нижние к земле и перегораживая дорогу. Чтобы разобрать завал, недостаточно будет просто обвязать дерево канатом и оттащить лошадьми.

Чтобы еще надежнее заблокировать путь, сверху набросали камней. Затем Тамас приказал солдатам ускоренным маршем догонять колонну.

– Скажи своим разведчикам, чтобы подыскали мне удобные места для новых завалов, – велел Тамас Гэврилу.

– Считай, что уже сделано.

– Олем, проследи, чтобы этим двум взводам сегодня вечером дали двойную порцию мяса. Они это честно заработали.

– Да, сэр.

Тамас натянул сорочку.

– Подумай, как еще мы можем замедлить движение кезанцев. Пусть они следуют за нами двумя-тремя ротами, но их основные силы нужно сдержать как можно дальше от нас.

– Я слышал, ты встретился с кезанским генералом, – сказал Гэврил.

– Да, встретился. Это был Беон-жe-Ипилл. Младший сын короля.

– Говорят, он порядочный человек – для отпрыска Ипилла, во всяком случае, – проворчал Гэврил.

– Да.

– Как прошли переговоры?

– От них остались только сожаление и надежда.

– Что за надежда? – заинтригованно спросил Гэврил.

– Что я не сделал серьезной ошибки, отказавшись сдаться.

– А что за сожаление?

– Очень плохо, что Беон не старший сын Ипилла. Из него вышел бы замечательный король. Мне было бы жаль убивать его.

* * *

– Я приехал так быстро, как только мог, – вместо приветствия произнес Адамат.

– Садись.

Адамат откинулся на спинку кресла. Лицо Рикарда было мрачным. Те немногие волосы, что еще остались на его лысеющей голове, торчали в разные стороны неопрятными пучками. Усталые глаза, растрепанная борода, помятая одежда. Совсем на него не похоже.

Рикард уставился в пол:

– Ты слышал новости? – Он указал на газету на столе.

Она была недельной давности. В ней сообщалось о смерти фельдмаршала Тамаса.

– Все Адро это слышало.

Рикард наконец поднял глаза и едва не упал с кресла, взглянув на Адамата:

– В какой бездне ты побывал?

Адамат фыркнул бы, если бы это не было так ужасно больно. Он надеялся, что выглядит не намного хуже самого Рикарда. Невыспавшийся, с недавно сломанным и кое-как вправленным носом, с порезами и синяками по всему лицу, Адамат производил ужасное впечатление. И это могло доставить ему неудобства. Никому не захочется показаться посторонним в обществе такого жалкого и избитого типа.

– Мне в последнее время слишком часто приходится драться, – буркнул Адамат.

Рикард ждал объяснений. Адамат не собирался ничего объяснять.

– Итак… – Рикард с трудом оторвал взгляд от лица Адамата. – Вся страна в смятении. Кезанцы теснят нас на южном фронте, и со смертью Тамаса изо всех щелей повыползали роялисты. Он был цементом, скрепляющим страну. – Рикард провел пятерней по волосам. – Оставшиеся члены комитета… мы уже начали препираться между собой. Не знаю, что собираемся делать дальше.

– Вы решили провести выборы?

Рикард раздраженно всплеснул руками:

– А что еще остается? Мы могли бы объявить военное положение и отложить выборы, но вся армия находится на южном фронте, пытаясь сдержать кезанцев. – Рикард протер глаза. – Но вернемся к причине, по которой я просил тебя прийти: лорд Кларемонте начал действовать.

– И? – Адамат выпрямился.

Рикард сплюнул на пол и, похоже, немедленно пожалел о своем поступке.

– Он объявил, что намерен баллотироваться на пост премьер-министра Адро.

– Как же так? – недоверчиво охнул Адамат. – Он ведь даже не адроанец!

– А вот и нет. По крайней мере, так говорится в документах, которые он предоставил наблюдательному совету. Фель! Фель, зайдите ко мне!

В кабинет заглянула молодая женщина, которую Адамат уже встречал раньше. Она была одета в блузку с оборками и открытой шеей. Заплетенные в косу волосы спадали на плечо.

– Сэр?

– Фель, что вы нашли на Кларемонте?

– Ничего. Если свидетельство о его рождении – подделка, то она исполнена очень хорошо. Наши люди просматривают всю имеющуюся о нем информацию. На самом деле Кларемонте никогда не утверждал, что он бруданец. И устав Гурло-Бруданской торговой компании не требует, чтобы ее возглавлял гражданин Брудании.

Адамат посмотрел на Фель с внезапным подозрением, хотя и не понимал, откуда оно взялось.

– Дальше… рассказывайте дальше, – попросил инспектор.

– О чем, сэр?

– Вы обнаружили, как он связан с лордом Ветасом?

Адамат услышал об их сотрудничестве от Евнуха, а затем Ветас сам подтвердил это. Если инспектору подсунули ложную информацию, это могло пустить под откос все расследование.

– Мы ничего не смогли найти.

– Почему он хочет стать премьер-министром Адро? Рикард, разве ты сам не говорил мне, что он будет лишь номинальным главой?

Рикард неловко заерзал на стуле:

– Да, это мое понимание функций первого министра.

– На самом деле, – добавила Фель, не дожидаясь его разрешения, – премьер-министр сам определит правила, которым будут следовать его преемники. Сколько власти получит глава правительства и как он ею воспользуется, будет зависеть исключительно от амбиций того человека, который первым займет этот пост.

Адамат нервно разгладил сюртук. Что так беспокоило его в этой женщине? Была какая-то особенность, которой он не замечал прежде… которую он и сейчас не мог точно определить.

– Значит, если Кларемонте изберут, у него будет возможность завладеть такой же властью в Адро, какой прежде обладал король?

– Не совсем такой, как у короля, – возразил Рикард. – Некоторые ограничения у него все же будут. Однако… это действительно большая власть.

– Бездна! – простонал Адамат.

Фель подошла к Рикарду:

– Сэр, если позволите…

– Точно! – воскликнул Адамат, уставившись на нее.

– Что такое? – насторожился Рикард.

Адамат медленно сунул руку в карман и ухватился за рукоять пистолета.

– У вас точно такая же манера разговора, – объяснил он Фель. – Те же интонации, что и у него. Это едва уловимо. Не так, как у родственников, или что-то еще в этом роде. Скорее, как будто вы обучались в одной школе.

– С кем? – спросил Рикард.

– С лордом Ветасом.

Рикард и Фель переглянулись.

– Это плохо, – сказала Фель.

– Очень плохо, – согласился Рикард.

Адамат стиснул зубы. Его взгляд заметался между ними. Одной рукой он сжимал рукоять пистолета, а другой ухватился за трость. Что здесь происходит? Что они знают такого, о чем не известно ему?

– Я расскажу? – обратился Рикард к Фель.

– Эта информация не для всех, – предупредила она с хмурым видом.

– Бездна, о чем вы говорите? – воскликнул Адамат.

Рикард наклонился над столом и подпер голову ладонью:

– Ты слышал когда-нибудь об академии Фонтона в Старле?

– Нет.

Ни Рикард, ни Фель, похоже, не собирались на него бросаться, так что инспектор ослабил хватку на пистолете и трости.

– Частная школа?

– В каком-то смысле, – сказал Рикард. – Это уникальное место. Из тысячи студентов до выпуска доходит только один.

– Почему?

– Суровые условия, – объяснила Фель. – Восемнадцать часов занятий ежедневно, и так двадцать лет. Там обучают разным дисциплинам: военному делу, искусству любви, развитию памяти, этикету, математике, естественным наукам, политике. Учеников знакомят со всеми известными в мире философскими школами. Им запрещают любые контакты с родственниками и друзьями на всю дальнейшую жизнь. Готовят преданно служить одному человеку или организации, не поддаваясь ни на взятки, ни на угрозы пыток или смерти.

– Звучит ужасающе, – признался Адамат. – Я должен был знать о таком месте.

– Нет, – возразил Рикард, – не должен.

Фель посмотрела на свои ногти:

– Только потенциальные клиенты знают об академии Фонтона. Купить выпускника стоит целых тридцать миллионов кран.

– Купить? Значит, это рабство?

Адамат дернулся в кресле. Тридцать миллионов кран. Сумма, достойная короля. Во всем Девятиземье едва набралось бы пятьдесят человек, располагающих такими деньгами. И он сомневался, что Рикард был из них.

Инспектор не знал, верить этому или нет. Как могла существовать подобная школа? Конечно, рабство по-прежнему широко распространено в мире, но не в самом же Девятиземье? Здесь его не было уже сотни лет.

– Вы хотите, чтобы я поверил, что вы и лорд Ветас – выпускники академии Фонтона?

– Похоже, что так, – ответила Фель. – Не могу утверждать наверняка, но подмеченное вами сходство не может быть простым совпадением.

– Тогда что вы можете рассказать о нем?

– У каждого выпускника свои особенности. Но если он прошел обучение до конца, значит очень опасен. Он мастер шантажа и диверсий. Он умнее, чем большинство людей в этом городе, включая вас. Владеет всеми видами оружия, но, вероятно, предпочитает ножи и пистолеты.

– А какая специализация у вас? – поинтересовался инспектор.

Фель тонко улыбнулась, но не ответила.

– Мы можем переговорить с глазу на глаз? – попросил Рикарда Адамат.

Тот кивнул.

– Сэр, – предупредила Фель, – академия Фонтона не строго засекречена, но нам не нужна лишняя огласка. Эта информация должна остаться между нами.

– Я понимаю, – заверил ее Адамат.

Фель вышла из комнаты, оставив его с Рикардом.

Почти минуту инспектор молча наблюдал за своим другом и лишь затем заговорил:

– Ты купил эту женщину?

– Адамат…

– Я даже не подозревал, что ты на такое способен.

– Это совсем не то, о чем ты подумал, я…

– Не то? В самом деле?

Адамат приподнял брови.

– Ну, возможно, отчасти. Но это не главное.

– Тогда зачем?

Лицо Рикарда помрачнело.

– Я люблю свою страну. Люблю свой союз. И не хочу видеть, как иностранцы разрывают нас на части своими махинациями. Я буду премьер-министром, даже если это убьет меня – или если мне придется кого-то убить ради этого.

– Когда?

– Что «когда»?

– Когда ты… купил… ее?

– Полностью расплатился этим летом. Она прибыла четыре недели назад.

– В какой бездне ты раздобыл тридцать миллионов кран?

– Она стоила десять миллионов, – поправил Рикард. – Приблизительно половину моего состояния. Она лишь десять лет проучилась в академии – вместо обычных двадцати.

– Десять миллионов за эту женщину. – Адамат покачал головой. – О чем ты думал?

– Она управляет моей организацией лучше, чем смог бы я сам, – тихо произнес Рикард. – За месяц, всего за один месяц, она принесла мне пятьдесят тысяч кран. Она руководила моей избирательной кампанией. До нее у меня были только идеи, но теперь появился серьезный шанс стать премьер-министром Адро. Она стоит каждой краны, которую я потратил на нее.

– Ты можешь доверять ей? Что помешает ей убить тебя и самой взять под контроль союз, раз уж она так умна.

– Преданность. Следующие тридцать лет она принадлежит мне. Такова цена обучения в академии Фонтона. И репутация. Если она выступит против меня, академии самой придется убить ее.

Адамат снова разгладил сюртук. Это было уже слишком.

– Ты напомнил мне кое о чем, – спохватился Адамат. – Нужно занять деньги.

– Ты все еще должен Палагию? – Рикард, видимо, только обрадовался, что разговор ушел в сторону от Фель. – Наконец-то ты начал соображать. Бездна, почему ты сразу не позволил мне заплатить за тебя?

– Палагий мертв. И нет, это деньги не для него. Мне нужно пятьдесят тысяч кран. Немедленно. В банкнотах.

Рикард удивленно заморгал:

– Пятьдесят? Я могу выписать чек на пятьдесят тысяч. В один миг сделаю это для тебя.

– Мне нужны наличные.

– Это невозможно. Ни один банк в Адро не позволит мне снять пятьдесят тысяч сразу. Я мог бы собрать такую сумму через пару недель.

– Слишком долго. – Адамат потер глаза.

Рикард был его единственной надеждой достать деньги, чтобы заплатить полковнику Верундиш за освобождение Бо. Как он сам раздобудет эту сумму за неделю?

Хотя, возможно, Рикард и не последняя его надежда.

* * *

– От тебя несет как от ослиной задницы, – проворчал Гэврил.

Тамас сидел и смотрел, как его лошадь щиплет сухую траву возле дороги. Колонна остановилась для короткого отдыха, и он был в ее авангарде.

Вдали послышались хлопки ружейных выстрелов. Еще один кезанский дозор приблизился на дистанцию стрельбы. После встречи Тамаса с генералом Беоном кезанцы преследовали их по пятам. Драгуны налетали на тыловое охранение отрядами по десять-двадцать всадников, стараясь нанести как можно больше ущерба.

Фельдмаршал устал от этого. Он поставил десяток ловушек, уничтожил сотни кезанских драгун, но его солдаты не могли даже остановиться, чтобы привести себя в порядок, не рискуя быть окруженными уже бо́льшими силами врага.

Гэврил принюхался, словно в подтверждение своих слов.

Тамас взглянул на мундир. На темно-синем фоне пятна были не очень заметны, но серебристо-золотая отделка явно знавала лучшие дни. Льняная сорочка под мундиром пожелтела от пота, а манжеты покрылись пороховым нагаром и грязью. Тонкая корка пыли лежала на лице и руках Тамаса, словно вторая кожа. Он и подумать боялся, как воняли бы его ноги, если бы он решился снять сапоги.

– Я замечательно пахну, – ответил он шурину.

– Первое правило гигиены, – наставительно произнес Гэврил. – Если ты не ощущаешь своего запаха, значит пора мыться. Мы остановились на обед. Но запасы конины кончились, и все, что мы можем предложить людям, – это час отдыха. Пройди пару сотен ярдов вдоль этого ручья, там будет водопад, и тебя никто не увидит.

– Ты собираешься докладывать?

– После того как ты помоешься.

Тамас оценивающе поглядел на Гэврила. Это был совсем не тот человек, с которым Тамас повстречался много лет назад. Жакола из Пенсброка. Стройный, порывистый молодой человек с чисто выбритым лицом и широкими плечами. За время службы в Горном дозоре Гэврил набрал лишний вес, но держался молодцом. Он выживет даже тогда, когда большинство других помрет от голода.

Тамас усмехнулся своим мрачным мыслям.

– Я серьезно, – не унимался Гэврил.

Тамас поднялся на ноги. Он не удержался от внезапного ребячливого желания и показал шурину неприличный жест, а затем зашагал вдоль колонны. Солдаты лежали прямо на дороге, их мундиры пропитались потом. Никто даже не поприветствовал его. Тамас решил не придавать этому значения. Чуть дальше двое пехотинцев сцепились в драке. Сержант быстро разнял их. Люди снова начали голодать, и теперь стычки будут случаться все чаще.

Тамас вышел к ручью, где с полусотни солдат, раздевшись догола, мылись в холодной воде. Он миновал их и направился дальше, вверх по течению.

Ручей протекал по оврагу с крутыми глинистыми склонами. Деревья поднимались еще выше, на сотни футов над ним, вызывая у Тамаса легкую боязнь темноты.

Из-за поворота ручья донесся плеск падающей воды. Фельдмаршал остановился и осмотрел склоны оврага. Ужасно неудобное место. К нему может подкрасться целая армия, а он ничего не услышит из-за шума водопада.

На каждом привале он расставлял пикеты за четверть мили от лагеря. Никто не застанет его здесь врасплох.

Тамас прошел вдоль изгиба оврага и увидел, что Олем уже забрался в ручей в одних брюках, подставив лицо под струи падающей воды.

Фельдмаршал шагнул ближе, но слова приветствия замерли у него на губах.

Рядом с Олемом стояла обнаженная Влора. Ее мундир вместе с оружием лежал на берегу. Олем расчесывал ее спутанные темные волосы. Она что-то сказала, и он рассмеялся. Затем Влора развернулась, прижалась к Олему и приоткрыла рот. А он наклонил к ней голову.

Вдруг глаза Влоры широко раскрылись. Она отвернулась от Тамаса и скользнула за спину Олему. Тот сказал ей что-то, искоса посмотрел на Тамаса и принялся усердно мыть свои волосы.

– В чем дело? – Тяжелая рука легла на плечо Тамаса. – Ты никогда раньше не видел голую женщину?

Гэврил прошел мимо фельдмаршала к водопаду, уже сняв сорочку.

Сердце Тамаса едва не выпрыгнуло из груди, и он прошептал тихую благодарственную молитву за то, что сам не подскочил на два фута. Он вдруг покраснел, ощутив себя подглядывающим мальчишкой. Затем шагнул к водопаду, на ходу снимая мундир.

Влора вышла из ручья, быстро оделась и взяла свой ранец. Минуту спустя у водопада остались только трое мужчин.

– Знаешь, – доверительно сообщил Гэврил Олему, бросая мундир на камни возле ручья, – когда принимают душ, обычно снимают штаны.

Олем откашлялся и неловко рассмеялся, оглянувшись в ту сторону, куда ушла Влора.

У Гэврила от смеха затрясся живот.

– Она красивая женщина. Я понимаю, почему ты оставил их на себе.

Он толкнул Олема локтем под ребра, едва не сбив с ног. Телохранитель криво усмехнулся, но один взгляд на Тамаса заставил усмешку исчезнуть.

– Влора была помолвлена с Таниэлем, – напомнил Тамас. – До начала этого лета.

Он уставился на Олема. Как далеко у них зашло? Давно ли это продолжается, или они просто случайно встретились?

Если Гэврил и почувствовал общую неловкость, то не подал вида.

– Но теперь она с ним больше не помолвлена, разве не так? – Он пожал мощными плечами. – Красивая женщина всегда остается красивой женщиной. А то, что она не связана никакими обязательствами, для нее только плюс.

– Я иногда забываю про твои… привычки… в отношениях с женщинами.

Гэврил обернулся к Тамасу, не стесняясь своей наготы.

– А еще ты забыл о тех семнадцатилетних аристократках, что пытались заполучить самого завидного жениха в Девятиземье через год после смерти Эрики… До того как мы отправились в Кез. Со сколькими из них ты переспал?

Тамас забыл о купании. Он сжал ткань мундира в кулаке и стиснул зубы.

– Жакола, попридержи язык.

Олем вышел из-под водопада, поднял с земли сорочку, мундир и пистолет и попытался незаметно отойти в сторону.

– Олем, нам нужно поговорить! – окликнул его Тамас.

Телохранитель замер. Капли воды блестели в его песочного цвета бороде.

Толстый палец Гэврила уперся в грудь Тамаса.

– У тебя было достаточно женщин. Включая мою сестру. А значит, я могу говорить все, что захочу.

Тамас посмотрел на палец Гэврила, серьезно обдумывая, не укусить ли его. Бездна, кем он себя возомнил, чтобы так разговаривать? Если бы они были на людях, у фельдмаршала не осталось бы другого выбора, кроме как вызвать его на дуэль. А сейчас Тамас просто разобьет ему нос. У Гэврила преимущество в силе и весе. А у Тамаса – в быстроте. А если использовать порох, то ни о каких равных шансах и речи не будет. Он сможет…

Фельдмаршал взял себя в руки. Он сейчас на территории Кеза, за ним гонится армия в четыре раза крупнее его собственных сил, и все, что Тамасу нужно, – это снова почувствовать себя чистым перед сражением. Что на него нашло? Гэврил ему не враг.

Взглянув через плечо, фельдмаршал убедился, что Олем уже ушел.

– В тебе, Тамас, слишком много ослиного упрямства, – заметил Гэврил.

Фельдмаршал повесил мундир на выступающий корень дерева и шагнул под водопад. Сначала холод пробрал его до костей. Вода, стекавшая с горных вершин, была действительно ледяной.

Кресимир милостивый!

У Тамаса начало сводить от холода ноги.

– В Горном дозоре я принимал ванны и холоднее, – похвастался Гэврил.

Тамас посмотрел вниз по течению, в ту сторону, куда ушел Олем.

– Влора была помолвлена с моим Таниэлем. Возможно, он теперь мертв, как знать. Но я не хочу…

– Помолвка расторгнута, – перебил его Гэврил. – Ты сам рассказал мне об этом. Брось. Сколько раз ты сам развлекался за спиной у Эрики?

– Ни разу, – произнес Тамас тоном еще более холодным, чем вода в ручье.

Гэврил скривился, точно не поверил его словам. Он открыл рот, но Тамас заговорил первым:

– Для меня это вопрос чести. Попытайся это понять.

– Все, больше ни слова.

– Хорошо. А теперь докладывай.

– Кезанцы отстают почти на восемь миль. Некоторые из твоих завалов сработали, некоторые нет. Кавалерия не может двигаться по такой дороге больше чем по двое в ряд, так что их колонна растянулась на многие мили. Они посылают разведчиков во все стороны, чтобы отыскать короткий путь через лес. Мои люди следят за теми небольшими отрядами, которые пытаются окружить нас, но пока самый страшный наш враг – голод.

– Сколько осталось идти до Пальцев Кресимира?

Тамас провел ладонью по усам. Их давно следовало сбрить.

– Шесть дней.

– Хорошо.

– Как раз на этот счет у меня дурные вести.

– Только на это я и надеялся, – вздохнул Тамас.

– Беон послал своих кирасиров в обход по равнине с запада. Пять с половиной тысяч тяжелой кавалерии. Двигаясь по ровной дороге, они наверстают все, что потеряли, обходя лес Хун-Дора. Если мои предположения верны, они достигнут Пальцев одновременно с нами. В прошлый раз, когда я проходил мимо Пальцев, лес заканчивался приблизительно за милю от первой реки. Открытая плоская равнина до самой воды, за ней узкий деревянный мост.

– Прекрасное место, чтобы заманить нас в ловушку.

– Точно.

Тамас прикрыл глаза, пытаясь мысленно представить местность. Прошло тринадцать лет с тех пор, как он там побывал.

– Я должен разбить их.

– Что?

– Разбить. Я не могу допустить, чтобы кезанская кавалерия преследовала нас до самого Делива. Даже если мы оторвемся от них у Пальцев, они будут поджидать нас на Северной равнине. И на открытом месте против трех бригад кавалерии у нас не будет никаких шансов.

– Как ты собираешься разбить кавалерию? Тамас, у тебя только одиннадцать тысяч солдат. Я видел, какие чудеса ты творил прежде, но это и тебе не по зубам.

Фельдмаршал вышел из-под холодного водопада и снял мундир с корня. Брюки он натянул прямо на мокрое тело.

– Мы пойдем ускоренным маршем. За четыре дня должны добраться. Тогда у нас останется время для подготовки.

– Мы не сможем четыре дня идти с удвоенной скоростью на пустой желудок.

Тамас пропустил мимо ушей его замечание.

– Выбери двадцать самых быстрых наездников. Возьми запасных лошадей – из тех, что мы захватили у кезанцев. Отправляйся к Пальцам.

– Я думал, мы прирежем лошадей, чтобы люди смогли поесть.

– Прирежь их, когда доберешься до места. Надо разрушить мост.

Гэврил вышел из воды и затряс огромной головой, разбрасывая брызги во все стороны. Он напомнил Тамасу медведя, ловящего рыбу в реке.

– Ты сошел с ума?

– Скажи, ты доверяешь мне?

Гэврил слишком долго медлил с ответом.

– Да. И что?

– Разрушь мост, прирежь лошадей и начинай строить плоты. Пусть твои люди поклянутся молчать про мост. Когда мы догоним вас, пусть рассказывают, что мост смыло наводнением, а вас послали вперед, чтобы построить плоты.

– Проклятье, у тебя должно быть серьезное объяснение, почему следует разрушить этот мост до того, как мы переправимся. Иначе мои парни вздернут меня за попытку погубить всю нашу армию.

Тамас надел мундир.

– Действуй. Возьми только тех людей, которым доверяешь.

Он зашагал вдоль ручья, оставив Гэврила одеваться. Но тут до него долетел голос шурина:

– Тамас! Постарайся сделать так, чтобы нас всех не поубивали.

19

Вы задумывались над тем, – спросил Таниэль, – почему у них всегда звучит сигнал к отступлению?

Он сидел рядом с полковником Этаном в небольшой гостинице, расположенной в городке Ру, приблизительно в двух милях позади линии фронта. Это был тихое местечко, хотя эхо отдаленной канонады все же напоминало Таниэлю, что война продолжается и без них.

Этан лежал в постели, со всех сторон обложенный подушками. Сестра милосердия пристроилась неподалеку от двери, на случай если ему что-то понадобится. Гренадеры Этана нескончаемым потоком шли к нему весь день, чтобы пожелать здоровья и получить новые распоряжения.

Таниэль прекрасно понимал, что только полковник мог получить такое лечение. Он слышал о многих пехотинцах, сломавших позвоночник. Большинство из них умерли через несколько месяцев, не дождавшись должной медицинской помощи.

Краем глаза Таниэль наблюдал за своим другом и делал набросок в альбоме, обрисовывая углем мощную челюсть Этана. Полковник отказался передать командование батальоном кому-то другому. Сказал, что может – и будет – по-прежнему командовать гренадерами, пусть даже из инвалидного кресла. Ходили слухи, что генерал Хиланска собирался отправить Этана в отставку.

Таниэль надеялся, что этого не произойдет. Только забота о своих гренадерах не давала Этану впасть в отчаяние.

– Мы отступаем, потому что всегда терпим поражение.

Полковник обмакнул перо в чернильницу и дописал письмо, лежавшее у него на коленях. Он ругался и кричал, когда Таниэль вытащил альбом. А теперь изо всех сил старался не замечать, что Таниэль рисует его портрет.

Таниэль рассеянно рассматривал лицо Этана, думая о другом. Что-то с этими сигналами казалось неправильным. Отступление. Каждый раз, будь оно проклято!

– Вы знаете историю военных кампаний Тамаса не хуже любого историка. Сколько раз он давал сигнал к отступлению?

– Семь, если мне не изменяет память.

– А сколько он провел сражений?

– Сотни.

– А сколько раз мы отступали за последние недели?

Этан вздохнул, отложил перо и протер глаза.

– Таниэль, какое это имеет значение? У генералов нет выбора. Или отступить с тяжелыми потерями, или погубить всех на передовой.

– Что, если кто-то из генералов в сговоре с Кезом? – размышлял вслух Таниэль. – И каждый раз приказывает отступать раньше времени?

– Это опасные обвинения.

– Тамас считал, что в его окружении был предатель…

– И оказался прав, – перебил Этан. – Он поймал этого ублюдка. Черлемунд никогда больше не увидит солнечного света, несмотря на все угрозы церкви.

– Возможно, Тамас поймал не всех предателей, – тихо произнес Таниэль.

– Тамас сам отбирал этих генералов. Каждый поддерживал фельдмаршала много лет, даже во время переворота – когда риск неудачи был очень велик и всех их могли обвинить в предательстве. Это надежные и способные военачальники.

Таниэль высыпал на тыльную сторону ладони щепотку пороха и вдохнул его, чтобы прояснить мысли. Случалось, что даже крошечная крупинка пороха позволяла ему сосредоточиться и трезво рассуждать, но, похоже, с каждым разом это давалось труднее.

Порох. Это был второй вопрос, который его беспокоил.

– У вас есть доступ к отчетам квартирмейстеров? – поинтересовался Таниэль.

Этан дописал еще одно письмо и положил на стол рядом с кроватью.

– Разумеется, по моему батальону.

– Мне нужны отчеты не по одному батальону, а по всей армии. Вы можете их получить?

– Мне пришлось бы подергать кое-какие ниточки…

– Сделайте это.

Этан сжал губы в тонкую линию:

– Только для того, чтобы поскорее отблагодарить вас.

– Очень вас прошу, – настаивал Таниэль, делая набросок плеч Этана.

– Зачем они вам?

– Что-то вертится в голове. Просто хочу посмотреть, сколько пороха расходует армия.

– Хорошо, – со вздохом согласился Этан. – Подумаю, что можно сделать.

Он замолчал, и нескольких минут был слышен только скрип пера по бумаге. Полковник казался увлеченным своей работой. После того как его парализовало, Этан с головой ушел в дела по управлению батальоном. Последние три дня он провел проверяя отчеты о поставках, читая рапорты о вербовке и просматривая личные дела офицеров, представленных к повышению.

Таниэль был рад, что у Этана есть занятия, отвлекающие от мыслей о ранении.

Внезапно скрип пера затих.

– Проклятье, откуда у кезанцев столько этих Черных Стражей? – спросил полковник. – Разве ваш отец не сталкивался с трудностями в поисках пороховых магов?

– Не могу сказать наверняка. – Таниэль резче очертил подбородок Этана на рисунке. Он и сам часто обдумывал этот вопрос. – Кезанцы прочесывают всю страну каждые два года и проводят регулярные чистки. Тамас считал, что найденных пороховых магов казнили. Больше его шпионы ни о чем не сообщали.

Этан коснулся пером бумаги.

– Как по-вашему, их могли просто держать в заключении?

– Я так и решил, – согласился Таниэль. – Население Кеза намного больше, чем Адро, и среди зрителей могли оказаться пороховые маги. Думаю, это Кресимир превратил их в Черных Стражей. Не может быть простым совпадением, что новые монстры появились в то же время, что и сам Кресимир.

Этан снова начал писать, но через мгновение остановился:

– Ах да. У меня есть кое-что для вас.

– Что?

Полковник достал серебряную табакерку и передал Таниэлю.

– Я слышал, что вы потеряли табакерку на Южном пике. Думаю, вам понравится.

Таниэль открыл крышку. Внутри были выгравированы слова: «Таниэлю Два Выстрела, Бессмертному».

– Бессмертному? – усмехнулся он.

– Так вас прозвали мои парни.

– Глупости. Каждый человек смертен. – Он вернул табакерку. – Я не могу принять это.

Этан вдруг закашлялся. Он болезненно скривился и откинулся на подушках, схватившись за бок.

– Возьмите, упрямый сукин сын, или я снова начну называть вас трусом. Вы и ваша девушка спасли тогда наши задницы.

– Она не моя девушка.

– В самом деле? – фыркнул Этан. – Слухи расходятся быстро. – Он посмотрел на свои руки. – Я не должен рассказывать вам об этом, но Генеральный штаб хочет разлучить вас. Они говорят: когда герой войны путается с дикаркой, это плохо сказывается на боевом духе армии.

– Вы верите этому? Согласны с ними?

Таниэль почувствовал, как напряглись его мышцы. Он вовсе не обязан сидеть здесь и выслушивать подобную бессмыслицу.

Полковник сделал успокаивающее движение:

– Я видел ваше лицо, когда вы смотрели на нее. Точно так же вы раньше глядели на Влору. – Этан пожал плечами. – Я не осуждаю вас. Просто предупреждаю о слухах.

Таниэль заставил себя расслабиться. Так же, как раньше глядел на Влору? Это было почти столь же нелепо, как и то, что гренадеры прозвали его Бессмертным.

– Что, по-вашему, я должен сделать? Я не собираюсь прогонять ее.

– А жениться на ней?

Таниэль покачал головой и рассмеялся над такой нелепой идеей.

– Я не шучу, – сказал Этан. – Генеральный штаб может сколько угодно твердить о приличиях, но, если она станет вашей женой, им придется заткнуться.

Он снова начал кашлять, еще мучительнее, чем в прошлый раз.

– Вам нужно отдохнуть, – решил Таниэль.

Лицо Этана стало бледным, как бумага в альбоме. В дневные часы Таниэль почти забывал о том, насколько серьезно ранен полковник. Но эта внезапная слабость вернула его к реальности.

– Я должен написать еще много приказов.

– Отдохните.

Таниэль забрал у Этана бумагу и чернильницу и положил возле кровати. Добавил туда же табакерку и направился к двери.

– Таниэль.

– Да?

Полковник подцепил табакерку со столика и бросил в уходящего гостя. Таниэль поймал ее одной рукой.

– Возьмите, – повторил Этан. – Или я пристрелю вас.

– Хорошо-хорошо. Возьму.

Он закрыл за собой дверь.

Ка-Поэль ждала в прихожей, сидя на полу возле двери со скрещенными ногами и держа в руке восковую куклу. Заметив Таниэля, девушка убрала ее и встала. Если Ка-Поэль и слышала, что говорил о ней Этан, то не подала вида.

– Ты можешь сделать что-нибудь для него? – спросил Таниэль.

Она слегка покачала головой.

– Поэль, проклятье! Ты практически вернула меня с того света, но не можешь…

Она подняла палец и нахмурила лоб. Таниэль ждал продолжения, но, вместо этого, она развернулась и ушла.

Он направился следом за нею через холл гостиницы, где раненые солдаты пили и болтали о разных пустяках, дожидаясь отправки домой или возвращения на фронт. Обстановка здесь была мрачной. В дальнем углу сидела женщина с ампутированной по колено ногой. Она тихо стонала, и все пытались не замечать ее причитаний.

Погода снаружи тоже не улучшила настроения Таниэля. Небо грозило дождем уже целую неделю, каждый день тучи сгущались все сильнее. Накануне вечером прошел мелкий моросящий дождь – ровно настолько, чтобы сделать траву скользкой и затруднить маневры.

Таниэль остановился недалеко от гостиницы и задумался, не выпить ли ему перед возвращением на передовую.

К нему приблизились два профоса, вооруженные тяжелыми стальными пиками. Оба были одеты в синие мундиры с зеленой отделкой и носили значки с изображением горы и перекрещенных дубинок.

Простое совпадение или они поджидали его?

– Капитан Таниэль Два Выстрела?

– В чем дело?

– Вы должны пойти с нами, сэр.

Определенно поджидали.

– По чьему приказу?

– Генерала Кеть.

– Сомневаюсь, что захочу куда-то идти. – Таниэль коснулся рукояти пистолета.

– Мы арестуем вас, сэр.

«Арестуем»? Это зашло слишком далеко.

– По какому обвинению?

– Об этом вам расскажет генерал Кеть.

Один вышел вперед и взял Таниэля за плечо.

Пороховой маг резко вывернулся.

– Уберите руки. Я знаю права солдата адроанской армии. Или предъявите мне обвинение, или ступайте в бездну.

Пороховое чутье подсказало Таниэлю, что у них не было при себе ни унции пороха. Они хорошо подготовились к встрече с ним.

Или все-таки нет? Профос дернул Таниэля за руку, словно непослушного ребенка:

– Идемте без разговоров. Мы должны забрать и девчонку. Где она?

И правда, куда пропала Ка-Поэль? Таниэль оглянулся, вырывая руку у профоса.

– Идемте, сэр! Не заставляйте нас…

Кулак Таниэля врезался ему в подбородок и опрокинул на землю. Второй профос вытянул вперед пику и с угрожающим видом двинулся на него. Таниэль отклонился в сторону, ухватился за древко и дернул, лишая профоса равновесия. Тот неловко шагнул вперед, и Таниэль ударил его кулаком в висок.

Первый профос поднялся на ноги, все еще пошатываясь. Его уши покраснели, лицо скривилось в злобной гримасе: какой-то сосунок уложил его одним ударом! Он был на голову выше Таниэля и весил на четыре стоуна больше.

Таниэль поймал кулак профоса и выбросил другую руку, целя в локоть противника. Послышался хруст, залитая кровью кость вылезла наружу.

Вопли несчастного привлекли больше внимания, чем хотелось бы Таниэлю. Он отпустил профоса, тут же рухнувшего на землю, и энергично зашагал к передовой.

Арестовать его? У генерала Кеть хватило злопамятства, чтобы отдать такой приказ? Казалось, Таниэль остался единственным препятствием на пути кезанской армии к Адопесту. Он уничтожил половину оставшихся у Кеза Избранных, обеспечив «Крыльям» явное преимущество. У него не осталось места на прикладе для новых зарубок, и, кроме того, он убил множество простых пехотинцев.

Ка-Поэль появилась несколько мгновений спустя. Только что он шел в одиночестве, стараясь не замечать взглядов тех, кто видел, как он сломал руку профосу, а в следующую минуту она уже шагала рядом с таким видом, будто ничего не произошло.

– Где ты пропадала?

Ка-Поэль не стала ничего объяснять.

– Ладно…

Таниэль стиснул зубы. Бездна! Профосы получили приказ арестовать его. Рано или поздно они это сделают. Что он может предпринять? Сломать руки всем профосам?

– Если они появятся снова, исчезни точно так же, как сейчас. Не хочу, чтобы они тебя схватили.

Она кивнула.

Таниэль почувствовал, что по мере приближения к передовой невольно ускоряет шаг. Он свернул чуть в сторону и направился к кухонным палаткам.

Таниэль нашел того, кого искал, в третьей по счету палатке. Шеф-повар Михали осматривал бочки. В одной руке он держал кусочек древесного угля, а в другой – лист бумаги. Его длинные темные волосы были связаны в хвост на затылке.

– Добрый день, Таниэль, – сказал Михали, не оборачиваясь.

Таниэль шагнул ближе, полог палатки опустился у него за спиной.

– Мы знакомы?

– Нет. Но я дружен с вашим отцом. Пожалуйста, входите.

Таниэль предусмотрительно остался стоять возле полога. Ка-Поэль зашла следом за ним и без видимого стеснения уселась на бочку в углу.

– Тамас погиб, – напомнил Таниэль.

– Ах, не говорите глупостей! Вы ведь сами не верите этому.

– Я приехал, чтобы узнать, правда это или нет.

Михали по-прежнему не оборачивался. Но даже сейчас Таниэль чувствовал его харизму, заставившую порохового мага изменить намерения. В нем было что-то необычное. Возможно, запах? Нет. Что-то более тонкое. Просто легкий оттенок дружеского участия.

– Тамас определенно жив. – Михали медленно шевелил губами и загибал пальцы, пересчитывая бочки в углу палатки. – Как и большая часть Седьмой и Девятой бригад. Прямо сейчас их настойчиво преследуют три кезанские кавалерийские бригады и шесть бригад пехоты.

– Откуда вам все это известно? – недоверчиво фыркнул Таниэль.

– Но ведь я же воплощение Адома.

– Так. Значит, вы действительно считает себя богом?

Михали наконец обернулся и вздохнул, делая пометки на листе. Его пухлое продолговатое лицо намекало на смешение в нем адроанской и росвелеанской крови. Белый фартук был испачкан мукой и кровью, кусочек картофельной шелухи прилип к чисто выбритому подбородку повара.

– В это так трудно поверить? Вы же сами пытались убить другого бога.

– Я видел, как Кресимир спустился с неба, видел его лицо. Я смотрел на него и чувствовал каждой своей частичкой, что передо мной бог. А вы…

Таниэль умолк и поглядел на повара, ожидая неминуемой вспышки гнева.

– Не такой? – Вместо того чтобы обидеться, Михали рассмеялся. – У Кресимира всегда лучше получалось выглядеть величественно. Вашему отцу потребовалось много времени, чтобы поверить. Думаю, с вами нужно поступить проще.

Михали приблизился к Таниэлю и опустил ладонь ему на голову. Но в последний момент остановился и отдернул руку. Таниэль заметил, что она дрожала.

– Можно? – спросил Михали у Ка-Поэль.

Она повернулась к нему, взглядом разрешая попробовать.

Михали еще раз вытянул руку к Таниэлю. Чем ближе она становилась, тем сильнее дрожала, словно преодолевая сопротивление невидимой силы. Наконец пальцы повара коснулись кожи Таниэля.

Между ними проскользнула искра.

Затем словно вся вселенная вспыхнула в голове у Таниэля. Бесчисленные годы промелькнули перед ним настолько ярко, будто это были его собственные воспоминания. Он видел, как Кресимир первый раз спустился с небес, затем почувствовал, как бог призывает своих братьев и сестер, чтобы помочь ему воссоздать Девятиземье. Он стал свидетелем хаоса Сумеречной эпохи и непрерывного движения веков. Срок человеческой жизни проносился мимо в мгновение ока.

А затем это все исчезло.

Тяжело дыша, Таниэль отшатнулся.

Несколько месяцев назад Ка-Поэль проделала с ним нечто подобное. Он затаил дыхание, захваченный величием событий и силой эмоций, хотя все видение длилось лишь несколько мгновений.

Это были воспоминания о двух тысячах лет.

Таниэлю потребовалось время, чтобы прийти в себя. Справившись с собой, он произнес:

– Вы бог.

И на сей раз это был не вопрос.

– «Бог» – забавное слово. – Михали вернулся к осмотру своего имущества. Сделал пометку на листе бумаге и молча пересчитал мешки с луком. – Оно подразумевает всемогущество и всезнание. Позвольте заверить вас, что я не обладаю ни тем ни другим.

– Тогда кто же вы?

Бо когда-то сказал, что боги были просто могущественными Избранными. Но как Михали, обладая такими воспоминаниями, мог оказаться не богом?

– Дело не в названии! – Михали всплеснул руками. – Чтобы долго не спорить, скажем, что да – я бог. Не думаю, что у нас есть сейчас время на теософские диспуты. Пожалуйста, садитесь.

Михали поднял винную бочку, словно она весила не больше двух-трех фунтов, поставил ее рядом с Таниэлем и отправился за другой.

Таниэль попытался подвинуть бочку хотя бы на несколько дюймов. Ничего не вышло. Он нахмурился, а затем посмотрел на Михали, несущего одну бочку для себя, а другую – для Ка-Поэль.

Она вдруг непринужденно провела пальцами по руке бога-повара.

– Нет, девочка, – произнес Михали тоном любящего отца, выговаривающего за что-то своей дочери, – не делай так больше.

Он мягко коснулся ее ладони.

Вспыхнуло пламя, и Ка-Поэль отскочила, дуя на свои пальцы и хмуро глядя на Михали. Неужели она пыталась вырвать волосок из его руки?

Михали взгромоздился на винную бочку.

– В отличие от своих братьев и сестер, я решил остаться в этом мире после основания Девятиземья. Тайно, разумеется. Но все это время я изучал то, что меня окружало. – Взгляд Михали сделался отстраненным, словно он видел что-то недоступное Таниэлю. – Далекие звезды красивы и достойны внимания, но здешние люди показались мне настолько разными и полными очарования, что я не смог их оставить.

Михали поглядел на Ка-Поэль:

– Я изучал и Всевидящих. Правда, не очень подробно. Оказавшись в Дайнизе или Фатрасте, вдали от Адро, я сразу ощущал, как начинает таять моя сила. Я никогда не понимал, зачем Кресимир и остальные покинули этот мир. Они дразнили меня домоседом за то, что я не желал исследовать вселенную. Как бы там ни было, Всевидящие владеют невероятной магией. Отличающейся от всего, что Кресимир или кто-либо другой могли вообразить. Моя дорогая, вы действительно пугаете меня. Такой потенциал!

Михали вовсе не выглядел испуганным. Скорее заинтересованным.

Бог-повар повернулся к Таниэлю:

– А пороховые маги! Кресимир не мог предвидеть такого. В конце концов, порох изобрели спустя сотни лет после его ухода. – Михали постучал пухлым пальцем по подбородку. – Знаете, он сейчас сходит с ума от боли. Ту пулю Всевидящей, которую вы послали ему в глаз, так и не удалось извлечь. Она осталась у него в голове и ежедневно причиняет ему немыслимые страдания.

Таниэль попытался открыть пересохший от волнения рот. Кресимир сходил с ума. Бог – из-за него.

– Он знает, кто в него стрелял?

– Полагаю, знает. О том, что вы сделали на Южном пике, ходят слухи по всей адроанской армии, а со стороны Кеза эту схватку пережили только Жулен и сам Кресимир. – Михали помолчал. – Разумеется, Жулен сейчас находится при нем. Значит, он должен знать.

– Он прибил Жулен к столбу. Отрезал ей кисти. Зачем?

– Жулен, – Михали нахмурился, – обманутое дитя. Не знаю, заслужила ли она такое наказание, но не думаю, что это кому-нибудь пойдет на пользу.

Таниэль заметил, что Михали пытается уйти от разговора о Жулен, и решил не настаивать.

– Как мне убить его?

– Кресимира? Мм. С чего вы взяли, что я скажу вам?

– Но… – Таниэль подался вперед. – Вы ведь на нашей стороне. Разве не так?

Мышцы его напряглись, а сердце похолодело от страха.

– Я защищаю Адро. В конце концов, это моя страна. Однако Кресимир по-прежнему остается моим братом. Я люблю его. И не хочу видеть, как он умирает. Но я должен остановить его. Помочь ему. Если я смогу вытащить ту пулю у него из головы, возможно, у меня получится договориться с ним и покончить со всем этим.

Таниэль сжал кулаки:

– Я должен убить его.

– Не исключено, что таков ваш путь.

Михали взглянул на свой список припасов и, похоже, снова принялся пересчитывать.

– А генералы? – Через какое-то время снова заговорил Таниэль. – Они знают?

– Ох, Тамас рассказал им. Но большинство не поверили.

– Но они считают вас сильным Избранным?

Михали кивнул:

– Это очень неудобная правда. Они просили, чтобы я участвовал в войне, но я отказался. В конце концов, Избранные из «Крыльев Адома» прекрасно справляются со своей работой, сдерживая остатки Королевского совета Кеза.

– Вы сказали им, что Тамас жив?

– Разумеется.

Таниэль удивленно заморгал, услышав это признание.

– Тогда почему они не рассказали мне? Хиланска… он, конечно, не стал бы скрывать от меня, что надежда еще есть.

– Даже бог не может знать все, – вздохнул Михали. – Я не знаю. Но я не доверяю генералам. Уверен, что большинство в глубине души волнуются за Адро. Но некоторые…

– Генерал Кеть.

Михали пожал плечами:

– Между прочим, за вами пришла военная полиция.

Таниэль подкрался к пологу палатки и выглянул наружу. Там собрались десятки профосов.

– Бездна! Нельзя выйти отсюда другим способом?

– Они окружили палатку. Вероятно, будет лучше, если вы сдадитесь.

– Я не позволю этим ублюдкам арестовать меня. Я…

Михали откашлялся:

– Я уже сказал, что так, вероятно, будет лучше. Во всяком случае, на данный момент.

Мысли Таниэля заметались. Что делать? Бежать? Выйти с достоинством и позволить им арестовать себя?

– Сначала ответьте: что со мной произошло? Я стал сильнее и быстрее, чем прежде. Никогда не ощущал в себе такой мощи. Чтобы просто забыться, мне потребовалась такая доза малы, которая убила бы лошадь. Я уверен, что это превышает возможности обыкновенного порохового мага. Это из-за нее?

Он вытянул палец в сторону Ка-Поэль, которая в ответ удивленно приподняла брови.

Михали задумался на мгновение.

– Испытания закалили вас, – объяснил он. – Эта девочка окружила вас магической защитой. Когда вы выстрелили в Кресимира, он нанес ответный удар. Этой силы оказалось достаточно, чтобы стереть с лица земли Южный пик. Он должен был уничтожить ваше смертное тело. Этот удар, возможно, убил бы даже меня, при всех моих познаниях в магии. Но вам… – Михали рассмеялся, будто в этом было что-то забавное. – Вам он только добавил силы.

– Но это какая-то бессмыслица, это…

– Вам пора пойти, – напомнил Михали.

Таниэль глубоко вздохнул:

– Хорошо. Ка-Поэль, останься здесь. Не хочу, чтобы они тронули тебя хоть пальцем.

Не дожидаясь ответа, он вышел из палатки на солнечный свет.

Профосы мгновенно окружили его, выставив пики перед собой.

– Хорошо, ублюдки. Отведите меня к генералу Кеть. Я…

Кто-то со всей силы ударил его дубинкой по голове. Таниэль пошатнулся и сплюнул кровью. Второй удар пришелся в живот, третий – в колено. Он рухнул на землю. Профосы принялись с проклятиями пинать его. Когда Таниэль уже подумал, что не сможет вытерпеть больше, его снова поставили на ноги и продолжили бить по голове, пока он не потерял сознания.

20

Держась позади колонны, Тамас прислушивался к урчанию в животе. Перед ним солдаты Девятой бригады еле волочили ноги под громыхание единственного барабана. Даже под покровом высоких сосен стояла удушающая жара. Мундир Тамаса пропитался испарениями, превращая каждый вдох в тяжелую работу.

Он присмотрелся к одному пехотинцу в колонне. Это был высокий солдат с грязными светлыми волосами, собранными в хвост над плечом. Примерно двадцать минут назад его руки подозрительно задрожали. Он совсем ослабел. Тамас готов был поставить на это любые деньги.

Время от времени солдаты бросали голодные взгляды на лошадь Тамаса. Точно так же они смотрели вслед каждому разведчику или офицеру, все еще скакавшему верхом. Это был тревожный знак.

Последних кезанских лошадей они прирезали два дня назад и разделили мясо на всех. До Тамаса доходили слухи, будто некоторые квартирмейстеры придерживали драгоценное мясо и продавали его. Он попытался докопаться до истины, но никто ни в чем не сознался. Каждый раз, когда они пересекали какой-нибудь ручей, он видел, как десятки солдат покидали строй и бросались в грязь в поисках крошечной рыбешки или раков. Сержантам приходилось силой возвращать нарушителей в колонну.

– Они надеются, что скоро получат еду, – заметил Олем.

Тамас встряхнулся, выходя из задумчивости. Он тоже ослабел и сделался рассеянным. Четыре дня ничего не ел. Солдаты в пешем строю нуждались в пище больше, чем он. По крайней мере, здесь был хотя бы подножный корм для лошадей.

Олем показал на пару канюков, круживших высоко над деревьями.

– Ах вот ты про кого! – сказал Тамас.

– Они следуют за нами уже пятьдесят миль, – добавил Олем.

– С чего ты взял, что это те же самые?

– У одного красные отметины на кончиках перьев.

Тамас лишь хмыкнул в ответ. Слова медленно выползали изо рта. Жара не располагала к долгим разговорам.

– Тот канюк с красными перьями полетел за нами, когда большинство других осталось на той стоянке, где мы два дня назад прирезали лошадей. – Олем скривил губы. – Думаю, он рассчитывает на богатую добычу.

Тамас посмотрел на стервятников. Не хотелось говорить о них. Он слишком часто видел их на слишком многих полях сражений.

– За последнюю неделю я ни разу не заметил, чтобы ты курил, – поделился он своим наблюдением.

– Обосраться как жарко, простите за выражение, сэр. – Олем похлопал по нагрудному карману. – Кроме того, я берегу то, что еще осталось.

– Для какого-то особого случая?

Олем продолжал следить за канюками.

– Гэврил сказал, что у Пальцев нас ждет последний привал. Полагаю, будет приятно умереть с сигаретой в зубах.

– Ты говорил об этом с кем-нибудь? – Тамас невольно нахмурился. – О последнем привале, я имею в виду.

– Нет, сэр.

– Будь он проклят, этот Гэврил. Держи рот на замке.

– Значит, это правда?

– Олем, я не собираюсь устраивать последний привал. Я собираюсь победить кезанцев. Последний привал ожидает лишь тех, кто заранее смирился с поражением.

– Совершенно верно, сэр.

Тамас вздохнул. Солдаты испытывали чувство обреченности. Большинство не понимали, что правильным маневром можно преодолеть любые трудности.

– Олем… – окликнул телохранителя Тамас.

– Да, сэр?

– Насчет того, что я видел на днях…

На скулах Олема заходили желваки.

– Что вы видели, сэр?

– Думаю, ты знаешь, о ком я говорю. О Влоре. Приди я на несколько минут позже, подозреваю, что обнаружил бы вас в более неловком положении.

– Я и сам на это надеялся, сэр.

Тамас удивленно заморгал. Он не ожидал подобной тупости.

– Неужели нельзя придержать язык ради спасения своей репутации?

– Даже ради спасения жизни, сэр.

– Олем, у меня в армии не должно быть таких близких отношений.

– Каких отношений, сэр? – Олем прищурился.

– Между тобой и Влорой. Она капитан, а ты…

– Тоже капитан, – закончил за него Олем. – Вы сами сделали меня капитаном.

Он с готовностью коснулся золотого значка на отвороте мундира.

Тамас откашлялся и поднял глаза к небу. Проклятые канюки все еще кружили там.

– Я хотел сказать, что она пороховой маг. Ты же знаешь, что мои маги – особый контингент в армии. Я не допущу, чтобы ты переступил эту черту.

Олем, казалось, хотел что-то сказать, но лишь задвигал челюстью, пожевывая воображаемую сигарету.

– Да, сэр. Как прикажете, сэр.

В голосе телохранителя явно проступал сарказм, как вода просачивается сквозь бумагу. Тамас не поверил собственным ушам. Олем всегда был преданным солдатом и четко исполнял приказы. Фельдмаршал открыл рот, слова упрека уже срывались с языка.

Солдат с «хвостом» вдруг пошатнулся и вывалился из строя, сильно ударившись о землю. Двое товарищей остановились, чтобы помочь ему.

– Оправляйся в голову колонны, – распорядился Тамас. – Объяви привал. Людям нужно отдохнуть.

Обрадованный возможностью уйти от разговора, Олем погнал лошадь вперед, выкрикивая на скаку:

– Фельдмаршал объявил привал! Разойдись!

Тамас слышал, как приказ передали дальше по колонне. Постепенно все остановились. Некоторые солдаты отправились на поиски ближайшего ручья, другие углубились в лес, а третьи опустились на землю прямо там, где стояли, слишком обессиленные, чтобы еще куда-то двигаться.

Тамас открыл флягу и выпил все до последней капли. Вода была теплой и отдавала металлом.

– Солдат! – подозвал Тамас одного пехотинца, выглядевшего не таким измученным, как остальные. – Найди мне чистой холодной воды и заполни флягу, а потом скажи своему сержанту, что сегодня вечером ты освобожден от рытья выгребной ямы.

Солдат взял флягу:

– Будет сделано, сэр.

Тамас слез с лошади и повесил поводья на ветку дерева. Прошелся поперек дороги, разминая ноги, затекшие за полдня тряски в седле. Затем замер и взглянул на юг. Никаких признаков врага. Лес был слишком густым. По последним донесениям, передовые части кезанцев отстают на десять миль. Небольшие отряды драгун по-прежнему рыскали вдоль дороги, пытаясь поймать выбившихся из сил адроанцев или нагнать хвост колонны. Но для Тамаса было важнее, где находятся основные силы противника.

Он понимал, что трудное решение неизбежно.

– Сэр?

Тамас обернулся и увидел возле своей лошади Влору. Ее мундир был испачкан, воротник расстегнут, темные волосы схвачены в узел на затылке. На мгновение перед ним промелькнула картина, как она стоит голая под водопадом и наклоняется, чтобы поцеловать Олема. Он отогнал видение прочь, стараясь, чтобы смущение не отразилось на лице.

– Да, капитан.

– Как ваша нога, сэр?

Тамас расслабил мускулы и тут же почувствовал укол боли. Долгая езда верхом не позволяла ей совсем затихнуть, но все же она была не слишком сильной.

– Все хорошо, спасибо. Охота прошла удачно?

– Олени держатся вдалеке от колонны. А если мы отойдем от дороги больше чем на две мили, то не сможем принести добычу назад. Подстрелили несколько белок и кроликов. Хватит, чтобы накормить пороховых магов.

Что ж, по крайней мере, его маги сохранят силы. Но при одном лишь упоминании кролика в животе у Тамаса все перевернулось.

– Если бы наши солдаты оставались на месте чуть дольше чем на одну ночь или хотя бы шли чуть медленнее, мы смогли бы добыть оленя.

– Сожалею, капитан, но я не могу допустить этого. Мы должны выйти к Пальцам намного раньше кезанцев.

– Разведчики говорят, что мы будем там через два дня, сэр.

– Правильно. Как только мы переправимся через первую реку, мы подожжем мост и остановимся на несколько дней. Отдохнем и пополним запасы.

– Я, конечно же, очень надеюсь на это, сэр. Люди выглядят сильно уставшими.

Тамас оглянулся на солдата, недавно упавшего в обморок. Он сидел на земле, пил воду из фляги и разговаривал с кем-то из товарищей. Тамас сжал руки за спиной и повернулся к Влоре:

– Капитан, мы оба знаем, что случившееся на днях было нарушением порядка.

Влора и глазом не моргнула.

– Вы имеете в виду тот случай, когда вы застали меня купающейся?

Тамас готов был отшлепать ее за это. Проклятая девчонка. Она прекрасно знала, что он хотел сказать, но даже и не подумала облегчить ему задачу.

– Вы с Олемом…

– Не думаю, что это должно вас касаться, сэр. При всем моем уважении.

– Я ваш командир…

– Да, сэр. И вы всегда очень ясно давали понять, что два солдата могут делать в свободное время все, что захотят, пока это не нарушает субординацию.

– Это особый случай.

«Раньше был особый», – мысленно поправил сам себя Тамас.

– Я не допущу, чтобы моя Отмеченная крутила шашни с моим телохранителем, понимаете? Я не допущу, чтобы мой телохранитель спутался…

– Со шлюхой?

Она произнесла это слово спокойно, зато у Тамаса перехватило дыхание.

– Разве вы не это хотели сказать, сэр? Вы хотели назвать меня шлюхой из-за того, что у нас вышло с Таниэлем? Или проституткой? Я слышу, как эти слова вертятся на кончике вашего языка, даже если вы не произносите их.

– Следи за своим тоном, солдат, – предупредил Тамас.

– Разрешите сказать откровенно, сэр?

– Не разрешаю.

Влора словно и не слышала запрета.

– Вы думаете, я не помню о Таниэле? Вы думаете, меня не мучает сознание того, что я сама уничтожила все, что было между нами, ради нескольких месяцев страсти с одним никчемным идиотом?

– Я не разрешал говорить, капитан.

– Вы просто не слышите, что говорят обо мне люди, – повысила голос Влора. – За моей спиной и даже в лицо. Вы не замечаете их насмешек: «Влора теперь перед любым ножки раздвинет». Вы не слышите, о чем они шепчутся по ночам, вдали от вашей палатки, делая ставки на то, кто первым на меня заберется.

– Я не разрешал говорить!

Тамас шагнул вперед. Любой другой солдат сжался бы в комок, увидев, как покраснели от ярости глаза Тамаса, но Влора не отступила.

– Я полтора года была одна, пока Таниэль оставался в Фатрасте, куда вы же его и послали. Таниэль стал героем войны. Люди говорили, что каждая женщина в Фатрасте готова ему отдаться. А затем появились слухи об этой маленькой дикарке, которая повсюду следует за ним. Что я, по-вашему, должна была подумать? В университете ни один мужчина не посмел дважды взглянуть в мою сторону. Они знали, кто я такая. И слишком боялись Таниэля, чтобы сказать мне хоть один комплимент.

Дрожа от гнева, Влора выплевывала слова в лицо Тамасу, ее голос был переполнен горечью.

– И тут появился мужчина, которого не заботило, чья я невеста. Он очаровал меня, уверял, что любит и никакая другая женщина в мире не сможет сделать его таким счастливым. Я поверила ему. – Лицо Влоры исказилось от отвращения. – Потом я узнала, что он затащил меня в постель только для того, чтобы навредить вам.

В глазах Влоры пылала такая боль, такое отчаяние звучало в ее голосе, что Тамас больше не мог этого выносить. Когда-то он был ее отцом, другом, наставником. Но теперь стал для нее объектом ненависти, презренным врагом.

– Прочь с моих глаз, капитан. Если бы не война, тебя судили бы военным судом.

Влора подалась вперед, ближе, чем посмел бы кто-либо другой, не знавший Тамаса так же хорошо, как она. Достаточно близко, чтобы схватить его. Чтобы при желании вонзить нож ему под ребра.

– Убейте меня сами, если уж вам так хочется, – прошипела она. – Не передавайте эту работу подчиненным.

Она развернулась на каблуках и зашагала вдоль колонны. Солдаты с открытыми от удивления ртами смотрели, как она проходит мимо, а затем оборачивались, чтобы взглянуть на Тамаса, ожидая вспышки гнева, словно раската грома вслед за ударом молнии.

Влора уже почти исчезла за поворотом дороги. Затем резко остановилась, увидев Олема. Телохранитель наклонился в седле и что-то сказал ей. Она положила руку ему на бедро. Он мягко отодвинул ее и многозначительно посмотрел на Тамаса.

Влора ухватила Олема за ремень, стащила с лошади и увела с дороги в лес. Фельдмаршал выругался шепотом и сделал два шага вперед.

Кто-то кашлянул у него за спиной. Тамас обернулся.

Это был тот солдат, которого он послал за водой.

– Ваша фляга, сэр.

Тамас схватил флягу. Когда он снова посмотрел на дорогу, Олем и Влора уже ушли.

Он несколько раз глубоко вдохнул и вернулся к своей лошади.

– Сэр, вы позволите узнать, когда мы двинемся дальше? – спросил тот же солдат.

Тамас сделал долгий глоток. Вода была настолько холодной, что обжигала горло и ломила зубы.

– Через полчаса, будь оно все проклято. Отдыхай.

* * *

Адамат снова пришел на текстильную фабрику и постучал в дверь кабинета старшего мастера. Десятки паровых ткацких станков безостановочно грохотали под ним, заглушая все прочие звуки, кроме самых громких выкриков. Сотни рабочих сновали вокруг, словно насекомые.

Адамат вошел в кабинет. Внутри было значительно тише.

– Марги! – позвал инспектор.

Она появилась из дальнего угла комнаты и улыбнулась, увидев Адамата. Он наклонился и поцеловал ее в щеку.

Она в испуге шарахнулась от него:

– Во имя Девятиземья, что ты с собой сделал?

– Упал с лестницы, – солгал Адамат.

Он все еще гнусавил, а лицо по-прежнему оставалось опухшим, как будто он сломал нос всего час назад.

Марги хмыкнула:

– Больше похоже на то, что тебя избили. А я ведь предупреждала, что тебе когда-нибудь сломают нос, чтобы не совал его в чужие дела.

Адамат шутливо поднял руки, признавая капитуляцию:

– Марги, я только на минутку. Зашел узнать, не отыскала ли ты какую-то зацепку по этому ковру.

– Хорошо-хорошо. – Марги подошла к столу с микроскопом и принялась перебирать бумаги. – Я послала Фей письмо на прошлой неделе.

– Я спрошу, получила ли она его.

Адамат прислонился к дверному косяку и прикрыл глаза. Лицо болело, спина болела, руки и голова тоже болели. Любое движение причиняло муку, и он не мог толком уснуть. Он не помнил, когда в последний раз съел что-то более серьезное, чем тост с чашкой чая. Ощутив, как Марги сунула ему в руку листок бумаги, снова открыл глаза.

– Это покупатель, – объяснила она. – Не удалось узнать его имя, только адрес на квитанции.

– Спасибо.

– Передай Фей, чтобы зашла ко мне поскорее, хорошо?

– Конечно.

Адамат не взглянул на бумагу, пока не вышел с фабрики. Без имени покупателя он будет возиться с этим делом намного дольше. Придется пробираться сквозь несколько слоев фальшивых имен и адресов, прежде чем он определит личность Владетеля.

Он остановил экипаж и посмотрел на адрес.

Затем проморгался и прочитал второй раз, чтобы убедиться, что глаза не сыграли с ним злую шутку.

Адрес был ему знаком.

* * *

Утро разгоралось, но погода портилась. Адамат зашел в свою тайную квартиру на западе Адопеста, чтобы прихватить зонтик. Остановился в прихожей. Дверь в комнату была открыта.

Внутренний голос кричал, что нужно просто развернуться и уйти. Он не переживет еще одной стычки с громилами Ветаса.

Адамат достал пистолет и проверил, заряжен ли он, затем тихонько подошел к двери.

На диване сидел Соу-Смиз, сложив руки на животе и свесив подбородок на грудь, словно внезапно задремал. Его сорочка была покрыта кровью.

– Соу-Смиз?

Кулачный боец вздрогнул и очнулся:

– Ох!

– Что случилось?

Соу-Смиз приподнял бровь, словно удивляясь, почему Адамат интересуется его окровавленной сорочкой.

– А с тобой что случилось? Тебе сломали нос?

Адамат крикнул хозяйке, чтобы та поставила чайник на огонь, и закрыл за собой дверь.

– Ты весь в крови.

– Это не моя кровь, – уточнил Соу-Смиз. – Разве что самую малость. Так что́ с твоим носом?

– Кое-кто из громил Ветаса поджидал меня в моем старом доме. Ударил по лицу дубинкой. Теперь рассказывай, что с тобой? Ты не можешь сидеть весь в крови у меня в гостиной, ничего не объясняя.

– Четверо парней Ветаса ворвались в дом моего брата, – хмуро сообщил Соу-Смиз. – Застрелили племянника. Мы с Давиэлем… мы убили всех четверых.

– Бездна, Соу-Смиз! Мне очень жаль. Твой племянник…

– Парнишке было двенадцать лет. Давиэль как раз собирался отдать его в обучение.

Соу-Смиз встал и потянулся. Кровь на его сорочке почернела и засохла, – вероятно, прошло несколько часов. Его маленькие поросячьи глазки вспыхнули гневом.

– Я пойду с тобой, – заявил он. – Хочет того Владетель или нет, я должен увидеть, как умрет Ветас. Только тогда я смогу посмотреть в глаза своим родным.

Адамат хотел спросить, что они сделали с телами, но вспомнил, что брат Соу-Смиза был мясником. Пожалуй, не следует интересоваться подробностями. Он настороженно кивнул.

Мог ли он доверять Соу-Смизу? Что, если громилы Ветаса перетянули его на свою сторону? Что, если родные Соу-Смиза, как и семья самого Адамата, попали в руки Ветаса?

Мог ли он хотя бы позволить себе такие вопросы? Адамату пригодится любой союзник.

– Сходи умойся, – сказал он. – Ты оставил здесь кое-какую одежду.

– Мы куда-то отправляемся?

– Я должен поговорить с одним человеком о сумме в пятьдесят тысяч кран.

* * *

Адамат вышел из экипажа в Роутсе – респектабельной части города, застроенной большими кирпичными домами. Широкие улицы были вымощены ровной брусчаткой и обсажены высокими вязами. Адамат приподнял шляпу и поискал взглядом нужный дом.

Там, между двумя огромными особняками богатых банкиров, пристроился небольшой строгий дом с ухоженным садом. В сопровождении Соу-Смиза Адамат направился к нему.

– Это дом ревизора, правильно? – спросил Соу-Смиз.

– Да.

Ревизор Ондраус. Участник и организатор заговора по свержению Манхоуча и член комитета Тамаса. Это был угрюмый, неприветливый старик. Адамату не слишком хотелось снова с ним встречаться. Инспектор постучал в дверь.

Пришлось колотить целых десять минут, пока наконец засов отодвинулся и дверь чуть приоткрылась.

– Удивительно, – сказал Адамат, – что такой богатый человек, как вы, сам открывает дверь.

Прищурившись, ревизор Ондраус взглянул на инспектора:

– Убирайтесь прочь с моего порога – или вас посадят в тюрьму за назойливое приставание.

Ондраус был одет в халат и домашние туфли. Его волосы растрепались.

– Мне нужны деньги, – заявил Адамат. – Ваши бухгалтеры сказали, что я вычеркнут из ведомости.

– Тамас мертв, – усмехнулся Ондраус. – Что бы он ни обещал вам, с этим покончено. Я бы посоветовал поискать другую работу.

– Послушайте, у меня к вам важное дело. Я могу войти?

– Нет.

Адамат надавил на дверь. Ондраус отступил в крошечную прихожую.

– Подожди здесь, пожалуйста, – велел Адамат Соу-Смизу.

Кулачный боец кивнул.

Ондраус метнулся к своему кабинету. Адамат достал из кармана пистолет и откашлялся.

Увидев оружие, ревизор замер.

– Что это значит?

Адамат окинул взглядом комнату. Она мало изменилась с его прошлого визита несколько месяцев назад. Каминная доска была начисто протерта, сам камин тоже приведен в порядок, но ковер и запахи остались теми же самыми. Дом казался почти нежилым.

– Я заметил за дверью в кабинет шнур от звонка, – начал Адамат. – Когда я был у вас в прошлый раз, то не придал этому особого значения. Но теперь задаю себе вопрос: зачем вам, живущему в доме всего с тремя комнатами и без прислуги, понадобился шнур от звонка?

Инспектор направился к единственному креслу возле камина. Ондраус тоже сел.

– Вы хотите меня ограбить? – спросил ревизор. – Все мои деньги вложены в инвестиции. Как видите, здесь нет ничего ценного. Я не держу дома даже чековую книжку.

– Слушайте дальше, – продолжал инспектор, не обращая внимания на его слова. – Я предполагаю, что шнур от звонка ведет в подвал, где постоянно дежурят четверо крепких, внушительного вида мужчин, готовых явиться, как только вам понадобится защита. А за этими комнатами находится тоннель, вероятно ведущий в какой-то из соседних особняков, которым вы владеете под вымышленным именем. Разумеется, вы не живете там. Просто используете его, чтобы незаметно уезжать отсюда и возвращаться обратно.

Ондраус наблюдал за Адаматом, молча сидя в кресле. Его взгляд сделался не таким сердитым, а скорее… оценивающим. И теперь почему-то казался куда более опасным.

– Вы до сих пор не сказали мне, что я покойник, – заметил Адамат, бросив быстрый взгляд на Ондрауса. – Это не похоже на вас.

– Вы ведь подстраховались?

– Да, написал письма нескольким друзьям из полиции.

– И сообщили в них, что я – Владетель?

Было странно слышать, как Ондраус произносит это имя вслух. Ничего не отрицая, не хватаясь за отговорку «предположим». Просто признается, и от этой прямоты волосы на затылке у Адамата встали дыбом.

– Нет. Конечно нет. Я лишь подсказал, что в случае моего исчезновения труп нужно искать в подвале вашего дома. Никто не захочет связываться с Владетелем. Но для моих друзей из полиции не составит труда обыскать дом одного скромного бухгалтера. Вы известны как затворник. А затворники всегда вызывают интерес. Мои друзья могут даже посчитать это забавным. И когда они узнают о комнатах в подвале, о телохранителях и особняке, а также об огромных суммах на ваших счетах, они действительно крайне заинтересуются.

– Думаете, это спасет вас? – скривился в усмешке Ондраус.

– Думаю, да.

Инспектор почувствовал, что его уверенность дала трещину. Что, если Ондрауса просто не волнуют такие пустяки? Человек с его связями может просто исчезнуть, когда начнется расследование.

– Думаю, вам будет проще сберечь мою никчемную жизнь, чтобы избежать многомесячных неудобств, связанных с расследованием и финансовой проверкой. Если же нет, – добавил Адамат, – то в другом письме знакомому издателю я сообщил, что знаю, кто такой Владетель. Если я погибну, он услышит, что в моей смерти подозревают вас, и сделает нужные выводы. Позвольте заверить, что он не очень мудрый человек. Он ценит броские заголовки в газетах намного больше, чем собственную жизнь.

Ондраус сухо рассмеялся, словно закашлялся.

– Очень умно, – согласился он.

– Если бы вы сразу предложили мне помощь, а не оставили самостоятельно разбираться с Ветасом, я бы не стал даже задумываться, кто такой Владетель.

– Но вы все же задумались, – произнес Ондраус и равнодушно махнул рукой. – Чего вы хотите?

– Пятьдесят… нет, семьдесят пять тысяч кран наличными и ваше содействие в ликвидации лорда Ветаса и спасении моей жены.

Ондраус сцепил пальцы и откинулся на спинку кресла.

– Вам следовало попросить больше, раз уж вы решились меня шантажировать. Я из числа самых богатых людей в Девятиземье.

– Меня не интересуют ваши деньги. Я просто хочу вернуть Фей.

– У Ветаса есть Избранный.

– Поэтому мне и нужны деньги. Если вы дадите их мне, у меня появится свой Избранный.

Ондраус задумался.

– Разумно. А что будет, если я позволю вам остаться в живых, после того как Ветас умрет?

– Я забуду о вашем существовании.

– Адамат, вы удивляете меня, – признался Ондраус. Он больше не выглядел ни напряженным, ни рассерженным. Просто расслабленно сидел в кресле со сложенными лодочкой ладонями. – Тем, как упрямо идете к цели. Несколько лет назад меня предупреждали, что вы самый несговорчивый полицейский в Адопесте. Порой мне приходилось двигаться на цыпочках, чтобы избежать встречи с вами.

– Поверьте, если бы дело не касалось моей семьи, я ни за что не пришел бы сюда.

– Что ж, в таком случае у меня есть предложение. Вы обещаете, что по окончании этого дела будете работать на меня, когда у меня возникнет такая потребность.

– Нет.

Ондраус поднял руку, предупреждая возражения:

– Я буду хорошо платить вам. Вероятно, работа будет опасной. Но вам лучше согласиться, иначе я просто убью и вас, и Соу-Смиза. А потом посмотрю, что произойдет дальше.

Адамат заглянул в глаза Ондраусу и увидел там железную решимость. Ревизор сделает то, о чем говорит. А еще, возможно… оттенок иронии? Легкую улыбку? Неужели Ондраус способен на это?

– Согласен, – сказал Адамат.

– Замечательно. – Ондраус помолчал и задал еще один вопрос: – Соу-Смиз знает?

– Он думает, что я пришел сюда просить денег.

Адамат совсем забыл, что рассказал Соу-Смизу о своих планах шантажировать Владетеля. Возможно, Соу-Смиз сделал выводы, а возможно, и нет. Если сделал, то он достаточно умен, чтобы сохранить хладнокровие. Нет никакой необходимости сообщать об этом Ондраусу.

– Завтра вы получите деньги, – пообещал Ондраус. – Их доставят вам…

– Я встречусь с вашим человеком на площади Выбора. Возле пятен.

– Вы никогда больше не появитесь здесь, – предупредил Ондраус. – Мы будем поддерживать связь через Евнуха. А теперь можете идти.

Адамат убрал пистолет в карман с внезапным пониманием, что он больше не управляет ситуацией.

– И еще одно, – проговорил на прощание Ондраус. – Если я когда-нибудь пожалею об этом соглашении, то все, кто вам дорог, тоже пожалеют.

21

Не прекращая избивать Таниэля, профосы натянули ему на голову черный капюшон и поволокли через лагерь. Он слышал, как они ругались, когда он вырывался, и предупреждали встречных, чтобы не подходили ближе. Не видя дороги, он давно упал бы, но сильные руки держали его под мышки. Голова Таниэля раскалывалась, тело превратилось в сплошной клубок боли.

Профосы протащили его по ступенькам и завели в какое-то здание. Гостиница? Офицерский клуб? Он не смог определить. Таниэля посадили на стул и связали. Он попытался сопротивляться, но добился лишь еще одной затрещины.

Таниэль повис на веревках и постарался услышать хоть какую-то подсказку насчет того, где находится. За стеной разговаривали солдаты, но слишком глухо, чтобы разобрать слова. Он мог быть в любом конце адроанского лагеря.

Таниэль не знал, сколько прошло времени. Воздух стал прохладнее, – должно быть, уже наступила ночь. Лицо совершенно онемело, его наверняка разбили в кровавое месиво. Он провел языком вдоль зубов. Все на месте. Сорочка была влажной и липкой – вероятно, от его собственной крови, и, пока Таниэль сидел, он немного замерз.

Таяли остатки порохового транса, возвращалась чувствительность, появилась боль от побоев. Наконец он услышал, как открывается дверь. Прозвучали тяжелые шаги. Следом за ними другие – легкие, но по-военному четкие.

С Таниэля стащили капюшон. Чиркнула спичка, загорелись лампы. Оказалось, что он сидит в квадратной каморке, размером не больше чем три на три ярда и совершенно пустой, за исключением двух стульев и ламп на стене.

Генерал Кеть стояла перед ним со скрещенными на груди руками и безразлично смотрела на него. Вместе с ней пришли два профоса. Они впились в Таниэля настороженными взглядами и держали дубинки наготове, словно подозревая, что он может шевельнуться.

– Вам надо было взять с собой больше людей, – сказал Таниэль.

Казалось, она не ожидала, что он заговорит первым.

– Что?

– Если вы собираетесь силой заставить меня повиноваться – или что там еще вы задумали?

– Замолчите, Два Выстрела.

Кеть коснулась обрубка изувеченного уха и зашагала по комнате.

– Мне придется расстрелять вас.

– Вам придется повесить меня, – поправил Таниэль.

Он не смог удержаться от смеха. Расстрелять. Эти генералы привыкли поступать по заведенному раз и навсегда порядку, но порохового мага нельзя поставить перед расстрельной командой. По крайней мере, если та вооружена обычными ружьями.

Один из профосов засадил ему кулаком в челюсть, вложив в удар всю силу. Голова Таниэля дернулась вбок, перед глазами все закружилось. Профос превратился в расплывчатое пятно. Таниэль плюнул кровью в лицо профоса, и тот замахнулся для нового удара.

Кеть удержала его руку:

– В этом нет необходимости. – Она развернулась к Таниэлю. – По-вашему, это смешно? Вас скоро казнят!

– За что? – усмехнулся Таниэль. – За то, что я удерживал позицию?

– За что? – удивленно повторила Кеть. Она прекратила шагать и встала прямо перед ним. – За неподчинение старшим по званию. За недостойное офицера поведение. За прямое неисполнение приказов. За нападение на офицера. Ваши действия граничат с изменой.

– Ступайте в бездну!

Он мог бы гордиться тем, что не дрогнул, когда к нему опять подошел профос. Но того снова остановила Кеть.

– Продолжайте, – подбодрил ее Таниэль. – Хоть до самого утра. Измена? По-вашему, это измена – оставаться единственным офицером в этой проклятой армии, который думает о победе в бою? Это измена – сплотить солдат, поддержать их в трудную минуту? Вы говорите об измене, когда трубы играют отступление всякий раз, как мы близки к победе.

– Это ложь! – Кеть шагнула вперед, и на мгновение Таниэль подумал, что она сама ударит его. – Мы даем сигнал к отступлению, когда сражение складывается не в нашу пользу. Ваш взгляд с передовой ограничен. В пылу схватки вы не видите общего отчаянного положения.

Таниэль подался вперед, натягивая веревки:

– Я не вижу его, потому что я побеждаю. – Он снова откинулся назад. – Вы боитесь меня. Вы перешли на сторону Кеза? В этом все дело? Вы боитесь, что я…

На сей раз Кеть не остановила профоса. Кулак оборвал речь Таниэля, и, когда в голове перестало звенеть, он по-настоящему удивился, обнаружив, что зубы все еще целы.

Таниэль почувствовал вкус крови на языке и проглотил ее.

– Поэтому вы и арестовали меня тайком? – Он с трудом ворочал распухшим языком. – И через лагерь тащили в капюшоне только для того, чтобы никто меня не узнал?

Таниэль фыркнул и посмотрел профосу прямо в глаза, провоцируя его на новый удар.

Генерал Кеть теребила изуродованное ухо.

– Вы очень популярны, – признала она и снова зашагала по комнате. – Но даже если рядовые называют вас героем, вы должны соблюдать дисциплину. Иначе армия развалится. Увы, так оно и есть. Я настаивала на публичной казни, но другие генералы не согласны со мной. Они боятся, что это повредит боевому духу. А он, видит Кресимир, и так уже совсем упал.

– Значит, вы не собираетесь убивать меня?

– Нет. По крайней мере, пока. Но это первое и последнее предупреждение.

– И вы ожидаете извинений?

– Да, ожидаю. Даже нескольких извинений на самом деле. Начиная с майора Доравир и заканчивая мной.

Таниэль пожал плечами:

– Этому не бывать.

– Что вы сказали?

Брови Кеть приподнялись в искреннем изумлении.

– Я едва не убил бога. Я застрелил десятки Избранных. Возможно, больше ста. Сбился со счета. В отсутствие фельдмаршала Тамаса… Между прочим, почему мне сказали, что он погиб? У меня есть свидетельство бога, что это не так. О да. Того самого бога, который находится в нашем лагере. Бога, существование которого командование отказывается признать. Куда я попал? В отсутствие Тамаса я – ваше главное оружие против кезанцев. Я поднимаю дух людей, убиваю оставшихся Избранных и Стражей. Так что нет. Будь я проклят, если стану перед кем-то извиняться. Мой отец терпеть не мог дураков. Возможно, я и не очень похож на отца, но в этом мы с ним едины.

Генерал Кеть молчала, пока он не закончил говорить. Таниэль удивился этому. Он ожидал, что кулак профоса прервет его, и был готов выплюнуть эти слова через боль, даже если ему сломают челюсть.

– Мы потеряли Тамаса, – решительно заявила Кеть. – На территории Кеза у него нет ни малейшего шанса выжить. Проще предположить, что он мертв. А что касается Михали… если бы он не был так популярен среди солдат, мы давно прогнали бы его. Он просто сумасшедший, довольно убедительно изображающий бога, и ничего больше.

– Тогда зачем мы вообще ведем эту войну? Если кезанцев поддерживает сам Кресимир, мы не сможем их победить. Если только… Ах да. Вы же не верите, что Кресимир вернулся. Вы вообще не верите в сверхъестественные силы.

– Я верю в то, что вижу своими глазами, – отрезала Кеть. – Я вижу две воюющие армии. Если бы противника поддерживал бог, мы все давно были бы мертвы. Что ж. – Она остановилась, подвинула стул ближе к Таниэлю и села, скрестив ноги. – Физическая боль, очевидно, вас не пугает. А смерть? – Кеть бросила на него быстрый взгляд. – Нет, и это тоже. Вот что будет дальше, – продолжила она. – Ваши документы передадут в Третью бригаду. Вы сохраните свое звание, будете командовать ротой отборных стрелков и выполнять мои приказы. Больше никаких глупостей на передовой. Вы не пехотинец.

– Хотите заполучить карманного порохового мага, да?

Кеть словно и не услышала, что он сказал.

– Вы принесете извинения майору Доравир. Публично. После этого вы зачитаете заранее подготовленное заявление – тоже публично, – в котором извинитесь за свое недостойное поведение и поклянетесь на могиле вашего отца, что будете соблюдать устав адроанской армии.

– Я не сделаю этого.

– Дикарка отныне не будет жить в вашей комнате. Я не одобряю незаконных отношений моих офицеров. Особенно с дикарями.

– В них нет ничего незаконного, – усмехнулся Таниэль.

– Я не закончила! Дикарку поселят с прачками Третьей бригады. Вам разрешат говорить с ней по десять минут в день. Не больше.

– Это нелепо! – Таниэль подался вперед. – Она не служит в адроанской армии, она…

Кулак профоса заставил его замолчать. Удар едва не опрокинул Таниэля на пол, но второй профос поддержал стул.

– Не смейте впредь перебивать меня, – ледяным тоном произнесла Кеть. – Я достаточно терпела ваше своеволие. Говорят, эта девушка владеет магией. Я буду наблюдать за ней. Если она попытается покинуть лагерь, то будет наказана. Если она попытается найти вас, тоже будет наказана. Понятно? И прежде чем вы скажете еще что-нибудь – да, я имею право держать ее здесь. Идет война. Воинская повинность – одна для всех.

Таниэль подождал несколько мгновений, а затем предупредил:

– Я убью любого, кто прикоснется к ней.

– Грозитесь сколько угодно, но вы не можете защищать ее все время. Вы сделаете все, что я сказала, или я отошлю вашу девушку к землерылам. Вы ведь слышали о них, не правда ли? Отбросы Третьей бригады. Таких ничтожеств не взяли бы даже в Горный дозор. Я пытаюсь перевоспитывать этих людей и либо добиваюсь успеха, либо приказываю казнить их. – Генерал Кеть встала, подошла вплотную к Таниэлю и прошептала: – Я не одобряю насилия и не поощряю его. Но мне известно, что это мощное психологическое средство. И не думайте, что я не решусь отдать вашу маленькую дикарку на забаву землерылам.

Таниэль прикидывал, сможет ли убить ее прямо сейчас. Для этого пришлось бы воспользоваться зубами. Разорвать ей горло. Профосы могли остановить его, но попытаться все же стоило.

– Я не какой-нибудь монстр, капитан. Я делаю это не по своей прихоти. Это моя обязанность – навести порядок в лагере. И я добьюсь своего, даже если это будет стоить невинности вашей маленькой дикарки. Вы все поняли?

Таниэль почувствовал, что ярость оставила его. Он не допустит – не может допустить, – чтобы с Ка-Поэль случилось подобное.

– Да, – ответил он.

Генерал Кеть направилась к двери.

– Развяжите его и приведите в порядок. Он останется под домашним арестом, пока не принесет извинений майору Доравир.

* * *

Тамас смотрел, как колонна медленно выходит из леса в долину реки, которую местные жители называли Большим Пальцем.

Между берегом и лесом тянулась полоса ровной земли шириной примерно в полмили. Каменистую почву толстым слоем покрывал илистый песок. Вероятно, в дождливое лето долина реки стала бы непроходимой для кавалерии. Тогда бы Тамас получил большое преимущество. Но сейчас земля сделалась сухой и твердой.

Большой Палец был первой из целой череды горных рек, известных под общим названием Пальцы Кресимира. Через этот глубокий поток с быстрым течением невозможно было переправиться без крепких плотов, которые пристали бы к другому берегу лишь намного ниже по течению. Или по мосту.

Но моста нигде не было видно.

Послышались встревоженные крики, новость быстро передали по колонне. Тамас почувствовал острый приступ жалости к своим людям. Измученные голодом, жарой и усталостью, они хранили единственную надежду на спасение, и теперь она пропала.

Никому в голову не пришло бы, что это Тамас приказал разрушить мост.

Вдалеке, возле реки, тлели костры. На них жарились туши последних лошадей, захваченных у кезанцев неделю назад. Достаточно, чтобы накормить десять тысяч солдат.

Гэврил сберег своего жеребца и сейчас скакал навстречу Тамасу. Он отдал салют и громко отрапортовал:

– Мост смыло наводнением.

– Кровавая бездна! – Тамас ударил кулаком в ладонь другой руки.

– Мы прирезали оставшихся лошадей и нашли деревья для плотов, – продолжал Гэврил. – Мне нужны люди, чтобы построить их.

– Хорошо. У нас есть в запасе полдня, прежде чем кезанцы догонят нас. Олем!

Едва не вылетев из седла, телохранитель остановил свою лошадь рядом с Тамасом. После происшествия с Влорой он старался держаться в тени.

– Сэр?

– Проследи, чтобы все получили пищу. Собери офицеров, я хочу отдать им распоряжения.

– Да, сэр.

Олем хлестнул лошадь поводьями и поскакал вдоль колонны, ссутулившись в седле, словно мальчишка, у которого только что умерла собака.

Гэврил подъехал ближе к Тамасу:

– Что за бездну ты ему наговорил? Последний раз я видел такой виноватый взгляд у леди Фемор, когда муж застал ее в постели со мной и его сестрой.

– Я сказал: не допущу, чтобы его отношения с Влорой продолжались.

Тамас видел, как Олем подзывает солдат, чтобы те помогли ему распределить еду. Нужно сохранять порядок. Десять тысяч голодных солдат могли взбунтоваться в любую минуту.

– Влоре я приказал то же самое. Она… возмутилась и… отказалась подчиниться.

Тамас не мог допустить такое неповиновение, во всяком случае во время войны. Но он не знал, как поступить. Вот уже два дня он старался не думать об этом.

Гэврил захохотал и хлопнул себя по колену. Тамас хотел было наклониться и стукнуть кулаком его жеребца, но побоялся сломать себе шею и не стал рисковать даже ради доброго дела.

– Все прошло гладко? – спросил фельдмаршал глухим голосом, отвернувшись к реке.

– Само собой. Мы разобрали мост еще вчера, хотя моим парням и не понравилась эта затея. Не могу ручаться за их молчание.

– Не хотелось бы, чтобы пошли слухи, будто это я отдал такой приказ.

– Я сделаю все возможное, чтобы они держали рот на замке, – пообещал Гэврил. – Но если мы окажемся в западне, я прокляну тебя перед смертью.

По тону, каким это было сказано, Тамас понял, что он шутил лишь отчасти.

– Это справедливо. Как далеко от нас кирасиры?

– Мои разведчики говорят, что в дне пути. – Гэврил почесал бороду. – Надеюсь, ты уверен в том, что делаешь. Мы могли переправиться через реку и еще две недели оставаться в безопасности, пополняя припасы и отдыхая. И встретились бы с врагом у северного края Пальцев в гораздо лучшем состоянии.

– Да, я уверен.

Тамас посмотрел на запад. Изгибы Большого Пальца скрывались за лесом Хун-Дора приблизительно в миле ниже по течению. Завтра здесь появится целая бригада тяжелой кавалерии, идущая вверх по долине. Солдаты Тамаса будут окружены врагами, превосходящими числом.

– Я не хочу сражаться с тремя бригадами кавалерии под командой Беона-же-Ипилла на открытой Северной равнине. Это было бы самоубийством даже для меня. Ты придешь на совет?

Гэврил посмотрел на костры:

– Я лучше помогу Олему.

– Хорошо. Людям нужно подкрепить силы. Потом я заставлю их потрудиться. Это будет долгая ночь.

Тамас поскакал к офицерам, собравшимся в стороне от реки. Некоторые до сих пор ездили верхом. Остальные передали лошадей разведчикам Гэврила две недели назад.

Он пробежался взглядом по их лицам. Пришли все его генералы, полковники и майоры. Тамас спешился.

– Господа офицеры, – начал он. – Соберитесь в круг. Простите, что нет прохладительных напитков. Своего божественного повара я оставил в Будвиле.

Его слова вызвали лишь несколько натянутых смешков. У Тамаса сжалось сердце, но он заставил себя снова взглянуть на офицеров. Это было жалкое зрелище. Измученные, небритые, в грязных мундирах. Некоторых украшали новые шрамы от стычек с кезанскими драгунами. Те, кто все еще ехал верхом, следовали его примеру и отдавали бо́льшую часть своей порции солдатам. Они устали, оголодали, в их глазах читался страх. Раньше, пока они не знали, что моста нет, это не было так заметно.

– Как видите, мост, по которому мы надеялись переправиться через реку и оторваться от противника, смыло наводнением. Это заставило меня изменить планы. Основные силы кезанских драгун появятся здесь к концу дня. Кирасиры подойдут завтра.

– Нам не хватит времени, чтобы переправить всех.

Тамас поискал взглядом того, кто это произнес. Им оказался майор, командир квартирмейстеров Девятой бригады. Он потерял свои эполеты и два дня назад получил глубокую рану в переносицу. Засохшая кровь стала почти черной.

– Нет, не хватит, – признал Тамас.

Поднялся недовольный гул. Тамас вздохнул. В обычные дни они были его лучшими офицерами. Ни один не посмел бы перебить своего командующего. Но сегодня был не обычный день.

Он поднял руку. Через несколько мгновений шум утих.

– Паническая переправа через реку на сооруженных в спешке плотах раздробит наши силы и приведет войска в беспорядок. Командиры драгун Беона бросятся в атаку всей силой, как только появятся. Поэтому мы будем ждать и начнем переправу лишь завтра днем.

Офицеры в недоумении смотрели на него. Никто не произнес ни слова, пока полковник Арбор не выплюнул в кулак свои вставные зубы.

– Вы приготовили им ловушку, – догадался Арбор.

– Точно.

– Как можно поймать в ловушку отряд кавалерии численностью в половину нашей армии? – возразил генерал Сетал из Девятой бригады.

Это был крепкий человек среднего роста. Он особенно опасался вражеской кавалерии, потому что десять лет назад обходной маневр гурланской конницы стоил ему потери двух полков и левого глаза.

– Мы притворимся легкой добычей.

Тамас взял палку и раздвинул высокую траву, чтобы начертить план на песке.

– Но мы и есть легкая добыча, – вставил Сетал.

Тамас не обратил на него внимания.

– Вот наша позиция. – Четкими линиями он обозначил реку и шевроны гор. – Меньшая часть сил противника – тяжелая кавалерия – появится с запада. Бо́льшая часть – драгуны – с юга. Генерал Сетал, чему в первую очередь учат будущих офицеров в академии?

– Главное – учитывать ландшафт.

– Вот именно.

– Но, сэр, – продолжал спорить Сетал, – мы же оказались на ровной местности, и нас преследуют почти семнадцать тысяч кавалеристов. Худшую позицию и представить трудно.

– У нас за спиной река. И много людей. К завтрашнему дню местность сильно изменится.

– Вы хотите приспособить ландшафт к нашим нуждам? – покачал головой генерал Сетал. – Это невозможно. На подготовку нам потребовалось бы не меньше недели.

Тамас сурово взглянул на Сетала:

– Если заранее смириться с поражением, то именно так и произойдет.

– Виноват, сэр.

Тамас пристально посмотрел в глаза каждому офицеру и заговорил снова:

– До эпохи Кресимира древние деливцы были чужаками в Девятиземье. При первом столкновении наши предки казались им обычными дикарями. Войско деливцев было небольшим, но хорошо организованным. Их легион мог за один день пройти тридцать миль, а затем еще построить укрепления, чтобы расположиться лагерем. Они выжили, потому что у них были дисциплина и воля. Мы сделаем то же самое.

Продолжая говорить, Тамас чертил палкой на песке. Он указал на одну линию:

– Почва здесь немного каменистая, но она покрыта илом, который легко копать. – Он указал на ряд косых крестов. – А в лесу Хун-Дора достаточно деревьев.

Полковник Арбор присел на корточки возле наспех сделанного рисунка и присмотрелся. Внезапно он рассмеялся:

– Это может сработать. Отправить моих парней копать?

– Ваш батальон отдыхает первым. Мы будем работать всю ночь, по очереди. Затем вы отправитесь рубить деревья. А копать будут ваши люди, генерал Сетал.

– Мои? Девятая бригада?

– Да. Все вместе.

– Вы собираетесь поставить частокол? – уточнил генерал Сетал.

– Не совсем, – уклончиво ответил Тамас. – Начинайте копать. Я приду через час и дам каждой роте отдельное задание. – Он взмахнул палкой, показывая, что больше никого не задерживает. – Приступайте к работе.

Тамас смотрел, как расходятся офицеры. Предстояла долгая ночь. Он надеялся, что все усилия не окажутся напрасными, когда наступит утро и начнется бой. Иначе получится, что он без всякой пользы измотал людей.

– Михали, – прошептал он, – если ты все еще с нами… мне понадобится твоя помощь.

Никогда еще его слова не были так похожи на молитву.

* * *

Адамат и Соу-Смиз наблюдали за заброшенным особняком, в котором содержали под стражей Избранного Борбадора. Улица была тиха и пустынна. Темные облака нависли над южным краем горизонта, поднимался ветер. Приближалась ночная гроза.

Солдат полковника Верундиш нигде не было видно. Адамат сомневался, что это хороший признак. Вчера он доставил деньги по тому адресу, который дала ему деливка. Невольно думалось: из-за любой мелочи все может пойти не так. Что, если Верундиш взяла его деньги, а потом просто перевезла Бо в другое место?

Адамат спустился с холма и долго бродил по полуразрушенному дому, пока не отыскал комнаты прислуги. Постельные принадлежности исчезли, груды мусора тоже. Единственный признак того, что здесь обитали солдаты, – еще теплый пепел в камине. С каждым шагом Адамат нервничал все сильнее. Неужели он напрасно шантажировал Владетеля и собирал деньги?

Дверь в комнату, где держали Бо, была закрыта. Он повернул ручку и вошел.

Избранного Борбадора там не оказалось. Стул, кровать и подставка с книгой стояли на прежних местах, только Бо не было.

– Кровавая бездна! – Ударом ноги Адамат опрокинул подставку. – Эта проклятая…

Он сел на стул и схватился руками за голову. Она просто взяла деньги и сбежала, вот и все дела. А с нею исчезли Избранный Борбадор и все надежды Адамата спасти своих близких.

Соу-Смиз прислонился к дверному косяку и хмуро посмотрел на Адамата:

– Что ты теперь будешь делать?

Адамат готов был выцарапать себе глаза. Что еще он мог сделать? Он думал, что все знает об отчаянии, но сейчас…

Неожиданно в коридоре скрипнули половицы. Соу-Смиз обернулся. Адамат вытащил пистолет из кармана. Если это Верундиш, инспектор выстрелит в нее без долгих размышлений.

Мимо Соу-Смиза в комнату прошел Бо. Его волосы были зачесаны назад, сюртук выглажен, борода острижена, превращена в густые бакенбарды.

У Адамата обмякли колени. Он снова опустился на стул и уставился на Избранного.

– А я-то думал, что вы в прошлую нашу встречу выглядели неважно, – заметил Бо. – Что случилось с вашим носом?

– Я наброшусь с кулаками на следующего, кто задаст мне этот вопрос.

«Если только он не будет Избранным», – мысленно добавил Адамат.

– Спасибо, что вытащили. – Бо улыбнулся. – Меня содержали довольно сносно, но никому не понравится, если его свяжут так, что и рукой не пошевелить. – Он согнул и разогнул пальцы. – Слишком жесткие.

– Рад видеть вас. Теперь вы готовы выполнить свою часть соглашения?

– Мне нужно еще кое-что сделать.

Бо подошел к окну и посмотрел на улицу.

У Адамата все сжалось внутри.

– Вы нужны мне прямо сейчас.

– Завтра утром я буду в полном вашем распоряжении.

– Вы никуда не пойдете без меня, – отрезал Адамат. – Я должен быть уверен, что не останусь без вашей помощи.

– Вы мне не доверяете?

– Я не могу себе это позволить, – признался Адамат.

– Если я решу разорвать наше соглашение, вы не сможете остановить меня.

Это был не вопрос, а утверждение.

– Вероятно, не смогу, – согласился инспектор.

Их взгляды встретились, и Адамат напомнил себе, как молод Бо на самом деле. Двадцать лет? Или, возможно, двадцать два? Его глаза казались намного старше – глаза человека, который видел в жизни много горя и выжил, чтобы рассказать об этом.

– Воля ваша, – вздохнул Бо.

– Вам нужен только один вечер?

– Да.

– Соу-Смиз, – позвал Адамат, – зайди к сержанту Олдричу, а потом к Евнуху. Скажи им, что я планирую операцию на завтра, и жди меня в моей тайной квартире.

Кулачный боец кивнул и удалился.

Адамат вместе с Бо вышли на улицу. Избранный шагал сосредоточенно, как человек, у которого есть важное дело, высоко подняв голову и внимательно глядя по сторонам. Прошло не меньше получаса, прежде чем Бо остановил экипаж. Он объяснил кучеру, куда ехать, и они сели в салон.

– Евнух?.. – произнес Бо, вынимая руки из карманов. Адамат сообразил, что на них нет перчаток Избранного. – Это тот самый Евнух Владетеля?

– Именно так. – Инспектор пригладил сюртук.

– У вас опасные друзья. Королевский совет пару раз пытался его убить. Безуспешно, разумеется.

– Владетеля или Евнуха?

– Евнуха, – уточнил Бо. – С Владетелем у совета был заключен мир, но сам Евнух никогда не нравился Закари. Правда, куратор больше не пытался убить Евнуха, после того как тот смертельно ранил Избранного, посланного за ним.

– Он убил Избранного?

– Об этом мало кто знает, но да.

Бо замолчал до конца поездки, глядя в окно и теребя какой-то предмет под сюртуком.

«Глаз демона», – предположил Адамат. Драгоценный камень, висящий на шее Бо, который в конечном счете убьет его, если Избранный не отомстит за смерть Манхоуча.

– Приехали, – внезапно произнес Бо.

Они вышли из экипажа в Мучном квартале. В воздухе пахло горячим хлебом и пирогами с мясом, так что у Адамата потекли слюнки.

– Я возьму что-нибудь перекусить. – Он остановился около торговца пирогами.

– Возьмите и для меня тоже, а потом поднимайтесь наверх.

Бо исчез в приземистом кирпичном здании, зажатом между двумя пекарнями.

Адамат расплатился за два пирога с мясом и последовал за ним. Добравшись до верхней площадки лестницы, он оказался в квартире с одной комнатой. Там были лишь стол, кровать со старым, набитым соломой матрасом и единственное окно, выходящее в переулок позади пекарни.

Бо стоял на стуле посреди комнаты, осторожно надавливая пальцами на потолок.

– Что вы делаете?

Вместо ответа, Бо сильно ударил по потолку. Штукатурка обвалилась, из отверстия выпала какая-то коробка и с грохотом ударилась об пол.

Пока Адамат вытирал лицо от пыли, Бо открыл коробку. Внутри была пара перчаток Избранного и, судя по всему, пачки новеньких хрустящих банкнот, перевязанных шелковой лентой.

– Я ожидал чего-то более… магического, – признался инспектор.

Бо надел перчатки и согнул пальцы, затем начал раскладывать пачки банкнот на полу рядом с коробкой.

– В отличие от большинства других Избранных, – объяснил Бо, – меня не готовили к этому. Я рос обычным уличным мальчишкой.

– Но… просто спрятать коробку под потолком?

– Я не настолько глуп. Любого, кто прикоснется к коробке, магическая защита отбросит в другой конец комнаты. Кроме меня, разумеется.

– Ясно.

– Сколько вы заплатили Верундиш за мое освобождение?

– Зачем это вам?

– Сколько?

– Семьдесят пять тысяч.

Бо передал инспектору две пачки банкнот:

– Здесь сотня.

– Я не могу это взять, – произнес Адамат, пытаясь вернуть деньги. – Мне все еще нужна ваша помощь, и я…

Бо закатил глаза:

– Возьмите. Я помогу вам. Меня не касается, как вы достали деньги, но это, наверное, было непросто. Я привык вдвойне возвращать свои долги, когда это в моих силах.

Адамату оставалось только положить банкноты в карман: было ясно, что Бо не намерен забирать их обратно. Навскидку, в коробке у Избранного лежало больше миллиона кран. Для такого человека, как Адамат, это была ошеломляющая сумма. Но для Бо, бывшего члена Королевского совета, она, вероятно, казалась сущим пустяком.

Избранный сложил все это в пакет из оберточной бумаги, словно только что купил обновку в магазине, оставив себе только четыре пачки кран. Затем встал и кивнул инспектору:

– Идемте.

Когда экипаж снова остановился, Бо не позволил Адамату сопровождать себя, и в следующий раз тоже. К четвертому визиту, когда на улице стало совсем темно, инспектор был уже настолько заинтригован, что увязался следом.

Они приехали в благополучный район города, где люди среднего достатка селились в уютных двухэтажных зданиях, в стороне и от аристократов, и от бедноты. Это место мало чем отличалось от квартала, где жил сам Адамат, разве что было немного более оживленным.

Бо вышел из экипажа и направился по длинному переулку между двумя доходными домами. Адамат подождал немного и выскочил за ним.

Инспектор остановился в начале переулка, наблюдая из-за угла, как Бо постучал в дверь. Мгновением позже его впустили внутрь.

Адамат медленно двинулся по переулку, пока не подошел к окну квартиры, в которую постучал Бо.

Внутри он увидел двух детей, игравших возле большого камина, – мальчика и девочку, приблизительно восьми и десяти лет. Через открытое окно в комнату проникал свежий вечерний ветер. Адамат двинулся к следующему окну, за которым располагалась кухня. Возле стола стоял широкоплечий мужчина с длинными усами и хмуро смотрел на Бо. Рядом сидела женщина и вязала.

– Я отниму у вас не больше десяти минут, – произнес Бо, затем вытащил из кармана пачку банкнот и бросил на стол.

Женщина опустила спицы и поднесла руку ко рту. Мужчина что-то неразборчиво ответил, горячась сверх всякой меры. Бо вытащил вторую пачку и добавил к первой.

– Как вам будет угодно, – сдался мужчина. – Я только возьму свой плащ.

Дверь открылась, и Адамату пришлось прижаться к стене, надеясь, что темнота спрячет его от глаз Бо.

Избранный вышел вслед за хозяином на садовую дорожку и жестом попросил того пройти дальше. Они остановились футах в десяти от Адамата.

– Так в чем все-таки дело? – спросил мужчина.

Бо пошевелил пальцами в перчатках и резко выбросил их вперед.

Голову незнакомца развернуло почти на сто восемьдесят градусов. Бо проворно отпрыгнул в сторону, тело пошатнулось и упало. Несколько мгновений Избранный рассматривал покойника, затем направился к экипажу.

Адамат едва справился с собой. В свое время он видел много жестоких убийств и других не менее ужасных вещей, но это случилось настолько неожиданно… Он вышел из темноты.

– Бездна, что все это значит? – прошипел он.

– Не останавливайтесь.

Бо взял его за руку на удивление жесткой хваткой и потащил за собой к экипажу.

У инспектора не было выбора, кроме как подчиниться. Экипаж уже тронулся, но Адамат все никак не мог обрести дар речи, чтобы выразить возмущение увиденным. Это было убийство, быстрое и хладнокровное. Наемный убийца вряд ли выполнил бы свою работу лучше.

– Вот. – Бо ухватился за что-то под своей сорочкой, дернул, а затем бросил небольшой круглый предмет на колени Адамату. – Возьмите. Не хочу больше видеть эту проклятую штуку.

Инспектор ошеломленно смотрел на алый драгоценный камень, лежавший перед ним.

– Это «Глаз демона»?

Он не решался прикоснуться к камню.

– Да.

– Я думал, вы должны убить Тамаса, – пробормотал Адамат. – Как вышло, что…

Избранный казался весьма довольным собой. Словно это не он только что свернул человеку шею в двадцати шагах от его жены и детей.

– Я должен был отомстить за короля. Это тот самый палач, который подвел Манхоуча к гильотине.

Адамат вытащил из кармана носовой платок и поднял драгоценность, чтобы лучше рассмотреть в свете уличных фонарей за окном экипажа. На ощупь камень был теплым – нет, горячим – и, казалось, мерцал внутренним пульсирующим светом. Интересно, сколько заплатит ювелир за такое волшебное произведение искусства?

– Он великолепен, не правда ли? – произнес Бо.

– Не может быть, что все решалось так просто. Эти Узы придумал сам бог. Вы не можете просто убить палача и освободиться от них. Разве не так?

– Кресимир был всего лишь человеком, – возразил Бо, прищурив глаза, словно рассердился на что-то. – Человеком, обладающим чудовищной силой, будь она проклята. Возможно, он был умнее, чем большинство других людей, и у него хватало времени, чтобы обдумать и спланировать свои действия, но даже так называемые боги порой допускают ошибки.

– Эта вещь теперь… безопасна? – спросил Адамат.

– Вполне.

Инспектор завернул камень в носовой платок и положил в карман.

– Почему же вы сразу не сказали об этом Тамасу?

– Я не был уверен, – признался Бо. – Эта мысль пришла мне в голову совсем недавно. Я выглядел бы как последний дурак, если бы солдаты убили невинного человека только для того, чтобы убедиться, что камень по-прежнему держит меня.

– Вы не были уверены? Проклятье, что же вы за человек?

Бо поднял руку и посмотрел на Адамата долгим холодным взглядом.

– С чего вы решили, что в Королевском совете могли оказаться хорошие люди?

– Вы производили на меня именно такое впечатление. – Инспектор с трудом сглотнул и повторил: – Да, производили.

– Ну так избавьтесь от него. – Бо отвернулся к окну. – Я вовсе не хороший человек. Ни в малейшей степени. Просто я всегда возвращаю долги.

Несколько минут Адамат молча наблюдал за Избранным. Прозвучало ли в его голосе сожаление? Мелькнула ли в уголках губ горькая усмешка? Трудно сказать. Члены Королевского совета были опасными людьми, напомнил он себе, так что им нельзя доверять.

Он лишь надеялся, что Бо в самом деле на его стороне.

22

Тамас ожидал, что к ночи кезанские драгуны приблизятся настолько, чтобы рассмотреть позиции адроанцев. До тех пор оставалось часа два.

С опушки леса доносился стук топоров. Солдаты рубили деревья, а потом волокли по пыльной земле туда, где Тамас решил построить укрепления. Ближе к реке тысячи лопат вгрызались в песчаную почву с таким скрежетом, что у Тамаса по спине ползли мурашки. Его раздражал этот звук. Словно кто-то царапал когтями ему по зубам.

Возле реки Андрийя чистил ружье. За последнее время ремень Отмеченного украсило множество беличьих хвостов. Он выглядел лучше других солдат. Щеки слегка округлились от обильной еды, а на лице не было заметно усталости.

Впрочем, глаза выдавали его. Широко раскрытые, ярко горящие, непрерывно перебегающие с одного предмета на другой. Как и остальные Отмеченные Тамаса, Андрийя уже несколько недель находился в постоянном пороховом трансе. Это было чрезвычайно опасно. Пороховая зависимость могла вызвать головокружение, потерю ориентации, обморок или даже смерть.

– Я бы на твоем месте, солдат, на время отказался от пороха, – посоветовал ему Тамас.

Андрийя смерил его взглядом. Губы порохового мага скривились в недовольной гримасе, и на мгновение Тамас подумал, что тот сейчас скажет какую-нибудь дерзость.

– Хорошо, сэр, – неожиданно согласился Андрийя. – Наверное, так и нужно сделать.

– Где Влора?

Андрийя пожал плечами. Тамас поневоле задумался, куда пропала дисциплина в его армии.

– Что это значит?

– Я не знаю, сэр.

– Так найди ее.

– Она не станет говорить с вами, сэр.

– Повтори, солдат.

– Она сказала – я только повторяю ее слова, – чтобы вы провалились в бездну.

Тамас резко вдохнул. Такого не должно быть. Такого вообще не должно быть. Он быстро обдумал варианты. Можно приказать выпороть Влору. Если бы любой другой солдат сказал ему что-то подобное, Тамас не сомневался бы ни секунды. Но Влора была… кем она для него была? В другое время он посчитал бы ее членом своей семьи. Но она объяснила, что теперь это уже не так.

С другой стороны, почему бы не устроить показательную порку накануне решающего сражения? Он заглянул себе в душу. Да, это подняло бы боевой дух.

Он мог объявить Влоре выговор перед строем. Но что, если она опять бросит ему вызов? У Тамаса не останется другого выбора, кроме как наказать ее по-настоящему. С таким характером, как у нее, дело может закончиться виселицей.

– Собери пороховой совет, – велел Тамас. – Я хочу отдать кое-какие распоряжения. Скажи Влоре, чтобы тоже пришла.

Андрийя отсалютовал и вернулся к чистке оружия. Фельдмаршал направился к кострам, чтобы раздобыть что-нибудь на ужин.

Солдаты выстроились в очередь за едой. Олем стоял на раздаче в окружении нескольких штуцерников – надежных парней, способных навести порядок. Остатки конины быстро разложили по оловянным мискам.

Лагерь понемногу обустраивался, но работы по указаниям Тамаса еще продолжались. Разбили палатки, разожгли небольшие костры. Охотничьи отряды разбрелись в разные стороны, чтобы добыть дичи и наловить рыбы. То и дело вспыхивали драки. Дерущихся быстро разнимали, но тут же в другом месте начиналась новая потасовка. Похоже, главным поводом для раздоров была еда, кое-кто из солдат пытался получить свою порцию без очереди. Возможно, мясо и подкрепит силы сегодня, но на завтра его уже не останется, и дисциплина совсем ослабнет.

– Сэр!

Голос Андрийи прервал размышления Тамаса. Перед ним собрались девятнадцать мужчин и женщин: весь его пороховой совет, включая новичков, которых Сабону удалось набрать почти перед самой своей гибелью.

– У нас не хватает пороха и пуль, – начал Тамас без всяких предисловий. Он заметил Влору позади группы, но старался не встречаться с ней взглядом. – Завтра мы будем сражаться против почти шестнадцати тысяч кавалеристов. Я подготовил им ловушку, которая должна уравнять силы, но тем не менее это будет жестокая битва.

Тамас оглядел собравшихся и внезапно почувствовал усталость. Нога снова заболела. Он подумал, что было бы неплохо самому принять немного пороха, но сдержал себя. Нужно сохранять его для солдат. Он подошел к большому камню и сел, жестом предлагая пороховым магам устраиваться, кому где удобно. Большинство уселись прямо на песок. Влора осталась стоять со скрещенными на груди руками. Тамас старался не замечать ее.

– Я собираюсь распределить пули и порох так, чтобы вам хватило его на следующие двадцать четыре часа. Ваша первая задача – не подпускать кезанских разведчиков к лагерю ближе чем на полмили. Не позволяйте им подниматься на возвышенности. – Он указал на склоны Адроанских гор на востоке. – Они не должны увидеть то, что мы для них подготовили. От этого зависит жизнь каждого солдата. Но при этом им следует видеть, что мы чем-то заняты. Копаем, строим плоты. Возможно, пытаемся восстановить мост. Время от времени подпускайте кого-то из разведчиков чуть ближе, а затем позвольте ему ускакать с пулей в плече или чем-то другим, столь же убедительным. Завтра продолжится то же самое. Вероятно, Беон не станет нападать, пока не появятся кирасиры. Но как только он увидит благоприятный момент для атаки, то сразу же им воспользуется.

– А если он почует ловушку? – спросил Андрийя.

– Тогда мы завтра ночью переправимся через реку и встретимся с Беоном по другую сторону Пальцев.

У фельдмаршала было предчувствие, что этого не случится. Беону необходимо остановить его прямо здесь. Чем дальше Тамас пройдет на север, тем больше у него будет шансов получить помощь от деливцев и переправиться обратно в Адро. Фельдмаршал надеялся, что эти соображения подстегнут Беона. Его тревожила перспектива столкнуться с кезанской армией на открытой Северной равнине.

– Мы разобьемся на две группы, – объявил Тамас. – Пока одна наблюдает и отстреливает кезанских разведчиков, другая будет отдыхать.

– Нам не нужно отдыхать. – Андрийя оскалил в улыбке кривые пожелтевшие зубы. – Нам нужен только порох.

Тамас поднял руку, останавливая Андрийю:

– У тебя еще будет время, чтобы убить кучу кезанцев. А сегодня ночью вы все должны немного отдохнуть.

Было около шести часов вечера, жаркое солнце уже покраснело над Янтарной равниной. Тамас задумался, не станет ли эта ночь для него последней.

Кезанцы превосходили его армию численностью. И сам фельдмаршал постарел. Он уже не так быстр или решителен, как прежде. Беон может разглядеть ловушку и перехитрить его или просто будет держаться на расстоянии и ограничится нападением на отдельные отряды Тамаса, пока те переправляются через реку. А затем двинется на запад в обход Пальцев и будет поджидать Тамаса на Северной равнине.

Не ошибся ли он, когда приказал Гэврилу разрушить мост?

– Сэр?

Тамас очнулся от задумчивости. Пороховые маги уже ушли, осталась одна Влора. На мгновение он представил ее десятилетней девочкой, ждущей его одобрения. Солнце растаяло в небе на западе, и лагерь погрузился в темноту. Костры едва горели, от мяса уже не осталось и следа. Тысячи солдат работали в долине, и еще тысячи рубили деревья на опушке леса.

– Где они?

– Кто, сэр?

– Мои пороховые маги.

В глазах Влоры мелькнуло беспокойство.

– Вы отпустили их больше часа назад. А мне приказали остаться.

– И ты ждала все это время?

– Вы о чем-то размышляли.

Тамас смущенно вздохнул. Он внезапно вспомнил, как отпустил Андрийю и остальных пороховых магов, но это были смутные воспоминания, словно он видел все это сквозь густой туман времени.

В самом деле постарел.

– Вы что-нибудь ели, сэр?

Желудок Тамаса предательски заурчал.

– Конину.

– Я следила за вами, сэр. Вы так ничего и не взяли, когда подходили проверить костры.

– Уверяю тебя, я ел.

Влора порылась в поясной сумке и достала белый клубень.

– Эти трюфели я нашла вчера в лесу. Тамас, вы должны поесть. Возьмите.

Он неохотно протянул руку, и она положила угощение ему на ладонь.

Тамас нерешительно посмотрел на них. Трюфели, растущие в лесах на склонах Адроанских гор, в Девятиземье считались деликатесами. Они были маленькие, бледно-кремового цвета. Фельдмаршал никогда не любил трюфели.

– Спасибо.

Повернувшись в сторону леса, Влора оперлась на ружье. Тамас искоса взглянул на нее. Она выросла, из неоперившегося порохового мага превратилась в опытного бойца, из числа лучших. Она была сильна и красива той красотой, которая может потускнеть с годами, но никогда не угаснет совсем. Тамас почувствовал боль утраты оттого, что эта девочка никогда не родит ему внука. И опять посмотрел на трюфели в своей руке.

– То, что я вам сказала, Тамас… сэр. Мне не следовало так говорить с вами. По крайней мере, при свидетелях.

– Да, не следовало.

Влора гордо выпрямилась:

– Я приму любое наказание, какое вы сочтете необходимым.

Тамас не ожидал, что его сердце все еще можно разбить. После всех этих лет. Он глубоко вздохнул:

– Ты взрослая женщина. А Олем – хороший человек. Он может сделать тебя счастливой.

Казалась, ее удивили эти слова. Но не так, как ожидал Тамас.

– Он просто мужчина, способный согреть ночью. – Она прикрыла глаза. – Мы солдаты. Завтра кто-то из нас может умереть. Но даже если мы оба уцелеем в бою, то разойдемся, чтобы найти себе кого-то другого. Мы сами выбрали себе такую жизнь. – Она снова открыла глаза и взглянула на лагерь. – Мы все.

Да. Все солдаты хорошо это знали. Их любовь была короткой, страсть сгорала как свеча – яркая, но легко угасающая. Слишком трудно сохранить это пламя дольше, чем на одно лето или один поход.

– Такая жизнь бывает очень одинокой, – согласился Тамас.

– Вы считаете, завтра мы можем победить?

Тамас посмотрел в сторону леса. Солдаты продолжали перетаскивать бревна к лагерю. В ночи не умолкал стук топоров. Где-то далеко послышался выстрел. Возможно, это солдаты охотились или пороховые маги отпугивали кезанских разведчиков.

– Я считаю, что можно выиграть любое сражение, – ответил Тамас. – Но это… нам будет нелегко. Весь план может развалиться, если кезанцы разглядят наши приготовления. У нас мало пороха и пуль, наши солдаты пойдут в бой полуголодными. Завтра мы должны победить или умереть здесь.

Он внезапно почувствовал себя стариком, зябнущим даже в теплую погоду.

– Я не хочу умирать здесь, сэр, – сказала Влора, прижимая к груди ружье.

– Я тоже.

– Сэр.

– Да?

– Гэврил… он сказал, что вы когда-то давно похоронили кого-то возле Мизинца. Кто это был?

Тамас почувствовал, как его уносит вдаль. Почувствовал брызги бурной реки на лице, грязь и кровь, засохшую на пальцах, – ему пришлось рыть могилу голыми руками.

Он заставил себя встать, стараясь не оберегать больную ногу. Нужно ее упражнять.

– Я похоронил много друзей. Еще больше врагов. Родных и таких близких, что их можно назвать моей семьей. Я хочу снова увидеть Адро. Хочу узнать, выжил ли мой сын после всех испытаний. Но до этого нам нужно сделать очень много. Это все, капитан. Можешь идти.

* * *

Из окна своей комнаты Таниэль задумчиво смотрел на вереницу фургонов, увозящих с передовой раненых солдат. Он хотел было выяснить, как прошло сражение, но и так догадался: ужасно. Вероятно, эти солдаты получили тяжелые ранения, попав под обстрел мортир. Судя по мундирам, все они были из одной роты.

Генерал Кеть поселила его в гостинице приблизительно в пяти милях от линии фронта и держала под круглосуточной охраной. Казалось, миновала не одна неделя с тех пор, как Кеть предъявила Таниэлю ультиматум. Но он знал, что на самом деле прошла всего одна ночь.

Профосы потребовали от него ответа, куда делась Ка-Поэль. Таниэль пожал плечами и послал их в бездну, но в душе все равно беспокоился. Что они сделают, если поймают ее? Изобьют, как самого Таниэля? Или еще хуже? Сможет ли Ка-Поэль справиться с ними, ведь кукол профосов у нее наверняка нет.

Генерал Кеть заходила рано утром, чтобы сообщить: каждый день, пока он отказывается принести извинения майору Доравир, на передовой будут умирать солдаты.

Таниэль был бы там сейчас, если бы не генерал Кеть. Он не даст ей убедить себя, что это по его вине линия фронта снова отодвигается назад.

За окном Таниэль заметил молодого солдата, почти мальчишку. Возможно, не старше пятнадцати лет. Его нога была отрезана по колено. Таниэль не знал, кто это сделал – пушечное ядро или хирург. Но его поразило спокойствие на лице юноши. Когда мужчины втрое старше стонали из-за любой неглубокой раны, он молча сидел на задке фургона, свесив культю, и невозмутимо наблюдал, как еще одну группу новобранцев ведут на передовую.

Таниэль взял альбом и начал набрасывать портрет юноши.

Раздался стук в дверь. Таниэль не отреагировал, торопясь закончить набросок, чтобы после вернуться к этому портрету.

Он почти забыл, что в дверь стучали, когда звук повторился. Фургон за окном уезжал все дальше, увозя молодого солдата. Таниэль положил альбом на стол и пошел открывать.

Он никак не ожидал увидеть за дверью Михали. В одной руке толстый повар держал серебряный поднос, а через другую перебросил полотенце. Его фартук был испачкан мукой и чем-то напоминающим шоколад.

– Прошу прощения, что побеспокоил вас, – заявил Михали, проходя мимо Таниэля. Два профоса вошли за ним следом. Один держал раскладной стол, другой – бутылку вина. – Вот сюда, рядом с окном, – распорядился Михали. – А теперь, пожалуйста, оставьте нас одних.

Профосы с грохотом установили стол, а затем отступили в коридор.

– Садитесь. – Михали указал на единственный в комнате стул, а сам устроился на краю кровати.

– Что все это значит? – удивился Таниэль.

– Обед. – Михали снял крышку с подноса. – Тушеная говядина, пирог с заварным кремом, перепелиные яйца и сладкий козий сыр с красным столовым вином. Боюсь, что не могу предложить ничего особенного, но вино превосходное, и охлажденное к тому же.

Ничего особенного? Запах, поднимавшийся над блюдом, заставил Таниэля задрожать в предвкушении удовольствия. Рот немедленно наполнился слюной, и Таниэль сам не заметил, как очутился за столом с куском говядины на вилке. Но тут же остановился, почувствовав неловкость.

– Вы позволите?

– Пожалуйста-пожалуйста.

Михали поощрительно кивнул, вытащил пробку из бутылки и разлил вино в два бокала.

Поначалу Таниэля немного раздражало, что повар наблюдает, как он ест, но через несколько секунд он перестал обращать на это внимание.

– Что-то случилось? – Таниэль взглянул на Михали, пьющего уже третий бокал.

– Случилось? – Повар подлил вина и Таниэлю. – Обязательно должно что-то произойти, чтобы получить хороший обед?

– Полагаю, что да.

Михали покачал головой:

– Я просто узнал, что вас посадили под домашний арест и кормят обычной солдатской пищей. На мой взгляд, это можно считать воинским преступлением.

– О да.

Таниэль улыбнулся, хотя не был уверен, что Михали в самом деле шутил. Он наклонился вперед, взял бокал и заметил, что винная бутылка по-прежнему оставалась полной, хотя они выпили на двоих пять бокалов. Возможно, Михали прятал где-нибудь вторую.

– У меня письмо для вас. – Повар вынул из-под фартука конверт.

Таниэль застыл, не донеся вилку до рта.

– От кого? – промямлил он с набитым перепелиными яйцами ртом.

– От полковника Этана.

Таниэль выронил вилку и схватил письмо. Раскрыл конверт и пробежал лист глазами. Закончив, отодвинул стул и глубоко вздохнул. Таниэлю больше не хотелось есть – даже обед, приготовленный Михали.

– Что там? – спросил повар.

– Вас это не… – Таниэль проглотил свой резкий ответ. Михали пришел сюда с передовой с обедом и письмом, которое, вероятно, нельзя было передать никак иначе. Повар заслуживал благодарности, а не грубости. – Я попросил, чтобы полковник Этан собрал для меня отчеты по использованию пороха.

– И что же?

– Он раздобыл также заявки на порох. Данные не совпадают. Армия запрашивала втрое больше пороха, чем использовала, и почти вдвое больше, чем фактически поступило на передовую.

– Остальной порох где-то потерялся?

– Скорее, его украли. Воровство – не редкость в любой армии, даже в нашей, но Тамас решительно расправлялся с ним в военное время. Эти отчеты, – он швырнул конверт на кровать, – подтверждают, что квартирмейстеры причастны к воровству. И еще по крайней мере один человек из Генерального штаба. На этой войне кто-то делает миллионы.

– Но вы сказали, что воровство – не редкость.

– Да, но порох… мы быстро израсходуем его при таких темпах. Как бы ни были сильны наши войска, страна окажется под каблуком у Кеза. Проклятье! – Таниэль забарабанил пальцами по подносу перед собой. Затем чуть было не швырнул его в стену, но там еще оставалось немного говядины. – Вы можете вытащить меня отсюда?

– Мне очень жаль, но думаю, что нет, – вздохнул Михали. – Как я уже говорил вам, Генеральный штаб не считается с моим мнением. – Повар похлопал себя по животу. – Тамас – тот прислушивался к здравым советам, даже если не очень доверял человеку, который их давал. Эти генералы не видят дальше собственного носа.

Таниэль развалился на стуле, потягивая вино. Ровный и невозмутимый тон Михали помог ему успокоиться.

– Хотите верьте, хотите нет, но это лучшие генералы в Девятиземье. – Удивительно, но в его голосе больше не чувствовалось раздражения. – Хотя я не могу утверждать, что это говорит в пользу Адро, а не против других стран.

– Это, конечно, объясняет, почему мы до сих пор не проиграли войну, – рассмеялся Михали. – Несмотря на то что уступаем врагу в численности.

– Как идут дела на передовой? То есть я догадываюсь… – Таниэль показал рукой на окно. Воспоминание о фургонах, наполненных убитыми и ранеными, было еще свежим. – Но я не получал новостей уже два дня.

– Неважно. Вчера мы отступили почти на милю. – Лицо Михали стало серьезным. – Знаете, вы едва не изменили положение вещей. Вы остановили это непрерывное отступление и подарили людям первую победу за многие недели. Вы вернули мужество в их сердца. Я чувствую это. Они готовы идти в атаку за вами хоть на самого Кресимира.

– Бездна! Я должен выбраться отсюда. Назад на передовую. И еще я должен узнать, кто наживается на воровстве пороха.

– Как?

– Я буду душить квартирмейстеров одного за другим, пока кто-нибудь не расскажет мне все. Вы уверены, что не сможете освободить меня?

– Бо́льшая часть Генерального штаба не признаёт меня богом. Для них я просто безумный повар. Единственная возможность выбраться отсюда – извиниться перед майором Доравир.

Таниэль встал и подошел к окну.

– Абсолютно исключено.

– Не настраивайте против себя генерала Кеть, – посоветовал Михали. – В сравнении с этой женщиной даже Бруде покажется самой кротостью.

Бруде. Из числа святых… или богов. Таниэль краем глаза наблюдал, как Михали пьет уже четвертый бокал вина. Так легко было забыть, кто он такой на самом деле. В конце концов, от бога следует ожидать королевского величия в облике и жестах. А этот пьет вино и вытирает губы рукавом сорочки.

– Что же мне делать?

Таниэль задумался, давал ли Михали советы его отцу. Трудно представить себе Тамаса, просящего совета у повара, даже если отец действительно считал Михали богом.

– Извинитесь перед Доравир.

Таниэль выдохнул через нос.

– Я не могу заглядывать далеко вперед, – тихо произнес Михали, рассматривая свой бокал. – Будущее всегда изменчиво и расплывчато даже для того, кто способен его видеть. Но я точно знаю: если вы останетесь в этой комнате, мы продолжим терять позиции день за днем. Кезанцы выдавят нас из ущелья, а затем окружат и в конечном счете вынудят капитулировать. Или у нас закончится порох, и случится то же самое.

Таниэль усмехнулся:

– Я всего лишь человек. Один человек не может иметь такое значение.

– Человек всегда имеет значение. Иногда – заметное. В другое время он может изменить ход войны. И вы… вы не человек. Уже не человек.

– Да? Тогда кто же я? – поинтересовался Таниэль.

В словах Михали оставалось все меньше смысла.

– Хм. Сомневаюсь, что найдется подходящее определение. В конце концов, вы такой первый. Вы стали подобны Жулен.

Таниэль услышал свой собственный тяжелый вздох.

– Я не предвечный.

– Нет. Не совсем такой. Вы не бессмертны, во всяком случае. С другой стороны, и Жулен тоже. Она просто не стареет. Не думаю, что ваша магия позволит вам не стареть. Даже с помощью Ка-Поэль. Но вы пороховой маг, равный по силе предвечным.

– Это просто нелепо. А кстати, где Ка-Поэль?

– Спряталась. Я предложил ей свою защиту – на определенных условиях, конечно. Иногда эта девочка вытворяет такое, что меня в дрожь бросает. Она не приняла моего предложения. Но когда-нибудь мне все же понадобится ее помощь.

Таниэль потер виски.

– Еще бокал вина?

– Думаю, с меня достаточно.

– Как хотите.

Михали подлил себе. Его щеки раскраснелись, но больше ничего не подсказывало, что он выпил семь бокалов. Таниэль отметил, что винная бутылка по-прежнему оставалась полной.

– Вы сказали, что можете видеть будущее, – вспомнил Таниэль. – Что будет, если я принесу извинения майору Доравир?

Михали посмотрел в свой бокал:

– Перемены – вот что я вижу. Это небольшое событие, но оно приведет все в движение. Определенность сменится неизвестностью. А определенность сейчас не предвещает нам ничего хорошего.

Таниэль схватил перо и перевернул письмо Этана чистой стороной. Торопливо, пачкая чернилами бумагу, набросал записку.

– Вы сможете передать это Рикарду Тумблару? Я не могу отправить письмо по почте. Если кто-то из Генерального штаба участвует в махинациях с порохом, у него везде должны быть свои люди.

– Я могу послать помощницу. – Михали взял письмо.

– Спасибо. Вы не знаете, где я могу найти майора Доравир?

– Так уж получилось, что… да.

23

Тамас любовался восходом солнца над Адроанскими горами и думал о том, что, возможно, видит его в последний раз.

Драгуны догнали адроанцев накануне вечером и встали лагерем в лесу, за милю с лишним от реки. Фельдмаршал полночи наблюдал, как мерцают в темноте их походные костры, и слушал, как они распевают боевой гимн кезанской кавалерии. Время от времени их пение прерывал отдаленный звук выстрела: кто-то из вражеских разведчиков подбирался слишком близко и получал пулю от порохового мага.

Теперь вокруг стало тихо, только река журчала по камням за спиной у Тамаса. Фельдмаршал лежал на земле, положив под голову седло, приблизительно в ста шагах от берега. Он держал в руке патрон, разминая бумагу.

Мысленно он видел, как драгуны выходят из палаток, потягиваясь на свежем утреннем воздухе, и готовят фатрастианский кофе на походных кострах. Они спокойны. Никуда не торопятся. Тяжелая кавалерия подойдет лишь через несколько часов, и Беон не станет атаковать, пока не соберет все свои силы.

– Где кирасиры? – спросил Тамас.

Изо рта поднимался пар. Несмотря на дневную жару, по утрам в предгорьях все же было холодно.

Гэврил угрюмо оглянулся на полосу леса, как будто в любой момент ожидал появления драгун.

– Не больше чем в нескольких часах отсюда. Я ожидаю их к полудню.

– Они выстроятся в боевой порядок к двум часам. Или к часу, если генералы Беона хорошо знают свое дело.

– Подготовка не займет много времени.

– Достаточно для нас. Олем!

Телохранитель встрепенулся на своем наблюдательном посту в нескольких шагах от Тамаса.

– Сэр?

– Отзови наши пикеты из леса. Плоты готовы?

– Да, сэр. Три больших плота.

– Начните переправлять людей. Сначала раненых, потом самых зеленых солдат. Но не торопитесь с этим. Я ожидаю, что кезанцы нападут между часом и двумя пополудни. К этому времени должно быть переправлено около тысячи наших солдат. Достаточно, чтобы обмануть врага, но не настолько много, чтобы ослабить нашу способность сражаться.

– Очень хорошо, сэр. Что-нибудь еще?

Голос Олема звучал бодро. Он был готов к сражению.

– Все знают, где должны стоять, когда начнется битва?

– Да, сэр. Мы им полночи объясняли.

– Устройте побольше неразберихи. Нужно, чтобы люди бесцельно слонялись по лагерю. Дрались между собой. Было бы хорошо, если бы мы «потеряли» один из плотов при переправе. Все должно выглядеть правдоподобно.

– Вечером я переговорил с полковником Арбором, сэр. Его люди спрячут свои ружья и боеприпасы. Сделают вид, будто побросали их.

– Хорошо. Можешь идти. Нет, подожди. Найди мне Андрийю и Влору.

Вздрогнув при упоминании Влоры, Олем отдал салют и ушел.

Дул западный ветер, со стороны Адроанских гор медленно приближались низкие облака. Если начнется дождь, это будет очень некстати. Беон может отложить атаку, и тогда все приготовления Тамаса пропадут понапрасну.

Фельдмаршалу вдруг вспомнилась вчерашняя молитва. Услышал ли ее Михали?

– Тамас, что ты задумал? – спросил Гэврил.

– По-моему, это очевидно. Или нет?

– Я со вчерашнего вечера был в разъездах. Мне это напоминает недостроенные укрепления.

– Вот и прекрасно.

Тамас поднялся на ноги. Лагерь имел форму квадрата. На севере бился о берега Большой Палец. На востоке каменистая осыпь мешала кезанцам провести обходной маневр по склону горы. С юга и запада лагерь защищал земляной вал высотой приблизительно в три фута. Это было обычное, наскоро возведенное укрепление, за которым могла укрыться пехота.

Но едва ли этот вал способен задержать кавалерийскую атаку.

На западе над насыпью возвышались косые кресты из бревен. Между ними в землю вкопали заостренные колья. Это была убийственно крепкая защита против кавалерии. Несколько сотен солдат упорно продолжали работать, добавляя новые колья в том месте, где земляная насыпь поворачивала к югу. Людей явно не хватало. В обороне зияла неукрепленная брешь шириной приблизительно в одну восьмую мили. Через нее могли прорваться хоть десять тысяч драгун.

– Сэр.

Тамас прервал осмотр лагеря. Перед ним по стойке смирно стояли Андрийя и Влора. Непохоже, чтобы хоть один спал в эту ночь. Проклятые глупцы.

– Соберите пороховых магов, – приказал Тамас. – Я отсылаю вас за реку.

Оба непонимающе уставились на него.

– Но вы же обещали, что мы будем убивать кезанцев, сэр! – не выдержал Андрийя, сжимая ружье дрожащими от возмущения руками.

– Вы можете это делать и с того берега. В этой схватке я не хочу рисковать ни одним из своих Отмеченных. Вы должны быть там, откуда можно стрелять, не опасаясь, что вас самих убьют… или ранят.

– Вы хотите, чтобы мы дежурили посменно, не подпуская к лагерю кезанских разведчиков? – спросила Влора.

Тамас задумался. Холодный ветер продувал лагерь, а со стороны гор на долину наползал туман.

– Нет. Теперь я хочу, чтобы кезанцы хорошо рассмотрели лагерь. Пусть они подойдут так близко, как только осмелятся.

– Сэр, я хотел бы остаться на этом берегу, – заявил Андрийя.

Тамас вздохнул:

– Не сегодня.

Пороховой маг стиснул ружье и оскалил зубы:

– Пожалуйста, сэр. Вы обещали, что я буду убивать кезанцев.

– Издали, – твердо оборвал его Тамас. – Кроме того, они будут наблюдать за Отмеченными и почувствуют себя увереннее, если вы окажетесь на другом берегу.

– Значит, вы переправитесь вместе с нами? – предположила Влора.

– Нет. – Тамас нахмурился. – Почему это я должен переправиться?

– Но ведь вы тоже пороховой маг, сэр.

– Нет. Я должен находиться поблизости, чтобы командовать.

– Это несправедливо. – Мертвенно-бледный Андрийя обернулся к лесу, насторожившись, как собака, почуявшая добычу. – Я имею право воткнуть свой штык в глаз кезанского аристократа. Хочу обагрить руки в его крови.

– Надо добавлять «сэр», – поправил Тамас. Сейчас, когда пятнадцать тысяч кавалеристов вот-вот должны ринуться в атаку, ему совсем не нужны были споры. Только он решил, что уладил все проблемы с Влорой, как тут же начал упрямиться Андрийя. – Переправляйтесь. Это приказ, солдат.

Он отвернулся от Андрийи, показывая, что разговор окончен. Оба пороховых мага удалились. Тамас и Гэврил несколько минут молча наблюдали за усилившимся беспорядком в лагере. Люди суетились и шумели. Тамас заметил, как один солдат ударил другого. Чуть погодя на воду спустили первый плот. Он неуклюже отвалился от берега и поплыл вниз по течению без единого пассажира. Поднялись встревоженные крики, и Тамас даже усомнился, действительно ли это все подстроено.

– А что делать мне? – спросил Гэврил.

– Садиться на коня. Ты со своими разведчиками должен следить за восточным флангом, на случай если драгуны Беона попытаются прорваться по осыпи.

– Хорошо.

– Держи. – Тамас отцепил с пояса кавалерийскую саблю и вручил Гэврилу. – Ею лучше размахивать, сидя в седле.

– Ты собираешься спешиться?

Тамас улыбнулся, хотя и не чувствовал особого веселья.

– Я буду в самом центре сражения. Если спешусь, люди не увидят, когда я упаду.

Гэврил, казалось, взвесил эти слова, прежде чем принять саблю.

Тамас снял с седла шпагу и прицепил на пояс.

– Увидимся после боя, – сказал Гэврил.

Тамас пожал ему руку и сильно удивился, когда шурин вдруг притянул его к себе и обнял. На мгновение Гэврил задержал ладонь Тамаса, а затем направился к своим разведчикам.

Олем возвратился час спустя.

– Люди ели что-нибудь сегодня утром? – поинтересовался фельдмаршал.

– Наловили рыбы в реке. Еще Андрийя подстрелил пару коз на склоне горы. Осталось немного конины. Каждый хоть что-то да получил.

– Будем надеяться, что этого достаточно, – решил Тамас.

Олем поднял голову к небу:

– По крайней мере, канюки наедятся до отвала.

Туман, который Тамас заметил чуть раньше, медленно окутывал лагерь. Он был не очень густым – всего на два фута высотой. Достаточно, чтобы скрыть из вида землю под ногами, но не сам лагерь. Надвигавшиеся тучи грозили дождем, но Тамас не раз встречался с такой погодой. Слегка поморосит, и ничего больше.

Немного необычно для летнего дня.

В половине двенадцатого на западе у излучины реки показались два всадника. От лагеря до них была почти миля. Фельдмаршал высыпал немного пороха на язык – и силуэты сделалась четкими и контрастными. Коричнево-зеленые мундиры под яркими нагрудниками и шлемы с перьями.

Кирасиры прибыли.

* * *

Примерно в ста шагах от логова лорда Ветаса на крыльце сидел человек с бегающими глазами, в линялом красном жилете и брюках до колен. Адамат наблюдал за ним в подзорную трубу с шестого этажа Двайтской колокольни.

– У них есть еще один часовой на углу Седьмой улицы и бульвара Майфлю, – сказал Адамат.

За спиной у него заскрипело перо. Он еще раз осмотрел улицу, а затем передал трубу молодой женщине по имени Риплас – заместительнице Евнуха. Она заняла место у окна, а он повернулся к группе людей, собравшихся в тесной клетушке на верхней площадке колокольни.

– Вы уверены, что засекли всех? – спросил у Адамата Евнух.

Инспектор скосил на него глаза. Если даже Евнух подозревал, что Адамат шантажировал его хозяина, то не подал вида, когда появился накануне с четырьмя десятками самых жутких маргиналов, каких Адамат когда-либо видел: кулачных бойцов, уличных грабителей, портовых грузчиков, сутенеров и телохранителей.

– Я следил за ними почти две недели, – успокоил его Адамат. – Они меняют свои посты, но, судя по моим наблюдениям и тому, что сообщили вы, это все.

Инспектор вел строгий подсчет всех входящих и выходящих из дома Ветаса и пришел к выводу, что у того под рукой более ста человек. Предстояло провести крупную операцию, и в любом случае в логове постоянно находилось не меньше тридцати охранников. Владетель уверял, что у Ветаса всего шестьдесят бойцов.

Адамат оглянулся на Бо. Избранный сидел на полу в углу комнаты с закрытыми глазами, спрятав руки в рукава сюртука. Будто почувствовав, что инспектор смотрит на него, поднял веки. Адамат вздрогнул. Он все еще не мог забыть вчерашнее убийство палача Манхоуча.

– Ручная Избранная Ветаса тоже там, – объявил Бо. – Я ее чувствую. Но это не какая-нибудь глупая наемница. Она владеет магией на уровне Королевского совета.

С колокола вспорхнула какая-то птица, заставив Адамата подскочить от неожиданности. Инспектор заметил, что переполошился только он один, и смущенно пригладил сюртук. Сильная Избранная? Ничего хорошо это не обещало. Совсем ничего. Теперь все зависит от того, сможет ли Бо нейтрализовать Избранную Ветаса, когда люди Адамата захватят дом.

– Я убью ее. – Бо, должно быть, угадал невысказанный вопрос. – Не беспокойтесь об этом.

– Если дело обернется магическим поединком между вами, то нам всем яйца поотрывает, – недовольно проворчал Евнух.

– Предположим, у вас их и так нет, – ухмыльнулся в ответ Бо и кивнул на Риплас. – И у нее тоже. – Внезапно его ухмылка сменилась хмурым взглядом. – А у нее и подавно.

Адамат обернулся и увидел на лестнице колокольни Фель. Выпускница академии Фонтона облачилась сегодня в хорошо подогнанный жилет и мужские брюки, заправленные в сапоги.

– У Рикарда сейчас нет свободных бойцов, – сообщила Фель. – Поэтому он прислал меня.

Евнух с недовольным видом повернулся к ней:

– Он знает, какие силы Владетель выделил для этой операции?

– На самом деле не знает. – Фель приподняла бровь. – Но я уверена, ему будет интересно.

Адамат встал между ними.

– Это намного более существенная помощь, чем вы думаете, – объяснил он Евнуху.

То, что Рикард прислал эту женщину, стоившую десять миллионов кран, говорило о многом.

– Скажете тоже! – усмехнулся Евнух, нервно барабаня пальцами по ноге. Казалось, он находится на грани срыва – совсем не похоже на того рассудительного, хладнокровного убийцу, с которым Адамат встретился несколько месяцев назад.

Инспектор отошел к окну и взял у Риплас подзорную трубу.

– Что-нибудь высмотрели?

– Ничего нового.

– Тогда займите исходную позицию.

Риплас вышла из комнаты. Она записала расположение всех наблюдательных постов Ветаса и приметы часовых, а теперь передаст их бойцам Евнуха, и те сделают остальное.

Все заняли свои места. Адамату оставалось только ждать.

Он опустил трубу и перевел взгляд на дом Ветаса. Прошло больше часа. Он видел, как громилы Евнуха разобрались с часовыми. Ожидание затягивалось. Холодный пот стекал по спине Адамата. В любой момент все могло пойти не так, как надо. Малейший промах – и Фей погибнет.

– А если он вообще сегодня не выйдет? – спросил Бо.

Парадная дверь открылась, из дома показалась знакомая фигура в черном фраке и цилиндре. В руке Ветас держал трость. Сердце едва не выскочило из груди Адамата.

– Все в порядке. Он уже выходит.

Лорд Ветас с легким поворотом головы оглядел улицу. Вероятно, он получил сигнал от ближайшего часового – которого Адамат решил пока не тревожить.

Ветас почти незаметно кивнул. Из дома вышла женщина – та самая, с темно-рыжими локонами, которую он видел несколько недель назад, и они вместе зашагали по бульвару. Чуть поодаль следовали двое хорошо одетых мужчин с крепкой мускулатурой. Несколько секунд спустя из дверей появился третий, подождал немного и двинулся в том же направлении.

– Я прослежу за ним. – Фель кинулась вниз по лестнице.

– Займитесь тем, кто идет сзади, – велел Адамат Евнуху. – Встретимся возле дома. Бо?

Избранный встал, вытягивая пальцы в перчатках.

– Я подойду ближе и распутаю ее защиту. Мне потребуется некоторое время, но к вашему возвращению буду уже готов.

Сержант Олдрич ждал Адамата в часовне рядом с колокольней. Он сидел на церковной скамье, вытянув ноги. К его щеке прилипли табачные крошки. Увидев, как Бо выскользнул за дверь, сержант приподнял шляпу.

– Значит, вы все-таки заполучили Избранного. – Олдрич повернулся к Адамату.

Инспектор насторожился. Он не знал, как отреагирует на это сержант, определенно заявивший, что не станет помогать Адамату спасти Бо.

– Да, получил.

– Говорят, что Верундиш распустила своих солдат и вчера уехала из города. Я так и подумал, что причина кроется в этом.

– Я сделал то, что должен был сделать. Он освободился от своих Уз, если это для вас имеет значение.

– Да?

– Он убил того, кто управлял гильотиной, отрубившей Манхоучу голову.

– Ха! – удивился сержант. – Что ж, я уверен, что фельдмаршала это обрадует. Вы готовы?

– Вперед.

На выходе из часовни их поджидали солдаты Олдрича. Адамат велел им держаться в ста шагах позади.

Инспектор, в свою очередь, направился следом за Фель. Он видел, как она мелькала между прохожими, идущими в сторону города. В послеобеденное время улицы были переполнены – это помешает людям Ветаса разглядеть Адамата, но также затруднит слежку и самому инспектору.

Прошло немногим более получаса, когда Фель остановилась и махнула рукой, подзывая Адамата. Они стояли на оживленном перекрестке, сразу за углом от цветочного рынка. Фель с беззаботным видом прислонилась спиной к стене, чуть ссутулив плечи. Адамат подошел к ней и тоже прислонился.

– Его охранник там. – Она медленно повела подбородком, указывая направление.

Адамат увидел его сразу же. Охранник жевал пирог с мясом и присматривался к толпе настороженным хитрым взглядом. Не слишком тонкое, но надежное наблюдение. Чуть позади него Адамат разглядел Евнуха.

– Ветас в цветочной лавке за углом, – продолжила Фель. – Предоставьте его мне. Пусть ваши солдаты займутся громилами.

– Я хочу, чтобы вы взяли его живым.

– Я тоже.

Адамат задумался. Ему самому Ветас был нужен, чтобы узнать, где Жосеп. А почему Фель хочет сохранить Ветасу жизнь?

– Приступаю, – сказала она и исчезла за углом с непринужденной грацией дикой кошки.

Адамат подал сигнал Олдричу, надвинул шляпу на глаза, чтобы скрыть лицо, и пошел следом за Фель.

На середине улицы к нему присоединился Олдрич с шестью солдатами. Они разглядывали букеты или притворялись праздно болтающими, но Адамат не мог отделаться от мысли, что они слишком бросаются в глаза.

Два охранника Ветаса со скрещенными на груди мускулистыми руками стояли возле входа в цветочную лавку, наблюдая за толпой. Адамат огляделся в поисках третьего. Его нигде не было видно. Инспектор надеялся, что Евнух уже о нем позаботился.

Мышцы Адамата напряглись, краем глаза он продолжал следить за входом в лавку. Возможно, Ветас уже опознал их и сбежал через черный ход. Что, если охранники предупредили его и он сумел незаметно проскользнуть в толпе?

От волнения у инспектора затряслись руки. Наконец появился Ветас вместе с той женщиной в красном платье. Она несла букет цветов. Лорд вручил пакет своему громиле и осмотрел рынок.

Его взгляд остановился на Адамате. На лице инспектора проступил холодный пот. Он напрягся, готовый преследовать Ветаса по улице.

В этот момент из лавки неторопливо, словно обычный покупатель, вышла Фель. Внезапно из ее рукава выскочил стилет, она изящно махнула им над плечом Ветаса и приставила лезвие к его горлу.

Два охранника отшатнулись, одновременно вскрикнув. Оба схватились за пистолеты. Толпа кинулась в разные стороны.

Адамату на мгновение показалось, что он видит сон. Словно со стороны, он наблюдал, как выхватывает пистолет и стреляет. Один громила упал. Другой получил дубинкой по затылку от кого-то из подчиненных Олдрича. Остальные солдаты быстро окружили Ветаса, загораживая от толпы.

Адамат протиснулся между солдатами и очутился рядом с Ветасом.

Тот стоял на коленях перед Фель, стилет все еще был прижат к его горлу. Она отобрала у него два внешне одинаковых ножа и небольшой пистолет и положила все это на землю рядом с собой.

От вида удивленного лица Ветаса Адамат получил большое удовольствие. Оно быстро исчезло, когда тот в свою очередь взглянул на инспектора.

– Адамат! – усмехнулся Ветас. – Я подозревал, что вы могли выжить.

– Она жива?

Адамат приставил ствол пистолета к лицу Ветаса.

– Любую боль, которую вы мне причините, – предупредил тот, даже не вздрогнув от прикосновения горячего металла, – я верну вам и вашей жене в десятикратном размере. Запомните это, Адамат.

– Значит, она жива?

– Вполне, – признал Ветас. – Но если через час и сорок две минуты я не вернусь, она умрет. – Он замолчал и оглянулся на солдат. – Подозреваю, что вы знаете, где мой дом. Вероятно, вы наблюдали за мной очень внимательно. Браво. Но хватит ли у вас людей, чтобы войти туда?

– Вы хотите сказать, хватит ли их, чтобы справиться с вашим Избранным? – уточнил Адамат. – Да. Думаю, что хватит. Где мой сын?

– Час и сорок одна минута, – самодовольно улыбнулся Ветас. – Точно ли у вас есть время для разговоров?

Инспектор оглянулся на женщину в красном платье, которую крепко держал Олдрич. Она с ненавистью смотрела на сержанта, но Адамат заметил, как дрожат ее руки.

– Кто вы такая? – задал он первый вопрос.

– Я Нила.

– Что вы для него делаете? – Инспектор указал на Ветаса.

– Ничего! Я… ничего не делаю. Я не работаю на него. Я просто забочусь о Жакобе. Он ведь всего лишь ребенок!

– Что Ветас там покупал?

– Цветы!

– Для кого?

– Для леди Винделдвас, или что-то в этом роде. – Нила откинула с лица волосы.

– Винсеслав?

– Да, именно так.

– Зачем?

– Я не знаю.

При всем испуге, девушка на удивление спокойно отвечала на лившиеся непрерывным потоком вопросы.

Адамат повернулся к Ветасу:

– Зачем?

– Час и сорок минут, – напомнил тот.

Адамат развернул пистолет и ударил рукояткой в лицо Ветасу.

– Охраняйте их, – приказал он Фель. Затем обратился к Олдричу: – Сержант, дайте ей четырех солдат. Мы должны выбраться с этой улицы, пока не появилась полиция.

Фель подняла Ветаса на ноги, все еще держа стилет у его горла. Олдрич оставил с ней четырех солдат, вместе с Нилой и двумя ранеными охранниками. Остальные направились следом за Адаматом.

За три квартала от дома Ветаса они встретились с Евнухом.

– Мои люди готовы, – сообщил тот.

– Где Бо? – спросил Адамат, тяжело дыша после быстрого бега.

Бо стоял за углом посреди улицы. Чтобы скрыть перчатки Избранного, он надел сверху обыкновенные черные. Бо что-то бормотал себе под нос, его пальцы тихо шевелились, словно он играл на невидимом фортепьяно одной рукой и перебирал струны арфы другой. Трое или четверо прохожих посмотрели на него как на сумасшедшего. Отчасти он именно так и выглядел.

– Мы должны войти прямо сейчас, – заявил Адамат.

Он склонился над пистолетом, пытаясь незаметно для посторонних глаз перезарядить его.

Пальцы Бо продолжали двигаться в воздухе.

– Я же сказал, что мне потребуется время.

– Нам нужно спешить. Люди Ветаса получили приказ убить Фей, если он не вернется к назначенному сроку.

– Плохо дело, – произнес Бо с угрюмым видом. – Скажите Евнуху, чтобы расставил своих людей по местам.

Инспектор отдал распоряжение, и через пять минут Евнух снова подошел к нему:

– Мы готовы.

Бо оценивающе осмотрел его пошитый на заказ сюртук и наголо обритую голову:

– От вашего вида мурашки ползут по спине.

– Спасибо за комплимент.

Адамат нетерпеливо разгладил полы сюртука.

– Сержант?

Оставшиеся солдаты Олдрича приготовили ружья. Прохожие начали на них оглядываться.

– Мы готовы, – доложил Олдрич.

– Тогда устроим парад.

Бо повернулся на каблуках и пошел прямо посередине улицы. Его пальцы шевелись, создавая музыку, которую мог услышать только он сам. Адамат переглянулся с сержантом. Это было совсем не похоже на то, как они атаковали дом в Оффендале.

Не замедляя шага, Бо завернул за угол и направился к особняку Ветаса. Оказавшись напротив дома, повернулся лицом к фасаду. Поднял руки над головой. Часовой в окне встревоженно вскрикнул.

Даже не открывая третий глаз, Адамат почувствовал, как стоявший рядом с ним Избранный коснулся Иного. Магия хлынула в мир. Бо широко развел руки, и весь фасад здания рухнул, словно кусок пирога, отрезанный гигантским ножом.

Адамат ошеломленно смотрел на поднимавшееся над грудой обломков облако пыли. Люди в доме растерянно оглядывались, кашляя и отряхиваясь от осыпающейся штукатурки. На их лицах ясно читалась растерянность.

– Вперед! – крикнул Олдрич, выхватывая шпагу.

И все демоны бездны сорвались с цепи.

24

С запада в долину вошла колонна тяжелой кавалерии. Перья на шлемах плавно колыхались на ветру, лошади скакали уверенно, несмотря на низко стелющийся туман.

Тамас поднес к глазам подзорную трубу, чтобы рассмотреть врага.

Офицеры с красными эполетами держались в стороне от колонны, они выкрикивали приказы, подняв сабли.

Глупцы.

Где-то за рекой раздался хлопок ружейного выстрела. Через мгновение кезанский офицер упал с лошади.

Колонна неторопливо продвигались вперед, словно это была всего лишь репетиция парада. Новые выстрелы пороховых магов повалили на землю еще нескольких кирасир. Колонна продолжала движение.

– При такой погоде порох может отсыреть, сэр, – заметил Олем, поглядывая на тучи.

– Дождя не будет, – успокоил его Тамас.

– Все равно ужасно сыро. Странный какой-то этот туман, сэр. Никогда не видел, чтобы он спускался с гор так быстро.

– Это ответ на мою молитву.

Звук трубы эхом разнесся по всему лесу. Тамас обернулся на юг и увидел какие-то тени между стволами, всего в полумиле от реки – там, где несколько часов назад солдаты рубили деревья и оттаскивали их к лагерю.

Из леса выскочили драгуны.

У Тамаса перехватило дыхание. Слишком много всадников в одном месте.

Такую силу он видел, пожалуй, лишь трижды за всю свою жизнь. Но тогда это была его кавалерия, и она легко сметала врага с пути. Хорошо обученные, не знающие страха лошади четко держали строй. В отличие от кирасир, офицеры драгун догадались снять эполеты, так что пороховым магам Тамаса будет трудно отличить их от простых солдат.

Неразбериха в Седьмой и Девятой бригадах усилилась, и Тамас заволновался, как бы она не вышла из-под контроля. Он не раз был свидетелем того, как стройные ряды пехоты ломались от одного лишь внушительного вида атакующей кавалерии.

А кезанская кавалерия действительно производила внушительное впечатление. Бронированные нагрудники боевых жеребцов казались движущейся стальной стеной. Перья на шлемах кирасир раскачивались на скаку, а их безупречные мундиры лишь добавляли величия этой картине.

Тамас осмотрел строй кирасир. В пороховом трансе он видел их лица даже с такого расстояния. Но выделить кого-то в такой толпе было почти невозможно.

– Интересно, где появится сам Беон? – вслух подумал Тамас и указал шпагой на юго-запад. – Вероятно, там. Он поведет кирасир в обход препятствий, которые мы построили, и соединится с драгунами. – Тамас обернулся к телохранителю. – Скажи мне, Олем: «Мы победим».

– «Олем, мы победим», – послушно повторил телохранитель, засовывая в рот последнюю сигарету.

Тамас поднялся на выступ скалы, чтобы лучше видеть поле битвы.

– Солдаты! – крикнул он. – Занять позиции!

* * *

Солдат втащил Нилу в дверь.

Она крепко зажмурилась, борясь со слезами отчаяния, готовыми хлынуть из глаз. Сколько раз она чудом ускользала от солдат, чтобы в итоге оказаться в железной хватке лорда Ветаса! А теперь еще и это. Кто эти люди? Что им нужно?

Солдат схватил ее за руку и подтолкнул к узкой лестнице. Они поднялись на два этажа, и все это время Нила кричала и пыталась вырваться, скорее инстинктивно, чем по какой-то другой причине. Она вцепилась в лицо солдата, но тот выкрутил ей руки за спину и прижал лицом к стене.

– Бездна, эта девчонка – чистый ураган! – сказал он.

Нила снова дернулась, но солдат с такой силой сжал ее руку, что она едва не задохнулась от боли. Казалось, кость сейчас треснет.

Ее втолкнули в угол небольшой комнаты без окон. Пожелтевшая штукатурка местами осыпалась, из мебели здесь стоял лишь приземистый стол с огарком свечи.

Прежде чем войти в этом дом, они прошли не так уж и много, всего несколько кварталов. Нила понятия не имела, было ли так задумано, но казалось, что солдаты немного растеряны.

Лорда Ветаса посадили на пол рядом с ней. Она посмотрела на него – единственное знакомое лицо в этом хаосе. Он был спокоен и сосредоточен. Абсолютно невозмутим. Нила почувствовала отвращение от одной мысли о том, чтобы обратиться к нему за поддержкой. Она знала, что ничего не получит.

– Присматривайте за ними, – распорядилась женщина.

Она была еще молода, наверное лет на десять старше Нилы, но с такими же холодными глазами, как у Ветаса. Нила слышала, как кто-то назвал ее Фель. Солдаты, похоже, сомневались, должны ли выполнять ее приказы, но одного сурового взгляда Фель хватило, чтобы они развернулись и направились к Ветасу.

Фель вытащила из-за пазухи наручники. Даже Нила сразу поняла, что они не похожи на обычные. Вместо металлических подков с перемычкой здесь были толстые обручи с цепью между ними. Двое солдат грубо уложили Ветаса на живот и защелкнули наручники на его запястьях. Он перекатился на спину и посмотрел на Фель.

– Дровианские кандалы, – произнес он. – Весьма разумно.

– Повернитесь, – велела Фель Ниле.

– Нет, – заупрямилась та.

Женщина схватила ее за руку и дернула так, что Нила упала на колени. Фель подошла сзади, и холодный металл наручников коснулся кожи на запястьях Нилы.

Снизу послышался крик. Фель повернулась к кому-то из солдат.

– Не спускайте с него глаз, – велела она и бросилась вниз по лестнице.

Несмотря на приказ, оба солдата вышли в коридор и встали около двери, опираясь на ружья.

– Что происходит? – спросила у Ветаса Нила.

Он даже не взглянул на нее. На его лице застыло обычное безразличное выражение.

Какое-то время Ветас наблюдал за солдатами, затем откинулся на спину, согнул ноги и с ловкостью акробата продел их между зажатыми в наручниках руками. Нила выкатила глаза от удивления. Наручники причиняли ужасную боль, но, даже если бы они не стягивали так сильно руки, она едва ли смогла бы проделать подобное – а ведь Ветасу было далеко за сорок.

Нила нервно поглядывала то на Ветаса, то на солдат. Неужели они ничего не заметили? Как можно быть настолько беспечными?

Ветас вытащил из подошвы ботинка какую-то деревянную палочку. Она была похожа на рукоятку ножа для колки льда, только без лезвия.

Такая же палочка появилась из подошвы другого ботинка, затем Ветас взъерошил пальцами приглаженные волосы и через мгновение вытащил длинный шнур. Он обернул шнур вокруг одной рукоятки, затем вокруг другой.

Нила достаточно хорошо знала лорда Ветаса, чтобы понять, что это такое. Удавка.

Ветас встал на ноги одним плавным движением, как змея, поднимающаяся из травы. Бесшумными шагами он пересек комнату.

Один солдат, должно быть, заметил краем глаза его движение, повернулся и поднял ружье. Ветас выбросил локоть ему в горло. Солдат покачнулся и захрипел, пытаясь вдохнуть. Второй солдат успел поднять ружье, но орудовать длинным штыком на таком близком расстоянии было неудобно. Ветас перехватил приклад и ударил им солдата в нос. Когда тот отшатнулся, Ветас скользнул ему за спину и пустил в дело удавку.

У Нилы голова пошла кругом. Она посмотрела на упавшее ружье солдата – возможно, смогла бы ударить им Ветаса, если бы руки не были скованы за спиной. Вскоре оба солдата уже неподвижно лежали в коридоре. Кровь сочилась по половицам, затекая в щели.

Ветас все с тем же каменным лицом принялся искать ключи в карманах покойника.

Скрип половиц предупредил его об опасности. Ветас поднял голову и быстро отступил вглубь коридора, где Нила уже не могла его видеть. Фель пронеслась мимо с ножом наготове.

Нила услышала глухие удары, тяжелое дыхание и приглушенные проклятия, произнесенные женским голосом.

Затем Фель и Ветас ввалились в комнату, вцепившись друг в друга. Они упали прямо на вытянутые ноги Нилы, и она невольно вскрикнула.

Дерущиеся катались на полу, их ноги переплелись, руки старались прижать нож к полу. Нила наугад ударила ногой. Она только хотела оттолкнуть их подальше. И нож, и обоих участников яростной схватки. Одно неверное движение – и Нила сама могла умереть.

Фель откатилась в сторону от Ветаса и вскочила.

Она набросилась на него с быстротой гадюки. Ветас, все еще стоя на коленях, поймал нож на металлический обруч наручников. Она ударила еще раз, потом еще, но Ветас невероятным образом успевал защититься. Дождавшись паузы между ударами, он поднялся.

Теперь они выжидающе кружили по комнате, а Нила отодвинулась как можно дальше в угол.

Она надеялась, что они убьют друг друга. Но что Нила будет делать дальше? Она даже не сможет снять наручники.

Казалось, поединок Фель и Ветаса зашел в тупик. Они перестали кружить и остановились. Фель поменяла хват ножа, затем еще раз.

Нила больше не сомневалась ни секунды. Собрав весь страх и всю ненависть, переполнявшие ее эти долгие месяцы, она с яростным воплем лягнула Ветаса сзади по ногам.

В ту же секунду Фель снова ринулась на него. Удар по ноге заставил Ветаса покачнуться. Нож скользнул рядом с его глазом, жестоко разрезав щеку. Он схватил руку Фель, ловко обвил ее удавкой и резко развернулся.

У Фель не оставалось выбора, кроме как следовать за его движением, иначе она осталась бы без руки. Ветас шагнул к ней, она попыталась отступить. Это напоминало какой-то жуткий танец.

Ветас бросился вперед и ударил Фель головой в скулу. Женщина отлетела к подоконнику.

Ветас отпустил удавку. Ошеломленная Фель, вероятно, не заметила, как он нанес новый удар. Мощный пинок в грудь – и она выпала из окна.

Ветас повернулся к Ниле. С тихим щелчком его наручники раскрылись. В руке он держал ключ.

Нила заглянула в бездонный мрак его глаз, и у нее все сжалось внутри.

– Вы поставили не на того бойца, госпожа прачка, – сказал он и бросил ключ на пол. – И вы заплатите за это сегодня же вечером. Обещаю. Если не вы сами, то ваш мальчик.

Он вышел из комнаты, оставив Нилу наедине с рыданиями, наконец-то вырвавшимися из горла. Содрогаясь всем телом, она подползала к ключу. Потребовалось несколько минут, чтобы трясущимися руками открыть замок и освободиться.

Ужасная картина! Два мертвых солдата, разбитое окно и сбежавший лорд Ветас. Нила попыталась взять себя в руки. Несколько раз глубоко вздохнула, чтобы унять рыдания. Затем вытерла слезы. У нее не было времени, чтобы дать волю эмоциям.

Теперь она могла убежать. Нила прекрасно понимала это.

Но если она убежит, Ветас сделает что-то ужасное с Жакобом. Это была вовсе не пустая угроза. Он исполнит ее без колебаний.

Нила сползла вниз по лестнице и увидела, что два других солдата тоже лежат мертвыми в прихожей на первом этаже. Голова одного вывернута так, что страшно смотреть. Второй заколот собственным штыком.

На улице собиралась толпа, разглядывавшая трупы через открытую дверь. Какая-то женщина звала полицию. Кто-то указал пальцем на Нилу.

Ей потребовалось не больше минуты, чтобы отыскать черный ход. Нила выскочила из дома, пробежала по садовой дорожке и смешалась с толпой.

Она должна вернуться в дом Ветаса и постараться увести Жакоба как можно дальше оттуда.

* * *

Адамат наклонил голову и ворвался в зияющую брешь, пробитую в стене магией Бо.

Он выстрелил в первого встреченного человека с оружием, затем отшвырнул пистолет и поднял трость.

Солдаты Олдрича бросились в драку вслед за Адаматом, их штыки быстро расправлялись с громилами Ветаса. Люди Евнуха двинулись за ними. С другой стороны здания тоже слышались пистолетные выстрелы и звуки борьбы. Дом Ветаса был окружен, оставалось только стянуть петлю.

Сквозь стену комнаты прорвалась струя огня и прошла почти вплотную к Адамату. Нестерпимый жар заставил его отшатнуться.

Кто-то из людей Евнуха, объятый племенем, выбежал на улицу. Огненный столб разросся и тоже вырвался на свободу, мгновенно окутав Избранного Борбадора.

Сердце Адамата едва не выпрыгнуло из груди. Если Бо погибнет, Избранный Ветаса уничтожит их всех…

Пламя утихло, ничуть не навредив Бо: тот стоял, словно скала под ударами прибоя. Он шагнул к дому, вытянув руки перед собой и по-прежнему перебирая пальцами невидимые струны.

Порыв ветра едва не сорвал сюртук с Адамата, а затем пронесся сквозь здание, отбросив огненный столб и сбив людей с ног, пока не врезался в стену. Бо поднял руки над головой и рванулся вперед, стиснув зубы.

В него ударила молния. Бо отмахнулся от нее, взобрался на гору обломков возле стены и с ревом прыгнул в глубину дома.

Два Избранных сцепились. Особняк трясло и раскачивало. Адамат замер, понимая, что может погибнуть из-за любого неосторожного движения кого-то из бойцов. Случайное шевеление пальца, неловкий взмах руки – и все вокруг станут покойниками.

Магия Избранного подожгла портьеры вдоль стены. Огонь быстро перекинулся на столы, и все полуразрушенное здание заволокло дымом.

Нужно найти Фей.

Полуослепленного дымом Адамата остановил человек с рассеченной губой. Он яростно махнул шпагой, но удар пришелся в кресло. Адамат отпрыгнул назад, отразил тростью второй выпад, затем и третий. Рукоять трости провернулась в его пальцах – она не предназначалась для отражения ударов такой силы и треснула.

Он метнулся в сторону и всадил клинок между ребрами охранника со шрамом. Тот покачнулся, взревел от боли и упал. Адамат не стал добивать его.

– Фей! – закричал он. – Фей!

Дым становился все гуще. Где Ветас держал ее? В подвале? У него могли быть и другие пленники. Тот мальчик в окне второго этажа, которого Адамат видел несколько недель назад. Но мальчик – не его забота.

Сверху донесся женский крик.

Здание быстро пустело. Мимо Адамата пробегали люди: одни пытались справиться с огнем, другие продолжали сражаться между собой. От дыма слезились глаза, Адамат почти ничего не видел. Вот и лестница.

Он начал подниматься. Дом громко затрещал. Огонь распространялся с пугающей скоростью, то и дело вспыхивала мебель. Везде, даже в коридорах, было много бумаги: пергаменты и книги, таблицы на стенах. Дом больше напоминал какую-нибудь контору, чем место, где лорд Ветас планировал свои операции.

Что, если он держал Фей не здесь и Адамат слышал вовсе не ее крик?

Пока инспектор поднимался, дым заполнил всю лестницу. Адамат вытащил из кармана носовой платок и прикрыл лицо. Остановился в нерешительности на верхней площадке, глядя на длинный коридор, где было больше десятка дверей. Снизу поднимался жар. Пламя могло добраться наверх в любой момент, – если дым не убьет его, это сделает огонь. На осмотр всего дома уйдет слишком много времени. Как ему отыскать жену?

– Фей! Фей!

Адамат дернул первую дверь. Заперто. Он вышиб ее ударом ноги. Небольшая комната с двумя грязными кроватями и тумбочкой. Пустая.

Он занес ногу, чтобы пнуть следующую дверь, как вдруг из дальнего конца коридора прозвучал новый крик. Адамат помчался на звук. Одна дверь была открыта. Он зашел, выставив вперед трость.

Фей стояла над телом какого-то мужчины, держа в руке окровавленный подсвечник. У нее было такое ожесточенное лицо, что Адамат едва узнал ее. Из-за портьеры у дальней стены выглядывал маленький мальчик.

– Фей!

Она подняла голову и едва не лишилась чувств, увидев его. Фей опустила подсвечник и упала бы, если бы Адамат не поддержал ее.

Долгое мгновение они смотрели друг на друга, и Адамат не мог понять: это он поддерживает ее или наоборот, потому что ноги вдруг сделались мягкими, как желе.

– Где Жосеп? – спросил инспектор.

– Пропал. Его куда-то увезли.

– Я найду его, – пообещал Адамат и оглянулся на мальчика. – Это сын Элдаминса, правильно?

– Да. Пойдем отсюда. – Она протянула руку мальчику. – Не бойся, это мой муж.

Адамат уставился на жену:

– Я…

– Ш-ш. – Фей приложила палец к его губам. В глазах у нее стояли слезы. – Нам нужно уходить.

Адамат кивнул:

– Быстрее, идем… – Он остановился в коридоре. Дым стал слишком густым, а на лестнице полыхал огонь. Он сдернул с себя сюртук и протянул жене. – Прикрой лицо.

Мальчику он отдал носовой платок и повел обоих по коридору прочь от лестницы. Возможно, придется прыгать на кучу обломков под домом, но сломать ногу все же намного лучше, чем сгореть заживо.

Вдруг весь прочий шум был перекрыт громким звуком, напоминающим стон. Адамат замер. Что это – сам дом заскрипел от напряжения или какая-то магия?

– Сюда! – прервала его оцепенение Фей.

Она потащила мужа за угол, где вниз вела другая лестница. Здесь не выстреливали языки пламени, но все же инспектор шагнул на нее с опаской.

Кто-то врезался в стену и скатился по ступенькам, будто куча тлеющего тряпья. Адамат оттолкнул Фей назад и вытянул трость перед собой.

Упавший кашлянул, что-то пробормотал и встал на ноги.

Адамат узнал Бо. Пламя еще облизывало его одежду, бакенбарды были подпалены. Он мгновенно сбил с себя пламя и хмуро взглянул на дымящиеся останки стены.

Избранный поднял руку над головой. Глухой хлопок прорезал воздух, так что у Адамата затрещало в ушах. Огонь немедленно утих. Пальцы Бо дернулись в сторону – и порыв ветра пронесся по дому, выдувая из него дым, словно гигантские кузнечные мехи втянули в себя пламя.

Лестница внезапно заполнилась прохладным, чистым воздухом. Адамат вдохнул полной грудью, крепко держа Фей. Она прижимала к юбке сына Элдаминса.

За спиной у Бо снова взметнулось пламя. Избранный встревоженно обернулся. Ледяная игла размером с лезвие кинжала пролетела над его головой и звякнула где-то за пределами видимости. Бо кивнул сам себе.

– Можете спускаться, – сказал он. – Думаю, это безопасно.

– Думаете?

Адамат опасливо зашагал по лестнице.

Они достигли первого этажа, миновали кухню и вошли в гостиную в задней части дома. На ближней стене висела женщина, пришпиленная к каменной кладке сосулькой, по которой стекала кровь. Избранная Ветаса, темнокожая деливка. Бо не удостоил ее взглядом. Фей прикрыла рукой глаза мальчику.

– Фей, это Избранный Борбадор, последний оставшийся в живых член Королевского совета Адро, – объяснил Адамат.

– Простите, что не пожимаю вашу руку, – извинилась Фей. – Не думаю, что хотела бы коснуться ее.

Черные перчатки Бо сгорели, но покрытые рунами белые перчатки Избранного оставались как новые. Он сцепил руки и покачался на пятках.

– Вполне объяснимо. Где Ветас?

– Фель сторожит его, – ответил Адамат.

– Мне бы очень хотелось встретиться с этой женщиной. В более спокойной обстановке, разумеется.

Адамат невольно задумался, что это могло означать.

– Не уверен, что вам это удастся.

– А я уверен, что…

Его слова оборвал крик снаружи. Он поднял голову, будто собака, услышавшая свист.

– О бездна! – воскликнул он. – Вы не сказали мне, что их двое.

– Что, еще один Избранный?

Адамат начал оглядываться в поисках укрытия. Но что могло защитить их? Спрятаться от Избранного было негде.

– Да, – усмехнулся Бо, закатывая рукава. – Ложитесь!

Мир словно взорвался, сверху посыпалась штукатурка и куски дерева. Непреодолимая сила обрушилась на Адамата и сбила с ног. Он зачем-то попытался ухватиться за Фей, но тут же оказался на полу.

Затем все стихло. Неужели магическая атака убила Фей? Или Бо, раз уж на то пошло? Адамат осторожно шевельнулся, не уверенный, что все части тела остались целы. Упавшая с потолка балка лежала поперек груди, в воздухе кружилась пыль пополам с дымом. Казалось, на него обрушился весь дом.

Но никаких серьезных повреждений Адамат не ощущал, и ему удалось сдвинуть балку ровно настолько, чтобы выползти из-под нее по куче обвалившейся штукатурки. Он осторожно провел пальцами по груди. Больно, но не очень.

Инспектор поднялся на ноги. Сын Элдаминса стоял рядом, целый и невредимый. Адамат так и не решил, хорошо или плохо, что мальчик во всем этом хаосе ни разу не закричал.

– Беги! – приказал ему Адамат. – Спрячься в кухне.

Избранный мог все еще быть где-то неподалеку. Мальчик побежал, Адамат отряхнул голову от пыли. Где же Фей?

Его хватила паника. Фей. Она пропала. Ее отнесло взрывом. Потолок обрушился, лишь слегка задев его… Милостивый Кресимир, неужели ее завалило обломками?

– Фей! Фей!

– Она здесь.

Адамат обернулся и увидел Евнуха, стоявшего в дверях. Он держал Фей под руку. Похоже, она повредила лодыжку. Оба они были покрыты пылью от штукатурки.

Адамат присмотрелся к Евнуху. Они победили. Схватили Ветаса. Спасли Фей. Что, если теперь Евнух решит отомстить за шантаж Владетеля и нападет на Адамата? Бо рядом не было. Инспектор даже не знал, жив ли Избранный. И где сержант Олдрич? Никто не помешает Евнуху спокойно убить их обоих и исчезнуть.

– Теперь она в безопасности, – произнес Евнух.

– Спасибо.

Евнух с поразительной любезностью помог Фей войти в комнату. Адамат бросился вперед, протягивая к ней руки.

Но тут, словно из ниоткуда, у самой шеи Евнуха появилась рукоятка стилета. Из открытого рта потекла кровь, он упал на колени. Фей, внезапно оставшись без поддержки, повалилась на бок, но ее тут же подхватил лорд Ветас.

25

Никто не откликнулся на призыв Тамаса. Солдаты все так же суматошно метались вдоль берега.

Сердце Тамаса забилось быстрее.

– Седьмая бригада! Занять позиции!

Никакого результата. Руки фельдмаршала задрожали. Он перехитрил сам себя. Эта ложная паника, которой он хотел обмануть врага, переросла в настоящую. Он проиграл сам себе, еще до начала сражения.

– Первый батальон! – прорвался сквозь шум чей-то голос.

Старый полковник Арбор пробирался сквозь толпу, держа ружье в одной руке, а свои зубы – в другой.

– Занять позицию, первый батальон!

Тамас обернулся. Кезанская кавалерия продолжала медленно приближаться. На западе она находилась уже в полумиле от адроанцев. Драгуны на юге тоже начали движение. Из-за реки по-прежнему доносились выстрелы Влоры и других пороховых магов, уничтоживших уже много врагов.

Адроанские пехотинцы начали выбираться из толчеи у реки и занимать свои позиции. Но лишь немногие. И слишком медленно.

Затем их стало больше. Еще больше. Солдаты покидали прибрежную полосу и мчались через лагерь к земляному валу, отделявшему их от кезанской кавалерии. Они залегли под защитой насыпи, заряжая ружья и прикрепляя штыки. Сердце Тамаса взлетело под облака. Если бы он мог, то расцеловал бы прямо сейчас каждого из своих солдат.

Фельдмаршал повернулся к приближавшимся кезанцам, и его сердце замерло.

Им оставалось меньше четверти мили до адроанских позиций. Пятнадцатитысячная кезанская кавалерия прижала армию Тамаса к реке и горам.

Кезанский офицер промчался к передним рядам кирасир. Что, если Беон разгадал хитрость Тамаса? Почуял ловушку?

Тамас узнал офицера – это был сам Беон-же-Ипилл. Генерал бесстрашно появился в первых рядах тяжелой кавалерии, хотя понимал, что пуля порохового мага могла сразить его в любой момент.

Беон поднял голову и посмотрел на позиции Тамаса. Он быстро зашевелил губами, затем поцеловал свою шпагу и поднял ее над головой.

Салют. Беон отдал ему салют, догадался пораженный Тамас. «Вы решили сражаться, – говорил Беон этим жестом, – хотя могли бы спастись бегством».

Шпага Беона опустилась, и земля дрожала от топота пятнадцати тысяч боевых лошадей, мчавшихся на Тамаса.

– Держаться! – закричал Тамас, хватая ружье.

Он отвернулся от кирасир. Их атаку остановят заостренные колья и крестовины. Они приостановятся и начнут перестрелку с Девятой бригадой или попытаются двигаться дальше, медленно пробираясь между укреплениями.

Однако перед драгунами не было видимых препятствий – лишь тонкий слой белого тумана над самой землей и насыпь, за которой укрылись солдаты Тамаса.

Триста ярдов. Драгуны наклонились к шеям своих лошадей, заставляя их скакать быстрее. Пуля просвистела над головой Тамаса и угодила между глаз кому-то из драгун. Тамас поднял ружье, прицелился и выстрелил. Затем присел, перезарядил и повторил выстрел.

Двести ярдов. Драгуны подняли карабины, их лица исказились в неразборчивом крике.

Сто ярдов. Солдаты Тамаса открыли огонь. От одного только первого залпа с лошадей попадали сотни драгун. Остальные мчались вперед, не обращая внимания на сраженных товарищей.

Семьдесят ярдов. Драгуны дали залп из карабинов. Солдаты Тамаса укрылись за земляной насыпью, перезаряжая ружья.

Пятьдесят ярдов. Драгуны опустили карабины и выхватили пистолеты.

Тридцать ярдов. Пистолеты драгун нацелились на солдат Тамаса.

Двадцать ярдов.

Десять ярдов.

И вдруг передние ряды драгун исчезли.

Услышав крики, Тамас на мгновение зажмурился.

Разогнавшиеся в галоп кавалеристы кубарем полетели в замаскированную траншею. Почти двадцати футов в ширину и столько же в глубину, она тянулась через весь «открытый» участок, оставленный Тамасом в укреплениях. Траншея была прикрыта жердями, поверх которых накидали дерна и всякого мусора. Этой маскировки оказалось бы недостаточно при ярком дневном свете, но туман полностью скрыл ловушку. Под весом боевых лошадей жерди сломались.

Тамас видел однажды, как несколько экипажей упали прямо в Адроанское озеро. Первый свалился с края пристани. Второй последовал за ним. Кучер увидел, как падает первый, лишь в последнюю секунду. Третий попытался остановить свою лошадь, но безуспешно.

Было очень похоже, но на месте трех экипажей сейчас оказались тысячи драгун, угодивших прямо в траншею.

Когда драгунам удалось остановиться, траншея была почти заполнена лошадьми, жалобно ржущими от боли, и всадниками, пытающимися выбраться из-под них. Задние ряды драгун в ужасе смотрели на попавших в западню товарищей.

Фельдмаршал вздрогнул, представив себя на дне этой траншеи.

– Огонь! – закричал Тамас.

Седьмая бригада дала залп по кезанским драгунам. Их лошади в панике заметались по краю траншеи, офицеры кричали и размахивали шпагами, пытаясь заставить задние ряды организованно отступить.

Тамас перезарядил ружье и выстрелил снова. Противник начал приходить в себя. Если дать им возможность вырваться, у кезанцев еще останется несколько тысяч драгун. Они могли перестроиться и атаковать фланг адроанцев, когда те развернутся, чтобы встретить кирасир.

– В штыки! – крикнул Тамас, поднимая ружье над головой.

Он приказал оставлять через каждые сорок шагов траншеи перемычку твердой земли шириной в десять футов. Они никак не были отмечены, и их трудно будет отыскать в тумане, но фельдмаршал понимал, что должен контратаковать.

Тамас рванулся по ближайшей перемычке прямо во фланг отступавших драгун.

Он потянулся пороховым чутьем и мысленным усилием поджег патроны кезанцев. Порох взорвался, убивая людей и лошадей так близко, что у Тамаса задребезжали зубы. Его солдаты с яростным ревом хлынули вслед за ним, наставив на драгун длинные, словно шпаги, штыки.

Пять тысяч солдат Седьмой бригады врезались в скопление кезанцев. По всей линии траншеи началась рукопашная. Потеряв скорость атаки, драгуны уже не имели преимущества против длинных штыков адроанской пехоты.

Тамас подбежал к первому попавшемуся на пути кезанцу и вонзил штык в открытый живот противника, затем резко дернул ружье, чтобы сделать рану шире. Драгун упал с лошади, а Тамас отскочил назад, чтобы не попасть под копыта испуганного животного.

Что-то сильно ударило его в бок, сбивая с ног. Он повалился на землю, болезненно охнув.

– Сэр!

Олем выронил ружье и выхватил шпагу. Вонзил ее в бедро кезанца и рванулся к Тамасу.

Тот встал на ноги, но Олем на полном ходу врезался ему в грудь. Они оба упали, а палаш драгуна со свистом рассек воздух как раз в том месте, где только что была голова фельдмаршала.

Олем откатился в сторону и помог Тамасу подняться.

В схватке фельдмаршал выронил ружье и теперь выхватил шпагу.

– Пора возвращаться, сэр! – крикнул Олем сквозь грохот выстрелов.

– Мы еще не закончили здесь. Седьмая бригада!

Тамас вложил шпагу в ножны и поднял с земли ружье. Штык был на месте. Он указал острием на кезанцев и помчался вперед, надеясь, что Олем последует за ним.

Приблизившись к драгунам, он снова взорвал их порох. С обеих сторон от него адроанская пехота наседала на врага.

Что-то прожужжало чуть выше правого уха Тамаса, обдав его ветерком. Он внезапно почувствовал головокружение, но продолжал бежать вперед. Однако с каждым шагом драгуны, казалось, лишь отдалялись.

Олему пришлось проорать ему прямо в ухо, чтобы вернуть к реальности:

– Они отступили, сэр!

Тамас остановился, огляделся вокруг и увидел ужасающую картину. Тысячи погибли в этой атаке, и еще тысячи очутились в траншее – искалеченные люди и лошади, умирающие медленной смертью. Их крики все еще звучали у него в ушах.

– Хорошо. Назад на позиции.

Он ухватился за руку Олема, чтобы не упасть.

Они отыскали безопасную дорогу через траншею. Солдаты Седьмой бригады отвернулись от отступавших кезанцев и убедились, что никто не вылезет из траншеи живым. Один драгун схватил за ногу адроанского солдата, умоляя о милосердии. Солдат вонзил штык ему в глаз.

– Вы ранены в голову, сэр. – Тамас почувствовал руку Олема у себя на плече.

Фельдмаршал коснулся виска, и его пальцы сделались багровыми.

– Слегка зацепило, – успокоил его телохранитель. – Крови много, но рана выглядит неглубокой.

Левая рука Олема безжизненно повисла. Рукав превратился в окровавленные лохмотья и едва не оторвался.

– Просто легкая рана, сэр, – ответил он на вопросительный взгляд Тамаса.

– Тамас, где ты пропадаешь, сукин сын! – проревело где-то рядом. – Девятую бригаду смяли! Мы потеряли правый фланг!

Тамас поднял голову и оглянулся. Гэврил во весь опор мчался на запад в сопровождении своих разведчиков.

– Полковник Арбор!

Тамас поискал глазами полковника и нашел его возле края траншеи, где тот взял в плен двух раненых кезанских офицеров.

– Да, сэр!

– Удерживайте позицию. – Тамас взмахнул шпагой над головой. – Седьмая бригада, за мной!

Фельдмаршал поспешил за Гэврилом, поддерживаемый боевым азартом и пороховым трансом. Он уже видел, что положение угрожающее. Кирасиры прорвались к укреплению. Кое-кто из Девятой бригады бежал с поля боя и несся через лагерь или бросался в реку.

Особенно досталось от кирасир юго-западному флангу. Оборона была почти смята, держалась лишь кучка солдат. Тамас узнал среди всадников генерала Сетала. Как раз в этот момент лошадь под ним пала.

Тамас опоздал. Он ударил прикладом в землю и рявкнул так, что его услышали все:

– Становись!

Рядом тут же оказался Олем. Слева и справа от них вставали плечом к плечу солдаты Седьмой бригады.

– Заряжай!

Штуцеры и мушкеты быстро перезарядили.

– Целься!

Солдаты вскинули оружие к плечам.

– Огонь!

Седьмая бригада дала залп поверх мечущихся остатков Девятой. Кирасиры замертво повалились с лошадей.

– В штыки, вперед!

Эти «целься» и «огонь» дали возможность остальной части Седьмой бригады собраться позади Тамаса. Теперь за ним, ощетинившись штыками, стояла стена пехоты в шесть рядов глубиной. Четким строем они двинулись вперед. Солдаты Девятой бригады пристраивались к ним или отходили в сторону. Тамас вел своих людей прямо туда, где упал генерал Сетал.

Пройдя еще тридцать шагов, они столкнулись с тяжелой кавалерией.

Увязшие в схватке кирасиры утратили свой главный козырь – мощь атаки, но на их стороне оставались другие преимущества, каких не было у драгун. Крепкие нагрудники защищали их от штыков, а тяжелые сабли были лучше приспособлены для того, чтобы рубить пехоту.

– Держать строй! – приказал Тамас, когда его солдаты начали теснить кирасир.

Они рубили и кололи, поражая людей и лошадей, проходили мимо них и продолжали натиск.

Улучив момент, Тамас отыскал Сетала. Генерал лежал на земле, в двадцати шагах от Тамаса. Его лицо и руки были в крови. Он поднял саблю перед собой, пытаясь защититься. Спешившийся кирасир отбил клинок Сетала в сторону и сам сделал выпад. Тамас вырвался из строя и бросился вперед между двумя всадниками. Кезанец, стоявший прямо над Сеталом, выдернул саблю и ударил снова. Тело Сетала дернулось.

Кирасир даже не видел Тамаса.

Штык вошел в то место под рукой кезанца, где пересекались ремни нагрудника. Тамас навалился всей массой, всаживая лезвие все глубже, пока кровь не залила ствол. Он надавил еще раз, отпустил ружье и бросился на колени рядом с Сеталом.

Генерал с ужасом смотрел куда-то за спину Тамасу, его руки покраснели от собственной крови.

Тамас слышал звон клинков и призывные крики Олема, но все это казалось ему сейчас очень далеким.

Сетал получил по крайней мере четыре ранения в грудь и в живот. Его руки были покрыты мелкими порезами, лицо превратилось в кровавую кашу. Он моргнул залитыми кровью глазами.

– Мои парни, – задыхаясь, прошептал генерал, – они не устояли.

Тамас сжал руку Сетала.

Самое страшное предательство – это когда твои солдаты дрогнут и побегут у тебя на глазах.

– Но вы стояли до конца, – возразил Тамас. – Вы сражались.

– Я не трус. Будь проклят этот Беон. Никогда не видел таких ловких кирасир. Они проскочили между траншеей и нашим… нашим укреплением.

Сетал сдавил свободной рукой рану в безнадежной попытке остановить кровь.

– Вы остановили драгун?

– Да.

Сетал вздохнул:

– Не будьте суровы к моим парням. Я и сам… едва не побежал. Проклятые кирасиры! Когда встретите Беона… – Он снова моргнул и закашлялся. – Передайте ему мое восхищение. Это была превосходная кавалерийская атака, будь она проклята! – Сетал вырвал руку у Тамаса и попытался сжать другую рану. – Ступайте. Вы нужны там. Со мной все… хорошо.

Тамас стащил мундир и положил его под голову Сетала. Затем встал. Его пехота уже прошла мимо и продолжала теснить врага. Тамас вытащил штык из тела кирасира и побежал догонять.

Тяжелая кавалерия отступала. Почти все уже остались без лошадей и бросились наутек. Один за другим кезанские кирасиры начали сдаваться в плен.

Тамас заметил последний очаг сопротивления. Его солдаты плотной стеной штыков теснили остатки кезанцев. Фельдмаршал растолкал своих солдат, бросился в схватку и ничуть не удивился, увидев в самой ее гуще Беона.

Кезанский генерал потерял шлем. Его нагрудник висел на одном ремне, щека была рассечена, волосы пропитаны потом и кровью. Он отбивался одной рукой. Последний из его телохранителей упал, пронзенный насквозь. Беон отступил на шаг и опустил шпагу.

– Я сдаюсь! – громко объявил он. – Мы сдаемся.

Какой-то адроанский солдат выскочил вперед. Он замахнулся и нацелил штык в горло Беона.

Тамас не мог больше терпеть это. Сплошная кровь и никакого милосердия. Он метнулся вперед, ухватился за горячий ствол ружья и оттолкнул его.

– Он сказал, что сдается.

* * *

Адамат с проклятиями бросился вперед, но тут же остановился: Ветас поднес стилет к шее Фей.

– Я обещал вам десятикратную боль, – сказал Ветас. – Вам придется об этом вспомнить.

Его локоть дернулся, и Адамат зажмурил глаза, не в силах смотреть, как кровь хлынет из горла Фей.

– Отойдите от него.

Инспектор открыл глаза. Ветас растерянно смотрел на свою руку. Она дрожала от напряжения, но стилет так и не приблизился к Фей.

– Прошу вас, просто отойдите в сторону, – повторил появившийся из-за угла Бо.

Адамат схватил Фей и вырвал ее из рук Ветаса. Тот возмущенно раздувал ноздри, в глазах сверкал гнев, но было очевидно, что он не может пошевелиться.

Пальцы Бо пришли в движение. Невидимая магия отшвырнула Ветаса в дальний конец комнаты, прижав к той же стене, на которой уже висела пришпиленная ледяной иглой Избранная. Бо подступил к нему, грубо взял за подбородок и повернул голову Ветаса так, чтобы он видел мертвую Избранную.

– Она была хороша, – признал Бо. – Действительно достойна того, чтобы ее приняли в Королевский совет. И вот что я сделал с ней. Другой, ваш запасной Избранный, не отличался особым мастерством. Я справился с ним за минуту. А вы, – Бо надавил пальцем чуть ниже подбородка Ветаса, – вы мне не нравитесь. Я осмотрел ту комнату, что вы устроили в подвале. Я встречался с подобными людьми в Королевском совете. И очень обрадовался, узнав, что Тамас убил их.

Бо шагнул назад и задумчиво посмотрел на Ветаса. Тот все еще был прижат к стене магической силой.

– Держу пари, – продолжил Бо, – ребенком вы наверняка мучили животных ради забавы. Скажите, вы когда-нибудь отрывали крылья насекомым?

Ветас молчал.

– Отвечайте! – проревел Бо.

Ветас вздрогнул:

– Да.

– Так я и думал. Знаете, что они чувствовали?

Одно движение пальца Бо – и невидимая сила оторвала Ветасу правую руку. Адамат не знал, кто закричал громче: Ветас – от боли, или Фей – от потрясения. Адамат прижал жену к себе, опасаясь, как бы не упасть самому. Его желудок готов был вывернуться наизнанку.

Палец Бо шевельнулся снова. Вторая рука Ветаса упала на землю. На его плечах вспыхнул огонь.

– Мы прижжем эти раны, – объяснил Бо. – Не хотелось бы, чтобы вы умерли слишком быстро. В этом вся прелесть для таких, как вы, не так ли? Поддерживать жизнь максимально долго. – Бо хлестнул Ветаса по лицу, затем еще раз. – Так? Отвечайте! Так?

Адамат рванулся вперед и схватил Бо за локоть. Избранный обернулся к нему с поднятыми руками и с яростным огнем в глазах. Адамат собрал все силы, чтобы не отшатнуться.

– Хватит, приятель! Хватит!

Он не мог поверить, что сам бросился на помощь Ветасу. Час назад Адамат был готов причинить ему любую, самую страшную в мире боль. Но сейчас инспектору стало не по себе.

Бо опустил руки и кивнул, что-то пробормотав себе под нос.

– Уведите их. – Он показал на Фей и мальчика. – Ветас никуда не денется. Уведите их отсюда.

Адамат обнял жену за талию, помогая ей оберегать больную ногу, и вывел из тлеющих развалин.

Улица была заполнена народом. Зрители стояли примерно в ста шагах, подталкиваемые любопытством, но удерживаемые страхом перед магией. Прямо возле дома собрались люди Евнуха вместе с ранеными и пленными. Некоторые зашли в дом, когда улеглись огонь с дымом. Адамат заметил сержанта Олдрича и Риплас, обходивших своих подчиненных и отдававших распоряжения.

Инспектор жестом подозвал Риплас.

– Евнух погиб, – тихо сообщил он.

– Что? – Женщина отшатнулась, широко раскрыв глаза. – Как?

– Его убил лорд Ветас. Должно быть, сбежал от Фель. Которая, скорее всего…

Внезапно из толпы зевак показалась Фель. Она бережно поддерживала руку, все ее тело было покрыто порезами. Хромая, она подошла к Адамату:

– Ветас, он…

– Он там, – сказал Адамат, сдерживая гнев.

Фель уверяла, что сможет справиться с Ветасом. Очевидно, он сильнее. Солдаты Олдрича, вероятно, тоже убиты. Инспектор не позволил себе ничего добавить.

Когда Фель вернулась, она уже выглядела спокойнее.

– Что вы собираетесь с ним делать?

– Я хочу узнать, что случилось с моим сыном… Больше меня ничего не заботит.

Фель и Риплас оценивающе поглядели одна на другую.

– Вы заместитель Евнуха? – спросила Фель.

– Да.

– Нам нужно поговорить.

Она качнула головой в сторону, и обе женщины отошли.

Адамат обнял Фей, словно еще раз хотел убедиться, что жена здесь. Она положила голову ему на грудь и закрыла глаза. Ее лицо было мокрым от слез.

– А где дети? – внезапно забеспокоилась она.

– В безопасности. Мне очень жаль, что я не смог прийти раньше.

– Ты пришел. Остальное не важно.

Адамат упал перед ней на колени, прижимая к губам ее руку:

– Теперь я могу умереть спокойно. Я вернул тебя.

– Пожалуйста, не сейчас, – попросила Фей. – У меня очень болит лодыжка.

26

Майора Доравир Таниэль нашел в «Винном уголке» – заведении для высшего сословия, приспособленном под офицерский клуб. Отделанные дорогой темно-красной парчой стены пропахли табачным дымом. Разбросанные по всему клубу кресла были обиты мехом диких гурланских кошек. В одном углу сержант играл на рояле. Тихие и унылые разговоры не прервались при появлении Таниэля, хотя несколько офицеров обратили на него внимание.

Он остановился в дверях и поправил воротник парадного мундира, полученного в подарок от Михали. Бо́льшая часть имущества Таниэля пропала при обрушении Южного пика, включая и мундир. Каким-то образом повар ухитрился снять мерку с Таниэля и заказал для него новый. На нем были даже положенные по званию серебряные пуговицы с пороховыми бочонками.

Таниэль медленно осмотрел комнату, держа шляпу под мышкой и пытаясь не думать о профосах, ожидавших снаружи. Если он не принесет извинений, вероятно, его отведут обратно под домашний арест.

Майор Доравир играла возле бара в карты со старшим офицером, приблизительно пятидесяти лет, и двумя другими майорами. Таниэль глубоко вздохнул и пересек комнату; несколько офицеров оклик