Book: Вмешательство провидения



Вмешательство провидения

Салли Блейк

Вмешательство провидения

Глава первая

— Ну а теперь, когда ты как следует отдохнула после дороги и освоилась, дорогая, хочу познакомить тебя с мальчиками Коннорсами, — с чувством сказала леди Хартман.

Она и ее племянница уютно расположились за ланчем в залитой солнцем оранжерее. С лица леди Хартман не сходила улыбка, хотя в душе она признавалась себе, что несколько утомлена жизнерадостностью девушки.

Нет, Лори, конечно, прелесть, но уж слишком восторженная. Впрочем, как полагала леди Хартман, американцы все таковы. С другой стороны, подумала она, разве это не естественно, ведь Лори впервые на чудесном девонском побережье, для нее все здесь в новинку и, наверное, кажется таким восхитительно спокойным после шумного Бостона и долгого морского путешествия в Англию.

— О, я бы хотела познакомиться со всеми вашими друзьями, тетя Элен, — живо отозвалась Лори, и ее раскатистый заокеанский акцент вовсе не показался неприятным леди Хартман. — А что такого особенного в этих мальчиках?

Она произнесла это с легкой улыбкой. Интересно, что это за люди? Небось, вчерашние школьники, которые, по мнению тетушки и ее мужа, станут подходящей компанией для юной леди, которая и сама только что вырвалась из-под учительской опеки и нуждается в невинных развлечениях.

«Нет, взрослые просто не могут понять, что я уже не маленькая», — подумала Лори, хотя, по правде говоря, со своими английскими родственниками она встретилась впервые и была благодарна судьбе за то, что чувство симпатии к ним, которое она ощутила в первый же момент, оказалось взаимным. Элен рассмеялась.

— Скоро сама все увидишь, любовь моя, — произнесла она, и лицо ее при этом приняло загадочное выражение. — Мы приглашены сегодня на обед в Коннорс-Корт.

— Это то большое поместье на берегу, которое мы проезжали по дороге сюда?

— Оно самое.

— Ой, оно такое величественное! Надо будет приодеться.

— Что бы ни надела, ты все равно будешь выглядеть прекрасно, — сказала Элен, бросив грустный взгляд на Лори — воплощение цветущей юности. Когда-то давно она сама была такой… но из-за постоянного нездоровья румянец на ее щеках сменился пергаментной бледностью.

Лори вытянула длинные ноги, обтянутые модными чулками, кричащими о нью-йоркском происхождении.

— Как вы думаете, дядя Вернон разрешит мне взять одну из машин? Хотелось бы немножко поразведать, что и как. Не сомневайтесь, водить я умею. Отец настаивал, чтобы я научилась.

— Спроси у него сама, Лори, но не думаю, что с этим будут какие-то проблемы. Мне даже кажется, он сам ждет, не дождется, когда ты его об этом попросишь.

Голубые глаза Элен блеснули, и на какое-то мгновение Лори увидела, какой она была прелестной женщиной до того, как ее подкосило недомогание. Вообще-то кровным родственником Лори был дядя, но Лори подумалось, что такие ясные голубые глаза — фамильная черта Хартманов. У ее родителей были такие глаза, и у нее самой такие же… Она обогнула круглый столик и порывисто обняла Элен.

— Я так рада, что приехала в Англию. Отец всегда хотел, чтобы я познакомилась с вами…

Лори осеклась, и Элен, догадавшись, о чем она думает — что именно его завещание позволило ей предпринять эту поездку, — быстро проговорила:

— Я знаю, что он этого хотел. Живи здесь, сколько пожелаешь, мы будем только рады.

— Вы такая милая, тетя Элен, но вы же знаете, что у меня заказан билет на десятое апреля, а пока я намерена увидеть как можно больше в вашем чудесном Девоне.

— Конечно, кто же может отказать тебе в удовольствии вернуться в Нью-Йорк первым рейсом «Титаника». — Элен покачала головой. — Если бы не мое здоровье, я бы и сама с удовольствием отправилась с тобой. Но знай — если однажды тебе вдруг захочется поселиться здесь, наш дом в твоем распоряжении.

Элен закуталась в принесенную племянницей шаль, спасаясь от мартовской прохлады, а Лори невольно подумалось, как ей повезло, что она встретилась с этой замечательной четой. После смерти отца Лори, завершив образование под руководством частного воспитателя, как того хотел отец, собралась немножко попутешествовать, ну а потом уж решить, что делать дальше.

А что может быть лучше для начала, как не благословенный Девон, где провел юношеские годы ее отец? Она американка, американка до кончиков пальцев, но корни ее здесь, а эти милые люди встретили ее так радушно…

Размышляя, Лори подошла к громадному гаражу, где обитали столь дорогие сердцу дяди автомобили, и где он проводил практически все свое время. Он был из тех, кто твердо, обеими ногами стоит на земле, составляя разительный контраст со своим братом, отцом Лори. Тот был всецело поглощен наукой, занимался исследовательской работой в одном из престижных университетов Америки, тогда как его брат был счастлив, только засунув голову под капот машины и ковыряясь там перемазанными руками. Однако при этом он ухитрился еще и разбогатеть, будучи механиком от бога и не забывая патентовать все свои придумки.

— Ну, радость моя, — с ласковой улыбкой проговорил лорд Хартман, выпрямляясь при приближении Лори, — какую из моих красоток ты хочешь опробовать?

Лори прыснула.

— Вы прямо читаете мои мысли, дядя. А вы не будете ставить какие-нибудь условия? А то ведь многие очень ревниво относятся к своим машинам. Если что, так ведь я могу покататься и на велосипеде.

Вернон Хартман хохотнул в ответ.

— Но я же знаю, ты просто умираешь от желания взять одну из моих игрушек. В этом ты похожа на меня: я тоже порой дрожу от нетерпения, как бы поскорее сесть за руль и почувствовать, что вся мощь машины подчиняется только мне.

— Ну, это звучит как-то не очень женственно, а я-то вроде бы женщина! — со смехом проговорила Лори, в душе полностью соглашаясь со словами Дяди.

Искусству вождения ее обучал отец, позволив практиковаться на своем драгоценном «бьюике». Как это было потрясающе — катить вдоль океанского побережья Новой Англии, слышать в ушах гуденье ветра, треплющего волосы, вдыхать пропитанный морской солью воздух…

— Ну, знаешь, уж в женственности-то тебе не откажешь, — проговорил лорд Хартман, и сквозившее в его взгляде восхищение вогнало Лори в краску. Высокая и стройная, блондинка, притом натуральная, она, где бы ни появилась, невольно притягивала к себе взгляды окружающих, а это было вовсе не так приятно, как может кому-то показаться. Иногда ей даже хотелось стать этакой маленькой серенькой мышкой… но только иногда.

— Ладно, — произнес лорд Хартман, словно спохватившись, что слишком долго смотрит на свою красивую племянницу. — Я предлагаю тебе взять любимое детище мистера Форда, тем более что ты, наверное, к таким машинам привыкла.

Лори обвела взглядом открытый автомобиль строгих линий с серыми кожаными сиденьями и кивнула. Точно такой был у одного из друзей ее отца. Она села на водительское место, вдыхая запах кожи, и положила руки на руль каким-то почти чувственным движением. Она действительно любила водить, а прогулка по незнакомым местам обещала приключение.

Лорд Хартман крутанул рукоятку, мотор ожил, и Лори почувствовала это всем телом.

— Я буду очень осторожна, обещаю, — сказала она. — Хочу проехать немножко вдоль берега и посмотреть на море.

Ей хотелось взглянуть еще разок на поместье, которое, как она теперь знала, называлось Коннорс-Корт. В день ее приезда было пасмурно, и оно показалось ей хмурым и неприветливым под нависшими серыми облаками. Но сегодня выдался такой солнечный, теплый день, в воздухе пахло весной, лучшего просто нельзя было придумать для обследования южного Девона.

— Поезжай к Сидмауту, — дядя ткнул пальцем в карту. — Там по дороге есть неплохое кафе, если тебе попозже захочется выпить чего-нибудь освежающего.

Лори согласно кивнула — это было как раз то самое направление, в котором она и собиралась ехать. Четкий значок на карте обозначал Коннорс-Корт, находившийся примерно в десяти милях от уютного дома Хартманов.

До самой границы поместья она ехала медленно и осторожно, прекрасно зная, что дядя провожает ее взглядом, но, оказавшись вне его поля зрения, дала газу, по выражению отца, и помчалась по проселку, с наслаждением вдыхая напоенный ароматами воздух.

Да, в южные районы графства пришла ранняя весна. Полосы кустарника, разделявшие поля, уже покрылись свежей листвой и только-только раскрывшимися мелкими цветочками. Красиво в Англии, подумала Лори. Широкое открытое пространство, пересеченное дорожками и тропками, зелень, свежий воздух — все это наполняло душу восторгом. Да и люди, встретившиеся по дороге, тоже такие милые, приветливые.

Лори крепко сжала резиновую грушу клаксона, просто так, ради удовольствия, потом еще раз и громко рассмеялась, когда та ответила ей пронзительным гудком.

— Вы что творите?! — прокричал сердитый голос, и что-то огромное, темное взметнулось вверх перед капотом машины, прежде чем Лори успела сообразить и убрать ногу с педали. Она в панике нажала на тормоз, машина дернулась и застыла на месте.

Громадный конь, храпя и роняя пену с мундштука, топтал копытами поросшую травой обочину дороги рядом с автомобилем. Всадник, крепкой рукой державший поводья, не сводил гневного взгляда с Лори. Она мельком отметила, что он, кажется, хорош собой, но сейчас, глядя на его искаженное гневом лицо, об этом скорее можно было только догадываться.

— Уж не знаю, откуда вас принесло, но у того, кто думает, что научил вас вождению, с головой явно не все в порядке! — прокричал всадник.

— Извините… я вас не заметила… — покаянным тоном начала Лори.

— Да ну? — В голосе всадника звучал неприкрытый сарказм. — Очки надо носить, если не видите лошадь, которая у вас под носом, да и вообще не надо садиться за руль, если не соблюдаете правил дорожного движения.

— Послушайте, я же сказала — извините! — проговорила Лори, чувствуя, что начинает закипать. — Ничего страшного не случилось, ведь так? А в следующий раз я буду осторожнее.

Особенно с такими грубиянами, которым не мешало бы поучиться хорошим манерам, подумала она.

Тут Лори заметила, что мужчина, сощурив глаза, рассматривает ее руки, которые все еще сжимают руль, — ухоженные руки с длинными розовыми ногтями.

— Это ведь одна из машин лорда Хартмана, да? — отрывисто проговорил он. — Тогда вы, значит…

Лори расправила плечи и уставилась на незнакомца. Ну, уж нет, ничего она ему не скажет. Пусть думает себе что хочет. Она состроила насмешливую гримасу.

— Я, конечно же, воровка и только что угнала эту красавицу. Так что не упускайте удачу, коли она сама плывет вам в руки, не слушайте никаких возражений с моей стороны, быстренько езжайте к лорду Хартману и сообщите ему, где вы меня видели!

Мужчина выпрямился в седле, губы его скривились в усмешке.

— Пожалуй, и стоило бы так сделать.

Лори нажала на педаль газа и бросила машину вперед, всей душой надеясь, что он не потащится за ней следом и уж тем более не послушается ее глупого совета и не помчится сообщать дяде, что какая-то сумасшедшая гоняет на его машине.

Обернувшись назад, Лори увидела, что всадник скачет уже в некотором отдалении по полю, притом вовсе не к поместью Хартманов. Она сбросила скорость. На душе было неуютно. Странно, как получилось, что она так внезапно и неожиданно для самой себя разругалась с незнакомым человеком. Она всегда считала себя хорошим водителем… хотя, надо признаться, ей не доводилось прежде ездить по такой узкой дороге, которую ко всему прочему то и дело пересекают дорожки еще поуже и вообще тропинки.

Дальше Лори ехала неторопливо, к счастью не встретив по пути ни пешеходов, ни машин, так что, когда, не доезжая нескольких миль до Сидмаута, она увидела впереди прибрежную деревушку, ее душевное равновесие было уже полностью восстановлено.

Лори залюбовалась открывшейся перед нею панорамой. Это была та самая Англия, о которой ей рассказывал отец. Спокойная гладь моря была лишь слегка подернута серебристой рябью, на которой чуть покачивались лодки, заполнявшие бухту. Дома рыбаков, маленькая сувенирная лавка, бакалейный магазин, небольшая гостиница у самой воды да церковь на холме — вот и вся деревня. С другой стороны бухты, где была судоверфь, доносились удары кузнечного молота, дыханье моря смешивалось с запахом свежеструганного дерева. А еще там было кафе, где подавали традиционный послеобеденный девонширский чай с молоком, джемом и пончиками.

Господи, как прекрасно, думала Лори, останавливая машину на берегу бухты. Это живое воплощение грез, по крайней мере, такой грезится Англия американцам. Лори рывком открыла дверь кафе, над ее головой тренькнул звонок. Тут же из-за бисерной занавески, отделявшей внутренние помещения, появилась женщина.

В кафе было несколько столиков под веселенькими скатерками в красную клетку. В центре каждого стоял кувшинчик с весенними цветами. Стены были украшены картинами, на которых были изображены суда и местные виды, на окнах висели в красно-белую клетку занавески.

Лори спохватилась, что, засмотревшись, совсем забыла о женщине, и с улыбкой повернулась к ней.

— Простите, что заставила вас ждать, но здесь так чудесно… Мне девонширского чая, пожалуйста.

— На одну персону? — невпопад спросила женщина.

— Только для меня, — ответила Лори, заметив, как взгляд женщины ощупывает ее всю: от светлых волос спускается к голубому костюму мягкой шерсти, потом ниже, к элегантным черным ботинкам на кнопках, снова поднимается вверх и останавливается на розовых ноготках ее рук.

Она снова улыбнулась.

— Знаете, я приезжая…

— Я так и думала. Из Америки, небось.

— Да, оттуда. Но как вы догадались? Женщина кивнула головой в сторону блестящего автомобиля, стоявшего поодаль у дороги.

— Сдается мне, это одна из машин лорда Хартмана, а я слыхала, будто к нему приехала погостить племянница. Значит, один чай.

С этими словами она исчезла за бисерной занавеской, прежде чем Лори успела открыть рот. Чай давно уже был выпит, но Лори не спешила уходить. Последние несколько месяцев прошли в такой лихорадке, что, хотя это было не в ее характере, она была рада провести несколько дней в бездействии и покое, а кафе подходило для этого как нельзя лучше.

Она бы с удовольствием поговорила с женщиной, однако, обменявшись с ней несколькими словами о здешних местах, поняла, что больше ничего путного не услышит.

— У нас тут ничего особенного не происходит, — сказала под конец женщина. — Если вы хотите чего-нибудь эдакого, так надо ехать в город.

Сказано это было таким тоном, будто всякий, кто едет в город, направляется прямиком в ад. Лори с трудом удержала улыбку.

— Вообще-то я приехала сюда познакомиться поближе со своими родственниками.

— Ну-ну, — произнесла женщина и, повернувшись, ушла на кухню, а Лори осталась в одиночестве.


Она все-таки поехала дальше по направлению к Сидмауту, но прежней жажды открытий больше не испытывала. К тому же гораздо интереснее было посмотреть на огромное поместье, называемое Коннорс-Корт. Что такое город, в конце концов? Скопище домов, пусть даже очень красивых. А вот такого дома, как здесь в поместье, похожего на настоящий небольшой замок, Лори никогда прежде не видела.

С того места на обочине, где она остановила автомобиль, открывался великолепный вид на озеро, на другом берегу которого стояло в окружении деревьев и кустарника величественное каменное здание. Оно сияло, освещенное солнцем, и было потрясающе красиво. Все в нем говорило о богатстве, древности и родовитости.

Юным Коннорсам, судя по всему, очень повезло, что у них все это есть, подумала Лори. Она никогда еще никому не завидовала, это было не по-американски. Если ты хочешь чего-то, старайся — и добьешься… Но вот насчет родовитости… она же идет от предков…

От размышлений ее оторвал шум, нарушивший царившую вокруг тишину. Лори обернулась. Позади затормозил автомобиль, за рулем которого сидел крупный мужчина в больших очках, скрывавших пол-лица, и в кепке. Лори отметила про себя, что машина намного хуже тех, что стоят в гараже у дяди. Наверное, это какой-нибудь служащий.

— Вы не заблудились? — громко спросил мужчина.

Хорошо, что она не заглушила двигатель, а то бог его знает, кто это, — вокруг никого нет, встреча с незнакомцами совершенно ни к чему, хотя вполне может быть, это порядочный человек.

— Нет, — сказала она сухо. — Я просто любовалась видом, но спасибо за беспокойство.

— Вы случайно не из поместья Хартманов? — неожиданно спросил незнакомец. — Простите, может, это звучит не совсем учтиво, но мы столько слышали об американской племяннице Хартманов, а судя по вашему акценту, вы американка.

— Вот уж не думала, что я такая знаменитая и у меня такой сильный акцент.

— Поверьте, у нас редко бывают посторонние люди, а леди Хартман столько рассказывала о вас своим друзьям, что нам уже стало казаться, будто мы вас давно знаем.



Лори нисколько не хотелось продолжать этот разговор. Она понятия не имела, кто ее собеседник, а этот странный интерес к ее персоне, да еще после недавней перебранки с грубияном всадником, только заставил ее почувствовать, что она здесь чужая. Она выбросит обоих из головы, вот и все.

— Очень жаль, но мне пора, — сказала она и надавила на газ.


— А в ваших местах водятся привидения? — спросила Лори по дороге на обед в Коннорс-Корт. Дядя сам вез ее и тетю в своем прекрасном «уолсли».

— А как же, — ответил он, сделав непроницаемое лицо. — Разве может уважающий себя старый дом обойтись без собственных привидений и призраков? Чем же тогда хозяева будут щекотать нервы гостям, если не рассказами о привидениях, бродящих по коридорам и закоулкам?

— Но это не касается Хартман-Хауса, правда?

— Не слушай его, он тебя дразнит, — вмешалась тетя. — Хотя, по правде говоря, в Коннорс-Корте появляется иногда женщина в сером.

— Вы надо мной смеетесь, да?

— Я вовсе не смеюсь, дорогая, поверь, эта женщина действительно часто является, но только, мне кажется, людям несчастливым, беспокойным. Вряд ли Стивена можно таким назвать, это человек уверенный, твердо стоит ногами на земле. А вот Роберт… впрочем, даже если он и видел привидение, то вряд ли в этом признается.

— Вы имеете в виду мальчиков Коннорсов? Да я бы на их месте вовсю пугала гостей привидениями. Дети ведь любят такие вещи, разве не так?

— Все так, — сказал лорд Хартман. — Но их отец несколько раз видел эту женщину перед своей кончиной и решил, что это было предупреждение.

— Вернон, прошу тебя, давай поговорим о чем-то более веселом, — недовольным тоном произнесла леди Хартман, и Лори поняла: тетя намекает ему, что не надо говорить больше о смерти.

Отец Лори умер год назад, и она до сих пор не до конца привыкла к мысли, что его больше нет. Лори посмотрела на тетю:

— Вы мне почти ничего не рассказывали об этих мальчиках, я даже не знала, что их отец умер. А мать их жива, надеюсь?

— Их мать умерла несколько лет назад, — ответил лорд Хартман.

Значит, они круглые сироты, как и она сама, сказала про себя Лори, впервые так подумав о себе. Получается, у нее с этими мальчиками есть что-то общее, только вряд ли она заговорит с ними об этом.

— Наверное, я должна была тебя предупредить… — начала, было, леди Хартман, но в это мгновение под колесо попал камень, валявшийся на дороге, машина вильнула, и все ухватились руками за сиденье.

— Уж извините, дорогие, — весело проговорил лорд Хартман. — Но ничего страшного не случилось, машина у нас крепкая. Ты что-нибудь знаешь, Лори, о марке «уолсли»?

— Прошу тебя, Вернон! — воскликнула леди Хартман. — Если девочка любит водить машину, так это еще не значит, что она разбирается в моторах, как ты или другие мужчины. Лори — молодая девушка, и вряд ли ей удастся очаровать мужчину разговорами о моторах, всяких там цилиндрах… и клапанах. — Леди Хартман махнула рукой. Лори засмеялась.

— Ой, тетя Элен, я не собираюсь никого очаровывать. Но, как я вижу, любовь дяди Вернона к машинам подействовала и на вас, если вы знаете даже термины.

— А что делать, дорогая, если это частенько единственное, о чем он говорит? — сердито воскликнула леди Хартман.

Тут муж посмотрел на жену, она на него, и в их глазах было столько любви и понимания, что Лори стало даже завидно, что люди могут быть так близки друг другу. У нее самой не было больше на всем свете ни одного человека, к которому она испытывала бы такие чувства. Ее немногочисленные романы в Бостоне закончились как-то сами собой. Избранник всякий раз оказывался инфантильным и пустым человеком.

— Мы почти приехали, — заметил дядя, и Лори увидела впереди силуэт дома Коннорсов. Чем ближе они подъезжали к нему, тем величественнее он казался.

— О чем вы хотели меня предупредить, тетя Элен? — спросила Лори. Взгляд ее широко распахнутых голубых глаз был устремлен на дом.

— О, сейчас это уже не важно, дорогая. Думаю, будет лучше, если ты увидишь все своими глазами, — ответила леди Хартман.

«Уолсли», громко шурша колесами по гравийной дорожке, остановился как вкопанный прямехонько перед парадным входом. Почти в тот же миг дверь открылась, и появился важный дворецкий, приветствуя гостей.

— Он больше похож на хозяина, чем сами хозяева, — шепнула леди Хартман, поворачиваясь к Лори.

— Джентльмены ждут вас в гостиной, — сообщил дворецкий. Интересно, сколько человек приглашено на обед, мелькнуло в голове у Лори, пока она поднималась по ступеням следом за тетей и дядей. Она-то думала, что пригласили только их троих, но кто его знает, может, обед дается по какому-то случаю.

Хорошо, что на ней скромное черное платье с серебряной искрой. Оно вполне элегантно и не оскорбит ничей вкус.

На шею Лори надела длинное жемчужное ожерелье, подарок отца к ее восемнадцатилетию, волосы собрала в узел и заколола на затылке, что позволяло видеть красивую линию шеи и подчеркивало мягкий овал лица. В общем, Лори была уверена в себе и готова к встрече с кем угодно.

Их провели в гостиную, устланную китайским ковром и заставленную роскошной мебелью. Стоявшая у стены горничная держала в руках серебряный поднос с напитками для гостей и хозяев.

Лори, чувствуя, как ее раза невольно округляются, уставилась на одного из находившихся в помещении джентльменов. Он направлялся к ним, на лице его играла сардоническая усмешка.

— Вот мы и встретились снова, мисс Хартман, — прозвенел в ушах Лори голос давешнего всадника. Правда, теперь он был не в костюме для верховой езды, и смокинг сидел на нем так же безукоризненно, как и на лорде Хартмане. — Прошу прощения, что не представился вам сразу, но после нашей не очень удачной встречи я решил приберечь это на потом.

Если леди и лорд Хартман и удивились тому, что услышали, то уж Лори нисколько. Этому типу просто доставляло удовольствие видеть, в какое замешательство ее повергла необходимость вести светский разговор с мужланом, пусть он даже и переоделся франтом.

Подошла горничная, предлагая напитки, и Лори машинально взяла бокал. Ее взгляд, покинув отвратительного всадника, вдруг выхватил еще одно лицо, и бокал чуть не выпал у нее из рук.

— А мы тоже с вами уже встречались, и я только собирался представиться, когда вы умчались с такой скоростью, что я и слова не успел сказать.

Ну вот, теперь дядя подумает, что она обходилась бог знает как с его драгоценной машиной, с ужасом подумала Лори. Она посмотрела на одно лицо, потом на другое, чувствуя, что у нее невольно открывается рот. Лори в смущении отвернулась, ругая себя последними словами. Что она, в самом деле, никогда не видела близнецов? А эти двое наверняка близнецы и есть, а если и не близнецы, так братья-погодки…

— Я понимаю, Лори, — с улыбкой заговорил лорд Хартман, — мы не должны были скрывать это от тебя, но слишком уж велик был соблазн, тем более что тебе почему-то втемяшилось в голову, что Коннорсы подростки. Так что позволь представить их тебе как полагается, любовь моя. Это Роберт… а это — Стив.

— Но из твоих слов я поняла, что ты уже встречалась и с тем, и с другим? — вмешалась леди Хартман. — Но каким образом и когда?

Это что, у вас, американцев, так заведено — знакомиться вот так, между прочим, без всяких там церемоний?

Это не было произнесено вслух, но Лори все равно услышала.

— А не надо было скрывать от меня, кто они и что, — отрезала она, говоря так, словно и не видит вовсе молодых людей.

Хотя на самом деле она их прекрасно видела и не могла не посматривать на них, до того они были похожи… Впрочем, даже если они были близнецами, все-таки различия кое-какие между ними наблюдались. Прежде всего, в выражении лица. Лори была просто уверена, что, повстречай она их снова по отдельности, сразу узнает одного по его сардонической усмешке, а другого — по открытой улыбке, которую она разглядела, как следует только теперь, когда он снял свои шоферские очки и кепку. А она, это ж надо, приняла его за работника! При этой мысли Лори покраснела.

— Я встретился с вашей племянницей, лорд Хартман, когда она каталась на машине, — заговорил Роберт, таким образом, избавляя Лори от необходимости давать объяснения. — Хотя правильнее было бы сказать: не я повстречал, а мой конь, с которым она чуть-чуть не свела близкое знакомство.

— Это просто некрасиво с вашей стороны — напоминать мне об этом, — запальчиво проговорила Лори.

— Ну а я просто подумал, что, может, вы заблудились, — вмешался в разговор Стивен, стараясь сгладить возникшую напряженность, — хотел вам представиться, да не успел, пришлось ждать вечера.

— Да, брат, — сказал Роберт, — упустил ты свой шанс, но ведь в жизни это случается на каждом шагу, согласен?

— Так говорят, — буркнул Стивен.

Во время этого короткого разговора Лори подметила одну вещь — братья недолюбливают друг друга. Это было видно по не слишком приязненному взгляду, которым смотрел на брата Роберт, и по сердитым искоркам, загоравшимся время от времени в глазах Стивена.

Однако Лори столько раз присутствовала при словесных схватках между учеными приятелями отца и приходившими к нему студентами, что это наблюдение никоим образом не могло испортить ей настроение. Наоборот, она обрадовалась, предвкушая нечто более интересное, чем традиционный обед. А если еще вспомнить, что она ожидала встретить двух подростков…

Глава вторая

Третьим членом семейства Коннорс была престарелая тетка близнецов мисс Фрида Коннорс, которая почти не выходила из своей комнаты, где горничная без конца ей что-нибудь читала вслух. Однако на сей раз перед самым обедом она появилась в гостиной, и Лори была ей представлена. На увядшем лице мисс ясно читалось фамильное сходство с молодыми людьми, хотя характерная для них резкость черт была по-женски смягчена. Фрида Коннорс, по сути, принадлежала прошлому веку, и ее старомодный викторианский облик заставил Лори почувствовать себя одетой слишком легкомысленно. Манеры старой дамы очаровали ее.

— Я наслышана о вас, моя дорогая — проговорила мисс Фрида. — Наверное, это так приятно — оказаться в Англии после шумной и суетливой Америки, но, надеюсь, мы не покажемся вам слишком скучными.

— Мы постараемся сделать все, чтобы она не скучала, тетя Фрида, — проворковал Роберт. — Ты согласен, брат?

Стивен посмотрел на Лори.

— Если вы позволите, мисс Хартман, мы с удовольствием покажем вам все местные достопримечательности. А мне бы хотелось свозить вас на нашу верфь. Между прочим, мы строим на заказ самые лучшие суда во всем графстве.

— Правда? Я не знала… хотя откуда мне было знать… — торопливо проговорила Лори, стараясь скрыть свое удивление. Это хорошо, что перед ней не просто два богатых бездельника, хотя, с другой стороны, вряд ли они уж так увлечены работой.

А как же она забыла встречу со Стивеном, ведь недаром приняла его за работника! Нет, ну что за дурацкая привычка вечно спешить с выводами. Она подводит ее уже не в первый раз. Ни в чем толком не разобравшись, перекинувшись с человеком парой слов, она тут же составляет мнение о нем — и ошибается.

Лори было приятнее разговаривать со Стивеном, чем с Робертом. А он симпатичный, этот Стивен, с легким замиранием сердца подумала она. Хотя вроде бы похож как две капли воды на своего брата, но в нем нет той жесткости, которая характерна для Роберта. Лори оборвала свои размышления. Нет, в Англии она ненадолго, и, пока она здесь, никаких увлечений.

Между тем Стивен заговорил снова. На лице его играла насмешливая улыбка.

— О, мисс Хартман, как я понимаю, вы уже успели приклеить мне и моему брату ярлык светских шаркунов. Я прав? Решили, что мы умеем только бездельничать?

Он почти угадал. Лори почувствовала, что краснеет.

— Ничего подобного я не думала, — заявила она с такой горячностью, что всем сразу стало ясно — думала, и еще как думала. — Ну, и где же эта судоверфь, которую вы собираетесь мне показать?

И тут же сама догадалась где, вспомнив запах древесных стружек, визг пилы и перестук молотков. Ну да, она же была там совсем рядом и сама узнала бы обо всем, если б удалось разговорить ту женщину в кафе.

— Это недалеко отсюда, — сказал Стивен. — А вы интересуетесь судами, мисс Хартман?

— Ну, сюда я приплыла на пароходе, а обратно собираюсь отправиться на самом большом корабле всех времен… поэтому можно сказать, что я интересуюсь судами.

— Вы поплывете на «Титанике»? — воскликнул Стивен, и Лори от этих слов охватило чувство восторга.

Ее ждет впереди такое приключение… это будет потрясающее завершение ее поездки в Англию, о которой мечтал отец. Лори молча кивнула. Ее вернул на землю едкий голос Роберта:

— Только не надейтесь увидеть что-нибудь подобное на верфи Стивена.

Ну вот, снова повеяло враждебностью, подумала Лори. Она очень чутко улавливала настроение находившихся рядом людей и сейчас с ясностью ощутила дух соперничества. Может, это и неизбежно в отношениях между двумя столь похожими людьми… Похожими, но не одинаковыми. Лори уже поняла, что Роберт, наверное, старший… и что он ей ужасно не нравится.

— Так это не общая ваша судоверфь? — спросила она и тут же поспешила добавить: — Извините, что задаю вопросы о том, что меня совершенно не касается. Я чересчур любопытна.

— В этом отношении моя племянница вся в своего отца, — пришел на выручку лорд Хартман, заметив смущение девушки. — Он был профессором, занимался исследовательской работой, а в ней без любопытства просто нельзя.

— Моего брата всегда привлекали более широкие горизонты, — заговорил Стивен. — Он много путешествовал, хотя в отличие от вас, мисс Хартман, пока что не пересекал Атлантику.

— Может, я еще закажу билет на «Титаник», чтобы посмотреть незнакомые берега, — вставил Роберт. — Что вы на это скажете, мисс Хартман?

— Скажу, что вы опоздали, — сухо ответила Лори. — Я уверена, что все билеты уже распроданы. Кстати, не могли бы вы оба называть меня просто Лори? Мисс Хартман — это так официально.

Господи, подумала она, только бы они не приняли это за фривольность. Но что делать — она не привыкла к светским условностям. И даже если для них это естественно, то она все равно… К счастью, объявили, что обед подан, и, поскольку Стивен повел в столовую свою тетку, Лори оказалась в паре с Робертом, который предложил ей руку.

— Вы приятно отличаетесь от здешних юных леди, Лори, — сказал он, пока все, переговариваясь, занимали места за столом.

— Может, вам так кажется просто потому, что я иностранка? — Лори говорила нарочито холодным тоном. Подобным комплиментом, пусть и произнесенным на совершенном английском языке, ее было не пронять. Лесть была ей не в новинку. Единственное, о чем она не подумала, так это понизить голос. И вот результат — раздался смех Стивена.

— Думается мне, брат, нашла коса на камень. Наша американская кузина не склонна подпадать под твои чары, подобно испанским сеньоритам.

Лори посмотрела на братьев с возрастающим интересом. По их виду можно было догадаться, что оба проводят много времени на свежем воздухе, и, судя по всему, этим они были обязаны не верховым прогулкам и поездкам на автомобиле по окрестностям в поисках развлечений.

— Так вы были в Испании, мистер Коннорс? — спросила она Роберта.

— Я езжу туда часто, мисс Хартман. Кстати, если вы хотите, чтобы я обращался к вам по имени, а оно у вас такое красивое, тогда, пожалуйста, и сами поступайте так же. Какие могут быть церемонии между друзьями?

По его интонации Лори не могла понять, искренен он или за его словами стоит что-то другое.

— Моего брата интересует больше витикультура Испании, нежели приземленное ремесло судостроения в Девоншире, — заметил Стивен.

— Вы меня совершенно запутали, — сказала Лори. — Я не знаю, что означает это слово. Вы не могли бы объяснить?

Если эти двое сочтут ее невеждой, пусть, ей все равно. В Америке дети без стеснения спрашивают, если им что-то непонятно.

Стивен приподнял над столом свой бокал.

— Это выращивание винограда и производство виноградных вин, — сказал он. — Испания знаменита своими винами, Роберт привез из последних поездок прекрасную коллекцию. Его любовь к хорошему вину как раз и объясняет, среди прочего, почему его так тянет в эту страну, хотя в последнее время он вроде бы решил сделать небольшую передышку.

Роберт засмеялся.

— Я бы сказал иначе, брат. Мною движет скорее страстная любовь к этой стране, а не просто банальный интерес.

Чувствовалось, что они оба что-то недоговаривают, на что-то намекают. Решив, очевидно, что всего этого на один вечер уже достаточно, Фрида Коннорс любезно обратилась к Лори: не играет ли та на фортепьяно, и если да, то не сыграет ли она им что-нибудь после обеда. Да уж, она точно из прошлого века, подумала Лори, когда от молодых девушек ждали непременно демонстрации своих талантов перед почтенным собранием.



— К сожалению, я не удосужилась научиться играть, меня больше привлекали книги…

— Как это современно, — пробормотала тетушка.

— Да нет, просто мой отец считал, что я должна заниматься тем, что меня привлекает, а музыка как раз не входила в этот перечень, хотя я люблю слушать, как играют.

На выручку Лори снова пришел дядя:

— Моя племянница — продукт своего времени, мисс Коннорс, так же как мы с вами — своего. Было бы странно, а то и того хуже, если б люди не шли в ногу со временем.

— Ну, уж вы-то точно идете, — буркнула мисс Коннорс. — Я изредка слышу шум ваших автомобилей, которые отравляют воздух газами и нарушают естественный ход вещей.

— Ах, тетя, вы же сами любите прокатиться на моей машине, — сказал Стивен. — И не говорите, что вам не нравится.

— Но ты ездишь аккуратно и не носишься по окрестностям, как некоторые, — не сдавалась мисс Фрида.

Лори постаралась ненароком не столкнуться взглядом с Робертом, а то возьмет да и напомнит еще раз, как она чуть не столкнулась с его конем. Вместо этого она вдруг обнаружила, что на нее в упор смотрит Стивен, и у нее екнуло сердце.

— И как долго вы планируете пробыть у нас, мисс Хартман? — продолжала Фрида.

— Она уже говорила, — с нескрываемым раздражением сказал Роберт. — Она поплывет в Америку первым рейсом «Титаника», в апреле.

— Я понимаю, что вы ждете, не дождетесь этого путешествия, Лори, — заговорил Стивен. — Но мне очень жаль, что вы не задержитесь подольше.

Мы собираемся дать в мае бал-маскарад по случаю нашего общего дня рождения, будет очень весело. Вам наверняка бы понравилось.

— Я уверена в этом, но билет уже заказан, так что ничего не поделаешь, — сказала Лори, изображая огорчение. Кто, интересно, будучи в здравом уме, откажется от путешествия на замечательном пароходе ради какого-то бала-маскарада? Должно случиться что-то воистину экстраординарное, чтобы она отказалась от билета.

На всякий случай она решила больше не встречаться глазами со Стивеном, потому что это было бы последнее дело — по-настоящему кем-то увлечься. Флиртовать — это одно, а вот влюбиться — это никоим образом не входит в планы мисс Лори Хартман, тем более что она не собирается здесь задерживаться надолго.

К тому времени, когда семейство Хартман покинуло Коннорс-Корт, Лори успела получить два туманных приглашения. Роберт предложил поучить ее верховой езде, а Стивен — познакомить с секретами судостроения.

— На мой взгляд, то, что предлагает Стивен, покажется тебе скучным, — заметила тетя по дороге домой. — Вот уж не думаю, чтобы судостроение могло заинтересовать молодую девушку.

— Наоборот! Мне очень хочется посмотреть, как получается корабль. А насчет верховой езды… вряд ли Роберт будет мною доволен.

— Ах, этот Роберт… — пробормотал лорд Хартман.

— Что Роберт? — Лори резко повернулась к дяде. — Что-то вы загадками говорите. Или вы знаете о нем что-то такое, что я, по вашему мнению, не должна знать?

— Я не люблю сплетни, но в данном случае…

— Ради бога, что ты все вокруг да около! — воскликнула Элен. — У Роберта не слишком хорошая репутация, Лори. Он всегда был бродягой и авантюристом, а еще поговаривают, что он увивается за женщинами, особенно за границей, где о нем никто не слышал. Мне кажется, лучше тебе знать это заранее.

— Спасибо большое, тетя, что вы мне это сказали, — с чувством произнесла Лори.

Про себя она подумала, что Роберт Коннорс ее нисколько не волнует.

— Они оба не женаты, да? — спросила она безразличным тоном.

— Даже не помолвлены, — ответил дядя. — Роберту как-то удается не попадать в ловушку, а Стивен… он, я думаю, женится, лишь, когда встретит подходящую женщину. Он слишком погружен в свой бизнес.

— А что с этой витикультурой, о которой говорил Роберт? Я думаю, для этого ему надо быть в Испании. У вас же здесь виноград вроде бы не растет…

— Не растет, и никогда не рос, хотя Роберт подумывает об этом. Он в Англии уже несколько месяцев, а вообще в Испанию ездит именно по этой причине. По крайней мере, под этим предлогом.

— А вы в это не верите? — спросила Лори. Она в жизни не встречала братьев, которые бы так различались и вызывали у нее такое любопытство.

— Твой дядя считает, что это просто отговорка, а на самом деле он ездит совсем не за этим, — проговорила Элен. — Порезвиться на просторе, так сейчас говорит молодежь, да?

— Что-то вроде, — со смехом сказала Лори. — Хотя, с другой стороны, почему бы ему и не погулять в женской компании, если его ничто не связывает? Ведь с деньгами-то у него все в порядке.

Сказав это, Лори сама почувствовала, что брякнула лишнее: не ее это дело, сколько денег у Коннорсов. Хотя достаточно было посмотреть на прекрасный дом и поместье, чтобы понять — денег у них предостаточно. Девушка, которая выйдет замуж за одного из братьев, не будет нуждаться ни в чем.

Лори быстро отбросила мысль о замужестве. Не для этого она здесь. Все, чего она хочет, — это почувствовать атмосферу прекрасного уголка Англии, который так любил ее отец, и близко познакомиться со своими милыми, немножко эксцентричными родственниками.

— А что насчет Стивена? — спросила она. — Он собирался повозить меня по окрестностям. Надо мне чего-нибудь опасаться?

— Да нет, разве что вздумаешь ему намекнуть, что он чересчур увлечен своим делом, которое того не стоит.

— А я не стану. Мне это кажется очень симпатичным. И вообще он мне ужасно нравится, он совсем не такой, как его брат.

Элен рассмеялась.

— На твоем месте я не стала бы обольщаться, Лори. Он унаследовал от отца те же самые черты, что и Роберт, у него такой же трудный характер, только он лучше владеет собой.

Лори решила, что хватит демонстрировать свой интерес к Коннорсам, пока тете не вздумалось заняться сватовством.

— Дядя, вы бывали в Лондоне? — спросила она.

— Несколько раз, но жить там мне бы не хотелось. Для того, кто пожил в английской деревне, она на всю жизнь останется единственным местом, где хочется жить, особенно если она в благословенном Девоне, — сказал он с улыбкой.

А Роберт Коннорс так не считает, подумала Лори. Он старается держаться подальше от Девона. Другое дело — Стивен, он просто влюблен в родные места и свое дело. Внешне братья очень похожи, а по темпераменту и характеру являют собой две противоположности. Ну вот, она снова думает о них, черт бы их побрал.

— Мне хотелось бы съездить в Лондон, увидеть своими глазами то, о чем мне рассказывал отец. Как вы думаете, это возможно? Я могла бы поехать туда на поезде или на автобусе и остановиться на пару дней в гостинице.

— Одна?! Ни в коем случае! — воскликнула тетя. — Это очень опасно!

— Я вполне самостоятельная, тетя Элен. Если я сама совершила плавание через Атлантический океан, так что такое произойдет, если я съезжу в Лондон?

Она старалась говорить спокойно, но такое покушение на ее независимость, пусть даже продиктованное заботой, ей совсем не понравилось.

— А что, если мы все вместе поедем? — послышался голос дяди. — Как ты, Лори, — не против, если две развалины поводят тебя по Лондону, а?

— Конечно, нет, — ласково сказала Лори. — Ни на кого другого, кроме как на двух развалин, я просто не соглашусь!

Сказав это, Лори вдруг подумала, что, не дай бог, они обиделись, а это самое последнее, чего она хотела бы. Со дня ее приезда прошла уже целая неделя, и все было замечательно. Она с удовольствием обследовала все уголки и закоулки Хартман-Хауса и прилегающего к нему побережья. Но этого было недостаточно. По натуре человек деятельный, Лори не могла сидеть в праздности, и ее с каждым днем все больше тянуло прочь из дома.

Случай подвернулся через несколько дней, когда к дому подъехал, фырча, знакомый ей маленький автомобильчик. Лори с тетей были в оранжерее, любуясь экзотическими цветами и попивая свежеприготовленный лимонад. Водителя они увидели сквозь стекло, еще, когда тот вылезал из машины, а через минуту он появился в дверях, принеся с собой соленое дыхание моря.

— Добрый день, леди, — сказал он веселым голосом. — Рад видеть вас в добром здравии, надеюсь, вы простите мне столь вольный визит. Но мы через пару дней спускаем на воду яхту — это будет пробный спуск, пока что без оснастки. Вот я и подумал, что Лори интересно посмотреть, как это происходит, и поучаствовать в банкете, который будет устроен по этому случаю.

— О господи, конечно, интересно! Это просто чудо что такое! — воскликнула Лори.

По лицу Стивена было видно, что ему приятна столь восторженная реакция девушки.

— Вы не думайте, что это всегда так. Нет, уверяю вас, обычно все проходит очень скромно. Просто на сей раз наш клиент — член парламента, и он везет из Лондона всю свою семью. По его поручению мы заказали зал в гостинице для небольшого банкета.

Голубые глаза Лори засияли.

— Какая прелесть! Я чувствую себя польщенной тем, что вы меня пригласили посмотреть, как живут избранные.

Тут послышался голос Элен, которая учтиво поинтересовалась, не желают ли молодые люди освежиться стаканчиком лимонада, и они оба — Лори и Стивен — посмотрели на нее так, словно только что вспомнили о ее существовании. У Лори мелькнуло в голове, вдруг тетя чувствует себя униженной из-за того, что ее не пригласили. Хотя ведь список гостей ограничен, пусть даже банкет дает сам член парламента.

— Тетя Элен, вы не против, чтобы я приняла приглашение? — поспешно спросила Лори.

— Ни в коем случае, если приглашение исходит от достойного человека. А Стивена я отношу как раз к таким людям. И вообще, дорогая, пока ты здесь, ты совершенно вольна в своих поступках.

Кроме самостоятельной поездки в Лондон, добавила про себя Лори. Но тут ее мысли перескочили на Стивена. Отцу он наверняка понравился бы. Он с такой же страстью относится к своей работе, как относился отец. И хотя Майлз Хартман был человеком умственного труда, а не физического, оба получали одинаковое удовольствие от своей работы. Неудивительно, что именно Стивен привлек ее внимание.

Лори поймала себя на том, что смотрит на его руки. Крупные, жилистые, но вовсе не грубые. Что бы он там ни делал своими руками, это все же не рабочий, а джентльмен, который с удовольствием занимается физическим трудом. А какие у него длинные сухие пальцы. Лори вдруг представила, как они касаются ее, и покраснела…

— Ну, хорошо, — с наигранной веселостью произнесла она. — Говорите, Стивен, когда это будет и во сколько начнется, чтобы я отметила в своем расписании визитов.

Хотя какие это визиты? Всего лишь послеобеденное чаепитие у нескольких знакомых леди Хартман. Нельзя сказать, чтобы это было уж очень скучно, но разве можно сравнить с празднеством по случаю спуска на воду яхты!

А еще она встретится с членом парламента, ни больше ни меньше. Как отец обрадуется…

У Лори вдруг защипало глаза — она вспомнила, что его нет, и он никогда не узнает о ее поездке в Англию. От грустных мыслей ее отвлек голос Стивена, который, оказывается, что-то сказал.

— Я спросил, Лори, вы не против, чтобы съездить на верфь, посмотреть, как там работают?

— Что, прямо сейчас?

Господи, что она говорит… А ведь она всегда считала себя человеком уравновешенным, никогда не теряющим самообладания.

— А почему бы нет?

Леди Хартман решила вмешаться.

— Что это вы никак не договоритесь. Соглашайся, Лори, и поезжай. А вы, Стивен, когда привезете ее обратно, останетесь с нами пообедать. У нас без церемоний.

— Вы очень любезны, я с удовольствием. Лори была рада, что это внезапное приглашение не включает и Роберта. В конце концов, они же не сиамские близнецы, чтобы всюду появляться вместе, подумала она.

— Тогда подождите минуточку, — торопливо проговорила она, глядя на Стивена, — я сбегаю за жакеткой.

Лори побежала к дому, потом на второй этаж в свою комнату, по дороге уверяя себя, что ее сердце гулко бьется от неожиданности, а не от чего-то другого. Ей не хотелось признаваться себе, что это «другое» существует, что Стивен Коннорс ей нравится ужасно, хотя она, по сути дела, его совсем не знает, а ведь она и раньше влюблялась вот так, словно головой в омут, и ничего хорошего из этого не получалось.

Лори решительно дернула плечами и поправила ворот жакетки, глядя на себя в зеркало. Однажды она влюбилась в одного студента, блиставшего в спортивной команде колледжа, где работал отец, влюбилась горячо и страстно, чего прежде с ней ни разу не бывало.

Но когда он захотел от нее больше, чем она была готова ему дать, он тут же нашел себе другую, попокладистее, а Лори бросил. Это было так ужасно. Она ни за что не полезет в эту западню, как бы ей кто-то ни нравился. И ни за что не станет торопиться, пусть даже для этого ей придется бороться с собой.

Лори отвернулась от зеркала. Зачем она все это себе говорит и обманывает себя? Ведь ясно же, что заставлять себя не влюбиться — это все равно, что пытаться остановить морской прилив. Ну вот, уже и морские сравнения в голову приходят… Лори выбежала из комнаты, преисполненная решимости не влюбляться ни в одного из братьев Коннорс.

— Ну и как вам нравится Девон? Это то, что вы ожидали? — спросил Стивен, когда автомобиль, надсадно взвывая, вез их по усыпанным прошлогодней листвой дорожкам по направлению к побережью.

— Он как раз такой, как описывал отец, — ответила Лори. — Может, я покажусь вам сумасшедшей, но мне здесь все как будто знакомо.

— Что вы! Человек вернулся домой… это же естественно.

Лори удивленно посмотрела на него.

— Какие странные вещи вы говорите!

— Ну, я так подумал.

— Нет, все иначе. Просто здесь все выглядит так, как мне рассказывал отец. Он говорил, что если мне когда-нибудь доведется попасть в Девон, то у меня будет такое чувство, словно я вернулась домой, потому что Девон у меня в крови.

— Может, вам нужно здесь остаться, — сказал он как бы про себя.

Лори затрясла головой.

— Я же вам вчера говорила: это просто поездка, путешествие, билет домой уже заказан…

— Знаю, знаю. На знаменитом «Титанике». Но вы же можете еще передумать. Насколько я знаю, это свойственно молодым женщинам. — В голосе Стивена слышалась усмешка.

— Не говорите за всех. Я, например, ни за что не передумаю. В конце концов, что такое может случиться, чтобы я отказалась от такого путешествия? Вот вы, например, передумали бы?

— Ну, это зависит от того, почему мне захотелось бы остаться. К примеру, вы можете почувствовать, что не в силах покинуть место, где родились… или еще что-то.

Лори решила, что разговор переходит на личное, а это ни к чему.

— Мы можем поговорить о чем-нибудь другом? Не очень-то порядочно с вашей стороны пытаться нарушить мой душевный покой, когда я столько мечтала о путешествии на «Титанике»!

— Может, вы и правы, — согласился Стивен. — Ну, тогда, что вы думаете о нас, девонской деревенщине?

Лори невольно заулыбалась, потому что прозвище «девонская деревенщина» ну никак не подходило к Стивену Коннорсу, да и к его брату тоже.

— Если вы напрашиваетесь на комплимент, то я скажу так: я счастлива, что я здесь и все относятся ко мне с таким радушием. Это вас устраивает?

— Пока да. А там, дома, вас ждет кто-нибудь?

— Не слишком ли много вы хотите знать?

— Не слишком. Просто мне не хотелось бы думать, что я перехожу кому-то дорогу, если скажу вам, что вы самая милая девушка из всех, кого я встречал. Ну, так как?

Можно было с легкостью избавиться от ухаживаний Стивена или еще кого-то, если бы таковой появился, сказав «да». Так и подмывало сообщить, что у нее есть жених, который ждет не дождется той минуты, когда она сойдет на берег в Нью-Йорке, чтобы тут же увезти ее в Бостон. Да только Лори Хартман считала ниже своего достоинства прибегать к таким уловкам.

Она покачала головой.

— Нет, никому вы дорогу не переходите. Но я никаких интрижек тут заводить не собираюсь, да и замуж тоже…

— Ну, тогда все в порядке. Потому что я предложения не делал, — подхватил он.

Лори украдкой взглянула на него. Он был серьезен, губы крепко сжаты. Но пока она раздумывала, уж не обидела ли его чем-нибудь, лицо его осветилось улыбкой.

— Я пошутил, Лори, и не стану говорить, что полюбил вас с первого взгляда и на всю жизнь. Вы не ищете, за кого бы выйти замуж, а я — на ком бы жениться, такой расклад вас устраивает, мэм? — Он смешно передразнил ее акцент.

Во время разговора он на какое-то мгновение сжал ее руку. И этого было достаточно, чтобы рука Лори чувствовала это прикосновение всю дорогу до самой верфи. А то, что при этом сердце у нее билось как сумасшедшее, а в висках стучало, наполнило ее душу тревогой.

Глава третья

Они проделали тот же путь, которым она ехала на дядином автомобиле, но насколько же приятнее ехать, когда тебе то и дело показывают что-то, на что стоит посмотреть, и не нужно вести незнакомую машину, боясь сделать что-то не так. Со Стивеном — вот с кем приятно ехать, решила Лори.

По другую сторону деревни, в которой она обнаружила кафе, возвышались скалы. Стивен проехал вдоль них и затормозил на поросшей вереском пустоши. Они вышли из машины. Далеко внизу под их ногами блестела гладь моря.

— Сегодня море спокойное, — заметила Лори, останавливаясь на краю обрыва и с наслаждением вдыхая свежий воздух. — Но папа мне рассказывал, что оно не всегда такое, он говорил: множество кораблей разбилось о скалы, особенно в Корнуолле. В такой день, как сегодня, это даже трудно себе представить.

— Да, такое случается, — сказал Стивен. — И не только в Корнуолле, хотя там чаще всего.

Лори поежилась, представив себе, как это страшно, наверное, находиться в шторм на борту судна, которое швыряет на скалы…

— Но вы ведь не строите большие суда, да? — спросила она, стараясь избавиться от мрачных мыслей.

Стивен покачал головой.

— Мы строим по заказу суда различных типов, но большие не строим, у нас не тот масштаб. Такие суда строятся на больших коммерческих верфях Ливерпуля и в других местах.

— Наверное, испытываешь глубокое удовлетворение, глядя, как бумажные чертежи превращаются в живое судно, — задумчиво произнесла Лори.

— Да, это правда, — кивнул Стивен. — Знаете, мне очень приятно, что вы делаете вид, будто вас интересуют мужские дела. Не многие молодые женщины стали бы это делать.

— Что за высокомерие! Почему это не должно меня интересовать? Женщины плавают по морю наравне с мужчинами, не так ли?

— Но обычно их вовсе не интересует, из чего состоит судно, на котором они плывут. Многие вообще отправляются в плавание через океан с единственной целью — подцепить богатого мужа — и ни о чем другом не задумываются.

От возмущения Лори с минуту не могла говорить, а когда, наконец, заговорила, в ее речи явственнее, чем прежде, проступил американский акцент.

— Какого же вы низкого мнения о женщинах, Стивен, если думаете, что замужество — единственное, что их волнует! Современные женщины не зависят от мужчин, как прежде, и им нет нужды крутиться вокруг них и улыбаться в надежде, что те уделят им что-нибудь от своих щедрот!

— Великий Боже, я вижу, это ваше больное место, — торопливо проговорил Стивен, когда Лори умолкла, переводя дыхание. — Простите, я не собирался вас обидеть и хочу сказать, что рад встретить женщину с независимыми взглядами. Боюсь, что вы снова обидитесь, но получается, что все, кого я встречал до сих пор, как вы выразились, крутились вокруг меня в надежде, что я уделю им что-нибудь от своих щедрот?

Однако Лори уже поняла, что он просто ее дразнит, и вовсе не собирался ее обижать. Хотя они и говорят на одном языке, воспитаны они в разных культурных традициях, а в Америке женщины чувствуют себя намного свободнее. По крайней мере, так ей казалось.

Нет, это просто грех — тратить такой прекрасный день на споры, хотя, по правде говоря, она любила поспорить, подискутировать… назови это как хочешь, что тоже было в американских традициях…

— Ладно. Будем считать, что мы квиты. Вы теперь знаете, что я думаю собственной головой и не боюсь утруждать свои мозги… И я уверена, что любая из здешних женщин способна на то же самое, — сказала Лори.

— Прежде чем делать такие поспешные заключения, мне хотелось бы, чтобы вы встретились с Элис, — отозвался Стивен, когда они шли к машине.

— А кто эта Элис?

— Это компаньонка тети Фриды, она должна была присутствовать на обеде в тот вечер, когда вы у нас были, но простыла и осталась в своей комнате.

У Лори отлегло от сердца, вряд ли эта женщина — любовница Стивена. О том, что любовница все-таки есть, думать не хотелось. На всякий случай она все же поинтересовалась:

— Она старше вашей тети?

— Что вы! Она ненамного старше вас, но вас разделяет пропасть — несомненно, из-за воспитания, которое вы получили.

— Правда? И которая же из нас хуже, на ваш просвещенный взгляд?

Она не могла скрыть сарказма, хотя понимала, что он откровенно забавляется. Впрочем, нельзя сказать, чтобы ее это очень огорчало, хотя своим вопросом она сама себя подставила под огонь возможной критики. Но вряд ли англичанин позволит себе настолько выйти за рамки приличия, чтобы открыто высказать порицание по адресу заокеанской гостьи…

— Если я, вне связи с темой нашего разговора, повторю еще раз, что вы самая красивая, блестящая и интересная женщина, какую я когда-либо встречал, вы, возможно, подумаете, что я захожу слишком далеко, учитывая наше столь краткое знакомство, — сказал Стивен. — Так что, если хотите, можете считать, что я этого не говорил.

Лори была ошеломлена искренностью, с какой Стивен произнес свою маленькую речь. Понятно, что он зашел слишком далеко. Они познакомились всего несколько дней назад, но, стоя сейчас на краю обрыва, она вдруг поняла, что думала о нем беспрерывно. С другой стороны, из молодых людей она и видеть-то за эти дни никого не видела. Только Стивена и его брата…

И снова души ее коснулся смутный страх перед чем-то, что лишит ее воли и независимости, стоит только этому поддаться. А ведь она привыкла строить свою жизнь по собственному разумению и не хочет, чтобы все пошло наперекосяк…

Лори невольно попятилась, словно желая увеличить расстояние, отделяющее ее от Стивена. Хотя они стояли, не касаясь друг друга, чувства, владевшие Стивеном, окутали ее будто облаком и душа ее рванулась к ним навстречу… а это для трезвомыслящей, искушенной в жизни девушки, какой она себя считала, было вовсе ни к чему…

— Осторожно, Лори, ради бога! — закричал Стивен и, схватив за плечо, потянул ее к себе, подальше от обрыва.

Она оказалась прижатой к его груди и услышала стук его сердца, такой же быстрый, как и ее собственного, вдохнула запах его кожи и заглянула в темную глубину его глаз. Не сопротивляйся она с таким упорством своим чувствам, можно было бы сказать, что она на пороге любви…

Лори с коротким смешком вырвалась из его рук, чувствуя, что для нее самой лучше будет, если этот многозначительный момент станет просто ничего не значащим эпизодом.

— Давайте поедем дальше, Стивен, а то вдруг кто-нибудь будет проезжать мимо и бог знает, что о нас подумает.

Оба посмотрели по сторонам. Вересковая пустошь была безлюдна, казалось, что они одни в целом свете.

— Чего вы боитесь? — спросил Стивен. — Что я вас обижу? Да я ни за что на свете вас не обижу…

— Я вообще не хочу об этом слышать, — резко оборвала его Лори. — Я рада иметь такого друга, как вы, но пока что не хочу никаких осложнений в своей жизни.

Он хохотнул.

— Меня по-разному называли, но осложнением ни разу. Покорно прошу прощения, если я вас расстроил. Хотя, честно сказать, мне казалось, вы смелая девушка, которая не боится открывать для себя новое. Ведь нужна была определенная смелость, чтобы отправиться в одиночку через океан.

— Это другое дело.

И правда, ей ведь не нужно было принимать решение, от которого зависит вся последующая жизнь, а Лори пока что представления не имела, какой она будет.

Неожиданно она вспомнила компаньонку, о которой говорил Стивен, и ей стало не по себе. Эта Элис после кончины Фриды Коннорс, наверное, найдет себе другое такое же место. Это ужасно — постоянно ютиться где-то на краешке чужой жизни. Нет уж, для себя Лори такого не хочет.

— Вы хорошо себя чувствуете? — забеспокоился Стивен.

— Все в порядке. Может, мы все-таки поедем, куда собирались, и посмотрим вашу верфь?

— Как вам будет угодно, мэм, — с улыбкой ответил Стивен, снова передразнивая ее. — Мы недалеко от Плимута, — продолжал он. — Я уверен, что вы, как девушка образованная, знаете, что именно оттуда в тысяча шестьсот двадцатом году «Мейф-лауэр» отправился в Новый Свет.

— Правда? — воскликнула Лори и, поймав недоверчивый взгляд Стивена, рассмеялась. — Конечно, знаю! Это был один из моих первых уроков по истории. У папы были интересные мемуарные материалы о Плимуте и Саунде.

— Тогда мы съездим как-нибудь туда.

— Послушайте, Стивен, я не хочу стать для вас обузой и отрывать вас от работы. К тому же мой дядя, вполне возможно, захочет сам повозить меня по папиным любимым местам.

— Мне, конечно же, не хотелось бы нарушать планы вашего дяди, но какой смысл быть хозяином, если ты не можешь взять выходной, когда хочешь? Я не все время провожу на работе и, если ваш дядя согласится, с удовольствием вас повожу.

Лори подумалось, что Стивен привык получать то, что хочет. В первый вечер ей показалось, что он уступает Роберту. Сейчас она думала иначе. Да, Роберт агрессивнее, нахрапистее, но и Стивену упорства не занимать. Не сказать, чтобы это ей не нравилось. Все зависит от того, для чего применяется это качество, но Лори с удовольствием отметила про себя, что у этих близнецов нет ведущего и ведомого. Они нисколько не похожи на две стороны одной и той же медали. И это тоже нравилось Лори. Очень.

— А чем ваш брат занимается в перерывах между поездками в Испанию, ведь, как я поняла, судостроение его не интересует? — спросила Лори. Их автомобиль, подпрыгивая на ухабах, спускался к деревне, которая, как Лори теперь знала, называлась Кингкум.

— У Роберта свои интересы, и мы не вмешиваемся в дела друг друга. Я только знаю, что он ведет исследования, хочет наладить виноградарство в наших местах, только я не уверен, что это получится. Хотя, по правде говоря, для Англии виноделие не было бы чем-то новым.

— Серьезно? — удивилась Лори.

— Еще римляне завезли лозу в нашу страну и научили нас делать вино. Известно, что с 1066 года многие монастыри имели свои виноградники, пока достославный Генрих VIII не отобрал монастырские земли, и на этом все не кончилось.

— А вы неплохо образованы, — заметила Лори.

— Да, да. В нашем захолустье тоже кое-кто кое-что знает, — с ехидством заметил Стивен, и Лори почувствовала, что краснеет. — Как бы там ни было, — продолжал Стивен, — Роберт сообщит мне, что и как, когда сочтет нужным, но до того момента он держит свои замыслы в секрете.

Лори решила, что ее первые впечатления были верны — любви между братьями нет. Однако она не поручилась бы, что, случись какая-нибудь беда, они не выступят единым фронтом, как это бывает в семьях. Лори удивилась, почему ей это пришло в голову именно сейчас.

Однако она решила больше не думать о взаимоотношениях между братьями Коннорс, какие бы они ни были — простые или сложные. Они подъезжали к деревне. Какая прелесть. Настоящая девонская деревня, как ей ее описывал отец: разбросанные в беспорядке дома под соломенной крышей, булыжная мостовая… Кажется, время здесь остановилось.

— Здесь так красиво. Жаль, что я не умею рисовать, потом дома смотрела бы на рисунок и вспоминала, — огорченно проговорила Лори. Автомобиль миновал древнюю каменную церковь, чайную, в которой была Лори, и деревенский паб.

Они проехали мимо бухточки, где на песчаном берегу лежали рыбацкие лодки, и направились дальше по берегу узкой речки к морю. Берег был изрезан заливами, большими и малыми.

Верфь располагалась на берегу самого обширного из них, ближе всех к деревне. Большая надпись над воротами: «Коннорс и сыновья» — говорила о том, что семейный бизнес существует уже давно.

Машина остановилась, и Лори обрадовалась, что можно, наконец, размять ноги после тряской езды. Она пошла следом за Стивеном в ту сторону, где стучало и гремело, где пахло опилками, краской и клеем.

Стивен расхаживал по верфи, показывая Лори суда на разных стадиях строительства, а мастера по его просьбе обо всем ей рассказывали. По тому, как рабочие и мастера смотрели на Стивена, Лори поняла, что его здесь уважают и любят.

— А сейчас мы покажем вам нашу гордость, — произнес он с нескрываемым энтузиазмом. — Пойдемте, посмотрим яхту, которую мы строим для сэра Джералда Хокеса, я вам о ней рассказывал.

— Для члена парламента, — пробормотала Лори. Не то чтобы мысль о встрече с таким человеком повергла ее в трепет, но все же… там, откуда она приехала, знатные люди не встречались на каждом шагу.

— Да, для него, — подтвердил Стивен, не подозревая о ее тайных страхах. — Вам он понравится. Он похож на вашего дядю, такой же большой, добродушный и открытый.

За разговором они подошли к причалу, у которого стояло в доке большое изящное судно. Лори мало что понимала в судах, да и не надо было особо понимать, чтобы сказать, что хозяин этой яхты будет так же гордиться ею, как гордится Стивен.

— Она великолепна, — выдохнула Лори. — Я просто в восхищении.

Стивен довольно рассмеялся.

— Это не только моя заслуга, уверяю вас. У нас искусные рабочие, которые трудятся с любовью.

— В этом секрет успеха в любом деле, правда? Мой отец говорил точно так же.

Стивен протянул ей руку, приглашая на яхту, и она осторожно перешла по доскам на палубу. Она понимала, что Стивен оказал ей честь, позволив взойти на судно, пусть оно еще не совсем готово, и разделить с ним гордость, которую он испытывает.

— Вы очень любили своего отца, да? — спросил он.

— Разве не у всех так?

— Нет, не у всех. Среди отцов встречаются настоящие тираны, которые так яро стерегут свой кошелек, что лишают сыновей почти всего, что им дорого.

— Как серьезно вы это сказали. — Лори старалась не показать, что слова Стивена очень ее заинтриговали и ей хотелось бы услышать от него побольше. — Но я думаю, что это глубоко личные, семейные дела, а потому не стану вас расспрашивать.

— Вы так и так все узнаете, об этом знают все, а вы девушка сообразительная и наверняка найдете способ выведать все у своего дяди.

— Прошу, не говорите так, а то мне начинает казаться, что я последняя сплетница. Хотя, конечно, меня интересуют знакомые моих родственников.

— И это все? А я-то надеялся услышать, что вас интересует в особенности один из них, и не просто как знакомый ваших родственников.

У Лори подпрыгнуло сердце, но она взяла себя в руки, отметая всякий намек на их близость, и сухо произнесла:

— Мне казалось, вы хотели рассказать мне что-то о вашем отце, но если вы…

Стивен пожал плечами.

— Почему бы и нет? Он всегда хотел, чтобы оба его сына занялись судостроением. Однако Роберт не собирался идти по его стопам, оседлая жизнь его не привлекала, он хотел путешествовать. Тогда мой отец решил, что после его кончины бизнесом будет управлять консорциум, а я буду директором-распорядителем. Он умер пять лет назад, но до того дня мы ничего об этом не знали. А адвокат говорит, что после нашего дня рождения, который будет в мае, нас ждет еще один маленький сюрприз.

По голосу Стивена чувствовалось, как он обижен тем, что отец скрыл от них свои намерения. И его можно понять. Это было тем более жестоко, что для одного из братьев судостроение было делом всей жизни, тогда как второй по-настоящему ничем не занимался.

— А как Роберт отнесся ко всему этому, расстроился? — спросила Лори, стараясь, чтобы ее голос звучал безразлично.

— А чего ему расстраиваться? Каждый квартал он исправно получает свою долю прибыли и доволен. Но я привел вас сюда вовсе не для того, чтобы рассказывать вам о семейных дрязгах. Лучше скажите, как вам наш шедевр. — Стивен провел рукой по гладкому деревянному поручню палубы.

— Я думаю, он достоин короля, любой гордился бы, имея такую яхту, — искренне сказала Лори.

Стивен кивнул головой.

— Надо надеяться, что сэр Джералд Хокес будет такого же мнения. Он, конечно, не королевских кровей, но самый знатный из наших клиентов, и уже само его имя поднимет наш престиж.

К этому времени они обошли уже всю верфь, Лори познакомилась с мастерами. Пора было ехать в Коннорс-Корт пить чай.

— Так, где же сегодня ваш брат? — спросила Лори, когда они выехали за ворота и стали удаляться от берега.

Стивен взглянул на нее с улыбкой.

— Что-то вы часто о нем сегодня вспоминаете. Уж не подпали ли вы под его чары, как другие женщины?

— Ручаюсь, нет, — отрезала Лори. — Уж простите, но я не из тех женщин, которые, стоит им увидеть смазливого мужчину, тут же влюбляются. Я просто хотела узнать, увижу ли я его сегодня, и все.

Они то и дело подкалывали друг друга, но это только придавало живости разговору. Так бывает между друзьями, которые частенько подтрунивают друг над другом. Вот и они со Стивеном уже почти друзья, подумала Лори.

— Ну, так как? — спросила она более требовательно.

— А так. Вы сегодня Роберта не увидите, и вообще неизвестно, сколько он собирается пробыть в отлучке. Испания временно потеряла для него свою привлекательность, он не был там уже полгода, но охоты к странствиям не утратит, я думаю, никогда. Я понятия не имею, где он. А может, именно эта его черта вам импонирует, вам ведь тоже не сидится на месте?

В его тоне Лори почувствовала почти неприкрытую язвительность.

— Вы не правы, — заговорила она сдержанно. — Я восхищаюсь людьми, которые стремятся открывать новое и расширять свои познания о мире, но вовсе не хотела бы провести всю свою жизнь в странствиях по свету. Мне это кажется какой-то… неприкаянностью, что ли.

— Ну, значит, в одном мы согласны с вами, — сказал Стивен. — Но тогда почему вы все время вспоминаете о Роберте?

— Хорошо, оставим его в покое. Тогда расскажите мне о дне рождения. Вы говорили, что это будет нечто особенное, и мне очень любопытно, хотя меня здесь уже не будет, и я не смогу участвовать в праздновании.

— О, давайте об этом как-нибудь в другой раз, — сказал Стивен, к удивлению Лори. — Может, вы еще раздумаете уезжать так быстро, ведь мы не успеем даже узнать друг друга как следует. Я, по крайней мере, постараюсь уговорить вас отложить отъезд.

— Только, пожалуйста, особо на это не надейтесь.

Вот еще… Кто, интересно, откажется от плавания на самом большом на свете корабле, да еще первым рейсом? Уж Стивен-то, с его трепетным отношением к судам, должен был бы понять, что требуется что-то экстраординарное, чтобы она передумала. Например, если бы она влюбилась… а любви никакой нет.

Автомобиль между тем остановился перед парадным крыльцом, Стивен вышел из машины и протянул Лори руку, в которую она тут же, без всяких колебаний, вложила свою ладонь. И снова, как и раньше, еще долго чувствовала его прикосновение.


— Разрешите представить вам мисс Элис Дэй, — сказал Стивен, когда они вошли в гостиную, где находились две женщины. Одна, мисс Фрида, дремала в глубоком кресле у окна, а вторая, темноволосая элегантная женщина, что-то рисовала. Она с безразличным видом протянула Лори руку. Вот уж кого Лори ни за что не приняла бы за компаньонку!

— Рада познакомиться, мисс Хартман, — учтиво произнесла Элис. — Мисс Коннорс не раз вспоминала вас, а мне очень бы хотелось узнать побольше о вашей стране.

— Я с удовольствием расскажу, мисс Дэй, но Америка такая большая, а я знаю лишь малюсенькую ее часть. Хотя, конечно, с исторической точки зрения восточные районы представляют интерес…

— О нет, история меня совершенно не волнует! Вот если бы вы рассказали о людях, об обычаях…

— Ну, тогда мне пришлось бы рассказывать о самой себе…

Лори вдруг поняла, что эта женщина ей не нравится. Она была внешне привлекательна, но в ней не чувствовалось душевного тепла. А-а, вот в чем дело — глаза, подумала Лори. Губы улыбаются, а глаза холодные, смотрят оценивающе… Мысли Лори тут же переключились на братьев Коннорс. А что, если она имеет виды на того или другого и в чужестранке, приплывшей из-за океана, видит угрозу для своих планов?

Господи, куда это ее занесло воображение? Хотя, с другой стороны, Лори привыкла доверять своей интуиции, которая ее почти никогда не обманывала.

Мисс Фрида Коннорс пошевелилась, разбуженная голосами, и Элис торопливо заговорила с ней.

— К вам гостья, мисс Коннорс, — сказала она веселым тоном. — Стивен привез мисс Хартман на чай. Я прикажу подать?

Подлиза и лицемерка, решила Лори. «Прикажу подать», надо же… как будто она вот-вот станет хозяйкой дома.

Интуиция интуицией, а еще никто не вызывал у Лори такой подозрительности с первого же мгновения. Лори попыталась думать о чем-то другом, но мысли продолжали вертеться вокруг этой женщины. Хотя какое ей дело до всего этого? Если Роберт вдруг вздумает жениться, то хозяйкой этого прекрасного дома станет его жена. А если он будет продолжать свои скитания и первым женится Стивен, то в доме воцарится жена Стивена. Так на кого же, интересно, положила глаз Элис?

— Я спрашиваю, мисс Хартман, как самочувствие вашей тетушки? — послышался голос Фриды Коннорс. Лори вздрогнула и подняла глаза.

— Прошу прощения, мэм, — торопливо проговорила она. — Моя тетя чувствует себя неплохо, спасибо, если не считать кашля.

— У всех что-нибудь да не так. — Фрида покачала головой. — Что до вас, моя дорогая, так вокруг все старые грымзы, с которыми вы вынуждены тут встречаться.

— Что вы?!

Элис тоненько хихикнула. Ну точно, отъявленная лицемерка, решила Лори.

— Вы понимаете, моя госпожа в таком возрасте, что не всегда выбирает слова, Лори… могу я вас называть Лори?

— Уж не в таком я возрасте, чтобы потерять способность говорить самой за себя, девушка, — резко сказала Фрида и, не обращая внимания на онемевшую компаньонку, повернулась к Лори. — Подойдите-ка поближе, дорогая, и расскажите, что вы успели посмотреть в Девоне. Правда, мы все такие вахлаки, какими вы ожидали нас увидеть?

Лори прыснула. Нет, эта престарелая Фрида Коннорс просто прелесть. Пока Элис звонила, чтобы принесли чай, Лори присела на табуретку около старушки.

— Что вы, ничего подобного! Папа так много мне рассказывал о Девоне, что мне начало казаться, будто это моя родина. Он очень тосковал по Девонширу, и мне кажется, не встреть он мою маму, вряд ли остался бы в Бостоне. Он и разговаривал-то так же, как все вы тут, хотя с годами, конечно, произношение его немножко изменилось.

— А вы говорите так, как у нас никто никогда не слышал, — вставила Элис, подходя к хозяйке.

— Что ж, это естественно, я же американка, чем и горжусь. Всякий человек таков, каким его делает среда и воспитание, не так ли, мисс Дэй?

Лори повернулась к Фриде Коннорс.

— Должна сказать, с самого моего приезда здесь все так добры ко мне, что мне будет жаль уезжать.

— А у вас есть родные в Бостоне? Лори покачала головой.

— Родственники мамы живут в Иллинойсе. У нас никогда не было особо теплых отношений, а со смертью мамы они вовсе оборвались. А потом папа… — Лори опустила глаза, мгновение помедлила, потом продолжала уже более веселым тоном: — Так что вы понимаете, почему я хотела познакомиться со своими родственниками в Англии и установить с ними добрые отношения.

— Насколько мне известно, они страшно этим довольны. А сейчас не выпить ли нам чаю? — произнесла Фрида, увидев, что горничная несет поднос.

Было понятно с самого начала, что чай будет разливать Элис. Стивен улыбнулся ей, принимая из ее рук чашку.

Интересно, симпатизирует ли он ей? Замечает ли он, как меняется ее голос, когда она к нему обращается? Может, пока старший брат отсутствует, она обхаживает младшего?

Лори вдруг рассердилась на себя. Зачем она об этом думает, какое ей дело? Хотя она вообще любит наблюдать за людьми. Наблюдать… отец говорил, что это совсем не плохо, если человек не ограничивается только этим, а жизнь тем временем проходит мимо.

Ей живо вспомнились слова отца: У каждого своя собственная жизнь, дорогая, и, наблюдая жизнь других, не забывай о своей…


Лори вздохнула с облегчением, когда, наконец, пришло время ей и Стивену ехать в Хартман-Хаус обедать. По всему чувствовалось, что Элис Дэй настроена к ней враждебно, почему — непонятно. Так что из попыток Лори составить себе представление о личности этой женщины ничего не вышло.

— Что-то вы притихли, — заметил Стивен. — Небось, сейчас начнете меня ругать… Как же, не предупредил вас, что Элис нисколько не похожа на типичную компаньонку старой девы. Вы очень сердитесь, что я не рассказал вам заранее, кто такая Элис?

— Так кто же она такая?

— Элис жила в достатке, пока ее отец не спустил в карты все состояние, и теперь она ненавидит всех, у кого есть деньги, тогда как она вынуждена зарабатывать себе на хлеб. Так вы не сердитесь?

— Не берите в голову. Бог с ней, с мисс Дэй, надеюсь, нам не придется часто встречаться.

А лучше вообще больше ее не видеть, подумала Лори про себя. Она не могла объяснить, почему так невзлюбила эту Элис. Даже если Стивен относится к ней как-то по-особенному, так и что? Не станет же она ревновать Стивена, он ей просто друг, и ничего больше.

Глава четвертая

Уже очень скоро Лори стала чувствовать себя в Англии действительно как дома. Одним из самых ярких впечатлений стал тот день, когда дядя довез ее до Коннорс-Корта, где ее уже ждал Стивен, и они вдвоем отправились на его машине в Кингкум на банкет по случаю спуска на воду яхты сэра Джералда Хокеса.

Он оказался именно такой, каким его описывал Стивен — высокий и дородный, как дядя Вернон, шумный и жизнерадостный. Вместе с ним приехали его супруга, две молоденькие дочери и сын, долговязый подросток.

Леди Хокес сразу выделила Лори, поняв по ее произношению, что она из Америки, и, когда церемония спуска на воду благополучно завершилась, и все собрались в гостинице, чтобы выпить шампанского, пригласила ее сесть рядом с собой.

— У нас частенько бывают туристы, посещающие Лондон, и американцы нам нравятся больше всех, такие приятные люди. Очень вас прошу, будете в Лондоне, непременно заходите к нам. А скажите-ка мне, у вас с этим бравым молодым человеком, мистером Коннорсом, что-то есть?

Было очевидно, что эта женщина, пусть она и супруга члена парламента, любит посплетничать.

— Нет, что вы! — запротестовала Лори. — Это просто сосед моего дяди, он любезно пригласил меня на этот праздник как иностранку.

Леди засмеялась.

— Ну, может, на ваш взгляд, это и так, моя дорогая юная леди, но мне со стороны виднее. Он положил на вас глаз, мисс Хартман, уж поверьте мне, я в таких вещах никогда не ошибаюсь. — Она мгновение помолчала. — А это верно, что вы поплывете домой на «Титанике»? Как это, должно быть, волнующе.

— О, мэм, как вы правы! Я уверена, что это плавание я запомню на всю жизнь.

— А мы все пытаемся ее отговорить, — вмешался в разговор Стивен, сидевший поодаль. — Чтобы узнать получше, что мы за люди, она должна побыть здесь подольше.

— Вот видите, мисс Хартман? — проговорила вполголоса леди Хокес, заговорщицки глядя на Лори. — Разве не ясно, кого имеет в виду молодой человек, когда говорит о людях, которых вы должны узнать получше. Себя, конечно!

Хорошо хоть Стивен не слышит, испуганно подумала Лори. Между тем Стивен продолжал:

— Ну а если она настоит на своем и отправится домой в апреле, нам — я имею в виду себя и ее родственников — ничего не останется, как поехать в Саутгемптон, чтобы помахать ей на прощание, что, как вы понимаете, полностью меняет дело.

— Ой, Стивен, умоляю, прекратите! — Лори принужденно засмеялась. — А то у сэра Джералда и леди Хокес сложится превратное мнение…

— Ничуть, моя прелесть, — пророкотал член парламента, и Лори подумалось, что с таким голосом можно в один момент уничтожить всякую оппозицию в палате общин. — Любой парень, зная такую девушку, как вы, конечно же, постарается удержать ее при себе, и будет сходить с ума от ревности, когда она уедет, особенно если вспомнить, что рассказывают обо всех этих интрижках и романах во время плавания на пароходе.

— Но это все неправда, — с трудом выговорила Лори, чувствуя, что эти сэр и леди Хокес, действуя каждый на свой манер, в конце концов, ее доконают. — Мы со Стивеном друзья, и больше ничего.

Сэр Джералд хохотнул, наклонился к Лори и, подмигнув, похлопал ее по руке.

— Понятно. Только, между прочим, мисс Хартман, из друзей-то и получаются самые лучшие влюбленные пары.

Лори, которая, сама того не замечая, сидела, задержав дыхание, с облегчением выдохнула. На какой-то ужасный миг ей показалось, что он скажет: из друзей получаются самые лучшие любовники… что было бы уж совсем ужасно.

Находиться в компании столь знатной четы было лестно, и все же Лори обрадовалась, когда сэр Джералд со всем семейством погрузился в свою дорогую машину и отбыл в Лондон.


— Ну и как вам наши горожане? — спросил Стивен по дороге в Хартман-Хаус.

— Я сама горожанка. Они мне понравились…

— И вы им тоже. Как я слышал, леди Хокес пригласила вас погостить в ее доме, если вы надумаете приехать на несколько дней в Лондон?

— Да нет, она выразилась не так, да и вряд ли это получится. Я хочу побывать в Лондоне, но дядя не пускает меня одну, они с тетей решили ехать со мной. Но я непременно загляну к леди Хокес, когда буду там.

Лори хихикнула, Стивен посмотрел на нее с удивлением.

— Просто я подумала, как это я нахально выразилась — мол, загляну к ним, к таким значительным людям.

— Вы тоже значительная персона…

— Может быть, для своих родных и друзей, но эти люди — совсем другое дело.

— По сути, мы все одинаковы, Лори. Мне казалось, у вас в Америке считается, что все люди рождаются равными. Или я ошибаюсь?

— Знаете нашу конституцию? Как вы хорошо осведомлены… я имею в виду для англичанина. — Лори снова хихикнула.

Стивен засмеялся и, переходя на американский говор, произнес:

— Милочка, если хочешь, я больше не стану выходить из образа узколобого англичанина.

— Не хочу. Вы мне нравитесь такой, какой есть. Только не вообразите себе чего-нибудь. Я просто люблю всех своих друзей.

— А я люблю своих, — произнес он, глядя перед собой.

Лори посмотрела на его профиль. Он был снова в шоферских очках и кепке, из-за которых она при первой встрече не заметила его сходства с братом. Но сейчас-то она его видела. Та же твердая линия подбородка, те же резкие черты лица…

— Господи боже мой, вы только посмотрите, кто вернулся, легок на помине, — воскликнул Стивен. Лори обернулась и увидела бешено скачущего по полю всадника.

Сердце у нее подпрыгнуло. Что-то было такое в этом лихом наезднике с развевающимися полами сюртука, отчего женская душа наполнялась смутной тревогой. Нет, Лори вовсе не тянуло к Роберту Коннорсу, и все же она не могла не признаться себе, что в нем есть что-то чрезвычайно привлекательное для женщин.

— Но вы же знали, что в один прекрасный день он появится, — пробормотала она.

— Знал, конечно. Только частенько, стоит ему появиться, и начинаются неприятности, и это еще мягко сказано.

Стивен остановил машину, и Роберт подъехал к ним.

— Я вижу, брат, ты не терял времени даром, решил, пользуясь моим отсутствием, поближе познакомиться с очаровательной мисс Хартман.

— Мне как-то не пришло в голову, что у тебя право первенства, — холодно произнес Стивен.

— Но сейчас, когда я здесь…

— Сейчас, когда вы здесь, мистер Коннорс, я сама решу, хочу ли продолжать знакомство с вами или с кем-то еще, — вмешалась Лори, возмущенная тем, что братья говорят так, будто ее здесь нет.

Роберт расхохотался.

— О, разумеется! А вы обещали, что будете брать у меня уроки верховой езды, не забыли? Подъезжайте завтра часа в три к Коннорс-Корту, а я подготовлю для вас смирную лошадку. Если у вас нет подходящего костюма, переоденетесь у нас в конюшне.

Не дав Лори сказать хоть слово, он дернул поводья и умчался. Вот нахал, подумала Лори.

— Надеюсь, вы приедете, — сказал Стивен.

— Вы думаете, стоит?


На следующий день Лори отправилась в Коннорс-Корт на том же дядюшкином «форде», который после первой поездки брала уже не раз. Она успела привыкнуть к езде по девонширским дорогам, требующей осторожности.

Сегодня ей предстояло сесть на лошадь — перспектива, которая не очень ее вдохновляла. Да, она не умеет делать всего того, что из поколения в поколение умели хорошо воспитанные английские леди, — ездить верхом и играть на музыкальных инструментах. Но это же не делает ее хуже. Она обладает кое-какими другими хорошими качествами. Хотя, наверное, если супруга местного землевладельца отличается любознательностью и интересом к истории, вряд ли кто-то это оценит. Ну и пусть, она и не собирается выходить здесь замуж.

Элен достала из кладовой жакет и бриджи для верховой езды, купленные когда-то для девушки, которая некоторое время была у них на воспитании, но так и оставшиеся в магазинной упаковке. Костюм подошел, и Лори обрадовалась, что ничего не придется брать у Роберта Коннорса.

— Боги благосклонны ко мне, послав мне такую элегантную ученицу, — сказал Роберт, когда она подъехала к конюшне. — К сожалению, у меня неожиданно возникло срочное дело, но Стивен вызвался заменить меня.

Его оценивающий взгляд скользнул по зачесанным вверх светлым волосам, сколотым на затылке, по груди, обтянутой зеленым жакетом, по бежевым бриджам, заправленным в кожаные сапоги. То, что он видел, ему явно нравилось. Лори занервничала, как нервничала всегда, когда ее так беспардонно разглядывали.

— Спасибо, я с удовольствием покатаюсь со Стивеном, — сказала она отрывисто. — Но где же он? Или мы тут целый день будем стоять и смотреть друг на друга?

— Это было бы прекрасно, — ухмыльнулся Роберт, — но он сейчас придет.

Из конюшни вывели пегую кобылу с большими добрыми глазами. Ее нельзя было назвать крупной, но, когда ее подвели к Лори, она показалась ей огромной. У Лори замерло сердце.

Кобыла была уже оседлана, и молодой конюший подставил ей колоду, чтобы взобраться наверх. К счастью, в это мгновение появился Стивен, и Роберт, откланявшись, ушел.

— Не знаю, как у меня получится, — неуверенно проговорила Лори.

— Вы переплыли целый океан, а теперь боитесь эту милую лошадку? Да Молли и мухи не обидит, не бойтесь!

Говоря это, Стивен положил руку на морду кобылы, и та уткнулась носом в его ладонь, перебирая мягкими губами. Вроде послушная, подумала Лори и, наткнувшись на взгляд Стивена, в котором сквозил вызов, поняла, что отступать некуда.

— Ладно, давайте начнем, — сказала она. Стивен показал ей, как держать поводья и в случае необходимости натягивать их, сказал, что, если она захочет, чтобы Молли прибавила ходу, надо слегка сдавить каблуками ее бока. Все это время Лори сидела на кобыле, остро ощущая, какое это могучее животное, хотя и кажется небольшой и послушной искусному наезднику, и молилась про себя, чтобы не показаться Стивену полной идиоткой.

Стивен легко взлетел на спину своего рыжего жеребца.

— Надеюсь, мы не поскачем галопом? А то я непременно свалюсь, а мне хотелось бы вернуться целой, — проговорила она с напряженной улыбкой.

Стивен засмеялся, и они тихим шагом двинулись от конюшни. Но к тому времени, когда они выехали в поле, Лори уже немножко освоилась и даже послушалась совета Стивена прибавить ходу. Неожиданно они оказались на пустынном песчаном пляже, и Стивен предложил отпустить поводья — пусть Молли бежит, как хочет, дескать, ей это понравится.

— Чего вы опять боитесь, Лори? Разве вас не тянет попробовать что-то, чего еще не пробовали?

Лори почувствовала, что краснеет. Что он себе позволяет и что это за намеки? Она не девочка-подросток и не забитая кухонная девчонка, которой суждено пасть жертвой хозяйского сынка где-нибудь в темном углу… но и не ветреная, неразборчивая в связях девица, даже если и воспитана в духе иной, более демократичной культуры.

В гневе почти не соображая, что делает, Лори с силой вдавила каблуки в бока Молли, и кобыла рванула вперед. Лори завизжала, Стивен закричал ей вслед, чтобы тянула поводья на себя.

— А я что делаю, как вы думаете?! — прокричала она в ответ. Шпильки выпали, и волосы рассыпались по плечам, в глаза попадали песчинки. Лори вцепилась в шею кобылы, лихорадочно пытаясь успокоить ее. Все напрасно. Кобыла, всхрапывая, мчалась вперед.

Но вот Стивен рядом, перехватывает у Лори поводья, кобыла резко останавливается, вздымая песчаный вихрь. Стивен гладит Молли и смеется…

Он смеется! Придется переменить свое мнение о его чувстве юмора.

Лори сползла с кобылы и чуть не упала — ноги были словно ватные.

— Вам что, это кажется смешным?! — прокричала Лори и растерянно умолкла.

— Со стороны это и вправду выглядело забавно, — ответил Стивен. — Вы сами во всем виноваты: сдавили ей бока, дав понять, что она может пуститься в свой любимый галоп. Только сделали это слишком неожиданно, она испугалась…

— Я ее испугала?! А она меня что, не испугала? Она же была совершенно неуправляема!

— Глупости. Она замедлила бы ход в ту самую минуту, как вы убрали бы свои каблуки от ее боков. Правда, девочка?

Стивен, который уже успел спешиться, ласково погладил морду кобылы, достал из кармана и протянул ей на ладони несколько кусочков сахара.

Только о лошади и заботится, с возмущением подумала Лори. Конечно, считается, что джентльмен непременно должен любить животных и детей, но ей вовсе не хотелось чувствовать себя виноватой в сумасшедшей скачке Молли по пескам. Лори отвернулась и застыла, сложив руки на груди и глядя на море. Постепенно ее дыхание выровнялось, гнев утих. Неожиданно чьи-то руки обхватили Лори сзади за плечи, и сердце ее подпрыгнуло и упало.

— Вы должны простить меня, Лори, что я был недостаточно внимателен к вам. Но с вами ничего не случилось, пострадала разве что ваша гордость, а лошадь стоит немалых денег…

— А я не стою ничего, — фыркнула Лори. После первого приступа тревоги ей вдруг стало весело.

— Ну, не сказал бы, моя дорогая девочка.

До Лори вдруг дошло, что они совершенно одни на пустынном берегу. Еще не придумав, что бы такое остроумное и колкое сказать, она резко развернулась, и… в следующее мгновение Стивен впился в ее губы долгим, нежным поцелуем, одной рукой захватив пряди волос на спине, а другой обхватив ее за талию, так что у нее не было никакой возможности увернуться.

В конце концов Лори все-таки удалось вырваться.

— Что вы делаете? — сердито проговорила она. — Вы что, не понимаете, как расстроятся мои тетя и дядя, если узнают, что вы пытались меня скомпрометировать?

Господи, что она несет! Он подумает, ханжа какая-то… Однако в ответ Стивен выпалил такое, от чего ей стало еще хуже.

— Я пытался скомпрометировать вас?! — кликнул он. — Господи, убереги меня от благочестивых женщин, которые не способны различить искренний сердечный порыв. И не говорите мне, что там, в вашем Бостоне, парни не подстерегают случай, чтобы поцеловать хорошенькую девушку.

— Может, некоторые так и делают, — ледяным тоном сказала Лори. — Но есть и такие, которые сначала заручаются согласием. Я думала, английские джентльмены относятся ко второй категории. Итак, мы поедем дальше или урок закончен?

Стивен пожал плечами.

— Вообще-то не закончен. Если вы пообещаете не говорить, что я вас соблазняю, я помогу вам сесть на лошадь, а для этого я так или иначе должен до вас дотронуться.

Лори собрала волосы в пучок и кое-как заколола оставшимися шпильками, после чего с помощью Стивена взгромоздилась на Молли. И только теперь она по-настоящему испугалась, вспомнив давешний галоп. Нет, ей совершенно не хочется ездить верхом, это не для нее. Лошади неторопливо потрусили по песку.

— Мне кажется, Молли мелковата для вас, — заметил Стивен. — Роберт сглупил, выбрав ее, вам наверняка было бы удобнее на более крупной лошади.

— Нет, не надо, не беспокойтесь, я не намерена повторять этот эксперимент, — сказала Лори.

— Жаль. У вас хорошая посадка.

— Лори бросила быстрый взгляд на Стивена, но он смотрел прямо перед собой, так что осталось неясным, говорит он серьезно или снова смеется над ней. На всякий случай она решила не уточнять.

Но вот пляж остался позади, лошади, двигаясь легким галопом, вынесли их на вересковую пустошь и двинулись через поля обратно к Коннорс-Корту. Лори мало-помалу окончательно успокоилась. В голове крутились только две мысли. Первая — как хорошо, что никто не видел, как она себя глупо вела, а вторая — о поцелуе.

— Ну, как, понравилось? — спросил дядя, когда Лори лихо въехала во двор и с ходу затормозила, мечтая только об одном — о горячей ванне.

— Стивену понравилось, — ответила Лори. — Что до меня, то мне больше нравится ездить на четырех колесах.

Вернон Хартман рассмеялся.

— Как ни странно, мне тоже. Если ты сегодня больше никуда не собираешься, зайди к тетке, ей что-то не очень хорошо.

— Она прекрасно себя чувствовала, когда я уезжала. Надеюсь, ничего серьезного.

— Я тоже надеюсь, но все-таки попрошу доктора Вайна заехать завтра, пусть послушает ее. Этот кашель совсем ее извел.

Лори почувствовала, что дядя крайне обеспокоен. Хотя после смерти отца прошел уже целый год, она только-только свыклась с мыслью об утрате, и сейчас, когда она нашла таких замечательных родственников, ей даже и думать не хотелось о том, что с тетей Элен что-то может случиться.

— Я иду к ней, — сказала Лори, забыв о ванне. Она торопливо пошла к дому.

Тетя сидела в гостиной, устремив взгляд в окно. Может, Лори просто заранее приготовилась увидеть что-то плохое, но лицо Элен показалось ей таким бледным и осунувшимся, что у нее защемило сердце.

— Дядя Вернон говорит, вы не очень хорошо себя чувствуете, тетя Элен, — сказала она. — Я могу чем-то помочь?

Элен грустно улыбнулась.

— Увы, моя дорогая. Вот если б я могла сбросить годков десять… Но такого чуда не можешь сотворить ни ты и никто другой. Да не беспокойся так. Это просто обычное весеннее недомогание, и больше ничего.

— Дядя Вернон говорит, вам надо показаться врачу.

— Он все преувеличивает. Дай ему волю, так он просто замучает меня своей заботливостью. Вот почему я стараюсь ему особо не докучать своими пустяковыми женскими проблемами.

Элен закашлялась и кашляла долго-долго, не в силах остановиться. Лори с ужасом смотрела, как с лица тети исчезают последние краски, и оно становится мертвенно-белым. Она оцепенело застыла, не зная, что делать, но тут тетя сквозь кашель хрипло проговорила:

— Оставь меня на несколько минут, Лори. Это пройдет, всегда проходит. Не тревожься обо мне.

— Тогда я пойду, сниму верховой костюм и приму ванну.

— Иди, конечно. Скажи Мейзи, чтобы все приготовила.

Элен перестала кашлять и откинулась на спинку кресла, закрыв глаза.

Лори нашла служанку и, пока та наполняла ванну в роскошной ванной комнате, недавно оборудованной лордом Хартманом, принялась ее расспрашивать:

— У тети давно начались такие приступы? Пойми, я очень обеспокоена.

— Мы тоже все беспокоимся, — ответила девушка. — Уже года два, если не больше, она кашляет. Доктор бывает частенько, да что толку: выписывает ей микстуру от кашля, и все.

— Ясно. Ну что ж, спасибо.

— Не за что, мисс. Ваши полотенца вот здесь, на полке. Еще что-нибудь нужно?

— Нет, ничего, спасибо.


Весь остаток дня Лори исподтишка следила за Элен, пытаясь запомнить, сколько раз и как часто та кашляет. В конце концов, Элен это заметила, о чем не преминула заговорить, когда вечером они сидели за кофе в гостиной.

— Лори, дорогая, — начала она, — прошу, не следи за мной больше. Я пока не собираюсь умирать!

— Простите, тетя Элен, — смутилась Лори, — я просто очень беспокоюсь о вас.

— Это совершенно ни к чему, я же говорила. Завтра приедет доктор Вайн, выпишет мне свою знаменитую микстуру, и все будет в порядке.

Но не успела она договорить, как зашлась в надсадном кашле. Подбежавший муж принялся хлопать ее по спине.

— Ради бога… — прохрипела Элен. Из ее глаз катились слезы. — Ты же мне синяков наставишь.

Этот эпизод обеспокоил Лори до крайности. Ночью она долго не могла уснуть, думая об этом, и решила поговорить с врачом с глазу на глаз.

* * *

Доктор Вайн должен был приехать после обеда, и всю первую половину дня Элен старательно демонстрировала всем свое прекрасное самочувствие. Лори решила, что ей, в самом деле, как будто лучше, хотя, возможно, тетя просто старается держаться, чтобы не причинять лишнего беспокойства своим близким.

Доктора Вайна Лори догнала во дворе, когда тот собрался ехать домой после осмотра Элен.

Это был пожилой мужчина в очках, который не снизошел до новомодных штучек вроде автомобиля и разъезжал на двуколке, в которую был впряжен пони. Надо признать, это придавало его облику некий налет деревенской основательности и солидности.

— Я была бы вам очень обязана, доктор, если бы вы сказали мне откровенно, внушает ли тревогу состояние моей тети, — обратилась она к нему.

Доктор ответил довольно уклончиво:

— А что заставляет вас думать, что я что-то скрываю от самой пациентки, юная леди?

Лори вспыхнула, но не отступила.

— Просто я немножко знаю врачей, мне приходилось сталкиваться кое с кем из них. Случается, они из добрых побуждений, чтобы не расстраивать больного, говорят ему неправду. Разве не так?

Лори умолкла, глядя в упор на врача. Она понимала, что чересчур резка, врачи не любят, когда с ними так себя ведут. Однако глаза доктора Вайна блеснули, и, когда он заговорил, голос его звучал уже мягче:

— Я вижу, у леди будет прекрасная сиделка, если вдруг она ей понадобится…

— А она понадобится? — продолжала напирать Лори.

К ужасу Лори, лицо доктора посерьезнело.

— Все может случиться. Хотя такое ведь может случиться в то или иное время с каждым…

— Вы уходите от ответа, доктор. Я хочу, чтобы вы сказали мне правду. Я уже имела дело с болезнями, кое-что понимаю.

Доктор Вайн задумчиво посмотрел на Лори.

— Я могу сказать следующее: миссис Хартман может благополучно дожить свой век, как и любой другой человек, у которого слабая грудь, хотя он не хочет этого признавать. Коренного улучшения я не предвижу, но и рокового ухудшения тоже, однако врач мало чем может помочь, если пациент сам не старается побороть болезнь. Я ответил на ваш вопрос?

— Не совсем, но пока достаточно и этого.

— Тогда желаю вам хорошо провести здесь время, мисс Хартман, и не показывайте, что вы обеспокоены. Ваш приезд для нее лучше всякого лекарства, она сама мне это сказала.

Доктор уехал, а Лори еще долго стояла, глядя на дорогу, где медленно оседала пыль, поднятая колесами его двуколки. Она была уверена, что доктор вовсе не намеревался оказать на нее давление, говоря о том, что ее приезд для тети лучше всяких лекарств. А еще Лори знала, что тетя очень хочет, чтобы она побыла у них подольше.

Это никак не входило в планы Лори. Отправляясь сюда, она вовсе не планировала оставаться здесь надолго и тем более навсегда. Мысль об этом даже не приходила ей в голову. Это и было одной из причин, почему она не хотела, чтобы дружеские отношения с каким-нибудь молодым человеком переросли в нечто большее, ведь все должно было скоро кончиться. Какое у них со Стивеном может быть будущее, если она будет в Бостоне, за тысячи миль от Англии, а он здесь?..

Лори чуть не задохнулась, поняв, о ком она снова думает. Она же вовсе не собиралась думать о нем. Они друзья, и ничего больше, хотя сейчас ей уже было ясно, что на самом деле все гораздо сложнее.

Ну а если допустить на минутку, что она задержится немножко подольше… А как же тогда все ее планы? Конечно, здесь ей очень хорошо, все так, как она мечтала. Но домом ее остается все же Бостон, там она родилась, там ее друзья. Но, даже уверяя себя в этом, в глубине души она понимала, что теперь, когда отца больше нет, ее дом может быть где угодно.

Она запретила себе думать об этом. Где ее сила воли? Она обязательно уедет вовремя. У нее билет на удивительный корабль, а тете, когда потеплеет, наверняка станет лучше.

Глава пятая

День ото дня становилось все теплее, и надежды Лори на то, что тете станет лучше, как будто оправдывались. Во всяком случае, Элен чувствовала себя не хуже и продолжала с прежней энергией возить племянницу по графству, представляя своим знакомым. Правда, Лори уже начала сомневаться, удастся ли ей съездить в Лондон. Что же до поездки в Плимут, то Стивен сказал, что они поедут туда непременно, и назначил день.

Когда он заехал за Лори, вид у него был не очень веселый. Вместе с ним приехала Фрида Коннорс, которая решила погостить у Хартманов. Она тоже была немного не в себе. Когда машина выехала за ворота, Лори недовольно посмотрела на Стивена.

— Вы объясните мне, в чем дело, или так и будете дуться целый день?

— Вы не привыкли выбирать слова, когда чего-то хотите, да? Я сам собирался вам все рассказать. Может, вы не слышали про наше знаменитое привидение…

— Слышала и даже хотела вас спросить. Только не говорите мне, что оно снова появилось. — Лори не сдержала улыбку. Смешно, право, неужели Стивен верит в эти романтические бредни?

— Три дня назад Элис встретила его в коридоре и испугалась до смерти.

— Что?

Ну, уж в это вообще трудно поверить. Достаточно представить себе эту Элис, хладнокровную и расчетливую. Скорее похоже на выдумку, чтобы упасть потом в объятия доверчивого молодого человека…

— Небось, расстроила своим рассказом вашу тетушку, — предположила Лори. Она сразу вспомнила, что серая женщина якобы явилась отцу Стивена незадолго до его смерти, и все сочли тогда это зловещим предзнаменованием.

— Да, она рассказывала об этом всем подряд, такого страху на всех нагнала. А потом собрала вещички и исчезла, не сказав никому ни слова. Роберт в бешенстве — оказывается, у них с Элис был роман. Тетя Фрида тоже в ярости. Выяснилось, что девица прихватила с собой деньги и кое-что из драгоценностей.

— Вот это да! — Как бы Лори ни относилась к Элис, но чтобы та пошла на воровство, даже если ей очень нужны деньги… — Вы, конечно, сообщили в полицию?

— Сообщили. У нас дом полон констеблей. Я рад, что хоть сегодня тетя Фрида побудет подальше от всего этого. По правде говоря, мне не верится, что они найдут Элис. Она, небось, уже далеко.

— Я вам сочувствую, Стивен. Наверное, для вас это тяжелое испытание, особенно для мисс Фриды.

— Если Элис просто воровка, так мы еще легко от нее отделались. Дело в другом — видела ли она в самом деле привидение или просто придумала, чтобы переполошить всех, что ей и удалось, хотя тетя Фрида склоняется к мысли, что это ее выдумка. Но если Элис действительно встретила серую женщину, то надо ли верить, будто она предвещает скорую смерть? Если это так, то чью смерть? Вы можете ответить?

Об этом Лори как-то не думала. Странно, такой образованный человек, как Стивен, верит в сверхъестественное. Хотя, если это у них в роду…

— А тетя Фрида верит в это… ну, что она предвещает смерть?

Да что там, она наверняка подумала про свою собственную смерть. Таков естественный ход вещей — старшие члены семьи уходят раньше молодых. Если говорить о естественном ходе вещей…

— Она избегает говорить об этом, и Роберт тоже, хотя он, я знаю, все время вспоминает, как отец говорил, что получил знак и скоро умрет. Так оно и случилось.

— Но, может, это было простое совпадение…

— А может, нет. — Стивен посмотрел на побледневшее лицо Лори. — Лучше б я не рассказывал вам о своих семейных делах, тем более в такой день, когда мы отправились вдвоем в путешествие.

— Вы хорошо сделали, что рассказали. Мне все равно бы тетя Элен рассказала. Я уверена, они сейчас сидят и разговаривают как раз об этом.

И, наверное, поглядывают исподтишка одна на другую, гадая, за которой из них смерть явится раньше.

Лори почувствовала, что ей вот-вот станет плохо, сердце билось как сумасшедшее.

Да нет, даже если к Коннорсам явилось их семейное привидение, то какое отношение это может иметь к тете Элен? Но, с другой стороны, Элен больна, а Фрида, хоть и стара, пышет здоровьем и может прожить еще много лет. Воображение живо нарисовало Лори картину смерти и похорон Элен. Она оцепенело застыла на сиденье и даже не заметила, как Стивен съехал на обочину и затормозил, и очнулась, лишь почувствовав, как он обнимает ее за плечи.

— Может, лучше отложить нашу поездку до лучших времен, Лори, — тихо предложил он. — Вряд ли нам сегодня захочется любоваться достопримечательностями. Как это я не заметил, что так расстроил вас своими разговорами. Вижу, это уже входит у меня в привычку.

— Вы не виноваты. Я сама себя накрутила, — пробормотала Лори. — Я очень беспокоюсь за тетю Элен, а все эти разговоры о смерти…

Стивен придвинулся еще ближе и нежно коснулся губами ее щеки.

По крайней мере, так было сначала, а потом Лори как-то неловко повернулась, и их губы встретились, и оба они замерли на долгое упоительное мгновение.

Этот поцелуй отличался от первого, хотя чем — трудно было сказать. Он вообще отличался от всех поцелуев, которые были в жизни мисс Хартман, и если она раньше считала, что поцелуй — это поцелуй, и больше ничего, то теперь она знала, что поцелуй поцелую рознь.

Стивен медленно заговорил, не разжимая объятий:

— Простите, Лори. У вас был такой убитый вид, что у меня сердце не выдержало.

— Не за что просить прощения. Только… я вам уже говорила, Стивен, я здесь долго не задержусь и не хочу никаких осложнений.

— Ну, тогда все в порядке. Я тоже их не хочу, — в тон ей проговорил Стивен.

Лори словно почувствовала укол в сердце. Она растерянно взглянула на Стивена. Он засмеялся.

— Я, наверное, вас снова обидел. На самом деле я вот что хотел сказать: поскольку вы здесь ненадолго, то я целиком и полностью согласен с вами, что с нашей стороны было бы величайшей глупостью влюбиться друг в друга. Ведь так?

— Именно что величайшей глупостью, — подтвердила Лори.

Она высвободилась из объятий Стивена, в которых, надо отметить, ей было очень уютно. Значит, Стивен рассуждает так же разумно, как и она. Было бы сумасшествием влюбиться, когда им предстоит скоро расстаться. Полным сумасшествием…

Они решили продолжать путь, и мысли Лори обратились к Элис Дэй. Вот негодяйка, недаром Лори сразу почувствовала инстинктивное недоверие к ней. Размышляя об Элис, она естественно переключилась на Роберта. Интересно, они действительно были любовниками?

Хотя если мужчина привык к любовным интрижкам, то исчезновение женщины не должно его особо расстроить. Другое дело, что это больно ударило по его самолюбию.

Лори забыла обо всем, когда они подъехали к Плимуту и им открылся прекрасный вид на залив, по которому сновали суда. Стивен, показывая рукой то на одно, то на другое, со знанием дела рассказывал о них, а еще больше об истории этих мест, о которых она слышала так часто от своего отца. Наконец, усталые, они сели за столик в ресторане местной гостиницы.

— Как хорошо, что вы привезли меня сюда, Стивен, особенно сегодня, — сказала Лори, глядя в окно и шевеля под столом пальцами ног, уставших от долгой ходьбы.

— Мне самому было очень приятно, — отрывисто произнес Стивен. — Я в самом деле хочу, чтобы вы пожили у нас подольше.

— Ну, вы же знаете — я не могу.

— Почему не можете? Что вам мешает? Вы вполне могли бы остаться здесь на все лето, ваши родные будут только рады.

Официантка принесла обед, и Лори промолчала, хотя ей очень хотелось спросить: «И вы тоже будете рады, да?»

— Подумайте об этом, Лори, — сказал Стивен, когда официантка ушла. — Что такое ждет вас в Бостоне?

О, у Лори в Бостоне было много друзей и знакомых… но ни одного близкого человека. Никого, кто любил бы ее, и кому бы она отвечала взаимностью…

— Хорошо, если вам так хочется, я подумаю, только особо не надейтесь, — проговорила она и принялась за еду.

Она сказала это несерьезно и задумываться особенно об этом не станет, так, немножко помечтает, и все. Это так же нереально, как если б она полюбила младшего сына английского землевладельца и вышла за него замуж.

— Чему вы улыбаетесь? — спросил Стивен.

— Вам не полагается это знать. Просто мечтаю о том, что невозможно.

— Мне всегда говорили, что если человек очень чего-то хочет, то для него нет ничего невозможного. Может, для вас это тоже годится? Во всяком случае, вы на это способны.

Лори снова улыбнулась.

— Вы так хорошо меня знаете?

— Знаю, хоть не так хорошо, как это могло бы быть при других обстоятельствах.

У Лори перехватило дыхание. Его чересчур далеко заносит, это точно… но все равно, это ведь всего лишь легкий флирт, он же согласился, что ничего серьезного у них быть не может, потому что она скоро уезжает.

— Может, нам пора ехать обратно? — встряхнувшись, спросила Лори. — Вас ведь наверняка беспокоит мысль о вашей тетушке, все ли с ней в порядке.

Мисс Хартман, уверенная в себе и привыкшая все решать сама, почему-то ужасно нервничала и ничего не могла с собой поделать. Куда девались ясность и определенность, которые были в ее жизни, пока она не приехала сюда? Все изменилось. Осложнения, которых она так боялась, — вот они, пожалуйста, сидят рядом. Это Стивен Коннорс.

Глупости, сердито сказала она себе.

— Я совершенно уверен, что тетя Фрида успокоилась и прекрасно себя чувствует, — услышала она голос Стивена. — Она человек крепкий.

— Не то что моя тетя Элен, — пробормотала Лори. — Я очень беспокоюсь за нее.

— И правильно делаете.

Лори подняла удивленные глаза на Стивена. — Что вы намерены этим сказать, не поняла?

— Вы ведь хотите услышать правду, так? По крайней мере, такое у меня сложилось о вас впечатление, Я не врач, конечно, но очень хорошо знаю вашу тетю. Ей стало намного лучше с тех пор, как вы здесь, но наверняка станет хуже, как только вы уедете.

— Вы говорите все это, чтобы вынудить меня остаться здесь! Это низко!

Стивен пожал плечами.

— Уверяю вас, ни о чем подобном я не помышлял. Если вам так показалось, покорно прошу прощения.

Он сказал это с такой искренностью, что Лори не могла ему не поверить. Значит, все, что он говорил о тете, — правда. Он знаком с ней очень хорошо и не мог не заметить перемену к лучшему, которая произошла в ее состоянии.

— Ей, в самом деле, стало лучше, когда я приехала? — неуверенно спросила она. — Эти ужасные приступы кашля, они что, были еще страшнее?

— Я не должен был вам этого говорить, но ваш дядя всерьез размышлял о том, чтобы свозить ее в Лондон к знаменитым врачам, и, думаю, обрадовался, когда вы выразили желание съездить в Лондон. Он решил, что так ему будет проще сломить сопротивление супруги.

— Она что, отказывается ехать? — удивилась Лори. Надо расспросить Стивена, подумала она, он-то наверняка хорошо знает, как обстоят дела в семействе Хартман, ведь Коннорсы живут здесь постоянно, а она только недавно познакомилась с тетей и дядей.

— Мне кажется, она не хочет признавать, что у нее что-то серьезное, а уж если муж считает необходимым показать ее известным специалистам, значит…

Стивен не договорил, предоставив Лори самой закончить мысль.

Лори почувствовала, как в душе ее поднимается тревога. Разговор начался с его тети, а не ее, но все переменилось, и ей просто не сидится на месте от беспокойства. Но в то же время она сердита на Стивена за то, что он добавил ей новых забот.

— Я уверена, вы ошибаетесь, — заявила Лори.

— Ну что ж, будем надеяться, что ваша женская интуиция надежнее, чем наблюдения какого-то мужчины, — резко ответил Стивен.

Лори молчала. Они только что чуть-чуть не поссорились на глазах у всех! Это удивительно, но они откровенны друг с другом, словно знакомы давным-давно. Между друзьями такое порой бывает — они спорят до хрипоты и даже ссорятся, но это нисколько не вредит их дружбе. Вот такие отношения и у нее со Стивеном…

Да и вообще, она приехала сюда просто познакомиться и пожить немного со своими родственниками, и кто знал, что тетя больна и это заставит ее так волноваться. Она не планировала знакомиться с этими «мальчиками Коннорсами» и уж точно не собиралась влюбляться. Не собиралась, и не влюблена, и не влюбится.

— А у вас опять такое лицо, как будто вот-вот нападете, — протянул Стивен. — Сдается мне, леди не любит, когда ее ставят на место, и кто бы вы думали! — какой-то мужчина! Интересно, это у вас потому, что в основном учились дома или что-то более глубинное?

— Наверное, и то, и другое. Только ни на кого я не собираюсь нападать. Иное дело — я не люблю, когда кто-то решает за меня, и не люблю менять свои решения.

Они переглянулись — в глазах обоих зажглись веселые огоньки — и дружно рассмеялись. Стивен взял руку Лори в свою.

— Ну-ка, повторите это еще разок, мэм, — проговорил Стивен на американский манер. — Я люблю девушек с характером, а вам характера не занимать.

Лори была до глубины души польщена этим незамысловатым комплиментом, хотя слышала их немало, цветистых, но неискренних.

По пути домой Лори размышляла о том, что хорошо сделала, побывав там, где любил когда-то бывать ее отец. Она словно почувствовала вновь его присутствие, стала участницей его жизни.

Ей стало грустно, как всякий раз, когда в душе просыпалась тоска по отцу, но она решительно встряхнулась. Она не станет поддаваться унынию, отцу бы это не понравилось.

Ее мысли обратились к Элен. Вполне может быть, что Фрида Коннорс, расстроенная предательством Элис Дэй, такого наговорила тете, что той стало плохо.

Воображение увело Лори так далеко, что она была уже почти уверена — у дома Хартманов они непременно увидят двуколку врача. Ничего подобного. Подъехав, они застали обеих женщин в саду за оживленным разговором.

— Видите? — Стивен словно догадался, чего ожидала Лори. — Обе живы, здоровы и веселы.

Ну, насчет «здоровы»… это относится скорее к Фриде. У нее не только отменное здоровье, но еще и стойкий характер, подумала Лори, слушая, как Фрида просит Стивена дать объявление, что требуется компаньонка, причем на сей раз, он выберет кого-нибудь постарше. Пусть у нее лицо будет, словно печеное яблоко, зато она не станет витать в облаках и зариться на молодых хозяев.

— Нам еще повезло, что Роберт не клюнул на ее ужимки, — добавила Фрида, и Лори отвела глаза. Уж она-то знала, что все было вовсе не так.

А что, если бы он по-настоящему увлекся Элис и помчался за ней в погоню? Впрочем, какое ей дело до всего этого? Нет, конечно, человек всегда интересуется делами своих соседей, а уж таких, как Коннорсы… Чтобы два человека были так похожи внешне и так разнились в темпераменте и склонностях…

Это заинтриговало бы любого, а уж о такой любознательной девушке, как Лори Хартман, нечего и говорить.


Весь вечер Лори искоса наблюдала за тетей, пока та, наконец, не заметила. Они как раз кончали обед, во время которого речь шла о происшествии в доме Коннорсов, и Лори старалась выяснить отношение Элен к появлению привидения, причем ей казалось, что она делает это незаметно. Выяснилось, что дипломат из нее никакой.

— Если ты думаешь, дорогая, что сказка про привидение у Коннорсов меня трогает, то ты глубоко ошибаешься, — резко проговорила Элен. — И расстраиваться из-за нее я не собираюсь.

Лори покраснела.

— Я не хотела… Я просто…

Она замолкла. Разве могла она рассказать о том, как ее пронзила мысль, что тетя вдруг возьмет и умрет, и от этой мысли она вся похолодела… Обрести — и так быстро потерять! Нет, надо быть совершенно бездушным человеком, чтобы выговорить подобное вслух, а Лори не такая, хоть она и современная девушка…

К удивлению Лори, вдруг заговорил дядя:

— Я так понял, ты гадаешь, к кому являлось это привидение, так ведь? — Он хохотнул. — Ну, так я тебе скажу. Это был умный, тонко рассчитанный план, и никаких привидений. Надо было навести на всех панику, чтобы все ходили и гадали, по чью душу явилось привидение, а посему никто сразу не хватился бы, что совершена кража. А когда все опомнились, Элис уже успела улизнуть. Элен засмеялась, глядя на растерянную Лори.

— Как видишь, твой дядя считает, что все эти привидения — выдумка, и ничего больше. Уж поверь ему. Фрида, кстати, полностью согласна с ним.

— А если учесть, что драгоценности, которые украла эта женщина, застрахованы, так особых убытков она не причинила.

— Мы с Элен приняли решение, — сказал лорд Хартман. Лори посмотрела на него, потом на тетю.

— Какое решение? — спросила она с улыбкой.

— В начале следующей недели мы трое едем на несколько дней в Лондон. Заодно твоя тетя проверится у докторов. Я хочу быть уверен, что ее кашель не означает что-то серьезное.

Все произошло именно так, как говорил Стивен. Прямо ясновидец какой-то, подумала Лори.

— Ты не беспокойся, Лори, — вступила в разговор Элен. — Визит к врачам — это просто отговорка. На самом деле твоему дяде не терпится показать тебе город, и, поскольку ты собираешься уехать в апреле, мы решили поспешить с поездкой.

— Ох, тетя, вы же знаете, я должна ехать…

— Ничего такого мы не знаем, — оборвал ее Вернон Хартман. — Ты совершенно свободный человек, и мы были бы рады, если бы ты жила у нас, пока не надоест. Ты наполнила свежим дыханием наш старый, скучный дом. И мы были бы просто счастливы, если б ты решила делать это на постоянной основе.

Лори засмеялась, чувствуя, как к горлу подкатывает комок. До чего это милые люди, как ей хорошо с ними!

— Ничего скучного я не заметила ни в этом доме, ни в его обитателях, дядя Вернон! Но спасибо за предложение и за комплимент.

— Тогда подумай об этом, — сказал лорд Хартман.

— Подумаю, — отозвалась Лори, всей душой желая, чтобы дядя не сказал еще что-нибудь такое, что уже было сказано раньше Стивеном.

На несколько мгновений Лори позволила себе расслабиться и помечтать. Так уж ли она хочет вернуться в Бостон? А если она останется здесь, то приживется ли в этом истинно английском доме? Ведь одно дело — приехать на время, и совсем другое — жить постоянно.

Им нравится, что она такая необычная, самостоятельная, имеет на все свой собственный взгляд… Но свободная жизнь, к которой она привыкла, когда сама решает, что ей делать и как поступать, ходит и ездит, куда хочет, без всяких сопровождающих, — ведь это не совсем по-английски, и со временем они оба устанут от нее. Сейчас она им в новинку, но ведь известно, что со временем новое перестает быть таким, приедается.

— Расскажите мне о Лондоне, — весело проговорила Лори. Помечтала, называется, сказала она про себя. Что только в голову не приходит…

— Пойдемте в гостиную, там и поговорим, — предложила Элен. — Мы составили целый план для тебя и все утро его обсуждали. Фрида ужасно тебе завидует. Я уверена, если б не возраст, она обязательно поехала бы с нами.

— Нет уж, увольте, — мрачным тоном сказал Вернон. — С двумя дамами я еще как-то справлюсь, но не с тремя.

В гостиной они выпили кофе, а потом Лори рассказали о гостинице на берегу Темзы, в которой они остановятся, дядя положил перед ней книгу с прекрасными иллюстрациями, на которых были изображены здание парламента и Биг-Бен, парковые аллеи и Букингемский дворец, собор Св. Павла и Тауэр… И хотя Лори слышала обо всем этом от своего отца, она ощутила необычайную радость оттого, что увидит все собственными глазами. Какое счастье! Это будет не менее потрясающе, чем ее плавание через Атлантику.

Она попросила у дяди разрешения взять книгу с собой в спальню, чтобы посмотреть еще раз, и, прежде чем покинуть гостиную, неожиданно чмокнула обоих в щеку.

— Вы такие замечательные оба, я просто не нахожу слов, чтобы сказать вам, как я благодарна за вашу доброту ко мне. Как бы я хотела, чтобы папа это видел…

— Я уверена, он видит, — тихо сказала Элен. Лори поспешила выйти из комнаты, чтобы не показать, как взволновали ее эти слова. Значит, Элен, хотя и отрицает это, все-таки верит в сверхъестественное, а Лори, как ни старалась, все же не могла окончательно выкинуть из головы привидение, которое якобы видела Элис Дэй, и явление которого не предвещало ничего хорошего… Лори постаралась больше не думать об этом, и целый час рассматривала, лежа в удобной постели, чудеса английской столицы. Иллюстрированная книга рассказывала об истории Лондона, а Лори заинтересовалась этим еще в детстве, когда узнала, что Англия — родина ее отца. И вот теперь она туда поедет. Как хорошо!

Вместе с тем она прекрасно понимала, что главное, ради чего дядя едет в Лондон, — это показать тетю Элен самым лучшим специалистам, узнать их мнение о неотвязном кашле, который преследует его жену.


Наутро Лори первым делом направилась к гаражу, где дядя возился со своими любимыми машинами. Увидев ее, Вернон оторвался от своего дорогого «уолсли» и пошел к выходу, вытирая руки белоснежной тряпкой.

— Вижу, ты очень сообразительная девушка, Лори, — начал он с невеселой улыбкой. — Я-то думал, ты ни о чем не догадаешься.

— Трудно не догадаться, учитывая частые визиты врача, да и у меня самой есть глаза. Совершенно очевидно, что тетя Элен больна. Как вы думаете, дядя, это что-то серьезное?

Лори смотрела на дядю, всей душой надеясь, что сейчас раздастся его громкий смех, и он скажет: «Да ты что?! Ничего подобного!», и все сразу станет на свои места. Но нет, Лори увидела, как на открытое лицо дяди набежала тень, он как-то сгорбился и постарел на глазах…

— Не буду с тобой лукавить, Лори. Ты уже не ребенок.

Уж лучше бы она была ребенком, тогда дядя придумал бы какую-нибудь отговорку, и она не узнала бы того, что узнает сейчас, потому что уже взрослая.

— Доктор Вайн подозревает, что у нее в легком затемнение, поэтому необходимо срочно проконсультироваться у специалиста.

— Вы имеете в виду туберкулез, да? — испуганно спросила Лори.

— Возможно. Может быть, что-то другое. Только пока мы не знаем ничего определенно, поэтому не пугай тетку своим мрачным видом. Твой приезд сюда был для нее самым радостным событием за долгое время, ты своей жизнерадостностью делаешь для нее больше, чем всякое лекарство.

Оба они понимали — чтобы излечиться от тяжелой болезни, одной лишь веселой компании недостаточно. Но Лори покорно кивнула.

— Если так нужно, я, конечно, постараюсь быть веселой, как обычно.

По крайней мере, еще месяц, подумала она про себя, а потом поеду домой…


Лори с Элен сидели в саду, когда появился верхом Роберт Коннорс, и Лори снова отметила, что на коне у него бравый, мужественный вид. Недаром, как ей показалось, ему больше нравится возвышаться в седле, чем сидеть, согнувшись, за рулем автомобиля.

— Как вы поживаете? — обратился он к обеим женщинам.

— Хорошо, спасибо, Роберт, — быстро ответила Элен. — А как Фрида? Надеюсь, происшествие не подействовало на ее самочувствие? Есть что-нибудь новое?

— Фрида в порядке, — живо ответил Роберт. — Занята своим любимым делом — наводит жуть своими рассказами на приятельниц, таких же старых сплетниц, как и она сама… прошу прощения, миссис Хартман, я ни в коем случае не имел в виду присутствующих.

— Естественно, — сухо сказала Элен. — Так какова же цель вашего неожиданного визита, Роберт? Не в ваших привычках тратить время на старых сплетниц, из чего я могу заключить, что вы приехали к кому-то помоложе.

— Я уверена, что у Роберта полно знакомых женского пола, чтобы помнить еще и обо мне, — вставила Лори.

— Ах, знали бы вы, как глубоко ошибаетесь, Лори, — отозвался Роберт, и на лице его отразилось чрезвычайное огорчение. — Я часто уезжаю за границу и всякий раз, вернувшись, обнаруживаю, что юная леди, которую я заприметил, уже обратила свой взор на кого-то другого. Пожалейте меня!

— Вот уж не думала, что вы нуждаетесь в чьей-то жалости, — живо ответила Лори. — Что до юных леди, то мне казалось, у вас всегда был богатый выбор…

Лори прикусила язык. Что она несет? Он же поймет это как комплимент, чего она вовсе не хотела. То, что Роберт сказал в следующее мгновение, лишь укрепило ее в мнении о нем как человеке беспардонном и чрезвычайно самоуверенном.

— Как вы откровенны, мисс Хартман, — без всякого стеснения рассуждаете о таких вещах. Хотя чему я удивляюсь, мне же говорили, что это характерно для наших соплеменников из колоний.

— Вы что, меня осуждаете?

На лице Роберта нарисовался ужас.

— Что вы, разве я могу осуждать леди? Тем более что приехал пригласить вас на праздник в Кингкуме в субботу после обеда. Я обещаю, вам понравится.

— Поезжай, Лори, поезжай, — вступила в разговор Элен. — Это редкая возможность побывать на английском деревенском празднике, увидишь народные костюмы, всякие старинные состязания.

— Какие состязания?

— Ну, например, — быстро заговорил Роберт, — бег в мешках; бег парами с одной ногой, привязанной к ноге партнера, так что получается, что они бегут на трех ногах; еще есть такое соревнование: бросают в воду яблоки — кто больше вытащит яблок ртом, без рук; потом еще надевают колодки на ноги какому-нибудь бедолаге, добровольцу, конечно, и каждый может швырнуть в него мокрой тряпкой по пенни за один раз. Ну, старые крестьянки выставят на продажу свое варенье, пироги, фрукты, а самые красивые девушки будут торговать поцелуями.

— Интересно, что купите вы? — пробормотала Лори.

— Ноль — один в вашу пользу, мисс Хартман! Ну, так как, поедете?

— Хорошо, благодарю вас. А Стивен там будет?

Лори сказала это почти машинально, ведь ясно, что уж если высокомерный Роберт снизошел до того, чтобы провести несколько часов на деревенском празднике, то Стивен будет там непременно. К ее удивлению, Роберт покачал головой.

— Жаль вас огорчать, но нет, не будет. Он повезет тетю Фриду в Эксетер к нашему поверенному, надо оформить страховые документы на украденные драгоценности.

Праздник был мгновенно позабыт. Роберт сообщил, что Элис Дэй до сих пор не найдена и полицейские уже поговаривают о том, что вряд ли мисс Коннорс увидит когда-либо свои драгоценности.

Для человека, состоявшего в любовной связи с пропавшей Элис, Роберт Коннорс выглядел на удивление спокойным — казалось, ее исчезновение ничуть его не расстроило. Шалопай — вот кто он, решила Лори.

Глава шестая

Итак, предстояли два события. В субботу она побывает на деревенском, празднике. Отец много рассказывал ей об этом. А в конце следующей недели они, наконец, едут в Лондон. Лори ужасно хотелось рассказать обо всем Стивену, и она очень расстроилась, узнав, что его не будет на деревенском гулянье.

— Наверное, надо написать письмо сэру Джералду Хокесу и его жене, — сказала Лори, обращаясь к дяде Вернону. — Этого требует вежливость, правда? Они ведь пригласили меня навестить их, когда буду в Лондоне.

— Конечно. Но ведь можно просто позвонить им из гостиницы и договориться о визите на то время, когда мы с тетей будем у врача.

— У вас уже назначено время? — Лори мгновенно вспомнила о главной цели, ради которой затевается поездка. Вовсе не ради нее.

— Мы договорились на понедельник после обеда, так что у нас будет целых два дня, чтобы устроиться и кое-что посмотреть, — сказала Элен.

— А вы не боитесь, тетя Элен?

Вопрос этот сорвался у Лори с языка помимо ее воли. Элен слабо улыбнулась.

— Знаешь, Лори, я смотрю на вещи философски. Чему суждено быть, то и будет. Ты девушка самостоятельная, активная, я уверена, ты прекрасно со всем справишься. Так чего мне бояться?

— Ой, а я бы боялась. Вы такая смелая.

— Да нет, любовь моя. Просто я старше.


В субботу Роберт Коннорс лихо подкатил к дому на спортивном автомобиле, опровергнув тем самым убеждение Лори, что он умеет ездить только верхом.

— Будьте осторожны, Роберт, берегите нашу девочку, и смотрите, никаких гонок, — обратился к нему Вернон, с удовольствием оглядывая хищный корпус машины и вслушиваясь в ровное урчание двигателя.

Роберт весело рассмеялся, запрокинув голову, и Лори в один миг стало понятно, как, наверное, тает сердце у какой-нибудь испанской сеньориты, стоит только ей посмотреть на его загорелое лицо и услышать этот мягкий смех.

— Я пока что не упустил ни одной девушки, сэр, если только сам этого не хотел. — Роберт рассмеялся еще веселее.

Кроме Элис Дэй, подумала Лори. Вот уж кто подходил ему, да и любому другому мужчине. И, однако, даже если она что-то значила для него, по его виду совсем не скажешь, что он расстроен ее исчезновением.

Лори заключила, что он или просто бессердечный, или очень скрытный. В обоих случаях это ее совершенно не касается. Она намерена весело провести этот весенний день, насладиться деревенским праздником, и все.

Автомобиль выехал за ворота, Лори почувствовала на себе пристальный взгляд Роберта. Она посмотрела на него — в его глазах стоял вызов.

— Вы боитесь скорости, Лори? Хотя вы мне не кажетесь девушкой, которая чего-то боится.

— Ну, не сказала бы. Надо быть дураком, чтобы действовать очертя голову, — уклончиво проговорила Лори, уверенная, что он прекрасно поймет ее намек.

Его рука легла на ее колено. Оно было укрыто юбкой элегантного зеленого костюма, но сам жест был отвратителен, и Лори, не говоря ни слова, оттолкнула его руку. Она не ханжа, но пусть он не думает, что может делать с ней все, что ему захочется.

Удивительно все-таки, какое превратное мнение складывается порой у человека о представителе иной культуры. Вот они с Робертом говорят на одном — почти — языке, и все-таки он подметил в ней какое-то отличие, которое его возбуждает. От этих размышлений Лори оторвал спокойный голос Роберта:

— Ну, так что вы думаете о моем брате? Кажется, он в вашем вкусе?

— Я хорошо отношусь ко всем, кого я повстречала в этой стране, — стараясь говорить так же спокойно, ответила Лори. — Люди есть люди, где бы они ни жили, ведь так? Тем более что английское произношение для меня привычно, так говорил мой отец.

— Я не об этом спрашивал. Что вы думаете о Стивене?

Лори ответила не сразу. Роберт явно старается поставить ее в неловкое положение, да и потом, что за манера — расспрашивать вот так бесцеремонно постороннего человека? Стивен тоже порой проявляет излишнее любопытство, но совсем по-другому. Он человек деликатный, а Роберт… Лори почему-то была уверена, что он способен и на грубость, и на жестокость.

— Он мне очень нравится, — твердо сказала она. — Он с большой добротой относится к людям, очень старательный и любит дело, которым занимается.

Роберт громко расхохотался.

— Боже, как это скучно! Да никогда женщина не скажет такое обо мне!

Лори рассердилась.

— Не знаю, как насчет скуки — а я нисколько не нахожу Стивена скучным, — только я уверена, что уж он-то точно не захотел бы пользоваться такой репутацией среди женщин, какой пользуетесь вы!

— Я вижу, он нашел в вашем лице горячую сторонницу, — язвительно заметил Роберт.

— Послушайте, может, мы поговорим о чем-нибудь другом? Я не хочу тратить время на задушевные разговоры. — Лори глубоко вздохнула, соображая, о чем бы спросить, и заговорила опять о том, что ее волновало: — Я надеюсь, тетя Фрида полностью оправилась после случившейся с ней неприятности.

— Еще как полностью! Она вообще никогда не зацикливается на том, что невозможно изменить, к тому же у нее есть теперь о чем посудачить с приятельницами. Она в центре всеобщего внимания.

Чувствовалось, что ему глубоко безразлична и тетя Фрида, и то, что происшедшее, возможно, потрясло старую женщину. Весь остаток пути до деревни Кингкум Лори просидела в молчании. В голове у нее крутилась одна-единственная мысль — пусть он и хорош собой, этот Роберт Коннорс, но еще немного, и она просто возненавидит его.


В Кингкуме царило настоящее веселье. Над улицами были протянуты полотна с приветственными лозунгами по случаю ежегодного праздника. На лужайке плясали, вокруг толпился народ. Роберт затормозил.

— Хотите посмотреть?

— Да, непременно! Как красиво! — закричала Лори, совершенно не заботясь о том, что Роберт, наверное, считает дураками всех этих взрослых мужчин, которые, выряженные черт-те как, трезвоня колокольчиками, прикрепленными к башмакам, скачут по лужайке, помахивая разноцветными платочками в такт музыке. Впрочем, в движениях танцоров прослеживался какой-то особый смысл. — Извините, мэм, эта пляска что-то означает? — обратилась Лори к стоявшей рядом женщине, поскольку Роберт, как она заметила, не был склонен рассказывать ей что бы то ни было. Он со скучающим видом ходил взад-вперед вдоль машины, дожидаясь, пока она насмотрится.

— Танцы разные, и у каждого своя история, голубушка. Я слышала, когда-то давно были такие специальные обряды в честь плодородия, я, правда, и сама точно не знаю, что и как, — ответила женщина, с любопытством глядя на Лори. — А ты, как я вижу, не местная?

— Нет, я из Бостона.

— Это где-то на севере, что ли? Лори улыбнулась.

— Нет. Это в Америке.

Женщина, потеряв всякий интерес к Лори, отвернулась и принялась энергично хлопать танцорам. Незаметно подошедший Роберт сказал ей на ухо:

— Вы с таким же успехом могли ей сказать, что прибыли с другой планеты. Что ей до Америки? Может, хватит стоять здесь? Главное происходит дальше за деревней.

— Поехали, — сказала Лори.

Она уже начала задумываться, зачем он вообще приехал с ней сюда. Может, просто назло своему брату… или это тетя Фрида потребовала от него вести себя по-соседски. Ни то, ни другое Лори очень не понравилось.

— Если у вас есть какие-то дела, вы поезжайте, Роберт, я прекрасно проведу время одна, — сказала она, сев в машину. — А вы потом подъедете и меня заберете.

— С чего это вы вдруг решили, что я брошу самую очаровательную девушку графства ради каких-то дел?

Лори предпочла бы не слышать этот комплимент, произнесенный им с такой легкостью и ничего не означающий. Она промолчала. Роберт глубоко вздохнул.

— Наверное, если бы это сказал Стивен, вы бы вели себя иначе, да?

Лори взглянула на него с изумлением. В его голосе звучала едва ли не ревность, какое-то человеческое чувство вместо обычной рисовки. Но не успела она об этом подумать, как он засмеялся.

— Все в порядке, не одна вы относитесь к нему так. Он — добропорядочный представитель семейства, а я — большой серый волк.

— Роберт, если вы не хотите испортить мне день, оставьте это, — резко одернула его Лори.

Она обрадовалась, когда впереди открылось поле, где стояли шатры и глухо звучала музыка. У Лори забилось сердце. Отец не раз рассказывал ей вот о таких сельских праздниках, на которых царит атмосфера добросердечия и приветливости.

Роберту все это, наверное, кажется обыденным, но она хочет все услышать и испытать, чтобы потом вспоминать с волнением, как вспоминал отец.

Лори, то и дело прыская со смеху, посмотрела, как бегают в мешках и «на трех ногах», решила не рисковать и не пробовать вытащить из воды яблоко зубами, зато вволю пошвырялась мокрыми тряпками в колодника, причем тот большинство их благополучно поймал под буйные выкрики и смех зевак. Пройдясь по торговым рядам, она не удержалась и накупила варенья и пирогов, а потом остановилась в раздумье перед шатром гадалки.

— Это просто переодетая жена фермера, — сообщил Роберт. — Она никакая не ясновидящая, если вообще такие существуют, в чем я сомневаюсь, и скажет вам то, что, как она полагает, вы хотите услышать.

— А разве не это нужно каждому из нас? — С этими словами Лори проскользнула мимо Роберта и вошла в темный шатер.

Там она немножко постояла, пока глаза не привыкли к темноте. Она прекрасно знала, что перед ней местная крестьянка в цыганском платье, тем более что при ее появлении женщина быстро спрятала вязанье.

— И чем же я могу тебе услужить, бриллиантовая ты моя? — заговорила женщина хрипловатым голосом. — Может, хочешь узнать, что тебя ждет впереди?

— Да, хочу, — с улыбкой ответила Лори. — Посеребрить вам руку?

— Обязательно, моя дорогая. Три пенса серебром, в церковную кассу. — Женщина взяла монету у Лори и уперла взгляд в лежащий перед ней хрустальный шар. — О, я вижу, ты проделала долгий, долгий путь, — монотонно говорила женщина. — Через море. Я вижу воду, много-много воды.

Ну, это понятно, подумала Лори. Кто-то тут ее узнал и сообщил, что она из Америки.

— Хрусталь помутнел, но все же я вижу мужчину… Нет, погоди. Там двое мужчин, и тебе предстоит выбирать.

Лори стало еще веселее. Ну конечно, этого и следовало ожидать. Несмотря на нарочитую многозначительность, с какой говорила женщина — словно вещала со сцены, вид у нее был самый простецкий. А еще Лори никак не могла забыть про вязанье…

— А что я выберу — ехать обратно домой или остаться здесь? — услышала Лори свой собственный голос. Она совсем не собиралась ничего говорить, вопрос сам вырвался у нее.

— Ну, что касается этого, то тебе и тут придется выбирать, дорогуша, — уклончиво ответила женщина. — Скажем так: придет время, и ты будешь благословлять тот день, когда приняла верное решение.

Непонятно почему, Лори вдруг почувствовала, как в душе ее закипает гнев. В маленьком шатре стоял удушливый запах каких-то трав, перед глазами все плыло, не хватало воздуха. Лори показалось, будто она тонет и сейчас задохнется. Единственное, чего она жаждала, — поскорее выбраться наружу.

— Ладно, спасибо, мэм, все это очень интересно, — с трудом выдавила Лори, стремительно откинула полог, загораживавший вход в шатер, и остановилась, судорожно хватая ртом предвечерний воздух. Ей было дурно, на миг показалось даже, что она вот-вот упадет в обморок, а к обморокам Лори Хартман относилась крайне неодобрительно.

Но постепенно она успокоилась, сердце больше не бухало молотом в груди, дыхание выровнялось, как будто она и не выскочила только что из шатра в панике. Какая паника? Это же смешно! Глупости, люди просто развлекаются… и все же был ужасный миг, когда Лори охватило пронзительное предощущение чего-то страшного, словно приоткрылся какой-то таинственный занавес, и она заглянула за него…

Но здесь, снаружи, все было как прежде. Праздник продолжался, люди веселились, наслаждаясь весенним теплом. Нет, она просто глупая, наивная девчонка…

Роберт, весело переговаривавшийся неподалеку с какой-то местной девушкой, заметил Лори, оставил свою собеседницу и с насмешливым видом направился к ней.

— Что это с вами? Вы побледнели. Неужели гадалка открыла вам какую-то жуткую тайну?

— Да нет, ничего такого, чего бы я не знала. Что же все-таки сказала ей эта женщина? Если задуматься, ничего, кроме банальностей. Остальное доделало собственное воображение Лори.

— Что вы говорите? Уж не хотите ли вы сказать, что она не сообщила, что вы выйдете замуж за богатого симпатичного джентльмена и будете счастливы? Разве не это вы, женщины, желаете услышать?

— Далеко не все, — возразила Лори. — Хотите верьте, хотите нет, но не все из нас только и думают, как бы найти себе мужа.

— Но это же было бы крайне огорчительно, если бы такая девушка, как вы, предпочла не выходить замуж, а остаться старой девой.

— Я этого не говорила…

Роберт, однако, ее уже не слушал — его внимание переключилось на площадку, где несколько девушек, под строгим присмотром своих отцов, позволяли поцеловать себя всякому, кто готов был уплатить пенни за поцелуй. Лори удовольствовалась объяснениями Роберта, что он идет туда, дабы исполнить свой долг перед церковью, внести свою лепту в церковную кассу, и пошла бродить по полю среди веселой толпы, с жадностью вдыхая воздух и жалея только об одном — что рядом с ней нет Стивена.

Поймав себя на этой мысли, Лори чуть не споткнулась. Роберт, конечно, может быть очень обаятельным, когда захочет, но со Стивеном ей намного проще.

— Вы не против, если мы заедем к нам домой выпить чаю? — спросил Роберт, когда они оба решили, что с них достаточно. — Тетя Фрида наверняка ждет, что я вас приглашу.

Вот и еще одно подтверждение того, что ему никогда не сравниться со Стивеном, ему недостает тонкости, подумала Лори и приняла приглашение.


Ее уверенность в том, что Стивен уравновешеннее своего брата, рухнула мгновенно, стоило только ей приехать в Коннорс-Корт. Когда они с Робертом вошли в гостиную, Стивен вскочил со стула, сжимая кулаки.

— Что случилось? — спросил Роберт. — У тебя такой ошарашенный вид.

— Сам все поймешь, когда узнаешь. Мы с тетей Фридой пришли в контору Слейтера очень кстати, потому что он сам собирался ехать к нам. Дела тети были улажены, насколько это возможно, ну а поскольку я находился там…

— Господи боже мой, ты можешь пояснее? — с раздражением перебил брата Роберт. — Я ничего не могу понять.

— Я, пожалуй, поеду, у вас семейные дела… — начала Лори.

Ни тот, ни другой не обратили на нее ни малейшего внимания, а поскольку кто-то из них должен был отвезти ее домой, Лори замолчала и опустилась на софу.

— Это касается отцовского завещания, — сказал Стивен.

Роберт сощурился.

— И что там такое? Все вроде бы решено. Или открылось что-то новенькое? Если Слейтер знал что-то, чего мы не знали, он должен был поставить нас в известность…

— Судя по всему, в завещании есть некая приписка, которая должна быть оглашена не раньше чем в мае, в день рождения. По словам Слейтера, это указано открытым текстом.

— Ладно, продолжай. Что в ней, в этой так называемой приписке? — Голос Роберта подрагивал. Было ясно, что сообщение его крайне обеспокоило.

— Старый черт не говорит. Дескать, считает своим моральным долгом предупредить нас, что все не так определенно, как мы думали.

— Что? И ты этим удовольствовался?

— Интересно, как бы я вытянул из него что-то, если он обязан, как поверенный, не сообщать пока ничего…

— Ну, тогда я сам поеду в Эксетер и расколю этого ублюдка! — закричал Роберт.

Лори тихо охнула, братья одновременно повернули головы и посмотрели на нее. Стивен торопливо проговорил:

— Вы уж простите моему брату некоторую грубость манер, Лори, но обстоятельства таковы…

— Обстоятельства таковы, что я и сам в состоянии попросить прощения, — фыркнул Роберт.

Лори встала и оправила юбку. Щеки ее пылали.

— Извините меня, но, может, я пойду скажу, чтобы принесли чай? Или я беру на себя слишком много?

Оба взглянули на нее как на надоедливую муху. Лори внутренне поежилась.

— Пожалуйста, сходите, Лори, — напряженным голосом сказал Стивен. — Уж лучше мы продолжим наш разговор наедине.

Лори, пожав плечами, оставила их переругиваться друг с другом, нашла кухню и попросила служанку через десять минут накрыть чай на троих в гостиной. Правильно она поступила или неправильно, ясно было одно — если бы она не взяла инициативу в свои руки, то неизвестно, сколько бы продолжалась перепалка, а она больше не могла это выносить.

Она побрела по саду, гадая, что же такое могло вывести из равновесия обоих братьев. Почему в приписке к духовному завещанию должно быть непременно что-то плохое? А вдруг хорошее?

Вполне может быть, что мистер Коннорс оставил кругленькую сумму, которая должна быть выдана братьям в определенный день рождения… Но тогда почему поверенный счел необходимым предупредить их заранее?

У Лори внезапно заболела голова. Какое ей дело, в конце концов? Она уже будет далеко отсюда, когда настанет эта столь важная дата. Но ей тут же вспомнились не слишком лестные слова Стивена об отношении его отца к нему и к Роберту. Роберта он считал своим первенцем, хотя тот родился всего на минуту-другую раньше брата, и возлагал на него надежды, которые юноша не оправдал, потому отец и установил нынешний порядок управления судоверфью. Дядя Вернон тоже говорил Лори, что от отца братьев Коннорс можно ждать чего угодно. Так что неизвестно, что у них впереди…

Лори бродила по саду, пока не решила, что стол в гостиной наверняка уже накрыт, и лишь тогда неохотно пошла к дому. То, что начиналось как веселое развлечение, превратилось в нечто прямо противоположное.

Как Лори и предполагала, служанка была уже в гостиной и разливала чай. Братья как будто немного успокоились.

— Мне очень жаль, что вам пришлось наблюдать эту сцену, — торопливо проговорил Стивен. — Просто, когда вы появились, я только что приехал с тетей Фридой и не владел собой.

— Не беспокойтесь из-за меня, — пробормотала Лори. — И хочу вас заверить — то, что я здесь услышала, дальше не пойдет.

— Спасибо, — сказал Роберт. По его голосу чувствовалось, что он все еще на взводе.

Хотя, конечно, Стивен узнал обо всем раньше, а потому у него было больше времени подумать и взять себя в руки.

— Если вы не возражаете, я сразу после чая поеду домой, — сказала Лори, не обращаясь ни к одному из братьев определенно.

— Конечно, — отозвался Роберт. — Достаточно вам впечатлений на один день.

Лори взглянула на него с подозрением: то ли он смеется над ней, то ли просто еще не остыл после стычки со Стивеном. Только если он полагает, что шумный деревенский праздник и его дурацкая перебранка с братом способны вывести ее из душевного равновесия, то он ее совсем не знает.

Лори была рада покинуть, наконец, Коннорс-Корт, хотя было бы намного лучше, если б ее повез Стивен. Роберт был явно взбешен тем, что отец лежит в могиле, а все продолжает диктовать ему свою волю. Лори поежилась. Господи, что за картины лезут ей в голову. А потом, ведь вполне возможно, что братьев ждет щедрый отцовский дар, пусть и запоздалый…

— Не придавайте значения нашим ссорам со Стивеном, — внезапно заговорил Роберт, когда они, проделав в молчании почти весь путь, приближались к Хартман-Хаусу. — Я слышал, у вас нет ни братьев, ни сестер… Знаете, такое часто случается между братьями, да и между сестрами тоже, особенно если у них небольшая разница в возрасте. А уж близнецов вообще ничто не разделяет.

Если не считать того, что они постоянно соперничают друг с другом, подумала Лори. Он бросил недовольный взгляд на ее отчужденное лицо, но никак не выказал своего раздражения.

— Должна вам сказать, я слышала немало споров, даже очень горячих, в нашем доме. К моему отцу часто приходили друзья и коллеги. О чем они только не спорили, о политике, о социальных вопросах, да о чем угодно, — и мне тоже позволялось вставить слово и высказать свое мнение.

— Ах да, — протянул Роберт. — Я же забыл, какие вы, американцы, прогрессивные по сравнению с нами. Да, в этом мы отстали, ничего не скажешь.

Он что, намекает на то, что английские леди считают ниже своего достоинства принимать участие в спорах? Ну и пусть. Она сделает вид, что ничего не поняла. Они уже почти приехали, да и вообще на сегодня впечатлений достаточно. По крайней мере, будет о чем подумать. Не в последнюю очередь Лори занимала причина странного поведения Стивена. Конечно, это семейное дело Коннорсов, но так получилось, что она, сама того не желая, оказалась в гуще событий.

Лори вспомнились горящие глаза Стивена, напрягшиеся жилы на мощной шее, и почему-то от этих воспоминаний ее охватило нервное возбуждение. Да, он не чужд физического труда, потому такой сильный, он из тех, кто не будет сидеть в стороне, когда другие работают, Лори это чувствовала инстинктивно. И пусть кому-то Стивен покажется менее интересным, чем его брат-бродяга, все равно он ему не уступает в мужественности. Ничуть.

— Нет, вам стоит задержаться здесь до нашего дня рождения, — сказал Роберт, смягчая тон. Наверное, решил, что переборщил с сарказмом. — Жаль, что вы уже купили билет. Вы когда-нибудь были на маскараде?

— Нет, никогда, — ответила Лори. — Должно быть, это интересно…

— Еще как. Это будет нечто! Вашу тетю и дядю мы уже пригласили, и, если вы решите остаться, обещаю, ваше имя будет во главе списка приглашенных. В каком бы костюме вы ни пришли, вы все равно затмите всех местных девушек.

— О, благодарю, сэр, вы так добры, но как вы можете такое говорить после того, как я видела вас со столь прелестными девушками? — сказала Лори и засмеялась, глядя в его посветлевшее лицо.

— Но я так считаю! — воскликнул Роберт. — Я действительно хочу, чтобы вы остались. Мы все хотим.

Наверное, так оно и есть, подумала Лори. Ну почему все на нее так давят, хотя, по правде говоря, слышать это очень приятно.

Попрощавшись с Робертом, она вышла из машины и направилась к дому. Когда автомобиль с ревом помчался прочь, на лице Лори все еще блуждала улыбка.


Элен сидела в гостиной и листала журнал. Услышав шаги, она подняла голову.

— Ну как, Лори, хорошо провела время? Судя по твоему румянцу, так оно и есть, если, конечно, Роберт не выкинул чего-нибудь эдакого. Он обаятельный шалопай, но ты, я думаю, достаточно умна, чтобы не придавать значения его глупостям.

— Ой, тетя, разве я стану относиться серьезно к таким вещам? А что вы ищете?

Элен пододвинула к Лори раскрытый журнал.

— Видишь, это средневековые костюмы. Хочу поехать на маскарад к Коннорсам в костюме средневековой придворной дамы. У нас на чердаке есть старинные вещи, думаю, можно что-то сделать. Как ты считаешь?

Лори бросила взгляд на картинки в журнале, выписанном из какого-то лондонского музея.

— Красивые, — заметила она, пробежав глазами текст под картинками, где рассказывалось, из какого бархата шили эти костюмы и какими кружевами украшали, и стала рассматривать причудливые головные уборы.

— Да, красивые. — Элен вздохнула. — На тебе бы такой наряд смотрелся куда лучше, чем на мне. А ты не хочешь посмотреть, что у нас хранится в старых сундуках? Поможешь мне выбрать что-нибудь, из чего мой портной сможет что-то сделать.

Сказано это было самым невинным тоном, хотя Лори все же почудился некий тайный смысл. Когда служанки принесли с чердака сундук и разложили его содержимое на кровати Элен, девушка решила: как вообще можно подумать, что она согласится надеть какое-нибудь из этих платьев? Хотя Лори не могла отрицать, что ткани, из которых сшиты эти старомодные платья, приятны на ощупь, а аксессуары — прелестны. Недаром Элен бережет все это как сокровище. Эти вещи из бархата цвета бронзы и голубовато-серебристая парча словно умоляли, чтобы кто-то вытащил их, наконец, на свет божий.

— Интересно, а что бы ты надела, если бы шла на маскарад? — спросила Элен.

— Не надо, тетя, вы же знаете, это маловероятно…

— Но пофантазировать-то можно? Мне казалось, все молодые девушки любят фантазировать, — не сдавалась Элен.

— Ну ладно, — сказала Лори, чувствуя прилив некоторой веселой бесшабашности. — Раз я американка и должна отвечать репутации девушки современной, я бы надела алое шелковое платье и шляпу с перьями, ну, как одевались девицы в салунах на Диком Западе. Вот уж было бы потрясение для всего графства! — Лори рассмеялась, представив себе эту сцену.

— Наоборот, все молодые люди были бы в восторге, — проговорила Элен.

— Все равно ведь этого не будет, — сказала сквозь смех Лори.


За обедом Лори не удержалась, чтобы не рассказать о том, что было в Коннорс-Корте. Вернон Хартман глубокомысленно покачал головой.

— Вот уж кто умел портить жизнь своим сыновьям, так это старик Коннорс. Все боялся, как бы они не подумали, что все им достанется легко. Уж на что поведение Роберта бесило его, но нет, он все равно не оставлял своих попыток заставить того заниматься судостроением. Он и умер-то с этой мыслью.

— Но неужели он мог что-то такое написать в своем завещании, что может повредить братьям даже сейчас, когда прошло уже столько лет после его смерти? — воскликнула Лори. Ей, выросшей в любви и согласии, было даже трудно представить себе такую мстительность.

— Я бы не назвал его непорядочным человеком, нет, просто он положил слишком много сил на то, чтобы сделать верфь такой, какова она сейчас, и не хотел, чтобы Роберт, получив ее, развалил все дело. Поскольку Роберт считается старшим, хотя и родился всего на десять минут раньше, то в день, когда ему исполнится тридцать лет, предприятие по закону перейдет к нему. Когда старик Коннорс почувствовал, что больше не в состоянии управлять верфью, он препоручил ее консорциуму, а управляющим сделал Стивена, видя, что Роберт ничуть не интересуется делом и подолгу пропадает в Испании.

Лори показалось, что дядя словно бы осуждает Роберта. Но как можно заставить человека заниматься бизнесом, если его это совершенно не интересует? Лори решила промолчать. Дядя между тем продолжал:

— Убедившись, что дела идут неплохо, Коннорс распорядился, чтобы данное положение вещей сохранялось и после его кончины. Когда это стало известно, все, естественно, были недовольны, как ты сама понимаешь.

— И такое положение вещей должно было сохраниться только до нынешнего года, — закончила за него Лори.

— Вот именно. Роберт всегда чувствовал себя обиженным, и как человек, знающий его прекрасно, я уверен, что на дне рождения он непременно заявит о своих правах. И не имеет значения, что он потом намерен делать с верфью. Ну а Стивен, естественно, будет против, хотя, по правде говоря, он бессилен. Если Роберт захочет продать верфь, это будет конец всего.

Тут послышался голос Элен:

— Лори, а ты не хотела бы посмотреть на этот фейерверк? Я имею в виду не только празднование дня рождения.

Лори не могла не признаться, что ей действительно было бы любопытно поприсутствовать. Но не станет же она отказываться от своих планов только ради того, чтобы посмотреть, как подействует на Роберта и Стивена злосчастная приписка к духовному завещанию мистера Коннорса.

Что бы там ни говорили, Коннорс казался ей низким человеком, и она всей душой сочувствовала обоим братьям. Да и, в конце концов, если Роберт решит продать верфь, что мешает Стивену заявить свои права на нее? Это бы все решило.

Глава седьмая

Хартманы ехали в Лондон. С каждой милей, которую пробегал автомобиль Вернона, радостное возбуждение, владевшее Лори, только нарастало, несмотря на периодические жалобы Элен, что было бы намного удобнее и быстрее ехать на поезде.

— Глупости, моя дорогая, — отвечал на это Вернон. — Что может быть приятнее путешествия на своей собственной машине?

Элен беспомощно посмотрела на Лори. Да, конечно, хотя желтый «уолсли» был во всех отношениях великолепным автомобилем, все же езда становилась уже утомительной, а до Лондона было еще ехать и ехать, и предстояло провести не одну ночь в гостинице.


— Нет, никто не сможет убедить твоего дядю, что можно ездить на чем-то еще, — со вздохом сказала Элен племяннице, когда они во второй раз остановились на ночевку в гостинице. — Ему же надо непременно продемонстрировать всему миру свой драгоценный автомобиль. Не сомневаюсь, что и сэра Джералда Хокеса тоже ожидает подробнейший рассказ обо всех этих механических штуках. Кстати, тебе, наверное, надо позвонить ему, как только мы прибудем в «Парк-отель», и договориться обо всем.

Словно чтобы не оставить никаких сомнений в истинной причине поездки в Лондон, она вдруг тяжело закашлялась и, задыхаясь, бессильно опустилась в кресло. Лори поднесла к ее губам стакан с водой.

— Все в порядке, дорогая, — слабым голосом проговорила Элен. — Иди к себе, тебе надо отдохнуть, мы выедем рано.

— Хорошо, — нерешительно проговорила Лори. — Но мне бы не хотелось оставлять вас в таком состоянии.

Бог его знает, чем занят дядя Вернон. Небось, показывает свой «уолсли» восхищенным зрителям в каретном сарае старого постоялого двора, в котором они сейчас находятся, подумала Лори. Впрочем, Элен терпеть не может, когда он, как она выражается, трясется над ней. Лори бросила взгляд на Элен и по выражению ее глаз поняла, что, задержись еще на минуту, услышит то же самое.

— Ладно, увидимся утром. Покойной ночи.


Вернон торжественно объявил, что они покрыли путь до Лондона за рекордное время. Вид у него был такой, словно это не «уолсли», а он сам добился столь блестящего результата. Впрочем, если вспомнить, сколько времени он тратит, ухаживая за своей любимой машиной, то, может, так оно и есть, весело подумала Лори. «Парк-отель» был само великолепие, Лори смотрела и не могла насмотреться на город, о котором столько слышала и где даже не мечтала побывать.

Прием у врача был назначен на завтра, и Лори, зная по собственному опыту, что, если сидеть и ждать, никакой пользы не будет, войдя в свой номер, тут же позвонила Хокесам. Трубку сняла горничная, а через несколько мгновений Лори услышала голос леди Хокес:

— Мисс Хартман, как приятно вас слышать! Мой муж будет очень рад, что вы вспомнили о нас. Ну и когда же мы вас увидим?

— Может быть, завтра, если вам удобно? Понимаете, я приехала ненадолго с тетей и дядей. А у них завтра утром деловая встреча.

Лори почему-то вдруг стало неудобно. Да, ее приглашают, но ведь сэр Джералд Хокес такой важный человек. С чего это вдруг член парламента должен тратить свое время на то, чтобы возить по городу какую-то девушку из Америки?

— Вам повезло, моя дорогая. В парламенте как раз перерыв, так что мы в вашем распоряжении на весь день. Возьмите такси и подъезжайте в одиннадцать часов, хорошо? Покатаемся на катере по реке, пообедаем на старинном постоялом дворе, покажем вам город. Согласны?

— Это просто чудесно, леди Хокес! Большое вам спасибо!

— Ну, тогда я записываю в ежедневнике, и завтра мы вас ждем.

Этот самый «ежедневник» еще раз напомнил Лори о том, какой же важный человек сэр Джералд Хокес, если даже в то время, когда нет заседаний в парламенте, у него все расписано по дням и часам. Она поспешила сообщить новость дяде и тете.

По выражению лица Вернона она поняла, что он рад избавиться на завтра от племянницы, присутствие которой было бы совершенно ни к чему. Уже одно это показывало яснее ясного, с какой тревогой он ждет результатов обследования.

Но почему непременно надо ожидать худшего, почему этот специалист обязательно должен что-то такое обнаружить? Есть выражение — хвататься за соломинку. Вот этим самым Лори и занималась.


Дом Хокесов выглядел, как приличествует дому богатого человека. Лори встретили очень радушно.

— Как приятно видеть вас снова, дорогая моя. Выглядите вы просто замечательно, — пророкотал сэр Джералд. — А как дела у вашего симпатичного молодого человека?

— Если вы имеете в виду Стивена Коннорса, то, когда я видела его в последний раз, у него все было хорошо. Только он не мой молодой человек, сэр Джералд, — со смехом ответила Лори.

— Чепуха! Если молодой человек смотрит на девушку такими глазами, ясно, что он влюблен по уши или вроде того. И я его прекрасно понимаю.

— Джералд, оставь ты в покое бедную девушку! — воскликнула леди Хокес и повернулась к Лори: — Жаль, что детей сегодня нет дома, но уж мы постараемся, чтоб вы не скучали.

— Думаю, мисс Хартман, вам понравится прогулка по реке, учитывая ваш особый интерес к судам, — подхватил муж с лукавой улыбкой.

— О, я с великим удовольствием. Зовите меня Лори.

Может, она уже просила их об этом, но все равно, не вредно напомнить еще разок.

— Вы ведь поплывете домой на «Титанике»? Представляю, Лори, какое вас ждет захватывающее путешествие, — сказала леди Хокес, когда они, сидя в гостиной, пили кофе из чашечек китайского фарфора, такого тонкого, какого Лори в жизни не видывала.

— Да, я уверена в этом, — ответила она с улыбкой. — Хотя мне будет очень тяжело расставаться с родными и с друзьями, которые у меня здесь появились. Мне здесь так хорошо…

Лори говорила, а сама молилась о том, чтобы сэр Джералд не вмешался со своими замечаниями насчет того, что среди друзей наверняка есть один, который дороже других…

Сегодня день Лондона. Лимузин, управляемый шофером, возил их по городу, купавшемуся в лучах солнца. Парки пестрели цветами, и старинные здания сумрачно взирали на весеннюю суету. Ничего более величественного Лори еще не доводилось видеть.

— Теперь я понимаю, почему многие так любят Лондон, — сказала Лори немного позже, глядя на громадное здание парламента и высокий тонкий Биг-Бен с палубы речного катера. — Мой отец больше любил деревню, но сюда он приезжал с великой радостью и очень хотел, чтобы я тоже увидела все своими глазами.

— Жалко, что вы приехали ненадолго, — заметила леди Хокес. — Не успеете посмотреть все, да и что успеете, увидите только мельком.

— Это так, — сказала Лори. — Но знаете, что говорил мне папа? Что, когда куда-нибудь приезжаешь, не надо стараться увидеть обязательно все, лучше оставить кое-что не посмотрев, тогда непременно приедешь еще раз.

И зачем она это говорит, ведь очень маловероятно, что она еще когда-нибудь в жизни попадет в Англию. Такие расходы будут ей просто не по карману.

— Он был очень умный человек, ваш отец. Я вижу, вы его очень любили, — проговорила леди Хокес.

— Да, очень.


День уже клонился к вечеру, когда Лори отправилась обратно в «Парк-отель». Сэр Джералд настоял, чтобы она поехала в его лимузине. Она была в приподнятом настроении, но совершенно без сил. Хорошо хоть шофер попался неразговорчивый и всю дорогу молчал. Да уж, выглядит он величественнее, чем его веселый хозяин, размышляла Лори. Говорят, в королевских дворцах то же самое.

Подъехав к отелю, Лори быстро поднялась к себе в номер и, раздевшись, с облегчением погрузилась в горячую ванну. Надо было немножко отдохнуть и привести себя в порядок, прежде чем идти к тете и дяде.

Когда она, постучавшись, вошла в номер, оба они сидели в гостиной. Достаточно было одного взгляда на бледное лицо тети и мрачный вид дяди, чтобы понять — ее ждут плохие новости. Лори, не говоря ни слова, подошла к Элен, сидевшей на диване, села рядом и сжала ее холодную руку.

— Что, нехорошие новости? — тихо спросила она, не зная, что сказать еще.

— Что-то вроде этого, — ответила с вялой улыбкой Элен. — Но ничего такого, чего мы не ожидали, хотя мистер Джеллимен нам ничего определенного не говорит, пока не сделаны анализы.

— Поедем к нему послезавтра за результатами, — добавил Вернон. — Если он назначит какие-нибудь процедуры, доктор Ваш с ними справится, надеюсь.

А если нет…

— Но это не должно помешать нашим планам, Лори, — с неожиданной для нее решительностью заявила Элен. — Я уверена, что ты прекрасно провела время со своими друзьями, ты нам должна обязательно рассказать. Ну а завтра съездим туда, где ты еще не была. Мы и сами-то с дядей давненько не были в Лондоне, и, коли уж мы здесь, не хотим терять время даром.

Какая она молодчина! — с искренним чувством сказала про себя Лори. И такая милая. Лори наклонилась к Элен и быстро поцеловала ее в щеку.

— Я так рада, что приехала в Англию, тетя Элен, — торопливо заговорила она. — Вы сделали все, чтобы мне было здесь хорошо, и вы такая замечательная.

— Я тебя тоже полюбила, моя дорогая, но давай больше не будем об этом, а то совсем расчувствуемся. Расскажи лучше, где ты была сегодня и куда хочешь поехать завтра.

Лори бросила взгляд на дядю, тот едва заметно кивнул. У Лори стеснилась грудь. Какие мужественные люди, подумала она, и как я их люблю.

Она начала быстро рассказывать, где она была и что видела. Элен внимательно слушала, и Лори заметила, как лицо ее стало постепенно розоветь.

— Мне ужасно хочется сходить в собор Святого Павла. Папа рассказывал мне такие чудеса про галерею шепота, что просто не верится. И еще Вестминстерское аббатство, если можно…

— Конечно, почему же нет, только тетя, наверное, не захочет подниматься по винтовой лестнице на галерею шепота, — сказал Вернон.

— О, я не подумала…

Элен сделала вид, будто не слышала.

— Я прекрасно могу посидеть, поразмышлять в соборе, пока вы туда сходите, — сказала она, повернувшись к Лори. — Я была там когда-то в молодости и прекрасно помню — добраться туда нелегко, у меня теперь, пожалуй, сил не хватит. Кроме того, я вообще не люблю винтовые лестницы, — добавила Элен.

— Ну, тогда решено, — сказал Вернон. — А когда посмотрим все, что успеем, можно будет и ехать.

Другими словами, подумала Лори, как только заметим, что Элен утомлена, так и поедем.


Все прошло, как было задумано, и Элен, хоть и выглядела не очень хорошо, была решительно настроена в полной мере насладиться своим пребыванием в Лондоне. Назавтра первую половину дня они провели, гуляя по городу, а затем поездили на машине по окрестностям, чтобы тетя подышала свежим воздухом и восстановила силы после пешей прогулки.

Вечер, однако, прошел невесело: было понятно, что и Элен, и Вернон думают о том, что их ждет завтра у врача. Чтобы они не решили случайно, будто она собирается идти с ними, Лори сказала, что хотела бы побывать в Музее восковых фигур мадам Тюссо.

— Прекрасная мысль, дорогая, — отозвался Вернон. — Только не забывай все время двигаться.

Лори посмотрела на него с недоумением и тут заметила, что он ей подмигивает.

— Это чтобы меня не приняли за восковую фигуру?

— Оставь ее в покое, Вернон, вечно ты насмешничаешь, — сказала Элен, укоризненно посмотрев на мужа. — А тебя, дорогая, никто ни за кого не примет, кроме как за прелестную юную леди, какой ты и являешься.

В ее улыбке, обращенной к племяннице, было столько искренней привязанности, что Лори «первые почувствовала укол в сердце оттого, что скоро покинет ее и дядю. И даже мысль навсегда поселиться здесь, в Англии, в чудесном Девоншире, который она уже успела полюбить, больше не казалась ей нелепой. Но все-таки она решительно отбросила ее, повторив себе еще раз, что это не вписывается в ее жизненные планы.

Господи, как же это глупо звучит! Какие такие жизненные планы? Ей всего-то двадцать лет, она свободна как ветер, потому-то ее и занесло сюда, в Англию!


Прогуливаясь по музею, Лори осознавала, что она просто убивает время, потому что в мозгу гвоздем сидела мысль, что происходит сейчас у врача. Вернувшись в отель, она застала тетю и дядю в их номере. Они спокойно сидели и пили чай, и Лори обратила внимание на бледность Элен.

Она замешкалась у входа, не решаясь броситься к Элен и спросить у нее, что сказал доктор. Ей не хотелось, чтобы они подумали, будто она ждет худшего, да и назойливость тоже была ни к чему.

К счастью, вмешался дядя. Он весело и ободряюще улыбнулся ей.

— Присоединяйся к нам, дорогая. Мы так и думали, что ты вот-вот придешь, сказали, чтобы поставили еще одну чашку. Думаю, ты с удовольствием выпьешь чаю и заодно расскажешь нам, как тебе понравился Музей мадам Тюссо.

— О, это было так интересно! Я прекрасно провела время. А как вы?

Итак, слова были сказаны, оставалось ждать ответа. Лори дрожащими руками налила себе чаю. Смерть отца была еще так свежа в ее памяти, как и чувство покинутости, охватившее ее тогда. И вот снова то же самое, теперь уже с тетей.

Это же глупо, твердила про себя Лори, но ничего не могла с собой поделать. И вдруг раздался короткий смешок Элен, тут же превратившийся в приступ кашля.

— Зря ты так беспокоишься Лори, — проговорила Элен, борясь с кашлем. — Я вовсе не собираюсь скончаться прямо тут и сейчас, да и мистер Джеллимен заверил, что ничего фатального у меня нет…

Элен умолкла, хватая ртом воздух. Вернон нашел необходимым немедленно вмешаться:

— К счастью, мрачный прогноз доктора Вайна не оправдался, но и к тому, о чем предупредил мистер Джеллимен, моя дорогая, тоже нельзя относиться с пренебрежением.

Голос Вернона звучал на редкость серьезно, и было ясно, что сказано еще далеко не все. Чувство облегчения, охватившее Лори при первых словах дяди, увяло.

— Так что же он сказал? — спросила Лори, переводя взгляд с одного на другую и не зная, к кому она конкретно обращается. Элен выглядела изможденной, поездка в Лондон лишила ее последних сил, и Лори стало совестно, что она так хотела съездить сюда. Хотя, с другой стороны, они все равно приехали бы сюда, ведь знаменитый врач вряд ли согласился бы отправиться к пациентке в Девон.

Как было бы хорошо оказаться сейчас вдали от шумного города, на побережье, гулять среди вереска над обрывом и смотреть на ежеминутно меняющуюся морскую гладь, перебрасываться шутками, сидя со Стивеном Коннорсом в уютном ресторане в Плимуте, даже, в конце концов, катить на спортивном автомобиле Роберта, чувствуя себя так, словно это каким-то образом делает ее участницей его жизни, полной приключений… Или бродить среди камней около судоверфи, выискивая морские раковины и окаменелости и слушая объяснения Стивена, что это такое…

Лори моргнула. Дядя вот-вот начнет рассказывать, что и как, а она думает о посторонних вещах.

Это не значило, будто ее все это не волнует… это была скорее попытка оттянуть мгновение, когда она услышит неприятную весть. Лори замечала за собой такое и в прошлом…

— Состояние твоей тети достаточно серьезно, — заговорил Вернон, — но хронический бронхит вполне поддается лечению, и во многих случаях удается улучшить состояние больного. Джеллимен дал нам письмо для доктора Вайна, в котором прописал лекарственные средства и паровые ингаляции. Все это должно помочь.

— Понимаю. — Лори с облегчением подумала, что бронхит — это не смертельно, она ожидала худшего. Однако, посмотрев на серьезное лицо дяди, она поняла, что, очевидно, он хочет сказать что-то еще.

— А это все вылечит болезнь? — спросила она, всей душой надеясь услышать утвердительный ответ.

На лице Элен появилась слабая улыбка.

— Думаю, нет. Это, конечно, поможет, но вряд ли вылечит. А потом, есть еще кое-что.

— Что еще?

— У твоей тети еще и бронхиальная астма, от которой она очень страдает, но тщательно скрывает от всех: как только почувствует, что начинается приступ, быстренько уходит в свою комнату, — сказал Вернон. В его тоне сквозило неодобрение. — Но от Джеллимена ей скрыть это не удалось. А наличие двух этих болезней усугубляет положение. Астма — болезнь, не до конца изученная, вызывается как эмоциональным стрессом, так и аллергией на определенные вещества. На Элен особенно сильно действует цветочная пыльца, ну и вообще ей надо быть поспокойнее, не волноваться по пустякам, но разве ей что докажешь?

Словоизлиянию дяди положил конец твердый голос Элен:

— Была бы тебе очень обязана, Вернон, если б ты перестал говорить обо мне так, словно меня здесь нет, и мне не нравится, когда обо мне говорят так, словно я какая-то букашка под микроскопом. Да и вообще, думаю, этого Лори достаточно. Пусть лучше расскажет о Музее мадам Тюссо. Я там ни разу не была, да и не думаю, чтобы мне там понравилось.

— Вот уж что бы вам точно не понравилось, тетя Элен, так это комната ужасов, — с готовностью заговорила Лори. Если уж тетя предпочитает говорить не о болезнях, а о чем-то другом, то почему бы не пойти ей навстречу. — Там так страшно: все эти убийцы и другие преступники — они прямо как живые. Мурашки по коже бегут…

— Ну, тогда это и к лучшему, что я с тобой не пошла. А сейчас, если вы не возражаете, отложим разговор на потом, я пойду подремлю часок перед обедом.

— Вот и чудесно. А мы с Лори пойдем погуляем по парку, — поспешил поддержать жену Вернон.

— Насколько все это серьезно, дядя? — спросила она, как только они оказались на аллее, обсаженной кустарником.

— Дела не слишком хороши. — Вернон покачал головой. — Курс лечения, конечно, поможет поддерживать ее состояние, но все зависит от самой Элен. Ей нельзя волноваться, надо относиться ко всему спокойно и вообще вести размеренную жизнь. А это ей совсем несвойственно. Она всегда была такой живой, активной, она просто не может сидеть спокойно и ничего не делать.

— Пока я здесь, я постараюсь, чтобы она не переутомлялась, — сказала Лори. — Пора прекратить все эти визиты к ее друзьям, которые она устраивает ради меня. Я прекрасно без всего этого обойдусь. Нет, я понимаю, она, добрая душа, просто хотела, чтобы я со всеми перезнакомилась, да и вы тоже. Ради бога, не подумайте, что я не благодарна вам за все…

Вернон похлопал ее по руке.

— Что ты, дорогая! У Элен были именно такие планы на то время, пока ты здесь. Кажется, она решила за считанные недели сделать столько, сколько другой не сделает и за целую жизнь.

— Дядя Вернон, как вы думаете, поможет ей, если я задержусь у вас дольше, чем планировала? — услышала Лори собственный голос.

Она вовсе не собиралась это говорить, слова вырвались раньше, чем она успела подумать. Пальцы, лежавшие на руке Лори, сжались.

— Поможет, и еще как, но я не смел и думать о том, чтобы попросить тебя задержаться. Я же знаю, как ты ждешь этого путешествия на «Титанике».

— Что «Титаник»? Корабль, и больше ничего, — пробормотала Лори с пренебрежительной миной.

В конце концов, если посмотреть на вещи трезво, так оно и есть.

— Но Элен ни за что не простит себе, что лишила тебя этого путешествия, о котором ты столько мечтала, — сказал Вернон. — Нет, дорогая моя, даже не думай об этом, особенно сейчас, когда мы получили диагноз специалиста. Твоя тетя очень проницательная женщина и терпеть не может, когда ее жалеют, недаром старалась всячески, чтобы никто не заметил, что ей нехорошо. Она и теперь будет все скрывать даже от Фриды Коннорс, своей подруги.

— Но ведь я никому ничего не скажу, дядя. Значит, если я немного задержусь, она решит, что это из жалости к ней, и расстроится? Но она же сама об этом заговаривала.

— Да, заговаривала, и в самом деле хотела этого, потому что мы оба тебя очень полюбили, но… Нет, дорогая, хотя мы оба ничего так не хотим, как того, чтобы ты пожила у нас подольше, а то и вообще осталась бы, все же я со страхом думаю, что будет с Элен, если она решит, что ты остаешься, потому что жалеешь ее.

— А если я сделаю так, что у нее и мысли не возникнет, будто я остаюсь из-за нее? Что, если мне, например… — Лори на мгновение задумалась, — например, мне ужасно захотелось пойти все-таки на этот бал-маскарад у Коннорсов? Я знаю, тетя Элен и сама его ждет, не дождется, а я никогда ничего подобного не видела, да и Стивен с Робертом упрашивают меня прийти.

Лори чувствовала, как у нее горят щеки, и сама не могла понять, с чего это она с таким жаром ищет предлог, чтобы остаться. В глазах Вернона загорелись лукавые искорки.

— Ну, если мы как-нибудь намекнем ей, что ты остаешься из-за Коннорсов, того или другого, то, мне кажется, она будет даже довольна. А который из них тебе по душе?

— Ну, уж из-за Роберта-то я бы точно не осталась! — воскликнула Лори с такой горячностью, что щеки ее запылали еще больше.

— Значит, Стивен? Лори перевела дыхание.

— Стивен мне очень, очень нравится, дядя, но, поскольку я не собиралась задерживаться здесь надолго, мы с ним откровенно поговорили и решили ограничиться просто дружескими отношениями. Вы, наверное, подумаете, что это очень нескромно с моей стороны — говорить вот так открыто о глубоко личных вещах.

— Ничуть. Что же до меня, то я хочу сказать вот что, Лори: хорошенько подумай, от чего ты отказываешься, прежде чем отменить заказ на билет.

У Лори упало сердце. До сих пор, до самого последнего момента возможность того, что она отменит свое путешествие, то есть отложит его, хотя и предполагалась, но была какая-то расплывчатая, неопределенная. Отмена или просто отсрочка — в обоих случаях это означало, что в ее жизни не будет самого потрясающего путешествия…

А что она будет чувствовать в апреле, в день отплытия, когда счастливые пассажиры взойдут на борт корабля, а ее среди них не будет и она не поплывет первым рейсом «Титаника»? Но тут перед глазами Лори встало бледное лицо тети, и комок в горле исчез.

— Я уверена, что мне очень понравится на маскараде у Коннорсов, — заговорила Лори, тщательно подбирая слова. — Было бы неплохо, если бы мы пригласили их на обед и устроили маленькую хитрость. Роберт и Стивен наверняка заговорят о маскараде, снова начнут меня уговаривать, и я, в конце концов, сдамся и соглашусь немножко задержаться. А тетя Элен, простая душа, решит, что я остаюсь из-за кого-то из них. Ну, что вы об этом думаете?

Вернон ласково поцеловал ее в щеку.

— Я думаю, ты для тети самое лучшее лекарство, какое только может быть, и уж я постараюсь, чтобы ты не пожалела о своем решении, милая девочка. И все-таки смотри, как бы один из Коннорсов не подумал, что ты в него влюблена без памяти, иначе тебе туго придется, — добавил он.

— Тогда, может, лучше пусть они думают, будто я никак не могу решить, кого из них выбрать? — предложила Лори, удивляясь собственной решимости.

— А пока мы ничего не станем говорить твоей тете, — сказал Вернон. — А пригласить Коннорсов на обед — в этом нет ничего подозрительного, Элен сама против излишней опеки и не хочет терять связь с друзьями. Ну а им, конечно, будет интересно узнать, что мы делали в Лондоне, а Стивен с интересом послушает, как ты провела время с сэром Джералдом Хокесом.

Кажется, это было так давно, с удивлением подумала Лори, а ведь прошло всего два дня. Как много она успела пережить и перечувствовать за это короткое время.

Теперь все пойдет по-другому. Можно больше не спешить и не пытаться втиснуть все в несколько коротких недель. Она будет больше отдыхать и наслаждаться тем неторопливым образом жизни, который вел когда-то отец. А билет можно заказать где-то на конец мая.

Она будет вести себя, как ни в чем не бывало, и тетя ни о чем не догадается. Надо поскорее устроить этот обед, и тогда тетя Элен узнает, во всяком случае, будет думать, что знает, почему Лори решила отказаться от билета. Билет-то не пропадет, на него наверняка мгновенно найдется охотник.

— Знаете, дядя Вернон, я и не подозревала, что способна на хитрости, — сказала Лори, возвращаясь в отель. — А оказывается, это довольно интересно — подстроить все так, чтобы все поверили в то, в чем ты хочешь их убедить.

— Ради благой цели маленький обман никому не повредит, ты согласна? — сказал в ответ Вернон.


Погода испортилась, похолодало, и обратная дорога была совсем не такой приятной, как в Лондон. Пока доехали до дома, успели устать не только от нескончаемой езды, но даже и друг от друга. Но вот, наконец, впереди показался Хартман-Хаус. Лори вздохнула с облегчением. Элен последние мили просидела неподвижно, откинувшись на спинку сиденья. Было ясно, что холодное дуновение мартовского ветра она ощущает острее, чем Лори и ее дядя.

— Господи, наконец-то мы дома! — с радостью сказала Лори. — Не хотелось бы мне повторять такие путешествия часто, хотя мне ужасно понравилось, и я вам обоим очень благодарна.

— Не за что, Лори, — пробормотала Элен. — Должна признаться, ни о чем я так не мечтаю, как заснуть сегодня в своей постели. Я уверена, завтра мы встанем полные сил и приятных воспоминаний…

— И желания поскорее рассказать о них кому-нибудь, — продолжил Вернон. — Твоя тетя, Лори, не умеет держать язык на привязи, вот и сейчас ей наверняка не терпится поскорее все выложить Фриде Коннорс.

— Фу, какой ты грубый, — фыркнула на мужа Элен. — Что здесь такого, что мне хочется увидеться с Фридой?

— А знаешь, может, мы пригласим как-нибудь на днях все семейство сразу, вот и выговоримся. Лори, к примеру, хочет увидеться со Стивеном… или с Робертом, я пока не разобрал, — сказал со смешком Вернон.

— Надеюсь, не с последним, — с тревогой произнесла Элен.

Лори подумалось, что дядя действует слишком прямолинейно, надо было хотя бы подождать, пока Элен оправится после дороги. Однако, с другой стороны, она ведь не знает Элен так, как знает ее муж, и, возможно, недооценивает ее решимость продолжать жизнь здорового человека, не подавая виду, что больна.

— Ну, я уверен, у Лори своя голова на плечах, так что давай ее попросим, пусть съездит к Коннорсам и передаст приглашение.

Он действительно идет напролом, мысленно улыбнулась Лори. Надо же, как ловко он внушил жене мысль, что Лори влюблена в кого-то из братьев Коннорс. Что ж, решила она, как говорится, назвался груздем — полезай в кузов.

— Я согласна, — сказала Лори. — Мне очень хочется поскорее рассказать Стивену о нашей поездке.

Дядя и тетя обменялись многозначительными взглядами, и Лори была убеждена, что он постарается и дальше делать все, чтобы Элен окончательно уверилась — у племянницы роман с… ну скажем, с одним из братьев. Единственное, чего она боялась, так это чтобы мысль об этом не появилась у самих братьев.

Особенно у Роберта, подумала Лори. Женщина, если она хочет удержать при себе Роберта, должна смотреть ему в рот, угадывая любое его желание, а ей это совершенно не подходит. Надо, в конце концов, ясно и четко признаться самой себе, что она выбрала Стивена. Он может стать для нее самым важным человеком… если только она это ему позволит.

Глава восьмая

Элен держалась прекрасно. Лори восхищалась ее самообладанием. На следующий день после их возвращения из Лондона был приглашен доктор Вайн, которому вручили письмо от мистера Джеллимена и перечень его предписаний. Были приготовлены новые микстуры, которые, впрочем, заметного эффекта не давали. Но поскольку Элен собиралась и дальше демонстрировать всем, что она здорова, вопрос о приглашении Коннорсов на обед не встретил никаких возражений с ее стороны.

Если не считать частых отлучек Элен в свою комнату для ингаляций, то единственным свидетельством ее нездоровья была смертельная бледность. Однако искусно наложенные румяна делали это незаметным для всех, кроме знавших ее близко.

— Я написала записку Фриде, — сказала она Лори через два дня. — Отвезешь, хорошо? Можешь съездить в Коннорс-Корт сегодня после обеда. Я уверена, ты будешь рада повидаться с мальчиками.

— Да, конечно, — живо откликнулась Лори, помня, о чем они договорились с дядей. — Мне не терпится рассказать Стивену о речной прогулке с сэром Джералдом и его женой. А Роберту, я думаю, будет очень интересно послушать, что я видела в комнате ужасов.

Судя по всему, этот ответ тетю вполне удовлетворил, и через несколько минут Лори вышла из дома. На лице ее блуждала улыбка. Как же легко, оказывается, обмануть человека, когда он хочет быть обманутым, хотя сам этого не осознает.

А Элен с ее живым воображением наверняка сидит сейчас и уже видит, как Лори, в конце концов, останется в Англии из-за одного из братьев Коннорс. Лори вдруг почувствовала стыд: какая же она обманщица! Нет, она не будет об этом думать.

Дядя, как обычно, копался в моторе. Услышав голос Лори, он тут же выпрямился. Лицо его было измазано машинным маслом.

— Ты потрясающе выглядишь, — проговорил он, окидывая одобрительным взглядом ее лимонного цвета жакет, блузку с высоким воротником и длинную бежевую юбку, лишь чуть-чуть приоткрывавшую щиколотки над ботинками на пуговицах.

— Не очень крикливо? Я эту жакетку еще ни разу не надевала, но уж если мне предстоит изображать женщину-вамп, решила, что подойдет, — со смешком заявила она.

На душе у нее было смутно. Ведь она собирается обманывать и Стивена с Робертом тоже, они подумают, что это из-за них она остается. Так нужно. Только как они себя поведут?

Роберт, конечно же, решит, что это все из-за него, и можно ждать чего угодно, когда до него дойдет, что это не так. Ну а Стивен… ей было неприятно даже думать о том, что придется обманывать Стивена.

Но отступать поздно, вамп так вамп. Лори оторвал от размышлений смех Вернона.

— Чему вы смеетесь, что я такое сказала? — Просто мне кажется, что тебе совершенно ни к чему играть женщину-вамп, чтобы привлечь молодых людей. Я вообще удивляюсь, как это половина графства до сих пор не сбежалась к нам. Лори хихикнула.

— Это потому, что вы с тетей Элен упорно толкали меня в одном-единственном направлении, но смотрите, кончится маскарад, сама найду себе кавалера!

— Найти, конечно, можешь, слов нет, но разве не лучше тот, кого уже хорошо знаешь, а? Ну да ладно, не стану тебя задерживать. Твоя колесница тебя ждет, и отныне она твоя. Но пока это будет наш маленький секрет. Мы объявим об этом, как только тетя узнает, что ты остаешься.

Лори чуть не задохнулась от неожиданности. Если это подкуп, то просто чудесный, да и вообще, какой же это подкуп, когда все было решено раньше?

— Вы что, дарите мне «форд»?

— Дарю, дарю, с большой радостью. Так что поезжай, и пусть тебе будет так же приятно на нем ездить, как мне на моем «уолсли».

Растерянная, не находя слов, чтобы выразить свою благодарность, Лори чмокнула дядю в щеку и побежала к машине, своей собственной. Она ласково провела рукой по серой кожаной обивке, как делала всякий раз, села за руль и тронулась с места, помахав дяде рукой.

Ей хотелось рассказать всему свету, какая у нее чудесная машина, но нет, это пока должно остаться секретом ее и дяди.

Не слишком ли быстро она едет? Лори сбавила скорость. Не хватало еще наткнуться на кого-нибудь, хотя в том столкновении с Робертом не только она была виновата.

Подъехав к дому, Лори сообщила о себе чопорному дворецкому, и он немедленно провел ее в гостиную Фриды. Престарелая леди сидела у окна и что-то читала. Услышав шаги, она захлопнула книгу и приветливо посмотрела на Лори.

— Какой приятный сюрприз, дорогая. Надеюсь, ничего плохого не произошло? — Фрида прекрасно знала, что Хартманы ездили в Лондон не ради развлечения Лори.

— Нет, мэм, — ответила Лори, и снова ей подумалось, как легко, оказывается, лгать, когда это на пользу всем. — Тетя Элен чувствует себя хорошо, принимает новые лекарства и вот, посылает вам письмо.

— Спасибо, — сказала Фрида, беря конверт. — А как вы провели время в Лондоне с тетей и дядей, хорошо?

— О, это было чудесно, благодарю вас. Как вы прочтете в письме, да и я для этого приехала, мы приглашаем вас с племянниками на обед в субботу. Тогда все вам и расскажем. Мне особенно хочется увидеться со Стивеном, я надеялась, он дома… — проговорила Лори и умолкла, предоставив Фриде догадываться самой, почему она так спешит.

— Он, как обычно, на верфи. И Роберт тоже там. Не уезжайте так сразу, выпейте чего-нибудь освежающего, дорогая.

— Нет, спасибо, я все же поеду, — сказала Лори, чувствуя, что сейчас непременно последуют вопросы, так или иначе касающиеся ее желания увидеться со Стивеном. — Сегодня такой прекрасный день, хочется проветриться. А Стивену я хотела рассказать, что я встретилась с сэром Джералдом Хокесом и его супругой, ему наверняка это будет интересно.

Слегка приподнятые брови Фриды означали, что она заинтригована столь внезапно проявившимся интересом мисс Хартман к ее племяннику. Лори решила, что это вполне вписывается в игру, которую ведут они с дядей…

Еще ей пришло в голову, не слишком ли она спешит, Фрида ведь может обидеться. Однако та, словно почувствовав ее сомнения, улыбнулась и покачала головой.

— Езжайте, езжайте. Уж я-то знаю, как вы, молодежь, любите поболтать друг с другом. А тете с дядей передайте, что мы с удовольствием приедем в субботу. С мальчиками я договорюсь.

Лори вышла за дверь. То, что Роберт на верфи, ее удивило. Хотя чему удивляться, если через несколько недель та перейдет в его собственность?

Лори впервые задумалась о том, чем это обернется для Стивена. Он холил и лелеял свою верфь, словно любимую женщину, и вот, пожалуйста, Роберт придет на готовенькое и заберет все, что с таким тщанием строил Стивен. Впрочем, это не ее дело.

Лучше она будет думать о маскараде. Теперь, когда Лори сожгла за собой все мосты, она все чаще думала о нем. Что это будет? Во всяком случае, немного смягчит горечь от того, что ей не суждено отправиться домой первым рейсом «Титаника». Только об этом пока никто не знает и не должен знать, кроме нее и дяди.


Подъехав к судоверфи, Лори увидела автомобиль Роберта и припарковалась рядом с ним. Было приятно вдыхать снова морской воздух с примешанным к нему запахом древесины.

Рабочие сказали, что Стивен в конторке, и Лори направилась туда. Если они там вдвоем с Робертом, то она, так сказать, убьет сразу двух зайцев.

Еще не доходя до небольшой деревянной будки, она услышала сердитые голоса и в растерянности остановилась. Наверное, деловой спор, а она тут со своим игривым приглашением. Они, наверное, ее даже и слушать не станут, уж она-то их знает.

Постояв с минуту, Лори решительно вздернула подбородок и двинулась вперед. Их спор ее не касается, а если они такие невежи, что способны грубо обойтись с женщиной, то тем хуже для них. Лори невольно улыбнулась, поймав себя на мысли, что рассуждает как истинная английская леди.

Но когда она подошла к двери и услышала, о чем идет речь, лицо ее посерьезнело. Говорил Стивен, голос его дрожал от гнева.

— Если ты думаешь, Роберт, что явишься, как ни в чем не бывало и заграбастаешь все, что я строил в течение стольких лет, то ты глубоко ошибаешься.

Ответ Роберта был полон яда.

— А от тебя ничего не зависит, братец, — верфь моя, что захочу, то с ней и сделаю. Закон есть закон, и, что бы там ни придумывал этот клоун Слейтер со своей припиской к завещанию, мое — это мое, я буду держаться за верфь обеими руками.

— Но она же тебе не нужна! Я уверен в этом. Ты наверняка продашь ее любому, кто хорошо заплатит, утащишь денежки в Испанию, где и станешь каким-нибудь паршивым виноторговцем…

— Почему это паршивым, интересно, ты, идиот? Что ты вообще знаешь о виноделии? А не знаешь, так не говори. Ну, если уж на то пошло, я согласен, покупай у меня верфь.

— Отец знал, что тебе на нее плевать, потому-то и решил не давать тебе ее, пока ты не образумишься, хотя, видит Бог, ты не образумишься никогда. Он сам был сумасброд, но даже он, кажется, думал, что его старший сын поступит по справедливости. А у тебя не хватает совести переписать верфь на меня, не ободрав меня прежде как липку. Впрочем, это в твоих привычках, ублюдок…

— Поаккуратней, братец. Если я ублюдок, то кто же ты? Кстати, из твоих слов я понял, что у тебя нет денег, чтобы выкупить верфь?

— Естественно, нет, и ты это прекрасно знаешь…

Лори чувствовала себя так, словно подсматривает в замочную скважину. Ей, конечно, было любопытно, но в любую минуту мог появиться кто-нибудь из рабочих и удивиться, почему она так долго стоит под дверью. Лори решительно постучала. Ей пришлось постучать не раз и не два, прежде чем дверь, наконец, распахнулась.

— Да? — сердито произнес Стивен, но тут он увидел нарядную Лори и пробормотал извинения. Изнутри послышался насмешливый голос Роберта:

— Это ж надо, мисс Хартман, вы явились, словно ангел на белом коне, дабы прекратить нашу ссору.

— А вы что, ссорились? — наивным тоном спросила Лори. — Но это так удачно, что я вас застала вместе. Я только что от тети Фриды, и она согласна.

Лори умолкла, стараясь сохранять спокойный вид, чтобы они не подумали, что она что-то слышала. На Роберта она старалась вообще не смотреть, ей было ужасно жаль Стивена. Что с ним будет, если его брат продаст верфь?

— Вы говорите, тетя Фрида согласна. На что согласна, может, вы скажете? — спросил Стивен. По его тону чувствовалось, что в отличие от Роберта он не может так быстро успокоиться.

Какое может быть спокойствие, если ему грозит потеря всего, что он имеет? — подумала Лори. Она сделала вид, будто не замечает его дурного настроения.

— Вы приглашены к нам на обед, послушаете наш рассказ о поездке в Лондон, а сами расскажете мне поподробнее о своем бале-маскараде. Тетя Элен показала мне, как она собирается одеться, и мне стало завидно. Мне тоже хочется пойти.

Более правый, если то, как она себя ведет, не кокетство, тогда вообще неизвестно, как это можно назвать. Вот сейчас она взмахнет ресницами — и станет ясно, что она положила глаз на кого-то из братьев Коннорс.

Все это на самом деле неправда… но хорошо уже то, что она прервала ссору, пусть ненадолго. Роберт откликнулся на ее ужимки именно так, как и ожидалось:

— Скажите только, Лори, что согласны задержаться чуть подольше, и я обещаю, вы проведете время потрясающе.

— Мне Стивен то же самое говорил, — пропела Лори, прекрасно понимая, что тем самым заставляет их ревновать ее друг к другу. Ничего, скоро все станет на свои места, уж она-то прекрасно знает, что ни за что не полюбит Роберта… Но сейчас ей было по-женски приятно, что эти двое готовы сражаться из-за нее.

— Но Стивен все время занят, тогда как я в любую минуту готов сопровождать куда угодно прекрасную женщину, — сказал Роберт.

— Вы быстро поймете, Лори, что это значит — связаться с шалопаем. По крайней мере, до тех пор, пока он не вернется в Испанию или куда еще его занесет, — вставил Стивен.

Почувствовав, что гроза вот-вот разразится снова, Лори поспешила к двери.

— Ладно, транспорт у меня с собой, провожать меня не надо, так что я пошла, до свидания, и ждем вас в субботу вечером.

Она послала обоим воздушный поцелуй, прежде чем захлопнуть за собой дверь, и почти бегом направилась к своей машине. Ей хотелось поскорее уехать и вдохнуть свежий воздух вересковых пустошей.

Однако не успела Лори открыть дверцу машины, как мужская рука опустилась на ее руку, затянутую в перчатку. Она испуганно обернулась.

— Вы, наверное, слышали, как мы ругались, — сказал Стивен. — Если это так, то мне очень жаль.

— Мне тоже. Мне совсем не хочется впутываться в дела, которые меня не касаются.

Он не убирал руку, а Лори не выдергивала свою. Сердце ее билось часто-часто, только сейчас она поняла, до какой степени ее взволновало то, что она нечаянно услышала. Черствость Роберта казалась ей отвратительной, а страстное желание Стивена продолжать дело отца вызывало восхищение и сочувствие. Все, чего добивается Роберт, — это продать верфь и убраться отсюда.

— И что вы слышали? — отрывисто спросил Стивен.

Лори почувствовала, что краснеет.

— Почти все. Так получилось… я сначала побоялась войти, а потом решила, что все равно надо войти, пока меня кто-нибудь не увидел и не подумал, что я подслушиваю.

— А вы подслушивали?

— Да нет! Не нарочно, во всяком случае… — Лори растерянно замолчала, но тут, подняв глаза, увидела, к своему облегчению, что он вовсе не сердится, а просто шутит.

Слава богу, подумала она. Ведь на какой-то миг ей показалось, что он, в самом деле, считает, что она подслушивала, а ей вовсе не хотелось, чтобы он думал о ней плохо.

Прежде чем Лори успела что-то сообразить, он поднес ее руку к губам и поцеловал ладонь.

— Если бы вы только знали, милая Лори, как я был бы счастлив, если бы моя жизнь стала вашей жизнью и все мои дела — вашими делами. Но ничего не попишешь — недолговечный роман, как вы сами ясно сказали, не для вас, да и не для меня тоже.

— Что-то не припомню, чтобы я такое говорила, — пробормотала Лори. — Знаете, Стивен, хотя мы знакомы недавно, вы мне глубоко симпатичны и я отношусь к вам как к другу.

Лори не собиралась говорить ничего подобного, слова эти сорвались с языка нечаянно. Хорошо хоть только эти, а не что-то большее. Да и это слишком. Не к лицу девушке первой высказывать свои чувства.

Да и вообще, хотя их тут никто не видит, ни к чему стоять и выяснять, кто и как к кому относится. Лори с коротким смешком отдернула руку.

— Господи, однако, хватит шутить.

— Какая это тоска — слышать, что ты кому-то симпатичен, в то время как твоя душа полна совсем других чувств. — Стивен говорил почти гневно и, пожав плечами, добавил: — Но конечно, мы должны соблюдать наше соглашение. Лучше ничего, чем короткий роман. Вы скоро покинете наши берега, и мне придется вас забыть.

— Стивен, пожалуйста… — беспомощно пробормотала Лори, чувствуя, что если даже она и не влюблена в Стивена, то вот-вот влюбится. И что тогда будет с ней в Бостоне?

— Хорошо, больше не буду, я и так уже вас расстроил, — сказал Стивен, посмотрев на ее убитое лицо. — Но все равно, как бы я ни любил суда и судостроение, мне трудно смириться с мыслью, что женщина может предпочесть плавание на «Титанике» любви порядочного, честного мужчины. Естественно, я говорю вообще, — с ухмылкой заключил он.

— Я поняла. Мне пора ехать, — торопливо сказала Лори, открывая дверцу машины.

Посреди вересковой пустоши она заглушила мотор и задумалась. Какой неожиданно тяжелый выдался день. Лори глубоко вздохнула. Она заставила себя не думать о своем разговоре со Стивеном и стала припоминать, слово за словом, его ссору с Робертом. Странно, ей почему-то казалось, что близнецы связаны друг с другом теснейшими, неразрывными узами, а эти двое готовы глотку перегрызть один другому. Им нельзя жить вместе. Чтобы Стивен продолжал работать на верфи, когда она перейдет в собственность Роберта, — об этом нельзя и подумать.

Что за странный человек был их отец. И зачем, скажите на милость, он сделал эту приписку к завещанию, которая вступит в силу через столько лет после его смерти? Действительно голос из могилы. Он был просто сумасшедший, и больше ничего.

Въехав в ворота Хартман-Хауса и поставив машину в гараж, Лори поискала глазами дядю. Того нигде не было видно. Она уже собралась, было идти в дом, когда до ее ушей вдруг донесся тихий звук. Кто-то стонал.

— Дядя Вернон? — позвала Лори.

— Я здесь, — со стоном сообщил он. — Я уж думал, ты никогда не придешь. Помоги мне.

Лори в панике бросилась на голос. В ее памяти снова ожили тягостные сцены болезни ее отца. Она молнией взлетела по ступенькам и увидела, наконец, скорчившуюся фигуру Вернона Хартмана.

— Что случилось, дядя?! — закричала Лори, думая про себя: Господи, только бы не сердечный приступ, что они тогда с тетей Элен будут делать?

Вспомнив тетю, она взяла себя в руки и присела на корточки около Вернона.

— Покажите точно, где болит, — сказала она. Так говорил когда-то врач.

— Ой, да это проклятая лодыжка, мне кажется, я ее сломал, шагу не могу ступить. Да еще ты целую вечность пропадала у этих Коннорсов. Никого не мог дозваться. Где Элен, один бог знает, дом, словно вымер.

Дядя морщился от боли и говорил недовольным, плаксивым тоном, а Лори вдруг захотелось расхохотаться. Всего лишь сломанная лодыжка, а она-то перепугалась!

Хохотать она, впрочем, не стала. Дядя выглядел бледным и больным.

— Я сбегаю домой, позвоню доктору Вайну, — ласково сказала она. — А пока пришлю к вам кого-нибудь из слуг.

— И пусть бренди принесут. Лежу тут как чурбан. Разве это не унизительно? Хоть какое-то утешение будет.

Лори посмотрела на его подогнутую ногу. — Может, снять сапог? — неуверенно спросила она.

— Только попробуй, убью. Я не такой интеллигент, как твой отец, но все-таки знаю, что поврежденную конечность нельзя трогать, пока не придет врач. Так что иди, девочка, делай, что надо, и бренди не забудь. С ним будет легче переносить боль… — пробурчал он, — и унижение.

Лори побежала к дому, благодаря небеса за то, что дело ограничилось всего лишь сломанной лодыжкой. А может, это вообще просто вывих. Как бы там ни было, какое-то время он не сможет водить машину, а это для него будет почище перелома.


Заметив Элен в саду, где она срезала цветы, Лори помчалась к ней, задрав повыше юбку, чтобы не мешала бежать.

— Господи, пожар, что ли? — начала Элен, но, увидев лицо племянницы, мгновенно поняла, что случилось что-то нехорошее, выронила из рук корзину, и цветы рассыпались по дорожке. — Что случилось? Что-то с Верноном?

В голосе Элен явно послышалась хрипота, и Лори поняла, что инцидент непременно кончится приступом астмы. Она остановилась и, стараясь говорить как можно спокойнее, сообщила:

— Ничего страшного, он там, за домом, — кажется, подвернул лодыжку. Но поскольку он боится, нет ли перелома, мы решили не трогать его. Надо срочно позвонить доктору. Вернон просит принести ему бренди, хотя я чувствую, что оно ему понадобилось не потому, что уж очень больно, просто он расстроен, что неделю-другую не сможет водить машину.

Лори произнесла все это веселым тоном, хотя положение, конечно, было не слишком веселое. Во всяком случае, дядя Вернон страдал от боли. Но главное — тетя вздохнула с облегчением, услышав, что ничего серьезного не произошло.

— Насчет бренди, я думаю, ты права, — сказала она. — Я пойду позвоню доктору Вайну, а ты позаботься о дяде. Я тоже туда приду.


К тому времени, когда приехал доктор Вайн, слуги успели поудобнее устроить Вернона, подложив ему под голову несколько подушек и укрыв ноги одеялом. Не забыли снабдить его и солидным запасом бренди. Рядом с больным сидели, услаждая его слух болтовней, несколько служанок.

Доктор внимательно осмотрел ногу дяди Вернона, когда его сапог разрезали, и сказал:

— Вам повезло — перелома нет, простой вывих, надо наложить тугую повязку. — Вся эта процедура сопровождалась проклятиями, которые то и дело произносил сквозь зубы больной, и которые присутствовавшие при этом женщины предпочли бы не слышать.

— И это вы называете — мне повезло? — прорычал Вернон. — Вы мне чуть ногу не оторвали.

— Надо было убедиться, что у вас нет более серьезных повреждений. Вы когда упали, ничего больше не ушибли?

— Ничего, — буркнул Вернон. — Дайте мне что-нибудь болеутоляющее, и пусть мне помогут дойти до дома.

— Какие болеутоляющие, если вы выпили столько бренди! — обвинительным тоном вопросил доктор Вайн.

На этот раз Вернон дал волю своему гневу. Элен и Лори словно вымело из гаража, но даже на улице было слышно, как больной продолжает требовать от врача лекарство, которое, в конце концов, все-таки получил. Доктор присоединился к женщинам. Лицо его имело багровый оттенок. Между тем слуги суетились вокруг хозяина, готовясь нести его в дом.

— Крутой человек мистер Хартман, — произнес, отдуваясь, доктор Вайн — впрочем, без всякого осуждения. — Пока не спадет опухоль, нога по ночам у него может болеть, но я оставляю вам сильное успокоительное, чтобы он мог отдохнуть. Да и вы тоже, мадам, — добавил он, глядя на Элен.

— С ним будет нелегко. — Элен поморщилась. — Он терпеть не может сидеть без дела.

— Боюсь, пару недель у него не будет выбора, — сказал врач, протягивая Элен порошки. — А сейчас позвольте откланяться. Если понадоблюсь, немедленно звоните.

Лори посмотрела на тетю.

— Кажется, нас ждет небольшое испытание?

— Вот именно, испытание, дорогая, это ты хорошо сказала. Вообще-то твой дядя — человек спокойный, покладистый, а уж как он терпелив со мной, когда я больна. Впрочем, что я тебе говорю, ты сама все видела. Но как только дело коснется его самого, становится такой раздражительный, просто невыносимый. Может, отменить субботний обед…

— Ни в коем случае! — заявил Вернон, появляясь в дверях. Двое слуг несли его, соединив руки наподобие стульчика, на котором он и восседал, положив руки им на плечи. — Я до того времени уже поправлюсь и не собираюсь дольше сидеть в четырех стенах. Нет никакой нужды отменять вечер, да и Лори расстроится, ей же хотелось рассказать Стивену о встрече с лордом Хокесом. Вот чертова нога, я как раз собирался испытать кое-какие усовершенствования на своем «уолсли».

— Как только вам станет чуть-чуть лучше, я могу сесть за руль, если вы не против, а вы будете сидеть сзади и наблюдать, — поспешила успокоить его Лори.

Процессия медленно двинулась к дому. Лори успела заметить, как загорелись глаза Элен, когда Вернон упомянул Стивена. Рыбка клюнула…

Все идет как надо. Лори сама очень расстроилась бы, если б отменили обед, и не только из-за того, что не удалось бы рассказать обо всем, что она увидела в Лондоне.

Общение со Стивеном доставляло ей все больше радости, да и здешняя жизнь вообще. Стоило ей только дать немножко свободы своему воображению, как тут же появлялась мысль — а куда, интересно, может завести ее дружба со Стивеном, если она задержится в Англии дольше, чем собиралась?

Или, может, судьба сама уже все решила за нее?..

Глава девятая

Дни, остававшиеся до субботы, выдались такими хлопотными и беспокойными, что Хартманы были бы рады любому развлечению.

Лори позвонила в Коннорс-Корт, сообщила о происшествии, но добавила, что это ни в коем случае не означает отмену обеда. На другом конце провода был Стивен.

— Я очень огорчен тем, что случилось, но, наверное, могло быть и хуже? А как там больной, надеюсь, вам с ним не очень трудно? — по голосу чувствовалось, что он улыбается.

Лори засмеялась.

— Спрашиваете, а сами, небось, заранее знаете ответ. Дядя Вернон не самый легкий пациент, и вообще все дело в том, что он не может долго оставаться на одном месте. Вообще-то, ему не положено целыми днями ковылять по дому, но разве его остановишь?

— Ну и не пытайтесь, если не хотите получить отпор, — сказал Стивен. — Кстати, у вас такой приятный смех. По телефону это как-то заметнее.

Странно, а она как раз подумала то же самое о его голосе…

— Благодарю, вы очень любезны, сэр, — сказала Лори с некоторым чувством неловкости. — Итак, мы вас ждем сегодня вечером. Тетя и дядя поручили мне сказать, что обед должен состояться, несмотря ни на что.

— А вы сами как считаете?

— Ну, я всегда рада встретиться с друзьями, — пропищала Лори и рассмеялась. — Вы все время напрашиваетесь на комплимент, Стивен!

— А почему бы и нет? Я всегда удивлялся, почему это считается, что комплименты положено говорить только женщинам.

— Да, в самом деле… Ну ладно, в общем, буду рада вас увидеть, — сказала Лори. — И Роберта. И вашу тетю, — добавила она для равновесия.

— Хорошо, удовольствуюсь этим, хотя мне было бы приятнее, если бы ваши слова относились не ко всем.

Они и не относятся, подумала Лори, но тут ей вспомнился план, который составили они вдвоем с дядей, и она рассмеялась.

— Может, и не относятся, но уж позвольте девушке иметь свои секреты, хорошо? И до свидания!

Лори повесила трубку, продолжая улыбаться, и вдруг наткнулась взглядом на стоявшую рядом Элен.

— Господи, как вы меня испугали, тетя. Я не слышала, как вы подошли.

— Всем известно, что, когда девушка разговаривает с молодым человеком, в которого влюблена, она не замечает ничего вокруг. Мне только интересно, с кем ты разговаривала — со Стивеном или с Робертом?

— Ах, тетя Элен, из вас при случае вышла бы отличная сваха!

— Это одно из удовольствий пожилого возраста, дорогая, а поскольку у меня нет дочери, я, естественно, беспокоюсь за тебя, хочу, чтобы ты, когда решишь выйти замуж, сделала правильный выбор.

— А если я решу вообще не выходить замуж? — со смехом спросила Лори. — Если я, допустим, решу посвятить свою жизнь благим делам?

Элен поджала губы.

— Ну, знаешь, это, конечно, звучит красиво, только я искренне надеюсь, что ты этого не сделаешь! Родиться женщиной — и так бездарно потратить свой дар…

Ее тираду прервал громкий смех Лори.

— Ой, умоляю тетя, вы так говорите, словно я только и жду, когда же явится мой суженый, в которого я влюблюсь по уши с первого взгляда.

— Бывает и хуже, — сказала Элен, ничуть не смутившись. — Так который же из братьев Коннорс привлек твое внимание?

Лори наморщила лоб.

— Думаете, так легко выбрать? Они оба такие замечательные парни! Вот если бы не надо было уезжать, тогда другое дело.

Она умолкла. Ей было стыдно: ведь своими словами она толкала тетю на то, чтобы повторить еще раз, что она может жить тут, как в собственном доме, сколько ей захочется. Элен неотрывно смотрела на нее, ожидая, наверное, что она все-таки скажет, кто ей нравится. Вот уж обрадовалась бы! Но Лори только что изображала тут такую независимую особу, чуждую всяких романтических штучек…

Да и вообще, Лори Хартман не отрицала, что бывает любовь с первого взгляда, но сама не намерена была спешить. А из того, что она способна трезво рассуждать о своих чувствах, выходило, что она пока никого не любит.

Или просто обманывает себя?

— Тебя дядя звал, — сказала Элен. — Он в библиотеке, сидит там над своими дурацкими автомобильными справочниками. Ты уж побудь с ним, очень тебя прошу, а я пойду вздремну перед обедом.

Лори поморщилась, глядя вслед Элен, которая с легкой душой отправилась в свою комнату, зная, что на пару часов избавилась от мужа.

Дядя Вернон, добрый и милый дядя Вернон, с тех пор как лишился возможности нормально ходить, стал просто невыносим. Хорошо хоть падение не лишило подвижности его острый ум. Во всяком случае, увидев, как он сидит у окна, положив больную ногу на скамеечку, Лори решила, что выглядит он веселее, чем обычно. Увидев ее, дядя отодвинул книги на край стола и улыбнулся.

— Скажи, чтобы принесли лимонаду, а потом иди сюда и садись рядом, поговорим, — сказал Вернон, и Лори тут же заключила, что у него созрел еще один дьявольский план.

Этот человек — сущий ребенок и никогда не повзрослеет, подумала Лори, чувствуя, как в душе поднимается волна любви к дяде. Любой, кто с ним соприкасается, невольно подпадает под его обаяние и готов участвовать во всякой его затее. И вывих он, бедненький, переживает совсем по-детски. Лори стало жалко дядю.

Служанка принесла лимонад, Лори наполнила два стакана и вопросительно уставилась на Вернона.

— О чем же мы будем говорить? Вообще о жизни или о чем-то в частности?

Вернон хохотнул.

— Ты меня, оказывается, хорошо изучила, девочка. Конечно, в частности. У меня тут идейка одна родилась, получше будет, пожалуй, чем прежняя.

Лори сделала испуганную мину.

— Что, мне больше не надо изображать внезапную любовь к Стивену или Роберту, из-за которой я остаюсь?

Она сказала это со смехом, хотя на сердце почему-то стало тяжело. Это смешно — но ей не хочется бросать то, что они начали. Действительно смешно, ведь она играет с огнем. И кто-то может проиграть и останется с разбитым сердцем…

Лори моргнула, отгоняя неприятные мысли. Ладно, она, пожалуй, даже обрадуется, если дядя предложит что-то другое… смотря, что он задумал, конечно.

— Будем считать, что эта моя проклятая нога — дар небес, — объявил он. — Я еще бог знает, как долго не смогу водить машину, значит, мне нужен шофер, и я тебя назначаю на эту должность. Что ты на это скажешь, а, Лори?

Она решила, что он шутит.

— Вы и вправду решили доверить мне свой роскошный «уолсли»? Поверить не могу. А мой «форд» слишком маленький, вы не сможете ногу вытянуть…

— Я говорю об «уолсли», девочка! Тетя увидит, что ты просто незаменима, а я без тебя такой жалкий и беспомощный, и еще сильнее захочет, чтобы ты осталась. Ну, как, тебя долго придется уговаривать?

— Но только не перегибайте с беспомощностью, дядя, а то ведь никто не поверит, — сказала Лори. Голос ее подрагивал от сдерживаемого смеха. Но она не могла не признать, что у нее просто дух захватывает при одной только мысли о том, что она будет возить повсюду своих родственников. И на чем? На роскошном, мощном, чудесном «уолсли»!

— Ну, так что, договорились? — спросил Вернон, от которого не ускользнуло мечтательное выражение глаз племянницы.

Лори наклонилась и чмокнула его в щеку.

— Если вы серьезно, то я согласна!

— А как ты посмотришь на то, чтобы поехать в Саутгемптон в день отплытия «Титаника»? — спросил Вернон, пристально глядя на Лори. — Или будешь слишком расстроена тем, что не поплывешь на нем? Мы с тетей вообще-то собирались туда.

Лори ответила не сразу. Надо было успокоиться.

— Я уверена, что справлюсь с собой, дядя. По крайней мере, постараюсь, — сказала она твердо.

Он ласково улыбнулся ей.

— Ты характером пошла в отца, Лори.

Это был самый лучший комплимент, который она слышала от Вернона.

Они сообщили Элен о своем соглашении, хотя и на этот раз о том, что Лори остается, речи не было. Очень важно было, чтобы Элен не подумала, будто племянница остается из-за нее… а сама Лори в глубине души признавалась, что есть еще одно, глубоко личное, из-за чего она не хочет уезжать.

К тому времени, когда подъехали Коннорсы, семейство Хартман было в полной готовности рассказать им в подробностях о своей поездке в Лондон. Элен первым делом объявила Фриде, что немедленная смерть ей не грозит, но теперь она не будет принимать все близко к сердцу. Мудрая Фрида бросила взгляд на Лори, сидевшую рядом с Робертом. Сама Фрида расположилась вместе со Стивеном по другую сторону стола, украшенного свечами.

— Как, Лори, все эти происшествия последних дней еще не заставили вас отказаться от намерения уехать? Насколько я поняла, вы согласились стать, так сказать, шофером и возить Элен и дядю на его прекрасном «уолсли», куда им понадобится. Вот уж они, наверное, рады, что вы оказались здесь так кстати. Это большая удача для человека, у которого нет собственных детей, иметь рядом кого-то, на кого можно опереться.

В устах старой девы это, может быть, показалось бы кому-то странным, но полный любви взгляд, который она бросила при этом сначала на одного, потом на другого племянника, свидетельствовал о том, что у нее есть свои резоны. Что бы она делала без своих мальчиков, как она их называла?

— Я сделал все, чтобы уговорить ее остаться, но у нее каменное сердце, — нарочито серьезным голосом сказал Стивен.

Глядя в его красивые глаза и чувствуя, как гулко бьется ее сердце, Лори шутливым тоном произнесла:

— Ну, не такая уж я непреклонная. Тем более сейчас, когда дядя Вернон не может ходить из-за вывиха. А в его возрасте все проходит не очень-то быстро…

Лори была уверена, что дядя поймет ее как надо, и его негромкий смех подтвердил, что он понял, к чему она ведет.

— Ну, любовь моя, я готов всю жизнь проваляться в постели, если это нужно, чтобы созерцать тебя изо дня в день.

— Нет уж, лучше не надо, — торопливо проговорила Элен, но в ее глазах, обращенных на Лори, загорелась надежда. — Ты это серьезно, Лори? Я же знаю, как ты ждешь этого путешествия.

— Но в таком случае она пропустит наш бал-маскарад, а я ей обещал нечто необыкновенное, — вступил в разговор Роберт. Он наклонился к Лори, обдав ее запахом мужского одеколона, не противным, но слишком сильным. Она слегка отодвинулась и встретилась с пристальным взглядом Стивена.

— Другое дело, если бы тебя там ждал молодой человек, — невинным тоном произнес Вернон. — Да и что такое есть в Америке, чего нет у нас?

Лори с трудом отвела глаза от Стивена, чувствуя, как лицо ее заливается краской. Только этого еще не хватало — можно подумать, она приехала из какого-то захолустья, а не из Америки. Тут Роберт положил руку на стол, почти касаясь руки Лори, и она отодвинулась еще немножко.

— Как раз это я и пытался ей доказать, — со смехом сказал Роберт.

Фрида на другом конце стола насмешливо фыркнула.

— Всей душой надеюсь, что Лори достаточно разумная девушка, чтобы не относиться к тебе всерьез, мой мальчик. Тебе же вдруг стукнет в голову — и исчезнешь неизвестно куда.

Роберт ухмыльнулся.

— Может, и так. Но все-таки должен же наступить такой день, когда я остепенюсь, стану вести оседлую жизнь, хотя это и звучит очень скучно.

— Это ж надо, какие мы особенные, — резко проговорил Стивен. — Если миллионы людей находят в такой жизни счастье, значит, в этом что-то есть.

— Ах, оставь, ты действительно лучше приспособлен к ней, чем я, братец. — В голосе Роберта звучали уже знакомые Лори нотки.

Она глубоко вздохнула и посмотрела на дядю. Тот еле заметно кивнул, словно догадываясь, что она собирается сказать.

— Если уж вас так интересует мое будущее, то, мне кажется, самое время сообщить вам, что после долгих сомнений я решила: я готова задержаться подольше в Англии, если тетя и дядя не против.

— Моя дорогая девочка! — воскликнула Элен. — Ты же знаешь, что мы хотели этого больше всего на свете! Но, я надеюсь, это не из-за меня?

— Ну конечно, и из-за вас тоже, а точнее, из-за того, что я вас полюбила всей душой, тетя Элен. Мы с дядей Верноном много обо всем говорили и… ну, в общем, я решила и больше не передумаю.

Лори надеялась, что ее громогласное заявление не будет воспринято как великая жертва с ее стороны. По правде говоря, никакой жертвы сама она в этом не видела. Сейчас уже нет, после того как она тщательно обдумала все «за» и «против» отъезда. Но «за» практически не обнаружилось, были только «против».

— Это самое прекрасное, что я когда-либо слышал, — раздался ясный голос Стивена. — Мы сделаем всё от нас зависящее, чтобы вы не пожалели о том, что не поплывете на «Титанике».

— Но, Лори, ты так об этом мечтала! — воскликнула Элен.

— Мы как-то беседовали об этом с дядей Верноном, — торопливо проговорила Лори, испугавшись, как бы кто не подумал, что это не внезапно пришедшая ей в голову мысль, а принятое давно решение. — Он сдаст мой билет, а я буду готовиться к маскараду, о котором столько разговоров.

Она старалась выглядеть веселой, но сердце ныло. Ведь ей выпал такой счастливый случай — пересечь океан на знаменитом корабле, отправляющемся в свой первый рейс, а она отказалась от него…

— А переживать мне будет некогда, — сказала Лори. — Пока дядя Вернон не поправится, я буду его официальным шофером, буду возить его и тетю Элен на «уолсли».

— Боже правый, нам, пожалуй, стоит тогда держаться подальше от дороги, — отозвался Роберт. — Когда я в первый раз встретился с этой бесшабашной юной леди, она мчалась с дикой скоростью по проселку и чуть не задавила меня и моего коня.

— Не преувеличивай, Роберт, — одернула племянника Фрида. — Я уверена, что Лори водит прекрасно.

— Так и есть, мэм, мы с Робертом действительно чуть не столкнулись, но я, как человек воспитанный, не стану уточнять, кто мчался быстрее — автомобилист или всадник.

При этом она кокетливо посмотрела на Роберта и невольно поежилась, заметив, как глаза его словно бы покрылись масляной пленкой. Лори быстро перевела взгляд на Стивена, к горлу подступила жаркая волна. Настраивать парней друг против друга, чтобы они соперничали из-за нее, — ничего подобного она никогда не делала. А сейчас эти братья, столь похожие внешне и все же такие разные, видят друг в друге чуть ли не врага, и все из-за нее.

А может, ей только кажется, что они разные? Она же сама была свидетельницей их стычек и точно может сказать, что уж темпераментом они отличаются не слишком. И оба хотят добиться ее, пусть по разным мотивам.

Ну, с Робертом все ясно — типичный волокита, который поставил себе целью сломить ее сопротивление и, возможно, насолить брату. Что же до Стивена, то ведь они решили, что будут держаться в определенных рамках. Но теперь, когда она остается, по крайней мере, на какое-то время…

У Лори стало сухо во рту. Ей уже приходилось давать отпор кое-кому из своих самых горячих поклонников, и она знала, как это непросто для девушки — устоять перед напором страсти. И уж она определенно не желает стать причиной раздора между братьями.

— Мне кажется, пора сообщить им еще кое о чем, — услышала она как сквозь вату голос Вернона и качнула головой, пытаясь стряхнуть с себя оцепенение.

— Кое о чем? — повторила она рассеянно.

— Я подарил Лори свой «форд». А если вы подумали, что это уловка, чтобы заставить ее не уезжать, то вы ошибаетесь. Мы с ней много обо всем говорили, и я понял, что она сама склоняется к тому, чтобы остаться у нас.

Вернон высоко поднял свой бокал, наполненный его любимым красным вином, и поднес ко рту. Лори, красная как рак, услышала негромкий голос Роберта:

— Вижу, сэр, вы с ней сговорились, однако поскольку в результате получилось то, чего хотели мы все, то какие могут быть жалобы?

— Между прочим, это вообще не ваше дело, — вырвалось у Лори, и она растерянно осеклась. Кто же так разговаривает с гостями? — Ой, извините, это было так грубо…

— Ничего, вы совершенно правы, Лори, — сказал Стивен. — Это действительно не наше дело, и все-таки мы рады, что все повернулось подобным образом.

Ну вот, он, как всегда, пришел на помощь, подумала Лори. В отличие от Роберта он всегда все старается уладить миром, но это не умаляет его мужественности. С таким братом, как Роберт, не очень-то легко, наверное, сглаживать острые углы. Интересно, часто ли такое случалось раньше?

— Как вы считаете, вам будет не слишком тяжело смотреть, как «Титаник» отходит от причала? — продолжал между тем Стивен. — Мы-то собирались ехать в Саутгемптон на проводы, но, может, вам не захочется теперь ехать туда…

— Почему же? — воскликнула Лори, которая знала, что тетя и дядя будут ужасно расстроены, если им не удастся проводить «Титаник» в его первое плавание. — Мы с дядей подумали, не совершить ли нам увеселительную прогулку…

— Вот это да! — воскликнула Элен. — Да вы, оказывается, обо всем договорились!

— Только не подумайте, тетя, что мы не включили и вас в свои планы. Просто хотели сделать вам сюрприз — надеюсь, приятный?

Элен с трудом подавила подступивший к горлу кашель.

— Об этом ты могла бы и не спрашивать.

— Неплохая мысль, — заметил Роберт. — Может, и нам присоединиться к вам? Как вы, тетя Фрида, готовы к маленькому путешествию?

К тому времени, когда все расселись в гостиной, Лори уже свыклась с мыслью о том, что она не поплывет на «Титанике», и живо включилась в общий разговор о грядущей поездке, в которой решили принять участие и Коннорсы.

Было решено переночевать на постоялом дворе по дороге в Саутгемптон и потом еще раз — на обратном пути. Так будет легче для пожилых женщин, хотя, вспоминая поездку в Лондон и то, как терпеливо Элен переносила все испытания, Лори была уверена, что она ни разу не пожалуется, даже если они почему-то вздумают ехать по ухабистым проселочным дорогам.

Лори была рада, что Коннорсы поедут вместе с ними, и когда выяснилось, что до 10 апреля осталось чуть больше недели, она, к своему удивлению, обнаружила, что не жалеет о том, что сделала. Да и правда — зачем ей возвращаться в Бостон?


— Вы наверняка понимаете, почему я так рад, что вы остаетесь, — сказал Стивен.

До поездки в Саутгемптон была еще неделя. Был вечер, Лори и Стивен гуляли у моря. Стивен остановил машину на высоком скалистом мысу, и внизу, под их ногами, слабо плескалась вода, подсвеченная последними лучами заходящего солнца.

— Нет, не понимаю. И почему же? — спросила Лори, внезапно осипнув.

Он обнял ее за плечи, и она не сделала попытки высвободиться.

— Уверен, понимаете. Я полюбил вас в тот самый миг, как увидел, и вам достаточно сказать только одно слово…

— Но мы же с вами договорились не решать ничего окончательно, — медленно произнесла Лори. — Я ведь пока не решила, останусь ли я здесь навсегда, а значит, ничего не изменилось…

— Правда? А мне кажется, изменилось, и мы это оба знаем. Конечно, если вы по-прежнему намерены вернуться в Бостон… — произнес он уныло.

— Я еще не решила насчет своего будущего, — с горячностью заговорила Лори. — Не торопите меня, прошу вас. Пока я здесь, почему бы нам просто не попытаться лучше узнать друг друга?

Лори была сердита, прежде всего, на себя. Такая самоуверенная, умная, настоящая американка, в присутствии этого человека она теряется и чувствует себя беспомощной. И что бы она ни говорила, голосок ее звучит жалко и неубедительно.

— Я знаю о вас все что надо, — отрезал Стивен. — Что же до меня… то, что тут узнавать… я не такой уж и сложный…

— Да ладно вам, не скромничайте! Вы мужчина, каких поискать, только последняя дура не… — Лори прикусила язык, чуть не сказав: не влюбится в вас.

— Да? — прошептал он, приблизив лицо к ее лицу.

Она понимала, что он вот-вот поцелует ее, и хотела этого. Она страстно этого хотела. А почему бы и нет? Они оба взрослые, свободные люди, и поблизости никого… С коротким вздохом она обмякла в его руках и почувствовала твердое прикосновение его губ. Он тесно прижал ее к себе, и она услышала частое биение его сердца. Она любит его.

— Хорошо, если вы так хотите, я не стану спешить, но знали бы вы, как это чертовски трудно, когда я вас так хочу…

Он пробормотал это, не отрываясь от нее, и легкое шевеление его губ и то, что он сказал, наполнило Лори сладостной истомой. Она безвольно раскрыла губы, и кровь толчками побежала по ее жилам, наполняя жаром каждую клеточку тела. Одного лишь его прикосновения было достаточно, чтобы она таяла от наслаждения.

Стивен отстранился. По его потемневшим глазам было видно, что это далось ему нелегко.

— Я просто хотел убедиться, что я вам не неприятен, — сказал он.

— Так оно и есть, Стивен, — прошептала в ответ Лори, с трудом переводя дыхание. — Только пока, наверное, не надо, чтобы кто-то заметил, будто между нами что-то есть, как вы считаете? А то они подумают, мы слишком торопимся.

— Какая разница, что они подумают? — Пренебрежительный тон, каким это было сказано, заставлял вспомнить Роберта. Но Лори это почему-то нисколько не испугало.

Она улыбнулась.

— Все так, но и у вас, и у меня есть семья, это тоже надо учитывать. Да и вообще, куда торопиться? Скоро у вас с Робертом день рождения, маскарад, и впереди у нас целое лето.

А может быть, и вся жизнь, подумалось Лори, и у нее перехватило дыхание. Но нет, пусть пока об этом никто не знает. Она и сама-то пока не уверена, что поступит правильно, задержавшись в Англии. Да, родных у нее в Америке нет, но остались друзья, которые подумают, что она сошла с ума, решив круто изменить свою жизнь…

Они сели в машину и медленно поехали в сторону Хартман-Хауса. Лори сидела, чувствуя, что она счастлива и не хочет, чтобы эти мгновения кончались, и не хочет никого видеть. Но, увы, это было нереально.

Они со Стивеном правильно сделали, решив пока держать свои отношения в тайне от всех. Уж насколько тетя желала, чтобы Лори вышла замуж за одного из Коннорсов, но, по ее мнению, все должно происходить достойным образом. Ничего не поделаешь, Элен Хартман была воспитана в духе викторианской морали, и Лори не хотела оскорблять ее чувства. Да и вообще, это так волнующе — хранить такой секрет.


Ей следовало бы догадаться, что ее дядю не так-то легко провести. Когда они вернулись, Стивен, не заходя в дом, развернулся и уехал. Тетя отдыхала у себя в спальне. Вернон, которого Лори нашла в библиотеке, мгновенно заметил ее яркий румянец и слегка вспухшие губы — явное свидетельство того, что она только что целовалась.

— Я вижу, вы поладили со Стивеном, — сказал он с многозначительной улыбкой.

Лори округлила глаза.

— Поладили. Но вы же сами хотели, чтобы мы подружились!

Вернон рассмеялся.

— Да ладно тебе! Я вовсе не собираюсь совать нос в чужие дела. Скажу только, что мы с Элен были бы счастливы, если бы…

— Ой, дядя, не надо больше об этом, — зачастила Лори, не желая, чтобы ее торопили, и чтобы дядя думал, что у них со Стивеном что-то большее, чем дружба. — Если нам со Стивеном нравится быть друг с другом, то это еще ничего не значит.

— Ну что ж, если ты так хочешь, ладно, я оставлю свое мнение при себе. Только ты уж постарайся в следующий раз после свидания немножко остыть, прежде чем показываться людям на глаза, а то ведь могут подумать, что моя девочка влюблена!

Лори, чувствуя, что краснеет, подбежала к Вернону и поцеловала его в щеку.

— Ну, перестаньте! Это было вовсе никакое не свидание, мы просто прогулялись по берегу.

А про себя она подумала, что, может быть, во время этой «прогулки» решилась ее судьба.

— Я, пожалуй, лягу сегодня пораньше, — сказала Лори, стараясь говорить спокойно, что далось ей нелегко.

Она пошла к себе в комнату. Хотелось побыть наедине со своими мыслями. Подойдя к зеркалу, она потрогала пальцами губы, которые целовал Стивен, и могучая волна желания накатила на нее с такой силой, что у нее захватило дух.

Они оба — взрослые люди, не лишенные плотских желаний, и если так пойдет и дальше, то неизвестно, удастся ли им долго сохранять видимость дружеских отношений.

Но это необходимо. Тетя Элен приучена к тому, что все должно идти своим чередом, прилично и достойно, и того же будет ждать от племянницы, хотя сама очень хочет, чтобы дело завершилось браком. А ведь еще совсем неизвестно, завершится ли все браком.

Лори еще раз посмотрела на свое отражение и отвернулась. Ей кажется, будто она знала Стивена всегда, но говорят, это ощущение опасно. На самом деле она не знает его так, как знают друг друга люди, выросшие вместе, в одной среде. В этом отношении они совсем разные. Она знает его сердце, его душу… но, может, это ей только кажется?

Лори встряхнулась. Надо написать письма, объяснить, что и как. Вот уж удивятся коллеги отца, провожавшие ее на пароход, когда прочитают, что она остается в Англии. А уж о друзьях и говорить нечего. Те вообще решат, что она рехнулась, отказавшись от шанса пересечь океан на «Титанике».

Лори решила сослаться на болезнь тети как на главную причину своего решения, а еще она якобы во время плавания в Англию очень страдала от морской болезни и пока что не решается повторить подобное предприятие.

И все же, когда она перечитывала свои письма, прежде чем вложить их в конверты, на душе у нее было нехорошо. Во-первых, она обманывала своих добрых друзей, а во-вторых, какое это было бы чудо — гулять по палубе громадного корабля среди всяких знатных дам и господ, любоваться, пусть и с завистью, их драгоценностями и нарядами прямо из Парижа. Там наверняка будет много богатых американцев, возвращающихся домой из Европы.

У Лори и у самой было что надеть при случае, например вечернее бархатное платье кораллового цвета с золотой бахромой, а еще крепдешиновое цвета морской волны с глубоким разрезом впереди, открывающим шелковый кремовый чехол, а еще пара шифоновых с блестками, с удлиненной талией, очень миленьких…

Господи, о каких глупостях она думает! Лори стало весело. Никакое самое увлекательное путешествие не может идти в сравнение с тем, что ей теперь известно: Стивен Коннорс любит ее.

Глава десятая

Хартманы и Коннорсы отправились в Саутгемптон рано утром за день до отплытия «Титаника». Об этом событии кричали все газеты, и Лори приходилось то и дело одергивать себя, чтобы никто не видел, как она нервничает. Она села за руль «уолсли», стараясь выглядеть спокойной и собранной.

Дяде было уже гораздо лучше, так что по дороге он пару раз садился за руль и сам, но вскоре перебирался на пассажирское сиденье. Судя по всему, ему нравилось, как Лори ведет машину. Кроме того, это подтверждало ее слова о том, что она остается именно из-за дяди, а не по причине болезни тети.

Приехав к месту, где была назначена встреча с Коннорсами, они обнаружили там только Стивена и Фриду. Как оказалось, Роберт поехал куда-то по своим делам и встретит их в Саутгемптоне утром 10 апреля.

Лори обрадовалась, что Роберта не будет в маленькой придорожной гостинице, где Вернон заказал комнаты на ночь для всей компании. Роберт раздражал ее, ей было трудно сохранять равновесие при общении с ним. О таких людях, как он, ее отец говорил, что они, поставив себе какую-то цель, идут к ней напролом, невзирая ни на что и ни на кого.

Она сразу же забыла обо всем, увидев автомобиль Стивена. Тот с улыбкой помахал ей рукой. Все весело поздоровались друг с другом и, выстроившись цепочкой, отправились в путь. Впереди ехал Стивен. По дороге они остановились и перекусили, а примерно на полпути их ждала гостиница, где они с облегчением вылезли из машин, усталые и уже успевшие снова проголодаться.

Комнаты оказались очень уютными, а горячий ужин, который им накрыли в столовой, — очень вкусным. После ужина обе пожилые женщины сразу же ушли в свои номера спать. Вернон еще немного посидел, а затем, сославшись на то, что у него побаливает нога, тоже решил пойти прилечь.

— Ты не возражаешь, Лори? Если хочешь еще посидеть, то, я думаю, Стивен составит тебе компанию.

— Я немножко посижу, не беспокойтесь обо мне, — с улыбкой сказала Лори.

Дядя поцеловал ее в щечку, и она проводила его взглядом, когда он тяжело поднимался по лестнице, опираясь на трость, без которой пока не мог обойтись.

— По правде говоря, я бы с удовольствием лег в постель, — сказал Стивен.

С этими словами он взял ее руку и поднес к губам. У Лори замерло сердце. В его глазах горела страсть, да и смысл его слов тоже был совершенно ясен, и ее вдруг охватило такое лихорадочное желание, какого она никогда прежде не испытывала.

— Стивен, вспомни, где мы находимся, — тихо сказала она. Голос ее подрагивал.

— Я помню. В маленькой придорожной гостинице. Самое подходящее место для двух людей, которые страстно хотят друг друга.

Лори смотрела на него молча, почти не дыша. Никогда еще он не был так откровенен, и она испугалась этой откровенности, хотя он говорил то, что чувствовала и она сама.

— Стивен, мы не имеем права давать волю своим чувствам. Я же все равно отсюда уеду.

— Ты все еще так думаешь?

— Да, так думаю. После вашего дня рождения я собираюсь вернуться домой…

Лори умолкла, чувствуя, что говорит совсем не то, перспектива отъезда ее вовсе не радует, но только Стивен не должен это понять.

— Не тревожься, любовь моя, — сказал он, и лицо его приняло отчужденное выражение. — Я не каменный, но тебя ни за что не обижу. Можешь мне верить.

— Тогда пошли спать, — предложила Лори. — Я имею в виду, в свои номера, — тут же добавила она, испугавшись, что он может понять это как приглашение.

Его кривая усмешка показала, что она была права, однако никаких иронических замечаний не последовало. Они вместе вышли из гостиной, и каждый направился к своей двери. Лори шла и думала, как это несправедливо — лишать двух любящих друг друга людей права на физическую близость до свадьбы.

Наутро им предстояло отправиться дальше. До Саутгемптона было еще довольно далеко. Пароход отплывал в полдень, а пока там шел сплошной праздник. Выйдя из порта, «Титаник» должен был захватить пассажиров в Шербуре, а уже оттуда плыть к Нью-Йорку.

— Надеюсь, тебе будет не слишком тяжело сегодня, — сказала Фрида, когда компания собиралась покинуть гостеприимную гостиницу.

— Ничего, мэм, — сдержанно ответила Лори.

У нее действительно было тяжело на душе, только вовсе не из-за парохода. Бывают женщины, которые ничего не боятся, поступают, как им хочется, думала Лори. Жаль, что она не такая, а то постучалась бы в дверь к Стивену и провела ночь с ним… Заметив, что Стивен пристально смотрит на нее, Лори густо покраснела. Он улыбался уголками губ, и ей показалось, будто он догадывается, какие мысли бродят у нее в голове. Да что там говорить — наверняка догадался, потому что и сам думает об этом…

Настроение Лори улучшилось. Ну и пусть она не поплывет на знаменитом корабле, зато побудет рядом с человеком, которого любит, пусть даже не останется с ним навсегда.

А корабль, даже самый большой и непотопляемый, — всего лишь корабль, и больше ничего…

Лори то и дело повторяла это про себя, когда они приехали в Саутгемптон. Город кипел, повсюду были развешаны флаги и лозунги, гремели оркестры, улицы кишели людьми, стремившимися занять удобные места.

Было просто невозможно не поддаться всеобщему возбуждению и не застыть в изумлении при виде огромного парохода, самого большого и роскошного в мире, истинной гордости нации.

Лори достаточно много читала о пароходе, но старалась не думать об этом, а теперь все это всплыло в ее памяти. На нем есть бассейн, достаточно большой, чтобы им могли пользоваться все желающие, есть площадка для желающих покататься на роликовых коньках и гимнастический зал, где можно даже оседлать механического верблюда; есть рояли, оркестры и библиотеки; большой госпиталь для неудачников, которых угораздит заболеть; на палубе есть даже розарий, за которым ухаживает специальный садовник, — в общем, есть все, чтобы пассажиры из Великобритании чувствовали себя как дома.

В газетах часто печатались фотографии интерьеров, и Лори ахала от восторга, рассматривая их и представляя себе, как она расхаживает среди этой немыслимой роскоши… а сколько там великолепных салонов и уютных кафе и ресторанов! Газеты перечисляли блюда, которые будут там подаваться во время плавания. Это была просто сказка. Даже сейчас при мысли о них у Лори текли слюнки.

Она была так погружена в свои мысли, что даже вздрогнула, когда Стивен, притиснутый к ней толпой, сжал ее руку.

— Ты ни о чем не пожалеешь, поверь мне, — сказал он.

— Я знаю, — пробормотала Лори, еще раз удивившись, как хорошо он ее понимает. Она и в самом деле уверена, что так оно и будет: здесь она найдет намного больше, чем даст ей плавание через океан, даже самое захватывающее. Лори сжала в ответ руку Стивена, но тут кто-то протиснулся между ними и разъединил их.

— Ну, ну, какая трогательная сцена, — раздался у нее над ухом насмешливый голос. — И как долго это продолжается?

Лори мгновенно узнала этот голос и резко повернула голову. С чего это она вдруг решила, что у них одинаковые голоса?.. Она уже хотела, было сказать Роберту что-то резкое, но вдруг увидела рядом с ним молодую женщину, опиравшуюся на его руку.

То, что этот донжуан появился под ручку с дамой, удивления не вызывало, хотя Лори сомневалась, можно ли назвать его спутницу дамой. Во всяком случае, она решила особо не стесняться в выражениях.

— То же самое я бы хотела спросить у вас. Может, вы представите меня своей спутнице? Я уверена, ваша тетя будет рада знакомству с ней.

По лицам Роберта и девицы было понятно, что такая перспектива их не устраивает. Она потянула его за рукав, а он нахмурился.

— Мы с Рози погуляем отдельно, хотим познакомиться друг с другом получше. А к вам просьба — скажите тете, что я не приду. Думаю, она не очень расстроится.

Лори проследила взглядом, как они растворились в толпе. Странно, подумала она, Роберт как будто сердит на весь мир, готов в любую минуту взорваться. Почему? Может, потому, что отец относился к нему пренебрежительно и отдавал предпочтение Стивену? Но ведь все это когда было, Роберт уже не ребенок. Тут ей вспомнилась злосчастная приписка к завещанию, которую должны были объявить в день рождения братьев. Лори передернула плечами. Хорошо, что у нее самой такого в жизни никогда не было. Да, у богатых свои проблемы…

— Вот ты где, — услышала она голос дяди. — А мы уже подумывали о том, чтобы отправить на поиски розыскные группы. Ты пойдешь с нами к машинам? Отдохнем немножко.

Лори бросилось в глаза, что дядя стоит, тяжело опираясь на трость. Утомился. Судя по всему, с ногой у него стало лучше, иначе разве он смог бы продраться сквозь толпу? Впрочем, трость хорошо послужила им обоим — толпа расступалась перед внушительной фигурой Вернона, да еще с палкой в руке.

— Я бы с удовольствием чего-нибудь выпила, — сказала Лори, идя рядом с дядей.

Тут к ним присоединился Стивен с пожилыми леди, и они все вместе направились к машинам, где у них были заготовлены корзины с провизией и шампанским. Такой день полагалось отпраздновать, что и было сделано. Лори с наслаждением выпила шампанского, и у нее закружилась голова. Только сейчас она поняла, в каком напряжении находилась все последние часы.

Однако время шло, приближался полдень, надо было занять хорошее место, чтобы все увидеть. Хотя любое место подходило — уж больно велик был корабль, и все было видно отовсюду. Они решили остаться у машин и, как только «Титаник» покинет порт и поплывет к Ла-Маншу, отправиться обратно домой.

— Кто-нибудь видел Роберта? — внезапно спросила Фрида. — Вот нехороший мальчик, никогда не выполняет обещаний.

— Я случайно с ним столкнулась, — сказала Лори, пряча улыбку. Уж очень забавно назвала Роберта его тетя — «нехороший мальчик». Мальчик-то он, конечно, уже не мальчик, а вот что нехороший, сказано верно. Но это не делало его более интересным в ее глазах. Наоборот, только подчеркивало его безответственность.

Фрида не успела больше ничего спросить, потому что в этот момент их окликнул сэр Джералд Хокес, который был здесь со всем семейством. Он пожал руку Стивену, затем поприветствовал остальных.

— Мы были уверены, что вы все сюда явитесь, чтобы проводить эту юную леди. К тому же мне удалось выкроить пару дней, чтобы заодно съездить на верфь и посмотреть, как там дела с моей яхтой.

Он повернулся к Лори:

— Я очень рад, что застал вас на берегу, дорогая, но почему вы до сих пор не на борту?

Лори, которая только сейчас сообразила, что сэр Хокес, естественно, не мог знать о ее решении остаться, растерялась.

— Я… я… — Она беспомощно посмотрела на дядю.

— Лори решила не покидать нас, — быстро заговорил Вернон. — Эта милая девочка помогает нам, возит нас с женой на машине. Дело в том, что я вывихнул ногу и, пока я не поправлюсь, она решила пожить с нами. Она для нас как родная дочь.

— Как благородно с вашей стороны, Лори! — воскликнула супруга сэра Хокеса. — Это, наверное, было очень нелегко — отказаться от такого путешествия.

— Да, нелегко, — призналась Лори, беря дядю под руку. — Но все решено, так что теперь я собираюсь стать настоящей девонширской девушкой и получше познакомиться с графством. Я уверена, что папа был бы доволен моим решением.

— Ну, главное, чтобы вам было хорошо. — Леди Хокес легонько покачала головой, словно недоумевая, как это можно отказать себе в таком удовольствии.

— Да, все хорошо, — сказала Лори, надеясь, что никто не придаст значения ласковой улыбке, с какой она посмотрела в тот миг на Стивена. Разве может быть на свете что-то прекраснее, чем стоять на пороге любви…

Но когда заревел пароходный гудок и из тысяч глоток вырвался радостный крик, у Лори екнуло сердце. Такое потрясающее приключение, а она сама, по своей воле, от него отказалась…

На ее плечо легла рука Стивена, остановившегося позади нее, и по тому, как легонько сжались его пальцы, она почувствовала, что он понимает ее состояние. Золотая полоса вдоль корпуса корабля, медленно удалявшегося от причала, сияла и переливалась в лучах солнца, словно намекая на блеск и роскошь, скрывавшиеся внутри. Как же это было бы чудесно…

— Подобного, конечно, я обещать не могу, но сделаю все, чтобы тебе запомнился каждый день, прожитый со мной, если только ты мне позволишь, — тихо сказал Стивен.

У Лори перехватило дыхание. О женитьбе речь не заходила еще ни разу, по крайней мере, она не уловила ни единого намека на это. Слишком мало времени прошло, а ей хотелось, чтобы за ней по-настоящему ухаживали, долго и терпеливо. Конечно, я американка, думала Лори, а американцы — люди решительные, даже, пожалуй, бесшабашные, но у меня эти черты явно разбавлены британской осмотрительностью, унаследованной от папы.

Она на мгновение прислонилась к Стивену, подавшись назад, и промолчала. В царившем вокруг шуме все равно было бы не слышно. Да и потом, он же не спрашивал, хотя, возможно, ожидал, что она что-то на это скажет. Но она ничего говорить не будет.


Корабль покинул саутгемптонский порт, и люди, уставшие от долгого стояния и шума, стали расходиться, оставаться больше не имело смысла. Впереди была дорога до гостиницы, в которой они собирались провести еще одну ночь, а на следующий день они будут дома. Сэр Джералд сообщил, что приедет в Кингкум через два дня, и с готовностью принял приглашение на обед в Коннорс-Корте.

Лори осторожно вела желтый «уолсли» по запруженным улицам Саутгемптона. В голове ее вихрем кружились мысли о том, что сейчас делают пассажиры на борту корабля, и о том, что ей прошептал Стивен. Но об этом лучше не думать. Слова эти вывели ее из равновесия, взволновали, но в душе ее царило ощущение, что все как-то слишком быстро развивается, и эта спешка ей не нравилась. Она уже имела дело с такими вещами в колледже, там ребята только и думали, как бы поскорее добиться своего, а ей не хочется, чтобы Стивен поступал так же.

А может, она просто холодный человек, не способный любить? Да нет, этого не может быть. Наоборот, ей всегда приходилось себя обуздывать, а если вспомнить, как она хотела Стивена… Если б только она дала себе волю…

Да, вот в этом-то все и дело. Никогда и ни к кому она не испытывала ничего подобного и теперь боится, куда это может ее завести, стоит только отпустить вожжи.

Нет, пусть пока все остается, как есть. Может быть, стоит даже вести себя еще сдержаннее, чтобы было понятно — она пока не собирается ни с кем связываться. Ей всего двадцать лет, и вся жизнь у нее впереди.

— Ты в порядке, Лори? А то что-то притихла, — заметил дядя, когда они проехали в молчании несколько миль. — Нелегкий денек выдался, да?

— Не то слово. Я, по правде говоря, не ожидала, что будет так трудно, — отозвалась Лори, с радостью хватаясь за спасательный круг, который дядя, сам не зная того, бросил ей. Что бы он сказал, ее милый дядя, если б узнал, что на самом деле она размышляла о том, способна ли вообще испытывать страсть?

— Мы сделаем все, чтобы тебе было хорошо, Лори, дорогая, — подала голос с заднего сиденья Элен. — Мы всегда будем помнить, чем ты пожертвовала ради нас, хотя, по правде говоря, я уже начинаю сомневаться, надо ли было тебе это позволять, ведь ему, как я вижу, намного лучше и он вполне в состоянии вести машину сам.

Итак, тетя засомневалась, а это означало, что Лори пора ввести в игру Стивена, хочет она того или нет. Но как же это неудобно — убеждать тетю в том, что у них роман, тогда как на самом деле она решила не давать ходу их отношениям.

— Я решила остаться не только из-за дяди, тетя Элен. Вы, наверное, заметили, что все здесь мне ужасно нравится, а Стивен такой милый и всегда готов меня сопровождать. Мне у вас так хорошо, что я, может быть, и вообще останусь, — весело проговорила Лори.

Она высказала вслух то, что давно уже таилось в уголке ее сознания, и ей было приятно, что Элен так обрадовалась.

— Если это так, то ничего лучше просто невозможно себе представить, Стивен — такой хороший мальчик! Я так счастлива за тебя!

Лори хихикнула без особой радости.

— Тетя, прошу вас, не преувеличивайте. Если он меня сопровождает, то это еще ничего не значит!

Что происходит? — в растерянности думала Лори. Когда она встречалась с парнями в Бостоне, которые только и думали, что о поцелуях, она относилась ко всему этому с легкой душой и расставалась с ними без всяких сожалений. Почему же она не может так же относиться к Стивену, почему его поцелуи так растревожили ее душу? Она встретила первую настоящую любовь и испугалась — вот в чем дело. Лори Хартман, умная и уверенная в себе, оказывается, такая же слабая и уязвимая, как влюбленная деревенская простушка. Вот так открытие, подумала Лори.

— Будь счастлива. Это все, чего я хочу, — серьезным тоном продолжала Элен. — Что бы ты ни решила, мы всегда тебя поддержим.

Милая, милая тетя, растрогалась Лори:

— Я знаю это и благодарна вам. Папа тоже был бы вам благодарен, будь он жив.

Будь он жив, ее бы здесь не было, ведь только благодаря тому, что он ей оставил, она смогла сюда приехать. Как странно судьба играет людьми… И что это ее занесло в такие дебри, совсем свихнулась.

Автомобиль между тем, оставив позади Саутгемптон, бежал по тихой, почти пустынной дороге. Лори, решив круто сменить тему разговора, выпалила первое, что ей пришло в голову:

— Вы видели Роберта и его даму в толпе? Вернон фыркнул.

— Дама? Еще одна пустая, ветреная особа, Роберта тянет к таким. Вообще, скажу вам, он совершенно не разбирается в женщинах, если судить по Элис Дэй.

— Господи, я совсем про нее забыла, — сказала Лори. Перед ее мысленным взором встала компаньонка Фриды Коннорс, которая удрала, прихватив ее драгоценности. — Ну, она-то уж точно не выглядела ветреной…

— Но ведь верно говорят — нельзя судить о книге по обложке, — рассудительно произнесла Элен.

— Наверное, вы правы… Я была бы не против, если б сейчас показалась гостиница, — произнесла Лори. — Вы тоже, тетя Элен, наверное, с удовольствием бы отдохнули.

— Я тоже не прочь передохнуть, — вставил Вернон. — До ужина посидишь с мальчиками, я уверен, вы найдете, чем заняться. Мы заказали номер для Роберта, так что он, наверное, появится тоже.

У Лори по спине пробежали мурашки. Стивен слишком благороден, чтобы явиться под ее дверь и стучаться среди ночи. Но вот Роберт… Лори рассердилась на себя. С чего это у нее так разыгралось воображение?

Впереди Лори видела машину Стивена. Вот она свернула к гостинице. Что до Роберта, то пусть он будет где угодно, она ничуть не расстроится, если он не появится.

Он, однако, появился, и один. От него попахивало дешевыми духами Рози, хотя, может, это его одеколон. Да нет, вряд ли.

— Ну что ж, вот мы и снова в нашей тесной уютной компании, братец, — насмешливо проговорил Роберт, когда старшие пошли отдохнуть перед ужином, а Лори и братья Коннорс остались втроем в тихой гостиной.

— Как это ты решился удостоить своим присутствием столь скромное заведение? Я думал, ты занят очередной добычей, — сухо заметил Стивен.

Роберт засмеялся.

— Что ты, разве я мог упустить случай полюбоваться прелестной мисс Хартман? — Он поднял бокал с вином, не отрывая глаз от Лори, и под его взглядом она покраснела.

— Роберт… — угрожающим тоном начал Стивен. Роберт посмотрел на него с наивным видом, округлив глаза.

— Что я такого сказал? Я уверен, Лори совсем не против заслуженных комплиментов. Я прав, дорогая?

— Зависит от того, идут они от души или нет, — ответила Лори. — И еще от того, кто их говорит.

Роберт снова рассмеялся, и Лори подумалось, что его ничем не проймешь. Он так уверен в своей мужской неотразимости, что не допускает и мысли, что какая-то женщина может не поддаться его чарам.

— Если это означает, что вы решили поставить меня на место, лапочка, то это меня только подогревает, — развязным тоном сказал Роберт.

— Ради бога, Роберт, если ты не можешь вести себя приличнее, то сиди и держи язык за зубами, — с почти нескрываемым бешенством проговорил Стивен. Глаза его сверкали, пальцы были сжаты в кулаки.

Не дожидаясь, пока Роберт откроет рот, Лори заговорила сама:

— Не хочу больше слушать эту ерунду. Могли бы подумать о том, что у меня был сегодня непростой день, да и потом, я вела машину и устала. Если вы не возражаете… впрочем, даже если вы и возражаете… я пойду приму ванну и надеюсь, вы утихомиритесь до ужина, иначе всех нас ничего хорошего не ждет.

Но если только ты, Роберт, посмеешь явиться и предложить потереть мне спинку, ты у меня получишь!

Да нет, просто невозможно, чтобы Роберт, даже он, позволил себе такое нахальство. И с чего вдруг подобное пришло ей в голову? С этими мыслями Лори покинула гостиную и направилась к своему номеру. Он располагался в дальнем конце здания, что ее порадовало. И почему она никак не может выкинуть из головы Роберта? Он и даром ей не нужен… Да и вообще, женщине, которая полюбит его, не позавидуешь: ей придется все время быть начеку, как бы он не удрал.

Это только когда они со Стивеном ссорятся, становятся действительно похожи. Совсем другое дело, когда она со Стивеном наедине…

Лори взяла вещи и пошла по длинному коридору в ванную комнату. Она долго сидела, полузакрыв глаза, в теплой воде, размышляя о том, не глупость ли это с ее стороны — скрывать от всех свои отношения со Стивеном. И все-таки решила подождать еще немного.

Вода между тем остыла. Лори, поежившись, вылезла из ванны, быстро вытерлась полотенцем, надела ночную рубашку и теплый халат и побежала по коридору. Но недостаточно быстро, как оказалось.

— Ба, кого я вижу! — раздался позади голос Роберта. — Не часто джентльмену выпадает такая удача.

Лори взялась за дверную ручку, он быстро накрыл ее своей ладонью.

— Джентльмен подождал бы в другом конце коридора, пока дама войдет в комнату, и не стал бы ее преследовать, — сердито заметила Лори.

Роберт хохотнул.

— На дворе двадцатый век, лапочка, а не мрачное средневековье. А я-то думал, вы передовая женщина и такие мелочи вас смутить не могут.

— Вы очень плохого мнения о женщинах, как я вижу.

— Наоборот, малышка, очень даже высокого, особенно о тех, которые любезны со мной…

Роберт наклонился, продолжая удерживать руку Лори, так что она не могла открыть дверь. Вот сейчас он вопьется ей в губы, а она этого не хочет. Другой рукой он крепко держал Лори за талию, и она извивалась, пытаясь вырваться, не издавая при этом ни звука, иначе мог разразиться скандал. И вдруг Роберт отлетел в сторону.

— Да когда же все это кончится? — Глаза Стивена были холодны как лед. — Ты что, не видишь — ты ей противен?

— А ты мил, так, что ли, братец? — прошипел Роберт. Не дождавшись ответа, он, прищурившись, посмотрел на Лори, потом на Стивена. — Может, я что-то пропустил, пока меня не было дома?

Прежде чем Стивен успел что-то сказать, Лори распахнула дверь, заскочила внутрь и со всей силы захлопнула ее за собой.

За дверью слышались возбужденные голоса. Неужели они так и будут стоять тут под дверью, и выяснять свои отношения? Тут Лори различила несколько слов и приникла ухом к двери, не в силах противостоять соблазну.

— …у меня будет, что сказать по этому поводу…

— Только поделать ничего не сможешь. Что бы там ни объявил поверенный, все ясно и без этого, и даже отец, даже сумасшедший, не может лишить сына прав, которые ему полагаются по рождению.

— Ты у него не единственный сын…

— Но я старший, не забывай этого.

— Как я могу забыть, коли ты постоянно мне об этом напоминаешь? — В голосе Стивена звучала горечь.

Голоса стали тише, из чего Лори заключила, что они отошли от двери. Лори чувствовала себя ужасно: она снова подслушивала, как они ссорятся, а главное, могла отойти от двери и не подслушивать, но любопытство оказалось сильнее ее.

Впрочем, быстро одеваясь к ужину, Лори подумала, что, может, это и к лучшему — то, что произошло, отвлекло ее от главного. Она перестала думать о «Титанике», как он сейчас плывет по волнам, чем занимаются его счастливые пассажиры. В ее голове крутилась только одна мысль — она не хочет стать причиной раздора между братьями.


Ужин наверняка прошел бы невесело, если б не шампанское, которое Вернон приказал подать, подозревая, что Лори, хоть и старается держаться, расстроена событиями дня.

Она и в самом деле была тише обычного, под глазами — тени. Ко всему прочему Фрида и Элен, на которых «Титаник» произвел колоссальное впечатление, только и говорили что о нем. Стивен учтиво за всеми ухаживал. Лори вздохнула с облегчением, увидев, что Роберт на ужин не явился.

— Надеюсь, вы простите ему дурные манеры, — сказала Фрида, поворачиваясь к Лори. — Роберт — человек увлекающийся, наверное, снова занят чем-то, так что не обижайтесь, он вовсе не хотел этим показать, что гнушается нашей компании.

— Что вы, мне и в голову такое не приходило, — сказала в ответ Лори, думая про себя, что без Роберта даже лучше и спокойнее.

Все же она обрадовалась, когда пожилые женщины отправились отдыхать, а Вернон завел какой-то разговор с постояльцами гостиницы. Она пожелала ему покойной ночи и поднялась по лестнице. Стивен провожал ее. Лори остановилась у двери своего номера.

— Послушай, мне очень стыдно за то, что произошло, — произнес он отрывисто.

— Почему тебе-то должно быть стыдно? Ты ни в чем не виноват, — ответила Лори, охваченная противоречивыми чувствами. С одной стороны, ей ужасно хотелось завести Стивена в комнату, и пусть будет что будет, они ведь любят друг друга. Но в то же время внутренний голос приказывал ей не делать этого ни в коем случае, потому что стоит этому произойти один раз — и возврата назад больше не будет…

Стивен, запинаясь, заговорил:

— Как ты не понимаешь, нас с Робертом всегда влечет к одному и тому же. Между близнецами существует неразрывная связь. Они могут обожать друг друга или, наоборот, ненавидеть, но связь все равно остается, как бы они ни отрицали ее. Это все равно как если бы одна сторона монеты ненавидела другую, понимаешь…

— Это не так! Вы совершенно разные, и по взглядам, и по характеру…

— Ты так думаешь? — В его голосе сквозила горечь. — Порой я и сам удивляюсь нашему сходству, особенно когда нас тянет к одному и тому же и мы готовы вцепиться друг другу в глотку, чтобы только добиться этого…

У Лори по спине побежали мурашки. Неужели он намекает на нее? Ну, нет, она не хочет, чтобы Роберт приставал к ней… Оказалось, однако, что Стивен имеет в виду совсем другое.

— Если он вознамерится продать верфь и разрушить все то, что построили отец и я, я дойду до самого высшего суда, но не дам ему наложить на нее свои жадные руки.

Лори молчала. Кто бы что сейчас ни говорил, все решит приписка к завещанию, которая и определит судьбу судоверфи. Ни тот, ни другой пока не знают ее содержания. А сейчас не время и не место говорить об этом…

— Стивен, не думай сейчас об этом, оставь до завтра, — проговорила она, кладя руку ему на предплечье. — Днем все кажется не таким мрачным.

Она сказала это просто так, не зная, что говорить и что делать. Стивен, быстро оглянувшись, обнял ее и приник к ее жаждущим губам. Это был нежный, мягкий поцелуй, но Лори охватила жаркая волна.

— Покойной ночи, — шепнула она и скользнула в комнату, ругая себя за то, что у нее недостало смелости сказать ему, чтобы остался. А может, и не надо было?..

Глава одиннадцатая

Следующие несколько дней Коннорсы и Хартманы провели в великой суете. Сэр Джералд Хокес решил пробыть в Девоншире целых два дня, а потому был приглашен в оба дома на обед. Причем у Хартманов предполагалось присутствие Коннорсов и наоборот. Такое впечатление, думала Лори, что они решили вообще не расставаться ни на день. Хорошо еще, что дядя, прокатившись туда-сюда на своем любимом «уолсли», объявил, что отныне он будет водить сам.

— А ты пока свободна, — сказал он Лори, — хотя, может быть, еще мне понадобишься.

— Дядя, вы знаете, я всегда с удовольствием помогу, — сказала Лори, хотя в душе была рада, что у нее больше не связаны руки, и она может спокойно поехать куда-нибудь на своем «форде». Сейчас ей просто необходимо побыть одной.

Она посмотрела на Элен. Та стоически перенесла путешествие, но лицо ее было бледно, и Лори захотелось, чтобы лондонские гости поскорее уехали и можно было, наконец, отдохнуть в тишине и покое.

Лори с некоторым удивлением подумала, что рассуждает точно как местная женщина и ей, в самом деле, очень хочется стать такой и жить спокойно в родном графстве отца.

Главной причиной, почему она не уехала, была, конечно, болезнь тети. Та пока об этом не догадывалась, но Лори решила, что скоро расскажет ей обо всем, скажет ей, что хочет остаться в Девоншире, по крайней мере, на насколько лет…

Хокесы уехали, и Лори часами бродила по тропинкам, с наслаждением вдыхая ароматы свежей зелени и полевых цветов и, стараясь не думать о том, что вот уже несколько дней не удается спокойно поговорить со Стивеном. Человек тонкий, он, конечно, понял, что она колеблется, и решил, наверное, дать ей время подумать. И зря, ей это вовсе не нужно… В разговоре с дядей Лори как бы, между прочим, поинтересовалась, почему это нет Стивена.

— Я слышал, у него какие-то дела, — сказал Вернон. — Наверное, в связи с яхтой сэра Джералда. Она уже практически закончена, и надо оформить кое-какие бумаги.

А заодно попробовать узнать у поверенного, что ждет верфь и самого Стивена, подумала Лори. Только вряд ли ему удастся что-то выведать: адвокаты люди скрытные, секретов не выдают.

— Тебе нечего беспокоиться, — ухмыльнулся Вернон. — У меня глаз зоркий, можешь мне поверить — этот молодой человек влюблен по уши в одну юную леди. А уж его-то не сравнишь с братом, у которого, куда бы его ни занесло, всюду по девушке.

— Вы, в самом деле, так думаете о Роберте? — со смехом спросила Лори. Уж она-то знала, как неотразимо действует на женский пол обаяние этого сердцееда. Оставалось только благодарить судьбу, что ее не постигла такая же участь.

— Таков он и есть, мы всегда это знали. Хорошо хоть ты в него не влюбилась.

Я и в самом деле могла бы в него влюбиться, честно призналась себе Лори, если бы не было Стивена, сравнение с которым не в его пользу, и… если б я не знала немножко мужчин.

На следующее утро, когда Лори с тетей и дядей еще сидели за столом, послышался шум машины, резко затормозившей перед домом. Это был Стивен. Было очень странно видеть его в такой ранний час и таким мрачным. Они сразу поняли: что-то случилось. Но наверняка не с Фридой, иначе бы он позвонил по телефону.

— Что-то вы сегодня рано, мой мальчик, — произнес Вернон.

— Могу я с вами поговорить? Это очень важно, — сказал Стивен. Голос его прерывался. Вернон посмотрел на служанок, убиравших со стола, молча кивнул, все поднялись и пошли в гостиную.

Женщины сели, а Вернон остался стоять, выжидательно глядя на обеспокоенное лицо Стивена, который, судя по всему, никак не решался заговорить.

— Может, вы нам все-таки скажете, в чем дело? — нервно спросила Лори, видя, что молчание может затянуться надолго.

— Да, мой мальчик, давай лучше выкладывай, — добавил посерьезневший Вернон, до которого дошло, что странный неурочный визит, наверное, что-то означает.

Стивен кивнул головой.

— Хорошо. Сегодня рано утром мне позвонил сэр Хокес. Он решил, что лучше будет поговорить сначала со мной, чем с вами, Лори, но вы же все равно узнаете, да и все скоро узнают…

— Господи, да что же случилось? — внезапно охрипшим голосом воскликнула Лори и, сама того не замечая, подбежала к Стивену, прислонилась к его плечу и заглянула в его потемневшие, тревожные глаза. Она уже знала, что дурное предчувствие ее не обманывает.

— Об этом трудно говорить, но лучше уж я скажу сразу. Это «Титаник». Он утонул. Столкнулся с айсбергом и пошел ко дну, унося с собой столько жизней, что… о господи, это просто ужасно!..

Элен слабо вскрикнула, а Вернон громко цветисто выругался и даже не подумал попросить извинения. Лори услышала свой собственный какой-то ненатуральный, визгливый смех.

— Вы с ума сошли, Стивен! Как он может утонуть? Он же непотопляемый. Все это знают.

Смех оборвался так же неожиданно, как и начался, и Лори почувствовала вдруг, что ее не держат ноги, и почти повисла на Стивене.

— Что сказал сэр Джералд? — требовательным тоном спросил Вернон. — Повтори слово в слово.

— Бог знает, как это произошло. Говорят, ночь была звездная и морозная, стоял полный штиль. Пассажиры ужинали, когда впередсмотрящий увидел совсем рядом айсберг. Это было примерно в полночь. Они резко свернули влево, но было уже поздно. Как только стало ясно, что корабль поврежден, они решили, что до того, как он пойдет ко дну, остается два часа, и стали сажать пассажиров в спасательные шлюпки.

Не обращая внимания на вскрики и всхлипы Элен, Стивен продолжал свой рассказ. Казалось, если он остановится, то не в силах будет заговорить снова.

— Точных данных пока нет, но, когда судно затонуло, на его борту, по-видимому, оставалось не менее полутора тысяч людей. Некоторые из спасшихся рассказывают, что корабль уходил под воду носом вниз и корма вздымалась все выше. И на всех восьми палубах сияли огни. Наверное, это было адское зрелище.

Стивен все говорил и говорил, и все слушали, оцепенев от ужаса.

— Конечно, были запущены сигнальные ракеты, но на проходивших неподалеку судах решили, что это просто фейерверк. По словам тех, кто спасся, даже через час с лишним после крушения, когда корабль уходил носом вниз, на лодочной палубе оркестр продолжал играть регтайм, а по какой-то непонятной причине ни одно судно, находившееся в том районе, не ответило на радиосигналы. Многие пассажиры четвертого класса целыми семьями так и остались на корабле, а также капитан и старшие офицеры…

— Хватит! — простонала Элен. — Хватит! Я больше не могу это слышать!

Всхлипывая и задыхаясь, она лихорадочно шарила рукой в кармане, нащупывая флакончик с нюхательной солью, который всегда носила с собой. У Лори тоже не раз замирало сердце и стеснялось дыхание, пока она слушала, как Стивен ровным, безжизненным голосом, словно боялся поддаться чувствам и сорваться на крик, рассказывал об ужасах, которые трудно описать словами.

— Надо дослушать до конца, дорогая моя, — возразил Вернон. — Сегодня же все это будет во всех газетах, и долг каждого англичанина — почтить память всех несчастных, кому не суждено было выжить в этом аду.

— Но ведь Лори могла быть одной из них! Ты что, забыл, Вернон? — Элен была почти в истерике.

— И вспоминать не хочу, — отрезал муж.

Они говорили о том, о чем думала и Лори. Не останься она в Англии, была бы сейчас среди тех измученных, отчаявшихся людей, которым удалось остаться в живых… а может, и нет. Ей представилось, как она барахтается в ледяной воде и, теряя силы, захлебывается, тонет, погружается все глубже, глубже… Она сама не замечала, что дрожит всем телом, пока Стивен не схватил ее крепко за плечи и не притянул к себе. Только тогда Лори опомнилась и посмотрела вокруг. Дядя суетился около Элен, которая, судя по всему, была в глубоком обмороке.

— Я бы все отдал, чтобы только не приносить тебе такую весть, — тихо проговорил Стивен, касаясь ее щеки губами.

Бог знает почему, но Лори почувствовала вдруг, что почти ненавидит его. Зачем он пришел и все это рассказывает?! И как он смеет ее обнимать? Она стала отчаянно вырываться, бормоча:

— Я хочу к тете… ей плохо… пусти…

— О ней есть, кому позаботиться, а кто позаботится о тебе? — прошептал Стивен. — Подумай о себе, хватит думать только о других.

Лори, наконец, вырвалась из его теплых объятий, от которых всю ее пронзило уже знакомым ей горячечным жаром, и бросилась к тете. Элен, бледная как полотно, с закрытыми глазами, лежала, откинувшись, в кресле. Вернон тщетно пытался привести ее в чувство — нюхательная соль не помогала.

— Надо вызвать доктора Вайна, — сказала Лори. — Ей нужна срочная медицинская помощь.

— Если вы позволите, сэр, я позвоню ему и все объясню, — подал голос Стивен.

— Пожалуйста, позвоните, я просто не в состоянии.

Эти слова, произнесенные каким-то безжизненным голосом, сказали Лори яснее, чем что-либо, как дядя встревожен и как он боится за свою жену. Всегда такой живой и энергичный, он как будто состарился за считанные минуты и утратил всю свою жизнерадостность.

— Телефон в библиотеке, — сказала Лори и, не говоря больше ни слова, пошла к двери.

— Лори, дорогая… — начал Стивен, когда они оказались в коридоре.

Лори попятилась.

— Не надо, прошу тебя, — сказала она срывающимся голосом. — Мне сейчас ни до чего.

Лори словно в оцепенении слушала, как Стивен набирает номер, как он разговаривает с врачом, что-то ему торопливо объясняет — что, она не понимала, да и не хотела понимать. Главное, чтобы врач приехал поскорее и сказал им, что с тетей Элен все будет в порядке.

— Он сейчас выезжает, — сообщил Стивен, кладя трубку. — Ты, наверное, вернешься к тете и дяде. А я схожу на кухню, скажу, пусть принесут бренди.

— Хорошо. Спасибо, — деревянным голосом ответила Лори, продолжая стоять. Стивен, заметив ее состояние, взял ее под руку и повел обратно в гостиную. Она не сопротивлялась и ничего не чувствовала, кроме страха за Элен и леденящего ужаса смерти, которой она избежала почти случайно…


Тетя все еще была без сознания. Стивен оставил Лори рядом с ней и пошел за бренди. Хорошо или нехорошо давать Элен бренди, Лори не знала, да и не хотела об этом думать, предоставив решать за нее другим.

— Доктор скоро будет, — сказала она Вернону. — Может, ее положить поудобнее?

Дядя мотнул головой.

— Наверное, не надо. Лучше ее не беспокоить. Боюсь, как бы она не разболелась всерьез от всего этого.

— Я тоже, — пробормотала Лори.

Вернон поднял голову и посмотрел на нее. Голубые глаза девушки странно блестели на бледном, осунувшемся лице. Дядя испугался. Он как-то совсем забыл о племяннице, все его мысли были о жене.

— Как ты себя чувствуешь, малышка?

— А что со мной может случиться? Я здесь и благодарю Господа за то, что уберег меня, но, дядя, я-то жива, а ведь кто-то купил мой билет и, может быть, утонул!

Эта мысль подспудно таилась где-то в уголке ее сознания и вот сейчас приняла ясные очертания, и Лори поняла, что уже не сможет избавиться от нее. Это она виновата в том, что кто-то, возможно, исчез без следа в ледяных водах Атлантики: одинокий, в страшной темноте, он барахтался в воде, пока не потерял последние силы. Ей наверняка скажут, что ее вины в этом нет, но она-то знала, что есть, и не могла думать ни о чем другом.

— Выпей это.

Стивен поднес к ее губам холодный стакан, но Лори так дрожала, что не могла пить. Тогда он, придерживая ей затылок, краем стакана заставил ее разжать зубы, так что ей даже стало больно, и стал лить в нее бренди. Лори, захлебываясь, глотала горькую жидкость, часть которой лилась по ее подбородку вниз на платье.

— Ну, вот и хорошо, — проговорил Стивен почти сердито и наклонился к ее уху: — Как ты собираешься помогать тете, если позволяешь себе так распуститься? Соберись, они нуждаются в тебе. А вот и доктор.

Он пошел навстречу доктору Вайну, словно был хозяином в этом доме. И ничего странного, одернула себя Лори. Он сосед, он друг, очень близкий друг… Лори одернула себя еще раз.

Доктор Вайн подошел к Элен, пощупал пульс и приложил стетоскоп к ее груди.

— Какая беда, — проговорил он, обращаясь к Вернону. — Вы должны благодарить небеса за то, что девочка не поплыла на этом корабле, иначе дело не ограничилось бы рецидивом заболевания у вашей доброй женушки.

Лори передернуло от черствых слов доктора Вайна, хотя, конечно, он, как врач, так привык к рождениям, смертям, болезням и несчастьям, что говорил это без всякой задней мысли. И все-таки хорошо, что тетя этого не слышала, подумала Лори. Между тем веки Элен дрогнули.

— Прекрасно, — сказал доктор. — Вот если бы она провела без сознания еще долгое время, тогда да, я бы забеспокоился. А так ничего, у нее просто шок. Несколько недель в постели и полный покой — вот все, что ей нужно. А юная леди пусть за ней присмотрит, это будет очень полезно.

— Я пробуду здесь столько, сколько будет нужно тете, — пробормотала Лори. — Может, я вообще здесь останусь. Меньше всего мне хочется думать о каком-нибудь плавании в обозримом будущем.

Лори поежилась. Как странно складывается ее жизнь. Чтобы она ступила на палубу корабля? Да ни за что! Это все равно, что наступить на гадюку.

— Говорят, лучший способ избавиться от страха — это сделать то, чего ты боишься, — послышался голос Стивена. — Поплавать по заливу — и то, наверное, было бы достаточно.

— Не думаю, — отрезала Лори, на которую накатило чувство обиды, что ее никто не понимает. — Во всяком случае, мне нужно ухаживать за тетей Элен.

— Не смотри на меня как на полного инвалида, дорогая, — слабым голосом произнесла Элен. Это были ее первые слова после обморока. — Но если ты, в самом деле, решила остаться с нами, то не могу передать словами, как я рада.

— Я вас не брошу, тетя Элен, — проговорила Лори, стараясь проглотить подступивший к горлу комок, и крепко сжала ее руку.


Как и следовало ожидать, везде и повсюду только и говорили что о страшной судьбе так называемого «непотопляемого» лайнера. Все вспоминали, с какой помпой «Титаник» отправился всего несколько дней назад из Саутгемптона, и от этого еще страшнее казалось то, что с ним случилось.

Газеты пестрели репортажами, зачастую фальшивыми, выдуманными самими журналистами, печатались интервью с якобы свидетелями кораблекрушения, особенно много писалось о судах, которые были в силах помочь, если бы их капитаны не приняли сигнальные ракеты над «Титаником» за нечто иное, если бы сообразили вовремя, что знаменитое судно терпит бедствие.

Ничто, по-видимому, не могло предотвратить страшное столкновение с айсбергом и скорое, неумолимое погружение корабля в ледяную воду. Да, если бы кто-то понял правильно сигналы бедствия, было бы спасено множество людей. Но Лори Хартман думала только об одном человеке, столь трагически окончившем свою жизнь, — о том, кто купил ее билет.

Она понимала, что нельзя все время думать об этом человеке. Неизвестно было, мужчина это или женщина, может, для него (или нее) все закончилось благополучно, и теперь он (или она) купается в лучах известности и славы. А может, и нет. Эта мысль неотвязно преследовала Лори, и она не могла освободиться от нее, как ни старалась.


Роберт Коннорс, вернувшись домой после нескольких дней отлучки и, естественно, уже зная обо всем, что произошло, тут же приехал к Хартманам, чтобы поинтересоваться самочувствием Элен. О состоянии Лори он уже догадывался и все же, встретив ее в оранжерее, был поражен ее убитым видом. Куда девалась ее жизнерадостность — она выглядела словно несчастный заброшенный ребенок. Заставив ее ответить на несколько вопросов, далее он повел себя резко, почти грубо.

— Кончайте с этим чувством вины, Лори. Считайте, что вам просто повезло. Ну а если вы верите, будто там, наверху, кто-то есть, то считайте, что это он позаботился о вас.

— Мне не нравится, когда со мной так говорят, — проворчала Лори.

Она не имела обыкновения регулярно ходить в церковь, но в последнее время часто молилась, прося Бога указать ей, как жить дальше с грузом невольной вины.

— А как еще говорить? Вы же сами себя накачиваете. Вы не имеете представления, кто купил ваш билет, и что с ним случилось. Что было, то было, Лори, и вам этого уже не изменить.

— Знаю. А у него, наверное, была семья, так как же мне прикажете чувствовать себя?

Воздух в оранжерее был густо напитан ароматами цветов, и Лори почувствовала, что задыхается. У нее потемнело в глазах, в голове вихрем крутились мысли о человеке, которого она послала на смерть вместо себя.

Сильные руки поддержали ее, не дав упасть. В ее ушах звучал ласковый голос, она чувствовала чужое дыхание на своей щеке. Она совершенно беспомощна, и он этим пользуется…

— Спасибо за заботу, Роберт, — проговорила Лори, делая шаг назад. — Только не надо этого. Со мной все в порядке.

На самом деле чувствовала она себя ужасно, но это никуда не годилось — стоять среди бела дня в объятиях мужчины. Лори направилась к выходу, и Роберт следом за ней, не выпуская ее руку. Они сели на скамью в саду.

— Обещайте мне одну вещь, — попросил он. — Что именно?

— Что вы не предпримете ничего, чтобы узнать имя человека, купившего ваш билет. Иначе точно помешаетесь.

— Вы правы, я это понимаю, — медленно проговорила Лори. Ее действительно посещала такая мысль. Роберт оказался более проницателен, чем она предполагала.

— Отлично, — сказал он, и это был уже тот прежний Роберт, которого она привыкла видеть. — Потому что я не представляю вас в роли леди Филантропии, раздающей свою движимость и недвижимость бедным и нуждающимся. И можете поставить свой последний доллар, что, как только эти люди прознают о том, что вы чувствуете себя виноватой и жаждете им помочь, они тут же примутся играть на ваших чувствах, так что вы и сами не заметите, как останетесь без единого цента.

— Боже мой, да вы просто сама доброта, Роберт!

— Я практичный человек. А предаваться мечтаниям предоставляю Стивену.

— Да ну! Вот уж сомневаюсь, что Стивена, практичного бизнесмена, кто-то может назвать мечтателем! — запальчиво проговорила Лори и увидела на лице Роберта саркастическую усмешку.

— Ладно, и так ясно, что он нашел в вашем лице ярую сторонницу. Только ему придется поискать что-нибудь другое для приложения своей практичности, если он не выкупит вовремя верфь.

— Неужели вы это серьезно? Роберт пожал плечами.

— А почему бы и нет? Для меня она ничего не значит.

— Но для Стивена она все.

В глазах Роберта зажглись сердитые искорки.

— Если уж мы заговорили о всяких высоких материях, то позвольте мне ответить вам словами из библии — я не сторож брату моему.

Лори выдернула руку, которую он держал.

— Благодарю за компанию, я пойду к тете. Она, наверное, удивляется, куда я пропала.

Роберт наклонился к ней, не давая подняться.

— Как насчет поцелуя в знак, так сказать, дружбы? — шутливым тоном проговорил он, как бы давая понять, что прекрасно сознает — иного мотива просто быть не может.

Лори вскочила со скамьи.

— Может, прибережете свои поцелуи для дам, которым они нравятся?

С этими словами она быстро отпрыгнула в сторону, чтобы он не мог ее поймать. Сердце ее бешено билось. Роберт был ей антипатичен, и все же она не могла отрицать, что ее физически тянет к нему. Наверное, он хороший любовник, подумалось Лори… и опасный враг. Как будто враги бывают неопасные…


— А Роберт ушел? — удивленно спросила тетя, когда Лори вошла в гостиную. — Ты не пригласила его остаться на чай?

— У него какие-то дела. Вы же знаете Роберта. Порхает как мотылек тут, там и бог знает где, — рассеянно ответила Лори, думая про себя, что это было бы просто невыносимо — сидеть рядом с ним и слушать, как он ведет светский разговор с тетей.

Да и самой ей было совсем не до легких разговоров. Лори с испугом отметила, что она постепенно отдаляется от всех, замыкаясь на своих мыслях. Но нет, это пройдет, в отчаянии твердила она себе. Это естественно, ведь столько людей погибло…

Лори вздрогнула, расплескав чай. Если так дело пойдет и дальше, подумала она, у меня не останется ни одного чистого платья…

— Нам пора подумать о маскарадных костюмах, — сказала Элен.

Лори уставилась на нее с недоумением, гадая, уж не ослышалась ли она. Элен, с улыбкой кивнув ей, продолжала:

— Я знаю, Лори, о чем ты подумала. Как я могу заниматься всякими глупостями, когда случилось такое несчастье. Но ведь мы все равно ничего не можем поделать с этим, правда? Можно погоревать о несчастных жертвах, но не горевать же вечно! Надо уметь забывать, иначе воспоминания разъедят твою жизнь, словно раковая опухоль.

— Я никогда не забуду…

— Нет, забудешь, должна забыть. И мы с дядей сделаем все, чтобы помочь тебе. Мы по-разному относимся к разным вещам, но так или иначе всем нам приходится смиряться с тем, чего мы не в силах изменить.

— Вы не понимаете, тетя Элен…

— Думаю, понимаю. Если моя догадка верна, то ты представляешь себя на месте того несчастного, который купил твой билет. Я права?

Лори медленно покачала головой.

— Так было, но сейчас я думаю больше о его или ее близких, которые остались.

— Выбрось это из головы. Всем их жалко, все им сочувствуют, но лично тебя это никак не касается. Чем скорее ты это поймешь, тем лучше.

Лори вяло улыбнулась.

— Я-то думала, что вот приеду — и вам станет веселее. А вместо этого только порчу вам жизнь…

— Глупости, ничего ты не портишь, — резким тоном возразила Элен. — Но я настаиваю на том, чтобы мы занялись маскарадными костюмами. Это нас обеих отвлечет. Если в старых сундуках ничего подходящего не найдется, придется шить, а это потребует времени.

Лори все никак не могла смириться с таким бессердечием. Но, с другой стороны, уж Элен-то знала, что в жизни бывает всякое. А, учитывая, что она больна уже не один год, дом Хартманов давно мог превратиться в обитель уныния, если бы не ее старания этого не допустить. Как ни странно, она оказалась сильнее Лори. Может быть, подумала Лори, это потому, что она уже немолода и не раз сталкивалась со смертью людей…

— А вы уверены, что Коннорсы все еще не оставили свою затею с маскарадом? — спросила она. — При нынешних обстоятельствах это бы меня не удивило. Как ни говори, национальная катастрофа…

— Лори, есть вещи, которые от нас не зависят. Первая — это рождение, а вторая — смерть. Нам же остается взять все от того, что находится в промежутке, и радоваться каждому своему успеху. Роберт и Стивен не отменят свой день рождения, да и потом, до него ведь еще целый месяц. К тому времени первое горе утихнет. Уж так устроена жизнь, моя дорогая, и не нам ее менять.

Тетя — мудрая женщина, подумала Лори. В глубине души она признавала правоту Элен. Горе не может длиться вечно, даже если ты пытаешься продлить его, вызывая в памяти воспоминания. Мысли Лори обратились к отцу, губы ее задрожали, но она взяла себя в руки, наткнувшись на встревоженный взгляд Элен.

— Вы совершенно правы, тетя Элен. Я постараюсь больше не думать об этом. Дайте мне еще пару дней, и я попытаюсь посмотреть на все другими глазами.

И все-таки ей было трудно даже вообразить, как это она после того, что случилось, будет отплясывать, флиртовать и веселиться на маскараде. Это казалось таким же далеким, как полет на Луну.

Помолчав, Лори бросила на тетю озабоченный взгляд:

— Тетя Элен, но ведь вам же прописали несколько недель отдыха и полного покоя.

— Ерунда, — фыркнула Элен. — Я буду отдыхать, когда почувствую, что мне это нужно. А сейчас действие — вот что мне нужно, да и тебе тоже.

Глава двенадцатая

Все так и произошло, думала Лори. Какое-то время газеты писали только о судьбе «Титаника» и его пассажиров, а потом на первое место вышли другие события. В этом непостоянстве Лори, однако, находила нечто утешительное. Это помогало ей освободиться от чувства вины, которое, как она, в конце концов, призналась себе, не имело под собой никаких оснований.

В графстве был создан фонд помощи спасшимся и родственникам погибших, которые нуждались в этом, и Хартманы внесли в него щедрую лепту. Пассажиры в большинстве своем были состоятельными людьми, хотя и не все, а уж члены экипажа были явно небогаты, и все надеялись, что помощь будет принята. Это было пусть небольшое, но все-таки важное дело.

— Мы тоже сделали пожертвование, — сообщил Стивен, приехав к Хартманам в одно прекрасное утро в начале мая. — Только я считаю, надо иногда и отвлекаться, поэтому я приглашаю Лори съездить к заливу. Море сегодня спокойное…

Он оборвал себя, поняв, что говорит не то. В ту апрельскую ночь Атлантика была тоже спокойна и прекрасна…

— Вы сами знаете, я не могу, — сказала Лори.

— Можете, я уверен, что вы не трусиха. Мне казалось, человека, который уже один раз пересек Атлантический океан, трусом не назовешь.

В его глазах стоял вызов. Лори ответила ему гневным взглядом. Как он смеет ей такое говорить?! Да и дядя тоже не лучше, только и твердит об этом.

— Поезжай, дорогая, что в этом плохого? — проговорил Вернон. — Не можем же мы вечно ходить с постными лицами, а погода сегодня такая хорошая, проветришься, подышишь воздухом.

Хорошо хоть не упомянул про бодрящий морской ветерок, подумала Лори.

— Ну, как? — упорствовал Стивен. — Мы ненадолго. Если хотите, сначала где-нибудь перекусим там на берегу. Грешно в такой чудесный день сидеть дома.

Не дав Лори сказать ни слова, он рывком поднял ее на ноги.

— Ты же знаешь, Лори, пока я рядом, с тобой никогда ничего не случится.

Все сделали вид, что ничего не слышали.

Десять минут спустя они ехали к побережью, и чем ближе было море, чем ощутимее становилось его соленое дыхание, тем упрямее Лори твердила про себя, что зря она сюда поехала, надо собраться с духом и сказать Стивену, чтобы остановил машину. Стивен накрыл ладонью ее руку и на мгновенье крепко сжал.

— Ты знаешь, что говорят в таких случаях? Дракона надо встречать лицом к лицу.

— Ну, знаешь, ничего глупее я не слышала, — фыркнула Лори. — Какой нормальный человек захочет встретиться лицом к лицу с драконом?

В глазах Стивена блеснула улыбка. Лори решилась, наконец, спросить о том, что тревожило ее всю дорогу:

— Ты ведь не собираешься катать меня на яхте сэра Джералда?

— Нет, — ответил Стивен. — Право совершить первое плавание на яхте принадлежит ее владельцу.

Лори поежилась. Первое плавание… «Титаник» тоже совершал первое плавание. Впрочем, это просто слова, и ничего больше, глупо расстраиваться из-за них.

Они поели в гостинице у реки и поехали дальше, на судоверфь. Там Стивен провел ее к паруснику, который казался крохотным по сравнению с великолепной яхтой. Украшенная флажками, она ждала своего хозяина. У Лори на секунду остановилось сердце, когда она шагнула на борт, но она чувствовала твердую руку Стивена, и как-то не хотелось разочаровывать его… да и себя тоже.

— Я в порядке, — солгала она и вдруг поняла, что непременно должна этого добиться. Люди правильно говорят: выйти против дракона — это единственный способ побороть свой страх перед ним. Если, конечно, он тебя при этом не прикончит.

Но плавание по заливу оказалось не таким уж и страшным, и Лори почувствовала, как ее постепенно отпускает нервное напряжение. Ветер слабо дул в паруса, и в полной тишине слышались лишь скрип руля да плеск воды за кормой. Это был какой-то совсем иной мир… мир, где не было страданий и боли. По крайней мере, ей хотелось в это верить.

— Ну и как, изгнание духов идет успешно? — спросил с безразличным видом Стивен, когда они медленно плыли обратно к верфи на волне прилива.

— Кажется, да, — серьезно ответила Лори.

— Я хочу тебе что-то сказать, Лори, — произнес Стивен. В его голосе чувствовалось напряжение. — Мне кажется, сейчас самый подходящий момент.

— И что же?

Он глубоко вздохнул.

— Я вообще не хотел тебе этого говорить, но Роберт, когда узнал об этом, тут же рассказал тете Фриде — все равно она все узнала бы от полиции. А Фрида наверняка передала бы твоей тете…

— Помилуй, Стивен, говори, не заставляй меня нервничать!

По его лицу было видно, что он старается оттянуть неприятный момент, а Лори смотрела на него и терялась в догадках, что еще такое ужасное могло случиться. После смерти родителей самым страшным в ее жизни было кораблекрушение. А что может быть еще?

— Ну ладно. Оказывается, на «Титанике» была Элис Дэй. Дело в том, что она перед отплытием написала Роберту прощальное письмо, не указав, правда, под какой фамилией она купила билет. Письмо это, судя по всему, она поручила кому-то отправить по почте. Вот почему Роберт его так поздно получил.

Лори несколько секунд на могла вспомнить, кто такая Элис Дэй. И вдруг вспомнила. Да это же бывшая компаньонка Фриды Коннорс, которая ее обворовала и скрылась!

— Но она же была всего лишь компаньонкой! Откуда у нее деньги на такое плавание? Может, она хотела просто похвалиться? Или письмо написала не она?

— Роберт отнес письмо в полицию, там сказали, что это ее почерк. Что же касается того, где она нашла деньги на билет, то полиция провела кое-какие расследования в последние недели. Выяснилось, что эта женщина не раз меняла имена и это была не первая ее кража, так что деньги у нее были.

— Господи боже мой! — расстроено прошептала Лори. — Стивен, а ты не думаешь, что…

— Не думаю, и тебе тоже не следует об этом думать. Прежде всего, билет был заказан задолго до того, как ты отказалась от своего. Она даже имела наглость написать в своем письме, что наверняка увидит на корабле нашу новую американскую знакомую, но постарается не попадаться ей на глаза.

Лори вздохнула. На какой-то миг ее охватило вдруг чувство радости оттого, что справедливость восторжествовала. Но ведь это грех — так думать, хорошо хоть Стивен ничего не заметил по ее лицу, мелькнуло у нее в голове.

— А еще что-нибудь известно? — осторожно спросила Лори.

Она хотела спросить, утонула Элис или нет? Или осталась в живых и рассказывает сейчас о своем чудесном спасении легковерным американцам, выдавая себя бог знает за кого?

— Ничего, — ответил Стивен. — Мне вообще не хотелось тебе ничего говорить. Лучше забудь это, а то начнешь размышлять, что бы было, если бы ты была на месте Элис, и так далее. Она не заслуживает, чтобы из-за нее расстраивались…

— Как ты можешь так говорить! — возмутилась Лори. — Какая-никакая, она все-таки человек. Никто не заслуживает такой смерти.

— Понимаю, прости. Я неудачно выразился.

— В самом деле, неудачно. Ты говорил точно как Роберт. Кстати, как он к этому отнесся?

Стивен пожал плечами.

— Он надолго ни к кому не привязывается, хотя, надо сказать, это письмо, полученное уже после того, как Элис бросила его и исчезла, ошеломило его. Но он скоро успокоился и смотрит на все философски. А что ему еще остается? Горевать из-за нее он не собирается, так же как и преследовать ее, хотя, по данным полиции, ее разыскивают по делу о воровстве в нескольких графствах.

— Лучше бы они не напали на ее след. Мне не хочется ничего знать…

— И мне тоже. Насколько я знал Элис, она, если осталась жива, уже давно живет где-то под другим именем.

Лори задумалась. Вряд ли она скоро забудет Элис Дэй, но, как бы там ни было, она исчезла из их жизни навсегда.

— Вы с тетей уже придумали, кем оденетесь на маскарад? — спросил Стивен после долгого молчания.

Может, это выглядело не очень хорошо — говорить о таких пустяках после того, как они только что рассуждали о возможной гибели Элис Дэй, но Лори обрадовалась, что можно вернуться к простому, нормальному разговору.

— Придумали, конечно, уже и с портнихой все обговорили, но не надейся, что я тебе скажу, в каких мы будем костюмах. Иначе будет неинтересно.

Стивен засмеялся.

— Сдаюсь! Только я уверен — я узнаю тебя в любом костюме и под любой маской. Мне достаточно взять тебя за руку и сплести наши пальцы. Достаточно посмотреть на твои губы, пусть даже твои прекрасные голубые глаза будут скрыты под маской. Тебе ничего не поможет, я все равно тебя узнаю.

У Лори перехватило дыхание. Кажется, прошло уже столько времени с тех пор, как они говорили друг другу о своих чувствах и целовались. И только она виновата в том, что он просто не осмеливался подступиться к ней.

Но вот сейчас он стоит перед нею, и она видит в его глазах призыв, слышит, как тяжело он дышит, и чувствует, как ее охватывает ответное желание.

— Я бы тебя тоже узнала, Стивен, — прошептала Лори. — Обязательно.

Он улыбнулся уголками губ, шагнул к ней и крепко обнял. Их поцелуй был долог и упоительно-сладостен.

Лодку вдруг сильно тряхнуло, и Стивен схватился за штурвал. Вовремя, подумала Лори. Будь они не на шаткой палубе, а на земле, поцелуем бы дело не кончилось. И Лори подумалось вдруг, что нет ничего дороже на свете, чем любить и знать, что тебя любят.

— Наверное, пора возвращаться, — с огорчением сказала она. — Тетя Элен, вероятно, беспокоится. Непременно спросит, как я провела время.

— И что ты ей скажешь? Лори, помедлив, ответила:

— Скажу, что нашла самоё себя. Уверена, она все поймет.

Улыбка Стивена сказала ей, что он тоже все понимает.

Лори еле удержалась, чтобы не запрыгать от счастья, ступив снова на твердую землю. Наверное, это было глупо — так радоваться тому, что она отважилась пуститься в плавание, пусть и коротенькое, и ничего не случилось. По правде говоря, она радовалась не только этому. Конечно, внешне словно бы ничего особенного не произошло, но она окончательно уверилась в том, что они со Стивеном любят друг друга и будут любить всегда. А что еще ей нужно на свете?


Стивен высадил Лори у дома и уехал, отказавшись войти внутрь. В гостиной ее встретили невеселые лица тети и дяди.

— У нас были гости, — сказал, откашлявшись, Вернон. — Приезжали Роберт с Фридой.

— Не беспокойтесь, дядя. Я все знаю про Элис Дэй.

— Значит, Стивен тебе сказал, — произнесла Элен, пристально глядя на племянницу. — Ужасно, да?

— Да, ужасно, но только меня это больше не волнует. Как видно, правосудие свершается порой окольными путями, и это все, что я могу сказать. Портниха приходила сегодня на примерку?

Элен просияла.

— Приходила, оставила твой костюм, чтобы ты походила в нем. Должна признаться, я уже устала без конца надевать и снимать все эти юбки и оборки.

— Да сама королева Елизавета и та никогда не была такой величественной, какой вы будете на балу, милая моя тетушка, — со смехом сказала Лори.

— Ну а из тебя выйдет замечательная девушка с Дикого Запада, — улыбнулась в ответ Элен.

— Надеюсь, хотя, по правде говоря, у меня появились кое-какие сомнения на этот счет. Мне кажется, у мисс Брендон получается уж очень вызывающий костюм. — Лори нахмурилась. — Я, конечно, не ханжа, но все-таки не хочется уж очень выставляться.

— Ты будешь просто играть роль, — вмешался дядя. — А если ты считаешь, что костюм подчеркивает твою фигуру, так что же плохого в женских формах? Великие художники во все времена восхищались ими.

— К тому же, — добавила тетя, — ты будешь в маске. Мисс Брендон делает их нам. Да и потом, мы трое не будем все время вместе словно приклеенные, так что ты останешься неузнанной столько, сколько пожелаешь.

Вспомнив слова Стивена, что он узнает ее под любой маской, Лори не очень-то была в этом уверена. Она вдруг поймала себя на том, что думает о Роберте. Вот он лучше пусть ее не узнает, и пусть на балу будет побольше молодых женщин в необыкновенных костюмах, чтобы ему было чем заняться.

— Кстати, — вспомнила Лори, — они отложили бал на несколько дней. Стивен сказал, что скоро все получат официальные приглашения.

— Получается, ты была права?

— Да нет, это не имеет никакого отношения к катастрофе. Просто они решили дать бал через неделю после дня рождения, чтобы прежде разобраться с этой припиской к завещанию и прочими делами.

Или, как выразился Стивен: Что бы там ни объявил нам Слейтер, Роберт должен успеть немножко свыкнуться с тем, что он великий победитель; гостям ни к чему видеть его напыщенную физиономию.

Она спросила: А ты уверен, что в результате ваши отношения вконец испортятся?

Абсолютно.

— Интересно, что там придумал старик Коннорс, — задумчиво проговорил Вернон. — Что бы это ни было, думаю, что одному из них придется туго. А иначе к чему вся эта затея с припиской, которая должна быть объявлена через столько лет?

— Стивен говорит, что по закону, когда Роберту исполнится тридцать лет, дело должно перейти к нему, а отец, видя, что оно его нисколько не интересует, предусмотрел, очевидно, какие-то ограничения. Зная тяжелый характер отца, Стивен готов к чему угодно. — Лори умолкла, чувствуя, что краснеет. Не покажется ли странным, что она так осведомлена о семейных делах Коннорсов?

Тетя не замедлила подтвердить ее сомнения:

— Как я вижу, Лори, Стивен делится с тобой своими секретами.

— Да нет, просто иногда ему хочется выговориться, а рядом нет никого более подходящего, — торопливо проговорила Лори. — Вообще-то я не люблю слушать про чужие тайны.

Дядя бросил на Лори острый взгляд, но промолчал.

— Пойду-ка я к себе, примерю костюм, раз уж он готов, — сказала Лори. — Попрошу Мейзи помочь мне, она не болтушка, а мне не хочется, чтобы кто-то узнал, как я буду одета.

Лори немного побаивалась надевать этот наряд, боялась, что он слишком откровенный. Когда она сказала, что оденется девушкой из салуна на Диком Западе, она даже и не думала, что пойдет на маскарад. Но вот костюм готов, и теперь уже поздно что-то менять и шить что-то поскромнее. Она будет девушкой с Дикого Запада.

Позвав с собой Мейзи, Лори пошла к своей комнате. Войдя, они обе застыли на пороге, молча разглядывая костюм, висевший на плечиках. Лори он сразу понравился. Короткая юбка из ярко-красного шелка, шелковая, ослепительно белая плиссированная блузка с очень-очень глубоким вырезом и красный шелковый шарф, который можно завязать бантом на шее.

— Да от вас просто глаз будет не оторвать, — восторженно проговорила Мейзи. — Мисс Брендон подобрала чудесный цвет для юбки. Вы знаете, в сундуке миссис Хартман есть парик почти такого цвета. А если еще взять боа из перьев, это будет вообще что-то!

Хочешь сказать, получится вылитая шлюха…

— Парик вполне сгодился бы для маскировки, — сказала Лори, подумав при этом, что волосы огненного цвета — это немножко чересчур даже для девушки из салуна… — Что меня волнует, так это не слишком ли откровенно я себя показываю.

Мейзи рассмеялась.

— Ой, да вы должны радоваться, что вам есть что показать, простите меня за вольность, мисс Лори. Многие молодые леди были бы счастливы, имей они то, что есть у вас.

Лори хмыкнула.

— Может, ты и права… Ладно, давай-ка, помоги мне надеть все это, тогда и посмотрим.

— А потом я сбегаю принесу парик, будет еще красивее.

— Хорошо, если хочешь.

Мейзи радовалась так, словно это не Лори, а ей самой предстояло идти на бал. Она принесла парик, расправила его и осторожно надела Лори на голову. После этого она накинула ей на плечи боа из розовых перьев, без которого, по ее мнению, девушка из салуна не могла обойтись.

— Господи, да это же уличная проститутка, — простонала Лори, останавливаясь перед зеркалом.

— А разве эта самая девушка не должна на нее немножко смахивать? — спросила Мейзи. В голосе ее звучало сомнение.

Возразить было нечего. Лори не узнавала себя даже без маски, которую мисс Брендон должна была принести попозже.

Из высокого зеркала на нее смотрела сладострастная женщина, в низком вырезе блузки молочно светились груди, под мягким шелком легко угадывались соски. Лори вдруг стало страшно — как это она появится в таком виде перед людьми? Струящаяся алая юбка туго обтягивала талию, подчеркивая крутые бедра. Ну, все, законченная шлюха, заключила Лори. Она перевела взгляд ниже, на свои высоко открытые ноги, обтянутые белыми чулками, в красных туфлях на высоченных каблуках… Нет, такого она не ожидала…

Лори заметила еще кое-что… ярко-рыжий парик, казалось, бросает отсвет на лицо, в глазах появился какой-то необычный блеск, раскрытые губы казались ярче, полнее и чувственнее… Удивительно, но Лори вдруг почувствовала себя такой, какой видела себя в зеркале… и это почему-то было ей очень приятно. Она мгновенно поняла почему. Как, интересно, это будет, когда Стивен Коннорс увидит ее, узнает и захочет…

— Пожалуй, хватит, — пробормотала Лори. — По крайней мере, ясно, что больше не нужно примерок. Ты мне поможешь, Мейзи?

— Представляю, как обомлеет ваш молодой человек, когда вас увидит, — сказала служанка.

Лори засмеялась.

— С чего ты взяла, что у меня кто-то есть?

— Тогда надо заиметь! Молодая леди, красавица, и ни одного ухажера? — с жаром продолжала Мейзи. — Это просто странно, что в вас еще не влюбилась половина графства.

— Ой, лучше не надо. Что бы я с ними со всеми делала? — воскликнула Лори, смеясь.

Тем более что ей нужен один-единственный…

Переодевшись, Лори села за стол. Надо было сделать запись в дневнике, а еще написать письма в Бостон. Она сообщила заранее своим друзьям, что сдает билет на «Титаник», иначе они бы сейчас обивали пороги пароходной компании в поисках какой-нибудь информации о ней. Ну а сейчас пришла пора сообщить им, что она остается в Англии. Все, жгу мосты, сказала Лори про себя.

Она спустилась вниз перед самым обедом и объявила Вернону и Элен, что окончательно решила не уезжать. Вернон догадывался об этом и раньше, а Элен была так обрадована, что прослезилась и крепко поцеловала племянницу. Чтобы тетя не подумала, что она остается из-за нее, Лори сказала, что ей не хочется и думать о долгом плавании через океан, хотя самой себе честно признавалась, что это совсем не главное.

— Не могу передать, как я счастлива, моя дорогая. Теперь ты по-настоящему будешь нам дочерью, которой у нас никогда не было.

— А ты наверняка понимаешь, что это означает, — вставил Вернон.

— Это означает, что я в случае необходимости смогу брать «уолсли», да? — Лори сказала это в шутку, она знала, как дядя дорожит своей машиной.

— Ну, не только это… — заговорил он серьезным тоном. — Я изменю завещание, чтобы после нас с Элен все осталось тебе. Ты будешь полной хозяйкой всего, что у нас есть. Ты и так была бы наследницей как дочь моего брата, но я хочу оформить все официально, законным путем.

Лори понимала, что все это говорится, чтобы она чувствовала себя здесь нужной и любимой, но все равно — ей не хотелось слышать о смерти и завещании, тем более что в последнее время она слышала об этом слишком часто. Дядя заметил это по ее помрачневшему лицу и постарался исправить положение:

— Что сказано — то сказано, и больше возвращаться к этому мы не будем, хорошо?

— Вот уж действительно, не будем, — присоединилась к мужу Элен. — И вообще, хватит о серьезном. Давай, Вернон, поговорим о чем-нибудь веселом. Например, расскажи Лори, в чем ты пойдешь на маскарад.

— Да! Почему вы это от меня скрываете? — с готовностью откликнулась Лори.

— Твоя тетя решила, что нам лучше подобрать какие-то совсем разные костюмы, чтобы мы не выглядели парой. Так что перед вами пират Черная Борода. Ну, как тебе?

Лори захихикала.

— Это просто замечательно! Никому и в голову не придет, что Черная Борода, славная королева Бесс и девушка из салуна — одна семья!

— Интересно, что выбрали Стивен с Робертом, — заметила Элен. — Лори, Стивен тебе ничего не говорил?

— Ни слова. Мне кажется, он слишком озабочен другим, чтобы думать еще и о костюме.


Приближался день рождения. За все время ни Стивен, ни Роберт ни разу не появились. Лори решила, что Стивен просто очень занят на верфи. Хартманов посетили с коротким визитом Хокесы, которые приехали, чтобы окончательно получить во владение яхту и отправиться в первое плавание вокруг Британских островов.

Чем был занят Роберт, догадаться было трудно. Наверное, просто убивал время в ожидании наследства, когда можно будет продать верфь, как он грозился Стивену. Вот тогда он сможет вести праздную жизнь и ездить куда угодно. Уедет, и больше они его не увидят.

Думая обо всем этом, Лори очень переживала за Стивена. В каком он окажется отчаянном положении, если Роберт выполнит свою угрозу! А ведь он вполне может это сделать по праву первородства.

Она заставляла себя не думать об этом слишком много. Да и из-за костюма она перестала беспокоиться после того, как тетя сказала ей, что многие являются на маскарад в вызывающих костюмах. Такова традиция… Однако Лори собиралась на маскарад впервые, а в Америке такой традиции вроде бы не было.


На следующий день после встречи Коннорсов с поверенным зазвонил телефон, и Лори сказали, что просят ее. Немножко удивленная, Лори взяла трубку, сердце у нее подпрыгнуло при звуках мужского голоса. Он произнес только ее имя и звучал так ясно, словно говоривший стоял рядом с ней.

— Очень рада тебя слышать, Стивен, — сказала Лори.

В трубке раздался короткий смешок.

— Это не Стивен, радость моя! Это Роберт. Простите, если разочаровал вас.

— Ничего, — солгала Лори. — Ваши голоса так похожи, а я не знала, что вы приехали… — Она сбилась и умолкла.

— Да, вернулся. Мне подумалось, может, мы покатаемся верхом, в прошлый раз ведь не получилось. Лошадям нужны упражнения, да и мне тоже. Так что вы скажете, Лори?

Верховая езда Лори ничуть не привлекала, но отказаться было как-то неудобно, все-таки сосед… Нет, она, конечно, не позволит ему ничего лишнего. Это будет прогулка, и все. Он очень обаятельный, этого нельзя отрицать, но ее сердце принадлежит другому.

По голосу Роберта нельзя было понять, как прошла встреча с поверенным, а Стивен почему-то ничего не сообщил. Впрочем, это их семейные дела…

Лори согласилась покататься с условием, что ей дадут смирную лошадку.


Когда она подъехала к Коннорс-Корту, Роберт ждал ее с двумя оседланными лошадьми. День был прекрасный, мягкий и теплый, и они, проскакав легким галопом по поросшей низким кустарником равнине, спустились к бухточке, которую Лори уже знала. А с ним вполне можно разговаривать, когда он не строит из себя бог знает что, думала Лори. Неудивительно, что в него все влюбляются.

— Не пора ли передохнуть? — предложил Роберт, когда они, проскакав довольно большое расстояние по песчаному пляжу, остановили уставших лошадей. Он соскочил с коня и протянул руки к Лори, помогая ей слезть. Как только она оказалась на земле, его пальцы сомкнулись у нее за спиной, так что она не могла даже шевельнуться.

— Роберт, не надо, прошу вас…

— Почему это не надо? — Он был явно уверен, что она говорит это просто для виду. — Мы оба молоды, одиноки, здоровы, и не говори мне, лапочка, что ты невинное создание. Слыхал я о вас, американских девушках…

— Мало ли что говорят, не надо всему верить, — проговорила, задыхаясь, Лори. Надо же было попасть в такое идиотское положение… Стоит тут с ним на пустынном пляже и пытается вырваться. Но почему-то ей не страшно.

— Может, и не надо, но я сам чувствую, — улыбнулся Роберт. — А я в этих вещах понимаю чуточку больше, чем мой братец, уж поверь.

— Стивен — джентльмен, — вырвалось у Лори.

Роберт засмеялся и наклонил голову. Лори поняла, что он ее сейчас поцелует, если только она не ударит его коленом туда, где всего больнее. А стоит ли это делать из-за какого-то поцелуя? Подумаешь, один-единственный поцелуй, тем более безответный…

Оторвавшись, наконец, от ее губ, Роберт вполголоса сказал:

— А вы не такая уж ледышка, какой хотите казаться. У меня даже возникла мысль: может, мне, наконец, остепениться, женившись на девушке вроде вас? Что вы скажете насчет того, чтобы помочь мне стать на путь истинный, а?

Лори удивленно посмотрела на него.

— Если я поняла вас правильно, то забудьте об этом! Женщине, которая выйдет за вас замуж, придется смотреть сквозь пальцы на ваше поведение — в прошлом, да и в будущем тоже, — а я не такая терпеливая!

Лори проговорила это, сама удивляясь своей решительности. А он… неужели он, в самом деле, собирается сделать то, о чем говорит? Лори стало тревожно на душе. Она не хочет не то что говорить, но даже и думать о том, чтобы выйти замуж за Роберта Коннорса, если он действительно это имел в виду. Нет, что-то не верится, чтобы Роберт решился связать себя брачными узами. Это не в его стиле… если только у него нет на то каких-то особых причин.

Он внезапно отпустил ее и учтиво поклонился.

— Прошу прощения, я был не сдержан с вами. — (Ну, просто сама скромность, сердито подумала Лори.) — Обо мне говорят, что я привык получать все безо всяких усилий. Но ведь недаром говорят: не все то золото, что блестит. Я всегда был готов польститься на блеск. А золото — это вы, моя дорогая американская кузина.

— Глупости! — растерянно проговорила Лори, выбитая из колеи столь стремительной переменой в поведении Роберта. — Оставьте ваши сладкие речи для тех, кому они нравятся. И не говорите больше ничего. Я еду обратно. А вы?

— Конечно! Разве не об этом я говорил вам все это время? — ответил он с обольстительной улыбкой.

Глава тринадцатая

До того дня, когда должен был состояться маскарад, Лори удалось увидеться со Стивеном только один раз. Она ездила по поручению тети в Кингкум и, не удержавшись, завернула на верфь.

Ей не терпелось узнать, чем закончилась встреча с адвокатом, но спросить Стивена она не решилась. К счастью, он сам сразу заговорил об этом. То, что Лори услышала, ошеломило ее.

— Последнее слово все-таки осталось за отцом, хотя я должен был догадаться, что, вонзив нож, он непременно его еще и повернет, — с горечью проговорил Стивен. — А Роберт, кажется, сделал поворот на сто восемьдесят градусов и носится теперь с идеей не продавать верфь, а управлять ею вместе со мной.

— Ну и?..

Стивен чертыхнулся себе под нос.

— Что «ну и», ты ничего не понимаешь? Это будет конец всего. Он, естественно, захочет все делать по-своему, и все пойдет прахом, все, что я строил столько лет.

— Ты так в этом уверен? Если все это будет его, он наверняка постарается, чтобы все шло хорошо…

— Поверь мне, Лори, уж я-то знаю Роберта. Для него это просто игрушка, поиграет несколько дней, а вернее, шесть месяцев, и бросит.

Стивен замолчал так же внезапно, как и заговорил, но Лори была уверена, что сказано еще не все. Они вошли в конторку Стивена, Лори села на стул, всем своим видом показывая, что уходить не собирается.

— Я понимаю, это не мое дело, но, может, ты мне все-таки объяснишь, что и как?

И он заговорил — резко, отрывисто, гневно:

— В своей приписке отец требует, чтобы Роберт в течение полугода женился и стал вести приличный, достойный образ жизни. Это его собственные слова. Если же этого не произойдет, верфь переходит ко мне, а он теряет также права на Коннорс-Корт. Можешь себе представить, в каком он был бешенстве. Где-то с час он пререкался со Слейтером, доказывая ему, что отец просто выжил из ума, конечно, ничего не добился, принялся бушевать, кричать, что выполнит требование отца, женится на первой встречной и станет управлять верфью так, как сочтет нужным. А через полгода распродаст все, включая дом, и уедет. С этим он и убрался.

— Но разве это не будет нарушением условия? — спросила Лори. Жестокость Роберта по отношению к брату поразила ее в самое сердце.

— Нет, если он женится в течение шести месяцев, пусть даже за неделю до окончания этого срока. Там есть еще кое-какие детали, я не стану тебя ими утомлять, главное — то, что я сказал. Как бы дело ни повернулось, я все равно теряю все.

— Просто не знаю, что и сказать, Стивен, кроме того, что я очень ценю твое доверие.

— Спасибо, только я не сдамся без боя. А ты будь осторожнее.

Лори посмотрела на него с недоумением, он невесело хохотнул.

— Брату нужна жена, любовь моя, а кто самый подходящий кандидат на это место?

Лори вспыхнула. Ладно, брату он не доверяет, но ей-то…

— Неужели ты думаешь, что я выйду замуж из-за денег и положения? Я думала, ты меня знаешь лучше!

А верховая прогулка вдвоем с Робертом? Да нет, вряд ли она уж так нужна ему, когда вокруг столько девушек, выбирай какую хочешь. Но тогда что означали его слова там, на пляже? Ведь он по сути дела сделал ей предложение…

Вот еще не хватало, чтобы братья дрались из-за нее. Стивен между тем молчал, и неизвестно было, какие мысли бродят в его голове. Лори взяла его за руку.

— Ты должен знать — ни Роберт, ни деньги меня не привлекают.

Ей хотелось сказать ему что-то ласковое, успокоить его, но она не решилась. Есть же какие-то рамки, которые даже самая передовая женщина не может переступить, пока не уверена полностью в серьезности намерений мужчины.

А ведь Стивен до сих пор не сделал ей предложения, и сделает ли вообще — неизвестно. Пусть пока все идет, как идет. Что же до Роберта, то с ним все ясно. Ему нужно жениться не позже чем через шесть месяцев. А она, Лори, тут и свободна.

Стивен мягко поднял ее на ноги, легко провел пальцами по ее щеке. Этот ласковый жест тронул ее.

— Я надеюсь, ты всегда будешь такой, Лори, — отрывисто произнес он, — потому что может оказаться, что мне нечего будет тебе предложить, кроме своей персоны.

— Поверь мне, Стивен, — заговорила Лори, с трудом проглотив комок в горле, — деньги для меня не имеют значения. Но ради самого себя — ведь это для тебя так много значит — постарайся все-таки что-то сделать.


Она поехала домой. Мысли ее были в смятении. Она просто не могла понять, как отец собственными руками может делать врагами своих сыновей.

И все из-за того, что один родился на десять минут раньше другого? Где здесь справедливость? Из-за каких-то десяти минут Стивен рискует потерять все, чем он дорожит…

Однако какой смысл раздумывать об этом? Главное, что Стивен доверился ей, рассказал о приписке к завещанию и предупредил насчет Роберта.

По правде говоря, Лори почувствовала укол самолюбия, поняв, что единственное, почему Роберт обхаживает ее, — это то, что ему нужно жениться, на ком угодно, только бы жениться.

Хорошо бы, конечно, сыграть с ним злую шутку — сделать вид, будто она принимает его ухаживания, а в последнюю минуту оставить его с носом.

Однако Лори понимала, что такая игра опасна, Стивен мог ее неправильно понять. Нет, лучше всего не принимать ухаживаний Роберта, если он вознамерится это делать. Вряд ли у него на примете она одна-единственная.


Цветы привезли на другой день. Большую корзину с ранними желтыми розами. Служанка принесла ее в сад, где сидели Лори с тетей. От корзины исходило благоухание.

— Я вижу, у тебя появился поклонник, — с улыбкой заметила Элен. — Кстати, меня это не удивляет.

Лори почему-то не догадалась сразу, от кого цветы. С бьющимся сердцем она вытащила из букета конверт и, не подумав, прочла записку вслух:

— «Прекрасной леди с искреннейшими извинениями за недоразумение. Р.К.».

Брови Элен поползли вверх. Естественно, она сразу поняла, чьи это инициалы.

— Вы что, поссорились с Робертом, дорогая? Я знаю, он порой бывает бестактен…

— Да ерунда, и, уж во всяком случае, это не заслуживает таких утонченных извинений.

— И все-таки, как я вижу, он о тебе очень высокого мнения, — продолжала Элен. — Вообще-то, в нем есть и что-то хорошее…

Лори засмеялась. Такой поворот в рассуждениях тети ее позабавил.

— Ах, оставьте, тетя Элен! Вот уж не думала, что вы такого высокого мнения о Роберте! Я знаю, вам бы очень хотелось, чтобы я вышла замуж за одного из ваших дорогих мальчиков, но только я выберу себе мужа сама, хорошо? — Лори смешалась. — То есть не сейчас, конечно, пока я об этом не думаю…

— Ну, так подумала бы! Я с таким удовольствием занялась бы твоей свадьбой, дорогая моя…

— Но вы уж все-таки подождите, тетя, дорогая, пока я буду готова к этому, ладно? А время еще не пришло.

Про себя Лори подумала, что все удачно складывается — маскарад меньше чем через неделю, а там Роберту вряд ли будет до нее. Наверняка придет много красивых девушек, и он не упустит случая, чтобы поволочиться, а ей останется лишь держаться подальше, чтобы у него и мысли не возникло, что он ее как-то интересует.


На следующий день цветы появились снова, назавтра опять, и в каждом букете была записка со словами раскаяния. Бедному Роберту непременно нужно было встретиться лично с Лори, чтобы услышать из ее уст, что она прощает ему его недостойное поведение.

Ясно было, что он намеренно преувеличивает тяжесть своей вины, чтобы сделать еще один шаг вперед.

Дня за три до бала он приехал — якобы для того, чтобы справиться о самочувствии Вернона и Элен, — и очаровал их своими манерами и явственным интересом к Лори.

Лори не верила ему ни на йоту, однако не считала себя вправе рассказать дяде и тете о содержании приписки к завещанию, пока об этом им не расскажут сами братья или Фрида. Сам же Роберт и не подозревал, что она все знает.

Интересно, спросила себя Лори, а что, если бы она не знала? Поверила бы в искренность этой внезапной вспышки чувств? А если бы поверила — ответила бы? Нет, ни за что.

После ухода Роберта начались шутки насчет того, что если Роберт будет и дальше так продолжать, то Стивену надо быть начеку, а то, как бы не проглядеть соперника.

— Змея, а не соперника, — процедила сквозь зубы Лори.

— Что ты такое говоришь? — удивилась Элен.

— Хочу сказать, его штучки скорее лед растопят, чем меня, — ответила Лори, и в голове у нее как будто что-то щелкнуло, и мысли побежали совсем в другом направлении.

Лед… айсберг… прекрасный величественный корабль погружается в воду, и вместе с ним — люди, множество людей.

За прошедшее время стали известны многие подробности катастрофы и многие имена. Капитан Смит и помощник капитана Мердок… радисты Джек Филипс и Харолд Брайд, безуспешно пытавшиеся дозваться кого-нибудь. А несчастные пассажиры? Некоторые из них были сказочно богаты, другие плыли в Америку в поисках лучшей доли. Судьба обошлась со всеми одинаково, независимо от богатства, кого-то оставив в живых, а кого-то погубив.

Выжившие рассказывали жуткие подробности катастрофы, которые невозможно было забыть. У Лори снова зазвучал в ушах сумасшедший ритм регтайма, который играл оркестр на палубе тонущего корабля, сменившийся в самом конце печальной мелодией «Иду к тебе, Господи»… Теперь уже было точно известно, что из более чем двух тысяч пассажиров, находившихся на борту, утонуло больше половины…

— Лори, что с тобой? — донесся как будто издалека встревоженный голос дяди. — Ты больна? Может, простыла?

— Ничего, дядя Вернон, это было просто видение, — прошептала Лори. — Со мной это бывает.

— Понимаю, — задумчиво проговорил Вернон. — Смешно было бы ожидать, что такая мелочь, как бал у Коннорсов, заставит тебя забыть о прошлом. Но ты постарайся думать о молодых людях, которые за тобой ухаживают, о семье, которая тебя так любит. Многие девушки тебе бы позавидовали…

— Я все понимаю, дядя, и вы знаете, как я вам благодарна…

— Меньше всего я думаю о твоей благодарности, — прервал ее Вернон. — Не хочу и слышать об этом. Давай лучше смотреть вперед, а не назад. Какой толк горевать о том, чего не изменишь?

Дядя был прав, Лори и сама думала так же, только не всегда получается так, как ты решила. Но она жива, молода и постарается жить именно так.


Наконец пришел день, и они стали собираться на бал. Лори отказалась от помощи служанки и закрылась в своей спальне. Она была как на иголках. Ну, зачем она придумала себе такой вызывающий костюм?! Англичане наверняка будут одеты скромнее. Хотя дядя и тетя уверяют, что они в таких случаях отбрасывают свой консерватизм и одеваются очень даже вольно, Лори не очень-то в это верилось, хотя очень хотелось верить.

Ко всему прочему надо будет как-то ухитриться войти в дом по отдельности, а потом делать вид, будто они незнакомы. К тому времени, когда уже вот-вот надо было отправляться, Лори, почувствовав, что еще немного — и она просто сорвется, сурово приказала себе успокоиться, иначе весь вечер будет испорчен.

Как оказалось, дядя Вернон разработал целый план, как они появятся на балу.

— Мы с тетей поедем на «уолсли», потому что с ее огромными юбками — она никуда больше не влезет, — сказал он, — а ты поедешь с соседом и его женой, мы с ним договорились. Согласна?

Она не стала возражать, хотя подумала, что вполне могла бы поехать на своей машине. Но нет, увидев ее «форд», все бы догадались, кто она такая. К тому моменту, когда должен был подъехать сосед, Лори была полностью одета, оставалось только нацепить маску и рыжий парик. Мейзи не жалела слов, доказывая, что без парика просто никак нельзя, и восторженно заахала, когда Лори наконец его надела.

— Просто загляденье! — воскликнула девушка. — Ни дать, ни взять, гулящая! Ой, только не обижайтесь!

— Я не обижаюсь, Мейзи, — ухмыльнулась Лори, упершись взглядом в зеркало, откуда на нее вызывающе смотрела совершенно незнакомая уличная женщина. — Ничего, я так замаскировалась, что меня никто не узнает до самой полночи, когда, как мне сказали, все снимают маски.

— Да, да, в полночь снимают, — уверенно подтвердила Мейзи. Она, как все слуги, была прекрасно осведомлена о том, как, что и где делается. — А до того вас не узнает ни одна душа… вы так смешно говорите, как раз подходит к костюму, все понятно, приехали из колонии и все такое…

Служанка смутилась и замолчала. Лори рассмеялась.

— Все хорошо, Мейзи. Оставим все как есть. Услышав за окном шум мотора, Лори пошла к лестнице. Сердце часто билось, от волнения и страха стеснялось дыхание.

Золушка едет на бал, мелькнуло в голове, и не догадывается, что произойдет, когда часы пробьют полночь…

Парк Коннорс-Корта был освещен китайскими фонариками, при появлении очередного автомобиля слуги тут же бежали к нему, чтобы отогнать на заранее подготовленную площадку.

Лори подумала, что она зря боялась сразу быть узнанной, даже если бы она приехала на своей машине. Все шли к дому пешком, а в просторной гостиной их приветствовали дворецкий и другие слуги. Для смелости можно было выпить шампанского, а уж потом идти в сияющий светом бальный зал, где гремел оркестр. И где гостей учтиво приветствовали трое.

Было понятно, кто они — конечно, хозяева. Фрида Коннорс, облаченная в пышные одежды, представляла Марию Стюарт, королеву Шотландскую, а вот два высоких молодых человека рядом с ней…

Лори тихонько ахнула. Теперь она поняла, почему Стивен так загадочно улыбнулся, когда она сказала, что сразу его узнает. Кроме того, что эти двое — хозяева дома, ничего больше понять было невозможно. Который из них Роберт и который — Стивен? Костюмы двух разбойников повторяли друг друга в малейших деталях.

Если они хотели сбить с толку и развеселить гостей в первую же минуту их появления в зале, то этот план удался на славу. Но интересно, ее-то кто-нибудь узнает? Ведь Стивен говорил, что узнает обязательно…

Распорядитель бала, представлявший гостей хозяевам под вымышленными именами, наклонил голову к Лори. Она не сразу сообразила, чего он хочет.

— Я мисс Сапфир, — пробормотала она. Выбранное имя показалось ей вдруг совсем неподходящим. Ну да ладно, сойдет. Тем более что все равно уже было поздно что-то менять, потому что распорядитель громко объявил: «Мисс Сапфир».

— Добро пожаловать, мисс Сапфир, — глуховато произнесла из-под маски Фрида Коннорс. — Надеюсь, вы приятно проведете время.

— Благодарю вас, мэм, я искренне на это надеюсь, — ответила Лори тонким голоском с ясно выраженным американским акцентом, поскольку решила изображать девушку из Алабамы.

Кто ей скажет, почему она не остановила свой выбор на утонченной красавице из южных штатов? Нет, лучше и не думать об этом. Поздно.

Не успела она отойти от хозяев, как кто-то взял ее за руку и крепко сжал, даже слишком крепко.

— Очаровательно, мисс Сапфир, — донеслось из-под черной маски. — Приглашаю вас на первый танец.

— Спасибо, сэр, — пробормотала Лори и хотела, было идти дальше.

Ее руку снова крепко сжали, и голос был тот же самый, и глаза, смотревшие сквозь прорези маски, — такие же… нет, она не знает, кто это. По идее, второй должен быть Стивен, он считается вроде бы как младший… но что им мешает поменяться местами, чтобы всех одурачить? И ведь они наверняка будут вести себя так весь вечер… она совсем запутается… Лори охватила паника.

— Оставьте для меня хотя бы один или два танца, мисс Сапфир, а то ведь вы наверняка будете пользоваться всеобщим вниманием, — произнес второй голос.

— Обязательно, сэр, — пропищала Лори, вытаскивая руку и отворачиваясь.

Она чувствовала себя потерянной. Вокруг одни чужие и незнакомые люди, и дядя с тетей куда-то подевались. Увидев их, наконец, она еле удержалась, чтобы не броситься к ним.

Но тогда рухнет весь ее план. Ведь ее расчет строился на том, что настоящая американка не придет на маскарад в американском костюме. Пока что все шло так, как было задумано, ее как будто никто не узнает, а ведь чувствуется, что все пытаются распознать друг друга, это часть игры. Да, но что она будет делать, если Роберт не устоит перед ее вызывающим видом и пойдет на приступ?


— А теперь мой танец, — проговорил голос, когда все гости были в сборе. К тому времени Лори успела станцевать практически со всеми мужчинами, которые только были в зале, за исключением пилигрима и тех, кому единственно старческая немощь не позволила насладиться танцем с девушкой из Алабамы…

Лори резко повернулась и оказалась в объятиях разбойника.

— Осмеливаюсь заметить, мисс Сапфир, вы сегодня очень красивы, — добавил тот.

— Вот уж спасибо, вы очень добры, сэр, — жеманно проговорила Лори. — А вы хорошо изображаете разбойника. Может, вы, в самом деле, такой?

Он засмеялся и прижал ее к себе теснее, чем требовал танец. Лори почувствовала, как его пальцы гладят ей спину.

— Не узнаёте, да? И пока не узнаете.

— А меня вы узнали? — спросила Лори.

Он быстро закрутил ее в вальсе, и они полетели по залу, растерянность и стеснительность исчезли, уступив место легкости и восторгу. Она танцевала свободно и раскованно, чего требовала роль, которую она играла, да это отвечало и ее собственной натуре.

И в самом деле, что это будет за девушка легкого поведения, если она станет скромничать?

Тем более что и остальные не очень-то стеснялись, что Лори отметила с радостью. Вот тебе и английская чопорность.

Кто-то хлопнул ее кавалера по плечу, и вот она уже кружится в объятиях второго разбойника, точно такого же, как первый.

Лори пристально вглядывалась в лицо своего партнера, пытаясь угадать, кто это — Роберт или Стивен. Надо спросить его как-то так, чтобы стало понятно по реакции.

— И который же из разбойников сумеет похитить сегодня мое сердце? И как? Засыплет ее желтыми розами, или будет все чего-то ждать, или просто утащит ее в ночную тьму?

Он засмеялся, сердце Лори подпрыгнуло. Черт, ничего не понятно. Она не могла их распознать, и это начинало уже действовать на нервы. Хорошо, если бы это был Стивен, она чувствовала бы себя спокойнее. А если это Роберт, то тоже неплохо бы это знать, она бы побереглась.

— Малышка, разве разбойник станет посылать кому-то желтые розы? Думаю, нет, хотя не в моих привычках вести себя так, как того требует мое нынешнее обличье.

— А может, просто ради забавы?

— Возможно. А может, и нет, — произнес разбойник, и они закружились в вальсе.

Нет, ничего она у него не может выведать, с раздражением подумала Лори. Ее начало одолевать беспокойство. Она была так уверена, что любит Стивена, а если так, то как же она не может понять, с кем танцует? Так ведь можно и засомневаться в своих чувствах… Но Лори сдаваться не собиралась.

Танец кончился, и партнер повел ее к длинному столу, уставленному бутылками и тарелками. До полуночи оставалось двадцать с чем-то минут. Вот тогда все станет ясно…

— Не хотите прогуляться по саду, мисс Сапфир? — предложил он ей вскоре. — Обещаю вам, ваша честь не пострадает, — добавил он. Чувствовалось, что он улыбается.

Вспомнив, кто она такая, Лори захихикала:

— Ой, постыдились бы, сэр! Вот уж не ожидала, что храбрый разбойник окажется таким скромником, что побоится пофлиртовать немножко с девушкой из Алабамы!

Он в ответ рассмеялся и, крепко держа под руку, повел ее сквозь толпу. Она мельком увидела второго разбойника. Тот оживленно разговаривал с епископом и сатаной. Кто же из них кто?

Ладно, может быть, в саду она угадает. Если он попытается ее поцеловать, ему придется снять ее маску и свою, и таинственность исчезнет. Лори почувствовала вдруг, что она вовсе этого не хочет, пока не хочет. Зря она пошла в сад.

— Ну и как, прелестная мисс Сапфир, нравится вам у нас? — Он наклонился к ней, и она почувствовала запах спиртного. Кто бы это ни был, он пил, притом немало.

Значит, это Роберт, хотя, может, и не он. Если же это Стивен, то он ее проверяет, хочет посмотреть, как она себя будет вести с его братом.

Решил убедиться, в самом ли деле она такая, как говорит, и не польстится ли на положение жены Роберта и хозяйки Коннорс-Корта. Но это возможно, только если он сам ее узнал.

Все, она больше не станет об этом думать, приказала себе Лори, у которой уже начало стучать в висках.

— Вы не представляете, мисс Сапфир, как мне хочется вас поцеловать, — проговорил разбойник. — Да вы, небось, и сами понимали, что в таком наряде вас захочет всякий нормальный мужчина, стоит ему только на вас посмотреть.

— Роберт, не надо…

Но было уже поздно. Она не могла вырваться, а от посторонних глаз их скрывали кусты.

— Ну, нет, малышка, ты на этом меня не поймаешь. Я просто разбойник, без имени. И давай пока так все и оставим. Но поцеловать я все-таки тебя поцелую.

И не успела Лори отклонить голову, как он впился ей в губы. Обе маски были сделаны так, что позволяли говорить и есть, а значит, и целоваться. Его горячие твердые губы с незнакомой ей грубостью заставили ее открыть рот, и она почувствовала движения его языка. Он вел себя бесцеремонно, зная, что она не сможет закричать.

Даже если бы она захотела. А Лори и сама не знала, хочет ли. Вечер был такой суматошный и беспокойный, и вот ее кто-то обнимает, и она до сих пор не знает, кто это, но чувствует, что ей хочется того же, что и ему. Нет, это непременно должен быть Стивен…

Послышался смех, и Лори еле успела вырваться, когда рядом прошла пара — французский матрос и с ним женщина, которая, очевидно, только что приехала. Она была одета как испанка — в переливающееся бирюзовое платье и кружевную мантилью. Лицо ее было закрыто маской. На спину падали иссиня-черные волосы. В любом другом месте она привлекла бы всеобщее внимание, но только не здесь, на маскараде, здесь она просто одна из многих, подумала Лори… и вдруг почувствовала, что разбойник выпустил ее и замер неподвижно.

— Вы их знаете? — спросила она.

Она была удивлена и заинтригована. Уж конечно, не матрос произвел такое действие на разбойника. Значит, испанка.

— Возможно, — ответил тот напряженно. — Во всяком случае, пойдемте в дом, сейчас будут снимать маски.

Лори поняла — он хочет быть рядом с той женщиной, когда все снимут маски. А если это Стивен?

Ее охватила ревность. Что, если эта женщина из его прошлого, его прежняя любовь?

Она и раньше никогда не думала, что такой страстный человек, как Стивен, мог дожить до тридцати лет, ни разу ни в кого не влюбившись. Но прошлое — это прошлое. А она хочет стать частью его будущего…

Глава четырнадцатая

Как старые друзья семейства Коннорс, Хартманы получили приглашение остаться на ночь, чтобы можно было пораньше лечь спать, особенно Элен. Лори предпочла бы вернуться домой, потому что обстановка стала слишком напряженной. Вряд ли кто-то еще это почувствовал, кроме нее. Да это и естественно. Откуда им знать, что вытворяет Роберт и как себя ведет.

Как только они вернулись в дом, ее спутник исчез, и она так и осталась в неведении, с которым же из братьев была в саду. Она должна была узнать, Стивен ее целовал или нет, недовольно говорила себе Лори. Ведь если любишь кого-то, разве это не значит, что узнаешь его в любом обличье? А если она его не узнала, то любит ли она его вообще?

Лори тут же отбросила эту мысль, вспомнив, как это было, когда она была наедине со Стивеном, какую нежность они испытывали друг к другу… и у нее сладко забилось сердце. А Роберт… Она совершенно уверена — его она не любит, и не смогла бы полюбить.

Маленький оркестр загремел тарелками, Лори от неожиданности вздрогнула. Распорядитель бала громко объявил, что до полуночи остается совсем немного и все должны приготовиться к тому, чтобы явить свои лица окружающим. Поднялся веселый гомон, все спешили в последние секунды угадать, кто стоит рядом, и вот старинные часы начали торжественно отбивать время.

Гости стали снимать маски, послышались удивленные восклицания, порой наигранные, потому что некоторых совсем нетрудно было узнать под маской, но порой и искренние.

Лори сняла маску, оставшись в своем рыжем парике. Стоявший рядом юноша, смущаясь, сказал, что узнал ее с самого начала. Лори улыбнулась.

— Не может быть! Вы обманываете. Я, например, почти никого не узнала.

Ей легко было это говорить, поскольку, по крайней мере, половину гостей она просто никогда прежде не видела. Скользя глазами по залу, она пыталась отыскать Стивена, но его не было видно. Не было и Роберта. Лори повернулась к молодому человеку:

— Вы не знаете, кто та женщина в испанском костюме? Мне кажется, я ее никогда раньше не видела.

Юноша окинул взглядом зал.

— Не имею понятия. Небось, из тех, кто является повсюду без спросу. Может, последим за ней и выясним? Хотите?

Следить и выяснять Лори вовсе не хотелось. Она покачала головой.

— Это не наше дело. Да и к тому же дама нашла знакомых.

Она произнесла последние слова, чувствуя, как тревожно бьется ее сердце. Зал был полон народу, стояла веселая суматоха, все расхаживали взад-вперед, но время от времени приоткрывался дальний конец зала, и там Лори заметила переливающееся платье испанки. И еще она заметила, что рядом, низко наклонившись к ней, стоит один из братьев Коннорс. Вот он взял испанку под руку, и они быстро пошли к выходу.

Это произошло так быстро, что никто ничего даже не заметил. Но Лори Хартман заметила, и ей стало очень любопытно…

Однако прошло не менее получаса, прежде чем ей удалось, вежливо отговорившись, покинуть зал.

Она упорно продолжала твердить себе, что ей безразлично, кто ушел с этой испанкой — Стивен или Роберт… да только в глубине души понимала, что это не так. Если это Стивен, значит, он все это время водил ее за нос, и это было невыносимо. Ну а если это Роберт, то кто-то должен предупредить эту женщину, что он может обойтись с ней непорядочно.

О Господи, как это напыщенно звучит! — думала Лори, презирая себя, но, продолжая идти вперед.

Конечно, могло быть и по-другому, мелькнула спасительная мысль. Он потихоньку увел эту женщину, потому что она явилась на бал без приглашения. Но тогда почему его до сих пор нет?

Она должна все разузнать. Лори потихоньку шла по центральному коридору, заглядывая то в одну комнату, то в другую, когда над ее ухом раздался голос:

— Я следил за вами, девушка из Алабамы. Куда это вы идете?

Лори подпрыгнула от неожиданности, ей было неловко, что ее застали там, куда гостям заходить не положено. Она медленно повернулась… и увидела Стивена Коннорса. Он был без маски.

— Я хотела выйти подышать воздухом…

— Правда? — Он широко улыбнулся. — А я думал, ты, как и я, идешь по следам моего брата и таинственной испанской леди.

— Кто она?

— Не знаю. Может, пойдем вместе и все выясним?

Он взял ее за руку, и они, как заправские конспираторы, неслышным шагом подошли к последней двери, выходившей в коридор. Это была библиотека. Стивен бесшумно приоткрыл дверь, и они оба застыли на пороге. Роберт и незнакомка страстно обнимались, ничего не замечая. Потом Роберт, словно почувствовав, что на них смотрят, сделал шаг назад и сердито взглянул на Стивена.

— В чем дело? Ты что, братец, шпионишь за мной? Или вы с мисс Сапфир сами ищете укромный уголок, где можно было бы уединиться?

Лори, глядя на Роберта, уверилась еще раз, что он ей никогда, не нравился и не мог понравиться. В нем нет того, что есть у Стивена, — душевной тонкости. Он грубиян и наглец, а последние его слова просто оскорбительны. Однако Стивен, словно их не слышал.

— Почему бы тебе не представить нас своей даме? — мягко проговорил он. — Мне кажется, я с ней незнаком.

Женщина повернула голову.

— Роберт, — начала она. Голос ее звучал мелодично, в речи слышался иностранный акцент. — Мне не надо было приходить сюда, но когда я узнала про сегодняшний маскарад, то не смогла устоять. Я пойду…

— Ты правильно сделала, что пришла, — прервал ее Роберт. — Ты имеешь полное право находиться здесь.

Несколько мгновений стояло молчание. Его нарушил Стивен.

— Может, ты мне все-таки что-то объяснишь? — требовательным тоном спросил он, широким шагом направляясь к Роберту. Лори молча последовала за ним. Она согласна — это не ее дело, но пусть только кто-то попробует остановить ее, когда тут такое происходит…

Роберт обнял женщину рукой за плечи и притянул к себе, словно стараясь защитить, а она подалась к нему. Они обменялись мимолетными взглядами, но этого было достаточно, чтобы догадаться — эти двое тесно связаны друг с другом. Лори была поражена. И это Роберт, которого она считала неспособным на настоящие чувства? Если, конечно, это не обман. Но по лицу женщины было видно, что она полностью доверяет ему.

— Это Мария Лоренцо, — отрывисто произнес Роберт. — Может быть, ты слыхал эту фамилию?

Стивен мгновение молчал.

— Виноторговля?

Роберт язвительно засмеялся.

— Господи боже мой, откуда тебе, бедному, знать хоть что-то за пределами твоего маленького мирка! Да, виноторговля. Отец Марии Гарсия Лоренцо — крупнейший владелец виноградников в Андалусии, экспортер самых знаменитых вин Испании.

— Querido, — пробормотала Мария. Роберт не дал ей говорить дальше.

— Не надо, Мария. Если уж его так интересуют мои дела, то я все скажу. Все равно это, так или иначе, скоро выйдет наружу.

— Может, мы сначала присядем, прежде чем выслушать твои откровения? — В голосе Стивена звучал едкий сарказм, чувствовалось, что он ожидает услышать какую-то пошлую историю. Учитывая все то, что Лори слыхала про Роберта, такое, наверное, случалось и прежде.

— Давайте сядем, — сказала Мария. — И я надеюсь, услышав то, что мы вам расскажем, вы не станете думать обо мне плохо.

Лори села на жесткое кресло, а Стивен остался стоять, опершись на его высокую спинку. Роберт стоял позади опустившейся в кресло Марии, положив руки ей на плечи, словно защищая.

— Может, я расскажу? — неуверенно предложила Мария.

Роберт, отрицательно качнув головой, присел на подлокотник ее кресла. Стивен повторил его движение, опустившись на подлокотник кресла, в котором сидела Лори. Оба они все еще были в костюмах разбойников, и Лори поразилась, как их можно было перепутать — ведь они такие разные.

Роберт заговорил, напряженно, отрывисто:

— Мы знакомы с Марией уже давно. Из-за нее меня и тянуло все время в Испанию. Ну, и еще, конечно, витикультура. Но Лоренцо — старинный, знатный род, хоть и не аристократический, но стоит высоко в испанском обществе. Чужаку войти в такую семью не так-то легко, тем более человеку иной культуры.

— Не думаю, чтобы тебя это остановило, — буркнул Стивен. — И даже если ты так уж влюблен в Марию, должен заметить, в последние год-два ты и на других немало времени потратил. Извините, Мария, вам это, наверное, неприятно слышать, но я знаю своего брата…

— Но не так хорошо, как я его знаю, — мягко оборвала его женщина. Она, подняв голову, вопросительно посмотрела на Роберта. Тот заговорил снова:

— Когда я в последний раз явился в поместье Лоренцо, мне сказали, что Мария отправилась в продолжительное путешествие по Европе со своей теткой и больше не хочет меня видеть. Я после этого несколько раз ездил в разные страны, пытался ее разыскать. Я не мог поверить, что она могла вот так, без всяких объяснений, меня бросить. Ведь мы значили так много друг для друга. Это показывает Роберта совсем в ином свете, подумала Лори. Однако по лицу Стивена было видно, что он ему не верит.

— Я надеюсь, ваше путешествие было приятным, мисс Лоренцо, — сказал он холодно.

Мария, как-то жалко улыбаясь, нервно сплетала и расплетала пальцы.

— Сидеть взаперти в парижской клинике, хоть и дорогой, где ты записана под чужим именем, и ждать… Если такое времяпрепровождение может быть приятным, то да, было достаточно приятно.

В разговор немедленно вмешался Роберт:

— Убери со своего лица это гневное выражение, братец, тогда я расскажу тебе о том, о чем Мария постеснялась сказать. Да, она лежала в клинике, потому что ждала ребенка, сына, нашего сына… я узнал об этом только сегодня. Господи, если б я знал об этом раньше… Да я бы ни за что не допустил, чтобы он родился без отца, что бы там себе ни думали эти Лоренцо…

— Они считали, что так лучше для меня, Роберт, — пробормотала Мария. — Они думали, что поступают правильно…

— Боже правый!

Стивен в ярости вскочил на ноги. Лори попыталась удержать его за руку, но он отмахнулся от нее, словно от надоедливой мухи.

— И ты в это поверил?! — закричал он. — А не думаешь ли ты, что просто одна из твоих любовниц, проведав о завещании и о том, что ты в течение полугода должен жениться, решила воспользоваться этим?

В одно мгновение Роберт оказался рядом с братом и схватил его за горло.

— Ты возьмешь обратно свои слова, ты, ублюдок, или я прикончу тебя… — прошипел он.

— Докажи мне обратное, и я это сделаю, — с трудом выговорил Стивен.

Все произошло так быстро, что Лори не успела ничего сообразить. Братья мгновение смотрели в глаза друг другу, потом, сцепившись, повалились на пол.

— Прекратите! — закричала Лори.

Она бросила взгляд на Марию. Та застыла неподвижно, ее смуглое лицо посерело. И вдруг она повернулась и бросилась к двери.

Лори готова была заплакать.

— Мария! — закричал Роберт, вырываясь и вскакивая на ноги. — Где она?

— Убежала, — сообщила Лори.

— Я побежал ее искать, — Роберт посмотрел на брата, — а ты иди к гостям и проследи, чтобы все было в порядке. И веди себя прилично.

Его слова звучали как приказ старшего брата младшему. Лори передернуло от ненависти. И он еще смеет приказывать Стивену?!

Хотя вся эта история очень похожа на правду. Они любят друг друга — это сквозило в их взглядах, в их жестах. Да и Мария не похожа на женщину, способную лгать. Не верится, чтобы такая женщина пошла на подлог. Наверное, у нее есть какие-то доказательства того, что это ребенок Роберта…

Лори облизала пересохшие губы. Стивен обнял ее, и она замерла, не смея поднять глаза и посмотреть на него. Господи, что же теперь будет?

— Надо вернуться в зал, — резко проговорил Стивен. — В доме гости, надо, чтобы хоть один из хозяев был там, если уж другой удрал.

— Стивен…

— Завтра, Лори, все завтра. А пока будем играть свои роли. Я не стану манкировать своими обязанностями, я не Роберт, который думает только о себе.

Они пошли в зал, где продолжалось веселье. Казалось, никто и не заметил их отсутствия. Да их и не было всего каких-то полчаса, хотя Лори это показалось вечностью.


Гости начали разъезжаться около двух ночи. Еще задолго до этого Фрида Коннорс, а с ней Вернон и Элен ушли спать. Роберт не показывался. Стивен стоял у выхода, прощаясь с гостями. Лори по его просьбе стояла рядом с ним. В глазах многих она заметила недоумение, что бы это значило. Но Лори было все равно, все ее мысли были о Стивене, которому было нелегко.

— Спасибо за поддержку, любовь моя, — проговорил он, когда последний гость скрылся за дверью.

Это было сказано так сухо, что у Лори выступили слезы на глазах. Она чувствовала такой прилив любви к нему, да только ему было сейчас совсем не до нее и не до ее любви. Он был весь погружен в свои мысли.

— Поговорим завтра, Стивен, — сказала Лори, поднимая голову, чтобы легонько поцеловать его в губы, и борясь с желанием прижаться к нему и попросить провести с ней остаток ночи. Обнять друг друга и забыть обо всем…

Она резко отстранилась. Ну, уж нет, она не из тех неразборчивых женщин, о которых говорил Роберт… А Мария? Она ведь совсем не такая. Она порядочная женщина, и Роберт, кажется, любит ее. И она любит его, и родила от него ребенка…


Лори проснулась оттого, что служанка раздвигала шторы на окнах. Было уже поздно, яркие солнечные лучи ударили по глазам, Лори сощурилась. Несмотря на то, что легла очень поздно, чувствовала она себя прекрасно, полной сил и желания побыстрее встать и приниматься за дела. Какое-то мгновение Лори не могла вспомнить, что это за дела. Ага… надо выяснить намерения Роберта Коннорса в отношении Марии.

Если она и Стивен что-то значат друг для друга — а Лори была уверена, что так оно и есть, — значит, надо все выяснить и решить. Это касается их обоих.

Приняв ванну и одевшись, Лори спустилась в столовую. Стивен сидел там с Фридой и старшими Хартманами. Роберта не было.

— Как спалось, дорогая? — обратилась к ней Фрида, выглядевшая на удивление бодро. Да и Элен тоже, судя по всему, прекрасно отдохнула и была в веселом настроении. Лори вежливо ответила:

— Спасибо, все хорошо.

— Мы после завтрака уезжаем, — сообщил Вернон. — Ты поедешь с нами или у тебя другие планы?

— Мы с Лори собирались немножко погулять, — проговорил Стивен, прежде чем Лори успела открыть рот. — А потом я ее привезу. Надеюсь, вы не против?

Лори закивала головой: мол, так оно и есть, они действительно договорились. И хорошо, а то пришлось бы выдумывать что-то самой, чтобы остаться…

Спустя приблизительно час они отправились на машине Стивена к морю. Лори некоторое время сидела молча, гадая, спал ли он этой ночью хоть немного. Сама-то она провалилась в сон, как только коснулась головой подушки.

— Ты спал? — спросила она наконец.

— А как ты думаешь?

— Не знаю. Потому и спросила.

Ну что это за разговор? Перебрасываются словами, словно в пинг-понг играют.

— Если тебе уж так хочется знать, то я всю ночь боролся с желанием пойти к тебе в спальню, — сказал он таким мрачным голосом, что Лори раскрыла глаза от удивления. — А потом подумал, что достаточно и того, что мы уже имеем, не хватало еще и тебе неприятностей.

Лори сразу поняла, на что он намекает. На ребенка Роберта и Марии. Она решила сделать вид, будто не замечает его мрачного настроения.

— А как ты думаешь, что будет дальше?

— Один бог знает. Я не представляю, где он. Домой он не приходил, по крайней мере, постель не тронута.

— А как ты думаешь, он сделает предложение Марии?

— Конечно. Это же решает все его проблемы, так ведь? А она, естественно, ему не откажет, иначе, зачем бы она сюда явилась? Могла бы вообще не говорить ему про сына.

— Но я уверена, что она не из-за денег, Стивен. Насколько я поняла, ее семья намного богаче, чем ваша. Наверное, это любовь.

— Ты чересчур романтична, — буркнул он.


Лори не заметила, как они подъехали к верфи.

— Смотри-ка, а он времени даром не теряет, — сердито воскликнул Стивен.

У Лори дрогнуло сердце, когда она увидела Роберта и Марию. Оба они были в обычной одежде. Значит, Роберт ночью все-таки заходил домой. Мария шла, опираясь на его руку, а он увлеченно ей что-то рассказывал, показывая то на одно, то на другое. Он явно чувствовал себя здесь хозяином. Лори похолодела — что сейчас будет?..

Стивен стремительно выскочил из машины и, подбежав к Роберту, резко развернул его лицом к себе.

— Что, спешишь продемонстрировать свое хозяйство? — Он повернулся к Марии. — А вы, разумеется, знаете, что он вынужден жениться, я прав, мадам? Или он забыл вам сказать?

— Я знаю, что ему нужна жена, — спокойно ответила Мария. — Как и то, что мне нужен муж, и мы оба знаем, кто это будет, как бы кто ни пытался нас разлучить.

— Кто-то пытался? — вмешалась Лори.

— Да. Моя семья… отец Роберта…

— Что вы хотите этим сказать? — Стивен надвинулся на Марию. — Каким же это образом он мог чему-то мешать, если он давно умер?

— Не забывайся, Стивен, — вставил Роберт. — Ты разговариваешь с леди, и веди себя соответственно.

— И ты еще будешь мне говорить, как мне себя вести?! Посмотри на себя! Ты сам всегда предпочитал решать дело кулаками, а не доводами, — прорычал Стивен.

Лори испугалась. Разговор принимал угрожающий оборот, да еще на глазах у рабочих, которые наблюдали за происходящим, собравшись группами, хоть и на почтительном расстоянии.

— Прекрасно, если ты так думаешь, то давай вперед, давно пора, — проговорил Роберт. Он снял пиджак, отдав его Марии, и засучил рукава рубашки.

— Не будь таким подонком, парень. Я не хочу драться с тобой. Единственное, чего я хочу, — это понять, наконец, что и как, а для этого мне надо знать, что ты собираешься делать.

— Ты что, трусишь? — насмешливо спросил Роберт. — Давай, попробуй меня одолеть в честной борьбе, если хватит смелости, а потом поговорим.

Роберт вел себя совершенно по-мальчишески, но Стивену ничего не оставалось, как принять вызов. Лори стояла ни жива, ни мертва. Однако когда Стивен вручил ей свой пиджак, она, как это ни смешно, почувствовала себя секундантом на настоящей дуэли.

Роберт, не дав Стивену опомниться, бросился вперед и ударил его кулаком в челюсть. Брызнула кровь. Лори охнула и шагнула вперед, Мария бросилась наперерез и схватила ее за руку.

— Не надо, — сказала она твердым голосом. — Это мужские дела, пусть решают сами.

Лори остановилась, поглядывая на рабочих. Интересно, что они думают, глядя, как их хозяева сцепились, словно два диких кота.

Между тем они и не собирались вмешиваться. Всякий раз, когда кто-то из противников наносил меткий удар, раздавались одобрительные возгласы. А братья в короткие промежутки между ударами успевали еще и переругиваться.

— Ты — позор рода Коннорсов, — рычал Стивен. — И имя Лоренцо тоже опозорил…

— Это мое дело, и я все улажу.

— Как? Откупишься от нее?

Он на секунду отвлекся, и Роберт ударил его в солнечное сплетение, так что Стивен упал на колени. Рабочие притихли. Стало ясно, за кого они болеют.

Рабочие загомонили, когда Стивен вскочил на ноги и бросился на Роберта, нанося ему удар за ударом, пока тот не свалился на землю. Зрители, подойдя поближе, принялись громко считать. Роберт не поднялся. Рабочие понятия не имели, из-за чего началась драка, но зато знали, кто их чемпион, и не скрывали своей радости.

Мария опустилась на колени около своего поверженного возлюбленного, положив себе на колени его голову и тихонько плача. Лори подошла к ней. Та подняла блестящие черные глаза.

— Зачем все это? Все же уже было решено. Так нет, вам, англичанам, надо, обязательно отстоять свою честь, пусть даже ценой разбитой головы.

— Пожалуйста, не вините меня, я тут ни при чем! — запротестовала Лори. — А что это значит — все было решено?

Мария не ответила. Роберт начал приходить в себя. Лори почувствовала на плече руку Стивена.

— Поехали домой, там все обсудим и решим. — Он посмотрел на брата. — Вы с Марией тоже приезжайте, как только сможете. Надеюсь, ты в состоянии вести машину?

Роберт, слегка поморщившись от боли, насмешливо ухмыльнулся.

— Не хуже тебя, братец, — пробормотал он.

Стивен развернулся и, ведя Лори под руку, пошел через толпу рабочих, провожавших его одобрительными возгласами. Они сели в машину. По дороге в Коннорс-Корт Лори искоса посматривала на Стивена. Она испытывала необычайную гордость за него. Такой стойкий, сильный. Все рабочие болели за него, и она тоже. Он и ее чемпион.

— Больно? — спросила она.

— Жить буду. Только давай оставим разговоры на потом, хорошо?

Он накрыл ладонью ее руку, словно испугавшись, что она может обидеться.


Фрида Коннорс пришла в ужас, увидев племянника — грязного, помятого и в крови.

— Ради бога, что случилось, Стивен? На тебя напали?

— Можно сказать и так, тетя, — ответил он. Он не успел ничего добавить — послышался шум двигателя, и в следующую минуту появились Роберт и Мария.

Будь Лори в другом настроении, она непременно постаралась бы запомнить все хорошенько, особенно выражение лица Фриды, чтобы посмеяться потом с тетей и дядей. Но сейчас ей было не до того. Как ни удивительно, до Фриды до сих пор не дошло, почему оба племянника явились в таком виде.

— Ну, что бы там ни случилось, я уверена, вы справились с хулиганами, — сказала она.

— Да, справились, — отозвался Стивен. — Не могли бы вы заказать пока что-нибудь освежающее для дам, а мы с Робертом пойдем приведем себя в порядок? А потом у нас будет серьезный разговор.

— Конечно, дорогой, — ответила Фрида. — А Лори, может быть, расскажет мне, что происходит, и представит меня твоей знакомой?

— Вам ее представляли, мэм, — заговорила Лори, когда братья ушли. — Помните ту загадочную испанку на балу? Это сеньорита Мария Лоренцо, знакомая Роберта.

Принесли чай, они втроем уютно устроились за столом, попивая из чашек и обмениваясь любезностями.

Фрида попыталась, было узнать подробнее, что случилось с братьями. Лори сослалась на каких-то пьяных матросов, которые были на верфи. Впрочем, гораздо больше Фриду интересовала Мария — как она познакомилась с Робертом.

— Он был у нас в гостях, — сказала Мария, — и мой отец был поражен его познаниями в виноделии.

Интересно, подумала Лори, как бы он его сейчас встретил, если б узнал, что Роберт отец ребенка. Или, может, он уже знает? А где ребенок и что с ним?

Наконец спустились вниз Стивен и Роберт, умытые, аккуратно одетые. Они заглянули в комнату, где сидели женщины, и пригласили их в библиотеку. Лори вошла туда с тяжелым сердцем. Мария, войдя, молча кивнула Роберту, тот вытащил из кармана какие-то фотографии и протянул их Стивену.

— Это мой сын. Посмотри на него как следует, и тогда скажешь, можно ли сомневаться в том, что я его отец и что Мария говорит правду.

Лори вытянула шею, глядя на снимки. На них был трехмесячный ребенок, копия Роберта, только с блестящими черными глазами, как у Марии. На фотокарточках она держала сына на руках, и одного взгляда было достаточно, чтобы понять — это мать со своим ребенком.

— Я не сомневаюсь, — холодно произнес Стивен. — Я верю, что леди говорит правду. Но где же сам ребенок? Как она его оставила в таком возрасте?

— Его зовут Роберто. Он у моих родных. Мария замолчала, неуверенно глядя на Роберта. Тот заговорил:

— Мария сначала отказывалась сказать, кто отец ее ребенка, и ее отправили с теткой в Европу, как она уже говорила. План был такой: отдать ребенка на усыновление, но Мария, как только в первый раз увидела сына, решила, что ни за что с ним не расстанется. Кроме того, ее отец страстно хотел внука, наследника винной империи Лоренцо.

Роберт криво усмехнулся.

— Ты-то хоть понимаешь, брат, что семья Марии намного богаче нашей? Если бы я предложил ей руку, имея только наше жалкое наследство, это было бы воспринято как оскорбление…

— Роберт, не надо, — тихо проговорила Мария.

— Тогда решили, что тетя скажет, будто это ее сын, но Мария и думать не хотела об этом. В конце концов, она пошла к отцу и во всем призналась. Был страшный скандал, а потом он потребовал, чтобы она встретилась со мной и спросила, как я собираюсь поступить.

— И как же ты собираешься поступить?

Роберт взял руку Марии и поднес к своим разбитым губам.

— Мы с ней поженимся, вот и все.

— И таким образом решаются все твои проблемы, да? — с нескрываемой горечью произнес Стивен.

— Не совсем. — Роберт пристально посмотрел на брата. — Мария отказывается наотрез привозить ребенка в наши холодные места. Если я хочу быть с сыном и с моей обожаемой Марией, то должен жить в Испании и принять предложение ее отца — он предлагает работать вместе с ним. Все состояние перейдет потом Роберто. Тяжелая доля, не правда ли?

В его голосе слышалась привычная ирония. Нашел время шутить, подумала Лори. Стивен нахмурился еще больше. Роберт, увидев это, запальчиво воскликнул:

— Да убери ты эту постную мину с лица, ради бога! Хорошо хоть Мария мне верит, и мы в самое ближайшее время поженимся. Я хочу законным образом переписать все на тебя и избавиться от всего этого раз и навсегда. Верфь меня никогда не интересовала, и я с великой радостью порушу все хитроумные планы отца. Мы собираемся уже сегодня встретиться с адвокатом, и чем быстрее все будет оформлено, тем лучше. Я жду, не дождусь, когда поеду в Испанию, мне хочется увидеть сына.

Стивен продолжал стоять с каменным лицом. Роберт как будто даже утратил свой обычный апломб.

— Да ты пойми, Стивен, черт тебя побери, я от всего отказываюсь! С работой ты всегда справлялся лучше меня, и мы оба это знаем. Дела на верфи вел так, как я не мог и мечтать, так что я ни о чем не жалею. Ну, как, по рукам, брат?

Лори была уверена — Стивен, как он ни упрям, не откажется. Через несколько минут Роберт с Марией ушли, и они остались вдвоем. Он обнял ее и несколько мгновений молчал. Потом, глядя ей в глаза, хрипло проговорил:

— Вот все почти и разрешилось. Я знаю его хорошо — он, если что решил, на попятную не пойдет, а Слейтер оформит все так, что и не подкопаешься. Роберт получил то, что хотел, мы оба в выигрыше, я тоже получил почти все, что хотел.

— Почти? — прошептала Лори, догадываясь, на что он намекает, и почти со страхом ожидая, что он, наконец, скажет все, что она жаждет услышать.

— Почти, — повторил он. — Семья Марии наверняка устроит в Испании пышную свадьбу. В таких семьях всегда блюдут традиции, несмотря ни на что. У Роберта свои резоны поскорее жениться, он хочет быть с женой и сыном. Нас с тобой ничто не подгоняет, но дело в том, что мне надо быть там как родственнику со стороны жениха и мне бы очень хотелось, чтобы со мной поехала моя невеста.

— У тебя нет невесты, — сказала Лори.

— Ну, так будет, если ты скажешь «да».

Он мгновение помедлил и заговорил снова, взволнованно, страстно:

— Согласна ли ты, Лори, любимая, стать моей женой и жить со мной до конца наших дней? Клянусь, я сойду с ума, если ты мне откажешь.

— Нет уж, я этого не хочу, поэтому лучше скажу «да». — Она умолкла, потому что их губы встретились в долгом поцелуе.

Примечания

1

Дорогой (исп.).


home | my bookshelf | | Вмешательство провидения |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу