Book: Мишель и господин Икс



Мишель и господин Икс
Мишель и господин Икс

Жорж Байяр

Мишель и господин Икс

1

Послушай, Даниель! А ты фонарик взял?

Какой фонарик? Кажется, его ты должен был взять…

Должен был, должен был… Я и так уже столько всего тащу: фотоаппарат, вспышку, коробку с лампами. Может, еще бутерброды и лимонад надо было прихватить?

Кстати, лимонад бы сейчас не помешал. И хорошо бы со льдом. Довольно жарко сегодня…

Так переговаривались двое мальчиков, шагая теплым августовским вечером, примерно в десять часов, к невысокому, едва различимому в сумраке строению. Из-за темноты им приходилось идти очень осторожно.

Кажется, пришли… Я нащупал плющ. Подожди-ка, Мишель, сейчас попробую найти дверь.

Нелегко же мне придется, — проворчал тот. — Как, по-твоему, я должен ставить выдержку и диафрагму, если даже фотоаппарата не вижу?

— Слушай, Мишель… Если ты думаешь, что стоит тебе побрюзжать — и сразу появится луна… то ступай дальше один. А я лучше домой пойду.

Мишель промолчал., Даниель, его двоюродный брат, прошел еще несколько шагов, потом послышался облегченный вздох:

— Нашел.

Эврика! — отозвался Мишель, очень кстати вспомнив знаменитое восклицание.

Тебе хорошо веселиться! — На сей раз ворчать стал Даниель. — Кажется, в ручке торчал гвоздь. У меня теперь все пальцы в крови.

Бедняга!.. Ты потерпишь немного, пока я сбегаю за помощью?

Даниель не стал отвечать насмешнику. Он открыл дверь охотничьего домика, что стоял на по-, крытом травой холме близ Компьенского леса. Во всяком случае, до Мишеля, шедшего позади, донесся характерный скрип рассохшейся деревянной двери и дребезжание плохо вставленных стекол.

Вдруг раздался какой-то грохот, потом — яростный вопль.

Осторожно… — послышался через некоторое время голос Даниеля. — Тут ступеньки… Кажется, три.

Ты где? — спросил Мишель, подходя ближе.

С гордым видом сижу на полу… Первая ступенька дала мне первоначальное ускорение, а там уж я перешел в свободный полет. Черт бы его побрал, твоего Ришара! Завтра я скажу ему пару ласковых. Мог хотя бы нарисовать план домика…

Может, еще флажки расставить?.. Не придирайся. Если ты такой неуклюжий, то никто в этом не виноват…

Он не договорил. В одной руке держа фотоаппарат, другой он пытался нащупать перила, а ногой искал ступеньки, про которые говорил Даниель… По-видимому, за ступеньку Мишель принял балку, которая поддерживала лестницу; как бы там ни было, он тоже рухнул. Его падение было совсем плачевным: ведь в руках мальчик держал аппарат, который старался уберечь от удара.

Критиковать легко, — сказал Даниель, — пока сам не попробуешь… Кто-то, кажется, говорил, что я неуклюжий?..

Тебе смешно! У меня не меньше полудюжины синяков, столько же царапин и ссадин и по крайней мере три занозы в коленках.

Даниель прямо-таки закудахтал от радости.

Надеюсь, ты сумеешь продержаться до приезда «скорой»? — процитировал он почти дословно шутку брата.

Хорошо, сдаюсь, — сказал Мишель. — Мы квиты… Но где ты?

Я же сказал! Высота — ноль, сижу на каких-то старинных каменных плитках… Послушай, старик, твоим коленкам выпала большая честь.

Занозы времен королевы Гортензии! Им же место в музее!

Мишель в ответ лишь что-то буркнул. Даниель, не разобрав, продолжал:

Марки я и так уже собираю; теперь, кажется, пора заняться антиквариатом. Представляешь табличку: «Занозы, извлеченные из коленей г-на Мишеля Терэ. Происходят из лестницы, по которой ходила королева Гортензия…»

Она была графиней, а не королевой! Это не одно и то же!

«…графиня Гортензия де Маливер», — послушно поправился Даниель. — И дальше: «Сии занозы приобретены вышеупомянутым г-ном Терэ во время охоты на ланей. Охота велась на бреющем полете…» «Охота на ланей»… А что, звучит неплохо. Я бы даже сказал — великолепно.

Ты бы лучше попытался сообразить, где находишься, — посоветовал ему Мишель. — У тебя что, даже спичек нет?

Подожди немножко… Я как раз пытаюсь что-нибудь нащупать. Эти плитки такие прохладные! В эту жару по ним даже приятно поползать… А тебе не везет, старина! Заноз тут нет, занозы остались в ступеньках…

Мишель тоже стал осторожно двигаться вперед на коленях и одной руке: в другой он держал фотоаппарат. Наконец он ощутил под пальцами каменные плитки. Подняв голову, мальчик различил прямо перед собой какой-то слабо светящийся прямоугольник: то ли дверь, то ли окно.

Поднявшись, он направился в сторону света. Через минуту щелкнул шпингалет, и окно открылось.

— Уф!.. Неплохое местечко, — сообщил Мишель. — Смотри, Даниель, даже пруд виден. Как тихо-то! Понятно, почему лани приходят сюда на водопой.

В этот момент с грохотом упал стул.

— Да уж, тихо… — проворчал Даниель. — Не пойму, как это я ногу не вывихнул…

Спустя некоторое время он все же добрался до окна, у которого стоял его брат. Тот уже успел разложить часть своих фотографических причиндалов на подоконнике.

Потише, не смахни что-нибудь. Тут у меня лампы для вспышки… Слушай, поищи, где в этом дворце включается свет. Ришар мог бы нам об этом сказать…

Попробую поискать… Но не гарантирую, что обойдется без новых травм…

Только бы лани не явились раньше, чем я буду готов!

— Можешь не сомневаться, так и случится. Вся эта ночная экспедиция предпринята была

для того, чтобы подстеречь ланей, когда они придут на водопой в парк Рон-Рояль, и сделать один или два — если после первой вспышки животные не разбегутся — снимка.

Даниель пытался на ощупь найти на стене выключатель.

В этот вечер действительно было страшно жарко. В старом охотничьем домике, расположенном в глубине парка, стояла тяжелая духота. Не помогала даже близость пруда, который подходил почти к самому фасаду.

Даниель наткнулся на дверь, но, сколько он ни ощупывал косяк, выключатель найти не удавалось.

Мальчик вернулся к Мишелю, который в полной темноте продолжал свои приготовления.

Выключателя нигде нет, — сказал он. — Граф Юбер де Маливер, видимо, зажигает свечи, когда здесь бывает.

У меня такое ощущение, что он вообще тут не бывает. Или крайне редко… Во всяком случае, сегодня он, надеюсь, не явится!

Я тоже надеюсь… Вообще-то Ришар уверял нас, что мы ничем не рискуем. Свой вечерний променад граф, кажется, совершает возле замка.

Ух ты-ы!.. — ироническим тоном протянул Мишель. — Повтори-ка, что ты сказал! Вечерний променад?..

Но Даниель неожиданно толкнул его локтем в бок.

Ты ничего не слышал? — тихо спросил он.

Нет. А что такое?.. Где?

Наверху. Вроде бы кто-то ходит… Очень осторожно…

Они замерли, прислушиваясь. Стояла гнетущая тишина. В атмосфере ощущалось какое-то напряжение, словно перед грозой; воздух был неподвижен. Странный был это покой: он не давал облегчения, а, наоборот, вселял тревогу…

Померещилось, — прошептал Мишель. — А может, это была мышь или крыса. Такой дом — рай для мышей. Одна только солома на крыше чего стоит…

Тихо! Слушай!..

Мишель почувствовал, как по спине у него побежали мурашки. Но слышал он лишь собственное дыхание.

— Ты что, разыгрываешь меня? — рассердился Мишель. — Так я аппарат никогда не смогу подготовить, и если…

Он вдруг замолчал. Бледный, призрачный свет залил комнату. Это было так неожиданно, что мальчики вздрогнули… И лишь потом сообразили, что это всего лишь луна, показавшаяся наконец из-за тяжелых плотных облаков.

Ее голубоватый свет несколько оживил окрестности. Взглянув в окно, контуры которого четко выделялись теперь в черной стене, мальчики увидели гладкую, неподвижную поверхность пруда. Кое-где из воды торчали пучки камыша; на них, словно газовые шарфики, висели клочья тумана.

— Так-то лучше, — пробормотал Мишель. — Теперь я смогу наконец настроить…

Он не закончил. Даниель вцепился в его руку. Кажется, на сей раз он не ошибся; звуки на втором этаже вовсе не походили на мышиную возню. Это был скорее скрип половиц под тяжелыми шагами медленно, осторожно ступающего человека.

Наверху кто-то есть, — прошептал Даниель.

Если это граф… лучше нам смыться.

Легко сказать! После того, как мы тут такой шум устроили!.. Странно, что он раньше не объявился…

Братья сделали несколько шагов к двери. При свете луны двигаться было гораздо легче.

Но страх снова заставил их замереть.

Пол на втором этаже опять заскрипел, и они услышали глухой удар. Это могло означать лишь одно: человек, находившийся наверху, упал.

— Что за вечер сегодня: сплошные падения! — прошептал Даниель, пытаясь скрыть за шуткой свое волнение. — Все по очереди… Давай под шумок исчезать отсюда!

Но им снова пришлось замереть: сверху явственно донесся стон. Одновременно послышался шорох, как будто человек безуспешно пытался встать.

Затаив дыхание, с бьющимся сердцем, парализованные изумлением и страхом, мальчики вслушивались в непонятные звуки.

Они совершенно забыли о цели своего похода. Теперь они думали лишь об одном: человек наверху в беде; может быть, он ранен…

Снова до них донесся стон. На сей раз он быстро оборвался… И это было еще тревожнее.

— Придется туда пойти! — пробормотал Мишель. — Нельзя же бросить человека на произвол судьбы: вдруг он болен или ранен. Это может быть очень серьезно.

А если это граф?

Граф так граф. В таких случаях раздумывать не приходится… Где тут лестница?

Они огляделись. Хотя комната была освещена луной, от волнения они не сразу заметили лестницу. Первым увидел ее Даниель.

Сюда, Мишель! — позвал он.

Пошли, — ответил тот, догоняя брата.

Они поднимались быстро — насколько позволяла тьма на лестничной клетке. Чем ближе они подходили к площадке второго этажа, тем тревожнее им становилось.

Но не могли же они не прийти на помощь другому! Кем бы этот другой ни был…

Их появление в этом домике было не вполне законным… в каком-то смысле даже нелегальным. И сейчас они были уверены, что идут помогать человеку, который вряд ли будет им рад: они считали, что это сам граф Юбер де Маливер, хозяин этих мест.

Однако, как сказал Мишель, бывают обстоятельства, когда чувство долга или даже просто человечность вынуждают отбросить все иные соображения. Человек в опасности, он страдает, он, может быть, ранен, потерял сознание… Все остальное уже не имеет значения.

Тем не менее, поднявшись по лестнице, братья остановились, охваченные вполне понятными колебаниями. Что ждет их за этой темной, тяжелой дверью?..

Наконец Мишель вздохнул и решительно взялся за чугунную ручку. Даниель двинулся за ним; он машинально положил руку на плечо брата. Дверь бесшумно открылась. Ребята остановились и прислушались: стонов не было слышно.

Вдруг Мишель резко попятился, наткнувшись на Даниеля. Тот шепотом охнул.

Прямо перед ними, в глубине комнаты, в слабом лунном свете угрожающе — так, по крайней мере, им показалось — возвышался темный человеческий силуэт… Может, это был тот самый человек?.. Но он явно не нуждался в помощи!

Присмотревшись, Мишель удивился его странной неподвижности. Он шагнул вперед, увлекая за собой брата, — и с облегчением вздохнул. Это был охотник, нарисованный на стене…

А где же раненый? — прошептал Даниель.

Черт его знает, — тоже шепотом ответил Мишель.

Они обошли вокруг массивного стола, стоящего в центре комнаты, но не обнаружили никаких признаков чьего-либо присутствия.

Очень странно, — пробормотал Даниель. — Шум ведь исходил отсюда. Окна все закрыты…

И покрыты пылью, — добавил Мишель. — Стало быть, привидение?.. Но тогда почему оно исчезло?

Несмотря на попытки шутить, чувствовали они себя не в своей тарелке. Любому человеку, каким бы храбрым он ни был, стало бы не по себе в такой ситуации.

Исчезновение раненого наверняка должно было объясняться какими-то логическими причинами… Но пережитый только что страх мешал ребятам собраться с мыслями.

Вдруг Даниель издал тихое восклицание и показал на дверь в углу комнаты.

— Может, он там? — шепнул он.

Они так старательно искали раненого на полу, что лишь сейчас заметили эту дверь.

Даниель приоткрыл ее, а Мишель, подойдя, распахнул настежь. В соседней комнате было еще темнее, чем в первой. Даниель быстро осмотрелся.

— Тоже никого… — сообщил он, оборачиваясь.

Но закончить он не успел. Мишель, неожиданно потеряв равновесие, упал на него. Оба ввалились в комнату и налетели на противоположную стену.

Дверь с громким щелчком захлопнулась.

Ошеломленные, держась друг за друга, они услышали, как в замке со скрежетом поворачивается ключ.

Придя в себя, Мишель схватился за ручку и попытался открыть дверь… Но безуспешно.

Из-за стены послышался злорадный смех. Затем все стихло…



2

— Эй, что такое?! — возмущенно воскликнул Даниель. — Ты что толкаешься? Поосторожней! Между прочим, ты фотоаппарат уронил! Вот он, я его только что поднял…

— Ты что, шутишь? — сердито ответил Мишель. — Я уронил?.. Тебя бы так двинули по спине — хотел бы я посмотреть, как бы ты после этого выглядел… Я уж думал, это дверь с петель сорвалась и на меня грохнулась…

Даниель растерялся.

Тебя что, кто-то толкнул? — спросил он спустя минуту.

Да, легонечко так!.. — с яростью ответил Мишель.

Они стояли в комнатенке, удрученные новым сюрпризом и, главное, чувствительным ударом о стену.

Мишель еще раз попытался открыть дверь — с тем же успехом.

Мы заперты, — пробормотал он. — Это, должно быть, Ришар…

Почему Ришар?

А кто же еще? Ведь это он рассказал нам про ланей и про замечательные фотографии, которые можно сделать, если снимать их из окна этого домика.

Да, это так… Но…

Что «но»? Больше никто не знал, что мы идем сюда. Кроме Анриетты, конечно. Но вряд ли Анриетту можно заподозрить в подобных шутках.

Да, нельзя… А зачем Ришару это делать?

А зачем вообще люди устраивают розыгрыши? Чтобы повеселиться за счет других…

Они замолчали. Несмотря на уверенность, с какой говорил Мишель, история эта оставалась весьма загадочной. Ришар де Маливер, сын графа Юбера, не производил впечатления человека, любящего дурацкие шутки. Ришар был инженером; он закончил высшую школу и занялся исследовательской работой в собственной лаборатории, находящейся в окрестностях замка.

Ты знаешь, — снова заговорил Мишель, — я не удивлюсь, если это действительно он. Людям, которые целыми днями не вылезают из лаборатории, может прийти в голову что угодно.

Ты хочешь сказать: всякие сумасбродные идеи?

Именно… Ладно, мы с ним поговорим по душам, как только выберемся.

Ага… — усмехнулся Даниель. — Легко сказать — «выберемся»…

Мишель в третий раз попробовал открыть дверь, потом подошел к окну.

— Так, посмотрим… Оно наверняка выходит в парк. Если мы сможем его открыть… Тут стена увита плющом… И черт меня побери, если мы не вылезем из этой ловушки!

Однако маленькое оконце, такое же пыльное, как и все остальные окна в домике, не открывалось. Ребята не смогли даже поднять проржавевший шпингалет: он не сдвинулся ни на дюйм. Мишель уперся ногой в стену, а руками уцепился за ручку. К нему присоединился Даниель. Но все было напрасно…

Уф! — перевел дух Даниель, вставая на обе ноги. — В такую жару нам только физкультуры не хватает…

Да… Но мне все же хочется выбраться отсюда. Хотя бы для того, чтобы поговорить с Ришаром и отбить у него охоту к таким развлечениям!..

Мишель огляделся в поисках какого-нибудь предмета, который мог бы заменить рычаг. Ничего не обнаружив, он потрогал стекло. На пальцах остался толстый слой пыли.

Фу!.. Кругом сплошная паутина да пыль. Даже стекло не чище!..

Слушай, Мишель, — заговорил Даниель, — а знаешь, что самое смешное?

Ты нашел тут что-то смешное?

Э;.. мне смешно, что ты в такую жару надел куртку.

Черт возьми!.. Ришар сказал: тут, возле воды, ночью бывает прохладно… Ну, посмотри и ты!

Мишель отошел в сторону, и Даниель взглянул в дырочку, которую Мишель проделал в толстом слое пыли.

Пруд, — простонал он. — Это окно выходит прямо на пруд. Веселенькое положение!

Это значит, что если мы когда-нибудь откроем это окно, нам придется как минимум выкупаться в пруду Рон-Рояль.

Там, наверно, лягушки… б-р-р!

Когда ты туда плюхнешься, там появится еще и мокрая курица…

Братья собрались было обменяться парой дружеских тумаков, но остановились, вспомнив, в какой необычной ситуации они оказались.

— Может, разбить стекло? — предложил Даниель.


Разбить стекло? А ты пролезешь в дырку размером двадцать на тридцать сантиметров?

Но надо же что-то делать, старина! Я уже спать хочу.

Мишель счел излишним доказывать Даниелю, что сейчас не самый лучший момент, чтобы думать о теплой постели. Кроме того, к чему лишний раз напоминать брату про его маленькую слабость: Даниель был большой любитель поспать…

— Мне тоже надоело здесь сидеть, но что мыможем сделать?

Они снова и снова пытались поднять шпингалет, но так ничего и не добились.

Итак, — подытожил Мишель, — у нас есть только один выход: терпеливо ждать, пока идиот, который нас запер, соблаговолит открыть дверь.

Пусть он только появится! Я не знаю, что я с ним сделаю!

Вот-вот… Но он, кажется, не очень спешит.

Интересно, почему?

Может, ждет, пока мы заснем? Наверно, не уверен, что мы кинемся ему на шею.

Мишель в отчаянии обмотал руку носовым платком, схватился за ручку окна и до боли напряг мышцы…

— Есть! — воскликнул он. В следующее мгновение окно неожиданно распахнулось и Мишель, потеряв равновесие, свалился на брата.

— Ну вот! — жалобно воскликнул Даниель. — Чего мне до сих пор не хватало, так это шарахнуться головой о стену…

Но Мишель уже стоял у подоконника, высунувшись в окно. Даниель попробовал встать рядом, но окно было слишком маленьким.

Черт побери, а здесь высоко! — сообщил Мишель.

Этот «идиот» неплохо выбрал место, — заметил Даниель. — Чтобы вылезти отсюда, нам придется принять грязевую ванну.

Тут есть плющ. Можно уцепиться за него.

Гм… ты думаешь? Мне кажется, это рискованно. Я бы предпочел хорошую лестницу.

Если ты за ней сбегаешь, я подожду, — парировал Мишель.

Даниель не стал спорить.

Ладно, давай рискнем.

Послушай, старина… А что будет с моим фотоаппаратом? Я не хочу купать его в пруду, ему это противопоказано.

Тогда оставь здесь!

Ни за что! Мы сделаем так: я прыгну первым…

Всегда ты первый!

Конечно, Даниель! Но это сомнительная привилегия. Мы же не знаем, глубокий ли тут пруд… Аппарат я заверну в рубашку и куртку, потом прыгну, а ты сбросишь мне этот сверток. Так он не пострадает…

Даниель согласился, что это — наилучшее решение. Мишель снял куртку и рубашку, тщательно завернул в них фотоаппарат, взобрался на подоконник и сел, свесив ноги в пустоту. Потом, держась за подоконник, развернулся. Упираясь ногами в стену, он медленно опустился и повис на вытянутых руках.

И вот, набравшись духу, мальчик глубоко вздохнул и разжал руки, одновременно резко оттолкнувшись от стены.

Даниель услышал громкий всплеск и, высунувшись из окна, увидел брата, сидящего по пояс в воде. Во все стороны от него расходились круги.

Фу! — воскликнул Мишель. — Здесь слой ила — сантиметров тридцать, не меньше.

Ил помогает от ревматизма, — не удержался, чтобы не сострить, Даниель. — Бросать аппарат?

— Сейчас, только руки ополосну. И вылезу из этой грязи… Я в ней весь вымазался.

Мишель не без труда поднялся и попробовал немного отмыться. Потом поднял руки и ловко поймал узел, сброшенный Даниелем.

Увидев, что тот уже перелезает через подоконник, Мишель, шлепая по грязи, поспешил к берегу.

Даниель прыгнул; приземлившись, он поскользнулся и растянулся в воде во весь рост.

Когда через несколько минут он добрался до берега, у него даже слов не нашлось: так его душила ярость. А Мишель в это время спокойно натягивал рубашку и куртку. Фотоаппарат был цел и невредим.


Мишель и господин Икс

— Прощайте, фавны, лани и так далее! — продекламировал он. — Не скоро я решусь еще на одну такую прогулку…

А лягушкам долго еще будут сниться кошмары, — угрюмо буркнул Даниель.

Послушай, я вот о чем думаю… Как мы поступим: пойдем напрямик через парк или сделаем круг?

Даниель взвесил все «за» и «против».

Пойдем напрямик. Я промок до нитки; если через пять минут не буду стоять под горячим душем, то мне конец…

А если наткнемся на графа — что ему скажем?

Черт возьми, мы скажем ему: «Добрый вечер!»

Не уверен, что он оценит твою вежливость. Лучше бы…

Мишель неожиданно замолчал. Схватив брата за руку, он прошептал:

— Бежим прямо к дому! Там, в конце аллеи, кажется, егерь с собакой.

Прячась за кустами и деревьями, они устроили сумасшедший спринт вдоль стены, окружавшей парк, все более удаляясь от охотничьего домика.

* * *

Чтобы понять, почему мальчики так боялись встречи с графом Юбером и даже с его егерем, нужно знать, что отношения графа с мадам Дени-зой Терэ — бабушкой Мишеля и Даниеля, которую они ласково называли Манизой, — давно уже оставляли желать лучшего.

Когда-то, давным-давно, Маниза была гувернанткой графини Гортензии де Маливер; эту должность она сохранила до самой смерти графини, случившейся девять лет назад.

Согласно завещанию графини Гортензии, у которой не было детей, замок и окружавший его парк отошли ее кузену, Юберу де Маливеру.

Что же касается Манизы, то за долгую безупречную службу она была награждена чудесным домиком, стоящим на краю парка и известным как «Дом садовника».

Вступить во владение домом можно было при соблюдении нескольких условий. Маниза, с согласия остальных членов семьи, должна была стать наставницей сироты Анриетты де Маливер, внучатой племянницы графини, и воспитывать ее до совершеннолетия. На содержание девочки Манизе была выделена солидная сумма.

Маниза должна была предоставить Анриетте комнату на первом этаже «Дома садовника». Кроме того, в наследство Анриетты — признаться, наследство довольно скудное — входила вся обстановка этой комнаты. В завещании особо указывалось, что в память о ее покровительнице Анриетта становилась обладательницей украшавших стены комнаты пяти картин, которые принадлежали кисти графини Гортензии. Все, кто их видел, сходились во мнении, что картины эти — бездарная мазня и что бедная Анриетта явно обделена.

У графа Юбера к завещанию было еще больше претензий. В самом деле, в нем ни слова не говорилось о том, что особенно интересовало наследника: куда улетучилось огромное состояние семьи де Маливер? Ни в тексте документа, ни у нотариуса не удалось найти никаких сведений об этом.

Оставалось сделать вывод, что незадолго до кончины графиня Гортензия пожертвовала весь свой капитал на благотворительность, каковой она занималась уже давно.

Итак, получив замок, но не обладая сколько-нибудь значительными денежными средствами, граф вынужден был вести весьма скромный образ жизни. Большая часть его доходов тратилась на уход за замком и усадьбой.

Но вряд ли графа так сильно раздражало бы то, что в его парке находится принадлежащий не ему дом с небольшим садом, если бы не одно обстоятельство. Несколько лет назад его сын Ришар тайком обручился с Анриеттой, своей кузиной, тем самым разрушив честолюбивые планы графа, мечтавшего найти для сына невесту побогаче.

Не в силах запретить сыну посещать Манизу — а значит, и Анриетту, — граф все время находил новые и новые поводы досаждать мадам Терэ. Например, он запретил ей гулять в парке и велел запереть калитку, через которую можно было попасть в парк, на замок. А живую изгородь, чтобы через нее не пролезал щенок, принадлежащий Манизе, дублировали забором из сетки.

И если Мишель и Даниель решились посетить охотничий домик, то исключительно потому, что посоветовал им это Ришар: он утверждал, что сегодня им не грозит никакая «неудачная встреча», которая могла только усугубить вражду между графом и Манизой…

* * *

Мальчики бежали изо всех сил, стараясь производить при этом как можно меньше шума. Наконец Мишель, бежавший впереди, заметил силуэт «Дома садовника».

— Ух… Добрались!.. — пробормотал он себепод нос.

Вдруг он заметил слабый дрожащий отблеск в комнате Анриетты.

— Гм… Неужто фонарик? Анриетте надоел электрический свет?.. Или какая-то поломка?..Пробки выбило?..

Тут он решил, что глупо думать о таких мелочах, когда положение их и без того критическое. Если егерь — который в ссорах с Манизой всегда был на стороне графа — заметит их, он с удовольствием доложит «мсье графу», что, мол, эти двое хулиганов опять шлялись в парке.

Даниель догнал Мишеля, когда тот подбежал к обитой тонкой сеткой калитке, в которую они выходили, направляясь в охотничий домик.

Он нажал на ручку, толкнул калитку и… не смог сдержать возгласа досады.

Закрыто! Ну, это уж слишком!.. Ты уверен, что мы ее не заперли?

Каким образом? Ключ ведь остался в замке.

Он и сейчас в замке. Только с другой стороны…

Конечно… Именно там я его и оставил.

Нельзя терять ни минуты! Полезай через загородку!.. Сейчас ты будешь первым, а я подам тебе фотоаппарат. Скорее!

Даниеля не нужно было долго уговаривать. Он Iподбежал к изгороди, нащупал ногой место, где 'сетка была натянута послабее, чтобы туда можно было поставить ногу, и перелез на другую сторону, почти не поцарапавшись.

Мишель подал ему фотоаппарат.

— Теперь я, — сказал он и уже схватился было за проволоку, когда за спиной у него мелькнула стремительная тень.

— Берегись! — крикнул Даниель.

Послышалось яростное рычание… Не успев понять, что происходит, Мишель пошатнулся и едва не упал от мощного толчка. На своей шее он ощутил горячее дыхание собаки и инстинктивно поднял руки, защищая горло.

Раздался треск рвущейся ткани. Пес опустился на землю и принялся раздирать ворот, оторванный от куртки Мишеля.

Не дожидаясь, пока собака бросится на него снова, Мишель перемахнул через изгородь таким прыжком, что Даниель раскрыл рот от восхищения.

— Егерь вот-вот будет здесь, — сказал он. — Бежим!..

3

В саду у Манизы собаки можно было не бояться, однако братья поспешили скрыться в доме. Ведь если тут сторожевой пес, значит, где-то недалеко и его хозяин, егерь Пероннэ. Мишелю и Даниелю очень не хотелось, чтобы он их увидел.

Они остановились лишь у крыльца. Мишель ощупал место на куртке, где должен был находиться ворот.

Будто и не было! — вздохнул он. — Хорошо еще, что шея цела…

У тебя все в порядке? — забеспокоился, с некоторым опозданием, Даниель.

Вроде да. Он только прыгнул на меня и вцепился в ворот… Честно говоря, в тот момент мне было довольно кисло.

Даниель, высунувшись из-за угла дома, оглядел сад, потом повернулся к калитке. Но густые кусты орешника мало что позволяли видеть. Через несколько минут он вернулся к Мишелю.

Хотел посмотреть, где егерь, — объяснил он. — Раз на тебя набросилась его собака, значит, он где-то тут.

Если он не спустил ее, когда заметил нас издали, то, может, не знал, что это мы…

Гм… Ты считаешь, это возможно?

Очень хотелось бы… Если папаша Пероннэ нас узнал, то мы влипли в очередную историю. Мы — то есть Маниза. Граф Юбер не упустит такого прекрасного случая!

Хорошо хоть Манизы сейчас нет. Первый удар достанется нам…

Да. А теперь пошли в дом. И потише. Не включай свет.

Почему?

Почему, почему… Сам подумай! Возможно, егерь нас не заметил или не узнал. Если же он увидит свет в окнах, то сразу догадается, за кем погналась собака. А так, может, будет еще сомневаться.

Даниеля это не убедило.

У папаши Пероннэ остался воротник от твоей куртки. Какие еще нужны улики?

Будем надеяться, он его не найдет. Вряд ли собака будет долго им заниматься. А светло-бежевый лоскут на земле можно и не заметить.

Мишель поднялся по ступенькам и открыл дверь. Даниель вошел вслед за ним. Ребята стали на ощупь пробираться через прихожую к холлу. Даже после призрачного лунного света они сначала ничего не различали в непроницаемой тьме прихожей.

Ой! — вскрикнул вдруг Даниель. — На стол наткнулся. Только шишек мне не хватало после этой прогулки!

Тихо! — зашипел Мишель. — Не стоит будить Анриетту.

— Тебе хорошо распоряжаться. Хотел бы я…

Он не договорил, в последний момент успев поймать падающий стул. Пройдя через холл, ребята вошли в коридор, ведущий к лестнице на второй этаж. На первом этаже была только комната Анриетты.

Когда Мишель проходил мимо ее комнаты, ему почудился там какой-то неясный шум.

«Как я мог забыть? — подумал он. — Ведь в доме нет света. Может, Анриетте что-нибудь нужно?.. В темноте она всегда чувствует себя неуютно…»

Он поднял руку, чтобы осторожно постучать в дверь, — и замер. В коридоре вспыхнул свет — и тут же погас. Мишель тем не менее успел заметить двоюродного брата: тот держал палец на выключателе. По-видимому, он зажег свет по привычке — и тут же, вспомнив, выключил его.

— Теперь уже можно, — проворчал Мишель. — Если егерь недалеко, он наверняка свет заметил. Так что скрываться бесполезно. Кстати, электричество, видимо, уже есть.

Вслед за братом Мишель поднялся на второй этаж, где находилась их комната. Действительно, свет уже был: как только Даниель коснулся выключателя, в комнате стало светло.

Уф! Как все-таки хорошо дома! — вздохнул Мишель, кладя фотоаппарат на стол. — Я с таким удовольствием переоденусь!

Я тоже! Я весь тиной благоухаю. Не запатентовать ли нам новые духи? Успех обеспечен.

Черт! — воскликнул Мишель. — Вот досада!

Что? Что случилось?

Лампы для вспышки…

Что с ними? Разбил?

Куда хуже, старина. Я их забыл на окне в охотничьем домике. Теперь ничего не стоит доказать, что мы там были… Стоило так убегать от егеря!..



Даниель пожал плечами.

С чего ты взял, что их там увидят? К тому же завтра ты можешь попросить Ришара пойти и забрать их оттуда.

Ну уж нет! На Ришара у меня теперь очень большой зуб. Лучше мы завтра сами сходим туда… рано утром.

Рано утром?! Большое спасибо! Рано утром я сплю.

Я сплю, я сплю… Иначе говоря…

Он не договорил. Ночную тишину разорвал дикий вой. Он звучал где-то совсем недалеко от дома. Ребята побледнели.

— Это та собака, — прошептал Даниель. — Что это значит?..

Пес взвыл снова. Потом послышался шум… словно дрались люди, вскрикивая и бормоча глухие угрозы. Потом донесся слабый стон, и все стихло.

Не раздумывая, они бросились к окну. Но металлические ставни были закрыты, и запор был достаточно сложным, чтобы его можно было сразу открыть.

— Пойдем вниз! — крикнул Мишель. — Посмотрим, что там в саду.

Они скатились по лестнице, пулей промчались через гостиную. Мишель на бегу выключил свет и следом за Даниелем вбежал в прихожую. Там он протянул руку к выключателю, чтобы зажечь свет; Даниель повернулся к нему и, не говоря ни слова, заставил его спрятаться за креслом.

— Слышишь?..

Кто-то повернул ключ в замке. Потом дверь тихо отворилась, на пороге показался темный силуэт.

Ребята вскочили одновременно, готовые броситься на вошедшего. Но заливший комнату свет заставил их замереть на месте.

— Анриетта! — воскликнули они в один голос.

На пороге, ошеломленно глядя на них, стояла красивая смуглая девушка лет двадцати, с тонким лицом, темными глазами и длинными пушистыми ресницами.

— Что вы здесь делаете? — спросила она. — Я думала, вы давно спите. Но… вы же совсем мокрые! Где это вы ухитрились?..

Мишель и Даниель, смущенно улыбаясь, переминались с ноги на ногу. Анриетта, по всему судя, понятия не имела о том, что произошло в охотничьем домике. Если все это действительно устроил Ришар, он не счел нужным похвастаться своим остроумием перед невестой. Братья переглянулись: да, они тоже будут помалкивать.

— Вы не слышали этот вой? Несколько минут назад?

— Да… Кажется, собака. Это было так жутко!..Я сразу заторопилась домой.

Анриетта, по-видимому, намеревалась объяснить, откуда она явилась в такой поздний час.

Я вышла… немного прогуляться. Сегодня страшно жарко… и душно! Я думала, на улице чуть-чуть прохладней, и…

Вы слышали только собаку? Нам показалось, там была какая-то драка.

О Боже! Вы уверены?

Мы как раз собираемся посмотреть. Пойдете с нами?

Девушка поколебалась, потом сказала решительно:

— Хорошо, пойду.

Они быстро двинулись к калитке, отделявшей сад возле «Дома садовника» от парка.

Яркая луна отбрасывала на дорожку странные, зловещие тени, искажала силуэты знакомых кустов. Анриетте было явно не по себе.

Тут Мишель издал изумленное восклицание: калитка была открыта.

Подошли Даниель и Анриетта. Мишель рискнул выглянуть в парк — и услышал злобное рычание.

Хотя никакой видимой опасности не было, Мишель отступил назад.

Все та же собака? — тихо спросил Даниель.

Да, наверно… Одного я не понимаю: почему она не кинулась на нас до сих пор. Калитка ведь приоткрыта.

Да, странно…

Мишель снова выглянул в парк, сделал шаг, еще один. Вдруг он резко остановился и отскочил назад. Еле переводя дыхание от волнения, он прошептал:

— Там кто-то лежит… Возле ограды… Видимо, без сознания.

4

Взволнованный тон Мишеля, как и то, что он сообщил, заставили Даниеля и Анриетту оцепенеть от ужаса.

А… где собака? — спросила наконец девушка.

Кажется, рядом с ним.

Рядом с ним? — повторил Даниель. — Но это значит, что там — егерь…

Папаша Пероннэ?! — воскликнула Анриетта. — Господи^ этого не может быть!.. Надо помочь ему.

Мишель и Даниель колебались. Они не знали, что приключилось с егерем, но злобный, как черт, пес вряд ли подпустит их к хозяину.

Тем не менее, подумав немного, Мишель сказал:

Вы правы. Нельзя же уйти и даже не посмотреть, что с ним.

Только осторожнее с собакой, — прошептала Анриетта.

Мишель решительно прошел в калитку. Следом за ним двигался Даниель, потом, на почтительном расстоянии, — Анриетта.

С бьющимися от страха — и от повисшей в воздухе духоты — сердцами они приблизились к лежащему на земле человеку — и сразу узнали егеря. Как ни странно, собака, лежащая рядом и злобно рычащая на них, не помешала им подойти. Вскоре однако они заметили, что пес пытается встать… Но двигает только передними лапами.

Собака тоже ранена! — констатировал Даниель. — Смотри, как она ползет… Может, у нее задние лапы перебиты?

Я сбегаю за водой и бинтом, — заявила Анриетта и торопливо направилась к дому.

Оставшись одни, ребята попробовали подойти к егерю, но у них ничего не вышло: собака оскалила зубы и грозно зарычала.

Мы не сумеем ему помочь, пока пес тут, — сказал Мишель. — Придется пойти позвать кого-нибудь из замка.

И не думай! Будет жуткий скандал. Мы в парке, калитка не заперта…

Знаю, старик, знаю. Граф будет вне себя, но что делать? Я уверен, Маниза поступила бы так же. Оставайся здесь, я побегу в замок. Да и Ришара надо предупредить…

И Мишель убежал, сделав крюк, чтобы подальше обойти собаку.

Даниель с нетерпением ждал возвращения Анриетты. Он чувствовал себя не слишком весело рядом с лежащим без сознания человеком и псом, злоба которого, несмотря на ранение, ничуть не стала слабее.

* * *

Мишель бежал по извилистым, ухоженным аллеям английского парка. Наконец он увидел замок и, рядом с ним, две постройки: гараж и флигель, в котором жили садовник и Бертэн, личный шофер Ришара.

Кроме них двоих, прислуга замка состояла из егеря, его жены, выполняющей обязанности привратницы, двух горничных и кухарки.

Мишель подумал, не лучше ли ему, вместо того чтобы беспокоить Ришара или самого графа, поднять садовника и, может быть, Бертэна? Но он решил, что в таких обстоятельствах бояться встретиться с графом лицом к лицу — это уже явная трусость.

«В конце концов, — сказал он себе, — я ведь просто выполняю свой долг».

Неожиданно на аллее, ведущей к домику, он заметил какого-то человека. Мишель бросился к нему. Это был Состэн, садовник. Даже не задумавшись о том, что делает в парке в такое время этот пожилой человек, Мишель закричал:

Мсье Состэн, с папашей Пероннэ беда! Кажется, он ранен, я точно не знаю! Ему нужна помощь! Собака не дает нам к нему подойти.

Ах!.. Что вы говорите?! С Пероннэ беда? Господи, быть не может!.. Подумать только!

Садовник всячески выражал свое удивление, но даже не думал откликнуться на призыв насчет помощи.

Мсье Состэн, давайте скорее! Ведь неизвестно, что с ним такое!..

Ай-яй-яй!.. Как же так?..

Мишель хотел уже бросить его и бежать в замок, но тут заметил мужчину в шоферской фуражке на голове. Он узнал Бертэна.

— Что тут случилось, мсье Состэн? — спросил тот, немного запыхавшись: видимо, он откуда-то бежал. Тут он заметил Мишеля. — О, простите! Вы один из тех молодых людей, что гостят у мадам Терэ? Вы здесь на каникулах?.. Моя фамилия Бертэн; вы, наверное, узнали меня? Моя помощь вас могла бы устроить?

Ни исключительность ситуации, ни поздний час не помешали Мишелю обратить внимание, насколько необычен этот человек. Его изысканный слог, безукоризненные, немного старомодные манеры говорили о том, что он знавал лучшие времена. Маниза ценила шофера за его любезность: он никогда не отказывался выполнить ее просьбу, будь то починка крана в кухне или поездка в город.

Мишель в нескольких словах рассказал ему, что произошло.

— Пероннэ? Ах, бедняга! — воскликнул шофер. — Но паника нам не поможет. Мсье Состэн, будьте добры, сопроводите молодого человека на место происшествия… А я предупрежу графа и семью Пероннэ. Я скоро буду.

В глубине души Мишель был рад, что ему не придется встречаться с графом. Он направился обратно, туда, где лежал егерь. За ним, время от времени восклицая: «Как же так!.. Ай-яй-яй!..» — плелся испуганный папаша Состэн.

* * *

Анриетта поставила на землю миску с водой, которую она зачем-то принесла из дома. Собака по-прежнему никого не подпускала к егерю. Дани-ель ходил туда-сюда, пытаясь согреться: несмотря на жару, в мокрой насквозь одежде ему было до-, вольно холодно.

— Ну что? — спросил он, увидев брата. Мишель рассказал ему о своей встрече.

Граф де Маливер сейчас должен прийти… и кто-то из семьи Пероннэ. Нам остается ждать.

Я все-таки не могу понять, что тут случилось, — заявила Анриетта.

Одно из двух, — ответил Мишель. — Либо папаша Пероннэ внезапно почувствовал себя плохо, либо на него кто-то напал.

Напал?! В этом парке?! — воскликнула Анриетта. — Боже! Как хорошо, что я тщательно закрываю на ночь ставни в своей комнате!.. Но все равно я теперь не смогу спать спокойно…

Вскоре в отдалении показались огоньки.

— Вот и мсье граф! — воскликнул Состэн, державшийся до этого в стороне. — Да-а… Вот дела-то! Вот дела!..

Это действительно был граф в сопровождении Бертэна. Ослепленная лучом фонарика, собака зарычала еще более злобно. Пробурчав что-то в ответ на приветствия ребят, граф издалека взглянул на лицо егеря, потом спросил:

— Итак, господа, что все это значит? Что вы делаете в такое время в моем парке? И почему, интересно, открыта калитка? Я ведь распорядился, чтобы она была заперта!

Мишель с некоторым раздражением подумал, что «такое время» не очень подходит для подобных допросов; однако, сдержав свое возмущение, он в очередной раз рассказал, что они слышали, находясь в комнате. Вопрос об открытой калитке он предпочел проигнорировать; не счел он уместным упоминать и о предшествующих событиях — об их тайной вылазке в парк и о визите в охотничий домик.

Граф слушал его, не прерывая, потом сказал:

Завтра мы еще поговорим об этом. А сейчас нужно отнести Пероннэ к нему домой. Бертэн, вы ведь, кажется, мне сказали, что семья в курсе дела?

Его сыновья сейчас будут здесь, мсье граф. Да вот они, уже идут!

К ним подбежали два молодых человека, на вид лет двадцати с лишним. Они запыхались, вид у них был очень встревоженный. Граф прервал их вопросы, сказав, что всему свое время, и приказал старшему:

— Марсель, для начала уберите этого зверя. Состэн и Бертэн займутся остальным.

Собака заскулила, но не стала вырываться, когда один из сыновей егеря взял ее за ошейник и заставил подняться.

— Ну и досталось же ей! — воскликнул парень. — Знатный был удар! Нужно быть порядочным негодяем, чтобы так отделать собаку. — Онвзял пса на руки, успокаивая его: — Тубо, Пиррус, тубо! Пошли… Успокойся, все в порядке.

Бертэн, Состэн и второй сын сторожа, которого звали Виктор, осторожно подняли папашу Пероннэ и понесли его к дому. Граф двинулся следом за ними.

Когда Анриетта и мальчики собрались возвращаться к себе, к ним подошел еще один человек.

— Что случилось? — спросил он, с трудом переводя дыхание. — Я только что узнал… Это ведь были Пероннэ и его собака, да? Я сейчас их встретил… Отец мне ничего не сказал.

Мишель и Даниель сразу узнали Ришара де Маливера. Они деликатно отошли в сторонку, давая возможность Анриетте поговорить с женихом.

Кажется, в замке сегодня ночью никто не спит, — заметил Мишель.

Еще бы: такая духота…

Догадываясь, что Анриетте не захочется идти через сад одной, Мишель и Даниель постояли, дожидаясь ее.

А Анриетта оживленно обсуждала что-то с женихом. Их силуэты четко вырисовывались на фоне кустов, голоса долетали до мальчиков, но слов разобрать было нельзя. Лишь один вопрос Анриетты им удалось расслышать:

— Где ты был все это время? Утонул в своей работе?..

Ответа они не разобрали.

Слышал? — спросил Даниель. — У них сегодня вечером было назначено свидание, а Ришар не пришел. Это было как раз в то время, когда кто-то запер нас в той каморке.

Милый кузен, я как раз думаю о том же самом, — торжественно ответил Мишель. — Я бы даже сказал, что у меня есть готовый ответ для Анриетты. И мне бы весьма хотелось обменяться парой слов с сиром Ришаром…

Как сказал граф, потолкуем об этом завтра.

У меня такое чувство, что завтра у нас будет тяжелый денек.

У меня тоже!

5

Анриетта вошла в калитку и увидела братьев.

— Спасибо, что подождали меня, — сказала она. — После всего, что случилось, я не хотела быидти через сад одна.

Они поднялись на крыльцо и вошли в дом.

Хорошо еще, что Манизы сейчас нет, — заметила Анриетта. — Она бы здорово разволновалась из-за всего этого. Ничего не понятно, сплошная темнота.

Кстати, насчет темноты… Тут что, недавно перегорели пробки? — спросил Даниель.

Пробки? — удивленно переспросила Анриетта. — Честно говоря, не знаю: вы же видели, меня не было дома.

Мишель хлопнул себя по лбу.

Ну конечно!.. Все так просто!.. Все очевидно!.. Я мог бы и сам об этом подумать! Но тогда…

Вы меня пугаете! — воскликнула девушка. — Что тут произошло, пока меня не было? И почему вы решили, что перегорели пробки?

Мишель вопросительно посмотрел на брата, будто спрашивая: может, лучше не говорить ей?

— Что вы от меня скрываете? — снова спросила она. — Я хочу знать всю правду! Иначе я не смогу уснуть.

Мишель решился.

Ладно… Значит, так… Мы были в саду и заметили у вас в комнате слабый свет. Словно кто-то ходил и светил себе карманным фонариком.

О Господи! Этого не может быть!.. Почему именно в моей комнате? Я теперь глаз не сомкну…

По лицу Анриетты видно было, в какой ужас ее привели все эти события.

И вы не посмотрели, в чем дело? Не позвали меня…

Н-нет. Мы не хотели вас беспокоить. Кроме того, мы были в таком виде… И потом сразу раздался этот ужасный вой, шум драки… Мы уже ни о чем другом не думали.

Девушка села в кресло и кивнула в сторону двери.

— Послушайте… сделайте доброе дело! Зайдите в мою комнату… осмотрите там все. Проверьте, хорошо ли закрыто окно… Главное, убедитесь, что там никого нет.

Мишель и Даниель еще раз переглянулись и направились вглубь коридора. Подойдя к двери, они остановились и прислушались. Потом Мишель резко распахнул дверь.

Одновременно с этим он включил свет. Он готов был к любым сюрпризам, что было вполне естественно после событий этой ночи. Рядом с ним встал Даниель.

Они быстро оглядели комнату — и не смогли удержаться от смеха.

Комната была абсолютно пуста. Их воинственность тут же улетучилась.

Слушай, Даниель, — сказал Мишель, — тебе ничего не говорит имя Дон-Кихота?

Говорит, еще как! Только здесь даже мельниц нет, с которыми можно сразиться.

Анриетта подошла и остановилась на некотором расстоянии позади них. Она заглянула в комнату; на лице ее было любопытство, смешанное с боязнью.

Ну как? — спросила она. — Никого?

По всей видимости, никого, — ответил Даниель.

Но это не значит, что тут никого не было, — возразил Мишель. — Какого-нибудь таинственного господина Икса, нанесшего вам конфиденциальный визит.

Брр, — содрогнулась Анриетта. — Прошу вас, перестаньте. Я больше не останусь одна в этой комнате.

Мишель и Даниель снова стали серьезными.

Не думаю, что он посмеет вернуться, — сказал Мишель. — Если, конечно, он действительно тут был.

Почему «если»? — спросила Анриетта. — Вы уже в этом не уверены?

Может быть, это свет луны играл на стекле? На первый взгляд тут все в порядке.

Анриетта наконец вошла в комнату. Она оглядела этажерку, где стояли книги и несколько безделушек, потом открыла один за другим ящики комода, проверила платяной и стенной шкафы. Братья с интересом наблюдали за этим методичным осмотром. Они принялись рассматривать висящие на стене картины; в этот момент девушка подошла к ним.

— Кажется, ничего не пропало. Я бы сказала, что, если здесь кто-то и был, он ничего не тронул. Я человек аккуратный и вещи свои всегда кладу на место…

Мишель толкнул брата в бок; тот разразился хохотом. Анриетте, которая удивилась такому неуместному веселью, Даниель объяснил:

— Мишель считает, что мне стоило бы последовать вашему примеру.

Но девушка ничего не ответила. Она подошла к стеклянной двери, выходящей в сад, и вдруг воскликнула:

— О! Вы правы!.. Кто-то заходил сюда… Я всегда закрываю на ночь ставни… Посмотрите-ка!

Братья подошли поближе. Металлические ставни не были закрыты на крючок: их просто прикрыли снаружи.

Вот и еще одно доказательство, — констатировал Мишель.

Значит, господин Икс вошел и вышел в эту дверь? — спросил Даниель.

Ничего подобного! — запротестовала Анриетта. — Ставни невозможно открыть снаружи. Ее утверждение привело мальчиков в некоторое замешательство.

— А сегодня вечером вы их точно закрыли? — спросил Мишель.

— Со-вер-шен-но точно, — не колеблясь ответила девушка.

Ситуация становилась все более странной. Мишель сформулировал ее про себя таким образом: если «господин Икс» проник в эту комнату, не открыв ставни, значит, он попал в дом через дверь. Если только не было открыто какое-нибудь другое окно…

Он собрался проверить это предположение, но» Анриетта остановила его.

Не стоит… Я всегда смотрю, все ли закрыто, когда куда-нибудь ухожу.

Кроме того, — вмешался Даниель, — если бы гость влез через окно, которое оставалось открытым, он первым делом закрыл бы его, чтобы замести следы.

Верно, — согласился Мишель. — Да, да… И остается только один вариант: у господина Икса есть ключ от входной двери.

Зачем же тогда он удалился через балконную дверь? — спросил Даниель.

Очень просто! Когда мы шли по коридору, он был еще здесь. Легкий шум, который я слышал, исходил отсюда. Он нас тоже услышал. Еще бы, мы столько стульев перевернули! Через входную дверь он выйти не мог, и ему пришлось бежать через сад… А там он встретил егеря и собаку.

Анриетте снова стало не по себе. Эта история явно испортила ей настроение.

Но ведь папаша Пероннэ вспомнит, кто на него напал, когда придет в себя, — сказала она. — Возможно, он опишет его…

Будем надеяться, — подвел итог разговору Мишель. — А вообще мне очень не нравятся такие тайные визиты.

—. Надо внимательно проверить все замки. — Анриетта жалобно посмотрела на мальчиков. — И как следует запереть входную дверь.

Она уже закрыта на засов…

Да, конечно… Но нельзя ли ее забаррикадировать какой-нибудь мебелью? А сверху положить еще что-нибудь тяжелое, железное. Если к нам будут ломиться, раздастся грохот…

Хорошая мысль, — согласился Даниель. — Я этим займусь.

Мишель помог ему подтащить к входной двери тяжелую скамью, на которую они поставили пустое ведро. Если кто-то попытается открыть дверь, ведро упадет и с грохотом покатится по каменным плиткам. Потом они еще раз проверили запоры на окнах и ставнях. Анриетта помогала им. Только когда все было закончено, она отпустила мальчиков спать.

* * *

Будильник зазвонил, когда за окном уже рассвело. Мишель машинально нажал на кнопку, потом, сев в постели, стал соображать, зачем, собственно, он вообще его заводил… Тут его взгляд упал на фотоаппарат, лежащий на столе.

— Ах, черт возьми!.. — пробормотал он, с трудом сдерживая зевок. — Я же должен сходить за коробкой с лампами.

Сначала ему показалось, что уже слишком поздно: таким ярким был свет, проникающий в щели ставень. Но, взглянув на будильник, Мишель успокоился: было всего пять часов.

Все еще с трудом соображая, Мишель поднялся и стал искать шорты, забыв, что накануне бросил их в ванной комнате. Потом он пошел умываться; проходя мимо кровати Даниеля, он посмотрел на брата. Того звонок будильника нисколько не побеспокоил; он спал так безмятежно, что Мишель не удержался от улыбки.

«Ладно, — сказал он себе, — пускай спит… Соня! Вовсе не обязательно идти за этой коробкой вдвоем. Как-никак, это ведь я ее там оставил».

Холодная вода освежила его. Полностью проснувшись, Мишель надел, вместо все еще не высохших шорт, брюки, быстро оделся и на цыпочках спустился по лестнице. Убрав ведро и отодвинув скамью, он выскользнул в дверь. На крыльце он остановился и задумался, что делать дальше. Можно было еще раз рискнуть и пробежать к охотничьему домику напрямик через парк, приэтом сильно сократив путь. А можно было пойти по шоссе, потом, кружным путем, через лес до пруда Рон-Рояль.

«Любопытно было бы посмотреть, — подумал Мишель, — не осталось ли каких-нибудь следов на том месте, где лежал егерь».

Он выбрал короткий путь.

«Вряд ли я кого-нибудь встречу в такой ранний час…»

Он направился к калитке. Ключ, который они вчера оставили в замке, был на месте. Этот ключ они с Даниелем нашли в подвале, в старом ящике с инструментами. Он был от какого-то другого замка, но вполне подходил к этому.

Воздух был свеж, сонливость Мишеля улетучилась окончательно. В нежном свете нарождающегося дня листва на деревьях казалась странно голубоватой. В парке и в лесу стояла полная тишина. Оттого, что он в такой ранний час уже на ногах, Мишель ощущал душевный подъем.

Он без труда открыл калитку; однако, помня о событиях прошедшей ночи, на сей раз положил ключ в карман брюк. «Не хотелось бы опять оказаться перед запертой калиткой», — подумал он.

Потом он внимательно осмотрел аллею. Но на гравии не было никаких следов.

Воротника от его куртки там тоже не было. Видимо, папаша Пероннэ, до того как его оглушили, подобрал его или отнял у собаки.

Стараясь держаться как можно ближе к ограде, чтобы его не заметили из замка, Мишель торопливо шел к охотничьему домику.

«Только бы у графа сегодня не случилась бессонница, — подумал он. — Если он меня заметит, то, боюсь, спустит всех своих собак».

Вскоре qh увидел впереди увитый плющом домик под соломенной крышей, серой от старости. Рядом, в удивительно гладкой, без единой морщинки поверхности пруда Рон-Рояль отражалось ярко-голубое небо.

«Вот уж кто прячет свое истинное лицо! — подумал Мишель. — Разве можно предположить, что под этой гладью столько мерзкого, липкого ила!..»

Пересекая парк, он все время озирался, всматриваясь в просветы между деревьями и кустами. Наконец, не заметив ничего подозрительного, он подошел к домику.

Бросив последний взгляд на пустынный парк, Мишель вошел в дверь, остававшуюся открытой с прошлой ночи. Перешагивая порог, он невольно поежился, живо вспомнив, что пришлось ему пережить несколько часов назад.

Тайна, плотным покровом лежащая на событиях этой ночи, отнюдь не способствовала тому, чтобы расставить все по своим местам.

Он вошел, и тьма поглотила его.

6

Осторожно, но на сей раз без всяких трудностей Мишель спустился по трем деревянным ступенькам, ведущим в большую комнату.

Пол в ней был выстлан каменными плитками. Они, по-видимому, были красными и белыми, но сейчас их покрывал скопившийся за долгие месяцы толстый слой пыли. В пыли были видны следы. Мишель различил отпечатки кроссовок, своих и Даниеля, но следов было много и во всех разобраться он не сумел.

Не останавливаясь, Мишель направился к окну, на котором оставил накануне коробку с лампами. Увы! Одного взгляда хватило, чтобы понять: его поход был напрасным. Подоконник был пуст; коробка исчезла.

— Вот тебе и на! — пробормотал он. — Кому-то очень были нужны улики. Теперь жди — граф Юбер доставит коробку домой и потребует объяснений. Надо думать, это случится скоро…

Он высунулся в окно, рассматривая ровную поверхность пруда. При его появлении камыши шевельнулись: наверно, водяная курочка искала себе укрытие понадежнее.

Вдруг в голову Мишелю пришла мысль, заставившая его задрожать от радости и надежды.

«А может, коробка наверху, на втором этаже? — подумал он. — Я мог машинально взять ее с собой. Эти стоны вчера совсем сбили меня с толку».

К тому же Мишель должен был признаться себе, что ему очень хотелось бы увидеть при дневном свете то место, где они с Даниелем стали жертвой чьей-то злой шутки. Он не спеша поднялся по лестнице и открыл дверь.

Мишель оказался в длинной комнате; по два окна с каждой стороны выходили на пруд и в парк. В глубине он заметил фреску со сценой охоты. Одна из фигур на ней, наиболее четкая, и напугала их с Даниелем.

Потом он увидел дверь в каморку, в которой их вчера так коварно заперли. Подойдя поближе, он осмотрелся: минувшая ночь сделала его подозрительным.

«Хватит с меня одного раза», — сказал он себе и потянул за ручку.

Но дверь была заперта, ключа в замке не было.

«Одно из двух, — подумал Мишель. — Господин Икс либо не захотел возвращаться, чтобы выпустить нас, либо узнал, что мы сбежали, и понял, что возвращаться нет смысла…»

Подумав, Мишель допустил еще один вариант: тот человек мог вернуться и, обнаружив, что они исчезли, закрыть дверь снова.

Присмотревшись, он заметил на косяке, там, где были дверные петли, свежие следы масла. Потом его внимание привлек совершенно новый замок. «Ого, кажется, нас ждали, — подумал Мишель. — Все предусмотрено…»

В самом деле, достаточно было сравнить эти петли и новенький замок с запущенным состоянием большой комнаты и всего дома…

«Эту каморку специально приготовили, чтобы запереть нас! Запереть — и дать господину Икс время осмотреть комнату Анриетты».

У Мишеля было такое чувство, что в его рассуждениях есть какая-то ошибка, что он что-то упустил из виду. Но что именно, он не мог вспомнить.

Он перевел взгляд на пол. Паркет был покрыт толстым слоем пыли…

«Ага, — подумал он, — следов не так уж много. Может, удастся что-нибудь разобрать».

Он присел и внимательно осмотрел пол.

«Странно!.. — сказал он себе. — Можно подумать, что тут, кроме нас с Даниелем, побывало еще два или три человека разного роста и в разной обуви…»

Он порылся в карманах, но не нашел ни ручки или карандаша, ни листочка бумаги.

«Жаль, нельзя перерисовать следы… Надо вернуться сюда как можно скорее, это очень важно…»

Мишель уже собрался уходить, как вдруг его внимание привлекли какие-то два ребристых пятна недалеко от двери.

«Это точно не следы ног, — подумал он. — Больше похоже на следы от коленей… Вельвет… например, охотничий костюм».

Рядом Мишель различил большое пятно удлиненной формы. Оно напоминало лежащее тело-Тело того, кто изобразил падение и привлек их наверх своими стонами.

«Охотничий костюм, — задумался Мишель. — Кто тут носит охотничий костюм?»

Впрочем, он тут же сообразил, что вопрос довольно глупый. В этом замке вельветовые костюмы время от времени надевали все, от садовника до графа Юбера.

«К тому же господин Икс вполне мог прийти откуда-нибудь извне… В общем, сейчас я знаю не намного больше, чем до прихода сюда. Остается одна зацепка: Ришар де Маливер. Он единственный знал, что мы пойдем сюда…»

Но потом ему в голову пришло еще кое-что.

«Хорошо, с охотничьим домиком мы разберемся… Но кому понадобилось забираться в комнату Анриетты? Что он там искал? И зачем напал на егеря?»

Ответ на один из вопросов был очевиден. Если егерь заметил, как Ришар выходил из сада, позже он рассказал бы об этом. А Ришар хотел держать это в секрете.

«Ведь он знал, что Анриетта в это время ждет его в другом месте!»

Мишель решил, что он ничего больше не узнает, находясь в охотничьем домике. «Остается последнее испытание: незамеченным добраться домой…»

Он спустился вниз, бросил последний взгляд на помещения первого этажа и, выйдя в парк, глубоко вдохнул свежий воздух.

«Провал по всем линиям, — сокрушенно думал он. — Лучше бы я остался дома и спал без задних ног, как Даниель… Боюсь, мне остается только сидеть и ждать визита графа Юбера. Визита, который будет… хм… весьма неприятным…»

Он снова вздохнул полной грудью. Несмотря на все минувшие и предстоящие неприятности, Мишель не мог лишний раз не подивиться искусству поколений садовников, сформировавших этот великолепный парк с бархатными газонами, пышными кустами и спокойно-величественными деревьями разных пород, так удачно гармонировавшими с естественным лесным фоном.

Мишель побежал к дому. Как каждый раз, когда он оказывался в парке, его охватила тревога. Удастся ли ему проскользнуть без приключений еще раз? Может, лучше было бы сделать круг?..

«В конце концов, — подумал Мишель, — я же не совершаю никакого преступления. Если над нами вчера в самом деле подшутил Ришар… и если к нападению на егеря он отношения не имеет, то он сам все уладит с отцом».

Впереди показался «Дом садовника». Тихий, с закрытыми ставнями, он был воплощением мира и покоя…

Вдруг Мишель замер, открыв от удивления рот, и поспешно спрятался за кустами орешника. Сквозь листву он увидел какой-то силуэт, который двигался вдоль изгороди.

«Путь отрезан, — панически подумал он, — отступать некуда!.. Что ж, сам виноват, слишком долго возился».

Некоторое время Мишель внимательно следил за человеком, который находился в полусотне метров от него. И тут тревога его рассеялась так же неожиданно, как пришла. Он почувствовал себя легче и улыбнулся.

— Уф! — пробормотал он. — Да это же Бертэн!

Гараж отсюда недалеко. Ему, наверно, тоже захотелось бросить взгляд на место происшествия.

В этот момент появился еще один силуэт, поменьше.

«А это — садовник… Конечно, сегодня сюда сбежится весь замок. Представляю, какие начнутся пересуды… Ничего удивительного: жизнь здесь такая спокойная, монотонная… Эта история произведет тут не меньший фурор, чем мы с Даниелем устроили, наверно, в пруду, когда вчера туда плюхнулись…»

Мишель решил, что он может выходить из укрытия. Бертэн был славный человек, Маниза очень его уважала.

Продолжая свой путь, мальчик подошел к Бер-тэну с Состэном. Те заметили его лишь в последний момент.

Садовник что-то буркнул, повернулся и тут же ушел. Впрочем, Мишеля его поведение не особенно удивило. Садовник был человеком замкнутым, молчаливым, в каком-то смысле чудаковатым. Его лицо, выдубленное свежим воздухом и солнцем, украшали огромные желтоватые усы, не меньше пятнадцати сантиметров от одного конца до другого.

Бертэн обратился к Мишелю сдержанно-вежливо; мальчику пришло на ум выражение «похоронная физиономия».

С добрым утром, мсье Мишель, — сказал шофер серьезно, без улыбки. — Мсье Мишель хорошо спал этой ночью?

Э… да, конечно… То есть…

Бертэн на секунду отвел взгляд, словно его смутил ответ Мишеля, и покачал головой.

— Весьма прискорбно, что происходят подобные инциденты, не правда ли, мсье Мишель?

— Да уж… А что, папаша Пероннэ пришел в себя после… несчастного случая?

Бертэн поднял брови, всем своим видом выражая крайнее удивление и неодобрение.

— Боюсь, мсье Мишель, — сказал он сдержанным тоном, — что речь идет не о несчастном случае. Собаку очень сильно ударили по голове и попочкам, а самого егеря оглушили, напав сзади.

— Сзади? Но кто мог это сделать?

Бертэн опять сокрушенно покачал головой.

— Кто? Увы!.. Мне кажется маловероятным, чтобы один человек оглушил и егеря, и собаку.

На этот раз изумился Мишель.

— Значит, их было несколько? — спросил он.

Бертэн утвердительно кивнул, избегая смотреть в глаза собеседнику. Мишелю почему-то стало не по себе.

— Двое… по крайней мере, — сказал шофер. — Во всяком случае, вчера, возвращаясь в гараж, я видел двоих. Это было незадолго до инцидента…

Они вышли из парка и направлялись в «Дом садовника». Я даже хотел подойти поближе: очень уж у них был подозрительный вид. Но потом я подумал, что это, может быть, вы, мсье Мишель, и ваш, если не ошибаюсь, двоюродный брат. Видимо, я ошибся… Надо было сразу пойти за ними. Может быть, тогда ничего бы с беднягой Пероннэ не случилось. Мое присутствие предотвратило бы не счастье, и кроме того… — Бертэн остановился, чтобы перевести дух, потом продолжил с очень удрученным видом: —…и кроме того, я бы опознал злоумышленников. А теперь это ужасное подозрение падает на вас, мсье Мишель, и на вашего брата.

У Мишеля прервалось дыхание, он побледнел. Колени его задрожали…

— Подозрение? — повторил он севшим голосом.

— Увы, мсье Мишель. Из уважения к вашей бабушке, мадам Терэ, я очень хотел бы, чтобы дело обстояло по-другому…

Первый шок наконец прошел, и Мишель ощутил острый прилив злости. С блестящими от возмущения глазами, раскрасневшись, он закричал:

Кто смеет обвинять нас в подобных вещах? Кто? Может быть, граф?

Увы, мсье Мишель, все гораздо серьезнее. Вас обвиняет вовсе не граф. Пероннэ, как только пришел в себя, сразу же указал на вас…

Пероннэ?.. — повторил Мишель, чувствуя какую-то тупую тягостную усталость. — Как Пероннэ может говорить такие чудовищные вещи?.. Так откровенно лгать?

Бертэн сочувственно покачал головой.

Увы, мсье Мишель, уверяю вас, я сам не мог в это поверить. Но я оказался в одиночестве… Да еще мсье Ришар… Только мы отказываемся верить Пероннэ… что вы виновны.

А остальные… верят?

Мой юный друг, у Пероннэ есть доказательства, что вчера вечером вы были в парке… и в охотничьем домике.

Оглушенный этой новостью, Мишель вспомнил коробку с лампами и ворот от своей куртки… Такое чувство охватывает невиновных, когда перед ними встает стена неопровержимых улик… Действительно, его словно окружала глухая стена, и он тщетно пытался найти в ней выход.

— Доказательства… — пробормотал он. — Какой абсурд!..

Он чувствовал, как тревога и бессильное негодование все больше охватывают его, лишая сил, внося путаницу в мысли…

7

У Бертэна вид был не менее удрученный, чем у его собеседника. Чувствовалось, что он сообщает все это как бы против собственной воли, из симпатии к мадам Терэ, желая добра ее внукам.

Если бы это было не так, разве стал бы он повторять то, что считал ошибкой, даже клеветой?

— Понимаете, мсье Мишель… — сказал он. — Пероннэ после всего того, что перенес, не вполне в здравом уме. Я вполне допускаю, что вы без труда опровергнете его утверждения. Мне бы очень хотелось в это верить!

Мишель слабо улыбнулся, как улыбается человек, который, несмотря на всю тяжесть своего положения, благодарен тому, кто готов ему помочь.

— Но… что это за доказательства? — спросил он.

Бертэн пожал плечами.

— Увы, мой юный друг, — сказал он. — Мы с Пероннэ никогда не испытывали друг к другу особого расположения. Все это я знаю только по разговорам. Господин граф мне ничего не рассказывал, а мсье Ришара я сегодня еще не видел.

Мишель, погруженный в свои безрадостные мысли, не отвечал. Тогда шофер почти застенчиво добавил:

— Может быть, у вас есть какие-то догадки, что это могут быть за доказательства? Может быть, вы и ваш брат совершили какой-то проступок, какую-то ошибку, не знаю…

Мишель хотел было уже выложить все Бертэну и попросить у него совета. Однако страшное утомление, вызванное как перенесенным волнением, так и ранним подъемом, удержало его от этого.

«Зачем?.. — думал он. — Бертэн все равно мне ничем не поможет. Да еще передаст все Ришару… И если я потребую у Ришара объяснений, тот не будет застигнут врасплох… Лучше подождать более подходящего случая».

Бертэн ждал ответа. Мишель покачал головой.

— Не думаю, что дела обстоят именно так, — сказал он. — Спасибо, мсье Бертэн, за ваше участие. Мне пора идти. Я бы не хотел, чтобы граф застал меня в парке.

Бертэн поджал губы; вероятно, его любопытство не было удовлетворено. Он поспешил ответить:

— На мое молчание вы можете рассчитывать, мсье Мишель. Я бы не хотел добавлять вам лишних забот. Тем более что никто не спросит меня, видел ли я вас в парке и откуда вы шли. Так что мне и лгать-то не придется. До свидания, мсье Мишель! Если вы сочтете уместным обратиться ко мне за помощью, я всегда буду рад в меру своих скромных возможностей оказать содействие внукам мадам Терэ.

Бертэн с достоинством кивнул и удалился. Мишель вошел в с*ад, запер за собой калитку и вынул ключ из замка.

— Ну и история! — простонал он. — Ну и история!..

Однако в глубине его души, полной смятения, уже поднимала голову воля к борьбе. Нет, он не станет пассивным объектом вздорных, незаслуженных обвинений!

— Ну что ж, посмотрим, мсье Ришар де Маливер! — бормотал он, поднимаясь по ступенькам крыльца. — Придется вам дать кое-какие объяснения… и ответить за свои поступки!..

Воодушевленный этим своим решением, Мишель направился прямо в кухню.

«Волнения, видимо, способствуют аппетиту, — сказал он себе. — Пожалуй, не буду я ждать этого соню Даниеля и позавтракаю один…»

И он спокойно, стараясь забыть все, что произошло ночью и утром, принялся готовить себе какао.

* * *

Мишель доедал последний кусочек поджаренного хлеба, когда дверь в кухню открылась.

На пороге появилась Анриетта; лицо ее слегка осунулось от усталости.

Вы уже встали, Мишель? — сказала она. — Приятного аппетита.

Доброе утро, Анриетта. Я уже кончаю… и уступаю вам» место.

Нет-нет, сидите. Мне нужно сказать вам кое-что. Я сделала одно странное открытие…

«Еще одно?!» — чуть не воскликнул Мишель. Но набитый рот, а также вежливость заставили его промолчать. И он тут же поздравил себя с такой сдержанностью: ведь в противном случае ему пришлось бы много чего объяснять Анриетте. А она наверняка рассказала бы все Ришару. Мишелю бы не хотелось, чтобы Ришар был излишне осведомлен, прежде чем Мишель поставит перед ним кое-какие вопросы.

Какое открытие? — спросил он. — В связи с господином Иксом?

Вероятно, да…

Она, казалось, не спешила рассказать ему, что же она такое нашла. Не спешила и с завтраком, который она готовила на английский манер, как привыкла в коллеже. Когда Мишель убрал со стола посуду, она спросила:

— Вы могли бы пойти со мной?

Мишель согласился. Когда они вышли в гостиную, там как раз появился Даниель.

Лицо его было еще опухшим от сна, он двигался как лунатик.

— Бедняга! — воскликнул Мишель. — Ты, я вижу, поднялся ни свет ни заря, честное слово!..

— Добрый день, Анриетта, — пробормотал Даниель. — Вы что, все уже встали? Сколько сейчас времени?

Мишель расхохотался.

Половина седьмого. Ты еще никогда не вставал так рано!

Ты куда это? — поинтересовался Даниель.

Анриетта собирается нам кое-что показать… Пойдем с нами! Если ты в состоянии, конечно… Если нет, то лучше побереги себя, старина!

Даниель неуклюже ткнул брата кулаком в плечо. Тот снова расхохотался.

— Я иду, — сказал Даниель.

Анриетта привела их в свою комнату. Остановившись возле двери, девушка показала им на картины.

Все пять «шедевров» графини Гортензии висели на месте. Мальчики не поняли, что Анриетта имеет в виду.

Ничего не замечаете? — спросила она.

Ну, пожалуй что, — ответил Мишель, — предпоследняя висит чуть-чуть криво.

Верно, — подтвердил Даниель, — она слегка покосилась.

Именно. И к тому же она висит не на своем месте.

Ребята присмотрелись внимательнее. Они никогда не обращали особого внимания на эти картины. Их наивная техника, немного кричащие краски могли бы привлечь взгляд разве что очень снисходительного критика.

А где она раньше висела? — спросил Мишель, подходя ближе.

Она висела последней, — сообщила Анриетта.

Значит, кто-то их перевесил?

Думаю, да…

Мишель наморщил лоб, потом, помолчав, спросил:

— Простите, но это, может быть, важно: вы так думаете или уверены?

Анриетта ни секунды не колебалась.

Уверена, — сказала она. — Вы сами можете заметить, что пять картин составляют одну серию… в известном смысле.

Серию?.. Ну-ка, ну-ка… Это уже интересно, — пробормотал проснувшийся наконец Даниель.

Они подошли ближе и увидели, что картины действительно составляют последовательную серию символических сюжетов. На первой был изображен ребенок, играющий в лучах утреннего солнца; на второй — тот же ребенок, но он уже шел в школу; на третьей он обедал в кругу семьи, на четвертой — возвращался в школу; и, наконец, на пятой этот ребенок на фоне заходящего солнца получал похвальную грамоту… Сейчас закат оказался раньше возвращения в школу.

Значит, можно предположить, что господин Икс разглядывал эти картины?

Да, — согласилась Анриетта. — Или стену за ними… или их обратную сторону, что-то там отыскивая. Я читала историю про конверт, приклеенный на холст, на тыльную сторону.

Да… Я тоже что-то такое читал. А вы сами-то до сегодняшнего утра осматривали картины? — спросил Мишель.

Нет, конечно… У меня не было для этого никаких причин. К тому же горничная регулярно сметала с них пыль, и если бы там что-нибудь было, она мне наверняка бы сказала об этом.

Хм… допустим. Вы позволите, мы взглянем на них с обратной стороны?

Пожалуйста… Я вам помогу.

Они сняли картины и придирчиво осмотрели их. Для полной уверенности они даже вынули их из рам. Но в конце концов вынуждены были признать, что не обнаружили в этих «поделках», как они их называли, ничего, что могло бы заинтересовать господина Икс…

Значит, — сделал вывод Даниель, — дело тут не в картинах. Он снимал их по какой-то другой причине.

Ну-ну, — запротестовал Мишель. — Только без поспешных умозаключений! Скажем лучше так: мы пока не нашли в них ничего необычного… Но, может быть, ты и прав. Возможно, господин Икс снимал их, чтобы простукать стены?

Простукать стены? — ужаснулась Анриетта. — Зачем?

Наивность ее восклицания рассмешила Мишеля.

Если бы мы ответили на этот вопрос, — сказал он, — мы бы знали, кто такой господин Икс. Если ему известен какой-то секрет этого дома, значит, это кто-то из семьи Маливер или из тех, кто с ней связан.

Вы хотите сказать, кто-нибудь из прислуги?

Может быть… Или родственники графини Гортензии…

Анриетта потерла лоб, словно пытаясь избавиться от наваждения.

Господи! — произнесла она. — Как мне все это не нравится! Мне теперь точно будут сниться дурные сны… А мы не можем сами простукать стены? Если мы найдем то, что искал господин Икс, может, он оставит нас в покое?

Неплохая идея, — согласился Мишель. — Давайте простукаем!

Эй, послушайте! — запротестовал Даниель. — Я же еще не завтракал.

Иди завтракай, милый мой. Я начну без тебя, а ты придешь, как только поешь.

Я с вами, Даниель, — сказала Анриетта. — Хотя я еще не очень голодна…

Оставшись один, Мишель принялся за осмотр стен. Он простукивал их молоточком, пытаясь по разнице звука обнаружить пустоту или, может быть, встроенный в стену тайник под обоями.

— Кажется, я просто теряю время, — говорил он себе, медленно двигаясь вдоль стены.

Он не сделал и четверти того, что должен был сделать, когда вернулись Анриетта и Даниель. Втроем работа пошла быстрее.

— Все-таки один вывод уже напрашивается, — заметил Мишель. — Чтобы проникнуть в дом, ночной гость должен был быть уверен, что тут никого нет. Кроме f ого, для него это было связано с чем то очень важным: иначе он бы не стал совершать покушение на егеря и его собаку, рискуя их убить…

Вскоре Анриетте пришлось оставить мальчиков. В отсутствие Манизы она выполняла роль хозяйки дома, и ей нужно было подумать об обеде и сделать некоторые покупки.

Я думаю, Бертэн скоро подъедет, — сказала она. — Я попрошу его отвезти меня в город. Мне надо кое-что купить. У вас есть какие-нибудь пожелания?

Да, — засмеялся Мишель. — Привезите, пожалуй, волшебную палочку, чтобы искать сокровища.

Анриетта тоже рассмеялась; но вдруг стала очень серьезной. Поколебавшись, она заявила:

Я как раз думала ночью… не идет ли речь именно о сокровищах?.. Вы ведь знаете, никаких следов состояния тети Гортензии так и не было найдено. Все считают, она пожертвовала его на какие-то благотворительные цели… но это всего лишь предположение. Мало ли что могло прийти ей в голову под конец жизни!..

Вы думаете, она где-то спрятала эти деньги? — спросил Даниель.

Я ничего такого не думаю, — спокойно ответила девушка. — Меня это вообще не интересовало бы, если бы не странное любопытство господина Икса.

Если сокровище существует, мы найдем его! — заявил Мишель преувеличенно серьезно — слишком серьезно, чтобы его слова можно было принять всерьез.

Я мечтаю только об одном, — сказала Анриетта. — Чтобы в этот дом вернулись мир и покой.

Мы будем заботиться об этом, — пообещал Даниель.

Неусыпно! — ехидно добавил Мишель.

Но как только девушка покинула комнату, наигранная веселость Мишеля сразу исчезла.

— Слушай, Даниель. Я не хотел ничего говорить при Анриетте… Сегодня утром я узнал много всего в связи со вчерашней историей. Это совсем не забавно — наоборот! Представь, я побывал сегодня в охотничьем домике…

И Мишель подробно рассказал о своем утреннем походе, о том, что он обнаружил, и о своем разговоре с Бертэном.

— Черт побери! — воскликнул Даниель, выслушав брата. — Кажется, мы здорово влипли… И все из-за твоей страсти фотографировать ланей…

Можно сказать, ты попал в самое яблочко…

В этот момент в прихожей раздался звонок. Братья переглянулись и уныло пожали плечами.

— Кажется, начинается третья глава нашей истории, — заметил Мишель.

8

Ребята открыли входную дверь и попятились. На пороге стоял… граф Юбер де Маливер собственной персоной.

— Мсье граф! — взволнованно сказал Мишель.

— Мсье граф! — эхом повторил Даниель.

Граф с бесстрастным лицом смотрел на них.

Он был среднего роста, не выше ребят; несколько темных прядей пересекали круглую розовую лысину. Под мясистым длинноватым носом топорщились густые усы щеточкой.

Щеки графа были кирпично-красного цвета — этот цвет называют «типично британским». Такой цвет приобретает кожа под действием солнца и свежего воздуха, когда она не может уже загореть еще сильнее. Одет граф был в вельветовый охотничий костюм, единственным украшением которого были серебряные пуговицы, каждая из которых изображала какое-нибудь животное. Мишель заметил, что нижняя пуговица отсутствует. Вельветовые брюки были заправлены в бежевые гетры грубой вязки. В руках он держал тирольскую шляпу.

— Вы позволите? — спросил он холодно.

— Прошу, мсье граф, — ответил Мишель, который, как всегда в решающие моменты, обрел свое обычное хладнокровие. — Входите, пожалуйста. Мы с кузеном вас ждали.

Эти слова явно удивили графа. Нахмурившись, он прошел вслед за братьями в гостиную.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — произнес Мишель, указывая на кресло.

Но граф отрицательно покачал головой.

— Боюсь, мой визит к вам — вовсе не визит вежливости; я был бы вам благодарен, если бы вы избавили меня от проявления чрезмерной любезности, за которой, мне кажется, скрывается обыкновенная дерзость…

Граф явно был весьма доволен этой тирадой, произнесенной ледяным тоном.

— Стало быть, вы меня ждали… — продолжал он. — В таком случае мне остается лишь сообщить вам, что после событий вчерашней ночи мне представляется уместным передать дело в руки правосудия. Вы виновны по крайней мере во вторжении в личное владение… несмотря на соглашение, которое мы заключили с мадам Терэ. В частности, это соглашение касается калитки, соединяющей этот сад с моим парком.

Граф расправил плечи, поднял голову — и на какое-то мгновение стал похож на петуха, готовящегося звонко и громко прокукарекать. Мальчики даже слегка удивились, когда этого не произошло. Казалось, гость ждет ответа, чтобы отвергнуть его или использовать для контратаки.

Но они предпочитали молчать. Это была странная сцена: двое мальчиков и граф, стоящие посредине гостиной.

Кроме того, — снова заговорил граф, — в моем распоряжении есть два свидетельства вашего вторжения в мои владения. Две улики, которые вы попытались вчера забрать у моего егеря, но потерпели неудачу. Собака помешала вам залезть в карманы несчастной жертвы… Когда я думаю, что вы били чистопородную собаку по голове и по почкам, рискуя убить ее или навсегда оставить калекой!.. Пиррус — великолепное животное, с отличной родословной; он получил три медали на выставках.

Прошу меня извинить, мсье граф, — ответил Мишель изысканно-вежливо. — Вы располагаете двумя свидетельствами нашего пребывания… у вас, пусть будет так. Ни я, ни мой кузен не собираемся отрицать, что собирались фотографировать ланей, пришедших на водопой к пруду Рон-Рояль. Но располагаете ли вы доказательствами того, что мы напали на егеря Пероннэ?

Я думаю, правосудию будет достаточно показаний самого потерпевшего. Впрочем, это дело меня больше не интересует. Я лишь счел своим долгом предупредить вас, что от имени Пероннэ подаю на вас в суд.

Великолепно, мсье граф, — сказал Мишель. — Слыша такие чудовищные обвинения, мы желаем лишь одного: торжества правосудия. Нам не кажется, что мы совершили что-то предосудительное, пробыв несколько минут в заброшенном охотничьем домике. Я признаю, что мы были не сколько… бесцеремонны, и приношу вам свои извинения. Что же касается всего остального, предпочитаю подождать результатов расследования.

Граф набрал в грудь воздуха. Его лицо стало темно-вишневым.

— К сожалению, вынужден констатировать, — произнес он, слегка заикаясь от сдерживаемого гнева, — что вы отнюдь не сгораете от стыда. Вы беззастенчиво искажаете очевидные факты!.. Что ж, посмотрим, как вы будете объяснять свое поведение перед жандармами… Боюсь, они вряд ли будут так же терпеливы и снисходительны, как я. — Задыхаясь от возмущения, граф пытался немного успокоиться. — У вас, молодой человек, хорошо подвешен язык, — вновь заговорил он, обращаясь к Мишелю. — Может быть, вы сумеете мне объяснить одну вещь: она важна для меня. Вы здесь в первый раз; откуда вы узнали, что лани имеют привычку ходить на водопой к пруду Рон-Рояль?

Мишель чуть было не сказал графу, что об этом им сообщил Ришар, но вовремя остановился. Это был, скорее всего, тот ответ, которого граф ожидал. Мишель решил не доставлять ему этого удовольствия.

— Но, мсье граф, что тут странного? Моя бабушка знает об этом… уже очень давно.

Эти слова означали: мадам Терэ жила в замке еще до того, как там появился граф Юбер. Такой ответ явно пришелся графу не по вкусу; видимо, поэтому он не стал продолжать разговор.

— Что ж, господа, я ухожу. Я передаю эти улики в полицию. Думаю, там их оценят по достоинству…

Граф гордо пересек гостиную и направился к выходу. Мальчики были и возмущены, и растеряны одновременно.

Этот эпизод я надолго запомню, — пробормотал Даниель, когда граф вышел. — Нас здорово приперли к стенке, и на сей раз мы имеем дело с властями.

Да, но ведь мы невиновны, — ответил Мишель. — Так что рано протягивать руки, чтобы на них надели наручники…

Если бы у нас было хоть одно доказательство! — простонал Даниель. — Но, к несчастью, в ответ на обвинения, которые под присягой даст Пероннэ, мы можем выложить только чистую правду…

Доказательства? Но у меня есть доказательства… то есть у нас есть! И сейчас как раз самое время!..

Даниель, немного ошарашенный этим внезапным взрывом оптимизма, смог только пробормотать:

Самое время?.. Для чего?

Для того, чтобы собрать доказательства! Если мсье де Маливер воображает, что мы будем тихо сидеть и ждать, пока за нами придут жандармы, он ошибается! Он очень ошибается!.. Даниель, хватит простукивать стены. Пошли!

Куда пошли?

В охотничий домик, старик, в охотничий домик! Там лучшая коллекция следов, какую я видел в своей жизни! И следы господина Икса там тоже должны быть!

Даниель, все более и более удивляясь, печально смотрел на брата, видимо, думая, все ли у того в порядке с головой.

— Сейчас самый подходящий момент! — повторил Мишель. — Пероннэ приходит в себя после вчерашнего нокаута, а граф отправился в жандармерию. Нет риска на кого-нибудь наткнуться. Пошли!

Мишель взял карандаш и несколько листков бумаги. На одном из них он написал записку Анриетте: «Мы скоро вернемся»; а Даниелю сказал:

— Думаю, мы придем раньше Анриетты. Вперед!

В третий раз за последние несколько часов Мишель стоял у входа в охотничий домик.

— На этот раз мы уйдем отсюда не с пустыми руками, — бодро произнес он, входя внутрь.

Братья сразу поднялись на второй этаж. Даниель, войдя в комнату первым, оглядел пол.

Ну, и где же эти следы? О которых ты мне столько говорил?

Чего? Ты что, не…

Мишель изумленно замолк. На паркете не было видно ни единого следа: пол был чисто выметен.

— Вот те раз! Только этого мне не хватало, — обескураженно пробормотал он. — Никаких следов… Доказательства улетучились. Кажется, ты был прав: мы здорово влипли.

Тут Мишелю пришла в голову одна мысль.

— Есть еще кое-что! — воскликнул он. — Новый замок и смазанные петли. Это ведь тоже наводит на размышления.

Но еще до того, как он приблизился к двери, за которой их заперли прошлой ночью, он понял, что господин Икс и здесь его переиграл.

Дверь была приоткрыта, а новый замок исчез!

Даже беглого осмотра было достаточно, чтобы понять: их противник предусмотрел все. Следы Масла с петель были тщательно стерты, на косяке тоже ничего не было видно. Более того: протертые места были старательно присыпаны пылью.

— Н-да-а, старик, — протянул Даниель. — Кто-то тут обещал, что мы уйдем не с пустыми руками…

Мишель не ответил. Он изучал место, где был замок.

Он обо всем подумал! — воскликнул он. — Он даже заделал дырки от гвоздей: вставил в них деревянные шипы. Они как будто всегда здесь были.

Знаешь, Мишель, о чем я подумал? — сказал Даниель. — Если мы хотим играть с господином Икс, надо быть крайне осмотрительными…

Вот именно! Он ничего не доверяет случаю и никогда не теряет хладнокровия. Он умен, как дьявол, этот господин Икс.

И братья одновременно подумали о Ришаре де Маливере, этом талантливом инженере, вечно погруженном в дорогостоящие исследования, не понятом отцом, графом Юбером, который весьма скудно его субсидировал.

Кто знает: вполне может быть, Ришар, не веря, что графиня Гортензия пожертвовала все состояние на благотворительность, сам отправился на поиски этих денег!..

Возможно, какой-то счастливый случай дал ему в руки указание о том, где спрятаны сокровища?..

Конечно, это были всего лишь предположения, но они проливали довольно яркий свет на события прошедшей ночи.

Даже не желая до конца верить в виновность Ришара, мальчики не могли не размышлять над тем, что им было известно. А известно было следующее: Ришар посоветовал им отправиться в охотничий домик, чтобы пофотографировать там; Ришар не пришел на свидание к Анриетте… Можно было допустить: Ришар опасался быть узнанным егерем и, чтобы избежать этого, пошел на крайние меры…

А теперь он уничтожил улики, которые могли указать на него.

Наш единственный шанс теперь, — твердо сказал Мишель, — дразнить противника, заставить его потерять хладнокровие и выдать себя.

Да, ты прав… Дразнить, дразнить — но кого? И главное — как?

Таинственный господин Икс обрел лицо; во всяком случае, Мишель и Даниель надеялись, что они не ошибаются. У него было лицо Ришара де Маливера.

Их смущало только одно: привязанность Ан-риетты к своему кузену. Если окажется, что он совершил все то, в чем обвиняют Мишеля и Даниеля, для нее это будет большой удар. Но, может быть, лучше сейчас открыть истинное лицо Ришара, чтобы потом Анриетте не пришлось сожалеть о своем выборе.

Братья направились обратно к дому Манизы, на этот раз предусмотрительно сделав круг через лес и пройдя по шоссе.

Когда они вернулись домой, Анриетты еще не было.

Ну как, что будем делать? — спросил Мишель. — Снова простукивать стены?

Стучать иль не стучать, — задумчиво произнес Даниель, — вот в чем вопрос.

Давай стучать! Даже если мы ничего не найдем, это тоже будет какой-то результат. Мы будем знать, что господин Икс снимал картины… ради самих картин!

Когда пришла Анриетта, они простукивали последние сантиметры стены.

— Все на том же месте! — воскликнула она. — У вас просто чудовищное терпение. Ладно, продолжайте, а я вас покидаю. Пойду приготовлю второй завтрак.

Ребята положили молоточки и переглянулись.

Итак, господина Икса интересовали сами картины, — заявил Мишель.

И он нашел то, что искал?

Надеюсь, что нет… Иначе мы так никогда и не узнаем, кто он такой.

Вешая картины на место, они еще раз старательно их осмотрели.

Слушай, Мишель… в том, что эти картины составляют серию, нет какого-нибудь скрытого смысла?

Разве что очень скрытого!

Может, именно картины осматривал вчера господин Икс?..

Послушай, а это хорошая мысль!

Я рад, старина. Но — какая именно?

Мишель подошел к балконной двери, несколько секунд смотрел на парк, потом повернулся к брату.

Предположим, это действительно так и нашего друга интересуют именно картины.

Предположим…

Мы хотим подразнить господина Икса… Так вот: картины будут отличной приманкой.

Я тебя внимательно слушаю.

Остается устроить ловушку.

Хорошо… Например, капкан, которым ловят волков.

Брось! — рассердился Мишель. — Я ведь серьезно. Нас и так в чем только не обвиняют…

Это напоминание, несмотря на легкомысленный тон, которым оно было произнесено, заставило Даниеля стать серьезным.

Как ты собираешься заманить господина Икса с помощью этих картин?

Пока не знаю. Но мне кажется, что это возможно. Нужно только немножко поразмышлять.

— Нужно только немножко… Легко сказать! Братья задумались. Потом Даниель сказал:

А что, если… их спрятать? Господин Икс будет очень раздражен.

Отличная мысль! Иначе говоря: устроить для них невзламываемый тайник!

Как ты сказал? Не… что?

…взламываемый! Неприступный, если тебе так больше нравится.

Да, мне так больше нравится. Но…

Постой-ка… Я, кажется, придумал…

Мишель принялся бегать взад и вперед по комнате, ударяя кулаком правой руки по ладони левой, что было у него признаком крайнего возбуждения.

Нашел тайник? — спросил Даниель.

Я нашел кое-что получше! Я нашел способ, как узнать, действительно ли Ришар — господин Икс.

Правда? Это было бы замечательно. И как же мы это узнаем?

Мы хотим спрятать картины, да? Мы ищем тайник…

Да? — решил пошутить Даниель.

Так вот: мы просто отдадим эти картины Ришару, и все!

Даниель поднял брови, наморщил лоб, открыл рот… и через некоторое время выдавил:

Это и есть твоя замечательная идея?

Конечно…

Ты хочешь позволить ему спокойно сделать все то, что он собирался?

М-да… ты прав. Но я хотел упаковать эти картины. Нужно перевязать их как-нибудь так, чтобы видно было, распаковывал он их или нет… Хотя…

Лицо Мишеля на секунду омрачилось, потом опять просияло. Он воскликнул:

Придумал! Это гениально, старина! Гениально!

Так же гениально, как и первая твоя идея? — спросил Даниель скептически.

Нет-нет, ты увидишь, на сей раз — не придерешься!

И Мишель объяснил, в чем заключается его новая идея:

Мы хотим заманить господина Икса в ловушку, так? И мы подозреваем, что Ришар и есть этот господин Икс, так? Вот моя идея: мы попросим его спрятать пакет, который выглядит, как будто в нем лежат пять картин без рамок.

Все равно не понимаю… Почему «как будто»?

Дай договорить! Мы делаем два пакета: один — с картинами, другой — с чем угодно, но такой же формы и веса…

Понял! Фальшивый пакет мы вручаем Ришару…

Мишель улыбнулся.

Что сделает Ришар? Он попытается продолжить то, что делал здесь ночью, и, конечно, вскроет пакет. Там он найдет несколько дощечек. Он будет знать, что настоящие картины у нас. И по его реакции мы узнаем, виновен он или нет!

Правильно! Если он возмутится или будет искать картины дальше, значит, он и есть господин Икс.

— Что и требовалось доказать. За работу!..

Дверь комнаты открылась, и на пороге появилась Анриетта.

— Мальчики, за стол! — И добавила: — Конечно, ничего не нашли?

Мишель и Даниель вынуждены были признаться в своем поражении.


Зато у нас появилась другая идея, — опрометчиво похвастался Даниель.

Мы вам расскажем о ней за столом, — поспешно перебил его Мишель. — Пошли мыть руки, Даниель.

Они направились к умывальнику.

— Если мы хотим, чтобы наш план удался, Анриетта тоже должна считать, что у Ришара будут настоящие картины. Иначе она предупредит его, и все придется начать сначала.

* * *

Анриетта согласилась, не раздумывая.

— Если эти картины наконец куда-нибудь денутся из моей комнаты, то я, может быть, снова вздохну спокойно, — сказала она. — Можно попросить Ришара спрятать пакет в лаборатории. Замки там хорошие; в общем, это надежное место.

Ребята принялись осуществлять свой план. Они отнесли пять полотен в оборудованную в подвале мастерскую. Целый час они обмеривали, взвешивали, пилили и завертывали, и вот наконец перед ними лежало два плоских прямоугольных пакета примерно одинакового веса, завернутых в серую бумагу. Один из них содержал пять «шедевров» графини Гортензии, другой — деревянные рамки, а также несколько железок для веса.

Теперь нужно только найти подходящий тайник, — пробормотал Мишель.

Пока что, — ответил Даниель, — их вполне можно оставить здесь, под этими старыми мешками.

Ребята спрятали пакет с картинами, взяли фальшивый и поднялись на первый этаж. Анриетта как раз говорила по телефону. Увидев ребят, она сказала в трубку:

— Сверток уже готов, ты можешь забрать его, когда тебе будет удобно… Да, хорошо… Да, так было бы лучше. Не стоит говорить ему, что лежит в пакете. До вечера, как всегда… До свидания! Она повернулась к ребятам.

— Бертэн сейчас заедет за пакетом и отвезет его Ришару в лабораторию. Он, конечно, не знает, что внутри. — Улыбнувшись, она добавила: — Мне теперь в самом деле стало легче.

Мишель решил не напоминать ей, что господин Икс — если только это не Ришар — пока не знает, что картин в доме нет. Так что опасность ничуть не уменьшилась.

* * *

Бертэн, этот прекрасно вымуштрованный слуга, вскоре явился за пакетом. Он обращался с ним так бережно и почтительно, как будто в нем были по меньшей мере святые мощи.

Когда он уехал, Анриетта ушла в свою комнату, чтобы заняться письмами.

Мишель с Даниелем, оставшись одни, снова спустились в подвал — посоветоваться, как лучше спрятать картины.

Может, подойдет старая оранжерея? — предложил Даниель. — Никому не придет в голову искать их там.

Гм… Там не слишком влажно?..

Ерунда: они пролежат там совсем недолго. Если господин Икс начал действовать, он не остановится. Во всяком случае, этого нужно ждать.

И надеяться на это… Да?

Да, если угодно… Впрочем, почему бы нам не обернуть их в пленку, чтобы предохранить от влажности?

Да, ты прав. За дело!

Но достаточно большого куска полиэтилена, чтобы завернуть в него сверток, они не нашли. Зато Даниель обнаружил старую клеенку, которая, как им показалось, была просто предназначена для того, чтобы завертывать в нее картины. Через минуту пакет был готов.

Пойдем сейчас или подождем до вечера? — спросил Даниель.

Предлагаю сходить на разведку. А вечером, когда стемнеет, спрячем пакет. Так будет надежнее всего.

Они вышли из подвала по наружной лестнице, открыв деревянные, обитые цинком створки, которые обычно были закрыты. Это позволило им оказаться в саду, не проходя через первый этаж.

В гуще кустов была видна лишь крыша старой оранжерей! С нее свисали отставшие соломенные щиты, посеревшие от времени.

Дверь не была заперта, но мальчикам пришлось приложить довольно большие усилия, чтобы проникнуть внутрь.

Орудуя, как рычагом, железным прутом, они приоткрыли дверь так, чтобы в нее можно было протиснуться. Внутри стоял густой, тяжелый запах плесени и сырости. Вдоль оранжереи проходила дорожка; по сторонам ее, на длинных столах, стояли бачки с перегноем, из которых торчала некогда буйная, а ныне засохшая растительность.

На грядках валялись груды старых цветочных горшков, сломанных ящиков, садовых инструментов. Все это создавало такой беспорядок, о каком мальчики могли лишь мечтать.

Прекрасно! — бормотал Мишель. — То, что нужно!..

Знаешь, что нам надо бы сейчас сделать?*— тихо спросил Даниель.

Что?

Давай сделаем вид, что мы увлеклись садоводством. Расчистим несколько грядок, что-нибудь посадим…

А зачем?

Мы сможем присматривать за оранжереей и за нашим тайником: у нас будет великолепное алиби. Никому не придет в голову, что мы пропадаем в оранжерее совсем по другим причинам.

Верно… Впрочем, вряд ли нам это алиби понадобится надолго… Но лишние предосторожности не помешают.

Кажется, во мне просыпается садовод, — заявил Даниель.


Мишель и господин Икс

* * *

Хотя их неожиданная любовь к растениям была продиктована обстоятельствами, Даниелю и Мишелю понравилось разбирать горшки с перегноем и возиться с семенами.

— В этом есть даже какая-то поэзия, не находишь? Разве ты не чувствуешь нечто особенное во влажном, коричневом черноземе, готовом дать жизнь всему, что мы ему доверим?! — воскликнул Даниель, когда они расчистили один угол.

Гм… это должна быть очень современная поэзия, — смеясь, ответил Мишель. — Такая ароматная, липкая… И вообще у меня под ногтями ее уже вон сколько, этой твоей поэзии.

Ну что ж… Художник ведь тоже дышит запахом краски, а скульптор обдирает пальцы о мрамор.

А писатель пьет чернила, так, что ли?

Нет, теперь не пьет. С тех пор, как изобрели шариковые ручки…

Ну, хватит шутить! Хорошо бы нам все сделать до вечера. В темноте будет не очень удобно.

Тогда нужно расчистить место за горшками и приготовить несколько ящиков, которые мы поставим сверху.

Через четверть часа братья вышли из оранжереи, перепачканные землей и потом. Наскоро помывшись, они уничтожили слишком явные следы своей деятельности. А вечером, за ужином, рассказали Анриетте о своих планах и о том, какой это будет сюрприз для бабушки — восстановленная оранжерея.

— Прекрасная мысль, — одобрила Анриетта. — Я всегда говорила, что такую полезную вещь, как оранжерея, нельзя бросать на произвол судьбы.

Но вскоре они опять заговорили о том, что интересовало их больше всего.

Как вы думаете, ждать нам визита господина Икс сегодня ночью? — спросила Анриетта.

Сегодня ночью? — переспросил Мишель. — Вряд ли. После того, что случилось вчера, он некоторое время предпочтет не появляться. Он наверняка считает, что мы настороже.

И все-таки, — не согласилась девушка, — Давайте действительно будем настороже. Так спокойнее.

Мишель, казалось, раздумывает о чем-то. Поколебавшись, он все же решился:

Извините меня, Анриетта… Вы сегодня вечером куда-нибудь собираетесь?

Да. Совсем ненадолго, — ответила девушка; вопрос не особенно смутил ее.

Тогда мы с Даниелем будем вас ждать. А когда вы вернетесь, забаррикадируем дверь, как вчера.

Прекрасно! Кажется, сегодня я буду спать немного лучше.

Как только Анриетта ушла, Мишель и Даниель отнесли картины в оранжерею и спрятали их за грудой цветочных горшков и ящиков, под пустым баком. Потом, чтобы убить время, сели играть в гостиной в шахматы. Ставни были закрыты, в доме царили тишина и покой.

Однако, как они ни старались, в душе у них покоя не было. Мишелю никак не удавалось избавиться от тревожных мыслей.

Видимо, завтра следует ждать гостей из жандармерии, — сказал он.

Да, я тоже об этом думаю… Что мы им скажем?

Это самое трудное… Рассказывать им о том, что было в охотничьем домике, о том, как нас обвели вокруг пальца?

Самое грустное, что у нас нет никаких доказательств, старина. Ни единого!

Это-то и скверно… Боюсь, нас обвинят в нападении на егеря, ну, и в… незаконном вторжении в частное владение. Если егерь подтвердит свои показания под присягой, нас вряд ли кто-нибудь будет слушать.

А что, если завтра пойти проведать папашу Пероннэ? Надо показать ему наши добрые намерения…

Хорошая мысль. По крайней мере, мы ничего не теряем, так что…

Он не договорил. Внезапно резко зазвонил телефон.

Братья переглянулись и одновременно поднялись с места. Мишель подошел к телефону, Даниель взял отводную трубку.

— Алло, — сказал Мишель.

Казалось, человек на том конце провода колеблется; потом он все же заговорил.

Алло… это вы, Мишель? — произнес очень тихо, почти. «шепотом, мужской голос. Мишель едва разбирал слова. — Это Ришар. Вы меня слышите?

Да, слышу.

У меня есть для вас кое-что срочное… по делу, которое вас касается.

Мишель поглядел на брата. Тот радостно помахал ему. Оба подумали одно и то же: ловушка сработала.

А что именно?

Это не телефонный разговор. Приходите оба ко мне в лабораторию. Оба, и как можно скорее. Я буду вас ждать.

Мишель бросил взгляд на Даниеля. Тот кивнул.

Договорились. Сейчас выходим.

Идите по боковой аллее, так будет лучше, — прошептал голос.

— Конечно. До скорого!

Мишель повесил трубку.

Я и не надеялся, что все произойдет так быстро, — сказал он, потирая руки. — Итак, господин Икс — это Ришар. Наверно, он открыл пакет и…

Вот увидишь, он начнет нам рассказывать, как случайно надорвал бумагу и увидел внутри Доски…

— Ну что, пошли?

Но Мишель, казалось, не проявлял никакого воодушевления.

Что с тобой? — спросил Даниель. — Ты что, боишься?

Слушай, а вдруг это блеф?

Что ты имеешь в виду?

Может, он просто хочет выманить нас из дома? Чтобы дать господину Икс время выкрасть картины…

Ты думаешь, он второй раз использует тот же трюк? Вряд ли. Он слишком умен для этого.

Ну и что? Может, он думает, что мы ничего не подозреваем и снова попадемся в эту примитивную ловушку…

Так мы не пойдем к Ришару?

Пойдем. Но один из нас останется здесь. В конце концов, это единственный шанс поймать господина Икс на месте преступления.

Тогда — тянем жребий?

Давай!

Идти к Ришару выпало Даниелю.

Итак, ты ничего не знаешь, — инструктировал его Мишель. — О подмене картин понятия не имеешь.

Положись на меня. Я буду изображать полного идиота.

Хм… Тебе хорошо: и стараться особенно не надо… — Смеясь, Мишель уклонился от кулака Даниеля и продолжал: — Эй, тебе, пожалуй, стоит взять с собой палку. Вдруг они выпустили в парк другую собаку. Пока она будет грызть палку, ты успеешь убежать.

Да, палка — вещь стоящая. Конечно, не бифштекс, но тоже, в конце концов, неплохо… Кстати, где ключ от сада?

В смысле — от калитки? Висит рядом с подвальным окном. Я закрою за тобой калитку. Несколько минут спустя Даниель вступил на территорию противника… то есть в парк замка де Маливеров.

10

Оставшись один, Мишель закрыл оцинкованные ставни подвального окна и поспешил в дом. На обратном пути он захватил черенок от лопаты и устроился в гардеробной, рядом с комнатой Анриетты.

Он открыл маленькое окошко, выходящее в парк. Взошла луна. В ее голубоватом свете парк напоминал театральную декорацию; контраст между близким и дальним планами усиливал сходство.

Мишель проводил взглядом брата, спешащего к лаборатории Ришара. Тот не забыл, что должен идти по боковой аллее, которая не так просматривалась из замка.

Вскоре Даниель скрылся за поворотом.

* * *

Даниель быстро шагал вперед, сжимая в руке палку. Ему не было особенно страшно… Вот разве что собака, которую граф вполне мог выпустить в парк.

«Жаль, не надел я куртку, — подумал он. — Если она на меня бросится, свитер мне не поможет, она сразу до меня доберется».

Но, будучи по своей природе оптимистом, он надеялся, что шансов на подобную встречу у него не так много.

По обеим сторонам аллеи высились огромные, с толстыми стволами деревья. Парк был спокоен. Вдалеке виднелся замок, в нескольких его окнах брезжил свет.

«Интересно, — думал он, — зачем Ришару так нужны эти картины? Они же никакой ценности не имеют, это слепому видно».

Вдруг он услышал шорох и странный шум у себя над головой. Даниель поднял взгляд… и вдруг на его плечи и спину обрушился удар такой силы, что он рухнул на колени… У него перехватило дыхание. Однако палку он машинально сжимал в руке…

Даниель услышал поблизости быстрый топот и, попытавшись встать на ноги, резко вытянул руки. Он почувствовал, что палка его на что-то наткнулась… послышался крик боли. Какая-то шершавая толстая ткань укутала его голову, он начал задыхаться… Потом почувствовал, как чьи-то сильные руки оторвали его от земли. Отбиваясь, он попал рукой кому-то в лицо… ему показалось, что оно было обтянуто шлемом или тонкой маской…

Его ударили раз, потом еще. Удары были не слишком точными. Он не мог даже шевельнуть рукой. Попробовал закричать, но шершавая ткань позволила ему издать лишь мычание.

Он чувствовал, что его куда-то несут, словно простой мешок… И несут бегом: он это понял по тряске…

К счастью, малоприятное путешествие быстро закончилось. Даниель ощутил, как его раскачивают, держа за голову и за ноги, и… бросают. Он сильно ударился о холодную воду, услышал шумный всплеск… Затем почувствовал, как погружается в воду…

Нащупав скользкое твердое дно, мальчик сразу понял, где находится. Его бросили в один из бассейнов парка.

«Вчера — пруд, сегодня — бассейн. Кажется, это судьба», — несмотря на испуг, подумал Даниель, пытаясь встать на ноги. После нескольких неудачных попыток ему удалось удержаться на коленях. Вода была ему по грудь; зато ткани на голове больше не было.

Барахтаясь, он попытался подняться — и поскользнулся на толстом слое мха, покрывающем дно бассейна… Наконец на коленях он добрался до бортика. Оглядевшись, Даниель заметил три тени, удаляющиеся в трех разных направлениях. К сожалению, они были уже слишком далеко, чтобы их можно было узнать.

Держась за бортик, Даниель попытался собраться с мыслями.

«Итак, у господина Икс есть сообщники, — подумал он. — Но зачем мне устроили это купание? Это же чистый идиотизм!..»

Он вылез, отряхнулся; рядом была аллея. Он внимательно огляделся.

«Вряд ли они нападут снова», — сказал он себе.

Он попробовал найти свою палку, но она, видимо, потерялась во время борьбы.

«Пусть это будет их боевой трофей, — усмехнулся он. — Господин Икс, должно быть, повесит ее на стену у себя в кабинете».

Вдруг он снова почувствовал страх: кто-то бежал в его сторону. Даниель спрятался за дерево. Он увидел чей-то силуэт — и вышел из своего укрытия. Это был Мишель, он сжимал в руке черенок от лопаты.

Это ты, Даниель? — окликнул он брата.

Я…

Мишель остановился, перевел дыхание.

Что случилось? Я услышал всплеск… и сразу подумал, что это ты…

Поздно, старина. Ежедневную грязевую ванну я уже принял.

В нескольких словах Даниель рассказал брату о нападении.

Подонки! — возмутился тот. — Трое на одного!

Но они думали, что нас будет двое.

Это не меняет дела…

А как у тебя? Ничего нового?

Беги скорее… переоденься… Вот ключ. Не стоит надолго оставлять дом без присмотра. Да будь внимателен, слышишь?

А… а ты?

Я? Я воспользуюсь любезным приглашением мсье Ришара де Маливера. Хочу посмотреть, быстро ли он отдышится после такой пробежки… Скоро увидимся!

И Мишель побежал к лаборатории; а Даниель, немного сбитый с толку, повернул к дому.

* * *

«Если Ришар участвовал в этом нападении, — думал Мишель, — он наверняка не скоро придет в себя. Даже если он только руководил операцией. Если ты целыми днями сидишь в лаборатории, вряд ли из тебя выйдет хороший спортсмен».

Мишель торопился.

«Хорошо, если он еще не успел вернуться. Тогда я застану его врасплох…»

Он заметил свет, пробивавшийся сквозь щели в ставнях лаборатории.

«Гм… неплохо придумано… Оставил свет включенным, будто и не выходил никуда».

Мишель постучал.

«Было бы весело, если бы Даниель попал палкой в Ришара. Он хорошо бы смотрелся с фонарем под глазом. Интересно, как бы он объяснил это своей Дульсинее?»

Внутри послышались шаги, потом голос, который Мишель сразу узнал: это был голос Бертэна.

Кто там?

Это я, Мишель Терэ…

Дверь сразу открылась, на пороге появился Бертэн. Он был в одной рубашке и держал в руке тряпку. В комнате стоял запах мастики и скипидара.

Какой приятный сюрприз, мсье Мишель! — воскликнул он. — Надеюсь, вы пришли не для того, чтобы сообщить о новом нападении?

М-м… нет… Мсье Ришар здесь?

Бертэн сделал жест, обведя рукой комнату, выглядевшую довольно странно: мебель, которой место в салоне, соседствовала в ней с лабораторным столом, загроможденным приборами, проводами и разными причудливыми предметами.

На лице шофера было написано снисходительное лукавство.

— Видите ли… Мсье Ришар будет огорчен… Он только что вышел, буквально пять минут назад! Он очень спешил. Казалось, он забыл что-то важное… Я не знаю, куда он отправился. Может быть, на прогулку… или на свидание?

Мишель не удержался, чтобы не улыбнуться. Из-за всех этих приключений он совсем позабыл, что Анриетта тоже собиралась совершить «короткую прогулку».

— Я надеюсь на ваше молчание, мсье Мишель, — снова заговорил Бертэн. — Как видите, я решил воспользоваться его отсутствием, чтобы немного навести порядок и протереть полку для книг. — Вздохнув, он продолжил: — Мсье Ришартак редко покидает лабораторию, что мне приходится буквально ловить момент, чтобы убрать здесь. Не говорите никому, но я думаю, что мсье Ришар стоит на пороге какого-то большого открытия.

Мишель понял: если он не остановит Бертэна, ему придется выслушать подробный рассказ об открытиях, неудачах и надеждах Ришара де Мали-вера.

Простите… Вы были здесь, верно? Может, вы слышали, как мсье Ришар звонил мне? Совсем недавно, минут двадцать назад, или тридцать, не больше.

Звонил? Мсье Ришар? — переспросил Бертэн, удивленно наморщив лоб. — Вряд ли. Правда, я тогда был в гараже, но когда я вернулся, мсье Ришар сидел за рабочим столом и что-то подсчитывал. Он был весьма увлечен… Только увидев меня, он вспомнил об… о прогулке. Мсье Ришар очень рассеян, как все ученые. Я совершенно уверен, что он никуда не звонил. Вы же понимаете, я хорошо его знаю!

Мишель действительно «понимал» его, но не совсем в том смысле, какой имел в виду Бертэн.

Но человек, который мне звонил, сказал, что он Ри… мсье Ришар.

Вы узнали его голос?

— Н-нет… То есть, он говорил очень тихо, как будто боялся, что его услышат… скажем, в соседней комнате.

Бертэн снисходительно улыбнулся; с такой улыбкой взрослые наблюдают всякие «детские шалости».

Если вас интересует мое мнение, — сказал он, — то это наверняка чья-то шутка. Другого объяснения я не вижу. Довольно глупая шутка, учитывая позднее время. Но вы должны согласиться, что это единственное разумное объяснение.

Да… скорее всего, это так. Я пойду домой. Спокойной ночи, мсье Бертэн… Да, я думаю, не стоит беспокоить мсье Ришара этой историей.

Я как раз собирался дать вам такой же совет, мсье Мишель. Не стоит смущать его душевный покой… без особой необходимости. Я вижу, мы понимаем друг друга… И пожелайте от меня спокойной ночи вашему брату.

Быстрым шагом Мишель направился к дому. Всю дорогу он, однако, был начеку.

«Какие однако дикие шутки! — думал он. — Кто-то здорово развлекается за наш счет… Ну что ж: хорошо смеется тот, кто смеется последним. Мы еще посмотрим, господин Икс, чья возьмет!»

Тут он вспомнил, что жертвой одной такой «шутки» стал Даниель.

«Бедняга… Не везет ему! Интересно, сколько еще таких шуточек в запасе у господина Икс? Он становится немного назойливым…»

Но, чем ближе Мишель подходил к дому, тем ощутимее становилась в нем глухая тревога.

«А если он снова явится в дом? — подумал он. — Лишь бы Даниель не дал застать себя врасплох».

Дело в том, что Мишель вспомнил об одной своей ошибке… Убегая спасать Даниеля, он забыл закрыть окно и ставни в гардеробной. Это была брешь в линии обороны.

— Даниель не знает об этом, — пробормотал он.

11

Мишеля уже ничто бы не удивило: ни запертая калитка, ни собака, ни садовник, которого граф Юбер вполне мог бы поставить на место Пероннэ.

Но ничего такого не было. Не встретив ни одной живой души, он прошел через калитку и запер ее за собой.

Даниель встретил его в холле. По-видимому, он услышал скрип калитки.

Ну что? — спросил он.

А ничего! Только бравый Бертэн, который драит пол. Ришара, естественно, нет.

Само собой!

Бертэн говорит, что звонил не Ришар. «Мсье Ришар» пошел прогуляться. В общем, на свидание.

А сейчас придет с вытянувшимся лицом Анриетта и сообщит, что ее жених опять «случайно» перепутал время.

Это будет уже доказательство! Я подозреваю, что Бертэн потрясающе наивен во всем, что касается его хозяина. Если бы ты его слышал: «Мсье Ришар рассеян, как все ученые… Я уверен, что он не звонил, пока меня не было…»

Ребята перешли в гостиную; Мишель вышел, чтобы закрыть окно в гардеробной.

— И все-таки, — сказал Даниель, когда Мишель вернулся, — все-таки мы немножко продвинулись. На меня напали трое. Это многое объясняет. Вчера они, наверно, разделились. Один или двое были в охотничьем домике, чтобы нас там запереть, а еще один — или двое — отправились сюда, чтобы обыскать комнату Анриетты.

А может, третий стоял на стреме? И именно он напал на егеря и ранил собаку…

Во всяком случае, я уверен, что по крайней мере на одном из них был вельветовый костюм.

Как и на том, кто нам вчера устроил комедию на втором этаже, со звуками падения и стонами… Да, мы продвигаемся, хотя и медленно.

Ничего… Завтра, кажется, мы начнем двигаться быстрее.

Да, если только жандармы не будут слишком… уверены в нашей вине.

Правильно. Есть ведь еще жандармы. Кстати, они, я бы сказал, не спешат… Послушай: может, граф просто пугал нас?

То есть… на самом деле не обращался в полицию?.. Да нет, вряд ли. Просто дела вроде этого, наверно, запускаются медленно…

Они болтали еще примерно четверть часа, пока не пришла Анриетта.

— Никто нас не посетил? — спросила она. — Ой, неужели Даниель принял душ? Но тогда почему в одежде?..

Даниель лишь молча усмехнулся, а Мишель поспешил перевести разговор на другую тему. Новые злоключения произошли с ними вне дома, а потому не касались Анриетты.

Хорошо погуляли? — спросил он. — Вам не было… немножко страшно сегодня вечером?

Нет… Я боюсь темноты, только когда одна. Сегодня меня ждал Ришар.

Братья переглянулись. Последние слова Анриетты пошатнули уверенность, к которой они было пришли в своем разговоре. Но девушка не заметила их удивления. Сообщив, что идет к себе, она проверила все окна и двери и пожелала мальчикам спокойной ночи.

Обескураженные, они направились в свою комнату.

— Слышал? — вздохнул Мишель, когда они были у себя. — «Ришар меня ждал». Значит, Бер-тэн говорил правду.

Ну да! Иначе говоря, мы опять на нуле… Мы считали, Ришар был среди тех троих. А он, значит, только руководит, и у него трое сообщников. Но кто они?.. Ох, эти головоломки у меня уже в печенках!..

Мы обязательно это узнаем в конце концов. А сейчас давай спать, завтра нам нужно быть в форме. У меня такое чувство, что у нас завтра будет хороший день!

Несмотря на такой оптимизм, братья уснули не скоро. Их терзал один и тот же вопрос: «Кто же сообщники Ришара?..»

* * *

«Завтра будет хороший день», — сказал Мишель накануне.

Утром ничего не произошло. Вплоть до того момента, когда Анриетта собралась в город.

Бертэн заехал за ней и, пока девушка собиралась, стоял у входа, держа фуражку в руке.

Мальчики не могли упустить возможность поговорить с ним. Впрочем, он первый их спросил:

Вам удалось, мои юные друзья, разгадать тайну вчерашнего звонка?

Нет, мсье Бертэн, — ответил Мишель.

Я же сказал вам: это была просто шутка. Не знаю почему, но сейчас все шутят. Мадам Пероннэ просто в ярости. С тех пор, как ее муж слег, она не может сладить со своими сыновьями. Вчера, например, Марсель, старший, чуть не выбил глаз Виктору. У бедняги щека раздулась, как мой кулак.

— Виктору?!. — воскликнул Даниель.

Взглянув на Мишеля, он осекся. Непроницаемая завеса тайны, скрывающая события последних двух дней, кажется, стала постепенно рассеиваться. Но едва ли стоило посвящать в эти дела Бер-(тэна. Верный слуга не преминул бы рассказать обо всем своему хозяину, а Мишель с Даниелем считали: чем меньше Ришар будет знать, тем лучше.

Кстати, мсье Бертэн, — как бы между прочим поинтересовался Мишель, — вы не спрашивали у мсье Ришара, не он ли звонил нам вчера?

Простите, мсье Мишель, но я не позволяю себе задавать вопросы мсье Ришару. Никогда! Вчера я вам изложил свое мнение, не так ли? Это совершенно исключено!

Появилась Анриетта, веселая и нарядная, в ярком платье, с платочком на голове и корзинкой в руках.

— Я готова, Бертэн, — сказала она. — Поехали? Стоя на крыльце, мальчики некоторое время смотрели вслед удаляющемуся спортивному автомобилю. Машину Бертэн водил столь же изысканно, сколь изысканно говорил и держался.

Это действительно не шофер, а сокровище, сказал Мишель.

Ришару чересчур везет. Но мы выведем его на чистую воду. Во всяком случае, двух его сообщников мы уже знаем. Невозможно себе представить: сыновья егеря!..

Но это же ясней ясного, старина! Ты стал жертвой кровной мести.

Кровной мести?.. Брр… Прямо мурашки по коже…

Черт побери! Эти два идиота поверили, что мы способны избить их отца. И решили постоять за честь семьи…

Ты действительно так думаешь?

Так или не так, этих двоих мы уже знаем. Остается найти третьего.

Наверняка кто-то из их дружков!

Жалко, что дом егеря стоит так неудачно…

То есть — слишком близко к замку. Мы могли бы последить за этими типами.

Конечно. Тогда мы узнали бы, к кому они ходят, с кем тайно встречаются…

Если бы не собаки, которых граф, наверно, будет выпускать теперь на ночь, мы даже могли бы попробовать спрятаться где-нибудь в кустах, недалеко от их дома.

Ребята устроились на кухне, чтобы приготовить к посадке первые черенки: это были черенки герани, взятые из цветочного горшка на подоконнике. Им не терпелось отправиться в оранжерею и убедиться, что картины все еще на месте.

Они собирались выходить из дома, когда раздался звонок в дверь.

Это точно фараоны!

Черт побери! Кажется, начинаются неприятности.

Слегка встревоженные, ребята направились к двери, готовые с достоинством встретить любые обвинения.

Значит, так, — прошептал Мишель, — давай расскажем им все как было. В конце концов, это их дело — во всем разбираться.

Ладно.

Но за дверью людей в форме не оказалось. Там стоял относительно молодой еще, улыбающийся мужчина с очень светлыми волосами, в сером твидовом пиджаке и темно-серых брюках.

Это дом мадам Терэ? — спросил он, церемонно поклонившись.

Да, мсье, но…

Я журналист, Клод Зиго, репортер еженедельной газеты «Все обо всем». Вы ее наверняка знаете.

Все это он проговорил на одном дыхании, с быстротой и напористостью уличного торговца.

— Но чем мы… — начал Мишель.

Подойдя на шаг ближе, репортер жестом прервал его.

— Я понимаю, визит журналиста всегда немного некстати… Но это нормально. Я хотел бы видеть мадам Денизу Терэ и мадемуазель де Маливер — связи с одним весьма любопытным делом.

Кстати, вы ведь читали в нашей газете мой последний репортаж — об исчезновении голубей из Парижа?

Слегка сбитые с толку, мальчики не успели сказать, что никогда не слышали о газете «Все обовсем».

— Может быть, вы сообщите хозяйке о моем визите?

Журналист был уже в прихожей. Все так же уверенный в себе, без тени смущения он огляделся вокруг.

Дело в том, что… мы тут одни, — ответил Мишель. — Бабушка сейчас в отъезде, а мадемуазель де Маливер поехала в город.

О, ничего страшного, я подожду, — заявил журналист. Потом, видимо, сообразив, что его настойчивость может не понравиться хозяевам, добавил чуть свысока: — С вашего позволения, разумеется.

Но…

Минутку, молодой человек. Если бы вы представляли, как интересна тема, которую я расследую, вы бы поняли, почему я так стремлюсь получить наконец хоть какие-нибудь достоверные сведения. Я не без труда выяснил, где живет мадемуазель де Маливер. Мне действительно повезло, и это вселяет в меня веру в успех. Вы позволите мне войти? Мы могли бы просто поболтать в ожидании мадемуазель де Маливер, не правда ли?

Не в силах устоять против такого напора и немного заинтригованные словами репортера, мальчики уступили. Они проводили журналиста в гостиную и, предложив ему кресло, сами остались стоять у камина, молча наблюдая, как гость вытаскивает из кармана кисет и принимается набивать трубку.

Производя эти действия, он не переставал озираться вокруг; этот его бегающий взгляд внушал мальчикам смутное беспокойство. Гость производил впечатление человека, которому есть что скрывать; его глаза словно высматривали, есть ли в доме что-нибудь ценное…

Я знаю, о чем вы думаете, — сказал Зиго, выпустив два или три клуба дыма и удостоверившись, что трубка разгорелась. — Вы удивлены, не правда ли?

Э… по правде сказать…

Нет-нет, не отрицайте! Это вполне естественно. Но вы удивитесь еще сильнее, когда узнаете, чем я сейчас занимаюсь. Это — невероятная вещь… просто сенсация! Я сделаю из этого материал на первую полосу… Но… если хотите, могу в нескольких словах рассказать, о чем речь.

Нет, с этим журналистом точно было что-то не так… Он не мог произнести и трех слов, не затянувшись своей трубкой. Зиго казался не вполне нормальным — или, во всяком случае, крайне возбужденным.

12

Журналист удобно устроился в кресле. Казалось, он чувствует себя как дома.

Я вам уже сказал, что расследую одно интереснейшее дело… Кстати, вы, наверно, читали об этом в газетах, примерно месяц назад? Нет?..

Простите, мы не читаем газет, — сухо ответил Мишель, немного раздраженный болтливостью и бесцеремонностью посетителя.

Напрасно! В вашем возрасте нужно следить за тем, что творится вокруг. Впрочем, неважно… Я хотел сказать, что примерно месяц назад один достойный человек сделал в окрестностях Макона одну любопытную находку. О ней много шумели в прессе.

И что он там нашел? — вежливо спросил Даниель.

Вообразите: этому человеку принадлежал заброшенный дом недалеко от железной дороги Париж — Марсель. Он зачем-то отправился туда… Не знаю, может, хотел его продать… Короче, он приехал в этот дом, впервые за десять лет, а может, больп/е, это неважно…

Мишель отметил про себя, что журналист очень любит некоторые выражения. Так, «я хотел сказать» и «это неважно» звучали чуть ли не через слово.

— Я хотел сказать, что когда он туда приехал, на чердаке… вернее, в развалинах чердака… так вот, он нашел там мешок с письмами.

Зиго поднял руку с трубкой и посмотрел на слушателей с таким видом, будто эта новость способна была перевернуть мир с ног на голову. Видимо, этот человек так погрузился в свое расследование, что для него ничего больше не существовало.

Мешок с письмами! Причем девятилетней давности. Конечно, распотрошенный, то есть, я хотел сказать, вскрытый… Но почти все письма были на месте, насколько об этом можно было судить.

За девять лет ничего не пропало? — спросил Мишель, против своей воли захваченный красноречием журналиста.

Эти мешки для писем очень прочные, да и Мышам они вряд ли понравились бы… Иначе от писем осталось бы только кружево… — Зиго засмеялся, довольный найденным образом, и продолжил: — Как кружево… да! Забавно, правда? Впрочем, это неважно. Я хотел только сказать, что этот человек нашел на чердаке мешок с письмами девятилетней давности.

А известно, как он туда попал?

Я как раз собирался рассказать об этом. Вы, конечно, еще слишком молоды и не помните о той серии нашумевших ограблений почтовых вагонов, о которых столько писали девять лет назад.

Ограблений?

Вот именно. Их грабили, чтобы завладеть ценностями, которые перевозились в мешках. Обычно грабители уничтожали оставшиеся письма, да и сами мешки. Чтобы замести следы. Но* на сей раз вор, взяв то, что искал, просто спрятал мешок в заброшенном доме. Близость железной дороги позволяет предположить, что злоумышленник выкинул мешок с поезда, а сообщник его подобрал. Впрочем…

…это неважно, — серьезно продолжил Мишель.

Вот именно. Главное, что письма были найдены. Этот человек… я имею в виду, тот, кто нашел мешок… отдал его жандармам, а те, сообщив об этом начальству, как и положено, передали его на почту.

На почту? Как обычные письма?

Совершенно верно. Как вы догадываетесь, я навел справки: в случае, если почтовое отправление заблудилось — а потерянные письма тоже относятся к «заблудившимся», — как только его находят, оно обычным образом отправляется адресату.

Даже столько лет спустя?

Даже столько лет спустя. Поскольку существует принцип, согласно которому письмо принадлежит адресату. И почта всегда следует этому принципу. Но, к счастью, корреспондент «Все для всех» проявил инициативу. Вы понимаете, эта история наделала много шуму в наших краях. Корреспондент добился от жандармов разрешения переписать адреса получателей, а если были обратные адреса, то и их тоже.

— Но… зачем они ему?

Клод Зиго просиял и вскочил с кресла так неожиданно, что мальчики непроизвольно заняли оборонительную позицию.

— Вы, видимо, не знаете, что истинный журналист, достойный этого имени, всегда использует любую возможность провести расследование, сделать репортаж, который заинтересует читателей.

В истории с письмами есть элемент сенсации.

Наш главный редактор, увидев список, послал шестерых сотрудников встретиться с адресатами этих так сильно запоздавших писем и расспросить их…

Братья переглянулись. Что интересного может быть в подобном расследовании, когда прошло столько времени?

— Итак, я хотел сказать, что мне, как и пятерым моим коллегам, поручили задать адресатам этих писем один вопрос: «Изменилась бы ваша судьба, если бы это письмо пришло вовремя?»

Ребята почувствовали себя легче. Как ни необычно выглядел визит Клода Зиго, у него имелось разумное объяснение. Конечно, это был довольно своеобразный человек. В его поведении бросалось в глаза что-то нервное, какая-то нездоровая аффектация; однако его объяснения представлялись вполне правдоподобными. Оставалось выяснить только один важный момент.

Ну хорошо, — сказал Мишель. — Ваше расследование в самом деле представляет некоторый интерес, если в заблудившемся письме был важный документ, или ответ, которого с нетерпением ожидали, или какое-то решение. Но…

Я вижу, вы меня понимаете, — проговорил Зиго, все более воодушевляясь. — Должен признать, результаты, полученные мной и моими коллегами до… сих пор, были, скажем так, не очень впечатляющими. Вы не представляете себе, какими банальностями полна переписка в наше время. Ах!.. Как далеко мы ушли от эпохи Людовика XIV! Погода, болезни детей — вот и все, о чем сейчас пишут. Но направляясь к вам… направляясь к мадам Терэ и мадемуазель де Маливер, я был убежден, что услышу нечто более интересное…

Репортер смотрел на мальчиков взглядом, в котором смешались и возбуждение, и надежда, и жадное любопытство. Казалось, от них он и ждал тех самых «сенсационных», как он говорил, 'откровений.

— Простите, мсье, — заявил Мишель, — но я не вполне понимаю, какое отношение к вашему расследованию имеют моя бабушка и мадемуазель де Маливер.

Во взгляде Зиго ясно читалось сожаление. Казалось, сейчас он, грустно покачав головой, скажет вслух: «Нет, прошу вас! Не говорите мне, что вам нечего сказать…»

— Дело в том, — проговорил журналист тоном, в котором звучало что-то вроде оскорбленного самолюбия, — что в числе адресатов значится и мадемуазель де Маливер.

Мишель и Даниель остолбенели. На них было интересно смотреть в этот момент: открытые рты, круглые глаза, склоненные головы. Они даже отклеились от камина и шагнули поближе к журналисту.

Не может быть! — пробормотал Мишель. — Ведь Анриетте тогда… минуточку… да, верно, ей было не больше десяти лет.

Неважно, — быстро ответил журналист. — Ее имя значится в списке. А письмо было от… минутку… — Зиго достал свою записную книжку и торопливо перелистал ее. — Вот… нашел! Письмо было от графини Гортензии де Маливер, живущей в Рон-Рояле, Компьень.

И он с вызовом посмотрел на мальчиков, словно готовясь к тому, что они посмеют отрицать столь очевидные факты.

— Черт побери! — пробормотал Даниель. — От графини Гортензии!..

В течение этих дней они столько говорили о покойной графине, что были поражены, услышав ее имя от постороннего человека.

— Вот видите, молодые люди, — сказал Зиго. — Вы понимаете, что я никогда не решился бы побеспокоить вашу бабушку и мадемуазель де Маливер, если бы не был уверен в том, что это не будет напрасно.

Он был явно удручен тем, что кто-то усомнился в его деликатности, в том, что он не стал бы беспокоить двух незнакомых женщин по пустякам.

— Впрочем, это неважно! Я думаю, такое не обычное письмо не прошло здесь незамеченным, о нем много говорили, ведь верно?

Братья снова удивленно переглянулись. Зиго, кажется, был уверен в том, что говорит. Эта уверенность навела их на мысль: может быть, их бабушка или Анриетта просто забыли про письмо? Или специально не рассказывают о нем? Может, речь там шла о каком-то семейном секрете, который касался Анриетты, и только ее одной…

Мишель решил расставить все точки над «i».

— Я не знаю, приходило ли такое письмо, — сказал он. — Во всяком случае, я о нем ничего не слышал.

Зиго нахмурился. Он явно очень надеялся, что письмо даст ему интересный материал для статьи. Он стал похож на ребенка, у которого отняли любимую игрушку.

— Это правда? — обескураженно спросил он.

— Чистая правда! — заверил его Мишель.

Репортер вздохнул, повертел в руках свой блокнот, потом сунул его в карман, сделал несколько шагов по комнате и опять подошел к камину. Мальчики решили было, что он собирается уходить.

— Подумать только: я доехал до самого Лонжевера, — простонал он, — и все напрасно.

Это название, Лонжевер, в глазах мальчиков придало рассказу некоторое правдоподобие.

Вы были в Лонжевере? — переспросил Даниель. — Наша бабушка сейчас там.

Таково уж мое счастье! Я ведь ездил туда тоже из-за письма! Я забыл вам сказать, что адрес на письме был такой…

Клод Зиго снова вытащил блокнот, полистал его и прочел:

«Мадемуазель Анриетте де Маливер, дом мадам Денизы Терэ. Лонжевер, Кот-д'Ор».

Все верно! — воскликнул Даниель. — Бабушка рассказывала нам, что раньше она иногда увозила Анриетту в Лонжевер на каникулы.

Но как это могло быть, если адрес точный? — обиженно вскричал Зиго. — В Лонжевере мне сказали, что письмо «возвращено отправителю», в Компьень, графине Гортензии де Маливер. То есть — в этот замок.

Но тогда об этом письме нужно спрашивать не у нас, а у графа Юбера де Маливера! — воскликнул Мишель.

Зиго смерил его полным сожаления взглядом.

— Поверьте, мсье, — проговорил он, — я знаю свое дело. Я был у него вчера вечером. Он принял меня крайне недружелюбно. Как будто я виноват в тех заботах, которые не дают ему покоя. Я редко встречал таких желчных людей. Он заявил, что об этой истории ему ничего не известно, что он не хо чет ничего об этом знать и что чем меньше он будет слышать о графине Гортензии, тем лучше. Его поведение показалось мне весьма необычным. Он, должно быть, действительно был крайне рассержен, если в подобном тоне говорил с посторонним человеком о своей родственнице!

Но… это он посоветовал вам прийти сюда?

Нет! Вовсе нет! Мне удалось поговорить с горничной. И она мне сказала, что мадемуазель Анриетта де Маливер живет, как она сказала, в доме…

…садовника?

Вот именно.

Кто здесь говорит обо мне?! — воскликнула Анриетта, неожиданно появившись на пороге гостиной. Увидев, что мальчики не одни, она остановилась в смущении. — О, простите! Я не знала…

Мадемуазель де Маливер? Я не ошибся? — тут же спросил Клод Зиго, церемонно, как во времена Людовика XIV, делая несколько шагов вперед.

Да, мсье… С кем имею честь?

Клод Зиго, репортер газеты «Все обо всем». Я бы хотел поговорить с вами, мадемуазель.

От удивления забыв поставить корзину с покупками, Анриетта вошла в комнату.

— Мадемуазель, вы наверняка мне все объясните… Эти господа были очень любезны, но я убежден, что они ничего не знают о письме…

Еще более удивленная, Анриетта вопросительно смотрела на мальчиков. Она смогла лишь пробормотать:

— О письме? О каком письме, мсье?

Зиго, забыв, что Анриетта не присутствовала при их разговоре, был готов взорваться…

13

— О нет, мадемуазель, прошу вас! Неужели и вы? Нет, нет!.. — вскричал Зиго, близкий к нервному срыву.

Анриетта де Маливер поставила наконец корзину. Сейчас она казалась более уверенной в себе.

Я была бы обязана вам, мсье…

Зиго. Клод Зиго.

…мсье Зиго, если бы вы все же ответили мне на вопрос и не выражали так бурно свое отчаяние, причин которого я не знаю и не хочу знать.

Мишель и Даниель оценили спокойный, уверенный тон, которым Анриетта произнесла эту тираду. Журналист сразу пришел в себя и еще раз поведал девушке, какие обстоятельства привели его в Компьен. Закончив, он выглядел усталым, словно вложил в рассказ все свои душевные силы… И с надеждой смотрел на Анриетту, словно ждал, что сейчас она вытащит из кармана письмо и протянет ему.

— К сожалению, мсье… Зиго, мне весьма неприятно вас разочаровывать, но я совершенно уверена, что такое письмо никогда сюда не приходило.

Зиго явно не мог поверить, что девушка говорит правду. А Анриетта добавила:

— К тому же вы сами сказали, что письмо было «возвращено графине Гортензии». Как же оно могло в таком случае оказаться у меня?

Зиго глубоко вздохнул и терпеливо, как маленькому ребенку, принялся объяснять:

— Когда я приехал в этот город и узнал, где вы живете, я решил, что почтальон, который обслуживает замок, обслуживает и этот дом тоже.

Зная, что графини де Маливер нет в живых, он должен был вручить письмо вам, адресату. Ведь ему, я думаю, известно, что вы живете здесь?

— Совершенно верно. Но это ничего не меняет. Я не получала никакого письма.

Зиго сдался. Он сунул блокнот в карман и вздохнул.

— Ну что ж… В таком случае мне, видимо, остается одно: извиниться за беспокойство и откланяться. Все-таки очень жаль, что вы не получили того письма… Оно, видимо, было очень важным…

Как ни желала Анриетта поскорее отделаться от гостя, она клюнула на приманку.

— Важным? Что вы хотите сказать, мсье? Что вам о нем известно?

Зиго еле заметно улыбнулся.

— Моя профессия, равно как и большой жизненный опыт, позволяют мне… как бы это сказать?., чутьем улавливать некоторые вещи. Я просто сопоставил даты. Письмо было отправлено — судя по штемпелю на конверте — за три дня до кончины графини. Можно предположить, что, если графиня взялась за письмо в такой момент — она ведь была уже слаба, не так ли? — ее побудило к этому нечто очень важное…

Анриетта, взволнованная упоминанием о кончине тети, опустила голову. Тем не менее голос ее был тверд:

Не слишком ли много у вас допущений, мсье? Вероятно, это в духе вашей профессии — устраивать много шума из ничего… но я отказываюсь помогать вам в этом занятии. Важным было то письмо или нет, оно утрачено, и не стоит о нем больше говорить.

Могу ли я все же надеяться, — спросил Зиго, — что, если вы все же получите его, вы мне сообщите? Напоминаю: Клод Зиго, «Все обо всем».

Возможно, мсье, возможно…

Получив это неопределенное обещание, Зиго откланялся. Казалось, он очень жалеет, что у него нет шляпы с перьями, которой он мог бы подмести пол в прощальном поклоне.

Уф! — вздохнула Анриетта, когда дверь за репортером закрылась. — Я от него устала! Он давно здесь?

Больше часа, — ответил Даниель. — Его просто распирает энергия, этого Клода…

Какая-то абсурдная история… — задумчиво произнесла Анриетта. — С чего бы тетя стала писать мне в Лонжевер? Она никогда этого не делала.

И все-таки, — вмешался Мишель, — это письмо существовало. Иначе как корреспондент «Все обо всем» узнал бы адрес, имя де Маливеров и дату, о которой сказал Зиго?

Анриетта вынуждена была согласиться с ним.

— Но я не хочу придавать большого значения этой истории девятилетней давности, — подвела она итог разговору. — Между прочим, давно пора готовить обед. Идемте, я вас тоже запрягу.

Втроем они отправились в кухню и весело принялись за работу.

* * *

За обедом, конечно же, речь опять шла о пропавшем письме. Анриетта осталась при своем мнении, повторяя, что не стоит брать пример с репортера, гадая, что было в послании, которое, по всей видимости, уже никогда не найдется.

Ребята решили вернуться к своим садоводческим занятиям, от которых их оторвал приход Зиго.

Оказавшись наконец в оранжерее, они первым делом убедились, что картины лежат на месте и ничто вокруг не изменилось.

— Только этой истории с пропавшим письмом нам не хватало! — воскликнул Даниель. — Мало нам забот с господином Иксом…

— Верно. Не стоит гнаться за двумя зайцами.

В конце концов, если это письмо не интересует Анриетту, так нам до него тем более нет никакого дела.

Подготовив второй бак с перегноем, они занялись посадкой черенков, которые были приготовлены утром. Но их явно было мало, и ребята решили купить еще цветочной рассады.

Где мы ее найдем в такое время? — развел руками Мишель.

Можно съездить в город. Спросим в магазине семян или в питомнике. Там часто бывают растения в горшках… Маниза будет рада, увидев оранжерею в рабочем состоянии.

Они сообщили о своих планах Анриетте.

— Вы не хотите подождать до завтра? — спросила она. — Бертэн заедет за мной в половинеодиннадцатого, и мы отправимся вместе.

Они заколебались. Но потом, желая как можно скорее все посадить, решили не откладывать дело до завтра.

* * *

Мишель и Даниель шагали по шоссе к городу; до него было примерно полтора километра.

Чем больше я думаю об этом письме, — заявил Даниель, — тем больше убеждаюсь, что журналист прав. Оно в самом деле могло быть очень важным.

Может, настолько важным, что им заинтересовался кто-то еще, кому оно не предназначалось? Или наоборот: кто-нибудь вскрыл его по ошибке и решил, что не стоит и сообщать о нем адресату?..

Кстати, ты не находишь, что Ришар долго не реагирует на наш трюк с картинами?

Не так уж долго. Со вчерашнего дня. Может, он просто ждет удобного случая, чтобы вскрыть пакет.

А если он не собирается его вскрывать?

Значит, господин Икс — это не он.

Кстати, я вот что подумал… А что, если этот Зиго и есть господин Икс? Уж больно он странный…

Зиго — господин Икс? Но… зачем он тогда приходил к нам?

Откуда я знаю! Например, осмотреть дом при дневном свете, чтобы ночью легче было ориентироваться. Или — поглядеть, как подействовали на тебя вчерашние водные процедуры…

Это был бы уже верх наглости! Нет, это вряд ли возможно. Он же знал про Лонжевер, знал дату смерти графини, так что он наверняка журналист. И если даже он действительно господин Икс, что дал ему этот визит?

Вдруг они заметили вдалеке велосипедиста.

Кажется, почтальон, — предположил Даниель.

Если это он, я спрошу у него про письмо. Он наверняка помнит. К тому же оно наверняка было в специальном конверте: в таких конвертах письма пересылают, когда меняется адрес.

Велосипедист в бежевой полотняной униформе и плоской кепке действительно оказался почтальоном. Он медленно крутил педали: кожаная сумка, привязанная к рулю, была, видимо, очень тяжелой. Это был немолодой уже человек, полный и круглолицый.

Заметив ребят, он затормозил и остановился.

У меня есть письмо для вас, — сказал он. — Кто из вас Мишель Терэ?

Я, — ответил Мишель.

Почтальон протянул ему конверт. Мишель, поняв, от кого это письмо, сунул его в карман. Почтальон закрыл сумку и собрался уже уезжать; Мишель остановил его.

Простите, мсье, можно один вопрос?

Конечно, мсье Терэ, спрашивайте.

Вы не помните, не возвращалось ли в замок, примерно месяц назад, письмо, адресованное Анриетте де Маливер?

Письмо мадемуазель де Маливер? Нет, не помню. Я бы наверняка обратил внимание. Правда, я всего неделю как вернулся из отпуска. Может, напарник мой помнит? Говорите, месяц назад? Да, верно! Должно быть, он его доставлял.

Но… в замке вы кладете письма в почтовый ящик?

Почтальон сдвинул брови и, посмотрев на ребят с некоторым подозрением, сказал:

Я не знаю, что это за письмо, но могу вам сказать, что и я, и напарник — мы всегда отдаем письма привратнице. То есть мадам Пероннэ.

Большое спасибо, мсье! Счастливого пути!

— Спасибо и вам. Приятной прогулки! Почтальон уехал, налегая на педали.

В общем, опять мы на том же месте, — констатировал Даниель.

Ну нет… Какой-то результат все же есть. Если письмо действительно существовало и было доставлено в замок, мы знаем, где его оставил почтальон: у привратницы.

То есть — у жены егеря?

Да… Жаль, что нельзя просто пойти и спросить у нее, не видела ли она этого письма.

Да, в нынешних обстоятельствах это непросто.

Они наконец добрались до пригорода и купили Рассады. На обратном пути они продолжали обсуждать загадочное письмо.

Внезапно Мишель решился:

— Слушай, Даниель! Черт с ними, с обстоятельствами!.. Мы должны пойти к мадам Пероннэ и спросить у нее про письмо.

Даниель ошеломленно смотрел на брата. Неужто у него хватит смелости явиться к егерю после того, что произошло позапрошлой ночью? С грузом висящих на них обвинений?..

14

Ты вообще понимаешь, что говоришь? — Даниель смотрел на Мишеля словно на сумасшедшего. — Ты собираешься идти к егерю? Хочешь, чтобы он велел Марселю и Виктору спустить тебя с лестницы?

Тихо, тихо! Во-первых, что касается обвинений: я думаю, не преувеличил ли граф? Жандармов до сих пор нет. Может, он вовсе и не ходил в полицию?

Или они просто не успели приехать?

Может, и так… Но, как бы там ни было, если мы невиновны, нам нечего опасаться идти к жертве.

Но Даниель сохранил слишком неприятные воспоминания от встречи с сыновьями егеря… Мишель, поняв это, предложил:

— В самом деле, не обязательно нам идти вместе. И вообще будет лучше, если я туда пойду один. В конце концов, ведь Марсель и Виктор не подозревают, что нам известно, кто вчера напал на тебя.

Даниель задумался. Он понимал, что Мишель старается пощадить его самолюбие… Хотя, собственно, стыдиться тут нечего: ведь напали на него неожиданно, он был один против троих… так что в его поражении ничего позорного не было.

— Я пойду с тобой, — решительно сказал он. — Обязательно!

Ребята отнесли покупки в оранжерею и направились к дому егеря.

Им пришлось, выйдя из дома Манизы, обойти парк вокруг. С той стороны парк был огорожен стеной из белого камня, метров двадцать длиной. Ее продолжала другая стена, пониже, надстроенная решеткой с торчащими кольями. От монументальных ворот начиналась парадная аллея, ведущая к замку. Чуть дальше, немного в глубине, фасадом к аллее, стоял низкий квадратный дом егеря, крытый шифером.

В середине фасада находилась двустворчатая стеклянная дверь без занавесок. На черной деревянной табличке поблекшими золотыми буквами значилось: «Привратницкая».

Брр… — поежился Даниель. — В Париже есть, кажется, такая тюрьма: «Консьержери»[1].

Хм-хм… — ответил Мишель, погруженный в размышления.

Они поднялись по разбитым ступенькам; Даниель потянул за шнурок. Где-то внутри раздался слабый звонок.

За стеклом появилась женщина.

— Мадам Пероннэ, — прошептал Мишель.

Дверь открылась: на пороге стояла дама лет сорока. Очень бледное лицо, седеющие волосы, собранные в пучок на затылке, и выцветшее хлопчатобумажное платье придавали ей невыразительный, незапоминающийся вид.

Она явно узнала ребят, но никак не показала этого и спокойно сказала:

— Добрый день. Кто вам нужен?

Здравствуйте, мадам, — сказал Мишель. — Простите за беспокойство. Можно задать вам один вопрос?

Конечно. Для этого я здесь и нахожусь.

Видите ли, мадам, я жду очень важное письмо. Почтальон сказал мне, что, возможно, он перепутал и отнес его сюда. Могло быть такое?

Консьержка наморщила лоб, задумалась, потом покачала головой.

Не знаю. Вообще-то я почти не занимаюсь почтой. Почтальон доставляет сюда все, что адресовано нам, графу и тем, кто живет в замке. Чаще всего письма в замок относят мои сыновья. Иногда это делают мсье Ришар, или Состэн, садовник, или Бертэн… Иногда почту по пути забирает сам граф; но это бывает редко. Боюсь, не смогу вам сказать, было ли там письмо для вас.

Благодарю вас, мадам, и…

Проще всего вам обратиться к графу… или к Ришару, — добавила мадам Пероннэ.

Мишель колебался. Привратница явно ждала, пока они уйдут.

— Простите, мадам… Как себя чувствует ваш муж?

Мадам Пероннэ была явно удивлена вопросом. В ее взгляде мелькнула враждебность.

— Уже лучше, благодарю вас. К счастью, у него крепкий череп.

Мишель не стал убеждать ее в своей невиновности. Когда они разоблачат господина Икс, все встанет на свои места.

— Благодарю вас, мадам. Еще раз извините.

Привратница молча кивнула в ответ. Мальчики той же дорогой отправились обратно.

Короче говоря, — сделал вывод Мишель, — если письмо существовало и было доставлено в замок, оно могло попасть в руки кому угодно. Например, графу…

Слушай, Мишель! Давай не будем отвлекаться на эту историю с письмом. У нас по горло других забот. Не забывай, мы должны заманить в ловушку господина Икс.

Но мы этим уже занимаемся. Ведь картины… вернее, пакет, в котором они якобы лежат, давно уже у Ришара.

Да… Но я уже начинаю сомневаться, правильно ли мы поступили. Ришар что-то долго не реагирует.

Знаешь, я все меньше верю в эту историю с возвращенным письмом. В замке о нем говорили бы. Слуги наверняка бы узнали, что пришло письмо… от графини Гортензий!

Да… если в этом письме не сообщалось, например,* о каких-нибудь ценностях, спрятанных графиней. Думаешь, тот, кто прочел его первым, стал бы кричать об этом на всех перекрестках?

Вряд ли… Но все-таки!..

Всю дорогу до дома Мишель молчал. Он лишь морщил лоб; Даниель догадывался, что брат напряженно о чем-то думает.

Вот что, Даниель, — сказал наконец Мишель, когда они подошли к дому. — Я тут кое-что сопоставил… Я ни в чем не уверен, но выглядит любопытно…

Что выглядит любопытно? Что ты сопоставил?

Слушай внимательно. Тебе не кажется странным, что картины графини висели в комнате столько лет и никто не обращал на них никакого внимания?

Но… это же просто мазня!

Хорошо, мазня. Но эта мазня вдруг заинтересовала нашего господина Икс. Заинтересовала до такой степени, что он разработал целый сложный план, запер нас в охотничьем домике… и все для того, чтобы спокойно изучить эти картины.

Может, ему такие картины нравятся.

А тебе не кажется странным, что господину Икс они стали нравиться именно сейчас, когда вернулось это письмо?

Странно, странно… Но это может быть и простым совпадением.

А если не совпадение? Если в письме было написано, что, например, в раме одной из картин… или еще где-нибудь… спрятан некий документ, позволяющий завладеть чем-то ценным?.. Это бы все объясняло! Не забудь: ради того, чтобы его не узнали, чтобы он мог действовать беспрепятственно, этот тип чуть не убил егеря и собаку.

Даниель не стал опровергать его выводов.

У меня нет никаких сомнений: сыновья егеря в курсе. Если они заодно с господином Икс, то все становится ясно!

Если только не они сами и есть господин Икс! Они — и кто-то еще, кого они взяли к себе в компанию. Возможно, этот третий и ударил их отца… разозлившись или еще по какой-то причине.

В таком случае… мы вполне можем спросить у них про письмо. Они наверняка выдадут себя. Поговорим с ними?

Слишком опасно. Можно им позвонить… Подожди, давай все обсудим как следует.

* * *

Анриетта только что ушла на свою обычную прогулку. Часы показывали половину девятого вечера.

Пора, — прошептал Даниель.

Мне почему-то кажется, — сказал Мишель — что ночь у нас будет бурной.

Ты не думаешь, что стоит предупредить Анриетту?

Пока нет. Она слишком разволнуется. И потом, я думаю, эти двое не будут особенно запираться. Как-никак, похитить письмо — не шутка.

А если они ни при чем? Мишель нетерпеливо отмахнулся.

Слушай, Даниель, мы это уже обсуждали.

Они предупредят третьего и явятся к нам за объяснениями. В любом случае мы узнаем причины нападения.

Он подошел к телефону и набрал номер. Даниель взял отводную трубку.

Алло… добрый день, мадам. Будьте добры Марселя Пероннэ.

Кто говорит?

Э-э… один его друг.

Наступила тишина, потом они услышали оживленную беседу. Мужской голос спросил в трубку:

Кто это?

Алло, это Марсель?

Да. В чем дело?

Одна маленькая просьба. Мадемуазель Анриетта де Маливер просит вас немедленно доставить ей письмо графини Гортензии, которое вы взяли месяц назад. Немедленно, иначе завтра утром она заявит о его похищении. Вам понятно?

Письмо? Какое письмо? Кто это говорит?

Это неважно. Письмо нужно положить в почтовый ящик «Дома садовника». Спокойной ночи!

Не дожидаясь ответа, Мишель положил трубку.

— Теперь они не дадут нам спать, — вздохнулДаниель, зевая.

Мишель улыбнулся. Как Даниель мог думать о сне, когда должна была раскрыться тайна, мучившая их уже два дня?.. Когда они, может быть, узнают наконец, кто такой господин Икс…

15

Анриетта уже давно вернулась. Мальчики сделали вид, что пошли спать, а сами на цыпочках снова спустились вниз, чтобы дождаться письма.

Большие часы, висевшие на стене в гостиной, пробили десять. Даниель с трудом подавил зевок.

Кажется, я не выдержу, — сказал он. — Если мы тут посидим немножко, я усну прямо на полу.

Эх ты, сурок, — усмехнулся Мишель. — Впрочем, ты прав. Лучше давай дежурить по очереди. Наши друзья, наверно, постараются принести письмо и сразу сбежать, пока их не заметили. Потом скажут, что у нас нет доказательств.

Но они же знают, что нам известно…

Так можно никогда не кончить.

Что не кончить?

Эту игру: ты знаешь, что они знают, что мы знаем…

Остри сколько угодно, но все равно твоя идея дурацкая.

Дурацкая? Чтобы уйти спать, ты готов утверждать что угодно.

Может быть… Но это же ничего не меняет. С чего они отдадут нам письмо? До того, как сами его используют…

Но они его уже использовали. Они уже знают, что там написано, и письмо им больше не нужно.

Если они отдадут его нам, мы тоже узнаем. И сможем опередить их, потому что картины у нас.

Поэтому я не надеюсь, что они принесут настоящее письмо. Но что-то они все-таки сделают, и мы узнаем тогда, что делать нам.

Даниель пожал плечами и снова зевнул.

— Ладно, иди поспи в холле на диване. Я тебяразбужу через час.

Даниель не заставил себя долго уговаривать. Мишель сначала принялся ходить по комнате, потом уселся в кресло.

Когда пробило одиннадцать, он решил не будить Даниеля. Он совершенно не хотел спать и мог спокойно посидеть еще час…

* * *

Должно быть, он все же задремал. Мишель не был в этом уверен. Но часы ведь звонили несколько минут назад, а теперь звонят снова. Он стал считать удары и, досчитав до двенадцати, покрылся холодным потом. Кажется, он провалил всю операцию. Он протер глаза, подошел к почтовому ящику, открыл его — и вздохнул с облегчением. Ящик был пуст.

— Так-то оно лучше, — сказал он себе.

Он потянулся, несколько раз присел, чтобы прогнать сон, и… застыл с вытянутыми руками и открытым ртом. Ему показалось, что за дверью, на крыльце, слышатся чьи-то шаги.

Весь вечер он старался представить себе, как это произойдет. «Они» подойдут очень тихо, без единого шороха, и только скрип крышки да глухой звук конверта, упавшего на дно ящика, выдадут их присутствие.

И вот «они» пришли, но пришли не таясь. Одним прыжком Мишель оказался в холле и потряс Даниеля за плечо.

Вставай! Они пришли, — прошептал он.

Чего?.. Я спать хочу!.. — пробурчал Даниель. Но, боясь пропустить самое интересное, встал быстрее, чем обычно.

Спустя две минуты братья стояли возле двери. Снова послышались шаги.

Они как будто специально топают, — прошептал Даниель.

Тихо!..

Скрипнула крышка почтового ящика. За стеклышком, вставленным в стенку ящика, показался маленький белый прямоугольник.

Потом в дверь грубо, настойчиво постучали.

— М-да, они не очень-то вежливы, — заметил Мишель.

— Они хотят сказать, что письмо на месте. Мишель не ответил. Он схватился за ручку двери и начал медленно ее поворачивать.

— Зажги свет, — прошептал он. — Быстро!

Даниель повернул выключатель. В тот же момент Мишель резко открыл дверь — и на мгновение растерялся. На пороге стоял человек, лицо его было закрыто темной маской с прорезями для глаз. В ярком электрическом свете он выглядел очень пугающе.

Человек — Марсель? или Виктор? — зловеще захохотал, показал им кулак, повернулся и побежал прочь, одним прыжком одолев пять ступенек крыльца.

Не сговариваясь, ребята бросились следом.

Неожиданно они ощутили резкий удар по лодыжкам — и кубарем покатились по земле.


Мишель и господин Икс

Еще не придя в себя, Мишель успел подумать, что ловушка была устроена мастерски. Веревка лежала на земле, а как только человек в маске пробежал, кто-то другой натянул ее.

Долго размышлять на эту тему ему не пришлось. Грубая, шершавая ткань окутала его голову… Потом чьи-то сильные руки стиснули локти. Он сопротивлялся изо всех сил, но его крепко связали… Потом кто-то взвалил его на плечо и понес.

Кровь прилила ему к голове… Мишель с досадой вспомнил, что они оставили дверь открытой. И еще ой пожалел, что позволил Даниелю броситься вместе с ним за незнакомцем.

* * *

Их несли очень долго. По крайней мере, так показалось Мишелю и Даниелю, которых тащили, словно тюки, и которых ужасно мучил шум в голове.

Потом похитители остановились. Братьев без церемоний сбросили на мягкую, влажную землю; Мишель понял, что лежит на песке.

В лесу было много заброшенных песчаных карьеров, от которых остались лишь заполненные водой ямы да несколько метров ржавых рельсов. Иногда еще попадалась старая хижина.

Вода в ямах даже в разгар лета была холодной.

«Надеюсь, они не посмеют повторить вчерашний номер, — подумал Мишель. — Тут ведь поглубже будет, чем в бассейне в парке…»

Вскоре однако выяснилось, что похитители вовсе не собираются купать их в ледяной воде. Сквозь толстую ткань Мишель услышал, как открывается какая-то дверь. Потом его снова подняли, на этот раз вдвоем.

Вскоре он почувствовал, что его посадили на пол — по крайней мере, похоже, что это был пол, — и прислонили спиной к стене. По звукам он догадался, что с Даниелем сделали то же самое.

Теперь, когда Мишель оказался в более естественной позе, к нему вернулось обычное хладнокровие. Скоро он узнает, чего добиваются похитители.

На протяжении всего пути от дома те не произнесли ни слова. Они и теперь помалкивали.

«Боятся, что мы их узнаем по голосам», — подумал Мишель.

Впрочем, это было довольно глупо. Ведь сыновья егеря уже выдали себя, ответив на предупреждение по телефону.

Из-за неудобной позы у Мишеля затекло все тело. Его раздражало, что он почти ничего не слышит. Может, их просто бросили?..

Даниель! — позвал он вполголоса. — Ты здесь?

Да, кажется, — не вполне логично ответил брат.

Ты что, не уверен в этом?

Я думаю: может, это мне снится?

Кажется, мы одни. Ты можешь пошевелиться?

Могу… только не руками и не ногами.

Эта тряпка мне кожу трет. Могли бы взять что-нибудь другое в качестве капюшона.

Ты думаешь, они ушли?

Кажется, да… Черт возьми, теперь они могут делать в доме, что захотят. Дверь ведь открыта.

Но там Анриетта.

Она спит и ни о чем не подозревает.

* * *

Они замолчали. Даниель задремал; Мишель попытался избавиться от веревок, но скоро смирился и старался лишь сохранить ясный ум и силы, чтобы воспользоваться первой же возможностью для побега.

Правда, он был не очень уверен, что такая возможность представится. Похитители, кажется, хорошо выбрали место: случайные прохожие тут едва ли бывают.

Вдруг он услышал — или ему показалось? — что дверь тихо скрипнула. Потом вздрогнул пол под чьими-то шагами…

Грубые руки встряхнули Мишеля, потом Даниеля.

— Эй, лодыри! — прорычал незнакомый, немного странный голос. — Хватит спать. Нашли время!

Мишель лишь промычал что-то в ответ. Человек схватил его за руку через тряпку, защемив ему кожу.

А сейчас вы мне скажете, молокососы, куда вы дели картины!

Ничего не скажу, пока тряпку с меня не снимете! — гордо ответил Мишель.

Посмотрим, как ты ничего не скажешь, — продолжил тот же голос. — Будете сидеть голодными, пока не сообщите, где картины. И не надейтесь, что вас тут кто-нибудь найдет. Я понатыкал вокруг табличек «Осторожно, опасно, взрывчатые вещества». Никто сюда не рискнет приблизиться.

Нас будут искать!..

Нет, мои юные друзья, не будут. В почтовом ящике, у вас дома, лежит письмо. Вы пишете Анриетте, что не хотите объясняться с жандармами из-за егеря и вернетесь только вместе с мадам Терэ. Так что время у меня есть.

Мишель не нашел, что ответить. Голос был ему незнаком; скорее всего, он был просто изменен. Даниель попытался возразить:

Анриетта знает наш почерк, она поймет, что это обман.

Я очень хорошо подделываю любой почерк. Даже вы сами не отличите.

Он помолчал, затем снова встряхнул ребят, на этот раз сильнее.

— Ну, выкладывайте! Чем раньше вы мне все расскажете, тем лучше для вас. Ведь все равно расскажете! Так лучше сделать это без промедления… Ну что, где картины?

Мишелю показалось, что он нашел выход.

— Они в пакете, в лаборатории Ришара де Маливера.

Человек засмеялся; смех его звучал глухо, словно из могилы.

— Кого вы хотите обмануть, дурни? Этот кретин Бертэн действительно привез пакет в лабораторию, но картин там не было. Вы думали, что перехитрили всех? Придется вас разочаровать.

Мишель чувствовал в его голосе растущее раздражение. Мальчик и сам был зол, что находится рядом с господином Икс и не может опознать его. Его изумило, как быстро была раскрыта их хитрость. Откуда господин Икс узнал, что пакет привез именно Бертэн? Одно из двух: или это сам Ришар де Маливер их допрашивает, или Бертэн рассказал кому-то о картинах. Но, даже ломая комедию, Ришар никогда не назвал бы Мишеля с Даниэлем «мои юные друзья»…

Кроме егеря, двух его сыновей, садовника Состэна… «Постой-ка, — сказал себе Мишель. — Мы никогда не принимали в расчет Состэна… У него слишком мирный и сонный вид. Поэтому ему все доверяют. Случайно ли, что…»

Сказать по правде, положение, в котором находился Мишель, не способствовало работе ума. Тем сильнее он старался цепляться за малейшие детали, способные подсказать, кто их мучитель.

«Давай еще раз, — снова подумал он. — Кроме егеря, его сыновей, Состэна и Бертэна, в замке нет слуг-мужчин. Хотя, конечно, есть еще граф и Ришар…»

Сколько мальчик ни убеждал себя, что господином Икс вполне может быть кто-нибудь посторонний, он не мог в это поверить. Этот человек знал, что Бертэн привез Ришару фальшивый пакет. Это была всего лишь деталь, но деталь важная. Вместе с другими она указывала, что господин Икс — кто-то из персонала замка… или из его хозяев.

— Ну как? — раздался тот же голос. — Будем говорить? Я спешу. И вернусь сюда только на следующую ночь. Вам придется ждать долго, целый день… Я тоже буду ждать столько, сколько придется. Но каждая минута обойдется вам дорого!..

16

— Мы ничего вам не скажем! — заявил Мишель.

Снова усмехнувшись, человек ударил его. Тряпка, покрывавшая голову Мишеля, немного смягчила удар, но все же он был достаточно силен, чтобы Мишель рухнул на пол, прямо на брата. Они оказались в мучительно неудобной позе, не имея никакой возможности изменить ее.

Некоторое время они лежали, причиняя боль друг другу, опустошенные, разбитые. Бессильная ярость бурлила в них…

Потом они снова услышали глухой смех и удаляющиеся шаги. Дверь, хлопнув, закрылась. Они услышали двойной щелчок: был это замок или задвижка, они не знали.

Наступила тишина. Она была невыносима… Тем более, что ребята не могли пошевелить ни рукой, ни ногой. Тем не менее они попытались принять более удобное положение. Опираясь друг на Друга, падая и скатываясь на пол, они все же смогли наконец сесть спиной к стене, друг возле Друга.

Был какой-то момент, когда братья, не признаваясь в этом даже самим себе, почувствовали, что у них больше нет сил бороться. Мрачная перспектива провести так остаток ночи и весь следующий день не прибавляла бодрости. Тем более, что у них не было ни малейшего шанса выбраться отсюда, не выполнив условия господина Икс.

Если бы они могли кричать, сопротивляться, дать выход своему гневу и возмущению, им было бы легче.

Вдруг Даниель спросил:

Ты знаешь, о чем я думаю?

Наверняка о теплой постельке!

Ничего подобного! О нашей рассаде. Она ведь засохнет и погибнет…

Мишель, услышав это, мог только горько рассмеяться,

Ну, ты даешь! — ответил он. — Нас похитили, а ты думаешь о рассаде.

Тебя крепко связали? Ты не можешь ослабить веревки?

Ничего не получится. Нас связывал специалист.

Они замолчали. Любые усилия их были заведомо обречены на неудачу… Оставалось лишь сдаться на милость господина Икс… И Мишель, с болью в сердце, стал размышлять, как все же скрыть от него тайник с картинами.

«Нет… Мы должны как-то освободиться», — время от времени повторял он себе.

Но от бесплодных усилий он только сильнее уставал…

* * *

Наконец они заснули; сон их был полон кошмаров из-за боли в затекших руках и ногах.

Мишелю приснилось, что он выпал из окна их комнаты на втором этаже дома Манизы. Он лежит возле оранжереи, и угол мешает ему встать на ноги… Спина, руки и ноги болят… Какой-то голос зовет его:

— Мсье Мишель, где вы?

Он никого не видит, но уверен, что голос доносится из открытого окна их комнаты. А голос все зовет:

— Мсье Мишель, вы здесь?

Как ни силился он поднять глаза к окну или ответить, падение было слишком сильным, у него не хватало дыхания…

Вдруг ему показалось, что он уже не спит, что… его действительно кто-то зовет… Он открыл глаза, встряхнулся, вновь почувствовал боль в суставах и прислушался.

Кто-то стучал в стену сарая и повторял, на сей раз более громко:

— Мсье Мишель… мсье Даниель… Это я, Бертэн. Вы здесь?

Мишель ощутил огромное облегчение… Ему захотелось вскочить и побежать навстречу этому голосу, предвещающему освобождение. Забыв о веревках, он попытался выпрямиться, но снова скорчился от боли.

Падение слегка оглушило его, но он смог выкрикнуть:

— На помощь, Бертэн! На помощь!

И, испугавшись, что тряпка на голове заглушила его голос, он закричал снова:

— На помощь!

— Иду. Тут замок. Сейчас я его сломаю…

Мишель больше не пытался шевелиться. Оставалось лишь ждать. Он крикнул:

— Даниель! Даниель, ты меня слышишь?

В ответ он услышал мычание. В тот же момент Щелчок возвестил, что Бертэну удалось открыть Дверь. Мишель почувствовал, как чьи-то руки ощупывают веревки. Потом путы в последний раз натянулись… тряпка упала с его лица, но руки, казалось, были все еще связаны. Перед ним с ножом в руках стоял Бертэн.

— Вы, хорошо себя чувствуете, мсье Мишель? — встревоженно спросил шофер, уже приступив к освобождению Даниеля, и возмущенно проворчал себе под нос: — Какая бесчеловечность! Так обращаться с молодыми людьми!.. Можете себе представить, как волновались мы с мадемуазель Анриеттой. Кто это сделал? И зачем? Ну, попадись мне этот негодяй! Уж он у меня поплясал бы!..

Бертэн принялся энергично массировать им запястья, чтобы восстановить кровообращение.

— Не разговаривайте… Отдыхайте! Когда сможете идти, мы вернемся домой. Мадемуазель Ан-риетта ждет вас. Она чуть жива от страха. Она рассказала мне, что в доме в тот вечер кто-то был… В тот вечер, когда напали на егеря. Наверно, воры… Я бы на вашем месте сразу же заявил в полицию. Тогда бы ничего не было, я уверен. Нужно заявить сейчас, немедленно!..

Который час, мсье Бертэн? — спросил Мишель.

О Боже!.. Часов двенадцать.

Как вы нас нашли?

— Мадемуазель Анриетта не обнаружила вас утром, забеспокоилась и позвонила мсье Ришару.

Потом мы нашли письмо, но не поверили ему. Тем временем… тут кое-что произошло… Не знаю, как вам сказать… Мсье Ришар был не очень осторожен, и пакет, который вы ему доверили, исчез.

Сегодня утром. Мадемуазель Анриетта была очень огорчена.

Мишель и Даниель, еще не вполне придя в себя, переглянулись. Эта новость объясняла, почему им задавали такие вопросы.

— Я очень огорчен, что с вами такое произошло, но идея была хорошая… Не понимаю только, кто мог узнать, что пакет у нас… А главное, что нем картины…

Бертэн еще долго выражал свое сожаление по поводу случившегося.

Но как вы все-таки нас нашли? — снова спросил Мишель.

О, это было нетрудно, — ответил Бертэн. — Я подумал, что похититель или похитители не могли вас далеко унести. Шум мотора обязательно разбудил бы мадемуазель Анриетту, она в этом уверена. Значит, они пришли пешком и им пришлось нести вас на себе. Я незаметно осмотрел парк, потом пошел в лес, чтобы обыскать хижины лесников, лесорубов… И наткнулся на этот карьер. Сначала я не поверил, что вас могли спрятать здесь, место слишком заметное. Но потом я увидел те таблички, явно свежие, и понял, где вас искать. Заброшенный карьер — о, это подходящее место. Я подошел поближе… и вот я тут.

Бертэн весь светился от радости, от искренней' радости маленького человека, сумевшего сделать хорошее дело. Он был очень доволен собой.

— Я хотел отыскать и тот пакет, чтобы успокоить мадемуазель Анриетту и моего хозяина. Но увы! Этого сделать я не смог.

Мишель и Даниель захохотали. Бертэн удивленно взглянул на них, пытаясь понять, что он сказал такого смешного.

— Не обижайтесь, мсье Бертэн, — сказал Мишель, который остановился первым. — Картины в полной безопасности.

На этот раз удивиться, и очень сильно, пришлось Бертэну.

В безопасности? — поразился он. — Что это значит?

В пакете, который мы отослали мсье Ришару, лежали простые доски, — объяснил Даниель.

Но почему, о Боже? — простонал Бертэн.

И почему вы ничего не сказали мадемуазель Анриетте? Она же места себе не находит из-за этих картин!

— У нас были на то причины, — ответил Мишель.

Не мог же он поделиться со слугой подозрениями, касающимися его хозяина. А подозрения эти еще не развеялись.

— Видите ли, мсье Бертэн, — объяснил Даниэль, — картины у нас дома. Почти дома…

Бертэн покачал головой.

— Извините меня, мои юные друзья, — сказал он, — но я чего-то не понимаю… Хорошо, прежде всего нам следует вернуться домой и успокоить бедную мадемуазель Анриетту.

С трудом двигая затекшими ногами, ребята направились к дому. Было очень жарко, но еще никогда жара не доставляла им подобного наслаждения. Шагая вдоль карьера, они охотно, полной грудью вдыхали лесной воздух. Если бы не нужно было спешить домой, они с удовольствием окунулись бы сейчас в пруд, чтобы смыть с себя последствия этой кошмарной ночи.

Едва не падая с ног от усталости, они шли через лес, с трудом вытаскивая ноги из песка. Увидев наконец дом, они почувствовали огромное облегчение. Бертэн, не колеблясь, повел их напрямик через парк, по самой короткой дороге.

— Я уверен, господин граф не станет возражать против вашего присутствия, — сказал он. — Я сам все ему объясню.

Калитка была закрыта, и мальчикам вместе с шофером снова пришлось лезть через изгородь. Через минуту в гостиной они встретились с Анриеттой.

— Наконец-то! — воскликнула она. — Где вы были так долго? С вами все в порядке?.. Вы не ранены?

Анриетта задавала вопрос за вопросом, не дожидаясь ответов. Она немного успокоилась лишь после того, как Мишель и Даниель рассказали ей о своих злоключениях.

— Но кто же совершил такое злодейство?! — воскликнула девушка, когда они замолчали. — Нужно немедленно сообщить в полицию. Это не слыханно!

Мишель, поколебавшись, заявил:

Я ни в чем до конца не уверен, но подозреваю, что в этом замешаны Марсель и Виктор, сыновья егеря.

Сыновья егеря? — недоверчиво переспросила Анриетта. — Но почему?..

Эти дурни вообразили, что наши юные друзья напали на их отца, — вмешался Бертэн.

Мишель неожиданно ощутил что-то… словно некую занозу в сознании. Он бросил взгляд на Да-ниеля и увидел, что тот тоже нахмурился. Он явно заметил то же самое.

Они даже растерялись от удивления, не в силах поверить в свою догадку.

Бертэн произнес те же слова, что и их ночной мучитель. Слова редкие, произнесенные на сей раз в полный голос, но с той же интонацией…

Бертэн — это и есть господин Икс?.. Бертэн был вместе с Марселем и Виктором?..

А тот, не подозревая, о чем думают мальчики, продолжал:

Мне кажется, мы могли бы разоблачить их. Нужно только, чтобы наши юные друзья прислушались к моему совету.

Да, Бертэн, говорите же! — воскликнула Анриетта.

— Да-да, мы вас слушаем, — добавил Мишель.

Бертэн потер нос с видом человека, который перед тем, как принять важное решение, взвешивает все «за» и «против».

— Прежде всего, — начал он, — если, как вы сказали, их интересуют картины… Кстати, в безопасности ли они?

Анриетта не сумела скрыть своего изумления.

— В безопасности? Что вы имеете в виду?

Мишель, не без смущения, рассказал ей о подмене. Ему не хотелось говорить девушке о подозрениях, касающихся ее жениха.

Но… не понимаю, — пробормотала она. — Впрочем, неважно… Продолжайте, Бертэн.

Итак, — продолжил тот, — нужно обеспечить сохранность картин, за которыми охотятся эти мерзавцы.

Они в полной безопасности, мсье Бертэн,*— заявил Мишель. — Пакет с картинами в оранжерее, под баками с перегноем.

Даниель изумленно взглянул на брата. Зачем тому понадобилось открывать тайну? Почему он нарушил молчание?..

Прекрасно, — сказал Бертэн. — Вряд ли кто-нибудь станет искать их там. Марсель и Виктор, простите, слишком глупы, им не придет в голову искать в оранжерее. Прекрасно… Но я хочу предложить еще кое-что. — Он вытащил носовой платок и вытер лоб. — Хорошо бы перехитрить этих подонков и поймать их с поличным. Вы ведь говорили, они собирались вернуться в ту хижину только ночью?

Они так сказали, — кивнул Мишель.

Если бы мсье Ришар к нам присоединился, мы могли бы устроить засаду. Когда они явятся, мы впустим их и запрем там. Если они сами станут пленниками, то живо расскажут нам про свои делишки.

Хорошая идея, Бертэн! — воскликнула Анриетта. — Ришар наверняка согласится.

Минутку, мсье Бертэн! Одной засады недостаточно. Ведь если хижина будет пуста, мы ничего доказать не сможем. Они скажут, что просто гуляли.

Но… — Бертэн был слегка обескуражен.

Мы положим в хижину два манекена, накроем их тряпками и свяжем. Тогда они с ними заговорят и раскроют себя. Мсье Ришар и вы, Бертэн, будете свидетелями. Находясь рядом с хижиной, мы услышим угрозы в адрес пленников, а вернее, манекенов, которых они в темноте примут за пленников.

Бертэн расхохотался.

Прекрасная идея, господа! Если позволите, я подыщу манекены.

Нам нужны очень хорошие манекены, — сказала Анриетта.

Могу ли я посоветовать вам еще кое-что? — скромно сказал Бертэн. — Наши юные друзья должны очень тщательно следить за оранжереей, следить весь день… то есть весь вечер… Крайне бы не хотелось, чтобы, пока мы разоблачаем преступников, исчез сам мотив преступления.

Конечно, мсье Бертэн, — заверил его Мишель. — Мы позаботимся об этом.

Бертэн с ликующим видом потер руки.

Ну что ж, тогда мы можем прямо сейчас назначить время. Я предлагаю: когда стемнеет — то есть часов в девять, — давайте встретимся около охотничьего домика.

Идет, — согласился Мишель.

А потом все вместе отправимся к карьеру и поймаем волка в его логове.

Бертэн, обычно такой скромный, чопорный и вежливый, сейчас говорил настолько властно, что даже Анриетта беспрекословно подчинялась ему.

Мы очень обязаны Бертэну! — воскликнула она, когда шофер удалился.

Да, наверно, — ответил Мишель.

Девушка не могла, конечно, знать, что он имел в виду, когда добавил:

А теперь, Даниель, за работу. У нас много дел.

Не говоря больше ни слова, он потянул брата в оранжерею.

17

Молодые люди вошли в оранжерею. Они осмотрели тайник — и вздохнули с облегчением. Но Даниель тут же снова нахмурился.

С чего вдруг ты решил рассказать Бертэну про оранжерею? Ты что, ничего не понял?

Что не понял? Что он господин Икс? Еще как понял! В радиусе ста километров едва ли найдется еще один человек, который употребляет слово «дурень» так же, как он. Ему стоило бы попридержать язык.

А тебе не стоило бы попридержать свой?

Нет, не стоило бы.

В любом случае, нам остается только одно: перепрятать картины.

Мишель пожал плечами.

Нет, старина. Мы будем следить за ними весь день, как посоветовал нам Бертэн. А потом пойдем к охотничьему домику, к Бертэну и Ришару.

А если в это время картины будут украдены?

Не будут! Я предупрежу Анриетту, и она попросит Ришара весь день не отходить от Бертэна. Он не сможет прийти к охотничьему домику один. И не сможет зайти по пути сюда… по крайней мере, пока мы все не окажемся возле карьера.

Даниель посмотрел на брата, ничего не понимая.

— Извини, Мишель, но… что все это значит?

Мишель улыбнулся.

— Это же так просто. Слушай… Вот что мы сейчас сделаем…

Чем дольше Даниель слушал брата, тем более прояснялось его лицо. Когда тот закончил, он воскликнул:

Старик, это же великолепно придумано! То-то потом посмеемся…

А главное, узнаем наконец, зачем ему нужны эти картины…

Начинало темнеть. Небо оставалось таким же синим и чистым, но на нем появились две или три звезды, а над лесом сияла бледная, мраморная луна.

Все молчали. Мишель и Даниель ходили взад-вперед по гостиной, Анриетта из своей комнаты наблюдала за оранжереей. Она сменила на этом осту мальчиков, пока те ужинали.

Уже скоро, — заявил Мишель, посмотрев на большие часы на стене.

Пошли, — сказал Даниель.

Они постучались к Анриетте. Та откликнулась.

Мы пошли… Вы помните, что нужно делать?

Не беспокойтесь. Я все сделаю. Удачи вам!

Спасибо. Вы нам очень поможете.

Они вышли из сада через калитку, оставив ее приоткрытой. Беспрепятственно пересекли парк и подошли к охотничьему домику. Там маячили два силуэта; Ришар де Маливер подошел к ним первым.

— Мы готовы, — сказал он. — Мне не терпится научить этих типов, как нужно вести себя в обществе.

— У вас скоро будет возможность это сделать, — ответил Бертэн. — Если вы позволите мне сказать…


Мишель и господин Икс

Мишель и господин Икс

Да, Бертэн, слушаю вас.

Мы подойдем к хижине по одному. Тогда нас наверняка никто не заметит, и у нас будет полная свобода маневра.

Идет, — откликнулся Ришар. — Вы согласны, господа?

Мишель и Даниель поддержали Бертэна.

Тогда через некоторое время разделимся, — сказал тот. — Скажем, на опушке, возле карьера.

Давайте скорее, — поторопил их Ришар.

С Бертэном во главе они двинулись к хижине. Мишель и Даниель замыкали процессию. Прошло минут двадцать.

Когда за деревьями заблестела поверхность пруда, Бертэн остановился. Остальные окружили его.

— Пришли, — прошептал шофер. — Если вы не против, я встану возле двери, за теми ивами. Их отсюда хорошо видно. Как только придут эти бездельники, я выйду оттуда, и вы сразу бегите ко мне… Только тихо. Мы захватим их врасплох, как договорились.

Я встану, пожалуй, там, — предложил Ришар, показывая куда-то налево.

А мы с Даниелем спрячемся с другой стороны, — сказал Мишель.

Не удивляйтесь, что мне придется обойти хижину по лесу, — обернулся к ним Бертэн. — Было бы неосторожно выходить на открытое место. Итак, до скорого!

И Бертэн удалился. Ришар направился влево, а Мишель и Даниель сделали вид, что ищут свое место засады.

— Пора! — прошептал Мишель.

Они пригнулись, нырнули в заросли папоротника… И быстро, как только могли, поползли по направлению к замку.

Вспотев и запыхавшись, они наконец увидели впереди охотничий домик; его темный силуэт ясно вырисовывался на фоне еще светлого неба. Они поднялись и побежали вдоль опушки, а потом, снова пригнувшись, по аллее, ведущей к «Дому садовника».

Вдруг Мишель замер.

Видишь его? — спросил Даниель.

Кажется, да…

Они старались стать как можно незаметнее, слиться с деревьями и кустами, росшими вдоль аллеи. Оказавшись возле калитки, они, вместо того чтобы направиться через открытое пространство прямо к ней, подкрались, прячась в кустах, к изгороди.

Часть первая, — прошептал Мишель. — Это было самое легкое…

Только бы Анриетта не опередила события…

Между прочим, Ришар сейчас стережет хижину. И еще долго будет стеречь.

Мы сходим за ним… когда все будет кончено.

Тихо! Бертэн…

На аллее появился темный силуэт. На Бертэне, вместо всегдашней шоферской фуражки, сейчас была шляпа.

«Приготовился бежать», — подумал Мишель.

Человек приближался тихо, но гравий все же скрипел у него под ногами. Даниель и Мишель старались не дышать, надеясь больше на уши, чем на глаза.

Бертэн на секунду остановился перед входом в сад, потом решительно шагнул в калитку и растворился в темноте.

Мальчики бесшумно подобрались к калитке и присели с двух сторон от нее.

Они были напряжены, возбуждены и не могли побороть своего волнения. Ребята никак не могли понять, какой интерес для Бертэна представляют полотна графини Гортензии. В какую игру он играет? Братья напрягали слух, не рискуя даже выглянуть из-за изгороди, едва смея вздохнуть…

Вскоре они почувствовали, что дела идут не совсем так, как они себе представляли… Они думали: Бертэн войдет в оранжерею, найдет пакет и сразу же выйдет. Но он все никак не показывался.

«Может он не нашел картины? — подумал Мишель. — Нет, этого не может быть… Он знает, где они лежат… Только бы…»

Он не смел признаться самому себе в своих опасениях. Вдруг Бертэн нашел выход с другой стороны?.. Отвалившуюся панель, дыру, которую они не заметили…

«И еще — Анриетта… Она тоже могла вмешаться…»

Мишель едва сдерживал нетерпение. Ворваться в оранжерею? Это значило — вступить в схватку, которая там, на узкой дорожке, будет нелегкой… Ждать? Но тогда все могло провалиться. Что делать?

«Ну что ж, — наконец решил он. — Будь что будет. Все лучше, чем просто ждать».

Он подбежал к Даниелю.

Там что-то случилось, — прошептал он брату на ухо. — Надо пойти посмотреть.

Посмотреть? Но мы все испортим!..

— Не думаю. Иди за мной! Держись в трех шагах!

Даниель не успел даже ничего возразить. Мишель уже был в саду и быстро шагал вперед. Начав действовать, он сразу избавился от тревоги и чрезмерного возбуждения.

Подкравшись к двери оранжереи, он осторожно заглянул внутрь. Сквозь пыльное стекло видна была смутная, быстро передвигающаяся тень… Мишель скорее угадал, чем увидел ее.

Он облегченно вздохнул. Бертэн был там. Ловушка сработала.

И тут произошло то, чего нельзя было предвидеть, а потому и нельзя было избежать. Анриетта, увидев две тени, решила, что ей пора вступать в игру. Она быстро отворила ставни и направила на оранжерею яркий луч фонаря. По уговору, она должна была сделать это, когда Бертэн выйдет из оранжереи. Или если появятся сыновья егеря.

Мальчики замерли, надеясь, что Анриетта заметит свою ошибку и погасит фонарь. Мишель инстинктивно прикрыл глаза, чтобы свет не слепил его.

«Что сейчас сделает Бертэн? — думал он. — Как он на это отреагирует?»

Он чуть было не крикнул Анриетте, чтобы она выключила свет. Но его услышал бы тот, кто был внутри.

— Мишель, Даниель, это вы? — крикнула девушка.

Это была катастрофа… Нужно было немедленно что-то сделать. Долгие размышления могли все погубить. Мишель резко открыл дверь оранжереи и вбежал туда, где двигалась тень… Человек поднял руку, замахиваясь; Мишель пригнулся, пытаясь защитить голову, и почувствовал, как что-то твердое ударило его по плечу. Он нанес ответный удар — и с удивлением почувствовал, что кулак наткнулся… на картину. Значит, Бертэн стукнул его краем рамы…

Удар пришелся по полотну. Мишель увернулся и, нагнув голову, бросился на молчаливую тень.

Результат удивил его самого. Потеряв равновесие, человек попятился и… растянулся на грядке, заботливо вскопанной ребятами.

Бертэн однако не собирался сдаваться. Ударом ноги он разбил стекло, со звоном посыпавшееся на землю. Подбежал Даниель. Он принес веревку, оставленную ими возле двери, и теперь спешил помочь Мишелю.

Шоферу было очень неудобно драться, лежа на мягкой земле, но он отбивался как мог. Мишелю удалось наконец захватить в петлю одну его ногу, но вторую он никак не мог поймать. Даниель же старался ^перехватить руки шофера. Комья земли летали вокруг дерущихся.

Неожиданно стало светлее. В дверях появилась Анриетта с фонарем в руках.

— О Господи! — воскликнула она. — Что тут происходит?

Она подбежала ближе… едва не наступив на картину, валявшуюся на дорожке.

Унесите картину! — крикнул ей Мишель. — И позвоните в полицию! Быстро!

Ришар… где Ришар? — спросила девушка, убегая.

— Он… в безопасности! Быстрей, пожалуйста!

Даниель получил кулаком в глаз и едва не ослабил хватку. Анриетта наконец послушалась и убежала, унося пакет и картину, которую Бертэн вытащил из него.

Вдруг шофер перестал отбиваться; мальчики машинально отпустили его.

Неожиданным рывком Бертэн выпрямился, быстро прополз по грядке и покатился по земле. Потом вскочил на ноги и побежал к выходу.

Едва успев сообразить, что происходит, братья кинулись за ним.

Бертэн был уже рядом с дверью; вот-вот он выскочит наружу. Даниель подобрал фонарь и осветил беглеца.

Мишель тоже был возле двери, собираясь кинуться на шофера… Вдруг тот, вскрикнув от боли и ярости, рухнул на землю. Мишель уселся на него и заломил ему руки за спину.

Черт возьми! Вот смех-то!.. — воскликнул, подбежав Даниель.

Смеяться будешь потом, — сквозь зубы кинул ему Мишель. — Сейчас лучше помоги!

Вдвоем им удалось прижать шофера к земле. Тот, впрочем, почти уже не отбивался.

— Это веревка, которая у него на ноге, — догадался Даниель. — Зацепилась за что-то. Потому он и упал…

Кажется, шофер потерял сознание. Даниель наконец подобрал конец веревки и связал ему руки.

Знаешь, что я сейчас сделаю? — сказал он. — Сбегаю за Ришаром.

Сначала помоги мне отвести этого мошенника в дом.

Через десять минут, после того как они усадили Бертэна на стул, крепко привязав к спинке, Даниель отправился в лес искать Ришара.

18

Сцена была весьма живописной.

Ришар и Анриетта следили за сидящим на стуле бледным, сжавшим губы Бертэном. Тот не отвечал ни на один вопрос.

Мишель и Даниель тем временем вскрыли пакет с картинами. Мишель разглядывал разорванное полотно — то самое, которым Бертэн ударил его в оранжерее.

На улице послышался шум мотора, потом затих. Через несколько минут в прихожей раздался звонок.

Анриетта открыла дверь. На пороге стояли два жандарма; увидев Анриетту, они одновременно поднесли палец к фуражке.

Вызывали полицию, мадемуазель? Это дом Денизы Терэ?

Совершенно верно. Заходите, прошу вас.

Вслед за девушкой жандармы прошли по коридору, зашли в кухню и, увидев связанного Бертэна, изумленно раскрыли рты.

— Кажется, мы уже не нужны! — =- воскликнулкапрал. — Это что еще за птица?

Услышав его голос, Бертэн на мгновение открыл глаза — и сразу снова закрыл.

Птица-то вроде не поет. Верно, шеф? — заметил второй жандарм.

Посмотрим, посмотрим… Сейчас нам все объяснят. Послушайте, Пупьон, запишите имена присутствующих. Вы позволите, мсье?

Он пододвинул стул, чтобы его подчиненный мог сесть к столу. Тот вытащил из сумки блокнот и приготовился записывать.

Услышав имена Ришара де Маливера и Анриетты де Маливер, жандармы подтянулись, всем своим видом выражая почтение. Зато во взглядах, которые они бросали теперь на Бертэна, появилась откровенная враждебность и подозрительность.

Анриетта и Ришар рассказали все, что им было известно в связи с этим делом. Жандарм записывал показания, подчеркивая то, что казалось особенно важным капралу.

Итак, — подвел итог капрал, — вы заметили этого человека в тот момент, когда он пытался вынести картину из оранжереи в вашем саду?

Совершенно верно, — ответила Анриетта.

Хотя, — продолжал капрал, — я не очень понимаю, почему эта картина находилась в заброшенной оранжерее. Там ведь влажно, а днем еще и жарко. Вряд ли это лучший способ хранения произведений живописи… Впрочем, у вас наверняка были на это причины.

— Дело в том, что… — начала Анриетта.

Но дружный вопль, издаваемый двумя глотками, прервал ее на полуслове. Через секунду в кухню ворвались Даниель и Мишель, размахивая поврежденной картиной.

— Ура! — кричал Мишель. — Нашли!

Присутствие полицейских ничуть не охладило их пыла. Удивленный капрал устремил на них строгий взгляд.

Ну-ка, ну-ка… это не те ли молодые люди, которые злодейски напали ночью на егеря Дероннэ?

Это ошибка, — быстро ответила Анриетта. — Но я думаю, что…

Послушайте! Под этой картиной находится другая, — возбужденно перебил ее Мишель. — На месте удара отпала краска, и стало видно, что она скрывает настоящую…

Бертэн побагровел от бессильной злобы.

Ага!.. — воскликнул Мишель. — Кажется, нашему другу Бертэну эта новость не очень по вкусу. Мы попали в самую точку, не так ли, мой дорогой Бертэн? Анриетта, тут что-то очень ценное, я уверен!

Что-то ценное? — прошептала девушка. — Как он мог об этом узнать?

Он нам сейчас сам это расскажет! — крикнул Даниель.

Но Бертэн сидел, закрыв глаза и всем своим видом давая понять, что заставить его говорить будет непросто.

— Стоп, стоп, — вмешался капрал. — Давайте не отвлекаться! Прошу соблюдать последовательность! Пупьон, запишите, пожалуйста, показания этих молодых людей.

Мишель и Даниель кое-как подчинились. Нетерпение распирало их, но теперь, когда дело близилось к развязке, они готовы были позволить жандармам выполнить свой долг. Когда все их ответы были занесены в блокнот, капрал вздохнул:

— Но мы так и не знаем, как этот тип узнал о существовании ценной картины…

Мишель тем временем незаметно вышел в гостиную и выскользнул из дома. Он бесшумно пробежал через сад и направился к гаражу.

«Бертэн наверняка приготовил все для побега, — думал он. — Если есть какое-то объяснение его действиям, оно наверняка находится там».

Был момент, когда Мишель испугался: а что, если боковая дверь гаража закрыта?

«Да нет, не может быть, — решил он. — Бертэн ведь очень спешил».

Дверь действительно была открыта. Мишель удивился, заметив в гараже свет. Причину он понял, сделав два шага в глубь помещения. В гараже находились Состэн и два сына егеря; они о чем-то оживленно болтали.

В первый момент Мишель хотел было поскорее удрать, пока его никто не заметил. Троица стояла возле главных ворот, которые были широко открыты.

Встав на четвереньки, Мишель спрятался за машиной Ришара и притаился там, переводя дух после пробежки. Ему нужно было все хорошенько обдумать, прежде чем что-либо предпринять. Присутствие в гараже посторонних меняло — и осложняло— ситуацию. О том, чтобы попытаться убедить братьев Пероннэ дать показания против Бер-тэна, не могло быть и речи.

Мишель подполз к стоящему рядом низкому спортивному автомобилю.

«Ну-ка, посмотрим, — сказал он себе. — Если Бертэн собирался бежать на этой машине, то все Уже должно быть внутри».

Он подумал, что это должен быть чемодан… Или, может быть, сверток…

«Но куда он мог его положить? На сиденье?» — спрашивал себя мальчик. Нет, это слишком бросалось бы в глаза. Состэн, сосед Бертэна по комнате, сразу бы заметил сверток и стал бы задавать всякие вопросы…

«В багажник? Тогда нужен ключ, а он наверняка у Бертэна».

Мишель подумал было, что можно рассказать все жандармам и попросить их обыскать Бертэна. Но он тут же отверг эту мысль… В голову ему пришла другая идея.

«Если Бертэн очень спешил, он мог и не запереть багажник на ключ… Может, он собирался положить туда картину?..»

Мишель осторожно нажал кнопку багажника и повернул ее.

Увы, он не подумал о том, что крышка багажника открывается пружиной… Багажник резко, с шумом распахнулся.

Мишель увидел внутри небольшой чемодан, схватил его и бросился к боковой двери, не дожидаясь реакции троих сообщников Бертэна. За спиной его раздались удивленные крики, потом топот погони.

Ему не нужно было оборачиваться, чтобы догадаться, кто его преследует.

Выскочив из гаража, он захлопнул за собой дверь. Конечно, он не надеялся, что она сможет задержать преследователей хоть на секунду.

Мишель бежал со всех ног. Он не знал, почему Марсель и Виктор оказались в гараже, но теперь последние сомнения в том, что они в сговоре с Бертэном, рассеялись, и Мишелю совсем не хотелось, чтобы они завладели чемоданом… и вещественными доказательствами, которые, по всей видимости, лежат внутри.


Мишель и господин Икс

Он не оглядывался, понимая, что это задержит его или заставит потерять равновесие и упасть.

Вдруг на аллее возник силуэт. От неожиданности Мишель не успел отскочить в сторону и, несмотря на отчаянную попытку увернуться, столкнулся с идущим… может быть, с врагом… На том был вельветовый костюм — это все, что успел заметить Мишель. Человек пошатнулся, взмахнул руками, упал… однако успел схватить Мишеля.

«Черт!.. — мелькнуло у Мишеля в голове. — Как глупо!..»

— Тысяча дьяволов! — зарычал, сидя на земле, человек. — Скоты безмозглые!.. И, конечно, никаких извинений!..

Мишель остолбенел. Он узнал голос графа де Маливера.

Но для извинений у него не было времени.

Преследователи нагнали его раньше, чем он успел вырваться из рук графа, все еще крепко державшего его.

Луч фонарика осветил их.

Вот он! — воскликнул чей-то голос.

Осторожно, их двое! — крикнул другой.

Но преследователи остановились, когда свет упал на лицо графа. Тот был в ярости.

Что все это значит? — в бешенстве вопил он. — Кто вам позволил играть в эти игры в моем парке? Невозможно прогуляться спокойно, тебя обязательно собьет с ног какой-нибудь хам.

Мсье граф, это он! — завопил Марсель, указывая на Мишеля. — Он только что стащил чемодан из машины Бертэна.

Граф никак не мог прийти в себя. Кряхтя, он поднялся на ноги и грозно взглянул на Мишеля.

Украл чемодан из машины? Из какой машины? У Бертэна есть машина?..

Это машина мсье Ришара, — поправился Виктор.

А ну, молодой человек, — сказал граф, — выкладывайте, что это значит!.. Но у вас действительно чемодан в руке!

Верно, господин граф. Этот чемодан принадлежит Бертэну, и я несу его жандармам, которые сейчас допрашивают вашего шофера у нас дома. Думаю, эти господа потеряют свою спесь, когда жандармы начнут допрашивать и их.

Наступило напряженное молчание. Марсель и Виктор стали тихонько отступать, норовя исчезнуть.

Минутку, прохвосты! — окликнул их граф. — Я все еще не могу понять, в чем дело… Вы что, онемели, господа Пероннэ? Объяснитесь, будьте добры…

Дело в том, что… — проговорил один из братьев.

— Мы хотели… — промямлил второй.

Граф колебался не больше минуты.

Черт побери, господа… Нет, я выясню все до конца. Молодой человек, ведите нас к себе… Мадам Терэ уже дома?

Нет еще, мсье граф. Она будет огорчена, что не смогла принять вас лично.

Мне придется потом извиниться перед ней… Но в моем парке происходит слишком много странных вещей. А вы, — обернулся он к братьям Пероннэ, — извольте следовать за мной. И не пытайтесь уклониться от встречи с жандармами, если они действительно здесь. Я хочу, чтобы все прояснилось сегодня же. И я добьюсь этого.

И Мишель оказался во главе странной процессии. В арьергарде ее шел, ворча, Состэн, который последним прибежал на место происшествия и решительно не мог понять, что происходит…

* * *

Появление Мишеля, графа и братьев Пероннэ вызвало, как говорится, «оживление в зале».

Граф никак не выразил своего недовольства, увидев собственного сына в доме, где предпочел бы его не видеть.

Анриетта сделала испуганное движение, словно намереваясь сбежать, а Ришар, явно с большим трудом, изобразил на лице кислую улыбку.

Когда Бертэн увидел братьев Пероннэ, на лице У него отразилась целая гамма бурных эмоций. Виктор и Марсель, в свою очередь, были ошеломлены, обнаружив в кухне жандармов и привязанного к стулу Бертэна. Они совсем скисли, когда Мишель гордо поставил на стол чемодан.

У Бертэна же, когда он увидел свой чемодан, глаза полезли на лоб. Впервые с того момента, как его задержали, он утратил свой высокомерно-презрительный вид. Сдвинув брови, яростно кривя рот, он закричал странным, сдавленным голосом:

— Кто вам позволил?..

Жандармы, узнавшие графа Юбера, были поражены тем, как резко изменилась ситуация.

Господин граф, это большая честь для нас… Но вы понимаете, мы должны продолжать следствие…

Продолжайте, господа, продолжайте, — махнул рукой граф. — Что тут, собственно, происходит? Надеюсь, у вас имеются достаточно веские причины, чтобы так обходиться с одним из моих слуг?

Капрал объяснил ему ситуацию, какой она была к моменту ухода Мишеля.

— Кажется, с возвращением молодого человека появились какие-то новые моменты, — добавил он. — Кстати, я даже не заметил, как он ушел.

Граф в это время удивленно разглядывал поврежденную картину.

— Если позволите, господа, — сказал Мишель, — я объясню, что за всем этим стоит.

Он рассказал, как пришел к выводу, что Бертэн собирается заполучить картину и скрыться, и как догадался, что улика находится в машине, точнее, в этом чемодане.

Улика? — буркнул капрал.

Я вам запрещаю!.. — закричал Бертэн.

Ну-ну, — ответил капрал, — не слишком ли мы горячимся?.. Посмотрим, прав ли молодой человек…

Он без труда открыл чемодан и стал методично выкладывать на стол все, что лежало внутри. Бертэн был вне себя…

Но кроме одежды, пары обуви и несессера, в чемодане не было ничего интересного.

Жандармы разочарованно смотрели на Мишеля. Тот был обескуражен. Он так много сделал, чтобы тайна, связанная с этим домом и картинами графини Гортензии, в этот вечер перестала быть тайной!..

— Позвольте, — вдруг произнес он.

Бертэна выдало его беспокойство. Едва ли человек станет так волноваться, если в его чемодане нет ничего особенного.

Мишель развернул один из пиджаков и вынул помятый серый пакет со штампом почтового управления.

— Вот и доказательство! — сказал он.

Бертэн обмяк на своем стуле. Он был сражен; не будь ой привязан, он рухнул бы на пол.

Присутствующие окружили Мишеля. А он с торжествующим видом вынул из серого пакета потертый белый конверт и протянул его Анриетте.

Это письмо для вас, мадемуазель де Маливер, — сказал он. — Оно опоздало на девять лет… Но лучше поздно, чем никогда.

Значит, тот журналист сказал правду? — прошептала Анриетта, дрожащей рукой взяв письмо.

С растерянным видом, не в силах скрыть свое потрясение, она прочла адрес. Все взгляды были устремлены на нее. Наконец она вынула из конверта три листка, исписанные мелким почерком. От волнения Анриетта с трудом разбирала слова. Дочитав письмо до конца, она молча протянула его Ришару. Девушка была бледна и, казалось, близка к обмороку; у нее был такой вид, словно она не может поверить в прочитанное.

Ришар сначала нахмурился, потом тоже побледнел.

— В конце концов, — вдруг загремел граф, — скажут мне, что здесь происходит?

Он выразил общее нетерпение… Но, сообразив, что речь идет о личном письме и что его любопытство неуместно, пробормотал:

— Простите меня, кузина! Честное слово, я не много забылся…

Истина, конечно, заключалась в том, что граф с трудом выносил присутствие своего сына в этом доме, рядом с Анриеттой, и тот доверительный жест, которым она отдала ему письмо. Жандармы, слегка сбитые с толку, смотрели на все, что происходит у них на глазах, и спрашивали себя, должны ли они вмешаться или не должны… Присутствие графа еще больше их сковывало. Что же касается Марселя и Виктора, то им лишь хотелось оказаться подальше отсюда.

Невероятно! — пробормотал Ришар. — Рембрандт… Под этой картиной — Рембрандт!.. Это… это…

…немыслимо! — подсказала Анриетта.

Что? Рембрандт? — переспросил капрал, вертя картину в руках. — Но я ничего тут не вижу.

Рембрандт? — повторил граф, тоже бледнея. — Если это так… то вы сказочно богаты, кузина!

Мишель и Даниель гордо переглянулись. Они наконец раскрыли тайну картины.

Остальное было уже не так интересно. Они понимали, что сейчас всему найдется свое объяснение.

Анриетта взяла у Ришара письмо и вежливо протянула его графу. Тот сделал было гордый жест отказа, но… любопытство оказалось сильнее.

— Если вы настаиваете, кузина, — сказал он.

Прочитав письмо до конца, он вздохнул.

— Так вот что пришло в голову графине Гортензии, — произнес он. — Что ж, ее план удался, и нам остается лишь подчиниться ее воле.

Капрал решил, что члены семьи де Маливер уже достаточно поговорили друг с другом.

— Если позволите, господин граф, я хотел бы задать несколько вопросов.

— Конечно, конечно, мой друг. Но я думаю, мне больше нечего здесь делать. Вы, Ришар, мне кажется, должны пойти со мной… Теперь, когда ваша кузина так богата, вам, я полагаю, не место в этом доме…

Ришар поморщился, а Анриетта немедленно вмешалась.

— Мсье граф, — сказала она, — я отказываюсь понимать ваши слова. Ришар, имейте в виду, что это неожиданное богатство ничуть не меняет моего отношения к вам.

Капрал, слегка смущенный, что присутствует при этой сцене, громко сказал:

— Простите, господин граф, но мне бы хотелось услышать и ваши показания. Мадемуазель, считаете ли вы, что это письмо может оказаться полезным следствию?

— Конечно, мсье капрал. Вот оно.

Жандармы одновременно протянули за письмом руки.

С некоторой растерянностью прочли они «полезный следствию» документ. После нежных пожеланий «дорогой кузине Анриетте» приятных каникул «в компании милой Денизы» графиня Гортензия де Маливер переходила к главному.

«Дорогая моя малышка, ты еще мала и вряд ли оценишь то, что я хочу тебе сообщить. Но, надеюсь, милая Дениза тебе поможет и все будет в порядке.

Когда угроза войны стала реальной, я много размышляла. Я не могла пассивно ждать, уцелеет ли наше состояние или растает, исчезнет… и стала искать способ обезопасить его. Наведя некоторые справки, я поняла, что лучшей гарантией в этом плане будет покупка картины какого-нибудь великого художника. И я решила тайно приобрести очень ценную картину и в день твоего совершеннолетия передать ее тебе.

Но обстановка становится все более сложной. Я боюсь, что картину могут украсть. Ты знаешь, я всегда любила рисовать, не строя, впрочем, никаких иллюзий относительно своего таланта. Мне давно известно, что часто (я сама знаю по меньшей мере три таких примера) под малоценной картиной находят другую — неизвестную работу большого мастера, которую какой-нибудь глупец использовал как полотно для своей картины. Я почитала журналы, статьи — и поняла, что должна делать. Мне нужно было лишь покрыть картину Рембрандта — а это был именно Рембрандт — специальным составом и что-нибудь нарисовать сверху. Так я скрою от не слишком щепетильных ценителей шедевр, который предназначен тебе. Не удивляйся поэтому, когда получишь в наследство пять моих картин. В каком-то смысле они символизируют мою тайну. Ты — это ребенок, который беззаботно играет, а в конце концов получает то, что ему принадлежит. Тебе принадлежит то, что скрыто под пятой картиной. Придется лишь отдать ее в специальную мастерскую, где ее отреставрируют. Я оставила у своего нотариуса письмо, которое он отдаст тебе в день твоего совершеннолетия; в нем я все тебе объясняю. Но я боялась, что картины покажутся тебе малоценными и ты не будешь особенно заботиться о них. К тому же я не очень здорова; по всем этим причинам я и решила предупредить тебя напрямик в этом письме…»

Дальше графиня писала о своих неприятностях, связанных со здоровьем, и выражала надежду, что еще успеет увидеть «свою малышку Анриетту».

Но желание бедной женщины не осуществилось, — вздохнул растроганный капрал.

Да, — с грустью подтвердила Анриетта. — Когда я вернулась из Лонжевера, тетушки уже не было в живых.

Капрал откашлялся и с сарказмом, чтобы скрыть охватившее его волнение, обратился к Бертэну:

— А теперь, приятель, вам придется дать кое-какие объяснения!..

ЭПИЛОГ

Ко всеобщему изумлению, Бертэн повиновался немедленно.

— Теперь мне нечего терять, — сказал он. — И я хочу поскорее положить конец этому… неприятному эпизоду.

И он рассказал, как однажды, забирая у привратницы почту, обратил внимание на письмо, лежащее в специальном пакете управления почт. Оно было адресовано графине Гортензии де Маливер…

Заинтригованный, он вскрыл пакет и нашел внутри старый конверт, на котором был написан адрес Анриетты де Маливер в Лонжевере.

— Любопытство оказалось сильнее меня, — признался шофер. — Я вскрыл письмо и узнал тайну пятой картины. Мне много раз приходилось бывать в комнате Анриетты: мадам Терэ просила меня иногда что-нибудь там починить. Поэтому я хорошо помнил все пять картин. И решил завладеть той, о ценности которой никто не подозревал.

Пользуясь хорошим отношением Манизы, Бертэн легко сделал себе второй ключ от входной двери «Дома садовника». Услышав как-то разговор Мишеля и Даниеля с Ришаром, он узнал об их намерении отправиться фотографировать ланей. Кроме того, он знал, что по вечерам Анриетты не бывает дома. Так что ему нетрудно было разработать план.

— Потом, когда дело будет сделано, — закончил он, — я собирался уехать за границу и найти там какого-нибудь коллекционера, который купил бы у меня картину.

Довольно самонадеянная затея, — сказал граф. — Никто не купил бы у вас такую ценную картину. По крайней мере, пока не узнал бы, откуда она у вас.

Но, — вмешался Мишель, — Бертэн, может быть, расскажет нам, что произошло в тот вечер, когда папаша Пероннэ и бедный Пиррус чуть не простились с жизнью.

Марсель и Виктор удивленно посмотрели на него.

Но ведь он говорил нам, — сказал старший брат, — что это вы…

Ну, Бертэн, сделайте же доброе дело, — потребовал Мишель.

Бертэн посмотрел на сыновей егеря, поколебался, потом, опустив голову, произнес глухо:

— Увы… Я не мог поступить иначе… Весь придуманный мною план провалился бы, если бы я дал Пероннэ возможность увидеть, как я выхожу из этого дома.

Марсель, остолбенев, смотрел на него. Потом, закипая злостью, спросил:

— Но почему тогда отец сказал, что это они на него напали… эти два господина?

Бертэн устало пожал плечами.

— Вспомните, я же вместе с вами помог донести его домой… А когда он пришел в себя, я сказал ему, что виноваты они. Он поверил…

Марсель, старший из братьев, сжал кулаки.

— Вам повезло, Бертэн, что вы связаны и беззащитны!.. — Потом, повернувшись к Мишелю и Даниелю, произнес: — Я должен извиниться перед вами, господа. Он убедил нас, что именно вы напали на отца. То же самое с телефонным звонком, когда вы потребовали письмо. Он сказал, что это опять ваши происки, что вы уже не знаете, что придумать, чтобы доставить нам неприятности… И что вас пора проучить… Я действительно очень сожалею, и мой брат тоже. Согласен, Виктор?

Еще как согласен!

Вот что выходит, когда люди пытаются сами вершить правосудие, — проворчал капрал. — Кстати, что у вас получилось? Проучили.

Пришлось рассказать, как сыновья егеря мстили Мишелю и Даниелю.

Н-да!.. Похищение, применение насилия… Если эти ребята подадут иск, для вас это плохо кончится.

Мы не будем подавать иск, — сказал Мишель. — Они же действовали по наущению Бер-тэна.

Марсель подошел к Мишелю и крепко пожал ему руку.

Ну вот, — заключил капрал, — это мне уже нравится. Пероннэ — хороший малый, он не заслуживает судебного преследования.

Я благодарю вас от его имени, — сказал граф. — Наверно, теперь я уже могу откланяться?

Мы сейчас все уходим, — ответил капрал. — На сегодня достаточно. Но нам придется забрать вашего шофера, мсье Ришар. Вероятно, вам его будет не хватать?

Ришар не ответил. Они с Анриеттой стояли в углу комнаты и что-то оживленно обсуждали.

Жандармы надели на Бертэна наручники и увели его.

Граф не знал, как ему поступить. Марсель и Виктор, уходя, еще раз обменялись рукопожатиями с Даниелем и Мишелем.

Ну что, кто старое помянет… — сказал Марсель.

…тому глаз вон, — дружно ответили Мишель с Даниелем.

В комнате остались только они и граф. Братья взяли картину и направились в гостиную. Поколебавшись, граф пошел за ними.

— В сущности, — сказал он, — если бы вы не нарушили мой запрет и не пошли в охотничий домик, Бертэн вполне мог бы осуществить свой план.

Немного удивленные этим неожиданным утверждением, ребята молча ждали, что отсюда последует.

Короче говоря, — продолжил граф, — мне бы тоже хотелось сфотографировать ланей, идущих на водопой. Можно устроить засаду вместе…

С удовольствием, господин граф! — ответвил Мишель.

Тем более, что, как мне кажется, наши добрососедские отношения с вашей бабушкой, мадам Терэ, теперь вполне могли бы… стать нормой. — И, неожиданно улыбнувшись, он посмотрел в сторону кухни. — Ладно, мне пора идти. Мой сын уже достаточно взрослый, он один найдет дорогу домой.

Ребята проводили графа до калитки.

— Надеюсь, отныне эта калитка всегда будет открыта, — произнес тот и исчез в темноте.

* * *

Миновало несколько дней. Была ночь, темная, безлунная.

Марсель и Виктор вместе со своим отцом, который вполне оправился после недавнего «происшествия», спрятались в лесу. Они должны были дать сигнал тем, кто сидел в засаде в охотничьем домике: лани идут на водопой к пруду Рон-Рояль.

— Черт побери! — прошептал едва видный в темноте граф. — Я еще никогда не сидел так долго в засаде, даже не надеясь принести домой охотничьи трофеи. Вы терпеливей, чем я, молодые люди.

Даниель улыбнулся в темноте и толкнул локтем Мишеля, которого тоже забавлял такой резкий поворот в поведении графа и его неожиданная симпатия к ним. Они уже третий вечер сидели в охотничьем домике, ожидая, когда лани вздумают их посетить… вернее, захотят пить.

Граф решил во что бы то ни стало осуществить свой проект. Ему очень хотелось получить хотя бы одну такую фотографию, и он все время говорил об этом.

Маниза уже вернулась из Лонжевера. То, что она так ошиблась в Бертэне, удивило ее куда больше, чем сенсационная новость, касающаяся картины Рембрандта. Только поздний час и сырость, которой несло от пруда, помешали ей прийти сюда вместе с внуками. Но после того как граф нанес ей визит и попросил руки Анриетты для своего сына, она была слишком счастлива, чтобы вспоминать плохое.

Вдруг на втором этаже скрипнула половица.

— Черт возьми, — прошептал граф, — эта молодежь спугнет ланей…

И тут вдалеке, на дереве, замерцал огонек.

Тысяча дьяволов! — воскликнул граф. — Лани! Наконец-то! Приготовьтесь, Мишель!

Я готов, господин граф.

Затаив дыхание, они ждали появления грациозных животных.

И вот они увидели лань. Она уже близко, она на берегу. Она кажется призрачной тенью, которая сливается с тьмой… Вот она подходит к воде, касается ее губами.

Мишель наводит фотоаппарат, нажимает на спуск…

— Лампа!.. Я забыл сменить лампу, — шепчет он.

Он лихорадочно ищет коробку, которую опять поставил на подоконник. Вдруг они слышат тихий

всплеск: коробка с лампами падает в пруд. В тот же миг раздается досадливый возглас: это Мишель корит себя за неловкость.

Лань легким прыжком исчезает в темноте.

Наверху снова слышны шаги.

Даниель дергает Мишеля за рукав.

— Слышишь? — г шепчет он, — Господин Икс, как в тот, первый вечер.

— Смываемся? — включается в игру Мишель.

Но в разговор вмешивается граф.

— Тем не менее я надеюсь, что завтра нам повезет больше.

Повезет больше? Разве может человеку повезти больше, чем повезло Мишелю и Даниелю? Они готовятся к новому приключению: они будут шаферами на свадьбе Анриетты и Ришара.


Мишель и господин Икс

Но это уже совсем другая история…

1

Conciergerie — буквально: привратницкая (фр.).


home | my bookshelf | | Мишель и господин Икс |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу