Book: Новая раса



Новая раса

Аннабель

Новая раса

Пролог

Говорят, человеческий мозг способен на все, достаточно лишь пожелать. Но чаще всего мы, люди, бываем просто ленивы, или же не хотим задумываться всерьез над тем, на что мы способны, боясь осознать, как мы можем перевернуть с ног на голову нашу и чужую жизни.

Иногда силой мысли люди преодолевают серьезные заболевания, вводят в гипноз других людей, так почему же так тяжело иногда бывает просто забыть какого-то единственного встречного человека. Выбросить из головы какого-то незнакомца, вроде вы и вовсе с ним не встречались никогда. Но это был, пожалуй, не тот случай.

Эшли в очередной раз тяжело вздохнула, пытаясь прогнать прочь картинку из головы, которая засела там прочно и никуда не хотела деваться. Это был обычный июльский день. Девушка не намеревалась делать ничего особенного: как обычно, зашла к лучшей подруге, Нэнси, поболтать. Так за незатейливым занятием они скоротали несколько часов и распрощались.

Девушки учились вместе в университете, но Эшли никогда не спрашивала совета у Нэнси насчет уроков. Это было бы просто бесполезно. Девушка любила прогуливать, опаздывать на занятия и в свою очередь много списывала у Эшли, но она не обижалась. Девушки были знакомы с самого детства и относились друг к другу, как родственники, иногда им казалось, что никакие парни не в состоянии их поссорить, или разлучить.

После Нэнси Эшли пошла перекусить в «кафешку» быстрого питания и зависла там еще на пару часиков, заодно воспользовавшись бесплатным «вайфаем», чтобы пообщаться со своим братом, который сейчас был за границей и виделись они раз в полгода — на Рождество и День независимости Шотландии, но так, как оба праздника были позади, брат покинул дом и Эшли по нему жутко скучала.

Брат ее работал переводчиком, а поэтому часто улетал в Африку, Китай, Австралию, никогда не засиживался дома. Иногда Эшли казалось, что Нэнси на него положила глаз, но та все время отнекивалась, хотя Эшли никогда не говорила, что была бы против этого, другое дело, что об этом ее брат Том думает. Хотя, лично она, не хотела бы себе парня, с которым можно было бы видеться два раза в год по праздникам.

Вот она собственно покончила с «кафешкой» и около семи-восьми часов вечера пошла в сувенирный магазин, чтобы забрать подарок, который заказывала дня три назад на день рождение для их общей знакомой с Нэнси — Мегги. Нельзя сказать, что они безумно хорошо общались, но она их пригласила на свою вечеринку и они не могли ей отказать. Они, в принципе, общались неплохо и вполне могли туда пойти, тем более, летние каникулы были довольно скучными, почему бы их не разбавить чем-то.

Забрав причудливую стеклянную вазу для декора цвета морской волны, Эшли направилась в сторону дома. Они с Нэнси не знали наверняка, что может понравиться девушке, как подарок, но обе часто слышали, что Мегги любит заниматься всяким декоративным искусством, поэтому Эшли решила, что ваза ей вполне может понравиться. Если же нет — на ней есть чек и она всегда может ее сдать, если пожелает, обратно.

До дома девушке было идти примерно два квартала. Она вовсе не желала ехать на такси, так как день был очень приятным, по-своему хотелось им насладиться. На улице было тепло, не шумно, как ни странно и легкий ветерок окутывал каждый изгиб тела Эшли.

Она повернула за угол и пошла немного быстрее, так как на улице начинало смеркаться. Нельзя сказать, что девушка боялась темноты, нет, конечно. Просто мама Эшли, миссис Джема Стоун, всегда переживала за дочь, если та приходила поздно, не предупредив ее или же в темное время суток, когда ее при этом никто не проводил.

Девушка шла, держа в руках красиво упакованную вазу, упорхнув в свои мысли, не обращая внимания на окружающую среду.

— АААА!!!!!

Эшли резко остановилась, не понимая, что произошло. Она обернулась вокруг себя на триста шестьдесят градусов, но ничего и никого не увидела. Странно, подумала девушка. Так пусто. Слишком пусто…

— НЕЕЕТ!!!

Снова этот голос. Кричала девушка, но на этот раз больше было похоже, как если бы она стонала, словно силы на исходе. Эшли недолго думая, побежала на крик. «Нужно помочь! Надо вызвать полицию и помочь! Но сначала найти эту девушку!»

Пожалуй, эта черта характера у нее была от отца. Ведь это мистер Роберт работает в полиции, а не Джема. Конечно, если отец уже ушел на дежурство, то ей потом перепадет, ведь это его район, но сейчас главное спасти ту девушку. Потом будет разбираться со своими проблемами, все надо решать по мере поступления и, возможно, сейчас чья-то жизнь на грани.

Эшли ускорилась и свернула направо. Здесь было так тихо, что девушке показалось, словно она ошиблась и повернула не туда, но она была уверенна почти на все сто процентов, что звук исходил отсюда, тем более, больше поворотов по этой стороне не было, либо направо, либо налево. Все.

Эшли начала тяжело дышать. Нелепость какая-то. Звук точно исходил отсюда. Может кто-то пошутил. Глупая шутка. Или уже успели убраться, пока она добежала, но, сколько она бежала-то? Секунды! И тут девушка увидела какое-то движение в углу на соединении двух домов за фонарем. Было еще не так темно, чтобы включать фонари, поэтому было сложно разобрать, что там происходит, тем более, Эшли сразу же попятилась назад, чтобы спрятаться за ближайшим мусорным баком, чтобы ее не увидели.

Расстояние между ними было где-то двадцать-двадцать пять метров, но Эшли четко увидела, как мужчина лет тридцати развернулся к ней с лицом полностью в крови. Казалось, он смотрел Эшли прямо в глаза, отчего у нее по спине пробежали мурашки. Она машинально потянулась за мобильным в карман, чтобы набрать номер «девять-девять-девять», но от увиденного ее парализовало.

Мужчина был не просто измазан кровью, он ее пил. Еще раз он наклонился к девушке, которая кричала раньше, и испил из ее разорванного горла. Он больше не смотрел на Эшли, слишком уж был увлечен жертвой. Девушка была мертвой, в этом Эшли не сомневалась. Неизвестный держал ее, как куклу, а потом и вовсе выпустил из рук, как ненужную вещь — просто выбросил.

Мужчина достал носовой платок из кармана и вытер им свое окровавленное лицо. Затем поправил пиджак и направился в сторону Эшли. Ее сердце екнуло и упало в желудок, нет, еще хуже — перестало биться совсем. Хотя, пожалуй, лучше бы оно так и сделало, ведь прямо сейчас к ней направлялся самый, что не наесть настоящий вампир, а сердце девушки билось так, словно сейчас выпрыгнет из груди.

— Я чую тебя. Твой страх тебя выдает.

Как сумасшедшая, девушка сорвалась с места и понеслась прочь.

Глава 1

Сон наяву

«Я сошла с ума! Как такое возможно! Обман зрения! Все, но только не это — не вампиры! Боже, даже не хочу произносить это вслух!»

Уже был полдень, а девушка все так и не выходила из комнаты, сославшись на головную боль. Конечно, глупая отмазка, но нужно было что-то придумать. «О боже, и тот труп!». События прошлого вечера никак не шли у нее из головы, и ни с кем она не могла поделиться! Еще эта проклятая ваза!

Как только она рванула с места, ваза, как по волшебству, выскользнула у нее из рук, но было не до того, чтобы возвращаться за ней! Но как все объяснить? Где ваза, почему так долго ее вчера не было, и почему дочь прибежала домой, словно увидела нечистого? Мама все никак не могла успокоиться, после того, как увидела вчера дочь. Она даже не представляла насколько была права.

Как же хотелось Эшли закрыть сейчас глаза, уснуть, а когда проснуться, то чтобы все было на своих местах, и ваза тоже вернулась. Но все слишком реально, чтобы быть сном. Хотя еще вчера Эшли и пыталась пробудить себя ото сна, щипая, пожалуй, раз двадцать.

Наутро все стало только хуже, когда девушка немного переварила и осознала, что произошло. Сказать обо всем Нэнси? Та решит, что подруга прикалывается, разыгрывает другую с какой-то целью. В любом случае не поверит, а когда поймет, что Эшли все говорит серьезно, то решит, что она сошла с ума. Родители это вообще табу! Сразу в дурдом отправят или решат, что Эшли приняла какие-то наркотики. Конечно, как можно принять то, что до сих пор считалось лишь вымыслом.

Есть еще брат. Он всегда понимал и поддерживал Эшли в любых ситуациях, именно поэтому ей его так не хватает сейчас. Но он далеко. «И я осталась одна. Сама за себя».

И так Эшли решила, что лучше всего держать все в себе, пока хоть как-то со всем этим не разберется. Сама себе она еще до конца не верила. Мало ли что ей могло показаться. Мало ли всяких маньяков бегает по свету белому!

Недолго думая, пока не стемнело, Эшли выбралась из постели, наспех перекусила какие-то бутерброды и выбежала из дома, пока мама не начала свои расспросы.

Надо было осмотреть то место. Если все правда, то там должны были остаться следы. И тело… тем более. Надо сообщить в полицию, если труп на месте, она ведь единственный свидетель, сама чуть не пострадала. Ей надо было убедиться: либо да, либо нет.

Неуверенными шагами, но достаточно быстрыми Эшли зашагала к известному ей проулку. Ведь теперь она знала, что ей обязательно нужно вернуться домой до сумерек.

Подходить к знакомому повороту было страшно. А вдруг сейчас она повернет, а он ее там ждет. «Нет, это было бы глупо. Он уже должно быть скрылся давно. Зачем ему это?». Разве только, чтобы убить Эшли, ведь она свидетель: она видела его, а он ее.

Девушка на миг остановилась, перевела дыхание и медленно завернула за угол. Никого. Пусто. В принципе, а чего она ожидала, что вампир стоит и ждет там ее, чтобы перекусить ей горло. Нервная дрожь прошла по телу Эшли. «Может, это и вовсе был не вампир!».

Надо все внимательно осмотреть, сделать правильные выводы, а потом уже звонить в полицию. Если понадобиться, конечно. Как же она надеялась, что этого никакие обстоятельства от нее не потребуют!

Эшли медленно направилась к фонарю. Было до жути не по себе. Вчерашняя, картинка снова всплыла у нее перед глазами, и девушка мотнула головой в сторону, якобы избавляясь от плохих воспоминаний.

Эшли дошла до пункта назначения и … ничего. Ничего! Там не было абсолютно никаких следов вчерашней сцены! Эшли не могла поверить своим глазам. Она обернулась вокруг своей оси в поисках чего-нибудь стоящего, но напрасно. Абсолютно ничего существенного, никаких следов препятствий, каких-нибудь женских мелких вещей или носового платка мужчины, который она видела вчера. Все куда-то исчезло! И кровь. «Точно кровь!». Как она могла забыть о столь важном доказательстве! Но все бесследно исчезло неведомо куда! А ведь вчера было столько крови! Казалось, кто-то все здесь прибрал еще и вымыл после себя тротуар!

Девушке показалась, что теперь у нее действительно начала болеть голова. Столько непонятных событий и все, как в страшном фильме. «И труп. Куда девалось тело?». Насколько Эшли хватало смелости судить, вампиры не едят тела мертвых, это было больше по части зомби.

«Боже, о чем я только думаю! По-моему, я таки теряю рассудок!». Эшли потерла виски и уперто решила найти какие-то доказательства. Она глянула на часы, всего лишь три. Отлично, до сумерек далеко. Не хотелось бы здесь задержаться так долго.

Каждый угол, каждую урну и мусорный бак перерыла девушка, но не нашла абсолютно ничего. Ни тела, ни каких-либо вещей жертвы или же нападавшего. Понемногу Эшли начала думать, что ей все привиделось, но картинка так четко засела в голове, в мозгу. «Не может быть ложью, сном или выдумкой».

Тогда в панике девушка убегала, как можно быстрее унося ноги, не обращая внимания ни на что, ни на кого. Ей было все равно, как смотрят на нее люди на улице. Ей хотелось убежать от того ужаса, что она увидела в переулке. И лишь перед входными дверями своего дома она остановилась, чтобы мама не накинулась с расспросами, что случилось, хотя та и так заметила что-то неладное.

Сейчас же Эшли начала вспоминать отдельные черты происходящего тогда на улице. Теперь, когда девушка немного пришла в себя и могла, хотя все еще и не до конца, но все же как-то анализировать ситуацию, она вспомнила много деталей.

Мужчина был на вид лет тридцати не старше. Черные волосы, высокий, что еще успела рассмотреть Эшли. Ах да. Если не брать во внимание достаточно жаркую погоду посреди лета, что не удивительно, он был в рубашке, брюках и пиджаке викторианской эпохи. Словно джентльмен из высшего общества — аристократ, который только сошел с обложки какого-то журнала для любителей бросать деньги на ветер.

Конечно, она хуже запомнила девушку лишь ее светло рыжие волосы, да легонькое коричневое платьице, а что касается их лиц, так и вовсе. Запомнишь тут лицо, когда на тебя смотрит кровавый монстр. Эшли тряхнула головой, прогоняя воспоминания. Но слишком они были свежи, чтобы уйти так просто и быстро.

Девушка еще немного побродила вдоль и поперек и решила, что делать ей тут нечего. В любом случае, она не сможет ничего доказать. На слово ей никто не поверит. Эшли возвращалась домой, погруженная в свои унылые мысли. Жаль было незнакомку. Жила себе девушка, никого не трогала и на тебе — умерла самой ужасной смертью, которую можно себе представить. А ее родственники? Ведь они даже не знают, куда она пропала! Кошмар!

Эшли зашла в дом и очень обрадовалась, что мама оказалась не там. Уж слишком миссис Стоун переживала всегда за детей. А может тому причиной ее старший брат, который часто сбегал из дому? «Хотя, я тоже так делала иногда». И Эшли ненадолго улыбнулась, хотя не слишком было весело ей сейчас.

Скоро должен был вернуться отец с дежурства. Их там сегодня задержали почему-то. Странно…. А может они как-то узнали о том, что произошло вчера. Вряд ли. Эшли сама видела, как кто-то убрал абсолютно все улики с места преступления! Ладно, не мешало бы что-то поесть.

Девушка заглянула в холодильник и была премного благодарна своей матери-хозяюшке, что та наготовила кучу вкуснятины. Мама ее была домохозяйкой, а поэтому она безумно любила выделывать всякие вкусности на кухне с утра до ночи, иногда ходила в гости к соседке, миссис Темпл.

Эшли почти целиком проглотила отбивную. Казалось бы, настроение, что кусок в горло не лезет, но нет — очень даже хорошо пошел. Сварив себе небольшую чашечку кофе, Эшли взяла печенье и поднялась к себе наверх в комнату.

Ложиться спать было рано. Да и не хотелось. Эшли боялась увидеть какой-нибудь кошмар на тему «Я сегодня выпью тебя досуха» или «Я приду, чтобы разорвать тебе горло». Сама мысль о том, что вампир может заглянуть к ней прямо в дом, пугала ее до чертиков. Хотя это вполне реально, ведь он ее видел. Чтобы отогнать злые мысли, которые никак не хотели уходить из ее головы, девушка решила посмотреть какой-нибудь фильм на ноутбуке.

Да уж, теперь ей вряд ли захочется когда-либо еще посмотреть фильм ужасов. Хватило одной короткометражки в реальной жизни. А ведь раньше она очень любила ужасы, особенно про вампиров. Вот же ирония судьбы… «Надо поискать комедию».

Эшли быстро скачала какую-то незатейливую по названию комедию в «торенте» и поставила ее в проигрыватель. Допив свой кофе, девушка надела наушники и поуютнее устроилась в кровати.

Комедия была не плохой, даже смешной, но Эшли было совершенно не смешно. Где-то около восьми в комнату заглянул отец, оповестить, что он вернулся, и Эшли помахала ему рукой. А мама вернулась от Розы Темпл буквально через десять минут и они ушли вместе ужинать.

Эшли посмотрела полфильма, и ей стало нудно. Спустя еще минут пять девушка начала засыпать. «Похоже, кофе был недостаточно крепок», уныло подумала девушка. И Эшли выбралась из кровати. Посчитав это знаком, она выключила компьютер, переоделась в пижаму, почистила зубы и быстро шлепнулась обратно в кровать, пока она не передумала спать, ведь бессонная ночь в раздумьях об этом ужасном создании и том, что она видела — еще хуже!

Было раннее утро и дул легкий ветер. Часов шесть утра. Эшли промерзла. Она, вроде, как и проснулась, но глаза не хотели еще открываться. «Кто на меня дует?». В голове летали спутанные мысли. Девушка очень сонно потянулась, не открывая глаз, и поняла, почему ей было холодно. Покрывало кто-то убрал и она….

Девушка резко вскочила с постели и сонливость, как рукой сняло. Тело наэлектризовалось, словно кто-то ударил ее электрошокером секунду назад. Эшли внимательно осмотрела комнату. Ветер. «Боже, просто ветер». Покрывало сдуло ветром где-то под утро. Но, разве окно было открыто?

По правде говоря, девушка не помнила наверняка, закрывала она окно вечером или нет, а может, оно и вовсе там было открыто уже два дня как. Она ведь последние два дня пребывает в определенном шоке, а поэтому за свои действия отвечать стопроцентно не может.

Эшли встала и подобрала покрывало с пола, пошла, закрыла окно. И теперь, проделывая каждое действие очень медленно и решительно, старалась отложить его в своей памяти, как можно четче, чтобы в случае чего, она в следующий раз была уверенна в себе. А потом она развернулась идти к ванной, чтобы умыться и …



— О боже…

Шепот сорвался с губ Эшли и она рухнула на кровать. Она не могла поверить своим глазам. Она долго сидела на кровати и впритык смотрела на содержимое своего письменного стола, но не смогла придумать ничего лучше, как ущипнуть себя за руку или уже в который раз протереть свои глаза, дабы убедиться, что ей не привиделось.

На ее письменном столе, рядышком с ее старым канцелярским набором и стопкой тетрадок, стояла новая красиво упакованная ваза, именно та, которую она забрала в тот вечер из магазина и без единой царапины. Боже, Эшли о ней даже и забыла, когда туда ходила. Она так была взволнована и обеспокоена поисками каких-то улик или пострадавшей девушки, что ваза в подарок для знакомой, с которой они общаются «так себе» ее волновала меньше всего.

Значит, все-таки кто-то был в ее комнате. И кто, Эшли знала наверняка. Тот мужчина. Вампир. Больше ее никто не видел. И вазу больше не мог никто подобрать! Но Эшли не могла поверить своим глазам, мыслям и предположениям. Он знает, что она его видела. Видела, как он убивает невинную, а точнее пьет ее кровь. Он знает, что она имеет какие-то догадки на его счет, а теперь так и точно уверенна, что он из себя представляет. Он знает, где она живет, просто приходит и отдает вазу?

Эшли сидела на кровати и не могла пошевелиться, все это настолько было глупо, бессмысленно, странно, а главное — страшно, что девушка, боялась сделать лишнее движение, подумать что-то не то или предположить.

«В моей комнате был убийца, но ушел, принеся мне потерянную вещь, а свидетеля оставил в живых». Нельзя сказать, что Эшли была ему неблагодарна. Она не понимала логики.

Наконец, девушка начала выходить из оцепенения. Да, обдумать было много чего. И, пожалуй, самое ужасное, что Эшли каким-то образом может оказаться втянута в какую-то зловещую игру. За двадцать лет работы ее отца в полиции, она много чего слышала и видела, а поэтому немного в этом понимала. И ей было не по себе, что ее могут привлечь к чему-то подобному.

Она встала и подошла к вазе. Захотелось ее проверить, наверное, отпечатков пальцев у вампиров нету. Да и что она бы сказала отцу. «Пап, пожалуйста, проверь эту вазу, потому что за нее подержался подозрительный молодой человек». Глупость. Да и если бы потом оказалось, что он умер лет десять назад, было бы еще хуже. Отца бы засмеяли в участке.

Эшли повертела вазу в руках и …

— Что это?..

С обратной стороны была аккуратно прикреплена небольшая записка. Белая плотная бумага, а с обратной стороны красивым почерком написан небольшой текст:

«Прошу прощение за это недоразумение. Надеюсь, Вы были достаточно умны, чтобы сохранить нашу тайну. Возвращаю Вашу вазу обратно в знак признательности. Еще увидимся».

Глава 2

Хорошая встряска

Нэнси оживленно болтала что-то подруге в трубку и уже в пятый раз уговаривала Эшли сходить с ней в кино. Но подруга слушала ее вполголоса и вертела в руках записку, которую она получила утром. Она ее перечитала раз двадцать, а толку никакого. Слова врезались ей в память, как заклинание, но оттого с какой громкостью или тембром произносила их Эшли, ничего не менялось. Все оставалось на своих местах.

— Так ты пойдешь со мной?!

Уже немного раздраженно крикнула Нэнси в трубку.

— Что? Ах, да. Конечно.

Вяло согласилась Эшли, не имея понятия, о чем говорит ее подруга. За эти два дня в ее жизни все как с ног на голову перевернулось, а подруга наоборот ушла на задний план. И, конечно же, это было не честно по отношению к ней, ведь они с самого детства вместе и всегда друг другу во всем помогали.

Нэнси девушка веселая и задорная. Со смуглой кожей, карими глазами и пухлыми губами. За ней всегда бегали парни в старших классах, в то время как она все посматривала в сторону старшего брата Эшли. Характер у нее правда не подарок, разозлишь, может и драку с тобой затеять, и неважно, парень ты или девушка. Зато с Эшли они всегда друг за дружку были горой. И никаких секретов, а теперь….

— Тогда до одиннадцати!

И Нэнси положила трубку. Эшли так и осталась сидеть в гостиной, вертя в руках небольшой сверток, как самый ценный амулет.

— Эшли, иди завтракать.

Голос мамы немного пробудил от гипноза.

— Вы куда-то собираетесь с Нэнси?

Миссис Стоун заинтересовано взглянула на дочь. Она сегодня пекла оладьи, хотя в холодильнике было еды еще на целую неделю для семьи из пяти человек.

— Да…

Неуверенно ответила Эшли и поспешила спрятать записку в задний карман джинсов. Не дай бог мама еще увидит и решит, что у дочери появился какой-то поклонник или чего хуже парень и будет ее мучить с расспросами каждый день совершенно не потому поводу. Вскоре расскажет отцу, а тот не упустит возможности отпустить какую-то шуточку в ее сторону. Мол, и так парней у нее мало, так этого хоть не упусти!

— В кино или по магазинам?

Мама дожарила последнюю сковороду оладий и подала их на стол.

— Эээ, Нэнси, сказала, сюрприз.

Ложь во спасение. Так называла это Эшли для себя. Скажи одно, потянется, как по ниточке, другое, так одно за другим, и они с мамиными расспросами доберутся до того рокового вечера. Кому это надо? Не Эшли уж точно, а Джеме, так и тем более, с ее то нервами!

— Ох уж эта Нэнси, всегда что-то понавыдумывает.

И миссис Стоун мило расплылась в одной из своих лучезарных улыбок.

На улице ярко светило солнце и Эшли пожалела, что в миг такой рассеянности забыла дома свои солнцезащитные очки. В легком развевающемся топе было не жарко, но распущенные длинные волосы делали свое дело. Эшли перебросила почтальонскую сумку на другое плечо и завязала волосы в узел.

Хорошо, что идти ей нужно было к Нэнси домой, а не в какое-то уговоренное место, а то бы они точно не встретились и подруга тогда уж, наверняка бы обиделась. Да и идти ей от своего дома нужно было всего несколько улиц, так что удобно в такую-то жару. Хотя мало времени для размышлений, которые занимали теперь все ее мысли. Например, ее никак не мог покинуть вопрос «Почему он оставил ее в живых?», ведь все было так легко. Да, она, конечно, много смотрела фильмов и читала книжек про добрых героев, которые действуют против своей воли, но какая может быть речь о добрых героях?! Кто поступает так с невинными!

Ладно, на этот вопрос она узнает ответ, пожалуй, лишь, когда сама его спросит. Хотя, ей грех жаловаться — она довольна результатом. Но есть и другие вопросы. «Почему возвращать вазу? Зачем? Куда делась мертвая девушка?». Это понятно, что все остальные улики убрали, дабы не привлекать людей, непрошеных людей. Но разве ее кто-то звал на все это смотреть? Она просто побежала помочь незнакомке, вызвать полицию, если потребуется. «Надеюсь, ее похоронили».

Эшли сглотнула и позвонила в звонок. Надо избавляться от этих мыслей, пока Нэнси не открыла дверь, подруга заметит, что ее что-то беспокоит. Она не хочет лгать всем, а сказать правду не может.

— Привет! Зайди на минутку, я сделаю что-то на голове и сразу пойдем.

— Да, конечно.

Девушки обменялись улыбками.

Нэнси всегда была ухожена. Она никогда не выходила на улицу без макияжа, прически и маникюра. Если же девушки куда-то опаздывали, и Эшли могла наспех надеть джинсы футболку, завязать конский хвост и вперед, то Нэнси, как минимум должна была накрасить глаза тушью, не говоря уже о том, что перебрать пол шкафа одежды, чтобы ее сумочка сочеталась с балетками, а маникюр с блузой. Иногда Эшли могла ждать ее часами, пока Нэнси не удовлетвориться результатом. Может, потому за ней и бегает так много парней.

— Ты какая-то была задумчивая и отстраненная по телефону.

Нэнси метнула странный взгляд в сторону Эшли через зеркало, плетя колосок у себя на голове. Вот так всегда! Не успеешь задумать что-то скрыть от Нэнси, как она уже на шаг впереди, как будто ей кто-то сливает информацию.

— Да не особо.

Осторожно вымолвила девушка.

— Просто встала не с той ноги.

Что было в определенной степени правдой. «Вот и лгать не пришлось».

— Ясно. Ты хоть помнишь, куда мы идем? Слышала хоть?

Эшли виновато посмотрела на подругу.

— Не особо, если честно.

Нэнси закончила возиться с прической и развернулась к девушке, указательным пальцем показывая на нее.

— Вот поэтому я и говорю, что ты не была на себя похожа! Ты всегда меня слушаешь. Сколько тебя помню. И всегда все запоминаешь.

Сделав небольшую паузу, Нэнси добавила:

— Выставочный центр за углом. Мы идем в выставочный центр.

— Не кино?

— Не кино.

— Хорошо. Выставочный центр.

И Эшли пошла вслед за девушкой на каблуках, в юбке и цветастой блузе, как младшая сестренка, которую наказали и отправили отбывать свое наказание в выставочном центре. По крайней мере, так себя чувствовала Эшли, как младшая сестренка Нэнси. В то время как на ее подругу все смотрят и флиртуют с ней, Эшли словно младшая сестра, которую забыли дома, и ее никто не замечает.

Выставочный центр? Что Нэнси там забыла? Она никогда не любила таких …эээ заведений. Книги, выставки, галереи, театры — это Эшли. Кинотеатры, ночные клубы, дискотеки — это Нэнси. Ведь говорят же, что противоположные стороны притягиваются, иначе им было бы просто скучно вдвоем.

— Нэн, что ты и выставочный центр не поделили?

Нэнси мило улыбнулась.

— Я ищу одну книгу.

— Книгу?! Знаешь, это звучит еще более странно из твоих уст. Я думала, книги ищут в книжных магазинах. Что за книга хоть?

— Ну,… это … как бы тайна.

Нэнси нервно поправила вовсе не выбившуюся прядку волос за ухо. Знакомый жест Нэнси с детства. Она нервничает. Странно, у нее секреты. Какая-то книга. Эшли немного почесала затылок.

— Если ты не хочешь говорить мне, какую книгу мы будем искать, зачем меня позвала?

Нэн нервно сглотнула.

— Я должна найти книгу одна. Это не для меня. Эээ… это все, что я могу тебе сказать. Прости.

— Понятно.

Хотя на самом деле Эшли не понимала абсолютно ничего. Какая книга? Кому она нужна? Кому должна найти ее Нэн. И вообще, почему Нэнси кому-то что-то должна?! А учитывая недавно произошедшие события, Эшли еще больше напряглась. «Слишком много безответных вопросов. Слишком много странностей. И все больше мне это не нравится!».

Молчание между девушками все больше затягивалось, но до самого здания больше никто не проронил ни слова. Каждая шла, думая о своем. Ее утрешняя шутка о сюрпризе Нэнси теперь сыграла с ней злую шутку. Действительно сюрприз. Ее подруга утаивает от нее странно подозрительную информацию, причем не скрывает этого. Хотя саму, Эшли, можно обвинить в том же.

И почему она ее позвала, если совершенно не собирается ни чем делиться! Эшли решила сделать еще одну попытку.

— Так, где будешь искать? Может определенный отдел или этаж?

— Средневековый зал.

Средневековый зал? Книга родом из средневековья? «Мне это категорически не нравится!».

— Прости, но я говорю тебе все, что могу.

Эшли осторожно глянула на подругу. Нэн вела себя как обычно. Нормальный голос, глаза — никаких признаков гипноза или еще чего-нибудь похожего. Цвет кожи, одежда, прическа, все говорило о том, что рядом стоит ее родная подруга Нэнси, лишь с одной странностью — поиском неведомой книги из средневековья!

— Нэн! Ты уверенна, что хочешь быть здесь?

— Да, конечно, Эшли, что за глупости? Я должна найти эту книгу, да поскорее. Пошли.

И Нэнси унеслась вперед, словно уже знала, что книга там точно есть и, где именно она лежит. Эшли ничего другого не оставалось, как последовать за подругой, ведь оставить ее одну она точно не могла. Заплатив за билеты, Эшли пошла в поисках этого само зала, ведь Нэнси уже и след простыл. Сам центр был всего в пять этажей, а нужный им зал как раз, как и положено посередине — на третьем.

Эшли вошла в лифт и нажала на цифру три. Она была одна, отчего вздохнула с облегчением, хотя ненадолго. Волнение на подругу брало верх, и она не могла никак взять в толк, что же происходит. Да, Эшли хотела разнообразия в летних каникулах, но не такого. Точно не такого!

Тут лифт раскрылся и Эшли вошла в холл. Но не успела она сделать и шагу, как сработала сигнализация. «Что?». Ничего не понимая, Эшли посмотрела по сторонам. И тут увидела свою подругу, несущуюся на всех парах с огромных томом обветшалого пергамента в руках.

— Скорее Стоун, вызывай лифт!

Моментально сообразив, что натворила Нэнси, девушка несколько раз подряд нажала на кнопку вызова лифта. «Боже, она украла книгу!». Двери открылись и они обе впрыгнули в лифт, как ошпаренные. Ничего не соображая, Эшли видела перед собой размытые кнопки с непонятными цифрами и лица охранников в закрывающихся дверях лифта.

— Да нажимай же ты скорее Стоун! Иначе нас поймают!

Нэнси была весела, словно сделала какую-то пакость старшеклассникам.

Лифт поехал вниз, и Эшли оперлась о стену.

— Ты с ума сошла, Нэнси?! Ты украла книгу!

— Да, а ты что думала? Денег купить ее у меня нету.

— И ты так спокойно об этом говоришь?! Нас же посадят!

Эшли не успела выплеснуть все свои эмоции на подругу, как лифт открылся, и она лишь успела услышать от Нэнси: «Бежим!».

Да, бежать за последние дни Эшли научилась хорошо, плохо, что ей приходится прибегать к этому так часто! Еще и в таких ситуациях. Пока девушки бежали по улице, Эшли не думала ни о чем, кроме того, насколько она зла на подругу. Подумать только! Нэнси взяла ее на место преступления, а преступники они сами! В голове не укладывается! Как только они свернули за угол, Нэнси остановилась. Эшли не сдерживая всех своих эмоций, не зная, как выразить словами то, что она сейчас чувствовала по отношению к подруге, взяла и зарядила ей хорошую пощечину. Нэнси стала, как вкопанная. Поморгав несколько секунда, осмотрела себя и подругу с ног до головы, осмотрелась по сторонам и спросила:

— Что мы здесь делаем и что это, черт побери, за книга?

Глава 3

Нашлась пропажа

— Ты издеваешься надо мной?

— Да я в который раз говорю тебе, что я ничего не помню! Абсолютно ничего!

Эшли уже два раза наспех пересказала то, что только что произошло. А Нэнси совершенно ничего не помнила и смотрела на подругу, как на умалишенную, мол, как это Нэнси могла пойти просто так в выставочный центр и украсть книгу такой древности. Но факт был на лицо, книга лежала на асфальте и сама она сюда явно не прибежала.

— Меня загипнотизировали….

Растерянно сказала девушка. Эшли видела, как на Нэнси медленно, но уверенно надвигался приступ паники. Конечно, кто бы не паниковал, когда из твоей жизни выпал кусок жизни, при этом ты совершил кражу.

Зато Эшли сохраняла, в определенном смысле, спокойное состояние. Это было, пожалуй, наименее странным, что случилось за все время с ней. Главное, что вернулась прежняя Нэн. Интересно теперь только вот, кому несла книгу Нэнси.

— Нэнси, послушай. Я предлагаю пойти и сдаться с повинной. Так будет лучше для всех. Отдадим книгу. Я скажу про гипноз. Что-то придумаю. А там уже дальше папа чем-то поможет, думаю, нас не задержат. Скажем, что поспорили, что вынесем книгу из здания просто и все.

— Эшли, ты уверенна?

— В любом случае наши лица на камерах. Нас будут искать и будет хуже, поверь! Особенно, когда полиция заявится к нам домой.

Недолго думая, Нэнси согласилась. Долго идти не пришлось. Полицейская машина была тут же за углом и девушек сразу же задержали. К сожалению, на месте разобраться не удалось, а поэтому их повезли в участок. Эшли слышала шепоток на первом сидении двух сержантов: «Смотри, это же дочь детектива Стоуна». Да, хороша дочь, воровка. Один из них, кажется Кэвин, взял мобильный и позвонил в участок, предупреждая, что они уже везут задержанных.

«М-да, у мамы будет истерика, если узнает».

Подъезжая к участку, Эшли сразу же узнала отца, который стоял на пороге, выжидая двух задержанных. Вот удивится-то, подумала девушка. А может, ему уже сообщили.

Полицейская машина затормозила, и Нэнси нервно глянула в сторону Эшли.

— Ты говорила, нас не задержат.

Эшли посмотрела на подругу. Можно подумать одна она нервничает. А ведь, если разобраться, то это не Эшли украла книгу возрастом полвека! Хотя винить в этом сейчас Нэнси нужно было в последнюю очередь. Она вряд ли понимала, о чем идет речь вообще, даже если бы Эшли ей рассказала о том, что видела в переулке и высказала неуместные сейчас и здесь ее предположения насчет того, что загипнотизировал ее именно тот самый вампир с целью заполучить ту книгу. «Но зачем?».

— Все будет хорошо.

Эшли хотела похлопать Нэн по плечу, но отворилась дверца автомобиля и их попросили выйти из машины, не делая резких движений. «Что?». Неужели, они и, правда, думают, что девушки попытаются сбежать! Хотя, это была их работа.

Роберт подошел к машине, не веря своим глазам. Казалось, он одновременно и видел там свою дочь рядом с подругой, и одновременно отгонял эту галлюцинацию от себя прочь. Конечно, будь там одна Нэн, Роберт еще мог бы предположить, что она увязла в какую-то компанию хулиганов и совершила какую-то глупость. Это было в стиле Нэнси, общаться с плохими парнями, время от времени. Однажды отец Эшли уже вытаскивал ее из тюрьмы за мелкое хулиганство. А потом за наркотики…. Но чтобы его дочь в это ввязалась вместе с ней! Роберт не мог в это поверить.



Спокойно и уверенно он произнес:

— В мой кабинет их. Я буду разговаривать с ними сам.

— Вот видишь. Я же говорила, что папа, все решит, — тихо прошептала Эшли.

Эшли была благодарна Богу, что ее отец отличался спокойным и умеренным характером. Он никогда не кричал на них с братом, не бил их ремнем в детстве. Роберт умел всего добиваться словом. Иногда это действовало намного больше, чем мамины крики, скандалы и истерики. Да и в его работе это, пожалуй, порядком ему помогало. Ведь зачастую многие преступники пытаются как-то вывести тебя из себя, чтобы ты сорвался, играют с тобой. Но с отцом это никогда не получалось — он всегда оставался уравновешен.

Троица повернула налево и уперлась в кабинет отца. Роберт достал ключи, открыл дверь и знаком пригласил обоих войти.

— Надеюсь, у вас есть разумное объяснение тому, что произошло.

Роберт сел напротив и посмотрел девушкам в глаза поочередно.

— Я думаю, есть смысл начать говорить мне, только, папа, пожалуйста, пообещай, что дослушай до конца и сделаешь правильные выводы.

— Хорошо.

Ну и Эшли начала свой рассказ, наперед зная, что где-то придется о чем-то умолчать, а где-то что-то приукрасить.

Девушка начала рассказывать о том, как Нэнси позвонила и позвала ее в кино. От того, что было нечего делать в еще один из прекрасных летних дней, Эшли согласилась. Пока она в принципе отцу не соврала. Главной задачей для нее оставалось говорить с той же уверенностью, с какой она начала, ведь кого-кого, а лгунов отец мог узнать за милю.

Потом Эшли поведала о том, как по дороге в кино они шли мимо этого выставочного центра, и Нэнси столкнулась с каким-то парнем. Пока Роберт вел девушек к себе в кабинет, Эшли взвешивала два варианта историй, которые можно поведать отцу — гипноз, но несколько под другим углом обстоятельств, и спор. В последний момент с огромным перевесом победил первый вариант. Все-таки, если бы Эшли рассказала о том, что они с кем-то поспорили, что вынесут книгу из зала, папа это явно не одобрил бы. Конечно лучше, чем воровство, но это все равно мелкое хулиганство, за которое есть статья. Да и еще пришлось бы говорить, с кем они спорили, выдумывать кого-то. А ведь отец знает всех ее друзей, что не странно для человека, который работает в полиции.

Роберт внимательно слушал дочь, скрестив руки на груди, когда та начала описывать эпизод с незнакомцем в деталях. Ничто не выказывало его чувств, он был абсолютно невозмутим. Именно поэтому Эшли не могла понять, верит отец ее сочинениям или нет.

— Незнакомец твердо держал Нэнси за локоть, якобы извиняясь, и при этом пристально смотрел ей в глаза. Я сначала подумала, что парень просто, хорошо воспитан и не взяла в голову, но теперь твердо уверенна, что он ее загипнотизировал, когда уже могу трезво судить о том, что случилось.

И дальше девушка принялась повествовать правдивую историю о том, как ее подруга сорвалась с места в поисках книги, как она убегала от охраны с древним томом непонятного пергамента в руках. Как сработала сигнализация, как Эшли абсолютно не понимала, что происходит и была зла на подругу, думая, что она специально устроила эту шалость.

Немного подумав, Эшли добавила, что во всей суматохе, она даже не подумала о том парне, поскольку на тот момент это все казалось просто случайностью. Потом, когда они убегали, девушки свернули за угол и стали немного отдышаться. От переизбытка эмоций, Эшли отвесила Нэн пощечину, и девушка словно проснулась ото сна, выпустив книгу из рук.

Эшли перевела дыхание. Перевес правды над обманом должен убедить отца в правдивости ее слов. Она снова повторилась в своем убеждении по поводу гипноза, мол, это было очевидно, учитывая то, что Нэнси ничего не помнит. Потом не поленилась добавить, что если вдруг отец ей не верит, то может проверить Нэн, ну и кажется, дальше дело уже было за Робертом. Девушка закончила говорить.

— Это все?

— Да.

— Нэнси, выйди, пожалуйста, и подожди подругу в коридоре. Я хочу поговорить с Эшли наедине.

Все также невозмутимо сказал детектив Стоун.

Нэн недолго думая, встала и вышла из кабинета, все еще не веря, в происходящее вокруг, как будто все это происходило не с ней, и она просто наблюдала за кем-то по телевизору.

Как только дверь захлопнулась, Роберт встал.

— Зачем ты это делаешь?

Эшли нервно поерзала в кресле.

— То есть?

— Зачем ты ее покрываешь? Не надо. Если она украла книгу, просто скажи. Ты же знаешь, что я ее не отправлю за решетку. Я выпущу ее под залог. Не знаю, что-то придумаю, но точно не отправлю за решетку. Вы долго дружите, я знаю, как она тебе дорога и я бы не сделал ей ничего плохого.

Мистер Стоун пристально посмотрел дочери в глаза. Но Эшли не отвела взгляда, что-что, а соблюдать хладнокровность она научилась у отца. «Поэтому тебе не победить. Ничья».

— Я никого не покрываю. Я уже сказала, как все было.

И Эшли скрестила руки на груди. Какой-нибудь ученый психолог сказал бы, что это знак тела, который показывает, что Эшли подсознательно закрывается от отца, от их разговора, но Эшли не стала бы этого отрицать. Она не горела желанием обсуждать то, что произошло. Она просто должна была это делать.

Детектив еще раз взглянул на дочь. О, этот взгляд. Эшли знала этот взгляд. Знала его с детства и для нее он был хуже любого наказания. Это, как если бы ты провинилась и на тебя должны накричать, но не накричали, а просто посмотрели и ты все понимаешь, потому что он знает. Он знает, что ты лжешь, а совесть мучить будет тебя! И ты ничего с этим не поделаешь, ведь рассказать нельзя, а терпеть придется. «Невыносимо».

— Хорошо.

«Ничего хорошего и ты это знаешь».

— Ты запомнила того незнакомца? Какие-то черты? Одежду? Цвет волос?

«Что запоминать, если никого не было».

— Нет.

— Совсем ничего?

«И никакого подозрения во взгляде. Конечно, ведь ты знаешь, что никакого незнакомца не было и, что я все выдумала».

— Совсем.

— Хорошо. Езжайте домой. Я разберусь.

«Как же больно. Надо будет дома поговорить. Но о чем? Опять врать?».

Девушка встала и, молча, вышла из кабинета, потом обернулась на мгновение.

— Не говори ничего, пожалуйста, маме.

Эшли с мольбой в глазах глянула на отца. «Еще чего не хватало!».

— Хорошо.

Как только Эшли показалась из кабинета, Нэнси вскочила, как ошпаренная.

— Ну что? Что сказал твой отец? Нас отпустят? А про меня?

— Нэн, угомонись, поехали домой, потом. Все потом.

И девушки быстро посеменили из здания. Меньше всего им хотелось сейчас здесь задерживаться. Но молчание длилось недолго, опять заговорила Нэнси, и ее можно было понять, у Эшли самой последнее время было слишком много вопросов без ответов.

— То, что ты говорила в кабинете…

— Правда, лишь частично.

— Ага, понятно. Хотя, если честно, непонятно ничего. Пять минут назад мы были задержанными за сворованную мной книгу из Средневековья! А сейчас нас отпускают домой, без каких либо вопросов, как если бы мы пришли навестить твоего отца с пирожками.

— Я же говорила, что все будет хорошо.

Эшли остановилась и взяла подругу за плечи, как бы пытаясь внушить ей больше доверия таким жестом.

— Послушай, Нэн. Мне сейчас нужно домой. Нам обоим нужно домой. Пропадать сейчас точно нельзя. Есть некоторые вещи, странные вещи, очень, о которых я хочу с тобой поговорить. Я думала тебе ничего не говорить сразу, думала, ты сочтешь меня сумасшедшей или что-то в этом роде, но теперь считаю, что ты должна знать, дабы обезопасить себя!

Эшли немного помолчала, чтобы перевести дыхание и подобрать следующие слова получше.

— В этом мире происходят ужасные вещи, и я тебе обязательно все расскажу, но сначала отправляйся домой и… никого не впускай. Запрись.

— Что?!

— Да! И будь осторожна с незнакомцами! Ко мне сегодня ночью кто-то забрался в комнату и оставил записку.

— Эшли…

Пораженно произнесла подруга.

— Не сейчас, сейчас надо домой, меня еще ждет разговор с отцом по душам, а я совершенно не знаю, что ему сказать в оправдание. Все, Нэн, до вечера! И помни: никуда не уходи, пока я не приду!

— Хорошо.

Нэн рассеянно развернулась и пошагала прочь. Эшли не знала, какое впечатление возымели ее слова на подругу, но явно не самое лучшее. Она и так сегодня перенесла не самый лучший день в ее жизни.

Эшли тоже поспешила домой, все-таки ей нужно еще много чего обдумать. И самое важное это разговор с отцом. Что же ему сказать? Эшли медленно приближалась к своему дому. «Еще и с Нэнси говорить». На самом деле Эшли совершенно не представляла, что скажет ей. Как скажет ей. Ведь это не просто так, взять и сказать, что она видела, как мужчина пил кровь из горла девушки и Эшли практически уверенна, что он вампир.

Эшли открыла входную дверь. Мама сидела пред телевизором и смотрела какую-то кулинарную телепередачу. Девушка уже и счет потеряла им, каждый раз что-то разное на другом канале.

— Мам, я дома.

И быстро побежала наверх во избежание лишних вопросов. Дойдя до двери, Эшли остановилась перед своей комнатой. Какое-то движение. Девушка замерла. Не может быть. Белый день. На улице белый день, не может быть. Сердце бешено заколотилось. Девушка взяла в руки первый попавшийся предмет, напольную вазу, подсознательно понимая, что в случае чего, ей это не поможет и вошла в комнату.

Сначала Эшли подумала, что ей показалось или привиделось, но мгновение спустя она поняла, что глаза ее не обманывают. Эшли закрыла дверь в комнату и осмотрела непонятное создание с ног до головы еще раз. Тонкие стройные ноги переходили в запятнанные кровью и испачканные землей колени, дальше начиналось платье, коричневое летнее платье, а копна рыжих волос на голове была спутана. На шее виднелись рваные раны, и пятна крови спускались до самого живота по груди.

Эшли крепко сжала вазу, но руки ее не слушались и нервно дрожали, сердце билось все быстрее. Мертвая девушка сделала шаг вперед, протянула правую руку по направлению к Эшли и прохрипела:

— Помоги мне…

Глава 4

Сезон охоты начался

— Помоги мне…

Казалось, это и есть самый настоящий потусторонний голос. Девушка говорила так, словно все внутри нее жгло огнем, и слова давались ей с огромным усилием. Эшли стояла с вазой в руках и не могла двинуться с места. Она не могла поверить своим глазам. Она видела, как девушку убили, нельзя сказать, что это было совсем обычно, но то, что она стоит сейчас перед ней — было вовсе невероятно.

Мертвая девушка, которой разорвали горло и бросили умирать посреди улицы, пришла в дом Эшли посреди белого дня. Даже, если на секунду предположить, что вампиры существуют, то…

Мысли Эшли заметались в голове девушки со скоростью света. Вампиры, невероятно, необъяснимо, живут только в фильмах, невозможно, но ходячий труп. Даже, если и так, но все же. Пока несвязные мысли в голове девушки пытались хоть как-то связаться в какие-то понятные предложения, умершая, а потом непонятным образом воскресшая, стояла на том же месте и вторила все ту же фразу «Помоги мне».

Эшли вдруг переключилась на другую волну. «Почему она ничего не предпринимает? Почему стоит на одном месте и просит о помощи меня?».

— Кто ты? — Эшли не ожидала, что из этого получиться какой-то толк, но попробовать можно. В любом случае, пока она не причинила ей никакого вреда, и опасаться было нечего. Девушки сохраняли ту же дистанцию, но умершая на миг притихла, издав непонятный загробный рык. Казалось, кашель душит ей горло, или она борется с чем-то мелким, застрявшим в горле.

— Как тебя зовут? — Еще одна попытка, надо же узнать хоть что-то, наверняка ее дома ждут родные и близкие, ищут, небось. Было бы негоже, если бы они думали, что она пропала без вести, если она стоит здесь сейчас перед Эшли… и она умерла. «Я помню, что видела».

— Филипп.

Еле слышно прохрипела девушка, а потом изо рта у нее потекла кровь и она начала задыхаться, упав на пол. Эшли растерялась, не зная, что предпринять — помочь девушке, которую уже не спасти или убежать, спасая себя от новых подозрений и вовлечений в странные ситуации.

Эшли подбежала к девчонке и взяла ее на руки, пытаясь освободить ее горло от крови, но как только она к ней прикоснулась, она сразу все поняла. Это был не фильм или сказка. Она была вампир. Вернее, становилась им, насколько могла судить Эшли из тех знаний, что она имела, ведь все они были почерпнуты из книг или фильмов. Это было невероятно, но реально. Девушка не дышала, скорее всего, и сердце было мертво. Ее тело было холодно, как мрамор, а глаза пусты, как дно самого глубокого колодца. Сквозь потоки крови, виднелись маленькие острые как иголки клыки и Эшли в ужасе отпрянула. Она превращалась, не знала, что делать и пришла ко мне за помощью, подумала девушка. «Возможно, я ее последнее воспоминание».

— Филипп. Он сказал, его зовут Филипп.

И девушка испустила последнее дыхание, если можно так выразиться.

Минут пять Эшли сидела в комнате, как завороженная, а потом ее словно молния поразила. Она сидела на ковре, по локти в крови, на руках с мертвой девушкой. Вокруг были брызги крови, грязи и осколки вазы, которую она упустила, когда побежала к девушке на помощь. У нее в комнате была маленькая версия Армагеддона, и она понятия не имела, как и куда это все убрать, особенно девушку. Труп, о Боже, у нее в комнате был труп!

Нэнси! Нужно звонить Нэн. Она не будет задавать вопросов по поводу того, откуда у нее в комнате труп. А говорить о том, что девчонка вампир, не обязательно. Но все же нужно будет поговорить с подругой о происходящем. Все заходит еще дальше. События набирают обороты, сначала книга и гипноз с Нэн, теперь эта воскресшая, уже дважды умершая, девушка. Нельзя допустить, чтобы кто-то пострадал. Эшли каким-то невероятным образом вовлеклась в водоворот немыслимых событий и теперь не знает, как оттуда выбраться.

— Алло, Нэн?

— Да. Что стряслось? У тебя странный голос.

— Мне нужна твоя помощь. Приезжай скорее, поднимайся сразу ко мне в комнату и… когда войдешь, не кричи.

— Ты полчаса назад говорила, чтобы я сидела дома и никуда не высовывалась.

Нэнси закрыла за собой дверь и замерла на месте, зажав рот рукой.

— Ситуация несколько изменилась, как видишь.

— Какого черта, Эш?! Что здесь произошло?! Твоя комната похожа на кровавое месиво. Ты здесь снимала мини-версию «Техасской резни бензопилой»? Где взяла этот муляж?

— Нэн, послушай меня пять минут и все, конечно, на свои места не станет, но будет выглядеть немного яснее. Закрой дверь на ключ, пожалуйста.

Эшли решила не вдаваться в подробности пока, а рассказать лишь суть истории, чтобы Нэн понимала, что происходит. Она поведала о том, как увидела убийство в переулке, когда возвращалась домой, потом о том, что произошло с книгой, о ее подозрениях, и о том, как к ней в комнату пришла девушка, которую убили перед этим. Эшли не побоялась упомянуть перед подругой о своих подозрениях тогда, а теперь уже утверждениях о вампирах. Она сообщила, что люди просто так не воскресают, не ходят по улицам, попивая кровь людей, и не гипнотизируют их.

— В общем, мне нужна твоя помощь, чтобы убрать куда-то этот труп и прибраться здесь.

Нэн молчала. Казалось, она еще переваривает сказанное Эшли. Потом, наконец, она сказала:

— Это бред.

— Что?

— Все, что ты сейчас сказала — бред. Эшли, какие вампиры? Ты что ужасов насмотрелась?

— Нэнси, смотри!

И девушка подбежала к молоденькой вампирше, чтобы показать ее клыки, но их там не было. «Как?» я же их видела! Эшли была шокирована. Она взяла подругу за руку и приложила ее руку к груди девушки на месте сердца.

— О, так ее сердце еще и бьется, разве вампиры не умершие создания? — ехидно заметила Нэн. — Хороший розыгрыш Эш. Отлично сыграно, но ты же знаешь, я не верю в сверхъестественные штучки.

— Что? Но, Нэн, клянусь, она была мертва и ее клыки.

Эшли не успела сама проверить сердцебиение девушки, как та открыла глаза, вскочила на ноги и ровным обыкновенным голосом проговорила:

— Да, розыгрыш удался, благодарю. А теперь, прошу вас извинить меня, но я очень голодна, а меня давно уже ожидают.

И девушка в долю секунды накинулась на Нэн, окутав ее словно черной пеленой дыма, в долю секунды уволокла за собой сквозь окно без единого на то усилия. Эшли не успела даже встать с колен, как в комнате гулял просто ветер. Она подбежала к окну, но там никого не было, она посмотрела налево, направо — пустынные улицы и мертвая тишина. У Эшли холод прошел по спине, и она сползла по подоконнику на пол, не выдержав напряжения. Ее окружали кровь и грязь, принесенные вампирами в этом мир, которые действительно существуют.

В панике Эшли металась по комнате, как угорелая. Она не знала с чего начать, что сделать первым. Она, то бросалась стирать кровь с пола, то бежала к монитору компьютера, чтобы найти какого-то какого-нибудь странного Филиппа в базе данных отца, но с чего было начинать? Она, было, хотела позвонить отцу, но что сказать, что Нэн утащила девушка-вампир, которую недавно убили, а потом она умерла у Эшли на руках и очнулась, жаждая крови?!

Эшли растерянная, снова бросилась смывать кровь с пола. Хорошо, что у нее не было какого-то ковра по задумке матери для лишнего уюта. Как же кстати сейчас пришелся обыкновенный паркет по совету папы. Кровь смывалась легко, но бурый оттенок оставался и был заметен невооруженным взглядом. Брызги улетели далеко на постель, и Эшли недолго думая, собрала ее в большой ком, бросив в стиралку. Вроде комната уже немного приняла человеческий вид. В любом случае, если построить из подушек фигуру спящей Эшли, то мама не включит свет и все обойдется.

Эшли еще раз осмотрела комнату. Она абсолютно не знала с чего начинать поиски Нэнси, но не могла оставаться здесь и ждать. Она не могла оставить подругу в беде, где бы та не была. Холодный ветер хлестнул Эшли по лицу, и девушка посмотрела в открытое окно. Все казалось таким нереальным, что она не сразу заметила огромную цвета смоли, как ночь, птицу, сидящую на подоконнике.

Может, кто-то и посчитал бы это странным сейчас, но не Эшли, подругу которой уволокло через окно создание иного мира. В клюве у птицы был клочок бумаги с какими-то строками. Эшли медленно направилась к птице и протянула руку к ворону, чтобы вытащить аккуратно записку, не испугав его. Но он, казалось, наоборот, ждал, пока она заберет ее у него, словно прилетел к ней с такой целью. Что ж, не самое удивительное событие за последние дни. «Я читала, что вампиры умеют управлять животными и большего размера, волками например. Кажется, Стокер такое упоминал».

Эшли вытащила записку, и ворон упорхнул обратно туда, откуда прилетел.

Почерк девушке был знаком, но она не сразу поняла почему.

«Необходимо встретиться. У Вас проблемы. Кафе, в котором вы обычно разговариваете с братом.

Филипп».

Руки Эшли дрожали, и она не могла поверить своим глазам. Филипп. Почерк, рука машинально потянулась в задний карман джинсов и вытащила другую записку с идентичным почерком: «Прошу простить за это недоразумение. Надеюсь, Вы достаточно умны, чтобы сохранить нашу тайну. Возвращаю вашу вазу. Еще увидимся».

Он следит за ней с самого начала. Он знает, где она живет. Он знает ее близких и друзей, он знает об их кафе с братом. Но зачем ему все это? Возможно, он даже убийство девушки специально подстроил, чтобы Эшли его увидела? Чтобы та пришла потом к ней, и забрала Нэн. Но зачем? Зачем?! ЗАЧЕМ?! Что ему нужно от нее? Она обычный неприметный ничем человек! Что может понадобиться вампиру от примитивного человека? У нее обычная кровь, нет ничего особенного. Группа первая положительный резус-фактор, это совершенно обычная группа крови. Что ему нужно?

Эшли охватила еще большая паника. Казалось, она сейчас расплачется, но слезы застревали где-то в горле, и все внутри невыносимо жгло, было трудно глотать, словно перекрыли воздух. Эшли сжала кулаки, костяшки пальцев побелели, а ногти впились в ладони до крови. Она закрыла на миг глаза и дала команду себе собраться. Нужно идти. На улице не было солнца и совершенно понятно, что ее уже ждут. Нельзя опаздывать, возможно, от этого зависит жизнь Нэн, а то и остальных ее близких.

Эшли открыла глаза и громко выдохнула. «Я всегда мечтала о красивой фантастической сказке в моей жизни, о которых читаю в книгах, но не о кровавой вампирской охоте».

Глава 5

Неожиданный поворот

Девушка бежала по улице, не жалея ног. Она не выпускала из левой руки серебряный кулон с маленьким крестиком, который подарил ей брат на шестнадцатый день рождение. Это была ее единственная защита от того, что ждало ее в кафе. Конечно, она быстро бегала, но если верить ее знаниям о вампирах, убежать она могла бы разве что до ближайшего поворота, если ей фору дадут.

Можно было бы надеяться на то, что в людном месте ее никто не тронет, но как показал опыт, Филипп владеет гипнозом, да и Эшли ходила в это кафе пообщаться с братом, потому что оно было не многолюдно.

Девушка остановилась перед вывеской — прибежала в лапы к зверю. Страх за подругу превышал ее собственный, ведь надеясь, что воскресшее протеже где-то рядом с Нэн, Эшли мчалась со всех ног на поиски Нэнси. Поэтому, не задумываясь, она дернула на себя дверь и вошла.

Внутри было занято всего три столика. Какая-то парочка влюбленных, писатель детективов среднего возраста, которого Эшли видела здесь постоянно, и он. Не узнать его было невозможно. Он был точь-в-точь таким же, как она его видела, но что-то было не так. Мурашки пробежали по ее спине. Вроде, как смотришь на себя в зеркало, когда отражение твое идентично, но пробегают какие-то проблески какого-то другого «я». Эшли стало не по себе. Она медленно пошла за столик.

Как только Эшли подошла, Филипп встал и предложил жестом ей сесть. Он не смотрел в ее сторону, когда она приближалась, но наверняка прекрасно слышал ее шаги, дыхание и сердцебиение.

— Прошу, садись.

О, манеры, наверняка, ему тысяча лет. Эшли села и ее начало немного трясти, то ли от холода, то ли от страха. Она смотрела на него впритык и не могла отвести глаз. На первый взгляд он выглядел, как обычный человек. Но если присмотреться. Кожа у него была бледна. Бледна и бледность эта была по-своему красива, она не выглядела болезненной. Глаза его были карими, как у человека, но если долго в них смотреть, то начинаешь видеть в них красный оттенок, что придавало некого ужаса. Волосы были черны, как ворон, который принес Эшли записку. Скулы были острыми, словно клыки у той умершей, а цвет губ напоминал оттенок крови, который остался у Эш в комнате на паркете.

Девушка вздрогнула и вжалась в спинку стула. Наконец Филипп заговорил:

— Я не ем здешней еды, но может тебе что-то заказать? У тебя бледный вид.

— Значит, ты не отрицаешь, что ты вампир и питаешься не человеческой пищей, а кровью? — выплюнула Эшли с омерзением.

— Я думал, ты это уже поняла. — Спокойно ответил вампир.

Эшли посмотрела на него с отвращением, а про себя подумала, что спросила глупость, и стоило бы ей поговорить с ним о чем-то более важном, пока он в хорошем настроении, а она еще не утратила свои остатки храбрости.

— Где Нэнси?

— Я не знаю. — Медленно произнес вампир. — Но подозреваю, раз ты спрашиваешь, то ее забрали.

«Да! Твое протеже! Она ее вынесла в окно в два счета, я и глазом не успела моргнуть!» — хотелось крикнуть Эшли, но так, как окружающие люди посчитали бы ее сумасшедшей, она лишь тихо произнесла:

— Ее забрала девушка, которую ты убил, а потом обратил. И она хочет ее…

Слова застряли в горле Эшли, она не могла произнести это.

— Так, стоп! Во-первых, я не убиваю людей, ну а из этого следует, что обратить я их тоже не могу. А во-вторых, я тебя сюда позвал поговорить, поэтому тебе придется послушать меня хотя бы минут десять и не перебивать, нравится тебе это или нет. Это в твоих же интересах.

Эшли хотела было что-то возразить, но Филипп поднял руку в знак протеста.

— Если ты не будешь меня слушать, я тебе не помогу найти Нэнси.

Девушка не могла ничего возразить. Конечно, она сама бы ее не нашла, и не вытащила из лап другого вампира, а Филипп мало того, что наверняка знает, где Нэн, если ей и не поможет, то хоть покажет, где же.

— Я слушаю.

— Вот и договорились. Значит, пожалуй, рассказ стоит начать с того, что нужно представиться. Меня зовут Филипп Роберт Лонг и мне уже пятьсот сорок два года.

У Эшли отвисла челюсть. Она оглянулась вокруг, убедиться, что их не услышали, но можно было не беспокоиться, они сидели достаточно отстраненно, чтобы беседовать на различные темы.

— Да, да. Но не спеши удивляться, это еще не самое невероятное на сегодня, поверь.

— Хватит с меня невероятного уже на всю жизнь, — не удержалась девушка.

Вампир сжал губы, и девушка на миг задержала дыхание, но он лишь продолжил говорить.

— Так вот, у меня есть брат, Уильям Роберт Лонг, и мы близнецы. Так случилось, что при рождении я старше его на десять минут, а вот при обращении в вампиров, он старше меня на десять минут. Из-за такого вот, так сказать, кругооборота наши жизни с ним имеют особую связь. Это естественно для близнецов. Особенно для однояйцовых, каковыми мы собственно и являемся. У нас особая чувствительность, сила, взаимопонимание, но когда мы стали вампирами, все это не просто удвоилось или утроилось, у нас появились особые возможности, скажем так «суперсилы». И у каждого разные. Долгие годы, еще, будучи человеком, мой брат мне завидовал, говорил, что я во всем лучше и хотел меня всегда обойти. Он всегда старался быть первым, потому что первым был я. Но когда мы стали вампирами, он почувствовал силу и разум его помутился. Он почувствовал, что может мне противостоять, ведь теперь у него была сила в какой-то степени равная моей.

Вампир немного помолчал, давая Эшли переварить сказанную информацию. Но девушка, казалось, ловила все на лету. Все было просто, есть два брата, которые не мирятся, один из них вечно чем-то не доволен и задирается, все как у любых нормальных детей в детстве. Но правду ли он говорит? Можно ли верить Филиппу? Умно ли доверять вампиру?

— После нескольких попыток меня сразить, я имею в виду неудачных попыток, он скрылся. Я не видел его около трехсот лет, а потом начали ходить слухи, вроде Уильям замышляет какой-то ритуал, чтобы вытянуть из меня силы. Я не верил сразу. Ведь моего брата было сложно назвать достойным вампиром, что уж говорить о колдуне. Ну а ритуал, о коем я слышал, что мог сделать что-то подобное, был очень сложным и требовал много времени и сил. Ну, я и не стал переживать на этот счет.

— Что за ритуал? Что за силы? Сколько времени? Извини, но у меня много вопросов, мало времени и еще меньше доверия к тебе. Ты вампир.

— Терпение. Всему свое время.

Эшли нервно поерзала в кресле. Какое терпение, возможно, именно сейчас та сумасшедшая расправляется с Нэн, а она будет слушать здесь какие-то байки!

— Нэнси, она страдает.

— Я же сказал, что помогу. Ладно, мой брат обладает даром телепатии, гипноза, который распространяется на людей и перемещения в пространстве.

— Что?! Это немыслимо…

— Я же умею превращаться в разных животных, передвигать предметы и менять погоду силой мысли, если мне это необходимо. Собственно поэтому Лондон практически всегда такой дождливый и несолнечный. Я здесь живу.

— Это не укладывается в голове, я думала, все обладают гипнозом. Но тогда, получается, твой брат загипнотизировал Нэн сегодня ради той книги.

Эшли начала анализировать происходящее по фактам, которые только что прибыли в ее голову.

— Книги?

— Твой брат ее загипнотизировал украсть книгу из музея, настолько древнюю, что она чуть не рассыпалась у нас в руках! А ворон, это был ты! И потом эти сумерки!

— Ну, обстоятельства обязывали. Нужно будет разобраться с книгой, где она сейчас?

— Нету. Нас арестовали, а ее изъяли. Я понятия не имею.

Филипп нахмурился, ему явно что-то не понравилось.

— Ладно, слушай дальше. Очень важно, чтобы ты все поняла правильно и до конца. Я думал, что ритуал невозможен для проведения, пока не узнал, что мой брат начал собирать ингредиенты для него и хорошо в этом преуспел. У него есть почти все, что ему нужно на данный момент, он собирал все почти триста лет. Триста лет он собирался это свершить, и он не отступиться от этого ни за что! Понимаешь?

— Не совсем, но почему это так важно?

— Считается, что вампир, обладающий этими силами, которые я назвал, сможет жить под солнцем. Если Уильям совершит этот ритуал, предполагаю, что он захочет создать новых вампиров, которые будут ему служить и потакать. Такая себе собственная армия, ведь мало кто осмелится противостоять самому сильному вампиру во всем мире. Его нужно остановить. Ты должна помочь мне, а я тебе. Своего рода сделка или договор, понимай, как считаешь нужным.

Эшли не понимала, она шокирована, напугана, раздражена или просто еще не оправилась от наплыва информации, поэтому не знает, что сказать. Она посмотрела в разрез красивых широких глаз: они были спокойны, как вечность — пятьсот сорок два года, не вечность ли? Но на нее смотрел парень не старше двадцати пяти лет. Странно в проулке ей казалось, она видела мужчину лет тридцати-тридцати пяти, лицо его было искажено и в морщинах. И почему она сейчас вспомнила такие детали? Когда это абсолютно неважно!

— Почему я? Я совершенно ничего в этом не смыслю, не умею. Я лишь хочу спасти Нэн и жить в спокойствии.

Голос Эшли дрожал. Хоть бы слезы не полились сейчас прямо на стол, которые уже так давно просились наружу.

— Двенадцать ингредиентов нужно для ритуала, каждый добавлять ежемесячно в кровь человека, а потом вместе с тем ингредиентом выпивать. После последнего ингредиента убить близнеца, то есть меня, и он возродится, то есть Уильям, как уже воистину бессмертный вампир. Почему, по-твоему, украли Нэн? Чтобы заманить тебя, ведь ты и есть последний ингредиент!

Глава 6

Ритуал

— Почему я вообще должна тебе доверять? Ты вампир! Ты берешь и появляешься из ниоткуда просто так, говоришь какую-то ерунду о каких-то ритуалах, сверхспособностях, о других вампирах и, что я как-то с этим связана. По твоим словам, я должна тебе помочь, потому что мне это нужно самой, в то время как ты мне поможешь в отместку. Почему я должна верить в то, что у тебя есть какой-то брат близнец и это именно он убил ту девушку, а потом превратил ее в вампира, а не ты?

Слова лились из уст Эшли, как поток горной реки, которую не остановить, а если попытаешься, то тебя унесет течение. Поэтому вампир сидел и внимательно слушал все, что девушка хотела сказать. Филипп понимал, что ей нужно выговориться. Много непонятной информации прорвали ее щит. Она была не в силах больше держать напускную маску храбрости, сквозь которую он видел насквозь. За ней скрывалось много боли и отчаяния. И страх. Эшли безумно волновалась и переживала за подругу, которую украли. Она не знала, что с этим делать и поэтому пришла к нему на встречу. При других обстоятельствах, какая разумная девушка, узнавшая о существовании вампиров, рискнула бы? Поэтому Филипп решил этим воспользоваться. Времени у него было мало, а Эшли оставалась его последней зацепкой в этом. Раз брат решил играть его же картами, то и он не будет следовать правилам.

— И те записки! Ты мне вернул вазу! Вот!

Эшли порылась в карманах и выудила оттуда две записки идентичные, казалось бы, в почерке. Она положила их на стол и ткнула указательным пальцем.

— Вот! Это доказательство, ты был у меня в комнате, ты вернул мою вазу, после того, как я тебя видела, а та бедняжка сказала, что тебя зовут Филипп. И вот, кажется, ты сам назвался Филиппом.

Довольная собой, Эшли скрестила руки на груди и откинулась на спинку стула. Но как только вампир протянул длинные холодные мраморные пальцы за записками, прочитал их и нахмурился, то Эшли пожалела о своей гордости. Ведь он был ее единственной зацепкой к Нэн. А что, если теперь, когда она его разоблачила, он разозлиться и убьет ее? Или еще хуже — их обоих! Или всех ее близких! Эшли стало дурно от таких мыслей, но не успела она себя начать корить за содеянное, как Филипп заговорил:

— Здесь только одна записка, написанная мною. Последняя. Ты можешь верить мне только на слова, но я был у тебя в доме единожды, в форме ворона.

Он сделал паузу, но Эшли молчала. Девушка решила дослушать до конца, ей не было смысла спорить с ним или же перебивать его. Все равно все в его руках, пока Нэн не будет на свободе.

— Видишь ли, за столь долгие годы мой брат отлично научился подделывать мой голос, мою ходьбу, мой почерк, он даже называется последние лет двести в некоторых кругах моим именем, чтобы все его грязные делишки приписывали мне. Поэтому это и есть как раз тот случай, когда он тебя хотел запутать. Не исключено, что все было заранее продумано и спланировано, ведь этот ритуал работа всей его жизни, он ею живет почти четыреста лет, я бы сказал, дышит, если бы мы дышали.

Филипп задумался на мгновение, а потом добавил:

— Я помню еще, что значит быть человеком и знаю, что тебе страшно, но твоя судьба была предначертана, как только Уильям выбрал свой путь, поэтому у тебя есть только один выход — сражаться, за свою жизнь и жизнь своих близких. Но как скоро ты это осознаешь, зависит лишь от тебя.

Эшли казалось это все настолько непонятным, невероятным, сумасшедшим. Она сидит в кафе с вампиром. Он спокойно рассказывает ей о том, что она должна сражаться с его братом, что есть еще вампиры, что ей предначертана судьба стать последним ингредиентом ритуала для древнего вампира, чтобы тот имел возможность находиться под солнцем вечно.

Эшли слышала все, что говорил Филипп, но вот доходил ли до нее смыл сказанного?

— Почему я? Что во мне такого особенного? Я же просто обыкновенная девушка во мне есть ни больше, ни меньше, чем в ком-то другом. Я не понимаю. Почему кто-то решил, что я справлюсь? Меня даже не спросили!

Эшли была ни зла, ни раздражена. Она даже не знала, что уже чувствует по отношению к вампиру, боится ли его, подозревает. Внутри ее была пустота, она сидит здесь и ничего не понимает, не понимает, что происходит вокруг и почему ее в это втянули! Она ведь этого не хотела, а теперь по уши в какой-то пятисотлетней передряге двух братьев, если верить Филиппу. Но верить ли ему? Эшли и сама уже не знала. У нее не было никаких оснований в недоверии к нему, но если он играл роль паиньки, то был искусным актером.

— Это очень долгая история. Мне кажется, что ты устала на сегодня. Чересчур много информации, для которой нужно время, чтобы переварить. Тем более, здесь начинает собираться народ, я бы не хотел, чтобы нас услышали. Шестерки Уильяма могут быть где угодно и, увидев нас с тобой, принести хорошую весть хозяину на хвосте.

Эшли обернулась вокруг. Действительно, в кафе стало теснее. Люди заполнили его наполовину. На улице почти стемнело, они проговорили около двух часов, а казалось словно мгновение. Эшли, конечно же, не согласна была с Филиппом, останавливаться на самом интересном месте, она не была согласна, нужно было что-то придумать.

— Нэн.

— С ней ничего не случиться, пока не случиться с тобой. Ты необходима Уильяму живой, как и твоя подруга.

— Значит, я могу пока за нее не волноваться? — Осторожно спросила девушка. Хотя как тут не волноваться, когда подруга в лапах вампира!

— Пока — да.

Эшли немного покусала губу. Ее привычка с детства выдавала ее волнение. Она искоса глянула на вампира, но его непроницаемое лицо, словно из мрамора, непроницаемые глаза и острые скулы, будто оглушили ее, и она напрочь забыла, что хотела сказать. Все словно ветром выдуло из головы.

— Я…. — Только и выдавила она из себя, и ей стало неловко. Но ярко алые губы вампира зашевелились и он молвил:

— Уже почти темно, я проведу тебя до дома.

Он встал первым из-за стола и направился к ее стулу, чтобы отодвинуть его и помочь ей встать. Эшли была ошеломлена. Такие манеры…. Он точно воспитан не в двадцать первом веке. Только сейчас она обратила внимание на его одежду, когда рядом с ним смогла расслабиться и заметить что-то еще кроме его ужасающих глаз, острых скул и не думать о его клыках. На нем были обыкновенные потертые джинсы, в которых ходит пол-Англии, светло-коричневая футболка с городским «принтом», что очень шло его глазам, как потом уже дома подумала Эшли.

Они вышли из кафе и до первого поворота шли молча. Эшли никак не могла успокоиться, что ее подруга может быть где-то сидит связанная в темном заброшенном уголке и молится о спасении, а она, Эшли, идет домой и ничего не предпринимает на этот счет. Но она не могла ничего поделать. Пока. Ей нужен был хороший план. И пока у нее был в рукаве лишь один вампир, непонятно на чьей стороне.

— Ты мне так и не ответил. Почему я? В чем суть ритуала?

Вампир уверенно глубоко заглянул Эшли в глаза. Казалось, он ей в душу посмотрел.

— Ты уверенна, что хочешь это знать. Что с тебя на сегодня не достаточно?

— Я уверенна в том, что не люблю, когда не знаю чего-то до конца! Ты уж мне расскажи, а я сама решу, что мне с этим делать!

Вампир мило улыбнулся. То ли от удовольствия, то ли насмешки над ней, ведь что она могла? Эшли не знала, но она была рада, что ее решительность в голосе убедила продолжить его рассказ.

— Ну, только смотри, ты сама напросилась. — Филипп посерьезнел. — Ритуал этот все время крутиться вокруг цифры двенадцать, потому что это цикл. В ритуале всего двенадцать. Двенадцать ингредиентов, например. Это для того, чтобы вампир мог ежегодно, ежемесячно, ежедневно, ну и так далее жить и сосуществовать со всем живым в природе. Для этого в ритуале каждый из ингредиентов символизирует стихии природы, есть там и ведьма, как существо, которое правит сразу двумя мирами — человеческим и потусторонним, человек, как субстанция для равновесия, поскольку это неотъемлемая часть вампира.

— Я не ослышалась? Ты сказал ведьма?!

Филипп расплылся в улыбке.

— Ты еще много чего услышишь такого, что будет казаться сумасшедшим, но, хм, в скором времени привыкнешь.

— Значит, ведьма. Невероятно! Это же сумасшедший дом! Нет, ну ладно вампиры, но ведьмы, это уже перебор. Это, что же мне теперь каждую страшную старушку, подозревать, которую я увижу?

— Так стоп! Они вовсе не страшные и старые! Я бы сказал — наоборот. Они очень коварные. Они молодые, красивые и заманивают тебя в свои сети своими чарами, чтобы варить разные снадобья. Хотя поговорим об этом как-нибудь потом.

Эшли остановилась, и Филипп обернулся к ней.

— Что?

— Они, правда, существуют?

Шепотом произнесла девушка.

Вампир похлопал ее по плечу.

— Ты справишься с этим, Эшли, их осталось очень мало сейчас, не думаю, что они тебя побеспокоят.

И вампир продолжил идти вперед. Чтобы услышать все, что ей нужно, Эшли догнала его.

— Что ж, ведьмы не самое удивительно, что есть в этом мире, просто не все это замечают. Я говорил, что в ритуале есть существа, которые символизируют стихии природы, что ж пора начать. Ах да, полагаю, еще важно заметить, что у всех изымают сердца, как символ жизни. На протяжении года эти сердца нужно вместе с кровью человека выпить, сердца измельчаются, естественно. Что ж, первое существо, символизирующее огонь — дракон. Их больше нету. Последнего брат убил еще в средневековье. Да, каждое существо нужно убивать собственными руками.

— Драконы… ты, наверное, шутишь.

— Нисколечко! Потом идет человек для равновесия, собственно после каждого магического существа нужно убивать одного человека для равновесия. Следующая ведьма, но суть в том, что ей должно быть ровно пятьсот лет, это очень сложно, но и с этим мой брат справился, я предполагаю.

— Если уж он дракона убил, то, что ему та ведьма.

— Ну не скажи, я был с одной знаком, так… в общем, это сейчас не важно. Ну, снова человек, потом русалка, символизирующая воду, как ты догадалась.

— И они существуют? У меня нет слов! Гномы, гоблины и эльфы, что тоже есть?

— Нет, это выдумка.

Вампир немного помолчал, давая Эшли переварить информацию. Видно было, как она шокирована, но она же сама попросила, вот он и рассказывает все.

— Следующие пикси.

— Что? Кто это?

— Ну… как бы так объяснить. Они очень маленькие, как бабочки, только с телом человечка. Они обычно живут в садах, клумбах, слышала, как сверчки ночью поют? Так это выдумка людей, на самом деле это пикси.

Вампир улыбнулся.

— Пикси женского пола светло-голубого цвета, а мужского — белого. Это очень красивое зрелище, когда в полночь они светятся.

— Ты так восхищенно рассказываешь, что мне уже захотелось их увидеть.

— Когда-нибудь увидишь. Они символизируют воздух. И наконец, лесные феи. Вот это и есть те, кого вы путаете с эльфами. Они символ земли. После них идет еще одна ведьма, тоже возрастом в пятьсот лет. И …

Вампир сделал паузу, чтобы как-то подготовить Эшли.

— Последний близнец.

Но девушка никак не отреагировала. Филипп странно на нее посмотрел.

— Вместе со всеми промежуточными людьми получается двенадцать ингредиентов.

Медленно молвил Филипп и снова глянул на Эшли. Ему было странно, что она никак не реагирует.

— Да уж, действительно, как-то все сложно. Все эти существа, мне не вериться, что они и, правда, существуют. Прям мороз по коже, как представлю. Значит, тебя должны убить последним. Но причем здесь я? Я так и не поняла ничего.

Эшли заметила, что они были уже у ее дома, и она остановилась, как быстро время пролетело за разговором. Все-таки история запутанная и странная до сумасшествия, все эти создания, может Филипп их придумал, чтобы запугать Эшли? Но зачем? Если это из-за Нэн, то Эшли и так готова все сделать ради нее! Зачем было провожать ее домой, она ничего не понимала теперь вообще! Запуталась окончательно! Драконы? Сумасшествие!

— Ты меня поняла немного неправильно. Я в ритуал не вхожу. Да, я его близнец, но меня он должен убить после.

— В смысле? Но кто же тогда близнец? Я, действительно, не понимаю. Я запуталась уже. Знаешь, как для меня, простой девушки, это уже слишком, ты был прав.

— Но в том то и дело, что ты не простая, иначе тебя бы не выбрали.

— То есть?

— Ты и есть близнец, который нужен моему брату.

Глава 7

Средневековые манеры

— Я не понимаю, о чем ты! У меня есть брат, но он старше меня. Мне родители никогда не говорили о том, что у меня был близнец, брат или сестра. Это какая-то ошибка, это невозможно! Здесь что-то не так! Ты, наверное, шутишь надо мной или… или…

— Эшли, успокойся.

Девушка металась взад-вперед возле порога своего дома и не знала, что ей предпринять по этому поводу. Вампир подошел и взял ее за плечи, чтобы остановить — она делала много шума.

— Твоя мама проснулась.

Эшли посмотрела в сторону дома, в гостиной зажегся свет и кто-то пошел в кухню. Она понимала, что мама, как обычно волнуется и, возможно, пошла за телефоном, чтобы ей позвонить. Девушка повернулась обратно и продолжила уже шепотом:

— Ты говоришь, что мне должны вырезать сердце, и при этом я должна сохранять спокойствие?!

Она снова чуть не сорвалась на крик.

— Как? Как?! Я же не хладнокровный вампир!

И девушка вырвалась из железных объятий вампира.

— Тебе меня не понять, ты уже мертв, а я еще не хочу умирать, я не сделала в этой жизни ничего! Я хочу увидеть мир, выйти замуж, завести семью и состариться!

Девушку обуяла паника, руки ее тряслись, а голос срывался на хрип. Она размахивала руками в разные стороны, но Филипп оставался спокоен.

— В любом случае я не хочу причинять боль родным своей смертью.

Тихо молвила девушка.

— Я тебя понимаю. Я тоже жил, и у меня тоже были мечты.

Филипп заглянул ей в глаза и на миг Эшли показалось, что в них не было того красного отблеска, который она увидела в кафе, а лишь грусть, сожаление и боль. Много боли. Сколько боли может испытать человек за пятьсот сорок два года? Эшли не хотела бы знать ответ. Она остыла, и панику сняло, как рукой. Уже второй раз за сегодняшнее общение с Филиппом ей показалось, что он может управлять не погодой, а настроением и чувствами людей.

— Я полагаю, тебе нужно выспаться и переварить все услышанное.

— Усну ли я?

— Уснешь.

Мягко ответил вампир и улыбнулся на прощание. Он больше не проронил ни слова. Но Филипп ждал и не ушел, пока Эшли не зашла в дом. Она была ему в какой-то степени благодарна, но оценить ситуацию, как следует, она не смогла — дома уже ждала мама, хотя ей стоило сказать спасибо, своими расспросами и разговорами она смогла отвлечь дочь хоть на пару минут от всего происходящего.

— Эшли! Слава богу! Я хотела было уже тебе звонить.

— Да, мама, ты всегда паникуешь раньше времени.

— Я волнуюсь за тебя.

Не без причины, хотелось ей сказать.

— Что на ужин? Я безумно проголодалась.

— Рада слышать, а то все перекусы, да перекусы. Есть салат из фасоли с яблоком и овощное рагу.

— Салат, пожалуй. Отец уже ушел на дежурство?

— Да, где-то полчаса назад.

Как хорошо, что он не застал нас с Филиппом.

— Эшли, детка, я все хотела спросить в связи с последними событиями.

С последними? Эшли насторожилась. С какими именно? С теми, как она познакомилась с вампирами? Или, как она с Нэн попала в тюрьму или как ее уже украли? А может, с теми, как ее решили убить?

— Что именно ты хочешь узнать?

Эшли взяла вилку и поковыряла салат, аппетит пропал. «Да, мама, у меня тоже есть пару вопросиков, если на то пошло».

— Мне последнее время кажется, что у тебя кто-то появился.

«Что?!». Джема села напротив дочери, подперла подбородок локтями и уставилась на нее, расплывшись в улыбке. «Ну, вот — началось».

— Тебе кажется.

Эшли отложила вилку вообще.

— Мне звонила мама Нэн и искала ее. Ты уходила утром к ней, потом она пошла к тебе, а вечером домой она не возвращалась, но ты откуда-то пришла. Смею предположить, что твоя подруга покрывает тебя, и ты была на каком-то свидании!

«Да, мама, ты просто детектив!»

— Ешь, почему ты не ешь!

— Аппетит пропал. Я пойду к себе, ты не права мама, я одна, а Нэн…

Эшли на секунду запнулась.

— Нэн ушла гулять к Эмме. С ночевкой. Я думала, она сказала матери. Хотя это же Нэн, как обычно забыла.

Эшли натянуто улыбнулась и ушла из кухни.

Джема посмотрела дочери вслед и нахмурилась, но ее сейчас больше волновало отсутствие аппетита у дочери, или парня, так что можно не беспокоиться.

Эшли поднялась по лестнице и перед самой дверью в ее комнату затаила дыхание, опять возвращаться в этот сумасшедший день, мир…

Она открыла дверь, и на нее повеяло железом. Кровь. Она не хотела включать свет, но было темно и ей вовсе не хотелось сидеть здесь в одиночку в темноте. Теперь она не чувствовала себя здесь в безопасности. Зажегся свет, и Эшли увидела, какой кавардак она оставила в комнате, а ей казалось, что она убралась. Хорошо, что Джема сюда не заходила, иначе ее бы удар хватил. Эшли плюхнулась на кровать и закрыла глаза, сон ее одолел мгновенно.

Она спала, как младенец. Ее не тревожили никакие кошмары или монстры. Сон ее был спокоен, словно ничего в ее жизни не произошло из ряда вон выходящего, дыхание ее было спокойно, а сердцебиение умеренное. Девушка во сне улыбалась.

Эшли открыла глаза около восьми часов утра. Сначала ей показалось, что она уснула в гостиной и стенки дивана ей упираются в бока, но потом она поняла, что она просто провалилась в пучину сна в одежде. Да уж… «Нужно сходить в душ». Эшли чувствовала себя отдохнувшей, а события вчерашнего дня казались далекими и ложными.

Девушка встала с кровати и направилась в ванную комнату. Она сбросила с себя всю одежду, словно тяжесть вчерашних событий, но становилось не легче, а только хуже от осознания того, насколько все реально. Эшли забралась в горячую ванную. Она любила подолгу лежать в ней и много думать обо всем. Сейчас ей было над, чем подумать.

«Нэн». Ее подругу украла новообращенная Уильямом и скрылась в неизвестном направлении. Ее хотят использовать ради какого-то ритуала, в котором она сама не разобралась абсолютно. Ведьмы, драконы, феи, пикси какие-то. Бред! Но, если верить словам Филиппа, то у нее есть надежда, что Нэн жива, пока жива Эшли, а поэтому у Эшли есть цель — бороться. Филипп. Можно ли ему доверять? Он вампир, он этого не скрывал, но он не скрывал так же и много другой информации, от которой у нее уже голова кругом, но она сама хотела знать все. Но все ли правда? О его брате, о ритуале опять же, о том, что он хочет ей помочь, хотя, если и существует этот Уильям и он хочет убить своего брата, то у Филиппа должна быть в этом своя цель — спасти свою жизнь. Ведь кто не хочет жить вечно?

Эшли закрыла кран, поскольку вода набралась до краешков. Она добавила пены для ванной и спустилась на самое дно, пока вода не достала подбородка.

«И что это еще с этими близнецами? Неужели у меня был брат или сестра? В голове не укладывается! Почему же мне родители ничего не говорили? Да и не только мне, Тому тоже! Ведь, если бы он что-то знал, он бы мне обязательно сказал! Он же старше! Он точно знал бы, если бы мама была беременна двумя детьми, а не одной дочкой».

Эшли задумалась, какая-то неувязка, получалась — либо вампир ей врал, либо он ошибался, либо врали ей родители, но во что верила она, сама Эшли не знала. «Филипп сказал, что я не простая, поэтому меня и выбрали. Но кто же я тогда? Почему я не простая?».

Эшли вдруг показалось, словно кто-то постучал в дверь. Она притихла, немного подождала, но постучали снова, правда на этот раз звук не был похож на стук о дерево. Эшли осторожно встала из ванной, взяла полотенце, обмоталась и вышла в комнату. К ее удивлению там никого не было. Если бы это были мама или отец, они бы вошли. Эшли немного стало не по себе. Она обернулась вокруг своей оси и увидела за окном на подоконнике ворона — того самого ворона. Держа одной рукой полотенце, второй — она отворила окно.

— Я думала, вампирам нельзя находиться под дневным светом.

Саркастически заметила девушка, но ворон лишь ткнул ей в руку записку и улетел.

— Снова…

Эшли закрыла окно, уселась на кровать и принялась читать:

«Нужно встретиться. Я кое-что узнал. О Вас и Вашей семье. Я приду в восемь за Вами».

Филипп.

Снова это его «Вы». Почему он всегда пишет «Вы»? Опять эти его средневековые манеры! Эшли тяжело вздохнула, еще так далеко до восьми! «Что же он узнал?».

Глава 8

Доверие

Эшли сказала матери, что уходит на день рождение к Мегги, а по дороге заберет Нэн (на всякий случай, если ее родители снова будут звонить). Как же она переживала за подругу! Целый день Эшли не знала, куда себя деть, после письма от Филиппа она, за что не бралась, все ее мысли возвращались к тому, что же он нашел. Какую книгу она не брала, везде ей мерещился черный ворон. Какой фильм не пыталась посмотреть, везде виделось ей по две копии людей, животных. Она уже думала пойти помочь маме убираться в доме, но та бы начала что-то расспрашивать и Эшли быстро передумала. Девушка убралась у себя в комнате, она вытерла пыль даже там, где бы раньше никогда и не вздумала ее убирать, но было лишь двенадцать часов дня. И почему, когда ничего не делаешь, время улетает куда-то в пропасть за пять минут, а когда делаешь все, что можно, то его уйма!

Эшли едва не секунды считала до встречи с Филиппом, словно девушка, которую позвал на первое свидание самый завидный парень колледжа. Но лучше бы все было так, чем идти на ночную прогулку с вампиром. Эшли вдруг пришел в голову один вопрос, который ей захотелось обязательно задать ему при встрече.

За два часа до уговоренного времени Эшли еще успела пересмотреть кучу телепередач и поесть. Наконец, когда она увидела, что на часах без пяти, сорвалась с места, как угорелая, едва не забыв про вазу (для прикрытия) и улетела из дому.

— Что это за упаковка?

— Это якобы подарок, якобы на день рождение, на который я якобы иду.

Филипп улыбнулся.

— Слишком много «якобы», не находишь?

— Это для меня естественно. Идем, я не хочу, чтобы мама нас видела, подумает, что ты мой парень.

Вампир вскинул бровью.

— Это карается законом?

— Она мне потом мозг вынесет. Идем.

И Эшли толкнула его в плечи. Он не сопротивлялся, ему было забавно. Казалось, он был обычным парнем из университета, который идет вместе с Эшли на день рожденье к Мегги, но все было не так.

— Так что ты узнал? Ты просто не представляешь, как ты заставил меня мучиться весь этот день! Сплошные неведенье и догадки! Это невыносимо!

— Информация того стоит. Пойдем вон в тот парк. Присядем, поговорим.

И вампир пропустил девушку вперед.

— Как спалось, кстати?

— Эмм, хорошо. Я бы сказала, что я давно так не высыпалась, но когда проснулась, все стало на свои места и ничего не изменилось. Странно, но мне даже не снились кошмары, и все теперь выглядит как-то более реально, правда есть еще много вопросов.

— Я же говорил.

Филипп загадочно подмигнул Эшли.

— Пойдем вон туда.

И он жестом указал на отдаленную беседку. Эшли приостановилась и пристально посмотрела на вампира.

— Ты всегда ведешь себя так загадочно?

С вызовом спросила Эшли.

— Я живу уже очень много, для меня понятие «всегда» весьма относительное. Пойдем, присядем.

Эшли последовала за ним, но она не сдалась так быстро.

— Что ж, раз уж мы, так сказать, сотрудничаем вместе, и я пытаюсь найти к тебе подход, довериться, так как другого выхода у меня нету, чтобы спасти лучшую подругу, то я хочу, чтобы ты ответил на мой вопрос. Всего один вопрос, который даст мне понять, насколько я в безопасности рядом с тобой.

— Хорошо, я слушаю.

Казалось, ничто не могло поколебать спокойствие вампира. Эшли немного помолчала, поразмыслив, как же правильно выразиться, а потом, решив, что тут, пожалуй, все версии означают одно и то же, она спросила:

— Как ты питаешься? Я имею ввиду, все. Как часто? Только людьми или нет? Ты их убиваешь, обращаешь? Что ты делаешь с подобными мне? Я хочу знать все! Я хочу знать, к чему мне быть готовой. Насколько ты можешь контролировать свой голод, если я тебя разозлю, не выпьешь ли ты меня и не обратишь в вампира?

Казалось, глаза Филиппа на миг потемнели, но это было так быстро, что Эшли могла с такой же уверенностью утверждать, что ей показалось. Ему, явно, не понравились ее вопросы, но у нее не было выхода, она должна была знать. Раз она попала в этот мир, она должна знать о нем, как можно больше, и начать ей нужно, пожалуй, с этого. Ведь она видела, что случилось с той бедняжкой, она не хотела, чтобы ее постигла та же участь. Она не хотела бы, чтобы однажды на ее месте оказалась, она сама, Эшли, только лишь потому, что где-то сказала или сделала что-то не так. Да, Филипп выглядел спокойным и уравновешенным, но насколько можно оценивать вампира по его внешнему виду и поведению, когда он — это настоящий хитрец и игрок. Вампир — это хищник и он может быть таким, каким ему нужно, то есть — каким угодно.

Глаза Филиппа сверкнули красным светом, как тогда в кафе. Эшли не знала, что это значит, но он спокойно начала говорить.

— Что ж, я полагаю, ты права — ты должна знать, как можно больше о том, во что тебя втянули против твоей воли. Вампиры пьют только человеческую кровь. Если ты когда-либо видела в фильмах, что ее можно заменить кровью животных, то это не так — это выдумка. Просто есть разные способы добыть эту самую кровь. Кто-то убивает людей, выпив их досуха, может потом еще и, обратив, их них получаются неплохие игрушки для вампиров — слуги, любовники. Кто-то, выпив, сколько ему нужно крови, заставляет жертву забыть о произошедшем. Да, заставлять людей забывать некоторые события, вампиры способны все. Еще мы обладаем отличным слухом, зрением, памятью и скоростью. Некоторые же вампиры пользуются донорскими банками крови. У меня, например, работает там одна знакомая, поэтому мне поставляют кровь бесплатно. Соответственно, я пью ее регулярно и не голодаю, а из этого следует, что никакого вреда я тебе не причиню. А, если говорить в общем, то чтобы вампир почувствовал ощутимый голод, чтобы нанести кому-то реальный вред, то ему нужно не есть вообще ничего около трех дней. По поводу обращения в вампира…

Филипп потер подбородок и посмотрел задумчиво на Эшли.

— Это вообще-то сложный процесс, мало кто из людей выживает по своей воле. Всегда выживают только те, кого обращают с целью службы хозяину. Если же человек хочет стать вампиром сам, ну или никто его не принуждал, и так вышло случайно, то это редкость, поскольку ты должен пасть от руки вампира. Ну и вот, пока ты на грани смерти, я бы даже сказал, пока ты между жизнью и смертью, ты должен выпить кровь вампира (а я должен заметить, что не многие уже тут справляются!). После этого ты умираешь с вампирской кровью внутри, когда ты пробуждаешься, ты голоден, как стадо волков, ты и вампир и человек еще, ну и тут самое сложное — выпить человеческой крови для завершения обращения. Но есть еще один момент…

— Так вот значит, что я видела! О Боже!

— Что?

— Та девушка, она действительно обратилась, но последняя стадия, о Боже, Нэн!

Она должна была выпить кровь человека, и она ее забрала. Филипп, пожалуйста, помоги мне! Мне нужно найти подругу! А что, если она ослушалась Уильяма и для полного обращения выпила кровь Нэн?

Эшли встала с лавочки и начала ходить взад-вперед.

— Она еще упоминала, что она очень голодна, Боже мой! Филипп, пожалуйста!

Эшли закусила губу, как всегда она делала, когда волновалась и обняла себя руками.

— Я не вынесу, если с ней что-то случиться… мы с ней с самого детства….

По щекам Эшли покатились слезы. «Давно пора». Вампир подошел и тихо ее обнял. Руки его были ледяными, но они не холодили, а наоборот согревали и придавали какого-то уюта, ей сразу стало комфортней, она начала успокаиваться, а слезы перестали бежать из глаз. Эшли прижалась к его груди и почувствовала себя, как за каменной стеной, впервые с тех пор, как она увидела Уильяма в переулке.

— Я помогу тебе найти Нэн.

И впервые она ему поверила.

Глава 9

Логово вампира

— Ты только должна выслушать меня и поверить мне!

Девушка все так же прижималась к груди парня, а он ее мягко обнимал и пытался ей объяснить, что ее подруга в безопасности. Пока… Эшли не понимала почему, но она внимала каждому его слову, тихонько прижавшись к нему и не противореча.

— С Нэнси ничего не случиться. Она для него очень ценна, как и ты. Уильям любит поиграть. И на этот раз он затеял очень крупную игру, ошибочно считая, что он в ней уже победитель.

Филипп отстранил немного девушку от себя и заставил ее посмотреть ему прямо в глаза.

— Мы можем его победить и сделать это обязаны. Речь идет не только о спасении наших с тобой жизней. Уильям опасен. Он заигрался. Если он обретет ту силу, на которую рассчитывает, он может начать создавать армии вампиров и с их помощью убивать тысячи людей. Последствия будут ужасны. Мы не можем безрассудно нестись вдвоем за спасением Нэн — нас ждет верная смерть. Уильям не глуп, он понимает, что я тебе буду помогать и у него тоже есть свои тузы в рукаве.

Вампир немного помолчал.

— Как и у меня.

Эшли немного пришла в себя, хотя сказанное Филиппом поняла не до конца.

— Тузы?

— Да, потом расскажу. Все по порядку. Я хотел с тобой встретиться, чтобы рассказать тебе одну вещь. Помнишь?

— Ах, да. Припоминаю.

Эшли уселась обратно на лавочку, вытирая остатки слез с ее щек. Она не стала переживать за подругу меньше, но все равно каким-то волшебным образом чувствовала себя спокойно рядом с Филиппом.

— Так вот, помнишь, я говорил тебе о знакомой, которая работает в банке донорской крови и помогает мне с пропитанием. Она помогла мне с одним документом. Я решил тебе это стоит знать. Этот банк принадлежит центральной больнице и поскольку у некоторых работников есть доступ к некоторым архивам, документам, то Софи было нетрудно достать досье о твоей семьи.

— Что? Моей семьи? Но зачем?

— Выслушать и поверить. Помнишь?

Эшли кивнула, хотя ей это и не нужно было, ведь она не столь была удивлена тому, что произнес вампир, сколько выразила. Последнее время, столько всего происходило, что ее мог удивить разве, что снежный человек, принесший ее пиццу на дом.

— Я не стал брать с собой, поскольку Софи могло бы потом влететь, но у меня есть фото на телефоне, если захочешь взглянуть. В общем, там сказано, что у тебя был брат близнец, и есть свидетельство о его рождении, но он прожил около месяца, поэтому тебе о нем неизвестно. Возможно, твои родители не хотели травмировать твою психику и посчитали, что для тебя будет так лучше. Но это лишь подтверждает ту часть ритуала, что моему брату нужен близнец, который выжил. Почему это именно ты — я не знаю.

Последних слов Эшли не слышала, ее разум был поглощен мыслями о том, что всю ее сознательную жизнь родители ей врали! И брат. Том тоже ей врал. Ведь в пять лет, он наверняка понимал и знал, что у него должны были родиться двое — брат и сестра. И все от нее скрывали! Она даже предположить не могла, что она часть чего-то большего, чем она является, и всегда была связана с кем-то еще. Но ей об этом даже никто не рассказал, что у нее был еще один брат! Ее копия, возможно. Или она его. Теперь это не имеет никакого смысла, ведь ее брата нету, а она даже не знает, есть ли у него могила и забирали ли его из роддома вообще!

— Эшли! Эшли, ты меня слушаешь?

— Да, конечно, извини, это же так увлекательно, каждый день узнавать, что твоя жизнь рушиться на куски, что за тобой охотиться какой-то вампир, что тебе хотят вырезать сердце. Продолжай, мне очень интересно!

Голос Эшли был полон отчаяния, а внутри была пустота. «Что теперь делать? Меня все вокруг обманывают, даже самые близкие люди! Я могу доверять только этому вампиру».

— Я понимаю, как тебе нелегко, но ты должна держаться. Я прожил немало и видел много людей. Я вижу, какая ты сильная, ты разбираешься в людях.

— Ага, я жила всю жизнь с обманщиками!

— Они лгали ради твоей безопасности. Разве ты никогда не врала ради их безопасности?

Филипп мило улыбнулся. «Ну да, было и не раз».

— Но это не в счет. Они всю жизнь от меня скрывали мою сущность, если можно так выразиться.

— Ты должна сейчас держать себя в руках.

Вампир посерьезнел.

— Нам нужно узнать, почему ты так важна для Уильяма. Поговори дома с матерью, отцом. Может, что-то было необычное во время беременности твоей матери. Уильям мог выбрать кого угодно, за сотню лет по всему миру ты не единственная из близнецов, кто лишь один остался жив после родов.

Пока они вот так вот разговаривали, на улице стемнело и похолодало. Эшли потерла руки. Не то чтобы, она совсем замерзла, но ее немного трясло. Все эти истории. Глядя на Филиппа, можно было сказать, что он варился в этом постоянно, и ему было не привыкать. Но Эшли. Ей казалось, что у нее голова уже идет кругом. Одна мысль о том, что вампиры существуют, могла свести с ума, но все остальное, это как приходишь в магазин хочешь купить одну вещь, всего одну, а тебе начинают продавцы-консультанты забивать голову всякими скидками, бонусами, подарками, акциями. И у тебя уже голова кругом и ты вообще забыл, зачем ты приходил. Только вот здесь все раз в двадцать хуже.

— Ты замерзла.

— Нет, все хорошо.

Эшли попыталась выпрямиться и сделать вид, будто и правда чувствует себя отлично.

— Я не спрашивал, а утверждал. Пойдем.

Вампир встал и вышел из беседки. Эшли ничего не оставалось, как последовать за ним. Меньше всего ей сейчас хотелось оставаться одной в темноте, после того, как она для себя открыла существование еще одного мира, причем не очень доброжелательного. Да и домой она идти не могла — она же на дне рождении вместе с Нэн. «Нэн… Я спасу тебя! Мы спасем тебя».

— И куда же мы идем?

— Увидишь. В тепло. Нельзя, чтобы ты замерзла.

— На улице не так уж и холодно.

— Не знаю. Я не чувствителен к различным температурам. Для меня всегда тепло.

Эшли было странно слышать, что можно не чувствовать разницы в температуре. Конечно, идти по Лондону рядом с вампиром намного страннее, но все же.

— А что еще для вас не так, как для людей?

— Ну, мы не можем находиться под солнцем, но когда я в теле животного, то мне это не страшно, так как я не в своем обличии.

— Да, это я уже заметила сегодня.

— Мы не едим человеческой пищи. Нельзя сказать, что не хотим, мы ее просто не воспринимаем, абсолютно. Что еще? Ну, не дышим, сердце не бьется, думаю это и так понятно. Хотя за несколько сотен лет можно научиться.

— Твоя кожа!

Выпалила резко Эшли, сама не понимая, что хочет узнать. Филипп на нее загадочно посмотрел.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, ты бледный и холодный, но, когда ты меня обнял сегодня, — Эшли замялась, взвешивая слова, — ты меня согрел.

Вампир резко остановился. Он осмотрел Эшли с ног до головы, казалось, не понимая, та ли девушка перед ним стоит еще, что стояла пять минут назад.

— Мы пришли, — медленно он вымолвил, — заходи внутрь, там и продолжим.

Эшли показалось, что Филипп над чем-то призадумался. Она и не заметила за рассказом вампира о себе, как они добрались до какой-то неприметной многоэтажки. В ней было всего пять этажей, и вид был словно завтра под снос.

— Что мы здесь забыли?

— Я здесь живу.

Пожал плечами вампир.

— У тебя здесь квартира?

В изумлении спросила Эшли.

— Нет, у меня здесь дом. Весь дом — мой. Заходи, заходи, давай, не мерзни!

И Филипп практически затолкал оторопевшую Эшли внутрь.

Когда Эшли вошла внутрь, она была изумлена еще больше. Все было таким очаровательным, что глаз не оторвать. В доме, где обычно мы привыкли видеть несколько квартир и лестницу, уходящую вверх, чтобы добраться к этим самым квартирам, был невероятно просторный стеклянный лифт в самом центре холла. Казалось, этот лифт уходил в небеса, так как комнаты были только по бокам, а холл высотою во все эти пять этажей и на месте потолка возвышалась фреска с ангелами.

Эшли застыла на месте, рассматривая все вокруг. Она не могла налюбоваться бархатными шторами темно красного цвета, которые были в холле. Диван казалось, был необъятных размеров, а прямо перед ним плазма на пол стены. Эшли повернулась налево и увидела музыкальные автоматы восьмидесятых. «Невероятно!». Здесь висели разные пластинки с исполнителями разных жанров. Девушке было даже страшно трогать их, чтобы не испортить.

Вампир стоял и с интересом наблюдал за девушкой. На его острых скулах играла улыбка. Ему нравилось видеть то выражение лица, когда она испытывала смесь разных чувств, ведь именно в такие моменты люди самые настоящие. Они могут подделать какое-то одно чувство: злость, раздражение и даже любовь, но все сразу — нет.

Эшли прошла немного вперед и позади справа от лифта увидела дверь. Ей было очень любопытно, что же может хранить, или даже скрывать вампир возрастом в пятьсот сорок два года? Ему наверняка есть, что спрятать, если он один живет в пятиэтажном доме. Эшли пошла в направлении первой комнаты. Перед самой дверью Эшли остановилась, заметив, что Филипп наблюдает за ней с любопытством.

— Можно?

— Конечно.

«Конечно». Значит, здесь нет ничего интересного, подумала девушка. Но как же она ошибалась! Как только Эшли вошла, она ничего не увидела и не поняла, какие-то непонятные высокие статуи, казалось, возвышались до самого потолка. «Что это может быть?». В мгновение ока вспыхнул свет.

— Так лучше?

Филипп стоял позади возле включателя. Он прислонился к дверному косяку и смотрел вперед.

— Мое наибольшее достояние.

Эшли повернулась обратно и сразу же поняла, что никакие это были не статуи, а стеллажи с книгами, огромные стеллажи с тысячами книг!

— Вау! И это все твое?

— Да, некоторое даже в единственных экземплярах и возрастом, старше, чем я.

Вампир улыбнулся лучезарно.

— Пойдем, присядем, есть разговор, думаю самое подходящее место.

Эшли обернулась вокруг себя. Она не видела никакого дивана, или кресел, хотя, она бы не удивилась, если бы здесь оказалась какая-нибудь неизвестная ей до сих пор мебель. «Здесь потрясающе!».

— А здесь теплее.

Вампир исчез из поля зрения Эшли за полками.

— Эй, где ты?

Не хватало еще здесь затеряться! Филипп резко вынырнул из-за правого стеллажа.

— Я знаю, здесь поддерживается специальная температура для некоторых книг. Я же говорил, что веду тебя в тепло.

Он снова лучезарно улыбнулся.

— Пойдем.

Эшли отправилась следом за Филиппом. И на миг ей показалось, что ее организм играет с ней. Ей почудился запах жареного мяса. В животе заурчало. «Прекрати!» Эшли совсем забыла, что она давно ничего не ела, и очень проголодалась.

Она шла за вампиром, уже сворачивая, пожалуй, раз шестой. Да, одной ей отсюда точно не выбраться. Ну ничего, он же ее не оставит здесь одну. «Надеюсь». Почему-то запах жареного мяса приближался, а к нему теперь еще и аромат свежеиспеченного хлеба прибавился. «Мой мозг помутился», подумала девушка.

— Ну вот, пришли. Я попросил подать ужин сюда. Ты проголодалась, и я счел нужным тебя покормить. Надеюсь, ты не будешь сопротивляться.

Филипп отошел в комнату и перед глазами Эшли предстал небольшой плетеный столик и два стула. На столе стоял кофейный сервиз эпохи ренессанса, насколько могла судить Эшли. Аромат только сваренного кофе был превосходный, жареный бифштекс и два ломтика белого хлеба — она не ошиблась. Еще небольшое блюдо с овощами. Эшли благодарно посмотрела на вампира:

— Я не настолько сыта, чтобы сопротивляться. Спасибо, я очень тебе благодарна.

Они сели за стол и Эшли принялась за пищу. Немного утолив свой голод, она стала задаваться вопросом, не голоден ли Филипп. Ведь его голод по сравнению с ее не идет ни в какое сравнение!

— Ты очень добр ко мне!

Начала, было, девушка.

— Как и ты ко мне! — прервал ее Филипп, — не зная абсолютно ничего о существах подобных мне, ты согласилась встретиться со мной, выслушала меня, доверилась мне и сейчас принимаешь пищу из рук настоящего вампира в его же логове. Благоразумный человек — сбежал бы!

Филипп заулыбался. Когда он так улыбался, Эшли почему-то казалось, что он обыкновенный человек и ему можно доверять. Абсолютно все. Словно его улыбка волшебная. Она отставила тарелки, вытерла руки и глотнула кофе.

— Ты так и не ответил мне насчет твоей кожи. Почему она холодная, но греет?

Вампир, не отводя взгляда от девушки, поставил локти на стол и положил подбородок на руки.

— Я же говорил, что ты особенная, вот твое влияние и сказывается на мне.

Глава 10

Магия Арбателя

— Что ты имеешь ввиду? Как это я влияю на тебя?

— Я пока не могу тебе объяснить, так как сам толком в этом не разобрался. Но я уверен, что в этом связь есть. Я когда-то слышал, что некоторые люди могут влиять на вампиров на подсознательном уровне, на их уровне, если между ними есть какая-то связь. Как минимум — мы оба близнецы. Я об этом еще подумал, тогда в кафе, когда ты не испугалась меня. Ты поверила мне. А теперь вот, когда ты сказала про кожу.

Филипп немного призадумался.

— Вообще-то, на самом деле, она настолько холодная, что обжигает. Так что, я могу предполагать, что это что-то, что идет изнутри тебя, может какое-то подсознательное желание. Например, ты хотела мне поверить в кафе, и поэтому не боялась меня, и каким-то образом я вел себя так, что ты мне доверяла, или как в беседке, ты подсознательно хотела утешения, чтобы тебя кто-то успокоил, и когда я пришел на помощь, ты приняла меня, поэтому мои объятия тебя согрели.

Эшли удивленно смотрела на Филиппа. Она понимала все, что он говорил, но все было таким невероятным, хотя, что может быть невероятнее существования вампиров, ведьм и драконов!

— Смешно! Я влияю на вампира!

Эшли улыбнулась.

— Это пока лишь гипотеза. Я не уверен.

— Все равно, смешно.

Эшли посмотрела на остатки еды.

— Ты говорил, что еду, кто-то приготовил. У тебя, что есть слуга?

Девушка вскинула бровь.

— Не совсем. Помощник. Друг. Он помогает мне в некоторых непредвиденных ситуациях на случай, если я не в состоянии.

— Этот твой помощник тоже вампир?

— Нет, он человек.

— Неужели нашелся еще кто-то сумасшедшей меня, кто согласился общаться с вампиром?

— Он спас мне жизнь. Десять лет назад. Он мой хороший друг. И да, он знает о моей природе.

Филипп резко посерьезнел, и Эшли показалось, что ему не понравилось, что она затронула эту тему. У него в глазах снова показался красный отблеск. Зря, она видимо, начала об этом всем говорить, ну, как говорится, слово не воробей…

— Я вообще хотел с тобой поговорить не об этом.

Он встал и подошел к ближайшему стеллажу.

— Помнишь, ты говорила, что Нэн загипнотизировали украсть книгу из выставочного центра? Что она была древняя, трухлая и в отделе Средневековья?

— Ну да.

Эшли не совсем понимала, к чему клонит Филипп. Причем здесь та книга. Последний раз она из-за нее чуть не попала в тюрьму, хорошо же, что у нее папа детектив. Хотя хорошо ли? Отцу это вряд ли так легко сошло с рук. Иметь какое-либо дело с этой книгой снова она не хотела.

— У меня есть подозрения по поводу этой самой книги. Пока Уильям работал над своим ритуалом, я работал над тем, что узнавал все, над, чем он преуспел и, как его можно остановить. Существует одна книжонка по магии, называется «Магия Арбателя». Считается, что книга состоит из девяти томов и в ней собраны различные магические искусства всех народов. Но историки опровергли это факт, заявив, что на самом деле есть только один первый вводной том, в котором нету никаких признаков черной магии, а были ли вообще написаны остальные восемь неизвестно, что, скорее всего, вымысел.

На самом же деле, эти восемь томов существуют, так как я их видел собственными глазами в руках своего брата. И пять из этих восьми томов повествуют о черной магии, откуда собственно и почерпнул, пожалуй, мой брат этот ритуал. Я предполагаю, что та книга, которую не удалось заполучить моему брату от твоей подруги, и есть тот первый вводной том. Возможно, в ней есть что-то важное, что упустил Уильям, а поэтому мы должны получить ее первыми.

Глаза Филиппа снова посветлели, но он оставался серьезным. Эшли предположила, что его глаза приобретали красный оттенок, когда он становился раздражителен или немного злился. «Буду знать».

— Я могу спросить у отца, где она. Только нужно будет очень постараться, он на меня, наверняка, злиться за тот проступок еще. Кстати, который час? Я должна позвонить и сказать, что задержусь, мама будет волноваться! Тем более, не хватало еще, чтобы она позвонила родителям Мегги!

Вампир наморщил лоб.

— Позвони и скажи, что ты останешься с ночевкой у Мегги.

Эшли подозрительно посмотрела на Филиппа.

— Это еще зачем? Ты хочешь сказать, что я останусь здесь на ночь?

Филипп потер подбородок и оценивающим взглядом посмотрел на Эшли.

— Не нужна помощь твоего отца. Я знаю, где книга. Мне нужна твоя помощь, только нужно тебя переодеть. Пойдем.

— Зачем это еще? Куда мы пойдем? Что ты задумал? Там опасно? Я никуда с тобой не пойду, пока ты мне ничего не объяснишь!

— Там очень холодно, поэтому тебе нужно одеться теплее. Мы идем в секретный архив. Ты в безопасности, пока ты со мной.

Филипп глянул на нее довольно и пропустил ее первую в лифт.

— Я ответил на твои вопросы, теперь моя очередь. Если я прав, твой отец сегодня на дежурстве, и мне нужна твоя помощь. Ты придешь туда под предлогом поиска его, мол, он там и тебе нужно его повидать. Делай, что угодно, но тебя должны пропустить.

Лифт открылся на третьем этаже и Филипп пропустил Эшли вперед, знаком показывая, что ей нужно идти налево. Он открыл перед ней дверь, и они оказались в просторной спальной комнате.

— В твоем распоряжении.

Эшли оглядела огромную комнату в пастельных тонах. Двуспальная кровать посередине, по бокам торшеры. Слева стоял небольшой стеллаж с книгами, дальше музыкальный центр, видео приставка, плазма, разные диски с играми, музыкой, все, что хочешь. Справа от нее была гардеробная и ванная.

— Чья это комната?

— Сейчас твоя, — он улыбнулся, — это гостевая. Здесь можно найти все, что угодно. Одежду мужскую и женскую любых размеров и веков, — Филипп подмигнул. — Так же развлечения на любой вкус, что пожелаешь, а если что-то не нравится, то всегда можно найти что-то по вкусу на любом этаже.

— Я в шоке.

— Я знаю. Это пройдет. Насчет книги…

Эшли обернулась к Филиппу:

— Ты ее похитишь?

— Да, мне хватит одной минуты, чтобы войти и выйти оттуда уже с ней. Мне просто нужно, чтобы ты открыла дверь с кодовым замком архива.

Девушка нахмурилась.

— Но получается, что все подозрения падут на меня!

— Нет. У тебя будет алиби! Одну тебя никто туда не пустит, тем более после того, как ты пыталась с подругой украсть книгу из выставки.

Он ухмыльнулся.

— Пока ты будешь идти по коридорам вместе с охранником в поисках отца, я заберу книгу и буду ждать тебя обратно возле двери. Выйдем мы вместе, просто я намного быстрее, меня никто снова не заметит.

Эшли немного подумала.

— А если книга на сигнализации?

— Ты когда-нибудь была в архивах?

— Нет.

— Одевайся потеплее, там будет очень холодно.

Вампир оглядел комнату, подмигнул Эшли и, на миг задержавшись в дверях, сказал:

— Я зайду за тобой в двенадцать.

У нее был целый час, но что делать? При огромном желании она могла бы собраться и за пять минут. Но хотела ли она собираться? Идти в архив, который на попечении отца и снова ввязываться в кражу. Хотя, у нее есть теперь весомые аргументы делать все, что ей заблагорассудиться! «Они мне врали, врали всю жизнь!». В голове не укладывалось. У меня был брат-близнец. Казалось, об этом знали все вокруг, кроме нее самой. Даже Филипп… и что это он там внизу говорил о какой-то связи между ними. Что она на него влияет? Неразбериха какая-то.

Эшли потихоньку направилась к гардеробной. Она открыла дверь и от изумления ее глаза округлились, а рот раскрылся. Простояв так несколько секунд, она, наконец, пришла в себя. Здесь действительно была всякая одежда! Просторные женские блузы, узкие мужские штаны-дудочки, короткие сарафаны, длинные платья в пол, какие-то египетские платья, мужские рубахи в клетку, полоску, цветок и тому подобное. Глаза Эшли просто разбегались от количества и разнообразия красок. Юбки были длинные, короткие, узкие, до колен, юбки-карандаши. Здесь были даже смокинги для мужчин и брючные женские костюмы. Эшли казалось, что она попала в торговый центр и ей при выходе придется расплачиваться за покупки. Она прошла немного внутрь и увидела теплые вещи. «Забавно». Она взяла себе первую попавшуюся под руку кофту. Она была зеленого цвета и прекрасно сочеталась с ее мокасинами оливкового цвета. Футболка у Эшли была желтая и простые джинсы. Она не считала нужным брать из этого громадного шкафа что-то еще.

«Мама». Нужно позвонить и предупредить, что она останется на ночь. «У вампира». Эшли самой стало не по себе. Он сказал, что подсознательно она ему доверяет, именно поэтому она себя чувствует так уютно с ним, а все из-за связи, якобы связи близнецов. «Правда ли?».

— Алло, мам? Ты еще не спишь? Извини, что так поздно, просто я решила позвонить, чтобы ты не волновалась. Я с Нэн останусь ночевать у Мегги. У нас все хорошо, просто мы так загулялись, а добираться долго, да и поздно уже, родители ее не против. Все хорошо.

Секундная пауза и послышался сонный голос Джемы:

— Ну, раз все хорошо, тогда оставайся, я не против.

И она отключилась. Эшли так и осталась сидеть на кровати с телефоном в руках. «Все совсем не хорошо! Совершенно не хорошо! Нэн в плену, меня хотят убить, а вы мне врали всю жизнь, кто я такая!».

Глава 11

Обжигающее дыхание

Они шли быстрым шагом вдоль улицы, и Эшли еле поспевала за Филиппом. На улице начинался легкий лондонский дождик, и было зябко. Эшли пожалела, что не оделась теплее. А ведь Филипп ее предупреждал, но так, как вампир не чувствовал холода, она всячески пыталась не показывать, что ее он тревожит.

— Значит, главное сохраняй спокойствие и будь уверенна в том, что говоришь, в своих жестах и поведении.

Филипп давал ей краткие напутствия.

— И не закусывай губу. Это тебя сразу выдает.

«Что?». Ну как он все подмечает? Словно следит за мной постоянно!

— Это выходит само собой, — растеряно вымолвила девушка, — подсознательно. Я иногда сама не замечаю, что так делаю.

— Ты справишься, ты можешь, главное, поверь в себя!

Они подошли к зданию. Филипп остановился напротив Эшли и обнял ее за плечи. Дождь усилился и бил их по лицу. Капли сползали по волосам, но они каким-то образом освежали мысли в голове.

Вампир наклонился к Эшли и посмотрел ей прямо в глаза.

— Я знаю, что ты сможешь это сделать. Я верю в тебя. Ты на многое способна, я это чувствую.

Он был слишком близко к ее лицу, и девушке стало сложно дышать. Ее тело наэлектризовалось, а сердцебиение участилось. Он, наверняка, это почувствовал. Филипп положил ей руку на сердце:

— Ты справишься.

Девушка смотрела в его светло карие глаза и почувствовала полное спокойствие. От Филиппа пахло мятой со смесью сырого Лондона и Эшли это понравилось. Она улыбнулась:

— Я справлюсь.

Ее дыхание успокоилось, сердце стало биться спокойно, а тело расслабилось. Вампир убрал руку с ее груди и улыбнулся.

— Не жди меня, я войду и выйду, когда мне нужно.

Она кивнула и пошла ко входу.

Она чувствовала, что Филипп наблюдает за ней, но когда обернулась, то увидела лишь темноту вокруг. Он скрылся в ночи. И правильно, не нужно лишнего внимания. Она подошла к двери и позвонила в звонок. Широкоплечий охранник, жуя чизбургер, удивился, увидев ее на пороге посреди ночи.

— Мисс Стоун?

— Да, что так удивляетесь? Да впустите же вы, наконец, девушку в теплое сухое помещение!

И растерянный охранник отошел от двери. Немного самоуверенная девушка даже удивилась своему поведению. «Полдела сделано».

— Неожиданно вас видеть здесь. Что-то случилось?

— Я ищу отца. Мне сказали, что он приехал сюда по какому-то делу.

Охранник сдвинул бровями и почесал затылок.

— Разве? Не припомню.

— Да, да. Точно! Мне говорили, он уехал сюда давно, возможно, вы не застали его на своем дежурстве.

У Эшли, словно какое-то второе дыхание открылось, она и подумать не могла, что может быть такой настойчивой. Но охранник колебался. «Нужно его чем-то дожать, он почти готов».

— Да ну же! Мне срочно нужен отец! Что такого вам может сделать несовершеннолетняя девчонка?

И Эшли скорчила жалостливое лицо насколько это возможно.

— Хорошо, я позвоню в архив Алану. Спрошу насчет мистера Стоуна.

Охранник не отводил глаз от Эшли, и она мило улыбнулась. «Вот же неприступный!». Но там никто не взял трубку. Еще бы, середина ночи, там, небось, все уснули давно!

— Хорошо, я проведу вас туда, сейчас только замкну входную дверь.

Эшли обрадовалась внутри своей маленькой победе. Она внимательно следила за охранником, когда тот пошел к двери со связкой ключей. Перед тем, как закрыть дверь на замок, он открыл ее и посмотрел, нет ли кого-то поблизости, кто мог бы навредить архиву. «Спасибо». Эшли поняла, что Филипп внутри.

Охранник замкнул дверь, развернулся к Эшли и пожал плечами.

— Что ж, следуйте за мной.

Когда этот громила прошел вперед, слева от себя девушка увидела в проеме между книжным шкафом и поворотом в какой-то другой коридор Филиппа, он ей подмигнул. Она улыбнулась. Все идет по плану.

Девушка прошла с охранником по недлинному коридору, спустилась вниз по ступенькам и почувствовала холод, как в погребе. Впереди, метров через двадцать, она увидела металлическую дверь, как в сейф, только с замком попроще. Охранник ввел какой-то код, просканировал отпечатки пальцев и свое удостоверение. «Всего лишь», саркастически подумала Эшли. И дверь отъехала в сторону.

— Прошу. Вам не сказали, в каком именно отделе может находится ваш отец?

— Нет, прошу прощения. Я думала, что найти его будет проще и не доставит вам столько хлопот.

Эшли мило улыбнулась.

— Ничего страшного.

Отлично, тут еще и куча отделов. Надеюсь, Филипп справится быстро, и мы отсюда выберемся невредимыми и без жертв.

— Но в таком случае нам придется некоторое время повозиться, чтобы его найти. Вы уверенны, что он здесь?

— О, конечно!

«А как же!».

Охранник, поджав губы, пошел прямо по коридору. Он взял рацию и еще раз попробовал вызвать Алана. Но ответа не последовало.

— Алан, это ваш напарник?

— Да, бездельник. Спит, наверное, где-то.

Проворчал мужчина.

— Может, мы разделимся? — предложил громила. — Заодно и времени меньше потратим.

— Разделимся?

— Ну да. Все равно вы отсюда уже никуда не сбежите. Дверь на кодовом замке.

«Хитро».

— И как же я вас потом найду вдруг чего?

Охранник потер затылок.

— Вот, возьмите рацию. Я пойду, возьму рацию Алана. Если что, вызовите меня.

— Хорошо.

«Не совсем по плану». Но выбора не было. Нужно делать вид, будто она действительно ищет отца. Как только охранник ей отдал рацию, невыносимо громкий звук, раздражающий и резкий, раздался на весь подвал. Сигнализация. «Я же предупреждала».

— Что это?!

— Откуда мне знать?

Эшли сделала изумленное лицо.

— Сигнализация, я полагаю.

— Я слышу.

— Так, что вы от меня хотите еще знать? Наверняка, у вас система оплошала.

Вдруг из-за угла выбежал помятый и заспанный Алан, судя по всему.

— Что… что случилось?! Я спал и вдруг…

— Вот именно! Почему ты спишь на рабочем месте?! Так, мисс Стоун оставайтесь здесь! Алан за мной бегом, что там стряслось. И оба скрылись за поворотом.

Эшли недолго думая, развернулась и принялась бежать в обратную сторону к выходу. Филипп. Он должен знать, как выбраться, но ведь это он рассчитывал, что она их выведет обратно. Хотя он ничего не говорил о сигнализации! Вернее, она его предупреждала, но он лишь посмеялся!

Ее решительность, спокойствие и уверенность сняло, как рукой! Она в панике бежала к выходу. Вот он, наконец-то. Но здесь никого. Лишь ужасный рев сигнализации. Вдруг мелькнуло что-то темное и утащило Эшли за ближайший угол.

— Филипп!

— Шшш!

Он закрыл ей рот ладонью и вжал ее всем телом в стену. Она слышала, как за поворотом кто-то бежит, но ее мысли были далеки от происходящего там за поворотом. Теперь ей не так громко ревела сигнализация, как раньше. Она полностью сосредоточилась на вампире, который полностью всем телом прикасался к ней. Его голова была повернута по направлению к центральному коридору, от чего его дыхание скользило по ее шее. Эшли снова престала себя контролировать: ей казалось, что сердце выпрыгнет из груди. Дыхание участилось, а сама она не могла отвести глаз от Филиппа. Он стоял, прислонившись к ней, не дыша, весь бледный и холодный, но в то же время, такой живой и теплый, такой притягательный.

Филипп резко повернулся к Эшли и медленно убрал ладонь с ее губ. Ей казалось, словно поток горячего воздуха обжег ее легкие, но это было приятно. Филипп жестом показал, что в коридоре двое и Эшли поняла, что это охранники, и они ищут ее. Сигнализация ревела, а мужчины, наверняка, поняли, что книгу украли. Они дверь не открывали.

Девушка посмотрела на вампира, и одними губами прошептала:

— Я выйду к ним.

Филипп сначала не хотел ее пускать. Он держал ее у стены и не отпускал. На миг Эшли показалось, что в его глазах мелькнула тревога. За нее ли? «Бред!».

— Я все улажу. Ты же веришь в меня.

Вампир медленно опустил свободную руку. В другой он держал обветшалый том книги, возможно, именно той, которую они искали, Эшли не знала. Как только девушка подалась вперед в коридор, вампир на миг схватил ее бережно за руку. Задержав ее на мгновение, поцеловал сквозь волосы в висок.

Эшли уверенно вышла из-за угла:

— Я вас искала.

Охранники оторопело посмотрели на нее.

— Мне позвонил отец и сказал, что он в участке. Я прошу меня извинить. Я принесла вам столько хлопот.

Эшли скорчила виноватую мину. Она протянула им рацию обратно.

— Да что нам эти хлопоты! У нас ЧП! У нас украли древний гримуар! Причем, судя по следам, какой-то невидимка!

— Сочувствую! Думаю, вам не составит труда меня выпустить отсюда?

— Да, пожалуйста! У нас сейчас столько хлопот будет, что не до этого! Алан, выпусти ее.

Сутулый парнишка поплелся к двери.

— Прошу.

Эшли прошла вперед и почувствовала, как между ней и Аланом проскользнул комочек тепла. Филипп. Он ее поцеловал. Конечно, не серьезно, но поцеловал. Эшли не могла выбросить это из головы. Филипп ее поцеловал в висок. А перед этим поймал ее за руку и нежно провел по ладони. А что она испытала, стоя рядом с ним. Как близко он стоял! А уж что чувствовал он! Наверняка, ее сердце отбивалось у него в висках, а ее дыхание забивало ему уши. Но она не могла себя контролировать! Его запах. Дыхание? Он, словно гром среди ясного неба, свалился на нее в том коридоре.

Как только за Эшли закрыли дверь, Филипп встал рядом с ней. На улице лил дождь и Эшли быстро промокла.

— Ты спасла наши жизни. Филипп улыбнулся своей проникновенной улыбкой.

— Ты мне помог.

— Ты промокла насквозь и можешь заболеть. Дай мне руку, я быстро доставлю тебя домой.

Эшли не сопротивлялась. Странно, но когда Филипп упомянул дом, Эшли вовсе не подумала о своем доме. Пятиэтажный особняк пятисотлетнего с небольшим вампира ей нравился больше. Они добрались за несколько секунд.

— Невероятно, — все, что смогла вымолвить девушка.

— Пустяки, — улыбнулся Филипп, — иди наверх, прими горячую ванную, тебе нужно согреться. Ты вся дрожишь.

Эшли и правда дрожала, но не столько от холода, сколько от того, что испытала сегодня за день, а особенно за ночь — адреналин был в избытке.

— Если что, моя комната напротив твоей, я пока повожусь с книгой. Если тебе что-то понадобиться.

— Хорошо.

Эшли приняла горячий душ и переоделась в какую-то доисторическую пижаму (первое, что под руки попалось). Она не хотела спать, хотя и жутко устала. Все эти события рвались из нее наружу. Она хотела с кем-то поговорить, поделиться, но с кем? Нэн в заточении, родители ей врали, да и вряд ли ее родители поверили бы во все это, а Том — он далеко. И он тоже ей врал. Смешно, но самый близкий ей сейчас человек и самый чужой в тоже время — Филипп.

Эшли вдруг захотелось его увидеть. «Комната напротив». Она встала с кровати и вышла в коридор. В его комнате не горел свет, но он и так видит хорошо в темноте. Он, наверняка, слышит ее шаги и уже знает, что она задумала. Но, когда она вошла, она увидела, как он лежит на постели, заложив одну руку за голову, а другую, положив на подушку, лежащую рядом. Спит. Эшли вдруг захотелось подойти к нему, обнять его, лечь рядом и уснуть.

Она вспомнила, как он вжал ее в стенку в коридоре архива, его запах, его взгляд, его тело… Девушка тихонько протопала к его кровати. Она еще посмотрела несколько секунд на Филиппа, а потом легла рядом с ним на покрывало кровати. Эшли посмотрела на взъерошенные волосы парня, новую футболку и какие-то шорты. Он выглядит восхитительно, подумала Эшли. «Если я так буду на него все время смотреть, то не усну до утра». Как только девушка отвернулась спиной к Филиппу, вампир пододвинулся к ней, обнял за талию и произнес шепотом ей на ухо:

— Я ждал тебя.

Глава 12

Близость и осторожность

По телу Эшли пробежала мелкая дрожь, словно тысячи маленьких иголочек одновременно пронзили ее. Она вся наэлектризовалась, и сердце забилось в два раза быстрее.

— Я думала, ты спишь.

— Нет. Я не сплю. Мы не спим. Вообще. Никогда.

Эшли повернулась лицом к Филиппу. Его рука все так же оставалась у нее на талии, из-за чего девушке еще труднее было контролировать себя.

— Совсем? Никогда?

— Абсолютно, — он улыбнулся. — А тебе нужно выспаться. Ты устала сегодня. Завтра еще один очень трудный день.

Эшли нервно хихикнула.

— Ты хочешь, чтобы я в твоих объятиях взяла и просто так уснула?

— Я рад, что ты пришла ко мне, но тебе нужно выспаться. Твое самочувствие очень важно для меня.

— Тогда, я хочу уснуть в твоих объятиях. Не гони меня.

— Ни в коем случае!

Филипп крепче прижил к себе Эшли, и девушка почувствовала легкое возбуждение. От него веяло спокойствием, добротой, надеждой, нежностью и мятой. Как же ей нравился запах мяты! Эшли уткнулась ему в плечо. Его дыхание обдувало ее ключицу, и она никак не могла сосредоточиться на том, что ей нужно спать. Его губы казались так близко и такими горячими, что ей хотелось к ним прикоснуться, вот-вот, только поднять голову и …

— Засыпай Эшли. Всему свое время. Утро вечера мудренее.

И Филипп поцеловал ее в оголившееся плечо. Опять этот короткий, сводящий с ума, поцелуй вампира. Но не успела Эшли пожелать ему спокойной ночи, как ее веки стали тяжелы и она уснула.

Когда Эшли открыла глаза, в комнате было темно, и она подумала, что еще ночь. Но когда она немного полежала, то сообразила, что на самом деле уже был день, просто в комнате были зашторены занавески, из-за чего дневной свет не пробивался внутрь. Она обернулась к Филиппу и обнаружила, что он никуда не исчез.

— Доброе утро.

Мягко произнес парень и расплылся в улыбке. Его рука все так же оставалась лежать на талии у девушки, а сам он не сводил с нее глаз.

— Ты так сладко спала, что я не посмел тебя будить.

Он убрал локон ее русых волос со лба.

Эшли на миг оторопела, а потом обрела дар речи:

— На улице день, я думала, что ты…

— Что? Отлеживаюсь в гробу?

Парень рассмеялся. Эшли стало неловко. Ничего такого она, конечно, себе не представляла, хотя не ожидала увидеть его рядом с собой.

— Нет, — смутилась Эшли, — просто не ожидала увидеть тебя утром рядом.

— Мне просто нельзя днем выходить на улицу, нельзя, чтобы солнечный свет попадал на меня. Иначе сгорю. Огонь смертелен для вампира тоже.

Филипп убрал руку с талии Эшли и сел на край кровати.

— Пойдем завтракать, Джон уже разливает кофе.

— Джон? Кофе?

Недоумевающее переспросила Эшли.

— Мой друг, помнишь? Завтрак. Вставай, я вас познакомлю.

Парень потер затылок и встал с кровати. Посмотрел украдкой на Эшли и добавил:

— Я буду ждать тебя в кухне. Комната внизу напротив библиотеки.

И он вышел. Кухня? Зачем ему кухня, если он ничего не ест? Хотя с ним живет этот Джон… Интересно, кто он. Эшли села на кровать. Сейчас она казалась смешной себе в этой пижаме и подумала, что выглядит нелепо. «Нужно пойти переодеться в свою одежду!». Сколько же она спала? Надо возвращаться домой, пока родители ничего не заподозрили.

Эшли приняла холодный душ и спустилась вниз. Сейчас дом не особо отличался от того, что она видела ночью: шторы так же завешены, и ни одного лучика не пробивалось сквозь них. Везде электрическое освещение. Открылись двери лифта, и в нос Эшли ударил необыкновенный запах тортильи! Джон, что шеф-повар? Вчера бифштекс, надо заметить, не самый отвратный! Сегодня испанская тортилья! Сама Эшли не готовила, но благодаря матери достаточно хорошо разбиралась в кулинарии.

Девушка зашла за лифт и повернула налево. Кухня была в белых тонах, оснащена по последним технологиям. Здесь было по углам два огромных холодильника, две электрические плиты, гриль, микроволновая печь, кофейный автомат, у Эшли прям глаза разбегались от всех приборов.

Вдруг в правом углу, возле разделочного стола, девушка увидела невысокого, смуглого чернявого мужчину лет тридцати пяти.

— Здравствуйте! Я Эшли.

— Доброе утро. Филипп сказал мне о вас.

Мужчина повернулся и улыбнулся, но как только Эшли увидела его лицо, она остолбенела. Половина его лица и шеи были в шрамах, словно кто-то его искусал. Шрамы были от рваных ран. Эшли стало не по себе. Филипп сказал, что Джон спас ему жизнь. От чего же Джон спасал Филиппа?

— Чего стала в проходе, иди, садись за стол.

И он практически протолкал ее к стулу. Все внимание Эшли было сосредоточено на Джоне и его лице, она надеялась, что он не замечает, как она смотрит на него, но Филипп видел точно. После нескольких минут, парень, наконец, заговорил.

— Что ты чувствуешь?

— То есть?

— Ты смотришь на Джона. Что ты чувствуешь?

Эшли перевела взгляд на Филиппа. Она считала, что не совсем корректно обсуждать кого-то, если он находиться в этой же комнате. Конечно, вообще нехорошо кого-то обсуждать, но так еще хуже. Или хуже, когда за спиной обсуждаешь, девушка запуталась.

— Он нас не слышит. У него повреждено правое ухо. Да и стол находиться далеко от нас.

Филипп откинулся на спинку стула, выжидательно смотря на нее, требуя ответа.

— Что с ним случилось? У него такие раны. Я не представляю, что это мог быть за зверь. — Шепотом произнесла Эшли. — Ты говорил, он спас тебе жизнь.

— Да, спас. Но какой ценой. Вампирам ни в коем случае нельзя пить кровь людей, которые не безразличны им, иначе они перестают себя контролировать, даже если им тысячи лет. — Вампир многозначительно глянул на Эшли. — Ты сегодня спала в постели зверя, который сделал это с Джоном.

Эшли отложила вилку в сторону и уставилась на Филиппа.

— Когда я был при смерти, Джон дал мне выпить своей крови, но он даже не подозревал, во что это может обернуться. Я его чуть не убил. Теперь я перед ним в долгу на всю оставшуюся жизнь, в каком-то смысле, я о нем забочусь — ему некуда больше идти. И он живет в Лондоне, а пока я в разъездах — смотрит за домом.

Филипп вздохнул. Эшли не могла поверить, такой хороший и не похожий на чудовище, надежный и которому можно доверять…. Но все же он вампир…. Она представила себе, как Джон захлебывается кровью и у девушки пропал аппетит.

— Я рассказываю это тебе не для того, чтобы напугать или вызвать отвращение. Я хочу тебя предостеречь.

Филипп перегнулся через стол и взял ее руки в свои, его ладони были холодны, но все еще грели — она по прежнему ему доверяла.

— В будущем, чтобы не случилось, Эшли, я тебя заклинаю, не смей меня спасать!

Уголок губ девушки нервно дернулся, пытаясь издать улыбку.

— Ты так говоришь, словно знаешь, что будет в будущем.

— Я знаю своего брата. А еще я знаю, что между нами есть связь и нас тянет друг к другу. Уильям попытается это использовать.

Эшли вытащила аккуратно руки из рук Филиппа, и опустила глаза. В чем-то он был прав, точно, ее к нему тянет, без вариантов. Она еще раз посмотрела на Джона, «бедняга».

— Ты говорил, Джон тебе тут помогает со всем.

— Он писал тебе письма от моего имени. Если ты заметила, я так устарело не выражаюсь.

Филипп улыбнулся. Да уж, разница с настоящим Филиппом и Филиппом из писем была видна отчетливо.

— Еще он следит за домом, пока меня нет.

— Дом! Мне нужно домой.

— Я тебя проведу.

— Но…

— Не в этом обличии.

— Конечно, да.

Эшли закивала головой и встала из-за стола.

— Я пойду, заберу свой телефон из спальни.

— Я буду ждать в холле.

Глава 13

Лучше горькая правда, чем сладкая ложь

Эшли тихонько вошла в дом, закрывая дверь, она еще раз помахала немецкой овчарке на прощание. Внутри было тихо. «Странно». Эшли прошла в прихожую и увидела на столике записку, что мама ушла в магазин за продуктами. Она уже думала быстро прошмыгнуть в свою комнату, как послышался голос из гостиной.

— Пришла, наконец! Есть разговор!

Отец был не в настроении, Эшли сразу поняла это. Пожалуй, ему доложили про архив. Сейчас начнется!

— Привет!

Она попыталась выдавить улыбку. Не самое подходящее время, тем более, когда со своими родителями она хотела разговаривать меньше всего. Эшли прошла в гостиную и уселась на диван.

— Где ты была? Во что вы с Нэнси ввязались?

— То есть? Я была, то есть мы с Нэн были у Мегги на день рождении, я еще маме звонила, что мы останемся с ночевкой.

«Ложь, сплошная ложь».

— Сколько еще ты намерена лгать? Мне звонила мама Нэнси, она дома не появляется уже два дня, не звонит, она в панике! Куда пропала Нэнси? Она опять подсела на наркотики, и ты ее покрываешь?

«Лучше бы наркотики!».

— Я никого не покрываю!

— И где ты сама была? Мама Нэнси звонила матери Мегги, вас там не было! Сначала кража, теперь что? Допустим, я поверил в предыдущую историю, что ты теперь придумаешь?

Отец начинал злиться. Но Эшли тоже понемногу выходила из себя. Как он смеет так говорить, когда сам ей врет всю жизнь!

— Я ничего не придумывала! — выпалила Эшли, — а по поводу историй, это тут, кто, что еще должен мне рассказывать.

Эшли сказала последнюю фразу на повышенных тонах, и Роберт от неожиданности присел в кресло.

— Как ты смеешь со мной так разговаривать?!

— А как вы смеете скрывать от меня, что у меня был брат-близнец?!

Выпалила Эшли, сама того не ожидая. В прихожей послышался грохот. Джема только-только вошла в дом и от неожиданности услышанных слов, она уронила все пакеты с приобретенным.

— Эшли, доченька, с чего ты взяла…? — начала, было, мама, но Эшли отмахнулась.

— Не нужно делать из меня дурочку! Я все знаю, и теперь вы меня не будете больше обманывать! Хватит уже!

Эшли просто кипела вся от злости. Она встала с дивана и начала метаться по гостиной.

— Как можно было скрывать от родной дочери, что у нее есть еще один брат?! — недоумевала девушка.

— Еще один родной ребенок, взять вот так вот и просто выбросить из головы, из памяти, из жизни!

— Ты не понимаешь, — начал Роберт, но Эшли его прервала.

— Да! Я не понимаю! Как?! Родная кровь!

— Он прожил всего двенадцать дней. Мы даже из роддома вас еще не успели забрать…

Джема расплакалась, и Роберт принялся ее успокаивать.

— Отлично! Значит, я даже к брату на могилу не могу сходить, потому что ее НЕТУ!

Эшли носилась по комнате, словно ураган. Она была такая злая на всех: на своих родителей, на Тома, на окружающий жестокий мир. Ей было жаль своего крошечного брата-близнеца, который, возможно, и имя не успел получить.

Эшли резко остановилась:

— У него было имя?

Джема кое-как успокоилась, Роберт вытирал ей слезы со щек. Он тоже шмыгал носом, и Эшли на секунду стало их жаль. Все-таки, они потеряли сына. Но как только она услышала имя, все вокруг стало вращаться с бешеной скоростью, и Эшли забыв о родителях, побежала прочь из дому.

Она неслась по знакомой уже дороге изо всех ног. Нужно ему все рассказать. Теперь все стало на свои места само собой. Как же всего три слова может изменить абсолютно все! Даже одно, подумала девушка. Она неслась, как на пожар. Еще один поворот и вот — она на месте. Она не успела подойти к двери, как дверь распахнулась и голос произнес:

— Он в библиотеке.

Кивнув, она побежала. Повернув направо, она вбежала в комнату и возле ближайшего стеллажа врезалась в вампира.

— Филипп!

— Да, извини. Я услышал тебя и хотел встретить. Что стряслось?

— Нет, Филипп!

Парень непонимающе посмотрел на нее.

— Да, я Филипп.

Эшли перевела дыхание.

— Моего брата зовут Филипп. Звали. Моего брата-близнеца!

Грудь девушки поднималась и опускалась, ей было тяжело говорить. Она глубоко вдохнула и выдохнула.

— А прожил он двенадцать дней! Вот и связь.

Филипп внимательно посмотрел на нее, он взял ее за руку и отвел на ближайший диван.

— Садись. Расскажи все.

— Но это все и есть. Я узнала лишь то, что он прожил двенадцать дней, и звали его Филипп. Но я думаю в этом и есть весь смысл! Ты сам говорил, что между близнецами есть особая связь, вот и смотри. Близнец Филипп умирает после рождения через двенадцать дней, остаюсь я, Уильям и выбирает меня, возможно, через всю эту магическую связь с числом двенадцать. Потом ты: ты тоже близнец Филипп, которого нужно убить, другими словами тебя тоже ждет смерть. Выходит, что Уильям из вас двоих считает себя сильнейшим.

Она немного помолчала, а потом добавила.

— Ну, а так, как у меня забрали брата, который был слабее, то я встречаю тебя, и между нами возникает связь, дабы восстановить какое-то равновесие что ли.

Филипп улыбнулся.

— Наверное, это звучит глупо.

Эшли опустила глаза.

— Вовсе нет, в твоих словах есть логика. Древняя магия не заключается в какой-то абракадабре. Все скрыто гораздо глубже.

И парень засунул выбившийся локон волос Эшли за ухо и приблизился чуть ближе к девушке. Эшли замерла в ожидании, но Филипп резко остановился. Он посмотрел Эшли на грудь и сморщился. Девушка проследила взглядом, на что смотрит Филипп. Из-под футболки выбился крестик, который подарил ей Том.

— Ааа, это подарок Тома. На шестнадцать лет.

Филипп хотел убрать цепочку обратно под футболку, но та его обожгла, и вампир попятился назад. Эшли удивленная вскинула бровь.

— Значит, правда? Он может тебе навредить?

Парень сморщил нос:

— Он освященный.

Что?

— Не думала, что Том мог подарить мне освещенный крестик. Всегда думала, что это просо кулон, подарок на день рожденье.

Эшли подняла глаза и увидела Филиппа, который смотрит на нее так, словно еще секунда и он не сдержится. Он смотрел на девушку, словно каждое мгновенье ожидания ломило ему кости, а ждал он будто века. Было видно, что его тянуло к ней, как и ее к нему. Эшли посмотрела еще раз на крестик, на Филиппа — поднесла руку и сорвала цепочку с шеи.

Филипп накинулся на нее в страстном поцелуе, которого ждал, казалось, вечность. В принципе, как и Эшли. Он повалил ее на диван, уложив на спину. Его губы нежно прикасались к ее собственным. Его леденяще горячее тело жгло Эшли, но она испытывала неописуемое удовольствие. Хоть они и были знакомы всего два дня, за это время столько всего произошло, что Эшли казалось, словно они знали друг друга вечность.

Филипп провел рукой по ее скуле еле слышно и медленно отстранился.

— Ты мне нужна.

— Как и ты мне.

И Эшли обвила вампира руками вокруг шеи, вжавшись ему носом в плечо. Он поцеловал ее сначала в ключицу, потом в шею, затем отстранился и наградил ее снова поцелуем в губы, но на это раз короче.

— Мне нужно тебе кое-что показать.

Глава 14

Сила крови

— Она на латыни?

— Ну да.

— Ты знаешь латынь?!

— У меня было достаточно времени, чтоб выучить еще несколько языков, кроме английского.

Филипп положил перед Эшли огромную груду обветшалого пергамента и раскрыл примерно посредине. Она наблюдала за его грациозными движениями, подперев висок рукой и поставив локоть на спинку стула, стоящего рядом. Она вспомнила их поцелуй. Как он отреагировал на ее кулон, а потом жадно к ней прижался. Нужно будет выбросить все освещенные вещи из дома, о которых она знает.

Филипп нежно провел по ее щеке, и она подняла глаза.

— Ты меня не слушаешь.

— Прости, я задумалась.

Она накрыла его руку своей ладонью и чмокнула ее внутреннюю сторону.

— Я вся внимание.

Филипп улыбнулся и принялся заново рассказывать.

— Я говорил, что никак не мог понять, зачем Уильяму может понадобиться первый том, ведь посмотрев его, я сам убедился, что слухи были правдивы и здесь действительно только невинные доброжелательные заклятия и заклинания, еще есть очень много всяких предысторий.

Филипп перевернул несколько страниц. Эшли ничего не понимала из написанного, поэтому ей было все равно, на какой странице открыта книга. Лишь где негде иногда мелькали какие-то древние зарисовки. Филипп нашел нужную страницу и ткнул в нее пальцем.

— Вот!

У Эшли резко зазвонил телефон. Мама. Девушка сбросила.

— Продолжай.

Опять. Звонила мама. Эшли примерно знала, что сейчас зазвучит в трубке.

— Говори. Я не хочу разговаривать с ними.

Она снова сбросила. Но звонки не прекращались.

— Ответь. Твои родители волнуются. Они не знают, где ты.

Эшли умоляюще посмотрела на Филиппа. «Зачем ты заставляешь меня это делать?».

— И что мне сказать?

Раздался еще один звонок, и Эшли взяла трубку.

— Алло! Я никуда не пропадала! Папа, не кричи, я тебя прекрасно слышу! Со мной все хорошо, мне нужно было уйти.

Роберт что-то кричал в трубку, и Эшли понимала его через слово.

— Успокойся, я вернусь домой.

Эшли заблокировала телефон и положила в карман.

— Маме стало плохо. Она… мне нужно идти домой.

Эшли закрыла глаза и вздохнула. Глаза вампира потемнели и он нахмурился.

— Я все слышал. Это ловушка, тебе нельзя домой. Его голос — это был не твой отец.

— Что?! То есть как ловушка? Что с моими родителями на самом деле?

Эшли сорвалась с места, но ее повело, и она чуть не упала. Весь мир поплыл у нее перед глазами. Еще час назад, она сама злилась на своих родителей и брата и готова была убежать из дому и отказаться от совместного проживания с ними, а сейчас она была способна на все ради их спасения.

Филипп подхватил девушку, и она угораздила к нему в объятия.

— Тише, тише. С ними будет все в порядке.

Его приятный приглушенный голос успокаивал ее, но она не могла себя контролировать.

— Я не могу это все уже выносить. Что он с ними сделает?

— Они ему не нужны, он охотиться за тобой. Просто хочет достать тебя поскорее.

Пред глазами Эшли все меркло. Ее лучшая подруга, которую уже два дня держат взаперти, теперь ее родители. Все обещают своим пленникам достойное обхождение, но все врут. Эшли померещился парень немного старше Филиппа пьющий кровь из горла Нэнси.

— Нет… — простонала девушка.

— Все хорошо.

Парень подхватил ее на руки и куда-то понес. Эшли проваливалась в темноту. В страшную и пугающую. Точная копия Филиппа гналась за ней по узкому коридору и хотела ее убить, вырезать ее сердце, а в углу три тела истекало кровью. Последнее, что видела Эшли, как кто-то уложил ее на мягкую кровать, потом она отключилась.

Проснулась Эшли, когда уже стемнело. Ее голова раскалывалась. Как только она открыла глаза, сразу же увидела Филиппа стоящего напротив и наблюдающего за ней.

— Доброе утро, соня!

Он не улыбнулся, как всегда, это делал.

— У меня раскалывается голова.

Эшли попыталась встать, но вампир ее остановил.

— Нет, лежи. Джон тебе принесет один отвар, тебе должно полегчать. Твоя операционная система, как говориться, дала сбой, но ее можно починить.

Эшли легла обратно. Она была в его комнате, здесь были открыты окна, словно ночь наоборот превратилась в день.

— Ты сам не очень выглядишь.

Он немного помолчал.

— Мне нужно отлучиться ненадолго. Ты здесь в безопасности. Если что — обращайся к Джону, его комната на втором этаже.

Филипп подождал, пока Эшли выпьет отвар и растворился во тьме.

— Фу, какая гадость!

— Гадость? Что вы, Эшли! Лучшие травы, которые могли только собрать лесные феи!

Брови Эшли вскочили вверх.

— Пожалуй, у нас разные понятия с ними о том, что хорошо, а что нет.

Девушка кисло улыбнулась. В висках давило до сих пор.

— Ничего, зато быстро действует. Вы не привыкли к таким лекарствам, поэтому вас может немного клонить в сон, но зато проснетесь, как новенькая.

«Если бы!». Манера Джона говорить действительно напоминала речь, которой были написаны письма Филиппа.

— А откуда вы знаете о лесных феях?

— Так моя матушка ею была. Я гибрид. От матери унаследовал бессмертие. Мистера Лонга знаю, сколько себя помню! Отличнейший человек!

— Феи тоже бессмертны?

Эшли оторопела.

— Что значит тоже? Вампиры не такие уж и бессмертные, моя дорогая Эшли! Есть множество способов их убить, скажу я вам. А вот убить лесную фею, считается великим проклятием, так же, как и дракона, русалку или пикси!

«Он знает о ритуале», вяло подумала Эшли.

— Что ж я ухожу, а вам нужно отдохнуть.

— Спасибо!

Джон поклонился и вышел.

Эшли провалилась в пучину сна мгновенно. Ей казалось, что она спала до самого утра, но на самом деле не прошло и часа, как она снова открыла глаза. Она ощутила знакомое прикосновение. Его глаза пристально смотрели на нее, и она снова ощутила его дыхание на себе.

— Почему я чувствую твое дыхание? Вампиры ведь не дышат.

Филипп улыбался.

— Я научился этим пользоваться за пятьсот лет, чтобы не выделяться среди людей.

— Ты научился дышать?

— Это несложно, если ты делал это раньше. Но я смотрю, тебя это удивляет больше, чем то, что фактически я мертв?

Эшли заглянула ему в глаза, он выглядел по-другому. Хоть в комнате и было темно, но она чувствовала его умиротворение и спокойствие. Его глаза блестели, а правая рука легонько поглаживала ладошку Эшли.

— Ты выглядишь лучше, — заметила девушка. — Ты пил кровь. — Она не спрашивала, а утверждала.

— Да, мне это необходимо время от времени. — Он не напрягся, не перестал гладить ее руку. Он сказал это обыденным тоном. Что здесь такого, он лишь подтвердил очевидное.

— Я надеюсь, тебе тоже стало лучше.

— О, да, намного. То волшебное снадобье Джона просто изумительное, хотя и отвратительное.

Эшли немного помялась.

— Ты не говорил, что он из рода фей. Это невероятно. Он выглядит, как обычный человек.

— А что ты хотела увидеть? — Филипп расплылся в улыбке. — Маленького сморщенного с острыми ушами человечка?

— Не знаю, я понятия не имею, как они выглядят.

Эшли задумалась на несколько секунд. Его рука на ее ладони тормозила ее мышление. Ее движения отвлекали ее. Ей самой безумно хотелось прикоснуться к нему, но она хотела что-то спросить у него еще. Что же? Это варево Джона, казалось, затупило ее разум. Правда, голова ее стала действительно светлее, и было не так тяжело. Книга, точно!

— Филипп! Книга, ты мне так и не сообщил, что ты там нашел!

Парень убрал руку с ладони Эшли.

— Я думал подождать с этим до завтра. Пока тебе станет лучше.

— Ну, нет уж! Я хочу слышать все сегодня. Моих близких всех похитили, им грозит опасность, я не хочу больше медлить ни минуты.

Эшли встала с кровати.

— Я хочу знать все, что требуется для их спасения, и ты мне в этом поможешь, Филипп Роберт Лонг!

Она указала на него пальцем, и вампир рассмеялся, откинувшись головой на подушку.

— Прости, просто ты великолепна, когда у тебя переизбыток эмоций.

— Это не смешно.

— Я вовсе не говорил, что ты смешная.

Вампир в долю секунды оказался рядом с девушкой и притянул ее к себе, обвив руками вокруг талии.

— Я лишь пытаюсь тебя уберечь.

Он сел на кровать и усадил Эшли себе на колени в одно мгновение. Девушка не сопротивлялась.

— В книге есть страница о близнецах, где говорится, что сильнейшим считается тот, который первым родился. Мой брат меня всегда считал сильнейшим — он меня хочет убить. Я до этого времени предполагал, что Уильям тебя хочет использовать в ритуале, но это не так.

— То есть? — Эшли опешила. Она не могла понять, что имеет ввиду Филипп.

— В твоем свидетельстве о рождении, которое ты так и не успела посмотреть, сказано, что первым родился твой брат, а отсюда следует, что Уильяму нужен он.

— Но он же умер….

— Теперь я не уверен в этом. Я все ломал голову, зачем моему брату нужен первый том, в котором и намека нету на черную магию? Но ответ пришел сам собой. Здесь говорится о борьбе между близнецами и что если они участвуют в каком-то ритуале, то выжить всегда должен сильнейший. Получается, что для ритуала Уильяму нужны оба близнеца, чтобы они боролись, а он в итоге забрал сильнейшего, того кто выживет, и вырезал у него сердце.

— Я не понимаю, но как, ведь родители сказали, что он не выжил….

— Смею предположить, что Уильям все подстроил и забрал ребенка себе. Филипп уже не твой брат. Его воспитывал жестокий монстр. У него другие понятия о том, что хорошо, а что плохо.

— У меня есть брат, и он хочет меня убить. — Еле выдавила из себя Эшли.

— А книга нужна была Уильяму, потому что там описано средство защиты для того, кто слабее. Ведь всегда должно быть равновесие и древние маги его поддерживали.

— Что? Защита? И зачем это Уильяму?

— Чтобы не дать тебе об этом узнать, конечно!

Филипп улыбнулся и провел рукой по бедру девушки, еле ее касаясь.

— И что же это?

— Кровь. Моя кровь.

Глава 15

Обмен

— Что ты имеешь ввиду?

— В книге сказано, чтобы обрести какую-то силу для спасения, нужна кровь вампира. Вместе с кровью человеку передаются все силы и качества вампира. — Филипп многозначительно взглянул на Эшли. — Но этот прием действует только в том случае, если между человеком и вампиром есть какая-то особая связь, как например, если бы они были родственниками или… влюблены.

Эшли сглотнула.

— Почему именно кровь вампира?

— Не знаю, все эти древние маги были просто помешаны на всякого рода связях. Возможно, символ жизни и смерти. Это уже неважно. Главное теперь, что я могу передать тебе свои силы и хоть как-то тебя обезопасить.

У Эшли пересохло в горле. Неужели это действительно возможно? Неужели она будет обладать силами Филиппа и ей для этого будет достаточно лишь выпить немного его крови?

— Это сработает?

Рука Филиппа от бедра по талии поднялась чуть ниже ее груди.

— А ты как думаешь?

Его губы накрыли ее, и для нее это не было сюрпризом. Она обняла его сильную спину и прижала к себе. Вампир целовал ее жадно, но нежно, наслаждаясь каждым мгновением, словно делает это в первый и последний раз. Эшли где-то глубоко внутри своего живота почувствовала легкое покалывание — ее бабочки вырвались на свободу. Она еще никогда не испытывала ничего подобного от прикосновений и поцелуев парней. В школе у нее было несколько ухажеров, но то, как ее тянуло к Филиппу — нельзя было сравнить ни с чем!

Парень осторожно ссадил ее на кровать, одной рукой держа ее за талию, а другой, обняв за икры. Они не прекращали целоваться. Эшли казалось, что если она сейчас оторвется от Филиппа, то закончится воздух, ей не станет чем дышать и она задохнется. Он нужен был ей во всех смыслах, как и она ему. Парень постепенно начинал ее целовал все настойчивее и с большей страстью, но Эшли не чувствовала в этом ни какой грубости. Так минута за минутой Эшли не заметила, как они оказались на мягких подушках посреди постели. Его постели. Филипп возвышался над ней, упираясь одной рукой в подушку, а второй лаская ее покрытый мурашками от возбуждения плоский животик.

Эшли, каждый раз напрягаясь от его прикосновения, закусывала губу. Ей казалось, что еще немного, и она прокусит ее насквозь. Не хватало еще, чтобы кровь пошла, она помнила о том, что Филипп говорил о значении крови для вампира близкого ему человека.

Филипп отстранился от Эшли на мгновение и приостановил все свои движения. Эшли отвлеклась от своих мыслей и посмотрела на него вопросительным взглядом: «Что не так?». Его пальцы медленно скользили по ее животу, поднимая ее футболку вверх, но на уровне ее пупка он остановился и многозначительно посмотрел на девушку, якобы спрашивая ее разрешения. Эшли все поняла — она немного приподнялась и сняла свою футболку с себя сама:

— Теперь твоя очередь, — улыбнулась Эшли. Вампир в мгновение ока лежал перед Эшли уже без верха с ослепительной улыбкой. «Такая грация», подумала Эшли. Он подобрался к ее пупку и начал прокладывать дорожку из поцелуев. Сначала к сердцу, потом к шее. Эшли покрывалась мурашками от каждого поцелуя и ее возбуждение возрастало. Она сжала в кулак рядом лежащую подушку, костяшки ее пальцев побелели. Вторую руку она запустила в черные, как ночь, волосы Филиппа. Какие же они приятные на ощупь. «Какой же он приятный на ощупь!». От шеи он покрыл ее поцелуями до левого уха — она поежилась, ей было щекотно немного. И когда, наконец, вампир добрался до губ девушки, он прошептал ей, глядя прямо в глаза:

— Я хочу тебя, — и накрыл ее жадным, горячим, неистовым поцелуем.

Эшли спала долго, сладко и спокойно, как в детстве. Ей казалось, что все невзгоды — это лишь дурной сон, а все, что есть это лишь она и Филипп. Она открыла глаза — Филипп смотрел на нее и улыбался.

— Ты прекрасна, — и он ее поцеловал. Эшли расплылась в улыбке.

— Доброе утро! Я уже думала, что все это мне приснилось и… — она замолчала. Ведь, если предположить, что все было сном, то Филиппа она бы тоже не встретила никогда.

Филипп поправил ее растрепавшиеся волосы.

— Этот кошмар закончится и останется только хорошее. Нужно лишь сделать одну вещь. — Филипп погладил ее по плечу.

— Сделать? Что? — брови Эшли домиком поползли вверх.

— Кровь, Эшли, тебе нужно выпить мою кровь.

Да, она и правда, совершенно забыла об этом. Да разве будешь тут думать о крови, каких-то убийствах, похищениях, когда ты в постели с вампиром, к которому тянет неземное притяжение.

— Значит, мне просто нужно выпить глоток твоей крови и все, что ли?

Филипп поморщился. Он взял руки Эшли в свои и начал перебирать ее пальцы.

— Если честно, я не знаю, как это должно произойти, как это может на тебя подействовать, что ты можешь почувствовать, но попробовать мы должны, чтобы тебя защитить.

И моих близких, подумала девушка. Она ведь собиралась их спасать, а не себя! Изначально. Теперь у нее есть смысл выжить — Филипп. Она хотела, чтобы у них было будущее.

— Ну что ж, давай мне стакан или что там с твоей кровью, я его выпью и покончим с этим.

Эшли уверенно уселась посреди кровати, прикрывая покрывалом оголенную грудь.

— Я готова.

Филипп посмотрел на нее оценивающе, ему нравилось в ней все. Этот взъерошенный вид, этот решительный взгляд, эта кожа… Он перевел взгляд в другой конец постели, чтобы снова не дать воли своим инстинктам и чувствам.

— Все не так просто. Ты должна выпить кровь из самого тела вампира, то есть из меня.

Эшли непонимающе захлопала ресницами.

— Но у меня нету клыков, чтобы вонзить их тебе в шею.

Филипп запрокинул руку за спину и выудил оттуда небольшой серебряный нож.

— Вот, — он протянул ей свое запястье. — Теперь у тебя есть «свои клыки», — и он улыбнулся. Эшли поморщилась.

— Я не хочу причинять тебе боль.

— Я не чувствую боли.

Эшли недоверчиво взглянула на него.

— Такой боли я не чувствую. Это для меня не боль.

— И что же я выпью твоей крови, у меня появятся твои силы, и мы вдвоем пойдем на поиски моих родителей, Нэн и Уильяма?

Филипп загадочно улыбнулся:

— Не совсем. Я кое-кого позвал на помощь. Друзей.

Эшли взяла запястье Филиппа в одну руку, а во вторую нож, не сводя с вампира глаз:

— Но сначала я должна выпить кровь, верно?

— Верно. — И он расплылся в лучезарной улыбке.

Эшли понятия не имела, какая на вкус может быть настоящая кровь. Но она ждала, что кровь вызовет у нее какое-то отвращение, а поэтому заранее приготовилась, что ее может стошнить.

Эшли аккуратно провела ножом по запястью Филиппа, и маленькая струйка крови сразу закапала на белую постель. Эшли отложила нож себе за спину. Она смотрела на руку парня и не могла решиться — это все же не клубничный фрэш. Вампир наблюдал за ней пристально, не сводя глаз.

Кровь была обыкновенного цвета, как и у всех людей. Ничего не говорило о том, что она какая-то особенная. Эшли поднесла запястье ко рту и посмотрела Филиппу в глаза:

— Если ты меня решил отравить, то я восстану из мертвых и буду тебя преследовать, — она улыбнулась и прильнула губами к его запястью.

Из общеизвестных фактов Эшли знала, что кровь на вкус должна быть солоноватая и с металлическим привкусом, но кровь Филиппа была сладка, словно запретный плод. Словно ребенок, который добрался до запрещенного развлечения, Эшли прижалась к руке вампира и жадно стала пить его кровь, обхватив его обеими руками. Она не понимала, что делает, ей не нужно было так много крови, но ей так хотелось испробовать его полностью. Ей не хотелось останавливаться. На миг ей показалось, что в ней проснулось легкое возбуждение, как вчера, когда Филипп к ней прикасался. Она закрыла глаза от удовольствия, но услышала голос Филиппа спокойный, но напряженный:

— Хватит, Эшли.

Она открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее с напряжением. У него в глазах снова был тот красный отблеск, но теперь он выглядел по-другому. Уже настойчивее, вампир снова заговорил:

— Эшли, хватит, ты выпиваешь вместе с кровью мою жизненную энергию.

Эшли смотрела на вампира и у нее на глазах его кожа становилась бледнее, под глазами появлялись синяки, а кожа начала усыхать и он стал походить на настоящий живой труп.

Девушка отпрянула — ей стало страшно. Она резко спохватилась с кровати, оделась и подбежала к Филиппу.

— Фил! Фил! Как ты? Ты в порядке? Прости! Я не могла остановиться, твоя кровь, она…

Она не закончила, она увидела себя в зеркале измазанную в крови, но живую, сияющую, полную энергии и Филиппа, лежащего на кровати полуживого. Она ужаснулась.

— Боже, что я наделала! — она взяла его лицо в свои руки, но его глаза казались пустыми. — Тебе нужно поесть! Где же Джон? У тебя есть какие-то запасы крови дома?

Эшли была в панике, но вдруг решение проблемы само пришло к ней.

— Кровь! Пей мою кровь, Фил!

— Нет, — простонал Филипп, — ни за что.

— Я тебя умаляю, — девушка нагнулась к нему к самому рту. — Я не хочу видеть, как ты умираешь у меня на руках! Я не хочу быть причиной твоей смерти. А как же спасение моих близких и низвержение твоего брата?!

Эшли не знала, какие еще ему нужны доводы. Но вампир не хотел показывать свои клыки и уж тем более пить ее кровь.

— Я не верю, что ты мне причинишь вред какой-то, я сама тебя чуть не убила, видишь! — она издала нервный смешок. «Нож», нужно его найти. Эшли кинулась к подушкам и схватила окровавленный нож дрожащими руками. Она в мгновение вернулась к Филиппу, сделала надрез на ключице, нагнулась над парнем и стала ждать. Кровь капала ему прямо на губы. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы сработал животный инстинкт, но эти секунды Эшли показались вечностью. Филипп открыл глаза — они были красные, как кровь. Он выпустил клыки, и они больно вонзились в шею Эшли.

На глазах у девушки Филипп превращался обратно в парня, которого она знала: синяки под глазами пропали, глаза стали снова светло-карими, а скулы ровными и не впалыми. Лишь клыки его ей ужасно жгли кожу, это не было так приятно и сладко, как всегда, когда он ее целовал или обнимал.

Эшли поняла, что силы Филиппа вернулись к нему, когда парень со всей силой переместил их обоих к зеркалу и вжал ее в стену так, что осколки посыпались на пол, а ей показалось, будто у нее хребет затрещал. «Пожалуй, хватит». Ей становилось уже не по себе, он все никак не хотел останавливаться. Девушка вспомнила Джона, его изуродованное лицо и Эшли начала паниковать.

— Филипп, прекрати, — она начала бить вампира в грудь руками. Но было бесполезно, словно молотить руками о каменную стену, и тогда она вспомнила о силах, которые должны были ей передаться вместе с его кровью. Эшли подумала о шкафе, стоящем в углу рядом с кроватью. Она закрыла глаза и представила, как тот падает на Филиппа. Эшли услышала неимоверный грохот. Филипп свалился с ног. «Все-таки перемещение предметов — хорошая вещь». Эшли открыла глаза и увидела Филиппа лежащего на полу и шкаф, разгромивший полкровати. Филипп встал и осмотрелся. Он трухнул головой, словно сбрасывая с себя какую-то манну. Они, молча, уставились друг на друга. У Эшли кровоточило горло, но она была на адреналине и поэтому не замечала этого.

— Я тебя чуть не убил! — выдохнул ошарашено Филипп.

— А я тебя — сказала Эшли, переводя дыхание.

Глава 16

Молния

Горячая вода струилась по коже Эшли, смывая кровь с ее тела. Девушка стояла под душем, как завороженная. Она все вспоминала последние произошедшие событие. Филипп, увядающий прямо на его постели, потом, настоящее животное, пьющее кровь из ее горла. Вампир. Все тот же Филипп. Рана Эшли кольнула и девушка рукой потянулась к шее. На коже чувствовались две маленькие дырочки с рваными краями. Она провела по ним пальцами и спустилась ниже к надрезу, который сделала сама, чтобы спасти парня, который ей не безразличен.

Эшли убрала руку и из надреза показалась маленькая струйка крови. Кровь…. Она ведь тоже пила кровь. Кровь вампира. Она была такая приятная на вкус, что Эшли не могла отстраниться от Филиппа. Эшли чувствовала даже легкое возбуждение, словно пила что-то необходимое для ее существования и не могла от этого отказаться просто так. Чувствовал ли Филипп то же самое, когда пил ее кровь? Неужели все это опять из-за этой странной связи между ними?

Эшли закрыла кран и потянулась за полотенцем. Обмотавшись, она вышла в спальню. Какая разруха! Кровать наполовину разрушена и в крови. Шкаф сломан и рядом на полу валялись мелкие осколки зеркала и дерева. Снова кровь. Эшли вспомнила о шее, и боль показалась ей сильнее.

— Я принес бинты. Филипп просил сделать вам перевязку. — В комнату вошел Джон. — Он сам приводит себя в порядок и скоро подойдет.

Эшли всего лишь кивнула. Ей не хотелось сейчас разговаривать с кем-либо, слышать какие-то утешения или расспросы. Хотя она была уверенна, что Джон и так все понимал. Кому, как не ему это знать лучше! Он прочувствовал эту ситуацию на себе.

Неожиданно для себя Эшли обнаружила, что она сидела, молча, и не сопротивляясь, пока Джон делал все необходимое. Он продезинфицировал раны, смыл остатки крови и заклеил все пластырем. Эшли показалось, что боль уходит.

— Готово! — Джон мило улыбнулся, и его шрамы исказились в причудливой гримасе. — Заживет в один миг.

Эшли снова кивнула и направилась в гостевую «свою» комнату, чтобы одеться. Переходя по проходу, она услышала чей-то голос — Эшли обернулась. Вокруг никого не было. «Показалось». Но, не успев дойти до двери, девушка услышала его снова. Эшли встала, как вкопанная. Было ощущение, что за ней кто-то подсматривает. Потом голоса начали увеличиваться в количестве, и Эшли стала разбирать отдельные слова и обрывки фраз.

— Как ты мог…

— … но ведь…

— Разве…

— Уильям неуловим, он…

«Уильям». Услышав это имя, Эшли стала снова оборачиваться в поисках кого-то рядом, но бесполезно. Ни души. Она быстро направилась в комнату и заперлась там. Голоса были незнакомые, и ей стало не по себе. Почему она слышит их? Это ненормально! Эшли пошла в гардеробную и на скорую руку выбрала себе наряд. «Нужно найти Филиппа и поговорить с ним! Сказать ему об этом!». Но как только она об этом подумала, в дверь постучали.

В любой другой момент Эшли бы, не сомневаясь, открыла, но теперь она обязана была спросить кто за дверью.

— Это ты, Филипп?

— Конечно.

Знакомый голос. Девушка открыла дверь и увидела абсолютно другого парня: наполненного жизнью, сияющего, полного энергии и жизни. Не измазанного ее и своей кровью, и Эшли полегчало на миг.

— Я рада увидеть здесь тебя. — И она прильнула к нему с объятьями. — Такого.

Вампир погладил ее по спине и отстранил на мгновение.

— Я тоже. Ты спасла мне жизнь, несмотря на то, что я говорил тебе не делать это, если же она будет зависеть от твоей крови. Я был груб с тобой.

Эшли нахмурилась.

— Но ты жив. Я жива. И теперь можно в бой. — Она улыбнулась, но недостаточно правдоподобно, что легко заметил вампир. Он провел своими длинными пальцами по ее шее, где были заклеены раны.

— Ты еще на адреналине и не совсем готова. Нужно проследить за тем, как ты меняешься. Какие силы получишь и на что будешь способна. Там, куда мы пойдем, сегодня ночью будет очень опасно. А еще — тебя нужно кое-кому представить.

— Голоса…

— Что? — Филипп, взяв за руку Эшли, отвел и усадил ее на кровать. — Какие еще голоса?

— Не знаю, когда я шла в комнату, я слышала, как они говорили что-то об Уильяме. Обрывки какие-то, я ничего не поняла.

— А, ну, это не голоса. Это друзья. — Парень улыбнулся. — Вампиры, которые приехали нам на помощь. Значит, слух у тебя тоже уже развился. Я думаю, к вечеру ты все осилишь. Честно сказать, я не думал, что ты так быстро справишься с перемещением предметов, но сработала ты, конечно, отлично. — Филипп чмокнул ее в лоб. — Ты потрясающая.

— Значит, я слышала вампиров?

— Да, я вас познакомлю. Хм… не со всеми сразу, конечно, их, пожалуй, слишком много, как для одного знакомства. — Филипп встал с кровати. — Значит, остается память, зрение, скорость, погода и превращение в животных. Может, что-то попробуем, чтобы проверить?

— Например? — Эшли не чувствовала усталости и боли в шеи. Она подумала, что это каким-то образом сказывается влияние крови Филиппа. Но от одной мысли о том, что у нее могут быть все силы вампира, ее голова, казалось, сейчас расколется пополам. Невероятно!

— Ну, допустим, повернись к гардеробу. — Филипп пошел и открыл в него дверь. — Посмотри внимательно внутрь на самую последнюю вещь, которая висит на вешалке. Какого она цвета?

— Боже, Филипп, здесь так много вещей, что я ни конца, ни края не вижу!

— Настрой глаза, сосредоточься.

Эшли смотрела несколько секунд в одну точку, но ничего не видела. Она концентрировалась на «этой последней вещи» даже мысленно, но ничего не выходило. Эшли уже, было, думала отвернуться, но перед ней стало что-то вырисовываться и гардероб, словно стал приближаться к ней сам. Словно из ниоткуда перед ней вынырнуло фиолетовое в кружевах платье. Эшли моргнула и все исчезло.

— Платье! Фиолетовое! — в экстазе вскрикнула Эшли. — Я его видела, Филипп. Это сумасшествие. Этот шкаф, платье, голоса. — Она повернулась к нему, — как ты с этим живешь? Это сводит с ума!

Он стоял, как и было раньше, расплывшись в улыбке.

— Теперь нас двое сумасшедших, — он подошел и привлек ее к себе. — Идем, нужно тебя представить.

Они ехали в лифте вверх. Четвертый этаж, пятый и лифт остановился. Пятый этаж? Филипп ей не говорил, что здесь находится. Они вышли, и Эшли увидела, что здесь нету никакого разделения на комнаты, а просто сплошной зал. Но больше всего ее шокировало количество людей, которое там собралось. Все были разнообразные, кто молод, кто среднего возраста. Были здесь и девушки, и мужчины. Блондины, брюнеты, русые, рыжие. Разные национальности, разные одежды. Их было около сотни.

— Они все вампиры? — шок в голосе Эшли был неподделен.

— Да, здесь все мои друзья, которые откликнулись на мою просьбу помочь мне свергнуть Уильяма.

— Но как они прибыли? Когда? На улице ведь день!

— Еще до рассвета. Ты спала.

Эшли поежилась. Вампиры уже были здесь, когда они еще были с Филиппом наедине. Парень взял ее за руку, и они пошла вперед. Некоторые из неизвестных Эшли, начали на них оборачиваться и шептаться. Эшли слышала их голоса:

— Смотри, эта та девушка.

— Это она, которую выбрал Уильям для ритуала.

В их голосах не было презрения или злости, но они все были удивлены. Почему? Потому что она не такая, как они? Потому что просто человек? Теперь Эшли могла бы с этим поспорить. Ведь теперь она себя чувствовала даже больше вампиром, чем человеком. Она пила кровь, получила их силы, тем более, не просто силы обыкновенного примитивного вампира, а особенного вампира, одаренного высшими силами.

Девушка чувствовала себя уверенно, идя за руку рядом с Филиппом. Он предавал ей силу и отвагу. Смотреть прямо в глаза сотне вампирам было не так и просто. Когда они дошли примерно до середины зала, Филипп остановился и молвил неимоверно громким, как ураган, голосом:

— Братья и сестры! Эта ночь настала! Перед вами стоит Эшли Роберт Стоун. Эта девушка сегодня спасет жизни всех, убив своего брата в поединке. Наша же задача — не дать Уильяму добраться до нее раньше.

Эшли стояла и смотрела, как все внимают каждому слову Филиппа, и никто не перечит ему. Роберт. Она не замечала раньше, что их отцов зовут одинаково. Странно как-то, столько всяких совпадений. «Убить брата?», не так все и легко, как звучит. Что будет чувствовать Эшли, когда увидит своего брата-близнеца впервые за всю свою жизнь? Какой он будет? А если он не захочет ее убивать? Что тогда делать Эшли? Почему Филипп не говорил ей, что она должна будет его убить? Конечно, он упоминал о поединке, но… она думала, что просто придет туда и спасет родных, а остальное оставит ему или еще кому-то.

Внутри Эшли начало накипать, все сжалось. Она не хотела показывать свою слабость, но не сдержалась. Филипп продолжал говорить, рассказывать план действий и напутствия, а из ее глаз полились слезы. Она сжала руку Филиппа изо всех сил, и за окном загремел гром. Ударила молния, и полил дождь.

Все обернулись на Эшли. Филипп замолчал и тоже обернулся к ней. Она не понимала, почему все смотрят на нее. Снова пошли шепотки.

— Он, что давал пить ей свою кровь?

— Похоже на то. Лишь он умеет управлять погодой.

И лишь Филипп смотрел на Эшли и улыбался. Остальные же были все поражены тем, что увидели.

Глава 17

Жизнь

Эшли стояла в кругу и все на нее смотрели. Она слышала десятки шепотков о том, как же было неразумно со стороны Филиппа связать с собой человека. Дать выпить своей крови обычной девушке. Поделиться такими уникальными силами ни с кем. Слезы все катились по щекам девушки, и дождь на улице не прекращался. Эшли наклонилась к Филиппу и прошептала:

— Я хочу отсюда уйти. Пожалуйста.

Улыбка Филиппа сошла с лица, но огонь в глазах не погас. Он обнял ее за плечи и прошептал ей в ухо:

— Потерпи немного. Сейчас уйдем. — Парень повернулся лицом к толпе и произнес, — уважаемые, все из вас были здесь, кто-то неоднократно, прошу, располагайтесь, как дома. Оружейная комната в подвале. Там вы найдете все, что нужно для сегодняшнего приключения. Прошу нас извинить. — И Филипп с Эшли откланялись.

Они, молча, добрались до ее спальни, и парень закрыл за собой дверь на ключ.

— Нас здесь не потревожат, — вампир принялся вытирать слезы с лица девушки. — Ну-ну, перестань, ты же у меня сильная девочка. Большие девочки не плачут. — Он улыбнулся. — Я бы не рискнул разводить здесь сырость, дом старый, еще развалиться.

— Это тяжело, — все, что смогла произнести Эшли. — Убить брата, спасти семью, подругу, остаться в живых, вынести сотню вампиров, которым я не по душе.

Филипп вскинул бровью.

— С чего ты взяла?

— Я слышала, о чем они шептались. Разве ты их не слышал?

Парень прижал Эшли к себе, и она уткнулась ему в плечо.

— Они просто не до конца еще осознали, кто ты и, что собой представляешь на самом деле.

— А ты? Ты осознал? — Эшли посмотрела ему в глаза. На миг ей показалась, что в этих его светло-карих глазах она увидела отражение своих глаз, в которых видела его глаза, в которых…. Эшли заморгала. Наверное, супервампирское зрение сказывалось.

— Как только я тебя увидел, я понял, что ты мой воздух, моя жизнь, моя кровь, без которой нет смысла. Ты моя вечность. — Филипп нагнулся и поцеловал девушку.

Этот поцелуй был какой-то особенный, словно время остановилось. Эшли целовала вампира, будто пыталась вдохнуть последний глоток воздуха, как спасательный круг ловит утопающий.

Девушка оторвалась от вампира и застыла на миг, не понимая, что она только что видела.

— Филипп. Мой брат, который Филипп. Я его знаю. Я его видела. В детстве. Когда мне было пять. Мы с ним встретились на улице случайно, но тогда я не знала, что это он. — Девушка отошла от парня и села на кровать пораженная. — О боже. Я этого ведь не помнила. До сих пор. Но теперь я вспомнила, какая паника тогда была на лице у матери, когда она увидела мимо проходящего мальчика моего возраста и тебя… То есть Уильяма, но он был точно твоей копией.

Филипп подошел и присел рядом, взяв ее руки в свои, начал их потирать нежно.

— А вот и память. Может, ты еще что-то помнишь из детства? — Филипп посмотрел на девушку, но Эшли помотала головой. Даже, если она что-то и вспомнила бы, то рассказала бы ему сразу. Зачем ей ждать?

— Хорошо. Ты устала, тебе нужно отдохнуть. Нас ждет очень тяжелая ночь. Ляг, поспи.

— Побудь со мной. — Эшли не хотела отпускать Филиппа. Хотя больше всего она просто не хотела здесь теперь оставаться одна, когда весь дом кишел вампирами. Хотя на вид и были они дружелюбные, она слышала их шепоты.

— Хорошо.

Эшли проснулась где-то около шести вечера. На улице стояла спокойная погода. Она успокоилась так же, как и девушка. Филиппа рядом не было. Эшли приуныла. Куда же он подевался? Хотя у него полон дом гостей. Наверняка, нашелся кто-то, кому он понадобился.

В животе Эшли заурчало, и она поняла, что с самого утра ничего не ела. Она ужасно проголодалась. Все-таки кровь — пища вампиров, а не людей. Она встала с кровати и направилась к лифту. Она надеялась, что найдет что-то на кухне съедобное для себя, а не для сотни кровопийц. Тем более Джон должен же тоже чем-то питаться. «Надеюсь, чем-то съедобным».

Выйдя из лифта, она увидела десятки вампиров, бродящих по всему дому. Кто-то просто болтал в компании, кто-то смотрел телевизор, кто-то играл в приставку, кто-то в бильярд, кто-то выходил из библиотеки с книгой в руках. Некоторые перебирали старые музыкальные пластинки и что-то усердно обсуждали. Одни возились с каким-то оружием, другие подкреплялись. Кровью.

Эшли направилась на кухню. Неудивительно, что и тут она застала около пяти вампиров. Один смуглый и черный с удлиненными волосами сидел за обеденным столом и пил кофе. Кофе ли? Эшли прошла мимо еще двоих девушек, активно обсуждающих грядущую ночь. Девушка подошла к холодильнику в поисках еды и почувствовала сзади какое-то движение. Она достала из холодильника овощной салат и как только захлопнула дверцу, увидела перед собой еще одного вампира.

— Я Эрик. — Он протянул девушке руку. — Мы с Филиппом знакомы около трехсот лет. Жили здесь какое-то время. — Он окинул взглядом дом и убрал руку, так как Эшли держала салат и не собиралась подавать ему свою.

— А я Эшли. Знакома с Филиппом три дня, но ощущение, что знаю его целую вечность. — Она с вызовом посмотрела на парня.

— Может, присядем? — и Эрик кивнул на стол.

— Конечно. — И о чем же ему хочется с ней поговорить? В любом случае, ей нужно привыкнуть к этому. Волей-неволей, вампиры стали неотъемлемой частью ее жизни, и ей придется научиться общаться с ними.

Они прошли мимо кухонной тумбочки, где Эшли взяла себе вилку, и направились к столу, где сидел еще один вампир. Все равно им не скрыться никуда от них. Да и слышат они все, это уж точно.

— Это мой кузен, Гарри. — Темноволосый парень кивнул.

— Очень приятно. — Эшли села напротив Гарри и Эрика, не имея никакого желания чувствовать рядом с собой ледяной воздух созданий, которых она вовсе не хотела здесь видеть. «Они пришли нам на помощь», вспомнила она слова Филиппа. Пускай и так, но она пока не была готова принять их с радушными объятиями.

— Как ты можешь пить кофе? Я думала, ваши организмы не воспринимают простую пищу.

— Нет, — вампир коварно улыбнулся, нагнулся к Эшли и прошептал, — но если добавить туда немного крови… — он подмигнул, — то получается отличнейший кофе.

Эшли наколола на вилку несколько долек огурца и перца. Нужно съесть хоть что-то, пока от разговоров с ними не пропал аппетит.

— Мы хотели поговорить, — начал Эрик. — Мы раньше никогда не видели человека, обладающего силами вампира. Это странно, необыкновенно, пугающе, видеть, что кто-то еще может то же, что и мы, тем более человек. — Эрик немного помолчал. — Я верю в то, что ты особенная девушка, не такая, как все. Не будь так, Филипп никогда бы не связал свою жизнь с тобой ради такой миссии.

Эшли отложила вилку и уставилась на вампира.

— Что ты имеешь ввиду?

— Он тебе не говорил, что бывает, если человек и вампир обмениваются кровью? — заговорил Гарри. Эшли быстро помотала головой. Сердце ее бешено начинало колотиться. «Что снова не так? Что он мне не сказал?». Парни переглянулись, и Гарри продолжил, — ты забрала его вечность, когда выпила его кровь. Теперь у него остались только годы, которые он должен был прожить до того, как стал вампиром.

Внутри Эшли все обрушилось. Зачем? Зачем он это сделал? Почему не предупредил ее? Почему не рассказал все? Девушка сорвалась с места и побежала из кухни на его поиски.

Повсюду бродили вампиры, и она то и дело набегала на кого-то из них, не успевая раз за разом извиняться за очередное столкновение. Эшли забежала в библиотеку, выкрикивая его имя, но никто не откликнулся, да и там стоял такой гул из других голосов, что она понеслась дальше. Машинально девушка поехала сразу на третий этаж, пропустив второй. В его спальню! Но там оказалось пусто. Она побежала в комнату напротив и застала там парочку вампиров, лежащую на кровати и целующуюся. Ей стало неудобно, она извинилась и поспешно вышла. Правда, ее это волновало сейчас меньше всего.

Четвертый этаж, пятый — снова пусто. Для себя Эшли открыла, что на четвертом этаже у Филиппа были древние коллекции картин, оружия, чайных сервизов и многого другого, для чего у нее не было времени. Она снова вбежала, запыхавшись, в лифт и вспомнила о втором этаже, она ведь его пропустила. Когда дверцы открылись, она почти лицо в лицо столкнулась с Джоном и тот мило улыбаясь, поприветствовал ее.

— Прошу, Эшли, проходите. — И полуфей отступил в сторону.

— Нет, Джон, ты не видел Филиппа?

— Филиппа? Я полагаю, он в оружейной.

Точно! Как же она могла забыть об этой комнате! Какая она невнимательная!

— Но, как в нее попасть? Я ее нигде не видела! — Эшли говорила с трудом, дыхание было сбитое, а сердце колотилось.

— О, это несложно. В библиотеке есть потайная дверь. Пойдемте, я вам покажу. — И, улыбаясь, Джон вошел в лифт.

Эшли казалось, что они передвигаются очень медленно. Она шла за Джоном по пятам, но на самом деле не шла, а «ползла». Они вошли в библиотеку, и Джон свернул за стеллажи туда, где Эшли сидели с Филиппом в первый раз, когда она здесь была. Тогда там стоял небольшой столик со стульями и для Эшли был накрыт ароматный ужин, но сейчас здесь стояли лишь стеллажи. Эшли никогда бы не подумала, что здесь может быть что-то необычное, странное, потайное.

Джон подошел к стеллажу, который располагался напротив них.

— Ну же, Эшли, идите сюда и станьте рядом со мной. — Девушка, ничего не понимая, подошла и встала рядом. Джон дернул какую-то книгу, и стеллаж повернулся на сто восемьдесят градусов. Они оказались с обратной стороны стены. — Вот, вниз по этим ступенькам, никуда не сворачивая и вы в оружейной. — Он дернул книгу еще раз и скрылся за стеной.

Эшли оказалась одна в старой комнате с приглушенным светом. Вниз вели, казалось, бесконечные ступеньки. Здесь воздух был более затхлый и отдавал железом. Эшли двинулась вперед. Словно в какой-то темнице. Она понимала, что находится в обыкновенном пятиэтажном доме, но здесь было такое ощущение, что этот подвал стоял здесь еще со времен королевы Виктории.

Эшли все шла и шла, но конца ступеней не было видно. Начали показываться по краям какие-то комнаты с огромными тяжелыми замками. Джон сказал не сворачивать. Интересно, что в них может хранить Филипп? Эшли ускорилась, ей становилось холодно, она уже наверняка давно под землей. Вдруг ей показалось, что свет становится ярче.

Девушка побежала вперед и не успела оказаться внутри, как уткнулась в знакомую грудь вампира. Филипп ее обнял и уткнулся носом в ее волосы.

— Что ты здесь делаешь? Я думал, ты еще спишь.

Эшли отстранилась и надтреснувшим голосом прошептала:

— Зачем?

— Что? — непонимающе уставился парень.

— Ты знаешь! Зачем ты пожертвовал ради меня своей жизнью?!

— Эшли, — он провел нежно кончиками пальцев по ее щеке, и их тепло прошло сквозь ее тело до самого сердца. — Вечность это не жизнь. Вечность это существование. Жизнь же свою я хочу прожить с тобой, взяв от нее все, что смогу, даже если не доживу до сегодняшнего рассвета.

Глава 18

Кладбище Хайгейт

— Не говори так! — Эшли прижалась к нему так сильно, как только могла. Она почувствовала напряженность его тела — он тоже волновался по поводу того, что их ждало сегодня ночью, подумала девушка. — Все будет хорошо, я даже думать не хочу о том, что могу кого-то потерять сегодня.

— Я не сказал, что будет плохо. Но будет трудно. — Филипп погладил ее по спине. — Все будет хорошо. Мы справимся. Но не без потерь. Уильям не сидел без дела все эти годы. У него собралось много приспешников, и придется их отвлекать, пока мы с тобой будем искать его и Филиппа. Он будет держать твоего брата при себе, это уж точно. — Филипп отстранился от девушки, не отпуская ее руки. — Идем. Я кое-что тебе покажу. — И он ее повел за собой вглубь комнаты.

В оружейной была масса разных видов оружия, словно военный склад. Единственная разница была в том, что оружие здесь было не только простое, как например, автоматы, пистолеты, винтовки, ножи или еще что-то в этом роде. Здесь было полно магического оружия, которое раньше Эшли видела только в кино или же только читала о нем. Арбалеты, кинжалы, мечи какие-то, луки, шпаги, хлысты, косы, здесь были так же колья, щиты висели на стенах, огромные молоты и булавы.

— Смотри, — вампир достал пистолет с полки, — это полуавтомат, его не нужно перезаряжать, я тебе дам серебряные пули, они освящены. Вот так вот заряжаешь, — Филипп продемонстрировал, — целишься в любую часть тела, но лучше всего в сердце, и стреляешь. — Он выстрелил в стену. Пуля отскочила. — Повтори.

Эшли без проблем проделала то же самое, тем более что с помощью памяти вампира, она запомнила все отлично, да и ее реакция теперь тоже улучшилась. Она засунула себе пистолет за пояс.

— Еще этот арбалет. Он не так быстр, как пистолет, но у него есть одна хитрость. Видишь эти крылья на конце стрел? — Филипп провел пальцами по маленьким лопастям, которые для взора простого человека были бы незаметны. Эшли кивнула. — Когда ты выстрелишь, и стрела попадет в цель, они раскроются и взорвутся внутри. Принцип работы такой же. И вампир снова продемонстрировал, но на этот раз у стены послышался взрыв. — Вот. Возьми стрелы. Не трать их зря.

Девушка собрала в одну руку все стрелы, что дал ей Филипп, в другую взяла арбалет.

— Ты не сказал мне, куда мы идем. Где Уильям? Куда мы направляемся? Почему именно сегодня?

Филипп начал паковать еще какое-то оружие в дорожную сумку и улыбнулся.

— Мы родились в Америке. Лонг — фамилия семьи моего прадеда. Но росли мы с Уильямом здесь. Этот дом — это то, что осталось у нас. Но Уильям, считая это слабостью, жить в доме, который напоминает ему о том, как он был человеком, то есть слабым, нашел себе свой уголок. Свое особое место, где мог прятаться только он. Он думает, что об этом знает лишь он, но он мой брат, и я его знаю очень хорошо, к сожалению, несмотря на то, что хотел бы не знать вовсе.

— И где же это его секретное место? Тайник? — Эшли вертела в руках арбалет, думая кто же придумал это чудное приспособление.

— Кладбище Хайгейт. Под ним есть тоннели. — Филипп закрыл сумку, набив ее всякой всячиной под отказ.

— Кладбище? — Недоумевающе посмотрела на парня Эшли.

— Что? По-моему, по-вампирски. — Он улыбнулся. — Пойдем, нужно всех собрать. Нужно выходить.

Что? Уже? Эшли не была готова. Она так хотела спасти своих родных, но поняла, что вовсе не была готова к тому, что ее там ждало. Она понимала, какое это испытание, и не только физическое. Увидеть родного брата, о существовании которого ты узнала пару дней назад. Сможет ли она поступить правильно? А если он не такой, как ожидает этого Филипп? Можно ли будет оставить его в живых и спасти всю ее семью?

— А если я не готова и не справлюсь? — Эшли опустила глаза, ей не хотелось разочаровывать Филиппа. Он забросил себе дорожную сумку за плечо, а другой рукой привлек ее к себе за талию и чмокнул в макушку: — Справишься. Я чувствую это. От тебя зависела моя жизнь, и ты справилась, хотя это было неожиданно для тебя. А сейчас ты готова целиком и полностью. У тебя есть все силы, которые должны быть, оружие и вера. И главное, у тебя есть то, чего нет у Уильяма — любовь. — Филипп нагнулся к ней и прошептал в ухо, — Я люблю тебя, Эшли Роберт Стоун. — И он ее поцеловал.

Они вышли из библиотеки, держась за руки, примерно за полсекунды. Скорость тоже уже была у Эшли, как говорится, в кармане. Филипп прошел в центр холла и крикнул, что пора собираться. Вампиры, как мурашки посыпались изо всех уголков дома. На часах было восемь, а на улице садилось солнце.

— Эшли, нам понадобиться твоя помощь. — Не нужно было говорить, что именно необходимо сделать. Девушка закрыла глаза и подумала о том, что она хочет увидеть в реальности. Когда она их открыла, то на улице было темно, словно перед глазами пронеслось часа три всего за секунду. — Спасибо. Ты потрясающая.

Вампиры потихоньку собирались в холле, каждый из них держал что-то в руке. У кого-то был арбалет, как у Эшли, у кого-то пистолет с серебряными пулями. Кто-то стоял с такой же дорожной сумкой, как и Филипп, набитой кольями и чем-то еще. У некоторых были щиты в руках и мечи. У кого-то молоты и кувалды. Эшли разглядывала каждого по очереди. И невольно думала о том, что кто-то из них мог не вернутся. «А ведь они здесь не ради себя!».

— Вы знаете, куда мы направляемся. Выходим через пять минут, как только кто-то доберется до места назначения первым, то ждет остальных. Никто не действует по своему усмотрению, все ждут. Внутрь нужно войти всем вместе. — Филипп посмотрел на часы. — Я думаю, пора. Встречаемся у склепа.

Мгновенно десятки теней посыпались наружу. И Филипп остались вдвоем с Эшли посреди холла.

— Склепа? — Переспросила девушка.

— Это вход в тоннели. Пойдем, нельзя опаздывать, остальные уже на полпути. — Он взял ее за руку и все вокруг помутилось. Они помчались на бешеной скорости. Эшли ничего не замечала на своем пути. Они неслись мимо домов, магазинов, проходящих мимо людей, и каждый раз Эшли казалось, что сейчас они врежутся куда-нибудь.

Со временем у нее начала настраиваться резкость и реакция. Эшли стала различать картинку на улице, и она отпустила руку Филиппа. Теперь она бежала сама, не отставая от вампира, и это было потрясающе. Ветер взъерошил ее волосы и обдул шею. Она улыбнулась тому чувству, которое заиграло у нее в груди — радость. Ей должно было быть стыдно за эту радость, когда ее близкие были в беде, и она должна была горевать. Но ей было так хорошо. Ведь она бежала им на помощь.

Филипп повернул направо и спустя пару секунд остановился. Эшли сделала тоже самое. Подойдя к ограде, она увидела надпись — Кладбище Хайгейт. Ворота были открыты, и вдалеке Эшли увидела множество черных фигур. Они пошли вперед.

— Почему твой брат прятался здесь? Это странно, не находишь?

— Мой брат вообще странный. — Филипп посмотрел на Эшли. — Он, действительно, прятался здесь. Он делал какие-то эксперименты над собой, хотел сделать себя сильнее, могущественнее. Он думал, что жестокие условия сделают его более жестоким и устойчивым. — Парень остановился. — Погоди, еще одна вещь. — Он пошарил рукой в кармане и, держа в перчатке какой-то сверток, поднес к ее лицу. — Я хочу, чтобы это было сегодня с тобой. Вещь, подаренная с любовью, играет не маловажную роль. — Филипп разжал кулак и оттуда показался ее кулон с крестиком. Эшли удивилась. Она бросила тогда его на пол, и не думала увидеть его еще раз.

— Спасибо.

Филипп откинул ее волосы с шеи и надел кулон.

— Пусть он тебя оберегает. Теперь можно идти. — И они направились к друзьям Филиппа.

Кладбище нельзя было назвать большим или огромным, оно было просто немыслимых размеров. Ему не было видно ни конца, ни края — ни справа, ни слева.

— Филипп, что теперь? Куда дальше? Я не вижу здесь никакого склепа.

— Склеп находится в Ливанском кругу, двенадцатый слева. А мы на Египетской улице. Все абсолютно с противоположной стороны.

Эрик что-то забормотал насчет того, что Гарри невнимательный дурачина, и все двинулись в другую сторону. Эшли заметила, что здесь не все вампиры, возможно, что кто-то двинулся и в правильном направлении, а поэтому ждал их уже там.

— Это все? За вами никого не было? — Спросил Гарри.

— Все. Мы с Эшли были последние.

Вампиры передвигались бесшумно, и Эшли надеялась, что хоть их и много, но все равно они смогут появиться перед Уильямом неожиданно. Все-таки многие жизни зависели от того, как они сами себя поведут сегодня. Как покажет себя Эшли. Как сама удача будет им благоволить.

Эшли вздохнула. На кладбище было тихо и жутко. У нее мурашки пробежали по спине. Как-то все было не так. Даже птицы не издавали никаких звуков. Ветер не гулял меж листьев деревьев, а сверчки не жужжали. Хотя Филипп говорил, что и нету вовсе никаких сверчков, а это все пикси, но куда же они подевались, эти пикси?

— Пришли. — Прошептал кто-то.

— Где вы так долго были? Филипп, мы уже думали, что с вами что-то случилось.

— Все хорошо, просто обошли с другой стороны. Все готовы? — Филипп окинул взглядом всех, вокруг стоящих.

Вампиры закивали. Эшли дернула Филиппа за рукав и прошептала:

— Фил, что-то здесь не так.

— Не бойся, все будет хорошо, идем. — Он взял ее за руку, и они первыми вошли в склеп. Но как только они оказались внутри, дверь за ними затворилась. Кто-то из близ стоящих снаружи начали колотить в нее. Эшли слышала крики и голоса. Филипп принялся толкать дверь изнутри, но она не поддавалась. Дверь намертво была захлопнута.

— Мы в ловушке, — спокойно произнесла Эшли. — Мне кажется, это очевидно, что так было изначально задумано. Пойдем, Филипп, у нас нет выбора. Нам не выйти наружу, а им не зайти. Мы должны идти вперед.

Филипп посмотрел на Эшли и кивнул.

Глава 19

Братоубийство

— Здесь целая сеть ходов и выходов. Мы ходим по кругу! Это бесполезно! — Эшли плюхнулась на холодную землю, опершись спиной о каменную стену.

Филипп стоял и к чему-то прислушивался. Он отложил сумку и насторожился.

— Эшли, вставай, пойдем. Я слышу какие-то голоса, и они вовсе не дружелюбные. — Он помог девушке подняться, и они поспешили свернуть за ближайший поворот.

Они бродили по тоннелям уже где-то около часа, и Эшли практически выбилась из сил. Если бы не то, зачем они сюда пришли, она бы бросила все, развернулась и ушла бы отсюда. Но куда было идти? Они с Филиппом заблудились! И это было еще не самое худшее. Примерно, спустя минут десять, как они отошли от входа в склеп, Эшли попала в очередную ловушку Уильяма и потеряла все серебряные пули, которые дал ей Филипп для пистолета. Остался только арбалет и десять стрел. Отлично!

Эшли прислушалась сама, и услышала разговор двух мужчин:

— Уильям сказал не трогать девчонку до прихода Эшли.

— Да ничего с ней не случиться! Я лишь немного ее осушу. Хватит с Уильяма с лихвой! Ему же для ритуала нужно всего немного!

Эшли посмотрела на Филиппа и по выражению его лица поняла, что он слышал то же самое. Она рванулась вперед, но Филипп ее одернул.

— Не глупи. Жди меня здесь, — прошептал парень. И вампир, взяв пистолет из сумки, исчез в темноте.

Эшли осталась одна, и ей стало не по себе. На что она способна? Девушка подняла арбалет на уровне грудей и направила его вперед. Она стала прислушиваться к каким-то звукам, но ничего не слышала. «Ну же Филипп, скорее!». Девушка оборачивалась на месте, переступая с ноги на ногу. Она нервничала. Она знала, что те, другие, говорили о Нэн, и она всей душой надеялась, что Филипп ее спасет. Но что потом? Куда он ее отведет? Дверь заблокирована! И Уильям сможет в любой момент забрать ее обратно!

Сердце Эшли сжалось. На секунду девушка почувствовала такую боль, что она подумала, что сейчас задохнется. Но буквально через секунду она поняла, что боль реальна и она действительно задыхается. В горле все пересохло и сжалось, Эшли обернулась и выпустила арбалет. В тоннеле стоял Филипп, но старше на вид, страшнее и в другой, черной и, измазанной кровью и землей, одежде — Уильям.

Девушке было трудно говорить, и она смогла лишь прохрипеть:

— Что ты со мной сделал? — после чего она упала на пол.

Вампир подошел, улыбаясь ужасающим оскалом, поднял ее на руки и произнес:

— Я тебя парализовал. Всего лишь на короткое время. Ты мне еще пригодишься. А сейчас я отнесу тебя к брату. — И он понес ее вперед по коридорам.

Эшли хотела закричать, чтобы ее услышал Филипп, или ударить Уильяма, убежать от него. Но ни ее тело, ни ее голос ее не слушались. И она, повинуясь, обмякла, как желе, оставаясь на руках у вампира.

Уильям нес ее долго, сворачивая то налево, то направо. Свет был то ярким, то приглушенным, то его вовсе не было. Эшли пыталась запомнить всю обстановку, насколько ей позволял обзор, на случай побега. Хоть глаза у нее были открыты.

Когда, наконец, у нее понемногу начали отходить конечности рук и ног, вампир внес ее в огромный зал и бросил в центр. Эшли, как сломанная кукла плюхнулась, не подавая признаков жизни.

В ее обзор попал огромный каменный стол, на котором стояли одиннадцать непонятных предметов, похожих на какие-то сувениры. Позже Эшли поняла, что это были реликвии, которые были сохранены Уильямом после всех его жертв. Справа от стола стояла какая-то подставка с чашей и кинжалом. Эшли даже не хотела думать, зачем это нужно. Когда у девушки пришла в норму шея и остальное тело, и она смогла повернуться назад, она увидела сидящего парня на троне позади себя, а в центре зала в середине каких-то знаков лежали восемь книг Магии Арбателя.

Тот парень. Это был ее брат — Филипп. Эшли не нужно было смотреть на него вблизи или спрашивать его об этом, она это почувствовала. Она хотела встать, подойти к нему, поговорить, объяснить все — увидеть, какой он. Но как только она попыталась встать, ледяная, обжигающая холодом рука, легла ей на плечо. Эшли шарахнулась в сторону.

— Я вижу, ты уже оклемалась. — Уильям сверкнул белоснежными клыками.

Он был ужасен. Бледная, даже зеленовато-желтоватая кожа отливала мертвым оттенком. Сине-коричневые круги под глазами, впалые щеки, черные глаза. Он выглядел не просто старше, чем Филипп. Теперь, когда у Эшли было отличнейшее зрение, и она могла различать каждую деталь, она видела, что это абсолютно два разных человека, хоть и близнецы — время их, пожалуй, изменило. Эти костлявые руки, которые были видны из-под его пиджака, походили на крючки вешалок для одежды.

Эшли быстро поднялась с холодного каменного пола и встала напротив, делая вид, что вовсе не испугалась увиденного. Ее тело еще немного покалывало от непривычных ощущений после того, как оно было парализовано.

— Тебе отсюда не сбежать, Эшли, — надменно ласковым голосом произнес вампир, — можешь не стараться, тебе не избежать встречи с братом. Подойди сюда. — И он жестом поманил Филиппа к себе.

Как щенка, подумала Эшли. Тем не менее, ее брат встал и направился к ним.

— Откуда тебе знать? Может, я за этим и пришла? — попыталась равнодушно произнести Эшли. Но вампир и бровью не повел. Ему было нетрудно ее раскусить. Он лишь стоял и, молча, выжидал, пока Филипп присоединиться к ним.

К Эшли и Уильяму приближался русоволосый парень невысокого роста. Он был одет в удобную одежду на случай, если придется драться. «Надеюсь, до этого не дойдет». На нем были темные кожаные штаны и темная футболка. Он был бледен и мрачен, как и Уильям.

Когда Филипп подошел и встал рядом с Уильямом, Эшли увидела, какие пустые у ее брата глаза. «Может, Уильям его загипнотизировал?». Эшли кинулась к брату и позвала его:

— Филипп! Филипп!

Вампира это удивило.

— Его так никто больше не зовет.

Эшли стояла и смотрела на своего брата, не понимая, что имеет ввиду вампир. «Его так никто больше не зовет».

— И как же его зовут? — с вызовом спросила девушка.

— Ты уверена, что хочешь услышать это его имя? — произнес вампир с насмешкой в голосе, затем подошел к Филиппу и заглянул ему в глаза.

— Ты отнял у меня брата! Чего же более, если ты отнял у него имя!

— Джек! Его зовут Джек! — и на устах Уильяма заиграла самодовольная усмешка. «Чего он так радуется?», не могла понять Эшли. «Что такого особенного в имени Джек?».

— Эшли, — вампир снова повернулся к ней лицом, — тебя когда-нибудь пугали в детстве историями о Джеке-Потрошителе? — вампир расхохотался. — Друзья, одноклассники? Может, Том или Нэн? Кстати, почему ее до сих пор нет? — Уильям нахмурился, — эти два оболтуса должны были уже ее привести. Скоро полночь. Ну да ладно, — и его злую гримасу, как рукой сняло. — Сперва поединок. — И вампир развел руками, уступая место брату и сестре.

Джек Потрошитель? Эшли не могла поверить своим ушам! Все эти сказки и истории, о которых она слышала и читала, все эти фильмы, которые она смотрела с таким восторгом, что же теперь станут явью?! У нее свело желудок и начало давить в висках. Не может быть, чтобы Уильям все это время программировал Филиппа на такое жестокое создание! Но, если это так, да и если опираться на слова ее Филиппа, то она не выживет здесь и минуты! Джек-Потрошитель был маньяком-убийцей, а кто она? Эшли уже, было, чуть не расплакалась. Арбалет она свой выронила, когда Уильям ее парализовал, пистолет остался там же, хотя без боеприпасов он ни к чему не годен. «Так, стоп, Эшли Роберт Стоун! А ну-ка собраться! А как же вампирские способности!». Девушка на миг замерла, но тут ее размышления прервал голос Уильяма:

— К сожалению, я должен предоставить вам честные условия поединка, поэтому вы получите одинаковое оружие для сражения. Но я хотел бы покончить с тобой, как можно скорее, — и Уильям сверкнул красными глазами в сторону Эшли.

«Да уж, честнее не придумаешь — Джек-Потрошитель и, вампирски оснащена, девчонка». Уильям бросил им под ноги по одному мечу. Эшли сразу заметила, что они необычные. У каждого рукоятка была украшена камнями и какими-то символами, которых Эшли не понимала. Было еще что-то, что делало их необыкновенными, но у девушки не было времени довольствоваться осмотром мечей, так как вампир приказал Филиппу начинать и тот мгновенно кинулся на сестру с мечом в руках.

Эшли теперь была точно уверенна, что брат загипнотизирован, ведь все это время он стоял, не двигаясь на одном месте, а выполнял только команды Уильяма. И его глаза… Они были ужасны. Эшли еле успела увернуться от первого удара его меча, она даже свой меч не успела подобрать с пола. Девушка сразу понеслась в обратную от брата сторону. Было нелегко думать о том, что только-только обретенный ею брат-близнец, пытается ее убить, хоть и не по своей воли. Правда, ей вообще было сложно думать в этот миг о чем-то еще. Она пыталась спасти свою жизнь от ударов Филиппа, которые он не переставал наносить один за другим.

Эшли не то, что не узнавала в лице Филиппа брата, она не узнавала в нем человека вообще. С разъяренным лицом, он раз за разом опускал на нее свой меч. Уильям изменил его сознание полностью!

— Джек, давай быстрее! Мне уже скучно! — вампир сидел на троне, зевая и безразлично улыбаясь.

Эшли пыталась успокоиться и сосредоточиться, ей нужно было хоть немножко притормозить Филиппа, чтобы добраться до своего меча. Но он так часто наносил удары, что она могла лишь убегать и не успевала найти что-то подходящее, чтобы обрушить на него, как тогда с Филиппом в спальне.

Еще один удар и Эшли почувствовала ужасную боль, а затем неимоверную злость — «Он ее ранил! Ее брат-близнец и он-таки ее ранил!». Девушка на миг притормозила, а затем, недолго думая, переместилась к столу с трофеями Уильяма, перевернула его и обрушила на Филиппа силою мысли.

— Что я вижу? Мой брат не терял времени зря! Но ты не вампир! Я слышу, как бьется твое сердце! — Уильям приподнялся со своего места, но он не выказывал особой заинтересованности в происходящем. От него несло холодом и безразличием.

— Да, у меня тоже есть свои тузы в рукаве! — Эшли запыхалась. Девушка быстро переместилась к мечу и подобрала его, пока Филипп поднимался на ноги. — Прости, брат! — сказала Эшли и вонзила ему меч прямо в сердце. Филипп лишь успел поднять на нее глаза, встать на четвереньки и снова упал в обломки стола уже без чувств. Перед тем, как его глаза закрылись навеки, они на миг стали такими же серыми и чистыми, как у Эшли.

У девушки скатилась по щеке слеза, и рука невольно дернулась к крестику. Она бросила взгляд на трон, но там уже никого не было. Эшли обернулась и почувствовала ужасно-жгучую боль внутри. Перед ней стоял Уильям с рукой по самую кисть в ее груди. Она чувствовала, как он держит ее сердце. Как оно бьется в его ледяных пальцах, и как начинает замирать от его холода.

— Спасибо, — было все, что сказал вампир, а затем он со всей силой потянул на себя, и Эшли выронила меч и упала на спину. Еще мгновение она видела, как ее сердце билось в руках вампира, а затем все потемнело.

Глава 20

Все смертны

— НЕЕЕЕЕЕЕТ!!!!! — в комнату ворвался Филипп. Прямо из входа он начал стрелять в Уильяма. Он выпустил в него стрел десять, и вампира отбросило назад без сознания. Филипп подбежал к Эшли и стал ее трясти.

— Эшли, Эш, очнись! — он глянул на дыру вместо ее сердца и взревел — НЕЕЕЕЕТ!!! ЖИВИ! Пожалуйста, только живи! Вампир наклонился и пощупал ее пульс, он долго прислушивался, но в конце отпрянул и что-то засуетился. Он подобрал меч, который уронила Эшли, когда падала, и пустил себе кровь. Он придавил свое запястье к ее рту и стал приговаривать, словно молитву:

— Давай же! Эшли, пей! Давай, ты можешь, я знаю, ты сильная, я верю в тебя! Ты у меня молодец! Я не позволю тебе так быстро сдаться! Ты от меня так просто не отделаешься!

Но кровь Филиппа растекалась ручьями по лицу Эшли, и не было никаких признаков жизни девушки. Ее организм абсолютно никак не реагировал. Филипп в отчаянии прижал ее к себе и начал ее целовать.

— Нет, не может быть! Я не поверю в это! — затем он аккуратно положил ее тело на пол и с мечом в руках встал и направился к брату.

— Как трогательно Филипп! Меня сейчас стошнит. — Уильям уже почти восстановился, и он поднимался с пола. Филипп пропустил его издевку мимо ушей.

— Ничего не получится, Уильям! У тебя нету крови!

— Сойдет и кровь ее брата. Тоже близкая ей душа!

— Я тебя убью за то, что ты с ней сделал! — Филипп говорил спокойно, как и всегда, но на этот раз в его голосе читались ноты невыносимой боли, горечи и печали. — Ты всегда рушил мою жизнь из зависти!

— Теперь тебе не придется мириться с этим вечно, — Уильям ехидно улыбнулся, — ты пожертвовал своей вечностью ради какой-то девчонки. Скажи мне, брат, стоило оно того? — И вампир рассмеялся Филиппу в лицо.

— Нет, теперь не придется мириться с тобой, — и Эшли оторвала голову от тела Уильяма. Брызги темной бурой крови полетели в разные стороны. Он упал, и его голова покатилась в одну сторону, а сердце Эшли в другую. Девушка посмотрела ярко-красными глазами на Филиппа.

— Давно хотела это сделать.

Выражение ее лица было злое и угрюмое. Ее кожа была бледной, но не такой, как у Филиппа, возможно из-за возраста. Ее рана на сердце почти затянулась, а изо рта были видны небольшие клыки, что свидетельствовало о том, что Эшли была голодна. Филипп подбежал и обнял ее:

— Я думал, что потерял тебя!

Но Эшли не выявила никаких эмоций.

— Эшли, твое сердце, что ты теперь чувствуешь? — и парень пристально посмотрел на девушку, не скрывая очевидного волнения.

— Я? Ничего. Я есть хочу. Крови. Остальное меня не волнует. — Холодно произнесла Эшли. И она развернулась по направлению к своему брату. Девушка наклонилась, и начала жадно пить кровь из его раны, как зверь, который изголодался.

Филипп стоял и, молча, наблюдал. «Она должна превратиться полностью, если он хочет, чтобы она осталась с ним. Но без сердца она останется монстром». Филипп не знал, что с этим делать. Он повернулся и взглянул на сердце девушки, лежащее рядом с телом его брата. Он наклонился и подобрал его: «Нужно будет что-то придумать». Нельзя допустить, чтобы она превратилась в ужасного убийцу-кровопийцу. Но времени у него мало — до рассвета, пока грань превращения не исчезла, пока Эшли еще не перешла на сторону потустороннего мира. «Нужно спешить».

Эшли повернулась к Филиппу, вся испачканная кровью:

— Я высушила его полностью, но мне мало. Я хочу еще.

— Тебе этого достаточно, Эшли, — Филипп подошел к ней и вонзил ей меч в живот, — прости, но я должен тебя остановить.

Эшли согнулась пополам, но не упала. Она сверкнула красными глазами:

— Это так ты выражаешь свою любовь, вампир? — и она исчезла в одно мгновение.

Филипп выводил семью Эшли и Нэн из тоннелей, молча. Никто из них не был настолько в адекватном состоянии, чтобы говорить о чем-то или спрашивать что-то. Спустя некоторое время к нему подоспели его друзья, сообщив, что Эшли вылетела, как сумасшедшая из склепа, сметая все на своем пути, в том числе и дверь, благодаря чему, они смогли войти внутрь. Родители и Нэн переглянулись, но Филипп знаком показал, что лучше Эрику замолчать и все снова притихли. Филипп сообщил Гарри, что все мертвы, и их помощь не нужна (Роберт, Джема и Нэн не услышали) и они вышли на воздух. Филипп сказал, что все могут возвращаться в дом, а он проведет семью Эшли и Нэн по домам, но Эрик и Гарри вызвались помочь ему. Мол, мало ли что, да и Эшли еще нужно было найти, но об этом Филипп никому не сказал. Хотя, он и был уверен, что вампиры прекрасно заметили, кем она стала, вот только то, что она без сердца, необязательно распространяться.

Нэн казалась самой адекватной из компании, хотя и пробыла в плену дольше всех. Она, пожалуй, лучше всех могла понять, что это все значит, и, что это все не выдумка. Миссис Стоун же была в полуобморочном состоянии, а мистер Стоун молчалив, скрыт и отрешен. Но в общих чертах им не нанесли физического ущерба, кроме нескольких царапин. Другое дело — моральный! Не каждый день ты попадаешь в плен к вампиру! Вообще, не каждый день кто-то попадает в плен. Тем более к сумасшедшему вампиру, повернутому на всяких ритуалах.

Филипп проследил, чтобы Стоуны попали домой целы и невредимы. Он объяснил, что он знакомый Эшли, хотя они ему доверились уже просто потому, что он пришел спасать их жизни. Да и Джема сказала, что видела их тогда в окно с Эшли. Они спросили, где сама их дочь, и что это там говорил про нее Эрик, но Филипп соврал ради их спокойствия. Он сказал, что девушка в безопасности у него дома, мол, он не хотел ее во все это втягивать и тащить туда с собой. Естественно ее родители закивали головами в знак согласия. Они попрощались, и они втроем направились провожать Нэн. Но Филипп сказал, что хочет побыть с ней наедине, и Эрику с Гарри ничего не оставалось, как отправиться домой.

— Ты как, Нэн?

— Спрашиваешь еще! Вампиры, ты шутишь, что ли?! Это сумасшествие! Я и подумать не могла! Эшли еще меня предупредить пыталась в тот день, она говорила, что видела кого-то, что потом меня кто-то загипнотизировал! Она говорила, чтобы я была осторожной, но как видишь, ничего не вышло.

Филипп посмотрел на нее, девушка была на эмоциях, но не напугана. Это хорошо.

— Нэн, мне нужна твоя помощь.

Девушка заинтересовано посмотрела на него:

— Какая-то авантюра? — на ее лице играло любопытство.

— Видишь ли, на самом деле все очень долго рассказывать и все звучит очень безумно и воспринимается трудно. А у нас нету времени. Эшли в беде и без нас она не справится, а я без нее не смогу!

Нэн на миг задумалась, затем похлопала Филиппа по плечу:

— Я тебя слушаю. Она всегда вытаскивала меня из передряг, что же я ее не вытащу? — и Нэн улыбнулась.

— Ну, тогда попытайся понять то, что я сейчас скажу. Я — вампир. Уильям, который вас похитил, тоже вампир, как ты уже догадалась, мой брат. Для определенного ритуала ему нужно было сердце близнеца, и он убил Эшли и забрал его у нее, а я сделал ее вампиром, лишь бы она жила. Но вампир без сердца — жестокий убийца и кровопийца, который не в силах себя контролировать. Он ничего не чувствует. — Филипп полез себе за пазуху и достал оттуда сердце, — мы должны его ей вернуть. Оно так же мертво, как и Эшли, поэтому не имеет значения, какое оно, и как мы это сделаем, главное — вернуть его на свое место до того, как Эшли полностью перейдет на нашу сторону, и телом, и разумом.

Нэн стояла и пялилась на сердце.

— О, Боже! Это же настоящее сердце! Спрячь его! Спрячь! Я глазам своим не верю!

Филипп был спокоен и наблюдал за Нэн.

— Невероятно! Вампиры, сердце, Эшли — вампир! Я схожу с ума?

— Он ее убил, и она была на грани жизни и смерти. У меня не было другого выбора. Она могла вообще погибнуть!

Нэн замолчала.

— Да, я бы тоже этого не пережила. И ее родители, и Том. Нужно ее найти!

— Но сначала найти. Куда она могла пойти?

— В Лондоне? Да куда угодно! Эшли здесь выросла, у нее здесь много любимых мест. — Нэн на секунду умолкла. — Кафе! — в один голос выпалили оба, Филипп и Нэн.

— Она потеряла только что брата, может, она пошла туда, на место встречи с Томом, как память о каких-то семейных отношениях.

— Да… Эшли часто там встречалась с Томом, ходит туда, звонит ему. Но какого брата она потеряла? Тома что ли? Но он же далеко сейчас…. — Нэн начала нервничать. Было видно, что девушка больше переживает за парня, нежели за Эшли. Похоже любовь очень странное чувство.

— Нет, успокойся. У Эшли был еще один брат. Ее близнец. Их разлучили сразу при рождении. Возможно, стоит начать поиски оттуда. Если у Эшли остались хоть какие-то чувства, она будет сожалеть, ведь она сама убила его. Не так просто справиться с эмоциями, которые накрывают тебя после убийства, тем более после убийства родной крови.

— Но ты убил Уильяма — родного брата.

— Я вампир, мне пятьсот сорок два года, а она еще простая девчонка, у которой отобрали способность любить. Да и не я его убил, а Эшли.

— Хорошо, только мне нужно сначала показаться дома. Моя мама уже, наверное, сошла с ума. Меня не было дома три дня! И я не думаю, что она верила во всю ту ложь, которую наверняка придумывала для нее Эшли. Я должна ее успокоить, а потом выберусь к тебе через окно.

— Только не медли! У нас немного времени до рассвета. Потом мы ей уже не поможем. Она превратиться в убийцу и пострадают невинные люди.

Нэн сглотнула:

— Хорошо. — Она побежала к дому и тихонько захлопнула за собой входную дверь.

Глава 21

Воскрешение

Филипп ждал девушку около двух часов возле окна ее спальни. Нэн, как и обещала, спустилась вниз. Повезло, что спальная комната находилась на первом этаже, поэтому ей было проще в этом плане.

— Готово. Я готова. — Девушка переоделась в новую одежду и, судя по свежему запаху, который она излучала, она приняла душ на скорую руку.

— Отлично. Теперь возьми меня за руку. Я еще хочу успеть состариться с Эшли.

Как только Нэн взяла его холодную, ледяную ладонь, ее затянуло в вихорь. Они мчались по улицам, словно смерч, и Нэн даже не успела перевести дыхание, как они уже оказались перед входом в кафе. Перед ними горела неоновая вывеска и светилась реклама на витринах. Филипп подошел и дернул дверь — «Закрыто».

— Невероятно! Как ты делаешь это? — Нэн смотрела в недоумении вперед.

— Все потом! Нэн, сейчас не это главное. Пойди, поищи черный выход. — И девушка машинально понеслась к задней части здания. Филипп напряг свое зрение, но ничего не увидел внутри. Там было пусто, за исключением мебели. Он вздохнул: «Не здесь». Нужно искать дальше.

— Нэн, идем.

Девушка выбежала из-за здания:

— Там тоже заперто!

Филипп кивнул и взял ее за руку.

— Что еще может быть? — Нэн покачала головой.

— Я не знаю. Ты говорил, она жаждет крови. Может, какой-то ночной клуб, где много людей? Хотя Эшли пошла бы скорее в театр или библиотеку. У тебя случайно нет поблизости знакомой библиотеки? Кстати, где ты живешь, может, она пошла к тебе?

Глаза Филиппа загорелись, он схватил Нэн за руку и они снова мчались. Ну конечно! И как он сам не сообразил! Все ведь так просто! Новообращенный вампир! Тем более без сердца! Куда бы она еще направилась! Тем более что он сам ей об этом говорил!

Нэн и Филипп остановились у небольшого здания. В нем горел всего один огонек на втором этаже.

— Что это? Это что, донорский банк крови? Ты, наверное, шутишь?

Но не успела Нэн договорить, как не понадобилось и вампирского слуха, чтобы услышать грохот, который донесся из здания, а свет пару раз в окне мигнул. Филипп и Нэн пару раз переглянулись и побежали внутрь. Парень на ходу вынес входную дверь, и они уже мчались по ступенькам.

Уже в холле второго этажа Филипп и Нэнси увидели капли крови и множество опустошенных пакетов из-под крови, валяющихся на полу.

— Разве нужно так много крови?

— Обыкновенному вампиру — нет. Но она не просто вампир, у нее нет сердца, нет чувств, нет меры. Нужно спасти Беатриссу!

— Кто такая Беатрисса? — и Нэн кинулась догонять Филиппа.

— Она здесь работает. Она помогает мне с поставкой крови. — Он резко притормозил. — Она была моей подругой.

Нэн догнала Филиппа и увидела Эшли, возвышающуюся над телом девушки. Та лежала на полу и не двигалась. Нэнси вскрикнула и Эшли обернулась. Она была вся в крови. Глаза ярко-алые, по клыкам стекала кровь, а кожа стала еще бледнее. Недолго думая, Эшли бросилась на подругу, но Филипп преградил ей дорогу. Он схватил ее за руки и скрестил их у нее на спине, не давая ей вырваться из плена. Девушка пиналась и шипела.

— Эшли, прекрати! Это я! Филипп! Ты же меня помнишь! Посмотри, что ты творишь! Ты убиваешь невинных! Ты убила своего брата! Вспомни, кто ты есть! Кто мы есть! Я люблю тебя, Эшли!

Но девушка не слушала его и вырывалась из его рук. У нее ничего не получалось, она злилась, шипела и брызги крови летели у нее изо рта.

— Успокойся, Эшли Роберт Стоун! Я сильнее и старше! Тебе никуда не деться! Нэн, найди что-то, чем можно ее связать.

Еще секунду назад, Нэн была в оцепенении от увиденного, но когда услышала голос парня, очнулась и принялась искать какое-то подобие веревки.

— Что ты будешь с ней делать?

— Отнесу к себе домой. Там разберусь. Тут я бессилен. — Филипп не хотел рассказывать абсолютно все Нэнси. То, что она держится сейчас — это, конечно, хорошо, но рисковать он не станет. Ей нужно знать лишь столько, сколько положено. Пока.

Нэн притащила несколько капельниц и бинтов.

— Вот! Это все, что я смогла найти. Еще есть пластырь.

— Давай сюда.

Как только Филипп покончил с Эшли, он подошел к Беатриссе и потрогал ее пульс.

— Нэн, вызови ей скорую! И проследи, пожалуйста, чтобы они приехали! Затем отправляйся домой. Если что — я за тобой приду. Ты должна сейчас быть с семьей. Дальше я сам.

Нэнси кивнула — девушка была слишком шокирована увиденным, чтобы спорить с вампиром. Кто его знает, какие вампиры на самом деле, если ее лучшая подруга такое вытворяет, а она знала ее всю свою жизнь! Нэн развернулась и пошагала к телефону в приемной.

Филипп проводил взглядом девушку, затем направился к Эшли. Он перебросил ее через плечо и пошел к выходу. Она сопротивлялась, но ему было все равно. Филипп заклеил ей рот пластырем, но этого хватило буквально на несколько секунд. Уже у выхода Эшли вонзила свои клыки ему чуть ниже лопатки. Но ему было все равно. Главное сейчас было доставить ее домой и вернуть ей сердце до восхода солнца. Он не выживет без нее. Она нужна ему, как воздух. И нужна ему та самая Эшли, которую он впервые встретил, а не чудовище, в которое она может превратиться благодаря его брату. Мысль о том, что его Эшли может не выжить, бросала в дрожь, даже хладнокровного Филиппа.

Уже через мгновение они стояли на пороге пятиэтажки, и их встречал Эрик:

— Я думал подавать на тебя в розыск!

— Нужна твоя помощь. И Гарри. Никому больше не говори. Жду через пять минут в подвале в первой комнате слева.

Эрик кивнул и ушел. Филипп направился в библиотеку с Эшли на плече. Она немного успокоилась, но все равно попыток освободиться не прекратила. В холле никого не было, и Филиппа не заметили, но его приход явно услышали те, кто был в доме.

Вампир подошел к секретному стеллажу, отодвинул нужную книгу и оказался с обратной стороны. Его обдало сырым и холодным воздухом. Он пошел вниз по ступенькам, Филипп слышал, что внизу кто-то есть, но он надеялся, что это Джон. Его помощь ему тоже была нужна, а Джон любил проводить много времени в подземелье со всякими травами и отварами.

Филипп вошел в назначенную комнату и облегченно вздохнул, когда увидел там полуфея.

— У меня проблемы. И ты мне нужен. Как и всегда.

Джон поднял голову. Он сидел за столом с какими-то колбочками, ампулами и посудинами с разными растворами.

— Что с ней?

— Ей нужна операция! У нас есть только час. До рассвета. Пока превращение не закончится окончательно. У нее Уильям вырвал сердце и нужно его вернуть. Но для начала нужно ее усыпить. Я знаю, что у тебя хватает всяких отваров.

Гарри и Эрик вошли в двери. Эшли снова задергалась на плече.

— Я так понимаю, мы ее держать будем.

— Да. Я проведу операцию. Нужно ее утихомирить. Она сама не своя. Никогда не видел, чтобы кто-то так жаждал крови.

— Филипп, вампир без сердца, это же… — начал, было, Джон.

— Я знаю, Джонатан, но я верну ей его! Любыми способами.

И Эрик с Гарри помогли Филиппу уложить Эшли на стол, с которого Джон в одно мгновение все убрал. Эрик держал ей руки, а Гарри ноги. Эшли вырывалась и ревела, словно сумасшедший волк, но вампиры были сильнее. Джон быстро приготовил какое-то снадобье и вколол ей его в бедро. Спустя минуты две Эшли отключилась.

— Страхуйте меня, она непредсказуема. — И Гарри с Эриком остались на своих местах. Филипп вытащил сердце девушки из-за пазухи и попросил скальпель у Джона. Филипп не хотел выпускать из рук самое дорогое для него — ее сердце, но у него не было другого выхода ради ее спасения. Вампир положил рядом с ее телом ее сердце и принялся делать надрез.

Нужно было работать быстро и оперативно, так как раны вампира быстро затягивались, и здесь не было смысла в бережности и медлительности. Филипп наметил глазом, где находится сердце у человека и быстро рассек кожу Эшли в виде буквы «С». Только он отложил скальпель и взял ее сердце в руки, как рана уже почти затянулась.

— Что это такое? — Эрик стоял в недоумении. — Она что, как супермен, только супервампир?

— Она выпила очень много крови, и регенерация происходит слишком быстро. Нужно пытаться, я не отступлюсь! Еще есть время.

На этот раз Филипп оставил сердце в левой руке и взял снова скальпель в правую. Он снова рассек кожу Эшли и мгновенно попытался просунуть сердце в отверстие, но половина раны уже зажила и сердце попросту застряло.

— Невероятно! — потрясенно произнес Джонатан.

Филипп начал резать снова первую половину, но теперь кожа вообще не поддавалась. Она превратилась, словно бы в камень и скальпель просто скользил по телу Эшли.

— Что за черт? — Никто не мог поверить своим глазам.

Филипп бросил скальпель в сторону. Он начал рвать кожу на теле Эшли собственными руками. В который раз на его лице проявились эмоции, которые так редко можно было увидеть. Злость, горечь, боль, отчаяние, переживание, любовь. Он хотел ее спасти и был готов на все! Филипп рвал ее плоть на мелкие кусочки, пытаясь добраться до нужного места. Это было не так и легко. Казалось, Эшли превратилась в камень, а он, Филипп, в скульптора, которому нужно создать определенную фигуру.

— Филипп, поторопись, скоро рассвет!

И зачем ему об этом напоминать?! Он и так это чувствует! Парень еще сильнее стал рвать плоть девушки. «Еще чуть-чуть, ну же!». Сердце Эшли немного протолкнулось вниз. «Давай же!». Филипп уже не понимал, что делает: он забрался к Эшли на стол. Одной рукой он пытался протолкнуть сердце вниз, а другой — рвал ее тело на кусочки. Ему нужно ее вернуть! Ему нужно добраться внутрь! Ему нужно ее оживить, а не убить! Филипп надавил со всей силой, и сердце проскользнуло внутрь Эшли.

— Солнце взошло… — растеряно произнес Джон.

Филипп опустил голову и облегченно вздохнул. Эшли резко открыла глаза и испугано осмотрелась. Ее раны тут же затянулись, как только Филипп прекратил все свои действия. Она взглянула на него и произнесла:

— Филипп, я умерла?

— Нет, Эшли, ты ожила.

Глава 22

Каждому свое задание

Филипп провожал вампиров, которые отчаливали по домам. Кто в Испанию, кто в Италию, кто в Америку, кто в Японию, в общем, кто куда. Все желали Филиппу удачи и благополучия. Парень всем улыбался, пожимал руки, кого-то хлопал по плечу, кого-то обнимал, но мыслями он был далеко. Он был далеко с Эшли, за которой сейчас следили Джон, Эрик и Гарри, и которая все еще находилась в подвале.

Прошел целый день и снова наступил вечер, а никто из них не мог понять в каком она состоянии. У нее до сих пор была сильная жажда, хотя даже для новообращенного вампира она выпила безумное количество крови. У нее была огромная сила, как только она очнулась, сразу же разорвала все капельницы, бинты и веревки (которыми ее уже связали здесь) на себе, и бросилась на Гарри. Поэтому Джону снова пришлось ее усыпить.

Филипп вернул ей сердце, но успел ли он? Ему хотелось увидеть ее, побыть с ней наедине, утешить. Возможно, она просто напугана и не знает, что нужно делать и как. Она совершила братоубийство, это наверняка ее гложет.

Как только вампир закрыл входную дверь, перед ним в холле возник Эрик.

— Она снова очнулась. Я думаю, ты ей нужен.

Не теряя ни секунды, Филипп понесся к Эшли. Он ожидал увидеть исцарапанного Гарри, побитого Джона и ужасный беспорядок в комнате, но ко всеобщему удивлению, Эшли сидела в углу, обняв себя за колени, и качалась из стороны в сторону.

— Я убийца, я убийца — не прекращала повторять девушка.

— И так все время после того, как она очнулась в этот раз. — Вставил Джон.

— Оставьте нас, — резко сказал Филипп ледяным голосом, после чего боле мягко добавил, — пожалуйста.

Джон, Гарри и Эрик, молча, вышли. Филипп подошел к Эшли и присел на корточки напротив нее. Он провел указательным пальцем по ее щеке, — Эш…

Она резко повернула голову к нему и ее безумные красные глаза заметались по комнате.

— Я убивала людей. Я убила брата. Та девушка… кровь… Я не могла остановиться. Мне хочется еще, она так сладка на вкус, но я не хочу убивать людей, — по ее щекам начали бежать слезы, она схватила руку Филиппа и прижала к своему сердцу. — Слышишь, оно бьется! Почему оно бьется? Ты говорил, что у вампиров сердца не бьются! А мне так больно, потому что я чувствую горечь от потери брата, а не наслаждение от испитой крови, — и Эшли отбросила его руку. Но Филипп лишь придвинулся к ней и крепко сжал ее в своих объятиях. Вампир облегченно вздохнул.

— Слава Богу, Эшли, слава Богу, это ты!

Он действительно слышал, как бьется ее сердце, но он не понимал, почему оно бьется! Правда, это не было сейчас важным. Главное, что его Эшли к нему вернулась. С остальным он разберется. Главное, что она сейчас здесь и с ним.

Он отстранился и принялся вытирать ее слезы. Затем взял ее лицо в ладони. Эшли была испачкана кровью, которая уже успела за сутки взяться коркой на ней, но для него она все равно была прекрасной.

— Посмотри на меня, мы со всем разберемся! Я научу тебя контролировать свои чувства. Это несложно. Самое главное, что от тебя сейчас требуется, это доверится мне. Я знаю, что у тебя избыток эмоций, но ты справишься, я тебя знаю! Ты сильная, ведь самое страшное уже позади. Эшли, ты мне веришь?

Девушка посмотрела пристально на вампира, затем резко впилась ему в губы.

— У меня смешанные чувства. Сам говоришь. Я в недоумении. Прости. — Она шмыгнула носом. — Да, я тебе верю.

— Тогда поднимайся с пола и иди, прими душ для начала, выглядишь, мягко говоря, не очень, — вампир улыбнулся. — Я к тебе поднимусь.

Девушка покорно встала и направилась к двери.

— Эшли, только душ и никуда не сворачивать.

Филипп вспомнил о своих запасах крови, которые находятся тут же в подвале, о том, что на улице уже темно и если ей вздумается, то она сможет убежать куда угодно.

— Если что — я тебя слышу.

Эшли кивнула, после чего добавила:

— Я думала, мы о доверии говорили две минуты назад. — И она исчезла. Филиппу стало неловко, но он пока не собирался отдавать ее себе на полное свое попечение. Она еще совершенно ничего не знала и не понимала о его мире.

Филипп вошел в библиотеку и услышал на кухне бурные обсуждения. Конечно, кто же еще, как не Эрик с Гарри! Филипп направился к ним, но как только он вошел в комнату, они сразу умолкли.

— Я все равно слышал, что вы тут обсуждаете. Так что нет смысла играть в молчанку, как только я вхожу.

Ну и Эрик с Гарри чуть ли не в один голос запели:

— Филипп, какого черта! Оно бьется! Как такое возможно? Это ненормально! Она не мертва! Ты когда-нибудь видел вампира с живым сердцем? Тем более что ты его мертвым возвращал на место!

— Так, стоп! У нее слух тоже есть, между прочим. И Эшли не глупа! — Филипп помолчал немного, — я понятия не имею, как так получилось! Но я разберусь с этим. Как-нибудь. Не думаю, что это представляет какую-нибудь угрозу.

Гарри с Эриком уставились на него. Первым заговорил Гарри:

— Ну да. Мы тоже так думали сперва, когда Уильям начал поиски дракона, в которого кроме него никто не верил.

Все трое замолчали и помрачнели. И тут Эрик заговорил:

— Филипп, послушай, ведь раньше никто такого не делал, никто не возвращал сердце на свое место до того, как человек окончательно превращался в вампира. Мы же не можем ничего говорить наверняка. Мы только знаем, что всегда были вампиры без сердец — жестокие и кровожадные, бесчувственные убийцы, и с сердцем — адекватные, со всеми чувствами, которые не отказывают себе в крови, но всегда знали меру.

Филипп задумался.

— Нужно вернуться в склеп и забрать все, что осталось после Уильяма. Все книги, кубки, нужно все это спрятать, а остальное уничтожить. Возможно, там найдется что-то полезное по этому поводу. Еще есть одна книга здесь, у меня, — задумчиво произнес Филипп, — нужно в нее заглянуть.

— Хорошо, тогда мы с Гарри в склеп, а ты — следи за Эшли.

Филипп кивнул и они разошлись. Парень пошел к лифту, прислушиваясь, шумит ли еще вода наверху, но в спальне Эшли было тихо. И Филипп ускорился на всякий случай.

Филипп вошел в комнату и увидел Эшли, вернее сказать почуял. От нее пахло свежестью, цитрусовым гелем для душа и какой-то легкостью. Парень попытался улыбнуться, но Эшли сделала это за него.

— Я чувствую себя легче. — Она стояла с мокрыми волосами, которые ниспадали ей на плечи, босиком в длинной мужской футболке. — Я как будто смыла с себя ужас вчерашней ночи. Скажи честно, твой дом такой же волшебный, как и ты? — и девушка слегка улыбнулась.

— Как ты себя чувствуешь?

Она казалась ему еще более притягательной, возможно ли? Он прошел внутрь.

— Ничего не сменилось. Я чувствую вину очень глубоко внутри. И перед Нэнси, она видела чудовище. Как теперь смотреть ей в глаза. А что сказать родителям? Боже… — Эшли плюхнулась на кровать. Филипп подошел и сел рядом. Он хотел положить ей руку на коленку, провести ею по ноге и прочувствовать ее холодную кожу, но вовремя себя одернул. Ни к чему ей сейчас лишние чувства и эмоции. Пускай сначала разберется с тем, что ее волнует в первую очередь.

— Закрой глаза.

— Зачем?

— Делай, что говорю. Так надо. — И Филипп легким прикосновением к ее футболке откинул ее на спину, затем поднялся с кровати и встал напротив. — Делай, что я буду говорить. Помнишь, как в случае с перемещением предметов ты пользовалась силой мысли? Так вот и здесь представляй то, что я буду тебе говорить. Не открывай глаз. Представь, что ты стоишь в лесу на поляне. Перед тобой стоят весы. Ты кладешь на каждую из чаш по одному хорошему и плохому событию, делу, воспоминанию, всему, что происходит с тобой в жизни, но до тех пор, пока они не достигнут краев. Чаши всегда должны соблюдать равновесие. Ты никогда не должна класть куда-то больше или меньше. Но весы нужно каждый раз обновлять.

Филипп говорил медленно, размеренно, умиротворенно. Эшли казалось, что она сейчас уснет, если бы вампиры могли спать. Сон… сколько же у нее теперь свободного времени!

— Ты меня поняла?

— Да.

— Открывай глаза и медленно вставай.

Эшли так и сделала.

— Как ты себя чувствуешь?

Девушка заморгала:

— Ты меня загипнотизировал, что ли?

— С чего ты взяла? Ты же знаешь, что я не умею так делать.

— Я чувствую себя прекрасно, — она потерла виски, — сравнительно с тем, как чувствовала пять минут назад.

Филипп улыбнулся и подошел к Эшли.

— Как насчет жажды?

Девушка сглотнула:

— Мне кажется, с меня хватит на месяц вперед.

И Эшли его обняла. Филипп был безумно рад. Он чувствовал ее тело рядом со своим, и он был несказанно счастлив. Единственное, что смущало его — ее сердце, которое гулом отдавало у него в груди. Хотя и это могло подождать. Он накрыл уста Эшли своим поцелуем. Как же ему хотелось это сделать! Как же он счастлив, что она с ним и такая настоящая! Теперь, когда она была рядом такая родная и живая, даже победа над братом, к которой он шел много лет, не грела душу Филиппу так, как осознание, что он спас любимую девушку. Девушку, которая буквально в один миг перевернула его жизнь с ног на голову.

Филипп обвил ее руками вокруг спины. Эшли целовала его жадно, словно в последний раз. Она обвила его ногами вокруг таза, и он обрушился на нее сверху, как скала. Одной рукой Филипп принялся приподнимать футболку Эшли, поднимаясь вверх вдоль ее бедра. Но Эшли резко отстранилась от него.

— Что такое? — Филипп оторопел.

— Мое сердце! Оно больше не бьется! — в глазах Эшли был ужас. Филипп на миг прислушался и… действительно, сердце девушки больше не издавало никаких ни звуков, ни движений. Теперь парень окончательно сбился с толку. Он взволновано посмотрел на Эшли и принялся поправлять ее футболку.

— Одевайся.

Глава 23

Невероятные потери и находки

— Идем. Нужно разобраться с этим. Они поднялись с кровати, и Эшли быстро пошла в гардеробную и переоделась, после чего направилась за Филиппом, который пошел в библиотеку. Эшли совершенно не удивилась, когда увидела у него в руках первый том Магии Арбателя.

— Ты думаешь, здесь что-то будет?

— Нужно посмотреть. Я не знаю, правда. За все прожитые годы, я не слышал, не видел, чтобы кто-то возвращал сердце вампиру обратно на завершающей стадии обращения. Возможно, здесь будет сказано хоть что-то о том, что с тобой происходит.

Эшли кивнула. Ей вовсе не хотелось говорить Филиппу, что ее чаша весов переполнилась. Вдруг они услышали скрип входной двери, Филипп произнес:

— Мы в библиотеке.

Спустя мгновение показались Гарри и Эрик. Нельзя сказать, что вампиры были запыхавшиеся, но было видно, что они спешили обратно.

— Что такое?

— Филипп, там пусто. Абсолютно. Кто-то вынес все под чистую. Даже тела убрали, лишь пятна крови остались.

Все четверо переглянулись.

— Ты же не хочешь сказать, что Уильям жив?

— Невозможно! Если вампиру оторвать голову, он уже покойник навсегда! — ответил Гарри.

— Да, но там было восемь томов с разными заклятиями, — вставил Эрик. — Если захотеть можно и Папу Римского с того света вернуть.

Эшли стояла и отрешенно их слушала, а потом неожиданно для себя произнесла:

— Та девушка.

— Что? — все обернулись к ней.

— Какая?

— Которая украла Нэн. Она ведь была новообращенной Уильяма. После того, как она доставила ему Нэнси, ее никто не видел. Верно? Где же она? А что если Уильям на случай его поражения приказал ей воскресить его из мертвых?

Все замолчали.

— Даже, если допустить такую нелепость, — начал Эрик, — то, что он будет делать? Свой ритуал он уже проворонил. Цикл утерян, почти все ингредиенты использованы. Драконов больше нет.

— Ну, я не знаю…. — Эшли замялась. — Где один, там и два. — Все снова замолчали. — Я ничего не утверждаю.

— Нужно найти эту девчонку, пока она не натворила глупостей, — сказал Филипп.

— Согласен, — в один голос подтвердили Гарри и Эрик.

— Я, конечно, сильно сомневаюсь, чтобы это было реально, возможно она просто одержима им, как и любая новообращенная, своим повелителем, поэтому и прибрала там все.

Филипп угрюмо глянул в сторону Гарри и тот мгновенно замолчал, поняв, что ляпнул что-то не то.

— В смысле одержима? — глаза Эшли заметались с одного вампира на другого по очереди. — Вы что-то скрываете от меня?!

Было видно, как внутри девушки мгновенно поднималась волна гнева. Эшли начинала закипать, словно чайник со свистком, который вот-вот засвистит.

— Филипп! Я требую объяснений! Не нужно делать вид, словно я могла это пропустить мимо ушей, и поэтому надеяться, что все сойдет вам с рук! К тому же я вампир! Теперь у меня все чувства обостренны! Я вижу, когда врут за милю!

— Эшли, успокойся, — вампир медленно встал, вздохнул и подошел к девушке. — Просто, когда вампир обращает человека в себе подобного, то тот видит в вампире предмет своего обожания, он готов на все ради своего создателя. Я говорил тебе, что вампиры используют людей в разных целях, ну это потому, что, если превратить человека в вампира, и тот очень податлив, то из него можно лепить кого угодно, как из пластилина. Но ты, как ты могла уже себе заметить, совершенно не такая, иначе ты бы мне не перечила, и не грубила, — на его устах заиграла легкая ухмылка, — и уж точно не заставила меня бегать за тобой по Лондону, не укусила бы меня, не била бы меня…

— Все, ну хватит.

Филипп обнял Эшли и чмокнул в макушку.

— Нужно найти ту девчонку, чтобы убедиться, что все в полном порядке и нам нет смысла больше переживать.

— Филипп, предлагаю не медлить и отправиться прямо сейчас, пока солнце не взошло.

— Да, в этом есть смысл, — поддержал кузена Эрик.

Да, смысл есть, несомненно, но Филиппа мучила еще одна вещь, которая была для него сейчас более важна, чем какая-то там девушка, которая пусть даже и сбежала с телом его брата. Он боролся с ним пятьсот лет. Что для него будет значить еще одна сотня? Эшли… вот, что его действительно сейчас волнует! Ее сердце! Почему оно снова перестало биться? Конечно, странно то, что оно билось, но либо одно, либо другое! Но, чтобы все сразу. Это неправильно. Он сказал бы невероятно, но из уст вампира это звучало бы, пожалуй, странно.

Голос Эшли отвлек Филиппа от его раздумий:

— Да, я полностью согласна с ребятами! Нужно выдвигать и немедленно! Я хочу со всем этим покончить, как можно скорее!

— Конечно. — Невнятно пробормотал вампир, — спускайтесь в оружейную и возьмите, что нужно.

Гарри с Эриком кивнули и направились в сторону, как поняла Эшли, хорошо знакомого им стеллажа. Девушка подошла к парню и взяла его за руку. Его кожа, как и ее, была холодна, но обоих та согревала горячим пламенем их собственной любви и страсти, что лилась по их жилам застывшей крови навеки.

— Что тебя тревожит, Фил?

— Ты. — Он приложил свою руку к ее груди и не почувствовал отдачи в свою ладонь, хотя он и так прекрасно слышал, что оно замерло.

— Мы разберемся с этим потом, сейчас не это важно.

— Для меня важна ты, а не он. Я люблю тебя.

— Я люблю тебя, — прошептала Эшли и поцеловала Филиппа, как можно более бережно, пытаясь передать ему всю свою силу и уверенность в том, что все будет хорошо. — Но сейчас мы должны позаботиться о том, чтобы быть уверенными в завтрашнем дне, а не ждать новой угрозы на каждом шагу сегодня. — И Эшли взяв его за руку, медленно повела за собой в оружейную.

— Следы были свежими, она не ушла далеко, но мест, где она могла скрыться, в Лондоне хватает.

Гарри уже до верха набил небольшую дорожную сумку всякими разновидностями оружия, и сейчас пытался ее застегнуть, так как молния не поддавалась. Эрик же набирал святую воду из какого-то бочонка во флягу.

— Ты думаешь, что все это пригодиться? — Филипп вскинул бровью.

— А если Уильям жив?

Снова повисло нелепое молчание.

— Я думаю, нам нужно начать поиски с кладбища. — Нарушила тишину Эшли. — Я не знаю, насколько я права, но раз уж вы говорите, что она к нему так привязана, то что, если она просто унесла его останки, чтобы похоронить? Да и потом, она же не так давно была человеком, ей не чужды все эти чувства — сожаление, боль утраты и все такое.

— О, ошибаешься! Самое страшное, что может быть, так это неуравновешенный новорожденный вампир. Я еще удивляюсь, как ты справляешься! Видела бы ты себя до пересадки сердца! — и Эрик подмигнул игриво. — Чуть меня не убила. А вот в первом есть смысл.

— Ну, спасибо, теперь я буду знать, что все вампиры и, правда, кровожадные убийцы, просто кто-то в силах справиться с этим со временем, а кто-то — нет. — И Эшли многозначительно посмотрела на Эрика, а потом на Филиппа, мол, почему тот всегда несет какую-то чепуху? Но вслух девушка ничего не произнесла.

— Извини, но ты права, абсолютно все вампиры — кровожадные убийцы после своего превращения, лишь со временем некоторым удается обуздать себя. Разве ты не согласна, что пить кровь и убивать людей это кровожадность? — подключился к диалогу Гарри.

— И как вы только с этим живете? — саркастически поддразнила Эшли.

— Хватит. Не самое лучшее время. — Вмешался Филипп. — Идем. Обсудите все потом, как-нибудь за ужином, когда атмосфера будет не столь натянута.

Все собрались и вышли вслед за Филиппом. Никто не протестовал, действительно, и не самая лучшая тема для обсуждения, не то, что время. Эшли почему-то вспомнила брата, которого она выпила досуха, а потом та медсестра, она не знала, мертва та или нет, но Фил уверил ее, что все хорошо. Действительно ли она была похожа в тот момент на кровожадную убийцу? Самой себе она больше походила на кровожадного зверя, который питается падалью. Когда она впервые увидела свое лицо все в крови, руки, клыки, ей показалось, что перед ней в зеркале совершено другое создание, но нет, там-таки была действительно она — Эшли! И все это ложь, что вампиры не отражаются в зеркале — она отражалась, еще как!

— Эш!

Девушка обернулась и увидела Филиппа, протягивающего ей руку, она поняла все без слов и просто подала ему свою. Вмиг ее занесло в водоворот, и они попали на холодную лондонскую улицу в непроглядный туман и зябкий ветер с небольшим дождем. Но Эшли не чувствовала дискомфорта, ей было тепло и уютно. Рядом с Филом ее мир словно приобретал новый оттенок. У нее было такое ощущение, будто все ее существование раскололось на три части: первая — это ее жизнь до Филиппа, как человека. Такая однообразная, монотонная, неинтересная, заполненная днем и ночью учебой, а еще как оказалось — враньем. Вторая — она, как человек, с Филиппом, куча приключений, авантюр, поиски Нэн, родителей, секреты, горькая правда, сладкая ложь, встреча с новым абсолютно для нее миром, все невероятное и интересное! Ну и третья, наконец — она вампир. Вампир ли? Филипп сказал сам, что у вампиров сердца не бьются. Теперь у нее есть вечность с ним, но не у него! Он пожертвовал ею ради нее. И что же теперь? У нее есть парень, которого она любит, но не может быть с ним вечность. Она не хочет смотреть, как умрет. Но умрет не только он! Ее родители, Том, Нэн, все… она потеряет всех! Эшли стало невероятно тоскливо, все та беззаботность и уют, которые были миг назад с ней, развеялись по ветру, и ей захотелось вернуться назад, во вторую половину своей жизни. Но это было невозможно…

Филипп остановился и Эшли, не рассчитав равновесие, врезалась в него.

— Эй, ты чего? — но не успел он к ней обернуться, как уже почуял соленый запах слез на ее щеках. — Что случилось, Эшли? — Филипп мигом заключил ее в объятия и принялся вытирать слезы с ее лица, которые безмолвно бежали. В его взгляде читалось не только беспокойствие и тревога, но и страх.

— Он был не прав…, — начала бормотать девушка, — он ничего не понимает.

— Кто Эш? Кто был неправ?

— Он ничего не смыслит в чувствах людей, он слишком долго живет, чтобы помнить, что это такое.

Филипп понял, что Эшли вспомнила их разговор с Эриком и Гарри в библиотеке, и на миг ему полегчало. Но он не мог понять, что так растрогало Эшли. Почему она принялась плакать так неожиданно? Конечно, все ее чувства обострены до предела, но все же. Вампир постарался как можно лучше вспомнить беседу в оружейной комнате, но ему не приходило в голову ничего, что же так могло опечалить Эшли.

— Эшли, моя хорошая, скажи мне, что не так? — он провел в очередной раз тыльной стороной ладони по ее щеке, вытирая последнюю слезу.

— Я знаю. Я знаю, как больно, когда кого-то теряешь, я знаю это чувство, я его помню. И она тоже. Она такая же, как и я. Была простая девчонка и не делала никому ничего плохого, пока Уильям ее себе не присвоил. И я знаю, что ей больно от его потери. Она страдает. И я знаю, где она. Я знаю, что это для нее важно, место их первой встречи. Он дорог ей, как и ты мне. А я знаю, что если я тебя потеряю, то не переживу.

Глава 24

Погребальный костер

Эшли размышляла о том, что ждет ее в будущем. Какой будет жизнь через пять лет, десять, пятьдесят, сто…. Как она сможет мириться с тем, что один за другим ее будут покидать близкие ей люди. Еще недавно она практически ненавидела своих родителей за ложь, которой они ее кормили всю ее сознательную жизнь, хотя возможно, что Уильям их заставил, скорее всего, так все и было, ведь она и сама не помнила их встречи в детстве. Возможно, что и сама она была под гипнозом. А теперь, когда понимание потери самых дорогих ей людей полностью овладело ее сознанием, она отдала бы все на свете, чтобы прожить эту жизнь вместе с ними и не видеть их смерти.

Она ждала Филиппа, который пошел с Гарри и Эриком еще раз осмотреть тоннели, у ворот. Вампир решил ее не брать, дабы новая волна чувств не захлестнула девушку. Эшли не сопротивлялась. Вскоре парни вернулись, сообщив, что там действительно ничего нет существенного, а следы молодой вампирши уводят из кладбища в город. Поэтому все решили последовать совету Эшли и отправиться искать ее в переулок, где Уильям ее убил. Хотя никто не был уверен, что первая встреча состоялась именно там. С талантом Уильяма гипнотизировать людей, они могли свидеться где угодно.

Все же было решено проверить знакомый уголок Эшли, от которого будь она человеком, у нее побежали бы мурашки по спине, но не сейчас. Воспоминания не из приятных. Возвращаться снова туда, где все началось, не хотелось, но девушка надеялась, что здесь все и закончиться.

Буквально за пару улиц до нужного места, вампиры почуяли неладное. Запах гари и крови мог не учуять лишь человек, либо неопытный новорожденный. Но только не они. Запах был настолько отвратный, что всем четверым невольно пришлось сморщить носы, дабы не чуять этого ужаса. Они все вместе ускорились и вскоре оказались на нужном им месте.

Перед ними предстала картина, в которую никто сразу до конца не мог поверить. Сначала из некоторого облегчения и радости. Все же их подозрения сбылись, и они ее нашли. Сейчас одно мгновение и они покончат с этой ужасной историей навсегда. Потом их чувства сменились отвращением, когда все поняли, что же на самом деле происходит в конце улицы. Девушка жгла останки. В приступе истерики, она рвала тело вампира на части и бросала части его тела в огонь:

— Ты меня предал! Ты меня подвел!

Она кричала, захлебываясь слезами. И казалось, никто уже не в силах ее остановить. Она была полна злобы, отчаяния, горя. Все четверо стояли, как вкопанные, несколько секунд не понимая, что происходит. Эшли резко схватила Филиппа за руку и прошептала:

— Она не причинит нам вреда. Идем. Нужно с ней поговорить.

И девушка пошла вперед. Парни наблюдали за ней мгновение, не шевелясь, потом двинулись следом.

— Эй, я Эшли, помнишь?

Молодая вампирша обернулась и пристально посмотрела на Эшли. Затем, не подавая никаких признаков, что здесь кто-то есть, принялась делать свою работу дальше. Она продолжала бормотать:

— Он должен был стать великим и меня сделать своей королевой. Он обещал!

— Эй, послушай, ты не должна так убиваться, он был намного хуже, чем ты думаешь.

Девушка бросила руку в огонь и сверкнула красными глазами. «Голодна», подумала Эшли.

— Где мой брат?

И снова никто не ответил.

— Я предлагаю поговорить с ней по-другому. — Эрик подал голос и хихикнул. — Тогда уж точно она развяжет свой язык.

— Нет, Эрик, мы ее спугнем.

Филипп подошел сзади и обнял ее за плечи. Вот, его поддержка ей так необходима сейчас. Но что же сделать, чтобы она заговорила? Блистательная идея, как комета пронеслась у нее в голове.

— Филипп! — зашептала Эшли, — ты же похож на Уильяма, как никто другой. Поговори с ней! Скажи ей, что не все еще потеряно.

Вампир, ничего не говоря, прочитав в глазах Эшли, как это для нее важно лишь кивнул и прошел вперед.

— Посмотри на меня.

Девушка подняла голову и остолбенела, она застыла на мгновение в руках с последней кистью Уильяма.

— Это невозможно. Ты мертв.

Она помотала головой и уставилась на огонь. Ну, хоть какой-то результат, и Эшли отошла еще дальше к Эрику с братом, чтобы не загораживать Филла.

— Я же вампир, конечно, я мертв. Пожалуйста, скажи мне, что ты сделала с братом Эшли?

— С Филиппом? Я его сожгла.

Эшли на миг передернуло. Даже она знает, что ее брата звали Филипп. И девушка была более чем уверенна, что эта вот узнала это раньше, чем Эшли! Вампирша бросила кисть в огонь, и новая волна смрада расплылась над вампирами. «Какой человек был, такой и запах», подумала Эшли. Хотя откуда ей знать каким был Уильям человеком? Но то, что вампир из него никудышный, это уж точно.

Только сейчас Эшли заметила, что Филипп с каждым разом понемногу все больше и больше приближался к девушке. Что у него на уме? Как всегда импровизирует, не поделившись ни с кем. Хотя, о чем это она? Она же сама его толкнула на это. Но не исключено, что он это предвидел. Может, он использует какую-то свою силу? И кстати о силах — почему она практически никогда не видела его за этим занятием? Нужно будет поговорить с ним об этом.

Эшли снова переключилась на текущий ход событий и обнаружила, что девушка уже рыдала, пытаясь что-то объяснить. Эрик высказался, что это немного не в его стиле, наблюдать, как плачут девчонки, в чем в принципе Гарри был с ним солидарен.

— Я просто… хотела быть… с… с … с ним. — слова прерывались громкими всхлипами и было сложно понять, что она говорит. — Но теперь, я буду, — грозная ухмылка блеснула на лице девушка и та, не медля, бросилась в огонь.

Филипп бросился ее спасать и инстинкт вампира у Эшли сработал, как никогда. «Огонь для вампира смертелен», вспомнились ей слова Филиппа.

— Нееет! — она вмиг оказалась рядом с парнем и отбросила его от костра. Филипп упал на асфальт и не сразу понял, что произошло. Гарри с Эриком подоспели в два счета.

— Ты что с ума сошел, огонь и вампиры не совместимы, дружище!

Эшли чувствовала неимоверную силу внутри, ей казалось, что каждый ее мускул напряжен, каждая клеточка на адреналине. На миг ей даже почудилось, словно сердце ее заколотилось с бешеной скоростью, но потом это куда-то исчезло. Когда она бежала, она даже клыки успела выпустить на случай чего и прикусила себе немного губу. С ней такого еще не было! Она чувствовала себя странно, словно горячая кровь за секунду пронеслась у нее по жилам, как табун диких лошадей.

— Эшли, ты в порядке? — Филипп уже встал и был в замешательстве.

— Я могу спросить тоже самое тебя! — Девушка говорила ровно и спокойно, хотя внутри все кипело. — Ты себя чуть не убил! Ради чего?

Все вместе они обернулись к костру и увидели лишь черные угли.

— Она даже не закричала…. — пораженно произнес Гарри.

— Я бы мог сказать пару слов, но и имени даже не знаю ее. — Эрик был то ли сбит с толку, то ли в замешательстве.

— Я надеюсь, она сейчас в лучшем мире. — Подытожил Филипп.

Но Эшли не могла больше здесь находиться. Запах гари и крови ужасно раздирал ей горло. Она схватилась обеими руками за шею и отошла в сторону. С ней что-то происходит. Она ощутила ужасный, неутолимый голод. Ей захотелось побежать по улицам, найти первого попавшегося человека и вонзить ему свои клики в теплую и мягкую кожу. «Нет, Эшли, что за мысли!» боже, когда она последний раз ела? Она не помнит, в висках сжало, и молниеносная боль прошла сквозь голову.

— Филипп… — прохрипела Эшли. Боль в горле была ужасной, словно кто-то насыпал ей туда битого стекла. — Филипп… — немного громче прошептала девушка.

Он обернулся и увидел на лице Эшли практически мольбу. Он понял и без слов, что она задыхается.

— Нам нужно домой быстрее.

Уже через три с половиной минуты Филипп с Эшли добрались до дома. Гарри с Эриком остались там еще немного прибраться и обещали вернуться как можно скорее. Эшли еле-еле волочила ноги. На лице Филиппа был неподдельный ужас, ведь никто не знал, что происходит с девушкой. «Никто раньше не возвращал сердце обратно…», звучало в голове у обоих. И, естественно, никто не знал последствий этого.

Филипп положил Эшли на диван в гостиной, как только они вошли. Но лежала девушка недолго.

— Филипп, я не могу. У меня все жжет внутри. В горле у меня, словно лезвие кто забыл. А тело, по телу бегают сотни иголок, а внутри меня сплошное битое стекло. Я умираю, да?

— Нет, Эшли! Я не позволю! — Филипп был взволнован, и не находил себе места. И на это раз он ни от кого этого не скрывал.

— Я ужасно хочу есть, Филл, просто до безумия.

— Я сейчас принесу.

Через мгновение вампир уже стоял с пакетом донорской крови в руках и протягивал его Эшли. Она разорвала его и жадно принялась пить, но, не успев сделать и два глотка, она выплюнула все наружу.

— Какая гадость! Фу!

— Что?!

Филипп уставился на Эшли, а она на него.

— Она что просроченная?

— С чего ты взяла? — Филипп выхватил пакет и посмотрел на дату. — Она сегодняшняя. Джон зака…

Из библиотеки вышел Джон.

— Мне кажется, я знаю, что вам нужно.

Эшли обхватила голову руками и принялась снова качаться на диване, как тогда, когда она впервые очнулась вампиром. Ее снова так же лихорадило. Внутри все жгло, и голод был невероятный.

— Я тут почитал на досуге книжонку эту вашу. И узнал много чего нового из вашего мира. Думаю, вы тоже удивитесь.

— Что ты имеешь ввиду?

— Вы когда-нибудь слышали о дампирах?

— Дампиры? Нет. Это сродни вампирам, я так понимаю.

— Ну, что-то в этом роде.

— И как же они выглядят? Зачем это мне, Джон? — Филипп был немного ошарашен появлением Джона, учитывая то, что его мысли сейчас были об Эшли, он не хотел переключаться на какие-то там рассказы полуфея.

— Потому что вы, Филипп, создали одного, а теперь нужно завершить начатое, пока вы же сами не наделали ошибок, как когда-то Виктор Франкенштейн.

Глава 25

Новая раса

— Значит, дампир — это наполовину человек, наполовину вампир?

— Именно так и есть. — Джон сидел в гостиной в руках с огромным томом старой книги и с умным видом пояснял Гарри и Эрику с чем они столкнулись.

— И Филипп создал этого самого дампира, первого в своем роде, единственного и неповторимого? — Гарри улыбнулся. Джон кивнул.

— Я не могу сказать, что поражен — я просто сбит наповал этой чудесной новостью.


Эшли сидела на кровати, держа в своих руках руки Филиппа.

— Я не могу.

— Эшли, так нужно. Ты же слышала, что сказал Джон! Чтобы завершить ритуал обращения тебе нужно испить одинаково как человеческой крови, так и вампирской.

— Именно поэтому я и не могу! Фил, я не могу так вами рисковать! Одинаково — это значит в равном количестве, а я высушила своего брата до смерти и почти убила ту медсестру! Ты предлагаешь мне выпить по половине каждого из вас и думаешь, что я соглашусь?!

— Я не позволю тебе отказаться! — Филипп нежно провел по руке Эшли от кисти до локтя. — После того через что мы прошли, я не позволю тебе сдаться сейчас, когда все самое страшное уже позади! — Он наклонился к ней ближе, почти прикасаясь к ее губам. — Я пожертвовал ради тебя вечностью, разве ты думаешь, что для меня что-то значит отдать немного тебе своей крови? — Филипп наклонился еще ближе и поцеловал Эшли в губы. — Для меня нет жизни на этом свете без тебя. Умрешь ты — умру и я.

Эшли медленно перевела дыхание. Внутри ее все жгло огнем, и она еле сидела, но старалась не показывать вампиру, как ей больно. Кости все ломило, но она знала, что должна быть сильной перед ним.

— А Гарри с Эриком? По-твоему, они на это согласятся?

— Они моя плоть и кровь. Я спас их на войне при Наполеоне. Они сделают все, о чем бы я их не попросил.

— Что? Половину? — Эрик явно не был в восторге. — Теперь я не считаю это такой уж чудесной новостью. Филипп, ты сумасшедший.

— Нет, я просто влюблен.

Вампиры заранее собрались в подвале и предусмотрительно попросили Джона запереть их там, на случай, если Эшли обезумеет от выпитой крови и подумает куда-то убежать, ведь они-то явно будут в отключке. Сам же Джон подключил капельницы с пакетами донорской крови к венам трех парней, чтобы те не умерли от истощения, если же, опять-таки Эшли не совладает с собой и задумает выпить кого-то досуха.

Конечно, им всем пришлось ее еще долго уговаривать, но по состоянию ее здоровья было видно, что времени терять нельзя, Эшли и так еле спустилась в подвал с помощью Филиппа. Эрик, как всегда пытался всех приободрить, шутя над всем и вся, но настроение было не то. Гарри лишь молча наблюдал за происходящим, и, казалось бы, все хорошо, вот лишь осталась одна проблема, выход которой тоже уже был найден, как вдруг Эшли потеряла сознание.

Филипп подскочил немедленно к ней, не теряя ни секунды. Его капельницы вырвались из руки, но он этого не заметил. Да и ему было на это сейчас наплевать. Эшли! Ему нужна лишь Эшли!

— Гарри, брось мне какой-то нож или лезвие! Что угодно острое!

Вампиры засуетились вокруг Эшли. Эрик нашел какой-то скальпель, возможно, из старых запасов Джона и бросил его Филиппу. Не теряя больше времени, вампир сделал надрез у себя на руке и прижал ее к губам Эшли.

Первые секунды девушка абсолютно никак не реагировала. Филипп чувствовал, что она не подавала никаких признаков жизни и в нем начинала расти паника. Вокруг сидящие Гарри и Эрик замерли в ожидании, когда же ее инстинкты среагируют, но пока по ее подбородку стекала струйкой лишь кровь и ничего более.

Вдруг Эшли резко открыла глаза и впилась клыками в руку вампира. Филипп облегчено вздохнул, наконец-то. Теперь осталось только ждать. По мере того как Эшли пила кровь ее глаза превращались из обычного ее цвета в темно-синие. Филипп так залюбовался, что не заметил, как девушка резко дернулась и повалила его на пол. Вонзив тоненькие клыки ему в шею, она продолжила наслаждаться свежей кровью. Эрик дернулся вперед, но Гарри остановил кузена.

— Не стоит. Еще рано. Пусть пьет. Нужно ждать.

Так оба вампиры и остались наблюдать, как девушка испивала столь сладостный нектар из шеи возлюбленного.

— Ну, кто следующий? — Эрик вопросительно глянул на Гарри.

— Ты, я проконтролирую лучше тебя, ты же можешь поспешить или что-то напутать. Я не оставлю все на тебя, дружище, — и тот улыбнулся, похлопав его по плечу, — давай, вперед.

— Эй, ты!

Эшли оглянулась в поисках источника голоса. Испачканная кровью до ушей, она наводила некий ужас, но не на Эрика. Уж он-то видел такое не впервые.

— Да-да, ты! Не смотри на меня так, я делаю именно то, о чем ты сейчас думаешь — нарываюсь. — И Эрик усмехнулся опасности в лицо.

Эшли мгновенно бросила тело Филиппа и бросилась на Эрика. Звериный инстинкт не заставил долго себя ждать, и она тут же принялась рвать его горло. Но парень не сопротивлялся, зная, что это все во благо.

Тем временем Гарри подоспел к Филиппу и попытался его поднять. Про себя подметив, что его друг не так уж и легок, как он мог подумать, он прибавил усилий и усадил его в кресло стоящее рядом. Наблюдая за вампиром несколько секунд, который не подавал никаких признаков жизни и движений, Гарри понял, что что-то не так. И буквально в одно мгновение он усмотрел капельницу, валявшуюся на полу и не подававшую кровь к телу Филиппа. Гарри не составило труда в мгновение ока вернуть все на свои места, а затем, проверив, все ли хорошо с капельницей Эрика, он поспешил сменить кузена.


Когда Эшли открыла глаза, этот мир предстал пред ней по-новому. Она ощущала все вокруг как-то не так, как прежде. Ее тело, как будто обдавали лучи солнца, которых здесь просто не могло быть a priori. Она ощущала странное тепло внутри и биение. Ее сердце снова жило.

— С добрым утром! — Над ней возвышался Филипп. — Как ты себя чувствуешь?

Девушка немного поморгала, лишь потом она увидела, что она находится у себя в комнате и здесь собрались все обитатели дома, как постоянные, так и временные.

— Странно. Непривычно, как будто я заново родилась, вернее возродилась.

— Так должно быть, не переживай. Главное, что ты с нами. Со мной. — Вампир нежно взглянул на девушку, казалось, в это взгляд он вложил всю свою любовь к ней. — Что ты помнишь последнее?

Эшли попыталась припомнить последние события в ее голове, но увидела лишь реки крови. Она отмахнулась головой, пытаясь прогнать страшное зрелище:

— Знаешь, картинка не очень, но я рада, что никому не причинила вреда. — Она обвела взглядом всех здесь собравшихся.

— Да, аппетит у тебя еще тот! — подзадорил Эрик. Эшли лишь хмыкнула, после чего снова заговорила:

— Я помню, Джон начинал говорить что-то о каких-то созданиях, вроде как … я не помню точного названия. — Девушка поморщилась, пытаясь вспомнить, но Джон тут же нашелся с ответом.

— Дампиры.

— Точно! — Эшли с интересом на него взглянула. — Расскажите мне все, о чем я обязана и не должна даже знать! Я так понимаю, я теперь одна из них?

— Единственная, — мягко произнес Филипп.

— То есть как? — девушка непонятливо уставилась на вампира, затем ее взгляд заметался по всех лицах здесь присутствующих.

— Благодаря сложному ритуалу, о котором мы и не догадывались, я превратил тебя в дампира. Ведь раньше никто не предпринимал попытки вернуть сердце кому-то на заключительной стадии превращения.

— А если и пробовал — то неудачно, — заключил Гарри, — поскольку таких случаев в истории не зарегистрировано, в нашей истории.

— Да, но, как оказалось, самой сложной должна была бы быть завершающая стадия, поскольку тебе нужно было выпить одинаковое количество крови — человеческой и вампирской, но ты и тут справилась.

— Хотя нужно заметить идея Джонатана с капельницами была очень даже хорошей, — позволил себе заметить Эрик.

— И что же теперь получается? — Эшли немного была в замешательстве, она даже не знала, что думать обо всем этом. — Кто я?

— Ты дампир, Эшли. — Заговорил Джон. — Ты наполовину человек, наполовину вампир. У тебя есть все от человека и от вампира. Вот почему днем твое сердце билось, а ночью замирало. Ты можешь есть обычную пищу и пить кровь, конечно, если пожелаешь, но скажу сразу. Это сделает тебя намного сильнее, чем любого из вампиров. Ты выше этого. Дампиры — это новая раса. — Казалось Джон просто в восторге от происходящего.

— К тому же у тебя есть мои силы и живут дампиры ровно столько, сколько им отведено их человеческой судьбой. — Видно было, что Филипп рад этому, и Эшли не могла корить его за это, ведь сама была безумно рада услышанной информации. Какая разница, есть у нее вампирская сила или нет, дампир она или вампир, главное — она не увидит смерти своих любимых людей. — Ты очень сильна, Эшли, и, возможно, ты — то самое будущее, которое так необходимо людям и вампирам.

— О, да у нас в компании появился свой собственный супергерой, — не устоял Эрик.

— Значит, я могу жить, как обычный человек? Ходить под солнцем, есть пиццу и спать?

— Да. — Филипп растянулся в улыбке и провел тонкими длинными пальцами по голой спине Эшли.

Уже было за полдень, и они так и валялись в кровати с самой ночи. Они поздно легли в постель, но спать никто и не собирался. Все произошедшие события безумно подлили масла в огонь за последнее время, и когда, наконец, Филипп и Эшли осознали, что смогут быть вместе ровно столько, сколько этого захотят они, и ничто этому не препятствует — их внутренний огонь вырвался наружу.

Ближе к утру Эшли уснула, но вампир продолжал ею любоваться. Для него она была самой прекрасной на этом свете. Безусловно, не первая его любовь, но за столь многие годы трудно найти что-то стоящее. А когда ты оказываешься рядом с шедевром, то даже дышать страшно. Хотя для вампира дыхание было последним вопросом в этом деле. Теперь он мог не бояться ни за нее, ни за себя. Он утратил свою вечность, но оно того стоило.

Ему не страшно было умереть. Он столько раз видел смерть, что теперь он знал, что рядом с ней он будет к ней готов. Он погладил ее по щеке, и Эшли открыла глаза. Он не хотел ее будить, ему нравилось ей любоваться. Но теперь у нее чутье еще лучше, чем у него. Но он не завидовал и не злился, он был рад. Он поцеловал ее в губы, как же ему нравился ее запах — такой родной. Он сам ее создал, и от этого их обоих тянуло друг к другу еще больше, возможно, они сами этого и не понимали, но животный инстинкт срабатывал на ура.

Эшли провела ногтями у него от живота до груди, и вампир почувствовал, как он возбудился. Как же он ее хотел!

— Невероятно! — Эшли обняла его за шею.

— Но все-таки ты должна иногда пить кровь, дабы поддерживать в себе вампира. Чтобы твое другое «я» не умерло.

— Конечно. Я помню все напутствия Джона. — Эшли расплылась сама в улыбке, как же она была счастлива здесь находиться, рядом с ним. Теперь, когда вес позади. И как же ей не хотелось выбираться из постели, но это было необходимо.

— Мне нужно идти. — Она чмокнула вампира и быстро поднялась с кровати, буквально за десять секунд одевшись, вернулась и произнесла: — можешь меня проводить.

Эпилог

Девушка сидела в гостиной с огромным черным котом на руках. Все было, как всегда — мама Нэнси смотрела телевизор, не замечая, что происходит вокруг. Ее сложно было оторвать от любимого шоу. Вдруг открылись парадные двери, и в дом вошла сама Нэн. Она не сразу увидела Эшли, сидящую на диване, поэтому еще несколько секунд спокойно возилась с обувью.

— Привет. — Эшли решила нарушить тишину первой, чтобы Нэнси потом вдруг не закричала или еще что-то в этом роде. — Я хочу с тобой поговорить. Мне нужно много чего тебе сказать. Мы можем подняться к тебе в комнату?

Нэнси немного оторопев, молча, кивнула и девушки направились наверх.

— Нэн, я хотела извиниться. То, что ты видела, это было ужасно. Я не знаю, захочешь ли ты вообще после этого меня видеть, и это меня гложет. Я должна была придти и поговорить с тобой. Все так сложно и мне трудно об этом говорить, но ты же знаешь, что мы с тобой подруги с самого детства и я надеюсь, что ты меня поймешь. — Как только Нэнси захлопнула дверь своей спальни, Эшли сразу полила словесный поток.

— Стоп! Эшли, остановись хоть на мгновенье.

Девушка покорно опустила голову: — Прости.

— Да, не спорю, то, что случилось — не имеет никакого нормального умозаключения, но как видишь, я же на тебя не бросаюсь со святой водой или серебряными распятиями.

Кот тихо мяукнул. Эшли его погладила и принялась дальше поддерживать диалог.

— Да, я вижу, но мне безумно неудобно перед тобой и я хочу объясниться, чтобы ты понимала все.

— Ну, уж нет! Спасибо! Я не хочу забивать себе этим голову. Мы подруги и с меня этого достаточно. Будь ты хоть дьяволом, Эшли Стоун, я бы все равно тебя не бросила! — и Нэнси заключила подругу в крепкие объятия. Кот упал на пол и сердито зарычал.

— Кто это еще такой? Ты что его на улице подобрала?

— Если я скажу, ты не поверишь, Нэн. Тем более ты сама сказала, что не хочешь во все это ввязываться. — И Эшли заговорщицки подмигнула. После чего подобрала кота и чмокнула его в мордочку.


Новая раса

home | my bookshelf | | Новая раса |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу