Book: В погоне за красавицей



В погоне за красавицей

Гейл Каллен

В погоне за красавицей

Глава 1


Лондон, 1846 год


Джулиан Делейни, граф Паркхерст, как зачарованный уставился на портрет обнаженной женщины, украшавший салон джентльменского клуба. За его спиной громко переговаривались последние задержавшиеся за столами игроки в фараон. Плечом к плечу с ним стояли его друзья, Лео Уэйд и Питер Дерби. Они восхищенно любовались тем, как светилось в озаряемом свечами полумраке тело натурщицы, прикрытое лишь длинным шарфом, который скорее манил, чем скрывал ее перламутровую красоту. Она лежала на боку, томно изогнувшись, а голова ее была полностью погружена в тень. Хотя она являла собой совершенство женской формы, мысли графа были заняты другим. Едва увидев картину, он, несмотря на скрытое лицо, узнал, кто на ней изображен. Это подсказал красный бриллиант, ограненный в форме сердца, уютно покоившийся между ее прелестных грудей.

Это был дар магараджи его отцу, редчайшая драгоценность, прозванная «Скандальная леди». Камень был украден у его семьи более десяти лет назад. Потеря его вызвала бурю гадких слухов… и смерть отца. Граф думал, что потеря эта навсегда. Думал до вчерашнего дня, когда увидел на балу мисс Ребекку Лиланд, нагло явившую его всем на обозрение. Джулиан был потрясен и чуть не поддался искушению устроить сцену, потребовав у нее перед всем светом отчета в происхождении этой драгоценности.

С той же минуты он начал строить сложные планы, как ему лучше встретиться с мисс Лиланд и задать ей волнующие его вопросы. Он позволил друзьям вытащить себя сегодня из дома в надежде, что Лео, знавший всех и вся, сможет что-то рассказать ему об этой девушке. Поскольку он не рассматривал Ребекку в числе возможных своих невест — в последнее время он всерьез озаботился поисками будущей супруги, — то и знал о ней очень мало… кроме того, что союз с ее скандальной семьей категорически не отвечает его требованиям.

Но каким образом она, вроде бы невинная юная кузина герцога Мэдингли, могла стать натурщицей этой картины с ее откровенной чувственностью, моделью этого образа, отчаянного желания всех мужчин?

— Ну разве эта картина не великолепна? — протянул Лео, сжимая в зубах сигару-черуту.

Лео радостно ухмылялся, ямочки на щеках подрагивали, а белокурые локоны были взъерошены, словно по ним только что прошлась шаловливая дамская ручка. Впрочем, может быть, и прошлась. С другого бока Джулиана Питер Дерби, высокий, темно-русый, запрокинув голову и прищурившись, вглядывался в картину, будто пытался вызнать все ее секреты. Оба были младшими сыновьями аристократических семейств. Джулиан почти завидовал им.

Лео уже несколько дней пытался отвлечь его от работы, увлеченно рассказывая о новой картине в клубе. Теперь Джулиан жалел, что не послушал его сразу.

— Кто она такая? — осведомился он, хотя уже знал правду.

— Это самое интересное, — откликнулся Лео, подняв брови с дьявольской усмешкой. — Она одна из нас.

Питер нервно закашлялся.

— Что ты сказал?

— Она — светская дама, мой мальчик, — рассмеялся Лео.

Джулиан медленно выдохнул воздух. Какие еще ему нужны были доказательства того, что натурщицей художника была мисс Лиланд?

— Ты наверняка ошибаешься, — мягко произнес он, рассчитывая получить дополнительные сведения.

— Так утверждает художник, — продолжал Лео. — Его имя — Роджер Истфилд.

— Я о нем слышал, — удивленно промолвил Питер, — Мой брат собирает его работы.

— Могу понять почему, — сухо заметил Джулиан. Не так легко было сосредоточиться на драгоценности, принесшей его семье столько бед, когда она была лишь деталью на фоне золотистого тела, сияющего жемчужным блеском.

— Истфилд сам обратился к управляющим клубом с грустным рассказом об истории этой картины, — продолжал Лео. — Он вроде бы затворник, молодой человек, мало знакомый со светом. Он сказал, что этот портрет предназначался для частного собрания во Франции, но ему не заплатили. Потом он лепетал что-то о больной матери и о том, что нуждается в деньгах для поездки к ней… Но в конце концов красота самой картины убедила управляющих приобрести ее.

— Но почему принято считать ее женщиной из общества? — усомнился Питер.

— У всех нас есть свои секреты, — размышлял вслух Джулиан.

— Дайте мне докончить, — с досадой промолвил Лео. — Он хотел больше денег, чем управляющие готовы были ему предложить, так что он для большей привлекательности покупки сообщил им, что на картине изображена дама, принадлежащая к знатной и хорошо известной в свете фамилии.

К герцогскому семейству. Это Джулиан уже знал. Более знатным и известным было разве что королевское семейство. Но он как-то не мог представить себе юную королеву Викторию в таком безрассудном образе.

— И они ему поверили? — потрясенно вскинул руки Питер.

— Поверили. Он известен своей честностью. Да и алмаз на шее натурщицы убеждает. Изумительный! Как вы считаете?

Джулиан промолчал. Скорее, этот алмаз следовало назвать проклятым.

Лео порывисто обнял друзей за плечи.

— Я ждал этой минуты, чтобы увидеть твое лицо, Джулиан. У тебя уже все устоялось, семья наконец обрела покой. Разве не пора просто наслаждаться жизнью?

Джулиан тоже на это надеялся. Он уже начал проводить в жизнь план по подысканию подходящей жены. Но это неожиданное появление проклятого алмаза изменило все. Он должен выяснить, что еще знает Лео о Ребекке Лиланд… не выглядя при этом слишком заинтересованным.

— Я с удовольствием заберу твои деньги, — произнес он. — Поиграем?

Трое друзей, смеясь, покинули салон и отыскали пустую карточную комнату. В течение нескольких следующих часов они играли, пили и беседовали, пока не разошлись другие члены клуба, а они сами не отправили последнего слугу отдыхать в служебные комнаты на верхнем этаже. За это время Джулиан почти ничего не узнал о Ребекке, за исключением замечания Питера, что из-за многочисленных болезней та провела детство в уединении. Джулиан вспомнил женщину, увиденную им на балу, ее решительную походку, то, как она небрежно отметала устремленные на нее взгляды мужчин… Нет, она выглядела слишком боевой и бодрой, чтобы счесть ее болезненной.

В клубе все стихло. Они сосредоточились на картах, поглядывая друг на друга с дружелюбным соперничеством. Дымок черуты Лео мирно струился над ними. Внезапно со стороны главной лестницы, ведущей в большой зал, до них донесся какой-то приглушенный звук.

Они обменялись вопросительными взглядами.

— Я полагал, что слуги ушли спать, — заметил Джулиан.

— Так они нам сказали, — задумчиво откликнулся Питер и зевнул. — Думаю, они вернулись, чтобы наконец выдворить нас.

— Они не станут так поступать с графом, — кивнул в сторону Джулиана Лео.

— Или с братом виконта, — парировал Джулиан, подумав, что, пожалуй, немного перебрал. Он поднял руку и уже мягче произнес: — Я больше ничего не слышу. Кто-то явно пытается не шуметь. — Он наклонил голову в сторону закрытой двери и замолчал, выжидая.

Еще раз скрипнула ступенька, и кто-то призвал кого-то быть потише.

Трое мужчин переглянулись и перестали улыбаться.

Джулиан протянул руку и прикрутил лампу, так что они почти перестали видеть друг друга.

— Чтобы они не заметили нас, когда мы откроем дверь, — прошептал он, когда они осторожно поднялись на ноги.

Приятели, пьяно пошатываясь, напирали на него, и Джулиан оттолкнул их, потому что в полутьме они не смогли бы разглядеть его предостерегающую гримасу. Он очень медленно открыл дверь, мысленно благодаря судьбу, что петли ее хорошо смазаны. Поначалу он ничего не смог разглядеть за исключением крохотного прыгающего огонька единственной свечи. Однако огромный холл с вздымающейся в центре великолепной лестницей был освещен снизу одной большой лампой.

Она осветила три осторожно пробирающиеся фигуры. На них были темные брюки, куртки и шляпы, но сами они были достаточно хрупкими. Джулиан бросил шепотом через плечо:

— Это какие-то мальчишки.

Он вновь повернулся, чтобы лучше разглядеть пришельцев, ощущая, что друзья толпятся за спиной. Они наблюдали, как юноши пробрались к главному салону и скрылись в нем.

Джулиан махнул рукой и выбрался из карточной комнаты в коридор. Друзья последовали за ним. Двигались они совершенно бесшумно, что было удивительно для трех сильно подвыпивших мужчин. Большие портреты охотников покрывали все стены до потолка, и случайные проблески света временами выхватывали золотые рамы.

Джулиан, Лео и Питер добрались наконец до салона и осторожно заглянули туда. Трое юных налетчиков стояли спиной к двери, лицом к портрету обнаженной.

— Мальчишки есть мальчишки, — прошептал Лео. Джулиан яростно сверкнул на него свирепым взглядом, и Лео покаянно закатил глаза к небу.

Мальчишки пошептались, затем встали вдоль длины картины и, ухватившись за раму, попытались ее приподнять.

Руки их вовсе не были грубыми мальчишескими руками, а, напротив, тонкими и деликатными.

Джулиан решительно шагнул в салон, сознавая, что слабый свет единственной свечи едва освещает его.

— Застигнуты на месте, — нарушил тишину его низкий голос.

Он услышал несколько ахов. Рама картины ударилась о стену, но не свалилась. Три фигуры оцепенели, безмолвные и неподвижные.

— Вам не сбежать, — продолжал Джулиан. — Мы стоим между вами и выходом. Так почему бы вам не повернуться к нам лицом, чтобы мы смогли увидеть воров, покусившихся на принадлежащую клубу картину?

Трое неудавшихся похитителей безмолвно обменялись мнениями и медленно повернулись. Головы их были опущены, лица скрыты полями шляп. Стоявшая на столе единственная свеча мерцала, не давая много света. «Мальчишки» поникли, ссутулились, спрятав руки в карманы и неловко елозя по полу носками сапог.

— Мы просто смотрели, — наконец произнес один низким хрипловатым голосом.

— И для этого поднимали картину? — осведомился Лео, явно забавляясь происходящим. Используя их свечу, он зажег лампу, и злосчастная троица попятилась к стене, пока не уперлась в картину плечами. — Я и не подозревал, что я такой страшный, — сухо добавил он.

— Конечно, они должны бояться, — сказал Джулиан. — Ведь мы свидетели их преступления. Просто позор, что они не могут уговорить нас забыть о том, что произошло.

Наступило напряженное молчание.

— Может, мне разбудить владельца клуба? — громко вздохнул Питер.

— Подождите! — отчаянно вскричал один из воришек, и голос его прозвучал на октаву выше предыдущего.

— Снимите шляпу, — приказал Джулиан.

И снова воришки молча переглянулись. Тот, кто говорил, шагнул вперед и, расправив плечи, снял шляпу.

Обкрученные вокруг головы длинные темно-каштановые волосы блеснули в полумраке. Один локон медленно скользнул на плечо. Джулиан поспешно втянул в себя воздух.

Это была Ребекка Лиланд. Женщина, обнажившая себя на картине для всеобщего обозрения, рискуя навсегда погубить свою репутацию.

В приглушенном свете ее глаза сверкали гордостью и вызовом. Лицо сердечком сияло перламутром, сочные губы напряглись. Она не выдала своего страха, облизывая губы, но Джулиану вдруг отчаянно захотелось, чтобы она это сделала. Он мысленно встряхнулся, досадуя, что дал отвлечь себя хорошенькому личику. И вообще, обычно он и не пил много. А теперь наверняка именно из-за этого он заметил, как расстегнутый ворот ее рубашки обнажил нежные очертания стройной шейки… А просторная куртка не скрывала округлость ее груди. Он хорошо помнил, как выгодно подчеркивал ее пышность ограненный в форме сердца алмаз.

Однако и этот алмаз, и нескромное изображение теперь дерзко украшали стену за ее головой, словно приглашение к греху. Что думала она о своем эротичном образе? Ощущала ли неловкость? Знали ли правду ее спутницы?

Напряжение в комнате нарастало, наполняя воздух тяжестью, обычно предшествующей грозе. И две другие женщины, храбро последовав примеру предводительницы, тоже сняли шляпы.

— Леди, нас еще не представили официально, — произнес Джулиан с ощущением, что обращается только к Ребекке.

— Сюзанна… — начал было Питер и оборвал сам себя. Во взглядах, которыми женщины наградили Питера, появился оттенок печали. Он явно был более чем просто знаком с этими молодыми дамами.

Лео фыркнул:

— Лорд Паркхерст, вы знакомитесь с сестрами Лиланд, Сюзанной и Ребеккой, а также их кузиной леди Элизабет Кэбот, сестрой герцога.

Джулиан знал, что герцог был наполовину испанцем, поэтому сообразил, что черноволосая женщина была его сестрой. Отсюда следовало, что рыжеволосая была сестрой Ребекки. Ему показалось, что он видит сходство с Ребеккой, несмотря на очки, которые были на этой девушке. У них были одинаковые изящные тонкие носики и резкие скулы.

— Я могу вообразить только одну причину, по которой три дамы из общества осмелились вторгнуться в мужской клуб, — медленно проговорил Джулиан.

Алые пятна вспыхнули на щеках Ребекки… Впрочем, он не мог считать ее невинной.

— Мы подзадорили друг друга, — промолвила она. Он выгнул бровь и шагнул к ним поближе. Он знал, что слишком большой и широкоплечий для светского джентльмена. У него было тело боксера, и он не удивился, заметив настороженность при его приближении во взгляде Сюзанны.

Однако Ребекка лишь мерила его яростным взглядом, со всей очевидностью не устрашенная им.

— Вы подзадоривали друг друга украсть именно эту картину? — уточнил он.

Она даже не взглянула на своих подруг в поисках поддержки.

— Разумеется, нет. Мы вряд ли могли рассчитывать ее украсть. Мы хотели устроить розыгрыш и просто спрятать ее.

— Так вы знали об этой картине?

— Нет! Но, явившись сюда, как мы могли не остановить свой выбор на ней? Смею сказать, что мужчины — весьма вульгарный вид животных.

И это заявляла женщина, которая позировала голой! Джулиан подумал об этом с некоторой усмешкой.

— Думаю, что есть иная причина того, что вы избрали именно эту картину, — продолжал он. — Художник, ее написавший, Роджер Истфилд, заявляет, что натурщицей ему послужила молодая леди из общества. Так кто из вас является ею?

Он указал на картину и увидел, что все три девушки уставились на нее. Алый румянец окрасил их лица, и он подумал, как же они должны смутиться. Ребекка вздернула подбородок и решительно поджала губы.

Однако прежде, чем она успела открыть рот, Элизабет и Сюзанна в едином порыве сказали хором:

— Эта натурщица — я.

Джулиан услышал, как фыркнул Лео, но не отвел взора от лица Ребекки. Она усмехнулась, глядя прямо на него, и в ее переменчивых серо-зеленых глазах заплясали искорки.

— Натурщица — я, — промолвила она.

Он скрестил руки на груди, невольно отмечая, как ее взгляд нервно скользнул по его телу. Он не мог — с неохотой — не признать и не восхититься их отвагой. Все они защищали Ребекку.

— Вот так загадка, — пробормотал Лео, явно забавляясь происходящим.

— Ладно-ладно, леди, — произнес Питер. — Я никак не ждал такого от вас. Если бы ваши братья узнали об этом…

— Их нет в городе, — храбро прервала его Элизабет.

— В разгар сезона? — осведомился Джулиан. Теперь он знал, почему эти женщины так храбро решились на подобную проделку.

— Они охотятся в… — Сюзанна заметила предостерегающий взгляд Ребекки и замолчала.

— Охотятся, — промолвил Лео, потирая руки. — Охотятся в… где-то в сельской местности? Или в другой стране? Я, случайно, знаю, что у герцога обширные владения в Шотландии.

Элизабет ничего не ответила, но ее темные глаза погрустнели.

Напряжение, испытываемое Джулианом, превосходило все, что он испытывал на протяжении последних десяти лет, то есть с момента, когда стал восстанавливать свое графское достоинство и достояние. Он хотел потребовать ответа, схватить эту Ребекку и вытрясти из нее все об украденном алмазе, называемом «Скандальная леди», и о том, как довелось ей надеть его на бал.

— Вы должны позволить нам удалиться, — сказала Ребекка.

Он надеялся, что его пристальный взгляд заставит ее занервничать.

— Нет, не должны. Мы можем заявить об этом в полицию.

— А может быть, и нет, — произнес Лео, выступая вперед. — Я не очень хорошо знаю вас, леди…

— Но мы наслышаны о вас, — проговорила Сюзанна с недовольным видом гувернантки, укоряющей своего воспитанника. Очки ее сурово сверкали в свете лампы, когда она осуждающе рассматривала его.

Лео прижал руку к груди и поклонился.

— Тогда моя репутация предвосхитила мое появление. Позвольте мне доказать, что я могу вполне соответствовать вашему мнению. Джентльмены, я предлагаю пари.

Джулиану не хотелось отвлекаться на пьяное дурачество, но он заставил себя быть терпеливым. Это качество не раз хорошо послужило ему в жизни. Он провел детство, терпеливо ожидая возможности спасти свою семью, а юность — терпеливо занимаясь капиталовложениями и деловыми проектами. Теперь он так же терпеливо взялся за поиски невесты. Предлагаемое Лео пари может послужить к его, Джулиана, выгоде.



— Какое? — настороженно поинтересовался Питер, Лео улыбнулся:

— Я предлагаю, чтобы каждый из нас попытался определить истинную натурщицу. Любым способом, которым сумеет.

Настала мгновенная тишина, которая словно нарастала напряженностью, полной возможностей и предвкушения.

— Это абсурдно, — холодно промолвила Ребекка.

— У вас нет особого, выбора, — заметил Джулиан, обдумывая, каким образом это пари может помочь ему раскрыть правду о его семейной трагедии. — Вы зависите от нашей милости. Если не хотите участвовать в этом пари, вам придется жить с последствиями… вашего «разоблачения». Многие мужчины уже видели эту картину. Интересно, что бы они подумали, если б узнали…

— Это шантаж, — нервно произнесла Сюзанна.

— Что вы, мисс Лиланд, Такое некрасивое определение, — сказал Лео. — Вы сами поставили себя в такое положение и, думаю, получаете достойный ответ на вашу дерзкую выходку. Мы отпускаем вас на свободу, а вы должны мирно принять наши попытки узнать истину.

— Выдумаете, что, нажав на нас, — отвечала Ребекка, — вам удастся каким-то образом сломить наше сопротивление? Нет, джентльмены, этого никогда не случится!

— В вашем голосе звучит вызов, — покачал головой Джулиан. — Мне это нравится.

Ее внимание мгновенно вновь обратилось на него. Ее волнение выразилось в том, как она облизнула вдруг пересохшие губы.

И после всего, через что пришлось ему пройти, несмотря на его целеустремленную преданность своей семье и деловым предприятиям, на его одержимость «Скандальной леди»… одно движение язычка этой женщины вдруг заставило его почувствовать темные желания. Он перевел взгляд на картину, на дерзко вздернутую грудь и темную тень между ее бедрами… Стиснув зубы, он заставил себя сосредоточиться на утраченном алмазе и крушении его отца.

— Я думаю, что натурщица — это вы, — обратился он к Ребекке. Низкий голос его прозвучал хрипло.

Между ними возникло напряжение, от которого, казалось, даже воздух искрил и готов был разразиться грозой с молнией, как в душный летний вечер.

Она вскинула голову.

— Я уже сказала вам, что это так. Какой же в этом вызов?

— Две из вас лгут. Но я думаю, что не вы. Лео, что скажешь ты?

Лео обошел женщин вокруг, задумчиво потирая подбородок и внимательно их рассматривая. Они нервно и неловко переступали с ноги на ногу, как кобылки на аукционе «Таттерсоллз».

— Я вижу по форме ваших тел, что все вы состоите в родстве. Но на вас столько всего понадето… и к тому же мужской одежды… трудно решить, так это или нет. Так что на этом нельзя основываться.

— Вы ведете себя вульгарно! — надменно бросила Элизабет, и в голосе ее звучала благородная кровь многих поколений.

— А вы, Элизабет, ведете себя скандально, — тихо откликнулся Питер. — Все вы. Я поверить не могу…

— Ты не можешь поверить, что одна из этих женщин осмелилась на такое? — мягко спросил Джулиан. — Но светским дамам нечего делать до выхода замуж. — Он увидел возмущение на их лицах, но проигнорировал его. В последний год он старательно и тщательно занимался изучением женских нравов и характеров. — Некоторому типу женщин становится… скучно.

— Не притворяйтесь, что вы понимаете нас! — резко заметила Ребекка.

— Возможно, сейчас это так, но я намерен узнать вас очень хорошо.

Бурлящее в крови спиртное почти заставило его потерять контроль над собой. Он увидел, как сжались ее зубы. Проклятие! Но она его заинтриговала… и начинала интересовать его почти так же, как алмаз.

Лео остановился перед Сюзанной, сестрой Лиланд в очках. Она прямо встретила его взгляд, глаза ее были полны уничтожающего презрения.

— Питер, — позвал Лео, — скажи, что ты веришь, будто натурщицей является Элизабет. Потому что я хочу эту.

Питер нахмурился.

Храбрость Сюзанны дрогнула. Она напряглась.

— Как вы смеете, сэр?! Я не думаю, что вы способны разглядеть истину! Ваша репутация свидетельствует о малом интеллекте.

— Я мало видел вас в свете. Вы там почти не бываете, не так ли? — медленно произнес Лео. Глаза его зажглись охотничьим блеском. — Вы ведь синий чулок. Это так? И еще, насколько мне известно, ковыряетесь в искусстве.

— Ковыряюсь? — откликнулась она ледяным тоном.

— Полагаю, что это делает вас склонной позировать собрату-художнику. Как забавно! Питер, что скажешь ты? — Лео не сводил глаз с женщины, служившей предметом его внимания, словно она сбежит, если он перестанет пригвождать ее к месту пристальным взглядом.

Питер горестно вздохнул:

— Ребекка, Сюзанна, ваш брат — мой друг. Он столько раз помогал мне, что невозможно перечесть. Я не верю, что вы виновны в этой нескромности, что бы вы там ни говорили. — Он перевел взгляд на Элизабет. — Значит, это должны быть вы.

Она жизнерадостно улыбнулась:

— Я так вам и сказала.

Питер с ответной улыбкой наклонился к ней: — И я с удовольствием займусь доказательством этого. Ее улыбка дрогнула.

— Значит, все ясно, джентльмены, — произнес Лео с добродушной беззаботностью. — Это пари и так доставит нам много удовольствия, но полагаю, что денежное вознаграждение усилит наши стремления.

— Ну и ну, какие сложные слова вы умеете употреблять! — вызывающе бросила Сюзанна.

Джулиан сдержанно усмехнулся. Лео рассмеялся и смерил друзей оценивающим взглядом:

— Скажем… пятьсот фунтов?

Джулиан кивнул, зная, что для него такая сумма не будет затруднительной, но Питер был младшим сыном всего-навсего сквайра.

Однако Питер также отозвался коротким кивком.

— Заметано.

Джулиан ничего не сказал насчет алмаза. Пари есть пари, и каждый использует свои преимущества.

На какой-то миг он поверил, что его поиск правды в истории с пропажей алмаза близок к завершению. Всю свою взрослую жизнь он провел, стараясь восстановить уважение к своему титулу и спасти свою собственность и зависящих от него людей. Он никогда ни на шаг не выходил за границы пристойности, относясь к малейшему капиталовложению с осторожностью и обдуманностью. Даже к поиску невесты.

Однако теперь он стоял ослепленный и зачарованный наготой Ребекки Лиланд, привлеченный алмазом, который способствовал падению и краху его отца. Сама эта женщина бросила ему вызов и смотрела на него пренебрежительно, словно то, что она сделала, было всего лишь большим приключением, а не огромным риском для ее дальнейшей судьбы… Как это и было в действительности. Он ее не понимал. Но он узнает все.

— Это бесполезно, — сказала Ребекка, уперши руки в бока.

Не стоило ей привлекать внимание к своим женским округлостям, так смело представленным на картине за ее спиной.

— Мы можем разрешить это прямо сейчас, — ответил Лео. — Вы можете снять одежду и позволить нам увидеть правду.

Женщины покраснели и испепелили Лео презрительными взглядами.

Но Джулиану вовсе не хотелось, чтобы правда открылась так легко. Ему нужно было под прикрытием пари разузнать все подробно.

— Я предвкушаю удовольствие открыть правду, — продолжал Лео, — и ваши мотивы. Они интригуют меня больше всего.

Ребекка снова натянула шляпу на голову и скрыла под ней роскошную гриву своих волос.

— А теперь, когда вы достаточно поразвлеклись, освободите нам дорогу.

Шляпа затеняла большую часть ее лица, оставляя в полосе света только пухлые губы. Джулиан почувствовал, что слишком возбужден, и, прежде чем совершить глупость — например, потребовать у нее поцелуя на глазах у всех, — отступил в сторону.

Однако вместо того, чтобы направиться к выходу, Ребекка повела своих подруг назад к картине.

— Что это вы делаете? — ошеломленно произнес Джулиан, когда они положили руки на раму картины.

— Забираем то, что принадлежит нам, — ответила она, не глядя на него.

— Клуб купил эту картину у художника вполне законно, — возразил он.

— Она вовсе не предназначалась для клуба, — хмуро и с досадой промолвила Элизабет.

— Вы хотите сказать, что она была предназначена для частного собрания? — медленно произнес Питер. — Что ж, Элизабет, в этом есть смысл… Тем более учитывая, кто ваш брат. Однако вы просчитались.

— Вы все просчитались, — добавил Джулиан.

— Сюзанна, повтори это для меня по буквам. Я не уверен, как это пишется, — окликнул ее Лео.

Она проигнорировала его пьяное подшучивание.

— Но вы ведь наверняка не хотите, чтобы все мужчины видели ее во время вашего пари, — сказала Ребекка. — Что, если и у других возникнут те же идеи?

— Вам нужно было подумать об этом раньше. До того как вы стали позировать, — произнес Джулиан, задумавшись о том, узнал ли кто-то еще этот злосчастный алмаз… на картине или на балу… на ее изящной шейке. А может быть, никого больше не интересовал этот подарок магараджи, горько подумал он, глядя на алмаз, сияющий на них с картины. Почему она поступила так глупо: надела его на публику?

Потому что считала: ее тайна хорошо скрыта во Франции.

Тряхнув головой, Ребекка потребовала:

— А что мы получим, если никто из вас не установит истину?

— Значит, вы собираетесь активно участвовать в нашем пари? — заинтересованно спросил Джулиан, обдумывая открывающиеся возможности. Почему он так рвался увидеть, как эта женщина — она была на несколько лет моложе его — намерена открыто участвовать в том, что может погубить ее?

Хотя, разумеется, она уже рисковала всем, позируя многие часы обнаженной. Он поймал себя на том, что завидует художнику, и задумался, какие отношения их связывают. Подавив свой интерес, он напомнил себе, что должен сосредоточиться на алмазе.

— Вы, разумеется, выиграете картину, — ответил Лео, прежде чем Джулиан успел открыть рот.

Джулиан представить себе не мог, что отдаст ее, но было поздно.

— Позвольте уточнить, — промолвила Ребекка, прищурившись. — Вы трое держите пари между собой, выясняя, кто был натурщицей для этой картины. Если вы не сможете установить правду, мы получаем картину.

— Правильно, — кивнул Джулиан. Мысли его неслись бешеным галопом, стремясь сообразить, как ему обернуть пари к своей выгоде.

— Теперь нам наверняка следует определить сроки. — Ребекка хитро поглядела на подруг, а потом на мужчин. — У вас, джентльмены, есть неделя, чтобы определить, кто является моделью для этого портрета. Представив убедительные доказательства, а не просто догадки.

— Это нелепо! — фыркнул Лео. — Неделя — это слишком мало! Нам нужно время до конца сезона.

— Нет, — возразила она. — Я соглашусь на один месяц, но не дольше.

Джулиан обменялся взглядами с двумя друзьями и затем коротко поклонился в знак согласия. Это даст ему достаточно времени, чтобы найти подходы к «Скандальной леди» и обелить имя отца. Но это не вернет отца из могилы, мрачно подумал он.

Три женщины твердым шагом промаршировали мимо них. Мужчины, переглянувшись, последовали за ними и перегнулись через перила галереи, наблюдая, как леди спустились на первый этаж и вышли из здания.

— Это был приятный и веселенький вечер! — ухмыльнулся Лео. Он посмотрел на Джулиана. — Ты удивил меня, старый друг.

Да, они были старыми друзьями, подумал Джулиан и пожал плечами. Ему пришлось покинуть Итон в десять лет, когда отец больше не смог платить за его обучение. И хотя он был будущим графом, нищета заставила многих мальчиков, а потом и взрослых игнорировать его… пока он не сделал себя человеком, которого не проигнорируешь.

Но Лео не заботили деньги. Он все равно продолжал приглашать Джулиана к себе домой на каникулы и навещал его, не обращая внимания на хаос чересчур большого семейства Джулиана. Дружба с Питером пришла позже, когда Джулиан почувствовал, что этот человек нуждается в помощи, чтобы найти свое место в жизни. Питер сделал огромные шаги, научившись вкладывать деньги, и стал партнером Джулиана.

Они и так чувствовали себя связанными, а теперь еще больше из-за этого рискованного вызова, который бросили им три женщины, старательно пробиравшиеся по самому краю гибели репутации.

Лео радостно хлопнул обоих по спине. — Пусть выиграет лучший!

У Джулиана было ощущение, что весенний бриз пронесся по его жизни, пробудил его от темной зимы и взбудоражил своим вызовом. А он-то думал, что такое давно в прошлом.

Благодаря Ребекке Лиланд он скоро разрешит семейную тайну, обелит имя отца… проведет немало времени, выведывая секреты у красивой женщины.

Глава 2


На следующий день Ребекка Лиланд была очень рада, когда леди Фогг после ленча предложила своим гостям перейти в оранжерею. Если бы Ребекке пришлось провести еще хоть минуту, глядя через стол на понимающее ироничное лицо графа Паркхерста, она забыла бы о своем благородном воспитании и расхохоталась прямо ему в лицо. Она бы хохотала без удержу над нелепой ситуацией, в которую сама себя загнала. В ее закрытой, защищенной жизни это было самым волнующим приключением. Ее сестра и кузина, когда они буквально свалились в наемный экипаж у дверей мужского клуба, были донельзя шокированы ее отношением к произошедшему. На их лицах были написаны ужас и потрясение, а Ребекка чувствовала лишь смех и тревожное волнующее возбуждение. Особенно когда она вспоминала о графе. Он даже вторгся в ее сны.

Как бы то ни было, сестра ее Сюзанна бросала ей сочувствующие взгляды с другой стороны стола леди Фогг, не понимая, что Ребекка не нуждается в такой поддержке. Она знала, что сестра видит их дилемму совсем иначе и счастлива, что ее палач не появился в этом доме. Вероятно, подумала Ребекка с усмешкой, мистеру Лео Уэйду, этому негоднику и бездельнику, было слишком рано встать с постели.

Чего нельзя было сказать о графе. Он был человек деловой (так по крайней мере говорили). Когда двадцать гостей беспечно направились по галерее в консерваторию, лорд Паркхерст задержался, беседуя с хозяйкой дома, и она выказала свое удовольствие, порывисто касаясь его руки. Леди Фогг была доброй женщиной с пухлым лицом, и оба эти качества она передала своей незамужней дочери. Она была в неописуемом восторге, что холостой граф, известный затворник, принял ее приглашение.

За последние годы Ребекка видела его всего несколько раз, за столом или в бальном зале. Конечно, она слышала разные толки о нем, причем далеко не все доброжелательные. Был какой-то скандал, связанный с благосостоянием его семьи, но она никогда не знала, в чем именно там дело. Ее мать, леди Роза, полагала, что, если они не хотят, чтобы люди обсуждали скандалы семейства Лиланд, не стоит сплетничать о других. Леди Роза считала, что Паркхерст ведет себя не так, как подобает графу: Он слишком много времени посвящает своим «делам», неодобрительно говорила ее мать, словно Ребекка должна была бегом бежать от человека, который осмеливался работать, чтобы обеспечить жизнь себе и своим близким. Джентльменам так поступать не положено.

Для невинной и наивной дебютантки было очень легко убежать при виде его, подумала она, спускаясь вместе с остальными гостями в маленькую, но пышную оранжерею, где усыпанные ракушками дорожки извивались между папоротниками, цветущими камелиями и небольшим журчащим фонтаном в форме рыбы. Граф Паркхерст был не похож на обычного аристократа. Он выглядел, как однажды в шутку заметил ее кузен герцог, как уличный разбойник. Он был огромен, возвышаясь над остальными гостями, даже крупными мужчинами. Его отлично сшитый наряд на огромном теле смотрелся так, словно может лопнуть.

Но он не был толстым: его тело представляло собой сплошные мускулы. Она даже однажды видела, как он скакал по Гайд-парку на чудовищно огромном вороном жеребце, совсем не похоже на других мужчин, которые разъезжали на смирных лошадках рядом с дамскими экипажами, болтая с прелестницами. Нет, лорд Паркхерст даром времени не тратил. Ей вспомнилось, как распахнутый сюртук давал возможность увидеть и тонкую его талию, и мощь его бедер, и то, с какой легкостью он управлял конем, и ширину его плеч, почти равную ширине конских. Ребекка тогда раскрыла рот и уставилась на него так, будто никогда не видела мужчину.

Она не могла бы назвать его по-настоящему красивым. Нос его, казалось, был когда-то перебит, лицо под своевольными черными волосами было суровым и даже устрашающим. У него был широкий рот, который, как ей подумалось, не способен был улыбаться. Хотя прошлой ночью, когда он, подвыпив, играл в карты с друзьями, она убедилась, что это не так. В джентльменском клубе она ощутила себя приятно подавленной… когда он направился к ней, словно шагая во главе армии на завоевание своего графского титула, а не мирное его наследование.

А больше всего ей вспоминались его глаза. Они были серыми, как олово, холодными, как зима, но когда он смотрел на картину, а потом перевел взгляд на нее, сравнивая, они, казалось, сверкали внутренним огнем. Она представить себе не могла раньше, каково это быть в присутствии мужчин, пристально рассматривающих портрет… и в частности лорда Паркхерста, смотревшего на ее фигуру… на ее тело так, словно мог видеть сквозь одежду. Это возбуждало… пугало… и мощно воздействовало на нее.



Она отогнала прочь тревожные мысли. Слишком поздно было волноваться из-за портрета и того, кто еще может связать его с ней. Да и, в сущности, что может сделать какой-то граф с кузиной герцога? Вчерашнее пари было просто пьяной шалостью, нелепой забавой его и его друзей.

Однако теперь он рассматривал ее с противоположной стороны фонтана, и его темный взгляд оценивал то, что видел. Она была с Сюзанной, которая пыталась повернуть ее к нему спиной, но Ребекка не собиралась трусить.

— О, как я хочу, чтобы он перестал глазеть на тебя, — проворчала Сюзанна.

— Сними очки, и ты этого не увидишь. Сюзанна нахмурилась.

— Я думала, что ты не станешь надевать их в гости, — продолжала Ребекка. — Они же нужны тебе, только когда ты читаешь или рисуешь.

— После прошлой ночи я боюсь упустить слишком многое, если мы встретимся с ними.

— Тебе не стоит тревожиться, — улыбнулась Ребекка. — Лорд Паркхерст, мистер Уэйд и мистер Дерби могут играть в свои глупые игры, сколько захотят, но никакого вреда причинить нам не могут. А может, они вообще позабыли об этом глупом пари и маются головной болью после вчерашних излишеств.

— Не могут причинить нам вреда? — вытаращилась на нее Сюзанна. — Они же знают! Конечно, они смогут нам навредить. О Боже, он беседует с мамой!

Ребекка бросила острый взгляд в противоположный конец оранжереи. Действительно, лорд Паркхерст стоял рядом с их матерью, склонившись над ней, отчего эта неукротимая матрона выглядела почти хрупкой и женственной. Леди Роза Лиланд, дочь герцога, когда-то питала большие надежды на блестящие браки своих дочерей. Но на протяжении десяти лет надежды эти были разбиты полным безразличием Сюзанны к замужеству и ее неестественным интересом к анатомическим исследованиям отца. Отец их был профессором в Кембридже, и свой талант художницы Сюзанна целиком употребила на зарисовки его анатомических разрезов. Естественно, леди Роза была в ужасе и постепенно умыла руки по поводу Сюзанны. Однако после чудесного возвращения в Англию брата, считавшегося погибшим, Сюзанна, казалось, попыталась вновь угодить матери и осчастливила лондонское общество своим появлением. Это несколько ослабило материнское давление на Ребекку, на которой после того, как эта дочь покинула детскую и перестала болеть, сосредоточились все усилия матери.

Даже незаметно наблюдая за графом и леди Розой, Ребекка не могла забыть свои потуги угодить матери. Она была в таком восторге, что больше не болеет и может выходить в свет! Мужчины были для нее совершенно незнакомым видом существ, и она с головой погрузилась в их изучение.

Но затем семья получила известие о смерти ее брата, и начался самый печальный год ее жизни. Казалось, в окружающем мире изменилось все, включая ее саму. Так что когда окончился период траура, леди Роза с еще большей решимостью взялась за устройство счастливого брака Ребекки, а Ребекка утратила к этому всякий интерес. Она обнаружила в себе неукротимое стремление повидать мир, путешествовать и узнавать жизнь. А от нее ждали, что она покорно выйдет замуж и станет такой, как все… Это было немыслимо!

Она чувствовала себя почти виноватой в том, что испытывает тайное недоверие к браку. Несомненно, леди Роза могла бы приписать влияние своего собственного напряженного брачного союза на такое отношение дочери, но Ребекка не хотела огорчать ее правдой. Леди Роза и профессор Лиланд не доверяли друг другу на протяжении большей части совместной жизни, из-за чего страдали все. Приключения манили Ребекку еще и потому, что это никому не причинило бы вреда, особенно ей самой. Так что она была настроена очень решительно. Все ее знакомые мужского пола казались ей нудными и предсказуемыми, чересчур утонченными, что лишь усиливало ее неприязнь к замужеству. Как могла она рассчитывать на то, что подобные люди дадут ей такую желанную и совершенно не женственную свободу?

Однако граф Паркхерст вовсе не выглядел утонченным. Она удивленно втянула в себя воздух, заметив, что он пристально наблюдает за ней над головой матери. Он снова иронически улыбался — совершенно невоспитанно! — а глаза его буквально раздевали ее, словно он хотел узнать все ее секреты. Господи Боже, сколько, по его мнению, их у нее было… после того, как увидел эту картину?

— О чем, по-твоему, они говорят? — спросила Сюзанна.

Ребекка улыбнулась:

— Она расхваливает наши достоинства. Запомни, никто и никогда не будет любить нас больше нашей матери.

Сюзанна бросила на сестру острый взгляд, и обе улыбнулись нежно и снисходительно.

— Да, я знаю. Но иногда она такая… настырная.

— Думаю, что на этот раз она встретила достойного противника, — легко вздохнула Ребекка. Она оглянулась на фонтан, но леди Розы и лорда Паркхерста уже не было на прежнем месте. Глаза ее тревожно расширились: она заметила их на дорожке, ведущей к ней с сестрой. — Теперь держись.

— Нет, это ты держись, Ребекка. Он охотится за тобой! Мистер Уэйд наверняка не так опасен.

Ребекка ощутила тайную дрожь. Она увидела, как расступаются и уходят с пути лорда Паркхерста женщины и мужчины. Он не обращал на них никакого внимания, сосредоточившись на ней. Осознание этого жаркими иголочками пробежало по всему ее телу. Она едва почувствовала, как пальцы Сюзанны сжали ее предплечье, принуждая поднять взгляд на графа, подходившего все ближе и ближе. Господи, его размеры заставляют ее ощутить себя хрупкой и миниатюрной!..

Она мечтала, чтобы с ней произошло что-нибудь новое и необычное… вот и дождалась: он был почти рядом, огромный, смелый и грозный, скрывающий угрозу под маской обходительности.

Леди Роза лучезарно улыбалась дочерям. У нее были такие же темно-каштановые волосы, как у Ребекки, в которых лишь легкая седина выдавала ее возраст. Сюзанна унаследовала ее теплые карие глаза. Она была женщиной видной, державшейся с непринужденной элегантностью своего происхождения. В то же время в ней были видны сила духа и милосердие. Она перенесла множество страхов, боясь потерять Ребекку из-за многочисленных детских болезней, и много страдала, считая целый год, что ее сын погиб. Ее брак почти развалился под весом многолетнего скандала, но леди Роза все превозмогла и победила. Теперь она жаждала единственной победы: увидеть своих дочерей замужем, счастливо и хорошо. Ребекка почти жалела, что не может утешить мать подобным образом.

— Мои дорогие девочки, как я рада, что нахожу вас вместе, — произнесла леди Роза, сияя улыбкой. — Лорд Паркхерст, позвольте мне представить вам моих дочерей, мисс Сюзанну Лиланд и мисс Ребекку Лиланд. О Боже, я столько наговорила вам о них, что вы, наверное, чувствуете, будто знаете о них все возможное!

Улыбка Ребекки застыла: все возможное?! Лорд Паркхерст, наверное, таки считает, особенно после того, как тщательно и долго, целую вечность, рассматривал картину.

Она словно опять очутилась в полутемном салоне, освещенном мерцающим светом свечи, стоя слишком близко к этому гиганту, встречая его пронизывающий умный и оценивающий взгляд. В этом фальшивом саду, где люди занимались пустой болтовней, он был явно не на месте. Вместо этого она живо представила его себе в лесу, хищным охотником, выслеживающим добычу.

И еще она понимала, что была этой добычей. Жар, окативший ее волной, заставил ее встревожиться, не заметил ли он, как она вспыхнула.

— Встретить вас, дамы, — это удовольствие, — вежливо склонил голову граф. Его рокочущий бас звучал скорее мягко, чем вызывающе.

Они с сестрой присели в книксене. Ребекка почувствовала, что напряженность Сюзанны ослабла. Теперь, вблизи и при свете дня, он казался… другим. Поперек лба шли глубокие морщины, свидетельствующие о том, что он часто хмурится. Глаза под полуопущенными тяжелыми веками выглядели усталыми.

Неужели он провел ночь в мыслях о ней… как она о нем?

Нет, она наверняка не занимала его мысли настолько. Он был скучающим аристократом, который вдруг нашел чем позабавиться на несколько дней… самое большее на месяц, напомнила она себе. И хотя он выглядел иным, наверняка был точно таким же, как любой другой знакомый ей мужчина.

— Неужели мы с вами разговариваем в первый раз, лорд Паркхерст? — вежливо осведомилась Ребекка. — У меня такое впечатление, что я уже видела вас на нескольких вечерах.

— А я видел вас, мисс Лиланд. — Он отвечал с той же вежливостью, но она различила подспудный смысл в его словах и еле сдержала дрожь. — Я хочу поздравить вас с чудесным возвращением капитана Лиланда, — продолжал он.

— Благодарю вас, милорд, — откликнулась леди Роза со счастливым вздохом. — Я была потрясена… опустошена потерей сына. С его возвращением сердца и души у меня и мужа просто ожили. Этот месяц капитан проводит со своими кузенами.

— Да, я слышал, — произнес он, глядя на сестер. — Капитан сам сказал мне об этом. Мы недавно совершили несколько совместных инвестиций.

Почему он не сказал прошлой ночью, что знает ее брата? Ребекка подумала об этом с досадой. Она все больше чувствовала себя подавленной. Граф вовсе не был так далек от света, как ей бы хотелось.

— Вы встретили моего сына в университете? — поинтересовалась леди Роза.

Лорд Паркхерст заложил руки за спину. Вид у него был… небрежный. Чересчур небрежный. Ребекка почувствовала, что за ним что-то скрывается.

— Нет, не там, миледи.

— Ах, тогда вы, наверное, посещали Оксфорд. Мой муж преподает в Кембридже.

— Я унаследовал мой титул в восемнадцать лет, — сказал лорд Паркхерст. — У меня больше ни на что не было времени.

Выражение лица леди Розы стало виноватым. — Простите меня, милорд. Я забыла, что ваш отец умер много лет назад.

Ребекка переводила взгляд с одного из них на другого, понимая с любопытством, что многое осталось несказанным. Однако если позднее она спросит у леди Розы б каких-то подробностях, та решит, что дочь заинтересовалась графом, и не будет конца разговорам на эту тему.

Чтобы скрыть некоторую неловкость, Ребекка сказала:

— Наш кузен Мэдингли тоже не посещал университет, и по той же причине.

— Я помню это, — кивнул граф.

— Пусть вы не получили хорошего образования, милорд, — продолжала леди Роза, — я не раз слышала, как говорили с восхищением о ваших знаниях и умении.

— С восхищением? — Его рот дернулся в легкой усмешке. — Это сказано слишком доброжелательно. Но действительно, кое-какое образование иметь стоит, даже по необходимости. И все же формальное образование нужно получить… как я неустанно твержу своим братьям.

— Сколько у вас братьев, милорд? — спросила Ребекка.

Он посмотрел на нее непроницаемым взглядом.

— Два, мисс Лиланд. Восемнадцатилетние близнецы.

— Совсем юные, — кивнула Сюзанна. — Мне вот кажется, что мое восемнадцатилетие было давным-давно.

Леди Роза смущенно опустила глаза, явно полагая, что дочери не стоило привлекать внимание к тому, что ей двадцать семь, а она все еще не замужем.

— Юность не извиняет отсутствие здравого смысла, — откликнулся лорд Паркхерст.

— Возможно, они смотрят на вас, милорд, и видят, что, несмотря на то что вы не получили университетского образования, вроде бы выжили, — заметила Ребекка.

Они посмотрели друг на друга… долгую минуту. Видимо, слишком долгую, потому что леди Роза подняла брови.

— Сюзанна, проводи меня к десертному столу, — промолвила она. — Я вдруг проголодалась; Желаю приятного дня, милорд.

Сюзанна с виноватым видом позволила себя увести, Джулиан заметил взгляд, которым обменялись сестры, и это его позабавило. Сюзанна считала, что оставляет сестру с дьяволом во плоти, то есть с ним… И кто мог винить ее после вчерашнего?

Но Ребекка… он не мог понять ее настроения. Прошлой ночью она вела себя отважно, владела собой и спутницами, была бесстрашна, хотя трое мужчин фактически взяли ее и ее подруг в плен. Сегодня она была смиренной светской девицей и покорно позволяла матери руководить собой, направляющей ее к алтарю.

— Леди Роза проделала это весьма тонко, — заметил Джулиан.

— У нее в этом большой опыт, — сухо откликнулась Ребекка.

— Тогда я предлагаю вознаградить ее. — Он протянул руку. — Не хотите ли прогуляться?

Она посмотрела на него, и глаза ее проказливо сверкнули, а губы изогнулись в прелестной улыбке. Затем она легко оперлась на его руку.

— Как я понимаю, никакой ущерб здесь, в оранжерее, мне не грозит.

— Совершенно верно: вы всегда можете завизжать, — согласился он.

— И оказаться замужем еще до конца недели? Не думаю!..

— Ах, вы губите мое самоуважение! Разве не мечтают многие девицы выйти замуж за графа?

— Возможно, их не так уж много, раз вы до сих пор не женаты.

— По своей воле. Как, впрочем, и вы.

— Подчеркиваете очевидное, милорд? Несколько минут они шли молча, постепенно уходя из поля зрения остальных гостей, хотя гул множества голосов продолжат до них доноситься. В дальнем торце оранжереи стеклянная стена отделяла помещение от сада. Они остановились, как бы любуясь видом, но Джулиан знал, что она совсем не думает о красотах флоры.

Он же неотрывно думал об иной красоте… о ней. Ее прелестное темно-розовое платье плотно облегало грудь, доказывая, что она так же чудесно сложена, как показано на картине. Она была стройной, но не хрупкой, небольшой, но приятно округлой. Ее волосы были искусно завиты и изящно переплетены лентами. Лиф платья закрыт, и он не мог не задуматься о том, не скрывается ли под этим нарядом «Скандальная леди».

Терпение, напомнил он себе. Он провел все утро в разговорах с разными людьми, выясняя все, что можно, о ее семье. Хотя он узнал о некоторых семейных скандалах, но ни Лиланды, ни Кэботы вовсе не казались ворами. А сама Ребекка была слишком молода, чтобы украсть алмаз почти десять лет тому назад. Однако как он к ней попал?

В течение долгой бессонной ночи он рассудил, что лучший способ получить ответ на свой вопрос — это завоевать ее доверие. Так что во время ленча он постарался вести себя сдержанно, чтобы она поверила, будто его настойчивая агрессивность прошлой ночью была вызвана чрезмерным подпитием. В какой-то степени так оно и было. Не надо было ему запугивать ее, буквально нависая над ней, стоять слишком близко с угрожающим видом, который так легко ему удавался.

Впрочем, она запуганной не выглядела. Она вдыхала ароматы окружающих их цветов и выдыхала с легким вздохом, но вздох этот вовсе не был покорным. Было что-то очень необычное в ее невозмутимой реакции на их пари.

Лишь необычная женщина стала бы позировать обнаженной для картины. Он задумался, насколько свободной была ее мораль на самом деле.

Он вдруг осознал, что это его крайне возбуждает. Не мог он позволить себе зацикливаться на ее наготе… раскованности… Ему нужно было сосредоточиться на «Скандальной леди» и вернуть ее владельцу, то есть ему самому.

Осторожно он начал поиск сведений.

— Вы и мисс Сюзанна Лиланд очень близки со своей кузиной леди Элизабет.

Он взглянула на него, и легкая улыбка тронула ее сочные губы.

— Мы ровесницы и росли вместе в Мэдингли-Корт.

— Ваши семьи жили вместе?

— Вы видели Мэдингли-Корт? — спросила она, явно забавляясь.

— А-а, понимаю, — кивнул он. — Разумеется, это герцогский дворец. Так что, живя вместе, вы никак друг друга не стесняли.

— Совсем не стесняли, — ответила она, несколько растерянно всматриваясь в его лицо.

Он понимал, что Ребекка старается угадать его мотивы, почему он не заговаривает о пари. И этот разговор о совместном жилье слишком много открывал об условиях его детства.

— Так что вы все ощущаете себя сестрами? — продолжал он.

— Так и есть, — твердо ответила она. — Мы будем поддерживать друг друга во всем и до конца.

— Это очевидно, — кивнул он. — Они многим рисковали ради вас, поддерживая ваше заявление прошлой ночью.

— Мы всем рискнем ради друг друга.

— Вы рискнете разоблачением и унижением?

Он думал, что она уберет руку с его руки, но Ребекка лишь холодно посмотрела на него.

— Вы угрожаете этим? — осведомилась она. — Я-то считала вас джентльменом.

— Я джентльмен, мисс Лиланд. Но эта картина заставляет джентльмена забыть о цивилизованной части своего мозга.

Он почувствовал, как напряглась ее рука.

— Но ведь вы знали, что будет, когда позировали, — мягко настаивал он. — Или вы не думали ни о чем, кроме минутного возбуждения? Зачем вы вообще это сделали?

— Вы читаете мне проповедь, милорд? Истинный джентльмен постарается защитить чувствительность дамы и забыть о том, что видел.

— Но ведь вы не проявили чувствительность, присущую леди. Не так ли?

Она опустила наконец руку и повернулась к нему лицом. Глаза ее сверкнули боевым огнем. Она тихо промолвила:

— А теперь вы меня оскорбляете. Вы же ничего обо мне не знаете.

— Мне хотелось бы узнать.

— Нет, не хотелось бы. Вы просто хотите выиграть пари у ваших глупых друзей.

— Которое вы и ваши глупенькие подруги своим поведением прошлой ночью сделали возможным.

— Как укоризненно вы это говорите, милорд!

— Нет, я просто констатирую факт. Ваша собственная вина заставляет вас верить, что все вас осуждают.

— Вина? — вскричала она, потом кинула взгляд дальше на дорожку и понизила голос: — Я не чувствую никакой вины.

— Тогда почему же вы решили украсть эту картину?

— По той простой причине, что она должна была находиться во Франции, а не там, где ее увидят люди, знающие меня.

— Тогда зачем позировать, мисс Лиланд? Зачем так рисковать?

Она помедлила, и в ее меняющемся взгляде он прочел раздумье о том, насколько откровенной ей быть. Он ждал почти с нетерпением, хотя нетерпеливым человеком никогда не был. Затем, к его удивлению, она шагнула ближе. Он ощущал жар, исходивший от ее тела, и представил себе, как это будет, если она сделает еще шаг и прижмется к нему. Его ум отказывался соображать, а этого с ним тоже никогда не случалось.

— Хотелось ли вам когда-нибудь, милорд, приключений? — тихо спросила она.

Он моргнул и, ни секунды не задумываясь, стоит ли, ответил:

— Нет, мисс Лиланд. Я никогда в жизни этого не хотел.

Она посмотрела на него с жалостью:

— Тогда, полагаю, вам не понять мои мотивы! — Круто повернувшись, она пошла туда, откуда они пришли. Помедлив на полпути, она бросила ему через плечо: — Если мы не вернемся на ленч вместе, это будет выглядеть подозрительно.

Приблизившись к Ребекке, он вновь предложил ей руку.

— Для личности, жаждущей приключений, вы слишком много тревожитесь о том, что думают о вас люди.

— Если я не хочу ранить чувства моей матери, это не значит, что изменились мои внутренние стремления, милорд.

Внезапный порыв вожделения ошеломил его, омрачил душу.

— Позируя обнаженной, мисс Лиланд, вы обнаружили глубинные чувственные стремления, — хрипло произнес он.

— Не ваше дело, — откликнулась она, не глядя на него, — к чему и к кому я стремлюсь, чего жажду.

— То есть не просто приключений? Она не ответила.

Они слишком быстро вернулись к остальным гостям, и Ребекка с вежливой улыбкой покинула его. Он надеялся постепенно завоевать ее доверие, но знал, что эта стычка никак тому не способствовала. Он всегда тщательно планировал свои действия и никогда не отступал от плана. Но это было до встречи с Ребеккой Лиланд. Каким-то образом она загнала его в тупик, из которого его ум не мог выбраться и, хуже того, не влиял на то, что он говорит.

Другие гости с интересом поглядывали на них, головы склонялись друг к другу в перешептываниях. Сюзанна окинула сестру тревожным взглядом, леди Роза довольно улыбалась.

А Ребекка больше ни разу на него не посмотрела.

Глава 3


Ребекка храбро шагнула в перегретый бальный зал. Она была благодарна сестре и кузине за то, что они не стали сильно задерживаться позади, и их объявили одновременно с матерью. Толпа гостей едва взглянула в их сторону, и разговоры ни на миг не прервались.

— Смотрите: никто ничего не знает, и всем мы безразличны.

Начало вечера она провела, убеждая Сюзанну и Элизабет не отказываться от посещения бала и других развлечений. Не могут же они запереться навсегда в городском особняке семейства Мэдингли. Она раньше и подумать не могла, что они такие робкие. Да-а, она многое узнала за последние два дня…

Элизабет взяла ее за руку и повела прочь от толпы. Леди Роза затерялась среди гостей, но Сюзанна следовала за ними.

Элизабет нырнула за кадку с большим растением и потянула сестер за собой.

— Я знаю, что ты думаешь, Ребекка, но он навестил меня сегодня днем!

— Ты это уже говорила. — Ребекка уперла руки в бока. — Ты провела всю жизнь рядом с Питером Дерби. Он с детства был другом твоего брата. И человек он неплохой.

Сюзанна тихонько фыркнула.

Бросив на сестру предостерегающий взгляд, Ребекка напомнила им:

— Он повзрослел, как и все мы. Ты прекрасно с ним справишься, Элизабет. Из всех троих мужчин он, по-моему, обойдется с тобой самым деликатным образом.

— Что это значит? — тревожно распахнула глаза Элизабет. — Как обошелся с тобой лорд Паркхерст?

Сюзанна торопливо вклинилась между ними и понизила голос:

— Он провел с ней наедине около четверти часа. Мама чуть в обморок не упала от волнения.

— Надеюсь, ты сказала ей, что это все пустое, — сердито промолвила Ребекка. — И ничего это не значит. Может, он и граф, но слишком скучный и чопорный…

— Скучный? — Сюзанна выхватила из ридикюля очки и, водрузив их на нос, осмотрела Ребекку внимательным взглядом, словно та лежала перед ней на анатомическом столе.

Ребекка попыталась сдержать краску, заливавшую ее щеки, но безуспешно.

— Ты меня слышала.

— Мне не нужно тебя слышать, потому что у меня есть глаза, чтобы все видеть! — с нажимом произнесла Сюзанна. — Я видела, как он смотрел на тебя прошлой ночью. А сегодня он поторопился отделить тебя от других.

— Он пытался заглянуть в мои мысли, чтобы узнать правду… для своего дурацкого пари.

— Это верно. Мужчины на многое способны пойти, чтобы выказать себя перед другими, — заметила Сюзанна.

Ребекка закатила глаза и обратилась к Элизабет:

— Это она хочет напомнить нам, насколько она нас старше… и опытнее. Однако я тоже уже несколько лет, как покинула детскую и вращаюсь в свете. Конечно, я болела, но это было давно…

— Нет, не так и давно, — мягко поправила ее Сюзанна. — Всего несколько месяцев назад у тебя была лихорадка.

Ребекка отмахнулась от напоминания, хотя мысленно сознавала, что это неприятное событие изменило ее.

— Всего-навсего простуда. Вы все зря так переволновались.

Сюзанна и Элизабет обменялись встревоженными взглядами.

— Прекратите! — воскликнула Ребекка, раскидывая руки. — Ну почему вы не можете просто наслаждаться жизнью? Ничего такого эти трое мужчин не могут нам сделать!

— За исключением того, что разоблачить все, — тихо промолвила Элизабет. — Если об этом узнает мой брат…

— Не узнает! — простонала Ребекка. — Ни твой, ни наш, если мы будем вести себя осторожно. — Но они собираются выслеживать нас! — настаивала Сюзанна. — Я… я не говорила вам раньше, но я видела мистера Уэйда.

Элизабет ахнула:

— Неужели? У него же такая репутация… я знаю, что есть дамы, чью репутацию погубило общение с ним!

— Это преувеличение, — сказала Ребекка, хотя заметила, как напряглась Сюзанна. Ее сестра любила притворяться очень светской и осведомленной, но она много лет уклонялась от общения с мужчинами и посвящала свое время занятиям наукой, настаивая, что счастлива этим. Однако после возвращения брата и его удачной женитьбы Сюзанна осознала, что еще может найти свое счастье.

Ребекка не верила в то, что нуждается в замужестве, но подозревала, что Сюзанна верит. Не отвратит ли ее вновь от общества это злосчастное пари?

Нет, этого Ребекка не допустит ни за что!

— Где ты видела мистера Уэйда?

— В парке. Я после ленча отправилась покататься верхом, — нерешительно начала Сюзанна. — Хотела бы я, чтобы ты была со мной. Ты ведь знаешь, что научиться ездить верхом тебе не поздно…

— Пожалуйста, не надо! Мы уже не раз обсуждали эту тему, — нетерпеливо оборвала ее Ребекка. — Что там насчет мистера Уэйда?

— О… ничего особенного. У меня с собой был альбом для этюдов, и он увидел его… и настоял посидеть со мной, пока я рисую.

— И ты это позволила?! — задохнулась от возмущения Элизабет.

— Он был… настойчив. И мы ведь находились в публичном месте, — поспешила добавить Сюзанна. — Я рисовала цветы, а он лежал на траве у моих ног. Это было… так странно.

— Звучит очень волнующе, — решительно промолвила Ребекка. — Он завидный жених, из хорошей семьи. Его брат — виконт Уэйд.

— Этот виконт слепой, — проговорила важным тоном Элизабет, словно сообщая подругам неизвестную им ранее важную новость, — он друг нашего кузена Дэниэла, который говорит, что тот абсолютно нормален, но…

— Мы отклонились от темы, — с досадой перебила ее Ребекка.

— О, виновата, — пожала плечами Элизабет. — Я просто не могу сейчас мыслить логически.

— Я хорошо тебя понимаю! У меня такое же ощущение! — горячо откликнулась Ребекка и опять повернулась к Сюзанне. — Что-нибудь еще произошло? Пытался мистер Уэйд выяснить подробности создания картины?

— В общем-то нет. Казалось, он… зачарован всем происходящим. — Она покраснела, но взгляд ее был устремлен не на Ребекку, а куда-то поверх ее плеча. — Что ж, это пари заставило графа Паркхерста выбраться из своего кокона.

Ребекка круто обернулась и попыталась разглядеть зал через ажурные листья пальмы. Графа она заметила сразу. Да и как можно было не заметить его высокую, мощную фигуру, которой вечерний костюм придавал лишь внешний налет цивилизованности. Она содрогнулась, почти желая не испытывать такого жгучего интереса к нему.

Еще его можно было легко заметить, потому что рядом вышагивали два абсолютно одинаковых высоких темноволосых молодых человека. Они двигались с юношеской неуклюжестью, сплошные длинные ноги, руки и пылкие глаза.

— Это его братья? — поинтересовалась Элизабет.

— Он упоминал о них, — кивнула Сюзанна. — У них такой вид, словно они никогда раньше не бывали на балу.

— Возможно, — задумчиво проговорила Ребекка. — Им ведь еще восемнадцать.

— Сущие дети, — вздохнула Сюзанна. — Кажется, днем лорд Паркхерст очень досадовал на них. И это настроение у него вроде бы не прошло.

Ребекка пристально наблюдала, как граф, хмурясь, что-то выговаривал братьям. Однако они, не глядя на него, живо рассматривали разодетых женщин.

— Интересно, где их мать? — спросила Ребекка.

— Я не помню, чтобы видела ее в последнее время, после того, как вышли замуж две сестры лорда Паркхерста, — ответила Сюзанна.

— Сколько же всего детей в их семействе? — осведомилась Ребекка, стараясь, чтобы в голосе не прозвучало жгучее любопытство.

— Еще одна сестра. Школьного возраста.

— А он старший и отвечает за всех, — покачала головой Элизабет.

— Представляю, каким властным это его делает, — промолвила Ребекка. — Я заметила это прошлой ночью.

— Да, мне тоже показалось, что он любит командовать. — Сюзанна внимательно посмотрела на сестру. — Но ты встретила его, не уступив ни дюйма.

Ребекка пожала плечами.

— И получала от этого удовольствие, — продолжала Сюзанна несколько обвинительным тоном.

— Верно, и совсем не жалею об этом. Если мы влипли в эту ситуацию, надо как следует ею поразвлечься. Я рада, что ты рисовала с мистером Уэйдом, Сюзанна, и рада, Элизабет, что мистер Дерби навестил тебя. В конце концов, сколько раз мы можем отправляться за покупками?

Обе вздохнули и устремили взгляды на середину зала, где уже начались танцы.

— Ты думаешь, что скоро здесь появятся и двое других? — застенчиво спросила Сюзанна.

— Разумеется! — усмехнулась Ребекка. — Они тоже хотят выиграть пари. А мы должны постараться их победить.

— Я уже думала о том, как мы можем это сделать, — начала Сюзанна.

— Расскажешь нам потом, — быстро проговорила Ребекка, видя, что граф остался один: братья покинули его.

— Но…

Ребекка двинулась в толпу, но была резко остановлена Элизабет, схватившей ее за руку.

— Подожди! — прошипела она на ухо кузине.

Ребекка поняла, что чуть не налетела на братьев лорда Паркхерста. Те присоединились к группе молодых людей, видимо, своих приятелей, стоявших на краю танцевального пространства, слишком близко к месту, где они прятались.

— Я не хочу, чтобы ты сбила их с ног, — тихо промолвила Элизабет.

— Я направлюсь направо, к музыкантам, — сказала Ребекка. — А вы обе идите налево, словно только что вышли из того коридора. Тогда если нас и увидят наши матери, им в голову не придет, что мы что-то замышляем.

— Они, по-моему, всегда сразу замечают, когда мы что-то замышляем, — улыбнулась своим воспоминаниям Элизабет.

— Пусть, мы уже не маленькие девочки, — с чувством произнесла Ребекка, — но это не значит, что нам нельзя развлечься.

Перед ними группа молодых людей вдруг разразилась громким хохотом. Они весело хлопали друг друга по спине. В центре группы стояли высокие близнецы Делейни, братья графа. Казалось, именно они рассказали что-то увлекательное. Ребекка не знала их имен, что, впрочем, было не важно, так как она все равно не могла их различить.

— Мы видели эту картину, — сообщил собеседникам один близнец и подтолкнул локтем другого, который хитро захихикал.

Друзья восторженно ахнули, а за спиной Ребекки прозвучал вдох Элизабет.

— Нам нечего удивляться, — прошептала Сюзанна. — Ведь именно подслушав разговор мужчин, я впервые узнала, где висит эта картина. Вот почему я считаю необходимым изложить свой план и могу о нем рассказать…

— Ш-ш, — вымолвила Ребекка.

Один из молодых людей ворчливо заметил:

— Вы оба стали членами клуба только потому, что ваш брат — граф. Кто же смог бы возразить против его рекомендации?

— Не завидуй, — сказал кто-то из близнецов, — или мы не дадим тебе рекомендацию, когда придет время.

— Нельзя ли, чтоб это случилось поскорее? — жалобно спросил рыжеволосый и веснушчатый юноша. — А то как же мы увидим эту картину?

— Она потрясающая, — произнес первый близнец. — Совершенно обнаженная…

— Ну, там все же имеется шарф… — сказал второй. Ребекка возмущенно подумала о том же, но тут же еле сдержала смех, сообразив, что шарф не делает портрет более приемлемым.

— Вполне возможно, что она присутствует здесь! — продолжал первый близнец. — Мой брат слышал, что она дама из высшего общества. Можете в это поверить?

Они принялись вертеть головами, словно ожидая, что обнаженная леди вдруг возникнет среди танцующих кадриль.

— У нее такие розовые… — простонал второй близнец.

Сюзанна схватила Ребекку за руку и рванула назад, прижав к стене.

— Хватит! — сказала она. — Ты же знаешь, что это не должно было зайти так далеко.

— Не паникуй, — умиротворяющим тоном проговорила Ребекка.

— Не паниковать?! — пискнула Элизабет. — Получается, что лорд Паркхерст рассказывал о картине своим братьям?

Ребекка неожиданно для себя самой стала его защищать:

— Они члены клуба, а картина висит там почти неделю, по крайней мере так слышала Сюзанна. Я не могу поверить, что он рассказал братьям о наших приключениях прошлой ночью. Он для этого слишком чопорный.

Элизабет возвела глаза к небу:

— Я не думаю, что ты достаточно знаешь о нем, чтобы судить о его характере.

— Он сам мне сказал, что никогда не жаждал приключений. Что может быть занудней?

Элизабет, игнорируя ее, повернулась к Сюзанне:

— Ну так расскажешь, что за идея возникла у тебя прошлой ночью?

— Конечно, — кивнула Сюзанна, — все будет в порядке.

Ребекка воспользовалась тем, что они отвлеклись, и ускользнула. Как бы ни защищала она графа, но злилась на него и испытывала большую неловкость. В конце концов; что знала она о нем, кроме того, что он обладает титулом и большим состоянием… Он вполне может оказаться лживым негодяем.

В этот момент лживый негодяй стоял в группе пожилых дам и беседовал с одной из них. Та была значительно меньше его ростом и стояла перед ним, ломая руки и оглядывая толпу.

Неужели это мать лорда Паркхерста, разыскивающая своих близнецов? Ребекка пожалела ее и пристально вгляделась в графа.

Пожалуй, проказливо подумала она, пришла пора перенести войну в лагерь противника. Она решительно направилась прямо к графу, и он, глядя над головой матери, заметил ее приближение. Если она надеялась, что он смутится или посмотрит на нее предостерегающе, то ей пришлось разочароваться. Он остался невозмутимым.

— Лорд Паркхерст, как чудесно видеть вас здесь! — воскликнула она и, хихикая, еще издали помахала ему рукой.

Ребекка заметила, что его мать узнала ее. Впрочем, леди Паркхерст тут же перевела взгляд на сына.

Граф взял руку Ребекки и склонился над ней. Слава Богу, что они оба были в перчатках, потому что он задержал ее руку в своей достаточно долго, чтобы она стала задыхаться от возбуждения.

— Как приятно видеть вас снова, мисс Лиланд! — С этими словами он повернулся к пожилой даме. — Леди Паркхерст, могу ли я представить вам мисс Ребекку Лиланд? Мисс Лиланд, это моя мать.

Ребекка присела в низком реверансе и с удовлетворением заметила, что взгляд графа нырнул в ее глубокое декольте. Она использует все доступные ей женские хитрости, чтобы одержать над ним победу, надеясь, что сестра и кузина сделают то же самое со своими противниками. Ей нужно будет неустанно напоминать им об основной задаче.

Леди Паркхерст коротко кивнула и сдержанно улыбнулась:

— Мисс Лиланд, по-моему, мы уже встречались. Я знакома с вашей матерью.

— Конечно, миледи, но мы ведь не можем ждать от мужчины подобного понимания. — И Ребекка улыбнулась графу со всей возможной наивностью.

Вдовствующая графиня вздохнула:

— Извините Паркхерста. Он не бывает в обществе столько, сколько должен был бы, что и ведет к невежеству.

По мнению Ребекки, этого мужчину давно не упрекали в невежестве. Однако он лишь выгнул темную бровь и промолчал.

Видимо, он унаследовал свой рост и размеры от отца, потому что мать его была не выше Ребекки. Волосы ее были серебристо-седыми, но они прелестно сочетались с ее серыми глазами.

— Невежеству? — откликнулась Ребекка, прикладывая руку к груди в притворном изумлении. — Только мать может упрекнуть его светлость в подобном.

— Вы мне нравитесь, мисс Лиланд, — улыбнулась леди Паркхерст и посмотрела на сына. — А она задорная, не так ли?

Он лишь хмыкнул в ответ.

Его мать испустила театральный вздох:

— Не слишком вразумительный ответ, Паркхерст. Я дала тебе шанс сделать комплимент молодой леди.

Ребекка сдержала улыбку, понимая, что в глазах она несомненно отразилась.

— Полагаю, я достаточно взрослый, чтобы знать, как это делается, — сухо произнес граф.

Обращаясь к Ребекке, его мать промолвила:

— Простите его. Он решил, что его братья требуют особо тщательной заботы, а на себя не обращает внимания.

— Значит, он очень заботливый брат, — заметила Ребекка.

— Но у него есть еще и обязанности перед графством. Лорд Паркхерст тяжело вздохнул и мягко проговорил:

— Достаточно. Мисс Лиланд хорошо понимает обязанности пэров. Мэдингли — ее кузен.

— Какая у вас славная семья, — промолвила леди Паркхерст.

Она сказала это очень громко, явно привлекая внимание сына. Ребекка прикусила губу, чтобы не рассмеяться ему в лицо. Однако этим она привлекла его взгляд к своему рту и теперь ощущала странное возбуждение, так что едва могла продолжать разговор с его матерью.

— Леди Паркхерст, позвольте мне смело предложить вам свою помощь. Полагаю, вы желаете, чтобы ваш сын потанцевал?

Граф грозно сузил глаза, но мать его была в восторге.

— Мисс Лиланд, вы очень сообразительны. Хорошенько позаботьтесь о нем.

И она оставила их наедине, едва оркестр заиграл вальс.

Лорд Паркхерст сдвинул брови и посмотрел на Ребекку с высоты своего роста.

Она, страшно довольная собой, подняла на него глаза и улыбнулась:

— Я прогнала вашу мать. Это ведь наверняка вас осчастливит.

— Нет, это вы осчастливили ее, поддержав интерес к моим отношениям с незамужними девицами.

— Вы — граф. От этого никуда не денешься. И естественно, не сбежишь от всех светских мамаш. Притом мы оба знаем, что вы не заинтересованы в браке с такой, как я, — бросила она ему вызов. — Мне не хватает моральных принципов… по вашему мнению.

Но он удивил ее, одной рукой сжав ее руку, а другой обхватив за талию.

— Давайте посмотрим, как танцуют скандальные дамы.

И он увлек ее на танцевальный пол.

У Ребекки перехватило дыхание. Ее воля была сломлена. Он был таким большим, таким мощным и властным… он крутил ее, как куколку, приседал и покачивался, проводя между движущимися парами… Она понимала, что за ними наблюдает множество глаз, в том числе члены ее и его семей. Ей нужно было бы злиться, что утратила контроль за ситуацией…

Но она не злилась. У нее кружилась голова, и она едва могла дышать. Ребекка изо всех сил пыталась скрыть, как он на нее действует, поэтому постоянно его поддразнивала.

— Лорд Паркхерст, вам следует быть осторожнее. Возможно, вы не заинтересованы в браке со мной, но все видели, что мы беседовали с матерями друг друга. Для света это означает, что мы почти помолвлены.

Джулиан только хмыкнул еще раз и круто развернул ее в танце. К изумлению Ребекки, его бедро скользнуло между ее ног, но так грациозно, что она решила, будто это ей почудилось. Она вспыхнула и уперлась взглядом ему в грудь, а не на лицо. Тогда он снова повторил свой маневр, намеренно провоцируя ее.

Ее взгляд взлетел вверх и встретился с его глазами. Его улыбка проявилась медленно, а глаза, полуприкрытые тяжелыми веками, смотрели весело и вызывающе. Он прекрасно знал, что делает. Как несправедливо, что джентльменам дозволяется приобретать больше опыта, чем леди. Это ставило ее в заведомо невыгодное положение. Ей оставалось бороться с ним только остротой своего ума.

Глава 4


Джулиан понимал, что все, что он проделывает с Ребеккой, каждое его прикосновение отзовется ему стократ. Он шел на этот риск, потому что это помогало ему приблизиться к конечной цели. Однако ее так легко было дразнить, вызывать ответную реакцию. У нее был острый язычок и ясный ум.

Не говоря уже о прелестном теле, которое он так близко прижимал к себе. На ней было шелковое темно-голубое платье. Оно мерцало на ее коже, как озерная вода в солнечный день. Он наслаждался выражением ее лица, когда переходил границы дозволенного, позволяя своей ноге скользить меж ее ног под прикрытием струящейся ткани ее широкой юбки.

Ему необходимо было что-то предпринять, дабы ослабить ее воздействие на него, прекратить постоянное возвращение его взгляда к ложбинке между ее грудей… словно он был мальчишкой, впервые попавшим на бал… Совсем как его братья, недовольно подумал он.

В этот миг она, будто читая его мысли, промолвила:

— Я случайно подслушала, как ваши братья обсуждали с приятелями ту картину. — Тон ее стал заметно холоднее. — Они еще слишком молоды, чтобы вы показывали им подобные вещи, — продолжала она.

— Вы не гордитесь собой?

— Вы знаете, что я говорю не об этом. Эта картина не предназначалась для клуба.

— Я не показывал им эту картину лично, но они члены клуба. Не можете же вы ожидать, что они пропустят такое зрелище? Да, они молоды, но я полагал, что они заведут там подходящих друзей и, возможно, услышат о пользе образования. У меня есть деньги на это, но они должны захотеть учиться, им это необходимо. — Он нахмурился, глядя вниз на нее. — Но вместо того чтобы заводить друзей, они увидели вас… точнее, этот ваш портрет. Ваш или одной из ваших родственниц.

— Вы уже мне не верите? — вздохнула она.

— Да нет! — Он напряженно вглядывался в ее лицо, продолжая вращать ее в танце. — Все-таки мой выбор — вы. Я не могу спорить с моей интуицией. — Его рука скользнула вниз по ее спине, ощущая все изгибы, затем еще ниже… он получал странно эротичное удовольствие от того, что делал это так публично. Он раскрыл ладонь и притянул ее ближе к себе, так что ее грудь прижалась к его ребрам. — Мои инстинкты никогда меня не подводили. Вы на ощупь такая же, как на картине, — произнес он охрипшим голосом.

Глаза ее расширились, и она пропустила па, но он легко поддержал ее. Она даже не пыталась вырваться, словно зная, что он ее не отпустит.

— Ваши сестра и кузина танцуют так же хорошо, как вы? — спросил он, наклоняясь к ее ушку.

Он почувствовал, как она напряглась, и понял, что она осознала таившуюся в его словах угрозу. В своих поисках правды он поговорит не только с ней.

Если бы он мог прямо спросить ее о бриллианте!.. Но сейчас на ней его не было, и если он спросит о нем, то она может насторожиться и догадается, что происходит нечто большее, чем просто пьяное пари… Он не мог рисковать тем, что она расскажет об этом кому-то из членов своей семьи, кто знает больше об истории этого алмаза… а возможно, даже замешан в его краже.

Вальс кончился слишком быстро, и после быстрого книксена она оставила его, не позволив отвести себя с танцевального пола. Он проводил ее взглядом, понимая, что многие заметили ее грубость. Впрочем, ему это было все равно. Хотя их матери могли обратить на это особое внимание. Он почти усмехнулся.

Она была способна и готова сразиться остроумием с ним, но ей не понравилась мысль, что он может повести себя так же с ее сестрой и кузиной.


Поздно ночью, когда горничная раздевала ее, мысли Ребекки вернулись к угрозе графа перенести внимание на ее сестру и кузину. Она нежно любила Сюзанну и Элизабет, но они не пережили в детстве таких же бедствий, как она, так что Ребекка побаивалась, что им против графа не выстоять.

На балу и Питер, и Лео пригласили на танец избранные ими мишени. Элизабет приняла приглашение, а Сюзанна танцевать не захотела и надела очки, чтобы отпугнуть партнера.

Лорд Паркхерст наблюдал за всем этим, даже не пытаясь скрыть, как его это забавляет, и с вызовом поглядывал на Ребекку.

Он полагал, что выиграет. И это был всего лишь первый вечер после пари!

После того как горничная ушла, Сюзанна притащила в спальню зевающую Элизабет, которая мгновенно свернулась калачиком на широкой постели.

— Вы обе немедленно выслушаете мой план, — твердо заявила Сюзанна.

Ребекка взяла с туалетного столика щетку и принялась расчесывать волосы.

— Разумеется. Расскажи нам, что ты надумала.

— Мы не можем оставаться в Лондоне и позволить этим троим мужчинам преследовать нас по одной, выискивать наши слабости и обмениваться добытыми сведениями.

Элизабет встревоженно села на постели.

— Но ведь они стараются превзойти друг друга.

— И нас. Причем я начинаю думать, что победа над нами привлекает их больше, чем победа друг над другом.

Ребекка улыбнулась Элизабет:

— Она решила, что раз узнала, что находится у мужчин под кожей, ей известно и то, как они думают.

— Я этого не утверждаю, — ответила Сюзанна. — Однако считаю, что мы сможем лучше защитить наш секрет, если разделимся. Лишим их возможности опрашивать нас поодиночке.

— Разделимся? — нахмурилась Ребекка.

— Рано или поздно одна из нас допустит ошибку. Я думаю, что риск будет меньше, если мы не позволим им видеться со всеми нами сразу…

— Но это будет… словно мы прекращаем игру, — договорила Ребекка, ощущая нахлынувшее внезапно разочарование.

Однако даже возражая, внутренне она понимала, что сестра права. Иначе мужчины смогут каким-то образом использовать их друг против друга. Лорд Паркхерст уже открыто заявил, что намеревается сделать это.

— Нет, это просто означает, что игра переносится в другое место, — продолжала Сюзанна с медленной улыбкой. — Разве вы не видите, что если они решат не следовать за нами, мы победили…

— Я не могу уехать, — промолвила Элизабет. — Мама плохо себя чувствует, и мне необходимо быть при ней.

— Ну и отлично, — настаивала Сюзанна. — В любом случае мы не можем уехать вместе. Я приглашена погостить за городом. Вот я и поеду туда.

Мама упоминала об этом, — с сомнением произнесла Ребекка, — но она настаивала, чтобы я тоже там присутствовала.

— Не будешь, если отправишься к нашей старой тетушке Рианетте.

Ребекка замерла:

— Прошу прощения?!

— Она давно просила, чтобы одна из нас навестила ее, и мама чувствует себя виноватой, что мы так заняты и никак не можем поехать. Теперь она больше не будет считать себя виноватой, — торжествующе заключила Сюзанна.

Элизабет с восторгом прижала к груди подушку и спрятала в ней веселую усмешку.

Ребекка круто повернулась к сестре:

— Значит, ты отправишься в гости развлекаться, а я должна буду навещать старую родственницу… да еще в отдаленном Озерном краю?

Сюзанна, поморщившись, пожала плечами:

— Ты можешь предложить лучший способ нам разделиться? Ты же видишь, каковы эти мужчины. Если ты останешься в Лондоне, они наверняка постараются использовать тебя и Элизабет друг против друга. Разве тебе не понятно, что лорд Паркхерст, вероятнее всего, последует за тобой? Разве это не то, чего ты хочешь? Шанс совершить что-то необычное?

Ребекка открыла было рот… и тут же медленно его закрыла.

— А если он не последует? — начала она с сомнением.

— О, конечно, последует, — настаивала Элизабет. — Я видела, как он за тобой наблюдает. — Она крепко зажмурилась, еле сдерживая улыбку. — А ты наблюдаешь за ним.

— Я… я обязана это делать! — попыталась отговориться Ребекка. — Это совсем не то, что ты думаешь. Это часть вызова… приключения.

Сюзанна взяла сестру за руку и, улыбнувшись, промолвила:

— Так давай сменим правила игры и удивим их.

— Но ехать к древней тетушке Рианетте!..

— Вот она станет настоящим вызовом лорду Паркхерсту.

Они переглянулись и расхохотались.

— Утром я куплю билет на поезд тебе и твоей горничной. Так что днем ты сможешь уехать, — сказала Сюзанна, вытирая мокрые от смеха глаза. — Я оставлю их на твоем туалетном столике. У тебя еще будет время побывать вместе со мной на приеме леди Терлоу. Вели Беатрисе упаковать твои вещи и отослать на железнодорожную станцию. Если хочешь, я даже поговорю с мамой вместо тебя.

— Ты действительно этого хочешь? — спросила Ребекка, вглядываясь в лицо сестры. — Хочешь, чтобы мистер Уэйд последовал за тобой?

— Если он последует за мной, так это потому, что я не похожа на других, иной, новый для него вызов. Я не нахожу его таким уж забавным и уверена, что обычно он флиртовал с дамами, гораздо более опытными и обладающими гораздо большими талантами. Я скоро ему надоем, и игра закончится.

— Тогда ты не знаешь мужчин, — покачала головой Ребекка. Она по очереди посмотрела на сестру и кузину. — Наверное, мне нужно пожелать нам всем удачи, хотя вряд ли она нам понадобится.

И они, на мгновение улыбнувшись, взялись за руки.


На следующий день, вскоре после полудня, Джулиан стоял, прислонившись к стене в гостиной леди Терлоу, и ждал приезда Ребекки. Он уже побывал в особняке Мэдингли и выяснил у юного конюха, что герцогский экипаж должен вскоре отправиться в дом престарелого графа Бэнстеда. Так что он с легкостью поменял свои планы, и леди Терлоу, невестка графа, с удивлением и удовольствием увидела его у себя на приеме.

Он в общем-то понятия не имел, позабыли или нет в обществе прошлые скандалы, связанные с его семейством. Конечно, его мать пыталась напомнить ему о них, но поскольку он собирался сам найти себе подходящую жену, то по возможности избегал светских мамаш с дочерьми на выданье.

Он праздно задумался, какую из присутствующих женщин видел в роли своей невесты. Впрочем, ни одну из них он толком не запомнил. Их внешность и манеры были ему менее важны, чем происхождение и характер. Разумеется, он успел встретиться с большинством отцов и сумел ловко разговорить их, откровенно обсудив их дочерей. По мере того как эти сведения копились, он исправлял свой список кандидатур. Он не понимал проблем, возникавших у других мужчин с выбором будущей жены. По его мнению, это была чистая математика.

У него не заняло много времени понять, почему леди Терлоу так удивилась его появлению. Это был не обычный ленч, а прием, посвященный искусствам. Леди по очереди играли на рояле и пели, какие-то группы людей обсуждали висевшие на стенах картины, в одном углу даже стоял мольберт, вокруг которого толпились начинающие художники.

Он ощутил себя не в своей тарелке, потому что на этом явно традиционном ленче молодые люди откровенно высматривали невест, а он стремился этого своего намерения не афишировать. И кроме того, он был здесь самым титулованным гостем. Затем он увидел своих братьев. Близнецы тут же насупились, видимо, полагая, что он может помешать их планам. Он почувствовал себя… старым. Что ж, он с восемнадцати лет был для них фактически родителем.

Он вел себя совсем не как успешный деловой человек и граф. Он знал, что его деловые предприятия и имения вполне могут существовать и без него, но все же последние дни он пренебрегал бумагами и совещаниями. Это мучило его, хотя он не мог не напомнить себе, что дело тут не в дурацком пари, а в пропавшем алмазе и родовой чести.

И еще дело было в Ребекке Лиланд… если быть честным с самим собой. Наконец она появилась, и он с облегчением оттолкнулся от стены. Она остановилась в холле и живо заговорила с леди Терлоу. Ее сестру Сюзанну позвал кто-то из стоявших у мольберта.

Устремив глаза на Ребекку, Джулиан просто ждал. К нему пробовали подойти несколько человек, но, отпугнутые его холодностью, вскоре оставили его в покое. Он почти решился последовать за Сюзанной, чтобы расспросить ее, но сообразил, что этим, несомненно, вызовет раздражение Ребекки, и задумался, почему эта перспектива его так веселит. Он твердил себе, что должен завоевать ее доверие, а не вызывать досаду. Пари ничего не значило в сравнении с главным призом: выяснению после многих лет, что именно произошло со «Скандальной леди».

А потом Ребекка заметила его, и сила этого момента заставила его замереть на месте. Она послала ему лукавую улыбку, а он коротко кивнул в ответ. Ее темные волосы чудесно блестели в свете дня, а платье было желтым, как солнечный луч.

Черт побери, когда он обращал внимание на женское платье?.. Разве что когда торопился освободить женщину от него…

Но точно не незамужнюю мисс из высшего общества. А именно это он хотел сделать с ней… уложить ее на свою широкую постель, а затем…

А затем она направилась к нему, прямая, как всегда, и он обрадовался, что фантазии его улетучились. Ему нужно быть очень внимательным с ней, больше, чем с любой другой знакомой женщиной.

Она подошла, остановилась перед ним, и его окутал аромат жасмина. Он растерянно моргнул.

— Лорд Паркхерст, — улыбнулась она, — как необычно встретить вас на приеме, посвященном искусству.

Он вновь оперся плечом о стену.

— Я люблю искусства.

Она усмехнулась и кротко промолвила:

— Это страсть моей сестры. Она прекрасная художница.

— Нет ли у нее картин на продажу? Не сомневаюсь, что она поговорит со мной более откровенно, если я куплю несколько ее произведений.

Ребекка, покачав головой, поцокала языком:

— Подкуп здесь не поможет, милорд. Свои произведения она просто дарит и, кроме того, ассистирует нашему отцу.

— Ваш отец — профессор… — начал он несколько растерянно.

Ребекка отвела взгляд, и он понял, что она сожалеет о своей откровенности.

Ребекка сделала глубокий вдох:

— Он читает лекции и проводит исследования по анатомии.

— Она ведет для него записи? Возможно, переводит его работы?

Ребекка вскинула голову и посмотрела ему прямо в глаза:

— Она делает зарисовки.

— Что именно она… а-а… — Он внезапно понял, о чем идет речь, и заинтересовался: — Она зарисовывает его работу? Его вскрытия?

Ребекка кивнула.

— Это известно не многим, милорд. Я рассказала вам об этом лишь для того, чтобы вы не заговорили об этом с ней. Она очень чувствительно относится к тому, что наша мать стыдится ее занятий. Сюзанна так полно и откровенно видела человеческое тело…

— Обнаженное? — прервал он сбивчивую речь Ребекки и лениво окинул взглядом ее фигуру. Он получал удовольствие при виде того, как она краснеет, и она его не разочаровала. Он постарался не задерживать мысли на портрете, потому что его брюки тут же начинали резать в паху. Впрочем, это происходило с ним независимо от таких мыслей, едва она появлялась поблизости. Словно он снова был школьником.

— Не совсем то, что мой портрет в клубе, — сухо заметила она. — Я держусь подальше от отцовской лаборатории. Там все как-то… неприятно.

— Могу себе представить! — Ощущение покалывания от пристального взгляда заставило его оглядеться. Он увидел, что на него угрюмо уставились оба его брата. Джулиан ничего не говорил им о своих планах и в ближайшее время делать этого не собирался. Он без спроса взял Ребекку за локоть.

— Поскольку вы не являетесь художницей, не хотите ли прогуляться со мной по саду?

Она явно удивилась, но с готовностью улыбнулась. Ему понравилось, что она его не боится и приняла вызов. Это облегчит ему поиск нужных сведений.

Они прошли по дому, не проронив ни слова, и, перейдя террасу, пошли по садовой дорожке. Прохладный весенний ветерок шевелил их одежду. Ребекка подняла лицо к солнцу.

— Какой чудесный день после всех этих дождей, — проговорила она, по-прежнему легко опираясь на его руку.

— Мы собираемся обсуждать погоду? — с сомнением поинтересовался он.

Она продолжала так, словно он ничего не сказал:

— Прекрасный день для путешествия! — Взгляд ее был полон лукавства.

— Путешествия? — нахмурился он. — Вы собираетесь куда-то поехать?

— Возможно.

— В разгар сезона?

Она пожала плечами:

— Семейный долг зовет. Какое-то глупое пари никак не может быть важнее этого.

— Глупое пари? Вы спешите удрать от дурной славы? Волнуетесь, что вести о картине широко распространятся?

Она стиснула зубы, но улыбка не покинула ее лица.

Он ощутил досаду и разочарование. Теперь, когда правда об алмазе была совсем рядом, он не мог допустить такого… он не мог позволить ей ускользнуть от него. Он должен каким-то образом заставить ее открыть истину. Но как уговорить даму… леди сделать это?

Хотя она не вела себя, как леди, и это давало ему свободу действий.

— Я не позволю вам убежать от меня, — тихо произнес он и притянул ее к себе.

Она ахнула, но не закричала и не оттолкнула его, хотя уперлась руками ему в грудь. Очень медленно она подняла лицо, их глаза встретились. Из-за разницы в росте его бедра вжались в ее мягкий живот, ладони его лежали на ее спине. Впрочем, ему не было нужды держать ее, потому что она стояла неподвижно.

Все его вопросы, все поставленные цели вылетели у него из головы. Была только ее близость, ее жасминовый аромат, щекотавший его ноздри, тепло ее тела в его руках. Он забыл, где они находятся, кто может их увидеть и к каким это может привести последствиям. Он обнаружил, что склоняется над ней и жаждет ощутить сладость ее губ. И она, со всей очевидностью, хотела того же, потому что встала на цыпочки, стараясь дотянуться до него… Руки ее скользнули вверх по его спине.

— Смотрите-ка, что вытворяет Джулиан! — раздался потрясенный мужской голос.

Ребекка, ахнув, отшатнулась, почти отпрыгнула от него, и он отпустил ее, чувствуя себя неповоротливым и слегка пьяным. Она прикрыла рот ладонью, глаза ее были широко распахнуты и полны страха.

Он протянул руку, но не коснулся ее.

— Это всего лишь мой брат Гэвин.

Она тихо выдохнула и закрыла глаза. Затем они оба повернулись навстречу близнецам, которые направлялись в их сторону, обходя фонтан.

Для посторонних близнецы выглядели абсолютно одинаково, Джулиан хорошо знал их отличия в характере и манерах, даже в том, как лежали их темные волосы. Гэвин шел впереди, Джозеф следовал сразу за братом. Оба подошли близко и одинаково подбоченились, с интересом уставясь на Ребекку.

— Меня удивляет твое поведение, — произнес Джозеф.

— Да, Джулиан, — фыркнул Гэвин, — ты не выглядишь образцом пристойности, которым всегда старался быть.

Джулиан с каждой минутой злился все больше. Его бесило их грубое поведение… Но он позволил лишь хмурой гримасе сказать им об этом.

— Джентльмены! — произнес он, саркастически подчеркивая это слово. — Позвольте мне представить вам эту леди.

Близнецы напряглись и заморгали с видом туповатым и растерянным.

— Мисс Лиланд, это мои братья Гэвин и Джозеф Делейни.

Он не знал, станет ли она смущаться, но тревога на ее лице сменилась иронией. Она протянула каждому из братьев руку и приветствовала представление изящным книксеном, хотя щеки ее все еще горели от их почти случившегося поцелуя.

— Мистер Делейни, — кивнула она одному, затем другому. — Мистер Делейни.

Ее непринужденная элегантность смутила близнецов до онемения, и они нерешительно переводили взгляд с Ребекки на Джулиана.

— Вы, видимо, оба являетесь поклонниками изящных искусств, раз посетили этот прием леди Терлоу? — осведомилась Ребекка, бросив искоса взгляд на Джулиана.

На него произвела большое впечатление ее смелость: она явно бросала ему вызов, подначивая заговорить о некоей картине.

— Искусство… это прекрасно, — произнес Гэвин. — Но дамы придают ему особый блеск.

Джозеф еле сдержал фырканье. Джулиан чуть не застонал от их щенячьей игривости. Ребекка улыбнулась:

— Ваш брат говорит мне то же самое. — Тряхнув головой, она пошла прочь, бросив через плечо: — Доброго дня, лорд Паркхерст.

Проклятие, он упустил шанс выяснить, куда она собирается ехать… и когда. Он собрался последовать за ней, но Гэвин схватил его за руку. — Неужели это в самом деле наш брат? — обратился Гэвин к Джозефу с выражением притворного изумления на лице.

— Какой ужасный пример он нам подает, — покачал головой Джозеф.

Джулиан попытался сообразить, заметил ли кто-нибудь, кроме братьев, его интерес к Ребекке. Он не хотел, чтобы сплетни повредили ее репутации. Он всего лишь хотел получить обратно алмаз… и потом ему нравилось ее дразнить.

Теперь нужно будет следовать за ней вплотную и вызнать, куда она едет.

— Да-а, его сильно ушибло, — произнес Гэвин у него за спиной. — Как больно падают великие!

Братья радостно рассмеялись, но Джулиан их проигнорировал.

Глава 5


Ребекка не думала, что лорд Паркхерст заметил, как она выскользнула из Бэнстед-Хауса. Она оставила там Сюзанну, зная, как любит ее сестра эти посвященные искусствам приемы.

Себя и свои вкусы Ребекка тоже знала отлично. Она призналась бы сестре, что граф попытался ее поцеловать и она позволила бы это, если бы не вмешательство его юных проказливых братцев.

Она подождала на парадных ступенях свой экипаж. Голова ее кружилась, телу было жарко и неспокойно.

Она хотела этого поцелуя, и не только для того, чтобы отвлечь его от вопросов. Но почему она решила, что, поддавшись этому соблазну, сможет выиграть пари?

Впрочем, в эту минуту она ни о каком Пари и не думала, ей просто хотелось испытать поцелуй мужчины. Она провела свою жизнь вне общества, укрытая в уединении от сквозняков и болезней, а также от риска передать свои страдания другим.

Никогда ни один мужчина не держал ее в объятиях. Они всегда обращались с ней, как с хрупким стеклом, которое легко хрустнет при грубом обращении. Именно такое представление о ней создала ее семья у окружающих.

Но все, что знал о ней Джулиан Делейни, — это ее портрет в обнаженном виде и ее азартный отклик на его пари.

И ему это нравилось.

Она все еще чувствовала легкое головокружение, когда подъехал ее экипаж. Швейцар откинул ступеньку, открыл дверцу и подал руку, чтобы помочь ей войти внутрь. Она, обернувшись через плечо, поблагодарила его улыбкой и не осознала, как в карете темно, пока не уселась и дверца не закрылась за ней.

Почему в такой солнечный день шторки на окошках были задернуты, а стекла подняты? Она едва, могла разглядеть что-либо. Ребекка потянулась к окошку, но чья-то рука вдруг крепко схватила ее за запястье. Она даже не успела крикнуть. Ей зажали рот, и какой-то мужчина навис над ней, вдавливая в сиденье.

В нос ударил запах несвежей одежды и немытого тела, а затем ее охватил ужас, от которого всю затрясло…

— Тихо! — произнес незнакомец безразличным холодным голосом, не обращая внимания на ее попытки вырваться. — Тебе не причинят вреда, если будешь делать то, что я скажу.

Она прекратила сопротивляться, хотя сдержать дрожь не смогла.

— Сейчас я освобожу твой рот, если пообещаешь не вопить. Один вопль, и я заставлю тебя замолчать навсегда.

Она кивнула, хотя от ужасной угрозы мысли в голове спутались, побуждая ее кричать… бежать… спасаться. Она могла надеяться лишь на то, чтобы как-то затянуть ситуацию. Мэдингли-Хаус находился неподалеку от Мейфэра, и кучер был одним из их самых доверенных слуг, он никак не мог быть в сговоре с эти грабителем.

Рука в перчатке освободила ее рот, и Ребекка судорожно вздохнула.

— Легче, — произнес грубый голос, словно она была лошадью, которую он пытается усмирить. Он сидел рядом с ней и крепко держал оба ее запястья, не давая приподняться.

На нем была мягкая шляпа, низко надвинутая на щетинистое лицо, которое вполне можно было рассмотреть. Это привело Ребекку в еще больший ужас, потому что доказывало: он совершенно не боится, что она даст его описание полиции.

То есть получалось, что отпускать ее невредимой он не собирался.

Она облизнула сухие губы и заставила себя заговорить:

— Чего вы хотите? На мне мало драгоценностей, и всего несколько монет в моем ко…

— Да, миледи, мне нужна драгоценность, но я не вижу ее на вашей шее. Хозяин хочет иметь ту, что была на вас на том вычурном балу несколько вечеров назад… ту, что на картине.

Какой-то миг она пыталась собрать воедино растерянные мысли. Кто еще мог связать ее с этой картиной, кроме Паркхерста и его друзей? Неужели так он пытался запугать ее и вынудить сказать правду?

— На картине? — прошептала она. — Единственная картина со мной находится в Кембриджшире, в доме моих…

— Не притворяйтесь дурочкой!

Он потянул ее за запястья, так что она почти легла ему на колени, и его гнусный запах заполнил ее ноздри.

— Вы знаете, о какой картине я говорю. Я ее не видел, но хозяин говорит, что там вы разделись и показываете все, чем наградил вас Господь.

Она содрогнулась и застонала. Тогда он перехватил оба ее запястья в одну руку, а второй, свободной, стал шарить у нее под плащом. Он сильно ущипнул ее за грудь, и Ребекка прикусила губу, чтобы не вскрикнуть.

Немыслимо, чтобы этот грабитель был как-то связан с графом. Она зажмурила глаза и, чувствуя тошноту и головокружение, пыталась развеять нахлынувшие сомнения. Что, в сущности, знала она о графе? Зло и порок могли существовать в светском обществе точно так же, как в трущобах Ист-Энда.

А что касается алмазного кулона, который был на ней на том балу?.. Лорд Паркхерст даже не упоминал о нем в разговорах с ней. Он был просто стекляшкой, и она надела его в шутку.

Но этот мужчина работал на кого-то, кто видел подвеску и хотел ее. Что сделает он, чтобы ее добыть?

— Я… я не понимаю, что вы имеете в виду, — пролепетала она, стараясь его умиротворить. — Пожалуйста, не причиняйте снова мне боль, и я сделаю все, что вы хотите.

Она решила, что он снова примется ее лапать, а то и предпримет что-нибудь похуже, но, казалось, его что-то остановило. Он отпустил ее руку, и она уселась на сиденье, хотя ее продолжало неудержимо трясти.

— Когда мы доберемся до вашего дома, вы принесете мне этот алмаз. И никто не пострадает, включая вас. — Он наклонился к ней, и глаза его сверкали жестокостью, а смрадное дыхание отравляло воздух. — Но если вы этого не сделаете, я последую за вами в дом. Вы сможете напустить на меня швейцара, но не до того, как я расскажу всем, как вы выглядите на этой картине и что вы за штучка. А может, и причиню вред вашей старенькой мамаше. Неужто даже дорогая побрякушка стоит всего этого?

Она покачала головой, не сводя с него глаз.

Напустить на него швейцара? Он вообще понимает, сколько слуг в герцогском доме?

Впрочем, наверняка понимает. Он не собирался последовать за ней внутрь. Он думал, что она тупая или очень испуганная… чтобы делать все, что он сказал. Вместе с тем она не могла допустить, чтобы этот грабитель преследовал ее или терроризировал ее семью. И она не могла обратиться в полицию, не рассказывая все…

Экипаж с толчком остановился. Грабитель попятился подальше в темноту.

— Скажите кучеру, что тотчас вернетесь. Возьмите алмаз и принесите мне, а то!..

Она отчаянно закивала, растирая запястья. Ей было легко выглядеть запуганной и послушной. Она закуталась в шаль, швейцар распахнул дверцу и подал ей руку. Она старалась, чтобы рука не слишком дрожала. Она помедлила, ожидая, что грабитель шевельнется или что-то скажет, но ничего не произошло.

Выйдя из экипажа, Ребекка растянула губы в улыбке кучеру, стоявшему рядом с парой отлично подобранных лошадей.

— Хьюит, пожалуйста, подождите меня. Мне нужно съездить еще по одному поручению.

— Конечно, мисс Лиланд.

Торопясь подняться по ступеням входа, она взглянула на воинственных ангелов, окаймляющих крышу. Мысленно Ребекка вознесла небесам отчаянную молитву, чтобы кто-нибудь там, наверху, позаботился о ней.

Оказавшись внутри, она быстро поднялась по лестнице. Ее шаги гулко зазвенели по мрамору пола. Она кивала попадавшимся навстречу слугам, но вздохнула с облегчением, лишь оказавшись в своей спальне. Как и обещала Сюзанна, там уже лежали на туалетном столике два билета на поезд.

Дрожа и задыхаясь, она покопалась в своей шкатулке с украшениями и наконец нашла алмазный кулон. Он сверкал в лучах света, бросая красноватые блики на ковер. «Настоящий!» — изумленно подумала она. И наверняка стоит целое состояние. Она никогда не видела красных бриллиантов, тем более таких огромных. Она быстро надела его на шею и спрятала под лиф платья. Затем схватила билет на поезд и прочитала время отправления.

Дверь в туалетную комнату отворилась, и на пороге появилась ее горничная Беатриса. Круглолицая служанка подошла поближе и опустила глаза на билеты в руках Ребекки.

— Мисс Ребекка! Мисс Сюзанна велела мне отправить ваш сундук заранее в товарный вагон, и это было сделано. Но вы не должны отправляться еще несколько часов…

— Я знаю, Беатриса, — выдавила из себя улыбку Ребекка. — Но планы изменились. Моя дорогая подруга Роза решила поехать со мной, так что я даю вам отпуск.

Беатриса заморгала и расплылась в улыбке.

— Ох, мисс, но ведь я, наверное, буду вам нужна?

— Ну, у моей бабушки-тетушки наверняка множество слуг. А ты давным-давно не была у своих родных в Йорке. Не так ли? — И, быстро сообразив, она протянула Беатрисе железнодорожный билет. — Возьми его и обменяй на тот, который тебе нужен. Ты не понадобишься мне несколько недель.

Горничная явно колебалась, но была обрадована, а Ребекка нетерпеливо сунула ей билет в руку, готовая вытолкнуть ее из комнаты сию минуту.

— А разве он не понадобится вашей подруге?

— Мы купим другой. А ты отправляйся на железнодорожную станцию, чтобы поскорее попасть домой.

— Должна признаться, что скоро день рождения моей матери.

— Почему же ты мне об этом не сказала? — спросила Ребекка, проявляя искренний интерес. — Я бы дала тебе отпуск.

— Но ведь разгар сезона…

— Сезон прекрасно обойдется без нас! — фыркнула Ребекка. — А теперь иди! — И она замахала обеими руками, отправляя горничную прочь.

Беатриса на ходу бросила ей улыбку через плечо:

— Спасибо, мисс. Хорошо вам отдохнуть!

Ребекка со стоном облегчения запихнула билет и расписание в сумочку, подхватила плащ и торопливо покинула спальню. Однако вместо того, чтобы направиться к парадной двери, она спустилась по задней лестнице в коридор, который вел на террасу. Оттуда через сад она поспешила в конюшни. Конюх с радостью подготовил к выезду кабриолет. Она попросила сопроводить ее на железнодорожную станцию, а потом вернуть кабриолет домой.

— Вы не будете ждать вашу горничную, мисс Ребекка? Она покачала головой, применив всю силу своей обворожительной улыбки:

— Я дала ей отпуск. Мы побудем с тетушкой Рианеттой вдвоем в ее Озерном краю.

Не успев задуматься, она выехала по подъездной аллее на улицу, потом свернула в другую, параллельную фасаду особняка Мэдингли. Конюх сидел рядом с ней.

Она не опускала верх экипажа, но, проезжая мимо, громко крикнула кучеру:

— Эй, Хьюит, я решила править сама. Я очень опаздываю!

Кучер, отдав ей честь, снова залез на облучок. Ребекка увидела, как раздвинулись шторки, и поняла, что грабитель ее заметил. Она погнала коня быстрее, не пытаясь разглядеть, как он выскочит из экипажа и ждет ли кто-нибудь его рядом. У нее не было на это времени. Главным было увести его подальше от Мэдингли-Хауса и ее семьи.


Он без труда заметил, когда Ребекка покинула прием леди Терлоу. Джулиан верхом последовал за ее закрытым экипажем. Ей не удастся уехать из города без его ведома. Около городского дома герцога он оставил лошадь на улице и попытался выяснить обстановку. Вдоль садовой стены он дошел до аллеи позади особняка. Поверх стены можно было рассмотреть окна второго этажа, то есть оценить число спален.

Он сам толком не знал, что собирается делать с этими сведениями… Забраться в ее спальню прямо под носом у вдовствующей герцогини? Проникнуть в сад? Ему нужно было каким-то образом проследить за ней, выяснить, действительно ли она намерена покинуть Лондон. Он дошел до узорчатой калитки кованого железа, но та оказалась заперта.

И в этот момент он заметил Ребекку в плаще. Она торопливо пересекала сад, направляясь в конюшню. Он не стал окликать ее, а лишь пробежал по задней аллее туда же, а затем под прикрытием широкой стены сада приблизился к дверям конюшни. Этот путь казался бесконечным. Мэдингли-Хаус, пожалуй, был самым большим, дворцом Лондона. Он не успел достичь этих дверей, как они отворились и оттуда выехал кабриолет, запряженный одной лошадью. Им правила Ребекка. Конюх с широко открытыми от страха глазами послушно сидел рядом с ней. Она проехала мимо, не заметив графа, а он бегом помчался к своей лошади.

К тому времени, как он нагнал ее кабриолет, Джулиан чувствовал себя круглым дураком. Он что, собирался следовать за ней днем и ночью?

Но все происходящее вызывало у него какое-то дурное предчувствие. Она оставила удобный экипаж перед входом в особняк лишь для того, чтобы тут же взять другой, которым ей пришлось править самой. Почему? Он ни на минуту не верил в то, что она сообщила ему о предполагаемом путешествии только для того, чтоб его поддразнить. Она планировала что-то иное.

И его интуиция не подвела. Она остановила кабриолет около массивных, напоминающих греческий храм, колонн Юстонской железнодорожной станции. Ребекка выскочила из экипажа, не дожидаясь помощи конюха, продемонстрировав свету изящные лодыжки.

При входе на станцию она оглянулась несколько раз и наконец заметила его.

Джулиан взмахнул рукой и, сходя с лошади около ее кабриолета, улыбнулся ей.

К его удивлению, она страшно побледнела, а затем, подобрав юбки, буквально бросилась внутрь.

С нарастающим чувством тревоги Джулиан нахмурился и обратился к конюху из Мэдингли прежде, чем тот успел сесть в кабриолет как следует.

— Эй, ты, — сказал он, кажется, впервые радуясь, что может использовать свой титул. — Я — Паркхерст. Мне нужно, чтобы ты вернул мою лошадь в мой дом на Беркли-сквер! — С этими словами он дал конюху несколько монет.

У юноши отвисла челюсть.

— Д-да, милорд.

К удивлению Джулиана, он едва не упустил Ребекку. У нее был железнодорожный билет, а у него нет, так что она смогла показать его при входе и поспешить к поджидающему поезду. Но по крайней мере он понял, что она едет на север, потому что эта станция обслуживала только Лондон и бирмингемское направление.

Неужели он действительно собирается это сделать? Сесть в поезд без багажа и пуститься в погоню за Ребеккой Лиланд?

Ее лицо промелькнуло перед его мысленным взором, розовое, томное, в ожидании его поцелуя. А потом недавнее выражение ее лица, когда она с ужасом заметила его. Что произошло в течение этого часа?

Глава 6


Ребекка легко обменяла свой билет с 5.10 на 3.15. Из-за разыгравшихся нервов она уронила билет перед конторкой. Двое мужчин тут же опустились на колени, чтобы его подобрать, и она, сосредоточившись изо всех сил, поблагодарила их. Она побоялась оглянуться.

Граф Паркхерст преследовал ее.

Впрочем, она же этого хотела, не так ли? Она практически сообщила ему, что отправляется в дорогу. Ей хотелось приключений…

А потом она оказалась пленницей в собственном экипаже… ей угрожали, заставили убегать… не может быть, чтобы по его приказу. Она не могла поверить, чтобы это мог сделать пэр… или его друзья, люди, с которыми ее семья общалась всю жизнь.

Но он видел картину и алмаз. Кто еще мог связать их с ней?

Она напомнила себе, что надела украшение на бал до того, как узнала, что картина больше не находится во французском собрании. Любой член клуба мог связать ее с этой драгоценностью, услышав, что для картины позировала светская дама.

Однако преследовал ее лорд Паркхерст, а не кто-нибудь другой. Действовал ли давешний грабитель сам по себе, или они сотрудничали?

Она молила небо, чтобы у графа не оказалось билета и он не смог бы попасть на поезд. Ей нужно было сообразить, как действовать дальше.

Поезд «Лондон–Бирмингем» уже стоял, пуская пар на солнце. Мужчины и женщины торопились к своим вагонам с чемоданами или в сопровождении носильщиков с тележками. Но не она! Ребекка угрюмо улыбнулась.

Ей помогли войти в купе вагона первого класса. Она бросила взгляд назад и увидела того самого грабителя. Ребекка чуть не оступилась на подножке. При свете дня он выглядел респектабельнее, чем она себе представляла: пиджак, брюки, белая рубашка… Рабочий человек, который направляется в рабочий город. В Бирмингем или дальше, в Манчестер. Из окошка своего купе она видела, что он наблюдает за ней, хотя стоит около вагона третьего класса. Там не было сидений и только недавно сделали навесы, чтобы защитить пассажиров от погодных бедствий. Он не входил в вагон, явно ожидая, не бросится ли она бежать, раз заметила его.

Она с огорчением поняла, что он стоит плечом к плечу с другим мужчиной. Они даже разговаривали друг с другом, намекая ей, что их много. Возможно, второй грабитель поджидал приятеля у Мэдингли-Хауса, и теперь они преследовали ее вместе…

Означало ли это, что граф не замешан в попытке ограбления и похищения? Ребекка не знала, что и подумать. Среди аристократии всегда находилось малое число людей, полагавших, что титул позволяет им творить все, что захочется. В этот миг она увидела лорда Паркхерста, покидавшего кассу с билетом в руке. Она не была уверена, что он узнал, в каком она купе, но направлялся граф прямо к ней. В каждом купе было место только для шести человек. В ее купе, кроме нее, уже сидела целая семья: мать, отец и двое детей. Их одежда свидетельствовала о состоятельности. Она подумала, что они принадлежат к классу новых богатых промышленников, потому что лица их были ей незнакомы.

На скамье оставалось одно место, как раз напротив нее. Ребекка стиснула зубы, когда лорд Паркхерст открыл дверь купе и заглянул внутрь.

— Это свободное место? — вежливо поинтересовался он.

Мужчина в купе, видимо, узнал графа, потому что широко открыл глаза и кивнул, промолвив:

— Конечно, милорд.

Ребекке хотелось холодно проигнорировать их всех. Ей хотелось злобно погрызть ногти, но вместо этого она прижалась лицом к стеклу, высматривая, что делают ее преследователи. Они наверняка дождутся момента отправки, чтобы убедиться, что она не сбежала.

Она увела их от своей семьи, а что делать теперь? Не может же она ехать к старой тетушке Рианетте и подвергать опасности ее. Она надеялась, что ей в голову придет какая-нибудь блестящая мысль… но ничего не приходило. Она положила руку на грудь, где под плащом и платьем могла нащупать очертания алмаза, согретого ее телом.

Она слышала, как усаживается лорд Паркхерст, как раздался свисток паровоза. Она крепко сжала губы, испытывая истерическое веселье.

А потом что-то коснулось ее ноги, и она, дернувшись, вынуждена была оторваться от окна. Длинные ноги лорда Паркхерста вытянулись, так что его колени почти уперлись в ее, а ступни оказались у нее под юбками. Он наблюдал за ней, и ленивая улыбка играла на его губах. Она поспешно убрала руку с алмаза.

Наконец, с рывком и содроганием, поезд двинулся, направляясь к северу от Лондона. Она снова повернулась к окну. Ей не хотелось разговаривать с графом. Она не знала, что может ему сказать, не раскрывая их странной связи путешествующему рядом семейству.

По крайней мере он явно чувствовал то же самое, потому что не пытался с ней заговорить. Однако она не могла забыть о нем, так как вибрация поезда заставляла их ноги на краткое время прикасаться… А может, он это делал намеренно, желая ее нервировать? Она не могла исключить такую возможность.

Наконец отец семейства, мистер Сеймур, завязал с графом разговор о расширении сети железных дорог, и напряжение Ребекки несколько ослабло. Она плотнее закуталась в свой плащ, жалея, что нет пледа, чтобы укрыть колени. В поезде гуляли жуткие сквозняки.

Через час, после нескольких коротких остановок в Миддлсексе и Хартфордшире, дети, мальчик и девочка, заскучали, им надоело любоваться пейзажами за окном, и затеяли ссору друг с другом. На следующей большой остановке из вагона второго класса пришла служанка Сеймуров и принесла им сандвичи и напитки. Это заняло внимание детей. Уже скоро стало понятно, что Ребекка путешествует без служанки. Миссис Сеймур предложила поделиться своей, но Ребекка вежливо отказалась.

Все это время лорд Паркхерст внимательно наблюдал за ней, улыбаясь, словно его это весьма развлекало.

Словно она очутилась именно там, где он и хотел.

Ребекку пробила дрожь. Неужели это она жаждала необыкновенного приключения? Какие приключения готова переживать не привыкшая к ним леди? Ее преследовали трое мужчин. На шее у нее был очень ценный кулон… Она понятия не имела, куда едет и что сделать, чтобы скрыться от воров.

А лицом к лицу с ней сидел огромный властный мужчина и смотрел на нее так, будто хотел ее съесть.

Она почти вжалась в окно. Этому нужно положить конец. Расправив плечи, она переменила положение ног, мечтая о возможности их распрямить. Но тогда они окажутся между ногами лорда Паркхерста. Вздернув подбородок, Ребекка прямо встретила его взгляд и попыталась все-таки выпрямиться. Он выгнул бровь, продолжая слегка улыбаться, но не сделал попытки физически вторгнуться на ее территорию.

В этот момент маленький мальчик решил устроить истерику, которую его покрасневшая мать никак не могла прекратить. Казалось, он позабыл, где находится, и, вырвавшись из рук матери, споткнулся о ноги лорда Паркхерста. Малыш упал как раз между Ребеккой и графом, и они оба наклонились, чтобы ему помочь. Их головы крепко стукнулись друг о друга. Она выпрямилась, приложив руку к голове, чтобы поправить шляпку, а граф взял мальчика в свои большие ладони. Лорд Паркхерст удара не заметил, а у нее было ощущение, что она стукнулась о скалу.

— О Боже! — воскликнула миссис Сеймур, ломая руки. — Милорд, мне так неловко!

К удивлению Ребекки, лорд Паркхерст посадил мальчика к себе на колени и указал на свое окошко.

— По эту сторону поезда все почти такое же, — умиротворяюще промолвил он. — Мы сейчас проезжаем через Чилтерны. Ты знаешь, что они собой представляют?

И Ребекка, раскрыв рот, как, впрочем, и родители мальчика, слушала рассказ графа о меловых холмах. У него не было своих детей. Почти десять лет он занимался делами и обязанностями, налагаемыми титулом. Находил ли он время для своих братьев и сестер? Она думала, что нет, видя, какое напряжение царит между ним и близнецами.

Может ли человек, который так легко общается с ребенком, быть связан с грабителем, похитившим ее сегодня? Что ей делать с ним и теми двумя мужчинами, что на каждой станции поджидали ее выхода?


Джулиан заметил, как Ребекка в конце концов расслабилась, отдаваясь сну. Они путешествовали уже почти три часа и еще ни разу не заговорили друг с другом. Она ни на минуту не покидала поезда, даже ради туалета на станции. Она наверняка проголодалась… ему самому страшно хотелось есть. Какой смысл был в ее поведении, если она просто сбежала из Лондона, скрываясь от пари?

Он никак не мог стереть из памяти ее побледневшее от ужаса лицо. Что-то произошло… что-то изменилось… и ему очень и очень не нравилось, что он не понимает происходящего. Он не привык ничего оставлять на волю случая. Он проверял и перепроверял все обстоятельства. И вот теперь он сосредоточил внимание на Ребекке Лиланд. Он знал, что она замерзла, — сквозняки гуляли по купе, забираясь ей под юбку, — но она была слишком горда, чтобы обратиться за помощью или просто купить плед на очередной станции.

Несколько раз он видел, как рука ее невольно ложится на верх лифа платья и перебирает что-то пальцами под плащом. На приеме у леди Терлоу алмаза на ней не было. «Так почему же она надела его в путешествие?» — размышлял он.

Потому что он всегда доверял своей интуиции.

Они достигли большой станции в Уорикшире, и все семейство Сеймуров вышло из вагона, оставив на местах плащи и перчатки. Ребекка с задумчивым видом посмотрела в окно.

Он скрестил руки на груди.

— Так куда же вы отправляетесь без служанки?

Её взгляд метнулся к нему, настороженный, холодный и в то же время… нерешительный. Услышит ли он в ответ что-либо похожее на правду?

— Вы преследовали меня, — тихо промолвила она.

— Я отношусь к пари очень серьезно. А вы намеренно рассказали мне о предполагаемом путешествии. Вы хотели, чтобы я последовал за вами.

Она сделала глубокий вдох и наклонилась к нему с неожиданно серьезным видом.

— Вы не единственный, кто меня преследует.

Он застыл, внимательно глядя на нее. Может быть, это игра? Часть плана — получше скрыть ее секреты?

Но она вновь посмотрела в окно и снова побледнела. Неужели Ребекка говорит правду? Он напомнил себе, как она оставила экипаж у парадного входа в Мэдингли-Хаус, а сама выскочила с заднего хода и помчалась прочь в маленьком кабриолете.

— Вы с ними? — кивнула она на окно.

Он посмотрел в окно. Платформа была переполнена народом, но через минуту он понял, что большинство людей не стоит на месте, а ходит, разминая ноги или сходя с платформы либо поднимаясь на нее.

Однако двое грубо одетых мужчин неподвижно стояли около вагона первого класса и смотрели прямо на купе Ребекки и Джулиана.

Он вопросительно выгнул бровь:

— Давно они следуют за вами?

Видимо, кто-то еще установил связь с картиной, алмазом и Ребеккой. Любопытно, сама она понимает, что происходит?

А может быть, это наследники магараджи, подарившего «Скандальную леди» его отцу, так и не потеряли интереса к сокровищу?

Она внимательно изучала выражение его лица.

— Вы даже не спросили, не придумала ли я это? Не дала ли разыграться женским нервам? И я не могу сообразить, ведете ли вы себя так, потому что считаете меня разумной взрослой женщиной, или потому что вам известно, что они меня преследуют?

— Вы обвиняете меня в том, что я в сговоре с ними? — спокойно осведомился он. Ему хотелось показать, как оскорбило его это предположение, но он боялся спугнуть ее откровенность. — Как вам такое могло прийти в голову?

Она сцепила пальцы на коленях, и он не мог не восхититься ее выдержкой.

— Но ведь вы все преследуете меня, — промолвила она с сарказмом.

Он ответил ей сдержанной усмешкой:

— В этом вы правы. До некоторой степени. Но ведь вы знаете, почему я следую за вами. Имеете ли вы какое-нибудь представление, кто эти люди?

Она колебалась, покусывая нижнюю губку. Потом, видимо, решившись, выдохнула:

— Один из них прятался в моем экипаже, когда я ушла с приема.

Джулиан выпрямился и резко спросил:

— С вами все в порядке? Она растерянно заморгала.

— По-вашему, я выгляжу не в порядке?

— Вы достаточно горды, чтобы скрыть то, что хотите. Отвечайте на мой вопрос!

— Со мной все хорошо, — ответила она, глядя на него с напускным удивлением.

— Расскажите мне все, что он делал с момента, как вы сели в экипаж.

И она подробно, шаг за шагом, рассказала ему о своем дневном приключении. Гнев Джулиана нарастал с каждой ее фразой. Она вела себя так, словно алмаз, который носила, не стоил таких решительных действий.

— Вы раньше не видели этого второго мужчину? — спросил он.

— Нет, — покачала она головой, — пока не увидела его перед посадкой в вагон. Если вы не привели этого грабителя с собой…

Он невольно зарычал, удивив самого себя и ошеломив ее.

Она поспешно продолжала:

— Значит, он приехал на станцию вместе с тем первым.

— И вы просто сели в поезд, а не обратились к властям, — недоверчиво заметил граф.

— А вы бы хотели, чтобы я им рассказала? — пожала она плечами. — Да, офицер, на мне был вышеупомянутый алмаз, когда я позировала голой. Должна ли я теперь показать вам эту картину, чтобы вы могли продемонстрировать ее всему Лондону?

Ну конечно! Она думала не о своей безопасности, а о скандале и его последствиях для ее семьи.

Она защищала свою семью, уводя воров подальше от Мэдингли-Хауса. Он старался подавить восхищение ею и раздуть гнев, вызванный тем, что она подвергла себя такой опасности.

— У вас вообще был какой-нибудь план действий? — потребовал он ответа, широко раскинув руки.

Она вздернула подбородок.

— Я бы что-нибудь придумала. Но вы все время меня отвлекаете.

Он пропустил эту ценную мысль без возражений и крепко провел рукой по лицу.

— Ваши друзья возвращаются, — внезапно промолвила она, напрягаясь.

Джулиан увидел в окно Сеймуров, подгоняющих детей к вагону.

— Мы не сможем разговаривать, — торопливо сказал он. — Я выведу вас из этой ситуации. Будьте готовы. И ради Бога, делайте то, что я скажу, немедленно… не задавая никаких вопросов.

Он увидел, что она встопорщилась, как кошка, которую погладили против шерсти, но затем сжала губы в ниточку и промолчала, так как в этот миг дверь купе открылась и семейство Сеймуров вернулось на свои места.


Лорд Паркхерст заснул. Действительно, заснул. Ребекка растерянно и сердито уставилась на него, а поезд, пыхтя и подрагивая, приближался к Бирмингему, где ей придется сойти для пересадки на другую линию.

Это если она по-прежнему будет ехать на север, что было оговорено в ее билете. Раньше она планировала привести графа к тетушке Рианетте, но теперь, с двумя грабителями на хвосте, от этого приходилось отказаться. Ей хотелось встать, расправить затекшие руки и ноги, как-то усмирить голодное бурчание в животе. Лорду Паркхерсту должно было быть так же неуютно… но он спал!.. Его глубоко посаженные глаза были закрыты, тело расслаблено.

Если б она могла прожечь его глазами, у него давно дымилась бы дырка между бровей.

Что он такое придумал? Она хотела принимать участие в его решениях, а не тащиться следом покорно и безмолвно.

Она не какая-то там беспомощная девица! Она перехитрила грабителя, который грозился причинить вред ее семье…

— Вы знакомы с его сиятельством, мисс?

Ребекка очнулась от мрачных мыслей и растерянно уставилась на мать семейства, покачивающую на коленях дремлющую дочь. Они уже несколько часов сидели практически плечом к плечу, и миссис Сеймур могла бы догадаться, что Ребекка не настроена разговаривать.

Она собралась было сказать, что они с графом едва знакомы. Но тут ее осенила мысль, что предоставляется случай повлиять, на то, что будут думать о ней люди. На случай, если кто-то вдруг решит расспрашивать, почему она оказалась в поезде.

Кроме того, она кипела от раздражения из-за того, как ловко лорд Паркхерст овладел ситуацией, оставив ей лишь возможность послушно следовать за ним. Это вызывало у нее страшную досаду.

Ребекка мило улыбнулась миссис Сеймур:

— Да, мы знакомы, мэм. Но… нам с лордом Паркхерстом трудно разговаривать. Он до сих пор сердится, что я отвергла его предложение выйти за него замуж.

Миссис Сеймур ахнула.

— Но почему вы отказались выйти за графа?

Ребекка заметила, что лорд Паркхерст больше не такой расслабленный. Видимо, он не столько спал, сколько притворялся дремлющим. Зачем он делал это? Разве только чтобы ее позлить. Что ж, он своего добился.

Ребекка понизила голос, прекрасно понимая, что он все равно прекрасно расслышит ее шепот.

— Он не слишком романтический человек, мэм. Женщине нужны цветы и ухаживание. А он, кажется, решил, что одного его богатства хватит, чтоб я мечтала о браке с ним.

— Тогда вы лучше многих женщин, — с сомнением проговорила миссис Сеймур. — Вы вроде бы путешествуете не вместе, — добавила она.

— Нет, не вместе. Но я думаю, что он понял ошибочность своего поведения и теперь пытается меня завоевать.

— Пожалуй, ему надо больше стараться. Он ведь даже не заговорил с вами.

Ребекка вздохнула:

— Теперь вы понимаете, что я имела в виду? Он несколько туповат.

Поезд сильно тряхнуло на неровном участке пути, так что все они подскочили, и это дало повод лорду Паркхерсту якобы проснуться…

Он добродушно улыбнулся им:

— Я заснул? Надеюсь, ничем себя не скомпрометировал?

— Вы ужасно пускали слюни, — сладеньким голоском сообщила ему Ребекка. — Я никоим образом не могу выйти замуж за человека, который распускает слюни.

Мистер и миссис Сеймур, нервно переглянувшись, посмотрели на графа и Ребекку. Ребекка подумала, что они раньше представить себе не могли, чтобы кто-либо разговаривал с графом так дерзко.

Тут лорд Паркхерст наклонился вперед и крепко схватил ее за руки.

— Дражайшая моя, — страстно произнес он, — как ты можешь так меня дразнить, зная, что я безумно тебя люблю?

Значит, он не рассердился на ее выходку и даже решил ее поддержать. У него были большие и сильные руки. Теперь, когда они оказались вдали от Лондона, он мог делать с ней все, что захочет. Странно, что это не пришло ей в голову, когда она сочиняла свой план заманить его подальше и так выиграть пари.

А теперь он был нужен ей, чтобы убежать от двух других преследователей… которые могут оказаться гораздо хуже.

— Хватит, лорд Паркхерст, — холодно проговорила она. — Вы ставите себя в неловкое положение.

Маленькая девочка проснулась и теперь с удовольствием сосала большой палец, сосредоточенно глядя на них с колен матери.

— Я не думаю ни о какой неловкости, моя дорогая, когда на карте стоит наше будущее. — Он с извиняющимся видом посмотрел на Сеймуров. — Впрочем, полагаю, нам не стоит обсуждать это сейчас.

— Почему же? Возможно, они смогут дать нам хороший совет, — откликнулась Ребекка, кокетливо хлопая ресницами. — В конце концов, они ведь женаты.

Эта пикировка, безусловно, лучше отвлекала ее от тревожных мыслей о том, как сбежать от преследования решительно настроенных грабителей. Более того, она развлекалась от души.

Но лорд Паркхерст только еще раз крепко сжал ей руки и откинулся на спинку сиденья.

— Нет, дорогая, у меня еще будет возможность умолять о вашей милости, когда мы приедем на место.

— Как это романтично! — робко вздохнула миссис Сеймур.

Лорд Паркхерст одарил бедную женщину самой обаятельной своей улыбкой, и она зарделась до корней волос.

Ребекка вздохнула и следующие полчаса вынуждена была терпеть «заигрывания» графа, выразившиеся в шутливом подталкивании ее ног. Да уж, они демонстрировали Сеймурам настоящий спектакль.

Подъезжая к Ковентри, поезд замедлил ход. До Бирмингема оставалось всего несколько станций. Это и было местом назначения Сеймуров, которые вежливо распрощались с ними.

Ребекка и граф остались одни. Она ждала упреков или насмешек над ее проказами, но он сосредоточил все внимание на платформе за окном.

Она тоже посмотрела туда и застонала, увидев караулящих грабителей.

— Приготовьтесь, — тихо произнес граф.

Она резко выпрямилась.

— Что вы намерены делать? Уже раздался свисток: мы отъезжаем.

Он кивнул, затем опустил окно и высунул в него голову. Дым паровоза полетел в купе, разъедая глаза и горло.

— Может, закроете его, пока мы не задохнулись? Однако прошла еще целая минута, прежде чем он ее послушался.

— Наши заинтересованные друзья, — промолвил он, — вернулись в свой вагон. Они не могут нас видеть. Пошли!

Она ахнула, потому что поезд дернулся и начал набирать скорость, но храбро потянулась к ручке двери, выходящей на перрон.

— Нет, не сюда. Мы же не хотим оповестить весь мир, что сошли.

Он открыл противоположную дверь, которая вела на правую сторону путей, на опасную полосу между двумя путями.

— Но… но здесь же нет платформы! — воскликнула она. — И поезд набирает ход!..

Он открыл дверь, поставил ногу на единственную ступеньку и протянул руку Ребекке.

— Нам нужно прыгнуть. Прямо сейчас!

Глава 7


Ребекке показалось, что она летит. Падение было не слишком долгим, но то, что поезд уже двигался, сильно осложнило ситуацию. Она споткнулась и приземлилась на живот, а затем несколько раз перекатилась. Лорд Паркхерст поднял ее на ноги и почти волоком потащил к какой-то постройке между путей.

Тяжело дыша, с сильно бьющимся сердцем, она крепко зажмурилась, ожидая, пока поезд наберет скорость. Казалось, ей передалась дрожь рельсов. Ветер, поднявшийся от движения поезда, вздымал ее юбки. Она продолжала цепляться за графа и была не в силах отпустить его руку.

Наконец шум и грохотанье стихли. Ребекка медленно открыла глаза. Лорд Паркхерст стоял рядом, спиной к постройке. Ахнув, она уставилась вдоль вторых путей, откуда мог прибыть встречный поезд.

Он тихо засмеялся.

— Хорошо, что я проверил заранее, нет ли встречного поезда. Нас могло затянуть под колеса.

Она поспешно отпустила его руку. Шутливость исчезла из его взгляда, он внимательно на нее посмотрел:

— С вами все в порядке? У вас ссадина на лице.

Он бережно коснулся ее щеки, но она поднырнула под его руку. Ее плащ продолжал небрежно висеть на одном плече, а шелковое желтое платье под ним было порвано в нескольких местах и сильно испачкано. Ребекка чувствовала, что локоны ее растрепались и разметались по плечам. Смятая шляпка валялась на земле. Она с досадой рванула плащ, стремясь закутаться в него плотнее, и обратила внимание на то, что граф выглядел по-прежнему безупречно.

— Со мной все в порядке, — проговорила она и закашлялась. В воздухе стояла гарь от прошедшего поезда, и она заторопилась отойти от постройки.

— Подождите! — Голос его звучал повелительно. Ребекка легко могла представить себе, что он привык раздавать приказы. Она неохотно замерла, выжидая, пока он заглянет за угол постройки на платформу.

— Видите этих воров? — спросила она.

— Нет. Я уверен, что они не покидали поезда.

— Что ж, они наверняка уверены, что мы остались там, — сухо заметила Ребекка. — Мы сильно рисковали попасть под колеса.

— Поезд двигался достаточно медленно. Мы были в безопасности.

Они посмотрели друг на друга, и на какое-то мгновение она подумала: а правда ли она в безопасности? Но время для сомнений прошло. Она провела руками по волосам и, засунув оставшиеся шпильки в ридикюль, как могла пригладила взлохмаченные локоны.

— Нам повезло, — сказал граф. — Воры будут считать, что мы спрыгнули с поезда на следующей станции. Им может понадобиться несколько дней поисков, прежде чем они поймут свою ошибку.

Она неохотно улыбнулась:

— Хитроумно, ничего не скажешь.

— Я знаю, — кивнул он с серьезным видом.

Она нахмурилась, раздосадованная его самоуверенностью.

— Эй, приятель!

Они оба вздрогнули и увидели, что с опустевшей платформы на них удивленно уставился носильщик.

— Нельзя переходить пути здесь! — воскликнул он. — Вас может убить.

Прежде чем лорд Паркхерст нашелся, что сказать, Ребекка перехватила инициативу.

— О, сэр, это я виновата. Я никогда не ездила на поезде, и этот мужчина всего лишь пытался меня остановить. Он, несомненно, спас меня, чтобы я не попала под поезд.

Носильщик, продолжая ворчать, махнул им рукой, прогоняя прочь. Они пересекли пути, и носильщик подал ей руку, потому что она не смогла бы влезть на платформу в своих длинных юбках. Лорд Паркхерст шел прямо за ней и толчком под зад помог носильщику втянуть ее на перрон. Она сердито сжала губы от такой фамильярности и поспешила отодвинуться от него. Что смог он разглядеть под ее юбками?

Благополучно оказавшись на платформе, она бросила на него через плечо свирепый взгляд. Он с непринужденной легкостью вспрыгнул на платформу вслед за ней. Его сюртук плотно облегал мощные мускулы, и Ребекка уныло подумала, что ничто физическое не станет ему помехой.

Он проницательно посмотрел на нее, словно читая мысли, и Ребекка, вспыхнув, поспешила отвернуться.

Носильщик снова смерил их недоверчивым взглядом и зашагал прочь.

Единственный их багаж составлял ридикюль, нелепо болтавшийся у нее на руке. Она сверкнула ослепительной улыбкой.

— Вы теперь, наверное, купите себе обратный билет?

— Двое мужчин вас преследуют, Ребекка, — нахмурился он. — Неужели вы ждете, что я вас здесь оставлю?

— Со мной все будет хорошо. Я сяду на следующий поезд и поеду к своей тетушке.

— Им было бы легко установить, куда вы направлялись. Слуги умеют говорить.

— Только не наши слуги!

— Именно ваши слуги рассказали мне, что вы этим днем будете в Бэнстед-Хаусе.

— Но вы же граф! Конечно, они считают, что должны вам повиноваться. А вы использовали это против них… Все равно нельзя, чтобы меня увидели путешествующей с мужчиной.

К ее немалому потрясению, граф поднял руку и коснулся пальцами того места на лифе ее платья, под которым у нее на груди скрывался алмаз. Она ахнула и бурно задышала, отчего ее грудь коснулась его ладони. Какое-то странное, почти болезненное чувство прокатилось волной по ее телу.

— А что вы собираетесь делать с бриллиантом? — негромко осведомился он.

Ребекка оттолкнула его руку и выдавила из себя улыбку:

— А вот это моя проблема, милорд!

Он оглянулся, но платформа все еще была пуста. Тогда он тихо сказал:

— С этой минуты вам не стоит так называть меня, Ребекка. Мое имя — Джулиан.

Это было произнесено таким же интимным тоном, каким было и его прикосновение. Он спас ее из опасной ситуации, и теперь получалось, что ввергает ее в другую, столь же тревожную.

— Солнце садится, и мы не можем оставаться без крыши над головой, — продолжал он. — Ваши грабители могли уже догадаться, что мы сделали, и сообразить, куда мы делись.

Может ли она ему доверять? Она же ничего не знала о нем, кроме светских сплетен о каком-то скандале… без подробностей. Он держался в свете обособленно… Что именно он скрывал? Случайно ли он оказался рядом с ней… как и давешние грабители?..

Она могла лишь выжидать.

— Так, значит, мы отправляемся на поиски гостиницы? Наверняка около станции найдется какая-нибудь.

— Мы не можем ею воспользоваться. Нам нужно скрыться, а не являть миру графа и джентльмена.

Она смерила его ироническим взглядом.

— В моем нынешнем растерзанном виде мне будет скрыться легче.

Он задумчиво потер подбородок.

— Действительно, вы выглядите, как девица легкого поведения, нашедшая в куче мусора дорогое платье.

Ребекка еле сдержалась, чтоб не отвесить ему пощечину.

— Неужели вас никто не учил, что оскорблять даму — моветон?

— Я не намеревался вас оскорбить… я просто сказал правду. — Он посмотрел вниз на себя. — Да и мне трудно будет выглядеть незаметным в таком наряде.

— Какая жалость, что мы не захватили с собой багаж, — сухо заметила она, подбоченясь. — Хорошо, давайте поищем какую-нибудь гостиницу, пока не нагрянули наши друзья. Вы бывали здесь раньше?

Он покачал головой:

— Если бы все было так просто… Ладно, пока у нас есть еще час светлого времени, давайте отправимся в путь. Будем искать самую старую часть города. Дорогу будем спрашивать там, а не здесь, где нас могут запомнить железнодорожные служащие.

— Отлично придумано, лорд… — усмехнулась Ребекка. — Джулиан.


Они прошли по узким кривым улочкам незнакомого города. Средневековые дома почти налезали друг на друга. Джулиан старался придерживаться улиц, а не темных боковых переулков. Дорога медленно поднималась вверх к старой церкви.

Они стали мишенью множества подозрительных взглядов, хотя граф снял галстук и жилет, а также вымазал грязью свои отлично начищенные сапоги. Он даже надорвал плечо своего сюртука и подшивку плаща Ребекки.

Однако трудно было скрыть ее гордую осанку. К тому же, хотя Джулиан неустанно напоминал ей о серьезности их положения, Ребекка явно получала удовольствие от происходящего. Другие женщины вознегодовали бы, когда он свернул в более узкие и жалкие переулки, но она лишь оглядывалась с интересом.

Она не то старалась все изучить, не то запомнить дорогу. «Очень разумно с ее стороны», — подумал граф. Но вот усвоить постоянные замечания графа о том, что ей следует держать глаза вниз с видом покорности, Ребекке никак не удавалось.

Наконец он решил, что они достаточно далеко отошли от железнодорожной станции и теперь можно войти в таверну и узнать о ближайшей гостинице. Его крупные габариты внушали мгновенное почтение и желание поскорее ответить ему, поэтому он не побоялся ненадолго оставить Ребекку, а его деревенское произношение оказалось безупречным.

Когда он снова вышел на полутемную улицу, Ребекка посмотрела с невольным уважением.

— Это было здорово. Я думала, что одна умею подражать говору слуг, — негромко заметила она.

— Этот талант очень пригождается в жизни, — ответил он. — Теперь пошли туда.

Они шли бок о бок, и граф обдумывал ее слова.

— Зачем вам вздумалось подражать говору слуг? Она пожала плечами:

— Если бы вы узнавали что-либо обо мне, то вам было бы известно, что ребенком я часто болела. Это оставляло мне много свободного времени. Я научилась читать вслух и изменять голос, чтобы соответствовать разным персонажам. Мы с братом любили эту игру и научились делать это очень ловко. А почему умеете вы?

Она выглядела такой цветущей и энергичной, что трудно было представить ее хилой и бледной. Он посмотрел вперед на мужчину, который при виде их поднялся на ноги с какого-то ящика. Джулиан насупился, и тот поспешил снова сесть и сгорбиться.

— Разные говоры с детства даются мне легко, — сказал граф. — Возможно, потому что я проводил больше времени со слугами, чем с кем-нибудь еще.

Он почувствовал ее любопытство, но не видел необходимости его удовлетворить.

— У вас большая семья, братья, сестры… — промолвила она. — Так по крайней мере рассказывала мне моя матушка. Можно было бы подумать, что они займут большую часть вашего времени.

— Гостиница уже должна быть поблизости.

Она продолжала внимательно вглядываться в него, но расспросы прекратила.

Гостиницу они обнаружили в следующем квартале. Выцветшая и покосившаяся вывеска сообщала, что она называется «Белый заяц». Через арку виднелась конюшня и какие-то поломанные экипажи посреди заросшего бурьяном двора. Двери конюшни были распахнуты настежь, и ее пустота свидетельствовала об отсутствии лошадей.

— Вы вкладываете деньги в железные дороги? — негромко поинтересовалась она.

Он нахмурился, глядя сверху вниз на нее:

— Вы слушали, как я обсуждал это с мистером Сеймуром. Зачем?

— Вот что происходит с маленькими городками из-за железных дорог.

Он кивнул. Дилижансы больше не бороздили Англию, и постоялые дворы приходили в упадок.

— Но подумайте, сколько дней потребовалось бы нам, чтобы добраться сюда на дилижансе? — возразил он.

— Я и не говорю, что у поезда нет преимуществ. Мне понравилось путешествовать быстро. Мне хочется когда-нибудь поехать поездом далеко-далеко на север, чтобы побольше увидеть Англию.

Теперь она болтала без остановки, и Джулиан не мог ее винить. Они вошли в передний зальчик гостиницы. Кругом пыль, буфеты зияли пустотой. За конторкой сидел на стуле одинокий молодой человек. Вид у него был скучающий. Он едва посмотрел в их сторону, когда Джулиан записывался в регистрационном журнале.

Ребекка глянула ему через плечо и увидела запись: «Мистер и миссис Бэкон». Однако она лишь выгнула бровь и отвернулась.

Ему нужно было быть с ней наедине, чтобы успешно охранять ее и алмаз. Впрочем, ее, кажется, вовсе не смутило, что он назвал ее женой. А у него заломило в паху при одной мысли об этом.

Шаркающая ногами служанка показала им их комнату и стала разжигать огонь в жаровне. Затем, не глядя на них, она постелила постель.

— Нам будет нужна еда, — произнес Джулиан, подавая ей монету за труды.

Служанка удивленно посмотрела на нее и ответила:

— Да, сэр, моя мать приготовила отличную баранину и пудинг. — Вглядевшись затем в него, она присела в неуклюжем книксене.

После того как она ушла, Ребекка заметила:

— Вы, видимо, дани ей слишком много денег за труда. Поэтому она обратила внимание на вашу одежду и наверняка нас запомнит.

Мельком глянув на нее, граф слегка улыбнулся:

— Больше я такой ошибки не совершу.

— Надеюсь, мы недолго останемся в этих нарядах. За небольшую добавку она сможет достать нам другую одежду, так что ваша щедрость окажется нелишней.

Он стоял на середине комнаты и наблюдал за Ребеккой. Она заглянула за порванную ширму. Там, видимо, был спрятан ночной горшок, потому что ее бросило в краску. Она торопливо выпрямилась. Кровать была в комнате одна, причем Джулиан сомневался, сможет ли уместить на ней свои широкие плечи… не говоря о том, чтобы поместиться на ней вдвоем.

Любопытно, сообразила ли Ребекка, что им предстоит?

Она споткнулась, подойдя к кровати. — Лорд… Джулиан, — начала она и после паузы, отвернувшись от кровати, добавила: — Мне нужно побыть одной. Не подождете ли вы в холле?

К моменту своего возвращения он успел воспользоваться уборной на конюшенном дворе и застал Ребекку уже сидящей перед огнем. Она зажгла несколько грубых свечей, потому что лампы в комнате не оказалось. В их теплом желтом свете ее растрепанные волосы просто сияли, а глаза, полные невысказанных тайн, смотрели на него твердо и решительно. Она сбросила плащ, и в мерцающем свете свечей он смог рассмотреть натянувший платье небольшой бугорок алмаза, его «Скандальной леди». Сколько он должен и может ей открыть? И какие следующие шаги они должны предпринять?

Однако прежде, чем он успел все сообразить, вернулась служанка с подносом, и они уселись на стулья перед грубым шатким столом и принялись за еду.

Оба явно умирали с голоду, потому что даже пудинг они съели с аппетитом, хотя он сильно отдавал луком. Грубый хлеб был теплым, а масло свежим.

— О небо! Это настоящий пир, лучший из всех, какие я пробовала, — проговорила Ребекка с набитым ртом. — Я ведь не успела поесть даже днем на приеме.

— Хотите сказать — до того, как удрали от меня?

— Я не удирала.

Он спорить не стал, она и так это знала. Однако призрак того несостоявшегося поцелуя возник между ними… по крайней мере в его мыслях. Она съела все до последней крошки и запила трапезу доброй порцией эля.

— Вы обычно пьете такие крепкие напитки? — поинтересовался он, глядя, как она вытирает пену с губ.

— Я пробовала такой крепкий, но предпочитаю что-нибудь помягче. Хотя сегодня это просто нектар богов.

Он не стал смеяться, потому что их путешествие было далеко не развлечением. И все же она не переставала его удивлять. Даже своим представлением в поезде, когда она притворялась, что он страстный ее поклонник.

Ребекка приложила руку к животу, пробормотав:

— Наконец-то я насытилась… — Глаза ее закрывались от усталости.

Он выгнул бровь, размышляя о гораздо более волнующих способах «насыщения».

Ее общество порождало в его мозгу массу интересных идей. Возможно, так происходило, потому что впервые за много лет он понятия не имел, что случится дальше, не имел никаких представлений и планов на ближайшие моменты, часы… ночь. Ведь существовало множество способов, которыми они могли развлечься.

Она вдруг задрожала и обхватила себя руками.

— Джулиан… — Она оборвала фразу, словно удивленная тем, как прозвучало его имя на ее губах.

Ни одна женщина не звала его просто по имени, за исключением членов его семьи. В этой комнате, где они собирались провести ночь, притворяясь мужем и женой, оно прозвучало необычайно интимно.

Ребекка устало улыбнулась и начала снова:

— Джулиан, когда вы станете относить вниз поднос, не захватите ли для меня еще одно одеяло? Угля в жаровне так мало…

Вообще-то он заметил в ногах кровати лишнее одеяло. Неужели она не обратила на него внимания? И почему бы не оставить поднос на столе до завтра, когда его заберет служанка?

Что-то заставило его молча кивнуть и поднять поднос. Ребекка одарила его ослепительной благодарной улыбкой. Выходя в коридор, он одной рукой держал поднос, а другой притворял за собой дверь. Затем он остановился и приложил ухо к щелке.

Она вроде бы расхаживала по комнате, потому что звук ее шагов не умолкал. Затем он услышал, как что-то заскрипело и что-то тяжелое потащили по полу.

Он поставил поднос на пол и, открыв дверь, обнаружил, что Ребекка стоит на стуле, протискивая в окно голову и плечи.

Глава 8


Ощутив на талии большие крепкие руки, Ребекка ахнула и попыталась брыкаться, но Джулиан увернулся от пинка и втащил ее обратно… К вящему ее унижению, ей пришлось проскользить по всему его телу. Она продолжала вырываться, и Джулиан наконец отпустил ее. Протянув руку над ее головой, он захлопнул ставни, а она в это время, пошатываясь, добралась до кровати и ухватилась за ее раму.

— Что все это значит? — требовательно спросил он. Она повернулась к нему лицом и уперлась руками в бока.

— Почему я должна вам доверять? Я сообщила вам, что покидаю Лондон, и вдруг меня стали преследовать какие-то мужчины… вы в том числе.

— По вашим словам, грабитель оказался в вашем экипаже еще около дома леди Терлоу. А я до этого понятия не имел, что вы уезжаете.

— Но вы заключили непристойное пари на мой счет. И вы видели на картине тот самый алмаз.

— И на вашей шее на балу… До того как я увидел картину, — мрачно заметил он.

Она настороженно прищурилась.

— Грабитель заявил, что его хозяин тоже видел эту драгоценность и тут, и там.

— Это могли видеть многие. Вы не можете обвинить меня в том, что я нанял кого-то вас терроризировать! — Возмущенный, он резко выпрямился, но это лишь напомнило Ребекке, какой он большой. Казалось, в его присутствии комната съеживалась… и кровать тоже. В грязной одежде, с всклокоченными волосами и щетиной на лице он выглядел просто опасным, а не цивилизованным джентльменом… графом.

— Почему бы мне вас не обвинять? — заявила она. — Я оставила вора в своем экипаже, и вдруг он объявляется на станции. Одновременно с вами!..

— Мы оба следовали за вами. Отдельно.

— Почему я должна вам верить? — с досадой повторила она. — Откуда мне знать правду?

Он глубоко вздохнул, явно пытаясь взять себя в руки. Она не имела доказательств… она его совсем не знала.

— Я расскажу сейчас то, что вам следует знать.

Это могло означать многое, но она предпочла не подчеркивать эту неопределенность.

— Пожалуйста, сделайте это.

Она думала, что он начнет расхаживать по комнате, чтобы разрядить свой гнев, но он неподвижно застыл на месте и начал говорить:

— Этот алмаз носит имя «Скандальная леди».

Она ожидала от него чего угодно, любых извинений, только не подобного рассказа.

— Вам известно его имя?

— Он принадлежал моему отцу. И его местонахождение не было известно на протяжении почти десяти лет. А потом я увидел его на вас на том балу.

Ребекка медленно опустилась на кровать.

— Вашему отцу?

Она не могла сообразить, какая связь существовала между картиной, художником Роджером Истфилдом и последним графом Паркхерстом.

Джулиан кивнул.

— Это был подарок моему отцу от индийского магараджи, посетившего Лондон. Отец служил его постоянным сопровождающим, официальным представителем короля.

— Когда я надела его на бал, то считала, что это поддельная безделушка… фальшивое украшение, — неловко промолвила она.

— Отец считал честью его принять, но когда магараджа умер, его наследники попытались доказать, что отец хитро выманил у старика фамильное сокровище.

Ребекка изумленно затаила дыхание. Джулиан стоял, уставившись на огонь, его брови были сдвинуты, серые глаза, казалось, видели прошлое. Она почувствовала его боль… старую внутреннюю муку, которую он таил ото всех. Теперь эта боль вышла на поверхность, но он продолжал с ней бороться. Джулиан был гордым человеком, и она могла себе представить, что его отец был таким же.

— Это, наверное, было ужасно для графа, — мягко произнесла она. — Что же случилось?

— Отец не согласился с их претензиями и сохранил драгоценность. Светское общество одинаково во все времена: сплетни длились недолго и вскоре забылись, особенно потому, что дело касалось индийцев, — саркастически пояснил он. — Но мой отец чувствовал себя униженным.

— Разумеется, — прошептала она.

— А потом, как раз накануне моего восемнадцатилетия, «Скандальная леди» была украдена. А затем мой отец умер.

Ребекка даже не пыталась скрыть свои сочувствие и симпатию, но граф на нее не смотрел. Она понимала, как ей повезло, что ее родители живы.

— Я унаследовал деньги с материнской стороны семьи, — продолжал Джулиан, — достаточно, чтобы сохранить наше имущество и начать все снова.

Ей хотелось спросить, что же произошло с их состоянием, но почувствовала, что сейчас не время этим интересоваться. Он говорил невозмутимым тоном, словно пересказывал историю, прочитанную в книжке, а не мучительные события, случившиеся с ним и его семьей.

Глаза его сузились… он вглядывался в прошлое…

— Но слухи о «Скандальной леди» не утихали. Люди говорили, что она вовсе не украдена, что либо я, либо мой отец продали ее и полученные деньги потратили на восстановление нашего благополучия.

— Как я понимаю, будучи человеком молодым, вы с горечью восприняли, что люди не ценят ваши тяжкие усилия по возрождению вашего состояния.

Он нахмурился, но не столько сердито, сколько обдумывая ее слова.

— Мне было безразлично, что думают о моих трудах. Я просто хотел, чтобы не искажали правду.

— Но теперь, Джулиан, вы уже привыкли к тому, что люди верят в то, что им нравится. И нам этого не изменить. Мы можем лишь принять это и жить дальше…

Этот урок она узнала и затвердила с детства. Он скрестил руки на груди.

— Все это произошло около десяти лет тому назад.

— Я была еще школьницей, — тихо сообщила она. Он с усмешкой закатил глаза, и Ребекка поняла, что он овладел собой, сумел взять под контроль бушевавшую в нем бурю эмоций… эмоций, которые он все долгие годы скрывал от окружающих. Она слышала, что граф управлял своей империей, она видела, как умело и уверенно руководил он людьми. Он и над ней установил контроль. Но что он при этом чувствовал? Справляться с собственными чувствами было совсем иным делом, и она видела, как его раздражает случившийся срыв. Все это было ей совершенно чуждо. Она выросла в семье, где открыто любили, открыто дрались, открыто выражали свои чувства.

— Итак, раз вы не обвиняете меня в краже «Скандальной леди»… — Голос ее выжидающе прервался.

— Мне нужно выяснить, как «Скандальная леди» попала к вам.

Джулиан внимательно вглядывался в серо-зеленые переменчивые глаза Ребекки, стараясь догадаться, о чем она думает. Он недостаточно хорошо ее знал, чтобы понять, говорит ли она правду, но хорошо разбирался в людях. И все же она казалась ему загадкой. Знакомство их было слишком недолгим, чтобы он читал ее мысли, и эта неясность его раздражала.

Она тяжело вздохнула и откинулась на кровати. Платье ее было грязным и рваным, но в неярком мерцающем свете свечей Джулиан этого не замечал. Он видел только очертания ее груди, плавную линию овала лица.

Однако он не мог позволить себе отвлечься от важной темы их разговора.

— Так как же? — спросил он, стараясь говорить ровным голосом. — Как вам достался этот алмаз?

— Он был у Роджера Истфилда… и тот предложил, чтобы я надела его, позируя для портрета. — Она криво усмехнулась и пожала плечами. — Он был художник, и я подчинилась. А когда потом я попросила позаимствовать его на время, Истфилд согласился, сказав мне, что это дешевая подделка. Но она так хорошо смотрелась, была так хорошо исполнена, что я подумала: как прекрасно будет она сочетаться с одним из моих платьев. Результат вы видели…

— Он притягивал глаза мужчин именно туда, куда вы хотели.

Она быстро втянула в себя воздух, глядя на него широко открытыми глазами. Джулиан улыбнулся:

— Я не имел в виду ничего уничижительного. Женщины одеваются, чтобы на них обращали внимание, и подчеркивают свои достоинства.

— Мне хотелось бы думать, что мое главное достоинство — это ум, — вздохнула она.

— Разумеется, дальнейшая беседа это докажет. — Он заколебался, вспомнив об их пари. — И все же вы уже продемонстрировали на картине несколько лучших своих достоинств.

— Верьте во что хотите, — нахмурилась она. — Так что? Вы хотите поговорить о картине или об алмазе?

Он медленно опустился на стул у стола. У него было много вопросов, в том числе почему она решила позировать обнаженной, но сейчас было не время это выяснять.

— Художник никогда не говорил об алмазе? Как он ему достался?

Она покачала головой:

— Мне жаль, но я и не подумала спросить об этом. Он валялся в шкатулке вместе с другими украшениями.

— Может быть, он и был вором, — задумчиво произнес Джулиан.

— Он был человеком творческим, всецело… страстно поглощенным своей работой. Зачем ему было это делать?

— Чтобы поддержать свое искусство. Как я понимаю, теперь его картины нарасхват, но десять лет назад… Возможно, тогда все было не так.

— Он его не продал, что опровергает вашу теорию. Могли он получить доступ к алмазу, рисуя портрет кого-то из вашей семьи?

— Насколько мне известно, нет, — вздохнул граф. — Но он мог слышать разговоры о «Скандальной леди», споры насчет законного ее владельца… и мог решить использовать это к своей выгоде.

— Джулиан, это мог сделать кто угодно, — мягко промолвила она. — И не логичнее ли предположить, что вором, вероятнее, был кто-то, кого принимали у вас в доме?

— Я всегда думал именно так. А потом увидел этот алмаз у вас на шее…

Ребекка склонила голову набок.

— Вы полагаете, что его украл кто-то из моей семьи?

— Я обдумывал это и провел некоторое расследование. Но в этом не было ни малейшего резона: у вашей семьи богатства предостаточно.

— Большая часть его принадлежит герцогу. Мой отец — всего лишь профессор, — напомнила она ему.

— Знаю. Но ваша мать — дочь герцога, и вы выросли во дворце… В своих поисках я не наткнулся ни на кого из вашей семьи, кого когда-либо упрекали в преступных наклонностях. Глупости — да… или в бездумном легкомыслии.

Он подумал, что ее потрясенное «Ах!» прозвучало несколько искусственно. К тому же она наградила его медленной дразнящей улыбкой, от которой его сердце забилось сильнее. Черт побери, если она когда-нибудь догадается, как действует на него… она приобретет над ним полную власть.

— Джулиан, вы понимаете, что мы оба рассказываем истории, которые невозможно сию минуту подтвердить?

Он напрягся.

— Нет, я не верю, что вы лжете, — поторопилась сказать она. — Но не могу просто передать вам «Скандальную леди» и на этом покончить с этим делом.

— Если вы так поступите, то на этом ваши тревоги и опасность для вас окончатся. Я объявлю, что драгоценность найдена, так что все будут знать, что у вас ее нет.

— А вы намерены сделать это немедленно? — с сомнением проговорила она. — Но ведь вы так никогда и не узнаете личность вора.

Джулиан ничего ей не ответил.

— А-а. Вы не собираетесь объявлять об этом прямо сейчас. Такой человек, как вы, не может удовлетвориться чем-то меньшим. Вам нужна абсолютная правда. Особенно из-за того, что этот скандал погубил вашего отца. На какое-то мгновение он вновь погрузился в боль прошлого, но не собирался облекать ее в слова. Он просто замкнулся, как давно привык делать.

— Значит, вы хотите узнать, каким образом этот алмаз попал от вашего отца ко мне, — продолжала она. — Но ведь я просто одолжила его и должна вернуть Роджеру, как и обещала.

— Он не является владельцем алмаза.

— Он этого не знает. Может, стоит поговорить с ним и выяснить, как к нему попал этот алмаз? — Она улыбнулась. — Но вы, разумеется, так и планируете сделать, только без меня.

Чувствуя, что попал в ловушку, граф скрестил руки на груди.

— Вместе мы сможем разрешить обе эти проблемы, — настаивала она. — Вы согласитесь взять меня с собой, а я сообщу вам, куда отправился Роджер.

Он вскочил на ноги и быстро приблизился к постели.

— Вы это знаете?

К чести Ребекки, она не испугалась. Вместо этого она медленно встала на ноги. Они стояли слишком близко друг от друга и смотрели глаза в глаза.

— Он рассказал мне об этом. — И она улыбнулась сдержанной, много знающей улыбкой. — Так пришли мы к согласию? Мне нужно услышать ваше слово, милорд.

— Теперь вы поверите моему слову? — резко откликнулся он. — Несколько мгновений тому назад вы считали, что я — союзник двух воров.

— Я чувствую, что вы говорите правду… после того, что вы мне рассказали.

Джулиан ощутил невольное восхищение. Она заглянула в него глубже, чем он хотел. В сравнении с ним она до сих пор вела замкнутую жизнь избалованной барышни, но в ее глазах светились ум и проницательность. Да, его интерес к ней так просто не рассеется.

— Так как же все будет, милорд? — осведомилась она, лукаво сверкая глазами и упираясь ему в грудь тонким указательным пальцем. — Проводите ли вы меня к человеку, у которого я взяла драгоценность, чтобы как следует его расспросить?

Он поймал ее руку.

— Ребекка, это очень опасно! Не легкая прогулка юной светской мисс.

— Знаю, но это, пожалуй, самое волнующее из того, чем я занималась в своей жизни. Я хочу все испытать, Джулиан! — В мерцании свечей глаза ее светились кошачьим блеском.

Он хотел ей отказать. Вытрясти из нее нужные сведения, а саму срочно отправить в Лондон… в безопасность.

Но как было это сделать? Сорвать с ее шеи алмаз? И может ли он быть уверен, что она не последует за ним тайком? Что заставляло эту деликатно воспитанную девицу отважно стремиться навстречу опасности из-за драгоценности, к которой она к тому же не имела прямого отношения?

А что заставило эту самую девицу позировать обнаженной? Открыть миру все, что приличных девиц учили обнажать только на брачном ложе?

И не захочет ли она теперь, когда репутация ее погублена, испытать и другие радости жизни?

В конце концов он тяжело вздохнул:

— Ладно. Вы можете сопровождать меня, но должны согласиться на некоторые условия.

Она застонала и круто отвернулась от него. Подойдя к столу, она налила себе из кувшина кружку эля.

— Я с самого начала поняла, что вы относитесь к тем мужчинам, которые считают, что отвечают за все… и за всех.

— И сейчас я в этом твердо уверен. Неосторожным шагом вы можете наслать на нас смерть.

— Вы тоже, — ворчливо пробормотала она, не встречаясь с ним взглядом. — Начинайте, распишите все для меня до мелочи, хотя я прекрасно знаю, что вы хотите мне сказать.

— Знаете?

— Разумеется! Принимать все решения будете вы. Мы будем следовать вашим планам.

— Я, безусловно, рассмотрю и учту все ваши предложения.

— Как благородно с вашей стороны, милорд!..

Но она произнесла это слишком громко для старой гостиницы стойкими стенами, поэтому Джулиан поспешил зажать ей рот… Она замолчала, а он склонил голову набок, прислушиваясь. Если судить по регистрационному журналу, гостиница, когда они приехали, была совершенно пуста. Однако за последние два-три часа сюда мог прибыть кто угодно.

— Очень важно, — тихо произнес он, — придерживаться уже нашей придуманной истории.

Ребекка кивнула и, когда он убрал руку, виновато пробормотала:

— Извините.

А затем она облизала губы острым язычком и тем нарушила его покой. Он будет ночь за ночью оставаться с ней наедине, с этой женщиной, которую он видел на картине совершенно обнаженной… голой!.. Ему хотелось только одного: изучить реальность… глазами и руками… и ртом. Ощутить на деле этот пир.

— Вы думаете, кто-то мог меня услышать? — задыхаясь, спросила она. — В конце концов, если они верят, что вы мой муж, они могут посчитать, что я иронически называю вас «милорд».

— Очень забавно! Но, Ребекка, дело крайне серьезно.

— Знаю, и я буду так к этому относиться. Пока вы будете прислушиваться к моим предложениям, мы будем принимать решения путем компромиссов…

— Это не станет одним из условий нашего сотрудничества.

Она улыбнулась и кокетливо захлопала ресницами:

— Ну пожалуйста!

— Я согласен выслушивать вас и согласен идти на компромиссы. Но только если почувствую, что это не подвергает нас опасности.

— Нас или нашу миссию, сэр? — Она насмешливо отдала ему честь.

Он проигнорировал насмешку.

— А теперь выполняйте свою долю нашей сделки. Скажите, куда направился Роджер Истфилд навещать свою больную мать?

— О, вы не забыли насчет его больной матери?

— У меня хорошая память, особенно когда владелец клуба рассказывал историю приобретения новой скандальной картины.

Теперь пришла ее очередь возвести глаза к небу.

— Хорошо, хорошо. Он отправился в Манчестер.

— И если бы мы могли остаться в поезде, то в конце концов приехали туда, — заметил он, на миг прикрывая глаза. — Вы именно это собирались сделать?

— Не с самого начала. Я просто удирала, используя поезд, на который у меня уже был билет.

— Вы направлялись…

— К моей двоюродной бабушке Рианетте в Озерный край. — Она скорчила легкую гримаску. — Это была идея Сюзанны: нам всем разделиться, чтобы помешать вам и вашим друзьям объединить свои усилия против нас.

— Мои друзья и я спорили друг с другом, — напомнил он ей.

— Я видела прошлой ночью, как дружелюбно вы общались.

— А мне кажется, что вы не захотели, чтобы я поговорил с вашей сестрой и кузиной, — усмехнулся он. — Интересно — почему?

Она внезапно разразилась огромным зевком:

— Вы знаете, который сейчас час?

Он вытащил часы из кармана сюртука, куда положил их, снимая жилет.

— Почти одиннадцать часов.

— Я вдруг очень устала. Наверняка засну как мертвая.

Любопытно, говорила она это себе или ему?

Глава 9


По мере того как темы их разговора исчерпывались, все большее место в мыслях Ребекки занимала единственная в комнате постель. Разумеется, Джулиан был слишком благороден, чтобы соблазнять девственницу… и это почти разочаровывало ее.

«Что со мной неладно?» — думала она, делая очередной глоток эля. У нее странно пересохло в горле.

Джулиан отнял у нее кружку.

— Думаю, что вам уже хватит крепкого напитка.

— Уже пытаетесь мной распоряжаться? — требовательно осведомилась Ребекка.

— Пытаюсь помешать вам поставить себя в неловкое положение.

— Да я бы никогда… — начала было она, но замолчала, вспомнив свое разочарование при мысли, что он не станет ее соблазнять, и неохотно призналась: — Вы правы. Пожалуй, этот эль слишком крепок. Граф склонился к ней.

— Неужели я верно расслышал? Вы признали, что я прав?

— Вроде того, — пробормотала она. Затем, упершись руками в бока, она посмотрела на Джулиана. — Так что мы станем делать со сном? И если вы снова заявите, что мы притворяемся женатыми…

Его медленная улыбка была вызывающе опасна.

Одна из свечей, затрещав, погасла, и в комнате стало еще темнее. Тень Джулиана на стене казалась громадной… Но Ребекка его не боялась. Скорее она боялась себя и своего любопытства. Ее всегда интересовало то, что происходит между мужчиной и женщиной. Однако она никогда не ощущала настоящего влечения, не испытывала тех чувств, которые заставляют пары рисковать всем, лишь бы быть вместе… Но когда Джулиан чуть не поцеловал ее в саду леди Терлоу, она испытала мощное притяжение, которое было сильнее ее… которое заставило ее жаждать его прикосновения. Если это была некая проба желания… теперь ей следует быть осторожнее.

— Спать больше негде, — сказал Джулиан. — Предлагаю вспомнить древнее искусство, которое называется «скучиться», то есть собраться в одну кучу.

— В одну кучу? Да вы даже не ухаживали за мной!..

— Но смысл этого… обряда состоит в том, чтобы лежать рядом в постели и просто разговаривать, стараться узнать друг друга… У каждого из нас будет свое одеяло.

— И мы будем одеты, — подсказала она. Легкая улыбка тронула его губы.

— Мы останемся одетыми. — Он посерьезнел. — Нам нужно будет, Ребекка, находиться вместе день и ночь. И сегодня не последний раз, когда нам придется спать в одной постели. Это сокровище у вас на шее подвергает вас слишком большой опасности. Возможно, мне лучше…

— Нет, — мило улыбнулась она.

— Как хотите, — удрученно кивнул он. — Я снова выйду на минуту, чтобы дать вам возможность побыть наедине с собой. Надеюсь, на этот раз вы останетесь в комнате.

— Я дала вам слово.

Он кивнул и вышел за дверь.

Она шумно выдохнула. Голова ее немного кружилась от эля. Следующие несколько минут она провела в отчаянной борьбе с крючками своего платья. До большинства застежек ей было просто не добраться. Она пожалела, что нет зубной щетки, и должна была удовлетвориться тем, что умылась и вымыла руки. Затем она перестелила постель, аккуратно выложив рядом одеяла, и поспешно забралась под свое.

Сначала она натянула его до подбородка, но затем решила, что из-за этого будет выглядеть перепуганной. Потом она сдвинула одеяло до талии, но от этого ей стало холодно… и кроме того, это могло бы навести Джулиана на нежелательные мысли. В конце концов она укрылась по грудь, точнее, поверх груди, но оставила руки снаружи. Корсет больно врезался ей в тело, но она постаралась об этом не думать.

Теперь перед ней встала другая проблема: нужно ли ей притвориться спящей? Однако это тоже заставило бы ее выглядеть трусливой, и потом она не была уверена, что сумеет натурально и долго изображать сон.

После тихого стука дверь отворилась. Вернулся Джулиан, сюртук был перекинут у него через руку. Он закатал рукава до локтя и пошире распахнул воротник. Лицо его было влажным.

— Вы могли умыться прямо здесь, — негромко промолвила она.

— Мне все равно.

Ребекка с интересом наблюдала, как он стащил сапоги: ей было известно, что некоторым джентльменам для этого требуется помощь слуги. Может быть, ей следует предложить свою? Однако он сам справился с этой задачей. Потом он сел на стул к ней спиной… какая же она была широкая!.. Ему определенно не требовалось подкладывать под сюртук ватные подушечки, как это делали светские щеголи. Свой рост он унаследовал от предков, но неужели мощные мускулы он получил, управляя поместьем? Она задумалась. Наверное, он занимался боксом, фехтованием, а может, даже борьбой… В этот момент он задул последнюю свечу. Твердя себе, что вовсе не нужно напрягаться, Ребекка тем не менее никак не могла расслабиться. Она размышляла, как станет рассказывать об этом путешествии Сюзанне и Элизабет, представляя его захватывающим приключением.

Однако в глубине ее существа, в сжавшемся животе, росло ощущение, что это и не приключение вовсе, а некое дерзновение, полное неизведанного. Она лежала на спине и старалась взять под контроль свое дыхание, но не удержалась от тихого «ах», когда кровать прогнулась под его весом. Она чуть не скатилась на его половину. Джулиан вытянулся, и плечи их соприкоснулись, от чего она чуть не подпрыгнула.

— Прямо скажем, постель эта не слишком широка, — пробормотал он в темноте.

— Не широка?.. — Она со стыдом услышала свой задыхающийся шепот. Господи, что должен он подумать о ней? Для него она — женщина легкой морали, которая спокойно позировала голой. Еще она настояла на том, чтобы путешествовать с ним, и глазом не моргнула, когда он назвал их мужем и женой. Не думает ли он?..

После нескольких минут напряженного молчания он откашлялся.

— Так откуда же вы услышали насчет «скучивания»? Она была рада, что разговор отвлек их от необычной ситуации, хоть и касался их совместного лежания в постели.

— Я прочитала об этом, разумеется… Моя мать, возможно, хотела, чтобы я вышла замуж успешно и быстро, но никогда не упоминала о таком методе ухаживания.

— Да уж… сейчас, в темноте, все кажется другим. Как я понимаю, это был всего лишь способ парочкам расслабиться после трудового дня и просто лучше узнать друг друга.

— А вам не хочется лучше узнать меня? — пробормотала она, глядя в потолок.

— Вы решили заняться чтением мыслей?

Она услышала по его голосу, что его это забавляет.

— Джулиан, я понимаю, что вам совсем не хочется, чтобы я была здесь… я вам навязалась. Вам не нужно стараться как-то развеять возникшее между нами напряжение. Мы можем просто поспать.

— Значит, вы испытываете напряжение?

Она скрестила руки на груди, хотя это движение заставило ее вновь коснуться его тела.

— Конечно, между нами есть напряжение. Мы спим в одной постели! Но вам не стоит волноваться из-за меня. Я не потребую, чтобы вы из-за этого женились на мне. Честно говоря, я вообще не спешу замуж!

— Никогда не слышал подобных речей от молодой леди такого возраста.

— О, не сомневайтесь в моей искренности! Выйдя из школьного возраста, я подчинялась желаниям матери, но лишь потому, что никогда не бывала на вечерах и приемах, даже на детских балах. Надевать красивые наряды, флиртовать и танцевать было мне в новинку.

— А теперь это вам приелось? — сухо осведомился он.

Она тихо рассмеялась.

— Вы, кажется, мне сочувствуете. Возможно, мы испытываем одинаковые чувства к некоторым вещам. Я рассказывала вам о таланте Сюзанны к рисованию. Мама потеряла надежду на то, что она выйдет замуж, и, по-моему, какое-то время Сюзанна чувствовала облегчение. Но теперь я в этом не уверена.

— Из-за Лео Уэйда?

— Господи, вовсе нет! Перемена в ее настроении началась после чудесного возвращения брата. Она увидела, как счастливы Мэттью и Эмили, и решила дать мужчинам еще один шанс. Но когда казалось, что она решилась остаться незамужней, мама сосредоточила все свое внимание на мне. И до сих пор мне было трудно объяснить ей, что я передумала выходить замуж.

— И вы решили оттянуть как можно дольше ваше замужество, в то время как все молодые леди вашего возраста готовятся к этому с восторгом.

— Ну и пусть! Мне не нужны ни деньги, ни уверенность в завтрашнем дне. Я знаю, что мой кузен и его жена никогда не откажут мне в месте для жизни… Просто в мире столько можно увидеть… А я лишь читала об этом. Но теперь мне хочется все испытать.

— Заманивая воров подальше от Лондона… и при этом нося на шее самый дорогой алмаз королевства?

Она рассмеялась.

— И это тоже. Вот если бы мне разрешили самой выбрать себе мужа, я выбрала бы путешественника, знатока истории и археологии, побывавшего во всех странах.

— Словом, идеального искателя приключений, — сухо заметил Джулиан.

— Конечно! А как насчет вас? Вы не женаты, но, разумеется, вам однажды понадобится наследник.

— Такой важный выбор нельзя предоставлять случаю.

Ребекка почувствовала странность этих разговоров о наследнике… тем более что они лежали в постели. Но он невозмутимо продолжал обсуждение, и это было как-то унизительно… расхолаживающе…

— Все это звучит так, словно у вас имеется полный план на будущее.

— Я всегда все планирую. Рассматриваю все возможные варианты будущего.

— А вы не можете просто жить?

— Я живу, — сухо откликнулся он. — Применив все усилия, чтобы отыскать женщину с идеальными качествами, я, несомненно, женюсь на послушной, почтительной, респектабельной особе.

Ребекка понимала, что, подчеркивая эти качества, он ставит ее на место, но проигнорировала его издевку.

— Если вы действительно заинтересованы в том, чтобы подыскать жену, почему я не видела вас на большинстве вечеров и балов?

— Я еще не достиг этой стадии выбора.

— Этой стадии?! — растерянно повторила она. — Как вы можете утверждать, что подыскиваете жену, если вы ее не ищете?

— Но я ищу, просто сначала изучаю вопрос.

— Изучаете? — Она никак не могла его понять.

— Я лошади не куплю, не изучив предварительно ее происхождение и темперамент.

— Вы действительно только что уподобили женщину лошади? — с нажимом переспросила она.

— Процесс выбора, пожалуй, одинаков. Род, то есть происхождение, критически важен. Гораздо больше, чем случайности любви.

— Случайность любви? — повторила она. — А разве ваши родители не любили друг друга?

— Вроде бы да, но это не сделало их брак успешным. Впрочем, нам не стоит обсуждать нечто столь личное.

Он произносил эти нелепости так уверенно, что она даже не могла рассердиться, лишь растерялась. Несколько минут она лежала молча, только его ровное дыхание вторгалось в ее сознание. Она все еще ощущала прикосновение его плеча. Даже это касание заставляло ее пылать и чувствовать беспокойство… Но она не двигалась, чтобы не нарушить этот контакт. Напряжение между ними снова начало нарастать, это опасное осознание близости, заставлявшее ее думать о запретном. Ей показалось, что лучше обсудить ситуацию вслух.

— Джулиан!

— Да?

Плохо скрытый смех в его голосе вызвал у нее досаду.

— Мы оба лежим здесь в постели и не можем успокоиться… словно ждем чего-то.

— Не можем успокоиться? — переспросил он. Она проигнорировала его усмешку.

— Это вполне естественно, когда мы, двое здоровых людей, спим в одной постели. Полагаю… это напряжение может развеяться… если вы покончите с ним и… поцелуете, меня.

Он издал какой-то сдавленный звук, и она поняла, что он пытается сдержать смех. Возмутившись, она ударила его по предплечью.

— Ребекка, — заговорил он умиротворяющим тоном, крепко взяв ее за руку.

Неужели он понял, что она готова снова ударить его за это поддразнивание?

— Если я вас поцелую, отношения между нами больше никогда не будут прежними. Это может все значительно ухудшить.

Она затихла, ощущая в темноте тепло его руки, и шепотом спросила:

— Почему все станет хуже? Или мысль поцеловать меня так вам отвратительна? Днем вам так не казалось.

Она вспомнила, как он навис над ней в саду леди Терлоу, как сбилось ее собственное дыхание и весь мир сузился до его смуглого привлекательного лица, придвигавшегося все ближе. Она была переполнена предвкушением и желанием и отгоняла все мысли, кричащие об опасности происходящего.

Прежде чем он успел ответить, она с горечью промолвила:

— А-а, я, видимо, ошиблась. Вы пытались поцеловать меня лишь для того, чтобы приблизиться к выигрышу своего пари. Или узнать побольше о «Скандальной леди». — С этими словами она попробовала отобрать у него свою руку, но Джулиан не отпустил.

— Началось именно с этого, — произнес он голосом, прозвучавшим в темноте особенно хрипло. — Я хотел вас смутить… отвлечь, а вместо этого отвлекся сам.

У Ребекки сразу поднялось настроение.

— А если я вас поцелую… — она ощутила на щеке его теплое дыхание: он придвинулся ближе, — что будет, если вы не захотите останавливаться?

— Вы думаете, я так слабовольна? Или переносите на меня собственную тревогу?

Он весело хмыкнул и перекатился на бок, подальше от нее. Конечно, это дало ей больше места в постели, и она твердила себе, что должна радоваться этому, что она вовсе не обижается на него за это… не расстраивается… Возможно, он действительно не хочет ее поцеловать и просто не знает, как ей это сказать… Прислушиваясь к его ровному сонному дыханию, она вскоре и сама заснула.


Джулиан проснулся с первым лучом солнца. Ребекка почти обвилась вокруг него. Ее бедра оказались под его бедрами, руки обнимали его за талию, а щека прижималась к его спине. Он ощущал каждый изгиб ее тела, особенно упругую округлость ее груди. Время от времени она шевелилась во сне, терлась об него и тем бесконечно его дразнила. Но ей не удастся подразнить его до потери самообладания. Этого еще не удавалось ни одной женщине. Он дарил удовольствие, сам получал его, но знал, где остановиться.

В своей жизни он переспал со многими женщинами, но ни одна не заставила его ощутить такое неодолимое желание. Он словно не жил до того, как встретил Ребекку. Он вспоминал ту картину в клубе и размышлял, что это за женщина, которая позирует обнаженной.

Возможно, она уже и не девственница… Но даже если она оставалась невинной, то этот портрет говорил об обратном. Да еще и бегство из Лондона… Вместе с тем, когда она попросила его поцеловать ее, в ее манере просвечивала робость. Неужели она была невинной и даже не испробовала поцелуя мужчины?

При мысли об этом из глубины его души поднималось темное желание. Он никогда ранее не обладал девственницей. Каково это будет впервые познать ее, показать ей?..

Он закрыл глаза и стиснул зубы. Хватит об этом!.. Он никогда не станет лишать невинности девицу, на которой не собирается жениться. Подобная потеря контроля над собой изменит все его тщательно продуманные планы насчет возвращения его семье утраченной респектабельности.

А затем он заметил, что она проснулась. Ритм ее дыхания ускорился, хотя она не заговорила и не откатилась от него. Ее рука по-прежнему вольно лежала на его животе.

— Обдумываете, как выкрутиться из этого положения? — тихо спросил он.

Ребекка со стоном откатилась от него.

— Простите, мне так жаль… — прошептала она.

Он сед и оглянулся на нее. Она закрыла лицо обеими руками, распущенные локоны разметались по подушке, желтое платье выглядело грязным и рваным. Но ему она показалась необыкновенно соблазнительной и желанной.

И несчастной.

Он наклонился и, опершись на локоть, попытался отнять ладони от ее лица.

— Вам не за что извиняться. Мы оба спали. И не могли предсказать, что будет ночью.

Она наконец отняла руки и уставилась на него огромными глазами.

— Правда? Вы не считаете, что я нарочно…

— Конечно, нет! — Он всмотрелся в ее зеленовато-карие глаза, окаймленные темными ресницами, и потерял нить разговора. Она лежала почти под ним. Рот ее был так близко. Она ведь хотела, чтобы он ее поцеловал…

«Но теперь не время», — удрученно подумал он, вспомнив об алмазе. Он поднялся с кровати, руками причесал всклокоченные волосы и обернулся к ней.

Когда она садилась на постели, Джулиан заметил, что она сморщилась. Возможно, оттого, что спала в неудобном положении… хотя она вроде бы уютно устроилась, прильнув к нему… Он с удовлетворением вспомнил об этом.

— Первое, что нам нужно, — это одежда, — объявила Ребекка, принужденно улыбаясь. Она явно стремилась показать, что с ней все в порядке.

Джулиан оценил ее старания.

— Нам придется ее купить.

— Служанка нам поможет. После ваших щедрых чаевых. Я с ней поговорю.

— Я пошлю ее наверх с завтраком, когда спущусь вниз. И до того как я вернусь, не покидайте комнату. Договоритесь, чтобы она принесла одежду к нам. А потом мы обсудим, сколько у нас денег и как растянуть их подольше.

— Составим бюджет, — улыбнулась она. — Вы, должно быть, хорошо умеете это делать.

— Умею.

— И скромны, как всегда.

Граф рассмеялся, надел свой видавший виды сюртук и вышел из комнаты. Он не привык, чтобы женщины над ним подшучивали. Они всегда были почтительны, испытывая благоговейный ужас перед его титулом, и это вечно нагоняло на него скуку.

Однако Ребекки это не касалось. Она откровенно просила его поцелуев, охотно спала в его постели. Да, он с нетерпением ждал предстоящей ночи.

Глава 10


После ухода Джулиана Ребекка со стоном уткнулась головой в согнутые колени. Она пыталась вести себя нормально, однако все еще ощущала прикосновение его большого жаркого тела. Господи, ведь его спина и ягодицы упирались…

Она снова повалилась на кровать и закрыла лицо руками. Почему он просто не поцеловал ее, освободив от мучительного ожидания?.. Ведь после того, как она испытает это на деле, узнает, каковы поцелуи на вкус, она наверняка перестанет страдать.

Ребекка содрогнулась. Ей было жарко, местечко между ногами, ставшее невероятно чувствительным, заныло. Однако она приветствовала это ощущение: ей хотелось испытать все.

«Как ему удается так себя контролировать? Видимо, этот подвиг дается ему легко», — мрачно подумала она. Она нуждалась в таком же самообладании.

К тому времени, как Ребекка покончила с умыванием, служанка уже постучала в дверь. Ребекка открыла ее, только услышав голос этой женщины. Джулиан гордился бы ее осторожностью. Усевшись за накрытый салфеткой поднос с завтраком, Ребекка объяснила ей свою проблему.

— И весь наш багаж вывалился в грязь, — закончила она свой рассказ, широко раскидывая руки. — Мой муж выбросил все испорченные вещи, и теперь у нас ничего нет. Не сможете ли вы помочь нам с покупкой одежды?

— Конечно, мэм. Только скажите мне, что вам нужно. К возвращению Джулиана Ребекка была бесконечно горда собой. Они уселись рядышком и принялись за яичницу.

Отхлебнув крепкого кофе, Ребекка промолвила:

— Позволь передать тебе мой разговор со служанкой. Она отправилась достать для нас три комплекта…

— На этом остановись, — прервал ее он. Ребекка удивленно уставилась на него.

— Разве я не упоминал, что у нас мало денег? Только те, что у меня в карманах и в твоем ридикюле. Нам нужно по возможности их беречь. Нам нужна одежда… но не три ее смены. И как мы ее понесем? Мы ведь будем не в наемном экипаже и не на поезде.

Она с интересом склонила голову набок.

— Ты собираешься идти пешком?

— Конечно, нет. Мы воспользуемся общественным транспортом, как делают сельские жители много лет подряд. Я уже выяснил, когда он останавливается здесь. Таким образом, поездка до Манчестера займет у нас много времени, но это и к лучшему. Чем дольше мы будем в стороне от железной и прочих дорог, тем больше у нас шансов остаться скрытыми от воров.

— И их хозяина.

— Вот именно, — улыбнулся граф.

— Значит, если мы поедем в фургоне и купим лишь немного вещей, у нас хватит денег?

— Маловероятно.

— Вы могли бы и соврать, — понурилась Ребекка.

— Чтобы пощадить вашу чувствительность? Вашу? Великой искательницы приключений… женщины, которая осмеливается на… все?

Она готова была улыбнуться ему в ответ, но что-то в его голосе заставило ее пристальнее в него вглядеться. Джулиан, опустив глаза, доедал свою яичницу.

— Так когда мы начнем зарабатывать деньги? — осведомилась она.

— Мы? Это я начну работать за деньги. Понимая, что спорить бесполезно, Ребекка молча кивнула. Он, нахмурившись, окинул ее вопросительным взглядом, но она лишь поморгала с невинным видом, старательно дожевывая последний кусочек хлеба. Она и представить себе не могла, что будет одиноко сидеть весь день в комнате и ничего не делать, пока он будет трудиться на их благо.

Но что может она предпринять? Об этом стоило подумать как следует, и она намеревалась именно этому занятию посвятить время их долгого путешествия на север.

Когда служанка вернулась, Ребекка предоставила Джулиану возможность договориться о цене ее товаров, зная, как ему это нравится. Он явно хотел взять на себя заботу о ней, и она готова была позволить ему это… до некоторой степени. Впрочем, сообщать ему это пока не стоило.

Они перебрали одежду, сшитую из простого полотна и грубой шерсти, и выбрали то, что больше им подходило. Служанка явно знала какого-то великана, потому что некоторые вещи оказались как будто сшиты на Джулиана. Кроме того, служанка принесла им гребень и зубные щетки! Ребекка готова была ее расцеловать!

Наконец служанка удалилась, забрав честно заработанные деньги, лишнюю одежду и поднос.

— Ой, я забыла, — кинулась к двери Ребекка, — мне нужно, чтобы она расстегнула мне платье.

— Не удивится ли она тому, как вы сумели застегнуть его утром? — с сомнением спросил Джулиан. — В конце концов ей в голову придет, что вы в нем спали.

— Тогда вам придется сделать это самому, — испытующе посмотрела на него Ребекка.

Он кивнул:

— Тем более я не могу позволить ей думать иначе. Подойдите сюда, к свету.

— Тут все так сложно… — смущенно проговорила она, подставляя ему спину.

Кажется, он фыркнул? Она обернулась, но лицо его было невозмутимым.

С женскими застежками он справился так же умело, как и со всем остальным, за что брался.

— У вас большая практика в этом, — произнесла она обвиняющим тоном, в котором тем не менее сквозило любопытство. Лучше было думать об этом, чем воображать, о чем он думает, занимаясь столь интимным делом.

Джулиан промолчал.

— Я знаю, что мужчины до брака наслаждаются отношениями с некоторыми женщинами. У меня, знаете ли, имеется брат и несколько кузенов.

— И они обсуждают подобные вещи в вашем присутствии?

— Разумеется, нет. Но ведь можно… подслушать… А у вас есть любовница?

— Нет.

Она испытала странное облегчение. Ощутив, как расстегнулся последний крючок, она поспешно подхватила сползавшее с плеч платье.

— Благодарю вас за помощь. Не сомневаюсь, что дальше справлюсь сама.

Но он уже распускал шнурки ее корсета. Когда он с этим покончил, Ребекка с облегчением глубоко вздохнула. Ей никогда раньше не приходилось спать всю ночь в корсете, и теперь она поняла, почему это не делается. Это было чертовски неудобно.

— А это что такое? — негромко поинтересовался он. Ребекка напряглась. А потом почувствовала, как его руки спускают сорочку с ее плеча. Она продолжала придерживать платье у груди.

— В чем дело, Джулиан? — оглянулась она через плечо. Он провел пальцем по верху ее спины, и она зашипела от боли.

— Этот корсет натер вам кожу. Почему прошлой ночью вы ничего мне не сказали?

— Вы имеете в виду тогда, когда я просила вас поцеловать меня? — сухо осведомилась она.

— Молчать об этом было большой глупостью с вашей стороны. Вы страдали совершенно напрасно.

— Джулиан…

К ее удивлению, он бережно провел пальцами по линии ее корсета, приспуская ниже сорочку.

— Ссадина продолжается у вас под рукой, — продолжал он. — Ее нужно промыть и очистить.

Она тихо ахнула, когда он притянул ее спиной к себе, чтобы заглянуть через плечо. Его лицо приблизилось к ней, и она почувствовала на нем его дыхание.

— Ссадина идет вокруг, — сказал он.

Она попыталась удержать платье выше груди, но он потянул ее за руку, пока не рассмотрел всю линию соприкосновения корсета и сорочки. В ложбинке между грудей сияла «Скандальная леди», и Ребекка подумала, не захочет ли он тут же отобрать ее. Но он, казалось, не обратил на драгоценность никакого внимания.

— Джулиан!..

Она лишилась дара речи. Он просунул палец в вырез ее сорочки и оттянул его от ее кожи. На верхнем краю груди алел рубец. Тщетно напоминала она себе, что он видел ее в бальном платье с гораздо большим декольте, но переполнявшие ее бурные эмоции не хотели успокаиваться. Она тяжело задышала, чувствуя его близость. Он был повсюду: у спины, над плечом, его руки легли ей на грудь, готовые коснуться воспалившейся кожи.

Она отпрянула, продолжая придерживать платье у груди и робко улыбаясь ему через плечо.

— Со мной все будет хорошо, — неуверенно проговорила она. Она не могла позволить ему догадаться, как он на нее действует, иначе он мог тут же посадить ее на первый поезд или в фургон и отправить в Лондон.

— Вам нужно выкупаться.

Его голос даже звучал не как его собственный: он прокатился сквозь нее тихим громом.

— У нас нет времени, — промолвила она. — У меня есть мыло и чистое полотенце. Я воспользуюсь ими. Повернитесь спиной.

— Прошу прощения?

— Нельзя же вам выбегать из комнаты всякий раз, как мне нужно переодеться, — вздохнула она. — В любом случае вы можете мне понадобиться, чтобы застегнуться. А когда нужно будет вам переодеться? Вы хотите, чтобы я пережидала это в коридоре? Под дверью?

— Блестящее рассуждение, — сказал он и повернулся к ней спиной.

— Можете смотреть в окно, если хотите. Это может занять у меня несколько минут.

— Отличная мысль, — кивнул он, шагая к окну и облокачиваясь на подоконник.

Она быстро стянула с себя грязное платье и высвободилась из расстегнутого корсета. Затем она сняла штанишки и надела новые из грубой холстины, совсем не похожие на ее собственные шелковые. Но по крайней мере они были чистыми. Служанка, кажется, была удивлена, что они ей понадобились, но, не возражая, принесла их тоже. Сама Ребекка полагала, что их носят все женщины, и без них почувствовала бы себя голой, особенно в отсутствие нижних юбок.

Ей отчаянно хотелось принять ванну, но это пришлось отложить на следующий вечер. Приспустив прежнюю сорочку, она, как могла, промыла потертости и прикусила губу, чтобы не рассмеяться, представив, как просит Джулиана помыть ей спину. Она справилась сама и затем надела чистую сорочку.

— Не надевайте корсет, — сказал Джулиан. Ребекка только что взяла его в руки. Неужели он так хорошо знал предметы женского туалета, что по шороху догадался, за что она взялась?

— Но?..

— Вы только еще больше разотрете ссадины. Положите его в саквояж, если так необходимо, но, пожалуйста, не надевайте его.

Именно его «пожалуйста» умиротворило ее.

— Хорошо, — согласилась она.

Накинув коричневое платье, она затянула шнурки впереди на лифе и, наслаждаясь ощущением свободы, сделала глубокий вдох.

— Теперь можете повернуться.

Он повернулся и окинул ее внимательным взглядом сверху вниз.

— Вы наденете шляпку, чтобы затенить лицо и спрятать волосы?

Она подняла ее и показала ему.

— Ну как? Я достаточно презентабельна? Похожа на работницу?

— Для этого вам еще нужно поменьше говорить. Как, впрочем, и мне, — добавил он, прежде чем она успела обидеться. — Даже если мы сумеем правильно подражать сельскому говору, наш выбор слов заставит местных жителей отнестись к нам с подозрением. — Он взял ее за руку и внимательно ее рассмотрел, потирая своим грубым большим пальцем ее нежную ладошку. — Она выглядит так, словно вы в жизни ни дня не работали.

— Просто вы обо мне хорошо заботились, — быстро нашлась она, вздергивая подбородок, и весело заулыбалась. — Именно так я буду всем говорить. Нам нужно будет придумать истории нашей жизни и хорошенько их запомнить. Кто мы? Откуда и куда мы едем?

— Я уже думал над этим. Но сначала позвольте мне переодеться. А сами пустите в ход все ваше хитроумие.

Он не попросил ее смотреть в окошко, но она все равно так сделала. Перед ее глазами находился двор, спускающийся к узкой речке. Ей было трудно не обращать внимания на то, что происходит за ее спиной. Она слышала шуршание его одежды, и от неловкости румянец смущения залил ее щеки. Неловкость и любопытство от того, что она присутствовала в столь интимный момент, бросали ее в жар.

Наконец он ее окликнул. Ребекка с облегчением обернулась… и замерла в изумлении. Лорд Паркхерст исчез, на его месте стоял высокий неуклюжий мужчина с грубоватым небритым лицом. Надвинутая на брови шапка придавала ему вид угрюмый и опасный. Получалось, что перемена одежды выявила в нем что-то примитивное, таившееся до тех пор внутри. Толстые брюки и тяжелые сапоги, простые куртка и жилетка, рубашка с открытым воротом делали его похожим на жителя нищих кварталов Ист-Энда.

— О Боже! — выдохнула она.

— Что-то не так? — спросил бродяга голосом лорда Паркхерста.

Она тихо рассмеялась.

— Нет, что вы, все так, но вы так удачно изменили свою внешность!.. Никому и в голову не придет, что вы представитель светского общества.

— Прекрасно. Теперь давайте уложим в саквояж те наши вещи, которые хотим сохранить, и я его понесу… Нет, только не ваш плащ, — сказал граф. — Он слишком хорош. У вас есть новая шаль, ее и накиньте.

Ребекка нахмурилась:

— Этот плащ отлично согревал меня ночью.

— Не думаю, что прошлой ночью вы мерзли, — усмехнулся он.

Какой-то момент они молча смотрели друг на друга, вспоминая, как делили тепло своих тел.

Он отвернулся первым, и она приняла это поведение, понимая и ценя его деликатность. Ему было необходимо выяснить правду насчет «Скандальной леди», потому что ее история глубоко его ранила… притом не только его гордость.

— Если бы мне пришлось выбирать одну из крайностей, я выбрала бы холод, — заметила она. — Моя мать всегда держала зажженный огонь в камине моей спальни. Даже в середине лета. По настоянию врача. Они не хотели, чтобы я простудилась.

— Или хотели, чтобы в случае чего болезнь вышла потом.

— Это тоже. Но это было удушающе. Когда мне теперь становится жарко, меня… почти охватывает паника.

— Плохие воспоминания, — кивнул он. — О них лучше позабыть.

— Я пытаюсь… создавая новые воспоминания. — Она бросила взгляд на кучу вещей, оставшихся на кровати. — Я сказала служанке, что она может продать то, что мы оставим. Как вы считаете, не опасно оставлять за собой столько явно дорогой одежды и модной обуви?

— У нас нет выбора. Мы просто не можем все это унести.

— Может быть, нас примут за молодых аристократов, пустившихся в приключения? — Она ухмыльнулась и заслонилась ладошкой. — Знаю, знаю. Это слишком близко к правде.

Джулиан с интересом посмотрел на нее:

— Все происходящее — для вас одно большое приключение. Не так ли?

— Нет, не все! — Она вздернула подбородок. — Но почему я не могу получать удовольствие даже от опасности? Зачем мне нервничать и бояться, когда я делаю то, что всегда жаждала сделать?

— Убегать от преступников? — саркастически осведомился он.

— Я живу, Джулиан, — серьезно ответила она. — Жить, приобретать опыт, повидать окружающий мир, пусть даже это промышленное сердце Англии… Это меня завораживает… И я никогда не бывала в Манчестере! — Она села за стол и похлопала по соседнему стулу. — Садитесь! Давайте планировать, кем станем называться дальше. Мы уже объявили, что женаты, хотя я предпочла бы стать братом и сестрой. Но вы не оставили мне выбора.

Он сел рядом и, скрестив руки на груди, сурово посмотрел на нее.

— Не станем мы никакими братом и сестрой.

Она осторожно всматривалась в него, так же скрестив руки на груди. Ей было очень соблазнительно поддразнить его, настаивая на своем, но… ей тоже вовсе не хотелось быть его сестрой, и она втайне радовалась тому, что он не хочет играть роль ее брата.

— Хорошо. Раз вы так настаиваете на этом, я подчиняюсь.

— Очень мило с вашей стороны! — Он наклонился вперед и положил руки на стол. — Мы вполне можем оставаться мистером и миссис Бэкон, поскольку хозяин гостиницы знает нас под этим именем и может сказать об этом вознице фургона.

— А к вечеру мы можем стать кем-то другим?

— Вечер полон разных возможностей.

Она растерянно моргнула, во рту вдруг пересохло, и сердце затрепетало. Что он имеет в виду? Джулиан слегка улыбнулся:

— Если мы захотим сменить личины, нам нужно будет сделать это нынче вечером, а завтра сесть в другой фургон. Я подумаю об этом, будем надеяться, что наши преследователи не догадаются разыскивать в подобных обстоятельствах.

— Им, видно, и вправду очень нужна «Скандальная леди».

— Скорее, их хозяину. Мне необходимо узнать, кто это.

— Разумеется. Не хотелось бы верить, что алмаз украл Роджер Истфилд. Думаю, за кражей стоял этот их хозяин. А потом он каким-то образом проиграл алмаз Роджеру.

— Это логичное умозаключение, но пока я оставляю за собой свое суждение об Истфилде.

Ребекка вздохнула.

— Итак, мы мистер и миссис Бэкон из Кентербери, которые направляются навестить мою мать в Манчестере?

Джулиан удивленно моргнул.

— Очень хорошо. Раз это ваше предложение, вам будет легко его запомнить.

— У меня никогда не возникало проблем с запоминанием, Джулиан. Может, они случаются у вас? В конце концов, вы привыкли быть графом. Вам, наверное, будет трудно не взять на себя управление фургоном и соблюдение нашего графика поездки.

— Вы меня недооцениваете, — произнес он, вставая из-за стола.

— Посмотрим.

Граф глянул на карманные часы.

— Так спустимся вниз и купим билеты.

— Я бы не выставляла эти часы напоказ, — укоризненно промолвила она, то ли поддразнивая его, то ли ругая.

Джулиан лишь надменно выгнул бровь.

Глава 11


Солнечный свет пробивался сквозь облака, согревая весенний день. Джулиана трясло, качало и подбрасывало в такт движению фургона. Их тащили шесть крепких лошадок, которыми управлял сгорбленный возница, упрятавший голову в шарф, как настороженная черепаха. По бокам фургона были сделаны скамьи, а в середине скупо набросана солома. Ребекка сидела рядом с Джулианом, откинувшись на гнутые стенки фургона. Она запрокинула голову к небу, закрыв глаза, лицо ее было мирным и спокойным. Легкий ветерок играл выбившимися из-под шляпки каштановыми локонами.

Джулиан подумал, что другие женщины страшно бы нервничали, если б за ними гнались опасные воры и им пришлось бы путешествовать под чужой личиной вдали от всего привычного. Но Ребекка погрузилась в их необычное приключение почти с легкостью. Он никак не мог понять — то ли она такая отважная, то ли неразумная.

— Вы, кажется, наслаждаетесь этим днем, миссис Бэкон? — тихо поинтересовался он.

Она открыла один глаз и посмотрела на него из-под затеняющих лицо полей шляпы.

— Ветерок просто чудесный, мистер Бэкон. В воздухе пахнет весной, когда все начинает распускаться и цвести. — Она понизила голос: — Знаете, мне ведь никогда не позволяли проехаться в открытом экипаже.

Их подбросило на особенно глубокой колдобине, и Джулиан едва успел подхватить ее, чтобы она не свалилась на солому, покрывавшую днище фургона.

— Судя по всему, вы не много потеряли.

Она проказливо усмехнулась и снова закрыла глаза.

Внимательно оглядев горизонт, Джулиан перевел внимание на других пассажиров фургона. В Ковентри к ним присоединилось еще шесть человек: четверо фермеров и ремесленников и две женщины, по всей видимости, их жены или сестры. До того момента они были неразговорчивы, что Джулиана вполне устраивало.

После остановки для водопоя Ребекка спросила его, не может ли пойти рядышком с фургоном, и он присоединился к ней, направив на обочину, чтобы не наступать на лошадиный навоз.

Джулиан шагал, заложив руки за спину. Они не торопились, потому что фургон двигался медленно. Ребекка шла рядом с грацией женщины, привыкшей к длительным прогулкам. Через некоторое время она спустила свою черную шаль с плеч на локти, где она могла свободно болтаться.

— Почему вам не позволяли ездить в открытом экипаже? — наконец спросил он.

— Я наверняка уже упоминала об этом, — беззаботно откликнулась она. — Из-за болезней.

— Из-за болезней? Не понимаю.

— Я часто оказывалась на пороге смерти. Теперь я выгляжу вполне здоровой, но так было не всегда. Мне даже не разрешали лишний раз выходить из дома, чтобы я не подхватила какую-нибудь болезнь, что бродит по округе. Бронхит был моим любимым недугом, — сухо продолжала она. — Чтобы побороть его, мои родители перепробовали все, что предписывали доктора. Никакой езды в открытом экипаже. Защищаясь от сквозняков, я каждую ночь спала с головой и шеей, закутанными в теплую шаль. Вы никогда не видели девушку, настолько замотанную в теплое… даже когда я повзрослела и не была так подвержена болезням. Я даже не умею ездить верхом.

Он изумился.

— Живя в поместье, в сельской местности… это, должно быть, очень не просто.

— Я привыкла, — пожала она плечами. — Между мной и Сюзанной семь лет разницы. Так что когда она училась верховой езде, я была совсем ребенком. А когда я стала постарше, брат иногда сажал меня на лошадь за собой, когда родители не видели. Но это бывало очень редко. За мной тщательно следили, если не мама, то нянька, а потом гувернантка.

— Вас на удивление не испортили эти ограничения детства, — задумчиво произнес он. — Хотя ваша страсть к приключениям становится мне все более понятной.

Она улыбнулась, бросив на него задорный взгляд из-под шляпки.

— Но ведь ваше детство тоже наверняка повлияло на вас.

— Может быть, но я не знаю, как именно. — Он посмотрел на фургон, который уже обогнал их. — Вы, должно быть, устали. Может, нам стоит…

— Вот это настоящая реакция. Вам не хочется об этом говорить.

— Моя реакция?

— Насчет вашего детства. Вы упоминали, что большую часть времени проводили со слугами. И не думаю, что это был гувернер. Так что давайте, мистер Бэкон, поделитесь вашими секретами с женой. — Она на ходу взяла его под руку.

— У меня нет никаких секретов, — мягко промолвил он. Он не испытывал неловкости из-за того, в каких условиях прошло его детство. Однако он не готов был объяснять все, что произошло из-за кражи алмаза. Он не видел причин вдаваться в настолько личные объяснения.

— Значит, вы росли, как обычный будущий граф, который делает все, что положено другим будущим пэрам?

— Не совсем. Я ходил в школу с крестьянскими детьми.

Откуда вдруг это выскочило?

У нее на лице проявилось любопытство.

— В самом деле? А не в Итоне или Харроу?

— Начал я с Итона. А потом отец больше не смог оплачивать мое обучение.

Улыбка исчезла с ее лица.

— О Боже! Мне очень жаль.

— Не стоит меня жалеть.

— Я вовсе вас не жалею! Мне жаль ваших родителей, которые не смогли дать вам то, что получали другие сыновья. Но если вы начали с Итона… вы провели там хотя бы год?

— Одно полугодие.

— Значит, вы уехали домой на каникулы и не смогли вернуться? Как ужасно было вашему отцу сообщать вам об этом! — И когда он заколебался, она прицепилась к этому: — Расскажите мне, мистер Бэкон! Никаких секретов между мужем и женой.

— Отец ничего мне об этом не сказал. Это сделала школа перед тем, как начались каникулы.

Как получалось, что она могла вытащить из него правду о вещах, о которых он уже годами не вспоминал?

Когда Ребекка снова заговорила, его изумил ее сердитый тон.

— Это неправильно, — объявила она. — Ваш отец должен был бы предупредить вас об этом… Он ведь наверняка знал, что дела идут неладно.

— Мой отец обладал способностью прекрасно игнорировать то, что было прямо перед ним.

— И ваша мать не могла ничего поделать… сказать?

Он нахмурился и промолчал.

— Но конечно, она могла ничего не знать.

— Она только что родила близнецов, и теперь нас было у нее пятеро. Она была занята. Я должен был осознать правду.

— Но вам, наверное, было лет десять, и вы надеялись, что с вами будет то же, что и с остальными мальчиками. Не возлагайте такую вину на себя.

Ребекка поверить не могла, что Джулиан мог так спокойно говорить об этой грустной поре своего детства. Конечно, речь шла не о чьей-нибудь смерти, но он, несомненно, очень страдал, что у него жизнь складывается не так, как у других его ровесников, мальчиков его статуса. А потом отправился в сельскую школу… Она могла только восхищаться его решимостью получить образование. Он ведь так и не смог поступить в университет. Она постоянно ныла, что в детстве не могла того и другого, а вот у него были настоящие ограничения и трудности. Она представляла себе маленького Джулиана, темноволосого маленького мальчишку, жаждавшего учиться, которому сказали, что он не сможет вернуться в Итон. У него так и не оказалось шанса подружиться с другими мальчишками своего круга, а эти связи так важны в обществе.

Возможно, он именно поэтому так редко посещает светские увеселения.

— И поэтому вы много времени проводили со слугами, — подвела она итог. — Хотя, конечно, если было мало денег, и слуг было мало.

— Достаточное их число согласилось остаться, — спокойно произнес он.

— Почему?

— Потому что я попросил их об этом.

Она ощутила под рукой стальные мускулы, которыми мало кто из светских джентльменов мог похвастаться. Неужели он развил свою внушительную мускулатуру, проводя время со слугами, помогая им в их обязанностях? Но она никогда не осмелится задать ему этот вопрос. Он решит, что она его жалеет, хотя все обстояло совсем наоборот: она восхищалась его решимостью и работоспособностью.

— Ваши люди, наверное, очень вам преданы, — медленно выговорила она.

— Они хорошие люди. — Он вновь ускорил шаг. — Не хотите ли снова проехаться?

— Нет. Вы просто хотите оказаться там, где я не смогу расспрашивать вас.

— Лучше позвольте мне поспрашивать вас. Вы упоминали о том, что ваша семья сверхзаботлива. Разве не станут они тревожиться, если вы не появитесь у своей двоюродной бабушки?

— Я уже думала об этом, — кивнула она. — Когда мы вечером доберемся до Бирмингема, я напишу бабушке письмо, что по пути остановилась погостить у друзей. Но разумеется, не назову имен. Так что если после этого я задержусь с появлением на неделю-другую, она не будет беспокоиться.

— Хитроумно.

Она рассмеялась, понимая, что он имеет в виду историю с письмом и позволяет ей осуществить придуманную идею.

— А как насчет вас? Вы даже не захватили в поездку никакого багажа, хотя, думаю, всем известно, что вы не отличаетесь импульсивностью.

Джулиан, выгнув бровь, смерил ее надменным взглядом.

— Я оскорблен.

— Как можно быть оскорбленным правдой?

— Я часто езжу в свои имения неподалеку от Лондона или навещаю свои фабрики в других городах. Так что все решат, что я туда и отправился. Как вы знаете, моя мать сейчас в Лондоне, и дом поэтому будет в полном порядке.

— Только вас не будет дома, чтобы сурово надзирать за братьями.

— Они будут в восторге, — сухо отозвался он. — Тревожиться о них придется моим сестрам.

— А почему тревожитесь вы? Ведь каковы бы ни были финансовые проблемы графства в пору вашего детства, вы с ними решительно и навсегда разделались.

Он ничего не ответил, и Ребекка задумалась, не смутила ли она его своими замечаниями. Смутила самого графа Паркхерста!

С лукавой улыбкой она заглянула ему в лицо.

— Я хочу сказать, что вы, вероятно, дали вашим братьям все, чего недоставало вам. Я права?

Он откашлялся и отвел глаза в сторону.

— Я сделал то, что требовалось. Возможно, в этом я перехватил лишнего.

— В самом деле? — заинтересовалась она.

— Вы могли сами наблюдать их поведение.

— Многое можно списать на их молодость и незрелость… но, как я понимаю, со своей незрелостью вы распрощались гораздо раньше, чем это делают они. Как можно винить их за это? Вы дали им возможность вести жизнь, которой не было у вас, когда вы росли.

— Хватит, миссис Бэкон. Я не заслуживаю таких похвал.

— Мужа всегда нужно хвалить. Даже если его больше интересует драгоценность, а не что-то или кто-то другой.

Он снова выгнул бровь, и она поспешила вприпрыжку догнать фургон.


Вечером они прибыли в Бирмингем, один из самых больших городов Европы, то место, которое Джулиану хотелось избежать, но фургон двигался по предписанному маршруту. Именно туда ехал поезд, с которого они сбежали и где воры будут их искать, думая, что они сошли именно здесь. Разумеется, они снова скроются в той части города, где их появления не будут ждать… но он чувствовал тревогу.

Дневного света еще хватало, чтобы он заметил, как темны улицы, отходящие в стороны от главной дороги, по которой они ехали. Бесчисленные жилища так теснились друг к другу, что заслоняли соседям солнце.

Когда их высадили у гостиницы, Джулиан, взяв Ребекку за руку, объявил вознице, что здесь у них живут родственники, которых им нужно навестить, и, значит, тому не стоит беспокоиться и договариваться о постое для них. После этого они ушли.

Они шли по улицам, переполненным фабричными рабочими, которые возвращались домой после трудового дня. Ребекка молчала. В воздухе висели тяжелые запахи, особенно от угля, горящего в домашних очагах и обогревающих фабрики. На рынке Джулиан купил им по мясному пирогу и узнал дорогу к другой гостинице.

Когда Джулиан вошел в приемный зальчик «Королевской головы», Ребекка отпустила его руку, и он не задумался, что это сулит. А она уже прошествовала к конторке хозяина. Полный коренастый хозяин устало ответил ей, что, конечно, у него есть свободные комнаты. Его восточноанглийский акцент заставил ее сначала заморгать непонимающе, и Джулиан увидел, как она напряглась, стараясь разобрать его ответ.

— Тогда я возьму одну комнату. Меня зовут миссис Лэмб.

Они не обсуждали, кем назовутся теперь, и графа очень позабавило, что она уже придумала новую историю.

— Это мой слуга Тассер. — Она надменным кивком указала на Джулиана, ставшего за ней. — Он хорошо устроится в ваших комнатах для слуг.

Джулиан напрягся. Что еще придумала эта плутовка? По выражению ее лица он не мог об этом догадаться, разве что она изображает независимую женщину, привыкшую справляться со всем самой.

— У нас таких нет, — сказал хозяин гостиницы. — Он может переночевать в конюшне за домом.

— Отлично.

Пока она торопливо нацарапала в регистрационном журнале свое имя и город, откуда они прибыли — Джулиан не смог разглядеть его название, — он стоял тихо и мял в руках шапку, понимая, что вмешиваться нельзя. Она ведь выставила его своим слугой.

Хозяин достал ключ и направился к лестнице, и Ребекка, воспользовавшись минутой, сказала:

— Будьте добры, отнесите наверх мой чемодан.

Джулиан молча передал ему жалкий багаж. Тот поднял брови и закатил глаза к небу, явно намекая, что она пытается выглядеть более важной особой, чем есть на самом деле.

Ребекка бросила Джулиану через плечо ехидную усмешку.


Ребекка понимала, что ее игра долго не протянется, но по крайней мере она обеспечила себе ночь в одиночестве. Утром Джулиан выскажет ей свое возмущение, но наверняка особенно злиться не будет. Ей доставило огромное удовольствие доказать ему, что не всем он может распоряжаться, а ею особенно. Это было ее приключение, она хотела насладиться им в полной мере, даже если для этого нужно будет поддразнить Джулиана.

Оставшись одна в комнате, Ребекка огляделась растерянно и огорченно. Неудивительно, что хозяин поспешил уйти, не глядя ей в глаза. На полу и на единственном стуле лежал толстый слой пыли. Он сказал, что последнее время у них мало постояльцев, и он пришлет служанку сменить постельное белье. Ребекка содрогнулась, побоявшись откинуть одеяло и посмотреть, что под ним.

В комнате было холодно, но в жаровне был только что разожжен небольшой огонь, чтобы она согрелась. Ребекка потрясла решетку, чтобы стряхнуть с угля золу, протянула над огнем замерзшие руки, пытаясь согреть их этим жалким теплом. Когда наконец придет лето? Она бросила взгляд на окно, подумав, как же, наверное, холодно в конюшне. Разумеется, Джулиан пышет таким жаром, что ему даже одеяло не понадобится… но она все же чувствовала себя виноватой. Что ж, ему придется привыкнуть к тому, что она ему ровня и все решения они должны принимать вместе. Хотя, конечно, последние десять лет он сам принимал все решения для всей своей семьи.

Она задумалась, каково было восемнадцатилетнему оказаться с такой властью. Был он полон решимости или нет? Или почувствовал облегчение… или, может быть, страх? Нет, таким она представить его себе не могла.

Когда служанка принесла постельное белье, Ребекка попросила у нее чернила, бумагу и перо.

— Мэм, я принесу все это после вашей ванны. Хотя слово «ванна» звучало просто божественно, Ребекка не удержалась от замечания:

— Но я не заказывала ванну.

— Ваш слуга сказал, что она вам понадобится после целого дня в дороге, мэм.

Теперь она по-настоящему испытала чувство вины, растерянно пробормотав:

— Спасибо.

Когда служанка наконец ее оставила, Ребекка сняла шляпку и шаль и обхватила себя руками. Горячие угли тихо потрескивали в жаровне, в соседней комнате сердито спорили мужские голоса, но слов было не разобрать. Кажется, она чувствует себя… одинокой? Всю жизнь она провела в обществе сестры и брата, а также множества кузин и кузенов. Они все чрезмерно заботились о ней, как и родители. Ей казалось, что она с восторгом примет возможность побыть в одиночестве.

Внезапно ставни распахнулись.

Она ахнула и отскочила к двери. Сердце бешено забилось. Это был Джулиан. Он всунул в окно голову и плечи. Чопорный граф Паркхерст лазает по стене?!

Ребекка стиснула зубы, с трудом удерживаясь от смеха. Со смешанным чувством страха и восхищения она наблюдала, как он подтянулся еще выше, потом перекинул ногу через подоконник и впрыгнул в комнату. Затем он медленно выпрямился, развернувшись во весь свой немалый рост. Она ждала, что он надвинется на нее, покажет, как разозлился… скажет что-нибудь резкое. Но он ничего подобного не сделал, только молча уставился на нее.

— Это была шутка, — пролепетала она, раскидывая руки.

— Я понимаю.

Он вообще способен разозлиться, утратить самообладание, совершить какое-то безрассудство? Конечно, он последовал за ней из Лондона, но, вероятно, он логично объяснил это себе необходимостью ее защитить.

Он медленно приблизился к ней.

— Вы явно не оценили все последствия своей шутки. Это одна из самых плохих гостиниц, в которых мне доводилось останавливаться. Конюшня в ужасающем виде. И вообще, кто знает, кого хозяин счел нужным предупредить о том, что стоит перехватить женщину, путешествующую в одиночестве.

Она вздохнула с тревогой, не уверенная в его настроении.

— Вы правы. Я сожалею.

Он окинул ее суровым взглядом.

— Где ванна?

— Я очень ценю, что вы позаботились ее заказать. — С каждой минутой она испытывала все большую растерянность.

— Когда ее принесут, я спрячусь, — промолвил он, выгибая бровь, на его губах играла легкая улыбка. — Если только вы не хотите, чтобы все в гостинице решили, что вы спите со своим слугой.

Она ответила ему такой же улыбкой, полная решимости доказать, что тоже может терпеть его подшучивания.

— Вы все еще голодны? — осведомился он. Она покачала головой.

— Тогда я полагаю, что, пока мы ждем, вы должны ответить мне на несколько вопросов. — И он уселся на единственный в комнате стул.

— О чем? — поинтересовалась она притворно беззаботным тоном.

— Прежде чем мы доберемся до Манчестера, мне хотелось бы больше узнать о художнике Роджере Истфилде и о картине, для которой вы позировали.

И он притянул ее к себе на колени. Ребекка ощутила наплыв тревоги, неуверенности и… возбуждения.

Глава 12


Джулиану нравилось ощущать изгиб бедер Ребекки, то, как сжимала она колени там, где они касались другой его ноги. Она сидела, строго выпрямившись, как школьница, не позволяя себе прислониться к нему. Он находил очень забавным, что в одну минуту она просила, чтобы он ее поцеловал, а в следующую смотрела растерянно, не зная, чего от него ожидать. Нет, ей было самое место у него на коленях. Как иначе она научится вести себя среди скандала, в который впуталась?

— Я могу посидеть на кровати, — спокойно объявила она.

— И какая же будет от этого радость?

Он позволил своей руке обвить ее талию и опереться на ее бедро. Другую руку он положил ей на колено, и взгляд Ребекки растерянно сосредоточился на ней.

Джулиан дождался, пока она переведет глаза на его лицо, и спросил:

— Полагаю, что Истфилд написал ваш портрет в последний год?

Она заморгала, словно забыла причину и тему их разговора.

— В конце рождественских каникул.

— Вы не были тогда в Кембриджшире?

— Нет, — покачала она головой. — Мы хотели дать брату и его жене больше времени побыть наедине, так что провели Рождество в Лондоне.

— Ах да, они же долгое время были в разлуке, когда он был в Индии, а потом считался убитым… — Говоря это, он медленно, почти рассеянно ласкал ее колено. — Вам известно, как давно Истфилд находился в Лондоне?

— Нет, я об этом не спрашивала. Я только знаю, что он несколько лет провел во Франции.

— Куда мог сбежать, потому что украл алмаз.

— Но если он это сделал, то почему не продал его? — спросила она, глядя ему в глаза, явно больше увлеченная темой разговора, а не их близостью. — Разве не алчность должна была быть единственной причиной его преступления?

— Возможно, он понял, что известность этой драгоценности слишком осложнила продажу.

— Во Франции?

— Все равно, необходимо знать нужных людей, чтобы обеспечить тайну продажи такого алмаза.

— Я не думаю, что он знал нужных людей. Не верю, что он совершил эту кражу. Алмаз просто валялся у него в шкатулке вместе с другими безделушками, будто он не сомневался в том, что это подделка. Почему же иначе он спокойно позволил мне взять его?

— Чтобы привести некие силы в движение.

— Привести в движение? Я не понимаю, что вы этим хотите сказать. Когда ему понадобились деньги, он решился продать картину, а не алмаз.

Джулиан задумчиво нахмурился и рассеянно заправил выбившийся каштановый локон ей за ушко.

— Это так. Сколько времени заняло написание картины?

Она ответила слабой улыбкой и сама потянулась к прическе, словно желая что-то поправить.

— Какое отношение это имеет к «Скандальной леди»? Или вы хотите вернуться к пари? Может быть, вы и ваши друзья хотите сверить наши истории, чтобы поймать кого-то из нас на ошибке?

В общем-то ему легче было говорить о Роджере Истфилде, чем хладнокровно обсуждать эту злосчастную картину. Мысль о ней не оставляла его в покое… этот темный фон и свет свечей, придававший коже Ребекки какое-то чувственное сияние. Джулиан представлял себе, что стоит рядом с ней и именно ему она демонстрирует свое обнаженное тело. Впрочем, сейчас ему следовало думать только об алмазе и стараться узнать истину, хотя при этом он не переставал гладить Ребекку по бедру, приводя ее в полное смущение.

— Я хочу, чтобы вы, не стесняясь, рассказали мне все об этом художнике, — вкрадчиво произнес он. — Вы можете упомянуть что-то, что неожиданно поможет разрешить загадку.

Лицо ее выражало только терпение и легкую насмешку. Так что Джулиан не мог не восхититься ее умением игнорировать его ласки.

— Ладно, — промолвила она, — картина потребовала несколько недель, с сеансами два раза в неделю.

— Значит, вы много времени провели в его обществе. О чем вы разговаривали?

— Он не хотел, чтобы его отвлекали пустой болтовней. В основном он говорил: «Поднимите подбородок. Выгните спину». — Она сообщила это очень сухим тоном.

Понимала ли она, что сами эти замечания звучали, как эротический вызов? Или она думала, что воспоминание о ней, обнаженной на портрете, оставит его равнодушным? Если он чуть-чуть передвинет ее на своих коленях, она сразу поймет, как он возбудился.

Чтобы отвлечься, он сказал с усмешкой:

— Я привык видеть в вас женщину, которой очень трудно молчать.

— По-моему, это вовсе не комплимент. Разговоры предполагают легкость, раскованность, а я так себя не чувствовала. — Вы жалели о своем решении? Но ведь вы могли прервать эти сеансы в любой момент.

— Я всегда заканчиваю то, что начала, — нахмурилась она. — В этих расспросах нет смысла, Джулиан. Картина уже висит на стене, и ее все могут увидеть.

Поскольку она уклонилась от прямого ответа, Джулиан задумался, действительно ли она ничуть не сожалеет о своем поступке? Это его удивляло и интриговало, но сейчас было не время разбираться в ее характере.

— Как вы познакомились с Истфилдом?

— Через мою сестру Сюзанну. Их представили друг другу на выставке его работ в Лондоне. Они стали переписываться и иногда виделись, чтобы обсудить свои проекты, и как-то раз я оказалась вместе с ней. Он выразил интерес написать меня.

Что-то неприятное больно шевельнулось у него внутри, когда Джулиан представил себе ее с Истфилдом. Было ли это темное, мутное чувство ревностью, а может быть, гневом и желанием?.. Однако совершенно неожиданным и незваным…

— И вы просто так согласились?

— Нет. Я хорошенько подумала и познакомилась с его работами. Он просил еще несколько раз.

— А потом эта ваша жажда приключений охватила вас, — произнес он почти ласковым тоном.

Она опустила глаза, полукружия темных ресниц легли на щеки. Кажется, она покраснела? Хотела ли она обнажаться только для художника? Дотоле незнакомое ему чувство ревности скрутило его внутренности, залило мозг.

— Я удивлен, что ему пришлось просить более одного раза, — сухо произнес Джулиан. — Если учесть, как вы рвались быть свободной от всех ограничений.

— Вы меня осуждаете, — медленно проговорила она, вглядываясь в его лицо. — Почему?.. Вы ведете себя так чопорно, словно какая-нибудь старая дева.

Чопорно? Ему стало забавно: удивительно, как неправильно оценила она его отношение.

— Это неверное заключение, Ребекка. Вы не обычная светская мисс, и это меня интригует.

Они смотрели друг другу в глаза, и взгляды их переполнились жаром, когда в дверь тихонько постучали.

— Миссис Лэмб! — раздался женский голос. — Ваша ванна.

Ребекка оторвала взгляд от его лица и вскочила на ноги.

— Одну минуту.

Затем она скрестила руки на груди и уставилась на него, надменно выгнув бровь. Джулиан подумал, не забраться ли ему под кровать, но грязное состояние гостиницы делало это намерение неразумным. Он вернулся к окну и влез на подоконник.

Ребекка последовала за ним и с тревожным видом прошептала:

— Что это вы собрались делать?

— Сохраняю чистоту вашей репутации. Когда я окажусь снаружи, закройте ставни. — Он ухватился за подоконник и, перемахнув через него, повис на руках. Он находился на расстоянии всего одного этажа от земли и не думал, что, свалившись, сломает ногу.

Ребекка, ахнув, высунулась в окно. Джулиан посмотрел вверх на нее.

— Я очень высоко оценю, если вы поторопитесь. Она поспешно вернулась в комнату и закрыла ставни… Он висел без движения и надеялся только на то, что никто его не разглядит в слабом лунном свете на темном фоне стены… Постояльцев в гостинице почти не было, да и у конюшни был нежилой вид.

Он мог немного расслышать, что происходит в комнате. Если ему повезет, то слуги, приносившие ведра с горячей водой для ванны, поторопятся. Время тянулось медленно, и у него заныли плечи, а пальцы начали неметь. Наконец ставни открылись.

— Можете вернуться, — окликнула его Ребекка.

Когда он снова впрыгнул в комнату и растер пальцы, взгляд его упал на купальную бочку, над которой поднимался пар. Она была не слишком велика, так что Ребекке не удастся полностью погрузиться в воду и скрыть от него свое тело.

Холодный пот выступил у него на затылке. «Она девственница», — напомнил он себе.

Или нет?

Но она стояла на середине комнаты и, не задумываясь о его чувствах, смотрела на горячую воду почти с вожделением. Он чуть не застонал.

— Мне нужно поскорее выкупаться, — проговорила она, бросив ему насмешливую улыбку.

Она вообще понимала, как действует на мужчину? Может быть, ему следует подвергнуть ее небольшому испытанию? Низким хрипловатым голосом он промолвил:

— Если вы так гордитесь своим опытом позирования, у вас не должно возникнуть проблем с тем, чтобы раздеться передо мной… Потому что я уже видел все, что у вас есть. — После чего он уселся на единственный в комнате стул, поставив его напротив ванны, и скрестил руки на груди.

Она растерянно заморгала, лицо ее постепенно залилось краской, но отвечать ему она не стала. Получалось, что когда Ребекке бросали вызов, это лишь разжигало ее бесшабашный дух. Его смелое предложение повисло между ними. Атмосфера в комнате накалилась и, казалось, потрескивала, как в предвестии грозы.

Он увидел момент, когда она решилась: ее зеленовато-карие глаза засверкали, рот мятежно и вызывающе напрягся. У Джулиана все сжалось внутри, словно он попал в сжимающиеся тиски, все высокие мысли покинули мозг, а член возобладал над другими органами.

Ребекка подняла руки к волосам и начала вынимать из них шпильки. Ее соболиные локоны медленным водопадом рассыпались по плечам. Джулиан стиснул вспотевшие руки в кулаки.

Она потянула шнурки у ворота, распуская их, и лиф ее открылся шире. Он увидел белеющую под ним сорочку.

Мелкая дрожь пробежала по нему, разрушая привычную невозмутимость. Может быть, она хотела, чтобы он швырнул ее на постель и овладел ею? Однако ей не удастся получить то, что хочет, потому что это было бы против правил, по которым он жил. Не спать с девственницами! А она была девственницей. Он мог понять это по тому, как напряженно сидела она у него на коленях, словно это был столь же интимный момент, как позирование в обнаженном виде.

Она ухватила подол своего платья и начала тащить его вверх. Его глаза были устремлены на ее черные сапожки, затем на изящные щиколотки в черных чулках. Платье сдвигалось все выше и выше… к лицу… закрыло его на миг… и совсем было снято. Сорочка была простой и практичной, но она облегала ее тело, намекая на те округлости, которые были так великолепно представлены на картине. Ее грудь тяжело оттягивала лиф, и он видел, как она напряглась, возбуждаясь.

У него пересохло во рту, и, к его удивлению, ему понадобилось приложить все силы, чтобы не сорваться со стула и не наброситься на нее.

Ребекка никогда в жизни не ощущала такого жара во всем теле. Ей хотелось отвести глаза в сторону, притвориться, что она не загнала себя в тупик, но бледно-серые глаза Джулиана не отпускали ее, как бабочку, приколотую булавкой на показ. А она действительно оказалась выставлена напоказ, трепещущая и загнанная в ловушку… и возбужденная… слишком возбужденная… Такое возбуждение было не к добру!

Он ее раздражал и злил, а в результате ее гордость требовала не отступать — хотя на самом деле ей следовало бы бегом бежать прочь — или дождаться, когда отступит он. Итак, она не отступила, и теперь, после того как сняла платье, на ней оставалась только сорочка. Слава Богу, это была не ее собственная, тонкая и прозрачная, но все равно она была практически голой. Если б только ей не понадобилось доказывать, что именно она позировала для картины, доказать это раз и навсегда. Она не сомневалась, что ее сестра и кузина прикладывают массу усилий, стараясь убедить двух других мужчин в том же самом. Она надеялась, что они проделывают это в более деликатной манере.

Неужели она действительно вынуждена будет проделать это до конца? Неужели он в самом деле ждет этого от нее? Она считала его степенным, многоопытным, расчетливым… и вдруг он притянул ее на колени и ласкал все время, пока ее допрашивал. Было ли это с его стороны хитрой уловкой, направленной на то, чтобы вывести ее из равновесия? Убедить рассказать правду? Она просто не знала, что и подумать о нем.

Но он ничего не говорил, только наблюдал за ней полуприкрытыми глазами, от взгляда которых ее бросало в жар. Он не смотрел на ее лицо. Он выжидал дальнейшего разоблачения.

Может быть, ей стоит остановиться? Выйдет ли у нее это? Или это греза о пробуждении мужского желания, которая мучила ее со времени последней болезни, когда она испугалась, что никогда не получит шанса проверить это… испытать…

Еще немножко, сказала она себе. Только чтобы посмотреть, что он станет делать. Как иначе сможет она доказать, что ничто человеческое ему не чуждо, что он такой же, как другие?..

Следующими на очереди были ее сапожки, и у нее мелькнула дикая мысль поставить ногу на стул прямо рядом с ним. Но это было бы слишком дерзко, так что она опустилась на кровать и нагнулась, чтобы расшнуровать сапожки. При этом лиф ее опасно распахнулся, и она поспешно опустила голову, чтобы несколько это прикрыть. Он, кажется, издал какой-то звук? Что он успел увидеть?

Аккуратно сняв сапожки, Ребекка поставила их рядышком на пол. Затем, посмотрев ему прямо в глаза, она приподняла повыше сорочку, чтобы добраться до подвязки под коленом.

Его взгляд лениво передвигался с ее лица на руки. Она скатала чулки валиком вниз, оставив сорочку прикрывать колени. Одна обнаженная икра выглядела такой белой… а вскоре и вторая к ней присоединилась.

Теперь она осознала, что на ней осталось не так уж много одежды, и впервые ощутила прилив паники. Она поднялась на ноги и позволила подолу рубашки скользнуть вниз, закрыв штанишки.

До этого комната казалась Ребекке холодной, но теперь ей стало так жарко, что она покрылась испариной. Или виной тому нервы? Несмотря на всю свою отвагу, она не знала, насколько далеко может зайти…

Но она не остановилась. Она приподняла подол сорочки и, сунув под нее руку, распустила завязки штанишек. Сама сорочка свободно свисала спереди. Ребекка спустила штанишки вниз и ощутила холодный воздух на ягодицах. Полотняный комок одежды свалился ей под ноги, и она переступила через него.

Взгляд Джулиана скользнул по ее телу. Ребекка помедлила, понимая, что оба они сознают: только один предмет одежды отделяет ее от полной наготы.

Как могла она соперничать с искусной интерпретацией женской красоты на картине Роджера? Что хотела она прочесть в глазах Джулиана? Желание или разочарование?

Но она сама загнала себя в ловушку собственным томлением и желанием в его глазах, вызванным не картиной, не воспоминанием о ней.

Ребекка взялась за краешек подола и медленно потянула его вверх.

— Хватит! Прекрати! — произнес Джулиан голосом хриплым и резким, совсем не похожим на свой обычный.

Она послушалась, беспомощно глядя на него, потому что ощущала реальную потребность завершить начатое, узнать наконец, что происходит между мужчиной и женщиной.

Он так быстро встал, что у нее закружилась голова. Ребекка упала на кровать. Он наклонился над ней, опершись на руки, поставленные по обе стороны ее головы. Она не могла дышать, едва могла думать. Его тело было таким мощным, что он мог просто раздавить ее, если б захотел. Неужели она довела его до предела, за которым кончалось джентльменское поведение? Неужели он собрался…

— Он прикасался к тебе, Ребекка? — хриплым голосом спросил Джулиан.

— Кто? — растерянно откликнулась она, ничего толком не понимая.

— Истфилд.

— Я…

Он положил свою большую руку ей на бедро, а пальцы его коснулись ее ягодицы. Рубашка, казалось, вообще перестала существовать. Ее дыхание стало слабым… затрудненным… Широко распахнутыми глазами она уставилась на его напряженное лицо.

Его рука медленно двинулась вверх по ее телу, почти не стягивая за собой сорочку. Она ахнула, ощутив на ребрах его ладонь, большой палец лег между ее грудей. Кровь стучала в ее висках, сердце бешено билось.

Джулиан поставил колено на постель, нависнув над ней еще больше.

— Ставил он тебя в позу? Направлял своими руками? Скажи мне правду, Ребекка!

Она открыла рот, собираясь поддразнить его небрежным и дерзким ответом, но вместо этого сказала правду:

— Он никогда не прикасался ко мне, не то что…

Дар речи покинул ее, когда его рука продвинулась еще немного и обхватила ее грудь снизу. Ребекка выгнулась, веки ее затрепетали, жар сексуального возбуждения стал почти невыносимым. Ей хотелось всхлипнуть, молить его о большем…

— Тебе не нужно что-то доказывать каждому мужчине, который потребует этого от тебя, — ласково произнес он. — Ни всем художникам мира, ни мне. Ты можешь сделать выбор, который считаешь правильным для себя. Никогда не забывай об этом.

Затем он склонился к ней и прижался губами к ее щеке, возле самого рта. Она почувствовала шершавость его щетины на коже, а локон его волос задел ее лоб.

— А теперь купайся, — прошептал он. — Я скоро вернусь, чтобы выкупаться в свою очередь.

Потом он просто вышел из комнаты. Ребекка закрыла глаза. Ее так трясло, что дрожала кровать. Она ждала, что почувствует облегчение, как подобает приличной девице, но ощущала лишь сожаление и мучительное томление, которое не могла ни понять, ни утолить.


Часом позже Джулиан стоял у двери их временного жилья. Наверняка прошло уже достаточно времени. Он выпил пива внизу, и никто не осмелился с ним заговорить. Он легко мог представить, как отпугивало всех хмурое выражение его лица.

Он зашел с Ребеккой слишком далеко и слишком быстро. Он не собирался делать это, и потому это его тревожило. Предполагалось, что именно он будет хозяином ситуации, но выдержка почти покинула его.

И он скоро за это заплатит, подумалось ему с напускной веселостью.

И все же… ему понравилась игра, в которую они играли вместе с Ребеккой. С ней ему не нужно было доводить дело до полного конца. Она хотела, чтобы ее поцеловали… возможно, ей хотелось и большего… Ей нужно было понять, что подобное любопытство чревато опасностью для нее.

Но если он покажет ей, как получать удовольствие, она станет менее уязвимой. Он даст ей понятие об иных, более интимных приключениях, достаточное, чтобы ее удовлетворить и заставить отказаться от дальнейшего разрушения репутации.

Ей не нужно его бояться, потому что хоть его самообладание пошатнулось, но все еще оставалось достаточно крепким.

Он больше не мог стоять под дверью. Он и так удостоверился, что никто не видел, как он поднимался по лестнице. Следовало бы вернуться через окно, подумал он, но никакого желания снова лезть на стену не испытал. Он тихонько постучал в дверь.

— Миссис Лэмб? Могу я перекинуться с вами словечком? — Он предпочел бы действовать молча, но хотел, чтобы она поняла, что это он.

Когда она пригласила его войти, он сделал это быстро и тихо… и тут же замер. Ребекка стояла перед огнем и расчесывала свои длинные волосы. На ней была чистая сорочка, а плечи скромно прикрывала шаль. Они не купили ночного белья, и теперь он втайне радовался, что на это им не хватило денег. На столе и стуле была растянута ее и его выстиранная одежда.

— Тебе не нужно было стирать мои вещи, но я благодарю тебя.

Она кивнула и, продолжая расчесывать волосы, внимательно наблюдала за ним. Было очевидно, что она понимала, что они затеяли, и прекращать этого не хотела. Джулиан почувствовал облегчение.

Он бросил взгляд на тонкую пленку пены в купальной бочке.

— Как поживают твои потертости?

Она словно удивилась, что он о них помнит. — Поскольку я не стала надевать корсет, они хорошо заживают. — Ни красноты, ни загноения?

Она перестала расчесывать волосы и посмотрела на него.

— Вы говорите с женщиной, которая хорошо знакома со всеми видами инфекции.

— Разумеется. — Он стащил с себя сюртук и начал расстегивать воротник рубашки. Ее зеленовато-карие глаза неотрывно смотрели на него. Он чуть было не велел ей отвернуться, затем решил посмотреть, что она будет делать. — Надеюсь, ты не собираешься спуститься вниз в распивочную. Тамошнее вечернее сборище — неподходящая компания для леди.

Она поколебалась, но затем отвернулась к огню и продолжила расчесывать волосы. Он почти задохнулся от разочарования.

— Разве не стоит послать за чистой водой? — с сомнением спросила она.

— Мне сгодится и эта. — Он быстро разделся и погрузился в еле теплую воду. Ее прохлада подгоняла Джулиана побыстрее разделаться с мытьем… если ему нужно было, чтобы его подгоняли. Вода едва доходила ему до талии, а колени пришлось согнуть неимоверно. Одним словом, эта бочка не была рассчитана на мужчину его размера.

Ребекка промолвила:

— Пока вас не было, я написала письмо тетушке.

— Мы отправим его утром. У нас будет время, потому что второй фургон отправляется ближе к полудню.

— Вы уверены, что промедление не имеет значения?

— А какой у нас выбор? Если, мы останемся в том же фургоне, под теми же именами, до самого Манчестера, нас, вероятнее всего, обнаружат. Если кто-либо начнет задавать вопросы…

— Может быть, они делают то же, что и мы: разыскивают художника. Он ведь не делал тайны из своей поездки.

— Я думал об этом, — кивнул он, не выдавая своей тревоги. — Но для нас осторожность важнее спешки. И потом, зачем им художник, если они знают, что драгоценность у вас?

— Я могла оставить ее в Лондоне.

— Этим вы бы подвергли опасности свою семью. Они знают, что вы этого не сделаете. Иначе почему вы сбежали?

Она тяжело вздохнула:

— Я лучше пойду спать…

Ребекка явно забыла обстановку, потому что обернулась, когда он еще не вылез из ванны. Он с понимающей улыбкой выгнул бровь, но ничего не сказал. Она пискнула и снова отвернулась, прикрыв рот ладошкой. Плечи ее затряслись.

— Моя почти полная нагота вас забавляет? — сухо осведомился он.

Она покачала головой и выдохнула:

— Я не сообразила, насколько эта ванна мала, пока не увидела… — Она рассмеялась, и понадобилась целая минута, прежде чем она смогла вытереть глаза и пробормотать: — Извините.

После этого она забралась под одеяло и повернулась к нему спиной.

Однако она не смеялась, когда он пришел к ней в постель. Она перекатилась обратно и уставилась на него. Два часа назад они играли в увлекательную и возбуждающую игру, и она ради него сняла с себя почти все…

Поглядев на его голую грудь, она натянула повыше простыню.

— Я думаю, что эта постель больше вчерашней. Я постараюсь не прислоняться к вам во сне.

Он сел на край кровати. Что-то прошмыгнуло в уголке комнаты.

— Уберите скорее ноги с пола! — ахнула она.

Теперь настал его черед рассмеяться, но он исполнил ее желание. В отличие от предыдущей ночи он смог лечь, закинув руку за голову. Она тихонько лежала рядом.

— Доброй ночи, Джулиан. — Голос ее прозвучал тихо, почти робко.

— Доброй ночи, Ребекка. — Он ощущал запах ее чистого тела, простого мыла, смешанного с ее собственным запахом. Ему очень хотелось притянуть ее к себе и показать, какое удовольствие может ей доставить…

Но он слишком этого хотел…

Глава 13


Утром слуга миссис Лэмб, Тассер, послушно ждал ее внизу, чтобы вместе позавтракать.

— Как вам спалось в конюшне, Тассер? — поинтересовалась Ребекка.

— Очень хорошо, мэм, — ответил Джулиан, скользнув на место за столом напротив нее. — Спасибо, что позволили мне разделить с вами эту трапезу.

Она чуть не захихикала. Утром ей было не до смеха: она снова проснулась, буквально обвившись вокруг Джулиана. И поскольку на них было гораздо меньше одежды, чем в предыдущую ночь, она отчетливо ощущала мышцы его торса и бедер. Ее ноги тесно прижимались к его ногам, а лицо так плотно уткнулось в его спину, что казалось, она может почувствовать соль на его коже. Она снова была крайне смущена, а он явно забавлялся происходящим и не торопился покинуть свое место рядом с ней. Когда он приподнялся на локте и склонился над ней, Ребекка смутилась еще больше и просто вылетела из постели.

Нет, с ней явно было что-то неладно! Его притворное послушание в роли слуги несколько смягчило напряжение между ними, но не прогнало совсем. То, что они ночь за ночью спали рядом, в одной постели, пробуждало в ней смутное влечение к нему. Она никогда не проводила столько времени с одним человеком, не членом ее семьи, и, к ее смущению, ей это очень нравилось. Ей не хотелось испытывать подобные чувства: у нее же были такие обширные планы на будущее, дальние путешествия и т.п. Она намеревалась их осуществить, как только убедит свою мать, что не хочет немедленно выходить замуж. Она напоминала себе, что не будет при этом одинокой: рядом будут слуги и друзья, которых она непременно и регулярно станет навещать.

Но эта близость с мужчиной влекла ее каким-то волнующим, порочным образом. Нет, ей нужно найти способ держаться от него подальше. Конечно, брак был самым простым средством сообщить попутчикам об их статусе, который позволял им сколько угодно находиться наедине, не вызывая подозрений. Но наверняка можно было бы придумать и другие истории…

После завтрака Джулиан велел ей оставаться в их комнате, пока он сходит в другую гостиницу и договорится о местах в следующем фургоне. Она согласилась, потому что ей нужно было без него договориться со служанкой о некотором своем плане. Ей нужно будет для этого распроститься с одной из драгоценных своих монет, но оно того стоило. Мысль о будущей свободе подгоняла и бодрила ее.

Служанке явно понравилась деятельность эксцентричной вдовушки. Она вернулась до прихода Джулиана и принесла Ребекке новую одежду, так что у нее было время переодеться.

К его возвращению она выглядела совсем как мальчишка: длинные волосы спрятаны под шапку, полотняная рубашка, брюки и сапоги. Толстая куртка скрывала ее женственные формы. Она услышала осторожный стук в дверь.

— Миссис Лэмб, могу я войти?

Ребекки попыталась принять позу молодого и мужественного парнишки… Закончила она свои потуги с руками, упертыми в бока, и шапкой, низко надвинутой на брови.

Джулиан вошел и замер на месте, затем медленно затворил за собой дверь. И хотя он улыбался, но решительно покачал головой:

— Ребекка, ты никуда не пойдешь в таком виде. Ты напомнила мне ту первую ночь, когда я тебя увидел… но и тогда я сразу понял, что ты — женщина.

— Но вы же знаете, что нам не всегда стоит притворяться, что мы женаты. А если я буду вашим младшим братом, никто и не подумает…

— Но ты вовсе не мой младший брат, — произнес он, надвигаясь на нее.

Она попятилась, пока ее ноги не уперлись в кровать, а сердце отчаянно забилось от возбуждения.

— Что это вы, по-вашему, делаете? Вы не можете помешать мне так одеться, если я так решу.

— О, думаешь, не смогу? — Он отшвырнул ее шапку в сторону. — Хотя ты подколола волосы, но один сильный порыв ветра лишит тебя и шапки, и этой личины.

— Я буду крепко ее держать.

Она попыталась обойти его, но Джулиан схватил ее за предплечье и резко стянул рукав куртки. Она возмущенно ухватилась за другой рукав, но легко его утратила. Он бросил куртку на стул.

— Тебе нельзя быть под рубашкой в одной сорочке, — произнес он.

Голос его звучал ниже и грубее и вызвал в ней какой-то странный трепет, который она уже начала узнавать… слишком хорошо. Она не хотела его желать, не хотела наслаждаться этой игрой в подчиненность ему. Она попыталась обежать его, но Джулиан легко поймал ее и усадил на кровать, словно маленького ребенка. Затем он начал стаскивать с нее сапожки. Ребекка отталкивала его, но с таким же успехом она могла толкать гору. Она попыталась высвободиться, но он только ухватил ее рукой за обе ноги и крепко держал, пока не покончил с сапожками.

— Джулиан!.. — сердито прошипела она и заерзала, но высвободиться не смогла.

А потом почувствовала, как его руки распускают веревочный пояс ее брюк. Что-то внутри ее размякло, и она почти расслабилась, почти позволила ему делать с ней все, что он хочет.

Но хочет ли она, чтобы он понял, какую власть имеет над ней?..

Так что она продолжала бороться, даже когда он стянул с нее брюки и открыл тонкие кружевные штанишки, которые были у нее под юбками, когда она покидала Лондон.

Он замер, затем посмотрел на нее снизу из-под полуопущенных век.

Она старалась столкнуть его с себя, восклицая:

— У меня их только две пары!

Прижимая ее к постели, он окончательно стянул брюки. Она ударила его по ушам — трюк, которому она научилась, глядя, как дерутся мальчишки. Он поморщился, лег поперек нее, широко развел ее руки и прижал их к постели. Они оба тяжело дышали во внезапно наступившей тишине. Она вдруг поняла, что он плотно прижимается к ее телу. Их груди тесно соприкасались, хотя он и не опустился на нее всем весом. Впрочем, ему и не нужно было это делать, потому что она остро ощущала самым интимным местом, как по-разному они устроены.

А потом она почувствовала, как его мужская плоть набрякла, упираясь в нее, и это ощущение было таким неожиданным и потрясающим… таким запретным и восхитительным, что она застонала… и внезапно захотела как-то отвлечь их обоих.

Облизнув вдруг пересохшие губы, она промолвила: — Вы совсем не хотите, чтобы у меня были какие-то свои развлечения, Джулиан?

Она ожидала, что он отодвинется, но он остался на месте. Он продолжал смотреть на нее сверху вниз с непроницаемым видом. Джулиан умел выглядеть невозмутимым и равнодушным, как камень… Но на самом деле это было не так, и она ощущала свидетельство этого, упиравшееся в ее тело. Ей было жарко внизу живота, и тревожило мучительное чувство полноты, которое было и новым, и призывным. Их разделяла его и ее одежда, но ей вдруг захотелось, чтобы никаких преград между ними не было.

— Это не имеет ничего общего с желанием лишить тебя чего бы то ни было, Ребекка, — промолвил он почти ленивым тоном.

Она напряглась еще больше.

— Попытайтесь убедить меня в этом.

— Но если ты будешь расхаживать в наряде мальчишки, окружающим все равно будет ясно, что я испытываю сильное влечение к тебе, и меня сочтут извращенцем.

Какую-то минуту они молчали, только их тяжкое и бурное дыхание нарушало тишину.

— Вас влечет ко мне? — наконец проговорила она. Его улыбка была обворожительной, как грех:

— А вы сами не можете это понять?

Она приподняла голову и поцеловала его. Она понимала, что это продлится лишь какое-то мгновение, и ожидала, что Джулиан, слишком четко сознающий свое положение в обществе, даже несмотря на то, что ему нравится ее дразнить, отодвинется, щадя ее тонкие чувства. Однако она пыталась запомнить этот краткий миг, расцветшее в ней чудесное ощущение: сочетание нежности его губ и жесткой твердости остального тела.

А затем он со стоном упал на нее, освободив ее руки, но притянув ее к себе. В ту же секунду она потеряла всякий контроль над собой. Это не был поцелуй почтительного поклонника. Нет, он накрыл ее рот своим требовательно и жарко, приказывая принять его вторжение, хотя она раньше и представить себе не могла ничего подобного.

Его язык нежно соблазнял, совращал ее, врывался в ее рот, изучал его. Она снова услышала собственный стон, и на этот раз он откликнулся на него с такой отчаянной жаждой, что у нее внутри все затрепетало от восторга. Она позволила своим рукам прикоснуться к нему, ощутить крепкие мускулы его спины, невероятную ширину плеч. Он, казалось, был высечен из мрамора… но теплого и отзывчивого на прикосновения. Он придвинулся ближе, прижимая к ней свой восставший член, отчего она задрожала, а затем задвигала бедрами в инстинктивных поисках чего-то большего.

Внезапно Джулиан оторвался от ее тела. Она цеплялась за него руками, требуя показать ей завершение этой ужасной всепоглощающей страсти, которая охватила ее, как вырвавшийся на волю лесной пожар.

— Джулиан! — вскричала она. — Не останавливайся! Пожалуйста!

И он снова оказался на ней, покрывая поцелуями ее лицо и шею, ведя цепочку влажных поцелуев вниз, облизывая влажным языком ее кожу. Его бедра все теснее прижимались к ней. Он медленно раскачивал ее, пока она не ощутила нарастающее мощное наслаждение, которого раньше и представить себе не могла. Ребекка стонала, побуждая его продолжать, лаская его, целуя его волосы… Его щека прошлась по ее груди, и она содрогнулась в новом порыве яростного удовольствия. Он повернул голову и сквозь одежду поймал губами ее сосок.

Ребекка прикусила губу, чтобы сдержать крик, вызванный этими поразительными ощущениями, сотрясавшими ее тело. Она могла лишь беспомощно трепыхаться под ним, выгибаясь навстречу его рту, еще сильнее толкаясь в него бедрами. Ей было жарко, голодно, она испытывала все более сильную потребность… жажду продолжения… последующего шага.

И то, что последовало, внезапно поглотило ее, и она превратилась в содрогающуюся и льнущую кошку. Если бы у нее были когти, она бы вцепилась в него и никогда не отпускала, раз он смог дать ей это чудесное чувство.

Внезапно он приподнялся над ней. Лицо его превратилось в жестокую искаженную маску, он свесил голову и с трудом дышал.

А ей хотелось только лежать неподвижно, наслаждаясь этой блаженной потребностью. Нос Джулианом происходило что-то другое. Он напрягся, и казалось, что его скрутил приступ боли. Но ведь если бы он испытывал то же, что она, он не был бы таким…

А затем она догадалась, что поступает эгоистично. Она выпила до капли все удовольствие, которое он мог ей дать, но ничего не дала ему взамен. Интересно, мужчине нужно оказаться в ней, чтобы получить такое же облегчение? Она знала, что нечто подобное происходит в брачную ночь, потому что ее мать не хотела, чтобы она оставалась невежественной.

— Джулиан…

Ребекка коснулась его плеча, но он оттолкнулся от нее и свалился навзничь на постель. Руку он закинул на лицо и так замер, грудь его вздымалась и опадала, как кузнечные мехи… Она приподнялась на локте и посмотрела вдоль его тела туда, где по-прежнему бугрилось его естество, давшее ей такое наслаждение.

Она дотронулась до его груди и ощутила, как по нему пробежала дрожь.

— Джулиан! — Она произнесла его имя, как ласку, и с удивлением увидела, как он содрогнулся. — Ты не… — Она не знала, как выразить это словами. — Я почувствовала… но ты — нет.

Низким гортанным шепотом он выдавил из себя:

— Так лучше.

Она растерянно придвинулась, почти склонилась над ним, но все равно не могла разглядеть его лицо.

— Я представить себе не могла, что ты можешь заставить меня почувствовать такое. Я хочу сделать то же для тебя.

— Нет. — Он торопливо поднялся на ноги.

Она села на постели. Ее грубая сорочка едва прикрывала бедра, и женственные штанишки были кокетливо выставлены на обозрение. Ей почти хотелось спрятаться, прикрыться, но Джулиан смотрел на нее голодным взглядом.

— Ребекка, ты не сделала ничего неправильного. Ты насладилась чудом, которое называется блаженством. Я хотел этого для тебя… может быть, не так скоро, — удрученно добавил он.

— Я не понимаю. Я ощутила экстаз, — теперь она по-настоящему смутилась и покраснела, — но ведь ты не достиг его.

Его усмешка была напряженной, но искренней.

— Нет, не достиг. Мужчине нет нужды завершить дело, чтобы получить удовольствие. Никогда не забывай об этом.

— Но…

— Одевайся, Ребекка. Но, пожалуйста, не в этот наряд.

На какой-то миг она захотела отказаться, но он был явно натянут, как скрипичная струна. Она решила положить свой мальчишеский наряд в саквояж. Может быть, ей еще подвернется случай его надеть.

Она не собиралась забывать о том, как Джулиан заставил ее почувствовать себя и как ей хотелось испытать это снова. Она подождет и покорит его медленно. Когда она решалась на что-то, то всегда добивалась этого. И она хотела его.

Страсть была для нее новым чувством, но он этого не знал. Он думал о ней, как о нагой натурщице… Неужели он решил, что она отдавалась кому-то еще, если не Роджеру? Он ни разу не спросил ее об этом прямо.

И все же он хотел защитить ее, даже если у нее не осталось чести, нуждающейся в защите. Она решила, что это очень доброе чувство, но совершенно не нужное в таком грандиозном приключении, которое она себе позволила. Может быть, он в конце концов поддастся соблазну… если она сообщит ему правду о своей девственности?

Внезапно день показался таким многообещающим. Им удалось сбежать от воров, пойти по следу истории краденой драгоценности… А теперь она к тому же еще изучала тайны того, что происходит между мужчиной и женщиной. Никогда еще ее жизнь не была такой волнующей.


Фургон медленно катился вперед, был ранний вечер. Джулиан с удовлетворением ощущал вес Ребекки. Она заснула. Голова ее покачивалась, тело колыхалось. Он привлек ее к себе, и она со вздохом расслабилась, привалилась к его плечу, а рука обхватила его бедра.

Другие пассажиры — несколько братьев-ирландцев, направлявшихся в Манчестер, чтобы поискать работу на фабрике, — улыбались и подталкивали друг друга, глядя на проделки Ребекки, но замечаний не отпускали. А что тут можно было сказать: считалось, что Джулиан с Ребеккой женаты…

С каждым ее сонным вздохом Джулиан заново переживал стоны ее страсти, ее отчаянное стремление к оргазму, чувствительность ее тела к каждой его ласке. А затем его воображение вело его дальше, освобождая ее от последней одежки. Она выгнется, как на картине, а потом раскинет бедра, приглашая его в себя.

Но нет, это вовсе не было частью его плана. Он попытался отстраниться после поцелуя. Оставить ее и не торопить события. Но когда она льнула к нему, молила… отказ казался невозможным. Он почти потерял голову и остановился в последнюю секунду. Это был один из самых трудных его поступков, и ему не нравилось, что его так сильно захватили предварительные, в сущности, ласки.

В гостинице той ночью он решил, что будет действовать медленнее. Они будут вместе еще несколько дней, и он наслаждался предвкушением. Он лег рядом с ней, но не продолжил с того места, где они остановились. К его удивлению, это далось ему труднее, чем он ожидал, и это его раздосадовало. Он привык не спать: его разуму всегда было трудно отделаться от забот дня, и в этот раз, с Ребеккой, дело обстояло не лучше. Она выглядела растерянной, даже обиженной, и он сожалел об этом, но, к счастью, она была еще слишком не уверена в себе, чтобы прямо спросить, в чем дело.

На следующую ночь они остановились в маленькой гостинице, где единственная свободная комната находилась над пивной. Их дорожные спутники все были местными и в наемном ночлеге не нуждались, так что они предоставили эту тесную комнатку Джулиану и Ребекке. Они услышали доносившиеся снизу крики и пение и обменялись понимающими взглядами: спокойно спать нынче им не придется.

В комнате были только сломанный комод и кровать. Джулиан снова проведет рядом с ней всю ночь.

Еду в комнату здесь не доставляли. Ему пришлось спуститься вниз в распивочную, чтобы заказать какое-то кушанье. Он подождал его, сидя в уголке на деревянном стуле. Его высокая спинка позволила Джулиану откинуть голову и притвориться, что он дремлет. Однако он не забывал, что некие мужчины ищут его, и глаза его постоянно осматривали комнату.

Поблизости от него над очагом булькал котел с тушеным мясом, и от его запаха у Джулиана заурчало в животе. За несколькими столами мужчины пили пиво, разговаривали и смеялись, а двое играли в дартс на укрепленной на дальней стене доске.

Сидя с полузакрытыми глазами, Джулиан внимательно наблюдал за обстановкой. К нему никто не подходил, кроме служанки, подавшей пиво. В такое время и в таком месте очень неплохо было выглядеть, как он: человеком, легко вступающим в драку, Никогда его размеры так не способствовали ситуации. Он вдруг обнаружил, что ему нравится быть неизвестным, неузнанным, после многих лет, когда люди кидали на него второй взгляд или переговаривались шепотом за его спиной о скандалах, связанных с его семьей.

Молодой парнишка вошел в зал из прихожей, видимо, разыскивая своего отца, чтобы увести его домой после рабочего дня. Джулиан слегка улыбнулся при мысли об этом. Глаза парнишки обвели сидящих, потом остановились на нем.

И тут Джулиан узнал Ребекку. Он не позволил себе напрячься или как-то иначе выдать свою тревогу. Он увидел, как она глубоко вздохнула и храбро направилась к нему. Куда-то исчезла ее грациозная походка светской леди. Однако ему было все равно, что она соответствовала своей роли. Она его ослушалась, и это было опасно.

Остановившись около котла, она жадно втянула носом воздух.

— Я очень хочу есть, Джордж. Ты слишком здесь задержался.

Она храбро плюхнулась на сиденье рядом с ним и с интересом обвела глазами комнату. Джулиан скрестил руки на груди и впился в нее яростным взглядом, но Ребекка не обратила на это внимания.

— Значит, это и есть распивочная? — тихо произнесла она. — Не слишком отличается от общего зала гостиницы, в которой мы останавливались прошлой ночью.

— Женщин сюда не допускают. Она пожала плечами:

— Я не выгляжу, как женщина.

Он наклонился к ней, стараясь выглядеть угрожающим.

— Ты же знаешь… Я тебе говорил…

— Да помню я, что ты мне говорил, но ты мне не хозяин и…

К ним приблизилась служанка с кудрявыми волосами, распущенными по спине. Она заткнула одну прядку за ухо и устало улыбнулась Ребекке:

— Принести тебе что-нибудь, паренек?

— Пива, пожалуйста, — сказала Ребекка.

— Он будет пить сидр, — тут же произнес Джулиан. Ребекка скривилась, но возражать не стала.

— Меньше всего мне хочется, чтобы ты напилась пьяной, — тихо промолвил Джулиан, когда служанка отошла.

— Боишься, что я снова стану тебя совращать? — спросила она, бросая ему проказливую улыбку из-под надвинутой на брови шапки.

Он подумал о том, как она лежит под ним, жаждущая, страстная… Но если ей хотелось вспомнить об этом, он пойдет ей навстречу и, может, при этом больше узнает о ней.

— Совратить меня? — отозвался он после доброго глотка пива. — Ты этому научилась, общаясь с Роджером Истфилдом?

Он заметил, как дрогнула ее улыбка.

— Я его точно не совращала. Он всего лишь попросил меня позировать ему, и я это сделала.

Джулиан кивнул, поскреб свой заросший щетиной подбородок и пристально уставился на нее. Она старательно избегала смотреть ему в глаза, но приветливо кивнула служанке, когда та поставила перед ней кружку с сидром. Ребекка отпила глоток и закашлялась. Сидр, подаваемый здесь, отличался крепостью, хотя и считался слабым в сравнении с другими напитками.

— Я все еще задумываюсь о причинах, побудивших вас позировать для этой картины.

— Я уже назвала их вам, — нахмурилась она.

— А я придумал еще несколько.

— Если хотите снова и снова возвращаться к этому, это наверняка не первая ваша кружка.

Он улыбнулся:

— Я думаю, вы провели всю жизнь, чувствуя себя и считаясь слабенькой. Эта картина и интерес к вам Истфилда доказали вам противное. И вам это очень понравилось.

Она закатила глаза к небу и сделала маленький глоток сидра.

— Вы очень злились на то, что были слабенькой? — поинтересовался Джулиан.

— На что это вы намекаете? — резко отозвалась она.

— Или, возможно, злились на свою мать за то, что она заставляла вас чувствовать такой?

— Моя мать ни в чем не виновата. И если уж мы стали говорить о матерях, предупреждаю, что можем обсудить и вашу.

— Значит, вы не вините свою мать?

— Винить ее? За мое детство? Она надо мной тряслась… выхаживала из всех болезней.

Но она не смотрела ему в глаза, а когда все же посмотрела, то жестко прищурилась.

— Вы просто вцепились в мою мать. Означает ли это, что вы в чем-то вините свою? И полагаете, что это должны делать все?

— Винить свою мать? Наши злосчастные обстоятельства не были ее виной.

— Нет? А что было?

— Вы меняете тему разговора. Я полагаю, что вы решились на эту картину, чтобы что-то доказать. И теперь настойчиво сопровождаете меня в этом путешествии по той же причине.

— Я не совсем понимаю, как позирование обнаженной для той картины и наше путешествие связаны между собой.

— Ключевое слово здесь «риск», а еще — дерзость или задор. — Он еще больше понизил голос: — Вы сейчас осмеливаетесь на многое… не так ли? Рискуете тем, что нас с вами кто-нибудь здесь застигнет, рискуете тем, что нас нагонят двое негодяев, рискуете носить эту штуку у себя на шее, вместо того чтобы доверить ее мне.

Она смело встретила его взгляд, сделала большой глоток сидра и объявила:

— Мне нравится рисковать. В отличие от вас.

Глава 14


Ребекка понимала, что рискует многим… и не только тем, что дразнит Джулиана. Тем более что это происходило на людях, в распивочной.

Но он, глядя на нее почти лениво, сказал:

— Мне рисковать не нужно. Я продумываю каждую ситуацию и принимаю соответствующее решение… в отличие от вас.

Соответствующее решение? Ей хотелось, чтобы он принял соответствующее решение… после двух дней, когда он держал ее в отдалении. Он подарил ей самое чудесное наслаждение в ее жизни. Однако он отказал себе, а потом и ей в шансе заново пережить подобный момент. Может быть, он хотел избежать… точнее, уклониться от нее?

После того как ее злость и обида на то, что он ее отверг, несколько поутихли, она поняла, что дело скорее не в ней, а в нем самом. Он привык держать свои чувства под строгим контролем. Но с ней он почти совсем его утратил. Ему едва хватило рассудка оттолкнуть ее в последний момент.

Жалел ли он об этом так же сильно, как она? Прошлую ночь она едва смогла заснуть: все думала о том, что он с ней делал, что заставил ее чувствовать… И это когда они были одетыми! Она день и ночь фантазировала, как это будет, когда между ними не останется и лоскутка… будут только два жарких влажных тела, скользящих друг по другу.

Сегодня он снова ляжет спать с ней рядом. Она приветствовала этот вызов… этот риск. Ей вовсе не обязательно соглашаться с его переменчивыми решениями.

— Вы потеряли дар речи? — сухо осведомился он. — Мне трудно в это поверить.

— Мы находимся в слишком публичном месте, чтобы я могла сказать, что думаю по поводу вашего утверждения, будто вы всегда находите соответствующий ответ, — с притворной кротостью промолвила она.

Бросив всего один взгляд, Ребекка заметила выражение задумчивости на его лице и поняла: он тоже вспомнил, что между ними произошло.

Она как следует отхлебнула еще сидра, набираясь храбрости.

— Хотя как сказать… возможно, то, что вы меня поцеловали, и было соответствующим ответом.

Джулиан слегка улыбнулся:

— Говорите потише.

— Или соответствующим ответом было полностью меня игнорировать… и вам просто понадобилось время, чтобы это припомнить?

— Я вас не игнорирую, я вас защищаю.

— Защищаете меня от вас? — недоверчиво переспросила она. — За исключением истории с пари я давно перестала бояться ваших мотивов.

Он допил свое пиво и кивнул служанке, требуя повтора.

— Или вы сами тревожитесь насчет собственных мотивов, Джордж? — ласково поинтересовалась она.

— Вы говорите загадками… Лайонел. Она весело хихикнула.

Он заглянул в ее полупустую кружку.

— Нам нужно немного подкормить тебя.

— Со мной все отлично. — Она огляделась вокруг. — Так что же люди делают в пивной, кроме того, что пьют? — Она сосредоточила внимание на группе людей в углу комнаты. — Кажется, они играют в дартс. Я никогда не наблюдала за этой игрой.

И прежде чем Джулиан успел ее перехватить, Ребекка сорвалась с места и направилась туда. Тихо выругавшись, он последовал за ней и вынужден был стоять у нее за спиной, пока она изучала игру. Он нависал над ней, как приговор, а она наслаждалась каждой минутой. Затем она поела горячего тушеного мяса у очага, запила его еще кружкой сидра и даже убедила Джулиана разрешить ей бросить несколько дротиков. В целом вечер оказался весьма приятным, особенно если сравнивать его с тоскливыми вечерами, полными женских занятий вроде вышивания и вязания.

Когда они наконец вернулись в свою комнату, она упала на кровать, а комната плыла и кружилась вокруг нее. Ребекка расхохоталась от удовольствия.

— Ты пьяна, — произнес Джулиан, останавливаясь над ней.

Кажется, его улыбка выглядела разочарованной. Ребекка не могла понять почему.

Широко раскинув руки, она провозгласила:

— Я никогда раньше не была пьяной. Я намерена испытать все… Джордж. Видишь, я помню твое имя! — Она радостно хихикнула.

Он закатил глаза к небу.

— Ложись спать, Лайонел.

Стащив с себя брюки и куртку, она притворилась спящей, но вместо этого перекатилась на бок и принялась наблюдать за ним. Он один раз оглянулся на нее через плечо, но она успела закрыть глаза. Она не открыла их, пока не услышала, как льется вода в тазик. Конечно, ей нужно было бы чувствовать смущение от того, что подсматривает за таким интимным моментом, но ничего подобного она не чувствовала. Ее голова была словно перегрета, и всякие моральные принципы куда-то подевались.

Джулиан мылся, оставшись в одних брюках, и она разочарованно надула губки. Как может она больше узнать о мужчинах в таких обстоятельствах? Впрочем, полного разочарования не было, потому что вид его кожи, влажно поблескивающей в свете свечей, был удивительно приятен. Он выглядел грубовато мужественным, чему способствовало его небритое лицо. От одного его вида Ребекка испытывала беспокойство и тоску. Ей безумно хотелось еще хоть раз испытать страсть. Но не могла же она его заставить?

Наконец он пришел и сел на край постели, чтобы снять брюки. Глупый человек… он накинул рубашку. Но она все равно уютно прижалась к его спине.

— На тебе слишком много одежды, — пробормотала она. Она увидела его профиль, когда он небрежно глянул через плечо.

— У тебя утром будет болеть голова, — вздохнул он.

— Не говори это с таким удовлетворением.

— Поверь, я его не испытываю. — Он кулаком взбил подушку повыше.

— Я не так наивна, чтобы не понять скрытого смысла в твоих словах.

Джулиан рассмеялся.

Она обняла его за талию и с удивлением почувствовала, как он напрягся.

— Ты боишься меня, Джулиан? — прошептала она, прижимаясь к нему.

— Спи, Ребекка, — промолвил он.

Она испустила преувеличенный вздох и подтолкнула свои бедра под него, пробормотав:

— Ты такой теплый.

Он ничего не ответил.

Она обиженно замолчала и незаметно заснула.


К середине следующего дня они добрались до Манчестера. Джулиан испытывал прилив смешанных чувств: удовлетворения и предвкушения. Город очень напоминал Лондон, большой, расползающийся во все стороны, с висящими облаками дыма. Фабрики обрамляли каналы и реки, выбрасывая из высоких труб дым и пар. Сидевшая рядом с ним Ребекка, слава Богу, одетая в платье, а не в брюки, с серьезным видом разглядывала суетливые толпы народа. Возвращавшиеся с фабрик рабочие приглядывали за карманами, защищая их от отчаявшихся голодных мальчишек. Женщины торопливо наполняли корзинки снедью у множества ларьков.

На Ребекку бросали заинтересованные взгляды мужчины, едущие и идущие рядом с их фургоном. Он заметил, как она пониже и поплотнее натянула шляпку, стремясь скрыть лицо. Но скрыть ее красоту было трудно, несмотря на то что она после путешествия выглядела грязной и усталой.

Незадолго до ужина фургон высадил их около какой-то гостиницы близ Бриджуотерского канала. Джулиан рвался поскорее отыскать Роджера Истфилда. Ему хотелось разузнать, как тот приобрел «Скандальную леди». Ребекка же почему-то притихла, и это крайне его заинтриговало. Впрочем, у него еще будет время выяснить это.

А может быть, дело в том, что если ответы Истфилда удовлетворят Джулиана, и они к тому же не встретятся с преследующими их ворами, ему придется поскорее вернуть ее в Лондон? Любопытно!.. Отправится ли она туда без возражений?

И почему у него возникло чувство, что без нее его жизнь станет гораздо… скучнее… без того, что она его забавляет и злит? Ему хотелось еще столько ей показать, подготовить ее к беспутной жизни, которую она избрала.

Хозяин гостиницы ничего не знал о манчестерских художниках, единственное, что он мог им подсказать, — это месторасположение Королевского манчестерского института искусств на Мосли-стрит.

— Все это рисование картин — дело пустое, — сообщил он Джулиану и Ребекке, хмуро глядя на них и качая лысой головой. — И институт этот — только лишняя трата денег налогоплательщиков. Тяжело заработанных денег.

— Я ищу моего кузена, — извиняющимся тоном сказала Ребекка. — Он художник. Как же иначе мне его разыскать?

Хозяин презрительно фыркнул, но соизволил объяснить им дорогу.

Выйдя на кишащую народом улицу, Джулиан заметил:

— Туда слишком далеко добираться пешком. Нам придется нанять какой-нибудь экипаж, но тогда у нас почти не останется денег на ночь.

Она взяла его под руку.

— Может быть, нам стоит отложить все на завтра? А за это время заработать денег.

Джулиан хмуро посмотрел на нее.

— Ничего подобного мы делать не будем. — Он бросил мрачный взгляд на улицу, в конце которой находился канал с причалами для барж. — Я не могу спокойно сидеть и ждать. Возможно, мы сумеем что-то выяснить в этом институте.

Им потребовался час, чтобы туда добраться из-за плотного уличного движения, но под конец им повезло. Художники со всего города продавали свои творения у колоннады внушительного здания института. Задав всего пару вопросов, они обнаружили множество людей, готовых без умолку вещать о прославленном уроженце Манчестера Роджере Истфилде. Так они узнали название улицы, на которой жила его мать, и то, что сам Истфилд сейчас в городе.

— Получается, что это всего в получасе ходьбы отсюда, — промолвил Джулиан, чуть не притопывая от нетерпения.

— Но если мы доберемся туда, когда стемнеет…

Он удивленно посмотрел на Ребекку.

— Разве ты не хочешь узнать наконец правду?

— Хочу, но мы ведь не единственные, кто знает, что у меня на картине был этот алмаз.

— Тем более стоит поскорее добраться до Истфилда и предупредить его, — мрачно заявил он. — А тебя я сумею защитить от всего.

Он не мог отделаться от нарастающего чувства тревоги.

Ребекка выглядела неубежденной, но кивнула, соглашаясь с его планом.

Они шли по городу в сгущающихся сумерках. По крайней мере жилище матери Истфилда находилось в районе среднего класса, с маленькими садами и подъездами позади небольших домиков. Кто-то толкнул их, пробегая мимо, и Джулиан приготовился к встрече с уличным воришкой, но это был прилично одетый взрослый мужчина, двумя руками придерживающий шляпу на голове. Вскоре мимо пробежали двое детей, затем женщина, даже не пытавшаяся их остановить.

— Что происходит? — растерянно спросила Ребекка. Прежде чем Джулиан успел ей ответить, раздался истошный вопль:

— Пожар!

Тогда его тревожное предчувствие перешло в унылую уверенность.

— Поспешим! — сказал он Ребекке и, схватив ее за руку, буквально потащил за собой.

К северу от них темное небо приобрело неестественный желтый оттенок.

— О Боже! — простонала Ребекка. — Ты ведь не думаешь…

Она оборвала фразу, и они оба побежали. На углу они увидели растущую толпу людей напротив двухэтажного домика. Из окон его валил дым, но огня не было видно. Пожарная команда тоже еще не приехала.

Казалось, никто не знал, есть ли кто внутри, но все соглашались, что это дом Истфилдов. Ребекка в отчаянии уставилась на него.

— Следуй за мной! — торопливо сказал Джулиан и потащил ее в сторону.

Она не задавала ненужных вопросов, и скоро они оказались позади горевшего дома. Калитка была не заперта, и они смогли подойти к задней двери. Джулиан распахнул ее, и оттуда с клекотом, как хриплый кашель старика, вырвался клуб черного дыма.

Ребекка схватила Джулиана за руку.

— Что ты собираешься делать? Ты же не можешь туда войти!

— Я должен. — Он стащил с шеи шарф, намочил его в маленьком соседнем фонтане и приготовился обвязать нос и рот. Ее широко открытые глаза были полны ужаса.

— Ты погибнешь! Алмаз у нас… что тебе еще нужно?

— Там могут быть люди… В ловушке.

Она открыла рот, но ничего не сказала, только стиснула руки. С отчаянием оглядывая заднюю стену дома, она промолвила:

— Загляни сначала в окна.

— Нет времени. — Он тряхнул ее за плечи и приказал: — Оставайся здесь. Обещай мне!

Где-то вдалеке раздалось звонкое громыхание пожарной машины, затем они услышали крики толпы у фасада дома и нарастающий треск дерева, грозящего рухнуть.

— Я… я обещаю! — вскричала она, но затем бросилась на него.

Он резко запрокинул ее лицо, почти грубо и страстно поцеловал. Вкус ее слез на щеках растрогал его: это было первым проявлением ее открытой нежности к нему. А затем он оттолкнул ее, натянул на нижнюю половину лица мокрый шарф и вбежал внутрь дома.

Джулиан тут же пригнулся, потому что дым заполнял помещение и поднимался к потолку. Откуда-то доносился треск пламени, но открытого огня он пока не видел. Ему почти хотелось его увидеть, потому что из-за отсутствия света он толком не знал, куда двигаться. Он на ощупь выставил перед собой руки, чтобы не наткнуться на мебель, и закричал:

— Истфилд! — Но глухой рев приближающегося огня заглушал его крик.

Внезапно он наткнулся на лежащее на полу тело. Руками он определил, что это женщина, в простой одежде, видимо, служанка. Она уже была совершенно неподвижна. Умерла из-за пожара?

Но нет, он ощутил липкость крови у нее на лбу. Ее чем-то ударило, хотя дом еще не рушился вокруг, пусть и протестовал стоном под натиском огня.

Неужели эту женщину ударили намеренно? Если так, значит, и пожар не был случайным.

Джулиан двинулся в передние нижние комнаты, надеясь, что там кто-то уцелел. Он не знал, сможет ли добраться до второго этажа.

Когда он достиг прихожей, язычки пламени уже просачивались вокруг дверного проема. Жар наплывал на него волнами, обжигая кожу лица и рук. Драпировки на окнах фасада превратились в огненные занавеси, и оконные стекла начали лопаться. Пламя двигалось по потолку через прихожую к Джулиану, протягивая к нему свои дьявольские руки.

На покрытом ковром полулежало еще два тела. Пригнувшись, Джулиан перебежал к ним и опустился на колени. Мужчина лежал на спине, уставившись в потолок. Языки пламени отражались в его безжизненных глазах. У него тоже была глубокая кровавая рана на голове. Здесь Джулиан уже ничего не мог поделать.

Рядом с мертвецом лежала седая женщина. Казалось, она цеплялась за тело мужчины в порыве горя. Вдруг она застонала и слабо кашлянула. Джулиан, не колеблясь, подхватил ее на руки и повернулся туда, откуда пришел. Входная дверь была ближе, но пламя из гостиной уже достигло ее, перекрывая путь.

Глаза его отчаянно слезились, горло и легкие жег дым, проникавший сквозь мокрый шарф. Он услышал громкий грохот позади себя, ощутил волну жара, но оглядываться не стал. Перепрыгнув через мертвую служанку, он, напрягая глаза, устремился к черному выходу.

А потом он очутился прямо в саду, и над ним раскинулось холодное черное небо ночи, подсвеченное сзади светом пожара.

— Джулиан! — раздался вопль Ребекки, полный облегчения и слез.

Он ошеломленно позволил ей отвести себя в глубь садика, подальше от грозящего обрушиться дома.

— Посади ее сюда! — указала на скамью Ребекка. Джулиан так и сделал, не обращая внимания на жестокие приступы кашля. Он сорвал с лица шарф и, упершись руками в бедра, кашлял, кашлял и кашлял. Казалось, легкие его сейчас разорвутся. Сквозь слезы он видел, что Ребекка опустилась на колени перед женщиной и поддерживает ее голову. Клекочущий кашель в груди женщины не сулил ничего хорошего.

Наконец ее тело обмякло в изнеможении, и она с трудом прошептала: «Роджер!.. Роджер!..»

Ребекка вопросительно оглянулась на Джулиана, и он, сжав губы, мрачно покачал головой.

— Мне очень жаль вашего сына, миссис Истфилд, — пробормотала Ребекка. — Но сейчас вам нужно полежать спокойно и собраться с силами.

Но миссис Истфилд оттолкнула ее руки.

— Зачем? Мне ничего… не осталось. Я уже умирала… никогда не думала, что мой бедный мальчик покинет этот мир раньше меня. — Она закрыла глаза, и слезы потекли по ее щекам. Тело ее сотрясалось от рыданий.

— Роджера не огонь убил, — произнес Джулиан, опускаясь на колени рядом с Ребеккой. — Это сделал кто-то другой.

Ребекка ахнула, всмотрелась в его лицо, но перебивать не стала.

— Его убили, — прошептала старушка, хриплым от дыма голосом. — Убили… на моих глазах. О Боже. Боже… — Она снова закашлялась.

Звон пожарной машины делался все громче, рев огня, охватившего все здание, соперничал с ним. Но в сад никто не заглядывал, и Джулиан знал, что сейчас пожарные будут больше заняты тем, чтобы не дать огню распространиться на соседние дома.

— Она нуждается в помощи, — настойчиво проговорила Ребекка. — Мы можем расспросить ее о Роджере позднее.

— Не будет никакого «позднее», — тихо пробормотал он.

Миссис Истфилд подняла голову.

— Роджер?.. Вы знали моего сына?

Ребекка взяла мокрый шарф Джулиана и попыталась вытереть им лицо несчастной, но та оттолкнула ее руку. Ребекка вздохнула:

— Я знала его в Лондоне, миссис Истфилд. Он был талантливым художником.

— Тогда вы должны знать… Вы сможете рассказать полиции… Моего сына… убили.

— Вы сможете рассказать это сами, — ласково промолвила Ребекка.

— Нет! Я… умираю. Я долго умирала… Мне нужно рассказать вам то, что я знаю… о случившемся!

Старушка вновь закашлялась. Джулиан встретился взглядом с испуганными глазами Ребекки.

— Мы слушаем вас, — произнес он, положив руку на худое плечо миссис Истфилд. — Расскажите нам все, что сможете.

Они зачерпнули воды из колодца в дальнем углу сада, подложили старушке под спину свернутую куртку Джулиана, и после нескольких глотков она, запинаясь, начала рассказывать:

— Трое мужчин ворвались в дом… требовали, чтобы он рассказал им об ожерелье… об алмазе. Роджер сказал… что не знает, о чем они толкуют, но они… его ударили, — она испустила слабое рыдание, — и он признался, что оно было у него. Сказал, что это подделка… подделка! Но они ему не поверили… и в конце концов даже я поверила, что оно бесценно. Но бедный Роджер одолжил его… одной из своих моделей. О Боже!.. Они снова его ударили. И тот человек, который распоряжался… сказал, что алмаз принадлежит ему… что Роджер был нанят, только чтобы написать портрет его жены… он сказал, что мой мальчик его украл…

Джулиан обменялся быстрым взглядом с Ребеккой. Слеза потекла по ее щеке: она с грустью смотрела на умирающую.

— Роджер… не был вором!.. О Боже! Они продолжали его бить… и он наконец признался, что этот алмаз ему подарила жена того человека. Но мужчина не хотел в это верить… и Роджер вынужден был сказать, что состоял в интимной близости… с этой женщиной. Она сказала, что алмаз ей надоел. Я никогда не видела… такой ярости и ненависти… как у этого мужчины. Он отказался поверить словам моего сына… сказал, что жена утверждала, будто Роджер украл алмаз… и он ударил моего мальчика… сильно ударил вазой. И он больше не шевелился… мой бедный мальчик…

Следующий приступ кашля был еще слабее предыдущего, она больше не могла держать глаза открытыми. Каждый вдох давался ей все с большим трудом.

Ребекка заплакала.

— Миссис Истфилд, вам нужно отдохнуть.

— Слишком поздно, — прошептала та. Голова ее клонилась то назад, то вперед. — Слишком поздно… Они не обращали внимания на меня. Я обняла своего мальчика… а они в это время поджигали дом, чтобы скрыть свое преступление…

— Вам известно, кто это был? — настойчиво спросил Джулиан.

Она содрогнулась, тело ее выгнулось.

— Уиндебанк, — прошептала она. — Они назвали его Уиндебанк… Он сказал… что едет домой… О, Роджер, Роджер… — Она тяжело осела на скамейке и больше не шевелилась.

Повисла жуткая тишина. Они смотрели на тело миссис Истфилд. Ребекка шмыгнула носом и вытерла глаза. Джулиан стоял в оцепенении. Он потрясенно твердил себе, что нужно рассуждать логически, спокойно, а внутри кипела бешеная ярость.

— Джулиан! — окликнула его Ребекка, тряся за руку. — Что с тобой? Тебе знакомо это имя?

— Это мой дядя, — процедил он сквозь стиснутые зубы. — Он мой дядя.

Глава 15


Все еще стоя на коленях, Ребекка ошеломленно смотрела на Джулиана. Выражение его лица было суровым и запрещало задавать вопросы. Смуглое лицо с тяжелыми черными бровями, широкие плечи, рост… он выглядел человеком, которого стоит бояться… но она его не боялась.

Ребекка злилась на себя: она позволила ему рисковать собой… стояла и раздумывала, увидит ли его снова. Он берег и лелеял ее, как вся ее семья. Он сам делал свой выбор, сам принимал решения. А она, вместо того чтобы доказать ему, что может быть партнером, ломала руки в панике и позволила беспомощности лишить ее голоса.

Теперь перед ним возникло разоблачение, которое может оказаться хуже горящего здания. У нее в груди заныло, там мучительно свернулись в один ком тревога за него и сочувствие. Он наконец нашел связь кражи алмаза с прошлым скандалом… в своей семье.

Неужели его собственный дядя украл «Скандальную леди»?

И тут Ребекка услышала грохот в дальнем краю сада, у подъездной аллеи. Джулиан быстро поднялся на ноги и повернулся, чтобы бежать туда. Разгорающийся пожар осветил ночь, бросая причудливые тени на садовую ограду. Высокий куст колыхался туда-сюда, как на ветру. Она тоже встала и с удивлением увидела, что Джулиан забрался по этому кусту на ограждающую сад стену. Он заглянул через нее и замер. Ей показалось, будто Джулиан сейчас перелезет через стену и скроется с глаз… Но вместо этого он снова спрыгнул на землю и вернулся к ней.

— Что ты увидел? — вскричала она.

— Мужчину в дальнем конце аллеи. Он убегал от пожара. Гнаться за ним было бесполезно.

— Почему тебе вообще это пришло в голову? — удивилась она.

— Я думаю, его оставили удостовериться, что никто не выбрался оттуда живым. И еще ему, наверное, поручили караулить нас.

Ребекка задрожала:

— По приказу этого… Уиндебанка?

Джулиан пожал плечами и промолчал.

Она посмотрела на мертвую миссис Истфилд.

— Нам нужно что-то для нее сделать.

— Ей поздно помогать, Ребекка.

— Но…

— Все подумают, что она выползла из огня, только чтобы здесь умереть. Мы не можем быть в этом замешаны. Можешь себе представить, какие посыплются вопросы?

— Но у нас есть и некоторые ответы! Это все произошло из-за… — Она оборвала фразу и положила руку на грудь, где скрывала алмаз. Он словно жег ее, будто то, что из-за него убивали людей, делало его тоже зловещим.

— Уиндебанк скоро узнает, что мы были здесь. Мы не можем терять времени, или он найдет способ избежать наказания. Ты хочешь, чтобы весь свет узнал… о том, что мы замешаны в этой истории… вместе?

— Но речь идет не о нас… и не о какой-то глупой… неприличности! — возмутилась она.

— Кроме того, я не хочу, чтобы речь пошла о нашей смерти.

Она потрясение посмотрела на него, возразить ей было нечего. Ребекка молча наблюдала за ним, Джулиан бережно поднял голову миссис Истфилд, чтобы забрать свою куртку.

— Никто не знает, что мы здесь были, — пробормотал он, глядя на Ребекку своими пронзительными серыми глазами. — Пошли!

Она не колебалась: в этом не было смысла. Медленно и скованно она поднялась на ноги. Джулиан взял ее за руку, почти приподняв при этом, подхватил их саквояж, и они, пройдя сквозь калитку, направились прочь от пожара.

— Куда мы пойдем? — наконец спросила она. У него было такое угрюмое выражение лица, что Ребекке захотелось его отвлечь хоть на минуту. Ведь им скоро предстояло обсудить то, что они узнали. Ему было необходимо поговорить об этом, хотя она догадывалась, что ему этого вовсе не хочется.

— Мы не можем вернуться в гостиницу, где нас высадил фургон. Мы не можем себе этого позволить по деньгам, — произнес он.

— Неужели может найтись место хуже? — поинтересовалась она с плохо скрытой иронией.

— Да, — кивнул он, — ночлежка в беднейшей части города.

— А еда там будет?

Джулиан посмотрел на нее так, словно впервые увидел после всех событий вечера.

— Нет. Мы поищем таверну после того, как устроимся на ночлег.

День совсем угас, когда они наконец отыскали ночлежку, и Ребекка столкнулась с условиями, которые и представить раньше себе не могла. Каждый этаж представлял собой одну открытую комнату, в которой на тюфяках, тряпках или просто соломе спали вповалку мужчины, женщины и дети. Хотя окна и двери были открыты настежь, Ребекку затошнило от вони. Кое-где на сломанных ящиках стояли свечи, и в их тусклом свете она разглядела детей, тревожно смотревших на нее.

— Мне очень жаль, — сказал Джулиан, — но у нас едва хватит денег на еду.

— Не извиняйся, ведь это не твоя вина. — Мимо них пробежала здоровая крыса, и Ребекка отчаянно вцепилась в его рукав. — Можем мы отыскать таверну до того, как устроимся на ночлег?

— Конечно! Но сперва я должен очиститься от этой сажи.

Он заплатил полпенни за какие-то лоскуты и миску, потом накачал воды из колодца посреди двора, общего для нескольких подобных же строений, и отмыл, как мог, лицо, а потом она, взяв у него влажные тряпки, оттерла пропущенные пятна копоти. Их лица почти соприкасались, и он вроде бы смотрел на нее, но глаза его были тусклы и ничего не выражали. На лице и на руках Джулиана краснели обожженные пятна, и конец одной брови был сожжен. Он едва избежал серьезного увечья.

— Я не могу больше оставаться в этой мерзкой грязной рубашке! — произнес он, стаскивая ее через голову.

Ребекка покраснела от смущения, что он так разделся на людях. Хотя, конечно, поглядев на него полуголого, никто из здешних обитателей не осмелится нападать. Она прикусила губу и промолчала, когда он вынул из их мешка последнюю чистую рубашку. Да и как сможет она стать чистой и вымыть одежду в таком месте?

Наконец он обнял ее за талию, и она с радостью ощутила себя под его защитой, после чего они отправились на поиски еды. Она пребывала в полной растерянности: во всех своих мечтах о великих приключениях она и представить себе не могла, что люди живут в таких условиях… без всякой надежды выбраться из них. А от чего жаждала избавиться она? От светских вечеров, где она ела лучшую пищу, была одета в великолепные наряды… Ей хотелось спрятать лицо на груди Джулиана, чтобы не смотреть в глаза жестокой правде о себе.

К ее удивлению, таверна по соседству оказалась почти пристойной, и среди ужинавших мужчин находилось несколько чисто одетых женщин. Джулиан готов был сесть за любой стол, но Ребекка попросила посадить их за дальний, где они оказались бы в относительном уединении. И снова они сидели на скамье, высокая деревянная спинка которой охраняла их разговор от чужих ушей. Перед ними был расположен очаг с жаровней, в этот теплый весенний вечер пустой от горящих углей. Комната была большой и довольно шумной, так что никто не смог бы их подслушать. Впрочем, никто в их сторону и не смотрел.

Пока они ждали заказанную баранину с вареной картошкой, Ребекка сидела, тесно прижавшись к Джулиану, по-прежнему продев руку под его локоть. Его взгляд был отрешенным, лицо непроницаемым.

— Джулиан! — окликнула она его.

Он удивленно заморгал, потом опустил глаза на нее.

— Уиндебанк — действительно твой дядя? — Ребекка почувствовала, как он напрягся. — Нет, нет, ты больше не можешь продолжать молчать. Это ведь касается и меня тоже. И если этот человек знает, что мы осведомлены о его преступлениях, мы оба в опасности. Так что я должна знать все! — И когда он продолжал молчать, только мускул дергался у него на щеке, она тихо добавила: — Тебе станет лучше, если ты обо всем расскажешь. Расскажи мне, Джулиан. Я хочу помочь.

Он глубоко вздохнул и медленно произнес:

— Я даже не знаю, с чего начать.

— Ты уверен, что этот Уиндебанк — твой дядя?

— Да, это имя слишком редкое. И у него было больше доступа к алмазу, чем у многих других. Но я никогда не подозревал… представить себе не мог, что именно он его украл.

— Он что, брат твоей матери?

— Нет. Его жена — сестра моего отца, что делает ее дочерью графа. Она всегда была о себе самого высокого мнения и вела себя с театральной надменностью. Могу себе представить ее героиней любовного романа.

— Но видимо, Уиндебанк представить этого не может.

— Гарольд Уиндебанк, — пробормотал Джулиан, — джентльмен без титула, и помню, как я был удивлен, что моя тетка с ее самовлюбленностью вышла замуж не за пэра.

— Возможно, она его полюбила.

— Видимо, недостаточно, — мрачно откликнулся он.

— Ты уверен, что это они украли алмаз?

— Как иначе смогли они его заполучить? Крик и шум были подняты неимоверные, ведь алмаз был подарен благодарным магараджей совершенно открыто. И полиция так и не нашла никаких признаков того, что в дом проник кто-то посторонний.

— Твой отец когда-нибудь высказывал мнение, что кражу совершил кто-то из членов семьи?

— Нет, он…

Она вдруг увидела, как лицо Джулиана посерело.

— Джулиан! Что с тобой?

Он откашлялся, но голос его все равно прозвучал хрипло, и Ребекка поняла, что дело вовсе не в табачном дыме, стоявшем в воздухе.

— Мой отец был чрезвычайно унижен высказывавшимися подозрениями, что он продал драгоценный дар ради выгоды. На его разум словно опустилась чёрная пелена… Ему, казалось, стало безразлично, что мне скоро исполняется восемнадцать и мне нужно будет унаследовать достаточно, чтобы спасти графство… статус и имение…

Тревога комом сжала все у нее внутри от той боли, которую она услышала в его голосе, она почти расхотела узнавать, что же произошло потом.

— Он умер, — бесцветным голосом промолвил Джулиан. — Мы устроили праздничную охоту в честь моего восемнадцатилетия. Там были все, мой дядя в том числе… — Лицо его исказилось при этих словах. — Они нашли тело моего отца. Он ушел один, в погоне за оленем. Выглядело все это так, будто он споткнулся, перелезая через ограду, и случайно разрядил ружье.

— Значит, это был несчастный случай? — пробормотала она.

— Все твердили это нам в лицо, — горько произнес он. — Но он был опытнейшим охотником и знал все наши земли с малых лет. Он никогда не сделал бы такой глупой ошибки. Я знал то, что никто не осмеливался сказать вслух: он убил себя.

— Ох, Джулиан!.. — вздохнула она.

— Я никогда не говорил этого вслух, но другие в свете говорили. Они приняли как данность, что отец покончил с собой из-за скандала с пропажей алмаза.

Она прикоснулась к скрытому под платьем алмазу… Казалось, он был проклят, послужив источником стольких кровопролитий.

— Я был очень зол на него, слишком зол, чтобы грустить. Я думал, что он трус: оставил нас одних, а не стал помогать восстанавливать графство. — Он склонил голову и крепко провел ладонью по лицу. — Я поверил худшему о нем, Ребекка… хотя в этом не было ни малейшего смысла. Я наследовал деньги. Все должно было стать лучше… Я не понимал, зачем ему понадобилось убивать себя… Но может быть, он этого не делал?! Может быть, он понял, кто украл алмаз, и дядя Гарольд убил его, чтобы заставить замолчать?..

Он вновь тяжело закашлялся. Ребекка осторожно похлопала его по спине.

— Я винил его, — наконец произнес Джулиан осипшим грубым голосом, — все то время, хотя должен был разыскивать его убийцу.

— Прекрати! — твердо заявила она. — Разве ты Бог, всезнающий и всемогущий, что мог обо всем догадаться? Почему ты вообще должен был заподозрить дядю в таком жутком преступлении? Это только теперь ты узнал, что он легко убивает невинных.

— Я должен был догадаться, — очень тихо произнес он.

— А я полагаю, что ты слишком самонадеян и берешь на себя слишком много. Тебе было всего восемнадцать.

— Но этот восемнадцатилетний спас графство. Она потрясла головой.

— И поэтому ты считаешь, что способен сделать все на свете? Словно весь мир опирается на твои плечи… Ох, Джулиан, ты требуешь от себя того, чего не ждешь от других!

В этот момент им наконец принесли баранину, и Джулиан принялся за еду. Лицо его по-прежнему было непроницаемым. А Ребекка ничего больше не могла придумать, чтобы его встряхнуть. Ему было необходимо выплеснуть все скопившиеся в нем эмоции, дабы прийти к миру с самим собой, с этими новыми разоблачениями, заставляющими совершенно иначе взглянуть на прошлое.

Он был человеком и ненавидел делать ошибки, поэтому и держал все под контролем. А тут оказалось, что единственное, что он мог держать под контролем, — это свои эмоции, причем ему казалось, что теперь он и над ними не властен. Каково было много лет думать самое плохое о своем отце и внезапно узнать, что все было совсем по-другому?


Когда они возвращались в их ночной приют, Джулиан остановил ее под газовым фонарем и объявил:

— Завтра, после того как я заработаю достаточно денег, я отправлю тебя в Лондон.

Она возвела глаза к небу, что рассердило его еще больше.

— Забирай этот кулон и храни его получше, — продолжал он. — И береги себя.

— Джулиан, у меня есть очень веская причина не послушаться тебя.

— Ребекка…

— Я выслушала тебя, а теперь твоя очередь слушать. Откуда такая уверенность, что я буду в безопасности? Твой дядя знает: драгоценность у меня, а теперь у него еще появилась уверенность, что, возможно, мне известно, кто убил этих несчастных людей в доме.

— Твой брат сможет…

— Моего брата нет в Лондоне… как, впрочем, и герцога.

— Тогда ты отправишься в полицию.

— И что я им расскажу? «Знаете, офицер, у меня оказался редкий алмаз, который был когда-то украден и из-за которого теперь погибло несколько человек». Джулиан, они с тем же успехом могут решить, что убийца — я.

— Они никогда…

— Я позировала голой для картины. Неужели после этого они сочтут меня невинной светской мисс? Даже ты в это не веришь!..

Он поморщился, думая, не слишком ли ее обидел. Если бы только в ее словах не было здравого смысла…

— И вообще, я не хочу тебя покидать, — добавила она, снова беря его под руку.

Он не знал, что на это ответить.

— Ты страдаешь, Джулиан.

— Это нелепо.

— Ты узнал сегодня такие вещи о своей семье, которые и представить себе не мог. Тебе просто нельзя сейчас оставаться одному.

Он подумал о днях, которые они провели вместе, о завораживающих особенностях ее личности, которые постепенно открывались ему, словно он открывал цветок лепесток за лепестком. Она сводила его с ума, заставляла смеяться, мучиться вожделением. Она вносила сумятицу в его ум и душу. Нужно было ему сегодня такое отвлечение?

Однако Ребекка права: он не мог рисковать, отправляя ее домой одну. Только себе мог он доверить ее охрану.

Но что, если он в этом потерпит поражение?

Это заставило его призадуматься. Впрочем, он отбросил это мрачное тревожное чувство. Он не потерпит поражения! То, что он хоть на миг подумал об этом, говорило о его растерянности.

— Хорошо. Ты можешь оставаться, — наконец произнес он.

Ребекка посмотрела на него с удовлетворенной улыбкой.

— Так что же мы теперь станем делать?

— Мы постараемся хорошенько выспаться.

Она отвела глаза в сторону, с видом храбрым и решительным. Никогда в жизни ей не приходилось попадать в такое место, и Джулиан никак не мог улучшить его.

— А что потом? — настойчиво переспросила она. — Как я понимаю, ты собираешься встретиться со своим дядюшкой лицом к лицу. Далеко отсюда его поместье?

— С нашим безденежьем потребуется много дней, чтоб до него доехать. Но в конце концов мы туда доберемся.

— И тогда ты выяснишь всю правду.

— И добьюсь справедливости, — многозначительно заключил он.

Они приблизились к ночлежке, и Джулиан обнял ее и грозно насупился, показывая окружающим, что связываться с ним не стоит. Какой-то мужчина поспешил уйти с дороги, другой, поколебавшись, сделал то же самое. Уже скоро Джулиан с Ребеккой оказались внутри и занялись поиском обещанного им тюфяка.

Ребекка ничего не сказала при виде кучи постельных принадлежностей и узкого тюфяка, на котором им предлагалось спать.

— Хорошо, что он не лежит на полу, — благодарно посмотрела на него Ребекка.

Джулиан не сомневался, что она вспомнила виденную ранее крупную крысу.

Хотя обычно он спал мало, потому что каждый вечер работал допоздна, сейчас он был в изнеможении… Они улеглись, не раздеваясь, поставив саквояж на тюфяк в ногах, между собой.

Люди вокруг не спали. Ребекка свернулась комочком за спиной Джулиана, и это его согревало, хотя глаза никак не хотели закрываться. В полумраке коптящих свечей, редко расставленных по большой комнате, он мог рассмотреть движения разных людей, тихую беготню детей. В их жалобно пронзительных голосах звучал не столько страх, сколько безнадежность… и это было хуже всего. Это заставляло его злиться на их родителей.

Ребекка почувствовала, как напряжено его тело. Она думала, что он расслабится и крепко заснет от усталости, но, видимо, это у него не получалось.

— Джулиан… — тихо окликнула она его.

Он посмотрел на нее через плечо.

— Что-то не так?

В тусклом свете она разглядела его кривоватую усмешку.

— Что может быть не так?

— Какой сарказм! — Она прижалась к нему плотнее и обняла его, радуясь, что его рубашка не пропахла дымом пожара. Она пахла им, Джулианом, и она даже вздрогнула, осознав, как это ей нравится. — Если все в порядке, ты должен расслабиться и заснуть. Иначе какой будет от тебя толк завтра?

Ей хотелось его рассмешить, но он не рассмеялся.

Какой-то ребенок заплакал, мать попыталась его успокоить, но тут к нему присоединился второй, более старший, ее отпрыск. Они явно были погодками, а кроме них, у этой женщины было еще несколько маленьких детей.

— Я не понимаю, почему они заводят и заводят детей в таких условиях, — тихо произнес он. — Господи, я с четырнадцати лет знал, как предотвратить зачатие. И это стоит совсем не дорого.

Ребекка поднялась на локте и с интересом посмотрела на него.

— Правда? Я понятия об этом не имела.

— Если б только моя мать… — Он оборвал себя на полуслове и пробормотал что-то невнятное. Она подумала, что если бы здесь было посветлее, она наверняка увидела бы, что он покраснел. Разговор пошел очень откровенный. Кажется, он хотел сказать, что его матери стоило иметь поменьше детей?

Она вдруг поняла, что невольно отводит с его лба растрепавшиеся темные волосы, чтобы лучше рассмотреть выражение его лица. Он резко втянул воздух, но мешать ей не стал.

— Я испытываю глубокое сочувствие к этим женщинам, — пробормотала она, продолжая гладить его мягкие волосы. — У них, наверное, не было выбора. Самое тяжелое для меня — это слышать, как люди кашляют.

Он оглянулся на нее и прищурился.

— Ну конечно! А я, дурак, притащил тебя в такое место, зная, как ты подвержена…

— Нет, ты меня не так понял. Я боюсь не за себя. Я давно поняла, что не имею никакой власти над своим здоровьем. Но обо мне заботились мои родители и старались меня вылечить. А эти бедные люди могут только терпеть.

Он ничего не ответил, и она в конце концов опустила голову на их свернутую одежду, которую они использовали вместо подушки.

— Ты хорошая женщина, Ребекка, — тихо пробормотал он.

Она улыбнулась и крепче притянула его к себе.

Ей казалось, что после всех приключений этого дня она заснет легко и быстро, кстати, и шум, создаваемый множеством соседей по комнате, ее не слишком тревожил, пока она не услышала мужской стон, вызванный явно не болью, а удовольствием. Все-таки, наверное, она ошибается, подумала Ребекка, смущенная и потрясенная. Ребенок продолжал плакать, люди продолжали тихо разговаривать, какой-то пьяный громко скандалил во дворе, а рядом раздался ответный женский стон…

Не задумываясь, она прошептала:

— Неужели это… — И оборвала себя, сожалея, что заговорила вслух о таких интимных вещах.

— Именно то. В конце концов, это ведь их дом.

Сгорая от стыда, она уткнулась лицом ему в спину между лопаток и заткнула уши пальцами. Он, должно быть, догадался, что она сделала, потому что все его тело затряслось от смеха. Она ударила его по плечу. Как смеет он развлекаться, когда нечто столь интимное происходит в каких-нибудь десяти футах от них! В ее мире, если мужчину ловили просто за поцелуем, шок и скандал из-за этого сразу становились поводом для немедленной женитьбы.

Между тем звуки соития становились все громче и перешли в ритмичные толчки. Джулиан больше не смеялся, казалось, он так же напряженно вслушивался в происходящее, как и она.

А Ребекка тесно к нему прижималась. Это было как-то неправильно… однако ей было некуда деться.

И когда она уже начала думать, что это будет продолжаться вечно, мужчина издал громкий стон, ритмичные толчки прекратились, и настала тишина.

Она облегченно вздохнула и отняла пальцы от ушей. Впрочем, они мало ей помогли.

«Любопытно, что было причиной этих толчков?» — подумала она и провалилась в сон.


К полудню Ребекка отыскала на рыбном рынке местечко в тени. Она устроилась на скале, нависавшей над каналом. Множество барж доставляло товары на фабрики Манчестера и его жителям. С ее места было хорошо видно Джулиана, который переносил ящики с рыбой с баржи на склад. Она попыталась избавиться от чувства вины, зная, что это его только рассердит. Он разгружал рыбу, чтобы заработать деньги на дорогу. А она чувствовала себя такой бесполезной. Ей хотелось внести свою лепту. Однако когда она высказала свои чувства, он ее отчитал.

Сегодня она многое узнала. Когда они покидали свой ночлег, другие его обитатели только возвращались домой после ночной смены на фабрике и занимали тюфяки, освобожденные теми, кто отправлялся на дневную работу. Увидев это, она содрогнулась. А многочасовое наблюдение за Джулианом, разгружавшим рыбу, заставило ее возблагодарить Бога за благосостояние ее семьи.

Джулиан, казалось, не знал усталости. И во время каждого своего путешествия от баржи к складу и назад он отыскивал глазами ее. Поэтому она быстро научилась не задерживаться у прилавков, разглядывая товары, выставленные на продажу, чтобы не волновать его зря. Он постоянно наблюдал за ее безопасностью. Если бы у нее был выбор, Ребекка проводила бы все время у лотков с апельсинами и лимонами, но цена их выходила далеко за пределы их скудных средств.

Когда Джулиан сделал перерыв на ленч, они съели по сандвичу с ветчиной и запили их сидром. Явно очень голодный, он ел вдумчиво и жадно. Ей хотелось накормить его лучше, потому что он наверняка устал от долгой работы, так что она предложила ему и половинку своего сандвича, но Джулиан отказался.

Поев, он откинулся на валун, на котором она просидела все утро.

— Тебе, наверное, здесь до смерти наскучило, — пробормотал он, закрывая глаза.

— Ты можешь так считать. Но я с этим не согласна. Вокруг можно увидеть столько интересного. И без компаньонки я чувствовала себя такой свободной!..

— Какое замечательное приключение, — с сарказмом заметил Джулиан.

— Поистине, — настаивала Ребекка, — пусть даже ты из-за своей прямолинейности не видишь этого.

— У меня в голове умещается не одна мысль, а много. Но больше всего меня позабавило выражение твоего лица, когда утром зажгли все свечи и ты смогла разглядеть всех обитателей нашей комнаты. Румянец на твоих щеках мог соперничать с самым ярким закатом. Она застонала и закрыла глаза.

— Мне не хочется, чтобы ты напоминал об этом. Мой слух, не говоря уже о моих тонких чувствах, никогда больше не станет прежним.

Он громко хмыкнул:

— Должен признаться: я представить себе не мог, что придется разделить с тобой подобное переживание.

— Как вообще ты мог представить, что придется переживать подобное, с кем бы то ни было? — требовательно поинтересовалась она.

Он посмотрел на нее из-под полуопущенных век.

— Я вполне могу это себе представить. У нее перехватило дыхание.

— Ну вот! Ты снова покраснела.

— Ох, замолчи и лучше поспи. Я разбужу тебя, когда увижу, что другие мужчины возвращаются к работе.

— Я вовсе не собираюсь спать, — сказал он, но снова закрыл глаза.

— Разве ты не устал? Он пожал плечами.

— Ты, наверное, удивишься, узнав, что я так же тяжело работал на полях и со скотом у себя дома.

Но она не удивилась.

— Как я понимаю, слуги очень ценили твою помощь.

— Я учился всему. В общем, получал от этого столько же выгод, сколько они.

— И раз ты им помогал, они соглашались оставаться, хотя им платили мало.

Он снова закрыл глаза. Это было еще одной темой, которую он не хотел обсуждать. Разве ему не хочется, чтобы она думала о нем хорошо? Хотя, может быть, он так привык делать все незаметно и не рассчитывать на благодарность… Она надеялась, что это не так. Однако затем она вспомнила, сколько хлопот доставляли ему младшие братья. Они явно не слишком его ценили.

— Тебе приходилось когда-нибудь в жизни разгружать рыбу?

— Нет, — улыбнулся он. — Это новый навык в моем репертуаре.

Несколько минут они сидели молча, и он задремал. Ребекке нравилось смотреть на него. Особенно на его кожу, уже загоревшую под весенним солнцем. Заросшая щетиной челюсть и перебитый нос заставляли этих грузчиков думать, что он один из них. Он был своим во многих мирах, и ей хотелось научиться тому же.

Наконец она потрясла его за плечо, и он, вздрогнув, проснулся.

— Прости, но остальные мужчины уже возвращаются на работу.

Он кивнул и тут же поднялся. Бросив на нее прощальный взгляд, он спросил:

— С тобой здесь все будет в порядке?

— Меня никто не тревожит. Я думаю, что твой дядя решил, будто мы немедленно сбежали из Манчестера. Ему наверняка не придет в голову разыскивать нас здесь.

Он откликнулся со слабой усмешкой:

— Верно, но все-таки не теряй бдительности.

— Не буду.

Он внезапно наклонился и поцеловал ее в щеку. Ребекка остолбенела от удивления и удовольствия, а Джулиан прошептал:

— Я жду не дождусь еще одной ночи в твоих объятиях рядом с нашими новыми соседями.

Она откликнулась забавной гримаской, вызвавшей взрыв его смеха, после чего он торопливо удалился. Однако ее улыбка вскоре исчезла. Она молила небо, чтобы они провели не больше еще одной ночи в их жалком пристанище. Если ей придется вновь и вновь слушать стоны, толчки и ритмичные хлопки, она не выдержит и потребует от Джулиана объяснения всего происходящего в подробностях.

Тогда-то он перестанет смеяться.

Глава 16


Джулиан размеренно шагал рядом с Ребеккой. Они возвращались в свой приют. Он ощущал усталость, боль в мышцах и глубокое удовлетворение. Он смотрел сверху вниз на нее и позванивал монетами в кармане. Она посмотрела на него, хихикнула и сунула руку туда же, удивив и обрадовав его.

— О-о! Какое богатство! — промолвила она, толкаясь об него на ходу.

Ощущение ее руки на его бедре заставляло Джулиана забыть о ноющих мышцах, но сама Ребекка ничего особенного, казалось, не замечала.

Пошел легкий мелкий дождик, сразу промочивший их одежду. Ребекка посмотрела на небо.

— Может, он избавит нас обоих от запаха рыбы.

— Это я весь день шагал с ней в обнимку, — запротестовал Джулиан.

— А я бродила между рыбных прилавков. Поверь, что этот запах я подцепила не только от тебя.

Он рассмеялся и поудобнее перехватил пакет, который нес в другой руке.

— Но как следует приготовленная, она будет очень вкусной.

— А ты умеешь готовить? — поинтересовалась она. — Потому что мне никогда не доводилось этого делать. Хотя погоди… Конечно, ты умеешь, ведь тебе приходилось много времени проводить на кухне, когда ты рос.

— Вообще-то… по правде говоря… — улыбнулся он.

— Тогда ты приготовишь ее для меня.

— Что ж, я добыл эту пищу, я тебя охраняю. Полагаю, что могу быть и твоим поваром.

— Кажется, мне очень нравится, как все устроилось, — лукаво улыбнулась она.

В их жилище они потребовали и получили жаровню на углях с решеткой и поджарили рыбу. Ее было так много, что вскоре Ребекка стала ходить между детьми, предлагая им простую рыбу, как какой-то необыкновенный деликатес. И дети так к ней и отнеслись, почтительно ожидая своей очереди. Многие из них сморкались и кашляли, и Джулиану хотелось оттянуть от них Ребекку. Но ее в детстве долго держали в стороне от других, и Джулиан знал, что больше она такого обращения с собой не потерпит. Однако как же он понимал теперь страхи ее родителей…

Вскоре все стали устраиваться на ночлег, и он заметил колебания Ребекки. Он взял ее за руки и в ответ на ее удивленный взгляд кивнул на дверь. Она ухмыльнулась и последовала за ним. Он вывел ее наружу, во двор, и они уселись на ящиках. Из глубины кармана он достал маленький пакетик и передал ей. Она смерила Джулиана заинтересованным взглядом и стала осторожно его разворачивать.

— Боже, это пирожное! — ахнула она восторженно.

— Клубничное, — сказал он. — Прости. Кажется, оно помялось.

— Ох, вкус ведь не изменился, — промямлила она, откусывая первый кусочек и жмурясь от блаженства.

Наблюдая за ней, он почувствовал не только голод на еду.

— Никогда не думал, что сделаю женщине такой подарок.

Она хихикнула и тыльной стороной ладони смахнула крошки со щеки.

— А я и подумать не могла, что с восторгом приму столь тяжко заработанный подарок. Большое, большое тебе спасибо! — Она отломила кусочек. — Возьми немножко.

— Нет, это все тебе. Я наслаждаюсь, глядя, как ты его ешь.

Она решительно наклонилась вперед и поднесла кусочек к его рту, настаивая:

— Попробуй.

И он подчинился, не сводя с нее глаз. Его губы коснулись ее пальцев.

Ребекка покраснела и чуть замерла, неловко пробормотав:

— Я, наверное, пропахла рыбой.

— Мне все равно, — сказал он, проглотив лакомство.

Напряженность, предвкушение очередного интимного момента еще раз вспыхнули между ними. Он вспомнил, как они целовались, ощущение ее тела в его объятиях, блаженство на ее запрокинутом лице, когда она лежала под ним… Прошло три дня с этого, словно краденого, момента, три дня, пошедших на то, чтобы он овладел собой… как он старался себя убедить. А потом случилось так, что они каждую ночь лежали рядом, тесно прижавшись друг к другу. И сегодня это снова повторится! И он будет просыпаться всякий раз, когда она придвинется к нему, а перед его глазами возникнет та картина, и он вообразит Ребекку, раскинувшуюся на его постели… в той же позе… только для него. В последнее время мысли совсем ему не подчинялись. Происходило то, что он никогда не мог представить.

Он откашлялся.

— Как думаешь, что сказала бы твоя семья, если б узнала, что ты делаешь?

Ее смех скорее можно было назвать фырканьем:

— Поскольку речь идет обо мне, они, вероятно, были бы весьма удивлены. Но ведь я Лиланд по отцу и Кэбот по матери, так что было бы гораздо более странно, если бы я не впуталась в какие-нибудь неприятности. — Она посмотрела на него с веселой подозрительностью. — Только не говори мне, что не знаешь о проделках моей семьи.

Он скрестил руки на груди и решил не говорить ей, что многое выяснил насчет ее семьи, когда занимался поисками подходящей невесты.

— Я знаю, что твоего брата считали мертвым, а он неожиданно вернулся… Это действительно необыкновенная история.

— О, поверь, этот случай не сравнить с остальными нашими скандалами. Это было просто радостное чудо.

— Ты пытаешься сообщить мне, что твое семейство может превзойти мое по скандалам? — спросил он с преувеличенным изумлением. — У нас кража бесценного алмаза, дядюшка-вор…

— Ты просто не слышал, что моего отца застигли за ограблением могил.

Он лишь заморгал растерянно. Ребекка улыбнулась:

— Будучи профессором анатомии, он заплатил каким-то типам, чтобы они доставили ему трупы заключенных. Все было вполне законно. Он просто не знал, что они выкрадут женский труп из могилы.

— Это, должно быть, трудно было перенести.

— Это произошло до моего рождения, но отравило брак моих родителей на много лет. Моя мать чувствовала себя бесконечно униженной. А потом ты наверняка слышал, что мой дядя-герцог сделал своей герцогиней простую испанскую девчонку.

— Об этом я знаю.

— А нынешний герцог женился на журналистке, которая, расследуя что-то насчет него, притворялась кем-то другим. Другой кузен выиграл право ухаживать за будущей женой в карточной игре с ее матерью. А мою тетку подозревали в убийстве ее мужа, якобы она хотела, чтобы ее признали автором симфонии, которую тот вроде бы сочинил. А мой дедушка…

— Хватит! Поверить не могу, но должен признать, что ваша семья гораздо скандальнее моей. Не исключено, что общение с вами подорвет, как говорится, мою репутацию.

— Вообще-то женская половина общества уже наблюдала, как вы со мной флиртуете. — Она картинно похлопала длинными ресницами. — А если они узнают, чем мы занимались с тех пор…

Джулиан одарил ее интимной улыбкой. Ребекка, наблюдая за ним, облизнула вдруг пересохшие губы, чем довела его почти до полного одурения.

— Разве вы не видите, Джулиан, что история моего семейства переполнена скандалами, — промолвила Ребекка. — Но со мной пока ничего не случилось. Я вечно болела, была прикована к постели… Так что приключения моей семьи были для меня чем-то вроде интересной книги с выдуманными рассказами.

— Но теперь у вас разворачивается собственное приключение. Так что, когда состаритесь, сможете гордо держать голову, соревнуясь с рассказами кузенов и кузин об их беспутной юности. — Он склонил голову. — Станете вы когда-нибудь развлекать их историей знаменитой картины?

Странное выражение промелькнуло у нее на лице, и она со вздохом выпрямилась.

— Вам не кажется, что это потребует от них слишком большого понимания?

— Но ваша семья спокойно принимает художников. Сестра, например, зарисовывает вскрытия, а упомянутый тобой дядя вроде бы сочинял музыку.

— А еще одна кузина умеет играть на скрипке. Но никто из них не снимал с себя одежду ради искусства, — Она доела последнюю крошку клубничного пирожного и вздохнула. — Ох, Джулиан, это было восхитительно. Спасибо большое за этот подарок!

Некоторое время они молчали, прислушиваясь к звукам переполненной ночлежки, к плачу детей и перепалкам взрослых. Наконец нельзя было дольше откладывать сон, и они пошли в дом, где на них сразу обрушились неприятные звуки и запахи.

— Завтра мы покидаем Манчестер, — твердо заявил он.

— Слава Богу!

Джулиан полагал, что из-за изнеможения уснет легко и быстро. Но когда Ребекка уже благополучно засопела, привалившись к нему, и он начал дремать, несмотря на плач ребенка, она вдруг закашлялась.

Он нахмурился, но глаза не открыл. В конце концов кашлянуть может всякий. Кто знает, что витает в воздухе такого промышленного города, как Манчестер?

Но едва он расслабился, как она снова кашлянула еще раз. Он оглянулся через плечо и окликнул ее:

— Ребекка!..

— У меня просто скребет в горле, — отозвалась она и завершила свою речь долгим приступом кашля.

Затем она придвинулась к стене, явно стараясь держаться подальше от него, чтобы не тревожить. Джулиан почувствовал полную беспомощность, но, следуя инстинктам, перекатился к ней лицом и, не обращая внимания на ее протесты, как бы окружил ее своим телом, чтобы успокоить и согреть.

— Расслабься, — прошептал он, гладя ее по руке, потом по бедру.

Она слабо затрепетала, но вскоре перестала кашлять.

— Это была ерунда, — коротко промолвила она. — По-моему, я просто вдохнула твой волосок. Я же зажата между тобой и стеной.

— Значит, у тебя выбор между моей спиной и стеной? — спросил он с притворной веселостью.

— Я не могу сейчас толком разглядеть стену, но думаю, что она выглядит лучше, чем твоя грязная рубашка.

Он рассмеялся, продолжая ее гладить.

— Да-да, здесь трудно вымыться и постирать одежду.

— Поверь, я мечтаю о том, что завтра можно будет сделать и то, и другое. И еще, Джулиан…

— Да?

— Ты должен запомнить, что я распрощалась с жизнью в постоянных тревогах. И больше я так жить не буду.

Они несколько минут помолчали. Затем она удовлетворенно вздохнула. Перестав думать о риске, которому подвергается ее здоровье, Джулиан обнаружил, что ощущает щекой мягкость ее волос, длинный изящный изгиб ее спины под своей рукой и то, с какой неосознанной чувственностью вминается ее попка в его пах. Он продолжал воображать, каким ласкам смог бы ее обучить. Какое выражение появилось бы на ее живом личике, когда она ощутит незнакомое ей раньше блаженство.

«Нет. Не смей думать об этом сегодня», — приказал он себе, но было поздно: если Ребекка и заметила, что он возбудился, то ничего не сказала. Ему следовало бы перестать ласкать ее, но тогда его волнение стало бы еще очевиднее.

— Я слышу, как ворочаются шестеренки в твоем мозгу, — сказала Ребекка, запрокидывая голову, чтобы заглянуть ему в глаза.

Он приподнялся на локте, пытаясь увидеть выражение ее лица.

— Что ты имеешь в виду?

— Ты слишком много думаешь. Клянусь, что в моем горле было просто слабое раздражение.

— Докажи мне это, — прошептал он, наклоняясь, чтобы поцеловать ее.

Ее губы были такими мягкими, что он чуть не застонал от удовольствия. Однако Джулиан сдержался и просто нежно поцеловал ее. Он раздвинул ее губы и вторгся в ее рот, изучая его, поглаживая. Ощущая вкус клубничного пирожного.

В конце концов он поднял голову.

— Ты смелая лисичка. Думаю, что больше не удивляюсь, как это ты позировала голой.

И он вновь позволил своей руке с удовольствием и восхищением пройтись по изгибам ее тела. Она нерешительно спросила:

— Скажи… ты разочарован во мне? В сравнении с картиной?

Он удивленно посмотрел на нее.

— Как я могу быть разочарован?

— Роджер сделал меня на ней… я там выгляжу… вызывающей. Я никогда так о себе не думала. И я смогу понять, если ты согласишься со мной.

— Он идеально уловил твою суть, — ответил Джулиан, тычась носом в ямку у нее за ушком. — Разумеется, насколько я могу судить. Пока я не очень хорошо тебя знаю.

Ее чувственный смешок заставил его наградить ее еще одним проникновенным пьянящим поцелуем. Он поднял голову и набрал полную грудь воздуха, стараясь как-то отвлечься от ее магии, а потом хрипло проговорил:

— Ты ведь знаешь, что я уже выиграл.

— Твое пари? — вздохнула она, постепенно переворачиваясь на спину, чтобы лучше видеть его лицо.

— Разумеется. Мое доказательство — этот алмаз.

Он обвел пальцем его очертание у нее под платьем и почувствовал, как она затаила дыхание.

— Я могла его одолжить.

— Отличная попытка, но я в это не верю. Лучше объясни мне, почему твоя сестра и твоя кузина сочли необходимым объявить себя моделями для этой картины?

— Мы всегда были близки. Воспитывались вместе. Когда Элизабет и я были еще школьницами, мы анализировали, как будем спасаться от скандалов. Сюзанна нас подслушала и, будучи старше, решила, что самый лучший способ избегнуть неприятностей — это поклясться, что все мы всегда будем защищать друг друга, всегда помогать друг другу выпутаться из скандала.

— И ты тоже в этом поклялась?

— Я была гораздо моложе, — со смехом объяснила она. — Я сомневалась, что когда-нибудь окажусь даже близко от волнующего скандала, но мне хотелось не отставать от Сюзанны и Элизабет. Я притворялась, что такая же, как они.

— Но теперь ты сотворила свой собственный скандал. У тебя есть какой-нибудь план на случай, если в свете узнают о твоей связи с этой картиной? Правда, ни я, ни мои друзья никогда тебя не выдадим, — добавил он. — Но всегда найдутся те, кто наслаждается, подслушивая разговоры, не предназначенные для их ушей.

— Мне будет все равно, — откликнулась она, вздергивая носик и улыбаясь очаровательно проказливой улыбкой. — Меня не будет в Лондоне. Я буду путешествовать. А мои родители привыкли справляться со скандалами.

— Ты бросишь это на их плечи?

— Разве нам не приходится терпеть груз родительских скандалов? Только справедливо, чтобы они ответили тем же.

— Как ты щедра и благородна!..

Она рассмеялась, потом прикрыла рот ладошкой.

— Спокойной ночи, Джулиан.

Отворачиваясь от него, она продолжала улыбаться и при этом потерлась об него бедрами, устраиваясь, так что он непроизвольно содрогнулся. Она слишком быстро набиралась знаний.


Джулиан не сожалел, глядя на тающий вдали Манчестер. Фургон дергался и трясся на колдобинах неровной дороги, но если раньше это вызвало бы у него прилив раздражения, сейчас он относился к этому спокойно. Ведь каждый оборот колес приближал их к свежему сельскому воздуху, и Ребекке не придется больше вдыхать мерзкие запахи трущоб. Хотя его дядя проживал в Линкольншире, Джулиан счел разумным еще день пропутешествовать на север. Люди его дяди, которые наверняка старались их выследить, будут наблюдать за дорогами, ведущими на восток от Манчестера, в направлении поместья Уиндебанка, либо на юг, если решат, что Джулиан с Ребеккой намерены бежать в Лондон.

Незадолго до обеда они с Ребеккой покинули фургон посреди сельской местности, словно уже приблизились к дому. Они решили первую ночь провести на воздухе, чтобы лучше сбить с толку преследователей.

Ребекка, уперев руки в бока, оценивающим взглядом смотрела вдаль. Ланкаширские болотистые пустоши лежали выше речной долины, их бесконечные поросшие травой просторы были испещрены стадами овец. Хотя многие нашли бы этот пейзаж унылым, Ребекка, казалось, черпала из него безмятежное спокойствие и выглядела вполне удовлетворенной.

— Давай отыщем самое укромное местечко близ реки, — наконец промолвила она, направляясь к росшим вдоль берега деревьям. — Я просто сгораю от желания выкупаться!


Джулиан не мог представить себе другую женщину из его окружения, которая бы так естественно чувствовала себя среди сельской природы или жаждала искупаться в холодной реке. Его восхищение Ребеккой росло все больше. Возможно, стоит прибавить еще одно качество к списку требований в отношении «идеальной жены»: способность приспосабливаться…

В мирном молчании они прошли еще полчаса, прислушиваясь к щебету птиц. Солнце уже садилось, и облака приобрели розовато-оранжевый оттенок. Наконец они обнаружили уютный изгиб реки, вокруг которого деревья образовали ограду и навес.

— Это годится, — сказала Ребекка. — Сможешь помочь мне расстегнуть крючки на платье?

— А может, ты предпочтешь сначала поесть?

— Скоро совсем стемнеет. А мне не хочется купаться в темноте. — По ее телу пробежала дрожь. — Не знаю, что со мной происходит.

Она повернулась к нему спиной, и он прошептал ей в затылок:

— Возможно, дело во мне.

Она рассмеялась, но вновь слегка содрогнулась, что его порадовало. Впрочем, к удивлению Джулиана, его руки тоже дрожали, когда он расстегивал маленькие крючки на ее платье.

— Ты захватил мыло и полотенца из гостиницы? — осведомилась она, делая шаг в сторону и начиная стягивать платье.

— Да.

Он едва смог выдавить из себя это слово. Он мог сейчас думать только о том, что она хотела его прикосновения… что она хотела заполучить свое приключение. Что может он ей дать? Где проведет он черту? Все будет зависеть от того, какой накал страсти сумеет он выдержать, не взяв от нее то, что женщины ценят дороже всего.

Она уже разделась до сорочки, плотной полотняной, и он пожалел, что на ней надета не ее собственная, полупрозрачная. Платье она сбросила на большой камень.

— Нашу одежду я постираю попозже, — сказала она, усаживаясь на землю, чтобы снять ботинки, подвязки и чулки… Бросив ему лукавый взгляд; она продолжила: — А теперь настала очередь штанишек.

— Здесь на краю болот скоро похолодает, — произнес он, долго и откровенно разглядывая ее, пока она не покраснела. — Я лучше поскорей разожгу костер.

— Боишься купаться со мной? — В глазах ее прыгали веселые чертики. Она осторожно, под сорочкой, спустила с себя штанишки.

— Нет, не боюсь, — многозначительно отозвался он. — Но если я прямо сейчас присоединюсь к тебе в воде, тебе скоро будет не до купания, а потом у нас не будет костра.

Ее улыбка померкла, но выражение лица преисполнилось живейшего интереса. Они долго смотрели друг на друга, пока она в конце концов не направилась к саквояжу и не стала переворачивать в нем все в поисках затерявшегося куска мыла… Джулиан со вздохом стал собирать сучья и ветки, исподволь наблюдая за ней. Ребекка зашла в воду и содрогнулась.

— Ой, как холодно! — ахнула она…

— А ты ждала чего-то другого от поздней весны?

— Но… — она поежилась, — я так мечтала как следует искупаться.

— Значит, тебе придется удовлетвориться только чистотой.

Она храбро расправила плечи.

— Ты прав. И оно определенно того стоит.

Она шагнула дальше в воду. Речка было неширокой и не очень глубокой, но Джулиан уже привык заботиться о Ребекке.

— Ты плавать умеешь? — спросил он.

Она покачала головой и раскинула руки:

— Они не позволяли мне учиться ездить на лошади. Неужели ты думаешь, что мне позволили бы мокнуть в холодном пруду?

— Тогда будь осторожна. Входи в воду только по бедра. Если войдешь глубже, можешь потерять равновесие. Течение вроде бы не сильное, но всякое случается. Может быть, мне стоит сначала проверить, какое здесь дно?

— Джулиан, не бойся, ты и так обо мне хорошо заботишься. Я обещаю быть послушной, так что тебе не нужно доказывать, какой ты замечательный пловец. Ты ведь замечательный?

— Замечательный.

— Ну разумеется! А теперь займись, чем собирался. Я же займусь своими обязанностями позже.

Он сложил сучья в кучку под деревьями и стал высекать искру. Когда наконец маленький костерок затрещал, он взглянул на Ребекку. Лучи заходящего солнца сверкали на глади реки и отражались от ее гладкой кожи. Над головой Ребекки кружили стрекозы. Она с серьезным и вдумчивым видом энергично растирала намыленной тряпочкой руки и плечи. Удовольствия не было на ее лице, что заинтересовало Джулиана.

Огонь костра горел ровно, так что Джулиан разделся до кальсон и вошел в воду неподалеку от нее. Ребекка посмотрела на него, скользнула взглядом по его голой груди. Он поспешил окунуться в воду до пояса и содрогнулся от холода.

Она продолжала натирать себя мылом, словно на ней осела вся грязь мира.

— Легче, — произнес он. — Так ты вместе с грязью сдерешь с себя всю кожу.

— У меня такое чувство, будто я никогда больше не стану чистой, — пробормотала она.

В ее голосе прозвучало что-то задевшее его, и он придвинулся ближе.

— Ребекка, — негромко произнес он.

Она, словно не слыша его, продолжала намыливаться, потом проговорила:

— Запахи этого места… грустные глаза детей, которым нечего ждать от будущего, кроме болезней и смерти…

— Не все они заболеют, — произнес он, понимая, как глубоко захватило ее сочувствие к этим несчастным. — А некоторые, возможно, устроят себе вполне хорошую жизнь.

Она опустилась в воду и, сидя, стала мыть свое тело под сорочкой.

— Я понимаю, что они чувствуют… какую беспомощность и уныние ощущают, словно никогда не узнают ничего лучшего. От этого так просто… стать злыми.

— Злыми на что? — мягко спросил он.

— На Бога! На все, что держит тебя в этом жалком чахлом теле, на смерть, которая висит над тобой. Как демон из ночного кошмара. Детство должно быть полно игр, исследований нового, чудес… А у них детства нет вовсе.

— Как не было его у тебя.

Она посмотрела не него почти сердито.

— Это неправда. Мое детство нельзя сравнивать с детством этих несчастных манчестерских детей.

— Но у тебя есть право считать, что тебя лишили того, что твои брат и сестра считали естественным: здоровья, живости, свободы.

Ему показалось, что ее нижняя губка задрожала.

— Меня мучает то, что я вижу, как сильно прошлое влияет на мою нынешнюю жизнь.

Он почувствовал неловкость из-за того, что сам делает за нее вывод.

— Но вспомни, что мы все извлекаем уроки из своего прошлого. Оно может влиять и по-доброму.

Однако она продолжала хмуриться.

— Но я ведь не основываю каждое свое решение на прошлом. И вообще, разве так нужно жить?

Она выглядела такой расстроенной, что Джулиан приблизился к ней и взял из ее рук мыло. Став на колени, так что вода оказалась ему по пояс, он приложил ладонь к ее щеке и принялся оттирать ее лицо от грязи, бормоча:

— Не думай об этом, Ребекка.

Он действовал бережно, чтобы не повредить ее нежную кожу, ее покрасневшие от солнца щеки. Сверчки подняли шум, приветствуя приход ночи, вечерние песни птиц наполнили воздух, вокруг них шумела вода, и Ребекка постепенно расслабилась под его руками. Он прошелся пеной по ее шейке и за ушками… Она с тихим вздохом склонила голову, открыв ему доступ к затылку и плечам. Под его руками она казалась такой хрупкой, но Джулиан знал, какая она на самом деле сильная. Именно это позволило ей победить болезни, при которых другие могли сдаться.

Вот еще одно качество, которое он хотел видеть у своей жены: отвагу. Раньше он никогда не думал об этом, но Ребекка доказала ему, как это важно.

Он начал вытаскивать шпильки из ее волос и передавать их ей. Она напряглась, но ничего не сказала, даже когда ее каштановые волосы рассыпались по ее плечам. Она уткнулась в свои руки, зажав шпильки в кулаке, потом запрокинула голову, позволив массе волос упасть в воду. Река потянула их, и они окружили ее голову нимбом.

Теперь глаза ее были открыты, и она пристально всматривалась в него. Заткнув мыльную тряпочку за пояс своих кальсон, Джулиан взял в одну руку мыло, а второй намочил ее локоны. Их было очень много, и, трогая их, он испытывал какое-то порочное удовольствие. Раньше он никогда не обращал на женские волосы такого внимания. По какой-то причине купание Ребекки, мытье ее волос оказались гораздо более интимными, чем его сексуальные отношения с другими женщинами. Они давали ему такое острое наслаждение.

Он взбил пышную пену и втер ее в волосы Ребекки, а она все это время продолжала внимательно смотреть на него полузакрытыми глазами. От этого он почувствовал жар во всем теле и необычайный прилив возбуждения, несмотря на холод речной воды.

В конце концов ей все же пришлось закрыть глаза, чтобы в них не попало мыло. Джулиан нежно, но твердо массировал ей кожу головы. И она застонала от нежданного блаженства.

Его тело напряглось.

— Время смывать мыло, — хрипло произнес он. Она откинулась назад, стремясь погрузиться в воду по локти, но это чуть не утопило ее. Вместо этого он прижал ее к себе, обхватив руками за плечи. И слегка притопил ее.

— Доверься мне, — прошептал он.

— Я верю.

Проглотив внезапно возникший в горле комок, Джулиан позволил воде свободно протекать сквозь ее локоны. Ребекка, видимо, сообразила, что в другой руке он держит мыло, потому что подняла руки и стала прочесывать ими густые локоны.

В этот момент он заметил, что ее сорочка стала совсем прозрачной. Он увидел темные бутоны ее сосков, отвердевших от холодной воды. Он потрясение уставился на них, вдруг вспомнив, как ласкал их сквозь ткань ее одежды.

Он мог потеряться в ней. Ему хотелось попробовать на вкус ее тело. Так просто и легко было бы распустить шнурки у ее шеи, сдвинуть вырез сорочки и проследить ложбинку между ее грудей вниз… до крайнего предела…

Глава 17


Откинувшись назад на руку Джулиана, Ребекка ощущала себя такой гибкой… все ее кости словно растаяли от наслаждения. Вода, смывшая грязь и запахи Манчестера, больше не была холодной, а лишь бодряще освежающей. Течение реки слегка тянуло ее волосы, и она погрузила в них пальцы, освобождаясь от остатков мыльной пены.

Джулиан бережно обмывал ее лицо и шею, и это ощущение было неописуемо приятным. Кожа ее ожила под его руками и стала необычайно чувствительной. Она мучительно ныла от волнения и нежности, возбуждаемых его прикосновением.

Но теперь, держа ее в своих объятиях, он не произнес ни слова. Его необычайное молчание, странная неподвижность заставили ее наконец открыть глаза. Из любопытства. И тогда настала ее очередь задержать дыхание. Она лежала, откинувшись на его руку, а Джулиан смотрел вниз, на ее грудь, сосредоточенно, напряженно и жадно.

Может быть, теперь он наконец прикоснется к ней? Разделит с ней наслаждение, которого оба они так жаждали?..

Но в этот момент неподалеку, у берега, громко квакнула лягушка и с шумом плюхнулась в воду.

Джулиан вздрогнул и, словно очнувшись, перевел взгляд на ее лицо. Долгую минуту они не отрывали глаз друг от друга, и привычное слегка насмешливое выражение его лица сменилось на почти… торжественное.

— Разве ты не понимаешь, Джулиан, — прошептала она, — что я хочу заняться с тобой любовью?

Ответная его улыбка была полна сожаления.

— Этого я не стану делать, но покажу тебе кое-что из того, чего ты жаждешь… чего ты можешь ожидать.

— Но… — начала она.

Однако он пресек ее растерянность, наклонив голову и крепко поцеловав между грудей. Ребекка ахнула, мысли поплыли, хотя она и пыталась с этим бороться. Ей нужно было осознать и понять, о чем он говорит.

Но он уже распускал завязки ее сорочки и сдвигал мокрую ткань вниз, больше обнажая ее тело. Его губы последовали по этому пути, а затем язык нежно очертил контур ее груди. Сорочка задержалась на отвердевшем соске, а затем скользнула ниже, открывая грудь его взгляду и языку. Он осторожно лизнул один твердый кончик, потом другой, словно колебался между двумя сочными спелыми плодами и никак не мог выбрать. И каждое его движение отдавалось страстью в ее теле, заполняя его, как горячий шоколад… а вокруг струилась и ласкала вода.

«Но ведь он сказал, что не будет заниматься любовью», — подумала Ребекка, задыхаясь от блаженства, грозившего затопить ее мысли и разум. Он хотел подарить ей его, ничего не требуя взамен. Это было совсем не то, чего она ждала от мужчины.

Хотя это было самым трудным поступком в ее жизни, Ребекка положила руки ему на плечи и проговорила слабым голосом:

— Прекрати… — И потом с большей силой: — Прекрати!

Джулиан поднял голову.

— Не заставляй меня останавливаться. Только не сейчас, когда я ощутил вкус этого сладчайшего…

Она закрыла ему рот ладонью, уже содрогаясь.

— Джулиан, я не хочу этого… если ты не закончишь…

Он нахмурился. Лицо его было мокрым от речной воды, серые глаза вдруг стали непроницаемыми.

— Ребекка… — начал он.

— Что ты имел в виду, говоря, что покажешь мне, чего ждать? — требовательно поинтересовалась она.

— Но это ведь очевидно, — ответил он, вновь переводя взгляд на ее грудь.

Она снова подтянула сорочку вверх, хотя и с трудом, потому что мокрая ткань сопротивлялась. Он позволил ей сделать это. Вид у него был несколько растерянный.

— Нет, объясни мне, — настаивала она.

— Ребекка, у меня есть опыт, а у тебя нет. Тебе нужно больше знать о мире, в который ты намереваешься войти.

Она сузила глаза.

— Я, по-моему, нахожусь в том же мире, что и всегда.

Он выгнул бровь и сел на пятки прямо в воде.

— Неужели? Разве ты не понимаешь, что, позируя обнаженной, ты покинула пределы светского общества и перешла в мир, где все правила сломаны, где всякая сдержанность отброшена?

— Сдержанность?

— Как, по-твоему, станут относиться к тебе мужчины, когда ты полностью изменишь свою жизнь? Чего ты можешь ждать от них?

— Я…

— Я решил показать тебе, чего следует ждать, чтобы ты поняла, как далеко можешь зайти с мужчиной и где благоразумнее будет остановиться.

У нее внутри все как-то сжалось от растерянности. Она совершенно не могла представить, что будет так же вести себя с другими мужчинами, но сейчас речь шла не об этом.

— Ты решил? За меня? Что ты знаешь о моих выборах?

— Только то, что вижу, — спокойно ответил он, — и то, что ты мне объяснила.

Ее растерянность сменилась яростным гневом и болезненным стыдом, которого, впрочем, она не желала чувствовать.

— Не тебе решать, что мне нужно. Ты даже не знаешь, со сколькими мужчинами я уже была!

— Если бы это было правдой, ты не стремилась бы так нетерпеливо испытать то, чего раньше не испытывала.

— Но не с тобой! Я ночь за ночью спала рядом с твоим телом. Не у всех есть твоя сверхъестественная сдержанность.

— Я вряд ли обладаю сверхъестественными качествами. От меня потребовались все запасы моей выдержки, чтобы не дотронуться до тебя. Я и представить себе не мог, что это будет так трудно.

Он говорил это беззаботным тоном, но она почувствовала наигранность этой беззаботности. Она даже не могла торжествовать, что его планы на нее пошли не так, как он ожидал.

— Ты — человек, который не может жить моментом, — продолжала она. — Тебе на все нужен план. Как это я не догадалась, что и для меня у тебя готов план? Ты не позволишь мне быть равной тебе и иметь свою точку зрения на то, что касается моей жизни.

— Не позволить тебе иметь свою точку зрения на твою жизнь? — потрясенно вырвалось у него. — Я тот дурак, который позволил тебе продолжать это опасное путешествие только потому, что ты этого захотела. Какой еще независимости ты хочешь?

Конечно. Он был прав, но только в том, что касалось их путешествия.

— Ты распространяешь свой контроль на все, что можешь. В том числе считаешь, что опытнее меня. И думаешь, что не стоит со мной обращаться, как с реальной женщиной. Так, может, это ты боишься нарушить правила и границы, которые поставил себе, как человеку светскому? Тебе не нравится, что тогда ты станешь уязвимым. Ты всю жизнь держишь под контролем все… в том числе собственную семью. Неудивительно, что твои братья бунтуют!

Он напрягся.

— Что же, мной ты командовать не можешь! Я хочу заняться с тобой любовью. Что в этом плохого или неправильного?

— Ты — девственница, а я не лишаю девственности невинных девиц.

— Лишать девственности? Какие высокопарные выражения ты используешь. Может быть, они помогают тебе уходить от правды? Ты прячешься от реальности: от двух людей, которые хотят отдать себя друг другу… от возможности выдать свою уязвимость. Хотя не уверена, что у тебя она есть.

Он поднялся, такой высокий и внушительный. Вода стекала с него, очерчивая контуры его тела отраженным светом заходящего солнца. Мокрые кальсоны непристойно облепили ту часть его тела, которую она хотела вобрать в себя. Он выглядел более чем готовым к этому. Даже их жаркий спор, казалось, лишь сильнее возбудил его. Ребекка почувствовала сильнейший прилив вожделения, такой мощный, что все мышцы внутри судорожно сжались. Почему он отвергал то, чего они оба явно хотели? Все ради какого-то самоконтроля, которым он всю жизнь окружал себя?

Он наклонился к ней и погрозил ей пальцем.

— Возможно, это ты недостаточно честна с собой или со мной.

— Насколько честнее я могу быть? — возмутилась она и встала на ноги, не пропустив жаркого взгляда, скользнувшего по ее телу, прежде чем он вернул свой хваленый самоконтроль.

Сощурив глаза, он сказал:

— В твоем мире секс означает брак. Ты говоришь, что станешь жить по-другому, но, может быть, ты просто хочешь замуж за меня.

— Ты что, совсем меня не слушаешь? — вскричала Ребекка.

— Почему же иначе ты продолжаешь настаивать, чтобы я переспал с тобой?

— Это нелепо. Это ты пристально наблюдал за мной, когда я купалась, ты мыл мои волосы и смотрел на меня так, словно готов съесть сию же минуту!

Ноздри Джулиана зримо расширились.

— Я всего лишь мужчина, — прорычал он, — и я тебя хочу! Рядом с тобой моя выдержка держится на волоске.

Это вызвало у нее довольный торжествующий смешок.

— Ты просто никак не можешь признаться, что способен ошибаться, как и все остальные на свете.

Игнорируя ее замечание, он продолжал:

— Но я знаю, как бывает, когда репутация женщины погублена… Когда погублена репутация семьи. Что ты почувствуешь, когда окажется, что после исполнения глупой причуды назад дороги нет? Что ты почувствуешь, когда окажется, что пренебрежение к последствиям твоей бесшабашности означает, что ты никогда не сможешь выйти замуж?

Кажется, из его груди вырвался настоящий рык, с которым он и зашагал прочь от нее к берегу. Это было примитивно и… до ужаса волнующе. Она хотела, чтобы он бросил ее на землю и тут же овладел ею.

— Я не хочу замуж! — воскликнула она. — Неужели, по-твоему, я когда-нибудь соглашусь на что-то такое сковывающее?! — Ее родители много лет страдали от недоверия друг к другу. И пусть сейчас они были счастливы, сколько же лет они потратили зря. Ей не хотелось подобной жизни.

Но вдруг перед ее мысленным взором промелькнуло видение, поразившее ее: ежедневное возвращение в его постель. Это было так тепло и уютно… надежно…

Как могла она мечтать о надежности?

— Ты так и не выкупался! — крикнула она ему вслед дерзко и вызывающе.

Он остановился на мелководье, и она видела, что он хочет бежать от нее. Но они уже много дней терпели грязное состояние, поэтому он круто развернулся и направился обратно к ней. Она ожидала увидеть на его лице злость, смятение, но его лицо было непроницаемым. На нем красовалась лишь легкая насмешка. И это ее просто взбесило. Впрочем, ей тоже хватало выдержки. Она не стала выдавать свои переживания. Он подошел и протянул к ней руку за мылом.

— Я еще не закончила, — промолвила она, энергично намыливая обе ладони. Затем она погрузилась в воду, чтобы промыть интимные места.

Было очевидно, что он знает, что именно она делает. И, намыливая свой торс, он не сводил с нее глаз, наблюдая за каждым ее движением. Пронзительная дрожь заставила кровь жарче и яростнее бежать по жилам.

А когда он, не выпуская мыла из рук, окунулся в реку, она тоже сразу поняла, что он делает, и страстно захотела, чтобы его руки снова намыливали ее.

Но только если он не собирался предоставить ей одной поддаться двойной опасности страсти и уязвимости.


На берегу они молча занимались необходимыми делами. Джулиан собрал как можно больше хвороста, зная, что ночь будет холодной, а Ребекка тем временем постирала в реке их одежду. Наступала темнота, и насекомые завели ночные песни. Проснулась сова, сообщив об этом миру своим уханьем, но Джулиан не получал от этого ни малейшего удовольствия: он был слишком раздражен.

Он привык сам манипулировать чувствами и поступками других. Он всегда сохранял холодную голову. Мог вести переговоры логично и выдержанно, в то время как другие поддавались буйству эмоций.

Почему он не мог так же относиться к Ребекке? Она была просто женщиной, хотевшей того, что ей повредит. И он полагал, что нашел способ помочь ей уберечься от тяжких последствий.

Но может быть, ему стоило оберегать ее от себя? Когда она там, в реке, одарила его свирепым взглядом, он чуть не набросился на нее. Даже сейчас, когда она стирала, сидя на корточках, он по-прежнему был полон отчаянной похоти, словно они были какими-то дикарями и в мире не было никого, кроме них. Непривычные яростные ощущения захлестывали его.

Он твердил себе, что абсолютно прав, что им не стоит потакать их взаимному стремлению. Их необычные отношения… Ну как она не понимала этого?

Она развесила выстиранную одежду на кустах и камнях возле огня. Джулиан подложил в костер последние сучья и опустился перед ним на колени. Она подошла, но села не рядом с ним, а напротив. Он чуть не улыбнулся, но сдержался, потому что еще не был готов ее простить.

Он, не говоря ни слова, развернул пирожки с мясом, которые купил днем, и передал ей.

— Благодарю вас, — холодно произнесла она.

Они ели в молчании, молча передавая туда-сюда бутылку сидра.

— Ты когда-нибудь раньше спала не под крышей? — наконец поинтересовался Джулиан, почти уверенный, что она проигнорирует вопрос.

— Нет.

— А я спал, когда был моложе. Несколько раз я отправлялся с пастухами, когда они перегоняли овец на другие пастбища. Когда рождаются ягнята, пастухи должны все время быть рядом, чтобы не потерять ни одного.

— Хм, — буркнула Ребекка, не поднимая на него глаз.

Он улегся на траву и укрылся сухой рубашкой.

— Я буду спать здесь, — решительно объявила она.

— Ладно.

— Я не хочу подвергать риску вашу добродетель.

Он фыркнул, но по ее хмурой гримасе понял, что она не оценила его юмор. Она вытянулась по другую сторону костра и накрылась своим третьим платьем.

Джулиану показалось, что он безумно давно не спал один, но это была какая-то странная и глупая мысль. Когда эта история закончится, он снова будет спать один, вернется к привычной рутине, поискам жены, к своим делам и поместьям, которые, наверное, давно нуждаются в его внимании.

И жизнь его снова станет скучной… в сравнении с этой ночевкой на воздухе, на берегу… с Ребеккой Лиланд.

Последние лучи солнца погасли, и ожили ночные шумы. Вновь раздалось уханье совы, с болот донеслось тихое блеяние овец. Стрекотание сверчков и кваканье лягушек словно соревновались в громкости.

Внезапно из небольшой рощицы дальше по берегу раздалось резкое тявканье.

Ребекка подскочила:

— Что это было?

— Не знаю. Возможно, лисица, а может, одичавшая собака.

— Дикая собака?! — Она тревожно обвела глазами окрестности. Вокруг ее головы закружились насекомые, и она раздраженно стала отмахиваться от них.

Затем он услышал рокочущее хрюканье, которое, по его мнению, принадлежало бобру. Но Ребекка не потрудилась выяснять. Она просто встала, обошла костер и легла рядом, снова укрывшись платьем и оставив между ними расстояние чуть больше шести дюймов.

Он ухмыльнулся в темноте, но приближаться к ней не стал.

Хотя сон настиг его быстро, он скоро проснулся. Судя по положению восходящего месяца, прошло не больше двух часов. Земля под ним была сырой и холодной. Он поднялся, чтобы подбросить дров в огонь, и увидел, что Ребекка за ним наблюдает. Он снова лег, на этот раз поближе к ней.

— Я слышала, как у тебя зубы стучат, — сказала она, — и раздумывала, когда же ты сдашься.

Ему показалось, что она сдерживает смех, но ему было все равно. Он еле сдерживал дрожь. Потом тепло ее тела стало проникать в его кости. Он удовлетворенно почти провалился в сон, когда она заговорила:

— Между нами не все окончено. Я получу то, что хочу.

— Даже если это приведет к потере всего, что у тебя есть сейчас?

Она ничего не ответила.


Следующий день был отвратительным, сырым и ветреным. Джулиан был удивлен, услышав жалобное бормотание Ребекки, что она мечтает о закрытом экипаже. Впрочем, она тут же смутилась, что выдала себя, и стала еще более раздражительной. Они приняли предложение фермера подвезти их. Он доставлял кувшины с молоком в соседнюю деревню. Там они купили билет на общественный фургон. Весь день, не переставая, шел дождь. Вода затапливала дорогу.

Уже стемнело, когда они добрались до деревни Дьюсбери в Западном Райдинге. Они замерзли и промокли. Джулиан снял для них комнату в скромной гостинице. Ребекка была благодарна за это.

Служанка, показавшая им их комнату, была беременна и выглядела несчастной, но была вежлива с ними. Она попыталась подбросить больше углей на каминную решетку, но Джулиан отстранил ее и сам закончил эту работу.

— Спасибо, сэр, — пробормотала она с исказившимся лицом.

— Может быть, вам не стоит находиться на ногах? — сказала Ребекка.

— Я просто немного нехорошо себя чувствую. Не обращайте на меня внимания. Мне принести вам обед сюда?

— Мы спустимся вниз, в пивную, — ответил Джулиан. Служанка благодарно улыбнулась.

У них не оказалось сухой одежды, так что они развесили самую мокрую на стульях перед камином. Повернувшись спиной к Ребекке, Джулиан снял с себя промокшую насквозь верхнюю одежду.

— Твое белье совсем промокло, — заметила Ребекка.

— Ты наблюдала, как я купался, а теперь без колебаний смотришь, как я раздеваюсь?

— Я не наблюдаю, а переодеваюсь сама. Просто я все о тебе знаю, Джулиан, и не сомневаюсь, что ты не захочешь оскорбить мою женскую чувствительность, сняв всю свою одежду в одной комнате со мной. Не волнуйся, я не стану бросаться на тебя.

Он вздохнул и снял с себя мокрое белье, сменив его на чуть влажное.

Наконец они были готовы спуститься в распивочную. Поскольку это явно было единственное заведение в деревни, где подавали еду, там присутствовало много женщин. Ребекке было это в общем-то все равно, однако Джулиану не хотелось привлекать к ним лишнее внимание.

К его удивлению, подавала еду здесь та же беременная служанка, и ей никто не помогал. Он оставил ей лишнюю монету, зная, что на следующую ночь в гостинице денег у него не хватит. Ребекка увидела это и согласно кивнула.

— Мы заработаем еще, — убежденно заявила она.

— Твоя вера меня бодрит, — сухо откликнулся Джулиан.

Она пожала плечами, и он почувствовал, что ему не хватает ее улыбки, и задумался о том, долго ли еще она будет на него злиться.

Впрочем, возможно, это и к лучшему. Они стали слишком близки… фамильярны друг с другом. Он научился читать все выражения на ее лице, получать удовольствие от живости ее жестов и поведения, ее радости при встрече каждого дня. Ему становилось все труднее и труднее думать о себе отдельно от нее.

И в конце концов, это она его отталкивала. Она не хотела выходить замуж, хотя он начинал думать, что она подходит ему в жены как никто другой. С того момента, как он завел разговор о женитьбе, Джулиан никак не мог перестать о ней думать. Они желали друг друга физически, ему нравилось разговаривать с ней, и они оба вышли из вполне подходящих семейств. Она отвечала его требованиям почти по всем показателям. Правда, он надеялся найти жену, чья семья не была бы замешана в скандалах, но не ему было на это ссылаться. Нет, их брак будет удовлетворять обоих.

Но ведь она не хотела выходить замуж за человека вроде него. И на какой-то миг он осознал, что она имела в виду. Он думал о женитьбе, как о некоем логическом шаге. А она, будучи женщиной, относилась к этому гораздо более эмоционально. Он считал, что нет нужды в сильных чувствах: они только отвлекают и смущают.

Когда они вернулись в комнату, Джулиан разделся до рубашки и кальсон и буквально упал в кровать. Ребекка усмехнулась, глядя на такое его поведение, но промолчала. Она тоже не выспалась на холодной земле, и долгий сырой день совершенно вымотал обоих.

Задув свечу, она забралась под покрывала, стараясь, чтобы их тела разделяло приличное расстояние. Джулиан с уважением отнесся к ее желаниям.


Джулиан проснулся внезапно, словно очнулся от тяжкого забытья, и лежал тихо, зная, что происходит что-то неладное. Наконец он понял, что Ребекки рядом с ним нет.

Он открыл глаза, но каким-то образом ощутил, что ее вообще нет в комнате. От ужаса у него свело желудок. Как он смог проспать? Что происходит? Он торопливо свесил ноги с кровати и быстро натянул брюки. Он уже застегивал ширинку, когда дверь отворилась и в комнату вошла Ребекка. В руках она держала накрытый салфеткой поднос, который поставила на маленький столик. Затем она улыбнулась ему, не обращая внимания на его насупленные брови.

— Где ты была? — возмущенно поинтересовался он.

Она закрыла дверь.

— Может, ты понизишь голос, чтобы люди не думали, будто ты свирепый муж.

Он подбоченился в ожидании ответа.

Она вздохнула, откровенно любуясь его голой грудью, и страсть мгновенно вспыхнула в нем. Но он постарался подавить свои чувства.

А затем он заметил, что ее талия обвязана передником. Она проказливо улыбнулась и позвенела монетами в кармане передника.

Он более спокойно поинтересовался, вопросительно подняв брови:

— Откуда у тебя деньги?

— Я их заработала.

Он сделал глубокий вдох, с трудом сдерживая ярость.

— Помнишь эту больную служанку? — поторопилась объяснить она. — Я спустилась вниз, чтобы купить хлеба нам на завтрак, и увидела, что она снова работает одна. Я предложила занять ее место, и она тут же согласилась.

— Ты обслуживала посетителей? — нахмурился он.

— Это не так уж трудно при их ограниченном меню. — Ее улыбка была полна гордости и удовлетворения. — И у меня все хорошо получилось… и люди давали мне щедрые чаевые.

Он не знал, что и сказать. Его беспокоило то, что Ребекке пришлось работать за деньги, чего не должна делать девушка из благородной семьи. Но с другой стороны, она постоянно нарушала светские правила.

Она подошла и, наклонившись, положила ладони ему на грудь. Он резко втянул в себя воздух и почувствовал, как тают его возражения.

— Я хочу сам заботиться о тебе и обеспечивать необходимым! — грубовато выпалил он.

Улыбка ее угасла, и она попыталась поймать его взгляд.

— Это очень мило с твоей стороны, но у меня ощущение, что я не вношу ничего в наше партнерство. Я требую от тебя времени и внимания… в том числе сексуального… — Она кокетливо склонила головку набок.

Джулиан взял ее за плечи и слегка встряхнул.

— Тебя могли обидеть.

— Фермеры и торговцы?

— Люди, которые не знают, как обращаться с леди.

— Но сегодня я не леди. Я не была ею уже в течение недели.

— Не важно, кем считают тебя другие, важно, кем ты сама считаешь себя.

— Ладно, тогда я леди. Но я очень хорошо умею это скрывать, когда нужно. Даже ты должен это признать.

Он что-то буркнул в ответ.

— Приготовься, Джулиан: сегодня вечером я снова буду работать.

— Что? — весь напрягся он.

— Бедной девушке необходимо отдохнуть еще. А я уже пообещала… договорилась, так что ты изменить ничего не можешь. Нам придется отложить продолжение нашего путешествия на один день.

— Ребекка, это непристойно и опасно!

— Я с этим не согласна.

Джулиан хотел было возразить, но решил промолчать. Он уже понимал, что лучше с ней не спорить и ничего не запрещать. А потом до него вдруг дошло, что на него давит прошлое. Он слишком сильно хотел защитить Ребекку… как поступал его отец с его матерью. Джулиан постоянно винил отца за то, что мать совершенно ничего не знала об истинной бездне их финансовых проблем. Она была так блаженно невежественна в этом, что спокойно отправила Джулиана в школу, не подозревая, что у них нет денег заплатить за нее. И она продолжала рожать детей!..

За это он тоже винил отца. Однако теперь Джулиан понимал его лучше. Так трудно было позволить Ребекке рисковать собой. Он хотел прижать ее к себе… защитить от всего мира…

Но он лишь глубоко вздохнул:

— Хорошо, можешь выполнять свои договоренности. Но я буду все время там.

Она широко открыла глаза, не веря, что он так легко согласился.

— Спасибо, Джулиан. Я рада, что ты можешь прислушиваться к доводам разума. А теперь давай позавтракаем.

Она хотела повернуться к подносу, но он поймал ее за руку.

— Это последний раз, когда ты о чем-то договариваешься, не обсудив со мной.

— Я бы охотно все с тобой обсуждала, Джулиан, если бы ты не так закоснел в своих взглядах.

Он только раскинул руки.

— Это ты называешь закоснелыми взглядами?

— Ну-у, я имею в виду твои представления о фамильной чести, как ты ее восстанавливал… Ты же понимаешь. Она для тебя важнее всего на свете.

— Это неправда, — промолвил он, подумав, что она важнее всего.

Глава 18


Остаток утра и первую половину дня они провели в своей комнате. Ребекке очень хотелось походить по деревне, изучить ее, но она понимала, чем вызвано нежелание Джулиана позволить это. Он не хотел, чтобы они показывались на людях лишний раз. Она почти слышала, как он скрипит зубами, глядя в окно.

Несколько часов она посвятила починке их одежды, позаимствовав нужные швейные материалы у благодарной служанки. Впрочем, взгляд Ребекки часто обращался к широкой спине Джулиана. Никогда в жизни она не проводила столько времени наедине с мужчиной. Теперь она понимала, почему это запрещается: такое пребывание пробуждало порочные инстинкты. Она начала раздумывать о том, чем другим могли бы они заниматься в комнате с кроватью.

Он был таким упрямым, так упорно сопротивлялся соблазну. Он хотел показать ей какое-то удовольствие, он ее хотел… но не собирался доводить дело до конца. У него были свои строгие понятия о чести, в которые он верил безусловно, и это помогло ему пережить кризисы, которые сломали бы другого. Ребекка восхищалась им.

Но это не означало, что она перестанет пытаться изменить его взгляды.

Позже, тем же днем, он спустился вслед за ней в распивочную, грозно маяча за ее спиной. Небритый и насупленный, он вызвал не один осторожный взгляд. Мужчины смотрели на него и сразу отводили глаза в сторону. Как ни странно, это вовсе ее не раздражало, она даже была довольна, что он считал необходимым ее охранять, — разумеется, если он не слишком ограничивал ее. Но до сих пор он этого не делал. Она даже начала думать, что он далеко не так склонен все контролировать, как она считала.

Оказавшись в распивочной, он внимательно рассмотрел каждый столик и стул, заглянул даже в заднюю комнату, где хозяин держал бочки с пивом и эдем. Там на крюках свисали с потолка сухие овощи и копченая свинина, и Ребекка усмехнулась, когда ему пришлось нагнуть голову, чтобы от них уклониться. Наконец он устроился за столиком в дальнем углу, откуда мог видеть все, что происходит. Только тогда она облегченно вздохнула и повязала свежий передник.

А вскоре она была слишком занята, чтобы думать о Джулиане. Все пять столов были полностью заняты голодными людьми, и ей нужно было получше обслужить их. Она удивилась тому, насколько устали ее руки. Вскоре от постоянных наклонов заболела спина, но чувство удовлетворения от полезного занятия не покидало ее.

Стоило ей посмотреть на Джулиана, как он встречал ее суровым взглядом из-под тяжелых век. Он подавал ей знак, когда хотел еще пива, и, по ее мнению, давно выпил лишнего. Впрочем, пьяным он не казался, лишь взгляд его становился все более и более хмурым, словно он не мог сдерживать свое недовольство происходящим. Ему не нравилось то, что она делает, но остановить ее он не пытался. И за это Ребекка была ему благодарна.

Она скоро заметила, что вечерние посетители очень разные. Утром мужчины заходили по дороге на работу или были постояльцами гостиницы, ожидавшими продолжения путешествия, среди них были и женщины.

А вечером она была единственной женщиной среди говорливых и хвастливых мужчин. Они хотели расслабиться после долгого рабочего дня, послушать местные сплетни, хорошо провести время за игрой в дартс, шахматы или шашки. Частью их развлечения было наблюдать за ней более открыто, чем делали другие мужчины в ее жизни. Разумеется, за исключением Джулиана. Конечно, она обращала на него больше внимания, чем на остальных мужчин. Каждый раз, принося ему напиток, она наклонялась, прижимаясь грудью к его плечу, и улыбалась, заглядывая ему в лицо. Он принимал ее заигрывания настороженно, но не протестовал: ведь, в конце концов, он играл роль ее мужа. Такого рода флирт не встречался на балах, где для привлечения мужчины использовался веер. Ее кокетство было чувственным и непристойным, ощутимым и таким заманчивым. В Лондоне женщина далеко не всегда могла понять, интересуется ею мужчина или нет, пока он не являлся с визитом и не усаживался напротив, благопристойно рассуждая о погоде. И такие сдержанные действия должны были объяснить ей все?

Нет, она знала все глубоко земные мысли и чувства Джулиана. Его взгляд буквально раздевал ее, его рука по-хозяйски ложилась ей на талию, когда она приносила ему очередную кружку. Его действия открыто провозглашали: «моя», и это приводило ее в восторг, пусть это было всего лишь временной игрой. Легкая грусть нахлынула и исчезла, когда она вновь напомнила себе, что всякое приключение рано или поздно заканчивается. Однако не стоило печалиться, пока оно не завершилось.

Она знала, что Джулиан наблюдает за ней, и это давало ей ощущение безопасности. Так что как бы ей ни хотелось отрицать подобное чувство, именно оно позволяло ей бойко передвигаться среди грубых незнакомых мужчин.

Она старалась спокойно воспринимать внимание посетителей. Им просто хотелось приятно провести время, а она была здесь новой мордашкой. Она отпихивала тянувшиеся к ней время от времени руки, а один раз почувствовала, как ее ущипнули за ягодицы. Ребекка поспешно глянула на Джулиана, но оскорбление произошло на дальней стороне стола, где он не мог его увидеть. Ребекка вздохнула с облегчением.

— Я знаю, что тебе это нравится! — заявил усатый мужчина, ущипнувший ее, и громко захохотал с приятелями.

Она отодвинула назад его кружку пива.

— Теперь ты, кажется, хочешь, чтобы я вылила ее тебе на колени?

— А она бойкая, а, Уилфрид? — сказал другой из их компании, снимая шапку и приглаживая свои рыжие кудри. — Может, покажешь нам, как умеешь танцевать?

Она почувствовала, что Джулиан возник за ее спиной даже раньше, чем у пьяных мужчин Широко открылись глаза. Его рука тяжело опустилась на ее плечо.

— Моя жена не танцует! — угрожающим басом произнес он. Никогда она не представляла себе, что мужчина, которого впервые увидела в бальном зале, мог говорить подобным образом. У нее мурашки побежали по коже от тревожного удовольствия.

Уилфрид вскинул вверх обе руки.

— Конечно, конечно! Ничего плохого в виду не имелось.

Джулиан с грозным видом вернулся на свое место. Когда наступило некоторое затишье в работе, Ребекка подошла к нему и негромко сказала:

— Я могла справиться с Уилфридом.

— А я думаю, что ты ошибаешься. — Он скрестил руки на груди и смерил ее сумрачным взглядом. — Такие типы считают, что могут делать все, что захотят.

— Ты понял это по нескольким словам, брошенным в пивной? — недоверчиво промолвила она.

— Да. Полагаю, ты не сможешь подлить воды в его пиво.

— Конечно, нет, — улыбнулась она.

— Тогда оставайся на дальней стороне стола от него.

— Попытаюсь.

Когда в следующий раз она приблизилась к противнику Джулиана, он с приятелями колотил руками по столу, явно наслаждаясь какой-то шуткой. Они заказали еще пива, а когда она вернулась с ним, Уилфрид схватил ее за талию прежде, чем она смогла отскочить. Она весь вечер играла в такую увертливую птичку, проскальзывая между мужчин, но, конечно, именно этому понадобилось ее сграбастать.

— Потанцуй для нас, Люси! Девочка моя, — заявил он, прижимая ее к себе. — Дора уже далеко зашла в беременности, чтобы нас развлечь.

Ребекка натянуто улыбнулась и оттолкнула его руку.

— Не сегодня, парни. Я ни для кого не танцую.

— Кроме меня, — раздался низкий голос позади. Она поморщилась, увидев, что Джулиан решительно направляется к ним. Выражение его лица было грозным и малопривлекательным. Она попыталась встретить его на полпути, но Уилфрид все еще обнимал ее. Она предупреждающе нахмурилась, глянув на него, но он не обратил внимания. Подбадриваемый дружками, он поднялся из-за стола на качающихся ногах. Он был более худым, чем Джулиан, и несколько меньше его ростом.

— Ну-ну, ребята, — начала было она.

Но Джулиан переставил ее в сторону с такой легкостью, словно она была ребенком.

— Давай, Уилфрид, покажи ему! — выкрикнул один из дружков усатого.

Граф Паркхерст — участник драки в пивной?! Из-за того, что кто-то тронул ее? Это казалось невозможным! Он был человеком рассудительным, который улаживал споры словами и разумными доводами побеждал деловых оппонентов.

— Я предлагаю тебе убрать руки от моей жены, — произнес Джулиан, надвигаясь на противника и подавляя его тяжелым взглядом.

Теперь он запугивал, а не уговаривал.

— Предлагаешь? Вот как? — парировал Уилфрид. — Надо же, какой вежливый! Просто стыд, что я не прислушаюсь к твоему предложению.

Из задней комнаты, вытирая руки передником, вышел хозяин. Это был пожилой мужчина с мешками под глазами и редеющими волосами. Он удрученно посмотрел на Уилфрида.

— Ребята, прекратите, — промолвил он.

Джулиан повернул голову к нему, и Уилфрид воспользовался этим шансом: ударил Джулиана по лицу. Ребекка ахнула, но Джулиан всего лишь отступил на шаг от удара. Выражение его лица стало еще мрачнее, зубы оскалились в свирепой усмешке.

Хозяин взмолился:

— Только не снова, Уилфрид! В прошлый раз ты сломал стол.

— В этот раз так не будет, — произнес Джулиан и, ухватив противника за лацканы куртки, вынес его наружу.

Все мужчины, сидевшие в пивной, последовали за ними. Ребекка бросилась следом. У нее кружилась голова от демонстрации силы графа. Ей хотелось ощутить свою власть над этой силой.

Хозяин шел рядом с ней, горестно качая головой.

— Уилфрид не может держать руки при себе, подальше от моих девочек, — сказал он. — Прошу прощения, Люси. Надеюсь, твой муж не очень пострадает.

— Он что, выглядит слабым? — пожала она плечами.

Но в действительности никакой радости она не испытывала. Возможно, Джулиан вообще не умеет драться. В конце концов, он ведь был деловым человеком… аристократом…

Он набросился на Уилфрида, резко ударив того кулаком в живот, а затем, когда противник согнулся пополам, добавил хороший удар в лицо. Два удара, и усатый валялся на земле и стонал.

Джулиан был бойцом. Она вздохнула от счастья.

— Надеюсь, это послужит тебе уроком, Уилфрид, — промолвил, качая головой, хозяин пивной.

Толпа разочарованно загудела. Кто-то зачерпнул ведро воды из лошадиной поилки, чтобы окатить ею Уилфрида.

Ребекка бросилась к Джулиану, который, подбоченясь, смотрел на поверженного противника.

— С тобой все в порядке? Правда?

— Все хорошо. — Он взял ее за руку и повел назад в дом. Когда он хотел провести ее мимо пивной, она уперлась.

— Я обещала поработать и должна закончить дело. Он посмотрел на часы на стене и спросил переминающегося с ноги на ногу хозяина:

— Сколько еще ей работать?

Усталые глаза того прищурились, что-то прикидывая.

— Еще часок.

— Ладно, — проворчал Джулиан. — Но если еще кто-то ее тронет или просто толкнет…

— Кто теперь осмелится? — ответил хозяин, оценивающе поглядывая на широкие плечи Джулиана.

Джулиан вернулся на свое место в углу, и Ребекка, посматривая на него с интересом, продолжала прислуживать за столами. Она думала, что драка его успокоит, потому что все посетители поняли, на что он способен. Но он все равно продолжал следить за ней из-под насупленных бровей, и рот его был крепко сжат в недовольной гримасе. Она чувствовала, что гнев его направлен не на нее, но… нет, она толком не понимала, что чувствует.

Все посетители были с ней вежливы, и последний час ее работы прошел без происшествий. Большинство людей разошлись по домам в предвестии очередного рабочего дня, а немногие оставшиеся допивали свое пиво. Хозяин кивнул ей, и Джулиан, явно дожидавшийся этого знака, немедленно поднялся на ноги.

— Я очень признателен тебе, Люси, — сказал хозяин. — С вас не возьмут платы за сегодняшний день.

— Спасибо, — бодро отозвалась Ребекка и взяла Джулиана под руку. — Я готова.

Она провела всю жизнь, мечтая о подобном путешествии, и вот сама его сотворила, убежав из Лондона и заставив Джулиана взять ее с собой. Она даже сумела заработать деньги на жизнь. Она должна была сама достичь своих целей, достигла их… и сегодня ночью добьется остального. Пытаться принудить Джулиана трезво оценить их отношения было бесполезно. Возобновившаяся прошлой осенью лихорадка показала ей, что в жизни ни на что нельзя полагаться, нельзя ни в чем быть уверенной. Она займется с ним любовью немедленно, на тот случай, если не доживет до следующего такого шанса. Ее долгое ожидание закончилось.

Они поднялись к себе по скрипучей деревянной лестнице, освещая дорогу свечой, которую Джулиан взял с конторки при входе в гостиницу. Ребекка держала его под руку, и он был напряжен. Словно окаменелый. Ей придется вести себя очень осторожно. Придумать, как преобразить его гнев в страсть.

Оказавшись в комнате, он поставил свечу на столик, а Ребекка закрыла за ними дверь и прислонилась к ней. Она не очень понимала, как ей принять соблазнительный вид, и просто стала смотреть на него, изучать его тело, воображая, как касается его, рассматривает все, что он от нее скрывал. Все ее члены блаженно отяжелели, сердце неровно билось в предвкушении. Нет, больше ему не удастся отказывать ей.

Но прежде чем она оторвалась от двери и подошла к нему, он схватил ее за плечи и притянул к себе. Она ошеломленно уставилась на него снизу вверх.

— Ты моя, — хриплым голосом объявил он и крепко поцеловал.

Ребекка чуть не упала в обморок от нахлынувшего жара, острой потребности в нем и облегчения, которое принесли эти его слова. А его поцелуй… мощный, сильный… Его язык вторгся в ее рот, одна рука держала неподвижно ее голову, а вторая чувственным движением скользила по ее спине. Он резко и плотно притянул ее бедра к себе, и его возбужденная плоть сказала ей все без слов.

С радостным самозабвением она обняла его за шею, запустила пальцы в его густые темные волосы. Она застонала, встречая его язык своим, дразня и завлекая. У него был вкус пива, и это было гораздо эротичнее, чем она могла себе представить. Она тесно прильнула к нему, словно ее ноющая грудь могла найти успокоение, лишь прикоснувшись к его телу.

Он поднял голову, и она на миг растерялась, даже почувствовала разочарование. Неужели он снова оттолкнет ее?

Однако вместо этого он развернул ее к двери и стал расстегивать крючки ее платья. Она склонила голову набок. Щека ее прилегла на прохладную шерсть его куртки, глаза закрылись… Она наслаждалась каждым мгновением. Он целовал ее шею, и Ребекка только постанывала от мучительного удовольствия. Она почувствовала, что одежда ее стала свободной, и Джулиан начал целовать ее обнажившиеся плечи.

Он снова повернул ее. Теперь спина ее была прижата к двери, а освободившийся лиф стал сползать вниз к талии. Платье задержалось на отвердевших сосках. Они посмотрели в глаза друг другу… Он потянул платье вниз, открывая ее обнаженное тело, красоту которого подчеркивал блеск алого алмаза, приютившегося в ложбинке груди.

Он опустился на колени и, бормоча ее имя, взял ее грудь в ладони. Ребекка слегка вскрикнула, когда он лизнул грудь и прошелся поцелуями по всей ложбинке до самых сосков. Она прижимала к груди его голову, когда он приникал к ней нежнейшими поцелуями. Не отрываясь, он посмотрел на нее снизу вверх, и она встретила его взгляд своим, полным томного предвкушения.

А потом он взял ее сосок в рот и ласково потянул. Она, ахнув, содрогнулась и удержалась на ногах только потому, что он поддерживал ее своим телом. Неописуемо прекрасное ощущение, наслаждение пронзило ее всю от кончиков пальцев до самых глубин живота. Он перешел к другой груди, доводя ее до опасного края своими губами и языком. Его пальцы поглаживали, успокаивая и дразня, первый сосок.

Теперь дрожь била ее, не останавливаясь. Казалось, перед ней сейчас откроется весь мир, новый и долгожданный.

Одним широким движением он столкнул ее одежду вниз с бедер, и Ребекка оказалась обнаженной вся… за исключением чулок и сапожек. Он удержал свои руки на ее бедрах, пожирая ее тело жарким и жадным взглядом, полным яростного желания.

А затем он поднял ее на руки и положил на кровать. Она распростерлась там, нагая, полностью открытая ему… и, вдруг почувствовав смущение, попыталась сдвинуть колени.

— Нет, — хрипло произнес он, положив руки на ее коленки и раздвигая их еще шире. — Не двигайся.

И она перестала двигаться, лишь наблюдала с благоговейным ужасом, как он с невероятной быстротой скидывает с себя одежду.

— Может, я могу помочь? — робко поинтересовалась она.

— В следующий раз.

Она чуть не рассмеялась от удовольствия: значит, будет еще и следующий раз?

Но желание засмеяться быстро пропадало по мере того, как ее взору открывалось его великолепное тело.

Мерцающий свет свечей, перемещающиеся тени подчеркивали его скульптурные мышцы, внушительные бугры накачанного пресса. Узкая темная полоска волос увлекла ее взгляд вниз… туда, где он снимал брюки и развязывал шнурки кальсон.

Наконец его мужская плоть освободилась, и Ребекка потрясенно на нее уставилась. Когда-то ей удалось на миг взглянуть на анатомические рисунки сестры, но она была совершенно не подготовлена к открывшимся ей размерам. Она испугалась, не представляя, как эта штука поместится в ней.

Но Джулиан уже склонялся над ней, опершись одной рукой на постель. Он провел костяшками подрагивающих пальцев по ее животу, и что-то внутри ее растаяло, стало нежным и трепещущим.

— Ты такая красивая, — прошептал он, нагибаясь, чтобы поцеловать ее живот ниже пупка.

По ее телу пробежала дрожь, она дернулась, дыхание стало тяжким и прерывистым. Предвкушение, ожидание кипело и бурлило в ней. Каждый миг промедления превращался в пытку.

— Джулиан, пожалуйста, — дрожащим голосом простонала она, — не заставляй меня ждать!..

Его пальцы скользнули в ее лоно. Ребекка всхлипнула. Он ласкал ее, медлил, гладил круговыми движениями, пока она не прошептала, задыхаясь, его имя.

— Я не могу больше ждать, — низким голосом проговорил он.

— Тогда не жди.

Он подвинул ее на середину кровати и навис над ней.

— Первый раз тебе будет больно.

Отчаянно не желая дать ему повод остановиться, она промолвила:

— Ах нет! У меня было много любовников.

Его ответный смех больше походил на рычание. Ребекка почувствовала его твердую плоть. Как раз в тот момент, когда она решила, что это совсем не больно, он сделал резкий выпад, и она ахнула от резкой жгучей боли.

Он замер, и только легкая дрожь в руках выдавала его волнение.

— С тобой все в порядке?

Она, прикусив губу, кивнула. Ей хотелось снова почувствовать этот прилив страсти, жар и потребность в нем, которые только что поднимались в ней волной. Ведь не может быть, чтобы на этом все закончилось…

А затем он начал двигаться, почти полностью выходя из нее и вновь глубоко погружаясь.

— О-о-ох! — выдохнула она, когда пришло понимание. — Это такое… о-ох!..

— Да, — прошептал он, и его выпады ускорились, пробудив в ней ответный нетерпеливый огонь.

Она отбросила все мысли и соображения, понимая, что только он может дать ей то, что она хочет. Она привлекла его к себе, двигаясь вместе с ним и навстречу ему, крепко его обнимая. Он встретил ее полуоткрытый рот глубоким страстным поцелуем. Когда их тела словно прикипели друг к другу, она совершенно растаяла, потерялась в своей потребности быть с ним. Она издавала звуки, которые вроде бы не могли исходить из ее горла, и он отвечал ей так же, без слов, сгибаясь, чтобы оказаться ближе к ее груди… чтобы снова взять ее в рот.

Она стремилась к непонятному концу, который ускользал от нее, и ее несло куда-то… все выше и выше. Напряженное затишье возрастало и накалялось… пока жаркое блаженство не накатило на нее волнами, затопив с головой. Она содрогнулась, потрясенная, благодарная и удовлетворенная. Какое замечательное место — этот мир!

Джулиан приподнялся над ней и увеличил быстроту выпадов. Ей оставалось только переживать это и держаться.

Глава 19


Джулиан бездумно погрузился в ощущения, которых не знал ранее. Они были превыше удовольствия. Лоно Ребекки оказалось тесным и жарким, оно словно было создано для его наслаждения. Она не смущалась плотскими земными чувствами, не чуждалась пота и трения двух тел друг о друга. Она ласкалась и льнула к нему, побуждала к дальнейшим движениям, заботясь о собственном удовольствии.

И когда наконец оно ее настигло, лицо ее осветилось радостью чудесного блаженства. Джулиан дал себе волю, содрогаясь над ней, повторяя снова и снова свои выпады, пока не вышел из нее в последний момент. Пик его собственного экстаза нахлынул, затопил и смыл последние его сомнения и нерешительность.

Он опустился на локти, не желая вжимать ее в постель. Но влажный жар ее тела, ее груди продолжали манить. Он не мог припомнить, как выровнять дыхание, и грудь его мучительно ныла от усилия.

А Ребекка продолжала дразнить его и терзать горячими шаловливыми пальчиками. Когда ее большие пальцы нежно прошлись вокруг его сосков, он застонал и задвигался вдоль ее бедра.

Она лукаво улыбнулась ему:

— Теперь я наконец узнала, что за толчки мы слышали в той ночлежке.

Он хрипло рассмеялся.

— Ты же знала, что они занимались сексом.

— Но я не вполне понимала, что именно они делают. Он свалился на бок рядом с ней, положив на нее руку и прижав ногой ее бедра.

— Держишь меня в плену? — пробормотала она, и в голосе ее слышалось проказливое веселье.

— А это необходимо?

— Нет. Здесь точно не от чего бежать.

Вытерев рубашкой свое семя с ее бедра, он, мельком взглянув на Ребекку, понял, что она смотрит на него как-то неуверенно.

— Что-то не так? — спросил он, ласковым поглаживанием успокаивая ее.

Она задрожала, когда его руки дошли до ее груди. Полузакрыв глаза, она прошептала:

— Я все жду, когда ты рассердишься.

— И не собираюсь, — откликнулся он, замерев. — Однажды приняв какое-то решение, я никогда ни о чем не жалею.

Она сразу расслабилась в его руках, и ее ладони стали ласкать его. Джулиан даже вздохнул от удовольствия.

— Ты говорила, что не пойдешь замуж, Ребекка, но это не меняет тот факт, что ты моя.

Она слегка насупилась, и Джулиан попытался кончиками пальцев разгладить складку, залегшую у нее между бровей.

— На сегодня, — промолвила она.

Он пожал плечами, неготовый разрушать спорами их мирную удовлетворенность происшедшим. Она может думать что хочет, но она была девственницей, и он нарушил ее невинность. Эту правду ей не отменить. Он, конечно, предпринял некоторую предосторожность, но возможность зачатия ребенка нельзя было исключить. Однако он не стал портить момент, напоминая ей об этом. Но они все равно поженятся. Он улыбнулся и закрыл глаза.

— У тебя очень самодовольный вид, Джулиан, — обвинительным тоном произнесла Ребекка. — С чего бы это?

— У тебя не было никаких других любовников.

— Хм… Какое это имеет значение?

— Мужчине нравится знать, что никто другой не прикасался к тому, что принадлежит ему.

— Ты начинаешь меня раздражать.

Джулиан открыл один глаз.

Она хмурила брови.

— Почему ты раздражаешься? — поинтересовался он.

— Не думай, Джулиан, что ты получил право решать, что мне делать.

— Не раздражайся, — улыбнулся он. — Когда мужчине достается девственница, он не может не думать о том, каким чудесным, приятным вещам ее научит.

Ребекка прикусила губку, но не могла скрыть удовольствие, которое доставили ей его слова.

— Значит, у тебя было много девственниц?

— Ты первая.

— А сегодняшняя драка тоже была у тебя первой? Он подпер голову рукой, а второй шаловливо пробежался по ее животику.

— Ты меня отвлекаешь, — проговорила она.

— Нет, просто не могу держать руки вдали от тебя. А насчет драки… Нет, это у меня не первая. Я много лет учился боксировать, но не попадал в настоящую драку с тех пор, как повзрослел.

— А ребенком ты много дрался?

— Иногда.

Она задержала его ласкающую руку.

— Какая у тебя была причина драться? Ты не производишь впечатление драчливого.

— Но другие были задиристы и драчливы. А я не люблю отступать.

— Это я заметила, — сухо промолвила она.

Он фыркнул.

— Другие мальчишки… они тебя дразнили?

Он отобрал у нее свою руку и снова стал ласкать изгиб ее груди.

— Ребекка, это было так давно.

— Если они дразнили тебя из-за проблем твоей семьи, это просто ужасно. Где же были их родители?!

Тут дыхание ее стало прерывистым, потому что его руки не прекращали свой чувственный поиск.

— Дети не могут всегда находиться под присмотром, — ответил он. — Впрочем, ты, наверное, этого не знаешь.

Он лениво обвел пальцем ее сосок, и веки Ребекки затрепетали.

— Нет. Я почти не играла с другими детьми. А кто… научил тебя… что драками ничего не решить?

Она не желала прекращать свой допрос, Джулиан склонился над ней и подул на розовый сосок. Тот сморщился и затвердел, а Джулиан испытал удовлетворение, какое мог сравнить лишь с удачной покупкой новой компании… как бы странно это ни звучало. Он лизнул потемневший кончик груди, словно это был сладкий леденец. Она застонала и прошептала:

— О да. А можем мы снова все повторить?..

Но он был настроен немного обождать. Он ласкал и дразнил ее грудь.

— Джулиан, пожалуйста… Мне нужно… большего!..

Он рассмеялся, прижимаясь ртом к ее коже, и позволил своей руке раздвинуть ее бедра и начать чувственное исследование. Она была нежной и влажной, и такой горячей. Он едва удерживался от того, чтобы не вонзиться в нее. Она хотела узнать все и сразу? Что ж он научит ее всему.

Нежными касаниями он ласкал чувствительный вход в ее тело, погружая и вынимая из него пальцы, и испытывал невыразимое удовольствие от ее стонов и всхлипов… итого, как она льнет к нему. Он наблюдал за выражением ее лица, когда подарил ей еще один оргазм, а затем уложил ее на себя так, чтобы она оседлала его бедра. Ее волосы каскадом падали на их тела… в точности как он представлял это в своих фантазиях. Теперь она сидела на нем, растерянная и заинтересованная, и в зеленовато-карих ее глазах светилось любопытство.

Ее тело приняло его восставший член, и Джулиан выгнулся ей навстречу и потянулся ладонями к ее груди.

— О-ох! — выдохнула она. — Разве можно заниматься любовью таким образом?

Он усмехнулся:

— Посмотрим, что ты сумеешь предпринять… в такой позиции.

— Тебе больно?

— Нисколько, — хрипло отозвался он. — Но чем дольше длятся твои упражнения, тем скорее я потеряю над собой контроль.

— Ох, нет… не потеряешь. — Она чуть приподнялась, а Джулиан взялся за ее бедра и рывком глубоко погрузился в нее. И оба ахнули от восторга.

— О да! — выдохнула она, закрыв глаза и запрокидывая голову.

Блаженство, написанное на ее лице, рассыпавшиеся по груди локоны придавали ей вид эротичный и отчаянный.

— Это мне придется совершать все движения? — невинно поинтересовалась она.

Он чуть не подавился восклицанием, когда она приподнялась и он почти целиком вышел из нее.

— У-ух! — вскрикнула она. — Прости…

Вновь оказавшись в ней, Джулиан испустил дрожащий вздох. Ребекка вскоре поймала ритм и стала дразнить его своими движениями. Она наклонялась вперед и лизала его соски, а он от отчаяния только выгибался ей навстречу.

Она отвела его руки от своих бедер.

— Не торопи меня, Джулиан. Теперь моя очередь изучать тебя.

Никогда раньше не был он с женщиной, которая бы так заботилась о его удовольствии и хотела бы узнать о нем все. Когда она ласкала его, он чувствовал себя счастливейшим человеком на земле. Наконец его поглотило безумное желание, и он выгнул бедра в стремлении к ней. Она стала приподниматься и опускаться вверх-вниз, наблюдая сверкающими глазами за его реакцией.

Он почти сразу потерял самообладание, содрогаясь и постанывая, и поспешил выйти из нее, чтобы пролить семя на ее бедра. И снова он вытер все своей рубашкой, а она задумчиво созерцала его действия, но вопросов не задавала. Наконец он расслабленно откинулся на постель рядом с ней, раскинув руки и закрыв глаза.

Она хихикнула и прилегла ему на грудь.

— Это было здорово! Я теперь должна удалиться?

Он, не думая, пробормотал:

— Не покидай меня.

Она замолчала, а он, уже сожалея о сказанных словах, приоткрыл веки, чтобы увидеть выражение ее лица.

— Я не собираюсь уходить из комнаты, — наконец проговорила она.

— Да уж, лучше этого не делай, — с облегчением промолвил Джулиан, надеясь, что она не прочла в его словах больше, чем он намеревался ей пока сообщать.

Утром, почти на рассвете, им доставили купальную бочку с горячей водой. Это был жест благодарности от беременной служанки Доры. Ребекка наблюдала, как кухонные мальчишки маршируют с ведрами мимо насупленного Джулиана. Она все еще лежала в постели, натянув простыню до подбородка. Впрочем, ей было совершенно все равно, сколько народа увидит ее почти раздетой, если при этом ей доставляют горячую воду.

Она оказалась в воде раньше, чем Джулиан успел закрыть за мальчишками дверь. Испустив вздох наслаждения, она жалела только о том, что бочка недостаточно глубока и нельзя погрузиться в нее целиком.

Она ожидала, что Джулиан в это время чем-нибудь займется, но вместо этого он подтянул стул поближе и уселся напротив, словно ее купание было главным развлечением дня. Его интерес заставил ее покраснеть. Она была голой, а он почти голым. Ей было странно, что это ее смущает, хотя, если подумать, это было вполне естественно.

Используя тряпочку для мытья лица, она полила водой верхнюю половину своего тела.

— Когда я была ребенком, мне не позволяли долго засиживаться в ванне. Так что теперь я чувствую себя порочной.

— Тогда постарайся побыстрей прочувствовать эту порочность, потому что нам пора уезжать.

— Но ведь тебе тоже надо выкупаться…

— Я воспользуюсь твоей ванной.

Она заулыбалась, наслаждаясь их интимной близостью. Джулиан не улыбнулся в ответ, и она с преувеличенной обидой надула губки.

— Мы снова возвращаемся к алмазу?

Он опустил взгляд на ее грудь, где в ложбинке, поблескивая отраженным светом, приютилась «Скандальная леди».

— Да, я хочу поскорей встретиться лицом к лицу с дядей… Чем скорее я покончу с этим, тем скорее смогу заняться тобой.

Она торопливо намылилась. Ее волосы покрылись пеной, а Джулиан уже был наготове с ведерком воды для ополаскивания.

Ребекка неохотно встала из ванны, и он закутал ее полотенцем. Она медленно осушала себя, наблюдая, как он купается. Просто смотреть на него доставляло ей огромное удовольствие. Его тело так отличалось от ее тела, такое большое, волосатое и мускулистое. И вместе с тем не такое уж большое в том самом месте в эту минуту, самодовольно подумала она, чувствуя себя невероятно опытной.

— Позволь мне стереть с твоего личика это довольное выражение, — произнес он, вставая из ванны и вытираясь полотенцем. — Хочу сказать, что твое настойчивое желание поработать служанкой могло нам очень дорого обойтись.

— Это что, твое любимое «я же тебя предупреждал»? — раздраженно нахмурилась она.

— Понимай как хочешь, — пожал он плечами. — Но все могло закончиться весьма неприятно. Что было бы, если б они навалились на меня все разом? Я тогда не смог бы тебя защитить.

— Я бы как-нибудь справилась, — поджала она губы. — Может, я даже спасла бы тебя. Знаешь, Джулиан, только потому, что мы спали с тобой, я не собираюсь вдруг становиться послушной и почтительной, чего ты, кажется, хочешь. Я настоящая, живая женщина, со своими взглядами… а не кукла, с которой ты можешь делать что захочешь.

Он уронил на пол полотенце и подошел к ней. Она откинулась, глядя на него снизу вверх, немного испуганная, но одновременно возбужденная его наготой. Сначала она подумала, что он рассердился, но нет. Вид у него был, можно сказать, игривым.

— Куколка, с которой я могу делать все, что захочу? — повторил он, толкая ее в плечо, так что она оказалась лежащей навзничь на постели.

Он попытался отобрать у нее полотенце, но Ребекка вцепилась в него изо всех сил, чувствуя ужасную неловкость, тем более что оказалась вся в лучах солнечного света.

— Я хочу увидеть тебя в такой позе, как хочу, — прошептал он, бросив попытки отобрать полотенце, но заламывая ей руки за голову. — На картине ты лежала, выгнув спину. Я помню каждый изгиб твоего тела, каждый мазок кисти, словно сам присутствовал, когда она писалась.

Она занервничала: ей совсем не нравилось, что ее сравнивают с произведением искусства.

— Ты ведь понимаешь, что там представлено то, как видел меня Роджер, то есть очень идеализированно. Я вовсе не та женщина из фантазии.

— Ты хочешь сказать, что не позировала ему?

— Вовсе нет! Но ведь это не было реальностью. Я для него была просто телом, а не реальной личностью. Как же я могу с этим соперничать?

— Но это же не соревнование, — промолвил он, сдвигая полотенце с ее животика и осторожно поправляя алмаз, чтобы он лег точно так, как на картине.

Ребекка задержала дыхание, словно оцепенев, желая, чтобы он прикоснулся к ней… и в то же время чувствуя затаенный страх… перед всем остальным.

Джулиан со вздохом выпрямился. Теперь она не могла не увидеть его явное возбуждение… но он отвернулся и потянулся за чистыми кальсонами.

— Джулиан, я должна тебя предупредить, — заявила она, садясь на постели и натягивая через голову сорочку. Она отбросила назад волосы и старалась говорить дерзко и беспечно, но при этом серьезно. — Не вздумай в меня влюбиться!

Он бросил на нее небрежный взгляд через плечо и продолжал одеваться.

Она была раздосадована его беззаботностью.

— У нас с тобой нет общего будущего, потому что у меня, возможно, вообще его нет. Я наслаждаюсь тем, что посылает мне жизнь сию минуту, но хочу чего-то большего, чем быть покорной женой.

Джулиан повернулся к ней лицом, и ей не понравилась нежность, которой светились его серые глаза.

— Ребекка, никто из нас не знает, что принесет будущее. Никогда не предполагай, что твое будет кратким.

У нее сжало горло, но она выдавила из себя:

— А ты не предполагай, что в конце концов получишь от меня то, чего хочешь.

Глава 20


Ребекка выбросила из головы их утреннюю перепалку. Она уговорила благодарную служанку найти для нее рыболовные крючки и леску, и ее оптимизм снова взыграл.

В фургоне она поймала на себе озадаченный взгляд Джулиана. Однако расспрашивать он ее не стал, и она чувствовала себя жизнерадостной и таинственной, причем это настроение продлилось до того момента, как Джулиан снова заставил их покинуть фургон, не доехав до последней уединенной деревни маршрута.

Ребекка с сожалением проводила фургон взглядом.

— Значит, сегодня опять никакой гостиницы?

— Полагаю, что после двух ночей у всех на виду это будет неразумно.

Она вздохнула, но безропотно последовала за ним вверх по течению ручья. Они оставили позади болотистые пустоши и теперь передвигались по плодородной долине Йоркшира. Низкие каменные стенки и живые изгороди разделяли отдаленные пастбища и поля фермеров, и во всех направлениях она видела множество пасущихся овец.

Она заставляла себя сосредоточиться на том, что будет им нужно для ночлега, особенно на еде. Но, как всегда, мысли ее занимало то, что они опять одни с Джулианом… на природе. Ей все время приходилось сдерживать румянец, который заливал ее щеки при мысли о том, как они будут заниматься любовью под звездами.

Джулиан наконец позволил ей поудить рыбу, когда решил, что они достаточно далеко отошли от дороги. Он снова занялся разведением костра, а потом подошел к ней и встал за спиной, наблюдая.

— Разве ты никогда не удил, чтобы поесть? — бросила она ему через плечо. Она сидела на берегу маленькой речушки и осторожно поводила удочкой по воде.

— Разумеется. Но я никогда не видел, чтобы женщина нанизывала червяка на крючок.

— У меня много талантов, — подмигнула Ребекка. — Этому меня научил мой брат.

— Правда? — переспросил он, усаживаясь на берегу рядом с ней. — Меня удивляет, что твои родители это позволяли.

Она предложила ему леску и крючок. Он привязал свою леску к палке и забросил крючок подальше.

— Они ничего об этом не знали. Мой брат ухитрялся вывести меня тайком из дома, подальше от глаз моей бдительной няньки. А ты проделывал такое же со своими братьями и сестрами?

— Мои сестры — не такие любительницы приключений, как ты, — ответил Джулиан, больше глядя на удочку, чем на нее.

Это дало ей возможность поизучать его.

— Значит, они, как большинство моих подруг, думают лишь о том, чтобы вести себя как истинные леди, чтобы в будущем привлечь внимание достойных джентльменов.

Джулиан улыбнулся:

— Не думай о них плохо. Они очень ясно сознавали наши финансовые проблемы и отсутствие у себя приданого.

— Ну конечно, — поморщилась она. — Я вовсе не хотела легкомысленно отнестись к их положению.

Он посмотрел на нее сверху вниз. На губах его играла ленивая улыбка.

— Знаю, что не хотела. К счастью, они на два и четыре года моложе меня. Так что когда они были готовы к замужеству, у меня уже были деньги.

— Какой ты хороший брат, — сказала Ребекка, толкая его локтем.

Тут их отвлекло подергивание лески, она натянулась. Вскоре Ребекка с торжеством вытащила свой улов. Она сама сняла рыбу с крючка, несмотря на отчаянное сопротивление пленницы и смех Джулиана. Впрочем, Ребекка сочла себя отомщенной, когда с его крючка рыба сорвалась и увела с собой червяка.

Затем они снова закинули удочки в воду. Ребекка заметила:

— Я уверена, что сестры ценят твои усилия, но братья слишком беззаботны и потому не очень благодарны.

Джулиан пожал плечами, но впервые за время их знакомства не зажался, когда она заговорила о его братьях.

— Они еще молоды, — сказал он.

Она преувеличенно фыркнула.

— Что-то раньше я не слышала от тебя извинений за их поступки.

— Я пытаюсь учесть их возраст.

— Они будут делать свои ошибки… как делал их ты.

Он надменно выгнул бровь.

— Я никогда не делал ошибок! — Но в уголке его рта дрожала легкая улыбка.

— Наверное, трудно быть таким идеальным. Возможно, в глубине души ты завидуешь братьям, потому что они моложе и у них нет такого груза ответственности, как был у тебя в их годы.

Он закатил глаза, потом посмотрел на удочку, которая внезапно изогнулась под яростным потягиванием рыбы. Джулиан умело подсек ее, а затем вытащил на берег.

— Это мои братья наверняка мне завидуют, — попенял он Ребекке.

— Я в этом не уверена. Они вроде бы получают массу удовольствий, как ты, наверное, и желаешь восемнадцатилетним… Но разумеется, это всего лишь мое мнение.

Она послала ему сладчайшую улыбку и была рада, когда он после этого сосредоточил все внимание на ее губках. Какую-то долгую минуту она ощущала сильнейшее влечение к нему, никогда ранее ею не испытанное. Он знал ее так, как она представить себе не могла, что ее может подобным образом узнать мужчина. И это ее пугало.

Но затем Джулиан встряхнулся и вернулся к рыбной ловле. В конце концов, он ведь привык обеспечивать близких, со вздохом подумала она.

Позже, когда он обучал ее чистить рыбу — в юности она старательно избегала этого занятия, — он вдруг поднял голову и прислушался.

Она открыла было рот, чтобы спросить, в чем дело, но Джулиан приложил палец к губам, и она послушно промолчала. После нескольких долгих минут тишины, нарушаемой лишь журчанием воды и кваканьем лягушек, она все же вопросительно повернула к нему голову.

— Мне показалось, что я кое-что услышал, — откликнулся он.

— Бобра?

Теперь она уже знала, какие они бывают, и больше не пугалась сельских звуков.

Но Джулиан не ответил, только взял их рыбу и отнес к костру, где разложил ее на плоских камнях, заранее расставленных им близко к огню.

Ребекка притихла, ожидая обеда, и тихо любовалась Джулианом. Он выглядел напряженным и настороженным. Она понимала, что он продолжает тревожиться из-за того, что вроде бы услышал, но не стала приставать к нему с вопросами, давая возможность слушать и размышлять.

Она тоже задумалась о наемниках Уиндебанка, людях, которые ее преследовали. Они убили Роджера Истфилда и его мать. Несомненно, они пойдут на все, чтобы заполучить этот алмаз.

Но ведь они с Джулианом приложили столько усилий, чтобы запутать их: направились сначала на север, потом ехали в общественных фургонах… и все время называли друг друга разными именами.

Однако человек, карауливший в ночь пожара возле горящего дома Истфилдов, наверняка должен был сообщить Уиндебанку о присутствии Джулиана и Ребекки в Манчестере. И о том, что они разговаривали с миссис Истфилд. Уиндебанк скорее всего догадался, что им известна его роль в этих преступлениях, и это подвергало их большой опасности.

— Ребекка, — произнес Джулиан, оставляя вторую рыбину недоеденной, — не паникуй, но, по-моему, к нам кто-то подкрадывается.

Она напряглась, стараясь прислушаться, но не услышала ничего, кроме ветра и поднявшегося хора сверчков. Солнце зашло, и в небе погас последний луч заката.

— Я полагаю, что ты не думаешь, будто это добродушный пастух? — ответила она, еле шевеля губами.

Он коротко покачал головой.

Ей следовало бы жутко перепугаться, но это у нее никак не получалось, ведь рядом был Джулиан, готовый ее защитить.

— Что собираешься делать?

— Подожду, пока они определятся, что будут делать. Мы же можем ускользнуть в лес, идущий вдоль речки.

— Это слишком осторожно. Я думаю, что нам стоит бросить им вызов.

Он прикрыл глаза, явно стараясь не утратить самообладания.

— Мы не знаем, сколько их. И ты не сможешь драться рядом со мной.

— У меня же есть нож, которым я разделывала рыбу.

— И кто-то может легко его отобрать и использовать против тебя. Нет! Давай неспешно пойди за мной к воде, чтобы помыть руки. Когда мы там присядем, то окажемся ниже крутого берега, то есть нас нельзя будет увидеть. Мы проползем до рощицы, а там уже оценим ситуацию.

Ребекка кивнула, но когда пришло время подняться, пожалела о своем согласии: она почувствовала себя слишком на виду. А вдруг их просто застрелят? Весь путь до речки она ощущала, что у нее подергивается спина.

Уже дойдя до берега, Ребекка услышала топот бегущих ног. Круто обернувшись, она увидела, как Джулиан сшиб с ног первого нападавшего. Мужчина охнул и схватился за горло.

Она понимала, какая она обуза для Джулиана, и без всяких вскриков, не привлекая к себе ничьего внимания — Джулиан отчаянно боролся со вторым негодяем, — нырнула в рощицу, как они с самого начала договаривались.

Вероятно, он думал, что она убежит как можно дальше, но она не могла оставить его одного. Поэтому она скорчилась в подлеске между деревьями и постаралась не издать ни звука. Ребекка едва могла рассмотреть две борющиеся фигуры и судорожно зажала рот, чтобы не вскрикнуть, когда за незащищенной спиной Джулиана возникла фигура первого разбойника.

Но он, как будто у него сзади была еще пара глаз, ударил локтем негодяя, застигнув его врасплох, и свалил этим ударом на землю. Второй разбойник выхватил нож — и снова она едва удержалась от вскрика, — но Джулиан выкрутил тому руку, и нож выпал из нее. Ребекка услышала страшный хруст ломающейся кости и пронзительный вопль негодяя, падающего на землю.

Первый разбойник снова вскочил, и в руке у него был нож.

— Джулиан! — крикнула она.

Он поймал руку с ножом и направил оружие на нападающего, так что тот с разгона налетел на него грудью. Негодяй свалился ему под ноги.

Ребекка только смотрела на эту сцену широко распахнутыми глазами: Джулиан высился над неподвижным телом нападавшего. Потом он поднял голову, явно сообразив, что разбойник со сломанной рукой сбежал и теперь скачет прочь, ведя на поводу вторую лошадь.

«Жаль, — подумала она. — Эта вторая лошадь очень бы нам пригодилась…» Она все еще чувствовала себя не в своей тарелке, с ужасом сознавая, что Джулиана чуть не зарезали. Что стало бы с ними, если б он был ранен? Ей нужно было бы срочно найти помощь… без денег и понимания, где они, собственно, находятся. Она почувствовала себя беспомощной и уязвимой, как в детстве.

— Ребекка! — Джулиан почти бежал к ней.

— Я здесь! — громко отозвалась она, вылезая из кустов.

Он крепко прижал ее к себе, приподняв над землей.

— Я не видел, куда ты делась, — осипшим голосом произнес он ей на ухо, — Один миг ты была рядом, а в следующий…

Его голос затих. Она поморщилась от боли в ребрах. Он тут же поставил ее на землю.

— Я сделала то, что ты хотел, сбежала в лес, под защиту деревьев.

Он поднял голову и всмотрелся в нее, проверяя, не пострадала ли она.

— А почему я должен был решить, что ты меня послушалась?

— А что же ты решил? Что я бросила тебя и в панике сбежала? — возмущенно осведомилась она.

— Я не знал, что и подумать. Это я впал в панику.

Умиротворенная, она погладила смятый отворот его куртки.

— Ну-у… тогда понятно. Я просто не хотела отвлекать тебя, когда тебе пришлось драться с двумя противниками. С тобой все в порядке?

Он кивнул:

— Всего синяк или два.

— Для человека, который не привык драться, у тебя слишком много практики.

Он вновь кивнул, но взгляд его был устремлен в ту сторону, куда скрылся покалеченный разбойник. Однако в наступающей темноте ничего нельзя было разглядеть толком.

— Я сглупил, ввязавшись в драку вчера вечером, — удрученно промолвил он. — Это сразу привлекло к нам внимание. Мне следовало сдержаться.

— Мы оба виноваты. Я слишком решительно хотела доказать, что могу внести свой вклад в наши финансы. А мне нужно было держаться не на виду.

— Значит, мы оба получили урок, вздохнул он. — А что касается моего дядюшки… Я не могу понять, хочет ли он захватить нас в плен или убить.

Она вздрогнула, довольная тем, что он сейчас ее обнимает, потому что вдруг замерзла от страха и холода ночи.

— А ты уверен, что они подосланы твоим дядей? Джулиан кивнул:

— Они ничего не потребовали. Просто накинулись с ножами.

— Но почему он хочет нас убить? Он ведь даже не уверен, с нами ли алмаз.

— Возможно, он предпочитает потерю алмаза потере свободы, что станет неизбежным, едва вся эта скандальная история выйдет наружу.

— Он слишком многое натворил ради камня. Вряд ли он так легко от своего откажется. — Она полезла за ворот платья и за тонкую золотую цепочку вытащила алый алмаз в форме сердца. Встав на цыпочки, она сняла его с себя и надела на шею Джулиану. — Носи. Ты лучше защитишь его, чем я.

Его губы дернулись в полуулыбке:

— Ты доверяешь мне его… после всего случившегося?

Ребекка широко улыбнулась.

— Роджер наверняка захотел бы его вернуть, если бы знал, что он украден. Я доверяю тебе, Джулиан.

Он пристально посмотрел ей в глаза, и в этот миг молчаливого общения она осознала, насколько это было правдой.

— Я позабочусь о трупе, — сказал Джулиан, пряча драгоценность под рубашку.

— Мы можем позаботиться о нем вместе. Мне сейчас не слишком хочется быть одной.

Он кивнул. Они собрали камни и засыпали ими труп, надеясь так уберечь его от животных. Когда с этим было покончено, Ребекка вымыла в речке руки, старательно натирая их обмылком.

Позади нее свет костра почти угас, она удивленно оглянулась и увидела, что Джулиан забрасывает его грязью.

— Мы не можем здесь оставаться, — сказал он, передавая ей кусочек поджаренной рыбы. — Поешь, потому что тебе понадобятся силы. Нам нужно будет пройти не меньше часа, на случай если сбежавший негодяй вернется с подкреплением.

Прогулка в темноте оказалась далеко не такой легкой, как ей представлялось. Еще недавно казалось, что это будет романтично и волнующе, но теперь Ребекка постоянно спотыкалась и оступалась, налетая на камни. Она держалась за руку Джулиана, мечтая, чтобы облака не затеняли последнюю четверть луны.

Наконец он решил сделать остановку на ночлег у подножия грубо сложенной каменной стенки. Он не стал снова разводить огонь, и она порадовалась, что камни защищают их от ветра. Они легли на влажную траву, и Джулиан хотел уложить ее себе за спину, ближе к неровной стенке, но ей хотелось чувствовать вокруг себя его руки. Он согласился, и она, благодарно расслабившись, задремала.

Подумать только, она надеялась заняться этой ночью любовью под звездами, а пришлось убегать от пары убийц.


Джулиан проснулся на рассвете от холода и озноба. Он вздохнул, сильнее притягивая к себе Ребекку, а затем застонал, потому что она во сне заерзала.

Не так собирался он провести эту ночь с Ребеккой. Но ее безопасность была для него важнее всего остального.

И снова он пожелал, чтобы она вернулась в Лондон, хотя понимал, что она этого не сделает. Он подводил ее все ближе и ближе к опасности и впервые заволновался, сможет ли ее защитить.

— О чем ты думаешь? — тихо спросила она. — Ты как-то напрягся.

— Планирую, что станем делать, когда доберемся до дядиного имения. Это произойдет всего через несколько дней.

— Мы постучим в дверь и скажем, что пришли за правдой.

Он знал, что она пытается его развеселить, но не смог выдавить из себя даже краткого смешка.

— У меня есть друг, который был детективом в Скотленд-Ярде в Лондоне, а теперь он главный констебль в Линкольне, это недалеко от имения дяди. Он сможет нам помочь без лишнего шума.

— Я рада этому, Джулиан, теперь лучше себя чувствую. — Она вздохнула. — Пожалуй, мне лучше встать и постоять, а то я ужасно замерзла.

— Я с трудом могу вспомнить, какая у меня постель дома, — признался он, когда они оба расправляли руки и ноги, медленно вставая.

«И постель эта больше не будет одинокой», — подумал он, твердо решив, что Ребекка разделит ее с ним. Навсегда.

Рассветное небо было хмурым, предвещая продолжение дождя. Вся одежда Джулиана уже промокла. Поев холодной рыбы, оставшейся с вечера, они пошли на восток, а не на юг, к дороге, по которой ехали накануне. Доброжелательный фермер подвез их утром в своей повозке до ближайшей деревни. Там, пожалев Ребекку, у который был измученный и потрепанный вид, другой фермер предложил довезти их до другой деревни, где они смогут переночевать в комнате над пивной.

К обеду они добрались до этой маленькой деревушки Скоттер, с каменными домиками, окружавшими зеленую площадку в середине. Правда, упомянутая пивная была переполнена шумными полупьяными завсегдатаями.

Фермер, жилистый мужчина с темно-русыми волосами, примерно ровесник Джулиана, сошел с повозки, посмотрел на Ребекку, потом на пивную и нахмурился, сминая в руках шапку.

— Вы не можете здесь оставаться, миссис Хилл, — наконец заявил он. — Здесь будет небезопасно для женщины. Меня зовут Стаббс. Можете остановиться у нас в амбаре. Жена вырвет мне последние волосы, если я брошу вас тут.

Джулиан с облегчением кивнул. Он в любом случае не собирался проводить ночь в этой деревне, а теперь по крайней мере сможет не беспокоиться о безопасности Ребекки.

— Мы принимаем ваше доброе приглашение, мистер Стаббс. Наверняка потом найдется какой-нибудь способ, какая-нибудь помощь, которой я смогу вам отплатить.

Мистер Стаббс поскреб щетинистый подбородок и внимательно оглядел Джулиана.

— Есть парочка работ, в которых вы завтра утром сможете мне помочь.

— Я очень сильный, мистер Стаббс.

— А я смогу помочь вашей жене, сэр, — добавила Ребекка.

Джулиан подумал, что будет любопытно посмотреть на это, но благоразумно промолчал. Обыденная жизнь Ребекки сильно отличалась от жизни и занятий фермерской жены.

Прошел еще час, пока они доехали до нужного коттеджа. Это было одноэтажное каменное строение с крытой тростником крышей. Сразу с порога мистер Стаббс представил их своей жене, которая в это время старалась уложить детей в постель. Маленькая пухленькая женщина с убранными под чепец темными волосами гостеприимно улыбнулась, несмотря на царившую в доме суматоху. Джулиан увидел, как несколько ребятишек проказливо прятались у нее за спиной, старательно избегая лестницы, ведущей на чердак.

— Мистер Стаббс, — обратилась к мужу фермерша, — пожалуйста, дай им одеяла: ночью может быть холодно.

Джулиан заметил, как Ребекка с облегчением расслабилась.

— У меня осталось тушеное мясо в котелке над очагом, — продолжала жена фермера. — Угощайтесь сами, пока я занимаюсь с детьми.

Они съели по полной миске чудесного кушанья, а Джулиан прислушался к стараниям старшей дочери — ей было не больше двенадцати, — тщетно пытавшейся загнать младших братьев и сестер на чердак. Основное пространство дома было разделено на две комнаты, кухню и ту, что, видимо, служила спальней фермеру и его жене. В углу кухни стояла еще одна кровать, на которой лежал, сонно щурясь, мальчик лет десяти.

Вскоре Стаббс отвел их в амбар, где внизу, в стойлах, помещались козы и лошади. Он оставил им фонарь и постельные принадлежности и пожелал доброй ночи. Когда большая дверь за ним закрылась, Ребекка и Джулиан посмотрели друг на друга.

— Здесь уже теплее, — радостно промолвила она.

— А наверху должно быть еще лучше. — Он взвалил одеяла на плечо. — Забирайся по лесенке, а я полезу следом.

— Вы просто хотите заглянуть мне под юбки, сэр, — проговорила она, вскидывая голову.

Волосы она раньше зачесала назад, перевязав простой тесьмой, так что ее каштановые локоны струились по спине. Он весь день с трудом подавлял желание запустить в них пальцы, но теперь сдерживаться не было нужды.

Если только она не будет возражать… что, будучи леди, она вполне могла сделать. Впрочем, она не уставала повторять ему, что не всегда ею бывает. В общем, Джулиан не терял надежды.

Наверху, разумеется, было полно сена. Вдоль стены располагались ящики, причем таким образом, который подсказывал, что Стаббсы иногда пускали туда переночевать гостей. Джулиан распаковал саквояж и развесил на ящиках и ограждении, не позволявшем свалиться вниз, влажную одежду. Затем он встал и с веселым интересом наблюдал, как Ребекка разгребает и разравнивает вилами сено, устраивая им более удобную постель.

Она бросила на него взгляд через плечо и подняла брови, словно приглашая высказаться.

Но Джулиан только поднял руки и попятился. Она постелила простыню поверх горки сена, затем накрыла ее одеялами и добавила две подушки.

— Вот! — гордо сказала она, отряхивая руки.

Он подошел к ней сзади и стал расстегивать крючки на ее платье.

Она перегнулась через ограждение и заглянула вниз.

— Ты уверен, что Стаббс ушел?

— Ты же видела, как он уходил. А если кто-то приблизится, животные наверняка дадут нам знать.

Плечи ее под его руками заметно расслабились. Она отошла от него, продолжая раздеваться. Глаза ее все равно были прикованы к нему. Он снял куртку. Ребекка смотрела на него пристально и даже как-то неуверенно, будто не знала, на что ей надеяться.

Они внимательно наблюдали друг за другом. Она осталась в сорочке, а Джулиан снял с себя все. Ее глаза широко распахнулись, когда он приблизился, а затем она без колебания вцепилась в сорочку и стащила ее через голову.

Он обнял ее, и жар их сблизившихся тел поразил и тронул его.

— Ты необыкновенная!..

— А ты, кажется, готов, — прошептала она, глядя на него шаловливым взглядом.

— А ты еще нет.

— Разумеется, я готова! — возмутилась она. — Я весь день ни о чем другом не думала… и день накануне тоже!

Он тихо рассмеялся и опустил ее на одеяла. Она протянула руки, чтобы привлечь его к себе, но он придержал их, опускаясь рядом с ней на колени.

— Прошлую ночь я был слишком рьян и тороплив, — удрученно промолвил он.

— Слишком рьян? Мы оба были такими. И что в этом плохого?

— Я не потратил времени на то, чтобы изучить тебя. Даже при тусклом свете фонаря он заметил, как она покраснела.

— О… это звучит чудесно…

— Ты просто лежи, дорогая, и позволь мне расцеловать каждый дюйм твоего тела.

Ему показалось, что, когда он назвал ее дорогой, Ребекка как-то замерла, — впрочем, возможно, это случилось из-за его просьбы. Она закинула руки за голову, отчего ее грудь стала еще круче. Он с трудом сглотнул. Колени ее были небрежно согнуты, бросая тень на схождение бедер. Он бывал с женщинами, предпочитавшими в спальне темноту, и с женщинами, которые бесстыдно открывали его взгляду все и для которых не было ничего святого.

Ребекка была чем-то средним между ними: она не стеснялась своего тела, но при этом оставалась еще достаточно невинной, чтобы понимать, как действует на него ее нагота. Может быть, именно поэтому она позировала для картины?

Она возбуждала, и волновала, и радовала его, и он хотел доказать ей это каждым своим нежным поцелуем. Ее предплечья были удлиненными и деликатными, а кожа — как шелк. Язык Джулиана скользил по контуру ее груди, почти не касаясь пика. Он слышал, как ускоряется ее дыхание, ощущал, каким порывистым и беспокойным становится ее тело. Однако он не желал торопиться.

Цепочкой поцелуев Джулиан прошелся по ее телу, погрузил язык в ямку пупка, спустился вниз… и раздвинул ее бедра.

— Джулиан…

Он слышал нерешительность в ее голосе, понимал, что она не представляет, как он собирается с ней поступать. Сама мысль о том, какое доставит ей удовольствие, как возбудит ее, какой вызовет в ней отклик, была для него почти непереносимым наслаждением… Его пальцы скользнули во влажные кудряшки ее лона, и Ребекка затрепетала… застонала. Он раздвинул эти кудряшки и, не отрывая взгляда от ее глаз, опустил голову и поцеловал ее интимно.

Глава 21


Когда Джулиан стал целовать ее между бедер, Ребекка содрогнулась, отчаянно впилась ногтями в одеяло и закусила губы, чтобы удержаться от громких стонов. Ее переполняло такое наслаждение, что казалось, она распадется на малые частички. Он еще шире развел ее ноги, глубоко исследуя ее, кружил и полизывал языком, прихватывал ее нежную плоть губами, проникал в нее все глубже, пока она не взорвалась жарким порывом, не в силах сдержать метания и биения своего тела.

— Ох, Джулиан!..

Ребекка не успела больше ничего сказать. Он опустился на нее и мощным рывком вторгся внутрь. Не было боли. Было только ощущение глубочайшего удовлетворения. Их качало вместе. Она пыталась удерживать его руками и ногами, обвивалась вокруг него, отчаянно стремясь подарить ему то же блаженство, что дал ей он.

В этот раз она понимала все признаки происходящего, понимала, что значит, когда тело его содрогнулось и он излил в нее свое семя.

Излил — вместо того чтобы выйти из нее. Это заставило Ребекку задуматься, особенно из-за того, что он был осторожен, когда они занимались любовью первые два раза. Но сейчас ей не хотелось ни о чем долго размышлять, все равно поздно было это делать. Все-таки, должно быть, беременеть было не так уж легко, иначе у женатых пар рождалось бы по ребенку каждые девять месяцев.

А она замужем не была.

Ей нравилось ощущать его вес на себе, и было очень жаль, когда он наконец соскользнул в сторону. Наклонившись, он задул фонарь и натянул одеяло, укрыв их обоих. Он держал ее в объятиях, а Ребекка, не видя в темноте его лица, кончиком пальца обводила его черты, задерживаясь на губах.

Он покусывал ее пальчики, а потом, поймав губами один, стал его сосать. Даже такая простая ласка заставила ее затрепетать. Она не могла забыть то, что он только что проделывал с ней своим ртом.

— Спи, — прошептал он со смехом в голосе. — Нам нужно подняться задолго до рассвета, чтобы я смог помочь фермеру Стаббсу.

— Мне трудно отвлечься. Трудно забыть то, чем мы только что занимались… что ты делал со мной.

— Тебе понравилось? — прошептал он.

Она ощутила его дыхание на своем ушке и чуть ниже.

— Ты ведь наверняка мог угадать, что я думала об этом, что я чувствовала.

— Не сомневаюсь, что это смогли угадать все животные внизу под нами.

Она легко ударила его по предплечью, и он со смехом перевернулся навзничь, увлекая ее за собой. Ребекка уютно пристроилась у него под боком, положив свою голову ему на плечо.

— Такое происходит между женщиной и мужчиной всегда? — тихо спросила она.

— Нет. У нас случай особый.

Эти слова почему-то тронули ее, заставили вновь испытать нежность и тягу к нему… к мужчине, прославившемуся своими невозмутимостью и рассудительностью.

— Ты наверняка видела, как ведут себя друг с другом некоторые мужья и жены, — продолжал он, — скучающие и отдаленные. Могут они, по-твоему, наслаждаться друг другом в постели?

— Но они выполняют свой долг, — пробормотала она. — Нас всегда так учили.

— Значит, это долг? — поинтересовался он.

— Только не с тобой.

Он на миг тесно прижал ее к себе, а затем они оба постепенно расслабились. Сон легко нашел их.


Рассвет в четыре утра наступил слишком быстро, и время перед завтраком было заполнено многочисленными занятиями. Ребекка хотела показать свою полезность себе самой и, конечно, Джулиану. Она, как и он, стремилась отблагодарить фермера Стаббса за предоставленный кров. Пока Джулиан вместе с фермером и его сыновьями кормил лошадей и свиней, она доила коров вместе с фермершей и ее дочерьми.

Она заметила промелькнувшее на лице Джулиана сомнение, когда сказала, что умеет доить, но через несколько минут ее пальцы вспомнили этот навык, и вскоре она заработала споро и весело.

После их обоих позвали на завтрак с фермером, его женой и семерыми детьми. Детей оказалось больше, чем она насчитала прошлым вечером.

Она с интересом наблюдала за Джулианом, когда нескольким детям пришлось сидеть по двое на одном стуле, чтобы дать место за столом гостям. Хотя он происходил из большой семьи, но за последние несколько дней стало очевидно, что такое количество детей вызывает у него неловкость. Но сейчас по его лицу этого нельзя было заметить.

После завтрака мужчины отправились засевать вспаханные поля ячменем, оставив Ребекку с миссис Стаббс. На минуту она задержалась в дверях, наблюдая, как уходит Джулиан. Он был на голову выше фермера и его сыновей. У реки мирно паслись овцы, а дальше на зерновых полях находились перевозные ясли, куда попозже перегонят овец, чтобы те пощипали стерню. Это была картина, успокаивающая душу после дней, полных сложностей и опасностей. Хотя и здесь были свои проблемы, ведь никто не мог знать, что принесет погода. Впрочем, это казалось хорошим и добрым местом, чтобы растить детей.

Ребекка провела с добродушной и разговорчивой миссис Стаббс занятый хлопотами день, помогая мыть посуду и даже штопать одежду, пока фермерша пряла и заботилась о курах, а также о своем многочисленном потомстве. Она учила их буквам и числам, что говорило об отсутствии поблизости какой-либо школы, в которую дети могли бы ходить.

Фермер и его жена могли полагаться только друг на друга. Ребекка подумала, что такая семейная жизнь очень ограничивает свободу. Но разве не все женщины так или иначе ограничены в правах? Вместе с тем за последние дни она увидела женщин из низших классов, делавших вещи, которые светским дамам никогда бы не позволили. Например, они могли работать, помогая семейному бюджету, и даже могли пройти по улице без сопровождения.

Возможно, Ребекке жизнь миссис Стаббс могла показаться суровой и неблагодарной, но в глазах фермерши, когда она смотрела на своих детей, светилась нежная мягкость, а когда она встречала мужа после тяжелого трудового дня, на лице ее было написано счастье.

Вечером, когда Джулиан и Ребекка остались одни наверху в сарае, она услышала, как он вздохнул, усаживаясь на сено, чтобы снять сапоги.

— Устал? — спросила она. Он улыбнулся:

— Прошло много лет с тех пор, как я занимался подобной работой. Но это приятная усталость. Я был рад помочь.

— Я знаю, что ты имеешь в виду, — откликнулась она, прислонившись к открытому окошку. В доме фермера одна за одной гасли свечи, и темнота, казалось, поглотила все вокруг.

— Ты тоже тяжело поработала. Откуда ты знаешь, как доить коров?

Она рассмеялась.

— Ты не один такой, кому нравилось помогать слугам. Когда мне было двенадцать, я ускользала с молочницей, чтобы посмотреть на коров вблизи. Она приставляла меня к работе, и мои пальцы так после этого болели, что я раз и навсегда зауважала слуг, которым приходится так тяжко работать.

— Надеюсь, твоя мать была не очень этим огорчена?

— Я никогда ей этого не рассказывала. Заявляла, что пальцы мои перетрудились за вышиванием.

Джулиан расхохотался.

Ребекка подошла к нему, наслаждаясь веселой дерзостью, с которой он оглядывал ее тело.

— Ты же сказал, что очень переутомился… устал, — пробормотала она, опускаясь позади него на колени и начиная поглаживать тугие мышцы его плеч.

Он быстро обернулся, набросился на нее, и она со смехом обнаружила, что уже лежит, распластавшись на сене.

— Вовсе не устал! — твердил он, целуя ее.

Много времени спустя она уснула в его объятиях, обнаженная, сытая, утомленная.

Через несколько часов она проснулась, вся дрожа. Но едва она начала подниматься с сена, как Джулиан приподнялся на локте.

— Что-то не так? — спросил он.

— Просто дует от открытого окна, — пробормотала она. — Я закрою ставни.

— Оставайся на месте, — промолвил он.

Она понимала, что он снова старается защитить ее от забот, но в полусне приняла это тихо и мирно, хотя задрожала, почувствовав еще больший холод, когда он ее покинул.

Когда он не поторопился вернуться к ней, Ребекка внимательно посмотрела на его силуэт в окне и протянула:

— Джулиан?..

— По-моему, я что-то услышал в доме, похоже на детский плач. И свет там горит.

Она поднялась на ноги и натянула сорочку, потом отнесла одеяло к Джулиану и накинула ему на плечи. Он ловко закутался в него и рассеянно улыбнулся ей. Стоя рядом, Ребекка смотрела на свет в окне кухни.

— Ты думаешь, это что-то необычное? У них ведь так много детей.

— Но нет младенцев и нет повода вставать к ним ночью. — Он поколебался. — У меня нехорошее предчувствие. Мистер Стаббс днем упомянул, что в деревне к северу бродит какая-то лихорадка. А еще раньше я слышал, как один из мальчиков кашлял.

Она кивнула, зная, что Джулиан тщательно за ней присматривает. Но его слова ее не испугали. Она всю жизнь провела в тревогах из-за своих болезней и давно притерпелась к мыслям о них. Что будет, то будет. Все равно она никак не может на это повлиять.

Однако она вцепилась руками в оконную раму, думая о милой фермерской семье.

— Нам следует пойти к ним.

— Пойду я, — нахмурился он.

— Мы пойдем оба, Джулиан. — И, видя, что он намерен возразить, добавила: — Я не могу полностью оградить себя от жизни. Я ведь не заболела в манчестерской ночлежке. Я сильнее, чем была… и здоровее. Со мной все будет хорошо, но я не смогу себе простить, если мы ничего не сделаем, чтобы помочь этим великодушным людям.

Они быстро оделись и в темноте прошли к дому. Когда Джулиан постучал, мистер Стаббс выглянул в боковое окошко и открыл дверь. Он был босой, не заправленная в брюки рубашка болталась.

— Простите, что вмешиваемся, мистер Стаббс, — сказал Джулиан, — но мы заметили свет и…

Ребекка, завидев, что жена его стоит у очага и держит ребенка, протиснулась к ней мимо мужчин. Миссис Стаббс выглядела расстроенной и напуганной, ее пышные волосы небрежно рассыпались по плечам. Она с трудом выдавила из себя улыбку:

— Простите, что побеспокоили вас, миссис Хилл.

— Никакого беспокойства, — ответила Ребекка, подходя ближе. — Я просто не могла уснуть.

Миссис Стаббс держала на руках одного из сыновей. Ему было не больше шести лет. В таком возрасте дети обычно вырываются из рук родителей, но сейчас малыш вяло лежат и тихо кашлял. Он прижимал пальцы к горлу, пытаясь вздохнуть.

— Это случилось так неожиданно, — растерянно говорила фермерша, — он так ужасно кашлял, бедняжка. И я думала… я думала…

— Я узнаю симптомы, — сказала Ребекка. — Я часто в детстве этим болела.

В покрасневших глазах миссис Стаббс вспыхнула надежда.

— Миссис Хилл, вы знаете, что нужно делать? Моя мать умерла, когда я была совсем маленькой, и я не успела узнать никаких ее секретов. У других детей никогда не было такого страшного кашля.

— У вас есть мать-и-мачеха? — спросила Ребекка.

Миссис Стаббс покачала головой, и глаза ее наполнились слезами. Ребекка успокаивающе положила руку ей на плечо.

— Не важно. А как насчет тмина?

— Да, есть в огороде. Или вы хотите, чтобы был сухой?

— Свежий будет даже лучше. — Ребекка повернулась к фермеру. — Вы не могли бы нарвать нам несколько растений? Корни оставьте в земле.

— Возьми с собой Элис. — Миссис Стаббс махнула рукой, вызывая с чердака старшую дочь. — Она хорошо знает, что где в огороде.

— А мы, пока ждем, вскипятим воду. — Ребекка наполнила водой из кувшина котелок и повесила его над огнем.

Мальчик снова закашлялся, и этот хриплый звук был еще хуже его свистящего дыхания, когда он пытался набрать в грудь побольше воздуха.

— Постарайтесь успокоить его, — пробормотала Ребекка.

Миссис Стаббс стала баюкать ребенка и тихо напевать.

— Я могу чем-то помочь? — спросил Джулиан из-за ее спины.

Ребекка обернулась к нему и увидела, что он удивленно наблюдает за ней со своего места около двери, где расположился, чтобы не мешать никому.

— Ничем, — улыбнулась она, — только занять разговором мистера Стаббса, если понадобится.

Элис появилась на кухне первой и ретиво протянула несколько пучков травы Ребекке. Пока мужчины тихо беседовали в углу, Ребекка прокипятила тмин в котелке, а затем велела фермерше подержать ребенка над паром. Часть листьев она растерла в ступке и, залив их горячей водой, положила полученную пасту мальчику на грудь. Когда тмин хорошенько настоялся, они дали вареву остыть, а затем добавили туда немножко меда, чтобы смягчить вкус. После пара дыхание ребенка стало гораздо легче, и он смог пить маленькими глотками теплый напиток.

Они все тихо сидели в комнате, ставшей душной от пара, и вскоре были вознаграждены тем, что мальчик стал легче дышать, а потом даже спокойно уснул.

Миссис Стаббс склонилась над ним, чтобы поцеловать, и ее слезы пролились на его пушистую головку.

— Спасибо, миссис Хилл, — тихо промолвила она, — я никогда не забуду вашу доброту.

Ребекке стало жарко от смущения.

— Я рада, что смогла помочь. Мое собственное детство я провела в болезнях. И все, что я узнала за то время, теперь пригодилось.

— И пригодится снова, когда у вас будут свои дети.

Ребекка старалась не смотреть на Джулиана, но удержаться не смогла. Она робко попыталась улыбнуться ему, как полагалось бы молодой жене, но представить себя со своими детьми… было ей как-то странно… Она никогда не думала, что будет их иметь, потому что не собиралась замуж. Но вдруг образ темноволосого младенца у груди показался ей очень привлекательным и совсем не страшным.


— Ты была изумительна!

Лежа на сене, мирно покоясь в объятиях Джулиана, Ребекка тихонько улыбалась звучавшему в его голосе удивлению.

— Я не изобрела это лечение, Джулиан. Просто его так часто применяли ко мне, что я поневоле запомнила.

— Но само твое поведение успокоило их обоих. Ты была такой уверенной… знающей… так была убеждена, что с мальчиком все будет хорошо…

— Это было то, что им было нужно услышать. Чем испуганнее были они, тем более напряженным становился их сынишка.

Он поцеловал ее в макушку.

— Я все равно считаю, что ты была изумительной.

— И я ценю твое мнение. — Ее улыбка погасла. — Джулиан, я не тот человек, которым следует восхищаться… в отличие от Стаббсов. У них нет никого в целом свете, кроме друг друга. И они должны трудиться, не покладая рук, чтобы обеспечить всю свою семью. По сравнению с их мужеством я чувствую себя беспечной и себялюбивой.

Он чуть сжал ее в объятиях.

— Ребекка…

— Нет, выслушай меня. Я все твержу и твержу, что хочу, чтобы моя жизнь была одним большим приключением. Мои родители позволяли мне все детство болтать об этом. Теперь ты делаешь то же самое. И вы все очень добры. Но я при этом — сущая эгоистка: будто мне положено получать все, что захочу. В то время как на свете есть множество людей, которым нужна удача, чтобы всего лишь выжить.

— Ты не эгоистка, если хочешь что-то сделать со своей жизнью, Ребекка. Себялюбивая женщина не станет уводить разбойников из Лондона, рискуя жизнью ради безопасности семьи.

— Ты видишь мои мотивы слишком чистыми, — настаивала она. — Я ведь еще и воображала, какое это замечательное приключение, совершенно не представляя, до чего могут дойти эти люди ради драгоценности, какие убийства совершат… — Она содрогнулась.

— Значит, ты виновата в наивности. Ты вечно хочешь видеть в людях хорошее. Я же прожил всю жизнь, видя в людях, особенно моих родителях, только худшее.

— Джулиан…

— Нет, теперь дай мне закончить. Я никогда не ставил себя на их место. Я злился на отца, считая трусостью то, что он бросил нас на произвол судьбы. И я ведь все неправильно понимал… разве не так? Я злился на мать, что она не видела правды. Но может быть, она была к ней слепа, потому что отец хотел, чтобы она была такой, хотел защитить и охранить ее, насколько возможно.

— Но что могла сделать твоя мать, чтобы не иметь столько детей? Она не могла изменить ситуацию или отказать отцу в его супружеских правах. А отцу было стыдно показать окружающим, что они близки к нищете.

— Я знаю, — вздохнул Джулиан. — И знаю теперь, как он старался ее защитить. Он не хотел лишать ее радости материнства, хотя имеются способы это предотвратить.

Другие способы? Ребекка с интересом задумалась. Она даже чуть не спросила его о них, чтобы испробовать, когда они в следующий раз… Или Джулиан обидится, посчитав, что она готовится в будущем завести другого любовника? Она не могла себе представить, что разделит подобные интимности с кем-то другим.

Означает ли это, что она в него влюбилась?

Мысль эта так потрясла Ребекку, что она не могла в это поверить. Она не хотела и думать о таком… о том, какое влияние окажет это на ее будущее.

— Джулиан, разве ты не видишь, что живешь прошлым, которого уже не изменить? Я же стараюсь жить, думая о будущем.

— А ты не думаешь, что любовь к приключениям — это твой ответ на то, что было в твоем прошлом?

— Конечно, нет. Но наша прошлая жизнь сформировала нас нынешних. Только я не стану жить, постоянно сожалея о том, что со мной происходило. И ни за что не буду жалеть о том, что происходит между нами сейчас. А ты? Ах, нет! Ты ведь никогда не жалеешь об однажды принятом решении…

Ребекка ожидала, что он рассердится на ее слова, но Джулиан только рассмеялся и крепче прижал ее к себе.

Она заснула, но ненадолго. Кошмары прошлых болезней мучили ее. Только на этот раз болела не она, а Джулиан. Каким-то образом он заразился от сынишки Стаббсов и теперь жутко кашлял и задыхался. Никакие лекарства не помогали. Его тело застыло, дыхание прервалось… и она отчаянно закричала.

Она резко вынырнула из сна, слезы ручьями текли по ее щекам. Дыхание прерывалось, и хотя она твердила себе, что это лишь сон, ужас не покидал ее, и ее трясло.

Джулиан пробормотал ее имя, сильнее притянул к себе. Он был прохладным и дышал легко. Но она продолжала пребывать в страхе.

Он приподнялся на локте и бережно отвел ее влажные волосы со лба.

— В чем дело? Ты металась и плакала.

— Этот малыш мог умереть, — с трудом выдавила из себя она. — Я никогда не представляла себе, что чувствуют родители в такие моменты, наверное, страх и беспомощность. А если бы был болен ты?

Он поцеловал ее в лоб.

— Значит, теперь ты думаешь обо мне, как о своем ребенке?

— Не смейся над этим! Всю взрослую жизнь я мечтала жить так, как не могла в детстве. Но я не понимала, что речь не только обо мне. Мои болезни доставили моей семье много страданий. Я никогда не понимала, как было страшно и мучительно родителям. Я считала себя такой несчастной. Идеальной героиней из книжки, которую жизнь топчет, а она возрождается из пепла. Но сегодня, глядя на лицо миссис Стаббс, я увидела свою мать и впервые поняла ее страхи. Какая же я была эгоистка!

— Все дети думают в первую очередь о себе, — пробормотал он, погладив ее по голове. — Ты испытала одну сторону своего детства — как все мы, — но с годами мы становимся мудрее.

Она кивнула и постаралась успокоиться, но кошмарные переживания никак не хотели ее покидать. Слава Богу, с Джулианом все хорошо, но она ведь вскоре с ним расстанется. Сможет ли она сделать это?

Что бы ни думала Ребекка еще вчера, но теперь ей стало ясно одно: она определенно в него влюбилась. Это казалось странным, почти пугающим. Она никогда не думала, что такое может с ней случиться… и вдруг захотела разделить с ним будущее.

Но как можно отказаться от многолетнего стремления вести другую жизнь? Она даже понятия не имела, встретит ли он ее на полпути… захочет ли сделать это.

Что он подумает, если она расскажет ему о своем желании? Захочет ли продолжать ее охранять и защищать? Но… он ведь сказал, что она будет рядом с ним, когда он отправится к главному констеблю.

Или после ее признания в любви ему будет неловко… вдруг он не испытывает тех же чувств? Все стало таким сложным. Ей нужно будет хорошенько все обдумать.

Впрочем, эти сомнения не помешали Ребекке снова угнездиться в его объятиях и ощутить уют его теплого тела в холодную ночь.

Надо же… она его любит!

Глава 22


Задолго до рассвета Джулиан поднялся и стал одеваться. Полусонная Ребекка тихо лежала, прислушиваясь, как он бродит в темноте, и воображая все, что не могла видеть.

Она любила его.

Застонав, она перевернулась.

— Тебе стоит еще часок оставаться в постели. Точнее, на сене, — промолвил он. — Ты крепко поработала вчера, так что все поймут. Мы все равно не уйдем, пока не покончим с утренними работами. Мистер Стаббс предложил подвезти нас до соседней деревни.

— Ты полагаешь, что миссис Стаббс еще в постели?

— Но у нее болен ребенок. Ее ребенок.

— А я могу ей помочь. Ты встречайся с мистером Стаббсом, я же пойду в дом и посмотрю, что нужно делать.

Она почувствовала его ладони на своих щеках, а потом, к ее удивлению, он поцеловал ее крепко и страстно, почти свирепо. Назовет ли он ее снова «дорогая»?

— Ладно, — сказал Джулиан. — Увижу тебя за завтраком.

Затем он спустился по лесенке. Она медленно оделась в темноте, чувствуя себя растерянной и неуверенной, но в то же время голова ее кружилась от удовольствия. Неужели такой человек, как Джулиан, может влюбиться в кого-то вроде нее? Будет ли иметь для нее значение, если этого не случится? Неужели он так и будет продолжать свой рассудочный поиск подходящей жены?

Она подавила стон и медленно спустилась по лесенке вниз. Оказавшись снаружи, она первым делом направилась в уборную. Предрассветный серый туман клубился вокруг ее юбок.

Она успела сделать лишь парочку шагов, когда кто-то грубо схватил ее сзади, одной рукой зажав ей рот, а второй крепко удерживая за талию.

Ребекка сначала даже не сопротивлялась, не в силах понять и поверить, что это происходит с ней.

А затем она с силой ударила нападающего ногой.

— Дурак! Помоги поднять ее! — прошипел мужской голос за спиной.

И несмотря на ее отчаянное сопротивление, второй мужчина схватил Ребекку за ноги.

Она ничего не могла поделать, хотя продолжала вырываться. Она была совершенно беспомощна перед их силой.

Конечно, это были люди Уиндебанка. Ей не нужно было видеть их лица, чтобы догадаться. Неужели они уже захватили Джулиана? Постараются ли они причинить вред беспомощной, ни в чем не повинной семье фермера Стаббса?

Негодяи тяжело дышали, продолжая ее нести. Казалось, это длилось вечно, но наконец она увидела сквозь туман какой-то черный экипаж.

Господи, как же ей хотелось, чтобы кто-нибудь проехал мимо!

Мужчина, державший ее ноги, отпустил их, чтобы открыть дверцу экипажа, и Ребекка тут же сильно лягнула его в живот. Он громко выдохнул от боли. Впрочем, это не помешало им забросить ее в экипаж, на пол.

Она завозилась на четвереньках, пытаясь подняться, но в этот момент экипаж качнулся, и мужчина, забравшийся следом за ней, сильно пнул ее в бедро. Ребекка распростерлась на грязном полу. Экипаж дернулся и поехал.

Встав на колени, она отползла к дальней стенке. Рассвет уже вступил в свои права, и теперь Ребекка смогла рассмотреть лицо похитителя. Она уже видела его в начале этой злосчастной истории.

Он схватил ее за платье и швырнул на дальнее сиденье. Морщась от боли в локте, Ребекка оттолкнулась и с трудом села.

— Где алмаз? — требовательно спросил он.

— У меня его нет.

— А это мы посмотрим.

Затем произошел самый унизительный момент в ее жизни. Она боролась, но тщетно. Он обшаривал ее тело, касаясь всех его частей, даже охлопал ее штанишки по всей их длине: нет ли там потайного кармана?..

Он слишком долго задержался на ее груди и между бедер, так что она впервые узнала настоящий страх. Она была наедине с этим негодяем, и он мог сделать с ней все, что захочет.

Наконец он откинулся на сиденье, и она плотно обернула юбки вокруг ног.

— Я же говорю, что у меня его нет, — сказала она, храбрясь, но сама услышала дрожь в своем голосе. Она вся дрожала.

— Не важно, — пожал он плечами. — Твой парень явится за тобой достаточно скоро, и ему придется отдать алмаз или полюбоваться на твои мучения.

С этим было трудно смириться, ее глаза жгли слезы, но Ребекка заставила себя ответить на его взгляд своим, полным презрения.


После нескольких часов работы Джулиан и мистер Стаббс вернулись в дом, успев хорошо вымыться холодной водой из колодца. Миссис Стаббс подняла голову от стола, на котором она с детьми расставляла тарелки и чашки.

Больной малыш лежал на маленькой кроватке рядом с очагом. Он уже достаточно оправился, поэтому выражал недовольство из-за того, что ему велено оставаться в постели. И это несказанно порадовало Джулиана.

Он весело улыбнулся фермерше:

— Ваш муж рассказал мне, что этот сынишка хорошо поспал после приступа кашля.

Она кивнула:

— Спасибо вашей жене, мистер Хилл. Мне было ужасно неловко, что мы продержали вас без сна всю ночь после вашего долгого путешествия. Я рада, что ваша жена смогла подольше поспать нынче утром.

Улыбка исчезла с лица Джулиана.

— Дольше поспать? Мы встали в одно и то же время. Разве она не здесь с вами?

Миссис Стаббс растерянно покачала головой:

— Нет. Я ее еще не видела. Может быть, она снова вернулась в сарай на сено?..

У него внутри все перевернулось от приступа страха. Настоящего страха, который вызывает тошноту и панику… и отчаяние… все вместе. Он никогда в жизни не испытывал ничего подобного. Пот выступил у него на лбу, вспотели ладони.

— Разве не могла она пойти прогуляться? — спросил мистер Стаббс.

— Нет, — покачал головой Джулиан и попросил фермера: — Пожалуйста, помогите мне найти ее, мистер Стаббс.

Но он понимал, что это просто формальность, которую он обязан исполнить. Ее наверняка забрали люди Уиндебанка. И у них несколько часов форы.

«Ребекка!» — подумал он с горечью и тоской, гневом и чувством вины. Ведь один раз эти негодяи их уже выследили, почему он не сообразил, что это может повториться? Почему не держал ее при себе все время?

Он не защитил ее! Всю свою жизнь он старательно рассчитывал и высчитывал все последствия, создал себе репутацию человека, никогда не делающего ошибок… твердо решившего быть не похожим на своего отца.

Но именно в тот момент, когда это стало необходимым, когда безопасность Ребекки находилась под угрозой, он просчитался. Единственное, что несколько успокаивало Джулиана и облегчало страх, — это то, что его дяде нужна была «Скандальная леди». Иначе зачем было похищать Ребекку? Уиндебанк понимал, что племянник последует за ней, куда бы ее ни повезли, и теперь у него будет заложница, которой можно будет поторговаться… использовать против.

Алмаз не стоил человеческой жизни. Джулиан охотно его отдаст, если взамен получит Ребекку целой и невредимой. Впрочем, он подозревал, что будет совсем не просто и не легко. Дядюшка явно полагал, что ради этой драгоценности можно убить. Кроме того, Уиндебанк наверняка не сомневается, что и Ребекка, и Джулиан прекрасно знают, кто стоял за первоначальной кражей, а теперь еще и несколькими убийствами.

Это делало Уиндебанка отчаянным и весьма опасным.

Вместе с мистером Стаббсом Джулиан обыскал все подсобные строения и прилегающие земли, вплоть до реки, на случай если она все-таки пошла прогуляться. Но Джулиан нигде не заметил отпечатков женских сапожек и знал, что водой ее тоже унести не могло.

Все это время фермер пристально наблюдал за ним. Когда они вернулись назад, Джулиан молча поднялся на сеновал, торопливо побросал в саквояж вещи и спустился вниз.

Мистер Стаббс поджидал его, упершись руками в бока.

— Вы, кажется, знаете, что случилось с вашей женой.

— Знаю. Я думал, что сумею ее защитить, но, оказалось, ошибался.

— Вы уходите?

— Я знаю, куда ее повезли.

Фермер вопросительно поднял песочные брови.

— Значит, это похищение? Джулиан кивнул.

— Вы с вашей женой от этого и бежали?

Хотя это было лишь частью правды, Джулиан вновь кивнул.

Мистер Стаббс прищурился и тихо произнес:

— Ваш выговор изменился… и ваша манера… милорд. Джулиан промолчал.

— Позвольте мне вам помочь, — серьезно предложил фермер.

— Нет. Это слишком опасно. Они не причинят ей вреда. Так они заманивают меня к себе. Простите мои слова, но вы для них ничего не значите, и с вами они могут поступить гораздо хуже.

— Каким образом вы собираетесь их преследовать? Джулиан заколебался.

— Возьмите одну из моих лошадей.

— Но вам же нужно пахать…

— Несколько недель я смогу обойтись и одной. Я верю, что вы ее вернете мне раньше.

— Обязательно, Стаббс. Обещаю вам.

Они вместе оседлали гнедого мерина, положив в одну из сумок только самое необходимое. Миссис Стаббс принесла ему сверток с едой и несколько закупоренных бутылок и сложила все во вторую сумку, Теперь она смотрела на Джулиана с почтением. По-видимому, муж передал ей их разговор.

Джулиан вскочил в седло. Несколько ребятишек стояли в дверях сарая и с серьезным видом смотрели на него.

С высоты коня он посмотрел на Стаббсов и мрачно улыбнулся:

— Я вернусь как можно скорее и приведу коня назад.

— Возвращайтесь с хорошими вестями, милорд, — промолвила миссис Стаббс. — Пусть Господь охранит вас и вашу жену.

— Спасибо за все.

Повернув коня, он сначала проехал шагом мимо ребятишек и, только отъехав подальше, пустил его рысью. Ему хотелось помчаться галопом, но предстоял путь во много миль, и нужно было сохранять силы коня.

Да и собственные силы стоило поберечь. Теперь, когда Уиндебанк захватил в плен Ребекку, планы Джулиана обратиться к главному констеблю можно было сразу отбросить: это был верный способ ее убить.

Жизнь без Ребекки вдруг показалась ему бесцельной и пустой. Она станет его женой! Она уже стала его любовью. Оставалось только каким-то образом убедить ее, что они созданы друг для друга.

Однако сначала ему нужно встретиться лицом к лицу с собственным дядей — и, конечно, его наемниками, — а также найти способ освободить Ребекку без кровопролития.

Глава 23


Ребекка не представляла, куда ее собираются заточить. И явно не ожидала оказаться в этой почти научной библиотеке, с кожаными креслами, несколькими письменными столами и стенами книг.

Она была рада наконец остаться одна после целого дня, проведенного в карете с мужчиной, который жадно не сводил с нее глаз, словно ожидая какого-то знака, чтобы на нее накинуться.

Любопытно, что обещал ему Уиндебанк? Она содрогнулась при мысли об этом. Чтобы отвлечься, она подошла к окнам, выходившим в обширный парк. Это был чудный мирный вид с живыми изгородями, за которыми простирались поля и вспаханные земли, подготовленные к посеву.

И все-таки это была тюрьма. Ее протащили по пустынным коридорам и поместили сюда, немедленно заперев за ней дверь. На ее крики о помощи никто не откликнулся. Окна не открывались — она это сразу проверила, — так что оставалось только ждать, прислушиваясь к бурчанию своего голодного желудка, и стараться не впасть в панику.

Это было легче сказать, чем сделать. Все происходящее казалось ей каким-то кошмаром. Она вновь оказалась беспомощной и зависящей непонятно отчего… Когда-то она думала, что такого больше с ней не случится. Она считала, что научилась владеть собой, а теперь этот Уиндебанк вновь пробудил в ней страх. Импозантные стены смыкались вокруг нее. Она посмотрела на кочергу, прислоненную у камина, и подумала, что, если положение станет отчаянным, ею можно будет воспользоваться как оружием.

Наконец она услышала щелчок замка и, высоко подняв голову, повернулась к двери. В комнату вошел пожилой мужчина… один… и закрыл за собой дверь. Он был худощав, с темными волосами, седеющими на висках, впалыми щеками, обрамленными длинными бакенбардами, и умными блестящими глазами.

— Вы, должно быть, мисс Лиланд? — невозмутимо произнес он, словно она приехала на чай с его женой.

— А вы, наверное, мистер Уиндебанк?

Его губы изогнулись в улыбке.

— Как я вижу, мой племянник говорил обо мне.

Не было смысла притворяться, что она не знает, почему оказалась здесь.

— Трудно не заговорить о вас, когда вы убиваете людей. — Она поверить не могла, что эти слова вылетели из ее рта, но жалкие мольбы не повлияли бы на этого человека. Она надеялась лишь на то, что ей удастся занять его разговором и молить о скором — и безопасном — появлении Джулиана.

На лбу пришедшего углубились морщины.

— Вижу, вы переходите прямо к делу. Храбрая девушка! И возможно, глупая.

Она пожала плечами:

— После того, что вы уже сделали, я понимаю, что нет смысла просить вас отпустить меня. Вы используете меня, чтобы заманить Джулиана в ловушку. Но он не настолько глуп, чтобы явиться сюда одному.

— Разумеется, дорогая моя, он явится сюда один. Он знает, что стоит на кону.

— Моя жизнь? — рассмеялась она. — Я для него обуза, сэр. Я вынудила его взять меня с собой. Он сейчас, наверное, чувствует облегчение, что больше не должен обо мне заботиться.

В улыбке Уиндебанка не было и тени шутливости.

— Мы с вами оба знаем, что Паркхерст очень серьезно относится к своим обязанностям и обязательствам. Он не успокоится, пока вы не будете в безопасности. Он сделает все, что для этого необходимо, — добавил он угрожающе.

Ребекка снова чуть не задрожала, но взяла себя в руки.

— Хотя, судя по вашему наряду, — он с отвращением передернулся, — не слишком он о вас позаботился. Не так мастерски, как всегда.

— Верьте во что хотите. Если вы так уверены в успехе, тогда скажите мне правду. Неужели оно того стоило? — поинтересовалась она, разводя руками. — Гоняться за нами, убивать людей из-за какой-то драгоценной безделушки…

— Вы ее недооцениваете, мисс Лиланд.

— Тогда объясните мне ее ценность, сэр. Насколько я знаю, она находилась у вас на протяжении последних десяти лет.

Он ничего не ответил, но морщинки около его глаз углубились от сдерживаемого смеха.

— Вы ее не продали, — продолжала Ребекка, — значит, дело не в деньгах. Тогда что? Желание обладать этой собственностью? Ваша жена не могла носить ее публично. Или вам хотелось ее иметь просто потому, что она принадлежала вашему зятю?

— Глупая причина, мисс Лиланд.

Она склонила голову набок и небрежно присела на кресло.

— Как я понимаю, алмаз был у вашей жены, пока она не отдала его.

— Он был украден, — ледяным тоном произнес Уиндебанк.

Теперь настала ее очередь улыбнуться, и Ребекка постаралась вложить в свою улыбку побольше жалости. А когда он напрягся, она поняла, что сумела его уязвить.

— Украден? Я слышала другую версию, сэр. И вы тоже услышали это прямо из уст самого Роджера Истфилда.

— Он солгал.

— А может быть, солгала ваша жена? Он резко шагнул к Ребекке, глаза его свирепо сверкнули… затем он остановился.

— Она никогда не отдала бы камень. Она всегда его ценила.

— Значит, вы украли его для жены?

— Граф не нуждался в «Скандальной леди», — махнул он рукой. — Он не собирался ее продавать, хотя ему очень нужны были деньги. Флоренс нуждалась в ней больше.

— Но она же не могла ее носить, — запротестовала Ребекка.

— Нет, она ее носила. Каждый день. Ей не нужно было, чтобы алмаз видел кто-то еще.

Ребекка ощутила неловкость и тревогу.

— Это не похоже на нормальное поведение.

— Это было вполне нормально… для нее. Алмаз ее успокаивал. Я сознавал, что он снова всплыл на поверхность. Мне нужно было его вернуть. Ей нужно было, чтобы он вернулся.

Говоря это, Уиндебанк смотрел не на Ребекку, а в окно, словно видел там что-то или кого-то.

— Почему? — мягко спросила она.

Сначала она решила, что он ей не ответит. Выражение его лица было задумчивым, грустным, и когда он начал говорить, слова полились неудержимым потоком.

— Это было что-то очень странное, то, как алмаз ее успокаивал, — говорил он, тяжело опускаясь в кресло, словно кости не могли больше удерживать его вес, — пока она могла прикасаться к нему у себя на груди, под платьем, она вполне могла себя контролировать. — Он поморщился. — Душевное и умственное состояние моей жены уже много лет… не совсем здоровое.

Ребекка молча наклонилась вперед и слушала его с неподдельным интересом.

— На протяжении многих лет она могла выглядеть вполне нормальной. Когда мы поженились, я сначала замечал лишь легкую странность и относил это на счет особенностей женского ума.

Ребекка стиснула зубы, чтобы не сказать ему все, что думает о такой нелепой идее.

— Постепенно она стала рассказывать мне о голосах… — Рот его искривился. — К тому времени у нас уже было двое детей, и я решил, что своим признанием она просит моей защиты. Она становилась сама не своя, когда голоса говорили ей, что она должна делать.

Он не стал распространяться дальше, а Ребекке не хотелось слышать подробности. Грустная повесть их жизни не давала ему права забирать жизнь у других людей. Но ей было очень жаль их детей.

— С того момента, как магараджа подарил Паркхерсту этот проклятый алмаз, все ее чувства сосредоточились на нем. И я наконец должен был достать его для нее. Это давало ей некоторую меру покоя, в каком мы все так отчаянно нуждались.

— И этим лишили покоя другую семью.

— Из-за событий, которыми я не мог управлять, — сухо произнес он, не особо распространяясь.

Наверное, она каким-то словом или звуком выразила свое презрение, потому что он вдруг навис над ней, сверкая глазами. Ей пришлось собрать в кулак всю волю, чтобы не съежиться от страха. Почему не схватила она кочергу, когда у нее был такой шанс?

— Она грозилась покончить с собой, если не получит камень! — сказал Уиндебанк. — Зачем держать эту штуку где-то под замком, если она может принести мир моей семье? Если б только Паркхерст не… — Он оборвал себя на полуслове и медленно выпрямился. — Но все это в прошлом.

— А как насчет будущего? — тихо поинтересовалась она.

Он посмотрел на нее спокойным незамутненным взором:

— Я, разумеется, должен защитить свою семью. Моим детям нужна их мать.

— Мать, которая может причинить им вред? — с иронией осведомилась она.

— Скоро у нее снова будет алмаз, и все станет лучше. — Он говорил так, словно пытался убедить сам себя. — Но мы не можем уверенно сохранить все втайне, поскольку вам двоим все известно.

Она молчала, хотя потребность кричать… вопить была нестерпимой. Слова «Что вы намерены с нами сделать?» рвались из ее горла.

— Разумеется, все будет выглядеть, как несчастный случай, — ответил он на ее невысказанный вопрос.

— Как смерть старого графа? Глаза его задумчиво расширились.

— Полагаю, вы услышали об этом от Джулиана. Его отец всегда был трусом. Нет, мой план для вас исполнить необходимо. Вы оба исчезли из Лондона так внезапно… Будет легко заставить всех поверить, что вы исчезли вместе. И конечно, будут непредвзятые свидетели, которые это клятвенно подтвердят.

Ребекка подумала о конюхе, который отвез ее на железнодорожную станцию. Он заметил, как Джулиан последовал за ней. А дальше были бесчисленные пассажиры поезда, особенно семейство Сеймуров. Они видели их вместе. Уиндебанк сплетал изощренную ложь на основе правды.

— Вы сделали остановку по пути на север, — продолжал он, внимательно наблюдая за выражением ее лица. — Вы едва могли сдержать свои возбужденные чувства. Вы же направлялись в Гретна-Грин, совершая романтический «побег под венец».

Он замолчал, давая ей возможность что-то сказать, но она ничего говорить не стала. Его история и так развивалась вполне правдоподобно.

— А потом случилась трагедия, — объявил он, уже не глядя ей в глаза. — Нанятый вами экипаж загорелся как раз в тот момент, когда вы выезжали из конюшни. Мы полагаем, что дело было в неисправном фонаре, но разве узнаешь точно? Правду мы никогда не узнаем. Вы двое страшно обгорели, и спасти вас не удалось.

Она бросила на него взгляд, полный ярости и презрения.

— Ничего у вас не получится! Джулиан знает, на что вы способны.

— Джулиан не знает, как много моих людей поджидает его у моего дома. — Уиндебанк поднялся и спокойно одернул жилет. — Я дам вам знать, когда он появится.

С этими словами он покинул комнату, оставив Ребекку наедине с нарастающим страхом.


Прошло несколько часов, судя по часам на каминной полке и заходящему солнцу. Никто не принес Ребекке ни еды, ни питья, и она поняла, что Уиндебанк не счел нужным кормить человека, которого собирается убить. Ломая руки, она выглянула в окно. Темнота сгущалась. Возможно, Джулиан уже здесь?

Она в десятый раз попыталась открыть окно, но оно было заколочено снаружи. Может, ей следует разбить стекло и попробовать бежать… рискуя покалечиться? Но тогда чем сможет она помочь Джулиану?

Внезапно она увидела в темноте вспышку света и услышала хлопок. Ружейный выстрел? Она в ужасе зажала рот ладошкой. Неужели они станут стрелять в Джулиана, ведь Уиндебанк хочет взять его живым, чтобы вернуть алмаз.

И вновь она услышала, как за ее спиной открылась дверь. Она круто обернулась, собираясь сказать Уиндебанку, что думает о его тупых подручных, и тут же замерла в изумлении. Какая-то женщина закрыла за собой дверь. Она окинула Ребекку оценивающим взглядом. Ребекка сделала то же самое. Женщина была лет на десять старше ее, с явными морщинками, расходившимися от уголков глаз и обрамлявшими рот. Ее белокурые волосы были зачесаны в модную прическу, и платье на ней было достаточно богатым и красивым, чтобы признать в ней хозяйку дома.

Неуравновешенная хозяйка дома. Интересно, ее муж знает, что она решила познакомиться с пленницей?

— Вы, наверное, леди Флоренс Уиндебанк? — спросила Ребекка дружелюбным тоном.

— Мое ожерелье у вас? — Леди говорила без экивоков.

— Нет.

— Но вы его носили? Я могу это сказать.

И глаза, и голос были хитрыми. Затем она склонила голову набок и посмотрела в сторону, словно прислушиваясь к чему-то. Уиндебанк упоминал, что она слышит голоса. Какая грустная жизнь!..

— Я брала ожерелье на время, но теперь оно вернулось к законному владельцу.

— Оно называется «Скандальная леди». И оно мое.

Может быть, ей стоит соглашаться со всем, что будет говорить эта женщина?

Но тут Ребекке показалось, что она снова слышит выстрелы где-то вдалеке, и она содрогнулась. Нет, это ей предоставилась единственная возможность помочь Джулиану отвлекающим маневром.

— Вы помните Роджера Истфилда? — спросила она у леди Флоренс.

— Он рисовал мой портрет. — Женщина сделала грациозный пируэт. — Он сказал, что на холсте я выгляжу очаровательной.

— Уверена, что это было так, но я его последняя модель. На картине на мне «Скандальная леди».

По мере того как Ребекка говорила, глаза миссис Уиндебанк хищно щурились.

— Он сказал, что у него никогда не было натурщицы красивее меня, — продолжала Ребекка с улыбкой.

— Это неправда! — возмутилась леди Флоренс. — Скажи ей, что это неправда.

Последнее она произнесла, обращаясь в сторону к какому-то другому слушателю. У Ребекки в душе шевельнулось чувство вины, что она использует болезнь этой несчастной… но Уиндебанк приказал своим людям стрелять в Джулиана!..

— Конечно, это правда, — продолжала Ребекка, медленно приближаясь к леди Флоренс. — Я моложе и красивее. Алмаз висел у меня на груди… Роджеру это особенно нравилось.

— Прекратите! — взвизгнула леди Флоренс, тело ее напряглось, пальцы сжались в кулаки.

— Знаете, лорд Паркхерст дарит его мне.

— Никогда он твоим не будет!

— Почему? Вы же его не хотите… вы же его отдали. Испустив пронзительный вопль, леди Флоренс кинулась к ней, выставив вперед скрюченные пальцы с острыми ногтями… Ребекка увернулась, оставив между ними диван, и помчалась к двери. Та не открылась… Видно, кто-то в коридоре запер ее за женщиной.

«Так еще лучше», — решила Ребекка. Она подпустит леди Флоренс к себе, и они вдвоем со всей силы навалятся на дверь. Ребекка издала громкий вопль и, увернувшись от когтистых пальцев соперницы, схватила ее за запястья. Она старалась не сделать больно леди Флоренс, но удержать несчастную было нелегко.

Кто-то колотил в дверь за ее спиной и что-то кричал, но из-за визгливых воплей леди Флоренс нельзя было разобрать ни слова. Ребекка бросилась в сторону, увлекая хозяйку дома за собой, и в эту минуту дверь с грохотом распахнулась.

— Прекратите немедленно! — прозвучал мужской голос.

Но это был не Уиндебанк, а тот разбойник из экипажа. Ребекка снова заорала, но он, обхватив ее за талию, оторвал от пола и прижал спиной к себе. Это сделало ее уязвимой для нападения. Леди Флоренс снова кинулась к ней, и Ребекка вынуждена была ответить ей пинком.

Где находится Уиндебанк? И сколько сможет она продержаться в этой схватке?

Глава 24


В полном мраке Джулиан добрался наконец до главного входа поместья. Скорчившись за кустом справа от двери, он с трудом отдышался. Он чувствовал боль в правой руке, но не думал, что она кровоточит очень сильно… Пуля лишь задела его, но он сумел расплатиться со стрелком. Жаль, конечно, что теперь его пистолет разряжен. Оружие очень бы ему пригодилось. Однако Джулиан не выпускал пистолет из рук, надеясь, что сможет хотя бы напугать им кого-то и заставить совершить ошибку.

Они продолжали искать его в парке, но ему удалось ускользнуть от них и от их выстрелов. Слава Богу, Уиндебанк отбирал своих наемников не по меткости.

Он приблизился к парадной двери и обнаружил, что она не заперта. Разумеется, Уиндебанк хотел, чтобы он оказался в капкане. По всей вероятности, внутри его поджидали наемники дяди. Они наверняка сторожат каждый вход, так что незачем искать другой.

Низко пригнувшись, Джулиан распахнул дверь настежь. Ничего не произошло. Он бросился внутрь и перекатился в сторону… и тут же со стоном ударился о буфет. Но все равно ничего не случилось. Холл был также богато обставлен, как ему помнилось. Двери из него вели в гостиную и музыкальную комнаты.

Наконец он услышал какие-то звуки, доносившиеся из коридора. Вроде бы крики? Все так же пригнувшись, он подбежал к арке и осторожно заглянул за угол. Большинство дверей оказались закрыты, кроме той, где располагалась библиотека. Крики доносились оттуда.

Он мог понять, что Уиндебанку вовсе не хотелось делать слуг свидетелями своих преступлений или слушателями разоблачений, но где же охрана?

— Хватит!

На этот раз это был не крик, а настоящий рык, и Джулиан узнал бас своего дяди. Не разгибаясь, он пробежал по коридору, напряженно прислушиваясь, не откроется ли еще какая-нибудь дверь. Но этого не случилось. Он добежал до стены, прилегавшей к библиотеке, и прижался к ней спиной, держа в руке свой бесполезный пистолет.

— Флоренс, она просто дразнит тебя! — кричал Уиндебанк.

Джулиан услышал два или три то ли ворчания, то ли хрипа, а затем грохот разбивающейся вазы.

— Сходи за помощью! — приказал Уиндебанк.

Джулиан приготовился, и действительно из библиотеки выбежал какой-то мужчина. Джулиан сильно ударил его пистолетом по затылку, и тот свалился на пол. Он узнал своего преследователя и на миг почувствовал удовлетворение, увидев его неподвижным и истекающим кровью.

Что бы там ни происходило в библиотеке, поступок Джулиана никто не заметил. Он оттащил бесчувственного мужчину в соседнюю комнату, которой оказалась маленькая гостиная, и запер его там.

Вернувшись в коридор, он ясно различил раздосадованный голос Уиндебанка.

— Флоренс, девчонка всего лишь старается отвлечь мое внимание. Она лжет. Истфилд никогда не предпочел бы ее тебе.

— Я не лгу!

Джулиан с облегчением закрыл глаза, услышав спокойный голос Ребекки. Сколько бы он ни твердил себе, что дядя не осмелится причинить ей вред, пока не заполучит алмаз, какая-то доля страха не покидала его.

Леди Флоренс издала невнятный вопль, от которого у него волосы встали дыбом. Это было идеальное отвлечение, и он рванулся в комнату. У него был только миг, чтобы оценить обстановку: Ребекка в дальнем конце на диване, Уиндебанк между ней и дверью пытается успокоить жену, которая мечется по комнате и что-то возбужденно бормочет. Затем Уиндебанк заметил его и торопливо вытащил из кармана сюртука дуэльный пистолет. Он попятился от двери к письменному столу, но вместо того, чтобы направить пистолет на Джулиана, прицелился в Ребекку.

— Нет! — закричал Джулиан.

— Ты знаешь, что я убью ее, раз ты уже здесь! — задыхающимся голосом произнес Уиндебанк. — Положи пистолет и не шевелись. — Глаза его забегали по комнате, остановились на жене, на Джулиане, потом вернулись к Ребекке.

Джулиан медленно положил на пол пистолет и выпрямился.

— Я не шевелюсь, чего нельзя сказать о твоей жене. Леди Флоренс продолжала метаться и бормотать, словно понятия не имела, что происходит вокруг. Джулиан мог легко дотянуться до нее, но это лишь дало бы Уиндебанку повод выстрелить.

Что было неладно с леди Флоренс? У нее был вид растерянный и одновременно какой-то хитрый, а губы непрерывно и быстро шевелились, словно она вела бурный разговор сама с собой. Она не смотрела ни на Джулиана, ни на мужа, но время от времени бросала яростные взгляды на Ребекку. Теперь Джулиан вспомнил недавно подслушанные слова дяди, что Ребекка подзуживает и дразнит ее, говоря о Роджере Истфилде. Неужели это леди Флоренс побудила Уиндебанка к краже алмаза? И не алмаз ли каким-то образом стал причиной ее умственного расстройства?

Глаза Уиндебанка метались между двумя женщинами. Жена должна была занимать его внимание больше, а значит, больше отвлечь его. Джулиан посмотрел на Ребекку, и она ответила невозмутимой полуулыбкой. Ему хотелось как-то показать ей свою радость по поводу того, что она жива, что она исхитрилась помочь ему… что он ее любит, что ей не нужно больше рисковать собой.

— Отдай мне алмаз, и худшее будет позади, — промолвил Уиндебанк, продолжая целиться в Ребекку.

— Я вам не верю, — ответил Джулиан.

— Он собирается убить нас обоих, — объявила Ребекка.

Уиндебанк поморщился:

— У тебя нет выбора. Пистолет у меня.

— И две возможные цели, но только одна пуля. Вы застрелите Ребекку, и я вас убью. Вы это знаете. И если ваша жена попадет на линию огня… вы знаете, что это будет ваша вина.

И снова взгляд Уиндебанка метнулся к леди Флоренс.

— Ни в чем нет ее вины.

— Почему же?

— Потому что разум ее не тот, что был раньше.

— Уже долгое время, — заметила Ребекка. — Но они умело это скрывали. Алмаз каким-то образом помогает… позволяет ей оставаться разумной.

— Не слишком ли большая ответственность для куска красивого камня? — пожал плечами Джулиан.

— Это было для общего блага! — настаивал Уиндебанк.

— Только не для моего отца, — возразил Джулиан, впадая в ярость. — Вы убили его, чтобы сохранить вашу тайну.

— Это был несчастный случай!

— Я вам не верю! Иначе вы бы сразу все рассказали. С самого начала. Его смерть не была ни самоубийством, ни несчастным случаем на охоте.

Уиндебанк заколебался, на мгновение пистолет в его руке задрожал.

— Старый глупец пришел ко мне. Я был на десять лет моложе, но у меня был пистолет.

— Он хотел вернуть свое.

— Флоренс была его сестрой! Но он ничего не хотел слушать. Мы стали бороться, и… пистолет выстрелил.

Джулиана передернуло, когда он представил момент смерти отца. Он не знал, верить ли словам дяди, было ли это первое убийство, совершенное Уиндебанком, случайным, а не намеренным. Он видел сочувствие на лице Ребекки, но леди Флоренс не обращала внимания на мужа и его признание в грехах. Она продолжала бормотать, жестикулировать и вышагивать по комнате, отвлекая общее внимание. Джулиан не мог пожелать лучшего невольного союзника.

— «Скандальная леди» находилась у вас много лет, — не выдержал Джулиан. — Вы много лет наблюдали, как пачкают имя моего отца, и ничего не сказали.

— Он запятнал свое имя задолго до того, как получил в подарок эту драгоценность!

И с этим тоже нельзя было поспорить. Но ведь дело было не в этом. Если бы отец Джулиана остался в живых, он бы смог привести имение в порядок, смог бы найти разумные пути… Однако все это было в прошлом, и ничего уже не изменить.

Пистолет в руке Уиндебанка немного опустился, но затем он снова навел его на Ребекку.

— Я всего лишь хочу получить обратно алмаз. Я отчаянно надеялся, что он сможет помочь, прежде чем дети увидят свою мать такой и станут ее бояться. Я увидел алмаз на шее мисс Лиланд на балу, а затем на той картине. Я знал, что Истфилд вернулся в Лондон. Я должен был узнать правду о том, что он с ним сделал. Я же не мог явиться в семью мисс Лиланд и потребовать ответов.

— Я знаю, что Роджер признался вам, что у него была связь с вашей женой и что она подарила ему алмаз.

— Он солгал! — вскричал Уиндебанк.

Он вспотел, и вид у него был отчаянный. Пистолет качался в его руке, переходя с Ребекки на Джулиана и обратно. Он наконец заметил, что леди Флоренс застыла на месте, хотя глаз на них пока не поднимала.

— Вы пытались скрыть правду об их романе, — продолжал Джулиан, — пытались сохранить алмаз, но он не помог вашей жене чувствовать себя лучше и лишь довел вас до убийства.

— Я этого не хотел!

— Вы ударили его вазой!

— У вас нет доказательств.

— Его мать рассказала нам все перед смертью.

— Если бы Истфилд просто заткнулся, перестал лгать, он бы остался жив. Почему он спровоцировал меня таким образом? — Уиндебанк умоляюще посмотрел на жену.

Она растерянно заморгала.

— Затем вы сожгли его дом и убили еще больше людей, — с презрением сказал Джулиан. — Сколько еще людей должно умереть ради алмаза? Я знаю, моего отца не вернуть. Только честный упорный труд возродил мою семью, вы же сказать этого о себе не можете. Чтобы добиться своего, вы используете убийство и обман.

Пистолет снова подпрыгнул.

— Все вышло из-под контроля. Я так старался, чтобы все идеально сработало… чтобы все кусочки головоломки сошлись.

Перед ними стоял человек, полагавший, что может обо всем позаботиться без посторонней помощи. Джулиан увидел в этом желании себя, и это ему очень не понравилось.

Леди Флоренс снова начала ходить по комнате, но уже не прежней истерически мечущейся походкой. Теперь она задумчиво рассматривала Ребекку. Ее муж все время посматривал на нее. Джулиан стоял неподвижно, выжидая подходящий момент.

— Знаешь ли, он мне надоел, — певуче протянула леди Флоренс.

Уиндебанк напрягся, но Джулиан заговорил прежде, чем тот успел открыть рот.

— Что вам надоело, тетушка Флоренс?

— Ну конечно, эта «Скандальная леди». Что еще? — усмехнулась женщина с мечтательной улыбкой. — Ну и имечко для алмаза! — хихикнула она.

— Флоренс, не надо! — прошептал Уиндебанк.

Джулиан поймал взгляд Ребекки и попытался внушить ей мысль не делать глупостей. Она еле заметно пожала плечами, словно не поняла его.

Уиндебанк же полностью сосредоточился на своей жене. Его пистолет был направлен куда-то между Ребеккой и Джулианом.

— Мне было скучно, скучно, скучно… — повторяла леди Флоренс, поигрывая упавшим на плечо локоном. — Я отдала алмаз Роджеру, когда перестала спать с ним.

Уиндебанк выглядел ошеломленным, словно ему никогда и в голову не приходило, что Истфилд не лгал относительно романа с леди Флоренс. Неужели он настолько доверял своей неуравновешенной жене?.. Или ему так отчаянно хотелось ей верить после всех преступлений, которые он совершил ради нее?

Он был настолько потрясен откровениями жены, что дрожащими руками направил пистолет скорее на нее, чем на Ребекку и Джулиана.

Тогда Ребекка начала осторожно, крохотными шажками, двигаться к камину. Джулиан старался не смотреть в ее сторону, опасаясь привлечь к ней внимание Уиндебанка. Он был вне себя от гнева и страха, пытаясь сообразить, какой глупый и рискованный поступок она собирается совершить.

— Флоренс, помолчи, — произнес Уиндебанк. Голос его дрожал, было очевидно, что он изо всех сил пытается говорить спокойно. — В этом нет ни слова правды. Ты знаешь, что я все для тебя сделаю. «Скандальная леди» сейчас у Джулиана. Я скоро верну ее тебе. Но ты должна притихнуть, чтобы я мог с этим разобраться.

Джулиан не был уверен, слушает ли леди Флоренс своего мужа. Глаза ее были затуманены, а на губах играла слабая улыбка.

— Ты глупец, Гарольд, — неожиданно четко произнесла она.

Уиндебанк уставился на нее широко открытыми глазами.

— Ты никогда не мог сделать меня счастливой… и вообще я никогда тебя не любила.

Его лицо исказилось гримасой ярости и муки. Он сделал шаг к жене.

Дальнейшее произошло так быстро, что Джулиан едва мог это осознать. Он увидел, как Ребекка рванулась к камину за кочергой. Уиндебанк заметил краем глаза ее движение и, круто обернувшись, поднял пистолет. Джулиан, чувствуя себя невероятно медлительным, бросился на него. Но он был слишком далеко, чтобы остановить дядю…

И тут леди Флоренс схватила тяжелую вазу и обрушила ее на голову мужа. Пистолет выстрелил, Джулиан тяжело упал на ноги Уиндебанка и перекатился на пол, со страхом отыскивая взглядом Ребекку. Слава Богу, она стояла невредимая под расколотым от выстрела каминным зеркалом. Уиндебанк, скорчившись, валялся у ног Джулиана.

Джулиан поспешно вскочил и судорожно обнял Ребекку. На краткий миг они замерли, прильнув друг к другу.

— Твоя тетя… — прошептала она.

Продолжая обнимать Ребекку, он обернулся. Леди Флоренс, ломая руки, застыла над неподвижным телом мужа.

— Здесь столько крови! — промолвила она, потрясение глядя на них. — Как это случилось?

Джулиан приблизился к ней.

— Сядьте рядом с мисс Лиланд, тетя Флоренс, а я посмотрю, что произошло с дядей Гарольдом.

Она кивнула, и Ребекка отвела ее к дивану в дальнем конце комнаты.

— Мы знакомы с вами, мисс Лиланд?

— Вы наверняка знаете мою мать, леди Розу Лиланд.

— О-о, да, конечно!

Сознавая, что в этот момент леди Флоренс была в своем уме, Джулиан опустился на колени около тела дяди. Кровь, натекшая из раны на его голове, образовала на ковре маленькую лужицу. Но он все еще дышал. Джулиан огляделся в поисках какой-нибудь ткани, чтобы остановить кровь. Заметив на ближайшем кофейном столике шелковую дорожку, он обмотал ею голову Уиндебанка.

В эту минуту дверь в библиотеку с грохотом распахнулась, и в нее ворвались несколько человек. Джулиан на всякий случай схватил пистолет, но поднимать его не стал. Напряженность его спала, когда он понял, что некоторые из вошедших женщины, одетые, как служанки.

Какой-то мужчина выступил вперед.

— Мы услышали выстрел… Кто вы такой, сэр? Мистер Уиндебанк застрелен?

— Я ударила его вазой! — громко сообщила леди Флоренс.

И, поскольку осколки вазы валялись на полу вокруг тела Уиндебанка, мужчина сдержал свою тревогу и обратил растерянный взгляд к Джулиану.

— Я — Дадли, дворецкий. А вы?.. — Голос его прервался, когда Джулиан поднялся на ноги. — Лорд Паркхерст! Простите, что сразу вас не узнал.

— Пошлите за врачом, Дадли.

Дворецкий повернулся, чтобы отдать приказания слуге, стоявшему около двери.

— И поставьте несколько человек у двери соседней гостиной, — продолжал Джулиан. — Я запер там человека, с которым вскоре захотят поговорить власти. Пошлите в конюшню за конюхом. Я хочу отправить его за главным констеблем Балмером в Линкольн.

— У нас есть местный шериф, милорд.

— Это дело выше его компетенции. Скажите всем, чтобы были осторожны снаружи. Там в парке какие-то люди стреляли в меня. Правда, я думаю, что они в большинстве разбежались, но два тела вы там найдете. Не трогайте их, пока констебль не прикажет.

Глаза Дадли чуть расширились, но он только кивнул в ответ.

— Есть кому позаботиться о леди Флоренс? — спросил Джулиан.

Одна из женщин выступила вперед.

— Я сиделка леди Флоренс, милорд.

— Есть здесь где-либо место, куда можно поместить ее под охрану? Где она никому не причинит вреда?

— Конечно, милорд. — Женщина растерянно посмотрела на свою хозяйку. — Мистер Уиндебанк велел нам всем держаться подальше, потому что у него встреча с деловыми партнерами. Я никогда бы не покинула ее, но он настоял…

— Здесь нет вашей вины, — твердо заявил граф. — Позаботьтесь хорошенько о моей тете.

Прикусив губу, она кивнула:

— Милорд, голову мистера Уиндебанка нужно перевязать потуже до приезда врача.

— Благодарю вас за совет.

Женщина подошла к леди Флоренс и тихо заговорила с ней. Джулиан наблюдал, как его тетю увели из библиотеки.

Ребекка подошла к нему, и он обнял ее одной рукой.

— У тебя течет кровь! — ахнула она, глядя на его вторую руку.

— Это мелочь. Обещаю, что покажусь врачу, когда он приедет.

— Спасибо. Мы можем поговорить наедине? — тихо попросила она.

Он кивнул.

— Дадли, останьтесь с вашим хозяином до приезда врача. Я скоро вернусь. Если я вам понадоблюсь, крикните. Я буду неподалеку. — Открыв дверь, расположенную дальше по коридору, Джулиан ввел Ребекку в утреннюю гостиную, комнату с высокими окнами, выходившими в парк.

Очень женственный письменный столик был поставлен так, чтобы сидящая за ним могла любоваться чудесным видом. Однако сейчас, когда солнце село, окрестности выглядели угрожающими.

Ребекка бережно коснулась столешницы.

— Как ты думаешь, сможет ли она когда-нибудь усесться здесь, как нормальная женщина?

— Думаю, да. Я видел такое, Ребекка… — Голос его прервался. — Когда я узнал, что он захватил тебя… когда я подумал, какой опасности ты подвергаешься, потому что я тебя не уберег…

— Нет, Джулиан, нет! Твой дядя — преступник. Ты же ни в чем не виноват.

Она подошла к нему и обвила руками. На несколько долгих минут они замерли, прильнув друг к другу. Он был так благодарен судьбе, что Ребекка цела и невредима, что его трясло от облегчения.

— Когда ты кинулась за этой кочергой…

— Когда ты бросился на него…

Они замолчали, неуверенно улыбаясь друг другу. Ребекка глубоко вздохнула.

— Я все расскажу констеблю, Джулиан. Все о том, как мне достался алмаз.

— О чем ты? — нахмурился он.

— Я хочу обелить имя твоего отца, даже если для этого придется рассказать всему свету о картине. Я не боюсь дурной славы. — Она взяла в ладони его лицо. — Я думаю о тебе. Я хочу помочь залечить то ужасное, что случилось в твоем прошлом.

Онемев, Джулиан мог только смотреть на нее, потрясенный тем, что она пожертвует собой… своей репутацией ради него. Он нежно улыбнулся ей.

— Нет, Ребекка. Я не могу этого тебе позволить.

— Но…

— Выслушай меня. — Он крепче притянул ее к себе и стад гладить по спине. — Вспомни, констебль Балмер — мой друг. Он сможет устроить так, чтобы в официальном изложении истории об алмазе не упоминалась твоя картина. Это теперь не важно, потому что мы можем связать алмаз с моим дядей и смертью несчастного Истфилда через его отношения с моей тетей. Обещай мне, что вообще не станешь упоминать о картине.

Ребекка замешкалась с ответом, поэтому Джулиан слегка ее встряхнул.

— Ребекка, ты столько сделала, чтобы помочь мне. Позволь теперь защитить тебя… защитить твою семью.

Наконец она кивнула:

— Если ты уверен, что это не помешает установить вину твоего дяди.

— Я уверен.

Кто-то постучал в дверь.

— Я буду через минуту! — крикнул Джулиан. Он поцеловал ее, и хотя думал, что это будет краткая интерлюдия, они не сразу смогли оторваться друг от друга. Наконец он поднял голову. — Мне нужно идти. Скоро приедет врач, а потом констебль. Но обещай мне, что мы поговорим позже. Нам столько нужно сказать…

Глядя на него широко распахнутыми глазами, она кивнула:

— Но тогда, Джулиан, обязательно сегодня. Я буду ждать.


После того как Ребекка приняла ванну, надела ночную сорочку и пеньюар, она почувствовала себя чистой и обновленной. Слуги принесли поднос с поздним ужином, но она не хотела есть одна.

Раздался тихий стук, и она приоткрыла дверь, чтобы Джулиан мог проскользнуть в комнату. Он тоже переоделся в чистое, хотя брюки и рубашка не совсем подходили к его крупной фигуре. Он также побрился и теперь больше был похож на графа, чем на простолюдина, с которым она провела последние дни. Она почти соскучилась по его опасному разбойничьему виду.

Впрочем, это впечатление вернулось, едва он окинул взглядом ее тело. Она подняла вверх руки и покрутилась в изящном пируэте, чтобы он мог как следует налюбоваться ею.

— Ну, как я выгляжу? — поинтересовалась она.

— Не совсем по моему вкусу, — вздохнул он. — Ты же знаешь, что я хотел бы с тобой сотворить на этой постели, но сначала нам нужно кое-что обсудить.

Она кивнула и, взяв его за руку, подвела к небольшому столику, на котором стоял поднос с ужином. Они уселись, и Ребекка предложила ему холодное мясо с хлебом, пудинг и свежие фрукты.

Но Джулиан не торопился есть. Он устало откинулся на спинку стула и посмотрел на нее.

— Как поживает твой дядя? — осведомилась она. Он пожал плечами:

— Доктор считает, что он больше никогда ничего сделать не сможет. Хотя смерть ему, кажется, не грозит.

— Я не понимаю.

— Получается, что его мозг оказался поврежденным от удара. Он до смерти не сможет подняться с постели. Доктор даже не уверен, что он в сознании… что он понимает происходящее вокруг… Он не понимает, как тетушка сумела нанести ему такой удар. Ребекка вздохнула:

— В каком-то смысле он оказался в собственной тюрьме.

Джулиан откликнулся слабой улыбкой:

— Ты все правильно поняла.

— А что насчет твоей тети?

— Она вроде бы почти ничего не помнит. Теперь, когда я понял всю тяжесть ее болезни, она будет находиться под постоянной охраной в своем крыле этого дома. — Он распахнул воротник рубашки и вытянул на свет «Скандальную леди». — Я закажу фальшивую копию алмаза, чтобы ее успокоить. Очень жаль, что дяде это не пришло в голову.

У него был такой грустный и задумчивый вид, что Ребекка подошла и села к нему на колени, нежно обняв его за шею.

— По крайней мере с констеблем все прошло так, как ты ожидал, — сказала она.

— Ты хорошо отвечала на его вопросы. Произвела на него отличное впечатление. Он согласился попробовать не оглашать подробности этого преступления, чтобы защитить моих юных кузенов. Но газеты отчаянно жаждут скандалов, так что неизвестно, насколько ему это удастся.

Она кивнула и запустила пальцы в длинные волосы у него на затылке.

— Подошла теперь моя очередь поговорить?

Уголки его губ приподнялись в улыбке.

— Всегда, когда захочешь.

— Я очень тебе благодарна.

Тут она увидела, что он хмурится, и прикрыла ему рот ладонью, мешая заговорить.

— Нет, выслушай меня. Ты не можешь винить себя за цепочку событий, которые запустил в действие твой дядя. Ты должен обещать мне, что не станешь этого делать. Обещаешь?

После паузы он кивнул, но когда начал покусывать кончики ее пальцев, Ребекка, улыбнувшись, убрала руку.

— Я еще не закончила, так что не отвлекай меня. Я очень тебе благодарна за то, что ты доверил мне помочь тебе поймать твоего дядю. Ты мог отослать меня домой — ты нашел бы деньги, — но ты обращался со мной, как с партнером. Такое не часто случается между мужчиной и женщиной. Знаешь, ты изменился.

Он закатил глаза к небу.

— Прежний Джулиан делал бы все сам.

— Я пытался.

— Пытался, но и шел на компромисс. И я ценю это больше, чем ты можешь себе представить.

— А теперь я могу заговорить?

Он повернул ее у себя на коленях так, что они оказались лицом к лицу. Она ухмыльнулась:

— Теперь можешь.

И он торжественно объявил:

— Я люблю тебя, Ребекка.

Улыбка ее исчезла, и она, потрясенно заморгав, чуть не расплакалась.

— Джулиан…

— Нет, выслушай меня! — Он бережно коснулся ее волос, плеч… взял за руки. — Я люблю твою отвагу, твой оптимизм, твою веселую и радостную любовь к приключениям.

Она не могла выдержать, чтобы это продолжалось.

— О, пожалуйста, я вела себя так по-детски, словно жизнь — это большая шутка, такое чудесное развлечение. Я не понимала, сколько во мне скопилось гнева. Я не заслужила чего-то особого лишь из-за того, как прошло мое детство. Так много других людей, у которых оно было и есть гораздо хуже моего, а они мужественно продолжают жить.

— Как и ты, моя дорогая! — Он крепче сжал ее пальцы. — Ты помогла мне понять, что мой собственный гнев душит меня. Не прощая прошлого, я жил им. Ты была во всем права. Позволь мне все исправить. Я люблю тебя, Ребекка, — повторил он, и радость звучала в его низком красивом голосе. — Не согласишься ли ты выйти за меня замуж, даже если я никогда не буду разыскивать древности в Египте или исследовать джунгли?

Она улыбнулась, и первая слезинка покатилась по ее щеке.

Он нежно смахнул ее большим пальцем и тихо промолвил:

— Милая, живи со мной ради будущего. Нельзя жить так, словно ежеминутно готовишься умереть. Ты слишком сильная для этого.

Она шмыгнула носом, и потоки слез полились из ее глаз.

— О, Джулиан, я так тебя люблю!

Он глубоко вдохнул и медленно выдохнул воздух, словно наконец разрешились все его сомнения.

— Я выйду за тебя замуж, — произнесла она. — И даже соглашусь на медовый месяц в Италии… для начала.

Он рассмеялся, на миг сильно прижал ее к себе, затем поднял голову и посмотрел ей в глаза.

— Даже величайшие живописные полотна всей Европы не могут сравниться с тобой.

Она осторожно всмотрелась в его лицо.

— Означает ли это, что ты до сих пор хочешь выиграть заключенное с друзьями пари насчет той картины?

Джулиан засунул руку под рубашку, снял с себя через голову «Скандальную леди» и надел ей на шею.

— Я уже выиграл самый лучший приз — тебя. Хотя интересно будет послушать, как там Питер и Лео справились с такими внушительными противниками, как Элизабет и Сюзанна.

— Что ж, нам придется узнать все подробности позднее, — сказала Ребекка, упираясь лбом в его лоб. — У нас есть другое… лучшее времяпрепровождение.

Их взоры сомкнулись, улыбка сошла с губ, и рты прильнули друг к другу. Впереди их ожидала целая жизнь…

Эпилог


Леди Роза Лиланд не могла понять перемену, произошедшую с Ребеккой после ее возвращения от двоюродной бабушки Рианетты. Ее щеки загорели от долгого пребывания на солнце, она все время напевала и беспричинно в разное время целовала родителей. В этот вечер она охотно согласилась пойти на бал… Леди Роза спрашивала себя, не подменили ли ей дочь.

Ребекка, посвятившая в этот день несколько часов выбору наряда, оставила мать сразу, как их объявили. Казалось, она кого-то разыскивает: леди Роза наблюдала, как она скользит сквозь толпу, кивая друзьям, но не задерживаясь для разговора с ними.

— Кого она выискивает?

Леди Роза посмотрела на мужа и увидела растерянность в его зеленовато-карих глазах, так похожих на глаза их дочери.

— Хотелось бы мне знать!..

Пока они наблюдали, Ребекка остановилась. Они видели ее лицо в профиль и ясно различали написанную на нем радость. Ребекка подняла руку и слегка махнула ею.

Они проследили за направлением ее взгляда и потрясенно заметили, что он обращен на графа Паркхерста, редкого посетителя лондонских балов. Леди Роза тихо ахнула и приготовилась увидеть его небрежный ответный кивок или равнодушный взгляд, столь же растерянный, как и ее. О чем только думает Ребекка? Ведь леди Роза видела, как он всего несколько недель назад встретил ее матримониальные усилия с холодной отрешенностью.

Но вместо этого граф при виде Ребекки остановился и улыбнулся широкой улыбкой, сразу смягчившей его суровые черты.

— Ты только посмотри на это, — тихо произнес Рэндольф.

Молодые люди двигались друг к другу, не обращая внимания на окружающих. Ребекка взяла графа за руку, и он склонился к ней, чтобы что-то сказать, а затем они пересекли бальный зал и вышли на террасу.

— Господи Боже! — только и смог промолвить Рэндольф..

Леди Роза лишилась дара речи. А потом она заметила леди Паркхерст, мать графа, которая явно увидела то же зрелище, потому что рот ее открылся в изумлении. Обе женщины посмотрели друг на друга, и в груди леди Розы зародилась надежда.

Она повернулась к мужу.

— Ты не думаешь?..

Но он, сурово хмурясь, уже решительно шагал к террасе.

— О Боже, Рэндольф, может быть, нам следует подождать… — бормотала она, стараясь не отставать от него.

— Только не после того, что я увидел!

Задыхающаяся леди Паркхерст присоединилась к ним, как раз когда они покидали бальный зал.

— Профессор Лиланд, пожалуйста, не волнуйтесь так. Мой сын никогда не причинит вреда репутации молодой женщины.

— Все случается в первый раз, — твердо ответил Рэндольф.

Он распахнул французские двери и шагнул на террасу, женщины беспомощно двигались за ним. Там в тени, неподалеку от двери, они увидели, как Ребекка целует лорда Паркхерста, сжимающего ее в своих объятиях. Леди Роза ахнула.

Молодые люди прервали поцелуй, лорд Паркхерст продолжал дерзко обнимать Ребекку. Он, кажется, не видел, с каким гневом смотрит на него ее отец.

Глаза Ребекки широко распахнулись.

— Вы все здесь! Как замечательно!

По крайней мере ее слова заставили Рэндольфа остановиться. Леди Роза вздохнула с облегчением. Ее муж скрестил руки на груди и выжидательно уставился на обнимающуюся парочку.

Лорд Паркхерст ухмыльнулся. Никогда леди Роза не видела на лице этого серьезного до чопорности молодого человека выражения такого счастья.

— Профессор Лиланд, — обратился граф к Рэндольфу, — собирался поговорить с вами завтра утром, но теперь мне ждать не придется.

Леди Роза крепко взяла мужа под руку, а леди Паркхерст залилась счастливыми слезами. Ребекка весело хихикнула:

— Мама, он попросил меня выйти за него замуж и сделал мне вот этот подарок на обручение.

На шее у нее красовался алмаз в форме сердца, ярко сверкающий в свете факелов. Леди Роза растерянно посмотрела на него. Драгоценность показалась ей странно знакомой. Кажется, у ее дочери была похожая безделушка? И в этот момент леди Паркхерст воскликнула:

— Джулиан! Это же… — Она захлопнула рот, не в силах продолжать.

Лорд Паркхерст кивнул.

— Да, мама. Это он. И я обещаю рассказать всю историю его обнаружения. Но не сейчас. — Он снова повернулся к профессору Лиланду. — Я люблю вашу дочь, сэр, и прошу вашего позволения жениться на ней.

На глазах леди Розы выступили слезы: Ребекка смотрела на графа с таким обожанием и любовью… Она ведь всегда боялась, что дочь не встретит мужчину, которого могла бы уважать и который полюбил бы ее в ответ.

— Это несколько неожиданно, — произнес Рэндольф.

Но по тону мужа леди Роза поняла, что он доволен тем, как разворачиваются события. Граф откашлялся:

— Я не знал, как мне будет не хватать вашей дочери, пока мы не расстались.

Ребекка вспыхнула и подняла глаза на графа, который продолжал прижимать ее к себе. Рука ее несколько фамильярно покоилась на его груди.

О Боже! Леди Роза прикусила губу, стараясь не покраснеть сама. Леди Паркхерст заливалась краской за них обеих.

Затем две немолодые дамы переглянулись с безмолвным облегчением матерей, сознающих, что их материнский долг выполнен и дети их наконец нашли свою любовь.


home | my bookshelf | | В погоне за красавицей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу