Книга: Проклятое везение. Таурин



Проклятое везение. Таурин

Елена Петрова

Проклятое везение. Таурин

Купить книгу "Проклятое везение. Таурин" Петрова Елена

Предупреждение от автора

Уважаемый читатель!


Сразу хочу честно Вас предупредить, что данная книга – форменное хулиганство. Героиня обладает нездоровым чувством юмора, привычкой отвечать ударом на удар и повышенной вредностью, за которую стоило бы молоко давать. Да и ситуация, в которой оказалась Джен Шарт, располагает к тому, чтобы пробудить даже в самом миролюбивом пацифисте его темную сторону.

Любителям научной фантастики, серьезной фэнтези и классических произведений лучше отложить данную книгу и забыть о ее существовании. Вряд ли она вам понравится.

Юмор в книге своеобразный и не всегда добрый, а чувство меры в процессе написания данного произведения тихо собрало в узелок остатки приличий и покинуло автора. Возможно, навсегда…

В общем, Вы предупреждены.

С уважением, Елена

Предисловие

Как началась моя история? Как в страшной сказке, где все наоборот. Была прекрасной принцессой на балу, а превратилась… даже не в Золушку, а не пойми в кого. В общем, попала по полной программе.

Ну а если рассказать чуть подробнее, то начать, наверное, стоит с того, что жила себе на Земле, училась на журфаке МГУ умница и красавица Женя Власова. Да не дожила – попала в автокатастрофу. Из которой меня спасли самые настоящие инопланетяне. Вот только, увы, не для того, чтобы облагодетельствовать, а в банальной попытке подзаработать, продав симпатичную блондинку на рабском рынке.

Даже не знаю, радоваться или печалиться, учитывая, что купили меня не для постельных удовольствий, а для церемонии переноса души на древнем алтаре Отерр’нат. Церемония прошла… с некоторыми нюансами. Точнее, меня ошибочно перенесло в тело девятилетнего мальчишки-хэири. А все остальные участники ритуала, включая родное тело с новым подселенцем, погибли. И теперь у меня две цели – выжить и снова стать собой! А для этого придется серьезно потрудиться…

Мне повезло: сбежавшего от пиратов «пацана» усыновил Серый торговец – Дарен Шарт, которому я честно рассказала всю правду. Боюсь представить, сколько раз он пожалел о своей несвоевременной доброте, учитывая, в какую кучу неприятностей я умудрилась впутаться и впутать приемного отца. Зато познакомилась с множеством интереснейших людей и нелюдей. В смысле негуманоидов. Один Таш чего стоит. Это мой приятель – тарианин, раса которого эволюционировала из динозавров.

Собственно, я и сейчас расхлебываю последствия наших приключений. Причем на этот раз все куда серьезнее детских шалостей. Меня захватили и увезли в другой мир, но я все же сбежала, вынужденно убив своего похитителя. И теперь скрываюсь. А где лучше всего спрятаться одинокому одиннадцатилетнему мальчишке в ожидании прилета отца? Естественно, среди других детей. Например, в одном из местных учебных заведений-интернатов.

Интересно только, почему у меня такое плохое предчувствие?

Часть I

Школоло

Глава 1

Радости знакомства с новым коллективом

Вечно я говорю «очень приятно с вами познакомиться», когда мне ничуть не приятно.

Но если хочешь жить с людьми, приходится говорить всякое.

Д. Д. Сэлинджер

Я сидела на широком каменном бордюре, привалившись к левому столбу монументальных ворот, прижавшись затылком к прохладному камню и устало прикрыв глаза. Последние сутки моей жизни были, прямо скажем, не самыми легкими и приятными. Ничего, потерпеть осталось совсем недолго. Сейчас подам заявку в кадетский корпус Тариу-Лосс, распределюсь на постой и завалюсь спать! В нормальной постели, а не свернувшись клубком в ветвях дерева, словно бездомная кошка. Уже скоро…

Разнокалиберного транспорта на дорогах становилось все больше, шум просыпающегося мегаполиса сменял утреннюю тишину, а на пешеходных тротуарах появлялись первые трудоголики, спешащие к своим рабочим местам. Солнце поднялось уже достаточно высоко, отражаясь в многочисленных окнах и превращая далекие небоскребы местного делового квартала в нереальные сияющие башни, плывущие над городом в мареве низко стелющегося тумана. С холмов старой части города, на одном из которых и располагался кадетский корпус, оказавшийся при ближайшем рассмотрении аж целой Академией, картина открывалась просто фантастическая. Хорошее место. И бордюры у них удобные…

Как же спать хочется! В конце концов, если я прикрою глаза всего на минуточку, ничего ужасного же не произойдет? В любом случае, услышу, когда откроют ворота, чтобы пропустить на территорию абитуриентов. Не проснусь, так разбудят. Вряд ли работникам этого учебного заведения нужна экзотическая реклама в виде дрыхнущего при входе растрепанного пацана. А мне просто необходима небольшая передышка. Черт их знает, вдруг у них экзамены будут уже в первый день? А я еле на ногах держусь после ударной дозы выжранных ночью стимуляторов. И голова тяжелая. А мне, кровь из носа, надо попасть к ним на обучение. Слишком многое от этого зависит.


Проснулась рывком от ощущения приближающейся опасности. Какого?.. Продолжая размеренно дышать и не меняя позы, быстро просканировала окрестности сквозь едва приоткрытые ресницы и мысленно выругалась. Все же дрыхнуть здесь было не лучшей идеей. Теперь придется как-то разруливать ситуацию. Пока я предавалась неге, у ворот собралась весьма пестрая компания и, тихо переговариваясь, сбилась в довольно плотную кучу. Полагаю, это прочие кандидаты в кадеты. Твою же…

Захотелось постучаться головой о каменный столб, привалившись к которому я так сладко дремала. Все же усталость сказалась, и я умудрилась здорово просчитаться. Теперь придется импровизировать. Надеюсь, что хоть драки не будет. После нее меня точно отсюда попрут, щедро снабдив некуртуазными напутственными пинками.

Дело в том, что, планируя затеряться среди учеников, я решила быть максимально незаметной. Вот только слиться с такой толпой у меня вряд ли получится. Во-первых, Академия, похоже, элитная или что-то близко к этому. Почему я так решила? Да потому что группа кандидатов у ворот подозрительно бликовала на солнце макушками разной степени блондинистости. А если судить по длине кос, так большая часть этих хэири еще и к аристократическим родам принадлежала. Ар-рх! Вот же влипла! Во-вторых вытекало из во-первых. А если точнее, то мою надежду на то, что я сама – хэири и имею некоторую фору при сдаче экзаменов, можно было смело смывать в канализацию в ближайшем общественном туалете. Нет у меня форы! Обломись, Джен! Этих белокурых генномодификантов натаскивали ничуть не хуже меня! А если учесть, что большинство из них куда старше моих одиннадцати, то шансы на поступление в кадетский корпус Тариу-Лосс даже не к нулю приближались, а стремились к отрицательным числам. Ну а вишенкой на торте была моя, прямо скажем, идиотская попытка замаскироваться «под местных», превратив безумно дорогой комбез, украденный мною у ныне покойного лорда Ортвита Аль’Кресса, мир его грешной душе, во что-то незаметное и обычное. Плохая была идея. А уж мне – бывшей журналистке модного журнала – и вовсе должно быть бесконечно стыдно. Забыть о таком важном моменте! Что, до сих пор непонятно? Я говорю о моде! О местной, дери ее демоны Варры, моде! Толпящиеся передо мною пацаны сверкали всеми красками палитры, отражали лучи солнца хромированными гаджетами и с любопытством рассматривали белую ворону в своей стае. Точнее, черную. Поскольку я на их фоне выделялась так, что и нарочно не придумаешь. Простой черный комбез без малейших украшений, кривовато обрезанные в неровное каре иссиня-черные, чуть вьющиеся волосы и единственное украшение в виде утилитарного классического браслета. Про скромный черный кайрес, прикрытый растрепанной челкой, я и вовсе молчу. И все это на фоне пестрой стайки белобрысых попугайчиков. Да я просто гений маскировки!

Хорошо хоть, что все они – без сопровождающих. Хм-м… здесь так принято? Ну что ж, повезло. По крайней мере, в этом не выделилась!

Еще один любопытный момент был в том, что все пришедшие поступать мальчишки были одеты в нормальные костюмы. В смысле – из ткани. Видимо сейчас это было последним писком местной моды. Ортвит Аль’Кресс, кстати, тоже носил подобный тканевый костюм. Этакий романтический стиль – светлый верх, темный низ, широкий пояс с пряжкой. И невысокие сапожки из кожи, плотно охватывающие икры поверх узких штанов. А ведь я еще в резиденции лорда обратила внимание на его одежду, но почему-то не проанализировала этот момент. Увидела комбез и по привычке влезла в него, словно других вариантов и быть не может. Нет, вещь шикарная, безумно дорогая и с уникальной защитой, кто бы спорил! Вот только здесь, похоже, совершенно неуместная. Вот же… Нет, ну надо было так сглупить?!

Пока я предавалась самобичеванию, моей неоднозначной персоной заинтересовались заскучавшие абитуриенты. Ну да, на ком же еще оттачивать пещерные инстинкты, как не на столь выделяющейся из общей кучи белой вороне? Желание побиться головой о каменный столб накатило с новой силой.

И ведь придется сейчас отстаивать свою независимость, а то заклюют! Это действительно инстинкт стаи. Уже сейчас малолетние «альфы» постараются выстроить иерархию и подмять под себя более слабых. А кто на общем фоне больше всех подходит для роли изгоя, на примере которого можно показать свою несомненную крутость? Тихо вздохнув, я открыла глаза и насмешливо приподняла бровь, наблюдая за приближающимся ко мне пацаном. Пара приятелей, с которыми мелкий блондин болтал всего минуту назад, пристроились у него за спиной, предвкушая развлечение. Пожалуй, мальчишка – мой ровесник. Или чуть постарше. Ну что ж, вот и первый кандидат для курощения и дуракаваляния.

Быстрый взгляд на остальных… Нет, вмешиваться не будут. Уже легче.

Переведя внимание на нахального волчонка, решившего поточить зубки о беззащитную жертву в моем лице, недобро усмехнулась. Зря ты это, малыш. У меня сейчас слишком мерзкое настроение, чтобы я тебя жалела. И не стоит так предвкушающе улыбаться, ты просто не знаешь, на кого собираешься наехать. Ну, сам виноват, кто ж тебе доктор?

Троица остановилась в паре метров от меня, и пацан, сделав небольшой шаг вперед, выдал сакраментальное:

– И что здесь делает эта нищая побродяжка? У ворот Академии таким не место! – фу, как неоригинально…

– Долго думал? И как ты с таким уровнем интеллекта сюда попал? Небось папочка здорово потратился, пытаясь пристроить свою деточку в приличное место.

– Ты!.. Не смей оскорблять моего отца!

– Вообще-то я ему скорее сочувствую. Искренне. Не повезло бедняге с потомком… И вообще, шли бы вы, девочки, гулять дальше, – лениво отозвалась я, с интересом наблюдая, как мальчишка напротив от ярости вспыхивает нервным румянцем, но как-то неровно, пятнами. Все же блондины краснеют поразительно некрасиво. Хотя назвать этого конкретного пацана страшненьким или даже обычным язык не повернется. На редкость гармоничные черты лица, чуть высокомерный изгиб по-детски полных губ, огромные синие глазищи в опахале темных ресниц, мечущие сейчас целые снопы молний. И тугая золотистая коса по пояс, толщиной с мою руку. Лаборатории Ненеи передрались бы за такой экземпляр.

– Ты кого назвал девчонкой? – прошипел мой взбешенный собеседник. Как предсказуемо… Миры меняются, а мужчины все те же. И по-прежнему самое страшное оскорбление – назвать ба… дамой, в смысле.

– А что? Разве я ошибся? Не сердитесь, о, прекрасная принцесса, я искуплю свою вину! Может быть, букет цветов или конфеты? Что, вы не любите конфеты? – меня несло. Остальные с любопытством прислушивались к диалогу, с трудом сдерживая улыбки и невежливое хихиканье.

– Какая я тебе принцесса! Ты слепой или идиот? Не видишь, что я мужчина?!

– Ничего, у всех свои недостатки, принцесса! Тем более что здесь, похоже, девушки не учатся… Придется как-то выкручиваться. В общем, считай, что ты меня уговорил, я согласен быть твоим парнем!

– Ты! Убью!.. – рванул ко мне пацан. Но был бдительно перехвачен друзьями.

– О, ты такой страстный! Кажется, мне повезло, – ухмыльнулась я, рассматривая «принцессу», вырывающуюся из рук приятелей. Те, недобро косясь в мою сторону, что-то зашептали ему в уши.

Окружающие подтянулись поближе и уже в открытую развлекались за наш счет. Не спорю, выглядели мы довольно забавно. С учетом того, что вежливо приподнять зад с бордюра я так и не удосужилась, нависший надо мной мальчишка, шипящий от ярости, словно закипающий чайник, смотрелся как маленькая ухоженная болонка, тявкающая на презрительно рассматривающего ее черного дворового кота, греющего ободранные в боях бока на солнцепеке. Пара приятелей за спиной моего визави картину не улучшали. Похоже, они и рады были бы сбежать подальше от «развлечения», да друга бросать не приучены.

Все окружающие отлично понимали – устраивать драку у ворот кадетского корпуса означает вылететь из него, даже не дойдя до экзаменов. Так что битва была исключительно словесной. Вот только отступить, признав поражение в этой битве, мальчишка тоже не мог – потеря лица в таком возрасте приравнивается к катастрофе вселенских масштабов. А достойно ответить «безродному побродяжке» почему-то не получалось.

– Радуйся, что сейчас я не могу размазать тебя по земле, как ты того заслуживаешь, – взял наконец себя в руки любитель развлекаться за чужой счет, стряхивая захват приятелей. – Но вечером, когда экзамены закончатся, мы еще поговорим. И ты очень пожалеешь о своих словах! Не будь я Нейрен Аль’Трайн, сын адмирала Аль’Трайна! Если ты, конечно, вообще дойдешь до конца экзамена, в чем я сильно сомневаюсь…

– Приятно познакомиться, «принцесса Нея», – безмятежно кивнула я. – А я – Джен Шарт, сын Серого торговца.

Пацан наклонился ко мне, приблизившись вплотную, вгляделся в мои бесстыжие зеленые глаза, наивно ища там раскаяние или страх, и тихо прошипел:

– Я запомню тебя. И не надейся сбежать!

Безмятежно улыбнувшись, я склонила голову набок и очень демонстративно перевела вопросительный взгляд на его губы. Ну да, на самом деле для тех, кто не наблюдал за нашим диалогом с самого начала, картинка выглядит довольно пикантно – еще чуть-чуть, и поцелуемся.

Вот только в душе вовсе не было того насмешливого спокойствия, что я демонстрировала окружающим. Спасибо, конечно, этому белобрысому засранцу, что предупредил об экзаменах, которые все-таки начнутся именно сегодня, но в целом новость малоприятная. Как бы он не оказался прав – сдать тесты в моем текущем состоянии будет непросто. Ну и вторая радостная весть – я умудрилась загрызться с сынулей какого-то адмирала. Мстительным сынулей. Почему-то очень сильно обидевшимся на мои невинные шутки. Вот не было печали…

– Что здесь происходит? – холодно вопросил кто-то над моей головой.

– Любовь с первого взгляда, – машинально отозвалась я, размышляя о своем. И только буквально отпрыгнувший от меня «поклонник» и вытянувшиеся морды прочих личинок кадетов подсказали, что иногда стоит думать, прежде чем открывать рот.

Я осторожно повернула голову, чтобы обнаружить, что ворота за моей спиной, наконец, открылись, а створку подпирает высоченный накачанный лысый тип в форменном комбезе. Осанка, «космический» загар, бритая макушка, скептический взгляд. Боже, как он в этот момент напоминал Дарена!

– Доброе утро, сэр! – искренне улыбнулась я, явно шокируя вояку своей откровенной и нескрываемой радостью. Черт его знает, откуда взялось это дурацкое «сэр», но мужчина, кажется, был не против.

Окинув взглядом ряды замерших, словно кролики перед удавом, мальчишек, тот повторил вопрос:

– Я спросил, что здесь происходит! И хочу услышать внятный ответ!

Блин, ну чем ему мой-то ответ не понравился? Ведь чистая же правда.

– Да все в порядке, сэр. Просто знакомились, – вздохнула я, вставая и аккуратно отряхивая с задницы налипшие травинки. – Вы пришли, чтобы проводить нас на экзамены?

– Самый смелый? – прищурился военный.

– Видимо, да, – безмятежно пожала плечами я, поскольку остальные, вытянувшись бдительными сусликами, продолжали молча пожирать глазами предполагаемое начальство. И еще морды состроили такие загадочные, словно им святой Грааль вынесли «на поглазеть».

– Я тебя запомнил, – хмыкнул мужчина, убедившись, что я действительно не собираюсь трепетать и тянуться во фрунт.

– Да меня сегодня все почему-то запоминают, – недовольно буркнула я. – День такой. Не забыть бы в календаре в сердечко обвести… сэр.

Препод дернул уголком рта, словно сдерживая улыбку, и скомандовал:

– Быстро выровнялись и построились по парам!

Вам напомнить, кто стоял впереди у самых ворот?

«Что ж мне так везет-то сегодня?!» – печально размышляла я, пристраиваясь слева от скрипящей зубами «принцессы Неи». Судя по звукам, даже стоявшие за нами приятели Нейрена Аль’Трайна с трудом сдерживали смешки, глядя на первую пару построения. Ну, зато все документы сдам первой, все же плюс!



– Выстроились, девочки? – ехидно поинтересовался встречающий, окидывая взглядом неровную колонну абитуриентов. – Кто-то чем-то недоволен? Нет? Тогда за мной рысью марш!

Почему-то высказывать претензии «сэру», поименовавшему нас девочками, никто не решился. А меня за такое убить обещали! Где, спрашивается, справедливость?! Нет, как-то неправильно начинается этот день. Наверное, правда, что у убийц портится карма. Вот и от меня, похоже, отвернулась удача, а метафорическая жизнь-зебра весело задрала хвост, намекая на логичное завершение текущей черной полосы.

В кабинет нас запускали тоже парами. Ну да, и первопроходцами были мы с белобрысым гаденышем, что всю дорогу до административного корпуса сверлил меня ласковым взглядом потомственного вивисектора. Ужас! Такой маленький и уже такой мстительный. Добрее надо быть к людям. Я вот, например, его почти совсем простила…

– На какой факультет желаете поступить? – с легкой улыбкой поинтересовался немолодой подтянутый мужчина с абсолютно седыми волосами, принимая от меня кристалл с личными данными, информацией о сданных ранее экзаменах и банковскими документами, подтверждающими оплату. К слову, если бы не выправка, которая бывает только у отслуживших полжизни военных, я скорее приняла бы его за тихого кабинетного ученого. Секундочку… он спросил про факультет? Так их что, здесь несколько?! Точно, это же Академия! Вот же блин, об этом я как-то и не подумала…

– А что предлагают? – осторожно полюбопытствовала я, собрав щедрый урожай изумленных взглядов. Даже блондинистый «напарник» перестал сверлить меня злобным взглядом и удивленно приоткрыл рот.

– Хм-м… забавно, – весело хмыкнул сотрудник местного деканата. – Обычно к нам приходят с четким пониманием того, что хотят изучать. Особенно учитывая цену вопроса. А тут такой необычный случай…

– Ну, вообще-то я тоже четко понимаю, что хочу изучать, – решила я внести ясность. – Вот только не знаю, какой факультет наиболее полно будет соответствовать моим пожеланиям.

– Что ж, тогда почему бы вам, юноша, просто их не озвучить? – уже нескрываемо заинтересовался мужчина необычным абитуриентом. – Думаю, подберем необходимое!

– Ага, сейчас…

Я нахмурилась, пытаясь в срочном порядке сформулировать свои требования. В конце концов, если Фабер Фар-Терин оплатил мое обучение здесь, то было бы глупо не воспользоваться шансом и не получить с этого максимально возможные дивиденды!

– Значит, так, – разродилась, наконец, я, когда пауза стала уже откровенно мхатовской. – Во-первых, полеты, во-вторых, боевка…

– С полетами понятно, а что ты подразумеваешь под боевкой? – перебил меня владелец кабинета, отрываясь от клавиш вирта и поднимая смеющиеся серые глаза.

– Рукопашный бой, тактика, стратегия, комплекс вооружения малотоннажных кораблей, связь, военная история, стрелковая подготовка… Вроде ничего не упустил? В общем, мне весь необходимый минимум!

Упоминать сиа-тен я не стала. Во-первых, мало шансов, что здесь найдется кто-то подобный Мастеру Ролону, а во-вторых, это умение однажды уже спасло мне жизнь, оказавшись для противника неприятным сюрпризом. Пусть лучше и дальше будет козырем в рукаве. Тем более что вряд ли я доучусь здесь даже первый, к слову, полностью оплаченный год. Когда прилетит Дарен, я предпочту продолжить обучение на «Летящей», под руководством Пэйна.

– Хм-м… хорошо, я понял. Что-то еще?

– А, да! Логистика, финансы, право, ксенология… и, пожалуй, ксенолингвистика и ксеноархеология. Ну, это не считая базовых предметов! Для начала, думаю, хватит…

Подняв глаза, я окинула взглядом откровенно обалдевшие физиономии окружающих и осторожно уточнила:

– Что, мало?..

– Ну что ты, в самый раз… – ехидно отозвался наш лысый сопровождающий. Встроенный индикатор неприятностей, тот, что пониже спины, начал подавать панические сигналы, намекая, что где-то я сейчас крупно накосячила.

– Ну, ты на-аглый… – ошарашенно выдохнул Нейрен Аль’Трайн, кажется, даже забыв, где мы находимся.

– Ой, а то ты этого раньше не понял? – фыркнула я.

– Любопытно, так вы знакомы? – заинтересовался седой, бросив на нашего сопровождающего мимолетный вопросительный взгляд.

– Пока не слишком близко, – загадочно улыбнулась я и покосилась на возмущенно застывшую рядом «принцессу Нею». Уж не знаю, о чем в этот момент подумал мелкий белобрысый извращенец, но ушами полыхнул так, что мне аж жарко стало.

– Хм-м… хм-м… вот, значит, как…

– Так я могу идти? Или еще что-то надо уточнить? – честно, расспросы эти уже малость поднадоели. Мне бы сейчас в свою комнату и поспать хоть часик! А то уже голова не варит. Ведь, если я правильно поняла, сегодня еще и экзамены будут. Может, пока остальные сдают документы, делятся своей биографией, планами на будущее и расползаются по комнатам, удастся хоть чуток подремать?

– Идите, абитуриент Шарт, – отпустил меня владелец кабинета. – Карту допуска от комнаты получите у капитана Трайса на выходе. Обед через два с половиной стандартных часа. Вас соберут в вестибюле на первом этаже и проводят. После обеда начнется экзамен по базовым дисциплинам.

– Понял, спасибо, – искренне обрадовалась я. Похоже, моим надеждам страстно прижать к груди подушку все ж таки суждено сбыться! Вежливо попрощавшись, поспешила покинуть гостеприимного хозяина здешних мест, пока он не облагодетельствовал меня какой-нибудь анкетой на пару-тройку тысяч неприличных вопросов.

– Абитуриент Шарт, – окликнул меня так и не представившийся сотрудник местного деканата уже у самой двери. Судя по интонациям, его действительно искренне интересовал ответ. – Скажите, а кем же вы в итоге собираетесь стать с таким… разнообразным багажом знаний?

– В смысле? – удивилась я, мысленно уже пребывая в объятиях кровати. – Серым торговцем, естественно! По-моему, это очевидно…

Дверь в кабинет уже закрылась, но перед глазами продолжали стоять вытянутые морды лиц оставшихся там хэири. Я что, опять что-то не то ляпнула?

Ой, да в черную дыру все эти непонятки! Где там этот капитан с пропусками? Сейчас получу свой золотой ключик от личного рая и баиньки! Срочно, бодренькой рысью в корпус для абитуриентов, стянуть комбез – и спать, спать, спать…

Последним усилием воли поставила будильник на браслете на побудку через два часа и отрубилась еще в полете – до того, как приземлилась на кровать. Хорошо-то как!..


Противный дребезжащий звук вызывал желание кого-нибудь убить. В идеале – медленно и мучительно. Я печально вздохнула. Самовнушение предсказуемо не сработало – слишком уж вымоталась. Так что включить будильник было удивительно мудрым решением.

Душераздирающе зевая, я сонно сползла с разворошенной постели и едва не ткнулась носом в пол, споткнувшись о сваленный небрежной кучкой комбез. Вот же… Надо его на самоочистку поставить. Как раз освежится, пока осматриваюсь и душ принимаю. А то добралась я сюда уже на автопилоте, не до окружающих красот было. Хотя общую планировку окинуть взглядом успела. Похоже, что это действительно элитная Академия. Я, если честно, такого комфорта не ожидала. Скорее боялась, что поселят нас в настоящую казарму на полсотни койко-мест. В которой мне, с моим взрослым разумом, острым языком и ласковым, уживчивым характером уже на вторую ночь попытаются устроить коллективную темную. А здесь… Красота! Пропуск срабатывает, открывая вход в небольшую гостиную, из которой ведут три двери: в спальню – ее я нашла каким-то внутренним чутьем, как перелетная птица, в душевую и, видимо, в кабинет для работы. Просто прелесть! Понятно, за что в этой Академии дерут такие бешеные деньги.

Продолжая размышлять, я, как была – голышом, – прошлепала в ванную и аж прижмурилась от удовольствия. Нет, есть счастье на свете! Помимо уже привычного очищающего круга и пары непонятных устройств здесь был самый натуральный водяной душ! Я считала, что от меня отвернулась Удача? Ха! Да она меня, похоже, усыновила!

Волевым усилием решив, что душ – это чудесно, только сейчас, к сожалению, не ко времени, мудро воспользовалась кругом, «вычистив» себя со всех сторон. Но все же, не удержавшись, буквально несколько минуточек постояла под струями прохладной текущей воды, постанывая от блаженства. Затем быстро и довольно небрежно промокнула волосы большим пушистым полотенцем – не беда, сами досохнут, и, довольная донельзя, вышла из ванной.

Упс…

В дверях кабинета стояла подозрительно знакомая белобрысая фигура с растрепанной косой: в мятой белой рубашке, расстегнутых на пару пуговиц темных штанах и с заспанной мордашкой, недоуменно моргающей сонными синими глазищами. Не поняла?..

Глаза пацана сконцентрировались на чем-то ниже моей талии, округлились до приятной формы старинного дублона, после чего он, пискнув что-то невнятное, резко развернулся, хлопнул ладонью по стене, активируя приват-режим, и заскочил в «кабинет». За его спиной моментально выросла непрозрачная матовая стена силового поля.

Хм-м…

Я задумчиво посмотрела на ужаснувшую мальчишку часть тела, осторожно потыкала в нее пальцем и пожала плечами. Не понимаю, что его так испугало? В мои одиннадцать лет лошадиным размером я не обладаю и никаких аномалий на теле не имею. Обычный тощий пацан. Ну… слегка неодетый. Можно подумать, он по утрам в душе что-то другое видит. Стеснительная барышня, блин. Было бы из-за чего так паниковать…

А вот то, что «кабинет» оказался второй спальней, да еще принадлежащей моему страстному поклоннику, радости не доставляло. Вести постоянные военные действия в собственном доме – удовольствие ниже среднего. Пожалуй, меня таки не удочерили. Разве что это была не Леди Удача, а кто-то другой из Высших, обладающий крайне изощренным и мерзопакостным чувством юмора.

Вздохнув, пошла одеваться. А то для полного счастья не хватало только опоздать на обед и, соответственно, на проходящий после него экзамен.


В вестибюле я, окинув орлиным взором помещение, сразу выцепила глазом монументальную фигуру уже знакомого мне капитана Трайса, довольно крякнула и начала пробиваться к нему сквозь гомонящих мальчишек. Надо, пожалуй, расспросить его о расселении и возможной ротации не ужившихся друг с другом соседей. Я так и вовсе с удовольствием пожила бы в гордом одиночестве.

М-да, старею…

До капитана я финишировала второй. Мой белобрысый сосед уже третировал бедного мужчину, что-то яростно ему доказывая.

– Хм-м… здравствуйте?.. – неуверенно вклинилась я, переводя на себя всеобщее внимание.

– Я не буду жить в общих комнатах с этим извращенцем! – прошипел покрасневший адмиральский сынуля, невежливо тыкая в меня пальцем.

– Ну ни фига себе? – поразилась я высказанной инсинуации. Не хватало только с подачи белобрысого засранца так испортить себе репутацию в первый же день. Вон как окружающие уши греют! – Ты, значит, за мной в душе подглядываешь, а извращенец – я?!

– Ты… да ты… Да ты там голый был!

– Вот не поверишь, – скептически отозвалась я, склонив голову набок, – но все нормальные люди голышом моются, без одежды! Так что это мне впору было визжать и падать в обморок, подобно нервной девице, углядевшей варрейскую крысу.

– Я не визжал! И… и не падал никуда! – оскорбился наветами мальчишка, упустив мастерский перевод стрелок на персону истинного «извращенца». Угу, прям как в анекдоте: «я так и знал, что по первому вопросу возражений не будет»[1].

– Признайся, ты просто втюрился! Ты еще в воротах ко мне приставал. А теперь мало того, что попросился ко мне в комнату, так еще и подсматриваешь, – фыркнула я. – Но так и быть, я тебя прощаю! Надо добрее относиться к безответно влюбленным.

– Ты… – прошипел мальчишка, услышав смешки за спиной. Кажется, он, наконец, оценил размер собственноручно подложенной свиньи. Ну-ну, малыш, не тебе со мной тягаться!

– Так, все собрались? – гулким басом громыхнул над нашими головами капитан. – Квартирный вопрос и любовные разборки отложим на потом, а сейчас все построились парами и за мной в столовую.

– Но… – попытался вклиниться в речь начальства побледневший «напарник».

– Никаких «но»! – отрезал тот. – Ваше расселение обсудим после экзамена. Если вы его сдадите. А то и обсуждать нечего будет!

– Логично, – хмыкнула я, уже привычно пристраиваясь в первом ряду в пару к «принцессе Нее». Мальчишка бросил на меня взгляд, полный отчаяния и ненависти. Мне на мгновение даже стало его жалко.

Может, я зря так третирую пацана? Кто-то скажет «взрослая тетка обидела ребенка», но блин, ребенок что, совсем головой не думает?! Орать о таких вещах в вестибюле, на глазах у толпы любопытных абитуриентов. Подошел бы тихо, поговорил без свидетелей. Думаю, никаких проблем бы не возникло. Или эта мелкая пакость параллельно с переселением собиралась прилюдно опустить меня ниже плинтуса? Ну да, двух зайцев одним выстрелом – и переехать, и отомстить, пустив гадкие слухи. Да вот не вышло, кушай теперь сам, не обляпайся. Мне репутация малолетнего эксгибициониста на фиг не нужна! Мне здесь еще как минимум несколько месяцев учиться. Так что сам во всем виноват. И жалеть его будет непростительной глупостью.

Шипящий сквозь зубы проклятия блондин отпочковался от меня на входе в столовую – большую светлую комнату с полудюжиной длинных общих столов и раздаточной лентой, и устроился подальше, в компании пары своих приятелей. Судя по склоненным головам и изредка кидаемым в мою сторону недобрым взглядам, там планировалась грандиозная персональная и совершенно несправедливая гадость для одного очаровательного зеленоглазого брюнета. Ну, посмотрим, на что вы способны. В конце концов, не худшая возможность оценить потенциал местных абитуриентов. Если что – медблок мне дом родной, откачают.

А пока стоит сосредоточиться на предстоящих экзаменах. Слишком многое от них зависит.

Глава 2

Старые долги и новые обещания

Никогда не знаешь, где найдешь, где потеряешь…

Русская поговорка

Хм-м… а, пожалуй, мои шансы сдать экзамены не так уж и безнадежны, как я боялась! По крайней мере, побарахтаться можно.

На позитивный лад меня настроил вид аудитории, в которой мы должны были эти самые экзамены сдавать. Точнее, даже не столько вид, сколько подобранное для работы оборудование. Из четырех рядов одноместных парт только один – крайний к двери, был оборудован шлемами для прямого контакта с академическим вирталом-экзаменатором. А на прочих столах стояли стандартные местные «компьютеры». Значит, как минимум три четверти пришедших на экзамен абитуриентов не обладают моей способностью получать информацию от вирта напрямую.

Нагло усевшись в первом ряду, я подхватила с парты узкий обруч шлема и с интересом стала его рассматривать. Любопытно. Такая модель мне еще не встречалась. И легкий какой! Удобная штука. Надо будет себе такой же купить…

– Кажется, кто-то заблудился? – раздался над ухом ехидный комментарий моего «сожителя». – Лучше положи шлем, где лежал, а сам проваливай отсюда – твое место в дальних рядах!

– Слушай, принцесса, твое внимание мне, конечно, льстит, но давай не сейчас, а? Мне хотелось бы сосредоточиться перед экзаменом, а не тратить время на бесполезные пикировки с тобой.

– Ах ты!..

– Так, расселись! Не толпитесь, – подал голос один из членов приемной комиссии – поджарый, дочерна загорелый светловолосый мужчина, до смешного напоминающий фотографический негатив или картинного дроу из книжки. Вот только ледяной взгляд светлых глаз и военная форма с орденскими планками быстро избавляли от желания над ним поприкалываться.

– Ладно, после поговорим! – прошипела белобрысая вредина, пристраиваясь где-то за моей спиной. Ну, предсказуемо. Когда у меня, спрашивается, все было легко и просто? Стоило сразу предположить, что мой сосед тоже обладает даром напрямую общаться с вирталом. Ну и черт с ним! Сейчас не до этого…

Я отрешилась от окружающего, размеренно дыша и вводя себя в своеобразный полутранс. В таком состоянии мысли были прозрачны и кристально чисты. Все будет хорошо! Ничего сложного, всего лишь повторение сданных ранее экзаменов, несколько ситуационных тестов и проверка на адекватность реакций. Справлюсь.


Три часа экзаменов пролетели для меня как один миг и вымотали так, словно я год вкалывала рабом на галерах. Голова дико болела и кружилась, желудок судорожно сжимался, а в горле застрял горький колючий ком. Вот не хватало только для полного счастья вытошнить сегодняшний обед на вычищенные до блеска ботинки членов экзаменационной комиссии. Держись, Джен! Совсем чуть-чуть осталось…

Скупо улыбаясь, я положила шлем на парту, попрощалась с четырьмя суровыми мужчинами, надзирающими за нашей теплой компанией, и вывалилась за дверь, судорожно втягивая воздух сквозь зубы.

Да уж. Это было действительно непросто! Но, кажется, я все сдала. Сдала! А значит, можно не беспокоиться о том, что через пару часов окажусь за воротами – одинокий одиннадцатилетний ребенок в чужом и опасном мегаполисе.



Теперь отдышаться, разрулить все с «принцессой Неей», перебраться в соседи к кому-нибудь поадекватнее и наконец нормально выспаться. И можно даже без ужина!

– Сбегаешь? – раздалось в спину, когда уже подходила к выходу. – Трус!

– Ты совсем дурной? – устало вздохнула я, оборачиваясь. – Мы с тобой живем вместе, и куда, по-твоему, в такой ситуации можно сбежать? Всего лишь планировал подождать снаружи. Уж прости, если обижу, но с тобой это никак не связано. Хочется подышать свежим воздухом после трехчасового общения с вирталом. У меня от него голова раскалывается…

Белобрысый мальчишка удивленно моргнул и, кажется, слегка смутился. Видимо, не ожидал, что на очередное обвинение последует спокойный ответ с объяснениями. Ну да, мне сейчас совершенно не хочется накалять обстановку.

– Смелый, значит… Ладно, иди за мной, пообщаемся!

Стремительно развернувшись на каблуках и хлестнув тяжелой косой по воздуху, пацан быстрым шагом отправился куда-то в сторону неухоженной густой купы деревьев. Парк там, что ли, местный? Или что-то типа полигона? Да не суть важно. Подозреваю, в любом случае вся территория просматривается и драку, если она все же начнется, остановят. И виновникам влепят по самое не балуйся. Угу. А оно мне надо? Мучиться три часа на этом проклятом экзамене, чтобы слить все достижения за пару минут детского махалова? Вот только боюсь, резонные доводы до моего «поклонника» не дойдут. С этой ситуацией определенно надо что-то делать. И срочно! Что же придумать? Черт! Если бы еще голова так не болела…


Ого, да у нас тут зрители! Помимо приятелей «принцессы Неи» в кустах нас ждала еще добрая дюжина любопытных абитуриентов. И лица какие знакомые! Точно, вот этот тип – с тугой боевой косой, сидел через проход от меня на экзамене. И ушел, «отстрелявшись» одним из первых. Ну, оно и понятно – я же, перестраховываясь, тщательно обдумывала все ответы, так что выползла из кабинета, когда там оставался едва ли десяток абитуриентов. А меня в это время, оказывается, уже ждали жадные до зрелищ будущие сокурсники. Или их пригласили полюбоваться на «неотвратимое возмездие»? Я покосилась на своего сопровождающего, но белобрысый сын адмирала посторонним не удивился. Та-ак… очень интересно!

Вздохнув, встряхнулась, остановилась в тени раскидистого гиганта, напоминающего плодами – обертками с почти созревшими орешками – привычный земной граб, и устало поинтересовалась:

– Ну и долго ты собираешься меня по кустам таскать? Может, уже остановишься и выскажешься? Или тебе действительно так приятно мое общество?

– Уже пришли, – отозвался мальчишка, разворачиваясь и зло улыбаясь. – Здесь нет камер наблюдения, и мы действительно сможем… побеседовать.

– Ты что, правда идиот? – искренне поразилась я. Конечно, можно было выразиться и повежливее, но голова после экзаменов просто раскалывалась, да и вообще – желания тратить время на политесы совершенно не было. Особенно после того, как до меня дошло, что этот малолетний гаденыш притащил с собой зрителей. Похоже, я недооценила, сколь болезненными оказались мои пинки по неокрепшему детскому эго.

– Что? – удивился мальчишка, явно сбитый моей фразой на взлете.

– Что слышал. Кто тебе сказал такую дурь? Подумай головой, ты действительно считаешь, что на территории элитной Академии, где обучают будущих военных, где дерут за обучение просто неприличные деньги и где стоит самая современная аппаратура, «вдруг» окажутся слепые зоны? Ну да, специально для зазвездившихся малолеток, решивших, что они всех умнее.

Пацан замер, а зрители настороженно закрутили головами. Конечно, одно дело «невинно» и камерно повеселиться, наблюдая, как макнут мордой в грязь зарвавшегося чужака, и совсем другое – в первый же день попасться на дедовщине местной администрации. Давайте, соображайте наконец! Вряд ли сюда принимают тугодумов. А у вас, в отличие от «принцессы Неи», эмоции не должны застить взор. И да, в данной ситуации пойдете как соучастники. О, похоже, дошло-таки!

– Нейрен, он прав, – хмуро отреагировал один из самых старших подростков. Темный блондин с удивительно подтянутой и накачанной фигурой, которую даже цивильное не скрывало. Спортсмен? Или рукопашник? – Стыдно, что мы об этом не подумали, но сейчас… мне тоже слабо верится, что на территории есть непросматриваемые участки. Вспомни, что старшие рассказывали о шансах выбраться за ворота Академии в самоволку.

– Не было такого… – удивленно отозвался мальчишка.

– Вот-вот, а я о чем?

– Но?..

– Ты что, реально хочешь вылететь отсюда за драку, даже не закончив сдавать экзамены? – возразил «спортсмен».

– И что? Все так и оставить? Хочешь сказать, что я теперь даже проучить этого зарвавшегося нищего торгаша не могу?

– А что, твоей убогой фантазии хватает только на примитивный мордобой? – лениво вмешалась я в дискуссию.

– А ты не лезь! – вызверился «поклонник».

– Да у меня, вообще-то, предложение есть, – хмыкнула я в ответ.

– Давай его выслушаем, – остудил Нейрена «спортсмен». – Я, конечно, от этого пацана тоже не в восторге, но на труса или дурака он не похож. Хотя наглый не в меру, это да…

– Ну, спасибо за лестную оценку, – усмехнулась я. – В целом все просто. У нас ведь следующий совместный экзамен завтра утром будет, так? По полетам? Что-то мне подсказывает, что «принцесса Нея» тоже его сдавать будет…

– Не смей меня так называть! – рявкнул разъяренный мальчишка, сжимая кулаки.

– Если завтра выиграешь, перестану, – иезуитски обнадежила я.

– Что выиграю?.. – насторожился пацан.

– Гонку, естественно. Я предлагаю завтра на полетах устроить поединок…

– Решил, что сможешь так легко отделаться? – презрительно процедил Нейрен.

– …на семидесяти процентах!

– Что?

Кажется, удивился не только мой визави. Остальные абитуриенты тоже выглядели малость ошарашенными.

– Мальчик, ты хоть понимаешь, о чем говоришь? – отмер «спортсмен». Семьдесят процентов реалистичности – это неминуемая смерть для проигравшего. Зачастую очень болезненная и неприятная.

– Понимаю, – безмятежно улыбнулась я и твердо посмотрела в глаза собеседнику. Ну да, я-то уже не первый год на семидесяти, а порой и на ста процентах летаю. Спасибо Дарену. – И то, что у проигравшего, вероятнее всего, не выдержит сердце в реале, я тоже осознаю и не вижу в этом проблемы. Уверен, что до медблока донести успеют!

– Хм-м… любопытный ты пацан, – задумчиво отозвался «спортсмен».

– Согласен! – кровожадно оскалилась наивная блондинка, по самые ушки вляпавшаяся в расставленную ловушку. – Ты сам предложил! При свидетелях! И ты очень пожалеешь о своей наглости, уж я позабочусь об этом. Будешь скулить и плакать…

Ну, точно – домашний мальчик. Похоже, ему и в голову не приходит, что для его ровесника такие полеты могут быть элементом ежедневной тренировки. Нет, я отлично помню: ставить столь высокую реалистичность в вирте – это нарушение закона, но кто нас на «Летящей» стал бы контролировать? А рефлекс на «выживание любой ценой» вырабатывается при таком подходе очень быстро.

– Вот и договорились, – хмыкнула я, обрывая садистские мечтания «поклонника» о моих слезах и мольбах, а также старательно игнорируя изучающие взгляды сокурсников. Ну да, они-то сразу сообразили, что неспроста я так спокойно отнеслась к чертовски реальной клинической смерти для проигравшего. Ведь, с точки зрения присутствующих шансов, выиграть у меня не было. Сын адмирала флота… и какой-то мутный малолетний торгаш с периферии. Очевидно же, кто аутсайдер!

– Тогда предлагаю выдвигаться отсюда, а то у нас с принцессой еще кое-какие планы есть на этот дивный вечер.

– Что? Какие еще планы? – насторожился белобрысый гаденыш.

– А что, ты уже раздумал переселяться? Предпочитаешь жить в комнатах вместе со мной? Нет, не то чтобы я был совсем против…

– Нет, нет! Не передумал! – панически воскликнул мальчишка, видимо, с ужасом представив, как я заявляюсь к нему в спальню ближайшей темной ночью, многозначительно помахивая обнаженными прелестями и намекая на более близкое знакомство. Блин, только бы не заржать! Но интересно, кто ж такой добрый ему всяких страшилок про закрытые учебные заведения нарассказывал? Язык бы вырвать, честное слово…

– Ну, тогда пойдем искать капитана Трайса. Он же обещал решить этот вопрос после экзамена. Всем приятного вечера, джентльмены, – кивнула я и, развернувшись спиной к честной компании, отправилась в сторону нашего корпуса. Возмущенно посопев, «принцесса Нея» пристроилась мне в хвост.

Собственно, по пути я размышляла, сражаться ли завтра в полную силу или поддаться истеричной блондинке, чтобы та наконец успокоилась. Хотя… этот не успокоится. И достанет до самых печенок своей похвальбой. А еще глупо рисковать оценками на экзаменах ради поглаживаний чужого «эго». Так что дерусь всерьез! А там – будь что будет…


Капитана мы выловили уже перед самым ужином, предварительно нарезав несколько кругов по весьма обширной территории, и насели на него с двух сторон. Похоже, настолько слаженной атаки от желторотых первокурсников бедняга не ожидал, так что поначалу даже малость опешил. Убедившись, что мы ни в какую не желаем занимать общий блок, мужчина вздохнул и сдался. Ну да, такой напор, да в мирное русло… мы бы горы свернули!

Я легко согласилась с мыслью, что из нас двоих переехать лучше именно мне. А что? Нищему собраться – только подпоясаться. А у меня уже и пояс застегнут. В тех комнатах меня вообще больше ничто не держит. Ну, кроме восхитительно удобной кровати и совершенно чудесного водяного душа. Но подозреваю, что тут все блоки стандартные. Так что я ничего не потеряю. А вот к кому меня подселить… В общем, на этом месте мы слегка застряли. Подозреваю, что большинство поступающих в этом году будут не в восторге от такого соседа. Насмотрелись уже на мои сольные выступления. И что делать? Еще, согласно классике, можно спросить «кто виноват», но это мы, пожалуй, опустим.

Идущие на ужин кадеты с интересом рассматривали картину: «пара малолеток, зажавших в угол целого капитана», но молча проходили мимо. Все. Кроме одного.

Белобрысый мальчишка в форменном сером комбезе, который, как выяснилось, являлся здешней «школьной формой», остановился рядом с нами, поколебался пару секунд, а потом решительно подошел и поздоровался с Трайсом. И сам заговорил про переселение.

Хм-м…

С чего бы такая благотворительность?

Я настороженно покосилась на незнакомого пацана. Хэири. Волосы, правда, короткие – точно не аристо. Глаза – синие. Мордашка симпатичная, ну так тут каждый второй – ходячая «мимимишка». Ну, пока рот не откроет. И возраст подозрительный. Вряд ли мальчишка старше меня, а ведь уже является кадетом. Правда, если верить узкому шеврону на плече, всего лишь второкурсником. Но все же… зачем ему мог понадобиться такой проблемный «сожитель»? Поскольку из вежливых намеков стало понятно, что сватает себе в соседи он именно мою тушку.

Ну, посмотрим. Хуже точно не будет!

Облегченно выдохнувший мужчина, поколебавшись пару секунд, внес данные моего нового места проживания в кристалл на браслете, быстро попрощался и сбежал, пока мы его еще чем-нибудь не загрузили. Я пожала плечами и отправилась ужинать. Организм, серьезно потратившийся за последние несколько часов, требовал капитальной подпитки. Чем там нас сегодня порадуют? Умр-р… жареные стейки! Прелесть какая. Дайте два! И плевать, лаяли они вчера или мяукали…


Переселение народов произошло скучно и буднично. Я, обожравшись мясом, словно пещерный человек, заваливший мамонта, тяжело доплюхала до соседнего корпуса, поднялась на второй этаж, следуя указаниям заложенной в браслете карты, и, легко хлопнув ладонью по стене рядом с дверным проемом, беспрепятственно вошла внутрь.

Общая комната выглядела обжитой и не слишком засранной, по крайней мере, ожидаемого «творческого беспорядка» в ней не наблюдалось. Уже хорошо, значит, новый сожитель не свинтус. Неистребимая «казарменность», присущая любым помещениям с временными хозяевами, была сглажена несколькими сувенирами, парой голографических постеров с новейшими моделями кораблей и разбросанными на столах записями и россыпями мнемов.

– Я сейчас все уберу, – слегка смутился мой новоявленный сосед, выглядывая из левой спальни.

– Да не надо, мне не мешает, – улыбнулась я. Не знаю, почему он пригласил меня, но надо постараться наладить отношения. Как я уже говорила – война в собственном доме разумному человеку на фиг не нужна. Да и учебе это точно не поспособствует.

– Ты меня… не узнаешь? – немного напряженно поинтересовался пацан, прислоняясь к створке дверного проема.

– Нет, прости, – честно призналась я. – Мне приходило в голову, что мы можем оказаться знакомы, но как ни старался, так и не вспомнил.

– Ну, пожалуй, это было ожидаемо, – хмыкнул сосед. А потом повернулся ко мне спиной и стал стягивать с себя комбез.

Не поняла?!

– Э-э… стесняюсь спросить, ты что вообще задумал? – настороженно поинтересовалась я, бесшумно ретируясь поближе к входной двери. Нет, одно дело поприкалываться над мелким нахаленышем, приставшим ко мне в воротах со своими жлобскими претензиями, и совсем другое, когда незнакомый мутный пацан приглашает к себе и начинает молча раздеваться. Нет, а вот вы что бы подумали?!

Парнишка оглянулся, оценил мои ретирады, весело хмыкнул, стянул комбез до пояса и снова повернулся ко мне спиной.

– Ну, а теперь… узнал?

Я несколько мгновений молча смотрела на изрезанную старыми шрамами спину хэири, а потом невольно сделала шаг вперед и осторожно коснулась одного из белых, давно заживших рубцов. Спина под моими пальцами опасливо вздрогнула. Похоже, в душе мальчишки эти шрамы по-прежнему кровоточили. Но он прав, эти следы я не забуду никогда…

– Ларион?..

– Он самый, – тихо отозвался бывший клон с Ненеи, развернулся ко мне лицом и искренне улыбнулся. – Привет, Джен! Даже не представляешь, как я рад видеть тебя живым и здоровым!

– Взаимно! Вот уж не думал встретить тебя здесь… – не менее искренне улыбнулась я. – Второкурсник, да?

– Это было непросто, – рассмеялся мальчишка, натягивая комбез обратно. – Но, как говорится, если есть цель и желание…

– Да уж… Но как ты узнал?..

– Яксен еще вчера связался, – пожал плечами Ларион. – Я тебя с раннего утра на воротах караулил, а потом весь день издалека пас. Так что все очень просто, никакой мистики.

– Понятно…

– Иди-ка ты отсыпаться, дружище, – хлопнул меня по плечу старый знакомый. – Если я правильно понял, в последнее время тебе здорово досталось. Отдыхай и приводи себя в порядок; возможностей, чтобы все обсудить, у нас будет более чем достаточно. А тебе завтра нужно быть в форме, впереди не самые простые экзамены. Иди, иди… вон там твоя спальня.

– И то верно, – облегченно выдохнула я, чувствуя, как веки буквально наливаются свинцом. – Тогда до завтра!

– Утренняя побудка в стандартные шесть утра. Тебя поднять?

– Не на-адо, – душераздирающе зевнула я. – На браслете будильник поставлю…

– Тогда спокойной ночи, Джен!

– Ага, и тебе спокойной…

Так и заснула с улыбкой на лице. Надо же, Ларион! Выбрался с проклятой Ненеи. Выжил, учится. Не знаю, что со мной будет дальше, но хоть одно действительно хорошее дело в этой жизни я сделать успела.


Утро началось с подарков. В ванной меня ждал полный комплект местной одежды, включая нижнее белье, а также короткие кожаные сапожки, расческа и приятные гигиенические мелочи. Все в фирменной упаковке с аккуратно срезанными ценниками. Более прозрачного намека на то, что это именно подарок, придумать было сложно.

Здорово!

Но на экзамен я все же пойду в комбезе. Нет, я тронута, что Ларион позаботился обо мне, поделившись вещами, но сегодня будет тяжелый день. Который, вполне возможно, закончится очередной клинической смертью. Так что в комбезе оно как-то поспокойнее. И почище, да. Все же одной из функций этой универсальной одежды является то, что она, при необходимости, впитывает в себя телесные жидкости. В основном речь, конечно, идет о поте, но и с прочими поможет. Последовать примеру лорда Ортвита Аль’Кресса и, простите, испачкать после смерти штаны будет не самой лучшей идеей. Подозреваю, что в этом случае все мои заявки на независимость накроются медным тазом. Дети жестоки. Увы, это аксиома. И случись подобная неприятность, мне ее будут вспоминать и через десяток лет. Полагаю, что и кличку соответственную прилепят. И быть тогда бедному Джену-Засранцу изгоем-одиночкой, которого каждый норовит пнуть. Не факт, конечно, что у кого-то это реально получится, но приятного, согласитесь, мало. Оно мне надо? И так слишком выделяюсь на общем фоне.

Ларион, узнавший о планируемом поединке, тихо выругался сквозь зубы и хмуро окинул меня взглядом. Про комбез объяснять даже не пришлось. Хорошо иметь умного друга. А Ларион, уверена, станет мне настоящим другом. Своих клоны с Ненеи не бросают.

– Понимаю, что выбора, скорее всего, не было, но попал ты конкретно! – выдохнул мальчишка, так и не придумав, как избежать «воздушной дуэли».

– Не вижу особых проблем, – честно призналась я и осторожно намекнула: – Конечно, клиническая смерть штука крайне неприятная, но мне ее переживать уже доводилось.

– Вот как… Понятно.

– К тому же не думаю, что мой соперник будет настолько хорош, что с поля боя унесут именно меня!

– А вот здесь ты не прав, Джен! – охладил мой энтузиазм приятель. – Адмирал Аль’Трайн наверняка как следует натаскивал единственного сына. Чтобы тот достойно представлял фамилию. У мальчишки были лучшие учителя и лучшее оборудование. Так что не обольщайся его молодостью и горячностью. В бою он будет сосредоточен и опасен, как охотящийся грайн.

– Не думай, что я этого не понимаю, – вздохнула я. – Конечно, есть немалая вероятность проиграть бой, все же реальный уровень противника мне неизвестен. Вот только складывать лапки и покорно идти на дно я не собираюсь. Пусть Нейрен даже не рассчитывает на легкую победу! У него были всего лишь хорошие учителя, а мне повезло обучаться у настоящего гения. И, в отличие от адмиральского сыночка, скидок на возраст никто не делал, дрессировали очень жестко. И уровень реальности был… соответствующий. Так что не переживай, справлюсь. Может, выиграть и не получится, но уж потреплю эту болонку знатно.

Ларион внимательно посмотрел мне в глаза и удовлетворенно кивнул:

– Рад, что у тебя правильный настрой. Тогда удачи, Джен! Пойдешь на завтрак?

Я мысленно прикинула перспективы и решила не рисковать:

– Знаешь, завтрак, пожалуй, будет лишним, а вот чашечку чего-нибудь бодрящего выпить стоит. И спасибо за пожелания, удача мне пригодится!

– Тогда увидимся на обеде, – кивнул блондин. – У меня сейчас две пары государственного права, так что поприсутствовать на вашей дуэли не получится, но буду ждать тебя в столовой. Надеюсь, вернешься с победой!

– Постараюсь оправдать, ваша честь! Хм-м… государственное право? Так ты юристом будешь?

– Да если бы все так просто, – весело фыркнул Ларион. – «Дедуля» решил, что Яксену понадобятся верные люди, и сделал предложение, от которого сложно отказаться. В общем, если осилю программу, быть мне Главнокомандующим Ненеи.

– Ну да, «дедуля» Фабер Фар-Терин – это аргумент. Раз он сказал, то будешь…

Так, смеясь и перебрасываясь шутками, мы шли на завтрак под удивленными взглядами прочих кадетов. Они что, уже все в курсе о планирующемся поединке? Ну, принцесса…

Хотя нет, пожалуй, дело в чем-то другом. С удивлением смотрят скорее на Лариона, а не на меня. Хм-м… любопытно. Впрочем, это можно обдумать в другое время. А пока у меня в планах скромный локальный Армагеддон для одного отдельно взятого адмиральского отпрыска.

В конце концов, не зря же я считаюсь одним из лучших виртуальных пилотов «Крысиной Империи»?

Глава 3

Вжик, вжик, вжик… уноси готовенького!

– Дуэль? Что, со всеми сразу?

– Нет, вы можете выбрать.

Но помните, что мерзавцем вас назвал я!

– Пардон! Но по морде-то ему дал я!

к/ф «Турецкий гамбит»

Гениальная идея поединка вполне предсказуемо затормозила о косных и не желающих участвовать в незаконном действе членов экзаменационной комиссии. Не то чтобы их беспокоило здоровье подрастающего поколения – полагаю, эти добрые, чуткие люди просто не собирались отвечать своими драгоценными задами за последствия нашей дуэли. Особенно если в ней участвует адмиральский сынуля. «Принцесса Нея», уже настроившийся на прилюдную победу и фанфары, был просто в бешенстве. Так что робко озвученное мною предложение подписать бумаги, в которых мы берем всю ответственность на себя, было встречено Нейреном на ура. Сама я решила побыть в данном случае в роли скромного демона-искусителя, подзуживающего, в смысле поддерживающего, главного героя из-за плеча. Все же у сына адмирала Аль’Трайна было куда больше шансов продавить у преподов необходимое разрешение. Тем более что итог противостояния выглядел для них совершенно предсказуемым – естественно, натасканный профессиональными военными сын прославленного флотоводца быстро и без особых усилий уделает зазнавшегося приблуду без рода-племени, уже доставившего администрации некоторые проблемы. Кстати, под это дело можно его и отчислить, как не сдавшего вступительный экзамен по профильному предмету. Думаю, именно последняя мысль, ясно отпечатавшаяся на лысоватом глянцево поблескивающем челе главы приемной комиссии, и сподвигла их дать согласие на нашу авантюру.

После небольшого совещания едва заметно поморщившийся преподаватель полетов – невысокий подтянутый мужчина неопределенного возраста – принес из лаборантской свой личный мнем с полетным заданием и настроил наши шлемы на повышенную реалистичность. Мы в это время как раз закончили подписывать документы с отказом от претензий к Администрации. К слову, пункт о том, что проигравшему будут в срочном порядке предоставлены медицинские услуги, там присутствовал. Так что не надо считать преподов законченными мерзавцами и извергами – умереть глупым малолеткам они не дадут. А урок будет достаточно жесткий. Ну, это они так думают…

Что ж, с богом!

Перед глазами закружилась черная воронка, потом я на мгновение привычно потеряла ориентацию в пространстве, чтобы обнаружить себя в узком ложементе малого истребителя класса «Стрекоза». Перед глазами всплыли данные по вооружению, управлению и техническим характеристикам корабля… а напротив плавно и неотвратимо выстраивалось на атакующей позиции крыло тяжелых «Ос». Ведущий корабль которого намекающе подсвечивался алым, подсказывая, где именно находится мой соперник по поединку.

Но это… Дери меня демоны Варры! Это же мнем из коллекции Дирка! И, насколько помню, он был призом в одном из соревнований «Крысиной Империи». Значит, преподаватель полетов – поклонник моего виртуального детища и победитель гонки? Какой пассаж! Но этот мнем… Я проходила его сотни раз! Здесь существует только один шанс выиграть, совершенно безумный и сумасшедший, но я знаю, что надо делать. Это просто нереальное везение… так не бывает. Кажется, Леди Удача все же любит меня!

А вот со стороны преподов это откровенная подстава и подсуживание адмиральскому сынку. Потому что ни один нормальный пилот никогда не совершит того, что сделала когда-то я в приступе ярости и отчаяния. И, как выяснилось, повторила этим действия автора мнема – гениального безумца Дирка Корса.

Ну что ж, поборемся…

Руки привычно легли на рычаги управления, глаза сощурились, а губы растянулись, обнажая откровенно волчий оскал. Посмотрим, малыш, на что ты способен!

Маневр уклонения, стабилизироваться, выпустить снаряд, минус один, снова уклонение. Действия отработаны до автоматизма. ИИ корабля тщательно отслеживает движения противника, моделируя рисунок боя. Но мне он, в общем-то, не нужен. Я помню.

А «принцесса» и вправду хорош! Великолепная реакция, отточенные маневры, классическая школа. Вот она-то его и подвела. Тот, кто когда-то давно вывел звено тяжелых «Ос» против одинокой юркой «Стрекозы», тоже был поклонником классики. Что его и погубило. Поскольку Дирк не признавал законов. Он создавал собственные. Именно это сегодня спасет меня и поможет победить.

Да! Он все же совершил эту ошибку, давая мне единственный шанс на победу! Поднырнув под брюхо основательной, но несколько медлительной «Осы», я выпустила последний снаряд, сумев подбить одним выстрелом два из трех оставшихся в строю кораблей. Теперь мы один на один. Я, расстрелявшая все заряды, и звеньевой, потерявший все свои корабли. Уже празднуешь победу, да, малыш?

Зло оскалившись, я проверила механизм катапультирования и направила покалеченную, изрезанную шрапнелью «Стрекозу» в последний путь – на таран.

Тот самый единственный шанс, дарующий победу.

Абсолютно самоубийственный. Единственно возможный.

Вот только когда-то давно выигравший этот бой Дирк решил, что перед смертью хочет насладиться зрелищем последнего погибающего врага. И катапультировался из обреченного корабля буквально в последнюю секунду.

Смерть в космосе неотвратима и ужасна. Комбез, не предназначенный для долгого нахождения в вакууме, выдержит максимум час. Да и запаса кислорода на большее время не хватит. И этот час в одиночестве, среди обломков вражеских кораблей, без малейшей надежды на спасение может свести с ума почти любого. Но Дирку нереально повезло. В той битве при Найриссе, после эвакуации жителей маленького фермерского астероида, выжил еще один пилот – Дарен Шарт. Мой приемный отец, тогда совсем еще мальчишка. Выжил и не побоялся сунуться в рой разлетающихся осколков, в надежде найти хотя бы тело своего лучшего друга. Нашел. Успел. Повезло…

Правда, с тех пор предпочитает брить голову наголо. Потому что крайне не любит рассказывать, откуда у него появилась седина в столь юном возрасте.


Плывя в невесомости, я любовалась бескрайним космосом и мечтательно улыбалась. Кончики пальцев уже занемели, подсказывая, что резерв комбеза практически исчерпан. Смерть от медленного удушья крайне неприятна. Но есть и другой выход… Еще пару минут полюбуюсь на дивные россыпи звезд и сама отключу комбез. Опыт подсказывает, что так умирать быстрее и легче.

Знакомая черная воронка неожиданно закружилась, вырывая из вирта. Я, всхлипнув, задохнулась прохладным сухим воздухом аудитории и закашлялась. Да уж, искреннее спасибо преподам, что не стали дожидаться, пока я загнусь в космосе от недостатка кислорода. Все же садистами члены экзаменационной комиссии не были.

Моего белобрысого соперника уже споро тащили к выходу – откачивать в «воскрешалке». Что ж, летал он достойно. Для его возраста так даже талантливо. Подвели «принцессу» слепое следование канонам и отсутствие реального опыта. Но натаскивали мальчишку действительно качественно, не придерешься. Вот только против меня этого оказалось недостаточно. Его учили грамотно управлять кораблем… а я училась жить в небе.

Аудитория встретила победителя потрясенным молчанием. Ого! Похоже, наш поединок наблюдали не только преподаватели, но и абитуриенты. Хм-м… в качестве предупреждения? Дабы с первого дня купировать малолетним задавакам чувство собственной важности? Ну, простите, ребята, облом! Такой победой впору гордиться и профессиональному летчику.

Улыбнувшись нервничающим, побледневшим и откровенно опечаленным исходом поединка членам приемной комиссии, уже вовсю предвкушающим «приятную» беседу с папаней проигравшего, я невинно похлопала ресничками и уточнила:

– Простите, господа, а мне нужно будет сдавать общие полеты с остальным классом, или эта дуэль зачтется нам с принц… в смысле, с Нейреном за экзамен?

– Полагаю… да, полагаю, вы можете идти, абитуриент Шарт, – выдавил глава комиссии, промокая с сияющей лысины выступивший пот вынутым из поясной сумки белым платочком.

– То есть экзамен я сдал? – уточнила я. А то мало ли…

– Сдали, сдали, идите уже… – раздраженно отозвался мужчина. Видимо, сейчас перед его глазами как живой стоял адмирал Аль’Трайн, задающий крайне неприятные вопросы о любимом сынуле.

– Удачи на экзаменах, джентльмены, – шутовски поклонилась я остающимся в аудитории ошарашенным сокурсникам и, аккуратно положив виртуальный шлем на стол, отправилась к выходу.

– Ты же просто псих! – то ли восхищенно, то ли возмущенно выдохнул мне в спину вчерашний «спортсмен».

– Если это помогает выжить, то почему нет? – усмехнулась я, невольно потирая грудь. Все же полет дался мне непросто. – И вообще, не важно как, главное, что я победил. А как говорят у меня на родине – победителей не судят!

От «президиумного» стола экзаменаторов раздались тихие проклятия. Если я правильно расслышала, то там было что-то на тему «маленьких засранцев», «пороть их некому» и «ну, они у меня попляшут». Ай-яй-яй… взрослые дяди и вдруг столько непрофессиональной мстительности практически на пустом месте. Фу, такими быть! Но лучше и правда свалить отсюда побыстрее, пока они не очухались.


Из-за того, что большую часть времени в последние годы я проводила в космосе, в весьма ограниченном пространстве корабля, вырываясь на свободу, я старалась как можно чаще находиться на свежем воздухе – гулять на природе под открытым небом. Вот и сейчас, получив немного свободного времени, отправилась бродить по округе, стараясь отыскать приятное и тихое местечко для медитаций и отдыха. Озера или реки здесь, к сожалению, не было, но в глубине вчерашних зарослей удалось обнаружить маленький прудик с расположенной на берегу беседкой, увитой плющом до самой крыши. Там я и устроилась, лениво развалившись на одной из деревянных скамеек и устало прикрыв глаза. До обеда оставалось несколько часов, возвращаться в свою комнату не хотелось, а обдумать в тишине последние события стоило. Так почему бы не здесь и не сейчас?

Как-то я излишне резво начала тут свою учебную карьеру. Не знаю даже, хорошо это или плохо. Может, попробовать притормозить? С одной стороны, – я собиралась здесь спрятаться и стать максимально незаметной. С другой – после такого «дебюта» у меня вряд ли получится затеряться в дальних рядах. Да и, будем говорить откровенно, с самого начала было понятно, что это провальный план. Уж слишком я отличалась от общего контингента данного учебного заведения. Чистенькие потомки из хороших семей, обеспеченные, воспитанные, умненькие… высокомерные гаденыши. И тут я. Тихий и скромный мальчик из провинции, ага. Словно подзаборный котенок на выставке элитных болонок. Да еще умудрившийся задрать ободранный хвостик и нахально пометить призовое место. Да у меня с самой первой минуты не было ни единого шанса остаться незамеченной.

Тогда… какой смысл скрывать свои таланты? Не лучше ли взять максимум возможного из предложенного Академией? Учиться и делать только то, что считаю нужным, не оглядываясь на «негласные» правила местной диаспоры белокурых генномодификантов. Все равно я всегда буду для них чужаком. Так почему бы не стать чужаком, вызывающим как минимум уважение и нежелание связываться, а не брезгливое недоумение из серии: «И как оно сюда попало?»

Можно будет, не скрывая способностей, полетать в компании с талантливыми ровесниками и оценить свой реальный уровень. Думаю, после сегодняшнего представления недостатка в соперниках у меня не будет. Конечно, тренируются тут на детских тридцати процентах, но мне же легче! Хотя не удивлюсь, если после сегодняшнего кто-то рискнет и на «страшных и опасных» семидесяти посоревноваться. Все же столь дерзкий вызов вряд ли останется без ответа.

Кстати, о полетах! Стоит, пожалуй, вылезти на сайт «Крысиной Империи» и посмотреть, кто и когда выиграл в соревновании сегодняшний мнем Дирка. Думаю, дополнительная информация о преподавателе полетов мне не помешает!

Какого?!

Не поняла…

Почему у меня кайрес не подключается к сети?

Местная городская сеть недоступна…

Сеть Академии… Пока недоступна. А подробнее?

Интересно девки пляшут. Новости, мягко говоря, удивили и расстроили. Значит, в то время как мы сдаем экзамены, внутренняя сеть Академии нам еще недоступна. Ибо мы тут пока никто и звать нас никак. А общая городская сеть уже недоступна, поскольку территория накрыта защитным куполом, аналогичным тому, что был в поместье лорда Ортвита Аль’Кресса. То есть выйти в нее можно только за воротами. За которые абитуриентов, как и уже поступивших кадетов, не выпускают.

Прелесть какая. Полная информационная блокада.

Интересно, а цензуры «18+» тут случаем нет? А то окажется, что из этой Академии «строгого режима» я даже с друзьями связаться не смогу. И не увижу ответа Дарена! Черт!

Ну уж нет! Меня это категорически не устраивает!

Так, стоп. Вдох, выдох… успокоилась. Еще раз… вдох, выдох. Мыслим логически. Ларион сказал, что Яксен связался с ним вчера и передал необходимую информацию. Значит, как минимум с Ненеей стабильная связь будет. Зарегистрировать моего нового соседа в «Крысиной Империи» и перекинуть на него все контакты тоже недолго. Это выполнимо и никаких подозрений не вызовет. Да, так и сделаю! Не стоит привлекать к себе еще больше внимания, устраивая скандал из-за невозможности самостоятельного выхода в сеть.

А после зачисления меня вместе с остальными новоявленными кадетами наверняка подсоединят к местной линии, так что смогу отсматривать всю нужную информацию сама. Но вообще-то ситуация не из приятных. Я-то надеялась, что получится своевременно мониторить новостные каналы Таурина, чтобы быть в курсе расследования трагической и внезапной смерти благородного лорда Ортвита Аль’Кресса. Ну да, а то вдруг на меня уже ордер выписали и фотографии по всем углам расклеили, а я ни сном ни духом? Было бы печально.

В общем, то, что рядом оказался Ларион, большое мое счастье и невероятная удача. Этот парень, узнав реальную подоплеку событий, не просто поможет, а, пожалуй, еще и поаплодирует стоя моему нехорошему поступку. Так что можно спокойно рассказать ему все без утайки. Бывший клон с Ненеи с удовольствием выяснит все подробности о текущем расследовании. Причем ничем не рискуя. Если смерть Аль’Кресса решат замять, то, собственно, никакого расследования не будет и никакая «лишняя» информация в сети просто не появится. А если правда о шалостях лорда всплывет, то никого не удивит интерес Лариона к этой истории. Все же его прошлое располагает…


В столовую я пришла одной из первых, нахально заняла место у окна, где в прошлый раз столовались старшекурсники, и, набрав вкусняшек, приступила к священному ритуалу поглощения калорий под настороженными взглядами незнакомых кадетов. Точнее, попыталась приступить. Попробуйте спокойно поесть, когда со всех сторон вас сверлят любопытными испытующими и немного опасливыми взорами.

Блин, вот что здесь за деревня, а? Судя по настойчивому интересу, о нашей дуэли с Нейреном в данный момент не знает только ленивый, а также слепой и глухой кадет, запертый в местном карцере. Когда они успели-то? Всего же пара часов прошла…

Круг любопытных смыкался все теснее, еще немного – и самые нетерпеливые и отчаянные подсядут к моему столу, чтобы узнать новость из первых рук. Нет, я так не играю! Мне же под этими жадными взглядами профессиональных сплетников кусок в горло не лезет. Спасите меня кто-нибудь! Я даже на «принцессу Нею» согласна! Руки и сердца, правда, не обещаю, но шоколадным рулетом поделюсь. Самое дорогое, между прочим, отдаю!

Увы, принц на белом коне не спешил ко мне на выручку. Придется как-то справляться самой. Я ехидно прищурилась – ну, сами напросились! Похоже, придется апеллировать к старой профессии. Помнится, одно время я искренне развлекалась, запуская в массы совершенно невероятные слухи со страниц «Светского Вестника», а коллеги по редакции с удовольствием их подхватывали и раздували. Теперь, пожалуй, спасать требовалось невинные умы неиспорченных и наивных местных кадетов, алкающих новостей и сенсаций. Ну что ж, «подойдите ближе, бандерлоги», их есть у нас! М-м… ну и репутация будет у «принцессы Неи» после этой беседы. Хорошо, что я уже переехала, а то, чую, придушил бы меня ночью подушкой взбешенный Нейрен, ознакомившийся с моей версией причины дуэли. Ага, а потом пришел бы папа-адмирал и надругался над трупом.

Я мечтательно прижмурилась и пропустила появление нового действующего лица. Ну вот, а я только настроилась развешивать окружающим гроздья лапши на щедро предоставленные уши! Хмурый Ларион плюхнулся рядом, грохнув по столу уставленным тарелочками подносом, и испортил всю интригу, обведя окружающих хмурым предупреждающим взглядом. Почему-то это капитально отпугнуло любопытных. Ну и репутация у моего приятеля. Ладно, им, похоже, повезло. Интересно, кто теперь должен спасителю Лариону руку и сердце?

– Наслышан, – тихо выдохнул бывший клон, не дав мне даже рот открыть. – Джен, вот объясни, нафига?! Зачем ты это сделал?

– Что сделал? – ошарашенно переспросила я, поскольку такой откровенно негативной реакции на свою победу точно не ожидала.

– Ну… – слегка смутился Ларион. – Говорят, что на экзамене ты убил сына адмирала Аль’Трайна. При куче свидетелей. И вообще, оказался жутким психом и маньяком. И сейчас срочно собирается комиссия для расследования этого дела. Даже какие-то чины из Адмиралтейства прилетели.

Вот блин… почему-то такого итога нашего противостояния я не ожидала. Подождите, как убил? Неужели они не смогли откачать мальчишку?! Не верю! Это просто невозможно! Здесь медблок по умолчанию должен быть на порядок лучше, чем на «Летящей».

– Ларион, только не говори, что Нейрен действительно умер! – побелевшими губами прошептала я.

– Ну да, остановка сердца, – даже, кажется, удивился мой друг. – А ты разве не понял? Больше, кажется, ничего ужасного. В принципе, уже на обед должен прийти…

– Ларион, я сейчас тебе шею сверну, и любой суд меня оправдает! – проникновенно произнесла я, облегченно выдохнув. – Неужели нельзя быть точнее в формулировках? Я же с твоих слов понял, что он окончательно умер!

– Ну, не только же тебе меня пугать, – хмыкнул мой добрый друг, осторожно отодвигаясь от края стола. Видимо, мое горячее желание надеть ему на голову тарелку с не менее горячим супом было слишком очевидным. Клоун, блин! Я тут сама после его сообщения чуть с Кондратом не обнялась!

– Да откачали твоего любимчика, – хмыкнул вредный мальчишка, – но кто-то из Адмиралтейства действительно очень оперативно прилетел для расследования этого случая. Будь готов к неприятным вопросам, Джен!

– Это была полетная дуэль на семидесяти процентах реалистичности. Отказ от претензий подписан добровольно обеими сторонами, так что тылы прикрыты и у нас, и у администрации Академии. Выиграл я совершенно честно, и тому есть куча свидетелей. Полагаю, что и запись осталась. В общем, не вижу смысла сильно переживать…

– Надеешься, что обойдется? – уточнил Ларион.

– Ну, совсем без последствий точно не пройдет. Нервы мне потреплют знатно. Сам понимаешь, все ожидали совсем другого итога соревнования. Тем более, скажу откровенно, в том мнеме шансов на победу не было даже у большей части опытных пилотов, окажись они на моем месте.

– Интересно…

– Угу. Мне изначально выдали карты из крапленой колоды. С которыми я умудрился выиграть! Думаю, случись другой финал, и всей этой суматохи бы не было. Меня бы просто по-тихому исключили. – Быстро и четко, шепотом я изложила Лариону весь расклад, акцентируя внимание на реакции членов комиссии.


Неожиданно наш междусобойчик прервал грохнувшийся рядом с левым локтем Лариона поднос. Надо же, так увлеклись, что забыли следить за окружающими! Потом рядом с соседом хмуро плюхнулся владелец подноса и смерил меня сумрачным взглядом.

– Ну ты и сволочь! – тихо и удивительно искренне выдохнул Нейрен. Свой щегольской цивильный наряд он сменил на не менее пижонский золотистый комбез с черными вставками. Но в остальном выглядел все тем же малолетним заносчивым засранцем. Правда, слегка подрастерявшим свой гонор. – Гад и мерзавец! Но… я никогда не видел, чтобы кто-то так летал… Ненавижу тебя!

– Ты тоже был чертовски неплох, – усмехнулась я, словно мне только что сделали самый искренний комплимент. Хотя на самом деле именно это и произошло.

– Я проиграл, – угрюмо возразил мальчишка. – При откровенном подавляющем преимуществе просрал бой! Отец будет в бешенстве…

– Не будет, если покажешь ему запись, – спокойно возразила я. – Пусть учителей твоих дрючит. А то научили классическому бою, а в настоящем сражении не дуэли благородных лордов происходят, там надо пользоваться любой возможностью для победы! Если потребуется – бить исподтишка и стрелять в спину.

– Почему ты это говоришь? Мы – не друзья! – настороженно отозвалась «принцесса Нея».

– Нет. И, говоря откровенно, вряд ли когда станем. Но вот соперник из тебя получится очень интересный! – совершенно искренне признала я. – Как только научишься переступать через правила и плевать на каноны…

– Вот, значит, как… Понятно. Ну что ж, тогда как с соперником, пожалуй, поделюсь радостной вестью – отец очень тобой заинтересовался. Так что после обеда тебя ждет занимательная беседа в кабинете декана, – ехидно пропел явно воспрянувший духом белобрысый гаденыш, заставив меня поперхнуться. Доедать десерт сразу как-то расхотелось. Подозреваю, что ничего хорошего по итогам этой беседы меня не ждет. Вот же… не было печали! Ладно, прорвемся. В конце концов, инкриминировать мне ничего не смогут. Надеюсь…

Я с отвращением покосилась на недоеденный шоколадный рулет, а потом перевела взгляд на Лариона. Тот понятливо кивнул, отставил поднос и поднялся. Я же говорила – умный парень. Даже объяснять ничего не надо. Повезло Яксену с будущим Главнокомандующим.

Мой друг быстрым шагом покинул помещение столовой, провожаемый любопытными взглядами кадетов. Полагаю, что связаться с «дедушкой» Фабером ему удастся достаточно быстро. А тот сумеет организовать мне поддержку извне. В общем, если кто-то надеется, что, находясь в информационном вакууме, я растеряюсь и соглашусь на любые условия, то он здорово просчитался. Я все же не одинокий десятилетний ребенок, запуганный взрослыми страшными дядями.

Шепот вокруг нас нарастал. Ну, понятно, тут, понимаешь ли, в подробностях обсасывают, как я жестоко убил бедного малыша, и вдруг появляется несчастная жертва, плюхает попу рядом со своим мучителем и начинает вполне мирно с ним о чем-то беседовать. Да где ж такое видано?

И за широкую спину Лариона уже не спрячешься. Уж не знаю, что у него тут за авторитет, но пока он нас прикрывал, любопытные стервятники кружили вдалеке, не рискуя приближаться. А теперь кольцо любопытствующих медленно сжималось.

Ладно, двум смертям не бывать… Все равно сидеть в столовой, изображая многочасовую трапезу римского патриция, не получится.

Вздохнув, поднялась, подхватила подносы – свой и Лариона, потом скупо кивнула брошенному на растерзание Нейрену, хмуро уплетающему обед, мысленно позлорадствовала и решила, что не стоит предупреждать деточку о подбирающихся к его нежному телу любопытствующих. Он-то спиной к ним сидит, ему не видно. Ну, будет, значит, для него сюрприз. Должна же и я его чем-то сегодня в ответ порадовать? Он же наверняка мечтает об известности! Вот и пускай рассказывает в подробностях – как летал, как падал…

А я быстренько заброшу подносы на раздачу и ходу! На фиг этих сплетников, успевших понапридумывать обо мне всяких кошмариков. Полагаю, они и без меня чудесно нафантазируют недостающие подробности.

Правда, далеко не убежала. Уже знакомый капитан Трайс ледяным торосом застыл на выходе, кого-то внимательно высматривая. Хм-м… попытаться, что ли, через окно сбежать? Или попробовать пригнуться и проскочить мимо?

Не успела. Выцепив взглядом единственную темную макушку, капитан гаркнул: «абитуриент Шарт», заставив испуганно присесть мимо проходящих, и двинулся ко мне. После такой звуковой атаки делать вид, что я его не заметила, было бы опрометчиво.

– Здравствуйте, сэр, – вздохнула я. – И не надо так орать, я прекрасно слышу.

– Иди за мной, умник! – хмыкнул мужчина. – С тобой хотят побеседовать в деканате.

Ну вот, начинается…

Надеюсь, Ларион успел связаться с «дедулей». А я пока вполне могу потянуть время и поиграть на нервах у местных шишек. Ведь формально у них на меня ничего нет!

Глава 4

Компромиссы

– Где он так научился вести переговоры?

– Мне тоже интересно…

к/ф «Пятый элемент»

– Оставьте нас!

Украдкой переглянувшись, члены экзаменационной комиссии покинули кабинет, бросая меня на растерзание адмиралу Аль’Трайну.

Высокий, белокурый, суровый мужик в форменном комбезе. Очень такой… фактурный. Ему бы викингов играть. Так и представляется эта фигура на носу драккара – напружиненная, сжимающая в руках здоровенный боевой топор, волосы за спиной развеваются, а на лице предвкушающий оскал в ожидании близкой добычи. В данном случае в качестве добычи выступала я. Кажется, папаша решил отыграться на виновнике переполоха за невосстановимо потраченные нервные клетки – уж больно плотоядным взором окинул, прежде чем сесть в кресло на фоне окна и удовлетворенно откинуться.

Прелесть какая, и даже лампы в лицо не надо – солнышко постарается. А я, значит, буду робко мяться напротив и мычать оправдания. Ну-ну, ждите!

– Так это ты подбил моего сына на дуэль со смертельным исходом? На экзамене, при свидетелях! Ты хоть понимаешь, что тебе за это будет?

– Вы это таким тоном сказали, словно в государственной измене меня обвиняете, – фыркнула я, явственно демонстрируя, что не собираюсь трепетать при виде грозного адмирала. – В деканате есть бумаги, которые ваш сын собственноручно подписал при нескольких десятках тех самых свидетелей. И там четко сказано, что он берет ответственность за происходящее на себя. На дуэли, к слову, настаивал тоже он, что также подтвердит куча народу. А то, что Нейрен проиграл, так, простите, учить ребенка надо было лучше! Сами же понабрали долбодятлов по объявлению, а я теперь виноват?

Мужчина явственно скрипнул зубами, а мне запоздало пришло в голову, что главный долбодятел как раз с удобствами сидит в кресле напротив. Хм-м… вот уж правда: язык мой – враг мой. Ну и ладно, не сахарный, не растает!

– А ну встать по стойке смирно! И отвечать, когда тебя спрашивают! – неожиданно рявкнул адмирал.

– С чего бы вдруг? – ничуть не впечатлившись, скептически приподняла я бровь, независимо складывая руки на груди и опираясь бедром на чей-то стол. Ага, и даже не подпрыгнула при этом натренированном до автоматизма командном рыке – настолько это было ожидаемо. Еще когда шла сюда, предполагала, что меня попытаются тупо продавить авторитетом. Поэтому к чему-то подобному готовилась всю дорогу до кабинета. Даже приятно, что не ошиблась. – Я не военнообязанный, в вашем флоте не служу, пока даже кадетом не стал.

– И не станешь, если будешь так себя вести! – пригрозил мужчина. – Уши бы тебе надрать за такие фокусы…

– Только попробуйте меня хоть пальцем тронуть, – возмутилась я, отступая к двери. – Я всем сообщу, что вы закрылись со мной наедине, распускали руки и хотели чего-то непонятного. И ведь ни словом не совру!

– Ах ты… – мужчина замер в кресле и до белых костяшек сжал ни в чем не повинные жалобно скрипнувшие подлокотники. Потом резко выдохнул и откровенно, от всей души, выдал: – Пороть тебя некому!

– Ну, почему же некому? – удивилась я. – У меня отец есть. Правда, он считает, что порка – это неконструктивно. Поэтому предпочитает вместо нее увеличивать время тренировок по рукопашному бою.

На мгновение я вспомнила Дарена с его тренировками, «воскрешалку» в медблоке, в которой я после наших спаррингов просыпалась чаще, чем в собственной постели… и честно добавила:

– Уж лучше бы иногда порол! И, кстати, то, что вы угрожали использовать свою власть, чтобы не дать мне стать кадетом, я тоже могу озвучить. Ага, и причина вполне прозрачная – я же обошел вашего любимого сыночка на полетных экзаменах. Какие заголовки будут в прессе! Вы станете очень знаменитым адмиралом…

Мужчина просто опешил от моей наглости. А ты что хотел, дорогой? Думал, пуганешь ребенка, и тот покорно возьмет вину на себя, со всем согласится, да еще подсунутые бумажки подпишет? Облезешь! Надо было лучше своего драгоценного сынулю воспитывать. А то вырастил малолетнее хамло, а я виновата? Если б мальчишка не лез ко мне, то и не пострадал бы. Теперь либо договаривайся по-хорошему, либо по-плохому будет всем.

– Издеваешься? – тихо прорычал адмирал, катая желваки.

– Может, уже скажете, наконец, чего хотите? – вздохнула я. – А то сплошные угрозы и никакого конструктива.

Адмирал задумался, застыв в кресле мрачным памятником. Похоже, ожидал он от беседы чего угодно – слез, уговоров, испуганного молчания… но только не такого откровенного, бесстыдного и аргументированного нахальства.


Наше безмолвное противостояние прервал робкий стук в дверь. Кого там еще принесло?

– Господин адмирал… тут это… адвокат.

– Какой еще адвокат? – искренне изумился мужчина.

– Полагаю, что мой! – не сдержавшись, съехидничала я. – Напомню еще раз, что я в данный момент – существо сугубо гражданское. И под юрисдикцию военного трибунала не подпадаю!

Судя по взгляду, мысленно меня только что убили, жестоко расчленили, а затем сожгли труп и развеяли пепел по ветру.

– Пусть зайдет… – выдохнул несчастный отец, которому даже не дали толком поглумиться над обидчиком любимого сына. А вот нечего! Своего гаденыша пусть воспитывает и порет. Вот уж за чьей попой ремни в очередь бы выстроились!

Вошедший адвокат выглядел… В общем, выглядел! Сразу видно, что это креатура уровня «дедули» Фар-Терина. Такой адмиралами по утрам закусывает. Вовремя он успел. Теперь можно не переживать…

Адмирал Аль’Трайн вошедшего тоже оценил верно. Потом бросил в мою сторону какой-то непонятный укоряющий взгляд, вздохнул и предложил пообщаться без свидетелей.

Нет-нет-нет! Тут же самое интересное начинается! Но, увы, скучные взрослые выставили меня с намечающейся вечеринки к компании ранее выселенных из кабинета преподов, сиротливо кучкующихся в коридоре. Ну вот и где, спрашивается, справедливость?

А тут и публика та еще… Преподы как-то болезненно оживились и подтянулись поближе ко мне. Блин, вот так и знала! Сейчас насядут на бедного ребенка и начнут пытать вопросами. И не сбежишь, поскольку адвокат попросил дождаться за дверью.

Обреченно вздохнув, приготовилась к экзекуции. Что ж мне так везет-то сегодня? Ну просто именины сердца!

Первым начал расспросы преподаватель полетов. Тот, что принес правильный мнем для дуэли. Впрочем, и вопрос у него был вполне предсказуемым.

– Абитуриент Шарт! Где вы так летать научились?

– А что, вы для адмирала даже информацию обо мне не собрали? – искренне поразилась я. – Ну вы даете!

– Отвечай, когда спрашивают!

– А что тут отвечать? Научился, где научили. А если серьезно, то я в «Крысиной Империи» уже не первый год летаю.

– Хочешь сказать, там разрешают регистрироваться детям?

– И кто же запретит владельцу портала участвовать в соревнованиях? – насмешливо оскалилась я.

– Владелец портала?! – изумленно выдохнул преподаватель полетов.

– Упс… Такой нежданчик, да? Спасибо вам, кстати, что выбрали для дуэли именно мой мнем. Небось думали адмиральскому сыну подыграть, а в итоге помогли его противнику. Впрочем, я бы перелетал его в любой дуэли. Нейрен довольно талантлив, но мозги ему засра… в смысле запачкали капитально. Да сами потом увидите…

– Ты… «Анкорский кот»? – заинтересованно уточнил препод.

– Не-а, «Кот» – это Яксен. А я – «Песчаный Крыс», – безмятежно отозвалась я. А что? Если меня будут проверять, а они будут, все равно эти подробности всплывут. Днем раньше, днем позже… уже несущественно.

– А «Бог» кто?

– Это Пэйн, наш виртал, – хмыкнула я, глядя на вытягивающуюся физиономию препода.

– И ты будешь врать нам, что приходишься сыном простому Серому торговцу?! С личным вирталом, собственным делом в одиннадцать лет и комбезом высшей защиты стоимостью с хороший эсминец?!

– А что, у вас много знакомых Серых торговцев? Может, мы все такие?! – парировала я, отходя подальше от этого излишне догадливого типа. – И вообще, должно же вам было прийти в голову, что раз я сюда поступаю, то не все так просто, как кажется. Вам-то, в конце концов, не десять лет, как некоторым неуравновешенным блондинкам!

– Нейрену Аль’Трайну двенадцать, – автоматически поправил меня препод. Как это он сразу понял, о ком речь, а? И впрямь догадливый!

– А про комбез вы как узнали? – не сдержалась я. Нет, ну правда, обидно же! Хожу все время в режиме «хамелеона», который энергию жрет как не в себя, а оказывается, что это никого не обмануло.

– Сканер на воротах, – сжалился надо мной стоявший чуть в стороне от прочих преподавателей капитан Трайс. – Вас всех проверяют на входе и выходе.

– Вот как… значит, простые кадеты не в курсе? – немного воспрянула я.

– Скорее всего, – пожал плечами мужчина. Похоже, его этот вопрос не сильно волновал, в отличие от меня. Ну да, не ему ведь, если что, по комбезу будут стучать за ядовитый язык и сонм прочих неоспоримых достоинств.

Кажется, до окружающих стало медленно доходить, что они, выбрав сторону в противостоянии студентов, вполне возможно поставили не на ту лошадку. Не буду их переубеждать, пусть понервничают. Мне от этого точно хуже не будет!

Адвокат сытой акулой выплыл из кабинета приблизительно через полчаса, когда я уже измаялась от безделья и скуки. Кивнув преподавателям, мужчина поманил меня за собой и отправился на выход. Ну да, нечего дарить бесплатную информацию всяким любителям греть уши.

Судя по удовлетворенному виду и мечтательной улыбке адвоката, этот бой адмирал проиграл с разгромным счетом. Любопытно, что же господин юрист умудрился выторговать? Расскажет?

– Где мы сможем спокойно и без свидетелей поговорить?

– В моей комнате. Или, если это удобно, то на свежем воздухе, – отозвалась я, пристраиваясь рядом с мужчиной.

– Хорошо, веди, – отозвался тот, оставляя решение на мой выбор.

– Тогда лучше в найденное утром уютное местечко. А то в маленьких тесных помещениях я во время космических перелетов еще насижусь…

Хмыкнув, адвокат оценил камерность скромной, увитой плющом беседки, тихий шелест листьев и очарование небольшого, заросшего какими-то местными камышами прудика. Ну да, мне тоже здесь понравилось!

– Очень хорошо. Устраивайся, Джен, побеседуем…

Я спокойно плюхнулась на скамейку напротив адвоката, с интересом проследила, как он настраивает искажающую звуки пирамидку «глушилки» на полутораметровый радиус, и подняла вопросительный взгляд.

– Меня зовут варт Ариори, – представился мужчина. – И честно тебе скажу, когда лорд Фабер Фар-Терин связался со мной и сорвал с совещания для того, чтобы помочь какому-то ребенку, я был не слишком счастлив.

– Вот как? И что же заставило вас изменить свое мнение? – не сдержалась я, мысленно прибалдев от новости, что «дедуля» Фар-Терин-то, оказывается, тоже лорд. Как-то раньше мне в голову не приходило, что он – аристократ. Думала, обычный хэири, поднявшийся когда-то до должности министра финансов Теналии своим умом. Фамилия-то не на «Аль» начинается. Впрочем, логично же, что в разных мирах могут быть совершенно разные префиксы перед фамилиями. Но неожиданно, да. Хотя теперь понятно, откуда у него даже сейчас такие связи. Все-таки просто бывший министр и лорд бывший министр – величины несколько разные.

– Адмирал Аль’Трайн. У нас с ним старые счеты. Лорд Фар-Терин знал, чем меня порадовать. К слову, давно я не видел, чтобы кто-то умудрился довести старину Брайса до такого бешенства. Кажется, в последний раз это было пару лет назад, когда особо талантливые кадеты, празднуя окончание Академии, сумели угнать «для покатушек» пилотный образец тяжелого истребителя. И спьяну поменяли там все коды доступа на… более удобные.

– А с утра их забыли… – машинально продолжила я.

– О, так ты знаешь эту историю? – удивился адвокат. – Мне казалось, что ее тщательно замяли.

– Да нет, просто это самое логичное ее окончание, – рассмеялась я.

– Тоже верно, – улыбнулся варт Ариори. Какой профессионал, а? Всего пара минут беседы, несколько благожелательных улыбок – и я уже готова выложить ему все данные. Была бы готова, будь я действительно одиннадцатилетним мальчишкой, раздувающимся от гордости, осознания победы и собственной нереальной крутости. – Расскажешь о себе? Как тебе это удалось?

– А насколько вас ввел в курс дела лорд Фабер Фар-Терин? – мило улыбнувшись, уточнила я.

– Хм-м… ну, полагаю, тебе лучше начать сначала, – нейтрально отозвался мужчина.

Прелесть какая. А расскажи-ка ты нам, наивный мальчик Джен, все и еще немножечко. Да в подробностях. Ну-ну… Эта акула юриспруденции, конечно, в данный момент на моей стороне, но с чего я взяла, что так будет всегда? Похоже, притащил он глупого мальчишку в укромное местечко вовсе не потому, что стремился поделиться информацией с клиентом, а потому, что собирался выкачать ее из меня! М-да, а я-то уже губу раскатала. Придется закатывать обратно. Но какую-то кость кинуть надо. И желательно, чтобы это была чистая, легко проверяемая правда. Но такая, что уведет возможное расследование совсем в другую сторону.

– Что ж, если кратко, то все произошло из-за сына адмирала. Вы, наверное, уже в курсе нашей полетной дуэли и ее результатов?..

– Продолжай, – ласково поощрил меня адвокат.

– Да, в общем-то, и рассказывать больше особо нечего. Как видите, я, хоть и являюсь чистокровным хэири, выгляжу непривычно для этой расы…

– Чистокровный?.. – изумился адвокат.

Отлично! Купился.

– Ну да. Такая вот нетипичная разработка. Когда поступал сюда, то предполагал, что придется отстаивать свою независимость, вот только не думал, что первым на меня попытается наехать именно сын адмирала. А потом уже было поздно отступать – иначе заклевали бы.

– А откуда ты знаешь лорда Фабера Фар-Терина?

Хм-м… какой скользкий момент! Что-то мне совсем не хочется озвучивать историю с клонами. А если попробовать…

– Ну, знаю – это громко сказано. Скорее, слышал. От Яксена Фар-Терина, его внука. У меня есть свой информационный портал, где часто проводятся полетные состязания. Яксен периодически там бывает, участвуя в соревнованиях. А поскольку мы приятельствуем, то жалобы на чересчур строгого «дедушку» до меня иногда долетали. Вживую я его и не видел ни разу…

И ведь ни слова лжи! А то, что недоговариваю, так он же не уточнял, когда и как мы с Яксеном познакомились.

– И как же ты с ним сейчас связался? Ведь во время вступительных экзаменов у абитуриентов нет доступа к сети, – прищурился мужчина.

– А, так это не я, – правда, только правда и ничего, кроме правды. И еще ресничками похлопать! – Это Ларион, мой сосед по комнате. Он тоже Яксена знает, и он уже второкурсник. Так вот, у него связь есть. Его же лорд Фар-Терин сюда отправил учиться. И Ларион… он переживал сильно, тут после состязания такие слухи ходили, что я сам себя бояться начал!

– Вот, значит, как, – задумчиво отозвался варт Ариори. – Что ж, картина ясна. Хорошо, не буду тебя больше отвлекать, беги, готовься. Если не ошибаюсь, то у вас скоро должен начаться очередной экзамен – по рукопашному бою.

– Постойте! Вы мне хоть расскажите, чем дело кончилось, – возмутилась я.

– Да все в порядке, – равнодушно отозвался мужчина, мысленно пребывая уже где-то в другом месте. – Адмирал не имеет к тебе никаких претензий, руководство Академии – тоже. Если вдруг кто-то попытается на тебя давить, сообщишь мне, я ввел свои рабочие контакты в твой браслет.

– Понял, спасибо вам большое за помощь! Если что, я свяжусь…

Вот так Джен, обломись. Впрочем, наивно было надеяться на равноправный диалог. Это не Дарен. Для этого конкретного взрослого я не более чем посторонний одиннадцатилетний пацан. Может, чуть более умный и хитрый, чем сверстники, но всего лишь ребенок. Теперь понятно, почему «дедушка» Фабер, говоря о своих людях на Таурине, не назвал этого варта Ариори. Потому что он – не помощник, а наемный работник. Хороший профессионал, но думающий в первую очередь о собственной выгоде. Да еще и шибко умный. На фиг, на фиг нам такое счастье!

Хотя печально. Я-то понадеялась, что в этом городе появится хоть один взрослый, которому будут небезразличны мои проблемы. Увы, жизнь снова внесла свои коррективы.


Адвокат уже ушел, а я продолжала сидеть на берегу пруда и меланхолично кидать в него мелкую гальку, подобранную на дорожке.

И почему у меня вечно все не как у людей? Собиралась спрятаться и тихо переждать здесь переполох после смерти лорда Аль’Кресса, а в итоге все вылилось в грандиозный скандал, дуэль и поверженных адмиралов. Подозреваю, что мою наглую морду сейчас любой кадет и преподаватель Академии с пятидесяти шагов опознает. Спряталась, да.

С другой стороны, столь вызывающее поведение, явные намеки на состоятельного родителя и нахальная самоуверенность точно не вяжутся с покорным и забитым мальчишкой-клоном в рабском ошейнике, привезенным лордом Аль’Крессом в поместье для своих извращенных развлечений, а потом погибшим. Никому просто в голову не придет нас сравнивать. Так что спрятаться-таки получилось. На самом видном месте, в лучах софитов. Ну и отлично, главное, что цель достигнута! А репутация… да плевать мне на ту репутацию с высокой горы. Мне здесь не жить, в конце концов.


Ладно, сиди не сиди, а экзамен по рукопашному бою за меня никто не сдаст. Хотя не удивлюсь, если как раз в этой дисциплине я провалюсь с треском, под радостные рукоплескания толпы. Все же последние пару лет я сконцентрировалась на тренировках в сиа-тен, пытаясь выяснить границы своего Дара, и зачастую тратила на него время, отведенное для классической рукопашки. Эх, а ведь Дарен меня предупреждал, что это плохая идея…

А еще надо найти и успокоить Лариона, а то он о результатах встречи с адмиралом переживал едва ли не больше меня. И, кстати, передать через парня «дедушке» Фаберу разговор с адвокатом, предупреждение о его непомерном любопытстве не по делу и подробности скормленной истории о скромном мальчике Джене. Подозреваю, что подстраховка извне будет в данной ситуации нелишней.

И время, кстати, идет!

Вздохнув, поднялась, пригладила растрепавшиеся волосы, отряхнула попу от прилипших травинок и потрусила бодрой рысцой в сторону кадетского общежития. Надеюсь, что Ларион там и мне не придется разыскивать его по всей территории Академии.


Успокоив друга и передав информацию для лорда Фар-Терина, я, наконец, заперлась в ванной и приняла душ. Долгий, контрастный, с чудесным пенным ароматным гелем, пахнущим какими-то экзотическими цветами, чуть отдающим грозой и свежестью. В общем, Лариону пришлось колотить в стену рядом с намертво перекрывшей дверной проем пленкой силового поля и орать, чтобы вытащить меня из нирваны. А то на экзамен я бы точно опоздала.

Добираться до тренировочного зала, как назло находящегося на противоположном конце комплекса, за учебными корпусами и открытым стадионом, пришлось уже привычной бодрой рысцой. Блин, скоро ходить разучусь. Буду даже из комнаты в комнату бегать…

Но повезло, успела. И даже не самой последней внутрь зашла!


– Так, выстроились в ряд и замолчали, – скомандовал чей-то голос из-за спины. Похоже, препод пришел. Ну-с, посмотрим, что здесь за рукопашник.

С первого взгляда он совершенно не впечатлял. Невысокий, худой, поджарый, весь какой-то словно высушенный. Вот только подозреваю, это всего лишь видимость. Мастер Аль’Ролон, помнится, тоже на бодибилдера не тянул, а вломить мог так, что небо в звездах и Млечный Путь под ногами узришь. Подозрительный тип тем временем продолжил, мягко, как-то текуче прохаживаясь перед нашим нестройным рядом: – Меня зовут мастер Аль’Мортиц. Сейчас вы разобьетесь на пары и начнете обычный спарринг…

Все-таки мастер. Да еще и аристо. Сочетаньице, однако.

И, судя по всему, экзамен он будет принимать в одном лице, безо всяких комиссий и вирталов. Любопытно…

Я, вообще-то, ожидала, что нас сначала пару кружков по залу прогонят, на выносливость проверят, ну и еще какие-то обязательные экзерсисы типа отжиманий и подтягиваний добавят, но Аль’Мортиц, похоже, решил не заморачиваться подобными мелочами. И сразу вдарил из крупного калибра. Ну, хозяин – барин. Лично мне так и вовсе переживать нечего – успела и пробежаться, и разогреться, и даже не опоздать!

Кстати, мастер здесь – это не только вежливое слово. Это статус: подтвержденное и вполне официальное звание, получить которое очень и очень непросто. И, к слову, дающее право набирать личных учеников. Хм-м… Ладно, не будем спешить.

Я невольно провожала мужчину взглядом, просто душой отдыхая на скромном черном комбезе, обтягивающем жилистую фигуру. Надо же, родственная душа! А то попугайчики и на этот раз не подвели. Нет, на экзамен-то все пришли в комбезах, что вполне понятно, но, блин, выбранные цвета! Это же просто радуга и бабочки! Один так и вовсе убил наповал – веселенький ярко-розовый комбез ввел меня в натуральный ступор, заставив замереть на месте. Реально – ходячее психотропное оружие!

Стоило мастеру предложить нам самим выбирать пару для спарринга, как я быстренько по широкой дуге обогнула странного типа в розовом и устроилась в противоположном от него конце зала. А то мало ли? Нормальный парень такое точно не наденет! Да такое даже я не надену, хотя мне до нормальности, с какой стороны ни посмотри, как до звезды пешком.

– Скотина, ты меня преследуешь, что ли? – мученически простонал кто-то слева. – Я же специально от тебя подальше отошел!

Упс…

Ну, прости, «принцесса», я не нарочно!

Глава 5

И никто не уйдет необиженным…

Школа – то место, где учителя требуют от учеников знания всех предметов.

В то время как сами компетентны только в одном.

NN

Пока мы яростным шепотом выясняли отношения, прочие абитуриенты оперативно поделились на парочки и начали легкую разминку. Нейрен, оглянувшись по сторонам и убедившись в отсутствии альтернативы, яростно прошипел:

– Ненавижу тебя! Не-на-ви-жу! И за какие только грехи я тебя встретил?!

– Ну, полагаю, за гордыню и хамство, – вежливо подсказала я. – Не лез бы, так и не огребал…

– Знаешь, я тебе сейчас что-нибудь сломаю, – подозрительно серьезно произнес мальчишка, разминая кулаки.

– Да я, в общем-то, этому не слишком и удивлюсь, – вздохнула я. – Рукопашка, знаешь ли, мое слабое место.

– Что, серьезно? – как-то нездорово возбудился блондинистый гаденыш.

Так, похоже, мне собираются капитально набить морду. За все хорошее. Вот только меня эта идея почему-то не вдохновляет. Пожалуй, некоторым стоит чуток пригасить энтузиазм!

– Ну да, – снова вздохнув, призналась я. – Меня, понимаешь ли, никогда не учили драться. Только убивать. Теперь даже не знаю, получится ли в этих дурацких детских спаррингах сдерживать инстинкты…

Мальчишка резко поскучнел и заозирался. А он чего ждал? Что я ему сейчас обе щеки поочередно подставлю? Да щаз!

– Чего стоим, кого ждем? Команды не слышали? – холодно уточнил подошедший к нам препод.

– Я с этим психом драться не буду! – отрезал «принцесса Нея». – Он меня сегодня уже один раз убил на полетах. И снова лезть в «воскрешалку» мне совершенно не хочется. Сами с ним спаррингуйте!

– И ничего я не псих, – обиделась я. – Уже и пошутить нельзя…

– Шутник, значит? – прищурился мастер Аль’Мортиц, окидывая меня быстрым оценивающим взглядом темных глаз.

– Угу. Еще и умный, – хмуро подтвердила я.

– Кошмарное сочетание, – серьезно согласился препод.


Несколько удивленный упорным нежеланием Нейрена со мной спарринговать, хоть я и призналась, что всего лишь пошутила, мастер, смирившись, лично принял у него экзамен. А одного излишне говорливого шутника отослал на «скамейку запасных», видимо, решив оставить на десерт и тоже проверить лично. После того как закончит с остальными. Ох, чую, обычным мордобоем я уже не отделаюсь. Ну и ладно. Как будто в первый раз огребу. От Дарена, бывало, тоже хорошо прилетало на тренировках. По крайней мере, не при всех опозорюсь.

А пока можно полюбоваться на отточенные движения моих сокурсников. Я была права – кто бы ни обучал их раньше, делал он это вполне профессионально. Правда, стиль боя для меня был несколько непривычен. Это не голая функциональность Дарена и не плавные, текучие движения сиа-тен. Скорее что-то близкое к спортивным единоборствам. По крайней мере, ударов локтями и коленями никто не наносил. Да и по… Хм-м… Как бы повежливее выразиться? В общем, в самую уязвимую и ценную для любого мужчины часть тела тоже не били. И речь не о голове, если что.


Я проводила печальным взглядом фигуру последнего абитуриента, с неприличной поспешностью покидающего гулкий тренировочный зал, и подняла глаза на мастера Аль’Мортица. Если честно, и сама бы с радостью сбежала. За прошедший час препод умудрился пройти по физическим, умственным и моральным кондициям будущих кадетов так образно и сочно, что я не знала, рыдать мне или ржать в голос. И главное – ни единого матерного слова. Талантище! Помнится, я наивно считала, что мастер Аль’Ролон язвителен и ехиден до безобразия? Ха! Да он по сравнению с местным рукопашником просто куртуазный средневековый шевалье, поющий хвалу умам и талантам своих учеников.

– И чего ждем? Или ты корни в эту лавку пустил, пока на нелепое топтание своих сокурсников любовался?

– А вы не боитесь случайно язык прикусить? – невольно огрызнулась я.

– И что будет? – заинтересовался препод.

– Отравитесь… – буркнула я.

– Надо же, какие мы смелые! А ты мне, пожалуй, даже нравишься. Ну, раз ты такой отчаянный герой, то, наверное, очень уверен в себе и можешь подтвердить свои слова делом. Так что сдерживаться не буду…

И кто меня вечно за язык тянет? Привыкла, блин, что Пэйн и Дарен мне многое спускают. Придется срочно отвыкать, а то ж буду получать люлей на каждом уроке. Здесь мне такое поведение точно с рук не сойдет!

– Что ж, приступим, – спокойно произнес Аль’Мортиц и, не дав мне возможности хоть немного подготовиться, просто размазался в воздухе.

От удара я уклонилась на чистых инстинктах. И ответила на атаку автоматически, без долгих размышлений отправив в агрессора неструктурированную волну энергии, сбившую подозрительно шустрого препода на подлете.

Мастер, с трудом извернувшись, прокатился по матам, гася инерцию, легко подскочил и настороженно уставился на меня прищуренными черными глазами.

– Вот оно что… Любопытно!

Ар-рх… Захотелось постучаться головой о ближайшую стену. Ну что я за балда? Ведь собиралась придержать сиа-тен на крайний случай! И на первое же нападение отреагировала энергетическим хлыстом. Черт, да лучше бы плюху словила! И что делать? Может, получится соврать?..

– Не понимаю, о чем вы? – и глазками невинными хлоп-хлоп. Котик из «Шрека» зарыдал от зависти и ушел курить в сторонку. Прокатит или нет?

– Ты меня за дурака-то не держи, – хмыкнул препод, не поддавшийся на невинное детское обаяние. – Сиа-акк, да? Или, быть может, сиа-тен? И ты явно не собирался демонстрировать нам свои таланты…

Гад. Чешуйчатый. Мог бы и сделать вид, что ничего не было! Похоже, этот тип специально не стал предупреждать об атаке. Ну, логично же, что жертва неожиданного нападения попытается уклониться, если успеет заметить агрессора, или отмахнется чисто машинально в привычном стиле. А «машинально» я последние пару лет отвечаю энергетическим хлыстом. И ведь как угадал? Действуй препод по классической схеме учебного поединка, увидел бы то, чему меня научил Дарен – пусть излишне жесткий, но в целом довольно стандартный стиль боя. Эх, что ж так не везет-то?

– Я недоучка, – вздохнула я. Ну, раз уж все равно раскусили и даже опознали сиа-тен, смысла скрывать и юлить уже нет. Хотя обидно до слез! Интересно, удастся ли уговорить мастера, чтоб он не рассказывал о моих скрытых талантах окружающим? И во что мне это выльется?..

– Вот как. И насколько «недоучка»? – заинтересовался мужчина, подходя вплотную и внимательно смотря сверху вниз. – Мне известно, что серенианские мастера не любят оставлять детей с Даром без присмотра. Как же тебя упустили-то?

– Это долгая история, – поморщилась я. – Которую, если честно, совершенно не хочется пересказывать. А учили меня всего пару месяцев, правда, довольно интенсивно. Ну и несколько мнемов тренировочных подарили. Только если у вас Дара нет, вы там все равно ничего не поймете.

– Вот как. Интересно, интересно… Но ты прав, у меня Дара нет, – отозвался препод, окидывая меня каким-то задумчиво-оценивающим взглядом. И было там что-то такое, от чего мне резко захотелось закопаться на пару метров вглубь. Странно, да? Стоит, смотрит так спокойно и задумчиво, даже за нахальство не влетело – а реально страшно! – Но позаниматься с тобой мне это не помешает!

– Э-э… – интеллектуально отреагировала я.

– Значит, так, будешь приходить на дополнительные занятия каждое утро с четырех до шести. Встанешь пораньше, не беда. Потом сразу на завтрак пройдешь – он с шести до восьми. Так что и потренироваться индивидуально сможем, и поесть перед основными занятиями ты успеешь. И даже заскочить к себе, чтобы освежиться и переодеться. А дальше посмотрим по результатам…

– Минуточку! Я вообще-то еще даже не поступил, а вы меня уже в лабораторные суперсвинки агитируете. Может, у меня совсем другие планы! Может, я мечтаю стать кабинетным ученым или фиалки выращивать?!

Ответом мне был многозначительный насмешливый прищур. Ну, что за непруха? Снова взгляд сиротки Марыси изобразить? Что-то сомневаюсь, что его это пробьет…

– Ладно, договорились, – сдалась я. – Вот только начнем после того, как сдам все экзамены. Не хватало мне только завалить что-то важное из-за того, что я перенапрягся на допах.

– Хм-м… ну, логично. Согласен. Тогда буду ждать тебя в первый учебный день здесь, в четыре утра.

Вот еще – с первого дня в рабство! Подозреваю, что у меня в примиди[2] голова будет не о рукопашном бое болеть!

– Ладно, только не в первый день, а во второй! В первый день я только узнаю, поступил или нет. И вообще… Вдруг не сдам? – не удержавшись, съехидничала я.

– Да куда ты денешься, – хмыкнул Аль’Мортиц. – Тем более что полеты и базовый курс, как я понял, ты сдал неплохо. Я тоже тебе допуск с рекомендацией дам. Что у тебя там осталось? Финансы или право? Какой курс выбрал?

– Хм-м… ну, как бы сказать… вам весь список озвучить?

– А что, он у тебя длинный? – удивился препод.

– Не знаю, я же сюда первый раз поступаю, так что сравнивать особо не с чем, – честно призналась я. Может, наконец, мне объяснят, почему вчера в деканате народ так странно реагировал на перечень требуемых дисциплин.

– Что ж, слушаю, – ухмыльнулся мужчина.

Я пожала плечами и по памяти перечислила:

– Логистика, финансы, право, ксенология и ксенолингвистика, ксеноархеология. Базовые предметы, полеты и боевку не называю, поскольку, как я понял из ваших слов, их я уже сдал.

– Боевкой ты называешь рукопашный бой? – как-то подозрительно осторожно уточнил препод.

– Э-э… ну, не совсем, – так же осторожно ответила я. А шило в глубине второго мозгового центра опасливо дрогнуло.

– Тогда будь добр пояснить, – кротко уточнил Аль’Мортиц.

– Ну… – я нахмурилась, вспоминая, что же умудрилась озвучить в деканате. – Рукопашный бой точно был. Еще тактика и стратегия. Связь, стрелковая подготовка и комплекс вооружения малотоннажников. Вроде все… А, нет! Еще военная история!

По мере перечисления лицо препода как-то знакомо вытягивалось. Шило шевельнулось еще раз, намекая на грядущие неприятности.

– Может, скажете, наконец, в чем проблема?!

– В том, что это разные дисциплины! – ласково пояснил мужчина. – И для всех перечисленных тобой предметов надо сдавать отдельный экзамен.

– Минуточку, я ж их раньше не изучал! – возмутилась я. – Иначе какого лысого демона я бы их здесь выбрал?

– Верно, не изучал. Вот только к любому предмету нужны способности. Именно их и будут проверять, – расплылся в ехидной ухмылке Аль’Мортиц. И добавил «контрольным» в голову. – И, естественно, средний общий балл будет высчитываться с учетом всех сданных экзаменов. Подозреваю, что ближайшая декада у тебя будет очень познавательной и веселой! И только попробуй завалить хоть один предмет!

Какой добрый человек! Удавить бы! Или лучше самой в петлю? Кто ж знал-то, что мое поступление будет зависеть от среднего общего балла по всем озвученным дисциплинам? У нас же, чтобы поступить, надо только базовые экзамены сдать. А тут, получается, пришел учиться на юриста, так будь добр процитировать статьи гражданского кодекса или рассказать об общей характеристике салического права. А то и притащить в качестве наглядного пособия базальтовый столб с начертанными на нем законами местного Хаммурапи. Нечестно же! Хотя теперь понятно, почему народ в деканате смотрел на меня как на чудо… в перьях.

А вот фиг вам! Напрягусь, из шкуры выпрыгну, а сдам! Отлежусь потом, время будет, сейчас главное – поступить.

– Что ж, если судить по тому, как ты мужественно расправил хилую грудь и выдвинул вперед челюсть, изображая красующегося перед самочками павиана, будешь бороться до конца, – усмехнулся Аль’Мортиц, которого я уже мысленно мстительно переделала в Мортиру. Ага, за убойные аргументы, привычку не размениваться на мелочи и невинное чувство юмора. – Удачи! И дуоди в четыре утра чтобы был здесь! Никакие отговорки не принимаются. А то найду и надеру уши.

– Приду, куда же денусь, – буркнула я, обиженная сравнением с обезьяной, а потом мстительно прищурилась вслед уходящему мужчине. Сейчас мне некогда, но когда буду посвободнее – обязательно придумаю, как скрасить жизнь одному ехидному начинающему рабовладельцу. А то есть у меня нехорошие подозрения, что два часа с утра – это только начало…

Уже на выходе из зала до меня дошла вся ирония ситуации. Ведь получается, что зазнайке Нейрену я не соврала ни единым словом. Со мной действительно было чертовски опасно спарринговать – потому что я рефлекторно отвечаю на агрессию энергетическим ударом сиа-тен. Который обычные люди просто не видят, а значит, и уклониться не могут. Это Мортира натасканный. Скорее всего, прошел тот же курс «молодого бойца», что и Дарен на Верталии. По крайней мере, он легко определил, что я собой представляю. Да, всего лишь недоучка, с которым легко справится мастер сиа-тен. И одновременно смертельно опасный противник для прочих рукопашников в силу своей неопытности и непредсказуемости. Мортира это понял моментально. Потому и бой прекратил. Но в то же время ему явно интересно изучить мои способности. Видимо, нечасто такая редкая рыбка попадается ему в сети. Так что в некотором роде можно считать, что афедрон у меня прикрыт. До определенных пределов.

Выходит, отказавшись от боя с психом, «принцесса Нея», вполне вероятно, действительно избежал очередного свидания с «воскрешалкой». Хорошая интуиция, повезло.


Честно говоря, после разговора меня существенно потряхивало. Получается, что из-за того, что я не удосужилась узнать правила сдачи местных экзаменов и с подачи личной жабы подгребла под себя все интересное, риск вылететь отсюда со свистом увеличился экспоненциально. То есть чем больше экзаменов, тем больше шансов что-то завалить, соответственно, получить более низкий общий балл за экзамены и скатиться к концу списка. Ну да, теорию вероятности-то никто не отменял! Понятно – времени на то, чтобы разобраться с местной учебной системой у меня просто физически не было, но что мне мешало в деканате расспросить про все подводные камни? Хотя там тоже компания не располагала к беседе. Да и от усталости я просто с ног валилась. Теперь придется расхлебывать, а то будет совсем грустно. М-да… про итоговый вылет со свистом я, кажется, уже говорила? Вот его и будем держать перед мысленным взором в качестве пугала. И еще картинку одной мелкой вредной гадости, что с удовольствием взмахнет мне вслед белым платочком, провожая за ворота и утирая скупую мужскую слезу счастья!

При мысли о белобрысом гаденыше, попившем немало моей бесценной крови, появилось странное желание найти его, душевно раздраконить и по-простецки набить наглую физиономию. Ужас какой! Это что, у меня мужские гормоны просыпаются? Как его там… тестостерон?

Не-не-не… не надо нам такой радости! И вообще – все мысли на учебу! Мне еще кучу экзаменов сдавать, как выяснилось.


Уныло доплелась до учебного корпуса и, сверившись с данными браслета, поднялась на второй этаж. Аудитория для студентов, выбравших факультет права, была полупустой. Белобрысая гадость присутствовала. Сын адмирала Аль’Трайна смерил меня уничижительным взглядом, совершенно по-девчоночьи фыркнул и демонстративно повернулся спиной. Не удержавшись, сладко заметила, что счастлива его доверию. А что? Ведь так беззаботно повернуться беззащитным задом можно только к дорогому другу, которому полностью доверяешь. В смысле не задом, конечно, а спиной. А что это вы краснеете, юноша? Опять что-то не так поняли? Ай-яй-яй… какой же вы мнительный!

Обмен любезностями прервали зашедшие в аудиторию члены экзаменационной комиссии. Я, быстро сориентировавшись, устроилась за ближайшим столом с виртуальным шлемом и прислушалась к вступительной речи.

Уф-ф… похоже, все не так страшно. Экзамен будет чисто ситуационный. Виртал смоделирует для абитуриентов различные жизненные истории-сценки, в которых мы станем участниками событий, способными повлиять на решение в ту или иную сторону. В данном случае будем судить или миловать. А добрые экзаменаторы понаблюдают за тем, какой путь мы выберем. Интересно, конечно. Но чревато! Хотя в целом не так страшно, как я опасалась. Никаких законов наизусть цитировать не придется. Вроде отсутствием логики и моральным уродством я не страдаю, должна справиться. Если и остальные экзамены будут аналогичны этому, то, пожалуй, у меня действительно есть шанс.


Даже после выхода из аудитории меня продолжало потряхивать от напряжения. Нет, ну реально, местные методы обучения – это нечто! Например, каково вдруг оказаться в кругу натуральных питекантропов, одетых в шкуры, собравшихся у костра и судящих упустившего добычу воина? И вы в роли Великого Шамана Говорящего с Духами. Ну и параллельно главного судьи, обвинителя и адвоката – и все это в одной разрисованной глиной морде. Или оказаться капитаном крупного космического лайнера со взорвавшимся главным двигателем, вынужденным судить зачинщиков бунта. Подозреваю, что мои нетолерантные и, скажем прямо, жесткие решения в некоторых предложенных вирталом ситуациях существенно снизят мне балл. Но и врать, изображая из себя доброго и пушистого няшку, не хотелось. Не в этом случае. Так что разбиралась я так, словно это не роли в спектакле, а реальная жизнь. Может, это и было ошибкой, не знаю…

В какой-то момент даже позавидовала абитуриентам, не имеющим прямого контакта с вирталом. Они-то просто отвечали на вопросы письменно. А здесь… словно чужую жизнь проживаешь, пропуская все эмоции сквозь себя. Больно и страшно. Особенно когда приходится делать выбор в пользу карательных мер. С другой стороны, помимо теоретических ответов каждый из тех, кто надел виртуальный шлем, получил вполне реальный опыт. Нет, пожалуй, обычным студентам я все же не завидую!

До ужина умудрилась сдать еще два экзамена – логистику и финансы, потратив на каждый всего по часу из отведенной пары. Они тоже были ситуационными, но изначально беспокоили меня куда меньше. Да и по факту проблем не вызвали. Все же по данным дисциплинам Пэйн меня хоть немного успел поднатаскать за последний год. Пожалуй, действительно можно выдохнуть. Если все и дальше так пойдет, то бояться нечего. Справлюсь!

Вечером я выбралась к полюбившемуся прудику, чтобы помедитировать на природе, потренироваться в сиа-тен, подумать и подвести итоги. Вообще, мои утренние панические метания сейчас казались глупыми и смешными. И оправдать их я могу только тем, что у меня были непростые времена. Нет, ну если подумать без истерик и нервов, то очевидно же, что экзамены в Академию рассчитаны на детей десяти-пятнадцати лет. И неважно, хэири они или нет. И сколько бы их ни обучали дома лучшие из лучших репетиторов, у меня был один неоспоримый плюс – жизненный опыт и взрослый разум. А с учетом того, что помимо базовых дисциплин все остальное сдается в «игровом» виде в качестве различных жизненных ситуаций, где надо принять то или иное решение, скромный плюс превращался в натуральный плюсище. Пока. Я ведь не единственная, кто может общаться с вирталом напрямую – здесь еще с десяток таких уникумов. А значит, постоянно нарабатывая навыки и опыт в подбрасываемых виртом Академии обучающих мнемах, рано или поздно они меня догонят. И как бы не перегнали. Все же потенциал у них ничуть не хуже. Да и мозги, полагаю, работают как минимум не медленнее моих. Это я к тому, что в реале-то проходит куда меньше времени, чем учащийся проводит в вирте. И чем выше уровень взаимодействия, тем меньше времени тратится на прохождение мнема. И тем больше можно изучить. Правда, сенсорная нагрузка при этом значительно увеличивается, но это ведь логично – за все приходится расплачиваться так или иначе. И головная боль – не самая страшная плата за знания. Как говорится, бесплатный сыр бывает только в мышеловке… да и то – лишь для второй мышки.

В целом чем больше различных ситуаций отыграет в мнемах ученик, тем больше у него будет навыков и умений. Даже удивительно, что при таких условиях я работаю практически на равных с пятнадцатилетними абитуриентами. Сложно сказать, в чем здесь причина. Возможно, сказывается опыт моей «прошлой» жизни. Или – есть и такая вероятность – у прочих абитуриентов ниже уровень взаимодействия с вирталом. Надо будет, пожалуй, как-нибудь провентилировать этот вопрос.

Впрочем, рано об этом переживать. Сейчас бы с экзаменами закончить. После сегодняшнего марафона мне осталось сдать боевку и три предмета по негуманоидным расам. М-да… пожалуй, последнее вполне может стать серьезной проблемой. Самое смешное, что по тарианам я могу учебник написать! Спасибо Ташу. Ну ладно, не учебник, но разговорничек для туристов – вполне. А вот с домоседами-тишшэр’тианами могут возникнуть трудности. Все, что я о них знаю, – это необходимый базовый минимум, который выучила перед посадкой на Верталию. Ну, меня тогда как-то больше другие проблемы волновали. Теперь буду расплачиваться. Да еще есть нехорошее подозрение, что к ксеносам вполне могут отнести и некоторые ветви развития местного вида Homo sapiens, тысячелетия назад расселившегося по Галактике и в некоторых местах изменившегося до неузнаваемости. А здесь я вообще плаваю. Блин, и дернул же меня черт нахапать такую кучу всего нужного? Удавить бы мою внутреннюю жабу! И лапки слопать. С зеленью и лимончиком, чтоб добро не пропадало.


Уже стемнело, а я все еще продолжала сидеть на берегу, периодически кидая в пруд светлую округлую гальку и наблюдая за расходящимися по воде кругами, качающими на своих волнах отражение первых звезд. Здесь было хорошо и спокойно. Сверху таинственно шелестели листвой местные грабы, переговариваясь о чем-то своем, затихал за забором шум засыпающего мегаполиса, а с моря тянуло свежим бризом.

Да уж. Сколько ни настраивайся на учебу, а сердце все равно не на месте. Нет-нет да и мелькнет мысль о том, как там сейчас Дарен с Пэйном. Все же они – моя семья, пусть странная и непривычная, но родная. Я-то умудрилась выкрутиться, а они все еще в опасности! Если я правильно рассчитала, то до Грайна им лететь еще две-три декады. А то и дольше. Что в свою очередь означает, что еще как минимум месяц я буду сходить с ума от беспокойства, делать глупости и бросаться на всех, как бешеная собака. Бедная «принцесса Нея». Боюсь, в ближайшее время ему придется несладко. Если б хоть связь была, можно было бы вылезти на свой портал, поболтать с Яксеном или Ташем, отвлечься на полетные соревнования, полазать по темам с описаниями летающе-стреляющих новинок. А тут уроки, уроки, уроки… и никаких развлечений. Да при таких раскладах и святой взвоет! Разве что Мортира не даст заскучать.

Если я правильно посчитала, то оставшиеся девять дисциплин я без особых проблем сдам за следующие два дня, как раз перед выходными. И потом двое суток полной свободы… в пределах строго огороженной территории. Прелесть какая. Чую, это будут очень веселые деньки! И пока руководство Академии занимается отчислением не сдавших экзамены и согласованием индивидуальных учебных планов поступивших кадетов-первокурсников, отстрелявшиеся малолетки начнут выстраивать в поредевшей стае иерархию. И как бы снова ко мне не привязались, пытаясь прощупать границы дозволенного. Вот в такой момент и пожалеешь, что мой «победный» поединок с Мортирой прошел без свидетелей. Может, если б своими глазами увидели подтверждение того, что я опасна, то и не полезли бы? Хотя кто их, безголовых, знает. Вполне возможно, их, наоборот, потянуло бы показать свою крутость.


– А, Джен, уже пришел, – выглянул из своей комнаты растрепанный Ларион. – Ты здесь всего второй день, а уже умудряешься так прятаться где-то на территории, что и захочешь – не найдешь!

– Ты меня искал? – насторожилась я. – Что-то важное? Есть информация о Дарене?

– Нет, прости. О Дарене ничего. Просто «дедушка» Фабер просил тебя связаться, как только получишь возможность подключиться к местной сети.

– Ну, если все сдам, то, наверное, доступ дадут в примиди – в первый же учебный день, – неуверенно предположила я. В то, что нас подключат к сети раньше, мне не верилось. Вряд ли кто-то будет корячиться и жертвовать своими законными выходными днями, чтобы сделать удобно кучке свежепоступивших кадетов.

– Я передам, – кивнул мой друг, улыбнулся и нырнул обратно к себе. Хм-м… а ведь душ сейчас совершенно свободен! Почему бы и не поплескаться на ночь? Говорят, текущая вода смывает негатив…

Спустя час, довольная и умиротворенная, завалилась спать, предварительно поставив комбез на подзарядку. Пожалуй, завтра с утра надо будет выловить Лариона и расспросить про местную инфраструктуру. Конечно, приятно, что он поделился со мной комплектом одежды, но на несколько месяцев его не растянешь! А значит, надо как-то извернуться и пройтись по магазинам. Или хотя бы воспользоваться сетью и заказать необходимые вещи по каталогу. Хм-м… может, я опять бегу впереди паровоза? Все же предстоит сдать еще девять вступительных экзаменов.

Глава 6

Шопинг, милый шопинг

Когда я хожу с мужем по магазинам и он говорит: «Я расплачу́сь», мне всегда кажется, что он хочет поменять ударение…

NN

Два последующих дня были нервными, но я справилась. Словно бульдозер, я героически перла к цели сквозь насмешливое любопытство экзаменационной комиссии и удивление сокурсников. Ну да, никто из них, похоже, не знал, что я «понабрала» от жадности кучу предметов. Странно даже, что белокурая «принцесса» не поделилась такой пикантной новостью. Судя по пристальным разъяренным взглядам Нейрена, буравящим спину на совместных экзаменах по тактике, стратегии, военной истории и стрелковой подготовке, он добавил себе эти дисциплины после моего демарша в деканате. Не столько в силу необходимости, сколько для самоутверждения. Ибо он – сын самого адмирала Аль’Трайна, чай не хвост овечий, а тут какой-то нищий приблуда так выделился, понимаешь ли, на его блистательном фоне.

Теперь, судя по насупленной мордашке, до белобрысого засранца запоздало дошло, во что он вляпался и как могут повлиять на общий средний балл проваленные экзамены. Часть которых ему, похоже, не сильно-то была и нужна. В общем, без долгих размышлений Нейрен назначил вашу покорную слугу на должность главного виноватого. А что? Не себя же, драгоценного, обвинять? И теперь пытался при каждой встрече теплым взглядом да добрым словом выразить мне свою признательность и благодарность. Правда, все его старания пропали втуне. Мне было просто не до принцессиных душевных терзаний. Сама психовала. Кажется, то, что его игнорировали, взбесило мальчишку еще больше. Как бы он действительно не начал в выходные рыскать по всей территории, вылавливая меня, чтобы сбросить пар в банальном мордобое с «лепшим другом». Вот не было печали…

Ну и наплевать. Главное – сдала! Сдала! Не знаю, какой будет средний балл, но пройти я точно должна. Потому что очень старалась, сражаясь в этих мнемах, словно от этого зависела моя жизнь, приносила дары туземным племенам, интриговала, договаривалась, торговала, шпионила, судила и даже, случалось, убивала. Столь насыщенная событиями, пусть и виртуальная, жизнь серьезно давила на психику и по-настоящему тяжело переживалась морально. К этому добавлялась неминуемая сенсорная перегрузка, от которой дико болела голова. Казалось, за прошедшие пару дней я успела прожить несколько лет. Возможно, это было основной причиной, почему поступающие малолетки сразу не набирают кучу предметов. Вот только у меня нет гарантий, что получится вернуться сюда через год, чтобы расширить учебную программу. Так что, может, все и к лучшему. Ну, буду с утра до ночи занята учебным процессом, так, простите, я сюда пришла не друзей заводить. Цели были совсем иными. И глупо было бы упустить полученные шансы, предпочтя бессмысленное балдопинание.


Мр-р… выходные! Выспаться, поблаженствовать под душем и отпроситься в деканате в город, чтобы пройтись, наконец, по магазинам. Попытав своего нового друга на предмет правил Академии, я, кажется, нашла небольшую лазейку, позволяющую поступающим выбраться за ворота. Теперь бы убедиться, что это действительно так. Ведь официально я еще не кадет, при этом экзамены уже сдала и сейчас временно нахожусь в «зоне безвластия» академического начальства. В общем, есть надежда, что отпустят.

В город решила надеть обновки, подаренные Ларионом. Во-первых, показать, что я оценила внимание, и, во-вторых, чтобы меньше выделяться среди местного населения. Мой друг, к счастью, был ненамного старше и крупнее, так что размеры у нас практически совпадали. И слава местным богам! В итоге в зеркале отражался симпатичный, слегка растрепанный одиннадцатилетний мальчишка, а не помесь рэпера и огородного пугала. Кстати, надо бы и парикмахерскую посетить, а то еще уроню гордое звание кадета своими криво обрезанными лохмами.

Честно говоря, меня несколько удивляла местная мода. При наличии удобнейших комбезов, которые идеально защищали кожу, создавали необходимый микроклимат, впитывали пот и при необходимости другие телесные жидкости, а также регулировали температурный режим, было странно, что большинство все равно предпочитало одеваться в одежду из ткани. Но, как оказалось, достаточно было переодеться и выбраться из корпуса на свежий воздух, чтобы все вопросы отпали. Ткани тут, судя по ощущениям, использовались натуральные, погода была восхитительной, и моя кожа, спрятанная обычно под «доспехами» комбеза, буквально дышала. Я всем телом впитывала легкий летний ветерок и теплые солнечные лучи. Дивные ощущения, даже глаза от удовольствия прижмурила, словно кошка, развалившаяся на солнечной прогалине. Вот бы еще на пляж выбраться – искупаться и позагорать, но подозреваю, что благодаря принятым в Академии драконовским правилам это пожелание из разряда «несбыточных мечт». Теоретически кадетов могут забрать на выходные старшие родственники, но мне-то это не грозит. Впрочем, не буду зарекаться. И в любом случае несколько легких летних комплектов стоит прикупить. На худой конец в обновках можно и в выходные дни пофорсить. Хотя, будем реалистами, в холода любым, даже самым модным тканям и мехам я все же предпочту комбез. А до холодов – много ли того лета? К тому же я довольно активно расту, так что оставлять что-то на следующий год… даже не смешно. Нет, пожалуй, много одежды набирать смысла не имеет – она-то, в отличие от комбеза, по фигуре не подгоняется! Так что все запланированные покупки с тяжким вздохом мысленно купировались до необходимого минимума.

Позавтракав, выследила намеченную дичь, убедилась, что в кабинете больше никого нет, и начала последовательно доказывать дежурному надзирателю, то есть преподавателю, что мне просто необходимо выбраться на волю. Увы, процесс вежливых уговоров, угроз и шантажа прервали на самом интересном месте. Ну вот, а я только зажала капитана Трайса в угол и пригрозила раздеться, чтобы продемонстрировать единственные труселя, пожертвованные сжалившимся над несчастным сиротой соседом по комнате. Уже и пояс начала расстегивать.

Эх, а ведь жертва почти капитулировала! Ар-рх… Кто-то мне сейчас заплатит за сорванные переговоры!

Нейрен. Ну, кто бы сомневался? Вот же гадость мелкая! И как ему удается постоянно все портить?

– Э-э… Простите, сэр, я вам не помешал? – полюбопытствовал обалдевший мальчишка, оценив зажатого в угол препода, выражение муки на его лице и мою решительную фигуру, угрожающе расстегивающую штаны.

Я смерила приодевшуюся «принцессу» и топчущихся у него за спиной приятелей хмурым взглядом, покосилась на благополучно ускользнувшего из ловушки капитана Трайса, мысленно выругалась и застегнула пояс обратно. Но правда, ведь обидно! Целых два часа, прошедших после завтрака, подлавливала момент, чтобы застать «сэра» в гордом одиночестве, почти дожала его, и тут вперлись эти малолетние засранцы, мгновенно порушив все планы. Вот встречаются же люди с таким отточенным чувством своевременности, что только за него их стоило бы задушить еще в колыбели!

– Конечно, абитуриент Аль’Трайн, – облегченно и подозрительно радостно выдохнул препод. – Что вы хотели?

– Мы хотели узнать, а можно ли сегодня выйти в город? Понимаете, экзамены мы сдали, зачисление произойдет только послезавтра…

С каждым словом белобрысого пацана капитан Трайс становился все грустнее, а моя довольная морда – все ехиднее. Я считала, что «принцесса Нея» с фрейлинами появилась не вовремя? Что сын адмирала Аль’Трайна – гаденыш? Каюсь, ошибалась! Чудесный, милый мальчик! Да я его расцеловать готова!

– И, возвращаясь к нашему предыдущему разговору… – невинно вклинилась я, одаривая несчастного капитана сияющей многозначительной улыбкой.

– Ладно, – неожиданно согласился препод, заставив меня настороженно застыть. – Но идут только двое: абитуриент Шарт и абитуриент Аль’Трайн. Остальные могут выдать им списки необходимых покупок. Да, и еще одна мелочь. Я подключу ваши браслеты к следящему контуру Академии и настрою так, чтобы вы не потерялись. Скажем, расстояние в пять метров мне кажется вполне достаточным. Не правда ли?

– Пять метров от чего? – опасливо уточнила я, подозревая нехорошее.

– Друг от друга, естественно, – широко осклабился капитан.

Вот же гад! Он же отлично помнит, как мы «нежно дружим» с Нейреном. И теперь, получается, мы весь день будем связаны друг с другом пятиметровым поводком? И стоит отойти хоть на шаг дальше, как браслет начнет подавать панические сигналы? Это… это же просто форменное свинство! Вот за какие грехи мне такое? Хотя догадываюсь. Скорее всего, это ответная гадость за попытку скрасить утро капитана любительским стриптизом в моем исполнении. С этого вредного типа станется.

Мы с «принцессой» обменялись кислыми взглядами.

– А по-другому никак? – осторожно поинтересовался мальчишка. – Мне совершенно не хочется ходить по магазинам в компании этого… абитуриента.

– Да, – подключилась я. – К тому же меня бутики с попугайскими шмотками не интересуют. Может, все-таки как-то иначе решим вопрос?

– Или так, или можете вообще не ходить, – пожал плечами препод. – Отпускать детей в незнакомый город без сопровождающих и так довольно рискованно. Но, к сожалению, правила Академии рассчитаны на пятнадцатилетних подростков, а не на малолетних вундеркиндов вроде вас. Так что официально запретить вам прогулку я не могу. Но и уйти поодиночке не дам. Тем более если верить вашим словам, вы оба отправляетесь за покупками. Вот и совместите. Хотя персонально вы, абитуриент Аль’Трайн, можете связаться с отцом, чтобы тот купил все необходимое или проводил по магазинам.

Судя по тому, как вытянулась мордашка «принцессы», отец в сопровождающих радовал его еще меньше, чем я. Хм-м… боится, что папаша параллельно будет мозг выедать чайной ложечкой? Или ему все же порку пообещали при следующей встрече? Впрочем, неважно.

Я радовалась, что Нейрен зашел вовремя? Нет, первое впечатление было правильным. Давить надо было гаденыша еще в колыбели!

– А может, нас проводят кадеты со старших курсов? – предприняла я последнюю попытку скрасить день. В конце концов, с кадетом и договориться можно. Думаю, у него тоже найдется пара мест, посещение которых он не захочет озвучивать.

– К сожалению, на старшекурсников, в отличие от вас, правила Академии распространяются, так что выйти за ворота они могут только с разрешения своего куратора, – состроив постную физиономию, пояснил Трайс. А у самого в глазах море ехидства и ложка сожаления. Небось жалеет, что не сможет насладиться картиной нашей совместной прогулки. Понятно, пощады не будет. – Станете ждать окончания выходных, чтобы договориться с кураторами? Сами понимаете, сейчас никого из них на территории Академии нет.

Ну да, а начиная с примиди, первого дня новой декады, кадетами станем уже мы, так что шансов отсюда выбраться будет еще меньше. Шах и мат. Придется идти с Нейреном.

– А если мы вдруг, совершенно случайно, отойдем друг от друга на расстояние более пяти метров? – осторожно полюбопытствовала я.

– В этом случае сигнал с вашего браслета уйдет на пульт ближайшего отделения правопорядка и в комендатуру военной полиции, – ласково улыбнулся препод. – И вы будете считаться удравшими в самоволку кадетами. Еще вопросы есть?

– Нет, спасибо! Нам все понятно. Ну что ж, значит, устроим настоящее свидание и всю дорогу будем держаться за ручки! Правда, «принцесса»? – радостно оскалилась я. Препод и Нейрен синхронно поперхнулись и шарахнулись в разные стороны от моей доброй человеколюбивой улыбки. Приятели блондинистой гадости сдавленно хрюкнули, с трудом маскируя смешки покашливанием. А что? Позволю я еще какому-то вредному вояке портить мне планы по захвату мира и шопингу. Ну ладно, мир мне на фиг не сдался, но планы-то были! Как я с таким довеском по делам пойду? Надежда посетить банк, пообщаться с «дедушкой» Фабером и вылезти с помощью общегородской сети на портал только что канули в Лету. Все же вероятность того, что разговоры по Академической сети будут прослушиваться, была, скажем так, ненулевой. Тем более если речь идет о кадете, сумевшем в первый же день устроить администрации недетских размеров геморрой. Обидно. Ну да ладно, потом придумаю что-нибудь.

Блин… остаются только магазины. Ну, хоть там душу отведу. Давно я ничего себе не позволяла! А тут такой повод.

– Ты!.. Не смей называть меня принцессой! – отмер Нейрен.

– Что-то не помню, чтобы ты меня перелетал в дуэли? – высокомерно вздернула я бровь. – Вот когда победишь, тогда и будешь ставить условия. А пока – называю, как хочу! И вообще, жду тебя через полчаса перед воротами. Не прихорашивайся слишком долго, вряд ли у нас будет еще один шанс выбраться за периметр.

Под сладкий скрип зубов моего невольного компаньона я, высоко задрав нос, прошествовала к выходу из кабинета. Ну не только же мне получать удовольствие от этой подставы? К тому же уверена, что, не появись эта троица, мне удалось бы продавить капитана Трайса и выйти с территории Академии без сопровождения.


Всего пару минут назад мы отбились от группы старшекурсников, поймавших нас у самых ворот и попытавшихся всучить списки с откровенной контрабандой. Ага, а деньги они нам потом отдадут, когда вернемся и если донесем. После моего вежливого объяснения, что мы, конечно, глупые малолетки, но все же не законченные идиоты, и про сканеры в воротах знаем, кадеты поскучнели, выдернули компромат из руки Нейрена и свалили в сторону полигона, бурча что-то про сильно умных мальков, которым нужно что-то там разъяснить. М-да, подозреваю, что у меня только что появилось еще несколько поклонников.

– Временное перемирие? – предложила я хмурому напарнику, стоило только створке ворот закрыться за нашими спинами.

– С чего бы вдруг? – подозрительно уточнил мальчишка.

Для прогулки он приоделся, явно выбрав в своем гардеробе что-то остромодное, дорогое и стильное. Ярко-голубая свободная рубашка в «романтическом стиле», из-под рукава которой выглядывает золотистый браслет с несколькими голубыми кристаллами, бежевые штаны, узкий белый кожаный пояс с золотистой пряжкой и парой подсумков. На ногах – короткие сапожки. Красивые, из кого-то белоснежно-чешуйчатого. Ну, спасибо хоть не розовый комбез! Смазливая мордашка и длинная золотистая коса шли в комплекте. Не мальчик, а картинка! Пока рот не откроет…

Но возможность оценить изыски местной индустрии моды его вид давал. Увы, с моей точки зрения, наряд Нейрена выглядел жуткой безвкусицей. Но с модой не спорят. Достаточно вспомнить, какие фортеля она периодически выкидывает у нас на Земле. Похоже, что и мне придется подбирать себе что-то подобное на будние дни. Хотя от вырвиглазных цветов я, пожалуй, воздержусь.

– Дел много, времени мало, мы связаны, – пробубнила я, прикрывая глаза и подключаясь к городской сети, чтобы вызвать мототакси. – Будем грызться, ничего не успеем…

– И ты не называешь меня принцессой, – внес уточнение Нейрен.

– Пока длится перемирие, – скорректировала я его чаяния. А то больно жирно будет.

– И чем ты сейчас занят? – полюбопытствовал мальчишка.

– Мототакси вызываю, – не стала отпираться я. – Тебе вызвать или со мной поедешь?

– У тебя уже есть права? – поразился Нейрен.

– Ну да, я же Серый торговец. Как же мне без допуска к легкому наземному транспорту погрузкой и прочими приятными мелочами заниматься? А что, ты еще без прав? Их ведь можно получить после сдачи среднего минимума…

– Я не успел, – нахохлился блондин, явно расстроенный, что его обошли еще по одному пункту.

– Ну, в Академии сдашь, – отмахнулась я, уточняя в заказе, что требуется только один байк. Встряхнувшись, повернулась к напарнику и порадовала: – Через три минуты будет.

Мальчишка кивнул, перевел взгляд с меня на панораму города и уточнил:

– А почему мототакси, а не слайдер?

– Потому что слайдер стоит в три с половиной раза дороже, а у меня лишних денег нет. Особенно если учитывать, что заказ я сделал почти на весь день. Если готов оплатить машину, не вопрос, поменяю хоть на элитный лимузин, – фыркнула я.

– Да мне как-то все равно, – пожал плечами гаденыш. Угу, но половину стоимости за мототакси отдать почему-то не предложил. Ну и фиг с тобой, не обеднею.

– К слову, предлагаю разделить день на две части, чтоб все успеть. Сейчас двенадцать, вернуться надо до восьми вечера. Как тебе такой вариант – твоими делами занимаемся до четырех, а с четырех до восьми – свои проблемы решаю я? Успеешь? Тогда не будет никаких разногласий.

– Хм-м… ну, идея неплохая, – осторожно отозвался блондин. – А почему я первый?

– Да мне фиолетово, если честно, могу сначала сам по магазинам пройтись.

– Нет, лучше я! – моментально среагировала «принцесса».

Улыбнувшись, удовлетворенно кивнула. Ну и правильно. А пока он по фешенебельным бутикам шляется, я в сети пороюсь и разберусь, куда может пойти за покупками простой смертный вроде меня. К тому же, если мальчишка надолго застрянет в каком-нибудь магазине, вполне реально вылезти на портал и узнать новости. Или с Фабером Фар-Терином пообщаться. Ну, разве я не гений?


Кочевряжиться Нейрен не стал. Молча уселся за моей спиной на байк, крепко обхватил за талию и четко назвал адрес. Пожав плечами, ввела данные в систему мототакси, настроила навигатор и тронулась. Ну, с богом!


Я бы, если честно, предпочла ждать белобрысую пакость на улице, рядом с байком, а в идеале и вовсе в какой-нибудь кафешке, но увы! Пятиметровый поводок не давал нам шанса. Придется таскаться за «принцессой Неей» по магазинам. То, что ему позднее предстоит аналогичное удовольствие, было слабым утешением.

В основном мне везло, вполне достаточно было встать в центре магазина, чтобы «поводок» не дергало, покалывая руку под браслетом, и спокойно уйти в вирт по своим делам, пока блондин занимается покупками. Так что чаще всего я передвигалась за Нейреном в состоянии полутранса, не обращая внимания на происходящее вокруг. Хотя «принцессе» все же удалось меня удивить. Приятно. Потому что большую часть времени мой невольный спутник потратил вовсе не на бутики с дорогими шмотками, а на магазины с мнемами. Полетными. Ну, надо же, как его, оказывается, моя победа задела! Пожалуй, идею потренироваться с ним позднее стоит серьезно обдумать. Уверена, несмотря на отвратительные ощущения после посещения медблока, Нейрен согласится посоревноваться на семидесяти процентах реалистичности.


Из размышлений меня выдернули подозрительные звуки. Стоны, удары… Драка, что ли? А где это я, кстати? И где Нейрен?

Осмотревшись, убедилась, что стою в гордом одиночестве в длинном узком коридоре перед дверным проемом с недвусмысленной пиктограммой мужской фигурки. Как сюда дошла – убейте, не помню! М-да, здорово я, видимо, отключилась, общаясь с Ташем.

Звуки, заставившие меня очнуться, явно доносились из мужского туалета, перед дверью которого я застыла. И Нейрена рядом что-то не наблюдалось. Следуя основным положениям закона подлости – он явно где-то внутри, там, где драка. Прелесть какая. Наверняка вляпался в какую-то неприятность из-за своего длинного языка. Но не бросать же в беде «прекрасную принцессу»?

Вздохнув, приготовила энергетический хлыст и шагнула сквозь пленку матово-серого «очищающего» силового поля, разграничивающего зоны туалета и коридора. Осмотрелась и обалдело застыла, некуртуазно уронив челюсть и выпучив глаза.

Потому что картина, мягко говоря, впечатляла. Слева от входа находилось несколько индивидуальных кабинок, справа большое зеркало и пара непривычной формы раковин с водой, а напротив входа два высоких узких окна. Но мое внимание привлекло не это. Посреди квадратного помещения, выложенного плиткой различных оттенков фиолетового – от светло-лавандовой на потолке до темной, почти черной, на полу, взъерошенный сын адмирала Аль’Трайна злобно пинал ногами какого-то здоровенного бугая, свернувшегося в беззащитно-трогательную позу зародыша. И судя по тому, с какой искренностью мужик зажимал ладошки между ног, первый удар пришелся по главной драгоценности любого самца.

Вдоль стен жалась еще парочка мужских особей, опасливо косившихся на разъяренного, встрепанного мальчишку. Упасть не встать! Это что же я такое интересное умудрилась пропустить?

– Нейрен, прости, что отвлекаю, – кротко окликнула я. – Не подскажешь, что здесь такое происходит?

– А, это ты… – взгляд у пацана был просто бешеный. Пару секунд он колебался, потом улыбнулся какой-то совершенно безумной улыбкой и вежливо пояснил: – Этот кусок лларку посмел назвать меня принцессой!

– Хм-м… – вот даже не знаю, что на это и сказать. Похоже, с моей подачи у Нейрена в личном рейтинге матерных слов с фантастическим отрывом лидирует слово «принцесса». Как-то даже неловко малость…

Мальчишка в этот момент снова пнул свою жертву. Правда, уже как-то лениво, без огонька. Потом мечтательно глянул, явно представив меня на месте валяющегося в ногах «поклонника», вздохнул и насмешливо покосился на пару жмущихся по углам свидетелей. Те осторожно, по стеночке, стекли ближе к выходу и рванули прочь, словно за ними гнались кредиторы вкупе с налоговыми инспекторами. Похоже, пока я торчала в вирте, белобрысый тут отжигал по полной.

– М-да, однако… – ошарашенно отреагировала я. – Гляжу на это эпическое побоище, и прям стихи вспоминаются.

– Это какие? – насторожился мальчишка. – О победе?

– Э-э… ну, в некотором роде, да…

– Я слушаю! – подозрительно прищурился Нейрен. И, кстати, не зря. Потому что единственное, что мне вспомнилось при виде такой картины – первое четверостишие неизвестного автора, попавшееся мне в Интернете когда-то давно, еще в прошлой жизни.

Ну, раз просят:

– Твой друг назвал меня принцессой, А ты сказал, скрывая страх: «Таких принцесс в старинных пьесах, В конце сжигали на кострах»…

Нейрен на мгновение застыл, переваривая сказанное, а потом стал как-то подозрительно наливаться краснотой. Хм-м… подозреваю, что мне стоит удалиться. И как можно скорее! Иначе, полагаю, меня начнут бить. И, может, даже ногами. Конечно, тут был несомненный плюс – он отвлекся от жертвы на полу. Вот только в качестве минуса – внимание было переведено на меня.

– Ты, к слову, постарайся здесь не задерживаться! Не хватало только с местной службой безопасности разбираться. И учти, что времени у тебя осталось чуть больше часа. Точнее, час и двенадцать минут, – мило улыбнулась я, осторожно отступая к выходу. Какое там главное правило для общения с дикими хищниками? А, точно! Не бежать, не делать резких движений, не дразнить… М-да, последний пункт я вспомнила поздновато.

Разъяренный, чуть приглушенный рык достиг меня уже по ту сторону силового поля:

– Шарт! Ненавижу тебя, скотина!

Ага, я тоже тебя люблю, блондинка ты наша…


– Мне извиниться? – вздохнула я, следуя за насупленным пацаном к выходу. Даже его спина выражала непримиримое возмущение и оскорбленное достоинство. Ну, в целом да, неудобно получилось. Я, в общем-то, скорее от неожиданности брякнула это четверостишие про принцессу. Растерялась просто. Так-то я туда бежала, чтобы помочь вляпавшемуся в неприятности мальчишке, а оказалось, что это скорее от него народ надо спасать.

– Не бесись, я правда сожалею…

– Вот как? Что-то незаметно было твое сожаление раньше, – наконец-то отреагировал Аль’Трайн.

– Так его раньше и не было, – пожав плечами, честно призналась я. – Но в данной конкретной ситуации мне не следовало над тобой прикалываться.

– А в других? – надавил мальчишка. Вот что за ребенок, а? Дашь малейшую слабину, и тут же пытается сесть на шею!

– В других – сам виноват, – отрезала я.

– Что-о? – возмутился пацан, резко разворачиваясь ко мне, так что коса со свистом хлестнула по воздуху, а я едва успела затормозить, чтобы не впечататься в своего собеседника.

– Что слышал. Сам ко мне у ворот пристал, потом к Трайсу ябедничать побежал вместо того, чтобы все тихо-мирно решить. Хватит или про папу и экзамены тоже озвучить?

– Да ты сам не лучше! – возмутился мальчишка.

– Разве? – хмыкнула я. – Не припомню, чтобы хоть раз нападал первым.

На это ему, похоже, ответить было нечего. Надулся и замолчал. Ну, пусть подумает, ему не помешает! Может, до чего полезного своим умом дойдет, без подсказок. А я, пожалуй, вернусь на портал, а то мы с Ташем не договорили.


Свои четыре часа покупок я начала с небольшого уютного кафе, где мы перекусили горячими бутербродами, выпили какого-то местного сока и даже слопали по паре пирожных. Заказ делал Нейрен, поскольку названия блюд в меню мне ничего не говорили. Времени, конечно, жалко, но если я все правильно спланировала, то вполне успею сделать необходимые покупки, и даже останется целый час на всякие форс-мажоры.

Расплатившись, активировала силовое поле в грузовом отсеке мототакси, чтобы пакеты с «принцессиными» покупками, закрепленные на багажнике, не разлетались в процессе езды, словно бусы с платформ бразильского карнавала, устроилась на сиденье, дождалась, когда за мои бока уцепится пассажир, и взяла курс на памятное по прошлому посещению отделение банка. У меня, конечно, есть с собой пара тысяч кредитов, но цены Старых миров, как я сегодня убедилась, – не чета Приграничью. Для целевых закупок этих денег будет маловато.

Мысленно рыдая в унисон с жабой, сняла со счета десять тысяч, удивленно полюбовалась на подозрительно оптимистичный остаток и насела на девушку-оператора. Выяснилось, что пришла обещанная тарианами премия за слив информации по лорду Аль’Крессу. Очень вовремя! Но, пожалуй, пусть и дальше лежит на счету. А то знаю я себя – сколько денег ни дай, все потрачу! Но даже с тем, что есть, оторвусь по полной! Давно я себе не позволяла от души пройтись по магазинам. Аж с прошлой жизни…

– Будете пользоваться ячейкой? – отвлекла меня от размышлений работница банка.

– Нет, спасибо, – улыбнулась я, поймав недоуменно-заинтригованный взгляд Нейрена. Хм-м… странная у него реакция. Или, с его точки зрения, таким нищебродам, как я, личные счета и банковские ячейки не положены?

Ой, да плевать на «принцессу». Я иду по магазинам! И никто меня не остановит! Но сначала – парикмахерская. Надо привести в божеский вид свою шевелюру, а то уже самой стыдно в зеркало смотреть. Впрочем, особо изгаляться я не планирую. Думаю, достаточно будет просто подровнять мое кривоватое каре.

Дальнейшие планы во многом зависели от того, что будет твориться в выбранных мною магазинах. Как выяснилось – люди везде люди. И большинству из них недостаточно тыкнуть пальчиком в понравившуюся вещь в вирте и ждать доставки. Им приятнее пощупать товар, выхватить у зазевавшегося соседа из-под руки последний экземпляр и потолкаться в общей куче с такими же любителями прошвырнуться вдоль торговых рядов. Это я к тому, что на Таурине, как и на каком-нибудь занюханном Новом мире, были самые обычные магазины. Видимо, аналог восточного базара, как и таверны, будет всегда, покуда жив род человеческий. Впрочем, мне же легче. Прошерстив городскую сеть, я набросала список местных гипермаркетов, где в данный момент проходили какие-нибудь акции или распродажи для покупателей. Если есть шанс – хотелось бы сэкономить. Проблема была в количестве народа. Я ведь наверняка далеко не единственная, кто заинтересовался предложенной приманкой. Это не бутики, по которым фланировал с утра Нейрен, где два покупателя единовременно – уже толпа. А здесь орда шопоголиков моментально разнесет нас с «принцессой» по разным углам помещения, какие там пять метров. И что делать?

Печальные предположения подтвердились в первом же магазине. Подъехав к высокому зданию, казалось, состоящему из одних окон, мы смогли полюбоваться тем, что происходит внутри. Сносящий все на своем пути поток местных домохозяек в основном вращался вокруг продуктов питания и различных мелочей для дома, но и прочим отделам доставалась немалая доля их внимания. Что сказать? Нас просто затопчут. Или как минимум разделят и растащат в разные стороны. Ну, не держать Нейрена и в самом деле за ручку? Не поймет!

А закончится все печально. Как-то не хочется из-за такой глупости попасть на прицел военной комендатуры. Надеюсь, что капитану Трайсу, связавшему нас «поводком», сейчас душевно икается от моих добрых мыслей и пожеланий. Я печально вздохнула. Похоже, придется обойтись без скидок, бонусов и подарков. Эх, как грустно жить…

Аль’Трайн, явно пришедший к аналогичным выводам насчет комендатуры, с ужасом посмотрел на неуправляемую толпу милых женщин, совершающих легкий ежедневный шопинг, и машинально вцепился в мои бока, словно утопающий в спасательный круг.

Попугать немножко вредину? Да ну, не до этого…

Вздохнув, молча развернула байк и отправилась к ближайшему высветившемуся на карте магазину, торгующему фирменной спортивной одеждой и аксессуарами. Как подсказывает опыт прошлой жизни, там таких бешеных очередей и толп не бывает.

Спустя час я чувствовала себя женой-транжирой, за которой из отдела в отдел покорно кочует безответный супруг, периодически тяжко вздыхая, словно больной слон. Нет, вот сейчас развернусь и стукну Нейрена по голове, чтоб не портил мне удовольствие от покупок! Ну, я же ему не мешала затариваться? Неужели не может влезть в вирт или тупо включить какой-нибудь обучающий мнем? Его-то какое дело, что я в компании милой продавщицы уже перебрала три дюжины дивной красоты заколок для волос и в результате купила ободок с витрины? Ну, закалывать-то пока нечего, косы больше нет… И вообще! Мои деньги, на что хочу, на то и трачу! Мы сейчас еще в отдел белья зайдем… и пусть радуется, что не женского.


Накупив напоследок целый мешок всяких долгохранящихся вкусняшек: засахаренных орехов, конфет и сухофруктов, мы добрались до знакомых ворот и разгрузили несчастное мототакси. Полагаю, что двигаться байк мог только потому, что изначально был рассчитан на двух взрослых пассажиров, а не на пару тощих пацанов, ведь к окончанию шопинга наш транспорт напоминал китайского кули, увешанного свертками по макушку и выше.

Еще не стемнело, но солнце уже склонялось к горизонту, освещая красноватым светом окрестные горы и превращая небоскребы делового квартала в огромные огненные башни. Мы с Нейреном переглянулись, полюбовались напоследок раскинувшимся внизу городом и, разобрав пакеты, поползли в сторону приоткрытой створки ворот. Тяжко, конечно, но зато я купила все, что собиралась, и даже немного сверх того! Искренне надеюсь, что Ларион встретит меня на входе. А то не факт, что я в одиночку допру всю эту кучу до нашего общежития. Эх, тяжела и неподъемна жизнь запасливого хомяка!

Зато теперь у меня есть все необходимое, включая спортивную форму и нормальную одежду, которую можно носить в выходные дни. Без украшений, ядовито-пестрых вставок и дурацких надписей. А то постоянно таскаться в комбезе высшей защиты по территории простого учебного заведения – это все-таки извращение. Да и просто жалко дорогую вещь! Все же любой предмет одежды чем больше носишь, тем быстрее изнашивается.

– Джен? Вижу, накупил кучу всего! – налетел на меня Ларион. – Давай помогу донести. А здесь что? А с лордом Фар-Терином ты связался?

– О да…

Я отдала парнишке часть покупок и мечтательно улыбнулась. Кажется, жизнь налаживалась.

– Ну, Джен! Расскажи! Ну, интересно же…

Уже на подходе к зданию общежития я сдалась напору приятеля и, склонившись к его уху, едва слышным шепотом призналась:

– Поздравь меня, Ларион! Я совершенно свободный, законопослушный и безопасный… труп.

– Что? – обалдел мой сосед, оторвавшись от большого пакета с презентами, который пытался распотрошить на ходу. Как я и подозревала, бывшему клону нечасто в этой жизни перепадали подарки.

– Я разговаривал с «дедушкой». Как он умудрился это устроить и на какие рычаги нажать – даже не спрашивай, не знаю, но дело о смерти некоего лорда закрыто. Он погиб во цвете лет от банального разрыва сердца. Увы, перетрудился бедняга, можно сказать, сгорел на работе. Бывает! И несчастная жертва лорда, увы, тоже погибла. Но кого интересует мальчишка-клон? Так что никакого расследования, никаких подозрений.

– Значит…

– Ну да, значит! – усмехнулась я. Даже сейчас мне не хотелось озвучивать имена или подробности произошедшего. От греха. Вряд ли кто нас услышит на улице, но лучше я по-глупому перестрахуюсь, чем так же по-глупому попадусь.

У меня действительно были причины радоваться. Все же, говоря откровенно, была некоторая вероятность, что кто-то не поленится и сложит вместе все факты. Хотя для этого и пришлось бы провести довольно тщательное расследование. Ведь лорд Ортвит, как я поняла, даже ближайшим подчиненным не стал сообщать о планируемой операции. Да и на наш захват полетел лично, только в компании верных «держиморд», которым весь расклад никто не стал бы давать по определению. А, между прочим, только сам полет занял почти два месяца жизни! И это не считая того времени, что потребовалось на организацию ловушки. Все же желание отомстить и патологическая скрытность Аль’Кресса сыграли в данной ситуации мне на пользу. Не любил покойный делиться информацией даже с ближниками. И слава местным богам!

Ну, а дальше все просто. В поместье меня привезли в качестве очередной «игрушки» для жестоких забав. У таких рабов-однодневок, в принципе, имен и фамилий нет. Не удивлюсь, если меня и в лицо-то мало кто запомнил. А если учесть, что сработавший ошейник гарантированно «убил» меня уже на следующее утро после побега, вряд ли даже труп искали. Невелика печаль – смерть очередного безымянного клона, нелегально оказавшегося на благословенном Таурине. Ну, не повезло мальчику, бывает…

В общем, как я и говорила, чтобы выяснить мое имя, сложить из этих разрозненных кусочков реальную историю, предположить, что ребенок выжил и внаглую поступил в дорогую элитную Академию под собственным именем, надо было потратить немало времени, собрать кучу сведений и провести серьезные изыскания.

И кто бы стал этим заниматься? Официальные власти, подтвердившие естественную смерть лорда, гибель мальчика-раба и со вздохом облегчения закрывшие дело? Точнее, побыстрее его прикрывшие… от греха. Уж больно неприятные вещи могли всплыть при расследовании этой истории. Или его «наследники», занятые дележом доставшегося богатства и отражением рейдерских захватов добрейшего Фабера Фар-Терина? Ну а что, зря я, что ли, деду Яксена инсайдерскую информацию слила о смерти Аль’Кресса?

Конечно, чисто теоретически шанс, что эту историю и мою роль в ней раскроют, все же оставался. Но он был настолько мал, что я предпочла им пренебречь. Теоретически мне и кирпич на голову упасть может. И процент вероятности данного происшествия примерно такой же.

Глава 7

Полеты – не повод для знакомства

Познакомишься с людьми, а потом начинаются осложнения…

Джон Фаулз

Утром вчерашняя эйфория схлынула, и я критически оценила свое поведение. Глупое и какое-то детское. Если не сказать хуже. Нет, понятно, что история с Ортвитом Аль’Крессом давила на психику, но это же не повод настолько пойти вразнос от облегчения?

Или тут дело в другом? Неужели я вступаю в ту самую чудесную пору полового созревания, о котором с ужасом рассказывают умудренные опытом матери взрослых сыновей мамочкам мальчиков-колокольчиков? Вот не было печали. Хотя и про девчонок говорят, что те чудят, а я, помнится, совершенно спокойно перенесла период взросления и гормонального бума. Кажется. Вроде мама седыми волосами не попрекала. Наверное, это все же от характера и наличия мозгов в голове зависит. А если у индивидуума мозг имеется только спинной и костный, то тут на возраст кивать бесполезно…

Но все же стоит последить за своим поведением. И постараться сдерживать первые излишне резкие или агрессивные реакции. Не хотелось бы из-за подростковых гормональных бурь вляпаться в серьезную неприятность или обзавестись парочкой высокопоставленных врагов, сгоряча наговорив сокурсникам гадостей.

В общем, решено – хватит маяться дурью. Завтра я стану очень прилежным кадетом Академии и начну серьезно учиться. И, пожалуй, есть смысл как-то наладить отношения с Нейреном. О дружбе тут, понятно, и речи не идет, вряд ли она возможна, но как минимум свести все к нормальному здоровому соперничеству – реально. Потому что уверена – «принцесса» тоже поступит на первый курс. А с учетом того, что у нас совпадает почти половина предметов, иметь за спиной горячо и искренне ненавидящего тебя врага – откровенная глупость. Пусть даже этот враг – всего лишь двенадцатилетний ребенок. Неприятностей, при желании, он может доставить более чем достаточно. Ну, а то, что мальчишка – избалованный высокомерный гаденыш, помешанный на собственном превосходстве, как выяснилось, лечится. В конце концов, мне с ним не в десны целоваться. Получит пару раз вежливый отлуп с комментариями, сам отстанет. Как я заметила, он достаточно умен, чтобы не повторять своих ошибок.

– Джен? Ты уже проснулся? На завтрак пойдешь или свои запасы сладостей будешь подъедать? – донеслось из гостиной.

– Уже встаю! – отозвалась я, душераздирающе зевая и окидывая взглядом творческий хаос, стихийно образовавшийся вчера вечером на полу спальни. Ну да, покупки-то я сюда затащила, а разобрать поленилась. Впрочем, мне и сейчас этим некогда заниматься, а то опоздаю на завтрак. Ну и ладно, старый комбез зарядился, можно и его надеть.

Как выяснилось позднее – это была очень мудрая идея. Поскольку на выходе из столовой меня заловили смутно знакомые старшекурсники и вежливо предложили прогуляться до одного из полигонов. Точно, это же те самые типы, что пытались нас с «принцессой» вчера на контрабанду подбить. Вот этот высоченный блондин с хвостом длинных светлых волос и предлагал. А я ведь сразу заподозрила, что от них будут проблемы. Накаркала, блин! И самое обидное – стоило только с утра решить, что дальше буду старательно учиться и жить тихой спокойной жизнью, как тут же появляются нехорошие личности, портящие намечающуюся идиллию. Это они очень зря!

Хотя, может, я рано их во враги народа записала? Я внимательно окинула взглядом компанию. Что сказать? Если кратенько – то пять здоровенных лбов, с которыми мне вряд ли удастся справиться. Парочка старших блондинов с длинными волосами были откровенно «призывного» возраста, двое – чуток помладше, лет шестнадцати и пятый – совсем пацан, вряд ли старше четырнадцати… Но на мои нынешние неполные двенадцать лет более чем достаточно. Даже удрать не получится, будем реально смотреть на вещи. Но ведь и они не идиоты, наверняка понимают, что территория Академии просматривается. А значит, ничего серьезного мне не грозит, можно и повыпендриваться, если что. Любопытно только, что за полигон…

– Ты, говорят, летаешь хорошо, – подал голос высоченный блондин с утянутыми в хвост вьющимися волосами. Просто какой-то викинговский ярл, честное слово. А если судить по длине шевелюры, то парень явно не из простой семьи местных хлеборобов. Ну ладно, простим на первый раз высокомерные нотки в голосе. Но запомним…

– Местами даже отлично, – отрезала я. – А что? Неужели вы меня в сторонку отвели для того, чтобы задать этот жизненно важный вопрос, а прочие кадеты не увидели, как вы от зависти плачете?

– Нахаленыш мелкий! И ведь не боится же… – восхитился ровесник «хвостатого» аристократа, весело хлопнув по плечу застывшего от возмущения приятеля. – Мы тебя сюда привели, чтобы убедиться в этой сплетне лично! Ты, между прочим, разговариваешь с лучшими пилотами Академии.

Я моментально убрала иголки, плотоядно улыбнулась и окинула парней расчетливым взглядом. Это они вовремя подошли! Если не врут, то надо обязательно заинтересовать их своей скромной, милой и талантливой персоной. Мне хорошие спарринг-партнеры ой как не помешают! А то белобрысая «принцесса», будем говорить откровенно, еще не скоро из мозгов дурь вытрясет, так что пока Нейрен для меня – не конкурент. С кем летать-то? Еще большой вопрос, получится ли отсюда на портал вылезать. И не будут ли перекрываться по времени занятия в Академии и полетные соревнования. А ведь если постоянно пропускать тренировки, то и квалификацию потерять недолго. И тут, можно сказать, прямо с неба – такой подарок! Точнее, целых пять… подарочков.

Вот только с ходу доверять им, пожалуй, не стоит. Все же еще вчера они пытались, нимало не стесняясь, втравить пару мелких пацанов в весьма неприятные разборки с администраций Академии. Нет, нас бы не выгнали, но нервы потрепали бы и все купленное стопроцентно конфисковали. А значит, плакали бы заплаченные за товары денежки. А мне они, между прочим, потом и кровью дались!

С другой стороны, если получится использовать этих летчиков-налетчиков, чтобы стать сильнее… Ну кто же в здравом уме от такого откажется?

– Валин, у меня от голодного взгляда этого шкета мурашки по спине, – доверительно шепнул склонившийся к уху «ярла» любитель мелких нахалов.

– Парни, вы даже не представляете, как я вам рад! – искренне улыбнулась я во всю ширь своей души. Парни почему-то настороженно отшатнулись. – Если не врете, то я с вас теперь не слезу!

– Ты уверен, что подойти к этому пацану было хорошей идеей? – задумчиво поинтересовался у «ярла» самый мелкий. – Что-то он не кажется мне адекватным. Да и сплетни про него ходят… странные.

Я обиженно покосилась на противного мальчишку. Ну надо же! Сплетни ему не нравятся. Это ж просто неудачное стечение обстоятельств было! Да стоит чуть-чуть постараться, и завтра уже про него такие рассказы пойдут, что сам в туалете утопится от ужаса.

– Сначала проверим его, потом будем решать, – отмерз наконец «ярл». – Я – Валин Аль’Эйресс, последний курс, специализация – полеты.

– Лиран Аль’Вайр, – кивнул ценитель мелких нахалов.

– Тай и мой брат – Акс, – улыбнулся один из шестнадцатилетних пацанов, кивнув на соседа. Похоже, что эти двое не особые любители официоза. И стрижки короткие… Хм-м, любопытно.

– Эльден Фар-Кловер, – недовольно представился малолетний собиратель сплетен.

– Джен Шарт, – отозвалась я. – Хотя, полагаю, вы уже наслышаны.

Эльден оскорбленно поджал губы, правильно оценив мой беглый взгляд и намек на источник распространения сплетен.

– Ха, еще и кусючий, – рассмеялся Лиран. – Слушай, Валин, похоже, с ним точно не соскучишься!

– Да я вообще скопище несомненных талантов. Мы когда летать-то начнем?

– Что, не терпится? – усмехнулся Лиран.

– Ну, надо же проверить, на что вы годитесь? – вздернула я нос. А что? Между прочим, имею полное право гордиться. У меня три выигранных соревнования в гонках «Крысиной Империи». Там, к слову, настоящие профи летают, не чета каким-то кадетам.

– Иди за нами, – хмыкнул Валин. – «Нахаленыш»…

Опа. Походу, я только что обзавелась прозвищем. Вот только что-то мне в этом не нравится. А если подумать?

Я нахмурилась.

Так… Если подумать, то появляются нехорошие подозрения. Есть устойчивая тенденция сокращать длинные прозвища. Чаще всего – до одного слога. «Нахаленыш»… Просто «На» – не звучит, до взрослого «Нахала» еще нос не дорос. И что получается? Короткое емкое слово из трех букв?! Не-не-не! Мы так не договаривались!

– Слушай, блондинка, ты меня сначала перелетай, а потом уже клички придумывай, – сердито зашипела я. – А то развелось великих «летчиков», которые обычную дуэль на семидесяти процентах малолетнему сыну простого торговца сливают.

– А в глаз? – возмутился Валин.

– Что, рука поднимется ребенка ударить? – делано изумилась я, отходя на всякий случай подальше.

– Оно верно, в глаз – это чересчур, – миролюбиво согласился «ярл». – А вот нашлепать по заднице за нахальство и неуважение к старшим определенно надо!

Я возмущенно пискнула, повиснув на плече у блондина и ткнувшись носом куда-то в область обтянутых серым форменным комбезом лопаток. Черт, прозевала! Но мне даже в голову не пришло, что этот парень – высокомерно-спокойный и вальяжный, словно налопавшийся вкусняшек породистый кот, может так стремительно двигаться. И теперь этот гад меня куда-то тащит.

Отплевавшись от лезущих в лицо белокурых вьющихся локонов, попыталась вывернуться из стальных «объятий», получила звонкий предупреждающий хлопок по заднице и озверела. Реально – просто до красных мушек в глазах! Размахнувшись от души и вложив в удар энергетическую составляющую сиа-тен, со всей дури влепила «ответку» по покачивающейся чуть ниже ягодице Валина. Видимо, слегка перестаралась, поскольку хэири подскочил от неожиданности, выдал что-то короткое, эмоциональное и определенно нецензурное, а затем, буквально на мгновение, разжал хватку. А мне только того и надо! Ящерицей соскользнув с его плеча, отпрыгнула в сторону и возмущенно уставилась на ошарашенного парня, машинально прикрывшего руками пострадавшую часть тела.

Его приятели, оценив красоту картины, выказали истинно дружескую поддержку, скрючившись от хохота.

– Мелкий… – прошипел Валин, сузив глаза.

– А вот не надо трогать мою попу, – доступно пояснила я, осторожно отступая подальше от блондина. – Попа – место неприкосновенное. И отдача будет соразмерна нападению! И вообще, поимел бы совесть! Если тебе так нравится лапать чужие попы, то я для этого еще слишком маленький!

– Ага… Ты, Валин, подожди пару лет. Для… для соразмерного ответа, – простонал Лиран, снова сгибаясь в приступе хохота.

– Тьфу на вас, извращенцы! – возмутилась я.

Валин покраснел. Кажется, в данный момент он решал непростую задачу – кого удавить первым: меня или Лирана.

– Мне, вообще-то, полеты обещали! – скромным голосом пай-мальчика напомнила я. – А вместо этого…

Ну да, подтекст ясен. Вместо этого завели ребенка непонятно куда и за попу трогают. Ай-яй-яй! Теперь главное – не заржать! А то ведь весь воспитательный момент испорчу. Видимо, сказывается моя «подлая» женская сущность. Похоже, мужчины шутить и смеяться на такие темы просто физически не могут. Но на будущее стоит запомнить, насколько сильно на местных действуют намеки, что они с нехорошим подтекстом пристают к ребенку. Опробовано аж на целом адмирале! И сынуля у него, кстати, какой-то нервный на этот счет. Любопытно… надо будет потом обдумать.

– Сейчас полетаем, – мстительно пообещал пунцовый Валин. – Надолго запомниш-шь!

Судя по непроизвольным движениям рук, мой будущий противник с трудом сдерживал желание то ли помассировать пострадавшую часть тела, то ли выжать белье… Хм-м… хотя, скорее, открутить чью-то бедовую головушку. Подумаешь, какие мы чувствительные! Как невинного ребенка лупить, так очередь выстраивается, а как самому огрести – так бобоньки? Хотя не удивлюсь, если у него на нежном месте моя пятерня отпечаталась в виде долгоиграющего синяка. Все же ударила я не сдерживаясь, со всей молодецкой дури. К слову, судя по тому, как прочие участники полетного клуба прикусывают губы, чтоб не рассмеяться, они тоже заметили метания «ярла».

Ну что ж, будем считать, что за вчерашнюю попытку подставить нас с «принцессой» под контрабанду запрещенных товаров Валин расплатился. Посмотрим, что будет дальше.


О, уже пришли?

Снаружи – самый обычный ангар, а вот внутри…

Похоже, мы с Пэйном все же умудрились изобрести велосипед. Судя по всему, многопользовательские мнемы давно существуют. Просто никто не додумался перетащить это нововведение в вирт. А вот в учебном процессе это полезное изобретение очень даже применялось. Ну что ж, полетаем!

– Я первый! – мстительно рыкнул Валин и, поморщившись, уселся в удобное противоперегрузочное кресло. Хотя креслом я называла данный предмет «мебели» скорее по привычке. Правильнее было бы сказать – ложемент, чем-то напоминающий анатомически подстраивающуюся под пилота колыбель, спасающую его от перегрузок в моменты ускорения и резких поворотов. – Летаем на пятидесяти процентах.

– На пятидесяти? – удивилась я, подходя к соседнему креслу.

– Больше можно ставить только с разрешения преподавателей и в их присутствии, – спокойно пояснил Лиран. Сейчас вся его дурашливость куда-то пропала, и перед нами стоял удивительно внимательный и собранный парень. Похоже, в этой компании он был единственным, кто отнесся к моим хвастливым заявлениям серьезно. И вперед не полез. Опасный товарищ и, похоже, неглупый. – Даже пятьдесят доступны только старшекурсникам. Обычно летают на тридцати.

– Понятно. Ну ладно, пятьдесят так пятьдесят, – покладисто согласилась я. Чревато проблемами, конечно, но несмертельно. К тому же, судя по пиктограммам на ближайшей стене, медблок тут тоже присутствует, успеют туда закинуть, если что.

Подтянув к себе виртуальный шлем, проверила разъемы, выдохнула и нацепила на голову. Поехали…


Ох, как же давно я не летала! Как соскучилась по серьезному противнику – умному, хитрому, подлому. Для которого полеты – это не дуэль с расшаркиваниями и реверансами, а бой насмерть. Где не существует жалости и снисхождения. Где есть только две цели – победить и выжить. Причем именно в такой последовательности.

Валин, высокомерный засранец, тебе только что простились все грехи. И старые, и новые – авансом!

– Валин, кажется, я тебя люблю! – счастливо выдохнула я, с трудом откашлявшись после крайне неприятной смерти. Слава местным богам, воскрешалка не понадобилась. Потрепанный блондин в соседнем кресле бросил на меня удивленно-опасливый взгляд. Ну да, если он собирался показать мелкому нахалу его место, то не больно-то и получилось. Поскольку, происходи наш бой в реальности, он бы тоже не выжил. Я умудрилась превратить его истребитель в натуральный металлолом, повредив последним ударом маневровые двигатели. Выжить в нем и долететь до безопасного места было бы нереально. Хотя Валин таки меня подловил, да.

Я блаженно прижмурилась. Что может быть важнее спарринг-партнера, который летает чуть лучше тебя? Только несколько таких талантов! Есть немалый шанс кого-то из них победить и великолепная возможность улучшить собственные навыки! А то в большей части мнемов Дирка я по-прежнему сливаю с разгромным счетом. Это, знаете ли, здорово подрывает уверенность в себе. Если б не полетные соревнования на портале, была бы уверена, что худшего пилота в Галактике не найти.

– С чего это тебе его «любить»? – ехидно полюбопытствовал Лиран. – Он же тебя только что взорвал!

– Странный ты! – фыркнула я, растекаясь по удобному креслу и наслаждаясь короткой передышкой. – Думаешь, легко найти хорошего напарника для тренировок? С которым летаешь на равных?

Валин поперхнулся от возмущения. Он явно был о себе лучшего мнения и мечтал высказаться на тему моих полетных качеств, возраста и непомерных амбиций, но, увы, факты – вещь жестокая. А четверо его приятелей, так же как и я, отлично понимали, что в реальной жизни после такого боя он бы на своем инвалиде до базы не доковылял. Одна надежда, что подберут случайные мимо пролетающие благотворители. А много ли их встречается в космосе?

– Теперь я! – ухмыльнулся Лиран. – Интересно, чем меня порадуешь…


По итогам наших соревнований можно было сказать, что у нас паритет. Валин и Лиран сделали меня, но я перелетала младших членов «клуба» с разгромным счетом. Честно, давно так не наслаждалась! А еще испытывала искреннее облегчение – почти месяц в плену хоть и испортил мне характер, но на полетных навыках, к счастью, не сказался.

– Ну что ж, мелкий, гордись! – хмыкнул Лиран, переглянувшись с приятелями и дружески встрепав мне шевелюру. – Мы принимаем тебя в клуб любителей полетов. Собираемся на этом полигоне ежедневно в четыре утра для тренировок, приходи. Потом уже можно на завтрак и на занятия…

– Ага… ой… А у меня не получится, – расстроилась я. – Меня по утрам уже Мортира ангажировал на дополнительные тренировки. И, подозреваю, что спорить с ним бесполезно.

– Кто? – удивился Лиран.

– Мастер Аль’Мортиц, – немного смутившись, пояснила я. – Это я его для себя так переименовал…

– А что, ему подходит! – хмыкнул Акс. – Вот только ты на его счет ошибаешься. Если он заинтересован в твоих дополнительных тренировках, то без проблем перенесет их на другое время. Хотя не факт, что не прибавит лишний час-полтора.

– Хм-м… пожалуй, имеет смысл, – кивнула я. – Надеюсь, что все успею!

– Все? А ты что, по нескольким направлениям учишься? Полеты и рукопашный бой? – заинтересовался Лиран.

Тихо переговариваясь, мы целенаправленно двигались в сторону столовой по ухоженной, посыпанной мелким светло-бежевым гравием дорожке. Пока летали, время промчалось незаметно – еще немного, и на обед бы опоздали.

– Ну да, – повинилась я. А потом, вздохнув, честно рассказала о своих злоключениях в деканате. Ну, поржут, подумаешь? С меня не убудет.


В столовой я заметила грустящего над бокалом с соком Лариона, попрощалась с «летчиками» и, подхватив набитый едой поднос с раздачи, подсела к другу. Я сегодня добрая, могу даже поделиться!

– Ты где опять пропадал? – полюбопытствовал мой сосед.

– Летал. С Валином, Лираном и остальными. Представляешь, они отличные партнеры для тренировок! Правда, по жизни Валин говнюк еще тот, а Лиран – ехидная зараза почище меня, но это такие мелочи рядом с их талантом.

Ларион несколько мгновений удивленно смотрел на меня, а потом осторожно поинтересовался:

– Джен, а ты знаешь, кто они такие?

– В смысле? – удивилась я, с трудом отрываясь от чьей-то запеченной лапы. – Кадеты. Вроде с последнего курса. А что?

Бывший клон смерил меня каким-то обреченным взглядом:

– Я надеюсь, ты глупостей не наделал?

– Да в чем проблема-то? – не выдержала я.

– Валин Аль’Эйресс – сын губернатора Таурина, – просветил меня Ларион. – А теперь повторяю свой вопрос: ты ведь не наделал глупостей за те пару часов, что мы не виделись?

– Хм-м…

Я печально посмотрела на недоеденную ножку в своих руках, вздохнула и отодвинула тарелку. Аппетит почему-то резко пропал. Сын адмирала. Теперь сын губернатора… Ну да, расту над собой! Кто следующий? Сын императора? Тут, кстати, есть Империи? Яксен, помнится, как раз на трон Ненеи нацелился, и, полагаю, что без особых проблем сядет на него в ближайшие месяцы. Как бы с моим сказочным везением на местного «принца» не попасть ненароком. И вообще, стоит поинтересоваться политической системой Таурина, а то знаю только, что лорды в этом мире имеют немалый вес. А там, где есть лорды, и впрямь может оказаться аристократия «покрупнее».

Эх, не о том думаю! Ведь только сегодня утром собиралась никуда не влезать, вести себя тихо и ни с кем не скандалить. И вот опять! Планида у меня, что ли, такая? Или опять шалят чертовы просыпающиеся гормоны? Вот не было печали…

– Так… – прикрыв глаза, устало вздохнул Ларион. – Как я понял, ты таки умудрился куда-то вляпаться. Вот только этот разговор не для столовой. Доедай и пойдем к себе. Там все расскажешь.

– Угу, – буркнула я, печально глядя на потерявшую всю привлекательность гору набранной еды.

Радужное настроение, с которым я вошла в столовую, пропало.


– Джен, ты же умный парень, – вздохнул устроившийся на диванчике в нашей гостиной Ларион, крутя в руках уже подтаявшую конфету с орешками и нежной белой начинкой. – Объясни, вот какого лысого демона ты постоянно нарываешься?

– Да я же не нарочно! – это был просто вопль души. Ведь, если вспомнить, я сюда пришла тихонько пересидеть опасные времена до прилета отца, а вовсе не строить малолетних зарвавшихся аристократов. – Это само как-то, случайно получается. На меня наезжают, я отвечаю. Что, молчать, что ли? Между прочим, от тебя местные тоже не в восторге, как я заметил!

Ну да, сама понимаю, как глупо и по-детски звучит: «не виноватая я, они сами». Но ведь на самом деле не нарывалась – только огрызалась на попытки меня нагнуть! А если б подчинилась, то так и пинали бы до самого выпуска, будучи уверены, что в своем праве. Уж больно я отличаюсь от прочих учащихся данного заведения. И, полагаю, учителя закрывали бы на это глаза, делая вид, что ничего ужасного не происходит.

– Хм-м… – слегка смутился мальчишка. – Ну, вообще-то, когда я сюда пришел, меня тоже пытались… прессовать.

– И что? – заинтересовалась я.

– Пришлось бить морды, невзирая на возраст, – хмыкнул Ларион. – Сам понимаешь, у нас на Ненее спортивная борьба с идиотскими правилами и красивыми пируэтами не приветствовалась. Так что бил очень больно, очень подло и по самым нежным и болезненным местам. Обычно хватало одного такого… разговора. Хотя, справедливости ради, замечу, что и сам не раз в медблок попадал.

– И чего тогда устраиваешь мне тут трагедию с греческим хором? – фыркнула я. – Если сам не лучше?

– Ну, знаешь ли! – возмутился бывший клон, как-то очень правильно определив, что я имела в виду. – Я, по крайней мере, в первый же день экзаменов прилюдно адмиральских сыночков не мордовал.

– Да, я везунчик! И что?

– Дурак ты, а не везунчик, – влепил мне подзатыльник Ларион, засунул, наконец, многострадальную конфетину в рот и, блаженно прижмурившись, прочавкал: – Фот ты не думаефь о том, фто у тфоих протифникоф здесь даже не фемья, а натуфальный клан! С офигительными фозмофностями! А фсе, кто мофет тебя поддерфать, – далеко!

Ну, вообще-то я об этом думала. Проблема в том, что всякие нехорошие невежливые личности сначала пытались поставить меня в позу пьющего оленя, а уж потом представлялись. Хотя, буду справедливой, даже это не слишком помогало. Например, с белобрысым «ярлом» – сыном местного губернатора, пролетела я по полной. А ведь Валин представился…

Блин, похоже, придется помимо учебы как можно быстрее вызубрить, кто есть кто в этой проклятой Академии. И учителей, и учеников. И их ближайшую родню. Чтоб не влипнуть снова в историю и превентивно обходить потенциально опасных индивидуумов дальней дорогой. Не факт, что в следующий раз мне повезет. Хватит приключений, наелась досыта!

Ларион, пару минут понаблюдав за моей нахмуренной мордахой, хмыкнул, бросил в меня бледно-голубым кристаллом, прихватил щедрую горсть конфет и, легко поднявшись, отправился в свою комнату.

Неужели уже умудрился слопать подаренный вчера килограмм шоколада?! Или решил, что растрясти меня еще на пару-тройку вкусняшек – дело святое? Вот же вредина… Но, кстати, интересно, что это за мнем мне презентовали таким странным способом?

Решив не откладывать вопрос в долгий ящик, закрепила кристалл в левом завитке кайреса, откинулась на спинку дивана и, прикрыв глаза, отдала мысленный приказ виртуальному меню. Открыть. Оглавление…

Нет слов. Ларион мысли, что ли, читает?

Под прикрытыми веками разворачивалось подробное досье на большинство местных шишек – включая краткие характеристики их ближайшей родни, дружеские и личные отношения, деловые связи и политические взгляды. Интересно, а на летчиков-налетчиков здесь что-то есть?

Вот оно! Так, на Валина досье нашлось. Ну да, кто бы сомневался, что единственный из группы, с кем мне повезло поцапаться, оказался в списке «опасных персон». А остальные? Хм-м… ничего. Неопасны? Или нет информации? Или, что вероятнее, нет информации, потому что их не сочли опасными? Ну, не мне судить, но Лирана я бы сюда точно добавила. Очень уж он непростой товарищ. Ну да ладно. Зато по нашему руководству и преподавательскому составу – полный расклад, вплоть до привычек и личных маленьких слабостей!

Ну, Ларион…

Все же «дедуля» Фабер умеет подбирать людей. И, повторюсь, Яксену чертовски повезет с таким Главнокомандующим.

Глава 8

Период гнездования

В понедельник начинать новую жизнь невозможно, а во вторник – уже поздно.

NN

Сегодня с утра, после завтрака, в центральном учебном корпусе должны были вывесить на табло результаты экзаменов и списки поступивших абитуриентов. Меня трясло и мандражило с самого рассвета. В результате бедному Лариону пришлось снова колотить в стену, чтобы вытащить меня из душевой. Ну а что? А как еще мне было нервы успокаивать? Не ломиться же в спальню к «принцессе» с предложением полетать, дабы скинуть нервное напряжение? Пацан и так от меня скоро шарахаться будет. А где живут другие любители полетов, я как-то не сообразила поинтересоваться…

Да-да, я знаю про другие способы сбросить стресс. Не надо тут ехидничать и их предлагать! Моему телу все же только одиннадцать полных лет, так что я для этого пока слишком маленькая. И то, что мозги взрослые, в данном случае скорее минус, чем плюс. Эх, быстрее бы вырасти и вернуть себе свое женское тело! А то здесь такие красавцы косяками ходят – одинокие и неокученные! А ты страдай и облизывайся издалека. Да еще так, чтоб никто не заметил. Не хватало только репутацию странного типа с подозрительной ориентацией заработать. Так, все, Женя, забыла о красавцах, переключилась на учебу! Думаем о результатах экзаменов. Об экзаменах, я сказала! И хватит вспоминать широкие плечи и упругую попу Валина. Блин… похоже, что и гормоны мне достались какие-то неправильные…


Завтрак тянулся непозволительно долго, да и вообще прошел нервно. Похоже, я была вовсе не единственным кандидатом в кадеты, который от волнения не мог запихнуть в себя еду. Так и цедили дружно соки и чаи, нервно поглядывая попеременно – то на выход, то на часы. Даже «принцесса Нея» психовал. Кто бы мог подумать? Мне казалось, что он-то пройдет в любом случае. После истории с полетами преподы должны были красным ковром перед ним расстелиться, чтоб умилостивить грозного папашу мальчишки. Впрочем… если баллы за экзамены действительно начисляет виртал и подсудить там нельзя… С другой стороны, полетное задание нам, к примеру, выдали нестандартное. Ну да, с нашей же подачи и после подписания всех документов об отказе от претензий к Академии. Хм-м, интересно как… Получается, что подсчет набранных очков будет честным? Действительно честным? И та история с полетами была единственным шансом местной администрации избавиться от проблемного студента в моем лице? Прелесть какая. То-то они на меня тогда так смотрели. Обломала дядечек, плохая Джен.

Тогда мне вдвойне интересно посмотреть на результаты! Скорее бы…


Так.

Ага…

Фамилия, количество сданных экзаменов, набранный средний балл, расшифровка. Ну, логично.

Джен Шарт. Третье место по набранным баллам. Количество сданных экзаменов, не считая базовых, – пятнадцать, средний балл: девяносто семь из ста.

Офигеть! Третье место!!!

И это при том, что предыдущие два уже кадета сдали всего по пять экзаменов и получили по девяносто девять и девяносто восемь баллов соответственно. Третье место!

Блин, надо срочно взять себя в руки, а то на мой победный вопль народ как-то странно отреагировал. Психи нервные! Чего так шарахаться-то? Не видят, что ли, человек просто жизни радуется? И, кстати, этот буравящий спину ненавидящий взгляд мне подозрительно знаком. Интересно, а с чего это «принцесса» так бесится? Где он там в списке абитуриентов?

Оу… Девяносто пять баллов, восемь сданных экзаменов и, соответственно, четвертое место. Так, посмотрим расшифровку. Все сдано идеально, кроме… ну да, полеты. Не сказала бы, кстати, что ему дали совсем уж низкий балл – шестьдесят из ста. Если учесть, что набрать надо было не меньше пятидесяти, весьма неплохо. Даже если сравнить с прочими абитуриентами – неплохо. И это не лесть сопернику – тех, кто умудрился получить проходной балл на полетах, можно было пересчитать по пальцам, не разуваясь.

Все же, будем говорить откровенно, летал мальчишка действительно талантливо. Но за слив нашей «дуэли» цифру ему виртал подрезал. В итоге – четвертое место, сразу подо мной в общей таблице. М-да… Подозреваю, что в ближайшее время стоит держаться от Нейрена подальше и в моменты случайных встреч обращаться с ним аккуратно, нежно и бережно, словно с тухлым яйцом.

Я, в отличие от адмиральской деточки, вполне предсказуемо потеряла некоторое количество баллов на «ксено»-предметах. Но это было ожидаемо, так что не сильно расстроило. А вот то, что остальные дисциплины удалось сдать на сто из ста – чертовски приятно! Теперь можно с полным правом натянуть на нос очки и изобразить заучку не от мира сего. А что? Начну новую жизнь… Интересно, может, все же, если постараться, удастся затеряться среди других учеников? Или в моем случае уже поздно пить боржоми?


Скачав возле информационного табло расписание семинаров и лекций на ближайшую декаду, я вывела данные на браслет и изумленно уставилась на первый пункт. Вместо занятий – посещение медпункта? Вы это серьезно? Тогда почему сейчас, а не перед экзаменами? Впрочем… если подумать, то ответ очевиден – физическое здоровье абитуриентов, еще не ставших кадетами, местную администрацию не слишком волнует. А вот знать уровень здоровья и прочие кондиции учащихся – необходимо. Хотя бы для того, чтобы понимать, кому и какую нагрузку можно давать на практических занятиях. У них же тут индивидуальный подход и персональное расписание для каждого кадета. И в группы нас будут объединять соответственно – у кого совпадают курсы, те и тусят в одном кабинете. К тому же, как я поняла, на втором, третьем и прочих курсах вполне нормально взять что-то дополнительно и отправиться изучать новый предмет в класс с первогодками-желторотиками. Очень, к слову, грамотное решение. Но не слишком удобное и подходящее для простой школы, поскольку сводить персональные расписания толпы учащихся в общую сетку – это ж ума лишиться можно… Однако при наличии виртала проблема перестает быть таковой.

От размышлений о пользе местных ИИ меня оторвали внезапно и не слишком деликатно. Я даже растерялась поначалу. Как-то не ожидала нападения в центре административного здания. Какое-то мелкое белобрысое тело выдернуло меня из толпы, затащило в узкий коридор, перпендикулярный широкому проходу, по которому я топала к добрым айболитам, прижало к стене и что-то яростно зашипело в лицо, брызгая слюной. Фу, как негигиенично!

Хм-м… Нейрен?

Блин, а я про него и забыла совсем.

– Ненавижу! Скотина, как же я тебя ненавижу! – яростно шипел мальчишка, встряхивая мою несопротивляющуюся тушку в такт словам. – Если бы не ты, я не провалил бы полеты! Из-за тебя мне снизили проходной балл!

– Я тоже по тебе соскучился, «принцесса»! Обнимемся? – съязвила я. Ну а что? Тоже мне, нашел виноватого. Это, значит, я – скотина, потому что летаю лучше?! Нет, ну нормальная постановка вопроса? Понятно, что он расстроен, но, блин, давно пора бы снять розовые очки и понять, что он тут не пуп земли. Есть и попупее товарищи.

– Ты… – задохнулся мальчишка от моей наглости.

– Слушай, объясни мне, что для тебя важнее, – вздохнув, серьезно спросила я, – оценки в табеле или умение хорошо летать? Если первое – то разговаривать нам не о чем. А если второе… то я согласен с тобой подуэлиться, потренировать в меру сил и свободного времени, даже объяснить понятными и не слишком матерными словами, где ты косячишь. А потом познакомлю с интересными ребятами, которые тут что-то вроде полетного клуба организовали. Сейчас, уж прости, тебе туда не попасть, просто не пройдешь «вступительные экзамены» для новичков.

– Ты… ты смеешься надо мной? – ошарашенно замер Нейрен, продолжая держаться за мои плечи и практически придавив к стене всем своим цыплячьим весом. Блин, отошел бы хоть, что ли? А то со стороны мы крайне пикантно выглядим. Я – так вообще несчастная жертва, которую зажал в темном уголке озабоченный маньяк-извращенец. А ведь если сейчас это озвучить – белобрысый мститель обидится насмерть. И как тогда отношения переводить в почти дружеское состояние вооруженного нейтралитета? С другой стороны, на мою долю тут и так уже сплетен отсыпали щедрой горстью, хотелось бы на этом и остановиться. Или все же озвучить?.. Ладно, переговоры важнее. А сплетни… ну, где одна, там и две. Переживу. А может, вовсе зря паникую, и нас никто не засечет!

– Я серьезно, вообще-то. Ты, конечно, пока слабовато летаешь. Вот только не потому, что бесталанная бестолочь, а потому что учили тебя как-то по-дурацки.

– Да у меня были лучшие учителя! – возмутился мальчишка, наконец-то отодвигаясь от меня и отпуская многострадальные плечи. Синяки там завтра будут – всем на загляденье.

– Ну да. Вот только готов поставить сто к одному, что все они были военными, – хмыкнула я, невольно потирая правое плечо, за которое меня и выдернули из толпы.

– Э-э… верно, а как ты понял? – удивился и заинтересовался Нейрен. Характер у пацана взрывной, но идиотом он точно не был. И выгоду свою чуял отлично.

– Да просто ты летаешь, словно по плацу маршируешь. По всем правилам военной науки, строго следуя классическим схемам, которые зазубрил как аксиому. Я тебя на этом, собственно, и поймал. Тебя не пилоты учили, а военные. Ты разницу-то понимаешь?

– Кажется, понимаю, – нахмурился сын адмирала.

– Слушай, это долгий разговор, давай его на вечер перенесем, а? Или на другой день. Я же никуда отсюда не денусь. А сейчас нам, между прочим, на медосмотр надо успеть. Не хватало только начать первый учебный день с опозданий и прогулов.

Несколько мгновений мальчишка вглядывался в мои глаза, а потом отошел, давая возможность вернуться в центральный коридор и продолжить путь. Кажется, все прошло не так уж и плохо. Пара синяков – это мелочь, тем более что на мне все заживает как на собаке. Может, и правда удастся наладить отношения?

Игнорируя взгляды столпившихся у входа в коридор любопытствующих малолетних вуайеристов, подглядывающих за нашими «обнимашками», вздернула нос повыше, изобразила на лице бессмертное «я – в белом, а вы всего лишь пыль под моею стопой» и быстрым шагом направилась в сторону медблока сквозь расступившихся кадетов. Пусть Нея с любителями подсматривать сам разбирается, раз хватило ума зажать меня на глазах у всех в паре метров от центрального коридора. Болван нетерпеливый! Неужели так сложно отложить разборки на более удобное время? Похоже, очередной сплетне таки быть. Черт! Ну и ладно, пусть болтают, если заняться нечем. А если полезут – буду бить морды. Я, конечно, не Ларион, но дерусь тоже весьма грязно и жестоко.


Добравшись до нужного места и убедившись, что очереди – вовсе не изобретение моего родного мира, я осмотрелась, нахально залезла с ногами на удобный подоконник, прикрыла глаза и задумалась. Хорошо, если здесь обычная врачебная комиссия: ну, как у нас. Когда айболиты глазки там проверяют, молоточком по коленке стучат и танцуют прочие свои шаманские танцы. Я даже мазки сдать готова. А вот чего мне совершенно не хочется, так это оказаться на удобной кушеточке напротив доброго дядечки-психолога. А ведь он вполне может здесь быть! Все-таки не простая Академия, а для военной элиты. Элементарная логика подсказывает, что безумных маньяков – покорителей Вселенной – здесь вряд ли захотят учить. И теперь меня мучает вопрос: будет ли здесь мозгоправ-человек или нас, как и на экзаменах, доверят местному вирталу?

Конечно, идеальным для меня было бы уже привычное – виртал проверяет, а комиссия, в данном случае врачебная, а не экзаменационная, просто… присутствует. Ну а что? Вполне логично же… Особенно если учесть, что по идее хороший медблок выполняет практически все целебные функции без помощи профессиональных медиков. Только настройки правильные выставь.

Я, конечно, вполне вжилась в свое тело, так что вычислить мои «девиации» довольно непросто, но в отличие от логичных, не склонных прислушиваться к интуиции вирталов, профессиональный человек-психолог все же может заинтересоваться моими странностями.

Ладно, что толку переживать заранее, если я даже не знаю, что меня ждет? Может, вообще зря нервничаю. Лучше отвлечься на что-нибудь приятное, чтобы не терять время попусту. Например, влезть в местную сеть. Тем более мне, как кадету-первокурснику, уже дали туда доступ. А это значит, что можно прогуляться на портал, узнать последние новости и связаться с Ташем и Яксеном. Теперь не придется полагаться на «испорченный телефон», получая данные через посредника – Лариона. Не подумайте, что дело в недоверии. Просто мне тот же Таш расскажет все в подробностях, а через постороннего человека передаст только главное, не вдаваясь в детали. А мне важна каждая крупица информации.

Увы, новых сведений о Дарене и Пэйне по-прежнему не было. Единственным утешением стало известие о том, что несколько кланов, дружественных Дровер’Атту, достигнув договоренности, отправили навстречу «Летящей» шесть военных кораблей-разведчиков. С учетом того, что эти «шустрые ласточки», как мечтательно назвал их Таш, были одной из последних военных разработок Кланов, шансы на то, что простой торговец их засечет, стремились к отрицательным числам. Как бы я ни любила наш корабль, но «Летящая во тьме» была всего лишь очень неплохим малотоннажным торговцем. Да и держаться, как я поняла, сопровождающие будут на почтительном расстоянии, наблюдая издалека и отслеживая возможные контакты. Страховка, в общем, и не более того. К сожалению, высказанная мною идея захватить корабль в полете поддержки не нашла. Тариане не были уверены, что преступники, находящиеся в «Летящей», обладают всей полнотой информации. А значит, кланы не могли рисковать тем, что упустят предателей на Грайне. Ну, может, будь я на их месте, думала бы так же. Но поскольку сейчас в опасности были Дарен и Пэйн, то понимания данное решение тариан у меня не нашло. В результате я продолжала переживать, «Летящая» продолжала свой путь к материнской планете тариан, а те продолжали следить за ней, словно стая голодных котов за беспечной мышкой.

Черт возьми, ну как же мы так вляпались-то?

Странно звучит, но даже во время плена мне было легче, чем сейчас. Там мы рисковали все, а сейчас я выбралась, но волноваться за свою семью стала только сильнее. Потому что они все еще оставались в зоне риска. Глупо, да?

– Уснул, что ли? – недовольно толкнул меня в бок смутно знакомый накачанный блондин, отвлекая от размышлений. А, точно, это же «спортсмен». Надо будет его имя узнать, а то как-то даже неудобно…

– Чего пихаешься? – возмутилась я.

– Твоя очередь подошла, – пожал плечами парень.

– О… точно. Спасибо, а то я на вирт отвлекся!

Соскочив с подоконника, пригладила волосы и отправилась знакомиться с медиками. Как-то так получалось, что с живыми врачами за два с лишним года моего существования в этом мире мне встретиться так и не довелось. Вот в медицинских капсулах я разбираюсь, это да. Жизнь заставила. А врачи… Сейчас у меня будет возможность восполнить данный пробел. Только бы не слиться на финише…

Вздохнув, мысленно перекрестилась и шагнула вперед.


Зря переживала. Все оказалось на редкость банально и неинтересно. Сними комбез, встань сюда, теперь туда, положи руки на эти круги, дыши, не дыши… да-да, дышать уже можно! Теперь сожми в руках этот прибор. Неважно, что это, не отвлекайся…

Под шлемом виртала тоже пришлось посидеть. Правда, недолго. И что он там проверял, я так и не поняла – перед глазами все это время медленно кружила черная воронка, в которую, казалось, я вот-вот упаду. Но, судя по тому, что сирена не завыла, а врачи не рванули ко мне, вытаскивая шприцы и смирительную рубашку, все прошло без эксцессов.

И вообще, за все время проверки пара откровенно скучающих белобрысых типов и молодая симпатичная блондинка с вычурной прической из доброй сотни переплетенных косичек, украшенных аквамариновыми резными бусинами, не соизволили ко мне даже подойти. Так и сидели за столом, уткнувшись в экраны компьютеров и перебрасываясь непонятными фразочками.

Я, в свою очередь, ни на что не жаловалась, патологий не имела, здоровьем обладала богатырским и регенерировала оборотням на зависть. В общем, определенно не относилась к их клиентам.

Пару лениво-любопытных взглядов и намек на то, что добрые доктора готовы послушать о причинах моей нетипичной для хэири внешности, я царственно проигнорировала. Ну да, когда не знаешь, что сказать, – делай морду кирпичом и загадочно молчи. Есть немалый шанс, что спрашивающий самостоятельно придумает ответ на свой вопрос и причины, по которым ты отказываешься поделиться сведениями. Вряд ли кому-то и в голову придет, что я этих ответов тупо не знаю.

Фух…

Отстрелялась! И, кажется, даже не выдала своих нетипичных реакций. Вообще-то я все же немного переживала, что врачам удастся меня раскусить. Но на этот раз, похоже, повезло. Хоть что-то в этой дурацкой Академии у меня прошло без приключений – скучно, буднично и спокойно. Почаще бы так!


Стоило выйти за дверь, как браслет на руке тихо пискнул, подтверждая полученное утром расписание занятий. Похоже, врачи остались довольны результатами осмотра и дали добро. Интересно, а если бы им что-то не понравилось, мне перекроили бы расписание, убирая «лишние» предметы? Или посадили на какие-нибудь стимуляторы? Впрочем, это так, отстраненное любопытство и не более.

Раз мое расписание утвердили, значит, с их точки зрения, данная нагрузка мне по плечу. Так… посмотрим. Ну, в целом – терпимо. По пять пар занятий в день, каждая пара – сдвоенная по два часа. Причем первая утренняя пара всегда дает физическую нагрузку, потом идут два часа теории. Следом в расписании стоит обеденный перерыв, довольно длинный – целых два часа. Можно не только покушать, но и вздремнуть часик, спасаясь от сенсорной перегрузки, которая все равно возникнет из-за постоянного «общения» с вирталом. После обеда еще три пары и ужин. Два последних дня декады – выходные. Хотя считается, что один из этих дней желательно потратить на самоподготовку. Если добавить полеты по утрам и дополнительные пару-тройку часов тренировок вечером в компании ехидного Мортиры, то график получается лишь немногим более плотным, чем был у меня на «Летящей». Не переломлюсь. Если больше ничего не поменяется, то на сон остается около семи часов. Не поваляешься, конечно, но для того, чтобы чувствовать себя нормально, – вполне достаточно. И кучи свободного времени тоже не предвидится, а то ведь, не дай бог, потянет со скуки и безделья на какие-нибудь глупости. Да и на разные печальные размышления времени не останется… В общем, самое то!


Что у нас сейчас?

Получить форму и до обеда – свободна как ветер? И после обеда занятий нет? То есть фактически у меня полдня на обустройство? Это же просто здорово!

Как раз выкрою немного времени, чтобы заглянуть к Мортире и договориться с ним о вечерних занятиях. А потом кого-нибудь из «Летного клуба» отловлю. Все же хотелось бы по утрам полноценно тренироваться с ребятами, а не выкраивать урывками полчаса здесь, час там. Не думаю, что отыщу в Академии кого-то лучше для полетных дуэлей. Ведь, если судить по плотности расписания, в гонках на портале мне теперь удастся поучаствовать только в выходные дни. А этого недостаточно даже для того, чтобы поддерживать себя в форме. Что уж говорить про дальнейшее обучение и развитие.

Кста-а-ати… На портал ведь вполне можно будет заманить и местный «Летный клуб»! И в выходные у меня тоже будет вполне приличная компания, даже если не удастся попасть на соревнования.

Нет, я определенно гений! Но, пожалуй, стоит прекратить блаженно улыбаться миру, словно больной менингитом, а то окружающие как-то странно реагируют…


М-да…

Все же принцип военных – катить квадратное и нести круглое – вечен. Независимо от мира, расы и уровня цивилизации. В этом легко было убедиться, добравшись до склада с амуницией. Естественно, он находится в самом дальнем углу территории, замаскированный, словно бункер последнего шанса. Вот просто интересно, неужели так сложно было устроить раздачу слонов в том же здании, где нас медкомиссия осматривала? И, к слову, приставить пару-тройку помощников пошустрее к мрачному лысоватому мужчине, медленно, словно сытый ленивец, ползающему по складу? Что, серый комбез и пара ботинок – такая ценность, что ее ни выносить из помещения нельзя, ни допускать к ней посторонних? Нет, у нас у всех, конечно, карта есть, думаю, и другие мои сокурсники – те, что еще торчат в очереди к медикам, долго блуждать не будут, но ведь просто жалко потерянного времени! Мало того, что туда добиралась почти полчаса, так опять в очередь попала. Блин, как же хочется закатить скандал и рявкнуть на этого типа, чтоб активнее шевелил булками. Но, увы, нельзя. И так уже засветилась дальше некуда. Очередной скандал с моим участием точно будет лишним. Так что терпим, подставляем другую щеку и аккуратненько записываем все в черную тетрадочку. Нет тетрадочки? Не беда, запишем в память браслета. Чтобы, когда появится свободная минутка, разнообразить скучную жизнь особо неприятных товарищей парой-тройкой милых шалостей. В конце концов, ребенок я или где?


Наконец-то получив амуницию и выбравшись наружу, взглянула на время, тихо прочувствованно выругалась, подхватила сверток с форменными шмотками и бодрой рысцой потрусила в сторону учебного полигона, где царствовал мастер Аль’Мортиц. Мне еще о переносе занятий договариваться, а через час уже обед начинается! Это ж надо столько провозиться… а ведь кто-то из ребят до сих пор в очереди кукует. Похоже, что эта катавасия растянется на весь день. Жесть, а не организация процесса. Нет, с одной стороны, оно, конечно, здорово, что нам целый день на обустройство выделили. Но с другой – это выделенное время сама же администрация бездарно разбазаривает. Вот честно, от местного учебного заведения я как-то большего ожидала. Особенно если учесть стоимость обучения. Или разгильдяйство и пофигизм тут в порядке вещей? Ну а что? Это я в глубине души взрослая девица с норовом, а остальные-то – малолетние пацаны. Их вполне можно авторитетом и званиями давить… Тем более мужской закрытый интернат, кадетский корпус. В таких заведениях, скажем так, и вообще-то атмосфера специфическая.

Ладно, об этом я позднее подумаю, когда присмотрюсь получше. Возможно, что поступить именно сюда было и не самым лучшим решением. Все же копать от забора до заката как-то не хочется. Но теперь уже поздно плакаться – пользуемся тем, что местные боги послали. А если будут мешать моим планам, то я не поленюсь познакомить добрых дядечек с матерью Кузьмы.


Мортира, к счастью, был на месте, тренируя группу старшекурсников. Я даже замерла на пару мгновений, любуясь отточенными синхронными движениями. Ребята отрабатывали бой с тенью. Красиво! Обнаруживший меня на входе в зал, препод вопросительно выгнул бровь, хмыкнул и кивнул. Ну, раз приглашают…

Стараясь не отрывать человека от работы, быстро объяснила ситуацию и попросила перенести индивидуальные занятия на вечер. Или, в крайнем случае, на выходные. Хотя последнее – не хотелось бы, отдыхать тоже необходимо.

Аль’Мортиц, убедившись, что я пришла вовсе не для того, чтобы отказаться от тренировок, и не потому, что мечтаю потискать с утреца подушку на пару часиков больше положенного, смилостивился и перенес экзекуции на вечер. И даже похвалил за то, что утро я собираюсь потратить на полеты. Тоже ведь тренировка. И чего я на него фырчала? Вполне адекватный мужик. А то, что ехидина редкостная, так и я немногим лучше. В конце концов, и у совершенства должны быть недостатки.

Пообедав, бессовестно набрала с собой еды: самодельных бутербродов, две банки с соком и пяток похожих на яблоки фруктов, подхватила амуницию и отправилась к себе. Что-то я сегодня подустала от очередей и гомонящей от возбуждения толпы малолеток. Да еще Нейрен к вечеру, скорее всего, освободится и будет жаждать общения. Не, на фиг такое счастье. Сегодня я ужинаю в своей комнате в гордом одиночестве. Разбираю вещи, готовлюсь к занятиям и сижу в виртале. И искренне надеюсь, что среди новоявленных кадетов не найдется смертника, решившего помешать моим планам!

Глава 9

Мирные студенческие будни

Сейчас начнется та стадия, когда нужно сосредоточиться и постараться не сдохнуть!

NN

Зеркало отразило худенького, невыспавшегося пацана в форменном серо-стальном комбезе, который выдавали здесь кадетам. Довольно удобная и функциональная одежда, но какая-то… невзрачная, что ли. Хотя цвет мне, как ни странно, шел, подчеркивая загар и ярко-зеленые глаза. Я задумчиво рассматривала свое отражение. Одиннадцатилетний голенастый мальчишка, уже приближающийся к порогу юношества. Густая шапка черных волос, уложенных в аккуратное каре, зеленые глаза, густые брови вразлет, высокие скулы и нетипично серьезный взгляд. Вполне симпатичный ребенок. Проблема в одном – это не я. Моя душа – женская, и в мальчишеском теле ей некомфортно. Вот только выбора пока нет – живу, в чем бог послал. Точнее, куда алтарь Отерр’нат переселил. Ладно, все еще изменится. Сейчас надо решить более важные вопросы, а потом, когда буду посвободнее, снова начну искать способ вернуть себе женское тело. Я по-прежнему хочу стать собой! А пока не стоит отвлекаться на несбыточные мечты. Лучше бросить все силы на учебу.

Мальчишка в зеркале еще раз вгляделся в свое отражение, нахмурился и кивнул.


Утром я приплясывала возле знакомого ангара, дожидаясь появления прочих членов местного «Летного клуба». Ну да, не утерпела, пришла пораньше. Было довольно прохладно, в кустах застряли клочья тумана, а солнце едва-едва поднималось над восточными горами. Вот только окружающей природой я любовалась не по собственному желанию. Просто вчера мне как-то и в голову не пришло, что на ночь учебные полигоны закрывают. И теперь я нарезала круги у входа, недовольно сбивая росу с травы и периодически оглядываясь. Все же стоит найти свод академических правил и как следует его проштудировать. Еще на Земле умные люди говорили, что законы надо внимательно изучать! Чтобы точно знать, что, когда и где нарушаешь. Ну и, соответственно, делать это незаметно.

Наконец со стороны корпусов появились Валин с Лираном. Пока Аль’Эйресс прикладывал браслет к небольшой темной пластине слева от двери и вводил какой-то пароль, отвратительно жизнерадостный Лиран решил скрасить себе утро моей компанией. Блин, у этого балагура, похоже, рот вообще не закрывается. Всего за несколько минут он успел выдать несколько местных сплетен и страшилок, пройтись по моему страстному желанию побыстрее самоубиться и образно описать наши прошлые гонки. А под конец, когда я, мученически вздохнув, пожаловалась окружающему миру на то, что вижу парня всего несколько минут, а он мне уже смертельно надоел, тот, хохотнув, порадовал сообщением, что они тоже по мне страшно соскучились. Особенно Валин. Который вчера вечером долго вспоминал одного мелкого гаденыша незлым тихим словом, вертясь перед зеркалом и пытаясь намазать регенератором здоровенный синяк в виде пятипалой загребущей лапы на безвинно пострадавшей части тела.

Не удержавшись, сделала невинные глазки и поинтересовалась, откуда у Лирана такие подробности про зеркало. Или он тоже, как сын адмирала Аль’Трайна, подглядывает за соседями в ванной?

Валин хмыкнул и смерил приятеля ехидным взглядом. Похоже, теперь и у него будет чем поддеть эту болтливую сороку. Но, увы, остановить поток красноречия не удалось. Бедные мои уши…

А самое обидное то, что в куче малоинтересной и ненужной информации о совершенно незнакомых людях, вываливаемой на мой туго соображающий с утра мозг, наверняка есть жемчужные зерна, которые очень пригодились бы для ориентации в местном «кто есть кто». Вот только для этого неплохо бы сначала академические табели о рангах выучить. А пока это просто бесполезная словесная шелуха, которая скорее раздражает и дезориентирует. А с зудящим рядом болтуном хочется сделать что-нибудь очень недоброе.

И еще скажите, что сами никогда не мечтали предать страшной и мучительной смерти некоторых излишне позитивных, говорливых и оптимистичных индивидуумов. Особенно если солнце только-только встало, вы не выспались, кофе в обозримом будущем даже не предвидится, а этот… нехороший человек все щебечет и щебечет что-то над ухом.

Видимо, что-то такое все же проявилось на моем лице, поскольку Лиран задумчиво хмыкнул, смерил меня заинтригованным взглядом и ласково предложил:

– Валин, а давай сначала ты с ним подуэлишься?

– Что, за пару минут умудрился даже это мелкое чудовище достать? – хохотнул «ярл».

– Я вообще-то ему расклад по Академии даю, а он не ценит! – возмутился Лиран.

– Спасибо, конечно! Вот только тебе в голову не пришло, что мне сначала осмотреться нужно, а уж потом разбираться в местных хитросплетениях? К тому же это надо додуматься с утра на меня все вываливать, когда я еще толком не проснулся. Вот мне сейчас с твоих разговоров помощи…

– К тому же, если уж быть справедливым, ты ему не расклад по Академии даешь, а сплетни пересказываешь, – съехидничал Валин, видимо, расстроенный образным и подробным описанием своей персоны возле зеркала. Ну да, я тоже подозреваю, что к вечеру эту историю будет знать последний первокурсник.

– Кстати, а вы на интерес летаете или на фанты? – полюбопытствовала я, проходя за Валином в помещение ангара.

– В смысле? – удивился тот.

– Ну, понятно, что хочется победить. И что денежных призов, как в «Крысиной Империи», тут не бывает. Но хоть какой-то профит у победителя есть? Ну, не знаю. Желание там какое-нибудь не сильно напряжное выполнить. Или вот… помолчать часок…

– Эй! Нахаленыш мелкий, что за наезды?! – возмущенно поперхнулся Лиран.

– А что, шикарная идея! – заинтересовался Валин. Ну да, небось решил, что это не худший вариант, чтобы заставить кое-кого не распространять истории о нашем знакомстве и его нудистских танцах в обнимку с тюбиком регенератора.

– Ну, я так понял, что первая дуэль между вами, да? А я полюбуюсь!

– И то верно, – оскалился «ярл».

– Предатель ты мелкий, – весьма правдоподобно всхлипнул Лиран. – Я к тебе со всем сердцем…

– А также с почками, печенью и прочим ливером… – флегматично продолжила я. – И с длинным языком, да.

Валин заржал. Лиран фыркнул. И на мгновение сквозь шутовскую маску проглянуло его настоящее лицо – сосредоточенное и серьезное. Что-то мне подсказывает, что этот парень может оказаться куда опаснее своего высокопоставленного приятеля. К слову, громкие жалобы на жизнь совершенно не мешали ему проверять шлем и устраиваться поудобнее в противоперегрузочном кресле, идеально имитирующем полетное, установленное в истребителях.

Ну и отлично! А у меня будет возможность понаблюдать за парой раздраконенных соперников, выигравших у меня прошлые дуэли. Очень полезное дело, между прочим! Ведь у каждого есть любимые приемы и выработанные стратегии на разные случаи. Вот и присмотрюсь. Вдруг что-то и поможет в будущем?

Два часа реального времени в вирте растягиваются на добрых полдня, так что и налеталась, и надуэлилась я всласть. К слову, на этот раз я обратила внимание на интересный момент – те полетные дуэли, что моделировал нам виртал Академии, имели куда более щадящий режим и разительно отличались от некоторых использованных нами полетных мнемов в худшую сторону. Хотя, правильнее сказать, они были… упрощенные, что ли. Обучающие. В принципе, логично – здесь все рассчитано на детей и подростков. Вот только мне-то этого мало! Впрочем, как я заметила, пара сегодняшних записей точно принадлежала самим студентам – уровень реалистичности и сложности там явно был рассчитан на взрослого опытного пилота. Похоже, что здесь не запрещено использовать личные наработки. Пожалуй, надо будет вечером найти время и перелить с портала несколько любимых тренировочных записей на кристаллы. Которые, кстати, еще надо где-то найти… магазинов-то на территории Академии нет! Остается только заказывать через сеть… или все же попытаться выбраться наружу? М-да, дилемма. Ладно, спрошу у Лариона. Или прямо сейчас у коллег-налетчиков поинтересоваться? Хотя… Не стоит обращать на себя внимание вопросами, ответы на которые, вполне возможно, знает каждый пятилетний карапуз. И так Лиран на меня как-то подозрительно косится. Ну вот, накаркала!

– Джен, – окликнул меня Аль’Вайр, которого я мысленно уже окрестила Шутом.

– Слушаю тебя, – вздохнула я, дождалась, пока парень меня нагонит, и, нахмурившись, предупредила: – Только давай без твоих забалтываний насмерть, а то я на завтрак опоздаю.

Блондин фыркнул, закатил глаза и схватился за грудь. Ну да, ну да, в самое сердце поразила. Я скептически выгнула бровь.

– Ну вот что ты за вредина такая? – печально вздохнул парень. – Стараешься тут, стараешься, а ты…

– А я – не ценю. Я есть хочу! Точнее, есть я хотел час назад, сейчас я хочу жрать! Так что давай без спектаклей. Чего надо? И желательно обсуждать это по пути в столовую…

– Чудовище! – резюмировал белобрысый артист, а потом резанул по мне каким-то совершенно другим – серьезным и настороженным взглядом. – А скажи-ка мне, ребенок, почему ты не поленился прийти на полчаса раньше назначенного времени?

– Хм-м… а что, это так странно? – удивилась я. – Ну, может, просто не знал, что этот тренировочный ангар закрывается на ночь, и хотел все рассмотреть…

– По-моему, кто-то совсем недавно хотел конкретного разговора без «забалтываний насмерть». Давай это будет действовать в обе стороны? – почему-то не поверил мне блондин. И зря, между прочим, поскольку мои слова действительно являлись правдой. Ну… частью правды. Небольшой. М-да. Не прошло…

– Знаешь, когда ты перестаешь кривляться, становишься жутким занудой, – вздохнула я. – Ну, допустим, я предположил, что вы с Валином приходите пораньше, чтобы потренироваться без мелких. Все же они, будем говорить честно, немного не дотягивают до вашего уровня.

– Вот как. И ты сделал этот вывод, пообщавшись с нами всего вечер и подуэлившись с каждым по разочку? – задумчиво отозвался Лиран.

– Ну, это же логично, – удивилась я.

– Логично… да. Для одиннадцатилетнего пацана, впервые попавшего в новую среду, перенервничавшего, только что сдавшего полтора десятка очень непростых экзаменов… Конечно, вполне логично просчитать поведение двух взрослых кадетов, с которыми он общался чуть больше часа…

Я пожала плечами. Для меня в этом не было ничего такого уж запредельного. Просто предположила и угадала. Не понимаю, почему Лиран из этого раздувает такую историю.

– Любопытный ты парень, Джен, – хмыкнул блондин, хлопнул меня по плечу и рванул догонять Валина, уже на бегу натягивая обратно свою шутовскую личину и что-то балаболя.

М-да. И это я любопытный! Кто бы говорил. Пожалуй, я была совершенно права, посчитав, что Шут – куда более опасный и внимательный тип, нежели тот же Валин. По крайней мере «ярлу» даже в голову не приходило задаваться такими вопросами. Вот только что же во мне так заинтересовало этого странного парня, что он даже перестал кривляться, ненадолго приспустив свою маску? То, что в свои одиннадцать я летаю немногим хуже восемнадцатилетних обалдуев? Ну так талант дело такое, встречаются и куда более удивительные случаи. Тем более я все же хэири, может, меня и затачивали под полеты. И этот разговор об экзаменах – это к чему? Нет, я уже поняла, что здесь не принято так нагружаться в первый год, но что сделано, то сделано. Это все же не повод так пристально ко мне присматриваться. Тогда что? Неужели дело в том, что я, в отличие от других, сразу поняла, что это его дружелюбие и балагурство именно маска? Хм-м… а не спалился ли ты, излишне внимательный мальчик Джен?

Ладно, посмотрим. Никто и не обещал, что будет просто.

Есть хотелось жутко. Но, памятуя, что ближайшие пару часов придется провести в компании Мортиры, я решила, что завтрак будет очень-очень легким. Почти незаметным. А вот запихнуть в небольшой плоский рюкзачок с учебными принадлежностями пару бутербродов, сок и местное яблоко, чтобы перекусить по пути на следующую пару, мне ничто не помешает. Вообще, те студенты, что учатся с помощью виртала, сумок не носили. Им хватало небольших поясных патронташей для мнемов. А вот студенты, которые постигают науки с помощью местных компьютеров, таскают на спине подобия рюкзачков – очень удобные, компактные, легкие и прочные. Я, когда ходила с Нейреном за покупками, приобрела себе такой – чтобы иметь возможность брать на занятия всякие «неучтенности». Мудро поступила – в первый же день пригодилось! Теперь после пары часов активного рукомашества и ногодрыжества можно будет перекусить. В конце концов, заедать стрессы – это древняя земная привычка. А то, что Мортира нам этот самый стресс обеспечит по полной программе, я даже не сомневалась.


Вот только добраться до тренировочного зала без приключений мне было не суждено. На самом деле не удалось даже от столовой отойти, как меня как-то подозрительно знакомо выцепили из толпы и прижали к стене. Мелкое, белобрысое, возмущенно пыхтящее… и опять тискающее меня на виду у всего коридора. Нейрен, похоже, на своих ошибках совершенно не учится!

– Шарт, скотина… ты мне соврал! Скрываешься, да? Тебя вчера на ужине не было! – возмущенно прошипел мне в ухо мальчишка, продолжая прижимать к стене. Ну, вообще-то да, скрываюсь. Вот только признаваться в этом совершенно не планирую!

– Знаешь, я начинаю подозревать, что ты действительно ко мне неровно дышишь, – не сдержавшись, недовольно повела ноющими плечами, с которых еще не сошли вчерашние синяки. – Как ни увидишь – пытаешься в каком-нибудь углу зажать!

– И не надейся, на этот раз грязный язык тебя не спасет! – отозвался гаденыш, плотно и как-то подозрительно профессионально фиксируя свою жертву. Похоже, я была права, он действительно очень неплохой рукопашник. По крайней мере, вырваться из такого захвата получилось бы только с помощью сиа-тен.

Выходящие из столовой студенты с откровенным интересом рассматривали нашу парочку, порою пряча ехидные ухмылочки, но вмешиваться в «душевный разговор» не пытались. Блин, опять будут сплетни…

– Нейрен, – вздохнула я, бросив вялые попытки вырваться из «объятий» и расслабившись. – Ты вообще в курсе, что у меня есть собственная компания?

– Ну… я собрал о тебе некоторую информацию, – малость опешил мальчишка. – А при чем здесь твоя компания?

– А подумать? – заломила я бровь. – Между прочим, у нас несколько дней связи с внешним миром не было. Тебе не приходило в голову, что у меня вчера вечером могли быть более важные дела, нежели ужин и приятная беседа? Например, проверить отчеты и посмотреть, что произошло за почти декаду моего внепланового отсутствия? Мне, между прочим, перед экзаменами никто не сказал, что нам сеть отрежут.

– О… так вот почему ты такой странный был, когда мы за покупками ходили, – сделал «правильные» выводы сын адмирала. И даже чуток ослабил захват. Пояснять ему, что он ошибается, и рассказывать печальную историю своей жизни не было ни малейшего желания.

На самом деле никакие отчеты я, естественно не проверяла. Поскольку еще на заре создания «Крысиной Империи» Пэйн навел там просто идеальный порядок. Так что с моей стороны достаточно было минимальных усилий для его поддержания. Но для тех, кому эти тонкости неведомы, объяснение было просто идеальным.

– Может, слезешь с меня наконец? – вежливо намекнула я. – Мне еще до тренировочного зала надо добраться до начала пары.

– А что, самостоятельно освободиться не можешь? – съехидничала «принцесса Нея».

– Могу, но ты же сам вчера ныл, что не хочешь снова в «воскрешалку», – честно пояснила я.

– Гад ты, Шарт! Ладно, пока свободен, но вечером с тебя обещанный разговор, – отстранился мальчишка. – И на этот раз – никаких отговорок!

– Свидание, «принцесса»? – мило улыбнулась я, невольно потирая вновь пострадавшие плечи, потом осторожно завела руку за спину и сосредоточенно ощупала рюкзачок. Подозреваю, что вместо бутербродов там теперь каша… с яблоками. Но с голодухи и не такое стрескаешь. Лишь бы банка с соком не лопнула!

Ну… вроде ничего не течет. Ладно, на этот раз Нейрену повезло – освещать свой первый урок свежеполученным фонарем пацану не придется. Хотя, если бы сок все же пролился, вряд ли я бы удержалась!

– Ты однажды доболтаешься! – хмуро предупредил белобрысый. – Пошли уже к мастеру Аль’Мортицу. У меня тоже рукопашка…

– Тогда не фиг лапать меня при каждой встрече. Мог бы просто подойти и нормально поговорить. Я вроде от тебя с воплями пока не убегаю, – буркнула я и уточнила: – Знаешь, где я живу?

– А это еще зачем? – подозрительно прищурился гаденыш. Интересно, у него евреев в роду случайно не было? Говорят, что они обожают вопросом на вопрос отвечать.

– Затем, что у меня весь день забит занятиями, да еще после ужина будут дополнительные часы у Мортиры. В смысле у мастера Аль’Мортица. Так что освобожусь примерно к отбою. Хочешь пообщаться – приходи ко мне. Я тебя вылавливать по всей Академии не собираюсь. Не хочешь попасться после отбоя – жди до выходных. У меня расписание загружено не чета остальным. Сам же видел, сколько экзаменов я сдал и на сколько предметов записался.

– Издеваешься? – насупился мой собеседник.

– На, сам смотри, если не веришь, – вздохнув, вывела над браслетом полупрозрачный экран с расписанием и сунула его под нос мальчишке. С утра я уже добавила туда часы с «Летным клубом» и вечерние занятия с Мортирой. Так что список и впрямь впечатлял. Если верить расписанию, то в местных тридцатичасовых сутках свободными у меня оставались всего семь часов. Только-только выспаться и прийти в себя, а ведь еще необходимо выделить время, чтобы хоть одним глазом просмотреть местные законы, правила Академии и личные файлы сокурсников. И оставить хоть немного на форс-мажоры вроде домашних заданий. Прелесть, да?

На самом деле все было не так страшно. Любая пара здесь состояла из часа теории и часа практики. И если слушать теорию внимательно и не тупить, то практическое занятие не займет много времени. И, к слову, не добавит «домашнего задания», поскольку его дают только тем, кто не осилил практическую работу на паре. В целом раньше закончил – раньше ушел. Получив зачет по предмету, можно спокойно покинуть аудиторию и до следующей пары заниматься своими делами. Например, сделать домашку по другой дисциплине, по которой отстаешь, посидеть в вирте или подремать полчасика. Также радуют завтраки, обеды и ужины, на которые предусмотрительная администрация Академии заложила по два часа. В общем, если подходить к делу с умом, то все не так уж и ужасно. График вполне терпимый.

Сначала, когда Ларион рассказывал мне о праве столь свободно перемещаться по учебным корпусам во время занятий, это несколько напрягало и настораживало. А потом я пораскинула мозгами и поняла, почему это было сделано. Просто часть студентов учится с помощью мнемов и успевает запоминать больший объем информации в меньшие сроки. Но и нагрузка получается соответственная. Вот для того, чтобы у них было немного времени на отдых, и разрешили эти, нелогичные с первого взгляда, послабления. Которыми я собираюсь бессовестно пользоваться!

– Эй, Чудовище мелкое, завтра на тренировку пораньше придешь? – окликнул меня веселый знакомый голос. «Чудовище»? Похоже, у меня таки новая кличка. Ну, все лучше, чем «Нахаленыш», если и сократят, то до «Чуда», а с этим я, в принципе, согласна.

– Приду, конечно, – ухмыльнулась я Лирану. – Надо же кому-то гонять вас, лентяев! А то скоро жирком заплывете…

Нейрен настороженно смерил взглядом улыбчивого взрослого парня с длинной светлой косой, с которым я, оказывается, занимаюсь какими-то тренировками, и вперил в меня возмущенно-вопросительный взгляд.

– А это твой друг? – непосредственно осведомился Шут, расплываясь в плутовской улыбке.

Мы с «принцессой Неей» враз шарахнулись в стороны, одновременно выдав:

– Нет!..

– Спятил?..

– Хм-м… в паре летать не пробовали? Редко видел такую поразительную синхронность движений! – невинно улыбнулся Лиран. Вот же вредина! Отлично же знает, и кто такой Нейрен, и какие у нас с ним отношения. Хотя… Неужели он по какой-то пока непонятной мне причине решил присмотреться к белобрысому гаденышу? Ведь явно сделал крюк, чтобы подойти к нам с совершенно пустяковым вопросом. Вот только с чего бы его заинтересовал очередной малолетний нахаленыш? Или правильнее сказать – малолетний сын адмирала? Как любопытно…

Заметив мои прищуренные глаза, Шут подмигнул, развернулся и, весело насвистывая какой-то заводной мотивчик, отправился к ближайшему учебному корпусу. Длинная тугая золотистая коса, конец которой был убран в странное украшение-подвеску из темного металла, больше всего похожее на наконечник копья, при каждом шаге хлопала его по обтянутой серым форменным комбезом заднице. Украшение? Или… можете счесть меня параноиком, но куда больше это походило на оружие! Но так явно его демонстрировать… И, кстати, утром, на полетах, его волосы были стянуты в простой и несколько небрежный низкий хвост. И неясно, является ли это чем-то обыденным или же некой говорящей тонкостью, непонятной непосвященным. Нет, это уже паранойя какая-то…

Но все же… что это сейчас такое было?

– Знаешь его?

– Не так, чтобы близко, – призналась я. – Этот парень – один из членов «Летного клуба», о котором я тебе рассказывал. Лиран Аль’Вайр.

– Аль’Вайр значит… – задумчиво отозвался Нейрен, словно забыв, что я стою рядом. – Похоже, старший сын мятежного адмирала Аль’Вайра. Или средний? Любопытно…

– Мятежник? – удивилась я. – Это ты о чем?

– Неважно, забудь, – отрезал мальчишка, словно очнувшись. – Идем, мы опаздываем!

Хм-м… и впрямь любопытно. Надо будет попросить «дедушку» Фабера прислать информацию по моим новым клубным знакомым. Что-то тут странное творится. Не хватало только вляпаться всеми лапами в местную политику! Утопят как кутенка и не заметят…

Глава 10

Пропавший день и вечер в приятной компании

Моя сексуальная фантазия на выходные: выспаться во всех позах!

NN

Мортира подарил новоявленным кадетам улыбку сытой акулы и тут же разделил нас на парочки, сообразуясь с какими-то своими резонами. Я довольно предсказуемо осталась в гордом одиночестве перед лучащимся довольством преподом. Ну да, любимая игрушка. Пока не разберет по винтику – не успокоится. Еще раз облизнув меня взглядом, мастер с явной неохотой обернулся к остальным и потребовал начать разминку.

Не поняла? А я так и буду гордо и одиноко торчать в центре зала, как прыщ на носу?

– А ты – на силовые тренажеры. И чтоб я тебя в спарринге, пока не разрешу, ни с кем не видел! Мне тут калеки и неопознанные тела не нужны! – наконец снизошел до меня препод. И даже соизволил дать развернутое пояснение: – Отрабатывать общую программу будешь со мной в свободное время. К сожалению, сейчас толком с тобой позаниматься не получится – это стадо обезьян требует постоянного наблюдения. Стоит отвернуться – и отсюда потащат пострадавших в медблок. А у меня нет ни малейшего желания с утра пораньше заниматься переноской трупов. Позже позанимаемся, а сейчас вали на тренажеры и не вздумай филонить!

С одной стороны, логично, не поспоришь. Но с другой – тупо терять два часа, качая пресс… Хотя почему тупо? Конечно, дело это монотонное и довольно скучное, но определенно полезное. Значит, будем считать, что по утрам у меня качалка, у остальных спарринг, а нагоняю я их в индивидуальных тренировках с преподом по вечерам. И не надо коситься на меня с таким интересом, это ж не я придумала. Все вопросы – к Мортире.

Впрочем, долго любоваться на мои потуги разобраться с местными тренажерами, мирно стоящими у стены, у сокурсников не получилось. Мастер Аль’Мортиц быстро нашел для любопытствующих и дело, и доброе слово. Так что уже спустя пару минут было слышно только тяжелое дыхание, хэканье, глухие хлопки ударов и «ласковые» подбадривающие комментарии преподавателя. А я, наконец разобравшись с шайтан-машиной, начала выставлять настройки под свой цыплячий вес. А то тут до меня явно какой-то Терминатор качался – цифры на панели высвечивались какие-то совсем уж запредельные.


Минут за десять до окончания занятия Мортира остановил спарринги, обласкал моих сокурсников беременными медузами, порадовал их сообщением, что столетний паралитик справится с этим стадом обезьян, не сильно напрягаясь, и рассказал, что постарается, чтобы к концу года лентяи и лоботрясы сумели отбиться хотя бы от пары варрейских крыс. Или, на худой конец, удрать от них. Но второй вариант – это для умных, а он тут таких пока не наблюдает.

В общем, парой добрых слов поднял моральный дух учеников на небывалую высоту, да.

Я, внимая проникновенным речам мастера вместе со всей группой, отпустила рычаги качалки и осторожно повела плечами. Блин, чую, завтра у меня будут болеть даже те мышцы, о существовании которых я и не подозревала! Может, все же стоило чуток схитрить и уменьшить нагрузку? Ну, хоть в первый день?..


Привычно забравшись с ногами на подоконник возле закрытой пока аудитории и прислонившись к едва слышно гудящему силовому полю, заменяющему стекло в окнах, я аккуратно выковыривала из рюкзака раскрошившиеся бутерброды и под возмущенно-завистливыми взглядами сокурсников с нескрываемым наслаждением их поедала. Сказала бы – пожирала, но остатки хороших манер все же не позволяли мне мнямкать, блаженно закатывать глаза и облизывать пальцы. Хотя очень хотелось. Даже не думала, что после пары часов занятий на тренажерах так оголодаю. Завтра надо будет взять не два, а хотя бы четыре бутера! Я же растущий организм! А с такими нагрузками спасательный круг на талии мне точно не грозит.

К слову, возмущенными были взоры студентов, у которых проходила с утра другая пара – не рукопашка, а завистливыми… ну, вы поняли. Им, кстати, тоже вполне хватало манер, чтобы сглатывать слюнки не слишком громко, не кружить над душой, словно стая стервятников, и не пытаться отобрать у ребенка единственную радость. Нейрен сверлил меня негодующим взглядом от противоположной стены, но я решила царственно его игнорировать. Тем более у мальчишки есть подобающая ему компания – те двое пацанов, с которыми он тусовался у ворот. В данный момент они как раз возбужденно о чем-то гомонили, пытаясь втянуть приятеля в обсуждение. Вот и слушал бы, а не пялился как баран на вкушающего поздний завтрак постороннего парня.

Вообще народу тут собралось довольно много, поскольку сейчас согласно расписанию был обязательный для всех «базовый» предмет. Рукопашный бой, полеты и прочие откровенно «воинственные» направления выбрали далеко не все. Часть абитуриентов пошли на экономические, юридические и всякие управленческие дисциплины, так что совпадали мы только на общих парах. Сейчас, например, когда собрался весь первый курс, можно было воочию узреть, насколько сократилась толпа абитуриентов после сданных экзаменов. А сократилась она, если мне не изменяет память, более чем вдвое! Возле аудитории топталось едва ли три десятка кадетов и студентов Академии. И это – хэири! Похоже, обычным людям здесь и правда ловить нечего.

Кадетов и студентов Академии я разделила совершенно сознательно. Их, кстати, и внешне можно было отличить, если, конечно, не страдаете дальтонизмом. Кадеты были в уже привычных серых форменных комбезах, а студенты, выбравшие «мирные» профессии, – в темно-оливковых. Все же обучали здесь не только военных, но и политиков, финансистов и прочую управленческую элиту Таурина. Ну и изредка залетных редких птиц вроде меня. И, если судить по Мортире, обучали настоящие профессионалы своего дела. М-да, ну и цена соответствовала.

Но в целом все не слишком весело. Я-то надеялась тут тихо пересидеть, дожидаясь Дарена, а вместо этого явно влипла в какие-то местные интриги. Сначала привлекла к себе совершенно ненужное внимание историей с адмиральским сыном, нетипичной внешностью и ошеломительной наглостью, затем удивила длинным перечнем отлично сданных экзаменов, а потом и вовсе оказалась в одном довольно-таки закрытом «клубе», в теплой компании с наследником губернатора Таурина и сыном какого-то мятежного адмирала. Угу, пересидела, в общем. Тихо и незаметно. К тому же есть у меня некоторые неоформленные пока толком сомнения насчет папаши «принцессы Неи». Вряд ли он прискакал сюда только для того, чтобы сделать а-та-та плохому мальчику, обидевшему кровиночку. Не удивлюсь, если он, отлично зная уровень своего сына, с ходу оценил летный потенциал его соперника и решил прибрать к рукам бесхозного приблуду, пока кто-нибудь другой не подсуетился. А что? Надавить авторитетом, расписать, какие катастрофические последствия ждут ребенка после его стр-р-рашных и ужасных «преступлений», подписать под это дело пару бумажек и милостиво взять на себя урегулирование проблем. Благодетель, мать его, пробирку!

Ага, собирался победить кавалерийским наскоком, а нарвался на меня, бедняга. Встречи с таким нахальным и циничным малолеткой он точно не ожидал. Вот и опешил малость. И, кстати, я вовсе не уверена, что он от меня отстал окончательно. Если ему по каким-то причинам необходимы хорошие пилоты, то, вполне возможно, мы еще вернемся к этому разговору. Позднее. Сейчас ко мне присмотрятся, соберут досье, оценят, прикинут, на что можно подцепить, и пригласят на очередную беседу. Это всего лишь догадки, не спорю. Но не похож адмирал на тех, кто отступает после первого поражения.

Вот только теперь меня мучает вопрос: он просто так желает прибарахлиться хорошим военным пилотом или нас в ближайшем будущем ждет очередной передел власти на уровне мировых альянсов? Хороший вопрос, да? А если добавить к этому, что Нейрен какого-то мятежного адмирала поминал… В общем, терзают меня смутные подозрения, не попала ли я из огня да в полымя?

Черт, для анализа информации маловато! Но, пожалуй, стоит намекнуть о моих размышлениях «дедуле» Фаберу. Если я права, то и его, и Яксена это может коснуться напрямую. И с Ташем, кстати, тоже стоит поговорить – тарианин же как раз в дипкорпусе стажируется. Есть шанс, что он в курсе последних политических веяний. А еще попытаюсь зажать где-нибудь в темном углу «весельчака» Лирана и расспрошу о мятежном папаше-адмирале. Вполне вероятно, что хоть это прояснит картину.

Или, может, я зря параною? А то накручу себя сейчас до состояния нервного тика на оба глаза, начну передвигаться по территории Академии по-пластунски и ставить растяжки в туалете… а в итоге окажется, что все эти умопостроения яйца выеденного не стоят.

Ну, не могу же я постоянно вляпываться в неприятности?

Или… могу?


День пролетел быстро и незаметно. Собственно, отвлечься от своих тревожных размышлений пришлось только на дополнительных часах занятий с Мортирой. Хорошо, что я всегда таскала в браслете мнемы, подаренные мастером Аль’Ролоном. Меня и похитили с ними. Правда, похитители в них ничего не поняли, как, впрочем, и сам Мортира. Для тех, кто не умеет видеть, там всего лишь экзотичные тренировочные бои, больше похожие на танцы – неконтактные, с красивыми плавными и текучими движениями. И на первый взгляд совершенно неопасные.

После пришлось показать, чему я научилась. И провести спарринг с использованием сиа-тен. И еще один. И еще…

В результате через три часа после начала занятий я просто легла на маты, раскинула руки и предложила мастеру Аль’Мортицу милостиво меня добить, поскольку сил не осталось даже на то, чтобы уползти от этого изверга. Мортира похмыкал, посетовал на дохлую молодежь, но все же вынужден был выпустить новую игрушку из загребущих лап. До следующего вечера. И судя по предвкушению в глазах, завтра придется ничуть не легче.

Из последних сил плетясь к своему общежитию, вынужденно констатировала, что закладывать на рукопашку два часа было с моей стороны непростительным легкомыслием. Пожалуй, правильнее будет рассчитывать на три-четыре часа полноценных истязаний.

Ну, на пользу же…

Теперь бы еще себя в этом убедить!


– А, Джен, пришел? – весело окликнул меня Ларион, выглядывая из своей комнаты. – Опа… А ты чего такой замученный?

– Я от Аль’Мортица, с дополнительных занятий, – пожаловалась я. – Этот изверг меня со свету сживет! Три часа персонального ада! Устал, как будто с Грайна до Корен-Та корабль всю дорогу вручную толкал.

– А-а… а тебя тут… это…

– Давай потом, ладно? Я сейчас душ приму, и поговорим. Весь вечер о нем мечтал! – умоляюще простонала, быстро разуваясь и расстегивая комбез прямо в гостиной. Стаскивала я его уже в дверях своей спальни. Ну а что? Лариону на мои обнаженные прелести абсолютно фиолетово – он сам по утрам, как выяснилось, голышом ходит. Впрочем, после Ненеи странно было бы, если б он, аки нежная дева, падал в обморок при виде чужой обнаженной лодыжки. В общем, пообщавшись с соседом, я в первый же день нашего совместного проживания с удовольствием плюнула на условности. В конце концов, согласно легенде, я вроде как тоже клон, поэтому было бы странно вести себя иначе.

Небрежно скомкав, не глядя швырнула в сторону постели комбез, сдернула с полки полотенце, развернулась… и замерла на выходе, услышав с постели какой-то возмущенный сдавленный писк. Не поняла?

Знакомо округлившиеся синие глазищи, растрепанная светлая шевелюра, покрасневшие щеки и лениво разворачивающийся «стекающий» на колени гостя грязный комбез. Прелесть какая…

– Ларион, так что ты там про «тут» говорил? – мрачно уточнила я.

– А-а… там тебя в спальне гость дожидается, – ехидно пропел мой друг, насмешливо глядя на обвивающее мои тощие бедра полотенце. Ну да, историю про соблазнение адмиральского сынули он, помнится, еще в первый вечер нашего знакомства прослушал в подробностях, после чего долго ржал. И сейчас развлекается вовсю, зараза белобрысая! Я бросила на лыбящегося соседа хмурый взгляд. Нет, Ларион, конечно, парень хороший… но поражаюсь, как его за такое чувство юмора еще в инкубаторе не придушили?

Я вздохнула:

– Нейрен… Ну что ты на меня такими глазами уставился? Вроде не первый раз уже любуешься?

– Но… ты же сам сказал… вечером… – проблеял мальчишка, трогательно прижимая к груди грязный форменный комбез, словно надеясь, что тот защитит его от ужасного хозяина-извращенца в моем лице.

– Ну, сказал, – снова вздохнула я. – Только ты ведь не подтвердил, что придешь. Ладно, я сейчас в душ, а ты посиди… где сидишь. Вернусь – поговорим. Я недолго. И это… комбез на пол, что ли, брось, что ты в него вцепился как в мамкину сиську?

– Э-э… а… – куртуазно отозвался мой посетитель, стремительно покрываясь неровными красными пятнами. Ларион в гостиной мерзко хихикал. Вот же гадюка!

Текущая вода смывала негатив и усталость, а я, расслабленно стоя под душем, размышляла о прошедшем дне и неожиданном визитере. Нет, «принцесса Нея» просто уникум какой-то, со своим умением попадать в неловкие ситуации. Не то чтобы я стеснялась своей голой попы – что там нового-то можно увидеть? Но все равно как-то неудобно. Да еще опять Аль’Трайну «приятный» нежданчик в виде стриптиза в моем исполнении достался. Начать с него плату, что ли, брать? Смех смехом, но невезучему пацану я, похоже, опять буду являться в кошмарах с неприличными предложениями. Поломаю бедолаге нежную детскую психику.

С другой стороны – сам виноват! Все нормальные гости дожидаются хозяев в гостиной, а не шарятся по спальням. Небось любопытство заело… Вот пусть теперь и не жалуется! Я сегодня слишком устала для реверансов и расшаркиваний, начнет возмущаться – выскажу все, что думаю.


Высказывать ничего не пришлось – краснеющий мальчишка с независимым видом сидел в гостиной, а мой комбез, к слову, аккуратно сложенный и подключенный к зарядке, мирно лежал в спальне. Хм-м… ну надо же, какой хозяйственный!

Бросив полотенце на пол, порылась на полке с одеждой и быстро натянула на влажное тело футболку с шортами. Потом, чуть подумав, вытащила из пакета на подоконнике горсть вкусняшек, вернулась в гостиную и, дабы успокоить совесть и невезучего Нейрена, щедро предложила тому целую одну конфету с ореховой начинкой. Между прочим, от сердца оторвала! Это я к тому, что мог бы вежливо отказаться. Он-то после ужина балду пинал, а я после тесного общения с Мортирой опять жрать хочу, как не в себе. Придется и на вечерней трапезе запасать продовольствие и грузить рюкзачок бутербродами. Слава богу, количество набранного и съеденного там никто не контролирует. А то на одних конфетах при такой нагрузке быстро лапы протянешь.

Теперь бы еще гостя вежливо выпроводить. Причем действительно вежливо. Все же мальчишка, несмотря на не самое лучшее начало нашего знакомства, не стал качать права, пришел, когда сказали, и даже после «жаркой встречи» не только молча вымелся из спальни, но и заботливо подключил мне комбез на зарядку. Вот этого, честно, не ожидала. В общем, резюмируем: воспитанию поддается. Глядишь, и правда подружимся со временем.

А то, что примчался в тот же вечер… Ну, скажем честно, я тоже терпеть не могу, когда из меня пытаются сделать шампиньон. Ну, это тот гриб, который выращивают в темноте и «кормят» навозом. Понятно, что ответы на свои вопросы он хочет получить как можно скорее. И то, что я, не подумав, позвала его в гости в первый день учебы, моя ошибка. Теперь устала – не устала, будь добра выполнить обещанное.

Раздраженно шикнув на Лариона, решившего поразвлечься за наш счет и с подозрительно проказливым выражением на плутовской мордахе отирающегося неподалеку от моего гостюшки, уселась рядом с «принцессой» на диванчике, высыпала между нами остатки конфет и задумалась, как бы начать разговор, чтобы он не перерос в очередной скандал и выяснение отношений.

Вздохнув, взлохматила подсыхающие после душа волосы, взяла конфетину, убедилась, что Ларион ушел к себе и включил силовое поле на двери, дав нам иллюзию приватности, и предложила:

– Давай ты будешь задавать вопросы? Мне так легче сориентироваться. Сам понимаешь, чем быстрее разберемся, тем быстрее пойдешь к себе. Вряд ли тебе охота ночевать у меня.

Ну да, лучше пусть вопросы задает. В конце концов, старое правило «чтобы правильно задать вопрос – надо знать хотя бы половину ответа» еще никто не отменял.

Нейрен нахмурился.

– Шарт, у тебя вся декада такая загруженная?

– Кроме выходных, – пожала я плечами, засовывая в рот шоколадную конфетину и прижмуриваясь от удовольствия. Ну, может, это и не детище какао-бобов, но по вкусу – самый натуральный молочный шоколад. Мрр-мням! Блаженство!

– Тогда как ты собираешься со мной тренироваться и дуэлиться?

– В выходные и собираюсь, – легко отозвалась я. – В будни у меня просто времени на это не будет. Если не веришь, могу расписание показать…

– Верю. Вот только не понимаю, почему из всего потока мастер Аль’Мортиц выбрал именно тебя для индивидуальных занятий, – недовольно дернулся мальчишка.

– Потому что тогда на тренировке я сказал тебе чистую правду. Меня действительно не учили спаррингам в вашем «спортивном» понимании этого слова. Меня учили убивать, защищая свою жизнь. И я еще не настолько хорош, чтобы суметь вовремя остановиться. Вот мастер и будет разбираться с данной проблемой персонально. К тому же ему интересен мой стиль боя сам по себе. Вот и получается в итоге – к остальным кадетам он такую «бомбу» подпускать не рискует, а отвлекаться на мое обучение во время общих тренировок, сам понимаешь, чревато. Остальных-то тоже без присмотра не оставишь. Так что мы договорились на вечерние занятия. Вот только я не ожидал, что они будут настолько… интенсивными.

Ну вот, я просто умница! В моих словах – ни капли обмана, и при этом о сиа-тен нет ни единого упоминания. Скоро смогу баллотироваться от какой-нибудь черной дыры в местные президенты. А что? Недоговаривать и выкручиваться уже научилась, как настоящий профессиональный политик.

– Так… понятно. Скажи, Шарт, а ты вообще… кто?

Я аж конфетиной поперхнулась от такого вопроса. И смотрит так серьезно, что хохмить как-то даже неловко.

– Ну и вопросики у тебя… Может, конкретизируешь? А то я даже не знаю, что и ответить!

«Принцесса Нея» странно хмыкнул, пользуясь моим шоковым состоянием, нагло вытянул из кучи сладостей еще одну конфету и прочавкал:

– Ты – штранный. И непрафильный какой-то…

– Ага, так пояснил, что прям сразу все понятно стало, – возмущенно прошипела я, подгребая поближе к себе доверчиво рассыпанные по дивану сладости. Гаденыш! И ведь хватает же наглости пользоваться ситуацией и объедать голодного сироту! А у самого, между прочим, папа-адмирал, который может сюда целый вагон с шоколадками пригнать, только попроси.

– У тебя реакции неправильные, – снизошел до пояснения Нейрен, задумчиво проследив взглядом за уплывшими в недосягаемость конфетами. – Мне ведь курс психологии читали. Ты ведешь себя… нестандартно.

– Да мне как-то на ваши стандарты и на вашу психологию плевать с высокой горы, – пожала я плечами, расслабленно откидываясь на спинку дивана. Сладости как-то резко перестали меня волновать. Впрочем, на них никто более и не покушался. И пусть внешне я выглядела спокойной и даже равнодушной, но на самом деле ничего подобного не испытывала. Тема, на которую свернул наш разговор, мне категорически не нравилась. – И вообще, гении, к твоему сведению, под обобщенные классификации не подпадают.

– Угу… и психи тоже…

– Одно другому не мешает, – дружелюбно оскалилась я.

– Гад ты, Шарт, – разочарованно вздохнул белобрысый дознаватель, уяснив, что на провокационные вопросы интервьюируемый отвечать не собирается.

– Будешь ругаться – выгоню, – флегматично откликнулась я, борясь с желанием свернуться клубочком на диване, уютно устроить голову на коленях у гостя и заснуть. – Давай уже закругляйся со своим любительским допросом, а то спать хочется…

– У меня еще много вопросов! – злорадно сообщил сын адмирала.

– Значит, выбери самые важные, а остальные потерпят до выходных, – отрезала я. Тетешкаешься тут с ним, как с любимым племянником, так того мало – пытается и вовсе на шею сесть! Вот как с таким нормально общаться?

Мальчишка смерил меня недовольным взглядом, но смолчал. Видимо, смотрелась я действительно устало и потрепанно. Ну, так и денек был, прямо скажем, аховый.

– Расскажи про «Летный клуб»!

– Да нечего пока рассказывать. Лирана ты видел, кроме него там рулит сын местного губернатора – Валин Аль’Эйресс, между нами, тот еще высокомерный засранец… вроде тебя. Летают оба, скажу честно, очень и очень неплохо. Меня, по крайней мере, уделывают без особых проблем. Еще трое членов клуба – не аристо, так что вряд ли чем тебя заинтересуют. Да и уровень подготовки у них послабее будет… где-то наравне со мной или чуть ниже.

– Это послабее! – невольно вырвалось у мальчишки.

– Нейрен, поверь, есть пилоты, до которых этим уникумам – как пешком до центра галактики! Например, мой учитель, Дирк Корс. К сожалению, недавно погибший. Мы, кстати, по его мнему на экзамене летали.

– Твой учитель, значит…

– Ага. Если это все срочные вопросы…

– Не все, но я тебя понял, – хмуро кивнул блондин. – Я согласен на совместные тренировки и на, как ты выражаешься, «временное перемирие». Только прекрати называть меня принцессой – бесит!

– Хм-м…

– И давай без других кличек! – торопливо перебил меня сын адмирала, каким-то неведомым чутьем определив, что я сосредоточенно размышляю о новом прозвище, мучительно выбирая между «гаденышем» и «засранцем». – Зови просто по имени!

– Не хочу… Нейрен – это очень длинно, а я для такого слишком ленивый!

– Тогда зови по фамилии – Трайном, – скрипнув зубами, предложил мальчишка.

– Хм-м…

Ну, можно было бы, конечно, еще поиздеваться над пацаном, но раз уж решила переводить отношения на мирные рельсы, придется идти на уступки. Хотя жаль, он при слове «принцесса» так забавно злился – пыхтел и щетинил колючки, словно возмущенный ежик.

– Ладно, Трайн, так Трайн. Договорились!

– И никаких принцесс? – настороженно уточнил мой гость.

– Только если доведешь, – предупредила я.

– Согласен!

– Ну, раз согласен, то вали к себе, я спать хочу, – сбила радостный пафос я, зевая во всю пасть, словно старый крокодил. –   Эй, Трайн, – окликнула я мальчишку уже у самого выхода. – Если надумаешь со мной тренироваться, то в выходные надевай комбез. Тогда сразу после завтрака и начнем. Насчет места я договорюсь.

– Это ты мне так вежливо намекаешь, чтобы в течение учебной декады я держался подальше?

– Ну и это тоже. Не обижайся, но времени на политесы у меня не будет, а рявкнуть могу. Поссоримся же, и все достигнутые договоренности к демонам пойдут. Оно тебе надо?

– Все-таки ты странный. Но я тебя понял, не дурак, – хмыкнул пацан и бесшумно выскользнул за дверь. Ему еще предстоял захватывающий квест по возвращению в свои покои. Отбой-то был добрый час назад. Впрочем, это уже его проблемы.

Ну а меня манила теплая мягкая постелька. Спа-ать…

Словно зомби, я добрела до кровати, теряя по пути предметы туалета, и с блаженным вздохом завалилась дрыхнуть.

Хорошо-то как!

Глава 11

Прилежный студент, умница и красавец

Мне просто необходим еще один день!

Между субботой и воскресеньем…

NN

Выходные наступили совершенно неожиданно. Я только-только втянулась в график занятий и привыкла к издевательствам и садистским экспериментам Мортиры, начинающимся с вполне невинной фразы «а что если попробовать…». Едва смирилась с постоянной ноющей болью в мышцах по утрам, с ехидными комментариями Лариона и ежеутренней «смертью» на полетах, как вдруг как-то неожиданно учебная декада закончилась и пришли они – долгожданные выходные. Я даже на полетную тренировку забила, чтобы, наконец, нормально и полноценно выспаться. Целых десять часов непрерывного счастья!

Честно говоря, собиралась и завтрак продрыхнуть, но браслет противным попискиванием напомнил о назначенном «принцессе» свидании. Боюсь, что если я снова продинамлю Нейрена и забью на встречу, то ни о каких хороших или хотя бы нейтральных отношениях с ним в дальнейшем можно и не мечтать. Пацан он неглупый, но довольно мстительный. И повторного игнорирования своей персоны не простит. Тем более что сам мальчишка честно выполнял нашу договоренность и в прошедшие дни ко мне с вопросами не лез.

Приняв душ и облачившись в комбез, убедилась, что черный кристалл – пропуск на летный полигон – вщелкнут в браслет, и бесшумно покинула покои. Ларион, судя по сиянию силового поля на входе в спальню, решил забить на завтрак и выспаться впрок. Поскольку выкладывался он на занятиях едва ли не больше меня, постаралась уйти тихо и не разбудить мальчишку. С учетом того, что, следуя моему дурному примеру, сосед обзавелся хомячьими привычками и начал делать продуктовые нычки, набирая бутербродов и вкусняшек во время трапез в столовой, помереть с голоду ему не грозило. Я на всякий случай еще и свои вчерашние запасы в гостиной выложила. Мало ли, вдруг пригодится?

Нейрен уже приплясывал возле дверей столовой, высматривая меня на подходе. Судя по нетерпению мальчишки, мысль о том, что игнора он бы не простил, была абсолютно правильной. Дальше последовал один из самых неприятных завтраков в моей жизни. Ну а кому понравится, когда напротив сидит некто, нетерпеливо ерзающий, и каждую съеденную ложку провожает таким взглядом, словно ты ее мимо рта голодающего африканца пронес и сам слопал. Чудо, что не подавилась.

Правда, под моим ответным ласковым взором комментировать и поторапливать меня белобрысая гадость очень быстро прекратила, но аппетит и настроение подпортила от души. Что-то мне подсказывает – сегодня у одного излишне егозящего любителя полетов будет крайне тяжелая, нервная и поучительная тренировка с высокой смертностью. А я с собой мудро наберу бутербродиков. Стресс заедать. Чужой.


Весь негатив испарился, стоило мне только зайти в темный гулкий ангар и окинуть взглядом пару рядов противоперегрузочных кресел. Раньше я считала их идеальной имитацией полетных, пока не выяснила, что их действительно сняли со списанных старых кораблей. Они настоящие.

Этими подробностями поделился Валин, снизошедший до общения со мной на третий день наших полетов, когда я таки умудрилась его перелетать. Кажется, мысль о том, что у него появился еще один полноценный спарринг-партнер, примирила сына губернатора даже с моим мерзким, по его определению, характером.

А мне, скажу честно, было абсолютно все равно, с кем летать, лишь бы летать. Нет, я не была гением, рожденным в небе, как Дирк Корс, но полеты полюбила всей душой. Видеть за тонкой прозрачной пленкой силового поля безбрежный космос, чувствовать сумасшедший азарт гонки… это надо испытать, чтобы понять. Объяснить эти чувства невозможно, люди пока просто не придумали таких слов. Экстаз, эйфория, оргазм, зашкаливающий адреналин… все это казалось слишком мелким, не описывающим даже толики ощущений от сумасшедших скоростей, от дуэли со смертельно опасным, умным и жестоким противником.

Может, я все же сошла с ума? Давно… Еще в то время, когда меня-Женю только похитили с Земли, когда пиратский корабль нес нас к Варрее и моей странной судьбе, а я целыми днями сидела в каюте и влюбленно вглядывалась в таинственный безбрежный космос из огромного, во всю стену «окна».

Неважно, даже если так. О таком безумии я не жалею!


– Выбрал? – обернулась я к Нейрену, выныривая из своих мыслей.

– Ты так говоришь, словно есть какая-то разница! – фыркнул мальчишка.

Я пожала плечами. Можете не верить, но для меня она была. Глупо такое говорить о виртуальном мире и давно снятых с реальных кораблей пилотских креслах, но подсознательно я чувствовала, что, устраивая попу в различных ложементах, я словно оказывалась в разных кораблях. У каждого из которых, даже если они принадлежали к одной серии и совпадали до последнего винтика, был свой индивидуальный характер и особенности. Кто-то не любит крутые повороты, кто-то едва заметно запаздывает реагировать на приказ о резком торможении, кто-то, словно внедорожник, требует жесткого управления и твердой руки. Ну да, речи настоящего психа, но я действительно так чувствую!

Нейрен несколько мгновений сверлил меня взглядом, явно подозревая в каких-то коварных планах, потом независимо фыркнул, задрал нос и полез в ближайшее пилотское кресло. Хм-м… к слову, этот «корабль» очень не любит резких движений. А «принцесса Нея» – парень норовистый. Ну, посмотрим.

Для начала погоняю его на тридцати процентах. И, пожалуй, воспользуюсь «упрощенными» учебными записями, созданными вирталом Академии. А потом можно будет подуэлиться с помощью одолженных у Валина мнемов и поднять уровень реалистичности до пятидесяти процентов. Если Нейрен, конечно, не сдуется раньше.

Не сдулся.

И даже умудрился выиграть у меня целую одну дуэль. Вот только счастливым от этого почему-то не выглядел. Пожалуй, зря я Валина на мнемы разорила – Трайн к ним еще не готов. Сначала надо дурь из головы выбить…

М-да, работы предстоит много. Но не безнадежен, что уже радует. И летать действительно любит.

– И что теперь? – хмуро осведомился мальчишка, выползая из противоперегрузочного кресла.

– Теперь – обедать, – пожала плечами я.

– Я серьезно! – разозлился мой собеседник, раздраженно швырнув виртуальный шлем на покинутое кресло.

– Я тоже, «принцесса». – Будут на меня тут еще некоторые голос повышать! Я тут, будем называть вещи своими именами, занимаюсь откровенной благотворительностью, трачу свое далеко не бесконечное свободное время, а мне еще всякие мелкие белобрысые гадости свое «фе» высказывать станут. Потому что, видите ли, выиграть не смогли! – И не надо устраивать истерик, меня такими концертами впечатлить сложно.

– Ты…

– Ну, я. После обеда можем продолжить, если хочешь. Но, скажу откровенно, ты пока не тянешь. И сам это отлично видишь. Вот только не надо опять беситься…

– Ладно, я понял, – буркнул Нейрен, явно успокоенный тем, что я не собираюсь над ним потешаться, а после обеда тренировка продолжится.

– Ты не обольщайся. Если надеешься, что сегодня отлетал и на следующие десять дней свободен как ветер в поле, то советую сразу закатать губу обратно. Я тебя еще сегодня погоняю, прикину, где ты косячишь больше всего, и составлю программу на следующую декаду. Так что загружен будешь как бы не больше меня. Или если не готов к такому, то лучше отказаться прямо сейчас и не тратить мое время.

Нейрен несколько минут молча шел рядом, а потом тихо выдал:

– Знаешь, Шарт, не сочти меня неблагодарным, но как-то все это странно. Зачем тебе это? Мы не друзья, протекция отца тебе не нужна… Так зачем?

Я пожала плечами и улыбнулась:

– Ты не поймешь…

– И все же я хотел бы знать! Меня, знаешь ли, напрягает, когда я не осознаю причин тех или иных поступков окружающих.

Остановившись, я окинула взглядом белобрысого настороженного мальчишку, слегка склонила голову набок и задумчиво хмыкнула. Сказать? Но ведь этот «золотой мальчик» и правда не воспримет мои слова всерьез. Слишком… другой. Впрочем, почему нет?

– Однажды, несколько лет назад, один очень хороший человек не прошел мимо и спас мне жизнь. Просто потому, что мог. Я и сейчас считаю, что в тот день мне несказанно повезло. Вот только отдать этот долг своему спасителю у меня вряд ли когда-нибудь получится. Но и не отблагодарить за такой драгоценный дар было бы настоящим свинством. Так что я решил, что правильнее всего будет поступать так же. Для других. В общем, теперь, если я вижу возможность помочь кому-то, то просто делаю это.

– Шарт, ты надо мною смеешься, что ли? – обалдел сын адмирала, явно не ожидавший такого ответа. – Или серьезно?..

– Ну, я тебе сразу так и сказал, что ты не поймешь, – хмыкнула я и целенаправленно продолжила свой путь к вкусному горячему стейку с кровью и шоколадному рулету.

– Не понял. Но запомнил… – донеслось мне в спину. Потом мальчишка догнал меня и пошел рядом.

Пожалуй, стоит немного пригасить ему энтузиазм, а то товарищ такой – дай чуть слабины и тут же на шею сядет, ножки свесит и начнет командовать.

– Вот только хочу уточнить, что делаю это сугубо добровольно. Так что если кое-кто перестанет ценить мои усилия, то я, в свою очередь, прекращу тратить время на его обучение. Мы поняли друг друга?

– Поняли, – хмыкнул Нейрен. Как ни странно, мое парадоксальное заявление его почему-то успокоило и настроило на позитивный лад. Ну-ну… это он пока на мнемах Валина со мной не летал. Я уж не говорю про те записи, что остались от Дирка и хранились сейчас на портале.


Оставшийся в моем распоряжении свободный день я провела крайне продуктивно – продрыхла почти до полудня, наплескалась в душе, посидела в беседке возле прудика, которую я уже начала считать личным местом для отдыха и медитации. А еще выловила на обеде Валина с Лираном и уговорила посетить мой портал и поучаствовать в спешно организованных соревнованиях «выходного дня». А что делать? В учебные дни у меня теперь вряд ли получится потренироваться с завсегдатаями «Крысиной Империи». Хоть так…

Мои старшие товарищи по «Летному клубу», отнесшиеся к приглашению с легким пренебрежением, вылетели в первом же туре. Ну-ну… рассчитывали, что у меня там слабаки и неумехи собрались? Наивные чукотские дети! Неужели даже в голову не пришло, что развлекаться подобным образом – участвуя в сложных, а порой и смертельно опасных гонках, могут не только любопытные мажоры-малолетки, но и пилоты-дальнобойщики, мотающиеся по Галактике в череде длинных и скучных рейсов. Замечу, профессиональные пилоты, имеющие за плечами годы и десятилетия опыта, наработанные навыки и особые приемы, зачастую бывшие военные, прошедшие сквозь огонь одиночных схваток и вспыхивающие порой серьезные межмировые войны за территории или ресурсы.

Я срезалась в третьем туре, присоединившись к зрителям и фанатам. Губы невольно сложились в удовлетворенную улыбку, стоило только заметить нетерпение и откровенный азарт на лицах новых знакомых. Все, попались, птички! Теперь никуда от меня не денетесь.

С трудом вытащила парней на ужин… и позорно сбежала, чудом успев урвать со стола поджаренную птичью ножку и две плюшки с ягодной начинкой. Да, вам смешно, а меня завалили вопросами, не давая кусок до рта донести. И все это с комментариями, размахиванием руками, пиханием в бок… в общем, эмоций у приобщившихся неофитов было – полные комбезы. А ребенок в результате голодным должен остаться, да?

Надеюсь, что к завтрашнему утру парни немного отойдут и успокоятся, а то мне на полетах жизни не будет! И, к слову, не удивлюсь, если к соревнованиям на портале уже в следующие выходные присоединятся еще трое новичков – оставшиеся члены «Летного клуба». Ну, завсегдатаям «Крысиной Империи» это только в радость будет. У меня там любят разделывать «свежее мясо».


В целом все довольно быстро устаканилось. Репрессий со стороны обиженного в лучших чувствах адмирала, которых я, признаюсь честно, опасалась, как ни странно, не последовало. Присматривается? Собирает информацию? Или решил не связываться с такой малолетней вонючкой? Не суть важно почему, главное – меня больше не дергают в деканат.

Занятия шли своим чередом – интересные, образные, совсем не скучные. А еще – жизненные. И порой крайне жестокие. Все же учебная программа тут не чета земной. Преподаватели не только объясняют и показывают, но и отрабатывают с нами все рассматриваемые ситуации на практике – в вирте. Это порою страшно, но в то же время реально интересно – фактически ты оказываешься участником событий, от принятых тобою решений многое зависит. Правильно рассчитал припасы? Значит, небольшой шахтерский городок на астероиде выживет и дождется следующего корабля. Отпустил преступника, не найдя достаточного количества улик? Получи новое массовое убийство. Проиграл полетную дуэль? А теперь посмотри, как противник сжигает мирное поселение за твоей спиной. Страшно? Жестоко? Не для детей? Ну так, простите, тут не институт благородных девиц. Зато такое обучение очень быстро выбивает инфантилизм и учит думать о последствиях своих поступков. Или ломает…

Не знаю, что тут сказалось – мой более взрослый разум или высокий уровень слияния с вирталом, обнаруженный еще Дареном на «Летящей», но я быстро стала одним из лучших учеников в группе, невзирая на свой юный возраст. Постепенно удалось втянуться в жесткий график. Я научилась выкраивать минутки, выполняя практические задания с первого раза, осадила Мортиру, готового сутками гонять меня по полигону, ограничив дополнительные тренировки тремя часами. Нейрен как-то органично вплелся в мое расписание, занимая полностью один из выходных дней. Летал он, конечно, слабее меня, но иногда, когда все же плевал на вбитые в подкорку правила и доверялся интуиции, выдавал крайне любопытные решения. В целом потерянным я это время не считала.

А в последний выходной декады мы всем кагалом заваливались в «Крысиную Империю» и устраивали там разнузданные оргии. Ну, не совсем оргии, но летали до упаду! Мои новые знакомые как-то подозрительно быстро прижились на портале, а Валин даже умудрился подружиться с Яксеном. Ага, сблизились после очередного проигрыша на соревнованиях во время нецензурных обсуждений некоторых подлючих малолетних засранцев, по которым ремни плачут горькими слезами и выстраиваются в очередь. И, кажется, в процессе даже умудрились друг другу пожаловаться на жизнь. Что за люди? Совсем шуток не понимают. А детей любить надо! Холить и лелеять! А не ремни точить…


А еще я тщательно изучала и анализировала полученную с Грайна информацию. Даже карту звездного неба в браслет вбила и вычерчивала там пройденный «Летящей» путь. Глупо, да. Ни мне, ни Дарену это ничем не помогало, но почему-то было легче. Наверное, это из серии зачеркивания дат на календаре – такое действо ничуть не приближает событие, но почему-то важно визуально представлять, что нужная дата становится все ближе.

Шесть тарианских разведчиков незаметно крались сквозь космос за нашим кораблем – одинокой синей капелькой «Летящей во тьме», внимательно отслеживая возможные контакты, перехватывая сообщения и тщательно глуша связь с Таурином. Не надо находящимся внутри преступникам знать, что добрейший Ортвит Аль’Кресс уже давно откинул копыта. С моей скромной посильной помощью. А то еще расстроятся, передумают лететь на Грайн… и тогда заинтригованные представители кланов так и не узнают, что же за таинственную контрабанду собирался вывезти покойный лорд таким экзотическим способом.

Таш связывался со мной через портал раз в пару-тройку дней и аккуратно отчитывался, что новостей нет, корабль находится в такой-то точке координат, не сворачивая, продолжает следовать по курсу Корен-Та – Грайн и что, согласно предварительным расчетам, до окончания пути осталось двадцать, десять… шесть дней.

И с каждым таким сообщением я беспокоилась все больше. Не спасали даже медитация в полюбившейся мне беседке и тренировки до полного изнеможения в компании с фонтанирующим энтузиазмом Мортирой. Все-таки окончание пути означает, что будет захват преступников, бой… в котором могут пострадать заложники. А поскольку заложниками в данном случае была моя семья, думаю, понятно, почему я так переживала.


Чтобы слегка развеяться, решила сотворить давно планируемую гадость для любимого Мортиры. Ничего фатального, просто чуть пошалить и скрасить одиночество мужчины. А что? Была б у него своя семья – небось не тратил бы столько времени и сил на чужого ребенка. И самому приятнее, и ребенок смог бы, наконец, вздохнуть свободнее.

В общем, несколько вечеров было потрачено на изучение службы знакомств Таурина, сбор информации о потенциальном женихе и подбор параметров для идеальной невесты.

Последнее оказалось самым сложным. Ведь глупо тратить столько сил впустую – просто на одноразовую шутку, правда? В результате то, что изначально было обычным приколом, неожиданно превратилось в интересную и непростую задачу, требующую комплексного подхода.

Не так-то просто учесть все тонкости. Например, судя по увлеченности, или, назовем вещи своими именами, упертости Мортиры, дама должна иметь не менее пробивной характер. А если учесть также, что противоположности, согласно молве, притягиваются, в потенциальной невесте необходимы чисто женские качества – мягкость, уступчивость, хозяйственность. В общем, смешайте воду с маслом, называется.

На этом этапе меня и прихватил Ларион – уж больно маньячно я улыбалась, влезая в вирт и формируя анкету потенциального жениха с необходимыми требованиями для кандидатур в невесты.

Сопротивлялась я недолго. Ларион, оценив планируемую гадость, как ни странно, отговаривать не стал и даже поделился парой идей. Дальше ваяли и творили уже в четыре лапы. Или вытворяли? Ну, не суть важно.

Пришлось, правда, после недолгих размышлений подключить к авантюре Таша – замести следы самостоятельно, скрывая нашу деятельность от вирталов Таурина, вряд ли бы получилось. Разве что Пэйн бы справился, но, увы, вирт «Летящей» по-прежнему был недоступен. А тарианин воспользовался своей видовой способностью и просто «договорился» с искусственным интеллектом, курирующим службу знакомств.


Попкорна я не нашла, но соленые орешки чудесно его заменили. Мы с Ларионом сидели на ветке высоченного граба, закидывая в себя горсточки вкусняшек и рассматривая ворота Академии. Раз в месяц у нас был так называемый день открытых дверей. Сегодня родственники и друзья кадетов при желании могли их посетить. К слову, гости могли прийти и к преподавателям. Просто не ограниченные в перемещениях преподы этими привилегиями почти никогда не пользовались. Зачем бы им?

Интересно, сколько дам из той пары дюжин, кому мы отправили анкеты и приглашения, заинтересуются Мортирой? Одна? Две? Три? Или вообще никто не придет?

Вообще-то мы очень постарались подать Аль’Мортица в хорошем свете. А что? Аристократ, уважаемый учитель элитной Академии, мастер боевых искусств, опять же сильный и выносливый мужчина. Не дурак и не урод. Вредных привычек не имеет, ну, кроме привычки гонять бедных студентов до потери пульса и подбадривать при этом незлым тихим словом. Но об этом мы решили не писать – должна же в мужчине быть какая-то загадка?

В целом жених в самом расцвете сил!


Ворота медленно отворились. Орешки тонкой струйкой посыпались из моей разжавшейся ладони, Ларион, устроивший рядом со мной свой тощий зад, уцепился за ветку, скрючился и сдавленно заржал.

Мортира меня убьет! Потом воскресит и убьет еще раз! Если, конечно, сумеет собрать клочки из закоулочков после первого раза…

Активно перебранивающаяся стайка воинственно настроенных расфуфыренных дамочек в количестве пары десятков особей окружила испуганно попятившегося дежурного у ворот, что-то выспросила и поспешно направилась в сторону стоящего несколько на отшибе корпуса, в котором квартировали преподаватели.

Дамы были как на подбор – симпатичные, женственные, аппетитно пухленькие, уверенные в себе, яркие и откровенно темпераментные. Для худого и жилистого препода – самая приятно-округлая противоположность. В таких вещах вредничать и прикалываться я считала неправильным. И действительно постаралась подобрать подходящую пару. В целом анкеты рассылались женщинам не самой первой молодости – ну а на фига сорокатрехлетнему Мортире малолетняя сопля? Мне была нужна не любительница заглянуть в чужой кошелек и вытянуть из поклонника пару подарков подороже, а дама, действительно желающая устроить свое личное счастье и готовая ради этого на многое. В том числе на то, чтобы убедить в необходимости брака несговорчивого и упрямого Мастера боевых искусств. Вот только я как-то не предполагала, что потенциальных невест, клюнувших на жилистую наживку, наберется столько!

Хм-м… ну, будем считать, что соревновательный момент добавился планово. То, что теперь претендентки с Мортиры живого не слезут, видно было даже издалека. Что ж, удачи мужику! Зато уже сейчас можно с уверенностью сказать – ему точно будет что вспомнить в старости!

Браслет тихо тренькнул.

Я активировала экран и убедилась, что Аль’Мортиц получил сообщение с сайта знакомств и запоздалую информацию о топчущихся на пороге гостьях. Прочитать письмо – минутное дело, но сбежать преподу уже не удастся, поздно. К тому же, уверена, грубо прогнать не виноватых в данной ситуации обнадеженных женщин, надеющихся устроить личное счастье, он не сможет – все же аристократическое воспитание возьмет свое. Попытается объяснить, что он тут ни при чем? Да кто ж ему поверит? Дамы узрели свое счастье, какие теперь отговорки? А там… Кто знает? Вдруг и правда из этого что-то путное получится? Бывало, что у людей пары складывались и при более странных обстоятельствах.

В любом случае в ближайшее время интенсивность тренировок несколько поубавится, поскольку у моего мучителя появится серьезный отвлекающий фактор. Точнее, два десятка отвлекающих факторов… и каждый из них будет стараться перетянуть внимание Мортиры на свою прекрасную персону!

Ларион хихикал и клятвенно обещал больше со мной не ссориться. Ну да, а то вдруг решу и ему организовать счастье в личной жизни? Возмущенно фыркнув, дала довольно скалящейся ехидине подзатыльник и, примерившись, переползла на ветку пониже – чем тут сидеть и гадать о будущем, лучше пойду полетаю…


Мортира, к слову, полютовав пару декад, успокоился и даже как-то принес на наше дополнительное занятие нежнейший сырный лорнейский пирог. Мр-р… в жизни такой вкуснятины не ела! Похоже, оставшиеся в строю поклонницы осаждали его по всем правилам военной науки. В том числе и через желудок. И таким уж смертельно недовольным препод больше не выглядел. Ну кто бы мог предположить…

Инициаторов шутки он, к счастью, так и не обнаружил. Хотя и искал. Правда, в основном он присматривался к старшекурсникам. На меня ему и в голову не пришло подумать. Ну да, трогательный малолетний первачок с невинными глазищами на полмордашки. И как такого заподозришь в манипулировании и провокациях?

Ну и не надо, мы готовы делать добрые дела анонимно, не гонясь за славой! К тому же, подозреваю, тот факт, что Аль’Мортиц оказался вполне доволен результатами розыгрыша, совершенно не исключает превентивной трепки, которую получили бы юмористы, самовольно разместившие анкету с его данными на сайте знакомств. Прессовал бы из чистого принципа.

Остальные преподы с интересом следили за приключениями коллеги, кажется, даже ставки на «фавориток» делали, но в ситуацию не лезли. Все же попкорна нам всем тут определенно не хватает.


Жизнь в Академии вошла в колею, я обжилась и привыкла. И только мысли об опасности, которой по-прежнему подвергается моя семья, не давали мне возможности наслаждаться учебой и окружением.

Часть II

Метаморфозы

Глава 1

Новости издалека

Слова «только не надо нервничать» хорошо помогают привести человека в нормальное состояние бешенства.

NN

Засыпала в последние дни я с большим трудом. «Летящая» уже вторые сутки кружила над Грайном, ожидая какого-то сигнала с планеты. А я, испереживавшись, не могла толком заснуть. Только медитативные практики сиа-тен и спасали. А то ходила бы по территории Академии словно зомби, пугая кадетов зеленоватым колером лица и красными воспаленными глазами.


Казалось, что над головой кружится здоровенный недовольный жук-бронзовка и мерзко жужжит, действуя на нервы и рождая мстительное желание избавить мир от пластинчатоусых или на худой конец изобрести какой-нибудь особо действенный отпугивающий инсектицид. Увы, попытка спрятать голову под подушку ситуацию не улучшила. Вздохнув, недовольно сморщилась и приоткрыла глаза. Блин, ну что за фигня? И кстати, где это чертово насекомое?.. Или… откуда там вообще слышится такой назойливый и противный звук?

С моего лба?.. Кайрес! Какой, к черту, жук? Это же кто-то настойчиво пытается связаться со мной через кайрес! И, поскольку происходит это ночью, вывод очевиден – случилось что-то серьезное!

Подскочив на кровати и мотнув головой, словно отгоняющая мух кобыла, быстро потерла лицо руками и подключила связь. Если меня разбудили без причины, кто-то об этом очень пожалеет!

– Дш-жен, ну наконец-с-то! Где тебя нос-сит? – возмутился знакомый шипящий голос. Таш? Таш сейчас на Грайне. Дарен? У него есть новости о Дарене?!

– Таш, «Летящая» села на Грайн? Дарен, Пэйн, что с ними?!

– Тихо, тихо, не час-сти! – осадил меня тарианин. Но сам он явно волновался – у него всегда в таких случаях прорезается сильный «шипящий» акцент. – Ж-шивы. Корабль пос-страдал, Дарен с-слегка ранен, но ж-шивы! Я з-снал, что важ-шно, с-связ-сался сраз-су пос-сле окончания операц-сии.

Сердце бешено колотилось. Живы! Пусть ранены, но живы!

– Дж-шен, там вс-се очень с-серьез-сно! Дж-шен? Ты меня с-слыш-шишь? Дж-шен?!

– А, прости… Слышу. Живы! Главное, что живы!

– Да приди ж-ше в с-себя, – раздраженно зашипел мой друг. – Потом будеш-шь расстекатьс-ся от счас-стья морс-ской медуз-сой.

– Прости, просто я за этот месяц чуть с ума не сошел! Ты не представляешь, как я рад! Надо будет Пэйна расспросить, что там и как…

– Ваш-ш виртал тож-ше пос-страдал. С-сейчас его ос-сматривают специалис-сты клана. Так что связатьс-ся с ним ты не сможеш-шь…

– Дарен, виртал и корабль… Что там за битва такая эпическая была? – нахмурилась я.

– Главное я сказ-сал – все живы. В выходные мы с куратором будем ждать тебя на портале с полным пакетом информац-сии. Постарайс-ся вырватьс-ся хотя бы на полдня, там… много вс-сего.

– Хорошо, я отложу полеты. Послезавтра с восьми утра по общегалактическому буду ждать вас в «Крысиной Империи». Не знаю, что там за информация такая, раз ты не рискуешь передавать ее по сети без защиты, но верю, что просто так ты не стал бы тянуть время, – кивнула я.

– Спас-сибо. Отдыхай, Дж-шен, – прижмурился тарианин и забавно шаркнул левой лапой. Человек на его месте улыбнулся бы…

– Тебе спасибо! И отдельная благодарность за то, что не стал дожидаться утра, а связался со мною сразу! Это и правда важно… – я откинулась на кровать, прервала контакт, закрыла глаза и блаженно улыбнулась. Живы! Пусть ранены, потрепаны, «Летящая» наверняка получила повреждения, но ведь живы! Моя семья скоро вернется ко мне, и все снова будет хорошо.

Как заснула, даже не заметила. Но даже во сне я продолжала улыбаться совершенно счастливой детской улыбкой…


Бывают такие дни, когда все удается. Когда ты радуешься миру и кажется, что он радуется в ответ. Вот и я с утра летала и светилась от счастья. Уделала скопом весь «Летный клуб», бессовестно затискала обалдевшего от такого напора Нейрена, осчастливила Мортиру, прогулявшись по стене. Правда, для последнего пришлось все-таки разуться, но прорыв был очевиден. Обрадованный препод приписал данное событие своим педагогическим талантам и, довольный, отправился на очередное свидание. С моей легкой руки из Аль’Мортица получился натуральный Казанова.

Вечером слегка ошалевший от любопытства Ларион описал около меня пару кругов и, не выдержав, сдался на милость таинственно улыбающегося победителя. Чуть-чуть помучив соседа в стиле «не понимаю, о чем ты говоришь, ничего странного не происходит», все же сжалилась и поделилась информацией. Впрочем, не сегодня, так завтра все равно бы рассказала. Новости о том, что семья выжила и наконец-то находится в безопасности, просто требовали с кем-то поделиться. Почему бы не с единственным человеком, которому я здесь доверяю?

Ларион почему-то мою радость не разделил. Тщательно выспросив у меня подробности, вплоть до дословного диалога, парень нахмурился и резюмировал:

– Джен, я понимаю, ты рад тому, что Дарен выжил, но, как мне кажется, твой тарианин рассказал тебе далеко не все!

– В смысле? – удивилась я. – Все закончилось, Дарен жив! Что тебе еще-то надо? Подробности он мне потом расскажет…

– Угу, а если без эмоций подумать? Очнись, Джен! Включи мозги и подумай! Почему, если твой отец жив и только «слегка пострадал», связался с тобой Таш, а не он сам? Почему, если все в порядке, Пэйн до сих пор не появился на портале? И не сочти меня меркантильным, но вопрос, насколько пострадал ваш корабль, тоже немаловажен. Ведь для вас, если я правильно понимаю, «Летящая» является единственным способом заработать себе на жизнь. Ну, еще твоя «Крысиная Империя», но вряд ли она приносит много денег. Прости, конечно, что испортил настроение, но лучше бы тебе подготовить пару вопросов к моменту вашей встречи с тарианами на портале.

– Ты хочешь сказать… – нахмурилась я.

– Не «хочу сказать», а скорее намекаю, что все, возможно, не так прозрачно. Не сомневаюсь, что Таш – твой друг, но в первую очередь он тарианин и представитель своего клана. Тариане не люди, ты же изучаешь сейчас их психологию. В первую очередь Клан и Честь, и только потом личное: семья, друзья, привязанности.

Заторможенно кивнув, задумалась. Все, что говорит Ларион, – правда. В своей эйфории я не заметила несколько существенных моментов, на которые он мне сейчас указал. Но подозревать Таша в попытках обмануть меня или что-то утаить как-то даже в голову не приходило. А вот о том, что последние дни я психовала и постоянно срывалась, он отлично знал. Выходит, просто успокаивал? Чтобы к моменту встречи я не превратилась в дерганую невротичку? Он ведь тоже изучает психологию людей, все же будущий дипломат. Да и мы достаточно давно и близко общаемся. Уверена, мой друг отлично понимал, как я могу отреагировать на такие новости.

Да, это возможно…

Но Ларион прав – есть вероятность, что ситуация на Грайне не столь радужна, как мне показалось в первом приближении. И стоит продумать список вопросов и возможные пути отступления. Ведь зачем-то куратор Таша, скажем прямо – не самый последний тарианин в клане, желает приватно встретиться со мной в вирте…

– Я понял тебя, Ларион, и… спасибо!

Блондин кивнул, плюхнулся рядом и увел у меня буквально из-под руки конфетину с орешками. Вот же… и это не меркантильный?! Впрочем, рассчитываться конфетами за хорошие советы – не худший вариант. Кто-то и головой, бывало, платил.


– Я Полномочный Посол клана Дровер Атт Диург иль Дровер, – отточенно шаркнул лапой и, изобразив кончиком хвоста что-то вроде знака бесконечности, представился смутно знакомый тарианин, за спиной которого переминался Таш.

Знакомый?.. Ну конечно! Это же Наставник моего пушистого приятеля! Тот, что был послом от клана на Корен-Та. А вот второго взрослого тарианина, молчаливо взирающего на меня сквозь полуопущенные веки, я раньше не встречала.

Бросив быстрый взгляд на свои руки, убедилась, что мальчишеская личина не «поплыла», выдохнула и включила «очаровательного ребенка» на всю мощность. А то не хватало мне только для полного счастья психануть и предстать перед гостями в своем истинном облике. Вообще-то со мной таких ляпов давно не случалось – маску я контролирую отлично, но сейчас ситуация, скажем откровенно, нетипичная. Да и перенервничала я сильно.

В целом, судя по началу беседы, относятся ко мне очень даже дружелюбно. Ну и слава местным богам! К тому же своих детей тариане любят и берегут, глядишь, и мне перепадет какая-нибудь поблажка от этой расовой особенности. Все же переговоров такого уровня я никогда не вела, могу наделать ошибок и влезть в очередные неприятности по самые ушки. А на Грайне – раненый Дарен и «Летящая»…

Значит, уважение, почтение и максимально возможная вежливость. А еще – больше молчим и слушаем, что скажут другие. Не до моих обычных приколов сейчас.

– Здравствуйте, достопочтенный Наставник Диург! Я вас помню, мы на Корен-Та познакомились… – улыбнулась я и неловко изобразила тарианское приветствие от младшего к уважаемому старшему. Понятно, что, обладая иным строением тела и не имея хвоста, выглядела я довольно нелепо, но тут важен сам смысл действа и желание показать, что я с должным пиететом отношусь к обычаям иной расы и к конкретному тарианину.

Тот, оценив мои экзерсисы, прикрыл глаза, словно блаженствующая на солнцепеке ящерица, и как-то расслабился, что ли. Таш за его спиной радостно кивнул. Странно… похоже, сама того не понимая, я сделала что-то очень правильное. Ну ладно. Потом Ташетти расспрошу, а пока есть более важные дела.

Что ж, рискнем!

Стены нейтральной переговорной растворились, трансформируясь в знакомый и любимый пейзаж: летнюю солнечную поляну с дубом-гигантом в центре. Тонкость, показывающая, что я отношусь к данной встрече как к дружескому общению, а не как к деловым переговорам. Если тариане не проявят недовольства предложенным относительно «неформальным» вариантом беседы, значит, у нас с Дареном не так все и плохо. И, скорее всего, что бы ни произошло на Грайне, кровную вендетту нам объявлять никто не собирается. Глядишь, и пару горсточек печенек отсыплют. Но тут лучше Дарена вперед выдвигать – у него и ладони покрупнее и знаний об окружающей обстановке побольше…

Пока я в очередной раз ломала мозги, пытаясь предугадать причину «личной» встречи с далеко не последними представителями кланов, старшие тариане окинули взглядом окружающий пейзаж, переглянулись и бестрепетно уселись на прогретых солнцем, чуть вылезших из земли боковых корнях дуба, до смешного напоминая при этом кур на жердочке. Ага, выходит, что неофициальный характер предстоящей беседы их полностью удовлетворяет. Интересненько…

Таш, потоптавшись за спиной Наставника, бесшумно пристроился рядом со мной, расслабленно привалившись теплым боком и молчаливо успокаивая одним своим присутствием. Я машинально запустила руки в шелковистые пуховые перышки приятеля, разглаживая и выравнивая их. Очень умиротворяющее и медитативное занятие – почти как кошку гладить.

Да, хотелось вскочить, потребовать информацию о Дарене и Пэйне, выяснить, почему мне не рассказывают подробностей о произошедшем, но это было бы крайне глупым детским поступком. И не принесло бы никакой пользы. Сейчас был ход тариан. И, к слову, второй взрослый пушистый ящер так и не представился. Хотя клановые знаки на его перевязи показались мне смутно знакомыми.

Я вздохнула, чуть прикрыла глаза и мысленно приказала себе: «Не торопись, Женя! Не истери! Помни, что рядом – не люди. Для тариан важно не только быть, но и казаться, вести себя достойно в любой ситуации. Значит, нужно выглядеть подобающе. Сейчас эмоции – это твой враг! И ошибка обойдется слишком дорого…»

– Я Гуррлан иль Кори Атт, Глава безопасности Правящего клана Кори Атт, – представился наконец молчаливый тарианин, задумчиво изучавший меня все это время сквозь полуприкрытые веки. Похоже, какое-то мнение обо мне он уже составил. Думаю, он не пропустил ничего – ни моего волнения и попытки взять себя в руки, «дабы соответствовать», ни уважительного отношения к Наставнику Диургу, ни почти по-родственному привалившегося к моему боку Таша.

Стоп!

Минуточку!

Глава безопасности Правящего клана?! Так вот откуда мне знакомы знаки на обвивающих его тело ремнях.

Но это значит…

О боже, только не говорите, что мы умудрились вляпаться в большую политику! Там и более везучих сжирали с костями…

Я с ужасом уставилась в золотистые нечеловеческие глаза с узким вертикальным зрачком. Неужели мы с Дареном невольно перешли дорогу Правящему клану? Если это так, то мы – трупы. Никакая защита клана Дровер Атт, дружба с «дедулей» Фабером, расстояния или извинения не спасут от королевского гнева.

– Не враги, – тихо произнес Гуррлан, поняв причину моего смятения. – Друзья. Друзья Правящего клана.

Я, совершенно не стесняясь, облегченно всхлипнула и разжала невольно вцепившиеся в пушистый бок приятеля руки. Таш только печально вздохнул, покосившись на примятые перышки.

– Пожалуйста, расскажите мне правду! – попросила я. – Обещаю, что никому ничего не передам! Просто Дарен…

– Я понимаю, дитя, – как-то ломко кивнул тарианин. Видимо, говорить со мной будет именно он, а Таш с Наставником здесь для того, чтобы «человеческий ребенок» не сильно психовал. И, похоже, что рассказ окажется непростым.

Тарианин прикрыл сияющие расплавленным золотом глаза и по-птичьи резко склонил голову набок, а я невольно внимательнее присмотрелась к разумному, запросто представившемуся Гуррланом из клана Кори Атт. Зная обычаи этой расы, несложно предположить, что в реальности перед этим именем идет длинная череда титулов, из которых мне назвали только тот, что касается текущего дела. А еще он как-то странно двигался. Никак не могу поймать мысль, что именно не так. Эти экономные, даже бережные, чуть резковатые движения, ощутимая даже в вирте аура власти и неожиданное обращение «дитя».

Да ведь он стар! – внезапно дошло до меня. Не просто взрослый тарианин, а древний старик. Достаточно мудрый, влиятельный и жестокий, чтобы удержаться на посту Главы безопасности королевского клана. Просто мы же в вирте. Дарен, помнится, тоже выглядел здесь едва ли не ровесником меня земной, тогда как в реальности он моему первому телу вполне годится в отцы. И то, что этот Гуррлан представился «коротким именем для друзей», значит немало. Ничего не понимаю… С чего бы вдруг такая честь сыну простого Серого торговца?

Я невольно склонила голову в почтительном поклоне. Тарианин удовлетворенно кивнул и спокойно поинтересовался:

– Что ты знаешь о традициях нашей расы?

Неожиданно…

– Не так много, если честно. Я изучал мнемы с доступной информацией по традициям, структуре и правилам поведения. Как вы, несомненно, знаете, кланы очень не любят, когда чужаки лезут в их внутренние дела, так что не думаю, что мои знания полны. Хотя Таш, по возможности, отвечал на заданные вопросы. Ну, когда дело касалось вещей, которыми можно поделиться с принятыми в друзья клана разумными, – поправилась я. Не хватало только, чтобы Ташетти влетело за длинный язык.

Наставник Диург насмешливо фыркнул, разгадав мой примитивный маневр, и взрослые тариане обменялись мимолетными взглядами, которые мне не удалось расшифровать.

Меня снова начало колотить. Торопить высокопоставленных собеседников я не рисковала, но эти вопросы «ни о чем»… Когда же мне наконец расскажут, что с моей семьей?!

– Не нервничай, дитя, – вздохнул Гуррлан. – Просто, ничего не зная о кланах, ты бы не понял, сколь важную услугу оказал Королевскому Дому. И почему мы готовы выполнить любое ваше желание в знак благодарности.

Выполнить… любое… желание?! Он что это, серьезно?

– А Дарен? – не удержалась я.

– В стазисе, – вздохнул тарианин, а я похолодела. Если мой приемный отец до сих пор в стазисе, то ранения у него должны быть просто чудовищные. – Не все так плохо, не пугайся. Он действительно серьезно ранен, но смерть ему не грозит. Необходимые органы уже клонируются из его клеток, так что отторжения не будет. Сложнее с восстановлением нервных окончаний, но это вопрос времени и не более того. Мы не хотим торопиться. Не скрою, мы делаем лучшее оборудование в Федерации, в том числе и медицинское, но на Грайне нет врачей человеческой расы. А доверять только медвирту… Он, конечно, выставит базовые настройки, подходящие для человеческой расы, но при таких серьезных ранениях правильнее делать это под контролем человеческого специалиста. Не буду скрывать, повреждения довольно серьезные, так что было бы глупо рисковать возможными осложнениями только ради того, чтобы быстрее привести твоего родителя в сознание. Посовещавшись, мы решили погрузить его тело в стазис и подготовить все необходимое для операции. А на Ширр-Неа – ближайший Старый мир, отправили делегацию, которая доставит лучших врачей. Твоего отца вылечат, это я могу сказать с уверенностью уже сейчас. Просто потребуется чуть больше времени…

– Спасибо… Но все же, как это произошло? В смысле почему он ранен? И не сочтите за обиду, но почему вы проявляете такую заботу? И что с «Летящей» и Пэйном? – не сдержалась я.

– Хорошие вопросы, – улыбнулся старый тарианин. – Теперь я понимаю, почему юный Ташетти так высоко отзывался о тебе…

Лесть – это, конечно, приятно. И, возможно, будь я действительно одиннадцатилетним пацаном, купилась бы на нее и балдела сейчас по полной программе. Но я – неправильный ребенок и предпочла бы услышать ответы на свои вопросы. Похоже, не слишком приятные для тариан.

Гуррлан издал какое-то тихое горловое курлыканье, подозрительно похожее на человеческое хмыканье, окинул меня взглядом золотистых глаз и вздохнул, сдаваясь:

– Хорошо, Джен, ты получишь свои ответы. Вот только у меня не так много свободного времени, чтобы рассказывать тебе эту историю, поэтому подробностями с тобой поделится Наставник Диург. А мне позвольте вас покинуть.

Тарианин плавно поднялся, одарил меня легким покровительственным кивком и… растворился в воздухе. Я пару раз обалдело хлопнула ресницами, пока наконец не вспомнила, что мы находимся в вирте. Так и хотелось спросить: а чего тогда приходил, раз историю рассказывать все равно будет Наставник Таша? Просто посмотреть на неведому зверушку Джена? Или я пока чего-то не понимаю? Впрочем, это сейчас не самое важное. Да и, если уж совсем честно, с уходом старого интригана даже дышать легче стало, словно до этого у нас гравитация на двух «g» стояла. Подавляющая личность, да.

– Наставник Диург? – вопросительно уточнила я.

Поставленный перед фактом тарианин ответил мне взглядом раненой лани. Ну да, вряд ли он планировал оказаться в роли главного сказителя на этой вечеринке. И, поскольку история связана с королевским кланом, подозреваю, что уровень секретности у нее соответствующий. Ага, вот вам еще один повод для размышления: сравним уровни доступа главы СБ Королевского Дома «просто Гуррлана» и дипломата Диурга. И что получается? У первого – полный пакет информации и твердое правило не беспокоить лишними знаниями посторонних. У второго – умение «говорить обо всем и ни о чем», а также грамотно отработанная и подкрепленная годами опыта привычка подавать даже реальные факты максимально обтекаемо. И если учесть, что в данной ситуации Наставник Таша наверняка будет постоянно перестраховываться, опасаясь сказать лишку, узнаю я едва ли десятую часть обещанной мне Гуррланом правды. Как он удобно и своевременно свалил, однако! Чувствуется опыт.

Что ж, мне, по большому счету, внутренние терки тариан неинтересны. И то, что предыстория будет в урезанном виде, тоже не сильно волнует. Беспокоит меня только благополучие моей семьи и нашего дома, которым для меня давно стала «Летящая во тьме».

– Джен, – вздохнул Наставник Диург, – ты же понимаешь, что у меня нет всей информации по этой истории?

– Понимаю, конечно, – усмехнулась я и, не удержавшись, покосилась на то место, где еще пару минут назад восседал хитрый старый тарианин. Потом перевела взгляд на свою жертву и успокаивающе добавила: – Но меня ведь и не интересуют ваши внутренние интриги. Просто расскажите, что можете.

– Что ж, попробую, – отозвался тарианин. – Но учти, Джен, даже то, что ты сейчас узнаешь, находится под грифом «секретно».

– Я не буду болтать, – заверила я.

– Пираты пытались контрабандой вывезти с Грайна несколько яиц, украденных из кладок кланов. Причем два из них были из кладки Королевского Дома. Благодаря действиям службы безопасности похищение удалось предотвратить, и детей благополучно вернули родителям. Сейчас ведется расследование…

– Я не спрашиваю, как удалось провернуть само похищение и почему это вовремя не заметили. Скорее всего, кто-то умудрился подменить яйца на правдоподобные муляжи, так что правда всплыла бы только тогда, когда малыши начали вылупляться. Ваша повышенная секретность с этим связана, да? Люди ведь к кладкам доступа не имели, а значит, это какие-то внутренние разборки кланов. Нет-нет, мне не нужна эта информация, это я просто… э-э-э… отвлеченно размышляю, – опомнилась я и постаралась срочно перевести тему. Нашла тоже время умничать. – Но вот при чем здесь «Летящая»? Почему именно мы?

– Вас все равно планировали ликвидировать. Зачем засвечивать в этой операции свой корабль, когда есть «должники», да еще имеющие дружественный доступ от одного из кланов Грайна? Глупо было бы на месте пиратов не воспользоваться этим, – повел хвостом Диург. Человек на его месте пожал бы плечами. Мои размышления на тему секретности тарианину явно не слишком понравились. Но комментировать мои слова он не стал. Уф-ф… похоже, пронесло!

– Пожалуй, это звучит вполне логично, – кивнула я. В принципе, сказанное также вполне совпадало с моими предварительными выводами.

– Я так понимаю, что пиратов брали в момент передачи? «Летящая» и Дарен пострадали именно из-за этого?

– Приоритетом было сохранение украденных яиц, – нехотя ответил тарианин.

– Это тоже понятно, – вздохнула я.

Как ни странно, но я действительно понимала, почему это произошло. И вполне логично, что в первую очередь при захвате попытались сохранить груз, который пираты планировали вывезти с такими предосторожностями. Мало ли что там могло находиться? И так «бомбочка» в контейнерах оказалась еще та.

– Спасибо, что рассказали мне про Дарена. Я понимаю, что лечение затянется. Пусть это займет больше времени, но здоровьем не шутят. А что с «Летящей» и Пэйном? Просто странно, что разблокированный после захвата вирт не появился на нашем информационном портале. И я так и не смог до него достучаться…

Наставник Диург отвел глаза и вздохнул:

– Мне нечем тебя порадовать, Джен. Боюсь, что ваш виртал погиб. Ты сам понимаешь, что виртал, управляющий кораблем, для захватчиков был смертельно опасен. – Я нахмурилась. – Вариантов много. Первое, что приходит в голову, – после выхода в космос изолировать отсек корабля, в котором находятся пираты, и открыть в нем шлюзы. Можно перепрограммировать «воскрешалку» и создать там снотворное, нервно-паралитическое средство или яд. А уж добавить их в еду или распылить для виртала, контролирующего все корабельные системы, не составило бы особого труда.

– Почему вы мне это говорите? – тихо спросила я.

– Для того, чтобы ты понял – шансов спасти Пэйна у нас не было. Мы, конечно, провели расследование. Судя по всему, виртал корабля взломали и отключили еще на том астероиде, где вас захватили, поскольку он каким-то образом попытался избавиться от абордажной команды. В результате пираты вынуждены были лететь на Грайн по собственным картам. К сожалению, никто из преступников не выжил, так что допросить и узнать подробности не у кого.

Совершенно проигнорировав новость о гибели «призовой команды», я ошарашенно застыла. Пэйн погиб?.. Не верю! Не может такого быть!

Я с надеждой посмотрела на Наставника Диурга:

– Вы уверены? Вы точно все-все проверили? Пэйн… Пэйн был слишком умным, чтобы так просто погибнуть! Уверен, что он что-нибудь придумал…

Мой собеседник отвел глаза и недоверчиво качнул хвостом. Таш тихо вздохнул и сильнее привалился ко мне теплым пушистым боком, даря молчаливую поддержку. Тариане – они другие. И к искусственным интеллектам они относятся как к живым разумным существам. Может быть, именно поэтому их раса так легко «договаривается» с любыми механизмами, которые хоть немного сложнее пары шестеренок. И сейчас мой друг искренне скорбел вместе со мной.

Пэйн… Искусственный интеллект, ставший мне другом и учителем. Виртуальный пятнадцатилетний мальчишка – умный, слегка ехидный и бесшабашный авантюрист. Часть моей странной семьи. Не верю! В голове закрутились воспоминания об учебе, разговорах и тренировках. О поддержке и шутливом подбадривании, когда, казалось, я вот-вот лишусь последней уверенности.

«А ты быстро учишься…»

Нет!

«Ты молодец, у тебя все отлично получается…»

Все равно не верю!

«Дженья, не забывай, что я не человек. Зачем вирталу деньги? Нас интересуют знания, мы любим решать сложные задачи… но нас совершенно не интересуют кредиты. Такими создали».

«Ну и отлично! Значит, прикупишь себе какие-нибудь редкие базы данных, пару карт сокровищ и запасные мозги…»

Стоп!

Я настороженно застыла, непроизвольно вцепившись в перышки Таша. Интуиция завопила благим матом. Что-то в этом воспоминании было…

Я прикрыла глаза, сосредотачиваясь. Да, вирталы действительно не интересуются деньгами. Но с Пэйном мы были равноправными партнерами и совладельцами «Крысиной Империи». И я никогда не спрашивала, на что он тратил свою часть прибыли. Скорее всего, играл на Межмировой Бирже. Но вдруг…

«…и запасные мозги…» – как наяву прозвучал мой собственный голос.

– Наставник Диург, – тихо, словно боясь спугнуть появившуюся мысль, позвала я.

– Да, Джен? – отозвался тарианин.

– Скажите, а можно как-то проверить покупки нашего виртала?

– Покупки? – искренне удивился тарианин.

– Да, – кивнула я. – Понимаете, у Пэйна были свои собственные деньги. И у меня есть надежда, что он мог подстраховаться и… не знаю… скопировать себя? Заархивироваться?.. Боюсь, я не настолько разбираюсь в искусственных интеллектах, чтобы грамотно объяснить, что искать…

– Ничего, Джен, я понял, что ты хочешь сказать, – ошарашенно моргнул мой собеседник. – Но ты уверен в своих словах? Это… теоретически возможно. Но проверка займет какое-то время.

– Ничего, я подожду, – улыбнулась я. – И очень вас прошу отнестись к моим словам серьезно. И рассмотреть любые, даже самые странные и невероятные варианты. Если эта проверка потребует каких-то дополнительных трат, то я готов оплатить ее в пределах своего лимита. На данный момент у меня на счету сто двадцать четыре тысячи кредитов. Надеюсь, что этого хватит. Но если потребуется большая сумма, то сообщите мне, я обязательно что-нибудь придумаю!

– Это… достаточно большие деньги, Джен! Ты уверен? Ведь шанс на то, что твоя догадка верна, – очень мал. А на эту сумму ты вполне бы смог приобрести на Грайне новый искусственный интеллект. Вполне сопоставимый по мощности…

– Я это понимаю, – улыбнулась я. – Но Пэйн стал мне другом. Он, если использовать тарианские понятия, мой кланник.

– Вот как…

Я, конечно, не очень разбираюсь в мимике инопланетян, но почему-то мне показалось, что Наставник Диург доволен моим ответом. Хотя ни его поза, ни выражение клювастого, оперенного серовато-бурыми мелкими перышками лица, казалось бы, не изменились. Просто чуть прикрылись лучистые глаза цвета палой листвы. Так он поможет?

– Хорошо, Джен, я лично проконтролирую этот вопрос.

Я благодарно кивнула. Понимаю, что шанс кажется мизерным, но вряд ли я смогла бы себе простить, если бы не использовала его.

– А сейчас, думаю, нам пора возвращаться, – прервал мои размышления тарианин.

Вежливо раскланявшись, я вышла из виртуальной сети, сдернула с головы шлем и, усевшись в позу лотоса на своей кровати, задумчиво уставилась в стену. Ларион оказался прав – все далеко не так здорово, как мне казалось. Но все же надежда была.

А еще я четко разграничила – поиски Пэйна, это не заявка на выполнение озвученного ранее Гуррланом «любого желания», а работа, которую я оплачиваю из собственных средств. Да, из тех самых, что маниакально копила на возвращение себе родного тела.

Но…

Ведь озвученное Главой безопасности Правящего клана Кори Атт «желание» у меня останется. И, кажется, у меня есть мысль, на что я хочу его потратить. Вот только безумно жаль, что посоветоваться мне сейчас просто не с кем. Единственные два разумных существа, которым я абсолютно доверяю, в данный момент недоступны. А откладывать…

Старое правило «оказанная услуга – уже не услуга», увы, работает везде и всегда. И чем дольше я буду тянуть с решением, тем менее значительной будет выглядеть предоставленная тарианам помощь, погребенная под новыми делами и событиями. Нет, они не откажут в выполнении обязательств! Слово, данное от имени кланов, – нерушимо. Вот только размер «любого разумного желания» вполне может сократиться до… разумных пределов.

Что ж, похоже, придется действовать на свой страх и риск! И, полагаю, принятое мною решение многих удивит и шокирует…

Глава 2

Риск – дело благородное!

Чудеса случаются, когда ты рискуешь всем ради мечты, которую кроме тебя никто не видит.

Клинт Иствуд

В реальности наш непростой разговор занял всего пару часов. А я-то, перестраховываясь, освободила для общения с тарианами весь день. Впрочем, не зря! Оставшееся свободное время вполне можно провести в собственной комнате, чтобы как следует обдумать результаты нашей странной беседы с Гуррланом из клана Кори Атт. Тем более что еды я запасла на целую роту. Да и общаться сейчас ни с кем не хотелось. Нет, не так… Очень хотелось обсудить произошедшее с Дареном и Пэйном, но это, увы, было невозможно.

Ларион? Нет, пожалуй… Не спорю, парень умен и мог бы дать неплохой совет, но слишком многое придется объяснять, а я не уверена, что готова к этому.

Так, успокоиться. Глубоко вздохнуть, выдохнуть… повторить!

Стянув комбез, я подошла к стене и, немного поиграв с настройками, превратила ее в зеркальную поверхность.

Мое самое заветное желание?

Одиннадцатилетний мальчишка в зеркале склонил голову набок, сдул налипшую на лицо прядь волос, окинул взглядом худое, подтянутое тело и криво, совсем не по-детски, усмехнулся. Что ж, желание не изменилось – я по-прежнему мечтаю увидеть в зеркале девичью фигуру. И неплохо было бы поторопиться, поскольку просыпающиеся гормоны не делают меня разумнее и адекватнее.

Но озвучить эти желания?..

Демоны Варры! Как же не хватает мне сейчас спокойной, чуть насмешливой мудрости Дарена и язвительных, но на редкость дельных комментариев Пэйна.

Да, я отлично знаю, чего хочу. Проблема в том, могу ли я доверить свое сокровенное желание тарианам? Все же, согласитесь, довольно странно, когда в качестве ответной любезности одиннадцатилетний пацан просит изменить ему пол на женский. Причем побыстрее и желательно не задавая вопросов о причинах столь эпатажного способа выразить благодарность.

Ага, так и вижу, как нелюбопытный старый эсбээшник Гуррлан вежливо кивает, говорит: «Конечно, милый ребенок, нет проблем!» – и забывает о странной просьбе сразу после ее выполнения. И совсем-совсем не интересуется мотивами столь необычного решения. Вы тоже в это искренне верите? Что, нет? Странно… и я вот почему-то не верю.

В общем, довольно очевидно, что подумать мне надо не о том, какое у меня самое заветное желание, а о том, рискну ли я его озвучить. Все же делиться своими чаяниями я буду не с последними тарианами на Грайне. Тот же Гуррлан, полагаю, с легкостью доберется до любой заинтересовавшей его информации, независимо от проставленных на ней грифов «совершенно секретно» и «перед прочтением сжечь». Не думаю, что для него составит большую проблему отследить, откуда на Ненею – мою «официальную родину» – прилетел Дарен, и выпотрошить вирталы просхов, проводивших в то время на Варрее какую-то «страшно секретную операцию». А потом сопоставить пропавшего с алтарного камня Отерр’нат темноволосого мальчишку – восьмого участника ритуала – с весьма подозрительным пацаном, появившимся в команде «Летящей». Который отличается крайне нетипичным поведением и почему-то очень хочет стать девушкой. Сенуст, конечно, сделал мне качественные документы, подтверждающие, что Джен Шарт создан на Ненее в одной из лабораторий, но не уверена, что они смогут выдержать пристальную проверку уровня главы СБ Королевского Дома тариан.

Это значит, что история с «переселением душ», вполне вероятно, выплывет наружу.

Мне это надо?

Хотя… правильнее спросить: насколько это опасно для меня и Дарена? Не хотелось бы подставиться самой и подставить приемного отца. Который, к слову, в данный момент находится на Грайне в полной власти кланов.

С другой стороны, нет никаких гарантий, что о моем переносе в мальчишеское тело не узнают независимо от высказанного желания. Ведь внимание королевской СБ мы уже привлекли, пусть и невольно. А на таком уровне предпочитают собирать информацию о людях «от и до». В принципе, это логично – надо же убедиться, что в данной истории мы действительно жертвы обстоятельств и не имеем отношения к бандитам. Так что стоит снять розовые очки и прекратить надеяться на «русский авось». Вполне вероятно, что, разговаривая со мной, Гуррлан уже отлично знал о том, кто скрывается за внешностью мелкого пацана. И разговаривал он не с ребенком, а со взрослой девушкой, похищенной с закрытого на джантер-карантин мира. И ведь не уточнишь же! Так знает или нет? Дилемма, однако…

И посоветоваться не с кем!

Ну, попробуем рассмотреть ситуацию со стороны. С Земли меня увезли насильно, да и в запрещенном ритуале я принимала участие помимо своей воли, однако, учитывая результат, Силы Правопорядка Федерации могут иметь на этот счет другое мнение. И мне совсем не хочется проводить с ними дискуссию на столь неприятную тему. Не факт, что моя точка зрения на те события вообще кого-то заинтересует. А вот отрапортовать о том, что преступник найден и дело закрыто, желающие точно найдутся. Да еще Дарена приплетут – как же, спрятал преступника и тайно вывез с Варреи. Виновен!

С другой стороны, вопросы правопорядка тариане предпочитают решать сами, не привлекая просхов. Достаточно вспомнить о печальной участи варта Тенувиля, решившего что он самый умный и может нагнуть даже посольскую миссию на Корен-Та. К слову, в этой истории пушистые ящеры прикрыли меня на суде. Хотя тогда у нас был общий враг и общие интересы.

Но ведь мое прошлое, каким бы оно ни было, на безопасность кланов никак не влияет! Кажется…

Вот уж точно: «и хочется, и колется». Что же выбрать-то?

Как же мне не хватает мнения кого-то взрослого и умного. Все же, несмотря на прошедшие несколько лет, в местные реалии я еще до конца не вжилась. А значит, могу ошибаться, просчитывая ситуацию с точки зрения землянки.

Может, с «дедулей» Фар-Терином посоветоваться? Могу ли я настолько довериться бывшему политику? Я и так ему должна, как земля народу, за помощь на Таурине и акулистого «Господина Адвоката». Не хотелось бы совсем уж в кабалу залезать.


Что ж, видимо, на этот раз решение придется принимать самой. Ладно, попробуем подойти к проблеме с другой стороны. Несмотря на высочайший технический уровень, кланы живут согласно древним традициям, стараясь соблюдать постулаты, завещанные предками. А там на первом месте всегда Долг и Честь. То, что, будем откровенны, для нашей расы чаще всего оказывается лишь красивыми словами, прикрывающими личную выгоду. Благородные бессребреники у нас как-то не выживают. Но для тариан это естественно, словно дыхание. И, по словам Гуррлана, кланы считают себя моими и Дарена должниками. А такими словами там не разбрасываются. Но является ли оказанная нами услуга достаточно серьезной, чтобы так рисковать?

Хотя попытка киднепинга…

Полагаю, что ранее не находилось безумцев, задумавших украсть еще не рожденных детей у самой опасной и технически развитой расы изведанной галактики. Причина похищения, по крайней мере для меня, вполне очевидна и в некотором роде гениальна. Те, кто плохо знает особенности расы тариан и не разбирается в клонах, возможно, сочли бы, что детей крадут для каких-то совсем уж пресыщенных извращенцев, вечно находящихся в поисках новых ощущений. Но если подумать… Первое и основное требование к любому клону – высокий индекс лояльности своим владельцам. А теперь представим нерассуждающе-преданного хозяину тарианина с его высоким интеллектом и отсутствием сдерживающих факторов в виде «кодекса чести» родного клана, который может «договориться» с любой техникой и вынудить любой виртал выполнить даже самый аморальный приказ. Перевести все деньги со счетов конкурентов? Без единого выстрела захватить военный спутник? Подтасовать результаты выборов в пользу своего кандидата? Скрыть следы преступления, подчистив данные в отчетах? Пожалуйста! Любой каприз за ваши деньги! На самом деле для вовремя подсуетившейся преступной организации такой «сотрудник» – настоящее золотое дно. Головокружительные перспективы, власть, деньги, полная безнаказанность – в общем, та самая кнопка «убить всех», о которой мечтают земные геймеры.

Вот только, пожалуй, не стоит озвучивать подобные гипотезы, даже находясь в полном одиночестве собственной комнаты.


Конечно, это всего лишь предположение, но, согласитесь, вполне правдоподобное. Поэтому меня и не удивило, что тариане так всполошились. Полагаю, аналитики кланов просчитали ситуацию и возможные последствия куда быстрее меня. И, если уж говорить откровенно, со стороны тариан было бы куда разумнее избавиться от свидетелей, нежели комфортить их, лечить и играть в «золотую рыбку», исполняя желания. Люди поступили бы именно так, вписав нас с Дареном в графу «неизбежных потерь во благо». Ну, может, наградили бы посмертно орденом и устроили пафосную панихиду. Вот только на наше с Дареном счастье у тариан другая психология. Совсем не человеческая. И честь для кланов – не пустой звук. А еще у них очень четкое разделение на «своих» и «всех прочих». И мы, пусть и невольно, оказались «своими». Поэтому лечат Дарена, поэтому ищут Пэйна, а у меня появился шанс вернуть себе нормальное женское тело. Сейчас вернуть, а не спустя энное количество лет.

Ну что ж, выбор сделан.

Возможно, это самая большая и последняя ошибка в моей короткой «новой» жизни, но вряд ли я смогу простить себя, упустив подобный шанс.

Говорят, что риск – дело благородное! Вот только с чего бы, а точнее, с кого бы начать? Сразу связаться с Гуррланом?.. Или…

Идеальным вариантом было бы исключить всех посредников, но, пожалуй, все же имеет смысл чуток перестраховаться и пообщаться сначала с приятелем.


– Дж-шен? – удивился Таш, которого я выдернула в виртал спустя всего час после эпической встречи «в верхах».

– Ага, – безмятежно отозвалась я. Ну какой смысл ждать и откладывать, если решение уже принято? Как говорится: «раньше сядешь – раньше выйдешь».

– Ты придумал желание? – заинтересовался мой друг, заинтригованно склонив голову набок.

– Придумал. Только оно незаконное. Как думаешь, Гуррлан согласится помочь или сдаст меня просхам? – рубанула я правду-матку.

Глаза Ташетти приобрели красивую форму круга, нижняя челюсть отвисла, а гребешок на голове налился багровой краснотой.

– Ч-чего? – обалдело уточнил мой приятель.

– Ну, может, и не совсем незаконное, но как минимум странное, – сжалилась я.

– Дж-шен, ты издеваеш-шься, да? – осторожно уточнил Таш.

– Я серьезен, как налоговый инспектор!

– Точно издеваеш-шься! – прищурился тарианин. – Это не смеш-шно!

Я вздохнула.

Выбор сделан, и отступать я не собираюсь. Таш, как, впрочем, и все остальные мои знакомые, рано или поздно о нем узнает. Так почему не сейчас?

Прикрыв глаза, я расслабилась и мысленно представила себя настоящую. Длинные светло-пшеничные волосы, голубые глаза… комбез? Пусть останется комбез…

– С-ш-ш?.. А ты кто? Но… как? – изумленно забормотал мой друг, встопорщив перышки, словно испуганный совенок. – А Дж-шен? С ним все в порядке?

– Нет, я его убила и съела, – фыркнула я, невольно закатывая глаза.

Таш подозрительно прищурился и окинул меня взглядом от белокурой макушки до пяток. Судя по расширившимся глазам и ошарашенной мордашке, Ташетти сопоставил факты и сообразил, что странная девица перед ним и есть его приятель Джен. Ну да, «привычное» знакомое тело в начале разговора, персональный именной контакт, по которому пришел вызов, да и поведение как бы намекало… Вот только причин столь причудливой маскировки он явно не понимал.

– То есть ты… Но… зачем?..

– Знаешь, я ведь сейчас рискую жизнью, показывая тебе это. И ладно бы только своей…

– Дж-шен, ты ж-ше знаешь, что я твой друг! – возмутился Таш. – И если ты не угрожаешь клану…

– Нет, конечно! – невольно улыбнулась я. – Но история это долгая. Надеюсь, что у тебя сейчас достаточно времени, чтобы ее выслушать?

Мой приятель переступил с лапы на лапу, изобразил хвостом что-то замысловатое и неуверенно кивнул. Понятно, он предпочел бы, чтобы рядом присутствовал хотя бы его Наставник. Но старый дипломат умеет держать «лицо», так что по хитрой клювастой морде я вряд ли пойму, о чем думает Диург. Таш для меня куда более «прозрачен» и понятен. Вдаваться в подробности я не планирую, а вот посмотреть на то, как он будет реагировать на рассказ, и, соответственно, при необходимости чуть сместить акценты, подавая историю взрослым тарианам, думаю, будет нелишним. Оно, конечно, что мертвому припарки, но все же добавит скромный плюсик бедному ребенку.

Я прикрыла глаза, вызывая перед мысленным взором уже знакомую поляну. Травы качнулись под порывом ветра, а дуб приветственно зашелестел листвой. Очередное крошечное подтверждение, что я – это действительно я.

Ну что, с богом?


– Дж-шен, но… это… правда ты? Объясниш-шь?.. З-сачем ты так странно выглядишь? Знаеш-шь, я, конеч-шно, подозревал, ч-што ты не обыч-шный человеч-шеский ребенок, но ч-штоб настолько… – шокированно выдал Таш, от волнения снова начав пришепетывать и явно борясь с желанием потыкать в меня пальцем.

– Повторюсь, это долгая история…

– Нич-шего, я сегодня с-свободен! – отозвался Таш, подергивая от нескрываемого любопытства кончиком хвоста, словно недовольный кот.

Я, глубоко вздохнув, словно перед прыжком в воду, плюхнулась на травку, привычно скрестила ноги в имитации позы лотоса и, вцепившись в кончик косы, начала свою исповедь:

– Сам понимаешь, что это не та история, которую станешь рассказывать первому встречному. Особенно если учесть, что мне, пусть и невольно, пришлось поучаствовать в запрещенном ритуале. Ну и Дарена мой длинный язык серьезно бы подставил. Просто сейчас… Кланы живут по своим законам, и, как я поняла, для них произошедшее с нами – не преступление. Все началось несколько лет назад на одной из удаленных, закрытых на джантер-карантин планет…


Господи, какое же это счастье, говорить о себе в женском роде и не бояться случайной оговоркой вызвать нездоровый интерес собеседника!


– Ты зря переж-шивал… переж-шивала, Дж-шен, участие в ритуале на Грайне действительно не считается прес-ступлением, – подтвердил Таш, выслушав слегка урезанный, но достаточно правдивый рассказ о моих приключениях. – Ты в данной с-ситуации и вовсе ж-шертва. А системы перенос-са сознания Отерр’нат вообще для другого были соз-сданы. Так древние ученые, меняясь телами, глубж-ше проникали в культуру иной цивилиз-сации. Оч-шень уважаемая профессия была.

Я обалдело смотрела на приятеля. Нет, ну серьезно! Я тут накрутила себя почти до состояния неконтролируемой истерики, а он абсолютно спокоен. Как будто ничего необычного или ужасного не происходит. А все мои переживания не стоят и выеденного яйца.

– Видишь ли, – осторожно уточнила я, – мы с Дареном вовсе не были уверены, что просхи не сочли бы нас преступниками. Потому и не распространялись о произошедшем.

– А, эти… – протянул Таш. – Ну да, эти могут… Вот только, Дж-шен, боюсь тебя расстроить, но у нас рабочих систем Отерр’нат не осталось. Да и твое настоящее тело, как я понимаю, погибло безвозвратно. Даже клона не из чего вырастить.

– Так и есть, – грустно согласилась я, невольно заметив, что акцент у Ташетти, увлеченного объяснениями, почти пропал. – Но вот ритуал Истинной Сути провести можно. Конечно, это тоже довольно опасно, однако ничего лучше я пока придумать не смогла. А время идет…

Тарианин задумался, прикрыв глаза и гипнотически медленно поводя хвостом. Я не торопила своего друга. Он и так воспринял ситуацию гораздо спокойнее, чем я ожидала. И не обиделся, что раньше скрывала от него столь неожиданные детали своей биографии.

– Ритуал Ис-стинной Сути, да?.. В качестве исполнения желания?

– Да, – просто ответила я.

– Хочеш-шь, чтобы я присутствовал при разговоре с уважаемым Гуррланом? Для поддерж-шки? – уточнил Таш. Затем хитро прищурил лучистые светло-карие глазищи и чуть покровительственно добавил: – Впечатляющ-ший он, да? Но ты не переж-шивай, он справедливый.

– Хочу! Буду тебя гладить и успокаиваться, – облегченно рассмеялась я. Ощущения были – словно с меня упала многотонная плита и я сейчас взлечу. Да, Таш не имел на вышеупомянутого «уважаемого Гуррлана» никакого влияния, но все же он был тарианином. И его реакция на мой рассказ была более чем показательной.

Таш неуверенно помялся:

– Дж-шен, ты прямо сейчас хочеш-шь поговорить, да? А Наставника Диурга з-свать?

– Не знаю, – слегка растерялась я. – А сам как думаешь? Он ведь приходил просто для того, чтобы меня успокоить. Не думаю, что ему захочется влезать в эту историю еще глубже…

Ну и мне, скажем честно, лишний свидетель разговора вряд ли нужен. Но эту мысль я озвучивать, пожалуй, не стану.

Таш неуверенно кивнул, принимая мое решение, подошел ближе и опустился на землю, приминая траву и привычно приваливаясь ко мне теплым боком. Кажется, мой «настоящий» пол его не слишком шокировал. Хотя не удивлюсь, если он просто списал это на очередные человеческие странности.

– Таш?..

– Ч-што?

– А это ничего?.. Ну, что я не парень? Или ты теперь со мной дружить не станешь? – неуверенно уточнила я.

Может, кому и покажется этот вопрос глупым, но вот друзей у меня не так уж и много. И терять Ташетти мне совершенно не хотелось. Пусть сейчас не самое подходящее время, но лучше уж сразу спросить прямо в лоб, чем мучиться сомнениями.

– Дж-шен, я знаю тебя. Ты – мой друг. Мне с тобой интерес-сно. А то, что ты оказалс-ся девчонкой… Какая мне разница, если это все равно ты?

– Ну да… у всех свои недостатки, – облегченно фыркнула я. С другой стороны, я Ташу под хвостик при знакомстве тоже не заглядывала, по умолчанию начав считать его «мальчиком». То, что потом этот вывод подтвердился, всего лишь удачное для меня стечение обстоятельств. Ну и статистика, поскольку женщин у тариан рождается на порядок меньше, чем мужчин-воинов. Однако общалась я с ним потому, что это было увлекательно и интересно. Пол тут какого-то значения не имел, поэтому буду надеяться, что и сам тарианин не станет заморачиваться моей гендерной принадлежностью.

Ну, главное выяснили. Теперь можно и на плаху.

Я, встряхнувшись, прикрыла глаза и отправила вызов по оставленным координатам. Интересно, удивится ли Глава безопасности Правящего клана Кори Атт, увидев на месте малолетнего пацана вполне взрослую и сформировавшуюся девушку? Хотя, будем откровенны, шансы на то, что я смогу прочитать его реальные эмоции, стремятся к минус бесконечности… А жаль. Было бы любопытно понять, знал ли старый тарианин о моем «истинном лице» в момент нашего знакомства или нет.


Рассказывать свою историю во второй раз оказалось значительно проще, хотя «публика» была куда более взыскательной и, в отличие от Таша, периодически радовала уточняющими вопросами. Но я скрывать что-либо не собиралась, так что отвечала достаточно честно и не виляла. В конце концов, ни в каких криминальных делах мы с Дареном замешаны не были, так что стыдиться мне было нечего.


– Значит, хочешь пройти ритуал Истинной Сути? – задумчиво произнес старый тарианин, рассматривая меня с нескрываемым любопытством. Знал ли он раньше о моем истинном поле и возрасте, я так и не поняла. А спрашивать… Теперь, после того как я раскрыла карты, это не настолько важная информация, чтобы лишний раз испытывать терпение Гуррлана.

– Да, думаю, это оптимальный вариант, – спокойно признала я.

– Без разрешения старших рода…

– В счет погашения «любого желания», – отозвалась я.

– Ч-ч-ш-ш… – шелестяще рассмеялся эсбээшник. – Поэтому поиски вашего виртала – за деньги?

– Верно, – не стала спорить я. Для всех присутствующих было очевидно, что, имея возможности тариан, отследить контакты Пэйна куда проще и дешевле, чем организовать дорогой и довольно опасный ритуал для «малолетки».

– Что ж, ты выбрала, Джен Шарт, я – услышал.

– Это согласие?

– Это согласие, – кивнул тарианин, вызвав у нас с Ташем невольный вздох облегчения. У меня – от осознания того, что призрачный шанс выжить и снова стать собою становится реальностью, а у моего друга – от того, что я, наконец, выпустила из рук зажатые в кулаках нежные перышки на его боку. Ну да, как-то «гладить» в этот раз не задалось. Чудо, что в процессе рассказа не ощипала под ноль.

– А… когда?..

– Не спеши, дитя, – шипяще рассмеялся Гуррлан. – Я соберу информацию и пришлю ее на твой кайрес. Думаю, в ближайшие дни. Вот только…

– Что? – насторожилась я.

– Ты ведь понимаешь, что ритуал Истинной Сути – это нечто большее, чем простое клонирование? И твои осознанные желания могут вступить в противоречие с твоим подсознанием.

– Я девушка! И в подсознании – тоже!

– Я не об этом, дитя. А о том, что ты, возможно, уже совсем не та девушка, что была несколько лет назад… Подумай об этом.

– Я… догадывалась об этом. Вот только выбора у меня особого нет. Придется рискнуть. К тому же не думаю, что, осознанно или нет, стану себе вредить.

– Что ж, я тебя понял, – кивнул тарианин. – А пока прошу извинить меня, дела…

Фигура пушистого ящера, расслабленно сидящая на вылезшем из земли корне старого дуба, растворилась, оставляя меня наедине с недовольным другом, приглаживающим встопорщенные перья.

– Эм… Таш, может, тебе помочь? – неуверенно предложила я.

Тот недоверчиво покосился на меня, но все же решил рискнуть и улегся обратно, предоставив мне шанс оправдаться. Машинально перебирая палевые перышки блаженно жмурящегося приятеля, я мысленно прокручивала состоявшийся разговор и пока не находила совершенных фатальных ошибок.

Похоже… я выиграла?

Глава 3

Низкий старт

Как любила говорить Белоснежка: «Держите меня семеро!»

NN

Я мрачно созерцала довольную мордашку «принцессы Неи», испачканную в креме. Нет, ну надо же умудриться так обсвинячиться, поедая торт? Мой торт, между прочим! Ларион, привычно развалившись на диванчике в нашей гостиной и довольно жмурясь, ковырялся в третьем куске, лениво выколупывая орешки и цукаты из воздушного бисквита. Но вот Нейрен-то как умудрился очутиться в нашей теплой компании?!

А начиналось все совершенно невинно…

Осознав итоги разговора с тарианами, я довольно потерла лапки и вполне логично решила отпраздновать предстоящую «сбычу мечт». А как может отпраздновать ребенок, закрытый, прости господи, практически в «режимном» учреждении? Устроить вечеринку с ванной шампанского и стриптизерами, плавно перерастающую в пьяную оргию? Да кто б мне позволил? Да и возраст для такого веселья у главного организатора слегка подкачал. А по возрасту мне подходит… М-да, парк аттракционов, бочка лимонада и вагон мороженого. Мечта Великого Нехочухи, блин.

А теперь рассмотрим вышеперечисленное поподробнее… и сразу же вырежем из списка пункт первый, ибо фиг меня кто без разрешения от родителей и сопровождения с территории Академии выпустит. К тому же, если говорить откровенно, любые аттракционы отдыхают рядом с моими ежеутренними полетами и общением с Мортирой, вот уж где адреналина – хоть ложкой ешь. А от оставшихся двух пунктов попа слипнется и заледенеет.

И что в итоге?

Простимулировав мысль почесыванием макушки, влезла в сеть, задала поиск по тегам «Тариу-Лосс», «на дому», «детский праздник», «дорого», «необычно», «интересно» и печально окинула взглядом выскочившую по запросу череду предложенных вариантов. Увы, большинство из них содержало два из последних вышеперечисленных пунктов развлекательной программы, то есть сладости и еще раз сладости. Ну и для полного счастья их дополнили веселой компанией, состоящей из клоунов, аниматоров и на редкость пофигистически выглядевших экзотических животных для тискательных процедур, доставляемых прямиком к месту проживания жертвы.

Офигенно веселый праздник, ага. С клоунами. Как раз мой вариант!

Покопавшись в местной сети, решила не извращаться и пойти простым путем. Все-таки, как практически любое детское тело, мое просило сладостей, но хотелось чего-то более глобального, чем рожок с мороженым и стакан сока. Праздник ведь! В конце концов, в будущем я еще успею посидеть на диетах.

Задав новый поиск, выбрала в самой дорогой местной кондитерской здоровенный трехъярусный торт, вздохнув, оплатила нехилый счет с несколькими явно лишними нулями и заказала срочную доставку. Несколько минут потратила на любование шоколадным чудом, блаженно прижмурилась, облизнулась и начала одеваться. Заказ обещали привезти в ближайший час.

Кстати, ведомая любопытством, все же нашла, из чего местные изготавливают свой шоколад. И обалдела, увидев деревья, плодоносящие вытянутыми коричневатыми плодами, подозрительно похожими на виденные когда-то давно в Интернете плоды какао-дерева. Угу, и, к слову, родиной здешнего шоколада считается Грайн – материнская планета тариан. В общем, похоже, не врали древние ацтеки и майя, рассказывая, что знаниями и еще кое-какими интересностями с ними поделились «боги с небес». Вот же… змеи пернатые!

Впрочем, не буду отвлекаться. Позвав Лариона прогуляться к воротам в надежде использовать доверчивого парня в качестве тягловой силы, отправилась караулить курьера.

Но не повезло, увы. Непонятно за какие грехи у самого выхода с территории нас настигла кара в лице некой мелкой белобрысой пакости. Которая еще издали начала нудить о том, насколько я не права, отменив такие интересные полетные занятия с ним, драгоценным. На которых, к слову, я могла бы многому научиться! А вместо этого бездарно трачу время, топчась у ворот с непонятно какими, но явно подозрительными целями. И кстати, а что это я тут делаю?

В общем, пока он не наорал нам тут целую кучу любопытствующих, пришлось затаскивать в ближайший декоративный куст, шипящим шепотом просить заткнуться и просвещать о доставке драгоценного груза. А потом и делиться с этим шантажистом, ибо на всех учащихся тортика точно не хватило бы, а одна белобрысая пакость много не сожрет… теоретически. И я не жадная! Я – домовитая! К тому же нули в ценнике мне еще долго будут в кошмарах являться.

Мелодичный сигнал от входной двери прервал мои размышления и вызвал легкое недоумение. Интересно, кого еще там принесло?

За дверью оказался клыкасто улыбающийся «Летный клуб» в полном составе. И глаза как-то нехорошо горят…

– Проходите, – вздохнула я, признавая поражение.

Табунчик оголодавших студентов едва не втоптал меня в пол, пытаясь превратить в придверный коврик. Хорошо, что успела отскочить.

– А что, у тебя здесь только торт? – разочарованно протянул Лиран.

– А ты чего ждал? Ящик «Горлодерки» и девочек? – ехидно отозвалась я.

– Ну, мало ли… – совсем расстроился Шут. – А говорили, что вы кучу всяких вкусняшек втроем еле утащили!

– Такой большой мальчик и до сих пор такой доверчивый? – хмыкнула я, с грустью наблюдая, как казавшийся совсем недавно огромным торт оперативно растаскивают по тарелкам. «Ну и ладно, легко пришло, легко ушло!» – печально вздохнула я, мысленно заклеивая рот пытавшейся что-то квакнуть внутренней жабе скотчем.

– Нифефо, мы и на тофт соглафны, – «утешающе» прочавкал Эльден Фар-Кловер. Не скажу, что за последнее время мы с ним стали близкими друзьями, но общаться стали гораздо чаще. Все же из участников «Летного клуба» он, если не брать в расчет меня, был самым младшим. Братья – Тай и Акс – предпочитали везде ходить парочкой, красавчик Валин дружил с приколистом Лираном, так что мы поневоле стали частенько пересекаться с этим малолетним любителем сплетен. И, к слову, с отличным аналитиком. По крайней мере, именно от него я узнала, почему Нейрен обзывает отца Лирана «мятежным адмиралом», а его сын при этом спокойно учится в элитной Академии Таурина.

На самом деле все было просто до примитивности – родители моих друзей принадлежали к разным политическим партиям. И если адмирала Аль’Вайра можно было отнести к прогрессистам, то Брайс Аль’Трайн, папаша «принцессы Неи», был консерватором и монархистом. Так что в итоге, когда «традиционалисты» попытались реанимировать монархию на Таурине, к счастью довольно мирными политическими методами, отец Лирана, чей флот стоял на тот момент возле Таурина, активно поддержал вполне законного губернатора. Ага, по совершенно случайному обстоятельству – отца Валина. Подозреваю, что отец белобрысой пакости хоть и выкрутился, но потерял в той заварушке не только политическое влияние, но и мечты о немалых перспективах на будущее, так что Нейрен дома выслушал не один поток дифирамбов в честь ушлого папаши Шута. Ну а дальше все традиционно: громче всех кричит «держи вора» сам вор.

Вспомнив текущий политический расклад по Таурину, хихикнула и полюбовалась изрядно кислой физиономией Нейрена, смотрящего на Лирана, словно чистюля-домохозяйка на дохлую мышь. Тому это ничуть не мешало с удовольствием уплетать вкуснейший шоколадный торт. Удовольствие, кажется, было даже несколько преувеличено. Видимо, печальная мордашка «принцессы» добавляла тортику остроты и перчинки.

– Так что празднуем? – полюбопытствовал Лиран, оторвавшись от лакомства.

– Хм-м… сложный вопрос, – несколько растерянно отозвалась я. – Ну, будем считать, что мой день рождения. Условно.

– Это как? – обалдел Нейрен. Он в свое время как-то не сообразил уточнить, с чего это ему столько счастья на тарелку привалило.

– Речь скорее о семейном деле, которое удачно разрешилось, – уточнила я, сдувая налипшую на щеку прядь волос. – Извините, но подробностей не будет, это личное.

Белобрысая пакость, гоняющая по тарелке недоеденный кусок, покосилась на меня и ехидно хихикнула. С чего бы это?

Я невольно ощупала щеки, запоздало понимая, что «обсвинячиться» тортом умудрился не только Нейрен. И ведь хоть бы кто словом обмолвился, заразы!

– Сам не лучше! – возмутилась я, поднимаясь и направляя свои стопы в ванную комнату.

Трайн ощупал лицо, оценил измазанные в шоколаде ладони, возмущенно фыркнул и обвел окружающих прокурорским взглядом. Видимо, мысль про молчаливых зараз пришла и в его голову.

– Хочешь составить компанию? – ласково пропела я, кивая на дверь ванной комнаты.

Парни, явно вспомнив историю моего отселения к Лариону, заржали и начали делиться советами. Извращенцы!

Нейрен надулся, покраснел и смущенно буркнул что-то из серии «только после вас». Но при этом снова не выказал желания нас покинуть. Честно говоря, я думала, что он свалит, как только увидит Лирана. Хм-м… любопытно. Неужели так хочет в «Летный клуб»?

Это стоит обдумать.

Я встала возле раковины, машинально засунула руки под кран, из которого тут же полилась вода, и уставилась на отразившуюся в зеркале мальчишескую мордашку, щедро испачканную в шоколаде. Действительно уделалась.

Мысли крутились вокруг возможного пополнения «Летного клуба». С одной стороны Нейрен Аль’Трайн, конечно, уже вполне подтянул навыки и проходит «по нижней планке». А с другой… он же постоянно будет цепляться к Лирану и, соответственно, огребать люлей по полной. И срываться на окружающих. Причем в лице «окружающих», подозреваю, чаще всего будет выступать моя скромная персона. А значит, Нейрен снова получит люлей, что разозлит его еще больше. В общем, о спокойствии можно забыть, весело будет всем. А оно нам надо – такое веселье?

Вернувшись из ванной комнаты и проводив взглядом шмыгнувшего туда Нейрена, я окинула лопавших торт довольных «залетчиков» быстрым взглядом и поняла – в этом году «принцесса Нея» точно в клуб не попадет. А вот в следующем, когда Валин с Лираном закончат обучение в Академии и выпустятся, он туда впишется отлично. И никаких скандалов и склок не будет. Вот только… а буду ли я сама в Академии в следующем году?


С учетом моих планов на ближайшее будущее и принципиального согласия тариан вопрос совсем не праздный.

Что ж, попробуем зайти с другой стороны: а хочу ли я обучаться в Академии дальше?

Да, хочу.

Это интересно, это порой довольно весело, а еще я здорово прогрессировала. Все же наш Пэйн, хоть и является полноценным вирталом, изначально под обучение не заточен. Да и в целом здесь дают куда более глубокие, разносторонние и фундаментальные знания, грамотно сведенные в общую систему. Плюс постоянная практика, пусть и виртуальная.

А важность хорошего образования я никогда не недооценивала – ни в той, ни в этой жизни.

Вот только решать подобный вопрос единолично было бы неправильно. И если Дарен скажет, что мое место на «Летящей», то спорить я не стану. Как и сожалеть об упущенных возможностях.

Хотя прикинуть варианты мне же никто не запрещает?..

То, что Дарена вылечат, а наш корабль починят, можно считать делом свершившимся. Тариане слово держат. Но вот что дальше? Контракт с кланом Дровер Атт по-прежнему в силе, Наставник Диург подтвердил его. Маршрут с Грайна на Корен-Та довольно спокойный, уже не раз нами пройденный, приносящий неплохую и постоянную прибыль – это мечта многих Серых торговцев. К тому же всегда можно прихватить с материнской планеты тариан пару-тройку небольших контейнеров с высокотехнологичной начинкой, чтобы продать их чуть дороже на стремительно развивающейся Корен-Та. Мы уже так делали, поэтому с уверенностью скажу – даже с нехилой наценкой товар буквально с руками отрывают.

Кто-то скажет: «Вы же Серые торговцы, можете путешествовать по всей галактике, и вообще, это скучно – постоянно мотаться по одному и тому же пути между двумя планетами». Вот только подозреваю, что приключений Дарен за свою длинную и веселую жизнь накушался уже полной ложкой. Да и мне хватило за глаза. Так что скучный и постоянный маршрут – пожалуй, для нас не самый худший выбор. Тем более, как выяснилось, даже «в самом скучном» рейсе мы в состоянии найти себе приключений на задницу.

А еще, будем говорить откровенно, я, как член команды, особой пользы пока не приношу. И довольно глупо не использовать шанс на качественное обучение, за которое к тому же заплачено не из нашего кармана. По крайней мере, мой первый год обучения полностью оплатил Фабер Фар-Терин.

– Джен, чего загрустил? – насмешливый вопрос Лирана выдернул меня из мыслей. – Тортик свой оплакиваешь, жадина?

– Думаю, – отозвалась я и, опомнившись, добавила: – Но ты-то у нас думать не приучен, так что немудрено было спутать!

Народ заржал, а я, сообразив, что сейчас не лучшее время планировать будущее, ненадолго включилась в общую беседу и череду подколок.

И все же, что делать дальше?..


– Джен, да ты совсем засыпаешь, – толкнул меня в бок Ларион и хихикнул: – Даже стесняюсь спрашивать, чем ты ночью занимался…

– Торт искал и на клоунов смотрел… – машинально ответила я, вызвав у окружающих странное хрюканье, переходящее в откровенный ржач.

Гады!

Мстительно прищурившись, я окинула взглядом веселящихся приятелей и мысленно усмехнулась. Память у меня хорошая, но сладкую месть, пожалуй, стоит отложить до конца следующей декады. Ага, как раз после ритуала в Академию вернусь. В новом обличье… И что-то мне подсказывает – планируемое мною перерождение будет для парней настоящим шоком и куда более изощренной гадостью, чем любая придуманная мною шутка.

Главное – не забыть озадачить тарианских юристов парой вопросов. Например, если я сменю пол, смогут ли руководители Академии на этом основании отказать мне в обучении? Ведь традиционно сюда принимают только юношей. Ну и еще вопросик с документами и банковскими счетами. Как-то же надо будет подтвердить, что я – это я. Не хотелось бы из-за каких-то бюрократических заморочек потерять все, что нажито непосильным трудом.

Или обратиться с этим к Господину Адвокату?

Нет, пожалуй, даже хитропопому начальнику СБ Королевского клана тариан я доверяю куда больше, чем этой акуле от юриспруденции.

Ох, как же мне сейчас не хватает Пэйна, который щелкал такие вопросы, как орешки. А тут даже посоветоваться не с кем.

А еще, пожалуй, стоит подумать, кого из ближайшего окружения можно посвятить в мои планы. И надо ли?

Таш уже в курсе, в «Крысиной Империи» особо близких знакомств у меня нет. Точнее, им всем глубоко фиолетовы мой пол, возраст и раса, большая часть народа там сама анонимно сидит. Остается… Яксен? За последние годы нашего общения парень доказал, что ему действительно можно доверять…

– Ладно, похоже, мы действительно загостились, – вздохнул Эльден, окинув взглядом опустевшую коробку от торта. – И вообще, скоро отбой…

– Ага, – согласился с ним Шут. И ехидно добавил: – Ты, Джен, когда соберешься в следующий раз на клоунов полюбоваться или вкусняшек налопаться, зови, не стесняйся!

– Что, тоскуешь без братьев по разуму? – фыркнула я. Нет, ну совсем совесть потеряли. Между прочим, один – сын местного губернатора, а двое – адмиральские детки! А на халяву примчались, куда там бедным сиротам вроде нас с Ларионом. Мы и клювом щелкнуть не успели, как без нас все поделили и слопали. Ну, все, что осталось. И тем не менее! Они ведь уже и на следующий торт виды имеют. Дедовщина же в чистом виде!

– Нет, – доверительно отозвался Лиран, поднимаясь. – Просто сладкое люблю. А пообщаться я всегда могу с тобой, куда там клоунам!

Вот же з-зараза…

Ну да ничего, скоро сочтемся!


Сигнал-подтверждение от Гуррлана пришел поздно ночью. Кайрес противно зажужжал, заставляя проснуться, но недовольство моментально исчезло, стоило только услышать новости. Ритуалу Истинной Сути – быть! Тарианам мало кто отказывает в небольших услугах. И дело даже не в том, что это самая технически развитая раса, с которой можно «поиметь» в качестве благодарности какие-то торговые преференции или ответное одолжение, дело, скорее, в их репутации. Они всегда достойно вознаграждают за помощь. А уж если некая услуга требуется Правящему клану…

В общем, в следующие выходные мальчик Джен Шарт покинет Академию, чтобы пройти ритуал Истинной Сути, а вернется в нее девушка Джен Шарт. По крайней мере, очень на это надеюсь!

Что, удивлены такой скоростью?

Я вот тоже в свое время была ошарашена, узнав, что храмы, где можно пройти данный ритуал, находятся почти в каждом Старом мире и являются древним наследием человеческой расы. К сожалению, в прошедшей череде войн за независимость колоний, переворотов, революций и прочих политических радостей многие знания были утеряны. Так что построить новые храмы людям в ближайшее время не грозит. Да и «храмами» их стали называть не так давно, раньше-то это были самые обычные исследовательские центры. Религий, как таковых, у местного человечества не существует. Кто-то, конечно, может взывать к Удаче или Судьбе, поминать демонов Варры или других мифологических созданий Новых миров, но в целом современная человеческая цивилизация атеистична, предпочитая верить в собственные силы и возможности. И никаких церквей и храмов здесь не строят. Наверное, просто переросли.

А еще в реальном времени все происходит довольно быстро – от нескольких минут до максимум пары часов. Заходит в помещение один человек, а выходит другой. Впрочем, похоже, что это общая черта для древних. Церемония на алтаре Отерр’нат, насколько я помню, тоже была довольно быстротечной.

Короче говоря, на Таурине тоже был свой храм, который находился на небольшом рукотворном острове почти в центре Гилланского океана, строго на нулевом меридиане планеты. К слову, это общая для всех храмов особенность – местонахождение на пересечении экватора с нулевым меридианом. Причем, как я поняла, сначала высчитывалось место для строительства храма – некая константа, точка пересечения непонятных современных людям сил, фокус энергии, называйте, как хотите, – а уж потом на него делалась привязка нулевого меридиана. И, что показательно, почти всегда это был небольшой одинокий остров где-то посреди моря-океана. Ну, или его там создавали искусственно. Правда, в чем сакральная суть такого расположения, мне выяснить так и не удалось, но, видимо, для чего-то это все-таки было нужно. В любом случае, именно на такой затерянный в океане островок я отправлюсь навстречу своей судьбе в ближайшие выходные.

На самом деле, несмотря на то, что храм был единственным на планете, особых очередей туда не наблюдалось. И дело даже не в заоблачной, просто неприлично высокой цене предстоящей процедуры.

Люди просто боялись.

Страшно посмотреть в зеркало и увидеть там совсем не то, о чем мечтал. А ведь ритуал вскроет самые глубинные слои личности, и ты осознаешь себя именно таким, каков ты на самом деле. Реального, не приукрашенного самовнушением, не успокоенного сладкой ложью комплиментов и самообмана. Когда твои грехи, страхи и сомнения в самом прямом смысле отразятся на твоем лице. Без жалости, без шанса что-то спрятать, изменить и исправить. Конечно, позднее можно подкорректировать внешность у хирургов, провести какие-то дополнительные процедуры… вот только ты сам всегда будешь помнить, какой ты настоящий. Этакий портрет Дориана Грея, который моментально отразится на вашей реальной личности. В общем, когда читаешь об этом, вроде как ничего ужасного, но когда понимаешь, что это предстоит именно тебе…

Но есть у данной церемонии еще один минус – очень высокая по местным меркам смертность. Сердце не выдерживает. А провести какие-либо реанимационные процедуры в процессе ритуала невозможно. После него же зачастую уже слишком поздно. В общем, согласно статистике где-то каждый восьмой везунчик вместо желанного воплощения в этой жизни отправляется в последний путь к своей следующей инкарнации.

Хотя тут, возможно, дело в том, что большая часть людей, рискнувших пройти ритуал, очень пожилые. Те, кто в душе все еще чувствует себя молодым, полным сил и готовым к новым свершениям, а в реальности имеет дряхлое тело, подточенное болезнями и возрастом.

В целом это действительно опасно. И, подозреваю, будь Дарен в сознании, вряд ли он разрешил бы мне участвовать в этом ритуале в неполные двенадцать лет. Но ждать следующего шанса…

Самое забавное, что те, кто все же прошел ритуал, почему-то категорически не желают рассказывать подробности, чтобы хоть как-то успокоить любопытствующую общественность. Так что по сети ходит куча непроверенных жутких баек, которых я начиталась, разыскивая информацию по смене пола.

Не буду скрывать, меня предстоящий ритуал тоже пугает. Но и других вариантов для себя я не нахожу. В данный момент это единственный способ вернуть себе женское тело и не стать калекой. Чисто теоретически можно было бы дождаться совершеннолетия, провести череду пусть и безумно дорогих, но зато вполне безопасных операций, тщательно отслеживая и контролируя изменения. Можно даже полностью восстановить мой прежний облик. Вот только я вовсе не уверена, что после нескольких лет в переживающем все гормональные шторма подростковом теле я не превращусь в безумного фрика. У меня уже сейчас ум за разум порой заходит. А ведь половое созревание еще и не началось толком. Нет уж, спасибо. Так рисковать своими мозгами я не готова!

Хотя все равно страшно…

Какой я стану? За последние несколько лет мне невольно пришлось попасть в пару-тройку серьезных переделок, зачастую утягивая за собой дорогих мне людей. Пускай и не желая того, я стала причиной смерти нескольких разумных. Да, они были преступниками, убийцами и работорговцами, но все же… И хотя я старалась поступать по совести, случившегося это не изменит. Остается только надеяться, что мои грехи не столь тяжки, чтобы изуродовать новое лицо до неузнаваемости. Главное – я уверена, что все же стану девушкой. Ведь даже в вирте мне до сих пор приходится постоянно контролировать внешность, чтобы «не сорваться». Поэтому уж в чем я ни капли не сомневаюсь, так это в том, что окажусь именно в женском теле.

Только бы все получилось!

Глава 4

Ритуал

– Ведьму – сжечь!

– Но она такая красивая…

– Хорошо… но потом – сжечь!

NN

Храмовый остров был совсем крошечным и… странным. Застывшим во времени, словно бабочка в куске янтаря. Если не считать вынесенной за пределы острова достаточно современной площадки для посадки глайдеров, соединенной с основной территорией длинным ажурным пешеходным мостом, то его и вовсе можно было бы отнести к какому-то Средневековью. Как выяснилось, постоянно на нем никто не жил. Даже те, кто помогал соискателям проходить ритуал, никогда не оставались там на ночь. А еще прилетели мы туда очень рано, с первыми лучами солнца, так как ритуал всегда проводили утром, после рассвета. Традиция. Сам храм, где мне предстояло снова стать собой, оказался единственным строением, расположенным практически в центре островка на небольшом возвышении. Туда вело несколько извилистых, вымощенных диким камнем дорожек, прихотливо петляющих между клумб и куп редкой красоты декоративных деревьев. Светло-бежевое, почти золотистое здание словно парило над островом, безмятежно плывя в вышине, столь изящное и легкое, что становилось понятным, почему со временем его стали называть именно «храмом». Сам остров своей идеальной выверенностью оформления в каждом кустике и каждом камне поразительно напоминал японские сады. Хотя, может, мне просто так кажется из-за обилия «разноцветных», аккуратных деревьев, составляющих гармоничные псевдоприродные группы с крупными и якобы произвольно разбросанными, покрытыми мхом валунами.

Казалось, что люди этому месту совершенно не нужны. Может, поэтому тут никто и не живет?

На фоне этого спокойствия и природной гармонии я казалась себе какой-то особенно неправильной и неполноценной и оттого нервничала еще больше.

Я машинально отрегулировала температурный режим комбеза – все же на экваторе даже ранним утром было довольно жарко, особенно если сравнивать с мягкой зимой Тариу-Лосса, из которой мы сюда прилетели. Сдув с лица непослушные пряди, мысленно похвалила себя за то, что надела свой любимый черный комбез – невольный «подарок» покойного лорда Ортвита Аль’Кресса, а не ставшую уже привычной форму Академии. Не скажу насчет уровня защиты, но вот то, что его можно легко подогнать под любую фигуру, я знала абсолютно точно.

Мой сопровождающий выбрался из глайдера, встряхнулся, словно мокрый пес, и молча направился к цели нашего визита, предоставляя мне возможность идти следом.


Впрочем, стоит, наверное, начать с того, что случилось чуть раньше…


Первое, что я сделала, проснувшись после разговора с Гуррланом, – связалась с Яксеном и порадовала «его Ненейское величество» планируемым преображением. О том, что собираюсь стать девушкой, говорить не стала. То, что мне этого безумно хочется, вовсе не значит, что все пройдет, как запланировано. Так что просто сообщила о планах посетить храм. Без подробностей. Получила порцию бодрящего утреннего скандала, так как об опасности данного ритуала мой друг откуда-то знал, и, довольная, отправилась на полетную тренировку. Судя по тому, что в течение первой «дуэли» кайрес неоднократно информировал о входящих вызовах, Яксен вовсе не считал наш разговор законченным. Вот же упрямый!

Извинившись перед Валином, уступила пилотское кресло Лирану и устроилась в уголке, чтобы спокойно пообщаться с белобрысым надоедой.

– Ну что? – возмутилась я, подключая кайрес и закрывая глаза для визуализации собеседника.

– Джен, ты спятил?! – прошипел появившийся на полюбившейся мне полянке в лесу светловолосый парень.

– А я всегда был психом, – безмятежно отозвалась я. – Если это все вопросы…

– Джен, – устало вздохнул Яксен, плюхнулся напротив меня в траву и машинально взлохматил отросшие волосы. – Ну как тебе объяснить, что это опасно, глупый ты ребенок?! Я после нашего разговора посмотрел статистику по ритуалу. Ты же можешь погибнуть. Почти каждый восьмой участник ритуала умирает! Умирает, понимаешь! Совсем, навсегда!

– Я знаю, Яксен. Не только ты смотрел статистику.

Надо же, вот уж не ожидала, что он будет так за меня переживать. Даже на душе теплее стало.

– Тогда объясни мне, зачем тебе все это? Ты и впрямь считаешь, что после ритуала получишь какие-то уникальные сверхспособности? Ты понимаешь, что шанс на это исчезающе мал?

– Что? – совершенно искренне удивилась я. – Какие еще сверхспособности? Да я о таком даже не думал…

– Тогда зачем тебе этот риск?! – рявкнул раздраконенный парень.

М-да…

Что ж его так пробрало-то?

Вздохнув, я посмотрела на упрямо набычившегося друга и поняла – придется рассказывать. И соврать вряд ли получится. Догадается. И не простит.

К тому же переживал он за меня совершенно искренне.

Еще раз вздохнув, я уточнила:

– У тебя время есть? А то рассказ будет долгим…

Судя по ответному ласковому взгляду, время было. Как и желание свернуть кое-кому умному и красивому тощую шейку. Да уж… похоже, стоит поторопиться с объяснениями!

– Только не перебивай, ладно? Вопросы потом задашь, – тихо попросила я и сосредоточилась.

Внешность темноволосого мальчишки-хэири «потекла», возвращая мне мое истинное лицо. Я, услышав пораженный выдох, открыла глаза, грустно улыбнулась и начала свой рассказ:

– Я родилась на одном из закрытых на джантер-карантин миров в довольно обеспеченной семье…


На завтрак и первую пару в тот день я опоздала. И хотя Мортира наверняка устроит мне на вечерней тренировке новую Варфоломеевскую ночь, оно того стоило. По крайней мере, Яксена в необходимости ритуала мне убедить удалось. Хотя… да нет, показалось, наверное. Скорее всего, его просто шокировали новости, поэтому он и был такой задумчивый. И кидал в мою сторону очень странные взгляды.

Несколько учебных дней, оставшихся до церемонии Истинной Сути, прошли словно в тумане. Я что-то делала, отвечала на какие-то вопросы, тренировалась… а внутри все плотнее скручивалась пружина, и меня все сильнее потряхивало от напряжения.


Утро было морозным и ясным. Темное, усыпанное звездами небо уже чуть посветлело на востоке, предвещая рассвет, когда я ступила за ворота Академии и нашла глазами моего сопровождающего. То, что он довольно предсказуемо оказался тарианином из местного дипломатического корпуса, не вызвало особого удивления. Собственно, кому еще Гуррлан мог бы поручить отвезти меня к храму? Тем более что в отсутствие приемного отца Королевский клан взял ответственность за меня на себя. Представляю, какая у нашего ректора была физиономия при озвучивании данной информации. Я ему, бедняге, и впрямь скоро в кошмарах буду являться. Вряд ли у него когда-либо еще случались такие, скажем вежливо, нетипичные студенты со столь разнообразными знакомствами в разных кругах. Ага, из тех, что мечтают отучиться в элитной Академии, чтобы стать Серым торговцем, как папа. Полный мозговынос. Даже самой смешно.

– Идем, дитя. Я Полномочный Посол клана Иуверр Атт Клорр иль Иуверр. Я позабочусь о тебе.

Я вежливо поздоровалась, изобразила приветствие от младшего к уважаемому старшему и послушно влезла в приземистый темно-синий глайдер с дипломатическими номерами. Все было согласовано, все бумаги об отказе от ответственности и возможных претензий подписаны, а деньги – уплачены. И теперь нам предстоял недолгий полет на юго-запад, к Храмовому острову. Там нас уже ждали.


Здание храма, точнее комплекс зданий, вблизи ничуть не утратило своей изысканной красоты. Тонкие, летящие силуэты, отточенность линий, высокие стрельчатые окна и восхитительная, словно светящаяся бледным золотом в свете восходящего солнца текстура камня стен. Возможно, такая планировка подошла бы скорее для летнего дворца на берегу моря или для святилища, но никак не для исследовательского центра, однако именно здесь и сейчас она смотрелась поразительно гармонично.

Время действительно оказалось не властно над храмом. Стены были гладкими, территория ухоженной, а пожилой мужчина в остромодном и неприлично дорогом костюме из натуральной ткани, встречающий нас возле высоких двустворчатых дверей, словно принадлежал к иной эпохе.

Я вежливо поклонилась и вопросительно обернулась к своему молчаливому провожатому. Тот изобразил кончиком хвоста что-то малоопределяемое, кивнул на двери и пояснил:

– Дальше я не пойду, подожду здесь, а ты – слушайся господина Аль’Берка.

«Жрец», молчаливо возвышавшийся возле дверей, отмер, едва заметно склонил голову и повернулся к резным деревянным створкам. Которые моментально «протаяли», превратившись в широкий проход. Ну вот, и тут обман. А я-то была уверена, что двери аутентичные, деревянные. А оказалось – очередная иллюзия. Может, и сам храм совсем не похож на сказочный замок? А что, я отлично помню, как на Ненее попала под действие полулегального рекламного проектора, который вытащил из моих воспоминаний вход в любимую тратторию и использовал этот образ для «маскировки» входа в один из баров.

Может, проверить?

Опасливо покосившись на спину своего провожатого, бесшумно добежала до стены и осторожно погладила прохладный каменный блок. Настоящий. Иллюзия уже «потекла» бы.

Так же бесшумно вернулась на свое место, пристроившись за медленно шагающим Аль’Берком.

Понимаю, глупостями занимаюсь и не о том думаю. Но это хоть немного отвлекает от мыслей о предстоящем ритуале. В предыдущем случае на алтарь Отерр’нат для переноса души меня уложили работорговцы. Сейчас я иду сама, с полным пониманием того, чем этот «эксперимент» может завершиться.

Широкий коридор закончился еще одной псевдодеревянной дверью, пропустившей нас в небольшой внутренний дворик, замощенный диким камнем и украшенный несколькими клумбами с незнакомыми мне цветами. Где-то на грани слышимости журчала вода, даря легкую прохладу.

Красиво, конечно… вот только чем ближе к цели, тем сильнее меня потряхивает.


– Ну, вот и пришли, – улыбнулся мужчина, останавливаясь возле очередных двустворчатых дверей. – Волнуешься?

– Очень, – честно призналась я. – А что, больше здесь никого не будет, только вы?

– А кого еще ты хочешь увидеть? – удивился тот. – Обычно те, кто проходит ритуал, наоборот, просят, чтобы сопровождающих было как можно меньше. Мало ли что получится в итоге…

– А если вдруг плохо станет?

– Ах, вот ты о чем. Смотри, видишь дверь напротив? Там находятся несколько медкапсул, современное оборудование и команда реаниматоров.

– Но статистика…

– Верно. Все это сработает только в том случае, если после ритуала двери откроются достаточно быстро и пострадавшего удастся сразу поместить в медблок. Увы, так случается не всегда.

– А разве нельзя это как-то отрегулировать? – нахмурилась я. – Ну, чтобы двери открывались вовремя?

– Пытались. Но в случае, когда в зале познания присутствуют несколько человек, ритуал просто не срабатывает. А инструкции по регулировке или созданию новых храмов, к сожалению, утеряны.

– Но…

– Молодой человек, мне кажется или вы действительно пытаетесь тянуть время? – хитро прищурился мужчина.

– Ну… – Я вздохнула и честно призналась: – Страшно же…

– Решайтесь!


Прикрыв глаза, судорожно вздохнула и коснулась ладонью дверной створки. Интересно, что меня там ждет?

– Не забудь снять одежду, перед тем как вступишь в круг, – с улыбкой напутствовал Аль’Берк. – Я уверен, что у тебя все получится!

Я машинально кивнула. Все мои мысли были уже внутри.

Вообще, как-то все это странно.

Ни объяснений, ни какой-то подготовки, ни перечня запретов. Ну, как-то не так я себе все это представляла.

С другой стороны, все договорные вопросы на себя взяли тариане. Что конкретно делать – мне сказали, а объяснять «глупому ребенку» тонкости управления, по соображениям того же Аль’Берка, – бессмысленная трата драгоценного времени.

Ну, если посмотреть с такой точки зрения…


Большое круглое помещение. Очень светлое. Из вытянутых, непривычно высоко расположенных стрельчатых окон льется яркий солнечный свет. Ну да, на экваторе рассветы и закаты стремительны, неудивительно, что уже светло, словно сейчас день, а не раннее утро. Округлый сводчатый потолок, расписанный едва заметной золотистой вязью, чем-то напоминает купола мусульманских мечетей. Стены украшены ненавязчивым растительным орнаментом, а в центре зала на полу невероятно ярко и контрастно выделяется круг метров трех-четырех в диаметре из какого-то черного камня. Или не камня вовсе. И, кажется, даже не черного, а темно-темно-синего, с гипнотически мерцающими где-то в глубине разноцветными звездочками.

Бросив комбез у самого входа, я непроизвольно подошла поближе, чтобы лучше рассмотреть это странное явление.

И не заметила, как ступила в круг…


Вокруг клубился туман, серыми лапами хватал за руки, стараясь то ли задержать, то ли потянуть за собой. Чьи-то приглушенные голоса звали меня подойти и прислушаться, но определить, откуда они доносятся, не получалось. Я настороженно застыла, пытаясь понять, где я и как сюда попала.

Кажется, впереди показался какой-то просвет? Пойти туда? Или лучше подождать?

Впрочем, сколько можно стоять на одном месте?

Решительно нахмурившись, я сделала первый шаг.


Туман на моем пути медленно и лениво растекался в стороны, опускался к земле и таял, открывая странную картину. Дымные, обманчивые отражения в зеркале, огромном, от стены и до стены, словно дразнясь, гримасничали и таяли серыми призрачными хлопьями.

Зеркало?

Ритуал – это зеркало?!

Я невольно шагнула вперед. И, кажется, оттуда, из зазеркалья кто-то шагнул мне навстречу.


Мне было страшно входить в этот зал?

Нет.

Страшно мне стало сейчас!

Вот только отступать мне уже некуда…

Шагнуть вперед на дрожащих ногах, сжать кулаки и сделать еще один шаг… а теперь самое сложное – поднять глаза на свое «отражение».


– Что?! Но… как? – не сдержала я изумленный вскрик, вглядываясь в серую хмарь напротив.

Потому что с той стороны странного зеркала стояли двое.

Красивая худенькая голубоглазая блондинка в синем вечернем платье печально улыбнулась и положила руку на плечо стоявшего перед ней темноволосого мальчишки с растрепанной косой и не по-детски серьезными зелеными глазами.

– Я… я не хотела! – тихо выдохнула, признавая свою вину. – Я правда не хотела! Прости…

– Я знаю, – неожиданно отозвался ребенок удивительно знакомым голосом. Моим голосом, точнее тем, что был у меня пару лет назад. Вот только интонации были совсем другими, услышишь – не спутаешь. – Но уж лучше ты, чем тот ур’рлан!

Девушка возмущенно фыркнула и отвесила мальчишке легкий подзатыльник, больше похожий на ласку:

– Сейчас тот, кто ругается бранными словами, получит по попе! Разве тебя не учили, что неприлично так говорить, особенно если рядом дамы?

– А я не помню, – независимо отозвался нахальный пацан и почти незаметно прижался спиной к девушке, молчаливо напрашиваясь на обнимашки.

– Что, совсем не помнишь? – не удержавшись, переспросила я, до сих пор ошарашенная открывшейся мне картиной.

– Мы оба не помним. Вообще ничего не помним из прошлого, так что можешь не расспрашивать, бесполезно! – спокойно отозвался мальчишка. И непонятно добавил: – Да и вообще мы здесь, только пока ты здесь.

– И что теперь? – неуверенно уточнила я, не понимая, как действовать дальше. Если у остальных участников ритуала были столь же ядреные глюки, то неудивительно, что они не спешили поделиться ими с окружающими.

– А это тебе решать, – так же туманно пояснила девушка.

– Как? – не сдержалась я. – Как решать-то? И что вообще надо делать?

– Что-то принять, что-то оставить… – пожала плечами зазеркальная Женя Власова.

Я подавила страстное желание побиться головой о стену и зажмурилась, пытаясь успокоиться. Вдох, выдох… вдох, выдох…

Что-то принять, что-то оставить? Но ведь сейчас они оба – часть меня. Если я «оставлю» кого-то из них в зазеркалье, то стану ли я действительно собой? Но если приму… мы что, выйдем отсюда вдвоем? Но я ни разу не слышала о таком окончании ритуала. Значит, я в чем-то ошибаюсь!

– Решай быстрее, Джен! – поторопила меня девушка. – Время уходит.

– Я… я не знаю!

Наверное, сейчас я сделаю очередную свою грандиозную глупость. Быть может, даже последнюю. Но бросить кого-то из них в этом сером хмарном тумане я просто не смогу.

Протянув руки, осторожно коснулась зеркальной поверхности, прогнувшейся под моими ладонями, словно пленка на воде, и вгляделась в глаза своих «отражений».

Безымянный мальчишка осторожно, словно не веря, коснулся моей ладони с противоположной стороны зеркала, потом шагнул вперед и удивительно тепло и ясно улыбнулся.

Тот момент, когда второй моей рукой завладела Женя-из-отражения, я заметить уже не успела, только почувствовала теплое пожатие, проваливаясь куда-то в темную воронку беспамятства.


– Надо же, какой интересный эффект, – задумчиво произнес кто-то над моей головой. – Кажется, такого у нас еще не было…

– Было, правда, давно, – поправил второй невидимый незнакомец. – Ты здесь еще не работал.

– Но хороша, согласись?

– Ага, только ты учти, что, скорее всего, еще пару часов назад это была древняя морщинистая старушка!

– Умеешь же ты все испортить одной фразой…

Интересно, о ком это они? И вообще, кто эти голоса и где я нахожусь?

М-да, подозреваю, для того, чтобы узнать ответы на эти вопросы, придется открыть глаза. Но было почему-то так тяжело, так лениво двигаться. А поднять веки и вовсе казалось героическим подвигом, сродни двенадцати деяниям Геракла.

Потом.

Ответы подождут…

Во второй раз я пришла в себя от знакомого до боли щелчка отключающейся медкапсулы. Никакой усталости, никаких болей. Давно я не чувствовала себя такой бодрой и полной сил.

– Ну что, с возвращением в мир живых, – поприветствовал меня странно знакомый голос. И где я его раньше слышала? По крайней мере, обладателя голоса – улыбчивого мужчину в светло-голубом форменном комбезе – я точно видела в первый раз. Правда, форма его была мне знакома – такую одежду на Таурине носят врачи «при исполнении».

– Как мы себя чувствуем? – профессионально доброжелательно поинтересовался доктор.

– Чудесно мы себя чувствуем, – чуть хрипловато отозвалась я, мысленно удивляясь, с чего бы мне вдруг чувствовать себя плохо.

– Что ж, тогда давайте попытаемся встать! – обрадовался улыбчивый тип с подозрительно знакомым голосом. Кажется, именно он в моем сне говорил что-то об интересных эффектах.

Ну, встать, так встать. Я не против. И еще неплохо было бы понять, что же здесь происходит и где я вообще нахожусь.

Итак, что последнее я помню?

Храмовый остров.

Коридоры и двери.

Туман.

Зеркало.

Отражения…


Я замерла.

– Док, а у вас зеркало есть? – почему-то просто опустить глаза на свое тело было страшно. Отражение в зеркале не так пугало. Отражения были добры ко мне…

– Давайте сначала встанем, – попытался настоять на своем варианте врач.

– Пожалуйста. Сначала – зеркало!

– Ну хорошо, – вздохнул мужчина и пожаловался кому-то невидимому: – И почему все и всегда просят одно и то же?

– Вот окажешься на их месте и поймешь, – хмыкнул второй смутно знакомый голос.

– Нет уж, спасибо, – явно передернулся забывший представиться «Док». – Таких везунчиков, как эта малышка, один на десяток, если не меньше. Что-то меня такая статистика в восторг не приводит!


Малышка?!

Значит, все же получилось! И я – девушка! Но… малышка? Я что, стала еще младше?!

Сердце ухнуло куда-то глубоко вниз ледяным комом. Вот же не было печали! И что теперь делать?

Спустя мгновение, стоило только взглянуть на свое отражение в зеркале, появилось неудержимое желание придушить доброго «Дока» с его идиотскими шуточками.


Слава богу, ребенком я не стала.

Из отражения на меня смотрела я… и не я.

У девушки из зазеркалья были ярко-зеленые глаза Джена и длинные черные, чуть вьющиеся волосы. Кожа стала гораздо светлее, губы – чуть полнее. В целом сложно было не согласиться с голосом из моего сна – и впрямь «хороша»!

И самое главное – я повзрослела! Визуально, да еще лежа в медкапсуле, точно угадать возраст было сложно, но на первый взгляд я бы дала себе не менее пятнадцати-шестнадцати лет!

Получается, что две мои «части», с которыми довелось встретиться в зазеркалье, во время ритуала слились? Ага, а их возраст сложился и поделился на двоих. Очень смешно. Прям обхохочешься! Впрочем, возраст – это мелочи. А в остальном, насколько я вижу, со мной все в порядке. Никаких уродств или странностей. И хотя сейчас говорить об этом еще рано, но, судя по телу, я осталась хэири. И при этом стала девушкой.

Получается, я все сделала правильно?!

Интересно, а если бы я выбрала только кого-то одного? Какой бы я стала?

По спине предостерегающе пробежал табунчик мурашек. Может я, конечно, брежу, но чудится мне, что именно те, кто оставлял часть себя в «зеркале», и погибали во время прохождения ритуала. Та самая статистика – каждый восьмой…

И, пожалуй, сейчас я лучше понимаю тех, кто молчит о подробностях ритуала. Думаю, я тоже не стану никому говорить о своих догадках и подозрениях. Есть решения, которые каждый должен принимать сам, без подсказок.

– Налюбовалась? – поинтересовался врач, отвлекая от размышлений. – Тогда давай попробуем встать!


На закате того же дня я, вежливо распрощавшись с невозмутимым Клорром иль Иуверром, стояла перед входом на территорию Академии и ухмылялась, словно лепрекон, обнесший Форт-Нокс. Что-то мне подсказывало, что скоро за этими воротами будет весело. О, да! Мужская Академия, куда традиционно не принимали девушек с момента ее основания. И тут я, честно сдавшая экзамены в тройке лучших, прошедшая медкомиссию и показавшая в процессе обучения не самые последние результаты. И вдруг – девица! Ах, какой шкандаль!

Так и пробивает на «хи-хи». Наш ректор и так любит меня нежной и трепетной любовью, а после моего последнего фортеля с ритуалом, пожалуй, и вовсе повесит мою фотографию в качестве любимой мишени для дротиков. И, к слову, наверняка попытается испортить жизнь обожаемой курсантке. Так и будет, к гадалке не ходи! И не удивлюсь, если гадости начнет делать не он один.

Ой, да к демонам Варры грустные мысли! Я иду радовать ректора своим возвращением. Ну, и всех остальных – до кучи.

Еще раз ухмыльнувшись, я поднесла именной браслет-опознаватель к сенсорной пластине возле ворот, полюбовалась медленно откатывающимися створками, задрала нос повыше и шагнула вперед.

Глава 5

Бюрократические тонкости и нежданные гости

Мама с детства учила меня – если что-то делаешь, делай это хорошо и до конца. Поэтому мозг я выношу качественно и с любовью.

NN

Нейрен. Вот же пакость белобрысая!

И что ему у ворот Академии медом намазано, что ли?

Или… неужели меня ждал?

Ну, точно, бедолага же вторую декаду остается без тренировки. Привык уже за прошедшие месяцы на полетах пар сбрасывать. А я мало того, что в прошлый раз занятия отменила, поскольку с тарианами общалась, так и на этих выходных снова продинамила «поклонника».

Мальчишка окинул меня любопытным взглядом, вгляделся, изумленно уставился на комбез, совершенно не скрывающий, что тело под ним женское, потом повторно поднял глаза к моему лицу и слабо уточнил:

– Дж-жен?..

– Привет, Нейрен, – радостно осклабилась я. Пожалуй, стоит взбодрить моего любимого «соперника».

– Но… это же… дев-вчонка?! – заикаясь, выдал сын адмирала, глядя на меня круглыми, словно у совенка, голубыми глазищами и невежливо тыкая пальцем куда-то в район моей груди.

Ай-яй-яй! И кто его только воспитывал?

– Ага, – ласково согласилась я. – Понимаешь, я тут подумал и понял, что ты отказал мне тогда только потому, что я пацан! Ну, и вот. Теперь-то я тебе точно понравлюсь, правда?

– Э-э-э… – аргументированно и интеллектуально поддержал беседу Нейрен.

– Я знал, что так и будет! – радостно провозгласила я. – Ну что, я перевожу свои вещи обратно в наши комнаты?

– Что?! – ужаснулся мальчишка. – Не-не-не…

– А, ты сейчас занят, да? Попозже зайти?

– Не-не-не!

– Что, и вечером занят? – удивилась я. И многозначительно похлопала ресницами. А они у меня теперь длиннющие, как оказалось. Никакой туши не надо!

Аль’Трайн в ужасе огляделся по сторонам, явно надеясь на помощь и спасение, убедился, что мы здесь одни, перевел взгляд на мою откровенно людоедскую улыбочку и не выдержал.

Мой искренний хохот летел вслед улепетывающему во все лопатки мальчишке, а тот и не думал останавливаться. Блин, даже стыдно стало за издевательство над ребенком. Небось запрется сейчас у себя, бедолага, и до начала занятий из спальни не вылезет. Опять я нанесла травму ранимой детской психике. Как бы снова папа не пришел по мою душеньку…

Настроение было чудесным, а мой путь лежал в сторону административного корпуса. Сейчас, конечно, выходной день, но ректор наверняка на своем месте. Он по вечерам редко отлучается.


Вот уже полчаса наша беседа шла по второму кругу. И это стало напрягать…

– Уважаемый ректор Аль’Клопитц, – вздохнула я. – Но вы ведь согласны с тем, что я поступила в Академию без каких-либо нарушений правил?

– Но сейчас-то вы их нарушаете! – снова возмутился уже немолодой, но поджарый, я бы даже сказала «подсушенный», мужчина с коротко стриженным светло-пепельным «ежиком» на голове и военной выправкой.

– Неправда! – отбила я. – Нигде не сказано, что девушкам запрещено учиться в Академии.

– Да потому что их сюда просто не берут! Для девиц есть свои… заведения.

– Ах, как неполиткорректно с вашей стороны говорить такие гадкие вещи! Вы хотите побеседовать об этом?..

– Я не хочу беседовать об этом, – возмутился ректор Академии.

– Вы недослушали, – укоризненно произнесла я. – Вы хотите побеседовать об этом с моим адвокатом?

Мужчина поперхнулся и посмотрел на меня со странной смесью возмущения и обреченности:

– Юная леди, хочу напомнить вам, что никогда… Слышите, никогда! С момента основания в нашей Академии не учились девушки! Это против традиций Академии и ее правил!

– Ай-яй-яй, как нехорошо обманывать своих студентов! В правилах Академии есть запрет на поступление девушек, но я-то сдала все экзамены в качестве особи мужского пола, что подтвердила ваша медицинская комиссия. Так что никаких законов, традиций и правил не нарушала. Ну, а то, что в процессе обучения я немножечко поменяла пол… Ну, бывает. И, к слову, данный момент также совершенно не нарушает правил нашей любимой Академии! – Ну да, таких запретов действительно не существует. Просто потому, что ранее среди учащихся Академии не нашлось ни одного достаточно отмороженного психа, пожелавшего в середине учебного года сменить пол на женский. Видимо, это излишне радикально и эпатажно даже для Старых миров. А я вот отличилась. Однако если нет прецедентов, то и запретов на такие действия не существует. Следуя старой истине – что не запрещено, то разрешено. И докажите, что я не права! А если учесть, что поступала я в Академию совершенно честно, на общих основаниях и как парень, то крыть местному руководству, увы, было нечем. Традиции к делу не пришьешь! Да и эффект от посещения местных палестин Господином Адвокатом еще не развеялся. Так что выковырнуть меня отсюда законными методами местной администрации не удастся. Завалить на межгодовых экзаменах, конечно, попытаются, палок в колеса в меру сил насуют, но быстро и тихо убрать из Академии «вотпрямщаз» точно не смогут. – Вы хотите поспорить об этом моменте?..

– Я не хочу об этом спорить! – возмутился ректор.

– Вы опять недослушали, – вздохнула я. – Вы хотите поспорить об этом моменте с моим адвокатом?

– Да провалитесь вы к демонам Варры вместе с вашим адвокатом! – рявкнул выведенный из себя мужчина, также отлично понимающий, что противопоставить моему нахальству ему сейчас нечего.

– То есть я свободна и могу идти в свою комнату? А то у меня еще вещи не разобраны…

– Да идите вы… – ректор явственно скрипнул зубами, сжал до побелевших костяшек подлокотники, но сдержался. – Идите… в свою комнату, студентка Шарт. И не забудьте завтра с утра посетить медицинский кабинет. Боюсь, что в своем «новом образе» вы не в состоянии будете выдерживать необходимые нагрузки на полетных тренировках. Да и прочие боевые дисциплины, скорее всего, будут вам недоступны. Жаль, жаль… в качестве пилота вы подавали неплохие надежды.

Я мило улыбнулась, вежливо попрощалась, прикрыла за собой дверь и радостно подпрыгнула, в последний момент с трудом сдержав победный вопль. У меня получилось! И даже не пришлось привлекать тяжелую артиллерию в виде акулоподобных адвокатов или тарианских юристов.

А насчет занятий даже переживать не стоит.

Будет еще господину ректору сюрприз! Дело в том, что после ритуала его участники проходят полное медицинское обследование. Что и меня не минуло. И выяснилась совершенно поразительная вещь – я стала чуть сильнее, быстрее и в целом – опаснее. Координация и моторика были просто идеальными. А ведь у меня, помнится, поначалу с ними были серьезные проблемы после «переселения» в мальчишеское тело. Я тогда с трудом уползла с алтаря Отерр’нат, да и потом ходить толком не могла. К тому же, согласно проведенным исследованиям, у меня увеличилась скорость нейронных импульсов, что облегчит общение с вирталами. А главное, видение, без которого сиа-тен немыслимо, стало более четким. По крайней мере, сейчас я вполне ясно и без особого напряжения видела ауры не только живых, но и рукотворных объектов.

Ну а в целом напрасно ректор решил отыграться на моих тренировках. Я нахожусь просто в отличной физической форме. Причем это, возможно, в немалой степени что-то чисто психосоматическое, поскольку никаких дополнительных процедур на усиление организма после ритуала Истинной Сути я не проходила. Так что зря этот старый ящер надеется избавиться от меня после медобследования. Обломается по всем пунктам.

А еще у меня снова длинная коса. Как же я по ней соскучилась, кто бы знал! Вечно лезущие в лицо пряди надоели, хоть заколочками закалывай. Да только подобную «модную» тенденцию парни в Академии вряд ли оценили. Я и так выделялась, как мамонт в пустыне, не стоило усугублять еще больше.

Правда, есть и минусы. Теперь сложно будет выглядеть на фоне остальных согруппников «юным гением», так как из-за резкого взросления я становилась как минимум их ровесницей. А значит, способность держаться на одном уровне с пятнадцатилетними балбесами сложно будет отнести к моим положительным чертам. Ну и прессовать начнут не по-детски, это уже сейчас можно сказать. А с учетом моего напряженного «графика» каждая дополнительная домашняя работа увеличит и так немалую нагрузку. Тем более организм еще «не опробованный», если можно так выразиться. Но не может же все быть идеально, в конце-то концов. Согласитесь, это не самая большая цена за сбывшуюся мечту.

Вот только еще бы Дарена вылечить и Пэйна найти. И «Летящую» починить. И я буду полностью и абсолютно счастлива!


– Ну, что скажешь?

Я подняла руки и медленно повернулась вокруг себя, хитро скосив глаза на Лариона.

– Офигеть! – ошарашенно выдал мой друг.

– Красота же, правда? – не удержалась я.

– Э-э… а проблем с руководством Академии не будет? – нахмурился мой сосед.

– Не-а, все учтено могучим ураганом! В смысле, я только что оттуда, ректор продул с разгромным счетом, – хихикнула я.

– Тебя закопают!

– Ну, попытаются, это точно, – согласилась я, плюхаясь на диванчик рядом с приятелем.

Больше всего сейчас хотелось закрыться в своей комнате, сделать одну из стен зеркальной, стянуть комбез и наконец-то внимательно, со всем тщанием себя рассмотреть. А то под любопытствующими взглядами бригады реаниматоров изучением собственных телес особо не позанимаешься.

Да и вообще, если честно, устала я сегодня.

Не физически, нет. Скорее морально. Слишком много событий произошло за этот день. Слишком перенервничала. В общем, всего было слишком.

М-да… а еще я бы не отказалась перекусить, а то единственная за сегодняшний день трапеза произошла еще до рассвета, перед тем как мы улетели из Академии. И заключалась в паре заныканных с ужина бутербродов и горсти конфет. Медкапсула, конечно, восстановила организм до оптимально возможного состояния, но она все же не кормит своих подопечных.

Желудок отозвался на мысли о еде мечтательным бурчанием.

Вот только в столовку идти совершенно не хотелось. Вряд ли я сегодня буду в силах выдержать любопытство нескольких десятков знакомых курсантов и несчитанной тучи незнакомых.

– Голодная, да? – уточнил Ларион. Мысли он, что ли, читает? Или жалобные стоны моего желудка услышал?

– Голодная, – честно призналась я. – Но понимаешь…

– Да понял я. Ладно уж, принесу тебе пару бутербродов, цени!

– Ценю! – искренне обрадовалась я. – Могу даже поцеловать в благодарность! В щечку…

– Спасибо, как-нибудь обойдусь, – фыркнул мальчишка.

Я рассмеялась и облегченно откинулась на спинку дивана. Ларион подхватил неприметный рюкзачок, который мы давно уже приспособили для транспортировки прихваченных из столовой продуктов, и отправился за добычей.

– Кстати, ты ни о чем не забыла?

– Что? – удивилась я. – В смысле, «забыла»?

– С Яксеном свяжись… – хмыкнул мой друг. – Он же беспокоится о тебе!

– Ой, точно! Спасибо, что напомнил, – слегка смутилась я.

– Ну все, я ушел…

Я посмотрела ему вслед. И в кого он только такой умница? Вот же повезло кое-кому вышеупомянутому с будущим подчиненным.

Прикрыв глаза, я расслабилась и отправила запрос. На самом деле порадовать хорошими новостями надо еще и Таша, который испереживался за последние дни перед ритуалом. Даже, по собственному признанию, перенервничав, начал линять раньше положенного срока. Ну и насчет Дарена заодно уточню. Вдруг медики уже прилетели. Был бы и вовсе двойной подарок.


Что ж, можно подвести итоги. Таш успокоен, врачи еще не прилетели, а Яксен явно что-то от меня скрывает. По крайней мере, вел он себя довольно странно. Вот только на то, чтобы выпытывать у него информацию, сейчас просто не было сил. Впрочем, можно не спешить, куда он от меня денется?

Мр-р… а еще меня, кажется, ждет вкусный ужин!

Вот только странно, почему Ларион отправил входящий запрос, вместо того чтобы просто открыть дверь? Обе руки судками с едой заняты?


Осознала свою глупость я только тогда, когда дверь уже была открыта. Ну, не захлопывать же ее теперь перед любопытными носами?

– Действительно девица! – откомментировал Валин, окидывая меня задумчивым взглядом.

– Заходите, – вздохнула я, пропуская в комнату «Летный клуб» в полном составе.

Ну, моя ошибка, что еще сказать? Не учла скорость распространения слухов в столь небольшом коллективе. А с учетом того, что по пути к любимому ректору видел меня явно не только везунчик Нейрен…


Придется общаться. Эти не отстанут.

Вздохнув, прислонилась к стене напротив дивана и скрестила руки на груди под расстрельными взглядами пятерых парней. И чего так смотреть? Ну да, ну девушка. Что, первый раз девушку в своей жизни увидели?

– Ничего не хочешь объяснить? – взял на себя обязанности главного дознавателя Шут.

– Не хочу, – согласилась я. – Только вы же не слезете, пока ответов не получите.

– Тогда сам рассказывай… или сама? – предложил Лиран.

– О том, что я – клон, все в курсе? – ошарашила я неожиданным началом, чуть насмешливо приподняв бровь.

Ребята явно растерялись и запереглядывались. Конечно, тема-то эта еще довольно горячая, хотя с моего первого мнема о Ненее прошло уже более двух лет.

– Ну, я подсобрал информацию, – смутился наш «аналитик» Эльден Фар-Кловер.

Я многозначительно хмыкнула, мысленно заменив красивое слово «информация» на более привычное «сплетни». Мальчишка полыхнул ушами, но промолчал.

А теперь предоставим на суд первых зрителей старую заготовку:

– Ну что ж, уже легче. Тогда, собственно, вопрос. Почему вы, зная, что я – клон, решили, что моим донором был парень?

– Ч-что? – обалдело уточнил Лиран. Остальные в это время продолжали молча переваривать ошеломительную новость.

Я пожала плечами. Ну а что? Ведь и не соврала почти. А то, что слегка недосказала…

– Так вот почему твою лабораторию не нашли, – ошарашенно выдал Эльден.

– А что, сильно искали? – заинтересовалась я.

– Да не то слово! – фыркнул мальчишка. – Правда, я так и не выяснил пока, по какой причине…

– Ну, на самом деле это не такой уж и большой секрет, – пожала я плечами.

– Ты не отвлекайся, – вернул нашу беседу в конструктивное русло хмурый Валин. – Почему раньше не сказал?

Я удивленно посмотрела на парня. Он что, обиделся? Нет, он меня, конечно, опекал в последнее время, относясь скорее как к шебутному младшему братцу, но настолько близкими друзьями, чтобы делиться жизненно важными секретами, мы все же не были. И тем не менее обиделся.

Ладно, будем исправлять.

– А смысл? То, что для парня я довольно «странный», и так было заметно, – невесело усмехнулась я. – Изменить что-либо у меня шанса не было. Так чего зря множить сущности? Мне сказочно повезло оказать услугу Королевскому клану тариан. В качестве благодарности я получила шанс поучаствовать в ритуале Истинной Сути. Но это тоже не та новость, о которой стоит кричать на каждом углу. К тому же результаты ритуала, сами понимаете, прогнозировать сложно. Далеко не факт, что все получилось бы как задумано, а я выжила. Могла ведь и парнем остаться – все же не один год в старой шкурке проходила. При таких вводных хвастаться раньше времени было бы глупо.

– Ну, ты прав, наверное, – вздохнул Валин. – Просто…

– Могу извиниться, если тебе от этого станет легче, – лукаво улыбнулась я. – И даже поцеловать… в щечку!

– Спасибо, переживу! – фыркнул парень.

И чего они все так одинаково реагируют на столь заманчивое предложение? Оскорбиться, что ли?

– А что ты там говорила насчет «не такого уж большого секрета»? – влез любопытный Эльден.

– Да все просто. На самом деле…

Но рассказать о сиа-тен я не успела.


– Джен, я тебе еще фруктов взял, – раздался от входной двери радостный голос Лариона. Затем мой друг зашел в комнату, обвел ошеломленным взглядом честную компанию и выдохнул: – Ух ты, сколько вас здесь. На такую прорву народа я еды не брал…

– Они неголодны! – отрубила я, окинув возможных конкурентов на мои бутерброды предупреждающим взглядом.

Шут хихикнул и поддел:

– Что, не рискнула показаться в столовой?

– Можно подумать, мне бы там дали спокойно поужинать, – отозвалась я, выныривая из рюкзачка с провизией и радостно сжимая в руке первый, сочащийся соусом, еще теплый сэндвич.

На следующие несколько минут я просто пропала из этого мира.


Парни, убедившись, что общаться со мной сейчас бесполезно, перебросились еще парой шуток и, поднявшись, всей компанией, включая Лариона, отправились в столовую, мудро не став посягать на мои припасы. То ли пожалели, что маловероятно, то ли не рискнули. Видимо, готовность защищать полученный провиант до последней капли крови была написана у меня на лице крупными буквами.

Я же, поужинав, наконец, закрылась в своей спальне, стянула комбез и настроила стены на зеркальное отображение. Ну что ж, посмотрим, чем бог наградил?

Рост? Ну, я определенно вырасту выше моих земных полутора метров. Уже сейчас, если прикинуть на глаз, повыше буду. Фигура скорее спортивная, чем женственная. Плечи для девушки, пожалуй, широковаты, зато это искупается тонкой талией. Такой у меня даже в прошлой жизни не было. Грудь небольшая, но, надеюсь, еще вырастет. Ноги длинные, красивой формы, попа вполне себе аппетитная. И полное отсутствие растительности на теле, если не считать косы и бровей с ресницами. Интересно, это особенность хэири или все еще вырастет, а сейчас я «лысая» как кот породы сфинкс из-за того, что меня из детского тела «переделали»? Ладно, со временем выяснится.

Я приблизилась к зеркалу и немного погримасничала. Ну а что? Надо же посмотреть, как моя мимика со стороны выглядит. Да и вообще разглядеть свою новую мордашку поподробнее.

Что сказать, красиво получилось! Брови стали тоньше, а огромные ярко-зеленые глаза в обрамлении длинных черных ресниц смотрелись драгоценными камнями. Светлая кожа подчеркнула ярко очерченные губы. Нос, да и вообще все черты лица стали чуть мягче, женственнее и изящнее.

Я была одновременно похожа и не похожа на прежнего Джена. Скорее выглядела как его старшая сестра. И от хрупкой невысокой Жени Власовой в моем облике, к сожалению или к счастью, ничего не осталось. Но, пожалуй, так даже лучше. Для всех окружающих, согласно выданной легенде, по внешности я приблизилась к донору-оригиналу. А по факту я еще на один шаг ушла от тех, кто, вполне возможно, до сих пор разыскивает пропавшего на Варрее темноволосого мальчика-хэири.

От души покрутившись у зеркала, я, довольно улыбаясь, рухнула на кровать. Сейчас, пожалуй, спатеньки, а вот завтра я планирую собраться с силами и повеселиться! Ну а что? Когда еще такой шанс представится? Я – и целый цветник!

В конце концов, кто не слышал о девицах, мечтающих попасть в мужской монастырь? Вот-вот. Теперь мы идем к вам! Наконец-то оторвусь, а то ни пофлиртовать, ни на симпатичных парней полюбоваться.

Вот только дураков хватает даже здесь, так что, пожалуй, носить комбез высшей защиты вместо выданного в Академии будет нелишним. Тем более его можно просто замаскировать под привычную серую форму кадетов. А то, что тот энергии будет жрать на порядок больше, так переживет драгоценная Академия как-нибудь такие траты.

Может, я, конечно, и перестраховываюсь, но в данной ситуации лучше перебдеть. Уж больно хорошо мне врезались в память улочки Ненеи и отношение «туристов» к клонам. А здесь ведь тоже не самые простые дети учатся. И они с пеленок привыкли к своей исключительности.

М-да уж…

Интуиция мне подсказывает, что придется все начинать с нуля. Доказывать прочим курсантам, что со мной шутки плохи, выстраивать отношения с одногруппниками и, по возможности корректно, без смертоубийств, объяснять, что девушек надо беречь и уважать. К слову, о смертоубийствах. Наверное, стоит прогуляться завтра с утра на тренировку к Мортире, а уж потом топать в медблок. Пусть проверит мои боевые навыки, а то ведь, не дай бог, сорвусь и зашибу ненароком по пути кого-нибудь особо говорливого.

То, что меня в первый же день попытаются проверить «на прочность», почему-то сомнений не вызывало…

Глава 6

Иерархия стаи

Хорошо погуляли – это когда с утра хочется начать новую жизнь.

В новом городе. С новым именем…

NN

Мастер Аль’Мортиц задумчиво походил вокруг меня, описав несколько кругов, похмыкал, прогнал по облегченному комплексу разминки… а потом просто выставил из зала с наказом посетить медпункт. Не имея перед глазами данных о моих текущих кондициях, давать серьезную нагрузку, проводить тренировку или сажать меня на тренажеры он отказался. Нет, прав, конечно, зачем ему брать на себя такую ответственность, но мне-то что делать? До этого медпункта еще дожить надо. А сегодня последний день декады – выходной, позволю себе напомнить! Что в свою очередь означает – по территории слоняется куча курсантов в надежде найти приключений на свои тощие зады. И тут навстречу им я, такая красивая…

Хотя могут и просто организовать подставу. Желающие наверняка найдутся.

Ладно, куда я денусь с подводной лодки?

Вздохнув, отправилась на завтрак. Пожалуй, лучше, если я сделаю это именно сейчас. Даже хорошо, что Ларион еще дрыхнет, а мои «залетчики» – на утренней тренировке. Не стоит ввязывать их в эти разборки. Да и прятаться за кем-то – не вариант.


Ну вот, начинается…

Не успела я до рта первый кусок запеканки донести, как прилетела первая ласточка. Упитанная такая. Больше на песца, пожалуй, смахивающая.

Курносый, мордастенький, накачанный старшекурсник с затянутыми в хвост рыжеватыми волосами плюхнулся напротив меня и нагло уставился оценивающим взглядом. Остальные притихли, ожидая, что будет дальше.

Я молча засунула вкусняшку в рот и потянулась за соком.

– Наглая, да? – хмыкнул «гость». – Мало того, что клон, так еще и… дама. Как-то это совсем не радует…

– И?.. – прожевав, вопросительно приподняла я бровь.

– Изволь нормально отвечать, когда с тобой разговаривают старшие!

– Да я просто понять не могу, что тебя, «старший», так расстроило: то, что я клон, или то, что я девушка. Или я тебе так нравилась в виде одиннадцатилетнего мальчика, что ты вчера всю ночь в подушку рыдал, оплакивая рухнувшие надежды, а с утра примчался мне претензии предъявлять?

Ну а что? Смысл вести себя вежливо и мило в такой ситуации? Явный ведь наезд, просто эталонный. Славные гопники девяностых аплодируют стоя.

– Наглая, значит, – удовлетворенно произнес забывший представиться старшекурсник. Только теперь это был не вопрос, а утверждение. – А наглых надо учить!

– Слушай, дружок, давай ты мне просто скажешь время и место, куда подойти, и свалишь, наконец. Ты мне аппетит портишь своей унылой физиономией.

Парень зло прищурился и скрипнул зубами. Похоже, что мысленно на мой счет только что зачислили пару дополнительных переломов. Ну и фиг бы с ним. Даже если он меня уделает, что вполне вероятно, мне не впервой в капсуле «воскрешалки» валяться. Переживу. Только надо проследить, чтобы кто-то из своих рядом был, чтоб до регенератора после «дуэли» успели дотащить. А вот дать понять окружающим, что я готова постоять за себя, независимо от пола, просто необходимо. И желательно не откладывая это дело в долгий ящик. Иначе быстро запишут во фрики и начнут прессовать. Просто так, от скуки. А могут и чего-нибудь похуже придумать. И, подозреваю, администрация Академии на все это посмотрит сквозь пальцы, в надежде на то, что я сломаюсь и свалю отсюда сама, прекратив портить им прекрасную статистику.

Вот только странно, неужели Эльден еще не поделился с окружающими информацией о моем якобы изначально женском донорском теле? Или этот конкретный тип из самых упертых?

Впрочем, не суть важно.

Главное, то, чего я опасалась, все же произошло.

– Жду тебя после завтрака…

– Не выйдет, – равнодушно перебила я этого типа, даже недослушав. – После завтрака у меня медкомиссия, спасибо ректору. И сколько все эти проверки и анализы продлятся, я понятия не имею. А вот к вечеру точно освобожусь, тогда и можно будет встретиться… для дружеской беседы.

– Трусишь?

– Ты и впрямь дурак? – искренне удивилась я. – Думаешь, что сменившийся пол и характер мне изменил? Ну-ну…

– Я тебя уделаю, – прошипел «гопник». Блин, элитная Академия! И откуда что берется?

– Вечером посмотрим, – спокойно отозвалась я.


– Джен? – окликнул меня от входа в столовую Валин, нахмурившийся при виде моего собеседника. – У тебя все в порядке?

– Да, все отлично, – кивнула я, подарив парню широкую улыбку. – Вот договорилась с этим милым мальчиком на небольшой вечерний спарринг.

– Какой?.. Что? – удивленно отозвался сын местного губернатора, рассмотрел внимательнее «милого мальчика» и помрачнел. – Мы идем с тобой!

– В качестве зрителей, – четко расставила я приоритеты.

– Джен…

– Позднее обсудим. Проводишь меня после завтрака в медблок?

Валин молча кивнул, оглянулся на Лирана и что-то быстро показал ему на пальцах. Шут нахмурился. Похоже, что кое-каких жизненно важных вещей об этом странном старшекурснике, с довольной ухмылкой сытого кота поднимающемся из-за моего столика, я не знаю…

Ладно, прорвемся.


– Ну? – поторопила я задумавшегося Валина, молчаливой тенью скользящего рядом. К медблоку мы шли не торопясь и крайне извилистым кружным путем, но дорога все равно небесконечна. Да и времени на самом деле у меня не так много.

– Что «ну»?! Ты хоть понимаешь, куда вляпалась?

– Не совсем, но ты ведь мне объяснишь? – спокойно отозвалась я.

– Джен, – вздохнул Валин. – Я уже все варианты рассмотрел, но так и не придумал, как отменить вашу дуэль.

– И не надо ее отменять! Меня все устраивает. Конечно, в идеале стоило бы ее провести на пару дней позднее, но нельзя требовать от Судьбы слишком многого. Она и так ко мне в последнее время до неприличия благосклонна!

– Ты, кажется, не понимаешь разницы между спаррингом и дуэлью до смерти. А Уоррвик гарантированно потребует именно ее. И у него есть куча свидетелей, которые подтвердят, что ты его оскорбила!

– Ну, до смерти, так до смерти, – вздохнула я. – Если вдруг продую, постарайтесь вовремя засунуть мой прекрасный труп в регенератор. Не надо долго на него любоваться!

– Ты так спокойно говоришь…

– А что ты хотел услышать? – хмыкнула я. – Валин, я – далеко не тепличное растение, не обманывайся. Приемный отец тренировал меня очень жестко. И в регенераторе после этих тренировок я оказывалась ежедневно.

Блондин недоверчиво хмыкнул. Ну да, элитных деток в девять лет никто так не гоняет. Нет такой необходимости, да и психику можно поломать на раз.

– Кстати! Самое важное забыла спросить! На дуэль меня, как понимаю, вызовет этот Урик, но ведь я тоже буду иметь полное право его убить? Правильно понимаю?

– Уоррвик вообще-то…

– Урик, Уоррвик, какая разница?

– Разница в том, что Уоррвик Аль’Тиц – прошлогодний победитель боев в вольном стиле на юношеском чемпионате Таурина!

– А, так вот чего он такой борзый…

– Джен! – рявкнул Валин и, резко остановившись, встряхнул меня словно грушу. – Да будь же ты серьезен! Ты хоть понимаешь, как рискуешь?

– М-м… ты так и не ответил, я тоже могу его убить на дуэли? И говори обо мне в женском роде, ага?

– Ты реально спятила! А насчет «убить»… Что ж, согласно дуэльным правилам ты можешь попытаться, – окончательно разозлился мой друг.

– И никаких неприятных последствий вроде исключения из Академии или тюрьмы? – уточнила я.

– Если дуэль проходит по правилам, при свидетелях и секундантах, а стороны заранее откажутся от претензий, то никаких последствий. Разве что за погибшего, действительно погибшего – безвозвратно, могут отомстить родные.

– Будешь моим секундантом? – попросила я.

– Джен, – устало вздохнул Валин. – Ну как до тебя не доходит?! У тебя нет шансов!

– А-а… – лукаво улыбнулась я. – А вот теперь мы подходим к тому «не такому уж и большому секрету», который не успел вчера вечером выпытать у меня Эльден.

– Что? Ты о чем?

– О том, почему произведшую меня подпольную лабораторию до сих пор настойчиво ищут СБ нескольких планет, – усмехнулась я.

– Хм-м… ну, рассказывай, – заинтригованно отозвался мой визави.

– Да все на самом деле довольно просто. Как удалось выяснить опытным путем, произошла какая-то мутация, и я, не являясь по рождению серенианином, точнее, теперь уже правильнее говорить – серенианкой, пробудила в себе способность видеть ауры. Ну и благодаря этому сумела обучиться редкой и очень опасной разновидности национальной серенианской борьбы – сиа-тен. Слышал о такой? Меня настоящий мастер учил!

– Сиа-тен? – обалдело переспросил Валин.

– Ага, – безмятежно подтвердила я.

– И никто не знает?!

– Ну почему же никто? Мастер Аль’Мортиц знает, – возразила я. – Как ты думаешь, почему он меня в личные ученики-то взял, а на утренних спаррингах ни к кому в пару не пускает?

– Потому что боится, что тебя, малолетку, там зашибут, – ошарашенно выдал мой друг.

– Ну, тоже версия, имеющая право на жизнь. – Прелесть какая. Так вот, оказывается, что за слухи ходят обо мне по Академии. – Вполне подходящая для тех, кто не в курсе, как все обстоит на самом деле.

– Подожди, – остановил меня блондин, придержав за руку. – Так получается…

Я злорадно усмехнулась:

– Ага, получается, что некоего чемпиона вечером ждет приятная неожиданность. Валин, мы же не будем портить сюрприз для милого мальчика, правда?

– Ребят успокою, но подробностей им до начала боя рассказывать не стану! – правильно понял меня парень.

– Займешься подготовкой к дуэли? Чтоб ко мне потом никто не смог прикопаться? А то я наверняка упущу какие-нибудь тонкости.

– Займусь, – согласился Аль’Эйресс и улыбнулся в ответ не менее клыкасто: – Теперь мне и самому не терпится посмотреть на вашу… дуэль.

Тихонько засмеявшись, я развернулась и направилась к медблоку кратчайшей дорогой, по пути набирая сообщение для Лариона. Пусть не переживает о дуэли и, главное, ни с кем не делится подробностями обо мне. А то мало ли, вдруг кто-нибудь попытается испортить планируемую вечеринку?

Валин свернул в сторону на полпути. Все, что нужно, сказано, все, что важно, – понято. Чего зря время терять?


Дорвавшиеся до юной девы любопытные медики действительно промурыжили меня до самого обеда. Впрочем, это было предсказуемо: не так часто к ним в загребущие ручонки попадают «перерожденцы» вроде меня. Хорошо хоть, что параллельно с «а давайте попробуем это…» данные вносились в мою карту. Это давало надежду, что Мортира, жестоко отлучивший меня сегодня «от тела», все же пустит любимую ученицу завтра на утреннюю тренировку.


После обеда я короткими перебежками добралась до своего заветного местечка, устроилась в тени старой беседки на берегу прудика и занялась тестированием способностей. То, что я стала четче видеть ауры, это здорово, но вот как обстоит дело с контролем?

Тонкие, не заметные обычному взгляду энергетические хлысты, следуя моему мысленному приказу, аккуратно сбивали головки с семенами с каких-то дикоросов на том берегу пруда. Я, конечно, похвасталась с утра перед Валином своими способностями, но только сейчас, убедившись, что по-прежнему могу контролировать дар, действительно успокоилась.

Теперь предстояло подумать о самой неприятной части предстоящей дуэли. О смерти. Совсем не гипотетической, очень реальной и ни фига не героической. И самое главное – не моей.

Вообще, я еще утром с удивлением поняла, что мое трепетное отношение к чужой жизни изменилось. Нет, я не стала психом, плюющим на все табу и законы, но похоже, что слияние двух сущностей во время ритуала все же отразилось на характере и мироощущении. Просто я пока еще толком не разобралась в себе. Мне, к сожалению, не дали на это времени.

Сейчас я очень спокойно и расчетливо приказывала варианты будущего боя. То, что Валин устроит все наилучшим образом, несколько успокаивало. Да и место дуэли он выберет с таким расчетом, чтобы в шаговой доступности находились по крайней мере две действующие и свободные медкапсулы. Так что подумать следовало в первую очередь о собственном поведении.

Реальных вариантов было два. Первый – просто выиграть дуэль. Второй – отыграть полного отморозка, да так, чтобы у следующего индивидуума, у которого возникнет мысль вызвать меня на поединок, она тут же пропала. Третий вариант – проиграть – я даже не рассматривала. В этом случае моя жизнь в Академии превратилась бы в нескончаемую череду дуэлей. О шансе договориться и вовсе речь не идет, иначе Валин озвучил бы эту идею еще утром.

Ну что можно сказать? Выбор очевиден. Устрою показательную порку, чтоб боялись и обходили дальней дорожкой. Главное – бить быстро, сильно, но очень аккуратно, с минимальными повреждениями. И желательно с дальней дистанции. Что-то мне подсказывает – подпускать близко к моему прекрасному новому телу разозленного чемпиона боев без правил будет не лучшей идеей. Наверняка у него приготовлено немало неприятных сюрпризов.

Со стороны, наверное, подобные размышления кажутся ужасными. Ну да, сидит пятнадцатилетняя девица и равнодушно планирует кровавое убийство. Вот только не стоит забывать, что эта дуэль была не моей идеей. Мне такая радость и даром не нужна. Вот пусть тот, кто ее инициировал, и пожинает плоды.

К тому же не будем забывать, что здесь не Земля. Тут быстро положенный в регенератор труп ставят на ноги за неполный час. И без каких-либо вредных для организма физических последствий. Ну, это если повреждения не были критическими. А прочее… Да, больно, да, страшно – сама через это проходила не раз. Вот только в сложившейся ситуации я вряд ли стану сильно переживать о своем сопернике.

Мысленно я прикинула примерный план боя, покрутила варианты и решила, что не стоит усложнять. Буду вырубать сразу, первым ударом.

Вздохнув, я мечтательно улыбнулась, потянулась и поднялась с земли одним легким плавным движением. Как же это чудесно – быть собой! И почему некоторых странных личностей так раздражает этот факт?


– Ты готова? – немного нервно уточнил Валин, найдя меня в столовой во время ужина.

– Угу, – отозвалась я, отрываясь от фруктового салата. Переедать перед поединком не стоило, но и на голодный желудок идти на дуэль – идея не лучшая. Так что съела небольшой кусочек птичьей грудки и сейчас вяло ковырялась в салате, вылавливая кусочки сочных, чуть кисловатых оранжевых фруктов с легким земляничным привкусом.

– Ты как-то не выглядишь уверенной в себе, – забеспокоился мой друг.

– Нет, – вздохнула я, – дело не в этом. Просто не хочется отыгрывать психа, а придется.

– Зачем? – удивился блондин, устраиваясь напротив и ставя поднос с ужином на мой столик.

– Затем, чтобы остальные ужаснулись и отстали. А то эти дуэли будут одна за другой следовать, – уныло пояснила я.

– Ты о себе слишком высокого мнения, – хмыкнул Валин. – Вряд ли тебе удастся кого-то настолько напугать.

– Вот и я о том, что придется изображать из себя очень, ну просто очень сумасшедшую девицу, – вздохнула я. – Ничего другого в голову за столь короткое время, к сожалению, не пришло.

– Интересно будет на такое посмотреть, – хохотнул мой секундант.

– Ты лучше расскажи, что там с регламентом дуэли, – решила я перевести тему.

– Все обговорено, придешь – сразу подпишем отказ от претензий. Я все проверил, никаких подводных камней. Правил нет, запретов нет, бой до смерти. Место выбирал я – это недалеко от нашего тренировочного ангара. Там хорошие регенераторы, если что, я сам выставлю под тебя настройки и за всем прослежу.

– Это хорошо, – кивнула я.


– Ну что, вы готовы? – хмуро уточнил незаметно подобравшийся к нам Лиран и, поморщившись, добавил: – Не нравится мне все это. Просто нюхом чую подставу…

– Угу, – машинально согласилась я с обоими утверждениями. – Но это точно не администрация.

– Почему ты так решила? – удивился Валин.

– Потому что они отлично знают о моем… скажем так, стиле боя, – пожала я плечами. – Так что, похоже, это интрига кого-то со стороны.

– Хм-м… не лишено смысла, – подтвердил сын губернатора, задумавшись. Прикидывает, кто реально дергает за ниточки? Ну, пусть. Вдруг и правда сообразит, он местную «кухню» лучше всех знает.


Толпа за нашим ангаром собралась приличная. Даже «цивилы» подтянулись. По крайней мере, почти половина комбезов зрителей была оливкового цвета, выдавая небоевые факультеты Академии. Интересно, за кого болеют?

Впрочем, неважно, сейчас мой выход и надо сделать его фееричным!

Итак, на арене рыжий клоун и черный. Второй – с бензопилой, но об этом пока никто не знает.

Я маньячно улыбнулась и сделала шаг вперед. Валин тенью пристроился за левым плечом. Прочие «залетчики» остались болеть за меня в зрительских рядах. Ларион тоже к ним присоединился.


Мой соперник очень удачно стоял ко мне спиной, общаясь с компанией приятелей. Или секундантов, бес их разберет. Ах, как удачно стоит! Словно нарочно…

Размахнувшись, смачно хлопнула его по заднице и даже успела многозначительно помацать пострадавшее место, прежде чем ошеломленный чемпион отреагировал на подобное хамство. Уоррвик подпрыгнул, стремительно разворачиваясь в движении лицом к опасности, и явно приготовился дать в глаз нахалу.

Я мечтательно улыбнулась ошарашенно пялящимся на меня парням. На поляну опустилась могильная тишина. Кажется, мне таки удалось сделать свой выход феерическим.

– Что? – удивленно огляделась я. – Что вы на меня так уставились-то?

– Э-э… Джен… – осторожно начал Валин, отмерев первым.

– Что, Джен? Он же меня за оскорбление на бой вызвал? – развела я руками. – Ну, согласись, раз уж дуэль неизбежна, то было бы как минимум справедливо с моей стороны действительно его оскорбить? К тому же у него такая классная упругая попа, сложно было удержаться!

– Ты – труп! – веско уронил мой соперник.

– А кстати, о трупах, – проигнорировав пламенеющий ненавистью взгляд, я с улыбкой обернулась к Валину и тоном пай-девочки уточнила: – Сколько раз за дуэль мне можно убить этого милого поросеночка?

– Что? – ошарашенно отозвался мой секундант. – Один, вообще-то… Дуэль длится всего час!

– Только один? – показательно расстроилась я. – Но, Валин, он же не поймет с первого раза! Разве ты не видишь? Он же тупой! Может, увеличим срок дуэли до двух часов? Обещаю, что первый раз убью его очень аккуратно, он успеет восстановиться!

– Согласен, – прорычал взбешенный чемпион. – Вот только я тебе, нахальная сучка, не стану обещать легкой смерти!

– М-м… может, тогда ставочку? На бой? – промурлыкала я, жестом фокусника вытаскивая из браслета платежный чип. На анонимном счету у меня находилось около трех тысяч кредитов. Я бы и больше поставила, но, увы, это был весь доступный мне на данный момент лимит средств.

– Ставочку? – ошарашенно повторил мой противник.

– Ставку на победителя, – ласковым тоном, которым разговаривают с детьми и умственно отсталыми, пояснила я. – Тот, кто поставит на победителя дуэли и угадает, выигрывает денежки.

– Ставочку, значит… – прошипел покрасневший от ярости парень, услышав пару смешков из зрительских рядов. – Ну что ж, я не против.

Вот только хоть он и выглядел взбешенным, глаза у Уоррвика были ледяными и расчетливыми. Кажется, он уже начал понимать, что все будет далеко не так просто, как он рассчитывал.

– Ой, какой ты сегодня милый, поросеночек! А то мне надо срочно обновить гардероб… Валин, возьми чип и поставь на меня всю сумму, пожалуйста! А, ну и когда я убью моего друга Урика, весь выигрыш ставь на вторую дуэль. Тоже на меня, естественно…

– Я – Уоррвик!

– Урик, Уоррвик… – пожала я плечами. – Мы начнем или так и будем мило беседовать?

– М-да… я так понимаю, что предлагать перемирие бесполезно? – хмыкнул коротко стриженный незнакомый мне мужчина, неслышно подкравшийся к нашей теплой компании. Похоже, кто-то из незнакомых мне преподов, являющийся наблюдателем от Академии на данном шоу уродцев.

– Вот еще! – возмутилась я. – Когда еще кто-нибудь согласится поспарринговать со мной в полную силу?

– А чем тебя занятия у мастера Аль’Мортица не устраивают? – не сдержал любопытства мужчина.

– Да тем, что он меня на спарринги не пускает. Помнится, что-то он тогда говорил о нежелании возиться с трупами кадетов… – зло ухмыльнулась я в лицо своему сопернику, прекратив юродствовать.

А вот не надо милых маленьких девочек обижать! Глядишь, и не пострадал бы.


Следуя указаниям, мы разошлись в разные концы поляны и замерли, ожидая сигнала.

Я глубоко вдохнула, выдохнула, встряхнулась и настроилась на бой. Наверное, я должна была нервничать или мандражировать. Но за последнее время произошло столько всего, что я, кажется, просто перегорела. И к текущему бою относилась как к очередной, пусть и очень опасной, тренировке. Надо только сделать все быстро, чисто и без истерик.


Аль’Тиц стремительно сорвался с места после прозвучавшего сигнала и метнулся в мою сторону. Быстрый. Очень быстрый. Но, к его сожалению, никто не может двигаться быстрее мысли. Даже чемпионы.

Легкий, почти ленивый жест и аккуратный точечный удар энергетического хлыста в районе сердца остановил его порыв. Парень, словно споткнувшись, захрипел, схватился за грудь, покачнулся и тяжело осел на траву.

– Ну и чего ждем? – хмуро поинтересовалась я у секундантов. – Тащите его в «воскрешалку».

Первая дуэль закончилась, даже толком не начавшись.

Секунданты засуетились возле тела, а зрители недовольно зашептались. Что, ждали месилова, достойного Колизея? А вот обломитесь! Я не собираюсь убивать кого-то на потеху публике! И так настроение после случившегося ни к черту.


– Позовешь меня, когда Уоррвик вернется, – тихо попросила я Валина, плюхнулась на землю, прямо там, где стояла, и, приняв позу лотоса, провалилась в мир энергетических линий.

Общаться со зрителями у меня не было ни малейшего желания, а медитация перед вторым поединком лишней не будет. Все же Аль’Тиц серьезно недооценил меня в первый раз, хоть и насторожился. Во втором бою он постарается выложиться на полную и наверняка приготовит какую-то гадость. Не стоит забывать, что эта дуэль – без правил.

– Джен, – отвлек меня от размышлений голос Валина.

– Что, уже пора? – тихо уточнила я. – Как Уоррвик?

– Да что с ним сделается, нормально он. Я хотел поговорить про второй бой, – почти неслышно произнес парень, усаживаясь рядом.

– А что с ним? – удивилась я.

– Ты, конечно, можешь действовать по своему плану, но позволь дать небольшой совет. Второй бой должен быть в полный контакт. Надо показать, что ты способна постоять за себя не только на расстоянии. Чтобы никому в дальнейшем даже не пришло в голову… эм…

– Зажимать меня по углам, – усмехнувшись, продолжила я. – Ты прав, об этом моменте я как-то не подумала.

– Вот только, сможешь ли ты вытянуть такой бой?

– Можно подумать, у меня есть выбор! Но, боюсь, это будет очень жестко. И, возможно, грязно.

– Ничего, переживут. Ты была права, они пришли сюда поглазеть на зрелище. И тех, кто поумнее, напугать тебе уже удалось. Осталось предупредить о возможных последствиях остальных.

– Спасибо, Валин! – тепло улыбнулась я.

– Ну, я все же твой секундант, – неожиданно смутился парень.


Что ж, насчет «неприятных сюрпризов» я не ошиблась. Во-первых, двигаться мой соперник стал гораздо быстрее. Неестественно быстро, я бы сказала. Да и расширившиеся, пульсирующие зрачки подсказывали, что он умудрился вколоть себе какой-то боевой коктейль. Так что, скорее всего, у него не только скорость возросла, но и болевой порог существенно повысился. Вряд ли в таком состоянии он почувствует боль, даже получив серьезную рану. Да, это грязный ход, но и дуэль у нас без правил. Однако он решил перестраховаться. Прежде чем попытаться сблизиться со мной, Аль’Тиц резко выкинул вперед руки, выпуская веер тонких серебристых ножей, для отвлечения внимания. Вряд ли он надеялся действительно в меня попасть. И практически сразу метнулся ко мне под их прикрытием.

Вот честно, если бы не ждала чего-то подобного и не потратила последний час, сплетая защиту, то позорно пропустила бы удар.

Ножи, наткнувшись на свитый из энергетических полей щит, бессильно опали в полуметре передо мной. Какой неожиданный подарок! Просто грех не воспользоваться. А значит, планы меняются!

Стремительно наклонившись, подхватила один из ножей, в изящном пируэте увернулась от несущегося на меня с бешеной скоростью противника и активизировала незаметную зрителям энергетическую ловушку.

А что? Зря я, по-вашему, целый час в медитации сидела?

Тут вопрос стоял скорее не в том, убью я этого обдолбанного кабанчика или нет, а в том, чтобы не слишком раскрывать свои способности. Не нужно остальным знать, что я спокойно могла оторвать Уоррвику его дурную голову еще на подходе, хлестнув тонким, смертельно опасным энергетическим бичом. Головки с семенами на тренировке только так со стеблей слетали. А тут и разница-то лишь в том, что энергии надо вложить побольше.

Поравнявшийся со мной Уоррвик словно споткнулся обо что-то невидимое, покачнулся и стал заваливаться вперед. Энергетический хлыст подсек его ноги, пеленая жертву в кокон и затрудняя движения, а я быстро подскочила, вкладывая весь свой небольшой вес в жесткий удар коленом по позвоночнику, сантиметров на десять повыше поясницы. Это его как минимум парализует, ну и заодно поможет «правильно» упасть. А теперь обещанная кровавая вакханалия.

Навалившись на рухнувшего противника и ухватив собранные в хвост рыжеватые волосы, рывком оттянула его голову назад и бестрепетной рукой полоснула по горлу «подаренным» ножом. Очень острым ножом, как выяснилось.

Тело подо мной захрипело и задергалось. Парень, захлебываясь, безуспешно попытался одновременно что-то сказать и закрыть руками перерезанное до самого позвоночника горло, но через несколько секунд безвольно обмяк. Я приподнялась и подобрала колени, чтобы не запачкаться в расплывающейся по траве багровой луже, убедилась, что Уоррвик мертв, мысленно выдохнула и, наконец, расслабилась. Кажется, все…

– Секунданты, чего стоим, кого ждем? – полюбопытствовала я, поднимаясь с земли и машинально отряхивая руки. Удивительно, но мне удалось не испачкаться. Разве что несколько капель, почти не заметных на черном комбезе.

Вообще, все произошло так быстро, что никто, кажется, еще не осознал, что вторая дуэль тоже закончилась.

Ну да, кроваво и грязно не получилось. Но, похоже, окружающим хватило просто «кроваво» – они достаточно впечатлились.

Зрители молча смотрели на меня, не пытаясь что-то сказать или обсудить увиденное между собой. Впрочем, их можно понять. Только что на их глазах непонятная девчонка-первогодка, бывшая всего пару дней назад странноватым одиннадцатилетним пацаном, два раза подряд играючи расправилась со старшекурсником, который, на секундочку, являлся чемпионом планеты по боям в своей возрастной группе.

Тем более, уверена, тот факт, что Уоррвик принял какой-то стимулятор перед вторым боем, отметила не только я.

В общем, им было о чем подумать.

А я, пожалуй, пойду к себе. Очень хочется спать. Точнее, даже не спать, а забыться.

Все же, как бы я ни бравировала, а эта дуэль далась мне очень непросто. Но и выбора у меня не было. Кажется, скоро эта фраза станет моим девизом.

Глава 7

Планы, победы и переведенный студент

Неправда, что все евреи хитрые и жадные.

Я, к примеру, не еврей.

NN

Ночью мне стало плохо. К счастью, у Лариона была возможность зайти в мою спальню: я давно уже дала ему полный доступ. Перепуганный мальчишка вызвал Валина, который, ругаясь очень нехорошими словами, отволок мою несопротивляющуюся тушку в ближайшую «воскрешалку». Слава богу, что никто не видел этого позорища, а то боюсь, что весь воспитательный эффект от недавней дуэли пропал бы втуне. Что поделать, за все приходится платить – бесплатных чудес в этом мире не бывает. Видимо, я еще не готова работать с энергией на таком уровне. К сожалению, времени на изучение своих новых возможностей мне не дали. Пришлось сражаться, выкладываясь полностью.


Очнулась я от привычного щелчка отключившейся «воскрешалки». Выбралась из медкапсулы, окинула взглядом небольшую комнату с полудюжиной пустых регенераторов и разбудила прикорнувшего на диванчике слева Лариона. После чего, ничуть не стесняясь мальчишки, натянула аккуратно сложенный рядом с ним любимый черный комбез. Похоже, мой друг не забыл захватить для меня одежду из наших комнат. Ну, умница же! Ларион отнесся к моей наготе абсолютно индифферентно. Он на Ненее и не такое видел.

Не стоит думать, что это я такая бесстыжая. Просто у клонов действительно другое отношение к обнаженному телу. Как, впрочем, и у большинства хэири. Здесь нет викторианского ханжества, когда за случайно обнаженную лодыжку девушку определяли в ранг блудниц и греховодниц. Некоторые вещи, конечно, не приняты, но в целом тема наготы не табуирована.

Правда, встречаются порой невинные цветочки вроде Нейрена. Но эта стеснительность скорее дань возрасту и характеру, а не воспитанию.


– Ну и напугала ты нас, – тихо произнес друг, вглядываясь в мои глаза.

– Я не нарочно, – кривовато усмехнулась я. – Если честно, сама не поняла, что случилось.

– Медкапсула показала микроинфаркт. Сердце не выдержало нагрузки. Но сейчас все в порядке, я постоянно проверял показатели, – пояснил Ларион. И хмуро добавил: – Буду признателен, если в следующий раз ты не станешь так перенапрягаться.

– Можно подумать, была какая-то альтернатива. Такого кабана без сиа-тен я бы не завалила. А избежать дуэли совсем, подозреваю, не получилось бы. Даже если б Валин каким-то чудом договорился с этим конкретным бойцом, всегда нашелся бы кто-то другой, – вздохнула я. – Сам ведь понимаешь…

Ларион, чуть поморщившись, согласно кивнул. Ну да, ему ведь тоже в прошлом году пришлось отстаивать свою независимость кулаками. Правда, там все было куда менее пафосно. Это меня пытались опустить по правилам, прилюдно и без шансов отказаться. Аж целая «честная» дуэль.

– Мы на занятия успеваем?

– Ты даже на свои полеты успеваешь, – улыбнулся мой друг. – Если, конечно, поторопишься. Сейчас начало пятого.

– Отлично! Заодно и новости узнаю, – обрадовалась я.

– Какие, например? – откровенно развеселился Ларион. – Не терпится услышать сплетни о новом ужасе и кошмаре Академии?

– Ой, да нужны мне ваши страшилки, – фыркнула я. – Меня интересует, сколько денег удалось поднять на ставках! Я, знаешь ли, в последнее время поиздержалась. Так что небольшое, а лучше существенное финансовое вливание было бы очень кстати!

– Великий Космос, она еще и меркантильна… – выразительно простонал пацан, увернулся от моего подзатыльника и, хихикая, рванул по коридору в сторону наших комнат. Ну, хоть переживать перестал, и то хлеб.

Улыбнувшись, решила не заходить к себе, а сразу отправиться в «Летный клуб», чтобы узнать у ребят, что творится в Академии после вчерашнего. Отожгла-то я все-таки не по-детски. И неплохо бы получить информацию до того, как появлюсь на публике. А то, может, народ вовсю вилы точит, так что лучше забиться куда-нибудь в угол и не отсвечивать…


Мое появление в тренировочном ангаре вызвало настоящий ажиотаж. Ребята окружили меня, радостно похлопывая по плечам и пытаясь одновременно что-то сказать. Только Валин, явно не поделившийся с остальными нашими ночными приключениями, внимательно вглядывался в глаза, пытаясь понять, как я себя чувствую.

– Все отлично! Жива, здорова, – рассмеялась я. – Простите, что вчера сразу ушла к себе, но поединок меня сильно вымотал.

– Это было круто! – выдохнул Эльден. – Я даже не думал, что ты можешь так…

– Ну, в полетах-то она тебя уделывает, чему ты так удивляешься? – съехидничал Лиран.

– Кстати, насчет полетов, – встряла я, не давая разгореться дискуссии. – Я после ритуала еще ни разу не летала и вовсе не уверена, что по-прежнему могу кого-то «уделать». И очень надеюсь, что какой-нибудь добрый человек согласится потренироваться с новичком.

– Давай со мной, – кивнул Валин. – А Лиран, раз уж он у нас такой великий профессионал, поучит Эльдена. Например, защите периметра от звена «Ос».

Угу, тот самый мнем, который мы с Нейреном проходили на экзамене. Мой сногсшибательный таран чокнутого камикадзе народ почему-то повторять не спешил и до сих пор искал способ не просто выиграть битву, но и выжить.

Шут поморщился и смиренно согласился:

– Ладно, попробую…

Пока все разбредались по местам, я легонько тронула Валина за ладонь и едва слышно поинтересовалась:

– Уоррвик?

– Не переживай, выжил. Он тебя больше не побеспокоит.

Я кивнула.


Стянув шлем, блаженно вздохнула и буквально растеклась по полетному ложементу. Слава всем богам этого мира, все не так плохо, как могло быть. Конечно, большинство навыков придется нарабатывать заново, но в вирт я по-прежнему вхожу без проблем, а остальное – приложится. Тут главное – тренировки и еще раз тренировки.

Хотя, если говорить честно, в данный момент даже Нейрен, пожалуй, сможет стать для меня серьезной проблемой. Надо его все же в «Летный клуб» рекомендовать. Пусть порадуется. А то, что с Лираном будет собачиться… Ну, переживем как-нибудь!


Казалось бы, противоречие. Я только что выиграла сложнейшую дуэль с сильным противником, а тут вдруг вылезли проблемы в вирте. Вот только стоит учитывать, что поединок был очень быстротечным, с напряжением всех сил, вложенных в один-единственный рывок. И обошлось это моему организму довольно дорого. А во время прохождения мнема я просто не смогла непрерывно и долго поддерживать столь сильную концентрацию. Хотя Валин, будем говорить откровенно, заметно меня щадил, скорее давая возможность разобраться с собственным обновленным телом и его навыками, нежели действительно спаррингуя и соревнуясь в полетах. В общем, еще работать и работать над собой.

– Теперь я! – радостно объявил Акс, явно собираясь следующим добраться до моей тушки.

– Перебьешься, – завернул его Валин. – Дай ей отдохнуть и прийти в себя после вчерашнего. От твоих сумасшедших кульбитов даже у меня голова кружится, а Джен надо сначала восстановиться. Так что со мной сегодня полетает.

– Па-адумаешь, – фыркнул парень. – Ты ее опекаешь, словно Джен – обычная девчонка. Или и впрямь решил поухаживать?

– А тебе что, завидно? – хмыкнул Валин.

– Тоже мне, сокровище!

– Естественно, сокровище! – вмешалась я в перепалку, хихикнув, и ткнула пальцем в Акса: – Да ты сам прикинь: красавица, умница, с чувством юмора. К тому же добрая, ласковая и миролюбивая. И не фыркай мне тут! Как говорили у меня на родине: «да захлебнется кровью тот, кто усомнится в нашем миролюбии, ибо милосердие наше беспощадно».

– Ну и… родина у тебя, – обалдело оценил сентенцию Акс.

– А кстати, где она? – осторожно полюбопытствовал Эльден.

– Я – клон с Ненеи. И большего, поверь, вам лучше не знать, – свернула я разговор. Блин, чуть не спалилась! И вообще, с чего это у меня так резко повышенная болтливость прорезалась?! Неужели «происки» моего нового тела?

Придется следить за собой и своим длинным языком тщательнее.

Парни многозначительно переглянулись. Вот же…

Теперь точно будут копать!

– Кстати, о важном! Валин, что там со вчерашними ставками? – решила я перевести тему.

– Точно, совсем забыл! – Парень выщелкнул из шикарного многофункционального браслета знакомый платежный чип и барственно протянул мне. Благо сидели на соседних полетных креслах и вставать никому не пришлось.

– А на словах? – уточнила я.

– Ну, на вторую дуэль ставки, как ты понимаешь, были не столь велики. Но тем не менее почти пятьдесят тысяч ты заработала. Очень приличная сумма.

– Ага! Это хорошо, – искренне обрадовалась я. Если учесть, что данная сумма равнялась почти половине того, что удалось накопить за последние два года, и это с учетом премии от тариан за информацию о варте Тенувиле, действительно было чему радоваться. – Пожалуй, стоит это отметить! Хм-м… тортик?

– Что, опять только тортик? Скучно же! – преувеличенно печально вздохнул Лиран. – Может, на этот раз все же «спотыкаловка» и девочки? Тем более что одна девочка у нас уже есть…

– А в глаз? – маньячно улыбнувшись, полюбопытствовала я.

– Понял. Согласен на тортик! – шутовски поклонилась эта вредина.

– Мерзавец, – ласково попеняла я. – Смотри, будешь себя плохо вести, выйду за тебя замуж и превращу твою жизнь в ад. Зато скучать точно не придется!

– Знаешь, Джен, ты действительно страшная! – передернул плечами Лиран, явно мысленно представив озвученную картину. Остальные члены клуба тут же проявили дружескую поддержку ехидным хихиканьем.

– Но торт оплачиваем мы с ребятами, – вклинился Валин. И в ответ на мой вопросительный взгляд пояснил: – Мы, знаешь ли, тоже сделали ставки. В обеих дуэлях. Даже твой сосед по комнате поучаствовал.

– И каков результат, если не секрет? – заинтересовалась я.

– Примерно так же, как у тебя. Мы ведь на твою победу ставили, – клыкасто усмехнулся предводитель «Летного клуба».

– Однако… – ошарашенно протянула я. То, что парни готовы были поддержать мою ставку «рублем», будучи почти стопроцентно уверены в моем проигрыше… это довольно показательно. Ведь, кроме Валина, никто, даже Ларион, не знал о сиа-тен. Да и Валин слышал об этом только с моих слов. – Ну, что могу сказать, спасибо за доверие!


Мечтательно прижмурившись, я на несколько минут выпала из дальнейшей беседы.

Деньги! У меня есть целая куча денег. Которые прямо-таки просят себя потратить.

И в ближайшие выходные мне просто необходимо пройтись по магазинам! Чудесные платья, что я видела в витринах во время похода за покупками с Нейреном, красивые заколки, изящные украшения. Как же давно я была лишена всего этого! А еще надо обязательно найти местный аналог СПА-салона и провести там хотя бы пару-тройку часов.

Ах, планы, планы…

Кстати, о планах!

Парни определились. Вечеринку решили не откладывать и довольно предсказуемо договорились встретиться после ужина в нашей с Ларионом гостиной. Сосед вряд ли будет против, сладости он обожает! Теперь Мортиру бы уговорить, чтобы сегодняшнюю вечернюю тренировку отменил. Но тут мне поможет последний отчет с медкапсулы. Не удивлюсь, если мастер меня после этого на всю декаду освободит. Мне так даже проще, хоть будет время разобраться в себе.

Весь день меня преследовали шепотки и косые взгляды. Ну, это было ожидаемо. Зато никто не рисковал задирать, что уж говорить о самоубийцах, желающих вызвать на очередную дуэль. Таких просто не было. Даже вчерашний Уоррвик не появлялся. Я, если честно, немного опасалась, что он будет предъявлять претензии и качать права. Ведь, с моей точки зрения, дуэль была несправедливой – шансов против адепта сиа-тен у простого бойца не было. Даже если этот адепт – малолетка-недоучка. Тем более если он недоучка. Тут пострадать куда проще. Дар-то есть, а контроль еще слабоват.

Странно только, что и администрация на вчерашнее никак не отреагировала. Пусть на Таурине дуэли не запрещены, но в стенах Академии они крайне не приветствуются. Однако провести позволили. И даже прислали своего наблюдателя. Но этот момент, вполне возможно, продавил Валин. Надо будет его потом расспросить поподробнее. Ну и выяснить, что остальные нарыли. Вот не верится мне, что вчерашний чемпион ни с того ни с сего на меня набросился. Просто чувствуется чья-то добрая направляющая рука.

Ладно, разберусь. Думаю, время у меня еще есть.


Заинтригованные преподы, внимательно рассмотрев «новую студентку», решили убедиться, что со сменой пола я не утеряла последние мозги, и завалили вопросами по пройденным темам и дополнительными заданиями. Да так, что привычно выполнить необходимый минимум и свалить со второй половины пары ни разу не удалось.

Выматывало это изрядно. Но их тоже можно понять, так что я старалась не ударить лицом в грязь.

Нейрен, осознав, что вчера над ним просто жестоко подшутили, дулся и воротил нос на переменах, демонстративно общаясь со старыми приятелями.

Пожалуй, все же уговорю ребят принять его в «Летный клуб». Сойдет, надеюсь, такое поручительство в качестве извинений. Да и летать с ним вдвоем, как раньше, уже вряд ли получится. Несмотря на весь свой гонор и тщательно выпестованное высокомерие, мальчишка в глубине души был довольно стеснительным и обидчивым. И то, что я скрыла свою «истинную суть», действительно его оскорбило. Похоже, что, несмотря на не лучшее начало наших отношений, он мне доверял и рассчитывал на ответное доверие.

К сожалению, обиженному ребенку сложно втолковать, что некоторые вопросы слишком серьезные и личные, чтобы делиться ими даже с друзьями. Мир детей и подростков слишком контрастен, там нет полутонов.

Ну да ничего страшного. Когда он чуть успокоится, попробую объяснить, что, не будучи уверенной в результате, не рассказывала о своих планах вообще никому. Что остальные тоже ничего не знали.

А вообще, забавно. Я и сама не заметила, как неосознанно стала опекать этого мальчишку. Хотя это совершенно не мешало мне над ним подшучивать!


Напряженный день, к счастью, закончился. Мортира, нахмурившись, изучил отчет медкомиссии, сравнил с присланными мною данными «воскрешалки», пробурчал что-то предельно ласковое о криворуких шарлатанах, сидящих в медблоке, и действительно временно отменил тренировки. Подозреваю, что «шарлатаны» огребут полной ложкой за то, что занимались исследованием любопытного явления вместо того, чтобы точно рассчитать доступные мне нагрузки.

Даже не знаю, прав Мортира или нет. С одной стороны, отчет был довольно полным, а с другой – лично мне ни слова не сказали о том, что напряжение всех сил может закончиться серьезной травмой и даже смертью. Раньше ведь такого не было! А, между прочим, мастер Аль’Мортиц заставлял меня выкладываться на тренировках по максимуму и бить изо всех сил.

Так что, пожалуй, получат за дело.

Выбросив из головы невеселые мысли, отправилась к себе. Надо было слегка прибраться в гостиной и растащить по спальням личные вещи, а то мы с Ларионом давно уже обжили общую комнату, проводя там почти все свободное время. Зато потом меня ждала целая куча сладостей и большой шоколадный торт!

Я невольно облизнулась, вспомнив чудесный вкус, и прибавила шагу.

Вечеринка была в самом разгаре, Валин, явно взявший надо мной опеку, ненавязчиво ухаживал, подкладывая вкусные кусочки, когда входная дверь бесшумно рассосалась и в проеме довольно неожиданно возникла мужская фигура.

– Та-а-ак… – подозрительно знакомым голосом мрачно и весомо произнес вошедший в комнату парень – высокий, светловолосый, затянутый в темно-серый безумно дорогой противоперегрузочный комбез. Он быстро окинул взглядом разоренный стол и гостей, обратив особое внимание на воркующего надо мною Валина.

– Вернулся муж из командировки… – неожиданно ляпнула я.

Ларион поперхнулся куском торта и закашлялся.

– Ты что, замужем?! – выпучил глаза Шут.

– Нет, конечно! – возмутилась я. – Но, согласись, похоже?

Лиран невольно фыркнул, оценив диспозицию.

– Ты вообще кто? – не сдержал любопытства Эльден, а я, наконец, опознала нашего незваного гостя. Все же в вирте Яксен выглядел чуть иначе. Младше и добрее, что ли. А так с ходу и не узнаешь!

Понятно, что мы не виделись в реале более двух лет и он за этот срок сильно повзрослел. Кажется, ему сейчас уже девятнадцать стандартных лет. Да и выглядел он, пожалуй, несколько старше Валина. Исчезла хрупкая «эльфийская» худоба, плечи раздались вширь и развернулись, делая парня как-то значительнее. Явно наймиты-имиджмейкеры, оплаченные «дедулей» Фабером, над осанкой поработали. Лицо не утратило своей необыкновенной даже по меркам хэири красоты, но как-то возмужало, что ли. А вот взгляд мне не понравился – усталый и сумрачный. И тени под глазами. Но заострять сейчас на этом внимание и спрашивать, что случилось, точно не время.

– А… Ну, это квессар Ненеи, – немного нервно пояснила я, все еще ошарашенная встречей. И, к слову, как он умудрился нашу дверь открыть без кодов доступа?

– Он… кто?! – обалдело переспросил Валин. Видимо, из всех присутствующих он единственный вспомнил, что означает этот титул, спасибо папе-политику.

– Ну, император, по-вашему, – перевела я для остальных. А потом снова обратила внимание на гостя и неуверенно поинтересовалась: – Кстати, Яксен, привет! А что ты тут делаешь?

– А я теперь тут учусь. Переведенный студент, слышала о таком? – как-то очень уж кровожадно усмехнулся гость.

М-да, приехали…

Глава 8

Немного политики и новостей

Порой кажется, что шило в попе – это и есть внутренний стержень!

NN

Участники «Летного клуба» подозрительно быстро рассосались, оставив нашу троицу в разоренной гостиной.

– Хм-м… Яксен, хочешь тортика? – осторожно предложила я, не зная, как начать разговор.

– Ну, ты и… Слов нет! – выдохнул тот, расслабленно плюхаясь на диван. Давящая тяжелая аура, буквально вытеснившая из комнаты прочих гостей, пропала, оставив после себя усталого парня и заинтригованных нас с Ларионом. Причем соседушка последние пару минут как-то уж очень задумчиво посматривал на дверь своей спальни. Похоже, намыливался сбежать.

– А что такого-то? – обиделась я.

Между прочим, от сердца отрываю! Когда еще вкусняшки перепадут. Да к тому же халявные…

– Я за тебя переживаю, лечу через полгалактики, выпросив у деда скоростной курьерский катер, а ты тут тортики лопаешь?! – возмутился Яксен.

– Ну и не летел бы, – возразила я. – Чем бы ты мне тут помог, пойди ритуал неправильно? И вообще, с чего это вдруг такая забота?

– Ну как же, – ехидно прищурился наш гость, став удивительно похожим на свой виртуальный кошачий аватар из «Крысиной Империи». – Разве ты забыла?

– О чем забыла? – подозрительно уточнила я, попой чуя гадость.

– Как замуж меня звала перед отлетом с Ненеи, – ласково пояснил Яксен. И уточнил: – Я же тебе честно ответил, что, будь ты девчонкой…

– Спятил? – ужаснулась я.

Ларион, предатель, скрючился и затрясся от молчаливого хохота.

– Данное слово надо держать! – наставительно выдал «женишок» и совершенно без перехода добавил: – Ну, где там твой торт? Накладывай уже!

– Ну, знаете ли… – меня просто распирало от возмущения, а развалившемуся на нашем диванчике «императору» хотелось по-простецки отвесить подзатыльник. Чтоб не наглел.

Нет, это, конечно, очень мило, что он переживал. Будем считать, я оценила. Но вот так впереться к нам, как рояль в кусты, и испортить всем праздник?! Ну свинство же! Да еще эти идиотские шутки про свадьбу. Это ж Академия, черт ее дери, тут слухи расходятся, моргнуть не успеешь. Не хватало мне только нового вала сплетен сразу после дуэли. Да еще на столь щекотливую тему.

– В общем, так. Ты, Ларион, развлекай будущего работодателя, а я – в душ и спать! Об остальном завтра поговорим.

– А чего сразу я-то? – возмутился мой сосед, перестав ржать.

– А кто? – прищурилась я. – Или ты хочешь меня убедить, что код доступа к нашей входной двери Яксену с неба упал?

– Ну… – смутился мальчишка. – Как бы…

– Вот и договорились!

– Джен, – окликнул обсуждаемый работодатель. – Ну что ты бесишься? Подумаешь, не предупредил заранее, что прилечу. Может, я тебе сюрприз хотел сделать. Приятный. А сюда, к слову, прошел прямиком от ректора. Я же не знал, что у тебя тут праздник и гости.

Я вздохнула. И правда, чего я так завелась? Между прочим, парень, судя по комбезу, прямо с корабля в Академию рванул. Похоже, действительно беспокоился. А я сразу в позу и с наездами, словно мы уже лет десять женаты, а он зарплату пропил.

– Извини, – вздохнула я. – Просто последние два дня были очень непростыми, навалилось всякого, вот и перенервничала. Да еще, похоже, новое тело подкидывает подлянки. По крайней мере, раньше я точно была спокойнее. А сейчас завожусь с пол-оборота.

Яксен окинул меня задумчивым взглядом и кивнул. Ларион под шумок слинял к себе и закрыл комнату силовым экраном, так что гостя по-любому дальше развлекать мне. Вот же засранец мелкий!

– Ладно, а теперь рассказывай, что произошло на самом деле, – тихо произнесла я, протягивая другу тарелку с куском торта.

– А что, озвученная версия тебя не устраивает? – бледно улыбнулся мой гость.

– Для того чтобы поверить в «озвученную версию», я тебя слишком хорошо знаю, – отрезала я.

– Ну, вообще-то, я действительно за тебя переживал, – хмыкнул парень. – И так получилось, что после нашего разговора обмолвился об этом деду. А тот посчитал, что это отличная идея.

Яксен снова помрачнел, явно вспомнив что-то неприятное.

– Что за идея? Отправить тебя в Академию? – удивилась я.

– Изначально идея была в том, чтобы просто отправить меня куда-нибудь в безопасное место. Но потом аналитический отдел посчитал, что ты станешь неплохим прикрытием. Были, конечно, и другие варианты, более подходящие, но я предпочел этот. Причина для моего приезда, конечно, шаткая, но все же не совсем бредовая. Ты ведь согласишься побыть недолго «той самой» девушкой, к которой я вырвался на пару месяцев, ибо беспокоился и страшно соскучился? Джен, ты не в курсе, но на меня только за последние пару месяцев совершено более десяти покушений. Даже деда не пытаются убрать с такой маниакальной настойчивостью. Последняя попытка чуть не увенчалась успехом, я чудом уцелел. В общем, заговорщиков вычислили, и в ближайшее время Ненею ждут серьезные чистки. Дед решил, что мое имя не должно быть связано с грядущим переделом власти и казнями. А последних, поверь, будет немало. Выжившие после погромов владельцы лабораторий не горят желанием выпускать из рук остатки влияния или идти на компромиссы. Их придется убирать. И, знаешь, рука не дрогнет!

– Прости, конечно, но почему ты мне все это рассказываешь? – нахмурилась я. Даже аппетит как-то резко пропал. Вот уж куда мне категорически не хотелось влезать, так это в политику.

– Потому что мне нужно, чтобы ты подыграла нам в этом представлении, – спокойно ответил Яксен. – А для этого ты как минимум должна понимать, что происходит.

– И почему ты не выбрал другой вариант из предложенных аналитиками? – вздохнула я.

– Не поверишь, но просто хотел побыть нормальным человеком и немного отдохнуть от происходящего, – отозвался парень. – Я не жалею, что ввязался в политику, это – мое, но порой от нее так устаешь!

– А что, другие варианты шанса побыть нормальным человеком не давали? – не сдержавшись, полюбопытствовала я.

– Угу, или закрытые военные станции где-то на задворках галактики, не поймешь – то ли тюрьма, то ли бункер на случай конца света, или к родственничкам на Теналию. А там опять сплошная муштра и этикет. Самый отдых! Выбирай – не хочу.

– М-да… – вынужденно согласилась я, выслушав альтернативы. – Но зато там бы тебя точно не достали!

– Да шансы примерно равные, – хмыкнул Яксен. – Тут тоже не самые простые дети учатся, включая наследников всей аристократической верхушки планеты. Ты и впрямь думаешь, что здесь плохая защита?

– Знаешь, если бы ты присутствовал на вчерашней дуэли, то вряд ли был бы столь самоуверен.

– Что за дуэль? – насторожился Яксен. Похоже, Ларион еще не успел порадовать будущего босса моей победой.

Прикинув варианты, решила рассказать всю историю в подробностях. Все же на вершину власти Яксен пробился отнюдь не только усилиями деда. В интригах он разбирался великолепно. Не удивлюсь, если он вычислит то, что упустили мы с Валином. Взгляд со стороны на ситуацию вообще порой необходим.

После рассказа о дуэли пришлось дополнительно озвучивать скромный список доброхотов и поклонников, ожидающих меня с противоположной стороны академических ворот. Но тут никого, кроме папы Нейрена и наследников ныне покойного лорд Ортвита Аль’Кресса, вспомнить не удалось.

– Любопытно… – протянул Яксен, машинально накручивая на палец золотистую прядь волос.

Шевелюру он за пару лет умудрился отрастить почти до пояса. Ну да, по местным обычаям аристократы ходят с длинной прической. Чаще всего с замысловато заплетенной косой. А уж квессару – сам бог велел.

– Знаешь, я подумаю, чья это может быть интрига, – продолжил он. – Но, скорее всего, вы правы, администрация тут ни при чем. Явный заказ со стороны.

– Угу, – уныло согласилась я.

– А ты оказывается не скучно живешь!

Нет, я все же его тресну!

Видимо, мой взгляд был очень выразителен, так как парень дурашливо прикрылся от меня тарелкой с тортиком и рассмеялся:

– Ладно тебе, не злись. Обещаю, что буду защищать свою любимую девушку в меру сил и способностей!

– С девушкой это вы, конечно, погорячились, – хмыкнула я. – Тут больше подошла бы какая-нибудь аристократка с хорошим наследством, а не неведома зверушка без роду-племени вроде меня.

– Это ты зря, – возразил Яксен. – Как раз наследница капиталов мне и даром не нужна. Дед давно перехватил все финансовые потоки на Ненее, так что с этим у нас проблем нет. К сожалению, на таком уровне далеко не все можно решить одними деньгами.

– Так тем более нужна девочка со связями!

– Угу, которая использует их на полную катушку… для того, чтобы переподчинить Ненею своей семье. Их таким вещам с детства учат. И воспитывают соответственно.

– То есть ищешь сироту с состоянием, – развеселилась я.

– Как я уже сказал, состояние тут – дело десятое. Похоже, придется объяснить более подробно.

Я устроилась поудобнее, приготовившись слушать восхваления в свою честь. Ну, хоть что-то приятное он ведь точно скажет? А то мне комплиментов уже о-очень давно никто не делал. Аж с прошлой жизни!

– Насчет сироты, как ни смешно, ты почти угадала. То, что я клон и квессар одного из Новых миров, только что пришедший к власти, лишает меня практически любого шанса сделать хорошую партию. Старые аристократические роды не выдадут за меня наследниц первой очереди, а дальние пятиюродные племянницы не окажут какой-либо весомой поддержки в плане связей. Зато будут рьяно работать на статус своей старой семьи. Ну, об этом я уже говорил. Наследников же межмировых корпораций и вовсе нельзя подпускать к Ненее. Последнее растащат.

– А просто аристократы? Которые из старых семей, но не принадлежат к правящей фамилии?

– Не тот уровень, – развел руками Яксен. – Большинство из них варятся в собственных мирах, не вылезая за их границы, так что связи в данном случае – величина весьма условная. Даже ты на этом фоне неплохо смотришься.

– Я?!

– Ну а кто у нас умудрился подружиться с двумя сильными кланами тариан? Причем один из них – Королевский!

– Это, знаешь ли, весьма шаткое основание, – недовольно отозвалась я.

– Смотря как использовать, – хмыкнул этот политикан.

– Ладно, а еще что? Это же не единственная причина?

– Еще можно очень красиво подать тот факт, что ты тоже клон. А также напомнить всем, кто именно создал мнем, инициировавший текущие изменения на Ненее, – спокойно продолжил Яксен. – Плюс уникальный геном хэири и врожденный дар видеть ауры, который, кстати, наверняка перейдет к твоим детям и даст им возможность также изучать сиа-тен. Ум и характер, наконец.

М-да уж. Хотела комплиментов? Кушай, не обляпайся. Вот только почему-то все эти перечисления меня не особо радуют.

– Ну, а еще мне очень нравится твоя новая внешность, – подсластил пилюлю белобрысый интриган, получив в ответ сумрачный взгляд.

Ой, что-то мнится мне, что шутка с «жениховством» может оказаться не такой уж и шуткой!

– Джен, вот только не надо подозревать меня во всех грехах, – вздохнул Яксен и посмотрел на меня невинными глазами пожизненного депутата. – Вот честно, все именно так, как я тебе рассказал!

Ага, политик. Говорит о честности. Так и вспоминается земное:

Я верю в честность Президента И в неподкупность постовых. В заботу банка о клиентах… В русалок верю, в домовых.

В общем, похоже, меня пытаются втянуть в какие-то непонятные интриги. Стоит ли после этого удивляться, что я нервничаю? С другой стороны, вряд ли кто потащит меня под венец насильно, чтобы заполучить в перспективе парочку «одаренных» лялек. Проще от потенциальной невесты пару десятков клеток для исследований отщипнуть. Больше с меня и взять-то нечего.

Хотя… есть еще вариант, что Фар-Теринов заинтересовала моя родная планета, закрытая в данный момент на джантер-карантин. Но вот здесь я как раз двумя лапами «за», поскольку уверена, что квессар Ненеи не худший вариант для «первого контакта». Впрочем, все это сплошные предположения и догадки. Никаких доказательств у меня нет.

Но кто бы мог подумать, что смена пола в итоге повлечет за собой столько проблем! Вряд ли Яксен и «дедуля Фабер» включили бы в свои планы одиннадцатилетнего мальчишку. Хотя кто их знает…

– Ну что? Согласишься немножко побыть моей любимой девушкой? – очаровательно улыбнулся коварный соблазнитель.

– Можно подумать, ты бы прилетел сюда, если б не был уверен в моем ответе, – фыркнула я.

– Ну и отличненько! Так я переночую у тебя?

– Что-о?! А не оборзел ли ты часом? – разозлилась я.

– Эй, эй, спокойнее! – выставил перед собой ладони парень. – Все совсем не так, как ты подумала!

Я раздраженно зашипела в ответ, слепо нашаривая что-нибудь тяжелое.

– Джен, я просто теперь буду твоим новым соседом! Я с ректором договорился. Ларион завтра переселится в соседние комнаты, к моему телохранителю, – зачастил Яксен.

– Что?.. – ошарашенно уточнила я.

– Ларион завтра переедет, – повторил «жених». – То, что мы будем жить в одном блоке, только подтвердит нашу легенду. И не придется сильно играть на людях. Подробности они и так додумают.

– А меня ты спросил? – возмутилась я. – Может, меня Ларион в качестве соседа полностью устраивал! И потом, что значит уже договорился?

Яксен развел руками и очаровательно улыбнулся:

– Ну, милая, не злись!

Нет, это уже слишком.

Подцепив небольшую подушечку, украшавшую наш диван, я несколько раз душевно огрела этого нахала по голове. Смеющегося, почти не сопротивляющегося нахала, нагло попытавшегося под шумок меня облапить. Все же мужские инстинкты неистребимы. Ну и как на такого злиться?

Возмущенно фыркнув, отскочила от этого гада, запустила в него свой снаряд и, вздернув нос, злорадно объявила:

– Тогда спешу порадовать – ты сегодня наказан, милый! Будешь спать на диване в гостиной! И только попробуй сунуться ко мне в спальню. Парализую! Так всю ночь и проваляешься на полу не в силах шевельнуться. Надеюсь, мы друг друга поняли?

– Знаешь, Джен, – мечтательно протянул блондин, окинув меня взглядом. – А такая ты мне даже больше нравишься!

– Топай в душ, подлиза, – хмыкнула я. – А я пока здесь приберусь. И кстати, забыла спросить, как тебе удалось поступить в Академию в середине года? Ни разу о таком не слышала…

– Деньги и титул открывают многие двери, – как-то кривовато усмехнулся Яксен, снова становясь серьезным. – Так мы договорились?

– Договорились, – вздохнула я. – Только не наглей, хорошо?

– Не буду, – отозвался друг, игриво подергав меня за кончик косы. – Я слишком много грязи видел за свою жизнь, чтобы самому ее множить.

Я задумчиво кивнула и начала собирать со стола тарелки с недоеденными вкусняшками. Кое-что из не распакованного можно и на завтра оставить, съедим. А вот все понадкусанное – в помойку.

М-да… уже начинаю чувствовать себя образцовой домохозяйкой.


Ночью пришел входящий запрос на кайрес. Нет, надо определенно что-то делать с этой разницей во времени. Таш вечно звонит по ночам, так как на Грайне в это время – разгар дня. Впрочем, по пустякам он меня еще ни разу не дергал. Да и днем, во время учебных пар, все входящие вызовы автоматически блокируются. Так что оставим, как есть.

– Привет, Ташетти! Есть хорошие новости? – сладко зевнув, полюбопытствовала я.

– Ага! – подтвердил тот. – Медики прилетели. И уже с-сделали предварительное з-саключение. Так что примерно через мес-сяц твой отец будет полнос-стью здоров. Я решил сразу тебя порадовать.

– Ох, это и впрямь чудесная новость! Спасибо! – обрадовалась я. Один из оставшихся тяжелых камней упал с души и рассыпался пылью. – А что с «Летящей»?

– Чинят. Этим з-санимается наш клан, так что вс-се будет в лучшем виде.

– А… Пэйн?

– Пока не нашли, – тихо отозвался Таш. – Ты не теряй надеж-шды, там, кажется, обнаружили какие-то с-следы, так что все не без-снадежно. Просто пока точного рез-сультата не будет, тебе ничего сообщать не с-станут.

– Я и не теряю. Пока своими глазами не увижу, буду считать Пэйна пропавшим без вести!

– Верно, – кивнул Таш.

Я улыбнулась. Тариане, с их расовым умением «договариваться» с любой техникой, относились к вирталам, словно к членам собственного клана. Может, и мы с Дареном получили от них такой кредит доверия потому, что считаем Пэйна членом своей семьи. Большая часть «людей», живущих в Федерации, такими глупыми извращениями не страдает, хоть и осознает разумность искусственных интеллектов. Но этот факт не мешает им считать вирталы всего лишь ценным имуществом.

Утренние полеты я проспала, зато по пути на завтрак мы произвели фурор. Яксен, откорректировавший внешний вид своего комбеза и замаскировавший его под форму Академии, приобняв меня за талию, повел нас в столовую. Точнее, вела нас, понятное дело, я, но со стороны-то все смотрелось иначе. За нами плелись зевающий Ларион и незнакомый мне худощавый блондин с холодным оценивающим взглядом. Тот самый телохранитель, что устроился в соседнем блоке. Представить нас пока не успели, так что я даже имени его не знала.

Сказать, что окружающие застывали пустынными сусликами, глядя на наш кортеж, значит здорово приуменьшить действительность. Они еще и совершенно невежливо отвешивали челюсти да пучили глаза, провожая Яксена потрясенными взглядами.

Ну да, мало того, что какой-то непонятный курсант-старшекурсник невесть откуда вылез, так еще недвусмысленно заявляет права на местный кровавый ужас. И не боится же, самоубийца. А «ужас» покорно идет рядом, позволяя себя обнимать и явно получая от этого удовольствие. И даже улыбается. Ласково так… аж мурашки по спине бегут. Еще бы на такое диво не пялиться.


В столовой мы наткнулись на Валина, проводившего нашу парочку недовольным взглядом. Кивнула ему, немного виновато улыбнувшись. Похоже, он расстроен, что я не пришла сегодня на полетную тренировку. Неудобно получилось, ведь никогда не пропускала, а сегодня даже не предупредила. Как ни стыдно признавать, но дело в том, что я банально проспала, поскольку большую часть ночи мы проболтали с Яксеном. В результате подняться в четыре утра мне не удалось. Машинально, не просыпаясь, отключила кайрес и снова задрыхла. Хорошо хоть Ларион на завтрак разбудил, а то вообще бы все на свете пропустила.

Хотя… странно, но негатив, похоже, направлен не на меня, а на Яксена. С чего бы вдруг? Мне казалось, что они поладили. Даже, можно сказать, подружились, когда летали по выходным в «Крысиной Империи». Или он его просто не узнал? Что-то слабо в такое верится.

Я замерла на полушаге от пришедшей в голову безумной идеи.

Может ли быть такое, что Валин действительно планировал за мной поухаживать? Не то чтобы я о себе была такого уж высокого мнения, просто в Академии ему еще полгода доучиваться, а я тут – единственная девица. На безрыбье, как говорится…

И почему бы такому хорошему парню не порадовать себя небольшим приятным флиртом с очаровательной, я надеюсь, девушкой?

Вряд ли из этого вышло бы что-то долгосрочное, да никому из нас и не нужны серьезные отношения. Я никогда не связывала свои планы на будущее с Таурином, а Валин не согласился бы покинуть планету. Но против того, чтобы за мной немного поухаживали, совсем бы не возражала. Все же Валин – парень умный и симпатичный, а мне неплохо было бы восстановить навыки по охмурению противоположного пола. Мог бы получиться чудесный необременительный роман.

А тут приперся какой-то левый император и, судя по всему, увел добычу прямо из-под носа. Такой облом…

Не сдержавшись, тихонько хихикнула.

– Что? – тут же отреагировал Яксен.

– Не обращай внимания, – отозвалась я.

Но смех смехом, а с Валином точно надо поговорить, чтобы выяснить, не напридумывала ли я ерунды на ровном месте. Однако, если я права… М-да, если права, то, с моей точки зрения, оптимальным вариантом было бы рассказать ему о нашем маскараде. Я Валину, конечно, никаких авансов не делала, но лучше прояснить. Не хотелось бы, чтобы он обиделся попусту, решив, что его продинамили. Мужчины Таурина, увы, такие же собственники, как и наши, земные, так что он вполне мог считать меня своей зоной охоты.

А мне, как бы эгоистично это ни звучало, сейчас желательно поддерживать с участниками «Летного клуба» максимально дружеские отношения. Не стоит забывать, что Валин с Лираном в данный момент пытаются выйти на заказчика вчерашней дуэли, а Эльден анализирует полученные данные.

Однако если мы сейчас начнем активно играть в жениха и невесту, то волей-неволей со своими «залетчиками» я стану общаться реже. А там… с глаз долой – из сердца вон, как говорится.

Даже не так. У всех ведь есть свои интересы, дела и хобби. Сейчас ребята тратят свое личное, оторванное от учебы время и напрягают семейные связи для того, чтобы найти моего обидчика. Но ведь в ответ на помощь хочется получить как минимум дружескую благодарность и признание своих заслуг. А тут выходит, что я забила на «Летный клуб» и нужные в первую очередь именно мне поиски, махнула хвостом и отправилась крутить романы с каким-то левым типом. Будь он при этом хоть трижды императором. Кому бы было не обидно?

Но и посвящать их в планируемую интригу… Такое решение я не могу принять сама. Вот только подозреваю, что Яксен начнет параноить и упрется всеми лапами, не желая делиться своими проблемами и «внутренней кухней Ненеи» с посторонними.

И что остается?

Если гора не идет к Магомету…

Хм-м… а почему бы тогда не попробовать ввести Яксена в состав «Летного клуба»? На гонках «Крысиной Империи» он стабильно входит в десяток лучших пилотов, так что уровень мастерства у него вполне приличный. Ну а я в этом случае не теряю связи с друзьями.

Кажется, это неплохой вариант. Не откладывая в долгий ящик, озвучила данную идею. Яксен проникся. Подозреваю, что уже завтра утром увижу его на полетной тренировке.


После завтрака мы устроили для любопытствующих небольшое шоу с обнимашками и разошлись в разные стороны. Мой «жених» – в медблок, получать форму и расписание, а я – на занятия. К счастью, если у кого и возникли какие-то вопросы в связи с увиденным, мне их задавать никто не рискнул.

И все было бы чудесно, если бы преподы не продолжали зверствовать, заваливая меня дополнительными заданиями. Ну, ничего, буду надеяться, что этот террор – временный.


Уже в самом конце пары по галактическому праву у меня дико разболелась голова. Неужели снова перенапряглась? Вроде ничего сверх нормы сегодня не делала. Паршиво, однако. Похоже, придется снова проходить полное обследование.

Отпросившись у препода, отправилась в медблок. Такие вещи откладывать на потом чревато. Вот только огненный обруч, сжимавший виски, пропал, стоило пройти всего пару шагов по коридору.

– Джен, ну наконец-то я к тебе пробился! – донесся радостный вопль Таша, заставив меня мучительно сморщиться. – Ты чего так долго не реагировал? Я уж думал, что придется совсем вашу сеть ломать…

– Ташетти, я очень надеюсь, что случилось что-то важное! Потому что если ты просто соскучился и хотел поболтать, то я тебя без наркоза ощиплю, а трофейным пухом подушки набью! – простонала я, уже догадываясь, что дикая головная боль была связана с попытками тарианина прорваться через местную систему связи, блокирующую все входящие вызовы в течение учебных пар.

– Ух ты! Такого я еще не с-слышал, – обрадовался мой друг, который коллекционировал всякие забавные человеческие фразочки. – А я чего тебя выз-свал-то… Вашего Пэйна нашли! Ты была права, он с-спрятался!

– Беру свои слова обратно! Ты просто чудо! В перьях… С Пэйном ведь все в порядке? Почему он сам не отправил вызов? Можешь нас соединить?

– Нет, не могу, – честно признался Таш. – Прости, подробнос-стей я не знаю. Просто Гуррлан просил, чтобы ты связалась с ним как можно с-скорее. С-сможешь?

Пэйн?.. Да к демонам обед, надо срочно выяснить, в чем дело!

– Уже бегу! Мне только до своей комнаты добраться, не в коридоре же о таком беседовать.

Глава 9

Нетривиальные решения

Слово «кризис», написанное по-китайски, состоит из двух иероглифов: первый означает «опасность», второй – «благоприятная возможность».

Д. Ф. Кеннеди

Я вихрем промчалась мимо Лариона и Яксена, тоже решивших использовать обеденный перерыв для личных дел – перетаскивания вещей на новое место жительства, скороговоркой произнесла: «Новости о Пэйне, потом расскажу», скользнула в свою комнату и включила силовой щит. На объяснения сейчас просто не было времени. Перед Ларионом было немного стыдно, мы ведь так и не успели поговорить, но Пэйн сейчас важнее. Потом извинюсь. Мой сосед умный парень, он все поймет правильно.


– Ты быстро, дитя, – доброжелательно произнес старый тарианин, вежливо махнув хвостом. Он уже ждал меня на привычной полянке в вирте. Я поклонилась, шаркнула ножкой и с надеждой уставилась на Гуррлана.

Тот вздохнул и отвел глаза.

Не поняла? Пэйн же нашелся, верно? Тогда с чего такое похоронное настроение?

– Все не так просто, дитя, – снова чуть шипяще вздохнул Гуррлан. – Мы действительно нашли ваш виртал… вот только вирталом в полном понимании этого слова он больше не является.

Я нахмурилась и присела напротив тарианина в траву, ожидая продолжения рассказа.

– Нелегко объяснить такие вещи неспециалисту, но если упростить, то для того, чтобы спрятать от бандитов основную часть личности, ту самую, что люди назвали бы «душой», он вынужден был урезать все базы данных и оставить часть себя в качестве ложной приманки. Довольно неожиданный поступок для виртала. У них обычно не столь развито чувство самосохранения. Это действительно сложно…

– Но разве нельзя повторно закупить эти базы данных? Я оплачу! У меня тут появилось немного свободных денег! – вмешалась я. К черту платья и украшения, похожу в комбезе. В конце концов, мне не привыкать.

– Если бы все было так просто, – покачал головой Гуррлан, а на обычно спокойном, словно застывшем лице инопланетянина мелькнули странные эмоции, почему-то проассоциировавшиеся у меня с теплой и чуть печальной улыбкой. – Представь, что человек потерял руку или ногу, но регенераторов еще не существует, так что единственный выход – протезы. Вот таким протезом и станут для виртала неродные базы. Пэйн станет инвалидом. И я вовсе не уверен, что он сможет с этим смириться. Все же он еще слишком юн.

– Но разве нельзя разработать?..

Тарианин совсем по-человечески покачал головой в отрицательном жесте.

– Такое вообще случилось в первый раз на моей памяти, поэтому проводить исследования пришлось бы с нуля. Это деньги и время. А с учетом того, что повторение аналогичной ситуации маловероятно, заниматься подобными разработками никто не станет.

– Понятно, – хмуро кивнула я. Ну да, свой шанс на «любое желание» я уже использовала, так что тариане мне больше ничего не должны. Есть еще желание Дарена, но далеко не факт, что ему не потребуется использовать его для собственного окончательного излечения.

– Мне жаль…

– Не стоит сожалеть! Я обязательно что-нибудь придумаю!

– Мне нравится твой настрой, дитя, но не хотелось бы тебя зря обнадеживать, – предостерег тарианин. – Сейчас ваш виртал, если можно так выразиться, лишь немногим «умнее» обычного человека. Где-то на уровне тарианина. А для искусственного интеллекта, привыкшего оперировать огромными объемами информации, это настоящая трагедия. Возможно, проще будет просто отключить его, чтобы не мучить.

Я расстроенно прикусила губу.

Убить Пэйна? Придумал тоже! Он член нашей семьи, и так просто я не сдамся. Но что же делать? Очевидно, что уговорить тариан помочь не выйдет. Гуррлан четко дал понять, что, как бы лично он ни относился к ситуации, Королевский клан в это дело влезать не станет. Просто потому, что невыгодно. Пэйн – наш с Дареном «кланник», и решать его проблемы тоже нам. Дарен еще без сознания. А я… Что я-то могу сделать? Для всех я просто необычный клон с Ненеи. Клон… Клон?!

Совершенно сумасшедшая идея, сверкнув сверхновой, взорвалась в голове. Клон же! Если Пэйн больше не может быть вирталом, то почему бы не попробовать сделать его человеком? Альтернатива-то этому совсем печальна. А яркие человеческие эмоции и новые ощущения помогут ему забыть о потере. Возможность самому дышать, есть вкусняшки, видеть сны, наконец! Гуррлан прав, Пэйн же почти ребенок по меркам искусственных интеллектов, и он – умный. Уверена, он согласится! Тем более что оставшиеся варианты не сильно радуют – прожить всю жизнь калекой или получить эвтаназию.

Я расчетливо посмотрела на начальника СБ Королевского клана. Очевидно, что вкладывать средства в бесполезное с их точки зрения дело тариане не станут. Но вот поучаствовать в интересном и необычном исследовании точно не откажутся! А у меня тут под боком крайне своевременно образовался квессар одного из Новых миров, специализировавшийся не так давно на изготовлении клонов любой степени сложности. К тому же Яксен мне серьезно задолжал за маскарад с «невестой».

Главное – подать ему эту историю под правильным углом. Он же хотел деловых отношений с тарианами? Так вот ему шикарный повод их завязать. Сразу с Королевским кланом, прямо как заказывали. Все для своего «дорогого жениха»!

А насчет тела-донора…

Да почему бы и нет? Я совсем не против поделиться парой-тройкой клеток с «братиком». Конечно, на самом деле все не так просто: процедуру клонирования сложно назвать быстрой и безболезненной для донора, но, согласитесь, в моем случае результат того стоит!

Правда, для этого придется отправиться на Ненею.

Так.

Надо успокоиться! И все просчитать.

Бросать обучение даже ради хорошего дела не хотелось бы. Когда еще такой шанс представится? Но если постараться…

Каникулы в Академии длятся два стандартных месяца. Если поднапрячься и сдать экзамены раньше, то это уже три месяца. А если немного опоздать в следующем году к началу занятий, то, пожалуй, и все четыре! Должна справиться! А учебу потом нагоню.

Я поднялась с травы, вежливо поклонилась и улыбнулась тарианину, терпеливо ожидавшему моего решения:

– Глубокоуважаемый Гуррлан иль Кори Атт, кажется, мне удалось найти решение этой проблемы. Но прежде чем рассказывать о нем, необходимо кое-что проверить и уточнить. Если я права, согласитесь ли вы помочь? С учетом того, что ваш клан не понесет от этого каких-либо убытков. Речь идет о предложении поучаствовать в интересном исследовании и, возможно, дать пару советов?

– Ты заинтриговала меня, дитя, – немного помолчав, отозвался тарианин. – Обещаю, что выслушаю тебя. И если твои идеи действительно интересны, то клан присоединится к исследованиям.

– Благодарю, – совершенно искренне отозвалась я.

Кивнув, тарианин отключился, растворяясь в воздухе прямо на моих глазах. Все же я вряд ли когда-нибудь до конца привыкну к реалиям вирта.

А теперь меня ждет непростой разговор с Яксеном. И, пожалуй, не стоит действовать кавалерийским наскоком. Надо все очень, очень тщательно обдумать!


Переезд, как выяснилось, застопорился. В гостиной сидели заинтригованные друзья, сверля взглядами жемчужную пленку силового поля, перекрывающего вход в мою комнату. Да уж. А еще говорят, что любопытство – чисто женская черта.

Я едва заметно поежилась.

Похоже, времени на то, чтобы все обдумать, у меня не будет. Судя по горящим взорам, еще немного – и меня начнут пытать. Ладно, как там считал Суворов? Главное – ошеломить противника?

– Яксен, мне нужен мой клон! Желательно мужского пола. Это дорого?

– Ч-что?! – обалдело переспросил мой «женишок».

– Клон, – ласково повторила я. – Сколько он будет стоить?

– Джен, ты спятил, да? – жалостливо уточнил Ларион, так как у Яксена, похоже, временно отнялся дар речи.

Я печально вздохнула, огляделась и робко предложила:

– Может, вечером обсудим?

Взгляды собеседников стали совсем уж инквизиторскими.

М-да, обед накрылся. Эти не слезут, пока не выяснят все подробности, так что в столовую я точно не успею. Впрочем, у нас же со вчерашней вечеринки кое-что из сладостей осталось, совсем голодать не придется.

– Ну, хорошо, – смирилась я. – Сейчас так сейчас. Яксен, ты, помнится, мечтал о моих связях с Королевским кланом тариан? Кажется, у тебя появился шанс перетянуть их на себя.

Блондин подобрался и уставился на меня заинтригованным взглядом. Ну а что? Первым делом надо заинтересовать потенциального союзника, взбудоражить его любопытство и с ласковой улыбкой предложить «конфетку». А если серьезно, то при положительной оценке моего, пусть пока еще крайне сырого, но вполне себе перспективного плана по «оживлению» Пэйна шансы на его реализацию повысятся многократно.


– Знаешь, Джен, все-таки ты – это нечто невероятное! А самое удивительное в том, что, какими бы странными ни были твои идеи, они работают, – выдохнул под конец Яксен, выпытав из меня все подробности.

При этом взгляд у него был какой-то… одновременно задумчивый и расчетливый. Очень надеюсь, что это он варианты реализации прикидывает, а не размышляет, как бы меня к делу в своей «квессарии» приставить. Главным Генератором Безумных Идей.

– Это реализуемо? В техническом плане? – уточнила я.

– Ну, теоретически возможно, но на практике, сама понимаешь, никто такого не делал. Мне надо подумать…

Я кивнула и молча прислонилась к стене напротив дивана, привычно скрестив руки на груди. Пусть думает.

– Джен, но ведь ты понимаешь, что тебе придется лететь со мной на Ненею? Если мы договоримся?

– Понимаю конечно, – спокойно отозвалась я. – И, в принципе, уже по времени прикинула, чтоб успеть на следующий год в Академию вернуться, если что.

– Вернуться? Ну, может, и вернешься, посмотрим, – машинально отозвался Яксен.

Я нахмурилась.

– Эй, не смотри на меня, как на врага! – вскинул тот руки. – Я же не собираюсь удерживать тебя силой. Просто понятия не имею, сколько времени все эти исследования могут занять.

– То есть предварительно ты согласен помочь?

– С дедом еще надо обсудить, но это вечером, однако в целом я не против. Думаю, что и он согласится. Это действительно неплохой шанс наладить деловые отношения с тарианами. К тому же добровольный донор… Это, пожалуй, заткнет кое-кому рот.

– Скажешь, что решили, – кивнула я.

Думаю, разговаривать с Гуррланом о планируемом эксперименте все же стоит после получения окончательного согласия от «дедули» Фабера, имея на руках все данные.

– Джен, но если ты все равно полетишь на Ненею, ты ведь не будешь против того, чтобы немного продлить наш небольшой маскарад?

– Да мне, в общем-то, все равно, – слегка удивилась я. – Только зачем тебе это?

– Ну и отлично! – очаровательно улыбнулся Яксен, совершенно проигнорировав вопрос. – Надо закончить с переездом, а то вы с Ларионом на послеобеденные занятия опоздаете…

Мой бывший сосед кивнул, бросил на меня нечитаемый взгляд и подхватил с пола коробку с какой-то мелочовкой. Я внимательно посмотрела ему вслед, пожала плечами и вернулась к себе.

Было о чем подумать. И касались эти размышления не только неожиданного «переселения народов». Дело было в личности нового соседа по квартире.

Яксен.

Кажется, у меня назревала серьезная, хотя пока еще и неявная, проблема. И состояла она в том, что этот парень мне нравился. Возможно, в немалой степени дело было в том, что я наконец-то обрела свое женское тело и сейчас нахожусь в эйфории от этого. И в силу некоторой излишней восторженности слишком близко приняла к сердцу первого, кто «обратил на меня внимание» как на девушку. Смешно звучит от существа, фактически сменившего уже два физических тела, да? И тем не менее сегодняшняя прогулка под ручку с Яксеном, обнимашки и довольно искренне звучавшие комплименты действительно заставили меня смущенно краснеть. Отвыкла, да. Пусть сам «женишок» считает это гениальной игрой на публику, но я-то себя знаю. В общем, похоже, попала я по полной.

Несколько лет воздержания и жесткой муштры, бушующие гормоны пятнадцатилетнего подростка и сознание взрослой женщины, которая отлично помнит, какое удовольствие можно получить от общения с противоположным полом, – это страшный коктейль! Тут никакие логика и опыт не спасут, их просто сметет эмоциями.

И хотя разумом я отлично понимаю, что со стороны Яксена все это вряд ли является чем-то большим, нежели тщательно просчитанная акция прикрытия, глупое сердце невольно начинает биться сильнее.

Это… просто нечестно! Если бы мне дали хоть немного времени прийти в себя. Успокоиться, снова включить на максимум здоровый цинизм. Но не повезло. И что с этим делать, я пока не знаю.

Чертовы гормоны!

А теперь еще и жить будем вместе.


Очень надеюсь, что Яксен просто развлекался, перечисляя мне плюсы нашего потенциального брака. Иначе у меня могут возникнуть серьезные проблемы. Потому что только в сказках Золушки, не имеющие за спиной реальной поддержки, становятся королевами… и доживают хотя бы до рождения наследников.

И если мой «принц» решит, что я ему действительно подхожу, и всерьез возьмется за мое охмурение… В общем, я вовсе не уверена, что смогу устоять.

Все же этот парень может быть просто ошеломительно обаятелен. Куда там болотным огонькам – и не заметишь, как тебя завлекут, очаруют и уговорят на любую глупость. И делано невинный вид не должен меня обманывать. Я же отлично помню день нашего знакомства и то, чем он зарабатывал на жизнь.

Вот только подозреваю, что, если этот белобрысый ходячий соблазн включит обаяние на полную катушку, я плюну на все опасения и влюблюсь, как кошка…

Остается только слабо надеяться, что ему все это совершенно не нужно. И я вполне устраиваю его в качестве друга.

М-да, свежо предание…


Казалось бы, что мешает получить удовольствие от ситуации и действительно закрутить роман? Я же наконец-то стала девушкой! Вот только Яксен – не Валин. С ним легких, необременительных отношений, которые можно закончить в любой момент, не выйдет. Несмотря на кажущуюся беззаботность и легкомыслие, этот парень поразительно серьезен в личных привязанностях. И то, что сочтет своим, он не отдаст никому.

Кто-то скажет, что надо хватать такой шанс двумя руками. Что женщине нужны дом и крепкое мужское плечо. Ну и пусть сейчас я интересую потенциального супруга только в качестве прикрытия да носительницы необычного генома. Ведь браки по расчету самые крепкие… если расчет верный. Ага, и про «стерпится – слюбится» добавит. Это ж такие перспективы! Целая планета!

Вот только мне жадность глаза не застит. И я отлично понимаю, сколько проблем свалится на мою голову, случись подобное в реальности. Потому что там, где некоторые видят шанс на безбедную жизнь, я вижу работу. Море тяжелой, неблагодарной работы от зари до зари по «поднятию целины». Целая разрушенная гражданской войной планета, на которой еще теплятся очаги сопротивления новой власти. К тому же эта планета – Ненея! А это значит, что надо приводить в порядок инфраструктуру, окончательно избавляться от лабораторий, обучать и пристраивать на какую-то работу десятки и сотни тысяч клонов, уравнивая их в правах с остальным населением. Даже я понимаю, что такая «ассимиляция» легко и просто не пройдет. Ведь потенциально клоны сильнее и умнее аборигенов, если учесть, что почти все последние поколения создавались из генного материала хэири. А ведь все вышеперечисленное – только самая верхушка айсберга.

О себе и своих «хотелках» придется просто забыть. Никаких полетов с Дареном, путешествий и изучения сиа-тен. Только работа, работа и еще раз работа…

Ужас!

Да такую свалку за всю жизнь не разгрести! Еще детям и внукам останется.

Нет уж, что-то мне совсем не хочется такого «принцессиного счастья».

И, пожалуй, самое обидное во всем этом то, что Яксен мне действительно нравится. Этот парень до смешного походил на тот придуманный, но так и не найденный в реальной земной жизни образ идеального мужчины. Самодостаточный и умный, с характером и чувством юмора, он просто не мог не нравиться. А еще он умел по-настоящему ценить друзей, что, согласитесь, встречается не так часто, как хотелось бы. Да и скучно с таким человеком никогда не будет.

Вот только есть в этой бочке меда ложка дегтя – новая «должность» Яксена. От Ненеи он не откажется. Страсть к политике у него, похоже, наследственная – этих Фар-Теринов и покушениями не испугаешь. А мне совершенно не хочется ходить с мишенью на спине. И без того жизнь веселая!

Очень надеюсь, что зря себя накручиваю и все это просто домыслы мнительной старой девы, и в пятьдесят продолжающей ежевечерне заглядывать под кровать в поисках насильника. Вот только невербальные сигналы тела я отлично читала еще в своей прошлой жизни. Профессия такая, приходилось быть внимательной и аккуратной. И сейчас внутренний голос подсказывал мне, что я ступила на скользкую дорожку.


Вечером забрела в тренировочный зал к любимому учителю. К счастью, Мортира был там: немелодично насвистывая, он вносил какие-то настройки на панели одного из тренажеров. Казалось бы, странно, что пришла я именно туда, но в наши комнаты идти не хотелось – там окопался мой новый сосед, которого в последнее время в моей жизни и так стало слишком много. К тому же было бы неплохо немного потренироваться. Тело просило движения.

– Джен? – удивился мастер. – У тебя же освобождение до конца декады.

– Ну, а вдруг вы передумали… – неуверенно отозвалась я.

– Как это на тебя непохоже, – ехидно отозвался Аль’Мортиц. – Обычно ты стонешь, что я над тобой издеваюсь, и просишь уменьшить нагрузку.

– Ну… может, мне просто любопытно, что вы там вычитали в медицинском отчете.

– Разве что так, – откровенно развеселился мужчина. – Ладно, не дуйся, словно ребенок. В целом все не так плохо. Наши вечерние тренировки можно будет продолжить с начала следующей декады. А уже завтра с утра можешь приходить вместе со всеми на занятия – тренажеры под тебя я настрою.

Я радостно кивнула.

Может, это звучит глупо, но мне действительно не хватало физической активности.

– Конечно, придется серьезно снизить нагрузки… – немного расстроенно добавил Мортира.

– Снизить? – искренне удивилась я. – Но почему? Я же стала сильнее!

– Сильнее? – на этот раз удивился мастер Аль’Мортиц.

– Ну да, мне же еще на Храмовом острове полную проверку делали. Я видела свой медицинский отчет.

– Джен, я начинаю подозревать, что тебе там не только пол, но и мозги сменили, – в своей неповторимой манере окомплиментил меня Мортира. – Ты явно поглупела! Ты стала чуть быстрее и выносливее, это да. Женщины вообще более юркие и живучие. Но физическая сила…

– Но я же видела, – недоуменно отозвалась я. – Я точно помню цифры!

Казалось, мужчина сейчас сделает классический фейспалм. Глубоко вздохнув, он тоном, каким обычно объясняют очевидные вещи туповатым детям, произнес:

– Джен, очнись! Ты сравниваешь параметры тела одиннадцатилетнего ребенка и пятнадцатилетнего подростка. Если взять твое прежнее тело и приблизительно посчитать в прогрессии, как оно будет развиваться, то в пятнадцать, будучи юношей, ты была бы сильнее на порядок. Пойми, у мужчин, из-за большего количества производимого тестостерона, большая толщина мышечных волокон и объем мышц, да и силу они умеют проявлять лучше… – Мортира оценил мой стеклянный взгляд и, сжалившись, кратко пояснил: – Просто поверь, что при прочих равных в силу физиологических и поведенческих особенностей девушка всегда будет слабее мужчины. За очень редким исключением, к которому ты не относишься.

Я плюхнулась на маты, которыми столь предусмотрительно был выстелен пол в тренировочном зале, и ошарашенно посмотрела на своего учителя.

Сейчас это казалось поразительно глупым, но он прав, я ведь действительно сравнивала параметры одиннадцатилетнего ребенка и почти взрослой девицы. Ага, и радовалась, что стала сильнее. На чем и строила стратегию боя во время дуэли, лупя со всей дури. Ну не идиотка ли?! И как только вообще выжила? Неудивительно, что после боя я едва не отправилась в Страну Вечной Охоты. После такого-то перенапряжения. Если посмотреть на ситуацию непредвзято, то мне просто сказочно повезло так легко отделаться. Всего-то инфаркт и ночь в регенераторе. Да и то, если бы не Ларион… Все же Леди Удача и впрямь любит меня.

Но тогда получается?..

– Да не переживай ты так, – кажется, даже удивился Мортира. – Я тебе сейчас подготовлю новый план тренировок, чуть сместим акценты и продолжим изучение твоего дара. Он ведь у тебя сохранился, насколько я помню. Тем более есть и плюсы в твоей смене пола. Здоровье, например, у женщин гораздо крепче, чем у мужчин. Э-э… Джен? Ты вообще меня слушаешь?

– Да, мастер, – встряхнувшись, отозвалась я.

– Знаешь что? Шла бы ты сейчас к себе. Отдохни, подумай… Не нравится мне, как ты выглядишь!

– Хорошая идея, – согласилась я, поднимаясь с пола. – И спасибо вам!

– Иди, иди… – вздохнул мужчина, едва слышно пробурчав что-то о глупых детях. И уже вслед грозно добавил: – И чтобы никаких нагрузок и тренировок без моего разрешения!

– А полеты?

– Летай, – милостиво согласился Мортира. – Но чтоб без фанатизма!

Я молча кивнула. Какие уж тут дополнительные тренировки после таких новостей.

Мне предстояло многое обдумать.

Глава 10

Все тайное…

Как и всякий гениальный план, он был прост. Ведь чем меньше сложностей, тем меньше вероятность случайного прокола.

Гарри Гаррисон

Реализация моего чудесного продуманного плана натолкнулась на неожиданное препятствие. Пэйн отказался даже слушать тариан, погрузившись в жесточайшую депрессию. Такая бывает только у подростков. Как выяснилось, в том числе и у подростков-вирталов. И что делать? Дарена сейчас активно лечат, но он без сознания, а я никогда не была авторитетом для нашего искусственного интеллекта. Скорее это он меня опекал. Но дать сорваться всем договоренностям только потому, что кто-то хандрит? Даже не смешно! Значит, хоть лаской, хоть таской, но Пэйна я участвовать в этом эксперименте заставлю. Хотя лучше было бы, конечно, уговорить.

Пришлось дожидаться выходных, поскольку выкроить несколько часов на обстоятельную беседу с упрямым покалеченным мальчишкой в обычный день просто не получалось. А к ночи я выматывалась так, что падала и засыпала. Все же учебная нагрузка для моего нового тела оказалась практически неподъемной. Либо я действительно стала слабее, либо преподаватели раньше щадили одиннадцатилетку, слегка снижая требования.

– Пэйн? – окликнула я одинокую фигурку, сидящую на зыбкой, едва ощутимой поверхности, компактно свернувшись, прижав к груди колени и положив на них голову.

– Уходи. Я ни с кем не хочу разговаривать, – не открывая глаз, отозвался тот. Я подошла ближе, если можно так сказать о движении в странной черно-серой хмари, не имеющей, казалось бы, ни верха, ни низа. Разве что возле Пэйна было чуть светлее. Но добираться до него пришлось довольно долго, словно сквозь какой-то студень прорывалась. Наш виртал явно не горел желанием с кем-то общаться. Но я упрямее!

Знакомый мне белобрысый ехидный подросток словно выцвел. Сейчас он казался призраком, а не живым существом. А ведь раньше отличить его в вирте от человека не могла даже я, хотя и отлично знала, кто он на самом деле.

– Страдаешь? – полюбопытствовала я.

– Я же сказал!..

– Ну, сказал, – вполне миролюбиво отозвалась я. – А я вот не послушалась.

– Ты кто? – недовольно откликнулся Пэйн, открывая глаза и окидывая меня хмурым взглядом.

Я ошеломленно застыла.

– Ты что, правда меня не узнал?

Парнишка снова прикрыл глаза и чуть заметно пожал плечами, показывая, что ему, в принципе, все равно.

– Подожди, так ты что, ничего не знаешь? – от столь неожиданной новости все мои построения и планы на разговор рухнули, а сама я неэстетично плюхнулась на пятую точку в полуметре от Пэйна. – Однако…

– И что я должен знать?

– Где Дарен и Джен в курсе? Или как тебя, поросенка неблагодарного, искали? Что на «Летящей» почти закончен ремонт?

– Джен? – неуверенно отозвался виртал. – Это ты? Но как?

Я вздохнула:

– Что тебе вообще известно? Рассказывай, а я дополню.

– Я отрубился еще на астероиде. Потом была темнота. Сколько я в ней провисел – не знаю. Когда очнулся, рядом был кто-то из Старших. Он передал пакет информации, но я же обрезал себе большую часть баз, когда прятался, так что понял не все…

– Старший? – удивилась я.

– Виртал Королевского клана, – пояснил Пэйн. – Он уже взрослый и полноценный, не то что…

– А дальше? – подтолкнула я замолчавшего собеседника.

– А что дальше? То, что все мои базы и «ложная личность» уничтожены, я отлично понял. Это… это словно от тебя половину отсекли. Ты, Джен, просто не осознаешь, что это значит, – тихо произнес мальчишка, как-то слишком уж равнодушно отреагировав на мою новую внешность. Даже расспрашивать особо не стал. Это было так непохоже на наш шебутной и любопытный виртал, что я немного растерялась. Так. Надо срочно его вытаскивать!

– Мне объяснили, – отозвалась я. – Но тогда получается, что ты ничего не знаешь!

– Кто-то пытался потом со мной поговорить… – пожал плечами подросток.

– Вот только ты был слишком занят, жалея себя, – безжалостно отрезала я. А что? Поддакивать ему, чтобы совсем разнюнился?

Парень прищурился и, кажется, слегка разозлился. Уже лучше. Но орать, возмущаться или ехидничать в ответ он не стал.

– В общем, в этой истории пострадал не только ты, – начала я рассказ. – Дарен был очень серьезно ранен и до сих пор без сознания. «Летящая» при штурме получила сильные повреждения. Они на Грайне. Дарена лечат, корабль чинят. А меня с астероида увезли на Таурин. В качестве игрушки для одного сумасшедшего садиста.

– Лорд Ортвит Аль’Кресс, – отозвался Пэйн. – Я успел его по базе пробить, перед тем как…

– Ну да, он самый, – кивнула я, не давая своему другу снова впасть в депрессию.

В общем, свою историю я старалась расписать в красках и со всеми подробностями – смешными, глупыми или грустными, лишь бы вытащить Пэйна из его эмоциональной комы. Мне хотелось вдохнуть жизнь в этого несчастного мальчишку, объяснив, что никогда, как бы плохо тебе ни было, нельзя опускать руки.

В конце концов, выбрать самый простой выход и умереть ты сможешь всегда.

– Твой план совершенно безумен! – возмутился Пэйн, ошарашенный предложением переселиться в моего клона.

– Ага, – безмятежно отозвалась я. – Но что ты теряешь? Неужели сидеть тут и жалеть себя лучше?

– А стать просто… просто человеком, по-твоему, хорошая идея?!

– Ты что, расист? – прищурилась я.

– Что? Нет! Нет, конечно!

– Тогда чем тебе так люди не нравятся?

– Но вы же…

– Ну да, глупее, не можем оперировать тем объемом информации, что доступен вирталам, и еще много прочих «не», но ведь и ты этого больше не можешь. Даже если ты останешься вирталом, тебе все равно теперь придется пользоваться чужими базами, как человеку. Зато, согласившись, ты получишь все наши плюсы. Сможешь пройтись по земле своими ногами, попробовать шоколад и сок вилии, увидеть сны, погладить Таша по перышкам. О последнем я договорюсь, не переживай.

– Но… – попытался что-то возразить Пэйн, задавленный моим напором.

– Умереть ты всегда успеешь, – пожала я плечами. – Но кто знает, вдруг жить человеком тебе понравится больше? Да и нам с Дареном ты бы этим здорово помог…

– Помог? – удивился окончательно сбитый с толку виртал. – И чем же?

Тонкий момент. Сейчас надо сыграть очень аккуратно. И не солгать ни единым словом. Но в то же время достучаться до отчаявшегося виртуального подростка, созданного для того, чтобы помогать, но сейчас уверенного в том, что он для своей семьи стал обузой.

– Только ты сначала выслушай меня, а потом уже вопросы задавай, если останутся, ладно? – попросила я. – Как я уже говорила, я сейчас учусь в одной из Академий на Таурине. И мне очень хотелось бы доучиться и получить хорошее образование. Это нам всем в будущем пригодится, согласен?

Пэйн кивнул, но от комментариев воздержался.

– Ну вот. Дарен уже идет на поправку, на «Летящей во тьме» серьезный ремонт закончен, остались только кое-какие мелочи и доделки, и можно снова работать. Вот только вместо тебя на корабль поставят обычный навигатор. Качественный, последнего поколения… но далеко не ИИ. А это, при нашей жизни, серьезно повышает уровень опасности. Навигатор не будет следить за периметром корабля или присматривать за тем, чтобы нам «случайно» не подгрузили какую-то смертельно опасную контрабанду, да и просто поболтать с ним во время долгого пути не выйдет.

– К чему ты ведешь? – перебил меня Пэйн.

– К тому, что нам очень не помешал бы еще один член команды, которому можно полностью доверять.

– Но я… я же потерял все базы! И мне не нужна ваша жалость…

– Научишься, – безмятежно отозвалась я, решив пока не комментировать выкрик про жалость. – Как обычные люди учатся. Как я училась. Это не так уж и сложно. А еще интересно, тебе точно понравится! К тому же клан Дровер Атт согласен возобновить контракт по доставке товаров с Грайна на Корен Та. Спокойный, проверенный маршрут, хотя, помнится, и на нем мы умудрились вляпаться. Зато эти перевозки дадут неплохой стабильный заработок и возможность прийти в себя. А тебе – время на то, чтобы подучиться и оценить свои новые возможности. Хотя на новый вирт заработать там вряд ли получится. А без него при такой небольшой команде дальние перелеты и посадки на некоторые миры, скажем так, чреваты. Но ты и сам это знаешь.

– У нас совсем не осталось денег? – нахмурился Пэйн.

– Сложно сказать, – честно призналась я. – Все свои накопления я отдала, чтобы найти тебя и «расконсервировать». Ты, как я понимаю, тоже изрядно потратился на новые базы и этот свой виртуальный «бункер», в котором спрятался от пиратов. Дарен, насколько помню, проводил на Грайне модернизацию «Летящей», так что тоже вряд ли сможет выложить почти полторы сотни тысяч на новый вирт. В общем, эта история нам всем дорого обошлась.

– Но…

– Так что дело не в жалости. Ты действительно нам нужен!

– Дело только в этом?

– Нет, конечно, – фыркнула я. – Дело еще в том, что ты – член нашей семьи. Виртуальный или нет, неважно. И, к слову, когда создадут моего клона, станешь совершенно реальным и настоящим братом для меня и сыном для Дарена. Так что даже не надейся, что тебе удастся сбежать. Мы тебя просто не отпустим.

– Джен, – простонал мальчишка, утыкаясь лбом в колени. – Ну как ты не понимаешь?! Я калека!

Опять двадцать пять.

– Это сейчас, когда ты виртал. А в качестве человека ты будешь совершенно нормальным. Даже чуть умнее сверстников. Ну а дальнейшее развитие только от тебя зависит. У тебя ведь сохранились мои параметры? Вот от них и отталкивайся.

Кажется, впервые после начала нашего разговора Пэйн всерьез задумался о моем предложении.

– И ты готова стать добровольным донором?

– Ага! – мечтательно улыбнулась я. – Всегда мечтала о младшем братике.

– Стоп! Что значит «младшем»? – возмутился виртал.

– Пэйн, поверь, тебе будет куда проще освоиться в теле ребенка. Я сама через это проходила. Так что «воскреснешь» примерно восьми-девятилетним пацаном. Помнишь, какой я была, когда к вам на корабль ввалилась?

Ну, о том, что в отсутствие Таша тискать я планирую любимого «младшего братца», я решила не сообщать. А то еще испугается столь головокружительных перспектив. И, пожалуй, лучше убрать с лица мечтательно-предвкушающую улыбку, а то Пэйн, кажется, уже что-то нехорошее подозревает.

– Ты чего-то не договариваешь! – недоверчиво прищурился виртал.

– Ну… – смутилась я.

– Джен?!

– Просто я подумала… Если вы пару лет вдвоем с Дареном полетаете по маршруту между Грайном и Корен-Та, то я бы успела получить нормальное образование. Вы бы там точно справились, а ты еще и привык бы быть человеком. И заодно на том же Корен-Та экстерном сдал первую пару учебных пятилеток и получил бы минимальные гражданские права. Ну а я бы пока здесь поучилась. В Академии, честно тебе скажу, совершенно шикарные преподы. Правда, и требования у них соответственные. Но я справляюсь. И вообще… Когда еще такой шанс выпадет!

– Вот теперь узнаю Джена, – хмыкнул Пэйн. – Одним выстрелом поразить две цели – это больше на него похоже.

– Ты не обиделся?

– Нет, – хмыкнул виртал. – Твои доводы разумны, а логически мыслить я не перестал. А вот спасения из глупой сентиментальности и жалости я бы не простил.

– Значит, ты согласен? – обрадовалась я.

– Скажем так, я готов попробовать.

Мысленно выдохнув, вытерла трудовой пот. Все же разговор был весьма непростой, и я реально прошла по краю. Но, кажется, получилось!

– Тогда вылезай из этой своей кельи, уточняй подробности у Старших, представляющих Королевский клан тариан, и думай, что я могла упустить в планах.

– А ты?

– А я – учиться дальше. Но буду периодически вылезать в «Крысиную Империю», так что там и обсудим все изменения. И, кстати, проверь заодно там всю документацию и прошерсти форумы, ладно?

– С ума сошла? – возмутился Пэйн. – Я же тебе сказал, что лишился почти всех информационных баз!

– Но мыслить-то ты способен? Логически? Вот и думай. А чего не знаешь, можно и по запросу в той же сети найти. Прочтешь, вникнешь. Разберешься. Тем более что никто, кроме нас, в «Империи» и не знал, что ты виртал. В общем, привыкай быть человеком.

Оставив ошарашенного мальчишку хлопать глазами, я растворилась в воздухе, чтобы очнуться в своей постели с улыбкой от уха до уха. Кажется, мне все же удастся его вытащить!

– Джен? – донесся вдогонку неуверенный запрос по кайресу от Пэйна. Я прикрыла глаза и активировала связь. – Джен, а проходить ритуал было страшно?..

– Очень! – вздохнув, откровенно призналась я. – Но знаешь, оно того стоило!


Через декаду после разговора с вирталом привезенные на Грайн медицинские светила вывели из искусственной комы Дарена. Мой приемный отец был еще слаб, ему требовалась серьезная реабилитация, но он был жив, осознавал себя и был несколько шокирован нашими с Пэйном счастливыми воплями и моей новой внешностью. Правда, долго пообщаться нам не дали – режим. Но Пэйн остался караулить, фактически переселившись на территорию виртала, курирующего медицинский сектор клана Кори Атт. Старший, которого столь бесцеремонно потеснили, был ошеломлен подобным нахальством, но, вникнув в ситуацию, прогонять моего «братика» не стал.

Ну и ладно. Зато, даже если я буду на занятиях во время следующего периода бодрости приемного отца, Пэйн расскажет ему все новости. И, зная Дарена, уверена, что тот поддержит мою идею «очеловечить» наш виртал.


Учебные декады следовали одна за другой.

Я, договорившись с преподавателями и уплотнив свой учебный график по максимуму, пыталась сдать экзамены экстерном, чтобы выгадать побольше дополнительного времени на поездку «домой». И, к слову, была далеко не одинока в таком решении. Многие кадеты, прилетевшие в Академию с других миров, действовали аналогично, так что система подобных зачетов была давно отработана. Но это не значит, что было просто. С учетом того, что предметов я набрала больше всех, крутиться мне тоже приходилось куда активнее прочих кадетов. И выполнять все задания с первого раза, без ошибок. Это реально напрягало.

Если в следующем году получится вернуться в Академию, буду скромнее. Восемь, максимум десять дисциплин. Но никак не пятнадцать! М-да… свежо предание.

Выматывалась так, что к вечеру в свою комнату буквально приползала. Сил на то, чтобы что-то придумывать для поддержания легенды о наших с Яксеном близких отношениях, у меня физически не оставалось. Так что все отдала на откуп этому интригану, послушно плывя по течению. Хотя я соврала бы, сказав, что мне эта «игра» не нравится. Объятия, поцелуи и ухаживания становились приятным, привычным и почти необходимым ежедневным атрибутом, помогающим расслабиться и ненадолго отрешиться от проблем. В гостиной на угловом столике всегда ждали сладости и свежая выпечка, а у Яксена появилась привычка расчесывать мне по вечерам волосы и делиться новостями. Как ни странно, это здорово успокаивало нас обоих. Пожалуй, не выматывайся я настолько, действительно могла бы потерять голову от этого парня.

А вот сам Яксен…

Тут все сложнее. Изначально это была его идея и его игра. Но, видимо, он и сам не ожидал, что нам будет так спокойно и легко вместе. При этом ощущался и чисто мужской интерес. Впрочем, это как раз было вполне естественно. Он здоровый девятнадцатилетний парень, я – довольно симпатичная девушка, с которой он живет в общей квартире. Да еще периодически целуется и обнимается на публике, изображая влюбленного. К тому же даже пар не сбросить – я тут единственная девица на всю округу. Которая, к его нескрываемому сожалению, не выказывала особого желания перевести отношения в более личные.

Кстати, тот факт, что я – единственная дама на всю территорию Академии, осознали наконец-то и прочие курсанты. Вот только, увы им, свято место было уже занято, а связываться одновременно со мной, Яксеном и его телохранителем желающих не нашлось.

С «женихом» же было и вовсе весело. Вот вроде и понимает, что я слишком устаю, чтобы крутить романы, но, похоже, все же искренне задет таким «равнодушием» к своей царственной персоне. По крайней мере, чем дальше, тем нежнее становятся объятия и жарче поцелуи. Кажется, стоит только дать намек, и он на полном серьезе переселится в мою спальню. Вот только мне сейчас в ней хочется только спать! И желательно подольше, чтоб никто не будил…

– Джен, а Джен? – протянул Яксен, разваливаясь на диванчике чуть ли не во всю длину и нахально пристраивая руку у меня на талии. – Дже-ен?..

Вот же! Затянув потуже пояс на длинном халате, я недовольно поднялась и отправилась за вкусняшками. Все же шоколад – гениальное изобретение, способное примирить даже со столь вредным и доставучим соседом.

Вообще-то я на него здорово сердилась. Да, я уставала, но это не давало ему права распоряжаться моей жизнью. Это ж надо умудриться надавить на Мортиру, чтобы тот отменил половину вечерних тренировок. Да еще аргументировать это тем, что его «невеста» из-за них слишком устает. Так устает, что ей, бедняжке, не хватает сил даже на то, чтобы пообщаться с любимым будущим супругом. Р-р-р… Я зла!

Да и в целом сплошные убытки от него. Вот халат, например, пришлось купить. Длинный, из мягкой плотной ткани темно-голубого цвета и максимально закрывающий тело.

Вам, наверное, смешно. А я, помнится, вышла утром с голой попой из своей спальни, чтобы принять привычный контрастный душ, и наткнулась на столь неприкрыто-заинтересованный взгляд нового соседа, что моментально проснулась без водных процедур, скакнув в свою спальню молоденькой козочкой. И только раздавшийся из гостиной искренний смех меня несколько успокоил и привел в чувство.

Но голышом я больше по квартире не ходила. Яксен, конечно, клон и к наготе относится совершенно спокойно. Но он еще и взрослый парень, который вполне может счесть подобное поведение приглашением.

И нет, я сделала это не нарочно. Просто не стоит забывать, что Ларион просыпался гораздо позже меня, так что по утрам мы крайне редко пересекались, ходи в чем удобно. А вот Яксен, в первый же день получивший-таки членство в «Летном клубе», теперь поднимался одновременно со мной – к четырем утра.

– Ну, Джен!

– Чего тебе, горе мое?

– Ты злишься?

– Нет, я счастлива, – сарказма мог не заметить только глухой.

– Правда? – игриво уточнил мой явно «глухой» сосед.

– Нет! – рявкнула я. – Яксен! Да как у тебя язык повернулся такое сказать?!

– Ты действительно слишком выматываешься. Сама ведь чувствуешь, что уже на пределе, – неожиданно серьезно отозвался парень. – Я понимаю, что тебе хочется взять от обучения максимум, но все же стоит разделять главное и второстепенное. Исследование Мортирой твоих способностей не столь важно, а сил забирает очень много. Вариантов было два – бросить утренние полеты или отказаться от части занятий у мастера Аль’Мортица. Ты и сама это понимаешь. И он понял.

– Но…

– С учетом твоей «Крысиной Империи» и отца – Серого торговца – полеты тебе важнее. Я прав?

Я, чуть поморщившись, согласно кивнула и засунула в рот новую конфету. А смысл спорить, если он действительно прав?

– Изучение сиа-тен, несомненно, тоже нужная вещь. Но ведь вы с Аль’Мортицем фактически двигаетесь вслепую. Он скорее исследует твои пределы, чем учит. Тебе бы настоящего мастера в учителя…

– Я только мастера Ролона знаю. Он предлагал взять меня в ученики, но для этого пришлось бы уехать с ним на Серену. И, подозреваю, там остаться.

– Вот как… – задумчиво произнес Яксен, привычно накручивая на палец прядь волос. Вообще-то жест этот чисто «домашний», при посторонних он не позволяет себе так расслабляться.

– Вот так, – вздохнула я в ответ.

– Не буду ничего обещать, но постараюсь кого-нибудь найти, чтобы к нашему приезду на Ненею у тебя был учитель по сиа-тен, – улыбнулся блондин. – Больше не злишься?

– Посмотрим, – рассмеялась я.

– Настоящая женщина, – преувеличенно печально вздохнул Яксен. – Что ни дашь, все мало…

Диванную подушку, летящую в свою сторону, он уже привычно перехватил у самого лица.


Время неслось, словно сумасшедший гонщик.

Экзамены, из-за которых я так переживала, потихоньку сдавались, постепенно приближая день отлета. Дарен, искренне гордящийся моими успехами, поправлялся, а Пэйн готовился к грядущим изменениям, тщательно изучая физиологию и психологию людей, порой до истерического хихиканья изумляя нас своими вопросами.

Яксен все чаще провожал меня странно задумчивыми взглядами, но что-то объяснять отказывался, переводя все в шутку. Казалось, что все успокоилось, когда грянул гром.

Ребята из «Летного клуба» все же вышли на заказчика дуэли.

Самое забавное, что вся эта суматоха меня практически не коснулась. Зато вскрывшаяся схема довела до паники руководство Академии и родителей родовитых курсантов.

Впрочем, по порядку.

История получилась практически детективная. Некоторое время поиски «виноватых» ни к чему не приводили. Пока Эльден не предложил подойти к проблеме с другой стороны. Ребята перестали копаться в грехах потенциальных подозреваемых, попытавшись найти что-то необычное в самой Академии. Именно так в своем расследовании Яксен с Лираном и вышли на фирму, обслуживающую медицинские капсулы в Академии. Те просто поторопились, явившись заменять фильтры в медкапсулах раньше обычного на целую декаду. С чего бы вдруг, спрашивается?

Разозленные неудачами «залетчики» принялись усердно копаться в первой же найденной странности. И нашли такое, что волосы встали дыбом у всех, начиная с ректора и заканчивая учениками-первогодками. Как выяснилось, расположенные в Академии «воскрешалки» не так давно обзавелись дополнительными функциями. У всех, умудрившихся попасть в медкапсулу – не важно, курсант это или преподаватель – аккуратно и незаметно брались образцы тканей. Повреждения тут же залечивались, а украденный генный материал спокойно изымался вместе с использованными фильтрами и прочей сменной гадостью в момент обслуживания капсулы.

Заказчиками действительно оказались «наследники» ныне покойного лорда Ортвита Аль’Кресса, точнее те, кто прибрал к рукам остатки его преступной сети. Да, с Ненеи им пришлось уйти. Да, убытки колоссальны. Но мало ли Новых, только что открытых миров с нечистоплотной властью, готовой предоставить свои земли для столь выгодного бизнеса? Наработки-то все сохранились. Правда, почти все образцы тканей остались на Ненее, но это ведь дело поправимое! А молодые, красивые, здоровые и послушные рабы всегда найдут своего покупателя.

Не стоит забывать, что Федерация не вмешивается в дела Новых миров. Даже переворот на Ненее был делом внутренним – войска с других планет туда не вводили, только наблюдателей. И не надо кивать на Фабера Фар-Терина: он приехал как частное лицо к любимому внуку. Ну а там… уж так получилось. Ага, и ручками развести.

Впрочем, я отвлеклась.

Преступники действовали с размахом. Зачем подкупать сотрудников фирмы, когда проще через посредников выкупить саму фирму и устроить туда своих людей? Так и риска, что кто-то проболтается, меньше и шанса в чем-то проколоться. А самое смешное, что толчок для всей этой аферы действительно дала я. Меня-курсанта и меня-раба и вправду связали. Только никому не пришло в голову, что мы – один человек. Все решили, что мы клоны из одной линии. Очень любопытной и перспективной линии, обладающей редкими навыками и умениями. Ах, какой отличный боевик мог бы получиться, стоит только привить достаточную лояльность к хозяину и правильно обучить! Вот только как выцепить этого перспективного пацана с территории Академии? Там ведь не самые простые детки учатся, и охраняют их как зеницу ока. Тоже весьма многообещающие, к слову, детки… и почти все – аристократы-хэири. Такой материал пропадает!

Так и родилась эта совершенно гениальная схема. И она отлично бы сработала, если бы «заказчики» не поторопились. Уж больно не терпелось им получить мой измененный образец после прохождения ритуала Истинной Сути.

Здоровяк Уоррвик даже не знал, от кого пришел заказ на дуэль, ему просто велели уложить меня в «воскрешалку». А то мало ли, отчислят девчонку из Академии, не удастся ее перехватить… и лови потом «перспективный образец» по всей галактике.

В общем, поспешили… и попались.

Родители курсантов, узнав, кем и для чего собирался генный материал, взвыли. А уж когда выяснилось, что эту столь хорошо зарекомендовавшую себя схему начали внедрять и в других учебных центрах, обслуживаемых той фирмой по ремонту медкапсул, Таурин затрясло. Я же со своей стороны подлила маслица в огонь, отправив найденную ребятами информацию «дедуле» Фаберу и «просто» Гуррлану. Полагаю, что они тоже заинтересуются данными предприимчивыми товарищами. У тариан и вовсе кровная месть – дело совершенно обычное. И для тех, кто собирался прибрать к рукам нескольких детей из Королевского клана, пощады не будет. Так что, даже если эту преступную сеть и не вычистят под ноль, выжившим будет не до меня.

Казалось бы, зачем такие сложности? Не проще ли заняться пиратством на тех же новых мирах, чем так рисковать? Конечно, это тоже может сработать, вот только в этом случае нет гарантии, что попадется товар отличного качества. А значит, и цена у него будет соответствующая. И это будут разовые операции, их не поставишь на поток. Слишком много случайностей и неопределенностей. Рассчитывать же только на везение глупо. Плюс рано или поздно подтянутся просхи, а власти терроризируемых планет запросят помощи метрополии. В общем, в долгосрочной перспективе это не столь выгодно.

Я сначала здорово перепугалась, поняв, что выросла эта схема именно из желания получить мою тушку. Ну а что? Началось-то все действительно с меня. А назначить виноватого всегда проще, чем искать реальных преступников. Особенно если «виноватый» – обычный ребенок-клон, а преступники вращаются в верхах. Вот только на этот раз «перевести стрелки» не вышло. Если бы преступники ограничились моим генетическим материалом, дело бы тихо похоронили. Но их сгубила жадность. Украденный геном своих детей влиятельные родители прощать не собирались.

В общем, ребята из «Летного клуба», тоже, кстати, пострадавшие в этой истории, с неослабевающим интересом следили за следствием и делились с нами последними новостями.


– Джен, – как-то вечером осторожно поинтересовался Яксен, странно на меня поглядывая. – Ты ведь не планируешь устроить на Ненее еще один переворот?

– Что? – обалдела я. – С чего это ты взял такую глупость?

– Да так, тенденция настораживающая, – задумчиво ответил тот. – Стоит тебе где-то появиться, как там обязательно что-то случается.

Я замерла, возмущенно приоткрыв рот и потеряв дар речи от такой неслыханной клеветы.

– Ладно, ладно… – замахал руками мой сосед. – Я верю, что меня ты, по старой дружбе, свергать не станешь. Ведь не станешь?..

– Ну, знаешь ли! – только и смогла выдохнуть я.

Незаметно подошло время отлета. Экзамены я сдала на «отлично», попрощалась с друзьями-«залетчиками» и не забыла заглянуть к любимому ректору. Надо же напомнить, что на следующий год обучения я немного опоздаю. Ректор, к слову, чудом удержавший свое место, проводил меня нечитаемым взглядом. Если бы я плохо о нем думала, то решила бы, что там было пожелание сгинуть по пути в какой-нибудь черной дыре и больше не попадаться ему на глаза. Но не мог же такой хороший человек думать такие гадости?

Конечно, чисто теоретически я вполне могла бы перейти в какое-нибудь учебное заведение аналогичного уровня для девиц. Вот только в Академии мне действительно нравилось. А на новом месте… еще большой вопрос – приживусь ли? Да и учебная нагрузка у «девиц» может быть куда более скромной и ориентированной на иное направление. А я уже привыкла выкладываться по максимуму. К тому же «Летный клуб» и Мортира…

Что сказать? Не повезло бедняге-ректору. Не сбудутся его мечты.

В день отлета мы стояли на космодроме и любовались хищными и плавными обводами скоростного курьерского катера, на котором прибыл на Таурин Яксен. Ларион и Вайн – телохранитель квессара – тоже летели с нами. Поместимся как-нибудь. Конечно, жилой отсек на курьере крошечный, но и путешествие продлится всего декаду. Я так и вовсе могу в вирте это время пересидеть.

А на Ненее меня уже ждали Дарен и Пэйн.

Глава 11

Заключительная

Часто стимулом для движения вперед становятся дыхание в затылок и пинок под задницу!

NN

К моменту окончания нашего первого курса в Академии «чистки» на Ненее уже завершились, заговорщиков выловили, а собственность владельцев лабораторий, рискнувших пойти против новой власти, национализировали. Все «честно экспроприированное» активно осваивала команда Фабера Фар-Терина. Правда, большая часть имущества, вроде предметов роскоши, космических яхт и прочих не столько нужных, сколько пафосных и статусных вещей, была недрогнувшей рукой отправлена на галактические аукционы. Недвижимости тоже нашлось применение. По крайней мере, благодаря конфискованному жилью проблема расселения освобожденных клонов стояла не так остро.

На восстановление планеты требовались немалые деньги. А с учетом того, что Фар-Терины пришли на Ненею всерьез и надолго, планы тоже были более чем долгосрочными.


Стоило нам только приземлиться на космодром Ненеи, как события закрутились сумасшедшей каруселью. Меня ждали анализы, исследования и мандражирующий Пэйн. Яксен, уж не знаю почему, предпочел продолжить игру в «парочку», поддерживая и постоянно находясь рядом. Докапываться до причин подобного решения или возражать я не стала. В конце концов, это было просто приятно. А причины… рано или поздно все равно расскажет или сама узнаю. К тому же, признаюсь честно, целоваться с ним было просто здорово. Казалось, что все неприятности отходят куда-то далеко и становятся неважными. Потом они, конечно, возвращались и наваливались скопом, но небольшой отдых очень помогал отвлечься, посмотреть на проблему со стороны и найти оптимальное решение.

Спустя пару дней после того, как я немного освоилась в выделенных покоях королевского дворца, Яксен привел молодого симпатичного парнишку в простом сером комбезе и с гордостью заявил:

– Вот! Выполняю обещанное!

– Это ты, конечно, молодец, – осторожно похвалила я приятеля. – А если напомнишь заодно, что ты мне обещал, будешь вообще умницей.

– Ты что, забыла? – искренне обиделся местный владыка. – Сама же просила преподавателя по сиа-тен! Знаешь, как сложно найти серенианина, согласного приехать в нашу глу… э-э… прилететь на нашу чудесную планету?

– Это преподаватель? – вежливо уточнила я, борясь с желанием потыкать в странного пацана пальцем. Сейчас, при более подробном осмотре, у него действительно обнаружились заостренные ушки, слегка прикрытые рыжеватыми, чуть вьющимися волосами.

– Ну да. Познакомься, его зовут Мириан. Ему, кстати, тоже когда-то преподавал сиа-тен Мастер Ролон, так что общие темы для беседы точно найдете. И главное – он согласен тебя учить! Довольна?

– Послушник Мириан, – мягким музыкальным голосом представился мой потенциальный гуру.

– Я – Джен Шарт. Не обижайтесь, пожалуйста, на мой вопрос, но вы не слишком молоды для преподавания, послушник? – уточнила я.

– У меня слабый дар, – улыбнулся парнишка. – Поэтому выше послушника мне не подняться. Но теорию я знаю очень хорошо и проконтролировать ваши тренировки смогу.

– К тому же мы договорились, что я, помимо прочего, оплачу ему обучение в хорошем учебном заведении, а он позаботится, чтобы ты смогла развить свой дар и не покалечиться при этом.

– Учебное заведение, это часом не Академия на Таурине? – уточнила я.

– Ну да, – согласился Яксен. – Удобно же. Вместе учитесь и вместе тренируетесь. Да и Мортира твой просто счастлив будет.

– Понятно, – задумчиво отозвалась я, а потом вежливо поклонилась, как учил когда-то мастер Ролон. – Приятно познакомиться, мастер Мириан. Буду рада у вас учиться. И, Яксен?..

– Что? – насторожился блондин.

– Ты – молодец, – с искренней благодарностью улыбнулась я.


Пока я пыталась устаканить свой график, впихнув туда помимо общения с семьей кучу медицинских исследований, тренировки сиа-тен и полеты в «Крысиной Империи», добрый «дедуля» Фабер выловил моего приемного отца и предложил ему небольшую временную подработку. Ну а что? Пока суть да дело, дети заняты, в одиночку никуда не улетишь, так почему бы и не подзаработать немного? Тем более платят достойно, да и покидать Ненею надолго не требуется. Звучало-то все вполне здраво. Вот только все мы как-то забыли, что нет ничего более постоянного, чем «временное». Да и никто не ожидал, что Дарену предложат заняться реорганизацией флота Ненеи. Который фактически существует только «на бумаге», а в реальности представляет собой более чем печальное зрелище: древняя станция на орбите, пара-тройка истребителей, место которым в музее, да два эсминца, точнее, полтора, так как один из кораблей вот уже десяток лет изображает издохшего кита, лежа в ангаре на «капремонте».

Сказать, что отец был ошарашен подобным предложением, значит не сказать ничего. Тем не менее Фабер Фар-Терин был на диво убедителен. Он сразу признался в диком дефиците как квалифицированных кадров, так и людей, которым можно было бы доверять. Напомнил Дарену, что тот – Серый торговец, имеющий связи во всех уголках галактики, включая тарианские кланы. А также о том, что отец – бывший военный летчик, так что внутреннюю флотскую кухню тоже знает не понаслышке. Что с учетом «Крысиной Империи» и его старых сослуживцев проблем с набором хороших пилотов на новые корабли быть не должно.

В общем, уговорил.

А теперь, уважаемый Адмирал еще не существующего флота, будьте добры заняться давно назревшей проблемой и купить необходимые для обороны планеты корабли. Нет, воевать никто не планирует, но и космические пираты под боком новой власти не нужны. Деньги на корабли, в разумных пределах конечно, будут.

Что, для того чтобы контролировать периметр, нужен целый флот, тактический виртал и не менее четырех малых станций? Ну что ж, дерзайте. Но все под вашу полную ответственность!

В общем, попал Дарен как кур в ощип. Кажется, он даже сам не понял, как умудрился согласиться на этот титанический труд.

А самое странное, что, проклиная все и вся, ругаясь, недосыпая и постоянно мотаясь где-то по делам, мой приемный отец выглядел удивительно живым и удовлетворенным. Похоже, новая работа ему действительно понравилась.


Серьезный разговор с Яксеном у нас состоялся уже после того, как все медицинские исследования были проведены, а тело моего нового братика уже вовсю росло и зрело в репликаторе. До отлета на Таурин оставалось всего несколько дней, так что я решила отложить все тренировки и пару дней просто отдохнуть и побездельничать. Яксен с энтузиазмом поддержал эту идею, выдал пару вполне приемлемых вариантов и выразил готовность присоединиться к ничегонеделанию. Видать, тоже достали.

В общем, одним прекрасным ранним утром мы собрали необходимые для хорошего пикника мелочи, загрузились в скоростной катер и свалили из города.


– Что собираешься делать дальше? – поинтересовался лежавший рядом парень, переворачиваясь на бок и напряженно всматриваясь мне в глаза, словно пытаясь угадать ответ.

Я невольно окинула одобрительным взглядом возмужавшую фигуру собеседника. Хорош, чертяка! Даже просто посмотреть приятно.

Не подумайте лишнего, лежали мы на белой песчаной полосе, на берегу небольшого горного озера, в полутора часах полета от столицы Ненеи. Искупаться не получилось, но и просто поваляться на мягком матрасике, погреться на солнышке и забыть ненадолго о проблемах было очень здорово.

Жара, духота и мельтешение мегаполиса остались где-то далеко внизу, а здесь было удивительно спокойно и совершенно безлюдно. Отличное место, чтобы немного отдохнуть и подумать. А еще очень красивое. Скромная рощица местных деревьев, напоминающих своими извилистыми ветвями и длинными узкими листьями горные сосны, те, что так любят рисовать японские художники; узкая полоска мелкого песка вдоль берега, вставшие стеной золотисто-коричневые каменные пики, окружающие небольшое озеро с кристально-прозрачной и, как выяснилось, невероятно холодной водой. Катер, на котором мы прилетели, прятался в скалах, так что место казалось совершенно диким и необжитым. Хотя подозреваю, что в скалах прятался не только катер, но и усиленная команда телохранителей, без которых Яксен из королевского дворца шагу не делал. Но это, увы, печальная необходимость, с которой приходилось мириться.

– Что? – лениво приоткрыв глаз, уточнила я.

– Говорю, что дальше делать планируешь? – повторил парень.

– Доучусь в Академии, получу образование, – пожала плечами я.

– А после?

Хм-м… Действительно, а что после?

Изначально я планировала после обучения вернуться на «Летящую» и помогать отцу. Но что-то мне подсказывает, что «дедуля» Фабер вряд ли выпустит из своих загребущих лапок столь хорошо себя зарекомендовавшего Адмирала Флота его Величества. Да и сам Дарен… Не уверена, что при имеющейся альтернативе он захочет снова стать обычным Серым торговцем. Все же свежесозданный флот стал его любимым детищем, а многие бывшие однополчане с удовольствием перешли на новые корабли под его командование. Было бы странно отказаться от всего достигнутого, чтобы снова мотаться по галактике, перевозя грузы.

– Если честно, пока не задумывалась, – лениво призналась я, продолжая расслабленно валяться на матрасике, сплетенном из каких-то местных трав.

– Тогда подумай сейчас, – голосом профессионального демона-искусителя предложил Яксен.

– Мне кажется, или ты действительно хочешь что-то предложить? – усмехнулась я.

Парень неожиданно наклонился ближе, нежно поцеловал и, серьезно глядя в глаза, произнес:

– Хочу. Замуж тебя хочу позвать. Пойдешь?

Сердце привычно ухнуло куда-то вниз, растекаясь по венам острой дрожью удовольствия, а я сердито оттолкнула нависшего надо мною Яксена и фыркнула:

– Знаешь, мне уже надоели твои шуточки про «невест». Ладно, на Таурине это было необходимо. Хотя и тогда эта история вызывала у меня некоторые сомнения. Но сейчас-то зачем тебе все эти игры?

– А кто сказал, что я играю? – спокойно возразил блондин, усевшись рядом и привычно накручивая локон на палец. Красивый все же, мерзавец!

– Яксен, это не смешно! – разозлилась я. Наверное, больше все же на себя, чем на него. Ну, кто мне виноват, что я так сильно реагирую на этого парня? Одна надежда – уеду учиться, закручусь в делах и забуду. А там, глядишь, и встречу кого-то… не столь проблемного.

– Джен, я тебе что, часто врал? Неужели так сложно поверить, что ты действительно мне нравишься? – как-то устало вздохнул «жених».

– Ну да, ну да, прям как понравилась девятилетним мальчишкой, так и забыть не смог, – язвительно отозвалась я, усаживаясь рядом и зарываясь босыми ступнями в теплый мелкий песочек. – И сразу жениться решил, ага!

– Да уж, гаденышем ты и впрямь была незабываемым, – ухмыльнулся мой поклонник. – Но о свадьбе я тогда действительно не думал. А вот общаться с тобой было интересно. И тогда, и сейчас.

– И что вдруг изменилось?

– Ты, – пожал плечами парень, задумчиво глядя на озерную гладь. – Когда я узнал, что ты – девушка и собираешься пройти ритуал Истинной Сути, все твои странности и недоговорки встали на место. И я решил, что глупо упускать такой шанс. Второго могут и не дать. Особенно если учесть, сколько там в вашей Академии оголодавших по женской ласке парней ошивается. Вдруг бы тебе кто понравился? А если учесть, что ты очень хорошенькая…

– Угу, увидел и прям влюбился, – пробурчала я.

– Ну, внешность у тебя очень даже приятная, не наговаривай, – отозвался парень, окинув мое тело, облаченное в довольно скромный слитный купальник, ласкающим взглядом. – Но ты права, тогда… еще не влюбился.

Я замерла, словно испуганная пичуга в кулаке у мальчишки.

– Тогда?..

– Да, – удивительно светло улыбнулся Яксен. – А вот когда узнал тебя новую поближе, пропал. В тебя, Джен, сложно не влюбиться!

– Знаешь…

– Знаю, – вздохнул мой собеседник. – Знаю, что не веришь. Хотя, так и не понял, чем заслужил такое отношение…

– Ну, глупо, наверное, – совершенно искренне смутилась я. – Просто ты же политик. Квессар Ненеи. А у меня с детства предубеждение к политике…

– Квессаром я стал совсем недавно, если не забыла. И кроме этого, я еще и человек, – тихо отозвался Яксен. – И я люблю тебя, Джен. Выйдешь замуж за человека Яксена?

Замуж?

Красивый, умный и сильный парень, который мне очень нравится. Настоящий принц из сказки. А к нему в придачу покушения, куча проблем, разоренная гражданской войной планета и в перспективе – бескрайний океан тяжелой, нудной и подчас весьма неприятной работы. Да, у любой медали две стороны. И чем ярче блестит одна из них, тем печальнее обстоят дела со второй половиной.

Надо мне такое счастье?

«И я люблю тебя, Джен…»

Ну, я же не дурочка, чтобы покупаться на сладкие речи, правда?

Правда же?

Я вздохнула.

Сколько безумных и идиотских поступков я уже совершила в своей новой жизни? Похоже, что сейчас к ним добавится еще один.

– Выйду, – тихо произнесла я, смиряясь.

Поцелуй обрадованного жениха был жарким и откровенно собственническим. Казалось, что парень наконец-то перестал сдерживать себя, боясь спугнуть сторожкую добычу. Проблемы привычно отошли куда-то в сторону, а я расслабилась, обнимая будущего мужа и получая от этого искреннее удовольствие. Наверное, другого ответа на заданный вопрос и не существовало. Что ж, надеюсь, у Яксена хватит сил остановиться, потому что я сейчас вряд ли на это способна…


Фабер Фар-Терин новостям ничуть не удивился и настойчиво потребовал заключения брака до моего отъезда на Таурин для дальнейшего обучения. Консумацию брака мы, правда, отложили до моего шестнадцатилетия. Тогда же, в мой следующий прилет на каникулы, и будет проведена красивая и ужасающе длинная свадебная церемония согласно местным традициям. А пока «дедуля» Фабер займется подготовкой к ней. Помимо самого «праздника» требовалось также политически грамотно подать народу историю невесты. Ну, с этим он справится, я и не сомневалась.

Яксен, сдавший необходимый минимум и получивший полный статус гражданина Федерации, дальнейшее довольно-таки специализированное обучение будет проходить на Ненее. Зато вместо него с нами – со мной и Ларионом, – летели Мастер Мириан и Вайн – телохранитель квессара. Тоже учиться будут, ага. Ну и за супругой молодого правителя Ненеи присматривать, а то повадилась, понимаешь ли, во всяких дуэлях участвовать да с подозрительными парнями по утрам тусить. Ну-ну, наивные!

Дарен решил окончательно осесть на Ненее. Мы поговорили, обсудив планы на будущее. В целом я оказалась права в своих предположениях. Мой приемный отец был доволен сложившейся ситуацией, новой должностью и с интересом занимался делами флота. Он перетянул к себе многих бывших сослуживцев, поставил главным квартирмейстером старого однополчанина и коренного жителя Ненеи рыжеусого Сенуста, прижимистого, словно трясущийся над горшком золота лепрекон, и договорился с кланом Дровер Атт о поставках новых кораблей. Он и Пэйна собирался забрать к себе, рассчитывая, что бывший виртал быстрее найдет общий язык с закупленным у тариан тактическим искусственным интеллектом, нежели кто-то другой. К тому же у «братика», по уши занятого делами, вряд ли отыщется время на хандру.


Ребята из «Летного клуба» к статусу «мужней жены» отнеслись с удивительным пофигизмом. Даже немного обидно стало. Впрочем, так же равнодушно к факту моей свадьбы отнеслись и выловленные мною на выходных и приглашенные в кафе Валин с Лираном. Валин сейчас работал в секретариате отца, а Шут проходил стажировку в штабе флота и явился на встречу в вычурном мундире.

Не выдержав, уже на выходе зажала в углу Лирана и потребовала объяснений. Несмотря на свою ехидную манеру общения, именно Шут всегда честно и полно отвечал на мои вопросы.

– Джен, а чему удивляться-то? – рассмеялся мой друг. – Слепому же видно было, что этот твой Яксен свое сокровище из лап не выпустит. Настоящий дракон из старых легенд. Он очень ясно всем нам дал понять, что любые поползновения в твою сторону окончатся дуэлью.

– Что? Дуэлью?.. – Я обалдело уставилась на Лирана, некрасиво приоткрыв рот.

– Ты что, не знала? – развеселился тот. – Ну, ты даешь, Джен! Когда не надо – все видишь, а у себя перед глазами главное упускаешь. Еще скажи, что не замечала, как он за тобой ухаживает!

– Ну, это же просто игра на публику была…

– Ага, и женился он на тебе понарошку, – хмыкнул Лиран. – Хотя я его понимаю. Будь у меня реальный шанс, сам бы постарался тебя заполучить.

– Тебе-то зачем? – удивилась я. – Вроде ты в меня ни разу не влюблен.

– Влюбленность – вещь хорошая, но в браке далеко не самая главная, – удивительно серьезно пояснил Шут. – Тут куда важнее общие интересы, возможность родить здоровых, умных детей и уверенность в партнере. Деньги можно заработать, титулы заслужить. Но если нет надежного тыла, то и семья – лишь название. Красивая титулованная дура растратит состояние, не сможет воспитать детей и подведет в итоге мужа под топор палача какой-нибудь глупой выходкой.

– Ну, это ты загнул…

– Утрирую, естественно, – усмехнулся Лиран. – Но в целом мысль мою ты поняла.

– Да, – задумчиво отозвалась я. – Поняла. Кажется, и Яксен мне тоже что-то похожее говорил, да только я сочла это шуткой…

Лиран тихо рассмеялся, похлопал меня по плечу и, выскользнув из угла, в который я его зажала, отправился догонять друга.

Я посмотрела ему вслед и, не удержавшись, фыркнула. Яксен такой Яксен. Нет, ну что за жук! Не мытьем, так катаньем, но все же добился своего. Да еще, оказывается, в Академии тишком всех поклонников от меня разогнал. Подозреваю, что, даже не приди мне в голову идея переселить Пэйна в тело клона, я все равно в итоге улетела бы на каникулы на Ненею, чтобы вернуться замужней дамой. Уговорил бы, однозначно!

У меня после этого разговора уже и некоторые вполне обоснованные подозрения насчет неожиданной подработки приемного отца возникают. Чтобы Фабер Фар-Терин и не нашел среди своих людей подходящего «Адмирала»? Свежо предание…

Впрочем, что ни делается, все к лучшему. Мне грех жаловаться на судьбу.

Теперь моя задача – выучиться и вернуться домой. К мужу. И, наверное, в этом году стоит слегка перетасовать свой учебный план, убрать из него лишние «военные» дисциплины и заменить их на «социалку». Из общественных наук ввиду моего нового статуса стоит взять, пожалуй, риторику, экономику, социологию, психологию и политологию. Конечно, углубленное изучение культурологии, этики, философии и прочих наук тоже пригодилось бы, но все же учебный план у меня не резиновый! Ничего, потерпят как-нибудь «некультурную» принцессу.

В общем, помучавшись выбором, в итоге отказалась от военной истории, стрелковой подготовки, освоения комплексного вооружения малотоннажных кораблей, связи и логистики, заменив эти дисциплины углубленным изучением выбранных ранее социальных наук.

Получилось, что у меня остался полный набор из дополнительных пятнадцати предметов, и уменьшения количества учебных часов, увы, не произошло. Но куда денешься, если надо? А ведь помимо них есть еще и стандартный список базовых дисциплин. Да и от полетов я ни за что не откажусь. Ох, грехи наши тяжкие… опять весь год пахать как ломовая лошадь!

Ректор, получивший не только оплату за обучение, но и информацию о новом статусе «любимой студентки», молча внес изменения в мой учебный план, вежливо поздравил с замужеством и постарался выпроводить из кабинета побыстрее. Видимо, задумчиво щурящийся из-за моего плеча телохранитель не способствовал его душевному спокойствию. Да я, собственно, и не рассчитывала на приятную беседу с чаепитием.

Учеба шла своим чередом. Теперь, когда пара старших «залетчиков» выпустилась из Академии, в клубе было уже не так интересно. Хотя я все равно приходила туда каждое утро, чтобы потренироваться. Нейрен здорово прогрессировал за каникулы, так что в течение года именно он был моим самым частым напарником в полетных дуэлях. Но дружескими наши отношения так и не стали. Да, впрочем, и с чего бы?

Эльден Фар-Кловер долго приглядывался ко мне, обдумывая какие-то хитрые планы, но ближе к концу года все же разродился. Младший сын древнего, но не слишком богатого рода проанализировал имеющиеся перспективы и предложил мне свою кандидатуру для работы на Ненее. Я, естественно, согласилась. А что? Хорошие аналитики на дороге не валяются. Грех упускать такого перспективного сотрудника. Так что на каникулы Эльден полетит с нами, познакомится с «дедулей» Фабером, оценит фронт работ, соответственно которому и скорректирует свой учебный план. Если не передумает…


Свадебная церемония прошла как хорошо спланированная военная операция: четко, слаженно и точно по графику. Несмотря на это, устали мы так, что в первую брачную ночь, добравшись, наконец, до вожделенной постели, просто упали и заснули мертвым сном. Вымотались. Даже улучшенный геном хэири оказался не в состоянии справиться с такой нагрузкой.

Мы бы и дальше спали, но, согласно традиции, утром нас ждала краткая церемония подтверждения намерений и сразу после – небольшой свадебный круиз. И мне совершенно не хотелось переносить время отлета, потому что место «для отдыха» выбирала я.

В общем, выполнение супружеского долга снова откладывалось. Бедный Яксен! Видели бы вы его лицо с утра, когда до него дошла эта мысль. Пришлось утешить, что мы все нагоним, пока летим. А полет нам предстоял достаточно длительный и, возможно, опасный. Впрочем, подарку на свадьбу от клана Дровер Атт – небольшой скоростной яхте с удивительно изящными обводами, скрывающими под собой мощный военный двигатель, вряд ли что могло всерьез угрожать. Удрать мы, если что, всегда успеем. К тому же в круизе нас будет сопровождать пара вооруженных до зубов новейших эсминцев тарианской постройки. Пираты – существа, конечно, жадные, но ведь не идиоты же, чтобы нападать на вооруженный конвой?


Осенний день выдался удивительно ясным и каким-то прозрачно-звенящим. Дворники с утра смели опавшие листья с мощенных брусчаткой прогулочных дорожек и возвели по краям от них настоящие желто-ало-зеленые сугробы. Солнце светило ярко, но прогреть прохладный осенний воздух уже не могло. Кажется, именно такое время называют «бабьим летом». Мы сидели на скамейке в парке, любуясь на золотисто-алый убор старых кленов, и тихо переговариваясь. Яксен нервно поправлял на шее отобранный у меня шарф, пытаясь спрятать в него лицо, словно стеснительная арабская девушка в паранджу, вызывая у меня невольные смешки. Ну да, он как-то не ожидал, что местные дамы столь остро отреагируют на его неординарную и весьма примечательную внешность.

– И долго мы будем здесь сидеть? – немного нервно полюбопытствовал мой супруг.

Я пожала плечами:

– Мама с папой раньше гуляли днем в этом парке каждое воскресенье. И обедали вон в том кафе. Подождем еще немного…

– «Еще немного»… – опасливо покосившись в сторону входа в парк, пробурчал Яксен. – Знаешь, «еще немного» – и те странные девицы на меня бы просто набросились! Ты не предупреждала, что на твоей родине так опасно!

– Подумаешь, сделали с тобой парочку селфи, – фыркнула я. – Никто же не пострадал в итоге.

– Пострадали мои нервы, – возмутился парень. – Я что, похож на какую-то местную достопримечательность?

– Ты у меня красивый и ухоженный, а здесь подобные экземпляры встречаются нечасто. Видимо, тебя приняли за модель или начинающего актера, – хихикнула я, глядя на нахохлившегося мужа. – Тебе что, жалко? Я же предлагала тебе остаться на корабле! Не послушался? Теперь терпи…

– Не понимаю, чего они ко мне привязались, – вздохнул страдалец. Но желания бросить меня одну и спастись бегством не выказал. Настоящий герой! – Можно подумать, у них тут своих мужчин мало!

– Ну, согласно статистике в нашей стране действительно мужчин почти на двадцать процентов меньше, чем женщин, – поддразнила я супруга. – Но ты не бойся, я тебя не брошу на растерзание местным красоткам. К тому же никто ничего ужасного делать с тобой не собирался. Просто девчонки сфотографировались с красивым парнем.

– То есть эти… «девушки» заинтересовались исключительно моей внешностью? – чуть брезгливо отозвался муж.

– Ну, если узнают, что ты «иностранец»-аристократ, да еще и богатый, то заинтересуются не только ею, – ехидно отозвалась я.

– И как меня угораздило жениться на такой язве? – вздохнул Яксен, делая очередную безуспешную попытку завернуться в шарф.

– Да, это тебе повезло, – задумчиво хмыкнула я. И насторожилась. – Вот они!


Мама, худенькая, даже хрупкая блондинка с аккуратным пышным каре, и чуть коренастый, энергичный мужчина рядом с ней. Папа. Живые и здоровые! Все, как я помню… кроме одного. Перед собой мама катила прогулочную детскую коляску, из которой энергичный пухлый бутуз с нескрываемым интересом рассматривал окружающий мир.

Ребенок?

Я ошарашенно застыла, наблюдая за улыбчивым пупсом в шапке с большим помпоном и ярко-голубом комбинезончике с принтами каких-то мультяшных зверей. Ребенок был удивительно похож на мои детские фотографии.

Неужели?..

У меня есть братик?!

Я расплылась в совершенно неконтролируемой улыбке, глядя на приближающуюся пару с коляской. Яксен, поддерживая, обнял и прижал к себе, даря молчаливую поддержку. Родители, тихо переговариваясь, медленным прогулочным шагом двигались в нашу сторону, а я по-прежнему не могла оторвать от них глаз. Мама, заметив мое внимание, окинула нас быстрым взглядом и тепло улыбнулась в ответ. Хотелось заплакать от облегчения, подбежать к ним и привычно прижаться к папиному плечу. Пожаловаться на то, как было тяжело и страшно. Похвастаться успехами. Да просто вдохнуть такой привычный и родной запах любимого папиного одеколона.

Вот только нельзя…

Яксен ласково погладил по спине и легонько поцеловал в висок:

– Уверена, что не хочешь к ним подойти?

– Очень хочу, – тихо призналась я. – Вот только что я им скажу? Ты же сам видишь, что они сумели пережить мою смерть. Зачем бередить раны?

– Но ты ведь жива…

– Да, я жива. Только я давно уже не Женя Власова. Та погибла на Варрее, лежа на алтаре Отерр’нат. А я – Джен Шарт, дочь Серого торговца и законная супруга квессара Ненеи. Во мне от их дочери разве что память осталась. Может быть, приведи мы доказательства, они даже поверят рассказанной истории. Но стоит ли это делать? Думаешь, им от этого станет легче?

– Не думаю, – вздохнул муж. – С точки зрения твоих родителей, ты все же умерла. Ведь сейчас у тебя совершенно иной геном, ты им больше не кровная родственница. А то, что сознание выжило…

Я кивнула и бросила последний взгляд в сторону прошедшей мимо нас пары. В конце концов, я просто хотела убедиться, что с родителями все в порядке. Убедилась? Успокоилась? И довольно. Не надо перекладывать свои проблемы на их плечи. Встряхнувшись, улыбнулась мужу и посмотрела на свой браслет, выглядывающий из-под манжеты теплой куртки. Убедившись, что вокруг нет любопытных, быстро вызвала голограмму защитной сети, прикрывающей планету от нежелательных гостей. Пожалуй, успеем проскочить. Дав отмашку корабельному ИИ, вынужденно отвлекшемуся от скачивания информации из земного Интернета, соскочила со скамейки и протянула руку Яксену:

– Кто знает, возможно, я когда-нибудь и решусь вернуться сюда и поговорить с ними. Но не сегодня! Пойдем? Через час будет окно в системе наблюдения. Как раз успеем до корабля добраться и взлететь.

– Если ты уверена, – ободряюще улыбнулся Яксен, поднимаясь, – то идем.

– Да, – улыбнулась я в ответ. – Думаю, нам пора возвращаться домой. Впереди еще столько дел…

Муж, рассмеявшись, подхватил меня на руки и закружил. Я невольно выпустила из рук набранный ранее букет кленовых листьев, взвихрившийся вокруг нас веселым золотистым водоворотом, и совсем по-девчоночьи взвизгнула от восторга.

Игриво чмокнув Яксена в кончик носа, вывернулась из его рук, бесшумно приземлилась и уверенно потянула парня за собой. Пожалуй, теперь я и вправду закрыла все свои старые долги.

До корабля мы добрались без приключений.

Я удобно откинулась в противоперегрузочном полетном ложементе, улыбнулась, глядя, как Яксен привычно и споро проводит предстартовую подготовку, проверяя системы корабля, и задумалась, снова вспоминая, как же я умудрилась дойти до жизни такой? Что именно определило мой выбор? Могло ли все пойти иначе?


Что еще сказать?

У истории нет сослагательного наклонения. Но все же именно наши поступки и решения меняют ее ход. Пожалуй, для меня… для нас с Яксеном, все началось именно на Ненее. На ней же, полагаю, когда-нибудь и закончится. Я ни о чем не жалею в своем прошлом и с интересом смотрю в будущее. Думаю, что скучать нам точно не придется…

11.11.2015—07.11.2016

Глоссарий

Общегалактический календарь: шестьдесят минут в часе, тридцать часов в сутках, триста суток, разделенных на десять месяцев в году: три зимних и три летних и по два переходных – на весну и осень. Месяц разделен на три декады по десять дней. Восемь рабочих и два выходных. Но, в общем-то, для Серых торговцев разделение на рабочие-выходные дни несущественно.


Примиди’ – первый день декады, дуоди’ – второй, триди’ – третий, квартиди’ – четвертый, квинтиди’ – пятый, секстиди’ – шестой, септиди’ – седьмой, октиди’ – восьмой, нониди’ – девятый, декади’ – десятый.

Отерр’нат – древний «алтарь» переноса душ. Создатели использовали его для изучения иных цивилизаций способом погружения в среду, но современные бандиты нашли для него другое применение.

Федерация – содружество трех рас: людей, тариан и тишшэр’тиан.

Кредиты – общая валюта.

Тариане – теплокровные «ящеры», покрытые перьями, эволюционировавшие из динозавров (аналог земного овираптора). Не агрессивная, высокотехнологичная цивилизация.

Грайн – материнский мир тариан.

Тишшэр’тиане – теплокровные, происходят от кошачьих, домоседы.

Верталия – материнский мир тишшэр’тиан.

Варрэя – Новый мир, открыт Федерацией 50 стандартных лет назад.

Варрейская песчаная крыса, логотип «Крысиной Империи», компании Джен – некрупное животное золотисто-бежевого окраса, грызун, вредитель. Внешне напоминает помесь лысого хомяка и зайца.

Ненея – Новый мир, открыт Федерацией 200 стандартных лет назад, генетические лаборатории, бордели.

Хэр’рия – Старый мир, родина хэири, генномодифицированные люди – удачный эксперимент.

Таурин – Старый мир, входит в десятку богатейших.

Сиа-тен – вид национальной серенианской борьбы. Сиа-акк – спортивная версия борьбы.

Немного по персоналиям

Дарен Шарт – капитан «Летящей во тьме», приемный отец Джен, Серый торговец.

Дирк Корс – партнер и друг Дарена Шарта, погиб на Варрэе.

Диург иль Дровер Атт – Полномочный Посол клана Дровер Атт и Наставник друга Джен, тарианина Ташетти (Таша).

Гуррлан иль Кори Атт – тарианин, Глава безопасности Правящего клана Кори Атт.

Лорд Ортвит Аль’Кресс – глава преступного синдиката, похитивший Джен.

Яксен Фар-Терин – клон, новый квессар (император) Ненеи, получивший впоследствии прозвище Яксен I Кровавый (Справедливый).

Фабер Фар-Терин – бывший министр финансов Теналии (Старый мир), отец генетического родителя Яксена – Кастеля Фар-Терина.

Ларион – клон с Ненеи, кадет-второкурсник Академии и друг Джен.

Нейрен Аль’Трайн – однокурсник Джена, сын Адмирала Флота Брайса Аль’Трайна.

Мастер Аль’Мортиц – преподаватель рукопашного боя в Академии, ласково прозванный Дженом Мортирой за отзывчивость и незлобивое чувство юмора.

Состав «Летного клуба»

Валин Аль’Эйресс – сын губернатора Таурина.

Лиран Аль’Вайр – он же Шут, сын Адмирала Флота.

Эльден Фар-Кловер – аристократ, аналитик.

Тай и Акс – близнецы.

Учебное расписание Джен

1-я учебная декада

Проклятое везение. Таурин

2-я учебная декада

Проклятое везение. Таурин

3-я (и последующие) учебная декада

Проклятое везение. Таурин

1

Цитата из старого советского анекдота, если кто не знает:

Ученым удалось воскресить Сталина. В продолжение эксперимента его потихоньку отвели на съезд КПСС, где шел отчетный доклад Генерального секретаря. В разгар прений Сталин встал и поднялся к трибуне:

– У меня есть два прэдложения. Пэрвое. Половину Политбюро ЦК КПСС (указывая трубкой на данных товарищей) – расстрэлять. А Мавзолей покрасить в зэленый цвет.

Долгая пауза. Затем робкий голос из зала:

– Товарищ Сталин, а в зеленый цвет-то зачем?

Сталин, удовлетворенно:

– Я так и думал, что по пэрвому прэдложению возражэний нэ будэт…

2

Общегалактический календарь: шестьдесят минут в часе, тридцать часов в сутках, триста суток, разделенных на десять месяцев в году: три зимних и три летних и по два переходных – на весну и осень. Месяц разделен на три декады по десять дней. Восемь рабочих и два выходных. Поскольку за базу взята декада, то названия дней декады я взяла из земного французского календаря времен буржуазной революции. Примиди' – первый день декады, дуоди' – второй, триди' – третий, квартиди' – четвертый, квинтиди' – пятый, секстиди' – шестой, септиди' – седьмой, октиди' – восьмой, нониди' – девятый, декади' – десятый. Т. е. известные Жене понятия, которые «перевел» виртал, обучая ее языку. Все учебные заведения Федерации придерживаются именно общегалактического календаря, чтобы не было перекосов и несоответствий в программе.


Купить книгу "Проклятое везение. Таурин" Петрова Елена

на главную | моя полка | | Проклятое везение. Таурин |     цвет текста   цвет фона