Book: Пламя сердец



Пламя сердец

Джоанна Линдсей

Пламя сердец

Посвящается Ральфу

Глава 1

Норвегия, год 873 после Рождества Христова.


Дирк Герхардсен упал на землю и пополз к реке, стараясь не упускать из виду златовласую девушку.

Кристен Хаардрад оглянулась, ей как будто послышалось что-то, однако, не заметив ничего подозрительного, она привязала своего жеребца к дереву и побежала к берегу. Слева от нее, в фиорде, было особенно много водоворотов. Река же, пройдя через скалистый заслон, в этом месте успокаивалась, поверхность воды становилась гладкой, как в пруду. Дирк знал наверняка, что девушка не устоит перед соблазном окунуться в теплую, манящую воду. Он знал это, еще когда она вышла из дома своего дяди Хьюга. В далеком детстве, совсем маленькими они купались тут все вместе с братьями, кузенами и кузинами. У Кристен было много родственников: три брата, дядя (он жил по эту сторону фиорда), который, как говорят, получил свою должность ярла из рук самого короля, дюжина дальних кузенов и кузин со стороны отца — и для всех них Кристен была, что ясно солнышко.

До недавнего времени такой она была и для Дирка, пока он не набрался храбрости просить ее руки и сердца, что, кстати, до него уже делали многие. Она отказала ему — мягко и дружески, это он признавал, — и все же разочарование, которое он испытал, было сродни унижению. На его глазах Кристен из долговязой, неуклюжей девчонки превратилась в величественную женщину несравненной красоты. И не было в мире для него ничего важнее, чем получить возможность назвать Кристен Хаардрад своей.

Дирк затаил дыхание, увидев, что она раздевается. Он надеялся, что это произойдет. Эта надежда и привела его на берег реки, и вот — о боги! — она это делала. У него помутилось в голове, когда он увидел ее длинные, стройные ноги… нежные округлости бедер… узкую, прямую спину, куда свисала толстая золотистая коса.

Две недели назад он держал эту косу в руках, когда попытался сорвать у Кристен поцелуй. Он крепко прижался губами к ее губам, кровь закипела в его жилах, он едва не лишился рассудка. Тогда она ударила его по щеке. Пощечина лишила его равновесия (Кристен совсем не была слабой, маленькой девочкой, она всего на пять сантиметров ниже его, а роста в Дирке метр и восемьдесят один сантиметр), но не лишила мужества. В какой-то момент он и вправду почувствовал, что лишится рассудка, если не получит ее.

Счастье, что Зелиг, старший брат Кристен, вмешался. К сожалению, он появился в тот момент, когда Дирк пытался повалить Кристен на пол. Они с Зелигом одинаково пострадали после драки, и Дирк потерял в Зелиге хорошего друга, не потому, что они подрались — северяне всегда готовы сражаться по любому поводу, — а из-за того, что он пытался сделать с Кристен. Дирк не мог поручиться, что он овладел бы ею здесь, в хлеву ее отца, на полу. Если бы ему это удалось, сейчас он был бы уже мертв. И Дирку не нужно было бы вступать в поединок с братьями или кузенами, отец Кристен Гаррик прикончил бы его голыми руками.

Тело Кристен погружалось в воду, однако невозможность видеть ее всю с головы до ног не охладила желание Дирка. Он бы никогда не поверил, что это может быть так мучительно — разглядывать ее во время купания. Дирк уже убедил себя, что это единственная возможность увидеть Кристен одну, вдали от ее семьи.

Ходили слухи, что вскорости она должна выйти замуж за Шелдона, старшего сына Перрина. Перрин был лучшим другом ее отца. Слухи, конечно, ходили и раньше, ведь Кристен шел уже девятнадцатый год, и последние четыре года каждый здоровый и сильный мужчина во всей округе просил ее руки.

Теперь она плыла на спине. Пальцы ног, молочной белизны бедра, девичья грудь выступали из воды — она как бы сама давала шанс себя обесчестить. Дирк больше не мог сдерживаться. Торопясь, он срывал с себя одежды.

Кристен услышала всплеск воды и посмотрела в сторону, откуда, как ей показалось, послышался шум. Ничего не увидев там, она быстро огляделась вокруг, и хотя никто, кроме нее, не нарушал спокойной глади воды, она все-таки поплыла к берегу, где лежала ее одежда и единственное оружие — кинжал с инкрустированной ручкой, который мог служить скорее украшением, чем защитой.

Конечно, было глупо с ее стороны прийти сюда одной, не дождавшись братьев. Но у них так много дел на корабле. На этом корабле, принадлежащем ее отцу, Зелиг через неделю отправится на восток. А день после необычайно суровой зимы и прохладной весны такой теплый, такой чудесный. Она просто не смогла устоять перед искушением.

Сделать что-то, чего она еще не делала, казалось ей приключением, а приключения она любила больше всего. Только все предыдущие приключения она переживала вместе с другими. Наверное, это действительно было не очень умно — сбросить с себя всю одежду, хотя, когда она это делала, собственный поступок казался ей смелым и дерзким. Кристен всегда была дерзко-смелой и всегда, как и теперь, задним числом, она раскаивалась в своей смелости.

В тот момент, когда ее ноги коснулись дна, он появился перед ней во весь свой угрожающе огромный рост. Кристен не хотелось, чтобы это был Дирк, он ведь уже пытался навязать ей свою волю, но это был именно он, и выражение его лица было таким же, как две недели назад. Это был крепкий парень двадцати одного года, одногодок ее брата Зелига. Они были с ним хорошими друзьями, а до того дня, когда Дирк набросился на нее в хлеву, она полагала, что он и ее друг.

Он выглядел, как всегда, прекрасно: каштановые волосы, светло-карие глаза. Но это был не тот Дирк, которого она знала. Он изменился, он уже не был тем мальчиком, с кем она росла, ходила на охоту, купалась в этой реке. Кристен опасалась, что может повториться то, что произошло тогда в хлеву.

— Тебе не следовало приходить сюда, Кристен. — Голос Дирка был низким и хриплым.

Его взгляд остановился на каплях, бриллиантами блестевших в ее длинных изогнутых ресницах. Такие же капельки скатывались по ее широкоскулому лицу и маленькому, прямому носу. Она Кристен услыхала его глухой стон, и ее глаза широко раскрылись — не от страха, а от возмущения.

Эти глаза, они так похожи на глаза ее отца — смесь неба, моря и земли. И еще исходящий из них свет, придающий им ясный, новый оттенок. В какой-то момент перевесила бирюза, которая так не соответствует цвету бушующего моря.

— Пропусти меня, Дирк.

— Вряд ли я это сделаю.

— Еще раз подумай.

Она старалась не сорваться на крик, да это и не нужно было. Ее лицо достаточно отчетливо выражало возмущение. Но Дирк ничего не замечал, он был охвачен желанием. Недавние здравые мысли о том, как ему повезло, что он не обесчестил ее, улетучились.

— Ах, Кристен! — Он поднял руки и опустил их на ее нагие плечи. Когда она попыталась стряхнуть его руки, он только крепче сжал пальцы. — Знаешь ли ты, что ты со мной делаешь? Можешь ли ты вообще представить себе, что мужчина способен потерять рассудок, когда мечтает овладеть такой красивой женщиной, как ты?

Опасный блеск появился в ее глазах.

— Ты действительно потерял рассудок, если думаешь…

Его рот полонил ее губы, чтобы заставить замолчать. Крепко держа Кристен за плечи, он притянул ее к себе, и девичья упругая грудь коснулась его груди.

Кристен казалось, что она задохнется. Он больно мял ее губы своими жесткими губами, и это было отвратительно, как и ощущение близости его тела. Они были почти одного роста, и его мужская плоть упиралась в ее лоно, а это особенно ужасало ее, так как близкие отношения между мужчиной и женщиной уже не были для нее тайной. Бренна, ее мать, давно объяснила ей все подробности плотской любви, но сейчас она ничего не испытывала, кроме отвращения.

Она проклинала силу его мускулов, стараясь освободиться. Ее восхищали сила и мужество мужчин, но только не в том случае, когда это направлялось против нее. Дирку совсем нетрудно было найти вход и лишить ее девственности. Если он это сделает, она убьет его, так как он не имеет на это права. Этот подарок она сделает сама — тому мужчине, которого полюбит, и сделает это с радостью. Все будет по-другому, а Дирк Герхардсен вовсе не тот мужчина, которого она ждет.

Она зажала зубами его пухлую нижнюю губу и сильно укусила, одновременно впившись ногтями ему в грудь. Она кусала его до тех пор, пока он не отнял своих рук. Затем она принудила его поменяться с ней в воде местами, чтобы оказаться ближе к берегу. Он мог бы ударить ее и освободиться, но, сделав это, он бы лишился губы — в этом не приходилось сомневаться. Она же не выпускала его губу до тех пор, пока ей не удалось совершить задуманное.

Упершись Дирку в грудь, Кристен ударила его ногой в живот и, оттолкнувшись от него, как от трамплина, совершила отчаянный прыжок к берегу, а Дирк свалился в воду. Ей хватило нескольких секунд, чтобы выбраться на берег и схватить свой кинжал, прежде чем он настиг ее. Но он больше не пытался применить силу, одного взгляда на кинжал было достаточно.

— Ты знаешь не меньше хитростей, чем дочь Локи[1] — выдавил из себя Дирк, вытирая кровь с губы. Взгляд его карих глаз испепелял девушку.

— Не сравнивай меня со своими богами, Дирк. Мама воспитала меня в христианской вере.

— Мне все равно, какая у тебя вера, — ответил он. — Положи кинжал, Кристен.

Она покачала головой. Оружие в руках придавало ей спокойствия и уверенности. И, о Один[2], как она была великолепна — нагая, с искрящимися каплями воды на теле! Как манили его ее пышные груди, плоский живот над треугольником золотистых волос между ног. А она бросала ему вызов — держа кинжал в положении, удобном для удара, предлагала сделать хотя бы шаг в ее сторону.

— Мне кажется, твоя мать научила тебя большему, чем только любить твоего Бога. — В его голосе слышалась горечь. — Твоему отцу и братьям никогда не пришло бы в голову учить тебя обращаться с оружием. Они не одобрили бы даже твой интерес к таким вещам, потому что это уменьшило бы их возможности защищать тебя. Леди Бренна научила тебя своим кельтским штучкам, не так ли? Она должна бы знать после стольких прожитых лет, что кельтские хитрости викингам не нужны. Чему она еще научила тебя, Кристен?

— Я умею обращаться с любым оружием, кроме топора. Это грубое оружие, не требующее особой ловкости в обращении, — ответила она гордо.

— Ты потому говоришь о грубости, что у тебя просто не хватает сил махать топором, — язвительно заметил он. — А что сказал бы отец, узнай он, чему тебя научили? Могу поспорить, что отстегал бы ремнем тебя, и твою мать.

— Ты собираешься сказать ему об этом? — В ее голосе сквозила ирония.

Тяжелым взглядом Дирк посмотрел на нее. Конечно, он не собирался ничего говорить ее отцу, иначе ему пришлось бы рассказать, откуда он это знает. Широкая улыбка на ее губах доказывала, что и она подумала об этом. Одна мысль о Гаррике Хаардраде, который был на полфута выше него и в свои сорок шесть лет имел прекрасную фигуру, охладила весь пыл Дирка.

— Что тебе не нравится во мне, Кристен? — Его карие глаза внимательно рассматривали ее. — Почему ты не хочешь меня?

Вопрос удивил ее прежде всего тем, что был задан дружелюбным тоном, хотя и с вызовом. Обнаженный, он гордо стоял перед нею, так же как она перед ним. Ее взгляд скользил по его телу. То, что она увидела, не смутило ее; она уже видела взрослых мужчин нагими, когда со своей лучшей подругой Тюрой прокралась однажды в баню ее дядюшки и спряталась за бочкой с водой, чтобы понаблюдать за купающимися кузенами. Это было лет десять назад, и разница между тем, что она видела тогда и что открывалось ей теперь, была огромной. Ей не приходилось видеть инструмент мужского желания в таком напряженном состоянии.

Кристен ответила искренне:

— Тебя не в чем упрекнуть, Дирк. У тебя красивое тело, и ты очень привлекателен. У твоего отца хорошее состояние, а ты его наследник. Любая женщина будет рада стать твоей женой.

Она умолчала о том, что Тюра заклинала богов сделать так, чтобы Дирк принадлежал ей. Поэтому она никогда и не думала о Дирке как о женихе.

Тюра уже пять лет была влюблена в этого парня, а он и не догадывался об этом. Кристен поклялась, что никогда не выдаст тайны подруги, и меньше всех на это мог рассчитывать Дирк.

— Ты просто не создан для меня, Дирк Герхардсен, — сказала она наконец уверенным тоном.

— Почему?

— Ты не заставляешь мое сердце биться быстрее.

Он с недоумением посмотрел на нее.

— Какое это имеет значение для замужества?

«Огромное», — сказала она сама себе, а ему:

— Мне очень жаль, Дирк, но я не хочу тебя в мужья. Я уже говорила тебе об этом.

— Это правда, что ты выходишь за Шелдона?

Она могла бы солгать и использовать эту ложь во спасение. Но такой выход был не для нее.

— Шелдон для меня, как брат. Я согласилась называть его женихом из-за родителей. Они очень хотят, чтобы я вышла за него, но его предложение я тоже не приму.

«И он будет этому очень рад, — добавила она про себя, — ведь для него я тоже, как сестра, и при мысли о том, что я могу быть его женой, ему становится так же не по себе, как и мне».

— Кому-нибудь ты должна сказать «да», Кристен. Все мужчины в фиорде уже просили твоей руки. Ты давно должна быть замужем.

Эта тема была для Кристен неприятна; она ведь знала свое положение лучше, чем кто-либо другой. Не было в этих краях мужчины, который мог бы стать ее мужем. Она хотела любви, как у ее родителей, и не собиралась довольствоваться меньшим. Это решение она приняла несколько лет назад, отказывая всем, а родители, любя ее, мирились с этим. Но она знала, что так не может продолжаться долго.

Она рассердилась на Дирка, так как он напомнил ей о ее безнадежном положении, мысль о котором не покидала ее весь этот год.

— Кого я выберу, тебя не касается, ведь это будешь не ты. Настройся на то, что тебе надо искать другую, и будь добр, впредь не надоедай мне.

— Я мог бы взять тебя силой, Кристен, и заставить тебя выйти за меня, — предостерег он глухим голосом. — Ты отклонила уже столько предложений, что твой отец будет рад отдать тебя мне, когда я лишу тебя главного достоинства незамужней девушки. Так случалось не раз.

Это действительно было возможно. Конечно, ее отец сначала изобьет его до полусмерти. Но если Дирк выживет вполне может статься, что получит ее в жены. Будет учтено обстоятельство, что она уже не девственница.

Кристен тяжелым взглядом окинула его.

— Если бы тебя за это не убил отец, я бы убила наверняка. Не будь дураком, Дирк, такую дурную шутку я бы не простила.

— Но тогда бы ты принадлежала мне.

— Я же тебе говорю, я бы убила тебя.

— Я не верю тебе, — сказал он тоном, слишком, на ее взгляд, уверенным. — Мне кажется, стоит рискнуть.

Говоря это, он продолжал рассматривать ее грудь. Кристен не двигалась с места. Ей не следовало останавливаться и беседовать с ним. Лучше вскочить на спину Торденса и умчаться отсюда, чем позволять втягивать себя в такой разговор.

— Попробуй, и я убью тебя сейчас же, — прошипела она.

Дирк посмотрел на кинжал и понял, что получит удар прежде, чем попытается вырвать нож из рук Кристен. Если бы она была поменьше ростом и не так сильна… Волна гнева вновь охватила его. Но теперь его гнев был направлен против ее матери — эта ненормальная научила дочь обращаться с оружием.

— Эта игрушка не всегда будет у тебя в руках, Кристен.

Она вздернула подбородок.

— Глупо с твоей стороны предостерегать меня. Теперь ты никогда не застанешь меня врасплох.

Он рассвирепел.

— Лучше последи за своими дверьми, чтобы они всегда были заперты, когда ты спишь. Однажды мне все-таки удастся заполучить тебя.

Кристен оставила без внимания эту угрозу. Не выпуская из виду Дирка, она наклонилась, чтобы поднять свою одежду, перекинула ее через плечо и, ухватив за уздечку Торденса, сделала несколько шагов назад вместе с лошадью. Когда расстояние между нею и Дирком составило несколько шагов, она взялась за шелковистую гриву Торденса, вскочила ему на спину и уперлась пятками ему в бока.

Она слышала сзади гневные выкрики Дирка, но мысли ее уже были не о нем. Главная ее забота состояла теперь в том, чтобы успеть на полном скаку натянуть на себя одежду, прежде чем она достигнет селения Хаардрад и сможет попасться кому-нибудь на глаза. Если ее увидят нагую, то при всем желании она не сможет скрыть правды, а это повлечет за собой ограничение свободы передвижения для нее и кучу неприятностей для Дирка Герхардсена.

Если бы она не боялась потерять полную свободу, она бы не стремилась утаить то, что произошло. Но свобода была для нее превыше всего. Отец и так слишком заботился о ней. Мама теперь меньше опекала ее: не одно лето, пока муж и сыновья на своих кораблях доставляли товары на продажу, Бренна посвятила обучению дочери. Она научила Кристен всему, чему ее саму научил отец: ловкости и хитрости, которые были необходимы для борьбы с сильным противником, причем хитрость была предпочтительнее, ведь Кристен не обладала силой мужчины, хотя и была на полфута выше своей матери и сильнее многих женщин в селении.



Кристен гордилась тем, что сама может себя защитить, и вот впервые ей пришлось показать свое умение. Она не могла постоянно носить оружие, как мужчины, отец бы рассвирепел, если бы узнал, чему научила ее мать. Да ей и самой не очень-то хотелось носить оружие — она все же гордилась своей женственностью.

Кристен в семье любили, баловали, оберегали. Кроме Зелига, который на два года старше нее, были еще два брата — Эрик и Торалль, первому исполнилось шестнадцать лет второму четырнадцать, и оба ростом были с отца. Был еще кузен Атол, на несколько месяцев старше Зелига, и дюжина кузенов со стороны отца, двоюродных и троюродных, и они бились бы насмерть, если бы ей была нанесена обида. Нет, ее есть кому защитить, и она не должна была показывать свое умение так, как это вынуждена была показывать мать, будучи в возрасте Кристен.

Но сегодня все изменилось. Ах, если бы она могла вместе с Зелигом и его друзьями отправиться на следующей неделе на восток в торговые города! Тогда ей не нужно было бы опасаться Дирка, по крайней мере, до ее возвращения в конце лета. К тому времени он, может быть, найдет себе жену и перестанет ее преследовать. Кристен уже давно просилась в это торговое путешествие, но ей было отказано Она слишком взрослая, чтобы находиться на одном корабле с молодыми мужчинами, даже при условии, что это один из кораблей ее отца, а предводителем там — ее брат Зелиг. Если отец не идет в море, значит, и она должна оставаться на берегу, тема не подлежала обсуждению. Даже ее шутливые обещания, что в Бирке или Хедеби она могла бы найти себе богатого жениха, не изменили его решения. Если его не будет на корабле и он не сможет охранять ее лично, как уже было во время трех морских путешествий, когда он брал с собой Кристен и ее мать, тогда, о Один, она будет сидеть дома.

Гаррик уже восемь лет не ходил в море, он предпочитал летние месяцы проводить с Бренной. Управлять кораблем он доверил тогда своему другу Перрину, а теперь, по прошествии лет, это право получил Зелиг. Этим летом родители Кристен хотели вдвоем отправиться путешествовать на север и вернуться только к осени. Они всегда были вместе — вместе ходили на охоту, вместе открывали новые места. Они очень любили друг друга, и Кристен мечтала о такой любви, как у ее родителей. Но где найти мужчину, похожего на Гаррика, — чтобы он был нежным с теми, кто ему дорог, и грозным для тех, кого не любит, чтобы он заставлял ее сердце биться так же быстро, как бьется сердце Бренны, стоит ей только взглянуть на Гаррика?

Кристен вздохнула и поскакала домой. Такого мужчины не было, во всяком случае здесь. Ах, если бы она могла отправиться с Зелигом на восток! Где-нибудь наверняка живет мужчина — ее суженый, купец или моряк, как ее отец, датчанин или швед, или даже норвежец с юга. Все они возят свои товары в торговые города на востоке. Такой мужчина где-то есть, и она должна найти его.

Глава 2

Кристен сидела на кухне, надеясь, что мама еще спустится. Зелиг отправляется в путешествие завтра на рассвете, но солнце летом в северных странах так редко покидает небосклон, что говорить о рассвете можно только условно.

Команда вместе с Зелигом насчитывала тридцать четыре мужчины. Там были и ее кузены, но в основном друзья их семьи. Трюм был забит шкурами, а также другими дорогостоящими предметами, изготовленными долгими зимними месяцами. Семья Кристен заготовила за зиму пятьдесят пять шкур и среди них две шкуры белых медведей, которые так ценятся на востоке.

Для всех, кто отправлялся в плавание, это должно быть прибыльное путешествие, и Кристен хотела еще раз попытаться получить разрешение. Зелиг сказал, что он ничего не имеет против ее присутствия на корабле, ему, конечно, трудно отказать ей в чем-то. Но поскольку отец в течение недели уже трижды сказал «нет», последней надеждой на то, что он может передумать, была ее мать.

Слуги готовили ужин. Все они были иноземцы, из тех, кого викинги брали в плен во время набегов на юге и востоке. Слуги в семье Хаардрад были куплены, так как Гаррик еще в юности перестал принимать участие в разбойничьих набегах. Эти набеги часто были предметом споров между родителями, потому что мама в прошлом тоже была рабыней, которую пленил отец Гаррика и подарил ему в 851 году. Конечно, Бренна, с ее пламенной гордыней, до сих пор не признавала Гаррика своим властелином, и некоторые истории, которые они рассказывали друг о друге, касались их непрекращающегося противоборства в любви, что соединила их друг с другом.

Кристен не могла себе представить, что когда-то ее родители не были вместе. О да, иногда между ними случались ссоры, случалось, Гаррик даже отправлялся на север, чтобы выпустить пар. Зато когда он возвращался, родители часами не выходили из спальни, а когда наконец появлялись, никто из них не мог вспомнить, из-за чего же они поссорились. Все их разногласия, маленькие или большие, разрешались в спальне, что являлось постоянным источником веселья и добродушных шуток для всей семьи.

Кристен, устав от ожидания, попросила Айлин дать ей несколько сладких орехов, которые кухарка как раз замешивала в тесто. Кристен знала, как расположить к себе Айлин, — она заговаривала с ней на ее родном галльском языке. От слуг Кристен научилась многим языкам, и каждым владела в совершенстве. У нее был пытливый ум, который стремился к знаниям.

— Не мешай Айлин, дорогая, а то она испортит любимый хлеб твоего отца.

Кристен, виновато улыбаясь, оглянулась на мать и проглотила последние орехи, которые как раз дожевывала.

— Я уж думала, ты не спустишься. Что ты нашептывала отцу, когда он нес тебя наверх по лестнице?

Бренна покраснела, обняла дочь за талию и повела в зал, который был пуст, так как все мужчины ушли загружать корабль.

— Разве обязательно было говорить об этом при слугах?

— Что значит — говорить? Они сами видели, как он нес тебя на руках и…

— Ну, ладно. — Бренна улыбнулась. — А вообще я ничего ему не шептала.

Кристен огорчилась, ведь она рассчитывала на откровенность матери, которая всегда высказывалась открыто. Бренна заметила разочарование дочери и рассмеялась.

— Мне не нужно было ему ничего шептать, дорогая. Я просто пощекотала ему шею. У Гаррика есть одно очень-очень чувствительное место на шее.

— И это его так возбудило?

— Да, очень.

— Так ты его спровоцировала? Стыдись, мама! — сказала Кристен в шутку.

— Чего мне стыдиться? Того, что я средь бела дня провела в удовольствие часок с твоим отцом? Хотя для него это было неожиданно, ведь он торопился на пристань. Иногда женщина должна сама проявлять инициативу, если муж слишком занят.

Кристен хихикнула.

— А он возражал как-нибудь? Ведь ты отвлекла его от погрузки?

— Что ты хочешь этим сказать?

Кристен улыбнулась, она знала, что отец, конечно, был не против.

Ее мать была не такая, как другие матери, она и выглядела не так, как другие. Бренна отличалась от других женщин не только смоляным цветом волос (родом она из кельтов) и теплым взглядом серых глаз, но и тем, что выглядела намного моложе своих лет: невозможно было предположить, что у нее такие взрослые дети. Ей было около сорока лет, но выглядела она значительно моложе.

Бренна Хаардрад была женщина необыкновенной красоты, и Кристен очень повезло, что она унаследовала черты лица своей матери, но ее рост, волосы цвета соломы, аквамариновые глаза — все это было от отца. Она должна благодарить Бога, что не такая высокая, как отец и братья, хотя высокий рост здесь, на севере, никого не удивлял. На родине Бренны это, конечно, было бы недостатком, так как там Кристен была бы выше многих мужчин.

— Но ты дожидалась меня вовсе не для того, чтобы задавать нескромные вопросы, — сказала Бренна.

Кристен опустила глаза.

— Я подумала, что, может быть, теперь, когда отец в хорошем настроении, ты смогла бы поговорить с ним и попросить его…

— Не отпустит ли он тебя с братом? — закончила вместо нее Бренна и покачала головой. — Почему это путешествие так важно для тебя, Кристен?

— Я хочу найти себе мужа.

Итак, она высказала наконец свое желание, с отцом она не могла бы говорить об этом серьезно.

— А ты не думаешь, что здесь тоже можно найти мужа?

Кристен посмотрела в нежные серые глаза.

— Я не люблю здесь никого, мама, а я хочу любить так же, как ты — отца.

— Ты перебрала всех, кого знаешь?

— Да.

— Ты хочешь сказать, что предложение Шелдона не примешь?

Кристен не хотела говорить родителям о своем отказе так скоро, однако она кивнула.

— Я люблю его, но я люблю его, как брата.

— Итак, ты хочешь выйти за чужеземца?

— Ты сама замужем за чужеземцем, мама.

— Но твой отец и я уже знали друг друга довольно продолжительное время, прежде чем мы признались друг другу в любви и поженились.

— Я думаю, мне не понадобится много времени для того, чтобы понять, что я влюблена.

Бренна вздохнула.

— Во всяком случае, я вооружила тебя знанием, которого не имела сама, когда познакомилась с твоим отцом. Хорошо, любимая, сегодня вечером я поговорю с Гарриком, но не надейся, что он изменит свое решение. Честно говоря, я и сама не хочу, чтобы ты уезжала с братом.

— Ах, мама…

— Дай мне сказать. Если Зелиг вернется к сроку, я уговорю отца, чтобы он взял тебя в путешествие на юг. Там тоже можно встретить жениха.

— А если к его возвращению лето закончится?

— Тогда надо будет ждать весны. Если мне суждено выдать тебя замуж в южной стране, так уж лучше в следующем году… тебе надо расстаться с мыслью прямо сейчас найти мужа.

Кристен покачала головой. Дело не в этом. Ей нужно уехать отсюда, от опасности, которую представляет для нее Дирк, но об этом она не может сказать даже матери.

— Но тогда я стану на целый год старше, — заметила Кристен, надеясь этим заставить мать сомневаться.

Бренна, улыбаясь, рассматривала дочь. Кристен даже не представляла себе, как она желанна.

— Возраст для тебя не играет никакой роли, поверь мне, любимая. Если разнесется слух, что ты ищешь мужа, мужчины будут биться за тебя, как это уже было здесь. Один год ничего не изменит.

Кристен ничего не ответила. Они сели перед открытой дверью, куда задувал теплый ветер и через которую проникал в покои дневной свет. Большой каменный дом, построенный еще ее прадедом, не имел окон — это служило защитой от зимних холодов. Кристен помогала Бренне изготовить настенное полотно, у матери на это не хватало терпения.

Импульсивно Кристен спросила:

— А что бы ты сделала, мама, если бы очень хотела уплыть на этом корабле?

Бренна засмеялась, она ведь считала разговор законченным. — Я бы тайком пробралась на корабль и пряталась в трюме до тех пор, пока корабль не отойдет подальше от берега.

Кристен смотрела на нее круглыми от удивления глазами…

— Ты бы это действительно сделала?

— Нет, любимая, я шучу. Зачем мне уезжать без твоего отца?

Глава 3

Зерно мысли было посеяно, и Кристен уже не могла от нее отделаться. Конечно, о том, чтобы тайком пробраться на корабль, мать говорила в шутку, но в этой шутке сквозил серьезный практический смысл, и мимо этого нельзя было пройти. Бренна была достаточно смела для такого поступка, раньше она и не такое вытворяла. Не она ли зимою, в лютую стужу проехала весь фиорд, чтобы вернуться к Гаррику, когда ее накануне свадьбы у него похитили? Разве Кристен не такая же смелая? Совершив задуманное, она могла сохранить свободу и заодно отделаться от Дирка, к тому же это было бы настоящее приключение. Мысль о приключении разбудила ее фантазию.

Остановить ее могло только одно — суровое наказание, которое наверняка ожидало ее по возвращении. Но Кристен была слишком возбуждена, чтобы размышлять об этом, а тем более прислушиваться к тому, что по этому поводу думает Тюра, которой она, конечно же, рассказала о своих планах. Тюра была очень удивлена: в отличие от Кристен, она уже потеряла интерес к приключениям, давно расставшись с детством.

Девушки сидели в комнате Кристен, единственном уединенном месте в доме, в то время как прощальный ужин был в полном разгаре. Корабельная команда будет сегодня ночевать в зале, Тюра приехала со своим отцом, чтобы попрощаться с братом Торольфом, он уже два дня был здесь — помогал готовиться к путешествию. Кристен радовалась, что он тоже будет на корабле, они были хорошими друзьями. Она даже пыталась научить Торольфа некоторым языкам, которые знала сама, хотя он оказался не очень способным учеником. Торольф будет, пожалуй, единственным, кто защитит Кристен, когда Зелиг вместе с кузенами начнут корить ее за совершенную глупость.

Зелиг, конечно, рассердится на нее, так же, как и ее кузены Олаф, Хаком и особенно Отер — самый старший из троих. Но тогда они будут слишком далеко от берега, чтобы думать о возвращении, и наверняка смягчатся, после того как дадут волю своему возмущению. К тому же это будут только слова: никто из них не решится поднять на нее руку, ведь они знают, что она принадлежит к тому сорту женщин, кто может постоять за себя.

— Но почему, Кристен? — спросила Тюра, когда Кристен посвятила ее в свои планы. — Твоя мать будет плакать. Твой отец… — Она не договаривала, голос ее задрожал. — Мне страшно даже представить, что он сделает…

Кристен улыбнулась подруге.

— Он ничего не сможет предпринять до моего возвращения. А мама никогда не плачет. И она не будет волноваться, если ты расскажешь ей, где я. Поэтому я и доверилась тебе.

— Лучше бы ты доверилась кому-нибудь другому. Твой отец будет вне себя.

— Но он будет гневаться не на тебя, Тюра. Ты скажешь им, что я уехала с Зелигом, завтра же утром, прежде чем они начнут беспокоиться. Обещай мне.

— Я сделаю это, Кристен, но мне до сих пор непонятно, как ты можешь идти «против воли родителей. Ты же не хотела никогда плыть с братом.

— Конечно, хотела, только мне в голову не приходило просить разрешения. И потом — это моя последняя возможность попутешествовать с Зелигом. В следующем году отец собирается везти меня на юг искать мне мужа — а я сама найду его в Хедеби, — добавила она со смешком.

— Ты серьезно хочешь найти мужа в чужих краях? — спросила удивленно Тюра.

— А ты думала, я шучу?

— Конечно, ведь это значит, что ты будешь жить далеко отсюда, от твоих родителей.

— Все равно, если я выйду замуж, я уеду из этого дома.

— Если бы ты вышла замуж за Шелдона, ты бы жила поблизости.

— Но я не люблю его, Тюра. А я хочу любить, даже если для этого мне придется жить далеко на востоке. Ты забываешь, что у моего отца два больших корабля и еще один маленький. Ты думаешь, они не будут приезжать ко мне в гости, как бы далеко я ни жила?

— Конечно, будут. Об этом я действительно не подумала.

— Хорошо. Перестань отговаривать меня. Тебе это все равно не удастся. У меня все будет хорошо, и я не хочу думать о последствиях, пока мы не вернемся. Ты ведь не знаешь, как интересно в торговых городах, ты ни разу там не была. А я была там еще ребенком, и меня интересовали только товары, выставленные на продажу, а не мужчины. Но в эти города приезжают мужчины со всего света. Я найду своего суженого и привезу его сюда. Это смягчит гнев моего отца.

— Ну, если ты так считаешь, — кивнула Тюра скептически.

— А теперь идем, пока не съели лучшие куски мяса.

Они вошли в зал, где царило веселое оживление. Мужчинам, занятым до их появления разговорами, было приятно на них смотреть. Невысокого роста, Тюра едва достигала плеча Кристен и выглядела рядом с ней хрупкой, сама же Кристен была великолепна в своем голубом шелковом платье узкого кроя, которое подчеркивало ее стройную фигуру и милые округлости. Тяжелые золотые браслеты украшали ее обнаженные руки.

Шелдон не удержался и хлопнул Кристен пониже спины, когда она проходила мимо, она оглянулась и показала ему язык. Он хотел догнать ее, чтобы не оставить ее выходку безнаказанной, но она улизнула.

Ей хотелось бы, чтобы Шелдон тоже был на корабле. Но он с братьями этим летом помогал отцу Перрину достраивать дом, да и в поле было много дел.

Ее кузен Отер был следующим, кто остановил ее. Он обнял ее за талию, приподнял и поставил на пол, чтобы даровать влажный поцелуй.

— Это должно принести мне счастье, дитя, — сказал он не очень трезвым голосом.

Кристен рассмеялась. Он настойчиво называл ее «дитя», хотя она давно уже не была ребенком, и все оттого, что он на десять лет старше. Его отец приходился ей дядей. Он и его братья жили теперь у другого дяди Кристен, Хьюга. Атол, ее двоюродный брат, не пойдет в море, он единственный сын Хьюга, и дядя не отпускает его от себя.

— Разве нужно счастье для того, чтобы торговать на востоке? — спросила она Отера.

— Викингу всегда нужно счастье на корабле, куда бы ни держал он путь. — Он подмигнул ей после этих мудрых, на его взгляд, слов.

Кристен смотрела на него, качая головой. Он, видно, пропустил уже не один стаканчик, а ночь только началась. Завтра у него наверняка будут красные глаза и шум в голове, когда придется как следует взяться за весла. Ну что ж, она посочувствует ему, сидя в укромном местечке в трюме.



— Оставь ее в покое, Отер, а то она заморит нас голодом, крикнул кто-то.

Он отпустил ее, но прежде тоже хлопнул как следует пониже спины. Кристен в ответ скорчила гримаску и направилась к длинному столу, за которым сидела ее семья. Ей было невдомек, чем так привлекала всех ее задница. После каждого такого празднества у нее неделями не сходили синяки. Но она не придавала этому особого значения, ведь это делалось в шутку и любя.

Она обошла стол, подошла к отцу. Он протянул руку и усадил ее на колени.

— Ты сердишься на меня, Крис?

Он смотрел на нее, и на лбу у него собрались морщинки. Мама уже переговорила с ним, и он опять запретил ей отправиться с мужчинами в море, так как он сам остается на берегу. Его аквамариновые глаза смотрели в ее, такие же, и она улыбнулась, обхватила руками его шею.

— Я никогда не сердилась на тебя!

— Я могу припомнить много случаев, и всякий раз это было, когда что-либо выходило не по-твоему.

Кристен хихикнула.

— Это не считается.

— Надеюсь, ты понимаешь, почему тебе нельзя ехать с Зелигом? — спросил он по-дружески.

— Да, я знаю, почему. — Она вздохнула. — Иногда мне хочется быть твоим сыном.

Он засмеялся от всего сердца, даже запрокинул голову. Она обиженно посмотрела на него.

— Не понимаю, что тут смешного.

— Ты больше похожа на свою мать, чем думаешь, Крис, — сказал он. — Половину своей жизни она хотела быть сыном. Но я счастлив, что у меня дочь, да еще такая красавица.

— Значит, ты мог бы мне простить, если… если бы я что-то сделала не по-твоему?

Он внимательно посмотрел на нее.

— Что означает сей вопрос? Ты что-то натворила?

— Нет. — И на этот момент ее ответ был совершенно правдив.

— Ах, так вопрос стоит «что было бы, если?…» Мне кажется, я смог бы тебе почти все простить, в разумных, разумеется, пределах, — добавил он, посмотрев строгим и лукавым взглядом.

Она наклонилась и поцеловала его.

— Я тебя очень люблю, — сказала она тихо, и он так крепко прижал ее к себе, что у нее захватило дух, и она вскрикнула:

— Папа!

Он со шлепком снял ее с колен и сказал:

— Поешь что-нибудь, а то ничего не останется. — Голос у него был груб, а выражение лица нежное.

Кристен села между мамой и Зелигом, который ей тут же положил порцию дымящегося мяса.

— Ты ведь не дуешься, Крис? — спросил он негромко. — Мне будет неприятно думать во время путешествия, что ты обиделась.

Кристен улыбнулась, когда он встал, чтобы наполнить ей тарелку; это редко случалось, чтобы он ухаживал за ней за столом.

— Тебе ведь жалко меня, Зелиг?

— Как будто ты позволишь тебя пожалеть, — буркнул Зелиг.

— Не позволю, поэтому ты меня и не жалей. Обида моя выразится в том, что я попрощаюсь с тобой сегодня вечером, чтобы завтра не видеть, как вы уходите в море без меня.

— Постыдись, Кристен, — вмешалась Бренна. — Если ты хотела, чтобы он чувствовал себя виноватым, то ты этого добилась.

— Глупости. — Кристен мило улыбнулась Зелигу и ответила матери: — Я и не замечу его отсутствия.

Зелиг посмотрел на нее искоса, услышав такое лишенное сестринской любви замечание, и повернулся к Атолу, который сидел с другой стороны. Кристен вздохнула; Зелиг и не подозревает, насколько правдивы ее слова, но он наверняка их вспомнит, когда обнаружится, что она на корабле.

Бренна иначе истолковала ее вздох.

— Ты действительно огорчена отказом отца?

— Это было бы для меня замечательным приключением, которое можно было испытать до свадьбы, мама, — искренне ответила Кристен. — У тебя ведь тоже было приключение до свадьбы, правда?

— В общем, да, и довольно опасное.

— Но торговая поездка не опасна. А папа говорит, что я очень похожа на тебя.

— Да, я это слышала. — Бренна улыбнулась. — И знаешь что — он ведь прав. Я действительно старалась заменить моему отцу сына, которого у него не было. А у твоего отца три прекрасных сына, и он радуется своей единственной дочери. Ты не должна стараться быть кем-то другим, чем ты есть на самом деле, дорогая.

— Я ведь мечтала только о приключении, — призналась Кристен.

— Тогда не мечтай слишком долго. Оно приключится все равно, даже если ты этого не захочешь.

— Как у тебя?

— Я не жалею о том приключении, что привело меня сюда. Но поначалу раскаивалась. А твое путешествие на юг ты получишь, хотя твой отец об еще не знает, — доверчиво прошептала Бренна. — Когда все утихнет в доме, я скажу ему, что ты не хочешь Шелдона. Это его, конечно, разочарует. Он и Перрин так радовались мысли о вашей свадьбе.

— Мне очень жаль, мама.

— Тебе не о чем жалеть, любимая. Мы хотим, чтобы ты была счастлива, и если ты не можешь быть счастлива с Шелдоном, то не стоит об этом и говорить. Мы найдем тебе мужчину, которого ты полюбишь.

«Если я не найду его раньше сама», — подумала Кристен и, наклонившись к маме, поцеловала ее, как перед этим поцеловала прощальным поцелуем отца. Она надеялась, что они оба поймут и простят ее.

Глава 4

Шторм выдал Кристен, и это был не обыкновенный шторм, во всяком случае до сих пор. Как только корабль стало швырять по волнам, ее стошнило. Моряк из нее не получился. Даже при небольшом волнении на море она не могла удерживать в себе содержимое желудка.

Кто-то, видимо, услышал, как ее стошнило, и открыл люк в трюм. Матрос бросил на нее только один взгляд и сразу же закрыл люк. Она не успела даже определить, кто это был, да в тот момент ей это было совершенно безразлично, потому что корабль раскачивался все сильнее.

До сих пор ей везло. Ей удалось пробраться в комнаты братьев за хлевом и взять себе одежду Торалля для путешествия; она взяла еще несколько своих платьев, которые собиралась надевать, когда они прибудут в торговые города. Самое легкое было проникнуть в трюм, так как охранял корабль только один часовой; правда он сидел прямо перед люком в трюм, но задремал. Кристен, которая, несмотря на свой высокий рост, была очень быстрой и ловкой, воспользовалась этим. В трюме было очень уютно, хотя и темно. Она смогла спрятаться за штабелями мягких шкурок и даже сделала себе из них постель.

Два дня все шло хорошо. Она рассчитывала еще день не показываться на палубе: еды, что она взяла с собой, хватало. А теперь вот шторм выдал ее. Правда, пока никто не пришел, чтобы разобраться с ней, но скандала ей не избежать.

Кристен показалось, что прошел еще день, прежде чем люк открылся и яркий свет дня ослепил ее. Она подготовилась к борьбе, насколько позволяло ее измученное тело, но сил почти не было. Она чувствовала себя прескверно, хотя шторм уже кончился. Зелиг спрыгнул в трюм. Кристен лежала на том месте, куда ее швырнул шторм, практически у его ног. Свет слепил ей глаза, и она не могла Зелига видеть. Узнала только по голосу, дрожащему от гнева:

— Ты хоть понимаешь, что ты сделала, Кристен?

— Да, — ответила она едва слышно.

— Нет, ты не понимаешь!

Она прикрыла глаза ладонями, чтобы рассмотреть выражение его лица, но по-прежнему ничего не видела.

— Зелиг, пожалуйста, я не могу смотреть на свет.

Он присел рядом с ней на корточки и ухватил в кулак меховую вестовку, надетую поверх кожаной рубашки, которая делала ее грудь совершенно плоской; угрюмо рассматривал он бриджи и высокие мягкие сапоги. Талию Кристен охватывал широкий пояс с пряжкой, украшенной изумрудами.

— Откуда у тебя эта одежда? — спросил он.

— Это не твоя, — успокоила она его. — Я позаимствовала ее у Торалля, он моего роста и…

— Замолчи, Кристен, — прорычал он. — Ты знаешь, как выглядишь?

— Как один из матросов твоей команды, — рискнула она повеселить брата, в надежде, что гнев его утихнет.

Но ничего не получилось. Его серые глаза были не менее жуткими, чем шторм, который только что закончился. Он смотрел на нее так, будто хотел ударить и ему стоило большого труда удержаться.

— Но почему, Кристен? Ничего глупее этого ты раньше не делала.

— Есть много причин. — Она могла теперь хорошо рассмотреть своего брата, но избегала смотреть ему в глаза, когда добавила:

— Одна из них — я хочу приключений.

— Неужели это стоит гнева отца?

— Я же сказала — это одна из причин. Дело в том, что я хочу выйти замуж, Зелиг, а дома нет мужчины, за кого бы я пошла. Я надеялась, что в торговых городах найти его будет проще.

— Отец же обещал с тобой поехать, — холодно возразил он.

— Я знаю. Но мама сказала, только после твоего возвращения или следующей весной.

— И ты решила не дожидаться. Так просто. — Он щелкнул пальцами. — Ты сама себе противоречишь.

— Подожди, Зелиг. Есть еще причина. Есть некто — я не хочу называть его имени, и ты не спрашивай меня, — есть некто, кто хочет заполучить меня в жены, после… после изнасилования.

— Дирк! — взорвался он.

— Я же сказала, что не назову имя. Я и раньше никому не могла рассказать о нем, иначе ничего не смогла бы предпринять сама. Отец все взял бы в свои руки; убить он бы его не убил — пока не за что, а мужской разговор или драка… я не думаю, что этого человека можно чем-то обескуражить. Мне бы это стоило свободы передвижения, да и вообще у меня такое, что самое лучшее — это исчезнуть на какое-то время, а если я найду себе мужа, то тем лучше.

— О Один, не покинь меня! — вырвалось у Зелига. — Лучших доводов нельзя и ожидать от женщины.

— Ты несправедлив, Зелиг! Разве мало тех причин, что я назвала? — оправдывалась она.

— То, что тебе пришла охота попутешествовать, похоже на правду, А вот против мужчины, которого ты описала, всегда можно было что-то предпринять, и ты сама это знаешь.

— Отец не убил бы его только за то, что он мне угрожал.

— Но я бы убил.

Она посмотрела на него, сощурив глаза.

— Ты убил бы его за то, что я для него желанна? И ты собираешься убивать каждого мужчину, который захочет меня?

— Каждого, кто решит, что может владеть тобой, не спрашивая твоего согласия.

Она улыбнулась, понимая, что в нем теперь говорит брат.

— Тогда проблем нет. В торговых городах ты будешь мне лучшим защитником.

— Если, конечно, предположить, что ты едешь с нами. Но ты вернешься домой, Кристен, — ответил он.

— О нет, Зелиг, потерять из-за меня столько времени! Мне этого никто не простит.

— Ни у кого не возникнет сомнений, что тебя надо вернуть домой.

— Но почему? Чем я могу помешать вам? Вы ведь только везете товары на продажу…

Но, натолкнувшись на свирепый взгляд Зелига, она широко открыла глаза. Ее осенила догадка.

— Вы хотите заняться разбоем!..

В этот момент в открытом люке появился кузен Хакон.

— Ты сказал ей, Зелиг? О Тор[3]! Это глупо с твоей стороны, — проворчал он.

— Идиот! — Зелиг встал и испепелил взглядом юношу. — Ты как раз и сказал ей! До этого она просто догадывалась.

Хакон забрался в трюм, чтобы взглянуть в глаза Зелигу.

— Что ты теперь собираешься делать? Отправить ее домой, чтобы она рассказала все твоему отцу?

Зелиг поднял глаза к небу.

— Заклинаю тебя, Хакон, помолчи. Как радовались бы наши недруги, если бы смогли заполучить тебя.

— А что я сказал?

Зелиг посчитал ниже своего достоинства отвечать на этот вопрос и зло посмотрел на Кристен.

— Ты ничего не скажешь отцу? — спросил он тоном, какого она раньше никогда не слышала.

— Что ты имеешь в виду? — лукаво улыбнулась Кристен.

Он застонал, услышав это, но свою ярость выместил на Хаконе, ударив его кулаком так, что тот мешком свалился на шкуры, затем кинулся на Хакона, и они с ожесточением заработали кулаками, стараясь, как это принято у викингов, не остаться в долгу друг у друга.

Кристен молча наблюдала за дракой, потом все же вмешалась, пытаясь перекричать их вопли:

— Если вы надеетесь, что завтра поутру, увидев ваши зелено-синие физиономии, я буду чувствовать себя виноватой, то хочу вас разочаровать…

Зелиг отпустил Хакона, перевернулся и сел, хмуро уставившись на нее.

— Я должен бы выбросить тебе в море, Кристен. Тогда родителям я мог бы сказать, что ты утонула. Им легче было бы перенести это известие, чем то, что я взял тебя на разбой.

Кристен подползла к нему на четвереньках и поцеловала в щеку, которая уже начала отекать. Присев на корточки, она спросила:

— Скажи честно, братец, куда мы едем?

— А вот этого тебе знать не надо, и не спрашивай больше. Ты остаешься на корабле, но не высовывайся.

— Зелиг!

Он остался глух к ее мольбам и вылез из люка. Тогда она повернулась к Хакону, который как раз поднялся на ноги:

— А ты мне скажешь?

— Чтобы он до конца путешествия злился на меня? Ты бессердечная, Кристен.

— Но это несправедливо! — крикнула она им вдогонку, однако их уже и след простыл.

Глава 5

Они плыли на юг, так далеко на юг, как Кристен могла себе представить только в самых смелых мечтах. Она знала это потому, что ночи становились все темнее, пока не стали длиться столько же, сколько и день. Уже несколько дней они плыли мимо очень красивых берегов, покрытых летней зеленью, но никто не говорил ей, как называется эта страна.

Кое-что о южных странах Кристен знала от слуг, которых за годы сменилось множество и все они были уроженцами разных стран. Страна, мимо которой они сейчас проплыли, могла быть большим островом ирландских кельтов; а может быть, это был круглый остров, который населяют шотландцы, пикты, англы, саксы и вализийские кельты — народ ее матери. Это могла быть страна франков, но тогда она должна лежать слева по курсу корабля, а эта была справа.

Если это один из больших островов, можно предполагать, что викинги собираются напасть на датчан, ведь этот скверный народ вознамерился завоевать оба острова, и последнее, что слышала Кристен, было то, что это им почти удалось. Так что, если их противником будут датчане, им придется иметь дело с достойными воинами, их не сравнить с низкорослыми жителями этих островов.

Зелиг знал подробности, но не хотел ей ничего рассказывать. Он по-прежнему злился на нее, хотя и позволил выйти из трюма. Даже Торольф, брат Тюры, не захотел ей ничего рассказывать. В конце концов Кристен пришла к выводу, что мужчины договорились: если она ничего не будет знать, то ей и нечего будет рассказывать отцу по возвращении.

Но разве она осмелилась бы рассказать что-то отцу? Он был удачливым купцом. Совершать разбойные нападения на своих кораблях он бы никогда не позволил. Мужчины рода Хаардрад-Зиппе со времен ее деда не участвовали в разбойных набегах. Конечно, молодые мужчины мечтали о богатствах, которыми они могли бы завладеть в результате удачного похода, а мужчины, которыми командовал Зелиг, были молоды, и корабль их очень подходил для этой цели.

Он был сработан из дуба, имел устойчивую сосновую мачту, на которой был укреплен красный, в белую полоску парус. Благодаря удлиненной форме, судно быстро скользило по воде, шестнадцать пар еловых весел ускоряли его бег, золотисто-красная голова дракона на носу указывала направление.

Кристен не раскаивалась, что решилась отправиться в это плавание. Напряжение мужчин передалось и ей, и даже учитывая запрет покидать корабль, что само по себе было обидно, все равно она была участником приключения, о котором она когда-нибудь в долгие зимние вечера будет рассказывать своим детям и внукам.

Конец этого приключения был уже близок. Это она почувствовала, наблюдая за приготовлениями мужчин, и по тому, как внимательно осматривали берег Зелиг и Отер.

Однажды утром они свернули в устье широкой реки, и теперь уже все мужчины налегли на весла. Напряжение Кристен росло с каждой минутой. Земля эта казалась ей совершенно девственной, несмотря на попадавшиеся кое-где селения. В ней проснулась жажда исследований, она восхищалась всем, что видела вокруг. У нее дух захватило от предчувствия приключения, когда они бросили якорь и Зелиг подошел к ней с явным намерением сказать что-то для нее важное. Она все-таки надеялась, что он разрешит ей сойти на берег вместе с командой, и подготовилась к этому моменту: спрятала длинную косу в рубашку, чтобы та не мешала в пути, а на голову надела серебряный шлем, который Отер в шутку бросил ей сегодня утром.

У Кристен не было щита, но она взяла маленький меч, хотя и надеялась, что он ей не пригодится, — меч, который мама подарила ей много лет назад, когда учила, как обращаться с ним. Кристен не хотела, чтобы Зелиг видел меч до тех пор, пока не согласится взять ее на берег. Сам вид этого благородного оружия в ее руках породил бы массу вопросов.

Мрачное выражение лица, с которым Зелиг рассматривал ее, переодетую в юношу, не оставляло ни тени надежды на то, что он изменил свое решение. Как всегда, Зелиг выглядел прекрасно, но когда он смотрел так мрачно, он мог внушить страх кому угодно; правда, на Кристен, знавшую его слишком хорошо, это не действовало.

— Я, может быть, для тебя в тягость, Зелиг, но…

— Ни слова больше, Кристен. — Он даже не дал ей закончить. — Как я посмотрю, ты по-прежнему намерена делать то, что ты хочешь, а не то, что я говорю; но на этот раз у тебя ничего не выйдет. Ты сейчас же отправишься в трюм и выйдешь, только когда я вернусь.

— Но…

— Делай, как я говорю.

— Ладно, хорошо. — Она вздохнула и улыбнулась ему — ей хотелось проститься с ним по-хорошему. — Пусть боги принесут тебе счастье во всех твоих начинаниях.

Он чуть не рассмеялся, но ограничился улыбкой.

— И это говоришь ты, христианка?

— Ну да, я знаю, что мой Бог будет незримо наблюдать за тобой, но я также знаю, что тебе пригодится любая помощь, которую ты можешь получить от богов нашего отца.

— Тогда молись за меня, Кристен.

Его глаза потемнели, когда он притянул ее к себе. Но затем взглядом указал на люк, и Кристен, опустив плечи, подавленная, отправилась в трюм.

Но оставалась там она недолго. Едва команда покинула борт, тут же выбралась на волю. Ее встретила улыбка Бьярни, одного из мужчин, оставленных на корабле; лицо второго часового было мрачно. Но никто из них не прикрикнул на нее, чтобы она отправлялась обратно в трюм, и она смогла наблюдать, как команда углубляется в густой лес.

Огорченная тем, что ей надо оставаться на корабле, где ничего не происходит, она беспокойно ходила по палубе. Был полдень, и солнце палило нещадно, такого жаркого солнца в Норвегии никогда не бывает. Интересно, надолго ушли мужчины? О Господи! После всего, что она узнала, это может длиться несколько дней.

Кристен вздрогнула и увидела как раз последнего матроса, скрывшегося в густом лесу. А затем она услышала то же, что услышал Бьярни рядом с ней — звон скрещенных мечей и воинственные крики.

— Должно быть, сильный отряд, раз нападают, вместо того чтобы поджать хвост и убегать. Иди вниз, Кристен. — Бьярни уже прыгал за борт, крича ей это.

Кристен послушалась, но только для того, чтобы взять меч, а когда выбралась из трюма, увидела обоих мужчин, что были оставлены на корабле, спешащими на помощь товарищам.

Не раздумывая ни минуты, Кристен присоединилась к ним, ведь сказал же Бьярни, что это, должно быть, сильный отряд, если они смеют нападать на вооруженных викингов, и она решила про себя, что даже ее небольшая помощь может пригодиться.

Она нагнала мужчин, когда они уже достигли леса и кинулись в чащу с диким криком, от которого кровь стыла в жилах. Она не сразу последовала за ними, огляделась. Вокруг были только трупы. О Боже! Она не думала, что это так ужасно! Она увидела кузнеца Олафа, лежащего в очень неудобной позе… и кругом кровь, кровь.

Зелиг! Где Зелиг? Кристен заставила себя оторвать взгляд от земли, покрытой трупами, и посмотрела вперед, где шел бой. Между деревьями она рассмотрела нападавших и не могла поверить, что эти невысокие, щуплые люди натворили столько бед. Их было совсем немного, на первый взгляд; но вот ей бросилось в глаза, что не все они малы ростом, один из них был значительно выше, и он бился с… Зелигом. О Боже! Да он не единственный, кто поднял меч на ее брата!

Она уже собралась бежать ему на помощь, как один низкорослый воин с диким криком преградил ей путь. Он напал не с мечом, а с копьем, которое она тут же разрубила надвое, и едва она снова подняла меч, убежал в чащу.

Потеряв направление, Кристен закружилась на месте, пытаясь отыскать Зелига, и тут же страшно закричала — она увидела, как он повалился на землю, а огромный воин, который бился с ним, вытаскивал из его тела окровавленный меч. Вне себя Кристен бросилась к Зелигу, не теряя из виду великана. Вслепую ударила кого-то, кто пытался преградить ей путь, отмахнулась от второго, и вот она уже перед убийцей своего брата и наносит первый удар. Их взгляды встретились прежде, чем ее меч пронзил его тело. Она увидела, как широко открылись его небесно-голубые глаза, когда она вытаскивала свой меч, но это было последнее, что она видела.

Глава 6

Единственная свеча освещала маленькую комнату. У стены стояла узкая кровать с окрашенным сундуком в ногах. Стену напротив украшало ковровое полотно, на котором было изображено поле с летними цветами и ликующими детьми. На другой стене висело стальное отполированное до глянца зеркало, а на узкой тумбочке под ним лежали украшенные драгоценными каменьями булавки, заколки для волос, гребни из кости, крошечные разноцветные пузырьки с цветочными ароматизаторами. Перед тумбочкой стоял мягкий табурет.

В углу помещалась большая резная деревянная вешалка с многочисленными крючками на разной высоте. Она сама по себе уже была украшением, но на ней еще висели тончайшей ткани шарфы и ленты. Единственное окно было завешено полосами светящегося желтого шелка — чистейшее расточительство такого дорогостоящего материала. Два стула с высокими спинками стояли у круглого стола, который украшала расписная керамическая ваза с букетом алых роз. На стульях висела одежда двоих, они лежали в постели.

Это были покои Корлисс фон Рэдвуд, красавицы двадцати четырех лет, которая гордилась своими белокурыми локонами и шоколадно-карими глазами.

Корлисс была обручена с мужчиной, который сейчас лежал рядом с ней, — с Ройсом фон Виндхёрстом, одним из приближенных короля Альфреда. Четыре года назад ему была предложена ее рука, но он не принял предложения. Прошлой зимой она все уши прожужжала своем отцу, действовала ему на нервы, как это умеют любимицы-дочки, и добилась, чтобы Ройсу вновь предложили ее руку. На этот раз он принял предложение. Но она-то знала, почему, — незадолго до этого ей удалось заманить его в свои покои, она бросилась ему на шею, и он, будучи не вполне трезвым после хорошего застолья, овладел ею.

Для Корлисс это была небольшая жертва — отдаться Ройсу той ночью; раньше она уже была с другим мужчиной, но надеялась, что Ройс этого не заметил. Все-таки то был единственный мужчина, и близость с ним сразу же убедила ее, что эта сторона отношений между мужчиной и женщиной ей не по вкусу. Но Корлисс знала, что она должна, стиснув зубы, делать это с Ройсом, делать часто, пока он не женится на ней.

Это был знак ее решительности, и Корлисс, несмотря на свое неприятие этой формы любви, каждый раз, когда приезжал Ройс, отдавалась его ласкам. К счастью, случалось это не часто. Она боялась отказать ему до свадьбы, ведь он мог расторгнуть помолвку. В конце концов, ему сейчас не нужна жена. В двадцать семь лет он мог не торопиться связывать себя. Во всяком случае ссылку на свою молодость он часто использовал как отговорку в общении с отцами потенциальных невест. Было известно, что у него есть еще одна причина, но он никогда не называл ее. Он уже был обручен пять лет назад с одной девушкой, и эту девушку он любил.

Корлисс считала, что Ройс больше уже никого не полюбит. Ее, во всяком случае, он не, любил, даже не старался делать вид, что любит. Она не могла его привлечь и союзом с ее отцом, ведь они и без того уже были добрыми приятелями. Свадьбы не требовалось, чтобы укрепить эту дружбу. Корлисс была уверена, как в первый раз, что только постель заставила его склониться в пользу женитьбы.

Если бы Ройс не был таким престижным женихом, Корлисс никогда бы не вышла замуж. Но каждая незамужняя девушка на многие мили вокруг мечтала заполучить Ройса в мужья, и среди них три сестры Корлисс. И это было объяснимо, потому что Ройс был не только богат, приближен к королю, но и просто красив, хотя и необыкновенно высок — больше чем на тридцать сантиметров выше Корлисс. Его темные волосы и бездонные темно-зеленые глаза могли свести с ума. В качестве его суженой она была предметом зависти всех женщин в округе, и это доставляло ей удовольствие, так же как и их ревность, а уж сестры наверняка ревновали ее к Ройсу. Все это стоило того, чтобы отдаваться Ройсу в постели, хотя это всегда продолжалось так долго…

В первый раз все прошло довольно быстро. Но в последующие, как и сейчас, его ласки с непрекращающимися поцелуями и прикосновениями казались бесконечными. Против поцелуев Корлисс ничего не имела, но эти прикосновения!.. Он гладил ее всюду, и она должна была лежать и покорно терпеть. Иногда Корлисс даже спрашивала себя: а может, он нарочно так долго все делает, зная, что это ей неприятно? Хотя откуда он может знать? Корлисс никогда с ним не откровенничала, а если и сопротивлялась его ласкам, то совсем недолго, а потом лежала совершенно спокойно и позволяла ему делать все, что он хочет. А что она еще должна делать, чтобы показать ему, насколько она покорна его воле?

Ройс смотрел на нее сверху, и взгляд его был задумчив. Она восприняла это как готовность овладеть ею. Но в тот момент, когда он уже лег между ее ног, в дверь постучали.

— Милорд, милорд, вас просят выйти. Ваш посыльный стоит внизу и говорит, что у него для вас срочное сообщение.

Ройс встал с кровати и потянулся за одеждой. Его лицо не выдало радости, с которой он воспринял эту помеху. Спать с Корлисс стало для него скучной обязанностью. Поведение ее вызывало у него недоумение. Каждый раз, когда он приходил, она вела его в свою комнату, всем видом показывая, что хочет его. Но как только они ложились в постель, Корлисс становилась бесстрастной и холодной, как рыба, и что он только ни делал, чтобы доставить ей удовольствие.

Для большинства мужчин не имеет значения, получает ли удовольствие она, но для Ройса его собственное удовлетворение от близости с женщиной складывалось из тех радостей, которые он сам мог ей доставить. И если честно, то большее удовольствие он получал с простой служанкой, чем с этой женщиной, своей будущей женой, хотя она и была необыкновенно красива.

Зашнуровав пояс на кожаной вестовке — больше ничего из верхней одежды на нем не было в этот жаркий день, — он посмотрел на Корлисс. Едва он встал с кровати, она тщательно укрылась. Она лишала его даже такой мелочи — видеть красоту ее нагого тела. Ярость стала овладевать им, но он справился с собой. Он должен считаться с чувствами Корлисс. В конце концов, она дама высшего света, и, как ко всем дамам этого круга, к ней следует относиться трепетно или готовиться к слезным сценам.

— Как ты можешь оставлять меня в такой момент? — спросила Корлисс жалобным тоном.

«С большой легкостью», — подумал он, но вслух сказал другое: — Ты же слышала, что сказала твоя служанка. Внизу меня ждут.

— Но, Ройс, я начинаю думать, что тебе все равно… как будто ты совсем не хочешь меня.

Слезы ручьем полились из ее глаз, и Ройс вздохнул с отвращением. Ну почему у них всегда одно и то же? Чуть что — начинают плакать, цепляются к мелочам, требуют доказательств. И его мать была такой, и тетя, и даже кузина Даррелл, которая сейчас живет у него; как легко они пускают в ход слезы — лишь бы добиться исполнения своих прихотей. Черт бы его побрал, если он допустит, чтобы его жена прибегала к таким уловкам. Лучше сразу отучить ее.

— Оставь, Корлисс, я не выношу слез.

— Ты… ты не хочешь меня, — рыдала она.

— Разве я сказал это? — буркнул он.

— Тогда останься, пожалуйста, Ройс!

В этот момент он ее ненавидел.

— Ты хочешь, чтобы я пренебрег своими обязанностями ради утех с тобой? Имей в виду, такого никогда не будет. Я не собираюсь тебя баловать. На это и не рассчитывай.

Он покинул комнату, прежде чем она смогла что-то ответить, но ее громкие рыдания сопровождали его до самого зала и действовали на нервы. Эта сцена испортила ему настроение, и оно ничуть не улучшилось при виде дожидающегося слуги. За ним не послали бы его, если бы речь шла о чем-то несерьезном.

— Что случилось, Селдон? — резко спросил Ройс.

— Викинги, милорд; они прибыли сегодня утром.

— Что? — Ройс схватил низкорослого Селдона за рубашку и, встряхнув, приподнял. — Не рассказывай мне сказок. Датчане на севере, они заняты подавлением восстания в Нортумбрии и готовятся захватить Персию.

— Это не датчане, милорд, — придушенно квакнул Селдон.

Ройс медленно поставил его на пол, холодный ужас овладел им, он умел обходиться с датчанами, которые теперь имели под своим владычеством два королевства. Они пытались завоевать Вессекс, королевство Альфреда в Западной Саксонии; год 871 до сих пор называют годом битв. Альфреду было двадцать два года, когда после смерти брата Этельреда он взошел на престол. В девяти битвах за год пришлось сразиться Альфреду с викингами, прежде чем удалось заключить мирный договор.

Все знали, что мир этот недолговечен, но Альфред дал своему народу передышку, чтобы собраться с силами и построить новые укрепления. По его приказу господа в своих графствах за последние два года обучили всех свободных граждан военному делу. Одновременно они превратили свои жилища в крепости. Ройс пошел еще дальше — научил владеть оружием своих рабов. Он был готов воевать против датских викингов на суше, но отразить нападение с моря было не в его силах. Викинги могли захватить Виндхёрст врасплох и уничтожить его, как это уже было пять лет назад.

Для Ройса было мучительно вспоминать об этом. Воспоминания будили ненависть, и она пылала в нем все эти годы. Тогда он потерял отца, старшего брата и свою любимую Рону. На его глазах ее изнасиловали, а потом перерезали ей горло, в то время как он не мог прийти к ней на помощь — два копья накрепко приковали его к стене, и он должен был испытывать муки, слыша ее крики и мольбы о помощи, и истекать кровью. Он хотел умереть и был бы умерщвлен, если бы викинги еще задержались.

— Вы слышите меня, милорд? Эти викинги — норвежцы.

Ройс чуть быть снова не начал трясти слугу. Что меняется от того, кто эти викинги? Если не датчане, значит, просто грабители, пришедшие опустошать и убивать.

— Осталось что-нибудь от Виндхёрста?

— Но мы их победили! — ответил Селдон удивленно. — Половина их воинов убита, остальные взяты в плен, и они теперь закованы в цепи.

На этот раз Ройс не удержался — опять приподнял Селдона за рубашку и потряс.

— Ты не мог раньше этого сказать, дурак?

— Я думал, что я вам сразу сказал, милорд. Мы победили.

— Как это было?

— Лорд Альден уговорился с воинами поупражняться в поле. А мой кузен Арне об уговоре не слышал и был на реке. Он-то и увидел корабль викингов.

— Только один?

— Да, милорд. Арне сразу побежал в Виндхёрст, но по пути натолкнулся на людей лорда Альдена. Лорд Альден решил напасть на викингов, ведь все его люди при оружии, совсем готовы к бою, а до реки рукой подать. У нас было достаточно времени подготовиться и устроить ловушку. Воины спрятались на деревьях и набросились на викингов, когда те проходили внизу под ними. Многие из них были перебиты, остальных удалось взять в плен.

Ройс задал страшный для него вопрос:

— Сколько у нас убитых?

— Только двое.

— А раненых?

— Немного больше… точнее — восемнадцать.

— Восемнадцать?

— Викинги дрались, как демоны, милорд, — пытался оправдываться Селдон, — как демонические великаны.

Лицо Ройса исказилось и застыло в недоброй гримасе.

— Тогда отправимся в путь, чтобы я мог хорошо позаботиться об остальных кровожадных пиратах.

— Ах, милорд, лорд Альден…

— Убит? — простонал Ройс.

— Нет, — поторопился возразить Селдон, поскольку знал, как близки были кузены, и нехотя добавил: — но он тяжело ранен, милорд.

— Куда?

— В живот.

— О, пощади нас Бог! — рявкнул Ройс, выбегая из дома.

Глава 7

Кристен постепенно приходила в себя, и ей казалось, что Тор своим молотом стучит ей по голове. «Господи, помоги!» Она нафантазировала уже многие несчастья, но эта головная боль была самым страшным из них. Потом она обнаружила и другие неудобства и стала вспоминать.

Она резко поднялась и села, но волна боли захлестнула ее, и она с тихим стоном упала на бок. Чьи-то руки подхватили ее, и, услышав звон цепей, она с усилием разомкнула веки. Взгляд ее уперся в Торольфа, который смотрел на нее, затем она повернула голову, чтобы узнать, кто ее держит. Это был Иварр, друг Зелига.

Она села и осмотрелась в отчаянии. Они сидели вокруг высокого столба на жестком полу. Их было семнадцать. Многие потеряли сознание из-за необработанных ран, все были прикованы к столбу цепями. Но Зелига нигде не было видно. Она опять с мольбой посмотрела в голубые глаза Торольфа.

— Зелиг?

Он покачал головой, и крик вырвался из ее груди. Иварр тут же прижал руку к ее рту, а Торольф вплотную приблизил свое лицо.

— Они еще не знают, что ты женщина, — прошептал он. — Ты что, хочешь, чтобы мы сидели и смотрели, как они насилуют тебя? Возьми себя в руки, Кристен, ты не должна выдать себя криком.

Она мигнула, дав понять Торольфу, что поняла, а он подал знак Иварру, чтобы тот отпустил ее. Кристен глотнула воздуха, и новая боль завладела ею, боль утраты. Ей хотелось кричать, она должна кричать, чтобы избавиться от этой боли, иначе боль одолеет ее, и она не сможет держать себя в руках. Глухие стоны вырывались из ее груди, пока огромный кулак не ударил ее в челюсть, и она упала на чьи-то подхватившие ее руки.

Когда Кристен вновь пришла в себя, солнце уже садилось. Она застонала, но потом взяла себя в руки, потянулась и укоризненно посмотрела на Торольфа.

— Ты ударил меня. — Это прозвучало как утверждение.

— Да.

— Думаю, я должна поблагодарить тебя за это.

— Да.

— Ты подлец.

Он хотел было рассмеяться в ответ на такое мягкое выражение, но двое часовых были слишком близко.

Кристен потерла запястья, охваченные широкими железными кольцами. Серебряного шлема, что дал ей Отер, на ней не было. Не было и ее кинжала, украшенного драгоценными камнями, и пояса с изумрудной пряжкой. Даже утепленные сапоги стянули с ее ног.

— Они забрали у нас все ценные вещи? — спросила она.

— Да.

Кристен пощупала шишку на голове. Наверняка это след удара, после которого она потеряла сознание.

— Мои волосы, — с отчаянием в голосе сказала она, но ни у кого не было ножа.

Торольф осмотрел Кристен с головы до ног и как будто остался доволен. Он ухмыльнулся и начал рвать свою рубашку на полосы. Затем уложил вокруг ее головы косу, которую она по-прежнему прятала в вестовке, и сделал повязку. Из ужасной резаной раны на руке он выдавил крови и размазал по повязке.

— Торольф! — в ужасе воскликнула Кристен.

— Замолчи, твой женский голос сведет все мои усилия на нет. Мы тебя будем выдавать за немого. Ты как считаешь, Иварр, похожа она на парня?

— С распухшей челюстью и такой головой вряд ли на нее кто-то посмотрит дважды, — ухмыляясь, ответил Иварр.

— Спасибо, — раздраженно ответила она.

Торольф не обратил на ее тон внимания. — Следи, чтобы повязка не сползла, — сказал он. — Иначе с тобой будет покончено.

За это бесполезное предостережение она поблагодарила его угрюмым взглядом.

— Тебе не кажется, что пришло время сказать мне, где мы находимся?

— В королевстве Вессекс.

— В Вессексе у саксов?

— Да.

Ее круглые глаза выражали недоумение.

— И вы позволили каким-то слабакам саксам победить себя?

Растерянный тон, которым она задала вопрос, заставил Торольфа покраснеть.

— Они набросились на нас с высоких деревьев, женщина. Половина команды была уже перебита, когда мы поняли, что на нас напали.

— Как несправедливо! — воскликнула она. — Так они устроили вам ловушку?

— Да, и только так они смогли победить. Ведь их было не больше, чем нас. Но самое обидное, что мы совсем не интересовались ни ими, ни тем, что они имели. Мы должны были пройти мимо этого селения. Мы шли… — Он замолчал. — Да ладно…

— Так куда же вы шли? — спросила Кристен.

— Неважно.

— Торольф!

— О Тор! Ты замолчишь наконец? — рыкнул он. — Мы хотели ограбить монастырь.

— О нет, Торольф, только не это.

— Да, это так. Поэтому Зелиг и не хотел тебе ничего говорить. Он ведь знал, как ты к этому отнесешься. Но это была наша последняя возможность заполучить часть богатства этой страны, Кристен. Датчане все равно скоро приберут ее к рукам. Мы хотели взять только часть. Мы и не думали: никого убивать. Мы хотели только заполучить легендарные сокровища монастыря Юрро.

— Откуда вы узнали, что там есть сокровища?

— От сестры Флокки. Она вышла замуж за датчанина и в прошлом году приезжала в гости. Флокки рассказала много интересного об этой стране.

Кристен огляделась по сторонам. В поле ее зрения попали деревянные дома с окнами, которые зимой наверняка пропускали в дом холод. Захватить это селение не составляло труда. Правда, вокруг уже лежали огромные камни, наверняка для строительства укреплений. К приходу датчан здесь, видно, готовились.

Кристен пожала плечами, так как это их не касалось. Они вырвутся отсюда к тому времени, как сюда заявятся датчане. В этом она не сомневалась.

Она бросила взгляд на большой дом, стоявший среди приземистых построек, и наморщила лоб.

— Этот дом так велик, что скорее всего принадлежит какому-нибудь властному господину. Как ты думаешь, может, это дом того великана, которого я убила?

— Твой великан не умер, но ранен тяжело и наверняка скоро кончится от потери крови, — сказал Торольф. — Но, насколько я понял из того, что они говорили, их господина здесь нет, они послали за ним. Мне нужно было быть поприлежнее, когда ты учила меня языку старого Альфреда.

— Да, это было бы неплохо, ты ведь теперь единственный из нас, кто может говорить с ними, если я должна стать немой.

Он ехидно улыбнулся.

— Думаю, тебе нелегко будет держать язык за зубами, когда им взбредет в голову с нами поговорить.

Она издала звук, похожий на фырканье, чтобы показать, как она относится к его колкостям.

— Ничего, когда-нибудь я отплачу.

Глава 8

Саксы спорили, кому из них выпадет подойти к пленным и поставить между ними факел. Никто не рисковал близко подходить к викингам, хотя сейчас, измученные и израненные, они не представляли никакой опасности.

Факел предназначался совсем не для пленных, а для троих воинов, оставленных для охраны. Пленным ничего не дали из еды и не перевязали раненых. Это было плохим знаком. Когда пленным не дают еды, это может означать только одно — что жить им осталось недолго.

То, что такое предположение верно, подтверждалось разговорами часовых. Сакс, поставивший факел среди пленных, чувствовал себя теперь смельчаком и говорил громче своего товарища, так что его голос могли отчетливо слышать все.

— Почему он все время смотрит на тебя? — тихо спросила Кристен Торольфа.

— Я ведь единственный, кто может с ними говорить. Они приняли нас за датчан, — сказал он пренебрежительно. — Я им объяснил. Датчане идут сюда, чтобы отнять у них страну. А нам нужны только богатства монастыря.

— И ты думаешь, от этого они станут относиться к нам добрее? — спросила она с иронией в голосе.

Торольф рассмеялся.

— Нелишне это подчеркнуть.

— Нет, — сказала она сурово. — Ты, видно, не понял, что они говорят.

— Если честно, этот коротышка так сыплет словами, что я смог разобрать только парочку, не больше. О чем он говорит?

Кристен прислушалась. Выражение отвращения появилось на ее лице.

— Они говорят о каком-то Ройсе. Один сказал, что он сделает нас рабами. А другой — что не оставит нас в живых, а будет пытать до смерти.

Она не стала переводить слова хвастливого коротышки, которого все называли Хэнфрит. Он подробно описал предстоящие пытки: этот Ройс, по его словам, возьмет богатства викингов, а с пленными поступит так, как датчане обошлись с плененным королем Ост-Англии. Те привязали короля к дереву и упражнялись в стрельбе из лука до тех пор, пока стрел, вонзенных в его тело, стало не меньше, чем иголок у ежа. Когда его оторвали от дерева, он был еще жив, причем отделились от туловища только ребра, а спина словно срослась с деревом. Ужасная пытка, однако один из стражей предположил, что скорее всего у пленников будут отрубать отдельные части тела, чтобы они умерли не сразу, а могли видеть, как их плоть пожирают голодные псы.

Кристен не видела смысла рассказывать это Торольфу. Пытка есть пытка, какую бы форму она не принимала. Если им суждено умереть, как только появится этот Ройс, то самое время подумать о побеге.

Она смерила взглядом столб, вокруг которого они лежали. Высота его была в три человеческих роста, а длина цепей пленников больше, чем в таких случаях полагалось, — в полный размах рук, и это было ошибкой саксов.

— Три или четыре человека могут вскарабкаться на столб и освободить всех нас, — высказала вслух свои размышления Кристен.

— Поэтому они и позаботились о том, чтобы среди нас в каждой группе из трех человек обязательно был тяжелораненый.

Это сказал Иварр. Она посмотрела на него и увидела огромную открытую рану на ноге; с такой раной он, конечно же, не мог вскарабкаться на столб. Из плеча матроса слева от Торольфа все еще торчал обломок копья.

— Я мог бы понести одного, — сказал Торольф. — Но тогда мы будем идти медленно, и стрелы вонзятся в наши спины раньше, чем мы выберемся наружу.

— А если выдернуть столб из земли? — осторожно спросила она.

— Для этого надо встать, а это уже насторожит охранников. Если даже удастся выдернуть столб, он станет падать, а это опять же привлечет внимание, и на нас тут же набросятся с мечами. Но пусть и здесь нам повезет. Тогда они станут пускать стрелы издалека. Многие из нас погибнут, а остальные не смогут бежать, ведь мы прикованы друг к другу.

Кристен беззвучно вздохнула. — Значит, у нас нет надежды, пока мы прикованы?

— Нет, пока не заживут раны и мы не добудем оружия, — ответил Иварр.

— Наберись терпения, Кристен. — Торольф беззаботна ухмыльнулся. Может, они решат поучиться у нас, как бороться с датчанами.

— А потом отпустят, да?

— Ну да.

Она презрительно хмыкнула, но от шуток Торольфа на сердце стало легче. Если им все равно суждено умереть, они будут драться до последнего и не допустят, чтобы дело дошло до пыток. Так подобает вести себя викингам. Она, конечно, воспитана христианкой, но все-таки характер у нее нордический.

Кристен уже хотела сказать это вслух, но тут открылись деревянные ворота и впустили двух всадников.

Только один из них стоил внимания, и она внимательно рассматривала его, пока он приближался к ним на своем большом черном жеребце. Он спешился рядом с ними, и она с удивлением отметила, что ростом он почти с ее отца и значительно выше большинства молодых викингов, с которыми она прибыла сюда. Он был молод и очень крепкого телосложения — с широкими плечами и могучей грудью.

Из-под кожаной вестовки без рукавов на груди были видны черные волосы, достигавшие шеи, а руки со стальными мускулами были явно руками воина. Пояс, туго затянутый на талии, подчеркивал полное отсутствие лишнего веса.

Длинные ноги были также стройны и крепки. Точеное лицо необыкновенно красиво, с прямым носом, четко очерченными губами и жесткими складками на щеках, покрытых щетиной. Блестящие каштановые волосы локонами ниспадали на плечи, обрамляли, завиваясь, широкий лоб и виски.

Но больше всего поражали его глаза. Они были темного, кристально-зеленого цвета, наполненные ненавистью, когда скользили взглядом по закованным в цепи викингам. У Кристен захватило дух, когда этот взгляд остановился на ней, и она посмела вздохнуть, только когда он выкрикнул часовым приказание, показывая на большой дом, а затем и вовсе исчез.

— Он мне не нравится, — сказал Иварр. — Что он сказал?

И другие задавали Кристен тот же вопрос, но она только покачала головой.

— Скажи им ты, Торольф.

— Я не совсем хорошо его понял, — ушел он от ответа.

Кристен зло посмотрела на него. Мужчины имели право знать, что он сказал, но Торольф или боялся, или сам не поверил тому, что услышал.

Кристен взглянула на Иварра, но не смогла посмотреть ему в глаза.

— Он сказал: «Убить их завтра утром».

* * *

Ройс тем временем поднимался по лестнице в конце зала в комнату кузена.

Альден лежал, растянувшись на кровати. Плотное одеяло закрывало его до шеи, и он был так бледен, что Ройс застонал — ему показалось, что кузен уже умер. Плачущие женщины вокруг как бы подтверждали это. Две служанки, с которыми Альден иногда делил постель, всхлипывали в углу. Мечан, единственная сестра Ройса, дитя, не достигшее восьми лет, сидела за маленьким столиком, уронив голову на руки, и плакала. Даррелл, сестра Альдена, стояла на коленях возле кровати, уткнув лицо в одеяло, и ее худенькое тело содрогалось от рыданий.

Единственной из женщин, которая не плакала, была Эрта — врачевательница; она разбиралась в лечебных травах.

— Он умер? Я опоздал?

Дряхлая старуха откинула со лба прядь волос и осклабилась беззубым ртом.

— Умер? Он может выжить. Только не убей его раньше своими разговорами.

Эти слова Ройс воспринял со смешанным чувством ярости и облегчения. Тут уж он дал волю своему гневу.

— Вон отсюда! — рычал он на женщин. — Поберегите слезы для другого случая.

Даррелл вдруг подняла голову и повернулась к нему. Ее лицо было красно и отечно, маленькая грудь возмущенно поднималась.

— Это мой брат!

— Да, но что ему дает твой крик? Как он может спать и набираться сил, если вы так шумите? Он и без твоих слез знает, что ты беспокоишься о нем, Даррелл.

Даррелл поднялась на ноги и встала перед ним. Ее голова была лишь на уровне его груди. Она бы набросилась на него с кулаками, если бы посмела. Вместо этого ей приходилось выворачивать шею, чтобы заглянуть в его глаза и ожечь взглядом.

— Ты бессердечный, Ройс! Я всегда это говорила!

— Да что ты! Тогда нечего удивляться, что я не придаю твоим словам значения. Иди и приведи себя в порядок. Можешь потом вернуться и сесть возле Альдена, если только пообещаешь вести себя тихо.

Обе служанки уже исчезли из комнаты. Даррелл гордо прошествовала в коридор. Эрта знала, что слова Ройса к ней не относятся, но тоже вышла вместе со своим коробком, наполненным лечебными травами.

Ройс посмотрел на испуганное маленькое лицо своей сестры, и его взгляд смягчился.

— На тебя я не сержусь, малыш. Не смотри на меня так, — дружелюбно сказал Ройс и протянул к ней руку. — Почему ты плакала? Ты думаешь, Альден умирает?

Мечан подбежала к нему и обхватила его бедра руками, так как голова ее доставала ему только до пояса.

— Эрта сказала, что он, может, не умрет, и я, вообще-то, только молилась, но тут Даррелл начала плакать и…

— Наша кузина подает тебе плохой пример, малыш. Ты правильно делала, что молилась, ведь Альдену нужны твои молитвы, чтобы он скорее выздоровел. Или ты думаешь, что ему приятнее слышать твой плач? Ты должна радоваться, что он остался жив после битвы с нашими злейшими врагами.

Он поднял ее на руки и вытер слезы на покрасневших щечках.

— Иди спать, Мечан. Молись за Альдена, пока не заснешь.

Он поцеловал ее в лоб, прежде чем поставить на пол. — Спасибо, Ройс, — сказал Альден слабым голосом, как только Мечан закрыла за собой дверь. — Не знаю, сколько мне еще пришлось бы делать вид, что я сплю. Но всякий раз, как я открывал глаза, Даррелл кричала, что я должен выздороветь.

Ройс расхохотался и притянул стул к кровати.

— Селдон, этот непутевый, сказал мне, что у тебя тяжелое ранение в живот. Господи, я даже не рассчитывал, что ты жив, и меньше всего, что ты можешь говорить.

Альден попытался улыбнуться, но вынужден был стиснуть зубы.

— Клинок вошел совсем рядом с желудком, он мог рассечь кишки. Господи, как больно! Я все еще не могу забыть, что это дело рук мальчика с самыми красивыми глазами, которые я только видел.

— Опиши мне его, и, если он среди пленных, я позабочусь, чтобы он особенно долго мучился перед смертью.

— Это безусый юнец, Ройс; непонятно, как он вообще здесь оказался.

— Если их дети могут принимать участие в разбоях, значит, они могут и умирать, — сказал Ройс озлобленно.

— Ты собираешься их убить?

— Да.

— Но почему?

Ройс угрюмо посмотрел на него.

— Ты знаешь, почему.

— Да, я знаю, почему ты этого хочешь, но почему ты это должен делать, вместо того, чтобы сделать их полезными? Они наши пленники. У нас их корабль. По словам Вайте, он загружен товарами, они теперь твои. Лиман уже не раз жаловался, что у его рабов маловато силенок носить камни для заградительного вала. Он уже порадовался, увидев сильные спины пленных. Согласись, Ройс: викингам для строительства твоего вала потребуется в два раза меньше времени. И разве это не здорово — использовать викингов для защиты от их братьев датчан?

Выражение лица Ройса не изменилось.

— Я вижу, вы с Лиманом все уже обсудили.

— Он только об этом и говорил, когда нес меня сюда. В его словах есть резон, Ройс. Зачем нам убивать пленных, если живые они полезнее?

— Ты знаешь, что ты мне ближе родного брата, Альден. Как ты можешь желать этого? Оставить им жизнь — значит, оставить им возможность бежать. Они перебьют нас всех, пока мы будем спать, и…

— Этого я не хочу. Мы можем позаботиться о том, чтобы они не убежали. Подумай об этом, прежде чем ты решишь их участь.

Дверь открылась, и вошла Даррелл. Глаза ее были сухи, но по-прежнему метали молнии в Ройса.

Они росли вместе. Альден был на год младше Ройса, а Даррелл на два года младше брата. Они были единственными из родственников, кто остался у Ройса, исключая, конечно, Мечан, и обоих он очень любил, но иногда у него появлялось желание, чтобы Даррелл не попадалась ему на глаза: ее обидчивость и постоянные капризы выводили его из себя.

— Меня упрекаешь, что я не даю ему спать, а сам?.. Мучаешь его разговорами о каких-то противных язычниках?

Ройс закатил глаза и ухмыльнулся Альдену.

— Твоя любящая сестра окружит тебя заботой и вниманием. — И Ройс направился к двери.

Альден печально посмотрел ему вслед.

Глава 9

Ройс завтракал в одиночестве, когда мимо него к дверям пробежала Мечан. Она выглянула наружу, но тут же отступила назад. Он подозвал ее, и она подошла, но не сумела скрыть своего замешательства.

Отчужденность Мечан всегда тяготила его, но виноват в этом был он сам. В первый год после нападения викингов, когда погибло столько близких и дорогих ему людей, он не умел держать себя в руках, о чем теперь сожалел. Мечан была тогда слишком мала, чтобы понимать, почему он груб со всеми, даже с ней. С тех пор она стала бояться его, и этот страх не покидал ее, хотя он относился к ней с нежностью и старался оберегать от всех страхов. Но теперь ее пугает все; она боится чужих людей и громких голосов, перемены настроения и вспышек гнева — и во всем этом он винил себя. Он знал, что Мечан любит его и порой ее тянет к нему. Но все-таки она очень сдержана с ним, пуглива и даже раболепна, как будто всегда ждет, что он ее поругает. Впрочем, так она вела себя со всеми мужчинами, но он это принимал близко к сердцу.

— Ты побоялась выйти на улицу? — мягко спросил Ройс, когда она подошла к нему с опущенной головой.

— Нет, я только хотела посмотреть на викингов. Удем сказала, что они все плохие люди, а мне показалось, что они раненые.

— А ты не думаешь, что они могут быть ранеными и плохими одновременно?

— Конечно, но все-таки они мне не кажутся такими уж злыми. Один мне даже улыбнулся, или мне это показалось. Такие молодые люди разве могут быть плохими, Ройс? Я думала, что мужчинам очень долго нужно жить бессовестно и греховно, чтобы стать плохими.

— У этих людей нет Бога, который смягчил бы их совесть, и поэтому не возраст имеет значение.

— Удем сказала, что у них много богов, и поэтому они еще хуже.

— Нет, не хуже. Они просто язычники, которые приносят жертвы своим языческим богам. Ты их боишься?

— Да, — жалобно ответила она.

Неожиданно для самого себя он спросил:

— Как ты думаешь, Мечан, что я с ними должен сделать?

— Отпусти их.

— Чтобы они вернулись и натворили бед? Нет, этого я не могу допустить.

— Тогда сделай их христианами.

Ройс рассмеялся над таким простым решением.

— Это дело нашего аббата, а не мое.

— Что ты с ними сделаешь? Удем говорит, что ты их убьешь.

Мечан ужаснулась собственным словам.

— Твоя няня слишком часто размышляет вслух. — Он нахмурился. Мечан снова опустила глаза.

— А я ей сказала, что ты этого не сделаешь, потому что они не могут защищаться, а ты можешь убивать только в бою.

— Иногда это необходимо… — Он не договорил и покачал головой. — Ну, хорошо, малыш. Что ты скажешь, если они будут работать на нас и построят нам заградительный вал?

— Разве они согласятся работать для нас?

— Я думаю, согласятся, если мы их поощрим, — ответил он.

— Ты хочешь сказать, у них нет выбора?

— У пленных редко бывает выбор, малыш, а они — пленники. Если бы они выиграли битву и забрали тебя в свою страну, они бы сделали тебя рабыней. Они не могут рассчитывать на другую участь.

Он встал; уже поздно и надо принимать решение, и если до этого он медлил с ним, то сейчас, во время разговора с Мечан, принял окончательно.

— Я должен тебя предостеречь, — сказал он и убрал волосы с ее лба. — Пока они здесь, ты не должна к ним подходить. Это опасные люди. Обещай мне, Мечан.

Мечан кивнула, чувствуя неловкость, и смотрела ему вслед, пока он не вышел из зала. Тогда она сорвалась с места и помчалась вверх по лестнице, чтобы рассказать своей няне, что викинги все-таки останутся в живых.

* * *

Солнце уже было высоко в небе, когда Ройс покинул зал и направился к пленникам.

Кристен, как и все остальные, ждала этого момента и размышляла, о чем ей больше сожалеть — о том, что никогда не увидит родителей, или что у нее не будет ни мужа, ни детей и она не проживет завтрашний день. Она решила умереть достойно, как подобает дочери викинга, но, собственно, умирать ей совсем не хотелось.

Двое часовых, возле которых на минуту остановился Ройс, чтобы обменяться несколькими словами, теперь поспешали рядом с ним, пока он шел через площадь. Коротышку сакса по имени Хэнфрит сменили в полночь, но рано утром он вернулся, чтобы снова издеваться над пленниками, описывая пытки, которые их ожидают. Сейчас он подошел к Торольфу и толкнул концом своего меча босую ногу пленника.

— Лорд Ройс, мой господин, хочет говорить с тобой, викинг, — уведомил Хэнфрит важно.

Кристен ущипнула Торольфа; она хотела заставить его встать, но тот раздраженно оттолкнул ее руку. Он только приподнялся и, сидя на корточках, был готов, как и все пленники, напасть на саксов, если они попытаются разъединить их и пытать поодиночке. Ведь их было всего трое.

Темно-зеленые глаза предводителя саксов скользили по группе викингов, как будто он их видел впервые. По сравнению со вчерашним, на лице его было совсем иное выражение. Жалкое состояние пленных при дневном свете было нагляднее, и он, конечно, почувствовал, что они не представляют для него угрозы, иначе не подошел бы так близко. Его беспечность провоцировала.

«Этот сакс ничего не боится», — подумала Кристен. Его взгляд сначала скользнул по ней, но тут же вернулся обратно, и она быстро опустила глаза, почувствовав, как екнуло сердце — вдруг он разгадает ее маскарад.

Она снова подняла глаза, услышав его голос. Но тревожное чувство нарастало. Она до сих пор не поняла, что так или иначе обращает на себя внимание саксов, ведь Торольф, к которому она прикована, единственный, с кем они могли говорить. Она села на корточки и спряталась за его широкой спиной.

Сакс посмотрел на Торольфа сверху вниз. — Мне сказали, ты знаешь наш язык.

— Немного, — признался Торольф.

— Кто ваш предводитель?

— Убит.

— Корабль принадлежал ему?

— Его отцу.

— Твое имя?

— Торольф Ерикссон.

— Тогда покажи вашего нового предводителя, Торольф; я ведь знаю, что вы его уже выбрали.

Сначала Торольф ничего не сказал, а потом попросил:

— Говори медленно.

Ройс нахмурился нетерпеливо.

— Ваш новый предводитель? Кто он?

Теперь Торольф позвал: — Отер, встань, представься саксу.

Кристен наблюдала, как ее кузен неуверенно встал, ведь он ни слова не понял из разговора, пока Торольф не позвал его. Он был прикован на другой стороне круга, но прошедшей ночью пробрался к ней и вынужден был притянуть за собой еще троих. Оба его брата были мертвы, но горе свое он таил глубоко в душе, как и она.

Он был старше всех, к тому же кузен Зелига и теперь, конечно, должен был стать их предводителем.

— Как его зовут? — спросил Ройс, рассматривая Отера.

— Отер Хаардрад, — ответил Торольф.

— Хорошо. Скажи Отеру Хаардраду, что меня уговорили проявить к вам снисхождение. Я не могу вас освободить, но я буду вас кормить и дам крышу над головой, если вы станете мне служить. Речь идет о строительстве каменного вала вокруг этого поместья. Если откажетесь работать, не получите еды. Все очень просто.

Вместо того, чтобы попросить сакса повторить медленнее, Торольф сказал:

— Говорить? — и указал на своих друзей.

Ройс кивнул: — Вам нужно посоветоваться.

Торольф собрал мужчин в тесный круг, но это было только предлогом для того, чтобы затащить Кристен в середину и чтобы никто не видел, как она говорит.

— Тор! Что он сказал?

Кристен растянула рот в улыбке. — Он нас не убьет. Он хочет, чтобы мы построили каменную насыпь.

— Ну нет, я не стану потеть для этого негодяя!

— Тогда ты умрешь от голода, — парировала Кристен. — Его условия просты: мы работаем за еду и крышу над головой.

— Как рабы?

— Не будьте так глупы! — зарычала она. — Это даст нам шанс для побега.

— Да, и время, чтобы залечить наши раны, — согласился Отер. — Скажи ему об этом, Торольф. Нет смысла показывать ему, что не все хотят принимать его условия.

Торольф встал и позвал Ройса.

— Цепи? — сначала спросил он.

— Они останутся. Я не так глуп, чтобы доверять вам.

Торольф ухмыльнулся и кивнул. Сакс был умен, но он плохо знал викингов — сытые и здоровые, они обязательно сделают попытку бежать.

Глава 10

К ним пришла старая женщина, полечить их раны. Она была грязной, неухоженной и носила узкое, с длинным рукавом платье, а сверху — короткое одеяние без пояса, напоминавшее мешок. Держась с несвойственной ее возрасту прямотой, она гордо произнесла свое имя — Эрта. Такой манерой держаться она как бы давала понять викингам, что человек она, много повидавший на своем веку, и не ведает страха. Впоследствии они убедились, что так оно и есть — она вела себя так, словно ей совершенно безразлично, чем для нее могут обернуться ее собственные поступки. Кристен это немало позабавило, и она с улыбкой наблюдала, как Эрта расталкивает мужчин, которые рядом с ней казались богатырями, не обращая внимания на их ворчание и брань. И в то же время Кристен была настороже — ведь рано или поздно Эрта подойдет к ней, чтобы осмотреть ее мнимую рану на голове, а этого допустить было нельзя.

Кристен было сегодня не по себе. Это от жары, к которой никто у них на севере не привык. Многие мужчины сняли гамаши, но она знала, что не посмеет этого сделать, хотя сделала бы с удовольствием. Она посочувствовала Эрте, на которой было два платья и наверняка нижняя юбка, но казалось, что жара совершенно на нее не действует. Саксы, конечно же, привыкли к жаре.

Эрта управилась с Иварром и присела на корточки рядом с Кристен. Она знаками велела ей показать свои раны помимо той, что на голове, — кровавые пятна на одежде заставляли ее думать, что таких ран немало. Кристен только покачала головой. Тогда Эрта взялась за повязку на голове. Кристен ударила ее по руке, но тут же получила ответный удар. Когда Эрта еще раз попыталась снять повязку, Кристен вскочила, надеясь, что ее рост произведет на старуху нужное впечатление. Но из этого ничего не вышло, и пришлось крепко ухватить Эрту за запястье. И тут Кристен почувствовала между ребер острие меча.

Некоторые викинги встали, и сакс, охранявший Эрту, отпрянул. Он так испугался, что немедленно позвал на помощь.

Кристен застонала, увидев, что она натворила, но ей не оставалось ничего другого. Семеро саксов бежали к ней с мечами наголо. Она одарила Эрту угрюмым взглядом и отпустила ее. Торольф поддержал старуху, а Кристен спряталась за его спиной. К счастью, саксы замешкались, увидев, что Эрте ничто не угрожает.

— В чем дело? — спросил ее Хэнфрит.

— Этот мальчишка не хочет показать мне свои раны, — пожаловалась Эрта.

Хэнфрит посмотрел на Торольфа, он ждал объяснений.

— Лечить сам, — коротко ответил Торольф. — Надо оставить в покое.

Хэнфрит что-то буркнул и злобно посмотрел на Эрту — стоило ли из-за этого поднимать шум?

— Если он так шустро прыгает, значит ему не нужно твое искусство, старуха.

— Надо сменить ему повязку, — настаивала Эрта. — Она вся в крови.

— Я сказал, пусть все остается, как есть. Заботься о тех, кто этого хочет. Остальных оставь в покое. — И Торольфу: — Скажи своему другу, чтобы он ее не трогал.

Хэнфрит не хотел осложнений, видя, сколько викингов готовы прийти мальчишке на помощь. Эрте это не понравилось, и она буркнула, что парень ведет себя, как красна девица. Один из стражников заметил, что скорей всего потому викинги и взяли его с собой, и, хохоча, саксы отошли.

Его слова заставили Кристен вспыхнуть. Заметивший это Торольф подступил к ней с расспросами, но она только покачала головой и покраснела еще больше. Торольф не отставал; ему хотелось подразнить ее, ведь увидеть Кристен смущенной была большая редкость, но она ударила его по руке и, возмущенно повернувшись к нему спиной, села на землю.

Подняв глаза, она увидела, что из верхнего окна большого дома за ней наблюдает какой-то мужчина. До сих пор она опасалась только часовых, но теперь подумала, что должна быть осмотрительнее, когда разговаривает с Торольфом.

После того, как Эрта ушла, пленникам принесли еду, а кроме того, вернули сапоги. Правда, надеть их они не могли, мешали оковы. Ближе к вечеру пришел кузнец и наложил новые цепи. Каждый получил короткую цепь с замком и кольцом, через которое продевалась длинная цепь, приковывающая их друг к другу и ограничивающая свободу передвижения. Их круг у столба стал значительно уже.

Кристен находила эти меры предосторожности отвратительными. Она надеялась, что на время работы длинную цепь будут снимать и оставлять только короткую между щиколотками. Хотя к ней тоже надо было привыкнуть — она не позволяла делать широкие шаги, и приходилось быть внимательным, чтобы не упасть. Так или иначе это было унизительно и, конечно же, продумано саксами заранее.

Ночью пошел дождь, и, поскольку их оставили на улице, чувствовали они себя прескверно. Кристен промокла больше других, постоянно ворочаясь и перекладываясь с места на место в заботах о том, чтобы ее кровавую повязку не выстирал дождь. Торольф потешался над ее усилиями, но в конце концов нашел способ помочь, скрестив руки над ее головой. Повязка осталась сухой, однако за ночь Кристен так и не удалось отдохнуть.

Из своего окна Ройс наблюдал происходящее. Он видел, как юноша пытался отделаться от Торольфа, а тот шлепнул его пониже спины, крикнул что-то в ухо, а потом сложил руки над его головой. Наконец они успокоились и лежали тихо, как все.

— Кто из них напал на Эрту?

Ройс обернулся на голос. Рядом с ним у окна стояла Даррелл, держа в руках фигурки из слоновой кости, которые она убирала после игры.

— Викинг не нападал на нее. Он просто не хотел, чтобы она лечила его раны.

— Но она сказала…

— Я видел все сам, Даррелл, старуха преувеличивает.

— Надеюсь все же, когда он поднимет руку на меня, ты не отнесешься к этому так легко, — проворчала она.

— Нет, — сказал он, усмехнувшись.

— Который из них?

— Ты его сейчас не увидишь.

— Альден сказал, его ранил юноша, совсем мальчик. Это он?

— Да, самый молодой из них.

— Ты мог бы приказать его высечь.

— Слишком многие были готовы защитить его. Нам это ни к чему, только прибавилось бы раненых, а то и убитых.

— Наверное, ты прав. Мертвыми они не построят наш вал. Вал важнее. Их не так много, с ними можно справиться. Датчан гораздо больше.

Ройс усмехнулся про себя.

— Я вижу, ты хорошо слушала Альдена.

— А ты бы их всех убил! — воскликнула она, окинув его высокомерным взглядом. — Альден, по крайней мере, признал, что живые они больше принесут пользы.

— Не пойти ли тебе к Альдену? — Ройс с улыбкой повернулся к ней.

Даррелл щелкнула языком. — И ты можешь так спокойно выгнать меня?

— Я не настолько груб, — мягко возразил он и подтолкнул ее к двери.

* * *

Ройс стоял у окна и наблюдал, как работают викинги. Признаком того, что он еще не до конца смирился с их присутствием, было его постоянное желание держать их в поле зрения. Так он чувствовал себя спокойнее. Постройке заградительного вала он не придавал такого значения, как Альден и Лиман. Когда придет час, он встретит датчан на границе Вессекса, и продвинуться настолько далеко на юг, чтобы угрожать Виндхёрсту, им не удастся. Но поскольку король Альфред пожелал, чтобы его подданные укрепили свои владения, а в старых римских руинах было полным-полно камней, он согласился на строительство заградительного вала, не особенно веря в его необходимость. Викинги меньше чем за неделю выложили стену из камней, которые рабы носили бы месяцами.

— Мечан мне сказала, что у тебя появилась новая привычка, кузен.

Ройс резко повернулся и увидел в дверях Альдена.

— Тебе уже разрешили вставать?

Альден застонал.

— Только не ты. Хватит с меня женщин, которые меня балуют.

Ройс с улыбкой смотрел на Альдена, пока он, медленно передвигая ноги, подходил к окну.

— Твое общество будет мне полезно, я слишком много думаю о прошлом, когда я один. Но это правда — я никак не могу отделаться от чувства, что они обязательно попытаются бежать. Почти у всех раны уже зажили, и я ловлю себя постоянно на том, что стою здесь и не спускаю с них глаз. Только двое из них затрудняются еще носить камни.

Альден высунулся из окна и, увидев уже сделанную работу, присвистнул.

— Это правда. Нам опять потребуются камни!

— Еще бы, — проворчал Ройс. — Вдвоем они поднимают такие камни, с которыми едва справляются пятеро рабов. Рабы до сих по не построили сарай, и пройдет еще не меньше двух дней, прежде чем мы сможем на ночь запирать туда викингов. Тогда не нужно будет столько людей для их охраны, по крайней мере, ночью.

— Ты зря беспокоишься, Ройс. Что они могут сделать в цепях?

— Цепи можно разрубить топором, кузен. А викинг голыми руками успеет задушить двоих моих воинов, прежде чем третий вынет меч. А эти глупцы подходят к ним слишком близко, хотя я приказал им держаться подальше. Если викинги не оставили мысли о побеге, а в этом я ни на минуту не сомневаюсь, они рано или поздно начнут действовать, и очень многим это будет стоить жизни.

— Сожги их корабль. Пусть они знают, что путь морем для них закрыт, — предложил Альден.

Ройс буркнул: — Неужели тебе не сказали? Я давно это сделал.

— Тогда нужна какая-нибудь надежная гарантия, чтобы держать их в повиновении, — возразил Альден.

— Да, но какая?

— Возьмем заложником их предводителя. Если они будут знать, что при малейшей попытке бунта его убьют, то…

— Нет, Альден, я уже думал над этим, но они говорят, что тот, кто их сюда привел, мертв. Корабль, который я сжег, это корабль его отца. Они выбрали нового предводителя и сделают то же самое, когда я изолирую этого.

— Они говорят, что он мертв? — Альден наморщил в задумчивости лоб. — А если это не так?

— Что?! — воскликнул Ройс.

— А если он среди них, почему они должны говорить об этом и подвергать его риску?

— О Господи, об этом я и не подумал. — Ройс тоже задумался. — Нет. Единственный, вокруг кого они все толпятся, — это мальчишка. Они охраняют его так, словно это малое дитя.

До этого Ройс полагал, что мальчишка брат Торольфа и потому взрослые его так опекают. Но с началом строительства он заметил, что заботятся о нем абсолютно все, даже не позволяют охране придираться к нему. Они забирали у него тяжелые камни и позволяли носить только самые легкие, целой толпой бросались ему помогать, если он падал. Черт побери, он был все же самый грязный из них и никогда не пользовался водой, которую специально ставили, чтобы они могли помыться. И все же они баловали его.

— А может, он и есть их предводитель? — осторожно спросил Альден и посмотрел на юношу, который в это время присел на стену, пока остальные укладывали последние камни по указаниям Лимана.

— Ты не в себе, кузен? Подумай, сколько ему лет. Конечно, они все молоды, но этот уж совсем безусый юнец.

— Но если корабль принадлежал его отцу, то они должны признавать его предводителем, ведь команда находится в его подчинении.

Ройс мрачно смотрел на него. Неужели все так просто? Его король на несколько лет младше него. Правда, Альфред с шестнадцати лет был вторым человеком в государстве. А здесь — неопытный юнец, нуждающийся в постоянной опеке. И все же этот юнец на равных бился с Альденом и ранил его, а Альден бывалый, закаленный боец, как и сам Ройс. И опять ему бросилось в глаза: как только внимание охранников приковывалось к юноше, каждый викинг бросал работу и только ждал момента, чтобы прийти к нему на помощь.

— Я думаю, настало время снова поговорить с Торольфом, — сказал Ройс подавленно.

— Который из них?

Ройс показал. — Тот, кто как раз позвал мальчишку к себе. Он единственный, кто понимает наш язык, хотя и не очень хорошо.

— Похоже, Лиман закончил с ними на сегодня, — заметил Альден.

— Да, завтра он поведет их на руины, чтобы принести камней. Это означает, что я должен выделить еще больше людей для их охраны.

Какое-то время оба наблюдали, как охранники суетились вокруг викингов, пристегивая их к столбу. Потом Ройс отвернулся от окна и хотел отойти, но его остановили слова Альдена:

— Мне кажется, начинаются неприятности. Смотри, один викинг упал, а Хэнфрит пнул его сапогом.

Совсем не трудно было угадать, о каком викинге шла речь, потому что пленники все как один поднялись на его защиту. Торольф что-то гневно крикнул Хэнфриту, и вот Хэнфрит уже на земле. Он тут же поднялся, вытирая пыль с рук, а викинги хохотали во все горло.

— Я предупреждал этого дурака, чтобы он оставил их в покое, — прошипел Ройс сквозь зубы. — Хорошо еще, что у него не отобрали меч, пока он валялся на земле.

— Святые небеса, — воскликнул Альден, — он собирается их проучить!

Ройс увидел, как Хэнфрит вытаскивает свой меч, бросился вон из комнаты и побежал вниз по лестнице. Уже во дворе он понял, что беды не миновать. Охрана кликнула подмогу, неподалеку уже изготовились лучники. Трое охранников угрожающе надвигались на Отера, который взял Хэнфрита в такие тиски, что, казалось, переломает ему все кости, хотя никаких особых усилий к этому не прилагал.

Торольф тихо говорил что-то Отеру. Мальчишки нигде не было видно, пока Ройс не заметил, что он выглядывает из-за плеч тесно стоящих викингов.

— Скажи ему, пусть отпустит моего человека, иначе я буду вынужден его убить, — Ройс говорил медленно, чтобы Торольф мог его понять. Он смотрел на Отера, который отвечал ему бесстрастным взглядом. — Скажи ему, Торольф.

— Я уже сказал, — ответил викинг и попытался объяснить, как все произошло. — Кузен Отера. Кузену Отера нельзя причинять зло.

Ройс перевел взгляд на Торольфа.

— Он кузен мальчишки?

— Да.

— А кем тебе приходится мальчишка, Торольф?

— Друг.

— Он ваш предводитель?

Торольф очень удивился этому вопросу. Затем ухмыльнулся и передал слова Ройса товарищам. Многие начали смеяться, и этот смех несколько разрядил напряженность, висевшую в воздухе. Даже Отер сдержанно хохотнул и поставил наконец задыхающегося Хэнфрита на ноги. Ройс ухватил коротышку за рубаху и оттолкнул в сторону. Меч Хэнфрита лежал между Ройсом и Отером в пыли. Ройс поднял его и направил острием в землю.

— У нас проблема, Торольф, — сказал он спокойно. — Мои люди не должны подвергаться нападению.

— Хэнфрит сам напал.

— Да, я знаю, — уступил Ройс. — Я полагаю, его честь была задета.

— Толкнул — ударил — заслужил, — возмущенно ответил Торольф.

Ройсу потребовалось несколько секунд, чтобы уяснить смысл сказанного.

— Если он ногами пинал мальчишку, то, может быть, и заслужил, чтобы ему выдернули ноги. Но мальчишка доставляет слишком много неприятностей. Он все портит.

— Нет.

— Нет? Может, дать ему отдельную работу, полегче?..

— Нет.

Ройс нахмурился.

— Позови его. Он должен сам сделать выбор.

— Он немой.

— Это я уже слышал. Но он прекрасно понимает тебя, Торольф. Я видел, как ты с ним разговаривал. Позови его.

Торольф сделал вид, что не понял сказанного, и молчал. Ройс не стал дожидаться, когда он разберется в его словах, отодвинул в стороны викингов, заслонявших собой мальчишку, схватил его за плечо и вытащил из толпы. Отер хотел ему помешать, но замер, когда Ройс приставил острие меча к горлу мальчишки.

Ройс прищурился и пристально посмотрел на Торольфа.

— Мне кажется, ты обманул меня, викинг. Скажи мне, кто этот мальчишка?

Торольф молчал. Охранники подошли ближе, наставив копья, чтобы удерживать викингов на расстоянии.

— Ты думаешь, я не найду, чем развязать тебе язык? — зло спросил Ройс.

Он начинал терять терпение, поскольку Торольф продолжал молчать. Ройс потащил юнца к столбу, к которому были прикованы пленные. Когда тот споткнулся, не поспевая за его широкими шагами, он рывком поставил его на ноги и бросил своим людям короткое приказание. Он толкнул мальчишку к столбу лицом, завел ему за столб руки и связал. Затем оглянулся на Торольфа. Викинги что-то кричали, а Торольф молчал и только смотрел на Ройса полными ненависти глазами.

Он, наверное, думает, что Ройс так и оставит мальчишку стоять у столба? Как бы не так. Он быстро разочаруется, и Ройс поможет ему в этом.

Ройс вытащил из-за пояса кинжал и вспорол кожаную вестовку юнца. Рубашка так плотно прилегала к телу, что разрезать ее, не повредив спину, было невозможно, однако парень не издал ни звука.

Взгляду Ройса открылась белая, нежная кожа, и он нахмурил брови. Он не увидел мускулов, которые могли бы сопротивляться ударам плетки. Он действительно поранил нежную кожу — тонкая красная полоска тянулась от лопаток до талии. Это был на самом деле почти ребенок, и все же ему придется отведать плетки, если Торольф не скажет правду.

Ройс отошел в сторону, чтобы викинги могли видеть, что он сделал. Торольф закричал: «Нет!» — и с силой оттолкнул направленное на него копье, чтобы броситься на Ройса. Отер выхватил копье из рук охранника, отшвырнул двух других и, кипя ненавистью, ринулся к столбу.

Ройс что-то крикнул им, и они остановились, когда увидели, что он приставил свой кинжал к белой, нежной спине.

— Правду, Торольф!

— Ни для кого не имеет значения! Один из ребят! — настаивал Торольф по-прежнему.

Подошел Вайте с плеткой. Торольф опять закричал:

— Нет! — и хотел крикнуть что-то еще, но мальчишка энергично покачал головой, и Торольф замолк.

Даже не говоря ни слова, он властвует над ними, желания его значат больше, чем все остальное.

— Это глупо с твоей стороны, — рычал Ройс, обходя столб, чтобы посмотреть в лицо юноши, и в то же время не выпускал из виду примолкших викингов. — Страдать будешь ты, не он. Ты не можешь говорить, но его я заставлю сказать, что ты их предводитель. Это очевидно. Мне нужно только подтверждение.

Ройс не ожидал ответа от немого и не рассчитывал на то, что его слова будут поняты. Он был вне себя, так как его вынудили заниматься тем, что он должен сейчас довести до конца. Ярость его еще возросла, когда мальчишка поднял на него свои аквамариново-голубые глаза на какую-то долю секунды и тут же опустил голову, так что лица нельзя было рассмотреть. Черт бы его побрал, если это не женские ужимки! Действительно, в поведении этого юнца было что-то женственное. Если бы Ройс не был так уверен, что перед ним юноша, он попытался бы, разорвав его рубашку до конца, убедиться в правильности своей догадки. Не так уж редко бывают у мальчишек и нежная кожа, и красивые глаза, и длинные ресницы, до тех пор, пока они не станут мужчинами. Этот юнец наверняка не достиг еще такого возраста.

Ройс кивнул Вайте. Резко просвистела плетка. Только этот звук и раздался над притихшей площадью. Торольф молчал по-прежнему, хотя его руки были сжаты в кулаки и каждый мускул напряжен. Ройс кивнул второй раз.

На этот раз стройное тело юноши было отброшено на столб, затем оно, насколько позволяли связанные руки, откинулось назад. Кожаная рубашка соскользнула на плечи. Юноша быстро прижался к столбу грудью, но при этом из-под рубашки выпала полоска белой ткани.

Ройс наклонился, чтобы поднять ее. Она напоминала повязку, хотя на ней и не было крови. На одном конце Ройс увидел узел, рядом с узлом ткань была разрезана — видимо, его кинжалом. Два круглых углубления, слабо отпечатавшихся на ткани, ясно давали понять, что…

— Нет, я не могу поверить!

Взгляд Ройса упал на склоненную голову юноши, рука потянулась к рубашке, и резким движением он разорвал ее до конца. С шумом выдохнув воздух, Ройс громко выругался, когда получил доказательства, превратившие юношу в женщину. Он поднял другую руку, сорвал повязку с головы Кристен и вновь разразился проклятиями, когда длинная золотистая коса упала на спину.

Пленники вздохнули, как один человек, но Кристен не издала ни звука, и в ее глазах, которые прямо смотрели на Ройса, не было ни слезинки. Что же это за женщина, которая скрывала свой пол, хотя могла избежать порки? Или она не понимает, что он никогда не позволил бы высечь женщину?

Ройс разрезал ее путы, и она тут же натянула рубашку на тело. Он схватил ее за руку и потащил к Торольфу, который, подавленный, стоял неподалеку.

— Итак, она — это юноша? И ты допустил, чтобы я ее высек?! Что ты хотел скрыть? Что она — женщина? — гневно спрашивал Ройс.

— Он хотел защитить меня, — ответила за него Кристен.

Ройс быстро повернулся к ней, но ярость, наполнявшая его глаза, не испугала ее.

— И вовсе она не немая, и язык наш она понимает! Во имя всех святых, ты мне скажешь, почему ты не открыла рот и не спасла себя от порки?

— Чтобы спасти себя от саксов. Они могли изнасиловать, — просто сказала она.

В ответ раздался его грубый смех. — Посмотри на себя. Ты слишком велика для моих мужчин, неужели непонятно? И совсем непривлекательна, девка.

Это он сказал по злобе, но ее эти слова обидели.

— Что ты теперь сделаешь со мной? — рискнула она спросить.

Ройса злило, что она никак не отреагировала на его оскорбления.

— Ты будешь работать в доме. Обращаться с тобой будут так, как ты сама заслужишь. Ты поняла?

— Да.

— Теперь объясни им.

Кристен посмотрела на Торольфа и Отера, который приблизился к нему.

— Он собирается взять меня в дом, заложницей, чтобы держать вас в повиновении. Но это не должно изменить ваших планов. Обещайте мне, что убежите, как только представится случай. Если кому-нибудь удастся добраться домой, пришлите сюда моего отца.

— Но он убьет тебя, если мы убежим.

— Сейчас он просто зол, потому что ему пришлось высечь женщину. Не думаю, что он убьет меня.

Отер согласно кивнул.

— Мы будем пробиваться к датчанам на север. У них есть корабли.

— А я буду стараться делать так, чтобы вы всегда знали, как идут у меня дела. Не беспокойтесь обо мне.

— Довольно! — рявкнул Ройс и оттолкнул ее к Вайте. — Веди ее в дом, и пусть женщины ее искупают.

Когда они удалялись, он увидел красные рубцы на ее спине и призвал все свое самообладание, чтобы говорить с Торольфом спокойно.

— Я знаю, что она сказала больше, чем я просил. Я скажу тебе коротко. Только попытайтесь бежать или напасть на моих людей, и я позабочусь, чтобы она сама захотела умереть. И помните — я слов на ветер не бросаю.

Глава 11

Кристен почувствовала себя неловко, когда переступила порог дома саксов. Большой зал, через который они шли, был вытянут в длину и больше по размеру, чем в доме ее отца, но она представляла себе, как все должно выглядеть в таком просторном помещении. У них дома в зале не было навесного потолка, и это превращало комнату в каменную пещеру, такую холодную в зимнее время, что семья предпочитала проводить вечера в кухне. В доме саксов потолок был, и все равно комната казалась достаточно высокой.

Кухня здесь от других комнат ничем не отгорожена, как у них дома, на чем очень настаивал прадедушка, потому что дым был ему неприятен. Здесь готовили на длинной каменной печке, занимавшей почти половину задней стенки. Слева за печкой лестница вела наверх. Стену справа занимал большой камин, но он был холоден и пуст и наверняка не использовался в летние месяцы.

Пол был деревянный, и при ходьбе Кристен ощущала под ногами пустоту. Внизу наверняка помещался подвал. Между двумя большими окнами на полу лежал ковер, на нем стояли стулья и табуретки, ткацкие станки и мольберт для вышивания. Двери и окна были распахнуты настежь и пропускали в дом свет и теплый воздух. У окон напротив стояла большая пивная бочка, а вокруг стулья и несколько столов, предназначенных, видно, для игры. На длинном столе вперемежку с инструментами лежало оружие, недоделанные табуретки, деревянные сосуды для питья на разных стадиях изготовления. У стола Кристен увидела мужчину, который был занят тем, что приделывал к рукояти плетки тонкие полоски кожи. Она вздрогнула и острее ощутила боль в спине.

Кроме мужчины с плеткой в комнате находилось семеро женщин — миниатюрных и хорошо ухоженных. Одна, одетая лучше других, поднялась и велела Вайте остановиться. Ее глаза блистали той же небесной синевой, что и у того огромного воина в лесу, которого, как надеялась Кристен, уже не было теперь в живых.

На взгляд Кристен, женщина была очень хороша собой, если бы не ее мрачный взгляд. Судя по тону, каким она разговаривала с солдатом, это была хозяйка дома. Кристен не удивляло, что у предводителя саксов такая красивая жена. Она могла бы позавидовать и ей, имеющей такого красавца-мужа, если бы не была пленницей этого человека.

— Как ты посмел привести его в дом? — спросила женщина и подошла ближе.

— Он — это она, миледи, и лорд Ройс приказал, чтобы женщины ее искупали.

— Женщина? — Дама подошла еще ближе и ощупала Кристен взглядом с головы до ног. Потом покачала головой. — Нет, это исключено.

Вайте схватил длинную косу Кристен и перекинул через плечо, чтобы дама могла ее видеть.

— Лорд Ройс высек ее, и тут же все открылось. — Он грубо повернул Кристен. — Это спина не мужчины.

— Нежная кожа и длинная коса еще ни о чем не говорят.

Вайте ухмыльнулся.

— Милорд убедился другим способом, и вы сами увидите, когда она будет мыться.

Дама пренебрежительно фыркнула.

— И что нам с ней делать после купания?

Вайте пожал плечами:

— Она остается в доме для посильной работы, миледи.

— Что это нашло на Ройса? — запричитала дама. — Привел в дом какую-то язычницу.

— Он хочет использовать ее, чтобы…

— Ну, конечно, — снова фыркнула она, — он будет использовать ее в том же качестве, что и сами викинги!

— Может, и так, — осклабился Вайте. — Но прежде всего она заложница.

— Ну, ладно. Если ее надо мыть, то принеси ключ от цепей. Но сначала отведи ее в ванную и оставь с ней двоих для охраны, пока я объясню женщинам, что нужно делать. Им это понравится так же мало, как и мне.

Кристен осталась с Иландом и Альдоусом, хотя и не знала, кто из них кто; просто Вайте позвал их по именам, когда они проходили через зал. Маленькая ванная комната находилась под лестницей. Одна дверь из нее вела на улицу, там можно было набрать воды из колодца, другая — в кухню. Деревянная ванна была слишком большой для одного человека, но, кажется, саксы не моются вместе.

Обоих мужчин Кристен принимала за обслугу и всем своим видом старалась это показать. Оба невысокого роста, смуглые, один старый, другой молодой. Они могли быть отцом и сыном. Мужчины смотрели на нее с ужасом, как будто готовились к неприятностям, когда она решит исчезнуть, а им придется ее удерживать.

Но у Кристен и в мыслях не было убегать. Она так обрадовалась неожиданно представившейся возможности искупаться, ведь теперь ей не нужно скрывать, что она женщина. Глина, которой она нарочно мазалась, чтобы никто не заметил нежности ее кожи, превратила ее жизнь за эту неделю в настоящее испытание. Если бы ее не заставили принять ванну, она сама, наверное, умоляла бы об этом.

Пришел кузнец и снял с нее цепи, но оставил их лежать на полу, вместо того чтобы унести с собой. Кристен тут же села на скамейку и стянула сапоги — ей хотелось рассмотреть растертые оковами щиколотки. Кожа была красной, но не кровила. Ничего, она быстро отдохнет, если не надо будет носить цепи.

Сидя на скамейке, Кристен расплетала косу, пока несколько молодых саксов носили ведрами с улицы воду. Никто, конечно, не будет утруждать себя тем, чтобы подогревать воду, поскольку ванна была уже почти полна. Но ей это было безразлично, она привыкла купаться в холодной воде.

В ванную набилось человек пять женщин, не считая дамы, что осталась стоять в дверях. У Кристен даже зарябило в глазах, и она встала.

— Я могу сама помыться.

— Слава тебе, господи! — всплеснула руками дама. — А я уж думала — как с тобой объясняться?

— Я все прекрасно понимаю. Я должна искупаться и с удовольствием это сделаю, и мне совсем не нужна помощь.

— Тогда ты ничего не поняла. Лорд Ройс приказал, чтобы тебя помыли женщины, и они это сделают.

Кристен совсем не хотелось поднимать шум из-за такой мелочи. Она даже не утруждала себя размышлениями. Просто пожала равнодушно плечами и стала ждать, пока выйдут мужчины. Но этого не произошло, и две женщины начали ее раздевать. Тогда она с силой оттолкнула их, так что они с визгом свалились на пол.

— Послушайте, леди! — закричала Кристен, чтобы перекричать этих двоих. — Я позволю вашим женщинам помыть меня, но только не в присутствии мужчин.

— Ты еще смеешь говорить «позволю»! Они здесь для того, чтобы охранять моих женщин от тебя, потому что тебе нельзя доверять и оставлять одну с беззащитными женщинами.

Кристен чуть не расхохоталась: пятеро, а если считать даму, шестеро, перед ней одной беззащитны. А может, так оно и есть? Тогда не мешает нагнать на них еще больше страху.

Она показала пальцем на обоих мужчин, которые пялили на нее глаза в ожидании зрелища.

— Этим двоим тоже потребуется защита, если они не исчезнут.

Дама прошипела какие-то грозные приказания. Кристен подняла над головой скамейку, на которой только что сидела, и бросила ее в мужчин.

Ройс услышал крики и женский визг, подходя к дому. Он вошел в зал как раз в тот момент, когда Иланд был буквально выброшен из ванной. Старик Альдоус хромал за ним, но, споткнувшись о молодого человека, растянулся во весь рост на полу. Когда Ройс повернул в кухню, шум утих, слышался только звенящий яростью голос Даррелл.

— Что тут, черт побери, происходит? — прорычал Ройс, останавливаясь в дверях ванной.

— Она не хочет, чтобы мы ее купали.

— Скажите ему также, леди, почему, — тяжело дыша, сказала Кристен. Она лежала на спине. На нее напали сзади, когда она вытолкала старика из комнаты, повалили на пол и теперь она едва могла дышать, потому что одна из женщин сидела у нее на груди, а другая — на животе.

— О Господи, Даррелл! — прошипел Ройс. — Ты не можешь справиться даже с таким простым делом.

— Она первая начала! — оправдывалась Даррелл. — Не хотела при них раздеваться. Живет одна с дюжиной мужчин, день и ночь с ними, а перед рабами выламывается.

— Я сказал, чтобы ее выкупали женщины. О мужчинах не было речи.

— Но она же викинг, Ройс! Ты не можешь требовать от нас, чтобы мы остались с ней одни.

— Господи, да она ведь тоже женщина!

— Она не выглядит, как женщина. И ведет себя совсем не так, как подобает женщине. Напала на этих трусов со скамьей. И ты хочешь оставить нас одних с ней?

— Слезайте! — зарычал Ройс на женщин.

Он подошел к Кристен и поставил ее на ноги.

— Если ты еще раз наделаешь шуму, девка, будешь иметь дело лично со мной. Это вряд ли тебе понравится.

— Я хотела купаться и рада была искупаться.

Ройс нахмурил брови. Он не ожидал такого спокойного ответа.

— Эда, — повернулся он к самой старой женщине из присутствующих, — приведешь ее ко мне в комнату, когда закончите.

— Ройс! — протестующе воскликнула Даррелл.

— Ну что еще? — зашипел он.

— Ты же не хочешь… Конечно, нет…

— Я хочу ее допросить, Даррелл. Не знаю, почему тебя это так волнует. А теперь займись своими делами. Женщины помоют ее и без тебя.

Проходя мимо него к двери, Даррелл гордо вскинула голову. Щеки ее пылали огнем, но у него и в мыслях не было мириться с ней.

Альден ждал Ройса в его комнате. Он все еще стоял у окна, где его оставил кузен.

— Ты все видел? — поинтересовался Ройс.

— Да. Только не мог слышать, о чем вы говорили, — ответил Альден и с любопытством добавил: — Ты увидел то, что должен был увидеть под кожаной рубашкой?

Ройс мрачно проворчал: — Славная грудь у этого мальчишки.

Альден засмеялся, но тут же умолк и покраснел, так как понял, что это для него означает.

— Не так уж приятно было знать, что тебя ранил мальчишка, но женщина!..

— Успокойся, Альден! Она только что вышвырнула двух слуг из ванной. Она совсем не похожа на женщин, которых мы знаем.

— Может быть. Она слишком высокого роста для женщины, достаточно высокого, чтобы водить нас за нос так долго.

— Но зачем они взяли женщину в плавание? — удивленно спросил Ройс. Альден пожал плечами.

— Зачем? Чтобы она удовлетворяла на корабле их желания. Мы уже покончили с викингами, когда она появилась. Думаю, ее оставили на корабле, но, когда она увидела, как повернулось дело, решила идти на помощь своим. В конце концов, если бы всех викингов перебили, она бы осталась одна. Не удивительно, что дралась она, как бешеная.

— Да. Пожалуй, она позволила бы сечь себя и дальше, лишь бы мы не думали, что она женщина. Она боялась, что ее изнасилуют саксы.

Альден зло посмеялся над этим.

— Мужчины есть мужчины. И почему шлюха должна бояться мужчин другого народа?

— Может, она верна своему и не хочет якшаться с врагами.

— Наверное, ты прав. Теперь, по крайней мере, ясно, почему эти викинги так тщательно скрывали, что она женщина. Очень скоро мы бы заперли их вместе на ночь. Но, Господи, что они находят в этой огромной, мужеподобной девке?..

Глава 12

Отношение Кристен к собственному приключению, которое закончилось так плачевно, изменилось в день ее появления в доме. До сих пор ее основной заботой было молчать и прятать косу. Теперь же встала проблема, которая до сих пор ее совсем не тревожила: какими глазами эти саксы будут смотреть на нее? Может, из-за высокого роста и положения пленницы они найдут ее отвратительной? Или она для них будет так же желанна, как для мужчин ее родины?

Предводитель саксов сказал, что она не представляет интереса для его мужчин. Видимо, он имел в виду, что мужчина не захочет спать с женщиной, которая выше него ростом, поскольку не будет чувствовать себя хозяином положения. Если это так, то ей нечего бояться здешних мужчин, кроме двоих. Один должен умереть, об этом она позаботится. А второй сам предводитель.

Лорд Ройс вызывал у Кристен смешанные чувства. Всю эту неделю она его почти не видела; когда он появлялся, избегала смотреть ему в глаза. Но свое первое впечатление она не могла забыть. Он выглядел, как молодой бог, когда на крупном жеребце въехал во двор, держась в седле прямо, гордо и уверенно. Он смело подошел к шестнадцати враждебно настроенным мужчинам, которые сами были высокого роста и крепкого телосложения, и открыто выразил им свое презрение.

Этот сакс ничего не боится. Сегодня он довольно легко забрал у викингов Кристен, лишил ее их защиты. Викинги не знали, что и подумать, когда он безоружный появился среди них.

Отер считал такую неосторожность проявлением глупости. Торольф полагал, что Ройс их провоцирует, ищет предлог, чтобы потом уничтожить. Кристен разделяла мнение Торольфа, она хорошо помнила взгляд Ройса, полный ненависти и злобы, в тот первый день, когда он отдал безжалостный приказ убить их.

Ройс внушал ей страх и в то же время восхищение — тут уж Кристен ничего не могла с собой поделать. Ей всегда доставляло удовольствие смотреть на ладную мужскую фигуру. Еще в последнюю ночь перед отплытием мать застала ее за тем, что она слишком долго и пристально рассматривает Дане, младшего сына Перрина, после его победы в ручном бою. Бренна тогда еще стала подтрунивать над ней, спрашивая с улыбкой, действительно ли здесь нет никого, кто бы мог стать ее мужем. Сильное, красивое мужское тело было отрадой глаз для Кристен, и мать научила ее не стыдиться таких чувств. А у этого сакса не только красивое тело, но и необыкновенной красоты лицо.

Честно говоря, смотреть на него для Кристен было истинным наслаждением, но ей не хотелось, чтобы и он с таким же восхищением разглядывал ее. При той ненависти, которую он питает к ней, даже ночь, проведенная вместе, не станет радостью. Пока он к ней равнодушен, она чувствует себя в безопасности, несмотря на то, что изолирована от других. Цели у нее прежние. Она будет работать и вести себя тихо, пока не представится возможность бежать. Но временами она ловила себя на мысли, что ей интересно — смогла бы она понравиться ему как женщина?

Желая выместить злость, женщины скоблили ее с таким ожесточением, что, без сомнения, могли бы дотереть до дыр. Она все это терпела только потому, что не хотела поднимать шум, следствием которого могло быть появление сакса.

Одежда, которую ей дали, вызывала у нее смех. Не было ничего, что пришлось бы ей впору, даже если распустить швы. Для своего роста она была достаточно стройной, но по сравнению со здешними женщинами слишком плотной. Рукава нижней рубашки оказались такими узкими, что она не смогла даже просунуть руки. Женщины стали спорить, стоит ли просто распустить швы или же вшить полоску материала. Кристен решила проблему быстро и просто, оторвав рукава совсем. Дома она всегда носила летом платья без рукавов, а здесь в платье с рукавами ей и подавно было бы жарко. Женщины ее поведение не одобрили, но желания спорить с ней, так же как и у нее с ними, ни у кого не было — не хотелось вновь навлекать на себя гнев хозяина.

Нижняя юбка, которая должна была закрывать ноги, едва доходила Кристен до колен, а серое платье — до щиколоток. Но оно, по крайней мере, было без рукавов и с разрезами по бокам, так что пояском, который ей дали, можно было по настроению менять фасон. Кристен решила свободно подпоясаться, хотя по бокам проглядывала нижняя рубашка. Поскольку скрыть фигуру все равно не представлялось возможным, она решила хоть как-то отвлечь внимание от своих округлостей.

Сапоги у нее забрали и дали пару домашних туфель с легкой подошвой; она бы с удовольствием их носила, если бы не надо было снова надевать цепи. Туфли были низкими, а ей не хотелось носить цепи на голых ногах. Кристен сказала это женщинам, и Эда, старшая из них, приняла мудрое решение: не стала надевать цепи, а взяла их с собой, когда вместе с еще одной женщиной повела Кристен наверх.

Кристен на могла сама себе объяснить, почему она так волнуется перед новой встречей с лордом Ройсом. Она не верила, что может ему понравиться, и все же, после того как ее искупали, одели и причесали, оставался мизерный шанс.

Ройс сидел за маленьким столом и шлифовал длинный обоюдоострый меч, когда Эда втолкнула Кристен в комнату. Не объясняя, почему Кристен без цепей, она положила их на стол и ушла, закрыв за собой дверь. Кристен осталась стоять посреди комнаты.

Это было большое, почти пустое помещение без украшений на стенах и ковров на полу, только на одной стене была развешена целая коллекция оружия.

Кристен, не привыкшая ни перед кем опускать глаза, смело рассматривала Ройса с ног до головы, пока не встретилась с ним глазами. И теперь, даже если бы захотела, она не смогла бы отвести взгляд. В его глазах она не увидела ненависти. В них было только удивление.

— Кто ты?

Этот вопрос как бы сам сорвался с его уст. Да и можно ли ожидать другого, если Ройс совершенно сбит с толку?

— Что ты хочешь узнать? — ответила она. — Меня зовут Кристен, но я думаю, тебя интересует что-то другое.

Он встал и подошел к ней, как будто не слышал ответа. Его лицо выражало недоумение, хотя к нему примешивалось что-то еще, что невозможно было объяснить. Он остановился, когда между ними оставалось всего несколько сантиметров, и, медленно подняв руку, провел пальцем по нежной коже ее щеки.

— Ты хорошо маскировала свою красоту. — Кристен отступила на шаг.

— Ты сказал, что я непривлекательна.

— Это было раньше.

У нее как будто все внутри оборвалось. Да, то, что излучали его зеленые глаза, скользя взглядом по ее лицу, и затем по всему телу, было не что иное, как желание. Она не обманывала себя и знала, что не могла бы противиться ему. Нет. Не было никого в целой стране, кто ему мог бы запретить взять ее силой; она его пленница, побежденный враг, и он вправе делать с ней все, что хочет.

— Ты убедишься, что изнасиловать меня нелегко, — сказала Кристен тихо, предостерегающим тоном.

— Изнасиловать тебя? — Он преобразился на ее глазах, ярость исказила его лицо. — Я никогда не опущусь до того, чтобы насиловать шлюху викингов.

Кристен никогда в жизни так не унижали. Резкие слова просились с языка, но она сдержалась, едва до нее дошло, что же он, собственно, сказал. Во-первых, сказал он это в порыве гнева. Во-вторых, совсем несложно принять ее за шлюху. Это вполне подходящее объяснение, почему она путешествует в чисто мужской компании.

Он снова сел и отвернулся от нее. Казалось, он изо всех сил борется со своей яростью, стараясь обрести самообладание. Что же должно было произойти, спросила она себя, что бы вселило в этого человека такую ненависть к викингам — ведь нет никакого сомнения в том, что его ненависть направлена не на нее лично? Он ненавидел весь ее народ.

— А если бы я была девственницей? — осторожно спросила она; ей просто необходимо было узнать все до конца.

— Если бы мне попалась в руки девушка-викинг, это было бы только справедливо. Я бы с удовольствием расправился с тобой так, как ваши мужчины расправлялись с женщинами саксов.

— До сих пор мы ни разу не высаживались на вашем берегу.

— Зато другие вашего сорта, — выдавил он с презрением.

Так вот в чем дело. Значит, викинги уже нападали на это поселение. Кого же из близких он потерял, если до сих пор так обозлен, что не хочет прикасаться к шлюхе, которой до этого обладали его ненавистные враги, и в то же время готов выместить свою ненависть на невинной девушке только потому, что она девушка-викинг? Святые небеса! Значит, свою непорочность она сможет сохранить только в том случае, если он будет считать ее шлюхой?

Кристен чуть не расхохоталась, едва дошла до этой мысли. Ну что же, если это единственное средство спасти себя, придется им воспользоваться. Но как, черт побери, должна вести себя шлюха?

— Ты хотел о чем-то спросить меня? — напомнила она, почувствовав облегчение, оттого что основная ее забота получила хоть и неожиданное, но благоприятное для нее разрешение.

— Да. Что ты знаешь о датчанах?

— Кажется, им понравилось у вас? — Она непроизвольно усмехнулась.

— Ты находишь это забавным? — спросил он сурово.

— Нет. Мне очень жаль, — сказала она, тут же сменив тон, хотя это уже не могло ей помочь: ухмылка уличала ее во лжи. — Я только не понимаю, почему ты думаешь, что я должна что-то о них знать. Мы из разных стран. Единственные датчане, которых я видела, были купцы, как… как многие в моем народе.

Ей надо быть осторожнее. Если бы она сейчас сказала, что ее отец — купец, Ройс вправе был бы спросить себя: почему же тогда она считает возможным зарабатывать деньги в постели? Лучше ему совсем не знать, что ее родители живы и что у нее вообще есть какие-либо родственники.

Его мысли действительно шли в направлении, очень близком к ее собственным. Это стало ясно, когда он спросил:

— Почему женщина с такой внешностью должна дешево продавать свою благосклонность?

— Это так важно?

— Вовсе нет, — сурово ответил он и на какое-то время замолчал.

За кого он ее принимал, можно было судить уже по тому, что он не предложил ей сесть, хотя сам сидел и вокруг было три свободных стула. Она работала все утро, после обеда ее высекли, затем эта жуткая ванна, больше похожая на пытку, и теперь вот она должна стоя отвечать на вопросы. Виновник всех этих бед Локи смеялся теперь над ней. В конце концов, она может и сама над собой посмеяться, и пусть ее возьмут черти, если она еще хоть мгновение останется стоять.

Кристен тут же уселась на пол и с удовольствием наблюдала, как мрачнеет лицо сакса.

— О Господи, девка, ты что, не умеешь себя вести?

— Я? — возмутилась она. — А где твои манеры? Ты заставляешь меня стоять, в то время как сидишь сам.

— Может, ты еще не понимаешь своего положения здесь? Так оно ниже, чем у последней служанки.

— Ради Бога, сакс. — Она ответила ему смехом, вставая на ноги. — Никто не осмелится утверждать, что дочь викинга чего-то не способна выдержать.

Ее покорность, казалось, злила его. Он вскочил, шагнул к ней, но тут же вернулся к столу; было видно, каких огромных усилий стоит ему взять себя в руки.

Кристен подняла в удивлении брови. Что же такого она сделала, что могло до такой степени разозлить его? Ведь она покорилась ему. Разве не этого он хотел? Или она должна была ему противоречить? Может, он не хотел, чтобы она так легко подчинилась? А может, просто искал причину наказать ее, чтобы выместить на ней свою ненависть, а она не давала ему повода?

Так думала Кристен, но она глубоко ошибалась в своих предположениях. Ройс попал в затруднительное положение, едва она вошла в комнату. Он почувствовал влечение к ней, а это никак не вязалось с его представлениями о том, что он должен испытывать в таких случаях. Это сбило его с толку. Он действительно презирал ее и ненавидел. И тем не менее первым его побуждением, когда он увидел ее, было — дотронуться до нее. Ему почему-то обязательно нужно было удостовериться, что ее кожа действительно такая мягкая и нежная, какой выглядит.

Она была слишком хороша, чтобы быть настоящей, и Ройс злился на себя еще и потому, что, почувствовав к ней влечение, не сумел этого скрыть. Ему следует все время напоминать себе, кто она. За деньги она продавала свое тело каждому мужчине. Ясно как день, что она переспала со всеми, кто был на корабле. Это викинг-потаскушка. Никакая другая женщина не могла быть для него более омерзительна. Но она не отталкивала его, и в этом была вся проблема.

Она должна бы быть покорной и запуганной. Люба женщина в ее положении вела бы себя именно так. Она бы устрашилась его гнева и молила бы о пощаде, а у него было бы бесспорное право его презирать. Вместо этого она ошеломляет его, отвечает вызывающе, ухмыляется, когда он сердится, хохочет, когда он ее унижает. Как он может бороться с ее привлекательностью, если она изумляет его тогда, когда он меньше всего этого ожидает?

— Может, мне уйти сейчас?

Ройс повернулся и пронзил ее взглядом.

— Ты не покинешь этот дом, девка.

— Я имела в виду, что мне надо бы уйти с твоих глаз. Мое присутствие, видно, злит тебя.

— Это не так, — заверил он ее, и ложь легко слетела с его уст. — Впрочем, можешь идти. Но прежде надень это.

Он взял цепи со стола и бросил ей. Кристен машинально их поймала. Конец цепи резко обернулся вокруг запястья, и она вздрогнула от боли, когда несколько звеньев ударили ее по предплечью. В ее руках железная цепь превращалась в оружие, но ей это даже не пришло в голову. Она с ненавистью смотрела на цепи.

— Я и теперь должна носить их?

Он резко кивнул:

— Да, чтобы ты всегда помнила, что твое положение изменилось, но не улучшилось.

Она посмотрела ему в глаза, не моргая, с лицом, искаженным гримасой презрения.

— Я ни на что другое не рассчитывала. — Она опустила цепи на пол. — Ты сам мне их наденешь.

— Тебе надо только защелкнуть замок, — взялся было объяснять он, неправильно истолковав ее слова.

— Сделай это сам, сакс, — резко ответила она. — Я никогда добровольно не отдам своей свободы.

Эта смелость вызвала у него новую волну гнева. Его первым желанием было накинуться на нее, ударить, сломить ее сопротивление немедленно, прежде чем она станет сильнее. Но он подозревал, что потребуется нанести гораздо больше ударов, чем он рассчитывал, чтобы она сдалась. Твердой походкой он подошел к ней, опустился на колени и поднял цепи, чтобы защелкнуть замок. Кристен стояла без движения, смотрела на его склоненную голову, на его густые каштановые волосы, и боролась с искушением их погладить. Какая жалость, что судьба сделала их врагами! Она бы с удовольствием познакомилась с ним при других обстоятельствах.

Он поднял голову и посмотрел на нее. Увидев тоску в ее глазах, он истолковал ее по-своему:

— Где сапоги, которые ты до сих пор носила?

— Эда, старая женщина, сказала, что в доме им не место.

— Тогда ты будешь подкладывать ткань, чтобы цепи не терли ноги.

— Что это изменит? В конце концов, это всего лишь моя кожа, а мое положение ниже любой служанки.

Поднимаясь, он наморщил лоб.

— Я не собираюсь жестоко с тобой обращаться, Кристен.

Она удивилась, что он запомнил ее имя. Ей казалось, что он не расслышал его или нарочно пропустил мимо ушей, потому и обращался к ней не иначе, как «девка». Теперь, когда он собственными руками надел ей цепи, слова его больно задевали — она ведь так надеялась, что обойдется без цепей.

— Ах, мне полагается то, что полагается твоим зверям?

— Именно. Не больше и не меньше. — Он и не собирался в чем-то раскаиваться, развивать в себе комплекс вины.

Кристен резко наклонила голову, не желая ему показывать, до какой степени разочарована его словами, и повернулась, чтобы уйти, но он крепко держал ее руку. Затем его рука соскользнула ей на талию, поскольку она не сразу остановилась, и она почувствовала, каким теплым было его прикосновение. Он отпустил ее только после того, как она повернулась к нему.

— Тебя нельзя оставлять без охраны на ночь с другими служанками, поэтому ты получишь отдельную комнату, которая будет запираться. Замок на двери освободит тебя… — Он замялся, наморщил лоб и сказал неожиданно: — Тебе не надо будет спать в цепях. Я дам ключ Эде, чтобы она снимала их каждый вечер.

Кристен не благодарила. Она понимала, что он сам клянет себя за эти уступки. Поэтому предпочла повернуться к нему спиной и покинуть комнату с гордо поднятой головой и подобающей поступью, насколько это позволяли цепи.

Что ж, она это заслужила. Она сполна заслужила все, поскольку ослушалась родителей и сломя голову кинулась в это трагическое путешествие. И все же она чувствовала себя такой беспомощной, одинокой, и никто не может ей помочь. Зелиг… Зелиг сразу понял бы все, если бы был здесь, ободрил бы ее, помог. Но Зелиг мертв. О Господи, Зелиг!

Не в силах больше сдерживаться, она дала волю своему горю, пока шла от комнаты Ройса к лестнице. Слезы ручьем текли из ее глаз — роскошь, которую она могла себе позволить один-единственный раз.

Глава 13

Кристен проводила тоскливым взглядом четыре повозки, направлявшиеся к римским руинам. Может, именно сегодня представится возможность для побега — на шестнадцать пленников приходилось только девять охранников. Разделенное страдание легче переносить, а мысль о том, что мужчины могут бежать и оставить ее здесь одну, только усугубляла ее страдание.

Ее не заставляли выполнять тяжелую работу. Раньше она всегда помогала матери по дому, и, в отличие от нее, такая работа не была ей в тягость. Но что ей претило здесь, в Виндхёрсте, так это грубые приказания посыльных, которые смотрели на нее свысока.

— Тебе больно?

Взгляд Кристен упал на маленькую девочку, которая сидела в конце длинного стола, накрытого к завтраку. От стола, на котором Кристен месила тесто для земляничного пирога, ее отделяло не менее двух метров. У девочки было маленькое прехорошенькое личико и две аккуратно заплетенные каштановые косички, перекинутые через худенькие плечи. Большие зеленые глаза смотрели на Кристен, поэтому она и решила, что вопрос относился к ней.

— Что больно?

— Твои щиколотки. Они в крови.

Кристен посмотрела вниз. Кровь капала в тапочки. Она страшно злилась на себя за эту глупость. Она отказалась сегодня подложить ткань с детски наивной, безумной надеждой помучить одного сакского предводителя чувством вины, когда он увидит, что его проклятые цепи сделали с ее кожей.

Она опять посмотрела на девочку, чье личико выдавало напряженное внимание.

— Нет, это не больно, — уверила ее Кристен, улыбаясь.

— Правда? Ты не чувствуешь боли?

— Чувствую, конечно. Но у меня столько мыслей в голове, что какая-то боль там, внизу, кажется ненастоящей. — Она показала на ноги движением, подчеркивающим, как далеко они находятся от головы.

Девочка хихикнула.

— Это смешно, быть такой большой?

— Нет.

— Но быть выше мужчины…

Кристен, смеясь, прервала ее:

— В Норвегии это исключено.

— О, я понимаю, все викинги высокие.

Кристен позабавило удивление, которое она уловила в голосе малышки.

— Как тебя зовут, малыш?

— Мечан.

— Сегодня такой прекрасный день. Почему ты не на улице, не ловишь бабочек, не плетешь венки или не ищешь птичьи гнезда? В твоем возрасте я все это делала. Разве это не приятнее, чем сидеть дома?

— Я никогда не выхожу из Виндхёрста.

— Разве это опасно?

Девочка посмотрела на свои руки, лежащие на столе.

— Нет, не опасно, просто я не люблю гулять одна.

— Но здесь много детей.

— Они со мной не играют.

Грустный голос девочки тронул Кристен. Подошедшая Эда внесла ясность:

— Другие дети боятся играть с сестрой лорда. И ты тоже не должна с ней говорить, — прошипела она.

Кристен холодно посмотрела на старую женщину. — Пока мне не запретили, я буду говорить, с кем хочу.

— Да что ты, девка! — ответила Эда. — Тогда ждать тебе долго не придется. Он как раз не в духе.

Кристен не стала спрашивать, кого она имеет в виду, так как в этот момент ее резко повернули за плечо, и она оказалась лицом к лицу с рассвирепевшим саксом.

Ройс не думал о своей сестре, ее присутствия он просто не заметил. Проходя мимо кухни, он сразу увидел золотистые локоны Кристен. Он не видел ее с тех пор, как она покинула его комнату, — ужинал он со своими кузенами в комнате Альдена и избегал заходить в зал, где мог столкнуться с этой девкой. Она стояла за кухонным столом спиной к нему, и он невольно скользнул взглядом по ее фигуре. Когда взгляд его упал на ее щиколотки, а они были прекрасно видны из-за неприличной длины ее платья, им овладел гнев. Даже издали он мог разглядеть кровь, просочившуюся через туфли.

— Если ты думаешь, что раны на твоих ногах заставят меня снять цепи, — сказал он, закипая, — ты глубоко ошибаешься!

— Я и не надеялась…

— Тогда объясни, что это значит! Я же сказал тебе подложить ткань.

— Я просто забыла спросить об этих тряпках, — сказала она, помедлив. И добавила откровенно: — Меня подняли с постели еще до рассвета и сразу привели в кухню. Честно говоря, я тогда еще не проснулась и вообще ни о чем не думала.

Ройс все еще зло смотрел на нее, но уже остывал. Нетрудно было заметить, что он не знает, верить ей или нет. Это показалось Кристен таким смешным, что она расхохоталась, чем окончательно сбила его с толку.

— Ты думаешь, я хочу сыграть на твоих чувствах и пробудить в тебе жалость? Уверяю тебя, я не настолько глупа, чтобы поверить, что ты способен на такие порывы.

Гнев снова овладел им, так что казалось, он вот-вот ударит ее. Она смеет оскорблять его, да еще смеяться при этом, подавая оскорбление под видом сомнительного комплимента. Он явно не был готов к такой тонкой игре, тем более что противником была женщина.

Ройс повернулся к Эде, и бедная женщина испугалась его мрачного лица.

— Позаботься о ее ногах и следи, чтобы она не забывала обматывать их.

Бросив последний гневный взгляд на Кристен, Ройс круто повернулся и зашагал к выходу. Эда поплелась за полотном, бурча под нос, что у нее без того полно дел и она не собирается баловать какую-то язычницу, у которой не хватает ума не сердить своего господина. Кристен не обращала на нее внимания. Ее взгляд следовал за Ройсом, пока он не покинул зал. Этот сакс ничем не отличался от мужчин, которых она знала.

— Как ты не боишься смеяться над ним, когда он так сердится?

Кристен совсем забыла о Мечан. Она посмотрела на нее с улыбкой; в больших зеленых глазах девочки застыли удивление и страх.

— Он был не слишком зол.

— И ты ни капельки не боялась?

— Почему же я должна бояться?

— А я боялась, хоть он на меня не кричал.

Кристен нахмурила лоб.

— Эда сказала, что он твой брат. Разве у тебя есть причины его бояться?

— Нет… хотя да, иногда.

— Иногда? Он что, тебя бьет?

— Нет. — Вопрос, казалось, удивил Мечан. — Он никогда меня не бил.

— А почему же ты его боишься?

— Он мог бы меня побить. Он такой большой и такой злой, когда сердится.

Кристен сочувственно рассмеялась.

— Ах, знаешь, малышка, большинство мужчин выглядят злыми, когда сердятся, но на самом деле они не такие. Твой брат большой, да, но мой отец еще больше, и он может быть ужасно злым. И все же нет никого добрее моего отца, и нет никого, кто так любил бы свою семью. Мои братья тоже быстро вскипают, и знаешь, что я делаю, если они кричат на меня?

— Что?

— Я тоже кричу на них.

— Они выше тебя?

— Да, даже самый младший, которому всего четырнадцать лет, хотя и ненамного. Но он еще будет расти. А ты? У тебя есть еще кто-нибудь, кроме брата?

— У меня был еще брат, но я его не помню. Его убили, и папу убили, когда на нас напали другие викинги. Это было пять лет назад.

Кристен поморщилась. О Господи, сакс имеет полное право ненавидеть ее и ее народ! Неудивительно, что он хотел их сразу убить. Теперь ее удивляло другое — что он передумал.

— Мне очень жаль, Мечан, — сказала она растерянно. — Твой народ сильно пострадал от моего народа.

— Это были другие викинги, датчане.

— Не вижу большой разницы. Мы тоже пришли, чтобы грабить. Но нападать на вас мы не хотели, если тебя это утешит.

Мечан наморщила лоб.

— Значит, твои друзья не напали бы на Виндхёрст?

— Нет, они собирались идти вглубь страны, к монастырю, и то по глупости.

— Монастырь Юрро?

— Да.

— Но пять лет назад его разорили датчане, и с тех пор его не восстанавливали.

— О Боже! — застонала Кристен. — Зелиг и половина команды погибли и все напрасно!

— Зелиг был твой друг? — осторожно спросила Мечан.

— Друг? Да, друг… и брат, — ответила Кристен сломленным голосом.

— Ты потеряла в бою своего брата?

— Да… да… да…

При каждом выкрике Кристен ударяла кулаком по тесту, а поскольку это никак не уменьшало ее душевных мук, она в последнем порыве отчаяния перевернула стол и хотела уже выбежать вон, но навстречу ей вышла Эда.

— Я слышала, что ты рассказала девочке. Лучше бы ничего такого не слышать. Мне жаль тебя. А теперь приведи в порядок все, что ты тут натворила. И никто ничего не узнает.

Кристен постояла некоторое время в раздумье, потом повернулась и, увидев беспорядок, вздохнула. Мечан нигде не было видно. К счастью, в этот ранний час поблизости никого не было.

— Что с малышкой?

Эда, не глядя на нее, проговорила: — Она испугалась, когда ты тут разошлась. Теперь не скоро снова заговорит с тобой.

Кристен опять глубоко вздохнула.

Глава 14

Две недели прошло с тех пор, как Кристен поселилась в доме. Торольфу и всем остальным возможность для побега так и не представилась, и они по-прежнему работали на строительстве вала. А ей ни разу не удалось поговорить с ними или хотя бы показаться, чтобы они знали, что у нее все хорошо. Если она приближалась к открытому окну или двери, ее обязательно кто-нибудь окликал. Казалось, у слуг или воинов Ройса других забот, кроме как следить за ней, нет.

Свое заточение в доме она использовала для того, чтобы побольше узнать о саксах. Слуги относились к ней со смешанным чувством страха и презрения, за исключением Эды, которая прониклась к ней сочувствием и невольно его выказывала. Можно было бы даже говорить о некой привязанности, если бы старуха не была такой ворчливой по природе. Правда, простодушию ее не было предела, и Кристен вертела ею, как хотела, выведывая нужные для себя сведения.

Кристен уже много знала о Виндхёрсте и его обитателях. Поселение было экономически независимым, ввиду удаленности от города. Ройс принадлежал к свите короля и владел большими землями. Как и в Норвегии, здесь были свободные граждане. Они имели землю, платили королю и церкви подати и несли военную службу. В ожидании нашествия датчан Ройс обучал их военному делу. Учил он владеть оружием и своих крепостных, а лучшим из них давал возможность выкупить свободу. Это было в новинку, но у Ройса имелось уже немало последователей. Так или иначе у него уже была маленькая армия, готовая присоединиться к армии короля Альфреда, когда пробьет час.

О самом Ройсе Кристен узнала, что он до сих пор не женат, но должен жениться в этом году. О его суженой Эда знала немного, только то, что живет она на севере, зовут ее Корлисс и, по слухам, она очень хороша собой.

Зато многое Эда могла рассказать о первой невесте лорда Ройса леди Роне, и Кристен, узнав, что при нападении викингов он потерял гораздо больше, чем она думала, с удивлением призналась себе, что сочувствует саксу. Всем было известно, что леди Рону он любил. Какие чувства он питал к леди Корлисс, не знал никто.

Кузина Ройса Даррелл, которая вела хозяйство в доме, старалась не замечать Кристен и с самого первого дня поручила ее заботам Эды. Было забавно наблюдать за ней, потому что вела она себя до крайности непоследовательно — то выказывала высокомерие и презрение, то давала понять, что нуждается в похвале и утешении. К тому же она была легко возбудимой. Кристен однажды наблюдала, как она пронзительным голосом что-то выговаривала Ройсу, и тут же расплакалась, стоило только ему, потеряв терпение, ответить резкостью. Расплакаться она могла по самому незначительному поводу — например, из-за ошибки при вышивании.

Даррелл не доставляла Кристен хлопот. Мечан тоже не слишком заботила ее, хотя некоторое время Кристен и беспокоилась — естественное любопытство ребенка вынудило ее в первый день рассказать больше, чем она хотела, о вещах, которые не предназначались для ушей Ройса. Если он узнает, что она из нормальной семьи, что среди погибших в лесу был и ее брат, он пересмотрит свое представление о ней, как о шлюхе. Но Мечан, видно, ничего никому не рассказала, и было так, как предполагала Эда, — малышка сторонилась Кристен.

Ройс тоже избегал ее или старался это показать. Она видела его каждый день — никто не мог пройти через зал незамеченным, — но на нее он не посмотрел ни разу. Только когда он без дела сидел в зале, она чувствовала на себе его изучающий взгляд.

Все это забавляло Кристен. Она знала, что репутация шлюхи, которую она сама поддерживала в его глазах, заставляет Ройса презирать ее. К этому примешивалась его ненависть к викингам. И, несмотря на это, было видно, что его влечет к ней. Особую прелесть ситуации придавало то, что он решительно боролся с этой притягательной силой. Кристен чувствовала, что его взгляд следует за ее движениями, но, когда смотрела на него, он отводил глаза.

Только однажды Ройс не отвел глаз. Он прямо-таки уставился на нее, так что слуга, стоявший за его спиной, вынужден был трижды позвать его, прежде чем он обратил на него внимание. Кристен громко рассмеялась. Этот смех рассердил Ройса. Он со стуком поставил кубок на стол и вне себя покинул зал. Слуга задумчиво посмотрел ему вслед, а Кристен порадовалась, что в ее силах так запасть ему в душу.

Кристен часто вспоминала тот вечер. Она вообще часто думала о Ройсе. Сознание того, что он желает ее, радовало и слегка кружило голову. Благодаря своей матери, она также знала, почему.

Однажды Бренна сказала: «Ты узнаешь мужчину, твоего суженого, сразу, как только увидишь. Я тоже это сразу поняла и долго страдала, потому что сама себе в этом боялась признаться. Не повторяй моих ошибок, дочка. Если ты встретишь мужчину, чей облик будет радовать тебе глаз и чье приближение будет чудесно и странно волновать твое сердце, значит это тот мужчина, с которым ты будешь счастлива, которого ты можешь полюбить так, как я люблю твоего отца».

Кристен была очарована Ройсом еще с момента его первого появления. Смотреть на него доставляло ей огромное наслаждение, а когда он подходил к ней, она чувствовала себя бодрее и увереннее. В его присутствии у нее сразу поднималось настроение — ей хотелось смеяться без всякой причины, только потому, что он рядом. Конечно, она была не настолько глупа, чтобы посчитать себя влюбленной — ведь она не задумываясь покинула бы это место, если бы представилась такая возможность. В то же время она должна была признаться самой себе, что желает Ройса из Виндхёрста — она хотела прикасаться к нему, лежать в его объятиях и познать его как женщина. Из этих чувств могла вырасти любовь, и это, пожалуй, произойдет, если она останется здесь надолго.

По иронии судьбы именно этот, первый мужчина, кого она захотела сама, после того как многие безрезультатно добивались ее, этот единственный мужчина не мог ей принадлежать. Она была уверена, что завоевать его сердце в ее силах, но захочет ли он потом жениться на ней? Нужно еще помнить о его невесте. И не забывать о том, что сама она пленница и рабыня, как однажды сказала Эда. И ненависть, которую он питает к ее народу, — тоже препятствие. Может ли страсть преодолеть все это?

Викинги никогда не покорялись судьбе, они сами ковали свое счастье. Верили, что боги наградят того, кто борется, чтобы владеть и побеждать. Викинги не признавали слабости или терпеливого смирения. Они боролись за то, что хотели иметь.

Эти чувства укоренились в Кристен, хотя воспитана была она христианкой. Как христианка она знала, что ее жребий в руках Божьих, что она должна смириться и рассчитывать на его милость. Но как дочь викинга считала, что, если хочет получить Ройса из Виндхёрста в мужья, то должна преодолеть все препятствия, сделавшие их врагами, и всеми средствами, имеющимися в ее распоряжении, бороться за желаемое.

Хочет ли она иметь его мужем? О да, хочет! Наконец она нашла мужчину, с которым будет счастлива. Сейчас он ей враг. Над этим можно было бы посмеяться, если бы это не было так обескураживающе. И все же она верила в себя. Кроме того, результат ее замысла был ценнее, чем брошенный ей судьбой вызов.

Было уже заполдень. Две из пяти женщин, которые готовили еду и накрывали на стол, заболели, а это значило, что трем оставшимся приходилось делать работу за них, и работали они дольше обычного. Кристен принадлежала к тем трем, и остальные служанки не торопились помогать ей, они были убеждены, что если кто и должен перерабатывать, так это она.

Она не возражала. Ройс этим вечером задержался в зале за игрой в кости дольше обычного, и она вдоволь налюбовалась им. Пожалуй, на это она потратила даже больше времени, чем на уборку со стола. Тем не менее, когда он покинул зал, она не заметила, потому что Эда как раз принялась выговаривать ей за нерадивое отношение к своим обязанностям.

Теперь в доме было темно и тихо. Только два факела горели возле камина. Служанки устроились на ночлег на полу и притихли. Эда и Кристен остались одни, чтобы приготовить все к предстоящему дню.

Кристен не устала, только ноги очень болели, ведь она за весь день не присела. Так продолжалось изо дня в день: ее будили с первыми лучами солнца и запирали в комнате после ужина. Но сегодня все было не так. Эда ушла, оставив ее одну.

Кристен напряглась, услышав шаги. Она с интересом всматривалась в приближающуюся фигуру, и сердце ее забилось быстрее, когда она рассмотрела Ройса, который шел не к лестнице, а к ней, именно к ней.

Она, не двигаясь, ждала. Его лицо было напряжено. Сердце ее забилось еще быстрее — не от страха, а от ожидания. Когда он остановился, она только на мгновение удивилась его руке, которую он положил на ее затылок, его пальцам, которые схватили ее волосы, чтобы потянуть голову назад. У нее дух захватило, когда его взгляд гневно заскользил по ее лицу.

— Почему ты так искушаешь меня? — Не ей, себе задал он этот вопрос.

— Разве я смею?

— Ты делаешь это нарочно, — упрекнул он. — Ты знала, что я стою у двери и наблюдаю за тобой.

— Нет. Я думала, ты уже в своей комнате.

— Лгунья! — прошипел он, перед тем как припасть к ее губам.

Кристен ждала этого. Она хотела познать, почувствовать его губы, искала случая просто прикоснуться к нему. Она хотела, чтобы это случилось, но даже помыслить не могла, как все будет в действительности. Она была не готова к таким ощущениям, ведь страсть до сих пор еще не овладевала ею.

Ройс грубо обходился с ее губами. Он держал ее за волосы, чтобы она не могла двинуться и помешать ему целовать себя, но больше не прикасался ни к чему. Кристен сама прижалась к нему и, лишь почувствовав его тело с головы до ног, смогла оценить силу его страсти. Это разожгло ее еще больше. Ей уже не было дела до того, что он не владеет собой, целует ее против своей воли и потому, быть может, станет ненавидеть ее еще больше. Она обняла его за спину, провела руками по крепким мускулам и положила руки на плечи, крепко прижав его к себе.

Она услышала стон, его рука скользнула к ее талии и прижала ее еще крепче. Язык его нырнул в ее рот, и она сосала его, не отпуская свою добычу. О Господи, это было великолепно — самое пьянящее ощущение из всех, что она испытывала раньше. Она была готова отдаться ему — здесь, в зале, на столе или на полу, ей было все равно, и сделать это до того, как он придет в себя и остановится.

Но он уже остановился, и Кристен печально вздохнула, когда его губы отделились от ее губ. Он смотрел на нее, и его глаза были полны страсти и ярости. Она ответила ему пылким взглядом, но это только еще больше взъярило его.

С непроизвольным рычанием он оттолкнул ее от себя.

— Женщина! О Боже, у тебя совсем нет стыда?

Кристен расхохоталась бы, если бы не была так огорчена. Он упрекал ее так, словно это она пришла к нему, а не он к ней. Она не противилась, потому что хотела его. Но как он мог отнять теперь то, чего желали оба? Откуда у него такие силы? Ведь вот она, стоит перед ним и жаждет снова оказаться в его объятиях.

— Я не стыжусь того, что хочу тебя, — проговорила она тихо.

— Как и любого другого мужчину, — сказал он с издевкой.

— Нет, только тебя. — Она улыбалась, в то время как он недоверчиво сопел. Подчеркнуто насмешливым тоном она добавила: — Ты мужчина на всю мою жизнь, сакс. Начинай привыкать к этой мысли. Когда-нибудь ты поймешь это.

— Тебе никогда не удастся причислить меня к своим любовникам, девка, — сказал он настойчиво.

Она пожала плечами и вздохнула громче, чем было нужно. — Ну, хорошо, если ты так хочешь.

— О том, что я хочу, речи не идет; будет так, как я сказал, — упорствовал он. — И ты прекратишь пробовать на мне свои уловки, шлюха.

Эти слова заставили Кристен расхохотаться.

— Что за уловки? Меня можно упрекнуть только в том, что я смотрю на тебя чаще, чем должна, но я бессильна. Просто ты самый красивый мужчина из всех.

Он громко вздохнул.

— Боже милостивый! Все шлюхи у викингов такие бесстыдницы, как ты?

Не слишком ли часто ее называют шлюхой? Она знала, что не станет это оспаривать, потому что ей нужна его страсть, а не месть, которой он наверняка насладится, если узнает, что она девственница. Но то, что и теперь, зная ее потаенные мысли, он называл ее шлюхой, не давало ей покоя.

В ее голосе послышались стальные нотки:

— Я не знакома со шлюхами и не могу ответить на твой вопрос. То, что ты называешь бесстыдством, я называю честностью. Тебе было бы приятней, если бы я лгала и говорила, что ненавижу тебя и вид твой мне постыл?

— Разве ты можешь не ненавидеть меня? Я сделал тебя рабой. Я держу тебя в цепях, зная, что ты ненавидишь их.

— Так вот в чем причина: я должна носить цепи, потому что их ненавижу? — подозрительно спросила она.

Он не удостоил ее ответом.

— Я знаю, ты ненавидишь меня и сознательно вводишь в искушение — надеешься мне отомстить, околдовывая.

— Если ты так считаешь, то никогда не получишь того, что я готова тебе отдать, сакс, и это печально. Я ненавижу цепи, но не тебя. А рабство для моей семьи не в новинку, — загадочно добавила она. — Если бы я думала, что всегда буду рабой и всегда буду носить цепи, да, тогда бы я, наверное, ненавидела тебя.

— Так ты надеешься стать свободной?

Она посмотрела на него, прищурившись.

— Я не стану рассказывать тебе, на что я надеюсь, и вообще больше не буду говорить правды, раз ты не веришь мне. Думай, что хочешь.

Она повернулась к нему спиной и замерла, ожидая, что он уйдет. Он сделал это не сразу. О, как бы порадовалась она, если бы могла видеть, как его взгляд скользит по ее спине, а в глазах на короткий миг отразилась сердечная мука!

Глава 15

Утром Кристен чувствовала себя прескверно. Она была искренна с саксом, открыла ему свои чувства и дала ему тем самым возможность ощутить превосходство над собой — ему, врагу, и за это получила только ханжеские упреки. Он желал ее, но решительно настроен запретить и себе, и ей отдаваться чувству. Теперь оба были обречены на страдания. Уже этого было достаточно, чтобы порицать себя, а тут еще Эда, оказывается, все видела, и выводы ее были безрадостны.

— Не давай ему терять голову, девка, — сердито предостерегала она. — Для тебя это будет унижение, когда он возьмет тебя в постель, потому что ты для него только рабыня.

Это было правдой и злило Кристен. Готова ли она отдать свою невинность человеку, который ни во что ее не ставит? До этого она была уверена, что сможет очаровать его, теперь же начала сомневаться, и это выводило ее из себя.

Они убирали комнаты по фасаду дома, как это делалось каждое утро. Здесь же была и комната Ройса. До сих пор Кристен с волнением смотрела на его постель. Сегодня ей хотелось разорвать ее в клочья. Она с такой силой взбивала подушку, что перья летели из швов.

— Из одной крайности в другую, — заметила Эда, качая головой. — Выбрось его из головы.

— Оставь меня в покое, — огрызнулась Кристен. — Я уже слышала твою проповедь вечером.

— Но, вижу, толку никакого. Если хочешь что-нибудь ему сделать, прежде подумай хорошенько.

Это было уже слишком.

— Что-нибудь ему сделать? — прошипела Кристен. — Если я и сделаю что-нибудь, так тебе, женщина, если не перестанешь мне надоедать.

Эда отшатнулась с опаской. Она потеряла бдительность — ведь до этого Кристен никогда не проявляла враждебности. Ей нравилась эта девушка, и она совсем забыла, что Кристен принадлежит к племени, которое живет, разрушая и убивая. Конечно, с ее стороны было большой неосторожностью остаться с ней наедине. Кристен такая высокая и сильная, к тому же вне себя от гнева — и ей ничего не стоит, в цепях или без цепей, поднять ее и выбросить в окно. Конечно, она не настолько глупа, чтобы сделать это. Но кто знает…

Эда поторопилась к двери и с каждым шагом, который отделял ее от Кристен, все громче причитала.

— Так ты угрожаешь старой женщине? И это после того, что я сделала для тебя, спасая от гнева других? — Уже стоя в дверях, она сурово посмотрела на Кристен: — Закончишь уборку сама. И советую получше вести себя, когда спустишься вниз, девка, иначе останешься без ужина и будешь сидеть взаперти. Увидишь, я так и сделаю. И не мешкай, а то пришлю за тобой пару мужчин. Одного из них тебе будет нелегко выбросить в окно.

Кристен поразмышляла какое-то время над тем, что бы значила эта последняя угроза, но потом бросила об этом думать. Впервые ее оставили одну в незапертой комнате, и это была именно его комната. Она могла разнести тут все на мелкие кусочки, и никто не мог ей помешать. Тогда бы Ройс опять ее высек. Это доставило бы ей радость — почувствовать боль и ненависть, главное — ненависть, ведь она все еще не ненавидела его. А она должна его возненавидеть.

Воображение лишь на минуту увлекло ее, более соблазнительной оказалась возможность найти топор. Она слишком много времени потратила на мысли о саксе, а надо было думать о побеге. Топором она разрубила бы цепи. Топором она могла разрубить и ставни в своей комнате, которые запирались каждый вечер. У нее было только тонкое покрывало и грубая простыня на соломенном матраце, но если их связать с одеждой, получится канат, и по нему можно выбраться из окна. Топором она могла бы открыть дверь сарая, где томились Торольф и остальные. Если бы она нашла топор, она могла бы спрятать его в своей комнате, прежде чем спуститься вниз. И сегодня ночью…

Среди оружия, висящего на стене, не было топора. Кристен быстро наклонилась и открыла большой сундук, стоящий в ногах у кровати Ройса. Осторожно отложила одежду, лежащую сверху, но под ней тоже была одежда. Она взглянула на маленький сундук, стоящий между окнами, однако на нем висел железный замок.

Она опять повернулась к стене, на которой висело оружие. Здесь были старые мечи в ножнах с серебряной инкрустацией, а один в ножнах из чистого золота. Рядом висели копья, арбалет и палица, очень старые на вид, а также дюжина кинжалов, различной длины и формы. У нее руки зачесались взять хотя бы один, но она знала, что пустое место на стене сразу бросится в глаза. Один кинжал, самый маленький, все же годился для того, чтобы открыть замок на сундуке, к тому же его отсутствие на стене не так бросалось в глаза.

Кристен сняла его и присела перед сундуком. Замок был сложным. Ей даже не удалось найти отверстие для ключа.

— Сундук не заперт. То, что у тебя в руках, — это украшение. Подними крышку и убедись сама. Моему кузену нет нужды запирать свои сокровища. Он знает, что его никто не обворует.

Кристен съежилась от испуга, потом медленно повернула голову, голос ей был незнаком. Страх улетучился, как только она увидела лицо мужчины. Она узнала его. Узнала небесно-голубые глаза и высокую фигуру. Это он. Она никогда не забудет, как он вынимал окровавленный меч из тела Зелига, а тот замертво валился на землю.

— Ты? — прошипела Кристен и вскочила на ноги. — Ты должен был умереть!

Он не обратил внимания на ее слова. Его глаза широко открылись от удивления. — О Господи! Описание Ройса совсем не соответствует действительности.

Кристен в свою очередь пропустила его слова мимо ушей. Она бы в мгновение ока накинулась на него, но гнев не настолько затмил ее разум, чтобы забыть о цепях. Она медленно двинулась к нему. Зазвенели цепи, и, услышав этот звон, а затем увидев ее в цепях, он вздрогнул. Удивление на его лице сменилось выражением сочувствия, но это не произвело на нее впечатления.

Пока он не заметил кинжал, спрятанный у нее в кулаке, есть шанс убить его. Она безостановочно говорила, чтобы он продолжал смотреть ей в лицо:

— Я ни у кого не спрашивала о тебе. Я была уверена, что ты мертв, потому что никто не упоминал о тебе…

— Я выздоровел. А ты чуть было…

В следующее мгновение она набросилась на него, целясь прямо в горло. Его реакция была лучше, чем она ожидала, и ей на ходу пришлось изменить направления удара. Теперь она метила под руку, которую он поднял, пытаясь перехватить кинжал. Одновременно он отпрыгнул назад, но, если бы клинок был подлиннее, удар попал бы в цель. А так она лишь порвала ему рубашку и поцарапала плечо. Она кружила возле него, примериваясь для следующего удара. Целя в шею, она вновь кинулась на него. Левой рукой он успел схватить ее запястье, но рука его была на слишком сильна, а она вложила в удар всю свою силу. Клинок уже невозможно было остановить, он только слегка отклонился от цели, и она снова увидела его кровь, прежде чем наткнулась на препятствие.

Для своего роста он был совсем не так силен, как Ройс. А жажда мести придавала Кристен силы. Он не мог долго удерживать ее своей левой рукой. Почувствовав, что его хватка слабеет, она не попыталась вырвать руку, просто нанесла новый укол. Клинок вонзился ему в грудь, прежде чем он смог помочь себе правой рукой.

— О Боже, женщина, прекрати!

— Только когда ты умрешь, сакс.

Свободной рукой она схватила его за волосы, а он сделал шаг вперед и, зажав ее правую руку под мышкой, выхватил кинжал. Она гневно вскрикнула, когда почувствовала, что лишилась своего оружия. И тут он совершил ошибку, отпустив ее. Прежде чем он смог к ней повернуться, она, соединив руки, нанесла ему сильнейший удар в спину.

Шатаясь, он вывалился в коридор и ударился о стену. Кинжал упал на пол на равном расстоянии от обоих. Кристен рванулась за ним, но из-за цепей потеряла равновесие. Кузен Ройса встал в момент ее падения и бросился на нее. Борясь, они опять очутились в комнате.

Будь перед Альденом женщина его племени, все бы на этом и закончилось, и Альден решил уже, что так оно и есть, — Кристен была повержена на спину, а он, навалившись сверху, прижимал ее руки в запястьях к полу по обе стороны головы. Недоуменно и негодующе он смотрел на нее сверху вниз.

— Почему? — спросил он, задыхаясь. — Ройс говорил, что ты ни к кому не питаешь вражды. Почему именно я?

— Ты убил Зелига! Он должен быть отмщен. Я буду мстить за него.

С этими словами она отбросила его в сторону и в следующее мгновение уже держала его за волосы. Дважды ударила она его головой о пол, прежде чем чьи-то руки подхватили ее и подняли вверх.

Кристен сопротивлялась до тех пор, пока руки не сдавили ее так, что дыхание сперло, а знакомый голос прошипел в ухо:

— Успокойся!

О, как несправедливо! Только не он! Против другого она могла бы еще бороться.

Кристен повиновалась, и Ройс опустил ее на пол, но она по-прежнему не сводила полных ненависти глаз с мужчины, лежавшего на полу. Еще бы пара секунд, и она могла сорвать другой кинжал со стены и довести дело до конца. Почему сакс появился именно в этот момент?

— Во имя всех святых, что ты здесь делаешь, Альден? — спросил Ройс злобно.

— Я? — Альден сел и потряс головой. — Посмотри на меня! Разве похоже, что я что-то делал?

Все равно, ты мне скажешь, в чем дело! Если ты хочешь рассказать, что женщина дважды напала на тебя и дважды одержала победу, то…

— Пощади, Ройс, — застонал Альден. — Я еще не окреп, а она не кисейная барышня. Попробуй сам побороться с ней, и посмотрим, как это будет.

— Но она женщина, — презрительно пробурчал Ройс.

С этими словами он с силой оттолкнул от себя Кристен, рассчитывая, что она упадет, но она только споткнулась, тут же обрела равновесие и, вскинув голову, мрачно посмотрела на него.

— Всего лишь женщина, так? — Альден снова потряс головой. — Но эта женщина чертовски здорово владеет оружием. Не говори потом, что я тебя не предупреждал, хотя я, по-моему, единственный, кому она хочет отомстить.

— Почему?

— Спроси ее сам.

Ройс обратился к Кристен:

— Почему? — повторил он.

Она скрестила руки на груди, всем видом показывая, что отвечать не намерена. Помедлив, Ройс вновь обратился к Альдену:

— Что она тебе сказала?

— Что я убил кого-то, кого она называет Зелигом. И что она будет за него мстить.

— Любовник, без сомнения.

— Нет, не любовник! — крикнула Кристен. Ее глаза были темны от гнева.

— Кто же тогда?

— Этого ты никогда не узнаешь, сакс!

— О Боже, нет, ты мне скажешь! — закипел он и схватил ее за руку.

— Ах так! — вскинулась она. — И как же ты хочешь заставить меня? Будешь бить? Пытать? Что ж, пытай, но я скажу только то, что захочу сказать, и ничего больше. И пощады просить не буду. Поэтому можешь сразу меня убить, и покончим с этим.

— Иди вниз! — прорычал Ройс и оттолкнул ее.

Она удалялась медленно, с гордо поднятой головой. Ее осанке могла бы позавидовать королева. Она уже скрылась в коридоре, а Ройс все еще смотрел на дверь. Наконец он повернулся к Альдену, который уже успел встать.

— Только не кричи на меня, Ройс. Довольно будет крика, когда меня увидит Даррелл.

— Позаботься сам о новых ранах. Ей их показывать не обязательно. Там ведь ничего серьезного, не так ли?

— Я думал, тебя это не интересует, — Альден улыбнулся. — Конечно, ничего серьезного, так, пара царапин, хотя она вполне могла перерезать мне горло. Она дерется, как демон, и нападает без предупреждения.

— Позаботься о своих царапинах, Альден, — сказал Ройс пренебрежительно.

— Это я как раз и собираюсь сделать, пока моя любящая сестра не задушила меня своими заботливыми объятиями.

— Альден?

— Да. — Он повернулся в дверях.

— Не подходи к ней близко.

Альден ухмыльнулся.

— Это предупреждение излишне. До конца жизни мне хватит воспоминаний об этой дьяволице.

Глава 16

Ройс откинулся на стуле и ждал, пока Альден бросит кости. День был жаркий, пожалуй, самый жаркий за все лето, и они поставили игровой столик прямо у открытого окна, но прохладнее от этого на стало — из окна не донеслось даже легкого дуновения.

Мужчины в основном расположились возле бочонка, хотя был уже вечер. Утро прошло в военных занятиях с необученными крестьянами, однако жара всех разогнала по домам. Это был один из тех дней, когда делать что-либо еще, кроме самого необходимого, просто нет сил.

Впервые со времени появления викингов Альден спустился в большой зал. С тех пор, как он опять был вынужден перейти на постельный режим, прошло два дня. Одна из свежих ран оказалась серьезнее, чем он предполагал, и все еще кровила. Он потерял много крови, поскольку не сразу обратился к Эрте, чтобы она обработала раны, и все эти два дня провалялся в постели. Единственным утешением было то, что Эрта держала язык за зубами и Даррелл так ничего и не узнала о втором столкновении своего брата с девушкой-викингом.

Ройс очень расстроился, когда увидел глубокую рану на груди. Он потребовал для Кристен еще одну цепь, и теперь свобода ее передвижения была ограничена столом, за которым она больше всего работала. Когда же гнев его утих, он пожалел о сделанном, зная, как Кристен ненавидит цепи. С тех пор он ни разу не взглянул на нее. Он не хотел видеть выражение тоски на этом красивом лице, так же как и ненависть, которую она наверняка испытывала к нему.

Ройс находился в большом затруднении, он не знал, как теперь относиться к Кристен, и не было никого, с кем бы он мог посоветоваться. Раньше он мог поговорить с Альденом, но теперь хотел этого меньше всего. Да и никому другому он не стал бы рассказывать о том, как много огорчений доставляет ему эта девушка-викинг.

Как ни пытался он отвлечься, она постоянно присутствовала в его мыслях. Она проникла даже в его сны. Кристен была совсем не похожа на тех женщин, которых знал Ройс. Он никогда не видел, чтобы она плакала или жаловалась. Ни разу не испугалась его. Она ненавидит цепи, но ни разу не попросила снять их, что непременно сделала бы любая другая женщина на ее месте. Она не просит пощады или снисхождения. В принципе она ничего не просит, кроме него самого Она призналась, что желает его.

О Боже, эти слова невероятно возбудили его, поколебали его решимость. Он сказал ей тогда, что она стремится его околдовать. Умышленно она это делала или нет, но Ройс действительно был околдован с того самого момента, как она показала ему свою красоту, ранее скрытую грязью.

Ни одна женщина не будила в нем такого влечения. Даже Рона, которую он желал больше всех. Достаточно было взглянуть на эту златовласую гордячку, и он терял всякое самообладание. Кровь его закипала. Тело томилось желанием.

В тот вечер она просто лишила его воли. Ройс вернулся в зал, чтобы подняться в свою комнату, и не должен был останавливаться, а тем более смотреть на нее. Словно зачарованный, следовал Ройс взглядом за ее медленными, задумчивыми движениями. Вот она поднимает руку, чтобы убрать золотистую прядь со лба, вот потягивается, расправляя спину, и при этом резче очерчивается ее грудь. Его словно на аркане притянула чья-то невидимая рука — ведь он шел к ней без всякой задней мысли, но уже ничто не могло его остановить, когда, оказавшись с ней лицом к лицу, он ощутил мгновенную жажду насладиться ее манящими губами.

Ройс готов был подумать, что она ведьма или жрица викингов, которой их многочисленные боги даровали особую силу. Этим легко объяснялось то, что он одновременно и презирал, и желал ее. Она вызывала в нем чувства, в которых он, как ни старался, разобраться не мог. Его не должны бы трогать ее страдания, но он принимал их слишком близко к сердцу. Ему должно бы быть безразлично, что она шлюха, но это выводило его из себя. Каждый раз Ройс почти терял рассудок, когда думал о том, как много мужчин обладали ею до того, как она появилась здесь — быть может, целая корабельная команда. А теперь он знал, что одного она выделяла из всех, причем настолько, что хотела мстить за его смерть, и это еще больше наполняло его гневом.

Он спросил Торольфа, кто был этот Зелиг. Но лукавый викинг ответил вопросом на вопрос. Он спросил, что сказала о нем Кристен. Убедившись, что ее приятели ничего ему не скажут, Ройс не пытался больше ничего выведать. Все вышло так, как сказала Кристен, — он не узнает ничего, пока она сама ему все не расскажет, но она ничего ему говорить не собирается.

— Если ты не хочешь больше играть, Ройс, так и скажи.

Ройс наклонился и схватил кости.

— Не преувеличивай, кузен, просто у меня в голове все перепуталось.

— В последнее время ты и вправду стал слишком задумчив. Хотя стоит ли этому удивляться, если принять во внимание все последние происшествия? А теперь вот пришло известие, что к нам едет король, только неизвестно, когда прибудет.

— Когда прибудет, тогда и прибудет, — пробурчал Ройс. — Это меня не беспокоит.

— В самом деле? Тогда что же? Наверное, пленники — они ведь причиняют тебе столько хлопот, — предположил Альден. — А может, тебя заботит только один из них?

— Кого ты имеешь в виду?

— Действительно — кого? — Альден засмеялся. — Перестань, Ройс. Почему ты мне сразу не сказал, что она так необыкновенно красива?

— Как ты можешь еще смеяться, Альден? Она дважды пыталась убить тебя!

— Я думаю, у нее есть на это причины. Но кто может чувствовать отвращение к такой красавице?

— Я.

— Правда? Почему? Разве можно обвинять ее в том, что сделали датчане? Она ведь не датчанка.

— Ты забываешь, что ее соратники пришли сюда, чтобы грабить и убивать. Они сровняли бы Виндхёрст с землей, если бы вы не напали на них в лесу.

Тихий голосок вмешался в разговор: — Они бы прошли мимо нас.

Только сейчас Ройс и Альден заметили Мечан, которая тихо приблизилась к их столику, чтобы понаблюдать за игрой. Ройс нахмурился, однако тут же сделал над собой усилие, чтобы придать своему лицу приветливое выражение.

— Откуда ты это знаешь, малыш? — осторожно спросил он.

Она испытующе взглянула на него и подвинулась ближе, убедившись, сто он не сердится.

— Мне сказала Кристен. Она сказала, что они шли к монастырю Юрро, да и то по глупости.

— Когда ты говорила с ней?

— В тот день, когда ее привели в дом.

— Она тебе еще что-то рассказала, Мечан?

— Да, много. Она рассказала про свою семью. Сказала, что ее отец еще больше тебя, и тоже очень вспыльчивый. — Почувствовав, что сказала лишнее, Мечан умолкла. — Я не хотела… — прошептала она, потупившись.

— Конечно, не хотела, — сказал Альден. Он широко улыбнулся и усадил ее на колени. — Мы все знаем, каким бывает твой брат в гневе.

Ройс тоже улыбнулся, желая показать, что он совсем не сердится на нее.

— Рассказывай дальше, малыш. Что она тебе еще говорила?

— Ты же не выдашь ее тайны, Мечан? — шутливо спросил Альден.

— Альден! — прошипел Ройс, не сдержавшись.

— Ага, значит, тебе интересно?

Мечан озадачила их вопросом: — Почему ты приказал приковать ее к стене, Ройс?

— Потому что она хочет убить нашего кузена Альдена, а он не достаточно силен, чтобы защищаться, — с мстительной ухмылкой глядя на Альдена, ответил Ройс.

Мечан повернулась на коленях Альдена и посмотрела на него широко открытыми глазами:

— Почему она хочет убить тебя?

— Действительно, почему, собственно? — пожаловался тот, состроив шутливую мину. — Я такой славный парень.

— Ты, наверное, ошибаешься, — сказала Мечан.

— Нет, малыш, это действительно так, — уже серьезно проговорил Альден со вздохом. — Я убил какого-то Зелига, и она говорит, что должна отомстить за его смерть.

— Ты убил Зелига? — выдохнула Мечан. — О Альден, почему именно ты? Она должна тебя страшно ненавидеть.

Ройс наклонился через стол и взял сестру за руку, чтобы она посмотрела на него.

— Ты знаешь, кто был этот Зелиг, Мечан?

— Да, она мне рассказала. Но она очень сердилась, когда рассказывала о нем. Это было после того, как я сказала, что Юрро разрушили датчане. Она сказала, что Зелиг и половина команды погибли зря. Потом она так испугала меня — стала бить кулаками по столу, даже опрокинула стол. После этого больше я не говорила с ней, но, по-моему, она очень горевала и поэтому была такой злой. До этого она была со мной очень добрая.

— Да, она может быть очень доброй, когда это ей нужно, — пробурчал Ройс про себя, но он не забыл, что его так заинтересовало. — Кто был Зелиг, Мечан?

— Разве Альден не спросил ее?

— Мечан!

Она побледнела, когда он повысил голос, и поспешно ответила:

— Ее брат, Ройс. Она сказала, что он был ее другом и братом.

Несмотря на то, что это открытие произвело на Ройса ошеломляющее действие, от него не укрылся испуг девочки, и он проклинал себя за несдержанность.

— Мечан, сладкая моя, — ласково улыбнулся он, — ты не думай, я не сержусь на тебя.

— Не сердишься, что я говорила с ней?

— Нисколько, — заверил он ее. — Хочешь посмотреть сокровища с корабля викингов? Даррелл нашла там мех на отделку новых платьев для тебя и для нее.

Мечан радостно встрепенулась и тут же отправилась на женскую половину в другом конце зала.

Ройс откинулся на стуле, посмотрел на Альдена и убедился, что его кузен ошеломлен не меньше, чем он сам.

— Брат, — недоверчиво проговорил он. — Как могло случиться, что среди этих молодцов был ее брат? Значит, он знал, для чего он на корабле, и не возражал против этого?

— Может, мы ошибаемся, считая ее шлюхой? — предположил Альден.

— Нет, — ответил Ройс. — Она сама в этом призналась.

Альден пожал плечами: — Тогда у них совсем другие представления о таких вещах. Что мы знаем об этом народе? Может, они ничего плохого не видят в том, что женщина отдается многим мужчинам? Кто знает, может, у викингов все женщины — шлюхи?

Ройс нахмурил лоб — ему внезапно пришли на память слова Кристен о том, что она не знакома с другими шлюхами. Но он не сказал Альдену об этом, потому что заметил приближающуюся к ним Даррелл.

— Посмотри-ка, Ройс, что я нашла! — взволнованно кричала она, показывая издали какой-то продолговатый сверток. — Ты видел когда-нибудь такой красивый бархат? Наверняка он откуда-то с востока.

Ройс безучастно разглядывал ком темно-зеленого материала, который Даррелл держала в руках, пока она не развернула и не показала его полностью. Это было великолепное платье без рукавов, с вырезом мысом, который обрамляла нитка жемчуга. Другая нитка была нашита на охватывающем талию поясе с массивной золотой пряжкой.

— Здесь еще одно похоже скроенное платье, — продолжала Даррелл. — К нему подходят туфли, браслеты из чистого золота и янтарное ожерелье. Все это было связано в один узел. Ты подаришь эти вещи Корлисс, Ройс? Я уверена, это очарует ее. Если нет, я оставлю их себе. Правда, в любом случае их надо переделать. Пришить рукава — материала хватит, если отрезать снизу. Видишь, какая длина. Клянусь, эти норвежки просто великанши. Ничем другим объяснить такую длину платьев нельзя.

Ройс оглядел платье сверху донизу. В руках миниатюрной Даррелл его подол стелился по полу больше чем на двадцать сантиметров.

— Пусть их отнесут в мою комнату, кузина.

— Ты не хочешь, чтобы я их переделала? — спросила она разочарованно?

— Нет, не сейчас.

Как только Даррелл, недовольно дернув плечом, отвернулась, Ройс посмотрел в кухню, его глаза искали Кристен. Она стояла с опущенной головой за своим столом и работала, возвышаясь сантиметров на двадцать, если не больше, над другими женщинами. Слишком узким и слишком коротким было платье на ее высокой и грациозной фигуре.

— О чем ты думаешь? — спросил Альден подозрительно, проследив за взглядом кузена.

— Я думаю, что это платье моей новой хорошенькой рабыни, — ответил Ройс, не спуская глаз с Кристен.

— Ты шутишь, конечно! — воскликнул Альден. — Это означало бы, что она не простая девушка. Даже у королевы нет ничего ценного, чем этот бархат. А жемчуг — это же целое состояние.

Ройс перевел взгляд на Альдена. Выражение его лица было уже менее напряженным, но по-прежнему задумчивым.

— Это действительно невероятно, но до наступления ночи я узнаю правду.

— Каким образом? Спросишь, не ее ли эти платья? Она скажет «да», даже если это неправда. Какая женщина откажется от таких нарядов, если ее слова некому оспорить?

— Посмотрим.

Голос Ройса прозвучал столь зловеще, что Альден на мгновение пожалел девушку-викинга, представив себе, какими же невероятными средствами Ройс хочет добиться правды. Он предпочел ничего не знать об этом.

Глава 17

На сегодня вся работа была сделана, и Кристен хотела только одного — повалиться на свой соломенный матрац. Жара вскоре сморила ее, а к ней добавлялся еще жар от печки, рядом с которой она была прикована, и ни дуновения за весь день, ни малейшего движения воздуха, что бы хоть немного охладило это пекло.

Она едва не бросилась Эде, появившейся, чтобы снять новую цепь, которую Кристен должна была носить в наказание, но та холодно отстранилась. Она все еще дулась на Кристен за грубую выходку два дня назад. Кристен извинилась в тот же день, но успокоить старую женщину не смогла.

Эта размолвка стала дополнительным моральным грузом для Кристен, ведь Эда была единственной, с кем она могла поговорить, и холодное молчание Эды больно ранило ее.

Эда повела Кристен не в ее каморку, а в ванную и сообщила, что ей приказано искупаться. Несмотря на смертельную усталость, Кристен обрадовалась. Это была вторая ванна после того, как ее привели в дом. Она знала, что Даррелл и Ройс купаются по многу раз в неделю, слуги же, наоборот, редко. Она, привыкшая к чистоте, не могла довольствоваться тазиком с водой, который ежедневно получала для мытья. Одна мысль окунуться в прохладную воду уже подняла настроение. Расслабиться в ванне она, однако, не смогла — другие слуги ждали своей очереди. Правда, она была первой, а если учесть, что все должны были мыться в одной воде, это уже что-то значило.

На этот раз вода была теплой и чистой, а Эда была единственной, кто оставался с Кристен в маленькой комнате. Пока Кристен купалась и наспех мыла волосы, Эда постирала ее одежду. Взамен она дала какой-то бесформенный балахон из грубого полотна. Это был просто прямоугольный лоскут с отверстием для головы в середине и со шнурком на талии, но, конечно же, очень короткий для нее. Его пришлось надеть на голое тело, и Кристен чувствовала себя в нем очень незащищенной. Она согласилась надеть это своеобразное одеяние без боковых швов только потому, что надеялась сразу же уйти в свою каморку.

Но все было не так, как ожидала Кристен. Когда они поднялись наверх, у двери каморки Эда подтолкнула ее, чтобы она шла мимо, и остановилась только в конце коридора, где были покои господина. Кристен, подозревая худшее, отпрянула.

— Почему?..

Эда и теперь не посмотрела на нее, только пожала плечами и постучала в дверь.

— Я делаю, что мне приказывают. Причины мне не называют.

— Он сказал, что хочет видеть меня?

— Он сказал, что я должна тебя к нему привести. Именно это я и сделала.

Эда открыла дверь и стояла в ожидании, когда Кристен войдет. А она медлила. Она не испугалась, нет, просто не могла поверить, что Ройс решился… Ведь если он хотел ее расспросить, он мог бы это сделать днем, не так ли?

Она вошла в комнату по привычке мелкими шагами, хотя Эда после ванны не надела на нее цепи. Как и в тот раз, когда ее приводили сюда после ванны, Эда держала цепи в руке, и так же, как в тот раз, она положила их на стол Ройса, вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

Он стоял возле открытого окна и смотрел на нее. Его комнату она уже знала, поэтому не оглядывалась по сторонам, а смотрела Ройсу в лицо и ждала, что он скажет. В своем коротком, свободном одеянии она чувствовала себя очень стесненно. Не следовало ей надевать эту рвань. Если пояс ослабнет, она останется все равно что нагая. В таком виде не стоит появляться перед мужчинами. Пару дней назад она, может быть, и использовала бы это чтобы лишить его самообладания, но теперь она уже сама не знала, хочет ли этого. Нет, это не так. Она хочет его по-прежнему. Она только стала сомневаться — стоящая ли это идея, брать то, чего хочешь?

— Я заметил, что платья, которые тебе дали, не совсем тебе подходят.

Это было совершенно неожиданное для Кристен заявление. Он думал о ее платьях в то же время, что и она. Это рассмешило ее, но она взяла себя в руки.

— Ты только сейчас это заметил?

Он пропустил насмешку мимо ушей.

— На моей кровати лежит платье. Посмотри, не подойдет ли оно тебе.

— Мне прямо сейчас его нужно примерить?

— Да.

— Ты выйдешь или останешься и будешь глядеть?

Ее шутливый вопрос разозлил Ройса. Конечно, с ней ничего бы не случилось, если бы он посмотрел! Ей не привыкать показываться нагой перед мужчинами. Он заметил, что злится, но ничего не мог с собой поделать. Тон его ответа был излишне ядовитым:

— Мне нет дела до тебя, женщина. Я отвернусь, пока ты будешь надевать платье.

«Трус», — сказала она про себя, а вслух:

— Как благородно!

Кристен направилась к кровати, чтобы взять платье, но после первых же шагов остановилась. Зеленый бархат и жемчужная отделка… Она не могла не узнать. Это было ее любимое платье, его сшила мама, а мама всегда не любила шить, поэтому это платье значило для Кристен очень много. Бренна столько долгих часов провела за шитьем, чтобы подарить дочери платье ко дню зимнего солнцестояния.

— Чего ты еще ждешь?

Кристен посмотрела на него через плечо. Он и не думал отворачиваться, а наблюдает за ней. У нее не оставалось сомнений — это ловушка. Есть только одна причина, почему он хочет видеть ее в этом платье: он думает, что платье принадлежит ей. А такое платье не может принадлежать шлюхе. Он наверняка дошел до этой мысли. Было бы глупо притворяться, будто она не знает о его намерениях. И она решила наступать.

— Что это значит?

— А что это должно значить?

Она посмотрела на него, сощурив глаза; он явно избегал прямого ответа.

— Почему я должна мерить такое платье?

— Я уже сказал тебе.

— Да, ты хочешь посмотреть, подходит ли оно мне. А если подойдет, ты его мне отдашь? Вряд ли. Так зачем же тогда?..

— Это тебя не касается, девка.

Она дала волю своему раздражению:

— Говори это своим рабам, которые родились рабами! Ты забываешь, с кем говоришь!

— Нет! — закричал он. — Вопрос в том, кто ты на самом деле!

— Опять? — Она наигранно удивилась, хотя внутри у нее все похолодело, как будто он вы сказал свои подозрения вслух. — Какое отношение имеет это платье к тому, кто я есть на самом деле?

— Оно твое или нет?

Она готова была проклясть его за такую наблюдательность, но вместо этого только посмеялась над ним:

— Ты так считаешь? Может, ты думаешь, что я девственница?

— Это так?

— Может, хочешь сам проверить? — провоцировала она его, старательно играя роль, и молилась, чтобы он не заметил фальши.

Ее агрессивные колкости часто выводили его из себя, и теперь он гневно смотрел на нее, а она смеялась, чтобы закрепить свою позицию.

— Полно, сакс. Как ты мог подумать, что такое роскошное платье может принадлежать мне? Это платье принцессы или жены богатого купца.

— Или шлюхи, чей богатый любовник не скупится на подарки, — прошипел он, не дав выставить себя побежденным.

Кристен лукаво улыбнулась.

— Ты льстишь мне, сакс. Ты приписываешь мне больше достоинства, чем я заслужила. Но можешь не сомневаться, если бы у меня был такой богатый любовник, я бы не упустила его.

— Хорошо, ты уверяешь, что платье не твое. Тогда надень его, чтобы я успокоился.

Черт бы побрал этого упрямца…

— Нет, я этого не сделаю. Это жестоко с твоей стороны — заставлять меня надеть его.

— Почему?

— Такая изысканная роскошь — чувствовать на коже этот мягкий бархат после моих лохмотьев, — сказала она.

— И как долго я могу не снимать это платье? Пока твои глупые подозрения не рассеются? А потом ты дашь мне эти лохмотья снова? Это ли не жестокость?!

Ройс улыбнулся. Она впервые увидела его улыбку — на его худом лице исчезла напряженность, и ее сердце забилось сильнее.

— Ты отлично выкручиваешься, девка, и на все у тебя готов ответ. Но ты не учитываешь одного. В твоем положении у тебя нет выбора, и решаешь не ты. Ты сделаешь то, что тебе приказывают. Не важно, кажется тебе это жестоким или нет. Я ясно выразился?

— Да.

— Тогда надевай платье.

Он говорил довольно дружелюбным тоном, но последние слова были сказаны резко. Он решил заставить ее надеть это платье, независимо от того, что она себе напридумывала. Если он увидит, что платье сидит на ней как влитое, тогда он узнает, что платье принадлежит ей. И тогда же он узнает, что она лгала. Еще вечером он задавал себе вопрос, девушка ли она, но теперь станет ясно, что она не шлюха. У него будет достаточно тому доказательств, прежде чем она покинет его комнату.

Ройс ошибался только в одном. У нее был выбор. Кристен могла надеть платье и с отчаянием наблюдать, как ненависть и жажда мести искажают его лицо, прежде чем он набросится на нее и будет насиловать жестоко и безжалостно — ведь он сам сказал, что с девственницей поступит именно так. Но она могла и не спешить, а пустить в ход свои чары и возбудить в нем страсть, заставить желать ее так, как она его желает.

Кристен знала, что час для этого настал. Как бы то ни было, в любом случае сегодня ночью она потеряет свою невинность. И сделать выбор было нетрудно. Она давно решила для себя, что миг ее первого соединения с мужчиной должен быть таким, чтобы она не вспоминала потом о нем с отвращением. Этот миг близок, и она добьется своего. Она желает этого мужчину и сделает так, что и он захочет ее, хотя ему будет нелегко в этом признаться даже самому себе. Им будет хорошо друг с другом. Иначе не должно быть, тем более в первый раз. И если он непременно хочет узнать, девушка ли она, он узнает об этом, но несколько позже, чем ему нужно, когда вместо ненависти им уже будет владеть страсть. Тогда это знание утратит для него былое значение. Если ей повезет, для него ничего не изменится, а если же все изменится, у нее появятся другие средства продолжить игру, ведь она уже будет лучше знать Ройса.

— Ты долго еще будешь заставлять меня ждать? — Резкий голос Ройса вывел ее из задумчивости.

— Всю ночь, — тихо сказала Кристен. — Я не стану участвовать в этой глупой игре.

Вне себя он подошел к ней вплотную, и у нее возникло чувство, что он вот-вот набросится на нее.

— Ты смеешь не повиноваться мне?

Она посмотрела невинным взглядом в его горящие глаза.

— Неужели тебя это удивляет? Мы, викинги, всегда считались смелыми, не ты ли назвал меня дерзкой? Да, я такая. Если хочешь увидеть меня в этом платье, надень на меня его сам.

— Ты думаешь, я этого не сделаю?

— Нет, не сделаешь.

На этот вызов он не мог не откликнуться. Рывком он развязал пояс ее странного одеяния, снял его через голову и отбросил в сторону. Он изо всех сил старался не смотреть на нее и, чтобы не поддаться искушению, уперся взглядом ей в глаза. Затем резко повернулся на каблуках, подошел к кровати и зажал в кулаке бархатное платье.

Она открылась перед ним во всей своей великолепной наготе в тот момент, когда он повернулся, чтобы отдать ей платье. Если бы не это, он бы выполнил свое намерение. Но теперь он не мог тронуться с места.

Кристен гордо, не стыдясь, стояла перед ним и не пыталась прикрыться, а он долго наслаждался в реальности тем, что до сих пор только рисовало его воображение. Он нашел ее необыкновенно красивой и, несмотря на рост, прекрасно сложенной.

Ройс сам не заметил, как оказался возле нее, но вот они уже стоят лицом к лицу, а бархатное платье, о котором он совершенно забыл, выпало из его рук. Все было забыто, когда он поднял руки и положил на ее щеки, наклонил голову и стал пить нектар ее губ. Его прикосновение вначале было очень нежным, но тут же в неистовом порыве он обнял ее и прижал к себе.

Его так захватила страсть, что он не замети сопротивления Кристен, да она и не сопротивлялась. Как и в первый раз, она ответила на поцелуй, полностью отдавшись его воле. Где-то в глубине души у нее было опасение, что он вдруг остановится, как в прошлый раз. Но опасения были напрасны. Ройс уже был не в силах остановиться. Он еще не осознавал этого, но было очевидно: он проиграл ей сражение уже в тот момент, когда она только вошла в его комнату. Он не мог контролировать свои действия, и теперь это было ему безразлично. Им овладела страсть, желанное сумасшествие, которое без удовлетворения уже не уйдет.

Кристен застонала, когда он оторвался от ее губ для того, чтобы взять ее на руки. Ее охватила паника, не из-за того, что ее ожидало, а потому, что она была такой большой и никто не носил ее на руках с тех пор, как она перестала быть маленькой девочкой, однако поднять ее для Ройса не составляло труда.

Он снова поцеловал ее, а пока нес к кровати, Кристен обхватила его шею руками, с новой страстью отдаваясь незнакомым ощущениям.

Очень бережно положил он ее на постель, не переставая целовать. Потом лег рядом, наклонившись над ее грудью. Этого Кристен было недостаточно. Она повернулась, чтобы иметь возможность больше чувствовать его, и прижалась к нему всем телом. Но и этого ей было мало. Мешала его одежда, терла кожу.

Ройс сначала не поверил тому, что она делала. Он был опьянен этим контактом тел и не прервал поцелуя, когда она отклонилась и нетерпеливо потянула его за пояс. Только когда пояс уже лежал на полу, он понял, что она задумала, а она вдруг оттолкнула его от себя и взобралась на его колени.

Ройс видел, что она тянет за рубашку, и покорно сел, чтобы ей было легче ее снять. Он не раздумывал над тем, как это странно, что его раздевает женщина. Он был загипнотизирован ее взглядом, плавными движениями ее рук. Она грациозно сидела перед ним, и ее полная грудь выдавалась вперед, как бы приглашая к ней прикоснуться. Что он и сделал.

Звук, который вырвался у Кристен, когда его ладони коснулись ее груди, заставил посмотреть ей в глаза, и у него захватило дух — столько желания было в их аквамариновой глубине. Так, неотрывно глядя ему в глаза, она снимала с него одежды.

С быстротой, которой он не ожидал, она раздела его, и теперь ее взор был устремлен на то, что она только что обнажила и что медленно поднималось ей навстречу. С новой силой забилась в его жилах кровь, когда он увидел, с каким дерзким бесстыдством смотрит она туда. Она вскинула на Ройса округлые глаза, но только для того, чтобы вновь направить взгляд туда, где сейчас было сосредоточенно все ее внимание. В безотчетном движении ее пальцы коснулись его плоти и сомкнулись.

Это было больше, чем он мог выдержать. Со стоном он сел и схватил ее за плечи, чтобы прижать к постели. Но она не могла лежать спокойно. Ее груди с силой прижимались к его груди, ее руки блуждали по его спине и играли с его мускулами.

Ройс вплел свои пальцы в ее золотистые волосы и запечатал ее губы поцелуем, в котором отразилась вся его страсть, что сейчас переполняла его. Наконец он оторвался от нее и хотел уже положить конец своим пыткам, но вид этой гордой женщины, что лежала сейчас перед ним и была готова отдаться ему, заставил его вспомнить, как часто он мечтал узнать когда-нибудь, как она будет чувствовать себя в его руках. Он отстранил ее, когда она хотела вновь прижаться к нему, лег на бок и, опершись на ладонь, стал медленно рассматривать ее, в то время как его пальцы ласкали ее бархатную кожу.

Если это было наслаждение для Ройса, уже испытавшего радости плоти, то для Кристен — вдвойне; он разбудил в ней столько новых ощущений, что ей казалось, будто все это происходит во сне. Она и не предполагала, что может захотеть его больше, чем в прошлый раз. Но она ошибалась. Сейчас она сгорала от неистового желания, и ее тело как бы жило отьединенно от нее самой, а ее кожа, казалось, сама устремлялась к его пальцам для прикосновений.

Когда его рука скользнула в промежность к ее влажному месту, Кристен почувствовала, что теряет рассудок. Тело ее замерло, и она вскрикнула. Ройс тоже замер, не в силах верно истолковать ее крик, — он не хотел причинить ей боль. Он наклонился, чтобы поцеловать ее. Поцелуй его был нежен, словно он хотел сказать, что все в порядке, он не причинит ей никакой боли. Он обращался с ней совсем не так, как того заслуживает шлюха. Его нежность глубоко тронула ее. Теплое, благодарное чувство оказалось сильнее страсти.

Она свободно говорила с его телом; ее руки трепетно охватили его, она мягко побуждала его лечь на нее. Ее лоно раскрылось, чтобы принять его. Она знала, что сейчас он будет с ней делать, но не могла знать, как это в ней отзовется, и хотела узнать как можно скорее.

Ройса не нужно было направлять, но он с готовностью ей подчинялся. Он приник к ее телу своим и удивился их полному совпадению: впервые он не был намного выше партнерши. Эта женщина была создана для него, он не должен был бояться раздавить ее своим весом — она крепко держала его и хотела почувствовать на себе: казалось, она наслаждается его полной победой над ней.

Он постепенно входил в нее, и удивление его нарастало — он удивлялся тому, что у него хватает выдержки оттягивать момент, о котором он сам так долго мечтал. Он удивился также узкому входу и его влажному зною. Его удивление достигло предела, когда он почувствовал препятствие, которое преграждало ему путь, — все существо его недоумевало.

Кристен была готова к этому моменту истины. Она подтянула ноги и уперлась пятками в постель. Она не хотела допустить, чтобы он остановился. В тот миг, когда она почувствовала, что он удивлен и собирается опереться на локти, чтобы посмотреть ей в лицо, она положила руки на его бедра и резко притянула к себе, одновременно устремившись ему навстречу. Прежде чем он все-таки подтянулся на локтях, она обвила его своим телом, и их слияние стало полным. Он даже не мог увидеть ее страдальчески прищуренных глаз и болезненной гримасы на лице. Она не кричала, а только тихо стонала.

Вскоре лицо ее разгладилось, и она открыла глаза, чтобы посмотреть на него. Он не мог скрыть того, что переполняло его, и она прочитала в его глазах ярость.

— Ты хочешь сразу получить остальное?

— Только если ты этого хочешь.

Он застонал, услышав этот ответ, потом засмеялся, упал на нее, и любил ее с такой силой, будто от этого зависело, жить им или умереть. Это был не тот момент, чтобы допытываться, почему она совершила то, что совершила. Страсть, бушевавшая в их крови, исключала все остальное.

Глава 18

Прохладный ветерок ворвался в открытое окно, первый бриз за последние сутки. Свечи на столе затрепетали и разом потухли.

Ройс встал, чтобы принести свечи из коридора и зажечь их от свечи у кровати, и Кристен сразу озябла, едва его теплое тело перестало ее касаться, а ветерок еще больше остудил ее влажную кожу. Она бы с удовольствием сейчас заснула, но он и не собирался этого делать.

Кристен перевернулась на бок, чтобы видеть, как он идет к двери, а слабый свет луны, проникавший через окно, освещает ему путь. О чем он думает, что он чувствует?

До недавнего времени она не могла этого знать. Но сейчас у нее, по крайней мере, появилась причина сомневаться в том, что он все еще злится, — ведь после того, как они любили друг друга второй раз, он уже не выпускал ее из объятий.

Этот второй раз случился почти сразу после первого, так что Кристен едва успела вернуться на землю после удивительных новых ощущений, чтобы сразу попасть в полон его страсти. Она улыбнулась и, кажется, поняла, почему ее родители так много времени проводили в спальне. Бренна пыталась ей объяснить, но не умела найти подходящих слов, чтобы описать это блаженство.

Ройс вернулся со свечой, которую он прикрывал рукой. Он даже не накинул на себя ничего, выходя из комнаты. Его нагота совсем не смущала его, так же как ее не мешала ей. Ей больше мешала его нагота, вернее, она боялась возбудиться снова, хотя все ее желания были как будто удовлетворены.

Его тело — это скульптура из кожи и сильных мышц. Он не столь изыскано строен, как его кузен, но высок и силен, и Кристен знала, что никогда не сможет досыта насмотреться на него.

Свечи снова горели, и Ройс сел на край кровати. Кристен протянула руку, погладила его спину и бедра, но тут же ее отняла, как только он посмотрел на нее.

— Почему ты перестала?

— Я не знаю, нравится ли тебе, когда я прикасаюсь, — призналась она. — В моей семье принято целоваться и обниматься, подтверждать свою любовь прикосновениями. Но если ты не привык к этому, ты сочтешь меня дерзкой.

— Я и без того считаю тебя дерзкой, девка, — с легкостью сказал он, лег рядом, опираясь на руку и рассматривая ее. — Господи, я еще не встречал никого, кто проявлял бы свою любовь так явно, не стыдясь. С тобой мне доже хочется, чтобы я действительно мог ответить на твою любовь, дать тебе то, что ты даешь мне.

Кристен закрыла глаза, надеясь, что он не заметил разочарования, которое охватило ее после этих слов. Он мог бы и не говорить, что он не может любить ее. Мог бы держать это при себе и позволить ей надеяться.

Она открыла глаза и взглянула на него. Ее гордость была задета.

— Почему ты говоришь о любви? — нарочито холодно спросила она.

Она увидела, как он вздрогнул и хмуро посмотрел на нее. Это хорошо. Значит, она рассчитала правильно, его гордость тоже задета, и он не смог этого скрыть.

— Я должен уточнить, — сказал он сдавленным голосом. — Ты ведь не сказала, что любишь меня, или сказала?

— Нет, не сказала. Мне нравится твое тело, но это единственное, что нас объединяет.

— Так, — с издевкой произнес он. — Хорошую шлюху ты выдаешь за девственницу.

Кристен задохнулась от возмущения. Она была сыта по горло его пренебрежением, у нее не было больше сил сносить эти обиды, да и причина уже исчезла.

— Если ты еще раз назовешь меня шлюхой, я выцарапаю тебе глаза, сакс! — почти крикнула она гневно.

Ее гнев развеселил Ройса.

— Несколько поздновато оспаривать то, в чем ты призналась давно.

— Я ни разу не говорила, что я шлюха. Это ты сказал.

— А ты не спорила.

— Ты сам знаешь, почему.

— Нет, не знаю, — ответил он. — Но с нетерпением жду объяснений.

— Тогда вспомни, что ты говорил мне в этой самой комнате. Ты сказал, что, будь я девственницей, ты бы меня изнасиловал. Я хотела получить тебя, но не так.

Он смотрел на нее, улыбаясь, а затем расхохотался от всего сердца.

— О Господи, все, что я говорил в гневе, ты приняла за чистую монету?

Кристен сверкнула очами, она нашла его смех неуместным.

— Ты хочешь сказать, что не изнасиловал бы меня, если бы узнал, что я девственница?

— Нет, хотя, если бы ты сегодня сопротивлялась, я бы все равно взял тебя, если хочешь знать правду, и ты бы назвала это изнасилованием, а я своим законным правом.

— Я не это имею в виду, сакс, — нетерпеливо перебила она. — Я знаю, ты считаешь, что имеешь право делать со мной, что хочешь; об этом я поспорю с тобой в другой раз, не сейчас. Я только…

— Ах, так, ты собираешься спорить со мной в другой раз? Ты уверена в этом?

— Дай мне сказать. Ты бы взял меня, чтобы отомстить?

— Нет, Кристен, конечно, нет, — сказал он нежно и разгладил рукой морщинки на ее лбу. — Это то, чего ты боялась?

— Да, — буркнула она.

Он улыбнулся ее тону.

— Это большое недоразумение. Мы не поняли друг друга. Я хотел тебя, но не хотел прикасаться к тебе, поскольку считал шлюхой.

— И еще потому, что я дочь викинга, — напомнила она.

— Да, но это теперь совсем не имеет никакого значения. Меня оттолкнуло то, как свободно ты обращаешься со своим телом.

Теперь засмеялась она. Она взяла его руку и положила на свою щеку.

— Я по-прежнему отталкиваю тебя, так свободно обращаясь со своим телом?

Ройс знал, что она дразнит его, но к такому тону он еще не привык. Он лег на спину и отодвинулся от нее.

— Кто ты, Кристен?

— Мне кажется, этот вопрос уж слишком тебя беспокоит?

— Ведь это платье твое? Я правильно понял? Так как ты не замужем, я могу сделать вывод, что ты из очень богатой семьи?

— Мой отец богат. Ты хочешь получить за меня выкуп?

— Нет, — резко сказал он и зло посмотрел на нее.

Она отреагировала так же обозленно:

— Мудрое решение, потому что он вынудил бы тебя жениться на мне.

— Что ты говоришь?! О черт! Я — и жениться на дочери викинга?

— Не стоит выставлять это как удар судьбы, который хуже смерти! — парировала она.

— Для меня это так и было бы!

— О! — Задохнулась она. — За эти слова… Ты женишься на мне, сакс, вот увидишь!

— Ты сошла с ума.

— Ты так считаешь? В конце концов я дочь мужчины, который убьет тебя, когда приедет сюда и найдет меня здесь.

Она пожалела о сказанном, еще не закончив говорить, но еще больше пожалела, когда Ройс выпрямился и схватил ее за плечи. О Господи, они готовы разорвать друг друга из-за какой-то мелочи! Что с ней сегодня? Почему она не думает, что говорит?

— Ты хочешь сказать, что к нам приближаются еще викинги, Кристен?

Его холодный тон ранил. И все из-за нее. Еще мгновение назад он был милым и приветливым. Впрочем, она тоже.

Она решила сказать правду.

— Нет, что ты, это невозможно. Мой отец никогда не разрешил бы плыть сюда, поэтому ему ничего не сказали. Он купец. Он думает, что его корабль ушел в торговое путешествие. Он даже предположить не может, что корабль отправился сюда.

— Зачем тогда ты это сказала?

Она хотела улыбнуться, но передумала.

— Спроси совета у своего сердца, и не стоит верить всему, что я говорю в гневе.

Он не сдавался.

— Ты говоришь, что корабль принадлежал ему. Значит, Зелиг был твоим братом?

— Я не говорила тебе, что он мой брат, — насторожилась она. — Откуда ты это знаешь?

— Мечан мне рассказала. Но почему ты не хотела, чтобы я об этом знал?

— Я думала, ты сочтешь это странным, что мой брат на том корабле, где я, по-твоему, была шлюхой.

— Я и счел это странным, но я незнаком с представлениями о морали у викингов.

— Наши представления о морали очень похожи на ваши, — сама не зная почему ответила Кристен.

Он отпустил ее, но смотрел все еще враждебно.

— Почему ты была на корабле, Кристен?

— Почему ты задаешь мне так много вопросов? — парировала она.

— Разве мое любопытство не естественно? Или у тебя есть тайны?

Она колебалась. Она не хотела, чтобы у него осталось чувство, что она что-то скрывает, но и не хотела рассказывать больше, чем нужно.

— У меня было много причин, но это не имеет значение, — сказала она наконец. — Правда заключается в том, что я поехала без разрешения отца. Спряталась в трюме и решила до тех пор, пока корабль не окажется далеко в море.

— Ты хотела принять участие в этом разбое? — не доверяя, спросил он.

— Какая чепуха! — ответила она, теряя терпение. — Я же сказала тебе, что никто не знал, что у них на уме, а я меньше всех. Мой брат был вне себя, когда обнаружил меня на корабле. Он хотел отправить меня домой, но испугался, что я обо всем расскажу отцу.

— И ты, конечно, ужаснулась, узнав, что они собираются грабить монастырь саксов?

В его тоне сквозил сарказм, и она ожесточилась.

— Ты христианин, и для тебя грабеж святого места — преступление. Но ты не можешь требовать от людей, которые исповедуют другую религию, чтобы твоя святыня была святыней и для них. Это были мужчины, никогда не принимавшие участия в разбоях, хотя их отцы частенько это делали, и они выросли на рассказах о несметных богатствах в дальних странах, которые надо только найти и взять. Они знали, что датчане хотят захватить остров, и решили, что это последний шанс без хлопот заполучить богатство, которое датчане уже готовы забирать себе.

— Если твой брат все это тебе рассказывал, то я должен, по-твоему, извинить его намерения? Ограбить христиан, прежде чем это сделают викинги! Раз христиане все равно все потеряют, какая разница, кто их убьет и ограбит? Так, что ли?

Его злость ранила, потому что такими были и ее собственные чувства, когда она обо всем узнала.

— Мой брат не хотел ни слова говорить мне об их планах, потому что… причины не имеют значения. Мне рассказал об этом Торольф, и совсем недавно, когда мы в цепях лежали перед домом. Я не защищаю мужчин. Я понимаю мотивы.

— Они не учли одну мелочь, — заметил он холодно. — Мы, саксы, того, что принадлежит нам, не отдадим никому — ни датчанам, ни кому бы то ни было еще.

— Да, половина викингов уже разобралась в этом, — ответила она в тон ему.

— Твой брат сам виноват в своей смерти, Кристен.

— Разве мне легче от этого? — закричала она.

— Нет, конечно, нет.

Они оба замолчали. Кристен было нелегко справиться со своей болью в присутствии Ройса. Впрочем, она с удовольствием дала бы себя утешить, и это удивило ее. Но она знала, что он не станет ее утешать из-за смерти человека, которого презирает.

Она подвинулась к краю кровати и села.

— Куда ты? — Его рука схватила ее запястье.

Он не повысил голос, но Кристен услышала в нем больше, чем просто любопытство. Она посмотрела на пальцы, сжимающие ее запястье, прежде чем поднять глаза.

— Я хочу в свою комнату.

— Почему?

— Мне надоело отвечать на вопросы. — Она вздохнула. — Я устала.

— Тогда ложись спать.

— Ты хочешь, чтобы я осталась с тобой?

Он ничего не сказал, но исчерпывающий ответ она получила на свой вопрос, когда он снова притянул ее к себе. На это она не рассчитывала.

Кристен повернула к нему голову, когда он положил руку ей на талию.

— Вся стена увешана оружием, сакс. Ты не боишься, что я убью тебя, пока ты спишь?

— А ты могла бы?

— Нет, но я могла бы убежать, — сказала она. — Ты не запер дверь.

Он засмеялся. — Если бы ты собралась это сделать, то не предупреждала бы меня. Можешь спать спокойно, Кристен. Я еще не сошел с ума. Внизу стоит часовой.

Она судорожно сглотнула воздух.

— Ты с самого начала знал, что переспишь со мной?

— Нет, но на всякий случай принял меры предосторожности. А теперь уймись, если ты и вправду хочешь спать.

Она упрямо сжала губы и вдруг почувствовала себя очень одинокой. Но это продолжалось недолго. Он хочет провести ночь с ней. Они уже насладились друг другом, но он не хочет отпускать ее. От этой мысли ей сделалось так хорошо, что она уснула с улыбкой на устах, в то время как он держал ее в своих объятиях.

Глава 19

Кристен рассматривала спящего Ройса. Вообще-то ей давно полагалось работать, и она не была настолько наивна, чтобы полагать, что ее теперь не заставят работать только потому, что она провела ночь с господином.

Она вздохнула и нехотя встала, чтобы убрать одежду из ванной, пока внизу были только слуги. Она снова вздохнула, потершись щекой о зеленый бархат. Ройс ей, конечно, не позволит носить ее собственные платья. Они переспали друг с другом; очевидно, это будет случаться часто, но для него это означает совсем иное, чем для нее. В его глазах она всего лишь рабыня.

— Кристен.

Она остановилась в двери. Он сидел на краю кровати. Его волосы спутались, он был наг и казался заспанным. Даже зевнул.

Кристен не смогла сдержать нежной улыбки.

— Да?

— Ты могла бы уйти, не разбудив меня?

— Я не предполагала, что ты захочешь так рано встать, — ответила она.

— Иди сюда.

Мгновение она колебалась. Если он опять хочет ее, то никаких возражений с ее стороны не последует. Что может быть прекраснее такого начала дня!

Когда она встала перед ним, он крепко схватил ее руки. Взглянув на него, она не увидела желания в его глазах.

— Куда ты идешь?

— Вниз. Работать.

— Тогда ты что-то забыла.

— Нет, я…

Она остановилась и широко открыла глаза, потому что это могло означать только одно.

— Надень их, Кристен.

Она попробовала освободиться, не веря, трясла головой. — Я не вижу другой возможности предотвратить твой побег. Я знаю, ты ненавидишь цепи, но мне не остается ничего другого, — тихо и дружелюбно сказал Ройс.

Кристен не слушала его. Она надела цепи и покинула комнату. Он даже не догадывался, что он сделал, надев на нее цепи после этой ночи.

* * *

Вечером Эда вошла в ее каморку.

— Господин приказал, чтобы я снова отвела тебя к нему девушка.

— Ну и что?

Эда вздохнула.

— Не усложняй, Кристен. Ты не можешь ему противиться.

— Это ты так думаешь. И он так думает. Вам обоим я докажу обратное. — Кристен повернулась к старой женщине спиной. — Мне не надо снимать цепи, Эда. Закрой дверь и иди.

Кристен лежала на своем соломенном матраце и не видела, как Эда вышла из комнаты, качая головой. Так же, отвернувшись к стене, лежала она, когда через некоторое время вошел Ройс. Он не заходил в эту комнату с тех пор, как слуги приспособили ее для Кристен. Кроме тонкого соломенного матраца, на котором она спала, из комнаты вынесли все. Даже свечи не оставили.

Ройс вплотную подошел к матрацу.

— Почему ты не пришла ко мне, Кристен?

— Я устала.

— И все еще сердишься?

На это он не получил ответа. Ройс наклонился и положил руку на ее плечо.

— Сядь, чтобы я мог снять цепи.

Она повернулась и посмотрела на него, но не села.

— Если ты действительно хочешь мне их снять — снимай. — Если нет — оставь.

— Не будь такой упрямой, девочка. Сделай, как я говорю.

— За это я еще должна тебя благодарить? — холодно сказала она. — Нет. Если ты обращаешься со мной, как со зверем, то должен быть последовательным.

Он пропустил мимо ушей сравнение со зверем и сказал:

— Я понимаю. Ты думала, что после проведенной ночи все изменится. — Он покачал головой. — Так?

Она хотела отвернуться, но он крепко держал ее за подбородок и принудил посмотреть на себя.

— Так, Кристен?

— Да. — Горечь и боль изменили ее голос. — После того, что было между нами, я бы не могла обходиться с гобой жестоко и удивляюсь, что ты в состоянии так поступать со мной.

— Ты прекрасно понимаешь, почему я так поступаю, Кристен. Просто не можешь смириться, — сказал он нетерпеливо. — Ты должна знать, что мне это тоже не по душе.

— Ах, правда, — парировала она. — Ты здесь господин. Все, что происходит со мной, происходит по твоему приказу.

У него кончилось терпение, и он встал с мрачным выражением лица.

— Я перечислю, какие у тебя есть возможности освободиться от цепей. Ты будешь сидеть взаперти — пусть даже в моей комнате, целый день. Днем у меня не будет времени для тебя, и до ночи ты будешь одна. Разве это лучше?

— Ты можешь также запереть меня в клетке.

— Клеток здесь нет. Я предлагаю вместо этой мою комнату. У тебя есть выбор.

— Здесь нечего выбирать, — ответила она. — Ты предлагаешь тюрьму вместо цепей. Ты говорил о возможностях. Назови мне хоть одну, чтобы я могла с ней согласиться.

— Есть еще, что я мог бы сделать, чтобы ты свободно могла передвигаться в Виндхёрсте. Я мог бы убить твоих друзей.

— Что?!

Она села и недоверчиво уставилась на него, но он продолжал как ни в чем не бывало:

— Тебе можно доверять лишь в том случае, если исчезнет угроза нападения со стороны викингов. Одна ты не сможешь далеко уйти, даже если попытаешься убежать. Я бы нашел тебя всюду.

— Надеюсь, это шутка! — сказала она, все еще не веря.

— Нет.

— Ты знаешь, что я никогда не куплю свободу такой ценой, — прошипела она, сгорая от гнева. — Как ты можешь говорить о такой возможности? Ты действительно мог бы убить безоружных людей?

— Эти люди — мои враги, Кристен. Они убили бы меня, не раздумывая, если бы им представилась такая возможность. Мне с самого начала было не по душе, что они: остались в живых, я бы с удовольствием с ними разделался. Это Альден уговорил меня использовать их как рабочую силу.

— Тогда ты и со мной должен разделаться, сакс! — вскипела она. — Я одна из них!

— Да, ты тоже мой враг, девка, — ответил он тихо. — Но ты доставляешь мне удовольствие. Поэтому или с тебя будут снимать цепи только на ночь, или решайся на одну из других возможностей.

Она угрюмо посмотрела на него и молча придвинула ему ноги в цепях. Когда он встал и повесил цепь себе на шею, она отвернулась к стене.

— Я хочу спать с тобой, Кристен. — Его голос звучал глухо. — Я допускаю, что ты откажешь мне, потому что рассержена, но я все равно спрошу: ты пойдешь со мной?

— Нет, — холодно ответила она, старательно подавив то волнение, что вызвали в ней его слова.

— Я мог бы заставить тебя.

— Тогда ты увидишь, как я защищаюсь.

Она услышала, как он вздохнул, перед тем как пробурчать:

— Надеюсь, твой гнев продлится недолго, девка.

Ройс ушел, и Кристен услышала, как он запер за собой дверь.

Глава 20

— Что ты сделала с моим кузеном, девка, что он в таком унынии?

Кристен не удостоила Альдена взглядом. Он встал напротив нее возле стола. Впервые он приблизился к ней, после того как она напала на него. Его общество было ей неприятно.

— Я не отвечаю за его настроение, — сказала она ворчливо.

— Нет? — Альден усмехнулся. — Я наблюдал, как он смотрит на тебя. Ты очень даже отвечаешь за это.

— Уходи, сакс, — ответила она, глядя на него с яростью. — Нам нечего сказать друг другу.

— Ты по-прежнему хочешь убить меня?

— Хочу? Я это непременно сделаю.

Он вздохнул притворно.

— Как жаль, что мы не можем подружиться. Я мог бы давать тебе советы, как лучше обходиться с моим кузеном Ты сама, как мне кажется, не справляешься с этим.

— Мне не нужны советы, — фыркнула она. — И я не собираюсь с ним никак обходиться. Я не хочу иметь с ним ничего общего.

— Может быть, но я заметил, что ты тоже часто на него поглядываешь. Вы бросаете друг на друга такие сладострастные взгляды, что…

— Иди к черту! — грубо оборвала она его. — Клянусь, ты отродье Локи. Уйди с глаз моих, пока это тесто не очутилось на твоей голове.

Альден, смеясь, отвернулся и пошел прочь. Кристен со злостью продолжала месить тесто. Как смеет этот сакс высмеивать ее! Или он считает, что она шутит, обещая убить его? У нее самые серьезные намерения. Его любезный вид не повлияет на ее решение. Не повлияет даже то, что благодаря ему, как она узнала, викинги, и она в том числе, остались в живых. Не поможет ему и его сходство с ее братом Эриком — тот же звонкий юношеский смех и склонность к подтруниваниям. Она убьет его, как только обретет свободу.

Ее длинная, толстая коса свесилась из-за плеча, и она в гневе отбросила ее за спину. Была середина лета, и такой жары Кристен еще не знала. Дома она пошла бы с Тюрой купаться или носилась бы по полям на спине Торденса, а ветер бы играл ее волосами. И ей бы не пришлось целый день стоять у пышущей жаром печки. Ее охватила тоска, но она только заставила ее вспомнить, что во всех ее неприятностях виновата лишь она сама.

Прошел ровно месяц с того рокового утра, когда их корабль бросил якорь у Виндхёрста. Время от времени Кристен видела Торольфа и других викингов через открытое окно, когда они возвращались с работы или, наоборот, — принимались за дело. Они ее, однако, видеть не могли, так как она работала в самом дальнем углу зала.

Кристен знала, что они беспокоятся о ней. Во всяком случае, в Отере и Торольфе она была уверена. Они должны бы давно убежать, и Кристен надеялась, что их останавливает не то, что ее взяли заложницей; скорее всего, Ройс и его проклятые охранники делают все, чтобы им помешать. Можно бы спросить у Ройса разрешения поговорить с ними, но Альден прав — в последнее время, с тех пор, как она отказалась разделить с ним постель, он был в прескверном расположении духа, и о чем бы она его не попросила, ответ будет только «нет». К нему было не подступиться. Он резким голосом отдавал приказания своим воинам. Его сестра и слуги старались не попадаться ему на глаза. Может, и вправду в его раздражительности виновата она?

Она бы с удовольствием в это поверила, но не смела приписать себе такое влияние на него. Да, он приходит каждую ночь и спрашивает, хочет ли она пойти к нему, и каждую ночь она ему отказывает. Наверное, Альден как-то узнал об этом. Может, он слышал голос Ройса? В одну из последних ночей Ройс почти кричал, потому что его терпению, как видно пришел конец. А может, Альден все напридумывал из-за тех взглядов, которые Ройс, по его словам, бросает на нее.

Сомнительно, что Ройс говорил о ней со своим кузеном. С чего бы, собственно? Она просто девушка, которая ему приглянулась, он хочет делить с ней постель, но говорить об этом со своей семьей он не будет. Он бы никогда никому не признался в том, сто чувствует привязанность к рабыне, особенно к пленнице из стана врагов, которых он ненавидит.

Эда знала, что происходит, но она была подвластна Ройсу и не смела никому рассказывать, что Кристен отвергает его, а он терпит это. Она ежедневно выговаривает Кристен за ее упрямство, так как считает, что если Ройс хочет ее, он должен ее получить. То, что их первая ночь стала обоим в радость, было для нее ясно. За всю ночь она не услышала ни одного крика, и синяков не было на нежном теле Кристен. На следующий день Кристен замкнулась в холодном молчании, о причинах которого Эда догадывалась по мрачным взглядам, часто бросаемым Кристен на цепи.

В конце концов Эда сказала, что это глупо с ее стороны — не использовать древнейший способ примирения с господином. На что Кристен отвечала, что она может обойтись без милости, которая способствует только тому, что ее держат в цепях, как зверя.

Эду удивляло, что Ройс подчинялся желаниям Кристен. Он каждую ночь просил ее прийти к нему и всякий раз мирился с отказом, хотя в последние дни заметно терял терпение. Она и предположить не могла, что он позволит такое вытворять с собой, и вполне допускала мысль, что он мог бы взять Кристен силой. Это соответствовало бы ее положению рабыни. Но он не делал этого, и, против ее ожиданий, Кристен тоже была удивлена, что он этого не делает.

Кристен желала его, как и прежде. После того, как она узнала, что это значит — быть с мужчиной, она желала его еще больше, чем прежде. Но гордость не позволяла сказать ему «да».

В тот вечер Кристен ждала, что Ройс снова придет к ней, но он не пришел. Она решила, что он, наверное, утолил свое желание с другой женщиной, и старалась убедить себя, что он ничего для нее не значит.

Утром она была бы менее раздражена, если бы знала, где он провел ночь. Но раздражение нарастало, и день длился бесконечно; под вечер у нее появилось чувство, что она сама себя поедом ест. Большую часть вины за свое теперешнее настроение она приписывала себе. Она была уверена, что Ройс больше не придет, решил, что с него довольно. Это подтверждалось тем, что его нигде не было видно в течение дня.

Все же Кристен ждала какое-то время, после того как Эда сняла с нее цепи и заперла дверь. Она сидела в темноте на своем соломенном матраце и дергала за, и без того уже обтрепанные, концы пояса. Она не могла примириться с тем, что Ройс так скоро отказался от нее. Ей хотелось, чтобы он заставил ее подчиниться. Она не собиралась поступаться своей гордостью, поэтому он должен был преодолеть ее. Почему он этого не делает?

После долгого ожидания Кристен наконец разделась, чтобы лечь спать. Последнюю неделю она делала это после ухода Ройса. Прошлую ночь спала в одежде, хотя это было очень неудобно. Но сегодня он не придет.

Она еще не успела заснуть, как дверь открылась. Факел в коридоре осветил его крупную фигуру сзади, превратив ее в черный силуэт. Ее тело напряглось. Она страшно обрадовалась, что он пришел, что он не отказался от нее. Но эти чувства не отразились на ее лице, когда она посмотрела на него, не имея возможности его разглядеть, ведь свет шел сзади.

Когда он безмолвно остановился возле матраца, она поняла, что сегодня он вопросы задавать не будет. Он тоже был горд.

Слова были излишни. Она знала, зачем он пришел. Она пошла ему навстречу, первой нарушив молчание:

— Ты снимешь с меня цепи навсегда?

— Нет.

— Даже если я поклянусь жизнью матери, что не убегу?

— Нет; откуда я знаю — может, ты ненавидишь свою мать, или, может она умерла, и тогда клятва просто не имеет смысла.

Она подавила возмущение, которое вызвали у нее эти слова. Приподнявшись на локтях, она как бы невзначай обнажила грудь — легкое покрывало соскользнуло вниз. Не совсем честная игра, но она по горло сыта этим тупиковым положением.

В свой голос, однако, она вложила максимум возмущения, чтобы дать понять ему — она совсем не заметила, что произошло с покрывалом:

— Совершенно случайно я очень люблю свою мать, она, конечно, жива и, без сомнения, очень беспокоится обо мне. Ты думаешь, если я женщина-викинг, то у меня нет понятия о честности? Или все дело в том, что я викинг, и ты поэтому не веришь мне?

Он сделал шаг к ней, но тут же остановился.

— Слова легко произносятся. Поступки говорят сами за себя, а твои говорят не в твою пользу.

— Почему? Потому, что я хочу убить твоего кузена? — спросила она и добавила с улыбкой: — Или потому, что я не иду на твой зов?

Он ударил кулаком по ладони, и она поняла, что стрела попала в цель. По крайней мере, она разбудила в нем чувства, даже если не те, которые хотела.

— О боже! — Он был вне себя. — Ты самая дерзкая женщина из всех, кого я знаю! Я вижу, что напрасно теряю время. Ты меня не понимаешь.

— Я понимаю тебя, сакс, — ответила она спокойным голосом. — И была готова пойти на уступки.

— Нет, ты хочешь, чтобы все было по-твоему.

— Это не так, — настаивала она. — Я предложила тебе принять мою клятву, а это стоило мне многого, ведь часть меня стремится прочь отсюда, домой.

— Я не могу верить никому, ни мужчине, ни женщине, если знаком с ними недолго. Кроме того, я не верю, что другая часть тебя действительно хочет остаться здесь, в бесправном, безнадежном, рабском положении.

— О, как ты прав! — поддакнула Кристен с сарказмом. — Действительно, почему я должна хотеть здесь остаться? Уж конечно, не из-за тебя.

— Из-за меня? — насмешничал он. — Ты хочешь меня убедить, что причина во мне, в то время как сама каждую ночь меня отвергаешь? Или ты пойдешь сегодня ко мне, Кристен?

— Ты снимешь с меня цепи навсегда? — весело спросила она.

— О, все святые!

Он не договорил, повернулся на каблуках и вышел из комнаты. Кристен чуть не закричала, когда за ним закрылась дверь.

— Ты слишком рано сдаешься, сакс! — фыркнула она разочарованно, и дверь моментально открылась, что заставило ее задержать дыхание.

— Я правильно тебя понял, девка? — спросил Ройс спокойным голосом, что трудно было увязать с тем, как резко он открыл дверь.

Он оставил дверь открытой и медленными шагами пошел к ней. Кристен натянула покрывало до шеи. Она бы с удовольствием вскочила, так как чувствовала себя уязвимой, лежа тут, у его ног, в то время как он возвышался над ней. Но она не хотела ему показывать, что испугалась. Вместо этого она легла на спину, чтобы рассмотреть его.

— Как же ты понял мои слова? — осторожно спросила она.

— Как вызов. — Его голос был по-прежнему спокоен, но в нем слышалась угроза. — А если ты бросаешь вызов, ты должна быть готова к последствиям.

— Каким последствиям?

Он наклонился и вместо ответа сорвал с нее покрывало. В то же мгновение он навалился на нее всем телом, обе его руки держали ее голову, а рот приближался к ее губам. Но, прежде чем их губы встретились, она резко оттолкнула его. Это удалось только потому, что было неожиданно, она использовала свое преимущество и вскочила. Но он крепко ухватил ее за ногу, она споткнулась, подбегая к двери, и упала на спину.

— Ляг на матрац, Кристен.

Этот холодный приказ содержал угрозу, и все же она упрямо покачала головой. Она знала, что в конце концов он навяжет ей свою волю, и хотя победа дастся ему нелегко, она хотела, чтобы в этой схватке он одержал победу — или, по крайней мере, считал себя победителем. Гордость не позволяла ей уступать, но пусть грубая сила принудит ее к этому. Она поднялась на ноги и прижалась спиной к стене. Сердце застучало, когда она увидела, что он снимает пояс, рубашку и бросает на пол. Он был действительно вне себя. А это небезопасно. Он необычайно высок и обладает колоссальной силой. Ему ничего не стоит одним ударом свалить ее с ног. Многие мужчины поступали так. Она знала, какому риску подвергала себя.

Он стронулся с места, только когда вся его одежда была рассыпана по полу. Все это время он неотрывно смотрел на нее; свет падал только с одной стороны, погружая часть ее туловища в тень. Если бы она не стояла перед ним нагой, он бы, наверное, успокоился или, по крайней мере, обдумал свои действия. Но ее вид слишком возбуждал его.

Когда он подошел к ней, она замахнулась для удара, но он поймал ее запястье в воздухе. В то время, как тело Кристен еще двигалось по инерции, его рука скользнула по ее талии и лишила опоры ноги. Он повалил ее на тонкий соломенный матрац, и от падения у нее перехватило дыхание. Ройсу нужно было совсем немного времени, чтобы лечь между ее расставленными ногами и войти в нее прежде, чем она начнет защищаться.

Он услышал, как она тяжело задышала, глотнув воздуха, и, когда ее руки протиснулись между их телами и попытались оттолкнуть его, он рассмеялся. Это было уже бесполезно. У него хорошая опора, и он готов ко всем ее выходкам.

— Прекрати, мерзавец!

Он наклонился и зашептал ей на ухо:

— Я получил то, в чем ты бы мне хотела отказать, и ты проиграла.

Все еще продолжая сопротивляться, она приподняла бедра, чтобы скинуть его. Но это было бесполезно и послужило лишь тому, что он еще глубже вошел в нее. Она опять тяжело задышала, но на этот раз потому, что ей было необычайно приятно почувствовать в себе его плоть. И у нее перехватило дыхание, когда его объял сладостный трепет.

— Я все беру обратно, женщина, — выдохнул он смиренным голосом. — Защищайся сколько хочешь.

Кристен чуть было не расхохоталась в ответ, но это разрушило бы впечатление, что она подчинилась грубой силе. Да ей это и не удалось бы, потому что Ройс страстным поцелуем запечатал ей губы. Она попыталась было повернуть голову, проявляя остатки сопротивления, но он следовал за ее движениями, и тогда наконец она перестала притворяться и ответила на его поцелуй со всего сердца.

Ее руки скользнули между их телами и легли ладонями на его голову, чтобы прижать к себе крепче губы, в то время как он мягкими упругими движениями вжимался в нее, и касания его бедер, живота и груди были неповторимо сладострастны и нежны.

Кристен почти мгновенно достигла вершины блаженства и намеренно приподняла бедра, желая продлить его как можно больше. Когда и для него настал сладчайший миг, сила его встречного порыва заставила ее спуститься, что еще увеличило их наслаждение. Из ее груди вырвался приглушенный стон. Она чувствовала внутри себя биение его плоти в мгновение высшего напряжения, и ее собственное наслаждение возрастало до пределов, казавшихся ей раньше невозможными.

С сожалением вернулась Кристен в реальный мир. Ройс всем телом лежал на ней, но это ни сколько ей не мешало. Его голова была склонена набок, дыхание все еще прерывисто. Ее пальцы мечтательно играли с его волосами. У нее было чувство, что она может так пролежать целую вечность. Но надеяться на это она не смела.

Она понятия не имела, что он думает о ее полной капитуляции. Если исходить из того, какое большое значение мужчины придают своей мужской силе, заслугу в этой победе он, видимо, приписывает своему таланту любовника. Что он думает — все равно, главное, чтобы он не догадался, что она хитростью заставила его любить себя. Можно представить, как бы он злился, если бы узнал об этом.

Ее руки легли ему на плечи, а затем на грудь когда он приподнялся и посмотрел на нее. Она чувствовала, как бьется его сердце под рукой, смотрела на него и пыталась по его лицу узнать, о чем он думает, но ничто не выдавало его мыслей. Казалось, он с той же целью рассматривал ее; конечно, ведь ему тоже хотелось знать, о чем она думает. Если бы он знал! Этим своим мыслям она улыбнулась.

— Ты не сердишься на меня? — спросил он.

— Конечно, сержусь.

Ройс рассмеялся.

— Ты всегда улыбаешься, когда сердита?

— Иногда.

Она сказала это серьезным тоном. Ройс покачал головой. Если все, что она говорит, принимать за правду, значит, нужно без конца ей удивляться. Он предпочел считать это шуткой.

— Я полагаю, мне нужно извиниться, — сказал он.

— Без сомнения.

Он фыркнул. Ему нечего было больше сказать. Она провоцировала его. Может, она и не заслужила такого грубого обращения, но в конце концов она покорилась и сама получила удовольствие. Почему она вообще ему отказывала?.. Причины, конечно, были, но изменить что-либо он не в силах.

Он приподнялся на руках, чтобы встать, но в то же мгновение ее бедра сомкнулись. Его плоть еще была в ней, и Кристен закрыла глаза от удовольствия, еще какое-то время наслаждаясь им, прежде чем расстаться. Посмотрев на нее, Ройс вздохнул.

— Господи, женщина, ты это нарочно?

Она открыла глаза:

— Что? — Она и правда не понимала, что опять натворила.

— Когда ты смотришь… вот так смотришь, когда мы…

— Откуда ты это знаешь? Ты тоже смотришь на меня?

— Да.

Это очаровало ее.

— Я бы никогда не подумала. Надо попробовать это с кем-нибудь другим.

— Это любого мужчину сведет с ума — в такой момент увидеть эти красивые глаза.

Она улыбнулась.

— Тебе не следует волноваться. Я и не думала смотреть на тебя.

— Я надеюсь, ты шутишь, девка, — сказал он сурово, вставая и помогая ей подняться. — Иначе последствия тебе не понравятся. Я не верю, что у тебя есть любовники. Пока я хочу тебя, ты останешься мне верна.

Она подняла бровь, получив удовольствие от сознания того, как легко его завести.

— Ты так думаешь?

Ройс не ответил, а, подняв одежду с пола, взял Кристен за руку и потянул за собой к двери. Она почувствовала, что щеки ее запылали, как только поняла, что дверь все это время была открыта. Каждый в доме мог пройти мимо и увидеть их, мог с самого начала стоять возле двери и наблюдать за ними, а она и не заметила, потому что все внимание ее занимал он, ее любовник.

Ее любовник. Как нравилось ей звучание этого слова. Сейчас что-то должно измениться. И он не раскается, что сдался. Она докажет ему, что она действительно женщина его сердца.

Как только они оказались в его комнате и закрыли за собой дверь, Ройс уронил их одежду на пол и притянул Кристен к себе.

— А сейчас ты поплатишься за то, что так долго отказывала мне. Сегодня — ночь без сна.

— Это вызов? — мурлыкнула Кристен, надеясь, что он выполнит свое обещание до конца.

Глава 21

Было раннее утро, когда один из воинов разбудил Ройса. Пленные неспокойны. Волнение вроде бы улеглось, но Торольф хочет говорить с Ройсом.

Ройс отослал воина. Если волнение улеглось, не было необходимости бежать сломя голову. Но и слишком медлить он не мог. Он вздохнул и посмотрел на Кристен. Тусклый свет утреннего неба едва просачивался через окно, но он сидел рядом и мог рассмотреть ее.

Кристен спала и даже не слышала голосов. Это не удивило Ройса. Он всю ночь не давал ей спать. Он не мог от нее оторваться. Воспоминания об этом вызвали улыбку. Он с удивлением отметил, что не чувствует себя усталым.

Она лежала на боку, свернувшись калачиком и положив руки между ног, как если бы ей было холодно — привычка, приобретенная в холодные зимы, которые она пережила. Ее коса расплелась, растрепалась, и теперь волосы лежали золотым озером вокруг головы. Легкая простынка, которой они укрылись, когда наконец заснули, доставала ей только до бедер и оставляла открытой белую кожу плеча и спины.

Он почувствовал покалывающее напряжение, осознав, что может рассматривать ее без ее ведома. Она была первой женщиной, с которой он провел всю ночь, первой женщиной, которую он наблюдал во сне. Служанок, которые ему нравились, он брал обычно там, где находил. Некоторые, кого он приводил к себе в постель, уходили сразу после того, как утоляли его страсть. Корлисс он покидал сам, так как не имел ни малейшего желания проводить всю ночь в ее постели. Так же он поступал с другими придворными дамами, с кем бывал в связи.

Почему он не возражал против того, чтобы разделить постель с этой девушкой-викингом? Не возражал? Нет, это не так. Он хотел спать с ней. Но почему именно с ней? Ведь он презирал ее. Так ли это? Она и ей подобные сделали его несчастнейшим человеком. Правда, она женщина, но воспитана в той же вере, что и мужчины, пришедшие сюда, чтобы грабить и убивать его людей. Она принадлежит к проклятому племени викингов, язычница — мерзкая для благопослушного христианина.

Если, несмотря на все это, он ее не ненавидел, то должен был по крайней мере презирать. Ему следовало бы успешнее бороться с притягательной силой ее очарования, которое она излучает. Он испугался самого себя, потому что она заставила его почувствовать свою слабость, и все стало еще хуже после того, как она доказала ему, что ее воля сильнее его. Она желает его по-прежнему. Последняя ночь в этой комнате доказала это. И все же она целую неделю отказывала ему и продолжала бы отказывать, если бы он не взял ее силой.

Ройс щелкнул языком. Нет смысла осыпать себя упреками. Это произошло, и это еще не конец. Ему недостаточно один раз удовлетворить свое желание. Она желанна для него всегда. И противиться этому, все равно, что отрезать руку, когда поранен палец, — бессмысленно и вызывает еще большие страдания. Даже сейчас он желал ее. И если не будил, то только потому, что знал: он возьмет ее позже.

Какое пьянящее чувство — знать, что эта женщина в его власти. Раб, который стал рабом, попав в плен, имеет меньше прав, чем британцы, рожденные рабами, или свободные люди, порабощенные за какие-то грехи и не имеющие возможности заплатить за свою свободу. Церковь карает за жестокое обращение с этими рабами. Кто порабощен за преступление, может быть освобожден через год своими родственниками. Кто родился рабом, может купить себе свободу. Этим рабам разрешено продавать то, что они производят в свободное время. Но если это пленный раб — все по-другому. Его можно выкупать или нет, продавать или нет, убивать или нет. Решение принимают их господа.

Это делало Кристен его собственностью, с которой он может поступать, как ему заблагорассудится, без ограничений, как если бы она была его женой. Он может брать ее где и когда только пожелает, и она не смеет ему отказывать. Но особое удовольствие он получал от сознания того, что она не ненавидит его, что она наслаждается его телом так же, как он ее.

Если бы он поразмышлял еще пару минут в этом направлении, он бы не удержался и разбудил ее. Уже сейчас он не смог удержаться от того, чтобы погладить ее, прежде чем уйти. Он просунул руку между ее грудями, которые лежали одна на другой, и нежно взял одну в ладонь. Кристен улыбнулась во сне. Ройс тоже улыбнулся, увидев это.

Черт бы его побрал, но она может возбуждать разнообразными способами, он и сейчас еще находился в состоянии эйфории. Он спрашивал себя, знает ли она, что ее чувственная сила делает ее исключением из ряда женщин. Он не знал другой женщины, в ком можно было бы вызвать такую страсть.

Когда он оделся и спустился вниз, он решил хорошо провести этот день. Даже перспектива неприятного разговора с пленниками не могла испортить ему сегодня настроения. Он нашел их на площади перед домом, они стояли группой перед сараем, построенным для них, так как Вайте в ожидании Ройса не отправлял их на работу. Он перепоручил их Лиману, а рядом с ним находился лишь Торольф. Молодой викинг был настроен решительно, судя по взгляду, который он обратил к Ройсу, приглашая последовать за ним в сарай для беседы с глазу на глаз. Ройс подумал, что речь пойдет о чем-то важном лично для Торольфа.

— Я слышал, вы сегодня утром спорили о чем-то, Торольф. Ты расскажешь мне, о чем?

Цепи Торольфа гремели, когда он взволнованно ходил взад и вперед по сараю.

— Это? — Он сделал отрицательное движение рукой. — Это не суть важно. Бьярни сердит Отера своими шутками. — Он замолчал и посмотрел в глаза Ройсу. — Речь о Кристен.

Ройс задумчиво переваривал сказанное и сомневался, что сможет когда-нибудь выяснить, о чем же они спорили.

— Я правильно понял, что тебя тоже выводят из себя выходки Бьярни?

— Да. Кристен давно не с нами. Я должен с ней говорить… пожалуйста.

Ройс насторожился, так как знал, чего стоило воинственному викингу произнести это последнее слово. Он стал подыскивать мотивы такого его поступка. Это был мужчина, который часто охранял и защищал Кристен, когда она была еще переодета в юношу. Он уверяет, что он ее друг. Но так ли это?

— Как долго ты знаешь Кристен, Торольф?

— Всегда. Дома — соседи. В детстве вместе — купаться, кататься верхом, охотится. Моя сестра Тюра и Кристен — близкие подруги, очень близкие.

— Итак, она всего лишь подруга твоей сестры, а ты все же считаешь себя ответственным за нее. Почему?

Торольф молчал. Ройс встал за спиной викинга.

— Это потому, что ее брат мертв, или она для тебя больше чем подруга?

Торольф повернулся и посмотрел на него.

— Говори медленно, сакс. Или лучше позови Кристен, пусть она сама сказать.

— Здорово придумано, — издевательски протянул Ройс, — но этого не будет. Она привыкла к дому, и не следует ей напоминать о вашем худшем жребии. Она ничего не скажет тебе такого, чего не могу сказать я. У нее все хорошо, ее не изнуряют работой. У тебя нет причин волноваться о ней.

— Это ты говоришь. Я хочу слышать ее.

Ройс покачал головой.

— Если это все, о чем ты хотел со мной поговорить… — Он пошел к двери.

— Сакс! — гневно закричал Торольф. — Кристен не трогать!

Ройс недоверчиво повернулся к нему.

— Ты серьезно хочешь мне сказать, чтобы я не прикасался к ней?

— Да.

Он расхохотался.

— Какая прелесть! Может, ты еще не заметил, но в твоем положении ты не можешь предъявить никаких требований.

— Ты женишься на ней?

— Довольно, викинг, — сказал Ройс недовольно. — Она рабыня, а не гостья. Что ее ожидает, целиком зависит от тебя и твоих товарищей, как я уже говорил. С ней ничего ужасного не произошло, и никто не принуждает ее к тому, чего она не хочет сама.

— Ты не прикасался?

На этот раз Ройс не ответил. Торольф из этого сделал вывод, который вызвал в его душе бурю. Ройс не готов был к нападению, да он и не думал, что этот ниже его ростом и не так уж крепко сложенный мужчина рискнет напасть на него. Но неожиданно он был брошен на пол, и цепкие пальцы обхватили его шею. Он не мог дышать, и пальцы не разжимались, пока лезвие его кинжала сантиметра на два не вонзилось в бок Торольфа.

— Вставай, — приказал Ройс.

Торольф отпрянул и зажал рукой кровавую рану. Он был вне себя, и неудача злила его. Ройс тоже разозлился.

— Чего ты ожидал от этой глупой выходки? — зло спросил он.

— Что ты не прикасаться к Кристен.

— Ты хотел добиться этого, убив меня? Пусть ты добился бы этого, но у тебя не было бы времени гордиться своей победой.

— Не убить, — настаивал Торольф. — Другие возможности, чтобы ты никому не причинил зла.

Ройс нахмурил лоб, когда Торольф сделал рукой однозначный жест.

— Да ты прав. Я теперь буду начеку и стану держаться от тебя на расстоянии вытянутой руки, чтобы все мои части тела оставались на месте. — Он потряс головой и поднялся на ноги. — Ты молодой сорви-голова. Почему ты не веришь мне, что Кристен ни к чему не принуждали? Ей не на что жаловаться, кроме цепей, которые она носит.

Торольф испепелил его взглядом.

— Ты лжешь! Многие желать Кристен. Многие, — подчеркнул он еще раз. — Она всех отвергать.

— В самом деле? Тогда мне повезло, — сухо заметил Ройс.

— Если это так, сакс, ты должен жениться.

Ройс вздохнул в ответ на его озлобленность.

— У меня есть суженая, Торольф, но даже если бы ее не было, я никогда не женился бы на язычнице, рабыне, девушке-викинге, а все это относится к Кристен. Она все равно принадлежит мне. Назови мне хотя бы одну причину, по которой я мог бы желать жениться на ней, причину, которая соответствовала бы моим, а не твоим понятиям.

— Значит, Бьярни не шутил. Кристен нравится, что она видит в тебе. Пусть будет так. Но без свадьбы ей не понравится долго. Она выбрала тебя, сакс. Ты все должен сделать, как надо, или ты потерять ее.

— Я не могу потерять того, что принадлежит мне, — уверенно сказал Ройс и ушел, прежде чем логика викинга смогла испортить ему настроение.

Торольф стоял в дверях и смотрел вслед предводителю саксов. Подошел Вайте, чтобы отвести его на рабочее место к валу. Но он не удостоил охранника взглядом. Значит, Бьярни был прав? Он утверждал, что Кристен заглядывалась на Ройса, еще когда была вместе с ними, в одежде мужчины.

Если она на самом деле сделала выбор, то этот выбор неверен. Так как она была изолирована от всех, никто не мог дать ей дружеский совет. Сакс не будет ее уважать. Он господин, а она униженная рабыня. Как свободный мужчина, имеющий в доме рабов, Торольф мог понять доводы предводителя саксов. Но, с другой стороны, Кристен рождена свободной. Если она решится противиться своему порабощению, то сделает это от всего сердца.

Торольф спросил себя, почему он старался предостеречь сакса от того, на что он в полной мере может рассчитывать. Кристен была христианкой, хотя совершенно очевидно, что она скрыла от него этот факт. Но она также была норвежкой, а гордость и решительность норвежцев глубоко укоренились в ней. Было бы лучше для нее, если бы она была уступчивой; ей будет нелегко противостоять мужчине, который взял ее в плен.

Глава 22

Кристен повернулась на спину и с удовольствием потянулась. Она улыбнулась маленькой птичке, сидящей на оконном карнизе, которая своим пением разбудила ее. Когда Кристен поднялась и села, птичка улетела.

Она была одна в комнате. Заперта ли дверь, спросила она себя, прежде чем встать и посмотреть. Дверь была не заперта. Она опять улыбнулась и закрыла дверь. Да, изменения происходят. Ройс начинает ей доверять. Ей не следует разочаровывать его.

Их одежда лежала там, куда он ее вчера бросил. Она быстро оделась и убрала комнату. Ей хотелось петь, и она запела простенькую кельтскую песню, в детстве ее пела мама.

— Ты знаешь другие языки, не только наш?

Кристен, которая расправляла простыню, подняла голову и увидела Эду, стоящую в дверях. Она приветливо улыбнулась.

— Да, многие.

— Только не говори при лорде Ройсе на этом языке — большинство кельтов наши враги.

— Большинство?

— Некоторые живут вместе с саксами в Вессексе, в Дэвоне и уже даже в Дорсете. А те, на дальнем западном побережье, всегда были нашими врагами и в союзе с датчанами воюют против нас.

— А вализийские кельты на северо-западе? — спросила Кристен, думая о матери.

— Они тоже враги, но они так далеко, что не причиняют нам вреда. Много лет назад они напали на Мерсию, и король Этельвульф, отец Альфреда, помогал мерсам. Он повел свою армию на север, и вализийцы сдались. Но западные кельты нападают на нас до сих пор. Два дня назад какая-то их банда выкрала у нас скот. Лорд Ройс отбил скот, но воры скрылись, хотя он со своими воинами охотился за ними всю ночь. Так что вряд ли он захочет услышать этот язык из твоих уст, а знает он его достаточно хорошо, чтобы узнать на слух.

Кристен улыбнулась и непроизвольно хихикнула. Так вот почему Ройс той ночью не пришел к ней? Она страдала, думая, что он у другой женщины, а он просто охотился на воров.

— Твой смех не уместен, девушка, — недовольно проговорила старая женщина.

— Ты не можешь этого понять, Эда, — сказала Кристен и добавила: — Но мне жаль, что Ройс не догнал воров. Я не знала, что кельты — ваши враги.

— Врагов много, — ворчливо добавила Эда. — Даже пара господ саксов и то числятся в недругах, особенно один, что живет неподалеку, лорд Элдред. Он охотнее видел бы нашего господина в могиле. Они не выносят друг друга, хотя оба в свите короля.

— Ты знаешь, почему?

— Да. Лорду Элдреду не нравятся близкие отношения Альфреда и милорда. Это началось с тех времен, когда Альфред еще не был королем и они все вместе охотились в королевских угодьях, состязались там на мечах. Многие юноши живут при дворе. Милорд тоже там жил, пока не умерли его отец и брат. Теперь он редко появляется при дворе, разве когда Альфред сам приглашает его. Но лорду Элдреду все равно это не по душе. Только угроза со стороны датчан заставила их забыть раздоры.

— Это разумно. Мне не хотелось бы, чтобы Ройс шел воевать, имея врагов в тылу.

— Ты так беспокоишься о нем? Большинство господ отпускают рабов после смерти, так велит церковь.

— Я хочу получить свободу, Эда, но не таким путем, — прошипела Кристен.

Эда недоверчиво фыркнула, но порадовалась, услышав такой ответ.

— А теперь пойдем. Милорд сказал, чтобы я дала тебе выспаться, но это не значит, что ты будешь бездельничать целый день, ты и так уже пропустила завтрак.

Кристен просияла и направилась к двери. Эда потянулась к цепям, но Кристен остановила ее:

— Оставь их, Эда. Это уже в прошлом.

— Он так сказал?

— Нет, но…

Эда не стала ее слушать и подняла цепи. — Пока мне не прикажут, ты будешь их носить.

— Нет, я же говорю тебе, я их не надену больше. Спроси его сама.

— Ты с ума сошла, девушка? Я никогда не посмею из-за такого пустяка подходить к нему.

Лицо Кристен омрачилось, но Эда подняла руку, чтобы остановить поток слов, готовых сорваться у нее с языка.

— Не серди меня, Кристен. Если он готов поверить тебе, он скажет мне об этом сам. Разве ты не можешь подождать?

«Нет!» — хотелось ей закричать, но это бы ничего не дало. Через несколько минут или, если его нет в зале, через пару часов она увидит его, и эта ошибка будет исправлена. Она подождет немного, хотя это и неприятно.

Это продлилось больше, чем пару часов. Ройса не было дома целый день. Эда узнала от няньки Мечан, что он с девочкой выехал куда-то верхом. Мечан вернулась сразу после полудня. Она была возбуждена и весела, щечки ее порозовели, но Ройса с ней не было. Эда заметила, что Ройс редко находил время для занятий с сестрой. Но по лицу Мечан было видно, что сегодня прогулка доставила ей удовольствие.

Кристен подумала, как это мило со стороны Ройса, что он нашел время, отложил все дела, чтобы посвятить себя сестренке, но ее нетерпение уже переросло в раздражение, и снова проснулась обида, которую она испытала последний раз, когда он, переспав с ней, настоял, чтобы она оставалась в цепях. Может, она чего-то не понимает? Как может он быть таким нежным в постели и затем, без какого-либо чувства вины, снова заковывать ее в цепи!

Начинался ужин, когда Ройс вошел в зал. Кристен напряженно всматривалась в него, пока он шел к большому столу перед большой печкой. Когда их взгляды встретились, он улыбнулся ей, и ее гнев растаял. О Господи, от этого мужчины можно сойти с ума! Она надеялась, что он не заметит, как сильно он занимает ее мысли. Он и так достаточно силен, не следует вооружать его еще этим знанием.

Даррелл овладела его вниманием, и Кристен вернулась к работе. Она устанавливала еду на подносы, которые носили к столу. Опять она ошиблась. Он не был жестоким, просто забывчивым. Как только он увидит, что она в цепях, он, конечно же, извинится за свою забывчивость.

В зале еще находились люди, когда Ройс подошел к ней. Он выглядел сытым, с друзьями он выпил пару кружек пива, и как раз сейчас подогревали воду для ванны. Она сама принесла два ведра.

Он остановился невдалеке, хотя и не слишком близко, глядя не на нее, а на тесто, приготовленное для завтрашних трапез.

— Как у тебя прошел день?

Краем глаза она заметила, что он по-прежнему не смотрит на нее; ей стало ясно, что пока в зале люди, он этого не сделает.

— Хорошо.

— Сегодня ночью будет еще лучше.

Он пообещал ей хриплым шепотом, так что дрожь пробежала по ее спине и приятно защекотало в животе. Затем он повернулся и пошел в ванную комнату, а она, все еще не веря, смотрела ему вслед. Не может быть, чтобы он, подходя, не видел цепей на ее ногах. Хотя они и черного цвета, но отчетливо видны между подолом платья и туфлями, так как и то, и другое было светлее. Не мог он не видеть и длинной цепи, которой она прикована к стене. Женщины жаловались, что должны целый день переступать через эту цепь, которая им мешает. Она была видна отовсюду.

Ее затрясло от возмущения, даже руки задрожали. Господи, покарай его зеленые глаза и черное сердце! Если он делит с ней постель и не доверяет ей, то она действительно не что иное, как шлюха. С нее довольно унижений.

— Я сразу тебе сказала, девушка, — слишком рано, он еще не доверяет тебе. Всему свое время.

За ее спиной стояла Эда. Кристен не повернулась к ней и не ответила. Она скрестила руки, чтобы уменьшить дрожь. Ее гнев переродился в презрение.

— У меня появятся шрамы на ногах, пока я дождусь его милости. Ну, хорошо. Это самое малое, что я заслужила, согрешив с врагом. Эти шрамы я буду считать своим искуплением.

— Искуплением! Это звучит по-христиански, великий Боже! У вас есть священник для всех ваших богов, которые требуют искупления грехов?

Кристен не ответила. Холодно спросила:

— На сегодня мы закончили, Эда?

— Да.

Эда наклонилась и отстегнула длинную цепь. Она понимала Кристен. Ей, конечно, нелегко быть в милости у господина и в тоже время сносить такое унижение.

— А теперь пойдем, — проворчала Эда.

Она сняла и ножные цепи, чтобы Кристен легче было подниматься по лестнице, и пошла вперед, уверенная, что Кристен последует за ней. Но та оставалась на месте. Всего лишь мгновение ею владела мысль о побеге, но тут же отступила. Это было бы неразумно — без оружия и всякого плана вырваться сейчас на свободу.

Кристен дошла до своей каморки и остановилась. Комната была совершенно пуста.

Эда опять стояла у нее за спиной.

— Что это значит? — громко спросила Кристен.

— Милорд ничего не сказал мне насчет цепей, но он сказал, что тебе уже не нужна эта комната. Единственная кровать, которая теперь будет в твоем распоряжении, — это его кровать.

Она хрипло засмеялась.

— Ах, в самом деле? По мне, так лучше жесткий пол, чем то, что он мне предлагает.

— Он будет сердиться на тебя, детка.

— А мне все равно, — отмахнулась Кристен.

Эда вышла из комнаты, чтобы сообщить Ройсу о ее решении. Кристен не двинулась с места, пока не услышала, как повернулся ключ в замке. А она ведь так надеялась, что Эда забудет запереть дверь. Пока Ройс был внизу, она рассчитывала взять в его комнате оружие, хотя и не представляла себе, что будет с ним делать.

Кристен перебралась в самый дальний угол комнаты и села на пол в ожидании того, что же будет дальше.

Глава 23

Когда Ройс открыл дверь, Кристен сидела, прислонившись к стене и подобрав колени, чтобы в случае необходимости тотчас же вскочить на ноги. На лице Ройса она не заметила следов ярости, однако и особой радости оно не выражало.

Он только что искупался. На нем была всего лишь белая рубашка с длинными рукавами и накидка из белого полотна, отделанная шелковым шитьем, ниспадавшая почти до пола. Она почувствовала, что, будь она на него не так сердита, его вид заставил бы ее затрепетать от восхищения. Она смотрела ему в лицо, освещенное пламенем свечи, которую он поднял высоко над головой, чтобы лучше ее видеть.

— Эда рассказала мне, почему ты снова здесь, а не там, где тебе следует быть. Я хочу знать, с чего ты взяла, что можешь ходить, куда тебе вздумается. Ведь об этом речи не было.

В глубине души Кристен гордилась тем, что ей удалось справиться с дрожью в голосе и не выдать своего волнения.

— Все очень просто, сакс. Ты ведь знаешь, почему я отказывалась на прошлой неделе делить с тобой ложе. И все же вчера вечером ты заставил меня это сделать. Вот я по своей наивности и посмела предположить, что коль скоро ты со мной спишь, то ты смилостивился и позволил мне пользоваться большей свободой.

— Что ж, ты права, — ответил Ройс резко. — Это были действительно глупые предположения. Я ведь сказал, почему не снимаю с тебя цепей. Однако я изложил тебе и возможные варианты.

Теперь, когда Кристен услышала подтверждение того, о чем она и сама уже давно догадывалась, она не могла больше сохранять спокойствие.

— Мне плевать на твои варианты. Пусть мне и дальше придется носить эти чертовы цепи, сакс, но я не хочу тебя видеть. Я не могу выносить одновременно и твои нежности, и твои унижения.

Ройс медленно сделал шаг по направлению к ней. Кристен на всякий случай поднялась. Но он остановился в нескольких шагах от нее.

— Я считал тебя сильнее, девочка моя.

Кристен чуть не задохнулась, услышав это оскорбление.

— Я не очень избалована, сакс. Мой отец в молодости был захвачен в плен и несколько лет провел в заточении. Моя мать тоже познала рабство. Я такая, какой меня воспитали мои родители, и я не считала бы себя достойной их, если бы не смогла с честью выносить рабство. Я рассматриваю свой плен как наказание за то, что ослушалась родителей и последовала за своим братом. Я многое могу вынести, сакс. Однако есть предел тому, что я позволю с собой сделать, не оказывая сопротивления. Оставь меня с этой минуты в покое, и у тебя не будет со мной никаких проблем.

— Не могу, — ответил он коротко. — И ты сама, Кристен, не хочешь, чтобы я оставил тебя в покое.

— С чего это ты взял? Я и знать тебя больше не желаю.

То, что Ройсу пришлось услышать, не вызвало у него особого восторга, и это отразилось на его лице. Он плотно сжал губы, и в глазах его вспыхнул зеленый огонь.

— И ты смеешь утверждать это после нашей последней ночи?

— Да.

— Лгунья! Ты все еще хочешь меня, и я докажу тебе это. Кристен презрительно усмехнулась.

— Один из моих недостатков — это упрямство. Оно досталось мне в наследство от матери. Однажды, поссорившись с отцом, она отказалась разговаривать с ним и держала слово целый месяц, хотя они с отцом страстно любят друг друга. Может быть, я и хочу тебя, потому что я и в самом деле нахожу тебя весьма привлекательным и ничего не могу с этим поделать. Но это последнее признание, которое ты от меня услышишь. Я никогда не отдамся тебе по собственной воле. Заковав меня в цепи, ты дал мне тем самым понять, что я для тебя ничего не значу, что ты ко мне ничего не испытываешь. От мужчины, которому я отдамся, я требую гораздо большего, чем обычная страсть.

— Это значит, что ты по доброй воле отказываешься от того, чего мы оба так жаждем?

Кристен на секунду закрыла глаза. А какого ответа она, собственно ожидала? На нее нахлынула волна горького разочарования. Она вспомнила его слова, сказанные прошлой ночью: «Ты мне не безразлична, Кристен. Конечно же, ты мне нравишься, даже больше. Как ты можешь в этом сомневаться?» Ах, как она глупа и наивна! Никогда больше не услышать ей из его уст таких слов.

Кристен открыла глаза и увидела, что его губы все еще плотно сжаты, а на щеке пульсирует маленькая жилка. Рука, покоившаяся на бедре, сжалась в кулак. Темные брови сошлись у переносицы, а глаза превратились в узкие зеленые щели. Ага! Наконец-то ей удалось вывести его из себя. Ну и хорошо. Во всяком случае хоть что-то у них есть общее.

— Ну, отвечай же, Кристен!

— Да, я нас обоих лишаю этого удовольствия!

— Черт побери! У тебя ничего не выйдет! Ты сказала все, что хотела сказать. А теперь выслушай меня. Возьму я тебя или нет, зависит прежде всего от моего желания, а не от твоего. На какое-то время я предоставил тебе право принимать решение, и в этом заключалась моя ошибка. Но я умею извлекать уроки из своих ошибок. Предоставив выбор тебе, я добился лишь того, что ты вообразила, будто право выбирать принадлежит прежде всего тебе. Но это не так, Кристен. Ты моя рабыня, и я владею тобой безраздельно. Даже твоя жизнь зависит от меня.

Бездушность этих слов возмутила Кристен.

— Никогда! Слышишь? Пусть я принадлежу тебе и ты можешь убить меня, продать или овладеть мной силой, когда тебе заблагорассудится. Но так будет не всегда. Если меня похитят или я убегу, то уже не буду тебе больше принадлежать. Да даже и сейчас, что бы ты себе ни воображал, ты не можешь обладать мной. Твои слова — это пустой звук. Для того, чтобы я на самом деле принадлежала тебе, мне пришлось бы сначала полюбить тебя.

— Я не требую, чтобы ты меня любила, — резко сказал Ройс.

— Ну и прекрасно, — отпарировала она ему тем же. — Ты и не смог бы добиться моей любви. Ты говорил только что о свободе выбора. Возьмешь ты меня силой или нет — это зависит в первую очередь от тебя, это верно. Но захочу ли я тебя — это уже мое дело. А я тебя не хочу, сакс.

— Итак, ты готова оказать мне сопротивление?

— Да.

— Но ты уже могла убедиться в том, что это бессмысленно.

— Нет, я могла убедиться лишь в том, что тобой можно управлять, пустив в ход самую простую уловку.

Она была так взбешена, что призналась ему в этом сейчас сама. С насмешливой улыбкой она издевалась над ним.

— У тебя еще не было возможности в полной мере познать мой строптивый характер. Вчера ночью ты не делал ничего такого, что шло бы вразрез с моими желаниями. И вчера я хотела, чтобы ты мной обладал. Но если ты станешь принуждать меня сейчас, я буду сопротивляться, и смею тебя уверить, это не доставит тебе удовольствия.

Дерзкие слова девушки разожгли гнев Ройса. С его губ сорвалось проклятие. В ярости он швырнул на пол свечу. Кристен показалось, что он бросился на нее прежде, чем погасло пламя свечи, но это было не так, поскольку прыжка она не видела. Его рука схватила ее за запястье и потащила к двери. Кристен подождала, пока они окажутся в тесном коридоре, и лишь тогда сделала попытку освободиться. К великой радости, ей это удалось. Выбежав на лестницу, она услышала несущиеся вслед проклятия Ройса. Однако, прежде чем она успела достигнуть ступенек, Ройс догнал ее, опрокинул на пол и всей своей тяжестью обрушился на нее. Как только он попытался найти точку опоры, чтобы подняться, Кристен, почувствовав большую свободу, ударила его изо всех сил локтем. Он застонал, так как удар пришелся в солнечное сплетение. У Кристен было теперь достаточно пространства для сопротивления. Она повернулась на бок и ударила бы его ногой, не перехвати он вовремя ее ступню. В следующий момент, крепко держа ее за руки и за ноги, он взвалил ее себе на плечо.

Подняться с такой тяжелой ношей, которая к тому же еще и извивалась, как змея, оказалось делом исключительно трудным. Однако Ройс справился с этой задачей и медленно пошел к своей комнате. Но Кристен все еще не сдавалась. Вися на его спине, она высвободила одну руку, чтобы вцепиться ему в волосы, она сделала это так сильно и резко, что, окажись на месте Ройса мужчина послабее, она сломала бы ему шею. Ройс же лишь потерял равновесие и, покачнувшись, ударился о стену.

У Кристен перехватило дыхание, она почувствовала, что падает на спину, однако все же не упустила шевелюру Ройса, и тому пришлось опуститься рядом с ней на колени.

Сгорая от ярости, он пытался освободиться от ее мертвой хватки. Когда ему это удалось, у нее в кулаке остался пучок его волос. Схватив девушку за запястье, он заломил ей руку за спину так сильно, что, казалось, вот-вот затрещат кости. Однако он хотел лишь заставить ее подняться, и ей пришлось подчиниться.

Он толкал ее перед собой, а когда она отказывалась идти, еще сильнее заламывал руку за спину. Так в конце концов они добрались до его комнаты.

Захлопнув дверь, он с силой оттолкнул ее от себя. Кристен пошатнулась, но сразу же обрела равновесие и напряглась, готовая вновь броситься на Ройса. Тот, не обращая на нее ни малейшего внимания, спокойно запер дверь и так же спокойно пересек комнату. Подойдя к окну, он бросил ключ вниз. Этот жест выглядел более чем угрожающе.

Кристен почувствовала, как мороз пробегает у нее по коже, но Ройс пока еще ничего не предпринимал. В комнате было светло, и на его лице она увидела суровую решимость. Время от времени он бросал на нее мрачный взгляд, но все еще не делал попыток приблизиться. Вместо этого он подошел к кровати, сдернул покрывало и отрезал от него несколько узких полосок. Кристен следила за его действиями, широко раскрыв глаза. До нее все еще не доходил смысл того, что он собирался сделать с этими полосками. В начале ей показалось, что он спятил, так как сделанное из тончайших овечьих шкур и расшитое шелковыми нитками всех цветов радуги покрывало было необыкновенно дорогой вещью.

Отрезав четыре полоски, Ройс отшвырнул покрывало. Одну из полосок он прикрепил к более низкой спинке кровати и колдовал теперь над изголовьем. Следившей за ним Кристен недолго пришлось ломать голову над его действиями. Уже в следующую секунду она почувствовала, что сердце ее ушло в пятки, так как тому, что делал этот человек, могло быть одно-единственное объяснение.

Из ее уст вырвался полукрик-полустон. Она бросилась к стене, на которой было развешено оружие, и выхватила из ножен тяжелый палаш. Этот человек действительно спятил.

— Положи на место, Кристен!

Его голос звучал ровно и деловито. Как он мог сохранять спокойствие подвергнув ее пытке?

— Нет. — Она смерила его горящим взглядом. — Тебе придется меня убить, прежде чем я позволю тебе испытать на мне твою жестокость.

Он лишь покачал головой в ответ и продолжал привязывать ремни. Казалось, он так погружен в свою работу, что не замечает ее. Кристен же не спускала с него глаз и не могла не видеть скользившую по его губам улыбку. Улыбка эта ничего хорошего не предвещала, и у Кристен кровь стыла в жилах.

Меч оказался очень тяжелым, гораздо тяжелее, чем все оружие, с которым Кристен когда-либо упражнялась. Но она стояла и смотрела в ожидании, когда Ройс закончит работу. Тем самым она упустила шанс выбрать себе другое оружие. Да она вообще не могла уже спокойно рассуждать. Слишком поздно она осознала, что ей следовало бы напасть на него раньше, а не ждать, пока он снова сосредоточит все свое внимание на ней.

Ройс вложил в ножны, висевшие у него на поясе, свой маленький кинжал, и положил на кровать. Безоружный он подошел к Кристен. Однако на стене висело много самого разного оружия, и ему ничего не стоило выбрать что-нибудь подходящее. Чтобы не допустить этого, Кристен преградила ему путь.

Она заставила себя забыть все, что когда-то испытывала к этому человеку. Выражение лица девушки не оставляло никаких сомнений насчет ее намерений. Она крепко держала меч в руках, опустив его острием вниз, готовая в любую минуту поразить своего врага. Однако Ройс держался от нее на таком расстоянии, что ей пришлось бы сделать шаг вперед, чтобы достать его. Лицо Ройса оставалось непроницаемым.

— Скажи мне одно, Кристен! Все ли норвежские девушки гак ловки в обращении с оружием, и все ли они воспитаны так, что могут постоять за себя?

— Нет, — ответила она настороженно.

— Но ты уже дважды доказала свое умение и ловкость на моем кузене. Это отец тебя научил? Или твой брат Зелиг? Он, однако был не так ловок, как…

Она дико вскрикнула, отвела меч назад и наверняка размозжила бы Ройсу плечо, если бы ему не удалось увернуться. Вместо того чтобы отступить назад, уклонившись от следующего удара, Ройс сделал решительный шаг вперед, и его кулак ударил Кристен по запястью раньше, чем она вновь успела поднять свое смертоносное оружие.

Меч со звоном упал на пол. Кристен по инерции сделала оборот всем телом, и в тот момент, когда она оказалась спиной к Ройсу, он обвил ее за талию, прижав одновременно ее руки к телу так, что у нее не оставалось никаких шансов на освобождение.

— Глупая девчонка! Разве тебя никто не учил, чтобы ты не слушала того, что тебе говорит твой противник? Ведь это отвлекает внимание.

Она выставила ногу и ударила его по щиколотке, однако мягкая подошва ее туфли не могла причинить ему вреда, и она отметила про себя, что сама она ушиблась больше, чем он. Ройс подтащил ее к кровати, бросил лицом вниз на постель и навалился ей на спину прежде, чем она успела высвободить руки. Как только она попробовала пошевелиться, он сдавил ее еще сильнее, и она застонала, почувствовав, как кожаные ремни больно впиваются в кожу.

Он привязал ее левую руку к правой стойке кровати, и она уже приготовилась к нападению, потому что Ройс, оставив свободной ее правую руку, возился с ее ногами. Однако кулак ее попал в пустоту, так как, пока она поворачивалась, он уже успел встать.

Кристен была так напугана всем происходящим, что ей хотелось расплакаться, однако она сдержала слезы.

— Ты бы меня лучше убил, сакс; по крайней мере, я тогда бы знала, что ты за это будешь мучиться в аду.

Ройс ничего не ответил. Привязав ей ноги, он остановился у последней стойки кровати и наклонился, чтобы взять ее руку. Улучив момент, она ударила кулаком ему в лицо и на этот раз не промахнулась.

Кристен почувствовала мгновенный прилив радости, хотя у нее ужасно болели костяшки пальцев, поскольку удар пришелся Ройсу в челюсть. У Ройса на губах выступила кровь, и лицо его сразу же утратило свою непроницаемость. В бешенстве он схватил ее руку и закрепил ремень дополнительным узлом. Потом отступив на шаг, окинул взглядом свою работу, и глаза его, еще недавно казавшиеся ей столь удивительными, смотрели на нее теперь злобно. Тыльной стороной ладони он отер с губ кровь.

Она закрыла глаза, не в силах видеть его триумф. Уж слишком легко она уступила ему эту победу. Теперь он отстегает ее плетью или придумает еще что-нибудь ужасное в наказание за то, что она противится его воле.

Для начала он разрезал кинжалом ее одежду. Кристен внутренне сжалась, но продолжала лежать с закрытыми глазами, стараясь, чтобы ни один мускул на ее лице не дрогнул.

Нет, он не заставит ее кричать от боли, она не будет ни плакать, ни молить о пощаде. Да это и не имело бы смысла. Если уж он пошел на такое, то сердце его не знает жалости.

— Открой глаза, Кристен!

Она не повиновалась ему. Почувствовав, что кровать рядом с ней прогнулась от тяжести его тела, она поняла, что он сел. И так как он не говорил ни слова и не двигался, она наконец потеряла терпение и взглянула на него. Он посмотрел ей в глаза, а потом медленно окинул взглядом ее обнаженное тело, давая ей понять безвыходность ее положения. Кристен бросило в жар. Она представила себя распростертой на кровати и еще острее осознала свою беспомощность. Единственное, что она могла сделать, так это слегка согнуть колени, но не более того. Руки ее не были напряжены, однако пошевелить ими она не могла. Они — так же, впрочем, как и ноги, — не могли послужить ей для защиты. Но вопреки ожиданию она не испытывала неудобства в этой позе. Если она не двигалась, то ремни не врезались в кожу. Однако она чувствовала себя жалкой и беспомощной, не имея возможности продолжить борьбу и сгорая от неизвестности по поводу того, какое же наказание ее ожидает.

— До сих пор тебе удавалось сдержать свое обещание, Кристен.

При звуке его голоса она подняла глаза.

— Какое обещание?

— Ты говорила, что твое сопротивление не доставит мне радости. Это действительно так. Но я испытываю огромное удовольствие, видя тебя обнаженной.

Боже милосердный! И он еще хвастает своей победой!

— Послушай, сакс, бери поскорее свою плетку и начинай в конце концов, — выдавила она из себя.

Он улыбнулся.

— Ага, ты уже говорила мне о моей жестокости. Хорошо, что напомнила.

С этими словами он высвободил из-под спины девушки ее длинную косу.

— Ты что, не будешь меня пороть? — спросила она недоверчиво.

— Пороть? Что ж, неплохая идея. Чем же тебя пороть? Может быть, этим?

Он пропустил сквозь пальцы ее косу и зажал кончик в руке. Коса раскрылась, как веер, и волосы коснулись ее груди. Кровь прилила к ее соскам, они набухли и стали тверже. Тело покрылось гусиной кожей. Ройс улыбнулся, довольный этой непроизвольной реакцией. Потом он провел кончиком косы по ложбинке между ее грудей и слегка похлопал им по другому соску.

Ее тело поведало ему о многом лучше самых пылких слов, но он не мог знать, что творилось в ее душе. Тот реальный страх, который она только что испытывала, превратился, хотя Кристен и не хотела себе в этом признаваться, в огромное возбуждение. Оказаться совершенно беззащитной во власти мужчины, который очень хорошо знал, как он может вызвать у нее страсть, — такая мысль никогда не могла бы прийти ей в голову раньше.

— Так ты не будешь меня бить?

— Чему ты так удивляешься? — Голос его звучал почти с нежностью. — Мне нравится твоя кожа такой, как она есть. Зачем я буду ее уродовать?

— Но ты был в такой ярости!

— И у меня были на то основания. Ты заставила меня сегодня солгать. Я поклялся твоему другу Торольфу, что мне не приходится тебя принуждать ложиться со мной в постель, а как раз именно это я сейчас и сделал.

— Ты ему сказал, что… О!

Ройс пожал плечами.

— Он был очень обеспокоен. Ему нужна была уверенность, что я не злоупотребляю своей властью над тобой.

— Разве? — возмутилась она и обвела себя многозначительным взглядом.

— Ну, сейчас да, конечно. Но ты должна признать, что вчера ночью я, по твоим же собственным словам, не превысил своей власти над тобой и ты отдалась мне по собственной воле.

— И тебе обязательно надо было рассказать об этом Торольфу?

— По-твоему, лучше было оставить его в неведении, чтобы он волновался из-за тебя?

— По-моему, было бы лучше, чтобы он не думал того, что думает обо мне сейчас! — воскликнула она вне себя от ярости.

— А что же он думает? Что я тебе нравлюсь?

— Черт бы тебя побрал, сакс! Ты мне не нравишься. Больше не нравишься, — добавила она. Однако у нее перехватило дыхание, когда он наклонился и поцеловал ее в живот. — Не надо, перестань!

Но его язык уже описывал круги вокруг ее пупка.

— Ты все еще хочешь сопротивляться, Кристен? Ведь ты не можешь остановить меня. Не лучше ли попросить меня продолжить это?

— Нет!

Он поднялся, положил свои большие ладони на ее живот и стал поглаживать его, поднимаясь все выше и выше.

— На другой ответ я и не рассчитывал. Хотя в действительности ты не хочешь, чтобы я прекратил это.

Его пальцы достигли ее груди. Она слышала, как дрожал его голос, когда она сказала:

— Нет, это не так. Однако я никогда ни о чем не прошу, пусть речь идет о чем угодно.

— Ах, какие мы гордые!

Большим и указательным пальцами он массировал ее соски, пока они не затвердели, потом его движения стали мягкими и нежными. Все снова и снова возвращаясь к этим самым чувствительным местам, он довел ее почти до исступления. Еще секунда, и она не выдержит и будет умолять его прекратить эту пытку наслаждением. Она не могла уже лежать спокойно и сохранять безучастное выражение лица, хотя и знала, что он внимательно наблюдает за ней, отмечая любую реакцию. Ее сердце бешено колотилось. Казалось, что от ее тела исходит жар, хотя лоб и оставался холодным.

Соблазняющий взгляд этих аквамариновых глаз, ее зубы, которыми она прикусила нижнюю губу, лишали Ройса рассудка. Он еще не решался поцеловать ее, пока еще нет, он до сих пор сомневался, не вонзятся ли ее белые зубки в его губы. Но руки его скользили все выше и выше и легли наконец на ее щеки. Он покрывал все ее лицо поцелуями, не касаясь лишь губ, и страстно шептал ей в ухо:

— Кристен, скажи, что ты меня хочешь.

— Ты никогда не услышишь этих слов из моих уст.

Он откинул голову назад, чтобы лучше разглядеть ее. Казалось, в этих глазах горел огонь. Еще никогда он не видел женщины, которая так страстно желала бы любви. Он улыбнулся и сказал:

— Ты действительно так упряма, как говорила. Но я тоже могу быть упрямым, моя колдунья. И я добьюсь от тебя слов, которые хочу услышать.

Он встал и подошел к подножию кровати. Остановившись там и не выпуская ее из виду, он начал раздеваться. Чувствовать на себе его взгляд для Кристен было равносильно тому, что ощущать на себе его руки. Этот взгляд порождал в ее теле сумасшедшие желания.

Кристен закрыла глаза, чтобы не видеть его. Неимоверным усилием воли она приказывала своему телу расслабиться и успокоиться. Но все было напрасно. Любопытство и ожидание: того, что же он будет сейчас делать, лишь усиливали ее возбуждение.

Ей не пришлось долго ждать. Кровать у ее ног опустилась под тяжестью его тела, он взял ее за щиколотки. Только не смотреть на него, это было сверх всяких сил. Медленно его руки двигались вверх, поглаживая ее ноги. Нет, она не должна этого видеть. Вот его руки застыли на ее коленях, чтобы пядь за пядью двигаться дальше вдоль бедер. Нет, только бы не открыть глаза — вот его руки скользят все выше, все ближе…

Вдруг он остановился, и Кристен затаила дыхание. Она была уверена, что сердце ее вот-вот выпрыгнет из груди, — так сильно оно билось. Потом его пальцы изменили направление, теперь они двигались по верхней части ее бедер, потом опустились опять вниз, но только лишь до колен. Кристен немного успокоилась, ее грудь поднималась и опускалась ровнее, однако уже в следующую минуту у нее перехватило дыхание, так как его широко расставленные пальцы снова взметнулись вверх.

Снова и снова он гладил ее бедра, с каждым разом приближаясь к святая святых ее женского естества, не касаясь пока этого заветного места, однако держа ее в напряженном ожидании, что он вот-вот это сделает. Возбуждение, казалось, уже достигло своего предела, но он придумывал все более изощренные ласки-пытки, побуждая ее просить пощады.

— Посмотри на меня, Кристен!

Она только лишь качала головой.

— Кристен!

Она забросила голову далеко назад, чтобы не увидеть его, сидящего меж ее бедер, если вдруг невольно откроет глаза. Она услышала, как он засмеялся, и почувствовала, что матрац немного сдвинулся со своего места, так как Ройс лег на кровать. Потом он просунул свои руки далеко под ее бедра и положил ее ноги себе на плечи. Его ладони легли ей на живот, его подбородок коснулся желанного треугольника.

— Ты и сейчас не хочешь меня, Кристен?

У нее не было сил отвечать. Его пальцы были уже наверху, на ее груди. Он поднял голову, и она почувствовала его горячее дыхание. О Боже, не оставляй меня!

Его язык уже коснулся крошечного мускула, который предательски выдал то, чего она не хотела говорить. И этого оказалось достаточно. Кристен охватила такая мощная волна желания, что с ее губ сорвалось его имя. Ее бедра поднялись ему навстречу, требуя еще более энергичного движения языком. Она бы привлекла его к себе, если бы могла это сделать. Однако он не отверг ее требования, и она испытала блаженство в полной мере.

Ройс еще не сложил оружия. Едва она очнулась, как он предпринял очередную атаку. У нее уже не было сил сопротивляться. Она была слишком охвачена желанием, удивляясь тем ощущениям, которые он заставил ее испытывать. Она трепетала от возбуждения уже при одной мысли о его ласках. Он уже лежал на ней, и губы его выжигали все новые и новые тропинки на ее теле. Но он все еще медлил войти в нее, подавляя свою бешеную страсть. Он лег поудобнее и продолжая свои сладкие мучения, опять отодвигая момент, которого она так ждала.

Потом опершись на локти, он выдохнул:

— Ты хочешь меня, скажи!

Его глаза напомнили ей раскаленные изумруды.

— Нет, я тебе ничего не скажу.

Она почувствовала на своих губах его губы.

— Ты что, хочешь, чтобы я оставил тебя и ушел?

О боже! — подумала Кристен. — Только не это, уж лучше умереть. Но разве он сможет уйти? Нет, он этого не сделает, он не уйдет.

Она не отвечала, и в глазах ее Ройс увидел упрямую гордость, смешанную с желанием. Он застонал, признавая свое поражение. Но поражение это было сущим пустяком в сравнении с тем блаженством, которое он познал, овладев наконец ею, и которое увлекло его в забытье.

Когда Кристен пришла в себя, Ройс разрезал ремни, связывавшие ее. Потом он обнял ее и лег на спину. Она положила голову ему на грудь. На время дух борьбы иссяк. Ройс понял это и, воспользовавшись моментом, спросил:

— Ты ведь знала, что я не смогу уйти от тебя? — В его голосе звучали обвинительные нотки.

— Да, я это знала.

— Упрямая девка, — пробормотал он.

Кристен сонно улыбнулась.

Глава 24

Ее разбудил нежный поцелуй. Она вздохнула, потянулась, но открывать глаза не хотелось. Во сне она увидела свою родину, и было так ужасно сознавать, что это не наяву.

— Ну что, дух борьбы еще не вернулся к тебе, моя колдунья?

Кристен улыбнулась. Она чувствовала, что Ройс сидит рядом.

— Нет.

— Тогда я жду новых предложений.

— Ах ты!

Она открыла глаза и схватила подушку, чтобы запустить ему в голову. Он уже направлялся к двери.

— Нет, Кристен, давай заключим перемирие. Сегодня утром у меня много дел. Я уже приказал Эде, чтобы она принесла тебе платье и… — Он замолчал, так как в дверях показалась Эда. — Ну, ладно, Эда, объясни ей все. — С этими словами Ройс удалился.

Кристен села в постели и недовольно посмотрела на старую женщину.

— Что все это значит? Он сказал, что у него какие-то дела.

— Да, сегодня приезжает Альфред.

— Ваш король приезжает сюда? — удивленно спросила Кристен.

Подойдя поближе, Эда кивнула:

— Да, он уже выслал гонцов, которые сообщили нам это известие. У нас всего несколько часов на подготовку.

— Но зачем он приезжает сюда?

— Он оказывает нам огромную честь.

— Если ты не знаешь, так скажи об этом прямо.

Эда засмеялась.

— Ну что ж, твой вопрос действительно застал меня врасплох. Откуда мне знать, почему он вдруг решил приехать? Но с тех пор, как был заключен мир, так повелось, что он часто навещает своих лордов — наверное, чтобы поднять у них боевой дух, а заодно проверить, как они готовы защищать отечество, ну и напомнить им, что мир не вечен. Он не скупится на похвалы и обещания, чтобы они посерьезней относились к искусству владеть оружием. За последнее время это уже третий раз он к нам приезжает.

— Ну вот, видишь. Ты все же знаешь больше, чем тебе казалось, — улыбнулась Кристен.

— Есть и еще причины. Наш король своих вассалов, которые у него особо в чести, навещает просто для того, чтобы на пару часов или даже дней забыть об опасности, что идет от датчан. Лорд Ройс принадлежит к тем, кому он оказывает особую милость.

— Надо же, — заметила Кристен с налетом сарказма.

Сейчас, днем, к ней вернулось недовольство Ройсом. Кроме того, его не было рядом и он не мог влиять на ее мысли и чувства.

— Ну, что ты мне принесла? Еще одно платье, которое мне не подходит?

— Нет, это сшили специально для тебя, по твоему росту.

Кристен подняла вопросительно бровь и наморщила лоб, разглядывая платье, которое Эда держала, высоко подняв руки. Оно было сшито из такой же грубой материи, как и то, которое Ройс разрезал на ней вчера кинжалом.

— Это Ройс распорядился?

— Нет, леди Даррелл, — ответила Эда. — Она считает неприличным, что короткие платья слишком высоко открывают твои ноги. Она говорит, что так много голого тела может ввести в соблазн мужчин, которые не бояться Бога.

При этих словах губы Эды дрогнули. Кристен тоже хихикнула, и обе они вдруг громко рассмеялись.

Веселость Кристен улетучилась так же быстро, как и пришла, когда она увидела на руке Эды, когда та подавала ей платье, цепи. Однако она ничего не сказала и даже сама надела их. Идя наперекор Ройсу, она ничего не добьется. Никакой пользы ей не будет, если она и дальше станет показывать ему, как боится этих цепей. Если ей суждено все время носить цепи, ну что ж, пусть будет так. Со временем они смогут вызвать в ней ненависть, необходимую ей для того, чтобы действительно освободится от власти, которой сейчас обладал над ней этот сакс.

* * *

— Неужели мы должны всю еду готовить сами? — спросила Кристен Эду, увидев, что они работают на кухне вдвоем, а зал был тоже почти пуст.

Эда хихикнула.

— Остальные придут, как только леди Даррелл их отпустит. Она совсем теряется, когда приезжает король, и гоняет своих служанок, как кур по двору, а дело все равно стоит на месте. Мы успеем сделать больше, когда госпожа ляжет спать.

— Эда!

— Ну а если это на самом деле так? — стояла на своем старуха.

Кристен улыбнулась про себя. Сегодня Эда показала себя совершенно с новой стороны: оказывается, у нее есть чувство юмора. С тех пор как Кристен появилась здесь, именно юмора ей и недоставало, поэтому она прониклась к этой старой женщине еще большей симпатией. Она вдруг осознала, что Эда стала ей по-настоящему близка. Ее ворчливость, ее не всегда желанные советы, ее готовность взять под свое крыло — все это напомнило Кристен дом и старую Альфреду, которая была такой же властной, как мать — не как Бренна, а как большинство матерей подруг Кристен, но одновременно была хорошей подругой.

Не прошло и несколько минут, как к Эде вернулась ее ворчливость.

— Хорошенькое дельце! Во всем доме не нашлось девушки, которая смогла бы поприветствовать гостей улыбкой. Это приходится делать старухе, как будто у нее других занятий нет.

Взгляд Кристен упал на дверь. Там стояли трое молодых мужчин, только что вошедших в зал.

— Это те, что привезли известие о приезде короля?

— Да, и, по виду, они благородного происхождения.

Трое мужчин смеялись над шуткой, которую только что рассказал один из них, тот, что повыше ростом. Подойдя к огромной бочке с пивом, все трое сняли плащи, однако оружие оставили при себе. Эда быстро побежала за кружками. Когда она вернулась, казалось, на лбу у нее прибавилось морщин.

— Я узнала этого безбородого молодца. Это лорд Элдред. Нет, Кристен, не смотри туда! — резким голосом предостерегла Эда. — Его внимание тебе меньше всего сейчас нужно.

Но он, также как и двое других, уже заметили Кристен. В этом не было, однако, ничего удивительного — они с Эдой были единственными, кто находился в зале. А уж что касается Кристен, то ее трудно было не заметить, настолько она отличалась от тех женщин, к которым привыкли саксы, — высокого роста, с яркой внешностью и гордой осанкой. Все это говорило о том, что она не могла быть простой служанкой.

В ответ на предупреждение Эды Кристен опустила ресницы, однако поинтересовалась:

— А который из них лорд Элдред?

— А вон тот, со светлыми волосами. Все знают, сто он принадлежит к свите короля. Но я удивляюсь, как он набрался смелости приехать сюда один. Интересно, знает лорд Ройс, что он здесь? Нет, наверняка не знает, — сама ответила старуха на свой вопрос. — Лорд Элдред не решился бы показаться ему на глаза один в его доме.

Кристен удивилась еще больше, когда Эда потащила ее к самому дальнему краю стола и повернула спиной к залу. Единственное, что она усвоила из рассказа Эды, это то, что лорд Элдред заклятый враг Ройса. Почему же тогда он отважился показаться в крепости своего противника? Или он надеется, что прибытие короля не позволит проявиться старой вражде? Как сказала Эда, эти двое заключили между собой перемирие только на время угрозы со стороны датчан. Но насколько прочен этот мир, если вражда давно уже пустила свои крепкие корни?

Молодой человек был довольно высокого роста, даже чуть выше Кристен, но не больше Ройса. На вид он был, пожалуй, на пару лет старше своего врага, и хотя он не был так крепко сложен, как Ройс, мускулы его были хорошо натренированы. Если говорить о его лице, то, вне всякого сомнения, он был самым красивым мужчиной, которого когда-либо видела Кристен, не считая, конечно, ее собственных братьев. Но мужчины с такой фигурой, как у Ройса, нравились ей больше, и потому Элдред и его спутники не вызвали в ней ничего, кроме обычного любопытства.

— Рендвульф, ты проиграл пари! Это не мужчина в женском платье, а настоящая женщина.

Кристен от возмущения резко обернулась. Хотя Эда и предостерегала ее от встречи с этими людьми, в глубине души Кристен хотелось, чтобы они все же обратили на нее внимание. Так и произошло.

— Ну, что ж, — ответил темноволосый Рендвульф. — Я охотно уступаю вам свою победу.

Не выпуская Кристен из виду, он бросил Элдреду золотую монету. Элдред не смог поймать ее, потому что тоже был ошеломлен красотой девушки.

— Скажи, почему на тебе цепи? — спросил Элдред. — Ты что, совершила какой-то недостойный поступок?

— Я очень опасная женщина. Разве не видно? — ответила Кристен раздраженно.

— Нет, как же, — ответил один из молодых людей, и все трое рассмеялись.

— Скажи нам правду, — настаивал Элдред.

— Я норманка, — ответила Кристен с вызовом. — Этого объяснения, надеюсь, достаточно?

— О боже правый! Девушка-викинг! — воскликнул третий. — Теперь понятно, для чего цепи.

— Жаль, что она не датчанка, — посетовал Рендвульф. — Тогда я бы уж знал, как с ней обращаться.

Элдред осклабился.

— Ну и глупец же ты, Рендвульф! Какое это имеет значение, кто она? Теперь она обычная рабыня, вот и весь разговор.

Его рука потянулась к щеке Кристен. Девушка отвернулась. Она явно нервничала. Мужчины обступили ее, они стояли совсем близко, а позади нее стоял стол, мешающий ей уклониться. Но могла ли она, прикованная цепью к стене, убежать от них?

— Довольно, милорд, — сказала она. — Мне нужно работать.

Это был довольно дерзкий ответ. Она повернулась к ним спиной и продолжала работу. Однако она напрасно надеялась, что они смирятся с таким ответом. Чье-то крепкое тело прижалось к ее спине, две руки обхватили ее и легли на грудь.

Кристен отреагировала мгновенно — резким движением оттолкнула мужчину. Рендвульф, а это был именно он, рухнул на спину и так удивленно посмотрел при этом на девушку, что нельзя было не рассмеяться.

— Да как ты посмела, грязная девка! — зарычал он, как только снова обрел равновесие. — Как ты посмела!

Кристен окинула всех по очереди дерзким взглядом. Элдреда это происшествие развеселило, двое других выглядели довольно мрачно. Если бы у нее было хоть какое-нибудь оружие, чтобы избавиться от этих мерзавцев! Но ей запретили держать в руках даже самый маленький кухонный нож. Еду нарезали другие женщины.

— Я здесь не для вашего удовольствия, милорды. Я нахожусь здесь в качестве заложника, чтобы обеспечить спокойное поведение моих друзей, с которыми я сюда попала. Ройсу придется не по нраву, если со мной что-нибудь произойдет.

Она явно блефовала, так как понятия не имела, как поступит Ройс, если эти трое ее изнасилуют. Может, его это никак не тронет, а может, он воспользуется этим как предлогом, чтобы вызвать Элдреда на поединок, и это его, может быть, даже обрадует.

Элдреда заинтересовали ее слова.

— Ты сказала — Ройс? Ты называешь своего господина просто по имени? Почему, смею вас спросить?

— Да потому, что она, судя по всему, с ним спит, — заржал Рендвульф. — И если он может это себе позволить, то чем мы хуже?

— Только попробуйте! — воскликнула Кристен. Посмотрев на Элдреда, она сказала: — Рискни и ты увидишь, что он с тобой сделает. Да он шею тебе свернет.

— Ты полагаешь? — ухмыльнулся Элдред. — Тогда позволь дать тебе урок. Твой Ройс и пальцем меня не тронет, потому что король Альфред терпеть не может, когда его вассалы дерутся между собой. А Ройс не посмеет ослушаться Альфреда.

С этими словами он подошел ближе, за ним последовали двое других. И так как Кристен пришлось держать в поле зрения сразу всех троих, то Элдреду удалось застать ее врасплох. Он схватил ее за руки и опрокинул на спину. Его тело плотно прижалось к ее груди. Он пытался поцеловать девушку, но так как она постоянно отворачивала лицо, он решил освободить себе левую руку, полагая, что сможет удержать ее одной правой. Здесь он, однако, просчитался.

Как только ее рука оказалась на свободе, она с такой силой опустила кулак Элдреду на голову, что тот закачался. Однако двое других уже крепко держали ее. Элдред был вне себя от злости. Гнев исказил его красивое лицо, и он выглядел отвратительно.

— Ты мне за это заплатишь, мерзавка, — пообещал он. — В качестве цены я потребую твою жизнь, но лишь после того, как вдоволь позабавлюсь с тобой.

— Ну хватит, довольно!

Все разом обернулись и увидели Альдена, который спешил к ним вслед за Эдой. Кристен готова была расцеловать старуху за то, что она привела помощь, пусть даже в лице Альдена.

— Не вмешивайся, Альден, — предупредил Элдред. — Эта девка меня ударила.

— Неужели? Ну что ж, это неудивительно, ведь это необычная девушка.

Альден прошел мимо них к стене, на которой висело кольцо, державшее цепь Кристен. Он поставил острие своего меча на это кольцо.

— Как ты думаешь, Элдред, почему ее держат на цепях? Элдред не стал вдаваться в подробности.

— Я предупреждаю тебя, Альден. Она моя.

— Да, — присоединился к нему Рендвульф. — И моя тоже.

— Ты что, будешь сражаться с нами тремя? — спросил Элдред с усмешкой.

— Я? — переспросил Альден с наигранным удивлением. — В этом нет необходимости. Эта девушка сама умеет постоять за себя и делает это великолепно. И справедливости ради ей следует предоставить такую возможность.

Прежде чем до них дошло, что он собирается сделать, Альден острием меча вырвал цепь из стены. Мужчины не придали этому значения. Они все еще смотрели на Альдена, стоявшего с обнаженным мечом в нескольких метрах от них. Поэтому Рендвульф был застигнут врасплох, когда Кристен вырвала у него свою руку и наклонилась, чтобы поднять цепь.

Третий мужчина, поняв, какое теперь оружие у девушки, поспешил сам отпустить ее руку. Кристен, размахивая свободным концом цепи над головой, заставила мужчин отступить. Теперь они не могли приблизиться к ней, не рискуя получить удар по голове.

Рендвульф все же отважился на это, полагая, что сможет перехватить цепь и подтащить девушку к себе, так как другой конец цепи все еще сковывал ее ноги. Он знал, что удар цепью достаточно болезненен и может повредить мягкие ткани, но совершенно не был готов к тому, что цепь проскочит мимо его поднятой руки и ударит по грудной клетке.

Раздался хруст сломанного ребра. Жуткая боль заглушила Рендвульфу звук удара. Ему казалось, что кожа его лопнула, и боль проникла до самого мозга. Ему было так плохо, что, почти теряя от боли сознание, он с криком катался по полу.

Кристен не испытывала не малейших угрызений совести. Она была готова в случае необходимости повторить свой удар. Элдред первым осознал ее решимость и предостерег остальных. Но он не смирился с поражением и, обращаясь к Альдену, сказал:

— Не тешь себя иллюзиями. Король обо всем узнает. Он прислал нас сюда с тем, чтобы мы…

— Чтобы бы надругались над рабынями моего кузена? Я не думаю, что король будет в восторге. А на твоем месте, Элдред, я бы лучше побеспокоился о том, что с тобой сделает Ройс, а не о том, что сделает или чего не сделает король.

— Она ранила человека. За это она должна заплатить.

— Мой кузен заплатит штраф.

Элдред скрипнул от злости зубами и удалился, чтобы охладить свой пыл на улице. Он предоставил своему спутнику позаботится о Рендвульфе.

Когда все трое удалились из зала, Кристен почувствовала, что напряжение, в котором она находилась все это время, ослабело. Тогда она обернулась к Альдену. Цепь была у нее в руках, однако она все еще не решалась бросить ее на пол.

Альден, посмотрев ей в глаза, прочитал ее мысли.

— Ты смогла бы поднять цепь и на меня, девочка? Даже после того, как я пришел тебе на помощь?

— Я тебя об этом не просила.

— Но моя помощь тебе очень пригодилась.

После короткой внутренней борьбы она вынуждена была это признать и кивнула в знак согласия. Потом она бросила цепь на пол, давая ему понять, что не воспользуется ею против него.

— И все же того, что ты тогда сделал, я никогда не смогу тебе простить.

Альден со вздохом сказал:

— Я знаю и, поверь мне, очень сожалею.

Кристен повернулась к нему спиной.

Глава 25

Женщины постепенно возвращались в зал, но никто и словом не обмолвился о происшедшем, и, казалось, никто не заметил того, что Кристен передвигается теперь более свободно. Однако не все имели возможность обратить на это внимание, потому что подготовка к приему гостей шла полным ходом. У Кристен самой не было времени как следует поразмыслить над всем, что произошло. Повесив длинный конец цепи на пояс своего платья, чтобы он не гремел во время ходьбы, она занялась своей работой.

Не прошло, однако, и часа, как снова чьи-то руки обняли ее сзади и нежно прижали к себе. На какой-то момент Кристен охватила паника, но это было ничто в сравнении с яростью, нахлынувшей на нее при мысли, что они снова посмели приблизиться к ней. На этот раз все слуги были в зале, и даже леди Даррелл смотрела на все происходящее, нахмурив лоб.

— С тобой все в порядке?

Кристен почувствовала и жар, и озноб одновременно. Потом наступило замешательство. Это был Ройс, и в его голосе звучала неподдельная тревога. Мужчина, который так стремился показать, что совсем не замечает ее, который так старательно делал вид, что занят делами, когда разговаривал вчера с ней здесь, на этом же самом месте, теперь на виду у всех держал ее в своих объятиях! Просто непостижимо!

— Ты что, с ума сошел?

Она повернулась в его руках, чтобы убедиться, не замутнен ли его рассудок вином. Но он был совершенно трезв, смотрел на нее, озабоченно наморщив лоб, и, казалось, был не менее смущен, чем она.

— Я задаю тебе совершенно естественный вопрос, а ты мне дерзишь. Нет, я не сошел с ума. А ты?

— Вот в этом я уже сомневаюсь, — ответила она сердито. — Ты открыто подходишь ко мне и ведешь себя так, как никогда не вел себя со мной. Разве тебе не ясно, что на нас все смотрят?

Ройс обвел взглядом зал. На какой-то момент он встретился глазами с леди Даррелл и убедился, что она не одобряет его поведения, но это Ройса меньше всего беспокоило. Потом он снова взглянул на Кристен, не выпуская ее из рук.

— Мне надоело делать вид, что между нами ничего нет. Пусть сплетничают, — просто сказал он. — Если бы сегодня поблизости с тобой не оказалось Эды… Никто бы не отважился сделать то, что сделала она. Пришло время всем узнать, что ты для меня значишь. Будь моя воля, я бы наложил на тебя свое клеймо. А если бы люди из свиты Альфреда умели читать, я бы повесил тебе на шею табличку. Чтобы всем было ясно, что ты находишься под моим личным покровительством. И если мне придется подтвердить это не словами, а делом, то я согласен.

Она не верила своим ушам.

— Но с какой стати? Я ведь не более чем одна из твоих рабынь.

— Не надо кокетничать, девочка моя. Ты ведь прекрасно знаешь, как много ты для меня значишь.

— Пока значу.

— Да, пока.

Если бы они были одни, она бы оттолкнула его от себя — ее задело то, что он ответил ей, ни секунды не колеблясь. Но Кристен прекрасно отдавала себе отчет в том, что на них направлены десятки глаз. Такая вольность по отношению к мужчине, который считался ее господином, была бы просто недопустима. Она сдержалась не из-за себя, а из-за него, сама не зная, почему так щадит его гордость.

— Я полагаю, тебе сейчас так же некогда, как и мне, — сказала она холодно.

Он понял, что она хочет, чтобы он отпустил ее. Убрав руки, он все же не ушел, а продолжил разговор:

— Клянусь, что никогда не смогу тебя понять. Любая другая женщина на твоем месте со слезами рассказала бы о тех унижениях, которые ей пришлось пережить, и потребовала бы отомстить за себя. Ты же и словом не обмолвилась обо всем случившемся. Даже посчитала меня сумасшедшим, когда я спросил тебя, все ли в порядке.

Кристен хотела улыбнуться, но из ее груди непроизвольно вырвался смех.

— Ах, так вот о чем идет речь? О том, что произошло сегодня утром?

— Тебя что, это никак не задело?

— А чего волноваться? Со мной ведь ничего не случилось!

Она вела себя совершенно по-другому, чем он ожидал, и это разозлило его. Он сломя голову мчался домой, чтобы утешить ее, чтобы поклясться отомстить за нее, а она восприняла все с полнейшим безразличием. Он хотел пригвоздить Элдреда кинжалом к стене, когда Альден сообщил ему, что пытался сделать этот выродок. И если бы Элдред в тот момент находился поблизости, плохо бы ему пришлось. Однако тревога за Кристен взяла верх над его яростью, тревога, над которой она сейчас смеялась.

— Ты что, не понимаешь, что совершено преступление? — вскричал он.

— По отношению к рабыне? — спросила она с издевкой и подумала снова о том, как он ей втолковывал, что она лишена всяческих прав.

— Преступление по отношению к человеку, которого ты ранила.

Она вздрогнула, и яркая голубизна ее глаз приобрела стальной оттенок.

— О каком преступлении ты говоришь? Ведь я защищалась! И ты можешь называть это преступлением?

— Не я, а закон. Раб может иметь при себе оружие только с разрешения своего господина, а уж нападать на кого-либо, там более на человека благородного происхождения, и вовсе недопустимо. Огромный штраф пришлось бы платить даже свободному гражданину, напади он на дворянина, не говоря уже о рабыне…

— И ты считаешь, что это действительно повод для меня, чтобы волноваться? — спросила она дерзко. — Что же, меня повесить за то, что я защищалась?

— Не болтай ерунды. Это мне, твоему господину, придется платить штраф, и я это, бесспорно, сделаю. Я хочу, чтобы ты осознала всю серьезность того, что считаешь пустяком, не заслуживающим внимания.

— Не думаю, что я должна тебя благодарить, — ответила она раздраженно. — Я вообще не понимаю, за что этому мерзавцу еще надо платить. Если бы это случилось у меня на родине, за то, что эти люди хотели со мной сделать, они поплатились бы жизнью.

— Но ты ведь понимаешь, Кристен, что ты не у себя на родине и обстоятельства складываются не в твою пользу. — Его голос звучал теперь мягче, гнев его прошел, когда он подумал о том, что ведь она не всегда была рабыней и привыкла к совершенно другому обращению. — Я тоже не в восторге от того, что этому подлецу Рендвульфу еще и платить придется. И я позабочусь о том, чтобы это вознаграждение ему стало поперек глотки.

Вознаграждение, выкуп — вот цена, сумма, которой закон — в зависимости от доходов человека — определял его значимость в обществе. Эта сумма назначалась в качестве возмещения причиненного физического или материального ущерба. В Вессексе существовало три категории выкупа — 1200 шиллингов за короля и членов королевской семьи, 600 — за людей из свиты короля и 200 — за свободного крестьянина или торговца. За раба выкупа не полагалось, его цена определялась в 8 голов крупного рогатого скота.

Кристен хорошо знала все это благодаря Эде. Ей было также известно, что за убитого требовали весь выкуп целиком, за телесные повреждения полагалось платить меньшие суммы, и закон оговаривал даже конкретные размеры выкупа за определенные повреждения. Она хорошо представляла себе, что за сломанное ребро, которое надолго выводило человека из строя, нужно будет выложить кругленькую сумму, тем более что речь идет о дворянине; выкуп за него составлял 600 шиллингов. Для большинства людей это бешеные деньги.

Кристен подумала, что Ройса мало волнуют размеры штрафа. Гораздо больше его задело то, что его беспокойство вызвало у нее смех. Он сказал даже, что лично позаботится о том, чтобы наказать Рэндвульфа. Тем самым он дал ей понять, что считает своей обязанностью отомстить за нее. Знала ли она еще кого-либо, даже на своей родине, кто был бы готов отомстить за рабыню? О Боже! Почему этот человек ведет себя так непоследовательно? Почему он то дает ей понять, что она последняя дрянь, то обращается с ней, как с любимым существом?

Кристен почувствовала угрызения совести за то, что была с ним так груба.

— Я очень ценю все, что ты готов сделать для меня, — сказала она, глядя в глаза Ройсу, — но в этом нет нужды. Как я уже сказала, со мной ведь ничего…

Она не успела закончить. В зал вбежали двое слуг. Они с громким криком сообщили, что король уже прибыл. Казалось, Ройс, услышав это известие, должен поспешить навстречу королю и забыть о Кристен. Ничуть не бывало. Он подозвал Эду и, указывая на Кристен, сказал:

— Сними с нее цепи, Эда.

Потом, обращаясь к Кристен и буквально пронзая ее своим горящим взглядом, произнес:

— Послушай, Кристен! Ты и я, мы должны заключить между собой соглашение, но сейчас у меня нет времени обсуждать это. Храни тебя Господь, девочка, и веди себя разумно!

Кристен смотрела ему вслед, когда он быстрыми шагами направился к двери. Она видела, как к нему присоединилась леди Даррелл и хотела ему что-то сказать, но он отмахнулся от нее и зашагал так быстро, что та едва поспевала за ним. Все, кто в это время находился в зале, устремились к окнам, чтобы своими глазами увидеть прибытие короля Альфреда.

Кристен не сдвинулась с места даже тогда, когда с ее щиколоток соскользнули ненавистные цепи, длинный конец которых Эда отстегнула от ее пояса. Ее губы медленно растянулись в радостную улыбку. Ройс был готов заключить с ней соглашение, довольствоваться лишь словом, которое она ему даст. Наконец-то, он стал ей доверять. Она была в восторге и закричала бы от радости, если бы за ней не наблюдала Эда. Старуха с самого начала была права. Нужно было дождаться лишь подходящего момента.

— Я вижу, как ты радуешься, — сказала Эда, однако лицо ее оставалось серьезным. — Запомни, что он сказал, девочка. Не делай ничего, что заставило бы его вернуть тебе цепи. — С этими словами она швырнула их в угол.

Кристен рассеянно кивнула. Все ее мысли были заняты Ройсом и тем, что означает его доверие. У нее снова появилась надежда, что она не ошиблась, когда решила, что Ройс мог бы стать ее мужем. И не беда, что он все еще видел в ней врага; ведь Гаррик и Бренна тоже когда-то были врагами, но все же смогли найти путь к совместной жизни.

Толпы незнакомцев устремились в зал. Кристен была в таком хорошем настроении, что тоже почувствовала желание посмотреть на короля саксов. Все присутствующие были очень возбуждены, но Кристен, пожалуй, больше всех, потому что никогда раньше короля не видела. Ее поразила его молодость. Он был моложе Ройса.

В первый момент ей показалось, что она ошиблась. Не мог так выглядеть человек, который поднял саксов на борьбу с дикими датчанами и добился для своего народа пусть временного, но все же мира. Ведь он ничем не выделялся из людей свиты, которая его окружала. Все они были хорошо одеты, некоторые даже роскошнее, чем король. В свите было несколько пожилых людей, которые выглядели гораздо более солидно и которых легко можно было принять за короля.

И все же королем был этот юноша. Кристен не нужно было искать подтверждения своим мыслям у Эды. От этого молодого человека исходили некие токи. Кристен вспомнила — то же почувствовала она, впервые увидев Ройса. Не одежда его, а манеры подсказали ей тогда, кто он. Точно так же и король Альфред. Это был человек, рожденный повелевать. И остальные, даже самые властолюбивые, всегда и во всем действовавшие по своему усмотрению, подчинялись ему.

Если не принимать во внимание молодость и власть, которой он обладал, благодаря своему царственному происхождению, король Альфред из Вессекса был лишь на первый взгляд малопримечательной личностью. Приглядевшись к нему внимательнее, можно было увидеть, что для сакса он довольно высокого роста, у него светлая кожа, светлые волосы и голубые глаза, которые цепко улавливали все, что происходило вокруг, хотя окружающие не сразу это замечали. Внешне он не был похож на воина, и, как впоследствии узнала Кристен, он действительно был скорее ученым, с характером мягким и отзывчивым. То, что так отличало его от других, была не внешность, а энергия, сильный дух и твердая решимость сохранить свое королевство под единой властью, властью саксов.

Сейчас он выглядел так, как выглядел бы любой другой человек на его месте, — слегка уставшим с дороги, и с благодарностью принял из рук леди Даррелл кубок с вином. Он внимательно слушал Ройса, который представлял ему некоторых из своих гостей, пока они подходили к столу, уже накрытому для праздничного пира. Кристен наблюдала за Ройсом с известной долей гордости, которую она не должна бы испытывать, поскольку не имела на этого человека никаких прав, — и все же она гордилась Ройсом.

Она еще раз убедилась в том, как права была Эда, утверждавшая, что Ройс в милости у своего короля. Оба держались свободно, без всяких придворных формальностей, беседовали, как добрые старые друзья. Она заметила также и то, что многие бросали на них косые взгляды, когда Альфред начинал смеяться в ответ на что-то, сказанное Ройсом, и задавала себе вопрос: известно ли ее господину, какую зависть он вызывает у других вассалов короля?

Дворяне, составлявшие свиту короля, были в основном его возраста, еще очень молодые люди, оставшиеся при дворе в надежде завоевать милость короля. В свите было только несколько дам, супруги или дочери высокопоставленных лиц, сопровождавшие их во время этого визита. Но королевы среди них не было.

Внимание Кристен привлекла одна из дам, очень красивая блондинка с волосами цвета льна, стянутыми узлом под жемчужной сеткой. Она была еще очень молода, и ее ладную фигурку хорошо подчеркивало великолепное платье с меховой отделкой, которому Кристен могла бы позавидовать, если бы не была уверена, что ее зеленое бархатное платье еще роскошнее. Однако сейчас на ней было совсем другое одеяние, и никто не обращал на нее внимания, а женщина с льняными волосами, казалось, не спускала глаз с короля и Ройса. Свое неразделенное внимание она дарила обоим сразу.

Кристен отвернулась от всех этих знатных людей и, наверное, впервые в жизни почувствовала, что такое ревность. Но поскольку она никогда в своей жизни никого не ревновала, то в первый момент не поняла, что с ней происходит. Она лишь почувствовала некое беспокойство и замешательство при виде дамы, которая столь впечатляюще выглядела в своей дорогой одежде и так старалась привлечь внимание Ройса. Единственным утешением для Кристен было то, что Ройс слишком поглощен беседой с королем, чтобы обратить внимание на даму.

Глава 26

Праздничный обед продолжался всю вторую половину дня до самого вечера. На площадке позади зала были зажжены костры, на них жарились туши животных, которых мужчины накануне приезда короля убили на охоте. Здесь были и олень, и бараны, и молодой теленок. Мясо более мелких животных, а также овощи готовились на плите. Из подвала доставали головки сыра, на стол подавались только что снятые с дерева, свежие фрукты. Эти же фрукты шли на изготовление тортов, пирогов и соусов.

У себя дома Кристен привыкла к таким пиршествам, и ей приходилось участвовать в приготовлении еды, но чаще всего это бывало зимой, а не в такую изматывающую жару, к которой она никак не могла привыкнуть и которая, несмотря на ее отменное здоровье, отнимала все силы. Огонь в печи горел, не ослабевая, зал с самого утра был переполнен, и дышать было совершенно нечем. Женщины пользовались любой возможностью, чтобы подойти к окну и глотнуть свежего воздуха. Кристен этого делать не разрешалось. Хотя она уже и не была прикована цепью, за ней, она чувствовала это, постоянно наблюдали — Эда, другие женщины, охранники Ройса. И это Ройс называл доверием?

Может быть, в другое время это и не вызвало бы у Кристен такой обиды, если бы не жара. Кристен чувствовала себя столь же униженной, как и другие молодые служанки, получавшие за малейшие провинности и отлучки упреки и тычки от пожилых слуг. Даже Эда залепила пощечину одной молодой девушке за то, что та, по ее мнению, слишком долго прохлаждалась у окна.

Слуги были измучены до предела, а за столами, где пировали гости, царило веселье. Потом начались танцы, и с тоской наблюдавшая за ними Кристен заметила с некоторым даже удовлетворением, что они мало чем отличаются от танцев ее родины. Барды распевали свои стихи о драконах и колдунах, о великанах и эльфах. Один музыкант в сопровождении арфы пел о героях своей древней страны, но чаще всего это был король Эгберт, дед Альфреда, который прославился тем, что в двух жестоких битвах одержав победу над мерсами, смог освободить королевство Вессекс из-под их владычества.

Интересно, сколько из этих историй соответствуют действительности, спрашивала себя Кристен, но продолжала слушать, как дед Альфреда разбил валлийцев, и живущих севернее гумберцев, и могущественных кельтов из Корнуэлла, которые противились его власти. Эти истории всем очень нравились, и музыканта просили спеть еще и еще.

Хотя Кристен получила свободу передвижения, ей все же не разрешалось прислуживать за столом. И ее это очень устраивало — ведь одно дело работать в полутемной кухне и совсем другое обслуживать гостей, которых она считала себе ровней.

Она была уверена, что ее никто не замечает, и ей стало бы, возможно, неловко, узнай она, что привлекла внимание почти всех, кто сидел за столом, даже самого короля. Гости терялись в догадках, кто же она, однако никто не снизошел до того, чтобы поинтересоваться какой-то рабыней. Лишь Альфред не постеснялся прямо спросить о ней у Ройса.

У Кристен волосы бы встали дыбом, если бы она узнала об этой беседе. Впрочем, они у нее действительно становились дыбом, но от разговоров гостей «об этих диких викингах», которых пленил Ройс и заставил работать на себя. Невыносимая жара и одно из таких совершенно дурацких замечаний переполнили чашу терпения Кристен. Не хватало лишь последней капли. И этой каплей стал взгляд Ройса.

Ей удалось-таки подойти к раскрытому окну, и она присела на минутку перед ним, обмахиваясь обеими руками. Тут же она почувствовала на себе взгляд Ройса и, обернувшись, прочитала в нем недвусмысленное предупреждение держаться от окна подальше.

Это уже было слишком. Кристен поднялась и стала медленно отрывать рукава своего платья, как она уже делала однажды, при этом она пристально смотрела на Ройса. Выбросив рукава в окно, она мгновенно почувствовала разницу. За спиной раздался веселый смех Ройса.

Этот искренний смех удержал ее от того, чтобы продолжить расправу над остальными частями платья. Она забыла свое раздражение, оценив всю комичность возникшей ситуации, а когда Эда принялась отчитывать ее, только широко улыбнулась ей в ответ и вернулась на кухню.

Спустя час после этого происшествия в зале стало спокойнее. Со столов убирали остатки еды. Полным ходом шли приготовления к завтрашнему дню.

Кристен устало думала, что пройдет еще немало времени, прежде чем она сможет отправиться спать. Однако она ошибалась. Ройс неожиданно поднялся и подошел к ней. Не говоря ни слова, он схватил ее за руку и повел к лестнице.

Если бы не усталость, она бы устроила ему сцену за такую бестактность, ведь она прекрасно понимала, для чего он это делает. Он сказал накануне, что и словом и делом покажет людям из свиты Альфреда, что она находится под его личным покровительством. Проще нельзя было и придумать, чем публично выставить ее своей наложницей. Никто из присутствующих и не сомневался в его намерениях. Он даже остановился у подножия лестницы, чтобы поцеловать ее.

Как ни странно, Кристен ничуть не оскорбилась поступком Ройса. Если бы даже она была его законная жена, она бы удалилась с вечера подобным же образом. Но что особенно заставило ее подчиниться, так это то, что ради нее он оставил своего короля и остальных гостей, поручив их заботам Альдена. Неужели она для него действительно так много значила?

— Хорошо, Кристен, что ты не сопротивлялась.

Он произнес это, как только за ними закрылась дверь, и в тот же момент выпустил ее руку. По тону его голоса она поняла, что он благодарен ей за то, что она согласилась стать участницей этого фарса. Она подошла к постели, не в силах сказать ни слова, и села. Спустя некоторое время она все же сказала:

— Я не хотела выяснять с тобой отношения на глазах у всех.

Он стал рядом с ней, на его лбу пролегла складка.

— Может, тебе неясно, что…

Она оборвала его, тихонько рассмеявшись:

— Твой ход был не очень элегантным, но я поняла его правильно, да и твои гости, я думаю, тоже. Ты на глазах у всех поставил на мне, как и обещал, свое клеймо.

— И тебя это ничуть не тревожит?

— Почти нет, иначе я была бы сейчас вне себя от ярости. А может быть, я слишком устала, чтобы сердиться, не знаю. Но что тебя волнует? Тебя больше устроило бы, чтобы я упиралась, а ты бы подгонял меня криками и пинками?

— Я допускал мысль, что так и будет, — пробормотал он.

Она улыбнулась и покачала головой.

— Как я уже сказала, я бы не стала упрямиться или спорить с тобой, если бы это кто-нибудь видел.

— С чего это вдруг? Обычно ты не так покладиста.

— Я выросла среди мужчин и знаю, как они горды и самолюбивы. Ты бы никогда мне не простил, если бы я унизила тебя на глазах у всех. Но здесь мы одни, и мне все равно.

— Я думаю, все, что ты сказала сейчас, в такой же степени относится и к тебе, негодница!

Она пожала плечами и улеглась на спину, наблюдая за ним сквозь полуприкрытые веки.

Ройс глубоко вздохнул. Это был явный вызов. Она лежала в соблазнительной позе, расслабившись, и ждала. Он почувствовал, как его плоть наполняется жаром, однако он не сдвинулся с места, опасаясь, что она вскочит с постели, как только он к ней приблизится. После бурных объяснений накануне вечером ее поведение сегодня выглядело уж слишком резким контрастом.

Его нерешительность вызвала у нее улыбку. Она засмеялась низким грудным смехом.

— А, понимаю.

Он почувствовал, как в нем растет раздражение, смешанное с желанием. Общение с Кристен требовало от него всегда слишком большого напряжения. Ни разу она не поступила так, как было бы нормальным в данной ситуации, а всегда действовала вопреки всяким ожиданиям.

— Что ты понимаешь? — Его голос даже ему самому показался слишком грубым.

Она приподнялась на локтях. Другую женщину уже смутил бы его тон. Кристен же улыбалась.

— Я вся пропиталась потом, неудивительно, что я тебя не привлекаю.

— Не привлекаешь? — закричал он, почти задыхаясь.

Она не обращала внимания на его возбуждение.

— Да. Я бы попросила у тебя разрешения принять ванну, но для этого пришлось бы спуститься вниз, и твоим гостям все стало бы ясно. Они бы решили, что это ты мне приказал, так как в таком виде, как я есть, ты не можешь со мной спать. А это уж даже для моей гордости слишком.

Какой-то момент он ошарашено смотрел на нее, потом поставил колено на кровать, чтобы склониться к ней.

— Женщина… — начал он.

Она протянула руки к его груди, чтобы оттолкнуть его.

— Нет, от меня действительно несет потом. Это ужасно, как ты можешь?

Теперь настал его черед смеяться.

— Как я могу? Очень просто, да еще с превеликим удовольствием. Но если ты действительно хочешь искупаться, то здесь поблизости есть небольшое озеро.

Она просияла.

— Ты и в самом деле пойдешь туда со мной?

— Да.

Не обращая внимания на ее вытянутые руки, он попытался поцеловать ее и, увидев на ее лице неподдельную радость, испытал огромное удовольствие. Но уже в следующий момент он в очередной раз был сбит с толку, услышав, как она простонала:

— О, это несправедливо! Ты соблазняешь меня пойти на озеро, когда я так устала, что и рукой пошевелить не могу.

— О Боже! — взревел он. — Ты сведешь меня с ума, Кристен!

— Почему?

Он посмотрел на нее сквозь опущенные ресницы. Потом до него вдруг дошло, что она не шутит, а говорит совершенно серьезно, и увидел все, начиная с того момента, как они вдвоем вошли в эту комнату, совершенно в другом свете. Ее невольное восклицание было результатом настоящего разочарования.

— Ты действительно так устала?

Она слабо улыбнулась.

— Я боюсь, что духота в зале отняла у меня последние силы. От работы я не устаю, но в зале было так много народа… — Она снова со вздохом опустилась на подушки. — Даже хорошо, что ты сейчас не хочешь меня. Я не думаю, что кто-то из нас получил бы удовольствие от этого занятия.

Он хотел сказать: «Говори только за себя», — но не сделал этого. Еще несколько недель назад такое дерзкое заявление его бы шокировало; может, он уже привык к тому, что она прямо говорит, что думает, если он вообще сможет когда-либо привыкнуть к ее непоследовательности.

— Ты все еще хочешь искупаться?

Она закрыла глаза.

— Это было бы здорово, но все же мне не хочется спускаться вниз. Я думаю, ты не будешь заставлять меня продолжать этот спор.

Он простонал от досады. Спорить с ним она готова была в любую минуту, но принять его любовь отказывалась. Однако желание его разгоралось, ни ее вид, ни ее усталость не могли остановить его. И все же он вынужден был согласиться с ее доводами. Его ожидания были бы обмануты, если бы он встретил с ее стороны лишь слабую реакцию на свои ласки, ведь именно ее безумная страстность доставляла ему такое огромное наслаждение.

Кристен приоткрыла глаза и смотрела на него сквозь полуопущенные ресницы. Ее душевные силы были на исходе, так же как и физические. Она не скрывала от него своего состояния. Он же испытывал совсем другие чувства и был очень разочарован. Она поняла это по тому, с какой болью он на нее смотрел. Он хотел ее немедленно. В другой момент у нее бы от одного только этого взгляда кровь закипела, но сейчас она сомневалась, что ему удастся разжечь ее. И все-таки ей было невыразимо радостно сознавать, что он одержим желанием обладать ею.

— Ну что ж, если тебе так хочется…

Она увидела, как он напрягся при этих словах, но все же ему удалось овладеть собой, и черты его лица смягчились.

— Да, мне бы этого очень хотелось. Но вместо этого, девочка моя, я сделаю то, чего хочешь ты. Пойдем, ты получишь свою ванну.

Она простонала, когда он хотел стащить ее с постели и взял за руку.

— Но, Ройс, я думаю, сон необходим мне еще больше.

Она действительно очень устала, если не заметила, как с ее губ сорвалось его имя, ведь обычно она не называла его иначе, кроме как презрительным «сакс». Это развеселило его. Он никогда не думал, что сможет услышать от нее свое имя. Усталость притупила ее бдительность.

— Пойдем, тебе придется подняться всего лишь на несколько минут, — сказал он с улыбкой. — Ты будешь только стоять, а все остальное предоставь мне.

— Стоять?

— Да, здесь.

Он подвел ее к большой лохани с водой, стоявшей на столе. Здесь же лежали сложенные полотенца и мочалка.

— Непостижимо, — произнесла она, подняв от удивления брови. — Ведь моются всегда внизу.

— Ванной комнатой пользуются гости. Всегда, когда в доме гости, воду мне приносят наверх. Ты ведь не единственная, кто страдает от духоты в переполненном зале, хотя Я признаю, что тебе пришлось гораздо тяжелее.

— Ага, ты признаешь это, — сказала она. — Но в действительности все гораздо хуже, чем можно себе представить.

— Ты в самом деле так плохо переносишь наш климат? По твоему темпераменту этого не скажешь, — заметил он, раздевая ее.

Произнося эти слова, он тут же пожалел, что поддразнил ее. Чрезмерная гордость могла заставить ее подумать, что он принижает ее страдания. Ройс приготовился уже к тому, что Кристен рассердится, но вместо этого она хихикнула.

— Знаешь, если бы ты не засмеялся, когда я оторвала рукава, я бы действительно сделала какую-нибудь глупость. Жара совершенно свела меня с ума. А что ты нашел смешного в моем поступке?

Поскольку он не ответил, она со смехом продолжала:

— Может, я напомнила тебе упрямого ребенка? Но, услышав твой смех, я увидела себя со стороны именно в таком свете.

Он что-то пробормотал, так как она и впрямь угадала тогдашние его мысли. Однако сейчас перед ним был отнюдь не ребенок, и он понял, какую совершил ошибку, решив искупать ее сам. Особенно остро он ощутил это, когда она уже обнаженная стояла перед ним. Но купаться самой у нее совершенно не было сил. Глаза ее слипались, она не в состоянии была произнести ни слова и буквально засыпала. Он смотрел на нее, не в силах начать то, что собирался делать. Его замешательство дало ей повод сказать:

— Давай оставим эту затею.

Глаза ее были все еще закрыты. Ройс воспринял эти слова как вызов.

— Да нет, почему же…

Он схватил мочалку, довольный, что она не открывала глаз и не могла видеть, как дрожат его руки. Он торопился обмыть ее побыстрее, чтобы наконец покончить с этим искушением. При этом старался отводить глаза в сторону от тех мест, по которым скользили руки, хотя это удавалось ему с большим трудом. С другой стороны, была очевидной бессмысленность его усилий, поскольку то, на что он избегал смотреть, он мог почувствовать.

Это занятие чуть не свело его с ума, спасением была лишь мысль, что в конце концов он ляжет с Кристен в постель, хотя он все еще не решался это сделать. Одно то, что она стояла перед ним и позволяла себя мыть, говорило о ее крайней усталости. И он сам был в этом виноват. Ему следовало бы догадаться, как напряжение сегодняшнего дня скажется на ее самочувствии. Слуги Ройса привыкли к перегрузкам, да и летняя жара в Вессексе не доставляла им особых неудобств. Кристен же не была знакома ни с тем, ни с другим.

Последний раз он провел мочалкой по ее телу. Вода текла на одежду, лежавшую у ее ног, но он, казалось, не замечал этого. Когда прохладные струи сбегали с тела Кристен, лицо ее выражало такое блаженство, что Ройс решил: его мучения стоят этого. Он еще и еще лил на нее воду, давая ей в полной мере насладиться прохладой.

Наконец он вытер ее полотенцем, которое затем, щадя свои нервы, обмотал вокруг ее тела. Потом он снова отвел ее на кровать. Ему очень хотелось понести ее на руках, но это стало бы для него роковым поступком. Даже сейчас, когда она блаженно вытянулась на кровати, ее довольное бормотание заставило его застонать.

Набросив на нее тонкую простыню и оставив одеяло у ее ног, он сказал неожиданно резким голосом:

— Завтра можешь спать, сколько хочешь.

— Ты меня балуешь.

— Нет, я это делаю исключительно из корыстных побуждений.

— Ты что, не ляжешь со мной?

Ройс выругался про себя и отвернулся. Прежде чем выйти из комнаты, он поднял одежду Кристен, чтобы отнести ее Эде в стирку. Потом он решил в одиночестве отправиться на озеро и остудить свой пыл в холодной воде. И все же он очень сомневался, что ему удастся провести эту ночь в собственной постели.

Глава 27

Казалось, лорд Элдред только того и ждал, чтобы появилась Кристен. Во всяком случае, как только она села завтракать, он сразу же поднялся со стула в глубине зала и направился к ней.

Кристен слышала обрывки разговоров женщин и поняла из их беседы, что король и его свита отправились на охоту, — все, кроме лорда Элдреда.

— Поздно же ты являешься на работу.

Не поднимая на него глаз, Кристен ответила:

— Да, вы правы.

Какое-то время царило молчание, потом он снова заговорил:

— Я вижу, ты уже искупила свое наказание.

— Цепи не были для меня наказанием, — спокойно возразила она, не прерывая завтрака.

— Ах, да, как же, я вспоминаю, ты говорила, что тебе приходится их носить ввиду твоей исключительной опасности. — В его голосе прозвучала издевка. — После вчерашнего утра я чуть было этому не поверил. Но если бы это было на самом деле так, то сегодня ты бы не разгуливала без цепей.

Она пожала плечами.

— Может быть, лорд Ройс считает, что здесь, в замке, кто-то представляет большую угрозу, чем я.

— Какую угрозу ты имеешь в виду? Проклятая девка! Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю!

Подчеркнуто неторопливо она подняла ресницы, ее взгляд остановился на разъяренном лице Элдреда. Глаза его налились кровью, рот перекосился. Он уже не казался ей красивым.

Она презрительно отвела взгляд, как будто он так же мало заслуживал ее внимания, как паршивый пес, и, не прекращая завтрака, ответила:

— Это вы представляете угрозу, о которой я говорила. Мне вернули свободу, чтобы я могла защищаться. Лорд Ройс прекрасно знает, что мне это по силам.

Еще ни одна женщина не обращалась с Элдредом так, как эта. Все остальные окружали его лестью, вились вокруг него, оспаривая друг перед другом право на его внимание. Эта же вела себя так, как будто он недостоин ее, хотя сама всего лишь жалкая рабыня. Он был готов убить ее. Если бы они были одни, ему удалось бы взять над ней верх — и тогда она заплатила бы ему за свое пренебрежение.

— Ройс заковал тебя так же, как и тех дикарей, которые возводят вал вокруг его замка, — продолжал издеваться он. — Скажи-ка мне, он и к своей кровати приковывает тебя цепями?

Он почувствовал, что у женщин, стоявших рядом с Кристен, от этой непристойности перехватило дыхание. Но та, к которой относились его слова, казалось, не обратила на них ни малейшего внимания. Она спокойно сидела за столом, продолжая есть свою овсяную кашу. Будь его воля, он бы задушил ее от злости. Ей удалось вывести его из себя. А ведь он намеревался лишь посмеяться над ней в наказание за то, что она сделала вчера утром.

Элдред понимал, что, если не отстанет от нее сейчас, это даст злым языкам повод для разговоров. Уже сегодня утром он слышал сплетни о ней и Ройсе. Говорили, что Ройс покинул зал, не дожидаясь конца ужина, чтобы отправиться вместе с ней в спальню. Он не скрывал своей привязанности к рабыне — подумать только, к рабыне! — даже от короля.

Элдред пожалел, что его не было на ужине вчера вечером и он не смог увидеть это собственными глазами. Он не решился показаться Ройсу на глаза, пока в его доме находится король. К тому же Альден накануне достаточно ясно дал ему понять, что эта девица для Ройса много значит. Ройсу ничего не стоило затеять с ним ссору в присутствии короля, а в таких ситуациях проигравшим всегда оказывался Элдред. Но он не мог позволить себе этого еще раз, так как ему нелегко было завоевать расположение короля, и он не собирался терять его из-за какой-то рабыни.

И все же он не мог сдержать себя. Его ярость не знала границ. Ее можно было смягчить, только подвергнув девушку новым унижениям.

— А ну-ка, принеси мне пива, да поживее! — приказал он резко.

Когда одна из служанок бросилась выполнять его приказание, он заорал:

— Нет, пусть это сделает девка викингов.

Боже, как она на него посмотрела! Однако Элдред мог праздновать победу — она все же удостоила его своим вниманием. Правда, ненадолго. Уже в следующее мгновение в ее глазах появились веселые искорки.

— Если вы действительно хотите пива, милорд, пусть вам принесет его Эдреа. Если же это вас не устраивает, то вам придется отправиться за пивом самому.

— Ты отказываешься служить мне?

Кристен с трудом сдерживалась, чтобы не расхохотаться. Однако взяла себя в руки и ответила спокойным голосом:

— Милорд, я выполняю только приказы Ройса, и то когда мне хочется. А сейчас мои желания полностью совпадают с его в том отношении, что он запретил мне обслуживать своих гостей.

Она зашла уж слишком далеко. Он вскочил, повалил ее одной рукой на пол и поднял другую для удара, но она оттолкнула его.

Элдред снова бросился на нее, но на этот раз его остановил резкий окрик:

— Вы не посмеете ее тронуть, милорд!

Он быстро обернулся на голос и, взбешенный, уставился на Селдона, слугу Ройса. За ним стоял еще один человек из свиты Ройса. Оба сжимали рукояти своих мечей.

— Нет, на сей раз вы меня не удержите! — завопил Элдред. — Эта девка должна быть наказана!

— Но не вами. Лорд Ройс распорядился, чтобы к этой женщине никто не прикасался.

Эти слова неожиданно разгневали Кристен.

— Мне не нужна помощь, чтобы справиться с этим дерьмом. Я уже однажды доказала ему, что могу поднять на него его собственный меч.

Прежде чем собравшиеся поняли, что она затеяла, Кристен выхватила у Элдреда кинжал, висевший на поясе, и, показывая глубочайшее презрение к этому человеку, вместо того чтобы держать оружие для защиты перед собой, метнула его в крышку стола. Это унижение заставило Элдреда забыть все предостережения, и он бросился на девушку с кулаками. Кристен ответила ему мощным ударом в челюсть. Этот удар опрокинул Элдреда на стол. Он упал, ударившись головой о столешницу. Люди Ройса подняли его на ноги, однако не отпускали, как он ни вырывался и ни ругался.

В это время Кристен услышала пронзительные крики леди Даррелл, заглушавшие даже рычание Элдреда, и увидела, что та бросилась к двери. Кристен про себя застонала, так как в дверях стоял Ройс собственной персоной, но не один — рядом с ним она увидела Альфреда. На лице Ройса было написано, до какой степени он взбешен. Не очень вежливо он отослал леди Даррелл прочь.

При виде Ройса Элдред более не сопротивлялся; мужчины, державшие Элдреда, решили его отпустить. Никто из присутствующих не двинулся с места, пока Ройс и король пересекали зал.

На лице Кристен не отражалось ничего из того, что происходило в ее душе, а в глубине души она почувствовала страх. Ведь все произошло по ее вине. Она сама провоцировала молодого дворянина. Ей хотелось вывести его из равновесия, и ей это удалось. И сейчас ей придется расплачиваться за свою дерзость. Ройс выглядел таким взбешенным, что, судя по всему, готов был наказать ее более сурово, чем просто опять надеть на нее цепи.

Элдред, поняв, что у него появился шанс отомстить, решил воспользоваться им и умоляюще произнес, обращаясь к королю, прежде чем Ройс успел открыть рот:

— Милорд, я требую наказать эту рабыню. Она уже дважды осмелилась поднять руку на людей из вашей свиты. Лорд Рэндвульф лежит в постели со сломанным ребром после ее удара цепью. А теперь она набралась наглости ударить меня и…

В эту минуту вмешался Селдон и сказал Ройсу:

— Я его предупреждал, милорд. Он знал, что, согласно вашему желанию, никто не смеет прикасаться к этой девушке.

— Это так, Элдред? — тихо спросил король.

— Но она сама меня провоцировала, — не унимался Элдред.

— Это ничего не меняет, — возразил Альфред. — Наказывать ее не твое дело, и тебя предупредили. Это пренебрежение правилами в доме хозяина зашло слишком далеко. Тебе придется сейчас же покинуть нас и не возвращаться до тех пор, пока я тебя не позову.

Эти слова короля заставили Элдреда побледнеть. Казалось, он хотел привести в свое оправдание какие-то доводы, но потом передумал и, поклонившись, быстро удалился.

Ройс не выпускал его из виду, пока он не вышел из зала. Его лежавшие на поясе руки были сжаты в кулаки.

— Лучше бы ты этого не делал, — сказал он королю.

Альфред был достаточно умен, чтобы понять состояние Ройса.

— Да, я знаю. Тебя бы больше устроило, если бы тебе позволили уладить дело с помощью меча. Но потерпи, друг мой. Вессексу в эти тяжелые времена необходим каждый мужчина, даже такой, как Элдред. Как только мы добьемся прочного мира, ты сможешь уладить свои споры с ним, как тебе заблагорассудится.

Ройс мрачно смотрел на короля. Потом с его лица исчезли последние следы напряжения, и он кивнул в знак согласия. Наконец он взглянул на Кристен. Подойдя ближе, он положил свою огромную ладонь на ее горящую щеку.

— С тобой все в порядке?

Кристен почувствовала такое облегчение, что чуть было не упала к его ногам. Итак, этот мрачный, горящий ненавистью взгляд предназначался не ей. Однако как только она поняла это, весь ее гнев вылился наружу. Не боясь теперь расплаты, она снова вспомнила, что же ее так рассердило.

Показав пальцем на охранников, она произнесла:

— Мне не нужны твои сторожевые псы, Ройс!

Он убрал руку с ее щеки.

— Мы это уже поняли.

Как! Они все видели? Эта мысль вызвала в ней новые опасения, и она немного умерила свой гнев. Ну и пусть. Видели, так видели. Но слышать, что здесь происходило, они никак не могли. Она бросила беглый взгляд на охранников, как бы желая понять, не станут ли они рассказывать подробности. Их взгляды тоже были обращены на нее. Селдон ей широко улыбнулся. Судя по всему, пока они не собирались открывать рот. Но будут ли они молчать и в дальнейшем? Или расскажут Ройсу, что это ее острый язык вынудил Элдреда дать ей пощечину?

Эти опасения растопили последние остатки ее гнева. Остался только неприятный осадок, и она выразила свое настроение следующими словами:

— Я знаю, почему ты их ко мне приставил. Уж во всяком случае не для того, чтобы они защищали меня, — ведь ты прекрасно знаешь, что я и сама справлюсь. Эти охранники должны заменить мне цепи и предупредить мой побег. И это ты называешь доверием?

Ройс мрачно смотрел на нее. Так как Альфред стоял рядом и все слышал, он не хотел усмирять ее. Этого он не мог себе позволить. И все же он знал Кристен достаточно хорошо, чтобы догадаться, как она на него разозлилась и что теперь будет гораздо труднее найти с ней общий язык. Всю вину она свалит на него.

— Послушай, пока мы не заключили с тобой соглашение, ты не должна обсуждать мои решения.

Его тон показался Кристен слишком грубым, а в его изумрудных глазах она увидела предательство. Слишком поздно она вспомнила, что рядом стоит Альфред. Она взглянула на него украдкой и пришла к выводу, что его очень забавляет дискуссия, развернувшаяся между рабыней и ее хозяином. О Боже! Как же она глупа, что ставит Ройса в такое неловкое положение на глазах у короля! А о соглашении, о котором он говорил, она и самом деле давно уже забыла.

Она была не настолько уж горда, чтобы не признать своих ошибок. Поэтому, кротко улыбнувшись Ройсу, она попыталась сгладить неловкость:

— Прости, но мой язык часто не слушает меня. И мне очень жаль, что я вызвала такой переполох. Лорд Элдред хотел рассердить меня, а я его. И нам обоим это удалось. Но я очень сожалею, что тебе пришлось стать свидетелем этой глупости.

Ее извинения озадачили Ройса еще больше, чем признание своей вины. Однако именно это признание заставило короля Вессекса разразиться громким смехом. Отбросив назад свою львиную гриву, он сказал:

— Да будет Господь милостив с тобой! Такая откровенность пугает. А я чуть было не позавидовал тебе из-за твоей добычи. Нет, для двора она слишком прямолинейна. Здесь нужно уметь льстить и лицемерить.

Ройс насторожился.

— Да я бы ее и не отдал.

От этой неслыханной дерзости у Кристен перехватило дыхание. Но Альфред, казалось, ничего не заметил. Он засмеялся еще громче.

— Как я вижу, ее прямота заразила и тебя, Ройс. Ну что ж, я, наверное, правильно поступлю, если буду держать от нее подальше своих приближенных, а то мне никогда в жизни больше не услышать, какой я замечательный охотник.

Теперь наступила очередь Ройса рассмеяться.

— Ну уж сегодня у тебя не будет недостатка в похвалах, ведь именно ты позаботился о нашем ужине.

Они отвернулись от Кристен, но Ройс все же бросил на нее любопытный взгляд из-за плеча и улыбнулся ей. Что ж, она его успокоила именно так, как ей этого хотелось. Но скоро они поменяются ролями, и ему придется подумать о том, как бы успокоить ее.

Глава 28

Эда отослала Кристен наверх. У девушки поднялось настроение от сознания того, что ее отпустили одну, без сопровождения Эды или телохранителей. Впрочем, у нее и мысли не возникло о том, что можно пойти куда-нибудь в другое место, а не в комнату Ройса.

Он был все еще внизу. Уже наступила глубокая ночь, и большинство гостей отправились на покой. Однако король еще пировал и рассказывал истории, которые сделали бы честь любому барду. Было бы верхом неприличия, если бы Ройс еще раз позволил себе уйти из-за стола раньше своего короля.

Кристен понимала это и терпеливо ждала. Вчера вечером она так устала, что забыла о соглашении, которое они собирались обсудить. Сегодня же день прошел совсем по-другому. Она не была так уж перегружена работой, многие из тех обязанностей, которые обычно лежали на ней, взяли на себя другие слуги. Ей даже позволили чаще подходить к окну. Кроме того Эда спасла ее от жары на кухне, взяв с собой убирать комнаты гостей.

Ройс, таким образом, сдержал данное ей накануне вечером обещание, что ее будут меньше нагружать работой. Она понимала, что он действовал из самых эгоистичных побуждений, однако это ее нимало не смущало. Она получит своего сакса. Наступит день, когда он признается, что она для него не только наложница, но и единомышленник. Когда это произойдет, он женится на ней. Потом он освободит ее друзей, и они сообщат обо всем ее родителям. Она не сомневалась, что у всей этой истории будет счастливый конец. Однако путь к этой цели будет труден и долог.

Кристен улыбнулась, увидев на столе две большие лохани с водой. Она быстро помылась и, не одеваясь, скользнула под тонкую простыню в ожидании своего господина. Да, теперь она могла его так называть, и он действительно станет ее господином, когда они поженятся.

Не прошло и пятнадцати минут, как пришел Ройс. Кристен здорово бы позабавилась, знай она, как рассеян он был внизу после ее ухода. Король сжалился над ним и удалился даже раньше, чем ему бы хотелось, чтобы дать Ройсу возможность поскорее отправиться в свою комнату. Радостное удивление отразилось на его лице, когда он увидел, что Кристен уже в постели. От его радости и у Кристен стало теплее на душе.

Она лежала на боку, опершись на локоть и положив голову на ладонь, чтобы лучше рассмотреть его, когда он будет к ней подходить. И если его воля шла иногда вразрез с ее желаниями, то в его облике она не могла найти ни единого изъяна.

С тех пор как король со своей свитой прибыл в замок, Ройс стал одеваться еще роскошнее, чем обычно. Так же, как и остальные лорды, он носил плащ, закрепленный на правом плече пряжкой. Он был темно-коричневого цвета и отделан шафранно-желтым дорогим шелком, как и песочного цвета рубашка. Эти краски земли очень шли ему, еще более подчеркивая глубокую зелень его глаз. Кроме того, на нем был широкий пояс, расшитый по всей длине янтарем. Даже рукоять кинжала, висевшего на поясе, была усыпана драгоценными камнями.

После происшествия с Элдредом у него не было возможности переброситься с ней и словом. И теперь он очень удивил ее, сказав:

— Ты сегодня извинилась передо мной, а я не уверен, хочу ли я принять твои извинения.

— Тогда начинай с того, что ты хочешь, — спокойно предложила она.

— Ну, если так, то я возвращаю тебе твои извинения.

Он присел рядом с ней на кровать, подтянув одно колено, чтобы лучше видеть ее. Его рука легла на ее бедро, замерла на секунду и соскользнула на простыню.

— Я уже давно знаю Элдреда. Я знаю, что у него всегда на уме и как он постоянно ищет повода для ссоры со мной.

Кристен спокойно сказала:

— Я тебе не солгала. Я действительно спровоцировала его, причем сознательно.

— Но ведь это он первым подошел к тебе и начал разговор, а не наоборот.

Она улыбнулась.

— Ну что ж, здесь мне нечего возразить.

Его рука снова легла на ее бедро и задержалась на этот раз несколько дольше.

— Я еще не успел поблагодарить тебя за твою тактичность, когда мы беседовали в присутствии короля.

— Да нет, ты уже выразил мне свою благодарность, — мягко ответила она.

А он так боялся, что она не поймет его улыбку, с которой он посмотрел на нее, прежде чем уйти из зала вместе с Альфредом. Она знала его, оказывается, лучше, чем он предполагал, и это открытие его очень обрадовало.

Он снова улыбнулся ей и поднялся с кровати. Он не мог спокойно разговаривать, когда она так близко, а он хотел еще обсудить с ней свое предложение.

Он решил снять плащ, и его пальцы уже легли на золотую пряжку, как вдруг Кристен села в постели. Тонкая простыня соскользнула с ее плеч, однако она не заметила этого и смотрела на него в ожидании. Она была так естественна в своей наготе, что не осознавала даже, какое производит впечатление. Пальцы Ройса застыли на пряжке, а его взгляд, как загипнотизированный, остановился на нежных округлостях ее груди и не мог от них оторваться.

— Наше соглашение.

— Что?

Вероятно, никогда в жизни ему не было так трудно отвести взгляд. Он посмотрел ей в лицо, и ее полные ожидания глаза заставили его очнуться. Почувствовав, как краска заливает его лицо, он отвернулся. Власть, которую эта девушка имела над ним, лишала его рассудка и способности контролировать свои действия. Если она когда-нибудь узнает об этом, то… храни меня тогда Господь, подумал он.

Он незаметно вздохнул и начал раздеваться, повернувшись к ней спиной. Он понимал, что разговор нужно начать как можно скорее, чтобы не откладывать его еще раз.

Он откашлялся, и кашель его прозвучал, как глухие раскаты грома.

— То, что случилось вчера утром, убедило меня, что ты не сможешь защищать себя в достаточной мере, будучи закованной в цепи. Я вообще очень сожалею о том, что ты оказалась в таком положении, когда тебе пришлось защищаться.

Он бросил через плечо взгляд, чтобы удостовериться, достаточно ли внимательно она его слушает. Ее плечи и грудь были все еще обнажены. Он подошел к столу, чтобы плеснуть себе в лицо холодной водой. И еще раз ему пришлось кашлянуть, прежде чем продолжить разговор.

— Я не хочу, чтобы ты оказалась в беспомощном положении. Я могу, как и прежде, поручить своим людям охранять тебя. Но это не одно и то же. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя уверенно, если меня не будет рядом с тобой и я не смогу позаботиться о тебе.

— Тебе не нужно объяснять мне, почему ты снял с меня цепи.

Даже не оборачиваясь и не смотря на нее, Ройс знал, что она улыбается ему. Он сел на стул, чтобы снять сапоги и кожаные гамаши.

— Хорошо. Единственное, что мне от тебя нужно, это твое слово. Обещай мне, что ты откажешься от попыток напасть на моего кузена, пока Альфред и его свита находятся в замке.

— Ты требуешь от меня слишком многого, — тихо сказала она.

— Подумай, к чему это приведет, если ты сделаешь что-нибудь Альдену, когда здесь находится король. Он справедливый человек, но ты сама сегодня могла убедиться в том, как в эти трудные времена он защищает своих подданных. Я мог бы вызвать Элдреда на поединок. Альфред прекрасно понимал, что я этого хочу. И все же он отправил этого подонка домой, спасая его, таким образом, от моего гнева. Ему необходим каждый из его вассалов, если датчане решат вернуться. Он сурово расправится с каждым, кто посмеет ослабить его войско.

— Ну что ж, ты выразился предельно ясно. Но почему я должна давать слово лишь на то время, пока король не уехал?

Ответ дался ему с большим трудом:

— Когда вся свита уедет, ты опять будешь в безопасности.

— И что тогда?

— Тогда опасности больше не будет. Мы будем жить, как и прежде. Так ты дашь мне слово?

Кристен долго сидела, не говоря ни слова, устремив неподвижный взгляд в спину Ройса. Потом она спрыгнула с постели, потянув за собой простыню. Она так бесшумно подошла к нему, что он вздрогнул, когда она обняла его за шею.

— Да, я обещаю тебе, что не трону твоего высокочтимого Альдена, — прошептала она ему в ухо. — Но что касается тебя…

Она убрала руку и опрокинула его вдруг вместе со стулом. Она услышала, как он застонал от боли, потом раздались его проклятия, но она уже выбежала из комнаты через незапертую дверь. Оказавшись в коридоре, она поняла, однако, что не может показаться в таком виде внизу. Поэтому она бросилась к первой попавшейся двери, намереваясь спрятаться за ней, причем ей было уже все равно, кому принадлежала комната.

В спешке этот план показался ей заманчивым, однако попасть именно к этому обитателю дома она абсолютно не рассчитывала. При пламени свечи, стоявшей у кровати, она узнала короля Вессекса, который сразу же вскочил, взявшись за меч. Оба остолбенели от удивления, но только в первый момент. Король улыбнулся, увидев, в чем она стояла перед ним. Золотистые волосы локонами ниспадали на плечи, простыню она держала перед собой, так как у нее не было даже времени завернуться в нее.

К сожалению, Кристен была слишком потрясена встречей с королем. Она стояла, не в силах двинуться с места, теряя драгоценные секунды. Убегая от Ройса, она заперла его комнату, но ему удалось открыть дверь. В этой же комнате не запрешься. Да и вообще во всем доме не было уголка, где она могла бы скрыться без опасения, что он найдет ее. Поэтому Кристен не удивилась особо, увидев Ройса на пороге королевской комнаты. Повернувшись к нему, она совершенно забыла, что простыня прикрывает ее только спереди и король видит ее обнаженное тело. Однако Кристен уже больше не думала о короле, когда увидела, какой яростью искажено лицо Ройса.

Подойдя к ней, он не сказал ни слова, а молча схватил руку, которую она протянула, чтобы защититься. Она выпустила простыню, чтобы ударить его другой рукой, но он и здесь опередил ее. Он завел ее руки за спину и крепко держал ее, прижав к своей груди.

— Покорно прошу прощения, — сказал Ройс своему королю.

Альфред засмеялся.

— Да чего уж там. Все это показалось мне в высшей степени забавным.

Плотно сжав губы, Ройс коротко поклонился и закрыл за собой дверь. Потом он снова приволок Кристен в свою комнату. Он все еще не решался заговорить с ней, так как боялся, что выдержка изменит ему и он ее задушит. А он на самом деле был близок к тому, чтобы сделать это.

Он захлопнул ногой дверь и бросился вместе с ней на кровать. Он сел на край и положил ее себе на колени так, чтобы она не могла пошевелить ни ногой, ни рукой. Довольно долго он держал ее в таком положении, пытаясь вновь обрести самообладание. Кристен извивалась и кусалась, надеясь вырваться из его рук.

Наконец ее силы как будто иссякли, и она успокоилась. Однако в глазах ее полыхал сине-зеленый огонь. Ройс не смотрел на нее. Он закрыл глаза, чтобы не видеть наготу извивающегося у него на коленях тела.

— Я ненавижу тебя!

Эти слова были произнесены с такой злобой, что потрясли его до глубины души. Грудь его сжалась, и гнев почти исчез. Даже если Кристен не отдавала сейчас себе отчета в своих словах, он все же никогда не предполагал, что ему придется когда-либо услышать из ее уст эти слова.

Его глаза впились ей в лицо.

— Почему? — спросил он как можно спокойнее.

Ее голос звучал запальчиво:

— Ты обвел меня вокруг пальца! Ты ведь прекрасно знал, о чем я подумала, когда ты предложил эту сделку. И ты заставил меня в это поверить!

— Но, Кристен, откуда мне знать, что у тебя в голове?

— Лжец! — воскликнула она. — Иначе почему бы тогда я пришла к тебе в комнату без всякого принуждения? Ты снимаешь с меня цепи и говоришь, что мы заключим соглашение. Но ты и словом не обмолвился о том, что время действия этого соглашения будет ограничено.

Теперь он действительно вспомнил, что его удивило ее молчаливое терпение во время их разговора накануне. Но радостное ожидание слишком переполняло его тогда, чтобы он мог задуматься над ее поведением.

— Ты несправедлива ко мне, девочка, — сказал Ройс со вздохом. — Откуда я мог знать, какие именно выводы ты сделаешь из моих слов, если в мои планы никогда не входило снять с тебя цепи навсегда? Если эта мысль мне даже не приходила в голову, то как я мог догадаться, что ты там себе напридумаешь?

— Ну что ж, тогда я опять оказалась в дураках. Вероятно, я видела в тебе то, чего в тебе нет и никогда не будет.

Горечь, которую Ройс услышал в ее словах, была для него новым потрясением.

— Что же ты во мне видишь? Ради Бога, Кристен, чего ты от меня хочешь?

— Я от тебя ничего не хочу, больше ничего, разве чтобы ты оставил меня в покое.

Он медленно покачал головой, и в его глазах Кристен смогла прочитать сожаление.

— Если бы я мог, я бы это давно уже сделал.

— Если бы ты мог, сакс! — продолжала она с издевкой. — А где же твоя воля?

— У меня ее нет, когда дело касается тебя.

Его признание стоило многого, но и оно не смогло заглушить злобу, кипящую в тот момент в ее душе.

Его голос смягчился.

— Кристен, возьми обратно свои слова, что ты меня ненавидишь. Ты сердишься на меня, да, но ты не можешь ненавидеть меня. Скажи мне это.

Он был прав. Даже сейчас она не могла испытывать к нему ненависти. Она хотела его ненавидеть, но у нее это не получалось. Однако она никогда не признается в этом Ройсу, говорила она себе, плотно сомкнув губы.

— Если ты не хочешь говорить, тогда покажи мне это, — прошептал он, наклоняясь к ней, чтобы поцеловать.

И как ни хотелось Кристен сдержать себя, она все же показала.

Глава 29

В Виндхёрст прибыли новые гости. Чтобы увидеть короля, приехал лорд Эверилл вместе со своим единственным сыном и тремя дочерьми.

Кристен, может быть, и не обратила бы внимания на вновь прибывших, если бы среди гостей не оказалось леди Корлисс и Эдреа, которая работала в этот час вместе с Кристен, не поспешила сказать ей об этом. Кристен и сама, впрочем, могла догадаться, если бы задумалась, почему леди Даррелл оказывает этой даме особые почести.

Итак, это была невеста Ройса. Кристен не удивилась тому, что Корлисс необыкновенно хороша собой, но, когда она представила рядом с ней себя, у нее стало нехорошо на душе, она почувствовала себя просто жалкой. Корлисс была небольшого роста, изящная, грациозная — полная противоположность ей. «Боже мой! — думала Кристен. — Да я еще глупее, чем можно было предположить! Разве у меня есть хотя бы малейший шанс в сравнении с этой очаровательной женщиной?!»

Лишь одно успокаивало Кристен: Ройса не было дома, и он не смог встретить свою невесту. Она бы не вынесла этой сцены, когда Ройс осыпал бы эту женщину самыми изысканными комплиментами, оказывал бы ей всяческие почести, предупреждал бы любое ее желание — одним словом, вел бы себя так, как Кристен себе это в мыслях тысячу раз представляла, только на месте леди Корлисс была она сама. Теперь же ей не оставалось ничего другого, как наблюдать, с каким почтением относятся к Корлисс леди Даррелл, слуги и даже Альден, вышедший поприветствовать гостей.

Картина эта была довольно типична, хотя и вызывала у Кристен отвращение. Даже если бы эта дама не пользовалась особой любовью обитателей дома, с ней все равно обращались бы очень почтительно, так как ей вскоре предстояло стать хозяйкой Виндхёрста и сменить в этой роли леди Даррелл, которая, являясь единственной женщиной среди родственников Ройса, сейчас полностью ею наслаждалась.

И все же в доме оказался один человек, который не стремился завоевать расположение леди Корлисс. Это была Мечан. Конечно, нельзя было требовать от маленькой девочки, чтобы она понимала значение предстоящего события, когда эта женщина станет хозяйкой дома и будет нести ответственность за нее как за ребенка, а любое ее решение будет считаться единственно правильным, и тем более нельзя было ожидать, что она с уважением будет относиться к леди Корлисс из тех же побуждений, что и остальные. И все же Кристен про себя зааплодировала девочке, когда та покачала головой в ответ на требование леди Корлисс подойти к ней. Убегая, Мечан в довершение всего еще состроила гримасу в адрес гостьи.

Кристен чуть было не рассмеялась во весь голос, но вовремя подавила в себе это желание, так как не хотела, чтобы слуги поинтересовались, что же ее так рассмешило. Она знала, что леди Даррелл вызвала бы малышку к себе и отчитала, если бы заметила, что она натворила.

Корлисс поджала губы и сидела, надувшись, но решила оставить девочку в покое. Однако Кристен совершенно определенно не удалось бы сдержать смех, если бы она знала, что и Альден был свидетелем этой сцены и отвернулся, чтобы не показать своего веселья.

Немного погодя Кристен почувствовала, что кто-то тянет ее за платье. Обернувшись, она увидела Мечан, проделавшую нелегкий путь через огромный зал и толпу гостей. Девочка не решалась поднять на Кристен глаз.

— Ты… ты все еще сердишься на меня?

Кристен наморщила лоб, пытаясь понять, чем вызван вопрос ребенка.

— С какой стати мне на тебя сердиться, малышка?

— Я сказала брату, о чем ты мне тогда рассказывала, а Альден считает, что я выдала твой секрет. — Мечан наконец взглянула на Кристен. — Но я не знала, что это секрет, честное слово.

— И ты подумала, что я на тебя сержусь?

— А разве нет? — сказала Мечан. — Я видела тебя на следующий день, ты была ужасно расстроена.

Кристен улыбнулась, вспомнив тот день.

— Да, я действительно была сердита, но не на тебя, моя дорогая. То, что ты рассказала обо мне своему брату, ровным счетом ничего не изменило.

Это была явная ложь, так как именно тот эпизод привел к тому, что они с Ройсом впервые провели ночь вместе, о чем Кристен ничуть не жалела.

Мечан смотрела на нее, все еще терзаемая угрызениями совести.

— Тогда я напрасно от тебя пряталась?

Кристен рассмеялась, обратив тем самым на себя внимание Эды.

— Что ты здесь делаешь, дитя мое? — спросила старуха.

— Я разговариваю, — ответила Мечан с ноткой упрямства в голосе.

Эда строго посмотрела на Кристен.

— Ты должна работать, милочка.

— Я и работаю.

— Можно, я тебе помогу? — спросила Мечан.

Услышав эти слова, Эда покачала головой и вернулась к своим делам. Кристен не знала, что ответить Мечан, которая, с надеждой глядя ей в глаза, ждала. Она посмотрела на женщин, работающих в зале, потом снова перевела взгляд на Мечан, наконец со вздохом произнесла:

— А тебе разрешают бывать здесь, малышка?

Мечан в свою очередь тоже обвела взглядом прислугу и сказала упрямо:

— Мне здесь нравится больше, чем там.

Кристен снова подавила смех.

— Почему ты не любишь леди Корлисс?

Мечан взглянула на нее с удивлением.

— Откуда ты это знаешь?

— Я видела, что ты сделала.

— О! — Девчушка покраснела и опустила голову, потом в свое оправдание сказала: — На самом деле она вовсе не хотела, чтобы я к ней подошла. Она всегда говорит и делает совсем не то, что думает. Конечно, сейчас она говорит много приятных вещей. Но она стала это делать только после помолвки.

— Понимаю.

— Правда? — обрадовалась девочка. — Ты тоже считаешь, что нет ничего плохого в том, что я ее не люблю?

— Твои чувства — это твое личное дело, и никто не может навязывать тебе своего мнения. Но если твоему брату она нравится, то, может, и тебе следует попытаться полюбить ее?

— Да я и пыталась! — воскликнула девочка с негодованием. — А потом Ройс взял меня с собой в Рэдвуд, и она ущипнула меня, чтобы я ушла, а она осталась вдвоем с Ройсом.

— А что он на это сказал?

— Он ничего не видел.

Кристен нахмурила лоб.

— Тебе надо было ему все рассказать.

— Да нет, он бы только рассердился.

Да, Мечан никогда не пошла бы на то, чтобы рассердить брата. Кристен вздохнула. Бедному ребенку следовало бы объяснить, что гнев ее брата на самом деле был не так ужасен — или, по крайней мере, что он не собирался причинить ей зла. Кристен сама не раз наблюдала, с какой нежностью Ройс относился к сестре. Однажды вечером, когда девочка уснула внизу, в зале, он сам на руках отнес ее наверх. Кристен вспомнила тогда своего отца. Гаррик относился к своим детям с такой же лаской и заботой. Странно, Ройс всей душой любил девочку, а она его боялась.

Покачивая головой, Кристен размышляла над этим. Мечан, неотрывно смотревшая на нее, казалось, совсем сникла.

— Ты хочешь, чтобы я ушла?

— Что? Да нет же, сокровище мое, оставайся, если тебе нравится. — Кристен поняла, что в этот момент она была для Мечан меньшим из двух зол. — Но ты уверена, что тебя не будут ругать за то, что ты здесь?

Мечан решительно покачала головой.

— Сегодня так много гостей, что никто и не заметит.

— Тогда садись на скамейку, и я покажу тебе, как пекут ореховый хлеб, который так любит мой отец.

— Ему нравится, когда в хлебе попадаются орехи?

— Да уж это точно.

Подмигнув девочке, Кристен начала возиться со своим платьем. При помощи пояса она стянула куски ткани так, что получился карман, и из этого кармана она доставала сейчас горсть орехов.

— Я выпросила их у Эды, которая чуть было не скормила их курам. Мы с тобой испечем маленький хлеб, только для нас двоих. Ну как, нравится тебе моя идея?

— О да, Кристен! — на детском личике светилась неподдельная радость. — Это будет нашим секретом.

Предположение Мечан, что никто не заметит, где она, оказалось неверным. Ройс увидел, что она сидит в кухне, как только вошел в зал, потому что его взгляд искал прежде всего Кристен. И он нашел ее в обществе своей сестры Мечан. Наклонив друг к другу головы, они смеялись, ничуть не заботясь о том, что происходит вокруг.

На секунду он остановился, почувствовав радость от того, что увидел их вместе — свою сестру и любимую женщину. Так как все относились к Кристен с опаской, он предполагал, что Мечан, которая всегда боялась чужих, тем более будет ее сторониться. По всей вероятности, он ошибался. Сразу было видно, что они нравились друг другу, и Ройса это очень обрадовало. Он обязательно подошел бы к ним, если бы Даррелл не позвала его. Только теперь он заметил Корлисс. Как он мог забыть, что она обещала быть здесь! Лорд Эверилл прибыл на турнир, на котором Альфред имел обыкновение проверять на ловкость людей своей свиты. А когда лорд Эверилл приезжал в Виндхёрст, он всегда брал с собой своих дочерей. Напрасно Ройс надеялся, что на этот раз он изменит своей привычке.

Сжав зубы, он подошел к своей невесте, чтобы поприветствовать ее.

Кристен в течение всего вечера наблюдала за Ройсом и Корлисс, сидевшими рядом за длинным столом. Она ничего не могла изменить и решила набраться терпения, хотя в горле стоял комок и грудь болезненно сжималась. Тысячу раз повторяла она про себя, что от нее ничего не зависит, что Ройс и без того ей не принадлежит, и все же чувствовала себя обманутой; ее не оставляла мысль о том, что Ройс именно ее мужчина, мужчина ее жизни. Сейчас она не имела возможности бороться за него, ничего не могла сделать, чтобы оторвать его от этой женщины, и все яснее осознавала свое положение в доме. Она выдержала первое испытание огнем и довольно спокойно отнеслась к своему рабству, потому что исходила из того, что в конце концов получит желаемое. При каждом новом своем поражении она теряла терпение, иногда даже самообладание, но никогда не теряла надежды.

Не слишком ли она наивна? Если ее отец влюбился в рабыню и женился на ней, то это еще не означает, что такое может произойти и в Вессексе. В положении, когда ее родное селение оказалось отрезанным от других частей страны, ее семья установила дома свои собственные законы. Ее дядя Хьюг занимал должность ярла, что делало его в Норвегии таким же могущественным, как здесь король Альфред. И даже при таких обстоятельствах ее мать должна была быть освобождена из рабства прежде, чем Гаррик смог на ней жениться. Что касается рабства, то в Норвегии были свои собственные законы, которые не позволяли оставлять без внимания такой существенный фактор, как любовь. Здесь же сколько правителей, столько и законов! Разве сам Ройс не назвал ее сумасшедшей, когда она заговорила с ним о женитьбе?

И теперь, когда она увидела его с невестой, ей стало ясно, что она действительно лишилась рассудка, вообразив, что он может принадлежать ей. Ни разу она не посмотрела на сложившуюся ситуацию глазами Ройса. Он сказал ей однажды, что ее положение даже ниже положения раба. Допустим, он сказал это в гневе, но как это было близко к тому, что есть на самом деле! Она его рабыня, одна из многих. У него ведь много рабов. Сейчас она согревает его постель, но завтра для этой цели у него появится законная супруга. Его забота о Кристен была не больше, чем забота о любом другом из его рабов.

— Ты что-то замечталась.

Кристен понадобилось время, чтобы, услышав голос Эды, отрешиться от своих раздумий.

— Да, действительно.

Эда многозначительно посмотрела на нее. Ей показалось, что она услышала в голосе девушки тоску.

— Ты возлагаешь на него слишком большие надежды.

— Да, я знаю.

Эда покачала головой.

— Ты должна быть благодарна уже за то, что у тебя есть. Ты жива, хотя он мог бы и убить тебя, так же как и тех, кого ты называешь своими друзьями. Он заботится о тебе. Да что там — он даже защищает тебя от посягательств других мужчин. Сегодня ночью половина девушек здесь, в замке, станут добычей этих юных повес, но тебя это не коснется.

— Тебе не нужно рассказывать, как мне здесь хорошо живется.

Эда хмыкнула и не без сарказма заметила:

— Если ты недовольна тем, что имеешь, ты можешь в любое время подыскать себе какого-нибудь другого мужчину. Я не слепая и вижу, как все эти молодые господа таращат на тебя глаза. Если ты хорошо попросишь милорда, он, может быть, и продаст тебя, когда женится.

— Да, возможно, я так и сделаю.

— Подумать только! Нет, моя дорогая, я пошутила. Если ты решишься на это, будет такая буря, что не пощадит и нас.

— Не говори глупостей, Эда.

— Я серьезно говорю. Он тебя никогда не продаст. Да ты ведь не дурочка и сама это понимаешь, — сказала Эда нетерпеливо. — Ты не можешь не знать, как влияешь на его настроение.

— Это не так, — возразила Кристен.

— Не так? А какой он был на прошлой неделе, когда ему никто не мог угодить, потому что ты прогоняла его каждую ночь? Как ты это назовешь? Все в доме знали, что причина его плохого настроения — ты, хотя, может быть, только я знала все подробности. — Эда хихикнула. — Но как только ты оказалась в его постели, он сразу забыл о своем дурном настроении.

Кристен опустила глаза и почувствовала, как вспыхнули ее щеки.

— Ну, хорошо, сейчас, может быть, он испытывает ко мне влечение, но я ведь могу ему надоесть.

— Этот мужчина не перестанет желать тебя, дорогая. Я вижу это уже потому, как он с тобой обращается. Я могла бы рассказать тебе и много других вещей, чтобы ты поверила, но у меня нет настроения забивать тебе голову всякой чепухой. Нет, он тебя никогда не продаст и никогда не уступит другому мужчине. Но на этой женщине он все-таки женится.

Кристен вздрогнула.

— Почему ты мне все это говоришь, Эда?

— Потому что в любом случае он оставит тебя при себе. Чтобы ты, наконец, поняла, что нужно быть довольной тем, что имеешь, и не метить выше, чем тебе назначено. Если ты будешь несчастлива, то и он будет несчастлив, а это уже и на нас отзовется.

— Довольно, Эда. Я не думаю, что имею над ним такую власть. Если бы это было действительно так…

— Если бы это было действительно так, то что тогда? Можешь не отвечать, я и так знаю. Ты не хочешь слушать, что я тебе говорю. Ты метишь слишком высоко, дитя мое.

— Нет, я прекрасно тебя поняла, Эда. Но и ты тоже должна понять, что я не могу мириться с таким положением. Моя мать так же, как и я, попала в плен и была продана в рабство. На своей родине она была дочерью очень знатного человека и в соответствии со своим происхождением очень горда. Она никогда не могла согласиться с тем, что она рабыня. Она просто отбрасывала эту мысль и лгала сама себе. Я не так упряма и слепа. Я совершенно отчетливо представляю себе свое положение. И все же я дочь своей матери. Я не могу оставаться рабыней, Эда.

— Но у тебя нет другого выхода.

Кристен отвернулась и обвела взглядом зал, где оставались гореть всего лишь несколько факелов. Большая часть помещения была уже погружена во мрак. Пока она сидела, предаваясь своим печальным размышлениям, почти все гости разошлись. Повсюду расстилали мешки с соломой, потому что здесь спали не только слуги Ройса, но и слуги гостей. Кристен не заметила, как Ройс пошел провожать свою даму в ее комнату.

— Она останется и на ночь? — спросила Кристен Эду.

Старуха что-то пробормотала, хотя и поняла, кого она имеет в виду, потом все же ответила:

— Да, они не хотят возвращаться ночью. Послушай, Кристен, я уже мозоль набила на языке, втолковывая тебе, но мои слова отскакивают от тебя, как горох от стены. Пойдем, ты будешь сегодня спать со мной.

Кристен ощутила в сердце боль, однако спрятала свои чувства за маской непроницаемости.

— Значит, он спит с ней?

— Как тебе не стыдно думать такое! — рассердилась Эда. — Ты ведь знаешь, что наверху у нас только шесть комнат. Дамы разместились вместе с леди Даррелл и Мечан. Лорд Альден уступил свою комнату Альфреду, а сам лег со своими охранниками и людьми из свиты, которым предоставили две остальные комнаты.

— Тогда почему?..

— Тс-с-с, — прошипела Эда. — Милорду не очень-то хотелось, но ему пришлось уступить свою комнату лорду Эвериллу и его сыновьям, которые приехали только сегодня. А других свободных комнат здесь при всем желании не найдешь.

Кристен нарисовала себе картину, как Ройс делит свою комнату со своим будущим тестем, и ей стало весело, однако совсем ненадолго.

Глава 30

Даже если бы Кристен не лежала на жестком полу, свернувшись под тонким одеялом, она все равно не смогла бы заснуть. Когда ей надоело слушать похрапывание спящих, она выпрямилась и медленно огляделась вокруг. Поблизости от нее спало всего лишь несколько женщин, да и то на таком расстоянии, что она не смогла бы их разбудить. Кристен едва дождалась, когда заснула Эда. Вообще-то, чтобы не рисковать, следовало бы подождать еще немного — на тот случай, если кто-нибудь, как и она, еще не спит, но ей не хотелось попусту тратить время.

Она решила бежать. Это решение далось ей гораздо легче, чем она предполагала, потому что это был единственный шанс. Накануне вечером она спросила Ройса, сколько еще король намеревается пробыть в замке. Это были единственные слова, которые она сказала ему после того, как они вместе провели ночь. Ройс, однако, не смог удовлетворить ее любопытства. Вполне возможно, король уедет уже завтра, но не исключено, что он задержится в замке еще на неделю; во всяком случае, когда Альфред покинет Виндхёрст, Кристен снова будет закована в цепи. Кроме того, сбежать из комнаты Ройса было бы куда труднее, чем из переполненного зала.

Окна были открыты, и достаточно лишь спрыгнуть вниз, чтобы очутиться на свободе. За ночь она могла бы уйти достаточно далеко, а до утра ее никто не хватится.

Итак, решение было принято с легкостью. Однако она совсем не рассчитывала, что оно будет сопровождаться такой грустью. Хотя здесь для нее не было будущего, при мысли о том, что она никогда больше не увидит Ройса, на сердце стало тоскливо.

Она бросила последний взгляд на крепко спящую после напряженного дня Эду. И этой старой женщины, с ее незлобивой ворчливостью и прямотой, ей будет не хватать, так же как и маленькой Мечан, чье участливое любопытство и робкие знаки привязанности заставили Кристен пусть лишь на время забыть свои заботы.

Однако все эти мысли не смогли удержать Кристен, и она тихо подкралась к окну. Ни звука не раздалось, когда она перекинула ноги через подоконник. Однако она все еще не решалась спрыгнуть вниз. Не была ли эта медлительность признаком ее подавленности от сознания того, что она расстается с Ройсом навсегда? Но гордость взяла верх.

Было полнолуние, и площадку перед ломом заливал серебристый свет. Спрыгнув на землю, Кристен тотчас же отпрянула в тень, падавшую от стены дома. Осторожно она прокралась к хижине без окон, в которой спали ее друзья.

Кристен пожалела, что нет дождя, который помог бы сгуститься мраку и заглушил бы звук ее шагов. Но по небу проплывали только легкие облачка, ярко освещаемые луной. И все же Кристен ничто уже не могло удержать. В доме все спали, никто ее не заметил.

Пока она размышляла, не лучше ли ей взять коней с пастбища, чтобы не наделать шума в конюшне, возникла другая проблема. Перед единственной дверью хижины, где находились пленники, она увидела охранника. Ее сердце бешено заколотилось. Не слышал ли он ее шагов? Убедившись, что все спокойно, она еще раз осторожно заглянула за угол. Охранник сидел все в той же позе, прислонившись спиной к двери, откинутая назад голова свешивалась набок. Кристен поняла, что он спит. Спящий охранник был не таким уж серьезным препятствием по сравнению с проблемой, которую, как полагала Кристен, ей придется вскоре разрешить, а именно — как она откроет дверь хижины? Но, может, как раз спящий охранник станет для нее подарком судьбы, если у него с собой окажется ключ.

Кристен огляделась вокруг в поисках камня подходящей величины, чтобы оглушить охранника. Конечно, можно было снять у него с пояса кинжал и заколоть, но она на это все же не решилась. На площадке, где она стояла, не было камней нужного размера, и, пока она прокралась к валу и нашла камень, прошло довольно много времени. Однако он оказался слишком маленьким. Наконец она нашла то, что искала, и без происшествий вернулась к хижине.

Приближаясь к охраннику, она чувствовала, как сильно колотится сердце. Если он издаст хоть один звук, когда она его ударит, конец всему… Видит Бог, она не хотела причинять ему вреда, ей нужно только, чтобы он спал еще крепче.

Она ударила его по голове рядом с виском, и охранник рухнул наземь. Кристен приникла к его груди — он еще дышал. Этого было достаточно, чтобы на первое время успокоить свою совесть, и Кристен быстро обыскала его, надеясь найти ключ. Но ей не повезло. Придется потратить еще какое-то время, чтобы взломать замок; хорошо, хоть у этого незадачливого стража оказался кинжал.

Она принялась за работу и скорее прошептала, чем произнесла вслух, имена своих друзей:

— Отер! Тор!..

Огромная ладонь зажала ей рот, заставив замолкнуть, в то время как другая стиснула ее локоть так, что ей пришлось выронить кинжал.

— Вот так-то лучше.

При звуке этого голоса Кристен почувствовала страх и радость одновременно. Ройс, услышав, как кинжал упал на землю, отпустил ее локоть и сразу же обнял Кристен за талию. Он держал ее не очень крепко, но она хорошо знала, что его хватка может стать железной, если она начнет сопротивляться.

Но в следующее мгновение она уже не могла чувствовать ничего, кроме глубокого раскаяния, — за дверью хижины раздался голос Торольфа. Он услышал ее зов и решил, что она пришла, чтобы освободить пленников и помочь им бежать.

— Кристен? Ответь мне, Кристен! Скажи мне, что это не сон.

— Что он говорит? — прошептал ей на ухо Ройс.

— Он знает, что я здесь.

— Тогда расскажи ему, что произошло.

Она глубоко вздохнула. А что же, собственно, произошло? Как получилось, что ее обнаружили? До этого момента все шло гладко. Нигде не было слышно ни звука. И все же ее заметили. И этот человек оказался тем единственным, с кем она не могла бороться. Если бы это оказался кто-нибудь другой!

— Торольф, мне очень жаль. Мне почти все удалось, но хозяин меня обнаружил. Он сейчас стоит рядом со мной.

За дверью воцарилось долгое молчание. Потом Торольф произнес:

— Тебе не следовало приходить к нам, Кристен. Надо было бежать, если у тебя появилась такая возможность.

— Теперь это уже не имеет значения.

— Что он с тобой сделает?

Что она могла ответить? Обратившись к Ройсу, она сказала:

— Он хочет знать, что ты теперь со мной сделаешь.

— А что бы вы сделали, если бы тебе удалось открыть эту дверь?

Его голос был пугающе спокоен. Ради Бога! Почему он не кричит и не ругается? Ведь он, должно быть, в ярости. До сих пор она не решалась взглянуть на него, чтобы убедиться в этом, но она знала, что он взбешен. Что ж, если ему удается скрывать свою ярость, то и она не покажет ему своего страха. Поэтому она так же спокойно ответила:

— Если бы я открыла дверь, мы бы побежали назад, к этому забору, перелезли бы через него и удрали.

— Перебив стражу?

— Ты шутишь? Моих друзей всего шестнадцать человек. А у тебя только охранников в доме столько же, да люди из твоей свиты и свиты короля. Нет, викинги храбры, но они не идиоты.

— Тогда скажи ему, что с тобой не случится ничего плохого, так как ты тоже не сделала ничего плохого, кроме как наказала заснувшего охранника. Так ему и надо, он заслужил такой удар. В следующий раз, вместо того, чтобы спать на посту, будет работать.

Она не могла поверить тому, что слышала собственными ушами. Точнее говоря, не могла поверить, что он говорит серьезно. Ведь как-то же он должен ее наказать. Это очевидно. Она — рабыня, совершившая попытку к бегству и намеревавшаяся даже помочь бежать другим.

Она быстро передала Торольфу слова Ройса. Однако тот тоже засомневался.

— Он не верит тебе, сакс, — сказала Кристен.

— Тогда передай ему, что завтра ты принесешь им еду и точно сможешь сообщить, что я с тобой сделал.

Мороз пробежал у нее по коже, когда она передавала Торольфу слова Ройса. Торольф, казалось, был удовлетворен этим ответом, и Кристен обрадовалась — она знала, что Ройс больше ничего не добавил бы.

Не снимая своей руки с ее талии, он увел ее от хижины. Страх все больше овладевал ею. Как это мрачно прозвучало — «точно сможешь сообщить им, что я с тобой сделал». Она собралась было еще раз обдумать все возможности для защиты, как вдруг Ройс остановился. Он повернул ее лицо к себе, так что она не могла не смотреть на него, и обнял уже обеими руками за талию, однако прижал к себе не слишком сильно. Запрокинув голову, он рассматривал ясное, светлое небо и великолепную луну. Она услышала, как он вздохнул.

— Недавно ночью я предлагал тебе сходить на озеро искупаться. Ты еще не передумала?

— Ты хочешь меня утопить?

Он снова посмотрел на нее, и на его губах промелькнула едва заметная улыбка.

— Ты что, не поверила тому, что я сказал?

— Я пыталась сбежать. Допустим, ты помешал побегу, но это не меняет дела, ведь попытка была. Что положено, согласно вашим законам, за попытку к бегству?

— Ты пленница, обращенная в рабство, а не британка. Законы более свободны в отношении к пленным. Но в данном случае нет речи о том, что ты должна по закону нести ответственность, ведь о происшествии никто, кроме меня, не знает.

— А охранник?

— Он будет считать, что упал во сне и набил себе лоб. Может, в будущем не будет спать на посту.

Она широко раскрыла глаза от удивления.

— Ты это серьезно? Ты меня действительно не накажешь?

— Как волка ни корми, он все равно в лес смотрит, он все равно сбежит, какой бы страшной ни была расплата. Однако ты не должна заблуждаться: если бы я нашел вас после побега, твои друзья попытались бы сопротивляться, и пролилось бы много крови. И для тебя это было бы самым ужасным наказанием. Но побег не удался. И поскольку я могу понять волка, я могу понять и мотивы твоих действий. Ты хочешь обрести свободу. За это желание я не могу тебя наказывать. Но и отпустить тебя я тоже не могу.

— Ты мог бы все же это сделать, — сказала она с горечью в голосе. — Мои друзья сооружают вокруг замка вал. То, что они делают, — очень нужно для Виндхёрста. А моя работа по дому — это пустяки. У тебя нет особых причин держать меня здесь.

— Ты нужна лично мне, Кристен.

Весомость этих слов заставила Кристен замолчать. Он говорил абсолютно серьезно, и, о Боже, как удивительно приятно было слышать эти слова! Но ее больше не проведешь. Она не будет принимать эти слова слишком близко к сердцу. Конечно, он влюблен в нее, потому что раньше не знал таких женщин. Но со временем его чувство к ней притупится и она ему будет не нужна… может, уже сразу после женитьбы на этой даме. Может быть, после свадьбы ей удастся уговорить его отпустить ее. А пока же — да поможет ей Господь! — она будет страдать и желать его и молить небо о том, чтобы сохранить хоть немного гордости. А это будет нелегко.

Ройс крепче прижал ее к себе и почувствовал, что она замерла.

— Ты мне все еще не веришь?

— Да нет же, верю, но… ты хочешь пойти со мной на озеро, да еще после того, что я натворила… это похоже на награду, а ведь я только и делаю, что перечу тебе. Ты сбиваешь меня с толку, сакс!

Ройс засмеялся, обнимая ее еще сильнее.

— Это приятно слышать. Слишком долго мне приходилось быть сбитым с толку; наконец-то нашелся хоть один человек, кто может составить мне компанию. Нет, не сердись на меня, — добавил он, чувствуя, что она пытается освободиться от его объятий. — Я позабочусь о том, чтобы твое удивление прошло, и это даже больше того, что ты для меня делаешь.

— Ну? — сказала она с вызовом, увидев, что он оставил шутливый тон и снова говорит серьезно.

— Я просто забуду это происшествие. Я спустился вниз, в зал, чтобы сходить с тобой на озеро. Когда я понял, что тебя нет… — Он замолчал; ему совсем не хотелось рассказывать ей, что он почувствовал в тот момент. Никогда в жизни он не хотел бы испытать ничего подобного.

Он вновь привлек ее к себе, прижался щекой к ее лицу и только потом продолжил:

— Слава Богу, ничего не случилось, Кристен. Я смогу забыть о твоей проделке, в надежде, что ты поймешь, как бессмысленно пытаться сбежать отсюда. Я всегда успею опередить тебя.

Она встрепенулась.

— Так ты знал? И поэтому там сидел охранник?

— Который, однако, оказался не на высоте, — пробормотал он. — Да нет же, я ничего не знал. Я просто не могу рисковать, когда речь идет о тебе.

Интуиция подсказала ей, что это именно так, что он будет внимательно следить за ней, пока она ему дорога. Действительно, не оставалось никакой надежды сбежать отсюда, пока он не найдет себе другое увлечение.

— Когда ты женишься?

Она почувствовала, как удивил его этот вопрос. Он даже вздрогнул. Он никак не мог догадаться, как этот вопрос связан с тем, что они сейчас обсуждали.

— А что?

— Разве это меня не касается?

— Нет, тебя это не касается.

— Ну, мне просто интересно.

— Я полагаю, что ты опять скорее хитришь, чем просто любопытствуешь. Пытаешься меня рассердить?

Теперь наступила очередь Кристен удивляться.

— Как тебе в голову могла прийти такая мысль? Я задала тебе очень простой вопрос, и он меня очень даже касается. Ведь когда Дама, на которой ты женишься, будет жить здесь, в нашей жизни кое-что изменится. Она будет делить с тобой постель, а не я.

Если Кристен думала настроить его этими словами на более мирный лад, то она ошибалась.

— Так ты уже заранее радуешься этому! — вскипел он. — Если это так, то я должен тебя разочаровать. Моя свадьба будет очень не скоро, во всяком случае, срок еще не назначен.

Не долго думая, Кристен сказала то, что было у нее на сердце:

— Говоря откровенно, ты меня вовсе не разочаровал.

Это заявление смягчило Ройса, и его настроение заметно улучшилось. Он засмеялся, и Кристен, услышав его смех пожалела, что не может взять своих слов обратно. У нее совершенно не было желания показать ему, как она тоскует по нему. Она сердилась на свой длинный язык и на хорошее настроение Ройса.

Она попыталась изменить ситуацию и очередной колкостью продемонстрировала недовольство его поведением:

— Твое веселье совершенно неуместно. По мне, так пусть твоя невеста…

— Давай больше не будем о ней, — попросил он и добавил мирно: — У меня все еще нет никакого желания идти в свою комнату. Эверилл во сне издает такие звуки, что можно подумать, будто в комнате лев. Так ты идешь со мной на озеро?

Было нечестно с его стороны соблазнять ее именно озером. Но она не чувствовала в себе достаточно злости, чтобы отказать себе в этом удовольствии. И уже более спокойным тоном сказала:

— Да, я бы охотно сходила с тобой туда.

Голос его звучал хрипло, когда он, покашливая, спросил:

— А ты позволишь мне любить тебя там?

Кристен задохнулась от возмущения:

— Об условиях не было никакой речи.

Ройс засмеялся:

— Ну, тогда посмотрим по обстоятельствам.

Глава 31

И все же Кристен в эту ночь отдалась Ройсу. Они спали до рассвета на заросшем травой берегу озера. Спала, впрочем, одна Кристен. Она с таким наслаждением плескалась в холодной воде, что совершенно расслабилась и даже забыла, что Ройс наблюдает за ней с берега. Он не пошел с ней в воду, признавшись, в конце концов, что не умеет плавать. Кристен ликовала. Она чувствовала себя свободной, почти как дома. Разница состояла лишь в том, что вода была не так холодна. И дома ее не ждал бы на берегу любимый.

Когда она наконец вышла из воды, Ройс не дал ей времени как следует вытереться. Он сразу же заключил ее в свои объятия и ловил губами капли воды, стекающие с ее губ, щек и груди. У нее не хватало силы воли сопротивляться ему здесь, на берегу, в свете луны. Она сама испытывала страстное желание и хотела и ему доставить радость, потому что эта прогулка на озеро стала для нее настоящим событием.

Он и не подозревал, как много она для нее значила. Потом, может быть, он и догадался, потому что она не только позволила ему овладеть ею, но и сама дала волю своим чувствам, отвечая на его ласки, пока он наконец не утолил свою страсть. Он не скоро забудет эту ночь на озере.

И все же Ройс, в отличие от нее, не мог спать спокойно. Когда на ветках деревьев защебетали первые птицы, объявляя всему лесу о наступлении рассвета, Кристен, проснувшись увидела, что Ройс лежит с открытыми глазами и, кажется, совсем не спал, потому что вид у него был очень усталый.

Он все еще держал ее в своих объятиях. Она еще теснее прижалась к нему, чтобы согреться, так как они лежали обнаженными, накрывшись лишь легким платьем Кристен, а ночной воздух на озере был прохладен.

Кристен села, с удовольствием потянулась и, бросив через плечо взгляд, с укором заметила наблюдавшему за ней Ройсу:

— Тебе тоже следовало бы поспать.

— А ты бы в это время воспользовалась моей лошадью?

— Ты не можешь упрекать меня в том, что не выспался. В конце концов, ты мог бы отвезти меня обратно и поставить возле меня охранника.

— Ага, теперь ты упрекаешь меня, что мои охранники наблюдают за тобой.

— А что же ты делал всю ночь, как не наблюдал за мной? — возмутилась Кристен.

Он сел рядом с ней и улыбнулся.

— Что я делал? Я, кроме всего прочего, держал тебя в объятиях и выполнял долг, приятнее которого не может быть.

— Ты невозможен. — Она улыбнулась и, наклонившись к нему, нежно поцеловала его в губы. — Но я благодарна тебе. Спать здесь, на мягкой траве, было гораздо удобнее чем на жестком полу в этом дурацком зале.

— К тому же, сознайся, я был для тебя неплохой подушкой.

— Да уж верно.

Он, играя, провел пальцем по ее ключице и по ложбинке между грудями.

— Сегодня ночью ты опять будешь спать в моей постели.

— С чего ты взял, что мне этого так уж хочется? — резко спросила она.

— Я знаю.

Она покачала головой.

— Здесь, на озере, я заключила с тобой перемирие, но когда мы снова вернемся в дом…

— Тс-с. — Он приподнялся и нежно провел губами по ее шее. Потом неожиданно повалил ее на спину, так что она от удивления вскрикнула. Наклонившись к ней, он потребовал: — А теперь признавайся, что тебе нравится в моей постели.

В это утро он был неудержимо весел. У нее тоже было не очень серьезное настроение. Задорные искры смеха плясали в ее глазах.

— Ладно, сакс. Твоя кровать мне очень нравится. Это чрезвычайно удобная кровать.

Ее тон не оставлял никакого сомнения в том, что она имеет в виду действительно лишь его кровать.

— Я не позволю тебе встать, — сказал он, впиваясь в ее губы, — пока ты не сознаешься в том, — его язык дразнил ее, — что ты меня хочешь.

— Ну что ж, — ответила она, обвив руками его шею и взъерошив пальцами его мягкие, волнистые волосы, — тогда мы еще долго будем здесь лежать.

Они вернулись в дом уже после полудня. Однако они провели утро не только на озере. Кристен пошла еще раз поплавать, и, когда наконец оделась и Ройс посадил ее перед собой на лошадь, они не сразу поехали домой.

Он скакал с ней по лесу и засеянным пшеницей полям, по усыпанным цветами лугам и пастбищам, показывал ей свои владения, своих людей, свои деревни. Она увидела, что в доме работает лишь горстка его крепостных. Было еще много других, которые обрабатывали землю, разводили лошадей и коров и охотились в лесах. Она ясно чувствовала, как гордится Ройс всем тем, что он ей показал.

Это было сказочно прекрасное утро. Блаженное чувство умиротворенности, с которым Кристен проснулась, не покидало ее. И у Ройса было необыкновенное настроение. Как правило, мужчины, если они утомлены и не выспались, очень раздражительны. Ройс же шутил, веселился и чуть ли не дурачился. Ему нравилось все, что бы она ни делала и что бы ни говорила. Он снова и снова отпускал поводья, давая ей управлять лошадью, а сам держал руки на ее груди. Он гладил ее ноги, потому что, сидя на лошади по-мужски, она поневоле подняла подол почти до самых колен. Он не мог оторваться от ее обнаженной шеи, хотя она уже несколько раз хлопнула его по пальцам. Он щекотал ее, пока она не просила пощады, а потом целовал в шею. Он смеялся над ней — одним словом, он просто не оставлял ее в покое.

Кристен наслаждалась этими мгновениями. На какое-то время она даже ощутила себя свободной. Кроме того, она чувствовала себя любимой, пусть даже любовь его не так уж сильна. Поэтому вполне понятно, что, возвратившись домой, в реальность, она испытала глубокую грусть. Ей сейчас снова придется взяться за работу, а он отправится спать, потому что в отсутствие хозяина Альден с королем и его свитой отправились на охоту. Они слышали голоса охотников в лесу, но Ройс не захотел присоединиться к ним. Пустые коновязи у конюшни свидетельствовали о том, что охотники еще не вернулись.

Ройс снял Кристен с лошади, но не сразу убрал руки с ее талии. На его лице появилось выражение озабоченности. Может быть, и ему было жаль, что это все кончилось. Во всяком случае, Кристен хотелось верить, что так оно и есть.

— Твои щеки так порозовели.

Кристен улыбнулась и ответила:

— Это от свежего воздуха.

— Вполне возможно. А как тогда ты объяснишь блеск в глазах? Мне бы хотелось услышать, что тебе было со мной хорошо.

— Неужели?

Конюхи расседлывали его лошадь, и рядом стояло, по крайней мере, еще пятеро мужчин, но он ее все же не отпускал.

— Мы будем здесь стоять, пока я в этом не признаюсь?

Он улыбнулся в ответ на этот намек, потом громко расхохотался, поднял ее на руки и долго-долго целовал, пока, наконец, не отпустил, хлопнув на прощание ниже, спины.

— Ах ты, негодница! Ну я тебе еще покажу…

— Опять угрозы! — воскликнула Кристен шутливо. — Думаю, мне в самом деле нужно признаться: я и вправду получила огромное наслаждение.

— Ну и если ты так уж расположена сегодня к признаниям…

— Нет, сакс, более одного признания в день ты у меня не выманишь.

Он подавил смех и сделал вид, что очень разочарован.

— Эта женщина не знает жалости, — с преувеличенным трагизмом произнес он, выводя ее из конюшни и подводя к дому.

— Твоей настойчивости можно позавидовать, — вздохнула она.

Теперь он уже не смог сдержать смех.

— Ну что ж, на сегодня я капитулирую.

Они были уже возле самого дома, однако он не убирал свою руку с ее спины. Немного помедлив, он произнес:

— Я не обещаю тебе, что так будет часто, но, если у меня появится время, мы с тобой обязательно еще раз сходим на озеро.

Кристен искоса посмотрела на Ройса. На это она никак не рассчитывала. Теперь у нее появилось хоть что-то, чему она могла радоваться, и именно сейчас оно ей так необходимо.

— Это было бы здорово, ответила она. — А могу я в следующий раз сама править лошадью?

— Нет.

Она удивленно подняла брови.

— Я в самом деле умею скакать верхом.

— Я знаю, Торольф мне рассказывал.

— Тогда ты говоришь «нет», потому что не доверяешь мне.

— Конечно, я тебе не доверяю. — Он улыбнулся гримасе, которую она скорчила на его слова. — Кроме того, мне доставляет огромное удовольствие чувствовать тебя сидящей впереди и…

— Ройс!

— Да ты никак покраснела, моя дорогая? Боже мой, ты действительно вся красная!

— Перестань, сакс, иначе я…

Но ему так и не довелось узнать, чем она хотела ему пригрозить. Что-то заставило ее внезапно замолчать, и, направив взгляд в ту же сторону, что и она, он увидел Корлисс, стоявшую в дверях вместе с одной из своих сестер. На лицах обеих женщин не было написано особой радости.

— Ты, должно быть, забыл, что она здесь, — прошептала ему Кристен.

Ройс изо всех сил старался показать, что ничего особенного не происходит. Одного же взгляда на Кристен было достаточно, чтобы понять — она уже рисовала себе картину предстоящего объяснения Ройса со своей невестой. В глазах ее играл веселый блеск, и она даже не стремилась его скрыть. Что за безжалостная женщина! Казалось, она даже рада будет услышать, как начнет распекать Ройса его невеста за то, что он ею пренебрегает.

— Миледи! — чопорно произнес Ройс вместо приветствия, при этом у него заметно выдвинулась вперед нижняя челюсть.

— Милорд! — ответила Корлисс столь же чопорно.

Она не сдвинулась с места, чтобы пропустить Кристен, и, посмотрев ей прямо в лицо, осведомилась:

— Кто эта ужасная великанша?

У Ройса при этих словах еще сильнее выдвинулась челюсть и угрожающе задвигались мускулы на затылке. Кристен была бы очень удивлена, если бы увидела это. Она подумала бы, что его рассердили ревнивые выпады этой дамы. Однако Кристен не смотрела на Ройса. Она свысока взирала на чопорную леди — свысока в переносном и прямом смысле, так как Корлисс едва доставала ей до подбородка.

Если бы Кристен огорчал ее собственный рост, может быть, слова Корлисс и задели бы ее. Вместо этого они лишь развеселили девушку — Кристен услышала в них нотки ревности и очень обрадовалась. Поскольку же не в ее натуре было выражаться намеками и молча сносить обиды, то она ответила, не утруждая себя выбором выражений:

— Если ваш вопрос касается меня, то могу лишь заметить, что там, откуда я родом, слабых и недоразвитых младенцев, как правило, бросают, обрекая на смерть, так как они все равно не выдержали бы нашего сурового климата.

— Какое варварство! — возмутилась Корлисс.

— Да, я понимаю, почему вы принимаете это так близко к сердцу, ответила Кристен, и ее глаза выразили ее мысли еще более откровенно, когда она смерила взглядом Корлисс с головы до ног, явно намекая на ее невысокий рост.

— Милорд! — почти взвизгнула Корлисс, на ее щеках появились красные пятна.

У Кристен дрогнули уголки рта, когда она перебила даму: — Простите, миледи. Я понимаю, что ваш вопрос был обращен совсем не ко мне. Но лорд Ройс может ответить вам только одно — что я пленница, которую он сделал своей рабыней. В остальном он знает обо мне лишь то, что я сочла нужным рассказать, а это не так уж много. Не правда ли, милорд?

На лице Ройса, ставшем непроницаемым, нельзя было ничего прочесть, но от Кристен не ускользнуло, что он до сих пор немного сердит, потому что его рука, все еще лежащая на ее спине, слегка подтолкнула ее в направлении мимо Корлисс и приказ приняться, наконец, за работу прозвучал довольно резко. Из этого она заключила, что, по его мнению, зашла слишком далеко, но ей это было безразлично, о чем свидетельствовал взгляд, который она бросила ему через плечо, с достоинством прошествовав к дому.

Ройсу пришлось поспешно отвести взгляд от Кристен, иначе он не смог бы сдержать смеха, однако при этом в поле его зрения попала Корлисс. Он мгновенно помрачнел, и с его губ сорвалось смачное ругательство. Этого оказалось достаточно, чтобы обратить в бегство сестру Корлисс, да и сама Корлисс отпрянула назад.

Ройс, однако, притянул ее за руку к себе.

— Погоди, ты должна объяснить свое поведение.

— Ты делаешь мне больно, Ройс!

Он снова выругался, заметив на ее глазах слезы, но отпустил ее руку. Корлисс была нежной и хрупкой, как ребенок. До сих пор он не обращал на это внимания, но теперь, рядом с Кристен, которая платила ему за все его же монетой, не задумываясь пускала в ход силу, чтобы защитить себя, и ни разу не вскрикнула, а тем более не упрекнула его, что он сделал ей больно, — Корлисс, с ее слезами, вызывала у него досаду и отвращение.

— Перестань реветь, — сказал он довольно грубо. — Я всегда отдаю себе отчет, когда речь идет о том, чтобы применить силу, и знаю, что не сделал тебе больно. Чего же ты плачешь?

Ее слезы высохли, как по приказу, но она все еще смотрела на него со страдальческой миной.

— Ты становишься невозможным.

— Я? А как тогда ты назовешь те оскорбления, которыми ты осыпала эту норвежскую девушку?

— Я сказала все, как есть. Ее рост делает ее чудовищем.

— Но она ведь не выше меня. Тогда кто же по-твоему я?

— Ты? Но ты ведь мужчина, — подчеркнула она то, что и так было ясно. — Для мужчины у тебя нормальный рост. Но она же выше, чем большинство мужчин. И это ненормально.

— Нет, ты не права, — сказал он, поджав губы. — Она действительно выше, чем многие саксы, но здесь находятся шестнадцать викингов, которые сошли на берег вместе с ней, и каждый из них значительно выше нее. Хочешь на них взглянуть?

— Ты что, шутишь? — вспыхнула она.

— Да, шучу, — вздохнул он. — Мне очень жаль, Корлисс. Когда я устаю, я бываю очень раздражительным, а сейчас я просто валюсь с ног.

Она сделала вид, что не поняла намека.

— А какое тебе до нее дело, Ройс?

Он прикусил губу, чтобы не выругаться еще раз во всеуслышание.

— Ты еще не моя жена и не должна вмешиваться в мои дела.

— А когда я ею стану, тогда что?

Ройса мучили угрызения совести, но он все же отмахнулся от молодой женщины.

— Тогда ты научишься не задавать мне ненужных вопросов.

Корлисс ничуть не обиделась на эти слова, представления Ройса о супружеской жизни мало чем отличались от взглядов других мужчин, но ее задел тон, и на глазах у нее снова выступили слезы, которые должны были показать Ройсу, что у нее есть основания чувствовать себя оскорбленной. Ройс, который не выносил слез и принципиально на них не реагировал, разве что в гневе, с отвращением отвернулся и ушел, потому что новый приступ ее рыданий усугублял его чувство вины.

Глава 32

В этот вечер пленники получили свой ужин позднее обычного. Эда, которая его готовила, и Эдреа, которая с помощью Уланда носила его пленникам, не поверили Кристен, когда она заявила, что сегодня нести еду в хижину разрешено ей. На всякий случай Эда решила оставить еду на кухне, пока не получит подтверждение Ройса.

Для этого им пришлось ждать, когда Ройс выйдет из своей комнаты, а он провел там почти всю вторую половину дня.

Он отправился к себе сразу после разговора с Корлисс. Кристен наблюдала, как он выяснял отношения со своей невестой. Она видела гнев Ройса и слезы Корлисс. В ярости он просто оставил ее на пороге дома. Что касается Корлисс, то ее слезы высохли, как только Ройс повернулся к ней спиной. Лицо ее выражало скорее не обиду, а злобу.

Кристен с отвращением покачала головой, когда наконец эта сцена закончилась. Хотя она сама была слишком горда, чтобы прибегать к таким хитростям, ей было хорошо известно, что многие женщины охотно пускают в ход слезы, чтобы добиться власти над мужчиной. К этому сорту женщин относилась Даррелл и, как теперь выяснилось, Корлисс тоже. Кристен даже посочувствовала Ройсу, так как, по всей вероятности, ему придется нелегко с такой женщиной.

Сама Кристен провела послеобеденные часы, не предаваясь своим обычным печальным размышлениям. Хорошее настроение не покидало ее, и она старалась не задумываться над причинами. Пока ей это удавалось, так как она задумала испечь свежий хлеб с орехами, что отнимало много времени.

В прошлый раз, когда Кристен испекла такой хлеб для себя и Мечан, Эда попробовала его, и он ей так понравился, что она предложила Кристен сделку: она раздобудет орехи, а Кристен сможет полдюжины хлебов отнести своим друзьям, если согласится испечь столько же для гостей Ройса. Кристен не могла отказаться от такого предложения, а Мечан опять с удовольствием ей помогала.

Таким образом, она провела остаток дня в приятных заботах. И все же она почувствовала раздражение, когда Эда начала ворчать, потому что было уже поздно, а Ройс не показывался, и еда для пленников остывала. У Эдреи было полно своих дел, так как гости уже сидели за столом и она не могла оставить их и отправиться в хижину. Кристен нервничала, она прекрасно представляла себе, что подумает Торольф, не увидев ее сегодня.

Наконец она не выдержала и сказала Эде:

— Разбуди его и спроси у него сама. Он все равно будет недоволен, что так долго спал.

— Послушай, девочка моя, ты мне все уши прожужжала, что он спит. С чего это ты взяла, что он проспит весь день?

Кристен уклончиво пожала плечами:

— Делай, что тебе говорят, Эда. Он не рассердится на тебя за то, что ты его разбудишь.

После некоторых колебаний Эда все же отправилась к Ройсу и вскоре вернулась, покачивая головой.

— Да, он действительно спал и начал ругаться, что его не разбудили раньше.

Кристен улыбнулась, а Эда бросила в ее сторону колкий взгляд.

— Ты, значит, сказала правду. Однако я просто не могу себе представить, почему милорд это допускает… Ладно, ты понесешь им еду, но тебя будут охранять двое слуг, а Уланд поможет тебе, потому что одна ты все не унесешь.

Эда позвала мужчин и дала им подробные указания. Кристен ничего не могла возразить. Она так обрадовалась предстоящей встрече с Торольфом и возможности поговорить со всеми пленниками, что лицо ее светилось и она улыбалась всю дорогу от дома до хижины.

Дверь хижины была открыта, и оба охранника, стоявшие у двери и развлечения ради, метавшие ножи, едва удостоили ее и Уланда взглядом.

Причина такой их беззаботности стала понятна, когда Кристен услышала звон цепей. Сознание того, что ее друзья, в отличие от нее, все еще закованы, значительно подпортило ее настроение, но, когда она наконец оказалась на пороге хижины, все было забыто.

Взгляд Кристен упал сначала на кузена; она уронила корзину с хлебом и фруктами и бросилась в объятия Отера. Услышав, что все пленники с удивлением произносят ее имя, она поняла, что Торольф никому не рассказал о событиях прошлой ночи. Может, у него было подозрение, что она не придет? Отеру не удалось и минуты продержать сестру в своих объятиях, потому что ее вырывали у него из рук со всех сторон. Она улыбалась, отвечая на приветствия друзей, и чуть не вскрикивала от их крепких объятий.

Уланд, стоявший в дверях и наблюдавший за этой сценой, не верил своим глазам. Эдреа уверяла его, что по крайней мере один из викингов, а именно тот, который всегда подходил к ней, чтобы принять из ее рук еду, никак не мог быть варваром, во всяком случае он был не таким, как остальные, он даже улыбался ей. Уланд посчитал тогда это все глупой болтовней девушки, очарованной приятной наружностью парня.

Но теперь, когда он своими собственными глазами увидел, с какой теплотой и сердечностью эти варвары приветствовали свою соотечественницу… Боже! Они показались ему почти людьми, а не языческими чудовищами, которыми их считал здесь каждый. Потрясенный Уланд поставил котел с похлебкой в дверях и поспешил в дом, чтобы поделиться с друзьями своими новыми впечатлениями.

Наконец Кристен стояла перед Торольфом. Радость ее немного остыла, так как выражение его лица, когда он разглядывал ее с ног до головы, показалось ей суровым, почти торжественным, и она снова подумала о том, что Ройс ему рассказывал о ней. Она почувствовала робость, которая почти сразу же переросла в неловкость, потому что Кристен по натуре была очень застенчива.

Ее сдержанность подействовала на Торольфа, как удар, и он покраснел, поняв, что это он прогнал улыбку с ее губ. Он промучился целый день, думая о ней, и почувствовал такое облегчение, когда она наконец пришла, что не сразу смог избавиться от своих страхов. Он все стоял и разглядывал ее, пытаясь найти следы плети или синяки, вместо того чтобы, как его товарищи, выразить свою радость.

Он поднял руку и нерешительно взял ее за подбородок.

— Прости меня, Кристен. Однажды этот сакс уже отстегал тебя плетью. Я был уверен…

— Что он сделает это еще раз? — с улыбкой перебила она его. — Я тоже так думала. Но он этого не сделал.

— Может быть, он еще передумает? — Торольф должен был задать и этот вопрос.

Она вспомнила на секунду ночь на озере. Этой прогулкой он хотел доставить ей радость. Он разрешил ей также прийти сюда и повидать своих друзей — тоже, чтобы порадовать ее. И эта звездная ночь, которую они провели вместе…

— Нет, — с уверенностью покачала она головой. — Он уже все забыл.

Наконец викинг рассмеялся, откинув голову назад и, заключив ее в объятия, сжал так сильно, как будто хотел переломать ей все кости.

— О великий Тор! Как приятно это слышать!

— Что случилось и что уже забыто? — поинтересовался Отер.

Он и добрая половина викингов столпились вокруг Кристен. Сначала она собралась было выдумать какую-нибудь историю, но тут же поняла, что лгать им не сможет. Поэтому ей было непросто рассказывать о своей попытке к бегству и объяснять, почему ее за это не наказали; о многом пришлось умалчивать, обходить некоторые места и предупреждать возможные вопросы. Потом она рассказала им все, что знала о Виндхёрсте и Вессексе. Это было не так уж много, но все же гораздо больше, чем знали они. Она объяснила им, где они могли бы добыть лошадей и где предположительно находится войско датчан — к сожалению, очень далеко отсюда, на севере. Она рассказала им также о гигантских кельтах, которые враждебно настроены к саксам и могли бы помочь викингам, если бы они решили после побега отправиться не на север, а на восток.

Пленники никогда не отказывались от мысли о побеге и ворчали, недовольные чрезмерной осторожностью саксов. Когда Кристен сказала, что у них сейчас совсем другой вид, что они производят сейчас впечатление здоровых и сильных парней, и, улыбаясь, пощупала мускулы у тех, кто стоял поближе, Бьярни засмеялся и показал ей свою силу, высоко подняв ее над головой. Она гневно сверкнула глазами, когда он поставил ее на пол, но, взглянув на него, убедилась, что эта выходка не стоила ему больших усилий.

— Ну что ж, по крайней мере для побега вы в прекрасной форме, — заметила она.

— Да, таскать камни — это пошло нам на пользу, — ответил Оделл. — Когда я снова буду дома, пахать в поле покажется мне детской забавой.

— Эти стены для нас не помеха, Кристен, — сказал серьезно Отер. — Но разрушать их не имеет смысла до тех пор, пока у нас не будет топора, чтобы разбить цепи.

— За все это время мне ни разу не пришлось увидеть топор, — ответила задумчиво Кристен. — В зале полно всякого оружия, но топора нет ни одного. Я бы не удивилась, Отер, если бы узнала, что все топоры где-то заперты, потому что этот сакс чрезвычайно осторожен.

— Тогда нам нужен ключ от замка и от этих цепей.

— А вы знаете, у кого этот ключ? — спросила она.

— У того, кто руководит строительством вала; они называют его Лиман.

Она помнила этого человека, но с тех пор, как ее забрали в дом, она его больше не видела.

— Он никогда не приходит в дом. Должно быть, он живет где-то поблизости.

Она видела, с каким разочарованием они восприняли это известие. Их чувство передалось ей. Боже правый, как все это несправедливо!

Отер попытался ее ободрить: — Не печалься о нас, Кристен. Со временем они к нам привыкнут. Рано или поздно кто-то из них допустит ошибку, и тогда у нас появится шанс.

— Ко мне они уже привыкли, но все-таки пока не доверяют. — Она наморщила лоб. — Сегодня впервые мне разрешили выйти за пределы дома.

— Там у вас есть девушка по имени Эдреа, на которую Бьярни глаз положил. Как ты думаешь, она смогла бы нам помочь, если бы ему удалось завоевать ее расположение?

Кристен от удивления широко раскрыла глаза и громко рассмеялась. — О небо! Вы все продумали. Но если уж вы заговорили о ней, то мне показалось, что она сегодня была расстроена, узнав, что она не понесет вам еду. — Она внимательно посмотрела на Бьярни. — Как тебе удается ухаживать за девушкой, если ты не знаешь ее языка?

Тот шельмовато улыбнулся.

— Торольф научил меня словам, которые требуются в таких случаях.

— Может ли эта девушка входить и выходить из дома? — спросил Отер.

— Насколько я знаю, да. Но о ней я знаю очень мало и не могу судить, сможет ли она вам помочь, даже если бы она и захотела сделать что-нибудь для Бьярни. Слуги меня все еще опасаются и почти не разговаривают со мной. Единственное исключение — это старая Эда, но она предана своему господину. Я попытаюсь поговорить с Эдреой и выяснить, есть ли у Бьярни шанс. Во всяком случае, я могу ей рассказать, какой он красивый, хороший и верный парень.

Кристен сказала это с широкой улыбкой, так как всем было прекрасно известно, что молодой викинг настоящий повеса. Но он действительно выглядел привлекательнее остальных. Если бы кто-то и смог завоевать сердце молодой девушки и заставить ее предать свой народ, так это был Бьярни.

Они все еще засыпали ее вопросами. Им хотелось знать, кто эти молодые господа, что приходили вчера сюда, чтобы посмотреть на викингов. К своему великому удивлению, они узнали, что один из них король саксов и что он до сих пор находится в Виндхёрсте. Ей пришлось описать его до мельчайших подробностей, потому что он мог бы стать самым подходящим заложником. Если бы Альфред Вессекский оказался у них в руках и его жизни угрожала бы опасность, они могли бы потребовать себе взамен свободу. Проще нельзя было бы придумать.

Кристен пообещала рассказывать им все, что ей будет известно, но очень сомневалась, что ее сакс позволит своему королю приближаться к хижине пленников. Он был довольно беззаботным, когда речь шла о нем, но что касается Альфреда, то здесь дела обстояли совсем по-другому.

Наконец она спохватилась и стала выговаривать им, что они забыли об ужине, а еда остывает, и они достали свои безобразные, вырезанные из дерева плошки, выданные им вместо ложек, — плошки, которые всякий раз сдабривали еду щепками. Один только Торольф не захотел есть. Он велел Кристен сесть рядом с собой на пол; они прислонились спиной к стене, и он взял ее руку в свою, лежащую на его согнутых коленях.

Отер в момент встречи не стал спрашивать, как у нее дела, потому что по ней и так было видно, что живется ей неплохо. Торольф же не постеснялся затронуть щекотливую тему. Он сразу перешел к делу.

— Так, значит, это правда — то, что мне сказал сакс? Он тебе нравится?

Ройс был их общим врагом. Он сделал ее своей рабыней. Она понимала, что имеет в виду Торольф. Но как он мог понять то, что оставалось загадкой для нее самой!

Кристен тоже не стала говорить вокруг да около, а прямо ответила: — Когда я на него смотрю, у меня такое удивительное чувство. Со мной раньше такого не бывало, Торольф!

— Ты бы взяла его себе в мужья?

Она жалко улыбнулась, но он этого не заметил.

— Я-то — да, да он меня не возьмет.

Его пальцы осторожно коснулись ее руки.

— Я боялся, что ты этого не понимаешь. Я думал, что ты ждешь, что он признает тебя…

— Я еще не потеряла разум и способна трезво оценивать свое положение. Я прекрасно знаю, что меня ждет. Сейчас я ему нравлюсь, но…

— Сейчас?

— Вначале он считал меня продажной девкой. Нет, Торольф, — она улыбнулась, увидев гнев в его глазах, — это смешно, я тоже смеялась тогда, заставив его поверить, что это так. Это отпугнуло его, и он держался от меня подальше. Но в конце концов я сама начала страдать от того, что он оставил меня. Я сама захотела того, чтобы он наконец… В общем, как я уже сказала, сейчас он очень хорошо относится ко мне, но доверяет мне лишь тогда, когда не выпускает меня из виду. И других мужчин он тоже не подпускает ко мне. Он велел даже снять с меня цепи, когда сюда приехали эти молодые дворяне, чтобы я могла защищаться, если его нет поблизости.

— Таким образом, тебе удалось завоевать его, во всяком случае, его определенную часть?

— Это уж точно, всего лишь часть. Но я потеряю его целиком, когда он женится. И все же…

Она вздохнула, не закончив мысли. Торольф снова сжал ее руку в знак того, что понимает ее. Он не мог притворяться и сказать ей, что она действовала неправильно, что ей не следовало влюбляться в этого сакса. Он знал, что, поменяйся они ролями, он на ее месте поступил бы точно так же, даже если бы знал, что женщина, которую он желает, его враг. И он наслаждался бы, пока это было возможно, своей страстью. Для Кристен не имело значения то, что ей как женщине не подобает самой проявлять такие чувства. Она была дочерью своей матери, а Бренна Хаардрад отважная женщина, которая полностью отдается своему чувству, не размышляя о том, подобает ли женщине проявлять его столь открыто.

— Не расстраивайся, Кристен!

— Не расстраиваться? — В ее голосе слышалось удивление. — Простое размышление подсказывает мне, что я должна его ненавидеть. Раньше у меня была хотя бы надежда, — созналась она нехотя. — Но когда я своими глазами увидела его невесту, эта надежда умерла. И все же, Боже мой, Торольф, он, после того как поймал меня при попытке бежать, отправился со мной на озеро плавать. Почему, скажи мне ради всех небес, он сделал это?

— А разве ему это не доставило удовольствие?

— Свое удовольствие он мог получить со мной где угодно. Для этого не надо скакать на лошади к озеру.

— Ну вот, ты сама ответила на свой вопрос. Ты околдовала его, и здесь уж ничего не поделаешь.

— Околдовала? Ну уж нет. Если из нас двоих кто-нибудь и околдован, так это я. Я знаю, что когда-нибудь его возненавижу. И мне даже хотелось бы, чтобы это наступило поскорее. Мое самое большое желание — чтобы он наконец женился и оставил меня в покое.

Торольф улыбался, слушая ее полный жалости к себе рассказ. Заметив его улыбку, Кристен недовольно покривилась, он же раскатисто рассмеялся.

— Мне очень жаль твоего сакса, девочка. Оставить тебя в покое! Хвала Одину, да я уверен, что случится все наоборот. Будем надеяться, что у него не разобьется сердце, когда он надоест тебе.

Кристен усмехнулась, представив себе Ройса с разбитым сердцем, и тоже радостно засмеялась. Конечно, эти фантазии — совершенная чепуха, но она была благодарна Торольфу за его попытку укрепить в ней уважение к себе.

Именно в эту минуту и увидел ее Ройс, внезапно появившись в дверях хижины. Кристен сидела чуть ли не на коленях викинга, руки их были сплетены, и они вместе весело смеялись. Первым желанием Ройса было оторвать их друг от друга и сделать из молодого викинга кашу, но он сдержался. Он забыл, как викинги любили Кристен.

Внезапная тишина в хижине заставила Кристен поднять глаза. Она чуть было не застонала, поняв причину.

— Я, наверное, слишком задержалась здесь.

Торольф пожал ей руку, прежде чем она поднялась.

— Он войдет в хижину, чтобы забрать тебя, Кристен?

Его вопрос заставил ее побледнеть.

— Взгляни на него. У него не самое приветливое выражение лица. Ты хочешь, чтобы он вошел и вытащил меня отсюда?

— Я спрашиваю себя, что будет, если он попытается это сделать?

Только теперь она поняла его намерения и в ужасе воскликнула:

— Торольф!

— Мы можем напасть на него, Кристен, — тихо сказал он и посмотрел саксу прямо в глаза. — В качестве заложника он подходит не меньше, чем король. Здесь, в хижине, они не будут стрелять в нас, чтобы заставить освободить его.

Все ее существо кричало «нет» — так она испугалась за Ройса, но в конце концов в ней заговорил голос разума.

— Я знаю его, Торольф. Послушай меня. Его народ и его обязательства по отношению к своему народу для него превыше всего. Он придерживается твердого мнения, что, если вас освободить, прольется кровь. Переубедить его невозможно. Он скорее себя принесет в жертву, чем отдаст приказ освободить вас.

Торольф и сам уже думал над этим, однако он сказал:

— Охранники не послушаются приказа, если его жизнь будет в опасности.

— Я говорю тебе, что из этого ничего не выйдет.

— Твой кузен так не считает. Взгляни-ка на него. Отер уже давно пришел к такому же выводу, как и я. И если твой сакс действительно так безрассудно храбр и рискнет войти в хижину, чтобы забрать тебя, то ничего лучшего он не заслужил.

Да спасет ее Бог! В эту минуту Кристен почти ненавидела Торольфа за то, что он поставил ее сейчас перед выбором: Ройс или они. Если бы она сейчас вскочила и выбежала из хижины, никто не посмел бы ее остановить, но тем самым она лишила бы своих друзей возможности вновь обрести свободу, ведь у них не было никакой гарантии, что такой шанс появится еще когда-либо. Но если она останется… если она останется, то Ройсу это будет стоить жизни.

Торольф, казалось, прочитал ее мысли. А может, ее мученическое выражение лица сказало ему все. Он слегка ослабил хватку, почти освободил ее руку, предоставив ей самой сделать выбор. Однако все же тихо произнес:

— Мы не убьем его, Кристен. Это не в наших интересах.

Его слова, впрочем, ничего не изменили. Выбора у нее уже не было, так как у Ройса лопнуло терпение. Вместо того чтобы закрыть дверь и попытаться выманить ее из хижины каким-нибудь другим способом, он, подгоняемый своим высокомерием — своим проклятым дурацким высокомерием, — вошел в хижину. Он сделал это так, будто шагает по собственному дому в окружении своих верных охранников. Спокойной, почти небрежной походкой он подошел к Кристен и Торольфу.

Отер, казалось, никак не мог понять, что такое возможно. Поначалу он решил выждать, посмотреть, что же Ройс будет делать, однако теперь, когда случилось самое невероятное, стоял, не веря своим глазам. У Торольфа тоже закрались сомнения, так как он встал и помог подняться Кристен; лицо его уже не выражало прежней уверенности. Однако она чувствовала, как напряжена его рука, которая до сих пор сжимала ее руку. Значит, он все же решил попытаться напасть на Ройса? Она даже не смогла бы предупредить сакса, потому что теперь, когда он был здесь, среди них, все произошло бы еще быстрее.

Викинги были по своей природе очень суеверным народом. У мужчин, которые не ступят на палубу даже знакомого им до мелочей корабля, не принеся предварительно своим богам жертвы, перед лицом такой смелости, граничащей с безумием, казалось, сдали нервы. Это позволило Ройсу пройти сквозь их ряды, и никто даже не пошевельнулся, чтобы задержать его. Ройс проделывал такое не впервые, и тогда они с трудом верили своим глазам, но тогда его воины стояли за ним наготове. Теперь же он был совершенно один, не вытащил даже меч из ножен.

Он остановился перед Кристен и Торольфом. Торольф совсем отпустил руку Кристен. Она надеялась, что сразу почувствует длинные пальцы Ройса, которые обовьют ее запястье, чтобы увести ее отсюда. Его лицо почти ничего не выражало, но она знала, что он охвачен почти безграничной яростью, если пошел на то, что они все видели.

На ее лице тоже не отразилось ни одного чувства. Сердце ее сжалось, нервы притупились, она стояла в оцепенении и ждала…

Рука Ройса метнулась с такой молниеносной быстротой, что она лишь с трудом отметила в своем сознании какое-то движение. Однако он схватил не ее, а Торольфа, и, прежде чем она поняла, что произошло, Ройс уже стоял за спиной Торольфа и, обхватив его шею согнутой в локте рукой, другую руку держал на голове у виска. Ему достаточно было доли секунды, чтобы сломать Торольфу шею.

— Ройс… — попыталась она сказать хоть что-нибудь.

Он оборвал ее, не глядя на нее, и голос его звучал на редкость сухо:

— Может быть, ты пойдешь наконец в дом?

Из горла Торольфа послышался странный звук; она бросила на него озабоченный взгляд, Но то, что она увидела, совершенно сбило ее с толку. Торольф задыхался, но… от своего собственного смеха! Боже праведный! Если он находит смешным то, что его замысел обратился против него самого!..

Она повернулась и подошла к Отеру.

— Пусть сакс идет; или вы позволите, чтобы он сломал Торольфу шею? Торольфу, может быть, кажется смешным, что его перехитрили, но саксу не до шуток. Он убьет его.

— Я это и сам вижу, — ответил Отер, но по лицу его было видно, что он тоже находит ситуацию комичной. Осклабясь, он произнес: — Сакс уйдет отсюда, и я не думаю, что ему потребуется наша помощь. О Тор, до чего же этот парень забавен! Дай нам еще немного развлечься. Посмотрим, что он будет делать дальше. Иди, дитя мое, исчезай поскорее. Я уверен, что он последует за тобой.

Он прижал ее к себе, прежде чем отпустить, так как было маловероятно, что после случившегося они еще когда-либо встретятся, потом подтолкнул ее к двери. Остальные с улыбками похлопали ее на прощание ниже спины, когда она проходила мимо, совсем как дома, на родине. Они что, свихнулись все сразу, если смеются, вместо того чтобы дать волю своему разочарованию?

Если они могут смеяться и позднее, вечером, то ей придется иметь дело с Ройсом, и у нее были все основания предполагать, что встреча эта пройдет при малоприятных обстоятельствах.

Глава 33

— Интересно, найдет он меня, если я спрячусь под этим столом?

Эда посмотрела на Кристен пронизывающим взглядом.

— Что это значит?

— Да так, ничего, — уклончиво ответила Кристен, опускаясь на табурет.

После минут величайшего напряжения, которые ей только что пришлось пережить, наступил ее черед почувствовать себя раздраженной, но не это было причиной ее плохого настроения. Ее не прельщала перспектива отвечать за то, в чем она не была виновата. Поэтому ей захотелось спрятаться, пока Ройс не успокоится.

В этот момент Ройс вошел в зал, но, судя по всему, он не собирался выяснять с ней отношения прямо сейчас, так как лишь коротко взглянул на нее и пошел на свое место за длинным столом.

Итак, он будет пить и развлекаться, как будто всего лишь каких-нибудь пятнадцать минут назад жизни его не угрожала опасность. Отчего это так ее злило?

— Сегодня ночью я опять сплю с тобой, Эда?

— Нет, ты это прекрасно знаешь. Ты ведь сама видела, что лорд Эверилл и его семья сегодня уехали.

— Но мне хотелось бы спать сегодня с тобой.

— Ах, в самом деле! А кто вчера вечером ворчал, что не может спать, и вспоминал о своей мягкой постельке?

— Я не ворчала, — вспыхнула Кристен.

— Скажи на милость! Что за муха тебя сегодня укусила?

Кристен нечего было ответить.

— Почему он за мной пошел, Эда? Ведь я совсем недолго задержалась там.

Эда пожала плечами.

— Он увидел, что Уланд вернулся и что-то веем рассказывает. Милорд послал к нему Эдреу, чтобы та узнала, что произошло. Уланд удивлялся, что эти викинги встретили тебя, как давно пропавшую сестру, и говорил, что на тебе живого места не останется после того, как эти великаны тебя там обнимали и тискали.

— Ах, так вот почему он примчался.

— Нет, он не сразу пошел. Еще какое-то время сидел. Но я наблюдала за ним. — Тут Эда рассмеялась. — Он глаз не спускал с двери и ожидал твоего возвращения. Но потом ему, наверное, показалось, что тебя нет уж слишком долго.

Кристен понимала, что Ройс не хочет показать своему королю, как он расстроен. Но она не сомневалась, что ей придется сегодня на собственной шкуре испытать его гнев. Этот проступок он не оставит безнаказанным. Для него это было еще хуже, чем попытка к бегству.

Она бросила взгляд в его сторону, но не смогла разглядеть, так как сидящий рядом с ним Альден закрывал его. По другую сторону от Ройса сидел Альфред, и Кристен тоже не могла его видеть.

В эту минуту к Кристен подошла Эдреа и поставила на стол деревянный поднос. На нем было лишь несколько хлебных крошек.

— Твой хлеб так всем понравился, — сказала девушка. — Особенно милорду. Он даже спросил, кто его испек.

— И ты сказала?

— Нет, я боялась, что половина наших благородных гостей выплюнут его из страха, что ты можешь их отравить. — Эдреа подмигнула ей своим темно-карим глазом.

Надо же! Эдреа шутила! Кристен едва поверила своим ушам. К тому же девушка первой подошла к ней и заговорила.

— Надо сказать им это после того, как они поели, — ответила Кристен.

Эдреа рассмеялась от всей души.

— Уланд был прав. Ты такая же, как и все. Эда, правда, уже давно это говорила. Она тебя действительно полюбила. Вот что странно.

Кристен улыбнулась девушке, несмотря на свое плохое настроение.

— Я это не сразу заметила, потому что наша старая Эда колючая, как щетина. — Кристен намеренно повысила голос, чтобы Эда ее услышала.

Эда презрительно фыркнула, а Эдреа засияла. — Да, причуды Эды поймешь не сразу. Но может быть, викинги не такие боязливые…

— Его зовут Бьярни, — сказала неожиданно Кристен.

— Кого?

— Ну, того, которому ты нравишься.

Бедная девушка даже не пыталась скрыть свою радость. Ее миловидное лицо просветлело.

— Это он тебе сказал?

Вообще-то Кристен была не очень расположена к тому, чтобы решать проблемы Бьярни или кого бы там ни было. Но разговор с девушкой отвлекал ее от мрачных мыслей.

— Он очень страдает, что не может сказать тебе сам, как ты ему нравишься. Он попросил Торольфа научить его хотя бы нескольким словам на твоем языке. Но если ты услышишь их и ничего не поймешь, не удивляйся. Торольф и сам не очень хорошо знает ваш язык.

В течение всего последующего часа Эдреа засыпала ее вопросами. Ей хотелось знать все о молодом викинге, и Кристен изобразила его в самых радужных красках, что, без сомнения, могло повлечь в дальнейшем большое разочарование для Эдреи, так как Бьярни был далеко не таким образцом добродетели, как это расписала Кристен. С ним можно было хорошо развлечься, но принимать его всерьез нельзя было. Если Эдреа настолько глупа, чтобы поверить всему, что понаскажет Бьярни, пытаясь уговорить ее помочь викингам при побеге, то так ей и надо.

Ее друзья и свобода значили для Кристен гораздо больше, чем чувства какой-то девушки из племени саксов. Кристен не испытывала угрызений совести. Если бы она смогла подобраться к этому Лиману и получить ключи, она бы это непременно сделала, но, судя по всему, ее снова запрут сейчас в комнате ее господина.

— Ты сидишь здесь и ничего не делаешь, — проворчала Эда, когда Эдреа ушла. — Отправляйся-ка лучше спать, чтобы завтра рано утром ты была уже на ногах. Леди Даррелл лично попросила испечь еще твоего орехового хлеба. Она считает, что это мой рецепт, который я скрывала все эти годы.

— И ты, конечно, не стала ее в этом разубеждать.

— Конечно, нет, — засмеялась Эда. — А о чем это вы шептались, склонив головки, Эдреа и ты?

— Ей нравится один из пленников.

Брови Эды непроизвольно поползли вверх.

— Я надеюсь, ты сказала ей, что из этого ничего не выйдет?

— Почему бы и нет? Они такие же мужчины, как и Ройс. Ведь он не настолько жесток, чтобы время от времени не посылать к ним женщин. Им это нужно, это ведь так естественно. Если среди них будет зреть недовольство, это может плохо кончиться. Поэтому было бы разумным…

— Господи помилуй! — обрезала ее Эда. — Сначала ты приносишь им еду, а теперь ты хочешь обеспечить их еще и девками. Иди-ка спать, дорогая, пока тебе не пришла в голову мысль разрешить им жениться и, чего доброго, обосноваться здесь.

— Ну вот, видишь, ты сама пришла к такой мысли.

Кристен поспешила наверх, прежде чем Эда успела ей ответить. Поднимаясь по лестнице, она вздохнула и спросила себя, сколько у нее времени до прихода Ройса.

Не прошло и минуты, как дверь распахнулась. Наверное, он встал из-за стола в тот же самый момент, когда она вышла из зала. Она стояла у стола, повернувшись спиной к двери, так как собиралась раздеться и вымыться. Когда открылась дверь, она как раз развязывала пояс.

— Что там случилось у пленников, Кристен?

Она мгновенно обернулась и широко распахнутыми глазами смотрела на вошедшего. Это был на Ройс, а его кузен Альден. Потребовалось какое-то время, пока Кристен пришла в себя от неожиданности. Она сразу же метнула взгляд на развешенное на стенах оружие.

— Брось, — сказал Альден, прочитав ее мысли. — Послушай сначала, что я тебе скажу, прежде чем ты снова попытаешься перерезать мне глотку. Я знаю своего кузена. Если он злится, то кричит и возмущается и даже дает волю рукам. Но если он доведен до бешенства, то, напротив, пугающе спокоен, и горе тому бедняге, который попытается нарушить его спокойствие. Сейчас он как раз в таком состоянии. Так что же произошло?

— Почему бы тебе не спросить его самого?

— Его спросить? — Альдена даже передернуло, так что Кристен подумала: настоящий ли это жест или он переигрывает? — Когда он в таком расположении духа, лучше не попадаться ему на глаза.

— А я была бы счастлива, если бы ты не попадался на глаза мне, сакс! Не бойся, я не буду нападать на тебя. Я дала твоему кузену слово, что не причиню тебе зла, пока король здесь.

На его губах появилась вымученная улыбка.

— Должно ли это означать, что я могу теперь приблизиться к тебе, не подвергая себя опасности?

— Вот этого я бы тебе не советовала, — мрачно ответила она.

— Но ты могла бы, по крайней мере, сказать, что там произошло. Может, тогда я смогу укротить его ярость.

Она пожала плечами, но потом с наигранным равнодушием сказала:

— Он вел себя, как последний болван. Отправился в хижину, чтобы забрать меня оттуда. — Она заговорила громче, отчего ее раздраженность стала еще заметнее: — Торольф задержал меня, а Ройс не сообразил, что было бы гораздо умнее на его месте уйти, тогда бы я вышла вслед за ним. Он же прямым ходом направился в хижину, чтобы забрать меня оттуда. Большей глупости и самонадеянности и предположить нельзя было.

— И все же с ним ничего не случилось.

На лице Кристен отразилось отвращение.

— Да речь вообще не об этом. Он повернул копье в другую сторону и взял верх. Но вполне могло случиться и так, что он оказался бы в их руках.

— И тебя такой поворот устроил бы?

Она бросила на него сердитый взгляд.

— Я сказала тебе все, что ты хотел знать, а теперь оставь меня в покое.

Он кивнул и пошел к двери, но, прежде чем покинуть комнату, обернулся и сказал:

— И еще одно предупреждение, детка. Не говори ему то, что сказала сейчас мне. Я не думаю, что он потерпит, чтобы его обозвали самым последним болваном.

Он уже открыл дверь, чтобы уйти, но на пороге столкнулся лицом к лицу с Ройсом. Альден послал небесам немую молитву. Он надеялся лишь на то, что Ройс не слышал ни слова из их беседы. Кристен умерила свой пыл, увидев, что Альден прав. Ройс действительно внешне был абсолютно спокоен, но только на первый взгляд. Приглядевшись к нему внимательнее, можно было заметить плотно сжатые губы и опасный блеск в глазах.

— Что ты здесь забыл, кузен?

Альден ответил шутливо:

— Я хочу помочь девушке в ее приготовлениях ко сну.

Ройсу не показалась эта шутка смешной.

— Твое стремление помогать ей не заслуживает похвалы. Рано или поздно тебе отплатят за эту помощь клинком в спину. Оставь-ка нас одних.

Он сказал это очень тихо, но Кристен услышала в его голосе затаенную угрозу. Она повернулась к Ройсу спиной, пока он закрывал дверь, и никак не могла справиться со своим дрожащим подбородком. Только один единственный раз она видела Ройса в таком состоянии, как сегодня: это было в день их первой встречи, когда он хладнокровно пообещал их всех убить. На этот раз она не очень боялась, так как была уверена, что он не сможет убить. То, что она испытывала, это был страх перед неизвестностью.

— И все же я вынужден задать себе вопрос: может быть, все, что ты говоришь и делаешь, ложь и лицемерие?

Кристен оторопела. Да поможет ей Бог! Что же ему ответить? Она абсолютно не могла взять в толк, что он, собственно, имеет в виду. Какое отношение имеет это сделанное на ходу замечание к тому, что она совершила?

— Наверное, у тебя есть все основания говорить так. Ты назовешь мне их, или я сама должна догадаться?

Пока она это говорила, он встал у нее за спиной, и поскольку она не слышала, как он приблизился к ней, то испуганно вздрогнула, когда его пальцы впились в плечо и повернули ее к себе. Когда она смотрела в его потемневшие глаза, лицо ее было непроницаемым. Сейчас с ней нельзя было играть в кошки-мышки.

— Скажи, наконец, в чем ты меня упрекаешь, чтобы я знала, что же все-таки происходит! — резко сказала она.

— Он тебе больше, чем друг, этот Торольф.

— Ты заявляешь это, потому что я задержалась с ним? — спросила она недоверчиво. — Да, я позволила себе задержаться, потому что никак не думала, что ты окажешься настолько глуп, чтобы попасться в его ловушку.

— Так кто же в конечном счете оказался там глупцом?

От удивления она широко раскрыла глаза.

— Так ты все рассчитал заранее? Ты знал, что он собирается сделать, и все же вошел в хижину? Ты действительно сошел с ума.

Он крепко сжал ее плечи и почти затряс ее.

— Нет, я не сошел с ума. Просто мое терпение лопнуло. Скажи честно, ты любишь его?

Он все еще держал ее за плечи своими сильными руками, и если она все же смогла освободиться от его хватки, то это свидетельствовало только о том, что и ее терпению пришел конец.

— Еще один вопрос, который совершенно не имеет ничего общего со случившимся. Конечно же, я люблю его. Я люблю его, как своего родного брата. А теперь скажи мне, наконец, что все это означает. Ты сам отправился в логово зверя. И хотя Торольф сказал, что они не убьют тебя, ты-то не мог этого знать. Тебе достаточно было вернуться в дом, и я бы пошла за тобой сама.

— А откуда мне было это знать?

Она обратила внимание на то, что он почти кричит, а это, согласно Альдену, было хорошим знаком. Она не поняла только, как ей это удалось.

Сама она понизила голос:

— Здоровый человеческий рассудок должен был тебе это подсказать. За пределами хижины вся власть принадлежит тебе. У тебя были сотни способов выманить меня оттуда. Я это прекрасно понимала. Да у меня вообще не было намерения оставаться там, — призналась она. — Если я и задержалась, то только потому, что у меня целую вечность не было возможности поговорить с ними.

— И прикасаться к ним — к нему, точнее говоря! У меня что, глаз нет? Ты почти лежала на нем.

— Это не так! — закричала она. Я сидела рядом, и он держал мою руку. Как ты можешь вкладывать в этот жест больше, чем он значит на самом деле! Я уже как-то говорила тебе, что воспитана так, чтобы не стесняться показывать окружающим свою симпатию. В моих глазах совершенно естественно прикоснуться к кому-то, кого я люблю.

— Тогда прикоснись ко мне, Кристен!

Эти слова словно громом поразили ее. В его глазах больше не было гнева, они горели страстью, и взгляд его воспламенил желание и в ней. Она и без того была уже возбуждена. А его взгляд направил ее чувства в другое русло, обострил их до предела, и единственное, чего ей страстно хотелось в эту минуту, так это броситься в его объятия.

И она чуть было не сделала это. Однако в последний момент напрягла всю свою волю. Если бы он выразил свое желание как-нибудь по-другому! Если бы он ничего не говорил о любви!

— Кристен!

— Нет! — решительно сказала она больше для себя, чем для него.

— Я тебя не люблю.

Она и сама понимала, что слишком уж настойчиво отрицает это. Поэтому неудивительно, что он не поверил ей и сам сделала шаг, который так хотела сделать она. Он с силой привлек ее к себе. И снова ее словно громом поразило, когда ее бедро прикоснулось к его бедру, а его грудь к ее груди; она почувствовала его губы, которые были бальзамом для охватившей ее лихорадки, и с блаженством упивалась страстью, идущей из самой глубины ее сердца.

— Я сдаюсь, Кристен. Прикоснись ко мне не потому, что ты меня любишь, а потому что ты нужна мне. Пожалуйста!

Она тоже проиграла эту битву, и когда она услышала его стон, больше похожий на предсмертный, ее сердце не выдержало — она больше не могла сопротивляться.

«Ну что же, мой дорогой сакс, я прикоснусь к тебе. Я дотронусь до самого твоего сердца». — Она произнесла эти слова про себя, но он мог прочесть их в ее глазах — ее собственное желание, ее страсть, ее любовь, и она поцеловала его в глаза, потому что ей не хотелось, чтобы он увидел это. Потом она снова отыскала его губы, и ее нетерпение почти лишило его рассудка.

Глава 34

Шесть булок горячего орехового хлеба были упакованы в корзину и погружены на телегу, ждущую на улице. Чтобы испечь хлеб до отъезда короля, Эда разбудила Кристен ни свет ни заря. Наконец король со своей свитой покинули замок.

Прислуга облепила все окна, чтобы посмотреть, как благородные рыцари садятся на своих породистых рысаков. В небе повисли грозные, плотные облака. Судя по всему, всадникам предстояло изрядно промокнуть еще до наступления обеда, однако никто не давал приказа отложить отъезд. Альфред в своих планах ориентировался отнюдь не на погоду.

Кристен была рада, что суета в замке наконец уляжется, однако она так же хорошо представляла себе все последствия, связанные с отъездом короля; прежде всего, для нее истекал срок ее соглашения с Ройсом.

Она медленно вернулась на кухню. Эда семенила рядом с ней.

— Ройс сказал тебе что-нибудь сегодня утром? — осторожно осведомилась Кристен.

— Он много чего говорил мне сегодня утром.

— Ах, вот так!

— Знаешь, дорогая, непохоже на тебя, чтобы ты удовлетворилась таким уклончивым ответом, — сказала Эда недовольно. — Если тебя интересуют цепи, то спроси меня об этом. Хотя можешь и не спрашивать. Да, я получила от него строгое приказание. Я думаю, ничего другого ты и не ждала.

— Да, это так.

— Если тебя это утешит — он был не более счастлив, чем ты, когда говорил мне о цепях.

— Меня это не утешит.

— Послушай, однажды ты с ним уже смогла договориться. Попробуй заключить новое соглашение. Ведь у тебя голова на плечах; используй то, чего ты уже достигла, чтобы получить, что хочешь.

Наконец старой Эде удалось разбудить в Кристен гнев, который вылился в едкий сарказм:

— Предлагая мне это, ты выступаешь против своего господина. Разве забыла, как мало можно мне доверять? Вдруг выяснится, что я убегу среди белого дня.

— Ах, да ты совсем не хочешь меня слушать. Впрочем ты никогда меня не слушала. Да и с какой стати? Разве для тебя важно, что я знаю этого человека с пеленок. Я…

— О Боже, помоги мне! — вспылила Кристен. Послушай, старая ворчунья, если ты не прекратишь донимать меня, то я…

— Боже, помоги мне? — переспросил Ройс за ее спиной, незаметно войдя на кухню. — О каком Боге ты говоришь?

Она резко обернулась и была слишком рассержена, чтобы заметить его неподдельное удивление.

— Чего тебе надо, сакс? Ты что, не можешь отправиться на охоту или заняться своим войском? Тебе что, делать нечего? Терпеть не могу, когда ты подкрадываешься сзади.

Он понимал причину этой ярости. Он и раньше думал о том, как нелегко будет снова заковать ее в цепи. Именно поэтому он пришел сейчас сюда. Ему не хотелось, чтобы во время этой сцены она вела себя слишком буйно. Однако она озадачила его возгласом, который мог позволить себе лишь христианин.

— Какого бога ты призывала? — повторил он свой вопрос.

Она упрямо сжала губы. Ей не хотелось отвечать. Он схватил ее за плечи и тряс, пока она в ярости не оттолкнула его.

— Если ты еще будешь так меня трясти, то клянусь, сакс, ты получишь кулаком в лицо.

Вместо того чтобы взорваться, он рассмеялся.

— Кристен, я задал тебе очень простой вопрос. Почему ты отказываешься ответить на него?

Его смех произвел чудесное действие. С какой стати она должна хранить эту тайну? Если раньше и были для этого какие-то причины, то теперь их уже давно не существовало.

Кристен вдруг улыбнулась, забыв свое плохое настроение. Эда, качая головой, отвернулась, удивившись резкой смене настроения девушки. Ройс тоже был сбит с толку. Уму непостижимо, как быстро она могла справляться со своими чувствами.

— Извини, — сказала Кристен, но вид у нее был совершенно не смущенный. — Я не хотела оттолкнуть тебя так сильно. Хотя сначала, может, и хотела, но сейчас я сожалею об этом. Извини.

— Однако это отнюдь не означает, что такое больше не повториться.

— Ты прав. — В ее глазах играли искорки смеха.

Ройс укоризненно улыбнулся.

— Ты ответишь, наконец, на мой вопрос?

Она пожала плечами.

— Я молюсь Богу моей матери.

— А почему ты не называешь его имени?

— Я только что это сделала.

Когда он непонимающе поднял брови, она объяснила:

— Бог моей матери это ваш Бог.

Он вздрогнул и сразу же посерьезнел.

— Разве такое возможно?

— Все очень просто. В течение многих лет викинги нападали на другие земли. Из этих военных походов они привозили с собой пленников-христиан. Среди них была и моя мать. Мать моего отца тоже была христианка. Что же касается моего отца и моих братьев, — добавила она со смехом, — то они не хотят рисковать и молятся сразу всем богам.

— А ты?

— А я верю в истинного Бога.

Он наморщил лоб.

— Тогда почему же ты защищала намерение своих друзей разрушить наш монастырь?

Она мрачно взглянула на него.

— Ничего я не защищала. Я просто пыталась их понять и хотела, чтобы и ты был готов это сделать. К тому же я тебе уже рассказывала, что брат не хотел сообщить мне о своих намерениях. Тогда я не сказала тебе, почему он утаивал свои планы от меня. Он был твердо уверен, что я буду его отговаривать. Поэтому он ничего мне не рассказывал. Потом он сошел на берег и погиб. В глубине души я понимаю, что на то была воля Господа, но во мне наполовину течет кровь викингов, и сердце мое жаждало отмщения. Ведь ты же не будешь отрицать, что будучи христианами, саксы не оставляют без возмездия смерть любимого человека?

Этого он действительно не мог отрицать. Хотя церковь преследовала кровную месть, справиться с ней не удавалось.

— Почему ты никогда не рассказывала мне, что ты христианка? — спросил Ройс.

— А что бы это изменило? Ведь среди твоих рабов есть и христиане, а ты все же обращаешься с ними, как с рабами.

— Кое-что это бы изменило, Кристен. Вера определенным образом связывает нас и дает мне недостающее средство для того, чтобы заключить с тобой еще одно соглашение. Теперь появилось нечто, чему я могу доверять.

Она подозрительно прищурила глаза.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Если ты поклянешься именем Господа, то я могу полагаться на твое слово. Поклянись мне, что ты никогда не попытаешься бежать отсюда, и я предоставлю тебе такую свободу, какой пользуются остальные слуги в замке.

— И больше не будет цепей? — спросила она недоверчиво.

— Нет, больше никаких цепей.

— Тогда я клянусь… — Она замолчала. Все произошло слишком быстро. Она давала клятву, не подумав как следует.

— Кристен!

— Боже мой! — взмолилась она. — Дай мне немного времени собраться с мыслями.

Никогда, сказал он, никогда. Никогда — это значит на все времена. А что будет, когда она ему надоест, когда появится женщина, жена, которая будет предупреждать все его желания? «Тогда жизнь здесь станет для меня ненавистной, — подумала Кристен. — Тогда, конечно, я его возненавижу. Но слово, данное ему однажды, заставит меня прислуживать в его доме и дальше, навсегда».

Кристен, немного успокоившись, взглянула на Ройса. Его бы такая перспектива, конечно, устраивала. Какое ему дело до ее чувств? И все же она для него что-то значила, иначе он не стал бы с такой готовностью предлагать ей эту сделку.

— Ну, хорошо. Я клянусь Богом, что не буду пытаться совершить побег из Виндхёрста… до момента твоей свадьбы.

Его глаза сузились, она же деловито продолжала:

— Мне неприятно говорить тебе об этом, но мне не нравится твоя невеста. Я не думаю, что я смогу оставаться здесь, когда она станет хозяйкой дома.

— Договорились, — беззвучно произнес он.

— Ты говоришь это серьезно? — спросила она с удивлением. — Ты принимаешь мои условия?

— Да. Хотя они означают, что после моей свадьбы ты можешь снова оказаться в цепях.

Она огорченно сжала зубы. — Ну что ж, пусть будет так. Но это все, больше никаких клятв.

— Нет, кроме того, ты должна поклясться, что не будешь содействовать своим друзьям, если они решатся на побег. — Он приложил палец к ее губам, чтобы не дать вырваться ее гневному возгласу, и добавил: — «До момента моей свадьбы».

— Договорились, — ответила она ожесточенно. — Но что касается моей мести, то я не отменяю эту клятву.

— Да, я знаю это, — сказал он с грустью. — Но Альден уже поправился и сможет постоять за себя сам, Я надеюсь на его ловкость, разве что ты нападешь на него во сне.

— Я хочу мести, а не убийства, — ответила она презрительно.

— Ну, ладно. Но я должен предупредить тебя: я буду вынужден заставить тебя заплатить жизнью, если ты убьешь Альдена.

Это были его последние слова. Он удалился, оставив ее в подавленном настроении. Она не могла понять, почему, но у нее было такое чувство, что она мало чего добилась, заключив это соглашение.

Глава 35

Когда Ройс вечером после упражнений со своими воинами вернулся домой, он застал леди Даррелл сидящей в зале. С тех пор как ей стало известно, что он спит с Кристен, она почти не разговаривала с ним. Ее неодобрение выражалось в том, что она, надувшись, разыгрывала из себя оскорбленную. Это, конечно, мало заботило Ройса. И все же он поймал себя на мысли, что часто сравнивает Даррелл с Кристен, которая никогда не капризничала и не скрывала своего недовольства, а открыто заявляла обо всем, что ее тревожит. Как это ни странно, откровенность Кристен раздражала его гораздо меньше, чем оскорбленные взгляды кузины, которые уже в течение нескольких недель ловил на себе.

Может, ему следует подыскать для леди Даррелл супруга, хотя она и утверждала неоднократно, что не хочет выходить замуж?

— Ты не заметил, — спросил Ройс Альдена, — не отдает ли твоя сестра особое предпочтение кому-либо из молодых людей, гостивших у нас вместе с королем?

Они сидели за столом и играли в стратегическую игру. И так как Альден обдумывал очередной ход, он не обратил сначала внимания на вопрос своего кузена.

— Ты знаешь, я над этим никогда не задумывался, — ответил он наконец.

— Тогда подумай сейчас.

Альден поднял глаза, и широкая улыбка заиграла на его губах. — Должен тебе сказать, что в последнее время тебе в голову приходят странные мысли. Но раз уж ты об этом заговорил, я вспоминаю, что Даррелл заметно оживлялась, когда поблизости от нее оказывался Вильбург.

— Брат Корлисс? Ройс был так ошарашен этим известием, что ему пришлось потратить какое-то время, чтобы переварить его. Затем он спросил: Ты полагаешь, она пошла бы за него замуж?

Альден даже присвистнул. — А она догадывается, что ты задумываешься над этими вещами?

— Как она может догадываться о моих мыслях, если в последнее время она даже не разговаривает со мной?

— Да, она не совсем довольна тобой. Но разве это повод для того, чтобы выдать ее замуж?

— Мне было бы приятнее, если бы она дулась на кого-нибудь другого. Но, если говорить серьезно, то я думаю, ты согласишься со мной, что ей пора уже иметь мужа.

— Давным-давно. Но она не хочет выходить замуж, пока не женишься ты.

— Не вижу никакой связи, — ответил Ройс.

— Ах, перестань, дорогой кузен. Как ты думаешь, почему она отказывается выходить замуж? Она боится, что дом придет в упадок и запустение, если не будет хозяйки. И она, несомненно права.

Ройс недовольно пробурчал:

— Если ты знал, что именно в этом причина, то почему не сказал мне раньше?

— Чтобы она укоряла меня в том, что я выдаю ее тайны? Но давай поговорим серьезно. Если уж ты сам заговорил о свадьбе — когда ты собираешься жениться?

— Когда у меня будет для этого время, — раздраженно сказал Ройс.

— И не говори мне, что время для этого у меня есть сейчас. Это совсем не так.

Альден покачал головой.

— Если ты не хочешь жениться на ней…

— Будь моя воля, я бы на ней никогда не женился, Альден. Мне просто казалось, что я должен, после того как… ну, в общем, чтобы соблюсти приличия.

— Тебе в таком случае лучше всего расторгнуть помолвку.

— Со стороны легко давать советы, — ворчливо заметил Ройс.

Альден многозначительно улыбнулся.

— Жизнь здесь была намного проще, пока не появились викинги.

Вместо ответа Ройс мрачно посмотрел на Альдена, отчего тот уже в голос расхохотался.

Вдруг внимание обоих мужчин привлекла входная дверь. Двое из людей Ройса вошли в зал, ведя перед собой незнакомца. Мужчина был необычайно высок и, судя по внешности, мог быть кельтом. И то, и другое вызвало к нему особый интерес, особенно последнее обстоятельство, потому что у Ройса и его сторонников опять появились сложности с кельтами из Корнуэлла.

Незнакомца подвели к Ройсу и рассказали, что обнаружили его к западу от замка, на землях, принадлежащих Виндхёрсту. Обыскали всю округу, чтобы убедиться, действительно ли он пришел, как сам утверждает один. Кельтов нигде больше не обнаружили. У незнакомца была дряхлая кляча, которую давным-давно следовало прирезать из жалости. За исключением старого, проржавевшего меча, рукоять которого украшала древняя кельтская гравировка, при нем ничего не было.

Ройс слушал, поглядывая на незнакомца. Никогда в жизни ему не приходилось видеть такого статного красавца, и это несмотря на его запущенный и неухоженный вид. Волосы у него были настолько длинными, что ему пришлось завязать их сзади кожаным ремешком. Одет он был не лучше, чем самый бедный слуга. Рубашка с длинными рукавами подпоясана потертой веревкой, штаны изношены до дыр.

И все же осанка выдавала в нем человека не простого. Темно-серые глаза прямо и решительно смотрели на Ройса. В его облике не было ничего воинственного, но и ничего настороженного, ни подавленности, ни скованности. Такую манеру держаться Ройс встречал только у людей, равных себе по рангу, и это возбудило его любопытство.

— Кто ты?

— Я вас не понимаю.

Услышав кельтский язык, Ройс вздрогнул. Большинство кельтов на западе знали язык саксов, так как они жили среди них, в отличие от кельтов из Корнуэлла, которые так часто нападали на его земли.

Он повторил свой вопрос на языке незнакомца.

— Меня зовут Галан.

— Из Корнуэлла?

— Из Дэвона.

— Ты свободный человек?

— Да.

Ройс нахмурил лоб. Не очень-то он разговорчив, этот человек из Дэвона.

— А откуда мне знать, что ты говоришь правду?

— А с какой стати я стал бы лгать?

— Вот именно, — проворчал Ройс. — Твоя родина далеко. Куда ты направляешься, если путь твой проходит через мои земли?

— Я ищу господина, которому мог бы служить, господина, который бы согласился сражаться с датчанами. Могу я рассчитывать на то, что нашел его здесь?

Альден рассмеялся, взглянув на озадаченное лицо Ройса.

— Неожиданное предложение, не так ли, кузен?

Ройс мрачно посмотрел на него, а потом уставился на кельта. — Между моими владениями и Дэвоном достаточно господ, жаждущих сражаться с датчанами. Как же ты оказался так далеко на востоке?

— Никто из них не готовится к этой борьбе серьезно. Я же хочу быть уверен, что это будет битва, которую я выиграю.

— Зачем это тебе?

— Датчанам мало того, что они захватили земли на севере, чтобы обосноваться там. Они все еще нападают и с моря. Я жил в одной рыбацкой деревушке на побережье. И во время нашествия викингов она была разрушена. Я потерял жену, двух сыновей и Друзей. Никто из них не выжил.

— Кроме тебя. Как же это получилось?

— Я был в это время далеко от деревни, на охоте. Вернувшись, я увидел лишь отплывающие корабли.

В поисках господина Гэлану приходилось неоднократно рассказывать эту историю. Здесь, у этих двух саксов, она ему вновь пригодилась. И тот, и другой восприняли ее с большим интересом, чем остальные. Может его поиски увенчаются наконец успехом?

— Когда это произошло? — спросил Ройс.

— В начале лета.

— А откуда ты знаешь, что именно датчане напали на твою деревню?

— А кто же еще, кроме них, позволяет себе столько десятилетий нападать на нашу страну?

Ройс и Альден переглянулись, потом их взгляд упал на руку незнакомца, которая при этих словах сжалась в кулак.

Вопрос его остался без ответа. Потом Альден сказал, обращаясь к Гэлану:

— Если датчане снова нарушат границы Вессекса, то мы готовы задержать их. У тебя есть желание сражаться вместе с нами, но владеешь ли ты приемами борьбы и военным искусством?

— Я… вообще-то подучиться мне бы не помешало.

— Если мой кузен согласиться обучать тебя военному делу — что ты можешь предложить ему в качестве ответной услуги?

— Я мог бы стать его личным телохранителем — хотя бы из-за моего роста и силы.

— Если бы ты даже и научился сражаться — посмотри на меня, — бросил Ройс. — Разве я выгляжу так, что не могу постоять за себя сам?

Серые глаза сузились, когда по лицу Гэлана промелькнула усмешка.

— Те господа, с которыми мне приходилось разговаривать до сих пор, были действительно сложены далеко не так, как вы, милорд. Я готов служить, как пожелаете, если вы примете мои услуги.

Альден спросил кузена на своем родном языке:

— Ну что? Нам всегда нужны люди, а человек с такой комплекцией, если его к тому же как следует подготовить, мог бы оказаться нам весьма полезным.

— Не нравиться мне все это, — ответил Ройс.

— Ты боишься, что он сразу же решит удовлетворить свое чувство мести, как только увидит пленников?

— И это тоже.

— Да, но их так охраняют, что он вряд ли сможет приблизиться к ним.

— Но Кристен почти не охраняют, — неожиданно сказал он.

Альден поднял глаза к небу. — Конечно, ее теперь не так охраняют, и она может свободно передвигаться по Виндхёрсту. Но ты мог бы ограничить свободу ее передвижения домом, а кельту запретить входить в дом.

— Я уже заключил с ней соглашение. Там уже ничего не изменишь.

— Я пошутил, Ройс. Но он ничего не посмеет ей сделать, если у него осталась хоть капля рассудка. Он хочет видеть кровь викингов, а не женщины. Если у тебя есть какие-либо сомнения на этот счет, давай устроим ему испытание. Но не отсылай его из-за таких мелочей. Ты можешь, конечно, принять со своей стороны меры предосторожности, хотя, если хорошенько подумать, нет ни одной другой женщины на земле, которая могла бы сама себя защитить так, как эта. И если тебя не убеждают мои аргументы, я добавлю только, что у него и у тебя схожая ситуация, и все же ты не причинил ей вреда.

Ройс в раздумье опустил уголки губ. Все это было на самом деле так. Он бросил еще один взгляд на кельта, который спокойно стоял перед ним как олицетворение терпения.

— Прошлым летом викинги напали и на нас, — сказал Ройс, не спуская глаз с кельта. — Правда нам повезло больше, и мы смогли победить их.

— Вы всех их убили?

Даже у Альдена поползли вверх брови, когда он услышал, с каким волнением были произнесены эти слова.

— Мало вероятно, что это те же самые викинги, — сказал он. — В нашем случае это были норвежцы, которым нужны были наши богатства. Сомнительно, чтобы они напали на рыбацкую деревушку, где вряд ли можно рассчитывать на богатую добычу.

— Но вы их все же убили?

— Не всех. Некоторых мы держим в плену. Они заняты на принудительных работах и сооружают оборонительный вал.

— Вообще-то они находятся под моей личной защитой, — добавил Ройс, которому не понравилось, что незнакомец почувствовал явное облегчение, когда Альден упомянул пленников.

Гэлан услышал в голосе Ройса скрытую угрозу и прореагировал соответствующим образом:

— Если вы превратили этих викингов в рабов, то справедливость восторжествовала. Они не смогут больше ни на кого напасть. Мне же нужны те, что еще разгуливают на свободе, там, на севере, куда отчалили их корабли.

— Если я возьму тебя к себе на службу, Гэлан из Дэвона, сможешь ли ты вместе с моими пленниками работать на строительстве оборонительных сооружений?

Мужчина заметно вздрогнул.

— Я не намерен мстить рабам, милорд, но не просите меня работать вместе с ними.

— Но почему же? Это единственная работа у меня для человека с твоей комплекцией. Ты ведь сказал, что будешь делать все, что от тебя потребуют.

— Да, это так.

Воцарилось долгое молчание, потом он сказал:

— Ладно, я согласен.

— А сможешь ли ты устоять перед соблазном? — продолжал Ройс настойчиво.

— Я уже сказал, что не хочу видеть кровь рабов.

— Тогда ты нам подходишь. Работу сможешь начать уже завтра с утра. После обеда будешь заниматься военным делом с моими людьми. Селдон, позаботься о нем.

— Ты уверен в том, что делаешь? — шепотом спросил «Альден, когда Селдон увел Гэлана, чтобы предложить ему что-нибудь выпить.

Ройс удивленно посмотрел на Альдена.

— И ты спрашиваешь меня об этом после того, как с таким пылом уговаривал меня оставить его здесь? Нет, я уверен, что не совершил ошибки.

— Потом он мрачно добавил: Это не мешает мне, однако, установить за ним наблюдение, пока моя уверенность не подкрепится.

Глава 36

Когда Кристен, убрав комнаты гостей, возвращалась под вечер с Эдой в зал, она снова и снова задавала себе вопрос: как отомстить Альдену, не подвергая свою жизнь опасности? Она целый день ломала голову, проигрывая в мыслях тысячу вариантов — ранить его, или, еще лучше, сделать калекой, так как она надеялась, что в таком состоянии он сам не захочет жить. Конечно, она оказалась бы в затруднительном положении, если бы он все же смирился со своей участью и остался доживать свой век калекой. Но ожидать такого от человека со столь жизнерадостным, беззаботным, легким характером, как у Альдена, было, по глубокому убеждению Кристен, совершенно невозможно.

О том, чтобы отказаться от своих кровожадных планов и оставить Альдена в живых, Кристен и не помышляла. Напротив. Чем больше она думала о предстоящей мести, тем чаще вспоминала своего брата, и это укрепляло ее решимость.

Ее первая реакция на незнакомца, сидящего в зале, была такой бурной, потому что как раз в этот момент она подумала о брате. Лица незнакомца она не видела, но все же, взглянув на него со спины, Кристен побледнела, как смерть. У нее перехватило дыхание, она почувствовала слабость в коленях, перед глазами поплыло, и сердце ее на мгновенье остановилось — ей показалось, что брат ее воскрес из мертвых.

Кристен столкнулась с Эдой, и это вывело ее из оцепенения.

— Боже мой! Ты что, старая, совсем ослепла? Смотреть нужно, куда идешь!

— Это я-то ослепла? — возмутилась Эда. — Я? Как бы не так! Ты сама стала, как вкопанная. Что это с тобой вдруг?

Кристен ничего не ответила, лишь мрачно посмотрела на нее и направилась в кухню. Но за что бы она ни бралась там, взгляд ее снова и снова обращался на незнакомца. Может быть, это все из-за его черных, как смоль, волос? Может, из-за чертовски широких плеч, точь-в-точь, как у Зелига? Может, из-за чертовски похожей мускулистой спины? Как часто малышкой он катал ее на этой спине, и оба хохотали от радости и счастья! Ничего удивительного, что она не могла отделаться от мысли, будто перед ней действительно Зелиг, хотя рассудок подсказывал — это совершенно исключено. Как бы там ни было, но со спины незнакомец казался точным двойником Зелига.

Кристен просто не могла от него отвести взгляд. Он же ни разу не оглянулся. Он сидел между Селдоном и Хэнфритом, которые поили его медом. Все трое вели негромкий разговор, время от времени кто-то из них смеялся, но они сидели слишком далеко, чтобы Кристен могла слышать их голоса.

Когда вошел Ройс, Кристен почувствовала некоторое облегчение. Только ему удавалось всегда снять ее напряжение, но она все еще обижалась на него за то, что он пригрозил ей смертью, если она решится отомстить Альдену, поэтому, скользнув по нему холодными глазами, Кристен переключилась на вошедшего вслед за ним Альдена и одарила его таким кровожадным взглядом, что тот не смог удержаться от смеха.

Не прошло и десяти секунд, и Кристен снова уставилась на незнакомца. Кто бы это мог быть?

— Его зовут Гэлан.

— Что? — Кристен обернулась и увидела перед собой улыбающуюся Эдреу.

— Гэлан, — повторила девушка. — Кельт из Дэвона. Я заметила, что и ты глаз с него не спускаешь.

— И я? Что ты имеешь в виду?

Эдреа захихикала.

— Оглянись-ка. — Она указала в угол зала, где обычно дамы собирались за рукоделием. — Даже леди Даррелл поглядывает на него.

— С чего это вдруг?

— Ты, наверное, шутишь, Кристен. Он прекрасен, как ангел. Иначе почему же ты так уставилась на него?

— Я просто подумала: кто бы это мог быть и что ему здесь надо? — раздраженно ответила Кристен. — Ведь раньше, насколько мне известно, чужих здесь не было.

— Он здесь, потому что милорд взял его к себе на службу. Он будет вместе с другими работать на валу.

— Да, у него как раз подходящая фигура для такой работы.

— Это уж точно, — вздохнула Эдреа.

— Я думала, что тебе нравится Бьярни.

— Да это так. — Эдреа покраснела и с улыбкой добавила: — Но если бы этот кельт положил на меня глаз… — Она снова вздохнула. — Правда, с ним выйдет та же загвоздка, что и с Бьярни. Он не говорит по-нашему. И хотя здесь много людей, которые говорят на его языке, я к ним не принадлежу.

Ругаясь, к ним подошла Эда.

— Эдреа, поторопись и помоги Этель накрыть на стол. Вы тут стоите и болтаете, а кто же будет за вас работать? А ты, Кристен, дочисти наконец горох!

Кристен удержала старуху за рукав, прежде чем та отвернулась от них.

— Эда, ты заметила этого кельта?

Эда коротко глянула на Гэлана.

— А как же. С таким ростом он всем бросается в глаза.

— Да, но я думала, что только кельты из Корнуэлла могут быть такими великанами, а ты ведь говорила, что они для Ройса самые заклятые враги.

— Вообще-то это так, но этот не с корнуэлльского побережья. А что касается роста, то везде есть исключения. Сравни-ка лорда Ройса с другими нашими мужчинами, а ведь он настоящий сакс.

— Да, ты, пожалуй, права.

Эда прищурила глаза.

— Я вижу, этот кельт тебя заинтересовал. Только позволь дать тебе совет, милочка, — сию же секунду выброси его из головы. Я не думаю, что милорд будет очень уж доволен.

— Ройс не имеет на меня…

Кристен хотела сказать «никаких прав», но осеклась. Уж что-что, а права на нее у Ройса есть, и ей лучше считаться с тем, что ему нравится, а что нет, если она хочет, чтобы все пока оставалось так, как есть. А что касается ее интереса к кельту, то он интересовал ее совсем не так, как могла предположить Эда. Она хотела лишь увидеть его лицо.

— Я учту твое предупреждение, Эда.

— Ну и хорошо. А теперь принимайся-ка скорее за горох, иначе он не успеет свариться.

Не прошло и нескольких секунд, как у Кристен появилась блестящая мысль. Она нарочно поставила тяжеленный котел с горохом, который она только что очистила от стручков, на самый край стола. Котел тут же угрожающе зашатался, и когда он с оглушительным грохотом упал на пол и горошины рассыпались зеленым ковром по залу и покатились к печке, она смотрела не на то, что натворила, а на незнакомца.

Он, конечно, был не единственный, кто обернулся на шум упавшего котла, но Кристен видела только его.

— Боже мой, милочка! — воскликнула Эда за ее спиной. — Что с тобой? У тебя целый день все из рук валится?

Но Кристен не слышала ни слова. Она смотрела в эти серые глаза, которые никогда в жизни не надеялась больше увидеть. Из горла вырвался сдавленный звук, и его не могла заглушить даже ладонь, которую она сразу же прижала к губам; другой рукой она схватилась за грудь, потому что сердце заколотилось так сильно, что ей стало больно. Этого не может быть! Боже, помоги ей! Зелиг! Живой!

Она вскочила с табуретки с намерением кинуться к нему. Он тоже поднялся со стула, чтобы пойти ей навстречу. Однако оба одновременно опомнились и резко остановились.

Кристен быстро отвернулась и ухватилась руками за крышку стола. Живой! Она закрыла глаза. Действительно живой! Она сделала глубокий вдох, чтобы подавить желание громко закричать, засмеяться и заплакать от радости.

Она не может подойти к нему! Боже, она не может его обнять! Если она это сделает, его запрут вместе с остальными пленниками, а то и убьют. И все же ей казалось, что она умрет от радости.

Наконец она заметила стоявшую рядом и удивленно уставившуюся на нее Эду. От избытка чувств она схватила бедную старуху, подняла ее и закружила, смеясь над ее пронзительными криками. Над этим она могла смеяться, не вызвав подозрений. О Боже! Ее брат жив!

— Послушай, дорогуша, ты что, с ума сошла? Сейчас же отпусти меня!

— Я хотела перед тобой извиниться, — Кристен, сияя, смотрела на Эду, — за то что не прислушивалась к твоим советам. Признаю, что ты очень мудрая женщина, Эда. О Эда, как я тебя люблю!

Кристен снова закружила бедную старуху. Когда же наконец поставила ее на пол, та разразилась такими страшными ругательствами, каких Кристен еще никогда не слышала от нее. Однако Кристен с улыбкой выслушала все это, поспешно собирая горох. Она не решалась взглянуть на брата еще раз.

Зелиг тоже улыбался. Его поиски наконец закончились. Он нашел Кристен, она была жива и невредима и вытворяла глупости, чтобы только сдержать свои чувства и не броситься ему на шею. Он знал ее темперамент. Не раз, когда он возвращался из своих плаваний, она бросалась к нему и обнимала так, что он буквально падал на землю. Чудо, что сейчас ему удалось проявить самообладание. В то же время он понимал, что ее поведение должно послужить для него предостережением. Он не должен подходить к ней, не должен показывать, что знает ее. В течение этих долгих поисков его так часто мучила мысль, что она погибла. Но она была жива. Жива!

— Что ты думаешь по этому поводу? — спросил Ройса Альден, имея в виду в высшей степени странное поведение Кристен, свидетелем которого они были.

— А что мне думать? Она может вытворять самые странные вещи, и меня это больше не удивляет. Впрочем, нет, она довольно часто и сейчас сбивает меня с толку, но я постепенно привыкаю.

— А вообще-то странно, что рассыпанный горох ее так рассмешил.

Ройса позабавил ворчливый тон Альдена. Зелиг, который сидел в нескольких метрах от них, вздрогнул, заметив, что господа наблюдают за Кристен. Он толкнул в ребро своего соседа по столу Селдона.

— О чем они говорят?

— О девушке-викинге.

— Ее тоже здесь держат в плену?

— Да, хотя точнее ее можно было бы назвать личной рабыней лорда Ройса, если ты понимаешь, что я имею в виду. — Селдон ухмыльнулся. — Ему пришлось в полном смысле укрощать эту девицу.

Зелиг закрыл глаза. Его руки сжались под столом в кулаки. Он опасался, что она может погибнуть, но ни разу ему в голову не пришла мысль, что этот сакс может ее обесчестить.

Он медленно открыл глаза, в которых горел мрачный огонь оскорбленного достоинства. Ему придется убить этого саксонского повелителя.

Глава 37

Как только Ройс вошел в комнату, Кристен подошла к нему. Она обвила руками его шею, не прижимая его к себе, ее пальцы играли завитками волос на его затылке.

Он удивленно поднял брови, недоумевая по поводу столь необычно нежного приветствия.

— Альден рассказывал мне, что накануне ты одарила его таким взглядом, который мог бы сразить человека наповал, но не прошло и двух часов, как ты стала ему улыбаться.

— Да, это так. Я расплескала уже всю свою ненависть, до последней капли. — Она засмеялась, увидев, что он наморщил лоб и разглядывает ее недоверчиво. — Я просто вняла твоим предостережениям. Разве это странно?

— Если речь идет о тебе, то да.

— Ты убедишься во всем сам, со временем.

Ее пальцы щекотали его ухо, взгляд был кротким и манящим, но мысли блуждали далеко. Она решила, что может возбудить у Ройса подозрение, если не проявит естественного для любой женщины любопытства по поводу его нового работника.

Как бы между прочим она сказала: — Я заметила, что в доме появился новый человек. Здесь принято пользоваться услугами чужестранцев?

Ее вопрос, однако, возымел не то действие, на которое она рассчитывала. Совсем наоборот. Подозрительность Ройса мгновенно проснулась.

— Когда здесь был король Вессекса со всей своей свитой, ты не обратила на них ни малейшего внимания, а этого кельта сразу же заметила. Как ты это объяснишь?

— Я спросила всего лишь из любопытства. Все женщины говорят только о нем.

— Ну и пусть говорят, — резко сказал он. — Но тебе я запрещаю и близко подходить к нему. Он ненавидит викингов так же, как и я.

Самое время было повернуть ход его мыслей в другое русло. Полузакрыв глаза, она провела пальцем по его скулам, по подбородку и погладила нижнюю губу.

— Правда, сакс, — произнесла она грудным голосом, — ты все еще ненавидишь всех викингов?

Вместо ответа он со стоном прижал ее к себе. Теперь уже Кристен не могла делить свое внимание и полностью отдалась чувству. Но радость от того, что брат ее воскрес из мертвых, накладывала отпечаток на все, что бы она ни делала сегодня. И как накануне она подняла и закружила Эду, чтобы хоть с кем-нибудь разделить свою радость и не лопнуть от счастья, так и в эту ночь она делила ее с Ройсом.

Она была игрива и страстна, робка и агрессивна. Она была то соблазнительницей, то девственницей, то ненасытной прелюбодейкой. Она была всем, чем угодно, пока Ройс не перестал удивляться ее переменам. Ее грудной смех, которого он никогда у нее прежде не слыхал в своей спальне, доводил его кровь до кипения. Он овладевал ею снова и снова и удивлялся, что был еще в состоянии это делать. Стоило ей прошептать, что она хочет еще, как Ройс воспламенялся. Она выжала из него все силы, и когда он наконец заснул, то спал, как убитый.

Заснула и Кристен. Но за прошедший день на ее долю выпало так много переживаний, что спала она неспокойно и проснулась очень рано, задолго до рассвета.

Она позволила себе лишь секунду времени, чтобы насладиться блаженством объятий Ройса. Потом осторожно высвободилась из его рук и в темноте неслышно оделась.

Сердце подсказало ей, что Зелиг ее ждет. Так оно и оказалось. Он стоял прямо под лестницей. Он прождал ее всю ночь, прислонившись спиной к стене, чтобы не упускать из поля зрения лестницу, засыпая лишь на время, и спал так чутко, что его мог разбудить малейший шорох. Поэтому он сразу же услышал ее легкие шаги и поднялся на ноги, когда она только еще спускалась по лестнице.

Долго они стояли, обнявшись. Потом Кристен откинулась немного назад, чтобы погладить любимое лицо. В темноте она не могла разглядеть его. Все факелы уже погасли, и только неяркий лунный свет проникал сквозь открытые окна. Но ей и не нужно было видеть.

— Я думала, ты погиб, Зелиг.

По голосу он понял, что в глазах ее стояли слезы.

— А я считал, что тебя уже нет в живых. — Он погладил ее волосы, прежде чем снова привлечь к себе и прижать ее голову к своему плечу. — Викингу не положено плакать.

— Я знаю. — Она всхлипнула и поспешно вытерла нос. Она подумала, что его слова относятся к ней, пока не почувствовала, как одна из его слезинок упала ей на щеку. — Идем, здесь опасно разговаривать.

Кристен взяла его за руку и повела мимо лестницы к входной двери. Дверь, так же как и окна, была открыта. Зелиг помедлил секунду, когда они оказались на улице, — он боялся встретить кого-нибудь из охранников. Кристен заметила его предосторожность.

— Я не думаю, чтобы они выставили свои посты здесь. Я была уже однажды во дворе ночью, но не видела ни одного охранника. Правда, непохоже на этого сакса, чтобы он был до такой степени неосторожен. Может, они прячутся за стенами?

— Мы займемся ими, если натолкнемся на них. Давай исчезнем, Кристен.

Она вырвалась, когда он хотел вытащить ее из тени.

— Зелиг, я не могу убежать.

— Ты не можешь бежать?

— Я дала слово.

— О святой Один! Но почему?

Его тон заставил ее вздрогнуть.

— Чтобы меня опять не заковали в цепи.

На какое-то время воцарилось молчание, потом он тихо сказал:

— Опять?

— Когда нас взяли в плен, я была закована, как и другие. Моя…

— Кто еще остался в живых, Кристен? — перебил он ее.

Она назвала ему по очереди каждое имя и, закончив, терпеливо ждала, пока он помянет тех, кто уже умер. Она молча стояла рядом, чувствуя, как легкий ветерок играет ее волосами, слушая стрекот ночных насекомых. Она разделяла боль, которую испытывал Зелиг, но знала, что могло быть и значительно хуже — ведь, в конце концов, он считал, что все они погибли.

Затем он сказал:

— Рассказывай дальше.

— Цепи с меня сняли только в начале этой недели, когда сюда прибыл король саксов со своей свитой. Несколько дворян стали приставать ко мне, и Ройс распорядился снять с меня цепи, чтобы я могла защищаться, когда его не будет дома. Но сегодня утром — теперь уже вчера утром — они уехали, и мне пришлось бы опять распрощаться со своей свободой, если бы я не поклялась не предпринимать больше попыток к бегству.

Зелиг снова довольно долго молчал. Когда он заговорил, Кристен услышала в его голосе огромное разочарование.

— Значит, ты добровольно обрекла себя на то, чтобы никогда не пытаться уйти отсюда?

— Не совсем так. Мы заключили с Ройсом соглашение. Когда он женится, я не буду больше связана своим словом.

— И когда это случится?

— Скоро.

Услышав эту новость, Зелиг немного успокоился. Она почувствовала, что пальцы, сжимавшие ее руку, ослабили хватку.

Потом она попросила:

— А теперь ты расскажи мне, что произошло, а то я просто лопаюсь от любопытства. Как тебе удалось спастись? Я ведь видела, что ты был ранен.

— Ты это видела?

— Тс-с, — прошептала она, так как он очень уж сильно повысил голос. — Конечно, я все видела. Я не могла больше оставаться на корабле, когда услышала звуки боя. Я должна была им помочь.

— Ты — нам помочь?

Она пропустила мимо ушей иронию в его голосе.

— Тогда я действительно не очень-то смогла помочь вам. Но, по крайней мере, я хотя бы проткнула того сакса, который тебя ранил.

— Так это была ты?

— Зелиг!

— Святой Один! Ведь тебя же могли убить!

— Да, но, как видишь, я жива. Он, к сожалению, тоже. Я его лишь ранила. Теперь он уже оправился от своей раны и неплохо ко мне относится, но я все же хотела убить его. Слава Богу, что теперь в этом нет необходимости.

Зелиг смотрел на нее, качая головой. Она же нетерпеливо требовала:

— А теперь рассказывай. Когда я видела тебя в последний раз, ты неподвижно лежал на земле в луже собственной крови.

— Да, рана была тяжелая. Когда я пришел в себя, вокруг никого не было; пленных, видимо, уже увели. Меня оставили с мертвецами, и так как нас всех посчитали мертвыми, охраны не было. Но я не был уверен, что саксы не вернутся, чтобы закопать трупы, поэтому я с трудом пополз прочь — лишь бы не оставаться в кровавом месиве. Я собирался спрятаться на пару часов в лесу, а потом пойти за вами, чтобы узнать, куда они вас повели. Но, как я уже сказал, рана моя оказалась тяжелее, чем я думал.

Я заполз в густые кусты и снова потерял сознание, а когда пришел в себя, была уже глубокая ночь. Мне пришлось смириться с мыслью, что я слишком слаб, даже чтобы подняться. Не знаю, сколько я так пролежал. Проклятая рана нагноилась. Началась лихорадка, я потерял счет времени. Единственное, что я помню, — это что мне как-то удалось выбраться из своего укрытия. Я помню еще также, что долго бродил по лесу в поисках саксов.

— Как будто ты мог нам чем-нибудь помочь, если бы даже и нашел, — сказал Кристен с укором.

— Мой рассудок был не в состоянии работать трезво. — Он посмотрел на нее с улыбкой. — Я помню, что шел и шел в надежде найти тебя и остальных, пока не поздно.

— Пока не поздно? Что ты имеешь в виду?

— Я не надеялся, что кого-нибудь из вас оставят в живых. Я думал, что вас приведут к предводителю этих саксов, которые устроили нам ловушку, чтобы он избавился от вас.

— Он чуть было не сделал это на самом деле, — сказала Кристен едва слышно. — На Виндхёрст — так называется это место — однажды уже нападали викинги. Тогда он потерял всю свою семью и ненавидит их поэтому лютой ненавистью.

Зелиг засмеялся.

— Неудивительно, что он взял меня на службу. Я рассказал ему о себе точно такую же историю. Он, должно быть, почувствовал сострадание ко мне.

— Как ты рискнул рассказать ему это? — с горечью спросила она. — Боже милостивый! Он разорвет меня на куски, если узнает, кто ты на самом деле. Если раньше я боялась, что он закует тебя, как остальных, то теперь я не знаю, что и думать.

Он улыбнулся в ответ на ее страшные предположения.

— Он ничего не узнает. Отер и другие не так глупы, чтобы открыто показать свою радость при моем появлении.

— Если они не грохнутся без памяти. Со мной это чуть было не случилось, — ответила она.

— Однако я заметила, что ты довольно быстро пришла в себя, — со смехом сказал он.

Кристен толкнула его кулаком в грудь.

— Расскажешь ты мне наконец, что случилось дальше?

Зелиг подавил новый приступ смеха.

— Крис, где твое чувство юмора?

Однако, получив очередной удар в грудь, он вынужден был уступить.

— Ну, ладно, слушай. Я уже сказал тебе, что бесцельно бродил по лесу. Даже сейчас я не могу вспомнить, как долго. А тем более не знаю, сколько я пролежал под открытым небом, когда в очередной раз потерял сознание. Очнулся я в хижине старухи-кельтки. Она с дочерью нашла меня, возвращаясь с ярмарки в Уимборне. Было это примерно в нескольких часах езды от их дома.

— А где это?

Он пожал плечами.

— Не думаю, что мне удастся когда-нибудь отыскать этих людей. Локи сыграл со мной злую шутку. Ты даже не представляешь, сколько мне пришлось блуждать здесь.

— Тебе следовало бы отыскать реку, — заметила она.

— Да, я тоже так думал, — сказал он с горечью. — Итак, я провел две недели у этой женщины. Из-за моей одежды она не очень-то доверяла мне, и, кроме того, лежа в бреду, я что-то плел на чужом ей языке. Но поскольку я говорю и на языке нашей матери, она выходила меня и даже привела к одному торговцу, у которого я обменял свой пояс и золотые браслеты на эту одежду, которую ты сейчас на мне видишь, и старую лошадь. Он указал мне также путь к ближайшей реке.

— Ну, и что дальше?

— Эта река течет так далеко к западу отсюда, что мне пришлось пересечь практически всю страну. Вся беда в том, что я не помнил, когда бродил в полубредовом состоянии, в каком направлении я шел и пересекал ли какую-нибудь реку. Я совершенно не представлял себе, где находятся саксы, которых я ищу, — к западу или к востоку от меня. И когда женщина повела меня на запад, я подумал, что до этого шел на восток. Поэтому я опять пошел на запад и потерял уйму драгоценного времени.

— А когда ты нашел реку, ты понял уже, что пошел не в ту сторону?

— Да. Но, с другой стороны, я не знал, как далеко от реки мне надо вести свои поиски и куда могли увести тебя и всех наших, поэтому пришлось делать по пути в каждом укрепленном замке остановку. Каждому владельцу замка я рассказывал одну и ту же историю, и она мне всегда помогала. Но как только я убеждался, что там ничего не слышно о викингах, я отправлялся дальше. Даже когда я оказался здесь, я не сразу понял, что нашел наконец то, что искал, пока хозяин дома не признался, что этим летом на них напали викинги.

— А твоя рана, она уже совсем зажила?

— Да, она меня уже больше не беспокоит.

— Твое счастье, что ты сказал, будто пришел из Дэвона, а не из Корнуэлла, иначе бы тебе несдобровать.

Он снова засмеялся.

— Уже в первом же замке, куда я попал, мне пришлось запомнить, что кельты из Корнуэлла и саксы крепко не ладят между собой. Из-за этого я там чуть было не влип, но ты же знаешь, как ловко я всегда выпутываюсь в самых сложных переделках.

— Да, язык у тебя подвешен неплохо. О Боже, Зелиг, ты даже не представляешь себе, как я рада!..

Он приложил палец к ее губам, чтобы остановить поток ее красноречия.

— А теперь и ты осчастливь меня, Крис. Скажи мне, что этот сакс не посмел обесчестить тебя.

— Обесчестить? Нет, об этом не может быть и речи.

Не успел, однако, Зелиг показать свое облегчение, как она продолжила:

— Но лорд Ройс спит со мной.

Она услышала его глубокий вдох, но не дала ему ничего сказать, приложив в свою очередь палец к его губам.

— Не говори ничего, что бы заставило меня пожалеть о своей откровенности, Зелиг. Мне кажется, что я люблю этого сакса. Во всяком случае, я хочу его. Я почувствовала это уже в первый момент, когда увидела его; ну, может, я немного преувеличиваю, но ему удалось с самого начала очаровать меня. Я поняла это уже, когда он только прискакал и смотрел на нас, закованных в цепи, полный ненависти и презрения. Он приказал тогда убить всех нас. Но на другой день передумал и объявил, что хочет использовать нас на строительстве своего каменного вала.

— Нас? Он заставил там работать и тебя?

Она засмеялась.

— Да. Ты же помнишь, я была в мужской одежде. Меня считали юношей, и примерно с неделю все шло довольно хорошо. Но наши мужчины никак не могли привыкнуть к этой мысли: уж очень заботились обо мне, старались во всем помогать, и я полагаю, что это меня и выдало, во всяком случае, привлекло ко мне внимание. Сакс сделал из этого вывод, что я у викингов предводитель и именно поэтому они меня так опекают. Короче говоря, все кончилось тем, что он узнал, что я женщина. Потом меня перевели в дом.

— И в постель сакса?

Она довольно ощутимо ударила его в солнечное сплетение, так что он согнулся и у него перехватило дыхание.

— О святой Тор! Кристен! Имей совесть!

— Тогда и ты осторожнее подбирай слова, — сердито предупредила она его, — Я уже взрослая женщина и не обязана давать тебе отчет в своих поступках. И, кроме того, я не сразу оказалась в его постели. — Она вовсе не собиралась рассказывать ему в подробностях все то, что сообщила Торольфу. — Чтобы быть до конца правдивой, я должна признаться, что он оказал мне сопротивление.

— Что!

Зелиг был так ошеломлен, что она засмеялась, хотя была до сих пор еще сердита на него.

— Боже мой, это чистая правда. Я прекрасно видела, что и он хочет меня, но борется с этим желанием. До сих пор ни один мужчина не пытался устоять передо мной.

— Это я и сам знаю. Сколько голов пришлось мне разбить именно потому, что никто не мог устоять перед тобой.

Она хихикнула.

— А этот сакс стойко держался, чтобы не поддаться соблазну. Но чем больше он сопротивлялся, тем сильнее я его хотела. Я намеренно соблазняла его, Зелиг.

Было нелегко признаваться в таких вещах брату, но она не хотела, чтобы он винил во всем Ройса и считал, что это он совратил ее, хотя в действительности все было совсем наоборот.

— Две недели назад мне удалось одержать над ним победу. С тех пор я сплю в его комнате. Оттуда я сейчас и пришла.

— Ты правда его любишь, Крис?

— Мне кажется, да. Во всяком случае, мне нравится все, что бы он ни делал. Я часто злилась на него. Но ненавидеть не могла, даже за то, что он велел заковать меня б цепи. А ты можешь себе представить, как я ценю свободу и ненавижу рабство.

— А он? Как он относится к тебе?

— Не знаю. Он всем объявил, что я нахожусь под его личным покровительством. Он все время дает мне понять, что заботится обо мне. Но мне кажется, что это не больше, чем внимание, которое он уделяет всем остальным рабам и слугам. Хотя, с другой стороны, он не стал меня наказывать, когда я пыталась бежать отсюда. Я знаю тоже, что он неловко чувствовал себя от того, что вынужден был держать меня в цепях. Больше мне нечего сказать, — завершила она свой рассказ.

— И страсть его еще не улеглась?

— Нет, здесь ничего не изменилось.

— Тогда…

— Он женится на другой.

— Да, я помню, ты уже говорила об этом, — сказал он и вдруг взорвался:

— Да нет же, он женится на тебе, вот увидишь!

Она покачала головой:

— Нет, Зелиг. Ведь я его рабыня. Зачем ему жениться на мне, если я и так, по его мнению, принадлежу ему?

Зелиг усмехнулся.

— Наш отец мог бы ему кое-что рассказать по этому поводу.

И в ее глазах сверкнул смех.

— Да, конечно, но отца здесь нет.

— Тогда, может, я мог бы?..

— Только посмей. Ройс ни за что на свете не должен узнать, что ты мой брат.

— Что же ты будешь делать, Крис?

Она подняла подбородок.

— Я буду наслаждаться этим человеком, пока это возможно. Когда он женится, я сбегу отсюда.

— Разве это так просто? Тем более, что ты его любишь!

— А что мне еще остается? Слава Богу, хоть ты здесь и сможешь мне помочь, если я решу бежать. А если ты раньше поможешь удрать отсюда нашим, то делай это немедленно. А потом ты вернешься и вызволишь меня отсюда.

— Согласен.

Она взяла его лицо в свои руки и поцеловала.

— Спасибо, Зелиг. За то, что не ругал меня.

Он прижал ее к себе.

— Как ты уже сама сказала, ты не обязана отчитываться передо мной в своих поступках. Но да поможет тебе Один, если тебе придется объяснять все это нашему отцу!

— О, как несправедливо с твоей стороны напоминать мне об этом сейчас! — воскликнула она.

Он шлепнул ее ниже спины.

— Пойдем, мы слишком долго задержались здесь.

Небо уже светлело.

— Ты прав.

Она подошла к двери, в нерешительности остановилась и еще раз приложила свою руку к его щеке.

— Мне долго еще не придется разговаривать с тобой. И не удивляйся, если я в доме буду делать вид, что не замечаю тебя. Он уже предупредил, чтобы я даже не приближалась к тебе.

Зелиг засмеялся.

— Он, наверное, боится, что я могу тебе что-нибудь сделать, если узнает, что ты кровожадная викингша.

— Какие бы причины у него ни были — гнев его опасен. Поэтому оставь свои шутки и будь осторожен.

Как ни старалась она открыть дверь по возможности тихо, ей это не удалось. Ройс был уже в зале и пинками будил спящих охранников. Увидев ее, он оставил их, а заметив Зелига, входившего вместе с ней в дом, грозно нахмурился.

— Скажем, что мы вышли на улицу подышать свежим воздухом, — быстро прошептала Кристен Зелигу, пока Ройс шел к ним, — и столкнулись случайно в дверях.

— А он поверит?

— Ему ничего другого не остается.

Ройс, однако, вообще не задал ни одного вопроса, когда наконец остановился перед ними. Он просто схватил Кристен за руку и потащил к лестнице. При этом уже на ходу он через плечо бросил Зелигу:

— Стой здесь и не двигайся с места.

Кристен попыталась освободить руку.

— Ты, проклятый сакс! — закричала она, когда ей это не удалось. — Я бы посоветовала тебе найти подходящие отговорки, когда ты будешь объяснять мне, почему ты со мной так обращаешься!

Он ничего не ответил. Втолкнув ее в свою комнату, он запер дверь. Она в ужасе следила за его действиями. Когда же он скрылся, закрыв ее на ключ, она дала волю своему гневу и изо всех сил забарабанила кулаками в дверь.

Ройс знаком приказал Зелигу следовать за ним. Они вышли на улицу, и Ройс закрыл за собой дверь. Зелиг обернулся к нему, и в этот самый момент кулак Ройса нанес ему сокрушительный удар в челюсть, так что Зелиг во весь рост рухнул на землю.

— Я не запрещаю тебе входить в дом, Гэлан, но я запрещаю тебе даже близко подходить к этой женщине. Она принадлежит мне, а я умею охранять то, чем владею.

С этими словами Ройс вернулся в дом. Дверь он оставил открытой. Зелиг мог бы последовать за ним, однако он не стал делать этого. Сидя на земле, он ощупывал свою челюсть и широко улыбался. Он даже не заметил, как эта улыбка переросла в негромкий смех.

Из окна верхнего этажа, откуда хорошо видно было всю площадку перед домом, Кристен наблюдала за всем происходящим. Пока не послышался довольный смех Зелига, руки ее судорожно сжимали оконный переплет. Покачав головой, она наконец отошла от окна с мыслью, что все мужчины в общем-то ужасные создания.

Глава 38

Как только Ройс открыл дверь своей комнаты, в его голову полетело настольное зеркало. За ним последовала серебряная тарелка.

На другом конце комнаты он обнаружил Кристен, которая рылась в его сундуке в поисках вещей, которые она могла бы запустить в него.

— Судя по всему, ты не так уж сердита, иначе ты запустила бы в меня каким-нибудь кинжалом.

— Не вводи меня в искушение, сакс!

Он продержал ее в своей комнате взаперти почти весь день. Она со вчерашнего дня ничего не ела. И словечком ни с кем не перемолвилась. Терпение ее наконец лопнуло.

— С какой это стати ты меня запер?! — вскрикнула она вне себя от злости.

— Когда я проснулся сегодня утром, тебя не было. Я поискал внизу, но и там тебя не было. Я подумал было уже, что ты нарушила свою клятву.

— Итак, ты запер меня не за то, что я натворила, а за то, что я, по твоему мнению, могла бы сделать! — вскипела она. — Но ведь ты прекрасно знаешь, что я никогда не нарушала своего слова и не собираюсь делать этого в будущем. Так почему же ты меня запер?

— А что ты делала с этим кельтом — это уже другой вопрос, — грубо сказал он.

— Ах, вот как! — с издевкой протянула она. — Так что же по-твоему я с ним делала?

— Именно это я и собирался у тебя спросить, Кристен.

— Тогда лучше спроси его самого, потому что мне разговаривать с тобой не хочется.

— Скажи мне, что ты не интересуешься эти человеком.

— Черт бы тебя побрал!

— Так ты скажешь или нет?

— Нет, я не интересуюсь этим человеком.

— А что ты делала тогда с ним на улице?

Кристен широко раскрыла глаза. Не веря своим собственным словам, она спросила:

— Ты что, сакс, уж не ревнуешь ли ты меня? Ты его за это избил?

Он взглянул в окно, и ему стало ясно, как она это узнала. Но она никак не могла услышать отсюда, что именно он говорил кельту. Лицо его все еще было мрачным, когда он взглянул на нее.

— Я просто охраняю свои владения, Кристен. Ни один мужчина не дотронется до тебя, пока ты принадлежишь мне.

— А когда ты женишься и я уйду отсюда, я больше не буду принадлежать тебе.

Он схватил ее за плечи и с силой затряс.

— Послушай, негодница! Ты никогда от меня не уйдешь, слышишь? Никогда! А теперь рассказывай, что вы делали с этим кельтом!

Когда она наконец поняла, что он и в самом деле ревнует, ее ярость улеглась. Ей удалось заставить его ревновать! Кто бы мог подумать!

Она ограничилась невинными отговорками, которые, по ее мнению, должны были успокоить Ройса.

— Да мы вообще ничего не делали, Ройс! Я не могла заснуть и решила поэтому прогуляться и дождаться восхода солнца. Когда я заметила, что не одна во дворе, я снова решила вернуться в дом. Этот мужчина вошел вслед за мной. В дверях он сказал мне несколько слов, но я не разобрала их, потому что не знаю этого языка. Что ему нужно было на улице, я понятия не имею. Об этом спроси его самого. Но я думаю, что и он не делал ничего дурного, а просто решил глотнуть свежего воздуха.

Уже не так резко, но все еще недовольно Ройс распорядился:

— Я не хочу, чтобы ты по ночам выходила на улицу, Кристен.

— Но ты ведь мне этого не запрещал.

— Тогда я делаю это сейчас.

— Ну, хорошо. Тогда в следующий раз, когда я не смогу спать, я буду бегать внизу, в зале, пока не разбужу всех, — едко ответила она.

Наконец он улыбнулась.

— Ты могла бы разбудить меня, и я бы позаботился о том, чтобы у тебя появилось более интересное занятие, чем бродить по дому.

У нее на языке уже вертелась очередная дерзость, но в этот момент послышался нерешительный стук. Дверь слегка приоткрылась, и, когда Ройс сказал: «Войди!» — появилась Мечан, которая, робко глядя на Ройса, тихо произнесла:

— Альден послал меня, чтобы я передала тебе, что ярость порождает ярость, а жестокость может повлечь за собой беду. Что он хотел этим сказать, Ройс?

Кристен громко рассмеялась, увидев на лице Ройса выражение глубокого удивления.

— Ну и ловкач же твой кузен! Он что, думает, ты решил меня избить, или же я сама набросилась на тебя? — Она засмеялась еще громче, так как его зеленые глаза острее кинжала пронзили ее взглядом. — И он решил послать твою сестру… Да, ну и хитер же он. Входи, моя хорошая. Твой кузен Альден просто сыграл с тобой шутку, чтобы ты пришла к ним, но если хочешь, оставайся.

Мечан стала совсем рядом с Кристен и прошептала:

— Я думала, Ройс очень рассердился.

— Но ты все же пришла, чтобы передать то, о чем просил тебя Альден? Ты очень храбрая девочка.

Что-то недовольно бормоча про себя, Ройс отвернулся от них. Мечан в ужасе широко раскрыла глаза. Кристен с трудом сдержалась, чтобы не стукнуть Ройса за то, что он так напугал ребенка.

— Не обращай на него внимания, Мечан, когда он злится. Мужчины все такие. Это совсем ничего не значит.

— Кристен… — начал было Ройс и бросил в ее сторону сердитый взгляд. — Я должен предупредить тебя…

— Успокойся, — ответила она. — Я даю твоей сестре очень важный урок. Видишь ли, моя дорогая, тебе не нужно бояться мужчин, когда они сердятся. Они такие же, как и ты, только немного больше. В этом, пожалуй, заключается самая большая разница.

Взгляд Мечан скользнул по огромной фигуре Ройса, и Кристен улыбнулась.

— Конечно, иногда бывают и исключения. Возьмем, к примеру, твоего брата. Он был очень сердит, и я тоже. Он накричал на меня. Я тоже накричала на него в ответ. И поэтому нам обоим стало немного легче.

— Но он все еще злится. — Мечан, словно ища защиты, прижалась головкой к Кристен.

— Он просто ворчит. Ну что ж, таковы все мужчины. Иногда, конечно, дело принимает серьезный оборот, и тогда лучше всего не попадаться такому мужчине на глаза. Со временем ты научишься отличать настоящий гнев от плохого настроения. Что же касается твоего брата… Скажи, ты видела, чтобы он когда-нибудь обидел женщину?

Она молила Бога, чтобы девочка дала нужный ей ответ. Но не тут-то было.

— Он велел тебя высечь.

— Но ведь он не знал тогда, что я женщина.

— Он приказал заковать тебя в цепи, и ты натерла ими ноги до крови.

Кристен вздохнула.

— Разве я не говорила тебе, что это была всего лишь маленькая царапина и я ее даже не почувствовала? И он в этом совсем не был виноват. Мало того, он мне посоветовал даже обернуть щиколотки тканью, чтобы цепи не поранили ноги. Я сама виновата, что не послушала его совета.

— Ну, тогда это все, — заключила Мечан. — Больше он никаких женщин не обижал.

— А почему? Да потому что под его толстой шкурой и за этими грубыми манерами скрывается добрый, хороший человек. И если он даже в гневе не обидел ни одной женщины, то разве может он причинить зло ребенку? Конечно, нет. И ты можешь быть абсолютно уверена, что своей собственной сестре он никогда ничего не сделает. И мы с тобой сейчас в этом убедимся.

Кристен подошла к Ройсу и как следует стукнула его по ноге.

— И он нам ничего не сделает, вот увидишь.

Ройс не сдвинулся с места, потому что Мечан глядела на него с улыбкой, и, пока она на него смотрела, он даже не поморщился от боли.

— И ты действительно ничего нам не сделаешь, Ройс?

Он улыбнулся ей в ответ.

— Нет, малышка, никогда.

Она подбежала к нему и обвила своими ручонками его талию. Потом таким же способом выразила свою благодарность Кристен. Сияя от счастья, она сказала «спасибо» и выбежала из комнаты.

— Я тоже благодарю тебя, — сказал Ройс, который стоял за спиной Кристен. — Мне никогда до сих пор не удавалось убедить ее в том, что ей не следует меня бояться. Но что касается твоего удара, негодница…

Он обнял ее и поднял на руки. Потом отнес на кровать и положил поперек колен.

— Нет, Ройс, не смей! Я просто хотела доказать Мечан…

— Ты могла бы сделать это и другими средствами. И до тех пор, пока у меня будет болеть нога, ты будешь чувствовать, где у тебя задница!

Ужинала Кристен стоя, однако, несмотря на боль в одном месте, на ее губах блуждала улыбка. Хотя ей изрядно досталось, так как она в своей дерзости зашла далеко, но ее сакс сумел все же загладить перед ней свою вину, чем она осталась в высшей степени довольна.

Глава 39

Кристен имела полное право жаловаться на судьбу, которая распорядилась так, что прямо на следующий день Ройс предложил ей отправиться с ним прогуляться верхом на лошади.

И все же, несмотря на то, что ее мягкое место еще не до конца изжило болезненные ощущения, она согласилась. Да и как она могла устоять, если Ройс велел оседлать лошадь и для нее и предложил скакать на перегонки. Вряд ли она сможет когда-нибудь понять этого человека.

Она проиграла скачку, но все равно получила огромное удовольствие. В ее воспоминаниях ожили беззаботные прогулки верхом на Торденсе по родным лесам и полям. Лошадь, на которой она скакала сейчас, была не так хороша, но зато ее спутник был на высоте.

Когда солнце поднялось уже довольно высоко, они решили сделать привал у ручья, чтобы напоить лошадей. Яркие летние краски радовали глаз, преобладали сочные зеленые, желтые и красные тона. Небо было на редкость безоблачным, солнце палило нещадно. Они зашли в тень под дерево.

Ройс сел, прислонившись спиной к дереву, и знаком приказал Кристен подойти к нему.

Она не послушалась и устроилась у его ног. В зубах она держала травинку и смотрела на Ройса ясными глазами. Ройс вздохнул. Хотя в прошлую ночь она целиком и полностью отдалась ему, сейчас она не проявляла такой готовности. И если он не обнимет ее против ее воли, то она и не подойдет к нему.

— Я благодарю тебя за эту прогулку, Ройс.

Ему не хотелось, чтобы она говорила о его великодушии, и он вместо ответа пожал плечами. Чтобы прервать затянувшуюся паузу, он заметил:

— Торольф был прав. Ты прекрасная наездница и превосходно знаешь свое дело.

— Я многое умею делать хорошо, о чем Торольф и не подозревает.

— Например?

Она вытянула ноги, заложила руки за голову и, посмотрев на небо, сказала:

— Торольф, например, не знает, что я умею обращаться с оружием. Никто не знает об этом. Только ты.

— Лучше бы мне этого не знать, — пробормотал он.

Кристен улыбнулась.

— Я хранила свою тайну пока мне не пришлось применить свое умение на деле.

— Кто же научил тебя этому искусству? — осторожно спросил он. — Уж во всяком случае не отец.

Она покачала головой.

— Нет, конечно, нет. Это мать меня научила.

— Твоя мать?… — Он не смог закончить, потому что не выдержал и расхохотался.

Кристен снисходительно улыбнулась.

— Смейся сколько угодно, но это действительно так.

— Я ничуть не сомневаюсь в правдивости твоих слов. — Он все еще продолжал смеяться. — А чему еще научила тебя твоя воинственная мать? Теперь наступила очередь Кристен громко расхохотаться.

— Воинственная мать?

Она представила себе свою маму — хрупкую, красивую и нежную. Ради Бога, во всем мире не нашлось бы, вероятно, человека, который выглядел бы менее воинственно, чем ее мать.

— Моя мать хотя и морщила нос, когда ей надо было шить или готовить, чего она очень не любила, но назвать ее воинственной женщиной никак нельзя. Она преподнесла мне и другой весьма ценный урок. Она научила меня не стесняться и не чувствовать стыда, если я пожелаю мужчину.

Ройс мгновенно перестал смеяться. Ее слова подействовали на него, так будто она прикоснулась к нему руками и ласкала его тело.

— И сейчас ты не испытываешь стыда?

— Нет.

— И ты хочешь меня, Кристен?

— Нет.

На его лице расцвела улыбка, такая же широкая, как и у нее.

— Ах ты, лгунья! Однажды ты уже призналась мне в этом. Почему же ты не хочешь сделать это еще раз?

— Я ведь тогда сказала тебе, что ты никогда больше не услышишь от меня этих слов, и я не изменю своего решения.

— Когда ты говорила мне об этом, у нас шел спор об этих проклятых цепях и о твоей ограниченной свободе. Теперь-то все позади.

— Это не главное различие, — спокойно возразила Кристен, и ее хорошее настроение улетучилось. — Теперь я связана клятвой, и это ничуть не лучше, чем цепи. Ты мог бы просто попросить меня остаться здесь. Вместо этого ты опять ведешь со мной переговоры и заключаешь сделки.

— Ради Бога, Кристен! Не пытайся убедить меня в том, что ты осталась бы, если бы я тебя об этом попросил.

— Ты никогда не узнаешь, что бы я тебе ответила.

— Кристен…

Он хотел наклониться к ней, но в этот момент ему в плечо вонзилась стрела и отбросила его назад. Она прошла насквозь и впилась в ствол дерева за его спиной. Он попытался освободиться, однако это ни к чему не привело. В его голове тут же ожили воспоминания — кричащая и зовущая на помощь Рона, которой он не мог помочь, потому что, как и сейчас, был пригвожден копьями к стене.

Кровь застыла у него в жилах, когда он увидел подбежавшую к нему Кристен.

— Бери мою лошадь и скачи отсюда. Поторопись!

Однако вместо того, чтобы повиноваться, Кристен села ему на колени, лицом к лицу. В этот момент над их головами посвистела еще одна стрела и также вонзилась в дерево.

— Я попытаюсь вытащить стрелу, но ты должен помочь мне, — мягко сказала она.

— Беги, Кристен, — настаивал он. — Пожалуйста. Ты должна исчезнуть отсюда.

— Оттолкнись!

Она потянула с такой силой, что ему не пришлось помогать ей. Он упал вперед, ей на колени, на его рубашке проступили пятна крови, которые все увеличивались. Она прикусила губу, размышляя, как бы поставить его на ноги. Но он смог подняться сам. Силы еще не совсем покинули его. И, кроме того, он был на нее страшно зол.

— Если ты сию минуту не сядешь на лошадь и не исчезнешь, Кристен, то…

— Только если ты сможешь поехать со мной, — отрезала она, и голос ее звучал еще более решительно, чем минуту назад. Однако они упустили свой шанс. Из-за деревьев и кустарников показались вооруженные люди. Кристен сосчитала их. Пока можно было разглядеть лишь пятерых.

— Спрячься за мою спину, Кристен, — приказал Ройс, обнажая свой меч.

В ужасе она воскликнула:

— Но ты ведь не можешь сражаться со всеми! И кроме того твоя рана!..

— Пока я жив, они не получат тебя.

— Весьма похвально, — раздался позади них ехидный голос, и из-за дерева, под которым они стояли, появился лорд Элдред. Справа и слева от него стояли два телохранителя. — Тем не менее она теперь наша, как, собственно и ты.

Элдред схватил Кристен. Она попыталась увернуться, но тут вмешались его телохранители.

Кристен почувствовала вдруг на своей шее острый клинок и перестала сопротивляться.

Улыбка Элдреда вызывала в ней отвращение. Обращаясь к Ройсу, он потребовал:

— А теперь отдай мне свой меч, или ты знаешь, что с ней будет.

Ройс бросил меч на землю. Элдред отдавал своим людям короткие приказания. Кристен вздрогнула, когда ей связали впереди руки. Беспомощно она наблюдала, как тоже самое проделали с Ройсом.

Элдред не скрывал своего злорадства, когда их тащили к лошадям.

— Я должен быть тебе воистину благодарен, Ройс, за то, что ты оказался на моем пути и даже привел за собой эту девицу. Для меня это неожиданная радость. Я уже было думал, что мне долго придется скитаться по твоим лесам и ждать, когда я подстерегу тебя одного. А теперь у нас не только ты, но и другая ценная добыча.

Весь остаток этого дня они скакали на север. Когда наступил вечер, они добрались наконец до цели: пристанищем Элдреда оказалась крепость, не такая большая, как Виндхёрст, но все же достаточно хорошо укрепленная. Ройс смог еще без посторонней помощи слезть с коня, но с трудом уже держался на ногах. Кристен прикусила губу, чтобы не расплакаться, когда увидела, как увеличиваются пятна крови на его рубашке.

Кристен подумала, что крепость принадлежит Элдреду, но она и не подозревала, что хозяин вовсе не он, пока Ройс не попытался образумить Элдреда:

— Твой отец…

— Он тебе тоже не поможет, — прервал его Элдред довольно грубо. — Он уехал, так как хочет просить Альфреда еще раз подумать и позволить мне вернуться к его двору. Мой отец не прочь бы избавиться от меня и по другой причине. Он утверждает, что я обрюхатил всех его рабынь и через девять месяцев его некому будет обслуживать. — Потом он гневно крикнул своим людям: — Отведите его в кладовку и посадите на цепь!

— Но он же ранен… — начала было Кристен, но Элдред прервал ее:

— Пусть истекает кровью, так же как и ты, когда я расправлюсь с тобой. Услышав это, Ройс рванулся из рук охранников, но один из стоящих рядом ударил его рукоятью меча так, что он потерял сознание и рухнул на землю. Кристен видела, как его утащили. Потом и ей велели идти к дому, подталкивая острием меча в спину.

Построенный из дерева дом имел всего лишь один этаж и был в довольно запущенном состоянии. Ковровые дорожки, по которым она шла, были грязными. Слуги, которых она увидела, выглядели забитыми, запуганными созданиями; они не решались даже поднять глаза на пленницу и на мужчин, гнавших ее в самый дальний угол дома. Там ее втолкнули в крошечную каморку без окон. Когда дверь закрылась, Кристен очутилась в полнейшей темноте. Она не стала проверять, заперли ли дверь, так как это было и так ясно — она слышала, как лязгнул дверной засов. Из-за двери, где скрылись охранники, раздавался громкий смех.

Пока дверь за ней не захлопнулась, Кристен успела разглядеть в углу кровать. Сейчас она медленно, на ощупь пробралась к ней и села. Она не собиралась поддаваться панике. Все это она уже пережила. Однажды ее так же захватили в плен, и она не знала, что ее ждет в будущем. Сейчас, однако, она понимала, что ей предстоит.

У нее мороз побежал по спине, когда она представила Элдреда. Он ненавидел Ройса, хотел причинить ему боль, хотел увидеть, как он страдает, может быть, даже… Боже, с какой же другой целью он привел его сюда, если не убить, причем медленной и мучительной смертью?!

И Кристен не смогла больше сдержать рыданий.

Глава 40

Кристен слышала в зале голос лорда Элдреда. Он ел и пил — короче, праздновал победу. И пока она его слышала, она могла надеяться, что с Ройсом еще ничего не случилось; она говорила себе: Элдред настолько ненавидит Ройса, что не откажет себе в удовольствии присутствовать при том, что произойдет по его приказу, а может быть, и сам решится сделать это.

Эти мысли заставили Кристен рассуждать более трезво и даже строить какие-то планы. Она должна обязательно выбраться отсюда, как только откроется дверь. Она должна во что бы то ни стало разыскать кладовку, где держат Ройса. Ей придется освободить его от цепей и достать лошадей… Да поможет ей Бог, но как сделать это, если здесь повсюду так много народа?

Руками она ощупала все помещение, проклиная темноту, которая так осложняла ее намерения. Однако время у нее пока было — никто не приходил и не беспокоил ее. Но поиски оказались безрезультатными: она не нашла ничего, что можно было бы использовать в качестве оружия. Она, собственно, на это и не рассчитывала, но нужно было убедится.

Значит, ей надо надеяться только на себя и на свой разум. Она сомневалась, что Элдреда легко можно перехитрить, но если он слишком много выпьет и придет один, то может, ей удастся застать его врасплох. Когда он наконец пришел, он действительно был один и немного выпил, но совсем не производил впечатление пьяного.

Он принес с собой свечу, которую прикрыв за собой дверь, поставил на пустую полку.

Кристен заметила теперь, что за исключением этой полки на стене и кровати, комната была абсолютно пустая, но она разглядывала комнату лишь краешком глаза, так как не хотела упускать из виду Элдреда. Он сиял от предвкушения удовольствия и даже улыбался ей. Меч все еще висел у него на поясе, но Кристен заметила также короткую плетку, состоящую из множества тонких кожаных ремешков.

— Что вы сделали с Ройсом? — прошептала она.

— У меня пока еще не было времени заняться им, — сообщил Элдред, как бы между прочим. — Я решил рассчитаться сначала с тобой, чтобы сообщить потом ему все в мельчайших подробностях. Лорд Альден считает, что Ройс очень дорожит тобой. Вот это мы и проверим.

— Вы ошибаетесь, — поспешила заверить его Кристен. — У него есть невеста.

— Это совсем не имеет отношения к тому с кем он спит! Это оскорбление заставило Кристен вздрогнуть.

— Почему вы его так ненавидите?

— Он ведь святой. Что бы он ни делал, он все делает правильно — во всяком случае, Альфред так считает и всегда считал.

— Вы завидуете? — Ее взгляд презрительно скользнул по его лицу. — И из-за мелкой зависти вы идете на преступление?

— Что ты понимаешь? — вспылил он. — Ты не знаешь, что это такое — постоянно соперничать с ним и всегда оказываться в дураках.

— Нет, этого я действительно не знаю. Но я знаю, что так легко вы не отделаетесь от Ройса. Слишком много людей видело, как вы привезли его сюда.

Он рассмеялся.

— Мои люди не отважатся и слова сказать против меня. В отличие от тебя, дорогуша, они очень сговорчивы.

— Но ведь это люди твоего отца, — продолжала Кристен. — А что если он узнает обо всем?

Одним прыжком он оказался рядом с ней и влепил пощечину. Лицо ее покраснело, но она устояла. Элдред на секунду удивился, так как его удар мог сбить с ног и мужчину. С ее губ капала кровь, но глаза горели ненавистью, когда она на него смотрела.

Элдред отступил на шаг. Эта женщина лишала его уверенности в себе. Она внушала ему опасение, почти страх, и это делало его ярость еще сильнее. Он достал из-за пояса плетку. Он заставит ее стать перед ним на колени, и прежде чем он решит покончить с ней, она будет ползать по полу, моля о пощаде. Он размахнулся плеткой и со всей силой нанес первый удар. Она попыталась увернуться, но удар пришелся по ее обнаженным рукам и спине. С удовлетворением он услышал, как она чуть не задохнулась от боли. Он занес руку для второго удара, и в этот самый момент она бросилась на него и повалила на пол.

У него перехватило дыхание, когда она навалилась на него всей тяжестью своего тела. Однако он старался не выпускать плетку из руки, полагая, что она хочет вырвать ее. Но он заблуждался, и эта ошибка ему дорого стоила. Она метила на меч, висевший у него на поясе, и не прошло секунды, как он с ужасом почувствовал острие меча на своем горле.

— Попробуй только шевельнутся, и ты будешь пригвожден этим мечом к полу. — Ее угроза прозвучала еще более жутко от того, что была произнесена на редкость спокойным голосом. — За то, что ты натворил, это было бы еще слишком мягким наказанием.

Это были последние слова, которые он еще мог слышать, потому что уже в следующую секунду на его висок обрушился удар рукоятью меча. Кристен поспешно разрезала связывавшие ее веревки, причем делала это очень аккуратно, стараясь резать как можно ближе к узлам, чтобы воспользоваться этими веревками и связать Элдреда. Она повернула его лицом к полу и связала ему руки за спиной.

И здесь она учла ошибку Элдреда, который связал ей руки впереди и не смог тем самым полностью лишить ее возможности сопротивляться. Однако самое большое его заблуждение состояло в том, что он полагал, будто она будет стоять и ждать, когда он ее высечет.

Удар Кристен оказался не смертельным. «Какая жалость, — подумала она. — Мне следовало бы его убить». Она все еще раздумывала над этим, разрезая на длинные ленты простыню, чтобы связать ему ноги и сделать кляп. И все же она удержалась от соблазна, так как считала недостойным убивать беспомощного человека. Убедившись, что все спокойно, она вышла из каморки. В зале горел лишь один факел. Все слуги спали, разложив мешки с соломой вдоль стен. Затаив дыхание и с бьющимся сердцем Кристен побежала прямо к входной двери. Никто из охранников не проснулся и не забил тревогу, но у двери она заметила стоящего мужчину, одного из тех, что были с Элдредом, когда их взяли в плен.

Увидев Кристен, он так опешил, что не успел даже вытащить свой меч, и удар Кристен свалил его с ног. Она не должна была терять ни секунды. Охранник, стоявший у двери кладовой, где находился Ройс, тоже получил удар рукоятью меча по виску и рухнул, как мешок, наземь.

Ройс действительно был прикован цепями к стене, руки его были высоко закреплены над головой, что на них приходилось вся тяжесть тела. Рана кровоточила еще сильнее. Кровь текла уже по ногам. Голова его откинулась на плечо, и Кристен была совсем не уверена, что он еще жив.

Она подбежала к нему, взяла его голову в свои руки и осторожно погладила по щеке. Прошло немало времени, прежде чем он пришел в себя и открыл глаза. Чувство огромного облегчения почти парализовало Кристен.

— Как?..

Это было все, что он в состоянии был произнести, но Кристен и этого оказалось достаточно, чтобы понять, что он имеет в виду, заставить ее очнуться от минутного оцепенения и начать действовать.

Она подбежала к лежащему у порога охраннику в надежде найти у него ключи от цепей. Через плечо она заметила:

— Я ранила человека, а может быть, даже и убила его. Буду ли я подвергнута наказанию по вашим саксонским законам?

Ройс смотрел на нее, покачав головой: — Это единственное, что тебя сейчас заботит?

— Ну, я ведь не знаю ваших законов, — возразила она. — Мне известно лишь только, что с их точки зрения я поступила плохо, когда мне пришлось защищаться. Я и на этот раз не права, когда всеми средствами пытаюсь выбраться отсюда? Он хотел засмеяться, но смех застрял у него в горле, так как рана причиняла ему ужасную боль.

— Нет, тебе удалось даже больше, чем я мог ожидать от тебя.

— Ну и хорошо. — Она улыбнулась ему и отперла замок на его цепях.

— А теперь нам надо поскорее убраться.

Ройс, однако, не смог устоять на ногах, когда Кристен сняла с него цепи. Увидев, как он слаб, Кристен оторвала от подола своего платья две широких полоски и закрыла ему рану. Им придется скакать очень быстро, а ему нельзя больше терять крови, однако перевязать его как следует не было времени. Она молилась лишь об одном — только чтобы он смог удержаться в седле. Так как ей пришлось поддерживать Ройса, они передвигались очень медленно и с большим трудом добрались до конюшни. Ройс был таким огромным, что даже Кристен едва могла справиться с ним. Но потом ей все же пришлось оставить его и заняться охранниками.

Вернувшись в конюшню, она обнаружила Ройса лежащим навзничь на земле. Кристен чуть было не расплакалась, однако она заставила себя сохранять спокойствие. Она с трудом уговорила его подняться и собрать свои силы, чтобы взобраться на коня.

— Как нам проехать через ворота — у тебя есть какие-нибудь соображения на этот счет? — спросил он, едва ворочая языком.

— Предоставь это мне, — сказала она в ответ.

Однако это была очень веская причина для беспокойства. Ведя в поводу лошадей, Кристен прошла через двор и остановилась у высоких деревянных ворот, закрытых на длинный тяжелый засов. Поодаль от них стояла небольшая будка, и в ней, прислонившись спиной к стене, спал сторож. Кристен осторожно прокралась к нему, и, благодаря ее заботам, можно было надеяться, что проснется он не скоро. Потом она вернулась к воротам и попыталась сдвинуть тяжелый засов.

Он действительно весил несколько пудов. Вряд ли ей удастся осторожно и неслышно опустить его на землю. Ей ничего другого не оставалось, как бросить его. Раздался оглушительный грохот.

Кристен в страхе оглянулась, ожидая, что сейчас на них обрушится легион вооруженных до зубов воинов. Сердце ее замерло, когда она увидела выходящего из конюшни мужчину. Однако этим все и ограничилось. Потом она разглядела, что это самый обычный крепостной, который, зевнув, снова исчез в конюшне. Еще один появился в дверях флигеля, стоявшего глубоко во дворе. Он тоже смотрел на них, не проявляя ни малейших признаков беспокойства.

С облегчением Кристен отметила, что никто не собирается бить тревогу. Эти двое вели себя вяло и безучастно. Судя по всему, у них не было не малейшего намерения и пальцем шевельнуть в защиту своего господина. Ройсу и ей очень повезло, что в имении лорда Элдреда царила такая беспечность.

Кристен чуть было не засмеялась от радости, когда, наконец, открыла ворота, вывела лошадь Ройса и потом взобралась на свою.

Была уже глубокая ночь, когда они скакали по направлению к Виндхёрсту.

Глава 41

Кристен была на грани нервного срыва от тревог и забот о Ройсе, который с трудом собирал последние силы, чтобы удержаться на лошади. Раза два ей пришлось остановиться, чтобы плотнее закрыть его кровоточащую рану. Было видно, что он потерял очень много крови, слишком много. Он мешком лежал на лошади и был почти без сознания.

Даже вид замка Виндхёрст не смог умерить тревогу Кристен. Уже наступал рассвет, небо посветлело, и их приближение заметили в замке еще издалека. Быстро открылись ворота, и навстречу им спешили люди. Скоро Ройса как следует перевяжут, и он сможет наконец отдохнуть. И все же Кристен не покидало опасение, что не все сделала для того, чтобы спасти его, она боялась, что ему уже ничем не поможешь и он может умереть.

Увидев, что Ройс упал с лошади, она вскрикнула, соскочила на землю, помчалась к нему и взяла его голову в свои руки. Глаза его были открыты, но он, казалось, ничего не видел вокруг.

— Я, должно быть, заснул.

О Боже, он даже не понимал, что говорит! Ее сердце обливалось кровью при виде его слабости и беспомощности. Слезы ручьями струились по щекам, но она этого не замечала.

— Тише, Ройс, тебе нельзя разговаривать. Сейчас придет помощь.

Его глаза смотрели ей прямо в лицо.

— Может, хоть в эту минуту ты скажешь, что хочешь меня, Кристен?

Господи, помилуй! Как он может думать об этом сейчас, когда его душа прощается с телом!

— Ну, ответь же мне, Кристен!

— Да, клянусь, что я желаю тебя!

— И ты уже начинаешь любить меня — ну хоть немного?

— Да, конечно, — ответила она, ни на секунду не задумываясь.

Его рука обняла ее за шею и притянула ее лицо к его лицу. Она почувствовала, как его теплые сухие губы нежно ласкали ее. Но это было лишь начало. Однако вдруг в сознание Кристен закралось подозрение, что его объятия слишком крепки для раненого, а поцелуй слишком страстный.

Она отпрянула и нахмурила брови, увидев, что он улыбается.

— Так ты вовсе не умираешь!

— А тебе бы так хотелось!

— Ты несправедлив ко мне.

Она была готова ударить его, когда он снова начал смеяться. Но вместо этого она поднялась и гордо удалилась.

* * *

Рана, которая лишила Ройса сил, оказалась не столь уж безобидной. И все же он провел в постели всего лишь четыре дня. Через неделю он полностью поправился и вернулся к своим обычным делам. Спустя полмесяца рана беспокоила его лишь время от времени.

К сожалению, он не мог поступить с Элдредом так, как ему хотелось; приходилось считаться с тем, что диктовала Альфреду его стратегия. Ройс просто известил короля о вероломстве Элдреда. В конце лета они узнали, что Элдред, боясь справедливого возмездия, в панике бежал на север в надежде найти защиту у датчан. Вместо защиты он нашел там смерть. Труп его был передан отцу.

Когда Ройс сообщил об этом Кристен, она просто пожала плечами и сказала, что с самого начала было очевидно — этот парень плохо кончит.

Какое-то время после случившегося Кристен была сердита на Ройса, и гнев ее даже возрос, когда она поняла, что он намеренно не стал помогать ей во время их побега. Весьма недвусмысленно она дала ему понять, что думает о его коварном маневре. И все же он ничуть не жалел о том, что воспользовался случаем подвергнуть ее верность испытанию. Ведь по пути она в любой момент могла оставить его и ускакать, но вместо этого привезла домой, где он был в безопасности. Этот ее поступок значил для него гораздо больше, чем он мог выразить словами.

Кристен, однако, сердилась недолго. Она нежно и с любовью ухаживала за Ройсом, пока он выздоравливал, и не позволяла ему жаловаться на свою слабость. Он не прочь был бы получить еще одну рану, только бы она продолжала возиться с ним. Сейчас он испытывал совершенно другие чувства по сравнению с предыдущим ранением пять лет назад, когда за ним ухаживала Даррелл.

Однако, чем ближе подходило к концу лето, тем грустнее и задумчивее становилась Кристен. Сколько Ройс не спрашивал ее, что случилось, она ничего не хотела объяснять ему. Он стал чаще ходить с ней на озеро, скакать верхом, и она отвечала улыбкой на его улыбку, смехом на смех. Но, когда она была уверена, что он не наблюдает за ней, в ее глазах появлялась тоска.

Он распорядился, чтобы ее не очень загружали работой. Когда это не дало никаких результатов, он, наоборот, увеличил ее обязанности вдвое — но и это не помогло. Он разрешил даже вернуть ей ее наряды и позволил надевать их, но она отказалась, а померяв свое темно-зеленое бархатное платье, расстроилось еще больше.

Ройс ломал голову — что он еще может для нее сделать? Однажды, когда она у него в очередной раз спросила, когда же он женится, ему показалось, что он нашел правильный ответ и понял причину ее подавленности. Как и прежде, она собиралась покинуть его после его свадьбы с Корлисс. Она считала дни, когда сможет наконец освободиться от данного Ройсу обязательства. Но он не хотел отпускать ее, и от этого она чувствовала себя еще более несчастной. Да и у Ройса оставалось только одно единственное средство, чтобы разрешить это затруднение.

Однако Ройс был бы весьма удивлен, если бы узнал о подлинной причине ее тоски. Был уже конец лета, и корабль Зелига должен был вернуться домой из торговых городов, если бы он на самом деле туда отправился. Ее родители, конечно, все лето беспокоились о них, но уверенность в том, что они вернутся, еще была. Однако теперь, когда лето подходило к концу, а их все не было, родители действительно начнут волноваться и каждый день ожидать корабля. И с каждым днем, пока этого корабля не будет, будет расти их тревога. Разве могла она быть счастливой, если знала, как волнуются родители?

Ей удалось еще раз переговорить с Зелигом. Она умоляла его уехать отсюда, как-нибудь добраться домой и хотя бы сообщить родителям, что она вне опасности. Зелиг отказывался — во-первых, потому, что не хотел оставлять ее здесь одну, а во-вторых, опасался, что Гаррик в гневе разорвет его на куски, если он вернется без сестры.

Ройс, как мог, старался развеселить Кристен. Она любила его за это еще больше, но все же не могла объяснить ему причину своего настроения, потому что тогда ему бы ничего другого не оставалось, как отпустить ее, а она этого одновременно и хотела, и очень боялась. Так или иначе она была обречена на страдания. Она бы скорее умерла, чем покинула Ройса, но все же ей необходимо было дать знать родным, что у нее все хорошо. Она думала о доме не переставая.

Впервые за все лето Ройс покинул Виндхёрст. Его не было почти два дня, и никто не знал, куда он ездил. Однако сразу же после своего возвращения он сообщил леди Даррелл, что занимался вопросом, касающимся ее замужества. Она разрыдалась, когда он не захотел сказать, кто станет ее мужем. Правда, уверял, что она, безусловно, одобрит его выбор.

Это был единственный раз, когда Кристен не могла упрекнуть Даррелл за то, что она плачет. Она знала, что сама никогда не вынесла бы такой таинственности в вещах, которые касаются ее лично. И все же Ройс настаивал на том, чтобы дать сестре время свыкнуться с самой мыслью о предстоящем замужестве, но не говоря ей, кто же будущий жених.

Той же самой ночью в постели Кристен сказала Ройсу:

— Это несправедливо, что ты оставляешь свою кузину в неведении, когда речь идет о таких серьезных вещах.

Он засмеялся и возразил:

— Ты не знаешь леди Даррелл. В этот самый момент она как пить дать сидит со своей камеристкой и составляет список всех знакомых мужчин, чтобы потом хорошенько поломать себе голову, кто же из них станет ее мужем. Вместо того, чтобы сожалеть о том, что ей придется покинуть Виндхёрст, она с волнением спрашивает себя — куда же ей предстоит отправиться.

— А ты не думаешь, что она может не согласиться с твоим выбором?

— Я тебе уже сказал, что она определенно одобрит мой выбор, да и она знает, что на меня можно положиться. Она просто сгорает от нетерпения. А как у тебя обстоят дела с терпением, если я скажу, что и для тебя у меня есть сюрприз?

Брови Кристен поползли вверх.

— Сюрприз, о котором ты не хочешь мне рассказывать?

Вместо ответа он широко улыбнулся.

— Если ты скажешь мне, когда я узнаю подробности, то, полагаю, я смогу терпеливо ждать.

— Всему свое время.

В эту ночь Кристен заснула на удивление легко, чего с ней уже давно не случалось. Если Ройс и достиг чего-то своим упоминанием о сюрпризе, так это того, что немного отвлек ее от печальных мыслей.

Глава 42

Ройс проснулся от того, что почувствовал на своей шее острый укол. Не открывая глаз, он хотел прогнать назойливое насекомое, но его пальцы наткнулись на холодную сталь, и острие кинжала еще глубже вонзилось в его кожу и заставило отдернуть руку.

Итак, это был не сон. Он чувствовал рядом Кристен, которая тесно прижалась к его левому боку, положив руку ему на грудь. Укол, нанесенный справа, был, таким образом, реальностью. Он не мог разглядеть в темноте своего противника. Кто же посмел проникнуть в его комнату и угрожать его жизни? И так как в Виндхёрсте никому бы и в голову не пришла такая дерзкая мысль, ответ на этот вопрос мог быть только один — викингам каким-то образом удалось освободиться. И если они проникли в его комнату, то неужели внизу все были уже мертвы?

Но Кристен утверждала, что викинги не будут устраивать резню, они просто сбегут, если им представится такая возможность. Может, они пришли, чтобы забрать ее с собой? Он не допустит этого. Им придется прежде убить его. Впрочем, он ясно сознавал, что теперь, судя по всему, это будет не трудно сделать.

— Ты понимаешь, что я тебе говорю?

Сердце его сжалось. Несмотря на то, что человек говорил хриплым шепотом, он разобрал, что это не язык викингов, а кельтский. Так, значит, это Гэлан? Нет, у того был очень низкий голос. Таким образом, на них напали не викинги, освободившиеся от плена, а кельты. Одно другого не лучше. И они даже посмели ворваться в его дом.

— Отвечай же, сакс! — вновь послышался шепот, на этот раз еще более гневный.

— Да, я понимаю тебя.

— Ну и прекрасно.

Хотя кинжал уже не так сильно вонзался Ройсу в кожу, но все же был тесно прижат к горлу и при малейшем движении перерезал бы сонную артерию. Ройс не мог и пошевелиться. Ему ничего не оставалось, как подчиниться воле судьбы и лежать, не двигаясь. Эта беспомощность вывела его из себя.

— Назови свои условия! — прошипел он.

— Спокойно, сакс! — предупредил его кельт. — Я хочу получить ответ, пока они там спорят. Я не хочу принимать поспешных решений, прежде чем буду знать все факты.

Ройс наморщил в темноте лоб. Он ничего не понял из того, что сказал этот человек. Ни за окном, ни внизу, в зале, он не слышал ни звука, которые бы указывали на то, что идет спор или бой. По сути дела, он не слышал ничего, кроме дыхания трех человек. В доме было тихо, как и следовало ожидать ночью. Или же все спали, или были уже мертвы.

— Кто?

И снова укол клинка заставил Ройса замолчать. Кристен неспокойно заворочалась рядом. Он попытался ослабить руку, на которой она лежала. Только бы она сейчас не проснулась и не услышала, что происходит!

— Вопросы здесь задаю я, сакс. Ты должен отвечать мне истинную правду, как на духу, если тебе дорога жизнь.

Час от часу не легче. Что он мог знать такого, что могло бы заинтересовать кельта? И кто там с кем спорил?

Ройс тихо ответил:

— Я скажу тебе все, что ты хочешь знать. Только пощади эту женщину.

— Пощадить ее? — И хотя голос звучал очень удивленно, Ройс не был готов к тому, что кельт скажет дальше:

— Женщина, которая спит рядом с тобой, это моя дочь. Что, разве твоя саксонская церковь тебе это разрешает?

Ройс закрыл глаза. Он, должно быть, ослышался. Этого не могло быть. Отец Кристен не был кельтом.

Голос нетерпеливо продолжал:

— Этот вопрос не требует особых раздумий, сакс. Церковь или дает тебе такое право, или нет.

— Нет, моя церковь не дает мне такого права.

— Так, может, моя дочь дала тебе такое право?

Ройсу казалось все это таким невероятным, что ему захотелось громко расхохотаться.

— Я думаю, здесь какое-то недоразумение. Женщина, с которой я сплю, не кельтка.

И опять клинок вонзился ему в горло.

— У меня не очень много времени, чтобы выяснить правду, поэтому не трать его на пустые отговорки. Кристен — моя дочь, а в том, кто ты, я ни секунды не сомневаюсь. — Шепота больше не было. Она говорила ясным, отчетливым, низким голосом — она, потому что это была женщина.

Ройс воскликнул недоверчиво:

— Ты ее мать?

— Боже милостивый, а кем же ты меня считал?

— Во всяком случае, не женщиной.

Неожиданно проснулась Кристен.

— Ройс, что?..

— Тихо, дорогая, а не то клинок, который я держу у его горла, еще глубже вонзится в его горло.

— Мама! Неужели это ты?! О Боже! Как же!..

— Замолчи, Кристен, — предупредил ее Ройс, когда она села и от того, что закачалась кровать из горла его еще сильнее закапала кровь.

— О каком клинке вы говорите? — спросила Кристен и тут же воскликнула в ужасе: — О нет, мама, ты не причинишь ему вреда!

— Я не должна причинять ему вреда? — Бренна убрала кинжал и продолжала, жестикулируя: — Не причинять ему вреда после того, что он с тобой сделал? Отер рассказал нам. Ведь он велел тебя высечь!

— Эта была ошибка, — сказала Кристен, толкнув Ройса подальше на его подушку, когда он решил подняться.

— Разве Торольф ничего вам не сказал?

Бренна задумалась. — Может, он бы и сделал это, но не успел, так как дядя Хьюг заехал ему кулаком по физиономии, когда он стал защищать сакса. Я думаю, он до сих пор не оправился после этого удара.

— Дядя Хьюг тоже здесь, с вами?

Ройс крепко держал руку Кристен и, несмотря на ее сопротивление, поднялся.

— Ты солгала мне, — холодно сказал он. — Ты сказала, что не понимаешь Гэлана, а сама говоришь со своей матерью на том же самом кельтском языке.

— Да, конечно. Здесь нет ничего удивительного. Мы оба выучили этот язык у нее. Гэлан мой брат.

— Зелиг?

— Да.

— Значит, ты лгала, когда утверждала, что он мертв?

— Нет, я действительно считала его погибшим. Прошло очень много времени, прежде чем он оправился после своих ранений и нашел меня. Но я не могла тебе сказать, кто он. Ты бы заковал его вместе с другими в цепи, если бы узнал, что он викинг. Он отпустил ее руку, вспомнив ее странное поведение в тот день, когда появился Гэлан, точнее говоря, Зелиг. Он положил свою руку на ее щеку, нежно погладил ее и, наклонившись к самому ее лицу, поцеловал в губы.

— Мне очень жаль, — просто сказал он.

— Как трогательно, — заметила Бренна. — Если вы покончили со своими ссорами и примирениями, то следовало бы выяснить еще один вопрос. Твой отец хочет крови этого сакса, Кристен!

— Нет!

— Это не так просто, — строго заметила Бренна. — Мне удалось ускользнуть от них и проникнуть сюда, потому что они заняты своим спором — Гаррик, Хьюг и твой брат, — и спорят они не о том, убить его или оставить в живых, а о том, кому из них принадлежит эта честь — отнять у него жизнь.

— Зелиг не будет настаивать на этом, — утверждала Кристен. — Он знает, как я отношусь к Ройсу.

— Может быть; но когда он услышал, что тебя выпороли…

— Опять то же самое! — нетерпеливо воскликнула Кристен. — Об этом и упоминать не стоит — два слабых удара. Он приказал это, потому что меня считали юношей. Как только он понял, что перед ним женщина, меня сразу отпустили.

— Тебе следовало бы рассказать об этом Зелигу сразу, вместо того чтобы ждать, когда ему расскажет Отер, который сам толком ничего не понял.

— Я никогда не обижалась на Ройса из-за этого. Ведь Торольф все знает. Ах, этот проклятый дядя Хьюг, который вскипает, как чайник!

— Они все в ярости, дорогая. И разве ты могла ожидать от них чего-нибудь другого? Представь себе: мы приезжаем сюда и узнаем, что тебя превратили в рабыню и ты вынуждена делить с ним постель, с этим человеком, который взял тебя в плен!

— Я убью Зелига! — закричала Кристен. — Он ведь знает, что меня никто не принуждал. Почему же он ничего вам не сказал?

Бренна улыбнулась такой горячности своей дочери. — Может, он в гневе выпустил это из виду. Но я рада слышать это. А теперь успокойся, дорогая. Твой гнев делу не поможет.

Ройс спросил как можно спокойнее:

— Насколько я понимаю, вы освободили моих пленников?

— Да, — ответила Бренна. — Это было нетрудно. Твоя крепость не так уж хорошо охраняется, сакс!

— А посты и дозоры в лесу?

— Мы напали на них и обезвредили.

— Ты хочешь сказать, убили?

— Да, некоторых пришлось убить, тут уж ничего не поделаешь. То же самое произошло с охраной у ворот. Единственно почему мы остались за крепостным валом, вместо того чтобы занять замок, это потому, что Кристен в доме. Пока она в твоих руках, у тебя все козыри. Но скоро все изменится, сакс.

— Меня зовут Ройс, — резко сказал он.

— А меня Бренна. И если уж мы называем друг друга по имени, то я хочу сказать тебе вот что: мне ничего не стоило убить тебя, пока ты спал, а дочь увести с собой.

— Ваши мужчины хотят увидеть мою кровь, — гневно сказал он. — А ты что же?

— Я еще не совсем отказалась от этой мысли.

— Мама! — запротестовала Кристен.

— Это так, дорогая. Бог свидетель, я хотела смерти ему и его народу. Спустя многие годы я поняла, наконец, что чувствовал твой дед и почему хотел отомстить моему народу за то, что причинили твоему отцу, когда во время одного налета он был взят в плен. Я приехала сюда, потому что хотела мести, так, как и Ансельм, когда взял меня в плен.

— Но как вы узнали, что мы здесь?

— Все открылось из-за жены Иварра. Ты же знаешь, как легко она впадает в панику. Иварр проболтался ей об их планах идти к монастырю Юрро, и хотя она обещала держать язык за зубами, все же задолго до того, как мы рассчитывали встретить ваш корабль, прибежала к Гаррику и все ему рассказала. Когда мы обнаружили, что от монастыря Юрро остались только развалины, мы подумали было, что приехали напрасно, что вам удалось совершить задуманное, а мы слишком поспешили прийти к вам на выручку. Мы уже возвращались к своим кораблям…

— Кораблям? — прервал Ройс. — Так у вас не один корабль?

— Три, — ответила Бренна. — Так что, если у тебя появится желание сразиться с нами, лучше сразу откажись от него. Мы готовы к бою лучше, чем ты, и привезли с собой больше сотни воинов.

Кристен отыскала руку Ройса.

— Ты ведь не будешь сражаться с моим отцом, Ройс?

Вместо ответа он пробормотал нечто невразумительное. Бренна тоже буркнула что-то под нос.

— У него нет выбора, даже если бы он и захотел, — добавила она, обращаясь не столько к Кристен, сколько к Ройсу.

— Нет, нет, до сражения, конечно, дело не дойдет, — уверенно, как о деле решенном, сказала Кристен.

Она поднялась с кровати, завернувшись в одеяло.

— Мама, о Боже, мама, дай я на тебя посмотрю! Оставайся там, где ты сейчас.

Она взяла свечу и вышла, чтобы зажечь от нее факел.

Ройс схватил свою одежду и начал быстро одеваться.

— Ну что ж, ты сказала, почему меня хотели убить, Бренна. А теперь скажи, почему ты этого не сделала?

— Потому что я сама была в плену и меня тоже превратили в рабыню. И все же я смогла полюбить человека, которому меня продали, вернее, преподнесли в качестве подарка. Сегодня Гаррик мой супруг. Он приехал сюда не как викинг, а как оскорбленный отец. И тебе придется разговаривать с ним как с отцом, дочь которого обесчестили.

— Я мог бы сейчас напасть на тебя, Бренна. И тогда у меня было бы два заложника, за которых я мог бы получить, что мне угодно.

В темноте послышался тихий смех.

— На твоем месте я даже не пыталась бы это сделать.

Он не успел ответить, так как в дверях показался свет и появилась Кристен. В ее руке горел факел.

— Мама, да спрячь ты эту штуковину, — сказала она с укором. — Он не будет нападать на тебя.

При свете факела Ройс заметил в руках женщины опасно поблескивающий арбалет, направленный ему в грудь. Он явно был взят не из его коллекции. Бренна, стало быть, привезла его с собой.

Он расхохотался над собственной глупостью. По всей вероятности, он недооценивал Бренну. Его ожидало бы большее разочарование, попытайся он разоружить ее в темноте.

Кристен мрачно смотрел на него, заметив его руку на рукояти меча. Он улыбнулся и в знак того, что сдается, поднял руки.

Потом он наблюдал, как мать и дочь приветствуют друг друга. Кристен бросилась в раскрытые объятия Бренны. Она была значительно выше матери.

Ройс удивленно покачал головой. Неужели эта женщина мать Кристен? Она была очень маленького роста, стройная, изящная; тонкая фигура затянута в шелковое черное платье, длинные черные, как смоль, волосы заплетены в косу, ниспадавшую на спину. Ее нежные серые глаза скользили по лицу Кристен, которое она держала в своих ладонях. У Бренны был такой же цвет волос и кожи, как у Зелига, поэтому Ройс подумал, что Кристен, наверное, больше похожа на отца. Но все же в лице ее было много общего с матерью. Бренна была прекрасна и выглядела так молодо, что трудно было предположить, будто у нее уже взрослые дети.

— Ты еще не объяснила мне, как вы нас нашли, — сказала в этот момент Кристен.

— Перрин вчера прочесал все вокруг и обнаружил замок. Потом он увидел наших людей, работавших на валу. Мы спрятались в лесу, чтобы дождаться ночи.

— Ах, мама, ты даже не представляешь себе, как я рада видеть тебя! — сказала Кристен, все еще крепко державшая мать в своих объятиях. — Я в последнее время так ужасно себя чувствовала, потому что знала, что теперь, когда приближается зима, вы с нетерпением ждали возвращения корабля, и я представляю себе, как бы вы волновались, если бы он не пришел.

— Так ты поэтому была так расстроена? — недовольно спросил Ройс.

Кристен бросила взгляд в его сторону и сказала с раскаянием в голосе:

— Да, мне очень жаль, что я тебе ничего не сказала, Ройс, но ты бы все равно не смог мне помочь.

— Я подумал… ну, да ладно, хорошо, — сказал он обиженно. — Но в следующий раз ты уж, пожалуйста, ничего от меня не утаивай и предоставь мне самому решать, смогу я тебе помочь или нет.

— У вас нет больше времени выяснять свои разногласия, дети мои, — заметила Бренна. — Вы должны ответить на мой вопрос, и без промедления. Скажи-ка, Ройс, ты собираешься жениться на моей дочери?

— Мама! — закричала Кристен. — Ты не должна задавать ему таких вопросов!

— Но почему же? Ведь мне нужно знать, — настаивала Бренна. — У меня в руках должны быть какие-то аргументы, чтобы усмирить твоего отца, хотя, может, уже и поздно и вряд ли что-то удастся исправить.

— Я никогда не соглашусь на такой принудительный брак, — гордо сказала Кристен. — И кроме того, у него уже есть невеста. Он не может жениться на мне.

Бренна удивленно посмотрела на Ройса. Он улыбнулся.

— Помолвка, о которой ты говоришь, уже расторгнута.

— Что?! — воскликнула Кристен. — Когда?

— Когда два дня назад я уезжал, я был в Рэдвуде, чтобы поговорить с отцом Корлисс. Он не был особенно разочарован, потому что я предложил в жены его сыну Вильбурту леди Даррелл.

— Ты это имел ввиду, когда говорил, что у тебя для меня сюрприз?

— Нет, сюрпризом должна стать для тебя наша свадьба. Хотя я не был уверен до конца, что ты согласишься. Только хитростью мне удалось добиться, чтобы ты призналась в своей любви ко мне, и с тех пор я больше ничего подобного от тебя не слышал.

— Ты действительно собирался жениться на мне?

— Да.

— О Ройс! — Она так стремительно бросилась ему на шею, что он упал на кровать.

— Значит, ты действительно любишь мою дочь? — вмешалась Бренна, делая вид, что не замечает, как они целуются.

— Мама! — обернулась к ней Кристен. — Я никогда не слышала от него ничего подобного, а сейчас — о Господи! — сейчас он заявляет об этом только потому, что ты здесь, да и то под нажимом обстоятельств. Разве можно?…

— Замолчи, родная! У меня нет времени разбираться в этих тонкостях. Кроме того, в том, что он не сказал тебе об этом раньше, моей вины нет. И все же мне хотелось бы из его собственных уст услышать, как он к тебе относится.

Ройс произнес:

— Я люблю ее.

— Это признание не считается, потому что тебя вынудили его сделать, — недовольно сказала Кристен.

Он взял ее за подбородок и взглянул прямо в глаза.

— Ты действительно считаешь, что меня можно заставить сделать такое признание, негодница? Нет, я в самом деле очень люблю тебя.

Бренна засмеялась.

— Твоему отцу тоже понадобилось много времени, пока он не сделал мне такое признание, Кристен.

Кристен довольно улыбалась. Она даже не слышала, что говорила мать, но Ройс не мог не замечать присутствия постороннего человека в тот момент, когда ему особенно хотелось остаться с Кристен наедине.

Однако он справился наконец с нахлынувшими на него чувствами и трезвым голосом спросил:

— А что же теперь?

— Поскольку я получила ответы на свои вопросы, я должна исчезнуть так же незаметно, как и пришла. Будем надеяться, что мне удастся образумить мужчин.

— Бренна!

Ройс заметил, как вздрогнули обе женщины при звуке зычного голоса, раздавшегося за окном. Ройсу стало не по себе.

— О Боже, я ведь знала, что нельзя рассчитывать на то, будто я смогу скрыться от него незамеченной даже на несколько минут.

— Бренна, ответь мне!

— Это твой отец? — осторожно спросил Ройс.

— Да.

— Как, он тоже говорит по-кельтски?

— Я ведь тебе уже однажды рассказывала, что его мать христианка. Она тоже была кельтка, которая…

— Ройс, тебе следует как можно быстрее отправиться вниз. Гаррик, вероятно, разбудил всех твоих людей. Позаботься о том, чтобы все они безоружными покинули дом, иначе их могут заставить сделать это силой.

Она не стала дожидаться, чтобы убедиться в том, выполнил ли он ее указание, а поспешила к окну и прокричала вниз:

— Ради Бога, викинг! Что ты кричишь так, что весь дом дрожит. Я здесь, и со мной все в порядке. Кристен тоже здесь. Нет! Тебе не нужно подниматься сюда, Гаррик! Я сама спущусь сейчас к тебе.

Кристен, вышедшая на улицу вместе с матерью, увидела более сотни викингов в шлемах, с мечами и топорами, ждавших лишь приказа взять дом приступом. Ей оставалось только молиться, чтобы Ройс не послал своих людей в бой. У них не было ни малейшего шанса.

Глава 43

— Нет! Нет! Торольф, ты не можешь думать так на самом деле. Дай мне с ним поговорить.

Было раннее утро, и в доме стояла тишина. Женщины тихонько плакали и молились. Мужчины торжественно приводили оружие в порядок, готовясь к бою.

Бренна снова отправилась к Гаррику, но он не позволил ей вернуться в дом и вместо нее послал Торольфа, чтобы сообщить саксам о решении викингов, которые снова удалились за пределы замка. Кристен и Ройс готовы были услышать что угодно — ультиматум, предупреждение о нападении, но только не то, что сообщил им сейчас Торольф.

Кристен стояла рядом с Ройсом в дверях. Торольф явился безоружный, но настроенный весьма решительно. Его внушительная нижняя челюсть стала еще больше и отчетливо свидетельствовала о самых серьезных намерениях дядюшки Хьюга, чьи указания он пришел выполнять. Торольф разговаривал только с Кристен, предоставив ей самой решать, что переводить для Ройса. Пока она ему ничего не сказала.

— Ты можешь пойти сейчас со мной, если хочешь с ним повидаться, — откровенно сказал Торольф. — Но, если ты покинешь дом, Ройс потеряет своего единственного заложника и лишится своего единственного шанса. Я не думаю, чтобы ты этого хотела.

— Тогда приведи его сюда сам.

Торольф покачал головой.

— Он не придет. Он не верит ни одному саксу.

— Но ты ведь пришел!

— Как видишь. — Он подмигнул ей и добавил: — Но я доверяю твоим способностям удержать этого мужчину от того, чтобы он перерезал мне глотку. У твоего отца не было возможности убедиться, какую власть ты имеешь над этим человеком, а я это прекрасно знаю.

Она ответила расстроенно:

— Может, ты и прав, пока речь идет о мелочах, а не о безопасности его народа.

Однако Торольфа не так-то легко было запугать. Если бы ему суждено было быть убитым, это бы уже произошло. Сакс стоял рядом с ним с ничего не выражающим лицом. Казалось, он даже не торопится узнать, о чем они так бурно спорят.

— Может, наконец ты ему скажешь? — спросил Торольф. — Если я начну ему все объяснять, он может неправильно понять меня.

— Пожалуйста, Торольф! Этого просто нельзя допустить! Я люблю их обоих. Для меня не может быть победителя и побежденного!

— Я не думаю, что это сейчас кого-то волнует. Шестнадцать человек из нас были порабощены и работали на этих саксов. Не все, конечно, жаждут мести. Некоторые даже охотно остались бы здесь и обосновались на долгое время, если бы им дали эту возможность как свободным людям. Но даже те, кто не хочет мести, должны считаться с желанием своих отцов и братьев, которые специально приехали сюда, чтобы отомстить за них.

— О, как несправедливо! — воскликнула она. — Ведь они сами пришли сюда, чтобы ограбить монастырь саксов.

— Этого они не понимают.

— О Боже! А разве моя мать не разговаривала с отцом?

— Они долго беседовали друг с другом — вернее, спорили. И только после этого было принято такое решение.

— И моя мать одобрила его?

— Нет, совсем наоборот. Но ее слова значат сейчас так же мало, как и твои. Все подчинены твоему дяде, ведь он ярл. Последнее слово было за ним, и он согласился. Для поединка все выбрали твоего отца, так как считают, что у него больше всех оснований иметь зуб на этого сакса, ведь в деле замешана ты. А теперь, Кристен, расскажи ему все. Время не ждет.

Она посмотрела на Ройса. В лице ее не было ни кровинки. В глазах застыла величайшая скорбь. Где же взять силы, чтобы сказать ему об этом? И все же сказать придется. Да поможет ей Бог, но этот день станет для них всех роковым и повергнет в глубокое несчастье.

Голос ее звучал глухо.

— Тебя вызывают на поединок, Ройс. Они назначили тебе противника, и тебе придется сражаться с ним. Если ты окажешься победителем, они уйдут.

Улыбаясь, он ответил ей словами, которые оскорбляли все ее чувства:

— Ну что ж, это самое лучшее из всего, что я ожидал. Почему ты на меня так смотришь? Ты боишься, что я могу проиграть?

— Не исключено, — жалобно ответила она.

— Ну, допустим. И что же будет, если я окажусь побежденным?

Он излучал уверенность в себе. Она не могла смотреть ему в глаза.

— Тогда я буду находиться все еще здесь, в качестве заложницы Альдена. Наши люди подчинены моему дяде Хьюгу. Он не думает, что ты убьешь меня, но, что касается других саксов, то такой уверенности у него нет. Хьюг не станет ставить мою жизнь на карту. Как только они получат меня, они тотчас же уедут. Твой народ так или иначе в безопасности.

— Значит, они угрожают только мне лично?

— Да. Викинг лучше умрет на поле брани, чем даст себя поработить. Попасть в плен для них — бесчестье. Ты навязал им то, что они ненавидят более всего на свете.

— И все же, если я выиграю бой, они смирятся с эти?

— Они воины, Ройс. Они сражаются от скуки или из-за малейшего оскорбления. Причины для них не имеют значения. На наших праздниках люди погибают из-за мелочей, ссоры начинаются с невинного спора. Друг сражается с другом — любой вызов на поединок доставляет им удовольствие. Но победителя чествуют всегда как самого достойного мужчину. Они выставят против тебя своего самого лучшего воина. Они не думают, что ты сможешь победить его, но, если вдруг тебе это удастся, ты докажешь свою силу и тебя будут уважать.

Он прикоснулся пальцем к ее подбородку и заставил взглянуть на него.

— И все же тебя что-то беспокоит. Ты не хочешь, чтобы я принял вызов?

Она простонала.

— Этого ты просто не можешь себе позволить. Моя мать уже сказала им, что ты не причинишь мне зла. Мой дядюшка Хьюг тоже убежден в этом. Если ты не согласишься на поединок, Ройс, то они возьмут приступом замок. У тебя нет другого выхода, если тебе дорог твой народ.

— Тогда почему они не напали на меня сразу, а вызвали на поединок? Это очень благородно, Кристен. Не беспокойся, я не проиграю.

Она всхлипнула, отвернулась от него и быстро побежала вверх по лестнице. Ройс в недоумении смотрел ей вслед, пока она не скрылась на верхнем этаже. Потом он подозрительно посмотрел на Торольфа.

— Что ты ей сказал? Почему она так расстроена?

У Торольфа мозги плавились от напряжения, когда он пытался проследить за их быстрой беседой. Потом, как только он понял, что сакс готов принять вызов, он отказался вникнуть в детали их разговора. Но Ройс сам должен был понять состояние Кристен, ее реакция на события была, по мнению Торольфа, совершенно естественной. Тогда что же Ройс имеет в виду?

Торольф пожал плечами.

— Гаррик злится на Зелига… Корабль потерял… Кристен привел здесь… Будет сражаться, как сошел с ума…

Ройс совсем был сбит с толку этими фразами на ломанном языке. Может быть, Кристен была вне себя от страха за брата? Наверное, так и есть. Если эти волнения прибавились к ее неуверенности за исход поединка между ними и его противником, то все понятно.

— Когда придет ваш человек? — спросил он.

— Ты имеешь время, только чтоб готовиться.

— Он придет уже вооруженный?

— Да.

Ройс отослал Торольфа коротким кивком. Своему слуге он приказал принести из его комнаты боевое снаряжение, а сам в это время разговаривал с Альденом. Он сообщил ему о вызове и дал указание на тот случай, если он, вопреки ожиданиям, проиграет бой. Потом он надел шлем и кольчугу. Альден еще натачивал меч, когда с улицы донесся сигнал.

Ройс вышел из дома и остановился в дверях. В одной руке он держал меч, в другой — щит. Все викинги стояли во дворе замка, но они расположились ближе к валу и в знак того, что они всего лишь зрители, сложили свои щиты и мечи у ног. Увидев это, Ройс приказал своим людям, что один за другим вышли из дома, снять оружие. Он увидел мать Кристен, которая стояла, ухватившись за руку гигантского мужчины с широченной грудью. Уж не отец ли это Кристен?

Но у Ройса не было времени на размышления, так как его внимание привлек соперник, находившийся в нескольких шагах от него. Он был очень высок, наверное, даже несколько выше Ройса. Он стоял, широко расставив свои мощные ноги, на которых были надеты кожаные гамаши. Помимо них на нем был всего лишь конической формы шлем с длинным забралом, почти целиком скрывавшим его лицо. На широкой груди и плоском животе играли мускулы. Руки были подобны мощным булавам. Широкие золотые браслеты, украшенные орнаментом с драконами, посередине меча выступал шип сантиметров пять длиной. Его двусторонний меч был совершенством кузнечного искусства и мог бы стать предметом гордости самого требовательного воина. Рукоять меча была богато украшена золотом и драгоценными камнями.

Все это Ройс отметил беглым взглядом. Оголенная грудь воина была знаком презрения к противнику, и это сразу бросалось в глаза. Поэтому Ройс позвал Альдена, чтобы тот помог и ему снять кольчугу.

— Ты что, свихнулся? — удивился Альден.

— Нет, кольчуга может оказаться для меня дополнительным грузом, и тогда у него будет преимущество — ему легче будет двигаться. Я не думаю, что это будет короткий поединок, и не хочу давать ему такое преимущество.

Викинги издали приветственный голос, увидев, что и Ройс тоже обнажил грудь. Его противник остановился и ждал. Наконец Альден снова протянул Ройсу щит, и Ройс пошел на человека, который желал его смерти и которого он должен был убить, но вдруг остановился, как вкопанный, увидев аквамариновые глаза, уставившиеся на него из-под шлема. Ройс издал громкое проклятие и отступил на шаг. Потом он выругался еще раз и бросил меч на землю между ними.

Гаррик тоже опустил свой меч.

— О, Тор! Она разве тебе ничего не сказала?

— Я не могу сражаться с тобой! — гневно воскликнул Ройс. — Я не могу доставить ей столько горя!

— Это что, единственная причина, по которой ты не хочешь сражаться?

Его тон был настолько оскорбительным, что Ройс явно услышал в нем подозрение в трусости. Он снова было схватились за меч, но перед его мысленным взором возникло измученное лицо Кристен, и ему пришлось с силой сжать руки в кулаки, чтобы подавить в себе желание поднять оружие.

Вышли мне другого противника, — с трудом выдавил Ройс из себя.

— К примеру, этого медведя, который стоит рядом с твоей женой.

— Нет, мой брат не готов для такого поединка, с противником твоей комплекции и твоего возраста, хотя он сам в этом никогда не признается. Ты будешь сражаться или со мной, или ни с кем. Или, может быть, моя дочь забыла сказать тебе, что произойдет, если ты откажешься биться со мной?

— Нет, она сказала мне об этом.

— Тогда поднимай свой меч, сакс! Ты знаешь, что у тебя нет выбора.

— А ты уверен, что ты сам не слишком стар для поединка со мной, викинг? — спросил Ройс с издевкой. — Ведь я ежедневно тренируюсь со своими воинами, чтобы подготовить их для войны с вашими братьями, датчанами. И, кроме того, насколько я знаю, ты не воин, а всего-навсего купец.

— Ого! — продолжал Гаррик издевательским тоном. — Вот это да! Наконец ты бросаешь мне настоящий вызов. Готовься, парень! Через секунду я изрублю тебя на куски.

Ройс схватил свой меч, взметнул его и обрушил со всей силой слева на Гаррика. У него действительно была лишь секунда, и уже на его щит обрушился первый удар противника. Едва он успел обрести равновесие, как последовал второй, еще более мощный удар.

Бренна была права. Отец Кристен жаждал крови соблазнителя своей дочери. Он ни на секунду не прекращал атаку, обрушивая на Ройса удар за ударом, и все дальше теснил его назад. Ни один датчанин, с которым приходилось сражаться Ройсу, не вел себя во время боя так безжалостно. Но ни у одного датчанина и не было повода для такого поединка. Ройс сражался в первую очередь не с викингом, а с оскорбленным отцом. Для него настал час расплаты за каждую ночь, проведенную с Кристен.

Кристен же, окаменев от горя, стояла у окна в комнате Ройса на верхнем этаже и, затаив дыхание, следила за поединком. Эти минуты доставляли ей ужасные мучения, но она не могла отвести глаз с поля битвы. Сердце ее обрывалось десятки раз, когда было похоже на то, что Ройсу не удастся вовремя поднять свой щит или же когда щит выпадал из его рук и клинок отца угрожающе приближался к нему — но не меньшее волнение охватывало ее и тогда, когда Ройс начинал молотить по щиту ее отца.

Они стояли друг против друга, и удар обрушивался за ударом. Кристен до крови кусала губы, чтобы не закричать, когда ситуация принимала угрожающий оборот. Чем же все это кончится? Сколько это может продолжаться, пока…

Удар невероятной силы свалил Ройса на землю. Гаррик подбежал к нему с правой стороны, споткнулся о его ноги и тоже растянулся на земле. Ройсу удалось подняться первым, и он спокойно мог нанести викингу смертельный удар. Но он этого не сделал, а вместо того воткнул меч в землю и сорвал с себя шлем.

— С меня хватит! — закричал он. — А то я и убить бы тебя мог.

Гаррик медленно поднялся. Он приставил острие своего меча к груди Ройса, подержал его так несколько мучительных секунд и тоже воткнул в землю. Затем он также сорвал с себя шлем, и копна густых золотых волос рассыпалась по его плечам.

— Да, было бы глупо продолжать бой. В конце концов я тоже не собираюсь убивать тебя. Но вот это я могу сделать без всяких сомнений.

С этими словами Гаррик с такой силой ударил Ройса в подбородок, что тот не устоял и рухнул на землю. Ройс быстро повернулся и, уже вставая, всей тяжестью своего плеча двинул Гаррика в живот. Они вполне серьезно продолжили борьбу, на этот раз не мечами, а кулаками молотя друг друга.

Кристен от облегчения заплакала. Бренна же отвернулась, чтобы скрыть свои слезы. Обе женщины улыбались, так как знали, что этот бой уже не может иметь смертельного исхода. Что касается викингов, то им было все равно, какими средствами ведется поединок. Они криками подбадривали своего бойца, а люди Ройса тоже довольно вопили, когда ему удавалось нанести меткий и весомый удар.

Когда наконец, спустя немало времени, бой был завершен, Ройс не мог даже голову поднять. Гаррика, стоявшего перед ним на коленях, уже чествовали как победителя, как вдруг Ройс подмял его под себя, и оба остались неподвижно лежать на земле.

На площади наступила тишина. Многие уже стали сомневаться в том, что герои поединка остались в живых.

Кристен не дала никому времени на раздумья. Она подбежала к неподвижно лежавшим борцам и распорядилась внести обоих в дом. Когда ни один сакс не пошевельнулся, чтобы выполнить ее приказ, она пронзила Альдена гневным взглядом.

— Не заставляй меня пожалеть о том, что я тебя простила, сакс! А ну-ка, подгони их!

Он повиновался, и Кристен поспешила поднять с земли мечи противников. В этот момент к ней подошли дядя и остальные викинги. При их приближении она грозно потрясла одним из мечей.

— Все кончено, дядюшка Хьюг! — гневно предупредила она его. — Я выхожу замуж за этого сакса, и горе тому, кто посмеет помешать мне в этом. Он сражался за право потребовать мира. Дайте ему то, что он завоевал.

Хьюг громко расхохотался, запрокинув голову. Он так сильно хлопнул Бренну по спине, что та закачалась.

— Какова мать, такова и дочь! Не так ли, Бренна? Да поможет нам всем святой Один! Теперь на нашем побережье рождаются женщины совсем другого склада, не то что раньше.

Бренна обернулась и гневно посмотрела на деверя.

— Ты, бык рогатый! Разве она пережила бы все ужасы здешней жизни, если бы я не научила ее всему, что нужно женщине в таких условиях? Дай ей ответ, Хьюг, которого она от тебя ждет.

Тот с улыбкой посмотрел на племянницу.

— Да, твой супруг достойно вел себя в бою. Он заслуживает мира.

— И вы все уедете?

— Да, но не раньше, чем сыграем достойную свадьбу.

Кристен улыбнулась, а затем разразилась громким смехом и бросилась к дядюшке Хьюгу, в его могучие объятия.

Глава 44

Наконец-то у Ройса перестали болеть все его кости, но он еще не был уверен, что сможет передвигаться на своих двоих, если поднимется с постели. Со времени поединка прошло три дня, и состояние его заметно улучшилось, но никогда в своей жизни он не чувствовал себя так паршиво. Какое-то время ему казалось, что у него ни одной целой кости не осталось. И в самом деле, у него было несколько переломов, и Кристен пришлось накладывать твердую повязку ему на грудь, чтобы скорее срастались ребра.

Вообще-то ему и не нужно было подниматься с постели. Он и так прекрасно знал, что происходит в доме. Казалось, в его комнате побывали уже все обитатели и гости Виндхёрста. Его люди приходили, чтобы справиться о его здоровье, а соотечественники Кристен — чтобы познакомиться с человеком, который женится на их светлокожей красавице.

Особенно часто приходила Даррелл, потому что с появлением викингов она находилась в состоянии, граничащем с истерикой. Альден по-королевски развлекался всем происходящим. Но самое большое впечатление гости произвели на Мечан. Она приходила к Ройсу и, захлебываясь от восторга, рассказывала ему о том, что дядя Кристен, Хьюг, обещал показать ей свой викингский корабль. Перемену, которая, произошла, благодаря Кристен, с его сестрой, иначе как чудом нельзя было назвать. Но разве эта девушка не изменила и его самого?

Иногда он спрашивал себя: не судьба ли это захотела исправить свою ошибку и во искупление того, что во время первого нападения викингов она отняла у него любимую жену, во время второго послала ему Кристен? Ей удалось целиком заполнить окружавшую его в течение долгих лет пустоту и вернуть его к жизни. Он теперь почти не вспоминал о Роне. Когда же пытался представить ее себе, видел синие аквамариновые глаза и рассыпающиеся золотые волосы. И Кристен любила его. И это после всего, что он ей причинил. Она действительно его любила. Этому он не переставал удивляться.

Единственным человеком, еще не побывавшим в его комнате, был отец Кристен. Криво улыбаясь, Бренна рассказывала Ройсу, что Гаррик пока еще тоже не в состоянии подняться с постели. Это признание очень обрадовало Ройса — он хотел, чтобы старик пострадал также сильно, как и он. Он хотел увидеть его кровь — что ж, Ройс потерял достаточно крови. В общем, ему совсем не хотелось встречаться с этим безжалостным викингом до страшного суда.

Однако, вопреки ожиданиям, страшный суд наступил уже через три дня. Кристен ворвалась в его комнату, чтобы предупредить, что ее отец появится здесь через несколько секунд. Ройс с наигранным ужасом спрятал лицо в подушку. Однако на самом деле ему и впрямь было не по себе. Кристен хихикнула и забрала у него подушку. И тут показался Гаррик. Он заполнил весь дверной проем.

Ройс видел это великолепное тело в действии, теперь же ему впервые представилась возможность как следует разглядеть этого человека. Он, как и Бренна, выглядит гораздо моложе своих лет. Во всяком случае, никак нельзя было предположить, что его сын всего на каких-то пять-шесть лет младше Ройса.

Ройсу было неловко, что его так здорово отделал человек, на добрых два десятка лет старше его, да еще и купец. Человек, который с возрастом должен был испытывать упадок сил. Еще хуже, однако, что этот человек смог раньше, чем он сам, оправиться от ран. Ройс очень точно оценивал свои силы, а человеку с возрастом Гаррика понадобилось бы по меньшей мере недели две провести в постели.

И все же он был уже на ногах, прямой и несломленный. От многочисленных ран не осталось почти никаких следов: разве только шрам на губе, ссадина на щеке да легкая голубизна под глазом. Ройс пожалел, что не видел этот глаз, когда его украшал настоящи