Book: А может быть убийство?



А может быть убийство?

А МОЖЕТ БЫТЬ УБИЙСТВО?

Лоренс Трит

В то утро в девять часов плюс — минус несколько минут Маградер грузно поднялся по ступеням парадного крыльца и вошел в полицейский участок. Это было новое здание, построенное шесть или семь лет назад. Он до сих пор не привыкнуть к мраморным плитам на полу и полированным панелям на стенах. Чарли, сидевший за стойкой, с улыбкой сказал:

— Доброе утро, Мак. Тебя хочет видеть лейтенант.

— Конечно, — ответил Маградер. — С утра, и в позу номер два.

— Мак! Голос сержанта заставил Маградера замедлить шаг.

— Я заметил под его кальсонами какую-то штуку. Что-то очень большое.

Маградер нахмурился, пожал покатыми плечами и зашагал по коридору к кабинету лейтенанта. Дверь была приоткрыта. Он без стука вошел и остановился на пороге. Лейтенант, заведенный, как стальная пружина, спорил о чем-то по телефону и нервно отмахивался подбородком от своего непонятливого собеседника. Закончив разговор, он бросил трубку на рычаг и пнул ногой корзину с мусором. Она пролетела через комнату, с громким стуком ударилась о стену и откатилась обратно к столу. На пол вывалилась куча окурков, разорванных бумажных конвертов и смятых полицейских бланков.

— У нас проблемы, — проворчал лейтенант.

Он передал Маградеру отчет медицинской экспертизы, в котором говорилось о некой Мэриен Рид.

— Я думал, мы с этим уже разобрались, — сказал Маградер.

— Что за дела? Ее муж подписал признание. Разве этого не достаточно?

— Нет. Сегодня утром он пошел в отказ. Якобы не знал, о чем говорилось в документе. Парень клянется, что подписал признание под принуждением, и его слова подтверждает синяк под глазом.

— Мы сообщали вам о синяке, — ответил детектив. — При аресте Рид оказал сопротивление, и я его немного успокоил. Сид может подтвердить.

— Это не проблема, — произнес лейтенант. — С окружным прокурором я договорюсь, но что мне делать с экспертизой? В отчете сказано, что женщину никто не убивал. Она погибла от отравления газом. Врачи считают, что Мэриен скатилась с постели и в конвульсиях разбила себе голову. Вот, почитай!

Маградер взглянул на отчет судебной экспертизы. «Множественные ушибы… паутина капиллярных сосудов красно-вишневого цвета… карбоксигемоглобин сорокапроцентной концентрации… тест Ван Слайка… Заключение: удушье от газа; вероятным источником может являться неисправный холодильник».

— Я по поводу ее ушибов, — заметил детектив. — Здесь говорится, что некоторые из них могли быть получены за двенадцать часов до смерти.

— От синяков не умирают. Разве это не понятно?

— Я бы так не сказал.

— А я говорю, — ответил лейтенант. — Мы арестовали ее мужа. Невинного человека! Мы обвинили его в преступлении и силой заставили признаться в этом. Представляешь, какой шум поднимут газеты?! Верховный комиссар уже давит мне на горло и говорит, что нам от этого дела не отмазаться. Он собирается довести его до конца.

— Да уж, — проворчал Маградер. — А Сид знает?

— Еще нет. Он наверху. Я решил спустить пар на тебе. Ты к этому относишься спокойнее.

— Спасибо, — сухо ответил Маградер. — Значит, во всем виноваты мы с Сидом?

— Я за своих людей горой, — сказал лейтенант. — Но мы должны что-то сделать. У парня в доме сломался холодильник, а мы сажаем его за убийство!

Маградер потер ладонью щеку и почувствовал небольшой участок щетины, который пропустила бритва.

— Рид был в той же комнате, что и его жена, — сказал детектив. — Почему же он не загнулся от удушья и не облегчил нам нашу жизнь?

— Судмедэксперт говорит, что люди реагируют на отравление по-разному. Он изучил план квартиры и заявил, что концентрация газа в противоположных частях комнаты могла сильно отличаться. По его мнению, Рид находился какое-то время в бессознательном состоянии, на что указывают типичные симптомы отравления — общее замешательство и потеря памяти. Парня отправили в госпиталь на обследовании. Возможно, у него сотрясение мозга.

— А кто-нибудь осматривал их холодильник?

— Нет. В квартиру никто не заходил. Мы поставили у дверей полицейского.

— Тогда я возьму Сида и поеду туда. Возможно…

Маградер порылся в уме, но не нашел подходящей мысли.

— Возможно, что? — спросил лейтенант.

— Ничего. Только зачем он избивал ее? Если это несчастный случай, то какой-то очень подозрительный.

Помолчав, он небрежно добавил:

— Жаль, что нам не на кого его повесить.

Лейтенант угрюмо хмыкнул. Пару секунд они молча смотрели друг на друга, размышляя об одном и том же. Если бы нашелся козел отпущения, которому можно бы было вывернуть руки и пришить это дело, как убийство, то они сорвались бы с крючка комиссара. И они могли бы так поступить. Но, конечно, не стали бы. Они были честными копами и приличными людьми. Они не сажали людей по ложным обвинениям и не фабриковали доказательств. Однако мысль о подобной возможности промелькнула в их умах, и они ее устыдились.

— Дай знать, если что-то проклюнется, — сказал лейтенант.

— Как только, так сразу, — ответил Маградер.

Он повернулся, вышел из кабинета и закрыл за собой дверь. Подмигнув сержанту за стойкой, детектив поднялся на второй этаж в комнату оперативной группы.

Сид Кохаски уже ждал его там.

— У нас проблема, — сказал Маградер. — По поводу Рида. Я обо всем расскажу по дороге.

Машину вел он. Ему это нравилось. Сид сидел рядом и нетерпеливо подергивал коленом. В отличие от напарника он пылал от справедливого гнева. А Маградер и усом не вел. Он был стариком по меркам копов. Пятидесятилетний, большой и медлительный детектив, седой и немного усталый. Сид — высокий, шустрый и стройный парень — год назад закончил полицейскую академию. Он был честолюбив, но опыта ему не хватало. И он набирался его у Маградера.

— Мы где-то облажались, — сказал Сид. — Но ведь и на старуху бывает проруха. Ты думаешь, мы найдем что-то новое?

— Возможно, ничего, — ответил Маградер. — Однако попробовать стоит. Давай, шевели мозгами. Мы ничего не упустили?

Это случилось вчера. Утром их отправили на инвентаризацию имущества, похищенного из ювелирного магазина. Когда они закончили опись и, сев в машину, начали укладывать в папки заполненные формы, раздался вызов. В квартире 4е по адресу Норт-Вайтмен, дом 1829 была обнаружена мертвая женщина. На месте происшествия находился патрульный полицейский. Он ждал оперативную группу, поэтому детективы направились туда. Указанная квартира располагалась в пятиэтажном кирпичном здании, построенном сразу после войны. Лифта не было, и Маградер с трудом поднялся по лестнице на четвертый этаж. Сид следовал за ним, едва сдерживая свое нетерпение. Перед дверью квартиры 4е стоял патрульный Джо Чемберс. Рядом топтались молодой темноволосый парень и толстяк в дурацком берете.

— Это они обнаружили тело, — сказал Джо и, представляя свидетелей, указал на толстяка. — Джордж Эльвин, управляющий домом. А это мистер Беллини из бюро ремонта холодильных установок. Он пришел что-то починить, и мистер Эльвин впустил его в квартиру. Они ничего не трогали — только задели свисавший край одеяла и случайно сдернули его. Вот так они и увидели труп под кроватью. Иначе бы ничего не заметили.

Маградер осмотрел свидетелей. Они выглядели немного сердитыми, словно недавно поссорились друг с другом.

— Кто она? — спросил он у управляющего домом.

— Мэриен Рид, — дребезжащим голосом ответил толстяк. — Ее муж работает водителем грузовика. Наверное, сейчас где-то в рейсе.

— На какую фирму он работает?

— У меня внизу есть адрес. Если хотите, я принесу.

— Попозже, — сказал Маградер. Повернув ручку шлепера, детектив толчком открыл дверь.

— За дело, Сид, — произнес он, входя в комнату.

Это была большая однокомнатная квартира, с отделенным альковом для кухни. Двуспальная кровать стояла у задней стены. Постельные принадлежности были смяты; кресло — опрокинуто. Рядом валялась пустая бутылка. Из-под кровати торчала голая нога. Синее одеяло, прикрывавшее труп, было откинуто на журнальный столик. Почувствовав неприятный запах, Маградер поморщил нос.

— Открой окно, — сказал он напарнику и склонился для осмотра тела.

Чтобы рассмотреть труп женщины, ему пришлось опуститься на четвереньки. Розовая, с оборками, ночная рубашка была порвана на груди и приоткрывала синяки на теле. Судя по всему, хозяйка квартиры недавно получила хорошую взбучку. У виска виднелась свежая рана. Маградер осмотрелся по сторонам. В трех шагах от него находился шкаф, на дверной ручке которого виднелась кровь. Детектив подумал, что найдет там несколько белокурых волосков. Так оно и оказалось.

Пока он, морщась от боли в суставах, ползал на коленях, из коридора доносились звуки спора. Ремонтник требовал оплату за вызов, а управляющий домом отказывался платить ему по той причине, что парень ничего не сделал. Очевидно, они спорили об этом и раньше, однако никто из них не хотел уступать. Маградер сделал в уме заметку выяснить причину вызова молодого монтера. Прислушиваясь к голосам за дверью, он почувствовал сонливость. Странная слабость ему не понравилась. Детектив потер лоб, осторожно выпрямил спину и медленно поднялся на ноги.

— Сид, скажи Джо Чемберсу, чтобы он передал сигнал четыре-восемь.

Это было сообщение для вызова экспертов, криминалистов и большого начальства — сигнал для запуска того мудреного механизма, который начинал работать при убийствах.

— Давай сюда свидетелей. Управляющего первым.

— Понятно, — ответил Сид. — Ты думаешь…

Он замолчал. Наверное, в академии его учили не делать поспешных выводов до того, как следствие не прояснит все обстоятельства дела.

— Сейчас, — сказал он и вышел в коридор.

Маградер прошелся по комнате, осматривая каждый уголок. У него болела голова, и детектив с трудом заставлял себя концентрировать внимание. На столе лежала смятая накладная из «Экми Экспресс». Подпись заменяли инициалы «Г.Р.». Очевидно, Рид работал в «Экми». Маградер переписал адрес фирмы в блокнот и отправился на кухню. Между горкой немытых тарелок и осколками двух разбитых стаканов стоял высокий фужер, из которого пахло разбавленным виски. Кто-то не допил свою порцию, и кубики льда расплавились. Газовый холодильник был отодвинут от раковины и стены. В уме детектива сложилась версия. Дело казалось ясным, и оставалось лишь уточнить детали.

Сид ввел в комнату управляющего.

Маградер грузно подошел к свидетелю. Тот смущенно поправил берет и уставился на голую ногу мертвой женщины, словно не мог отвести от нее взгляд.

— Какие проблемы с холодильником? — поинтересовался детектив.

— Миссис Рид говорила, что он пропускает газ, — ответил управляющий. — Но вам лучше спросить об этом монтера. Он специалист и скажет точнее.

— То есть, он его уже осматривал?

— Да, вчера, пока меня не было.

— Вы куда-то уезжали?

— К сестре. Она живет за городом. Я провел у нее ночь и вернулся сегодня утром.

— Вы часто ее навещаете? — спросил Маградер.

— Да, особенно в последнее время, — ответил управляющий. — Два месяца назад от меня ушла жена. Я не привык быть один и от тоски начал ездить к сестре.

— Если монтер починил холодильник вчера, то зачем он приехал сюда сегодня?

— Говорит, что хотел убедиться в исправности. Он постучал в дверь, но ему никто не ответил. Тогда он позвал меня, я поднялся с ним наверх и открыл дверь запасным ключом.

Его глаза забегали по сторонам.

— Мы тут же вызвали полицию.

— А Риды ладили между собой?

— Не знаю. Они были тихими жильцами.

— Когда вы видели их в последний раз?

— Ее… живую? — спросил управляющий. — Не помню. Но странная вещь! Когда я вернулся от сестры — а это было около десяти часов утра — то мы встретились с мистером Ридом на аллее. Он шел к автобусной остановке, как будто ничего не случилось.

— Да уж, — произнес Маградер, потирая лоб.

В его голове клубился туман. Боль в висках была невыносимой.

— Сид, у тебя есть вопросы?

Кохаски кивнул и спросил управляющего:

— Как зовут вашу сестру?

Записав ее фамилию и адрес, он удовлетворенно хмыкнул. Затем детективы беседовали с монтером Беллини. У него были глаза Ромео. Маградер уловил нервозность парня и насел на него не на шутку:

— Чем вы вчера здесь занимались?

Взгляд Беллини уперся в ковер.

— Я чинил холодильник, — угрюмо ответил он.

— А потом решили починить хозяйку? — спросил Маградер.

Монтер еще ниже склонил кудрявую голову.

— Как долго вы здесь находились?

Беллини пожал плечами и переместил вес тела с одной ноги на другую.

— Я могу узнать это у вас на работе, — сказал детектив. — Диспетчер ведет регистрацию. Отвечайте! Как долго?

— Возможно, час, — промямлил Беллини с такой гримасой, как будто эти слова вызывали в нем колики.

— Возможно, час, — с задумчивым видом повторил Маградер. — А вы всегда возвращаетесь к клиентам на следующий день, чтобы проверить свою работу? Это правило или исключение?

— Я хотел убедиться в исправности.

— Холодильника или хозяйки квартиры? — съязвил детектив, провоцируя монтера.

Беллини сердито поднял голову.

— Вы зря на меня наезжаете, мистер, — ответил он. — Мне хватает проблем с этим скрягой-управляющим, который не хочет платить по квитанции. Из-за него я потеряю дневную выручку.

— Давайте разберемся с сегодняшним днем, — оборвал его Маградер. — Где вы уже успели побывать, прежде чем пришли сюда?

— Я, как обычно, вышел из дома в семь тридцать, заглянул в мастерскую и перед тем, как направиться к миссис Рид, сходил на два вызова.

Маградер повернулся к Кохаски и сказал:

— Давай, лучше подождем в коридоре. Проверим их алиби позже.

Когда Сид закончил оформлять показания свидетелей, прибыл лейтенант. Криминалисты приступили к фотосъемке и снятию отпечатков. Чуть позже подъехали судмедэксперт и помощник комиссара. Маградер доложил им предварительные итоги следствия. Судмедэксперт осмотрел кровать и решил, что женщина умерла, ударившись виском о металлическую раму. Хотя этот удар мог быть нанесен и намеренно. По мнению врача, смерть наступила рано утром — между полуночью и шестью часами. Позже, после вскрытия, он установил, что это произошло около четырех часов утра.

— Похоже, Рида надо брать, — сказал лейтенант. Для такого вывода большого ума не требовалось. Все говорило о том, что Рид сначала избил, а потом убил свою жену. Возможно, из-за того, что узнал об ее измене.

— Сделаем так, — продолжал лейтенант. — Я поручу ребятам проверить алиби управляющего и, как его там…

— Беллини, — подсказал Маградер.

— Да, Беллини. Вы с Кохаски поезжайте в гараж «Экми» и возьмите Рида. Попытайтесь его расколоть. Мне кажется, он признается с ходу. Скорее всего, парень еще не знает о том, что тело уже найдено.

— Я тоже так думаю, — сказал Маградер. — На работу он пошел для того, чтобы не вызвать подозрений. А за трупом планировал вернуться вечером. У него есть грузовик. Стянул бы тело вниз, отвез его куда-нибудь и заявил в полицию об исчезновении дорогой супруги.

— Точно, — согласился лейтенант. — Если он появится здесь, я о нем позабочусь. А вы езжайте в гараж.

Маградер и Сид направились к выходу, и впервые в жизни старому детективу показалось, что ступеней у лестницы стало больше, чем было.

— Черт! Как болит голова, — сказал он, потирая лоб.

В то время Маградер еще не знал, что в этом деле фигурировала утечка газа. На свежем воздухе боль прошла, и когда они подъехали к «Экми Экспресс», детектив почувствовал себя нормально.

Бюро перевозок больше походило на гараж со складом, где хранились грузы и тара. У ворот располагался маленький офис, в котором диспетчер гонял мух и большую часть дня ничего не делал. Это был разжиревший коротышка, от лени не пожелавший даже оторвать свой зад от стула. Но, узнав, что у Гарри Рида возникли проблемы, он тут же оживился.

— Лично меня это не удивляет. Наверное, опять натворил что-то по пьянке?

— Откуда вы знаете, что он вчера пил? — спросил Маградер.

— Видели бы вы, с каким похмельем он пришел сегодня утром. Опоздал на час, а потом едва выехал задом из гаража. Должно быть, нализался прошлой ночью.

— А с ним такое часто бывало? — спросил детектив.

— Да все они алкоголики проклятые. С ума могут свести своими пьянками.

— Я спрашиваю о Гарри Риде, — повысил голос Маградер. — Вы часто видели его пьяным?

— Иногда случалось, — ответил диспетчер.

Он просто не мог сказать о коллеге что-нибудь хорошее и помочь ему в беде.

Детективы вернулись в машину, которая стояла на другой стороне улицы. Ждать пришлось долго. Они поговорили о работе и сотрудниках, потом о кулинарии и блюдах, а затем Маградер рассказал о копе по фамилии Патнам — человеке, обладавшем феноменальной памятью. К примеру, он запоминал любые цифры и мог перечислить номера украденных машин, проходивших по сводкам. Шли годы, а он их помнил. Время от времени другие копы в шутку проверяли его память, но он никогда не ошибался. Патнам проработал в департаменте десять лет и не нашел ни одной украденной машины. Ни одной.



Около четырех часов дня в гараж въехал грузовик с помятым передним бампером. Водитель, большой широкоплечий парень с мощной шеей и излишками плоти, был одет в засаленные брюки и куртку с молнией. Коротышка дал копам знак. Детективы вышли из машины и направились к гаражу. В это время Рид осматривал бампер и переднюю защитную решетку. Оправдываясь перед диспетчером, он рассказывал, что ему сегодня не везло. Такого никогда не случалось прежде. Возможно, что-то с рулевыми тягами. Иначе как бы еще он мог съехать с трассы и сбить гидрант? Конечно, было виновато рулевое управление.

Маградер перебил его.

— Вы Гарри Рид? Мы хотим побеседовать с вами.

Он показал полицейский значок. Диспетчер не возражал — это дело его не касалось. Но Рид был на взводе, и позже сам осложнил ситуацию. Детективы отвели его к своей машине, поставили у двери и учинили ему допрос.

— Вы же знаете, почему мы здесь, — произнес Маградер. — Лучше скажите правду. Это облегчит вам участь.

Рид удивленно заморгал. У него были темные, глубоко посаженые глаза. Вокруг них виднелось множество маленьких шрамов, словно он провел несколько лет на ринге.

— Вы говорите о прошлой ночи? — спросил Гарри Рид. — И что я натворил?

— Вы убили свою жену, и мы хотим знать, почему вы это сделали? За что?

— Я? Мэриен? — взревел мужчина. — Да как вы смеете…

Его глаза стали маленькими и недоброжелательными, а левый хук оказался таким быстрым, что Маградер пропустил удар и от боли в ребрах попятился назад, проклиная себя за медлительность реакции. Прежде чем Рид нанес второй удар, Сид схватил его руку и попытался вывернуть ее. Маградер бросился на помощь. Рид нырком ушел от его бокового удара, но второй прямой угодил ему в глаз. Гарри отлетел к машине, ударился затылком о стойку двери и вяло покачал головой.

— Итак? — сказал Маградер. Его ладонь легла на рукоятку пистолета, но он не стал вынимать оружие из кобуры.

— Чертова шлюха, — прохрипел Рид. — Из-за нее я все время теряю контроль над собой.

— И поэтому вы ее убили?

— Не надо так шутить, — огрызнулся мужчина. — Это не может быть правдой.

Два копа переглянулись, и Рид вдруг всхлипнул.

— Я не знаю, что со мной происходит, — пожаловался он, осматривая свои кулаки. — Руки стали медленно работать. Три года назад я уложил бы вас за одну секунду.

— Как свою жену?

— Где она? — спросил Рид. — Опять удрала с кем-то?

— Расскажите нам о прошлой ночи, — произнес Маградер.

— Я ничего не знаю. Ничего не помню. Когда пришел домой, мы выпили… Бутылку, кажется. Утром я проснулся с ужасным похмельем. Меня никогда так не мутило от одной бутылки.

— Может, где-нибудь добавили?

— Наверное, — согласился Рид. — Я проснулся одетым и в кресле. Было почти десять часов утра. Я даже завтракать не стал. Просто умылся и пошел на работу.

— А ваша жена?

— Я ее не видел. Наверное, эта стерва подсыпала мне в виски порошок.

— Нет. Вы сначала поругались с ней, потом швырнули ее на пол, и она ударилась виском о дверную ручку шкафа.

— Не может быть! Хотя не знаю. Я ничего не помню.

— Поехали в участок, — сказал Маградер. — Посидим там спокойно, поговорим…

Детективы были разочарованы. В машине Рид немного поплакал, потом оживился и даже немного посмеялся. Никакой истерики — просто его забавляло то, как быстро жизнь может сойти с колеи и слететь под откос.

Приехав в участок, они провели его в комнату для допросов и приступили к работе. Лейтенант помогал, чем мог. Он уже имел предварительные данные медицинской экспертизы. Мэриен Рид была убита около четырех часов утра. Предполагаемой причиной смерти считались удары об дверную ручку шкафа и металлический остов кровати. Однако вскрытие еще не проводилось.

Рид продолжал настаивать, что ничего не помнит. Но всем было ясно, что это он убил жену во время пьяной ссоры.

— Вы когда-нибудь избивали свою супругу прежде? — спросил Маградер.

— У меня горячий нрав. Я быстро завожусь, а она крутила с кем-то шашни. Мне об этом не раз намекали.

Рид закачался на стуле и поморщился, словно от боли. Его взгляд стал пустым и безразличным.

— Конечно, я поколачивал ее иногда для науки, но не сильно. И по голове никогда не бил.

Маградер повернулся к Сиду.

— Парень расстроен, и ему сейчас не до нас. Лучше напечатай признание. Мне кажется, он его подпишет.

Сид вкратце изложил на бумаге суть событий, вставил строку о признании вины и дважды прочитал документ ошеломленному Риду. Тот безропотно поставил свою подпись, после чего оба детектива отправились по домам. Все это происходило вчера, а теперь два копа мчались на место преступления, припоминая события минувшего дня.

— Надо провести опрос соседей, — сказал Маградер. — Мне хочется узнать, какие странности видел каждый из них. Это может помочь.

Они провели обход квартир — звонили в двери и выискивали тех, кто недавно видел Ридов. Оказалось, что никто их не видел. Затем копы опросили продавцов ближайших магазинов, однако и это ничего не дало. В конце концов, они добрались до аптекаря.

— Да, она заходила, — ответил тот. — Миссис Рид была чем-то расстроена и, я бы даже сказал, напугана. Она попросила какую-нибудь мазь от синяков.

— Когда это было? — спросил Маградер.

— Позавчера. После обеда.

— Как она была одета?

— На ней был плащ. Она застегнула его на все пуговицы и придерживала ворот рукой. И еще она едва не плакала, когда говорила со мной.

Маградер усмехнулся и, поблагодарив аптекаря, вышел на улицу. Он потер челюсть, пытаясь вспомнить, на какой скуле осталось пятно щетины.

— У меня такое чувство, что мы где-то рядом, — сказал он.

Сид вскинул голову. Он слышал об этих предчувствиях Маградера и теперь, глядя в лицо наставника, ожидал каких-то объяснений. Но старый детектив лишь потер другую скулу и посмотрел на окна четвертого этажа. Он с грустью подумал о сотне ступеней на чертовски длинной лестнице, и с его губ слетел печальный вздох.

— Придется подниматься.

Коп у двери сказал им, что газ отключили. Детективы вошли в комнату. Окна были открыты настежь. Поверхности стола, холодильника и косяка были посыпаны тальком для снятия отпечатков. Кровать разобрали на части — возможно, для тщательного осмотра. На полу мелом был обведен контур тела. В остальном, квартира выглядела так же, как вчера.

— Красивый ковер, — сказал Маградер. — Смотри, какая густая шерсть. Пощупай.

Сид вежливо потыкал ворс ботинком.

— И что? — спросил он.

— Ничего, — ответил Маградер. — Просто ковер хороший.

Затем, словно взорвавшись, он вскричал:

— Нет, ты только подумай! По словам экспертов, Рид пришел домой, выпил с женой по паре бокалов, поужинал, приговорил бутылку и отправился спать. Все это время они вдыхали газ. Им стало плохо, и они потеряли сознание. У женщины начались конвульсии. Она скатилась с кровати, несколько раз ударилась головой о металлические предметы и умерла. А ее муж находился в кресле и поэтому отделался продолжительным обмороком. На утро ему каким-то образом удалось прийти в себя. Выйдя на свежий воздух, он восстановился, но теперь не может ничего вспомнить и, возможно, никогда уже не вспомнит тот вечер.

Для Маградера это была большая речь, и он вряд ли бы обратился с ней к кому-нибудь другому. Только к Сиду. После этих слов на душе у него стало легче. Он прошел в ванную комнату и нашел тюбик с мазью, которую Мэриен Рид купила в аптеке. Затем он начал рыться в шкафу, осматривая каждый наряд. Вытащив зеленое платье, он взял его за плечики и гордо сказал:

— Смотри!

Платье было порвано спереди, и на нем отсутствовало несколько пуговиц.

— Она пережила плохое свидание с каким-то типом, — предположил детектив. — И после драки пошла в аптеку. Фармацевт говорил, что женщина находилась в состоянии потрясения.

— А тот, кто напал на нее, испугался, что она расскажет о нем полиции и мужу, — добавил Сид. — Рид убил бы любого, кто попытался бы изнасиловать его жену.

— Не так уж и трудно пробраться в их квартиру, — сказал Маградер. — Надо было только дождаться, когда хозяева уйдут из дома. Ромео мог отжать язык замка. А у толстяка-управляющего имеется ключ.

— Но это мог быть несчастный случай, — возразил ему напарник. — И даже если женщину убили, как мы найдем того, кто испортил холодильник?

— Да, вряд ли у нас что-нибудь получится, — согласился Маградер. — Давай для начала тряхнем управляющего.

Оказалось, что управляющий в это время обедал в своей подвальной квартире. Визит детективов немного напугал его, и он принял их с нескрываемым раздражением.

— Такие события приносят месту плохую славу, — посетовал толстяк. — Кто теперь захочет жить в квартире, где супруг убил свою жену?

— А Рид ее не убивал, — сказал Маградер. — Она погибла от удушья. Из-за холодильника.

— Час от часу не легче, — угрюмо ответил управляющий. — Неисправный холодильник! Никто не пойдет в такую квартиру. Люди будут бояться повторения несчастного случая.

— Это был не несчастный случай, — возразил Маградер. — Кто-то изменил регулировку газовой форсунки. И надо сказать, что этот человек разбирается в холодильниках.

Толстяк поправил берет на голове и изумленно спросил:

— Так значит, Беллини? Неужели парень чокнулся?

— А кто сказал, что это был Беллини? — ответил детектив.

— Но больше некому!

— А вы?

Управляющий сдавленно хрюкнул, словно его ударили ногой по отвисшему животу. Он поджал губы и возмущенно сказал:

— Я ее почти не знал. Мы с ней даже не разговаривали.

— Разговаривали, — заявил Маградер. — Ваша жена ушла от вас. Вам было одиноко, а наверху жила привлекательная особа. Вы догадывались, что она не слишком строго соблюдала верность мужу, и попытались овладеть ею — сначала вежливо… потом силой. Но ничего не получилось. Оказавшись в дерьме и испугавшись хорошей трепки, вы изменили регулировку холодильника и уехали на ночь к сестре. Я представляю, как вы удивились, когда увидели Рида на автобусной остановке.

— Вы, что, сошли с ума?! — закричал управляющий. — Я не входил в их квартиру!

Маградер с трудом сдержал улыбку. Дружески кивнув, он быстро вытянул руку и сорвал берет с головы управляющего. Царапины от ногтей на висках и лысом затылке были свежими и ярко-красными.

— Ох, как она вас отделала! — заметил детектив. — Я знал, что такая женщина, как она, должна была дать настоящий отпор.

— Я поскользнулся в душевой, — попытался оправдаться управляющий. — Оцарапал голову о стену. А если кто-то и напал на миссис Рид, то это был Беллини. Точно! Он ведь еще тот проныра.

— Такой красивый парень? Нет! Она была бы для него простой задачей. Не то, что вы!

Маградер скривился и фыркнул, провоцируя управляющего.

— Какая женщина запала бы на вас?

— Допустим, вы правы, — с обидой ответил толстяк. — Допустим, я действительно пытался склонить ее к сексу. Ну и что? Она же умерла не от этого, верно? Она погибла оттого, что Беллини плохо починил холодильник.

— И поэтому вы отказались платить ему? Но он производил ремонт позавчера, когда вас здесь не было. Вы вернулись от сестры на следующий день, не так ли? Откуда же вы узнали, что холодильник по-прежнему неисправен?

— Мне об этом сказал Беллини.

— Нет, это вы испортили холодильник, — произнес Маградер. — И мы без труда докажем данный факт по отпечаткам пальцев. Если вы хотите облегчить свою участь, то лучше расскажите нам обо всем, что случилось.

Детективам потребовалось около двух часов, чтобы выбить из него признание. Среднестатистическое время, подумал Маградер. Вполне обычное для таких простых и рутинных дел, как это.

Перевод ART (Ассоциация рижских переводчиков)



home | my bookshelf | | А может быть убийство? |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу