Book: Искушение поцелуем



Искушение поцелуем

Трейси Энн Уоррен

Искушение поцелуем

Глава 1

Нортумберленд

Февраль 1809 года


Кейд Байрон залпом осушил стакан и потянулся за бутылкой, стоявшей на столе рядом с креслом. Налив себе добрую порцию виски, он выпил ее так же быстро, как и первую, и спиртное тут же обожгло его языки, горло. Запрокинув голову назад, он прикрыл глаза и ждал, пока алкоголь сделает свое дело. Если повезет, боль в ноге вскоре утихнет.

— Дьявол, — еле слышно выругался Кейд, стараясь не думать про до сих пор не зажившую рану на правой ноге. — Сразу напоминает о себе, едва пойдет дождь или подморозит, как сегодня.

Впрочем, Кейд всегда мог принять дозу опия, оставленную ему чертовым шарлатаном-лекарем, но он терпеть не мог это лекарство и всеми силами старался обходиться без него. Ибо, приняв настойку, Кейд сразу становился сам не свой. Опий затуманивал его разум до такой степени, что мир вокруг казался причудливым сном, притупляющим чувства и лишающим сил. Крепкие напитки действовали на сознание Кейда не менее разрушающе, но они по крайней мере притупляли боль, не отнимая у него ощущения реальности и, что еще более важно, не лишая его способности контролировать собственные действия.

Кейд прекрасно знал, каково это — не иметь возможности управлять собственными действиями и поступками. Каково это — лишиться свободы и, балансируя на краю пропасти, быть в шаге от того, чтобы сломаться, забыть обо всем, что свято, пасть ниц, лишь бы только положить конец мучительной агонии.

Желудок Кейда мучительно сжался, и к горлу подступила тошнота, вызванная ужасными воспоминаниями. Тряхнув головой, Кейд вновь потянулся за бутылкой и стаканом. Налив дрожащей рукой очередную порцию, он прикончил ее одним глотком. По телу медленно разлилось тепло и спокойствие. Ощущение фальшивое, но сейчас Кейд готов был довольствоваться малым. Если бы только добавить к этому умиротворение.

Да, именно это ему и требовалось — мир, спокойствие и возможность побыть одному.

Именно так он и сказал на прошлой неделе старшему брату Эдварду, когда тот приехал с визитом, намереваясь прекратить добровольную ссылку Кейда и вернуть его в лоно семьи. В случае с семьей Байрон «лоно» было весьма обширным.

— Ты прячешься от людей, точно медведь в берлоге, — говорил Эдвард, меряя шагами кабинет Кейда. — Прошло полгода. Тебе не кажется, что пора вернуться в общество?

— Насколько я могу судить, общество прекрасно обходится без меня, — ответил Кейд.

Эдвард нахмурился, и сошедшиеся на переносице темные брови придали ему грозный вид.

— Чего нельзя сказать о нашей матери. Она очень переживает. Особенно когда ты отказываешься отвечать на ее письма.

Кейд провел рукой по волосам.

— Я их читаю. Скажи, что я все их прочитал и… и они мне дороги. Передай, что я люблю ее. Большего я сейчас не могу предложить.

— Послушай, я знаю, через что тебе пришлось пройти в Португалии…

— В самом деле? — спросил лишенным эмоций тоном Кейд.

У Эдварда хватило ума опустить глаза.

— Знаю достаточно. Именно поэтому я позволил тебе жить отшельником. Дал время погоревать и подлечиться. Но теперь я вижу, что ты только горюешь, а исцелиться не желаешь. Ты выглядишь ужасно, Кейд. Едем со мной в Брейборн. Вернись в общество людей, в семью. Едем домой.

На долю мгновения Кейд захотел откликнуться на мольбу брата, но тут же прогнал эту мысль прочь.

— Я дома. Это поместье принадлежит мне. По крайней мере так сказано в завещании дяди Джорджа. А теперь, ваша милость, если это все, то идемте обедать, пока еда не остыла.

После обеда спор продолжился. Но на исходе третьего дня бесплодных попыток уговорить брата вернуться в семью Эдвард признал наконец свое поражение и уехал прочь.

Вернее, вынужден был уехать, потому что Кейд фактически выгнал его из дома и вычеркнул из собственной жизни. Потому что так решил.

«Да, мне нужно уединение, — мысленно убеждал он себя. — Уединение и покой».

Кейд вылил в стакан остатки спиртного и, отставив бутылку в сторону, собирался допить виски. Однако в этот самый момент дверь кабинета неслышно отворилась на хорошо смазанных петлях и на пороге возник маленький человечек с покрытой серебристым пухом головой. Не удостоив его взглядом, Кейд откинулся на высокую спинку кресла и закрыл глаза.

— Пусть Харви принесет еще поленьев для камина, слышишь, Бикс? — тихо приказал Кейд. — Да принеси еще бутылку виски. Эта опустела.

— Да, милорд. Кстати, к вам посетитель. — С этими словами старик неслышно исчез из кабинета, словно его никогда здесь не было.

Кейд нахмурился. Что сказал Бикс? Сдается, он упомянул о посетителе. Что ж, если кому-то хватило решимости нарушить его уединение, то и убраться восвояси не составит труда. Кейд потянулся за бутылкой и беззвучно выругался, вспомнив, что она опустела.

Со стороны двери послышался тихий шорох. Повернув голову, Кейд заметил вошедшую в кабинет женщину. Слабые отсветы пламени выхватили из темноты изящные черты лица, волосы цвета сияющей луны, серебристо-голубые глаза, напоминавшие своим оттенком подернутую туманом гладь озера. Кремовая кожа гармонировала с румянцем на щеках и губами цвета едва распустившегося розового бутона.

Кейду на мгновение показалось, будто это призрак, видение, навеянное затуманившими рассудок парами спиртного. Ибо подобной неземной красотой могла обладать лишь сказочная принцесса. Но тут девушка сделала еще один шаг, и с ее простых коричневых ботинок упали на ковер комочки снега, что свидетельствовало о ее вполне темном происхождении.

Кейд крепче сжал в руке стакан.

— Кто вы такая, черт возьми?! — прорычал он.

Мег Эмберли поплотнее запахнула полы своей шерстяной накидки, борясь с желанием броситься вон из этой комнаты. Сделать вид, будто ее не предупреждали о холодном приеме, вряд ли получится.

— Господин не жалует гостей, — сообщил ей пожилой слуга, отворивший дверь. — Так что езжайте своей дорогой.

Но Мег не могла «ехать своей дорогой» теперь, когда снег валил с неба огромными хлопьями, заметая землю так, что полмили назад колеса ее экипажа едва не соскользнули с дороги. После этого Мег поняла, что нужно где-то переждать бурю. И такое место наконец нашлось!

Ей чудом удалось пробиться в дом и теперь предстояло испросить позволения остаться у его хозяина. Правда, в итоге обнаружилось, что настроение вышеозначенного джентльмена полностью соответствует бушующему за окном ненастью. «Я видела и похуже за свои недолгие девятнадцать лет, — постаралась подбодрить себя Мег, — так что и с этим господином совладаю». Хорошо бы еще его разглядеть.

К ужасу Мег, кабинет хозяина дома утопал во мраке. Снегопад поглотил и без того скудное освещение. Красноватые отблески пламени, пляшущего в камине, создавали дополнительное препятствие. Они выхватывали из темноты силуэт самой Мег, в то время как фигура хозяина дома оставалась в тени. Преимущество было на его стороне, поскольку Мег удалось различить лишь смутные очертания мускулистого тела да дорогих, хоть и изрядно поношенных сапог.

Судорожно втянув носом воздух, Мег уловила аромат кожи и горящих поленьев, к которому примешивался сладковато-острый запах алкоголя.

— Ну? — рявкнул хозяин дома, и в воздухе вновь повеяло запахом виски.

Мег вздрогнула от неожиданности. Джентльмен непременно встал бы в присутствии леди. Хотя сидевший перед ней человек совсем не походил на джентльмена, несмотря на свой титул.

— Итак, юная леди, у вас есть имя или вы немая?

Мег вздернула подбородок:

— Конечно, есть. К тому же я не немая и могу говорить вполне отчетливо.

— Прекрасно. Но в таком случае почему вы не отвечаете на вопрос? Ваше имя.

Сдвинув брови, девушка сцепила в замок затянутые в перчатки руки.

— Меня зовут Мег… вернее, мисс Маргарет Эмберли.

— Итак, Мег… вернее, мисс Маргарет Эмберли, отчего вам пришло в голову нарушить мое уединение?

Услышав в голосе мужчины насмешку, Мег стиснула зубы, однако не подала виду, что оскорблена.

— Я искала возможности укрыться от непогоды. Я и… э… моя кузина оказались на пороге вашего дома не по своей воле. Дороги стали слишком опасны, чтобы продолжать путешествие.

— Кузина, говорите? И где же она?

— Она… э… предпочла подождать меня в вашей гостиной.

Вообще-то вышеозначенная «кузина» являлась на самом деле служанкой, но Мег предпочла выдать ее за родственницу, дабы соблюсти приличия, поскольку путешествовала она в одиночку. Теперь она искренне порадовалась тому, что не открыла этому человеку правды.

В наступившей тишине поленья долго потрескивали в камине, прежде чем раздался тихий хлопок.

— Это частные владения! — грубо заявил хозяин дома. — Я никому не предоставляю крова!

Он умолк, и Мег поняла, что аудиенция закончена. По крайней мере он считал ее законченной. Рот девушки открылся от изумления.

— Но вы ведь не думаете, что мы можем продолжить путешествие в такую непогоду?

— В пяти милях отсюда есть постоялый двор. Поищите ночлег там. Да где же этот чертов Бикс с новой бутылкой?

Желудок Мег болезненно сжался, и ее обуял такой страх, что она совершенно перестала следить за тем, что говорит.

— Милорд, я бы предпочла, чтобы вы пересмотрели свое решение. За окном метель, которая усиливается с каждой минутой. Неужели у вас хватит совести прогнать нас?

— Я не слишком-то считаюсь с совестью, когда дело касается моих собственных предпочтений.

Мег вновь тщетно пыталась разглядеть скрытые полумраком черты лица хозяина дома, в который раз пожалев, что у того не хватает смелости предстать перед гостьей открыто.

— Позвольте нам хотя бы переночевать, — взмолилась она. — Мы с моей слу… кузиной не доставим вам никаких хлопот. Обещаю!

— Вы уже доставили мне эти самые хлопоты.

— Но…

— Никаких «но». Езжайте своей дорогой, юная леди, и оставьте меня в покое.

Мег не могла двинуться с места, ошеломленная столь бессердечным отказом.

— Стало быть, вы прогоните нас в такую стужу? Отправите на погибель?

Мужчина фыркнул:

— Сомневаюсь, что парочка небольших сугробов представляет угрозу здоровью. Сколько снега там выпало? Дюйм? Два?

— Нет, милорд. Ноги проваливаются по щиколотку, а метель все не унимается.

— По щиколотку! Что за бред? Когда я последний раз выглядывал в окно, на улице едва мело.

Брови Мег взметнулись вверх.

— Из этого можно сделать вывод, что было это много часов назад.

Что-то бормоча себе под нос, хозяин дома поднялся из глубин своего кресла с высокой спинкой. Губы девушки приоткрылись помимо ее воли, когда свет прогнал тень с его лица. Она крепче прижала руку к груди, словно пытаясь унять бешено заколотившееся сердце. Хозяин дома оказался весьма высок — примерно шести футов роста — и худощав, Мег поразили его широкие плечи и мощная грудь. А руки и ноги и вовсе казались сплошь состоящими из упругих мускулов. И все же белоснежная сорочка и светло-коричневые бриджи болтались на нем, как если бы он испытывал лишения в последнее время.

Покрытое легким загаром лицо казалось немного изможденным, а ясные глаза цвета сочной сосновой хвои смотрели сурово и непреклонно. Взъерошенные волосы громоздились на голове густыми каштановыми локонами, один из которых и вовсе непокорно упал на лоб. В остальном же облик хозяина дома носил печать внутренней уверенности и мужественной силы. Заостренные скулы, орлиный нос и квадратный подбородок усиливали это впечатление. И только губы казались нежными и мягкими на холодном, чувственно красивом лице.

Хозяин дома оказался настолько привлекателен, что у Мег перехватило дыхание. Но пока она пыталась взять себя в руки, ее взору предстало еще кое-что, заставившее девушку вздрогнуть от жалости, смешанной с ужасом.

На мужчине не было галстука, поэтому теперь Мег разглядела то, чего никогда не увидела бы при иных обстоятельствах. Его шею опоясывал отвратительный шрам. Его розовый цвет говорил о том, что он относительно свеж, хотя края раны уже зажили.

Перехватив взгляд девушки, Кейд долго смотрел на нее, а потом резко развернулся и направился к окну. Или, вернее, прохромал, вновь застав Мег врасплох.

Остановившись в дальнем конце комнаты, хозяин дома попытался разглядеть то, что творится за окном, предварительно потерев пальцами покрывшееся тонким слоем льда стекло. Не удовлетворившись результатом, он еле слышно выругался, а потом, взявшись руками за фрамугу, рывком поднял ее вверх. В ту же секунду в комнату ворвался порыв ледяного ветра, взметнув темно-зеленые бархатные шторы и сделав их похожими на раздутые паруса. Вокруг высунутой наружу головы Кейда в безудержном вихре кружились снежинки.

Поплотнее запахнув полы накидки, Мег на мгновение подумала, что стоявший перед ней мужчина сошел с ума. А он, казалось, совершенно не замечал холода. Тонкий материал сорочки хлопал по спине, а пряди волос, подхваченные метелью, хлестали его по лицу. Он висел так с минуту, ухватившись руками за раму, в то время как метель вымещала на нем всю свою злобу. Потом хозяин дома внезапно, как если бы решил, будто достиг некоего предела, отошел от окна и выпрямился. В его спутанных каштановых волосах мерцали в отблесках пламени ледяные кристаллики снега.

— Вы правы, — угрюмо провозгласил он. — На земле и впрямь несколько дюймов снега. Лично меня это не остановило бы, но леди подобное положение дел, несомненно, встревожило бы.

— Это встревожило бы любого здравомыслящего человека! — возразила Мег, которой вдруг стало безразлично, что он о ней подумает. В комнату влетел очередной порыв ветра, рискуя унести с тобой то немногое тепло, что еще оставалось. Задрожав всем телом, Мег ринулась в сторону окна, оттолкнула Кейда и, с грохотом опустив фрамугу, защелкнула задвижку. После этого она взглянула на мужчину и удивленно вскинула брови, заметив зарождающуюся на его губах улыбку.

— Замерзли? — поинтересовался хозяин дома.

Мег кивнула:

— Как, должно быть, и вы.

— Оттаю, если Бикс все же принесет мне сегодня виски. Итак, — недовольно пробурчал он, — я полагаю, вам все же придется остаться здесь на ночь.

— Да, благодарю вас, — еле слышно ответила Мег, только теперь поняв, как близко он стоит. Настолько близко, что она могла разглядеть тающие на его волосах снежинки. Она с трудом подавила странное желание протянуть руку и стряхнуть их. При мысли о том, чтобы дотронуться до его волос, до него самого, кровь стремительнее побежала по жилам Мег.

Отведя взгляд, Кейд, что-то пробурчал себе поднос, а потом развернулся и отошел назад к креслу.

— Попросите Бикса предоставить вам комнаты. Вам и вашей кузине. Переночуете, а как только закончится метель, продолжите путь.

Мег дрожала, не зная, имеет ли эта дрожь какое-то отношение к температуре в комнате.

— Б-благодарю вас за гостеприимство, милорд.

Кейд вновь что-то пробурчал, и Мег уловила в его тоне еле различимую иронию. Усевшись в кресло, он положил ноги на небольшой стульчик, а потом откинулся на спинку и закрыл глаза.

В очередной раз он давал понять, что аудиенция закончена. Развернувшись на каблуках, Мег направилась к двери, но потом внезапно остановилась и обернулась.

— Милорд…

Кейд молчал.

— Прошу прощения, милорд, — настойчиво повторила девушка, — но я вдруг поняла, что наше знакомство получилось каким-то односторонним. Вы мое имя знаете, а ваше мне до сих пор неизвестно.

Хозяин дома чуть приоткрыл глаза и изучающе посмотрел на гостью.

— Байрон. Кейд Байрон.

— А… Очень приятно познакомиться, лорд Байрон.

— Нет, нет, не лорд Байрон. Я вовсе не этот чертов поэт. Мы однофамильцы, а я лорд Кейд. Что-нибудь еще?

— Нет, Пока нет… Байрон. Кейд Байрон, — повторила Мег так же насмешливо, как чуть раньше он сам.

Блеск в зеленых глазах лорда Кейда свидетельствовал о том, что он оценил находчивость гостьи, однако улыбки так и не последовало. Лорд Кейд вновь закрыл глаза и откинулся на спинку кресла.



Глава 2

На следующее утро Кейда разбудили нежные женские голоса, раздававшиеся в коридоре, напротив его спальни. Единственными женщинами в его холостяцком доме были лишь две служанки, приходившие дважды в неделю мыть полы и стирать белье. Но те обычно вели себя тихо, особенно в этой части дома. Поэтому Кейд очень удивился их появлению в такую метель. «Черт возьми, могли бы прийти в какой-нибудь другой день!»

Сев на кровати, Кейд глухо застонал, когда его затылок пронзила боль — несомненно, результат непомерных возлияний накануне. Подождав, пока боль немного отпустит, Кейд накинул халат и встал с постели. Затем подошел к двери и, нажав на ручку, распахнул ее.

Кейд замер на пороге, ибо взору его предстали вовсе не служанки, а нежданные гостьи в лице Мег Эмберли и ее кузины, имени которой он не помнил. Невыразительные карие глаза последней округлились от неожиданности. Она шаловливо оглядела Кейда с головы до ног, а потом тихонько захихикала, прикрыв рот рукой. Щеки мисс Эмберли окрасил легкий румянец, однако взгляда она не отвела.

— Доброе утро, милорд, — произнесла она с очаровательной улыбкой. — Мы вам помешали?

Ну и ну, да ведь это же очевидно! С самого своего появления в этом доме она нарушала его покой. Они познакомились менее суток назад, а налаженный быт Кейда уже трещал по швам.

Но как бы то ни было, Кейд не мог не восхититься мягким сиянием свежей кожи девушки и роскошной красотой ее доверчивых голубых глаз. Белокурые волосы были уложены на затылке в пучок, придавая ее облику еще больше женственности, а черное шерстяное платье отнюдь не скрывало привлекательных очертаний фигуры.

Кейд уловил исходящий от девушки еле слышный цветочный аромат, и ему захотелось подойти ближе, чтобы вдохнуть его полной грудью. Кейд мгновенно представил, как прижмется к ложбинке на шее и коснется губами такой шелковистой на вид нежной кожи. Кровь быстрее заструилась по жилам, заставляя его в полной мере ощутить собственную наготу под тонкой тканью халата.

«Господи, да что я делаю? — мысленно ужаснулся. Кейд и тут же ответил: — Мечтаю о девушке, совершенно ненужной и неуместной в моем доме». Да что с ним такое? Как он только посмел помыслить о другой женщине, когда тело Калиды еще не остыло в могиле? От зародившегося в глубине души желания не осталось и следа. Кейд сдвинул брови и бросил на Мег суровый взгляд, призванный прогнать девушку прочь.

— О, прошу прощения, — ответила Мег, которая, судя по всему, не собиралась никуда уходить, — позвольте представить вам мою кузину мисс Эми Джонс.

Кейд перевел взгляд на другую девушку и еле заметно склонил голову.

— Мисс Джонс.

Девушка вновь захихикала и поспешно присела в реверансе. Очевидно, слишком смущенная происходящим, она так и не произнесла ни слова.

— Мы с мисс Джонс как раз собирались идти завтракать, — напевно пояснила мисс Эмберли. — Только вот никак не можем определить, в какой стороне комната для завтраков.

— Столовая внизу, в самом конце дома. У нас нет комнаты для завтраков.

— Что ж, столовая так столовая. — Мег замолчала, и ее взгляд скользнул по спутанным волосам Кейда и его покрытым суточной щетиной щекам.

Его глаза гневно блеснули в ответ.

— Может, вы присоединитесь к нам, милорд? Когда оденетесь подобающим образом.

— Не присоединюсь.

Светлые брови мисс Эмберли взметнулись вверх, как если бы она пыталась подыскать подходящий ответ на столь неучтивое замечание. Но Мег лишь пожала плечами:

— Как хотите. В таком случае оставляем вас в покое.

Кузина Эми вновь захихикала, и в ее глазах заплясали озорные искорки. Кейд перевел взгляд на Мег.

— Наслаждайтесь завтраком и… безопасного вам путешествия.

— Путешествия? О, очевидно, вы вновь ничего не поняли.

— Что именно я должен понять?

— Что до сих пор идет снег. Все вокруг белым-бело, и, по словам моего возницы, дороги совершенно непроходимы. Простите, но, боюсь, нам придется злоупотребить вашим гостеприимством.

Резко развернувшись, Кейд подошел к окну и отдернул занавеси.

— Дьявол!

Как и сказала мисс Эмберли, снег был повсюду. Более того, он валил еще сильнее, чем вчера. Кейд развернулся к незваной гостье, ожидая, что она уже надула губы, услышав сорвавшееся с его языка ругательство, или вообще упала в обморок, как случилось бы с большинством леди. Но Мег даже бровью не повела. Более того — Кейду показалось, будто на ее губах заиграла еле заметная улыбка.

— Так, может, вы все же разделите с нами трапезу, милорд? — спросила она, невинно захлопав ресницами.

Кейд лишь глухо проворчал в ответ, не будучи уверенным, что сдержит поток рвущихся из горла ругательств.

Мисс Эмберли присела в изящном реверансе, жестом приказав кузине следовать ее примеру. Девушка повиновалась, хотя и не так изящно, как Мег.

— В таком случае до встречи, милорд, — произнесла мисс Эмберли. — Когда мы увидим вас снова? Возможно, за ленчем?

— Хорошего вам дня, мисс Эмберли.

Вернувшись в спальню, Кейд бесшумно притворил за собой дверь. Дождавшись, пока в коридоре стихнут звуки шагов, он освободился от халата и снова скользнул между остывших простыней. Взбив кулаком подушку и недовольно бормоча что-то о незваных гостях и проклятой метели, он повернулся на бок и закрыл глаза. Однако прошло еще несколько долгих минут, прежде чем ему удалось погрузиться в сон.

— Вам нужно что-нибудь еще, мисс? — спросила у Мег служанка. — Если нет, то я отправилась бы к себе в комнату. Уж больно мне нравится жить в таких хоромах. Даже если это ненадолго.

Сидевшая в мягком кресле напротив камина Мег оторвалась от рукоделия.

— О да, конечно, Эми. Ступай. Только не забывай о нашем разговоре.

Лоб девушки на мгновение прорезали морщины, но потом в ее глазах вспыхнуло понимание.

— Вы о том, чтобы я держалась подальше от его светлости и не заговаривала с ним, что бы ни случилось? Это будет нетрудно, коль он целый день сидит взаперти.

— Да, он нечасто попадается нам на глаза, — кивнула Meг. Несмотря на её предположение о том, что они, возможно, увидятся за ленчем, хозяин дома так и не удосужился составить им компанию. — Пока он думает, будто ты моя кузина. Но если ты с ним заговоришь, наш обман может раскрыться.

— А мой выговор? Знатные леди так не говорят. Наш хозяин наверняка это заметит.

— Наверняка, — согласилась Мег, подавив улыбку.

Как только Эми закрыла за собой дверь, Мег вновь принялась за рукоделие, хотя все ее мысли вращались вокруг лорда Кейда. И так было со вчерашнего дня. Из разговора с морщинистым седовласым Биксом стало понятно, что его светлость проснулся, но снова закрылся в библиотеке, прихватив с собой тарелку холодного мяса, несколько бутылок виски и приказав его не беспокоить.

«Ну и что? Я все равно не стану грустить, несмотря на его более чем недоброжелательный прием», — подбодрила себя Мег, делая очередной стежок иголкой с блестящей темно-синей нитью. Хочет уединения? Что ж, это его право. В конце концов, это его дом, его территория, а она — незваная гостья.

Хотя, если честно, он мог бы быть и полюбезнее. Ведь она нарушила его покой не по своей воле. Никто не в силах унять метель, даже в угоду такому божественно красивому аристократу с характером, способным вывести из себя даже святого! Вот и выходит, что, пока метель не прекратится, Кейду Байрону придется мириться с присутствием в доме гостей.

Сама Мег давно уже привыкла к неожиданностям и перемене мест, путешествуя из одного порта в другой с матерью и отцом — морским офицером. При подобном образе жизни любой человек быстро учится мириться с обстоятельствами и ценить новые знакомства. Кто-то может сказать, что подобная жизнь трудна, но Мег не сетовала. Согреваемая взаимной любовью родителей, она чувствовала себя вполне счастливой.

Однако пять лет назад все изменилось. К общему удивлению и радости, ее мать снова забеременела. Настоящее чудо и благословение после стольких лет бесплодных попыток завести еще одного ребенка. Но несмотря на то что беременность протекала легко, роды случились тяжелыми. Мать и дитя умерли один за другим.

Оцепеневшая от горя Мег еще больше привязалась к отцу. Другой мужчина, оставшийся с дочерью на руках, вполне мог бы отправить ее к родственникам, и никто не осудил бы его за это. Но отец Мег поклялся растить дочь самостоятельно. Горюя о безвременно почившей жене и сынишке, он понимал, что теперь они с Мег как никогда нуждаются друг в друге. Поэтому, несмотря на свою безграничную любовь к морю, он променял палубу корабля на контору, приняв предложение адмиралтейства, чтобы только быть рядом с дочерью.

Но теперь, когда умер и отец, Мег предстояло жить с двоюродной бабушкой, которой она ни разу не видела. Тяжело вздохнув, девушка сделала еще один стежок и задумалась о том, какой окажется ее пожилая родственница и насколько уединенным будет ее дом в Шотландии. Если бы не метель, она уже подъезжала бы к нему. А пока придется мириться со своим положением и раздражительным лордом, чьим гостеприимством ей пришлось воспользоваться.

Иголка в руках Мег замедлила свой ход, а потом и вовсе остановилась, когда девушка вот уже в который раз подумала о Кейде Байроне. И в то же самое мгновение по ее коже забегали мурашки. Совсем как сегодня утром, когда она встретила его в коридоре, одетого лишь в тонкий шелковый халат. Никому не позволено выглядеть столь сногсшибательно. Особенно рано утром. Его мрачная красота и неотразимая привлекательность мгновенно лишили Мег способности дышать. Даже заспанный и взъерошенный — а может, именно поэтому, — он выглядел божественно. Даже спутанные каштановые волосы и жесткая щетина, покрывшая за ночь подбородок и щеки, не портили впечатления. Раз уж раненый и уставший он производил на нее столь сильное впечатление, то Мег оставалось лишь гадать, что почувствовала бы она, встретив Кейда в его полном великолепии.

Как случилось, что он стал хромать? И где получил уродующий шею шрам? Слуги вряд ли захотят с ней откровенничать, хотя Мег не делала попыток расспросить их о том, какую боль он заглушает, употребляя такое количество спиртного. Мег довольно долго жила среди военных и знала, что зачастую те пьют, дабы унять боль от ран или залить горе.

Как бы то ни было, но ей нет никакого дела до страданий лорда Кейда, Равно как и до него самого. Мег понимала, что сделает себе только лучше, если перестанет думать о нем и его ранах. Ведь вскоре ее пребывание в этом доме подойдет к концу, а его хозяин — всего лишь интересное приключение по пути на север.

К удивлению Мег, метель продолжала бушевать на протяжении двух дней и начала стихать лишь к утру третьего. Выдалось оно ясным и солнечным, однако, выглянув в окно, девушка поняла, что в ближайшее время отправиться в путь она не сможет. И, судя по тому, с каким грохотом захлопнулась дверь спальни лорда Кейда, он тоже это понял. В столовой он так и не появился, поэтому, как и прежде, Мег пришлось поглощать завтрак в одиночестве.

Однако на четвертый день своего невольного заключения она сочла, что с нее довольно. Несмотря на врожденную жизнерадостность, Мег уже видеть не могла рукоделие. А те книги, что захватила с собой, прочитала уже дважды! Она знала, что в доме наверняка есть еще книги. Однако находились они в библиотеке — святая святых лорда Кейда, — вход в которую ей был заказан.

Что ж, ему придется немного потерпеть ее присутствие. Может ворчать и испепелять ее взглядом, бесноваться и кричать сколь угодно — она сделает вид, будто ей все нипочем.

Однако, шагая по коридору в библиотеку, Мег никак не могла унять нервную дрожь. Остановившись перед закрытой дверью, она коротко постучала по ней костяшками пальцев, а затем взялась за ручку. Ведь если она не станет просить позволения войти, то и отрицательного ответа не услышит. Упрямо вздернув подбородок, девушка решительно вплыла внутрь.

Помещение было ярко залито солнцем, являя взору гостьи кремовые стеньг и мебель из вишни, изящества которой она не смогла оценить в день своего приезда из-за царившего здесь полумрака. Исчезли тени, уступив место солнечным лучам, и теперь Мег могла разглядеть даже дальние уголки библиотеки. Еще в свой первый визит сюда она успела заметить полки с книгами, но только теперь поняла, как их тут много. Заключенные в обложки из мягкой кожи, книги заполняли стены от пола до потолка, а разнообразие размеров, форм и расцветок складывалось в причудливую мозаику. Замедлив шаг, Мег задержалась на мгновение, чтобы оглядеться. Ее ноги утопали в пушистом турецком ковре, а весело потрескивающий в камине огонь обвевал щеки теплом.

Лорд Кейд сидел в своем любимом кресле с тяжелым, заключенным в кожаную обложку томом в руках. Заслышав шаги, он вскинул голову, и его каштановые брови сошлись на переносице, когда он посмотрел на незваную гостью сквозь стекла серебряных очков.

Так-так. Стало быть, во время чтения он надевает очки, отметила про себя Мег. Однако наличие очков никоим образом не умаляло его опасной красоты. Скорее наоборот. Он выглядел еще более привлекательным: глаза блестели, а из копны спутанных волос выбился и упал на лоб своенравный локон…

Пульс Мег тотчас же участился, а дыхание стало подозрительно быстрым и прерывистым. В попытке взять себя в руки, она подошла к ближайшей полке с книгами.

— Не обращайте на меня внимания, — выдохнула она. — Продолжайте читать, словно меня здесь нет.

Лорд Кейд положил ладонь на раскрытую книгу.

— Но вы уже здесь. Причем вошли без разрешения. Что вы хотите?

— Взять книгу, милорд. Поскольку метель вынудила меня сидеть взаперти, необходимо хоть чем-то себя занять. Я заходила в другие комнаты, но такого выбора произведений, как в вашей библиотеке, больше нигде не нашла. Через пару минут я уйду.

Скептически фыркнув, лорд Кейд еще с мгновение сердито смотрел на незваную гостью, а потом вновь уткнулся в книгу. Отвернувшись, Мег принялась изучать корешки. Кожей ощущая присутствие лорда Кейда, она бездумно взяла какую-то книгу и рассеянно открыла ее на первой попавшейся странице.

«Забивать скот лучше всего в конце лета, когда он основательно набрал вес…»

Господи! Мег невольно вздрогнула. Закрыв книгу, она вернула ее на место. Вторая попытка оказалась чуть более удачной. На этот раз речь шла о севообороте.

— Посмотрите на полке справа от вас, — не поднимая глаз от книги, протянул лорд Кейд. — Сейчас вы стоите у той, что посвящена сельскому хозяйству.

Мег вернула пособие по земледелию на место.

— Могли бы подсказать и раньше.

— Но ведь вы сами просили не обращать на вас внимания, не так ли?

Мег ждала, что за этими словами последует улыбка. Однако этого не случилось. Лишь в глазах вспыхнуло оживление. Бросив взгляд на хозяина дома, она переместилась немного правее.

На этой полке корешки пестрели знакомыми именами— Шеридан, Поуп, Ричардсон, Вольтер. Взяв в руки повесть последнего «Кандид, или Оптимизм» и открыв титульный лист, Мег обнаружила, что книга на французском языке. Прочитав несколько строк, она улыбнулась.

— Чуть интереснее, полагаю? — вновь подал голос лорд Кейд.

— Намного. Благодарю вас, милорд, — оглянулась через плечо Мег.

Лорд Байрон безразлично пожал плечами:

— Пожалуйста.

Вновь отвернувшись, Мег взяла с полки сборник стихов. И все же, просматривая оглавление, думала она вовсе не о поэзии, а о сидевшем за ее спиной мужчине. Их небольшой обмен любезностями поднял ей настроение. С момента ее появления в доме лорда Байрона он впервые вел себя столь обходительно. Возможно, он немного смягчился и смирился с ее пребыванием в доме.

— И все же мне кажется, — вновь заговорил лорд Байрон, перелистнув страницу, — чем быстрее вы выберете книги, тем быстрее вновь наступит тишина.

Вот вам и задушевный разговор! Мег с минуту смотрела на лорда Кейда.

— Вы весьма неприветливы, милорд. Вам это известно?

Мег ожидала, что колкость его рассердит, но лорд Байрон не доставил ей такого удовольствия. Подняв голову, он посмотрел девушке в глаза.

— Верно. Я неприветлив. Поэтому берите поскорее то, что вам нужно, и бегите прочь к себе в гостиную.

Мег прижала книгу к груди.

— Откуда вы знаете, что я провожу большую часть времени в гостиной?

Лорд Байрон сдвинул брови, очевидно, кляня себя за несдержанность.

— Догадался. А где еще вам быть?

Но Мег понимала, что это вовсе не догадка. Неужели он расспрашивал о ней? Мысль об этом заставила девушку улыбнуться.

— Вообще-то в доме есть много других мест, где я могла бы удобно устроиться, — вслух произнесла она. — Например, в спальне. Комната поистине чудесна.

В глазах лорда Байрона вспыхнула насмешка.

— Я рад, что вы одобрили.

— Так и есть. Перина мягкая, точно облако. Я могла бы лежать на ней целую вечность. А разве вам не нравится лежать в мягкой удобной постели? — Мег внезапно осеклась, поняв, что сказала лишнее. Оставалось лишь надеяться, что лорд Байрон не примет ее слова за попытку флиртовать с ним. Но разве она с ним флиртовала? Конечно, нет!



Однако лорд Байрон не подхватил брошенный ему вызов.

— Я действительно рад, что вам нравится.

— А разве подобные апартаменты могут не понравиться? — встрепенувшись, пробормотала Мег. — У вас замечательный дом.

— Он отвечает моим требованиям.

Мег немного помолчала, прежде чем продолжить:

— А еще у вас замечательный повар. Жаль, что вы не можете оценить его мастерство.

— Почему вы так решили? Не понимаю.

— Ваше отсутствие за обеденным столом в последние несколько дней не прошло для меня незамеченным. Хотя, полагаю, время от времени вы все-таки едите.

Уголки губ лорда Байрона еле заметно дрогнули.

— Вот именно, время от времени.

— Значит, вам следует есть чаще. Даже я понимаю, что вам не помешает немного набрать вес.

Глаза лорда Байрона округлились за стеклами очков.

— Прошу прощения?

— Вам нужно есть больше, милорд. Для своего роста вы слишком стройны.

— Святые небеса! Вы говорите прямо как моя мать.

— Если так, вам стоит прислушаться к ее словам. Судя по всему, она очень мудрая женщина.

— Так и есть. Настолько мудрая, что понимает — я сам принимаю решения. А теперь забирайте книги и ступайте прочь. Ваши две минуты уже давно истекли.

Немного поколебавшись, Мег развернулась на каблуках и принялась внимательно изучать корешки. Она выбрала два сборника стихов, роман и пьесу.

— Что ж, я, пожалуй, пойду, — произнесла она.

Лорд Кейд даже глаз не поднял.

— Спасибо, что позволили мне взять эти книги.

Лорд Кейд еле заметно кивнул, но от чтения не оторвался.

— Может быть, увидимся за ужином, — не унималась Мег. — Ну, если, конечно, вы решите поужинать.

Лорд Кейд перевернул страницу, но не произнес ни слова. Когда же молчание стало гнетущим, Мег тихонько вздохнула, а потом вышла из библиотеки и притворила за собой дверь.

Кейд услышал, как тихо захлопнулась дверь. Только после этого он оторвался от книги, представив, как Мег возвращается в гостиную. Он знал все о ее привычках. Бикс и лакей Харви снабдили его исчерпывающей информацией.

Итак, мисс Эмберли хочет, чтобы он присоединился к ней за ужином? Глупая девчонка не знает, когда нужно остановиться.

Нет, он поужинает там же, где и всегда. Прямо здесь, в кабинете. И запьет съестное доброй порцией виски. А мисс Эмберли может ужинать в столовой, как делает это каждый день.

Кейд нахмурился, ощутив некоторое беспокойство. Ему все равно, что ей скучно есть в одиночестве. В конце концов, он ее сюда не приглашал, а посему не обязан развлекать.

Но с другой стороны, что плохого в том, если он составит ей компанию?

Отмахнувшись от этой мысли, Кейд вновь принялся за чтение. Однако прошло целых пятнадцать минут, прежде чем он смог наконец сосредоточиться на тексте.

Глава 3

В половине седьмого вечера Мег заняла свое ставшее уже привычным место за длинным обеденным столом. Расстелив на коленях белоснежную льняную салфетку, она ждала, пока Харви подаст первое блюдо.

— Картофельный суп, — криво улыбнувшись, сообщил он и удалился на кухню.

Мег же принялась рассматривать уже до боли знакомую лепнину на потолке, тисненую золотисто-кремовую обивку стен и элегантные занавеси из коричневого бархата. Царившая в столовой атмосфера как нельзя кстати соответствовала характеру своего загадочного и весьма притягательного хозяина.

Сложив руки на коленях, Мег с трудом подавила вздох. Давно пора уже привыкнуть обедать в одиночку. Ведь с самого первого дня ее пребывания в доме ничего не изменилось. Однажды Мег захотела попросить Эми составить ей компанию. Но служанка чувствовала себя не слишком уютно в столь богато убранном помещении, поэтому Мег не стала и пытаться.

Она хотела принести с собой одну из выбранных ею книг, чтобы почитать за ужином. Но подобное поведение шло вразрез с общепринятыми правилами поведения, и, несмотря на то что об этом узнал бы лишь лакей, Мег не решилась нарушить традиции. К тому же она знала, что ее мать — к слову сказать, истинная леди — ни за что не одобрила бы подобной выходки.

Вскоре Мег услышала шаги, и ее желудок заурчал в предвкушении вкусного ужина. Однако глаза ее расширились от удивления, когда на пороге возник вовсе не лакей, а лорд Кейд Байрон собственной персоной.

— Добрый вечер, мисс Эмберли, — поприветствовал он гостью. — Прошу прощения за опоздание.

Но Мег лишь молча смотрела на лорда Кейда, ошеломленная его мужественной, красотой и тем обстоятельством, что на этот раз он был одет весьма элегантно и в высшей степени благопристойно. Шею украшал просто, но безукоризненно завязанный белоснежный галстук, а мощную грудь скрывала столь же белоснежная сорочка и светло-коричневый жилет в полоску. Ладно скроенный темно-синий фрак выгодно подчеркивал широкие плечи. Картину завершали панталоны — весьма подходящий выбор для скромного ужина в сельской глубинке. Щеки лорда Кейда были гладко выбриты, а волосы аккуратно причесаны, хотя все тот же своенравный локон по-прежнему соблазнительно ниспадал на лоб.

— Милорд, — промолвила Мег, с трудом обретя дар речи. — Я… э… не знала, что вы решили составить мне компанию. Харви ничего мне не сказал.

— Лишь потому, что я не сообщил ему о своих намерениях, — ответил лорд Кейд, надменно вскинув бровь.

С этими словами он пересек столовую и опустился на стул во главе стола по правую руку от Мег. Сегодня его хромота не слишком бросалась в глаза. Возможно, теперь, когда метель немного утихла, лорд Кейд почувствовал себя лучше. Наверное, именно поэтому он стал чуточку приветливее.

Спустя мгновение в столовую вошел лакей с продолговатым серебряным подносом в руках, на котором стояла супница и лежал половник.

— Ваша светлость. Вы сегодня ужинаете с мисс?

— Как видите, Харви. Сделайте одолжение, принесите еще один прибор.

— Сию минуту милорд.

Поставив поднос перед хозяином, молодой человек принес тарелку, вилку, нож и бокал для Мег.

Когда вино было разлито, лорд Кейд приподнял крышку супницы, и по столовой распространился чудесный аромат.

— Я бы сказал, для двоих тут слишком много. Впрочем, мой повар всегда имел склонность готовить больше, чем нужно.

— Прекрасно. Вам остается лишь научиться извлекать из этого пользу.

Вскинув бровь, лорд Кейд замер на мгновение, а потом взял в руки половник и погрузил его в ароматное содержимое супницы.

— Опять начинаете? А я ведь уже говорил, что всегда поступал и буду поступать по собственному усмотрению.

Мег дождалась, пока слуга поставит перед ней тарелку с супом. Обслужив сидящую за столом пару, Харви отошел на почтительное расстояние.

— Знаете, а я ведь тоже всегда поступала, как хочу, — тихо ответила Мег. Зачерпнув ложкой прозрачный бульон, она сделала глоток. — Мм, вкусно! Ешьте, пока не остыло.

Губы лорда Кейда сжались в узкую полоску, как если бы он пытался сдержаться и не сказать в ответ какую-нибудь резкость. Взяв ложку, он последовал примеру своей гостьи.

— Итак, — произнес он через некоторое время, — где ваша кузина? Почему она не присоединилась к нам сегодня?

Рука Мег дрогнула, но капли супа, к счастью, упали назад в тарелку, а не на подол ее платья.

— О, она… э… пожелала ужинать у себя в комнате. Голова разболелась.

— Как необычно!

— Что вы имеете в виду?

— Только то, что она никогда не садится за стол вместе с вами, насколько я понял. Ее здоровье так слабо?

— Вовсе нет. Просто она очень застенчива и предпочитает проводить большую часть времени в одиночестве.

— Любопытно. В то утро, когда мы с ней встретились впервые, она не произвела на меня впечатления застенчивой особы.

— Внешность бывает обманчива.

— С этим трудно поспорить. — Лорд Байрон съел еще немного супа, а потом отложил ложку, промокнув салфеткой губы, он взял бокал с вином. — Вы окажете услугу нам обоим, если перестанете хитрить. Ваши уловки не сработают.

Ложка вновь дрогнула в руке Мег.

— Прошу прощения?

— Перестаньте делать вид, будто мисс Джонс действительно ваша кузина, — как бы между прочим заметил лорд Кейд. — Мы оба знаем, что это не так.

— Ну конечно же, она моя кузина! — воскликнула Мег. — Что заставило вас думать иначе?

Взгляд лорда Кейда говорил красноречивее слов.

— Да то, что в последние два дня она толклась на кухне, отвлекая слуг от работы. Эта особа родом из Уилтшира, судя по выговору. По крайней мере так сообщил мне Бикс.

Мысленно выругавшись, Мег осторожно положила ложку на стол.

— Должна признаться, у нее действительно есть небольшой акцент.

— К тому же она невоздержанна на язык.

Мег некоторое время держалась, но потом ее плечи упали.

— Мне стоило догадаться, что она не устоит перед соблазном спуститься вниз. Я предостерегла ее от разговоров с вами, но совершенно не подумала о том, что надо еще запретить знакомиться со слугами.

Губы лорда Кейда дрогнули в усмешке:

— Боюсь, она вас выдала.

— Похоже на то, — вздохнула Мег. — Прошу вас простить мне мою ложь, милорд, но мне казалось, что я поступаю благоразумно. Правда состоит в том, что Эми — моя служанка.

— А… — Лорд Кейд отпил вина из своего бокала.

— Меня должна была сопровождать подруга, но в день отъезда заболел ее сынишка. Однако бабушка уже выслала за мной экипаж, и я посчитала, что присутствия Эми будет достаточно. Когда же метель вынудила нас искать пристанища в вашем доме, я решила… э… не открывать истинного положения дел.

— И тем не менее, — сердито проворчал лорд Кейд. — Неужели у вас нет других родственников, которые согласились бы вас сопровождать? Ни братьев, ни дяди?

Мег покачала головой:

— Нет. Я единственный ребенок в семье, а родители умерли. У меня нет никого, кроме двоюродной бабки. Она согласилась приютить меня у себя, но не смогла приехать за мной лично. Ей шестьдесят пять лет, и долгие путешествия не для нее.

— Она должна была прислать за вами слугу.

— Она и прислала. Кучер Джон охранял нас с Эми на постоялых дворах.

Лорд Кейд недоуменно вскинул бровь.

— А что проку? Я, например, его вообще ни разу не видел.

— Что вы хотите сказать, милорд?

Взяв в руки графин, лорд Кейд долил немного вина в бокал Мег, а потом наполнил свой.

— Я хочу сказать лишь то, что какими бы чистыми и благородными ни были ваши помыслы и намерения, мы с вами сейчас совершенно одни. Мало того, что данная ситуация в высшей степени непристойна, так еще и угрожает вашей безопасности.

Мег озадаченно сдвинула брови:

— Почему? Я прекрасно себя чувствую.

— Так и есть. Но что, если бы на моем месте оказался гораздо менее благородный мужчина? И что, если бы я воспользовался вашей слабостью? Вы должны понимать, мисс Эмберли, что, если бы мне захотелось, я мог бы сделать с вами что угодно, и никто бы мне не помешал.

С губ Мег сорвался нервный смешок.

— Вы хотите сказать, что убили бы меня в постели во, время сна? Но ведь это же просто смешно, милорд.

— Я имел в виду не убийство, но дело происходило бы определенно в постели.

Глаза девушки расширились помимо воли, а сердце подпрыгнуло в груди, отчаянно затрепетав при мысли о том, что привлекательный хозяин дома оказался бы в ее спальне. В ее постели. Целовал бы ее, дотрагивался до ее тела и проделывал с ним все те темные и греховные вещи, о которых Мег могла лишь догадываться. Девушка вздрогнула, поблагодарив Бога за то, что лорд Кейд не мог прочитать ее мыслей.

Лорд Кейд рассмеялся, и на его щеках появились ямочки, которых Мег не замечала раньше.

— Вижу, мои слова вас ошеломили, — произнес он. — Но прошу вас, не бойтесь, ибо у меня и в мыслях не было ничего подобного. Хотя, надо сказать, вы привлекательны. Я лишь открываю вам глаза на ваше весьма щекотливое положение. Поэтому когда вы продолжите свое путешествие, я пошлю с вами одного из моих людей.

— Благодарю, милорд. Вы очень добры.

Лорд Кейд лишь беспечно пожал плечами и бросил взгляд на дверь.

— А вот и второе блюдо. Если, конечно, я не испортил вам аппетит. Возможно, мне вообще не стоило навязывать вам свое общество.

Тщетно пытаясь справиться с сердцебиением, Мег посмотрела на сидящего рядом с ней мужчину:

— Нет, аппетита вы мне не испортили. И вообще, я рада, что вы пришли.

— Даже несмотря на то, что у меня дурной характер? — поддразнил лорд Кейд.

Уголки губ Мег дрогнули в улыбке.

— Даже несмотря на это. — Внезапно она почувствовала, что не в силах отвести взгляда, беспомощно погружаясь в мерцающие зеленые глубины его глаз. Но потом Мег опомнилась и опустила глаза долу. — Вы только посмотрите! — фальшиво весело воскликнула она, — Жареный цыпленок, луковый пирог и тушеная морковь. Повар превзошел самого себя!

Молча кивнув, лорд Кейд приступил к трапезе.

Остаток ужина прошел за весьма приятной беседой, далекой от щекотливых тем.

Поглощая пищу, Кейд исподволь наблюдал за Мег. Ему нравился блеск ее умных голубых глаз и выразительные жесты изящных рук. К собственному удивлению, Кейд съел гораздо больше, чем раньше, поистине наслаждаясь вкусом блюд, к которым не притрагивался довольно долго.

Кейд не знал, почему вдруг решил пойти на поводу у юной гостьи. Ведь не случись этого, он сидел бы сейчас в своем кабинете наедине с книгой, виски и тишиной. А может, еще и со скукой? Хотя Кейд никогда не считал, что скучает. Или с одиночеством? Он никогда не тяготился отсутствием общества. И все же сегодня вечером он расслабился и почти забыл о печали и горечи, снедавших его душу на протяжении последних нескольких месяцев. Но потом подали десерт, ужин закончился, и Кейд налил себе бокал портвейна. Помогая Мег подняться со стула, он приготовился пожелать ей спокойной ночи.

— Вы устали, милорд? — спросила девушка, изящно поднимаясь со своего места.

Кейд удивленно вскинул бровь:

— Вообще-то нет. А почему вы спросили?

— Я просто подумала, что мы могли бы сыграть во что-нибудь.

— Сыграть? Прошу прощения, но я не склонен сейчас к подобного рода развлечениям.

— Но в шахматы-то вы наверняка играете. Я заметила в вашем кабинете доску с фигурами.

— Вы правы, — кивнул Кейд, поняв, что попался в умело расставленные сети. — Но уже так поздно…

— Всего лишь половина девятого. Уверена, даже вы не ложитесь спать столь рано.

Вообще-то Кейд ложился спать очень поздно. А все из-за проблем со сном. Заснуть ему удавалось, лишь находясь в крайней степени изнеможения. Спиртное тоже помогало. Выпив достаточно много, Кейд засыпал довольно крепко и без терзающих душу тяжелых сновидений.

Он смотрел в горящие надеждой глаза Мег и в какое-то мгновение хотел уже принять ее предложение, но потом безжалостно прогнал эту мысль. Он и так провел в ее обществе слишком много времени.

— Прошу прощения, но есть кое-какие дела, требующие моего внимания.

Мег положила руку на спинку стула.

— Какие такие дела? Если вы собираетесь проверить счета, то я могла бы помочь. Я хорошо считаю и красиво пишу пером.

Счета! Дерзкая упрямица.

— Нет. Я не собираюсь просматривать счета.

— Значит, вы занимаетесь научной работой? — предположила Мег, и ее ясные голубые глаза вспыхнули озорством. — Тогда понятно, почему вы сидите взаперти, обложившись книгами. Вы занимаетесь научными изысканиями?

Губы лорда Кейда дрогнули, угрожая расплыться в улыбке.

— Нет, научной работой я тоже не занимаюсь.

— Тогда о чем речь, милорд? Неужели теперь, когда вы решились наконец нарушить свое уединение, вы собираетесь снова закрыться в кабинете?

Именно это Кейд и собирался сделать. Следовало догадаться, что если он даст этой девушке один палец, она откусит всю руку.

— Нет, я просто не могу позволить вам этого, — продолжала упорствовать Мег. — И потом, кому навредит одна партия в шахматы? Даже если у вас много дел, вы наверняка сможете уделить игре пару лишних минут.

— За игрой в шахматы минуты зачастую превращаются в часы.

— Я уверена, сегодня вечером подобного не произойдет. Если только вы не боитесь проиграть.

На этот раз губы лорда Кейда все же растянулись в самоуверенной улыбке.

— Не обижайтесь, мисс Эмберли, но вы имеете дело с весьма искушенным игроком.

— Так к чему колебания? Уделите мне час времени, и если я проиграю, обещаю, что не нарушу более вашего уединения до самого своего отъезда.

Предложение Мег внезапно показалось Кейду невероятно соблазнительным. Однако прежде чем он успел дать ответ, девушка подняла вверх палец:

— Но если я выиграю, вы дадите обещание, что станете чуть более гостеприимным хозяином.

— Что означает?..

— Ну, для начала, ваше присутствие в столовой за обедом и ужином. Завтрак, так и быть, можете пропустить, чтобы поспать чуть дольше.

— Какое великодушие! — произнес лорд Кейд, кладя ладонь на столешницу. — Я полагаю, это не все.

— Конечно. В качестве гостеприимного хозяина вы будете меня развлекать. Много я не прошу. Партии в карты или шарады достаточно.

— Против карт я не возражаю, но вот до игры в шарады не слишком охоч. То же касается игры в рифмы.

На красивом лице девушки заиграла улыбка.

— Согласна. Никаких шарад и рифм. Так что, милорд, пари?

Лорд Кейд замялся, не в силах противостоять напору девушки.

— Пожалуй. Но, должен сказать, Я и понятия не имел, что вы так жаждете моего общества.

Улыбка на лице плутовки стала еще шире.

— Раз уж выбирать не из кого, научишься ценить общество любого человека. Даже такого, как вы, милорд.

С губ Кейда сорвался смех. Дерзкое замечание Мег нисколько не задело его, а, наоборот, развеселило. Ему показалось, будто в ее взгляде мелькнуло облегчение, как если бы она сказала лишнее и теперь опасалась реакции своего собеседника.

Мег протянула Кейду руку:

— Итак, милорд?

Кейд развеселился еще больше, памятуя о том, что леди не пожимают рук. Тем более джентльменам. Мгновение поколебавшись, он пожал протянутую ему руку.

Рука девушки оказалась столь нежной, хрупкой и беззащитной, что его кожу тотчас же закололо мириадами иголочек, а по телу разлилось приятное тепло. Ладошка Мег была настолько меньше его собственной, что Кейд с легкостью мог бы переломать ей кости, сожми он пальцы чуть крепче. Но, зная о собственной силе, Кейд действовал нежно и осторожно.

Посмотрев на девушку, он вдруг заметил горящее в ее глазах восхищение. Сам того не осознавая, он подошел чуть ближе и погладил кончиками пальцев нежную шелковистую кожу ее ладони. Мег вздрогнула, но не отстранилась. Более того — она даже подалась вперед, едва не коснувшись подолом платья ног Кейда. Ее губы слегка приоткрылись — розовые, пухлые, созданные специально для поцелуев. Кейд чуть наклонился и теперь пожирал глазами эти похожие на спелую клубнику губы, раздумывая над тем, так же ли они хороши на вкус.

Мег вновь еле заметно вздрогнула, и ее глаза подернулись поволокой.

Однако в тот же самый момент Кейд тряхнул головой, словно пытаясь прогнать наваждение. Да что с ним такое, черт возьми? Неужели он собирался поцеловать эту девушку? И не только поцеловать!

Кровь возбужденно пульсировала в его жилах; заставив плоть восстать и дрогнуть под тканью панталон. Господи, да как он может? Маргарет Эмберли — гостья в его доме и, стало быть, находится под его защитой и покровительством. Поцеловав ее, он переступит черту, подорвет ее доверие и станет не лучше тех самых негодяев, от которых он ее только что предостерегал. Кроме того, в памяти еще свежа клятва, данная другой женщине. Той, что безвременно угасла, но не была предана забвению.

Кейд резко отдернул руку от Мег, словно та вдруг превратилась в прокаженную. Развернувшись на каблуках, он решительно двинулся к двери.

— Милорд, — позвала Мег. — Вы… вы так и не дали мне ответа.

Ответа? Какого ответа? Но потом Кейд вспомнил: она просила поиграть с ней в шахматы. Он мысленно выругался. Неужели она до сих пор не оставила намерения сыграть в эту проклятую игру? Конечно, не оставила. Мег ведь не могла прочитать его похотливых мыслей.

Первой мыслью Кейда было отказать Мег, сказав, что он не станет играть с ней ни в шахматы, ни во что другое. Но потом вспомнил о ее предложении. Что там она пообещала? Если проиграет, то не станет больше нарушать его уединения до самого своего отъезда, Кейду пришлось признать, что ему очень нравится эта идея. К тому же он чувствовал, что Мег — человек слова и данного обещания не нарушит.

Он медленно повернулся.

— Я принимаю условия пари. Прошу вас, проходите. — Махнув рукой, Кейд пропустил Маргарет впереди себя.

Выиграть у нее — все равно что отнять конфету у ребенка. Но через полчаса он вырвет у Маргарет победу и, запершись от нее в своем кабинете, избежит наконец столь нежелательных соблазнов.

— Шах и мат, милорд, — тихо произнесла Маргарет примерно через полтора часа после начала игры.

Лоб Кейда прорезали глубокие складки.

— Что?! Но…

— Виной всему ваша ладья. После того как я ее съела, следующие три хода неумолимо вели вас к поражению.

Нахмурившись еще больше, Кейд упорно смотрел на шахматную доску и ерошил и без того всклокоченные волосы. Узел на его галстуке смялся — результат непрерывного дерганья за него в последние несколько минут игры. До этого он держался со спокойной уверенностью, время от времени доливая в бокал виски и небрежно окидывая взглядом поле шахматного сражения.

— Боюсь, сопротивление бесполезно, — произнесла девушка, — хотя я восхищена вашей смелой попыткой спасти своего короля.

В комнате повисла тишина на те несколько минут, пока лорд Кейд напряженно всматривался в расположение фигур в надежде отыскать хоть какую-нибудь возможность избежать поражения. Наконец он протянул руку и, поднеся бокал с виски к губам, осушил его одним глотком. Со стуком поставив бокал на стол, он посмотрел на Маргарет:

— Вы выиграли, мисс Эмберли. Примите мои поздравления, вы в самом деле искусный игрок.

Тепло разлилось по телу Мег от подобной похвалы.

— Благодарю вас, милорд.

Кейд пожал плечами:

— Я сказал правду. Знай я о ваших способностях, я с самого начала отнесся бы к игре с большим вниманием.

— Ничуть в этом не сомневаюсь, — мягко ответила Мег.

Что-то невнятно пробормотав себе под нос, лорд Кейд расправил плечи.

— Полагаю, у меня нет шансов уговорить вас решить исход пари по результату трех партий?

Поджав губы и отрицательно покачав головой, Мег едва сдержала смех при виде отразившейся на лице лорда Кейда досады.

— Что ж, я человек слова и сдержу данное вам обещание. — Взяв в руки хрустальный графин, лорд Кейд вновь наполнил свой бокал. — Поскольку вы выиграли право на развлечения, предлагаю сыграть еще одну партию завтра вечером.

— С огромным удовольствием, милорд, — расплылась в улыбке Мег.

— Не слишком-то радуйтесь. Теперь уж я не сдамся так легко.

— С нетерпением жду реванша.

Лорд Кейд лишь глухо фыркнул в ответ.

— Где, скажите на милость, вы научились так играть?

Мег принялась расставлять на доске черные и белые фигуры, искусно вырезанные из слоновой кости.

— Меня научил отец. В последние несколько лет мы играли каждый вечер, а до этого — в те редкие дни, что он проводил на берегу.

— На берегу? Он был моряком?

— Кадровым офицером королевского флота.

После ответа девушки в кабинете воцарилось молчание.

— За ужином вы упомянули о том, что ваши родители умерли. Ваш отец утонул?

Мег повертела в руках коня, а потом поставила его на свое место.

— Нет. Хотя я всегда думала, что он окончит свою жизнь именно так — на корабле и в бою. Однако отец ходил под парусами на протяжении многих лет, и ни разу его корабль не терпел бедствия. Даже из переделки у мыса Трафальгар вышел без малейшей царапины. По иронии судьбы он окончил свою жизнь на берегу. И виной всему банальный сердечный приступ.

Лоб лорда Кейда вновь прорезали глубокие морщины.

— Как давно он умер?

Мег судорожно вздохнула, продолжая отрешенно расставлять на доске фигуры.

— Пять месяцев назад. Если вы успели заметить, я все еще ношу траур.

— А ваша мать?

— В июне исполнилось четыре года. — Посмотрев на лорда Кейда, Мег слабо улыбнулась: — Вы не беспокойтесь, я не стану рыдать, потому что почти уже смирилась с потерей. — Расставив фигуры по местам, девушка принялась выравнивать каждую строго по центру соответствующего квадрата.

Однако большая рука лорда Кейда остановила ее. Мег еле заметно задрожала, наслаждаясь исходящей от него силой и уверенностью, хотя и понимала, что не имеет на это никакого права.

— Привыкнуть к такой потере невозможно, — произнес лорд Кейд. — Я знаю. Я тоже терял дорогих мне людей, включая своего любимого отца. Он умер, когда мне было примерно столько же лет, сколько вам сейчас. Так что вам нет необходимости притворяться передо мной.

Мег подняла голову:

— Спасибо, милорд.

В этот момент Кейд снова отдернул руку, внезапно осознав, что держит ладонь девушки в своей.

— Милорд! — спустя мгновение позвала Мег.

— Да?

— Я немного рассказала вам о себе и теперь не знаю, могу ли просить вас о том же. Простите мою дерзость, но могу я узнать, где вы получили ранение? — О шраме на шее Мег не решилась спросить. Не сейчас.

Лорд Кейд отхлебнул виски.

— В Португалии во время войны.

— О, я не подозревала, что вы офицер.

— Я не офицер. По крайней мере теперь. Простреленное бедро — прямой путь на пенсию.

— Стало быть, вы были ранены в бою?

— Нет.

— Но…

— Я был разведчиком под началом Уэлсли.

— Вы хотите сказать — шпионом?

Губы лорда Кейда еле заметно дрогнули.

— Вообще-то мы так себя не называем, хотя суть одна.

— Что же случилось?

— Нарвался на французов. — Внезапно лорд Кейд стал каким-то чужим и отстраненным. — Разве вам не пора спать?

Тон, каким был задан этот вопрос, свидетельствовал о том, что сегодня Маргарет больше ничего не узнает. Отодвинув стул, она уже приготовилась встать. Но лорд Кейд вновь взял в руки графин и наполнил свой бокал.

— Милорд, а вам не кажется, что на сегодня пить хватит? — мягко спросила Мег.

Лорд Кейд смерил ее взглядом.

— Нет, — ответил он, залпом осушил бокал и вновь потянулся за графином.

— Это, конечно, не мое дело, но…

— Вы правы, — перебил девушку Кейд. — Это действительно не ваше дело.

— Я просто подумала, что если боль в ноге столь сильна, ее можно унять иным способом.

— Что заставляет вас думать, будто у меня болит нога? Может быть, мне просто нравится пить.

— О, я… я лишь предположила…

— Прекратите предполагать и ступайте в постель. А помучить меня успеете завтра. — С этими словами Кейд отвернулся, давая понять, что разговор окончен.

Мег подавила вздох, жалея, что не может вернуть то мгновение, когда лорд Кейд выглядел веселым и беззаботным. Ей хотелось узнать хозяина дома поближе, однако его ответы на ее вопросы пробудили еще большее любопытство. Поняв, что лорд Кейд более не желает разговаривать, Мег поднялась со своего места.

— Как скажете, милорд. Спокойной ночи.

Кейд что-то невнятно пробормотал в ответ и опрокинул в рот очередной бокал спиртного.

Мег направилась к двери, но, проходя мимо, заметила, как лорд Байрон растирает ладонью бедро, как если бы рана действительно не давала ему покоя. И в то же мгновение Мег поняла, что страдает он не только от физической боли.

С трудом подавив желание предложить помощь, которой лорд Кейд все равно не принял бы, девушка вышла из комнаты.

Глава 4

На следующий день Кейд едва не пропустил обед со своей гостьей. Но, походив некоторое время по спальне и окончательно встряхнувшись, взял в руки один из накрахмаленных галстуков, которых в последнее время совсем не носил.

Когда вчера вечером он попросил дворецкого принести ему галстук, тот выглядел воодушевленным. Должно быть, Нокс устал от безделья. Почти как на континенте, когда они довольствовались малым. Но те времена миновали. В прошлом осталась и его жизнь военного разведчика.

— Дьявол! — выругался Кейд, измяв накрахмаленный льняной прямоугольник и потянувшись за другим. Если бы не незваная гостья, он спустился бы в столовую в одной рубашке и панталонах. И вообще, если бы не мисс Эмберли, ему даже не пришлось бы одеваться к обеду. Но Кейд не мог нарушить данного гостье обещания. К тому же она выиграла право обедать в его компании в честном сражении.

Кейд успокаивал себя тем, что обед не доставит ему удовольствия, равно как и беседа с мисс Эмберли. И все же, несмотря на мрачный настрой, обед прошел в весьма приятной и даже дружеской атмосфере. Мег оказалась интересной собеседницей и добродушно подшучивала над хозяином дома. Кейд отметил, что она всячески избегает разговоров о его личной жизни, и, в свою очередь, постарался не возбуждать ненужного любопытства.

Ужин в компании мисс Эмберли тоже оказался не менее приятным, несмотря на не слишком изящно завязанный галстук. А потом наступило время для развлечений.

— Итак, ваша светлость, — начала Мег, когда Харви убрал со стола тарелки с остатками десерта и последний раз разлил напитки по бокалам, — во что будем играть сегодня? В пикет или загадки? Правда, играть вдвоем не слишком интересно, но ничего не поделаешь.

Отпив добрую порцию портвейна, Кейд с минуту изучал Мег поверх ободка бокала, прежде чем поставить его на стол.

— В шахматы, — ответил он. — Помнится, я обещал вам реванш.

Розовые губы девушки слегка приоткрылись от удивления.

— Вы правы. Что ж, шахматы так шахматы.

— Какой самоуверенный вид! Все это напрасно, потому что сегодня выиграть у меня будет не так-то просто.

Мег рассмеялась:

— Спасибо за предупреждение. Может, мне стоит выпить чего-нибудь покрепче, чтобы успокоить нервы?

— Пейте чай, мисс Эмберли. Вам необходима ясная голова.

Однако Кейду было впору самому воспользоваться собственным советом, потому что наблюдение за ходом игры стоило ему немалых усилий. Спустя два часа он подвинул своего ферзя, заблокировав короля Мег.

— Мат, — тихо произнес он, тщетно пытаясь скрыть радость.

— Вы выиграли. Поздравляю, ваша светлость.

Кивнув, Кейд потянулся к бокалу, стоявшему на столе рядом с шахматной доской на протяжении всей игры, и залпом выпил содержимое.

— Вы едва не обыграли меня снова, — признался он. — Вы очень умный и интересный противник.

— Как и вы, — с еле заметной улыбкой ответила Мег, принимаясь любовно расставлять фигуры, как и вечером накануне. — Теперь мне тоже придется потребовать реванша. При таком раскладе нам так и не удастся поиграть в карты.

— Меня вполне устраивают шахматы.

— Мы могли бы сыграть партию завтра после ленча.

Кейд на мгновение задумался.

— Если мне не изменяет память, я обещал развлекать вас лишь по вечерам, а не в течение всего дня.

Помедлив, Мег пожала плечами:

— Как скажете. Вечером так вечером.

Кейд наблюдал за тем, как она закончила расставлять фигуры, откинулась на спинку стула и, сложив руки на коленях, устремила взор на подрагивавшие в камине языки пламени.

— Хорошо, — сам того не желая, вдруг сказал Кейд. — Завтра после ленча. Можем поесть прямо здесь, если не хотите откладывать игру.

Мег вскинула голову, и в ее взгляде промелькнула радость, смешанная с удивлением.

— Чудесная идея! — воскликнула она. — Попрошу приготовить повара что-нибудь незатейливое. Любите гренки с сыром?

Мег выглядела такой молодой и очаровательной — просто образец простоты и беззаботности. В душе Кейда зародилось странное волнующее чувство, которое он тут же безжалостно прогнал прочь.

— Хорошо! — грубовато бросил он. — Заказывайте что хотите. А теперь уже поздно. Вам пора.

Взгляд Мег скользнул по стоящим на каминной полке часам.

— О да, вы правы. Спокойной вам ночи, милорд.

Кивнув в ответ, Кейд налил себе еще порцию виски.

Так прошло еще несколько дней. Они с Мег встречались за обедом, беседовали, играли в шахматы и даже карты. Оба оказались сильными соперниками и на удивление приятными собеседниками. Их общение доставляло Мег удовольствие — как, впрочем, и лорду Кейду, — заставляя ее с нетерпением ждать новой встречи.

«Чем мы займемся сегодня?» — раздумывала она, садясь перед зеркалом, чтобы уложить волосы перед обедом. Несмотря на то что ее пребывание в этом доме напоминало заточение, Мег больше не тяготилась вынужденной задержкой в пути. Лорд Кейд был человеком настроения, иногда общение с ним давалось Мег нелегко, а временами откровенно злило. И вместе с тем он оказался на удивление великодушным и справедливым человеком, не скупился на похвалы и прислушивался к мнению своей гостьи.

В большинстве своем мужчины считали женщин привлекательными и послушными существами, способными рассуждать лишь о фасоне новой шляпки или меню званого ужина. Но лорд Кейд был другим. Он всегда выслушивал точку зрения Мег, даже если был с ней не согласен.

С ним она могла говорить о чем угодно, будь то литература или искусство, история или философия. Они даже затронули политику, и Мег с удовольствием отметила про себя, что лорд Кейд, так же как и она, является сторонником партии вигов. Одно было ясно наверняка — рядом с ним ей никогда не приходилось скучать, и Мег искренне надеялась, что и лорд Кейд не унывает в ее обществе. Вчера вечером он определенно выглядел довольным.

Мег мысленно улыбнулась, вспомнив о том, как смеялся лорд Кейд над ее рассказами о наиболее колоритных подчиненных отца и историями из жизни дочери морского офицера.

В такие моменты выражение лица лорда Кейда менялось до неузнаваемости. Складки на лбу разглаживались, а глаза загорались жаждой жизни. Взору Мег на несколько мгновений являлся совершенно незнакомый человек, легкий в общении и беззаботный. Заставляющий размышлять о том, каким он был до ранения.

Когда лорд Кейд улыбался, ее сердце принималось отчаянно трепетать в груди, а при виде ямочек на его щеках перехватывало дыхание. Мег хотелось погладить одну из них, проведя кончиками пальцев по неглубокой шелковистой впадине. При мысли об этом девушку окатывала теплая волна, а по телу пробегали мурашки, заставляя отводить взгляд. Когда же она поднимала глаза, перед ней сидел прежний лорд Кейд с таким серьезным выражением лица, что ей начинало казаться, будто все остальное ей просто привиделось.

Мег хотелось и впредь заставить его улыбаться, но время ее пребывания в его доме неумолимо подходило к концу. Погода заметно улучшилась. Плотные снеговые тучи расступились, давая возможность солнечным лучам осветить землю. Слуги уже начали расчищать дороги с помощью лопат и привязанных к лошадям скребков. Еще день или два — и Мег снова отправится в путь. Она должна радоваться тому, что вернется к прежней жизни.

И она будет радоваться.

Подавшись вперед, Мег в последний раз пригладила волосы и поправила на шее кружевную косынку. Обратив внимание на побледневшее лицо, она пощипала себя за щеки и внезапно замерла.

Господи, да она прихорашивается! Неужели для Кейда Байрона?

Нет, все совсем не так. Она просто пыталась выглядеть хорошо, как и при любых других обстоятельствах. Кейд Байрон нравился ей. Не более того. Да, он весьма привлекателен, а иногда поистине неотразим, но Мег знала, что между ними ничего не может быть. Более того, подобные мысли лишь повлекут за собой разочарование и тоску. Нет, Бог свидетель, она и так настрадалась в последние несколько лет, так зачем же усложнять себе жизнь? Вместо этого она будет получать удовольствие от оставшихся нескольких дней в обществе лорда Байрона, а потом продолжит свое путешествие. Уехав, она забудет его, как и он ее. Вздохнув, Мег поднялась со стула и направилась к двери.

— Как вы отнесетесь к тому, если я приглашу вас на прогулку? — спросил лорд Кейд, когда с обедом было покончено. — Харви сказал, что дорожки вокруг дома расчищены. Не знаю, как вы, а я не прочь подышать свежим воздухом.

Во взгляде Мег промелькнуло удивление.

— О, но ваша нога… вы уверены…

— С моей ногой все в порядке, — возразил Кейд. — Я не калека.

— Конечно, нет. Я просто хотела сказать, что дорожки скользкие и… — Мег осеклась и широко улыбнулась, чтобы снять возникшее напряжение. — И с удовольствием отправлюсь на прогулку, благодарю вас. Позвольте лишь взять накидку, и можем отправляться.

Спустившись в холл пятью минутами позже, Мег обнаружила, что лорд Кейд одет в черное шерстяное пальто и бобровую шапку. В руке, затянутой в перчатку, он держал изящную трость с золотым набалдашником, выполненным в виде лисицы. Сделанные из изумрудов глаза напоминали оттенком глаза лорда Кейда.

— Готовы? — спросил он.

Мег кивнула, ощутив, как в животе запорхали бабочки:

— Да.

Несмотря на яркое солнце и ясное голубое небо, на улице оказалось довольно морозно. Задрожав от холода, Мег поплотнее закуталась в свою накидку.

— Замерзли? — спросил Кейд. — Можем вернуться в дом, если хотите.

Отрицательно покачав головой, Мег искоса посмотрела на него из-под полей шляпки.

— Все в порядке. Я просто не привыкла к холодам, потому что всегда жила в теплом климате.

— Вот как? Мне казалось, зимы в Англии холодны везде. Даже на побережье.

— Верно. Но я приехала в Англию всего пару месяцев назад, а до этого жила на Гибралтаре, где круглый год царит лето.

Кейд остановился и с неподдельным интересом посмотрел на девушку.

— Правда? Я и сам там бывал, поэтому вполне понимаю вашу нелюбовь к холодам.

— Итак, вы тоже приезжали на Гибралтар. Могу я спросить когда?

— В прошлом году, всего на две недели.

Странное ощущение охватило Мег при мысли о том, что они были одновременно в одном и том же весьма удаленном от Англии месте. Интересно, как бы все происходило, если бы они встретились тогда?

— Как странно. Мы ведь могли там встретиться, — произнес лорд Кейд, словно прочитал мысли Мег. — Хотя такая вероятность мала, несмотря на пребывание в одном городе.

Мег махнула затянутой в перчатку рукой.

— И все же больше, нежели вероятность встречи здесь, в английской глубинке. Да еще во время метели. Судьба — довольно странная дама.

Лорд Кейд оценивающе посмотрел на Мег.

— Значит ли это, что вы верите в судьбу? В рок, предсказания и прочую мистическую чепуху? Тогда я совсем не удивлюсь, обнаружив, что вы довольно романтичная натура.

— Никогда не считала себя слишком романтичной, но все вышеперечисленное чепухой не считаю. Не все, что происходит в жизни, случайно. Я верю, что существует некая великая цель, если хотите.

Лорд Байрон остановился и наклонился к Мег:

— Да? И какая же великая цель, скажите на милость, привела вас к порогу моего дома?

Мег медлила с ответом, закусив нижнюю губу.

— Не могу сказать наверняка. Может быть, я встретилась на вашем пути, чтобы испытать вас.

— И каким же образом? — глухо протянул он.

— Ну, хотя бы для того, чтобы заставить вас изменить образ жизни.

— Это вам определенно удалось.

— Или для того, чтобы сделать вас менее замкнутым.

Темные брови его светлости сошлись на переносице.

— Я не замкнутый. Просто ценю уединение.

— Или для того, чтобы напомнить — ваше лицо не треснет надвое, если вы научитесь улыбаться, — продолжала Мег, смягчив свое замечание улыбкой.

— Ах так, значит, вы явились сюда, чтобы учить меня улыбаться, да? А как насчет вас самой, мисс Эмберли? Чему научились вы за эти две недели?

Вопрос застал Маргарет врасплох.

— Чему научилась я?

— Ну да. Следуя вашей логике, осмелюсь предположить, что судьба захотела испытать и вас тоже.

— Не понимаю, каким образом.

— Не понимаете?

В этот момент сильный порыв ветра вырвал из прически Мег локон — даже поля шляпки не помогли, — но, к удивлению девушки, лорд Кейд протянул руку и зажал его между пальцев. Легким, точно шепот, прикосновением он убрал локон обратно под шляпку.

При этом его палец невзначай коснулся щеки Мег, и той показалось, будто ее кожу обожгло огнем. Дыхание остановилось. Бешеное биение сердца прогнало остатки холода. Мег дрожала, и ее губы приоткрылись в предвкушении… она сама не знала, чего именно.

Кейд напрягся, когда его взгляд скользнул по лицу девушки и остановился на ее губах, мягких и сочных, точно спелый персик. И сама их обладательница казалась спелым плодом — свежая, привлекательная и невинная вопреки попыткам казаться более опытной.

И Кейд пропал, утонул в прозрачных глубинах этих ясных голубых глаз. Щеки Мег вспыхнули ярким румянцем от мороза, а может, по какой-то другой причине. Не выпуская из пальцев Трость, Кейд сжал руки девушки. Он еще не знал, хотел ли он ее оттолкнуть или, наоборот, прижать к себе. А потом рассудок оставил его, и он, наклонившись, накрыл губы Мег своими..

Она испуганно охнула, а потом вздохнула, и от этого еле слышного звука кровь быстрее заструилась в жилах Кейда, запульсировала в висках и превратилась в горячее озеро внизу живота, опалив огнем проснувшуюся плоть.

На вкус шелковистые губы девушки оказались божественно сладким нектаром. Прохладные от мороза, они тут же согрелись от настойчивого поцелуя Кейда. Погрузив язык в горячие теплые глубины, Кейд начал чувственную игру.

Мег еле слышно постанывала и дрожала, как если бы не знала, что мужчины и женщины занимаются такого рода вещами. И все же, несмотря на свою чистоту и невинность, она ответила на призыв Кейда весьма охотно, позволив ему делать, что он пожелает. Прижав Мег к себе, он начал целовать ее еще более настойчиво, купаясь в волне такого слегка забытого, но очень яркого удовольствия. Кейд наслаждался объятиями, сквозь туман, окутавший его сознание, раздумывая над тем, целовалась ли Мег с кем-то до этого.

Неужели он первый?

Этот вопрос немного отрезвил его, заставив вернуться к действительности. Кейд немного отстранился, медленно втянул носом ледяной воздух, резко контрастировавший с влажным теплом губ Мег. Поцелуй закончился так же резко и неожиданно, как начался. Кейд решительно отстранился от девушки и сделал шаг назад, подивившись тому, что все еще сжимает в руке трость. Мег же смотрела на него невидящим взглядом. Ее глаза подернулись поволокой, а губы покраснели и припухли. Она выглядела — как зацелованная до изнеможения женщина.

Кейд мысленно выругался, порадовавшись тому, что поблизости не оказалось нежелательных свидетелей его опрометчивого и весьма неразумного поступка.

Мег покачнулась. Ее мысли пребывали в смятении, как если бы она попала в самый эпицентр летней грозы. Странное сравнение. Ведь она стояла на ледяном ветру, а вокруг, насколько хватало глаз, простирались покрытые снегом поля. И все же Мег не ощущала холода, согреваемая пламенем, зажженным в ее душе страстным поцелуем лорда Кейда.

Она наивно полагала, будто бы знает, что такое настоящий поцелуй, улизнув один раз с бала в сад с одним из молодых офицеров. Но только теперь Мег поняла, какой жалкой подделкой, каким бледным подобием настоящего было то мимолетное прикосновение чужих губ.

Мег с трудом восстановила дыхание. Ее губы слегка покалывало, а на языке чувствовался восхитительно терпкий и такой греховный вкус лорда Кейда. Дрожа всем телом, Мег отчаянно желала, чтобы он поцеловал ее снова, несмотря на всю непристойность того, что произошло минутой раньше. Однако холодное и решительное выражение зеленых глаз лорда Кейда говорило о том, что продолжения не последует.

Внезапно он отвел взгляд.

— Вы, должно быть, замерзли. Думаю, нам лучше вернуться в дом. — Даже не предложив Мег руки, Кейд развернулся и направился прочь. Он шел быстро, насколько позволяла его хромота, а трость мягко постукивала по притоптанному снегу.

Мег молча следовала за ним, догадываясь, что он злится, и не понимая причины столь внезапной перемены настроения. Девушка была сбита с толку, но не решалась заговорить. Она просто не знала, что сказать.

Миновав последний поворот, лорд Кейд зашагал еще быстрее, забыв о больной ноге. Так сильно ему хотелось поскорее оказаться в доме.

Внезапно он подался вперед всем телом, когда его трость попала на почти не заметный глазу ледяной островок. Стараясь сохранить равновесие, лорд Кейд отчаянно замахал руками. Но было поздно. Он покачнулся, и его большое тело с силой рухнуло на твердую безжалостную землю.

Вскрикнув от ужаса, Мег бросилась к нему.

— Кейд! Милорд! С вами все в порядке?

Мужчина застонал, и его лицо перекосилось от боли. Мег протянула руку, но Кейд зло оттолкнул ее.

— Я в порядке, — процедил он сквозь зубы и медленно сел.

Желая помочь ему, но понимая, что он не примет ее помощи, Мег отошла в сторону и, не произнося ни слова, наблюдала за тем, как он пытается подняться на ноги. Встав, Кейд раздраженно отряхнул налипший на пальто снег и повернулся к дому. Тяжело опираясь на трость, он скрылся за дверями.

Мег проскользнула следом за ним, успев заменить, как он снял пальто и похромал к себе в кабинет. Кейд громко хлопнул дверью, и эхо гулко прокатилось по дому.

Вздохнув, девушка направилась к себе, в спальню, понимая, что сегодня они больше не встретятся.

Глава 5

Сидя вечером за обеденным столом, Кейд наливал и опрокидывал бокал за бокалом. Не обращая внимания на полный беспокойства и неодобрения взгляд Мег, он взял хрустальный графин, предусмотрительно поставленный рядом, и вновь наполнил бокал.

Сидевшая по правую руку от Кейда Мег резала ножом мясо.

— Очень вкусная оленина, милорд. Вам стоит попробовать.

Скорее всего так оно и было, но Кейд не мог заставить себя есть. Когда подали первое блюдо, он попытался отведать супа, но после трех ложек желудок его взбунтовался.

Алкоголь — вот, что ему нужно, чтобы унять невыносимую, обжигающую боль в ноге. Падение разбередило рану, и теперь ему приходилось расплачиваться.

Глупец. Легкомысленный глупец. Сначала поцеловал Мег Эмберли, что само по себе являлось непростительной ошибкой, а потом настолько ошалел от содеянного, что совсем не смотрел под ноги. Все произошло в какие-то доли секунды, и вот уже он лежит на земле, а раненая нога охвачена пламенем, словно в нее только что воткнули нож.

Оказавшись у себя в спальне, Кейд приказал наполнить ванну горячей водой. Тепло немного притупило боль от ушибов, но не смогло заставить Кейда забыть о проклятом бедре. Надев халат с помощью слуги, он с трудом добрался до постели. Но вместо того чтобы лечь, усилием воли заставил себя одеться и спуститься к ужину. Кейд не хотел выглядеть инвалидом. Особенно в глазах Мег.

И вот теперь он сидел за обеденным столом, пил и бросал на Мег гневные взгляды, в то время как она ела свой ужин и изo всех сил пыталась поддержать беседу. Уйдя сейчас к себе в спальню, Кейд сделал бы одолжение им обоим. Сегодня он был неподходящей компанией даже для джентльмена, не говоря уже о молодой леди.

Нет, он не винил ее за поцелуй или свое падение — он сам был во всем виноват. Но сегодняшний день показал, что ему необходимо держаться от своей гостьи на расстоянии. Они с Мег — вернее, с мисс Эмберли — слишком много времени проводили вместе, и этому пора положить конец. Дороги почти расчищены, так что скоро гостья покинет его дом. А ему лучше вернуться к прежнему образу жизни. Расставание с Мег Эмберли пойдет им обоим на пользу. Осушив бокал, Кейд со стуком поставил его на стол.

Вздрогнув от неожиданности, Мег вскинула голову, а ее рука с вилкой замерла в воздухе.

— Мне кажется, вы сегодня больше чем достаточно терпели мое дурное настроение, — решительно произнес Кейд. — Так что, с вашего позволения, я удаляюсь и желаю вам спокойной ночи.

— Но, милорд… вам нужно поесть хоть немного. Вы даже не притронулись к ужину.

— Я поступаю так, как считаю нужным. Если бы я хотел есть, я бы поел, — бросил Кейд, стараясь не обращать внимания на охватившее его чувство вины — слишком уж расстроенной выглядела Мег.

— Как скажете. Я лишь хотела помочь…

— Не надо. — Бросив на стол салфетку, Кейд встал со своего стула и тут же ощутил острую боль в ноге, словно в нее вонзилась пара острых зубов. Кейд с трудом сдержал стон, а костяшки его пальцев побелели, когда он схватился за спинку стула. Взяв в руки трость, он похромал к двери и даже не оглянулся, чтобы не видеть, провожающего его взгляда Мег.

Оказавшись в коридоре, он медленно побрел к лестнице. Вцепившись в полированные перила из красного дерева, Кейд обреченно посмотрел вверх: путь в спальню покажется сегодня на редкость долгим. Он уже решил отправиться в кабинет и провести ночь в своем любимом кресле, но потом передумал. Кейд поступал так и раньше, но ни разу не смог по-настоящему отдохнуть. Впрочем, учитывая состояние его здоровья, уснуть ему сегодня не удастся даже в удобной постели.

На крайний случай у Кейда всегда имелась настойка опия. Но обезболивающему он всегда предпочитал алкоголь. Впрочем, его измученный организм уже привык к щедрым возлияниям, так что на действие спиртного рассчитывать тоже не приходилось. Без сильного лекарства его ждет долгая и ужасно мучительная бессонная ночь.

К тому моменту как Кейд поднялся по лестнице, кожа его стала липкой oт обильно покрывавшего ее пота, а наполненный виски желудок болезненно сжался. Кейд оказался в спальне как раз вовремя, чтобы успеть схватить ночной горшок и исторгнуть в него выпитое за вечер. Слуга помог дрожащему от слабости хозяину освободиться от одежды и искупаться, после чего Кейд почистил зубы, чтобы избавиться от отвратительного привкуса во рту, и в изнеможении опустился на кровать.

Боль в ноге не стихала ни на секунду.

Промучившись целый час, Кейд принял дозу обезболивающего, нырнул, под прохладное одеяло и наконец погрузился в сон.

Кейд метался по подушкам, словно запутавшаяся в паутине муха, не в силах проснуться и прогнать очередной кошмар…

На него обрушился удар кулака, и боль едва не взорвала мозг, но Кейд не обращал внимания на удары. Сколько их он уже вытерпел за последние несколько часов. Или дней? Кейд не знал наверняка, потому что боль от града ударов давно уже превратилась в бесконечную агонию. Его тело, привязанное к жесткому деревянному стулу, обмякло, а ноги и связанные за спиной руки онемели от длительного пребывания в одной позе. По крайней мере это отчасти помогало унять боль от огнестрельной раны в бедре.

Кейда подстрелили при попытке побега. Французские солдаты поймали его и притащили в этот амбар, с хозяином которого — арендатором-португальцем — разделались быстро и безжалостно. Его мучители не хотели, чтобы Кейд умер от потери крови — по крайней мере до тех пор, пока не получат от него необходимую информацию, — поэтому позвали врача, который достал из раны пулю. Во время операции Кейд потерял сознание, но ушат ледяной воды, выплеснутой ему в лицо, привел его в чувство. Его нога была туго забинтована, а сам он привязан к стулу. Во рту чувствовался металлический привкус крови, глаза заплыли так, что Кейд почти ничего не видел, а на рассеченной щеке запеклись сгустки крови.

— Назовите имена агентов! — потребовал один из его мучителей на французском языке. — Сколько еще человек работает на Уэлсли, и куда он намерен направиться?

Кейде трудом разлепил один глаз и облизал кровь с разбитых губ.

— Я не понял ни слова из того, что вы сказали. Я же говорил: je ne parle pas francais[1].

За этим ответом последовал еще один удар, ибо его мучителям было прекрасно известно, что Кейд одинаково хорошо владеет французским, итальянским, португальским и испанским языками. Голова Кейда запрокинулась назад, и в висках с удвоенной силой запульсировала боль.

Послышался приглушенный разговор, после которого один из мучителей встал у Кейда за спиной.

— Кто ваши агенты? Кто работает вместе с вами? Что собирается предпринять Уэлсли? Говори, англичанин! Говори или пожалеешь!

— Значит, так тому и быть, — пробормотал Кейд. — Какая невыносимая вонь! Стойла давно не чистили, или это воняет от вас?

Кейд ждал, но удара не последовало.

Француз грязно выругался на родном языке, а потом произнес:

— С меня хватит. Продолжайте.

Спустя мгновение человек, стоявший у Кейда за спиной, быстро и неожиданно накинул что-то ему на шею и сильно потянул. Кейд дернулся всем телом, мышцы его напряглись, когда легкие внезапно лишились воздуха. Обжигающая боль пронизала шею, когда удавка врезалась в кожу. Кейд принялся извиваться всем телом в попытке освободиться. Но тщетно. Перед глазами запрыгали черные точки, и он понял, что смерть совсем близко.

Однако в следующее мгновение удавка куда-то исчезла, и воздух с силой хлынул в измученные легкие Кейда.

Обессиленно открывая рот и содрогаясь от кашля, он почувствовал, как на его панталоны упали теплые капли, а потом увидел расплывавшиеся на ткани красные пятна.

Кровь. Его кровь. Похоже, негодяй пытался задушить его проволокой.

Очередной удар настиг Кейда, когда он продолжал кашлять и ловить ртом воздух.

— Теперь ты заговоришь!

— Не заговорит, — раздался спокойный голос, когда кто-то вошел в амбар.

Зашуршала под каблуками солома, и Кейд не увидел, а скорее почувствовал вновь пришедшего.

— Вы лишь попусту теряете время, — продолжал незнакомец на прекрасном французском языке. — Пытками вы не развяжете ему язык, лишь убьете раньше времени. И кому будет лучше?

— Месье Ле Ренар, — подобострастно произнес один из негодяев. — Мы не ждали вас сегодня.

— Хорошо, что я приехал и вижу теперь, как бездарно вы выполняете приказ.

— Поверьте, еще немного, и он сломается.

— Сомневаюсь. Волю таких людей, как Байрон, нелегко сломить. Им нужны другие методы убеждения. — Подойдя ближе, незнакомец наклонился, и его губы оказались у самого уха Кейда. — Не так ли, Байрон? — насмешливо спросил он на безупречном английском языке. Его речь была совершенно лишена акцента, как если бы он являлся представителем светского общества Лондона. И откуда этому «Ле Ренару» известно его имя? Его настоящее имя, а не псевдоним, который Кейд использовал здесь, в Португалии?

Холодок пробежал по его спине.

— Приведите мой небольшой сюрприз, — приказал Ле Ренар, переходя на французский.

Послышался шорох, за которым последовали истерические рыдания. Затем раздался звук удара, и женщина вскрикнула от боли.

Чьи-то крепкие пальцы схватили Кейда за волосы и запрокинули его голову.

— Посмотрите, кто пришел вас навестить. Ваша маленькая деревенская подружка. Или вы уже не просто друзья? Кажется, я что-то слышал о намечавшейся свадьбе.

Нет! Заставив себя открыть глаза, Кейд увидел девушку, которой солдаты выворачивали руки. Калида! Ее лицо покрывали кровоподтеки, длинные темные волосы свисали спутанными прядями, лиф платья разорван, а один рукав и вовсе отсутствовал. Их с Кейдом взгляды встретились, и ее карие глаза наполнились слезами.

— Отпустите ее! — закричал Кейд. Вернее, попытался закричать, ибо из его измученного горла вырывались лишь прерывистые хрипы.

— Ну, это вряд ли. Продолжайте, моя дорогая, — произнес Ле Ренар по-португальски. — Помните, о чем мы говорили?

— Madre de Dios! — закричала девушка. — Что они с тобой сделали? Кейд, они убили мать и отца! Они пришли и забрали всех нас! Он с-сказал, если ты… расскажешь то, что они х-хотят… они остановятся… Умоляю, заставь их остановиться.

— Да, лорд Кейд, — произнес его мучитель на своем плавном аристократичном английском. — Расскажите нам все, и мы вас отпустим.

Кейд знал: этот человек лжет. Стоит выдать ему секреты, и он покойник. Калида тоже. Нужно придумать способ ее спасти. Ну хотя бы попытаться.

— Хорошо. Я… я назову вам имя, — выдохнул Кейд, на ходу придумывая подходящую ложь. — Отпустите ее, и я все скажу.

— Нет. Сначала имя.

Немного поколебавшись, Кейд набрал полную грудь воздуха.

— Родригес. Пабло Родригес.

В амбаре повисла тишина.

— Ай-ай-ай, как вы меня разочаровали! Вам прекрасно известно, что этот агент скомпрометировал себя несколько месяцев назад. — Ле Ренар вздохнул. — Я вижу, быстро договориться с вами не получится. Так что пусть мои люди пока позабавятся. Ну, парни, кто желает быть первым?

Кейд дернулся всем телом, пытаясь разорвать путы.

— Нет! Не трогайте ее!

Калида пронзительно закричала, когда один из французов повалил ее на грязный земляной пол и задрал подол платья.

Ле Ренар крепко держал Кейда за волосы одной рукой, запрокидывая его голову, в то время как другой раскрывал его опухшие веки.

— Смотрите внимательно. Я хочу, чтобы вы не пропустили ни секунды веселья.

— Нет! Калида, нет.

Глава 6

Мег выскользнула из темной библиотеки с книгой под мышкой. Подняв свечу высоко над головой, она шла по притихшему дому в свою комнату. Несмотря на поздний час, Мег никак не могла заснуть, поэтому вылезла из постели и в одной ночной сорочке и халате спустилась вниз, чтобы взять что-нибудь почитать.

После ужина она очень волновалась за лорда Кейда. Он все отрицал, но Мег видела, как мучает его боль в ноге. За ужином он был так напряжен, что даже губы слегка побелели. О его неважном физическом состоянии свидетельствовало и количество выпитого виски. Оставалось лишь удивляться, как ему удалось подняться по лестнице и добраться до своей спальни. Ведь он не только много выпил, но и совсем не притронулся к еде.

После его ухода Мег тоже кусок в горло не лез, поэтому она встала из-за стола раньше обычного, пожелала слугам спокойной ночи и отправилась к себе в спальню. Эми помогла ей раздеться, а потом принесла чашку горячего молока, чтобы хозяйка побыстрее заснула. Но Мег не давали покоя мысли о лорде Кейде, его падении и, конечно же, о его, поцелуе.

Она и сейчас помнила восхитительный вкус его теплых губ и жаркие объятия. Но поцелуй закончился также неожиданно, как и начался. Лорд Кейд ясно дал понять, что совершил ошибку, а потом в полном смысле слова повернулся к Мег спиной и ушел прочь. Девушка знала, что он обрадовался бы ее отъезду, и, по логике вещей, она должна была испытывать сходные чувства. Однако вместо этого она без сна бродила по его темному дому, одолеваемая противоречивыми чувствами.

Проходя мимо спальни лорда Кейда, Мег слегка замедлила шаги, представив себе его красивое тело, погруженное в сон. Она с трудом заставила себя сдвинуться с места и направилась к собственной спальне, когда до ее слуха донесся приглушенный вскрик.

Остановившись, Мег повернулась, и пламя свечи заплясало, рискуя потухнуть, а на стенах заиграли причудливые тени. Это был голос лорда Кейда. Он вновь хрипло закричал, а потом застонал, словно от боли. Ни на минуту не задумавшись о последствиях, Мег поспешила к двери его спальни и повернула ручку.

Комната утопала в темноте, если не считать красноватых бликов, отбрасываемых на стены тлеющими в камине поленьями. Притворив за собой дверь, Мег решительно двинулась вперед. Несмотря на полумрак, она отчетливо видела, как лорд Кейд мечется по кровати, а его голова бьется о подушку, как если бы он боролся с каким-то невидимым врагом.

Но нет, лорд Кейд не бодрствовал и не страдал от боли, как вначале подумала Мег. Его мучил кошмар, и его горе казалось почти осязаемым. С его губ сорвался утробный вопль:

— Нет! Нет, не надо! Остановитесь!

Мег поспешила к кровати.

— Милорд, — тихо позвала она. — Лорд Кейд, проснитесь. Вам приснился кошмар. Милорд, вы меня слышите?

Однако лорд Кейд лишь замотал головой, и мужественные черты его лица исказила мука. Очевидно, он спал слишком крепко, чтобы услышать Мег.

— Лорд Кейд! — вновь попыталась девушка, чуть повысив голос. — Вам необходимо проснуться. Кейд, проснитесь! Просыпайтесь немедленно!

Однако пробуждения не последовало. Кейд продолжал стонать, что-то неразборчиво бормотать себе под нос и отчаянно размахивать руками. Поставив свечу на столик рядом с кроватью, Мег заметила склянку с настойкой опия и ложку. Очевидно, лорд Кейд принял лекарство и поэтому заснул так крепко.

Лорд Кейд вновь застонал, по его лицу пробежала судорога, а губы зашевелились в безмолвной мольбе. Мег рассматривала в полумраке его лицо, точеный подбородок и слегка подрагивавшие пушистые ресницы. Даже в страдании он был необыкновенно красив, а от его сильного тела, четко вырисовывавшегося под одеялом, и вовсе невозможно было отвести глаз.

Мег говорила себе, что не должна так смотреть на постороннего мужчину, но все равно смотрела, и ее сердце отчаянно трепетало при виде широкой груди, густо покрытой темными курчавыми волосами. Если его грудь обнажена, значит, на нем совсем нет одежды?

Осознавая всю непристойность сложившейся ситуации, Мег уговаривала себя уйти прочь. Но разве могла она оставить лорда Кейда, когда он так явно нуждался в помощи? В таком состоянии он может причинить себе вред.

Кроме того, Мег знала, что если уйдет сейчас, то глаз не сомкнет от беспокойства за него.

Склонившись над кроватью, Мег положила руку на плечо лорда Кейда и тотчас же отдернула ее — его тело оказалось горячим, точно раскаленная плита. Нет, его не охватывал жар, просто скорее всего температура его тела была высокой от природы. Намереваясь разбудить лорда Кейда, Мег с силой потрясла его.

Он застонал, пробормотал что-то, но так и не проснулся.

— Лорд Кейд! Вы меня слышите?

Кейд принялся колотить руками по подушкам, разволновавшись еще больше, и закричал:

— Остановитесь!

Пытаясь его успокоить, Мег провела пальцами по теплой коже с перекалывавшимися под ней тугими мускулами. Сначала по плечу, затем по руке и груди. Ее соски затвердели под тканью сорочки, а по телу пробежала сладкая дрожь. К ее облегчению, прикосновение успокоило лорда Кейда. Его дыхание стало спокойнее, а бормотание стихло.

Обрадованная Мег продолжила ласки, нежно и осторожно поглаживая его плечо. Взгляд девушки упал на шрам, отчетливо вырисовывавшийся на фоне смуглой шеи. Не в силах сдержать любопытства, она, дрожа, провела пальцем по зарубцевавшейся ране.

В это же самое мгновение сильная рука лорда Кейда перехватила, ее запястье и прижала ладонь к своей груди. Вскрикнув от неожиданности, Мег попыталась высвободиться, но рука мужчины держала ее подобно стальному наручнику.

Лорд Кейд открыл глаза, ставшие пронзительно-зелеными в угасающем свете камина, и посмотрел на девушку.

— Милорд, — пробормотала она, — простите, что разбудила, но вам приснился страшный сон.

Кейд нахмурился.

— Сон? — невнятно переспросил он.

— Да, ужасный кошмар. Но теперь, когда вы проснулись, может… может, вы меня отпустите?..

Лорд Кейд продолжал смотреть на девушку каким-то остекленевшим взглядом, как если бы еще не до конца избавился от наваждения.

— Милорд! Вы проснулись или нет?

Мег вновь попыталась высвободить руку, но лорд Кейд держал крепко, еще сильнее сжав свои пальцы на ее запястье.

— Лорд Кейд, да проснитесь же! Я Мег, Мег Эмберли. Вам приснился кошмар, но сейчас вам, кажется, лучше.

Но лучше ли, спросила себя Мег, заметив промелькнувшее в его взгляде недоумение. Очевидно, он все еще пребывал во власти обезболивающего снадобья. Точнее, пришел в сознание, но не понял, где он и что с ним происходит.

Вспомнив, как быстро успокоило его ее прикосновение, Мег села на кровать и погладила лорда Кейда по плечу. Он заметно расслабился, но даже не подумал ее отпустить. Вместо этого он внимательно посмотрел девушке в глаза, а потом его взгляд, в котором светился неподдельный интерес, спустился ниже.

Соски Мег напряглись от подобной дерзости, щеки обожгло румянцем смущения, а может быть, какого-то другого чувства, от которого дыхание стало быстрым и прерывистым. А когда она поняла, что полы ее халата распахнуты, девушку с головой окатила горячая волна. Пояс развязался, явив взору лорда Кейда белую ночную сорочку из тонкого льна.

Мег хотела было прикрыться, но лорд Кейд оказался проворнее, и его рука безошибочно нашла ее грудь. Обхватив ладонью мягкую плоть, он погладил ее дерзко и решительно. Мег задрожала, когда подушечка большого пальца мужчины прошлась по ее соску.

— Прелесть, — пробормотал лорд Кейд. Слегка сжав грудь девушки, он продолжил неспешно изучать ее тело.

Замерев, Мег охнула и прикрыла глаза. Она знала, что даже если лорд Кейд ее отпустит, она не сможет уйти — слишком пронзительным было удовольствие.

Окутанная туманом страсти, Мег даже не пыталась остановить его руку, когда он начал расстегивать пуговицы ее ночной сорочки. Спустив с плеча тонкую ткань, лорд Кейд обнажил одну грудь, и желудок Мег болезненно сжался, когда он начал поглаживать ее кожу. Девушка едва не застонала в голос и вновь прикрыла глаза, не в силах перенести острое наслаждение.

Глаза Мег вновь распахнулись, когда лорд Кейд неожиданно потянул ее за руку и крепко прижал к себе. Погрузив пальцы в ее густые волосы, он развязал удерживающую их ленточку. Длинные локоны вырвались на свободу, упав серебристым каскадом и повиснув, подобно плотной занавеси. Обхватив ладонью затылок девушки, лорд Кейд слегка приподнялся и накрыл ее губы поцелуем, совершенно лишив Мег самообладания.

Огонь обжег кровь девушки, а из горла вырвался стон, когда язык лорда Кейда прошелся по ее дрожащим губам и ворвался внутрь, едва только они приоткрылись. Он приглашал откликнуться на его призыв, искушая ответить на его поцелуи страстно и пылко. И Мег прильнула к теплой груди мужчины, не в силах противостоять темному неукротимому желанию, противиться прикосновениям сильных мужских рук, жадно блуждавших по ее телу.

Внутри ее проснулся неутолимый чувственный голод, о существовании которого она даже не подозревала. Кровь в ее жилах превратилась в расплавленный огонь, больно пульсируя в лоне.

Внезапно Кейд перевернулся, подмяв Мег под себя и всем своим весом придавив ее к мягкой пуховой перине. Его горячие губы покрывали поцелуями ее шею и начали спускаться ниже, лаская и терзая плоть. Распахнув на груди девушки сорочку, он обхватил ладонями ее груди и ласкал их до тех пор, пока она не начала судорожно ловить ртом воздух.

Когда же губы Кейда сомкнулись на тугом и невероятно чувствительном соске, Мег неистово выгнулась, подаваясь навстречу ласке. Обхватив руками голову мужчины, она погрузила пальцы в его густые волосы. Обезумев от страсти, Мег ласкала щеки Кейда, а когда его рука скользнула под подол ее сорочки и погладила бедро, она едва не зарыдала в голос.

Оставив в покое грудь девушки, Кейд уткнулся лицом в ее шею.

— Мм, как хорошо! — пробормотал он. — Ты такая нежная и сладкая.

Мег лишь улыбнулась в ответ, убаюканная сладостными прикосновениями.

А рука мужчины, покоившаяся на ее бедре, скользнула выше и коснулась самого средоточия ее страсти. Подобного Мег не могла предположить даже в самой смелой из своих фантазий. Дрожь пронизала все ее тело, а сердце начало колотиться так, словно собиралось выпрыгнуть из груди.

Вновь покрыв шею девушки поцелуями, Кейд пробормотал:

— Господи, как же я хочу тебя! Любовь моя, Калида…

Калида?!

Мег открыла глаза и замерла. Ее сердце снова неистово забилось в груди, но на этот раз не от страсти, а от боли.

— Господи, что я делаю? — воскликнула Мег, ощутив, как желание остыло так же быстро, как разгорелось. Со слезами на глазах она толкнула Кейда в грудь. — Перестаньте!

Однако губы мужчины снова скользнули по ее щеке, а пальцы продолжали играть с мягкой податливой плотью.

К своему ужасу и смятению, Мег поняла, что тело отвечает на призыв помимо ее воли. Задрожав от злости, она снова с силой ударила Кейда в грудь.

— Нет! — громко выкрикнула она. Несмотря на то что лорд Кейд был гораздо крупнее ее, отчаяние придало Мег сил.

— Что? — Опершись на локоть, Кейд замотал головой и озадаченно заморгал.

Мег ошеломленно отпрянула. Даже теперь он не совсем проснулся. Одурманенный опием Кейд не понимал, что делает! Мег охватило жгучее чувство стыда. Дрожа всем телом, она прижала к губам кулак, чтобы не разрыдаться.

Спрыгнув с кровати, Мег метнулась к двери и схватилась за ручку, но ее пальцы соскользнули. Не обращая внимания на струящиеся по щекам слезы, она дергала за ручку снова и снова. Наконец ее усилия увенчались успехом. Захлопнув за собой дверь, Мет побежала по коридору в свою спальню.

Прищурившись от бьющего в глаза солнечного света, Кейд застонал, перевернулся на бок и попытался заснуть снова. Однако тупая пульсирующая боль в ноге прогнала сон. Боль быстро затихла, но Кейд понял, что заснуть ему больше не удастся.

Почесав покрывшийся жесткой щетиной подбородок, Кейд зевнул и снова перекатился на спину.

Ну и ночь, подумал он, кладя руку под голову. Кейд не помнил всех подробностей, но более яркого сна он не видел еще ни разу в жизни. Очевидно, настойка опия сделала свое дело. Это лекарство помогало избавиться от боли, но зачастую влекло за собой странные, а порой и вовсе нежелательные последствия. Даже сейчас, спустя несколько часов, в сознании Кейда клубился туман, а тело оставалось ватным.

Неудивительно, что к нему вернулись ночные кошмары и ужасные воспоминания, которые он тщетно пытался забыть. Кейд понимал, что со временем жуткие картины, встающие у него перед глазами, станут менее яркими, но, Бог свидетель, он не заслужил такой поблажки. Ведь из-за него погибла Калида и вся ее семья. Он был глуп и самонадеян в своей уверенности, что ему удалось перехитрить французов и избежать слежки.

Калида ждала его, а у него не было возможности послать ей записку и объяснить свое отсутствие. Кейд опасался, что она решит, будто он ее бросил, как зачастую поступали иностранные солдаты в чужих краях. А ведь он хотел быть рядом с ней.

За его самоуверенность заплатила своей жизнью она.

Кейд рассеянно провел рукой по шее, обезображенной узким шрамом — следом, оставленным французской удавкой. Он провел по отметине пальцами и вдруг неожиданно вспомнил, как кто-то уже гладил его вот так по этому самому месту. Какая-то женщина. Но этого не могло быть, потому что ни одна женщина не дотрагивалась до шрама.

С момента своего возвращения в Англию Кейд лишь раз был в постели с женщиной — одной из лондонских проституток, которая, как думал его армейский друг, поднимет ему настроение. Кейд провел с ней ночь, чтобы доказать себе, что все еще в силе, и понять, сможет ли утопить свою боль в теплых женских объятиях. Но удовлетворения эта встреча не принесла. Более того, он почувствовал себя до того опустошенным и грязным, что целый вечер тер себя мочалкой в горячей ванне.

Продажная женщина никогда не заменит Калиду. Кейд был уверен, что сделать этого не удастся никому, хотя и понимал, что даже острое чувство вины не позволит ему оставаться вдали от плотских утех слишком долго. Кроме того, тело с раздражающей регулярностью напоминало ему об отсутствии женской ласки.

И вдруг в сознании Кейда всплыла еще одна картина — женская грудь с тугим розовым соском и обхватившая ее его собственная ладонь. А еще губы. Восхитительно аппетитные женские губы — подрагивающие от желания, гостеприимные и в то же время неожиданно невинные для столь яркой эротической фантазии. Кейд вспомнил и волосы женщины — длинные шелковистые локоны оттенка лунного света, упавшие на его лицо, когда их обладательница склонилась над ним. Ее изящные руки ласкали его грудь, а поцелуи казались сладкими, точно нектар. Кейд прикрыл глаза. Острая волна желания пронизала его тело, и плоть решительно восстала под одеялом.

Боже, что это был за сон! Сознание играло с воспоминаниями Кейда, а лекарство породило яркие и необычайно чувственные фантазии.

Внезапно Кейд с досадой понял, что за женщина явилась ему во сне. Мег Эмберли.

И это действительно была Мег. Кейд до сих пор помнил ее тихие стоны и движения ее изящных рук и ног в ответ на его поцелуи и ласки, коих он никогда не позволил бы себе в реальной жизни. И все же сон казался до боли ярким и реалистичным. То, как Мег звала его в попытке разбудить. И то, как она гладила его плечи и грудь, надеясь хоть немного успокоить. И то, как он проснулся от желания обладать этой женщиной.

Однако сон рассеялся слишком неожиданно. Кейд даже не помнил его окончания, и теперь картинка представлялась ему мозаикой с недостающим звеном. Кейда охватило какое-то странное ощущение, которое он тут же прогнал прочь.

Откинув одеяло, Кейд осторожно свесил ноги с кровати. На бедре красовался лиловый синяк — результат вчерашнего падения, — который не шел ни в какое сравнение с более серьезными ранами, полученными раньше. Готовясь встать на ноги, Кейд заметил лежащую на прикроватном столике книгу и стоявшую рядом с ней оплывшую свечу. Однако он не помнил, как поставил ее сюда.

Странное ощущение вернулось. Потирая подбородок, Кейд озабоченно пытался сосредоточиться, когда его взгляд упал на тонкую голубую полоску ткани, затерявшуюся в складках простыней. В то же самое мгновение по его спине пробежал холодок. С трудом заставив себя встряхнуться, Кейд протянул руку и взял голубую, полоску дрожащими пальцами.

Лента! Поднеся ее к лицу, Кейд ощутил еле слышный аромат цветов и женской кожи.

Мег!

Стало быть, сон оказался вовсе не сном.

Глава 7

— Я понимаю, что дороги опасны, но все равно хочу уехать, — говорила Мег вознице.

Коренастый слуга нахмурился:

— Думаю, вам стоит подождать еще день или два, мисс, а не то увязнем в сугробе или вовсе перевернемся.

Мег и сама боялась чего-то подобного, но прогнала опасения прочь.

— Как бы то ни было, но мы слишком долго злоупотребляли гостеприимством лорда Байрона, так что пора и честь знать. Я хочу тронуться в путь не позже чем через полчаса. Приготовьте к этому времени экипаж. Вещи я уже собрала.

Вообще-то Мег начала собираться в путь с первыми лучами солнца. После бегства из спальни Кейда она не могла заснуть. Ее эмоции и мысли пребывали в таком беспорядке, что об отдыхе не могло быть и речи. Нервы натянулись, точно струны, и Мег знала лишь одно — она должна уехать. Грозно посмотрев на возницу, она попыталась изобразить на лице то аристократично-суровое выражение, какое подсмотрела у отца во время его бесед с недисциплинированными подчиненными.

Слуга откашлялся.

— Хорошо, мисс. Пойду запрягать лошадей.

— О каких лошадях речь? — раздался низкий мужской голос.

Кейд.

Сердце Мег подпрыгнуло в груди. Она очень надеялась уехать до того, как он поднимется с постели, совершенно не вспомнив о том, что она была в ней прошлой ночью. Воспоминания заставили Мег поморщиться, и она порадовалась тому, что стоит к лорду Кейду спиной и он не увидит ее страданий. Набрав полную грудь воздуха, чтобы успокоиться, Мег навесила на лицо маску безразличия и повернулась к спускавшемуся по лестнице хозяину дома.

Он выглядел уставшим, но был, как всегда, великолепен. Каштановые волосы слегка растрепались, а свежевыбритые щеки оттеняла бледность. Мег помимо воли вспомнила о том, каковы на ощупь были эти покрытые жесткой щетиной щеки, когда Кейд осыпал неистовыми поцелуями ее губы и умело ласкал тело. Подняв глаза, Мег с трудом сдерживала готовый проступить на щеках алый румянец.

— Итак, — протянул лорд Кейд, останавливаясь у подножия лестницы, — я хотел бы знать, что именно вы обсуждаете со своим возницей в столь ранний час.

Мег расправила плечи.

— Я уезжаю. Дороги почти расчищены от снега, и мне давно пора отправляться в путь.

Лорд Кейд поджал губы.

— Но вы не можете уехать. По крайней мере до тех пор, пока мы не поговорим.

Опустив глаза, Мег изучала мыски своих потертых кожаных полусапожек.

— Не представляю о чем.

Наклонившись к самому уху девушки, Кейд перешел на шепот:

— В самом деле? Даже после вашего визита в мою спальню прошлой ночью?

Мег вскинула голову и тут же залилась краской. Стало быть, он все же помнит об этом, подумала она, и ее желудок болезненно сжался.

— Если после нашего разговора у вас не пропадет желание бежать, — продолжал лорд Кейд, — я не стану вас останавливать. Но сначала мы все же поговорим.

Прежде чем Мег обрела дар речи, Кейд обернулся к слуге:

— Оставьте пока лошадей в стойле. Мисс Эмберли позовет вас позже.

Кивнув, возница отправился прочь. Едва он скрылся за дверью, Мег повернулась к Кейду:

— У вас нет никакого права приказывать моим слугам!

— Насколько я помню, этот кучер служит не у вас, а у вашей бабушки. А теперь идемте в гостиную. Там нам никто не помешает. Пожалуйста.

Мег хотела было отказаться, но потом решила, что тяжелого разговора все равно не избежать. «Господи, он все помнит!» — мысленно повторила про себя Мег, жалея, что не может провалиться сквозь землю.

Оказавшись в гостиной, она опустилась на диван, пока Кейд закрывал дверь. Пригладив подол своего черного кашемирового платья, Мег сложила руки на коленях и ждала продолжения с отчаянно бьющимся сердцем. Она скорее почувствовала, нежели увидела, как Кейд приблизился к дивану. Шорох его шагов приглушил толстый турецкий ковер.

Кейд не стал садиться, а вместо этого подошел к камину и бросил в него полено. Сноп красных искр взлетел вверх, и яркие языки пламени принялись жадно лизать сухое дерево. Мег ждала, что лорд Кейд заговорит, но он молчал, опершись о каминную полку и задумчиво глядя на огонь.

— Я сочла, что вы обрадуетесь моему отъезду, милорд, — начала Мег, прервав тягостное молчание: — В конце концов, вы никогда не скрывали своего желания отделаться oт меня.

Лорд Кейд повернул голову.

— Дело не в вас…

Мег красноречиво вскинула бровь.

— Я вообще не нуждаюсь в чьем-либо обществе, — пояснил лорд Кейд, — У меня нет никакого желания принимать гостей, но это мое желание не имеет никакого отношения к вам лично. — Он провел рукой по и без того всклокоченным волосам, а потом коснулся нагрудного кармана, из которого медленно вынул знакомую голубую ленту.

Мег невольно охнула.

Подойдя к девушке, Кейд протянул ей шелковую полоску.

— Похоже, — тихо произнес он, — я обязан перед вами извиниться.

Покачав головой, Мег уставилась в пол.

— В этом нет необходимости.

— Вы ошибаетесь. Я нашел ленту в своей постели. И это о многом говорит.

В горле Мег образовался ком, а по телу пробежала дрожь, когда лорд Кейд положил ленту на ее сцепленные на коленях руки. Мег медленно провела пальцем по гладкой шелковой полоске.

Кейд сделал несколько шагов по комнате, прежде, чем опуститься в кресло напротив Мег.

— Прошу меня простить, но, боюсь, я должен спросить, как далеко мы зашли прошлой ночью. Память меня подводит, я помню лишь отдельные фрагменты.

Мег сжала пальцы. Ну и как отвечать на этот вопрос? Неужели он ждет поминутного отчета?

— Я лишил вас невинности? — мягко, но решительно спросил лорд Кейд.

Покраснев до корней волос, Мег вскинула голову.

— Нет!

— Нет? — переспросил лорд Кейд, словно не веря своим ушам. — Стало быть, вы все еще девственница?

— Да! — едва не сорвавшись на крик, ответила Мег.

Она была не слишком сведуща в вопросах отношений между мужчиной и женщиной, но знала наверняка, что для лишения девственности недостаточно одних только поцелуев и прикосновений, какими бы чудесными они ни казались. От сладостных воспоминаний кожа девушки покрылась мурашками.

— Да, — повторила она. — Я все еще целомудренна. По крайней мере в том смысле, в каком вы подразумеваете.

Кейд заметно расслабился.

— Слава Богу, — еле слышно пробормотал он.

Поджав губы, Мег принялась скатывать ленту в трубочку. Лорд Кейд имел полное право испытывать облегчение, подумала она, зажав в кулаке злосчастный кусочек шелка. Только зачем он так беззастенчиво демонстрирует это?

— Итак, — произнесла Мег, — если это все…

Лорд Кейд снова сдвинул брови.

— Конечно же, не все. То, что я не лишил вас девственности, вовсе не означает, что ничего ужасного не произошло. Как быть с тем обстоятельством, что вы все же побывали в моей постели? — Он на мгновение замолчал, прежде чем продолжить: — И вообще, как вы там оказались? Ведь я совершенно отчетливо помню, что лег спать один.

Щеки Мег вновь вспыхнули румянцем.

— Вам приснился сон.

— Сон?

— Вернее, кошмар. Я проходила мимо вашей спальни, после того как взяла в библиотеке книгу, и услышала крик. Я подумала, что вам плохо, и поспешила на помощь. А потом… я… э…

В глазах лорда Кейда вспыхнул огонь, значения которого Мег не смогла понять.

— Так что же потом?

— Я попыталась вас разбудить, но вы были не в себе.

— Так и есть. Виной всему настойка опия, которую я принял перед сном.

— Я так и поняла. Вы метались по кровати, были ужасно расстроены, и… я не знаю как, но… ситуация вышла из-под контроля.

— Так… — В глазах Кейда вспыхнуло понимание. — Я не сделал вам больно?

— О нет. Ничуть, милорд. Вы… в том, что случилось, нет вашей вины. Вы были не в себе, а мне не следовало заходить в вашу спальню. Но я просто хотела помочь…

— Я понимаю. Но это не облегчает ситуацию.

— Что вы хотите этим сказать?

Лорд Кейд снова провел рукой по волосам.

— Лишь то, что, будь я настоящим джентльменом, я незамедлительно сделал бы вам предложение.

— Сделали бы предложение? — ошеломленно переспросила Мег. — То есть попросили моей руки?

— Совершенно верно. Несмотря на свое полубессознательное состояние, я воспользовался вашей слабостью, и теперь вы вправе требовать от меня сатисфакции.

Мег намотала ленту на палец.

— В самом деле?

— Да. Но к счастью, я не лишил вас девственности, и поскольку мы оба не желаем вступать в брак, я не вижу смысла в том, чтобы обрекать себя на союз, который не принесет радости ни вам, ни мне.

Мег вновь принялась изучать мыски своих ботинок.

— Я согласна с вами.

— И тем не менее я задолжал вам нечто большее, нежели простые слова извинения.

По спине Мег пробежал холодок.

— Нет, милорд. Ничего ужасного не произошло, поэтому давайте забудем это происшествие.

— Да, но…

— Вы ничего мне не должны! — решительно прервала его Мег.

Встав с дивана, девушка подошла к камину. Медленно разжав пальцы, она посмотрела на голубую ленту и бросила ее в огонь. Она смотрела, как шелк сжался, вспыхнул на мгновение ярко-алым огнем, а потом превратился в пепел. Только после этого Мег снова посмотрела на лорда Кейда:

— Если разговор окончен, милорд, я пошлю, пожалуй, за кучером и служанкой.

Кейд тоже поднялся со своего места.

— Нет необходимости уезжать…

— Боюсь, я должна отправиться в путь. Спасибо за гостеприимство. Это были две наиболее… интересные недели в моей жизни.

Кейд постучал кончиком трости по полу, словно пытался подобрать правильные слова.

— Мег…

— Хорошего вам дня, милорд.

Однако прежде чем Мег успела выйти, раздался стук в дверь, и на пороге возник Бикс.

— Прошу прощения, ваша светлость… мисс, но к вам с визитом сквайр.

Кейд сдвинул брови, и в его взгляде промелькнуло раздражение.

Сквайр? Что ему нужно? Да и вообще, какого дьявола он сюда ездит?

— Передайте ему, что я не принимаю, — приказал Кейд.

Дворецкий начал переминаться с ноги на ногу.

— Я пытался, но вы ведь знаете, каков он.

— Попытайтесь еще раз. — Кейд бросил взгляд на Мег. — Нельзя допустить, чтобы он ее увидел…

— Привет, Байрон. Вот заехал взглянуть, как вы пережили метель, — раздался от двери незнакомый мужской голос. На пороге стоял приземистый толстяк с копной седых волос. Точно лис, заметивший добычу, он вперил в Мег свой хищный взгляд. — А кто это у нас здесь? — Губы сквайра изогнулись в плотоядной улыбке, когда он посмотрел на Кейда, и на его сине-желтом полосатом жилете хищно блеснули пуговицы. — Очередная Венера Милосская? Только не говорите мне, Байрон, что все это время прятали такую красавицу, иначе я чертовски расстроюсь. Представьте же нас, мой друг, или назовите своего секунданта.

С трудом подавив стон, Кейд пожалел о том, что не может вызвать вездесущего старого болвана на дуэль и всадить в него пулю. Но если он убьет своего ближайшего соседа, кому-то придется за это ответить. Кейд мысленно выругался. Ну почему его несносный сосед решил нанести визит вежливости именно сегодня?

— Ладгейт, — произнес Кейд, делая шаг в сторону Мег, — я вас не ждал.

— Неудивительно с такими-то дорогами. Ужасная метель, а? Не помню ничего подобного с самого детства. Буду весьма признателен, если вы не станете уточнять, сколько лет прошло с тех пор, ладно? — Он засмеялся собственной шутке, положив руку на весьма внушительный живот. — Арендаторам стоило немалых усилий меня откопать. Не мог я больше сидеть взаперти. Ужасное ощущение, скажу я вам. Я едва не сошел с ума. — Он замолчал, с любопытством переводя взгляд с Кейда на Мег. — Впрочем, вам то скучать не пришлось. Так вы представите нас, или мне придется осрамиться и представиться лично?

Кейд подавил еще один стон, жалея, что не может схватить болтуна за шкирку и вытолкать взашей. Только подобное обхождение с соседом совершенно неприемлемо. Кроме того, все зашло слишком далеко — «жребий брошен», как гласит старая пословица.

Подойдя к Мег, Кейд взял ее за руку и предостерегающе сжал.

— Сквайр Ладгейт, позвольте представить вам мисс Маргарет Эмберли. Мою невесту.

— Невесту! — громко воскликнул сквайр, не услышав, как ошеломленно охнула Мег.

Прежде чем девушка успела вставить хоть слово, Кейд обнял ее за талию, прижал к себе и поцеловал в щеку.

— Улыбайтесь и подыгрывайте, — шепнул он ей на ухо.

От Мег исходило такое напряжение, что Кейд испугался, как бы она не попыталась опровергнуть его заявление. Их взгляды встретились. Мег долго смотрела Кейду в глаза и только потом еле заметно кивнула. Немного расслабившись, Кейд выпрямился во весь рост и перевел взгляд на соседа.

— Так и есть, — произнес Кейд, продолжая обнимать Мег за талию, на случай если она надумает возразить. — Мы с мисс Эмберли скоро поженимся. Вам выпала честь первому из соседей пожелать нам счастья.

— Чудесная новость. Примите мои искренние поздравления, мой мальчик. Превосходно! Просто превосходно! — ликовал пожилой сквайр.

Сделав шаг вперед, он порывисто схватил Кейда за руку и энергично потряс ее, прежде чем отвесить поклон Мег.

— Очень рад знакомству, моя дорогая! Примите мои искренние поздравления с грядущим бракосочетанием!

Мег улыбнулась и присела в реверансе, стараясь двигаться легко и изящно, несмотря на лежавшую у нее на талии руку Кейда.

— Благодарю вас, сэр. Для меня честь познакомиться с вами.

— Она не только красавица, но еще и умница. Прекрасный выбор, Байрон. Безупречный. Надеюсь, вы не обидитесь, если я скажу, что немало удивлен? Вы никогда не упоминали о том, что подыскиваете себе жену. Из-за ранения вы уединились в своем загородном доме и не вращались в обществе. Вы застали меня врасплох.

Кустистые брови Ладгейта сошлись на переносице.

— Раз уж зашел разговор, расскажите, как вы познакомились? Должно быть, еще до того, как на нас обрушилась метель. Не могу представить, чтобы такая красавица, как мисс Эмберли, свалилась на вашу голову прямо из снежного облака. — Он снова рассмеялся, и его живот затрясся подобно желе.

Кейду оставалось лишь смотреть на соседа, удивляясь тому, насколько тот оказался недалек от истины. Кейд как раз раздумывал, что сказать в ответ, когда в разговор вступила Мег.

— Вообще-то я приехала как раз перед началом метели, — сказала она. — Дороги уже начало заметать снегом. Ужасное ощущение, знаете ли, но, к счастью, лорд Кейд уже встречал меня на пороге. Что же касается нашего знакомства… пусть он сам об этом расскажет.

Мег бросила взгляд на Кейда из-под длинных ресниц, предоставив ему придумывать удобоваримую ложь. Но он не был бы хорошим шпионом, если бы не умел лгать. Кейд знал, что всегда лучше сообщить как можно больше правдивой информации.

— Мы встретились на Гибралтаре, — начал Кейд, — когда я впервые высадился на Пиренейском полуострове. Нас представили на балу в доме одного из офицеров, и я сразу понял, что мисс Эмберли предназначена мне судьбой.

Их глаза встретились, губы Мег слегка приоткрылись, придав ее лицу мечтательное выражение, что было как нельзя кстати в данной ситуации.

— Я сделал ей предложение спустя две недели после знакомства, — продолжал тем временем Кейд, — но мы решили никому не рассказывать об этом, ибо по долгу службы я должен был оказаться на вражеской территории. Мы переписывались, а потом… я получил ранение, меня отправили домой. Мег же пребывала в трауре по своему безвременно почившему отцу и приехала ко мне, как только смогла.

Кейд погладил руку девушки.

— Мег все еще носит траур, поэтому мы ждем возможности объявить о нашей помолвке официально. Надеюсь, вы согласитесь до поры до времени хранить нашу тайну?

— О, конечно, конечно! — выдохнул Ладгейт, кивая головой, точно голубь. — Представительницы высшего света придут в экстаз, услышав столь романтичную историю, когда она станет наконец достоянием гласности, как вы считаете?

— Вполне возможно.

Кейд внимательно смотрел на соседа, ничуть не веря в его благонадежность. Он достаточно хорошо изучил сквайра Ладгейта и знал, что любая новость, попавшая ему на язык, незамедлительно становится известна всей округе. Хотя, возможно, желание старого болтуна во что бы то ни стало сдержать данное слово позволит им выиграть день или два, чтобы решить, как поступить дальше.

Но очевидно, Ладгейт не удовлетворился рассказом Кейда, ибо его проницательный взгляд вновь остановился на Мег.

— Раз уж ваш батюшка скончался, мисс Эмберли, примите мои глубочайшие соболезнования по этому поводу. Так что же, значит, вы гостите здесь со своей матушкой?

Мег заметно напряглась.

— Э… нет, моя мать тоже умерла. Я… я… — Она беспомощно посмотрела на Кейда.

— Приехала со своей кузиной, — безразлично вставил Кейд.

Сквайр быстро перевел взгляд с Кейда на Мег.

— С кузиной, говорите? И где же она? Я был бы счастлив познакомиться и с ней тоже.

Мег поджала губы, и в ее глазах вдруг вспыхнул зловещий огонек.

— Она заболела и была вынуждена удалиться в свою спальню. Ужасный насморк, знаете ли. Я, конечно, могу за ней послать, но она слишком слаба и вряд ли в состоянии спуститься. Она отморозила пальцы на руках, а сегодня утром к этой напасти добавился еще и кашель. Боюсь, как бы он не перерос в крупозное воспаление легких. Это ведь очень заразно. Так что вам не стоит задерживаться у нас, сэр, если не хотите подхватить инфекцию.

Маленькие серые глазки Ладгейта расширились от yжaca.

— Бог ты мой, какая неприятность! Прошу вас, передайте вашей кузине мои искренние пожелания скорейшего выздоровления. И конечно же, не стоит беспокоить бедняжку. Ей лучше оставаться в постели.

Мег удрученно кивнула:

— Именно так, сэр. Вы очень добры. Я непременно передам ей ваши слова.

— Да, да, — кивал тем временем толстяк, пятясь к двери. — Еще раз поздравляю с грядущим бракосочетанием. Боюсь, мне придется вас покинуть. Совсем забыл, что назначил сегодня встречу со своим секретарем. Нужно ответить на письма. Байрон и мисс Эмберли, мое почтение, до свидания.

С этими словами он поспешил к выходу и, споткнувшись, едва не растянулся прямо в коридоре.

Кейд дождался, пока за гостем захлопнется входная дверь, и только потом позволил себе рассмеяться. Спустя пару минут он отер тыльной стороной ладони выступившие на глазах слезы.

— Если бы я раньше догадался припугнуть его распространившейся по дому заразой, то смог бы избежать этих крайне неприятных визитов. Наверное, мне стоит взять это на заметку, чтобы и в будущем держать его от себя на почтительном расстоянии.

Высвободившись из объятий Кейда, Мег подошла к камину и скрестила руки на груди.

— Отвратительный человек. Я прекрасно понимаю ваше нежелание поддерживать с ним отношения. Испанская инквизиция вполне могла бы использовать его в качестве палача.

Кейд посерьезнел.

— Со стороны он кажется мягким и добрым, но на самом деле обладает повадками цепного пса, знает, как схватить за горло.

— Да уж. — Мег сделала несколько шагов, потом остановилась и посмотрела на Кейда: — А теперь, милорд, у меня появились вопросы к вам.

— И что же вас интересует?

— Как будто вы не знаете! О чем вы только думали, рассказав своему соседу о нашей помолвке? Ведь это ложь чистой воды!

— Но мы помолвлены, мисс Эмберли, — ответил Кейд, покорившись судьбе. — По крайней мере пока. А теперь… почему бы вам не присесть и не выслушать мои объяснения?

— Что вы хотите объяснить?

— Свои соображения относительно того, как нам выбраться из этой западни.

Глава 8

— Хотите, чтобы я поехала с вами в Лондон и сделала вид, будто мы помолвлены? — спросила Мег несколькими минутами позже со своего места на диване. — Но это же абсурд!

Сидевший напротив нее Кейд поглаживал пальцем набалдашник своей трости.

— Вовсе нет. В сложившихся обстоятельствах это единственно разумное решение. Вы сможете жить в доме моих родителей и принять участие в сезоне. У моей младшей сестры в этом году дебют, так что вы сможете сопровождать ее на балы, званые вечера и обеды. Таким образом, вы сумеете подыскать себе подходящего на роль супруга молодого человека, и когда таковой появится на горизонте, мы расторгнем помолвку. Несмотря на причиненные мне «душевные страдания», я галантно отойду в сторону, позволив вам выйти замуж за другого. Так что ничего ужасного не произойдет и все останутся при своих интересах.

— Ничего ужасного? Да это совершенно безумная идея! Кроме того, я вообще не понимаю, для чего все это нужно. Нет! — Мег покачала головой. — Лучше уж я поеду к своей бабушке, как и планировала раньше, а через несколько недель вы скажете своему соседу, что расторгли помолвку. Ведь, кроме него, никто о ней не знает, поэтому беспокоиться не о чем.

— Нет, все совершенно не так, как вы себе представляете. Известие о том, что вы гостили в моем доме, распространится по округе со скоростью лесного пожара, едва только Ладгейт откроет рот. И случится это, насколько я знаю сквайра, дня через два, не позже.

— Но он обещал…

— Он лишь обещал не упоминать о помолвке. А вот о том, чтобы держать в секрете ваше пребывание здесь, речи не шло. Вы гостили у меня на протяжении двух недель и сами подтвердили это в разговоре с ним. — Кейд вздохнул и принялся медленно крутить в руках трость. — Нет, для такого сплетника, как Ладгейт, известие о вашем пребывании здесь — лакомый кусок. Даже если совесть загрызет его насмерть, он не упустит случая первым сообщить всем в округе такую горячую новость. Он просто взорвется, если станет держать это в себе.

При иных обстоятельствах Mere удовольствием посмеялась бы над шуткой Кейда, но сейчас ей было не до смеха.

— Но как далеко распространятся эти разговоры? — возразила она. — Даже если Ладгейт расскажет о нас одному или двум соседям…

— Одному или двум? Да как только он заговорит о нас, все наше графство и даже несколько соседних примутся обсуждать только эту новость. Молва дойдет до Лондона. Уверен, даже ваша бабушка, живущая в Шотландии, вскоре узнает об этом.

— А я уверена в обратном.

Кейд подался вперед, а Мег увидела его ясные пронзительно-зеленые глаза.

— Я хочу, чтобы вы уяснили одно. Если вы уедете отсюда сегодня, вашей репутации конец. Пересуды и домыслы последуют за вами, куда бы вы ни направились.

— А моя кузина? Уверена, сквайр не забудет о том, что я гостила здесь не одна.

— Такое утверждение имело бы смысл, будь Эми действительно вашей кузиной. Эта уловка не поможет, Мег. Люди быстро раскроют вашу ложь и задумаются над тем, что еще в нашей истории является неправдой, и над тем, что произошло между нами, пока вы жили в моем доме без должного сопровождения. Выводы окажутся отвратительными и жестокими. Вся эта история принесет вам лишь страдания.

Пальцы Мег похолодели, когда она поняла, что Кейд, возможно, прав. Господи, ну как такое случилось? Потребовался всего лишь один день, чтобы ее жизнь перевернулась с ног на голову. Неужели Кейд впервые поцеловал ее лишь вчера, когда они стояли на тропинке, ведущей к его дому? Тогда его прикосновение прогнало прочь холод и заставило Мег забыть обо всем на свете, кроме него.

Неужели лишь вчера ночью она вошла в его спальню, чтобы помочь проснуться, и не заметила, как оказалась в его объятиях? Его руки скользили по ее телу, доставляя наслаждение столь острое, что при воспоминаниях о нем Мег до сих пор бросало то в жар, то в холод.

Неужели всего час назад она стояла в холле, уговаривая кучера отправиться в дорогу, чтобы убежать от эмоций и поступков, которые обезоруживали Мег и сбивали ее с толку?

Мег верила, что, оказавшись вдали от Кейда Байрона, сумеет забыть его и собственное глупое поведение. Но теперь ей почему-то начало казаться, что это невозможно.

Ну и что теперь делать? Бежать без оглядки и будь что будет? Или же стоит согласиться с возмутительным предложением Кейда и продолжать постыдный фарс с помолвкой до тех пор, пока не отыщется достойный ее руки человек?

А что, если она не встретит такого человека?

Неужели в Шотландии не найдется подходящей партии, даже если она станет жить в забытой Богом деревушке с престарелой родственницей? Хотя если скандал последует за ней и туда, репутация Мег будет опорочена, и ни один порядочный мужчина не захочет взять ее в жены. Господи, да при таком раскладе даже бабушка, возможно, не захочет ее принять.

Если учесть все эти нелицеприятные обстоятельства, предложение Кейда Байрона казалось не таким уж ужасным. Кроме того, он прав в том, что сезон позволит ей найти достойного мужа.

«А как же гордость и самоуважение? — вопрошала себя Мег. — Что будет с моим сердцем?»

Кейд уже дал понять, что она ему не нужна. Как он сказал? Они обрекут себя на союз, который не принесет радости ни ему, ни ей. И конечно же, Мег было ужасно стыдно осознавать, что, лаская ее столь чувственно прошлой ночью, Кейд представлял на ее месте другую женщину. Какое еще доказательство нужно, чтобы она смогла убедиться в отсутствии интереса с его стороны?

Мег повторяла себе, что не испытывает к нему никаких чувств. Ни любви, ни привязанности. Прогнав прочь непрошеные и совершенно абсурдные мысли, Мег переключила все свое внимание на возникшую перед ней дилемму: принять предложение Кейда или отказаться?

Словно догадавшись о происходящей в душе Мег внутренней борьбе, Кейд взял ее руку в свою. Пульс девушки мгновенно участился. Рука Кейда оказалась такой теплой в отличие от ее ледяной, что прикосновение доставило ей немалое удовольствие. Ну вот опять, рассерженно подумала девушка, ругая собственное тело за столь бурную реакцию на чужого, по сути, мужчину.

— Мег, — произнес он. — Позвольте мне сделать это для вас. После того, что случилось прошлой ночью, простого извинения недостаточно. Поверьте, я не могу позволить вам уехать, зная, что ваша репутация, да что там — будущее! — все поставлено под удар. Как я уже говорил, брак между нами невозможен, но это вовсе не означает, что мы не можем обернуть сложившиеся обстоятельства себе на пользу. Мы никому не причиним зла, объявив о своей фальшивой помолвке, а вы к тому же сможете не только сохранить свою репутацию, но и подыскать суженого.

Мег опустила глаза и принялась изучать геометрический узор ковра, состоящего из голубых и коричневых ромбов.

— Почему вы так уверены, что я найду подходящего мужчину?

— А разве может быть иначе? Вы ослепительно красивая женщина. Я не преувеличиваю. Вокруг вас мгновенно соберется целый сонм поклонников независимо от того, что вы помолвлены со мной. Все без исключения джентльмены Лондона станут искать вашего внимания.

«Все, кроме вас».

— А как быть с вашими родными? — спросила Мег. — Не будут ли они чувствовать себя обманутыми?

— Они не поймут, что их обманули. Это будет наш секрет.

Мег подняла голову и гордо вздернула подбородок.

— А когда я дам вам отставку? Что тогда? Не станут ли они ненавидеть меня за то, что я разбила вам сердце?

— Я постараюсь убедить их в том, что моя гордость немного уязвлена, но сердце отнюдь не разбито. Кроме того, я скажу, что полностью поддерживаю ваше решение. В моей семье вы не наживете себе врагов, обещаю. — Кейд легонько пожал руку девушки. — Так что, по рукам?

— Вы так уверены, что все получится, милорд? — спросила Мег, — А вы не боитесь, что я нарушу договор и найду способ заставить вас отвести меня к алтарю?

Глаза Кейда округлились помимо его воли, но потом он улыбнулся:

— Нет, ничуть. Потому что, общаясь с вами, я уяснил наверняка — вы очень благородная девушка.

«Да уж, благородная. Настолько благородная, что готова совершить самую большую ошибку в своей жизни».

Судорожно сглотнув, Мег высвободила руку.

— Хорошо, лорд Кейд, я стану вашей фальшивой невестой.

Три дня спустя Мег сидела напротив Кейда в невероятно удобном экипаже, запряженном четверкой лошадей и направляющемся в самый центр Лондона. Расслабившись на мягких подушках из коричневого бархата, Мег рассматривала роскошное убранство экипажа, рядом с которым ее собственный казался старой скрипучей телегой. Что же касается ее кучера, то он направлялся на север с письмом, объясняющим отсутствие Мег.

Накануне девушка потратила целый час на составление этого самого письма, испортив не один лист прекрасной веленевой бумаги лорда Кейда. Нужно же было как можно более правдоподобно объяснить бабушке, почему ее внучатая племянница не приедет в Шотландию.

Чтобы сохранить репутацию Мег, они с Кейдом договорились придерживаться версии своего знакомства на Гибралтаре. Однако с близкими родственниками следовало разговаривать как можно более откровенно.

Именно так Мег и написала бабушке. Она рассказала, как метель вынудила ее искать убежища в доме лорда Кейда Байрона и как знакомство с ним постепенно переросло в любовь. Не в силах вынести расставания, лорд Кейд сделал ей предложение, и Мег с радостью приняла его. Они пока не назначили дату свадьбы, поэтому Мег сможет в полной мере насладиться сезоном в Лондоне. А торжественное событие непременно состоится в скором времени.

Изложив тщательно продуманную ложь на бумаге, Мег снова и снова перечитывала письмо, дабы удостовериться, что не допустила никаких ошибок. В конце послания она пообещала бабушке написать снова, едва только приедет в город. Не в силах отделаться от жгучего чувства вины, она запечатала конверт и передала его кучеру.

Теперь, глядя в окно экипажа на проплывающие мимо покрытые снегом поля, Мег с дрожью думала о Лондоне. Она была в этом городе всего пару раз, да и потом время от времени приезжала туда с отцом по делам. Будучи ребенком, Мег с восторгом рассматривала людей и с удивлением наблюдала постоянное движение, которое, казалось, не прекращалось ни днем, ни ночью. Эти короткие визиты были сродни чуду. Они будоражили воображение, надолго оставаясь в памяти.

Но на этот раз все сложится иначе, ибо Мег тоже стала другой. Теперь ей не на кого положиться, кроме Кейда, и из всех людей, что ей доведется встретить, только его лицо будет ей знакомо. А еще ей предстоит встреча с членами его семьи. Что они о ней подумают? Кейд уверял, что они примут ее с распростертыми объятиями, а душу Мег терзали сомнения.

Да, она происходила из уважаемой семьи, но никогда не вращалась в высшем свете, к коему принадлежал Кейд и его родные. Размер ее приданого, тоже оставлял желать лучшего. А ведь многие семьи — особенно титулованные — придают таким вещам огромное значение. Что, если родные Кейда не одобрят его выбора? Что, если они не одобрят саму Мег?

Сглотнув, Мег посмотрела на Кейда и тихонько откашлялась.

— Расскажите мне о своей семье, милорд. Принимая во внимание нашу помолвку, думаю, будет только лучше, если я узнаю о ваших родственниках чуть больше.

Сдвинув брови, Кейд оторвался от чтения. От его взгляда, брошенного поверх тонкой серебряной оправы очков, по коже Мег забегали мурашки.

— Прошу прощения?

— Ваши родственники, — повторила Мег, гоня прочь неуместное возбуждение, — вы сказали, что я буду жить с ними. Это ваши мать и сестра?

— Да, и еще кое-кто, — ответил Кейд, кладя ладонь на раскрытую книгу. — Прежде всего вам предстоит познакомиться с моей матерью и сестрой Мэллори. Это у нее скоро дебют.

— А сколько ей лет?

— Недавно исполнилось восемнадцать. — Кейд на мгновение замолчал и вопросительно вскинул бровь. — Да, кстати, а сколько лет вам, раз уж мы заговорили о возрасте? Уж это-то мне как жениху должно быть известно.

— Девятнадцать. Будет двадцать в июле.

— Какого числа?

— Шестого. А как насчет вас, милорд? Когда у вас день рождения?

— Двадцать восьмого января. Мне только-только исполнилось тридцать. — Он устроился поудобнее на сиденье. — Думаю, вы с Мэллори поладите, точно пара гнедых, и будете проводить с ней все свободное время. Если, конечно, вы любите ходить по магазинам.

— Вообще-то время от времени меня удавалось уговорить зайти в магазин. Кстати, вашей сестре известно, что вы довольно грубо сравниваете ее с лошадью? Про себя я не стану ничего говорить.

Уголки губ Кейда приподнялись в улыбке.

— Прошу прощения, мисс Эмберли, ибо я не хотел никого обидеть. Что же касается Мэллори… Она давно уже привыкла к тому, что ее сравнивают с разными противными существами. А чего еще ждать, когда у тебя четыре брата.

Рот Мег приоткрылся от изумления.

— Четыре!

— Верно. Хотя на данный момент она освободилась от троих из нас, поскольку Дрейк и Джек переехали в собственные апартаменты. Вы встретитесь с ними лишь в том случае, если они решат заехать в гости. В доме живет лишь Эдвард. Впрочем, по-другому и быть не может, поскольку он герцог.

— Герцог! — ошеломленно повторила Мег, ощутив себя так, словно из ее легких откачали вдруг воздух.

Кейд кивнул:

— Да. Герцог Клайборн. Разве я вам не говорил?

— Нет, — выдохнула Мег. — Не говорили.

Кейд тихо засмеялся.

— И не надо так пугаться. Нед не кусается и начинает вести себя, как подобает титулованной особе, лишь когда рассержен. На самом же деле он вовсе не так высокомерен, как может показаться на первый взгляд.

Брат Кейда — герцог! Господи!

— Стало быть, вас пятеро? — спросила Мег, стряхнув в себя оцепенение.

— Нет, восемь человек.

— Восемь!

— После Мэллори родились близнецы Лео и Лоуренс, но сейчас они в Итоне, и вы вряд ли познакомитесь с ними в ближайшее время.

— А кто еще?

Лицо Кейда осветилось нежной улыбкой.

— Самая младшая у нас Эсме. Ей девять лет, и она настоящее чудо. В последние несколько лет мне редко удавалось ее видеть. Но она пишет мне письма. Присылает рисунки. На них я всегда похож на кота, собаку или коня, которых она когда-либо встречала. А повидала она их немало, поскольку в нашем поместье за городом имеется целый зверинец.

— Все они кажутся мне такими… чудесными, Я имела в виду вашу семью.

— А мне думается, вы напуганы тем, сколь она многочисленна, — произнес Кейд. — Не стоит переживать по этому поводу. Мои родные с радостью примут вас в свои ряды, и вы, сами того не: заметив, тут же станете частью хаоса и сумасшествия, царящих в нашем доме.

Раз так, подумала Мег, то она должна чувствовать себя вдвойне ужасно при мысли о том, что ей придется обманывать этих людей. В остальном же она постарается быть как можно более честной.

Колесо экипажа попало в глубокую колею, и пассажиров ощутимо тряхнуло. Мег схватилась за специальный ремень. Сидевший напротив нее Кейд последовал ее примеру.

Однако спустя мгновение дорога выровнялась, и экипаж продолжил плавное движение. Мег опустила руку и заметно расслабилась. А вот по лицу Кейда разлилась мертвенная бледность. Даже капельки пота выступили над верхней губой. Мег видела, как он, прикрыв глаза, пытается поудобнее расположиться на мягком сиденье. Костяшки его пальцев заметно побелели, когда он схватился за кожаный ремень.

— Нога? — мягко спросила девушка.

Кейд открыл глаза, и они показались Мег пронзительно-зелеными.

— Вступило немного, но уже все в порядке.

Мег замолчала. Лишь колеса экипажа мерно шуршали по гравию.

— Может, вам будет удобнее, если вы положите ногу на сиденье?

— Мне и так хорошо.

— Как хотите. Но в моем присутствии можно не соблюдать церемоний. Для этого мы с вами слишком хорошо знакомы.

В глазах Кейда вспыхнул огонек.

— Хм. Пожалуй, тут вы правы. И все же я останусь сидеть, как сижу.

Сложив руки на коленях, Мег вновь устремила взгляд в окно, а Кейд возобновил чтение.

Прошло пять минут… Десять… И в течение этого времени Кейд беспокойно ерзал на своем месте, словно никак не мог устроиться. Прошло еще некоторое время, и Мег поняла, что больше этого не выдержит.

— Ну все, довольно упрямиться. Кладите ногу на сиденье, — приказала она.

— Мисс Эмберли, я думаю…

— Не нужно думать, просто делайте, что я вам говорю.

— Мне кажется, у вас нет никакого права настаивать на чем-либо.

Мег с минуту смотрела на сидящего напротив нее мужчину, понимая, что он прав.

— Что ж, милорд, продолжайте страдать. Но я совсем не удивлюсь, когда на следующем постоялом дворе вы не сможете даже выйти из экипажа.

Кейд изучающе посмотрел на девушку:

— Вы уверены, что не знакомы с моей матушкой? Вы с ней прекрасно поладите.

— Если ей приходится иметь дело с пятью такими особами, как вы, то я ей искренне сочувствую.

Рассмеявшись, Кейд вновь уткнулся в книгу.

Впрочем, минуту спустя он сунул книгу под мышку и, не произнеся ни слова, положил ногу на сиденье. Когда же он откинулся на подушки, с его губ сорвался вздох облегчения.

— Вот, — произнесла Мег, подавая Кейду плед, — подложите под спину.

Взяв из рук девушки сложенный вчетверо плед, Кейд попытался последовать ее совету но не сумел.

Не обращая внимания на покачивание экипажа, Мег поднялась со своего места и взяла плед из рук Кейда.

— Наклонитесь немного вперед, милорд, — произнесла она, а потом сложила плед еще раз пополам и сунула его под спину Кейда. — Ну вот. Теперь удобно?

— Вполне. Вы замечательная сиделка.

— А вы, милорд, типичный больной.

— Мне почему-то кажется, будто меня только что оскорбили.

Губы Мег изогнулись в улыбке.

— И вы не ошибаетесь.

Экипаж сильно качнуло, и девушка поспешно уперлась рукой в его стенку, чтобы не упасть. В то же самое мгновение руки Кейда взметнулись вверх и обхватили Мег за талию, удерживая от падения.

Их взгляды пересеклись, а лица оказались настолько близко, что Мег успела разглядеть пушистые черные ресницы, обрамлявшие веки мужчины, и вдохнуть терпкий аромат мыла для бритья. Взгляд Кейда сосредоточился на губах Мег, заставив их приоткрыться.

Девушка шумно втянула носом воздух, всем своим существом ощущая жар рук, обнимающих ее талию. Прикосновение было восхитительным и вместе с тем вызывало беспокойство. Кожу Мег саднило от воспоминаний о прошлой ночи. О том, как она лежала в объятиях Кейда, ощущая на губах его горячие влажные поцелуи и всем своим существом впитывая удовольствие от даримых им ласк.

Ноги девушки задрожали, и она пошатнулась. Лишь сильные руки Кейда Байрона удержали ее от падения.

— Вы в порядке? — тихо спросил он.

Мег попыталась ответить, но не смогла вымолвить ни слова и лишь кивнула. Однако вместо того, Чтобы выпустить Мег из объятий, Кейд притянул ее к себе и многозначительно посмотрел на ее губы.

Внезапно рука девушки упала и оказалась на груди Кейда. Прикосновение к тугим мускулам, пусть даже скрытым толстым слоем одежды, показалось ей обжигающим. Как же все-таки легко позволить ему делать то, что он пожелает! И все же Мег понимала, что поступит крайне глупо, отдавшись его власти. Слишком свежи были горькие воспоминания о сорвавшемся с его губ имени другой женщины.

Мег неожиданно резко отстранилась, ударив Кейда в грудь. Едва не споткнувшись, она попятилась назад и упала на сиденье.

— Мег, я…

— Вам удобно, милорд? Боль отступила?

Пушистые брови сомкнулись на переносице.

— Я чувствую себя вполне комфортно.

— Хорошо.

Откинувшись на подушки, Мег достала из небольшого дорожного саквояжа рукоделие. Разложив его на коленях, девушка взяла в руки иголку, всем своим видом давая понять, что разговор окончен.

Она долго еще ощущала на себе взгляд Кейда — острый и обжигающий, призванный заставить ее поднять глаза. Не обращая внимания на этот тревожащий сознание взгляд, Мег выбрала шелковую нить цвета экрю и вставила ее в ушко. Усилием воли заставив руки не дрожать, она сделала стежок.

Кейд вздохнул — раздраженно и вместе с тем обреченно, — а еще мгновение спустя Мег заметила, как он взял в руки книгу и погрузился в чтение.

Остаток дня они почти не разговаривали, и часы пути до первой остановки тянулись невыносимо долго.

Эми, ехавшая в отдельном экипаже для слуг, бросилась на помощь хозяйке, едва только они остановились на, постоялом дворе. Она приготовила теплую воду и чистую одежду.

Освежившись с дороги, Мег спустилась в отдельную столовую, приготовленную Для них с Кейдом, и уселась за стол напротив него.

Во время ужина они говорили на всякие отвлеченные темы, у Мег так и не проснулся аппетит, несмотря на все старания местного повара. Кейд же больше пил, чем ел. Он почти не притронулся к пирогу, начиненному мясом и почками, а потом и вовсе приказал убрать тарелку. А вот яблочный пудинг, поданный на десерт, ему понравился. Мег же ограничилась небольшим куском сыра. После ужина пришло время отправляться спать.

Спустя час Мег все еще лежала в незнакомой темной и, комнате на незнакомой пуховой перине не в силах заснуть.

Целый день ее мучил один навязчивый вопрос: кто такая Калида?

Она прикидывала так и этак, пытаясь разгадать тайну своей соперницы. Хотя эту таинственную женщину нельзя было назвать соперницей. Ведь Кейд по отношению к Мег не жених и не любовник, несмотря на сложившиеся обстоятельства.

Как бы то ни было, но ответа на вопрос Мег так и не нашла, ворочаясь с боку на бок почти до самого рассвета. Проспав всего пару часов, она поднялась с постели с ужасной головной болью. Наскоро умывшись, одевшись и позавтракав, она вновь уселась в экипаж напротив Кейда.

Как только карета тронулась, он нацепил на нос очки и раскрыл книгу, предварительно поставив трость в угол. Кейд вновь сидел прямо, вытянув длинные сильные ноги перед собой. От вчерашней бледности не осталось и следа. Очевидно, за ночь боль в ноге окончательно утихла. «Ну хоть кто-то из нас двоих спал хорошо!» — с несвойственной ей сварливостью подумала Мег.

Исподтишка понаблюдав за Кейдом, Мег наконец заставила себя отвести взгляд. Достав из саквояжа книгу, она углубилась в чтение. Тишина, царившая в экипаже, прерывалась лишь шорохом колес и свистом ветра за окном.

И все же, как Мег ни старалась, она никак не могла сосредоточиться на тексте, несмотря на то что роман оказался весьма занимательным. Ее мысли то и дело уносились прочь от разворачивавшегося действия, и Мег приходилось вновь и вновь перечитывать одно и то же предложение.

Кейда же, очевидно, ничто не беспокоило. Он читал книгу, совсем не подозревая о том, какие эмоции бушуют в душе его попутчицы. Да и мог ли он догадаться? Как почувствовать ее смятение, если, по его собственному признанию, он даже проведенную вместе ночь помнил весьма смутно?

— Кто такая Калида? — спросила Мег. Слова сорвались с ее языка, прежде чем она успела задуматься над уместностью подобных расспросов.

Кейд крепче сжал книгу и, резко вскинув голову, посмотрел на Мег:

— Что вы сказали?

Вопрос застрял у Мег в горле, но она все же заставила себя его повторить.

— Я… спросила… к-кто такая Калида.

— Где вы услышали это имя? — хрипло выдохнул Кейд.

Мег невольно вздрогнула. Ей показалось, что глаза Кейда превратились в куски зеленого льда, и от его взгляда повеяло холодом. Внезапно, она пожалела о том, что начала его расспрашивать, решив удовлетворить собственное любопытство и исцелить рану, нанесенную ее самолюбию.

— Ну? — Тихо произнесенное коротенькое слово подействовало на Мег подобно грубому окрику. Она даже подскочила от испуга.

— Я… я услышала его от вас. Вы произнесли его в ночь, когда мы… когда вы… когда вам приснился кошмар.

Лед во взгляде Кейда слегка растаял, но недовольство осталось.

— Понятно. Полагаю, я много чего наговорил в ту ночь.

— Нет-нет, не так уж много, — поспешила разуверить к Кейда Мег. — Так… кое-что.

И все же достаточно, чтобы она заинтересовалась тем, что пришлось пережить этому мужчине.

Захлопнув книгу, Кейд положил ее на сиденье рядом с собой. После этого он снял очки, аккуратно свернул тонкие дужки и устроил их поверх оправленной в кожаный переплет книги. Повернув голову, он устремил взгляд в окно.

Прошла минута, две… Мег уже решила, что не получит ответа на свой вопрос, но Кейд повернулся к ней.

— Калида — это девушка, с которой я познакомился в Португалии, — произнес он.

— О…

— Она была моей невестой.

— О! — Сердце подпрыгнуло в груди Мег, на мгновение лишив ее способности дышать. Она ожидала, что Кейд признается в любовной связи с этой женщиной. Но никак не думала, что та окажется его невестой.

Тосковал ли он по ней до сих пор? Наверное, раз перспектива брака с Мег совсем его не обрадовала.

— А где она теперь? — тихо спросила Мег. — Вы говорите о ней в прошедшем времени. Что случилось?

Кейд заглянул девушке в глаза:

— Она умерла. Ее изнасиловали и замучили до смерти французы в попытке заставить меня сообщить необходимую им информацию. Они уничтожили всю ее семью. Родителей и двух маленьких братьев, младшему из которых было всего шесть лет. Он не мог знать ничего стоящего, но они все равно перерезали ему горло.

Мег охнула и тут же прижала кулак к губам, пытаясь унять ужас.

Кейд коснулся пальцами галстука, под которым скрывался шрам.

— Вы, должно быть, раздумывали над тем, где я получил это ранение. И это тоже… — Он положил ладонь на бедро. — Подарок от людей, убивших Калиду и ее семью. Она умерла из-за меня. Из-за меня подверглась жестоким мучениям. Может, мисс Эмберли вас интересует что-то еще?

Мег отрицательно покачала головой, не в силах справиться с сердцебиением. Правда оказалась гораздо ужаснее, нежели она могла предположить. Неудивительно, что Кейд не мог спать по ночам. Неудивительно, что пытался залить горе спиртным и обезболивающим. На его месте Мег тоже захотелось бы уединения и забытья.

Выросшая под крылом у любящего отца, она была надежно защищена от страшной реальности, даже несмотря на то что с раннего детства ее окружали военные. Конечно же, Мег знала о существующей жестокости, слышала страшные рассказы, но поведанная Кейдом история заставила ее осознать, насколько спокойно и безопасно протекала ее собственная жизнь и насколько избалованной и неискушенной выросла она сама.

Калида, девушка, которую любил Кейд, оказалась менее удачливой.

Сложив руки на коленях, Мег умоляюще посмотрела на Кейда:

— Мне жаль.

Кивнув, Кейд взял с сиденья очки и водрузил их на нос.

— Я бы предпочел больше не говорить об этом.

— Конечно, лорд Кейд. Как пожелаете.

Взяв в руки книгу, Кейд возобновил чтение.

Вздохнув, Мег пожалела, что скорее всего не сумеет последовать его примеру. Да и возможно ли это после услышанной ею истории? Вместо этого Мег стала смотреть в окно на замерзшие поля и голые деревья, с обеих сторон обрамлявшие дорогу — такую же холодную и серую, как этот зимний день.

Внезапно она обрадовалась тому обстоятельству, что Кейд настоял на фиктивной помолвке, вместо того чтобы жениться на ней, дабы соблюсти правила приличия и не уронить честь джентльмена. Нет, Мег все равно не согласилась бы выйти за него замуж. Но теперь, услышав от него правду, она осознала, какая опасность подстерегает женщину, опрометчиво возжелавшую искать расположения лорда Кейда. Служа родине, он потерял не только здоровье, но и сердце. Возможно, со временем раны затянутся. А что, если нет? Что, если они слишком глубоки и не позволят Кейду полюбить снова?

Впрочем, Мег постаралась уверить себя, что никогда не решилась бы искать его любви. Если повезет, они с Кейдом станут друзьями. Если же нет — заговорщиками, связанными общей тайной. Как только этот фарс закончится, каждый из них пойдет своей дорогой, необремененный никакими обязательствами.

А что касается прошлой ночи… Мег вычеркнет ее из памяти. Раз Кейд почти ничего не помнит, то и она сможет все забыть.

Ей предстоит провести в его обществе многие недели, поэтому лучше приложить все силы, чтобы искоренить в себе влечение к этому мужчине и подыскать достойного спутника жизни, которому она сможет отдать свое сердце. В конце концов, какая женщина захочет любить мужчину, который никогда не ответит ей взаимностью?

Глава 9

— Кейд, ты дома! — раздался возглас, когда Кейд вошел в гостиную Клайборн-Хауса спустя четыре дня после начала путешествия.

Положив трость на обюссонский ковер, Кейд широко расставил ноги, чтобы не быть сбитым бросившейся к нему в объятия сестрой, и все равно пошатнулся, пока она покрывала его щеки неистовыми поцелуями.

— О Боже! — воскликнула Мэллори, схватив брата за рукава, чтобы не дать ему упасть. — Я не подумала о твоей ноге. Тебе не больно, нет? Никогда себе не прощу, если причинила тебе боль.

Отрицательно покачав головой, Кейд подмигнул сестре.

— Не волнуйся, Пэлл-Мэлл. Ты весишь не больше перышка, так что мне ничто не грозит.

Девушка улыбнулась, и в ее ясных глазах цвета аквамарина промелькнуло облегчение.

— Мы получили твое письмо, но не знали наверняка, когда тебя ждать. Мама устраивает сегодня ужин в твою честь и попросила повара приготовить твои любимые блюда. Я сама видела, как сегодня утром торговец рыбой принес целую корзину креветок. М-ням.

Мэллори умолкла лишь на мгновение, да и то лишь для того, чтобы набрать в грудь воздуха.

— Долгим было путешествие? Да, уверена, что долгим и скучным. Подобные путешествия начинают утомлять уже на второй день, ведь правда? А что за обещанный сюрприз ты привез? Ну как ты мог написать такое в письме, чтобы все потом мучились догадками? Чего я только не… О!

Мэллори осеклась и посмотрела поверх плеча брата в сторону высоких двойных дверей.

— Прошу прощения. Я не знала, что ты не один. Почему ты ничего не сказал?

— Я хотел, но кое-кто болтал без умолку, не давая вставить и слова.

Мэллори гневно взглянула на брата, но тот лишь улыбнулся. Затем он повернулся к стоящей в дверях Мег и жестом попросил ее приблизиться.

Несмотря на мрачное траурное одеяние, внешность Мег никак нельзя было назвать блеклой. Ее щеки светились здоровым румянцем, а изящную головку венчали собранные в аккуратный пучок белокурые волосы. Когда Мег подошла, Кейд заметил, что в прозрачных голубых озерах ее глаз плещется беспокойство.

Кейд понял, что она нервничает из-за тщательно спланированного ими обмана. Взяв девушку за руку, он ободряюще пожал ее.

— Мег, позволь представить тебя моей сестре. Мэллори, это мисс Маргарет Эм…

— Кейд!

Все обернулись на голос и увидели элегантную женщину, одетую в шелковое платье цвета спелого персика.

— Крофт только что сообщил мне о твоем приезде, иначе я спустилась бы раньше, — сказала она, подходя к Кейду и заключая его в объятия. — Господи, как же хорошо, что ты приехал!

— Я тоже скучал по вам, мама, — произнес Кейд, наклоняясь, чтобы запечатлеть поцелуй на нежной материнской щеке. Он успел заметить, что ее некогда каштановые волосы еще больше посеребрила седина. А вот изящный овал лица и ясные зеленые глаза остались прежними.

— Если бы скучал, — с притворным недовольством произнесла леди Клайборн, — то приехал бы вместе с братом в Брейборн. Ты всегда был таким же упрямым, как твой отец. Я уже давно поняла, что упрямство — это отличительная черта всех Байронов.

— О нас много чего говорят, мама, — возразил Кейд. — Что все Байроны — распутники, сумасшедшие или отъявленные негодяи. Поэтому неудивительно, что я зачастую обманываю чужие ожидания.

Прежде чем Кейд успел сделать шаг назад, мать взяла его за щеку и заглянула в глаза.

— Ты выглядишь лучше. Конечно, все еще слишком худощав и бледен, но уже не такой ходячий скелет, как раньше.

Опустив руку, герцогиня перевела взгляд на Мег.

— А теперь, пока эта очаровательная, молодая леди не сочла Байронов отвратительными грубиянами, сделай одолжение — представь нас.

Кейд обнял Мег за талию.

— С удовольствием. Мама, Мэллори, позвольте мне представить вам мисс…

— Я ослышался, или этот мошенник действительно приехал нас повидать? — перебил Кейда новый, на этот раз мужской, голос, — Правда, сначала я решил, что покой в доме нарушил Дрейк или Джек. Представь мое удивление, когда мне сообщили о твоем приезде!

Кейд посмотрел на старшего брата:

— Вы же получили мое письмо. Мэллори уже сообщила мне об этом.

— Получили, но я не слишком надеялся на встречу. Помнится, когда мы виделись в последний раз, ты заявил, что никакая сила не вытащит тебя из деревни. — Проницательный взгляд Эдварда перекочевал на Мег. — Только я вижу, такая сила все же нашлась. И, должен сказать, она весьма очаровательна.

Расплывшись в улыбке, Кейд обнял брата и дружески похлопал его по спине.

— Кто она такая? — еле слышно спросил тот, и в его темно-голубых глазах вспыхнуло неподдельное любопытство.

— Увидишь, — шепнул в ответ Кейд.

Он знал, что в отличие от остальных членов семьи обмануть Эдварда будет не так-то просто. Его брат пользовался большим уважением в Итоне и Оксфорде, а теперь занимал высокое положение в обществе и палате лордов. Ничто не ускользало от внимательного взгляда герцога Клайборна.

Вновь встав рядом с Мег, Кейд вот уже в который раз взял ее за чуть подрагивающую руку. Она очень нервничала, но видел это лишь Кейд.

— Ну что ж, попробуем еще раз. Мег, позволь представить тебе мою сестру леди Мэллори Байрон, мою мать — вдовствующую герцогиню Клайборн й моего брата Эдварда — герцога Клайборна. А это мисс Маргарет Эмберли. Моя невеста.

В гостиной повисла гробовая тишина. Однако Мег собралась с духом и присела в глубоком реверансе, как того требовали приличия. Она всей кожей ощущала устремленные на нее ошеломленные взгляды членов семьи Кейда.

Изучая мыски своих кожаных коричневых полусапожек, Мег поняла, что отступать поздно. Если им с Кейдом удастся обмануть его семью, то перехитрить общество тоже не составит труда.

Распрямив спину и вздернув подбородок, Мег попыталась придать своему лицу вежливое и вместе с тем уверенное выражение.

— Ты сказал, невеста? — переспросила леди Клайборн, переводя взгляд своих зеленых глаз с сына на Мег. — Но как это произошло? Где, скажи на милость, вы познакомились? Уверена, что не в Нортумберленде. У тебя не было времени на новые знакомства.

Сложив руки на груди, высокий и представительный герцог тоже ждал ответа, а его высокомерно вздернутая бровь ужасно напоминала Кейда, пребывающего в отвратительном настроении. Помнится, Кейд сказал, что его брат не кусается.

Кейд обнял Мег за талию, и девушка с благодарностью прильнула к нему.

— Мы с Мег встретились при весьма необычных обстоятельствах, — начал он. — Она направлялась на север страны и попала в метель. Ей пришлось искать убежища в моем особняке, так что мы провели вместе две недели. К тому времени как снегопад прекратился и пришло время расставаться, я понял, что не смогу ее отпустить. Она окончательно й бесповоротно завладела моим сердцем. А я стал дорог ей. По крайней мере она так утверждает.

Взглянув на Кейда, Мег увидела в его глазах такие эмоции, что непременно поверила бы его словам, если бы не знала наверняка, что это ложь.

— Верно я говорю, дорогая? — спросил Кейд, притягивая Мег к себе.

— Да, — выдохнула она, не в силах отвести от него взгляда.

— О, как романтично! — вздохнула Мэллори, прижав руки к груди. — И как чудесно, что у меня появится еще одна сестра! Ты обещал нам сюрприз, Кейд и тебе это удалось на славу! — Выбежав вперед, Мэллори с ликованием принялась обнимать обоих.

Мег обняла девушку в ответ, и ее желудок болезненно сжался от охватившего ее чувства вины. Это ощущение стало еще сильнее, когда к ней подошла мать Кейда с теплой улыбкой на лице.

— Моя дочь права, — произнесла она и запечатлела на щеке Мег материнский поцелуй. — Мы счастливы услышать такую замечательную новость, хотя немало удивлены и сбиты с толку. В последние месяцы Кейд доставил нам столько беспокойства, что теперь я несказанно рада видеть улыбку на его лице и здоровый румянец на щеках. Судя по всему, за это я должна благодарить вас, моя дорогая. А также за то, что вы положили конец его уединению. Мы боялись, что он уже никогда не воссоединится с семьей. Примите мою искреннюю благодарность зато, что заставили его изменить мнение.

— Но я находился всего лишь в Нортумберленде, мама. Это ведь не край света, — возразил Кейд.

— С таким же успехом ты мог бы жить в Тимбукту, ибо мы все равно не имели возможности с тобой общаться, — проворчала герцогиня, и Мег уловила в ее голосе воинственные нотки. — А после визита Эдварда я и вовсе отчаялась… Я убеждала себя в том, что тебе нужно время, чтобы прийти в себя. Но теперь понимаю, что никто не смог бы исцелить тебя лучше, чем эта очаровательная молодая женщина.

Герцогиня вновь улыбнулась Мег, заметно успокоившись.

— А теперь мы с удовольствием начнем подготовку к свадебному торжеству. Вы должны рассказать мне о ваших родителях, моя дорогая, чтобы я могла написать им и пригласить в гости. Уверена, у нас есть что сказать друг другу.

При воспоминании о родителях на Мег нахлынула грусть. Их не будет на ее свадьбе, если, конечно, таковая когда-нибудь состоится.

— Мама… — начал Кейд, — нет необходимости писать…

— О чем ты говоришь? Конечно же, я напишу им письмо. Или ты хочешь сказать, что они уже на пути в Лондон?

— Нет, мама.

— В таком случае они обязательно должны приехать. — Герцогиня замолчала, когда ей в голову пришла очередная догадка. — О, только не говорите мне, что вы еще не заручились их согласием. Маргарет оно понадобится, ибо она так юна. Сколько вам, дитя мое? Девятнадцать? Двадцать?

— Девятнадцать, ваша светлость, — ответила Мег.

— Так я и думала, — кивнув, сказала вдова. — Ее родителей непременно нужно известить. И я сомневаюсь, что они откажутся породниться с одной из наиболее уважаемых семей Англии, особенно если учесть обстоятельства вашего знакомства. Конечно, вы оказались запертыми в доме не по своей воле, и я уверена, что Кейд вел себя, как подобает истинному джентльмену. И все же у общества могут возникнуть вопросы, когда все откроется. Если только Маргарет не путешествовала с кем-то из родственников. Например, с матерью?

— Нет, ее сопровождала лишь служанка, — ответил Кейд. — Но с ней проблем не возникнет.

Герцогиня кашлянула.

— Я прослежу, чтобы проблем действительно не возникло, ибо обладаю немалым влиянием в обществе. И все же не повредит объединить усилия. Семье твоей невесты необходимо приехать в Лондон, и тогда мы устроим бал в честь молодых.

— Это невозможно, — произнес Кейд.

— Не понимаю, почему…

— Прошу прощения за то, что перебиваю, ваша светлость, — тихо промолвила Мег. — Но лорд Кейд пытается вам сообщить, что моих родителей нет в живых, У меня нет родственников мужского пола, у которых ваш сын мог бы попросить моей руки, а моя престарелая двоюродная бабушка, у которой я намеревалась жить, будет только рада выдать меня замуж. Наверное, я также должна известить вас о том, что мой отец служил во флоте его королевского величества в чине адмирала, а моя мать была дочерью виконта. Родители лишили ее наследства, так как не одобрили брака с моим отцом, и с тех пор никто из родственников по материнской линии не пытался со мной связаться.

Мег перевела дыхание и сложила руки.

— Так что воспрепятствовать этому браку можете лишь вы или кто-то из членов вашей семьи. Надеюсь, вы не измените своего мнения теперь, когда узнали обо мне чуть больше.

В гостиной вновь повисла тишина. Но потом мать Кейда вышла вперед и взяла руку Мег в свою.

— Вы думаете, я изменю свое мнение? — переспросила она. — Господи, дитя мое, каким же чудовищем я должна быть, чтобы поступить подобным образом? Как давно вы потеряли родителей?

— Отец умер пять месяцев назад. А мама — пятью годами раньше.

На красивом лице герцогини отразилась печаль.

— Бедняжка! Подумать только, такая потеря в столь юном возрасте. Я скорблю вместе с вами.

— Благодарю вас, ваша светлость, — сказала Мег, вновь ощутив острый приступ вины.

Она не знала, что заставило ее высказаться столь откровенно. Возможно, ею двигало подсознательное желание заставить членов семьи Кейда усомниться в правильности его выбора и положить конец постыдной помолвке. Но вместо этого она понравилась им еще больше.

И все же Мег знала, что еще не поздно рассказать всю правду. Однако когда она набралась решимости заговорить снова, слова застряли у нее в горле. Ведь поведав истинную причину помолвки, она потеряет последнюю надежду спасти собственную репутацию.

— Мне следовало сразу понять, что вы в трауре, — продолжала тем временем герцогиня, решив, что написанное на лице Мег смятение вызвано напоминанием о смерти ее родителей. — Да и какая молодая привлекательная девушка станет носить траур больше, чем того требуют приличия? И хотя уважение к памяти родителей делает вам честь, совсем скоро вы снова сможете носить яркие нарядные платья. Уверена, ваш батюшка не стал бы возражать.

— Вы правы, ваша светлость, не стал бы.

— Хорошо. А теперь довольно церемоний. Скоро вы станете моей дочерью, так что зовите меня просто Ава. Или «мама», если хотите. И чтобы я больше не слышала обращения «ваша светлость».

— Хорошо, ваша светлость… Вернее, Ава.

Герцогиня улыбнулась:

— Раз уж мы предложили Мег снять траур, она могла бы присоединиться к Мэллори во время ее дебюта в обществе. Конечно, из Мег получится не совсем типичная дебютантка, поскольку она уже помолвлена, но пусть перед замужеством получит удовольствие от сезона.

— О, это было бы чудесно! — восторженно захлопала в ладоши Мэллори. — Я немного нервничаю из-за своего дебюта и почувствую себя гораздо лучше, если разделю радость волнения от первого появления в обществе с кем-то еще. Прошу, соглашайтесь!

Мег удивленно смотрела на сестру Кейда. Ну с какой стати она так мила? Почему все они так дружелюбны? Все, кроме старшего брата Кейда, который не произнес ни слова с того самого момента, как они объявили о своей помолвке.

Повернувшись к Мэллори, Мег кивнула:

— Если вы уверены, что вам это не в тягость, я с удовольствием приму ваше предложение.

— Прошу прощения, моя дорогая, — вновь вступила в разговор вдова. — Я заболталась и совершенно забыла о том, что вы, должно быть, очень устали с дороги. Идемте, я покажу вам вашу комнату. Наверняка ее уже приготовили.

— Спасибо, — поблагодарила Мег хозяйку дома. — Это очень кстати.

— Кейд, — герцогиня повернулась к сыну, — а ты займешь свою комнату.

— Конечно, — был ответ.

Свою комнату? Означало ли это, что Кейд тоже будет жить здесь? Мег предполагала, что у него в городе есть отдельные апартаменты. Мурашки пробежали у нее по спине при мысли о том, что Кейд будет находиться в одном доме с ней. Только вот как далеко друг от друга расположены их комнаты?

— Ну, если приветствия закончены, — подал наконец голос герцог, — я хотел бы поговорить с Кейдом.

Мег заметила, как братья обменялись весьма красноречивыми взглядами, и это насторожило и обеспокоило ее. А потом брат Кейда повернулся и подошел к ней.

— Мисс Эмберли… — произнес он, останавливаясь перед девушкой. — Мег, если вы позволите так вас называть. Примите мои поздравления с грядущим бракосочетанием. Добро пожаловать в семью.

В какое-то мгновение Мег показалось, что она заметила в голубых глазах Эдварда насмешку. Но потом он моргнул, и видение исчезло.

— Благодарю вас, ваша светлость, — ответила она. — Вы очень добры.

Герцог улыбнулся — его красивая улыбка снова напомнила Мег Кейда, — но не произнес больше ни слова.

Спустя мгновение Мэллори подхватила гостью под руку и увлекла ее к двери, на ходу описывая новое платье, которое шили для ее выхода в свет. Снисходительно посмотрев на девушек, герцогиня тоже отправилась по своим делам.

Спустя десять минут Кейд уже сидел в удобном кожаном кресле, стоявшем перед камином в кабинете Эдварда. Облегченно вздохнув, он вытянул перед собой ноги, с наслаждением, погрузившись в особенную атмосферу этой комнаты. Запах кожи, чернил и писчей бумаги затейливо перемешивался со сладковатым ароматом бренди, который его брат разливал в красивые бокалы из тонкого итальянского стекла.

Подойдя к креслу, Эдвард подал брату один из бокалов. Благодарно кивнув, Кейд пригубил восхитительный напиток.

— Французский? — спросил он.

— Иначе и быть не может, — ответил Эдвард, опускаясь в другое кресло.

Губы Кейда изогнулись в усмешке, хотя он предпочел не спрашивать, откуда в винном погребе его брата взялся контрабандный бренди. Эдвард мог сурово осуждать военную политику французов, но джентльмену, жившему в его душе, претила мысль об употреблении спиртного отвратительного качества.

— Ну что ж, — как бы между прочим начал Эдвард, — теперь, когда ты удобно устроился, может быть, расскажешь, что все-это значит?

Пальцы Кейда сильнее сжали ножку бокала. Дьявол. Следовало предположить, что от Неда ничего утаить не удастся. И все же пока у Эдварда имелись лишь подозрения, не более того. Кейд верил: им с Мег удастся выпутаться, даже если шансы на успех также ничтожны, как при поиске иголки в стоге сена.

— О чем ты? — спросил Кейд, зевнув и нарочито небрежно прикрыв рот рукой. — Боюсь, я тебя не понимаю.

— Конечно же, ты понимаешь, — возразил Эдвард, многозначительно посмотрев на брата. — Не пытайся меня провести, братишка. Та чудесная история, что ты рассказал нам в гостиной, может обмануть маму и Мэллори, но не меня. Мисс Эмберли действительно очень красива, но я ни на секунду не поверил, что ты мог потерять голову от любви к ней. От вожделения, возможно, но не от любви…

Кейд поставил бокал на столик рядом с креслом.

— А почему это я не могу влюбиться? Мег — чудесная девушка. Она очаровательна, мила, забавна и умна. А как она играет в шахматы! Обыграла меня несколько раз и при этом выглядела как ангел.

Эдвард досмотрел на брата поверх бокала:

— В самом деле? Я вижу, что она тебе очень нравится. А как же Калида?

Подбородок Кейда дернулся. Отвернувшись, он долго смотрел на языки пламени, пляшущие в камине.

— А что Калида? Она умерла.

— Верно. Никто из членов семьи не понял, что ты любишь ее и хочешь сделать своей женой. Никто, кроме меня. Я также знаю, как долго и мучительно ты ее оплакивал. А теперь ты хочешь, чтобы я поверил, будто ты потерял голову от любви к другой девушке после каких-то трех недель знакомства?

Снова взяв в руки бокал, Кейд одним глотком выпил его содержимое.

— Именно этого я хочу.

— Почему ты женишься на ней, Кейд? Только скажи правду.

— Я уже все сказал.

Эдвард раздраженно выругался:

— Черт бы тебя побрал! Перестань лгать. Ты никогда ничего от меня не скрывал. Даже когда мы были детьми.

Подняв голову, Кейд посмотрел брату в глаза:

— Если ты до сих пор не заметил, мы уже не дети.

— Верно, но мы все еще братья, а это немало. Ты скомпрометировал ее? Я имею в виду не то обстоятельство, что ты дал ей приют.

Кейд мысленно вздохнул. Он вдруг ужасно устал от попыток обмануть старшего брата. Эдвард прав. Они всегда поверяли друг другу свои тайны, не боясь выглядеть при этом глупо или неблагородно. Чтобы защитить Мег, Кейд готов был морочить голову своему брату и лучшему другу. Но если он продолжит в том же духе, Эдвард разозлится, а это никак не входило в планы Кейда.

— Хорошо, — наконец вымолвил он, потирая виски костяшками пальцев. — Я скомпрометировал ее… отчасти.

Эдвард нахмурился:

— Как можно скомпрометировать женщину «отчасти»?

— Воспользоваться ее слабостью под влиянием настойки опия, смешанной со спиртным, но не завершить начатое. Словом, она все еще девственница. Это и есть в моем понимании «скомпрометировать отчасти».

Герцог насмешливо вскинул бровь:

— И поэтому ты решил поступить благородно, женившись на ней?

— Вообще-то тут тоже можно употребить слово «отчасти». — Кейд беспокойно заерзал а кресле. — Видишь ли, мы помолвлены не по-настоящему.

— Вот как?

Кейд покачал головой:

— Для общества эта помолвка будет выглядеть настоящей. На самом же деле мы с Мег договорились о том, что она носит временный характер. Я пообещал устроить ей дебют здесь, в Лондоне, чтобы она смогла подыскать себе подходящего молодого человека. Как только она найдет мужчину, достойного ее любви, Мег расторгнет помолвку со мной и выйдет за него.

— Выйдет замуж… Вы оба с ума сошли?

— Вовсе нет. Вполне разумный план.

Эдвард шумно выдохнул.

— Я бы сказал — совершенно идиотский план. А что, если Мег не найдет подходящего молодого человека? Или хуже того — передумает и решит выйти замуж за тебя? И тогда тебе не останется ничего другого, как жениться на ней.

— Надо же, Мег сказала то же самое, когда пыталась отговорить меня от этой помолвки. Но я возразил, что такой девушке, как она, не составит труда найти замечательного молодого человека. Ты ведь ее видел. Франты из высшего общества станут увиваться вокруг ее юбки, точно коты вокруг жирной мыши, несмотря на нашу с ней помолвку.

— Вот в этом-то я как раз не сомневаюсь. Тот факт, что Мег несвободна, сделает ее еще более привлекательной добычей.

— Так вот и я о том же! Что же касается остального, Мег очень благородная, заслуживающая доверия девушка, которая по нелепой случайности вынуждена играть роль в этом фарсе. Я знаю, что она никогда меня не предаст.

— Уверен?

— Готов поставить на кон собственную жизнь.

— И все же…

Кейд протестующе поднял руку:

— Послушай, Нед, я виноват в том, что Мег оказалась в столь щекотливой ситуации, и именно я должен помочь ей выпутаться из нее. Особенно после того, как Ладгейт видел нас вместе у меня дома.

— Ладгейт? Кто это?

— Один весьма неприятный тип, которого я имею несчастье называть своим соседом. Весьма вероятно, что он уже разболтал о нас доброй половине графства. Я не мог стоять в стороне и смотреть, как порочат репутацию Мег, поэтому я и сказал ему, что мы помолвлены. Вообще-то я действительно обязан жениться на ней после того, что между нами произошло. Только вот… это ужасно неподходящее основание для свадьбы. Полагаю, под вашим с матерью присмотром Мег будет в полном порядке. Я останусь в городе на несколько дней, а потом вернусь назад на север.

Эдвард недоуменно вскинул бровь:

— Уедешь? Но ты не можешь уехать.

— Почему?

— Прежде всего потому, что вы с мисс Эмберли безумно влюблены друг в друга. Ты уже забыл об этом? Даже самый отъявленный простофиля не поверит в твою романтическую историю, если ты бросишь невесту в одиночестве, проведя в городе всего неделю.

— Брошу? Ну все не так уж страшно…

— Ошибаешься. Еще неизвестно, как отреагирует общество на известие о том, что в Нортумберленде вы провели наедине целых две недели. Поэтому твой отъезд из города воспримут как нарушение данного мисс Эмберли слова, и ее репутация будет запятнана. Даже если ты останешься здесь, на первых порах вашу помолвку подвергнут сомнению. А вот если сыграешь роль влюбленного жениха, то вскоре даже самые отъявленные сплетники и скептики назовут вас самой романтичной парой. Уехав же домой, ты бросишь Мег на растерзание волкам.

Лоб Кейда прорезали глубокие складки.

— Да-да, — понизив голос, произнес Эдвард, — если ты хочешь осуществить свой абсурдный замысел, тебе придется остаться в Лондоне на весь сезон. Или по крайней мере до того момента, пока Мег не подыщет себе другого суженого. Вот тогда ты сможешь с чистой совестью спрятаться у себя в деревне.

Дьявол! Нед прав. Сам не зная почему, Кейд убеждал себя в том, что, поселив Мег со своей семьей в Лондоне, он сможет вернуться к себе в поместье и вести прежний уединенный образ жизни. Но такому желанному уединению придется подождать. Кейд дал слово помочь и теперь не может бросить Мег на произвол судьбы.

— Хорошо. В таком случае я останусь и прослежу за тем, чтобы Мег подыскала себе мужа, — заявил Кейд. Взяв со столика пустой бокал, он протянул его брату. — А вот теперь можно выпить еще.

— Почему ваш брат так на меня смотрит? — шепотом спросила Мег у Кейда, когда вся семья собралась вечером в музыкальной комнате.

— Как именно? И который из трех?

— Герцог, — шепотом ответила Мег. — Его глаза… не знаю… так подозрительно блестят, что мне начинает казаться, будто он все о нас знает.

Кейд долго молчал.

— Возможно, это потому, что он действительно все знает.

— Что?! — воскликнула Мег, забыв о необходимости говорить шепотом. Разговоры тотчас же смолкли, и головы присутствующих повернулись в сторону Мег. Даже малышка Эсме, которой в виде исключения позволили присоединиться к взрослым за ужином и которая рисовала что-то на бумаге, подняла головку.

Герцог же стоял возле камина, небрежно опершись локтем о резную мраморную полку, потягивая бренди и совершенно не осознавая того, какое смятение только что вызвал в душе Мег.

— Что-то случилось, дорогая? — спросила вдова, чья рука с чайной ложкой замерла в воздухе.

Мег обвела взглядом комнату. Ее сердце колотилось так сильно и громко, что ей казалось, будто его стук слышат все.

— Н-нет… ничего, ваша светлость.

Придвинувшись к девушке, Кейд взял ее руку в свою.

— Боюсь, это я виноват, мама, — произнес он. — Я нашептывал на ухо Мег то, что обычно говорят наедине.

— Судя по ее реакции, — мягко заметила герцогиня, — могу предположить, что тебе лучше вообще не произносить ничего подобного. По крайней мере до свадьбы.

Герцог насмешливо вскинул бровь, но не произнес ни слова.

Ничуть не раскаиваясь в содеянном, Кейд улыбнулся, поднес руку Мег к губам и запечатлел на ней поцелуй. Кожу Мег обожгло в том месте, где ее коснулись губы Кейда, и от этого она почувствовала себя еще более неуютно. Узнав о том, что герцогу все о них известно, Мег хотела расспросить Кейда подробнее, но теперь поняла — с расспросами придется подождать.

— И все равно я никак не могу понять, — заметил Джон, более известный в семье как Джек, который был младше Кейда на два года, — наш Кейд помолвлен и собирается жениться. Но я всегда считал, что первым удавку на шее затянет Нед, тем самым предоставив всем нам еще несколько лет свободы.

— О, не обращай на меня внимания, Джек, — возразил герцог. — Можешь жениться, когда тебе вздумается, не оглядываясь на меня.

— Ты прекрасно знаешь, что мне совсем не улыбается перспектива оказаться перед алтарем, — ответил Джек. — Не обижайтесь на меня, мисс Эмберли. Я ничего не имею против брака до тех пор, пока это не касается меня. Очевидно, Кейду удалось отыскать настоящий бриллиант. Он счастливчик.

— Благодарю вас за добрые слова, ваша светлость, — улыбнулась Мег. — Я совсем не обиделась. Кроме того, вы выразили мнение большинства представителей сильного пола. Во всяком случае, его разделяет большинство знакомых мне офицеров. Я заметила, они не прочь приударить за привлекательными молодыми леди, но когда речь заходит о женитьбе, бледнеют и начинают дрожать словно бланманже.

Джек рассмеялся, явив взору присутствующих белоснежные зубы и ямочки на щеках, без сомнения, заставлявшие трепетать не одно дамское сердце. Как и все братья Байрон, он был сногсшибательно красив: с темными волосами, похожими на яркие изумруды глазами, волевым подбородком и губами, созданными самими ангелами.

Однако его красота, томные взгляды и манеры не имели власти над Мег. Возможно, кому-то это показалось бы странным, но она предпочитала сдержанность и немногословность, присущие Кейду. Даже его язвительные замечания нравились Мег. Особенно если их объектом становилась не она, а кто-то другой.

Что же касается другого брата Кейда, Дрейка, Мег никак не могла его понять. Он то веселился от души и принимал самое активное участие в беседе, то вдруг замолкал и уходил в себя.

Бросив взгляд на Дрейка, сидевшего в кресле возле камина, Мег заметила, как он достал маленькую записную книжку и начал что-то быстро писать. Его темные брови сошлись на переносице, пока он без устали водил карандашом по бумаге, как если бы боялся не поспеть за собственными мыслями.

— Он решает уравнения, — пробормотал Кейд, очевидно, перехватив любопытный взгляд Мег. — Дрейк — математик. Теоретик, стремлений которого я никогда не смогу понять. Он всегда предпочитает общаться с себе подобными великими умами.

— А еще он изобретатель, — добавила Мэллори. Она специально понизила голос, чтобы Дрейк их не услышал.

— Да-да! — подхватил Джек, с озорной улыбкой на устах. — Вы, должно быть, заметили странные зеленоватые пятна на его руках. Экспериментировал с электропроводностью. По крайней мере на этот раз все закончилось не так уж плохо, потому что во время предыдущих экспериментов он едва себя не взорвал.

— Не надо об этом вспоминать, — вступила в разговор вдова. — По части взрывов вашему брату нет равных, и если он еще раз придет ко мне в дом с обожженными бровями, то лишится не только волос на лице.

Словно бы почувствовав, что разговор о нем, Дрейк вскинул голову.

— Что такое? — спросил он, не отрывая карандаша от бумаги. — Вы говорите о взрывах? В последнее время в этой области велись очень интересные исследования. Например, по использованию производных пороха.

— Про порох мы тоже не будем разговаривать, — царственным тоном приказала герцогиня. — Мэллори, может быть, ты споешь для нас?

В зеленовато-голубых глазах Мэллори вспыхнули огоньки, однако ей удалось сохранить серьезность.

— Да, мама.

— Конечно, если мисс Эмберли не захочет тоже спеть для нас, — продолжала вдова. — Вы играете на фортепьяно, дорогая?

— Не слишком хорошо, ваша светлость… вернее, я хотела сказать — Ава. Мама пыталась меня обучать, но, похоже, у меня нет к этому способностей.

— Ах вот как, — вежливо произнесла вдова.

— Но я пою, — заметила Мег. — Говорят, я обладаю талантом, хоть и не большим. Возможно, мисс Мэллори согласится мне аккомпанировать, если вы захотите послушать мое пение.

Герцогиня улыбнулась:

— Чудесно! Конечно же, мы с радостью послушаем.

Осознав, что попала в собственноручно расставленные силки, Мег поднялась со своего места и подошла к фортепьяно.

— Что будете петь? — спросила Мэллори, предложив на выбор три песни.

Мег выбрала ту, что знала лучше всего, а потом подождала, пока Мэллори расставит ноты и займет место за фортепьяно.

Сердце Мег отчаянно застучало, а пальцы вдруг заледенели. Она не знала, почему так нервничает, ведь в прошлом не раз пела перед большой аудиторией. Но раньше ей не на кого было производить впечатление.

Нет, Байронов трудно было назвать высокомерными или неприветливыми. Напротив, они без колебаний приняли Мег в свою семью, проявив дружелюбие и великодушие — качества, не слишком часто встречающиеся среди представителей высшего сословия. Возможно, причина для опасений все же имелась. Несмотря на то обстоятельство, что само ее появление в этом доме началось со лжи, Мег ужасно хотелось понравиться родным Кейда. Ей хотелось — пусть ненадолго — быть принятой в лоно этой любящей, сплоченной семьи. Ведь после смерти отца Мег чувствовала себя такой одинокой. Но только до тех пор, пока не встретила Кейда…

Она поймала на себе взгляд зеленых глаз Кейда и еле заметно задрожала. А спустя мгновение Мэллори привычным движением раскрыла ноты на нужной странице.

Мег инстинктивно набрала полную грудь воздуха и запела. Сначала ее голос заметно дрожал и даже ей самой казался слишком слабым и неуверенным. Но потом губы Кейда изогнулись в ободряющей улыбке, и напряжение исчезло.

С этого самого момента мелодия полилась легко и непринужденно. Теперь Мег ощущала не только уверенность в своих силах, но и ни с чем не сравнимое удовольствие. Она пела, не сводя взгляда с Кейда. Пела только для него.

И вот последние звуки песни затихли, но их эхо еще долго звучало под сводами музыкальной гостиной.

Тишину взорвали аплодисменты.

— Браво! — воскликнул Джек.

— Восхитительно! — заявил Дрейк.

Даже герцог аплодировал с удовольствием. Ему вторили вдова, Мэллори и маленькая Эсме.

Но лишь оценка Кейда волновала Мег более всего. Только его мнение имело значение.

— Очень красиво, — произнес он. — Молодец, Мег. Даже соловей не спел бы лучше.

Тепло разлилось по телу Мег от этих слов, а где-то в глубине души сформировалось и начало расти какое-то странное ощущение, понять которое она была не в состоянии.

— А теперь прошу меня простить, — сказал Кейд. — Боюсь, мне пора в постель. Это был долгий день, и мне необходимо отдохнуть. — Зевнув, он прикрыл ладонью рот.

Мег заморгала, и охватившее ее тепло исчезло так же внезапно, как и появилось, а кокон, которым оно ее окутывало, покрылся трещинами, словно тонкая хрустальная ваза.

Глупость какая, подумала Мег. Это всего лишь песня.

— Да, Эсме тоже пора спать, — сказала вдова, вставая со своего места. — Идем, солнышко, иначе твоя няня будет бранить нас обеих.

— Нет, мама! — запротестовала девочка. — Я еще не дорисовала. Можно еще десять минут?

— Если я позволю тебе остаться еще на десять минут, то скоро ты потребуешь все двадцать. Нет, ты и так уже бодрствовала дольше обычного. Но ты можешь взять наброски с собой в спальню. А теперь будь хорошей девочкой и пожелай всем спокойной ночи.

— Хорошо, мама. — Эсме вскочила на ноги и стала по очереди обнимать всех присутствующих. Те, в свою очередь, улыбались и любовно поддразнивали девочку.

Мег заметила, что Кейда Эсме обнимала дольше, чем всех остальных. Ее тоненькие ручки обвились вокруг его шеи, когда он что-то ласково шептал ей на ухо. Было видно, что Эсме очень скучала по старшему брату во время его отсутствия и теперь радовалась его возвращению.

После этого девочка повернулась к Мег.

— Вот, это для вас, — сказала она, протягивая Мег один из рисунков.

— О, я… спасибо. — Мег с благодарностью взяла лист бумаги.

Ее глаза расширились от удивления. Вместо привычных детских каракулей Мег увидела две человеческие фигуры. Контуры были нечеткими, да и пропорции немного нарушены, но это вовсе не помешало Мег узнать в фигурах себя и Кейда, сидящих бок о бок на диване в гостиной. Эсме минуло всего лишь девять лет, но уже сейчас в ней прослеживался талант, недоступный большинству взрослых.

— Замечательный рисунок, — промолвила Мег.

— Это вы и Кейд, — пояснила девочка, застенчиво теребя подол желтого шерстяного платья. — Вам нравится?

— Очень! Да и как может быть иначе? Ты так похоже изобразила нас с Кейдом. Очень красиво!

Лицо девочки осветила довольная улыбка.

— Спокойной ночи, мисс Эмберли. Я рада, что вы скоро станете моей сестрой.

Опечаленная тем, что этого, к сожалению, никогда не случится, Мег смогла лишь ответить:

— Приятных снов, Эсме.

Еще раз широко улыбнувшись, девочка поспешила к матери, и вскоре обе удалились.

Остальные присутствующие тоже поднялись со своих мест и начали желать друг другу спокойной ночи. Когда Мег собиралась уйти к себе, кто-то легонько тронул ее за плечо. Обернувшись, она увидела возвышающегося за ее спиной Эдварда.

— Очень похоже, — произнес он, кивнув на рисунок.

— Э… да. Ваша сестра очень талантлива, ваша светлость.

— Верно.

Мег перевела взгляд на стоящего возле двери Кейда.

— От меня вашу тайну не узнает никто, — еле слышно произнес герцог. — Мы с Кейдом обсуждали сложившуюся ситуацию.

Мег подняла глаза на герцога.

— В самом деле?

— Да. Не могу сказать, что я одобряю ваши действия, но они мне вполне понятны. Только должен предупредить: будьте осторожны.

Мег сжалась.

— Почему?

— Я опасаюсь за ваше сердце, мисс Эмберли. Вы кажетесь мне очень милой и привлекательной молодой женщиной, поэтому я не хочу, чтобы ваше решение причинило вам боль.

Напряжение немного отпустило Мег.

— Благодарю вас за участие, ваша светлость но со мной все будет в порядке.

— Как скажете. В таком случае позвольте пожелать вам приятного вечера.

Подойдя к Кейду, Мег заглянула в его вопрошающие зеленые глаза, и сердце отчаянно забилось в груди. Они расстались у двери ее спальни, и Мег задумалась над тем, не были ли слова, сказанные герцогу, очередной ложью.

Глава 10

— Просто восхитительно! Это она тоже возьмет! — воскликнула герцогиня Клайборн, когда неделю спустя они стояли в мастерской самой модной лондонской портнихи. — Бледно-розовое. Или лучше в полоску? — Она задумалась, постукивая пальцем по подбородку. — А давайте сошьем и то и другое? Что скажете? Да-да, розовое в белую полоску на каждый день и вечернее цвета розового пиона. Они выгодно оттенят белокурые волосы Маргарет.

— Полностью с вами согласна, ваша светлость, — почтительно склонила голову мадам Морель. — А бледно-голубое бальное платье, что мы обсуждали с вами ранее, заставит ее глаза сиять подобно звездам. Ей позавидуют все без исключения модницы Лондона.

Женщины заговорщически улыбнулись друг другу, в то время как Мег, отстраненная ими от обсуждения, стояла поодаль вот уже целых двадцать минут.

Сцепив пальцы в замок, она наблюдала, как помощницы портнихи разворачивают перед ними рулоны разнообразных тканей — шелка, сатина, тафты, бархата, муслина.

Все это великолепие пестрело всевозможными цветами радуги. Рядом пенились ярды кружев и лент, поблескивали пуговицы и трепетали перья… Словом здесь в изобилии присутствовало все то, чем следящая за модой леди может украсить свой наряд. На полках сидели фарфоровые куклы, демонстрировавшие последние новинки. К услугам покупательниц были также целые альбомы акварельных рисунков, помогавшие выбрать фасон и цветовую гамму.

Мег, сбившейся со счета, казалось, что вдова заказала уже несколько дюжин платьев. Сначала она пыталась высказать свое мнение и внести коррективы в целях экономии средств. Но вдова, поддерживаемая портнихой, вскоре оттеснила Мег в сторону и продолжала обсуждение без нее. А еще через некоторое время помощница мадам Морель увлекла ее в дальний угол комнаты, чтобы снять мерки.

Нет, Мег вовсе не имела ничего против самих платьев — все они были необыкновенно красивы и отлично подчеркивали фигуру. Но все же ее беспокоило количество нарядов, заказанных герцогиней.

«Господи, как я расплачусь за все это?» — в ужасе думала девушка.

— Ах да! — услышала Мег восклицание леди Клайборн. — Еще ей понадобится не менее полудюжины амазонок. Давайте-ка еще раз взглянем на ткань.

Тяжелый ком образовался в желудке Мег, когда она в отчаянии заломила руки. Отец оставил ей вполне достойное приданое, но если герцогиня продолжит в том же духе, вскоре от него ничего не останется. Во всяком случае, не так много, чтобы привлечь подходящего жениха.

Мег взглянула на Кейда, спокойно сидевшего на диване. Он вызвался сопровождать их в магазин, а теперь читал книгу и попивал мадеру, поданную ему мадам Морель. Мэллори тоже приехала с ними, но заполучить ее в союзники не удалось, поскольку девушка тут же удалилась в примерочную с тремя платьями, которые нужно было переделать.

— Думаю, вы правы, полдюжины мало. Сошьем дюжину, — заявила герцогиня.

— Кейд, — взмолилась Мег, подходя к своему «жениху», — вы должны положить этому конец!

Кейд оторвался от книги и посмотрел на Мег поверх очков:

— Положить конец чему?

— Этим покупкам. Ваша мать заказала для меня слишком много одежды.

Кейд вскинул темную бровь:

— Вас это огорчает?

— Ну конечно!

Кейд усмехнулся:

— Как странно! Вы единственная леди из тех, что я знаю, которая жалуется на большое количество одежды.

— Если я и жалуюсь, — вздохнула Мег, опускаясь на диван рядом с Кейдом, — то только потому, что меня наверняка хватит удар, когда мадам Морель озвучит стоимость всего этого. — Мег опустила голову и перешла на шепот: — Кейд, я не могу позволить себе купить все эти платья. Вы должны поговорить с матерью и все ей объяснить.

Зеленые глаза Кейда округлились.

— Неудивительно, что вы так обеспокоены. — Он похлопал Мег по руке. — Не стоит волноваться. Счет все равно пришлют мне. Так что вам не придется открывать кошелек.

— Вам?! Но я не могу вам позволить платить за…

— Конечно, можете. И позволите. Несмотря на то что я всего лишь второй сын, я очень богат. Уверяю вас, мне не составит никакого труда заплатить за ваш новый гардероб.

Мег принялась теребить пальцами черную окантовку рукава.

— Дело не в цене. Будет крайне непристойно, если я позволю вам заплатить за мою одежду.

— Не понимаю почему. Вы же моя невеста.

— Нет, я не ваша невеста, если вы забыли, — возразила Мег, стараясь говорить как можно тише. Я не могу этого позволить.

Кейд упрямо вздернул подбородок.

— А я не могу позволить, чтобы вы были одеты ненадлежащим образом. Считайте эти платья подарком к предстоящему бракосочетанию.

— Но, Кейд…

— Но, Мег… — передразнил Кейд, прежде чем снова стать серьезным. — Не стоит возражать. Позвольте моей матери выбрать то, что она считает нужным и необходимым. Перестаньте беспокоиться и наслаждайтесь покупками. Если вам понравится что-то еще, покупайте не раздумывая. Я не обижусь и не упрекну вас ни в чем.

Мег попыталась возразить снова, но потом поняла, что ничего не выйдет. Наверное, Кейд прав, ей понадобится новый гардероб для посещения всех этих званых ужинов и балов, приглашения на которые она уже начала получать. То же самое касалось обручального кольца с бриллиантом, хотя само присутствие его на пальце Мег выглядело позорной печатью. И все же гордость не позволяла ей принимать от Кейда деньги. Пусть даже в виде одежды. Но разве был у Мег выбор, учитывая размер ее кошелька?

— Хорошо, — вздохнула девушка. — Благодарю за вашу щедрость. Но за одну вещь позвольте мне заплатить самостоятельно.

— Да? И за какую же? — лениво протянул Кейд.

— За подвенечное платье. Его я категорически отказываюсь принимать.

Глаза Кейда вспыхнули недобрым огнем.

— Вот тут я с вами полностью солидарен, — пробормотал он. — Поскольку не собираюсь платить за платье, призванное навеки соединить вас с другим мужчиной.

Мег судорожно вздохнула, сбитая с толку.

— Так же как не стану платить за одеяние к вашей перовой брачной ночи.

От этих слов Мег и вовсе потеряла способность дышать.

Их с Кейдом взгляды встретились, и все вокруг перестало существовать, когда она погрузилась в заманчивые зеленые глубины его глаз. Он тоже смотрел на девушку, и его губы приоткрылись в беззвучном вздохе. Прежде чем Мег смогла предпринять что-либо, Кейд наклонился и накрыл ее губы в неспешном нежном поцелуе. Веки Мег опустились помимо воли, а мысли пустились в безудержный пляс. Исходящий от Кейда аромат затуманивал разум, а на языке ощущался сладковатый привкус недавно выпитого им вина. Но потом поцелуй закончился так же внезапно, как начался.

Мег открыла глаза.

— О… 3-зачем вы это сделали?

— Я… э… — Кейд огляделся по сторонам, — укрепляю нашу легенду. — Наклонившись, он зашептал Мег на ухо: — Ведь предполагается, будто мы безумно друг в друга влюблены, помните? Не повредит, если мы устроим небольшое представление.

Представление? Повернув голову, Мег поняла, что Кейд оказался прав. Они действительно привлекли внимание. Портниха и герцогиня обменялись снисходительными улыбками, прежде чем поспешно отвести взгляды. Мег залилась краской до корней волос, а ее плечи безвольно упали, когда она поняла, что этот поцелуй не значил ровным счетом ничего. Кейд всего лишь играл роль.

— Да, конечно, — вымолвила Мег, сделав вид, что ничего особенного не произошло.

— Уже завтра весть о том, как нас застали целующимися в магазине мадам Морель, разнесется по всему городу, — произнес Кейд. — Ибо мадам Морель всегда славилась болтливостью. Но это только к лучшему. У общества не останется сомнений в том, что наши чувства абсолютно искренни.

Мег кивнула, внезапно пожелав оказаться от Кейда как можно дальше.

— Я оставила вашу сестру в одиночестве. А ей может понадобиться помощь. Поэтому, если позволите, ваша светлость, я пойду к ней.

Кейд поднялся с дивана и крепко сжал в руке трость, наблюдая за тем, как Мег поспешно удаляется в сторону примерочных и как покачиваются при ходьбе ее изящные бедра.

Он вновь опустился на диван и раскрыл книгу на нужной странице, намереваясь возобновить чтение, но не смог сосредоточиться на словах. На его губах все еще ощущался вкус Мег, а удовольствие от поцелуя до сих пор будоражило кровь.

О чем он только думал? Да, он нашел правдоподобное объяснение своему порыву, но ведь он совсем не собирался целовать Мег. Ни ради представления, ни по какой-то другой причине. Но она выглядела такой хорошенькой, беспокоясь о стоимости заказанных платьев. Это продиктованное гордостью сопротивление даже позабавило Кейда. И все было хорошо до того момента, пока она не упомянула подвенечное платье.

В мгновение ока вся его веселость улетучилась, уступив место раздражению и пробудив в душе темные чувства, каких он совершенно не должен был испытывать. А потом Кейд поцеловал Мег, совершенно не подумав о последствиях.

Слава Богу, на ум ему пришло подходящее объяснение этому безрассудному поступку. А вот почему именно он его совершил… Кейд решил списать все на близость Мег и на то обстоятельство, что она очень желанна. Он пытался убедить себя в том, будто поцелуй не имел для него никакого значения, и решил больше о нем не думать. Точно так же, как отказывался думать и вспоминать о той ночи, когда Мег оказалась в его объятиях.

«Я буду сопровождать ее на балы и званые вечера. Стану играть роль внимательного и предупредительного жениха и следить затем, чтобы ее хорошо приняли в обществе. Но, оставаясь наедине с Мег, буду вести себя как ее брат».

Наверное, это сработает, хотя мама и Мэллори могут заподозрить неладное, если он вздумает относиться к своей предполагаемой невесте как к сестре.

Тогда он будет обращаться с ней как с… другом. Да, как с другом, знающим его сокровенную тайну.

Но разве они уже не друзья?


Две недели спустя, в чудесный мартовский вечер Мег вышла из сверкающего экипажа герцога Клайборна, запряженного четверкой лошадей. Кейд подал ей руку и повел к особняку на Беркли-сквер, где должен был состояться первый бал Мег. Их сопровождали герцог, вдовствующая герцогиня и Мэллори, в радостном предвкушении болтавшая без умолку. Как только они переступили порог дома, лакеи, одетые в ливреи, подбежали, чтобы забрать верхнюю одежду.

Мег отдала слуге свою мантилью и провела руками по подолу, разглаживая складки. Прозрачную верхнюю юбку из белоснежного тюля и скругленные рукава платья украшали маленькие вышитые листочки. Само же платье из василькового шелка было перехвачено под грудью лентой более темного цвета и ниспадало на пол блестящими складками. В тон ему подобрали и шелковые туфельки. Обуви герцогиня заказала не меньше, чем одежды, и та заняла добрую половину массивного платяного шкафа, что доставили в дом герцога на Гросвенор-сквер двумя днями раньше.

Раздевшись, Байроны поднялись по широкой мраморной лестнице в бальный зал. Собравшаяся здесь толпа оказалась шумной и пестрой. Ароматы духов смешивались с запахом расплавленного воска и мастики для полировки паркета.

Еще ни разу в жизни Мег не видела такого количества элегантно и богато одетых людей, собравшихся в одном помещении. Дом не был маленьким, нет. Просто список гостей получился слишком длинным.

— Что за ужасная толпа, — пробормотала вдова, когда они начали пробираться в середину зала. — Леди Рейболд специально устроила бал перед началом сезона. Чем меньше в городе увеселительных мероприятий, тем больше народу приходит на каждое из них.

— Остается лишь надеяться, что на бал в честь моего дебюта придет хотя бы половина всех этих людей, — произнесла Мэллори. — Поверить не могу, ведь он состоится уже на следующей неделе. — Мэллори нервно пожала затянутую в перчатку руку Мег. — Я так рада, что в этот вечер вы будете рядом со мной.

Мег улыбнулась:

— Вы уверены, что хотите этого? Ведь это ваш и только ваш особенный день. Поэтому я могу отойти в сторону.

— Даже не думайте! Вы просто необходимы мне для того, чтобы отвлекать гостей от стука моих дрожащих коленей.

Мег рассмеялась, Мэллори подхватила смех, сопровождавшие их мужчины и вдова заулыбались.

— Кроме того, — продолжала Мэллори, — я уверена, мой дебют окажется менее сложным испытанием, нежели официальное представление королеве. Я с трудом передвигалась в платье с невероятно длинным шлейфом, а шея болела из-за тяжелых страусовых перьев, украшавших прическу. Я все время думала, что споткнусь и осрамлюсь прямо перед троном ее величества.

— У тебя прекрасно все получилось, моя дорогая, — успокоила дочь герцогиня. — Королева Шарлотта заметила, что ты очень милое дитя, а это весьма высокая похвала.

— Спасибо, мама. И спасибо за то, что позволили поехать сегодня с вами.

Ава улыбнулась:

— Было бы очень жестоко оставить тебя дома в одиночестве. Возможно, тебе стоило дождаться дебюта, но поскольку ты уже представлена королеве, я сочла вполне уместным взять тебя с собой, В любом случае сезон начинается лишь на следующей неделе, и ты, несомненно, произведешь фурор.

— Мег тоже, — добавила Мэллори.

— Верно, Маргарет тоже, — согласилась герцогиня со счастливой улыбкой на лице.

— Я хочу, чтобы в этот вечер мы обе были в центре внимания, — продолжала Мэллори, еще раз пожав руку Мег. — Ведь это наше первое официальное появление в обществе.

Мег улыбнулась, тронутая до глубины души добротой и великодушием Мэллори. Она предполагала, что бал-дебют сестры Кейда станет и ее первым представлением обществу, Но, судя по событиям последних нескольких дней, представителям высшего света хотелось познакомиться с ней гораздо раньше.

С того самого момента как объявление об их с Кейдом помолвке появилось в «Морнинг пост», дверной молоток Клайборн-Хауса не умолкал ни на минуту, а каждый новый посетитель казался Мег еще более нахальным и любопытным, нежели предыдущие. Все хотели быть представленными будущей леди Кейд Байрон.

К счастью, Кейд всегда принимал визитеров вместе с Мег. Он сидел рядом с ней на диване, чтобы оградить ее от слишком навязчивых или слишком личных вопросов. Природное обаяние и врожденное чувство юмора делали его весьма приятным собеседником, но иногда единственный брошенный им взгляд мог обратить в бегство самого дьявола.

Однако, проявляя заботу и привязанность, Кейд больше не позволял себе ничего лишнего. Он продолжал «играть роль». Нежно держал Мег за руку и целовал в щечку, как и ожидается от влюбленного в свою избранницу жениха. Но когда они оставались наедине, Кейд отгораживался от Мег, хотя его дружелюбие и чрезмерная вежливость заставляли ее желать большего.

К счастью, сезон начинался совсем скоро, так что Мег могла приступать к поискам подходящего жениха. Ей оставалось лишь надеяться, что на ее пути встретится истинный джентльмен, к которому она проникнется искренней симпатией и захочет ответить взаимностью. Кейд достаточно откровенно рассказал о своем отношении к браку, поэтому Мег не обольщалась. Она поклялась себе отыскать за последующие двенадцать недель достойного жениха и тем самым освободить Кейда от своего присутствия.

В конце концов это именно то, чего она хотела. Разве нет?

Герцогиня отошла в сторону, заметив кого-то из старых друзей. Эдвард последовал ее примеру, оставив Мег и Мэллори с Кейдом.

— Ой, посмотрите, это же Джек! — воскликнула Мэллори, когда они смешались с толпой. — Джек! — крикнула к она и помахала брату рукой.

Молодой человек кивнул, а в его глазах заплескалось веселье — слишком уж шумной и восторженной казалась ему младшая сестра. Отвернувшись, он продолжил разговор с двумя другими джентльменами, и вскоре к нему присоединились брат с сестрой и Мег.

— Как дела? — спросил он. — Хотя у тебя, чертовка, нет нужды спрашивать, — обратился он к Мэллори. — У тебя на лице все написано. Того и гляди взорвешься от восторга.

— Если не возражаешь Байрон, я выскажу свое мнение, — произнес один из знакомых Джека. — Леди выглядят потрясающе. Обе леди. Надеюсь, ты нас представишь друг другу?

Джек вскинул бровь.

— Ну, раз тебе этого так хочется. Нилл Фейвершем, познакомьтесь с моей сестрой леди Мэллори. Та леди, что рядом с ней, мисс Маргарет Эмберли. С Кейдом, я полагаю, вы уже знакомы, хотя тот факт, что они с мисс Эмберли помолвлены, вам пока неизвестен.

— А, так это о вас все только и говорят, — протянул Фейвершем, почтительно склонив белокурую голову. — Теперь, когда я с вами познакомился, понятно, почему лорд Кейд так поспешил с помолвкой. Встреть я вас раньше, я поступил бы точно так же.

Мег рассмеялась:

— Благодарю вас, мистер Фейвершем.

— А вот этот джентльмен — лорд Грешем, — продолжал Джек. — Грешем — мой школьный товарищ и знаком со всеми членами семьи. Адам, познакомься с мисс Эмберли.

— Очень приятно, — ответил тот и, взяв руку Мег в свою, отвесил поклон.

— Мне тоже, — произнесла Мег. — Как вы находите сегодняшний бал?

— Боялся, что будет ужасно скучно, — ответил Грешем. — Но теперь, когда я оказался в такой приятной компании, от скуки не осталось и следа.

Он одарил девушек чувственной улыбкой, сверкнув белоснежными зубами, которые казались ослепительными на фоне смуглого лица в обрамлении густых черных как смоль волос. Он был невероятно красив и высок. Лорд Грешем превосходил по росту не только Кейда и Джека, но и почти всех мужчин в зале.

Как и Джек Байрон и мистер Фейвершем — который, к слову сказать, тоже был весьма недурен собой, — лорд Грешем наверняка являлся предметом девичьих грез. И все же, несмотря на то что каждый из вышеперечисленных джентльменов обладал завидной долей обаяния и привлекательности, сердце Мег молчало, а пульс бился в привычном ритме.

Все изменилось мгновением спустя, когда Кейд положил ладонь на ее плечо. Тепло, исходящее от его сильных уверенных пальцев, казалось, прожигало кожу Мег насквозь, а от самого прикосновения пересохло во рту. Сердце подскочило в груди, а потом затрепетало, когда по телу девушки прокатилась чувственная дрожь. Мег отчаянно заморгала, моля Бога о том, чтобы никто не заметил ее реакции.

Стараясь взять себя в руки, Мег сделала попытку отстраниться, но Кейд держал крепко, не отпуская ее от себя. Подушечкой большого пальца он провел дорожку по шее девушки к волосам, а потом вновь спустился вниз. Замер на несколько секунд, а потом повторил такую нежную и в то же время мучительную ласку.

Святые небеса, да что такое он делает? Мег с трудом сдерживалась, чтобы не вздохнуть от невероятно чувственного удовольствия.

Если бы она не знала истинного положения дел, то могла бы подумать, будто Кейд пытается таким образом заявить на нее свои права и показать другим мужчинам, что она несвободна. Но поскольку ему в голову никогда не пришло бы ничего подобного, Мег предположила, что Кейд вновь играет роль, а это прикосновение — всего лишь знак привязанности, которую они, как предполагалось, должны были испытывать.

Неприязнь вспыхнула в душе Мег подобно пламени, заставляя ее бежать от Кейда как можно дальше. Но под устремленными на них взглядами подобное показалось бы странным. И все же Мег решила, что она не так уж беспомощна.

Слегка наклонив голову, она еле заметно повела плечом в надежде, что Кейд поймет намек и уберет с ее шеи свои дерзкие пальцы. Но вместо этого он вновь прошелся пальцем вверх и слегка погладил ее затылок. Мег вздрогнула, и ее кожа тотчас же покрылась мурашками.

Внезапно все это ей надоело.

— Мистер Фейвершем, — произнесла она, как ей показалось, спокойно. — Вы любите танцевать?

Лицо молодого человека осветилось улыбкой.

— Очень люблю. И если глаза меня не обманывают, пары как раз выстраиваются на первый танец.

— Кажется, вы правы. Так почему бы вам и леди Мэллори не присоединиться к танцующим?

Улыбка на лице Фейвершема стала еще шире.

— О да, с огромным удовольствием. Если, конечно, леди не возражает. Леди Мэллори, окажете мне честь?

Мэллори исподтишка посмотрела на Мег, и та прочитала в ее взгляде смесь удивления, смешанного с восторженным предвкушением.

— Благодарю вас. Это чудесно. — Мэллори с улыбкой взяла протянутую ей руку и вместе со своим партнером направилась в центр зала.

— А вы, мисс Эмберли? — спросил лорд Грешем. — Вы любите танцевать?

— Очень. Чего нельзя сказать о лорде Кейде. Всему виной его рана.

Палец Кейда замер, а сам он заметно напрягся.

— Я собиралась посидеть рядом с ним в сторонке и понаблюдать, как танцуют другие, — пояснила девушка.

— И поиграть в карты, если принесут столы.

— Господи, дорогая, ты говоришь обо мне так, словно я впавший в маразм дряхлый старик! — деланно беспечно воскликнул Кейд, обнимая Мег и легонько стиснув ее плечо, как бы давая понять, что ее хитрость раскрыта. — Я не могу с тобой потанцевать, но это вовсе не означает, что ты тоже должна сидеть весь вечер рядом со мной. Если хочешь потанцевать, Мег, я не возражаю.

Мег повернулась к Кейду, и его рука упала с ее плеча.

— Ты уверен, дорогой?

Подбородок Кейда сжался, а во взгляде промелькнуло раздражение, вызванное им одним понятной перепалкой.

— Абсолютно уверен. Можешь танцевать с кем угодно, я не скажу ни слова против.

Лорд Грешем заинтересованно переводил взгляд с Кейда на Мег, изо всех сил стараясь скрыть любопытство.

— Ну, раз так, предлагаю вам начать с меня, мисс Эмберли. Сжальтесь и скажите, что доставите мне удовольствие.

Мег улыбнулась, и с ее губ сорвался тихий смех.

— Мне почему-то кажется, что вы вовсе не испытываете недостатка в партнершах, милорд, но я с радостью удовлетворю вашу просьбу. — Сделав шаг вперед, она оперлась на протянутую ей руку. — Кейд… Джек… ведите себя хорошо в мое отсутствие. Если понадоблюсь, ищите меня в центре зала.

Глаза Кейда гневно сверкнули, а Джек покачал головой и улыбнулся шутке.

Решимость Мег улетучилась, когда они с лордом Грешемом заняли свои места и начали танцевать. Рядом с ними стояли и другие пары, включая Мэллори с лордом Фейвершемом, поглощенных беседой.

— Я нисколько не жалею, что оказался в вашем обществе, но позвольте предупредить: не стоит дергать тигра за усы.

— О каком это тигре вы говорите?

— О Кейде. Он без ума от вас. И теперь я понимаю, почему он так поторопился с помолвкой. Меня удивляет лишь то, что вы еще не поженились.

«И никогда не поженимся», — подумала Мег. Если бы лорд Грешем узнал правду, Она бы его потрясла.

— С самого начала мы поспешили, но потом решили немного повременить со свадьбой, — ответила Мег, стараясь придать своему голосу беззаботности. — Кейд хочет, чтобы я в полной мере насладилась сезоном.

— В самом деле? И снова должен сказать, что немало удивлен. Я знаю его довольно давно, но никогда еще не видел, чтобы он был так влюблен. Полагаю, необходимость сдерживать собственные чувства стала для него настоящим испытанием.

«Или, вернее, свое безразличие», — мысленно поправила партнера Мег, опуская взгляд. Если Кейд и казался со стороны влюбленным, это лишь доказывало наличие У него недюжинных актерских способностей, Если только он не собирался дать окружающим мужчинам понять, что Мег действительно большая ценность, которую не грех попытаться выкрасть. Ценность, в которой сам Кейд совсем не нуждался.

К счастью для Мег, заиграла музыка, поэтому она навесила на лицо улыбку, подняла голову, вложила руку в ладонь лорда Грешема и приготовилась танцевать.

Наблюдая за танцующими со своего места в углу зала, Кейд обхватил рукоятку трости и сжал ее что есть силы. На его счастье, она была сделана из целого куска золота, иначе просто рассыпалась бы у него в руке. Боль, пронзившая его ладонь, заставила Кейда ослабить хватку, однако он не спускал взгляда с Мег, смеющейся и кружащейся в танце с Адамом Грешемом.

Кейда немного утешала мысль о том, что Грешем скорее всего не заинтересуется его «невестой». Хотя тот слыл весьма ветреным молодым человеком, не лишенным человеческих слабостей и пороков. Женщины кружились вокруг него, точно мотыльки вокруг огня. Особенно много было среди них замужних особ, не испытавших счастья в браке и желавших выпустить на волю чувственность, не находившую применения в супружеской постели.

Юные девственницы тоже бросали на него полные обожания взгляды в те редкие моменты, когда их мамаши вдруг ненадолго теряли бдительность. И хотя Грешем оставался безразличен к их томным взглядам, лёгкий флирт с ними доставлял ему немалое удовольствие. Ибо удовольствие во всех его проявлениях стояло в его списке жизненных ценностей на первом месте.

Однако его нельзя было упрекнуть в отсутствии благородства, и Кейд знал: Грешем никогда не посягнет на то, что принадлежит другому мужчине. Вот если бы он узнал, что на самом деле Мег свободна. Нет, если Грешем когда-нибудь и женится, то только на богатой наследнице, способней поправить его финансовое положение. Так что Мег в безопасности.

Однако Кейд знал, что другие мужчины тоже захотят завладеть ее вниманием. Те, кто готов довольствоваться скромным приданым в обмен на необыкновенную красоту и обаяние. Те, с кем Мег будет танцевать и флиртовать. Рука Кейда вновь непроизвольно сжала рукоятку трости. Те, чьи ухаживания она станет поощрять своей завораживающей улыбкой и чарующим взглядом голубых глаз. Те, с кем она будет ускользать из зала, чтобы сорвать поцелуй.

Но разве не этого он хотел? Разве не о таком развитии событий они с Мег договорились? «Я просто хочу, чтобы она была защищена», — убеждал себя Кейд. Чтобы выбранный ею мужчина действительно оказался достоин ее доверия и почитания. И любил ее так, как она того заслуживает. Именно поэтому Кейд не выпускал ее из поля зрения. Он хотел убедиться в том, что Мег не стала жертвой какого-нибудь негодяя или повесы.

Танец закончился, и Грешем повел Мег на место. Но не успели они сделать и дюжины шагов, как к ним приблизились два известных в свете щеголя, чьи жесты свидетельствовали о том, что они хотят быть представленными привлекательной молодой леди. Кейд видел, как Мег улыбнулась и сделала какое-то замечание, вслед за которым раздался дружный смех. Вокруг нее понемногу собиралась толпа из молодых людей.

Кейд знал, что несколько тщательно подобранных слов заставят их бежать от Мег в страхе, и улыбнулся при мысли о том, что при желании он будет напоминать кота, прыгнувшего в самый центр стаи ничего не подозревающих голубей. Он сделал несколько шагов по направлению к Мег, но потом остановился, решив, что ей необходимо знакомиться с молодыми людьми для осуществления задуманного ими плана.

С силой стукнув кончиком трости по отполированному паркету, Кейд повернулся и отправился на поиски какого-нибудь крепкого напитка. Вечер обещал быть слишком долгим.


Спустя почти три часа непрерывных танцев Мег извинилась перед своими кавалерами и уединилась в относительно спокойной дамской комнате.

Внутри находились лишь две леди. Они о чем-то тихо разговаривали, поправляя прически и ополаскивая руки в фарфоровых тазах. Проскользнув мимо них, Мег зашла за занавеску, где располагалась уборная для гостей. Вскоре леди ушли, и в дамской комнате воцарилась тишина.

Мег стояла некоторое время, наслаждаясь тишиной после переполненного людьми зала и царящего в нем шума. Ей ужасно понравился бал. Мег любила танцевать и сегодня не испытывала недостатка в искусных партнерах.

И все же, танцуя и разговаривая с другими мужчинами, она постоянно ощущала присутствие Кейда. Во время перерывов между танцами он подходил к ней, чтобы проверить, как идут дела. Дважды приносил ей прохладительные напитки — бокал лимонада и пунша, — но в остальное время сидел на стуле у стены.

Вообще-то Кейд не постоянно наблюдал за ней. Несколько раз Мег оборачивалась, чтобы увидеть, как он беседует с кем-то из гостей. И все же большую часть времени Кейд проводил в одиночестве, а взгляд его бездонных глаз цвета сосновой хвои неотступно следовал за ней.

Когда Мег предлагала ему поиграть в карты или побеседовать с кем-нибудь из гостей, Кейд отказывался. Наклонившись к самому уху девушки, он повторял, что в их чувства трудно будет поверить, если он покинет зал надолго.

И вот по его настоянию Мег продолжала танцевать. Она тщетно пыталась расслабиться, и кожу ее покалывало от сознания того, что Кейд находится совсем рядом. Но сюда, в дамскую комнату, даже он не мог войти. Хотя Мег была уверена, что если задержится здесь слишком долго, Кейд непременно пошлет за ней Мэллори или свою мать.

Мег собиралась уже выйти из-за занавески, когда в комнату вошли еще две леди, и до ее ушей донесся их разговор.

— …Должна признаться, наблюдать за тем, как лорд Кейд увивается вокруг своей новоявленной невесты, ужасно занимательно, хотя бедняга совсем не может танцевать. Жаль, что рана на его ноге так и не затянулась.

Вторая женщина что-то сочувственно пробормотала в ответ, и по шуршанию юбок Мег догадалась, что они прошли в глубь дамской комнаты. Судя по их голосам, они расположились на одной из банкеток, стоявших у самой дальней стены.

— А ведь когда-то он великолепно танцевал. Анджело едва не расплакался, когда до него дошли слухи о ранении лорда Байрона. Кто-то слышал, как он сожалел о потере будто бы самого лучшего ученика из когда-либо почтивших своим присутствием стены его академии.

— Насколько я поняла, — заговорщически понизив голос, произнесла вторая леди, — простреленная нога — ничто по сравнению с другими ранами.

— Да? И что же это за раны?

Да, что эта женщина имеет в виду? Внезапно Мег порадовалась тому, что не стала обнаруживать свое присутствие.

— Вы ведь знаете, у моего мужа есть связи в военном министерстве. Так вот, говорят, будто бы лорд Кейд попал в плен к французам где-то в Португалии и подвергся пыткам. Его не только ранили из пистолета, но пытались задушить и едва не забили насмерть! Говорят, будто бы французы мучили его в течение нескольких дней, хотя никто не знает наверняка.

— Какой кошмар! — воскликнула первая леди со смесью ужаса и заинтересованности в голосе.

— Да-да. А еще эти проклятые лягушатники бросили его в сточную яму. Судя по всему, они очень спешили и не удостоверились в его смерти. Они наверняка решили, будто лорд Кейд уже не жилец. Просто чудо, что ему удалось выжить.

— Стало быть, его нашел кто-то из солдат?

— Не сразу. Он сумел выбраться из ямы.

Сумел выбраться? Мег приложила ладонь ко рту, чтобы не вскрикнуть.

— Хм. Якобы вылез на поверхность с помощью валявшейся в жиже на дне ямы кости какого-то животного. Его обнаружил арендатор, сразу же пославший за подмогой. По рассказам Гарольда, лицо Байрона было так изуродовано и избито, что он едва не ослеп. Муж также рассказал, что, помимо Кейда, в яме находились и другие тела.

— Господи, о чем это вы?

— Семья местных жителей, которую убили французы. Они бросили Байрона в яму вместе с ними, как если бы он уже умер.

Вздрогнув, Мег обняла себя одной рукой за талию, а другую крепче прижала к губам. О, Кейд! Какой кошмар ему пришлось пережить! Как он там ей рассказывал? Его невесту убили французы? Господи, не может быть, чтобы одно из этих тел принадлежало Калиде! Мег охватил ужас при мысли, что так оно и было. Проведя ладонью по щеке, девушка ошеломленно обнаружила, что она мокра от слез.

— Он не разговаривал несколько недель после того, как его нашли и отправили в госпиталь, и молчал довольно долго и после возвращения в Англию, — продолжала вещать леди таким тоном, что Мег стало дурно. Но ей пришлось слушать, как если бы она была обязана знать тайну Кейда, независимо от того, какой ужасной та не оказалась.

— Ну и конечно, Байрон уехал в свое поместье на севере и поселился там в одиночестве, как какой-то отшельник. Он всегда был довольно необузданным. Делал что хотел, невзирая на последствия. Но теперь ходят слухи, будто после того случая он повредился рассудком.

— Никогда в это не поверю! — воскликнула другая леди. — Сегодня он выглядел вполне здоровым и уравновешенным. Иногда выходил из себя, но это свойственно сильным мужчинам.

— Верно. Но внешность обманчива. Мне очень не хочется этого говорить, но…

Мег показалось, что этой женщине, наоборот, очень не хочется молчать. Она описывала детали с таким удовольствием.

— …в их роду сумасшедшие не редкость. Сумасшедшие?

— Да-да, — продолжала тем временем сплетница. — Помните, лет двадцать назад его кузина покончила жизнь самоубийством?

— Конечно, помню.

— А его двоюродный дед, которого заперли в одном из принадлежащих герцогу поместий, после того как старый глупец поджег собственный дом? Я вовсе не удивлюсь, если бедный лорд Кейд закончит свои дни так же. Совсем как сумасшедший король Георг. Какая трагедия!

— Ужасно, — согласилась ее собеседница.

Мег стоило огромных усилий, чтобы сдержать рвущееся наружу негодование. Глупые гусыни! Может, Кейду и довелось много выстрадать, но он прекрасно владеет собой. Мег уже взялась за занавеску, чтобы выйти наружу, но в последнюю минуту остановилась, желая дослушать остальное.

— А что вы скажете об этой поспешной помолвке, о которой в последнее время все только и говорят? Уверена, добрая половина гостей приехала сегодня на бал, чтобы хоть одним глазком посмотреть на эту таинственную невесту Байрона. Мисс Эмберли показалась мне славной очень красивой девушкой, на которую обратили бы внимание многие мужчины. Но она всего лишь дочь адмирала с весьма скромным приданым. Вдове и герцогу наверняка не по душе эта помолвка.

— Но почему? Ну и что, что она дочь адмирала?

Пальцы Мег сжались в кулаки.

— Одни говорят, будто лорд Кейд скомпрометировал ее и именно поэтому обязан теперь жениться. Другие — будто они познакомились еще до несчастья и безумно влюблены друг в друга.

— Байрон определенно потерял голову от любви.

Вторая леди согласилась со своей собеседницей.

— Как бы то ни было, но это довольно странная пара. Сплетни множатся, а количество пари уже перевалило за сотню. И все же, принимая во внимание несчастье, случившееся с лордом Байроном, остается лишь надеяться, что мисс Эмберли не пожалеет о своем выборе.

— Сомнительно. Ведь он так богат и красив. Интересно, кого бы вы предпочли — безумца Байрона или одного из светских зануд? Я бы, например, попытала счастья с лордом Бедламом.

Женщины рассмеялись, а потом шорох юбок возвестил, что они поднялись со своих мест. В дамскую комнату вошли еще несколько леди, вынудив Мег остаться за занавеской. Дождавшись, пока смолкли голоса тех дам, что обсуждали Кейда, Мег вышла из своего укрытия, кивком поприветствовав остальных дам.

Дрожа всем телом, она вымыла руки и, подняв глаза, поразилась собственному отражению в зеркале — кожа ее лица стала белой, точно рисовая бумага. Подняв руки, Мег пощипала себя за щеки, чтобы придать им немного румянца. После этого, изобразив на лице фальшивую улыбку, она вдохнула полной грудью и вернулась в бальный зал.

Глава 11

На следующее утро в дом герцога Клайборна начали прибывать цветы — огромные вазы с тепличными розами и лилиями, среди которых виднелись фиалки, гвоздики и незабудки, Расцвеченная яркими красками гостиная благоухала ароматами весны, привлекая обитателей дома.

Большинство букетов предназначалось Мэллори, которая то и дело вскрикивала от удивления и радости, когда слуги вносили очередное цветочное великолепие. Однако, когда девушки прочитали сопроводительные карточки, оказалось, что три букета прислали для Мег.

Один был от мистера Фейвершема. Другой — от мистера Милбанка, с которым она танцевала рил, во время которого едва не лишилась всех пальцев на ногах. Последний же был подписан именем лорда Грешема.

Он прислал розы — две дюжины восхитительных цветков нежного бледно-розового оттенка на длинных ножках. Карточка была подписана размашистым почерком, столь характерным для его личности.

— «В знак признательности за незабываемый вечер», — вслух прочитал Кейд, перегнувшись через плечо Мег. — Хм!..

Подскочив от неожиданности, Мег резко повернулась. Она не слышала, как Кейд вошел в комнату. Несмотря на свое ранение, он ступал мягко и бесшумно, как кошка, когда ему это требовалось..

— О Господи! — произнесла Мег, тут же ощутив, как ее тело отреагировало на близость Кейда и на исходящий от него аромат свежевыглаженной сорочки и мыла для бритья. — Я не знала, что вы здесь.

— Это очевидно, — пробормотал Кейд, а потом произнес уже более громко, чтобы слышали все присутствующие: — Я услышал женский визг и решил выяснить, что тут происходит. Гостиная теперь выглядит как цветочный магазин.

Повернувшись к Кейду спиной, Мег улучила момент, чтобы спрятать среди цветов карточку Грешема и взять себя в руки.

— Иногда тебя совершенно нельзя назвать галантным, — пожурила брата Мэллори. — Мы с Мег вовсе не визжим, как ты изволил выразиться. То же самое я могу сказать и о маме.

— Ты совершенно права, дорогая, — с улыбкой кивнула вдова, — Только я уверена, что твой брат и в мыслях не держал сравнивать нас с семейкой поросят. Просто его слегка раздосадовало то обстоятельство, что вокруг его невесты уже увиваются джентльмены, претендующие на роль близких друзей.

Мэллори рассмеялась, услышав слова матери, а Мег лишь улыбнулась. Она обернулась как раз вовремя, чтобы заметить: Кейд не разделяет общего веселья.

Впрочем, мгновение спустя складки на его лбу разгладились.

— Вы ошиблись, мама. Мег может получать сколько угодно букетов до тех пор, пока помнит, кому обещана в жены.

Нахмурившись, Мег посмотрела на Кейда, Нет, иногда он действительно перегибает палку! Эта игра начала надоедать Мег, и она раздраженно подошла к присланным ей букетам и взяла в руки вазу с подарком лорда Грешема.

— Хорошо, — произнесла она, и цветы закивали своими головками в такт ее шагам; — Стало быть, ты не станешь возражать, если я отнесу эти цветы в свою комнату? На окне букет будет смотреться восхитительно.

Щека Кейда еле заметно дернулась.

— Конечно, нет. Попрошу слуг отнести к тебе в комнату и остальные букеты.

Мег одарила Кейда дерзкой улыбкой.

— О, не стоит беспокоиться, дорогой. Одного вполне достаточно, ты же знаешь, как я люблю розы.

Нет, сказала себе Мег, с достоинством выплывая из гостиной, Кейд этого не знал. Ему вообще не было никакого дела до ее пристрастий. Вот только жаль, что о себе она не может сказать того же.

Дебютный бал Мэллори состоялся неделей позже — величественное, блистательное событие, соответствующее статусу дочери и сестры герцога. В предшествующие балу дни Мег не уставала удивляться суете, царившей в доме. Повсюду сновали слуги, начищая, полируя, проветривая, вытирая пыль и украшая комнаты. На кухне тоже дым стоял коромыслом. Шеф-повар превзошел самого себя. Приготовленные им гастрономические шедевры могли удовлетворить вкус даже самого взыскательного гурмана. На бал были приглашены сливки общества, включая самого принца.

Когда-же решающий момент наконец наступил, бедняжка Мэллори превратилась в комок нервов. Мег чувствовала себя не лучше. Ее желудок то и дело болезненно сжимался, когда Эми пришла помочь ей облачиться в бальное платье из бледно-розового шелка, с рукавами, похожими на колокольчики, и подолом, усыпанным крошечными золотыми звездочками.

Встречая гостей вместе с остальными обитателями дома, Мег не могла не заметить, насколько восхитительно выглядит дебютантка Мэллори — сама невинность и красота, облаченная в напоминающее белоснежное облако платье. Темные волосы девушки были тщательно завиты и собраны на затылке, а ее изящную шею украшала простая нитка жемчуга.

По другую руку от Мег стоял Кейд — как всегда, красивый и изысканный. Гостям он представлял Мег как свою невесту. В отличие от раскрепощенного и спокойного Кейда Мег чувствовала себя настоящей притворщицей. Улыбка получалась натянутой, а руки, затянутые в перчатки, превратились в лед.

Покончив с приветствиями, Эдвард вывел сестру в центр зала на первый танец. Мег тоже могла бы принять предложение какого-нибудь джентльмена, но решила остаться рядом с Кейдом, который не мог танцевать. Рука об руку они прогуливались по залу, время от времени останавливаясь, чтобы побеседовать с гостями, одними из которых оказались весьма забавный пожилой джентльмен с похожими на заячьи хвосты бакенбардами и молодой человек — приятель и сослуживец Кейда.

Вечер продолжался, и Мег ожидала, что Кейд позволит ей станцевать хоть с одним из многочисленных джентльменов, приглашавших ее на танец. Вместо этого он отсылал их прочь добродушным взмахом руки и не отпускал Мег от себя ни на секунду.

К концу бала даже она готова была поверить, что Кейд Байрон безумно в нее влюблен. А уж о гостях и говорить нечего. Все дружески улыбались и желали счастья в будущей семейной жизни.

Упоминание о них встретилось даже в «Таймс» и «Морнинг пост». Репортеры наперебой рассказывали о великолепном бале, устроенном в честь юной леди М., и о страстной любви лорда К. к златовласой красавице, прочно завладевшей его сердцем. Поглощая гренки с яичницей и читая утренние газеты, Кейд только улыбался, в то время как Мег волновалась, убеждаясь в том, что из-за подобных публикаций еще глубже увязнет во всей этой истории.

В последующие три недели беспокойство Мег нисколько не ослабело. В водовороте бесконечных балов и званых вечеров она обнаружила, что оказалась в весьма непростой ситуаций. Встретить подходящего молодого человека легко, а вот завязать серьезные отношения весьма и весьма непросто. Да и как она могла встречаться с молодыми людьми, если Кейд постоянно находился рядом?

Играя роль влюбленного, он сопровождал Мег повсюду. В оперу и театр, на званые обеды и балы, чаепития и завтраки. Он даже поехал с ней и Мэллори в «Олмак», хотя несколько лет назад поклялся, что ноги его больше там не будет.

Но даже когда он предоставлял Мег относительную свободу и отправлялся играть в карты, она не могла ни расслабиться, ни перестать о нем думать. Кейд неизменно присутствовал в мыслях Мег — и когда был рядом, и когда оставлял ее в одиночестве.

Сам же он, судя по всему, не испытывал подобных трудностей. Когда они с Мег оставались наедине, он обращался с ней так же нежно и трепетно, как с собственными сестрами, лишний раз напоминая о том, что его влюбленность являлась лишь видимостью. Он не питал к Мег неприязни, но, как ей казалось, только и ждал момента, когда сможет освободиться от связывавших их обязательств.

И Мег поклялась, что действительно освободит его, чего бы ей это ни стоило. А пока следовало бросить все свои усилия на поиски мужа. Мег убеждала себя, что непременно встретит подходящего молодого человека. И возможно, ждать осталось совсем недолго.

В последних числах апреля она удвоила усилия, с головой окунувшись в водоворот развлечений.

В понедельник она прогуливалась в парке с лордом Лонгсуортом. Во вторник ужинала с мистером Уитроу. В среду каталась в открытом ландо лорда Пичема. В четверг она встречалась с приятелями в Гайд-парке, где позволила себе покататься на лодке по Серпентайну с графом Эстбери. Пятница и суббота пролетели в калейдоскопе завтраков, послеобеденных чаепитий и балов, на которых Мег танцевала до боли в ногах. Неудивительно, что едва добравшись до постели, она падала и тут же засыпала беспробудным сном.

Мег уже подумывала в воскресенье остаться дома, но поднялась рано, чтобы отправиться с семьей в церковь. После службы ей был представлен лейтенант Маккейб — тихий и весьма серьезный морской офицер, приехавший на несколько недель в отпуск. Когда он пригласил Мег покататься в парке верхом, она с готовностью согласилась. Беседа с ним так напомнила ей прежнюю жизнь, что даже защемило сердце.

Лейтенант заехал за Мег на следующее утро в десять часов, поскольку оба решили, что прогулка будет гораздо более приятной и интересной, пока в парк не нахлынули толпы гуляющих. Мег объяснила, что ранение не позволяет лорду Кейду ездить верхом, однако он не возражает против того, чтобы его невеста приняла приглашение лейтенанта. Конечно же, Мег даже не стала спрашивать у Кейда позволения. Да и зачем, раз его целью было выдать ее замуж за другого мужчину?

На улице перед домом лейтенант помог Мег сесть на оседланную для нее лошадь — красивую серую в яблоках кобылу с покладистым нравом. Усевшись в дамское седло, Мег расправила подол своей амазонки из голубого бархата. Лиф платья, сшитого на манер военного мундира, украшали медные пуговицы, ослеплявшие своим блеском каждый раз, когда из-за проплывающих по небу туч выглядывало солнце. Лейтенант тоже вскочил на своего коня, а потом бросил на Мег вопросительный взгляд. Девушка кивнула, и они отправились в путь.

Пока они ехали в Гайд-парк, щеки Мег обвевал встречный ветер, и концы ее модного голубого шарфа из шифона, закрепленного на тулье высокой шляпки для верховой езды, развевались позади, подобно причудливым крыльям. Концы шарфа взлетели еще выше, когда Мег и лейтенант Маккейб въехали в парк и пришпорили лошадей.

Земля, казалось, ушла из-под копыт кобылы, и Мег некоторое время наслаждалась бешеной скачкой. Однако вскоре они с лейтенантом замедлили ход и теперь спокойно ехали по посыпанной песком дорожке.

— Именно это мне и требовалось, — произнесла Мег, благодарно потрепав лошадь по холке. — Ребенком я всегда каталась по берегу верхом. Я даже не представляла, как сильно скучала по этим прогулкам.

— В таком случае я рад, что пригласил вас сегодня в парк, — ответил лейтенант и улыбнулся, показав находящие друг на друга передние резцы.

— Я тоже.

Мег рассматривала молодого человека, постепенно приходя к выводу, что его можно было назвать скорее миловидным, нежели красивым. Нос его напоминал ястребиный и был слишком длинным, чтобы претендовать на звание привлекательного. Выдающийся вперед подбородок, схожий формой с фонарем, тоже был не лучше. Худощавый от природы, лейтенант двигался с непринужденностью истинного моряка. Его обветренное, покрытое ровным загаром лицо обрамляли белокурые волосы и аккуратно подстриженные бакенбарды. Самыми выдающимися во всем его облике были глаза, напоминавшие Мег ирисы, с коричневыми серединками, обсыпанными притягивающими взор золотистыми искорками.

— Однажды мне посчастливилось познакомиться с вашим батюшкой, мисс Эмберли, — произнес лейтенант. — Меня пригласили пообедать на борту его парусника, когда я был совсем зеленым гардемарином. Несмотря на его великодушное гостеприимство, я испытывал такое благоговение, что не смог выдавить и десятка слов. — Лейтенант замолчал, словно мысленно перенесся в прошлое. — Он был великим человеком и прекрасным моряком. Я сильно горевал, узнав о его кончине.

Мег проглотила внезапно возникший в горле ком.

— Благодарю вас, лейтенант. Я тоже остро переживала эту потерю.

— Да, конечно. — Лейтенант виновато посмотрел на Мег. — Прошу простить мою бесчувственность. Поверьте, я вовсе не хотел вас расстроить.

Мег заставила себя улыбнуться:

— Вы меня не расстроили. Напротив, так приятно поговорить с кем-тo, кто знал моего отца и помнит, каким славным человеком он был. Я постепенно теряю связь с моими старыми друзьями и сослуживцами отца. Кое с кем я переписываюсь, но, оставаясь на берегу, поддерживать отношения становится все труднее.

Лейтенант расправил плечи, и кожаное седло еле слышно скрипнуло под ним, когда он наклонился к Мег.

— Я буду счастлив держать вас в курсе последних новостей, если вы захотите мне написать. Уверен, отец вам рассказывал, как одиноко чувствуешь себя иногда, живя на борту корабля. Я с удовольствием стану вам писать. Родителей я потерял в совсем юном возрасте, и здесь, в Англии, у меня почти нет друзей. Поэтому я с радостью приму вашу дружбу.

Взгляды молодых людей встретились, и Мег разглядела, каким обожанием вспыхнули его светло-карие глаза.

Внезапно выражение его лица изменилось, а ресницы опустились.

— О, прошу меня простить! — глухо пробормотал лейтенант. — Должен признаться, я на мгновение забыл о том, что вы помолвлены, и не подумал, сколь непристойно может прозвучать мое предложение. Я вовсе не хотел обидеть ни вас, ни лорда Кейда. Прошу вас, примите мои глубочайшие извинения.

Мег крепче сжала поводья, поняв, что перед ней открылась весьма удачная перспектива. Она чувствовала, что стоит лишь чуточку приободрить лейтенанта, и их отношения постепенно выйдут за рамки дружеских.

Мег понимала, что лучше пары ей не найти. Лейтенант интересен, умен, недурен собой, да к тому же его образ жизни был ей так близок. И она, и лейтенант Маккейб много времени провел и в море. Им обоим довелось пережить потери в юном возрасте, и теперь они понимали, что каждый новый день — подарок, за который нужно благодарить Господа. Кроме того, Meг с самой первой встречи чувствовала взаимное притяжение. При встрече с лейтенантом ее охватывало ощущение уюта и спокойствия, как если бы она накинула на плечи старую, но такую теплую и родную шаль.

Она едва знала этого молодого человека, но была уверена, что он станет заботливым мужем и прекрасным отцом. Подобрав правильные слова и взгляды, Мег наверняка удастся сделать так, чтобы он предложил ей не только дружбу по переписке.

Ей всего-то нужно улыбнуться, сказать, что она с радостью ответит на его письма, и попросить не обращать внимания на ее жениха. А дальше пусть все идет своим чередом. Мег даже приоткрыла рот, но не издала ни звука.

Прежде чем она успела понять причину собственного молчания, на ее щеку упала большая дождевая капля. Спустя мгновение еще несколько капель оставили на подоле ее амазонки темные пятна. Только теперь девушка заметила надвигающуюся с горизонта огромную грозовую тучу и ощутила мощные порывы ветра.

— Нам лучше вернуться, — озабоченно сказал лейтенант, взглянув на стремительно темнеющее небо. — Похоже, надвигается гроза.

Кивнув, Мег развернула лошадь. Лейтенант последовал ее примеру. Еще раз взглянув на темнеющее небо и жалобно прижавшиеся к ветвям деревьев листья, Мег мысленно взмолилась о том, чтобы успеть вовремя вернуться домой.


В библиотеке Клайборн-Хауса Кейд потер ладонью ноющее бедро и налил себе очередную порцию виски. Он одним глотком выпил полбокала, вновь наполнил его до краев и только потом со звоном закрыл хрустальный графин.

«Проклятая нога», мысленно выругался он. Едва проснувшись поутру, он уже знал, что будет гроза. По иронии судьбы раненая нога превратилась в своего рода живой барометр, способный чувствовать изменения атмосферного давления и влажности воздуха. Угрюмо усмехнувшись, Кейд подумал о том, что, возможно, ему стоит наняться в отдел флота, занимающийся предсказанием погоды. Кто знает, насколько неожиданную информацию он сможет сообщить?

Подумав о королевском флоте, Кейд нахмурился. Куда это направились сегодня утром Мег и этот чертов моряк? По его мнению, молодой человек был слишком безрассуден, раз решился пригласить Мег на прогулку в преддверии дождя. И что еще хуже — слишком глуп, ибо не догадался вернуться домой вовремя.

Не обратив внимания на боль в ноге, усилившуюся именно сегодня, Кейд похромал к окну, с силой стуча тростью по начищенному до блеска паркету. Отдернув занавеску, он выглянул на расстилавшуюся перед домом Гросвенор-сквер. Складки на его лбу стали еще глубже при виде сгущавшихся на небе зловещих грозовых туч.

Пока он смотрел, несколько довольно крупных дождевых капель со звоном ударили по стеклу. Спустя несколько секунд пророкотал глухой раскат грома, и небо прорезала яркая вспышка молнии. Вслед за этим все стихло, как если бы природа готовилась к чему-то страшному, а потом небеса разверзлись, обрушив на землю стену дождя.

Выругавшись, Кейд опустил занавеску. Сделав еще глоток виски, он прошагал в дальний конец библиотеки, где в стоящем у камина кожаном кресле сиротливо лежали забытые им очки и раскрытая книга.

Может, приказать подать экипаж и отправиться на поиски Мег? Но Гайд-парк располагается всего в нескольких улицах от Клайборн-Хауса, и пока слуги запрягут лошадей, Мег и ее провожатый уже вернутся.

Несмотря на ноющую боль в ноге, Кейд мерил шагами библиотеку, остановившись лишь затем, чтобы допить содержимое своего бокала и наполнить его снова.

Прошло еще пять минут, прежде чем он направился таки вниз, чтобы приказать подать экипаж. Но не успел он спуститься, как Крофт распахнул входную дверь. В дом ворвался холодный ветер, втолкнувший вперед Мег. Лилово-голубая амазонка прилипла к телу, некогда модная шляпка превратилась в бесформенную мокрую тряпку, а концы прозрачного шифонового шарфа повисли подобно жалким тонким косичкам.

За спиной Мег возник лейтенант, с повисших полей шляпы которого стекала вода, образуя вокруг его ног небольшое озеро. Он вздрогнул и отряхнул с себя воду, точно большая вернувшаяся с охоты собака. В груди лейтенанта бурлил смех, а его губы изогнулись в озорной улыбке, когда он склонил голову набок, чтобы поймать взгляд Мег. Девушка рассмеялась в ответ, беспомощно разведя руки в стороны.

Пальцы Кейда непроизвольно сжали набалдашник трости.

— Стало быть, вы все же вернулись?

Мег резко обернулась, очевидно, только сейчас поняв, что в холле есть кто-то еще.

— Кейд!

Улыбка тотчас же сошла с губ лейтенанта, а его лицо посерьезнело, когда он поймал взгляд Кейда.

Гневно сверкнув глазами, Кейд еще тяжелее оперся о свою трость.

— Кха-кха, — откашлялся Маккейб. — Полагаю, мне пора домой, пока погода не ухудшилась.

Обернувшись, Мег отрицательно покачала головой:

— Хуже, чем сейчас, не может быть. Нет, вы должны остаться. Я не могу отослать вас прочь, когда на улице льет как из ведра.

«Зато я могу», — подумал Кейд.

Очевидно, разгадав его мысли, лейтенант вновь взглянул на Мег:

— Боюсь, я не смогу остаться. На море мне доводилось попадать в еще более сильные шторма. Иногда в похожую погоду приходилось стоять на вахте часами. Так что не страшно, если я немного вымокну.

Лоб Мег прорезали складки.

— Да, но…

— Кроме того, мне необходимо переодеться, а с собой сухой одежды у меня нет.

— Уверена, Кейд или герцог с удовольствием одолжат вам свою одежду.

«Даже и не рассчитывай на это», мысленно произнес Кейд.

Ссутулившись, Маккейб смотрел на Мег.

— И все же, — тихо произнес он, — мне лучше вернуться домой. Благодарю вас за незабываемую прогулку, мисс Эмберли.

— Взаимно. Эту встречу я не скоро забуду. Я бы предпочла, чтобы вы остались, но раз вы настаиваете, мне остается пожелать вам благополучно доехать до дома.

Лейтенант отвесил поклон, и его сапоги хлюпнули, когда он развернулся и направился к выходу. Кейд дождался, пока Крофт закроет за ним дверь, а потом знаком приказал дворецкому оставить их с Мег наедине. Слуга молча удалился.

Подхватив отяжелевший от воды подол амазонки, Мег двинулась к лестнице.

— И куда это вы направились? — не слишком любезно поинтересовался Кейд.

Мег остановилась.

— Наверх, в свою комнату. Если вы еще не заметили, я залила всю прихожую и к тому же ужасно замерзла.

Неожиданно для себя Кейд скользнул взглядом по фигуре Мег, остановившись на мгновение на ее груди. Ее соски, и без того четко выделявшиеся под мокрой тканью платья, затвердели еще сильнее под оценивающим взглядом мужчины и выглядели теперь как дополнительный ряд пуговиц.

— Да, — протянул Кейд, — это очевидно.

Бледно-голубые глаза Мег вспыхнули подобно двум языкам пламени, и она подняла свободную руку, чтобы прикрыть грудь.

Слабое чувство вины шевельнулось в груди Кейда, но он упрямо отказывался отвести взгляд.

— Вы заслужили это, так как отправились на прогулку в дождь, — произнес он, меняя тему беседы.

Рот Мег открылся от удивления, а рука выпустила подол платья, и он шмякнулся на пол, подняв брызги.

— Да что вы такое говорите! Когда мы с лейтенантом вышли из дома, дождя не было. Светило солнце, а небо оставалось безоблачным.

— Я бы сказал вам, что надвигается гроза, если бы вы спросили. Но вы выскочили из дома так быстро сегодня утром, что я и не узнал бы ничего, если бы мама и Мэллори не упомянули об этом, собираясь на завтрак к Осборну. — Кейд замолчал, крепко обхватив рукоятку трости. — Хорошо провели время со своим лейтенантом, да?

— Он не мой. Но на ваш вопрос отвечу: да, прогулка получилась очень приятной.

— Лучше, чем поездка в ландо Пичема? Или прогулка с лордом Лонгсуортом? А как насчет катания на лодке по Серпентайну с Эстбери? По крайней мере у графа, хоть и не отличающегося большим умом, хватило сообразительности вернуть вас домой сухой, а не промокшей до костей.

Мег издала какой-то нечленораздельный звук, свидетельствующий о ее негодовании.

— Принимая во внимание наш уговор, мне кажется, вас должно порадовать то обстоятельство, что я пользуюсь популярностью среди джентльменов. А теперь, если вы закончили допрос…

Кейд упрямо вздернул подбородок:

— Нет, не закончил.

— Зато я закончила! — Мег начала поворачиваться, а потом прищурилась и внимательно оглядела Кейда с головы до ног. — Вы пьяны, не так ли?

Лицо Кейда исказилось от ярости.

— Если кого-то и надо основательно промочить — особенно голову! — то это вас, милорд, — продолжала между тем Мег. — А еще вам не помешает кофейник или даже два крепкого кофе. Возможно, после этого вас можно будет пустить за стол, хотя я сильно в этом сомневаюсь.

— Да, я выпил пару стаканчиков виски, — признался Кейд, — но поверьте мне, мисс Эмберли, меня никак нельзя назвать пьяным.

— Стало быть, у вас просто плохое настроение? В таком случае срывайте его на ком-нибудь другом, а с меня хватит. Я ухожу к себе. — С этими словами Мег подхватила ставший невероятно тяжелым подол амазонки и зашагала к лестнице, оставляя после себя мокрую дорожку.

— Мег! — крикнул Кейд ей вдогонку. — Мег, вернитесь!

Однако девушка нисколько не замедлила шаг. Она даже не обернулась.

— Мег! — снова крикнул Кейд, и его руки сжались в кулаки, когда она поднялась по лестнице и скрылась из виду, свернув за угол. Кейд поспешил за ней, но только потом понял, что делает, и остановился.

«Оставь ее, — нашептывал ему внутренний голос, — пусть уходит». И все же Кейд стоял в холле, крепко сжимая в руке трость и не понимая, почему так трудно выполнить это требование. Дрожа всем телом, он заставил себя вернуться в библиотеку.

Притворив за собой дверь, Кейд тут же подошел к шкафу с напитками и потянулся за графином с виски. Словно пытаясь доказать себе и Мег, что ему нет никакого дела до того, что она подумает, он наполнил бокал до краев. Однако, взяв его в руки, не поднес к губам, а долго и задумчиво смотрел на янтарную жидкость.

Внезапно он со стуком поставил бокал на стол, и несколько капель упали на его поверхность. Потянувшись к звонку, Кейд дернул за шнурок, прежде чем успел изменить решение.

Через несколько секунд в библиотеке материализовался один из лакеев.

— Кофе, — приказал Кейд. — Принесите мне целый кофейник горячего кофе.

— Сию минуту, милорд.

— И велите повару разогреть несколько булочек, поскольку я пропустил сегодня завтрак. Вернее, не захотел спуститься в столовую, отдав предпочтение жидкому «завтраку».

Возможно, Мег права, размышлял Кейд, опускаясь в кресло. Наверное, ему действительно нужно больше заботиться о себе и своем здоровье. Его иногда пугало, а иногда веселило стремление Мег положить ему что-нибудь в тарелку во время завтраков, обедов и ужинов. Она ненавязчиво заставляла Кейда есть, как если бы действительно была его невестой. Иногда ему казалось, будто она сама не замечает того, что делает. А вот его мать взяла это на заметку и одобрила.

Она ужасно расстроится, когда Мег найдет другого мужчину и выйдет замуж. Мэллори и Эсме тоже будут горевать. Сестры Кейда очень полюбили свою новую «сестру». Ее одобрили все братья, включая и Эдварда, время от времени бросавшего на Кейда заинтересованные взгляды, как если бы он пытался понять, не собирается ли тот передумать относительно своих отношений с Мег.

Кейд пытался убедить себя в том, будто ни за что не передумает. В тот день, когда умерла Калида, что-то умерило и в нем. Какая-то частичка его души, которой не суждено больше возродиться к жизни. А его чувства к Мег… Нет, это нельзя назвать любовью.

Что же касается его раздражения, вызванного популярностью Мег среди джентльменов, так он просто не одобряет ее выбора, не более того. Никто из них — и в меньшей степени этот проклятый лейтенант — не достаточно хорош для нее. Мег достойна лучшего, а Кейд просто заботится о ней и защищает ее интересы, как и положено доброму другу.

Удовлетворенный собственными умозаключениями, Кейд взял в руки книгу и стал ждать завтрак.

Глава 12

Даже горячая ванна и теплый сухой халат не смогли унять раздражения, вызванного перепалкой с Кейдом.

Сидя перед растопленным камином с толстым хлопчатым полотенцем на плечах и расчесывая влажные волосы, Мег время от времени делала глоток горячего чая, принесенного Эми.

Снаружи грохотал гром, словно кто-то бил в медные тарелки, а дождь без устали барабанил по крыше и окнам. Судя по тому, с какой силой разыгралась гроза, ждать ее окончания в скором времени не приходилось.

Через некоторое время выяснилось, что Мег оказалась права. Мэллори и ее мать, вернувшиеся из гостей в промокших туфлях и платьях, заявили, что носа из дома не высунут до тех пор, пока не закончится дождь. Поездку в театр пришлось отменить, а повару сообщили, что семья будет ужинать дома в полном составе.

Дождь все еще шел, когда спустя несколько часов все обитатели Клайборн-Хауса собрались за столом, чтобы отужинать отварным цыпленком с картофелем, морковным пудингом и пюре из зеленого горошка. Кейд занял привычное место подле Мег. Они обменялись дружескими приветствиями с остальными членами семьи, а потом сосредоточились на еде. Мег не могла не заметить того, что сегодня вечером Кейд пил лишь вино, словно забыв о более крепких спиртных напитках.

На десерт подали грушевый торт с имбирным соусом. После чего мужчины отказались от привычных бренди с сигарами ради того, чтобы остаться в компании леди.

Попивая горячий чай, Мег время от времени бросала взгляды на сидевшего поодаль Кейда. Сегодня его лицо казалось каким-то застывшим и изнуренным. Мег давно уже не видела ничего подобного. А вскоре он и вовсе поднялся со своего места, пробормотав, что собирался лечь спать пораньше.

Должно быть, гроза не прошла для его раны бесследно. Если бы Мег чуть внимательнее прислушалась к его словам, она бы поняла, что он имел в виду, когда заявил, будто еще утром знал о приближении дождя. Наверное, именно поэтому он начал пить так рано. Мег стоило обратить на это внимание, но она была слишком поглощена своими собственными проблемами. А потом Кейд наговорил ей таких ужасных вещей, что гнев овладел ею полностью.

К своему удивлению, Мег поняла, что Кейд, должно быть, принял близко к сердцу ее слова о его невоздержанности и пьянстве. А иначе чем объяснить тот факт, что за ужином он даже не притронулся к виски, несмотря на боль в ноге? В сложившихся обстоятельствах она сама попросила бы слугу отнести в комнату Кейда целый графин. Но алкоголь и настойка опия — не решение проблемы, убеждала себя Мег, и ее щеки окрасил румянец при воспоминании о ночи в поместье Кейда в Нортумберленде.

Нет, подумала Мег, покидая гостиную, наверное, она сможет предложить другое лекарство.


— Вы уверены, что вам больше ничего не нужно, милорд?

— Пока нет. Спасибо, Нокс, — поблагодарил Кейд своего камердинера, устраиваясь в потертом кожаном кресле, стоявшем возле камина.

Слуга озабоченно посмотрел на хозяина, но настаивать не посмел.

— Как скажете, в таком случае спокойной ночи, милорд.

— Да, спокойной ночи.

Кейд дождался, пока за камердинером закроется дверь, и только потом позволил себе глубоко вздохнуть и потереть костяшками пальцев ноющее бедро. Откинувшись на высокую спинку, он раздумывал над тем, не сглупил ли, отказавшись сегодня вечером от крепких напитков. Но после ссоры с Мег Кейд сказал себе, что сможет обойтись без помощи алкоголя хотя бы одну ночь.

Только ночь эта покажется нескончаемо долгой. Но Кейду приходилось выносить и гораздо более нестерпимые страдания. Нужно только продержаться до окончания грозы. Тогда и боль утихнет. Вообще-то в последние несколько недель состояние его ноги заметно улучшилось. Кейд по-прежнему испытывал приступы боли и знал, что всегда будет хромать, но такие тяжелые дни, как сегодняшний, случались все реже и реже. Возможно, со временем он совсем о них забудет. Ну или будет вспоминать крайне редко, только во время таких вот гроз, как сейчас, а пока ему просто надо потерпеть.

Нацепив на нос очки, Кейд взял в руки книгу и начал читать в надежде отвлечься от мыслей о виски. Он прочел одну главу и принялся за другую, когда раздался стук в дверь.

Кейд сдвинул брови, заранее злясь на незваного гостя. Возможно, пришел Эдвард, только вот что ему нужно от младшего брата в столь поздний час?

Бормоча под нос ругательства, Кейд положил в книгу закладку и поднялся со своего места. Стук раздался снова.

— Да подождите же хоть минуту, черт бы вас побрал! — крикнул он и, хромая, направился к двери. Повернув ручку, он с усилием потянул дверь на себя, и готовое сорваться с губ ругательство застряло на языке. — Мег! — удивленно выдохнул Кейд, тяжело опираясь о дверной косяк.

— Милорд. — Мег на мгновение подняла на него глаза, прежде чем снова отвести взгляд. — Прошу прощения за беспокойство. — Я… э… не ожидала, что вы уже легли спать.

Одетый лишь в свой любимый атласный халат, Кейд представлял, как выглядит со стороны. А если к этому еще прибавить отчетливо видневшийся на шее шрам… Однако, вспомнив о том, что Мег уже наблюдала его в подобном виде, он не сделал попытки прикрыться.

— Я решил отправиться в постель пораньше, — пояснил Кейд.

— И всему виной ваша нога.

Стало быть, она все знает. Только это обстоятельство почему-то совсем не удивило Кейда.

— Поэтому я и принесла вам вот это, — продолжала Мег, глазами указав на стоявшую на подносе и прикрытую крышкой миску.

Взглянув на фарфоровую посудину, Кейд недоуменно сдвинул брови:

— Что это?

— Припарка для раны. Я покопалась в библиотеке вашего брата, почитала медицинские книги и справочники по приготовлению травяных снадобий и приготовила вот это. Уверена, мое лекарство вам поможет. — С этими словами Мег закусила пухлую нижнюю губу, заставив мысли Кейда двигаться в совершенно непозволительном направлении.

— Ну, по крайней мере я надеюсь, что поможет, — поправилась Мег. — Можно, я… э… войду?

Недоуменно вскинув бровь, Кейд некоторое время смотрел на девушку, а потом распахнул дверь пошире, приглашая ее войти.

Мег торопливо пересекла комнату, При этом подол вечернего платья из желтого шелка соблазнительно взлетал вокруг ее лодыжек. Взгляд Кейда тут же остановился на восхитительном изгибе бедер девушки, когда она наклонилась, чтобы поставить поднос на стол. Однако когда она обернулась, Кейд поспешно отвел взгляд.

— Вот, — произнесла она, отходя от стола. — Нужно использовать эту примочку прямо сейчас, пока она не остыла. Только положите под ногу толстое полотенце. Снадобье жидкое и может просочиться на постель. Из прочитанного мной следует, что вы должны нанести лекарство непосредственно на место, в котором испытываете наибольший дискомфорт, и оставить на двадцать или тридцать минут. Ну или держать его на ране до тех пор, пока оно не остынет.

Несмотря на то что нога все еще болела, Кейд внезапно подумал, что вовсе не она доставляет ему сейчас наибольшее неудобство.

Господи, да о чем он только думает?! Кейд немедленно заставил себя встряхнуться. И почему вообще ему в голову пришла подобная непристойность? Ведь Мег не сделала ничего провокационного. Впрочем, она еще ни разу не приходила в его спальню и не советовала положить горячий компресс на обнаженное бедро. Если, конечно, не считать той злополучной ночи в его поместье…

— Хорошо, — ответил Кейд, и собственный голос показался ему глухим и сердитым. Чтобы отвлечься от непристойных мыслей, он подошел к миске и поднял крышку, из-под которой тут же вырвались клубы пара. По комнате распространился довольно едкий и неприятный запах. — Господи, что это такое? Похоже на то вонючее коричневое пойло, что конюхи дают лошадям.

— Возможно, это оттого, что в настойку добавлены разные ингредиенты, включая семена горчицы и куркумы. Да закройте же крышку, иначе все испортите! Слишком многих усилий стоило мне поднять на ноги конюхов и поварят.

— В самом деле? — спросил Кейд, удивленный тем, что Meг старалась ради него, особенно если учесть, как он обошелся с ней утром. Он водрузил крышку на место.

— Что ж, я, пожалуй, уйду, чтобы вы смогли сделать компресс, — сказала Мег. — Надеюсь, он поможет, милорд. Не могу видеть, как вы мучаетесь от боли.

Необъяснимое ощущение возникло вдруг в желудке Кейда. Может, расстройство?

— В самом деле?

Мег кивнула:

— Да. Ни одно живое существо не заслуживает боли. Даже вы. — Повернувшись, девушка бесшумно направилась к двери.

— Мег, — позвал Кейд.

Остановившись, она обернулась и вопросительно вскинула бровь.

— Спасибо. Вы очень добры.

От улыбки бледно-голубые глаза Мег озарились светом.

— Ничего особенного. Я бы сделала то же самое для любого другого человека.

Однако Кейд знал, что это не так. Она сделала это только для него. Для него одного.

— Спокойной ночи, — произнес он.

— Приятных вам снов, Кейд. — С этими словами Мег исчезла из комнаты, подобно видению, сопровождаемая шелестом шелковых юбок и слабым мерцанием света.

Закрыв за ней дверь, Кейд посмотрел на миску, а потом пожал плечами. Даже если это снадобье не снимет боль, хуже от него тоже не будет. Взяв висевшее за ширмой полотенце, Кейд прохромал к кровати.

Спустя пару минут он уже лежал, удобно устроившись а горе пуховых подушек. Кейд поднял крышку, подцепил небольшую порцию дымящегося густого варева и, затаив дыхание, опустил ее на обнаженное бедро.

С губ Кейда тотчас же сорвалось шипение, ибо на мгновение ему показалось, будто на ногу высыпали раскаленные угли. Но потом по его измученному бедру расползлось блаженное тепло. Ощущение обжигающей боли прошло, напряженные мышцы начали расслабляться, а неприятное ощущение сменилось удовольствием. С губ Кейда сорвался тихий вздох. Только на этот раз он свидетельствовал о наступившем облегчении.

К его удивлению, немилосердная боль, терзавшая его с раннего утра, начала понемногу утихать. Вскоре Кейд расслабленно откинулся на возвышавшуюся позади него гору подушек и прикрыл здоровую ногу и часть торса одеялом.

Он закрыл глаза и погрузился в теплую негу, сквозь полудрему раздумывая над тем, что раненые лошади наверняка испытывают такое же облегчение. О лошадях его заставил подумать дразнящий ноздри резкий запах отрубей, горчицы и других диковинных составляющих, добавленных в снадобье Мег.

Кейд балансировал на грани сна и реальности, и в его затуманенном сознании причудливым образом перепутались сновидения и воспоминания…

Удар кулака пришелся прямо по лицу. Он был так силен, что голова Кейда резко откинулась назад. Второй удар незамедлительно последовал за первым, и на языке тут же появился металлический привкус крови.

— Достаточно, — произнес холодный и безразличный голос. — Давайте дадим майору шанс высказаться. У него наверняка есть что сообщить.

С трудом подавив стон, Кейд молчал.

— Должно быть, он хочет, чтобы мы еще немного позабавились с его маленькой подружкой. Уверен, в ней еще теплится искра жизни. Ты слышишь ее, Байрон? Даже сейчас она стонет от желания вновь ощутить на себе тяжесть одного из моих бравых солдат. Ну что, дадим ей возможность испытать, на что способен настоящий мужчина?

Однако стоны девушки свидетельствовали о мучительной агонии. Она постепенно теряла сознание. Даже рыдания стихли.

— Прекратите. — Кейд едва разлепил опухшие окровавленные губы. — Перестаньте причинять ей боль. — Что-то обожгло его глаза, и на щеках пролегли влажные дорожки.

— Что это — слезы, а, Байрон? — спросил незнакомец на превосходном, идеально правильном английском. — Ты знаешь, что можешь положить конец ее мучениям. Стоит только поделиться с нами необходимой информацией, и я гарантирую вам обоим свободу.

Однако Кейд знал, что это ложь. Единственная свобода, на которую они с Калидой могут рассчитывать, — это смерть. И это вопрос нескольких часов. Совсем скоро они окажутся в могиле.

Возможно, если бы он раньше сказал им все, что знает, Калиду не тронули бы. Если бы он предал собственную честь и страну, ее отпустили бы с миром. Но даже сейчас избитый и измученный Кейд понимал, что уже ничем не сможет ей помочь. Он обрек Калиду на смерть лишь тем, что был с ней знаком.

Ему насильно подняли веки, когда девушка вновь пронзительно закричала. Именно так английский предатель, лица которого Кейд не видел, заставлял его смотреть на мучения Калиды.

Кейд тоже закричал.

— Тише, — прошептал нежный голос. Не тот отвратительно вкрадчивый, а другой — успокаивающий и знакомый. Мягкая женская рука погладила Кейда по волосам и по щеке, и он развернулся навстречу ее прикосновению, отчаянно нуждаясь в нем.

— Мег? — шепотом спросил он.

— Тише, — проворковала она, покрывая легкими, точно прикосновения перышка, поцелуями лоб и виски Кейда, прижимаясь своей атласной щекой к его собственной, покрытой жесткой щетиной, накрывая его губы своими. Кейд обвил руками талию девушки, всем своим естеством ощущая, как зародившаяся между ними страсть начинает разгораться стремительно и неумолимо, точно сухой хворост. Мег не воспротивилась, когда Кейд крепче прижал ее к себе, жадно и ненасытно терзая нежные губы.

И все же этого было недостаточно. Он желал большего.

Дотянувшись до декольте ее ночной сорочки, Кейд дернул, и шелковая ткань, треснув, расползлась под его пальцами. Отбросив края сорочки в сторону, он упивался восхитительным видом мягкой податливой плоти. Обхватив ладонями холмики грудей, он нежно погладил их, прежде чем спуститься по спине к восхитительно округлым ягодицам. Кейд целовал девушку страстно и неистово, начиная опасаться, что потеряет рассудок от столь острого наслаждения.

Распахнув полы халата, Кейд усадил Мег поверх себя. Ее груди колыхнулись, а губы приоткрылись в безмолвном вскрике, когда их горящие страстью взгляды встретились. Кейд смотрел в бездонные голубые глубины ее глаз, дрожа от эмоций, которых не смел понять.

— Мег, — пробормотал он.

Она улыбнулась и поцеловала его, поглаживая щеки изящными пальчиками.

— У меня есть секрет, милорд, — прошептала она. — Хотите, расскажу?

На мгновение Кейду захотелось сказать «нет», погрузиться в ее гостеприимное лоно и сделать так, чтобы все вокруг перестало существовать и осталась только Мег.

Но вместо этого он лишь зачарованно кивнул.

— Лейтенант Маккейб сделал мне предложение. Я скоро буду его женой!

Кейд ошеломленно проснулся и некоторое время колотил по подушкам, разбросанным по кровати. Его кожу покрывали капельки пота, а из под халата выглядывала подрагивающая плоть.

Рядом с его ногой лежало что-то мокрое и холодное. Опустив глаза, Кейд увидел, что примочка сползла с его ноги и лежала теперь на смятом полотенце. Еле слышно выругавшись, Кейд собрал отвратительно пахнущую массу и опустил ее назад в миску.

Господи, подумал он, это был сон. Всего лишь сон. Как и прежде, он начался с обрывочных воспоминаний о том кошмаре, что он пережил в Португалии. А потом… Господи, это было так реально!..

Кейд провел ладонью по постели в желании удостовериться, что Мег не приходила сюда. Простыня оказалась холодной, а все произошедшее — не более чем сладострастной фантазией. Но даже сейчас тело Кейда ныло от желания обладать Мег. Ну или любой другой женщиной.

Он слишком долго жил один, да к тому же заснул с мыслью о Мег. Этот сон ничего не значил, так же как и призрачное заявление о том, что лейтенант сделал ей предложение.

Желудок Кейда болезненно сжался при воспоминании об этом. Прогнав непрошеные мысли, Кейд встал с постели. Сбросив с себя халат, он вновь забрался под одеяло. Кейд уговаривал себя заснуть, но сон никак не шел, несмотря на то что бедро уже совсем не болело.

Глава 13

Прошла еще неделя. Последние звуки контрданса растворились в воздухе, уступив место негромкому гулу голосов, и Мег присела перед своим партнером в реверансе.

Раскрыв веер цвета слоновой кости, украшенный узором из роз в тон платью, она принялась обмахиваться. Даже этот слабый ветерок принес облегчение, ибо гостей собралось столько, что невозможно было понять, кто из представителей высшего света приехал на бал, а кто — нет.

Отойдя в сторону, Мег вежливо отказалась от предложенного партнером бокала пунша, чтобы остаться в одиночестве. Как только молодой человек ушел, она начала осматриваться в поисках Мэллори, внезапно ощутив необходимость увидеть хотя бы одно знакомое дружеское лицо. Нет, Мег не испытывала недостатка в друзьях или новых знакомых. Просто Мэллори, как никто другой, умела поднять настроение.

Леди Мэллори была наделена редким даром всегда радоваться и вселять радость в окружающих. За время их знакомства Мег ни разу не слышала, чтобы с губ девушки сорвалось хоть одно грубое слово. Мэллори была мила, добра и жизнерадостна.

Кроме того, поскольку она, являясь сестрой Кейда, составляла Мег компанию, тот не чувствовал необходимости постоянно находиться рядом со своей «невестой». Вот и сейчас его не оказалось поблизости, потому что некоторое время назад он ушел в другую комнату играть в карты. В любом случае Мег была сейчас, не в том настроении, чтобы надевать фальшивую улыбку и изображать из себя возлюбленную мужчины, за которого никогда не выйдет замуж.

Несмотря на свое отношение к их с Кейдом уговору, Мег искренне радовалась, что его здоровье улучшается с каждым днем. Не далее как этим утром герцогиня заметила, как на щеках сына вновь появился здоровый румянец, а потерянный на континенте вес почти полностью вернулся.

Кейд по-прежнему хромал, но Мег была уверена, что он больше не испытывает такой сильной боли, как в ту ночь, когда она приготовила ему снадобье. Несмотря на то что он ни словом не напомнил ей об этом, Мег с радостью дала рецепт Ноксу, когда тот попросил. Она была счастлива поделиться знаниями и рассказать, в какой пропорции смешивать ингредиенты и как сильно нагревать отвар.

Мег понимала, что, имея такого слугу, как Нокс, Кейд не нуждается в ее помощи. Но разве он когда-то в ней нуждался? С той самой секунды, как она появилась в его жизни, Кейд не скрывал своего желания отделаться от нее. Мег знала, что он из последних сил терпит ее вынужденное присутствие, дожидаясь того дня, когда сможет умыть руки и вернуться в свое северное поместье.

И все же, несмотря на все ее попытки подыскать себе мужа и на двух имеющихся претендентов на руку и сердце, одним из которых был лейтенант Маккейб, Мег никак не могла заставить себя довести начатое до конца. Ей нравились многие из ее ухажеров, но вот что касается любви…

Мег тяжело вздохнула и попыталась убедить себя в том, что всего лишь устала, а завтра сложившаяся ситуация предстанет перед ней в совершенно ином свете.

Один из друзей помахал Мег рукой, приглашая присоединиться к беседе. Однако девушка лишь улыбнулась и отрицательно покачала головой. Она пребывала совершенно не в том настроении, чтобы выслушивать городские сплетни и обсуждать новинки моды. Подойдя к высоким стеклянным дверям зала, она возобновила поиски Мэллори.

Спустя пятнадцать минут она оказалась в дальней части дома, где царила относительная тишина. Мэллори нигде не было, и Мег подумала, что та, возможно, и не хочет быть найденной. В последний раз Мег видела Мэллори, когда та танцевала со своим новым поклонником майором Харгривзом — сногсшибательным офицером, о котором она в последнее время только и говорила.

Мег собиралась уже вернуться в бальный зал, когда услышала шум, доносившийся из соседней комнаты. Она прошла чуть вперед и с любопытством заглянула в библиотеку. Помещение утопало в темноте. Единственным источником света был лишь камин с потрескивавшими в нем поленьями. Рядом с ним стоял мужчина, в котором Мег тотчас же узнала лорда Грешема.

Услышав шаги, он обернулся:

— Мисс Эмберли? Добрый вечер!

— Милорд…

— Вообще-то я должен произнести все эти вежливости, полагающиеся в таком случае, но, должен признаться, я весьма удивлен вашим появлением здесь. Что привело вас в эту часть дома?

— Я бы спросила то же самое и у вас, — ответила Мег, — но, похоже, вы меня опередили.

Губы лорда Грешема изогнулись в улыбке.

— Только не говорите потом, будто я настолько не галантен, что не соизволил удовлетворить ваше любопытство. — Он указал рукой на многочисленные полки высотой от пола до потолка: — Пришел взять какую-нибудь книгу. А что еще делать в библиотеке?

Наверное, он прав, подумала Мег, если только она не помешала назначенной здесь встрече. Впрочем, Грешем совершенно не выглядел расстроенным, так что, может быть, он действительно пришел за книгой. А скорее всего просто решил немного отдохнуть от шума и толпы. Мег не могла не признать, что прохладное, пахнущее кожей пространство библиотеки действует умиротворяюще.

— Вы ведь не заблудились, мисс Эмберли?

Мег прошла в библиотеку.

— Нет, вообще-то я кое-кого искала.

Грешем вопросительно вскинул бровь:

— Да? И я знаю этого человека?

— Да. Я искала Мэллори. Вы ведь… не видели ее?

Улыбка тотчас же исчезла с лица лорда Грешема, а в глазах сверкнул гнев.

— Так уж случилось, что я действительно ее видел. Леди Мэллори и майор Харгривз были здесь несколько минут назад. Полагаю, теперь они вернулись в бальный зал.

Мэллори и майор. Стало быть, она была с ним. Неужели лорд Грешем застал их врасплох здесь, в библиотеке?

Одних! Если и так, то ему не понравилось увиденное. Более того, он пребывал в смятении.

Однако в следующее мгновение его лицо приняло привычное выражение, и Мег даже показалось, будто она просто придумала лишнее. В библиотеке царил полумрак, и она вполне могла ошибиться.

— Полагаю, — произнес лорд Грешем так спокойно, что Мег вновь усомнилась в достоверности увиденного, — вы тоже хотите вернуться в зал. — Он взял девушку под руку. — Позволите вас проводить?

В этот самый момент Мег поняла, что он пытается ее защитить. Неужели лорд Грешем беспокоился о ее честном имени? Несмотря на свою сомнительную репутацию, он оказался настоящим рыцарем.

— Да, милорд, — пробормотала Мег, беря Грешема под руку. — Полагаю, вы правы, и мне действительно стоит вернуться, пока меня не хватились.

— Слишком поздно, — протянул знакомый голос.

Мег вскинула голову и увидела в дверях знакомые очертания.

— Кейд!

— Мег, — отрывисто бросил он.

— Я думала, вы играете в карты. — Мег отпустила руку Грешема. Она не понимала, почему сделала это, ведь подобный жест свидетельствовал о чувстве вины, в то время как она была ни в чем не виновата.

— А я думал, вы танцуете, — ответил Кейд, входя в библиотеку. — Представьте мое удивление, когда я не нашел вас там.

— Нет… я… э… решила немного отдохнуть от шума. Но мы с лордом Грешемом как раз собирались возвращаться. Почему бы нам не сделать это вместе?

Уперев одну руку в бок, Кейд устрашающе сжал золотую рукоятку трости. Взгляд же, коим он наградил Грешема, казалось, был способен расплавить металл.

— Пожалуй, мне следует вернуться в зал одному, — ответил Грешем. Коротко поклонившись, он прошел мимо Кейда и покинул библиотеку.

В течение нескольких минут в библиотеке царила тишина, прерываемая лишь потрескиванием поленьев в камине, по мере того как они постепенно превращались в угли.

— Итак, Грешем вновь появился в поле вашего зрения? — спросил Кейд, подходя ближе. — Я думал, вы остановили свой выбор на лейтенанте, хотя он и не вращается в столь высоких кругах, как Грешем, не так ли? Например, сегодня его не пригласили на бал.

Пальцы Мег непроизвольно сжали подол платья.

— Лейтенант Маккейб вращается в весьма уважаемых кругах, и тот факт, что его сегодня нет на балу, ничего для меня не меняет.

— Значит, просто разведывали обстановку? А иначе для чего вы пришли сюда с Грешемом?

— Я не приходила сюда вместе с ним. Он уже был в библиотеке, когда я вошла.

— Правда? — обманчиво спокойно спросил Кейд. — А для чего вы оказались в этой части дома, если не для встречи с ним? Или у вас была назначена встреча с кем-то другим?

Мег гневно фыркнула:

— Я ни с кем не собиралась встречаться! А вы, милорд, сделали неверные выводы.

— В самом деле? Но в сложившихся обстоятельствах подобное объяснение напрашивается само собой. Библиотека расположена довольно далеко от бального зала, и я нахожу вас здесь с человеком, чья репутация соблазнителя хорошо известна. Мудрые и дальновидные матери строго запрещают своим невинным дочерям прогуливаться с таким человеком, как Адам Грешем.

— А как насчет вас? Только представьте, что кто-нибудь увидит нас вдвоем и тоже сделает неверные выводы, хотя ничего непристойного не произошло?

— Ну, прежде всего мы помолвлены.

— Вы знаете, что это не так.

Кейд сделал еще один шаг по направлению к Мег и стоял теперь совсем близко.

— Это не оправдание. Проблема в том, что вы находились с ним наедине там, где вас любой мог увидеть. Где я вас увидел. — Кейд сделал еще один шаг.

Мег попятилась назад, но путь к отступлению преградила софа.

— Не хотите выглядеть рогоносцем? Возмущаетесь тем, что вас обманула ваша предполагаемая невеста?

С губ Кейда сорвалось рычание.

— Нет, меня беспокоит лишь ваша безопасность. Не хочу, чтобы вы пали жертвой коварного соблазнителя и развратника. Он на вас точно не женится.

— Вы имеете в виду лорда Грешема? Разумеется, мне это известно. А теперь я, пожалуй, вернусь в зал. Уверена, я обещала танец какому-нибудь джентльмену, с которым должна познакомиться поближе.

Мег попыталась проскользнуть мимо Кейда, но не смогла.

— Извините, лорд Кейд, — произнесла она, — не позволите ли вы мне пройти?

Лицо Кейда приобрело какое-то странное выражение.

— Нет, не позволю.

— Прошу прошения?

Отставив трость в сторону, Кейд оперся о диван, окончательно лишив Мег возможности покинуть библиотеку.

— И извинения ваши не принимаются, — Прежде чем Мег успела понять его намерения, губы Кейда обрушились на нее в неистовом поцелуе, от которого она в буквальном смысле слова едва не потеряла равновесие. Мег была ошеломлена настолько, что на некоторое время потеряла способность мыслить здраво и чувствовала лишь ни с чем не сравнимое удовольствие. Положив руки на плечи Кейда, она схватилась пальцами за мягкую шерстяную ткань его сюртука, сшитого лучшим портным Лондона. И все же что-то заставило Мег насторожиться и разорвать сковавшие ее чары. Она резко оттолкнула Кейда.

— Достаточно!

Но в ответ он лишь наклонил голову и впился губами в ее шею, при этом его язык принялся творить такие восхитительные вещи, что Мег снова забыла обо всем на свете. С трудом взяв себя в руки, она попыталась воспротивиться.

— Вы меня слышите? Я сказала — остановитесь!

Немного отстранившись, Кейд посмотрел на Мег. Теперь его глаза напоминали своим оттенком свежую траву после дождя.

— Похоже, вы не шутите.

— Прекратите играть со мной, Кейд.

Мужчина взял в ладонь грудь Мег и слегка сжал ее пальцами.

— Неужели это похоже на игру?

На этот раз Мег не смогла сдержать дрожь, пронизавшую все ее тело. Кровь в висках стучала так, что она почти ничего не слышала. Не смея поднять на Кейда глаз, она покачала головой.

Обхватив Мег за бедра, Кейд приподнял ее и посадил на спинку дивана. Слегка раздвинув ее ноги, он встал между ними и обхватил руками упругие ягодицы.

— Все еще хотите, чтобы я остановился?

Предательское желание обжигало вены Мег огнем.

— Да, — пробормотала она, но ответ прозвучал слабо и неправдоподобно даже для ее собственных ушей.

Кейд смотрел на нее долго и проницательно.

— Лгунья.

Крепко прижав Мег к себе, он вновь накрыл ее губы поцелуем. На этот раз из ее горла вырвался прерывистый стон, означавший капитуляцию. Мег приоткрыла рот, чтобы впустить в него язык Кейда. Она безропотно допустила это вторжение, зная, что теперь сможет утолить терзавший ее голод. Обняв Кейда за шею, она целиком отдалась удовольствию, упиваясь вкусом его губ и жаркими объятиями.

Мег тихонько захныкала, когда Кейд обхватил ее затылок, чтобы углубить поцелуй. Время, казалось, остановилось, когда их языки пустились в теплый влажный танец. Веки Мег дрогнули и опустились, когда она, как послушная ученица, принялась выполнять команды Кейда. Она мелко дрожала, ощущая руки мужчины на каждом дюйме своего тела.

Кейд начал с грудей и ласкал их сквозь тонкий шелк платья до тех пор, пока соски не превратились в две тугие болезненные бусины. Когда этого показалось недостаточно, его пальцы скользнули под лиф и, нащупав обнаженную плоть, умелым движением сжали сначала один, а потом другой сосок.

Мег снова застонала и, повинуясь инстинкту, выгнулась навстречу возбужденной плоти мужчины. Ее тело охватило такое безудержное желание, что Мег не хотела и не могла этого отрицать.

Глухо простонав, Кейд принялся терзать рот девушки яростно и вместе с тем невероятно чувственно. Чувства и разум настолько смешались, что Мег даже не возразила, когда рука мужчины покинула ее грудь и погладила бедро. Даже когда подол ее платья пополз вверх, она не произнесла ни слова протеста. По телу Мег вновь прокатилась чувственная дрожь, когда теплая ладонь Кейда коснулась обнажённой кожи ее бедра.

Другая же его рука легонько надавила на талию девушки, крепче прижимая к себе. Не прерывая поцелуя, Кейд провел рукой по изящной ноге Мег, поднимаясь все выше и выше, пока его пальцы не коснулись горячих влажных складок ее лона.

Девушка ошеломленно охнула, но этот звук растворился в поцелуе. А пальцы Кейда продолжали тем временем творить чудеса, проникая все глубже и чувственнее в самое средоточие женской страсти и лишая Мег способности мыслить здраво. Дыхание вырывалось из ее груди быстро и прерывисто, а смущение переросло в желание получить нечто большее.

Прервав поцелуй, Кейд прижал лицо девушки к своей шее.

— Не сдерживайся, — пробормотал он, — позволь себе наслаждаться.

Еще две чувственные, доводящие до исступления ласки, и Мег действительно взлетела ввысь на нахлынувшей на тело волне наслаждения, содрогаясь всем телом и не в силах остановиться. Кейд бережно сжимал ее в объятиях, а ткань его сорочки приглушила вскрики.

Мег почувствовала, как он спешно расстегивает пуговицы на бриджах, но в этот момент где-то в отдалении часы пробили полночь, и их переливчатые удары эхом прокатились по дому. Кейд замер.

Еле слышно выругавшись, он отошел от Мег. Его грудь вздымалась и опускалась по мере того, как он пытался судорожно перевести дыхание.

— Прикройся, — приказал он, и его пальцы сжались в кулаки, словно он изо всех сил пытался сдержаться.

В течение нескольких минут Мег не могла пошевелиться, все еще окутанная сладостным туманом полученного наслаждения. С трудом заставив себя встряхнуться, она опустила подол платья дрожащими руками и едва не упала на пол со спинки дивана. Однако Кейд поддержал ее за локоть. Поняв, что Мег справится и без его помощи, он повернулся и отошел на почтительное расстояние.

Мег задрожала. Внезапный уход Кейда причинил ей почти физическую боль. Не в силах совладать с непослушными руками, она кое-как пригладила юбки, а потом подошла к стоящему поблизости стулу и с облегчением опустилась на него.

Кейд же стоял, опершись о каминную полку, и, не мигая, смотрел на тлеющие поленья. Потом он закрыл глаза, как если бы пытался взять себя в руки.

— Ты можешь вернуться в бальный зал самостоятельно? — отрывисто спросил он. — Или мне сказать, что ты устала и хочешь уехать домой?

Бальный зал! Господи, она совершенно забыла, что совсем рядом люди продолжают веселиться и танцевать. Кровь прилила к щекам Мег. Неужели она выглядела такой растрепанной, какой себя ощущала?

— Ты выглядишь прекрасно, — произнес Кейд, как если бы она высказала собственные мысли вслух. — Вернее, будешь выглядеть через несколько минут, когда припухлость сойдет с твоих губ.

Мег инстинктивно поднесла руку к губам и обнаружила, что жадные поцелуи Кейда оставили на них не только легкое покалывание. Они опухли и горели огнем.

— Можешь сослаться на головную боль, — предложил Кейд. — Никто не станет ни о чем расспрашивать.

Господи, ну почему он так холоден? Неужели эти страстные поцелуи и ласки совсем ничего для него не значат? Очевидно, он опомнился, пока все не зашло слишком далеко. О себе Мег не могла сказать того же. Кейд полностью подчинил себе ее волю, чувства и разум.

Девушка расправила плечи и гордо вскинула голову:

— О, прощу вас не беспокоиться, милорд. Со мной все в порядке. А теперь, если вы позволите…

— Мег…

Но девушка не стала его слушать. Вскочив на ноги, она бросилась вон из библиотеки.

Кейд последовал было за ней, но потом заставил себя остановиться и беззвучно выругался. Дьявол! О чем он только думал? Или не думал?

Проследив за Мег, он хотел лишь защитить ее от негодяя, выманившего ее из бального зала и завлекшего в библиотеку. Однако едва только они остались наедине, он набросился на нее со страстью, коей не имел права испытывать. Господи, да он не лучше всех этих развратников, от которых сам предостерегал Мег. А ведь она считала его своим другом, едва ли не братом, пекущимся о ее благополучии.

Хорош брат, нечего сказать. Кейд даже не мог списать все на опьянение, поскольку выпил лишь бокал вина за обедом и до самого вечера не притрагивался к спиртному. Так что нравится ему это или нет, но виноват в произошедшем он один. Когда Мег попросила — нет, потребовала — позволить ей вернуться в бальный зал, следовало ее отпустить. Но не слишком радующая Кейда правда была такова, что в тот момент он не мог позволить ей уйти, как не мог отрезать собственную руку.

Он хотел ее так, что это желание порой начинало граничить с безумием. С того самого вечера как Мег пришла в его комнату со своим снадобьем и благими намерениями, он не мог выбросить мысли о ней из головы. Сны Кейда были наполнены мечтами о ней и неизменно приобретали столь чувственный оттенок, что он просыпался, дрожа от возбуждения, и разочарованно лупил кулаками по холодной простыне. Вот поэтому и случилось так, что сегодня мечта оказалась в его объятиях…

Необходимо уехать из Лондона, убеждал себя Кейд, вернуться в Нортумберленд, где все так тихо и спокойно, где нет гибких белокурых искусительниц, способных свести человека с ума.

И все же Кейд знал, что, покинув Лондон, он поставит Мег в весьма сомнительное положение и даст сплетникам пищу для пересудов. Но с другой стороны — не сделает ли он только хуже, если останется?

Возможно, он сумеет отделаться от наваждения, если переспит с другой женщиной. На романтическую ночь в его спальне были готовы многие. Более того, найти женщину он мог бы прямо сегодня на балу. Какую-нибудь вдову или не удовлетворенную супружеством женушку. Только вот сохранить свое приключение в тайне вряд ли удастся, а он совсем не хотел опозорить Мег.

Нет, если он хочет заставить замолчать зов плоти, стоит прибегнуть к помощи профессионалки. Кейд знал несколько тайных заведений, где к его услугам были чистые здоровые девушки. Если у него осталась хоть капля здравого смысла, надлежало отправиться в бордель прямо сейчас. Однако, несмотря на так и не покинувшее его возбуждение, мысль о продажных красавицах почему-то не казалась Кейду такой уж привлекательной.

Зарычав от разочарования и бессильной ярости, он провел рукой по волосам. Взяв себя в руки, он сможет вернуться в зал и мужественно вытерпеть остаток вечера. А что делать потом… он потом и решит.


Мег потребовалось целых двадцать минут, чтобы вернуть себе самообладание в тишине дамской комнаты. Но даже после этого ее тело казалось непослушным и каким-то чужим, а еле заметные покалывания и прокатывающиеся по телу сладкие волны то и дело напоминали ей о чувственных ласках Кейда.

Очередное такое воспоминание застало Мег врасплох прямо посреди танца, и она споткнулась. Однако партнер успел удержать ее от падения с выражением беспокойства на лице. Смущенно улыбнувшись в ответ, Мег продолжила танцевать с присущей ей грацией.

Она вновь едва не потеряла равновесие, когда спустя полчаса в зале появился Кейд. Он не смотрел в ее сторону, и Мег прикладывала все усилия, чтобы не смотреть на него.

Одному Богу ведомо, чего стоили ей беззаботная болтовня, нарочитые вынужденные улыбки и танцы, когда чувства ее пребывали в полном хаосе. О чем Кейд только думал, когда так ее целовал? Как посмел дотрагиваться до нее столь чувственно, а потом холодно уйти прочь?

Когда очередной танец закончился, Мег ушла из центра зала в поисках герцогини и Мэллори, собираясь уговорить их отправиться домой. А что до Кейда… Он мог оставаться здесь сколь угодно долго или же уехать, Мег это не волновало. Ей необходимо было остаться наедине с собой, чтобы разобраться в хаосе мыслей и привести в порядок взбудораженные чувства.

Но в этот самый момент по толпе гостей пробежал шепоток, следом за которым раздался шорох платьев. Все повернулись посмотреть на вновь пришедшего гостя, чьи аккуратно подстриженные густые белокурые волосы венчали голову, точно корона. Одетый в традиционный для таких случаев черно-белый наряд, он являл собой образец рафинированного представителя высшего света, прекрасно осознающего собственную значимость.

Мег, как и все остальные гости, смотрела на него во все глаза.

— Кто этот джентльмен? — спросила она у своего партнера.

— Как, вы не знаете? С момента его возвращения с Пиренейского полуострова в газетах только о нем и пишут.

— Какие газеты?

— Мне кажется, все. Это лорд Эверетт, герой Коруньи[2]. Говорят, он спас из лап французов две дюжины солдат. Увел прямо из-под носа у лягушатников, несмотря на шквал пуль. А после этого помогал сдерживать натиск противника, чтобы раненых успели погрузить на военные корабли. Я слышал также, что ему удалось взять в плен какого-то очень важного вражеского офицера и выкрасть секретные карты, которые и сейчас помогают Уэлсли. Он настолько покорил принца, что на следующей неделе при дворе устраивается торжественная церемония в честь награждения Эверетта золотым крестом.

— Неудивительно, если он действительно совершил все эти геройские поступки! Подумать только!..

Очевидно, остальные гости думали так же. Все они двинулись вперед, чтобы пожать руку герою.

— Идемте поздороваемся? — предложил партнер Мег, подавая ей руку.

Немного поколебавшись, девушка приняла его приглашение.

Из дальнего угла зала Кейд наблюдал за тем, как гости понемногу собираются вокруг высокого блондина, только что переступившего порог.

— Эверетт, — сказал кто-то, проходя мимо. Кейд никогда не видел этого человека, но был о нем наслышан. Судя по всему, о нем были также наслышаны почти все в этом зале. Если верить газетам, этот джентльмен был храбр, как легендарный Публий Гораций[3]. Это сравнение имело серьезные основания, и общество им восхищалось.

Кейд попивал из фарфоровой чашки кофе и наблюдал за происходящим. Он заметил Мег, идущую под руку с одним из своих воздыхателей. По ее виду невозможно было догадаться о том, чем она занималась со своим «женихом» в библиотеке всего каких-то полчаса назад. А легкий румянец, играющий на ее щеках, вполне мог сойти за результат продолжительных танцев. Очевидно, Мег не составило труда взять себя в руки. Возможно, все произошедшее не произвело на нее такого глубокого впечатления, как показалось на первый взгляд.

Крепко сжав чашку, Кейд поспешно сделал глоток и едва не обжег себе горло. Со стуком поставив чашку на блюдце, он оставил ее на столе и направился к дверям. Несмотря на свое намерение остаться на балу, он все же решил уехать. Доберется до дома, а потом пошлет экипаж за леди. Только вот куда он поедет, Кейд не знал. Он не был даже уверен, вернется ли сегодня домой.

Однако пробиться к двери оказалось не так-то просто, поскольку выход был заблокирован почитателями лорда Эверетта. Что же до самого героя войны, то он воспринимал подобное проявление внимания совершенно спокойно, дружелюбно улыбаясь в ответ и пожимая протянутые ему руки.

Подойдя ближе, Кейд услышал бархатистый голос Эверетта, хотя не расслышал слов. Его шаги замедлились, а горло болезненно сжалось. Дыхание Кейда стало тяжелым и прерывистым, на лбу выступили капельки пота, а кожа зачесалась так, как если бы по ней ползали мириады муравьев. Внезапно явившийся ему ужас прошлого начал нашептывать: «Вы можете положить этому конец. Стоит только заговорить. Говорите же, Байрон».

К горлу Кейда подступила тошнота, и он, словно утопающий за соломинку, схватился дрожащей рукой за свою трость. Судорожно сглотнув, он заставил себя двинуться вперед.

В ушах Кейда вновь зазвучал призрачный голос прошлого, когда Эверетт заговорил. Он зажмурил глаза, а шрам на шее запульсировал так, словно на нее снова, накинули удавку.

«Расскажите все, что требуется, и больше не услышите ее криков!»

Кто-то задел Кейда, едва не сбив его с ног, но он не замечал никого вокруг, ошеломленный и оглушенный мелькавшими перед глазами жуткими картинами.

— Всегда приятно узнавать новых людей, особенно когда новая знакомая — такая очаровательная молодая леди.

Что это? Шепот в его голове или голос Эверетта? Внезапно Кейд перестал понимать, что происходит.

— Добрый вечер, милорд, — произнес теплый и напевный женский голос. Знакомый и убаюкивающий, он обнимал Кейда, точно нежные руки.

Мег…

Кейд открыл глаза.

— Рад познакомиться, — вновь произнес голос из кошмара губами лорда Эверетта. На глазах у Кейда Эверетт взял руку Мег и грациозно склонился над ней.

— Она не твоя. Она принадлежит мне! Убери от нее свои грязные лапы! — прорычал Кейд вслух, словно в его душе пробудился какой-то неведомый зверь.

В зале повисла тишина, рты присутствующих открылись помимо их воли, когда они ошеломленно уставились на Кейда. Только он этого не замечал, ибо все его внимание было поглощено одним-единственным человеком.

Эверетт поднял голову, и их взгляды встретились. За какую-то долю секунды они узнали друг друга, и Кейд мгновенно понял, что за чудовище стоит прямо перед ним.

— Подлый предатель! — воскликнул он.

Бросившись к Эверетту, он схватил его за горло.

Женщины завизжали, мужчины ошеломленно загудели, но Кейд не слышал ничего, оглушенный яростью. Он сжимал пальцы все сильнее и сильнее, желая раздавить кадык негодяя, который больше не мог ни вздохнуть, ни издать ни звука. Эверетт вырывался из стальных рук Кейда, колотя его по голове и плечам. А потом оба рухнули на пол. Резкая боль пронзила бедро Кейда, но он не обратил на нее внимания, пытаясь задушить мерзавца.

Глаза Эверетта вылезли из орбит от недостатка воздуха. Вцепившись в пальцы Кейда, он отчаянно лягал его ногами, стараясь освободиться. Но Кейд не ослаблял хватку ни на секунду.

А потом он вдруг почувствовал, как его схватили сзади и потащили прочь от Эверетта. Кейд сопротивлялся что есть силы, но навалившихся на него людей оказалось слишком много. И все же он вырывался, чтобы вновь броситься на своего мучителя.

А тем временем почитатели Эверетта поспешили помочь ему подняться на ноги. Его лицо покрылось пятнами, а губы приобрели синеватый оттенок. Кейд усмехнулся, довольный тем, что смог хоть как-то навредить этому человеку. Жаль только, что не убил совсем…

— Отпустите меня, идиоты! — прокричал он. Но мужчины крепко держали его за руки. — Вы не ведаете, что творите. Этот человек — предатель и шпион. За совершенные преступления его нужно предать суду.

— Что за бред вы несете, Байрон? — спросил кто-то из гостей. — Разве вы не знаете, кто это? Это же лорд Эверетт.

— Вы хотите сказать — Ле Ренар? — презрительно бросил Кейд, внимательно вглядываясь в лицо лорда Эверетта в надежде увидеть страх разоблачения.

Но лицо Эверетта осталось непроницаемым. Оттолкнув помощников, он поправил сюртук, а потом поморщился и вернул на место мятый галстук.

— Как бы его ни называли, он подлец, — продолжал Кейд, — и знает об этом. Из-за него погибло бесчисленное количество мужчин. И женщин.

— О чем вы говорите, Байрон? — спросил кто-то. — Он спас дюжины жизней.

— Когда не занимался тем, что предавал других.

— Неслыханно! А у вас есть доказательства?

Доказательства? Кейд задумался. Он знал это на собственном опыте. На своих собственных мучениях.

— Вы оскорбили лорда Эверетта и должны ответить за это, — произнес кто-то из стоящих рядом людей. — Выбирайте секундантов, Байрон. Лично я встану на сторону Эверетта.

— Мне не нужны секунданты, — ответил Кейд. — Отпустите меня, и я сам с ним расправлюсь.

— Да, — спокойно и величественно произнес Эверетт, — Отпустите его. Очевидно, он обознался.

Кейд нахмурился, а по толпе гостей пробежал шепоток:

— Обознался?

— Судя по всему, он верит в то, что говорит, — пояснил лорд Эверетт. — Он считает, что я этот самый… как вы сказали — Ле Ренар?

— Да, вы и есть Ле Ренар, — уверенно произнес Кейд, освободившись наконец от сдерживающих его рук. Он заметил бледное лицо Мег. Ее белокурые брови сошлись на переносице, а в глазах плескалось беспокойство.

Кивнув, Эверетт с сочувствием посмотрел на Кейда:

— Это француз, замучивший вас до полусмерти? Тот, на ком лежит ответственность за ваши раны? Я слышал, они были очень тяжелыми.

Кейд заскрежетал зубами.

— Конечно, вам это известно, поскольку вы сами их нанесли.

Эверетт с жалостью посмотрел на Кейда:

— Вам довелось побывать на линии фронта. Вы видели смерть и разрушения. Мне известно, что происходит с сознанием людей во время войны. Очевидно, память сыграла с вами злую шутку.

— Или виски, — заметил кто-то, и в толпе раздался нервный смех.

Кейд заметил что Мег не смеялась вместе со всеми. Более того — на ее лице отразилось еще большее беспокойство. Он огляделся по сторонам и увидел другие лица. На одних отражались гнев и неприязнь, на других — страх и неуверенность, а на некоторых— откровенная жалость. Все эти люди верили Эверетту, а в Кейде видели сбитого с толку безумца.

— Не слушайте его! — воскликнул Кейд. — Этот человек хитер и изворотлив, как змея. Он французский шпион, втершийся в доверие к высшим чинам английской армии. Он мастер конспирации и с легкостью обманывает всех вас.

— Французский шпион? Ну что за нелепость! — возмущенно фыркнул пожилой джентльмен.

— Вы хотите, чтобы мы! поверили, будто герой Коруньи на самом деле предатель? — спросил другой джентльмен. — Что Эверетт скрыл свою истинную сущность, обманув своих товарищей? А как насчет Уэлсли? Думаете, он и его ввел в заблуждение?

Кейд молчал. Он питал огромное уважение к Артуру Уэлсли, но, к сожалению, всем людям — даже великим — свойственно иногда ошибаться.

— Да, именно это я и хочу сказать.

Толпа загудела. А Эверетт покачал головой, всем своим видом показывая, что с головой у Кейда и впрямь совсем худо.

— Если лорд Эверетт не потребует сатисфакции, — выкрикнул кто-то, — это сделаю я!.

Однако Эверетт поднял руку вверх:

— Нет. Дуэли не будет. Несправедливо стреляться с человеком, который и сам когда-то был храбрым солдатом. Он просто ошибся, повредился рассудком. Но со временем — я в этом уверен — здравый смысл к нему вернется. А теперь почему бы нам не продолжить веселье?

Только невероятным усилием воли Кейд заставил себя остаться на месте и не броситься на Эверетта снова. Его пальцы сжались в кулаки, а Эверетт намеренно презрительно повернулся к нему спиной. И все же Кейд успел заметить вспыхнувшее в его глазах выражение торжества.

Ле Ренар снова победил.

Кейд знал, что у него нет выбора, и поэтому сделал вид, будто уступил. Подняв с пола трость, он похромал к дверям. Люди расходились в стороны, давая ему дорогу. Но Кейд не собирался сдаваться. Проходя мимо Эверетта, он толкнул его плечом и прошипел на ухо:

— Игра не окончена!

Эверетт посмотрел Кейду вслед, и на его губах заиграла еле заметная улыбка.

Глава 14

— О чем ты только думал, когда решил наброситься на Эверетта? — спрашивал Эдвард у брата, когда на следующий день они сидели в кабинете герцога. Джек и Дрейк, заехавшие на обед, присоединились, к ним и теперь внимательно прислушивались к разговору. — Ты был пьян?

— Нет. Если, конечно, не считать бокала мадеры и чашки кофе.

— Итак, пьян ты не был. Так что тогда на тебя нашло?

Кейд посмотрел на свои ботинки.

— Поддался порыву. В тот момент, когда я услышал голос ублюдка и понял, кем он является на самом деле… — Пальцы Кейда сжались в кулаки. — Мне захотелось его убить.

— Я вполне могу понять твое состояние, но для убийства ты мог бы выбрать более безлюдное место. Газеты только и пишут о вчерашнем скандале, а рассказы о нем наводнили Лондон и окрестности на сотню миль.

— Скорее, на две сотни, — заметил Джек. — Ты же знаешь, с какой скоростью распространяются сплетни.

— Спасибо за мудрое наблюдение, — с сарказмом протянул Эдвард.

Однако Джек ничуть не обиделся. Напротив, в его главах цвета лазоревого неба вспыхнул огонь, когда он отпил бренди из своего бокала.

Покончив с нравоучениями, Эдвард вновь переключил внимание на Кейда.

— Если бы не мама, Мэллори и твоя невеста, я не моргнув глазом позволил бы тебе задушить его на виду у всего честного народа. Но из-за твоей выходки нашим дамам будет весьма непросто появляться в обществе. По крайней мере в ближайшие несколько недель.

Кейд нахмурился, весьма недовольный тем обстоятельством, что его действия пагубно отразятся на трех самых важных женщинах в его жизни.

— Я не подумал…

— Да. Мы это уже поняли. — Вздохнув, Эдвард потер подушечкой большого пальца квадратный изумруд в своем кольце. — В обществе и так уже идут разговоры о том, чтобы подвергнуть тебя остракизму. Принц в ярости. Ведь ты бросил тень на предстоящие торжества, связанные с награждением Эверетта.

Кейд закусил губу.

— Принц — надутый индюк, которого покрой камзола и балы в Карлтон-Хаусе интересуют гораздо больше благосостояния нации.

Дрейк закашлялся, прикрыв рукой рот, в то время как Джек тихо рассмеялся.

— Да, но как бы там ни было, — заметил герцог, — этот, как ты изволил выразиться, «индюк» может бросить тебя в Тауэр или, того хуже, упечь в сумасшедший дом. Так что тебе лучше держать свое мнение при себе, если не хочешь быть обвиненным в предательстве и покушении на убийство.

Кейд упрямо выпятил подбородок:

— Пусть только попробует!

— Благодарение Богу, ситуация еще не вышла из-под контроля и, надеюсь, не выйдет. Я также благодарен провидению за то, что лорд Эверетт не стал настаивать на заключении тебя под стражу или решении вопроса в палате лордов.

— Заключение под стражу! — Кейд в негодовании вскочил со своего места. — Да на каком основании?

— Хотя бы на том, что ты пытался задушить его на глазах у сотни свидетелей!

Кейд ударил кулаком по подлокотнику кресла.

— Это его нужно заключить под стражу! Мерзкий предатель! Подлый оборотень!

В кабинете с минуту висела тишина, и только потом ее прервал спокойный голос Эдварда:

— Ты уверен, что это именно он? Ле Ренар?

Кейд посмотрел на брата:

— Без сомнений. Этот голос я не забуду никогда.

Эдвард кивнул, а потом сцепил пальцы и положил на них подбородок.

— Интересно. В таком случае некоторые события предстают в совсем ином свете.

— Какие события? — Кейд знал, что Эдвард время от времени работает на правительство, только вот не знал, в каком именно качестве.

— Ничего важного, — отмахнулся Эдвард. — Пока нам нужно закончить сезон. А вот потом и решим, как призвать Эверетта к ответственности.

Плечи Кейда опустились, как если бы с них вдруг упал тяжеленный груз.

— Значит, ты мне веришь?

Эдвард вскинул бровь.

— Конечно, верю. У меня и в мыслях не было подвергать твои слова сомнению.

— Мы все верим тебе, Кейд, — наконец подал голос Дрейк. — Ты наш брат. И если ты говоришь, что Эверетт — тот, кто подвергал тебя пыткам, значит, так оно и есть.

— Точно. — Джек ткнул пальцем в воздух. — Нельзя, чтобы этот двурушник остался безнаказанным. Необходимо обратиться в кабинет министров и потребовать расследования.

Кейд провел большим пальцем по лбу.

— Вообще-то я так и сделал. Поехал туда рано утром. Лорд Колдуэлл меня вежливо выслушал, а потом так же вежливо попрощался. То же самое повторилось и в Военном министерстве, и в штабе конногвардейского полка, и в кабинете лорда Чемберлена. Все меня выслушали, а потом заявили, будто, находясь в плену, я пережил слишком много, поэтому неудивительно, что я сорвался.

Замолчав, Кейд провел рукой по волосам.

— Иными словами, все они считают, будто я сошел с ума, и мое поведение прошлой ночью лишь подтвердило это предположение. Помощи от официальных лиц мне не дождаться, если только я не заполучу более веские доказательства вины Эверетта, помимо утверждения, что я узнал его голос.

— Именно поэтому мы должны отойти в сторону, чтобы найти эти самые доказательства, — произнес Эдвард, многозначительно посмотрев на Кейда. — Так что, несмотря на вполне понятное желание отомстить, ты не станешь больше ничего предпринимать. Иначе наживешь проблемы не только себе, но и остальным членам семьи. Не смей подходить к Эверетту близко, ты меня слышишь?

Кейд услышал. Вот только он не был уверен, что ему по силам выполнить требование брата. При одной лишь мысли о том, что Эверетт здесь, в Лондоне, в его душе закипала ярость. А тот факт, что этот французский шпион любим и почитаем представителями высшего света, принцем и военными чиновниками, и вовсе сводил Кейда с ума, лишая способности мыслить здраво. Скольких еще людей предаст Эверетт? Сколько еще жизней заберет? Сколько тщательно составленных планов рухнет из-за его нечистоплотности? А ведь его можно остановить, если только люди поверят ему, Кейду.

Проклятые глупцы! Кейд был вне себя от ярости, вспоминая высокопоставленных чиновников, не внявших сегодня ни одному его слову. Ну как можно быть такими слепыми?

Впрочем, не важно, слепы они или нет. Он найдет способ поквитаться с Эвереттом. Калида, ее семья и все, кто пал жертвой козней этого негодяя, будут отомщены. И если это будет последним, что Кейд сделает на земле, значит, так тому и быть.

— Так что? Договорились? — спросил Эдвард, внимательно всматриваясь в лицо Кейда, словно знал, о чем тот сейчас думает.

И скорее всего так и было. Старший брат обладал удивительной способностью читать чужие мысли по выражению лица и отличать от правды даже самую искусную ложь, и зачастую это ужасно раздражало.

Кейд кивнул:

— Конечно. Обещаю прилюдно не нападать на эту поганую крысу.

Но только не наедине. Поклясться в этом Кейда не вынудит никакая сила. Если когда-нибудь Эверетт потеряет осторожность, это будет честная игра. И Кейд дождется этого благословенного дня!


Ступая как можно тише, Мег отошла от двери кабинета и направилась в сад, расположенный за домом. Только выскользнув на улицу и притворив за собой стеклянные двери, она позволила себе вздохнуть полной грудью. Мег приблизилась к каменной скамье, окруженной ароматной лавандой и весело тянущимися к солнцу нарциссами, и опустилась на ее прохладную поверхность. Облегченно вздохнув, Мег принялась прокручивать в голове только что услышанный разговор.

Братья Байрон вряд ли обрадуются, узнав, что их подслушивали. Но с другой стороны, если они хотели, чтобы их беседа оставалась в тайне, не стоило оставлять дверь даже слегка приоткрытой. Кроме того, Мег вовсе не собиралась останавливаться и слушать, о чем они говорят.

После совершенно ужасного званого завтрака, на котором они с Мэллори и Авой прикладывали все усилия, чтобы улыбаться, не обращая внимания на косые взгляды и пересуды за спиной, все трое вернулись домой. По молчаливому согласию они разошлись по своим комнатам — Ава писать письма, Мэллори спать, а Мег направилась в сад, где хотела немного почитать, наслаждаясь теплым майским солнышком.

Однако, проходя мимо кабинета герцога, она услышала низкий голос Кейда и остановилась, хотя и знала, что подслушивать нехорошо. И вот теперь Мег нисколько не сожалела о содеянном.

Всю прошлую ночь она беспокойно ворочалась в постели, а ее сны были наполнены воспоминаниями об ужасном происшествии, случившемся прямо у нее на глазах. Она только что разговаривала с лордом Эвереттом, а в следующее мгновение Кейд повалил его на пол и попытался задушить.

Мег знала, что, будучи военным, Кейд вполне мог применить грубую силу, но до тех пор, пока не увидела это собственными глазами, не осознавала, сколь жестоким и беспощадным он может быть.

А ведь с ней он никогда не проявлял жестокости. Мег видела его в моменты, когда его сознание затуманивали алкоголь или обезболивающие лекарства, но даже тогда он был осторожен и нежен. Мурашки побежали по телу Мег при воспоминании о полученном в объятиях Кейда удовольствии. О том, как изысканно он ласкал ее прошлой ночью в библиотеке, О том, как она позволила ему это, зачарованная и беспомощная перед его обаянием. И вот теперь, сидя на скамье, Мег сжимала ноги в попытке избавиться от тянущего ощущения в лоне и покалывания в тех местах, которых касались руки и губы Кейда.

«Господи, как он меня смущает! Приводит в беспорядок мысли и чувства. Чего он хочет от меня? Чего хочу от него я?»

Да, Мег действительно испытывала неуверенность, когда дело касалось ее чувств к Кейду, но вот относительно его ссоры с Эвереттом у нее не возникло сомнений. Она слышала обвинения Кейда и оправдания Эверетта. Мег видела, как реагировали на происходящее люди, и ужасно расстроилась, поняв, что они тут же поверили в безумие Кейда. И все же Мег не сомневалась в том, что Кейд уверен в справедливости своих утверждений. Более того, Мег поверила в виновность Эверетта.

Она не знала почему, но интуиция подсказывала ей, что память Кейда не подвела и голос его мучителя действительно принадлежит лорду Эверетту. Пережитый ужас оставил раны на теле и в душе Кейда, но он был таким же здравомыслящим человеком, как и она сама. И может быть, даже более здравомыслящим, если принять во внимание то, что ему довелось пережить. Мег видела, что делали с ним ночные кошмары, и понимала его, как никто другой. Она верила: Кейд никогда не станет обвинять человека в преступлениях, которых тот не совершал. По словам его братьев, раз Кейд сказал, что Эверетт — шпион и негодяй, значит, так оно и есть.

Более того, Мег знала, что Джек Байрон прав: нельзя допустить, чтобы Эверетт остался безнаказанным. Кто-то должен его остановить! Это хотел сделать Кейд и его братья, но после того, что случилось вчера на балу, у них связаны руки.

«Но мои-то свободны!» — подумала Мег. Она ведь не давала обещаний держаться от Эверетта подальше. Мег пока не знала, как доказать всем его вину, но намеревалась сделать все от нее зависящее, чтобы помочь Кейду.


— Не хотите пунша, мисс Эмберли?

Мег взглянула в карие щенячьи глаза молодого джентльмена, только что пригласившего ее на танец. Приятный во всех отношениях, он оказался немного глуповат. Но его пустая болтовня и обходительность были сегодня как нельзя кстати. Они позволяли Мег наблюдать за лордом Эвереттом.

Несмотря на принятое две недели назад решение собрать доказательства его двурушничества, подобраться к нему настолько близко, чтобы выведать сколько-нибудь полезную информацию, оказалось невероятно трудно. Нет, Эверетт не прятался. Напротив, он посещал все возможные званые обеды, вечеринки и балы. Так что трудность заключалась вовсе не в его недосягаемости, а в том, что он постоянно был на виду.

Где бы он ни появился, его тут же окружали люди. Джентльмены непременно желали услышать рассказы о его подвигах на поле боя и узнать его мнение обо всем на свете, начиная с вопросов политики и заканчивая выбором портного. Леди же — замужние и нет — вились вокруг него, точно пчелы вокруг торта, в стремлении получить хоть капельку его драгоценного внимания.

У Мег вся эта суета вызывала отвращение. Но люди видели то, что хотели видеть, и их совершенно не волновало, правда это или ложь. Мег ужасно расстраивало то обстоятельство, что она ни на йоту не продвинулась в своем собственном расследовании. И все же отсрочка давала некоторое преимущество.

Слухи, порожденные стычкой Кейда с Эвереттом, стали понемногу терять остроту, уступив место более пикантному скандалу, в который оказался вовлеченным один маркиз: его застали в постели с двумя замужними дамами одновременно.

И тем не менее встречались еще те, кто называл Кейда Безумным майором. Таким людям доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие выказывать ему свое пренебрежение. Будучи по природе своей ужасно упрямым, Кейд отказывался оставаться дома, дабы избежать подобных встреч, и настаивал на сопровождении Мег, Мэллори или вдовы на светские мероприятия. Поскольку все три леди стали свидетельницами его стычки с Эвереттом, объяснений давать не пришлось, и Кейд молчал. Нет, он, конечно, заверил каждую, что искренне сожалеет, если его действия причинили им какой-либо вред, после чего поцеловал мать, и та крепко обняла его, поспешно отерев с щеки предательскую слезу.

Кроме того, находясь на людях, Кейд стал больше времени проводить в компании своих братьев. Высокие и представительные, они являли собой силу, которой мало кто отважился бы противостоять. Вот и теперь все они удалились в другую комнату играть в карты.

Вдова попивала шерри и болтала со своими наиболее преданными подругами, в то время как Мэллори танцевала со своим фаворитом майором Харгривзом. Ее лучистая улыбка говорила о том, что она еще долго будет занята, так что Мег с готовностью воспользовалась возможностью понаблюдать за лордом Эвереттом.

Она просто не поверила своей удаче, когда он отделился от толпы и вышел на террасу. Один! Поняв, что решающий момент наступил, Мег отказалась от предложенного ей пунша, быстро придумала какую-то отговорку и растворилась в толпе.

Несмотря на теплый майский вечер, Мег заметно дрожала, выходя в полумрак террасы. Легкий ветерок доносил ароматы роз и сигарного дыма. Идя на запах, она окончательно покинула такой гостеприимный и безопасный зал.

Эверетт стоял всего в нескольких шагах от Мег, и его белокурые волосы отливали серебром в свете луны.

В душу Мег закралась тревога. Эверетт пока ее не заметил, так что еще не поздно вернуться назад. Стоит лишь повернуться и сделать несколько шагов. В конце концов, именно этот человек подверг Кейда мучительным пыткам. Это чудовище приказало изнасиловать и убить невинную девушку, а потом уничтожить всю ее семью. Он с легкостью предал свою страну и запятнал собственное имя.

Внезапно засомневавшись в правильности своего решения, Мег замедлила шаги. Она должна помочь Кейду, и если сейчас струсит, то всю свою жизнь будет сожалеть о том, что подвела не только его, но и себя тоже. Отец воспитал ее смелой, вот и сейчас Мег не хотела проявлять трусость.

Да и что мог с ней сделать Эверетт в доме, полном людей? Кроме того, она всегда сможет закричать и позвать на помощь. Прикрывшись собственной решимостью, точно щитом, Мег шагнула в полумрак террасы.

Услышав шаги, Эверетт обернулся, и из его рта вылетела струйка дыма.

Сделав вид, будто встреча стала для нее неожиданностью, Мег резко остановилась.

— О, милорд, я… прошу прощения за то, что нарушила ваше уединение. Я не думала, что здесь кто-то есть.

Стряхнув с конца сигары пепел, Эверетт опустил руку с окурком и отвесил поклон.

— О, не стоит извиняться… мисс Эмберли, не так ли?

— Совершенно верно. Как мило, что вы запомнили. — Сама вежливость, Мег присела в реверансе. — А теперь я… э… пожалуй, пойду.

— Не стоит уходить только из-за меня, — любезно произнес Эверетт. — Хотя, должен признаться, я немало удивлен тем, что вы появились здесь без сопровождения. Сомневаюсь, что вашему жениху это понравится.

— Нет, я… я не думаю, что он рассердится. — Мег поморщилась, старательно изображая на лице легкое замешательство. — ,Он… э… он с братьями играет в карты, а в зале так душно, что мне захотелось немного подышать свежим воздухом.

— Ну конечно, совершенно естественное желание.

Мег огляделась, словно бы проверяя, не наблюдают ли за ними.

— Что ж, раз уж мы с вами оказались тут одни, хочу кое-что вам сказать…

— В самом деле? — Любопытство отразилось на лице Эверетта, которое Мег сочла бы красивым, если бы не знала, что скрывается за приятной наружностью.

— Да, но… — Она покачала головой. — Наверное, не стоит. Прошу меня простить, но мне пора назад.

— Вы не можете уйти. По крайней мере до тех пор, пока не сообщите, что собирались сказать.

Сделав вид, что колеблется, Мег снова огляделась по сторонам.

— Ужасно не хочется, чтобы вы поставили под сомнение мою преданность жениху. Он очень добр ко мне, но…

— Но?

— То, что произошло прошлой ночью… Я должна извиниться перед вами за его поведение. Я была потрясена — шокирована, если хотите, — и испытала огромное унижение. Я никогда не наблюдала за ним ничего подобного. Даже не представляла, что он может быть… таким грубым и жестоким. Это было ужасно, и мне искренне жаль, если он причинил вам боль или оскорбил вас.

В глазах Эверетта промелькнуло удивление.

— Не беспокойтесь, мисс Эмберли. Вам не за что извиняться. Майору Байрону… вернее, лорду Кейду пришлось много пережить во время войны. Я видел других людей, подобных ему, чья судьба сложилась менее благополучно. Я уверен, со временем он вылечится.

Мег поддела мыском туфельки лежащий на полу террасы камешек.

— А что, если нет? То, как он с вами поступил, непростительно. Ведь вы герой войны, получивший самые высокие награды, а он напал на вас! Раз уж он вас перепутал с каким-то там… Jle Ренаром, то представьте, что случится с другим джентльменом, который ему вдруг не понравится. А его братья…

— Ну-ну? — в нетерпении произнес Эверетт. — И что же Байроны?

— Они встали за него горой и отказываются даже говорить о том, что с его рассудком не все в порядке.

— Они очень дружны и защищают своих.

— Так и есть. Они взяли меня под свое крыло, и все же… Иногда я чувствую, что пришлась не ко двору.

Эверетт взял руку девушки в свою и легонько сжал. Мег потребовалось недюжинное усилие воли, чтобы не вырвать свою руку и не вытереть ее о подол.

— Я знаю, что вы лишь недавно перестали носить траур, — сочувственно произнес Эверетт.

В попытке собрать волю в кулак Мег опустила глаза.

— Да… мой отец умер всего несколько месяцев назад, а мать незадолго до этого.

— Очень печально. Уверен, в Лондоне вы нашли много новых друзей. Но может быть, вам не помешает еще один?

Мег подняла на Эверетта глаза, а потом снова опустила. Ее сердце трепетало в груди от страха и ликования. Она не была уверена, что ее уловка сработает, но Эверетт, казалось, пал жертвой ее очарования.

— О ком это вы, милорд?

— О себе, конечно. Если вы мне позволите.

— Но Кейд…

— Кейду не обязательно об этом знать. Со стороны это может показаться странным, но я чувствую себя ответственным за вас и лорда Кейда. Возможно, если бы мы с вами встречались время от времени, я мог бы давать вам советы и разговаривать по душам.

— Это было бы замечательно. Только я не уверена, что это получится, ведь Кейд так вспыльчив…

— Но ведь он не сопровождает вас повсюду?

Мег закусила нижнюю губу, делая вид, что думает.

— Вообще-то по утрам я езжу верхом и беру с собой только грума.

Эверетт улыбнулся:

— Прекрасно. Возможно, я тоже выберусь как-нибудь на прогулку, и наши пути случайно пересекутся.

Судорожно сглотнув, Мег улыбнулась в ответ. Ей только показалось, или глаза Эверетта действительно хищно блеснули, как у змеи?

— Да, мы могли бы встретиться в парке.

Понимая, что и так задержалась в компании Эверетта слишком долго, Мег присела в реверансе и попрощалась. Эверетт галантно поклонился в ответ.

Развернувшись на каблуках, девушка поспешила назад в зал. Она не знала, радоваться ли удаче, или страшиться того, что произошло.

Глава 15

Следующая неделя пролетела почти незаметно в попытках Мег осуществить свой план. В основном же все было как обычно, если нескончаемый поток визитов, полуденных чаепитий, прогулок верхом, балов, светских раутов, званых вечеров и посещений театров можно назвать «обычным» течением жизни. В иные дни Мег была так занята, что у нее почти не оставалось времени на перемену платья в перерывах между возвращением с одного мероприятия и отъездом на другое.

Только после стычки Кейда с лордом Эвереттом наступило некоторое затишье, но потом на них с Мэллори вновь посыпались многочисленные приглашения и визиты кавалеров. Время от времени до слуха Мег долетали произнесенные вполголоса колкости. Но она уже знала, что герцог и его мать обладают огромным влиянием в обществе, поэтому никто не решался в открытую отказать им от дома, а недавний инцидент называли теперь не иначе как «небольшим кулачным поединком двух джентльменов».

Воздыхатели Мег, включая лейтенанта Маккейба, и вовсе не обратили внимания на то, что произошло. Лейтенант уже не раз заезжал в Клайборн-Хаус, дабы отвезти Мег и Мэллори на прогулку в ближайший парк. Мег была благодарна ему за внимание, потому что всегда с удовольствием проводила время в его компании. Но в то же самое время она чувствовала себя виноватой, как если бы с корыстной целью пользовалась его добротой.

До окончания сезона оставался еще целый месяц, и Мег прекрасно понимала, что пора решать вопрос с замужеством. Из всех знакомых ей джентльменов лейтенант Маккейб казался наиболее подходящим кандидатом на роль супруга. По крайней мере Мег могла, ничуть не лукавя, сказать, что он ей действительно нравится. Рядом с ним она никогда не скучала. Только вот степень ее привязанности к вышеозначенному молодому человеку ограничивалась симпатией и дружеским к нему отношением. А уж если вспомнить страстные объятия с Кейдом в библиотеке, то говорить о каких-либо более сильных чувствах и вовсе не приходилось.

За три недели, прошедших с того памятного вечера, ни Мег, ни Кейд ни разу не упомянули о том, что между ними произошло. Сначала они были слишком поглощены последствиями стычки с Эвереттом, а потом стало как-то неловко поднимать столь щекотливую тему.

Да и что бы она ему сказала? Кейд больше не делал попыток с ней сблизиться и никак не давал понять, что испытывает по отношению к Мег нечто большее, чем мимолетную страсть. Несмотря на то что он по-прежнему исполнял роль влюбленного жениха, Кейд всячески старался устраивать так, чтобы они с Мег никогда не оставались наедине.

Мег же никак не могла забыть ту ночь. Воспоминания о прикосновениях и ласках Кейда были слишком свежи. А кроме того, ей снились невероятно чувственные сны, мучившие ее тело, а если быть честной, то и сердце.

Вот и сейчас смотрясь в зеркало, Мег думала о том, не заметил ли кто-нибудь написанной на ее лице усталости. Скорее всего нет. С трудом подавив зевоту, вызванную очередной бессонной ночью, Мег с помощью служанки переоделась в амазонку из темно-зеленого поплина, цвет которой весьма некстати напомнил ей оттенок глаз Кейда. Прогнав прочь непрошеные мысли, Мег поспешно причесалась и спустилась вниз.

Лорд Эверетт наверняка будет ее ждать. Они никогда не договаривались о встречах заранее, но каждый раз, когда Мег отправлялась на прогулку в парк, их с лордом Эвереттом пути неизменно пересекались. Она, конечно же, приглашала его присоединиться, и они неспешно ехали рядом, беседуя обо всем на свете.

И тем не менее пока Мег так и не удалось узнать ничего хоть сколько-нибудь полезного. Но с другой стороны, он не был бы таким ценным агентом, если бы разбалтывал секреты направо и налево. Другую женщину неудачи непременно лишили бы присутствия духа, но только не Мег. Она была уверена, что даже очень осторожные люди иногда допускают ошибки. Нужно лишь ждать и слушать, и лорд Эверетт непременно как-нибудь себя выдаст. Вот тогда-то она его и поймает.

Мег выскользнула из дома через заднюю дверь и направилась к конюшням. Слуги уже изучили ее привычки и предвосхищали ее желания. Вот и теперь резвая молодая кобыла в нетерпении била копытом. Усевшись в седло, Мег расправила юбки, кивнула конюху и выехала из ворот в направлении Гайд-парка.

Из окна своей спальни, расположенной на втором этаже, Кейд наблюдал за тем, как Мег выезжает со двора. Когда она скрылась за поворотом, он опустил занавеску и взял с подноса чашку с кофе. Подув на дымящийся напиток, он задумчиво сделал глоток.

Кейд с удовольствием поехал бы на прогулку вместе с ней, но нога все еще не позволяла ему сесть в седло. Впрочем, рана заживала довольно быстро, и в скором времени он надеялся попробовать прокатиться по двору. До ранения Кейд очень любил верховую езду и скучал по таким прогулкам гораздо больше, чем готов был себе признаться.

Он уже заметил, что Мег — превосходная наездница. Она отправлялась на прогулку рано поутру, чтобы успеть насладиться не только неспешным шагом, но и захватывающим дух галопом, который будет невозможен в более поздние часы. С момента своего прибытия в Лондон Мег отправлялась на конную прогулку по несколько раз в неделю и расстраивалась, если не могла проснуться достаточно рано, потому что накануне поздно вернулась с бала или званого вечера.

Но в последнюю неделю она уезжала из дому с первыми лучами солнца, независимо от того, как поздно легла спать накануне. Кейд и сам просыпался рано, не в силах отказать себе в удовольствии понаблюдать за тем, как Мег садится в седло и выезжает со двора. Однако настойчивость, с какой она ежедневно покидала дом, заставила Кейда задуматься. Все выглядело так, как если бы она обзавелась ухажером.

При мысли об этом холодок пробежал по его спине.

Неужели Мег и впрямь с кем-то встречается? Может быть, с лейтенантом Маккейбом? Или с каким-нибудь другим джентльменом? Сдвинув брови до боли во лбу, Кейд поставил чашку на стол, сдавив ее с такой силой, что та раскололась у него в руках.

Бог свидетель, в последние дни он прикладывал все силы к тому, чтобы держаться от Мег на расстоянии, потому что не доверял самому себе. После того случая в библиотеке было просто необходимо держать свои чувства под контролем.

Конечно, сказать проще, чем сделать, тем более что «помолвка» вынуждала Кейда каждый день сопровождать Мег на балы и званые обеды. Однако, занимая свои мысли планами мести Эверетту, Кейду удавалось на время забывать о Мег. Вот только ночью, когда дом погружался в тишину и его мысли принимали совершенно иное направление, ему становилось совсем худо. Сны и вовсе не поддавались контролю.

Раздраженно заворчав, Кейд вновь задумался над тем, что Мег уехала на свидание. Если так, то ему не на что жаловаться, ведь они заключили сделку. Возможно, именно сейчас Мег отвечает согласием на предложение руки и сердца и заверяет своего возлюбленного в том, что непременно расторгнет помолвку с ним, Кейдом.

Надев туфли, Кейд направился к двери настолько быстро, насколько позволяла его хромота. Оказавшись на конюшне, он махнул рукой одному из конюхов и спросил:

— Кто из грумов сопровождает мисс Эмберли в парк?

— Обычно Браун, милорд.

Кейд кивнул:

— Пусть зайдет ко мне, когда вернется.

На лице парня отразилась растерянность.

— Хорошо, милорд. Но сегодня мисс не взяла его с собой. И вчера тоже.

— Что? — Брови Кейда сошлись на переносице.

Парень, решивший, что ему лучше сейчас оказаться в другом месте, поспешил удалиться.

Вскоре к Кейду подошел пожилой слуга, вытиравший руки ветошью.

— Вы хотели видеть меня, милорд? Это касается мисс?

— Да. Насколько я понимаю, она уехала сегодня без сопровождения. Могу я спросить почему?

Слуга замялся:

— Так она приказала. Сказала, что встречается с другом и во мне нет нужды. Я пытался ее отговорить, но она и слушать не стала.

Кейд скрестил руки на груди.

— И кто этот «друг»?

— Джентльмен, милорд.

— А у этого джентльмена есть имя? — Кейд приготовился услышать, кому же из ухажеров Мег отдала свое сердце.

Браун задумчиво наморщил лоб.

— Если я не ошибся, она называла его Эверетт.

Руки Кейда упали помимо его воли.

— Что вы сказали?

— Да, именно так. Лорд Эверетт.


Спустя больше часа после своего отъезда Мег въехала во двор под цокот копыт, спешилась и направилась к дому.

Прогулка донельзя разочаровала ее, ибо встреча с Эвереттом оказалась безрезультатной. Мег успокаивала себя тем, что она по крайней мере предприняла попытку что-либо разведать и что у нее будет еще шанс попытаться снова. Возможно, в следующий раз она получит наконец желаемое!

Раскрасневшаяся и сгорающая от желания поскорее смыть с себя запах лошадиного пота, Мег взбежала по лестнице, прекрасно осознавая, что уже не успеет переодеться, чтобы поехать, как и обещала, по магазинам с Мэллори и тремя их лучшими подругами. Свернув за угол, она направилась к своей спальне.

Но в этот самый момент дорогу ей преградил невесть откуда появившийся Кейд. Выражение его лица было настолько зловещим, что Мег незамедлительно остановилась, а от брошенного из-под сдвинутых густых бровей недоброго взгляда по ее телу побежали мурашки.

Тряхнув головой, девушка попыталась убедить себя, что все это ей лишь привиделось.

— Итак, — прорычал Кейд, — вы вернулись!

— Я… Да, я ездила на прогулку в парк.

Даже в полумраке коридора глаза Кейда блеснули точно острые осколки хрустального бокала. Да что с ним такое? На улице тепло и солнечно, грозы не предвидится. Хотя, возможно, его нога просто разболелась, независимо от погоды. А может быть, он случайно разбередил рану?

Мег собиралась уже поинтересоваться здоровьем Кейда, когда в холле в облаках сиреневого шелка появилась вдова.

— Доброе утро! Доброе утро! — воскликнула Ава, и ее красивое лицо осветила широкая улыбка. — Как вы оба, мои дорогие? Хорошо спали, надеюсь? Маргарет, я вижу, вы только что вернулись с прогулки.

— Да, мадам, — ответила Мег, заметив, как на Кейда мощной океанской волной накатило разочарование.

— Надеюсь, вы не против, — продолжала герцогиня, обращаясь к Мег, — что я решила составить компанию вам, Мэллори и вашим подругам в поездке по магазинам?

— О да, конечно, ваша светлость, — ответила Мег. — Мы будем только рады.

Вдова улыбнулась.

— Спасибо. Вы такая милая девушка. Но не беспокойтесь. Я доеду с вами лишь до магазинчика, где торгуют веерами. К огромному сожалению, веер, подходящий по цвету к моему бальному платью, сломался окончательно. Щенок Эдварда пробрался в мою комнату и решил, очевидно, что это игрушка. Этому чуду теперь уже ничто не поможет. Я о веере, разумеется. А озорному щенку Недди все нипочем.

Мег с трудом подавила улыбку, услышав, как герцога назвали смешным детским именем.

— Очень жаль веер. Bы определенно должны отправиться с нами и купить новый.

— Совершенно с вами согласна, — Ава перевела взгляд с Мег на Кейда, и ее лоб прорезали крошечные морщинки. — Кейд, с тобой все в порядке? Ты выглядишь так, будто только что съел лимон. Тебя снова мучают боли?

Мег с интересом ждала ответа.

— Нет, — произнес Кейд. — В этом отношении со мной все в порядке, мама. Я просто хотел поговорить с Мег.

— Хорошо, что у тебя ничего не болит. Но вот разговор придется отложить. Мег нужно поспешить к себе и переодеться, если она не хочет опоздать. Мисс Милбанки мисс Трокли будут здесь с минуты на минуту.

— Но… — начал Кейд.

— Никаких «но». Сможете поговорить, когда мы вернемся. Поторопитесь же, моя дорогая, мы вас ждем! — Ава замахала руками, не оставив Мег иного выбора, кроме как повиноваться.

Девушка снова бросила взгляд на Кейда, который казался еще более разгневанным, чем прежде, если такое вообще было возможно. Вновь задумавшись над тем, что такого могло случиться и почему он хочет с ней поговорить, Мег некоторое время медлила. Но вдова вновь подтолкнула ее в направлении спальни, и ни Кейд, ни Мег не смогли воспротивиться ей. Со смешанным чувством тревоги и любопытства Мег отправилась к себе.

Давно уже перевалило за полночь, когда Мег с помощью лакея спустилась из экипажа. Она вошла в дом вместе с Мэллори, Авой и Эдвардом и с трудом подавила зевок, снимая плащ и отчаянно желая оказаться в постели после очередного слишком долгого дня. Вообще-то с момента пробуждения сегодня утром она только сейчас смогла немного перевести дух. Вернее, вчера утром, мысленно уточнила Мег, вновь подумав о том, как стремительно летит время. Мег пожелала всем доброй ночи, заработала материнский поцелуй от Авы, обменялась полусонными улыбками с Мэллори и Эдвардом и, поднявшись по лестнице, направилась в свою спальню.

Кейд не ездил с ними на бал, сообщив через слугу, что занят. Только вот чем? Может, у него вновь разболелась нога, но он не хотел этого признать? Или же его внимание отвлекло что-то еще?

На лбу Мег, мучившейся этими вопросами на протяжении всего бала, залегли еле заметные морщины. И только потом она вспомнила, что Кейд желал с ней поговорить, но в круговерти встреч и танцев она совсем об этом забыла. Войдя в спальню, Мег решила, что теперь слишком поздно его тревожить. Да и рассвет уже скоро.

Зевнув, Мег зашла в гардеробную, где ее поджидала полусонная служанка. Облегченно вздохнув, Мег накинула тонкую батистовую сорочку и легкий халат из розового шелка.

Войдя в маленькую, но богато обставленную умывальню, она ополоснула лицо и руки и почистила зубы порошком, благоухающим корицей и гвоздикой. После этого Мег выпила полстакана холодной воды, пожелала Эми спокойной ночи и отослала клюющую носом девушку в постель.

Задув свечи, Мег устало прошлепала к постели, которая так и манила улечься на мягкую перину и закутаться в теплое одеяло. Мег уже собиралась откинуть покрывало, когда ее взгляд упал на большую, утопающую в тени фигуру, сидящую в кресле в дальнем углу комнаты. Только золотые пряжки кожаных туфель поблескивали в темноте подобно кошачьим глазам.

Резко повернувшись, Мег испуганно охнула, и сердце отчаянно заколотилось у нее в груди. Она схватила первое же попавшееся под руку оружие — тяжелый серебряный подсвечник, стоявший на прикроватном столике. Подняв его высоко над головой, Мег приготовилась защищаться, но потом тусклый свет свечи явил ее взору то, чего она не заметила раньше. Вернее — кого.

— Кейд! Святые небеса, это вы? — По телу Мег пробежала дрожь. — Вы напугали меня до смерти.

— В самом деле? Тогда примите мои извинения, — без капли раскаяния в голосе протянул он. — Никак не мог решить, как объявить о своем присутствии.

— Могли бы просто поздороваться, — вполголоса ответила Мег. Ее руки так сильно дрожали, что она поставила подсвечник на стол, едва не уронив горящую свечу на пол.

Выпрямившись Мег смогла получше разглядеть Кейда, вальяжно развалившегося в кресле. Темные волосы спутаны, как если бы он теребил их руками, галстука на шее нет. Он напоминал Мег вкрадчивую пантеру, терпеливо поджидающую жертву.

Прижав кулак к груди, Мег пыталась обрести спокойствие.

— Что вы здесь делаете? И вообще как сюда попали? Ведь вас не моя служанка впустила?

— Нет. Она пришла бы в ужас, увидев меня на пороге. Вообще-то я проник сюда через потайную дверь, спрятанную за комодом.

Брови Мег сошлись на переносице.

— Потайная дверь? Никогда не замечала ничего подобного.

— Неудивительно. Поэтому она и называется потайной. Один из моих недоверчивых предков сделал их почти в каждой комнате, когда строил дом. В детстве мы с братьями все время играли в ходах, соединявших двери. Пожалуй, только мы с Эдвардом знаем расположение их всех.

— И куда они ведут?

— В большинстве своем к лестницам для слуг, а некоторые спускаются в погреб. К счастью, дверь в вашей спальне соединена со столовой, которой ночью никто не пользуется. По крайней мере так поздно.

Сердце Мег начало наконец биться в привычном ритме, а напряжение покинуло мышцы.

— Ну и зачем вы здесь так поздно?

— Хочу поговорить. Помните, что мы обсуждали сегодня утром?

— Да, но я уверена, этот разговор мог бы подождать еще несколько часов. Я… устала.

Вообще-то она не устала. Вернее, усталость как рукой сняло при появлении Кейда у нее в спальне. И все равно Мег считала, что сейчас не лучшее время для разговоров. Во-первых, Кейд был сегодня сам не свой. А во-вторых, она стояла перед ним в одной лишь ночной сорочке. Всей кожей ощущая собственную наготу, Мег поплотнее запахнула полы халата, а ее сердце вновь забилось учащенно. Только на этот раз не от испуга.

— Устали вы или нет, я не стану больше ждать, — тоном, не терпящим возражений, заявил Кейд. — Я ждал целый день, и мое терпение истощилось.

— Это из-за ноги?

— Нет, черт возьми, не из-за ноги! — рявкнул Кейд. — А теперь я хочу услышать ответы на свои вопросы и не потерплю лжи. Как долго вы с ним встречаетесь?

— Что? — Мег заморгала, ошеломленная неожиданной сменой темы.

— Он завербовал вас, или здесь что-то другое?

— Завербовал меня? Ничего не понимаю.

Двигаясь гораздо быстрее, чем Мег могла от него ожидать, Кейд вскочил с кресла, пересек комнату и оказался рядом с ней.

— Вы работаете на него? Передаете ему информацию, когда уезжаете по утрам на так называемые прогулки? Что вы ему говорите?

Внезапно Мег все поняла. Кейд узнал о ее встречах с Эвереттом! Господи, он знает! Сердце в груди подскочило и забилось еще сильнее.

Взгляд Кейда, казалось, прожигал Мег насквозь.

— Верно, я узнал о вашем новом друге, — произнес он, очевидно, прочитав мысли девушки по глазам. — Так скажите мне, мисс Эмберли, как далеко вы зашли? Кого еще вы предали? Помимо меня?

Обвинения вывели Мег из ступора.

— Я никого не предавала! — выкрикнула она. — И уж совершенно точно не вас!

Кейд рассмеялся — резко и неприятно.

— Только не нужно делать из меня дурака. Такие люди, как Эверетт, не станут тратить время на тайные свидания, если это не сулит им какой-либо выгоды. Так что он от вас получил?

— Ничего!

Лицо Кейда приобрело холодное выражение.

— Что он от вас получил? — повторил вопрос Кейд, чеканя каждое слово и становясь все холоднее.

— Никакой информации. Мы всего лишь катаемся верхом. И разговариваем.

— О чем?

— Большей частью о всякой ерунде, И это ужасно меня разочаровывает.

Кейд озадаченно сдвинул брови:

— И что все это значит?

— Это значит, что добыть информацию пытается не он. А я. Неужели вы в самом деле подумали, будто я настолько глупа, чтобы общаться с таким человеком без веской на то причины? Он настоящая змея! Все, у кого есть глаза, увидят это.

— В таком случае большинство представителей высшего света слепы.

— С этим трудно поспорить.

Кейд задумался над словами Мег.

— Стало быть, вы не заодно с ним?

— Нет. И мне кажется, вы должны передо мной извиниться, милорд. У меня есть недостатки, но предательницей я никогда не была. — Мег глубоко вздохнула. — Я слышала ваши отзывы о нем и ни на секунду не усомнилась в ваших словах. Я просто хочу помочь.

Кейд с минуту смотрел на девушку.

— Что значит — помочь? Уж не хотите ли вы сказать, будто намеренно привлекаете внимание мерзавца в жалкой попытке доказать его вину?

— И вашу правоту, — кивнув, ответила Мег. — Это отличный план. В конце концов, он меня не знает, так с чего бы ему заподозрить меня в вероломстве?

Кейд похлопал себя рукой по бедру, и гнев в его глазах запылал с удвоенной силой.

— И верно, с чего бы? Может быть, потому что он слышал о нашей помолвке?

Мег фыркнула:

— Это не имеет никакого значения. Я убедила его в том — и заметьте, это стоило мне невероятных усилий, — будто вы слегка тронулись рассудком на военной службе. А потом расхвалила его терпимость и великодушие. Немного лести, благоговейных взглядов и замечаний о его геройском прошлом — и вот уже он выкатил грудь вперед, точно павлин. Никогда еще не встречала столь самовлюбленного Нарцисса.

Мускул дрогнул на подбородке Кейда.

— Этот, как вы изволили выразиться, самовлюбленный Нарцисс — мастер перевоплощения. Его нельзя недооценивать, какую бы личину он ни принял. Он опасен. Крайне опасен. И вы будете держаться от него как можно дальше начиная с сегодняшнего дня!

— Но у меня наметились кое-какие сдвиги! Мне кажется, что совсем скоро я получу в руки решающую улику.

Кейд гневно сверкнул глазами.

— Вас должно волновать лишь то, как найти выход из бального зала на следующем приеме. Вы оставите свою затею, слышите, Мег!

Мег отвернулась и провела кончиками пальцев по откинутому в сторону одеялу.

— Может быть.

Внезапно Кейд схватил ее за плечи и легонько встряхнул. Их взгляды встретились.

— Никаких «может быть». Вы прекратите свои игры с Эвереттом. С этой самой минуты вы на пушечный выстрел к нему не подойдете.

— Но если я внезапно перестану с ним встречаться, он примет, что что-то не так. Что я ему скажу?

— Ничего. Вы вообще прервете с ним всякое общение. Если он к вам подойдет, скажите, что Безумный майор узнал о ваших отношениях и запретил дальнейшие встречи.

— Но, Кейд.

Кейд покачал головой:

— Никаких «но». Это не обсуждается. Вы не станете участвовать в шпионских играх.

Мег упрямо вздернула подбородок:

— Мне кажется, это не вам решать. Кроме того, всего несколько минут назад вы обвиняли меня в том, что я снабжаю Эверетта информацией.

— Несколько минут назад я не подозревал какой безрассудной вы можете быть. И упрямой.

— Не упрямее вас. — Мег замолчала, не в силах больше игнорировать исходящую от Кейда мужественность. Он продолжал сжимать пальцами ее плечо, а ведь от кожи Мег их отделяла лишь тонкая ткань сорочки. Внезапно дыхание Мег участилось, а по телу разлилась теплая волна.

— Это другое, — не сдавался Кейд.

— Не понимаю почему, — упорствовала Мег. — Я знаю, кто он такой.

— Нет, вы ничего не знаете. Вы даже не подозреваете, на какие низости и варварство он способен ради достижения собственной цели. Однажды у меня не было выбора, кроме как сидеть и смотреть, как он мучил, а потом убивал молодую женщину.

По тому, какая мука отразилась на лице Кейда, Мег поняла, что он говорит о Калиде. Неужели он так сильно ее любил? И любит ли до сих пор?

— Больше я не стану стоять в стороне и наблюдать, как все то же самое будет повторяться с другим человеком; — непреклонно продолжал Кейд.

— Вы имеете в виду меня? — спросила Мег, ошеломленная собственным предположением. — Нет, он не станет этого делать. Не посмеет. Здесь же повсюду люди. Так что я в полной безопасности.

Кейд посмотрел Мег в, глаза:

— Толпа не обеспечит вам безопасности. Вы сделаете это сами, порвав отношения с Эвереттом. Я хочу, чтобы вы дали мне слово.

Кейд подошел еще ближе, и Мег уловила исходящий от него запах — пленительная смесь ароматов мужского тела и мыла. Мег вдохнула этот запах полной грудью и ощутила почти неуловимые, присущие только Кейду нотки. Это открытие заставило Мег задрожать всем телом, и она с трудом подавила желание прижаться лицом к его шее.

Легкая ткань сорочки и халата, точно крылья множества бабочек, касалась ее лодыжек, когда она попятилась назад.

— Я… я больше не поеду с ним на прогулку. Обещаю, что мы с ним никогда больше не останемся наедине.

Подушечки пальцев Кейда погладили плечи девушки.

— Мне становится дурно при мысли, что вы оставались с ним наедине. Как вам только в голову пришло такое?

— Я не… я… — Только теперь Мег в полной мере осознала сколь безрассудно себя вела. Ведь они с Эвереттом действительно встречались рано утром, когда в парке не было ни души. А в последнее время она не брала с собой даже грума. Она поступала слишком самоуверенно и не дальновидно. Но ведь до сих пор ничего ужасного не произошло.

И вновь, словно прочитав ее мысли, Кейд легонько, но вместе с тем уверенно встряхнул Мег.

— Только представьте, что могло случиться. Эверетт мог сделать с вами что угодно, и никто бы ему не помешал. При одной только мысли об этом у меня в жилах стынет кровь.

Убрав руку с плеча Мег, Кейд положил ладонь ей на затылок.

— Даже не знаю, чего я хочу больше… — произнес он и провел подушечкой большого пальца по подбородку девушки.

В то же самое мгновение кровь запульсировала в жилах Мег, а сердце пустилось в такой пляс, что Кейд наверняка почувствовал его биение.

— …задушить вас, — пробормотал он, водя пальцем по нежной коже Мег, — или…

У Мег закружилась голова.

— Или — что?

Кейд заглянул в ее глаза, и секунды стали долгими и тягучими, точно превратились в часы. Взгляд Кейда скользнул ниже, прошелся по носу и щекам и, подобно легкому шепоту, задержался на губах.

Губы девушки приоткрылись в ожидании того, что последует дальше.

— Или вот что… — ответил Кейд и накрыл губы Мег в карающем и в то же время невероятно чувственном поцелуе.

Мег не стала сопротивляться или строить из себя недотрогу, а вместо этого отдалась поцелую, как если бы не было в мире ничего более естественного. Словно Кейд каждую ночь приходил в ее спальню и целовал также страстно и многообещающе.

Чуть склонив голову набок, Кейд обхватил ладонью щеку Мег, не давая ей увернуться. Голова ее закружилась, ноги и руки стали мягкими и податливыми, точно горячий воск, когда язык раздвинул ее губы, дразня и лаская.

Ласки Кейда прогнали прочь остатки осторожности и желание сохранить видимость благопристойности, заменив их обжигающим удовольствием. Не в силах противостоять желанию дотронуться до Кейда, Мег просунула руку под его шелковый жилет и коснулась тугих мышц спины, скрытых тонкой тканью рубашки.

Простое прикосновение маленьких изящных рук заставило Кейда задрожать от желания. С того самого момента как его губы коснулись губ Мег, он знал, что допускает ошибку, но уже не мог остановиться. Он хотел ее, хотел на протяжении нескончаемого количества дней… недель… месяцев.

Направляясь в спальню Мег, он совершенно не думал о соблазнении, ибо им руководили гнев и беспокойство. Узнав о тайных свиданиях Мег с Эвереттом, он едва не взорвался от гнева. Мысль о том, что его предали, терзала душу. Да разве мог он подумать иначе? Мег оказалась либо предательницей, заручившейся поддержкой Эверетта для достижения каких-то своих корыстных целей, либо, того хуже, простодушной дурочкой, позволившей этому пауку манипулировать собой и запутавшейся в его паутине. При мысли о том, что Мег позволяла Эверетту дотрагиваться до себя, гнев начинал клокотать в душе Кейда с новой силой, и он метался по спальне девушки, точно разъяренный зверь.

Однако Мег разбила все его подозрения в прах, рассказав о своих намерениях столь просто и бесхитростно, что Кейд не мог ей не поверить. Теперь он стыдился того, что позволил себе усомниться в честности Мег. Особенно после того, как она приняла на веру все сказанное им про Эверетта, не обратив внимания на отсутствие доказательств. Мег просто поверила ему. И как все в его душе перевернулось при мысли о том, что все это время она подвергала свою жизнь смертельной опасности!

А потом Кейду оставалось лишь попробовать ее губы на вкус. Один маленький блаженный глоток, прежде чем он навсегда отрежет себе путь к источнику. Подобно бокалу виски, Мег парализовала его волю, заставляя забыть обо всем на свете, поэтому Кейд убеждал себя в том, что должен забыть о ней ради собственного же блага. И все же, мысленно приказывая себе разжать объятия, он продолжал обнимать Мег. Понимал, что должен, и все же не мог оторваться от ее шелковистых губ.

Ну еще одну минуту, убеждал себя Кейд, еще один последний поцелуй.

Крепко прижимая Мег к груди, он все неистовее впивался в ее губы, словно хотел выпить все удовольствие до капли. Мег что-то глухо пробормотала, отвечая на ненасытность Кейда с не меньшей страстью, и выгнулась ему навстречу. Ее прекрасные белокурые волосы рассыпались по плечам и теперь накрывали их подобно струящейся вуали. Погрузив пальцы в шелковистые локоны, Кейд зарылся в них лицом. Закрыв глаза и сгорая от страсти, он полной грудью вдыхал пьянящий аромат меда и… женщины.

Желание обладать этой девушкой еще никогда не было столь необузданным. Кейд дрожал всем телом, приказывая себе разжать объятия и выпустить Мег. Но ее восхитительные маленькие ладошки принялись блуждать по его спине и плечам. Подняв руки, Мег погладила Кейда по голове и погрузила пальцы в его волосы.

Внезапно он попытался отстраниться, как если бы обнаружил новый источник внутренней силы. Но Мег, казалось, не заметила его сопротивления. Ее щеки раскраснелись, губы припухли и покраснели от поцелуев, а прозрачные голубые глаза подернулись пеленой страсти.

«Господи, помоги мне!» — мысленно взмолился Кейд.

Привстав на мысочки, Мег отвела в сторону ворот его расстегнутой рубашки, обнажив запечатленный на шее шрам. Кейд внутренне сжался, впервые не желая, чтобы Мег видела его уродство. Он хотел уже отпрянуть, но она остановила его единственным нежным прикосновением, проведя кончиком пальца по рваной линии.

— Болит? — тихо спросила Мег.

— Нет, — выдохнул Кейд так хрипло и глухо, что с трудом узнал звук собственного голоса. — Теперь нет.

— Наверное, было очень больно, когда это случилось.

Кейд не ответил. Не смог произнести ни слова, когда место пальца заняли губы, нежно покрывавшие поцелуями уродливый шрам. Дыхание вырывалось из легких Кейда быстро и прерывисто, кровь обжигала вены и спускалась к самому средоточию его страсти, заставляя морщиться от сладкой боли.

Сознание Кейда спуталось, а мысли пустились в бешеный перепляс, когда остатки его решимости развеялись подобно призрачному туману. Намотав на руку белокурые пряди и потянув Мег за волосы, Кейд подставил ее губы для жадного поцелуя.

Он умело провел языком по губам Мег, то замедляя, то убыстряя ласки. Кейду показалось, будто он сходит с ума, когда он прервал поцелуй и стянул с плеч девушки халат. Ведь только сумасшедший может хотеть женщину так сильно. Только сумасшедший попытается взять то, на что не имеет никакого права. Эта мысль остановила Кейда на мгновение, и его пальцы замерли, успев расстегнуть лишь одну пуговицу на сорочке Мег.

Наклонившись, он запечатлел поцелуй на ее подбородке, покрыл поцелуями шею, а потом легонько прикусил зубами мочку уха. Подув на нее, он ощутил, как Мег задрожала в ответ.

— Останови меня, — прошептал он. — Прогони прочь.

Мег слегка покачнулась. Слова Кейда доносились до ее слуха откуда-то издалека, хотя он стоял всего в нескольких дюймах от нее. От желания кружилась голова, и она не могла мыслить здраво, нуждаясь лишь в новых поцелуях и прикосновениях.

Прогнать его? Но почему? Да и как это возможно, когда она хочет его больше жизни? Как можно позволить ему уйти, когда она так его любит? И в это самое мгновение Мег вдруг осознала всю правду.

Господи, да как же она не поняла этого раньше? Как не догадалась, что любит Кейда Байрона?

Желая быть с ним, несмотря ни на что, она повернулась и поцеловала его в щеку, а потом в губы.

— Не останавливайся, — прошептала она. — Не оставляй меня.

Что-то хищное вспыхнуло в глазах Кейда, сделав их пронзительно-зелеными, как сочная молодая трава. Не оставив Мег времени на раздумья, Кейд принялся поспешно расстегивать пуговицы на ее сорочке, едва не оторвав их совсем. Спустив сорочку с плеч девушки, он обхватил ладонями округлые груди и благоговейно погладил подушечками пальцев их кончики. Он ласкал и бережно сжимал их до тех пор, пока соски не превратились в тугие бусины, и только потом коснулся их губами.

Мег охнула от наслаждения, нахлынувшего на нее подобно морской волне и спустившегося клону, болезненно пульсирующему от образовавшейся в нем пустоты. Мег вскрикнула, когда зубы Кейда сжали болезненно напрягшийся сосок, и тихонько заскулила, когда его язык принялся успокаивать измученную плоть. Спустя несколько минут Кейд вновь овладел губами Мег, прижавшись к ней так, что сомнений в степени его возбуждения не оставалось. А потом Кейд внезапно опрокинул ее на постель, как если бы не мог больше сдерживаться.

Дрожа от невероятного возбуждения, Мег повиновалась. Растянувшись на прохладной простыне, она словно в полусне наблюдала за тем, как Кейд рванул свой жилет. Его нетерпение было столь велико, что две пуговицы оторвались и, взлетев в воздух, упали на ковер. Но Кейд, казалось, даже не заметил этого. За жилетом последовала рубашка, а потом ботинки, упавшие на пол с глухим стуком.

Тяжело дыша от предвкушения, Мег ждала. С одной стороны, ей ужасно хотелось увидеть, что скрывают панталоны, но с другой — она, боялась собственной реакции на увиденное. Ведь Кейд был довольно крупным мужчиной. А что, если его естество гораздо больше, чем она предполагает? И что, если они просто-напросто не подойдут друг другу?

Однако Кейд не оставил ей времени на дальнейшие раздумья. Не расстегивая панталон, он оперся здоровой ногой о матрас и улегся рядом с Мег. Он вновь накрыл ее губы в жадном неистовом поцелуе, увлекая в другую реальность, где не существовало ничего, кроме его восхитительно теплых и прекрасных объятий. Мег тихо застонала, но из-за слившихся в поцелуе губ стон стал похожим на довольное урчание сытой кошки. Кейд улыбнулся и углубил поцелуй.

А тем временем его руки не оставались без дела. Они беспрестанно скользили по телу Мег, разжигая в нем горячее желание и заставляя ее беспокойно мять руками простыни. Раздвинув ноги девушки, Кейд устроился между ними и коснулся бедром самого средоточия ее страсти.

Он покрыл поцелуями лицо Мег, ее шею и плечи, а потом проложил влажную дорожку меж ее грудей. Лаская рукой одну из них, он терзал языком и губами другую, а потом наоборот.

Мег тоже не оставалась в долгу: дрожа и постанывая, она гладила широкие плечи любимого, его сильные руки и мускулистую спину. Ощущения были восхитительными, когда ее пальцы касались тугих мышц, перекатывавшихся под шелковистой кожей. Осмелев, Мег позволила своей руке спуститься ниже, еще ниже и еще — до тех пор, пока пальцы не скользнули под ремень панталон Кейда. Она нежно провела рукой вдоль его поясницы, и с губ мужчины сорвался глухой стон.

Не в силах себя контролировать, Кейд подался вперед и прижался возбужденной плотью к бедру девушки. Она изогнулась в ответ на этот призыв, а из ее груди начали вырываться прерывистые вздохи, когда Кейд втянул губами ее сосок. От изысканных ласк Мег едва не теряла сознание. Время летело, подобно ленте, подхваченной весенним ветерком.

Кейд без предупреждения перекатился на бок, и кожи Мег, лишившейся тепла его тела, тотчас же коснулся холодный воздух. Взявшись за полы ночной сорочки, Кейд стянул ее с Мег.

Девушка инстинктивно подняла руки, чтобы прикрыть наготу, но Кейд остановил ее.

— Ты такая красивая, — пробормотал он, и в его глазах вспыхнуло восхищение. — Я представлял себе нечто подобное, но виденный во сне образ значительно проигрывает по сравнению с тобой настоящей.

Кейд положил большую мягкую ладонь на живот Мег, а потом провел по всему телу, заставляя ее сердце биться в угрожающе бешеном ритме. Кейд гладил бедра девушки, ее коленки и лодыжки. Мег задрожала и судорожно охнула, когда большие руки Кейда коснулись внутренней поверхности бедер. Пальцы Кейда на мгновение замерли возле треугольника мягких светлых волос, скрывающих нежную плоть.

— Кейд!.. — вымученно позвала Мег.

— Закрой глаза, — приказал он. — Закрой глаза и позволь мне доставить тебе удовольствие.

— Но ты и так уже…

— Хорошо. Так позволь мне продолжить. — Слегка раздвинув шелковистые складки, Кейд погрузил палец внутрь и принялся гладить.

Мег закрыла глаза, выгнулась и, сама того не осознавая, раскрылась еще больше навстречу руке Кейда. Необузданное желание обожгло ее лоно подобно раскаленным углям, и она задышала тяжело и прерывисто.

Склонившись над девушкой, Кейд накрыл ее губы в поцелуе и принялся водить по ним языком в унисон с ласкающим лоно пальцем. Мег приглушенно вскрикнула, когда за одним пальцем последовал и второй, доводя ее до исступления. Еще несколько мучительно сладостных прикосновений — и Мег содрогнулась всем телом, уносясь на вершину неземного блаженства.

Сквозь пелену тумана до ее слуха донесся шорох упавших на пол панталон. Мег оказалась права в своих предположениях, когда ее обнаженных ног коснулись покрытые мягкими волосами ноги Кейда. Только теперь она заметила, что и его грудь покрывают соблазнительные темные завитки. Однако у нее не было времени в полной мере оценить красоту его тела, так как все внимание сосредоточилось на подрагивающей от возбуждения плоти.

Глаза Мег округлились, а во рту пересохло. Кейд оказался гораздо больше, чем она могла себе представить. Его плоть вновь настойчиво дрогнула, словно требуя внимания, но Мег не успела перебороть свой страх и дотронуться до нее, потому что Кейд приподнялся на руках и навис прямо над ней.

Еще шире раздвинув ноги девушки, он устроился между ними, а потом осторожно подался вперед. Их взгляды встретились. Глаза Кейда горели неутоленным голодом, а на щеках играл лихорадочный румянец. Видно было, что он сдерживается из последних сил. Искушенный любовник, он сначала доставил удовольствие Мег и уж только потом подумал о себе. Обняв Кейда за шею, Мег заставила себя расслабиться.

Кейд целовал губы, глаза и щеки Мег, дюйм за дюймом погружаясь в ее лоно. С каждым разом он проникал все глубже и глубже, пока не овладел ею полностью. Мег вскрикнула от резкой боли, но звук ее голоса потонул в череде поцелуев, с помощью которых Кейд как бы, извинялся за болезненное вторжение.

Откинув волосы с лица Мег, он поцеловал ее щеки и виски.

— Прости, — произнес он. От неудовлетворенной страсти, смешанной с сочувствием, его голос звучал глухо и хрипло. — В первый раз иначе нельзя. Не шевелись, и скоро боль утихнет.

Кейд оказался прав. Мышцы Мег вскоре привыкли к постороннему вмешательству. А боль окончательно утихла после того, как Кейд положил ноги Мег себе на талию.

Стиснув зубы от еле сдерживаемого желания, он наполовину вышел из Мег, но лишь для того, чтобы спустя мгновение погрузиться в нее снова. Не отрываясь от губ девушки, он целовал ее страстно и ненасытно, двигаясь все быстрее и мощнее.

Немного остывшее после ласк Кейда желание вспыхнуло в душе Мег подобно сухой траве. Волны сладострастия накатывали одна за одной, заставляя Мег извиваться в крепких объятиях мужчины и вздрагивать от каждого нового погружения. Поймав ритм, Мег постаралась вторить движениям Кейда, приподнимая бедра навстречу всякий раз, когда он готовился вновь погрузиться в ее гостеприимное лоно.

Просунув руку между сомкнутыми телами, Кейд погладил сначала грудь Мег, а потом осторожно коснулся маленького бугорка, в котором сосредоточилась вся ее нерастраченная страсть. Прикосновение это было сродни яркой вспышке, и Мег в экстазе выкрикнула имя Кейда. А потом, когда ей показалось, что она взорвется, если не получит наконец долгожданного облегчения, Кейд в последний раз с силой подался вперед.

Реальность вмиг разбилась на куски и разлетелась мириадами сияющих искр. Мег закричала, выпуская на волю охватившее ее благословенное наслаждение. Кейд поцелуем погасил ее крик, и она прильнула к нему так, словно в нем сосредоточилась вся ее жизнь. Содрогаясь всем телом, она плыла куда-то в сладком горячем тумане.

Придя в себя, Мег обнаружила, что Кейд продолжает двигаться внутри ее, ища освобождения. Он прервал поцелуй и уткнулся лицом в шею Мег, тяжело ловя ртом воздух.

Внезапно он замер, мелко задрожал всем телом, излившись нашедшей выход страстью, а потом в изнеможении упал на Мег. Погладив Кейда по волосам, она поцеловала его в мокрый от пота висок, и ее сердце наполнилось любовью к этому большому, сильному мужчине.

Спустя несколько минут Кейд перекатился на спину, прижав Мег так, чтобы она не касалась раненой ноги, и почти сразу же провалился в сон. Вскоре Мег последовала его примеру, укутанная, точно одеялом, исходящим от Кейда теплом и терпким мужским ароматом.

Глава 16

Когда Мег проснулась на следующее утро, сквозь занавеси на окнах уже пробивался солнечный свет. Мег пошарила рукой по кровати в поисках Кейда, но вместо теплого мужского тела обнаружила лишь прохладную ткань простыни. Мег тотчас же открыла глаза и смотрела теперь на подушку, на которой виднелась еле заметная вмятина от его головы.

Проглотив разочарование, она обозвала себя простодушной дурочкой за то, что хотя бы на мгновение поверила, будто Кейд останется с ней. Конечно же, ему необходимо было покинуть ее спальню как можно раньше, ведь просыпающиеся с рассветом слуги начинают сновать по дому подобно трудолюбивым муравьям. Позволить им застать их вместе было бы в высшей степени неразумно, даже несмотря на их беззаветную преданность герцогу Клайборну. Очевидно, Кейд беспокоился о ее репутации, и Мег была безгранично благодарна ему за это.

Несмотря на раннее пробуждение, Кейд постарался ее не разбудить. Впрочем, Мег спала так крепко, что не проснулась бы, даже если бы он начал топать и хлопать в ладоши. Ведь за ночь ей удалось поспать всего лишь пару часов.

Господи, как же он ее вымотал! Но как это было чудесно!..

Горячий румянец разлился по щекам Мег, когда она вспомнила о том, как Кейд занимался с ней любовью. До этого она лишь мимолетно думала об отношениях мужчины и женщины, не заостряя на этом особого внимания. Поэтому оказалась совершенно не готова ни к реальности, ни к острому наслаждению, которое, казалось, до сих пор эхом отзывалось в каждом дюйме ее тела.

Наверное, ей стоило пожалеть о потере девственности, но ей почему-то было совсем не жаль. Ведь она отдала себя мужчине, которого любила. Любовь к Кейду горела в ее душе подобно солнцу.

А как насчет самого Кейда?

Мег сдвинула белокурые брови. Прошлой ночью он не сказал ничего. Не произнес слов привязанности. Не пообещал превратить их мнимую помолвку в настоящую.

Но он еще сделает это, убеждала себя Мег. Просто ему не хватило времени рассказать о своих чувствах. Когда же они встретятся в следующий раз, он наверняка отведет ее в сторонку, заключит в объятия и признается в любви.

А что, если нет? Что, если он все еще любит свою умершую невесту? Мег знала, что Калида умерла у Кейда на глазах, и он тяжело переживал утрату. Сможет ли он забыть о ней так быстро? Сможет ли полюбить снова? Полюбить ее, Мег?

Что, если случившееся прошлой ночью было для него всего лишь оправлением потребностей, никак не связанным с глубокими чувствами? Выросшая среди моряков, Мег прекрасно знала, на что способны мужчины. Всем им свойственно искать удовольствий в женских объятиях. Но это вовсе не означает, что ими движет любовь. Неужели Кейд тоже действовал, повинуясь порыву? Неужели теперь жалеет о содеянном?

Отказываясь даже думать об этом, Мег откинула одеяло и хотела уже свесить ноги с кровати, когда ее остановили пятна крови на внутренней поверхности бедер и тот факт, что она была обнажена. Не привыкшая спать без одежды, Мег почувствовала себя уязвимой.

Отстирать кровь с простыни или полностью заменить ее Мег вряд ли сможет. Остается надеяться лишь на то, что служанка примет капли крови за месячные и не подумает, что её хозяйка потеряла девственность.

Мег заметила на краю кровати аккуратно сложенные халат и сорочку и поняла, что их положил туда Кейд, уходя рано утром. Одевшись, Мег отправилась в умывальню.

Спустя несколько минут она вернулась в спальню и теперь раздумывала над тем, как поступить дальше. Она уже хотела вновь забраться под одеяло и еще немного поспать, когда ее внимание привлекло нечто блестящее, валявшееся на полу под стулом. Мег с любопытством присела на корточки и подняла золотую пуговицу, принадлежавшую Кейду. Очевидно, она оторвалась от его жилета. На Мег тотчас же нахлынули воспоминания о том, как он поспешно стягивал с себя одежду, и о том, насколько притягательно выглядел обнаженным.

Мег осмотрела пол в поисках других признаков пребывания здесь мужчины, но ничего не обнаружила. Очевидно, Кейд заметил другую пуговицу и забрал ее с собой. Мег смотрела на золотую вещицу, задумчиво поглаживая пальцем ее резную поверхность. Следовало вернуть пуговицу Кейду, но вместо этого Мег подошла к столу и убрала ее в ящик рядом с хранящимся там рисунком.

Его нарисовала маленькая Эсме несколько недель назад. Мег убрала рисунок в ящик стола, убеждая себя в том, что он дорог ей лишь как подарок замечательной девочки, обладающей уникальным талантом. Но теперь Мег знала: она хранила рисунок потому, что на нем был изображен Кейд. Нежно проведя пальцем по листку бумаги, она закрыла глаза и позволила себе предаться мечтам.


Кейд встал с постели рано и тут же позвонил Ноксу, чтобы одеться и исчезнуть из дома, прежде чем остальные домочадцы попросят его присоединиться к ним за завтраком.

Но даже после того как слуга ушел, Кейд стоял посреди комнаты причесанный и одетый в желто-коричневые панталоны и темно-синий сюртук. Он не двигался с места, снедаемый острым чувством вины.

«Господи, ну что я за негодяй?!» — мрачно подумал он, опускаясь в кресло. Прошлой ночью он окончательно потерял голову. Единственный поцелуй, единственное прикосновение, и все его благие намерения, вся решимость, осторожность и благородство улетели в трубу, подобно облаку дыма.

Кейд пытался оправдать себя тем, что слишком долго жил без женского общества, не желая посещать бордели. Возможно, если бы он переборол брезгливость, то смог бы противостоять чарам Мег. Впрочем, памятуя о безумном желании обладать именно ею, Кейд сомневался, что его кто-то смог бы остановить. Разве что сама Мег.

Он вспомнил, как просил ее прогнать его прочь. И не просто просил, а прямо-таки умолял отвергнуть его. Но вместо этого она распахнула для него объятия, а потом пригласила в свою постель и в свое тело.

Другой бы мужчина переложил часть вины на Мег, но Кейд знал, что она тут ни при чем. Потерей девственности она в полной мере доказала свою неискушенность. Мег определенно не понимала, чем ей грозит собственная наивность. А вот Кейд, как опытный любовник, должен теперь нести ответственность за то, что между ними произошло. Если он считает себя джентльменом, то должен сейчас отправиться прямиком к Мег и, сделав ей предложение, превратить их ложную помолвку в настоящую.

Кейд еле слышно выругался, взъерошив рукой тщательно причесанные волосы. Его отношение к браку не изменилось с того самого момента, как он покинул Нортумберленд! Его до сих пор преследовали воспоминания о Калиде и обстоятельствах ее смерти, Хотя в последнее время он гораздо чаще задумывался о Мег, нежели о милой и счастливой девушке, в которую был некогда влюблен.

Еще года не прошло с момента гибели Калиды. Что же он за человек, раз сумел забыть ее так скоро? Что за негодяй, скорбящий по одной женщине и одновременно сгорающий от желания обладать другой? Наверняка именно такие и пользуются доверием неискушенных девственниц, находящихся у них на попечении. Кейд ругал себя на чем свет стоит, снедаемый острым чувством вины, но Калида мертва, и он уже ничего не может изменить.

А Мег… Она заслуживала больше, чем он мог предложить. Заслуживала мужчину, любящего ее всем сердцем, а не израненного солдата, прослывшего сумасшедшим. Зачем ей инвалид, ищущий забвения в спиртном и уединении?

А между тем вернуться к прошлой жизни было очень легко. Изо дня в день Кейд опасался, что так и случится. Когда боль в ноге становилась невыносимой, тотчас же возникал соблазн вернуть все на круги своя. Как только его начинали одолевать ночные кошмары, рука сама тянулась к бутылке. Но он останавливался из-за Мег. Однако даже будучи трезвым, он совершил непростительную ошибку.

Он лишил Мег девственности, но это вовсе не означает, что он сломает ей жизнь.

Впрочем, он наверняка уже сделал это, ведь мало кого из мужчин порадует перспектива брака с девушкой, лишившейся невинности в объятиях другого человека. Хотя никто из претендентов на руку и сердце Мег никогда не узнает об этом, если она сама все не расскажет. И тот, кто действительно полюбит ее, наверняка сможет простить. Например, такой человек, как лейтенант Маккейб. При мысли о нем руки Кейда непроизвольно сжались в кулаки. Да, Маккейб как раз тот, кто ей нужен. Он будет добрым и верным супругом. Кейд вообще удивлялся, что Мег до сих пор не переметнулась к молодому лейтенанту, ведь все вокруг видели, что парень ее обожает.

Кейд вскочил на ноги и подошел к окну. Устремив на улицу невидящий взгляд, он боролся с неожиданным приступом ярости, порожденным мыслью о том, что другой мужчина будет сжимать Мег в объятиях и называть своей. Закрыв глаза, Кейд уткнулся лбом в холодное стекло. «Я не для нее. Как бы я ни желал Мег, я принесу ей только страдания».

А если лейтенант или другой мужчина не примет ее? Что ж, тогда он вмешается и сделает то, что должен. Даже женится на Мег, если возникнет необходимость. Он не допустит, чтобы она была опорочена и отвергнута обществом. А пока он оставит все так, как есть. И будет держаться от Мег подальше для ее же собственного блага.

Но сказать легче, чем сделать. Теперь, когда Кейд сделал Мег своей, он не мог забыть чудесное ощущение ее мягкой шелковистой кожи под его пальцами и тепла ее гостеприимного лона. Он знал, что отказаться от всего этого будет ох как непросто. Но попытаться стоило.

Страдальчески поморщившись, Кейд опустил глаза и посмотрел на свою возбужденную плоть, упрямо упиравшуюся в ткань панталон. Господи, даже простое воспоминание о Мег превращало его в похотливого самца! Необходимо перестать думать о ней, иначе он будет приходить в ее спальню снова и снова.

Глядя на царящую во дворе суматоху, Кейд пытался взять себя в руки. По крайней мере Мег вняла его просьбе и не поехала сегодня утром на прогулку с Эвереттом. Отчаянная девчонка. Подумать только — она пыталась шпионить за Ле Ренаром, дабы вывести его на чистую воду, пошла на такое безрассудство… ради него.

Но разоблачение Эверетта — задача самого Кейда. Он приставил к негодяю соглядатая, но тот оказался не слишком профессионален, раз не доложил о прогулках Эверетта в компании Мег. Так что с парнем пришлось расстаться, Кейд знал еще одного надежного человека, способного проследить даже за кошкой так, что та об этом даже не догадалась бы. Теперь он будет извещен о каждом шаге лорда Эверетта. Когда подлый предатель допустит ошибку, Кейд окажется рядом и поймает его.

Еще раз взглянув на нижнюю часть своего тела, Кейд убедился, что полностью совладал с собой и может спокойно покинуть комнату. Взяв в руки трость, он вышел из дома по лестнице для слуг и сел в ожидавший его экипаж.


— А Кейд поедет с нами? — спросила Мег у Мэллори вечером того же дня, когда девушки стояли в холле и поджидали остальных домочадцев.

Мэллори обернулась:

— Нет. Говорил, будто у него назначена встреча. Я думала, ты знаешь.

— О, я… конечно. Совсем вылетело из головы. — Мег попыталась скрыть свое разочарование, сделав вид, что расправляет невидимые складки на платье из бледно-персикового шелка. — Он всегда недолюбливал оперу.

Мэллори тихо засмеялась:

— Кейд говорит, что предпочитает слушать уханье сов в амбаре, нежели страдать от режущего ухо сопрано. Только вот я с ним совершенно не согласна. Обожаю оперу!

Мег бросила на подругу озорной взгляд:

— Правда? А я думала, любовь к опере связана с предвкушением встречи с определенным джентльменом. Ведь майор Харгривз будет сегодня в театре.

— Да? — с наигранным безразличием переспросила Мэллори. — Не знала.

Переглянувшись, девушки рассмеялись. Однако расспросить о развитии отношений между Мэллори и майором Мег не успела, так как к ним присоединился Эдвард. А еще через пару минут по лестнице спустилась Ава, шествуя с грацией истинной герцогини в переливающемся платье из алого атласа. Она пересекла выложенный мраморными плитами холл и взяла из рук лакея мантилью.

— Если дамы готовы, — произнес герцог, — то можем отправляться.

Часом позже Мег сидела в персональной ложе Клайборнов и вполуха прислушивалась к происходящему на сцене. Несмотря на улыбку, настроение у нее было отнюдь не радужное. Вновь и вновь она спрашивала себя, почему Кейд не поехал сегодня в оперу. И почему она ни разу не видела его сегодня?

После того как Мег оделась с помощью служанки сегодня утром, она едва справилась с волнением, ожидая увидеть Кейда за завтраком. Но он так и не появился. Поедая воздушные лепешки с горячим чаем и яичницей, Мег узнала, что Кейд попросил рано утром запрячь экипаж и уехал в неизвестном направлении. Мег понадобились недюжинные усилия воли, чтобы не показать своего разочарования и сделать вид, будто она совсем не удивлена отъездом жениха.

Остаток дня пролетел в привычной суете. И все же Мег надеялась, что Кейд рано или поздно появится на одном из мероприятий. И вот тогда он подойдет к ней и они смогут поговорить.

Но Кейд так и не приехал.

Он просто занят, убеждала себя Мег, слушая, как на сцене заливается соловьем очередной тенор. Может быть, он собирается снова прийти к ней в спальню? Тогда-то уж точно никто не помешает их разговору. Сладкая дрожь прокатилась по телу Мег при мысли об этом, и она мечтательно улыбнулась.

Во время антракта все вышли в коридор и смешались с толпой друзей и знакомых. Как Мег и предсказывала, рядом с Мэллори тут же возник майор Харгривз, и девушка даже не попыталась скрыть своей радости при виде статного военного. Герцог остановился поговорить о политике с двумя серьезными пожилыми джентльменами, в то время как Ава радостно приветствовала подруг, которых знала с самого детства.

Потягивая из бокала прохладный ликер, Мег тут же оказалась в одиночестве, несмотря на количество окружавших ее людей. Внезапно ее локтя кто-то коснулся, и Мег остолбенела, подняв глаза. Перед ней стоял высокий джентльмен с ослепительными белокурыми волосами и сногсшибательной улыбкой на устах. Сердце Мег подпрыгнуло в груди, но вовсе не от радости.

— Мисс Эмберли, какая приятная встреча! — произнес лорд Эверетт, отвешивая глубокий поклон. — Заметив вас издалека, я не мог не подойти.

— О да, конечно… Добрый вечер, милорд. Я… я не знала, что вы будете здесь сегодня.

— Если я не ошибаюсь, сегодня здесь собралось почти все общество. Должен сказать, я испытал немалое облегчение, увидев вас среди гостей.

Мег посмотрела на кончики своих туфель и усилием воли заставила свой голос звучать спокойно.

— О… почему?

— Сегодня утром я был в парке. И когда вы не приехали в назначенный час, я испугался, что вы заболели.

Судорожно переведя дыхание, Мег заставила себя взглянуть на Эверетта.

— Я прекрасно себя чувствую. Просто проспала.

— A… — Эверетт улыбнулся, придвинулся чуть ближе и понизил голос: — В таком случае стоит ли мне надеяться на неожиданную встречу завтра?

Рука Мег задрожала, и ликер в ее бокале едва не выплеснулся через край. Что ему сказать? Наверное, лучше правду.

— Вообще-то я… я не поеду завтра на прогулку. Боюсь, с верховой ездой покончено.

Эверетт недоуменно вскинул бровь:

— Почему? Что случилось?

— Дело в моем женихе. — Мег удрученно вздохнула. На воплощение ее плана было потрачено столько усилий, что ей ужасно не хотелось бросать все на пол пути. Она обещала Кейду держаться от Эверетта подальше, но это вовсе не означало, что она упустит возможность подловить его на какой-нибудь ошибке.

Мег застенчиво опустила ресницы.

— Лорду Кейду стало известно о наших встречах, и он не одобрил моего поведения.

— Не сомневаюсь, — с плохо скрываемым сарказмом протянул Эверетт.

— Теперь вы понимаете, милорд, почему мы больше не можем видеться. Надеюсь, вы меня поймете. Вообще-то я даже говорить с вами на виду у всех не должна.

— Конечно-конечно, моя дорогая. Не беспокойтесь больше на этот счет. Я уже ухожу.

— Благодарю вас, милорд. Вы так добры. — Мег робко улыбнулась, чтобы скрыть свое истинное отношение к этому человеку. К тому же она чувствовала себя настоящей обманщицей.

Лорд Эверетт поклонился.

— Если нам случится вновь неожиданно встретиться, я постараюсь сохранять полную конспирацию.

Дрожь пробежала по телу Мег, словно ее вдруг коснулась ледяная рука бестелесного призрака. Что Эверетт хотел этим сказать?

Кивнув, она наблюдала, как он смешался с толпой. Судорожно вздохнув, Мег допила содержимое бокала двумя большими глотками, и по ее желудку растеклось тепло. Оглядевшись по сторонам и заметив, что все три представителя семейства Байронов по-прежнему поглощены своими разговорами и не заметили их с Эвереттом беседы, Мег успокоилась.

Спустя пару минут рядом с Мег возник еще один джентльмен. К ее облегчению, им оказался лорд Грешем. На этот раз улыбка на лице Мег была искренней.

— Милорд, — начала она, — как поживаете?

Лорд Грешем окинул девушку оценивающим взглядом:

— Прошу прощения, мисс Эмберли, но могу я задать э тот же вопрос вам? Вы уверены, что чувствуете себя хорошо? Вы так бледны.

— О… ничего страшного. Я в полном порядке.

Грешем нахмурился и огляделся по сторонам.

— Я совершенно случайно заметил, как вы разговаривали с лордом Эвереттом. Он сказал что-то, что вас расстроило?

— Нет. Мы… э… просто обсуждали певцов и собравшуюся в опере публику.

Лорд Грешем на мгновение задумался.

— Это, конечно, не мое дело, но осмелюсь посоветовать вам вести себя осмотрительно в общении с этим джентльменом. Вряд ли лорд Кейд одобрит вашу дружбу.

— Совершенно с вами согласна, — кивнула Мег. — Надеюсь, вы не станете сообщать ему о том, что увидели. Уверяю вас, я совершенно не заинтересована в продолжении знакомства с лордом Эвереттом. — Мег действительно этого не хотелось. Теперь она даже радовалась приказанию Кейда держаться от Эверетта подальше. Этот человек напоминал ей кобру — завораживающе грациозную и все-таки несущую смерть.

Грешем кивнул, очевидно, удовлетворенный ответом:

— Ну конечно. Впрочем, тут и сообщать-то не о чем. А кстати, почему сегодня не видно его светлости?

Мег медлила с ответом, ибо сама желала его получить.

— Кейд не смог приехать в оперу. Он… э… он…

— Не вынес того, что ему придется слушать всех этих певцов?

Мег рассмеялась:

— Совершенно верно.

— Передавайте ему от меня поклон. Дела личного характера требуют моего присутствия в загородном поместье. Я уезжаю завтра.

— О, как жаль, что вы нас покидаете! Приятного вам путешествия, милорд.

— Благодарю вас. До скорой встречи, мисс Эмберли. — Он отвесил поклон, а когда выпрямился, его взгляд упал на Мэллори, стоявшую рядом с майором Харгривзом.

Потом он улыбнулся Мег, развернулся на каблуках и ушел прочь.

Когда Мег поставила пустой бокал на поднос пробегавшего мимо слуги, прозвенел звонок, извещающий об окончаний антракта. К ней присоединились Эдвард, Ава и Мэллори, после чего они все вместе отправились в свою ложу.

Спустя несколько часов Мег лежала в своей постели, а на прикроватном столике горела свеча. Свернувшись калачиком под теплым одеялом, Мег ждала Кейда. Она надеялась, что с минуты на минуту раздастся щелчок, Кейд отодвинет потайную панель и, нырнув под одеяло, согреет ее своим теплом.

Однако часы отсчитывали минуту за минутой, свеча оплавилась и почернела, а Кейд так и не появился. Веки Мег отяжелели, и она, пробормотав имя любимого, погрузилась наконец в сон.

Глава 17

— Ты уверена, что не хочешь поехать с нами? — спросила Мэллори три дня спустя. — Пикник у Люсинды Петтигру наверняка заставит тебя забыть о мигрени. День такой чудесный. Свежий воздух и солнышко не оставят от твоей болезни и следа.

Сидящая на диване в гостиной Мег посмотрела на подругу и вымученно улыбнулась:

— Так мило, что ты решила позвать меня с собой. Но я лучше останусь дома и займусь рукоделием. Может быть, даже посплю немного. — После нескольких бессонных ночей отдых ей был просто необходим. Все, что угодно, лишь бы прогнать уныние. — Поезжай и не беспокойся обо мне. Я прекрасно проведу несколько часов в одиночестве.

Прелестные темные брови Мэллори сошлись на переносице.

— Может, мне послать лакея на поиски Кейда? Он наверняка захочет побыть с тобой, когда узнает, что тебе нездоровится.

В этом Мег была совсем не уверена, памятуя о том, как редко она в последнее время видела Кейда. После проведенной вместе ночи, с момента которой прошло всего четыре дня, показавшихся Мег вечностью, он старался как можно реже показываться ей на глаза.

«Нет, он исправно исполнял свои обязанности и каждый вечер сопровождал Мег с Мэллори на балы и званые вечера. Но вот потом весь вечер просиживал за карточным столом, оставляя Мег на попечение многочисленных друзей и знакомых. Днем у него постоянно находились какие-то дела. То он встречался с братьями или друзьями, то просматривал бумаги, связанные с управлением поместьем. Со стороны могло показаться, будто все осталось по-старому, но Мег сердцем чувствовала перемены.

Теперь у нее уже не осталось сомнений в том, что Кейд намеренно ее избегает.

Сначала она допускала, что он терзается сомнениями, но время шло, а он не предпринимал попыток объясниться с ней, хотя вполне мог бы найти для этого несколько минут в своем плотном графике. Кроме того, он вновь мог прийти в ее спальню. Но каждую ночь Мег проводила без сна в напрасных ожиданиях.

И вот теперь она пыталась убедить себя в том, что больше не желает его визитов. Никогда!

Лоб Мег прорезали морщины, и она ощутила приступ боли.

— Это всего лишь мигрень, — сказала она. — Она не стоит беспокойства и тем более того, чтобы отрывать Кейда от дел. Кстати, ты опоздаешь на вечеринку, если не отправишься в путь сейчас же. Развлекайся и пообещай, что не станешь обо мне беспокоиться.

Мэллори в последний раз озабоченно посмотрела на Мег, но потом морщины на ее лбу разгладились.

— Ну хорошо, если ты настаиваешь. Привезу тебе кусочек пирога. Говорят, кондитер Петтигру готовит божественные десерты.

Мег улыбнулась:

— С нетерпением буду ждать твоего возвращения.

После того, как Мэллори и Ава отправились на вечеринку, в доме воцарилась тишина. Герцог уехал сразу после завтрака, а Кейд — еще раньше. Взяв рукоделие, Мег отмотала зеленую шелковую нить и вставила ее в иголку.

Вышивая со спокойствием, которого на самом деле не ощущала, она наблюдала, как на ткани постепенно вырисовываются очертания зеленого листка. Мег начала вышивать второй, когда раздался тихий стук в дверь.

— Прошу прощения, мисс, — произнес Крофт, — но вас желает видеть лейтенант Маккейб. Впустить?

— Да, прошу вас.

Как только дворецкий скрылся за дверью, Мег сложила рукоделие в корзинку, встала с дивана и пригладила подол платья. А спустя пару минут в гостиную вошел лейтенант Маккейб, принеся с собой неуловимый аромат моря, хотя в последнее время не был в плавании.

— Мисс Эмберли, — произнес он, подходя к девушке и целуя ее руку. — Прошу прощения за неожиданное вторжение, но я не мог не прийти. Я знаю, что вы не совсем здоровы, но, надеюсь, сможете меня выслушать.

— Да, конечно. Это всего лишь мигрень, да притом не слишком сильная. Присядете?

— Благодарю вас, нет. — Он принялся мерить шагами комнату. Таким взволнованным Мег его еще не видела. — У меня в распоряжении не так много времени, поэтому я не мог отложить свой визит. — Он остановился и посмотрел на Мег. — Сегодня утром пришло сообщение, что меня отзывают из отпуска. Я должен немедленно отправляться в Портсмут. Судно выходит в море через неделю.

Мег инстинктивно шагнула навстречу лейтенанту.

— О, как неприятно! Но я думаю, вы ожидали чего-то подобного, учитывая обстановку на фронте. Остается только пожелать вам безопасного путешествия и еще более безопасного плавания. Хочу, чтобы вы знали: я очень ценю нашу дружбу и сожалею, что вы вынуждены покинуть Лондон так скоро.

Лейтенант вновь посмотрел на Мег.

— Мне тоже очень жаль. Последние несколько недель стали самыми чудесными в моей жизни, а ваша дружба — самым драгоценным подарком.

— То же самое я могу сказать и о себе.

Лейтенант Маккейб на мгновение отвел глаза, как если бы в его душе происходила борьба, а потом взял Мег за руку.

— Простите, мисс Эмберли, — произнес он, сжимая ее ладонь. — Я знаю, что не имею права говорить ничего подобного, и кто-то, возможно, осудит меня за это, но я не могу больше молчать. Я просто обязан поведать о своем глубочайшем уважении к вам. И о своей любви.

Мег замерла от неожиданности.

— Лейтенант!

— Я знаю, что вы уже помолвлены с другим, и также знаю, что нехорошо говорить подобные вещи женщине, которая вскоре станет женой другого мужчины. Но я не могу уехать, не рассказав вам о своих чувствах, не попытавшись сделать вас своей. Если мое расположение к вам нежеланно, только скажите — и я больше никогда вас не потревожу. Но я хочу знать, могу ли надеяться. Если вы согласитесь уехать со мной, я женюсь на вас, как только вы позволите мне это. Мисс Эмберли… Мег… я люблю вас. Умоляю, скажите, что это чувство взаимно и что вы сделаете меня счастливейшим из мужчин, согласившись стать моей женой.

Сердце Мег болезненно забилось в груди. Менее всего она ожидала от лейтенанта подобного признания. Некоторое время назад в голову Мег приходила мысль о том, что Маккейб может сделать ей предложение, но она никогда не рассматривала всерьез возможность стать его женой.

И вот теперь он стоял перед ней, мучаясь от любви, а его глаза лучились надеждой, которой он не в силах был скрыть. Сердце Мег сжалось от охватившего ее чувства вины и сжималось до тех пор, пока не стало трудно дышать. Обморок избавил бы ее от неприятного разговора, но часы отсчитывали секунды, а лейтенант Маккейб ждал ответа.

Ну надо же! Он хочет на ней жениться. Подобный поворот событий немало удивил Мег. Стоит только ответить согласием, и она освободится от Кейда, чего тот наверняка ждет не дождется.

События последних дней убедили Мег в том, что он, так же как и прежде, не желает прекратить этот фарс и по-настоящему сделать Мег предложение. Так что она совершит непростительную глупость, отказав лейтенанту Маккейбу.

Но как же быть с ее невинностью? Вернее, с отсутствием таковой? Ведь теперь Кейд действительно ее обесчестил. Мег было очень стыдно размышлять об этом, но она подозревала, что лейтенант ее простит. Он наверняка рассердится втайне от нее, почувствует себя уязвленным, но в конечном итоге простит. А как насчет нее? Примет ли она его при сложившихся обстоятельствах?

В течение нескольких нескончаемо долгих минут Мег смотрела в его добрые глаза. Нужно согласиться, убеждала она себя. Нужно поступить благоразумно и принять его предложение.

Мег открыла рот, до последней секунды не зная наверняка, что именно ответит.

— Я очень высоко ценю вас и питаю к вам самую искреннюю привязанность, лейтенант. Но это дружеские чувства, не более того. Мое сердце и любовь принадлежат лорду Кейду. Мне очень жаль, если я каким-то образом заставила вас подумать иначе. Прошу меня простить, ибо я не желала вам зла.

Лейтенант выпустил руку Мег и на мгновение прикрыл глаза.

— Нет, это вы меня простите, — глухо произнес он. — Мне не стоило говорить о своих чувствах. Прошу вас, навсегда забудьте об этом разговоре.

— Лейтенант…

Маккейб порывисто поклонился:

— Мне еще многое нужно успеть сделать до отъезда, поэтому я должен вас покинуть. Желаю вам счастья в семейной жизни. Да благословит вас Господь.

Горло Мег сдавило точно тисками.

— Вам я желаю того же. Берегите себя и не рискуйте понапрасну.

Губы лейтенанта Маккейба изогнулись в грустной улыбке.

— До свидания, мисс Эмберли.

— До свидания. — Мег смотрела, как он скрылся за дверью, понимая, что, возможно, никогда его больше не увидит. А еще она понимала, что всего минутой раньше отказалась от последней возможности выйти замуж. Но она не могла поступить иначе, ибо любила другого мужчину.


Кейд вошел в дом, наслаждаясь царившей здесь тишиной и безмятежностью. Он вернулся рано, зная, что проведет в одиночестве несколько коротких часов. Утром Эдвард известил его, что уедет в Кью на встречу с агрономом. Старший брат намеревался посадить на полях загородного поместья новые сорта пшеницы и нуждался в советах специалистов. Герцогиня же собиралась на пикник вместе с «девочками».

Подойдя к подножию лестницы, Кейд на мгновение задумался. Он никак не мог решить, почитать ли ему новую книгу в библиотеке или же выйти с ней в сад. В этот самый момент раздался топот и на лестнице показался лейтенант Маккейб. Сбежав вниз, молодой человек поздоровался с Кейдом и поспешил к выходу.

Едва только за ним закрылась дверь, Кейд гневно взглянул на дворецкого:

— Выходит, все дома?

Крофт выдержал взгляд хозяина, и на его лице не дрогнул ни один мускул.

— Нет, милорд. Только мисс Эмберли. В последний раз я видел ее в гостиной.

Развернувшись на каблуках, Кейд направился в сторону гостиной так быстро, как ему позволяла рана на ноге. Войдя в комнату, он крепко притворил за собой дверь, чтобы их с Мег беседа не долетела до посторонних ушей. На мгновение ему показалось, будто в гостиной никого нет, но потом он заметил Мег, которая стояла возле окна и смотрела на улицу.

Услышав стук двери, девушка обернулась.

— Кейд? Что вы делаете дома?

Кейд пересек комнату, бесшумно ступая по мягкому шерстяному ковру.

— Тот же самый вопрос я могу адресовать и вам, мадам. Разве вы не должны были ехать на пикник?

Мег пожала плечами:

— Я почувствовала себя плохо и решила остаться дома.

— Остались, потому что приболели… или же потому, что ждали посетителя? Что хотел от вас Маккейб?

Мег заметно напряглась, а потом медленно повернулась к Кейду.

— Лейтенант заехал сообщить, что прерывает отпуск и возвращается на службу. Его корабль выходит в море через неделю.

Кейд похлопал ладонью по здоровой ноге, чувствуя, как по телу разливается облегчение, какого он не имел права испытывать.

— Заехал попрощаться?

— Да. И попросить меня выйти за него замуж.

Преждевременная радость Кейда тотчас же улетучилась. На мгновение он даже потерял дар речи.

— И что вы ему ответили? — Желудок Кейда болезненно сжался.

Мег отвернулась.

— Обладай я хоть каплей здравого смысла, то я бы ответила согласием.

Кейду показалось, будто он ослышался.

— Ответили бы? Стало быть, вы не согласились?

Мег подняла глаза, и Кейд увидел, как в их серебристо-голубых глубинах плещутся еле сдерживаемые эмоции.

— Нет. Как я уже сказала, я не слишком хорошо себя чувствую, поэтому ухожу к себе.

Мег хотела уже пройти мимо Кейда, но он удержал ее за руку.

— Мег, почему вы ему отказали?

— Это мое дело, милорд, и вас оно не касается. А теперь отпустите меня.

— Лучшего кандидата на роль мужа и придумать нельзя. Мне всегда казалось, что он вам нравится.

— Да, нравится. Но вам-то какое дело? Или боитесь, будто я стану принуждать вас к браку? Не стоит. Вы совершенно свободны от любых обязательств. К чему мне неволить мужчину, которому я совершенно не нужна? Которому непереносима даже мысль о том, чтобы оказаться со мной в одной постели?

В глазах Кейда вспыхнуло желание, едва только он вспомнил о ночи, проведенной в спальне Мег, и он крепче сжал ее руку.

— Стало быть, вы так думаете? Что не нужны мне?

Мег опустила ресницы.

— Я уже не знаю, что думать.

Притянув девушку к себе, Кейд прижался к ней так крепко, что она сразу же почувствовала его возбуждение. С ее губ сорвался тихий возглас, когда она заглянула в его горящие страстью глаза.

— Наверное, вы скажете, что с желанием справиться нетрудно, — глухо произнес Кейд. — Но меня просто убивает необходимость оставаться вдали от вас. Я старался изо всех сил, но вы, похоже, обладаете даром заставлять людей забывать об их благих намерениях.

С этими словами Кейд жадно и решительно накрыл губы Мег своими. Требовательно раздвинув их языком, он погрузился в шелковистые теплые глубины, заставив Мег пошатнуться, а самого себя — загореться неутоленной страстью. Погладив Мег по спине, а потом обхватив ее за ягодицы, он прижал ее к себе так, чтобы у нее не оставалось сомнений в его намерениях.

Кейд понимал, что должен отпустить Мег и позволить ей уйти, но, как и прежде, не смог этого сделать, опьяненный ею сильнее, чем виски или настойкой опия. Вспомнив ощущение шелковистой кожи под своими ладонями и острое удовольствие, даримое ее нежными неопытными руками, он пожелал получить нечто большее, нежели простой поцелуй, а именно — еще раз прикоснуться к обнаженной коже, еще раз обладать ею.

Ловкие пальцы Кейда принялись спешно расстегивать пуговицы платья на спине Мег. Нетерпеливый стон сорвался с его губ, когда он стянул платье с плеч девушки, чтобы добраться до корсета. Заставляя себя действовать неторопливо, чтобы не запутаться в лентах, Кейд начал вынимать их по очереди из каждой петли. Просунув руку под сорочку, он погладил обнаженную кожу девушки, продолжая целовать ее ненасытно и опустошительно.

Мег дрожала, чувствуя, как от ласк и поцелуев Кейда ее тело постепенно охватывает чувственный огонь, ведущий к наслаждению. Тоненький внутренний голос, побуждаемый остатками здравого смысла, требовал оттолкнуть Кейда, отвергнуть его, как он отвергал в последнее время ее. И все же Мег не могла остановиться, хотя и понимала, что подвергает опасности не только собственную гордость, но и сердце.

«Я люблю его, — мысленно повторяла она, — и буду любить всегда».

Заставив голос разума замолчать, Мег отдалась на волю Кейда. Все вокруг стало мелким и незначительным. Все, кроме его колдовских поцелуев и прикосновений. Дрожь желания пробежала по телу Мег, когда Кейд стянул с нее корсет и прервал поцелуй, чтобы обхватить губами тугой сосок.

Мег закрыла глаза, и из ее горла вырвался стон. Она попыталась, подняв руки, обхватить голову Кейда и погрузить пальцы в его густые шелковистые волосы, но рукава не дали ей такой возможности. Словно почувствовав, что у Мег возникло затруднение, Кейд еще крепче прижал ее к себе. Он терзал зубами ее плоть, успокаивал нежными прикосновениями языка, а потом прерывал ласки, чтобы подуть на ноющую от напряжения грудь, заставляя Мег дрожать и извиваться всем телом.

Острое желание обожгло лоно Мег, но она все еще отказывалась сдаться на милость победителя. Повинуясь инстинкту, она принялась гладить Кейда, в надежде отыскать хоть дюйм обнаженной кожи. Сначала под ее рукой напряглось его мускулистое бедро, а с губ сорвался стон. Но этого Мег было мало. Скользнув чуть выше, она нащупала плоть Кейда и остановилась, изучая ее размер и форму. Отклик не заставил себя долго ждать. Плоть налилась и запульсировала под рукой Мег, а губы Кейда сильнее впились в ее грудь.

Внезапно Мег ощутила, что Кейд подталкивает ее назад. Она сделала шаг, два, три — и так до тех пор, пока ее ноги не уперлись в кушетку. Не удержавшись, она упала на набитые гусиным пухом подушки, и у нее на мгновение перехватило дыхание. А уж когда Кейд задрал подол ее платья и раздвинул ноги, она и вовсе лишилась способности дышать.

Она ждала, что он немедленно овладеет ею, но вместо этого Кейд опустился перед ней на колени, очевидно, забыв о больной ноге. Мег попыталась отодвинуться, когда он поцеловал ее там, где, как ей казалось, сделать это совершенно невозможно. Она принялась извиваться в попытке убежать от ласкающего ее языка. Однако Кейд не позволил ей этого. Обхватив девушку за бедра, он не позволял ей двинуться с места и продолжал самые чувственные на свете ласки.

Он осторожно лизнул языком чувствительный бугорок, и Мег пронзило столь острое желание, что ей показалось, будто еще мгновение — и она взорвется и рассыплется на мириады осколков. Она прекратила сопротивление, окунувшись в волну восхитительного, болезненно-чувственного наслаждения. Беспомощно лежа на кушетке, она могла делать лишь то, что позволял Кейд. Выгнувшись всем телом, Мег еще больше прильнула к Кейду, и он с удовольствием принял приглашение. На его лице было написано такое довольство, словно Мег являла собой изысканный десерт.

Уткнувшись лицом в подушку, Мег продолжала упиваться удивительным и сбивающим с толку действом. Внезапно, когда ей показалось, что она больше не выдержит этой сладкой пытки, Кейд сделал языком и зубами нечто такое, отчего Мег громко вскрикнула и содрогнулась всем телом. К счастью, пуховая подушка погасила крик.

Прежде чем Мег успела прийти в себя, Кейд потянул ее за ноги так, что теперь она балансировала на самом краю кушетки. Сквозь пелену сладкого тумана Мег наблюдала затем, как он нетерпеливо расстегнул брюки и высвободил рвущуюся наружу плоть. Нависнув над Мег, он быстро вошел в нее.

На этот раз боли не было. Лишь удивительное чувство наполнения, заставлявшее Мег желать большего. Обхватив ладонями ягодицы девушки, Кейд двигался быстро и ритмично, то погружаясь глубоко, то оставаясь на поверхности, чем доводил Мег до исступления. Приподнявшись, Мег накрыла его губы в неистовом поцелуе. С готовностью ответив на него, Кейд с силой подался вперед, погружаясь в гостеприимное лоно все глубже и глубже.

Внезапно наслаждение достигло своего апогея, ослепив Мег и заискрившись всеми цветами радуги. Она все еще плыла в горячечном тумане, когда Кейд на мгновение замер, а потом задрожал, с силой вцепившись в подушки.

Оба тяжело дышали, и Кейд нежно покрывал поцелуями губы, щеки и виски девушки. Откинув назад ее спутанные волосы, он уткнулся лицом в нежную шею и вдохнул полной грудью исходящий от кожи аромат лета и меда. Кейд улыбнулся и еще крепче обнял Мег, не в силах расстаться с ее великолепным телом.

Теперь он снова начал наливаться силой при одном лишь воспоминании о только что полученном удовольствии. Кейд знал, что сможет сейчас взять ее снова. Проведя ладонями по бедрам девушки, он хотел уже попросить ее закинуть ноги ему на плечи, когда за дверью раздались тихие женские голоса, которые с каждой минутой становились все громче.

— Дьявол! — выругался Кейд, поспешно вскочив на ноги и тотчас же ощутив резкую боль в бедре. Не обращая на нее внимания, он натянул штаны, застегнул пару пуговиц, а потом дернул за руку Мег. Глаза девушки расширились от ужаса, когда она прижала к груди расстегнутое платье и корсет в отчаянной попытке прикрыть наготу. Увлекая Мег за собой, Кейд поспешил к дальней стене гостиной.

— Кейд, что вы делаете? — шепотом спросила она.

— Спасаю нас обоих от неприятностей.

С силой ударив кулаком по стене поверх блестящей голубой рейки, тянущейся по всему периметру гостиной, Кейд понадеялся, что успел вовремя. Потайная панель в стене отошла в сторону, и Кейд втянул Мег внутрь скрывавшегося за ней коридора. Он едва успел вернуть панель на место, так как уже в следующее мгновение дверь гостиной отворилась и до его слуха донеслись отчетливые голоса сестры и матери.

— …а потом Дафна Трокли предупредила, чтобы я не ела устриц, — послышался приглушенный голос Мэллори.

Погруженный в кромешную тьму, Кейд прижимал к себе Мег. Придерживая рукой расшнурованный корсет, девушка положила голову ему на плечо.

— Какое облегчение, что никто из нас не попробовал этих моллюсков! — подала голос герцогиня. — Бедная Люсинда Петтигру… Уверена, она не знала, что устрицы испортились. Еще ни разу в жизни я не видела, чтобы стольким людям стало плохо одновременно.

— Да уж, было на что посмотреть, — с ужасом ответила Мэллори. — Я хотела сказать Мег, что мигрень спасла ее от еще более неприятной напасти, но ее здесь не оказалось. Очевидно, Крофт ошибся, полагая, будто она вышивает в гостиной. Наверное, прилегла у себя в спальне. Как думаете, зайти к ней или нет?

Мег еще крепче прижалась к Кейду и испуганно охнула. Ободряюще погладив девушку по спине, Кейд поцеловал ее в висок. Мег уткнулась лбом в его грудь и затихла.

— Если она ушла в спальню, то, должно быть, уже спит, — сказала Ава. — Если Мег хоть сколько-нибудь похожа на твою бабушку, то ты не скоро ее добудишься.

— Да, вы правы, — согласилась с матерью Мэллори. — Если честно, то я и сама с ног валюсь от усталости.

— А я с удовольствием приняла бы горячую ванну.

Спустя несколько минут женщины ушли, и в гостиной вновь воцарилась тишина, Кейд и Мег по-прежнему не произносили ни слова, желая убедиться, что действительно остались одни.

— Что мне делать, если Мэллори передумает и решит заглянуть ко мне в спальню? — прошептала Мег.

— Скажите, что вышли в сад почитать и не слышали, как они приехали.

Мег задумалась.

— Пожалуй, это сработает. Полагаю, у вас большой опыт в такого рода делах.

— О чем это вы? — спросил Кейд, и в его голосе послышались веселые нотки. — Об умении прятаться в потайных ходах после страстных занятий любовью?

— Да.

— Нет. Дома такое со мной случилось впервые. — Прежде чем Мег продолжила расспросы, он накрыл ее губы своими, четко определив их местонахождение даже в такой непроглядной темноте. Прервав поцелуй, Кейд провел кончиками пальцев по спине Мег, наслаждаясь ощущением бархатистой кожи.

— Наверное, я должен помочь вам одеться.

— Полагаю, что да, — согласилась Мег. — Как думаете, мы уже можем выйти?

— Я бы не стал этого делать до тех пор, пока мы не оденемся должным образом. Надеюсь, у меня получится сделать это на ощупь.

Мег стояла не двигаясь, пока Кейд зашнуровывал ее корсет. Закончив, он застегнул рубашку и поправил пояс брюк.

— А если мы пройдем дальше по этому коридору, то где окажемся? — спросила Мег.

— В гостевой спальне. Только это не слишком хорошая идея. Ведь нас могут там застать вместе. Стойте тут, а я пойду первым.

Прислушавшись еще раз, Кейд осторожно отодвинул панель. Он огляделся по сторонам и только потом позвал Мег.

— Путь свободен.

Выйдя на свет, Мег непроизвольно зажмурилась.

— Как я выгляжу? — спросила она.

Так, как и должна выглядеть женщина после страстных занятий любовью, подумал про себя Кейд. Глаза Мег казались пронзительно-голубыми на разрумянившемся лице, а губы покраснели и припухли.

— Вы очень красивая, — искренне признался Кейд и, протянув руку, откинул со лба девушки выбившиеся из прически локоны. — А теперь поспешите в свою комнату.

— Хорошо.

Однако вместо того, чтобы уйти, Мег медлила, а на ее лице появилось вдруг какое-то потерянное выражение. Подойдя к девушке, Кейд взял ее за плечи и крепко поцеловал.

— Ступайте же. Увидимся позже.

Мег послушно кивнула и, развернувшись на каблуках, поспешила прочь из гостиной. Выждав некоторое время, Кейд последовал за ней.

Глава 18

— Если вам больше ничего не нужно, мисс, я, пожалуй, тоже пойду спать.

— О да, конечно. Ступай. Спокойной тебе ночи, — сказала Мег служанке. Получив позволение удалиться, девушка присела в реверансе и исчезла за дверью.

Подойдя к кровати, Мег сняла шелковый халат цвета небеленого полотна, нырнула под одеяло и со вздохом облегчения откинулась на пуховые подушки.

После расставания с Кейдом она прямиком направилась в свою комнату, к счастью, не встретив по пути ни Мэллори, ни вдову. Оказавшись в спальне, она вынула из волос шпильки, сняла платье и улеглась на кровать прямо в корсете и сорочке. Ее тело все еще горело от ласк и поцелуев Кейда. Мег закрыла глаза, не в силах отделаться от сладостных ощущений, накатывавших на нее подобно волнам.

К собственному удивлению, Мег проснулась двумя часами позже от тихого стука в дверь. В ее спальню проскользнула Мэллори, которой не терпелось рассказать о происшествии на пикнике. Мег слушала внимательно, сделав вид, будто ничего не знает. Мэллори поинтересовалась здоровьем подруги, ибо намеревалась отправиться вместе с ней на музыкальный вечер.

Мег хотела отказаться и остаться дома, но потом решила, что компания ей сейчас более необходима, нежели одиночество. А еще ей хотелось увидеть Кейда и понять, сможет ли она находиться с ним в одном помещении и не залиться румянцем при воспоминании об их страстной встрече в гостиной. Один раз Мег уже занималась с ним любовью. Только тогда все было совсем не так, как сегодня.

Мег все же удалось сделать вид, будто ничего особенного не произошло. Никто ничего не заметил, лишь они с Кейдом время от времени обменивались только им одним понятными взглядами. Впрочем, для всех окружающих они были влюбленной парой, так что теплые, полные нежности взгляды никого не удивляли.

Вечер тянулся своим чередом, а недавний приступ «мигрени» давал Мег возможность время от времени быть невнимательной и даже рассеянной. Наконец пришло время возвращаться домой, и Кейд, сев в экипаж напротив Мег, всю дорогу не проронил ни слова. Он пожелал невесте спокойной ночи на верхней ступени лестницы, как делал это каждый вечер, и направился к себе в спальню.

Теперь Мег лежала в постели и вспоминала каждую деталь прошедшего вечера. На этот раз она не стала задумываться о причинах частых перемен в загадочном настроении Кейда. Задув стоявшую на прикроватном столице свечу, Мег откинулась на подушки и закрыла глаза.

Когда же она начала погружаться в дрему, раздался тихий скрип отодвигаемой панели. Сначала комнату осветило тусклое пламя свечи, а потом Мег разглядела отделившегося от стены Кейда. Закрыв за собой потайной ход, он подошел к постели.

С минуту он ничего не говорил, лишь смотрел на Мег, и трепещущее пламя свечи отбрасывало на его красивое лицо причудливые тени. Он был одет в тяжелый черный халат и тонкие кожаные туфли.

— Я не должен здесь находиться, — еле слышно произнес он.

— Наверное, не должен, — прошептала в ответ Мег.

— Тогда я пойду.

— Ну, раз вы этого хотите… — Мег не приглашала его к себе в постель, но в то же самое время отказывалась прогнать Кейда прочь. Пока она смотрела на него, он окинул взглядом ее фигуру, задержавшись налицо, а потом скользнув по разметавшимся на подушке волосам.

Пульс Мег участился, но она по-прежнему молчала и не двигалась с места.

Прошло несколько долгих секунд, прежде чем Кейд подошел к постели и поставил на прикроватный столик свечу. После этого он развязал пояс и снял с себя халат, явив взору Мег мускулистое и явно возбужденное тело.

Откинув в сторону одеяло, Кейд лег рядом с девушкой. Губы Мег раскрылись помимо ее воли, когда Кейд навис над ней, а последовавший за этим горячий поцелуй пробудил в ее теле желание. Закрыв глаза, Мег отдалась волшебству объятий Кейда.

Однако вскоре он прервал поцелуй, словно чувствуя необходимость выговориться. Погрузив пальцы в волосы Мег, он заглянул ей в глаза.

— Мег, что бы ни случилось, знай: тебе не о чем беспокоиться.

Беспокоиться?

— Со мной тебе ничто не угрожает.

Ничто не угрожает? Сердце девушки болезненно сжалось.

— Я позабочусь о тебе. Сделаю все, что…

Мег прижала пальцы к губам Кейда, не давая произнести последнее слово.

Должен.

Именно это слово он собирался произнести. Кейд говорил о долге. При мысли об этом Мег похолодела.

— Не надо, — перебила она Кейда.

— Но…

— Нет. Я не хочу никаких обещаний. Во всяком случае, не сейчас. Не сегодня ночью. — Никогда, если они будут сделаны без любви. — Просто поцелуйте меня.

— Но, Мег…

— Поцелуйте меня, иначе я прогоню вас из своей постели. А мне этого очень не хочется.

— Хорошо, но это ничего не меняет.

Это меняет все, подумала Мег. Ибо пока Кейд не сказал, что любит ее, она будет продолжать надеяться, даже если это глупо. Ибо просто не вынесет суровой правды.

Кейд заглянул ей в глаза, очевидно, желая сказать что-то еще. Но потом выражение его лица смягчилось, и он провел подушечкой большого пальца по нижней губе Мег, отчего ее дыхание тотчас же участилось и стало прерывистым.

Неожиданно для себя самой Мег высунула кончик языка, облизала ласкающий ее губы палец, а потом слегка прикусила его зубами.

Глаза Кейда вспыхнули страстью, превратившись в два сияющих изумруда, а подбородок сжался. Обхватив ладонями лицо Мег, он накрыл ее губы в неистовом, почти грубом поцелуе. Девушка тихонько застонала, когда Кейд принялся терзать ее рот, а потом задрожала от Охватившего ее желания. Как и прежде, сознание отказывалось повиноваться Мег по мере того, как она погружалась в пучину наслаждения.

А руки Кейда уже скользили по ее шее, плечам и груди. Его губы повторили их путь. Спустились к груди и по очереди обхватили тугие соски, укрытые от взора Кейда лишь тонким шелком ночной сорочки.

— Вам это не понадобится, — глухо проворчал Кейд, берясь за подол сорочки и стягивая ее через голову Мег. Отбросив одежду в сторону, он уткнулся лицом в ложбинку между грудями девушки, жадно вдыхая аромат ее тела.

Руки Мег тоже не оставались без дела. Она гладила шелковистую кожу любимого, наслаждаясь ощущением тугих мышц под своими пальцами. Лаская его грудь, Мег нежно коснулась маленьких тугих сосков, спрятавшихся в шелковистых волосах, и с губ Кейда сорвался стон. Еще один стон она услышала, когда ее руки коснулись округлых ягодиц.

А уж когда Мег осмелела настолько, что обхватила ладонью подрагивающее от нетерпения мужское естество.

Кейд и вовсе чуть не задохнулся от творимого руками девушки изысканного удовольствия. Он заметно напрягся и закрыл глаза, позволив Мег изучить его тело.

Наконец, не в силах больше выдерживать сладкой пытки, Кейд схватил Мег за запястье и отвел ее руку в сторону. Однако вместо того, чтобы погрузиться в ее лоно, он перекатился на спину, увлекая Мег за собой.

— У меня болит нога, — пояснил он, помогая Мег устроиться. — Вот я и подумал, что сегодня вы могли бы взять бразды правления в свои руки.

Глаза Мег расширились от изумления, а губы приоткрылись в испуганном вздохе, когда большие ладони Кейда обхватили ее за бедра, слегка приподняли, а потом опустили вновь.

— Ну вот, — удовлетворенно выдохнул он, — а теперь прими меня в себя.

И Мег повиновалась, следуя каждому указанию Кейда. Белокурые волосы рассыпались по плечам, подобно шелковой вуали, и щекотали лицо Кейда всякий раз, когда он приподнимался, чтобы накрыть губы девушки поцелуем. Из горла Мег вырывались стоны, а ее тело горело, точно раскаленная головня.

Когда она устала, задавать ритм начал Кейд, двигаясь все сильнее и интенсивнее до тех пор, пока Мег не издала тихий протяжный стон. Упав на грудь Кейда, она дрожала всем телом, и совсем скоро он последовал за ней, глухо вскрикнув и уткнувшись лицом в ее плечо.

Еще некоторое время они лежали в объятиях друг друга, ловя ртом воздух и пытаясь наполнить им измученные легкие. Слова любви готовы были сорваться с губ Мег, но она молчала, убеждая себя в том, будто ей достаточно простых объятий Кейда. Она ждала его признания в том, что он испытывает к ней нечто гораздо большее, чем простое влечение, но вместо этого он молча гладил ее волосы. На Мег снизошло умиротворение, и вскоре она задремала подле любимого.


Кейд овладел ею еще раз перед рассветом. Он ласкал и целовал Мег так, что она проснулась от возбуждения и сразу же растворилась в его объятиях.

Вот уже в который раз отведав неземного блаженства, Кейд снова уткнулся лицом в шею Мег, дожидаясь, пока мир вокруг прекратит бешеное вращение. Он благодарно поцеловал девушку в висок и улыбнулся, заметив, как она снова погрузилась в сон.

Перекатившись на спину и заложив руку за голову, Кейд задумался о том, что произошло за последние двадцать четыре часа. Он совершил большую ошибку, вновь занявшись любовью с Мег, но противостоять соблазну оказалось выше его сил. Он должен был сожалеть о своем поступке, но не сумел придумать ни одной причины для раскаяния. Он хотел Мег так сильно, что совершенно не мог противиться необходимости обладать ею.

Кейд пытался сказать ей, что поступит так, как должен. Что женится на ней, если возникнет такая необходимость. А она непременно возникнет, если он будет и впредь идти на поводу у своего необузданного желания. Вполне возможно, что Мег уже сейчас носит под сердцем его ребенка. И если это действительно так, они поженятся, хочет она этого или нет. Он не допустит, чтобы его наследника воспитывал другой мужчина. Никому не позволит называть своим то, что принадлежит ему, Кейду Байрону. Но если же Мег так и не забеременеет, то он оставит выбор за ней. Она отвергла любовь Маккейба, но, возможно, есть кто-то еще, кому она отдала предпочтение.

И все же Кейд больше не был уверен, что сможет ее отпустить. При мысли о том, что Мег сжимает в объятиях какой-то другой мужчина, ему хотелось с силой ударить кулаком в стену. По множеству причин ей было бы лучше с кем-то другим, но Кейд уже сомневался, стоит ли принимать во внимание эти причины.

До окончания сезона оставалось еще несколько недель. Пока они в Лондоне, Кейд не станет принимать никаких решений. Ночью Мег сказала, что не хочет слышать никаких обещаний. Что ж, он не станет пока ничего обещать и не потребует этого от Мег.

Еще раз запечатлев на губах сонной девушки поцелуй, Кейд сел на кровати и потянулся за халатом. Негоже, чтобы их обнаружил кто-то из слуг. Репутация Мег окажется запятнанной, а сама она будет привязана к Кейду навечно. Пошарив рукой по прикроватному столику, Кейд зажег огарок свечи и, в последний раз бросив взгляд на спящую Мег, бесшумно отодвинул панель в стене и скрылся в потайном коридоре.

Глава 19

Две недели спустя Кейд сидел в захудалой таверне, расположенной в еще более захудалой части Лондона, заехать куда не пришло бы в голову ни одному из его знакомых. Люди, посещавшие это место, ценили собственное уединение, предпочитая не привлекать внимания ни к себе, ник своей зачастую незаконной деятельности. Вот и Кейд, стараясь не выделяться из толпы, надел самую простую и изрядно поношенную одежду. Он занял место в самом дальнем, плохо освещенном углу таверны, получив возможность наблюдать за входной дверью и вместе с тем быть уверенным в том, что его беседу с нужным ему человеком никто не услышит.

Не обращая внимания на стойкий запах подгнившего лука, сигарного дыма и дешевого пива, он посмотрел на человека, севшего за его стол несколько минут назад. Невысокого роста, с редеющими каштановыми волосами и ничем не примечательной внешностью, Телониус Феррик был прекрасным шпионом, ибо люди в самой таверне и за ее пределами почти его не замечали.

Вытащив из-за пояса штанов полу некогда белой рубахи, Феррик обтер ею ободок своего стакана. Подув на и без того скудную пену, он отпил немного эля, по цвету напоминавшего мутные воды Темзы. Кейду пить вовсе не хотелось, хотя он и заказал изрядно разбавленное водой виски, дабы не раздражать хозяина таверны, желающего получить прибыль от каждого посетителя своего заведения.

— Так что вы узнали? — спросил Кейд, отодвигая от себя стакан, украшенный многочисленными отпечатками грязных пальцев.

— Ничего особенного, милорд. Я следовал за ним по пятам, точно пес за крысой, но он очень хитер и осторожен. Общается только с джентльменами и посещает балы да званые обеды в богатых домах. Ужасно скучно. Только вы не подумайте, будто я жалуюсь.

— Нет, конечно, я так не думаю.

Феррик поскреб пальцем похожий на луковицу нос.

— Дело в том, что если он и передает что-то какому-то джентльмену, то мне этого не увидеть. В дом-то к богатым господам мне не попасть. Сдается мне, вам легче за ним проследить. Вас ведь приглашают на все эти балы и обеды.

— Вы правы, но Эверетт не дурак и не станет встречаться со своими агентами там, где его могу увидеть я. Он слишком хорошо понимает, что я только и жду возможности схватить его за руку.

Хотя, приняв во внимание самоуверенность Эверетта, нельзя исключать возможности того, что он все же дерзнет провернуть нечто подобное. Негодяй с удовольствием устроит встречу со своим агентом прямо под носом у Кейда, хотя бы для того, чтобы лишний раз ему досадить. Именно поэтому Кейд попросил Адама Грешема подмечать любую странность в поведении Эверетта. Пока семейные обязанности не вынудили его уехать в загородное поместье, Грешем охотно выполнял просьбу Кейда. Однако спустя некоторое время он понял, что Эверетт не станет предпринимать каких-либо действий в доме, где полно людей. Скорее выберет для этого более уединенное место.

Кейду пришлось с этим согласиться. Он трезво оценивал способности Эверетта и все же не переставал надеяться на то, что рано или поздно он совершит ошибку. И вот тогда Кейд своего не упустит.

— Так что, милорд, мне продолжать за ним следить? — спросил Феррик, вновь отхлебнув из своего стакана отвратительного пойла.

— Обязательно. Надеюсь, эта милая служанка, ваша знакомая, все еще снабжает вас информацией?

Феррик криво ухмыльнулся:

— Вы о Дженни? Ох уж эта девчонка! Скажу вам, язык ее не только для болтовни гож, хотя и поболтать она тоже горазда.

— Это хорошо. Запомните, я должен знать все. Даже если Эверетт надумает купить ночной горшок другого цвета.

— Непременно буду сообщать вам о каждом его шаге.

Кейд кивнул:

— Если узнаете что-то новое, пришлите мне записку, как мы договаривались. А пока, думаю, нам лучше не встречаться некоторое время. Уверен, не мне одному пришло в голову нанять соглядатая.

Сегодня Кейд добирался в этот район Лондона с огромными предосторожностями. Но он не питал иллюзий и знал, что даже самого опытного конспиратора можно перехитрить. Доказательством тому служили его раны.

Поднявшись со своего места, он бросил на стол монету, предназначенную для Феррика, а потом покинул таверну.


— Какое тебе больше нравится, Мег? — спросила Мэллори, сидевшая на стуле перед трюмо. — Жемчужное с бриллиантовым кулоном, выполненным в форме слезы, или золотое с крестиком из аквамарина? Крестик немного простоват, но зато подходит к большинству моих платьев. Вот я и не могу решить.

Мег заставила себя отвлечься от собственных мыслей и сосредоточиться на вопросе подруги. Сдвинув белокурое брови, она переводила взгляд с одного ожерелья на другое.

— Я бы выбрала жемчуг. — Она нахмурилась еще больше. — Нет, крест. Да, определенно крест, ведь сегодня вечером на тебе будет платье из кремового атласа. Вместе это будет смотреться просто и элегантно. Ничего лишнего.

— Майору Харгривзу нравится крест. Он уже не раз делал мне комплименты. Говорит, аквамарин подчеркивает цвет моих глаз.

— Так за чем тогда дело стало?

Подруги обменялись улыбками, после чего лицо Мег посерьезнело.

— Все в порядке? — спросила Мэллори, откладывая ожерелья в сторону.

Мег заставила себя улыбнуться снова:

— Да, конечно. А что со мной может быть не так?

И правда — что? Если бы в жизни все было так же просто, как выбор ожерелья к вечернему платью! Но в последнее время шаткость собственного положения давила на плечи Мег тяжелым грузом.

— Если ты хочешь о чем-то поговорить, я буду более чем счастлива тебя выслушать, — добавила Мэллори, и ее добрые глаза простодушно и искренне взглянули на Мег.

Мег с минуту смотрела на подругу, ужасно желая доверить ей свои тревоги. Какое же облегчение испытала бы она, если поделилась бы с кем-нибудь своими секретами, поведала о страхах и тревогах, вместо того чтобы держать все в себе! Но Мег знала, что не может позволить себе подобной роскоши, ведь все ее проблемы были сосредоточены вокруг брата Мэллори. Мег могла только представить, как округлились бы глаза девушки, открой она ей всю правду.

«Кейд приходит в мою спальню каждую ночь, и мы занимаемся с ним любовью. Знаю, что это ужасно рискованно и что должна прогнать его прочь, но я не могу этого сделать. Потому что люблю слишком сильно. Я продолжаю надеяться, что это чувство взаимно, но скорее всего Кейд не испытывает ничего подобного, ибо никогда не говорит о своей любви. Каждый день я повторяю себе: нужно жить настоящим и не беспокоиться о будущем. И все же неопределенность, в которой я пребываю, отравляет мне существование. Ах да, и еще одно… Мы с Кейдом никогда не были помолвлены по-настоящему!»

Нет, о том, чтобы рассказать все это Мэллори, не может быть и речи. Точно так же, как не может быть речи о том, чтобы открыть свои чувства Кейду. Мысленно Мег тысячу раз признавалась ему в любви, но не решалась произнести эти слова вслух, из страха услышать то, что он скажет в ответ. Вернее, то, чего он не скажет.

Поэтому она хранила молчание и наступала на горло собственной гордости и принципам ради того, чтобы еще раз оказаться в объятиях любимого. Впрочем, Мег не слишком волновал тот факт, что она стала любовницей Кейда. Более того, она ничуть не сожалела об этом. Она боготворила те ночные часы и минуты, когда Кейд сжимал ее в своих объятиях, ласкал и целовал, пробуждая в ней необузданную страсть.

Ничто не было так мило ее сердцу, как возможность дремать рядом с ним, ощущая спокойствие и умиротворение. В такие моменты Мег казалось, что в целом мире нет никого, кроме них двоих.

Но поутру она просыпалась в одиночестве в остывшей постели. Мег знала, Кейд хочет защитить ее честное имя, и тем не менее никак не могла отделаться от ощущения потери.

Дни же пролетали в привычной суете. Казалось, ничто не изменилось в жизни Мег с момента ее приезда в Лондон. Вот почему она сидела сейчас в спальне Мэллори и обсуждала с ней украшения и наряды, в которых обе поедут сегодня вечером на бал.

Вновь подумав о предложении Мэллори выслушать ее, Мег улыбнулась.

— Так мило, что ты предложила мне это, — сказала она, — но дело в том, что рассказывать-то нечего. Я просто немного устала после вчерашнего бала. Только и всего.

И от встречи с Кейдом, во время которой он познакомил ее с еще одним способом любить друг друга. Кровь Мег мгновенно закипела в жилах при воспоминании об этом.

— Ну, раз ты так уверена…

— Совершенно уверена, — кивнула Мег, гоня прочь мысли о Кейде. — А теперь посоветуй, какое платье надеть мне. Атласное цвета примулы или шелковое белое с греческим узором на подоле?

Несколькими часами позже Мег выскользнула из бального зала, оставив позади громкие звуки музыки, смех и гул голосов. Воздух стал прохладнее, когда Мег спустилась по лестнице, свернула в коридор и оказалась в необитаемой части дома. После душного зала, переполненного людьми, прохлада и тишина пустынного коридора показались Мег настоящим благословением.

Заметив стул, стоявший рядом с растущим в горшке фиговым деревом, Мег подошла к нему и села, чтобы немного перевести дыхание. Вскоре она заметила, что, скрытая большими зелеными листьями, она почти не видна со стороны коридора. Так было еще и потому, что сегодня вечером Мег решила надеть платье из ярко-зеленой шелковой тафты взамен тех, что она приготовила вначале.

Она говорила себе, что посидит здесь всего лишь пять минут, прежде чем вернуться в зал. Пять минут отдыха от беспрестанных разговоров и нескончаемых сплетен.

Вообще-то Мег уже начала уставать от круговерти сезона. Особенно теперь, когда рядом не было лейтенанта Маккейба и лорда Грешема, развлекавших ее остроумными замечаниями. Скорее всего лейтенант не захотел бы общаться с ней после того, как она отвергла его любовь. Мег ничуть не жалела о своем решении, но все же очень скучала по его обществу.

Она могла бы поискать Кейда или кого-то из его братьев, но, заглянув в одну из соседних комнат, Мег обнаружила, что мужчины увлечены разговорами о политике и войне. Мэллори танцевала с майором и не обращала на Мег никакого внимания, в то время как Ава была поглощена игрой в карты со своими давними подругами.

Еще пара часов, и можно отправляться домой. Еще пара часов, и она вновь окажется в объятиях Кейда. Закрыв глаза, Мег предалась сладостным мечтам.

Спустя несколько минут до слуха Мег донесся звук открывающейся двери в дальнем конце коридора. Повернув голову на звук, она заметила, как из комнаты вышел мужчина. Брови Мег удивленно взметнулись вверх, когда она узнала в нем лорда Эверетта. Его белокурые волосы и худощавую фигуру она узнала бы из тысячи. Мег затаила дыхание, когда Эверетт принялся озираться по сторонам. Его взгляд скользнул по фиговому дереву, но Мег, судя по всему, осталась незамеченной. Удовлетворенный увиденным, Эверетт повернулся и направился в дальнюю часть дома.

Куда он идет? И что еще более важно — зачем? Не успев как следует все обдумать, Мег встала со стула, чтобы следовать за Эвереттом.

Кейд будет в ярости, если узнает о ее безрассудстве, но Мег не могла спокойно оставаться в стороне, когда Эверетт задумал что-то скверное. Вполне возможно, он пригласил на свидание какую-то леди, но интуиция подсказывала Мег, что дело тут вовсе не в этом. И если она права, значит, Эверетт собирается передать информацию французскому агенту. Ну разве не здорово будет, если она поймает его на месте преступления? Нет, Мег не собиралась ловить его в буквальном смысле. Это было бы с ее стороны довольно глупо и к тому же опасно. Но если она станет свидетельницей тайной встречи, этого будет достаточно, чтобы вернуть Кейду доброе имя, а Эверетта предать суду.

Стараясь оставаться незамеченной, Мег кралась следом за Эвереттом. Ее тонкие шелковые туфельки не издавали ни звука, мягко ступая по мраморному полу. Когда Эверетт останавливался, Мег вжималась в стену, стараясь слиться с ней воедино. К ее облегчению, Эверетт отворил дверь, расположенную в самом конце коридора, и, не оглянувшись, вошел в скрытое за ней помещение.

Мег оглянулась, дабы убедиться, что за ней никто не наблюдает. К счастью, коридор был абсолютно пуст. Кроме того, здесь царил полумрак. Стараясь держаться в тени, Мег бесшумно двигалась к своей цели. Подойдя к двери как можно ближе, она прижалась к стене. Сердце ее колотилось, точно сумасшедшее, но Мег постаралась успокоиться и прислушалась.

В течение нескольких минут в комнате царила тишина, как если бы Эверетт был там один. Но потом до ее слуха донесся приглушенный голос еще одного человека. Продвинувшись на несколько дюймов вперед, Мег обратилась вслух.

— …слишком рискованно, никогда больше не воспользуюсь такой возможностью.

— …лучшего места не придумать… никогда не заподозрят… — послышался голос Эверетта.

Вновь воцарилась тишина.

— Так что вы мне принесли? — спросил Эверетт.

К огромному разочарованию Мег, ответа расслышать не удалось. Голоса говоривших вновь стали приглушенными, как если бы они отошли дальше от двери. Забыв об осторожности, Мег придвинулась к двери еще на несколько дюймов. Она была прикрыта не слишком плотно, и теперь Мег могла видеть часть тускло освещенной библиотеки и стоящего посреди нее Эверетта. Что же касается его загадочного собеседника, то он стоял вне пределов видимости. Мег смогла разглядеть лишь его плечо да руку. Лицо же утопало в тени.

Он протянул Эверетту небольшой листок бумаги. Взяв его, Эверетт прочитал написанное, а потом взглянул на своего собеседника:

— Вы уверены в достоверности этой информации?

— Настолько, насколько могу быть уверен в своем информаторе. Выяснить что-либо теперь, когда он мертв, не представляется возможным.

Мег хотела уже испуганно охнуть, но вовремя закрыла рот рукой. Дрожа всем телом, она слушала, как тихонько засмеялся Эверетт, и от этого звука холодок пробежал по се коже, как от прикосновения руки призрака. Если в ее душе и оставались какие-то сомнения относительно виновности Эверетта, то теперь все они рассеялись окончательно. Судя по всему, ему, как и его собеседнику, было незнакомо такое понятие, как угрызения совести.

Внезапно Эверетт замолчал и посмотрел на дверь. Бесшумно отступив в тень, Мег еще сильнее прижала к губам кулак и постаралась затаить дыхание. Дрожа от страха, она принялась мысленно молить Бога о том, чтобы Эверетт не заметил ее сквозь узкую щель.

Спустя пару минут Эверетт заметно расслабился и вновь посмотрел на записку, которую держал в руке.

— Отличная работа, — еле слышно произнес он, пряча записку во внутренний карман сюртука.

— Я рад, что угодил вам, — ответил незнакомец, в бархатистом голосе которого послышались нотки сарказма. — Не смею оставаться. Если от меня больше ничего не требуется, я, пожалуй, пойду.

Эти слова должны были послужить Мег сигналом к бегству, к поиску спасения в наполненном людьми и светом бальном зале. Но вместо этого она осталась на месте, прижавшись спиной к стене.

Она заметно напряглась, когда в комнате раздались шаги. Но вместо того чтобы двинуться в ее направлении, незнакомец проследовал к высоким стеклянным дверям, расположенным в дальнем конце библиотеки: Мег попыталась было разглядеть его черты, но это оказалось невозможным в почти кромешной тьме. В представлении девушки таинственный незнакомец остался высоким худощавым человеком с темными волосами. Такими же приметами обладал каждый второй мужчина, присутствующий на балу.

Легкий июньский ветерок взметнул занавеси на окнах, когда незнакомец распахнул двери. Не останавливаясь и не оглядываясь, он переступил через порог и растворился в ночи.

Эверетт запер за ним двери. После этого он снова достал из кармана записку. Развернув ее, он с минуту изучал текст, а потом подошел к камину с почти остывшими углями, смял записку и швырнул ее в огонь.

Зная, что медлить больше нельзя, Мег побежала прочь. На полпути она увидела приоткрытую дверь в комнату, которой не заметила раньше. Не раздумывая ни минуты, она нырнула внутрь и тут же оказалась в кромешной тьме. Пройдя чуть дальше, она остановилась и стала ждать. Ее сердце колотилось так громко, что Мег начала уже опасаться, как бы Эверетт не услышал его стука.

А потом Мег услышала шаги, хотя Эверетт ступал почти бесшумно по гладким мраморным плитам. Девушка зажмурилась, усилием воли заставляя себя стоять на месте, хотя ей ужасно хотелось подкрасться к двери и выглянуть наружу. Напряжение было столь сильным, что она на некоторое время словно бы лишилась способности дышать.

Шаги Эверетта приближались, потом поравнялись с комнатой, где пряталась Мег… Закусив губу, девушка ждала, что он остановится и зайдет внутрь. Но вместо этого Эверетт, не замедляя шагов, прошел мимо.

Мег едва не осела на пол от нахлынувшего на нее облегчения. Только теперь она почувствовала, что сорочка под корсетом промокла от пота. Мег оставалась в своем убежище еще несколько минут, не решаясь выйти наружу, и только потом осторожно подкралась к двери и выглянула в коридор. Он был пуст. Мег направилась было назад в бальный зал, но потом внезапно остановилась.

Записка! Что в ней было?

Судя по всему, Эверетт запомнил ее содержание, а иначе зачем ее уничтожать? Наверное, она уже обратилась в пепел. А что, если нет? Ведь угли в камине почти потухли. Вдруг от записки что-то осталось и Мег сможет ее прочитать? Ну хотя бы несколько слов.

Задумчиво покусывая ноготь, девушка поразмыслила и пришла к выводу, что такую возможность нельзя упускать. Раз уж она зашла так далеко, не стоит останавливаться на полпути. Решительно развернувшись на каблуках, она направилась назад в библиотеку.


Часы пробили два часа ночи, когда Кейд отодвинул потайную панель в стене спальни Мег. Он вошел в комнату, и пламя свечи дрогнуло, когда он прикрыл за собой дверь.

Обычно Мег поджидала его в темноте, но сегодня она не стала тушить свечу, стоявшую на прикроватном столике. Да и сама Мег еще не ложилась. Она сидела возле камина в кресле, в котором и сам Кейд сидел, когда впервые пришел сюда под покровом ночи. Теперь казалось, что это было так давно.

Кейд подошел к прикроватному столику и поставил на него подсвечник. Обернувшись, он заметил, что Мег пребывает в задумчивости.

— Почему вы еще не легли? — тихо спросил он.

— Я не устала.

— Именно поэтому вы и должны быть в постели. — Кейд протянул руку. — Подойдите ко мне. Посмотрим, смогу ли я сделать так, чтобы вы устали по-настоящему.

Мег ничего не ответила и не улыбнулась. Она даже не двинулась с места, чтобы шагнуть в объятия Кейда.

— Что случилось? — спросил он, и его рука безвольно упала.

— Ничего. Хотя вообще-то кое-что произошло…

— Так что же?

Мег потерла ладонью колено, прикрытое халатом из розового шелка, а потом взглянула на Кейда:

— Только пообещайте, что не разозлитесь.

Темные брови Кейда сошлись на переносице.

— А почему я должен разозлиться?

— Просто пообещайте, и тогда я все расскажу.

Кейд скрестил руки на груди.

— Мег…

— Пообещайте. И еще пообещайте, что не станете кричать. Я не хочу, чтобы ваш крик разбудил весь дом.

— Я-то всегда осторожен. Чего нельзя сказать о вас.

По щекам Мег разлился очаровательный румянец.

— И все же, — продолжала она, — вы должны дать мне слово джентльмена.

На подбородке Кейда дернулся мускул. Внезапно он почувствовал, как его желудок сжался от недоброго предчувствия.

— Хорошо. Даю вам слово не кричать. Кроме того, я приложу все силы к тому, чтобы сдержать гнев, если, конечно, будет от чего гневаться. Так о чем вы хотели рассказать?

— Об этом. — Мег достала из кармана халата сильно измятый листок бумаги с черными и коричневыми разводами по краям. Он выглядел так, словно его пытались сжечь.

Кейд с минуту смотрел на бумагу.

— Записка? А почему я должен на вас закричать?

Мег опустила глаза и принялась теребить полы халата.

— Потому что это не просто записка. Это…

— Это?.. — Кейд вопросительно посмотрел на девушку.

— Она предназначалась лорду Эверетту. Но он выбросил ее в камин, а я подняла.

— Что вы сделали?! — воскликнул Кейд.

— Вы обещали не кричать.

Сжав кулаки, Кейд пожалел о столь опрометчивом обещании. Глубоко вдохнув, чтобы успокоиться, он заставил себя говорить тихо и размеренно.

— Что значит — записка для лорда Эверетта?

— Сегодня вечером у него была тайная встреча с одним из агентов, который и передал ему эту записку.

В висках у Кейда застучало от плохо сдерживаемого гнева.

— И откуда вам это известно?

— Я проследила за ним и подслушала разговор.

— Что вы сделали?!

Мег осуждающе посмотрела на Кейда:

— Вы опять кричите и начали повторяться.

Кейд разжал и вновь сжал кулаки. Стараясь говорить тихо, он задал следующий вопрос:

— Насколько я понял, вы ушли из зала следом за Эвереттом…

— Нет, все было не так, — перебила Кейда Мег. — Я уже спустилась на первый этаж — хотела немного отдохнуть от шума и суеты, — когда в коридоре появился Эверетт. Я увидела, как он направился в одну из дальних комнат дома, и поняла, что это не к добру.

— У этого негодяя на уме всегда что-нибудь недоброе, и вы прекрасно об этом знаете. — Кейд сунул руки в карманы халата и прошелся по комнате. — Почему вы не вернулись в бальный зал? Почему не отыскали меня?

Лоб Мег прорезали складки.

— У меня не было на это времени. К тому же я не могла молча наблюдать за тем, как Эверетт совершает нечто противозаконное.

— Нет, вы были просто обязаны меня найти. Ведь вы же обещали мне не приближаться к этому человеку.

— Я и не приближалась, — попыталась защититься Мег, сцепив пальцы в замок. — Ну… кроме одного раза, когда он подошел ко мне в опере…

У Кейда непроизвольно дернулась щека.

— Он искал вас намеренно?

— Да, это случилось несколько недель назад, когда вы не поехали вместе с нами. Я сказала, что больше не могу с ним встречаться, и он согласился. С того самого вечера мы больше не виделись и не разговаривали.

— Почему вы не рассказали мне об этом раньше?

— По той же самой причине, по которой я не хотела рассказывать о записке. Я знала, как вы отреагируете. Но в этой записке содержится нечто очень важное. То, что я сочла невозможным от вас скрывать.

— И что же именно? — Кейд прикладывал все силы к тому, чтобы не повышать голоса. — Эверетт вас видел?

— Конечно, нет.

— Как вы можете быть в этом уверены?

Мег оскорбилась.

— Я соблюдала осторожность.

— И все же он мог вас заметить. Вы хотя бы понимаете, как рисковали? Неужели вы не задумывались о том, что могло бы произойти, если бы Эверетт вас заметил?

Мег вздрогнула.

— Конечно, задумывалась. Но ведь все получилось, и заговорщики не догадываются о том, что их кто-то подслушал.

Кейд вновь принялся беспокойно расхаживать по комнате. Он провел рукой по волосам, жалея, что не может накричать на Мег, отругать ее за то, что она подвергала себя страшной опасности. Ему хотелось схватить ее за плечи и, встряхнув что есть силы, напугать так, чтобы ей никогда больше в голову не пришло совершить подобное безрассудство. Они уже обсуждали это, и Кейд был уверен, что Мег все поняла. Очевидно, он ошибался.

Понимая, что не в силах находиться рядом с Мег и оставаться при этом спокойным, Кейд подошел к кровати и сел.

— Ну и кто этот другой человек? — на удивление безразлично спросил он.

Мег заметно расслабилась, поняв, что самая сложная часть разговора закончена.

— Не знаю. Он стоял в тени, и я не видела его лица. Но мне показалось, будто он англичанин и к тому же не простолюдин.

— А записка? Как вам удалось ее заполучить?

— Не стану вдаваться в детали. Скажу лишь, что когда Эверетт бросил ее в камин и отправился в зал, я вернулась в библиотеку за запиской.

Губы Кейда сжались в узкую полоску.

— Ну конечно!

— Нам повезло, что огонь не успел ее уничтожить. Угли почти погасли, да к тому же я пришла вовремя. Так что… — Мег протянула Кейду слегка обуглившийся листок бумаги.

Кейд едва не заскрежетал зубами от снедающего его гнева.

— Так что в ней написано?

— Вот, прочитайте сами, — произнесла Мег, вставая с кресла и подходя к1 Кейду.

Помедлив, Кейд взял записку из рук девушки. Сильно смятая бумага зашелестела под его пальцами.

«Воскресенье. Полночь. Стейбридж-Лодж».

Внизу стояла подпись, но она была совершенно неразборчивой.

— Не так уж много, — произнесла Мег. — Но я подумала, что это важно. Скорее всего здесь указано место встречи.

— Возможно. — Сложив записку пополам, Кейд убрал ее в карман. Он решил не сообщать Мег, что обанкротившееся поместье Стейбридж-Лодж продали недавно с аукциона неизвестному покупателю. Могли Эверетт оказаться этим покупателем? Или теперь поместье принадлежало совсем другому человеку? Еще одному шпиону? Еще одному предателю?

— Воскресенье уже завтра, — продолжала тем временем Мег. — И к какому именно дню относится полночь? К завтрашнему или, вернее, к сегодняшнему, поскольку скоро рассвет?

— Я понятия не имею, что все это означает, и вам тоже не советую ломать голову.

— Но, Кейд…

— Никаких «но». Я дал вам обещание и теперь хочу, чтобы вы тоже пообещали мне кое-что. Вы не станете больше предпринимать попыток проследить за Эвереттом или подслушать его разговоры с кем бы то ни было. Если же он снова попытается с вами заговорить или хотя бы посмотреть в вашу сторону, немедленно разыскивайте меня и не отходите от меня ни на шаг. Прилипните ко мне, точно репейник.

— Репейник? Это уже слишком. Вам так не кажется?

Кейд схватил Мег за руку и притянул к себе так, что она оказалась зажатой между его расставленными ногами.

— Это не смешно, Мег. Вы можете оказаться в беде. Итак, я жду вашего обещания.

Мег посерьезнела.

— Вы правы, я даю вам слово, что никогда больше близко не подойду к Эверетту. — Подняв руку, она провела ладонью по волосам Кейда. — Если честно, мне было очень страшно.

— Не сомневаюсь. — Глубоко вздохнув, Кейд попытался справиться со все еще бушующим в его душе гневом. — Уже поздно. Пора отправляться в постель.

— Пора. — Мег погладила Кейда по щеке. — Так вы все еще хотите измотать меня до полусмерти?

Кровь прилила к щекам Кейда, а его плоть тотчас же напряглась и запульсировала от возбуждения. Он решил, что разговоры о записке и предателе Эверетте могут подождать. Уткнувшись лицом в грудь девушки, он вдохнул исходящий от нее сладковатый и непередаваемо женственный аромат. Сгорая от желания, он сжал ладонями ее мягкие ягодицы, а потом без предупреждения откинулся на кровать и увлек Мег за собой.

Вскрикнув от неожиданности, Мег рухнула на Кейда, и его напряженная плоть прижалась к ее животу.

— Пожалуй, хотите, — пробормотала она.

Накрыв губы девушки своими, Кейд вознамерился показать, насколько сильно.

Глава 20

Утром следующего дня Кейд задержал Мег после завтрака, а потом кивком дал слугам понять, что хочет остаться с ней наедине.

— Я не приду сегодня ночью, — тихо произнес он. — Так что не ждите и ложитесь спать.

Мег положила ладонь на рукав Кейда.

— Значит, вы все-таки пойдете туда?

— Я хочу понять, стоит ли эта записка того риска, которому вы себя подвергали. Вполне возможно, что полночь воскресенья относится к следующей неделе. Да и вообще может статься, что в этой записке что-то зашифровано.

Мег наморщила лоб:

— Думаете, это шифр?

Взяв руку девушки, Кейд прижал ее к своей груди.

— Что бы это ни означало, вам не стоит беспокоиться. К утру я уже вернусь домой. Вы даже не заметите моего отсутствия.

— Надеюсь, вы знаете то место, что указано в записке.

Кейд некоторое время молчал, раздумывая, стоит ли сообщать Мег то, что знает он сам.

— Я никогда не был в Стейбридж-Лодже, но знаю, что это в Кенте. Более я ничего не могу сказать.

Мег поняла, что расспрашивать дальше не стоит. Все равно ответа не получишь.

— Вы возьмете с собой кого-то из братьев?

— Нет, — ответил Кейд, отпуская руку Мег и отходя на шаг назад. — Не стоит их беспокоить попусту. Я хочу лишь разведать обстановку, а потом сразу же вернусь в Лондон.

Стало быть, Кейд поедет один. При мысли об этом желудок Мег сжался от беспокойства. Внезапно она пожалела о том, что достала из камина эту злосчастную записку и показала ее Кейду. С присущей всем мужчинам самоуверенностью он решил, будто все сделает самостоятельно. А если нет? Что, если он ошибается?

— Может быть, вам стоит…

— Позвольте мне самому все уладить, — перебил девушку Кейд. — Я рассказал о своих планах, чтобы вы не беспокоились и не натворили глупостей.

— Мне очень обидно слышать это, милорд. Порой я бываю импульсивна, но я отнюдь не глупа.

Кейд улыбнулся:

— Я вовсе не хотел вас обидеть, просто попытался предупредить. — Внезапно Кейд посерьезнел. — Я хочу, чтобы сегодня вечером вы отправились на званый обед с мамой и Мэллори. Танцуйте, развлекайтесь, как обычно, а потом возвращайтесь домой, Вы меня поняли?

— Поняла, — кивнула Мег.

Конечно же, поездка на званый обед вовсе не означала, что Мег пробудет в гостях все время. Она также не обещала оставаться дома после того, как вернется из гостей. В ее голове тотчас же зароились десятки мыслей, но она еще не знала, за какую из них ухватиться. Постаравшись не выдать своего состояния, Мег широко улыбнулась.

В ответ Кейд посмотрел на нее так пронизывающе, что она уже подумала, будто он вновь угадал ее замыслы. Но потом он удовлетворенно кивнул и, кажется, успокоился.

Бросив взгляд на закрытую дверь, Кейд заключил Мег в объятия и запечатлел на ее губах долгий и нежный поцелуй.

— Пожалуй, я пожелаю вам спокойной ночи прямо сейчас. Ведь днем мы будем слишком заняты и вряд ли сможем поговорить. Увидимся завтра утром или еще раньше.

— Тогда до завтра. Пообещайте, что будете осторожны, — попросила Мег.

— Ни о чем другом не стану и думать.

Кейд ничего не сказал Мег, хотя знал, что не отправится в Стейбридж-Лодж без союзника. Несмотря на то что он не успел встретиться с ним из-за нехватки времени, Кейд знал, что Телониус Феррик найдет дорогу в поместье. В конце концов в задачу Феррика входила слежка за Эвереттом, и Кейд знал, что его помощник не свернет с намеченного пути.

Конечно, Кейд мог бы дождаться доклада от своего соглядатая в Лондоне, но он хотел воспользоваться преимуществом и хоть в чем-то опередить Эверетта. Ему также хотелось разузнать, с кем встречался его заклятый враг, а если повезет — то и добыть переданную информацию.

Он был честен с Мег, когда сказал, что хочет лишь разведать что да как. И все же если обстоятельства сложатся в его пользу, он будет действовать. Если удача повернется к нему лицом, то он схватит не одного, а целых двух шпионов. А если сложится так, что Эверетт не появится в указанном в записке месте, Кейда ожидает долгий и скучный путь домой. В любом случае поездка в Кент стоит потраченного на нее времени.


После обеда, когда остальные леди прилегли отдохнуть перед сборами на очередной бал, Мег решила прогуляться на конюшню. Перед этим она убедилась, что Кейд уехал, так как из предыдущего разговора с ним помнила, что конюшни прекрасно видны из окон его спальни. Одна из лошадей приветственно заржала, когда Мег вошла в прохладу конюшни, и в нос ей ударил острый запах сена и лошадиного пота. Вскоре показался грум, снимая шляпу и низко кланяясь.

— Здравствуйте, мисс.

— Добрый день, Браун. Как поживаете?

— Хорошо, мисс, спасибо за заботу. Могу я вам чем-нибудь помочь? — спросил он, с любопытством взглянув на Мег, ибо она еще никогда не появлялась на конюшне в это время дня.

— Вообще-то можете. Не знаете, лорд Кейд приказывал приготовить для него экипаж?

Сняв шляпу, конюх поскреб затылок, а потом водрузил шляпу на место.

— Доподлинно мне это неизвестно, так как его светлость обслуживает главный конюх. Но я слыхал краем уха, что лорд Кейд действительно просил вечером запрячь его экипаж.

— А он называл точное время?

Браун сдвинул кустистые брови.

— Около десяти часов вечера.

Мег улыбнулась:

— Спасибо. А теперь не окажете ли вы мне небольшую услугу?

Браун принялся в нерешительности переминаться с ноги на ногу.

— Услугу, мисс? Какую же?

— Да ничего особенного. Хочу попросить вас оседлать мою кобылу к, скажем, половине десятого.

— Сделаю, мисс.

— Только оставьте ее в стойле. Я сама заберу ее, когда буду готова. — Сунув руку в карман, Мег достала золотую гинею. Она знала, что именно столько зарабатывает Браун за две недели. — Только никому не рассказывайте о моей просьбе, ладно? И особенно лорду Кейду.

Взгляд конюха перекочевал на монету. После минутного замешательства он взял ее с ладони Мег и спрятал в карман.

— Нет-нет, мисс. Сделаю вид, будто ничего не знаю. Хотите проследить за его светлостью, а? — подмигнув, спросил он.

— Может быть.

— Хорошо. Лошадь будет готова к девяти. Боюсь, не успею сыграть в карты с ребятами, если примусь седлать ее позже.

— Стало быть, в девять.

Уехать с вечеринки пораньше получилось гораздо проще, чем казалось. Отведя герцогиню и Мэллори в сторону вскоре после приезда, Мег пожаловалась на ужасную головную боль и попросила позволения вернуться домой.

— Ты такая бледная, — заметила Мэллори.

В самом деле? Если Мег и была бледна, то только от нервного напряжения, не покидавшего ее с самого утра.

— Надеюсь, ты не простудилась, — добавила Ава, по-матерински потрогав лоб Мег. — Во всяком случае, жара нет.

— Думаю, ничего серьезного, — произнесла девушка. — Просто очередной приступ мигрени, который скоро пройдет.

Мэллори кивнула:

— Тогда мы все поедем домой и…

— О нет, я буду чувствовать себя ужасно, зная, что испортила вам обеим вечер. Вы должны остаться. Я же отправлюсь домой, а потом отошлю экипаж за вами.

Мег потребовалось еще несколько минут, чтобы уговорить женщин не справляться о ее здоровье по приезде домой.

— Когда вы вернетесь, будет уже поздно, — сказала Мег, — а я собираюсь сразу лечь в постель. Мне всего-то лишь нужно как следует выспаться. Так что увидимся утром.

И вот Мег уже ехала в Клайборн-Хаус. Дома она вновь прикинулась больной и попросила Эми помочь ей снять платье и облачиться в ночную сорочку. Отослав девушку прочь, Мег сняла сорочку, надела свое старое черное платье и пару крепких ботинок.

В последнюю минуту ей пришла в голову мысль сложить покрывало и подсунуть его под одеяло, придав ему форму человеческого тела, на случай если кто-то из леди всё же решит заглянуть к ней в спальню. После этого Мег потушила свечу и выскользнула из спальни.

До тех пор пока она не оказалась в коридоре, Мег не учитывала возможности того, что может столкнуться с Кейдом на конюшне. Спускаясь по лестнице для слуг, она услышала его голос. Прибавив шагу, она выбежала во двор и сумела пробраться в стойло к своей уже оседланной кобыле незамеченной.

Спустя несколько минут до ее слуха донесся разговор Кейда с конюхом, помогающим ему сесть в экипаж. Зная, что медлить нельзя — ведь в ночи она может потерять Кейда из виду, — Мег вывела лошадь из стойла, уселась в седло и выехала со двора.


Когда до полуночи оставалось всего несколько минут, Кейд остановил свой экипаж на уединенной улочке недалеко от Стейбридж-Лодж. Надев на морду лошади торбу с сеном и оставив ее наслаждаться ужином, Кейд нырнул в заросли кустарника, окружавшие поместье со всех сторон. Только так к нему можно было пробраться незамеченным. Кейд старался ступать бесшумно по глинистой почве. К счастью, он взял с собой трость, не только помогавшую ему перешагивать через кочки и рытвины, но и вполне пригодную для самообороны.

Теперь у него была новая трость, изготовленная на заказ всего лишь несколько недель назад. Полая внутри, она таила в себе обоюдоострый клинок из закаленной стали. Кейд надеялся, что испытать его в деле не придется, но кто знает…

Взошла яркая полная луна, теплый ночной воздух наполнился Звонким пением сверчков. Подойдя ближе к дому, Кейд сразу заметил, сколь неухоженным и заброшенным он выглядел, несмотря на мерцавшую в окне одинокую свечу. Судя по всему, новый владелец сюда не заглядывал, и поместье стало идеальным местом встреч заговорщиков.

Кейд выбрал укромное место в зарослях, откуда прекрасно просматривался дом, и приготовился ждать и наблюдать. Прошло пять минут. Десять. Двадцать. Вокруг царила тишина. Может, он неверно выбрал день и время? А может, здесь вообще никто не назначал никакой встречи.

Кейд хотел уже отправиться в обратный путь, когда у него внезапно сжался желудок, а по спине пробежал холодок. На подъездной аллее мелькнул свет, а потом в поле зрения Кейда показался человеке фонарем в руке. Судя по одежде — слуга. Позади него до боли знакомо вышагивал другой человек.

Эверетт!

Кейд инстинктивно сжал рукоятку трости, готовый в любую секунду пустить в дело спрятанный в ней клинок. Однако, бросив взгляд через плечо, он понял, что за спиной врагов нет. Нахмурившись, Кейд наблюдал за тем, как Эверетт остановился. Гравий заскрипел под каблуками его сапог, когда он повернулся лицом к убежищу Кейда.

— Я знаю, что ты там, Байрон! — крикнул Эверетт. — Весь вечер ждал твоего приезда.

Кейд ничего не ответил. Знал ли Эверетт о его местонахождении наверняка или просто бросал пробный камень?

— Хорошее место ты выбрал, — продолжал тем временем Эверетт. — Я спрятался бы точно так же.

Где же Феррик? Может, тоже прячется поблизости? Если бы они как-то сумели обнаружить местонахождение друг друга, им не составило бы труда справиться с Эвереттом. Хотя какой от этого прок? Ведь он, похоже, ни с кем сегодня не встречался. Во всяком случае, Кейд больше никого не видел.

— Ай-ай-ай!.. — насмешливо протянул Эверетт. — Тебе стоит быть посговорчивее, поскольку у меня есть нечто, что тебе очень захочется вернуть.

Захочется вернуть? Что это может быть? Интуиция подсказывала Кейду, что Эверетт просто хочет выманить его из укрытия.

— Неужели тебе не интересно? — продолжал Эверетт. — Уверен, присутствующие здесь будут весьма разочарованы твоим безразличием. Твой подручный, например.

Дьявол! Феррик.

— Да-да. Я поймал его примерно час назад, когда он шнырял вокруг дома. Хитрый мерзавец. И сильный к тому же. Мне пришлось немало потрудиться, чтобы он наконец успокоился.

Кейд прислонился спиной к стволу дерева и с силой прижал кулак к шероховатой коре.

— Нет-нет, я его не убил, если тебе это интересно. Хотя к утру он может испустить дух. Я, видишь ли, проломил ему череп. Так что не жди от него помощи.

Кейд мог бы попытаться прийти Феррику на помощь, но понимал, что скорее всего его попытка не увенчается успехом. Разумнее всего будет вернуться в город за братьями, а потом вместе с ними приехать за Ферриком. Если им повезет, они успеют как раз вовремя. Наверняка Эверетт не станет его убивать, коль не убил сразу.

Эверетт нарочито громко вздохнул:

— Ну как с тобой скучно, Байрон! Хочешь знать, что еще у меня есть? Уверен, ты пожалеешь о том, что не проявил любопытства.

Неприятное ощущение вернулось, и дурное предчувствие шевельнулось в душе Кейда. Кого еще, кроме Феррика, мог схватить этот негодяй? С помощью кого он пытается выманить его, Кейда, из укрытия?

И вот тогда Эверетт дернул за руку и вытолкнул на свет еще одного человека. Это была женщина в черном платье, белокурые волосы которой блестели в свете луны.

Мег!

У Кейда едва не остановилось сердце.

— Так, может, мне ее убить, раз она тебе не нужна?

Внезапно Мег вырвалась из рук негодяя и выдернула изо рта кляп.

— Не делай этого, Кейд! — закричала она. — Не выходи! Если ты здесь, беги прочь! Сейчас же!

Мег попыталась бежать, но не успела она сделать и трех шагов, как Эверетт схватил ее за талию и рывком вернул назад. Он поднял руку, приставил к ее голове, и Кейд увидел, как в свете луны сверкнуло дуло пистолета.

— Так что ты выбираешь? — спросил Эверетт уже не так спокойно, как прежде. — Свою свободу или ее смерть?

Не раздумывая ни секунды, Кейд вышел из своего укрытия.

Глава 21

Страшная боль пронзила грудь Мег, когда она увидела показавшегося из-за кустов Кейда. Она чувствовала себя настолько ужасно, что не обращала внимания на холодное дуло пистолета, уткнувшееся ей в висок.

«Господи, ну как меня угораздило отправиться следом за Кейдом и попасть в ловушку?» — корила себя Мег. И вот теперь из-за ее глупости Кейд оказался в еще большей опасности, чем прежде.

Мег до сих пор не понимала, как Эверетту удалось ее обнаружить. Она бесшумно двигалась вдоль подъездной аллеи, скрытая в тени деревьев, как вдруг на ее пути возник Эверетт. Он увидел ее гораздо раньше, чем она его, и застал врасплох. Мег не успела даже вскрикнуть, прежде чем его ладонь зажала ее рот и нос. А теперь он использовал ее в качестве наживки, чтобы выманить Кейда навстречу уготованной ему судьбе.

— Остановись! — приказал Эверетт Кейду, когда тот был в нескольких шагах от него.

Кейд остановился.

— Мой человек проверит, что за оружие ты взял на встречу со мной.

Кивнув, подручный Эверетта подбежал к Кейду. Ощупав его с ног до головы, слуга вытащил два ножа из внутренних карманов сюртука и один — из правого сапога. Он забрал также и трость, покрутив набалдашник похожей на лапу животного рукой, чтобы проверить, не открывается ли она. Однако золотой набалдашник прочно сидел на эбонитовом основании трости.

— А что делать с этим? Тоже отобрать?

— Можешь забрать себе, — спокойно сказал Кейд. — Только без нее я вряд ли смогу сделать пару шагов.

Губы Эверетта изогнулись в какой-то странной полуулыбке.

— Это верно. Хромаешь, да? Ужас, что может приключиться с человеком во время войны. — Эверетт с минуту разглядывал трость, которую держал в руке его слуга. — Отдай, — приказал наконец негодяй. — Вряд ли он сможет с ее помощью остановить пулю.

Гадко усмехнувшись, слуга швырнул трость Кейду, и тому пришлось прохромать несколько шагов, чтобы поднять ее с земли.

— Иди в дом! — приказал Эверетт, махнув пистолетом.

Мег вскрикнула, когда он больно вывернул ей руку, увлекая за собой.

Обшитый деревянными панелями коридор выглядел обветшалым и заброшенным. В воздухе пахло плесенью и сыростью. Некогда прекрасный холл стал теперь прибежищем пауков, украсивших его паутиной. Дом давно уже пришел в запустение, утратив былое величие и богатство. Однако некоторые предметы мебели все еще стояли на своих местах, включая стул с жесткой спинкой да потертый диван, темневший в соседней комнате.

Почуявшая опасность мышь, пискнув, поспешила прочь и скрылась в щели под плинтусом.

Мег передернула плечами и принялась озираться по сторонам, пока слуга зажигал свечи. Однако освещение мало что изменило. В тусклых бликах пламени убранство дома выглядело еще более жалким и убогим.

Эверетт подтолкнул Кейда к стулу. Мгновение он выглядел так, словно решил воспротивиться, но пистолет в руке Эверетта заставил его передумать. Хромая сильнее, чем обычно, Кейд пересек комнату, поставил трость к стене и только потом опустился на стул. По знаку слуги Эверетта он сложил руки за спинкой стула, и негодяй тотчас же связал его запястья крепкой веревкой. Закончив, слуга еще раз дернул за веревку, чтобы убедиться в прочности узла.

— Ступай, — обратился к слуге Эверетт, — я позову, когда понадобишься.

Мег предпочла не думать о том, зачем этот крайне неприятный человек может понадобиться снова.

Теперь, когда Кейд не представлял для него опасности, Эверетт заметно расслабился, и на его высокомерном лице отразилось удовлетворение.

— Должен сказать, все оказалось даже проще, чем я ожидал. Оставляя в библиотеке наживку, я и не предполагал, что все сложится столь удачно.

— Что вы хотите этим сказать? — удивленно воскликнула Мег. — О какой наживке вы говорите?

— О, неужели вы до сих пор не поняли, моя дорогая? Я знаю, вы были там в тот вечер и услышали то, что вовсе не предназначалось для ваших ушей.

— Но я…

— Ступали тихо? Таились? Но вы-то новичок против, меня. В нашем деле мне нет равных. Должен сказать, мой план удался на славу. Как я и ожидал, вы вернулись в библиотеку за фальшивой запиской.

Рот Мег открылся помимо ее воли.

— Фальшивой? Но как такое возможно? Я же видела, как вам передал ее тот человек. Видела, как вы бросили ее в камин.

— Да, вы действительно это видели. Но вам, очевидно, и в голову не пришло, что это была совсем не та записка, которую передал мне мой информатор.

— А откуда вам известно, что я вернулась в библиотеку и забрала записку из камина?

Эверетт пожал плечами:

— Я этого не знал. Просто сделал ставку в надежде, что она окажется удачной. Я был уверен, что если вы заберете записку, то направитесь прямиком к Байрону и расскажете ему о своей потрясающей находке. Я также знал, что если до Байрона дойдет известие о тайной встрече, он не устоит перед соблазном и непременно захочет лично все разведать в надежде поймать меня. Нет, я определенно должен поблагодарить вас за помощь, моя дорогая мисс Эмберли. Ведь именно вы привели Байрона прямиком ко мне в руки.

К горлу Мег подступила тошнота, сопровождаемая непереносимым чувством вины. Господи, ну почему она не послушалась Кейда? Ведь он много раз предостерегал ее, а она беспечно считала, что держит все под контролем. Мег хотела помочь. Зная, что Кейд будет на нее гневаться, она опустила глаза, не в силах выдержать презрения и насмешки, наверняка читавшихся сейчас в его глазах.

— А вообще вы меня несказанно удивили, — продолжал тем временем Эверетт. — Устраивая свою ловушку, я и надеяться не смел, что поймаю вас обоих. Моей целью был лишь Байрон. С самой первой нашей встречи в Лондоне он причинял мне одни неприятности, руша все мои тщательно выстроенные планы. Из-за него мне пришлось залечь на дно и сидеть в бездействии, наблюдая за тем, как добыча ускользает из рук. Мне потребовалось много недель, чтобы восстановить репутацию среди тех, кто когда-то безоговорочно мне доверял. Я должен был положить этому конец, и наконец мне представилась такая возможность.

— Что вы хотите этим сказать? — спросила Мег.

— Именно то, что вы подумали, милочка. Я собираюсь убить Байрона. Мои люди должны были сделать это еще много месяцев назад на континенте, но натворили ошибок. Так что на этот раз я лично все устрою.

— Господи, — еле слышно выдохнула Мег, едва не лишившись чувств.

Эверетт склонил голову набок и окинул ее нежным и, как ей показалось, полным сожаления взглядом.

— Очень жаль, что теперь мне придется убить и вас тоже. Вы необыкновенная женщина, полная огня и решимости. Я очень ценю эти качества. Вам действительно стоило остаться дома.

Мег ошеломленно охнула и попыталась вырваться, но Эверетт держал ее крепко, прижимая пистолет к виску.

— Ой, только вот не нужно истерик, — осуждающе зацокал языком Эверетт. — Вы же должны понимать, что я не могу вас отпустить. Вы слышали слишком много и наверняка побежите прямиком к Клайборну.

— Не побегу. Если вы отпустите нас с Кейдом, обещаю, что не стану…

Эверетт расхохотался.

— Шутница. Нет, мне, право, жаль гасить столь яркий огонь. Такая красавица!.. — посмеиваясь, протянул он.

— И как ты собираешься с нами расправиться? — спросил Кейд, внезапно присоединяясь к беседе. — Нашу смерть будет весьма трудно объяснить даже для такого великолепного выдумщика, как ты.

Эверетт перестал смеяться и хищно прищурился.

— Я предусмотрел и это. Заявлю, будто ты убил мисс Эмберли в припадке ревности, а потом застрелился сам.

— С какой стати мне убивать собственную невесту?

— Да потому что ты сумасшедший. Это всем известно.

Кейд напрягся, жалея, что не может разорвать путы и стереть с лица негодяя самодовольную ухмылку. «Он сильно удивится, когда через несколько минут расстановка сил в игре кардинально изменится», — думал Кейд.

К счастью для них с Мег, Эверетт так и не научился подбирать себе помощников. Его слуга легко обнаружил большую часть припрятанного Кейдом оружия, но маленький и очень острый нож так и остался у него в рукаве.

Поэтому, пока Эверетт разглагольствовал о своих планах, уверенный в скорой победе, Кейд постарался сделать так, чтобы нож, соскользнув вдоль рукава, оказался у него в руке. Он с трудом скрыл свою радость, когда непростая задача была выполнена. Теперь оставалось удержать нож под нужным углом, чтобы разрезать толстую веревку.

И вновь, к счастью для пленников, Эверетт принялся насмехаться над ними. Теперь нужно было постараться сделать так, чтобы Эверетт говорил, не обращая внимания на напряжение мышц на руках Кейда.

— Никто тебе не поверит, — сказал он, осторожно распиливая веревку. — А уж члены моей семьи наверняка.

— Не уверен, что они смогут поколебать мнение большинства, — заметил Эверетт. — По крайней мере после того, как все прочитают записку, им это точно не удастся.

— Какую записку? Ведь не ту, что привела нас сюда?

— Конечно, речь не о ней. Хотя и она не сыграла бы никакой роли. Ведь в ней не содержится ничего подозрительного. Лишь указание дня, времени и места. Нет, я говорю о той, что написана тобой мисс Эмберли. В ней говорится, что ты собираешься встретиться со мной, чтобы осуществить правосудие.

— Но Кейд ничего мне не писал, — запротестовала Мег.

— Ошибаетесь, — уверенно произнес Эверетт. — Эта записка как нельзя кстати подтвердит мою легенду о том, как я приехал сюда, чтобы оценить состояние дома. Я расскажу о том, что решил остаться здесь на ночь, собираясь поутру встретиться с архитектором, и о том, как Кейд меня выследил и в припадке ярости попытался убить.

— Как удобно, — произнес Кейд, продолжая манипуляции с ножом.

— Конечно. Архитектор действительно приедет утром и станет свидетелем ужасной трагедии.

— Трагедии?

— О да. Какой кошмар! — Эверетт картинно всплеснул руками. — Я как раз собирался закрыть дом на ночь, когда Байрон набросился на меня с обвинениями в шпионаже и начал грозить расправой за то, что я с ним сделал. Я попытался его урезонить, но он пребывал в таком состоянии, ч то повлиять на него не представлялось возможным. Мне не осталось ничего другого, как защищаться…

— Как я уже сказал, — перебил его Кейд, — тебе никто не поверит.

— Позволь с тобой не согласиться. Во-первых, мои слова подтвердят слуги. Они будут прямыми свидетелями того, что здесь произошло. А еще есть мисс Эмберли. Она была так расстроена твоей страшной запиской, что решила поехать следом. Она надеялась остановить тебя и оказать помощь, в которой ты так отчаянно нуждался.

— А почему она не обратилась к моим братьям или друзьям? Почему поехала за город одна?

Эверетт задумался.

— Не знаю, почему она так поступила. Женщины зачастую действуют глупо и необдуманно. Скажу, будто она хотела защитить тебя и твою и без того подмоченную репутацию. Возможно, она боялась, что тебя упекут в сумасшедший дом, откуда люди уже не возвращаются прежними. Впрочем, я отвлекся.

— Прошу прощения, — с насмешливой вежливостью произнес Кейд, чувствуя, как нож глубже врезается в веревку. — Продолжай. Мне ужасно интересно услышать конец истории.

Эверетт улыбнулся. А в глазах стоящей рядом с ним Мег плескался ужас. Кейд постарался не думать о том, что творилось сейчас у нее в душе, сосредоточившись на вгрызающемся в путы ноже.

— Получив записку, — продолжал Эверетт, — мисс Эмберли последовала за тобой и стала свидетельницей нашей ссоры. В состоянии безумия ты подумал, будто она приехала спасать меня, ибо недавно тебе стало известно о наших тайных встречах в парке. Ты ведь о них знаешь, не так ли?

Кейд заскрежетал зубами.

— Да. Мег мне рассказала.

— Прекрасно. Это как раз вписывается в мою историю. Итак, в приступе ревности ты обрушил весь свой гнев на нее. Несмотря на мои попытки защитить бедняжку, ты выстрелил в нее и убил наповал. А потом бросился на меня. Мы начали драться. Пистолет выстрелил, пуля попала в тебя, и ты вскоре умер от потери крови. Так ужасно.

— Думаешь, этой сказке кто-нибудь поверит?

— Конечно. Всем известна твоя ненависть ко мне, равно как и твоя вспыльчивость вкупе с дурным характером. Уже забыл, как набросился на меня на балу?

— Жаль, что не удалось тогда тебя придушить!

— Вот об этом я и говорю. Ужасно! — с насмешливым упреком покачал головой Эверетт. — Но вернемся к записке. К счастью, некоторое время назад мне удалось заполучить образец твоего почерка. Один мой преданный друг из Военного министерства показал мне письмо, в котором ты описывал мою противозаконную деятельность. А в какой форме — просто читать больно. Так вот этот самый джентльмен, мой друг, любезно согласился дать мне на время письмо, чтобы я показал его своему адвокату. К счастью, я очень хорошо умею подделывать чужой почерк, так что твое письмо, которое я, кстати, вернул спустя пару дней в министерство, очень мне помогло.

Эверетт улыбнулся, хотя глаза оставались холодными:

— С моими способностями даже члены твоей семьи не смогут сказать наверняка, кто именно писал записку для мисс Эмберли. Кое у кого, конечно, возникнут сомнения, но ведь иных доказательств нет. Я снова выйду сухим из воды и продолжу свою работу там, где меня ждут. Я очень постараюсь, чтобы войну выиграл тот, кто должен ее выиграть.

Кейд рассмеялся:

— Да ты сам сумасшедший, раз веришь во все это. Отпусти нас с Мег, Эверетт, и я попрошу короля сохранить тебе жизнь. Конечно же, ты окажешься за решеткой, но большего я для тебя сделать не могу.

— Какой же ты упрямый, Байрон! Мне даже жаль, что твоя жизнь закончится так бесславно. Но извини, на этот раз удача от тебя отвернулась.

Кейд продолжал резать веревку. Время от времени ему приходилось останавливаться, чтобы Эверетт ничего не заметил, но веревки начали ослабевать. Он освободит руки, но что делать с пистолетом, приставленным к голове Мег? И все же Кейд не унывал. Он придумает что-нибудь, когда настанет решающий момент.

— Кого же из вас убить первым? — принялся размышлять Эверетт. — Наверное, тебя, Байрон. Так у меня останется время позабавиться с мисс Эмберли. Хотя было бы нечестно лишить тебя возможности насладиться зрелищем.

Нож едва не выскользнул у Кейда из руки, вонзившись ему в запястье. Он едва удержал его от падения на пол.

— Что?

— Да ладно тебе, ты же знаешь, как мне нравится твоя невеста. Теперь между нами нет секретов, так что я не собираюсь скрывать своих намерений. Я считаю непозволительной роскошью положить ее в могилу девственницей. Это еще большее преступление, чем убийство.

— Отпусти меня, отвратительное животное! — закричала Мег и принялась вырываться. От неожиданности Эверетт едва не ослабил хватку. Однако он успел прийти в себя и с силой ударил девушку по лицу. Вскрикнув отболи, Мег пошатнулась, поднесла дрожащую руку к лицу и прижала ее к пылающей щеке.

— Давай-ка без шуток, — прорычал Эверетт, — если не хочешь пробудить во мне зверя! А если будешь слушаться, то и я постараюсь обращаться с тобой помягче.

Кейд едва не вскочил со стула, несмотря на удерживающие его путы.

— Отпусти ее! Она тут ни при чем!

— Ошибаешься. Теперь и она посвящена в наши дела. Я хочу чтобы ты еще немного помучился, прежде чем испустишь дух. Совсем как в Португалии. Отличный я придумал способ? Поиздеваюсь над тобой и одновременно получу удовольствие.

Кровь ударила Кейду в голову, в висках стучало так, что он едва сдерживался, чтобы не броситься на Эверетта и не забить его до смерти. Ведь именно этого хотел и ждал от него Эверетт, поэтому Кейд усилием воли заставил себя успокоиться. Он знал: чем сильнее он будет реагировать на провокацию, тем хуже придется Мег. Чтобы спасти их обоих, ему необходим трезвый рассудок. А пока нужно отвлечь Эверетта. Но как?

— Нет, так, как в Португалии, не получится, — спокойно произнес Кейд, вновь принимаясь за веревку.

Эверетт осекся.

— Да? И почему же? Ситуации похожи, точно близнецы. Во-первых, ты вновь находишься в невыгодном положении, а во-вторых, за твои ошибки вновь расплачивается женщина. И это снова твоя невеста.

— Так-то оно так, только она мне не невеста.

— Что?! — Эверетт прищурился, сбитый с толку.

— То, что ты слышал. Никакой помолвки на самом деле не было. Мы обманули всех, чтобы она смогла подыскать себе подходящего жениха во время сезона.

— Чушь какая-то, — нахмурился Эверетт.

— Вовсе нет. Спроси у нее сам, если не веришь мне. Несколько месяцев назад во время непогоды Мег вынуждена была искать убежища в моем загородном поместье. Мы провели некоторое время под одной крышей, что непременно скомпрометировало бы ее. Мы не хотели вступать в брак, поэтому нашли другое решение. Я обеспечиваю ей сезон, а она ищет другого жениха. Так что при всей моей симпатии к Мег ни о какой любви и речи быть не может.

Эверетт резко развернулся к Мег, по лицу которой разлилась мертвенная бледность.

— Это правда?

— Да, — кивнула девушка, — все, до единого слова.

— Как видишь, Эверетт, — продолжал Кейд, — я действительно буду мучиться, глядя, как ты издеваешься над Мег, но отнюдь не так сильно, как в Португалии. Если ты хотел задеть меня лично, использовав для этих целей мисс Эмберли, то тебя ждет огромное разочарование. Те чувства, которые ты хочешь во мне затронуть, давно уже мертвы. Ты убил их вместе с единственной женщиной, которую я когда-либо любил.

С губ Мег сорвался тихий стон, как если бы ей вдруг стало нечем дышать, а в ее голубых глазах, резко контрастирующих с мертвенно-бледной кожей, читалась боль.

— Похоже, мисс Эмберли совсем не понравилось то, что ты сейчас сказал, — заметил Эверетт. — А еще тебе не удалось убедить меня в том, что между вами нет близких отношений.

Кейд продолжал лгать, отказываясь думать о том, какой удар нанесут Мег его слова. Она же должна понимать, что он делает это для того, чтобы оттянуть время и спасти их обоих.

— Ты прав, — признался Кейд. — Ничего от тебя не скроешь. Мы с Мег — любовники.

Под прожигающим насквозь взглядом Эверетта бледное лицо Мег вновь обрело свой цвет.

— Она невероятно привлекательная женщина. Трудно устоять, живя с ней под одной крышей, — продолжал между тем Кейд, деланно безразлично пожав плечами, чтобы скрыть наконец освободившиеся от пут руки. Он перерезал веревку, но по-прежнему держал руки за спиной. — Ну переспал я с ней несколько раз. Только это вовсе не означает, что я поведу ее к алтарю. Да и зачем платить за десерт, если я и так получаю его бесплатно?!

Мег ошеломленно охнула, а Кейд, воспользовавшись моментом, схватил свою трость и вскочил со стула.

Эверетт же не двинулся с места, застигнутый врасплох. Он направил на Кейда пистолет, но слишком поздно. Подняв трость, Кейд с силой ударил Эверетта по голове, а потом схватил за руку, пытаясь вырвать у него пистолет.

Взвыв от боли и ярости, негодяй попытался вырваться из цепких рук Кейда. Однако возглас соперника придал Кейду сил и выпустил на волю сдерживаемый доселе гнев. Теперь им руководило лишь желание раздавить мерзкое насекомое, коим являлся Эверетт. Сдавив руку негодяя, он готов был сломать ему кости, только бы завладеть пистолетом. Кейд давил со всей силы, прекрасно понимая, что иначе нельзя. К тому же он учитывал силу противника. И забывать о ней не стоило.

Кейд замахнулся снова, но Эверетт изловчился и перехватил трость. Противники топтались на месте, пытаясь завладеть оружием.

Эверетту удалось нанести удар по больной ноге Кейда, но тот сумел увернуться, иначе поединок закончился бы отнюдь не в его пользу. И все же удар, пришедшийся вскользь, причинил ему боль, но вместо того, чтобы лишить Кейда сил, лишь придал ему решимости.

Борьба смертельных врагов продолжалась. Оба тяжело дышали, стараясь ухватить соперника половчее и ударить побольнее. Внезапно Кейд почувствовал, что его противник слабеет. Беспощадно вывернув его руку, Кейд вырвал трость, замахнулся ею и что есть силы ударил по руке Эверетта, сжимавшей пистолет.

Эверетт взвыл от боли, его рука задрожала, а пальцы инстинктивно разжались. Кейд схватил оружие, но пистолет выскользнул из его вспотевших пальцев и отлетел в сторону. Мгновение он смотрел, как пистолет упал на пол и начал бешено вращаться.

Однако у Кейда не было времени на то, чтобы поднимать его, ибо Эверетт согнулся и боднул его головой в солнечное сплетение. Кейд споткнулся, взмахнул руками, удерживая равновесие и трость, а потом попятился. Сквозь пелену тумана он слышал, как закричала Мег.

Кейд ударился спиной о дальнюю стену. Клубы пыли поднялись с пола, окутывая дерущихся. И вновь Эверетт попытался задеть раненую ногу противника, но Кейду опять удалось увернуться.

Оглохнув от пульсации крови в висках, Кейд удвоил усилия и схватил Эверетта за горло. Страшно выпучив глаза и хватая ртом воздух, негодяй пытался высвободиться из железных тисков. Кровь заструилась по коже Кейда там, где ее расцарапали ногти Эверетта, но он не сдавался, сжимая пальцы все сильнее и сильнее.

Внезапно Кейд швырнул задыхающегося противника на пол. Одновременно с этим он нажал на драгоценные камни, имитировавшие глаза на рукоятке трости, и в тусклом свете блеснул смертоносный клинок.

Быстро и грациозно Кейд приставил кончик клинка к горлу Эверетта. Тот замер. Лишь грудь его тяжело вздымалась да глаза злобно сверкали в темноте.

Однако на этот раз Кейд разглядел в них кое-что еще. Страх.

Кейд тотчас же представил, как пронзает горло негодяя, отправляя его в ад. Ведь такой человек, как Эверетт, не заслуживал того, чтобы жить. Но, умерев на месте, он отделался бы слишком легко. А Кейд хотел, чтобы он понес наказание за все свои злодеяния. Зловеще нависнув над побежденным противником, Кейд пытался принять решение.

А потом быстрым движением полоснул клинком по шее Эверетта. Галстук негодяя тотчас же пропитался кровью. Рана была достаточно глубокой, чтобы оставить шрам, но не смертельной.

— Это тебе на память обо мне, — пробормотал Кейд.

Вдруг хлопнула дверь и раздались тяжелые шаги.

— Бросьте оружие и отпустите его!

Вскинув голову, Кейд увидел приближавшегося к нему слугу Эверетта с пистолетом в руках.

— Я сказал: отойдите в сторону, иначе я вас пристрелю! — повторил слуга.

До слуха Кейда донесся шелест юбок.

— А я пристрелю тебя! — выкрикнула Мег. Пистолет Эверетта, позабытый в пылу сражения, оказался теперь у нее в руке.

Гадко ухмыльнувшись, слуга шагнул вперед, и Мег выстрелила. Раздался грохот, и в воздухе резко запахло порохом.

Пособник Эверетта рухнул на колени, а потом упал на бок. По его плечу растекалось алое пятно.

Кейд поймал на себе взгляд голубых глаз Мег, в которых плескался ужас.

— Господи!.. — прошептала она. — Я его убила?

У Кейда не было времени ответить, так как снаружи послышался топот. А спустя мгновение в холл ворвались Эдвард, Джек и Дрейк. Они долго стояли, не произнося ни слова и обозревая поле боя. Эверетт стонал на полу, а Кейд все еще держал наготове свою саблю. Слуга валялся на полу без сознания, истекая кровью, а из дула пистолета, который сжимала в руке Мег, все еще струился дымок.

— Черт, — вымолвил Джек, вскинув бровь. — Похоже, ты не очень-то в нас нуждался. Жаль только, что мы пропустили все самое интересное.

Глава 22

— Только не подумайте, будто я не рад вас видеть, но зачем вы здесь? И что еще более интересно — как узнали, где меня искать? — спросил Кейд у братьев.

Эдвард привычно надменно вышел вперед.

— Как ты понимаешь, мы спешили тебе на помощь, — ответил герцог. — А что касается второго вопроса… Не ты один установил за Эвереттом слежку. Когда мой человек понял, что здесь затевается дурное, он тотчас же поспешил ко мне. Джек и Дрейк как раз приехали меня навестить и, естественно, вызвались помочь. — Герцог насмешливо посмотрел на истекающего кровью Эверетта. — Хотя, как справедливо заметил Джек, вы с мисс Эмберли прекрасно справились и без нас.

— И все же мы с Мег рады вашему появлению, — сказал Кейд.

— Кстати, мы нашли твоего соглядатая, — сказал Эдвард. — Его жестоко избили, но он выкарабкается. Я уже отправил его на ближайший постоялый двор, где ему окажут медицинскую помощь.

— Спасибо, — поблагодарил брата Кейд. — А теперь вы трое, может быть, поможете мне решить, как поступить с Эвереттом и его слугой. Он еще жив?

Дрейк подошел к лежащему на полу человеку и приложил палец к его шее.

— Дышит, а значит, пока жив. Вы правда выстрелили в него, Мег?

Взгляды присутствующих устремились на девушку, все еще сжимавшую в руке пистолет. Она не произносила ни слова, лишь смотрела на происходящее немигающими глазами. Лицо ее было бледно как мел. Только сейчас Кейд понял, что она в шоке.

— Проследите за ним, ладно? — попросил он братьев.

Джек вышел вперед:

— С удовольствием.

Передав брату саблю, Кейд подошел к Мег.

— Позволь мне забрать это у тебя, — тихо произнес он, осторожно вынимая из пальцев девушки пистолет.

Мег безропотно отдала оружие, а потом так же безропотно позволила усадить себя на стул, к которому совсем недавно был привязан Кейд. Она опустила глаза.

— Посидишь здесь пару минут? — шепотом спросил Кейд.

— Конечно.

— Я отойду ненадолго, а потом мы поедем домой.

— Да, — пробормотала Мег. — Дом — это как раз то, что мне сейчас нужно.

Кейд не стал ничего отвечать на это загадочное замечание, лишь провел пальцами по щеке девушки. Но она еле заметно отстранилась. Кейд нахмурился, но ничего не сказал, понимая, что ей пришлось пережить за последние несколько часов. Еще раз обеспокоенно посмотрев на Мег, он присоединился к братьям.

Кейд рассказал им о том, как Эверетт собирался убить его и Мег. Он предусмотрительно умолчал — насколько возможно — о роли Мег во всей этой истории и об их близких отношениях. Поговорить же с ней о своих чувствах он собирался чуть позже, когда она придет в себя.

— Принимая во внимание сложившиеся обстоятельства, — подвел он итог сказанному, — мы можем добиться, чтобы Эверетту предъявили обвинение в похищении человека и покушении на убийство. Надеюсь, этого будет достаточно, чтобы он оказался за решеткой, а потом — если нам повезет — на виселице.

Эверетт, до сего момента хранивший молчание, злобно сверкнул глазами.

— Этого недостаточно! Я стану все отрицать, и это будет твое слово против моего. Высокопоставленные друзья, в число которых входит и принц, встанут за меня горой. Так что в тюрьме я проведу не более часа.

— Интересно, что скажут ваши высокопоставленные друзья, когда узнают, что вы действительно работаете на французов? — изрек Эдвард.

Эверетт рассмеялся, а потом поморщился и прижал руку к располосованной шее, на которой вновь выступила кровь.

— У вас нет доказательств, — прохрипел он. — Я добропорядочный англичанин.

— Ваша так называемая добропорядочность ничто по сравнению вот с этим, — произнес Эдвард, поднимая с пола небольшой кожаный саквояж. — Не вы один умеете устраивать ловушки.

— О какой ловушке речь? — насмешливо протянул Эверетт.

— О той, что я организовал вместе с представителями Военного министерства несколько недель назад. Мы устроили утечку важной информации. Только информация эта была фальшивая. Мы хотели посмотреть, клюнете ли вы на наживку. — Герцог наклонился, как если бы хотел поделиться с Эвереттом каким-то секретом. — Документы в этом саквояже доказывают, что вы клюнули.

Но Эверетт не сдавался.

— Я не понимаю как…

— А я сейчас объясню, — перебил его Эдвард. — Дело в том, что человек, которому вы передали эту информацию, работает на нас. Не только у Франции есть двойные агенты, mon ami[4].

Эверетт побледнел, но вовсе не от потери крови.

— С такими доказательствами вас точно осудят за предательство, а потом повесят, — продолжал Эдвард. — Я жалею лишь о том, что мы не поймали еще одного вашего, пособника, хотя знаем, что такой человек существует.

— Я никогда вам этого не скажу, — огрызнулся Эверетт. — От меня вы не услышите ни слова.

Эдвард пожал плечами:

— Посмотрим, как вы запоете, посидев несколько недель в темнице. Условия там, прямо скажем, не слишком подходящие для такого рафинированного джентльмена, как вы.

Эверетт безропотно вздохнул, словно подобная перспектива нимало его не волновала.

— А еще я мог бы уговорить представителей министерства позволить Кейду вести допрос. С предоставлением ему полной свободы действий.

По телу Эверетта пробежала дрожь, когда его покинули остатки былой смелости. Теперь в его глазах читался лишь ужас.

Послышались шаги, и в дом вошли четверо дюжих молодцов. Эти парни были настолько мускулисты, как если бы целыми днями только и делали, что гнули железные пруты голыми руками.

— Прибыл эскорт, ваша светлость, — насмешливо произнес Эдвард, взглянув на Эверетта. — Перед отъездом из Лондона я попросил, чтобы сюда прислали тюремный экипаж. Забирайте его, — приказал он вновь прибывшим. — И этого тоже. — Герцог кивком указал на сидевшего на полу слугу. — Пусть его осмотрит доктор.

Слуга Эверетта уже пришел в себя и теперь с выражением муки на лице сжимал кровоточащее плечо. Увидев тюремщиков, он застонал в голос.

— Так точно, ваша светлость, — отчеканил один из парней. — Мы о них позаботимся.

Негодяев вывели на улицу. При этом лорд Эверетт громко жаловался на то, что с ним обращаются как с обычным простолюдином.

Когда дверь за ними закрылась, Эдвард повернулся к Кейду:

— Я действительно могу устроить так, чтобы допрос вел ты. Тогда ты сможешь наконец отплатить ему за то, что он с тобой сделал.

Кейд долго обдумывал предложение брата, ожидая, что его вновь захлестнет желание мести. Но вместо этого по его телу разлилось странное ощущение спокойствия и умиротворения.

— Нет, — наконец ответил он. — Пусть это делает кто-то другой. Сегодня я уже сполна отплатил ему за все. Мне достаточно того, что теперь все узнают о предательстве Эверетта. А с жестокостью я покончил и теперь хочу быть обычным, ничем не примечательным человеком.

— Вряд ли тебя можно назвать обычным, Кейд, — заметил Эдвард. — Но я рад, что ты решил перевернуть эту скорбную страницу твоей жизни.

Кейд с удивлением думал о том, что он действительно готов похоронить болезненные воспоминания, не дающие ему забыть о прошлом, и с надеждой взглянуть в будущее.

С такими мыслями он обернулся и посмотрел на Мег, терпеливо сидевшую на стуле. Глядя на нее, он вновь перечислил в памяти все, что произошло за сегодняшний вечер Мег поступила крайне неосмотрительно, последовав за ним в заброшенное поместье. И Кейд собирался еще раз побеседовать с ней о том, что она проигнорировала его настоятельную просьбу остаться дома.

И все же ее храбрость поразила Кейда в самое сердце. Сохранив так необходимые в сложившихся обстоятельствах спокойствие и решимость, Мег бросилась на его защиту. Многие из его знакомых мужчин, не говоря уж о леди, лишились бы чувств. Но только не его Мег.

Да, она действительно была его Мег. Кейд улыбнулся собственным мыслям.

— Извини, — обратился он к Эдварду, — но я должен отвезти свою невесту домой.

— Да, конечно, — ответил герцог, переводя заинтересованный взгляд с брата на Мег.

Однако прежде чем Кейд успел подойти к невесте, появился Дрейк.

— Вот твоя трость, — сказал он, протягивая брату трость со спрятанной в ней саблей. — Интересный механизм. Я взял на себя смелость изучить его повнимательнее. Отличная работа, но я внес бы некоторые изменения.

Изменения? Интересно какие? Кейд знал: в том, что касается математики и механики, его брату нет равных. Однако сейчас его внимания требовали другие, более важные дела.

— Давай обсудим это позже.

— О! — только и смог вымолвить Дрейк, который лишь сейчас вспомнил, где они находятся и при каких обстоятельствах здесь оказались. — Да, время и место действительно неподходящие. С твоего позволения я еще подумаю над усовершенствованием этой удивительной трости.

Подавив улыбку, Кейд подошел к Мег. Он хотел многое с ней обсудить, но не здесь и не сейчас. Скоро рассвет, а им еще предстояла долгая дорога домой. Вот завтра они и поговорят. Кейд протянул девушке руку:

— Идем, не хочу больше здесь оставаться.

Немного поколебавшись, Мег вложила руку в ладонь Кейда.


Несмотря на то что было уже пять часов утра, Мег не могла уснуть. Лежа в постели, она смотрела, как разгорается в утреннем небе поднявшееся из-за горизонта солнце.

Несколькими часами раньше они с Кейдом проскользнули в дом через черный ход и неслышно поднялись по лестнице, Кейд проводил ее до спальни, но внутрь не вошел.

— Выспись как следует, — прошептал он. — Поговорим позже.

После этого он наклонился, запечатлел на лбу Мег отеческий поцелуй и отправился к себе.

Переодевшись в ночную сорочку, Мег легла на кровать поверх покрывала, ибо в комнате было тепло, несмотря на проникавший в окно свежий летний ветерок. Закрыв глаза, она попыталась забыться сном.

Но вместо этого перед ее глазами калейдоскопом мелькали события сегодняшнего вечера. Вздрогнув, она вновь вспомнила холод металла, прижимавшегося к ее виску, и ужас, пережитый при мысли о том, что ее могут изнасиловать. Странно, но страдания ей причиняли вовсе не эти переживания. Нет, ее сердце сжималось от боли, а глаза наполнялись слезами при воспоминании о сказанных Кейдом словах.

Конечно же, Мег понимала, что большей частью сказанное призвано было отвлечь внимание Эверетта, и все же обидные фразы до сих пор звучали в ее ушах…

«Ну переспал я с ней несколько раз. Только это вовсе не означает, что я поведу ее к алтарю…»

Это заявление не стало для Мег откровением. Кейд никогда не высказывал желания жениться на ней. Даже после того, как они стали любовниками.

«При всей моей симпатии к Мег ни о какой любви и речи быть не может».

Мег зажмурилась, желая прогнать прочь болезненные воспоминания.

«Ты убил единственную женщину, которую я когда-либо любил».

Горячие слезы заструились по щекам Мег, а в груди образовалась саднящая пустота. Чувства, сквозившие в словах Кейда, не оставляли места надежде.

Когда они только планировали этот обман, Мег думала, что сумеет найти достойного человека и связать с ним свою жизнь. Она убеждала себя, что сможет забыть Кейда Байрона и быть вполне счастливой без него. Но теперь она знала, что обманывала себя. Она любила Кейда. Полюбила его с первого взгляда так, как не сможет полюбить другого мужчину.

Ни сейчас, ни потом.

И даже если Кейд все же решит «позаботиться о ней», сделав ей предложение, она не вынесет мысли о том, что он поступил так лишь из-за установленных обществом правил. Ей не нужны были его жалость и снисходительность. Она хотела любви. Только вот его сердце отдано другой женщине — ей довольно жестоко напомнили об этом сегодня, — и теперь Мег должна принять правду, какой бы обидной и горькой она ни была.

Ну и что теперь делать?

Отерев слезы, Мег принялась обдумывать свое положение. Вскоре она приняла решение и, встав с постели, позвала служанку.

Глава 23

В полдень того же дня Кейд вышел из экипажа на подъездной аллее Клайборн-Хауса. Он ступал легко, несмотря на то что подверг свою раненую ногу огромному испытанию во время схватки с Эвереттом.

Он почти не замечал дискомфорта, пребывая в слишком приподнятом настроении для того, чтобы позволить ноющим мышцам испортить так чудесно начавшийся день.

Он только что вернулся из ювелирного магазина Ранделла и Бриджа, где провел целый час, выбирая для Мег нечто особенное — а именно кольцо, с помощью которого смог бы выразить всю свою любовь к этой необыкновенной девушке.

После возвращения домой Кейд долго лежал в своей холодной постели, не в силах заснуть. Мысли о Мег и собственных чувствах к ней не давали ему покоя.

Ну как он не понял, что любит ее? Как мог быть таким упрямым и слепым? Как мог отрицать правду, которой в буквальном смысле слова смотрел прямо в глаза все эти долгие недели?

Только едва не потеряв ее, он осознал всю глубину своих чувств. Понял, что Мег необходима ему как воздух, что без нее не будет и его самого.

Внутренний голос по-прежнему убеждал Кейда, что ее жизнь удачно сложится с другим мужчиной. Например, с таким, как лейтенант Маккейб. Но Мег его отвергла, и теперь, когда Кейд разобрался в собственных чувствах, он не собирался отдавать ее кому-то другому. Если она согласится, он женится на ней сегодня же!

Кейд едва не отправился в коллегию юристов гражданского права за специальным разрешением, но в последнюю минуту остановился, решив, что Мег предпочтет традиционное бракосочетание с соблюдением всех ритуалов. Организацию свадьбы он оставит на ее усмотрение, но сначала попросит ее руки. На этот раз по-настоящему.

— Леди дома? — спросил он у Крофта, направляясь к лестнице. Если Мег нет, он попросит служанку известить его о ее возвращении.

— Нет, сэр. Ее светлость и леди Мэллори уехали недавно. А вот мисс Эмберли… — Дворецкий замолчал, сдвинув брови.

— Она наверху? — спросил Кейд, улыбаясь при мысли о том, как сейчас ее удивит. — Не беспокойтесь. Я сам ее разыщу.

— Но, милорд…

— Все еще в постели? — Здорово, если он обнаружит ее теплой и заспанной среди смятых простыней.

Отмахнувшись от пытающегося что-то сказать дворецкого, Кейд быстро взбежал по лестнице. Шагая по коридору, он не переставал улыбаться, и со стороны наверняка могло показаться, будто он сошел с ума. Но сейчас Кейду не было никакого дела до того, что подумают о нем другие. Он пребывал в слишком хорошем настроении.

Однако, подойдя к спальне Мег, он обнаружил, что дверь открыта, а внутри никого нет. Сначала он удивленно стоял на пороге, но потом решил, что Мег в гостиной или в музыкальной комнате, где она частенько играла на пианино. Наверное, Крофт хотел сказать именно это.

Кейд хотел уже продолжить поиски, когда увидел бегущую ему навстречу Эсме.

— Ты ищешь Мег? — спросила она.

Коротенькие юбки взметнулись вверх, а туго завитые темные локоны подпрыгнули на плечах, когда она остановилась.

— Да, — ответил Кейд. — Ты ее видела?

Эсме наморщила маленький носик.

— Она уехала.

— С кем? С друзьями? Или с каким-нибудь джентльменом? — Если так, то это будет последняя прогулка с почитателем ее красоты.

Пусть его сочтут старомодным, но он будет держать свою Мег при себе, требуя ее внимания и днем, и ночью. Особенно ночью.

Эсме покачала головой:

— Нет. Она совсем уехала. Я играла со щенком…

— Вернее сказать, снова сбежала от своей бонны, — пряча улыбку, уточнил Кейд.

Малышка слегка покраснела.

— Мисс Карсон позволила мне отдохнуть после обеда, но я решила прогуляться с Зевсом в саду. Мы как раз направлялись туда, когда я увидела, как Мег выходит из своей спальни. На ней было надето одно из ее старых черных платьев, а в руке она держала саквояж.

Желудок Кейда болезненно сжался от дурного предчувствия.

— Она сообщила, куда направляется?

— Нет. Я спросила ее, но она лишь сказала, что должна уехать и сожалеет, что не смогла попрощаться со всеми. Я попыталась задержать Мег до приезда мамы, но она меня не послушала. Крепко обняла меня и поспешила прочь. Крофт и один из лакеев тоже попытались ее остановить, но она сказала, будто уйдет пешком, если они не остановят для нее кеб. Она плакала, Кейд. Как думаешь, почему?

— Не знаю. Но ты не переживай, я ее разыщу. — Кейд не представлял, как именно, потому что не знал, по какой причине она уехала и в какую сторону направилась. Неужели она поверила тому вздору, что он наплел Эверетту прошлой ночью?

В этот момент в коридоре появилась служанка Мег с круглыми от страха глазами на бледном лице.

— Прошу прощения, ваша светлость, но мисс Эмберли просила передать вам вот это. — Служанка протянула Кейду стопку писем.

Кейд нахмурился:

— Что ты здесь делаешь, Эми? Почему не поехала со своей хозяйкой?

Девушка задрожала.

— Стало быть, вы знаете? Знаете, что она уехала?

— Да. Знаю. Мне сказала об этом сестренка. Почему ты позволила своей госпоже уехать без сопровождения? Почему ей вообще позволили уехать?!

— Она не разрешила мне ее сопровождать. Еще никогда я не видела ее такой расстроенной. Она взяла с собой только свои старые вещи, а все красивые платья и туфли оставила. Сказала, что они никогда ей не принадлежали, поэтому она их и не возьмет.

— Продолжай.

— Когда мне не удалось ее переубедить — а я пыталась, сэр, правда пыталась! — я сказала, что тоже соберусь в дорогу. Но она не позволила. Сказала, что у нее нет денег и она пришлет за мной, когда все устроится, как она задумала.

Боль в груди Кейда усилилась, словно ее сдавили железным обручем. Господи, Мег отправилась в путь одна, хотя прекрасно понимала, насколько это опасно! Почему она так поступила? Когда Кейд ее отыщет — а он не сомневался, что ему это удастся, — он непременно серьезно поговорит с ней об этой пагубной привычке не обращать внимания на опасность. А пока он просто хотел, чтобы она вновь оказалась дома.

— Ты хотя бы представляешь, куда она могла отправиться?

Служанка покачала головой.

— Может быть, она написала в одном из писем?

— Да, наверное. Можешь идти.

Девушка присела в реверансе и поспешно удалилась.

Кейд нетерпеливо перебрал письма, адресованные его матери, Мэллори и Эдварду. Выбрав то, на котором аккуратным женским почерком было выведено его имя, он поспешно сломал печать, и к его ногам упало кольцо с бриллиантом.

Это кольцо он дал ей в честь их фальшивой помолвки. Очевидно, Мег решила его вернуть. Сунув кольцо в карман, Кейд развернул письмо и начал читать.


«Клайборн-Хаус

Июнь, 1809 год.


Дорогой лорд Кейд!

Прошу простить мне неожиданный отъезд. Мне стыдно в этом признаться, но поступила я так от недостатка смелости. Я поняла, что не могу далее оставаться в этом доме, но у меня никогда не хватило бы решимости озвучить то, что я сейчас пишу.

Прежде всего, позвольте поблагодарить вас и вашу семью за доброту и заботу, оказываемые мне в течение многих месяцев. Однако события последних дней напомнили мне о кратковременном характере нашей сделки, заключенной накануне приезда в Лондон. Принимая во внимание то обстоятельство, что я так и не смогла выполнить свое обещание устроить собственную судьбу, считаю нецелесообразным продолжать этот фарс.

Вы можете не беспокоиться, я не стану более вам докучать. Мне не нужны обещания или клятвы, сделанные ради соблюдения приличий, поскольку подобная жертва не принесет счастья ни мне, ни вам. Поэтому я освобождаю вас от каких бы то ни было обязательств. Все, что случилось между нами, осталось в прошлом. Знайте, я никогда не питала напрасных надежд и ничего от вас не ждала.

Я возобновляю свое столь неразумно прерванное путешествие в надежде на благородство и снисходительность своей пожилой родственницы. Не переживайте за меня, со мной все будет хорошо.

Искренне ваша, Маргарет Эмберли».


Черт возьми! Кейд смял письмо. Каким же бессердечным негодяем предстал он в глазах Мег! Какой же несчастной она себя чувствовала, раз решилась бежать!

И все же она не сказала, что не желает его видеть. Она просто не хотела, чтобы он женился на ней из чувства долга. Кейд разубедит ее, как только отыщет.

А что, если она его не любит и не хочет выходить за него замуж? Что ж, в таком случае он попытается заставить ее передумать.

По крайней мере она облегчила поиски, сообщив, куда направляется. Подняв глаза, Кейд заметил, что Эсме все еще стоит рядом.

— Ну, что там? — спросила она.

— Мег поехала к своей родственнице в Шотландию. И я немедленно отправляюсь следом за ней.

Спустя мгновение его сопровождал к выходу весело лающий щенок Зевс. Сам Кейд ощущал давно забытое волнение, связанное с невозможностью терять ни минуты.

— А ты ступай на прогулку со своим другом, пока тебя не хватились, — предложил он сестре.

— Надеюсь, Мег вернется.

— Обязательно вернется, — заверил девочку Кейд.

Должна вернуться, иначе его жизнь станет непереносимой.

Глава 24

Откинувшись на спинку потертого кожаного сиденья почтового дилижанса, Мег смотрела на мелькающую за окном местность. Полуденное солнце висело высоко в небе, а меж полей, засеянных пшеницей и кукурузой, покачивалась от ветра сочно-зеленая трава.

Сложив руки на груди Мег старалась не обращать внимания на упирающийся ей в бок локоть костлявого беззубого мужчины, сидевшего рядом. Она с удовольствием отодвинулась бы от него, но на сиденье больше не было места. На противоположной стороне сидели, тесно прижавшись друг к другу, другие пассажиры.

Мег пожалела, что не захватила с собой книгу. Теперь ей было бы чем заняться. Впрочем, даже читая, она постоянно возвращалась бы мыслями к Кейду.

Она стала бы вспоминать, как он любил читать, и непременно задумалась бы о том, как привлекательно он выглядел в очках. Потом начала бы скучать по морщинкам на его лбу — он всегда хмурился, если не соглашался с написанным, — и представила бы, какой пустой и безрадостной будет ее жизнь без его низкого мужественного голоса. А еще она вспомнила, как выглядели его ладони, когда он жестикулировал, обсуждая что-то, и какими красивыми были его руки. И какими сильными, когда он сжимал ее в объятиях. И какими чудесными были их прикосновения к ее коже, когда каждую ночь он приходил, чтобы заняться с ней любовью…

Мег решительно тряхнула головой. Те чудесные ночи остались в прошлом, да и Кейда она больше никогда не увидит. Если бы могла, Мег с удовольствием стерла бы из памяти все воспоминания о нем. Но нет, она не могла его забыть, ибо ее сердце было отдано ему навечно. Ибо он стал единственным мужчиной на земле, которого она полюбила.

Мег решительно убеждала себя в том, что поступила правильно. Выбрала единственно верный путь, ибо не могла более оставаться в доме Кейда.

Но тогда почему она чувствовала себя так, словно вдруг лишилась какого-то жизненно важного, органа? Почему ей нестерпимо хотелось броситься на постель, уткнуться в подушку и плакать до тех пор, пока не останется ни одной слезинки?

Но Мег отказывалась плакать в этом тесном экипаже, набитом незнакомыми людьми. Когда она приедет в Шотландию, у нее будет достаточно времени для слез. Годы, десятки лет — ведь именно столько ей потребуется, чтобы перестать наконец горевать по Кейду.

Если, конечно, двоюродная бабушка примет ее после всего, что случилось. Мег не знала, как отреагирует пожилая леди на ее появление. Может статься, она попросту выставит ее за дверь.

Если бабушка откажет от дома, Мег придется возвращаться на юг. На прежнем месте жительства у нее остались друзья, которые смогут приютить ее ненадолго. До тех пор, пока она не найдет какую-нибудь работу. Мег могла бы устроиться на место гувернантки или компаньонки для какой-нибудь леди. Она непременно что-нибудь придумает.

Мег все еще раздумывала над тем, что ее ждет впереди, когда громкие возгласы пассажиров заставили ее выглянуть в окно.

— Да что он себе думает? — возмутился мужчина, сидевший у окна напротив Мег, — Наверное, какой-то сумасшедший. Вы только посмотрите, как он загнал лошадей.

— Кажется, он машет руками. Видите, он хочет, чтобы дилижанс остановился, — заметила круглолицая женщина. — Святые небеса! Неужели это разбойник?

— Нет, разбойники так не одеваются, — успокоил ее кто-то из пассажиров. — Скорее местный сквайр выпил лишку и теперь несется, не разбирая дороги.

— О, надеюсь, это не один из тех молодых повес, что заключают пари. Я слышала, как недавно один такой лихач передавил кучу народа.

— Глядите-ка, он теперь едет с другой стороны. Пытается нас обогнать.

Подавшись вперед, Мег попыталась разглядеть лицо этого сумасшедшего. Ее глаза округлились от удивления и ужаса, когда она узнала худощавую фигуру и широкие плечи возницы.

Кейд!

Откинувшись на сиденье, она молила Бога о том, чтобы Кейд не заметил ее среди пассажиров. Но скорее всего он знал, что она в экипаже, а иначе почему он пытался его остановить? И вообще, зачем он здесь? Мег полагала, он испытает облегчение, прочитав ее письмо и обнаружив, что она уехала. Ведь она избавила его от неловких объяснений и взаимных обвинений. А может быть, она уязвила его гордость? Так что с того? Пусть зализывает раны без ее помощи.

Вскоре дилижанс начал замедлять ход, а потом и вовсе остановился. До слуха пассажиров донесся голос возницы, спорящего с Кейдом. Внезапно дверь дилижанса со скрипом распахнулась.

Женщина, боявшаяся разбойников, громко охнула, а взгляды остальных пассажиров устремились на заслонившего дверной проем Кейда.

Вжавшись в сиденье, Мег постаралась затеряться среди заполнивших экипаж людей. Однако проницательные ярко-зеленые глаза Кейда сразу же заметили ее в дальнем углу.

— Мег, — произнес он и протянул руку, ожидая, что девушка встанет со своего места и последует за ним.

Однако Мег даже не пошевелилась.

— Вам не стоило приезжать сюда. Я буду очень благодарна, если вы отправитесь обратно в Лондон, милорд.

— Я никуда не уеду до тех пор, пока мы не поговорим. Наедине! — Кейд сделал ударение на последнем слове, так как пассажиры заинтересованно переводили взгляды с него на Мег, словно наблюдая за игрой двух талантливых актеров.

— Мне нечего вам сказать. Разве вы не получили мое письмо?

Кейд знакомо поджал губы.

— Получил. Иначе я не знал бы, в каком направлении вас искать.

Мег мысленно выругалась. Не стоило ей упоминать о цели своего путешествия, но она не хотела, чтобы родные Кейда беспокоились о ней.

— Это не имеет никакого значения, — заявила Мег, крепче обхватив себя руками. — Я не вернусь, так что можете отправляться домой и сказать всем, что со мной все в порядке. И вообще, вы задерживаете всех этих людей, не говоря уже о том, что из-за вас дилижанс почтовой службы его величества выбивается из графика.

Кейд вновь протянул руку:

— Достаточно, Мег.

— Оставьте мисс в покое, — сказал один из пассажиров. — Что вам от нее нужно?

— Да! Если она не хочет с вами ехать, оставьте ее, — подхватил другой.

— Я мог бы сейчас уехать, — решительно возразил Кейд. — Но эта женщина — моя жена, и она сбежала из дома. Я просто хочу вернуть ее назад.

Руки Мег безвольно упали.

— Я не твоя жена! — Она повернулась к пассажирам, ища поддержки. — Я не его жена. Он лжет.

— Зачем мне лгать? — пожал плечами Кейд, одаривая пассажиров самой обворожительной из своих улыбок. — В большинстве своем мужчины отрицают тот факт, что они женаты, а не наоборот.

Настроение пассажиров изменилось. Все они разом перевели взгляды на Мег. Кто-то смотрел на нее недоверчиво, кто-то — подозрительно.

— Если она ваша жена, — произнес костлявый пассажир, сидевший рядом с Мег, — то где тогда ее кольцо?

Остальные свидетели происходящего одобрительно загудели.

Выдержав паузу, Кейд сунул руку в карман и достал оттуда кольцо с бриллиантом, которое вернула ему Мег.

— Вот оно! — громко произнес он. — Она оставила его дома, когда сбежала сегодня утром.

Настроение зрителей вновь переменилось. На этот раз в их взглядах читалось осуждение.

— Послушайте-ка, миссис, ступайте вы следом за мужем. Из-за вас мы теперь не сможем остановиться у следующего трактира.

— Да-да, ступайте, — согласилась со своим соседом женщина и неодобрительно покачала головой: — Место жены рядом с супругом.

— Но он не мой муж! — в отчаянии воскликнула Мег.

Однако пассажиры ее не слушали. Шумно обсуждая происходящее, они вынудили Мег подняться со своего места и фактически вытолкнули ее в объятия Кейда. Благодарно улыбнувшись, он обхватил Мег за талию и спустил ее на землю. Вскоре за ней последовал и саквояж. Он упал на землю, подняв тучу коричневой дорожной пыли. Дверца дилижанса со стуком захлопнулась, и возница дернул за поводья. Кейд прижал Мег к себе, когда дилижанс покатил мимо них по дороге.

С минуту Мег ошеломленно смотрела ему вслед. И только когда он скрылся за поворотом, она захлопнула наконец рот. Гневно взглянув на Кейда, она подняла с земли свой саквояж и отошла на обочину. После этого она вновь поставила саквояж, а потом уселась на него.

— И что все это значит? — спросил Кейд.

Мег скрестила руки на груди.

— Жду следующего дилижанса. Если в нем, конечно, найдется для меня место. Да и придет он еще не скоро. О Боже, через… Через три часа! Надеюсь, меня не попросят заплатить повторно, потому что у меня почти не осталось денег.

Вновь сунув руку в карман, Кейд достал оттуда пару монет и протянул их Мег:

— Вот. Здесь более чем достаточно.

Однако Мег даже не посмотрела на монеты.

— Уберите, — сказала она. — Мне не нужны ваши деньги.

— Тогда что вам нужно? Почему вы сбежали, Мег? — мягко спросил он, не обращая внимания на гневный тон девушки, призванный отвратить его от нее.

— Я все объяснила в своем письме, — ответила она.

— Ах да, письмо. Только я нашел в нем больше вопросов, нежели ответов.

Мег опустила глаза на свои ботинки.

— Если это действительно так, то прошу прощения. Но я действительно сказала все, что хотела сказать. Я не вернусь в ваш дом, Кейд, так что можете возвращаться в Лондон, а я подожду следующий почтовый дилижанс.

— Я вас не оставлю. — Кейд остановился прямо перед ней, и Мег теперь могла видеть мыски его сапог.

— Как вы могли обмануть всех этих людей, сказав, будто я ваша жена? — гневно воскликнула она.

— Я их не обманывал, потому что скоро вы действительно станете миссис Кейд Байрон.

У Мег перехватило дыхание.

— Ни за что!

— Почему?

— Я не стану выходить за вас замуж из чувства долга. Я уже говорила об этом.

— Да, именно так вы и написали в своем письме. Но скажите, желаете ли вы выйти замуж по любви?

— Что?! — Мег вскинула голову, и ее ошеломленный взгляд упал на бархатный футляр, который держал в руках Кейд. Внутри лежало кольцо с голубым лунным камнем, окруженным россыпью оправленных в золото бриллиантов. — Что это?

— Оно ваше, если ответите согласием. Я знаю, кольцо несколько необычное, но камень очень вам подходит. Я купил его сегодня утром.

— Зачем?

Взяв Мег за руку, Кейд помог ей подняться на ноги.

— Чтобы на этот раз сделать вам предложение по-настоящему. Чтобы подарить вам кольцо, не запачканное ложью. Я люблю вас, Мег. Прошу, сделайте меня счастливейшим из людей, скажите, что согласны стать моей женой.

— Но вы не хотите на мне жениться!..

— Не хочу? — Кейд сжал девушку в объятиях.

Мег задрожала.

— Нет. И еще вы меня не любите. Вы любите Калиду, хотя она потеряна для вас навечно.

— Вижу, вы поверили в то, что я наговорил Эверетту. Простите меня за это.

— Но ваши слова не были ложью. Ни одно из них. Вы любите ее. Я знаю, что любили. — Мег смотрела на галстук Кейда, страшась заглянуть ему в глаза.

— Да. Я любил Калиду и оплакивал ее безвременную кончину. Но я думаю, что отчасти горевал из чувства вины, а не от потери любимой. Уже давно в моем сердце зародились совершенно иные чувства. Наверное, я просто не позволял себе признаться в этом, потому что боялся. Но больше я не могу отрицать очевидного. Я вновь полюбил. На этот раз вас.

Сердце Мег болезненно сжалось в груди, не в силах поверить сказанному. На этот раз она заглянула Кейду в глаза и уже не смогла отвести взгляда.

— Мои чувства к вам не идут ни в какое сравнение с тем, что я чувствовал по отношению к ней, — продолжал Кейд. — Они гораздо глубже и сильнее. Когда я едва не потерял вас прошлой ночью, я вдруг понял, как сильно вас люблю и сколь безрадостной будет моя жизнь без вас. Когда же я обнаружил, что вы уехали… Я не сошел с ума лишь потому, что знал, я поеду за вами и верну домой во что бы то ни стало. Сжальтесь, Мег, скажите, что вернетесь. Другого ответа я просто не перенесу.

Слезы брызнули из глаз Мег, а из горла вырвались приглушенные рыдания, когда она прильнула к груди Кейда.

Обняв девушку за плечи, Кейд погладил ее по волосам.

— Тише, не плачьте. Не плачьте, любимая. Господи, вы несчастны? Это потому, что вы меня не любите?

Подняв голову, Мег шмыгнула носом.

— Нет. Конечно же, я вас люблю. Неужели вы могли подумать иначе?

Кейд провел подушечкой большого пальца по мокрой от слез щеке Мег.

— Тогда почему вы плачете?

— Потому что я счастлива… Правда, счастлива, — произнесла Мег. — Неужели вы и в самом деле меня любите?

— Да.

— И в самом деле хотите на мне жениться? Не потому, что скомпрометировали меня?

— Нет. Хотя должен признаться, у меня есть определенные планы относительно того, чтобы скомпрометировать вас снова, как только подвернется подходящая возможность.

— Вы делаете мне предложение не потому, что того требует долг?

На губах Кейда заиграла теплая улыбка.

— Нет. Женившись на вас, я поступлю правильно, но не потому, что чувствую себя обязанным или виноватым, а потому, что мы идеально подходим друг другу. Я просто нe представляю, кто бы еще мог совладать с моим отвратительным переменчивым характером.

Мег погладила Кейда по щеке.

— Я люблю вас даже с дурным характером. И — да, да, я выйду за вас замуж!

Рассмеявшись, Кейд надел на палец Мег кольцо, а потом, не дав ей возможности разглядеть его как следует, прижал ее к себе и накрыл ее губы поцелуем. Радость и наслаждение наполнили сердце Мег, сделав ее легкой и невесомой, точно облако.

Ответив на поцелуй, Мег забыла обо всем на свете, кроме его восхитительных объятий. Обняв его за плечи, она закрыла глаза и окунулась в волну удовольствия. От благословенных прикосновений любимого земля уходила из-под ног.

Лишь спустя пару минут Мег поняла, что земля действительно дрожит, причем вовсе не от переполнявшей их страсти. До слуха Мег донесся скрип колес и сальные замечания сидящих в проезжавшем мимо экипаже мужчин, от которых ее щеки обожгла краска стыда.

— Вжарь-ка ей хорошенько!

— Покажи, что у тебя в штанах, приятель!

Мужчины продолжали выкрикивать пошлости и смеяться до тех пор, пока экипаж не скрылся из поля зрения.

— А они подали мне интересные идеи, — заметил Кейд. — Что скажете, если мы прямо сейчас отправимся домой и последуем их советам?

Покраснев еще гуще, Мег засмеялась:

— Думаю, милорд, это отличная идея!

Глава 25

Спустя месяц Мег рассматривала образцы тканей, разложенные на полированном столе атласного дерева, стоявшем в гостиной Клайборн-Хауса. Выбрав два из них, она повернулась к Кейду:

— Какая вам нравится больше? Кремовая или бледно-зеленая?

Сидевший в кресле Кейд оторвался от чтения и поверх очков взглянул на образцы в руках Мег.

— А для чего эта ткань?

— Для лент на вазах. Я хочу, чтобы они были в одной цветовой гамме с букетами.

— Мне кажется, подойдет и та, и другая. А какую предпочитаете вы?

Светлые брови Мег сошлись на переносице.

— Наверное, кремовую.

— Стало быть, кремовая.

— Или зеленую, — задумчиво протянула девушка. — Не знаю наверняка. — Отложив в сторону образцы, она взяла со стола перо и постучала его кончиком по своему подбородку. — А что вы скажете насчет свадебного завтрака? Что лучше подать — дольки апельсинов в шампанском или шербет из свежей вишни?

— Вы любите вишню. К тому же для нее как раз сезон. Так что я выбираю вишню.

— Да, но я так же неравнодушна к апельсинам, как и большинство гостей, так что вишни — не слишком удачная идея.

Заложив страницу, на которой остановился, Кейд положил книгу на стол и сиял очки.

— Мег, подойдите сюда.

— Зачем? — Девушка с подозрением посмотрела на любимого.

Кейд с трудом сдержал улыбку.

— Какая разница — зачем? Просто подойдите, и все!

Положив перо, Мег пересекла гостиную. Едва только она оказалась в пределах досягаемости, Кейд схватил ее за руку и усадил к себе на здоровое колено. Мег засмеялась, когда Кейд притянул ее к себе и накрыл ее губы поцелуем.

Дыхание ее стало быстрым и прерывистым.

— Что это было? — пробормотала девушка, голубые глаза которой подернулись поволокой.

— Захотел отвлечь вас от всех этих предсвадебных хлопот. Вы выглядите такой напряженной. А я хочу, чтобы вы расслабились и получали удовольствие.

— Я и так получаю удовольствие, — возразила Мег. — Большую часть времени. Я просто хочу, чтобы все было идеально.

— Вовсе не обязательно стремиться к идеалу. Пусть будет так, как вы хотите. Если бы все зависело только от меня, то я обвенчался бы с вами еще несколько недель назад, и сейчас вместо всей этой кутерьмы мы лежали бы с вами в постели, наслаждаясь медовым месяцем. Но вы захотели грандиозное венчание, и вы его получите. Священник из церкви Святого Георгия подтвердил свое согласие провести церемонию, приглашения разосланы. Посмотрите, у вас все пальцы в чернилах, — произнес Кейд, беря в ладонь перепачканную руку Мег.

— Свадьба бывает лишь раз в жизни, — сказала Мег, — и у меня не хватило духу разочаровать ваших сестер и матушку. Эсме так обрадовалась тому, что ей поручили нести букет невесты, что она только об этом и говорит. Мэллори ждет не дождется, чтобы исполнить роль подружки невесты, а Ава начинает плакать каждый раз, когда вспоминает, что поведет к алтарю одновременно и жениха, и невесту.

Мег на мгновение замолчала.

— Я была так тронута тем, что она согласилась заменить мне мать. Она просто чудо, а ведь у нас совсем не было времени на подготовку к свадьбе.

— Может, шесть недель и пролетели для вас как один день, но мне они показались нескончаемым кошмаром, — простонал Кейд. — Особенно после того, как я имел неосторожность дать вам обещание не приходить в вашу спальню до свадьбы.

Мег погладила рукой грудь Кейда.

— Мне это тоже не нравится, но, поскольку я не беременна, это очень правильное решение. Я не хочу, чтобы все говорили, будто наш первый ребенок появился на свет слишком быстро.

— Что ж, имейте в виду, дорогая, что как только нас объявят мужем и женой, я приложу все силы, чтобы ребенок действительно появился на свет как можно скорее. Я буду брать вас каждое утро, день и ночь. Я даже лелею мысль о том, чтобы вообще запереться с вами в спальне на некоторое время.

Зардевшись, Мег улыбнулась:

— Буду ждать с нетерпением. Особенно зимой. Мне очень не хватает вашего тепла. Вы лучше любого одеяла.

Глухо зарычав, Кейд вновь прижал девушку к себе.

— Осторожнее, а не то я нарушу свое обещание!..

— Если будете испытывать мое терпение, то я лишь обрадуюсь этому.

Кейд заглянул в горящие желанием глаза Мег. Девушка немного отодвинулась, и Кейд разочарованно вздохнул.

— А теперь вернемся к свадьбе, — откашлявшись, произнес он.

— Да?

— Я хочу, чтобы с этого самого момента вы расслабились и не волновались по мелочам.

— Но…

— Никаких «но». Выбирайте то, что вам нравится, не думая о том, что скажут остальные. Если хотите обвязать вазы темно-коричневыми лентами и подать на праздничный завтрак пудинг из свиной печени, значит, так тому и быть.

Мег сморщила нос:

— Никому не понравятся темно-коричневые ленты и пудинг из печени. Фу!

— Дело не в этом. Значение имеет лишь то, что это ваш особенный день, поэтому мне понравится все, что понравится вам. Мнение других людей не важно. Важно то, чего хотите вы. Ведь вы невеста, помните? Поэтому можете делать все, что пожелаете.

— Но ведь это и ваш день тоже. Я хочу, чтобы и вы были счастливы.

— Я и так счастлив. Более счастливым я еще никогда не был, а что начнется после свадьбы… Неужели вы еще не поняли, что каждый проведенный рядом с вами день становится для меня особенным?

Губы Мег изогнулись в блаженной улыбке.

— О, Кейд! Я самая счастливая из женщин, потому что у меня есть вы. Я вас люблю.

— Я люблю вас сильнее. А теперь подойдите ко мне, чтобы мы могли еще раз испытать друг друга на прочность.

С губ Мег сорвался звонкий смех. Кейд подождал, пока она устроится поудобнее и накроет его губы в поцелуе. Кейд с готовностью ответил на призыв. По его венам растеклось удовольствие, а в сердце с новой силой вспыхнула любовь.

Внезапно кто-то захлопал в ладоши.

— Так-так. Достаточно! Вы двое, слышите меня? После того как вы поженитесь, у вас будет довольно времени на подобные глупости, — заявила герцогиня, вплывая в гостиную. — А теперь будь хорошим мальчиком, Кейд, и отпусти Маргарет.

Мег попыталась подняться с колен Кейда, но он не позволил ей этого.

— При других обстоятельствах я бы непременно исполнил вашу просьбу, мама, но сейчас это невозможно.

— Интересно, почему же?

— Потому что Мег принадлежит мне и я больше никогда ее не отпущу.

Примечания

1

Я не говорю по-французски (фр.). — Здесь и далее примеч. пер.

2

Порт в Испании, где в 1809 году британские войска одержали победу над французами.

3

Публий Гораций Коклес прославился при нападении этрусков на Рим в VI в, до н. э. Он один сдерживал натиск врагов до тех пор, пока мост через Тибр позади него не был разрушен.

4

Мой друг (фр.).


home | my bookshelf | | Искушение поцелуем |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 5
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу