Book: Ноэль



Ноэль

Диана Палмер

НОЭЛЬ

Памяти Райана Паттона Хендрикса, чей свет так же ярко освещает сердца всех тех, кто его любил.

ПРОЛОГ

День неумолимо клонился к вечеру, и именно по этой причине все так и кипело жизнью на широкой, серой от пыли улице маленького городка Террелл, штат Нью-Мексико. Однако почти все повозки и экипажи, летящие по улице во весь опор, поравнявшись с саманным строением здания суда, где окружной прокурор только что вынес вердикт в отношении группы мелких владельцев ранчо, невольно замедляли ход.

- Вы нас продали! - кричал какой-то рассвирепевший ковбой высокому, аристократического вида мужчине в элегантном темном костюме. - Вы стали на сторону этого чертова британца, скупающего участки, и вышвыриваете нас с нашей земли! А что прикажете нам делать зимой без крыши над головой и куска хлеба для детей? Вы отняли у нас нашу землю, куда же нам идти теперь? Неужели она так уж нужна этому Хьюсу? Ей-богу, этот человек прибрал к рукам уже добрую половину округа!

Джерид Данн, высокий, элегантно одетый мужчина, смотрел, не мигая, в лицо ковбою, обращавшемуся к нему с обличительной речью. Бледно-голубые глаза Данна лишь сужались все больше, и это не предвещало ничего хорошего, но ковбой, казалось, даже не подозревал о грозящей ему опасности.

- Вы не можете отрицать справедливость суда, - заговорил Данн спокойным, хорошо поставленным голосом, не лишенным, однако, несколько манерной медлительности. - И вас защищали опытные адвокаты.

- Но вам эти самые адвокаты и в подметки не годятся! - дрожащим от ярости голосом крикнул ковбой.

Данн нащупал сквозь одежду свой пистолет. В 1902 году, когда многие старались вооружиться, пистолет в кармане не казался диковинкой, хотя в большинстве городов законы запрещали ношение огнестрельного оружия. Но в Террелле время, казалось, замерло где-то на рубеже восьмидесятых годов прошлого века, и законы в отношении огнестрельного оружия только-только начали входить в силу. Городок все еще принадлежал к территории (Территория - административная единица в США, Канаде, Австралии, не имеющая прав штата или провинции, прим. переводчика ), а не к штату.

Взбешенный ковбой вполне мог иметь при себе оружие, и Джерид Данн подозревал, что именно так оно и есть. Шерифом Террелла являлся кроткий, мягкий человек, избранный на этот пост за свой жизнерадостный характер, а не за жесткость и несгибаемость. Поэтому ждать от него помощи не приходилось. Более того, когда выведенный из себя ковбой принялся на всю улицу изрыгать проклятия и угрозы, шериф поспешил незаметно улизнуть.

В этот момент рука ковбоя метнулась вниз, нащупывая рукоятку пистолета.

- Не делайте этого, - предупредил Джерид низким и звенящим в тишине голосом.

- Но почему? Вы боитесь оружия? - презрительно ухмыльнулся ковбой. - Или, может быть, вы, горожане, не умеете стрелять?

Медленно, не отводя глаз от противника, Джерид расстегнул пуговицы на своем безукоризненно сшитом сюртуке и коснулся рукой потертой кожаной кобуры, где лежал кольт 45-го калибра с такой же видавшей виды черной рукояткой.

Один вид этого грозного оружия, уже не раз, должно быть, выручавшего своего хозяина, мог служить предостережением. И уж тем более красноречивым оказался жест Джерида, нежно поглаживающего пистолет сквозь тонкую ткань подкладки. Данн казался абсолютно спокойным, в его стройной, подтянутой фигуре не чувствовалось и тени волнения, а взгляд бледно-голубых глаз не отрывался от лица расходившегося ковбоя.

- Брось, Эд, - раздался голос одного из друзей задиры. - Жаль, конечно, но в адвокатов стрелять нельзя. Мы найдем другую землю и на этот раз уже не дадим себя одурачить торговцу землей.

- Это моя земля! И к черту законы! Я не собираюсь уходить с нее из-за какого-то денежного мешка, заплатившего адвокату кругленькую сумму и пытающегося согнать нас с насиженных мест! - Ковбой изо всех сил стиснул в ладони рукоятку пистолета. - Вытаскивай свою игрушку, или ты умрешь, парень!

- Опять за старое, - пробормотал себе под нос Джерид.

Его немигающие голубые глаза еще больше сузились, а на губах появилась холодная усмешка.

- Вытаскивай! - не унимался ковбой.

Но Джерид стоял, не шевелясь.

- Трус!

Однако, и это не вывело адвоката из равновесия. Он уже успел усвоить простую истину - побеждает в подобных ситуациях не тот, кто суетится, а тот, кто умеет выдержать паузу и вовремя выстрелить.

В следующую минуту рука ковбоя метнулась за пистолетом. Эд успел выхватить оружие, но выстрелить ему помешала пуля Джерида, раздробившая его правую руку. Пальцы ковбоя, дрогнув, разжались, и, выронив пистолет, он с громким стоном опустился на грязную землю.

Ковбой все-таки успел нажать на курок, и пуля огнем обожгла ногу Джерида чуть выше колена, но он сумел удержаться на ногах и даже не вскрикнул. Продолжая буравить пристальным взглядом распростертого на земле противника, адвокат медленно приблизился к нему и остановился, все еще сжимая в руке пистолет. Ставшие свидетелями этой сцены люди с нескрываемым страхом всматривались в холодные, мерцающие ледяным блеском глаза Данна.

- Ты закончил или, может быть, хочешь добавить что-то еще? - бесстрастным голосом спросил адвокат. Его указательный палец все еще лежал на спусковом крючке, а дуло пистолета смотрело на лежащего на земле ковбоя.

Ни у кого не осталось сомнений, что если Эд попробует потянуться за своим пистолетом, валяющимся рядом со здоровой рукой, то Данн, не задумываясь, всадит в него вторую пулю.

С трудом приподняв голову, бледный, как мел, ковбой смотрел на призрак смерти в обличье адвоката в темном, с иголочки, костюме.

- Послушай, - произнес он хриплым шепотом, - мне кажется, мы где-то уже встречались.

- Сомневаюсь.

Лицо ковбоя исказила гримаса боли.

- А я - нет, - продолжал настаивать он. - Я видел тебя… в Додже. Я ездил в Додж где-то… в начале восьмидесятых. Там один бандит, техасец, убил другого бандита… Он сделал это, даже не пошевелив рукой, вот так, как это случилось сейчас…

Ковбой все больше слабел от потери крови и в любую минуту мог лишиться чувств, и кто-то из толпы бросился искать доктора.

Появившийся вскоре темноглазый человек с докторским саквояжем с трудом протиснулся сквозь толпу зевак к пострадавшему. Наметанный быстрый взгляд врача метнулся от окровавленной ноги Данна к залитой кровью руке ковбоя, все еще лежащего на земле.

- Сейчас 1902 год, - обратился врач к адвокату. - И нам пора бы уже стать цивилизованными людьми. Уберите эту чертову штуку!

Данн отточенным быстрым движением, не укрывшимся, однако, от глаз доктора, спрятал оружие в кобуру.

- Похоже, вы раздробили этому бедняге правую руку. - Осмотрев раненого, врач кивнул двум своим спутникам. - Отнесите его в мой кабинет. - Потом он повернулся и задержал взгляд на окровавленном колене адвоката. Данн спокойно обматывал рану белым носовым платком, уже успевшим пропитаться кровью. - Вы тоже можете идти с нами. А я-то думал, вы - адвокат.

- Я и есть адвокат.

- Судя по тому, как вы обращаетесь с оружием, можно предположить нечто другое. Вы сможете идти сами?

- Я только ранен, а не убит, - отрезал Джерид. Он смерил ледяным взглядом собеседника. - Со мной это уже случалось.

- На то вы и адвокат.

- А вы, должно быть, анархист.

Врач показывал дорогу друзьям раненого ковбоя, теперь несколько подавленным.

- Нет, я не анархист, - ответил он. - Но, по-моему, какая-то горстка людей не может править миром.

- Можете мне не верить, но я думаю так же.

Отказавшись от помощи какого-то сердобольного зеваки, предложившего свою руку, Джерид последовал за доктором. Он не оглядывался по сторонам и продолжал сверлить пристальным взглядом спины врача и своего противника. Как только друзья раненого поспешно удалились в комнату ожидания, адвокат невольно усмехнулся, поймав на себе их обеспокоенные взгляды. За долгие годы он уже успел привыкнуть к подобной реакции людей.

Десять лет назад Джерид уехал из Техаса в Нью-Йорк заниматься адвокатской практикой и считал, что с холодным и огнестрельным оружием для него покончено раз и навсегда. Но большинство своих дел Джерид вел на Западе, а там люди привыкли к смутному неспокойному времени и любой спор разрешали посредством оружия.

Стреляли даже в таких, казалось бы, цивилизованных местах, как Форт-Уэрт. Джерид читал об этом в местной газете, которую бабушка присылала ему в Нью-Йорк. И хотя применение оружия в Форт-Уэрте преследовалось законом, с этим считались лишь жалкие единицы горожан. Даже полиция города оказывалась бессильной в решении этого вопроса. Здесь же, в Террелле, шериф просто жаждал уступить свою должность кому-нибудь еще, поэтому, практически, закрывал глаза на проблему применения оружия. В Техасе такое едва ли могло иметь место

Джерид тяжело опустился на стул, а врач и его юный помощник занялись, тем временем, раненым ковбоем

Но адвокат думал сейчас не о своей простреленной ноге, а о только что завершившемся деле. Терпеть боль он научился еще в молодости. Сейчас ему стукнуло уже тридцать шесть, и печальные уроки юности не прошли для него бесследно

Джерида обманом заставили поверить в правоту землевладельца. И только в конце судебного процесса адвокат понял, как глубоко заблуждался, и какая несправедливость скрывалась за всем этим. Оставаясь верным своему клиенту, он детально расследовал дело и пришел к выводу, что у мелких владельцев ранчо не имелось на эту землю никаких реальных прав. Джерид не почувствовал облегчения, когда судья вынес в конце слушания дела вердикт, согласно которому несчастные поселенцы изгонялись с обжитых ими мест, где они вот уже пять лет занимались земледелием и разводили скот. Но самое отвратительное заключалось в том, что отсутствовавший на процессе новый владелец земли даже не подозревал о существовании этих людей.

К сожалению, права скваттеров (Скваттер - поселенец на незанятой или государственной земле, прим. переводчика ) законом не защищались. И в данном случае людей самым бессовестным образом надул какой-то мошенник. Продав им землю, он не оформил эту сделку юридически, и с тех пор его никто больше не видел.

- Повторяю, дайте мне взглянуть на вашу ногу, - произнес доктор с легким оттенком раздражения в голосе.

Очнувшись от своих размышлений и рассеянно оглядевшись по сторонам, Джерид понял, что, кроме него и врача, в кабинете больше никого не осталось. Раненому ковбою уже успели к этому времени оказать помощь и проводить к ожидавшим его друзьям.

Джерид лег на операционный стол и стал наблюдать, как доктор аккуратно разрезал штанину его брюк, внимательно осмотрел рану и, продезинфицировав ее, ввел туда какой-то блестящий длинный инструмент. Нащупав пулю, врач начал осторожно ее вытаскивать. Наконец, он поднял глаза, желая убедиться, что не причиняет пациенту слишком уж нестерпимую боль, но прочитал в холодных голубых глазах пострадавшего такое спокойствие, словно тот просматривал газету.

- А у вас, оказывается, завидная выносливость, - заметил врач, извлекая из раны пулю и бросая ее в металлический таз.

- Я рос в неспокойное время, - безмятежным тоном ответил Данн.

- И я тоже. - Еще раз обработав рану, доктор принялся накладывать повязку. - Что же касается вашей ноги, то кость, к счастью, не задета, но связки в нескольких местах порваны. Постарайтесь не слишком нагружать ногу и по приезде домой проконсультируйтесь со своим домашним доктором. На мой взгляд, ваше ранение не представляет серьезной опасности, но все же несколько недель больная нога даст о себе знать. Повязка пусть остается на ноге до тех пор, пока вас не осмотрит ваш доктор. У вас может подняться температура. Обязательно проверьте рану, когда приедете в Нью-Йорк. Как это ни печально, но опасность гангрены все же существует.

- Я последую вашему совету.

- Я сожалею, мне пришлось испортить ваши брюки.

Джерид равнодушно пожал плечами.

- Превратности войны. - Взгляд адвоката задержался на лице врача. - Я оплачу оба счета - свой и того человека, которого я ранил. Жаль, что я сразу не раскусил этого Хьюса. Ведь, оказывается, он лгал мне все это время. Мне казалось, я имею дело с нарушением чужого права владения.

Врач удивленно поднял брови.

- Разве вы не знали, что люди, которых судья сегодня и слушать не захотел, прожили на этой земле пять лет, и теперь их решили оттуда выселить?

- Я узнал об этом только сегодня.

Врач тихонько присвистнул сквозь зубы.

Джерид встал, вытащил из кармана бумажник, извлек оттуда несколько крупных купюр и протянул их доктору.

- Если вы знаете, как найти человека, в которого я стрелял, то скажите ему, что он имеет полное право завести дело против мошенника, продавшего ему землю. Нет на свете человека, которого нельзя найти. Я знаю одного последователя Пинкертона из Чикаго Его зовут Мэтт Дейвис. - Вытащив из кармана карандаш и листок бумаги, адвокат записал имя и адрес детектива. - Это очень хороший честный человек. За последние десять лет мне приходилось работать с ним довольно часто

Врач взял листок, протянутый ему адвокатом.

- Эд Баркли будет благодарен вам. Он неплохой парень, но много лет скитался, прежде чем женился и сделал попытку осесть. Все свои деньги, до последнего пенни, Эд вложил в эту землю. И теперь лишился всего - Врач пожал плечами и едва заметно усмехнулся. - В старые добрые времена еще можно было добиться справедливости. Цивилизация все усложняет.

Джерид насмешливо изогнул брови.

- Вы правы.

Спустя какое-то время адвокат вышел из кабинета врача и направился к себе в отель.

По дороге Данну встретился шериф. Служитель закона, откашлявшись, пробубнил неуверенным голосом:

- Думаю, мы должны обсудить с вами эту перестрелку…

Выведенный из себя болью в ноге и тем обстоятельством, что шериф даже не попытался исполнить свой служебный долг, Джерид с холодной решимостью нащупал кобуру пистолета.

- Конечно, мы это обсудим, - резко ответил он.

Шериф, в отличие от Эда Баркли, знал, от чего бывает потертой кобура и рукоятка пистолета. Он снова тихо откашлялся и нервно улыбнулся.

- Ну, конечно, вы использовали пистолет в целях самозащиты, - пробормотал шериф. - Чем еще можно ответить на выходки этих невыдержанных людей… Все было по справедливости. Вы… мм… покидаете город?

- Да. - Джерид окинул собеседника пронзительным взглядом. - Сегодня здесь вполне могли кого-нибудь убить. Ваша прямая обязанность, как шерифа - защищать своих горожан, а вы сбежали сегодня, как последний мерзавец. Если бы мы с вами жили в Техасе, то вас пристрелили бы на месте за такое поведение.

- Во-первых, я спешил по неотложным делам! А во-вторых, что вы можете знать о моих обязанностях? - поспешно отозвался шериф.

Уголок рта Джерида нервно задергался, а в глазах зажегся недобрый огонек.

- Боюсь, у вас не хватит времени выслушать все, что мне известно об этом.

Резким движением руки адвокат прикрыл оружие полой сюртука и продолжил путь, с каждым шагом прихрамывая все больше. Но даже сейчас, сильно хромая, он выглядел довольно угрожающе.

Добравшись до отеля, Джерид уложил вещи, расплатился и успел на ближайший поезд до Сент-Луиса, где он собирался пересесть на поезд, следующий в Нью-Йорк. Люди провожали взглядами вагон, увозивший адвоката. Мальчишки, ставшие свидетелями сегодняшней перестрелки на одной из улиц города, оживленно делились впечатлениями от увиденного.



ГЛАВА 1

- Проклятие!

Возглас отчетливо прозвучал в стенах элегантно обставленного кабинета. Алистер Брукс, старший компаньон адвокатской фирмы «Брукс энд Данн» оторвался от дела, которое старательно переписывал за шведским бюро (Шведское бюро - бюро с убирающейся крышкой, прим. переводчика ).

- Что случилось? - поинтересовался он.

Резким взмахом изящной загорелой руки Джерид Данн отбросил только что полученное из Форт-Уэрта письмо от бабушки.

- Проклятие, - снова процедил он сквозь зубы и, задумавшись о чем-то, уставился в одну точку. На прямом точеном носу адвоката красовались очки для чтения, скрывавшие глаза, которые, в зависимости от настроения их обладателя, могли быть и небесно-голубыми, и темно-серыми, стальными.

- Какое-то дело? - снова ненавязчиво спросил Брукс.

- Письмо из дома, - неохотно ответил Джерид и опустился на стул, закинув ногу за ногу и едва заметно поморщившись при этом. Правая нога по-прежнему напоминала о себе, поскольку со дня происшествия в Террелле прошло совсем немного времени. Сразу после приезда Джерида тщательно осмотрел его личный врач. Сменив повязку, он велел не трогать ее до тех пор, пока рана не затянется. Затем Джерида несколько дней лихорадило, но если он и испытывал боль или слабость от раны, то скрывал это за маской суровости.

- Из Техаса? - спросил Брукс.

- Из Техаса.

Джерид почему-то не любил называть это место домом, хотя порой ему этого и хотелось. Повернувшись на вращающемся стуле к своему компаньону, Данн окинул быстрым рассеянным взглядом кабинет с добротной дубовой мебелью, узкими высокими окнами с висящими на них легкими прозрачными шторами.

- Мне хотелось бы съездить туда, Алистер. Если я уеду, Паркинс с радостью займет мое место в фирме. Он довольно сносно разбирается в уголовном праве и имеет достаточно практики для того, чтобы снискать себе популярность в судейских кругах.

Тяжело вздохнув, Брукс отложил в сторону чернильное перо

- Тебя все еще угнетает то земельное дело в Нью-Мексико, - начал он.

- Дело не только в этом, - ответил Джерид. - Я устал.

Подняв руку, он пригладил свои волнистые черные волосы, в которых уже начинала серебриться седина. По мнению Джерида, новые морщины на лице появились только благодаря его профессии.

- Я устал работать на неверной стороне правосудия.

Брукс осуждающе нахмурил брови, а Джерид покачал головой.

- Пойми меня правильно. Я люблю свою профессию. Но я только что отобрал землю у людей, живших на ней и обрабатывавших ее целых пять лет, а значит, имевших на эту землю полное право Совесть не дает мне покоя. Ведь про меня могли подумать, будто я работаю из-за денег, а до справедливости мне и дела нет. Мне это не нравится. И я не хочу сейчас даже вспоминать о тех делах, которые удовлетворяли меня несколько лет назад, когда я был моложе и энергичнее. Я разочаровался в жизни.

- Если я правильно тебя понял, ты хочешь положить конец нашему партнерству, - медленно проговорил Алистер.

Джерид кивнул.

- Это действительно так. Я работаю адвокатом уже добрый десяток лет и благодарен тебе за помощь, которую ты мне оказывал, и за возможность работать в Нью-Йорке. Но мне почему-то неспокойно на душе.

Темные глаза Брукса сузились.

- Не связано ли твое столь внезапное решение скорее с письмом, чем с делом в Нью-Мексико? - резко спросил он.

Уголок тонких губ Джерида чуть заметно дрогнул.

- Вообще-то, да. Дело в том, что моя бабушка приютила у себя кузину моего сводного брата Эндрю, и у нее нет, к тому же, ни гроша за душой.

- Твои родственники, насколько я помню, живут в Форт-Уэрте, и ты помогаешь им деньгами, - подхватил Брукс.

Джерид кивнул.

- Из родственников моей матери в живых осталась только моя бабушка. Я очень люблю ее. Что же касается Эндрю…- Данн холодно засмеялся. - Эндрю тоже мой родственник, как бы я его не осуждал.

- Он ведь еще очень молод.

- После войны на Филиппинах, в которой он участвовал, у него появилось несколько завышенное представление о собственной персоне, - заметил Джерид. - Он ходит теперь с важным и самодовольным видом, надеясь тем самым произвести впечатление на женщин. И потом, деньги текут у него сквозь пальцы, как вода, - добавил Джерид раздраженно - Он покупает шляпки для особы, появившейся теперь в нашем доме, и берет на это деньги, отложенные бабушкой на ведение хозяйства. И вообще, я почти уверен, что идея взять в дом эту бедную девицу принадлежит именно Эндрю.

- А ты этого не одобряешь.

- Я хотел бы знать, кому помогаю материально, -ответил Джерид. - И возможно, мне необходимо хоть ненадолго съездить на родину. Я уже давно не бывал в Техасе, но меня тянет туда, Алистер.

- Тебя? Вот уж никогда бы не подумал.

- Это началось со мной еще в то время, когда я занимался делом в Бомонте, связанным с нефтью. - В голубых глазах адвоката появилось мечтательное выражение. - Я уже забыл, какие они, эти техасцы. Конечно, те люди жили в Западном Техасе, в Эль-Пасо В юности я провел какое-то время на границе. Мои мать и отчим прожили в Форт-Уэрте до самой смерти, а бабушка и Эндрю живут там и по сей день. И хотя я тоже побывал в Западном Техасе…

- Техас есть Техас, - перебил его Алистер.

Джерид улыбнулся.

- Вот именно

Алистер Брукс погладил рукой полированную спинку стула.

- Если ты и в самом деле решил ехать, я приглашу на твое место Нэда Паркинса. Хотя заменить тебя в полной мере он, конечно же, не сможет. - Брукс слабо улыбнулся. - За эти годы я встречал очень мало по-настоящему ярких личностей.

- Я бы мог оказаться гораздо менее яркой личностью, если бы люди в залах судебных заседаний вели себя более цивилизованно, - ответил Джерид.

- И тем не менее, судьи Нью-Йорка восхищаются твоим мастерством. И это часто дает нам преимущество

- Не сомневаюсь, ты найдешь на мое место другого человека. Ты - прекрасный адвокат.

- Как и ты. Ну, что ж, обдумай все хорошенько и сообщи мне, когда поедешь, - грустно сказал Алистер. - Я не хотел бы мешать твоим планам.

- Ты всегда оставался для меня хорошим другом и замечательным компаньоном, - отозвался Джерид. - Мне будет недоставать тебя, да и нашей работы тоже.

* * *

Джерид вспомнил эти слова неделю спустя, когда сидел в пассажирском вагоне поезда, уносящего его на запад. Он смотрел, как медленно проплывают за окном унылые пейзажи прерии и, вслушиваясь в ритмичное пыхтение локомотива, рассеянно провожал глазами клубы дыма и маленькие облачка пепла, подхватываемые ветерком. Колеса поезда дробно перестукивали.

- Какая пустошь, - заметила женщина с явным британским акцентом, обращаясь к своему спутнику.

- Да, мэм. Но эта земля не останется такой навсегда. Через несколько лет здесь, как и на Востоке, вырастут большие города.

- Интересно, есть в этих местах индейцы?

- Все индейцы в настоящее время живут в резервациях, - ответил мужчина. - И слава Богу, так как в шестидесятые и семидесятые годы прошлого века они часто совершали набеги на окрестные поселения. Но здесь обитали не только индейцы. Население занималось тут разведением скота, и в таких городках, как, например, Додж Сити и Эллсворт…

Что сказал об этих городах мужчина, Джерид так и не узнал, так как мысленно перенесся в далекий 1880-й год. Для Запада это время оказалось богатым на события. Оно ознаменовало собой и нашумевший процесс над Эрлом Клентоном в конце 1881-го года в Тумстоуне, штат Аризона, и последнюю битву в районе Великих равнин и Аризоны, последовавшую сразу за событиями 1876-го года в Монтане. В это время на Западе исчезли оставшиеся индейские племена, а после суровой зимы 1886-го года изжили себя последние из великих погонщиков скота, лишившиеся большей части своего поголовья.

Одновременно с этим в 1890 году в Вундед-Ни началась страшная резня индейских женщин и детей, повлекшая за собой закрытие границы. Пришел конец старым животноводческим городам. Вооруженные до зубов всадники, возглавляемые шерифами пограничных городов, прочесывали каждый дюйм местности в поисках индейцев, стремясь стереть эту нацию с лица земли.

Цивилизация - дело, конечно, хорошее, заметил про себя Джерид. С развитием прогресса жизнь стала гораздо легче и лучше для нового поколения американцев. Даже в самых маленьких городках набирали силу социальные программы благоустройства и повышения жизненного уровня людей, защиты прав женщин и детей и помощи нуждающимся. Люди стремились сделать свою жизнь еще лучше, и теперь в стране не царило беззаконие, как раньше.

Но когда этот подтянутый мужчина в элегантном костюме адвоката встречался лицом к лицу с несправедливостью, все внутри у него сжималось при воспоминании о горьком запахе дыма, разъедавшем глаза. В то время он был еще совсем мальчиком, подростком, росшим без отца. И он устал доказывать всем и каждому, что нисколько не хуже других, у кого есть и отец и мать, состоящие в законном браке. Джерид, конечно же, не мог винить свою несчастную мать в том, что однажды поздним вечером в Додж Сити, штат Канзас, ее изнасиловал человек, которого она даже не запомнила в лицо В конечном итоге, мать Джерида приняла верное решение, родив ребенка и вырастив его в любви и нежности. Сын продолжал оставаться самым близким для нее человеком даже после ее свадьбы с аристократом из Форт-Уэрта и после рождения сводного брата Эндрю, которого Джерид так и не сумел полюбить. Вскоре мать Джерида умерла, тщетно пытаясь спасти сына от беспутной жизни.

Находясь на смертном одре, сраженная холерой, отправившей на тот свет и ее мужа, она крепко сжала в своей хрупкой ладони руку сына, попросив его вернуться на Восток и поступить в колледж. Мать рассказала Джериду о деньгах, заработанных ею шитьем и продажей яиц. Этих денег должно было хватить для поступления в колледж и даже, возможно, для оплаты всего курса обучения. Мать Джерида взяла с сына слово исполнить ее последнюю просьбу, чтобы со спокойным сердцем отойти в мир иной. Ибо жизнь, которую он вел в то время, непременно окончилась бы для него вечными муками в аду.

Похоронив мать, Джерид всерьез задумался над ее последними словами. Он оставил младшего сводного брата Эндрю на попечении убитой горем бабушки и отправился на Восток.

Джерид обладал острым аналитическим умом, он смог заработать стипендию и с честью закончил Гарвардский университет, где изучал право. После окончания университета один из друзей помог ему устроиться на работу в уважаемую адвокатскую контору, принадлежавшую Алистеру Бруксу. Особенно интересовало юношу уголовное право, и он с большим успехом работал в этой сфере десять лет, с тех пор как закончил университет. Но вместе с успехом на Джерида навалились и проблемы, главной из которых оказался брат Эндрю. Мальчик, достигнув юношеского возраста, стал совершенно неуправляемым, бедная старая бабушка уже с трудом справлялась с ним. Незадолго до того, как началась испано-американская война, Джерид помог пристроить брата в армию. Но, побывав на Филиппинах, Эндрю и вовсе возомнил себя героем войны, прекрасно вжившись в свою новую роль. Он стал таким надменным, заносчивым и самодовольным, что Джерид предпочитал не встречаться с братом и оставался в Нью-Йорке. Он редко ездил домой только из-за Эндрю, тот очень раздражал Джерида в последнее время. Джерид проклинал день свадьбы своей матери с Даниэлем Пейджем, а также день рождения своего сводного брата.

Эидрю ничего не знал о прошлом Джерида. Та его жизнь осталась далеко позади, в Канзасе, и не имела ничего общего с жизнью, которую Джерид сотворил для себя сам. Все в ФортУэрте знали Джерида, как преуспевающего адвоката из Нью-Йорка, никогда не державшего в руках ничего опаснее чернильной ручки. К счастью для него, вести о его случающихся время от времени столкновениях с противниками по вопросам права не просочились пока в местную газету; Джерид отбивал охоту брать у него интервью у наиболее любопытных репортеров, а состязаться с ним в стрельбе и вовсе никто не решался. В восьмидесятые годы произошел, правда, ряд случаев, к счастью, быстро забытых, когда Джериду пришлось взять в руки оружие. Он и по сей день оставался стрелком, не знающим промаха, и постоянно оттачивал свое мастерство. Но за последние годы Джерид никого не убивал.

Он вспоминал ту безрассудную, беспечную и пустую жизнь, которую вел раньше, и глаза его постепенно сужались. На долю его матери и в самом деле выпало много страданий из-за темной стороны жизни сына, перед смертью несчастной выросшей до устрашающих размеров. Она не знала отца своего ребенка и, должно быть, сильно из-за этого переживала. Джериду тоже хотелось бы узнать хоть что-нибудь о своем отце, но в Додж Сити не нашлось человека, на которого он был бы похож, и кто мог бы пролить хоть какой-нибудь свет на его происхождение. Возможно, отцом Джерида оказался всего лишь пьяный ковбой, перегонявший скот, или солдат, возвращавшийся с войны. Вообще-то, это не столь важно, часто говорил он себе. Но все-таки, ему очень хотелось выяснить для себя этот вопрос.

Адвокат рассеянно смотрел на бескрайнюю ширь лугов, тянувшихся за окном поезда. Его беспокоила новость о девушке, живущей теперь в их доме. Он, Джерид, оплачивал счета бабушки и, конечно же, Эндрю, а значит, его просто обязаны были спросить, в состоянии ли он прокормить еще один рот, прежде чем повесить ему на шею еще и эту девицу. Джерид ничего не знал о нежданной нахлебнице и опасался, что и его родным известно о ней лишь немногим больше. И уж, конечно, идея приютить девушку в их доме пришла в голову Эндрю. Кажется, она доводилась ему какой-то дальней кузиной; Джериду же она являлась и вовсе чужим человеком.

Он хорошо помнил строки из письма бабушки:

…По словам Эндрю, она почувствует себя лучше у нас, чем в Галвестоне, тем более, после столь ужасной трагедии. Она ни за что на свете не хочет туда возвращаться, но ее дядя, похоже, настойчиво зовет девушку к себе, успокаивая ее тем, что город, вроде бы, отстроен заново. Дядя нашел там работу. Со дня той страшной трагедии прошло уже полтора года, но бедняжка боится теперь жить так близко от моря. Боюсь, как бы настойчивость ее дяди не вернула к ней кошмарные воспоминания о том далеком дне…

Джерид размышлял над этими строками из письма и о том, почему же девушка боится возвращаться в Галвестон. В сентябре 1900-го года там произошло страшное по своей силе наводнение. Значит, эта девушка - одна из тех немногих, кому посчастливилось тогда спастись? Джерид припомнил, что в то страшное утро в результате наводнения погибло около пяти тысяч человек. Всего за несколько минут океан поглотил весь этот маленький городок. И потом, бабушка же писала ему, что Эндрю совсем недавно ездил на побережье. Джерид стал понемногу вникать в смысл произошедшего. Он готов был биться об заклад, что эта, так называемая кузина Эндрю окажется, в действительности, всего лишь его новой пассией. И если дело обстоит именно так, как думает Джерид, то он не собирается содержать всех тех девиц, с которыми Эндрю захочет заводить романы. Поселившейся в их доме подруге своего легкомысленного сводного брата Джерид посоветует укладывать вещи, и чем скорее, тем лучше.

Рассеянно глядя на проплывающие за окном зеленые равнины, Джерид мысленно рисовал портрет этой девицы. Зная вкусы своего брата, он ничуть не сомневался, что эта особа окажется хорошенькой, умудренной опытом женщиной. Сердце у нее, скорее всего, из куска льда, а глаза без труда отличают бедного человека от богатого. Чем больше Джерид думал о поселившейся в их доме особе, тем больше злился. Его бабушка, должно быть, совсем выжила из ума, раз позволила такое. Но, насколько помнил Джерид, старушка никогда не лишалась здравомыслия. Скорее всего, Эндрю ее обманывает. Но уж с ним-то, Джеридом, у братца этот номер не пройдет.

* * *

Поезд прибыл на станцию назначения поздно вечером. Джерид сошел на платформу, захватив только один саквояж и распорядившись доставить чемодан домой на следующее утро. Несмотря на поздний час, ему удалось найти свободный экипаж и без проблем добраться до дома, расположенного на главной улице города. Именно в этом доме, построенном в викторианском стиле, и жили бабушка Джерида и его сводный брат Эндрю.

Джерид не известил домашних о своем приезде. По его твердому убеждению, иногда можно было позволить себе свалиться, как снег на голову.

Он заметно прихрамывал. Направляясь по обсаженной цветами дорожке к крыльцу дома, Джерид являл собой образец настоящего джентльмена. На темных, волнистых волосах залихватски сидел котелок, а темно-синий, слегка запылившийся в дороге костюм и черные кожаные, ручной работы туфли выглядели просто великолепно

Хотя час был уже поздний, Джериду удалось рассмотреть, что дом находится в хорошем состоянии. В высоких узких окнах приветливо горел свет, освещая крыльцо и выхватывая из темноты стоящие на открытой террасе качели, канапе и несколько кресел-качалок. Джерид никогда не жил в этом доме и только приезжал сюда от случая к случаю, поскольку купил этот дом для своей бабушки. Он окинул одобрительным взглядом и аккуратные подушечки на креслах, и качели. Все это придавало дому неповторимое очарование и прекрасно сочеталось с деревянной резьбой, богато украшавшей навес над террасой.



Перед дверью Джерид остановился и потянулся к медному дверному молотку, сделанному в форме львиной головы. Вслед за стуком в доме почти сразу послышались голоса.

- Элла, открой, пожалуйста, дверь. Элла! Господи! Где же миссис Пейт?

- Ничего, миссис Данн. Я посмотрю, кто там пришел.

- Только не ты, Ноэль. Это не подобает…

По всей видимости, наставления бабушки решительным образом проигнорировала та, кому эти наставления предназначались. Прежде чем дверь открылась, Джерид успел заметить промелькнувшую в окне волну густых золотисто-каштановых волос, уложенных в высокую прическу, а спустя несколько секунд его взору предстало прелестное личико с зелеными глазами, под густыми, темными ресницами. Эти зеленые, цвета молодой листвы, глаза смотрели на Джерида вопросительно

Адвокат скептически прищурился и окинул быстрым взглядом стоящую перед ним девушку в простой белой блузке с высоким кружевным воротом и темной, доходящей до щиколоток юбке.

- Что вам угодно? - спросила незнакомка довольно приятным голосом, сразу выдававшим в ней уроженку южного Техаса.

В ее голосе прозвучала такая воинственность, что Джерид внутренне ощетинился. Чисто из вежливости, присущей ему с рождения, он снял шляпу и тяжело оперся на трость.

- Я хотел бы видеть миссис Данн, - произнес он холодно

- Сейчас слишком позднее время для посетителей, - сообщила Джериду девушка. - Вам придется прийти как-нибудь в другой раз.

Джерид удивленно вскинул брови.

- Не слишком ли вы самонадеянны для служанки, мисс? - спросил он не без сарказма.

Девушка залилась краской.

- Я не служанка. Я - член этой семьи.

- Черта с два! - резко ответил Джерид.

В его глазах сразу появился опасный блеск. Он, не мигая, уставился на девушку. И та невольно смутилась под тяжелым взглядом мужчины. Озадачило ее и ругательство, никак не вяжущееся с мягким низким тембром голоса его обладателя. Настоящий джентльмен не стал бы так выражаться в присутствии женщины!

- Сэр, кем бы вы ни оказались… - надменным тоном начала она.

- Эндрю следовало бы известить вас о существовании моей персоны, - холодно перебил ее Джерид. - Тем более, именно я оплачиваю в этом доме все счета. Итак, где моя бабушка?

Только теперь девушка поняла, с кем разговаривает. Эндрю, конечно же, говорил ей о своем сводном брате. Но она не предполагала, что это настоящий дьявол в темном костюме адвоката. И хотя на висках у брата Эндрю начинала серебриться седина, он выглядел очень привлекательно. Вот только его высокая, крепкая фигура невольно вызывала страх, а голубые глаза светились холодным стальным блеском.

- Но вы ведь не представились, - попыталась оправдаться девушка, быстро открывая дверь.

- Думаю, едва ли это так уж необходимо в своем собственном доме, - раздраженно парировал Джерид.

У него страшно разболелась нога, и он чувствовал себя усталым и разбитым.

В этот момент взгляд девушки упал на трость, на которую тяжело опирался брат Эндрю, потом она разглядела суровые морщины вокруг его тонких губ.

- О… да вы покалечены, - выпалила девушка.

Брови Джерида снова поползли вверх.

- Ваша наблюдательность просто лишает меня дара речи, - едко заметил он.

Девушка густо покраснела. Стоящий перед ней мужчина оказался очень высок, ей невольно приходилось запрокидывать голову, чтобы разглядеть его лицо. Этот человек совсем ей не нравится, решила она, а значит, и жалеть его не стоит. Возможно, он заработал это увечье, когда пинал хромых собак…

- Миссис Данн в гостиной, - сказала девушка и с треском захлопнула дверь.

- Мой саквояж остался на улице, - заметил Джерид сварливо

- Что ж, он тоже может войти, - она фыркнула и пронеслась мимо Джерида в гостиную.

Джерид последовал за ней, на какой-то момент, действительно, чуть не лишившись дара речи. Эта особа слишком много на себя берет для нуждающейся родственницы.

- Джерид! - радостно воскликнула сидящая на софе маленькая сухонькая старушка и поспешила к внуку. - Мой дорогой, какая приятная неожиданность! Ты проездом или приехал немного погостить?

Разговаривая с бабушкой, Джерид искоса посматривал на девушку с золотисто-каштановыми волосами.

- О, я приехал домой насовсем, - сообщил он, наблюдая за тем, как меняется выражение зеленых глаз девушки. - Я решил сменить обстановку.

- Я так рада тебя видеть, - продолжала щебетать миссис Данн. - И Эндрю тоже обрадуется. Видишь ли, он уехал на неделю по делам. Эндрю делает закупки для местного кирпичного завода. Совсем недавно он ездил в Галвестон, где должен был принять заказы. Там твой брат и нашел нашу очаровательную Ноэль.

Джерид перевел взгляд на девушку. Она оказалась моложе, чем показалась ему в первый момент, и возможно, еще не вышла даже из подросткового возраста.

- Это мой внук, Ноэль, познакомься. Джерид, а это юная кузина Эндрю, Ноэль Браун.

Джерид молча смотрел на девушку.

- И как, интересно, Эндрю узнал о том, что вы родственники? - спросил он, наконец.

- Он узнал это через одного нашего общего знакомого, - ответила Ноэль, изо всех сил стискивая руки.

- А вам не приходило в голову, вы ведь абсолютно не похожи на моего сводного брата, белокурого и темноглазого?

- У кузины отца Эндрю были рыжеватые волосы,- вмешалась бабушка, - родилась она в Галвестоне и носила фамилию Браун. Естественно, когда Эндрю обмолвился об этом, какой-то его знакомый в том городе сообщил ему о существовании Ноэль и ее грустной истории.

- Понятно

- Дорогой мой мальчик, что с тобой случилось? - старушка только сейчас заметила, что ее внук довольно грузно опирается на трость.

Джерид в ответ невольно хмыкнул.

- Ничего страшного Обычный несчастный случай.

- Только и всего? - елейным голоском произнесла Ноэль. - А я-то думала, вы защемили ногу в калитке.

Джерид склонил голову к плечу и пристально посмотрел на девушку.

- А вы, оказывается, очень прямы и откровенны, мисс Браун.

- Мне пришлось стать такой, - ответила девушка. - У меня было четверо братьев, и ни один из них никогда не делал скидки на то, что у меня недостаточно крепкие мускулы.

- От меня вы тоже не дождетесь скидки на свой возраст, - предупредил Джерид мягким, но несколько зловещим тоном.

Взгляд Ноэль задержался на седеющих висках адвоката.

- Я, со своей стороны, тоже не собираюсь принимать во внимание ваш возраст.

Джерид удивленно выгнул бровь.

- Мой возраст?

- Да, ведь вы уже далеко не молоды.

Джерид с трудом удержался, чтобы не взорваться. Впрочем, возможно, этой девочке-подростку он, и в самом деле, кажется старым. Оставив без ответа ее последнюю колкость, Джерид повернулся к бабушке.

- Как ты поживаешь? - спросил он, и тон его голоса так круто изменился, что Ноэль невольно удивилась.

Миссис Данн тепло улыбнулась внуку.

- Достаточно хорошо, мой мальчик, для леди моего возраста. А ты все так же прекрасно выглядишь.

- Нью-Йорк, как и прежде, добр ко мне.

Старушка опустила глаза на ногу внука.

- И все-таки, не слишком.

Джерид улыбнулся.

- Это произошло в Нью-Мексико Несчастный случай.

- Надеюсь, тебя не сбросила взбесившаяся лошадь? - спросила бабушка первое, что ей пришло в голову.

Судя по выражению лица, с которым Ноэль посмотрела на Джерида, она ничуть не сомневалась, что этот «хлыщ» в элегантном дорогом костюме, адвокат, живущий в огромном городе на Востоке, даже не знает, с какой стороны подходить к лошади.

- Да, с лошадьми шутки плохи, - ответил Джерид уклончиво

Ему нравилось производить на эту девчонку такое впечатление. Он почти читал в ее глазах эпитеты себе: «тряпка», «фат», «бездельник», «слабак»…

Встретившись взглядом с Джеридом, Ноэль нервно закашлялась, словно только что произнесла все эти слова вслух.

- Не хотите ли чего-нибудь перекусить, мистер… мм… мистер Данн?

- Я выпил бы кофе. Путешествие в поезде показалось мне таким утомительным, - манерно протянул адвокат, притворно зевая и напуская на себя вид избалованного удобствами горожанина.

Ноэль быстро повернулась и, боясь расхохотаться во все горло, выскочила из гостиной. Если это и есть тот самый грозный сводный брат Эндрю, то она уж точно может не бояться, что он укажет ей на дверь. Внезапно Ноэль поежилась, вспомнив страшную неловкость, которую испытала она, глядя в его холодные, отливающие стальным блеском глаза. Он свободно и независимо держится. «Нет, со мной определенно что-то случилось», - растерянно подумала девушка, но затем решительно тряхнула головой и пошла на кухню.

- Ну, а теперь, - произнесла миссис Данн, когда дверь за девушкой закрылась, и в коридоре стихли ее шаги, - ты можешь рассказать мне, что же все-таки произошло на самом деле?

- Я слегка повздорил с вооруженным ковбоем в одном маленьком городке, - объяснил Джерид, присаживаясь напротив бабушки. - Я ранил его в руку, он тоже успел нажать на курок, и пуля задела мою ногу. Рана еще немного побаливает, но, думаю, через несколько недель я буду как огурчик. И этот ковбой, к счастью, тоже, - мрачно прибавил мужчина. Может, в следующий раз он станет более осторожным и сначала подумает, прежде чем угрожать кому-то пистолетом.

- Стрелять в таком солидном возрасте, - принялась журить внука бабушка. - Господи, ведь Эдит именно этому хотела положить конец! Прежде всего, из-за этого она просила тебя уехать на Восток и поступить в университет.

- Я стараюсь этого избегать. И мне это удается, почти всегда, - проговорил Джерид, небрежно бросая на пол свою трость. - Но все же до сих пор есть такие дикие места и люди, которые сначала хватаются за оружие и только потом обращаются к помощи полицейского. А у тех, кто предстает перед судом, нервы всегда на пределе.

- Не понимаю, почему ты выбрал именно эту профессию, - недовольно проворчала старушка. - Она ведь так опасна.

Джерид ласково улыбнулся бабушке.

- Бывает и такое. Я собираюсь открыть адвокатскую контору здесь, в Форт-Уэрте. Нью-Йорк потерял для меня всякий интерес.

Голубые, как у внука, глаза бабушки заметно смягчились.

- Ты это серьезно, Джерид? Я так рада, что ты вернулся домой.

- Мне тоже тебя не хватало, бабушка, - признался Джерид.

Старушка прикусила нижнюю губу.

- Здесь никто не знает о твоем прошлом, - тихо проговорила она. - Я никогда и никому об этом не рассказывала, а тем более - Эндрю. Но эти твои истории… А если в городе появится один из твоих врагов?

Джерид усмехнулся.

- Ну, и что из того? Перестрелки остались далеко в прошлом. К этому прибегают сейчас только воры и грабители. Едва ли какой-нибудь преступник изберет меня своей мишенью. Это случается только в дешевых бульварных романах, - прибавил он сухо

- Не напоминай мне, - проворчала миссис Данн, представив себе Джерида в каком-то мрачном одеянии и с пистолетами в обеих руках, хотя он всегда ограничивался одним пистолетом, даже в молодости.

- Я уважаемый адвокат.

- Ты - тяжелый человек, - возразила миссис Данн. - И потом, все мы не настолько уважаемы, как бы нам хотелось. Когда твоя мать тебя родила, я работала в таверне, в Додже. Теперь же я состою в Женском Благотворительном обществе, Обществе Трезвенников, женском швейном кружке и еще пою в церковном хоре. И все же, разве не стали бы люди иначе смотреть на меня, узнай они о моем прошлом?

- Они смотрели бы на тебя точно так же, как и сейчас, даже с большим восхищением, - пробурчал Джерид.

Бабушка невесело рассмеялась.

- Что-то мне с трудом в это верится. - Она покачала головой. - О, Джерид, уроки, полученные нами в юности, всегда суровы. И все темные стороны нашего прошлого следуют за нами, как тени, до глубокой старости.

Джерид с безграничной нежностью вгляделся в усталое, морщинистое лицо бабушки. Ей пришлось перенести в жизни куда больше, чем ему, хотя и внуку бывало несладко. Он никогда не убивал людей просто так, без всякой причины, но прошлое частенько тревожило его, представая в памяти в мельчайших подробностях. Кошмары прошлого часто мучили Джерида по ночам, он вскакивал с постели и, не в силах заснуть, метался по комнате.

- Тебя преследуют твои дьяволы, - произнесла вдруг бабушка, читая в глазах внука затаенную боль.

- А разве у каждого из нас нет своих дьяволов? - Джерид тяжело вздохнул. - Вернемся лучше к нашей рыжеволосой гостье, - прибавил он. - Расскажи мне о ней.

- Ноэль очень добрая девочка, - отозвалась миссис Данн. - Она с удовольствием помогает на кухне и не боится даже более тяжелой работы.

- Я спросил не об этом.

Старушка едва заметно поморщилась.

- Они с Эндрю влюблены друг в друга. Твоему брату эта девушка сразу же понравилась. Когда он все о ней узнал, то настоял, чтобы Ноэль приехала сюда. Ее семья погибла во время наводнения в Галвестоне в 1900 году, после чего бедняжка жила в Виктории у своего престарелого дяди. Но тому вскоре предложили хорошую работу в Галвестоне. Девушка же страшно боится возвращаться в этот город. Возможно, дядя хотел от нее просто отделаться. Поэтому-то Эндрю пригласил свою кузину жить у нас. - Миссис Данн старательно расправила складки на юбке. - Он знал, что тебе это вряд ли понравится, но собирался пойти работать и взять все расходы по содержанию этой девушки на себя.

- Эндрю приносит домой десять долларов в месяц,- резко возразил Джерид. - Все остальное он тратит на новую обувь и убранство для своего экипажа.

- Да, я знаю. Но его отец всегда по-доброму относился к Эдит.

- И к тебе тоже. Я помню. Эндрю - наш крест, и мы должны нести его в память о доброте его отца.

- Нельзя говорить так зло и немилосердно

- А я никогда и не отличался добротой, - напомнил Джерид, и на какой-то миг глаза его снова вспыхнули опасным блеском.

- Я могла бы согласиться с этим, если бы не знала тебя слишком хорошо. Ты всегда по-доброму относился к тем людям, которых любишь.

- Но этих людей всего двое - ты и моя мать.

Бабушка ласково улыбнулась.

- Когда-нибудь ты встретишь женщину, полюбишь ее и женишься, Джерид. У тебя должна быть своя семья. Я не собираюсь жить вечно

- Зато Эндрю собирается, - мрачно пошутил Джерид. - Но он, наверное, останется сидеть у меня на шее до самой моей смерти.

- Тебе не идет цинизм.

- В последнее время этот груз все сильнее на меня давит, - признался Джерид, постукивая костяшками пальцев по колену. - Когда я начинал работать адвокатом, мне хотелось выступать на стороне правосудия. Но потом я все больше и больше попадал под влияние денег. Я устал помогать богатым лишать наследства бедных. От моего прежнего честолюбия за последние месяцы не осталось и следа. Теперь же я хочу приносить пользу.

- Я уверена, ты успел уже сделать много хорошего. Но и здесь тоже есть люди, нуждающиеся в твоей помощи.

- Да, я тоже так думаю. - Джерид сощурился. - У Эндрю серьезные намерения к Ноэль?

Миссис Данн поморщилась.

- Кто его знает? Эндрю такой непостоянный. Какое-то время он пытался ухаживать за Амандой Дойл… Ты должен помнить ее отца, Джерид. У него большой дом в городе и три дочери. Во времена индейских войн он сражался в кавалерии.

- Да, - отозвался Джерид, перед его глазами встал образ величественного, надменного старика.

Как и он сам, Дойл вырос в неспокойное время, и теперь старался оградить своих дочерей от всего дурного, жену же его считали настоящей леди.

- Но мисс Дойл и Эндрю совершенно разные люди, - продолжила бабушка. - А потом он поехал в Галвестон и встретил там Ноэль.

- И, без всякого сомнения, покорил ее своим важным самодовольным видом, - сухо заметил Джерид.

- Дорогой мой, Эндрю производит на женщин впечатление своим героическим прошлым, приятной внешностью и прекрасными манерами.

- А также своей молодостью, - прибавил с усмешкой Джерид. - Кстати, ваша гостья, похоже, причислила меня к разряду дряхлых и немощных.

- Но она ведь ничего о тебе не знает, - напомнила Джериду бабушка. - А ты, как мне показалось, еще и поощряешь ее ошибочное о тебе впечатление.

- Ну, и что из того? - Данн пожал плечами. - Эта девочка не более, чем капризный ребенок. Однако, если она думает, что кто-то в этом доме станет содержать ее до конца жизни, то ей придется рано или поздно глубоко разочароваться.

Миссис Данн вспыхнула.

- Вот уж никогда бы не подумала, что эта несчастная сиротка станет для тебя таким бременем, - произнесла она, заметно расстроившись.

Джерид поднял руку.

- Тебя принудили к этому, - сказал он просто - Не забывай, я хорошо знаю нашего Эндрю. Но об этой девушке нам не известно ровным счетом ничего Она может оказаться кем угодно

- По словам Эндрю, дядя Ноэль хорошо известен в своих кругах, да и она сама из уважаемой в Галвестоне семьи.

Но Джерид не желал ничего слышать об этой пигалице. Она уже и без того порядком его раздражала.

- И потом, как мне кажется, Эндрю привез эту девушку сюда, так как собирается на ней жениться, - проговорила бабушка.

Эта идея понравилась Джериду еще меньше. Он холодно засмеялся.

- Эндрю еще не готов к семейной жизни, - насмешливо сказал он, обращаясь, скорее, к самому себе, нежели к старушке, затем откинулся на спинку кресла и осторожно потер больную ногу.

- Ты велишь Ноэль уехать от нас? - медленно спросила миссис Данн.

- Возможно, - ответил равнодушно Джерид. - Это будет зависеть от того, что я о ней узнаю. А пока я не принял решения, она может здесь пожить.- Он улыбнулся бабушке. - А сейчас мне хотелось бы послушать о новых организациях, появившихся в Форт-Уэрте, о которых ты столько мне писала. Что конкретно представляет из себя этот Проект Усовершенствования города?

ГЛАВА 2

Первое утро пребывания Джерида в родном доме выдалось дождливым. Ожидая, пока экономка миссис Пейт накроет стол к завтраку, он стоял у окна в столовой. Миссис Пейт занималась в доме и готовкой, и уборкой. Уютный дом, в котором жила семья Джерида, содержался в образцовом порядке и имел все современные удобства, включая очень большую ванную комнату с водопроводом.

Кусты нежно-розовых роз в саду только-только расцвели и поражали своим великолепием, но человека у окна, казалось, не трогала эта красота. Не замечал он ни серебристых капелек дождя, сбегавших по стеклу, ни цветущих роз. Мысли Джерида витали далеко отсюда, в прошлом, о котором он всегда вспоминал с болью.

Мать Джерида с отчимом жили в другом доме, этот теперешний построили позднее. Но хотя его мать умерла и не здесь, встреча с бабушкой и разговор с ней пробудили в Джериде болезненные воспоминания. Он этого не ожидал.

- Не правда ли, чудесные розы, мистер Джерид? - послышался за спиной любезный голос миссис Пейт. - Старик Генри содержит кусты в идеальном порядке, да и мисс Браун любит покопаться в земле - в мужском комбинезоне - конечно, когда никого нет в саду. Она ухаживает не только за цветами, но и за овощами.

Замечание миссис Пейт о том, какую одежду предпочитает порой Ноэль, удивило Джерида. Он мог себе представить, как отреагировал бы чопорный Форт-Уэрт на вид молодой женщины в мужской одежде, работающей в саду на виду у всей улицы. Джерид подумал о том, что же еще любит делать Ноэль, но вслух ничего не сказал. Эта девушка вышла из бедности, и он все еще сомневался, не поселилась ли она здесь, желая улучшить свое материальное положение.

В эту минуту в столовую в сопровождении Ноэль вошла миссис Данн.

- Доброе утро, Джерид. Надеюсь, ты спал хорошо? - бодро поинтересовалась бабушка у внука.

- Да, неплохо - Джерид перевел взгляд на девушку, помогавшую старушке усесться в кресло

«А она очень внимательна», - отметил про себя адвокат и тут же поймал себя на мысли, что эта забота, возможно, показная.

- Спасибо, дорогая, - поблагодарила миссис Данн девушку. - Элла, завтрак выглядит просто великолепно

- Надеюсь, он окажется таким же и на вкус, - с улыбкой отозвалась миссис Пейт.

- Давай свою чашку, Джерид. Я налью тебе кофе, - предложила миссис Данн.

Джерид передал ей чашку и снова бросил взгляд на Ноэль, задумчиво смотревшую в окно на проливной дождь.

- О чем вы задумались, мисс Браун? - поинтересовался Джерид.

Девушка смущенно тряхнула головой.

- Я думала, приедет ли сегодня Эндрю.

Она воздержалась от дальнейших объяснений, рассердившись на Джерида, словно он поймал ее на месте преступления, как маленькую девочку.

- Он собирался вернуться домой сегодня к вечеру, - заметила миссис Данн. - Эндрю обрадуется тебе, Джерид.

- Ты так думаешь? - Джерид добавил в кофе сливки и потянулся за сахаром. - Когда в прошлом году, на Рождество, я проездом оказался дома, мы с ним так и не встретились.

Джерид до сих пор не мог простить этого Эндрю, ведь если бы не его неожиданный приезд, бабушке пришлось бы праздновать Рождество в одиночестве.

- Он ездил тогда к кому-то из своих друзей в Канзас Сити. - Миссис Данн не упомянула, что друзья, в основном, были женского пола.- Работа Эндрю связана с частыми разъездами.

Джерид отпил глоток кофе и взял протянутые ему бабушкой тарелки с яйцами, беконом, помидорами и бисквитами. На изящном, китайского фарфора блюдце с зубчатыми краями возвышался аппетитный желтый холмик свежего масла. Миссис Пейт каждую неделю покупала для семьи свежее масло. Кроме того, на столе стояли вазочки с вареньем, джемом и желе, заготовленными миссис Пейт и бабушкой Джерида прошлым летом и осенью. Джерид особенно любил нежное варенье из персиков. Вот и сейчас он зачерпнул из миниатюрной серебряной вазочки две ложечки этого варенья.

- Скоро уже пойдут свежие овощи, - заметила миссис Данн. - В саду все так и идет в рост.

- Да, - рассеянно поддержала беседу Ноэль. - Я покрыла молодые саженцы помидоров, а то они могут погибнуть в случае неожиданного заморозка.

- Генри спрашивал меня, кто, кроме него, занимается в саду прополкой, - как бы невзначай заметила старушка.

Ноэль смущенно закашлялась, но успела вовремя прикусить язык и не проговориться, как сильно в последнее время Генри увлекается спиртным. Она узнала об этом случайно, и ей не хотелось производить на Джерида плохое впечатление, дурно отзываясь о садовнике. Ей казалось, что семья сильно привязана к этому Генри, хотя самой Ноэль он совсем не нравился. Уж она-то знала, как недобросовестно садовник относится к своим обязанностям, и это ее раздражало

- У меня выдалась свободная минутка…

- Миссис Харди, наша соседка, увидела как-то тебя в саду, в этой мужской одежде, и сказала мне об этом. Надо сказать, она, как истинная леди, была шокирована.

Зеленые глаза Ноэль вспыхнули.

- Я выросла в деревне, миссис Данн, - пробормотала она. - И делала там все - и коров доила, и полы скребла. К тому же, в длинном платье не слишком-то удобно копаться в земле.

- Да, но здесь ты должна вести себя более пристойно, - взволнованно произнесла пожилая женщина. - Тебе ведь известно, у нас есть садовник - Генри.

Джерид с трудом удержался от смеха. Его бабушка сама делала за слуг всю работу по дому, когда только переехала с дочерью и ее новым мужем в Форт-Уэрт. Миссис Данн не сразу научилась вести себя, как подобает светской даме. Джерид понял, что бабушка надеялась избавить Ноэль от тех горьких уроков, которых не избежала сама.

- Обещаю, я постараюсь, миссис Данн, - уважительно произнесла девушка, думая в этот момент о том, что все равно ни за что на свете не бросит копаться в саду.

Хотя голосок Ноэль звучал ровно, по ее виду было ясно, что она расстроилась. Чтобы понять это, Джериду хватило одного взгляда на девушку.

- Я говорю тебе все, желая только добра, - продолжала ласково настаивать миссис Данн. Я не хочу, чтобы тебе пришлось несладко Злые языки и сплетни могут иногда причинить большую боль.

Ноэль отпила кофе и призналась:

- Я не привыкла жить в подобной роскоши.

- В подобной роскоши? - не без сарказма в голосе переспросил Джерид.

- Дом со слугами мне уже кажется роскошным, мистер Данн, - слегка побледнев, ответила она.

Неожиданно Ноэль запоздало увидела, что белоснежные льняные салфетки лежат у всех присутствующих на коленях, а не на столе, и поспешно схватила свою. Разложив салфетку на коленях, она украдкой посмотрела, каким образом миссис Данн держит серебряную вилку.

Джерид с нескрываемым интересом наблюдал за девушкой. Она явно хотела научиться хорошим манерам, но была слишком горда и, похоже, не желала просить кого-то научить ее им.

- Кем был ваш отец, Ноэль? - неожиданно задал вопрос Джерид.

Девушка проглотила кусочек яйца и только потом ответила.

- Он был плотником.

- Должно быть, как и ваш дядя, - Джерид посмотрел девушке прямо в глаза. - А почему вы не хотите возвращаться назад, в Галвестон? - вдруг спросил он. - Вы так боитесь воды, мисс Браун? Если мне не изменяет память, со дня наводнения прошло более полутора лет, и отцы города в настоящий момент занимаются строительством дамбы в целях предотвращения наводнения в будущем.

Галвестон. Море. Наводнение. Ее семья… Ноэль думала, что кошмары прошлого навсегда оставили ее в покое. Но дядя продолжал настаивать на их возвращении в Галвестон, где они могли бы жить у его родного брата, а редкая профессия дяди позволила бы ему зарабатывать приличные деньги на реконструкции города. Ноэль начинала страдать уже при одной мысли о том, что ей придется жить в городе, где она стала свидетелем столь ужасных сцен смерти… гибели всей ее семьи. Девушка не могла без содрогания вспоминать все, что произошло, а вернувшись туда, она каждый день сталкивалась бы с непреходящим кошмаром воспоминаний, куда бы ни направилась, в лавку или в церковь.

Ноэль до сих пор так и не смогла ни с кем обо всем этом поговорить. Даже Эндрю, которого она почти боготворила, быстро менял тему разговора, стоило лишь упомянуть о том ужасном дне, словно он, герой войны, не мог слышать о любых несчастьях. Но девушка чувствовала, что ей необходимо с кем-то поделиться. Эту острую потребность испытывала она и сейчас. И хотя со дня катастрофы прошло уже больше полутора лет, перед ее глазами все так же отчетливо стояли лица погибших родителей, искаженные нечеловеческим ужасом.

- Мисс Браун? - повторил Джерид. - Не может быть, чтобы наводнение не давало вам покоя так долго Должно быть, у вас есть еще какие-то причины, из-за чего вы не хотите возвращаться в Галвестон. Вас беспокоит что-то еще?

Миссис Данн собралась что-то сказать, но Джерид быстрым взмахом руки остановил ее. Светло-голубые глаза ее внука немилосердно впились в лицо Ноэль, словно она оказалась в зале судебных заседаний.

- Ответьте мне, - бесстрастным голосом повторил адвокат. - Что вас мучает? Что такого случилось в этом вашем Галвестоне, что заставляет вас жить у дальнего родственника, лишь бы не возвращаться обратно?

Девушка с обидой посмотрела на него

- Вы разговариваете со мной, как с какой-то преступницей, - осуждающе заметила она.

Джерид откинулся на спинку стула и посмотрел на Ноэль холодным задумчивым взглядом.

- Вовсе нет. Я просто хочу знать, почему вы предпочитаете уповать на мое великодушие вместо того, чтобы помогать престарелому дядюшке, нуждающемуся, скорей всего, в вашей поддержке.

Ноэль почувствовала, как лицо ее начинает заливать краска негодования. Схватив салфетку, лежащую у нее на коленях, она яростно скомкала ее и с трудом удержалась, чтобы не выплеснуть в лицо Джериду стакан воды. Самодовольный, лицемерный осел! Что, интересно, он себе позволяет?

Девушка вскочила на ноги, вся задрожав от охватившего ее гнева.

- У моего дяди есть брат в Галвестоне. Этот брат женат, и у него шестеро дочерей. Уверяю вас, мой дядя не страдает от недостатка внимания. Если же мое присутствие в этом доме так оскорбительно для вашей персоны, или вы считаете, что я недостаточно работаю и не могу заплатить за проживание, то я могу хоть сейчас уехать!

Слезы застилали глаза Ноэль. Обвинения Джерида, казалось, душили ее с той же силой, что и кошмары прошлого. Швырнув скомканную салфетку на стол, девушка подобрала юбки и выбежала на заднее крыльцо

Она давно уже разучилась плакать. Но Джерид привел ее в ярость и заставил потерять самообладание, которым Ноэль так гордилась. Плечи девушки сотрясали горькие рыдания, а по щекам непрекращающимся потоком бежали слезы. Она изо всех сил стиснула перила крыльца, стараясь не хлюпать носом, на лицо ее падали прохладные капли дождя, звонко стучавшего по железной крыше дома. Решено, она сжигает за собой мосты. Больше ей некуда идти! Но даже теперь она все равно не вернется в Галвестон. Никто ее не заставит!

- Возьмите.

Вздрогнув от неожиданности, девушка увидела прямо перед собой тонкую загорелую руку, протягивающую ей белоснежный полотняный платок. Девушка поднесла его к лицу и промокнула щеки и глаза.

- Спасибо, - хриплым от слез голосом произнесла она.

- Бабушка сказала мне, что вы потеряли всю свою семью во время наводнения. Я этого не знал. И вижу, вы все еще сильно переживаете эту потерю.

Ноэль взглянула на мужчину поверх носового платка и вдруг с удивлением заметила, что насмешливый блеск в его глазах сменился странной нежностью.

- Я и сама этого не ожидала, - призналась она.

Джерид очень хорошо знал, что такое плохие воспоминания. Он сам страдал от этого

- Я никогда не бывал в Галвестоне, - дружелюбно продолжил он, - но мне доводилось разговаривать с некоторыми людьми, ездившими туда сразу после катастрофы. Вы видели своих родителей после всего случившегося, да? - спросил он, понимая, что любое упоминание о наводнении могло стать причиной столь бурной реакции девушки.

Ноэль молча кивнула и попыталась отвернуться.

Джерид крепко взял девушку за плечи и повернул к себе лицом. Его прищуренные голубые глаза прожигали Ноэль насквозь. Он стоял так близко к ней, что его глаза, казалось, заполняли собой весь мир. Под взглядом Джерида Ноэль не могла даже шевельнуться.

- Не держите это в себе. Рассказывайте мне все, что помните, - твердо сказал Джерид.

Это действительно было ей необходимо, и поэтому сейчас хватило только легкого толчка с его стороны. Воспоминания хаотично перемешались у нее в голове, и Ноэль вдруг заговорила, испытывая огромное облегчение оттого, что может, наконец, кому-то все рассказать.

- Они уже не походили на людей, - прошептала Ноэль. Страшная картина того дня заставила ее невольно вздрогнуть. - Их сваливали в кучи, целые груды тел, некоторые из них такие ужасные… - Она судорожно вздохнула. - Понимаете, меня мучают угрызения совести. Я ведь гостила у дяди, в Виктории. И если бы я осталась дома, то погибла бы вместе с родными. Каждую субботу мы выходили в город за покупками. Мои родные, должно быть, находились в городе, когда все это произошло, - и родители, и четверо моих братьев. Наводнение произошло около полудня, а до этого ничто не предвещало опасности. Говорят, огромная стена воды накрыла весь город, мгновенно затопив всех и вся. Никто даже не понял, что произошло… по крайней мере, так мне сказали. В течение каких-то считанных минут погибло более пяти тысяч человек. В считанные минуты! - Ноэль замолчала и подставила платок под дождь. Потом протерла лицо влажной материей, борясь с подступающей тошнотой. - Мои родные лежали на улице, но не вместе. Хорошо, хоть их нашли… вовремя… и их еще можно было опознать. - При воспоминании о том, как кошмарно выглядели ее родители и братья, на глаза девушки снова навернулись слезы, и она прижала к губам платок.

Джерид едва заметно нахмурился, глядя на опущенное, мокрое от слез лицо Ноэль. Он так часто в юности видел смерть, что она перестала его трогать. Его мать ушла из жизни очень тихо, держа его за руку. Но Галвестон, по словам очевидцев, представлял собой целое море трупов; такого кошмарного зрелища никто не видел даже в годы войны. Джерид мог только представить реакцию молодой чувствительной девушки, увидевшей своих родных, лежавших мертвыми на улице. Лицезреть утопленников - вообще занятие не из приятных. Спустя же несколько дней, когда пришлось убирать разлагающиеся трупы, находиться там, наверное, стало и вовсе невозможно

Джерид засунул руки в карманы и, позвякивая мелочью, напряженно следил за попытками девушки взять себя в руки. Он чувствовал, что Ноэль не привыкла давать волю слезам, тем более, перед незнакомыми. Воцарилось молчание. Джериду вдруг очень захотелось утешить девушку, но он понимал, что сейчас это вряд ли было возможно

Наконец, Ноэль взяла себя в руки и смахнула с лица последние слезы. Теперь и глаза, и щеки, и нос ее покраснели от слез.

- Мой дядя настойчиво звал меня вернуться обратно в Галвестон, и это заново воскресило во мне все эти ужасные воспоминания. Я думала, они остались уже далеко в прошлом, но мне так и не представилась возможность поговорить с кем-нибудь на эту тему. Мне казалось, я могу излить душу Эндрю, ведь он побывал на войне… но он тоже не стал меня слушать. Стоит мне только заговорить об этом, как он сразу ужасно бледнеет. Конечно, я должна была это предвидеть.

«Похоже, она так и не поняла всей правды», - догадался Джерид. Он не сомневался в том, что Эндрю никогда не видел смерти, настоящей, ужасной в своей безнадежности. К тому же, Эндрю всегда отличался брезгливостью.

- Продолжайте, - мягко попросил Джерид девушку.

Тяжелые капли дождя забарабанили по жести крыши еще громче. Ноэль вздохнула.

- А больше я никому не могла рассказать об этом. Вы обвинили меня в том, что я хочу от чего-то бежать. Вы абсолютно правы. Я скорее умру, чем вернусь туда жить, этот город теперь всегда будет связан для меня с их лицами, такими страшными лицами. - Девушка замолчала. - Простите, - произнесла она хриплым от волнения голосом.

- Нет, это вы меня извините, - тотчас отозвался Джерид. - За мои жестокие слова. Но я, правда, не знал, что вся ваша семья погибла во время того наводнения.

Ноэль никак не ожидала услышать извинения из уст этого человека. Она подняла глаза и посмотрела Джериду в лицо

- Незадолго до случившегося у моего дяди разболелась спина, и он слег. Я уехала в Викторию ухаживать за ним и присматривать за домом. Уехала за несколько недель до наводнения и собиралась вернуться домой в следующий понедельник. Совесть не дает мне теперь покоя, ведь я оставила свою семью в тот день, и они все погибли.

- На все воля Божья, ведь так? - торжественно произнес Джерид.

- Вы хотите сказать, Господь по какой-то причине даровал мне жизнь?

Адвокат кивнул.

Ноэль задумалась над его словами. Она с болью вспоминала о прошлом, слишком велико оказалось ее горе. Но Джерид снова заставил ее вспомнить те страшные дни в Галвестоне.

- Спасибо вам за то, что вы меня выслушали. Я ведь понимаю, кому приятно выслушивать подобные кошмары. - Девушка выдавила из себя жалкое подобие улыбки. - И потом, горожане, как правило, все брезгливы. - Ноэль нахмурилась и робко взглянула на Джерида. - Я… не слишком побеспокоила вас своим рассказом?

Джерид изо всех сил постарался сдержать улыбку.

- Нет, - ответил он просто

Девушку озадачили светлые искорки, мелькнувшие в глазах адвоката.

- Я так рада. Спасибо вам за то, что вы меня выслушали.

- Жизнь продолжается, - слегка пожал плечами Данн. - И все мы стараемся выполнить свой долг.

- Вы теряли когда-нибудь любимого человека? - внезапно поинтересовалась девушка.

И тут же лицо ее собеседника превратилось в непроницаемую маску.

- Такое случается со многими.

Он не станет рассказывать о себе. Правда, ничего другого Ноэль и не ожидала. Джерид показался ей очень скрытным, к тому же, он по профессии адвокат, а значит, человек воспитанный. Она высморкалась и устало произнесла:

- Вы так добры. - Слова прозвучали немного сухо, и Ноэль, сама почувствовав это, поморщилась. - Я… простите мне мою враждебность к вам. Но вы ведь сказали, будто я уповаю на ваше великодушие…

- О, черт, - Джерид раздраженно перебил ее. - Я вовсе не это имел в виду.

Девушка подняла на него заплаканные глаза.

- Зачем выругаетесь…

Джерид рассмеялся.

- Это мой дом, - заявил он. - И я могу здесь ругаться, сколько захочу.

Ноэль собралась возразить, но промолчала.

- Бабушка говорит, вы работаете более чем достаточно и можете заплатить за свое содержание в этом доме. Можете оставаться здесь, сколько захотите. Должен признаться, мне тоже не слишком хотелось бы жить в Галвестоне, хотя никто из моих родных и не пострадал в результате того наводнения.

- Эндрю боялся, что вы не разрешите мне остаться здесь. Он говорил, вы, скорее всего, отправите меня назад. И поэтому я со страхом ожидала вашего приезда и, сама того не желая, стала относиться к вам враждебно

Джерид удивленно приподнял бровь.

- Мой сводный брат знает обо мне очень мало, - заметил он. - Когда я уехал из дома, он был еще мальчиком, да и мои визиты домой никто не назвал бы частыми.

- Эндрю очень добр ко мне, хотя я и понимаю, что он привез меня сюда без вашего разрешения. Когда Эндрю узнал о случившемся со мной, он настоял на моем переезде, - произнесла девушка, и выражение ее зеленых глаз немного смягчилось.- Эндрю такой энергичный и храбрый, это произвело на моего дядю большое впечатление. - Ноэль с беспокойством посмотрела на собеседника. - По словам Эндрю, я могла бы оказаться очень полезна вашей бабушке и тем самым оправдала бы свое проживание в этом доме. Я, чем могу, стараюсь помогать миссис Данн и еще помогаю Эндрю по вечерам разбирать корреспонденцию и бумаги. Я могу пользоваться печатной машинкой. Меня научил этому Эндрю.

Вот, значит, каким «благодетелем» оказался его брат. Это не делало Эндрю чести. По всей видимости, Ноэль работала у него в качестве бесплатной секретарши и, к тому же, выполняла поручения бабушки. Девушка, без всякого сомнения, работала предостаточно, стараясь оправдать свое присутствие в этом доме, однако счета оплачивал Джерид, но никак не Эндрю.

Почувствовав, как от сырости на крыльце начинает ныть больная нога, Джерид слегка поморщился. Он крепко ухватился рукой за трость и осторожно перенес вес тела с больной ноги на здоровую.

- Простите меня, я так неосторожно отозвалась тогда о вашей ноге, - неожиданно для себя выпалила Ноэль.

Он изумленно вскинул брови.

- Я уже все забыл.

- Как это произошло? - почти немедленно спросила она.

- А вы разве не поверили, что меня сбросила лошадь? - медленно, растягивая слова, произнес Джерид.

Конечно, это не было правдой, но ему не хотелось пока признаваться в этом никому, кроме бабушки.

- Нет, конечно, не сомневаюсь, - поспешно сказала Ноэль. - С этой тростью вы выглядите таким важным, - беспомощно прибавила она.

- Важным или древним? - поддразнил девушку Джерид.

- Древними бывают только мумии, но не люди, - возразила Ноэль.

Губы Джерида тронула улыбка.

- Спасибо, мисс Браун. Вы меня успокоили.

В воздухе повисла неловкая пауза, нарушаемая лишь громким стуком дождя по крыше.

- Я должна идти, вдруг миссис Данн понадобится моя помощь. Спасибо вам еще раз, - искренне поблагодарила Джерида девушка.

- Я вовсе не собираюсь указывать вам на дверь в первый же день нашего знакомства, - сказал Джерид Ноэль на прощание. - Эндрю явно меня недооценивает. Ради своей бабушки я готов на все. И если она останется довольна вами, я буду только рад.

Ноэль улыбнулась.

- Спасибо

После разговора с Джеридом она впервые за много дней испытала некоторое облегчение.

* * *

Позже, когда Ноэль сказала миссис Данн о неожиданном участии со стороны Джерида, старушка выслушала ее рассказ с явным изумлением.

- Джерид - сложный человек, - пояснила она. - Жизнь его не баловала, и он окружил себя толстым панцирем, в последние годы так никому и не удалось пробить в нем брешь. Он по-своему любит меня, но к большинству остальных людей относится настороженно. Мой внук может быть и опасным, грозным противником, особенно - в зале суда.

- Надеюсь, я с ним никогда там не встречусь, - невольно вырвалась у Ноэль.

Миссис Данн на это лишь улы6нулась.

- Да, это едва ли возможно, моя дорогая.

* * *

Вечером того же дня приехал Эндрю. Кучер нанятого им экипажа помог внести в дом два его саквояжа и чемодан. Когда Ноэль увидела его входящим в гостиную, лицо ее вспыхнуло не хуже рождественской свечки, и она едва не вскочила со своего кресла. Но Эндрю подошел, прежде всего, к миссис Данн. На лице девушки промелькнула обида. А Джериду, наблюдавшему за всем этим, не понравился столь явный восторг, который Ноэль испытала при виде его сводного брата.

- Бабушка, как я рад тебя видеть! - воскликнул Эндрю, заключая миссис Данн в объятия. - Я побывал в Галвестоне, Виктории и даже в Хьюстоне. У меня есть для тебя подарок из Парижа - зеленая бархатная шляпка, украшенная перьями и мехом! А тебе, Ноэль, я привез красивую жемчужную булавку. - Эндрю осекся, заметив, наконец, вышедшего из тени Джерида. - Джерид! Но… я так рад тебя видеть!

- А я - тебя, Эндрю! - натянуто улыбаясь, ответил Джерид. - Ты хорошо выглядишь.

Эндрю и вправду выглядел отлично в своем модном костюме с галстуком, туфлях со шнурками и котелке. Он был одного роста с Джеридом, но уступал ему в гибкости. Вьющиеся светлые усы Эндрю прекрасно сочетались с его белокурыми волосами, правильными чертами лица и блестящими темными глазами. Он являл собой идеальный образ лихого, видавшего виды вояки в отставке, а такой тип мужчин всегда нравился прекрасному полу. Не стала исключением и Ноэль. Когда она поздоровалась с Эндрю, лицо ее вспыхнуло, а глаза загорелись радостным блеском.

- Как хорошо, что ты снова приехал, Эндрю, - взволнованно произнесла девушка.

- Да, я снова дома и очень этому рад.

Улыбнувшись, Эндрю взял в ладонь маленькую ручку Ноэль и небрежно ее поцеловал. Девушка смущенно зарделась, и это очень польстило молодому человеку.

Джерид мог представить, как блекло он выглядит, с хромой ногой и морщинистым, немолодым уже лицом, на фоне своего младшего брата. Но он не завидовал Эндрю, в характере брата сочетались черты самодовольного щеголя и хитрого, злого койота. Джерид никогда не мог ни положиться, ни доверять ему. Ноэль же, скорее всего, просто не раскрыла для себя этих черт характера Эндрю. Эта девушка походила на маленький спелый персик, висящий над головой голодного мальчишки. Этот небрежный поцелуй руки ее явно взволновал.

- Ты надолго приехал, Джерид? - поинтересовался Эндрю, отходя от Ноэль.

- Надолго. Я уехал из Нью-Йорка и хочу открыть адвокатскую контору здесь, - ответил Джерид, с улыбкой наблюдая за реакцией брата. - Это ведь мой дом, Эндрю, - прибавил он тоном, не терпящим возражений.

- Да, конечно, твой. И тебе всегда здесь рады, - быстро произнес Эндрю, и нервно засмеялся. Однако его смех прозвучал несколько натянуто - Теперь у меня появится соперник в лице столь известного адвоката, и внимание всех дам в городе, конечно же, переключится на него!

Джерид переложил трость из руки в руку.

- Уверяю тебя, меня подобные перспективы вовсе не интересуют, - холодно ответил он, но глаза его сверкнули. - Меня интересует, прежде всего, моя работа.

- Послушай, Джерид, а что у тебя с ногой? - спросил вдруг Эндрю, когда брат, хромая, подошел к высокому креслу с подголовником и тяжело в него опустился.

- Несчастный случай, - коротко ответил Джерид.

- Мне очень жаль. А она заживет?

- Эндрю, что за дурацкий вопрос? - проворчала миссис Данн. - Присаживайся же, мой дорогой мальчик, и расскажи нам о своей поездке.

- О, да, расскажи! - восторженно попросила Ноэль.

Эндрю несколько картинно присел на краешек дивана рядом с миссис Данн и с нежностью погладил ее по руке.

- Моя поездка прошла довольно успешно, - начал он. - Я встретился с несколькими представителями нашей родственной компании в Хьюстоне и продал более тонны кирпича в Виктории. Возможно, очень скоро появится рынок сбыта и в Галвестоне. Работа по строительству дамбы продвигается там довольно успешно. Эта дамба станет серьезным препятствием на пути стихии. Прости, Ноэль, - прибавил Эндрю быстро

Девушка лишь кивнула и застенчиво улыбнулась.

- Все в порядке, Эндрю, - сказала она низким хрипловатым голосом.

Удивительно, но ей стало гораздо легче, когда она поделилась своей болью с Джеридом.

Эндрю облегченно улыбнулся и продолжил свой рассказ, а обе женщины, буквально, ловили каждое его слово о новом строительстве. Что же касается Джерида, то он просто сидел и слушал. Эндрю отличался самовлюбленностью и излишним высокомерием, а Ноэль, казалось, этого не замечала и почти смотрела ему в рот. Это очень раздражало Джерида. Спустя какое-то время он извинился и отправился спать.

- И давно он здесь? - спросил Эндрю у бабушки, когда Джерид удалился.

- Уже два дня, - ответила старушка. - Джерид устал от жизни в большом городе и захотел вернуться домой. Думаю, годы дают все же о себе знать.

- Бедный он, бедный, - сказала Ноэль с неподдельным сочувствием в голосе. - Как, должно быть, трудно ему жилось в таком большом городе, как Нью-Йорк, да еще с искалеченной ногой. Возможно, здешняя жизнь покажется ему более спокойной.

- Надеюсь только, он не станет слишком уж вмешиваться в нашу жизнь, - недовольным тоном пробубнил Эндрю.

- Ты неблагодарен, мой мальчик, - резко произнесла миссис Данн. - Неужели ты забыл, что этот дом со всем, что здесь находится, куплен на его деньги?

- Я, конечно, признателен Джериду за его подарки,- ответил Эндрю. - Но он едва ли впишется в здешнюю жизнь. Я хорошо помню его прежние визиты. Он всегда ходил по дому чернее тучи, а его взгляды метали молнии. Этот холодный черствый человек невольно всех отпугивает.

- Но Джерид - адвокат, - возразила миссис Данн. - И вести себя легкомысленно ему просто не к лицу, Эндрю.

- Да, остается только надеяться, что когда Джерид откроет, наконец, свою контору, то будет реже появляться дома, и мы сможем вести себя, как и прежде. - Окинув Ноэль долгим взглядом, Эндрю тепло улыбнулся ей. - Ибо у меня, практически, не оставалось времени, чтобы получше узнать свою кузину Ноэль. Но теперь я на какое-то время останусь в городе, и мы сможем больше времени уделять друг другу.

Ноэль почувствовала, что ее сердце сейчас выскочит из груди от радости. Она вся так и светилась.

- Это было бы чудесно, Эндрю.

Эндрю поудобнее устроился в кресле, закинул ногу на ногу и принялся украдкой любоваться совершенством фигуры своей кузины и правильными чертами ее лица. Она не относилась, конечно, к тому типу женщин, на которых Эндрю женился бы. На его взгляд, Ноэль казалась слишком уж простой и неотесанной, к тому же совсем не умела вести светские беседы. Но она могла стать очаровательной маленькой любовницей. Конечно, скорей всего, дело немного усложнится в связи с нежданным приездом сводного брата, но Эндрю не думал, что присутствие Джерида станет серьезной проблемой. Он сумеет соблазнить Ноэль без всякого труда, в этом Эндрю не сомневался. Оставалось только ждать подходящего момента.

* * *

Спустя несколько дней Ноэль занималась уборкой в кладовой и вдруг сквозь гулкие раскаты грома и шум дождя услышала слабое мяуканье за дверью. Девушка вытерла руки о белый с оборками передник, недовольно поморщилась, заметив на нем грязные пятна, и направилась по длинному коридору к задней двери.

На крыльце сидел крошечный рыжий котенок с большими голубыми глазами. Ноэль взяла котенка на руки и с улыбкой увидела, как он свернулся калачиком и замурлыкал от удовольствия.

В коридоре ей встретился Эндрю, направлявшийся в свой кабинет. Увидев котенка, он остановился и сердито посмотрел на девушку.

- Ноэль, немедленно выброси это грязное животное. Мы не можем держать в доме котов. Это такие мерзкие твари!

Девушка изумленно уставилась на кузена.

- Но это всего лишь котенок. И на улице идет сильный дождь.

- Ну, и что из этого? Я не хочу жить в одном доме с котами! Я их терпеть не могу! Мне противен даже один их вид! - не ожидая ответа, Эндрю продолжил свой путь.

Ноэль сердито посмотрела ему вслед.

- Значит, я сделаю так, что ты никогда его не увидишь, - проворчала она себе под нос.

Обсушив котенка мягкой тканью, девушка прижала его к груди и осторожно выглянула из-за двери. Убедившись, что Эндрю поблизости не видно, она через минуту уже летела по коридору в сторону кухни. Думая только о том, как бы никому не попасться на глаза, Ноэль с разбегу налетела на Джерида и едва не сбила его с ног.

Вцепившись в свою трость, Джерид громко выругался и ухватился за дверь, стараясь удержаться на ногах. Его взгляд заставил Ноэль невольно остановиться и затаить дыхание. Она еще никогда не видела такого выражения на лице мужчины. Девушка вздрогнула, как под дулом пистолета.

Однако, уже в следующую минуту Ноэль подумала, что ей это померещилось. Джерид резко захлопнул дверь и немигающим взглядом уставился на девушку.

- Что у вас там?

- Котенок, - пролепетала Ноэль, крепко прижимая к себе маленький рыжий комочек и все еще находясь под впечатлением того страшного, леденящего душу выражения, мелькнувшего минуту назад в голубых глазах адвоката. Теперь эти глаза не выражали ничего - Эндрю велел мне выбросить его. Но мне жаль бедного малыша. На улице льет как из ведра, а у этого жалкого существа нет ни дома, ни кусочка хлеба. Если этого котенка выбросят, я тоже уйду! - вдруг неожиданно для самой себя объявила Ноэль.

Опершись на трость, Джерид снова обрел равновесие и выпрямился. Его голубые холодные глаза, скользнув по котенку, остановились на взволнованно вздымающейся маленькой упругой груди девушки. «Эй, эй! Она совсем еще девочка», - напомнил себе Джерид. Но при взгляде на Ноэль его охватило странное волнение, и это не могло не беспокоить его

Его глаза встретились с глазами Ноэль.

- В таком случае, этому котенку придется жить на кухне,- объявил он. - И миссис Пейт сможет за ним присматривать.

- Мне можно его оставить? - не веря собственным ушам, переспросила девушка.

- Да.

- Но Эндрю…

- Ради всего святого, при чем тут Эндрю? Это мой дом. И если я сказал, что этот кот может здесь остаться, значит, так оно и есть.

- Вовсе не обязательно так нервничать, - заметила Ноэль. - Все дело в вашей ноге, да? - прибавила она. - Должно быть, от дождя она болит еще больше. Вам следует присесть и отдохнуть, мистер Данн. От ходьбы нога разболится еще сильнее.

Тонкие губы Джерида стали на какой-то миг еще тоньше, он прищурился и резко сказал:

- Я не дряхлый немощный старик!

- Нет, нет, конечно, нет. Я вовсе не хотела вас обидеть.

- И прекратите говорить со мной так, словно я страдаю старческим слабоумием!

Девушка изумленно вскинула брови.

- Вы в дурном настроении, не так ли?

- Мисс Браун!

- Не стоит срывать на других свое плохое настроение, - проговорила девушка. - Пойду отнесу котенка миссис Пейт. А если Эндрю спросит, почему я его не выбросила, как он мне велел, можно, я сошлюсь на вас? - прибавила Ноэль, не желая ни обижать Эндрю, ни расставаться с котенком.

- Можете говорить Эндрю все, что вам взбредет в голову, черт бы вас побрал!

- Сэр? - Девушка вспыхнула.

Джерид уже не следил ни за своими словами, ни за тоном голоса. Спустя какое-то время Ноэль снова заговорила.

- Я не хочу его обижать, но ведь это такой маленький котенок.

В этот момент она подняла глаза, встретилась с изучающим взглядом адвоката… и почувствовала, как земля поплыла у нее под ногами. Так на нее еще никогда в жизни никто не смотрел.

Что- то похожее творилось и с Джеридом. Его охватило в этот момент какое-то глубокое чувство, но его реакция оказалась типичной для мужчины, не желающего попасть в затруднительное положение.

- Вам, возможно, нечем сейчас заняться, как только стоять и болтать о пустяках, меня же ждет работа, - раздраженно произнес Джерид.

- Извините. - Сделав шаг в сторону, Ноэль пропустила Джерида, наблюдая за тем, как неуклюже он идет, сильно хромая и недовольно морщась при этом. - Я могла бы приготовить вам чай, - прибавила Ноэль с состраданием в голосе.

Мужчина резко обернулся, и выражение его лица заставило девушку поторопиться на кухню. Правду говорят, люди с возрастом становятся все чуднее, подумала она. Но все же, ей разрешили оставить котенка!

Когда о решении брата оставить котенка в доме узнал Эндрю, он вовсе не пришел в восторг. Напротив, он рассердился на Ноэль.

- Я ведь велел тебе выбросить этого кота, а не спрашивать разрешения у моего брата. Мне не нравится, что ты сделала это за моей спиной, Ноэль.

- Зато кот выловит в доме мышей, - быстро нашлась девушка.

- Мышей? - Эндрю брезгливо огляделся по сторонам. - Я и не подумал. В таком случае пусть кот остается. Мышей я не терплю еще больше, чем кошек!

- Спасибо тебе, Эндрю.

Заметив, с каким обожанием смотрит на него девушка, Эндрю на какой-то миг забыл о вмешательстве в его дела Джерида. Он нежно улыбнулся и подошел к Ноэль поближе.

- Ты очень хорошенькая, моя маленькая кузина, правда, очень хорошенькая.

Девушка благодарно улыбнулась.

- А ты очень красивый, - ответила она комплиментом на комплимент Эндрю.

- С тех пор, как ты приехала, ты совсем мало развлекалась. Хочешь пойти со мной в пятницу? Это благотворительное мероприятие, там соберется только изысканная публика.

- Конечно, хочу! - радостно воскликнула Ноэль.

- Значит, решено Мы идем, - пообещал ей Эндрю. Убрав со щеки девушки завиток волос, он почувствовал, как она вздрогнула от удовольствия, и самодовольно улыбнулся ее реакции. - Обещай, что будешь танцевать только со мной!

Ноэль тихонько вздохнула.

- Обещаю, - мечтательно сказала она.

- О, - прибавил Эндрю, - совсем забыл. На столе в кабинете я оставил несколько написанных от руки бумаг. Ты ведь не откажешься перепечатать их для меня, правда? Сегодня вечером мне придется уйти… на один обед.

- Конечно, я перепечатаю, раз это тебе нужно, - С готовностью воскликнула девушка.

Она прошла бы даже по горячим углям, если бы Эндрю попросил ее сделать это

Эндрю просто таял от столь откровенного обожания.

- Спасибо, Ноэль, - поблагодарил он кузину и лукаво ей подмигнул. - Ты такая прелесть.

Ноэль вылетела из комнаты, как на крыльях, снова и снова трогая рукой щеку, которой коснулся Эндрю. Она чувствовала, как пылает ее лицо. Эндрю пригласил ее на танцевальный вечер!

Но спустя какое-то время, шагая по коридору, девушка вдруг вспомнила, что у нее нет подходящего для столь значительного светского приема платья. Большая часть одежды Ноэль осталась в Галвестоне и пропала во время наводнения, но и те вещи можно было сосчитать по пальцам. У нее совсем не осталось денег на покупку ткани для новой одежды, а те простые, неказистые юбочки и блузки, из которых состоял сейчас ее гардероб, едва ли подойдут для званого вечера с танцами. Эндрю не понравится, если она пойдет с ним в столь жалких лохмотьях. Каждая деталь туалета ее кузена поражала совершенством; так же изысканно оденутся и все остальные приглашенные на этот вечер. И потом, Эндрю однажды уже высказал свое мнение по поводу немногих платьев, имевшихся у нее, и сделал это, надо сказать, весьма критически. Что же до того комбинезона, в котором она работала в саду, то, к счастью, Эндрю не видел ее в нем. Ноэль старалась надевать эту рабочую одежду только в те дни, когда Эндрю куда-нибудь отлучался из дома.

Но эта проблема с платьем, мучившая Ноэль, оказалась не единственной. Эндрю наблюдал за ней за столом и морщился, когда девушка брала не ту вилку или забывала положить на колени салфетку. На лице ее кузена довольно часто появлялась недовольная гримаса, но она не всегда улавливала причину этого. Она не знала, как правильно вести себя за столом, хотя и пыталась наблюдать за другими и подражать им, проклиная в душе свое неумение вести себя, как подобает истинной леди.

Но даже если бы ей удалось постичь правила хорошего тона, то проблема с одеждой оставалась неразрешимой. Ни в одном своем платье она бы не смогла без стыда предстать перед Эндрю. А это означало только одно - она не сможет пойти с ним на вечер. При одной мысли об этом сердце Ноэль разрывалось на тысячи частей.

ГЛАВА 3

Какой отвратительный почерк у Эндрю, думала Ноэль, сидя в кабинете кузена за большим дубовым столом, на котором стояла пишущая машинка, Девушка с трудом разбирала каракули, нацарапанные кузеном на листе бумаги и имеющие отношение к продаже кирпича. Работа продвигалась не слишком быстро, но качественно. С грамотностью у Ноэль всегда ладилось, по крайней мере, она лучше разбиралась в этом, чем Эндрю.

Девушка увлеклась своим занятием и не услышала, как отворилась дверь. И только стук трости Джерида вывел ее из состояния задумчивости.

Вздрогнув от неожиданности, Ноэль подняла голову.

- Здравствуйте, - робко сказала она.

Джерид вошел в комнату, оставив дверь открытой.

- Чем вы занимаетесь?

- Необходимо перепечатать для Эндрю кое-какие бумаги, а сегодня вечером ему пришлось отлучиться из дома, - пояснила девушка, застенчиво улыбаясь.

Джерид не удостоил ее ответной улыбкой.

- А я-то думал, рабский труд у нас давно уже отменен, - растягивая слова, насмешливо произнес он.

Ноэль вся напряглась, словно ожидая удара.

- Я никакая не рабыня, - проговорила она с чувством собственного достоинства. - Просто я делаю Эндрю одолжение, вот и все.

- И как часто вы делаете ему такие одолжения?

Почти каждый вечер, хотела сказать девушка, но быстро прикусила язык.

- Мне это совсем не трудно делать, Я ведь не плачу ни за свою комнату, ни за стол.

Джерид тяжело оперся на трость.

- Надеюсь, вы не настолько наивны и не думаете, будто счета в этом доме оплачивает мой сводный брат?

Ноэль покраснела до корней волос. Ей стало неловко от чувства зависимости, ведь ее жизнь в этом доме всецело зависела от милости Джерида. А она даже печатает и то не для него

Увидев, как густо покраснела девушка, Джерид почувствовал укол совести. Его тонкая рука крепче сжала набалдашник трости.

- Я не должен был этого говорить, правда? - спросил он. - Ведь вы честно зарабатываете себе на хлеб.

Ноэль немного приободрилась.

- Спасибо Я могла бы… печатать и для вас, когда вы откроете свою контору. Если хотите, конечно, - предложила она.

Джерид удивленно выгнул брови. Об этом он еще как-то не думал. Конечно, он являлся совладельцем конторы, но не здесь, а в Нью-Йорке, и секретарем у них с Алистером работал мужчина. Джерид сомневался, стоит ли предлагать эту должность Ноэль, и, главное, хочет ли он видеть своей секретаршей именно эту девушку.

- Думаю, мы обсудим это как-нибудь в другой раз, - ответил Джерид и подошел к столу, за которым сидела Ноэль, желая взглянуть на ее работу.

Вытащив из кармана футляр, он водрузил на нос очки для чтения. Вглядевшись в только что отпечатанный текст, Джерид остался доволен увиденным.

- А вы, оказывается, работаете очень аккуратно

Ноэль впервые видела брата Эндрю в очках. И от этого он показался ей еще более жалким и уязвимым. Она смягчилась по отношению к нему еще больше.

- Вы, похоже, удивлены тем, что я знакома с грамотой? - озорно улыбнувшись, спросила девушка.

- Верно, - Джерид протянул руку, взял со стола один из листов бумаги и слегка задел при этом плечо Ноэль.

Она заметно напряглась, и адвокат прищурил глаза. Ему явно не понравилась реакция девушки.

- Вы боитесь испачкаться от моего прикосновения? - спросил он, насмешливо взглянув в испуганные зеленые глаза. - В любом случае, я предпочитаю женщин, а не маленьких дразнящихся девочек.

Ноэль вспыхнула.

- Я и подумать бы об этом не посмела! - возмущенно воскликнула она.

- И как же Эндрю? - в свою очередь поддразнил ее Джерид.

- Эндрю - это совсем другое дело!

Кажется, Джерид намеренно выводит ее из себя. Девушка изо всех сил стиснула руки на коленях.

- Он молод, смел и добр. Он очень добрый, - повторила Ноэль.

- О, конечно Эндрю - полная противоположность мне, - сухо заметил Джерид и быстрым, привычным движением руки снял очки.

- Я этого не говорила.

- Но подумали. - Грузно опершись на трость, мужчина испытующе смотрел в лицо Ноэль, читая на нем явное смущение.

Его почему-то крайне раздражала мысль о том, что Ноэль ошибочно о нем думает и явно считает его полной противоположностью сводному брату. Причем, это сравнение явно в пользу Эндрю, а ведь Джерид еще помнил те дни, когда женщины смотрели на него с благоговейным трепетом, любовью и даже страхом. Но Ноэль оказалась первой, в чьих глазах Джерид прочел жалость. И когда он надел очки, то увидел на ее лице еще большее сострадание. Оставалось только выяснить, сочувствует ли она ему, как человеку или как какому-то жалкому калеке.

Стараясь подальше отодвинуться от длинных ног адвоката, девушка осторожно подалась в сторону.

- Но вы гораздо старше меня, - сказала она.

- Знаю, - медленно, растягивая слова, ответил Джерид. - Я для вас лишь старая искалеченная развалина, которой перед сном непременно стоит предложить стакан теплого молока, разве нет?

Ноэль покраснела.

- Мистер Данн!

Адвокат засмеялся.

- Когда я начинаю вспоминать о тех далеких днях и о том, как тогда на меня смотрели женщины… - задумчиво сказал он, скорее, самому себе. - Возможно, я и в самом деле становлюсь странным и старым, ибо не могу вспомнить случая, когда мне требовалось бы вызвать восхищение у какого-то рыжего котенка!

Выведенная из равновесия словами Джерида, Ноэль вскочила из-за стола.

- Я вам не котенок.

Джерид намеренно подошел к девушке ближе, и теперь его высокая, широкоплечая фигура показалась Ноэль еще более устрашающей. Он, буквально, нависал над маленькой худенькой девушкой. От Джерида шел тонкий аромат хорошего одеколона и туалетного мыла, и Ноэль удивили собственные ощущения, ей это даже нравилось, хотя перед ней стоял слишком старый, по ее мнению, человек, горожанин и, к тому же, калека.

Ноэль подняла голову и посмотрела Джериду в лицо. Она никогда раньше не холодела от чужого взгляда, но взгляд этого человека делал ее совсем беспомощной. Ноэль смотрела в его пронзительные голубые глаза и, казалось, не могла оторваться. Сердце ее при этом колотилось где-то в горле, а ноги заметно дрожали.

- Вы покраснели, - заметил Джерид ничего не выражающим тоном.

Он поднял свою тонкую изящную руку и медленно убрал с лица девушки выбившуюся из прически прядь волос. Это прикосновение подействовало на Ноэль, как удар электрического тока. Когда ее касались руки Эндрю, девушке хотелось улыбаться. А от прикосновения Джерида Ноэль бросило в жар, кровь вскипела в жилах, а глаза широко раскрылись. Его прикосновение показалось ей ослепляющей вспышкой молнии.

Джерид, хорошо знавший женщин, наблюдал за столь неожиданной реакцией девушки долгим, испытующим взглядом и про себя улыбался. Значит, она решила, будто отдала свое сердце Эндрю? Ее еще явно не касалась мужская рука. Эта мысль необычайно взволновала Джерида. Губы его плотно сжались, а в глазах в какую-то минуту промелькнуло жестокое выражение.

Ноэль невольно подалась назад и снова опустилась на свое место за столом. Казалось, Джерид гипнотизировал ее своим взглядом.

- Не надо… - прошептала девушка.

- Что не надо? - спросил Джерид, будто ничего не произошло

Ноэль судорожно перевела дыхание.

- Я… я не знаю, - запинаясь, произнесла она. - Вы… вы смотрите на меня так, словно вот-вот ударите.

Джерид обратил внимание на вздымающуюся волну кружев на блузке девушки.

- Я никогда еще не поднимал руку на женщину, - произнес он, делая особое ударение на последнем слове.

Ноэль нахмурила свои красивые каштановые брови.

- И на мужчину тоже? - беззаботно спросила она, в полной уверенности, что этот человек едва ли способен обидеть даже муху.

Джерид мгновенно напустил на себя безразличный вид, и на его лице Ноэль ничего не могла разглядеть.

- Я заметил, как вы наблюдаете во время обеда за бабушкой, - неожиданно переменил он тему разговора. - Очевидно, вы не знаете, как вести себя за столом?

- Да как вы смеете? - гневно вскричала девушка и непроизвольно схватила большое пресс-папье, стоящее перед ней на столе. - Кто дал вам право смеяться надо мной?

Движение ее руки не осталась незамеченным.

- Что же произойдет в противном случае? - усмехнулся Джерид. В его глазах заплясали огоньки какого-то дьявольского веселья. - Вы бросите в меня вот этим? Ну же, смелее! - прибавил он.

Из- за блеска в глазах он совершенно преобразился.

Ноэль замерла в нерешительности. Какой-то внутренний голос подсказывал ей, что не стоит недооценивать этого человека.

- В чем же дело? - продолжал настаивать Джерид. - Вы струсили?

Дыхание девушки снова выровнялось.

- Я вас не боюсь.

Джерид подошел на шаг ближе, и Ноэль вместе со стулом слегка подалась назад.

От души рассмеявшись, мужчина приостановил свое наступление и оперся на трость.

- Вы заинтриговали меня, мисс Браун, - сказал он. - Признаюсь честно, я никогда еще не встречал никого, похожего на вас.

- Я вам не верю, - возразила девушка, отступив на безопасное расстояние и чувствуя себя от этого гораздо уверенней. - Нью-Йорк, наверняка, просто переполнен женщинами.

- Да, конечно, - согласился Джерид. - Там достаточно много элегантных, утонченных, умудренных опытом женщин в красивых одеждах, с прекрасными манерами, умеющих вести светские беседы.

- Иными словами, они обладают всем тем, чего нет у меня, - спокойно сказала Ноэль, невольно повторив ранее произнесенные слова Джерида.

- Вы лишены преимуществ, предлагаемых богатством, - поправил девушку Данн и окинул ее оценивающим взглядом. - Но у вас есть для этого все данные. Не хватает только светских манер. Но это не ваша вина.

- Спасибо, вы меня успокоили, - обиженно сказала Ноэль, задетая его словами.

Ее уже и без того огорчало, что она не сможет принять приглашение Эндрю на танцевальный вечер.

- Боюсь, вы неправильно меня поняли. Вы еще достаточно молоды и можете научиться всем этим премудростям, - дружелюбно произнес Джерид.

- И кто, интересно, станет меня учить? - с вызовом в голосе спросила девушка.

- А что, если Эндрю? - коварно предложил мужчина.

- Разве я могу просить об этом Эндрю? Для меня слишком унизительно признаваться ему в полном незнании светских манер, даже если он уже понял это

Джерид склонил голову и посмотрел на Ноэлъ своими цепкими голубыми глазами.

- Похоже, вам далеко не безразлично мнение Эндрю, мисс Браун?

- Да. Ведь именно он привез меня сюда и приютил в этом доме, - ответила искренне девушка.

- И это единственная причина? - не отступал Джерид.

- У Эндрю есть все те качества, какими должен обладать настоящий мужчина, - произнесла, наконец, Ноэль, вертя в руках листок бумаги. - Мне очень жаль, если вы не одобряете моего восхищения вашим братом. Я знаю, мое происхождение не отмечено ничем примечательным.

Джерид бросил на нее мрачный взгляд.

- Мне абсолютно все равно, какое у вас происхождение, - коротко бросил он. - Вы интересуете меня просто, как человек.

- Но ведь вы не считаете меня человеком порядочным, - осуждающе заметила Ноэль. - Вы думаете, я положила глаз на Эндрю только из-за его денег, не так ли?

Мужчина тихо засмеялся.

- Поначалу - да, именно так я и думал. Но при более близком с вами знакомстве я понял, что ошибался. Вас нельзя назвать корыстолюбивой. Вы принадлежите к другому типу женщин.

Ноэль посмотрела на Джерида с явным любопытством.

- И вы знаете, к какому?

Джерид смерил ее пристальным взглядом.

- Что вы хотите этим сказать?

- Вы адвокат, - просто ответила Ноэль. - И вы, должно быть, защищали многих людей, виновных в совершенных ими преступлениях, и, значит, хорошо знаете людей.

- Но я делаю это не преднамеренно, - возразил Джерид. - Я слишком уважаю закон и не собираюсь пачкать свои руки, помогая преступникам нарушать его. Однако, есть люди, и их довольно много, считающие себя не менее компетентными, чем суд присяжных заседателей, - прибавил он.

- Вы имеете в виду линчевание, не так ли? Сторонников подобных судов много и по сей день. - Ноэль положила листок, который до этого вертела в руках, на стол и отодвинула его в сторону. - Но разве справедливо, что многие осужденные не имеют на судах права голоса?

- Когда-нибудь это изменится, - ответил Джерид.

- Надеюсь. - Девушка вопросительно посмотрела в его голубые глаза. - А почему вы решили приехать домой, столько лет прожив в Нью-Йорке? - резко спросила она. - Не потому ли, что вы испугались, как бы я не выманила у Эндрю его долю наследства?

Джерида изумила ее прямота. Снисходительно улыбнувшись, он присел на краешек стола и снова посмотрел на Ноэль.

- Да, именно так я и думал, - ответил мужчина так же прямо - Но еще я устал от своей работы. Последнее дело, которым я занимался, касалось частной собственности. Мой клиент оказался не прав, но я узнал это только после того, как вынесли вердикт, и произошел, - Джерид замялся, - один инцидент.

- Кто-то попытался вас избить? - спросила девушка, глядя на адвоката широко открытыми глазами.

Джерид чуть не проговорился. Удивительно, но ему хотелось это сделать. Взяв себя в руки, он лишь пожал плечами.

- Что-то вроде того, - попытался отмахнуться он.

- Значит, вы не любите быть неправым? - спросила его Ноэль.

Джерид раздосадованно засмеялся.

- Я редко им бываю.

- А вы от скромности не умрете, - с улыбкой заметила девушка.

- Я знаю закон, - попытался Джерид исправить неправильно сложившееся у Ноэль представление о нем. - Я работаю адвокатом уже десять лет.

- Мне говорил об этом Эндрю.

Джерид подумал о том, что же еще мог рассказать о нем девушке его сводный брат. Ничего хорошего, в этом можно не сомневаться. Эндрю не любил Джерида, а сейчас он явно увлечен Ноэль и вряд ли захочет иметь соперника старше себя по возрасту.

- Мы с Эндрю абсолютно разные люди, - заметил Джерид.

- Да, я знаю. Он ведь гораздо младше вас, не так ли?

Данн плотно сжал губы.

- Я бы не сказал, что гораздо, - с раздражением в голосе ответил он.

- Очень странно, - задумчиво сказала девушка, внимательно разглядывая Джерида, - вы выглядите намного старше, чем Эндрю. Мне кажется, все должно быть наоборот. Ведь Эндрю воевал, а вы провели эти годы, сидя в зале судебных заседаний. Солдат, человек, видевший смерть, должен выглядеть старше одетого с иголочки адвоката, никогда не сталкивавшегося ни с чем, страшнее случайных словесных угроз.

Джерид опустил глаза и посмотрел на изящные, с длинными пальчиками руки девушки, лежащие на столе. Она не имела ни малейшего представления о его прошлой жизни. Ноэль думала правильно, но она не знала всей правды. За прожитые годы Джерид испытал куда больше невзгод, чем могло выпасть на долю Эндрю.

- Я ведь не обидела вас, правда? - обеспокоенно спросила Ноэль. - Порой я говорю, не думая.

Джерид снова поднял глаза и встретился с нею взглядом.

- Вы меня не боитесь, - улыбнулся он. - Меня это радует. Вы не должны меня бояться. У нас должны сложиться хорошие, дружеские отношения, основанные на честности.

С этими словами адвокат поднялся с краешка стола, на котором сидел. Опершись на трость, он скривился от боли.

- У вас ведь давно болит нога? - спросила Ноэль, вставая из-за стола, и прежде, чем Джерид успел ответить, продолжила: - Вам, должно быть, нелегко жилось в таком большом городе, как Нью-Йорк. Здесь не так шумно и многолюдно

Девушка уже собралась открыть для Джерида дверь, но тот буквально пригвоздил ее к месту своим ледяным уничтожающим взглядом.

Потянувшись, он ухватился за дверь и изо всех сил захлопнул ее. Ноэль подпрыгнула от неожиданности. Но выражение лица адвоката оказалось более угрожающим, чем громкий стук двери.

- Я не нуждаюсь ни в том, чтобы передо мной открывали дверь, ни в кресле-качалке, ни в теплом молоке перед сном, ни в чрезмерной заботе женщины, видящей во мне калеку!

Девушка смотрела на Джерида широко открытыми глазами.

- Но я ничего такого о вас не думала! Я открыла бы дверь любому, кто… кто… - она залилась краской.

- Любому, кто искалечен. Ведь именно это вы хотели сказать? Ну же, говорите.

- Хорошо, - сердито воскликнула Ноэль. - Я открыла бы дверь любому, кто искалечен. Довольны? Ведь вам доставляет удовольствие вгонять меня в краску. Неужели вы хотите, чтобы я делала вид, будто с вами все в порядке, ведь я ясно вижу, что вам больно даже просто вставать?

Джерид резко и с шумом выдохнул. Еще сильнее опираясь на трость, он смотрел с высоты своего роста на хрупкую маленькую девушку. Его нога не будет вечно болеть. Интересно, как отреагировала бы эта девчонка, если бы он открыл ей всю правду о своей болезни? И все же, Джерид переборол в себе желание сделать это

- Я уверена, ваша больная нога не имеет никакого отношения к работе адвоката. К тому же, ваша бабушка говорит, что равных вам в этой области просто нет, - невозмутимо продолжила девушка. - Мне очень жаль, если я в чем-то ущемила ваше самолюбие, но я забочусь о вас от чистого сердца, мне нравится это делать.

Брови Джерида удивленно поползли вверх.

Выпалив эту тираду, Ноэль слегка покраснела. Ее слова тронули Джерида, этого с ним уже давно не случалось. Он смотрел в зеленые глаза Ноэль несколько дольше, чем ему хотелось бы, и обратил внимание, как бьется тоненькая жилка у нее на шее, там, где волновалась кружевная пена воротника блузки.

- Я хотела сказать, мне нравится помогать вообще, - быстро добавила Ноэль.

И все же она сделала это недостаточно быстро. Джерид позволил себе насладиться ее словами в течение нескольких секунд. Но уже в следующую минуту он посмеялся над своей самонадеянностью. Мнение о нем этой девушки, конечно же, было начисто лишено малейших романтических чувств.

- И все же, я сам в состоянии открыть себе дверь, - тихо произнес Джерид.

- Очень хорошо, мистер Данн.

Окинув Ноэль еще одним долгим взглядом напоследок, мужчина раздраженно вздохнул, открыл дверь и вышел.

* * *

Спустя какое-то время пришел Эндрю и заглянул в кабинет, где Ноэль только закончила печатать. Девушка потирала ладонью ноющую поясницу, но, заметив кузена, заулыбалась.

- Я только что закончила, - радостно сообщила она.

- Какая ты душечка, Ноэль, - похвалил кузину Эндрю, просматривая отпечатанные листы. - Правда, строчки кое-где немного неровные, - небрежным тоном заметил он, но все равно, думаю, это пойдет.

Столько часов работы, и «это пойдет»? Девушка обиженно уставилась на кузена.

- Я просидела здесь весь вечер, - укоризненно произнесла она.

- Да, я понимаю, и не думай, пожалуйста, я ценю твою помощь. Что же касается завтрашнего вечера…

- Я не смогу пойти с тобой на этот вечер. И все же, спасибо за приглашение, - резко перебила его Ноэль.

Он с удивлением посмотрел на кузину и пожал плечами.

- Жаль, но может быть, в другой раз?

- Может быть.

Эндрю улыбнулся и небрежно чмокнул девушку в щеку.

- Глупенькая, - нежно пожурил он ее, - если ты не хочешь никуда со мной ходить, то я больше не стану настаивать.

- Дело не в этом, - ответила Ноэль, со страхом думая о том, что Эндрю неверно истолковал ее отказ.

Мужчина небрежно махнул рукой.

- Ну, да ладно, оставим это. Когда-нибудь мы обязательно пойдем куда-нибудь вместе, - мягко проговорил он. - Спокойной ночи, Ноэль.

Эндрю зевнул и вышел из кабинета, слегка недоумевая из-за неожиданного отказа кузины.

Ноэль же очень расстроилась, ведь Эндрю даже не поинтересовался причинами ее отказа. Его сводный брат непременно вытянул бы из нее это признание, к какому бы способу ему не пришлось для этого прибегнуть. Ноэль не понимала, почему ее так сильно задело безразличие Эндрю. Она убрала со стола пишущую машинку, ругая себя за то, что думает, как поступил бы на месте брата Джерид.

Расставив все по местам, Ноэль, расстроенная, отправилась в свою комнату.

ГЛАВА 4

Ноэль испытывала некоторое облегчение из-за своего отказа пойти с Эндрю на танцевальный вечер не только из-за отсутствия подходящего для этого случая платья. Хуже того, она даже не умела толком танцевать! Отец Ноэль, работавший, как и ее дядя, плотником, ко всему прочему, был еще и очень набожным человеком. Он презирал танцы и прочие «греховные плотские утехи», а потому не разрешал дочери посещать подобного рода вечеринки. Вот почему Ноэль так и не научилась танцевать.

К тому же, она никогда не вращалась в светских кругах. Ноэль жила в доме, размером чуть побольше хижины; такой дом был у ее семьи, таким же жалким жилищем владел и ее старый дядюшка. До того, как Эндрю привез ее в Форт-Уэрт, девушка никогда не видела ни водопровода, ни стиральных машин, ни новомодных холодильников с выдвижными поддонами для льда. Только здесь она узнала о существовании газовых плит, электрического света и телефона. Ноэль отдавала себе отчет в том, насколько ограничен ее кругозор. Догадывался об этом, должно быть, и Эндрю.

Во всяком случае, его не удивил вежливый отказ кузины пойти с ним на вечер, не стал он думать и о причинах такого поступка. А уж если говорить правду, то пригласив Ноэль на вечер, почти сразу горько об этом пожалел. Он, конечно, считал кузину девушкой привлекательной, но на роль спутницы в какое-либо приличное место она едва ли подходила. Хотя говорила она довольно сносно, но, казалось, не ведала об элементарных правилах поведения за столом и чувствовала себя явно не в своей тарелке среди образованных людей.

Поэтому, получив отказ кузины, Эндрю не слишком расстроился и тут же пригласил вместо нее Дженнифер Бил. Эта юная леди жила вместе с отцом за городом в доме, выстроенном в викторианском стиле. Дом казался Эндрю еще более красивым и элегантным, чем его собственный, два года назад построенный Джеридом для бабушки. Дженнифер считалась красивой, богатой и образованной невестой, она обладала всем тем, чего недоставало бедняжке Ноэль. Эндрю случайно встретил Дженнифер в местной лавке бакалейщика и мгновенно подпал под очарование красоты и скромности девушки. Эндрю разузнал обычный распорядок дня красавицы и часто сопровождал ее по дороге в город, стараясь представить их встречи как случайные.

Похоже, он нравился Дженнифер. А уж она его очаровала и подавно. Ее отец стал очень состоятельным человеком, но начинал он, не имея за душой ни гроша. Отец Дженнифер едва ли воспринял бы Эндрю всерьез, если бы тот не обладал достаточным состоянием. Отец Эндрю принадлежал к знатной аристократической семье, но ему очень скоро перестала улыбаться фортуна, и вскоре Эндрю оказался в зависимости от своего сводного брата, которого недолюбливал. Эндрю не хотелось идти работать, ибо никто из мужской половины его семейства не утруждал себя этим, в этом просто не возникало необходимости. Но в прошлом году Джерид положил его безделью конец, настояв на том, чтобы Эндрю сам себя содержал.

Работа на кирпичном заводе не особенно обременяла молодого человека, поскольку владельцем этого предприятия был лучший друг его отца. Но, к удивлению своему, Эндрю пришел к выводу, что работа ему нравится, и справляется он с ней довольно хорошо. Эндрю явно оказался прирожденным коммерсантом. Поначалу он думал о том, как отнесся бы к его теперешнему занятию отец, но потом перестал об этом думать. Ему нравилось в этой работе все, за исключением бумажной волокиты. Однако Эндрю переложил эту неприятную часть работы на плечи Ноэль и занимался только тем, что ему нравилось - склонял людей к покупке кирпича. Торговля у Эндрю шла довольно хорошо, и во многом этому способствовала его фамилия, люди покупали у него кирпич, в основном, из-за этого Фамилия Пейдж сохранила часть своей былой славы, думал самодовольно Эндрю, да и Дженнифер ее знала. Это имя имело связь даже с европейской королевской фамилией. Миссис Данн, бабушка Джерида, тоже носила известную фамилию, но о Даннах никто ничего не знал в этом городе, поскольку они приехали из Техаса. Смешно, подумал Эндрю, как немного он, в сущности, знает о своей матери, а также о Джериде.

В отличие от Эндрю, Терренс Бил едва ли мог гордиться своим происхождением. А Дженнифер же явно увлеклась Эндрю и, в особенности, рассказами о его героизме во время испано-американской войны. Эндрю сумел верно подобрать ключик к сердцу девушки и продолжал действовать в соответствии со своим планом. Дженнифер оказалась очень робкой, застенчивой девушкой, она даже не позволяла взять себя за руку, и Эндрю раздражало это обстоятельство. Он принадлежал к категории мужчин, предпочитающих мимолетные случайные связи и частую смену партнерш, и поэтому воздержание для него было просто мучительным. Посетить же один из местных публичных домов Эндрю не мог по той простой причине, что уже на другой день мистеру Билу, имевшему самые обширные связи, стало бы обо всем известно. А Ноэль жила под одной крышей с Эндрю, он ей явно нравился и совсем не отказался бы с ней переспать. Главной проблемой во всем этом стал приезд Джерида, тот, вместо своего обычного ко всему безразличия, вдруг сам стал проявлять явный интерес к девушке.

Ну ладно, раздраженно размышлял Эндрю, не все же время Джерид собирается торчать дома. Рано или поздно, он, Эндрю Пейдж, добьется своего, и Ноэль станет его любовницей, хочет того Джерид или нет. Что же касается расположения мисс Бил и ее очень неплохого приданого - она ведь единственная дочь у отца, - то это значительно улучшает его перспективы.

* * *

В доме имелся экипаж и лошадь, используемые в особых случаях. И теперь, когда Джерид вернулся домой, Эндрю приходилось каждый раз просить у него разрешения воспользоваться экипажем, как ни противно он себя при этом чувствовал.

Сегодня Джерид снова дал согласие, поскольку сам в этот вечер никуда не собирался.

- Ты едешь с мисс Браун? - словно между делом поинтересовался Данн.

Заметив напряженное выражение лица брата, Эндрю обрадовался, что может ответить на его вопрос отрицательно

- Нет. Она отказалась со мной ехать и должен признаться, у меня даже от сердца отлегло, - прибавил он. - Ты ведь знаешь, Ноэль никогда не появлялась в свете, да и одевается она, как простая служанка. Единственное, чем она может гордиться, так это своим восхитительным телом. Моя кузина очень хорошо сложена, согласен? - Эндрю усмехнулся.

Джерид прищурился.

- Я не обращал такого пристального внимания на ее тело. И хочу напомнить тебе: эта девушка живет в нашем доме на правах гостьи. Советую относиться к ней с уважением и любезностью.

Эндрю удивило столь заботливое отношение брата к девушке, но он постарался не показывать виду.

- Да, конечно. Но, Джерид, ты не мог не заметить, с такой женщиной, как Ноэль, мужчине едва ли захочется пойти в приличное общество - Эндрю засмеялся. - Она ведь не имеет ни малейшего понятия о правилах хорошего тона. Не умеет даже правильно держать вилку.

Джерид ничего не ответил, и это несколько встревожило Эндрю. Спешно попрощавшись, он выбежал из дома.

Джерид наблюдал за тем, как уходит брат, со смешанными чувствами. Его давно уже не трогала честь ни одной женщины. И сейчас он, не без холодного цинизма, вспомнил об одной своей трагической любви. Неужели он еще не извлек урока из вероломства женщин? Но одна мысль о том, что Эндрю может соблазнить Ноэль, а затем бросить ее, приводила Джерида в ярость.

А Эндрю явно замыслил что-то неладное. Слишком уж откровенно он высказывается о Ноэль. А ее увлечение молодым человеком ни для кого не являлось секретом. Она еще слишком молода и неопытна, а сочетание этих качества, наверняка, вполне устраивает Эндрю. Что ж, если брат высмеивает свою кузину за пробелы в воспитании, пора подумать о том, как исправить этот недостаток. Сделать это можно лишь одним способом, и претворить его в жизнь мог только он, Джерид. Адвокат в сердцах выругался, не желая вмешиваться не в свое дело, но и подставлять девушку под удар судьбы ему тоже не хотелось.

Эндрю уже и без того достаточно усложнял его жизнь в прошлом. И вот снова он ставит на пути новые препятствия. Джерид понимал, что его возвращение в Форт-Уэрт не для всех станет радостью. Но он не предполагал всей трудности сложившейся ситуации. Однако, Джерид никогда не считал свою жизнь легкой, тем более, когда речь заходила о женщинах.

* * *

В тот день, когда назначили танцевальный вечер, Эндрю выскользнул из дома прежде, чем остальные члены семьи спустились к ужину. Ему не хотелось попадаться на глаза Джериду, тот мог испортить Эндрю настроение своим мрачным видом. Но когда Эндрю вошел в дом мисс Бил, собираясь сопровождать ее на вечер, вид у него оказался нисколько не лучше, чем у Джерида.

Мистер Бил добился всего сам и достиг теперешних высот благодаря удачному вложению своих скудных сбережений в довольно рискованные предприятия. Оказалось так, как он и предполагал: в Восточном Техасе нашли нефть. Очень скоро небольшая сумма денег, которой располагал Бил, превратилась в целое состояние, и он стал одним из богатейших людей Форт-Уэрта.

Но самой главной своей драгоценностью вдовец Терренс Бил считал единственную изящную, белокурую и голубоглазую дочь. Он очень не хотел, чтобы ее светлую головку вскружил какой-нибудь молодой повеса, искатель приключений. К числу подобных людей он причислял и молодого Пейджа. Билу не нравился Эндрю, и он не скрывал своих чувств. Это-то и заставляло молодого человека нервничать.

Бил, сухопарый и загорелый мужчина, молча окинул Эндрю суровым взглядом.

- Я привезу вашу дочь домой к положенному времени, уверяю вас, сэр, - вежливо пообещал Эндрю.

- Надеюсь, вы сделаете именно так, - отозвался Бил, человек от природы немногословный. В глазах его читались холод и недоверие.

Эндрю невольно подумал о том, как не хотелось бы ему заиметь врага в лице этого человека.

- Не волнуйся, папа, - нежно прощебетала Дженнифер Бил, выходя в холл в красивом бальном платье и черном кружевном шарфе. - Эндрю отлично обо мне позаботится. Не стоит так беспокоиться.

Отец девушки, казалось, немного расслабился и, улыбнувшись дочери, нежно чмокнул ее в румяную щечку.

- Желаю тебе хорошо провести время.

- Спасибо. Увидимся позже, папа.

Дженнифер взяла предложенную Эндрю руку и осторожно пожала.

- Я с нетерпением ждала сегодняшнего вечера, Эндрю, - проговорила она, улыбаясь молодому человеку. - Надеюсь, мои надежды не окажутся тщетными.

- Конечно, нет, - пылко заверил девушку Эндрю.

Рядом с ней он чувствовал себя настоящим королем. Глаза Дженнифер светились такой же нежностью, как и у Ноэль; а очаровательное личико украсило бы любую картинную галерею.

Терренс Бил, прищурившись, смотрел вслед дочери и ее кавалеру. Конечно, держать дочь под стеклянным колпаком невозможно, но и видеть ее рядом с этим самодовольным франтом ему тоже не хотелось. Дженнифер, конечно же, заслуживает лучшего

Бил засунул руки в карманы и неспешной походкой направился к конюшне. У него заболел один жеребенок, и ему захотелось справиться о его самочувствии.

Заметив приближение хозяина, Брайан Кларк, негр средних лет с искалеченной рукой, приветливо заулыбался. Кларк появился в городе ранним ноябрьским утром с седлом, перекинутым через плечо. Он искал работу, и Бил, окинув незнакомца пристальным взглядом, взял его к себе, не задавая лишних вопросов. Бил никогда не спрашивал у негра, откуда тот пришел. Несмотря на свой физический недостаток, Кларк оказался прекрасным конюхом и мог усмирять самых норовистых лошадей, Бил еще ни разу не пожалел о том, что взял на работу этого человека. Кларк относился по-доброму и к Дженнифер, больше других уделяя внимание ее лошадям.

- Ну, как он? - поинтересовался Бил.

Негр взъерошил своей тонкой рукой короткие курчавые волосы. В них кое-где уже проглядывала седина, но ни лицо этого человека, ни его глаза не казались старыми. В его взгляде, обращенном на Била, не было подобострастия, свойственного представителям чернокожей расы. Кларк оказался человеком, на редкость хорошо образованным, и держался спокойно и с достоинством. Бил считал Кларка странным, но всегда относился к нему с уважением.

Жеребенку стало еще хуже, - ответил Кларк. - Боюсь, моих скромных познаний в области медицины недостаточно Я думаю, лучше вам послать за ветеринаром.

Бил кивнул.

- Завтра же пошлю за Беком Татумом. Как ты думаешь, сможет этот бедняга продержаться до утра? - поинтересовался Бил, имея в виду жеребенка.

- Я побуду рядом с ним ночью, - пообещал Кларк.

Бил нагнулся и погладил мягкий бок жеребенка, обратив внимание на тяжелое дыхание животного

- Ты много знаешь о лошадях, Кларк.

- Да, сэр, - едва заметно улыбаясь, ответил негр.

Бил выпрямился и смерил конюха пристальным взглядом.

- И ты по-прежнему не хочешь мне рассказывать о том, откуда ты все это знаешь? - спросил он, и в глазах его вспыхнули огоньки любопытства.

Кларк тихо засмеялся.

- Вы же знаете, я никогда об этом не рассказываю, мистер Бил.

- Да, за прошедшие шесть лет я успел в этом убедиться, - кивнул Бил. - Не спускай с жеребенка глаз, и если ему станет хуже - зови меня.

- Хорошо, мистер Бил.

Терренс Бил кивнул и, улыбаясь своим мыслям, вышел из конюшни. Он являлся единственным человеком, кого Кларк когда-либо называл «сэр» или «мистер». Несмотря на оскорбления, которые негру доводилось порой выслушивать от ковбоев, нанимавшихся временно на скотный двор, он не терял чувства собственного достоинства, данного ему от природы, и никогда не ввязывался в шумные ссоры и драки. Кларк не терял самообладания, даже если из себя выходил сам хозяин. Как-то раз Бил выгнал одного слишком уж задиристого ковбоя за то, что тот обругал последними словами негра, забравшего у него ременную плеть. Кларк упрекнул Била за отсутствие выдержки, а потом посмеялся над его взбешенным выражением лица. Два этих человека неплохо ладили между собой, несмотря на неравенство в положении. Бил подумывал даже о том, что, если от него когда-нибудь уйдет управляющий, он, возможно, поставит на эту должность Кларка, имеющего все задатки первоклассного руководителя. И никто не осмелится подвергнуть критике его решение. Никто, даже белые ковбои. По крайней мере, большая их часть. Среди ковбоев попадались, конечно, и грубияны, не любившие Кларка. Особенно отличался своей неприязнью к негру задиристый, средних лет пастух по имени Гармон. Выросший на берегах Миссисипи, он ненавидел негров лютой ненавистью. Гармон то и дело отпускал в адрес Кларка язвительные замечания, но негр попросту не обращал на них внимания. Может быть, именно так и должен вести себя управляющий. Сам же Бил отличался излишней вспыльчивостью и невыдержанностью. Его молодость на границе проходила весьма бурно, до тех пор, пока сердце Терренса не завоевала симпатичная молоденькая девушка с Востока и не сделала из него человека. Бил вспомнил Эллисон, мать Дженнифер.

Направляясь к своему красивому, добротному дому, Бил тихонько насвистывал сквозь зубы неназойливый мотивчик и размышлял о том, как много он достиг, начав с жалкой глинобитной хижины, где пятьдесят пять лет назад родился. Жизнь Била была не из легких, но он с успехом преодолел препятствия, многим оказавшиеся не по зубам. Он гордился тем, чего достиг. И, конечно, главной гордостью Терренса являлась Дженнифер. Как жаль, что ее мать умерла много лет назад и никогда уже не увидит, какой великолепной красавицей стала их дочь. Бил перевел взгляд на одинокую могилу, расположенную на небольшом холме и огороженную железной оградой. Дважды в неделю он приносил на могилу жены цветы. А иногда просто приходил сюда, и сидел и разговаривал с Эллисон, как с живой. Такие разговоры помогали ему пережить трудные времена. Он пойдет туда и завтра, подумал Бил, и расскажет Эллисон об этом хлыще, Эндрю Пейдже. И Эллисон, наверняка, будет так же возмущена выбором Дженнифер, как и он сам.

* * *

Эндрю вздохнул свободно только в экипаже. Они с Дженнифер собирались заехать в ресторан и поужинать перед тем, как отправляться на вечер.

- Какое счастье, что сегодня вечером я сопровождаю такую прелестную спутницу, - проговорил Эндрю, ослепительно улыбаясь. - Спасибо за то, что вы согласились со мной поехать.

- Ну, что вы, - застенчиво ответила девушка и засмеялась. - Вы, наверное, заметили, как дорожит мною папа? Не обращайте на него внимания, Эндрю. Просто он очень старомоден и трясется, буквально, над каждым моим шагом, особенно после того, как умерла мама.

- Любой отец, будь у него такая красивая дочь, повел бы себя так же, - ласково заметил Эндрю. Он, практически, поедал девушку глазами. - Дженнифер, я никогда еще не встречал такой девушки, как вы.

- То же самое я могу сказать и о вас, - простодушно ответила красавица. - Когда мы встретились в тот день в лавке бакалейщика, мне показалось, будто мы знакомы уже целую вечность.

- Если бы вы не провели последние несколько лет в Европе, мы могли бы встретиться и раньше. - Эндрю самодовольно усмехнулся. - В Европе жили два поколения моего семейства. Первый же Пейдж приехал сюда из Англии. Он являлся вторым сыном герцога, но, к сожалению, ничего не унаследовал. И только здесь ему улыбнулась, наконец, фортуна. Просто невероятно, мы должны были встретиться с вами раньше!

Дженнифер не стала говорить молодому человеку, что ее отец не одобряет их дружбы. Билу не нравился ни сам Эндрю, ни его покойный отец. Он не любил людей, рождавшихся со всеми возможными привилегиями. Как правило, эти люди не могли ими пользоваться. Эндрю вполне устраивала его беспечная жизнь, и, прежде чем начать работать, он успел поучиться в трех колледжах. Говорят, конец этому положил сводный брат Эндрю, Джерид, заставивший молодого человека подыскать себе место Дженнифер же видела в Эндрю человека умного и дальновидного. Не всякая женщина способна побудить его к великим свершениям, мечтательно подумала девушка и с улыбкой посмотрела на Эндрю.

Молодой человек улыбнулся ей в ответ. Нежная улыбка Дженнифер вселяла в него уверенность. Он все еще не мог поверить, что такая красавица, как мисс Бил, согласилась поужинать с ним и посетить танцевальный вечер. Дай Бог, подумал Эндрю, пусть этот первый совместный вечер не окажется последним.

* * *

Ноэль, в отличие от Эндрю, пребывала в не столь радужном настроении. Весь ужин она молчала и старательно из6егала встречаться взглядом с Джеридом, а сразу после ужина извинилась и поднялась к себе в комнату, где и провела остаток вечера.

На следующее утро замкнутость и необычная молчаливость Ноэль стали еще более заметны. Дождавшись, пока бабушка уйдет в гостиную читать газету, Джерид подошел к девушке, помогавшей миссис Пейт убирать со стола.

- Сегодня утром вы выглядите такой же несчастной, как и вчера вечером. Почему? - прямо спросил он, хотя прекрасно знал ответ.

Ноэль не ожидала услышать от Джерида этот вопрос, однако ответила довольно быстро

- Эндрю пригласил меня вчера на танцевальный вечер, но я вынуждена была ему отказать.

- Почему?

Ноэль сердито посмотрела на мужчину.

- Потому что мне нечего надеть. И потом, даже если бы у меня и нашлось подходящее платье, я… - она нервно откашлялась, - я не умею танцевать.

Джерид удивленно вскинул брови.

- Почему? - спросил он снова.

- Мой отец считал танцы чем-то греховным, - с достоинством ответила девушка.

Джерид едва заметно улыбнулся.

- Возможно, так оно и есть, но даже сам Господь Бог едва ли нашел бы что-то предосудительное в том, что мужчина рукой, затянутой в перчатку, обнимает женщину за талию, спрятанную под несколькими слоями ткани.

Ноэль зарделась.

- И тем не менее…

- Он пригласил на этот вечер мисс Бил.

- Я знаю!

- Это заметно по вашему виду, мисс Браун, - криво усмехнулся Джерид.

- Вы действуете мне на нервы, мистер Данн. И очень сильно!

Джерид окинул девушку взглядом с головы до ног, при его росте это не составило труда.

- У вас абсолютно отсутствует чувство такта. Вы плохо и бедно одеты. Не имеете ни малейшего представления о том, как вести себя за столом и в приличном обществе. Вы слишком прямолинейны, вспыльчивы и нетерпеливы.

Ноэль открыла рот, желая достойно ответить Джериду, но тот остановил ее, подняв свою тонкую загорелую руку.

- Но я не стал бы называть случай с вами безнадежным, - продолжил он. - Среди ваших достоинств я выделил бы врожденную грацию и доброе сердце, а также приятную манеру разговора. А значит, вас вполне можно… переделать.

- Что?

- Вас можно обучить. - Тяжело опираясь на трость, Джерид медленно обошел вокруг девушки. - Хорошая одежда и несколько уроков приличных манер - и вы можете с легким сердцем показываться в обществе.

- Но, видите ли, сэр, я не могу себе позволить хорошую одежду, и я ничего не смыслю в приличных…

Джерид на это лишь махнул рукой.

- Пусть деньги вас не беспокоят, мисс Браун. Я все беру на себя.

- Но зачем вам все это? - недоуменно спросила Ноэль.

Мужчина меланхолично пожал плечами.

- Я еще не решил, когда открою свою контору. У меня сейчас отпуск, но мне уже становится скучно, мисс Браун. А с вашей помощью я смогу хоть как-то занять себя и свое свободное время.

- Но Эндрю узнает…

- Нет, если, конечно, вы ему не расскажете, - ответил Джерид и, поджав губы, окинул девушку критическим взглядом. - Напротив, впредь он станет более предусмотрительным и научится быть внимательным.

Волнение, охватившее девушку, ясно читалось в ее глазах.

- И если я стану похожей на его знакомых дам, тогда он, может быть, найдет меня привлекательной…

Боже упаси, подумал Джерид, но вслух ничего не сказал. Ему хотелось немного досадить Эндрю, но сделать это необходимо очень осторожно и не обидеть Ноэль. С другой же стороны, он мог спасти ее от участи, гораздо худшей, чем смерть. Эндрю не станет долго церемониться с простолюдинкой, но прежде чем оскорбить девушку из хорошей семьи, дважды подумает.

Ноэль была никем для Джерида. Но ему не хотелось видеть ее страдания, даже если у нее и сложилось довольно неприглядное мнение о нем, как о мужчине. Это даже казалось Джериду забавным. Интересно, думал он, что она сказала бы, если бы увидела его в молодости, до того, как он начал изучать право Сводный брат, к примеру, даже сейчас побаивается его, хотя ничего не знает о его прошлом.

Ноэль необходимо несколько обновить гардероб и уяснить для себя несколько правил хорошего тона. Джерид, прищурившись, задумался. Он мог, конечно, и сам поводить девушку по лавкам, но это вызвало бы целую кучу кривотолков. Да, ему следует действовать осмотрительно Бабушка, несомненно, слишком старомодна и не может помочь выбрать одежду, подходящую для молоденькой девушки. Но, кроме миссис Данн, в доме жила еще одна женщина. Более того, эту женщину отличал хороший вкус, и она могла купить девушке все необходимое.

- Позовите миссис Пейт, - решительно сказал Джерид Ноэль.

Девушка поняла, зачем Джериду понадобилась экономка. Радостно улыбнувшись, она отправилась на поиски миссис Пейт. Когда они вернулись, Джерид объяснил экономке суть ее задачи.

- Отведите Ноэль в салон мисс Хендерсон, - велел он, - и подберите для нее одежду, но только модную, а не устаревших фасонов. Потом зайдите в обувную лавку и к галантерейщику. Вы купите мисс Браун, по меньшей мере, два вечерних платья и накидку.

Открыв от удивления рот, миссис Пейт уставилась на мужчину.

Джерид одарил ее взглядом великомученика.

- Ведь она член нашей семьи, не так ли? - заявил он тоном, не терпящим возражения, и нетерпеливо махнул рукой в сторону Ноэль. - Боюсь, ходить в таком виде просто неприлично

Ноэль вся так и взвилась. Ее аккуратная черная юбка и белоснежная блузка отнюдь не казались ей неприличными.

- В таком виде? - негодующе воскликнула она. - Что вы хотите этим сказать?

- Вы очень заносчивая особа, - заметил Джерид, вглядываясь в блестящие зеленые глаза под копной золотисто-каштановых волос. - Даже в старомодной одежде вы сохраняете надменность королевы!

Девушка перевела дыхание. Этот человек предлагает ей свою помощь, чтобы привлечь внимание Эндрю. Значит, она должна сохранять спокойствие и не обижаться по всяким пустякам.

- Да, понимаю, я одеваюсь слишком уж просто. Мне бы не хотелось показаться вам неблагодарной, - стиснув кулаки от обиды, выдавила Ноэль.

- Вот и хорошо, - не дал ей опомниться Джерид. - В таком случае, не спорьте, мисс Браун, а делайте то, что вам велят. А теперь уводите ее, миссис Пейт, пока она не передумала и не нашла предлог остаться дома.

Миссис Пейт постепенно начала понимать, чего от нее хотят.

- Хорошо, сэр.

С этими словами экономка отправилась надевать шляпку и накидку, поскольку на улице снова начался дождь, а Ноэль остановилась в нерешительности.

- Вы это серьезно? - спросила она Джерида.

Он кивнул и прищурил один глаз.

- Как вы относитесь к Эндрю?

У Ноэль перехватило дыхание.

- Мистер Данн…

- У нас с вами не должно быть секретов друг от друга, -перебил девушку Джерид. - Я говорю с вами откровенно и того же жду от вас. У нас с вами больше общего, чем вы могли бы подумать, несмотря на разницу в возрасте.

Девушку удивила прямота Джерида, она чувствовала себя с ним хорошо, спокойно и надежно, хотя он и затрагивал в ее душе какие-то неведомые струны.

- Эндрю мне нравится. Он такой стремительный, такой волнующий… - Ноэль смущенно посмотрела на мужчину. - Но такого человека, как вы, я еще никогда не встречала.

- Понимаю.

Глаза Ноэль остановились на лице адвоката, она словно ощупала кончиками пальцев его смуглую кожу, тонкие брови и суровые голубые глаза, прямой нос, высокие скулы и тонкий рот с чуть припухлой нижней губой, квадратную челюсть и выдающийся вперед подбородок. Вопреки моде, Джерид не носил усов, как Эндрю. И, к ее удивлению, он был необычайно хорош собой. В его светлых голубых глазах ясно светился ум и что-то еще, дерзкое и безрассудное, немного пугающее, нехарактерное для преуспевающего адвоката. И потом, когда Джерид улыбнулся девушке, выражение его лица стало необычайно чувственным, отчего она вдруг ощутила нестерпимый жар. На некоторое время в комнате повисло напряженное молчание. Джерид пристально смотрел на Ноэль, наслаждаясь видом ее прекрасных золотисто-каштановых волос и лучистых зеленых глаз; от его взгляда не укрылась ни россыпь забавных веснушек на прямом носике девушки, ни приятная свежесть нежных розовых губ. Джериду понравились ее чуть припухшие, красивые губы, за которыми прятался ряд ровных белоснежных зубов. И фигура у Ноэль оказалась действительно чудесной, ее формы не поражали пышностью, зато отличались стройностью и изяществом. Девушка стояла так близко к Джериду, что ему вдруг захотелось прижать ее к себе и ощутить на своих губах нежную мягкость ее пухлых губок.

Ноэль еще не умела разгадывать выражение лица мужчин, но она ощутила вдруг, как между нею и Джеридом возникло какое-то напряжение, от которого у нее начинали подгибаться колени.

- Я, мм… я должна сходить за своим плащом, - произнесла Ноэль, наконец, не слишком уверенным голосом.

Джерид кивнул. Он ничего не сказал, но глаза его, не отрываясь, смотрели в глаза Ноэль, пока та не почувствовала, как щеки ее начинают пылать.

- Сколько вам лет, Ноэль? - спросил вдруг Джерид.

- Мне… мне девятнадцать.

Мужчина прикоснулся свободной рукой к тонкой прядке золотистых волос, выбившейся из прически и упавшей на пылающую щеку Ноэль. Осторожно взяв эту легкую прядку, Джерид поправил ее нежным и чувственным жестом и заметил, как слегка приоткрылись губы Ноэль, и она тихонько выдохнула. Ресницы ее взметнулись вверх, но почти сразу же девушка потупилась. Кружева на вороте ее блузки едва заметно колыхались. Ему нравится Ноэль, больше Джерид не сомневался в этом.

Его пальцы скользнули по маленькому уху Ноэль и остановились на крошечной аккуратной мочке.

- Купите себе что-нибудь из синего шелка, - сказал Джерид тихим, вдруг сорвавшимся голосом. - Не забудьте, из темно-синего с белой кружевной отделкой.

- Но разве это… у меня ведь зеленые глаза, - запинаясь, произнесла девушка, с трудом сознавая, что говорит.

- Я знаю. Но вам очень пойдет синий цвет. - Джерид прикоснулся к маленькой жилке на шее девушки. И с его сердцем тоже творилось что-то невообразимое. Может быть, он просто слишком долго не был с женщиной, раз эта полудевочка-полуженщина так его взволновала.

Ноэль сильно дрожала, и руки у нее стали холодными, как лед, в то время как она изо всех сил теребила складки юбки. Испуганная, она подняла голову и посмотрела в светло-голубые глаза мужчины. Он, не отрываясь, пристально смотрел на нее из-под полуопущенных век; и под этим немного пугающим взглядом девушка не могла сдвинуться с места.

Напряжение между ними почти достигло кульминационной точки, но громкий и неожиданный стук двери заставил девушку и мужчину отшатнуться друг от друга и разорвать некую невидимую глазу нить, только что связывавшую их.

- Я очень признательна вам за вашу доброту, - нарушила неловкое молчание Ноэль. Она говорила так, словно ей не хватало воздуха.

- Ну, не надо. Это самое малое, что я могу сделать для члена моей семьи, - произнес Джерид твердо, делая ударение на последних словах.

Девушка стояла, опустив глаза. Она испытывала неведомые ей доселе чувства, но, возможно, она просто неверно истолковала выражение лица Джерида. Ноэль ведь так плохо знала мужчин, и то, что она увидела на лице Джерида, могло ей только показаться. И потом, он гораздо старше ее…

- Сколько вам лет?- спросила вдруг она.

- Я слишком стар для вас, Ноэль, - ответил мужчина мягко

Резко повернувшись, Джерид стиснул набалдашник трости с такой силой, что побелели костяшки пальцев, и вышел из комнаты.

* * *

Ноэль чрезвычайно понравилось делать покупки. Она никогда еще не носила такой красивой одежды. Следуя совету Джерида, девушка выбрала темно-синее шелковое платье, отделанное белым кружевом и расшитое серебристыми бусинками. Кроме того, Ноэль купила красивый костюм из бархата такого же темно-синего цвета с отделкой из белого горностая.

Увидев цену, проставленную на ярлыке, девушка невольно пришла в ужас, однако миссис Пейт и бровью не повела. Этот костюм окажется настоящей находкой будущей осенью и зимой, сказала она, и потом, он так идет Ноэль!

Ноэль, как и большинство других женщин, шила себе одежду, главным образом, сама. И теперь она очень волновалась, покупая готовые вещи. По ее представлениям, это могли позволить себе только леди из высшего света.

Выбрав себе несколько платьев и юбок, девушка принялась рассматривать тонкое, изысканное белье. Миссис Пейт заплатила за несколько шелковых сорочек и панталон, а также за несколько пар чулок. Ноэль до сих пор не могла поверить, что все это покупают для нее.

В лавке галантерейщика девушка продолжала испытывать то же радостное возбуждение. Она выбрала здесь темно-синюю шляпку из бархата, прекрасно сочетавшуюся с купленным костюмом, и две другие шляпки - к легкому, с черной отделкой, зеленому костюму и белому с синим костюму. Юная мисс Макалпайн изготовляла шляпки собственноручно и с таким вкусом, что каждое ее произведение смело могло составить конкуренцию головным уборам из Парижа. Выбранные Ноэль шляпки очень ей шли и красиво оттеняли цвет ее роскошных каштановых волос.

В лавку обувщика женщины зашли напоследок, и здесь Ноэль выбрала себе простые черные туфли, лишенные всяких украшений. Она и без того уже потратила достаточно много денег Джерида и просто не могла позволить себе купить более красивые и дорогие туфли. К тому же, туфли видны, лишь когда выходишь из экипажа, подумала Ноэль.

- Я чувствую себя настоящей принцессой, - сказала девушка миссис Пейт, когда они возвращались домой в нанятом экипаже. Сделанные ими покупки должны были доставить завтра.

По дороге обратно женщины заехали на рынок, где экономка передала мистеру Хейнему список продуктов, попросив привезти их к вечеру.

Приехав домой, миссис Пейт отправилась готовить обед, а Ноэль прошла в гостиную.

Возбужденная и счастливая девушка впорхнула в гостиную и увидела там миссис Данн, Джерида и Эндрю. Сейчас Ноэль могла думать только о своих замечательных покупках и о том, какой хорошенькой она станет в новой модной одежде и как сильно понравится Эндрю.

Оторвавшись от газеты, Эндрю рассеянно улыбнулся.

- А вот и Ноэль. И где ты пропадала, моя дорогая девочка?

- Я ездила в город с миссис Пейт, - ответила Ноэль.

- Как это, должно быть, скучно. Хочешь, поедем ко мне в офис. Я должен забрать там кое-какие бумаги. Мы как раз успеем вернуться обеду.

- А можно? - воскликнула девушка, напрочь забыв о своем решении вести себя холодно и сдержанно после того, как Эндрю так легко и быстро заменил ее другой, поехав на вечер с мисс Бил.

- Конечно, можно, - Эндрю сложил газету и поднялся. - Мы не опоздаем к обеду, - заверил он бабушку и Джерида.- Я должен сходить за шляпой и плащом, Ноэль. Похоже, на улице довольно сыро. Встречаемся через пять минут у входа.

- Хорошо

Эндрю ушел, и только сейчас Ноэль заметила, с каким интересом наблюдает за ней его брат.

- Наши покупки доставят на дом, - неуверенно произнесла она. Джерид рассеянно кивнул.

- Надеюсь, вы подобрали то, что вам нравится, - небрежно бросил он.

- О да, я купила два летних костюма и один зимний из темно-синего бархата…

Мужчина взял в руку трость и, опираясь на нее, поднялся с дивана.

- Я уверен, моя бабушка с удовольствием послушает ваш рассказ, когда вы вернетесь. А я должен идти.

Не сказав больше ни слова, Джерид прошел мимо девушки, оставив ее размышлять над неожиданной пренебрежительностью к ней. Это показалось Ноэль очень странным, ведь именно Джерид велел ей купить новую одежду.

Когда дверь за мужчиной закрылась, девушка недовольно поморщилась.

- Я его обидела? - спросила она.

Миссис Данн улыбнулась.

- Нет, дорогая моя, конечно же, нет. Просто Джерид снова о чем-то размышляет. Время от времени кажется, будто он где-то далеко, но такова его натура. Джерид не принадлежит ни семье, ни свету. Точно так, как и раньше, он принадлежит только самому себе. И ты не должна на него за это сердиться.

- О, нет, что вы, я нисколько на него не обижаюсь. Я хотела просто поблагодарить мистера Данна за вещи, купленные сегодня на его деньги, - объяснила Ноэль.

- Он понял, что вещи тебе очень понравились. А теперь иди, Эндрю, наверное, уже заждался.

- Спасибо, миссис Данн. Спасибо вам за все.

Миссис Данн с улыбкой отмахнулась от девушки. Но на душе ее стало тревожно Ноэль, в отличие от Эндрю, была невинной, и он мог легко ее обидеть. Страстное увлечение Ноэль молодым человеком бросалось в глаза, это говорило отнюдь не в ее пользу. Эндрю же приводил в восторг, практически, всех женщин. И миссис Данн оставалась только надеяться, что увлечение Ноэль не закончится осложнениями.

* * *

Эндрю оказался приятным спутником, общительным и внимательным, и Ноэль, буквально, расцвела под лучами его обходительности. В экипаже он держал кузину за руку и рассказывал ей о своей работе в компании по продаже кирпича и о том, как он побил все их предыдущие рекорды. В конечном итоге, Эндрю рассчитывал стать управляющим компании.

- Ты ведь знаешь, я служил офицером в армии, - прибавил он с горделивой улыбкой. - А потому знаю, как и что следует делать.

- Я не сомневаюсь в этом, Эндрю, - произнесла Ноэль.

Эндрю легонько погладил затянутую в перчатку руку кузины и заглянул ей в глаза. Ноэль обожала его, и внимание кузена ей льстило. Но от прикосновений Эндрю Ноэль не испытывала, ровным счетом, ничего, и это казалось ей странным. Ведь, когда ее касались руки Джерида, у нее невольно слабели колени. Конечно, Джерид был старше Эндрю, а значит, опытнее. Ноэль представила его с женщиной и густо покраснела. Она так отчетливо представляла себе сейчас лицо Джерида, видела, как светятся лихорадочным блеском его глаза, как страстно прижимает он женщину к своему сильному телу и жадно целует ее…

- С тобой все в порядке? - озабоченно спросил девушку Эндрю. - Ты так сильно покраснела.

- Мне кажется, здесь очень душно, - солгала Ноэль и принялась обмахиваться рукой в перчатке.

Эндрю на это только улыбнулся. Он не сомневался, что девушка покраснела вовсе не от духоты в экипаже, а от его близости. Подумав об этом, Эндрю самодовольно усмехнулся. Он не мог прикасаться; к Дженнифер, не мог, если хотел ее завоевать. Но с Ноэль ему ничто не мешало Ничто, за исключением Джерида, а уж он никогда ни о чем не узнает.

- Мы почти приехали, - пробормотал Эндрю.

Выглянув в окошечко экипажа, девушка увидела целую вереницу зданий различных фирм и контор, выстроившихся вдоль просторной широкой улицы.

- И давно ты здесь работаешь? - спросила Ноэль, стараясь перевести разговор в другое русло

- С прошлого года, - ответил Эндрю, не уточнив, однако, что этого потребовал, в большей или меньшей степени, Джерид. - Я рассчитывал продвинуться по службе еще быстрее, но мне кажется, я и так неплохо преуспеваю. Должен признаться, я чувствую себя в коммерции, как рыба в воде, к тому же, мы производим и предлагаем покупателю превосходный товар.

- Значит, вы имеете дело с самыми различными видами кирпича? - наивно поинтересовалась Ноэль.

Эндрю засмеялся.

- Конечно, дорогая моя девочка! И потом, производство кирпича - дело очень ответственное. Взять, к примеру, здание, рухнувшее всего неделю назад в Калифорнии. Так вот, причиной этого послужил неправильно обожженный кирпич.

- А я и не знала, - сказала Ноэль, ловившая, буквально, каждое слово кузена. - Как все это интересно!

- В таком случае, я просто обязан обучить тебя своему ремеслу, - проговорил Эндрю с довольной усмешкой.

Экипаж остановился. Эндрю помог кузине сойти, расплатился с извозчиком и провел Ноэль в высокое кирпичное здание, в котором размещалось руководство компании «Джеймс Коллиэр и сыновья». Войдя в приемную, Эндрю представил Ноэль двум девушкам-секретаршам, выписывавшим фактуру и принимавшим заказы по телефону.

- Твой кабинет у нас в доме почти такой же, правда? - возбужденно произнесла Ноэль. - Здесь столько нового и современного!

Девушка все еще не могла привыкнуть к современному оборудованию, хотя и успела уже повидать многое. Большую часть своей жизни она провела в сельской местности, поэтому ее приводили в восторг и телефон, и другие технические новинки, к которым в Форт-Уэрте давно уже привыкли. Ноэль научилась пользоваться печатной машинкой и гордилась своим маленьким достижением.

- В сравнении с некоторыми другими местами - да. У нас еще, правда, нет электрических машин, но очень скоро они появятся и здесь.

Придерживая кузину за локоть, Эндрю ввел ее в маленький уютный кабинет, где стоял стол, а на стенах висели военные трофеи и портрет самого Эндрю в военной форме.

- Какой ты красивый! - воскликнула девушка, останавливаясь перед портретом.

- Благодарю. Временами я действительно скучаю по форме.

- В твоем кабинете очень мило, - прибавила Ноэль, оглядываясь по сторонам и заметив при этом шведское бюро, вращающийся стул и два высоких кресла с подголовниками, предназначенных, главным образом, для посетителей.

- Здесь слишком тесно, - недовольным тоном произнес Эндрю. - Но когда-нибудь, надеюсь, у меня появится достаточно большой кабинет.

Засунув руки в карманы, Эндрю остановился у зашторенного окна и окинул критическим взглядом Ноэль, одетую в белую, с глухим высоким воротом блузку, черную юбку и старенький коричневый плащ, спасавший девушку от дождя. Ноэль одевалась бедно и старомодно, но все-таки молодой человек находил ее хорошенькой. Ей бы приличную одежду и манеры, и она стала бы настоящим сокровищем.

Девушка обернулась и, перехватив взгляд кузена, зарделась.

- Этот плащ старый, - смущенно пробормотала oнa. - У меня есть и новый, но я торопилась и схватила этот. И вообще, у меня много новой одежды, - прибавила Ноэль.

Эндрю изобразил удивление.

- В самом деле?

- На этом настояла твоя бабушка, - объяснила девушка, не желая, говорить о Джериде.

Эндрю вовсе не обязательно знать, откуда у нее появились новые вещи, сказал его брат. Однако, теперь Ноэль испытывала угрызения совести от того, что сразу не сказала Эндрю правду. Джерид проявил щедрость и доброту по отношению к ней, а она должна об этом умалчивать. Но и говорить кузену о том, откуда у нее новая модная одежда…

- Бабушка права, - согласился Эндрю. - Ведь теперь мы - одна семья. А что сказал об этом Джерид?

- Он одобрил решение миссис Данн, - неуверенно произнесла девушка.

Эндрю явно не усмотрел во всем этом никакого подвоха, решив, что именно миссис Данн отправила Ноэль за покупками.

- Я с ним согласен. Мне будет очень приятно видеть тебя в новой одежде.

Ноэль хотелось рассказать Эндрю еще и о том, как она начнет учиться достойно вести себя в приличном обществе, правильно, как леди, говорить, но он уже перевел разговор на свою излюбленную тему.

- Как видишь, у меня есть собственный телефон, - начал Эндрю, указывая на черный аппарат, - и еще один диктофон, точно такой же, как у меня дома в кабинете.

- Да, я заметила. - Глаза девушки загорелись. - Эндрю, а тебе не нужна еще одна секретарша? - с надеждой в голосе спросила она.

Эндрю колебался. Ему вовсе не хотелось видеть в своем кабинете Ноэль, тем более, он рассчитывал когда-нибудь пригласить сюда на обед мисс Бил.

- Этими вопросами занимаюсь не я, а мистер Блэр, наш вице-президент. Идем, я познакомлю тебя с ним. - Эндрю вытащил из бюро стопку каких-то бумаг, просмотрел их и открыл перед Ноэль дверь, не обращая внимания на краску смущения, залившую лицо девушки.

Мистер Блэр оказался деловитым и энергичным человеком средних лет. Коротко кивнув Ноэль, он снова занялся своими делами. Владелец компании и другие сотрудники уже ушли, и Эндрю снова повел кузину в приемную, где все еще работали Труди и Джессика, секретарши. Они, по крайней мере, дружелюбно отнеслись к Ноэль. Однако, та успела заметить, что девушки стали более любезными только после того, как Эндрю представил ее им, как свою кузину. Обе секретарши сияли молодостью и красотой и, скорее всего, еще не успели выскочить замуж. Когда же Эндрю принялся заигрывать с девушками, Ноэль и вовсе почувствовала себя не в своей тарелке. Она уже успела пожалеть о своей просьбе насчет работы у Эндрю. Ну, и глупость же она сморозила!

- Хорошие девушки, - заметил Эндрю, когда они с Ноэль, попрощавшись, вышли на улицу. - Они готовы сделать для меня абсолютно все.

Он мог этого и не говорить.

- Да, похоже, они исполнительные работницы.

- Даже очень. Очаровательные девушки.

Остановив проезжавший мимо экипаж, Эндрю помог кузине усесться и только после этого присоединился к ней, держа в руках папку с бумагами.

- Мне пришлось взять работу на дом, нужно ее закончить, - пояснил он девушке. - Я ведь занимаю очень ответственный пост. От меня многое и многие зависят.

- Думаю, ты хороший знаток своего дела, - проговорила Ноэль.

Он кивнул и, откинувшись на спинку сиденья, закрыл глаза, с трудом подавив зевок.

- Надо сегодня лечь пораньше. Мисс Бил - такая замечательная девушка. - Но прежде, чем Ноэль успела рассердиться, Эндрю повернулся к ней. - Может быть, в следующий раз, когда я приглашу тебя куда-нибудь, ты мне не откажешь.

- Мне нечего было надеть, - застенчиво объяснила девушка.

- Нечего надеть? Что же, ты сразу мне не сказала?

- Я постеснялась.

- В таком случае, бабушка правильно сделала, предложив купить тебе кое-что из одежды, - улыбаясь, сказал Эндрю.

Ноэль на это только кивнула. Вообще-то, она ожидала от кузена иной реакции. Джерид обратил внимание на ее плохое настроение и проявил к ней участие. А Эндрю отнесся к этому с явным безразличием. И все равно, он оставался самым замечательным и самым волнующим мужчиной из всех, кого когда-либо встречала Ноэль. Бедный старый Джерид вряд ли мог показаться кому-то идеалом мужчины, хотя его присутствие и оказывало какое-то странное воздействие на нервы девушки. А может быть, это только самовнушение, твердо сказала себе Ноэль. Скорее всего, на нее так подействовала забота этого мужчины, когда он стоял так близко и прикасался к ней. Ведь не могла же она испытывать влечение к Джериду и, одновременно, любить Эндрю!

Взяв кузину за руку, Эндрю отвлек ее от размышлений.

- Я очень рад, что ты теперь живешь с нами.

- Я тоже рада.

Молодой человек легонько сжал руку Ноэль.

- Тебе не стоит обращать внимание на Джерида. Он у нас такой угрюмый и нелюдимый. Я сам его порой не понимаю.

- Но вы же братья.

- Сводные. Его мать вышла замуж за моего отца. Джерид в то время уже вырос, у меня же тогда еще и молоко на губах не обсохло - Эндрю лениво потянулся. - Нам так и не удалось узнать друг друга получше. Джерид уехал на Север поступать в университет, а я окончил школу и пошел служить. Мы с ним абсолютно разные. - Эндрю посмотрел Ноэль в глаза. Он очень замкнутый. Даже холодный. Могу поспорить, ты его даже побаиваешься.

Ноэль улыбнулась.

- Немного

- Я-то, конечно, его не боюсь, - быстро сказал Эндрю. - Но он иногда так смотрит на человека, когда его что-то раздражает, кажется, вот-вот просверлит дырку взглядом. - Эндрю усмехнулся. - Странно, не правда ли? Адвокат со взглядом убийцы. Возможно, именно так он и смотрит на свидетелей в зале судебных заседаний, и это помогает ему выигрывать процесс за процессом. Я слышал, Джерид снискал себе прекрасную репутацию среди адвокатов. Странно, что он решил оставить столь успешную карьеру в Нью-Йорке и собирался открыть адвокатскую контору здесь, в Форт-Уэрте.

- Он ведь в годах, да? - спросила Ноэль.

- В годах? - Эндрю поджал губы. - Для тебя, может быть, и да. По-моему, Джериду тридцать шесть лет.

- О! - Девушка опустила глаза и принялась лихорадочно перебирать складки юбки.

Значит, брату Эндрю - тридцать шесть, а ей всего девятнадцать. Правда, в декабре ей исполнится двадцать, но все равно, разница в шестнадцать лет - это почти целая вечность.

- А мне будет двадцать восемь.

- Скоро? - поинтересовалась Ноэль.

- В ноябре, - ответил Эндрю. - А когда день рождения у тебя?

- В декабре. Я родилась на Рождество, поэтому меня и назвали Ноэль ( Ноэль - Nоеl(фр.) - рождество Христово, прим. переводчика ), - объяснила девушка.

Эндрю весело рассмеялся.

- Я заверну подарок для тебя в листья падуба. - Он пристально посмотрел на Ноэль, и в глазах его вспыхнули озорные огоньки. - А может быть, я заверну его в листья омелы, - мягко поддразнил девушку Эндрю. - И ты поцелуешь меня за подарок.

- О, Эндрю…

- Но Джерид не должен ничего знать об этом, - прибавил молодой человек, на этот раз серьезным тоном.- Мы ведь не хотим, чтобы он отправил тебя обратно, правда? А он может не одобрить, скажем так, нашей взаимной привязанности.

- Я не скажу ему ни слова, - пообещала Ноэль и покраснела, подумав о чем-то своем.

Эндрю громко рассмеялся, глядя на смущенное и восторженное выражение лица кузины. Он думал, Ноэль без ума от него, и при мысли об этом самодовольно улыбался. Женщины, всегда так реагировали на его заигрывания. Он молодой, красивый, удачливый, и женщины любили его за это. Не удивительно, что Ноэль так сильно к нему привязалась. Да и она ему нравилась. Но Эндрю видел в кузине только источник развлечения. Думал же он сейчас о вчерашнем удивительном вечере, восхитительной мисс Дженнифер Бил и огромном состоянии ее отца.

ГЛАВА 5

Покупки доставили к вечеру того же дня, и Ноэль бросилась к себе в комнату, спеша все это примерить. Из купленного больше всего ей нравился синий бархатный костюм. Этот костюм считался зимним, поэтому продавался по сниженной цене, в связи с весенней распродажей. Ноэль безумно нравилась эта вещь. Ничего не зная о том, что большинство готовых, купленных в салонах и лавках вещей остаются модными только в течение одного-двух сезонов, девушка рассчитывала носить этот костюм следующей осенью и зимой и выглядеть очень модно. Как-то раз она видела изображение синего костюма в местной газете и мечтала иметь такой же, но цена казалась ей огромной. Рисунок в газете, однако, не передавал изумительного цвета этого костюма, и, несмотря на опасения девушки, синий цвет подходил не только к оттенку ее волос, но и глаз. Джерид не ошибся. Синий оказался ее цветом.

Ноэль надела новую шляпку, в тон костюму, новые туфли и принялась вертеться перед зеркалом, поправляя прическу. Ущипнув себя несколько раз за щеки, чтобы сделать их более румяными, она улыбнулась своему отражению. Конечно, она не красавица, но и не дурнушка.

Сгорая от нетерпения услышать комплимент от Эндрю, Ноэль спустилась в гостиную, где всего несколько минут назад сидели миссис Данн и ее внуки. Но теперь в гостиной остался один Джерид.

Джерид, подняв глаза и увидев на пороге Ноэль, на какой-то миг словно оцепенел. В новом костюме девушка показалась ему настоящим видением, и синий цвет, как он и думал, удивительно ей шел, красиво оттеняя молочную белизну ее кожи. Джерид невольно задержал дыхание.

- А г-где Эндрю? - спросила, запинаясь, Ноэль, смущаясь под пристальным взглядом мужчины.

Выражение лица Джерида изменилось.

- Он повез бабушку в город, ей нужно купить нитки для вышивания, - ответил он. - Она хотела попросить об этом миссис Пейт утром, когда та собиралась за покупками, но не знала, что вы поедете вместе, и к тому же, так рано. Поэтому она не успела дать миссис Пейт образец нужных ей ниток.

- Понятно

Радостное и взволнованное выражение на лице девушки уступило место разочарованию. Ее рука с раскрытым зонтиком, который она только что кокетливо вертела, бессильно опустилась. Джерид не спеша поднялся и, прихрамывая и опираясь на трость, подошел к Ноэль.

- Вы прекрасно выглядите, - искренне сказал он. - И если бы Эндрю не уехал, то сказал бы вам то же самое.

Девушка слабо улыбнулась.

- Благодарю вас. Вы оказались правы, посоветовав купить вещи синего цвета.

- Женщина с таким бледным цветом кожи, как у вас, должна носить одежду ярких цветов.

- Не такое уж у меня бледное лицо, - попыталась возразить Ноэль, касаясь щеки рукой, затянутой в перчатку.

Джерид приподнял бровь.

- Нет, конечно, особенно когда вы щиплете себя за щеки, пытаясь сделать их румянее, - поддразнил он девушку.

Ноэль от души рассмеялась.

- Откуда, интересно, вы знаете, что я это делала?

Джерид, не отрываясь, смотрел на девушку, и она заметила, как участилось его дыхание.

- Ваше произношение отличается протяжностью, - произнес он.

Девушка прикусила нижнюю губу.

- Я должна научиться правильному произношению.

Джерид покачал головой.

- Ваш акцент - это часть вас самой, часть вашего наследия, - сказал он. - И в нем есть своя прелесть.

- Но вы же сами сказали, у меня протяжное деревенское произношение!

Адвокат улыбнулся.

- Житель Нью-Йорка может сказать то же самое о любом техасце, - объяснил он.

- А вы сами из Техаса? - с любопытством спросила Ноэль.

Улыбка резко сошла с лица мужчины.

- Нет. - Джерид принялся нервно вертеть в руке трость. - Этот костюм, конечно, красивый, но надевать его в теплую погоду - едва ли разумно Вы купили себе что-нибудь для лета?

- О, да, конечно. Но этот костюм понравился мне больше всех остальных вещей. - Ноэль робко посмотрела на мужчину. - Ведь он очень красивый, правда?

Джерид усмехнулся.

- Но ведь вы ждете моего восхищения отнюдь не по поводу вашего костюма, - осторожно поддразнил он девушку.

Ноэль бросила на адвоката испепеляющий взгляд.

- Вы, несомненно, очень добрый и щедрый, но вот характер у вас - несносный, - выпалила она на одном дыхании.

- Просто я слишком хорошо знаю женщин, - ответил Джерид, и во взгляде его появился холодок отчуждения.

Ноэль изо всех сил стиснула в ладони ручку зонтика.

- Вы не должны так говорить!

Адвокат поднял глаза.

- Вообще-то, без сомнения, не должен. Но я уже говорил, мы должны быть предельно откровенны друг с другом.

Девушка растерянно посмотрела на мужчину и нахмурила тонкие брови.

- Я вас не понимаю.

- Что именно вы не понимаете?

- Почему вы… так меня тревожите, - неохотно выдавила Ноэль. - И к тому же, у меня такое ощущение, будто я знаю вас уже много лет. Я чувствую себя с вами… в безопасности.

Холодок отчуждения начал постепенно исчезать из голубых глаз мужчины. Он не подошел к Ноэль ближе, нет, и все-таки его присутствие словно окутывало ее теплым невидимым облаком. Прищурившись, Джерид молча посмотрел на девушку долгим, немигающим взглядом.

- А вы уверены, что чувствуете себя со мной… в безопасности? - тихо спросил он.

Она слабо взмахнула рукой в перчатке, словно желая защититься от какого-то невидимого противника.

Внезапно Джерид перехватил ее руку, и Ноэль почувствовала его прикосновение каждой клеточкой своего тела. Когда Эндрю брал ее в экипаже за руку, она не испытывала и сотой доли того, что творилось с ней сейчас. Ноэль охватила волна неведомых ранее ощущений.

Много повидавший на своем веку Джерид лучше понимал девушку, чем она сама. Улыбнувшись, он отпустил ее руку.

- Костюм очень вам идет, - произнес, наконец, он и отвел взгляд.

У него не хватило смелости сказать девушке, что уже к следующему зимнему сезону костюм этот, скорей всего, выйдет из моды. Раз уж он ей так понравился, не стоит портить ей настроение.

- Эндрю найдет вас просто восхитительной. - Джерид помолчал немного, посматривая на Ноэль через плечо - Однако, будьте осторожны. Эндрю не из тех, кто женится.

- Сэр!

- Я ведь говорил, что буду с вами предельно откровенным, Ноэль, - напомнил девушке адвокат, задерживаясь на пороге. - Да, кстати, я заказал граммофон, - объявил он к безграничному удивлению Ноэль. - И когда его доставят, я начну учить вас танцевать.

Девушка не смогла скрыть изумления.

- Вы? Но… - она молча опустила глаза на больную ногу мужчины.

Он лишь засмеялся.

- Понятно Вы подумали о том, как, интересно, этот дряхлый калека-адвокат собирается научить вас танцам?

Ноэль густо покраснела, настолько его слова оказались близки к ее мыслям.

Он же на это только небрежно кивнул.

- Вот видите, вы меня совсем не знаете, - безразлично сказал Джерид, глядя на Ноэль. - У меня и без того достаточно проблем, чтобы еще и на это обращать внимание.

И с этими странными словами Джерид вышел из гостиной.

* * *

Спустя три недели Джерид присмотрел в деловой части города свободное здание и арендовал его под свою контору. Наняв рабочих, он переделал это здание в соответствии с собственным вкусом, после чего заказал мебель, ковры, шторы и последние новинки технического оборудования. Покончив с этим, Джерид пригласил на работу секретаря-мужчину, способного вести дела в его отсутствие. Это решение несколько огорчило Ноэль, лелеявшую мечту попасть к Джериду на работу. Но он так ее и не пригласил. Более того, адвокат даже не намекнул ей на такую возможность, несмотря на то, что она все так же проводила два вечера из четырех, перепечатывая для Эндрю письма и другие деловые бумаги.

Наконец, пришел день, когда Джерид прикрепил на дверь своей конторы вывеску: «Джерид Данн, адвокат». Однажды утром Ноэль все же не вытерпела и подошла к Джериду, собиравшемуся в контору.

- А почему вы пригласили на должность секретаря мужчину? Вы не доверяете женщинам?

Адвокат задержался у порога, держа в руке шляпу, и холодно улыбнулся.

- Нет.

Затем молча надел шляпу и вышел.

Ноэль передала этот разговор миссис Данн, но та нисколько не удивилась ответу внука.

- Да, Джерид не доверяет женщинам, это правда, - сказала старушка.

- Но на это должна быть причина!

Миссис Данн кивнула.

- Одна нечестная женщина втянула моего внука в… очень неприятную и даже трагическую историю, когда он был совсем молодым и еще не помышлял об учебе в университете. Эта женщина украла деньги и обвинила одного молодого парня в том, что тот посредством угроз и побоев заставил ее сделать это. Из-за нее погиб ни в чем не повинный человек.

Миссис Данн не стала рассказывать Ноэль ни о том, что этого парня застрелил Джерид, ни того, что та женщина впоследствии призналась в невиновности молодого человека. К ее синякам парень не имел никакого отношения. Ее признали виновной в совершенном преступлении и арестовали. Но Джерид всегда винил в случившемся себя, хотя убитый парень тоже имел при себе оружие, и они сошлись в честном поединке.

Узнав правду, Джерид пристрастился к спиртному и за несколько месяцев стал одним из самых отпетых головорезов Техаса. Он опускался все ниже, и только внезапная болезнь матери положила конец его разгульной жизни. Джерид жил в Форт-Уэрте до самой смерти матери. Эндрю, находившийся в то время в пансионе, не видел отчаянного дебошира с безжалостным взглядом, приехавшего в Форт-Уэрт вечерним поездом. Однако, бабушка Джерида помнила и благодарила небо за внезапное прозрение внука. По иронии судьбы, Джерид окончательно перешел на сторону закона.

- И теперь ваш внук всех женщин считает нечестными и бессовестными? - изумилась Ноэль.

Миссис Данн очнулась от задумчивости.

- Возможно, за все эти годы он разуверился в существовании честных женщин. Его никак не назовешь ловеласом. И дело вовсе не в том, что он не нравится женщинам,- прибавила она поспешно - Ты еще совсем девочка, Ноэль, и не можешь увидеть Джерида глазами зрелой женщины.

На самом же деле, Ноэль даже себе боялась признаться, как ее против воли тянет к Джериду. Она, начав проводить больше времени в его обществе, увидела в нем сложного и загадочного человека. Ей до смерти хотелось узнать, что же скрывается за этим суровым выражением, не сходившим с его лица. На этом лице живыми казались только глаза, и Ноэль порой замечала мелькавшую в них мучительную боль, но боль не физическую.

Удивительно, но со временем хромота Джерида стала проходить. Возможно, он старался скрывать ее, боясь отпугнуть своим увечьем клиентов, думала девушка, но вскоре отказалась от этой мысли. Скорее всего, хорошим лекарем оказалась солнечная погода.

* * *

Вскоре привезли граммофон, но Ноэль пришлось подождать, пока Джерид сам предложит учить ее танцам. До сих пор он об этом не заговаривал. Джерида всецело поглотило какое-то земельное дело, и он посвящал работе все свое время, даже выходные. Ноэль уже подумала, не забыл ли он о своем обещании - преподать ей несколько уроков хорошего тона. Ей не терпелось спросить Джерида об этом, но тот в последнее время оказался сильно занят, и она не хотела беспокоить его еще и своими проблемами.

Она предпочла бы, конечно, чтобы хорошим манерам и искусству танца ее обучил Эндрю. Но гордость не позволяла ей просить его об этом, тем более, Джерид сам вызвался ей помочь.

Но если с Джеридом они сейчас, практически, не виделись, то Эндрю, напротив, стал относиться к Ноэль с большим вниманием. Он одобрил новый гардероб кузины, похвалил каждую вещь в отдельности; однако, комплимент в пользу темно-синего бархатного костюма Эндрю почему-то выразил с явной неохотой. Он стал довольно часто гулять с Ноэль и разговаривать, но прогулки эти проходили, как правило, в нескольких метрах от дома, не дальше. Приглашений выйти куда-нибудь вечером девушка от него больше не получала, хотя и знала, что Эндрю не реже раза в неделю ходит в ресторан или в театр с мисс Бил.

* * *

Джерид с головой ушел в работу и не мог заметить внезапного интереса и внимания своего сводного брата к Ноэль. Когда привезли заказанный граммофон, адвокат попросту убрал его до лучших времен. Устроив все в конторе так, как ему хотелось, Джерид начал принимать клиентов, и до него дошли слухи о предстоящем танцевальном вечере. Об этом приеме говорил как-то Эндрю, и Ноэль, услышав новость, тихонько вздохнула, прекрасно понимая, что кузен все равно не пригласит ее туда, хотя у нее и появилась новая одежда. За несколько дней до вечера Джерид начал замечать внимательные, исполненные надежды взгляды девушки и понял, что не может откладывать дольше обещанные уроки.

* * *

Однажды вечером в пятницу, когда Эндрю еще не вернулся из своей поездки в Хьюстон, где встречался с каким-то человеком по делам фирмы, а миссис Данн поднялась к себе в комнату, собираясь почитать перед сном, Джерид пригласил Ноэль в гостиную.

Элегантный темно-синий костюм очень шел ему, а Ноэль в кружевной белой блузке и темно-синей юбке составляла хозяину дома прекрасную пару.

- Ой, вы будете учить меня танцевать!- радостно воскликнула девушка.

Джерид закрыл за собой раздвижные двери гостиной.

- И надеюсь, научу. Хотя моя бабушка считает некоторые из современных танцев неприличными.

- И вы умеете танцевать их все?- поддела Джерида девушка.

Бросив на Ноэль сердитый взгляд, Джерид прислонил к стене свою трость и занялся граммофоном.

- Простите, - виновато сказала Ноэль.

- Самый простой из танцев - тустеп, - объяснил Джерид, и вскоре из огромной трубы граммофона полилась красивая негромкая мелодия. - Идите сюда.

Девушка подошла к терпеливо ожидавшему ее партнеру, испытывая невообразимое волнение уже от одного его низкого голоса.

- А вам не будет больно танцевать? - осторожно поинтересовалась она.

- Разве я стал бы навязывать, в таком случае, эти уроки? - отрезал Данн.

Обидевшись на грубый ответ Джерида, Ноэль изо всех сил сжала носовой платок.

- Может, и стали бы! Я прекрасно знаю, вы не отказались бы от данного вами слова, даже если бы ваша больная нога оторвалась во время танца!

- Ого, вы уже так хорошо меня изучили? Или вам это только кажется? - холодно отозвался Джерид.

От взгляда, которым мужчина одарил Ноэль, ей стало как-то не по себе, и она смущенно потупилась.

- Нельзя узнать человека до конца, - ответила она.

- Вот именно

Джерид не надел перчаток. Но Ноэль заметила это только, когда почувствовала на своей затянутой корсетом талии жар и силу его руки. Даже сквозь пластинки из китового уса, плотную ткань корсета, тонкий муслин сорочки и легкую ткань блузки девушка ощущала прикосновение ладони Джерида. А еще он показался ей необычайно сильным, крепким и мускулистым при всей своей стройности.

- Не смотрите себе под ноги, - коротко посоветовал Джерид, увидев, как Ноэль опустила глаза, стараясь не запутаться в своей длинной юбке.

- А как же я тогда увижу, что делаю? - удивилась она.

- Движения должны быть непроизвольными, - пояснил ее наставник. - Просто слушайте музыку и двигайтесь в такт.

Ноэль попыталась следовать поучениям мужчины и тотчас же наступила ему на ногу.

- Извините, - поморщилась она.

Джерид вздохнул и остановился.

- Теперь вести буду я, - твердо сказал он.

- Хорошо, но я не ожидала, что вы так неожиданно остановитесь.

- Я поворачивался.

- О!

Прислушиваясь к ритму музыки, девушка пыталась двигаться в такт. Но почти немедленно Джерид стал наступать на нее в танце, и бедная Ноэль запуталась в подоле своей юбки.

- Боже правый, когда вы, наконец, начнете следить за своими проклятыми ногами! - выругался Джерид, успев в последний момент подхватить девушку.

- У вас очень скверный характер, да и язык тоже! - заявила она, тяжело дыша. Пытаясь удержать равновесие, девушка ухватилась за руки партнера. - Не забывайте, это вы предложили научить меня танцевать. Я не помню, чтобы сама просила вас об этом!

Джерид тихо засмеялся, и в глазах его загорелись странные огоньки.

- А у вас такой же огненный язычок, как и ваши волосы в свете лампы, - заметил он, любуясь мягким сиянием волос Ноэль. - Они напоминают закат, тонкие, струящиеся в золотистом свете.

У Ноэль невольно перехватило дыхание. Ей показалось, что она тонет в глазах Джерида.

- Вы удивлены? - спокойно спросил он девушку. - Степенный, серьезный книжный червь, к тому же адвокат, не способен, по-вашему, на поэтические сравнения?

- Вы не похожи на человека с языком без костей, - уклончиво ответила Ноэль. - Или на того, кто привык льстить.

Взгляд Джерида медленно скользнул к мягким губам девушки.

- А если я скажу вам, что это не лесть?

Ноэль заставила себя засмеяться.

- Вы подтруниваете надо мной, сэр.

Рука Джерида, лежащая на талии девушки, вдруг напряглась, и он привлек к себе ее нежное, хрупкое тело Данн заглянул в глаза Ноэль и приблизился к ней настолько, что она смогла разглядеть тонкие темно-синие ободки вокруг бледно-голубой радужной оболочки его глаз. Тело Джерида напоминало теплую сталь, а рука, обнимавшая Ноэль, еще больше напряглась. Он все так же пристально смотрел на губы девушки, и под его взглядом она обмирала, но вовсе не от страха, нет.

Ноэль впервые ощутила прикосновение сильного мускулистого тела. И когда Джерид склонил к ней голову, сердце ее отчаянно забилось.

Джерид начал двигаться в такт музыке, а губы его по-прежнему находились в нескольких сантиметрах от губ Ноэль. Она затаила дыхание и словно ждала чего-то. В танце вел Джерид, и девушка старательно за ним следовала; это продолжалось до тех пор, пока она не забыла обо всем на свете и покорно не поплыла на волнах негромкой красивой музыки. Ноэль чувствовала на своих губах дыхание Джерида. От него пахло мятой; должно быть, он недавно пил чай, рассеянно подумала девушка. А еще от него веяло каким-то удивительно приятным, терпким одеколоном. Она поймала себя на том, что не может отвести взгляд от красиво очерченного рта мужчины. Все тело ее стало вдруг таким легким, послушным и гибким, словно в нем не осталось ни одной косточки, так неотступно следовала она за партнером под тихую нежную мелодию.

Когда же музыка стихла, он вдруг резко повернулся и подался вперед, прижимая к себе Ноэль. Девушка тоже прильнула к нему, боясь упасть навзничь, а Джерид все больше склонял к ней голову и на какую-то долю секунды почти коснулся ее губ. Если бы только он нагнулся еще немного, подумала Ноэль, хотя бы на дюйм… Если бы только, если бы только! Она судорожно вцепилась в плечи мужчины, а губы ее слегка приоткрылись.

Но уже в следующее мгновение Джерид помог девушке выпрямиться и слегка отстранился от нее, а его рука, поддерживавшая Ноэль за талию, опустилась. Лицо Джерида оставалось бесстрастным. Он, не отрываясь, смотрел на нее, и Ноэль вдруг ощутила, что ей все труднее дышать. Лицо ее горело, она не могла оторвать взгляд от губ мужчины, пребывая в этот момент в полной растерянности и смятении.

Джерид по-прежнему пристально смотрел на девушку. Он, казалось, не замечал, что музыка давно закончилась, и вообще забыл о существовании граммофона.

Наступившую в гостиной тишину нарушил громкий бой старинных часов.

Оторвавшись, наконец, от глаз Ноэль, взгляд Джерида скользнул по ее залитому краской смущения лицу, нежным, чуть припухшим губам и опустился ниже, туда, где едва заметно волновалась ее грудь, затем устремился еще ниже, по плавному изгибу девичьего бедра, обтянутого юбкой, до мысочков ее черных туфелек, выглядывавших из-под оборок юбки.

Спустя несколько секунд этот откровенный взгляд устремился в обратном направлении, снизу вверх. И все это время девушка стояла, приоткрыв рот и не шевелясь. Она прерывисто дышала, будто пробежала целую милю.

- Вас когда-нибудь целовали, Ноэль? - спросил вдруг Джерид.

Девушка медленно, как во сне, покачала головой.

Данн судорожно вздохнул. Он казался взволнованным. Смущенным. Колеблющимся. От напряжения он стиснул руки в кулаки, и только теперь Ноэль обратила внимание на то, как бурно вздымается грудь Джерида.

- Вы - гостья в моем доме, - произнес он хриплым от волнения голосом. - И я не могу позволить себе забыть это; не потерплю я подобной забывчивости и от своего сводного брата.

- Но я… я не давала повода… - запинаясь, пролепетала она.

- Конечно, нет, - спокойно ответил мужчина. - Но вы молоды, Ноэль, и очень наивны. А это значит, один из нас должен взять на себя ответственность за происходящее. - С этими словами Джерид подошел к граммофону и выключил его - Продолжим урок позднее, и не наедине, - заявил он, рассеянно поглаживая трубу граммофона.

Девушка густо покраснела, не сводя глаз со спины Джерида. Его слова прозвучали так, будто он обвинил ее в попытке соблазнить его

Но когда мужчина обернулся, Ноэль поняла, что заблуждается. Джерид смотрел на нее внимательно, но не осуждающе.

«А ведь мне нравится этот человек, - подумала Ноэль, глядя на него. - Он такой спокойный, гордый, выдержанный и отличается от развязного, самодовольного Эндрю, как небо от земли. К этому мужчине сразу же проникаешься доверием и уважением, и для этого вовсе не обязательно завешивать его грудь медалями».

- Почему вы так на меня смотрите? - мягко спросил Джерид.

- Простите… Просто мне… нравится на вас смотреть, - робко призналась девушка. - Вы ведь говорили, у нас не должно быть секретов друг от друга, - прибавила она, заметив, как адвокат прищурился.

Джерид резко выдохнул.

- Да, говорил. - Он слабо улыбнулся.

- Надеюсь, у вас не разболелась нога? - быстро спросила Ноэль.

Джерид покачал головой.

- Со мной случались неприятности и похуже. Это не первая… неудача, постигшая меня, - проговорил он, вовремя сдержавшись и не произнеся слово пуля , едва не слетевшее у него с языка.

Ноэль расправила складки на юбке.

- Скажите, а каким вы были в детстве?- с интересом спросила она.

Его лицо снова спряталось за непроницаемой маской.

- Kak и все мальчишки, я рос бедовым ребенком и любил пошалить, - неохотно сказал Джерид. Вынув из кармана часы, он открыл крышку. - А сейчас, извините, я должен отыскать в кабинете нужную мне в работе книгу.

Но когда он хотел пройти мимо девушки, та легонько коснулась его руки и заглянула ему в глаза.

- Джерид, вы ведь сами говорили, у нас не должно быть секретов, - напомнила она ему.

Впервые Джерид услышал, как Ноэль назвала его по имени, и от звука ее голоса ему вдруг стало нечем дышать. Он всей кожей ощущал тепло, исходящее от нее, она стояла так близко! Ноэль являла собой очень сильное искушение, и это обеспокоило Джерида. Но в эту минуту думать об этом не хотелось. Сам не понимая, что делает, он нежно коснулся шеи девушки и скользнул пальцами выше, к ее губам.

- Повторите мое имя еще раз, - попросил он едва слышно

Сердце в груди Ноэль бешено стучало

- Джерид, - послушно прошептала она.

Легонько зажав между пальцами маленький подбородок Ноэль, Данн приподнял его, желая лучше разглядеть ее губы. Да, она позволила бы ему сейчас себя поцеловать. Джерид видел, что ей очень хочется этого, ведь она еще слишком юна и уязвима и не научилась скрывать свои чувства. И он испытывал огромное искушение. Даже больше, чем искушение. Ему до смерти захотелось сжать Ноэль в объятиях. Но сильнее, чем желание, ее или его, оказалось присущее Джериду от природы благородство. Ноэль являлась его гостьей и жила у него в доме, а значит, могла рассчитывать на его защиту и покровительство. Он просто не имеет права доставлять девушке неприятности, даже если она сама захочет их заполучить. Хотя оставаться благородным порой бывает довольно сложно

Резко выдохнув, он отпустил Ноэль.

- Уже поздно, - произнес он несколько грубоватым тоном, неожиданно для них обоих.

Девушка удивленно посмотрела на Данна и недоуменно нахмурилась. Ее очень встревожило безудержное влечение, которое она испытывала к этому человеку. Ноэль вся дрожала от его близости, лицо же Джерида казалось высеченным из камня.

Джерид отвернулся от девушки и постарался сделать это без тени сожаления.

- Спокойной ночи, Ноэль, - произнес он как можно беспечнее.

- Джерид, - чуть слышно прошептала девушка, не зная, как спросить о его явном нежелании подойти к ней поближе.

А он тем временем взял свою трость и, опершись на нее, посмотрел Ноэль в глаза.

- В моей душе есть и темные пятна, - неожиданно сказал он, словно читая мысли девушки. - Вы же знаете обо мне только то, что я позволяю вам знать. Но есть вещи, о которых я никогда не смогу вам рассказать. Оставайтесь моим другом, Ноэль. Но не ожидайте от меня ничего большего. Ваш нежный ротик манит меня гораздо сильнее, чем это может вам показаться. Но мне нечего вам дать. Вам же, в свою очередь, нечего мне предложить такого, чего я не видел раньше.

Девушка зарделась и гордо расправила плечи.

- Почему вы говорите так, словно я вешаюсь вам на шею? Вы - мужчина зрелый, и я впервые встретила такого человека, - произнесла она дрожащим голосом, но с чувством собственного достоинства, пытаясь хоть как-то объяснить свою беспомощность.

Лицо Джерида оставалось серьезным.

- Да, я знаю. Вы чувствуете себя в моем обществе уязвимой и не можете найти этому объяснения, так как, по вашему мнению, вам нравится только Эндрю. Но я уверен - вы не испытываете ничего серьезного к моему сводному брату, Ноэль. И это, кстати, может избавить вас от сердечной боли.

- Почему?

- Потому что Эндрю, всего-навсего, вас возжелал.

Ноэль почувствовала, как нестерпимо пылают ее щеки.

- Он - мой друг.

- Он вас желает, - настойчиво повторил Джерид. - Старайтесь как можно реже бывать с ним наедине. Эндрю, без сомнения, джентльмен, но только до поры до времени. Мой сводный брат - самый настоящий повеса, и мне больше всего на свете не хотелось бы, чтобы он вас обидел.

Ноэль нахмурилась.

- Интересно слышать подобные советы от человека, только что чуть меня не поцеловавшего!

- Поверьте, для такого мужчины, как я, этот поступок можно считать еще целомудренным, - ответил Джерид, и внезапно в повороте его головы, в его глазах появилось что-то опасное. - Вы воспламеняете меня всякий раз, когда позволяете до себя дотронуться. Будьте осторожны. Мне чужды угрызения совести. В свое время я прекрасно обходился и без них, а Форт-Уэрт навевает на меня грустные воспоминания о тех далеких днях.

- Вы требуете от меня искренности, но не хотите делиться со мной ничем из своего прошлого, - взволнованно и обиженно произнесла девушка.

- Полная искренность может быть только у влюбленных, - отрезал Джерид. - Нам же с вами никогда ими не бывать.

Ноэль вскинула руку к горлу и посмотрела на мужчину широко раскрытыми глазами.

- Конечно, я тоже так считаю, - поспешно произнесла она.

- Со мной вы впервые в жизни почувствовали, как быстро может вскипеть ваша кровь, - продолжил Джерид, не обращая внимания на то, как сильно покраснела девушка. - Я, конечно, польщен. Но не хочу больше никаких безумий.

- А разве это безумие? - наивно поинтересовалась Ноэль.

Мужчина нервно засмеялся.

- А разве нет?

Решительно открыв дверь, он вышел. И не оглянулся.

Ноэль уже успела заметить за Джеридом эту характерную особенность - он никогда не оглядывался. И особенность эта являлась не единственной, привлекшей внимание девушки. Так, например, она обратила внимание, что Джерид всегда садился спиной к стене, какой бы там ни оказался стул или кресло, и всегда, прежде чем открыть дверь, спрашивал у посетителя визитную карточку. Этого человека отличала крайняя осторожность. И Ноэль невольно задумывалась, что же могло произойти в прошлом адвоката, сделав его таким. Но хотя девушка и продолжала размышлять на эту тему, она прекрасно знала одно - Джерид никогда не согласится рассказать ей о своем прошлом. Его прошлое окутывала тайна, и тайну эту он тщательно оберегает.

ГЛАВА 6

После того, как Джерид столь внезапно прервал урок танца, Ноэль не ожидала, что он продолжит с ней заниматься. Но опасения девушки вскоре развеялись.

Хотя Джерид оставался таким же замкнутым и угрюмым, он проводил с Ноэль удивительно много времени, обучая ее, к изумлению бабушки, правилам поведения за столом и в общественных местах. Однако, никому, кроме самой Ноэль, не показалось странным, что Джерид неизменно стал проводить свои «занятия» в присутствии миссис Данн.

Эндрю в то время находился в очередной деловой поездке, и это оказалось весьма кстати, так как Джерид избавился на некоторое время от его язвительных комментариев в свой адрес по поводу чрезмерного внимания к их юной гостье. Джерид уже объяснил бабушке в общих словах цель этих занятий, вдаваться же в подробности он, как всегда, не счел нужным. Миссис Данн улыбнулась и одобрила намерения внука. Как и Джерида ее тоже очень беспокоило слепое увлечение девушки ветреным и легкомысленным Эндрю. А тот по-прежнему оставался предельно внимательным к своей кузине, и это не могло не тревожить его родных, тем более, одновременно с этим, он продолжал ухлестывать и за пресловутой мисс Бил.

Обычно миссис Данн присутствовала на занятиях Джерида и Ноэль, но как-то раз их урок проходил без нее.

- Нет, нет и нет! - недовольно произнес Джерид, расхаживая по гостиной, держа руки в карманах и наблюдая за тем, как неуклюже девушка плюхалась в кресло - Садитесь, как леди, Ноэль, - велел он. - Осторожно и не спеша. Вы падаете в кресло, как измученный работой ковбой.

- А откуда, интересно, адвокат, а тем более горожанин, знает, как садятся ковбои? - сердито выпалила Ноэль, вконец отчаявшись сделать хоть одно движение, которое понравилось бы Джериду.

Он только рассмеялся.

- Вы можете удивляться тому, что я знаю и откуда я это знаю. - Джерид посмотрел на девушку сквозь полуопущенные веки.

Она надела красивое светло-голубое платье, сшитое, должно быть, из десятков метров кружева, и Джерид невольно подумал о том, как женщины, одетые в подобные платья, могут выдерживать пылкие объятия и сохранять при этом наряды в целости и сохранности.

- О чем вы задумались? - спросила вдруг Ноэль.

Джерид внимательно вгляделся в ее глаза.

- Да, так, ни о чем, - ответил он. - Попробуйте сесть еще раз.

Ноэль скорчила гримаску, но послушно выполняла указания Джерида до тех пор, пока он не похвалил ее. Затем девушка взяла с подноса тонкую фарфоровую чашку, осторожно отпила из нее глоток чая и снова поставила ее на блюдце.

- Я так боюсь уронить эту крошечную чашечку, - призналась она.

- Даже если это случится, ее легко можно заменить другой. Это ведь всего лишь чашка, Ноэль.

- Да, но это очень дорогая чашка. Дома мы пили из старых громоздких белых кружек, а ели из потрескавшихся, с отбитыми краями тарелок… - Девушка подняла глаза. - Я шила себе платья из крашеной мешковины, а туфли приходилось носить год или два.

- Но сейчас все по-другому, - напомнил Ноэль Джерид.

- Да, но разве вы не видите, я ведь совсем не вписываюсь в эту обстановку? - печально спросила девушка, в ее больших зеленых глазах читалась неуверенность. - Я ведь простая деревенская девушка и не знаю, как надо разговаривать с горожанами. И из-за этого я, должно быть, доставляю миссис Данн массу хлопот и неудобств, - грустно прибавила она.

- Моя бабушка очень рада, что вы у нас живете, - возразил Джерид. - И Эндрю тоже.

- Но счета-то оплачиваете вы, - ответила Ноэль. - А я поселилась здесь без вашего разрешения, более того, вас даже не поставили в известность. Прошло несколько недель, прежде чем вам сообщили о моем приезде.

- И вы думаете, из-за этого я вас недолюбливаю?

- А разве нет? Я ведь вас раздражаю. Или вы думаете, я ничего не вижу?

Девушка и в самом деле доставляла ему беспокойство, но не потому, что, как oнa думала, посягала на его жилище. Просто с некоторых пор он не мог без напряжения смотреть на ее изящную фигурку в голубом платье и милое бледное личико

- Я могла бы вернуться к своему дяде, - предложила Ноэль.

- Moeй бабушке будет очень вас не хватать, - как бы между прочим сказал Джерид и отвел взгляд, чтобы его ученица не заметила, как его разволновало это предложение.

Кроме того, он прекрасно понимал, каким болезненным станет ее возвращение в почти полностью вымерший Галвестон.

Ноэль почувствовала некоторое облегчение, но не осмелилась в этом признаться. Она встала со стула и снова села, стараясь сделать это как можно изящнее, потом по всем правилам, как ее учил Джерид, взяла чашку, поднесла ее к губам, отпила глоток чая и без всяких осложнений поставила на блюдце.

Джерид с трудом сдержался, стараясь не рассмеяться, увидев торжествующее выражение на лице девушки. Как она мила, подумал он, глядя на оживленное личико Ноэль и ее блестящие зеленые глаза. По белым матовым щечкам девушки рассыпались веснушки, и он невольно подумал о том, что и тело у нее, наверное, такое же белое, молочно-белое…

Джерид изо всех сил стиснул кулаки в карманах и судорожно перевел дыхание.

- У вас все очень хорошо получилось, - похвалил он Ноэль. - Теперь, я вижу, вы, практически, научились вести себя за столом и поддерживать светскую беседу.

- Благодаря вашим урокам, - прибавила девушка. - Джерид, я очень вам признательна…

- Мне это не составляет никакого труда, - перебил он ее. - Я ведь, кажется, уже говорил вам, у меня много свободного времени.

- Скорее, вы выкраиваете его для меня, - улыбаясь, поправила Джерида девушка. - Я знаю, вам приходится работать по ночам, чтобы днем уделить часок-другой нашим занятиям. Джерид, у вас очень много работы, хотя вы только-только открыли свою контору.

Мужчина невесело засмеялся.

- Да, клиентов у меня гораздо больше, чем я мог ожидать. Но, с другой стороны, я волен заниматься только интересующими меня делами, а не всеми подряд. Нью-Йорк утомил меня, а моя тамошняя практика ограничивалась делами, связанными, так или иначе, с деньгами или престижем, но никак не со справедливостью.

Ноэль удивили и обрадовали неожиданные откровенность и доверие Джерида. 3а время, проведенное с ним под одной крышей, она узнала его, как очень сложного, замкнутого человека. Джерид никогда не заговаривал о своем прошлом, даже о Нью-Йорке; а в обществе, практически, всегда предпочитал отмалчиваться.

- А почему вы решили изучать право? - поинтересовалась Ноэль.

Мужчина задумчиво нахмурился, он явно колебался. Тогда она встала и подошла к Джериду.

- Ведь это вы предложили всегда говорить только правду.

- Тогда и вы скажите мне откровенно, почему вы задали мне этот вопрос?

Ноэль посмотрела в прищуренные голубые глаза адвоката.

- Вы подозреваете меня в скрытых намерениях, - неожиданно сказала она. - Да, именно потому вы так мало рассказываете о себе. Вы никому не доверяете, а особенно женщинам.

Джерид стоял, не двигаясь, его непроницаемое лицо не отражало никаких эмоций.

- И по-вашему, я смогу причинить вам какое-то зло после всего, что вы для меня сделали? - возмущенно спросила Ноэль.- Я перед вами в неоплатном долгу, Джерид.

- Вы не должны так говорить, - он неловко пожал плечами. - Мне самому нравится с вами заниматься, только и всего. И ваше… обучение для меня - не более, чем приятное времяпрепровождение, а та помощь, которую вы всем нам оказываете, и вовсе не делает вас ничьей должницей. Я ничего не жду от вас взамен. И, пожалуйста, не делайте вид, будто интересуетесь моей жизнью, мне меньше всего этого хотелось бы.

Девушка зарделась.

- А я и не делаю вид! - горячо возразила она.

- Нет? - Джерид улыбнулся, но отнюдь не доброжелательной улыбкой. - Мне кажется, вас должно больше интересовать прошлое Эндрю.

Совсем забыв обо всех правилах, Ноэль резко, совсем не так, как подобает леди, вскочила и сердито посмотрела на Джерида.

- Эндрю, наверняка, упал бы от страха в обморок, спроси я о его прошлом. Без всякого сомнения, оно пестрит искалеченными телами на полях сражений и десятками хорошеньких женщин в его постели!

Только когда брови Джерида изумленно поползли вверх, и он от души рассмеялся, Ноэль сама сообразила, что она сказала.

Она поспешила прикрыть рот ладонью, а зеленые глаза, ставшие огромными, наполнились ужасом.

Однако, Джерида вовсе не шокировало заявление Ноэль, хотя любой другой мужчина на его месте отреагировал бы именно так. Он просто расхохотался, так как чуждый условностям ответ девушки его позабавил. Джерид подошел к Ноэль ближе.

- А вы знаете, что делает мужчина в постели с хорошенькими женщинами, Ноэль? - прямо спросил он.

Она чуть не вскрикнула от смущения и, залившись краской стыда, повернулась, намереваясь убежать, но Джерид успел схватить ее за руку и повернуть к себе лицом.

- Ну, это уже непростительно! - зашипела Ноэль.

Щеки ее пылали, а глаза метали зеленые молнии.

- Без всякого сомнения, - лениво согласился он, отпуская возмущенную девушку. - Но ведь вы всегда прощаете меня, правда?

- И только одному Богу известно, почему!

Джерид с довольным видом кивнул и достал из кармана часы.

- До обеда у нас есть еще около получаса. Хотите, я научу вас танцевать вальс?

- За полчаса? - недоверчиво спросила Ноэль, понемногу успокаиваясь.

Джерид лишь усмехнулся.

- Смог же я научить вас танцевать тустеп. Я покажу вам, как делаются шаги в вальсе, а потом вам потребуется только практика. - С его лица пропала усмешка. - А этого я предложить вам не смогу.

- У вас начинает болеть нога, когда вы долго стоите, - участливо произнесла Ноэль. - Я заметила.

- Когда?

Она не могла ответить на этот вопрос. В последнее время она вообще ловила себя на том, что постоянно смотрит на Джерида и не может понять, почему. Скорее всего, причина только в том, что он ее учитель, наставник и помощник. Джерид проявляет к ней терпение и доброту, относясь ко всему остальному миру с явным недоверием. Эндрю же часто иронизировал над своим сводным братом и судебными процессами, которые тот выигрывал. Эндрю говорил о Джериде так, словно тот не имел ни сердца, ни совести, но Ноэль не сомневалась в том, что кузен ошибается. Слегка прихрамывая, Джерид подошел к граммофону.

- Вальс - танец изящный. Он требует внимания и сосредоточенности, а также выносливости.

- Мне кажется, вы способны оставаться собранным даже при неимоверном шуме, - заметила Ноэль.

- Это приобретенная привычка. В современном мире вообще редко кому удается обрести мир и покой.

Мужчина завел граммофон, и по комнате поплыла чудесная мелодия.

Когда Джерид повернулся, Ноэль уже стояла возле него

- Вообще-то, - прибавил он, обнимая левой рукой талию девушки, - ваш партнер должен быть в перчатках.

- Как и я, - подхватила Ноэль.

Джерид улыбнулся и показал первую фигуру танца.

- Следуйте за мной. Вальс ненамного отличается от тустепа, которым вы уже овладели, просто несколько сложнее. Ноэль, подождите, пока я повернусь, а затем повторяйте движения вслед за мной.

Девушка запуталась в юбках и, пытаясь удержаться, припала к Джериду. Он поморщился и выпрямился.

- Ой, я такая неуклюжая! Простите. Я наступила вам на ногу? - виновато спросила Ноэль.

- Нет, - процедил мужчина сквозь зубы. - Попробуйте еще раз.

Джерид сказал ей неправду, и девушка догадалась об этом. Он чувствовал себя натянутым, как струна, кружа Ноэль в ритме вальса и показывая, как нужно грациозно двигаться. Но уже через пять минут это напряжение сказалось на нем самом, и Ноэль остановилась.

- У вас и в самом деле болит нога. О, Джерид, простите меня. Наверное, легче научить танцевать корову, чем меня.

Мужчина сердито посмотрел на нее, потирая колено

- Я не инвалид, - раздраженно пробормотал он.

- Пожалуйста, сядьте, - Ноэль умоляюще посмотрела на него

Ее участие тронуло Джерида, и он подчинился. Он позволил Ноэль проводить себя до кресла, с видимым облегчением опустился в него и вытянул больную ногу, желая немного облегчить боль.

- Может, вам что-нибудь принести? Какое-нибудь лекарство?

- Лекарство - Джерид обратил на Ноэль свои голубые глаза. - Врачи любят давать лекарства, - коротко усмехнулся он. - Они прописали мне опиум для облегчения боли… и для развития у меня пагубной привычки к этому снадобью. И вы считаете, я в этом нуждаюсь?

Ноэль изо всех сил стиснула руки.

- Нет. Но чем же мне вам помочь?

Джерид напряженно выдохнул и закрыл глаза.

- Вы смогли бы налить мне стакан виски?

- Да, конечно Мой дядя принимал виски в лечебных целях. Он часто простужался.

Джерид хотел отпустить какую-нибудь колкость на этот счет, но у него слишком болела нога.

- В кабинете, в буфете, - коротко бросил он.

Ноэль поспешила в кабинет, не беспокоясь о том, что кто-нибудь может увидеть ее с бокалом виски в руке. Бедный Джерид. У него, должно быть, нестерпимо болит нога, но он старается не показывать вида. Она с жалостью подумала о том, как долго Джерид уже страдает, и как, наверное, хромота мешает его карьере. Миссис Данн говорила ей, что Джериду приходилось много ходить до приезда в Форт-Уэрт.

К счастью, направляясь через холл в гостиную с широким низеньким бокалом, полным янтарной жидкости, девушка никого не встретила.

И как раз в тот момент, когда она закрывала за собой двери гостиной, из своей комнаты вышла миссис Данн.

Джерид сидел, откинувшись на спинку кресла и стиснув от боли зубы.

Ноэль присела на пол рядам с креслом, разметав вокруг себя юбки, и подала бокал с виски Джериду.

- Спасибо

Данн одним глотком осушил бокал. Ноэль уловила запах спиртного и невольно подумала, как вообще можно пить жидкость со столь ядовитым запахом. Виски пахло хуже какой-нибудь мази. Джерид опустил руку, и девушка забрала у него стакан.

Сгорая от любопытства, она опустила палец на дно бокала, где еще оставалась капелька виски, и поднесла палец к губам.

- О! - воскликнула Ноэль, скривившись. - Какая гадость!

Джерид посмотрел на девушку, чувствуя, как по всему телу распространяется приятное тепло от алкоголя, и улыбнулся выражению ее лица.

- А вы, оказывается, горькая пьяница! - поддразнил он.

Девушка с негодованием посмотрела на Джерида.

- Нет!

- Дайте мне бокал.

Наэль вернула бокал Джериду.

- Дядя давал мне однажды попробовать спиртное, но у того напитка вкус не казался столь ужасным, - сделала она попытку оправдаться. - По крайней мере, в нем ощущался привкус лимона и меда.

- Ваш дядя пил пунш, - объяснил Джерид.

Он встал, поморщившись, но боль уже отпустила его. Джерид подошел к Ноэль, все так же сидевшей на мягком ковре с раскинутыми вокруг юбками.

- Простите, - произнесла она с искренним участием, поднимая на мужчину глаза. - Должно быть, я причинила вам ужасную боль, споткнувшись.

- Жизнь нельзя прожить без боли, - ответил Джерид просто. - А я живу с ней уже долгое время.

Должно быть, нога мучает его уже давно, поняла Ноэль, не подумав о том, что Джерид мог выразиться образно

- Я могу еще чем-нибудь вам помочь? - спросила она.

Мужчина покачал головой.

- Ничего не надо, спасибо - Взгляд Джерида скользнул по фигуре девушки, и он с трудом поборол в себе желание посадить Ноэль на колени и овладеть ею тут же. - Встаньте, ради Бога, встаньте, - раздраженно пробормотал он.

- Конечно - Девушка схватилась за подлокотник кресла, но запуталась в подоле юбки и непроизвольно ругнулась теми самыми словами, которые не раз слышала от своего дяди. Но уже в следующее мгновение ее подхватили сильные руки Джерида и спасли от неминуемого падения.

Он, смеясь, помог ей выпрямиться.

И только потом до нее дошел смысл сказанного ею.

- О! - вскрикнула Ноэль, ужаснувшись и схватившись за щеки.

Не говоря ни слова, Джерид взял девушку за плечи и крепко прижал к себе. С какой-то грубой нежностью он принялся покачивать ее в своих объятиях, забыв даже о ноющей боли в ноге.

- Ах, вы скверная девчонка, - прошептал Джерид девушке на ухо - У меня лопнет терпение, прежде чем я сделаю из вас настоящую леди.

Ноэль ясно слышала, как сильно бьется сердце Джерида. Но, кроме того, она ощущала стальную силу его тела, не столь заметную на расстоянии, и особый терпкий аромат одеколона и виски. На своих волосах она чувствовала его теплое дыхание. Еще мгновение, и она сама начала вдруг волноваться, ей нестерпимо захотелось прикоснуться к обнаженной груди мужчины. Однако, в следующий момент она опомнилась и нахмурилась от столь чудовищной мысли, пришедшей ей в голову.

Почувствовав, как напряглась девушка, Джерид приподнял ей голову, желая узнать причину ее волнения. Он взглянул в огромные, растерянные глаза девушки и услышал, как учащенно бьется ее сердце.

От насмешливого выражения на лице Джерида не осталось и следа, а в глазах блеснул огонек чувств, так давно сдерживаемых. Его ладони скользнули по гибкой девичьей спине, даже сквозь корсет из китового уса ощущалось их тепло и нежность. Дыхание девушки стало частым и прерывистым. Ее руки лежали на широкой груди Джерида, там, где под шелковым жилетом сияла белизной его тонкая батистовая рубашка. Под своими пальцами Ноэль почувствовала гулкие удары мужского сердца и услышала неровное дыхание Джерида.

Спустя какое-то время его руки опустились вниз и легли ей на талию, затем медленно двинулись вверх. Задержавшись у нее на плечах, он легонько погладил кончиками больших пальцев нежную кожу в вырезе платья и, ощутив, как девушка затрепетала, закинул ее руки себе за шею.

Ноэль хотела что-то сказать, но Джерид покачал головой, и девушка промолчала. Руки Джерида снова обвились вокруг ее стана, он бережно привлек девушку к себе, и ее голова уютно расположилась у него на груди. Объятия его становились все крепче и настойчивее. Ноэль чувствовала, как начинает гореть все ее тело Она никогда еще не испытывала ничего более волнующего и восхитительного

Джерид впился взглядом в пухлые губы девушки, но в это время из холла донесся бой часов, извещавший об обеде.

- Это непростительно, - с трудом выдавил Джерид, начиная приходить в себя. - Раньше бокал виски так на меня не действовал. Или, может быть, с возрастом голова кружится чаще.

Он резко отстранил Ноэль от себя и с удивлением заметил, что ее, похоже, ничуть не смутило столь откровенное и страстное объятие. Напротив, ее, скорее, озадачила собственная пылкость. Она вопросительно взглянула на него

- Вы ведь не хотели этого, правда? - раздался ее тихий голос.

Джерид изо всех сил стиснул зубы и шумно вздохнул.

- Вы наша гостья, - с трудом выговорил он.

- И если бы вы обидели меня, я не стала бы это скрывать,- еле слышно отозвалась девушка. - Вы никогда и ничем меня не обидели.

- Ноэль, вы еще совсем ребенок, - резко возразил Данн. - Юная девочка, имеющая о мужчинах такое же представление, как я - о французских шляпках.

- Ну, если меня нужно научить… - Ноэль хотела продолжить начатую фразу, но потом передумала и, смутившись, залилась краской.

Джерид понял, что она хотела сказать.

- Нет, - сказал он коротко - Этому я учить вас не собираюсь. Если вы хотите научиться чему-нибудь в этой области, берите уроки у Эндрю. Ведь объект вашего желания - он, не так ли?

Его не лишенные сарказма слова рассердили Ноэль. Он только что поставил ее в глупое и неловкое положение, да и еще намекает, будто она вешается ему на шею!

Она смерила Джерида уничтожающим взглядом.

- Значит, вы не станете учить меня этому, да? А почему вы так уверены, что я попрошу преподать мне уроки любви такого старого, 6ecхapaктepного человека, как вы? - Ноэль дрожащей рукой поправила растрепавшиеся волосы.

- Ага, - усмехнулся Джерид. - Наконец-то я услышал от вас правду.

- Вы - напыщенное ничтожество, а не адвокат! - еще больше распаляясь, взорвалась Ноэль. - Вы - ленивый, слабохарактерный бумажный червь! Вот!

Брови мужчины удивленно поползли вверх.

- А у вас, и в самом деле, скверный характер, - заметил он, скорее изумленно, чем обиженно

Ноэль громко топнула ногой.

- Я вас ненавижу!

Но Джерид только смотрел на девушку, и в голубых глазах плясали искорки смеха… и чего-то еще, более глубокого

- Если бы я была мужчиной, я бы вас сейчас ударила! - продолжала бушевать Ноэль.

- И все это только из-за того, что я вас так и не поцеловал? - изобразил возмущение Джерид.

Она покраснела, как рак.

- Можно подумать, я позволила бы… можно подумать, я хотела… можно подумать!

Джерид подошел к ней ближе, и по мере его приближения Ноэль умолкала. Она стояла, не двигаясь, лицо ее пылало, она чуть не плакала от переполнявших ее чувств. И, невзирая на весь свой гнев, Ноэль отреагировала на близость Джерида, как обычно, каким-то беспомощным восторгом.

Мужчина остановился перед девушкой и взял в ладони ее нежное лицо, осторожно его приподнял и заглянул ей в глаза.

- Может быть, я слишком перестраховываюсь. Мы ведь, как-никак… родственники, - произнес Джерид, склоняясь к ней. - И едва ли можно усмотреть что-либо предосудительное в невинном поцелуе с дальней кузиной моего сводного брата.

Ноэль невольно задрожала от чувственных интонаций, сквозивших в голосе мужчины.

Пальцы ее судорожно вцепились в лацканы его сюртука. Она испуганно смотрела на приближающиеся к ней губы Джерида. Но потом он вдруг замер, словно в нерешительности, в невообразимой близости от нее; она почувствовала даже аромат кофе в его дыхании. Джерид колебался, стоит ли ему делать следующий окончательный и бесповоротный шаг.

Однако выражение лица девушки развеяло все его сомнения. Она смотрела на Джерида с неприкрытой страстью.

- О, Джерид, - внезапно слабо прошептала Ноэль и беспомощно закрыла глаза. - Не останавливайтесь. Пожалуйста, не дразните меня снова. Мне кажется… я умру, если вы сейчас остановитесь.

- Мне кажется, со мной случится то же, Ноэль, - почти простонал он.

Когда Джерид приподнял ее лицо и осторожно приник к ее теплым губам, у Ноэль вдруг закружилась голова. Ее еще никогда не целовал мужчина. Прежде этот миг представлялся ей наполненным нежностью и лаской. Реальность же оказалась куда более суровой и даже немного пугающей. Губы Джерида показались девушке грубыми; от него пахло виски. Когда же Ноэль почувствовала, как настойчиво язык Джерида начинает раздвигать ее губы, то тихо застонала и невольно вздрогнула от столь откровенного вторжения…

Джерид ощутил сопротивление девушки и, оторвавшись от ее губ, заглянул ей в лицо. Мягкие губы Ноэль слегка распухли, а в глазах читался скорее страх, чем страсть.

- Я испугал вас? - спросил он нежно - Простите меня. Я уже давно… этим не занимался.

Мужчина снова наклонился к девушке, и на этот раз ладони его ласково легли на ее лицо, а губы стали нежными и мягкими.

У нее перехватило дыхание. Вот теперь действия Джерида куда больше соответствовали мечтам. И все же, перед ее глазами сейчас стояло лицо Эндрю, а не его сводного брата. Но от прикосновений Эндрю Ноэль не чувствовала такого восторга, и это ее удивляло

Ноэль не могла сопротивляться. Злость на человека, целовавшего ее, угасала все стремительнее, она таяла в его объятиях, как воск. И только после этого Джерид осторожно раздвинул ее сладкие губы и проник языком в ее жаркий и зовущий рот.

Губы Джерида творили с Ноэль нечто невообразимое, она задыхалась от страсти. Ей следовало бы прийти в ярость, возмутиться. Залепить этому человеку пощечину.

В следующее мгновение руки Джерида опустились на бедра Ноэль, он притянул девушку к себе, и она испытала в этот момент совершенно неожиданные ощущения. Ее охватило всепоглощающее чувство радости. Она была невинна, юна и неопытна, но поняла намерения Джерида. Ноэль дружила с замужними женщинами, частенько беседовавшими с ней на наиболее шокирующие темы.

Девушка напряглась всем телом, так как не собиралась позволить Джериду подобные вольности и уперлась кулачками ему в грудь.

- Тихо, - прошептал мужчина. Его руки скользнули вверх, обняв ее за талию и позволив ей немного отстраниться. - Посмотрите на меня, Ноэль.

- О, я… я не могу! - почти простонала девушка, покрасневшая до корней волос.

Но Джерид приподнял рукой подбородок Ноэль, заставив ее посмотреть себе в глаза.

- Теперь вы знаете, что может произойти между мужчиной и женщиной, и насколько быстро это может произойти.

Девушка судорожно вздохнула.

- Значит, вы сделали это… только поэтому?

Джерид легонько погладил пальцем немного припухшую нижнюю губу Ноэль и внимательно на нее посмотрел.

- Мы оба этого хотели, - сказал он, наконец. - Теперь мы все знаем. Но лучше такие эксперименты не повторять. Я ведь говорил, мне нечего вам дать. Во мне не осталось ни любви, ни места для нее.

Рука Ноэль нерешительно потянулась к лицу Джерида. Он не отодвинулся, не отстранился, и девушка легонько провела кончиками пальцев по его красивому прямому носу, густым бровям, высоким скулам, тонким губам, и выступающему вперед упрямому подбородку. Пальцы ее нащупали едва ощутимую щетину, хотя Ноэль знала, что только утром Джерид брился. Ей нравилось прикасаться к нему. Со лба мужчины ее пальцы скользнули к густым вьющимся волосам.

- В декабре мне исполнится двадцать, - произнесла Ноэль хриплым от волнения голосом. - А вам - тридцать шесть. Мне сказал Эндрю.

Джерид резким движением поймал руку девушки. Его глаза смотрели на Ноэль почти враждебно

- Мой возраст вас не касается. И будет лучше, если вы забудете обо всем, что здесь случилось.

Ноэль внимательно посмотрела в холодные глаза мужчины.

- Меня впервые целовал мужчина, - тихо проговорила она. - И я вряд ли сумею это забыть.

На лице Джерида не дрогнул ни один мускул. Он отпустил девушку.

- А мне этот случай едва ли запомнится, - цинично улыбнулся он. - Вы не первая женщина, которую я целую.

Рука девушки стремительно взметнулась вверх, но Джерид успел перехватить ее как раз в тот момент, когда она находилась в каком-то дюйме от его щеки.

Словно спохватившись, Ноэль отдернула руку.

- Я… простите меня.

Джерид молчал, изумление лишь на какую-то долю секунды промелькнуло в его голубых глазах. Он просто стоял и смотрел, как Ноэль начинает пятиться от него

Ноэль не слышала ни скрипа граммофонной иглы, ни голосов в холле. Она, не отрываясь, смотрела на Джерида, и на лице ее читалась полная растерянность.

Джерид не спрашивал девушку, почему ее так обидело то, что она оказалась не первой женщиной, которую он целовал. Он знал ответ на этот вопрос, знала его и Ноэль.

- Мы поздно встретились, - произнес Джерид, наконец, низким и глухим от напряжения голосом.

- Но я ни о чем вас не прошу, - прошептала девушка.

- А я ничего не смогу вам дать, - ответил Джерид. - Ничего - Он холодно засмеялся. - А теперь идите переодеваться к обеду, Ноэль. Завтра мы с вами уже забудем обо всем этом.

Ноэль отвернулась, дрожа всем телом. Несмотря на слова Джерида, она чувствовала, что сегодняшний случай ей так просто не забыть.

Задержавшись на пороге, девушка оглянулась, еще раз посмотрев на Джерида. Он стоял на том же месте, в своем элегантном сером костюме, и казался ей самым привлекательным и мужественным из всех знакомых ей мужчин. Но в его фигуре сквозило и что-то грозное. И теперь Ноэль удивлялась, как могла раньше называть этого мужчину книжным червем и бесхарактерным человеком. Ни один из ее знакомых не мог похвастаться таким крепким телосложением и такой силой, как Джерид, особенно когда он стоял или сидел за столом, и хромота его не бросалась в глаза.

Встретившись с ним взглядом, Ноэль снова ощутила необычайное волнение. Она быстро открыла дверь и вышла в холл. Сердце отчаянно колотилось в груди, и девушка поспешила подняться к себе в комнату, пока никто не увидел ее припухших губ и растерянных глаз. И думала Ноэль сейчас только о том, что ей придется сидеть за столом напротив Джерида и делать вид, будто между ними ничего не произошло

ГЛАВА 7

Вскоре вернулся из дедовой поездки Эндрю и сразу же пригласил Ноэль на танцевальный вечер. Девушка чувствовала себя не слишком уверенно после всего двух или трех уроков танца, но теперь она могла надеть подходящее для такого случая красивое платье, да и вести себя в обществе она, более-менее, научилась. Ноэль с радостью приняла приглашение кузена, хотя и не испытала по этому поводу особого трепета. Ей очень нравился Эндрю, но она не чувствовала никакого влечения к нему, как к мужчине. Она увлеклась кузеном, но увлечение это носило чисто эмоциональный характер. Ей не удавалось понять, почему Эндрю совсем не волновал ее, в то время как абсолютно непохожий на него Джерид одним самым невинным прикосновением доводил ее до исступления.

К тому же, Джерид, казалось, делал это не намеренно. Теперь почти все ночи Ноэль проводила без сна. Она, как ни старалась, не могла забыть вкус теплых губ Джерида, не могла забыть, как кружилась у нее голова от его поцелуев. Ноэль испугалась собственной пылкости, и, должно быть, Джерид именно из-за этого заметно отдалился от нее, так как с того злополучного дня, когда они танцевали вальс, он больше с ней не заговаривал.

«Не забывай, он слишком стар для тебя и слишком скучен», - твердила себе девушка. Не такое уж большое счастье - получать знаки внимания от столь нелюдимого человека, как Джерид. Но уже в следующее мгновение у Ноэль начинали гореть губы, потом все тело, и она невольно вспоминала страстные и нежные поцелуи Джерида.

Ее немного смущало собственное неуемное влечение к такому человеку, как Джерид Данн, ведь он, казалось, не питал к ней никакого интереса и даже сам сказал ей об этом без обиняков. Со дня их последнего урока он заговаривал с ней лишь в случае необходимости, старательно обходя личные темы. Он оставался вежливым, но холодным.

Эндрю так и не заметил в отношениях брата и кузины ничего подозрительного, но все же поинтересовался у Джерида, почему тот разрешил Ноэль оставить кота. Позже он отнес это обстоятельство к одной из странностей брата и объяснил его решение наличием в доме мышей, хотя никогда прежде их не замечал ни в комнатах, ни на кухне.

А котенок, тем временем, хорошел на глазах. Ноэль вымыла его и причесала шерстку, и, вскоре найденыш превратился в красивого и безобидного домашнего любимца. Миссис Пейт держала кота на кухне и хорошо его кормила, ночью он спал в удобном деревянном ящике, а по мере надобности выходил на улицу через заднюю дверь.

Ноэль тоже немного поправилась, ей нравилась ее нынешняя жизнь. Она читала миссис Данн по вечерам и выполняла различные мелкие поручения. В оставшееся же время помогала тем, кому требовалась ее помощь, главным образом, печатала для Эндрю. Все в доме давно уже поняли - девушка знакома с любой работой и не чурается ее.

Даже Эндрю, которого с каждым днем все больше и больше интересовала юная Дженнифер Бил, не мог не признать, что Ноэль прекрасно вписалась в обстановку их дома. Вот если бы только ему удалось убедить девушку не надевать этот ужасный комбинезон для работы в саду и на клумбах! Несмотря на замечания миссис Данн, поведение кузины оставалось для Эндрю источником беспокойства. Время от времени соседи видели в их саду Ноэль в комбинезоне, испачканном землей, расхаживающую между грядок с тяпкой в руках, и не упускали возможности отпустить по этому поводу колкое замечание хозяйке дома. Эндрю же эти кривотолки беспокоили всерьез.

- Эти штаны слишком обтягивают ее, и она еще закатывает их почти до колена, - с недовольством говорил он бабушке. - Разве может женщина так одеваться! Ты должна поговорить с ней об этом!

- Я пыталась, - серьезно ответила миссис Данн. - Но она только улыбается и кивает в знак согласия, а стоит Генри хоть немного запустить грядки, как она тут же выскакивает из дома с тяпкой в руках.

- Возможно, садовник забывает о своих обязанностях, ведь он, по-моему, слишком увлекается выпивкой, - заметил Эндрю.

Старушка вздохнула.

- Да, знаю. Я уже хотела просить Джерида поговорить с ним на эту тему.

- Я сам поговорю с Генри, - уверенным тоном заявил Эндрю. - Ведь я, как-никак, некоторое время оставался за хозяина в доме, пока мой сводный братец прохлаждался в Нью-Йорке!

Миссис Данн повернулась к внуку.

- На твоем месте, - посоветовала она, - я не стала бы говорить о Джериде в таком тоне. Ты же почти ничего о нем не знаешь.

Эндрю криво усмехнулся.

- Джерид - городской неженка, денди, адвокатишка. Я нисколько не удивился, узнав, что он упал с лошади и сломал себе ногу. В отличие от него, я научился держаться в седле еще в раннем детстве.

Миссис Данн едва сдержала резкие слова, готовые сорваться у нее с языка. Она не хотела ничего рассказывать молодому человеку о прошлом Джерида. Жизнь ее cтapшeгo внука может, усложниться еще больше, если всплывут отдельные факты его прошлого, в этом старушка не сомневалась.

- Ноэль идет со мной в пятницу на танцевальный вечер Благотворительного общества, - снова заговорил Эндрю. - Ты присоединишься к нам?

- Я собиралась туда пойти. Но мне хотелось бы, чтобы и Джерид пошел с нами. С тех пор, как он открыл здесь адвокатскую контору, он почти совсем не отдыхает, работая, практически, целыми днями. Ты только представь, в последнее время мы встречаемся с ним только за столом, да и то не всегда.

Эндрю хотел заметить, что вовсе не переживает, не видя этого мрачного нелюдима во главе стола, его стола. Но он только улыбнулся.

- У него, без сомнения, слишком много работы. Для того, чтобы его здешняя практика принесла успех, потребуется какое-то время. Тем более, он привык иметь дело с гораздо большим числом клиентов.

- Не скажи, Эндрю, я слышала, у Джерида уже теперь нет недостатка в клиентах.

- Я не сомневаюсь, эти слухи сильно преувеличены, - небрежно отмахнулся молодой человек. Он посмотрел на свои карманные часы и щелкнул крышкой. - Ну, мне пора. У меня встреча. Тебе что-нибудь принести?

- Нет, мой дорогой. - Миссис Данн улыбнулась. - Ты так добр ко мне, Эндрю. Ну почему вы с Джеридом такие разные? Если бы выросли хоть немного похожими друг на друга!

- Я кадровый военный и прошел всю войну, - напомнил бабушке Эндрю. - И едва ли меня можно сравнить с городским интеллигентишкой-адвокатом. - Эндрю самодовольно хохотнул. - А вообще, мы с Джеридом довольно неплохо ладим.

- И все же…

Молодой человек наклонился и чмокнул миссис Данн в морщинистую щеку.

- Я скоро вернусь.

Он бросил взгляд в окно. На заднем дворе Ноэль с тяпкой в руках и в своем неизменном комбинезоне невозмутимо работала в саду на виду у всех соседей.

- Пожалуйста, поговори с Ноэль, - недовольно поморщился Эндрю.

- Поговорю.

- Спасибо

Направляясь к выходу, Эндрю чуть не сбил с ног Джерида.

- А почему… ты сегодня так рано? - удивленно спросил Эндрю.

Джерид сердито посмотрел на брата.

- Ты спешишь, не так ли?

Эндрю нервно закрутил головой, оглядываясь по сторонам.

- Мисс Бил попросила меня отвезти ее в одно место. Ее отец куда-то уехал, а нанимать экипажи она терпеть не может.

Джерид немигающим взглядом посмотрел в глаза Эндрю,

- А мне казалось, ты гораздо больше симпатизируешь нашей Ноэль.

Молодой человек смущенно потупился.

- Да, это так. Но, честно говоря, Джерид, с Ноэль только прибавилось хлопот. - От выражения лица брата Эндрю стало немного не по себе. - Прости, я тороплюсь.

Джерид колебался. Но уже в следующее мгновение он отступил в сторону, уступая брату дорогу и провожая того уничтожающим взглядом. Видите ли, у него прибавилось хлопот! Как несправедливо, однако, такая молодая и красивая девушка должна находиться в зависимости от человека, который ей нравится.

Джерид вошел в гостиную, где сидела, о чем-то задумавшись, его бабушка.

- Эндрю снова просил меня поговорить с Ноэль, - удрученно произнесла она, - о ее работе в саду. Джерид, может быть, с девушкой стоит поговорить тебе? Я думаю, тебя она послушает. Эндрю ведь, и в самом деле, прав, и следует вести себя более осмотрительно

Адвокат швырнул шляпу на вешалку и пожал плечами.

- Думаю, это едва ли поможет, Ноэль слишком любит копаться в земле.

- Да, но не в этом же комбинезоне, - проворчала старушка. - Ты, я вижу, тоже презираешь условности, мой мальчик, - прибавила она. - Поверь мне, я лучше тебя знаю женщин. Один неосторожный шаг может легко привести к следующему. И мне очень не хотелось бы ставить под удар репутацию Ноэль, пока она находится здесь, под нашей опекой.

- Хорошо

Джерид вышел из дома через заднее крыльцо В трости он уже, практически, не нуждался. Нога его заживала довольно хорошо, хотя он немного еще прихрамывал. Но Джериду нравилось ощущать ладонью холод серебряного набалдашника трости, сделанного в виде волчьей головы. К тому же, с тростью Джерид чувствовал себя увереннее. Он не носил оружия, но трость, в случае необходимости, вполне могла его заменить. Мужчина усмехнулся про себя собственной причуде. После того случая в Нью-Мексико он стал гораздо осторожнее, особенно в вопросах, касающихся Ноэль. Странно, но чем больше он ее избегал, тем сильнее его тянуло к ней.

Джерид обнаружил ее у грядки с помидорами, которые она старательно пропалывала.

Близилось лето, погода стояла очень теплая, и Ноэль было жарко даже в ее закатанных до колен брюках. Джерид невольно залюбовался стройными икрами девушки. В то время считалось неприличным для женщин так сильно открывать ноги, но Джерид не мог не признать, что ему нравится смотреть на ноги Ноэль. Из ее высокой прически выбились тонкие золотистые пряди. Она вся перепачкалась в земле, от изящных ладоней до отворотов штанов. Но даже в таком неприглядном виде Ноэль казалась Джериду прекрасной. Оперевшись на трость, он, не отрываясь, смотрел, как грациозно движется девушка, как красиво изгибается ее тело, когда она наклоняется над саженцами помидоров, как хороши ее белые стройные ноги…

Почувствовав на себе чей-то взгляд, Ноэль перестала работать и выпрямилась. Она обернулась и, заметив Джерида так близко от себя, невольно вздрогнула. Ее рука, судорожно метнувшись к отвороту блузки, оставила на белой ткани грязное пятно

- Я испугал вас? - спокойно спросил Джерид. - Извините.

Ноэль опустила руку, не заметив пятна на блузке.

- Вы хотите наказать меня?

Мужчина удивленно приподнял бровь и едва заметно улыбнулся.

- Все почему-то такого мнения обо мне…

Девушка недовольно сморщила носик.

- Из меня никогда не получится настоящей леди, - пожаловалась она. - Я люблю копаться в земле, сажать овощи и полоть грядки, а юбка при этом только мешает. Возможно, так леди и не поступают, но разве работу с землей, созданной Богом, можно назвать постыдной?

Джерид сам не знал ответа на этот вопрос и поэтому ничего не ответил. Он подошел к ней поближе, очень красивый в своем элегантном темно-синем костюме и белоснежной рубашке с галстуком. Взгляд его задержался на рабочем комбинезоне Ноэль.

- Дело не столько в том, что вы делаете, сколько в вашей одежде, Ноэль, - заметил он, легонько касаясь тростью штанины комбинезона. - Вы испачкали ноги.

- Их можно вымыть, - ответила Ноэль недовольным тоном.

- Ноэль, вы настоящая мятежница, - укоризненно произнес Джерид. - Смутьянка. Неужели вас совсем не беспокоит ваша репутация?

- Но я не делаю ничего плохого, - грустно возразила она, глядя в глаза мужчины.

Он смотрел на нее так пристально и нежно, что у нее даже побежали мурашки по спине. Она не позволяла себе вспоминать тот день, когда Джерид так страстно целовал ее.

- Леди не выставляют на всеобщее обозрение свои ноги, - осторожно заметил Джерид.

- А джентльмены не выражаются в присутствии леди, - парировала девушка, вспоминая перебранку с Джеридом, произошедшую несколько недель назад.

Мужчина невесело усмехнулся.

- А разве я называл себя джентльменом?

Ноэль смахнула с комбинезона прилипшую землю.

- Нет, но ведь и я не называла себя леди. - Она мрачно похлопала себя по ноге. - О, Джерид. Я безнадежна. Я никогда не научусь вести себя в обществе, мне нравится делать то, что не принято среди благородных дам… - Девушка прикусила нижнюю губу. - Ведь это Эндрю просил вас поговорить со мной, да? Я видела минут двадцать назад, как он сердито посматривал на меня из окна. Я для него недостаточно хороша, - со слезами в голосе произнесла она.

- Нет, меня просила поговорить с вами бабушка, - возразил Джерид, ненавидя себя за то, что приходится выгораживать Эндрю. - Она обеспокоена. Похоже, соседи стали снова распускать слухи, - сухо прибавил он.

Девушка возмущенно швырнула тяпку на землю.

- Вы только посмотрите, какая хорошая здесь почва, - с грустью в голосе произнесла она. - Богатая и плодородная. На ней могут вырасти прекрасные овощи. - Девушка подняла глаза и осуждающе посмотрела на Джерида. - А Генри пьет, - сказала она неожиданно - И ему некогда заботиться об этих растениях.

- Я поговорю с Генри, и если он и впредь намерен пьянствовать, я найду на его место кого-нибудь еще.

- Правда? - живо спросила Ноэль.

Адвокат тяжело вздохнул.

- Чтобы хоть как-то разрядить обстановку, я пойду и на это. Только бы о вас и о ваших проклятых овощах не судачили, Ноэль!

Девушка светло улыбнулась.

- А вы ведь тоже любите овощи. Я заметила, за столом вы предпочитаете их мясу… почти всегда… - Когда до Ноэль дошел смысл собственных слов, голос ее, дрогнув, оборвался.

- А! Так вы за мной следите?- едко поинтересовался Джерид.

Ноэль залилась краской.

- Ну, вот еще! - воскликнула она, пытаясь оправдаться.

Джерид медленно покачал головой.

- Вам это только показалось. Зачем, интересно, мне за вами наблюдать? - с жаром возразила девушка. - Ведь вы сами знаете, мне нравится Эндрю. Он воевал, к тому же, он такой умный, ответственный и энергичный.

Джерид кивнул. Прищурившись, он долго смотрел на Ноэль, пока щеки ее не запылали еще сильнее, а в широко распахнутых зеленых глазах не появился страх.

- Эндрю обладает всем тем, чего не хватает мне, - спокойно ответил Джерид. - И меня вовсе не удивляет, что вы от него без ума. Но берегитесь, Ноэль. Мужчина, стремящийся лишь изменить вас, едва ли сможет предложить вам что-либо конкретное.

- Я и сама не прочь измениться к лучшему. Эндрю не должен за меня краснеть, мне этого очень не хотелось бы. Но уж, в любом случае, не вам знать и учить меня, как подобает вести себя порядочной женщине, сэр.

Джерид безразлично хмыкнул в ответ, но возражать не стал.

- Возможно, вы и правы. Мне, к примеру, вы с тяпкой в руках… нравитесь. - Он смерил ноги Ноэль откровенным взглядом, и она опять зарделась. Джерид выпрямился. - Но ради спокойствия бабушки, носите, пожалуйста, юбки и оставьте работу в саду слугам.

Девушка вздохнула.

- Хорошо, я постараюсь.

Мужчина внимательно посмотрел на печальное лицо Ноэль.

- Эндрю сказал, вы идете с ним в пятницу на танцевальный вечер Благотворительного общества?

- Да. - Девушка поправила прическу. - И я обязательно что-нибудь там уроню, пролью или собью кого-нибудь с ног!

Джерид только улыбнулся в ответ на это горячее заявление.

- Эндрю проследит, чтобы вы не наломали дров, - заверил он Ноэль.

Она подняла на мужчину глаза.

- А вы идете на вечер?

Джерид колебался.

Движимая какой-то неведомой ей силой, Ноэль подошла ближе и заглянула ему в глаза.

- Прошу вас.

Губы Джерида сурово сжались, и под его полуопущенными ресницами мелькнуло странное выражение, заставившее девушку отступить.

- Вовсе не обязательно прикидываться таким сердитым, - начала Ноэль. - В последнее время вы так много работаете. Я думаю, небольшой отдых вам не повредит.

- В подобном отдыхе я не нуждаюсь, - проворчал он. - И уж тем более, я не собираюсь красоваться перед местными матронами, открыто ищущими мужей своим дочерям.

- Но ведь вы уже в возрасте, - наивно сказала девушка и густо покраснела. - Хотя нет, не совсем, конечно, в возрасте…

- Вы слишком часто напоминаете мне об этом недостатке, - произнес Джерид после затянувшейся паузы. - Однако, при некоторых обстоятельствах, возраст может быть, скорее, преимуществом, чем недостатком.

- Сэр!

Джерид молчал. Он просто смотрел на Ноэль прищуренными глазами и не отрывал от нее взгляда до тех пор, пока до нее не дошел смысл его слов, и она не смутилась.

- Сэр!

Мужчина поджал свои тонкие губы.

- Я не должен был это говорить, - произнес он, скорее, самому себе. - Простите меня, Ноэль.

- Да вы, оказывается, распутник! - неожиданно воскликнула она.

Джерид удивленно вскинул бровь.

- Вы ведь сами сказали, я уже в возрасте. А мужчина едва ли может достигнуть моих лет, не узнав кое-что… о жизни.

Девушка судорожно вцепилась в пояс комбинезона.

- Как вы смеете говорить мне о подобных вещах?!

- Не слишком ли велико возмущение для молодой женщины, открыто демонстрирующей в саду свои ноги?

Нижняя губа Ноэль задрожала.

- Мистер Данн!

- Все, все. - Он поднял руку. - Но прошу вас, бросьте вы эту тяпку! Бабушка точно сживет меня со света, если я подведу ее и на этот раз.

Девушка скорчила недовольную гримаску.

- Джерид, иногда вы просто выводите меня из себя.

Мужчина улыбнулся, и в глазах его сверкнули лукавые искорки.

- Вы говорите совсем как взрослая, Ноэль, - сказал он. - И все же, вы еще молоды. Очень молоды.

Джерид как-то странно посмотрел на девушку. И она сразу почувствовала, как под его взглядом все ее тело начало пылать. Находясь рядом с этим человеком, Ноэль ощущала странную беспомощность. В голову ей начинали лезть самые нелепые, несуразные мысли. Она постоянно напоминала себе, что Джериду она безразлична, и нравится ей вовсе не он, а Эндрю. Почему же она напрочь забывает обо всем этом, когда Джерид подходит к ней так близко? Почему он, и только он один, обладает такой властью над ней?

- В декабре мне исполнится уже двадцать, - независимо ответила она.

- Так много? Мы обязательно отметим это событие. - Джерид посмотрел на небо. Начинало темнеть. - Идемте, Ноэль. Боюсь, как бы нас не намочило

- Но тяпка…

- Оставьте ее, - раздраженно произнес Джерид, но девушка все-таки нагнулась, подняла тяпку и отнесла ее в небольшой сарайчик, где хранился садовый инвентарь. Только после этого она подошла к нему.

Под суровым взглядом Джерида Ноэль невольно поежилась и сцепила руки у талии. Домой они возвращались молча.

- Вам ведь нравится игнорировать мои наставления, не так ли? - сказал, наконец, мужчина.

- Простите, но вам, как мне кажется, нравится отдавать приказы. - Ноэль внимательно посмотрела на Джерида. - Вы уверены, что никогда не служили в армии?

- Одно время я служил офицером техасской конной полиции, - неожиданно для себя ответил мужчина, - недалеко от Эль-Пасо

Ноэль остановилась, как вкопанная.

- Но… никто никогда не говорил об этом!

Джерид тоже остановился и повернулся к девушке. Его светлые голубые глаза с грустью смотрели на Ноэль.

- А об этом никто и не знает, кроме бабушки. С ней я могу поделиться абсолютно всем. Она переехала с моей матерью в Форт-Уэрт, в то время как я оставался… на севере. Осев в Эль-Пасо, я какое-то время служил в конной полиции. Спустя несколько месяцев тяжело заболела моя мать. Когда она умерла, я отправился в Гарвард изучать право. Мать оставила мне для этого некоторые сбережения.

- А отец Эндрю?

- Он - нет. Он умер за год до смерти матери. Отец Эндрю тоже служил в армии во время войны между штатами. Он ушел в отставку в чине полковника.

- Как интересно! А ваш отец?

Лицо Джерида стало непроницаемым.

- Я никогда не говорю о прошлом. О том, что я рассказал вам сейчас, не знает даже Эндрю. Мы встретились с ним только после похорон матери.

Мужчина повернулся и положил руку на медную дверную ручку. Рука девушки легла поверх его руки, но Джерид сбросил ее и, обернувшись, смерил Ноэль таким уничтожающим взглядом, что у нее даже перехватило дыхание.

- Я… простите, - воскликнула она, не ожидавшая столь явного проявления антипатии.

- Никогда не дотрагивайтесь до меня, - в его голосе звенел металл. - Никогда, слышите?

Девушка отшатнулась от него, широко раскрыв от изумления и обиды глаза.

Судорожно выдохнув, Джерид открыл дверь, что-то буркнув при этом себе под нос, и быстрым шагом направился в кабинет. Прикосновение нежной ручки Ноэль смело всю его решимость не обращать на нее внимания. После поцелуя в гостиной Джерида постоянно тянуло к Ноэль. Находясь рядом с ней, Джерид испытывал сильнейшее возбуждение. Но он прекрасно понимал, что никогда не сможет утолить голод, вызываемый в нем этой девушкой, а мысли о ней только смущали и расстраивали его. В то мгновение, когда Ноэль коснулась его руки, его вдруг пронзило острое желание. Джерид никак не ожидал от себя такого. Он понимал, что если бы она в эту минуту подошла к нему еще ближе, он не смог бы сдержать себя. Ее бы ждали непоправимые последствия. Но ведь она увлечена Эндрю, а вовсе не им. Господи, когда же он, наконец, уяснит это для себя?

Мужчина с шумом захлопнул за собой дверь кабинета. Ноэль осторожно прошла мимо и быстрым шагом вернулась назад, к лестнице. Через открытые двери гостиной девушку заметила миссис Данн и позвала ее к себе.

От старушки не укрылись ни пылающее лицо Ноэль, ни ее глаза, полные слез.

- Тебя обидел Джерид? - сочувственно спросила миссис Данн. - Прости меня, Ноэль. Я просто хотела оградить тебя от дальнейших сплетен. Я, конечно, сама должна была поговорить с тобой. Прости, если Джерид тебя чем-то обидел.

- Он лишь пообещал проследить за работой Генри, - заверила старушку Ноэль. - Простите меня, я причиняю вам столько хлопот! Мне, право, очень жаль. Я столького еще не знаю.

- Я очень хочу помочь тебе разобраться во всех премудростях жизни и избежать при этом страданий, выпавших на мою долю, - тихо сказала пожилая женщина. - Уж я-то знаю, моя девочка, что такое сплетни. Словом можно убить человека.

- Я буду более осмотрительной и осторожной, - пообещала Ноэль. - Я ценю ваше гостеприимство, и мне очень не хочется причинять вам лишние хлопоты. - Девушка помолчала. - Миссис Данн, если хотите, я вернусь к своему дяде.

Старушка вышла вслед за Ноэль в холл.

- Дорогая моя, если ты уедешь сейчас, когда я так к тебе привязалась, то только меня расстроишь, - искренне призналась она. - Я не хотела тебя обидеть. Но, видишь ли, у наших соседей слишком длинные языки, а я, наверное, слишком остро реагирую на столь пристальный к нам интерес.

- А я только добавляю вам проблем, - грустно добавила Ноэль и, улыбнувшись, поцеловала пожилую женщину в щеку. - Простите меня. Я постараюсь исправиться. А Джерид… он ничем меня не обидел, - прибавила она. - Просто мы немного с ним повздорили. Он очень непростой человек.

- Да. Но он добр к тем, кого любит.

Ко мне это уж точно не относится, с грустью подумала Ноэль. Ведь добрым ко мне он бывает крайне peдкo, особенно в последнее время.

* * *

Собираясь на танцевальный вечер, Ноэль надела свое самое нарядное темно-синее платье из шелка, украшенное отделкой из белого кружева, атласа и серебряных пуговиц. Она по-новому уложила волосы, завив их кольцами и подвязав сзади такой же темно-синей, как и платье, лентой. Ноэль не считала себя красавицей, но выглядела она очень привлекательно, и новое платье смотрелось на ней прекрасно. А новые черные туфельки и красивый бархатный плащ с капюшоном великолепно дополнили ее наряд.

Миссис Данн облачилась в платье из черного бархата, отделанное черным же атласом, и выглядела в нем очень элегантно. Ноэль не могла отвести глаз от Эндрю, неотразимого в своем темном смокинге. Улыбнувшись кузине, он предложил ей одну руку, а другую протянул бабушке.

- Похоже, сегодня мне придется одному сопровождать двух прекрасных дам. - Эндрю усмехнулся. - Джерид собирался работать допоздна.

Никому на свете, даже самой себе, Ноэль ни за что не призналась бы, как огорчили ее слова кузена.

- Может быть, он подъедет позже, - беззаботным тоном произнесла она. - Вечер ведь только начинается.

- Может быть, - согласился Эндрю. - Хотя такие скучные люди, как мой братец, на подобные вечеринки не ходят. Ну, что, идем?

Эндрю помог дамам усесться в ожидавший экипаж и всю дорогу развлекал их рассказами о своих товарищах по оружию.

Танцевальную залу красиво украсили гирляндами из бумажных и живых цветов. Оркестр играл вальс, а собравшиеся на вечер гости, в большинстве своем - местная знать, неторопливо потягивали пунш, ели бутерброды и говорили о недостатках современного общества и способах их искоренения.

- А я-то думал, после танцев предусмотрен обед, - разочарованно пожаловался Эндрю сияющей Ноэль во время одного из танцев. - Я точно умру с голоду.

Ноэль тоже ощущала легкий голод, но говорить об этом не стала. Инцидент с Джеридом начисто отбил у нее аппетит, и она вот уже несколько дней, практически, ничего не ела. Но сейчас, танцуя с Эндрю, oнa чувствовала, как у нее поднимается настроение. Платье на ней смотрелось прекрасно, и девушка не раз уже ловила на себе восхищенные взгляды. Все говорили о ней только хорошее, и Эндрю успел заметить, как мужчины с нескрываемым интересом посматривают в сторону его кузины. Как ни странно, но это только усиливало его собственный интерес к Ноэль до такой степени, что даже очаровательная мисс Бил, пришедшая на вечер с состоятельным молодым человеком из Далласа, метала в сторону Эндрю сердитые взгляды.

Ноэль с интересом наблюдала за враждебно настроенной красавицей. Мисс Бил казалась ей очень хорошенькой, гораздо красивее ее самой. Но Эндрю явно игнорировал девушку, и все это заметили.

- Мисс Бил явно задета, - заметила Ноэль, кружась с Эндрю в вихре вальса.

- Правда? - переспросил молодой человек, стараясь казаться равнодушным.

На самом же деле, его это взволновало, так как до сегодняшнего дня он старался показать красавице, что он от нее без ума. Мисс Бил казалась ему принцессой, избалованной всеобщим вниманием. Эндрю намеренно не стал просить разрешения у мисс Дженнифер сопровождать ее на вечер, желая проверить ее чувства. Но результат превзошел самые смелые его ожидания. Мисс Бил, несомненно, ревновала, и Эндрю льстило, что его расположения добиваются сразу две хорошенькие девушки.

Мисс Бил отличалась бесспорной красотой, а в Ноэль ощущались соблазнительность и чувственность. Рука Эндрю, покоившаяся на талии кузины, не делала никаких непристойных движений, но все время, танцуя с Ноэль, он представлял ее обнаженной и думал, как, должно быть, приятно ласкать ее небольшую упругую грудь. От этих мыслей у него начинала кружиться голова. Ноэль, без всякого сомнения, его возбуждала.

Поэтому- то Эндрю и оказывал сейчас предпочтение именно ей, приносил девушке пунш, маленькие пирожные и не отходил от нее ни на шаг. В перерывах между танцами они сидели в дальнем конце залы, там, где стояли в ряд стулья, и он рассказывал ей о своих приключениях за границей. Ноэль никогда не задумывалась над тем, что Эндрю абсолютно не интересовался ни ее прошлым, ни будущим, ни ее жизнью вообще. Он не задавал ей никаких вопросов, не расспрашивал ни о доме, ни о семье. Эндрю знал о ней совсем немного, и, похоже, этой информации ему хватало

Ноэль невольно сравнила Эндрю с Джеридом. Данн уже знал, казалось, каждую мелочь из ее жизни. Он знал о ней больше всех в доме, хотя явного интереса к ней не проявлял. Более того, с грустью подумала девушка, он не выносит даже ее прикосновений. И нет ничего удивительного в том, что Джерид не пришел на этот вечер. Она чем-то оттолкнула его от себя, это Ноэль понимала, но чем именно - не знала

- Ты сегодня что-то очень задумчива, моя дорогая, - заметил Эндрю, когда девушка допила свой пунш.

- Прости, - с улыбкой ответила Ноэль. - Я просто заслушалась музыку, - солгала она.

- Прекрасно играют, не правда ли? Но с нашим полковым оркестром этим музыкантам тягаться бесполезно, - высокомерно сказал Эндрю. - Слышала бы ты игру наших вояк! Я так сильно тоскую по службе, Ноэль. Гражданская жизнь - это совсем не то

- Почему же ты оставил службу? - поинтересовалась девушка.

- Но ведь в мирное время армия, практически, бездействует, - ответил Эндрю со вздохом. - А жаль.

Ноэль собралась уже ответить что-либо подобающее, но Эндрю посмотрел вдруг куда-то в сторону и изумленно рассмеялся.

- Нет, вы только посмотрите! - воскликнул Эндрю. - Он все же решил прийти. Да еще с такой очаровательной спутницей!

Ноэль обернулась, и как раз в этот момент в залу вошел Джерид в ослепительном черном, прекрасно сшитом фраке. Он поддерживал под руку очаровательную белокурую девушку. Ноэль редко встречала таких красавиц. Она подавила в себе волну ревности, напомнив, что приехала на вечер с Эндрю и не имеет права обижаться на Джерида, раз он явился на вечер не один. Ведь он не женат, разве нет? И все же Ноэль, сама не зная почему, испытывала по отношению к сводному брату Эндрю какие-то собственнические чувства.

- Хороша, не правда ли? - спросил Эндрю у своей спутницы. - Это восхитительная мисс Аманда Дойл. Ее отец - железнодорожный магнат, и они с женой души не чают в своих трех дочках. - Эндрю не добавил, правда, что мисс Дойл довольно решительно отвергла его ухаживания. - Я едва ли мог представить Джерида с такой молодой и состоятельной особой. Должно быть, он обладает каким-то дьявольским колдовством, раз сумел увлечь такую девушку, как мисс Аманда.

ГЛАВА 8

Ноэль уже хотела заявить Эндрю, что его сводный брат гораздо лучше, чем кажется на первый взгляд, но сумела сдержаться. Девушка с болью вспоминала, какие необыкновенные чувства испытала в объятиях Джерида. И ведь он знает об этом, знает о ее желании и беспомощности, мысль об этом причиняла еще большую боль. Может быть, явившись на вечер с красавицей мисс Дойл, Джерид хотел тем самым подчеркнуть свое безразличие к невежественной и юной простушке из Галвестона.

Такой образованный, состоятельный и красивый человек, как он, никогда не возьмет в жены женщину, уступающую ему хоть в одном из этих качеств.

- Что с тобой, Ноэль? - раздался участливый голос Эндрю. - Ты такая бледная. Может, тебе лучше сесть?

- Нет, благодарю, - хриплым от волнения голосом отозвалась она и улыбнулась кузену. - Давай лучше потанцуем.

Молодые люди вышли на середину залы и закружились в вальсе среди танцующих пар. Эндрю выглядел прекрасно, к тому же, он божественно танцевал. Ноэль видела, как присутствующие на вечере дамы посматривают на нее с завистью. Эндрю в своем темном смокинге казался образцом настоящего джентльмена.

Однако, хотя ей и льстило быть спутницей такого красавца, она не могла не посматривать искоса в сторону Джерида. Ноэль считала Эндрю красивым, но Джерид сегодня казался ей просто ослепительным в своем фраке. От одного его вида у нее начинали слабеть колени. А Джерид, между тем, ни на шаг не отходил от мисс Дойл, вел себя по отношению к ней предельно внимательно и корректно, то и дело ей улыбаясь. Он элегантно пожал руку красавицы, представляя ее своей бабушке, и от этого зрелища Ноэль стало даже немного не по себе.

- Я и не знал, ты очень хорошо танцуешь, Ноэль, - похвалил Эндрю, когда танец закончился. - Честно скажу, не ожидал.

Не ожидала такого от себя и сама Ноэль. Эндрю, в отличие от нее, уже имел большой опыт в танцах, но признаться в том, что танцевать ее научил Джерид, она не могла. Эндрю недолюбливал брата, хотя Ноэль не могла понять причины этой неприязни.

Она украдкой посмотрела в сторону Джерида и мисс Дойл и перехватила его взгляд, направленный на нее. Встретившись с нею глазами, Джерид насмешливо улыбнулся. «Да, - подумала Ноэль, отводя взгляд, - Это представление устроено специально». Джерид не случайно оказался на вечере с этой молодой и очаровательной особой, и его показной интерес к ней - только часть его плана. Но почему все это так ее задевает, Ноэль никак не могла понять.

- Давай подойдем к даме Джерида, - предложил Эндрю и потащил кузину за собой. - Меня уже как-то ей представляли. Ее отец хорошо известная здесь личность, и хотя основным источником его доходов остаются железные дороги, он помещает свой капитал и в строительство, а значит, может стать для нашей фирмы выгодным партнером.

Он изо всех сил старался казаться веселым, но, на самом деле, не без ревности посматривал на свою дорогую мисс Бил и ее смазливого спутника. Словно в отместку, Эндрю с еще большим пылом принимался ухаживать за своей кузиной. Когда они направились к Джериду и мисс Дойл, Дженнифер даже не повернула в их сторону голову.

Ноэль нехотя следовала за кузеном. Она вовсе не желала знакомиться с мисс Дойл, чувствуя, что это причинит ей еще большую боль.

Но, попытавшись изобразить на лице одну из наиболее вежливых улыбок, Ноэль в очередной раз напомнила себе о том, что любит Эндрю, а никак не Джерида. Аманде Дойл на вид можно было дать лет двадцать пять, и по возрасту она, более или менее, подходила Джериду.

Крепче прижав к себе руку Эндрю, Ноэль принялась легонько обмахиваться красивым, синим с черно-красной отделкой, веером, прекрасно подходившим к ее шелковому платью. Этот веер одолжила ей на вечер миссис Данн.

Платье, так украшавшее ее, было куплено на деньги Джерида, он же научил ее танцевать и достойно вести себя в обществе. Она стала, практически, творением Джерида, а он быстро потерял к ней всякий интерес. Она поняла это и без слов.

Джерид смотрел на приближающихся к ним Эндрю и Ноэль, и выражение его лица встревожило мисс Дойл. Они познакомились на собрании одной из городских благотворительных комиссий, и родители девушки немедленно взяли его на заметку. Богатый нью-йоркский адвокат, без всякого сомнения, мог составить прекрасную партию молодой женщине из хорошей семьи. Говоря откровенно, Джерид пригласил мисс Дойл на сегодняшний танцевальный вечер, желая доказать Ноэль и самому себе, что она а6солютно ему безразлична, однако этот план невольно обернулся против него самого. Он видел, какую боль причиняет девушке. Джерид никак не ожидал увидеть такое страдание в огромных зеленых глазах своей гостьи, и ему стало совестно. Он снова и снова прокручивал в голове последнюю встречу с Ноэль, когда так грубо отбросил ее руку, заставив думать, будто ее прикосновения ему неприятны. Вообще Джерид в последнее время себя совсем не понимал. Он чувствовал непреодолимое влечение к Ноэль, вместе с тем понимая, что она еще совсем юна, и, к тому же, ее сердце принадлежит его сводному брату.

Когда Эндрю вместе с Ноэль подошли к Джериду, прекрасная, но высокомерная мисс Дойл смерила девушку презрительным взглядом и сильнее прильнула к руке своего спутника. На Эндрю красавица глянула лишь мельком, словно совсем не знала его

- Это Ноэль Браун, - представила девушку миссис Данн. - Ноэль, познакомься с мисс Амандой Дойл. Ее семья живет в Форт-Уэрте уже два поколения.

- Мне очень приятно познакомиться с вами, мисс Дойл, - вежливо улыбнулась Ноэль.

На лице мисс Дойл не промелькнуло и намека на улыбку. Она только высокомерно кивнула.

- Здравствуйте, Эндрю, - обронила красавица, едва заметно улыбнувшись уголками губ. - Рада видеть вас снова.

Эндрю грациозно поклонился.

- Я тоже, мисс Дойл. - Он крепко сжал руку кузины в своей ладони. - Мы с Ноэль пропускаем этот танец. Мы так устали.

От глаз Джерида не укрылась бледность лица Ноэль.

- Не оставайтесь с кузиной здесь допоздна, - коротко сказал он брату. - Она еще не привыкла к столь поздним вечеринкам.

Мисс Дойл, до этого исступленно обмахивающаяся веером, выгнула тонкую бровь и снисходительно улыбнулась.

- Ноэль? Где же я слышала это имя? Ах, да. Вы ведь работаете в саду у миссис Данн и, насколько мне известно, появляетесь там в неприличной одежде. Какой позор! - ядовито проговорила она. - Миссис Харди - давнишняя приятельница моей матери. Она живет на углу, как раз позади дома миссис Данн.

Значит, сплетни распускает миссис Харди.

Зеленые глаза Ноэль гневно засверкали. Она, не мигая, уставилась на мисс Дойл. В одной из лавок она тоже слышала кое-что об этой женщине. Ноэль вдруг усмехнулась.

- А вы, насколько мне известно, совсем недавно обручились с неким молодым человеком, выдававшим себя за должностное лицо конкурирующей железнодорожной компании? И чем же закончилось для вашего жениха судебное разбирательство?

Такого поворота событий никто не ожидал.

Мисс Дойл оказалась в состоянии, близком к обмороку. Она побледнела, как полотно Собравшаяся вокруг них любопытная публика начала возбужденно перешептываться в предвкушении скандала.

- Давай потанцуем, Ноэль, - нашел выход Эндрю и стремительно увлек кузину на середину залы.

Девушка неохотно последовала за ним. Да как посмела эта глупая надутая гусыня так с ней разговаривать! Зеленые глаза Ноэль полыхали гневом, она успела заметить, что Джерид не смотрит в ее сторону. Наверное, он пришел в ярость от того, что она оскорбила эту самую мисс Дойл. Но Ноэль уже было все равно.

Эндрю пребывал в состоянии шока.

- Моя дорогая, - начал он осторожно, - о таких вещах не принято говорить в приличном обществе!

- Но она выставила меня на посмешище, Эндрю! - негодующе возразила Ноэль. - Подумать только, я работаю у вас в доме садовником, она всем это рассказала!

- Если ты собираешься и дальше копаться в земле в такой… мм… одежде, ты еще не раз услышишь о себе подобные вещи, - раздраженно ответил молодой человек.

Как хорошо, подумала Ноэль, я все же прозрела в отношении кузена. Она уже успела убедиться в том, что Эндрю больше остальных членов семьи чтит условности. Даже больше, чем сама миссис Данн. Даже Джерид находил ее поведение менее шокирующим, хотя сам являл собой образец пуританства, чему Ноэль всегда удивлялась.

Но сегодня вечером ему не придется смеяться, это уж точно Ноэль не сомневалась, после этого вечера она еще услышит проповедь на тему ее безобразного поведения в обществе. И она заслужила наказание, Ноэль прекрасно это понимала и уже сожалела о своей выходке. Все дело в ее вздорном характере. Она успела всего за несколько минут выставить на общее посмешище себя, смутить мисс Дойл, опозорить миссис Данн и Джерида, Джерида же - в особенности, ведь он старался относиться к ней по-доброму. И дело вовсе не в том, что эта высокомерная мисс Дойл заслужила достойный отпор за свое ехидство, негодуя, думала девушка. Даже если о ней, Ноэль, и ходили какие-то слухи, уж только не какой-то там мисс Дойл говорить о них.

Эта женщина поступила зло и непорядочно. Зачем, интересно, ей понадобилось так больно ее задевать? Ведь до сегодняшнего вечера они даже не знали друг друга! Странно, она решила напасть на абсолютно незнакомого ей человека. И Джерид не встал на ее защиту. Ноэль снова вспомнила, как в саду он сбросил со своей руки ее ладонь, и чуть не заплакала от обиды. «За что?» - думала с болью Ноэль.

Она горестно вздохнула. Услышав тихий вздох кузины, больше похожий на всхлип, Эндрю почувствовал укол совести за свою суровость.

- Ты впервые попала в подобную ситуацию, - попытался успокоить он ее. - Для обучения хорошим манерам требуется много времени. Надо почаще выводить тебя в свет, - решил вдруг Эндрю. - Я научу тебя приличным манерам, и, подобного больше никогда не повторится.

- Как мило с твоей стороны, Эндрю. Ты подумал обо всем, - пробормотала девушка, не поднимая глаз.

Эндрю вовсе не обязательно знать, о чем она сейчас думает. Ведь первой-то начала не она.

Эндрю поморщился.

- А вот и Джерид.

Девушка стояла, все так же не поднимая глаз, пока взору ее не предстала белоснежная манишка Джерида. Ноэль услышала скупые извинения сводного брата Эндрю, сопровождаемые приглашением на танец.

- Не мог бы ты немного подождать, старина? - надменно улыбаясь, произнес Эндрю.

- Нет, не могу, старина, - с холодной улыбкой ответил тот брату.

Заметив опасный блеск в голубых глазах Джерида, Эндрю немного струсил и без лишних слов вручил ему руку Ноэль.

- Возраст имеет свои привилегии, дорогая моя девочка, - уныло сморщился Эндрю и многозначительно посмотрел на своего сводного брата. Поцеловав руку Ноэль в перчатке, он отпустил ее, не добавив больше ни слова.

Ноэль почувствовала, как одна рука Джерида обхватила ее за талию, а другая - сжала ее руку. Он плавно кружил девушку под нежную музыку вальса и смотрел куда-то прямо перед собой.

- Ну, что же вы? Приступайте, - прошипела сквозь зубы Ноэль, гневно посматривая в сторону мисс Дойл, та оживленно судачила с подругами и, обмахиваясь шелковым веером, бросала на нее весьма красноречивые взгляды. - Прочтите мне мораль! Я знаю, мне не удастся ее избежать. Ведь я опозорила вашу семью, не так ли?

- В какой-то степени, да, - согласился Джерид.

Ноэль пристально смотрела на ослепительно белую манишку Джерида.

- Эта женщина высмеяла меня при всех за мою любовь к работе в саду!

Джерид сжал руку девушки в своей ладони, хотя на суровом лице его не отразил ось и тени сочувствия.

- И тем не менее, вы не имели права напоминать ей о столь неприятном факте ее жизни.

Ноэль с задумчивым видом прикусила нижнюю губу.

- Этого человека посадили в тюрьму? - спросила она с любопытством в голосе.

- Да, он пытался выдать себя за служащего железнодорожной компании и, скрываясь за этой маской, вымогал деньги. Отец мисс Дойл в это время находился в отъезде, иначе мошенника быстро разоблачили бы. Но эта история, хоть и косвенно, коснулась и мисс Дойл.

- Мисс Дойл - это…

- Ноэль! - укоризненно произнес Джерид.

Девушка заметно напряглась.

- Мне не нравится ваш мир. Люди в нем - настоящие лицемеры. Вы только посмотрите на них, - зло бросила Ноэль, кивнув головой в сторону хорошеньких девушек, окруживших мисс Дойл, - они сплетничают обо мне. А ведь они даже не знают меня! Я уверена, миссис Харди успела уже рассказать все о моем происхождении. Я ведь и в подметки не гожусь этим расфуфыренным девицам! Да как она посмела меня так оскорблять!

Джерид из последних сил сдерживался, стараясь не рассмеяться. Однако, уже через несколько минут ему стало не до смеха - не привычная к таким нагрузкам нога сильно заныла.

- Ну, теперь видите, что вы натворили!- воскликнула Ноэль, немедленно прекращая танцевать. Гнев ее почти тотчас же сменился участием. - Вам следует больше сидеть, а не пытаться доказать кому-то, в какой вы прекрасной форме!

Джерид сердито посмотрел в зеленые глаза девушки.

- Я не нуждаюсь в ваших советах, мисс.

- Знаю. Но вы ведь вообще никого не слушаете. Миссис Данн мне сказала, что на этой неделе вы провели в суде целых два дня на ногах, не позволяя никому из ваших помощников заменить вас. Неужели вам совсем не дорого собственное здоровье?

Ноэль говорила правду, но Джерид старался не думать об этом. Он нахмурился, и темные брови сошлись у него на переносице.

- Я не нуждаюсь в няньке.

Девушка возмущенно вздохнула.

- В таком случае, можете продолжать в том же духе! И потом просите уже мисс Дойл принести вам виски для облегчения боли!

Джерид молча смотрел на девушку, и в душе его бушевала целая буря эмоций. Такого с ним еще никогда не случалось.

- Удивляюсь, как вы вообще решились дотронуться до моей руки, - продолжала возмущаться Ноэль. - Ведь вам противны мои руки, разве нет? Я уверена, вы думаете, будто я собираюсь вас отравить. Но ведь мы в перчатках, правда? Может быть, поэтому вы все же решились коснуться меня?

Джерид ничего не ответил. Он бы никогда не смог объяснить девушке, почему в тот день в саду сбросил со своей руки ее ладонь.

Ноэль остановилась посреди залы, ее всю трясло от унижения и гнева.

- Я попрошу Эндрю отвезти меня домой. Не хочу здесь больше оставаться. Пожалуйста, передайте мои извинения мисс Дойл. Независимо от ее оскорбления, я не должна была платить ей той же монетой. Но ведь я не умею вести себя в приличном обществе, я бедная провинциалка из Галвестона, не так ли?

Прежде, чем Джерид успел что-либо ответить, девушка повернулась и направилась прямо к Эндрю.

- Я неважно себя чувствую, - заявила она взволнованно - Пожалуйста, отвези меня домой.

- Конечно, - согласился Эндрю, с трудом скрывая свое облегчение. Мисс Дойл все еще бросала в их сторону злобные взгляды, не в лучшем настроении пребывала и мисс Бил. Присутствие Ноэль более чем смущало Эндрю. - Мы сейчас же отсюда уедем.

Взяв кузину за руку, Эндрю подвел ее к хозяйке дома и гостям, они принесли свои извинения и пожелали хорошо провести время миссис Данн. Джериду девушка не сказала ни слова. Она даже не посмотрела в его сторону.

- Ну, и странная у вас гостья, Джерид, - холодно заметила мисс Дойл, наблюдая за уходящими Эндрю и Ноэль. - Она совсем не умеет вести себя в обществе!

Джерид, спрятав руки в карманы, тоже провожал взглядом уходящую пару. В душе его царило смятение.

- Она еще почти ребенок, - произнес он спокойно, поворачиваясь к мисс Дойл и прищурившись.- А вот ваше замечание в ее адрес явно отмечено дурным воспитанием. Вот уж никогда не чаял услышать подобное из уст благородной дамы. Вы меня разочаровали, Аманда. Я считал вас выше столь мелочного поведения.

Мисс Дойл изумленно уставилась на адвоката. Он говорил достаточно громко, и девушки, собравшиеся вокруг, услышали все до последнего слова. Они явно почувствовали себя не в своей тарелке. А прекрасная и высокомерная мисс Аманда густо покраснела.

- Джерид, миссис Харди говорила мне…

- Ноэль - моя дальняя родственница, - перебил девушку Джерид, делая особое ударение на последнем слове. - И я не намерен выслушивать какие бы то ни было колкости в адрес моих родных. И от кого бы то ни было

Мисс Дойл принялась еще энергичнее обмахиваться веером. Никогда еще она не попадала в столь неловкое положение.

- Ну, что вы, Джерид. Я вовсе не хотела обидеть вашу родственницу. Я сказала это просто так, в шутку. Вы должны меня простить.

- Сплетни простить нельзя, - резко возразил Джерид и холодно посмотрел на остальных дам. - Я еще найду того, кто занимается этим грязным делом.

Юные и пожилые сплетницы, заохав, поспешили удалиться. Если бы Джерид находился сейчас в лучшем расположении духа, то посмеялся бы стремительному бегству почтенных матрон. Но Ноэль уехала домой с Эндрю, и Джерид рассердился на Аманду, ведь только из-за нее у Эндрю появилась возможность побыть с девушкой наедине.

- Прошу вас меня извинить, - произнес Джерид натянуто

Он окинул Аманду Дойл ледяным взглядом голубых глаз, и та с сожалением поняла, что подцепить на крючок эту денежную золотую рыбку ей уже не удастся.

Если она и лелеяла какие-то надежды в связи с этим вечером, то Джерид положил конец и им. Он танцевал с Дженнифер Бил и некоторыми другими девушками, решительно обходя Аманду стороной, и это не могло остаться незамеченным. И только тогда мисс Дойл поняла, какую глупость совершила, оттолкнув Джерида своими колкими замечаниями о его драгоценной кузине. И не только Джерида. Многие мужчины, приглашенные на вечер, также предпочли обойти мисс Дойл вниманием. Когда же Джерид собрался проводить мисс Дойл домой, о ней судачили куда больше, чем о Ноэль. И Джерид нисколько об этом не жалел.

* * *

Эндрю отвез Ноэль домой и задержался в холле, желая удостовериться, все ли в порядке с кузиной.

- Мне так не хочется оставлять тебя одну, с сожалением проговорил он. - Ноэль, ты ни в чем не виновата. Я так сожалею о сегодняшнем инциденте. Эта мисс Дойл - самая настоящая гадюка.

Эндрю впервые встал на защиту Ноэль, пусть даже сейчас, когда его никто не слышал, и ей стало немного легче. А Джерид даже не попытался ее защитить. Ноэль улыбнулась кузену.

- Ты такой добрый, Эндрю, - прошептала она. - Спасибо тебе.

Молодой человек принялся беспокойно переминаться с ноги на ногу.

- Ты уверена, тебе ничего не понадобится?

- Здесь же, кроме меня, еще и миссис Пейт, - напомнила Ноэль. - Я пойду спать. Сегодняшний вечер оказался чудесным.

- Это ты выглядела чудесно, - мягко сказал Эндрю. - Ты просто прелесть.

Притянув кузину к себе, Эндрю нежно поцеловал ее в губы. Он улыбнулся ее робкой нерешительности и поцеловал снова, на этот раз более настойчиво

Ноэль не оттолкнула молодого человека, но и не ответила на его поцелуй. Как странно, теперь, когда, наконец, сбылась ее мечта, и ее обнимает и целует Эндрю, она не находит в этом ничего особенного и волнующего для себя.

Эндрю приподнял подбородок девушки и осторожно коснулся ее щеки.

- Ты ведь еще ни с кем не целовалась, правда? - самодовольно спросил он кузину.- Ну, да ничего. Ты как свежий розовый бутон, Ноэль. Ты - восхитительна.

Девушка несмело улыбнулась. Она чувствовала некоторое недоумение. Она так давно ждала этой минуты, но сейчас ровным счетом ничего не испытала. Прикосновения губ Эндрю хотя и не показались ей неприятными, но и не пробудили абсолютно никаких эмоций. У нее даже не участилось дыхание.

Эндрю нежно похлопал кузину по плечу.

- Спокойной ночи, моя дорогая. Завтра, возможно, мы поедем с тобой в театр. В город приехала на гастроли нью-йоркская труппа.

- Как чудесно, Эндрю!

Молодой человек подмигнул Ноэль и улыбнулся.

- Спокойной ночи. Желаю тебе приятных снов.

Закрыв за собой дверь, Эндрю, весело посвистывая, направился к экипажу. Ему очень понравилось целовать кузину.

Но, возвращаясь на вечер, Эндрю думал о Дженнифер Бил. Ему доставило удовольствие видеть ее явную ревность, значит, она не равнодушна к нему. Он начнет действовать по плану, очень осторожно, огромное наследство мисс Бил стоит того. Эндрю давно тешил себя этой надеждой. К тому же, Дженнифер просто красавица, и у нее, скорей всего, более покладистый характер, чем у Ноэль, хотя отказаться от кузины тоже не хотелось бы. Но он вовсе не унывал, ведь нет такого закона, запрещающего женатому мужчине иметь приключения на стороне.

* * *

Дом погрузился в тишину. Давно пробило полночь, все вернулись с вечера и уже улеглись спать. Но Ноэль все никак не могла уснуть. Она сожалела о своей ужасной выходке на вечере. Только теперь девушка поняла, какие неприятности навлекла она на добрейшую, миссис Данн, сделав язвительное замечание знакомой Джерида. Ноэль жила в этом доме на правах гостьи, и это обязывало ее ко многому, по крайней мере, домочадцы не должны были за нее краснеть.

Теплое питье, возможно, поможет уснуть, подумала девушка. Или, может быть, стоит попробовать виски, которое так любит Джерид? Стараясь не думать о неприятном, Ноэль накинула кружевной, в оборках, белый с розовым пеньюар, с распущенными волосами вышла из своей комнаты и тихонько спустилась вниз.

Ни одна лампа в доме не горела, но Ноэль видела в темноте не хуже кошки. Она на цыпочках прокралась в гостиную. Свет уличных фонарей, струящийся в окна, освещал небольшой застекленный шкафчик, где стояли самые разнообразные бутылки.

Вытащив из шкафчика пузатую бутылку и маленький бокал, Ноэль осторожно налила себе немного спиртного. Потом поставила бутылку на место и какое-то время стояла, стараясь не вдыхать неприятный запах виски.

Внезапно раздавшийся какой-то слабый звук заставил девушку обернуться. На пороге маячила чья-то высокая тень, и, заметив ее, Ноэль вздрогнула от неожиданности, едва не выронив бокал.

Дверь, скрипнув, закрылась. Загорелся находившийся рядом с дверью газовый светильник, выхватив из темноты фигуру Джерида в длинном, темно-красном халате. Он, не отрываясь, смотрел на испуганное лицо девушки. Мужчина выглядел так, будто тоже не спал, хотя его темные волосы казались взъерошенными. В небольшом треугольном вырезе его плотно запахнутого халата виднелась голая грудь, покрытая густыми волосами. Ноэль еще никогда не видела мужчину в халате. Ей стало неловко, но только потом она осознала, что и сама стоит в одной ночной сорочке и полупрозрачном пеньюаре, босиком и с распущенными волосами. Под тонкой тканью пеньюара отчетливо вырисовывались контуры ее стройного тела.

Все это не укрылось от пристального взгляда Джерида. Он по-прежнему смотрел на Ноэль, и взгляд его заставил девушку невольно попятиться, хотя Джерид все так же стоял у двери.

- Вы, и в самом деле, меня боитесь? - тихо спросил он девушку.

Она стояла, крепко прижав к груди бокал с виски.

- Я не должна показываться мужчине в таком виде, - едва слышно пролепетала Ноэль.

- Меня тоже не должна видеть в таком виде женщина, - отозвался Джерид. Он держал руки в карманах халата, продолжая откровенно разглядывать Ноэль, и у нее вдруг начали слабеть колени.

Все- таки она первой нарушила молчание.

- Но ведь вы сами просили меня считаться с общественным мнением.

- Это надлежит делать нам обоим. - Джерид только сейчас заметил в руке Ноэль бокал. - Неужели я приучил вас и к спиртному? - изумленно спросил он.

- Я не могла уснуть, - ответила Ноэль. - И подумала… если от него стихает боль, то, может быть, виски поможет уснуть и мне.

Джерид насмешливо улыбнулся.

- Насколько я помню, вы вообще не пьете, и, в лучшем случае, вы проснулись бы от этой жидкости лишь к полудню.

Девушка стеснительно улыбнулась в ответ.

Взгляд Джерида скользнул по ее длинным золотисто-каштановым волосам; струящимся по плечам. Волосы доходили ей до пояса и в свете газового светильника напоминали переливающийся прекрасный шелк.

- Я никогда не видел вас с распущенными волосами, - заметил он.

- Я расплетаю их перед сном, - проговорила девушка и, явно нервничая, откинула упавшую ей на лицо прядь.

- Мне всегда хотелось увидеть вас с распущенными волосами.

Ноэль опустила глаза на бокал, который все так же судорожно сжимала в руке.

- Мисс Дойл очень расстроилась?

- Нет. - Джерид не стал рассказывать о том, как обошелся с красавицей после отъезда Ноэль. - Но вы все же должны быть более осмотрительны в выражениях.

- Да.

Мужчина медленно подошел к Ноэль. С каждым его шагом дыхание девушки становилось все более учащенным, а когда Джерид остановился перед ней, она не смогла отвести глаз от выреза его халата. Халат доходил Джериду почти до щиколоток, и Ноэль неожиданно подумала, надето ли у него что-нибудь под халатом. Однако, спросить об этом она ни за что не решилась бы. Даже сейчас, в домашнем халате, он выглядел внушительно

- Почему вы обидели мисс Дойл, Ноэль?

Пальцы девушки, сжимавшие бокал, побелели от напряжения.

- Но она первая напала на меня. И потом, я ведь уже согласилась с вами, я абсолютно не умею вести себя в обществе, Джерид. А теперь мне нужно идти к себе в комнату. Я не должна здесь стоять в подобном виде.

- Вы ведь меня боитесь, да? - мягко спросил Джерид, словно читая мысли девушки. - Разве вы не знали, я никогда и ничем не смогу вас обидеть?

Ноэль подняла на Джерида глаза.

- Конечно, знаю, - нерешительно произнесла она. - Но, Джерид…

- Вы ревновали меня к Аманде Дойл? - спросил мужчина тихо

Дыхание Ноэль стало едва слышным.

- Почему… что за вопрос!

- Вы понимаете, зачем я пришел на вечер с этой женщиной?

- К-конечно, - запинаясь, проговорила девушка. - Вы хотели показать, как я вам безразлична.

Джерид кивнул.

- Именно это я и хотел сделать. Но мне и в голову не могло прийти, что такая женщина, как Аманда, может устроить публичный скандал. Должно быть, она испортила вам весь вечер.

- Ничего Я все равно не привыкла проводить время в подобном обществе, - призналась Ноэль. - Джерид, неужели это, действительно, так ужасно? Разве нельзя ухаживать за растениями и надевать при этом удобную одежду? - удрученно спросила она, глядя мужчине в глаза.

- Конечно же, нет, - ответил Джерид. - Мне так же, как и вам, нет никакого дела до досужих сплетен. Но Эндрю и бабушка более остро реагируют на мнение общественности, чем мы с вами, и это мешает им жить спокойно. Поэтому пусть лучше Генри присматривает за нашим садом.

Ноэль вздохнула.

- Что ж, хорошо Правда, теперь у меня станет одним удовольствием в жизни меньше. - Девушка улыбнулась своим грустным воспоминаниям. - Моя мать всегда сажала овощи, а еще розы. И мои самые ранние воспоминания о том, как мы вместе с мамой работали в саду и огороде. Воспоминания эти успокаивают меня, мне кажется, будто я снова с мамой.

- Мне очень жаль, - искренне произнес Джерид. Легонько прикоснувшись к щеке Ноэль, он взял прядку ее волос, и они золотыми нитями скользнули у него между пальцев. - Ваши волосы похожи на шелк, Ноэль. А от вашего тела веет ароматом роз.

Чувствуя, как учащается биение ее сердца, Ноэль немного растерялась.

- У меня есть душистое мыло… оно пахнет розами.

Джерид стоял от нее слишком близко Она, наконец, сумела отвести взгляд от его обнаженной груди в вырезе халата и посмотрела ему в глаза.

Джерид тихо, но невесело рассмеялся. Протянув руку, он решительно забрал у Ноэль бокал и поставил его на низкий столик. Потом мужчина взял девушку за плечи и осторожно привлек ее к себе.

- Джерид, нет, - тихо прошептала девушка, пытаясь оттолкнуть его

Но ее рука скользнула под ткань его халата, туда, где на груди курчавились густые волосы, и там замерла.

Перехватило дыхание и у Джерида. Накрыв руку девушки своей ладонью, он плотнее прижал ее к своей груди, и она ощутила биение его сердца. Потом мужчина приложил влажную, теплую ладошку Ноэль к своему твердому соску и сам почувствовал, как бешено начинает колотиться его сердце.

- Это неразумно,- слабо прошептала Ноэль.

- Конечно, неразумно - Джерид поднес руку к кружевному воротничку пеньюара Ноэль, который она продолжала стискивать свободной рукой. - Отпустите, - негромко попросил он.

- Зачем?

Джерид нежно прикоснулся губами к векам девушки.

- Я хочу немного приласкать вас, как никогда бы не стал делать джентльмен.

Ноэль прикусила нижнюю губу, но нежные пальцы Джерида продолжали скользить по ее шее до тех пор, пока ее не бросило в жар. Не в силах больше сдерживать ворот пеньюара, девушка безвольно разжала пальцы и, скорее, почувствовала, чем увидела улыбку Джерида. Он раздвинул ворот пеньюара Ноэль и принялся нежно поглаживать мягкую, гладкую, как розовый лепесток, кожу чуть повыше ключицы.

Ноэль почувствовала легкую дрожь во всем теле. Другой рукой Джерид обнял ее и привлек к себе. Заглянув в глаза девушки, он осторожно опустил ладонь ниже, пока не коснулся, наконец, ее груди.

Ноэль вздрогнула. Она ощутила одновременно и страх, и восторг. Теплая, сильная ладонь Джерида полностью накрыла ее небольшую упругую грудь. Изумительная мягкость девичьей кожи, искренняя доверчивость и податливость девушки заставили Джерида на какое-то мгновение задержать дыхание. Ноэль слегка покачнулась, и он подхватил ее и прижал к себе, не прекращая нежно ласкать ее стройное тело.

И все это время Джерид продолжал пристально смотреть в широко распахнутые, растерянные глаза Ноэль. Но потом нагнулся и стал нежно целовать ее лицо и глаза, заставив их закрыться. Каждая новая ласка вызывала в Ноэль странный трепет, она растерянно и беспомощно льнула к мужчине. Джерид внимательно посмотрел в лицо девушке и приник долгим поцелуем к ее губам.

Рука Ноэль, лежащая на груди Джерида, дернулась, и ее пальцы запутались в густых жестких волосах на его груди, ощутив тугие мускулы, перекатывающиеся под кожей.

Джерид чуть слышно застонал и оторвался от девушки. Он с трудом сдерживал себя, это заметила даже такая неискушенная душа, как Ноэль.

- Что вы со мной делаете? - прошептал он почти сердито. - Я вовсе не имел подобных намерений.

Из горла его вырвался какой-то глухой стон, и в следующее мгновение он вдруг резко сорвал пеньюар девушки с плеч, обнажая ее молочно-белую грудь. Джерид часто и прерывисто дышал, потрясенный этим зрелищем, и не обращал внимания на отчаянные попытки Ноэль прикрыться руками.

Он побледнел, голубые глаза его полыхали огнем желания. Как зачарованный, смотрел он на совершенные контуры девичьей груди, Ноэль же дрожала всем телом, сгорая от стыда и от чего-то еще, ей доселе неизвестного.

- Боже мой! - выдохнул Джерид хриплым шепотом. - Нет! - воскликнул он, когда девушка попыталась запахнуться. Он остановил руку Ноэль. - Нет. Позволь мне видеть тебя, Ноэль, - попросил он.

Легонько коснувшись груди, пальцы Джерида замерли на ее молочно-белой коже, усеянной мельчайшими веснушками. Девушка судорожно вздохнула, а Джерид рассмеялся низким гортанным смехом.

- Вы не должны этого делать! - прошептала, наконец, Ноэль, пытаясь оттолкнуть руку мужчины.

Он послушно отпустил ее, и Ноэль принялась торопливо приводить себя в порядок. Лицо девушки пылало, она вся дрожала.

- И вовсе незачем смущаться, - ласково произнес Данн. - Вы очень красивы, Ноэль. Такое тело, как у вас, мужчина не скоро сможет забыть.

Девушка, замерев на месте, ошеломленно уставилась на Джерида.

- Неужели в вас столько целомудрия? - тихо спросил он. - Вы кажетесь мне совершенной. Вы мне очень польстили, позволив касаться вас, смотреть на вас.

Ноэль плотно запахнула на себе пеньюар. Она должна была испытывать сейчас смущение, стыд, испуг, ярость. Но ни на одной из этих эмоций девушка никак не могла сосредоточиться. В полной растерянности она стояла перед мужчиной.

Джерид улыбнулся, и улыбка эта оказалась самой нежной из всех, какие когда-либо видела на его лице Ноэль.

- У вас кожа белая, как молоко, - произнес он тихо - Но даже на груди есть веснушки, как и на вашем хорошеньком носике.

Девушка покраснела до корней волос.

- Я не должна была позволять… - начала она.

Джерид приложил указательный палец к губам Ноэль, заставив ее замолчать.

- Об этом не узнает никто, кроме нас двоих, Ноэль,- пообещал он. - Вам следовало бы уже запомнить, я умею хранить секреты.

Девушка немного успокоилась. Джерид не способен распускать сплетни. Но она теперь испытывала неловкость перед ним, ведь он видел ее почти обнаженной!

Взяв со столика бокал с виски, Джерид протянул его девушке.

- Я хочу посмотреть, как вы станете пить это

Ноэль поднесла бокал к губам и, запрокинув голову, осушила его одним глотком. Спиртное нестерпимым огнем обожгло девушке горло, заставив ее закашляться. Она почувствовала, что задыхается, и все тело ее начинает гореть.

Джерид снова засмеялся и попытался успокоить Ноэль. Потом девушка почувствовала, как по телу начинает растекаться приятное тепло, заставляющее даже кровь в жилах бежать быстрее. Ноэль зажмурилась и, слегка покачнувшись, сделала глубокий вздох.

- Не придется ли мне нести вас наверх, в вашу комнату? - насмешливо поинтересовался Джерид.

Ноэль с трудом узнала собственный голос.

- Интересная мысль! Ваша больная нога, несомненно, помешала бы нам подняться по лестнице, и, в конце концов, мы оба кубарем скатились бы вниз!

Джерид усмехнулся недоверчивому выражению лица девушки.

- Возможно, так оно и случилось бы.

Ноэль, спохватившись, прикрыла рот ладонью.

- Простите. Алкоголь чересчур развязал мне язык.

- Вы говорите так, словно я какой-нибудь пожизненный калека. Я не собираюсь хромать вечно, - сказал мужчина. - Разве вы не знали?

Ноэль отрицательно покачала головой.

- Тем не менее, если я понесу вас наверх, я могу потерять голову.

- Как сейчас? - серьезно спросила девушка.

Джерид снисходительно улыбнулся.

- Ноэль, то, что сейчас произошло, я назвал бы детской шалостью, хотя вы еще слишком молоды и не можете понять этого - Он наклонился к девушке. - И если вы надеетесь и далее оставаться в счастливом неведении, вам лучше уйти. Сейчас.

Прозвучавшее в голосе Джерида чувственное обещание чего-то большего вывело Ноэль из оцепенения. Поплотнее закутавшись в пеньюар, она задержалась на пороге и оглянулась.

- А до той женщины вы тоже так дотрагивались? - спросила вдруг Ноэль.

Джерид покачал головой.

- Мне даже и в голову не приходила подобная мысль, - ответил он с неподдельным удивлением. - Такого влечения к ней я не испытываю.

Ноэль с трудом подавила улыбку.

- Понимаю, - произнесла она и отвела взгляд.

- Правда? - Мужчина опустил руки в карманы халата. - Я на семнадцать лет старше вас, это очень много. К тому же, между нами остается еще слишком много секретов.

Ноэль посмотрела на Джерида с каким-то новым чувством. Он показался ей в эту минуту поразительно красивым и мужественным. Он не переставал удивлять ее.

- Но если вы расскажете мне все секреты, то нечего их хранить.

Джерид улыбнулся.

- Вы меня искушаете. Но доверие достается непростой ценой. Очень непростой.

- Вас предала женщина? В этом все дело?

От этих слов его пронзила боль; страсть, кипевшая у Джерида в груди, начала постепенно утихать. Он подошел к двери и открыл ее перед Ноэль.

- Но это вы решили всегда говорить мне правду! - напомнила она ему.

- Да, я помню, - согласился Джерид. Он вопросительно посмотрел в широко раскрытые глаза девушки, выражение его лица смягчилось. - Теперь, надеюсь, вы уснете?

- Постараюсь. - Ноэль задержалась в дверях. - Нога болит?

Мужчина сухо усмехнулся.

- Немного

- Виски притупляет боль и разум.

- Вот, значит, почему вы разрешили мне дотрагиваться до себя? - поддразнил девушку Джерид. - Из-за виски?

- Конечно

- Лгунья, - Джерид произнес это слово с нежностью.

Девушка только улыбнулась и поспешила вверх по лестнице. К счастью, все в доме давно спали. По мнению Ноэль, она и так заработала себе скандальную репутацию, не стоит добавлять к ней новые штрихи. Оглянуться назад она не решилась. Но все время, поднимаясь по лестнице, чувствовала спиной взгляд Джерида.

Как только ее голова коснулась подушки, она тут же заснула, вспоминая, как касались ее тела сильные, но нежные руки Джерида и его губы. Но уже утром эти приятные воспоминания сменились горьким раскаянием, и пришло мучительное чувство стыда за собственное поведение ночью.

ГЛАВА 9

Ноэль не знала, как сможет сидеть за завтраком за одним столом с Джеридом и не краснеть. Когда девушка решилась спуститься в столовую, он уже сидел на своем обычном месте, во главе стола. Однако, к ее удивлению, Джерид взглянул на Ноэль скорее задумчиво и вопросительно, чем сердито Девушка нерешительно заняла свое место, чувствуя себя крайне неловко

В столовую вошли, переговариваясь между собой, Эндрю и миссис Данн.

- А вот и Ноэль! - провозгласил Эндрю, улыбаясь кузине. - Надеюсь, ты спала хорошо?

- Очень хорошо, спасибо, - отозвалась Ноэль, не решившись посмотреть на Джерида.

Эндрю значительно хохотнул, вспоминая, как целовал вчера кузину у порога. Он посмотрел на нее красноречивым взглядом, не укрывшимся и от Джерида. Адвокат почувствовал, как в его жилах начинает закипать кровь.

Робко взглянув на Эндрю, Ноэль густо покраснела, и Джерид ощутил прилив ревности, в последний раз подобное с ним случалось в далекой юности.

Не замечая этого, Ноэль потянулась за бисквитом и улыбнулась Эндрю.

- А ты, надеюсь, хорошо провел остаток вечера? - поинтересовалась она.

- С тобой, конечно, я провел бы его гораздо лучше, - галантно заметил молодой человек. - Ты танцуешь просто божественно, Ноэль. Где ты этому научилась?

- В самом деле, - прибавил Джерид, глядя в свою тарелку с яичницей, - где вы научились танцевать?

- Меня научили, - осторожно ответила девушка. - Один мой родственник, - быстро прибавила она.

- Он хорошо справился со своей задачей, рассеянно заметил Эндрю и улыбнулся.

- Да, он и сам прекрасно танцует, - проговорила Ноэль, метнув сердитый взгляд на Джерида.

- Ты говоришь, родственник? - задумчиво произнес Эндрю. - А я его знаю?

- Нет, - ровным голосом отозвалась девушка.

И это оказалось правдой. Эндрю не знал о своем сводном брате, практически, ничего.

- Ты не только чудесно танцевала вчера, твое платье также стало предметом зависти некоторых юных леди, - прибавил Эндрю и слегка поморщился. - Если бы только мисс Дойл не…

Джерид вскинул глаза.

- О мисс Дойл мы говорить сейчас не станем, - произнес он тоном, не терпящим возражений.

- Но она нехорошо поступила с нашей Ноэль, - заметил Эндрю. - Конечно, она ревнует тебя, даже к дальней родственнице…

- Повторяю, - уже более грозным тоном сказал Джерид, - поведение той женщины мы обсуждать не станем!

На этот раз в словах мужчины прозвучали металлические нотки. Эндрю нервно хихикнул и принялся намазывать бисквит маслом.

- Как скажешь. Ноэль, как тебе понравилась вчерашняя музыка?

- Она мне очень понравилась, - ответила девушка.

Она старательно жевала яичницу, в душе проклиная Джерида. Как он может быть таким двуличным, сердито думала Ноэль. Сначала ухлестывает за мисс Дойл, а вернувшись домой, прямо в гостиной заключает в страстные объятия ее, Ноэль.

- Ноэль, ты выглядишь взволнованной, - заметила миссис Данн.

Девушка, зардевшись, подняла глаза.

- О… я просто думала о… о… - Она в упор посмотрела на Джерида. - О сплетнях.

- И это нисколько не удивительно, - не задумываясь, отозвался мужчина. - Поскольку вы обладаете даром навлекать на себя эти самые сплетни.

- Я знаю еще кое-кого, кто обладает таким же даром.

Джерид прищурился.

- Вам не знакомо чувство пристойности.

- А вы не имеете понятия о хороших манерах!

- Все правила хорошего тона могут оказаться бесполезными в отношении такой фурии, как вы!

- Как вы смеете меня оскорблять!

Глаза Джерида сверкали голубым огнем, глаза же Ноэль стали зеленее бутылочного стекла. Она раздраженно скомкала в руках салфетку.

- Ноэль! - Миссис Данн недоумевающе переводила взгляд с девушки на внука. - Джерид! Прошу вас!

Джерид, казалось, хотел пронзить Ноэль взглядом, но она тоже не отводила глаз. Они продолжали мерить друг друга яростными взорами.

- Сегодня вечером в театре спектакль, - поспешил вмешаться Эндрю. - Ноэль, мы должны выйти из дома около шести. Заедем перед спектаклем куда-нибудь поужинать.

Ноэль пришлось отвести исполненный гнева взгляд от Джерида. Она посмотрела на Эндрю и мило ему улыбнулась.

- Очень хорошо

- Ты наденешь еще какое-нибудь платье, которое привело бы меня в такой же восторг, как вчерашнее? - поддразнил Эндрю кузину.

- О, да, я надену зеленое платье, - ответила девушка и только потом вспомнила, что это платье куплено на деньги Джерида.

Ноэль почувствовала угрызения совести за свое поведение. Она вовсе не хотела ссориться с Джеридом и привлекать к себе всеобщее внимание. Удивительно, но только вчера ночью они стали так близки друг другу, почти как любовники, а сегодня, без какой-либо видимой причины, сцепились, как злейшие враги.

Джерид отложил салфетку и поднялся из-за стола. Он не сказал больше ни слова, только кивнул бабушке и вышел из столовой. На его тарелке остался наполовину съеденный завтрак.

- Почему вы с Джеридом так не сдержаны друг с другом? - спросил девушку Эндрю.

- Я ему не нравлюсь, - пробормотала она. - Он считает меня неисправимой.

- Это не так, - ласково сказала миссис Данн. - Ноэль, Джерид очень тебя любит. Все его слова…

- Это я во всем виноват, и я приношу свои извинения, - галантно произнес Эндрю. - Я не должен был заговаривать об этой Аманде Дойл. - Он хохотнул. - Наверное, Джерид не в настроении, вероятно, мисс Дойл не поцеловала его на прощание. Она очень осмотрительна, и родители, говорят, страшно о ней пекутся, хотя Джерид, похоже, им и нравится.

Значит, Джерид ухаживает за этой женщиной? Сердце Ноэль упало. Что ж, а чего еще она ожидала? И все же она не понимала, как Джерид мог ухаживать за мисс Дойл и, одновременно, обольщать ее.

- Ты получишь удовольствие от предстоящей комедии, - заверил девушку Эндрю. - И о своем плохом настроении сегодня утром ты и думать забудешь.

- Да, конечно, - согласилась девушка.

* * *

И все же мысли о перебранке с Джеридом продолжали мучить Ноэль весь день. Ей не хотелось выяснять отношения с Джеридом, ведь он относился к ней с пониманием. Но девушка не знала, как ей с ним помириться. Она не могла даже вспомнить, кто первым начал эту ссору. Они никак не могли найти общий язык с Джеридом, и Ноэль не понимала причины этого

Девушка играла в кухне с котенком и смотрела в окно, выходящее в сад. Генри копался на грядках с овощами, не проявляя при этом, правда, особого рвения. Девушка с жалостью смотрела на маленькие зеленые саженцы. Генри ходил между грядками, как убийца среди своих жертв. Ноэль гневно посмотрела на садовника. Если бы только она не пообещала вести себя благопристойно! В чем-то ее бедная жизнь в Галвестоне имела преимущества перед ее теперешним образом жизни. По крайней мере, там ее не окружали назойливые соседи, наблюдающие за каждым шагом.

На заднее крыльцо своего дома вышла миссис Харди и принялась поливать цветы в кадках. Ни одно из этих растений не цвело, и Ноэль подумала, что все цветы миссис Харди вянут, должно быть, от одного только присутствия своей хозяйки, пагубно на них влияющей. У нее, наверное, и молоко все время свертывается.

- О, какая я злая, - сказала Ноэль котенку и почесала ему за ушком.

* * *

Собираясь в театр, Ноэль надела зеленое шелковое платье с белой кружевной отделкой и уложила волосы в высокую прическу. У нee не было украшений, которые она могла бы надеть к платью, но в этом, вообще-то, девушка и не видела необходимости. Она набросила на плечи черную кружевную накидку и, расправив складки, окинула критическим взглядом свое отражение в зеркале. Это платье куплено на деньги Джерида, а она так нехорошо с ним обошлась. Конечно, ему тоже следовало бы попридержать язык за зубами, но и она повела себя не лучшим образом. Девушке стало стыдно Она должна извиниться. Несмотря на несходство характеров, Джерид, как ни странно, оказался ее лучшим другом. И нежность его рук и губ Ноэль тоже никак не могла забыть. Джерид старый, пыталась убедить себя девушка, он слишком нудный и, к тому же, калека. Ей куда больше подходил молодой и энергичный Эндрю. Возможно, она когда-нибудь научится ценить его ласки так же, как и прикосновения Джерида.

Перед спектаклем Эндрю пригласил кузину в ресторан, где они приятно провели время за ужином. Молодой человек развлекал Ноэль рассказами о своей работе и людях, с которыми встречался в ходе деловых поездок. Эндрю, несомненно, любил общаться с людьми и получал от этого удовольствие. Ноэль же, напротив, всегда отличалась молчаливостью и некоторой замкнутостью. В этом она больше походила на Джерида, тот встречался с людьми только на работе, в оставшееся же время предпочитал одиночество. Его личная жизнь оставалась слишком личной. Он не раз намекал на какие-то темные стороны своего прошлого, но никто в семье, казалось, ничего о нем толком не знал, даже его бабушка. Ноэль безумно хотелось узнать хоть что-нибудь о прошлом Джерида. Возможно, он тоже познал бедность, как и она. Может, его искалечили во время какой-нибудь драки из-за женщины?

Нет. По словам Джерида, нога у него болит недавно и уже заживает, интересно, как именно он повредил ногу?

- Ты знаешь что-нибудь о детстве Джерида? - спросила вдруг Ноэль.

Брови Эндрю удивленно поползли вверх.

- Джерида? - Он задумался. - Ты знаешь, нет. Я уже говорил тебе, я почти ничего не знаю о своем сводном брате. Он редко здесь появлялся, и мы никогда не проводили время с ним вместе. И Джерид никогда и ни с кем не делился своим прошлым.

- Я это заметила. - Ноэль задумчиво провела пальчиком по красивому кружевному воротнику своего платья. - Это он велел миссис Пейт поехать со мной за покупками, - сказала девушка, помолчав немного. - Джерид сказал, что у меня нет приличной одежды, а ему не хотелось бы выслушивать в адрес своей родственницы нелестные замечания. - В этот момент Ноэль взглянула на кузена и заметила на его лице какое-то странное выражение. - Мне следовало бы сказать тебе об этом раньше.

- Странно, Джерид вдруг стал таким заботливым, - заметил Эндрю, прищурившись.

Значит, Джерида заинтересовала его юная дальняя родственница. И именно поэтому он так рассердился сегодня утром. Теперь все понятно Он, Эндрю, привез вчера Ноэль домой, а заметив сегодняшние пылкие взгляды брата за завтраком, Джерид догадался об их довольно близких отношениях. Выходит, от Джерида не укрылись его недвусмысленные намеки, и он попросту ревнует Ноэль? Но поняла ли это его кузина? Эндрю внимательно посмотрел на девушку. Нет. Похоже, она ни о чем еще не догадывается. Джерид напал на нее, она отплатила ему тем же. Но Эндрю понял одно - инцидент за завтраком не на шутку обеспокоил Ноэль.

Эндрю сидел за столом, задумчиво улыбаясь. Он еще никогда и ни в чем не переходил дорогу своему сводному брату. Его раздражал приезд Джерида в Форт-Уэрт, а популярность, пришедшая почти немедленно после открытия конторы благодаря его безупречной репутации адвоката, и вовсе не давала Эндрю покоя. Эндрю отличался молодостью, красотой и жизнерадостностью, но его почти никто не воспринимал всерьез, а Джерида все в городе уважали и считались с его мнением. И вчера Джериду, как всегда в последнее время, улыбнулась удача - он приехал на вечер с одной из самых красивых девушек Форт-Уэрта, и, к тому же, она отказала Эндрю в свое время.

Но вот Ноэль явно питала к нему нежные чувства, это ни для кого в семье не являлось секретом. Даже миссис Данн говорила как-то об увлечении девушки. Эндрю ликовал в душе, ибо он уже владел тем, чего Джерид только добивался. Сердце Ноэль принадлежало Эндрю.

Однако, Эндрю сам не знал, так ли ему, в самом деле, нужно расположение кузины. Ноэль, конечно, стала лучше одеваться, Эндрю считал ее хорошенькой, и ему нравилось с ней общаться. Но ее вспыльчивый характер, упрямство, а особенно, совершенно непонятное Эндрю желание копаться в земле, чего леди никак не могут себе позволить, настораживали молодого человека. Он мог, конечно, заставить ее измениться по своему усмотрению, если бы захотел вдруг на ней жениться. Но Эндрю не исполнилось еще и тридцати, и о женитьбе в ближайшем будущем он даже и не помышлял.

Взгляд Эндрю переместился на грудь кузины и там задержался, хотя мужчина и делал вид, будто рассматривает свой хрустальный бокал. Интересно, каково заниматься с Ноэль любовью? А она, при ближайшем рассмотрении, даже очень ничего. Холостяку, на самом-то деле, позволительно немного развлечься. И насолить тем самым Джериду, это больше всего интересовало Эндрю.

- Откуда бы ни взялось это платье, ты выглядишь в нем просто великолепно, - одобрительно сказал Эндрю девушке.

Ноэль улыбнулась.

- Спасибо, Эндрю. И ты тоже очень красив в этом костюме.

Пригладив усы, Эндрю смерил кузину изучающим взглядом.

- Но когда в следующий раз тебе понадобится что-нибудь из одежды, позволь оплатить счет мне.

- Эндрю!

- Ты не должна принимать подношения от моего сводного брата, мне это не нравится, - продолжил молодой человек. - Мы живем, конечно, в его доме. Но за тебя я несу ответственность, я, а не он. Я принял на себя эту ответственность, когда пригласил тебя жить со мной и моей бабушкой.

- Да, и я очень признательна тебе за то… - начала девушка.

- Позволь мне закончить. - Эндрю казался очень серьезным. - Джерид без ума от мисс Дойл, - солгал молодой человек, внимательно наблюдая за выражением лица кузины. - И я думаю, в конце концов, он женится на ней. Поэтому-то он не должен делать ничего предосудительного. Пойми, Ноэль, принимать одежду от мужчины, обрученного с другой женщиной, просто неприлично

Девушка покраснела. Ее рука взметнулась к горлу. Джерид не говорил ей ни о какой помолвке. И после этого он еще обнимал и целовал ее. Лицо Ноэль окаменело. 3начит, с его стороны это оказалось всего лишь игрой? Последнее приключение перед тем, как подарить мисс Дойл кольцо?

- Джерид рассердился, ведь я оскорбила мисс Дойл, напомнив ей о скандале, затрагивавшем и ее имя, - произнесла девушка, размышляя вслух. - Но мисс Дойл напала на меня первая.

- Скорее всего, она приняла тебя за свою соперницу, - усмехнулся Эндрю. - Подумать только, тебя, дальнюю кузину Джерида. И мою, конечно.

Всего- навсего, его кузину. Ноэль представила Джерида с той красивой женщиной. Она отчетливо увидела, как он сжимает ее в своих объятиях, целует, как еще вчера целовал ее, Ноэль, заставляя стонать от неведомого до сих пор чувства. Девушка судорожно перевела дыхание. При воспоминании о вчерашнем вечере она вдруг ощутила жар во всем теле. Джерида, возможно, и не назовешь человеком импульсивным, но с женщинами он явно умеет обращаться, чего с первого взгляда на него и не скажешь. И с одной женщиной мужчина, естественно, никогда не приобретет такого опыта. Даже столь наивная девушка, как Ноэль, это понимала.

- Джерид говорил тебе об этом… он собирается жениться на мисс Дойл? - спросила девушка Эндрю, стараясь скрыть волнение.

Он сидел, уставившись в тарелку.

- Конечно

Ноэль ощутила неприятную пустоту в душе. Она не имела на Джерида никаких прав. И все-таки Ноэль питала к нему какие-то чувства, хотя и не понимала, какие. Джерид относился к ней по-дружески. Вот, наверное, и все. Ведь она влюбилась в Эндрю, причем, с первого взгляда.

Ноэль подняла глаза и внимательно посмотрела на красивое лицо Эндрю. Он очень красив, подумала девушка, и с ним интересно. Но почему, когда Эндрю прикасается к ней, она вообще ничего не испытывает?

- Мы ведь хорошо с тобой ладим, правда? - спросил Эндрю, улыбаясь.

Ноэль кивнула. Эндрю был прав. Они никогда не ссорились, не спорили и не сцеплялись друг с другом, как кошка с собакой. Такое могло произойти у нее только с Джеридом.

- Думаю, мы прекрасно подходим друг другу, - заметил Эндрю. - Время покажет. А теперь заканчивай поскорее свой десерт, моя дорогая, иначе мы опоздаем к началу спектакля.

* * *

На сцене выступала труппа из Нью-Йорка, и игра актеров заставляла Ноэль то смеяться, то плакать. В афише спектакль назывался комедией, но девушка нашла в нем и серьезные моменты. Она восторженно следила за игрой актеров и думала о том, как этот спектакль понравился бы Джериду. Эндрю, похоже, тоже наслаждался, но на душещипательные сцены он попросту не обращал внимания. Уж чувствительным человеком его никто бы не назвал. Скорее всего, служба в армии не прошла для Эндрю бесследно.

Джерид упоминал как-то о конной полиций Техаса. Интересно, подумала Ноэль, кем еще в прошлом успел побывать Джерид, сколько опасностей ему пришлось пережить? Внезапно девушку осенило, и она резко вскинула голову. Джерид служил в конной полиции. А значит, он должен уметь пользоваться оружием, ездить верхом и владеть приемами рукопашного боя. Как она не догадалась об этом раньше? Она никогда не задумывалась всерьез над словами Джерида. И называла его тряпкой. Щеки Ноэль пылали.

- В чем дело? - спросил Эндрю, когда спектакль закончился, и они с кузиной вышли из театра. - Ты стала вдруг такой грустной.

- Я просто задумалась. - Девушка посмотрела на Эндрю. - Джерид умеет держаться в седле? - спросила она вдруг.

Эндрю страшно развеселил вопрос девушки, и он раскатисто засмеялся.

- Умеет ли Джерид держаться в седле? Господь с тобой, да ведь он совсем недавно упал с лошади и сломал себе ногу!

- Так сказал тебе он сам? - не отступала Ноэль.

Эндрю пожал плечами.

- Нет. Но это вполне логично. Как еще можно объяснить его хромоту? Джерид всю жизнь прожил в городе и, как сказала бабушка, недавно вел какое-то дело в Нью-Мексико. Возможно, до здания суда ему пришлось ехать верхом, и лошадь его сбросила.

Никакая лошадь Джерида не сбрасывала, в этом Ноэль не сомневалась. Но она промолчала и только улыбнулась недальновидности кузена.

- Да, конечно, - согласилась девушка. - Мне очень жаль, я зря поссорилась с твоим братом и должна относиться к нему с большим почтением. Ведь он так много сделал для меня. А еще мне следует извиниться перед мисс Дойл. - На лице Ноэль появилось мрачное выражение. - Если она станет членом нашей семьи, к ней тоже придется относиться с уважением.

- Мисс Дойл очень красива.

Ноэль с грустным видом кивнула.

- Да, очень. - Она с болью думала о Джериде и этой женщине.

* * *

Когда Эндрю и Ноэль вернулись домой, было еще не слишком поздно. По голосам, доносившимся из-за закрытой двери столовой, Ноэль поняла, что в доме гости. Она собралась войти в столовую, но Эндрю схватил ее за руку и потащил в противоположную сторону.

Приложив к губам указательный палец, он заговорщицки улыбнулся.

Молодой человек затащил кузину в гостиную и закрыл дверь, с усмешкой глядя в непонимающие глаза девушки.

- Тебе хочется посидеть и послушать какие-нибудь сплетни?

- Вообще-то, нет, - призналась Ноэль и тоже улыбнулась.

- Вот и хорошо. Хочешь ликера?

- Да, пожалуйста.

Пока Эндрю наливал Ноэль ликер, она старалась не оглядываться по сторонам и не вспоминать о вчерашней ночи и том, как она оказалась здесь перед Джеридом; практически, в дезабилье.

Когда же кузен протянул девушке маленькую рюмку с ликером, ей пришлось сделать над собой усилие и не думать о порыве страсти, захватившем ее в объятиях Джерида.

Себе Эндрю налил немного бренди. Пока Ноэль пила ликер, прохаживаясь перед стеллажами с книгами и рассматривая их названия, он подогревал бокал со спиртным в ладонях.

- Здесь много юридической литературы, - заметила девушка.

- Да. Большую часть книг Джерид перевез в контору, остальные же оставил здесь. Мне пришлось даже несколько потеснить мою коллекцию первоизданий, так как книги Джерида не умещались на полках, - недовольно пробормотал Эндрю.

- Первоиздания? И что это за книги? - спросила Ноэль с живым интересом.

- Не имею об этом ни малейшего представления - ответил Эндрю, широко улыбаясь. Я приобрел их по случаю, вот и все. Ненавижу тратить время на чтение книг.

- Тратить время?!

Молодой человек пожал плечами.

- Я человек действия, моя дорогая, - напомнил он Ноэль, - а не какой-нибудь книжный червь.

Эндрю, несомненно, имел в виду Джерида.

В этом Ноэль не сомневалась, но ничего не ответила.

Эндрю долго и пристально смотрел на кузину. Наконец, он отставил свой бокал с бренди и забрал у Ноэль ее наполовину выпитую рюмку с ликером. Поставив рюмку на столик, Эндрю потушил свет и притянул Ноэль к себе.

То же самое делал вчера ночью и Джерид. Но тогда Ноэль сама тянулась к нему, а теперь, когда ее обнимал Эндрю, она ничего не чувствовала. Абсолютно ничего.

- Не волнуйся, - прошептал Эндрю и улыбнулся, наклоняясь и пытаясь поцеловать кузину. - Тебя больше никто не обидит. Мне так нравится вкус твоих губ, Ноэль. Я так волнуюсь, сжимая в объятиях такую невинную девушку, как ты.

Ноэль хотела что-то возразить, но Эндрю прильнул жадным поцелуем к ее губам, уверенный в собственной неотразимости.

Губы Эндрю оказались теплыми и влажными, и Ноэль совсем не нравилось, как настойчиво его язык раздвигает ее губы. Возможно, солдатом Эндрю оказался и не плохим, но вот любовником - явно никудышным.

Ноэль уперлась руками в грудь кузена. Когда она воспротивилась Джериду, тот немедленно отпустил ее, но Эндрю оказался вылепленным совсем из другого теста. Он прижал девушку к себе обеими руками и еще сильнее впился в ее рот. Одну руку Эндрю быстро опустил вниз, задрал подол юбки Ноэль и попытался нащупать ее бедро. Вскоре он уже добрался до того места, где кончались чулки кузины, удерживаемые подвязками, и начинались ее муслиновые, в оборках, панталоны.

Едва не задохнувшись от неожиданности, Ноэль попыталась оттолкнуть молодого человека, но он продолжал задирать ее юбку все выше и выше.

- Расслабься, - прошептал он хрипло - Расслабься, тебе нечего… бояться.

В следующее мгновение Эндрю резко нагнулся и припал губами к груди девушки.

Ноэль отчаянно пыталась вырваться из назойливых объятий кузена, а он продолжал шарить у нее под юбкой и мокрым ртом целовать ее грудь. В этот момент дверь гостиной неожиданно открылась.

Их застигли врасплох. Миссис Данн и миссис Харди, решившие найти историю Форт-Уэрта и прочитать в ней статью о так называемых Дочерях Американской Революции, замерли на пороге и при свете, проникающем из холла, разглядели картину, приведшую их в ужас и заставившую широко открыть рты от изумления. В гостиной царил полумрак, и почтенные дамы не смогли разглядеть Эндрю, однако Ноэль они увидели сразу. Тусклый свет, льющийся из холла, отчетливо выхватил из темноты фигуру мужчины, припавшего к груди девушки, и ее задранную юбку.

И в это же время, словно нарочно, в холл вышел Джерид. Он стоял в дверях кабинета и ясно видел силуэты молодых людей, вырисовывающиеся на фоне окна. Поймав на себе взгляд Джерида, Ноэль подумала, что сколько ей отпущено жить, столько она не забудет этого взгляда.

Эндрю, стоявший спиной к дверям, скользнул в тень, а Ноэль так и осталась стоять на месте, словно преступник, застигнутый врасплох. Отступать было уже поздно

- Я сейчас вам… все… объясню, - с трудом подобрала слова миссис Данн.

Она потащила ошарашенную миссис Харди за собой так быстро, что та даже не успела заметить Джерида, только что вышедшего в холл. Приглушенные натянутые голоса женщин еще какое-то время слышались в холле, потом дамы вышли на террасу и закрыли за собой дверь.

Когда голоса начали удаляться, Эндрю вышел из тени и остановился, как вкопанный, пригвожденный к месту убийственным взглядом своего сводного брата.

- Джерид, - Эндрю нервно хихикнул и всплеснул руками. - Надеюсь, ты понимаешь. В момент страсти мы забыли обо всем на свете.

Джерид молчал. Он не сказал ни слова, а только смотрел на Ноэль. Та так и не решилась поднять на него глаза.

- Это просто недоразумение, - продолжил Эндрю суетливо, поглядывая на Ноэль глазами, полными паники. Его обычно бледное лицо стало пунцовым, и выглядел он весьма испуганным. Эндрю никогда не думал, что его могут застать при столь скандальных обстоятельствах, и к тому же с женщиной, вовсе не желающей его объятий. - Ноэль, скажи же ему! - взмолился он.

Девушку трясло от отвращения, потрясения и испуга.

- Это всего лишь… случайность, - выдавила, наконец, она.

- И за нее вам обоим придется заплатить, - произнес Джерид таким же ледяным, как и его глаза, голосом. - Я не позволю, чтобы в связи с этим скандалом имя моей бабушки склоняли на всех перекрестках. Вам хорошо известно, миссис Харди - великая сплетница. И если вам так уж приспичило развлечься друг с другом, вы могли хотя бы удостовериться в том, что вас не обнаружат.

Никогда еще Ноэль не оказывалась так близка к обмороку, как в эту минуту. Ее лицо стало белым, как бумага. Как ни старалась, она не смогла выдавить из себя ни слова. Эндрю имел и вовсе затравленный вид.

- И что же нам теперь делать? - робко спросил он.

- Что делать? Жениться! - произнес Джерид безжалостным тоном. Он улыбнулся, но улыбка эта походила, скорее, на оскал. - И чем скорее, тем лучше!

- Жениться?! Но я не могу жениться на Ноэль! - выпалил Эндрю на одном дыхании. Посмотрев на кузину, он поморщился. - Прости меня, Ноэль, но об этом не может быть и речи. Ведьмы с ней родственники. Да, родственники! И это кровное родство. Начнутся разговоры.

- О, разговоры, конечно же, начнутся, - согласился с братом Джерид. Он стоял, не двигаясь. - Но тебе все же придется это сделать, в противном случае, ты пойдешь к алтарю под дулом пистолета. - В этот момент Джерид выглядел очень грозно, никто не усомнился бы в его решимости довести начатое дело до конца.

Эндрю, явно недооценивавший способности своего старшего брата, оказался загнанным в угол без всякой надежды на спасение. Ему совсем не хотелось жениться на Ноэль, но Джерид выглядел просто устрашающе.

- Ты скомпрометировал девушку, - осуждающе произнес Джерид.

Эндрю уставился на брата, не понимая, куда тот клонит. Но потом он все же сообразил. Джерид подумал, будто Эндрю обесчестил Ноэль, а их сегодняшнее разоблачение только подтвердило интимность их отношений.

Эндрю вмиг ощетинился. Его не заставят жениться насильно. Не заставят!

- Разве можно испортить сорванный уже цветок? - с притворным негодованием закричал он.

Ноэль изумленно открыла рот.

- Эндрю! - возмутилась она. - О, как ты можешь? Как тебе не стыдно сочинять обо мне столь мерзкие вещи?

- Прости меня, Ноэль, но когда мужчину принуждают жениться против его воли, он должен быть честным, - ответил Эндрю несколько натянуто. На какой-то миг в глазах Джерида мелькнула неуверенность, и молодой человек продолжил уже с большим воодушевлением: - Я не женюсь на ней, - произнес он, обращаясь к Джериду. - Моей женой должна стать невинная девушка, а не испорченная. Ведь, в конце концов, она многое мне позволяла. Моя кузина - ни кто иная, как потаскушка…

Эндрю не дал договорить кулак Джерида.

Молодой человек рухнул навзничь, как подкошенный. Джерид медленно подошел к брату и посмотрел на него тем немигающим тяжелым взглядом, однажды уже лишившим Эндрю мужества.

- Джерид, нет! - закричал молодой человек, закрывая лицо обеими руками.

- Встань, - холодно бросил ему Джерид. Он стоял над братом, сжав кулаки.

Откатившись в сторону, Эндрю вскочил на ноги и спрятался за стол. В эту минуту он вовсе не походил на героя войны. Он, скорее, стал похож на испуганного мальчишку, убегающего от школьного учителя.

Ноэль направилась к лестнице.

- Вернитесь, - ледяным тоном произнес Джерид.

Но девушка не остановилась и даже не обернулась. Она решительно взялась за перила.

- Я не выйду замуж за Эндрю, - сказала Ноэль, наконец, все так же не поднимая глаз. - Он лжет. У меня ничего не было ни с ним, ни с каким другим мужчиной. Все, только что здесь случившееся, произошло против моей воли.

- Весьма удобная отговорка, - презрительно процедил Джерид. - Но мне-то лучше знать, - многозначительно прибавил он, наблюдая за тем, как напряглась девушка, когда он намекнул на ее пылкость. - Но это вас не спасет. Вы выйдете замуж за Эндрю, или я вышвырну вас обоих из своего дома.

- Вам не придется вышвыривать меня отсюда, - безжизненным голосом произнесла девушка, чувствуя себя смертельно оскорбленной. - Я сейчас же соберу свои вещи. Мой дядя не откажет мне в приюте.

Ноэль стала быстро подниматься по лестнице. Джерид не должен увидеть ее слез. Грязная ложь Эндрю ухудшила ее и без того безвыходное положение. И теперь миссис Харди есть о чем порассказать местным кумушкам. Бедная миссис Данн. Она-то уж точно не заслужила такого позора.

ГЛАВА 10

Ноэль еще никогда не чувствовала себя столь ужасно Эндрю назвал ее женщиной легкого поведения, а Джерид поверил в ее готовность отдаться любому мужчине. И миссис Данн наверняка не станет с ней больше разговаривать. Но самое ужасное, пожалуй, заключалось в том, что известная сплетница миссис Харди начнет теперь распускать по городу слухи о моральном падении Ноэль и расскажет об этом каждому встречному и поперечному.

Уложив в саквояж свои нехитрые пожитки, девушка с тоской взглянула на красивые вещи, купленные на деньги Джерида, они так и остались висеть в шкафу. Ноэль не хотела ничего брать от человека, считавшего ее падшей женщиной. Он не стал даже выслушивать ее объяснения. Джерид поверил в трусливую ложь Эндрю, в ее виновность. Презрение Джерида Ноэль воспринимала даже больнее, чем потерю своего доброго имени.

Одетая в старенькую белую блузку с черной юбкой и широкополую черную шляпу, Ноэль накинула плащ, вышла из комнаты, которую столько месяцев считала своей и спустилась вниз.

Эндрю не показывал носа из своей комнаты.

Должно быть, он спасал сейчас щеку, разбитую Джеридом. Брат Эндрю, презиравший ее, все-таки встал на ее защиту, девушка этого никак не ожидала, но радовалась, что подлец Эндрю получил по заслугам, хотя, конечно, и не сполна. Ноэль боготворила кузена до тех пор, пока ее не поцеловал Джерид. Как странно, подумала девушка, она мечтала об Эндрю, но все же ей хотелось, чтобы именно Джерид окружил ее своей заботой и вниманием. Какую же трагедию она пережила и только тогда поняла, что Эндрю вовсе не тот человек, о ком она мечтала!

С высоко поднятой головой девушка направилась прямиком к входной двери и решительно открыла ее. У нее не было ни денег, ни билета на поезд, ни определенных планов на будущее. Она могла поехать только к дяде, но не знала, как туда добраться. Но Ноэль была слишком горда и не хотела обращаться за помощью к кому-либо из этой семьи. Если придется, она готова работать официанткой или кухаркой, а может, наймется к кому-нибудь экономкой и заработает себе на билет до Восточного Техаса. Она, скорее, умрет с голода, но ни за что на свете не обратится за помощью к Джериду.

Но, как только Ноэль открыла дверь и шагнула в ночь, чья-то сильная рука стальными тисками сжала ее плечо и втащила обратно в дом. Саквояж Ноэль полетел на пол, а дверь с шумом захлопнулась.

Девушка отшатнулась от Джерида, испепеляя его зелеными, горящими ненавистью глазами.

- Не дотрагивайтесь до меня!- прошипела она.

- Почему же вы отказываете мне в том, что охотно раздаете другим мужчинам? - едко спросил Джерид, все еще не в силах забыть картину, увиденную в гостиной всего несколько минут назад.

Ноэль потерла плечо, за которое ее так грубо схватил Джерид, и посмотрела на него с осуждением.

- Эндрю оболгал меня, - проговорила она ровным голосом. - Я не подавала ему никакого повода. Напротив, я пыталась вырваться из его объятий. Или вы думаете, я стала бы приветствовать столь вульгарные выходки мужчины? - Но потом девушка вспомнила, как жадно она принимала ласки Джерида и густо покраснела.

Джерид же решил, что Ноэль покраснела от стыда, и недоверчиво прищурил свои светлые голубые глаза. Он сверлил девушку немигающим, тяжелым и пугающим взглядом.

- С какой легкостью вы лжете, - заметил он низким мягким голосом. - Да, все, без исключения, женщины вероломны. А я уже почти забыл об этом.

Ноэль встала, подбоченясь.

- Можете думать, все, что вам заблагорассудится, мистер Данн, - произнесла она запальчиво. - А теперь я хочу уйти.

- Куда? - сердито спросил Джерид. - Тем более, посреди ночи и без денег.

- Я их заработаю.

Джерида взбесило достоинство, с каким держалась эта гордячка. Как ни старался, он не мог забыть сцену, увиденную в гостиной. Всякий раз, когда мужчина начинал об этом думать, он все больше ненавидел и Ноэль, и своего сводного брата. И все же, он не мог понять, почему это так сильно его задело.

- И где, интересно, вы собираетесь заработать деньги? - спросил Джерид язвительно. - В борделе?

За возмущенным возгласом девушки последовал стремительный взмах ее руки, но Джерид успел вовремя перехватить ее. Ноэль так еще ни разу и не удалось залепить пощечину этому высокомерному типу. У Джерида оказалась неправдоподобно быстрая реакция.

Он опустил руку девушки вниз.

- Вы когда-нибудь уясните для себя? - проворчал он. - Уважающая себя леди никогда не станет драться, как уличный мальчишка.

- А я - не леди, - ответила Ноэль, задетая словами мужчины, - также, как и вы - не джентльмен.

Глаза ее застилали слезы боли и обиды, но гордость не позволяла им скатиться по щекам. Ноэль все шире и шире раскрывала глаза, стараясь сдержать горькие слезы.

Но Джерид все же заметил влажный блеск глаз девушки, и ему стало стыдно за свои обидные слова. Она ведь любила Эндрю. Все об этом знали. Эндрю же соблазнил ее, после чего попытался выставить в роли легкомысленной потаскушки. Джерида это взбесило, но все же он не мог поверить словам брата. Девушка имела нежную и страстную натуру, но когда Джерид впервые прижал ее к своей груди, то сразу понял, что она еще невинна, как младенец. И что бы ни произошло у них с Эндрю, это произошло, скорее всего, совсем недавно, так как ту робкую, испуганную девочку, которую Джерид только вчера вечером целовал, никто не назвал бы падшей женщиной.

Обуреваемый желанием схватить Ноэль за плечи и вытрясти из нее правду, Джерид поспешил спрятать руки в карманы.

- Мне теперь безразличны все ваши оскорбления, - произнесла девушка хрипло - Ведь Эндрю, кажется, уже определил, кто я такая. Возможно, как вы думаете, я и впрямь годна только для борделя… - Голос Ноэль дрогнул, и по щеке ее покатилась слеза.

Это стало для Джерида последней каплей. Тихо застонав, он потянулся к девушке, крепко обнял ее и прижал к своей широкой груди.

- Я не могу видеть, как вы плачете, - скрипя зубами, проговорил он Ноэль на ухо. - Перестаньте.

Девушка ударила его кулачком в грудь, злясь на себя за горькие предательские слезы.

- Я не… падшая женщина, - выговорила, наконец, она.

- Ради Бога! - Джерид прижал голову девушки к своей груди. - Разве я это говорил? - растерялся он.

- Вы же сказали, я гожусь только для борделя, - жалобно произнесла Ноэль.

Мужчина тяжело вздохнул.

- Ноэль, - только и сказал он. Его щека коснулась щеки девушки. - Ноэль, - прошептал он хрипло - Я вовсе не то имел в виду.

Джерид сжимал девушку в объятиях до тех пор, пока она не перестала всхлипывать. Потом он протянул ей носовой платок и задумчиво смотрел, как она вытирает слезы. Джерид снова опустил руки в карманы и продолжал, не отрываясь, глядеть на Ноэль.

Ей не нравился столь пристальный взгляд мужчины. Ноэль не знала, о чем он в эту минуту думает. Джерид не считал ее женщиной легкого поведения, зачем же тогда он намекал на бордель? И все же, мнение Джерида о ней теперь изменилось. Это Ноэль знала наверняка.

- Я не должен был так поступать, - заговорил, наконец, Джерид, вновь взяв себя в руки, неожиданные слезы девушки чуть не лишили его самообладания. - Ваши отношения с Эндрю, в конце концов, - ваше личное дело. Но вы оба станете завтра же источником грандиозного скандала. Миссис Харди расскажет всему городу, как застала вас в комнате наедине с Эндрю и, практически, в нижнем белье. Она, конечно же, приукрасит свой рассказ, и, в конечном итоге, окажется, что вас с Эндрю обнаружили в постели.

Девушка прикусила нижнюю губу и вздернула подбородок.

- Вы одолжите мне денег на билет до Галвестона? - с достоинством поинтересовалась она.

- Вы хотите сбежать, не так ли? - спросил Джерид. - А что станет с моей бабушкой? Вы подумали, как она сможет пережить весь этот скандал, в то время как вы благополучно уедете отсюда?

- Я не хочу выходить замуж за Эндрю, - резко бросила девушка. - Он лгун!

- Ну, и что из того? - взорвался Джерид.

Его светлые голубые глаза неумолимо сверлили Ноэль. - Вы же его боготворите, это всем известно! Я не могу презирать вас за потворство своим чувствам, раз уж Эндрю отвечает вам, взаимностью.

- Но у нас ничего не было! - вскричала Ноэль. - Джерид, он…

- Я не желаю больше ничего знать, - устало произнес мужчина. - Сами разбирайтесь в своих отношениях. Но пожениться вы просто обязаны. В противном случае, поднимется неслыханный скандал. У моей бабушки больное сердце, и я не позволю, чтобы о ней пошла дурная слава в связи со всем этим. Думаю, вы уже имеете некоторое представление о том, какое влияние оказывают на бабушку сплетни.

Он намекает на мою работу в саду, с тоской подумала девушка. Да, она знала, как переживала миссис Данн, когда миссис Харди разносила по городу свеженький слушок, касающийся их семьи.

- И все-таки, я не желаю выходить замуж за Эндрю, - упрямо повторила Ноэль.

Джерид холодно рассмеялся.

- О вашем желании никто и не спрашивает.

Девушка изо всех сил стиснула руки.

- Вы говорите с такой непреклонностью, - сказала она, поднимая глаза на мужчину. - А сами целовали меня, хотя помолвлены с мисс Дойл.

Джерид удивленно вскинул брови.

- Я помолвлен? - воскликнул он.

В этот момент дверь гостиной открылась, и в холл вышел Эндрю. На его покрасневшем лице лежала печать мрачности. Через открытую дверь Ноэль увидела сидящую на диване миссис Данн, печальную и сломленную горем.

Сердито посмотрев на брата, Эндрю потрогал свою разбитую щеку.

- Вовсе не стоило меня бить, - плаксиво протянул он.

Джерид, все еще злясь на брата, угрожающе повернулся к нему, и тот невольно попятился

- Не стоило? - спросил он, кивнув в сторону бабушки. - Это ты так считаешь? Ты опозорил нас. У тебя порядочности не больше, чем у похотливого кабана!

Эндрю резко выдохнул.

- Ты не имеешь права так со мной разговаривать!

- Я имею право. Это мой дом, - напомнил ему Джерид. - А кто такой ты, маленький напыщенный слизняк?

Лицо Эндрю стало и вовсе пунцовым. Он неприязненно посмотрел на кузину.

- Она меня соблазнила, - пробурчал Эндрю и отвел глаза, стараясь не встречаться с девушкой взглядом.

- И ты не смог перед ней устоять, - закончил за брата Джерид.

- Нет, не смог. Она ведь смазливенькая, - признался Эндрю. - Она же, буквально, не давала мне прохода. И все время не отводила от меня глаз. Разве смог бы мужчина не ответить на чувства такой очаровашки?

На этот раз Эндрю говорил правду, это знали и Джерид, и Ноэль. Она хотела возразить, что в последнее время кузен нравился ей все меньше и меньше, но непреклонное выражение лица Джерида ее остановило. Он мог ее успокоить, но, увы, он ей не верил.

Ноэль с негодованием уставилась на Эндрю. Его объяснение прозвучало столь естественно. Хотя все обстояло вовсе не так. Он силой затащил ее в гостиную, а теперь все отрицает. Джерид, конечно же, ей не верит. А почему он должен ей верить? Джерид не испытывает к ней никаких чувств, кроме, разве что, небольшого физического влечения. Ему ведь не мешают спать никакие угрызения совести за вчерашние поцелуи в гостиной. А когда то же самое сделал Эндрю, Джерид пришел в ярость. Ноэль едва ли могла объяснить столь странное поведение мужчины.

- Ты не можешь не согласиться, этот брак стал бы серьезной ошибкой, - заканючил Эндрю, взывая к жалости своего брата. Потом он, хихикнув, сморщился. - К тому же, все ограничилось только одним поцелуем.

- Но ты сам намекнул на нечто большее, - напомнил брату Джерид.

Эндрю нервно откашлялся. Он не мог признаться в собственной лжи, не хотел он ухудшать и без того плачевную для себя ситуацию.

- Я всего лишь человек, и ничто человеческое мне не чуждо, - ответил он, пытаясь хоть как-то спасти свою репутацию.

В глазах Джерида ясно читалось глубокое презрение к своему претенциозному братцу. Эндрю напускал на себя важный вид героя войны, в то время как Джерид прекрасно знал - на Филиппинах его брат занимался ни чем иным, как бумажной работой, а на поле боя нога Эндрю никогда и не ступала. Джерид молчал, предпочитая не вмешиваться в дела брата, взявшегося играть роль бывалого солдата. Но Ноэль и другие женщины воспринимали этого самодовольного, важничающего человека всерьез, в конечном итоге, это обернулось для Ноэль бедой.

- Я не могу на тебе жениться, - сказал Эндрю кузине. - Прости. Ты, конечно, очень хорошенькая и очень даже мне нравишься, но свою будущую жену я вижу совсем не такой. К тому же, я ухаживаю за мисс Бил, - напомнил Эндрю девушке и, покосившись на Джерида, недовольно поморщился.

- И, несмотря на это, ты играл чувствами Ноэль - осуждающе поинтересовался Джерид.

- Но она сама это приветствовала, - возмутился Эндрю. - Я не должен был, конечно, это говорить, но Ноэль дразнила меня до тех пор, пока я, наконец, не выдержал. Ты ведь сам мужчина, Джерид, и должен меня понять.

Джерид выгнул бровь. Его брат рассуждал, возможно, и здраво. Но Джериду не нравилась его решимость свалить всю вину на Ноэль и оставить ее в беде. Дело же могло принять очень серьезный оборот. Если в ближайшее время в их доме не сыграют свадьбу, скандал разыграется неслыханный.

- Я уеду в Даллас, поработаю там в филиале нашей фирмы,- объявил Эндрю. - Я очень легко могу это устроить. И, возможно, когда я уеду, слухи немного поутихнут.

- Ты так думаешь? - насмешливо спросил Джерид.

Молодой человек решительно кивнул и, осторожно обойдя брата, быстро направился к двери. На Ноэль он так и не посмотрел.

Когда дверь за Эндрю закрылась, в холле остались только Джерид и Ноэль. Вскоре из гостиной к ним вышла подавленная, притихшая миссис Данн.

- Что будем делать? - почти простонала она. - Миссис Харди возмутилась до крайности. Она всем расскажет об увиденном сегодня в нашем доме. К тому же, Эндрю сбежал куда-то посреди ночи!

- Остается только один выход, - произнеся эти слова, Джерид посмотрел на Ноэль, и напряжение его стало еще заметнее. - Я сам женюсь на Ноэль.

- Никогда! - воскликнула девушка. - Я не выйду за вас замуж даже в том случае, если вы осыплете меня с ног до головы золотом!

Джерид молча посмотрел на девушку, задумчиво вскинув бровь.

- Да, - согласилась миссис Данн, не обращая внимания на покрасневшую от возмущения Ноэль. - Да, это стало бы идеальным решением, Джерид. В принципе, миссис Харди видела одну только Ноэль. Эндрю стоял в тени, спиной к двери. Тебя же миссис Харди не заметила вообще, так как ты вышел в холл уже после всего случившегося. Свет в комнате не горел, и она не успела толком рассмотреть детали. Когда же я проводила ее до входной двери, ты уже зашел в гостиную и закрыл за собой дверь. - Рассуждая вслух, старушка кивала головой. - Да, мы могли бы убедить миссис Харди в том, что она видела с Ноэль тебя, а не Эндрю!

- Не имеет значения, кто и что подумает, я не собираюсь выходить за вас замуж! - возмущенно заявила девушка, хотя сердце ее в этот момент бешено заколотилось при мысли о возможности стать женой Джерида.

Мужчина надменно вскинул голову.

- У вас нет другого выхода, - процедил он. - Ведь именно вы втяну ли нас в эти неприятности!

- Я же ни в чем не виновата! Эндрю сказал неправду, - не сдавалась Ноэль. Она гневно топнула ногой. - Ну, почему вы мне не верите? Он меня вынудил к этому!

- Вы же сами на это напросились, - спокойно ответил Джерид, и в его голубых глазах полыхнул опасный огонек. - Вы столько времени следовали за ним тенью, делали за него по ночам его работу, ловили каждое его слово, с обожанием смотрели на него. Он ведь мужчина. Чего же вы от него еще ожидали?

Ноэль содрогнулась от отвращения, вспомнив, как Эндрю целовал ее влажными губами.

- Даже если я в чем-то и виновата, Эндрю не имел права называть меня распутной женщиной! - воскликнула девушка. - Он - подлец!

- К чему эти никому не нужные препирательства? - холодно прервал ее Джерид. - Как только все приготовления к свадьбе закончатся, вы выйдете за меня замуж.

- Но почему вы так хотите принести себя в жертву? - вскричала Ноэль. - А если ваша драгоценная мисс Дойл вскроет себе вены, узнав о вашем вероломстве?

- Мисс Дойл не должна вас заботить, - спокойно заметил Джерид. - Вы обязаны знать, я сделаю все возможное и невозможное, но постараюсь оградить мою бабушку от неприятностей и сердечной боли.

Ноэль посмотрела на старушку, и от ее злости постепенно не осталось и следа. Бедная миссис Дани стала белее мела, а ее сухонькая фигурка сгорбилась еще сильнее обычного. Да, миссис Харди постарается разжечь из случившегося грандиозный скандал.

Джерид увидел выражение лица девушки и понял, что победил. Он не мог позволить грязным сплетням свести его бедную бабушку в могилу. Она всю жизнь оставалась для него якорем спасения, символом надежды. Джерид ради бабушки был готов на все, даже жениться на такой испорченной голубке, как Ноэль.

Он вспомнил тот день, когда впервые поцеловал ее, и сердце его заныло. Тогда она светилась невинностью. Но она увлеклась Эндрю, а не им, Джеридом. И, судя по фамильярности брата в отношениях с девушкой, она уже успела побывать в его постели. Джерид думал об этом с нестерпимой болью.

- Это не так уж и ужасно, Ноэль, - попыталась успокоить девушку миссис Данн. - Ты должна спасать свою репутацию. И нашу тоже. Ведь этот скандал может сказаться также и на карьере Джерида.

Об этом Ноэль как раз и не подумала. Джерид мог быть хорошо известен в Нью-Йорке, но здесь, в Форт-Уэрте, его кapьepa только начиналась, а семейный скандал мог дорого ему стоить.

- Я забочусь не о своей карьере, - возразил мужчина. Он стоял, прислонившись к стене, усталый и раздраженный. - Прежде всего, мы должны спасти репутацию Ноэль.

Девушка стояла, потупив взор. Значит, Джерид заботится о своей бабушке и о ее репутации. Он такой внимательный и галантный, чего не скажешь об Эндрю.

Джерид выпрямился и отошел от стены.

- Ты сможешь взять на себя приготовления к свадьбе, или мне попросить об этом моего секретаря? - спросил он бабушку.

- Боюсь, Адриану едва ли стоит это поручать. Я с удовольствием сама все подготовлю, - с достоинством ответила миссис Данн и легонько коснулась плеча девушки. - Не надо так печалиться, дитя мое. Все мы грешны. Бог простит.

Бог, может быть, и простит, а вот Джерид вряд ли, судя по выражению его лица, подумала Ноэль. Миссис Данн снова направилась в гостиную, бормоча себе под нос что-то о приглашениях и священнике.

- А ваш герой скор на ногу, не правда ли? - усмехнулся Джерид, не удержавшись от возможности уязвить Ноэль. - Он бежал, как трусливый заяц.

Девушка судорожно вздохнула.

- Он оказался подлым лицемером, - слабо откликнулась она.

- Да. Вы, впрочем, тоже хороши. Я считал вас образцом чистоты и всех добродетелей, - процедил Джерид. - Но вы, оказывается, темный ангел, Ноэль. Вы меня разочаровали.

Девушка возмущенно всплеснула руками.

- Может быть, я, действительно, сама спровоцировала столь недостойное поведение Эндрю, - натянуто произнесла она, - но я не ожидала от него подобной выходки. Можете верить в его ложь, если считаете меня неисправимой грешницей.

- Неважно, что я думаю, - ответил Джерид небрежным тоном. - Надеюсь, вы понимаете, делить постель с вами я не стану, - прибавил он уже тише, чтобы не услышала бабушка. - Несмотря на всю вашу обольстительность, я не собираюсь довольствоваться объедками своего брата.

Ноэль едва сдержала бьющую через край ярость. Она стояла, бледная и понурая, стиснув зубы и нервно теребя складки юбки.

- Можете не беспокоиться, у меня нет никакого желания вступать в близкие отношения с человеком, считающим меня шлюхой!

Джерид насмешливо склонил голову.

- Вот и хорошо, мы отлично поняли друг друга, - вежливо произнес он.

Когда мужчина повернулся и стал подниматься по лестнице в свою комнату, Ноэль долго провожала его взглядом, жалея только о том, что у нее не оказалось под рукой ничего подходящего, чем можно было бы запустить ему вслед. О, она могла бы, конечно, отказаться выходить замуж за Джерида; она могла бы уехать к дяде, в Восточный Техас. Как-нибудь она раздобыла бы денег на дорогу. Но она не хотела оставлять в столь неприглядном положении миссис Данн; этот скандал мог стоить ей жизни. Возможно, Ноэль и вправду поощряла ухаживания Эндрю, но она и не предполагала, насколько неприятными они окажутся. Ей нравились прикосновения рук и губ Джерида, она светилась счастьем, когда он сжимал ее в своих объятиях. Ноэль ожидала того же и от Эндрю. Но этот красавец блондин заставил ее испытать разве что отвращение.

Девушка никак не могла разобраться в своих чувствах, и это очень смущало ее. Ведь Джерид гораздо старше, он часто над ней подшучивал и почти всегда вел себя так, будто недолюбливал ее. К тому же, он всегда оставался угрюмым, нелюдимым и мрачным. И все же Джерид старался относиться к ней по-доброму. А такой нежностью и заботой Ноэль окружали, кроме него, разве что покойные родители.

А теперь она лишилась и уважения Джерида. Его презрение казалось столь очевидным! Он женится на ней ради спокойствия миссис Данн, принося при этом в жертву свои чувства к красавице мисс Дойл.

Ноэль с силой прикусила нижнюю губу. В какую ужасную ситуацию попали они все. И единственным решением этой проблемы оставалась свадьба, которая никому не принесет счастья.

* * *

Не откладывая дел в долгий ящик, уже на следующий день объявили о предстоящей свадьбе, и начались хлопотливые приготовления. Люди начинали шептаться всякий раз, завидев в городе Ноэль и миссис Данн. Хотя Форт-Уэрт уже стал довольно большим городом и с каждым годом разрастался все больше и больше, но почти все здесь знали друг друга, местная газета пестрела новостями о том, кто приехал в город и в какой гостинице остановился, светская же страничка изобиловала всевозможными сплетнями о жителях города. Выросший из небольшого провинциального городка, Форт-Уэрт сохранил весь его прежний уклад и нравы.

Но когда разгорается скандал, могут портиться отношения и между родственниками. Всякий раз, когда нижняя губа миссис Данн начинала дрожать от услышанной где-то безжалостной сплетни, касающейся их семьи, Ноэль страдала от угрызений совести.

Когда известие о предстоящей свадьбе появилось в местной газете «Форт-Уэрт Морнинг Реджистер», миссис Пейт вернулась домой с рынка, где покупала мясо, кофе и муку, довольно улыбаясь.

- Теперь старым злым сплетницам будет о чем почесать языки, - заявила миссис Пейт, входя на кухню, где Ноэль чистила стручки фасоли.

- Что вы имеете в виду? - не поняла девушка.

- Объявление о свадьбе. Миссис Харди берет обратно свои слова и утверждает, будто видела вас и мистера Джерида обнявшись, так пишут в газете. Вообще-то, - прибавила женщина со смехом, - в статье говорится, что когда на вас наткнулись миссис Данн и миссис Харди, мистер Данн как раз сделал вам предложение.

Ноэль взяла еще один стручок фасоли. В отличие от миссис Пейт настроение у нее нисколько не улучшилось.

- По крайней мере, теперь перестанут шептаться за спиной у миссис Данн. Досталось ей, бедняжке. Я так боялась за ее сердце.

- А я бы не стала на вашем месте так беспокоиться. Миссис Данн - стреляная птица, - с чувством произнесла миссис Пейт. - Я помню тот день, когда они впервые появились здесь с покойной матушкой мистера Джерида, - прибавила она. - Ох, и пришлось же ей натерпеться, ведь она часами сидела на клумбе со своей тяпкой.

У Ноэль вырвался изумленный возглас.

Миссис Пейт поджала губы и вопросительно посмотрела на девушку сквозь стекла очков.

- Вы, похоже, об этом не знали? В свое время эта тема стала излюбленной для местных кумушек. Миссис Данн многое пришлось пережить, вот почему она так о вас печется.

- А я просто позорно себя вела, - призналась Ноэль. - С моим приездом сюда у всех вас только прибавилось хлопот, а теперь и вовсе все в городе болтают об этой семье.

- Благодаря мистеру Эндрю, - кратко откликнулась женщина. - Подумать только, он убежал, как трусливый койот, оставив мистера Джерида расхлебывать кашу, которую сам заварил. Это так на него похоже. Мистер Джерид столько лет содержал его и ни разу ничем не попрекнул. Как-то ему пришлось даже внести за Эндрю залог и спасти его этим от тюрьмы, когда тот впутался в какое-то грязное дело

Руки Ноэль, проворно чистившие фасоль, на мгновение замерли.

- Вы ведь очень любите Джерида, правда? - спросила она.

Миссис Пейт кивнула. Над столом мерно жужжал вентилятор, обдувая женщин приятным ветерком. Яркий солнечный свет, пробиваясь сквозь занавески, заливал деревянный кухонный стол, за которым сидела Ноэль.

- Миссис Пейт, можно, я у вас кое-что спрошу?

- Конечно, дорогая моя.

- Эндрю ведь герой войны, правда? - осторожно спросила девушка.

- Он не больший герой, чем я, - последовал резкий ответ. - На Филиппинах Эндрю работал секретарем на базовом складе, - усмехнулась миссис Пейт. - Он не сделал ни единого выстрела за всю свою службу. А вернувшись домой, принялся расхаживать с гордым видом и трубить во всеуслышание о своих воинских «подвигах». Хм!

- А Джерид служил в армии?

Женщина утвердительно кивнула.

- Только он никогда об этом не рассказывает, - сказала она. - Он был в запасе и с несколькими своими товарищами служил на Кубе.

- Это там его ранили в ногу? - поинтересовалась Ноэль.

- Нет.

- А вы знаете, где?

- Да. - Экономка внимательно посмотрела на девушку. - Но об этом мистер Джерид должен рассказать вам сам. Он очень скрытный и осторожный человек. И все, что мне известно о нем, я держу при себе. Вот почему я до сих пор здесь работаю.

- Простите меня, я не хотела показаться любопытной. Просто я так мало знаю о нем.

- Ничего, после свадьбы у вас найдется время для разговоров. - Закончив распаковывать корзину с покупками, миссис Пейт посмотрела на Ноэль. - Вы должны запомнить только одно - мистер Эндрю мистеру Джериду и в подметки не годится. Мистер Джерид - не хвастун и не повеса. И он никогда не убегал от неприятностей. Никогда.

Ноэль снова занялась фасолью.

* * *

Такого красивого свадебного платья Ноэль еще никогда не видела. Она не хотела одеваться в столь роскошный наряд, но Джерид настоял на этом. Он сам выбрал это платье в журнале мод.

- Не беспокойтесь, эти старые клуши, любящие посудачить, вас не съедят, - заявил он, когда Ноэль пришла в ужас от стоимости свадебного платья, выписанного из Парижа. - Но вы наденете настоящее французское платье, причем, самое дорогое.

- Это так необходимо? - спросила робко девушка.

- Да.

Ноэль с задумчивым видом прикусила нижнюю губу.

- Я могла бы еще уехать…

- Вы никуда не поедете, разве что в церковь, - коротко отрезал мужчина.

Спустя несколько дней доставили платье, в точности соответствующее меркам Ноэль, снятым с нее местным портным. Когда девушка открыла коробку, изумлению ее не было предела - роскошное платье украшали десятки ярдов тончайшего кружева.

- Брюссельское кружево!- воскликнула миссис Данн. - О, как это красиво, Ноэль! Тебя в этом платье никто не сможет забыть.

Девушка легонько коснулась кружева. Оно казалось тонким и нежным на ощупь. Но предстоящая свадьба совсем не радовала Ноэль. Радужные детские мечты об этом событии разбились вдребезги, потеряв свой блеск, и в будущем ее ожидали лишь грусть и горечь разочарования. Брак без любви обязательно должен превратиться в сущий ад.

ГЛАВА 11

Джерид воспринимал свой предстоящий брак с теми же чувствами, которые испытывает человек, ведомый на расстрел. В угоду общественному мнению ему приходилось жениться на женщине, которую он презирал, женщине, ставшей падшим ангелом его сводного брата. Мужчина ненавидел себя за это.

Джерид знал, насколько вероломными могут быть женщины, но Ноэль, буквально, таяла в его объятиях, с пылом отвечала на его поцелуи. И, несмотря на влечение к нему, Джериду, уже на следующий день оказалась в объятиях Эндрю.

И дело вовсе не в том, что он принял это слишком близко к сердцу, твердо решил для себя мужчина. Поначалу он испытывал к девушке жалость, только и всего Нахлынувшее потом против его воли влечение к Ноэль явилось для него полной неожиданностью, но тоже ничего не изменило. Ему следовало бы проявить большую твердость и настоять на женитьбе Эндрю и Ноэль. Хотя, неизвестно почему, Джерид не мог допустить и мысли о том, что Ноэль должна стать женой его брата. Именно поэтому он и не воспрепятствовал позорному бегству Эндрю.

Нахмурившись, Джерид смотрел в окно, размышляя над своим странным поведением. Он не понимал, почему эта женщина так на него влияла. Во-первых, она гораздо моложе его, во-вторых, безнадежно влюблена в Эндрю. Она могла, конечно, испытывать влечение к Джериду, но, как оказалось позже, вела себя точно так же и с его братом. Да, Ноэль отдала свое сердце этому негодяю, и жениться на ней ему, Джериду, значило сделать большую глупость, независимо от того, закончилось бы все это скандалом или же нет. Но он не мог забыть о бабушке, напоминал себе Джерид, пытаясь найти хоть мало-мальски логичное объяснение своему решению жениться на Ноэль. Однако Джерид не хотел признаваться себе в непреодолимом желании заполучить Ноэль и придумывал массу всевозможных отговорок для успокоения собственной совести.

Размышления адвоката прервал стук в дверь.

- Мистер Данн, к вам посетитель, сэр, - сообщил Джериду его секретарь Адриан.

- Пусть войдет.

Посторонившись, Адриан пропустил в кабинет высокого чернокожего мужчину в изрядно поношенном костюме. В руках негр держал шляпу, а во взгляде его читались усталость и какая-то озабоченность. Но он не стал ни виновато опускать глаза, ни извиняться за нежданный визит.

- Вы мистер Данн?

- Да.

- Меня зовут Брайан Кларк, - представился мужчина. - Я хочу, чтобы вы меня защищали.

- По какому делу?

Незнакомец с достоинством вскинул голову.

- По делу о разбойном ограблении сэр. Меня в любую минуту могут арестовать.

Брови Джерида удивленно поползли вверх.

За дверью послышался какой-то шум, чьи-то приглушенные голоса, которые, казалось, приближались, хлопанье дверей. Спустя некоторое время раздались голоса в приемной, уже более громкие. Вслед за этим последовал нетерпеливый стук в дверь.

Дверь распахнулась, и в кабинете оказались офицер полиции в форме и представитель сыскной полиции. Этим преступлением занималась городская полиция, так как ограбление произошло в черте города. Представитель же сыскной полиции, вооруженный и недовольный, находился здесь на случай каких-либо непредвиденных осложнений.

- Простите, сэр, - извинился Адриан. - Но эти люди отказались ждать, пока я о них доложу.

Джерид взмахом изящной руки отпустил ceкpeтapя. Он подошел к полицейским, загораживая при этом Кларка. Адвокат снял очки для чтения и внимательно посмотрел на визитеров.

- Чем могу служить?

- Нам нужен этот цветной, - заявил полицейский. - Он украл сто долларов у старика Теда Марлоу в бакалейной лавке, а кроме того, ударил его по голове рукояткой пистолета и едва не убил. По словам врача, пострадавший только чудом остался жив. Однако, он еще не пришел в сознание. Бедняга в состоянии комы, он может и не выжить.

- Вы имеете при себе ордер на арест?

Полицейские недоуменно уставились на Джерида.

- Что, простите?

- Я не передам вам мистера Кларка до тех пор, пока вы не предъявите мне ордер на его арест, в котором будут указаны выдвинутые против него обвинения. Вы - такой же служащий суда, как и я. Я действую в рамках закона. И того же требую от вас, - прибавил Джерид, холодно улыбаясь.

- Вот уж никогда бы не подумал, - недовольным тоном произнес агент сыскной полиции Симс, - что вы станете защищать этого… - и он употребил эпитет, от которого негр невольно съежился.

- Его зовут Кларк, - бесстрастно проговорил Джерид. - По-моему, это нетрудно запомнить.

Симс презрительно фыркнул.

- Он избил и ограбил старика бакалейщика мистера Марлоу, и вы не позволите нам арестовать этого подонка?

- Можете его арестовать, но прежде предъявите ордер на арест.

Полицейский явно колебался, ему не нравились ни угрожающая поза Джерида, ни ледяной блеск его голубых глаз. Он много слышал об этом адвокате из Нью-Йорка такого, чему раньше не верил. Не верил до сегодняшнего дня.

- Я скоро вернусь, - пообещал полицейский. - А вы проследите, этот черномазый никуда не должен исчезнуть.

- Он останется здесь, - заверил Джерид. - Невиновному человеку незачем бежать.

Полицейский презрительно хмыкнул и сделал знак агенту сыскной полиции и своему другу, высокому, с лисьим лицом человеку, следовать за ним. Дверь за ними закрылась.

Чернокожий мужчина тяжело вздохнул.

- Вы рискуете, мистер Данн.

- Не слишком. На моей стороне закон. Присаживайтесь.

Брайан Кларк тяжело опустился в кресло, расставив свои длинные ноги, и слегка поморщился от боли.

- Эти люди утверждают, будто Теда Марлоу ограбили. Почему они так уверены в вашей виновности? - спросил серьезно Джерид.

Он положил очки на папку с делом, которое до этого читал, и присел на край стола.

- Меня подставили, мистер Данн, - спокойно ответил негр. - На ранчо Била, где я работаю, есть человек, он меня ненавидит. Он давно уже хотел мне насолить. Вчера вечером этот человек напился и угрожал мне. Он не может смириться с решением хозяина назначить меня управляющим на ранчо. Этот человек поклялся не допустить этого во что бы то ни стало.

- Как зовут этого человека?

Кларк вскинул голову.

- Я не могу вам этого сказать, - ответил он. - Он работает на ранчо ковбоем.

Джерид изумленно уставился на негра.

- Ради всего святого, вы в своем уме? Если вы знаете имя этого человека, то просто обязаны назвать его мне.

- Не могу.

- Боже правый, вы хотите, чтобы вас линчевали? - настаивал Джерид, сверля Кларка пристальным взглядом. - Вы ведь знаете, надеюсь, что может произойти в наши дни с людьми вашей расы за самую невинную оплошность?

- Да, знаю. - Мужчина едва заметно улыбнулся. - Но это дело чести. Этот человек никогда не заявлял о своих намерениях во всеуслышание. Он говорил мне об этом с глазу на глаз.

- Вы не грабили лавку бакалейщика?

- Нет, сэр. Не грабил.

Джерид сердито посмотрел на негра. Честь. Он сам очень хорошо знал это слово. Всю свою жизнь он провел с ним бок о бок. Однако, Джерид сомневался, что на месте Кларка стал бы думать о чести. Ведь жизнь этого несчастного висела на волоске.

Дела Кларка обстояли, без сомнения, неважно Старика Марлоу все в городе любили и уважали, и его обидчику вряд ли поздоровится. Дело это явно непростое и, где-то, даже опасное. Но Джерид уже решил, что возьмется за него.

- Вам можно верить? Вы, действительно, не совершали того, в чем вас обвиняют? - спросил он мужчину.

Брайан смело посмотрел адвокату в глаза.

- Нет, сэр, я не делал этого. Мне приходилось убивать людей, но я никогда не пил и не воровал. Перед тем, как устроиться к мистеру Билу, я служил офицером в кавалерии. Я никогда никого не грабил и мистера Марлоу очень уважаю.

- Вы служили в кавалерии? - удивился Джерид. - В каком соединении?

- В десятом.

- А. Их еще называли буйволами.

Негр слегка склонил голову.

- У нашего полка славная история, - сказал он с гордостью. - Мы - люди чести. И наши принципы просто не позволили бы мне совершить столь подлый поступок - напасть на беззащитного старика, избить его до полусмерти и ограбить.

- Мистер Бил тоже вам верит? - поинтересовался Джерид.

Брайан тепло улыбнулся.

- Надеюсь, да. Но тем самым он еще больше усложнит дело, - усмехнулся мужчина. - Мистер Бил - человек благородный и не бросит меня в беде. Но его поддержка вряд ли понравится горожанам.

- Если не виноваты вы, виновен кто-то еще. Старика Марлоу в городе все любят. Я помню, люди только и говорили о нем, когда моя мать приехала сюда. И это значит, вас могут линчевать еще до того, как вы предстанете перед судом присяжных.

Кларк потер горло своими длинными пальцами и поморщился.

- Эта участь постигла уже многих людей с темным цветом кожи, даже ни в чем не виновных. - Мужчина пожал плечами. - У меня есть немного денег. Но если этого не хватит, я останусь вашим вечным должником и стану работать на вас до конца своих дней. В городе много о вас говорят, называют лучшим адвокатом в этих краях. Возьмитесь за мое дело. Попробуйте меня защитить. Я не виноват в этом ужасном преступлении.

Джерид улыбнулся.

- К чему так много говорить, мистер Кларк?

- Вы согласны меня защищать?

- Да, - ответил Джерид, вставая. - Я решил это спустя две минуты после того, как вы вошли в мой кабинет. Думаю, вы не заслужили ни тюрьмы, ни суда Линча.

Кларк кивнул и расплылся в улыбке.

- Спасибо, сэр. - Он протянул адвокату руку, и тот пожал ее, обратив при этом внимание на вторую руку негра, усохшую и искривленную, свисающую плетью.

На улице снова послышались возмущенные голоса и топот ног по деревянным мосткам тротуара.

- Они возвращаются, - заметил Джерид.

- Я знаю, сейчас мне придется с ними пойти. Но эти люди не позволят меня линчевать, правда? - обеспокоенно проговорил Кларк.

- Нет, если мне удастся вмешаться.

В этот момент дверь распахнулась, и в кабинет вошли все тот же полицейский и Симс, с недовольным видом протянувший Джериду ордер на арест Кларка.

- Теперь все законно, а значит, ты пойдешь с нами, парень, - заявил чернокожему мужчине худосочный агент сыскной полиции, грубо хватая его за горло - И до того, как тебя повесят, посидишь в городской тюрьме;

- Он никакой вам не парень, - ледяным тоном заметил Джерид. - И кстати, офицер кавалерии не заслуживает такого обращения. Отпустите его

- Офицер кавалерии? - недоверчиво протянул Симс. - Этот?

- Этот человек проходил службу в десятом соединении, - спокойно ответил Джерид и обратился к молчавшему до сих пор полицейскому. - Он пришел ко мне за помощью, и я намерен представлять его в суде. И еще, надеюсь, я не найду на теле своего клиента никаких следов насилия.

Слова адвоката заставили полицейского задуматься. Несмотря на движение нативистов, бытовавшее в то время и позволявшее вполне законно оскорблять и унижать любого представителя цветной расы, офицер полиции собирался во время следующих выборов шерифа выдвинуть на эту должность и свою кандидатуру, а, как он слышал, у Джерида Данна имелись весьма влиятельные друзья в правительстве. И ему очень не хотелось из-за жестокости агента Сыскной полиции рисковать своей будущей карьерой. Симс, худощавый агент сыскной полиции, отличался особой свирепостью в обращении с мексиканцами и неграми. А еще он никогда не расставался со своим кольтом и при каждом удобном случае любил его выхватывать. С тех пор, как этот человек поступил на службу, шеф полиции немало хватил с ним неприятностей.

- Отпусти его, Симс, - велел офицер полиции. - Немедленно.

Раздраженно нахмурившись, Симс отдернул руку от горла негра.

- Надень на него наручники, - распорядился офицер.

Симс с кислым видом выполнил приказ, бормоча при этом, что приходится нянчиться с преступниками.

- Я всегда уважал старика Марлоу, - сказал полицейский. - Его ограбили и избили до полусмерти, и у меня есть три свидетеля, видевшие, что незадолго до того, как нашли беднягу Теда Марлоу, этот человек выходил из его лавки с небольшим пакетом в руках.

- Я ходил в лавку по поручению мистера Била и купил кое-что из продуктов. Но я ушел до того, как произошло ограбление. Когда это случилось, я уже выехал из города, - возразил Кларк. - И никакого пакета в руках я не нес.

- В самом деле? А Джон Гармон утверждает обратное, - последовал ответ полицейского - Он хотел пойти за тобой вместе с нами, так как очень любит старика Марлоу.

- Посоветуйте ему держаться в стороне, - вступил в разговор Джерид.

- И что вы сделаете, если он вас ослушается? - нарочито растягивая слова, произнес Симс. - Вы, такой чистюля-горожанин?

Джерид опустил руки в карманы и внимательно посмотрел на говорившего. В этом прямом, холодном взгляде голубых глаз не читалось и тени страха, напротив, в нем светились решимость и даже угроза.

- Извините, но вас это вообще не касается.

Симс, всегда считавший себя храбрецом, вдруг неловко заерзал на месте.

- Идем, ты, черный вор. - И с этими словами он потащил Кларка к выходу.

- Я посоветовал бы вам вести себя с ним поосторожнее, - спокойно обратился к Джериду полицейский, когда Симе и арестованный Кларк удалились. - Симс служил в Аризоне, и нервишки у него частенько пошаливают.

- О, я уже дрожу от страха, - усмехнулся адвокат.

Полицейский пробормотал что-то себе под нос и вышел из кабинета, сжимая в руке ордер на арест.

* * *

Предстоящий судебный процесс дал миссис Харди и ее приятельницам дополнительную тему для сплетен, а миссис Данн обеспокоилась еще больше, прочтя в газете о решении Джерида защищать чернокожего, обвиняемого, к тому же, в грабеже и нападении на старого Теда Марлоу.

- Бедный мистер Марлоу, - сокрушалась за обедом миссис Данн. - Это добрейшей души человек.

- Согласен, - отозвался Джерид. - Но я думаю, полиция должна поймать настоящего преступника, а мой клиент им не является.

- Откуда ты знаешь? - не отступала бабушка.

- Видишь ли, моему клиенту вовсе незачем было нападать на бакалейщика и грабить его, - ответил спокойно Джерид.

- Но, может быть, есть причина, о которой тебе просто-напросто неизвестно, - проговорила миссис Данн и тяжело вздохнула. - О, Джерид. Ты ведь понимаешь, надеюсь, насколько опасно это дело? Зачем ты только за него взялся?

- Меня попросил об этом невиновный человек. Он бывший офицер кавалерии. И мне хорошо знакомо такое чувство, как товарищество и братство.

Ноэль, все это время сидевшая молча, прислушиваясь к разговору, повернулась к своему будущему мужу.

- А вы разве… служили в кавалерии?

Джерид кивнул.

- Мое прошлое достаточно разнообразно. Только в армии я служил дважды.

Девушка уставилась широко раскрытыми от удивления зелеными глазами на мужчину.

- Я, оказывается, многого о вас не знаю, - произнесла она, размышляя вслух.

- А вам вовсе необязательно знать обо мне много, - холодно отозвался он. - Вы ведь выходите за меня замуж, лишь прикрываясь моим именем.

И только сейчас, когда Джерид произнес эти слова, Ноэль вдруг поняла, что все-таки выходит замуж по любви. Для нее самой это стало неожиданным откровением. Все это время, когда, как ей казалось, она, буквально, боготворила Эндрю, сердце ее принадлежало именно Джериду. Почему же еще ей так нравилось на него смотреть, принимать его ласки? О, как ужасно, она поняла это только теперь, когда Джерид ненавидит ее, когда в каждом его взгляде, обращенном на нее, читается презрение. И он собирается жениться на ней, дать ей свое имя, стремясь спасти ее репутацию, оградить от неминуемого позора. Джерид не испытывает к ней абсолютно никаких чувств. Более ясно доказать это он просто бы не смог.

- Вы неважно выглядите, - сухо заметил Джерид.

Ноэль не могла заставить себя поднять глаза от тарелки.

- У меня болит голова, - выдавила она, хрипло дыша.

- Может быть, тебе стоит прилечь отдохнуть в темной комнате, пока не станет легче? - обеспокоено спросила миссис Данн. - У меня есть порошок от головной боли, Ноэль.

Девушка, покачала головой.

- Нет, спасибо, я просто пойду прилягу, - с трудом проговорила она и поднялась из-за стола, оставив свои тарелки, практически, нетронутыми. - Извините.

Джерид проводил Ноэль холодным взглядом.

- Уже в следующую субботу свадьба, - заметила миссис Данн. - Поэтому, как мне кажется, Ноэль так нервничает. После свадьбы, надеюсь, она успокоится, и все станет на свои места. Джерид, это дело… ты должен быть предельно осторожным. Мне очень не хотелось бы, чтобы ты пострадал из-за какого-то ковбоя.

- Чернокожего ковбоя, - выделил первое слово Джерид.

Женщина усмехнулась.

- О, ты ведь прекрасно знаешь, я лишена расовых предрассудков.

- Да, знаю, - ответил Джерид, улыбаясь. - Ведь это ты говорила мне - все люди равны, и этот урок еще больше подкрепила учеба в Гарварде. - Он покачал головой. - Когда только придет конец этому нативизму? С какой жестокостью у нас относятся к иммигрантам, к людям других рас. И это в то время, когда так возросла преступность. Нам следовало бы прежде решить эту проблему. Разве правильно в одно и то же время бороться с таким социальным злом, как трущобы и перенаселенность городов, и нападать на несчастных иммигрантов, вынужденных ютиться в этих самых трущобах?

- Я уверена, этот вопрос часто задают себе философы. Ешь ростбиф, мой дорогой мальчик.

- Я сейчас приду. Хочу взглянуть на Ноэль. Теперь ведь ответственность за нее ложится на мои плечи.

- Только, пожалуйста, не закрывай дверь, - сухо обронила бабушка.

Джерид усмехнулся.

- Ничего такого там не произойдет, уверяю тебя, - сказал он. - В этом смысле мисс Браун меня не интересует.

Джерид сказал неправду, но бабушка этого не знала. Поднявшись в комнату Ноэль, он тихонько постучал в дверь и вошел.

Девушка недвижно лежала на кровати, застеленной белым покрывалом. Когда Джерид вошел, она заметно напряглась, но постаралась ничем не выдать своего волнения.

Джерид подошел к кровати Ноэль и опустил руку на латунный набалдашник спинки. Он уже не нуждался в какой-либо опоре. От хромоты его уже давно не осталось и следа, и с тех пор Джерид распрощался и с тростью.

- У вас, действительно, болит голова, или, может быть, не дает покоя совесть? - отчужденно поинтересовался у девушки Джерид.

Ноэль села на кровати и свесила ноги. Прежде чем ответить, она расправила складки своей длинной юбки и сложила руки на коленях.

- У меня внезапно заболела голова, - сказала девушка, уклоняясь от прямого ответа.

- И в чем же причина?

В том, что я вас безумно люблю, но поздно это поняла, хотела сказать Ноэль, но не решилась произнести вслух… Не решалась она и поднять на Джерида глаза, не в силах выносить пронзительные взгляды его холодных голубых глаз.

- До свадьбы осталось совсем мало времени, - заметила Ноэль.

- Да. И вы, похоже струсили, не так ли?

Девушка судорожно сцепила руки.

- А вы?

Мужчина равнодушно пожал плечами.

- Эта свадьба ничего не изменит, - ответил он безразличным тоном. - Просто вы станете носить мою фамилию, и людям не о чем будет судачить.

- Этот чернокожий мужчина, которого вы собираетесь защищать, ему угрожает опасность?

- А какое вам до этого дело? - резко спросил Джерид. - Огонь на себя принимаю только я. И вас никто не собирается убивать из-за моего решения защищать этого человека.

Наконец, девушка заставила себя поднять глаза, в них светилась тревога.

- Но я боюсь вовсе не за себя.

Джерид резко выдохнул.

- Что касается моей бабушки, то она гораздо выносливее, чем это может показаться на первый взгляд. И она ничуть не сомневается в правильности моего решения.

- Но у нее больное сердце, а дело, наверняка, окажется сложным.

- И что же вы предлагаете мне, Ноэль? - спокойно спросил Джерид. - Передать ни в чем не повинного человека в руки палачей, пытаясь оградить бабушку от возможных кривотолков?

- А разве не поэтому вы на мне женитесь?

- Уверяю вас, слухи, вызванные вашим поведением, гораздо губительнее для моей бабушки, чем дело, которым я сейчас занимаюсь, - сказал Джерид. - Она чрезвычайно дорожит своим положением в обществе и боится его потерять. А это дело разве что немного взволнует бабушку и заставит ее почаще заглядывать в газеты, да и из меня она тоже постарается вытянуть максимум информации. - Мужчина слабо улыбнулся. - Вы плохо знаете мою бабушку. Повторяю, она не та, какой кажется на первый взгляд.

- То же самое можно сказать о любом человеке, - тихо проговорила Ноэль, потупив взор.

Джерид внимательно посмотрел на опущенную голову девушки. Она заметно похудела. Беспокойство и позор прошедших дней наложили на нее свой отпечаток. Ноэль все также помогала по дому, не чураясь никакой работы. И только в сад она больше не выходила. После серьезного разговора с Джеридом Генри стал выполнять свои обязанности гораздо более добросовестно. Ноэль играла с котенком и вышивала для миссис Данн. Но теперь она стала какой-то неестественно тихой и молчаливой.

- Ноэль, а вы изменились, - заметил Джерид.

- Надеюсь, в лучшую сторону, - бесцветным голосом отозвалась девушка.

- Я не уверен.

Расправив юбку, Ноэль встала с постели.

- У меня уже почти не болит голова. Пойду помогу миссис Пейт с посудой.

Ноэль медленно направилась к двери, но Джерид поймал ее за руку и привлек к себе.

Он так плохо к ней относился в последнее время! Она должна была бы сейчас вырваться из его объятий и убежать, залепить ему пощечину, закричать изо всех сил. Но ничего этого Ноэль не сделала. Джерид поднял руку и отвел с ее лица выбившуюся из прически прядку волос, и она невольно закрыла глаза, ощутив тепло его пальцев.

Джерид почувствовал эту беспомощную покорность девушки, и она привела его в холодную ярость. Так ли покорно она отзывается на ласки всех мужчин?

- Вам не хватает Эндрю? - насмешливо спросил он Ноэль, приподняв ее подбородок и заставив посмотреть на себя. - Может быть, мне закрыть дверь и дать вам то, чего вам так недостает?

Жестокость слов Джерида, словно огнем, обожгла щеки девушки. Ей отчаянно захотелось изо всех сил ударить этого человека.

- Мне ничего от вас не надо, - задыхаясь, произнесла она.

- Нет? - Джерид схватил Ноэль за подбородок и снова силой его приподнял.

Он жадно припал к губам девушки, обжигая их своим неистовым поцелуем, пока она, наконец, не сдалась.

Тело Ноэль, уже давно тосковавшее по ласкам Джерида, мгновенно на них ответило. Ей показалось, будто она вся, без остатка, тает. Губы Ноэль раскрылись подобно лепесткам розы, позволяя Джериду упиваться их сладостью.

Мужчина тихо застонал и крепче прижал девушку к себе. Ноэль привстала на цыпочки, стараясь еще больше приблизиться к Джериду, и прижалась к нему грудью. Поцелуй все длился, сжигая Ноэль огнем страсти. У нее кружилась голова, начало дрожать все тело, когда Джерид внезапно отстранил ее от себя.

Девушка тяжело опустилась на постель. Она чувствовала такую слабость в коленях, что не могла сделать и шага. Прикусив распухшую от поцелуев Джерида нижнюю губу, она посмотрела на него широко раскрытыми глазами.

- Похоже, это может сделать с вами любой мужчина, - безжалостно бросил Джерид. - Вы легкая добыча, не так ли? Такая легкая, вы уже кажетесь мне абсолютно нежеланной. Когда мы поженимся, вам не придется запирать дверь своей спальни. Но, - прибавил он, направляясь к выходу, - возможно, я буду вынужден запирать свою!

На лице мужчины мелькнуло насмешливое выражение. Коротко кивнув Ноэль, он вышел из комнаты и с силой захлопнул за собой дверь.

- Ты… грязный ублюдок! - закричала Ноэль ему вслед.

Схватив с прикроватного столика фарфоровое блюдце, она изо всех сил швырнула его в дверь. Послышался звон разбившейся посуды, и от блюдца осталось только множество цветных осколков. Ноэль лихорадочно оглядывалась, собираясь запустить в дверь чем-нибудь еще, но кроме лампы и тяжелой, массивной мебели в комнате больше ничего не увидела. Девушка громко зарыдала, проклиная в душе и свое глупое поведение, и жестокость Джерида. Ведь она не просила его себя целовать! Ему не придется закрывать свою дверь на ключ, ей теперь противно к нему даже прикасаться!

Ноэль горько плакала, застыв у закрытой двери. А в коридоре стоял взбешенный Джерид, прислонившись к стене и сжав кулаки. Потом он постарался взять себя в руки и медленно двинулся к себе. У его будущей жены несносный, взрывной характер и рот, который необходимо хорошенько вымыть щелоком. Ноэль не могла, конечно, знать, как больно ранило его то безжалостное слово, брошенное ему вслед. Хотя, в какой-то степени, девушка оказалась права - у Джерида не было отца. Даже его мать не знала человека, изнасиловавшего ее, от которого она забеременела. Это слово стало для Джерида самым жестоким оскорблением. Да и сейчас он не мог слышать его без боли.

В душе, конечно, Джерид все понимал, ведь он сам вызвал у Ноэль столь сильный всплеск гнева. Ему не следовало вести себя с ней так грубо. Во всем виновато то пьянящее чувство, которое он испытывает, сжимая девушку в своих объятиях. Оно-то и заставило Джерида злиться и на нее, и на самого себя. Он не должен испытывать подобную страсть к женщине, соблазненной и брошенной его сводным братом. И уж тем более, к женщине, любившей другого Чувство уязвимости, приходящее к Джериду в присутствии Ноэль, больно задевало его самолюбие.

Ноэль отрицает близость с Эндрю. Но если она любила Эндрю, то вполне естественно, ее и влекло к нему. Успела ли она побывать в постели Эндрю или нет? Джерид, прищурившись, размышлял над этим вопросом. Он понимал, получить ответ на столь деликатный вопрос он может только одним способом. Представив на миг обнаженную Ноэль в своей постели, Джерид почувствовал нестерпимый жар. Она ведь так покорна в его объятиях и не отвергнет его

Однако, Джерида смущало влечение Ноэль к нему самому, в то время как она безнадежно любила Эндрю. Джерид почувствовал это влечение с того самого дня, когда впервые поцеловал ее. Ноэль все время говорила об Эндрю, заливалась краской, когда кто-нибудь произносил его имя, пыталась разузнать об этом белокуром усатом красавце буквально все. И в то же время эта безумно влюбленная в Эндрю девушка таяла в объятиях Джерида, пылко отвечая на его поцелуи, она даже позволила ему прикоснуться к своему телу и смотреть на него

Джерид не мог понять, почему Ноэль это делала, если только, конечно, ее моральные убеждения отличались устойчивостью. Однако, с другими мужчинами она не флиртовала. На танцевальном вечере, куда ее пригласил Эндрю, Ноэль танцевала либо с ним, либо с Джеридом и больше ни с кем не заигрывала и никому не улыбалась.

Когда мужчина вошел в свою, комнату, в голове его роилось множество вопросов, на которые он не мог найти ответа. По этой же причине он плохо спал ночью. И когда за окном забрезжил рассвет, в голове его царила все та же неразбериха. Не остыл он и от оскорбления, которым его наградила Ноэль.

А Ноэль, тем временем, строила всевозможные планы мести. Она хотела любой ценой заставить Джерида заплатить за его грубость. Девушка не знала еще, как отомстит, но не собиралась прощать ему ни одного грязного слова, произнесенного в ее адрес. Когда же она покончит с Джеридом, настанет черед презренного Эндрю!

ГЛАВА 12

Ноэль и Джерид венчались в первой методистской церкви города. Длинное, до пят, свадебное платье Ноэль состояло из многочисленных полос тончайшего брюссельского кружева, перемежавшихся с розовато-лиловыми и розовато-голубыми лентами, украшал платье изящный букетик искусственных цветов из шелка. Атласные ленты, вплетенные в высокую строгую прическу Ноэль, удерживали длинную белую фату, ниспадающую легкими струящимися складками. Дополняли этот великолепный наряд перчатки из того же тонкого кружева. Когда невеста вошла в церковь под руку с братом священника, согласившегося стать ее посаженным отцом, ее рыжевато-каштановые волосы отливали золотом в лучах солнца. Ноэль показалась Джериду сказочной принцессой, прекрасной и слегка надменной. Родственников невесты представляла одна лишь миссис Данн, и Ноэль взгрустнула, что ни ее родители, ни братья не могут видеть ее в таком великолепном наряде. Дядя Ноэль прислал письмо с самыми теплыми поздравлениями. На свадьбу он приехать не мог из-за своего разыгравшегося радикулита. Эндрю также являлся родственником невесты, но, естественно, на этом празднике не присутствовал. Когда девушка медленно шла по центральному проходу церкви к алтарю, она не могла заставить себя взглянуть на Джерида. Ей казалось, будто она стоит на отвесной скале над пропастью, и какая-то неведомая сила неудержимо влечет ее вниз.

После того вечера, когда Джерид заходил в комнату Ноэль и они поссорились, он, практически, с ней не разговаривал. В порыве гнева Ноэль бросила Джериду ужасное оскорбление, впоследствии заставившее ее глубоко раскаяться. Она сожалела о случившемся, но не знала, как загладить свою вину перед Джеридом. Он все еще злился на девушку, это Ноэль заметила сразу. Джерид старался избегать Ноэль и заговаривал с ней лишь в случае крайней необходимости. Он не смотрел на Ноэль даже сейчас, когда она подошла к алтарю и встала рядом с ним. Жених стоял неестественно прямо и напряженно, а лицо его казалось высеченным из камня.

Зазвучала негромкая музыка, и священник неспешно начал службу. В церкви было на редкость многолюдно, отчасти из-за слухов, ходивших о Ноэль и Джериде, а может быть, и из-за решения Джерида защищать на приближающемся судебном процессе чернокожего. Большинство же присутствующих составляли обычные зеваки, в числе их находилась и небезызвестная миссис Харди, занимавшая место в первом ряду. Присутствие этой сплетницы действовало Ноэль на нервы, но она не могла ничего поделать, хотя ей очень хотелось выбросить эту неприятную особу в высокое узкое окно церкви.

Священник задал молодым традиционные вопросы, после чего, улыбаясь, объявил их мужем и женой и попросил мрачного и напряженного Джерида поцеловать Ноэль.

Мужчина долго и пристально смотрел на свою теперь уже жену, ее лицо скрывалось под изящной вуалью. Он все еще злился на нее за жестокое оскорбление. Но теперь, при взгляде на бледное печальное лицо девушки, Джерида охватила вдруг какая-то собственническая гордость. Теперь Ноэль принадлежала только ему, возможно, она и любила Эндрю, но замуж вышла за него, Джерида Данна.

Медленно и осторожно Джерид откинул с лица Ноэль вуаль и только сейчас осознал значимость этого момента. Он видел девушку такой, какой ее никогда не увидит ни один мужчина, он впервые смотрел на нее, как на свою жену.

На тонких губах мужчины заиграла вдруг такая нежная улыбка, у Ноэль даже невольно перехватило дыхание. Ей показалось, будто они с Джеридом одни на целом свете. И в следующее мгновение, на глазах у собравшейся в церкви толпы, зачарованно глядевшей на молодых, Джерид осторожно приподнял подбородок девушки и очень медленно склонился к ее губам.

Ноэль видела, как приоткрылись губы мужа, ощутила тепло его дыхания. Он целовал ее с удивительной нежностью, словно в первый раз. Ноэль стояла, не в силах пошевелиться, и от остроты охватившего ее чувства тихо всхлипнула, а на глаза ее навернулись слезы.

Джерид услышал этот звук, вернувший его с небес на землю. Мужчина поднял голову, и в глазах его снова появился холодок.

Он знал, о чем сейчас плакала Ноэль. Она, должно быть, осознала, что Эндрю потерян для нее навсегда. И она плакала из-за этого в церкви, на собственной свадьбе.

Джерид с трудом удержал злые слова, готовые сорваться у него с языка, он лишь недобро прищурил глаза. Ноэль же отвела взгляд еще до того, как Джерид резко ее отпустил и, взяв под руку, повел мимо собравшихся на свадьбу гостей к выходу.

Когда молодые вышли на улицу, Джерид отпустил руку жены и смерил ее ледяным взглядом.

- Как красиво вы сейчас лгали. И чего только не пообещали - и любить, и слушаться, и не смотреть ни на кого больше. Ха!

Ноэль никак не могла понять, в чем дело. Еще минуту назад Джерид так нежно ее целовал, как мог целовать только влюбленный. А теперь он вновь обрушивает на нее всю силу своего сарказма.

- Я… я не понимаю, - запинаясь, произнесла девушка.

- Разве? - ядовито усмехнулся Джерид.

Он быстро провел жену к экипажу, украшенному цветами, и без излишней суеты помог ей усесться и подобрать юбки, после чего захлопнул дверцу экипажа и приказал кучеру отвезти Ноэль домой. Озадаченный кучер не мог ослушаться хозяина. А на жену Джерид так больше и не взглянул. Развернувшись, он раздраженно засунул руки в карманы своих прекрасно сшитых брюк и быстро зашагал в сторону конторы.

И только в этот момент из церкви начали выходить гости, сожалеющие о том, что пропустили самую, пожалуй, волнующую часть свадебной церемонии. Пока они возбужденно обсуждали необычайно нежный поцелуй, которым наградил жену Джерид, ни его самого, ни экипажа на улице уже не стало видно. И, естественно, никто не видел, как Ноэль вернулась домой одна.

Миссис Данн, получив поздравления по случаю свадьбы внука, довольная, вернулась домой. Она вся так и светилась счастьем. Теперь-то, наконец, об их семье перестанут сплетничать.

По дороге домой миссис Данн заехала на примерку к модистке, уверенная, что Ноэль и Джерид к тому времени уже помирились. Сейчас, когда они стали мужем и женой, все пойдет по-другому, если судить по тому, с какой нежностью ее внук поцеловал Ноэль в церкви.

Но когда, несколько позже, миссис Данн приехала, наконец, домой, ее встретила мрачная миссис Пейт.

- Господи, что это с вами? Разве можно ходить с таким мрачным лицом в день свадьбы?

Экономка сердито посмотрела на хозяйку.

- А как еще, по-вашему, я должна ходить? Невеста вернулась домой одна, вся в слезах, а жених так еще и не заявился. Думаю, сейчас он в конторе, работает, как ни в чем не бывало

Глаза миссис Данн удивленно расширились.

- Но они же вместе вышли из церкви! Они ведь только что обвенчались… - не могла найти слов миссис Данн.

- Но с явной неохотой, - перебила хозяйку миссис Пейт. - Мистер Джерид думает, будто Ноэль была близка с его сводным братом.

- О, Боже. Мне право… неловко, - пробормотала миссис Данн.

- Я стираю в доме всю одежду и все постельное белье, - воинственно заявила миссис Пейт. - И могу сказать вам со всей откровенностью - ничего подобного в доме не случалось!

Лицо старушки залила краска смущения.

- Я подумала, вам следует это знать, - прибавила экономка и, с достоинством вскинув голову, ушла, оставив старую леди саму приходить в чувства.

* * *

Сняв с себя свадебное платье и красивую фату, Ноэль вновь уложила все в коробку, в которой эти вещи и доставили. Вот она и стала замужней женщиной. Джерид надел ей на палец золотое обручальное кольцо. Но ничего не изменилось. Ничего. Джерид не любил ее и только что ясно дал ей это понять.

Хотя, если уж говорить откровенно, она тоже виновата - обозвала Джерида грязным словом, бросила ему вслед блюдце. Но он заслужил это! Ноэль надеялась, что сегодня ночью Джерид закроется в своей комнате на ключ, и все об этом узнают. А может быть, ей стоит облачиться в какую-нибудь умопомрачительную сорочку, подойти к двери Джерида и умолять его впустить ее на глазах у всех домочадцев. Их это, конечно же, немало позабавит.

Может быть, это и смешно, но она любила Джерида. Он же никогда не ответит на ее чувства, так как считает ее абсолютно нежеланной, а значит, у них никогда не будет детей. Это обстоятельство казалось девушке наиболее удручающим. Ноэль любила детей. Любила своих младших братьев. Забота о них никогда не становилась ей в тягость. Ноэль часто думала о своих будущих детях и, только приехав в Форт-Уэрт, представляла отцом своих детей красавца Эндрю. Но картина эта довольно быстро изменилась, и теперь девушке снились маленькие темноволосые мальчики со светлыми голубыми глазами. Но снам этим, похоже, не суждено сбыться. Джерид не желал сделать ее своей женой. Может, даже, он уедет из Форт-Уэрта и вернется в Нью-Йорк, желая скрыться от нее.

Когда в голову девушке пришла столь ужасная мысль, она без сил опустилась на постель в сорочке, корсете и панталонах. Теперь ей остается только имя Джерида и его деньги, в которых она ровным счетом ничего не смыслила.

Ноэль совсем забыла о предстоящем судебном процессе. Джерид не мог уехать до тех пор, пока он не закончится. И, вспомнив слова миссис Данн, девушка не на шутку испугалась за Джерида. Подобные дела частенько имели печальный исход. А если кто-нибудь попытается убить Джерида? Он ведь всего-навсего городской адвокат. Хотя он и служил в свое время рейнджером в Техасе, а до этого в кавалерии, возраст-то берет свое. К тому же, совсем недавно у Джерида болела нога, подумала Ноэль, хотя давно заметила, что Джерид больше не нуждается в трости и совсем не хромает.

Печально вздохнув, девушка потрогала оборку на своих муслиновых панталонах, красивые шелковые панталоны, купленные Ноэль вместе с миссис Пейт на деньги Джерида, она убрала подальше. Тем более, решила Ноэль, похоже, он никогда и не увидит на ней эти изящные вещички.

Девушка переоделась в свою обычную темную юбку и белую блузку с закрытым воротом, натянула толстые чулки с подвязками и зашнуровала туфли. Потом она быстро поправила прическу и спустилась вниз. Сегодня такой же день, как обычно, пыталась убедить себя девушка. И свадьба не такое уж большое событие. Если Джерид не придал этому особого значения и отправился на работу, тем же займется и она. Пусть не думает, она не собирается сидеть у себя в комнате и проливать слезы из-за его странного поведения.

Ноэль отправилась в кухню, желая помочь миссис Пейт с ужином, но никого там не нашла. Зато в окно она увидела Генри с бутылкой в руке. Садовник был чертовски пьян. Он выдергивал из земли драгоценные саженцы помидоров Ноэль, на них уже появились маленькие плоды, и дико при этом хохотал!

Это стало последней каплей, переполнившей чашу терпения Ноэль. Рывком распахнув дверь, она выскочила в сад. Сейчас ей было абсолютно все равно, увидит ли ее миссис Харди или даже целый квартал.

Схватив пустое ведро, девушка изо всех сил швырнула его в Генри.

Ведро ударило садовника по ноге. Перестав вырывать из земли растения, он непонимающе уставился на Ноэль мутными и круглыми, как блюдца, глазами. В другой руке он держал опустошенную бутылку виски.

- Пьяный идиот! - вскричала девушка, наступая на садовника. - Ты вырываешь мои помидоры, а на них только начала появляться завязь! Ты подлая гадина!

Взмахнув рукой, Ноэль вырвала у Генри бутылку с виски. Схватив бутылку за горлышко, она замахнулась на мужчину, проливая спиртное на землю.

- Если ты этого хочешь, получай! - И с этими словами девушка бросилась на садовника, замахнувшись бутылкой, как дубинкой.

Генри завопил изо всех сил, повернулся и бросился бежать через двор, спотыкаясь, как подстреленный заяц. Он пересек, размахивая руками, два двора, в том числе и двор миссис Харди. Садовник мчался во весь опор, преследуемый Ноэль, выкрикивавшей вслед ему угрозы и проклятия и размахивавшей над головой пустой бутылкой.

Добежав до угла улицы, Ноэль совсем выбилась из сил и, тяжело дыша, остановилась на обочине пыльной дороги. При виде пьяного мужчины средних лет в измятой шляпе и рабочих брюках, убегающего от симпатичной девушки, размахивающей пустой бутылкой, резко затормозили проезжавшие мимо два экипажа. Генри выскочил прямо на дорогу, едва не угодив под копыта лошадей, перемахнул через изгородь и скрылся.

- Ты уволен! - продолжала бушевать Ноэль. - Если ты вернешься, я тебя застрелю, и ни один садовник Форт-Уэрта меня за это не осудит!

В одном из экипажей кто-то громко захохотал. Девушка обернулась, смущенная. Гнев ее почти сразу улетучился, и теперь, покраснев, она спрятала бутылку в складках юбки. Сегодняшний день оказался щедрым на неприятные для Ноэль сюрпризы.

Девушка решительно направилась к дому через дворы и остановилась перед миссис Харди, стоявшей на крыльце своего дома с открытым от изумления ртом.

- Теперь у вас снова появилась тема для сплетен, старая, злая курица! - сердито выпалила Ноэль. - Сколько еще жизней вы сломаете своим грязным языком, пока господь Бог за все с вами не расквитается! И у вас еще хватило совести прийти в церковь! Как вам не стыдно, лицемерка несчастная! - прибавила Ноэль, воинственно погрозив женщине пальцем.

Миссис Харди выглядела так, словно в любую минуту могла упасть в обморок. Одной рукой она судорожно схватилась за горло. Не желая больше тратить время на старую сплетницу, девушка побрела к дому. Казалось, везде, где ступали ее ноги, земля начинала гореть.

Когда Ноэль вошла во двор своего дома, то, к глубочайшему огорчению, заметила на заднем крыльце Джерида. Девушка швырнула к ногам мужа бутылку из-под виски, и она с глухим звоном покатилась по земле.

- Этот негодяй погубил мои помидоры! - гневно вскричала Ноэль, волосы ее растрепались, а лицо пылало - Вы обещали поговорить с ним, но, как видно, это не пошло ему на пользу!

Джерид, не отрываясь, смотрел на жену.

- Откуда у вас эта бутылка? - спросил, наконец, он.

- Я отобрала ее у Генри. Он, правда, успел к тому времени выпить больше половины. А потом я погналась за ним. - Девушка возмущенно смотрела на Джерида. - Жаль только, мне не удалось хорошенько огреть этого бездельника! Миссис Харди даже выскочила на крыльцо от любопытства, и я сказала ей все, что о ней думаю. - Ноэль встала, подбоченясь, и сдула с лица прилипшую прядь волос. - А теперь я собираюсь сказать кое-что лично вам!

Джерид стоял на крыльце, сложив на груди руки, на губах его играла едва заметная улыбка. Он сделал рукой приглашающий жест.

- Я не какая-нибудь распутница, - начала Ноэль, не стараясь даже говорить потише. - Можете думать обо мне все, что угодно, и запирать дверь спальни на ключ, если меня боитесь. Я не сделала ничего такого, за что мне пришлось бы краснеть, и извиняться я не собираюсь! Кроме того, - прибавила девушка, - если мне захочется работать в саду в брюках, я намерена это делать, независимо от того, как к моему занятию отнесутся соседи.

Девушка повысила голос и демонстративно посмотрела в сторону заднего крыльца миссис Харди, где мелькнула какая-то тень. Потом Ноэль снова обратила свой гневный взгляд на мужа.

- И как посмели вы оставить меня у церкви и отправить домой одну в день свадьбы?

Джерид тихонько присвистнул, не отводя глаз от сердитого лица жены.

- В самом деле, как я только посмел, - согласился он, постаравшись изобразить на лице стыд, заставивший его прийти домой так рано.

Девушка раздраженным жестом откинула с лица волосы.

- Я не хотела обижать вас в тот день, Джерид, - тихо произнесла она, впервые опуская глаза. - Я не должна была говорить вам такие ужасные слова. Мне очень стыдно.

На лице Ноэль выступил густой румянец.

Джерид спустился с крыльца и подошел к жене.

- А вы знаете, почему это меня так взбесило?

- Но ведь я отвратительно себя вела, - покаянно ответила Ноэль.

Мужчина покачал головой и едва слышно вздохнул.

- Да нет, я и есть ублюдок, Ноэль, и все знали это, когда я был еще мальчиком. Мою мать изнасиловал какой-то подонок в Додж Сити, в результате чего я и родился.

- Джерид!

Девушку повергли в шок слова мужа. Джерид ожидал от нее такой реакции, но внезапные симпатия и сострадание в глазах Ноэль удивили его.

- Прости меня, пожалуйста, ради Бога, прости! - воскликнула девушка, в ее зеленых глазах застыло искреннее раскаяние. - Я никогда еще не говорила таких ужасных слов, как бы ни злилась.

Джериду стало немного не по себе. Он, прищурившись, посмотрел на Ноэль.

- В моем прошлом много того, чем я не могу с тобой поделиться. То, что я рассказал сейчас, знаю только я сам и моя бабушка.

Ноэль придвинулась к нему еще ближе.

- Какой ты таинственный, - сказала она и подняла на Джерида глаза. - А еще какими-нибудь тайнами ты не хочешь со мной поделиться?

У Джерида перехватило дыхание. Его жена, по-прежнему, полна неожиданностей. Он ловил себя на мыслях о ней, как, например, сегодня утром, когда ему следовало бы заниматься делом Кларка. Свобода человека, если не его жизнь, ставились под угрозу, а он нервно расхаживал по кабинету и вспоминал растерянное выражение лица Ноэль, когда он оставил ее одну у церкви и ушел к себе в контору. Мысли эти не давали ему покоя, и он ушел домой, успев стать свидетелем незабываемой сцены. Стремительное и позорное отступление Генри станет темой для разговоров в городе в течение многих недель, если не лет.

Джерид легонько коснулся пальцем нижней губы девушки и внимательно на нее посмотрел. Она дрожала. Никогда еще Ноэль не казалась ему такой ранимой.

- Не сейчас, - проговорил Джерид, отвечая на вопрос жены. - А как у тебя, Ноэль? У тебя есть какие-нибудь тайны?

- Я подсунула в постель старшему брату большую змею. Я сломала ручку мутовки на нашей новой маслобойке, а он рассказал все отцу.

Лицо мужчины озарила улыбка.

- Правда? А ты разве не боишься змей?

Девушка покачала головой и испытующе посмотрела на Джерида.

- А ты? - с надеждой в голосе спросила она.

Мужчина усмехнулся.

- Нет.

- Значит, отпадает один способ мести. Но ты ведь из города, неужели тебя не смущают эти противные скользкие твари?

Джерид обхватил жену за талию, осторожно привлек к себе и посмотрел на нее сверху вниз.

- Меня смущает только одно обстоятельство, - признался он. - Ты прогнала моего садовника.

- Да, - согласилась Ноэль.

- Теперь мне придется нанять кого-нибудь еще.

Он проговорил это с явной неохотой. Глаза девушки возбужденно заблестели.

- Если этим начну заниматься я, миссис Харди снова ведь примется за свои сплетни.

- Возможно. А тебе хотелось бы этим заниматься?

Ноэль широко улыбнулась.

- Да! А твоя бабушка не станет возражать?

- Я с ней поговорю. Наступают новые времена, и ей придется смириться еще со многим, кажущимся ей странным.

- Да.

Руки мужчины, обнимавшие талию девушки, сжались, он пристально посмотрел ей в глаза.

- Я позволю тебе работать в саду…

- Позволишь?

- Позволю, - твердо сказал Джерид. - Это ведь мой сад.

- Твой? Но ведь почти все в нем посадила я! - возмутилась Ноэль.

- Этот сад расположен на моей земле, и мне решать, кому ухаживать за ним.

Ноэль сердито посмотрела на мужа. Чувствуя его сильные руки у себя на талии, она немного волновалась, но не хотела выдавать этого

- Очень хорошо.

- Как я уже сказал, - продолжил Джерид, не отрывая взгляда от жены, - я позволю тебе работать в саду, но только до тех пор, пока ты не забеременеешь. Потом мне придется все же нанять садовника.

Ноэль замерла на месте, не дыша. Сначала ей показалось, будто она ослышалась. Губы ее зашевелились, она тщетно пыталась выдавить из себя хоть слово

- Ты ведь думаешь… я же распутница и не откажу в любезности ни одному мужчине! Неужели ты хочешь, чтобы матерью твоих детей стала такая женщина? К тому же, ты клялся не переступать порога моей спальни!

Руки, Джерида скользнули от талии жены немного выше. Он жадно посмотрел на ее губы.

- Я хочу тебя, Ноэль, - прошептал мужчина чуть слышно. - Я всегда мечтал об этом.

Руки девушки, лежащие на груди мужа, стали вдруг холодными, как лед; все тело ее охватила нервная дрожь.

- О, Джерид…

- Ни о чем другом я просто не могу думать, с тех пор, как однажды вечером увидел тебя в гостиной с бутылкой виски.

Воспоминания эти заставили девушку зардеться.

- Трусиха, - поддразнил жену Джерид, заметив ее румянец. - Неужели ты сама забыла, как нас тянуло друг к другу в тот вечер и потом?

Ноэль вдруг стало нечем дышать, но она настороженно смотрела на мужчину.

- Нет.

Он нежно ей улыбнулся.

- Лучше, если ты закроешь сегодня дверь своей спальни на ночь, - прошептал он хрипло, заслышав чьи-то торопливые шаги в доме. - Удержать меня сможет разве что щеколда на твоей двери. Да и то, вряд ли.

Ноэль резко выдохнула, не находя слов для ответа, но в этот момент дверь дома распахнулась, и на крыльцо вышли миссис Данн и миссис Пейт.

- Ноэль, что здесь произошло? - спросила старушка. - К нам в дом минуту назад пришел какой-то человек и сказал, будто видел, как наш садовник, сломя голову, несся по улице, а за ним, размахивая бутылкой, гналась молодая женщина. Ты не… - миссис Данн замолчала, увидев Джерида, а потом ее взгляд упал на пустую бутылку из-под виски, лежащую на земле. Миссис Данн явно колебалась. Но уже в следующую минуту ее осенило. - О, Боже!

- Этот негодяй погубил, погубил мои помидоры, - начала оправдываться девушка. - Вот, посмотрите. - Она кивнула в сторону вырванных с корнем растений. - На них только-только появились маленькие плоды, а он, пьяница несчастный, вырвал их из земли!

- Уцелели только два кустика, - заметила экономка. - Значит, он опять напился, да?

- Вот именно, - подтвердила Ноэль. - Я бежала за ним так быстро, как только могла, но так и не сумела его догнать и побить, как следует!

Миссис Данн тихонько прыснула, но Ноэль все же расслышала ее смех и подняла на старушку глаза.

Та укоризненно покачала головой.

- Я узнаю в тебе себя саму. - Старушка вздохнула. - Я совсем забыла, какой была в твои годы. Ноэль, можешь работать в саду, в комбинезоне, если тебе так хочется, - заявила она вдруг. - Вы живете в новом мире. Мое время прошло. Настало ваше. Вокруг нашей семьи ходило уже столько сплетен, еще одна едва ли что-либо изменит. Столь невинное занятие никак не может оскорбить Бога, даже если и не нравится кое-кому из наших соседей. А разве нам не все равно, что о нас думают?

- Вот теперь ты больше похожа на мою бабушку, которую я помню, - с улыбкой заметил Джерид.

- Я и сама это чувствую. - Старушка расправила юбки. - Когда ты закончишь со своими помидорами, Ноэль, я хотела бы попросить тебя написать мне одно письмо. Из-за этого проклятого артрита мне трудно стало держать в руках перо.

- Я с удовольствием вам помогу, - отозвалась с готовностью Ноэль.

- Если, конечно, у Джерида нет других планов, - прибавила миссис Данн, искоса взглянув на внука.

Джерид бросил на жену довольно откровенный взгляд, и она невольно покраснела.

- Я должен еще ненадолго вернуться в контору, - ответил он. - Наш разговор с Ноэль мы сможем продолжить вечером, когда я приду домой.

- Вот и хорошо. Идемте, миссис Пейт. Покажите мне, пожалуйста, тот новый образец вышивки, он мне так понравился.

Экономка, улыбнувшись, покачала головой и последовала за хозяйкой, оставив молодых наедине.

- Наконец-то они ушли. Как вежливо с их стороны оставить нас одних, - шепнул Джерид Ноэль на ухо. - Однако, если бы они могли прочесть мои мысли, то сделали бы это гораздо раньше.

- Но ведь сейчас еще день, - робко возразила девушка, - и мы стоим на виду у всех соседей.

Джерид лишь вздохнул.

- Да.

- К тому же, я должна заняться помидорами, а ты - своим клиентом. - Ноэль заглянула мужу в глаза. - Джерид, в тебя ведь еще никто не пытался стрелять, правда?

Мужчина с удивлением посмотрел на Ноэль.

- Меня ранил один ковбой в Нью-Мексико, - ответил он, наконец, и жестом указал на свою больную ногу. - Именно поэтому я и хромал.

- А как же… этот ковбой, стрелявший в тебя? Его арестовали? - с ужасом спросила девушка.

- В этом не возникло необходимости. - Джерид смотрел в сторону.

- Но почему?

Мужчина посмотрел на жену через плечо и улыбнулся.

- Потому что я тоже в него стрелял, моя дорогая, и раздробил ему правую кисть. Теперь он не скоро сможет взяться за оружие. Но даже если и сможет, то дважды подумает, прежде чем сделает это.

Ноэль вытаращила глаза и, не в силах ничего сказать, смотрела на человека, только что ставшего ее мужем, и о котором, оказывается, она абсолютно ничего не знала.

- Я уже говорил тебе как-то, я ведь служил в конной полиции Техаса, - напомнил жене Джерид. - Я знаю, как держать в руках оружие, Ноэль. И даже, пожалуй, слишком хорошо знаю.

Девушка во все глаза смотрела на Джерида, словно разглядывая по-новому его лицо, глаза, волосы, тонкие, суровые губы.

- Ты и верхом умеешь ездить? - спросила она.

Джерид кивнул.

- А когда ты служил в кавалерии, ты… сражался?

Он снова кивнул.

Ноэль стало трудно дышать. Она заставила себя подойти к Джериду поближе и поднять на него глаза.

- Значит, Эндрю мне все врал, - прошептала она. - И ты совсем не такой, как он мне говорил. Разве нет?

Джерид нежно погладил шелковистую щеку жены.

- Эндрю - младший сын, - сказал он просто. - Ему очень хотелось казаться тем, кем ему никогда не довелось бы стать. У него просто не хватило бы на это мужества.

- Но у тебя-то хватило. - Ноэль пристально посмотрела на мужа, и ее вдруг озарила неожиданная мысль. - Джерид, ты убивал людей?

- Да. - Он резко взмахнул рукой, словно желая покончить раз и навсегда с болезненными воспоминаниями прошлого - Да, убивал.

- И знал женщин.

Мужчина изо всех сил стиснул зубы. Он не ответил ничего.

- Скажи мне, - попросила девушка, потянув мужа за рукав. - Расскажи.

Джерид тяжело дышал.

- Ты просишь меня о невозможном.

- Но ведь еще в самом начале ты говорил, мы должны оставаться искренними друг с другом, Джерид.

- Боюсь, та искренность, которой ты от меня ждешь, может оказаться жестокой, - бесстрастным голосом ответил Джерид. - Ноэль, раньше я жил совсем по-другому, не так, как сейчас. Понимаешь? Ты хоть немного меня понимаешь? Я был… - под мягким взглядом Ноэль голос Джерида оборвался.

- Тебе не хочется это вспоминать, да? - Ноэль придвинулась к мужу еще ближе, все так же не отводя от него пытливых зеленых глаз. - Но ничто не изменит моего отношения к тебе, - сказала она. - Ни твои прошлые ошибки, ни будущие. Такого хорошего друга, как ты, у меня еще никогда не было. А друзья всегда остаются друзьями, несмотря ни на что

- Значит, дружба - это все, что ты от меня ждешь, Ноэль? - тихо спросил Джерид, решив, будто девушка все еще никак не может забыть Эндрю. Она, наверное, бросилась бы к нему с распростертыми объятиями, вернись он к ней с повинной. Не думать об этой возможности Джерид просто не мог.

Взгляд Ноэль упал на губы мужа и там задержался.

- А разве дружба - все, что ты можешь мне предложить? - прошептала она срывающимся от волнения голосом.

ГЛАВА 13

Вернувшись в контору, Джерид заставил себя какое-то время не думать о Ноэль и принялся сопоставлять собранные им по делу факты. Он успел уже к этому времени поговорить с Брайаном Кларком в городской тюрьме, и тот подробно рассказал ему, чем занимался в день ограбления. Джерида отличала превосходная интуиция, и он верил в невиновность своего подзащитного. Сам Кларк не стал скрывать того факта, что в день, когда чуть не убили старика-бакалейщика, он, действительно, заходил в его лавку. Но в момент совершения преступления он уже возвращался на ранчо Била. Однако, бедняга Кларк не мог доказать ни своей непричастности к ограблению, ни подтвердить свое алиби. Никто не мог подтвердить правдивость его слов. А Марлоу, жертва нападения, все еще находился в бессознательном состоянии.

С другой же стороны, это преступление наделало в городе много шума, большей частью, из-за состояния здоровья Теда Марлоу. К тому же в городе объявился какой-то горластый лжесвидетель, он рассказывал всем, будто видел, как Кларк выходил из бакалейной лавки как раз после ограбления. Этот человек также призывал народ судить Кларка судом Линча.

Джон Гармон, один из пастухов огромного ранчо Терренса Била, рассказывал каждому, кто соглашался его слушать, что Кларк, якобы, сам говорил ему о своем затруднительном положении и намерении добыть деньги любой ценой. Такой жестокий человек, обязательно прибавлял к своему рассказу Гармон, заслуживает линчевания. Эти слова Гармона сопровождались, как правило, одобрительным шепотом слушающих.

Слухи об этом дошли до Джерида весьма неожиданно, ему нанес визит хозяин Кларка, Терренс Бил.

Когда Бил переступил порог кабинета Джерида, мужчины секунду изучали друг друга взглядами. Бил, высокий темноволосый мужчина со шрамом на лице, одетый в рабочую одежду, с первого взгляда внушал уважение к себе. Бил привык одеваться так, как нравилось ему самому, и не потрудился даже переодеться для визита к адвокату. Годы и лишения оставили след на его лице, а в глазах сквозила настороженность и проницательность.

Сняв очки для чтения, Джерид внимательно посмотрел своими пронизывающими голубыми глазами на владельца ранчо и встретился с таким же пристальным взглядом темных глаз Била. Спустя некоторое время Джерид предложил посетителю присесть. Бил опустился в кресло, закинул ногу на ногу, отчего заскрипели его кожаные ковбойские штаны, и принялся разминать в руках сигару.

- Вы представляете моего старшего пастуха по делу о грабеже и нападении, - сказал Бил спустя минуту. - Он ни в чем не виноват.

- Знаю, - ответил Джерид. Он тоже сел и откинулся на спинку кресла. - Я не взялся бы за это дело, если бы сомневался.

Бил едва заметно усмехнулся. Он, не торопясь, прикурил сигару и, затянувшись, выпустил в потолок струйку ароматного дыма, все это время владелец ранчо, не отрываясь, смотрел на адвоката.

- Я не помню, как вас звали в Эль-Пасо, но я вас знаю,- произнес он вдруг. - Но вы, похоже, меня не узнали?

Джерид нахмурился. На протяжении этих лет он вел много дел, знал многих клиентов.

- Нет, - ответил за него Бил. - Вижу, вы меня не помните. - Он провел рукой по глубокому шраму на лице. - Я жил в Эль-Пасо и служил там начальником полицейского участка. Однажды ночью трое хулиганов, арестованных мною в одном из трактиров, бежали из тюрьмы. Она страшно злились на меня и пообещали отомстить.

Джерид прищурил глаза. Он вспомнил.

- Так это были вы?

Бил кивнул.

- Той ночью вы спасли мне жизнь. Я никогда еще не видел, как взрослые мужчины молят о пощаде. Это стало для меня настоящим откровением. - Мужчина вдруг резко подался вперед. - Черт возьми, вот уж не ожидал встретить вас в таком шикарном костюме. К тому же, вы - адвокат моего пастуха. Должен признаться, я до сих пор не могу прийти в себя. Вы сильно изменились.

- А вы - нет, - усмехнулся Джерид. - И, к сожалению, могу сказать, внешне вы изменились не в лучшую сторону.

- Годы никого не делают краше.

- Бил. - Джерид покачал головой. - Теперь я тоже вас вспомнил, но в любой другой ситуации ни за что бы вас не узнал. Мне кажется, тогда, на границе, вы носили другое имя.

- Я изменил его, женившись на Эллисон. - не сразу ответил мужчина. - Мне хотелось оградить ее от угроз тех недовольных, которых я арестовывал. Я переехал сюда и здесь осел. - Бил, прищурившись, посмотрел на адвоката. - Постойте, вы ведь сводный брат Эндрю Пейджа.

- Вы правы, - натянуто согласился Джерид. Он все еще не мог спокойно слышать имя Эндрю.

- Моя дочь Дженнифер говорила как-то, что сводный брат Эндрю собирается защищать Кларка. Я слышал ваше имя, но и подумать, конечно же, не мог, что это вы. - Мужчина задумался. - Каковы шансы Кларка?

- Я не стал бы ему завидовать. Он правильно поступил, обратившись ко мне за помощью, - ответил Джерид.

- Да, он бросился к вам сразу, как только узнал о предстоящем аресте, - проговорил Бил. - Я только что побывал у Кларка в городской тюрьме. Он услышал в городе, как вас ценили в Нью-Йорке, и как к вам относятся здесь. Кларка может спасти только талантливый адвокат, и он это понимает. - Мужчина приподнял бровь. - Насколько мне известно, вы хорошо знакомы не только с законом, а Кларк этого не знает, не так ли?

- Та часть моей жизни осталась далеко позади, - решительно ответил Джерид.

- Это вам только кажется, - возразил Бил. - Мне казалось, я смогу забыть со временем о своей прежней службе. Это невозможно, уверяю вас. Прошлое напоминает о себе. Всегда напоминает. Эллисон никогда не видела настоящую мужскую драку, ничего не знала о жестокости и насилии. Но настал день, и из заключения вышел человек, я посадил его в тюрьму за убийство. В тюрьме этот убийца зарекомендовал себя с положительной стороны, а освободившись досрочно, решил меня разыскать. - Выражение лица мужчины стало суровым. - Он убил Эллисон. Убил в то время, когда я ездил помогать ребятам клеймить скот. Он убил мою жену, а потом сидел и ждал, пока я вернусь и увижу дело его грязных рук.

Глаза Джерида сузились.

- Боже правый!

- Моя жена за всю свою жизнь и мухи не обидела, - продолжил Бил. Воспоминания давались ему нелегко, и Джерид это заметил. - Она была самой нежной и кроткой женщиной… - Мужчина сделал глубокий вздох. - Этот подонок набросился на меня. У меня не оказалось при себе оружия, но я и не думал об этом. Меня обуяла такая ярость, я не почувствовал даже, как меня задела пуля. Но прежде, чем я потерял сознание, я убил этого мерзавца голыми руками. Но это, к сожалению, уже не могло вернуть мне Эллисон. Дженнифер исполнилось в ту пору двенадцать лет, - вспомнил Бил. - Она вошла в дом как раз в ту минуту, когда я набросился на убийцу. И после того случая дочь всегда немного меня побаивалась. И мне кажется, побаивается до сих пор.

- Я могу понять ваши чувства в ту минуту.

- Да, вы можете меня понять, - проговорил устало Бил, - ведь вы тоже пережили то неспокойное время. Но тем, кто не видел этого, трудно нас понять.

Джерид думал о Ноэль и о том, как отнеслась бы она к той давней страничке его биографии. Он попытался поставить себя на место Била и представить, как отреагировал бы он, если бы кто-то из его давних врагов решил обидеть Ноэль. Джерид знал наверняка, он поступил бы точно так же, как и Бил, не испытывая после этого ни раскаяния, ни угрызений совести. Мысли эти не на шутку взволновали мужчину.

- Что же касается вашего сводного брата, то он, как мне кажется, нестоящий человек, - неожиданно изменил тему разговора Бил. - Возомнивший из себя невесть что пижон. А Дженнифер, она такая наивная и доверчивая, и влюбилась в такого бездельника. Не играет ли он ее чувствами?

- Нет, - ответил Джерид, хотя и высказал только свои надежды.

Ему казалось, Эндрю, и в самом деле, испытывал к девушке серьезные чувства. Должно быть, так оно и есть, раз он не согласился жениться на кузине. Ноэль, однако, все еще любила Эндрю, но если он не останется в Форт-Уэрте, а, тем более, если влюбится в кого-то по-настоящему, Ноэль должна его забыть. По крайней мере, Джерид на это надеялся.

Бил кивнул.

- Я рад это слышать. Мне не очень-то нравится ваш брат, - признался он. - Слишком уж он кичится своим происхождением и денежным прошлым. Я терплю его только ради дочери.

Джерид невесело усмехнулся.

- А я - ради своей бабушки, - признался он.

Мужчины понимающе улыбнулись друг другу.

- Говорят, Эндрю слишком уж поспешно уехал из города, - заметил Бил.

- Ничего подобного, - твердо сказал Джерид. - Он уехал после моей свадьбы на Ноэль Браун, она его кузина, - с подчеркнутой медлительностью произнес мужчина. - Они с Ноэль не слишком ладили, - прибавил он. - И отношения их стали портиться с тех пор, как Ноэль узнала своего кузена получше.

Бил усмехнулся.

- Может быть, та же самая история произойдет и с моей Дженнифер, когда она раскусит этого парня.

- Хорошая женщина могла бы сделать из него человека, - беспечным тоном заметил Джерид.

Бил поджал губы. Он оставил последнюю фразу адвоката без ответа. Затянувшись, мужчина устремил на своего собеседника пристальный взгляд темных глаз.

- Один из моих пастухов собирается выступить свидетелем обвинения, - заговорил он, наконец, несколько сдавленным голосом. - Его зовут Джон Гармон. Этот парень вырос на берегах Миссисипи и ненавидит негров. Он говорил Кларку такие вещи, за которые я, на месте Брайана, избил бы его до полусмерти. Что же касается Кларка, то он все терпеливо сносил. Мне стало известно, говорят, именно Гармон видел, как Кларк вошел в лавку бакалейщика за несколько минут до ограбления. А еще он говорил кое-кому, будто Кларк признался ему как-то в денежных затруднениях.

- Кларк не показался мне человеком алчным.

- Он, и на самом деле, не такой, - твердо сказал Бил. - Более того, если бы он нуждался в деньгах и, тем более, так срочно, он, как уважающий себя человек, пришел бы ко мне и попросил взаймы. Я не отказал бы Кларку. И он прекрасно это знал.

- Значит, у него не было необходимости прибегать к столь крайней мере, как нападение на cтapoгo добряка Марлоу с целью его ограбить? - уточнил Джерид.

- Вот именно

- Этот Гармон… как давно он у вас работает?

- Уже полгода, - ответил Бил. - Он терпеть не может работать с Кларком. Мой управляющий отошел от дел, и когда я намекнул как-то о своем намерении предложить эту должность Кларку, а не Гармону, тот, услышав это, затаил злобу. - Подавшись вперед, мужчина загасил сигару в большой пепельнице на столе адвоката. - Гармон играет на деньги, - прибавил он, глядя прямо на Джерида. - И потом, так сильно отделать Марлоу мог человек достаточно внушительного телосложения, даже принимая во внимание возраст старика. Марлоу выше шести футов ростом и еще довольно крепкий, примерно таких же пропорций и Гармон. Кларк же гораздо мельче их обоих, и, к тому же, у него искалечена левая рука.

Джерид невольно усмехнулся.

- Вы, похоже, читаете мои мысли.

- Не забывайте, я ведь когда-то служил в полиции. - Бил встал. - У Кларка нет денег, кроме его зарплаты. Тратит он немного, пытается на всем экономить, стараясь отсылать каждый месяц небольшую сумму на Восток, сестре и матери. Гармон же, сколько я его помню, всегда и всем должен.

- Я рад вашему визиту. Вы поделились со мной действительно ценной информацией.

- Надеюсь, она вам поможет. Если же ничего из этого не получится, - прибавил мужчина, и глаза его сверкнули нехорошим блеском, - придется заставить Гармона замолчать.

- Сейчас я уже не прибегаю к оружию для решения спорных вопросов, - удивился Джерид.

- А в Террелле, как я слышал, вы еще не пренебрегали этим способом, - прозрачно намекнул Бил.

- Откуда вам это известно?

- Не стоит играть со мной в прятки, - усмехнулся Бил, направляясь к двери. - Я узнал об этом от судьи. Мы каждую неделю играем с ним в покер. - Мужчина обернулся. - Советую вам повнимательнее приглядеться к Симсу, агенту сыскной полиции. Он любыми путями постарается помочь Гармону. А Гармон заводит разговоры о линчевании.

- Это уже само по себе подозрительно, - спокойно заметил Джерид. - Каждый человек имеет право на справедливый суд.

- Ну, что ж, если вам понадобится помощь, вы знаете, где меня искать, меня еще не настолько одолел артрит, в случае необходимости я смогу воспользоваться оружием. И могу найти парней, которые меня поддержат. Не могу оставаться спокойным, когда кого-то хотят линчевать.

- Я это учту, - пообещал Джерид.

* * *

Слухи о призывах горожан к линчеванию Кларка не на шутку встревожили Джерида. Ему не хотелось затягивать расследование дела об ограблении, но и спешки в своей работе он тоже не любил. Кларка подставили, а значит, у него имелись враги, и, хотя негр и не хотел называть их имена, Бил только что открыл имя самого злейшего из них. Такой поворот событий многое менял, и теперь Джерид собирался провести небольшое расследование и узнать об интересующем его человеке как можно больше.

Джерид телеграфировал в Чикаго своему приятелю и последователю Пинкертона Мэтту Дейвису и, сообщив ему имя Джона Гармона, попросил проверить его досье по картотеке. Мэтт хранил досье на людей, с которыми ему приходилось сталкиваться по долгу службы, и если против Джона Гармона имелись какие-либо компрометирующие документы, они должны находиться у Мэтта.

Адвокат набросал для себя кое-какие заметки, ответил на два телефонных звонка клиентов, продиктовал ответы на письма, пришедшие с утренней почтой, после чего опустился в кресло и принялся думать о Ноэль, о печали в ее глазах и о тех странных вопросах, которые она задала ему при расставании на заднем крыльце. «А разве дружба - это все, что ты мне можешь дать?» - спросила Ноэль. И он все еще никак не мог забыть ее слова.

Джерид задумчиво поглаживал рукой поверхность диктофона. Он старался как можно меньше думать о своих чувствах к Ноэль. Сначала между ними возникло непонимание, потом Ноэль стала относиться к нему враждебно, и, наконец, этот случай с Эндрю. Теперь же, когда никаких реальных преград между ними больше не существовало, Джерид мог признаться себе в непреодолимом влечении к Ноэль.

У мужчины перехватило дыхание при воспоминании о небольшой молочно-белой, усеянной веснушками груди девушки. Она могла ударить его, ругаться грязными словами, даже плакать у него на плече. Но стоило Джериду только коснуться ее, и она позволяла ему делать со своим телом все, что угодно

Тихо застонав, Джерид убрал руку с диктофона. Он давно уже распрощался с мечтой о семье и жене, и все мысли его теперь сводились к ребенку. Это было безрассудным и опасным, за ним стояло его прошлое. Техас. И здесь, в Форт-Уэрте, существовала большая вероятность встречи со старыми врагами, чем в Нью-Йорке, тем более, оставались свидетели смерти ковбоя, которого женщина по имени Ава обвинила в изнасиловании и воровстве много лет назад в Додж Сити. И в конечном итоге, Джерид не сможет вечно скрывать свое прошлое от Ноэль.

Джерид не знал, хватит ли у него решимости рассказать когда-нибудь жене о своем прошлом. Она никогда его не осуждала и не читала нотации, а просто принимала его таким, какой он есть. Давний пылкий роман с Авой, из-за которой он убил человека, преступил закон и связал свою жизнь с преступным отребьем, до сих пор не давал покоя Джериду. А еще он убивал людей, когда служил рейнджером в Техасе. Ноэль знает об этом. Но ей ничего не известно о том, как он жил до того, как стал адвокатом, хотя она уже знает о нем довольно много.

В любом случае, Джерид испытывал к девушке страстное влечение. Мало того, им руководила не только и не столько физическая потребность находиться с ней рядом. Он ловил себя на том, что ему порой недостает Ноэль, звука ее мягкого голоса и вспышек непростого характера. Джерид усмехнулся, вспомнив, как его жена неслась по улице за Генри. Да, Ноэль уникальна, в своем роде. Разве сможет он когда-нибудь ее бросить? Если бы только Эндрю женился на мисс Бил и стал, тем самым, недосягаем для Ноэль навсегда! Вполне возможно, она все еще лелеет надежду вернуть Эндрю, несмотря на случившееся. И ему, Джериду, останется только терпеливо ждать, пока она не переживет свою любовь к кузену. А до тех пор им лучше сохранять между собой дистанцию. И все же, он должен хотя бы один раз обладать этой девушкой, мужчина просто не может существовать без воспоминаний.

* * *

Когда Джерид пришел из конторы домой, сердце его переполняли тревоги и тайные желания. Он ел, не обращая никакого внимания на поданные блюда, и все время смотрел на Ноэль. Когда же взгляды их встречались, девушка краснела от откровенного желания, мелькавшего в глазах мужа. Слава Богу, ее влечет ко мне, думал Джерид. А там, где есть желание, может возникнуть и любовь.

После ужина зашел разговор о предстоящем судебном разбирательстве. Ноэль робко посматривала на мужа, когда он высказывал свои сомнения относительно исхода этого дела.

- Все будет зависеть от того, найдутся ли двенадцать беспристрастных присяжных заседателей, лишенных каких бы то ни было предубеждений, и от того, кто решится встать на защиту негра, бросив тем самым вызов своим белым собратьям, - мрачно заявил Джерид.

- Иными словами, - добавила миссис Данн, - этого несчастного может спасти только чудо.

Джерид кивнул.

- Мне приходилось уже выигрывать процессы, лишенные веских свидетельских показаний, - продолжил он. - Но это происходило в Нью-Йорке, где, в большинстве своем, живут люди, умудренные опытом. Здесь же совсем другое дело. Многие здешние жители выросли на границе. Они суровы и непримиримы, к этому их приучила жизнь. И в то же время они слишком доверчивы…

- Но этот человек невиновен, - перебила мужа Ноэль.

- Да, - согласился Джерид, улыбнувшись жене. - Но невиновность не может служить гарантией для вынесения вердикта невиновности. В этих местах людей вешали даже при недостатке улик у обвинения. И этот ковбой, призывающий народ к линчеванию, может стать ключом к раскрытию всего дела.

- Что ты собираешься делать? - встревоженно спросила Ноэль.

- Все, что только придется, - ответил серьезно мужчина.

Отложив свое вышивание, миссис Данн встала.

- Я всегда верила и буду верить в твои способности, мой мальчик, - тепло сказала она и, задержавшись на пороге, прибавила: - Спокойной ночи. Чувствую, с возрастом начинаю гораздо быстрее уставать.

- Спокойной ночи, - отозвался Джерид, и эти же слова эхом повторила Ноэль.

Никого не удивило, когда, не просидев и двух минут после ухода хозяйки, со своего места поднялась и миссис Пейт и, пожелав молодым спокойной ночи, тоже удалилась к себе. Джерид и Ноэль остались в гостиной одни. Девушка продолжала вышивать, а Джерид, не отрываясь, смотрел на нее. Вскоре старинные часы пробили десять. Мужчина поднял глаза, то же сделала и Ноэль, и их взгляды встретились.

В эту минуту Джерид понял, что не сможет противостоять собственному желанию. Глаза Ноэль мягко блестели, в них светились желание, растерянность и настороженность. Сдерживать себя Джерид больше не мог. Он должен испытать это хотя бы один раз, чтобы утолить немного голод своего сердца, заверил себя Джерид, чувствуя, как начинает напрягаться все его тело.

- Ты устала, - сказал он хриплым, взволнованным голосом. - Сегодня выдался трудный денек. Почему бы и тебе тоже не отправиться спать пораньше?

Ноэль поднялась со своего места, дрожа всем телом, взяла свое вышивание и нерешительно посмотрела на мужа, в глазах ее читался робкий вопрос. Мужчина ничего ей не сказал. Он только очень медленно кивнул, и от выражения его голубых глаз сердце Ноэль забилось быстрее, а по спине побежали мурашки.

Она повернулась и поднялась к себе в комнату. Быстро раздевшись и облачившись в тонкую батистовую ночную сорочку с вышитым лифом, девушка распустила волосы и убрала в шкаф одежду. Когда она выключила свет, руки ее дрожали. Она с нетерпением ждала прихода мужа, ей хотелось близости с ним, но слышанное ею раньше о первой брачной ночи немного ее пугало. Почувствует ли она боль? Но ведь она любила Джерида и верила ему, он не может причинить ей боли.

Ноэль лежала в постели, укрывшись одеялом до пояса и ждала, возбужденная и дрожащая. Вскоре дверь ее комнаты тихо скрипнула, девушка услышала осторожные шаги. К ее постели приблизилась темная фигура. Дыхание Ноэль стало таким же учащенным, как и биение ее сердца, а губы невольно приоткрылись.

Вот послышалось какое-то шуршание, потом Ноэль ощутила, как откинулся край одеяла, кровать скрипнула под тяжестью нового тела, и девушка почувствовала, как сильные руки повернули и притянули ее к теплому мускулистому телу, оказавшемуся, к ее ужасу, полностью обнаженным.

Когда руки Ноэль уткнулись в мускулистую, поросшую курчавыми волосами грудь мужа, она тихонько ойкнула и вздрогнула от неожиданности.

- Разве мне надо повторять сейчас, что тебе нечего бояться? - ласково спросил ее Джерид.

- Нет, - чуть слышно ответила девушка. Руки ее наткнулись на руки мужа, и она невольно напряглась. - Джерид, ты не… сделаешь мне больно? - прошептала она.

- О, моя дорогая, - тихо проговорил мужчина.

Он крепко прижал Ноэль к себе и начал легонько покачивать ее, пока она, наконец, не перестала дрожать, немного расслабившись.

В наступившей тишине Джерид долго и нежно гладил жену по голове, перебирая шелковистые пряди ее роскошных волос. Потом он лег на спину и притянул Ноэль к себе, так, что рука ее осталась лежать на его широкой мускулистой груди. Пальцы Ноэль слегка сдвинулись с места, и ее словно обожгло огнем. Джерид тихонько застонал. Подождав какое-то время, рука девушки вновь пришла в движение. Джерид снова застонал, на этот раз уже громче.

- Мужчины… так остро воспринимают, когда до них дотрагиваются? - спросила Ноэль мужа.

- Да, - просто ответил он.

- О!

Пальцы девушки опять замерли на месте. Что она должна делать? У нее не было в этом деле никакого опыта. Она боялась наткнуться на теле Джерида на что-нибудь неожиданное и, одновременно, сгорала от любопытства и возбуждения.

- Дотронься до меня, - попросил ее Джерид.

- Но ты стонешь так, словно тебе больно, - запротестовала девушка.

- Поверь, если мне и больно, то это очень сладкая боль, - ответил Джерид.

Ноэль ничего не поняла, и он рассмеялся.

- Ну, смелее, - подбадривал жену Джерид. - Ведь твоя возвышенная душа явно жаждет приключений.

- Джерид, мое представление о приключениях ограничивается выдергиванием сорняков в саду, - скромно ответила Ноэль. - А это…так таинственно и немного пугающе. На тебе совсем ведь нет одежды?

- Мне кажется, довольно трудно заниматься любовью, не раздеваясь.

Ноэль услышала в голосе мужа нетерпеливые нотки. Ее рука снова продолжила свой путь по груди Джерида и вскоре добралась до маленького твердого соска. Девушка не поняла, что это такое, а потому рука ее в этом месте не задержалась. Теплую грудь Джерида покрывала густая поросль, и Ноэль понравилось ощущать легкое подрагивание под своими пальцами. Она невольно задержала дыхание.

- Ты ведь совсем не поняла, что я имел в виду, да? - тихо спросил ее Джерид. - А я-то думал, ты спала с моим братом!

- А как ты догадался, что этого не произошло?- сердито спросила девушка.

Вместо ответа Джерид положил руку жены на нечто такое, о существовании чего она даже не подозревала. Когда же Ноэль поняла, что это, то смущенно вскрикнула, резко отдернула руку и села в постели.

- Вот так я и догадался, - засмеявшись, сказал мужчина.

- Джерид, ты… что ты делаешь?

- Тсс.

В следующее мгновение сорочка Ноэль оказалась на полу, а сама девушка - на бедрах мужа, и это нечто, чего она минуту назад коснулась, уперлось ей прямо в живот. Они сидели, тесно прижавшись друг к другу, посреди кровати, в комнате царила кромешная темнота, но Ноэль чувствовала своей обнаженной грудью грудь мужа, и от избытка чувств у нее кружилась голова.

Она крепко держалась за плечи Джерида, и дыхание ее становилось все более неровным.

Руки Джерида, обнимавшие Ноэль, ласково поглаживали ее спину. Он крепко прижимал жену к себе, не двигаясь, пока она немного не успокоилась.

- Мы не должны спешить, Ноэль, - прошептал Джерид.

Уже в следующее мгновение щека его коснулась щеки Ноэль, и девушка почувствовала на своих губах его теплые нежные губы.

Поцелуй этот, казалось, продлится вечно. Но потом язык мужчины стал медленно, но настойчиво раздвигать губы девушки, а руки его принялись ласкать ее самые потайные места. Раньше она никогда бы не позволила мужчине подобные вольности.

Когда Джерид ее приподнял, девушка не сразу поняла, зачем он это делает, но потом почувствовала вдруг, как что-то упирается в самое сокровенное ее место, за которым скрывался источник ее целомудрия.

- О, Джерид, нет! - вскрикнула Ноэль, и ногти ее впились в плечи мужа. - Джерид, мне больно!

- Так и должно быть в первый раз, - прошептал мужчина чуть слышно и, почувствовав, как отчаянно сопротивляется Ноэль, еще крепче прижал ее к себе и слегка приподнял ее бедра. Вскоре девушка ощутила резкую боль, пронзившую все ее тело. - Тсс, - прошептал ей на ухо Джерид и поцелуем заглушил ее всхлипывания. - Если бы я только мог, я никогда и ни за что не сделал бы тебе больно, моя девочка. Ты должна это знать.

Ноэль запустила пальцы в густую поросль на груди мужа и горько плакала. Эта боль так напугала!

- Ноэль, Ноэль, - ласково произнес Джерид, касаясь губами мокрых от слез губ девушки и осторожно поглаживая ее там, где все еще пульсировала боль. - Потерпи еще немного, моя милая, - прошептал он. - Сделай это для меня, хорошо?

Девушка чувствовала, как осторожно Джерид ловит губами ее слезы, скатывающиеся по щекам. Он весь дрожал. Eгo руки с силой сжимали бедра Ноэлъ.

- Я не знала…это так больно, - призналась девушка и снова заплакала.

- Прости меня, - почти простонал Джерид. - Прости меня, я ведь тоже этого не знал. Нам следовало бы сначала отправить тебя к врачу.

- К… - Сквозь боль до Ноэль дошел все же смысл сказанного. Дрожа всем телом, она посмотрела сквозь пелену застилавших глаза слез на мужа. - К врачу? Но зачем? - спросила, превозмогая боль.

Одна рука Джерида скользнула туда, где соединялись их тела, прикосновение это заставило Ноэль удивленно вскрикнуть. Джерид так изысканно ее ласкал, и вскоре волна удовольствия полностью захлестнула тело девушки, заставив ее забыть про боль.

Она судорожно вцепилась в плечи мужа и тихо застонала.

- Здесь? - быстро прошептал Джерид и снова пощекотал ее в том месте.

- Дже…рид! - Ноэль выкрикивала имя мужа всякий раз, как он к ней прикасался. Ее тело ритмично двигалось, приподнималось и дрожало, а с губ сорвался еще один стон: - О!

Ноэль казалось, будто она парит где-то высоко над землей. Ее не мучили уже ни боль, ни сомнения, она освободилась от всего. А потом девушка почувствовала, как ее закружил водоворот восторга. Казалось, все ее тело, от головы до пят, обнимали ласковые руки Джерида. Он осторожно раздвинул ноги девушки и приподнял их. И больше Ноэль не чувствовала боли, боль сменилась столь приятным щекочущим теплом, оно неожиданно накатилось на девушку, и она снова заплакала.

Джерид припал к губам Ноэль, издававшей в порыве страсти слишком громкие стоны. Руки, обнимавшие жену, дрожали, он притягивал к себе ее тело все сильнее. Ноэль услышала ритмичное поскрипывание матраса, почувствовала у себя на виске неровное и горячее дыхание мужа и везде на своем теле - его сильные и нежные руки.

Девушка вскрикнула, но Джерид заглушил этот звук жадным поцелуем. Она не понимала, что происходит с ее телом. Напряжение вдруг спало, оно порвалось, как натянувшаяся нить, и Ноэль ощутила, как падает, дрожит и плачет от восторга. Это удивительное ощущение длилось всего несколько секунд. Но потом оно резко оборвалось, девушка горько заплакала и изо всех сил прильнула к мужу, желая повторить эти незабываемые мгновения. Но Джерид тоже исчерпал себя. Он вдруг резко затих, потом конвульсивно дернулся всем телом, хрипло выкрикнув ее имя, и снова упал на постель, прислушиваясь к бешеному стуку своего сердца.

Ноэль чувствовала мужа каждой клеточкой своего тела. Ее руки скользили по тугим мускулам его спины, и она пыталась восстановить дыхание после самого упоительного и самого взрывного удовольствия своей жизни. Тело девушки все еще ритмично подрагивало, словно стараясь вернуть ушедшие мгновения восторга. Бедра ее тоже беспомощно двигались, и хотя Ноэль ощущала еще незначительную боль, даже она не могла удержать ее от поисков недавнего блаженства.

Джерид положил руку на бедро жены, стараясь ее успокоить.

- Нет, - прошептал он. - Ты ведь разорвалась, и тебе станет еще больнее.

- Разорвалась? - Это слово звучало ужасно.

Джерид приподнял голову и прикоснулся к губам жены с необыкновенной нежностью, у нее даже на глаза навернулись слезы.

- Ноэль, разве тебе никогда не говорили о том, что происходит между мужем и женой в первую брачную ночь?

- Кто мне должен был рассказать? - со слезами в голосе прошептала девушка.

Джерид поцеловал ее закрытые глаза.

- Природа защищает тело женщины тоненькой пленкой, она называется девственной плевой, и когда мужчина сближается с женщиной, пленка эта разрывается.

Щеки Ноэль горели от смущения, и она благодарила Бога за то, что в комнате не горел свет, и Джерид не мог видеть ее лица.

- Вот почему ты испытала такую боль, - пояснил Джерид. - И я хочу попросить у тебя прощения. Я ведь не верил тебе. Теперь я знаю - ты не принадлежала ни Эндрю, ни другому мужчине.

- Это значит, я должна была чувствовать боль? - спросила Ноэль.

- По крайней мере, мне так говорили.

Говорили. Руки Ноэль, гладившие тугие крепкие мускулы мужа, замерли.

- А ты сам этого не знаешь?

Джерид усмехнулся и осторожно поцеловал небольшую упругую грудь жены.

- Нет.

- Так значит…

- …я впервые занимался любовью с девственницей, - закончил за нее Джерид.

Девушке страшно хотелось расспросить мужа о других женщинах, которых он знал. Oнa хотела задать ему множество интересующих ее вопросов, днем она бы просто не решилась спросить о таком. Но она колебалась.

- Джерид, - начала Ноэль.

Но в этот момент он начал отстраняться от жены, и она вскрикнула от боли. Тело мужчины почти тотчас замерло. Он что-то тихо произнес. Потом рука Джерида легла на бедро Ноэль, и он принялся осторожно, мало-помалу от нее освобождаться.

- Потерпи, маленькая моя, - шепотом успокаивал он Ноэль, когда та вся сжалась и застонала от боли. - Потерпи.

Когда же, наконец, Джерид оторвался от нee, девушке показалось, будто всю ее обожгло. От нестерпимой боли она снова заплакала. Джерид ласково привлек жену к себе и прижался лицом к ее щеке.

- Прости, - сказал он тихо. - Я не хотел делать тебе больно.

- О, но это того стоило, - не задумываясь, с жаром воскликнула Ноэль. - Джерид, мне было так хорошо!

Мужчина сделал глубокий вдох.

- Правда?

Ноэль прижалась щекой к груди мужа и страстно прильнула к нему всем телом. Но сразу почувствовала, как вдруг напряглось большое и сильное тело Джерида, и невольно замерла.

- Я сделала что-то не так? - быстро спросила Ноэль. - Если да, то ты должен мне об этом сказать. Я так мало обо всем этом знаю.

Джерид снова притянул девушку к себе.

- Когда ты прижимаешься ко мне вот так, я чувствую себя на верху блаженства, - сказал он Ноэль. - Я люблю это состояние, когда меня начинает охватывать возбуждение, но сейчас не могу позволить себе этого. Ты должна понимать, повторить мы сегодня ночью не сможем, Ноэль. Я не хочу причинять тебе еще большую боль.

- Я знаю. - Девушка разочарованно вздохнула, потом еще раз. - А тебе… было хорошо? Если я почувствовала боль, то и ты испытал то же самое?

- Немножко, - к удивлению девушки признался Джерид и засмеялся ее наивности. - В том месте у меня тоже очень нежная кожа, как и у тебя.

- Джерид!

Мужчина легонько прикоснулся губами к закрытым глазам жены и потянулся всем телом, чувствуя приятную усталость.

- Я уже забыл, какое это изматывающее занятие.

Ноэль ничего не ответила, лишь сердито нахмурилась, но в темноте Джерид этого не заметил.

- Ты ревнуешь? - шепотом спросил он.

Взяв в руку ее кулачок, он поднес его к губам и легонько покусал.

- Мне никогда не было так хорошо, - признался Джерид, и голос его прозвучал искренне, - и я впервые занимался этим с такой нежностью. Раньше меня заботило лишь собственное удовольствие.

Ноэль села в постели, стараясь двигаться медленно и осторожно.

- Я сделал тебе так больно? - спросил мужчина, и в голосе его прозвучало искреннее участие.

- Ничего страшного, - ответила Ноэль. Девушка прикоснулась к бедру и ощутила на пальцах что-то липкое, с металлическим запахом крови.

- О, Джерид, простыни… - растерянно прошептала она.- Все узнают!

- Но мы ведь женаты, - напомнил ей Джерид.

- Да, но…

- Ах, ты моя глупенькая. - Он притянул Ноэль к себе и поцеловал, осторожно сжимая в ладони ее нежную грудь. - И все же, как ты восхитительна, - с сожалением вздохнул Джерид и отпустил жену.

Она села в постели и коснулась его груди.

- А после того, как… все заживет, мне уже не будет больно?

- Нет. - Джерид не мог думать об этом без горечи. Он понимал, следующего раза у них может и не состояться. Они должны создать между собой определенную дистанцию. Ноэль принадлежала ему, он сорвал цвет ее невинности. И если ему суждено потерять Ноэль, то воспоминаний об этой волшебной ночи ему хватит до конца дней.

Джерид встал, и по легкому шуршанию одежды Ноэль поняла, что он потянулся за халатом.

- Ты уже уходишь? Но… мы же муж и жена. Разве ты не можешь остаться со мной… на всю ночь? - нерешительно спросила она.

Соблазн оказался так велик, Джериду хотелось кричать, но он не мог позволить себе остаться. Он и без того чувствовал себя опьяненным собственной женой. А еще она не должна стать свидетелем кошмаров, преследовавших его почти каждую ночь. Со временем, если она вычеркнет из своего сердца Эндрю, он, возможно, все ей расскажет. Джерид поднял с пола сорочку Ноэль и протянул ее жене.

- Нет. Я не останусь.

- Но почему? - разочарованно прошептала она.

Джерид задержался у кровати, опустив руки в карманы халата.

- Ноэль, -неуверенно произнес он, страстно желая спросить жену, думала ли она об Эндрю в то время, как он ее любил.

- Да? - мягко спросила девушка.

Нет, Джерид не мог заставить себя задать ей этот вопрос. Смешно и нелепо, он бесстрашно встречался с вооруженным противником, а услышать слова правды из уст этой женщины, так много значившей для него, страшно боялся.

- Нет, нет, ничего, - резко бросил Джерид. - Спокойной ночи.

Мужчина вышел в коридор и осторожно закрыл за собой дверь. Ноэль еще долго сидела, озадаченная, после чего встала, подошла к умывальнику и смыла с себя следы крови. Боль мучила ее еще некоторое время, не давая уснуть, но к утру ей стало легче.

* * *

Ноэль спустилась к завтраку в хорошем настроении, все еще находясь под впечатлением ночных событий замужней жизни. Но когда она переступила порог столовой, в глаза ей бросился все тот же, прежний, бесстрастный Джерид, сидевший во главе стола. Он улыбнулся девушке, но улыбка эта не выражала каких-либо скрытых эмоций. Джерид вел себя, как всегда, корректно, но ничто в нем не выдавало того пылкого любовника, которого она узнала прошлой ночью. Он казался Ноэль чужим и далеким.

Девушке стало как-то не по себе, она неуверенно подошла к столу и заняла свое место. Ноэль испытывала страшную неловкость, ей казалось, будто все за столом смотрят только на нее и догадываются о произошедшем ночью.

- Положите себе яйцо, дорогая моя девочка. Думаю, сегодня они получились особенно удачно, - предложила миссис Пейт, ставя на стол блюдо. - После того, как вы вчера гоняли мистера Генри, вам просто необходимо восстановить силы!

Экономка, улыбаясь, вышла из столовой, и миссис Данн с трудом удержалась, стараясь не рассмеяться.

- Но он напился! - заявила девушка в свое оправдание. - Этот негодяй вырвал с корнем мои помидоры, они уже начали плодоносить. Недели через две их можно было бы уже срывать. Теперь у меня осталось лишь несколько кустиков. Этот бездельник Генри получил по заслугам!

- Да, ты права, дитя мое, - отозвалась миссис Данн. - Я не могу тебя винить, - прибавила она с улыбкой.

Ноэль поджала губы, вспомнив рассказ миссис Пейт о давних проступках своей хозяйки.

Миссис Данн, должно быть, догадалась, о чем в этот момент подумала Ноэль, так как в ее голубых, как у внука, глазах загорелись озорные искорки.

- Я и сама люблю покопаться в земле.

Девушка тихо засмеялась.

- Да, вы уже говорили.

Миссис Данн пожала плечами.

- Я стала слишком уж чувствительна к сплетням и постараюсь, конечно, научиться жить в новом мире, но для такой старой перечницы, как я, это ох как непросто.

- Не такая уж ты и старая, - вступил, наконец, в разговор Джерид. - В тебе остался прежний дух.

- Но, увы, уже не та энергия.

Джерид, не отрываясь, смотрел на Ноэль, но когда та, почувствовав его взгляд, повернулась, он поспешно опустил глаза. Не спеша закончив завтрак, мужчина вытер губы полотняной салфеткой.

- Я должен спешить на встречу с клиентом, - сказал он, взглянув на часы.

- А тот детектив из Чикаго, которому ты послал телеграмму, - спросила его бабушка. - Он приедет?

- В этом нет необходимости. Нужное мне расследование он может провести на месте.

- Неужели ты не можешь узнать необходимую тебе информацию у одного из городских детективов? - поинтересовалась старушка.

- Бабушка, здешние детективы работают, прежде всего, в интересах города, и один из них собирается выступать в качестве свидетеля обвинения.

- Значит, этот человек из Чикаго может помочь тебе доказать невиновность твоего клиента? - спросила Ноэль.

Джерид посмотрел на жену каким-то уж очень холодным взглядом и сухо сказал:

- Я надеюсь, он сможет найти какие-нибудь компрометирующие факты в прошлом обвинителя. Через мои руки прошло уже не одно криминальное дело, и я, практически, с ходу могу судить о том, виновен ли мой клиент или же нет. Не могу сказать, что никогда не ошибался, но сейчас я уверен в невиновности моего теперешнего клиента. К тому же, я не вижу ни одной веской причины с его стороны для совершения такого преступления.

- Тогда почему же его арестовали? - снова задала вопрос Ноэль.

Джерид с раздражением посмотрел на жену.

- У него есть враги, и нет убедительного алиби.

- Понятно.

Мужчина подошел к бабушке и нежно поцеловал ее в щеку. Ноэль сидела, затаив дыхание, и ожидая, пока Джерид подойдет поцеловать и ее. Но, хотя он и бросил на нее внимательный взгляд, после минутного колебания просто вежливо ей кивнул и, не оглядываясь больше, вышел из столовой.

* * *

После завтрака Ноэль вызвалась помочь миссис Пейт убрать со стола грязную посуду и отнести ее на кухню. Каждое движение девушки отличалось некоторой болезненностью, и она всякий раз морщилась от боли.

Зайдя на минутку в кладовую, экономка вернулась оттуда с маленькой баночкой мази. Женщина огляделась по сторонам, желая убедиться в том, что ее никто не услышит, и протянула баночку озадаченной Ноэль.

- Это для вас, - объяснила миссис Пейт. - С мазью все заживет быстрее.

Ноэль покраснела. Простыни. Миссис Пейт, должно быть, убирала их сегодня утром.

- Моя дорогая девочка, - мягко сказала Ноэль экономка, - все мы были в свое время замужем. И не стоит смущаться. Страсть мужчины и рождение ребенка - это лишь малая часть нелегкой женской доли. - Передавая мазь девушке, миссис Пейт ласково погладила ее по руке. - Она вам обязательно поможет, ободряюще прибавила женщина. - Когда мужчина становится старше, его пыл начинает понемногу ослабевать. Но до той поры вам придется все же потерпеть.

Миссис Пейт отвернулась, улыбаясь своим мыслям, а Ноэль в совершенной растерянности уставилась на нее. Ей придется терпеть? Значит, ей всегда будет больно? А Джерид утверждал обратное, но может быть…

- Миссис Пейт, - решилась все же обратиться к экономке Ноэль. - А… неужели от этого не получаешь никакого удовольствия?

- Мужчина получает, - ответила миссис Пейт. - Но женщина не должна испытывать никакого удовольствия. Это грешно. Для нее это простой акт воспроизведения рода, вот почему для женщины это так неудобно. Но, к счастью, этот акт длится всего минуту-две, пока мужчина, наконец, не утолит свою страсть. И происходит это только один-два раза в месяц - поначалу, пока мужская страсть немного не угаснет. Так что, не всегда все будет так уж плохо. Передайте-ка мне, пожалуйста, вон те тарелки, дорогая моя.

Ноэль подала женщине оставшиеся грязные тарелки. От миссис Пейт она получила совсем иное представление о семейной жизни. Судя по всему, бывший муж экономки оказался плохим любовником и очень быстро удовлетворял свои потребности. Джерид, в отличие от него, не спешил. Он проявлял по отношению к Ноэль невероятное терпение. И потом, вслед за этой болью к Ноэль пришло настоящее, хоть и греховное блаженство. Неужели так уж грешно испытывать подобные чувства в объятиях горячо любимого мужа? Ноэль так не думала.

Может быть, решила она, я найду ответ на этот вопрос, когда Джерид придет ко мне в комнату снова. И при мысли об этом девушка зарделась.

* * *

С их первой ночи прошло уже четыре дня, а Джерид так больше и не приходил к жене по ночам. Мазь сделала свое дело, и Ноэль чувствовала себя прекрасно. Девушка уже и думать забыла о всех неудобствах, причиненных той болью. И Джерид, конечно же, тоже должен об этом знать. Но он больше не предпринимал никаких попыток к сближению, напротив, они даже как-то еще больше отдалились друг от друга.

Скорей всего, Джерида разочаровала ее неумелость в постели, и он не испытывал больше к ней влечения, как к женщине, решила про себя Ноэль. Или, может быть, он удовлетворил таким образом свое любопытство. Может быть, просто хотел убедиться в ее невинности. Как ни старалась, девушка не могла найти объяснение внезапной холодности и отстраненности мужа, и лишь одно она знала наверняка - Джерид ее не любил. Любящий мужчина не стал бы себя так вести. Должно быть, он в ней просто разочаровался. Она стала его женой, но остается ею только на словах. Джерид никогда больше не придет к ней в спальню.

ГЛАВА 14

Слушание дела должно было состояться через два дня. Джерид все чаще приходил домой задумчивый и озабоченный, и Ноэль знала причину столь мрачного настроения мужа. Заголовки статей на первой странице местной газеты подтверждали вину клиента Джерида, в статьях цитировались слова окружного прокурора, сообщавшего, будто исход дела уже решен. Нашлись трое свидетелей, готовых поклясться, что видели, как Кларк выходил из лавки бакалейщика с чем-то вроде мешка в руках незадолго до того, как обнаружили беднягу Марлоу избитым и ограбленным; и эти свидетели согласились давать показания в пользу обвинения, располагали они и другой, так же относящейся к делу информацией о подозреваемом пастухе.

Джерид опустил руки в карманы и сурово посмотрел на газету, лежащую на диване рядом с Ноэль.

- Я верю, ты не проиграешь этот процесс! - горячо воскликнула Ноэль. - Даже если прокурор утверждает обратное!

Адвокат невесело рассмеялся.

- Оптимистка.

- Все говорят о твоем таланте адвоката, - просто отозвалась девушка. - Ты не стал бы столь известным, если бы плохо разбирался в своем деле. - Ноэль старательно вышивала какой-то замысловатый узор. - Мне бы очень хотелось прийти на суд и послушать твое выступление.

Этот неожиданный интерес жены к его работе приятно удивил Джерида.

- Боюсь, могу не оправдать твоих ожиданий, - задумчиво произнес он. - Ноэль, я знаю, Кларк невиновен. Но доказать это… - Джерид развел руками. - Это ведь совсем непросто

Девушка отложила свою работу и с интересом посмотрела на мужа.

- И что ты собираешься делать?

Джерид потянулся, расправив широкие плечи, и снова ссутулился.

- Я намерен собирать улики, пока у меня не кончится время и надежда. Я располагаю недостаточным количеством улик для убеждения судьи.

Мужчина снова спрятал руки в карманы и подошел к окну. На улице шел мелкий моросящий дождь. Скоро начнут накрывать стол к ужину, и из своей комнаты спустится бабушка. Джерид с нетерпением ждал этого момента. Он не хотел оставаться наедине с Ноэль слишком долго, его охватывало возбуждение уже от одного взгляда на нее. После той первой и единственной их ночи Джерид несколько ночей подряд тщетно пытался уснуть. Он страстно желал Ноэль, но теперь, когда до суда оставалось так мало времени, Джерид гнал прочь даже мысли об этом. И потом, он не знал, угасли ли чувства девушки к Эндрю. Джерид не хотел так сильно увлекаться собственной женой, прекрасно зная, что может в любой момент ее потерять.

- Я слышала, мистер Марлоу все еще не пришел в себя. Тебе известно, кто так жестоко его избил?

Джерид ответил не сразу. 3а последние три дня он проделал значительную работу, провел целый ряд расследований. И все улики указывали на человека, имевшего в этом деле самый громкий голос - так называемого «свидетеля» Гармона.

- Ты знаешь, - медленно произнес Джерид, - мне кажется, да.

- Но почему ты не пойдешь и не расскажешь все судье?

Джерид тихо засмеялся, снова поворачиваясь к жене.

- Судье недостаточно одного моего слова для признания невиновности Кларка. Если Марлоу придет в сознание, у меня найдутся и доказательства. Но этого может и не произойти.

- Значит, ты должен найти другие доказательства.

Джерид невольно залюбовался женой, ее вера в него тронула мужчину. Ноэль вышивала, склонив над работой свою золотисто-каштановую головку. Она оделась сегодня в красивое бледно-голубое платье с кружевной отделкой, и Джерид не мог не отметить, как удивительно к лицу Ноэль это платье. Ей только девятнадцать, она - совсем еще ребенок. Но в его объятиях Ноэль превращалась в женщину, о которой он мог только мечтать. От одного ее вида Джерида охватывало страстное желание.

Девушка снова нерешительно подняла глаза, она явно хотела что-то сказать, но никак не могла собраться с духом. Джерид. чувствовал себя мальчишкой, взирающим на жену влюбленными глазами, а это никак не входило в его планы.

- В чем дело? - мягко спросил он Ноэль.

Девушка выпрямилась.

- Сегодня пришло письмо от Эндрю.

Мужчина заметно напрягся. Вот, значит, почему она показалась ему такой нерешительной и растерянной. Снова этот Эндрю!

- И что же он пишет?

- Я не читала письмо. - Голос девушки звучал натянуто. Она с неприятным осадком в душе вспоминала ту щекотливую ситуацию, когда ее застали с Эндрю, и тем более, теперь. Ведь все это время она любила Джерида, только поздно поняла это. - Оно было адресовано твоей бабушке. Она сказала только, что Эндрю искренне сожалеет о случившемся и о своем недостойном отношении ко мне. Он у всех у нас просит прощения…

- А о мисс Бил он что-нибудь пишет? - прямо спросил Джерид, внимательно наблюдая за реакцией жены при упоминании имени другой женщины. - Насколько я понял, она в настоящее время тоже в Далласе. Надеюсь, этот негодяй ведет себя с ней подобающим образом. В противном случае, Бил его просто-напросто пристрелит.

- Мистер Бил? Пристрелит? - Девушку явно потрясло это утверждение.

- Бил поменял в прошлом много профессий. Служил он одно время и полицейским, - мрачно ответил Джерид. - И, как большинство мужчин, хорошо владеющих оружием, Бил не видит в убийстве большого криминала. И возраст, мне кажется, ему не помеха, - прибавил он, вспоминая свой разговор с Билом в конторе. - Если Эндрю перейдет с Дженнифер рамки дозволенного, то горько пожалеет о том дне, когда появился на свет.

- Бедный Эндрю, - только и могла сказать Ноэль.

Джерида взбесила эта жалость и участие, прозвучавшие в голосе жены. Значит, она все еще тешит какие-то надежды!

- Да, уж, действительно, «бедный Эндрю», - презрительно фыркнул Джерид и ожег Ноэль злым взглядом своих голубых глаз. - Неужели ты так скоро забыла, как позорно бежал этот трусливый пес, не желая терять свою свободу и вести тебя к алтарю? Тем более, убежал-то он к мисс Бил, не так ли? - прибавил мужчина ледяным тоном.

Девушка с достоинством вскинула голову.

- Да. Но мне кажется, не имеет смысла так долго таить на него обиду. Ведь теперь, как-никак, он мой деверь.

Джерид ничего не ответил. Он просто посмотрел на жену, она явно что-то недоговаривала. Теперь еще больше, чем когда-либо, его снедала ревность, но он отчаянно пытался не показать этого. Однако, в глазах его читался немой вопрос.

И Ноэль просто не могла не заметить этот вопрос.

- Да, он хочет вернуться домой, - сказала она и улыбнулась.

Голубые глаза мужчины гневно сверкнули.

- Только через мой труп! - резко ответил он.

Решимость мужа удивила Ноэль.

- Но твоя бабушка очень волнуется за Эндрю, - напомнила она. - Почему же ты такой несгибаемый?

- Все эти годы Эндрю оставался шипом в моем боку. Хочешь, я расскажу тебе о твоем драгоценном Эндрю? О его беспечности, о том, как я чудом спас его от тюрьмы, и о том, сколько счетов мне пришлось за него оплатить? Это пижон, пытающийся играть роль настоящего мужчины, лгун, бабник и хвастун!

- Я все это знаю, - спокойно ответила Ноэль.

- Да, недаром говорят, где есть лю6овь, там и снисходительность, - скривился Джерид и грубо рассмеялся. Его, буквально, разрывало от ревности. И Ноэль еще защищает брата после того, как он столь непорядочно с ней обошелся. - Наверное, ни одна женщина не может устоять перед смазливым личиком и важными, кичливыми манерами. А может быть, женщины предпочитают лгунов, так как сами не способны говорить правду. Ну, что ж, если ты так ждешь возвращения Эндрю, пусть едет.

Ноэль изумленно уставилась на мужа, и в глазах снова увидела ту неумолимость, так долго озадачивавшую ее.

- Но я… я не говорила… я не жду его возвращения, - запинаясь, произнесла она.

- Разве? - воскликнул Джерид, цинично усмехнувшись. - Несмотря на то, как он с тобой обошелся, ты не можешь дождаться того момента, когда вновь заключишь его в свои объятия, да? Как жаль, тебе так и не удалось увлечь его к алтарю!

Пальцы Ноэль, все это время непрерывно трудившиеся над вышивкой, замерли.

- Вот, значит, какого ты обо мне мнения? Похоже, ты мне совсем не веришь, да? - спросила девушка ровным голосом. - С самого начала ты не доверял мне. И ты никогда сам не женился бы на мне, если бы не твоя бабушка.

- Я не собирался жениться вообще, - холодно ответил Джерид. - Однако, и в браке тоже есть свои положительные стороны. - Взгляд мужчины задержался на груди Ноэль, прикрытой кружевной косынкой.

Отшвырнув в сторону свое вышивание, девушка вскочила с дивана. Щеки ее пылали от гнева.

- Какой ты все-таки циник!

- А чего ты от меня еще ожидала? Надеюсь, ты помнишь, мы поженились отнюдь не по любви. Мы стремились избежать скандала. И мы оба знаем, брак наш обречен, Ноэль, - прибавил Джерид, думая о том, что стоит только Эндрю захотеть, и Ноэль, не задумываясь, разведется с ним, Джеридом.

Ноэль же совсем по-другому восприняла слова мужа. Она почувствовала, как земля начинает уходить у нее из-под ног. Неужели Джерид намекнул ей на развод?

Джерид заметил, как сильно побледнела девушка и отвернулся, не в силах больше на нее смотреть. Скоро в этот дом вернется Эндрю, и она бросится в его объятия. Даже после той страстной ночи, проведенной с мужем, Ноэль все так же защищает Эндрю и умоляет позволить ему вернуться. От злости Джерид едва сдерживался.

Ноэль не знала, какие чувства испытывал в этот момент ее муж. Он прекрасно владел собой, а тон его голоса остался безразличным и лишенным каких бы то ни было эмоций.

- Если я правильно тебя поняла, Джерид, ты хочешь, чтобы я уехала? - спросила Ноэль исполненным отчаяния голосом.

Сердце мужчины на какую-то долю секунды остановилось. Резко повернувшись, он посмотрел на жену, чувствуя, какой неожиданной болью отозвались в его сердце ее слова.

Уехала? - эхом повторил Джерид. - И это сейчас, когда так скоро домой вернется Эндрю? - произнес мужчина язвительным тоном. - Разумно ли это? Ты только подумай о полных страсти ночах, которые вы могли бы с ним разделить!

3еленые глаза девушки вспыхнули гневным огнем.

- Я уже говорила тебе - между нами ничего не было, не считая того инцидента.

- Да, ты это говорила, - медленно, растягивая слова, произнес Джерид.

- И ты это прекрасно знаешь! - зашипела Ноэль и залилась краской стыда, затронув столь интимную тему. Она стояла, в ярости сжимая свои маленькие кулачки.

Ей хотелось ударить Джерида, хотелось стереть с его лица это издевательское выражение, разозлить его и заставить лишиться его железной выдержки. Даже в постели он вел себя с ней несколько отстраненно и учтиво. Видно, этой манеры поведения он придерживался всегда.

- Ну, что же ты, - мягко сказал Джерид жене. - Ударь меня.

Ноэль с трудом взяла себя в руки.

- Я с удовольствием сделала бы это, - сердито пробурчала она. - Но должна думать о твоей бабушке. Я слышу, как она спускается по лестнице. Миссис Данн едва ли меня поймет. Она ведь тебя обожает!

- А ты - нет.

От ярости Ноэль просто задыхалась.

- Я тебя ненавижу! - солгала она. - Я сожалею о своем приезде сюда. Но больше всего я жалею, что вышла за тебя замуж! - выпалила Ноэль, больно задетая словами мужа.

- Ты сожалеешь об этом не больше, чем я, - резко ответил мужчина. - Я никогда бы на тебе не женился, если бы меня не заставил это сделать твой драгоценный Эндрю.

Что ж, все стало предельно ясно. Ноэль собрала свое вышивание, аккуратно уложила его в корзинку, стоящую у дивана, после чего повернулась и с достоинством, какое только у нее осталось, вышла в холл.

Прямая спина и гордо откинутая голова девушки говорили сами за себя. Руки Джерида сжались в карманах в кулаки. Ему хотелось окликнуть девушку, извиниться перед ней и все объяснить. Но вряд ли он мог сказать ей что-то еще. Если она, действительно, никак не может забыть Эндрю, он не в силах помешать ей развестись с ним и выйти замуж за своего кузена. Джерид сомневался в правдивости Ноэль относительно письма. Возможно, Эндрю адресовал его не только бабушке, но и Ноэль тоже. Вероятно, уже сейчас они строят планы на будущее. Эндрю клялся, будто его интересует только мисс Бил, но, вполне возможно, он говорил это, желая сбить всех с толку. Должно быть, он понял, какого сокровища в лице Ноэль лишился, и решил вернуться домой и постараться снова ее завоевать.

Наконец, в гостиную вошла миссис Данн и сообщила Джериду о намерении Эндрю вернуться домой. Джерид сразу же дал свое согласие, повернулся и вышел из дома, не став даже ужинать. Он не сможет сидеть за одним столом с Ноэль… зная о ее желании видеть на его месте Эндрю.

* * *

3а ужином миссис Данн сообщила о том, что попросила посыльного отправить Эндрю телеграмму с разрешением вернуться домой.

Ноэль не проронила ни слова, ее не интересовал приезд кузена. Джерид нарочно ушел из дома, не оставшись на ужин. Он думает, будто ей нужен Эндрю. Как абсурдна эта мысль после того, как Эндрю ее предал. Она, вроде, замужем и, в то же время, как бы не замужем. Она жила с человеком, который никогда не станет ей близким. Никогда еще Ноэль не чувствовала себя такой одинокой и никому не нужной, как сейчас. Хорошо, хоть они с Джеридом выяснили отношения, попробовала утешить себя девушка. Теперь, по крайней мере, она знает - ее надеждам не суждено осуществиться. Похоже, Джерид удовлетворил свое любопытство и свое желание всего за одну ночь и больше ничего от нее, Ноэль, не хотел. К тому же, он ясно дал ей понять - рано или поздно им придется расстаться. Не стало ли это наказанием Божьим за ее 6езмерную любовь?

* * *

Эндрю приехал на следующее утро, казалось, этот молодой человек, переступивший порог дома, ничем больше не напоминает того, прежнего Эндрю. Он больше не хвастался и не важничал. Эндрю находился теперь в незавидном положении просящего и прекрасно это сознавал.

Спокойно поздоровавшись с Ноэль, Эндрю вполне искренне - как ей показалось - перед ней извинился. С Джеридом молодой человек вел себя более сдержанно и немногословно, а с бабушкой - учтиво и подавленно.

Джерид решил не мешать брату. Он ревновал к нему Ноэль и с трудом заставлял себя находиться в одной комнате с ним. Что же касается Ноэль, то она смотрела на Эндрю довольно спокойно и даже с интересом. Судя по поведению Эндрю, он сожалел о том, как обошелся с кузиной. Он даже признался в этом. Сводный брат Джерида казался теперь совсем другим человеком, и девушку не могла не удивлять столь разительная в нем перемена.

Странным показалось и еще одно обстоятельство. В Форт-Уэрт из Далласа вернулась и мисс Бил. Эндрю говорил об этой девушке по-другому, чем раньше, словно и в самом деле увлекся ею всерьез. Но приближаться к ней он, казалось, не решался. Похоже, Эндрю чего-то ждал - может быть, он не решался ухаживать за девушкой до тех пор, пока ее отец не даст согласие на это. Вот если бы Джерид больше времени проводил дома, то смог бы убедиться в том, насколько изменился его брат, и каким он стал добрым и вежливым, думала Ноэль. Джерид большую часть времени проводил в конторе и разговаривал с Ноэль только в крайних случаях.

* * *

Джериду удалось заручиться показаниями двух свидетелей, он сумел их найти. Они утверждали, будто видели Кларка на ранчо приблизительно в то время, когда совершили нападение на старика-бакалейщика. Но оба эти человека работали на ранчо Била, и один из них, к тому же, славился своим пристрастием к спиртному. Никогда еще Джерид не располагал столь малым количеством фактов. Старик Марлоу уже пришел в сознание, но не смог, однако, назвать человека, ограбившего его, так как нападавший ударил его по затылку, подкравшись сзади. Это нанесло, пожалуй, самый сокрушительный удар по защите Кларка. Если бы старик-бакалейщик видел нападавшего, обвинение с Кларка снялось бы автоматически.

Если же Джерид не сможет доказать невиновность своего клиента, а все шло именно к этому, то ему придется найти настоящего преступника. Вот почему Джерид приглядывался сейчас к ближайшему окружению Кларка, и интуиция подсказывала ему сосредоточить все внимание на пресловутом ДжонеГармоне.

Детективу из Чикаго не удалось найти в своей картотеке ничего, так или иначе порочащего Гармона. Джерид пытался расспросить o прошлом этого человека у Кларка, но тот, к сожалению, ничего не знал. Связавшись с полицейскими управлениями ближайших городов Техаса, адвокат тоже не смог ничего узнать о Гармоне. Абсолютно ничего.

Судя по информации, собранной Джеридом на сегодняшний день, Гармон не запятнал свое прошлое уголовщиной. Это казалось странным для такого неисправимого игрока, каким являлся этот человек. 3а годы работы Джериду приходилось иметь дело со многими игроками, и он просто не верил безупречной репутации Гармона. А ведь часто методы, используемые преступниками, выдавали их не хуже отпечатков пальцев. Адвокат улыбнулся про себя и задумчиво прищурился. Почему это раньше не приходило ему в голову?

Джерид попросил Адриана, своего секретаря, связаться с двенадцатью полицейскими управлениями близлежащих городов, на этот раз послав запрос об арестах, имевших место около полугода назад, когда подозреваемые совершали нападения и ограбления владельцев лавок. На следующий день он получил два ответа, один из Остина, а другой из Виктории. Ни в одном из них не упоминалось о человеке по имени Гармон, зато к делу, произошедшем в Остине, прилагалось описание задержанного: довольно крупный мужчина с протяжным южным выговором. По этому делу проходил только один свидетель - негр, отказавшийся давать показания против подозреваемого, в результате чего дело пришлось закрыть за недостаточностью улик. Конечно, факт этот не мог служить доказательством вины Гармона, однако мог помочь проверить, насколько правдивы его показания.

Но, к сожалению, подозрения Джерида еще не подкреплялись доказательствами. Можно было, конечно, разыскать в Остине людей, они опознали бы Гармона и подтвердили его причастность к делу об ограблении торговца в этом городе. Но все эти факты не так-то просто было связать с нападением на старика Марлоу. К тому же, на поездку в Остин и розыск свидетелей требовалось время, им Джерид, увы, не располагал.

Единственным и самым лучшим решением этой проблемы Джериду казалось пойти на блеф, заставив Гармона понервничать и совершить какую-нибудь оплошность. Только так Джерид мог еще спасти Кларка. Двое закадычых дружков Гармона, буквально смотревших ему в рот, готовы были утверждать, что день - это ночь, если бы так захотелось Гармону. Эта троица и являлась главными «свидетелями» обвинения. А белый цвет кожи, несомненно, придавал особую вескость их показаниям.

Джерид мог только использовать собранные против Гармона улики и дать ему понять, что его карта бита. Это, конечно, небезопасно, но ничего другого просто не оставалось. Джерид больше не думал об опасности. Он заботился о своем будущем, пока в его жизни оставалась Ноэль. Теперь, после возвращения Эндрю, Джерид потерял девушку навсегда, в этом он уже не сомневался. Неважно, лучше Эндрю своего брата или нет, главное, Ноэль любила его. Теперь Джериду нечего терять. Это напомнило мужчине те давние неспокойные дни его юности, когда он просто не мог жить без риска и опасности. И вот к нему снова вернулось это острое чувство, сейчас он больше всего нуждался именно в нем.

Выяснив, где Гармон проводит вечера по пятницам, Джерид отправился на его поиски, даже не зайдя домой поужинать. Довольно скоро он разыскал ковбоя в одном из трактиров, расположенных в районе красных фонарей Форт-Уэрта. Гармону в этот день страшно не везло в покер.

Когда Гармон бросил свои карты и встал из-за стола, собираясь уходить, дорогу ему преградил Джерид, выросший перед ним, словно из-под земли.

Адвокат застиг ковбоя врасплох. Рука Гармона автоматически метнулась к пистолету, висящему в кобуре на поясе, но когда он сообразил, кто перед ним стоит, то рассмеялся и немного расслабился.

- Ба! Да никак это тот самый известный адвокат, защищающий любимого негра мистера Била!

- Я - адвокат Кларка, - бесстрастно произнес Джерид, наблюдая, как к Гармону подходят двое его приятелей, также воинственно настроенных.

- И что, интересно, ты здесь делаешь, адвокат? - насмешливо спросил ковбой. - Ищешь, в чем бы утопить свою печаль? Ведь мы с приятелями видели, как этот черный выскочил, как подстреленный, из лавки Марлоу, и он нес в руках какой-то мешок, наверное, с деньгами. Так, ребята?

- Конечно, так, - ухмыляясь, подтвердили с готовностью его дружки.

- И мы собираемся дать показания на суде, - развязно осклабился Гармон.

Голубые холодные глаза Джерида сузились. Он буравил ковбоя пристальным взглядом.

- А если я скажу тебе, - начал он неторопливо, - что у меня есть свидетель из Остина, он приедет сюда через пару дней и опровергнет достоверность твоих показаний?

Лицо Гармона на какой-то миг стало растерянным.

- Что?

- Тебе, как свидетелю обвинения, нельзя верить, и свидетель из Остина может доказать это. Он сообщит также суду о твоем привлечении к уголовной ответственности за подозрение в вооруженном грабеже одной лавки в Остине. В тот раз тебе удалось выкрутиться из грязной истории. Этот человек подтвердит, что тебя арестовали за подозрение в ограблении и выпустили на свободу лишь за недостаточностью улик.

Гармон вскинул подбородок.

- Ты не сможешь это доказать!

- Не смогу? - переспросил Джерид. - Ты подставил Кларка.

- С чего ты взял? - процедил сквозь зубы Гармон.

- Бил сообщил мне, ты тратишь зарплату еще до того, как получаешь ее. Кстати, а на какие деньги, интересно, ты играешь сейчас? - спросил адвокат, кивая на карточный стол.

Рука Гармона стремительно метнулась к пистолету. Он молниеносно выхватил оружие, и за его спиной послышался восхищенный ропот. Направив пистолет на Джерида, ковбой ухмыльнулся.

- Почему бы мне просто тебя не убить? - издевательским тоном проговорил он.

- Что ж, попробуй, - ответил Джерид, оглядываясь вокруг в поисках свидетелей.

Гармон прищурился, адвокат не носил оружия, и стрелять в него сейчас едва ли разумно. Не спуская с Джерида глаз, ковбой быстрым движением руки опустил пистолет в кобуру. У Гармона оказалась довольно быстрая реакция, и все же недостаточно быстрая, подумал Джерид.

Ковбой ухмыльнулся.

- Говорить, я вижу, ты умеешь хорошо, щеголь, но тебе не удастся ничего доказать. Если ты и впрямь такой храбрец, посмотрим, справишься ли ты со мной, - бросил он вызов Джериду. - У тебя нет при себе оружия, но уверен, кто-нибудь одолжит тебе пистолет, если, конечно, ты хорошо попросишь. - Ухмылка на лице Гармона вмиг угасла. - Дайте кто-нибудь этому пижону пушку, - крикнул он, размышляя о том, как хорошо бы сейчас застрелить этого человека, в целях самообороны, конечно.

Двое приятелей Гармона с угрожающим видом подошли еще ближе.

Oднако, Джерида оказалось не так-то просто напугать. Он видел, как быстро Гармон выхватывает оружие, но до него этому хвастуну еще учиться и учиться. Джерид без особого труда мог бы уложить всю эту троицу, если бы ничего другого не оставалось. Но если сейчас он убьет Гармона, Кларка не удастся спасти вообще. Джерид понимал, переигрывать ему сегодня никак нельзя. Он должен отступить или хотя бы сделать вид, будто отступает. Ему хотелось заставить Гармона всю ночь ломать голову над его угрозой, тогда утром он прибежал бы к нему, охваченный паникой. Именно на это Джерид и рассчитывал. Но он должен прежде подготовить для этого почву.

- Как видишь, - Джерид откинул полу сюртука, - у меня нет при себе оружия. - Он старательно изобразил, как сильно нервничает. - А если бы и оказалось, я все равно не знал бы, как с ним обращаться.

Гармон заметно расслабился.

- А как насчет уголовного кодекса? - насмешливо спросил он и грубо захохотал над своей шуткой.

Джерид посмотрел ковбою прямо в глаза.

- Когда перед присяжными заседателями предстанет мой свидетель, - спокойно ответил он, - ты увидишь, как я владею своим оружием.

Гармон уже не казался таким уверенным, как раньше.

- Посмотрим, - только и сказал он.

Джерид кивнул.

- Да, посмотрим. Судебное разбирательство начинается в девять утра. Надеюсь, мы там встретимся. Возможно, мой свидетель сможет предстать перед судом уже завтра.

Адвокат повернулся и, внимательно наблюдая за толпой краешком глаза, вышел из трактира. Как он и рассчитывал, повернувшись к Гармону и его приятелям спиной, он произвел на них впечатление весьма глупого человека. И это окончательно убедило Гармона в неспособности Джерида, как адвоката, выиграть завтрашний процесс. Однако, визит этого человека озадачил ковбоя. Он должен в спешном порядке что-то предпринять, дабы этот острый на язык адвокат не спросил его завтра на суде о том, где он взял деньги на сегодняшнюю игру в покер. Ему не следовало торопиться с тратой этих денег. Но он упорно склонял горожан свершить самосуд над Кларком и надеялся на успех своей затеи. Однако, людей в Форт-Уэрте, казалось, идея самосуда отнюдь не прельщала. Гармону никак не удавалось распалить толпу до нужного состояния. К тому же, дела Марлоу, похоже, уже пошли на поправку, а это тоже значительно охлаждало воинственный пыл толпы.

Если бы Кларка линчевали, Гармон бы уже не боялся тюрьмы. Но теперь, когда этого не случилось, он должен держать ухо востро с этим адвокатом. Как ему удалось разнюхать про тот случай в Остине? Присяжные заседатели убедятся в неблагонадежности Гармона. И все же как удалось этому Данну его выследить? Ведь тогда он называл себя другим именем.

Гармон никак не ожидал, что адвокат Кларка раскопает тот случай, произошедший в Остине. Там он, в надежде разжиться деньгами ограбил одного торговца и успел покинуть город еще до суда, и Остин был не единственным местом, где Гармон успел наследить. А если Данн копнул глубже? И хотя Гармона ни разу не осудили, его трижды арестовывали. Он ни разу еще не попадал в тюрьму. Ему всегда удавалось избежать этого. А если сейчас фортуна повернулась к нему спиной? Вдруг он своими же руками вырыл себе могилу? Гармон боялся даже думать об этом. Ему никогда и в голову не приходило, что когда-нибудь его везению придет конец.

Гармон заказал себе виски и жадными глотками осушил стакан, лихорадочно размышляя над своим незавидным положением. По словам Данна, он может привести свидетеля из Остина на cyд уже завтра. Он, Гармон, не должен этого допустить. Если тень подозрения падет на его прошлое, никто ему просто не поверит, черномазого отпустят, и в подозреваемые номер один превратится он сам, поскольку он вызвался стать свидетелем. Кто-нибудь непременно спросит его, что он сам делал возле лавки Марлоу, если видел там Кларка.

Этот адвокат не носит оружия и, скорее всего, никогда не держал его в руках. Надо хорошенько припугнуть Данна завтра, подкараулив его до суда, и заставить его отказаться от дела Кларка, это поможет выпутаться ему, Гармону, из столь щекотливой ситуации. Или лучше убить его. Таким образом, проблема свидетеля из Остина решится сама собой, если Данн устранится от ведения дела, не потребуется и свидетель. А значит, и о темном прошлом Гармона никто не узнает.

В конечном итоге, если Данн покинет город или его убьют, Кларку уже не удастся найти себе другого, достаточно смелого адвоката, способного подвергнуть сомнению показания Гармона, и Кларк отправится в тюрьму за грабеж. Гармон же останется безнаказанным. Он получит работу управляющего на ранчо Била, начнет зарабатывать кучу денег и спокойно сможет играть в карты и даже обосноваться здесь, в этом городе. Для такого недалекого человека, как Гармон, его план казался идеальным. Он прекрасно владел оружием, но это умение ему, возможно, и не понадобится, заставить бежать из города этого пижона-адвоката не составит особого труда, если он, конечно, решит подарить ему жизнь. А может, он и убьет Данна, если ему так захочется, объяснив это потом самозащитой, подумал Гармон.

Чем больше ковбой размышлял, тем спокойнее и радостнее становилось у него на душе. Да, план, придуманный им, и в самом деле, оказался неплохим.

- Налей-ка мне еще виски, - бросил Гармон бармену.

- Послушай, Гармон, а этот адвокат из Нью-Йорка как-то догадался, что старика Марлоу ограбил именно ты, - заметил один из приятелей ковбоя.

Гармон резко выхватил пистолет и направил его на говорившего.

- Что ты сказал?

Мужчина нервно откашлялся и заелозил на стуле.

- Я говорю, на твоем месте я пристрелил бы этого адвокатишку, Джонни, - быстро поправился он.

Гармон усмехнулся и спрятал пистолет в кобуру. Он любил запугивать людей. Уже давно Гармон уяснил для себя простую истину - мало кто решится спорить с человеком, умеющим так быстро, как он, Гармон, выхватывать оружие. Ему нравилось время от времени поражать людей своим мастерством.

- То-то же, - только и сказал он.

* * *

Джерид зашел в тюрьму, собираясь навестить Брайана Кларка. Тот выглядел весьма мрачно.

- Линчевания, как видите, еще не произошло, - устало пошутил Кларк. - А я боялся.

Джерид оперся о тюремную решетку.

- Гармону никак не удается найти подмогу, - сухо заметил он. - Но я сумел-таки пошатнуть уверенность этого негодяя, и завтра утром - я в этом не сомневаюсь - он придет выяснять со мной отношения.

Kлapк поднялся со стула и взволнованно заходил по камере.

- Мистер Данн, это опасный человек, - тихо сказал он. - Я уже убедился в этом. Вас из-за меня могут убить, а мне этого не хотелось бы.

Данн огляделся по сторонам. Поблизости не оказалось надзирателей, никто не мог их услышать.

- Я хочу поговорить с вами начистоту, - спокойно заговорил он. - Я не располагаю достаточно вескими уликами, которые помогли бы мне выиграть ваше дело. Есть вероятность, что я это дело проиграю. У вас нет ни алиби, ни надежных свидетелей, способных за вас поручиться; к тому же, Марлоу вряд ли опознает нападавшего на него человека. Гармон старается разжечь в горожанах искры ненависти, а два его соучастника скажут все, что он им прикажет. Гармона здесь никто не знает, но ему поверят скорее, чем вам. Могут, конечно, помочь показания Била и ваши боевые заслуги. Но этого недостаточно. - Джерид выдержал встревоженный взгляд Кларка. - Мне не удастся вам помочь. По крайней мере, на суде.

От этих слов адвоката Кларк невольно вздрогнул.

- Я понимаю, - уныло произнес он.

- Но есть еще один выход, - продолжил Джерид. - Сегодня вечером я виделся с Гармоном. Я сказал ему, будто могу связать его имя, по меньшей мере, с одним ограблением в Техасе и могу привезти сюда из Остина свидетеля, готового дать на суде свои показания. Мои слова попали в самую точку - я испугал Гармона. И если он поведет себя так, как я рассчитываю, завтра утром, перед началом суда, он нанесет мне визит.

- Но вас могут убить, - обеспокоенно проговорил Кларк.

- Говоря между нами, мистер Кларк, я очень в этом сомневаюсь.

Агент сыскной полиции Симс заменил на время тюремного надзирателя, ушедшего на обед. Просунув голову в дверь камеры, он сердито посмотрел на Джерида.

- Выметайтесь отсюда, - коротко приказал Симс. - Часы приема уже закончились.

- Зато я еще не закончил, - ровным голосом заметил Джерид.

Положив руку на кобуру, полицейский вошел в камеру, приняв довольно угрожающую позу.

- Повторяю, выметайтесь отсюда, - решительно повторил он, уверенный, что адвокат не станет с ним пререкаться. Симс не слишком церемонился с городскими адвокатами.

Джерид колебался. Сейчас не лучшее время для споров, и он это понимал. Ободряюще посмотрев на Кларка, Джерид встал со стула.

- Не беспокойтесь. Я могу за себя постоять.

Повернувшись, мужчина прошел мимо Симса, поджавшего губы. Тот выглядел очень довольным.

- Похоже, вы здорово струсили, адвокат? - насмешливо протянул Симс, барабаня пальцами по кобуре с пистолетом. - Вы так боитесь оружия?

Данн приподнял бровь.

- Вы слишком высокого о себе мнения, Симс, - произнес он бесстрастным тоном.

- Если вы имеете в виду то, как я обращаюсь с оружием, то да, - хвастливо ответил Симс. - А вы-то хоть знаете, из какого конца пистолета надо стрелять, адвокат?

Джерид рассмеялся про себя.

- На днях, - сказал он очень мягко, в то время как глаза его блеснули стальным блеском, - вы сможете убедиться в том, насколько обширны мои познания в этой области.

Опустив руки в карманы, Джерид вышел из камеры, размышляя о том, что принесет завтрашний день. Уже не столь уверенный в себе Симс уставился вслед адвокату с открытым от удивления ртом.

* * *

Джерид вернулся домой поздно вечером. Ноэль вместе с миссис Данн сидели в гостиной, но когда Джерид вошел в комнату и налил себе виски, старушка тактично удалилась к себе, собираясь лечь спать пораньше.

Джерид сел напротив жены и пристально посмотрел ей в глаза. У него никак не шли из головы слова Била о том, что прошлое настигает человека, когда он меньше всего этого ожидает. Джериду не хотелось, конечно, ни с кем вступать в трения, но никаким другим способом спасти Кларка от виселицы не представлялось возможным. Завтрашняя встреча с Гармоном, а она обязательно должна состояться, шла вразрез со всем, во что он верил, вразрез с законом, но Джериду больше ничего не оставалось, он сам загнал себя в угол.

- Где Эндрю? - холодно спросил он жену.

Ноэль не подняла глаз от своего вышивания и, хотя сердце ее бешено колотилось, она казалась такой же спокойной, как летний вечер.

- Сегодня вечером он куда-то выехал, - ответила девушка, не прибавив, однако, что Эндрю отправился, наконец-то, нанести визит мисс Бил.

- И он не взял тебя с собой? - сухо поинтересовался Джерид.

И тогда Ноэль подняла глаза и взглянула на мужа. Даже сейчас, насмехаясь над ней, он казался чем-то озабоченным. Что-то случилось, и он тщательно скрывал это за едким сарказмом. Джерид давно не выглядел таким взволнованным.

- Что произошло? - спокойно спросила Ноэль. - Ты можешь мне объяснить?

Джерида поразила проницательность жены. Порой она могла глубоко заглянуть в его душу. Это редко кому удавалось. Джерид ощущал горечь, сожалея о своей несложившейся жизни с Ноэль. Но теперь и жалеть о чем-то уже поздно. Завтра он лицом к лицу встретится с негодяем Гармоном, и тот, наверняка, постарается его убить. Джерид не сомневался в своем умении владеть оружием, но хорошая реакция не всегда служила гарантией удачного исхода. Необходимо быть спокойным, сдержанным и предельно собранным. И уж тем более, Джерид не мог позволить блуждать своим мыслям. Он должен сосредоточиться, иначе Гармон может одержать над ним верх.

- Все дело в завтрашнем суде, да? - не отступала Ноэль.

Тяжело и устало вздохнув, Джерид откинулся на спинку кресла.

- Да.

Ему вспомнился вдруг последний разговор с женой, те резкие замечания, которые он отпускал в ее с Эндрю адрес, свои злые слова-обвинения. Джерид успел уже об этом пожалеть. Если Ноэль, и в самом деле, любит другого, он должен думать, в первую очередь, о ее счастье, о ее чувствах. По крайней мере, подумал Джерид, он мог оставить жене о себе хорошие воспоминания. Они хоть как-то компенсировали бы ту холодность, с которой он отнесся к ней несколько дней назад.

- Я был к тебе несправедлив, - произнес вдруг мужчина, заставив Ноэль вздрогнуть от неожиданности. - Теперь я понимаю, я упрям и все время критикую тебя, совсем не считаясь с твоими чувствами. Прости меня.

Девушка знала, как редко извинялся ее муж. А потому его слова явились для нее полной неожиданностью. Руки ее, проворно мелькавшие над вышиванием, замерли.

- О, Джерид. Я знаю, сколько у тебя сейчас проблем, - мягко отозвалась Ноэль. - И, наверное, я понимаю даже, что ты чувствуешь сейчас, когда домой вернулся Эндрю. - Ноэль опустила глаза. - И, тем более, как ты сказал, я навязалась на твою голову, и тебе пришлось, на мне жениться. И я просто не имею права ничего от тебя требовать.

Джерид закрыл глаза. Он с невыносимой болью слушал Ноэль.

- Неужели ты думаешь, меня могли бы заставить на тебе жениться, если бы я сам этого не захотел? - мягко спросил он.

Тонкие брови девушки вопросительно изогнулись.

- Но ведь… ты… ты очень любишь свою бабушку и… - запинаясь, произнесла она, - и поэтому…

- Да, люблю, - быстро ответил Джерид. Но ситуацию можно было решить как-нибудь еще. Я женился на тебе, так как сам хотел этого, Ноэль, - прибавил он тихо, наконец-то признавшись в этом. - Я хотел этого, очень хотел. И солгал тебе, я никогда не жалел об этом. Нет. Мне жаль только, я ведь так мало смог тебе дать.

Ноэль нахмурилась.

- Ты говоришь так, словно прощаешься. - Она нервно рассмеялась.

- Может быть, так оно и есть, в какой-то степени, - ответил Джерид. Он жадно всматривался в раскрасневшееся лицо жены, но старался сохранить безразличный вид. - Я никогда никого не подпускал к себе так близко, как тебя, - сказал он хриплым взволнованным голосом. - Возможно, в свое время, у нас могли бы сложиться… - сделав глубокий вздох, мужчина отхлебнул виски из стакана.

- Ни к чему теперь говорить о том, что у нас с тобой могло бы сложиться. Я всей душой желаю тебе счастья, Ноэль. Мы ведь оба понимаем, нам просто не суждено быть вместе.

Девушка, не отрываясь, смотрела на мужа, а руки ее в это время нервно мяли вышивание.

- Ты, похоже, в этом уверен, - с трудом произнесла она после долгой паузы.

- Да. - Разве могли они быть счастливы, если она все так же любит Эндрю? Джерид опустил глаза и уставился на свои туфли. Они запылились и нуждались в хорошей чистке. Джерид не мог смотреть на вымученное выражение лица Ноэль. - Когда закончится судебный процесс, я позабочусь о твоей свободе.

Ноэль сразу стало трудно дышать.

- Ты имеешь в виду… развод? - прошептала она чуть слышно.

- Мне кажется, это единственный выход. Но кто знает? - холодно усмехнулся Джерид. - Может быть, ты станешь свободной и без вмешательства суда. - Если Гармон не промахнется, подумал мужчина про себя и снова взглянул на жену. - Я уверен, ты рада возвращению Эндрю.

Ноэль все еще находилась под впечатлением слов мужа о предоставлении ей свободы.

- Да. Он очень благодарен тебе за твое разрешение вернуться домой, - рассеянно сказала девушка, вспомнив, как обрадовался Эндрю, когда мисс Бил прислала ему приглашение на ужин. - Теперь его сердце здесь.

Джерид весь напрягся.

- Да. Я знаю.

Ноэль опустила глаза, и поэтому не видела, какой ревностью полыхнули глаза мужа.

Джерид сделал еще глоток виски, думая о том, как к лицу его жене это легкое кружевное платье. Он слишком хорошо помнил и то, как выглядела Ноэль без платья. Не проявил ли он чрезмерную осторожность, отказываясь посвящать ее в свою жизнь, защищаясь от предательства?

Теперь мужчина с твердой уверенностью мог сказать - Ноэль оказалась совсем не такой, как Ава, она никогда не стала бы ему лгать. А еще он знал, если бы Ноэль могла любить его так, как любила Эндрю, то никогда бы его не бросила, даже если бы знала о его прошлом. Но Эндрю вернулся домой, и Ноэль его любит. Джериду придется ее отпустить к человеку, которого она любила.

- Процесс начинается завтра, да? - спросила девушка.

Джерид нахмурился.

- Да.

- Ты нашел доказательства, которые искал?

- У меня есть одно подозрение, но этого недостаточно для спасения Кларка от виселицы.

- О, Джерид, - сочувственно произнесла Ноэль, поднимая глаза от вышивания. - Мне очень жаль.

- Не говори так раньше времени. Думаю, очень скоро ситуация разрешится сама собой, - сказал Джерид, думая о завтрашнем дне и ухмыляющейся физиономии Гармона.

- Но как?

Мужчина допил виски и поднялся с кресла. Он уже совсем не хромал и выглядел очень элегантно и подтянуто. Джерид подошел к Ноэль и сел рядом с ней, положив руку на спинку кресла. Его голубые глаза, не мигая, смотрели на жену.

- Завтра утром не выезжай в город на суд, - вдруг резко проговорил он.

- Но почему? - нерешительно спросила девушка, испытывая волнение от близости мужа.

Мужчина задумчиво посмотрел на нее.

- Я не могу тебе ничего сказать. Просто поверь мне. А если все-таки куда-нибудь соберешься, возьми с собой Эндрю. Он тебя защитит.

Ноэль еще никогда не видела Джерида таким, и поэтому не на шутку встревожилась.

- Джерид, мистера Кларка ведь не попытаются линчевать, правда? - спросила она.

- В настоящее время это меньше всего меня беспокоит.

В зеленых глазах Ноэль застыли тревога и недоумение; а сердце ее учащенно забилось. Она продолжала смотреть на Джерида, он нагнулся к ней и замер в нерешительности всего в нескольких дюймах от ее губ. Теперь, когда вернулся Эндрю, она, может, уже не ждет его поцелуев. А ему хотелось, так отчаянно хотелось в последний раз ощутить вкус ее губ!

- Ноэль, - тихо прошептал мужчина.

Девушка не могла оторвать взгляда от его губ, находившихся так близко от ее лица.

- О, иди ко мне… - она притянула к себе голову Джерида и поцеловала его так же страстно, как и раньше. Может быть, Ноэль чувствовала, что уже завтра может его не увидеть? Или просто хотела его немного успокоить? Джерид не знал ответов на эти вопросы, с лихорадочной быстротой пронесшихся в его мозгу, да ему и не хотелось ничего знать. Он жадно припал к губам жены, упиваясь поцелуем, пока его не охватило страстное желание, и он не заставил себя оторваться от Ноэль. Но как только он приподнял голову, руки девушки обвились вокруг его шеи. Еще раз, подумал Джерид, вновь целуя теплые губы жены. Он приподнял ее с кресла и крепко сжал в своих объятиях.

Ноэль ощутила слабость в коленях, но, к счастью, ее поддерживали сильные руки Джерида. Поцелуй этот, казалось, никогда не прервется.

Джериду страшно не хотелось отпускать жену. Осторожно и очень медленно он отстранился и нежно, но настойчиво убрал с шеи ее руки. В голубых глазах мужчины полыхало пламя безудержной страсти, заставлявшей его дрожать. Джерид видел, как трепещет Ноэль, видел ее огромные, влажные, как мокрая листва, зеленые глаза. Эти глаза смотрели на него, не мигая, он же изо всех сил старался взять себя в руки.

Как она могла так целовать его, если любит Эндрю, думал Джерид, негодуя. Как она вообще позволила ему до себя дотронуться?

- Ты… никогда так меня раньше не целовал, - задыхаясь, прошептала девушка.

- Наверное, я должен был это сделать тогда, на крыльце, - часто и прерывисто дыша, ответил Джерид, вопросительно взглянув на раскрасневшееся лицо Ноэль.

Девушка приложила ладонь к своим распухшим от поцелуев губам.

- В тот день… Почему ты тогда сбросил мою руку, как будто боялся испачкаться? - спросила она.

Джерид сделал глубокий вдох.

- В ту минуту я вдруг безумно тебя возжелал. И мне не хотелось показывать тебе, как остро я реагирую на твои прикосновения, Ноэль. - Он выдавил из себя улыбку. - Я не мог признаться тебе в этом до того, как мы поженились. А ты решила, будто меня что-то в тебе оттолкнуло

Ноэль посмотрела на мужа другими глазами, в них забрезжили лучики надежды и удивления.

- У тебя так много от меня секретов, - пробормотала она.

Джерид кивнул. Его глаза встретились с глазами жены.

- Ты - самое прекрасное, что есть у меня в жизни, - признался он вдруг. - Без тебя мир стал бы для меня уже не тот.

Ноэль придвинулась к мужу поближе, но он, холодно усмехнувшись, отстранился от нее.

- Нет, - бросил он отрывисто и поднял руку. - Нет. Я и без того уже слишком много сказал.

Ноэль растерялась, она ничего не понимала. В глазах ее читался немой вопрос.

- Что-то не так, - сказала девушка вдруг. - Я чувствую это. Джерид, прошу тебя, скажи, в чем дело?

Но он не мог ничего сказать. Быстро отодвинувшись от жены, Джерид спрятал руки в карманы и пристально уставился в окно. В гостиной повисла напряженная тишина.

Ноэль растерянно смотрела на мужа. Она все еще ощущала привкус виски на своих губах и всю страсть поцелуя Джерида.

- Что случилось? - ее голос звенел от волнения.

Мужчина глубоко вздохнул, повернулся и немигающим взором уставился на Ноэль, покрасневшую от смущения, запоминая каждую линию ее милого нежного личика. На какой-то миг лицо мужчины приняло страдальческое выражение. Но уже в следующее мгновение он быстро взял себя в руки и отвернулся.

- Ничего. Прости, у меня еще есть дела. Спокойной ночи.

Джерид встал и направился к дверям.

- Джерид!

Взявшись за дверную ручку, мужчина остановился и вопросительно выгнул бровь.

Ноэль чувствовала его желание, она явственно это ощущала, и все ее тело охватила жаркая истома при воспоминании о той их первой и последней ночи. Ей тоже хотелось оказаться в страстных объятиях мужа. Но она колебалась. О таких вещах не принято говорить мужчине, пусть даже мужу, и, тем более, тому, кто сию минуту откровенно намекал на развод. Но Джерид явно нервничал из-за завтрашнего заседания суда, она же могла хоть немного успокоить его своими ласками. И, кто знает, может быть, если она очень постарается, Джерид может еще изменить свое решение и не захочет с ней разводиться.

- Если ты хочешь, ты мог бы… мы могли бы… - Девушка густо покраснела, смущенная собственной нескромностью.

- Неужели ты и вправду пойдешь ради меня на такие жертвы? - тихо спросил Джерид, из последних сил борясь с соблазном принять предложение Ноэль. Но он не должен этого делать. Ноэль принадлежала Эндрю. Джерид устало вздохнул, и в голубых его глазах мелькнуло насмешливое выражение. - Тебе так меня жаль, Ноэль? - усмехнулся он.

Задетая насмешкой мужа, Ноэль сердито посмотрела на него. - Мне тебя нисколько не жаль! И я не желаю больше делить с тобой постель!

Брови Джерида поползли вверх.

- Неужели я оказался таким уж плохим любовником? - поддразнил он жену.

От смущения девушка чуть сквозь землю не провалилась.

Джерид сухо засмеялся и, прищурившись, смерил Ноэль нарочито пренебрежительным взглядом.

- Это было просто божественно, - резко выдохнул он. - Больше за свою жизнь я никогда не притронусь ни к одной женщине. Мне вполне хватит воспоминаний, после того, как ты от меня уйдешь.

Ноэль не поняла из слов мужа ровным счетом ничего. Ее губы слегка приоткрылись.

- Джерид, ты ведь никогда больше не приходил ко мне ночью, - девушка нежно коснулась его плеча.

- Я не решался, - ответил он, и глаза его вспыхнули огнем страсти. - Бог мой, неужели ты думаешь, мне этого не хотелось? - Джерид быстро перевел дыхание. - Ноэль, мы должны смотреть правде в глаза. Нам не суждено быть вместе. Ты дала мне даже больше, чем я от тебя ожидал. - Глаза мужчины серьезно и печально смотрели на жену. - Постарайся это запомнить, хорошо? Ты очень молода, моя дорогая, и обретешь свое счастье с кем-нибудь еще… кто ближе тебе по возрасту. - Джерид имел в виду Эндрю, но не мог заставить себя произнести это имя вслух. Он с печалью смотрел на озадаченное лицо Ноэль. Он очень ее любил. - Завтра ты узнаешь о моем решении.

Ноэль нахмурилась.

- Я не понимаю, о чем ты?

- Верь мне, завтра ты все узнаешь. - Джерид думал, как уберечь Ноэль от беды. - Помни мои слова, не выезжай завтра утром в город.

С этими словами мужчина резко повернулся и вышел из гостиной. Ноэль же осталась стоять в полной растерянности, размышляя о завтрашнем дне. В одном она не сомневалась - с утра пораньше она поедет на заседание суда. Во всем этом скрывалась какая-то опасность, Ноэль чувствовала сердцем. И если опасность угрожает ее мужу, она должна быть рядом с ним, хочет он того или нет, даже если он и собирается с ней разводиться! Вот только Ноэль никак не могла понять, почему Джерид поцеловал ее так, как мог это сделать только страстно влюбленный мужчина, и тут же заговорил о том, что ей надо связать свою жизнь с молодым человеком. Кого, интересно, он имел в виду? Ведь он, наверняка, знает о желании Эндрю жениться на мисс Бил. А если не знает?

ГЛАВА 15

На следующее утро Джерид казался молчаливым и замкнутым; сразу же после завтрака он ушел из дома, практически, не притронувшись к еде. Почти всю ночь он провел без сна, размышляя о предстоящем поединке с Гармоном, но никто из домашних не знал об этом. Джерид остро переживал назревавший неприятный конфликт между его стремлением спасти Кларка и уважением к закону. Джериду уже приходилось нарушать закон и раньше, но он никогда об этом не жалел. Если он хоть немного не обойдет закон и сейчас, на виселицу отправят ни в чем не повинного человека.

Не давала покоя мужчине и страсть Ноэль. Она так ничего и не могла поделать со своим влечением к нему, впрочем, как и он. Но Ноэль любила Эндрю, и в этом заключалась вся разница. И если сегодня он, Джерид, погибнет, она получит возможность вернуться к своему обожаемому кузену.

Только Джерид знал, что ему сегодня предстоит. Он, практически, не разговаривал все утро, собрав всю свою волю в железный кулак. Уходя, он поцеловал бабушку и даже пожал руку Эндрю. Жене же он послал один, долгий и пристальный, взгляд, да и тот, казалось, дался ему с большим трудом. Джерид не решился прикоснуться к Ноэль, не желая показывать домашним, как он к ней относится. Воспоминаний о тех нежных и, в то же время, страстных поцелуях, которыми они обменялись вчера вечером, должно хватить ему надолго, подумал Джерид.

Он вышел из дома, как всегда, элегантно и безукоризненно одетый. Перед глазами его по-прежнему стояла Ноэль, рядом с ней, очень близко, находился Эндрю. Когда Джерид оглянулся, Эндрю улыбался девушке, и та с улыбкой что-то говорила ему. Что ж, этого следовало ожидать. Джерид знал, почему Эндрю захотел вдруг вернуться домой. Его привели сюда чувства к Ноэль, и теперь, похоже, они вернулись к прежним отношениям. Разве мог он в чем-то винить Эндрю? Такие женщины, как Ноэль, встречались нечасто. Джерид надел шляпу и вышел со двора на улицу. Больше он не оборачивался.

Ноэль проводила мужа долгим взглядом.

Все внутри у нее сжималось от дурного предчувствия. Она сердцем чуяла какую-то опасность, нависшую над Джеридом.

- Какой-то Джерид сегодня странный, - заметила девушка.

- Это из-за суда, - беспечным тоном отозвался Эндрю и нежно улыбнулся кузине. - Представляю себе, чем все это закончится! И все же, я не понимаю, зачем Джерид вообще брался за это дело? Вокруг только и говорят об этом, даже в Далласе.

- Но его подзащитный ни в чем не виноват, Эндрю! - резко возразила Ноэль.

Молодой человек недоуменно пожал плечами.

- Какая разница?

- Разница есть, - вмешалась в разговор миссис Данн. - Последите за своими речами в моем доме, молодой человек!

- Да, мэм, - послушно пробурчал Эндрю.

- Я еду в город, - неожиданно заявила Ноэль.

- И я тоже, - поддержала невестку миссис Данн.

Эндрю колебался.

- Я приглашен на обед в дом Билов. Мистер Бил, похоже, изменил ко мне отношение. - Он заметил обращенные на него сердитые взгляды. - Но я успею съездить с вами в город. Сейчас, только схожу за шляпой.

* * *

Джерид решительно вошел в свою контору.

Пистолета он с собой не взял. Он все еще лежал в его чемодане вместе с другими памятными предметами его прошлого. Размышляя всю ночь над своим следующим шагом, Джерид надеялся, что до серьезной перепалки дело не дойдет. Гармон непременно придет в город и попытается его запугать, заставив отказаться от дела. Но если, конечно, без стрельбы не обойдется, Джерид решил ранить ковбоя. Убивать его он не должен.

Кроме того, в городе существовал закон, запрещающий ношение незарегистрированного оружия. И если Гармон появится в городе с пистолетом, его должны арестовать.

Но если все пройдет хорошо, Джерид мог заполучить этого человека уже на самом суде. Хорошенько обработав Гармона, он мог выбить из него признание. Несмотря на все трудности, это дело еще можно выиграть. Однажды Джерид уже имел дело с подобными обстоятельствами и не упал лицом в грязь. Но на этот раз все не так просто. Гармон относился к категории людей, любящих становиться в позу, рисоваться. Джерида же он считал всего-навсего городским пижоном, не способным отличить пистолет от палки. Джерид намеренно хотел произвести на ковбоя такое впечатление. Гармон, похоже, отступать не собирался - слишком многое он в этом случае мог потерять. Джерид же в данной ситуации ставил на карту жизнь своего клиента. Он не мог позволить себе отступать. Хорошо, хоть Ноэль осталась дома и не увидит их, возможно, жестокой встречи с Гармоном. Ковбой мог изменить свое решение и бежать из города прежде, чем его уличат в совершенном им преступлении. Но Джерид не сомневался, этот человек ни за что не захочет упускать возможность хорошенько напугать городского адвоката.

* * *

Так оно и вышло. Предчувствия Джерида относительно Гармона сбылись. Приблизительно за десять минут до того, как Джерид собирался выйти из конторы, где-то неподалеку, на улице, раздался громкий голос ковбоя.

- Данн! Джерид Данн! Выходи! Я хочу с тобой поговорить!

Услышав крик Гармона, Джерид вышел на крыльцо конторы. Да, его предположения сбылись, на улице стоял Джон Гармон, на бедре его болталась кобура, а лицо расплылось в нагловатой ухмылке. Рядом с ним стояли два его приятеля и несколько случайных прохожих, спешивших к зданию суда, но на минуту задержавшихся.

Сняв очки для чтения, Джерид спустился с крыльца и пристально посмотрел на ковбоя.

- Я слушаю тебя, Гармон. Что тебе надо?

- Ты собираешься защищать этого грязного черномазого воришку, Данн! - вопил Гармон, намеренно привлекая внимание небольшой поначалу толпы зевак, уже начинавшей быстро расти. Что ж, это даже хорошо. Свидетели могли пригодиться Джериду. - Этот черномазый изувечил старика Марлоу и украл все его деньги, а ты направляешься в суд, собираясь выгораживать этого черномазого, наплетя небылицы обо мне! - Гармон повернулся лицом к толпе и взмахнул руками. - Люди, этот человек пытается обвинить меня в ограблении! Он хочет спасти грязного невежественного раба от тюрьмы! Он приехал с Севера, а там, вы знаете, черномазых любят. Данн начнет убеждать вас в том, что именно я напал на бедного старика и украл у него деньги. Ему нужен человек, на которого он мог бы повесить это ограбление!

Джерид с интересом слушал пламенную речь ковбоя. Вот, значит, как он собирается играть, по принципу: лучшая защита - это нападение. Он выбрал неплохую стратегию. Но он, Джерид, не позволит ему взять инициативу в свои руки.

- Ты ограбил Марлоу, Гармон, - прервал Джерид излияния ковбоя. - Ты делал подобные вещи и раньше. Мне известны два города, где ты уже успел поработать, к тому же, в Остине есть свидетель, и он может тебя опознать.

Услышав это обвинение, Гармон подскочил на месте, как ужаленный, и резко повернулся к Джериду. Он не мог оставить слова адвоката без внимания, поскольку тот говорил чистую правду.

- Ты лжешь! Ты - грязный, подлый лгун! Выходи сюда, трусливый янки, и я заставлю тебя расколоться! Если у тебя есть при себе пистолет, доставай его, или я убью тебя на месте!

Возглас Гармона вызвал взволнованный ропот еще более увеличившейся толпы зевак. Направлялись в сторону конторы и еще трое. Мучимая дурным предчувствием, Ноэль пробралась сквозь толпу и увидела мужа, стоящего лицом к лицу со здоровенным ковбоем, размахивавшим пистолетом. И только теперь до Ноэль дошло, почему Джерид так настаивал, чтобы она никуда сегодня не выходила из дома. Он предвидел эту ужасную сцену!

О Боже! Вот почему Джерид так странно вел себя вчера вечером, поняла девушка.

Здоровяк Гармон продолжал осыпать Джерида оскорблениями. Адвокат сделал еще несколько шагов вперед.

- Он не сделает этого, - в отчаянии воскликнула, Ноэль. - Не станет связываться с этим человеком! Его могут убить! Эндрю, - закричала девушка, вцепившись в рукав кузена, - Эндрю, сделай же что-нибудь! Останови их! Ты, ведь побывал на войне, ты знаешь, что делать в таких случаях!

- Ноэль, но этот ковбой вооружен!- явно занервничал Эндрю. - Ты с ума сошла?

- Он убьет Джерида! - не успокаивалась Ноэль, в ее широко распахнутых глазах застыл ужас. - Почему же ты стоишь? - набросилась она на Эндрю, но тот даже не сдвинулся с места. Когда Ноэль поняла тщетность своих попыток расшевелить кузена, она сердито топнула ногой. - Я сама их остановлю!

Но как только девушка бросилась вперед, ее схватила за руку миссис Данн.

- Нет, - сказала она твердо. - Не позорь Джерида.

- Я его позорю? Но этот верзила грозится убить вашего внука!

- Успокойся, девочка, - произнесла миссис Данн, хорошо знавшая, насколько Джерид может владеть ситуацией. Миссис Данн не позволила Ноэль вмешиваться, так как знала еще и то, с каким трепетом относился Джерид к жене. А как раз в эту минуту его ничто и никто не должны отвлекать. - Все будет хорошо, Ноэль. Обещаю тебе. Только наберись терпения.

Ноэль не могла вырваться от старушки, крепко схватившей ее за плечо. Господи, разве сможет она жить, если Джерида убьют? По его словам, он служил одно время рейнджером, но это было так давно, конечно же, у него даже нет пистолета.

Не подозревая о присутствии своих родных в толпе зевак, Джерид неторопливо распахнул обе полы своего сюртука.

- У меня нет при себе оружия, - сказал он Гармону, старательно ему подыгрывая.

- В таком случае, возьми себе пистолет, - скомандовал Гармон.

Надменная ухмылка не сходила с его загорелого самодовольного лица. Этому адвокатишке вряд ли стоит тягаться с ним в стрельбе. Хотя, если Данн сбежит, это решит лишь часть проблемы. А если же не сбежит, все закончится открытым убийством в присутствии множества свидетелей. Его, Гармона, могут арестовать за несоблюдение закона о ношении огнестрельного оружия, но поединок этот никто не назовет несправедливым. Исключением станет лишь труп Джерида Данна, неудачливого адвоката. По мнению Гармона, у Данна не хватит мужества взять в руки пистолет и выяснить отношения, как это делают настоящие мужчины.

Симс, агент сыскной полиции, усмотрел в создавшейся ситуации прекрасную возможность блеснуть своим умением обращаться с оружием. Ухмыльнувшись, он шагнул вперед, похлопывая ладонью по кобуре.

- Хватит, Гармон, - сказал Симс достаточно громко, так, чтобы все могли его услышать. Он нисколько не сомневался в своей неприкосновенности. - Немедленно убери свой пистолет…

- Слава Богу! - выдохнула Ноэль, наблюдая за этой сценой во все глаза.

В ту же секунду раздался громкий выстрел. Ноэль не видела даже, как дернулась рука ковбоя, но пистолет его неожиданно выстрелил, и пуля угодила Симсу в ногу. Падая, полицейский успел выстрелить и, в то время как пуля его взмела фонтанчики пыли на дороге, прогремел второй выстрел. От пистолетов Симса и Гармона повалил едкий удушливый дым. В толпе послышались испуганные возгласы. Ноэль судорожно схватилась рукой за горло. Только теперь до нее дошло, какая серьезная опасность угрожала Джериду.

Симс не сразу почувствовал острую боль в ноге. Он сидел посреди улицы, в пыли, как шаловливый ребенок, и недоуменно смотрел на свою окровавленную ногу. Все собравшиеся взирали на него с молчаливым изумлением.

Как нельзя более довольный собой Гармон спрятал дымящийся пистолет в кобуру и снова повернулся к Джериду.

- Ты - следующий, - заявил он хвастливо. - Бери пистолет, или я пристрелю тебя на месте, Данн. Если, конечно, ты не захочешь бежать, - намекнул ковбой на возможный исход конфликта.

Ноэль, затаив дыхание, ждала ответа Джерида, а тот, казалось, не спешил. Не надо, молила Бога девушка. Не надо, Джерид!

- Ну, что ж, Гармон. ты сам этого хотел, - отозвался, наконец, адвокат и не спеша направился в сторону Симса, не спуская ни на секунду глаз с ковбоя.

На лице Джерида не показалось и тени страха, а ведь он должен уже дрожать от ужаса, растерянно подумал Гармон.

Джерид, тем временем, нагнулся, без особого труда расстегнул кобуру Симса и извлек нее пистолет.

- Он исправен? - спросил мужчина полийского, продолжая сверлить Гармона холодным уничтожающим взглядом.

- Да, - со стоном ответил Симс.

Ноэль, наблюдавшая за этой сценой, испуганно вскрикнула.

- О, Боже! Он взял пистолет!

Миссис Данн еще сильнее сжала руку девушки.

- Мужайся, девочка, - прошептала она.

- Но…

- Мужайся, - повторила она. - Джерид прекрасно знает, что делает.

Когда Джерид принялся застегивать на себе ремень с кобурой, Симс потянулся и дотронулся до руки адвоката.

- Не делайте этого. Это самоубийство, - простонал он. - Вы видели, как он выхватывает пистолет? Бог мой, как он меня!

- Такой черепахе, как ты, нечего и удивляться, - резко бросил Джерид, сбрасывая руку Симса. Он закрепил ремень на своих узких бедрах и расположил кобуру так, чтобы из нее выглядывала рукоятка кольта сорок пятого калибра, и пистолет без труда можно было выхватить, после чего проверил сам пистолет. - Подержи! - Швырнув на грудь Симса свои очки, Джерид сбросил сюртук и отправил его туда же.

Адвокат повернулся и неторопливо направился к Гармону, рассчитывая каждый шаг. Он не сводил с ковбоя пристального взгляда. Люди, стоящие поодаль, невольно расступились. Ноэль прильнула к миссис Данн, в глазах ее застыл ужас, она с трудом сдерживала крик, рвущийся из груди. Когда же Симс, ослабев от потери крови, сполз на землю, девушке и вовсе стало дурно. Симс отличался быстротой и ловкостью, а этот ковбой двигался и вовсе незаметно. У Джерида нет шансов на спасение. Что он делает? Где полицейские? Почему они не спешат на помощь?

- Ты хоть знаешь, каким концом пистолета надо целиться? - продолжал куражиться Гармон.

Джерид остановился в нескольких шагах от него и натянуто улыбнулся.

- Надеюсь, сумею как-нибудь разобраться. - Он опустил руку вниз и замер. Его поза неуловимо изменилась, заставив нескольких горожан в толпе невольно напрячься. Но Гармон, казалось, вовсе не придавал этому значения, уверенный в собственных силах. Джерид медленно кивнул ковбою, стоявшему на расстоянии каких-нибудь десяти футов. - Бери же оружие, Гармон.

Гармон удивился выдержке адвоката. Но, с другой стороны, ремень с кобурой может нацепить на себя каждый. Что ж, пусть получает. Ковбой самодовольно ухмыльнулся, и рука его метнулась к рукоятке пистолета. Но, не успел он вытащить оружие из кобуры, как кисть его правой руки безвольно повисла, раздробленная пулей Джерида. Пистолет выпал из руки Гармона и с глухим стуком упал на дорогу. Спустя какую-то долю секунды в пистолет ковбоя ударила вторая пуля, а затем еще одна. Пистолет отлетел на несколько футов, и Гармон никак не мог дотянуться до него. Открыв от изумления рот, Гармон оторопело уставился на Джерида Данна. Он придерживал свою окровавленную руку и, изо всех сил борясь с приступами дурноты, силился понять, как это с ним случилась такая неприятность.

Ноэль, как и все остальные, никак не могла прийти в себя от потрясения. Ее мягкотелый, бесхребетный муж-адвокат только что одержал верх над закоренелым преступником. Более того, он раздробил ему руку, а на такое способен не каждый стрелок - об этом подумала не только девушка, но и все собравшиеся вокруг.

Продолжая держать дымящийся пистолет в вытянутой руке, Джерид неторопливо подошел к Гармону. Суровые голубые глаза адвоката потемнели, как зимнее небо, они казались глазами смерти, и с каждым шагом Данна к Гармону приближалась судьба. Люди вдруг увидели перед собой вовсе не городского пижона, а неумолимого убийцу. Джерид продолжал наступать, Гармон же, тем временем, впал в панику. Адвокат надвигался на него так неотвратимо и безжалостно, словно сам черт был ему не страшен.

- Нет! - не выдержав, закричал ковбой, когда Джерид подошел к нему совсем близко. Скрипя зубами от боли, он упал на колени. - Нет, не надо! На такое способен лишь отпетый убийца! - взмолился Гармон. - Взгляни, здесь полно свидетелей, - прибавил он, бросая исполненный отчаяния взгляд на окружавших их людей, словно надеясь на их помощь.

Но Джерид продолжал наступать. Он выстрелил еще раз, и пуля ударилась о землю между ног Гармона, заставив того подпрыгнуть от ужаса.

- Это ты ограбил Марлоу и подставил Кларка. - Остановившись перед Гармоном, Джерид направил дуло пистолета ему в живот. Голос адвоката звучал как из подземелья, глухо и безжалостно. В этот момент ковбой прочитал в глазах адвоката свой приговор. - Скажи им.

- Я этого не…

Джерид взвел курок. В его стальных глазах не мелькнуло и тени жалости. Перед Гармоном стоял хладнокровный убийца, но ковбой понял это слишком поздно. Этот человек, не колеблясь, нажмет на спусковой крючок.

- Да, это сделал я! - отчаянно закричал ковбой достаточно громко, и его услышали собравшиеся вокруг люди. - Я! Я хотел получить должность управляющего, а Бил собирался предложить ее этому калеке-негру. К тому же, я оказался на мели. Поэтому я украл деньги у Марлоу и обвинил в этом Кларка. Но какого черта Бил хотел предложить эту работу черномазому? Я должен был ее получить! Еще не хватало, чтобы мной командовал какой-то вонючий негр! - Гармон судорожно перевел дыхание, торопясь все высказать, так как Джерид все еще не опускал руку с пистолетом. - Ну, вот, я признался. Я сказал правду. А теперь ты…ты… опусти эту штуку!

Губы Джерида тронула холодная усмешка.

- В чем дело, Гармон? - не смог удержаться он от сарказма. - Или ты храбр только с теми, кого можешь запугать своим пистолетом?

Джерид смотрел прямо в глаза Гармону; один вид этого мерзавца приводил его в бешенство. Из-за него мог погибнуть Кларк. Дуло кольта все так же смотрело ковбою в живот. Еще минуту адвокат раздумывал, после чего нажал спусковой крючок.

Гармон истошно завопил и весь сжался в ожидании неминуемой смерти. Но раздался только сухой щелчок. Ковбоя затрясло; в этот момент он забыл даже о жуткой боли в раздробленной кисти. Сердце его чуть не выпрыгнуло из груди.

Мрачно усмехнувшись, Джерид медленно достал патроны и ловкими проворными пальцами вложил пять штук в пустую обойму.

- Только новичок в этом деле вкладывает в обойму все шесть патронов. Или ты забыл, курок всегда останавливается на пустой ячейке? Один раз выстрелил Симс, четыре - Я. Последняя же ячейка пустовала. Там не оказалось пули. - Джерид смотрел на ковбоя с глубочайшим презрением. - На границе ты не продержался бы и недели, - резко прибавил он.

Продолжая смотреть на ковбоя, уничтожающим взглядом, Джерид поправил заряженный барабан и молниеносным жестом, не укрывшимся ни от кого из наблюдавших, спрятал пистолет в кобуру. Молодой полицейский, стоявший неподалеку, быстро надел на Гармона наручники и потащил его за собой, с уважением посматривая в сторону Джерида. Отбирать пистолет у адвоката он явно не собирался.

Ноэль находилась на грани обморока. У нее кружилась голова, и она оперлась на руку Эндрю. Молодой человек тоже весь дрожал, и когда Ноэль подняла на него глаза, лицо его казалось белее мела. Стоящая рядом миссис Данн старалась держать себя в руках и тихо нашептывала какие-то молитвы.

Расстегнув ремень и швырнув кобуру на землю рядом с Симсом, Данн забрал у него свой сюртук и очки. Симс находился к адвокату ближе, чем кто-либо другой, и поэтому отчетливо разглядел ледяной блеск глаз Данна и почувствовал на себе его убийственно тяжелый взгляд. Полицейскому уже давно расхотелосъ бравировать. Его била нервная дрожь.

- Ты нервничаешь из-за пистолета, Симс? - саркастически усмехнулся Джерид, обратив внимание на перекошенное от страха лицо сыщика. - Но как можно? Ты ведь как-никак настоящий мужчина, не правда ли?

Джерид выпрямился и, не торопясь, отошел от полицейского. Симс еще долго лежал, не шевелясь. И только когда адвокат отошел еще на несколько ярдов, Симс вспомнил о своей ране, по-прежнему кровоточащей.

Миссис Данн направилась к внуку, за ней поспешили Эндрю и Ноэль. Однако Ноэль заметила, что старушка явно не решается ни дотронуться до Джерида, ни подойти к нему поближе.

- Джерид, с тобой все в порядке? - взволнованно спросила внука миссис Данн.

Джерид пытался сбросить напряжение последних минут. Он все еще неровно дышал, а тело его сотрясала сильная дрожь. Люди, ставшие невольными свидетелями разыгравшейся только что драмы, испуганно расступались перед адвокатом. Взгляд его холодных глаз все еще вселял ужас. Хотя Джерид никого не убивал. Он никого не убил. Но мог это сделать… Только Ноэль не боялась мужа. Она подошла к нему очень близко и храбро заглянула ему в глаза, а ее затянутая в перчатку рука осторожно легла Джериду на грудь, где бешено колотилось его сердце.

- Джерид, - мягко позвала девушка. - С тобой все в порядке?

Какое- то время мужчина смотрел на жену, не узнавая ее. Потом вздрогнул, но тут же выражение его лица снова стало отстраненным.

Ноэль крепче прижала ладонь к груди мужа.

- Все позади, - прошептала она ему. - Теперь уже все позади.

Джерид сделал глубокий вдох и медленно выдохнул воздух. Его мрачные, словно затянутое тучами небо, глаза стали понемногу проясняться. Наконец, его взгляд стал обычным.

- Я ведь просил тебя, черт возьми, никуда не выходить из дома! - злым голосом проговорил он.

Девушка без лишних слов поняла, что Джерид никак еще не может взять себя в руки.

- Да, просил, - согласилась она.

Эндрю держал кузину под руку и тоже заметно нервничал после увиденного им поединка.

- Ты, мм… ты чуть не убил его, - запинаясь, с трудом произнес он. Лицо молодого человека казалось мертвенно белым на фоне его золотистых волос, а голос заметно дрожал.

От Джерида не укрылось, как Эндрю держал кузину под руку. Никогда еще в жизни он не испытывал столь сильного приступа ревности, но не мог, однако, выдавить из себя ни слова. Значит, Ноэль сделала свой выбор. И Эндрю вовсе не виноват в этом. Как говорится, сердцу не прикажешь.

- Отвези Ноэль и бабушку домой, - сказал Джерид брату бесстрастным тоном.

Эндрю судорожно перевел дыхание.

- Да, конечно Я сейчас же это сделаю. - Он перевел взгляд с Джерида на Симса. Двое из толпы помогали тому подняться с земли. Молодой полицейский уже уводил Гармона в участок.- У них обоих такая быстрая реакция, - все еще не веря, заметил Эндрю.

- С быстрой реакцией тоже надо уметь обращаться, - ответил Джерид. Встретившись взглядом с братом, он холодно рассмеялся. - Мне доводилось убивать людей, у которых была более завидная реакция, чем у Гармона. Ему чертовски повезло, я мог бы его сегодня убить.

- Но ведь не в Нью-Йорке ты этому научился, - не отступал Эндрю.

- Нет, не в Нью-Йорке. - Джерид с достоинством вскинул подбородок. - Прежде, чем я отправился на Восток изучать право, я довольно весело проводил время в одной банде в Канзасе, а потом служил рейнджером в Техасе, - ответил мужчина, буквально упиваясь растерянностью брата. - Если человек когда-то убивал, он никогда уже не разучится это делать. Тебе, однако, на Филиппинах с этим сталкиваться не приходилось, правда? Ты убивал только время, протирая штаны за своим чертовым канцелярским столом!

Эндрю ничего не оставалось делать, как проглотить пилюлю. Даже сейчас Джерид выглядел еще устрашающе, и это заставляло Эндрю волноваться. Его сводный брат неожиданно превратился в совершенного незнакомца, и немигающий взгляд его пронзительных голубых глаз наводил на Эндрю ужас.

- Пожалуй, я отвезу женщин в более безопасное место, - произнес он хриплым шепотом.

- Да, будь так любезен, - отрывисто бросил Джерид.

Эндрю взял миссис Данн и Ноэль под руки, но девушка вырвала вдруг руку и вернулась к мужу.

Он смотрел на нее все тем же холодным невидящим взглядом.

- Поезжай домой, - сухо обронил Джерид. - Тебе здесь нечего делать.

- Сейчас поеду, - пообещала Ноэль, прекрасно понимая неуместность своего присутствия здесь. Кивнув в сторону собравшихся, все еще застывших на месте людей, Ноэль подошла к мужу поближе, чтобы никто, кроме него, ее не услышал.

- Ты их всех напугал, - прошептала она. - Убери сейчас же с лица это свирепое выражение, а то кое-кто из дам вот-вот упадет в обморок, - прибавила Ноэль, пытаясь хоть немного привести Джерида в чувство.

Джерид огляделся по сторонам и только потом понял затею Ноэль. Подойдя к нему сейчас, она, казалось, отвлекала внимание от него. Люди переставали смотреть на него, как на музейный экспонат, и снова возвращались к своим обычным делам. В воздухе еще чувствовалось напряжение, но теперь оно несколько смягчилось сочувствием к симпатичной молодой женщине, не оставившей своего мужа даже в такую трудную минуту.

Нежная рука жены немного успокоила Джерида, но он все еще злился. Ему хотелось разорвать Эндрю на части.

В тот момент, когда Джерид подумал об этом, на его руку легла ладонь жены.

- Ты едешь домой с нами? - спросила она. Смелость начала мало-помалу ее покидать, и девушку охватил нервный озноб. На протяжении всей этой недели Ноэль неважно себя чувствовала, и даже сейчас ее немного подташнивало. Ноэль вовсе не хотела падать лицом в грязь и лишаться чувств прямо у ног Джерида. Ее муж только что находился в двух шагах от смерти. Ноэль с трудом подавила новый приступ тошноты.

- Я не могу пока уехать, - проговорил Джерид, заглядывая в глаза жене. -Mнe надо встретиться с прокурором и судьей, Гармону придется еще предстать перед судом, но Кларка, я думаю, судья не станет больше задерживать. Слишком много свидетелей слышали признание Гармона.

Прищуренные глаза Джерида удивленно смотрели на Ноэль. Он не ожидал от нее такого поведения.

- Ты меня не боишься, - недоверчиво заметил Джерид.

- Не боюсь.

- А Гармон боялся, - задумчиво произнес мужчина. - И Симс, и Эндрю, и даже моя бабушка.

- Да, я знаю.

Джерид изучающе взглянул на жену. Он не спросил Ноэль, почему та его не боится, но она прочла это в его глазах.

Девушка тяжело вздохнула. Ее рука в перчатке потянулась к лицу мужа и легонько коснулась его щеки.

- Я могу показаться тебе невоспитанной и даже назойливой, но я никогда тебя не боялась, - просто сказала она. - Я очень гордилась тобой, Джерид. Ты заставил этого мерзавца во всем признаться и не свернул со своего пути ни на шаг. - Глаза девушки светились гордостью и любовью.

Во взгляде Джерида сквозило явное замешательство и растерянность. Ноэль не объяснила, однако, почему ее не покоробили ни увиденная сцена, ни его объяснения.

- Разве ты не слышала, что я сказал Эндрю? - тихо спросил Джерид. - Я был бандитом, Ноэль. Я убивал людей. Одно время меня даже разыскивали.

- Как же ты стал рейнджером?

- А, - Джерид махнул рукой. - Я помог властям поймать еще более отпетого головореза, чем я, и вскоре после этого надел форму рейнджера, - объяснил мужчина. Грудь его то вздымалась, то опадала. - Ноэль, в моей жизни была одна женщина. Ради нее я пошел на убийство. Я убил ни в чем не повинного человека только по наговору этой женщины.

Зеленые глаза Ноэль смотрели на мужа, не мигая. Она знала о существовании той женщины, по крайней мере, знала кое-что. Удивительно, ей приходится узнавать о своем муже такие вещи и в такой нелепой ситуации, прямо на улице, среди толпы. Вот, значит, о чем он так и не рассказал ей вчера вечером, не решился рассказать ей правду о своем прошлом. Но зачем ему было это делать? Он ведь не любит ее.

Оказывается, она все это время жила в замке на песке, готовом рухнуть в любую минуту, поняла Ноэль. Она надеялась, что Джерид когда-нибудь все же ее полюбит. Но он отказал ей вчера вечером в близости. Более того, по его словам, у их брака нет и не может быть будущего. И только теперь Ноэль поняла, почему Джерид так странно вел себя вчера, почему отказался от ее предложения. Она поняла, почему он просил у нее прощения и вел себя так, словно прощался с ней. Он, и в самом деле, с ней прощался.

- Ты меня слышишь? - повторил Джерид.

Ноэль кивнула. Никогда еще она не чувствовала себя такой несчастной. Джерид ее не любит. Она ему больше не нужна.

- Скажи же что-нибудь! - настаивал Джерид.

- Каких слов ты ждешь от меня, Джерид? - тихо спросила девушка, выдавив из себя улыбку. - Я поняла, что твоя жизнь сложилась непросто уже тогда, когда ты сказал мне о службе в конной полиции и армии. Сегодняшнее признание меня, конечно, потрясло, я этого не ожидала, - прибавила она несколько натянуто, - но и это ничего не меняет. Абсолютно ничего не меняет, - устало произнесла она.

- Знаю. Я успел это понять, - ответил Джерид, бросая уничтожающий взгляд на Эндрю. - Прости, Я должен идти.

Ноэль со вздохом взглянула в холодные глаза мужа.

- Жаль… - прошептала она срывающимся шепотом, на лице ее застыло выражение бесконечной печали.

- Чего тебе жаль? - не понял Джерид.

- Ноэль, - закричал вдруг Эндрю, стоявший поодаль с миссис Данн, - иди же! - Молодой человек боялся опоздать на свидание с мисс Бил, ведь от этого зависела его дальнейшая судьба.

Девушка, нахмурившись, повернулась к кузену, отмахнулась и снова подняла глаза на мужа.

- Я сейчас, Эндрю, - крикнула она, не поворачивая головы.

Джерид невесело улыбнулся.

- Конечно, поезжай с ним, - сказал он, с ненавистью посматривая мимо Ноэль на своего важного, самодовольного братца. Даже сейчас, когда Джерида разбирало зло, его не мог не позабавить неподдельный страх Эндрю. Тот так и не решился подойти к нему ни на шаг ближе. - Нам, и в самом деле, больше нечего сказать друг другу, - добавил Джерид сухо и перевел взгляд на измученное лицо жены. - Поезжай домой.

- Прекрасная идея, Джерид, - отозвалась Ноэль, разгневавшись. - Именно так, пожалуй, я и сделаю.

Круто повернувшись, девушка зашагала к Эндрю и с готовностью оперлась на предложенную ей руку. Джерид даже не попытался задержать жену. Он просто стоял и смотрел ей вслед, сгорая от ревности и неуверенности. Будь проклят этот Эндрю!

Не подозревая о заблуждении Джерида, неверно истолковавшего ее новые отношения с Эндрю, Ноэль решительно шагала по улице. Не спросил ее Джерид и о том, куда именно домой она собирается; Ноэль решила вернуться в Галвестон, к своему дяде, а Джерид так этого и не понял. Каким бы нелепым это ни казалось, но Форт-Уэрт наводил на девушку сейчас куда больший страх, чем Галвестон и вся ее прошлая жизнь там.

ГЛАВА 16

Как только Эндрю доставил женщин домой, он тотчас же схватил шляпу и перчатки и собрался ехать к мисс Бил.

Молодой человек второпях попрощался с бабушкой и кузиной. На какой-то миг он снова превратился в прежнего лихого и энергичного Эндрю, которого некогда Ноэль так любила, в его пшеничных усах пряталась задорная улыбка.

- Мне очень жаль, но я спешу. Это крайне важно для меня, - сказал он Ноэль. - Надеюсь, мистер Бил разрешит мне ухаживать за Дженнифер. - Эндрю смущенно посмотрел на кузину. - Я вел себя с тобой, как последний негодяй, Ноэль, - добавил он извиняющимся тоном. - Я сожалею об этом, но ведь у тебя все так хорошо устроилось, правда? Джерид богат, и вы заживете припеваючи…

- Да, конечно, - ответила девушка, без особого, впрочем, энтузиазма. - Я очень рада за тебя, Эндрю.

Ноэль сказала правду, она, действительно, радовалась за кузена.

- Я и представить себе не мог… Джерид… - Эндрю замолчал. - Он совсем не такой, каким кажется на первый взгляд. Оказывается, я совсем его не знал.

- Мы все его не знали, - печально отозвалась Ноэль.

- Надеюсь, ты его не боишься? - спросил Эндрю, и в голосе его прозвучала озабоченность.

Девушка покачала головой.

- Нет, Эндрю. Я никогда не боялась Джерида. Он всегда относился ко мне по-доброму.

- Он, пожалуй, добрей меня, - согласился Эндрю. - Если бы мисс Бил меня возненавидела, это послужило бы мне хорошим уроком. Но, к счастью, наши чувства взаимны. Отец мисс Бил до этого судебного процесса не слишком меня жаловал, но, похоже, его расположение к моему братцу-адвокату изменило его отношение и ко мне. Теперь я должен вести себя с ним предельно вежливо и осторожно.

- Желаю тебе всего хорошего, - проговорила Ноэль.

- И я желаю тебе того же. Теперь мы породнились по-настоящему, - нежно улыбаясь, ответил Эндрю.

- Да, - подтвердила девушка бесцветным голосом.

В ушах ее до сих пор звучал голос мужа, обещающего ей вернуть свободу.

Эндрю протянул кузине тонкую руку.

- Если ты больше на меня не сердишься, мы могли бы остаться друзьями. Я многое понял за эти дни и надеюсь, что смогу измениться. Дженнифер, когда станет моей женой, должна мной гордиться.

Ноэль пожала протянутую руку кузена.

- Ты неплохой человек, Эндрю. Постарайся только быть таким, какой ты есть на самом деле.

- Этот совет ты могла бы с тем же успехом дать и моему братцу, - не удержался от колкости Эндрю. - Хотя, как мне кажется, секрет Джерида принесет ему дурную славу.

Выражение лица девушки снова стало серьезным.

- Джерид не станет слушать моих советов, - ответила она. - Поторопись, Эндрю, а то опоздаешь.

- Да, мне и вправду пора. - Махнув на прощание рукой, Эндрю выбежал на улицу.

Ноэль закрыла за ним входную дверь и увидела миссис Данн, вышедшую в холл.

- Ноэль?

Девушка подошла к старушке. Та выглядела подавленной и слегка взволнованной.

- Надеюсь, ты понимаешь, Джерида вынудили это сделать - я имею в виду произошедшее сегодня, - тихо сказала миссис Данн. - Он не убийца. Он просто ранил того человека, еще двадцать лет назад Джерид выстрелил бы куда точнее.

- Да, я знаю и не могу винить его. Я понимаю, почему Джерид это сделал. Он спас жизнь мистеру Кларку.

- Слава Богу, этот случай не оттолкнул тебя от Джерида, - облегченно вздохнув, откликнулась миссис Данн. - Он очень непростой человек, и чувства его скрыты от окружающих. Но без тебя, мне кажется, он уже не сможет прожить.

- Этот железный человек? - презрительно фыркнула Ноэль. - Сомневаюсь. Ему никто не нужен.

- С чего ты взяла? - ласково проворчала миссис Данн. - Ноэль, ты даже представить себе не можешь, как сильно изменился Джерид с тех пор, как вернулся домой и познакомился с тобой. Он начал смеяться, шутить, больше времени проводить с нами… И это тот Джерид, который, приезжая погостить, вел себя столь незаметно, что мы даже не знали, дома он или нет. Джерид всегда казался таким серьезным, замкнутым и мрачным. Я никогда не видела его улыбки. Женщинами он совсем не интересовался. Я имею в виду женщин порядочных, конечно, - смущенно поправилась старушка, вспомнив доходившие все же до нее кое-какие слухи о внуке.

- Джерид женился на мне, стремясь избежать общественного скандала. Ведь нас с Эндрю застали при весьма компрометирующих обстоятельствах, - коротко возразила Ноэль. - Он не раз мне об этом говорил. Возможно, ваш внук испытывал ко мне какое-то влечение, но ничего, кроме этого. Как он сказал мне вчера, наш брак - это явление временное, и у нас нет будущего. Я уверена, Джерид хочет со мной развестись. - Девушка приподняла подол юбки и стала подниматься по лестнице. - Я решила вернуться к дяде, - обернулась она. - Джерид может делать все, что ему захочется. Ведь он, как-никак, адвокат. И если хочет со мной развестись, то наверняка знает, какие бумаги для этого нужны. От меня ему не понадобится больше ничего, разве что моя подпись на бракоразводных документах.

Миссис Данн ужаснулась.

- Ноэль, ты, конечно, ошибаешься!

- Нет, не ошибаюсь. Джерид не любит меня, я ему не нужна. - Слова эти в очередной раз больно ранили девушку. Она быстро взбежала по лестнице.

На то, чтобы уложить свои нехитрые пожитки, у Ноэль ушел всего час. Все свои красивые, новые вещи девушка решила оставить, не желая ничего брать от Джерида и не оставлять памяти. Итак, она собирается покинуть этот дом уже во второй раз… Однажды Джерид вынудил ее принять такое решение, когда их с Эндрю застали наедине. Может быть, на этот раз ей удастся все же уехать. Теперь, как-никак, она располагала небольшим количеством денег. Какое-то время она поживет у дяди, пока не устроится куда-нибудь экономкой или гувернанткой. Конечно, с Галвестоном у нее связаны не самые лучшие воспоминания, но она сможет теперь с ними совладать, замужество сделало ее гораздо более сильной. Ее никто бы не назвал уже наивной провинциалкой, Несколько месяцев назад приехавшей в Форт-Уэрт.

Ноэль обвела взглядом комнату, ставшую родной за это время. Когда глаза ее наткнулись на кровать, она невольно поморщилась. В этой постели она стала женщиной, отдав свою невинность человеку, который лишь хотел удостовериться в ее честности и узаконить их брак. Джерид так никогда больше и не пожелал повторить то безумство. Напротив, в последнее время он вел себя так, словно хотел все это забыть.

Ноэль надела шляпку и поплотнее укуталась в плащ. Солнце на небе затянуло свинцовыми тучами, и начинал накрапывать мелкий дождь. Девушка взяла в руки саквояж и маленькую сумочку и вышла из комнаты к лестнице, надеясь спуститься по ней в последний раз.

* * *

Джерид вошел к судье вместе с молодым высоким полицейским, арестовавшим Гармона и ставшим свидетелем его признания. Судья, давний знакомый Джерида, освободил из тюрьмы Кларка и вынес обвинение в нападении и грабеже Гармону. Тут же назначили новое заседание суда, но Джерид не сомневался, что оно ограничится предварительным слушанием.

Судья, поджав губы, внимательно посмотрел на Джерида.

- До меня дошли слухи, будто вы угрожали мистеру Гармону пистолетом прямо на площади. Как вы можете все это объяснить?

Молодой полицейский выступил вперед.

- Сэр, у мистера Данна не оставалось другого выхода, - уверенно заявил он. - Мистер Гармон успел к этому времени ранить мистера Симса и мог застрелить любого, кто решился бы к нему приблизиться. Я считаю, мистер Данн оказал неоценимую услугу жителям Форт-Уэрта.

- Я говорю сейчас не об этом, молодой человек, - прервал его судья. - Меня интересует, с каких это пор в городе разрешено ношение и, тем более, применение огнестрельного оружия.

- Но мистер Данн взял пистолет мистера Симса, ваша честь, - храбро возразил судье полицейский. - Тот одолжил его мистеру Данну. - Молодой человек выпрямился и с достоинством вскинул голову. - Мистера Данна вынудили применить оружие. Ничего другого ему просто не оставалось. Клянусь, сэр.

Джерид снисходительно улыбнулся, услышав вдохновенную речь молодого полицейского, тот выглядел немного смущенным.

- Что ж, очень хорошо, - ответил судья и тоже улыбнулся. - Вы еще очень молоды и, в отличие от меня, мало что знаете о волнениях в Канзасе, молодой человек. Я достаточно хорошо знаю мистера Данна и хотел просто его немного помучить. И он, надеюсь, это понял.

Джерид усмехнулся.

- И тем не менее, офицер…

- Райан, сэр.

- Да, да, офицер Райан. Благодарю вас за ваше вмешательство и вашу помощь. Я никогда этого не забуду.

Джерид протянул полицейскому руку, и тот с восторгом ее пожал.

- Ну, что вы, сэр, - ответил молодой человек с улыбкой и, попрощавшись с судьей и Джеридом, быстро вышел за дверь. Даже оказавшись на улице, служитель закона еще продолжал улыбаться.

* * *

Джерид вывел Брайана Кларка из тюремной камеры и проводил его до конюшни, где нанял ему жеребца и вручил его личные вещи, хранившиеся в полицейском участке.

Кларк крепко пожал адвокату руку.

- Я не могу даже вам заплатить, - с сожалением сказал он.

- Мистер Кларк, но вы ведь ни в чем не виноваты, - ответил Джерид. - Как это ни прискорбно, но, как правило, освобождают и оправдывают только богатых, независимо от того, виновны они или нет. Но в нашем случае восторжествовала справедливость. Я получил моральное удовлетворение, защищая ваши интересы, и не возьму с вас никаких денег.

Джерид умолчал и о предложении Била заплатить за его услуги. Он не взял денег и с него.

Кларк, казалось, все понял и кивнул.

- Когда-нибудь я воздам вам сторицей, и вы порадуетесь, что когда-то помогли мне отвоевать свободу.

Джерид улыбнулся.

- Я нисколько в этом не сомневаюсь. Просто нелепо видеть человека с вашим интеллектом, работающим на ранчо конюхом. Мне кажется, вам стоит подумать о хорошем образовании.

Кларк немного помолчал, раздумывая.

- Думаю, вы правы, - сказал он, наконец. - Спасибо вам и за лошадь. Как только я доберусь до ранчо, я пришлю ее обратно. Бил - хороший человек, и мне нравится у него работать.

- Да, - согласился адвокат, - таких людей встретишь теперь не часто. Мне жаль только, я так и не сумел набрать достаточно улик для вашей защиты и прибег к довольно сомнительным методам добывания правды, - прибавил он с улыбкой.

- Думаю, о ваших «сомнительных мeтoдax» еще пойдет громкая молва, - усмехнулся Кларк. - Еще раз спасибо вам, вы ведь рисковали из-за меня жизнью.

- Порой конечный результат стоит такого риска.

Мужчины крепко пожали друг другу руки, и Кларк взобрался в седло. Он пустил лошадь рысью, из-под копыт ее взметнулись целые облачка пыли. Первые крупные капли дождя упали на землю. Небо неожиданно быстро затянулось тучами. Дождь сейчас не помешает, подумал Джерид, особенно помидорам Ноэль. Из-за слишком жаркой погоды девушке приходилось каждый день их поливать.

Ноэль. Джерид вздохнул. Наверное, сейчас они с этим проклятым Эндрю строят планы на будущее. Жизнь Кларку он спас, а вот спасти собственный брак так и не смог, невольно подумал Джерид. Он потерял то единственное, самое дорогое на свете. Мужчина повернулся и зашагал к конторе. Он решил еще поработать, прежде чем идти домой. Тем более, спешить ему сегодня некуда, да и не к кому.

* * *

Джерид и не подозревал, что Ноэль в эту минуту находилась уже в здании железнодорожного вокзала и покупала билет до Галвестона.

Девушка смотрела прямо перед собой невидящим взглядом, она думала о том, как скоро закончилась ее замужняя жизнь. И впереди ее ожидали только долгие годы без Джерида. Теперь, когда она уедет, он, возможно, вздохнет с облегчением.

Ноэль вспоминала те дни с Джеридом, когда он ею еще интересовался, учил ее танцевать и прививал правила хорошего тона. Джерид создал из нее подходящую пару для Эндрю, вот только жениться на ней пришлось ему самому. Тогда-то они и перестали быть друзьями. Джерид не хотел видеть ее своей женой и все же провел с ней первую брачную ночь. Теперь Ноэль понимала, почему он это сделал. Он просто хотел женщину, любую. Она же испытала самое настоящее блаженство в объятиях человека, которого любила больше всего на свете. И как часто Джерид твердил ей о своей неспособности любить! Haвepнoe, та женщина, из-за которой он пошел на убийство, тогда, в Канзасе, стала его первой и единственной любовью. Ни для какой другой женщины места в сердце Джерида просто не оставалось. А значит, подумала Ноэль, ей ничего больше не остается делать, как уехать восвояси.

В здание вокзала вошли еще два человека, скорей всего, дедушка с внуком. Присев рядом с Ноэль, пожилой мужчина почтительно прикоснулся к своей шляпе, приветствуя ее, а его младший спутник поспешил к кассе за билетами.

- Будьте добры, два билета до Сент-Луиса, в один конец, - попросил паренек, протягивая кассиру свернутую вдвое банкноту.

- Сейчас, сэр. Говорят, в городе сегодня переполох, - с интересом проговорил кассир, выписывая билеты. - Я слышал, какой-то ковбой кого-то застрелил.

- Ничего подобного, - ответил паренек, и Ноэль невольно начала прислушиваться. - Тот, который стрелял, казалось, и пальцем не пошевелил, а ковбой уже упал. Видели бы вы изумление того парня! Ведь он никак не ожидал такой меткости от какого-то горожанина-пижона. - Паренек покачал головой. - Говорят, этот адвокат раньше состоял в какой-то Канзасской банде. Дед его знает, - прибавил он, с гордостью кивнув в сторону пожилого мужчины…

- Да, нам доводилось встречаться, - согласился старик. - Но произошло это не в Канзасе. Я знаю этого человека по Эль-Пасо, тогда он служил в конной полиции Техаса рейнджером. Здесь он тоже оказался на высоте - спас от виселицы человека и не позволил его линчевать. Таких людей, как капитан Данн, ох как мало, сэр!

- Капитан? - не удержавшись, вскрикнула Ноэль.

- О, да, мэм, - ответил старик. - Говорят, до того, как стать рейнджером, он принадлежал к числу парней, с которыми лучше не встречаться на пустынной дорожке, - старик качал головой в такт рассказу. - Но потом он помог выследить одного убийцу и спас охотившегося за этим убийцей рейнджера. Все закончилось благополучно. Данна помиловали и приняли на службу. Он долго служил в окрестностях Эль-Пасо. Да, таких людей, как капитан Данн, сейчас почти не осталось, - снова повторил старик и только теперь заметил широко раскрытые от изумления глаза Ноэль. - Простите, мэм. Подобные разговоры не пристало вести в присутствии леди. - Старик виновато улыбнулся.

Ноэль тоже изобразила подобие улыбки, но в глазах ее плавала тревога. Совершенно незнакомые люди рассказывают ей о Джериде, о ее собственном муже, такие вещи, о которых она, его жена, даже не подозревает, Если бы она, не купила уже билет, то точно вернулась бы в контору Джерида и устроила бы грандиозный скандал за его скрытность. Нет, лучше ей уехать. Она, и в самом деле, вышла замуж за человека, о котором, практически, ничего не знала.

* * *

Джерид закончил просматривать свои бумаги и уже собирался домой, когда в кабинет заглянул секретарь.

- Телефон, сэр, - округлив глаза, выпалил Адриан.

Джерид рассеянно кивнул и снял трубку. Он ожидал звонка из суда.

- Данн, - коротко сказал он в трубку.

- Джерид?

Мужчина узнал голос бабушки.

- Да, - уже мягче отозвался он. - Бабушка, в чем дело?

- Сынок, Ноэль уехала.

Джерид тупо уставился в крышку крепкого дубового стола.

- Уехала?

- Да, в Галвестон, - печально ответила миссис Данн. - Я пыталась отговорить ее, но она не захотела и слушать меня. Собралась и ушла. Она не взяла даже ничего из своих новых вещей, Джерид, они все висят в шкафу.

- Эндрю поехал с ней? - натянуто спросил Джерид.

В трубке послышалось недоуменное покашливание.

- Эндрю?!

- Да, - пробормотал мужчина. Связь оказалась такой отвратительной, он с трудом разбирал слова бабушки. - Они вместе уехали?

- Джерид, Эндрю уехал к мисс Бил. Он надеется получить согласие мистера Била на свою свадьбу с Дженнифер. Мы с Ноэль так рады за него. Надеюсь, тебе тоже приятно это слышать.

- Что?!

На другом конце провода старушка поспешно отодвинула трубку от уха, оглушенная возгласом внука.

- Эндрю надеется жениться на мисс Бил, - повторила она. - Разве ты этого не знал?

- Нет, не знал. Откуда мне… - Джерид резко замолчал. - Ты говоришь, Ноэль уехала в Галвестон? Когда?

- Она ушла из дома примерно с час назад, - с грустью в голосе ответила миссис Данн.

Джерид с трудом держал себя в руках.

- Почему же ты не позвонила раньше, бабушка?

- Это ни к чему бы не привело, дорогой, - произнесла бабушка. - Ноэль не стала бы с тобой разговаривать. Видишь ли, она уже приняла решение и сказала, что так будет лучше. И, возможно, она права, Джерид, - прибавила старушка уже увереннее. - Ты так нехорошо относился к ней в последнее время. По словам Ноэль, ты даже намекал ей на развод. А еще Ноэль думает, будто ты нисколько ее не любишь и только обрадуешься ее отъезду.

Да, он, действительно, нехорошо обращался с Ноэль в последнее время. Джерид не хотел признаваться в этом даже себе самому. Но он не намекал ей на развод. Напротив, он думал, что развод нужен как раз ей, чтобы выйти замуж за Эндрю. Но если Эндрю собирается жениться на мисс Бил… И Ноэль уехала, думая, будто Джерид совсем ее не любит…

Сердце Джерида встрепенулось, как спавшая доселе птица.

- Каким поездом она поехала? - быстро проговорил он в трубку.

- Не знаю, я не видела расписания.

- Я скоро приеду домой, - отрывисто сказал мужчина и бросил трубку. Ноэль уехала от него. По ее словам, она собиралась домой, а он и не понял, что она имела в виду не его дом, а дом своего дяди. Ноэль уехала. Она решила, будто он хочет с ней развестись.

Джерид расхохотался в голос. Он отступился от Ноэль, желая ей счастья с Эндрю, а она решила, что это он не хочет видеть ее своей женой! Но он как раз потому и оставил жену в покое, он ведь любил ее и хотел видеть ее счастливой! Неужели она этого не поняла?

Поднявшись из-за стола, Джерид быстро накинул сюртук и схватил шляпу.

- Можешь закрывать и идти домой, - бросил он на ходу секретарю.

До вокзала он добрался в мгновение ока. На улице моросил мелкий противный дождь, и Джериду пришлось надвинуть шляпу поглубже на глаза и поднять воротник сюртука. Вот и вокзал. Рывком распахнув дверь, Джерид прошел в зал ожидания; взгляд его стремительно перемещался с одного лица на другое. Хотя в зале толпилось большое количество людей, мужчина почти сразу отыскал Ноэль. Она оказалась единственной в зале ожидания женщиной без сопровождения. Девушка сидела на длинной дубовой скамье, рядом с каким-то стариком и юношей; у ее ног стоял небольшой саквояж, она выглядела очень мрачной. Опустив руки в карманы, Джерид подошел к жене. Старик, узнав его, хотел что-то сказать, но прежде чем он собрался с духом, Ноэль подняла голову и увидела мужа.

- А, это ты, - тускло произнесла она. - Пришел меня проводить?

Джерид вскинул голову и посмотрел на жену сверху вниз. Сейчас глаза его казались неправдоподобно голубыми.

- Нет, я пришел забрать тебя домой, где ты и должна сейчас находиться.

- Домой? - переспросила дерзко Ноэль. - Ха! Я не могу назвать это своим домом. Это твой дом, и там нет места для меня!

Мужчина нахмурил брови.

- Мне кажется, здесь не слишком подходящее место для выяснения отношений, - намекнул он, заметив, как на них начинают глазеть скучающие пассажиры.

Ноэль подняла на мужа глаза.

- И это говоришь ты? - воскликнула с чувством она. - Откуда в тебе эта ложная стыдливость? Ведь в городе, похоже, о тебе знают куда больше, чем я!

Джерид нашел в себе мужество признать ее правоту.

- Да, ты многого обо мне не знаешь, - спокойно согласился он.

- Многого? Да я, оказывается, вообще ничего о тебе не знала! Я считала тебя интеллигентным нью-йоркским адвокатом и представить себе не могла, ты, оказывается, меткий стрелок, кроме того, ты служил в техасской полиции в чине капитана… Я узнала об этом только сегодня. И узнала случайно, от посторонних людей!

- Я просто не знал, как рассказать тебе все это, - тихо ответил Джерид.

- Конечно! Жена должна узнавать о муже от него самого, а не от незнакомых ей людей! - продолжала бушевать девушка.

Старик, сидевший рядом с Ноэль, смотрел на нее, широко открыв рот от изумления. Глазели на них и другие пассажиры.

- Если ты сейчас пойдешь со мной домой, - предложил Джерид, - я все тебе объясню.

- Мне не надо ничего объяснять, - ответила запальчиво девушка. - Я возвращаюсь домой, в Галвестон. Можешь разводиться со мной, если хочешь.

- Но я не собирался с тобой разводиться, - отрезал Джерид.

- Не собирался? Но разве не об этом ты сообщил мне вчера вечером?

- Я думал, это тебе нужен развод, - оправдывался Джерид.

- Да, нужен, - сердито воскликнула девушка. - Я хочу этого больше всего на свете! Ты постоянно что-то от меня скрываешь, избегаешь меня и оскорбляешь… Неужели ты думаешь, я захочу остаться с таким человеком?

Джерид с задумчивым видом усмехнулся.

- Не знаю.

Девушка судорожно вцепилась в свою сумочку. Ее зеленые глаза полыхали гневным огнем.

- Почему ты хочешь, чтобы я осталась?

Мужчина удивленно вскинул брови.

- А разве я это говорил? - медленно произнес он.

Ноэль поспешно опустила глаза. Джерид, и в самом деле, этого не говорил. Ей хотелось поскорее сесть в вагон и уехать. Джерид поставил ее в идиотское положение перед всеми этими людьми.

А Джерид раздосадованно смотрел на жену. Надо как-нибудь убедить ее вернуться. Но как это сделать, он не знал. Джерид окинул недовольным взглядом зевак, с интересом наблюдавших за их перепалкой, и отправил их в душе ко всем чертям.

- Отложи свой отъезд хотя бы до завтра, - продолжал настаивать он. - Моей бабушке исполняется сегодня семьдесят пять лет. А твой отъезд только омрачит ей праздник.

Ноэль удивленно вскинула глаза.

- У миссис Данн сегодня день рождения? Но она ничего мне не говорила об этом.

Миссис Данн ничего не говорила об этом и Джериду, поскольку никакого дня рождения сегодня у нее не было. Но Ноэль этого не знала. И Джерид хотел попытаться уговорить жену под любым предлогом вернуться домой, возможно, там он найдет более веские аргументы и заставит ее отказаться от затеи уехать в Галвестон.

- Ей просто не хотелось тебя задерживать, - солгал он.

Ноэль бросила на мужа недоверчивый взгляд. Ей совсем не хотелось возвращаться. Но, с другой стороны, миссис Данн всегда относилась к ней по-доброму. И девушка не могла уехать накануне дня рождения этой замечательной женщины, даже не поздравив ее. Однако, Ноэль не собиралась даже себе самой признаваться в непреодолимом желании остаться. Джерид, все-таки, пришел за ней на вокзал, даже если он и сделал это ради своей бабушки.

- Ну, что ж, думаю, один день ничего не изменит… - начала неуверенно девушка.

- Вот и хорошо, - перебил ее Джерид и взял ее саквояж.

Придерживая жену за локоть, он помог ей встать. Вежливо кивнув все так же глазеющим на них любопытным, он повел девушку к выходу.

Какое- то время они шли молча, и Джерид все так же крепко придерживал ее за локоть, словно боялся, как бы она не убежала.

- Тот старик, сидевший рядом со мной, рассказал, что ты был капитаном у рейнджеров, - заговорила, наконец, девушка.

Джерид молча кивнул.

Ноэль ждала его ответа, но так ничего и не услышала. Тогда она резко остановилась, вырвав свою руку из цепких пальцев Джерида.

Ее зеленые глаза сверкали раздражением и гневом.

- Ну, и? - выжидающе произнесла она.

3аглянув в лицо жены и внезапно ощутив безудержное влечение к ней, мужчина еще сильнее сжал в ладони ручки саквояжа. Ноэль ждала от него гораздо большего, чем просто откровенности. Она ждала от него настоящей искренности. Но Джерид не знал еще, может ли он ей это дать.

Худенькие плечи Ноэль бессильно поникли.

- Позволь мне уехать, Джерид, - тихо попросила она. - Я ведь уже купила билет. Все это бесполезно. И безнадежно

Девушка потянулась за своим саквояжем, но Джерид отвел ее руку. Он изо всех сил стиснул зубы.

- Нет.

Ноэль рассерженно вздохнула.

- Ну, подумай сам, какой смысл мне здесь оставаться? - спросила она. - Все пойдет точно так же, как и прежде. Ты постоянно станешь напоминать мне, как сделал великую милость, женившись на мне. Я не хочу тебя больше обременять. Почему же ты не желаешь меня отпустить?

Джерид дышал так, словно ему не хватало воздуха, и взгляд его, обращенный на жену, не отражал никаких чувств. Он плотно стиснул зубы и поэтому не мог произнести ни слова.

- Или ты просто не хочешь пачкать свою репутацию? - продолжала наступать Ноэль. - И если я уеду, это отразится на твоей карьере?

Джерид стоял молча, не двигаясь.

Девушка в отчаянии воздела руки к небу.

- Джерид!

И в этот момент он прикоснулся рукой к ее пылающей щеке. Нахмурившись, Джерид осторожно гладил жену по щеке, пристально глядя в ее огромные зеленые глаза.

- До того, как я стал адвокатом, я был убийцей, - взволнованным хриплым голосом начал он. - Я примкнул к одной банде и жил среди недостойных людей. Но потом судьба забросила меня к рейнджерам, и даже там я убивал. Сейчас ты видишь перед собой всего лишь фасад респектабельности. Под ним… я остался тем же, Ноэль. На самом деле, я совсем не изменился. Прошлое не умирает. Всегда остаются люди, которые рано или поздно тебя вспомнят. - Джерид до сих пор не мог забыть рассказа Била о его жене. - Ты сегодня сама смогла убедиться, мне так и не удалось измениться. Я очень не хотел доставлять тебе страдания из-за моих прошлых ошибок.

Ноэль не понимала, о чем говорит Джерид. Какое-то время она стояла молча, не шевелясь, а в мозгу ее продолжали звучать слова мужа.

- И ты решил, я испугаюсь, узнав о твоем прошлом? - заговорила, наконец, девушка, немного придя в себя. - Поэтому ты и завел разговор о разводе?

- Я предложил тебе развестись, так как думал, что ты хочешь выйти замуж за Эндрю, - проговорил мужчина безжизненным голосом.

Девушка никак не ожидала подобного признания. Брови ее удивленно поползли ввepx.

- Огромное тебе спасибо! Но когда, интересно, я говорила о своем желании выйти замуж за сладкоречивого труса?

Джерид расправил плечи и недовольно посмотрел на жену.

- Но ты ведь не сказала мне о том, что Эндрю вернулся домой из-за мисс Бил. И я подумал, он понял, какую ошибку совершил, отказавшись от тебя.

- Он не просто от меня отказался, - напомнила мужу Ноэль. - Он бежал от меня, как подстреленный заяц.

Мужчина пристально смотрел на жену, но лицо его оставалось бесстрастным.

- Эндрю всегда казался полной противоположностью мне, - ответил он. - Ты же, практически, ничего обо мне не знала до сегодняшнего дня. И поначалу ты влюбилась в Эндрю, молодого, энергичного и обаятельного - чего обо мне никто бы не сказал. Я был плохим человеком, Ноэль, настоящим головорезом. Меня окружали недостойные люди. Я не знаю даже своего отца. И мне всегда казалось, ты не испытывала ко мне ничего, кроме жалости. - Джерид слабо улыбнулся. - Ты всегда так пеклась о моей ноге, старалась открыть передо мной дверь. Даже вчера вечером ты предложила мне провести ночь с тобой, так как тебе показалось, будто я нуждаюсь в утешении. Ты меня пожалела.

Ноэль выпустила, наконец, воздух, который все это время задерживала в себе. Ее ошеломили слова Джерида. Он, оказывается, ничего не знало ее чувствах.

- Я тебя пожалела? Ты думал все это время, будто я… тебя жалею? Ну, и глупец же ты! - взорвалась девушка, негодуя на Джерида за его нелепое заблуждение. - Самый настоящий глупец! - Ноэль замахнулась и залепила ему звонкую пощечину. Потом ударила еще и еще раз, вложив в удар всю свою злость и не замечая, казалось, выражения полнейшей растерянности на его лице. В порыве гнева Ноэль сорвала с головы свою шляпку, швырнула ее на землю и принялась яростно ее топтать. - Неужели для того, чтобы вычеркнуть женщину из своей жизни, надо придумывать столь невероятные, неправдоподобные, нелепые причины! Глупец!

Привалившись спиной к столбу, Джерид оторопело смотрел на жену.

- Если хочешь знать, я никогда по-настоящему не любила Эндрю! - возмущенно кричала Ноэль, пытаясь вырвать у него свой саквояж. - Да, он мне нравился поначалу, но это увлечение прошло в тот день, когда ты вернулся домой и чуть ли не с порога набросился на меня со своими придирками. Ты мне понравился в ту минуту, когда я тебя увидела, и я долгие недели ломала голову, почему мне с тобой так хорошо, а с Эндрю - нет. Я чуть не умерла от ужаса, когда по милости Эндрю ты поверил в его грязную ложь… Потом ты женился на мне, и я надеялась… Но ты ничего от меня не хотел, я не нравилась тебе, как женщина, ты пришел ко мне в спальню только один раз. По твоим словам, ты женился на мне, стремясь оградить свою бабушку от скандала. Ты говорил, у нас с тобой нет будущего! - В глазах Ноэль стояли слезы, и она не видела радостного выражения, озарившего вдруг лицо Джерида. - А я любила тебя, Джерид, так сильно тебя любила! Даже, когда считала тебя старым книжным червем и бесхребетным человеком, я очень тебя любила, - срывающимся шепотом произнесла Ноэль. - Неужели ты думаешь, я отвернусь от тебя, узнав о твоих ошибках, совершенных двадцать лет назад? Я не променяла бы тебя и на дюжину Эндрю, тем более сегодня, когда я так тобой гордилась. Как мог ты так подумать? Твое прошлое не сможет меня оттолкнуть от тебя. Ничто не сможет изменить моего отношения к тебе. Ничто!

Лицо Джерида расплылось в счастливой улыбке.

- Господи, Ноэль, - радостно выдохнул он.

- Но я не нужна тебе, - печально продолжила девушка. - Ты меня не любишь и никогда не полюбишь. Я же не хочу больше так жить, изводя себя тоской и сомнениями. Я тебе безразлична, и я прекрасно это знаю. Я не желаю оставаться здесь до завтра. Я уезжаю сейчас, немедленно!

Круто повернувшись, Ноэль стремительно зашагала к вокзалу, оставив мужа стоять с растерянным и, вместе с тем, счастливым выражением лица. Но уже в следующую минуту, не подняв даже растоптанную и безнадежно загубленную шляпку жены, Джерид поспешил вслед за Ноэль, тихонько посмеиваясь про себя. И если бы девушка увидела в эту минуту его глаза, она непременно залилась краской стыда.

ГЛАВА 17

Из- за слез, застилавших глаза, Ноэль с трудом разбирала перед собой дорогу. Никогда еще она не чувствовала себя такой несчастной. Но только девушка собралась повернуть за угол, как почувствовала чьи-то сильные пальцы на своем плече. Саквояж полетел на землю с глухим стуком. Джерид повернул Ноэль к себе и подхватил ее на руки, прижав к своей широкой груди.

- Нет, нет, не надо, - прошептал мужчина, встретившись взглядом с изумленными, полными слез глазами Ноэль.

Повернувшись, он медленно пошел в сторону дома со своей драгоценной ношей на руках.

- Мой саквояж, - слабо запротестовала девушка.

- Кто-нибудь вернет его тебе. Но даже если и не вернет, не делай из этого особой трагедии.

- Миссис Данн, вы уронили сумку - раздался чей-то удивленный и громкий голос.

- Ну, так поднимите ее, - бросил Джерид через плечо

- Да, сэр!

- Куда ты меня несешь? - сердито проворчала Ноэль, размазывая по лицу слезы. - Ты опять нисколько не жалеешь свою ногу! Разве можно так сильно ее нагружать? Ведь она только-только начала заживать!

- Ах ты, моя ворчунья, - ласково пожурил жену Джерид. Его приятно тронула ее забота. - Маленькая фурия.

- А ты - негодяй, - вспыхнула девушка. - Немедленно, отпусти меня!

- Отпущу, когда придем домой, - пообещал ей муж.

- Джерид!

Под взглядом, полным неприкрытой страсти, Ноэль залилась пунцовой краской. Джерид смотрел на жену голубыми, чистыми, как небо, глазами до тех пор, пока сердце ее не начало бешено колотиться. И она безропотно сдалась, не став больше спорить и ругаться, обвила руками шею мужа и доверчиво к нему приникла.

Мужчина почувствовал, как все тело его начинает охватывать дрожь. Он шел, крепко прижимая к себе Ноэль и не сводя с нее пристального взгляда.

- Я не собираюсь жить с абсолютно чужим мне человеком. Ты никогда не откроешь мне даже самой маленькой частички своей души, - обиженно прошептала Ноэль.

- Успокойся, - нежно прошептал Джерид жене на ухо

Девушка прижалась лицом к шее мужа.

- Лучше, если ты позволишь мне уехать, - сказала она тихо.

- Лучше для кого? Я, скорее, дам отрезать себе руку, чем отпущу тебя, - взволнованно ответил Джерид.

Ноэль изумленно открыла рот. Она уловила в голосе Джерида сердитые нотки, но какая-то новая интонация удивила и насторожила ее.

- Ну, что, язык проглотила? - поддразнил жену Джерид. - А ведь еще несколько минут назад ты бушевала, как вулкан. Вот мы и пришли.

Пройдя по гравиевой дорожке к дому, Джерид взошел на террасу. Заметив молодых, миссис Пейт с довольной улыбкой на лице открыла им дверь.

- Кофе, сэр? - предложила она хозяину.

- О, нет, - отказался мужчина, не отводя взгляда от жены. - Не сейчас.

- Ваша бабушка отдыхает.

- Очень хорошо. Мы ведь не станем сильно шуметь, правда, моя дорогая? - с насмешливой улыбкой спросил жену Джерид, внося ее, взволнованную, в гостиную. - Окажите нам любезность, миссис Пейт, закройте за нами дверь.

- Конечно, мистер Джерид.

С каждой минутой Ноэль охватывала все большая растерянность. Когда дверь гостиной захлопнулась, Джерид направился к длинному, обтянутому бархатом дивану. Опустив жену на диван, он навис над ней в угрожающей позе. Ноэль лежала, замерев, и неуверенно посматривала на мужа огромными зелеными глазами.

- Ну, что, моя маленькая фурия, - срывающимся от возбуждения голосом проговорил Джерид. - Мне кажется, ты заслужила хорошую трепку, ой, заслужила.

Девушка судорожно перевела дыхание, лихорадочно соображая, как бы поязвительнее ответить мужу, но, как ни странно, ей совершенно ничего не пришло на ум. Джерид подался вперед и приник нежным поцелуем к ее губам. Девушка испытывала скованность всего несколько секунд, но страстный поцелуй мужчины растопил все ее сомнения, и руки ее обвили шею Джерида.

Ноэль чувствовала, как прижимается к ней мускулистая грудь мужа, как под натиском его губ сами собой раскрываются ее губы, как часто и тяжело дышит Джерид, не желая ни на секунду ее отпускать. Он никогда еще так не целовал ее, даже в их первую брачную ночь, даже вчера вечером, когда, казалось, прощался с ней.

Обхватив обеими руками лицо Ноэль, Джерид покрывал быстрыми легкими поцелуями ее губы, глаза, щеки. Поцелуи его с каждой минутой становились все жарче, и Ноэль ощутила, как на нее накатывается волна желания.

С губ мужчины сорвался глухой стон, и скоро Ноэль обнаружила, что лежит уже не на диване, а на ковре в объятиях мужа, продолжавшего все так же жадно ее целовать. Протянув руку, Джерид вытащил шпильки, придерживавшие прическу Ноэль, и на плечи ее упал водопад струящихся золотисто-каштановых волос.

- Только попробуй теперь уехать от меня, - ласково пробормотал Джерид на ухо жене. - Только попробуй. В следующий раз ты не уйдешь дальше входной двери.

Ноэль ни о чем не хотелось сейчас думать. Она не могла сопротивляться, задыхаясь от нахлынувших на нее чувств. Девушка хотела сказать хоть что-то, но Джерид закрыл ей рот горячим поцелуем. Запутавшись руками в густых волосах мужа, Ноэль счастливо улыбалась и подставляла лицо все новым и новым поцелуям.

Ощутив слабое движение со стороны жены, Джерид оторвался от нее и перевел дыхание. Его глаза горели огнем желания.

- Я не собираюсь останавливаться, - заявил он, часто и прерывисто дыша, а руки его в это время задирали юбки Ноэль. - А теперь можешь смеяться, сколько хочешь!

Ноэль ужаснулась.

- Но… мы же не можем!

Раздался металлический звук упавшей пряжки, бряцнувшей об пол, и девушка услышала прямо у себя над ухом тихий смех мужа.

Он впился в ее губы жадным поцелуем и решительно, но осторожно вошел в нее. Вздрогнув от неожиданности, Ноэль негромко вскрикнула, но когда Джерид в очередной раз пронзил ее лоно, она невольно приподняла бедра, подаваясь ему навстречу. Девушка стонала, дрожала всем телом, и в памяти ее оживал упоительный жаркий ритм их первой ночи. И она не чувствовала никакой боли - Ноэль сразу это заметила - только безумное удовольствие…

Чувствуя, как ее накрывает огромная сокрушительная волна восторга, не идущая ни в какое сравнение с той, первой, Ноэль тихо заплакала. Ей казалось, эта восхитительная волна поглотит ее тело без остатка. И все же руки Джерида крепко держали ее, ни на секунду не отпуская. Он тихо и хрипло смеялся, как какой-нибудь зверь, чувствуя, как возбуждение жены достигает кульминационной точки. Продолжал он смеяться и тогда, когда то же блаженное состояние охватило и его, закружив в жарком и стремительном водовороте чувств.

А потом Ноэль лежала в объятиях мужа, доверчиво прильнув к нему и беспомощно дрожа всем телом. Сквозь кружевные занавеси на окнах лился яркий солнечный свет, исчертив причудливыми узорами грудь девушки. Она все так же крепко обнимала Джерида, и тело ее продолжало гореть.

Пока Ноэль постепенно приходила в себя, Джерид привел в порядок одежду, свою и жены, застегнув все пуговицы и пряжки. Все это время Джерид прижимал Ноэль к себе, покрывая нежными поцелуями ее пылающие щеки, закрытые глаза, распухшие от поцелуев губы.

Когда же девушка открыла, наконец, глаза, то не увидела во взгляде мужа и тени раскаяния по поводу столь неприличного поведения, и она изумленно уставилась на него, не в силах сказать ни слова.

- Я - животное, - сказал за жену Джерид. - Кто еще? - Он нежно улыбнулся ей. - Я уверен, это отнюдь не единственное определение, которым ты могла бы меня наградить.

Опустив глаза, Ноэль посмотрела на примятые складки своего платья и морщинки на некогда безукоризненно отглаженной белой рубашке мужа, появившиеся там, где она судорожно цеплялась пальцами. Щеки девушки стали пунцовыми.

- Неужели я лишил тебя дара речи? - Наклонившись к жене, Джерид легонько коснулся губами ее губ. Потом он тихо засмеялся и повернул ее лицо к себе. Его глаза светились чувствами, которые он просто не мог выразить словами.

А Ноэль, и в самом деле, на какое-то время лишилась дара речи. Но она не нуждалась в словах, все, чего она так долго ждала, говорили ей глаза мужа. Из этих глаз исчезла вся недосказанность и настороженность. Все чувства Джерида к ней отражались сейчас в его безоблачно-голубом взгляде.

Девушка подняла руку и легонько, кончиками пальцев, коснулась губ Джерида.

- Я люблю тебя, - прошептала она.

- Да? - Улыбка с лица мужчины исчезла. Он заглянул ей в глаза и откинул с ее лба пряди влажных, спутанных волос. - Я отпустил бы тебя, отпустил бы даже к Эндрю, если бы ты по-настоящему этого хотела.

- Нет. Кроме тебя, мне никто больше не нужен,- ответила Ноэль. - Я не люблю Эндрю, и мне абсолютно все равно, как ты жил раньше.

Джерид медленно и глубоко вздохнул. Его пальцы пощекотали нос жены и ее губы.

- Но я не могу этого забыть, - ответил он. - Поначалу я не знал, как ты к этому отнесешься. Порой по ночам мне снились кошмарные сны. Вот почему я не остался с тобой в ту нашу первую ночь, или, вернее, в последнюю. Хотя мне очень хотелось.

- После того наводнения меня тоже мучили кошмары, - тихо сказала девушка. - И если мы будем спать вместе, то сможем друг друга успокаивать.

Джерид усмехнулся.

- Могу себе представить.

Ноэль потянулась и невольно поморщилась от ноющей боли во всех мышцах. Она посмотрела на Джерида, потом оглянулась вокруг и снова покраснела.

- Да, я знаю, этим не принято заниматься на полу, да еще посреди бела дня. Но у меня не хватило бы терпения, если бы я понес тебя наверх, в спальню, - заговорщицким тоном прошептал Джерид.

Этот энергичный, импульсивный, озорной и нежный мужчина показался Ноэль незнакомцем, она с трудом узнавала в нем своего мужа. Он приводил ее в восторг.

Джерид провел кончиками пальцев по распухшим от поцелуев губам Ноэль.

- Я потерял над собой контроль, - произнес он мягко. - Со мной давно уже такого не случалось.

- Да…но мне…- Встретившись с Джеридом взглядом, девушка еще больше растерялась. - Мне это понравилось, - призналась она шепотом и спрятала лицо на груди мужа.

Джерид радостно засмеялся. Он крепко прижал Ноэль к себе и с довольным видом вздохнул.

- Я так мучался, испытывая к тебе сильнейшее желание и думая, будто тебе нужен только Эндрю. И сегодня, на улице, после той перестрелки, я думал, ты убежишь от меня, как от чумы. - Джерид еще крепче сжал Ноэль в своих объятиях. - Но ты подошла ко мне, подошла так близко. И на твоем лице я не увидел страха.

- Чего я бы не сказала о многих других, - серьезно заметила девушка, вспоминая. - Они так тебя боялись. - Ноэль вздохнула. - Я же боялась, что тот человек тебя убьет.

- Наверное, ты еже забыла, я убил бы Гармона, потянись он снова за пистолетом, и сделал бы это без зазрения совести, - ответил Джерид, словно его это очень волновало.

Отстранившись от мужа, Ноэль села и посмотрела на него нежным и любящим взглядом.

- Неужели ты и вправду не видишь разницу между собой и тем человеком? - Она осторожно погладила лицо мужа. - Ты оказался единственным, способным спасти мистера Кларка от смерти. Ты не гнался ни за большим гонораром, ни за славой. Ты думал только о спасении ни в чем не повинного человека. Я не стала бы говорить, будто у тебя нет совести, Джерид.

Он тяжело вздохнул. В его голубых глазах, обращенных на Ноэль, мелькнули усталость и грусть. Он поднес к губам мягкую ладошку жены.

- И все-таки, случалось и такое, - признался он. - Когда я был помоложе и жил в Додж Сити, я увлекся одной танцовщицей из трактира. Ее звали Ава. Она…- Джерид замолчал и поморщился, словно от боли. - Надеюсь, ты понимаешь, какие у нас сложились отношения. Я был в то время еще очень молодым и впечатлительным, влюбившись впервые в жизни. Однажды Ава пришла ко мне вся в синяках и порезах. Она сказала, что ее изнасиловали и ограбили. Не став больше ничего спрашивать у нее, я пошел к ковбою, его имя назвала мне Ава, вызвал на честный поединок и убил. И только потом, спустя какое-то время, я узнал о ее лжи. Тот ковбой, оказывается, просто пренебрегал ее вниманием, и она решила свести с ним счеты, выбрав для этой цели меня. - Лицо мужчины исказила боль воспоминаний. - Я начал пить. Алкоголь все сильнее и сильнее затягивал меня, превращая в поистине страшного человека. Я ввязывался в одну драку за другой и, в конечном итоге, связался с шайкой уголовников. И вновь стал человеком лишь благодаря одному техасскому рейнджеру, он помог мне трезво взглянуть на себя и на мою жизнь. Я помог этим людям напасть на след банды, большую часть которой удалось ликвидировать. Одному, правда, удалось бежать, но вскоре поймали и его и посадили в федеральную тюрьму за совершенные им преступления. Там он и скончался. Так я стал рейнджером и начал служить в окрестностях Эль-Пасо.

- Но ты говорил еще о службе в кавалерии? - напомнила мужу Ноэль, удивляясь его неожиданной откровенности.

Наверное, многое из того, что рассказал ей сейчас Джерид, не знала даже миссис Данн.

Мужчина улыбнулся.

- Это длилось недолго. Я прослужил в кавалерии каких-нибудь два года в восемьдесят пятом и восемьдесят шестом годах, - ответил Джерид. - Но я устал от бесконечных правил и уставов, и поэтому уволился из армии и снова примкнул к рядам рейнджеров. Вскоре после этого моя мать, несколькими годами раньше вышедшая замуж за отца Эндрю, серьезно заболела и попросила меня приехать домой. Она думала, будто я все еще веду шальную жизнь. Мать заклинала меня уехать на Восток и поступить в университет. И у ее смертного одра я дал слово именно так и сделать. Я не мог нарушить данную мной матери клятву. К тому же, в те дни жизнь рейнджера мало чем отличалась от жизни бандита, - прибавил Джерид с грустной улыбкой.

- Когда же началась испано-американская война, я поступил на сверхсрочную службу, - продолжил он. - Я служил на Кубе, но недолго, оставив на время свою практику в Нью-Йорке.

- Тот старик на вокзале говорил, ты был капитаном рейнджеров, - вспомнила Ноэль. - Должно быть, ты очень хорошо справлялся со своими обязанностями, если тебя возвели в столь высокий чин.

Джерид кивнул.

- У меня тогда не осталось ничего такого, ради чего стоило бы жить, да и терять мне, собственно, было нечего, - ответил он. - Мне кажется, тогда я сам искал на свою голову приключений и рисковал, как никогда. На моей совести тяжелым камнем лежала смерть невинного парня и предательство женщины.

- Ты и сейчас думаешь так же, Джерид? - осторожно спросила Ноэль. - Сейчас тебе тоже нечего терять?

Взгляд Джерида задержался на губах жены.

- Да, - признался он честно. Подняв глаза, он нахмурился, увидев выражение лица Ноэль. - Ноэль, я думал, ты любишь Эндрю. Мне казалось, он вернулся домой только из-за тебя. Без тебя мне нечего больше терять, совсем нечего. Или, по крайней мере, мне так казалось. - Он удивленно посмотрел на жену. - Я ведь не знал о твоей любви ко мне. Я не смел об этом и мечтать.

Ноэль слабо улыбнулась.

- Похоже, ты до сих пор в этом сомневаешься.

- Ты такая мягкая, женственная, - серьезно сказал Джерид. - Тебе никогда еще не приходилось видеть такие ужасы, как сегодня. Я же прожил бок о бок с этим большую часть своей жизни, даже на судах. Я уже говорил тебе, Ноэль, о той стычке в Террелле, Нью-Мексико, произошедшей из-за решения суда, - прибавил он. - Да, я стрелял в одного человека, но я еще не открыл тебе всех обстоятельств случившегося.

У девушки перехватило дыхание. Она с ужасом уставилась на мужа. Ведь его могли убить!

Джерид взял руку жены и крепко прижал ее к своей груди.

- За эти годы случай в Террелле для меня - не единственный, - признался он. - Имели место и другие. Мы живем в цивилизованном мире, который совершенствуется день ото дня. Но остались еще и совсем первобытные места, где люди пока не научились улаживать свои конфликты мирным путем. И до тех пор, пока не исчезнут все старожилы, здесь, на Западе, всегда будет существовать угроза насилия. Ты видела, как вел себя сегодня Гармон. Я знал десятки таких, как он, негодяев до мозга костей. По их мнению, сейчас можно жить по тем же законам и тем же порядкам, как и двадцать лет назад.

Ноэль с силой прикусила нижнюю губу.

- Я не трусиха, и ты знаешь это, - проговорила она. - Но если я потеряю тебя, я умру, Джерид.

Он сел и крепко прижал жену к себе. В глазах его светилась бесконечная любовь и нежность.

- То же самое я могу сказать и о себе, - взволнованно сказал он, и в голосе его прозвучала удивительная искренность. - Клянусь, я буду теперь более осторожным, и ни о каких перестрелках ты больше не услышишь.

Ноэль прижалась к мужу всем телом и спрятала лицо у него на груди.

- На твое слово можно положиться? - спросила она шепотом.

- Да.

Мягкие губы девушки прикоснулись к шее мужа.

- Надеюсь, тебя не слишком обременят теперь жена и семья?

Джерид улыбнулся.

- Нет. Думаю, нет… - Вдруг его сильное тело заметно напряглось, и он нерешительно прикоснулся к волосам жены. -…Семья?

Ноэль кивнула, настороженно глядя на мужа.

Джерид на какой-то миг перестал дышать и еще крепче прижал жену к себе.

- Ты ждешь ребенка? - спросил он охрипшим сразу голосом.

Ноэль застенчиво улыбнулась.

- Не знаю. Говорить с полной уверенностью еще слишком рано, прошло всего несколько дней. Но вероятность существует. Я не могу по утрам смотреть на завтрак, и меня уже несколько раз тошнило. Миссис Пейт отлично готовит, и вряд ли это от еды. - Девушка тихо засмеялась. - Она обратила внимание на мое состояние сразу. По ее словам, некоторые женщины начинают неважно себя чувствовать уже с того самого дня, как забеременеют.

Сердце Джерида бешено стучало. У них родится ребенок. Ребенок. Глаза мужчины закрылись, он весь дрожал от волнения.

- Говорить с полной уверенностью еще слишком рано, - прибавила Ноэль. - Но… о, я надеюсь, Джерид. Я так надеюсь!

Джерид задержал дыхание.

- Моя любимая! - прошептал он срывающимся шепотом.

Ноэль не видела необходимости спрашивать, рад ли ее муж такому известию. Закрыв глаза и улыбнувшись, она осторожно положила голову мужу на грудь. У них столько всего впереди! А ведь еще совсем недавно ей казалось, будто все кончено.

Прошло несколько минут, и Джерид, нагнувшись, поцеловал закрытые глаза жены.

- Каким счастьем завершился день, так ужасно начавшийся, - прошептал он. - Идем. Давай расскажем всем.

Джерид помог Ноэль встать, потом поднял с ковра рассыпавшиеся шпильки и с комичной улыбкой вручил их ей.

Девушка рассмеялась. Раньше она бы умерла от стыда, если бы показалась в столь растрепанном виде.

- Но мы же женаты, - прошептала Ноэль озорно, - и тем более, только что помирились после ужасной ссоры. Надеюсь, наш вид никого не удивит.

Джерид поджал губы.

- Конечно, нет, если мы не станем рассказывать им, чем занимались сейчас, - ответил он с легкой улыбкой.

Ноэль засмеялась. Ее глаза светились любовью и счастьем. Джерид взял жену за руку, и они вместе направились к двери.

* * *

Никто, и в самом деле, не удивился. Ноэль давно уже стала полноправным и любимым членом семейства, и весть о ее возвращении в Галвестон повергла всех в состояние шока. Ужин прошел на редкость весело. Всякий раз, когда Джерид смотрел на жену, он видел в ее глазах бесконечную любовь. Миссис Данн украдкой посматривала то на внука, то на невестку. Их чувства были написаны на их лицах. К тому же Ноэль в последнее время перестала завтракать. Значит, скоро придется обновлять ее гардероб и покупать подходящую мебель. Сколько всего им предстоит еще сделать!

* * *

После ужина, когда еще только начинало смеркаться, Ноэль выскользнула из кухни в сад. Спустя несколько минут она вбежала в дом с сияющими глазами, неся что-то в переднике.

- Смотрите! - торжественно объявила девушка.

В переднике лежали четыре маленькие красноватые помидорки красивой округлой формы.

Джерид не мог не улыбнуться. Его голубые глаза скользнули по стройной фигурке жены и задержались на ее тонкой талии. Он думал в эту минуту совсем не о помидорах. Джерид привыкал считать себя человеком семейным. Ему это даже нравилось.

Ноэль посмотрела мужу в глаза и прочла, казалось, его мысли. В следующую минуту она уже заразительно смеялась, забыв о помидорах. В глазах Джерида девушка увидела их будущее, будущее яркое и счастливое.

* * *

Прошло несколько месяцев. Стояло ясное рождественское утро. 3а окном серебрился легкий снежок. Превратившаяся к этому времени в очаровательную молодую женщину Ноэль лежала, тесно прижавшись к мужу и наслаждаясь теплом его тела. Неделю назад состоялась свадьба Эндрю и красавицы Дженнифер, и теперь, когда две семьи соединились в одну, Терренс Бил стал частым гостем в доме Джерида. Ноэль нравился этот стареющий уже мужчина. Он чем-то неуловимо напоминал ей горячо любимого мужа.

- С днем рождения, - прошептал Джерид, прерывая мысли Ноэль, и вытащил из ящика прикроватного столика маленькую коробочку.

Вложив подарок в руку жены, Джерид откинулся на подушки и принялся наблюдать, как Ноэль пытается открыть коробочку.

Внутри лежал крошечный ангел, сделанный из чистого золота. У Ноэль захватило дыхание от такой красоты.

- Это ты, - прошептал Джерид жене, глаза его оставались при этом серьезными и полными любви.- Это то, кем ты всегда была и будешь для меня. Мой ангел.

В последнее время из-за беременности глаза Ноэль почти всегда бывали на мокром месте. Но слезы, навернувшиеся на ее глаза сейчас, оказались слезами радости. Она никогда и мечтать не смела о таком счастье. Ноэль нагнулась, отчего по плечам ее рассыпались длинные пряди волос, и нежно поцеловала мужа.

- Я сохраню этого ангела для нашего сына, - прошептала она с улыбкой. - Он станет началом нашей семейной традиции. И, может быть, в один прекрасный день наш мальчик подарит этого ангела женщине, которую полюбит.

Тонкие пальцы Джерида осторожно погладили нежную щеку жены. Он до сих пор с трудом верил в свое счастье.

- Я никогда не говорил тебе этих слов, и все же ты знаешь, как я к тебе отношусь, правда?

Ноэль тепло улыбнулась.

- Всякий раз, когда ты смотришь на меня, всякий раз, когда до меня дотрагиваешься, я чувствую это. Порой чувства так сильны, и слова только мешают.

Джерид заглянул в бездонные зеленые глаза жены.

- Мои чувства к тебе сильнее, чем я мог себе представить, - признался он. - Ты закрыла старые двери в моем сердце. Отвела от меня кошмары и каждый мой день наполнила счастьем и радостью. - Он взял жену за руку - в другой руке Ноэль по-прежнему сжимала фигурку золотого ангела - и поднес ее к своим губам. - Я люблю тебя больше жизни, - прошептал Джерид. - И буду любить тебя всегда, Ноэль.

Ноэль чувствовала, как громко и часто стучит ее сердце. Притянув голову Джерида к своей груди, она принялась покрывать нежными поцелуями его темные волнистые волосы. Ноэль могла бы сейчас сказать мужу множество нежных и добрых слов, но сердце ее переполняла любовь, и говорить в эту минуту она просто не могла. Отыскав с закрытыми глазами губы Джерида, Ноэль нежно его поцеловала. И этот теплый поцелуй сказал мужчине о многом. Ноэль почувствовала, как Джерид улыбнулся. А за окном продолжал идти пушистый рождественский снег, снег их долгой и счастливой жизни.


home | my bookshelf | | Ноэль |     цвет текста