Book: Легенда о человеке-олене



Легенда о человеке-олене
Легенда о человеке-олене

Тесса Дэр


Легенда о человеке-олене

The Legend of the Werestag” by Tessa Dare

Перевод: Стася, Teena

Редактирование: Oksana

Переведено: на сайте «Волшебница» http://la-magicienne.com/forum/


Иногда, чтобы поймать любовь, ты должен взять её за рога…

Долгих четыре года Сесилия Хейл ждала любимого с войны. Наконец Люк Трентон вернулся в Свингфорд-Менор, но только для того, чтобы жестоко растоптать её чувство. Пытаясь забыть о разочаровании, она с друзьями отправилась на поиски легендарного человека-оленя и чуть не погибла от нападения дикого зверя.

Люк ушел на войну энергичным юношей, а вернулся – мужчиной, но уже не тем человеком, в которого влюбилась Сесилия. Страсть к ней только усилилась, но разрушительные силы войны изменили молодого человека. Она никогда не поймет насколько. Игнорируя девушку, он старался уберечь её, а не подталкивать навстречу опасному существу… или в объятия другого мужчины.

От смертельной опасности Сесилию cпас загадочный, молчаливый незнакомец. Он исчез в лесу, оставив после себя лишь мимолетное видение бегущего белого оленя. Неужели её защитник – оборотень из местной легенды?

Опасный миф захватил воображение девушки, поставив Люка перед выбором: если он снова не завоюет Сесилию, то навсегда потеряет её, проиграв сражение… человеку-оленю.

Предупреждение: Это веселый, страстный исторический роман, а не паранормальная история об оборотне. И, тем не менее, здесь есть неожиданное душераздирающее столкновение со зверем, страдающий герой, ощущающий себя человеком только наполовину, и животные желания, отпущенные на свободу. Другими словами: в романе имеется сдержанное описание откровенных сцен.

Глава 1

Осень, 1815 год

Когда они вступили в Свингфордский лес, смеясь и подшучивая, передавая друг другу флягу со спиртным «для согрева», Денни предложил награду охотнику, который первым заметит животное. Свою последнюю бутылку кальвадоса [1] двухгодичной давности.

Удачно, ведь, кажется, Сесилия выиграла. Хотя есть сомнения, что она доживет до того, чтобы предъявить права на приз.

Вглядываясь в темноту, девушка изучала свою добычу. Темные глаза-бусинки, расположенные рядом с вытянутым носом, в свою очередь, оценивающе смотрели на неё. Изогнутый, смертельно опасный кончик клыка поблескивал в лунном свете. Удушающая звериная вонь, исходящая от этого существа, затрудняла дыхание даже на расстоянии нескольких шагов.

Животное нетерпеливо перебирало ногами по укрытой листвой земле, неотступно устремив на неё угрожающий взгляд.

Боже мой, он огромен. Тяжелее её как минимум на десять стоунов [2].

Охотница за легендой не знала, что делать. Может, бежать? Залезть на дерево? Притвориться мертвой и надеяться, что зверь потеряет интерес и уйдет? По пути она отделилась от других – как глупо, глупо. Если позвать, они услышат?

– Денни? – рискнула она. Животное вскинуло голову, а Сесилия прочистила горло и попыталась снова. – Порция? Мистер Брук?

Зверь двинулся к ней, глыбы мускул под серой меховой шкурой напряглись.

– Не ты, – сказала ему девушка, сделав быстрый шаг назад. – Кшш! Иди домой!

Он ощетинился и зарычал, обнажив узкую полоску острых зубов. Лунный свет, напоминая водный поток, струился вокруг его массивной челюсти. Святой Боже, у него текли слюни!

По-настоящему запаниковав, она глубоко вдохнула и закричала так громко, как только смогла.

– Денни! Помогите!

Ответа не было.

О, Господи. Её убьют прямо здесь, в этом лесу. Мисс Сесилия Хейл – леди чистейших кровей и обладательница значительного состояния, не говоря уже о глазах, снискавших столько комплиментов, – умрёт незамужней и бездетной, и все потому, что потратила свою юность, томясь по мужчине, который её не любил. Одинокая, с разбитым сердцем, она погибнет в Свингфордском лесу, получив только два поцелуя за всю свою двадцатитрехлетнюю жизнь. Вкус последнего девушка все ещё могла ощущать, сомкнув губы достаточно сильно.

Вкус горечи.

Люк, грубиян. Ни за что не прощу. Это всецело твоя вина. Если бы ты не…

Дикий всхрап вернул её в настоящее. Сесилия с ужасом наблюдала, как мерзкое создание наклонило голову, ударило ногой по земле…

И приняло атакующую позу.

Боже, она и правда умрет. Кому принадлежала гениальная идея отправиться в этот проклятый лес на охоту за легендарным зверем при свете нескольких факелов и луны, находящейся в последней четверти [3]?

Ах, да. Ей самой.


***


За три часа до этого.

– Грозовые облака заслонили собой серебряное лунное сияние, – Порция изобразила ладонью воображаемые, низко нависшие, облака. Зловещим голосом она продолжила зачитывать из тетради: – Сильный удар грома – и небеса разверзлись. Развалины аббатства хлестали непрерывные дождевые потоки. Подобно дыханию преисподней, сверкала чистейшая гроза.

Сидя в кресле перед камином, Сесилия подавила улыбку. Это представление было всецело в стиле Порции, вплоть до драматических взмахов распущенными черными, как смоль, волосами.

– Вязкая дождевая вода обсидианового цвета заполнила распахнутые рты горгулий, заструилась ниже по их устрашающим когтям и собралась лужицами в византийской резьбе… – Порция уронила тетрадь на колени и закрыла глаза, будто смакуя напряженный момент. Затем, резко распахнув их, она вырвала из тетради лист и разгневанно смяла его прежде, чем швырнуть в огонь. – Чушь. Полнейшая чушь.

– Я так не считаю, – сочла своим долгом возразить Сесилия. Предполагается, что друзья должны поддерживать друг друга, несмотря ни на что. И если Порция хочет писать готические новеллы, то Сесилия будет её приободрять. Было так приятно видеть подругу взволнованной чем-то – чем угодно – теперь, после выхода Порции из годичного траура.

– Прекрасное начало, – произнесла она. – Драматичное и пугающее. У меня даже мурашки побежали, честно.

– Возможно, его можно использовать как черновик, – заметил мистер Брук.

Порция проигнорировала его.

– Ты правда так думаешь? – она пожевала губу и отыскала карандаш в складках своей юбки. – Возможно, мне ст оит записать его снова.

– Ст оит. Совершенно точно ст оит. Не припомню, чтобы раньше слышала отрывок столь… такой…

– Сырой? – раздалось предположение из темного угла гостиной.

Сесилия узнала глубокий насмешливый голос, но не обратила внимания на говорящего. Зачем?

Последнюю неделю в Свингфорде Люк безжалостно игнорировал её. Четыре года назад на балу, в этом самом доме, их прервали посреди сокровенной беседы. Он отбыл в свой полк до рассвета, а она провела четыре долгих года – лучшие годы своей юности – дожидаясь его возвращения, моля Господа о том, чтобы у них появился шанс возобновить тот разговор.

И вот он вернулся. Они гостили в одном доме уже восемь дней, но Люк совершенно ясно дал понять, что ему нечего сказать.

Ладно, она должна быть честна. Он только что произнес слово «сырой».

– Волнующий, – ответила девушка спокойно, не позволяя любому намеку на нетерпение или горечь разбитого сердца исказить свой голос. – Я собиралась сказать, что он очень волнующий.

Порция посмотрела на их хозяина.

– Денни, а что ты думаешь?

Сесилия бросила на него умоляющий взгляд. Они с Денни практически выросли вместе, и она знала его достаточно хорошо, чтобы понять опасность, таящуюся в вопросе Порции. Он был добросердечным, легким человеком, но, при этом, сам того не осознавая, иногда излишне. Ну же, Денни, скажи ей доброе слово.

И будь убедителен.

– Превосходно, – произнес он слишком громко, чтобы это прозвучало правдиво. – Я уверен, эти строки звучат очень впечатляюще. По крайней мере, я бы никогда не смог написать подобного о дождевых потоках, струях и византийской резьбе.

Порция сжала переносицу пальцами.

– Боже. Это чушь.

– Если вам интересно мой мнение…- сказал Брук, поднимая графин виски.

– Не интересно.

Брук, конечно же, не смутился. Напротив, его глаза ярко загорелись в предвкушении. Мужчина обладал острым чувством юмора, которое использовал для кровопусканий. Отдыхая, одни джентльмены удят форель, другие – охотятся. Артур Брук развлекался, разрушая чужие иллюзии, выбрав уничтожение фантазии и человеческой наивности своей персональной миссией.

– Моя дорогая миссис Ярдли, вы использовали прекрасные слова, – произнес он самодовольно.

Порция скептически посмотрела на него.

– Предполагаю, это не комплимент.

– И вы правы, – ответил он. – Ваши слова чудесны, но их слишком много. Никто не сможет разглядеть сюжет за таким количеством ярких эпитетов.

– Я достаточно хорошо вижу сюжет, – возразила Сесилия. – Действие происходит ночью во время ужасной грозы.

– Именно так, – сказал Денни. – Была тёмная грозовая ночь. - Он сделал приглашающий жест в сторону Порции. – Не стесняйся использовать эту фразу. Я не буду возражать.

Застонав, Порция встала с кресла и бросилась к окну.

– Проблема в том, что сейчас ночь совсем не тёмная и не грозовая. Погода ясная, луна светит ярко, для осени – не характерно тепло. Ужасно. Мне были обещаны готические каникулы для литературного вдохновения, а Свингфорд-Менор в этом отношении просто безнадёжен. Мистер Дентон, в вашем доме слишком много веселья, он находится в чересчур хорошем состоянии.

– Очень сожалею о вашем разочаровании, – произнес Денни. – Может, следует проинструктировать домоправительницу, чтобы она не позволяла убирать паутину в ваших покоях?

– Этого будет недостаточно. Останутся тканевые обои с веселым рисунком из скачущих ягнят и резвящихся молочниц. Можете себе представить – этим утром я поймала себя на том, что напеваю. Я ожидала, что этот дом будет обветшалым, трагичным…

– Трагичный, – протянул Брук в бокал с виски. – Ещё одно замечательное слово. Даже больше того. Какое сочетание гласных звуков. Звучит так… медоточиво.

Порция бросила на него ошеломленный взгляд.

– Одно красивое слово заслуживает другого, вы так не думаете? – добавил язвительный критик.

– Подозреваю, это снова был не комплимент.

– На этот раз – комплимент, – он отсалютовал ей бокалом. – Но, миссис Ярдли, если вы ищите готического вдохновения, то советую вам взглянуть на одного из членов нашей компании.

Мужчина развернулся лицом к углу, где находился Люк.

– Лорд Меррит, должен сказать, вы представляете собой иллюстрацию к слову «обветшалость». И это так трагично.

Люк ничего не ответил.

«Этому учат людей в армии? – подумала Сесилия. – Вдалбливают в них умение холодно отмалчиваться? Несколько лет назад он был таким открытым и обаятельным. Таким легким в общении. Это было одно из тех его качеств, которые она очень лю… Нет. Я никогда больше не должна использовать это слово».

– Действительно, – сказала Порция, оценивающе посмотрев на Люка, – темные, взъерошенные волосы, уверенная поза… Я бы сказала, что он являет собой образец примитивного животного магнетизма, также как и иллюстрацию к готическому сюжету.

Театрально вздохнув, она вернулась в своё кресло.

– Правильней будет отложить написание романа до вечера и вместо этого поработать над моим списком.

– Список? – спросил Денни. – Что за список?

– Мой список потенциальных любовников.

Сесилия закашлялась.

– Порция, ты, конечно же, не…

– Ах, конечно же, да. Я больше не в трауре. Теперь я вдова, ни финансово, ни как-либо ещё, ни от кого не зависящая. И я намерена извлечь из этого обстоятельства как можно больше. Буду писать скандальные романы и заведу дюжину любовников.

– Одновременно? – съязвил Брук.

– Возможно – парами, – резко ответила она, не моргнув глазом. Два взгляда сомкнулись в немом поединке. От Сесилии не укрылась искра взаимного притяжения, проскочившая между ними. Порция, будь осторожна. Она знала, что распутные планы подруги на девяносто процентов были всего лишь смелой болтовней. Но Брук мог купиться на оставшиеся десять процентов и разбить её уязвимое одинокое сердце.

– Люк Трентон, виконт Меррит, – произнесла Порция, сделав небрежную запись в тетради. Она со злостью посмотрела на Брука. – Мы, вдовы, очень благоволим к таким темным, измученным личностям.

Нет, невозможно! Она просто не может быть такой невнимательной! За все те годы, что Люк провел на войне, Сесилия ни разу не говорила с Порцией о своих надеждах – она даже самой себе боялась в них признаться – но, конечно же, подруга должна знать её достаточно хорошо, чтобы понять… Интуиция должна была ей подсказать…

– Спасибо, я весьма польщен, миссис Ярдли, – проговорил Люк из тени.

Нет. Он не станет этого делать. Он не может быть настолько жестоким.

– На самом деле, Порция, – произнесла Сесилия, намериваясь сменить тему разговора, – ты можешь найти готическое вдохновение в окрестностях, а не внутри дома. Денни, расскажи ей ту историю, что ты обычно рассказывал мне каждое лето, когда мы были детьми и гостили здесь.

Он нахмурил брови и взъерошил светлые волосы.

– Об уксусной бутылке?

– Нет-нет. О лесе, окружающем Корбинсдейл.

– Корбинсдейл? – переспросил Брук. – Вы говорите о поместье графа Кендала?

– Да, о нём, – ответил Денни. – Хорошо придумано, Сесилия. Эта история прекрасно подходит для готического романа Порции.

– Не знаю как насчет моего романа, – произнесла Порция, сделав ещё одну пометку в тетради, – но граф Кендал определенно подходит для моего списка.

– Подождите, – запротестовал Люк, – я отказываюсь чувствовать себя польщенным, если вы ставите меня в один ряд с этим старым дьяволом.

Он выдвинул кресло на освещенное огнем из камина пространство, и Сесилия не успела вовремя отвернуться. А, возможно, просто не смогла заставить себя сделать это. Порция была права: он выглядел измученным. Измученным, изможденным и постоянно нуждающимся в бритве. Грубая щетина покрывала заострившийся подбородок и худые, впалые щеки. Последнее время его лицо казалось сотворённым из тени, а не из живой материи. А глаза… За постоянным алкогольным туманом невозможно было разглядеть их зеленый цвет. Когда их взгляды встретились, она увидела только зрачки: два твердых, черных кусочка магнетита [4], которые поймали её в ловушку, вытянули воздух из лёгких и полонили сердце.

Ох, Люк. Что с тобой случилось?

Он отвернулся.

– Старый дьявол, о котором ты говоришь, уже почти год как мертв, – проинформировал его Денни. – Его сын унаследовал титул. Неплохой парень.

– Если верить тому, что говорят леди, – на губах Порции вспыхнула озорная улыбка, когда она подчеркнула имя лорда Кендала в своей тетрадке, – он предпочитает вдов. Ах, мистер Дентон, вы просто обязаны пригласить его на обед!

– Не могу. Его нет в Корбинсдейле. И никогда не бывает в это время года.

– Какая жалость, – сухо вставил Брук.

– И в самом деле, – вздохнула Порция. – В моем списке снова всего один кандидат.

– Оставь его в покое. – Проклиная свою необдуманную реплику, Сесилия добавила: – Я имела в виду лорда Кендала. И отложи свой список. Денни собирается рассказать историю.

Люк передвинулся на краешек своего кресла. Его холодные, тусклые глаза захватили её в плен, когда он задал краткий и язвительный вопрос:

– Ревнуешь, Сесси?

Сесси. Долгие годы никто так её не называл. С той самой ночи, перед его отъездом. Тогда, накручивая прядку её волос на палец, он склонился к девушке с высокомерной, но неотразимой улыбкой, приподнявшей один уголок его рта: «Ты будешь по мне скучать, Сесси?»

Прошло четыре года, а она реагировала так же сильно, как и той ночью: сердце забилось чаще и сильнее, горячая волна румянца залила её до шеи.

Она постоянно скучала по нему. И продолжает скучать.

– Не смеши меня, – ответила она, сделав вид, что не поняла, о чем он. – С чего мне ревновать лорда Кендала?

– Да, это нелепое предположение, – Порция издала гортанный смешок. – Все знают, что Сесилия выйдет замуж за Денни.

Подняв бокал виски, Люк вернулся в тень.

– Правда?

Ей послышалось разочарование в его голосе? Или это была скука? И, во имя небес, почему её это волнует?

– Денни, не расскажешь ли ты Порции ту историю? Пожалуйста. Она такая занимательная, – заставила себя произнести бодрым голосом Сесилия, несмотря на то, что слезы щипали ей глаза.

– Как пожелаешь. – Денни подошел к камину и пошевелил огонь, вызвав сноп оранжевых искр. – История берет своё начало задолго до моего рождения. Всем местным жителям хорошо известно, что лес, простирающийся между Свингфордом и Корбинсдейлом, проклят.

– Проклят, – усмехнулся Брук. – Невежество и предрассудки – вот настоящие проклятия. И средством от них является образование. Ты ведь оказываешь финансовую помощь школе в Свингфорде, Денни?

– Это предание, – сказала Порция. – Даже школьники понимают разницу. Они могли бы научить вас кое-чему, что касается воображения. Ваш цинизм не только утомителен, он достоин жалости.

– Вы меня жалеете? Как забавно.

– Жалость не поможет вам попасть в мой список.

– Серьезно? – ухмыльнулся Брук. – Кажется, с лордом Мерритом это сработало.

С неё довольно. Сесилия вскочила на ноги.

– Мужчина-зверь! – воскликнула она, сделав широкий жест в сторону окон. – В этом лесу живет дьявольское создание: наполовину человек, наполовину зверь.



Наконец, внимание всех присутствующих было устремлено на неё. Даже Люка. Первый раз за всю неделю. Он смотрел на нее как на безумную.

– В самом деле, Сесилия, я как раз подходил к этому, – произнес Денни недовольно.

В извинение девушка пожала плечами. Она сожалела о том, что испортила конец истории, но он заслужил это своей медлительностью.

– Мужчина-зверь? – переспросила Порция, широко раскрыв глаза. – Мне нравится, как это звучит.

Её карандаш забегал по бумаге.

Брук заглянул через её плечо.

– Делаете заметки для романа или увеличиваете список?

– Это зависит от того, какое именно животное мы обсуждаем, – спокойно ответила она и посмотрела на Денни, – надеюсь, какого-нибудь большого свирепого кота? Клыки, когти и мех?

– И снова вынужден тебя разочаровать, – ответил Денни. – Ни клыков, ни когтей. Это олень.

– Ах, ветвистые рога! Так даже лучше, – она сделала ещё несколько пометок. – И как зовут это… этого мужчину-зверя? У него же есть имя?

– На самом деле, – сказал Денни, – большинство местных жителей вообще избегают разговоров о нём. Они считают, что можно накликать беду, просто упомянув об этом существе. А увидеть его – знак скорой смерти.

– Превосходно. Все это так вдохновляющее. – Карандаш Порции превратился в огрызок. – Он, подобно кентавру, разделен надвое? Четыре копыта и две руки?

– Нет-нет, – возразила Сесилия. – Он получеловек-полузверь, но не в этом смысле. Он меняет форму по собственной воле. Иногда предстает в образе человека, иногда – животного.

– Ох, как оборотень, – сказала Порция.

Брук искренне рассмеялся.

– Ради всего святого, вы слышите сами себя? Проклятия. Знаки. Ветвистые рога. Вы искренне заинтересовались этой абсурдной идеей? Верите в то, что по лесу, принадлежащему Денни, бегает стадо злобных оленей-оборотней?

– Никакого стада, – ответил Денни. – Никогда не слышал о том, что таких созданий больше одного.

– Доподлинно не известно злобный ли он, – добавила Сесилия. – Может, его просто неправильно понимают.

– Мы определенно не можем называть его «мужчина-олень». Это совсем не подходит. – Порция задумчиво пожевала кончик карандаша. – Человек-олень. Не правда ли – изумительное имя? Проклятие человека-оленя.

Брук повернулся к Люку.

– Спасите меня от этого безумия, Меррит. Скажите мне, что хотя бы вы сохранили свой разум в целости. Что думаете об этом мужчине-олене?

– Человеке-олене, – поправила Порция.

Люк провел по ободу бокала большим пальцем.

– Проклятый получеловек, осуждённый на вечное одинокое существование у Денни на заднем дворе? – Он бросил странный быстрый взгляд на Сесилию. – Нахожу эту идею вполне правдоподобной.

Брук недовольно что-то пробурчал.

– Луна сегодня светит ярко. Погода чудесная. – Порция отложила карандаш и тетрадь, веселье засверкало в её глазах.

Сесилии этот взгляд был хорошо знаком. Он предвещал смелое, безрассудное приключение. Она даже обрадовалась. Если придется терпеть ужасное напряжение и дальше, у неё самой вырастут клыки и когти. Безрассудное приключение предпочтительнее. Отважно улыбнувшись, она встала.

– Чего же мы ждем? Давайте, найдём его.

Глава 2

Наконец Сесилия загнала его в угол.

Компания разошлась, готовясь к импровизированной прогулке-охоте. Брук и Денни пошли за факелами и лакеями. Предполагалось, что следом за Порцией Сесилия отправится в свою комнату за плащом и более прочной обувью, но она намеренно медлила, пока троица не покинула гостиную. Пока не осталась с Люком наедине. Настало время покончить с этими… с этими глупыми мечтами, которыми она жила долгие годы.

Сесилия прочистила горло.

– Ты пойдешь с нами в лес?

– Ты собираешься замуж за Денни? – обычным спокойным тоном спросил Люк. Все говорило о том, что его ответ зависел от ее слов.

Очень хотелось оставить вопрос без внимания и отчитать Люка за наглость. Но почему бы не ответить откровенно? Вряд ли он мог оскорбить её сильнее, чем уже сделал, проявив полное безразличие. Не стоило унижаться, показывая обиду.

– Официального разговора между нами пока не было, но все считают, что я выйду за него замуж.

– Потому что ты безумно влюблена?

Сесилия фыркнула.

– Прекрати, пожалуйста. Потому что мы почти кузены и можем объединить состояния наших семей. – Она рассматривала позолоченную лепнину на потолке. – Что еще могут предположить люди? По какой ещё причине я осталась незамужней после четырех сезонов? Определенно не потому, что все это время цеплялась за смехотворную и безрассудную страсть, потратила лучшие годы своей юности и отвергла бессчетное количество поклонников, тоскуя по мужчине, который давно забыл обо мне. Нет, никто в это не поверит. Ни один человек не посчитает меня такой дурехой.

И снова холодное молчание. Сесилия подавила рыдание.

– А может мне все приснилось? – спросила она, не обращая внимания на слезу, катившуюся по щеке. – Наше лето здесь, продолжительные прогулки и еще более продолжительные беседы? Когда ты целовал меня той ночью, значило ли это для тебя хоть что-нибудь?

Люк не ответил, и Сесилия сделала три шага в его направлении.

– Ты можешь гордиться своим загадочным молчанием, но, как мне кажется, я заслужила ответ. – Его молчание леденило душу. Пламя в камине дышало жаром. Девушка же оказалась посередине, опаляемая с одной стороны, мучимая холодом с другой, словно кусочек тоста, который забыли перевернуть.

– Какой ответ ты бы хотела услышать?

– Честный.

– Уверена? По моему опыту молодые леди предпочитают фантазии, подобные готическому роману Порции.

– Как и все остальные, я очень люблю сказки, но в этом случае мне бы хотелось узнать правду.

– Ты так говоришь, но давай проведем эксперимент. – С расслабленным и пресыщенным видом он поднялся с кресла и медленно направился к собеседнице. В каждом движении мужчины сочетались аристократическая утонченность и грубая сила.

Сила исходила от него в разных формах: физической, интеллектуальной и чувственной. Люк знал об этом и не сомневался, что Сесилия тоже ее ощущает.

Жар от огня становился невыносимым. По-настоящему обжигающим. У корней волос повисли бусинки пота, но Сесилия не собиралась отступать.

– Я мог бы сказать тебе, – начал он обольстительно, таинственно, – что поцеловал тебя тогда, потому что был отчаянно влюблен, мной овладела страсть, а предстоящая разлука только усиливала любовный пыл. Когда я лежал окровавленный на поле боя, окруженный бессмысленными смертями и разрушениями, я вспоминал тот поцелуй и верил, что в этом мире остались невинность и красота. И это ты. – Он поднял ее руку и поднес к своим губам. Почти. Теплое дыхание ласкало кончики пальцев. – Тебе нравится такой ответ?

Затаив дыхание, Сесилия кивнула. Она снова вела себя глупо и ничего не могла с собой поделать.

– Видишь? – Люк поцеловал ее пальчики. – Молодые леди предпочитают сказки.

– Ты – хам! – Сесилия отдернула ладонь и стиснула кулак. – Высокомерный, невыносимый хам!

– Да, да. Теперь мы подходим к правде. Хочешь честный ответ? Я поцеловал тебя той ночью по одной простой причине – ты выглядела необыкновенно милой и свежей. И хотя я сомневался в своих способностях победить Наполеона, бальзамом для моей гордыни стало то, что могу завоевать тебя, почувствовать твою дрожь в своих объятьях. Вернувшись с войны, я увидел, что все вокруг переменилось, больше всего я сам. С трудом узнаю окружающее, за исключением одного… – Люк обхватил ее подбородок ладонями, слегка сжав щеки между большими и указательными пальцами. – За исключением Сесилии Хейл, у которой глаза сияют точно звезды, когда она смотрит на меня. А когда я к ней прикасаюсь, все так же трепещет.

Да, она дрожала. Люк провел подушечкой большого пальца по ее щеке, и затряслись даже волосы.

– И внезапно… – Его голос сломался. Душевное волнение разрушило сдержанную, намеренно медлительную речь, превратив ее в теплый, выразительный шепот. – Внезапно я решил сохранить эту единственную постоянную величину в моей вселенной навсегда.

Сесилия с трудом сглотнула.

– Ты делаешь мне предложение?

– Не думаю, скорее нет. – Палец Люка снова приласкал ее щеку. – Не вижу для этого причин.

– Не видишь причин?

До этого мгновения она считала себя глубоко оскорбленной? Напрасно. Похоже, он только начал.

– Мое желание исполнится, Сесси, независимо от того, сделаю я тебе предложение или нет. Ты можешь выйти замуж за Денни, но и через десять лет я буду украдкой ловить твои сияющие звездами взгляды с противоположной стороны комнаты. Ты будешь делить с ним постель, а я буду преследовать тебя во снах. Возможно один раз в год на твой день рождения – или на мой – я позволю себе легонько провести кончиком пальца между твоими лопатками, только для того, чтобы насладиться твоей восхитительной дрожью.

Люк показал, и Сесилия возненавидела свое тело, которое ответило именно так, как он предсказал.

Ироническая улыбка изогнула его губы.

– Видишь? Можешь выйти замуж за кого угодно или провести жизнь в одиночестве, но ты навсегда останешься моей.

– Не бывать этому, – с трудом выдохнула девушка и отстранилась. – Я выброшу тебя из головы навсегда. Не такой уж ты красивый, знаешь ли.

– Совсем нет, – усмехнулся Люк, – что особенно удивляет. Дело не во мне, а только в тебе. Я тебя знаю, Сесси. Ты можешь попытаться выбросить меня из головы и даже можешь преуспеть. Но ты отвела для меня уголок в своем сердце, и, как слишком добрая душа, не станешь выгонять меня оттуда.

– Я… – затрясла она головой.

– Не надо. – Неожиданным резким движением Люк схватил девушку за талию и крепко прижал к своему телу. – Не прогоняй меня.

Умело и проворно он напал на рот Сесилии, и, когда она неожиданно раскрыла губы, проник языком в самые его глубины. Люк целовал ее основательно, жадно, без всяких тонкостей и сдержанности, как будто много лет не прикасался к женщине и может не дожить до следующего объятия. Его сотрясало чистое непритворное желание, и он брал от нее все, что только мог: растерянность, злость и даже само дыхание.

Однако Сесилия жаждала отдать ему еще больше. Поднявшись на носочки, она запустила руки в волосы Люка и смело прикоснулась языком к его языку. В прошлый раз девушка очень боялась, но не сейчас. Сегодня она бы не смогла довольствоваться робким поцелуем школьницы. Сесилия льнула к нему всем телом, и он углубил поцелуй. Вот об этом она мечтала так долго. Чтобы ее окружали его вкус, тепло его тела и его сила. Люк.

Люк.

Мужчина, который много лет назад обнимал ее, целовал, а утром уехал, не простившись. Мужчина, который не видит причины жениться на ней. Опять то же самое. Обнимает, целует… а потом оставит ее тосковать в одиночестве. Навсегда.

Сесилия оттолкнулась от его плеч, прерывая поцелуй.

– Люк…

– Сесси, – пробормотал он в ответ, прижимаясь ртом к коже под скулой, зарываясь в изгиб ее шеи, пробуя языком точку, где бился пульс, зажимая между зубами мочку ее уха.

– Люк, нет, – прохрипела она.

Он поднял руку и грубо стиснул ее грудь, одновременно сильно кусая за ухо. Сесилию пронзили боль и наслаждение, и она вцепилась ногтями в его шею. На одну сумасшедшую секунду ей захотелось укусить его в ответ. Наказать, пометить… почувствовать его вкус еще раз.

– Прекрати. – Сесси зажала в кулаках его волосы и потянула. – Остановись!

Люк замер, затем медленно поднял голову. Его губы оставались сложенными для поцелуя. Сесилия отвесила мужчине достаточно увесистую пощечину, и его рот принял нормальную форму.

– Прекрати, – четко повторила она. – Я не позволю тебе снова так со мной поступить.

Люк моргнул, ослабил хватку на ее груди, а потом совсем отпустил.

Девушка знала, что не дождется извинений.

– Надо попросить Денни вышвырнуть тебя из дома, – сказала она, поправляя лиф платья.

– Надо бы, но ты не станешь.

Люк смотрел на нее, потирая челюсть одной рукой.

– Думаешь, хорошо меня знаешь? Прошло четыре года. Я уже не та наивная влюбленная девочка. Люди меняются.

– Некоторые меняются, но не ты.

– Увидишь, Люк. – Сесилия пошла к двери. – Увидишь.


***


Из окна свой спальни Люк наблюдал за тем, как – вроде готическая, а на самом деле почти комическая – команда охотников отправлялась в лес. Лакеи с факелами окружали четверых искателей приключений: бесстрашного Денни во главе отряда, темноволосую Порцию и стройного Брука, которые, как всегда, ссорились, и в нескольких шагах позади них в серо-голубом плаще Сесилию с ее льняными волосами. Грациозная, задумчивая, прекрасная. Меланхоличное выражение лица ей шло. Излучая яркий свет очарования и печали, девушка походила на луну, от которой он каждую ночь часами не мог оторвать взгляд.

Нет, она не изменилась. Для него – нет.

Люк наблюдал за тем, как «охотники» достигли небольшой вершины на границе леса. На спуске Сесилия ускорила шаг и взяла Дэнни под руку. Они вместе исчезли из вида, темно-зеленые тени леса поглотили их целиком.

Виконт не испытывал никакого желания преследовать искателей приключений. Он достаточно нагулялся по холодным, залитым лунным светом лесам. Не только лесам, но и горам. Теперь Люк предпочитал ухоженные сады и безбрежные непаханые поля. Он смертельно устал от походов и сражений, но если ему нужна Сесилия, то, похоже, придется собраться с силами для еще одного боя.

Действительно ли он хочет выиграть?

Люк приехал Свингфорд-Менор в поисках ответов, ведь именно здесь они провели то идиллическое лето, катаясь на пони, читая Тома Джонса и закатывая ковры в зале, чтобы танцевать рил.

Когда Денни пригласил его на домашний прием, он с нетерпением согласился. Казалось, достаточно встретиться с Сесилией и поцеловать ее руку, как станет ясно, что делать дальше. Им всегда было просто вдвоем. И, как ему казалось, немногочисленные вопросы не представляли никакой сложности.

Сесилии он до сих пор не безразличен?

Он все еще хочет ее?

Ответ «да» на оба вопроса. Видит Бог, да.

Однако, до сих пор между ними все непросто, и у Сесилии имеются собственные вопросы.

Когда ты целовал меня той ночью, значило ли это для тебя хоть что-нибудь?

Как он мог ей ответить честно? Тогда, памятной ночью, поцелуй мало что для него значил. Но после, в страшные минуты его жизни – мрачные, мучительные, кошмарные мгновения – он значил все! Надежду. Избавление. Причину поднять ногу в сапоге, облепленном грязью, и поставить ее перед другой ногой, когда другие падали. Сесилия вспоминалась в такое время и в таких местах, когда он совсем этого не ожидал. В местах, о которых не должна знать нежная благородная леди. Он пронес воспоминания о чистом свежем поцелуе через пот, кровь и грязь. Запятнал и замарал ее невинную привязанность насилием и физическим желанием. Сегодняшнее его поведение только доказало это без всякого сомнения. Язвил, оскорблял молодую леди, пока не довел до слез. Обнял, но не для успокоения и поддержки, а только потому, что его извращенная агрессивность потребовала ее тела.

Даже умудрился укусить ее!

Сесилия сказала, что люди меняются.

Да, дорогая Сесси. Еще как меняются. Ты себе даже не представляешь насколько.

Из груди вырвался глухой смех. Порция потащила всех в лес на охоту за легендарным оленем-оборотнем! Она и не догадывалась, что настоящее животное осталось в доме. Люк бродил по своей спальне каждую ночь, доведенный до безумия тем, что только две дубовые двери и не больше пятидесяти шагов отделяют его от женщины, ради которой он пересек не одну страну. Днем он напивался до состояния ступора, забивался в противоположный угол и давал себе клятву хранить молчание. Бесполезные усилия. Он знал, что рано или поздно разыграется сцена, подобная сегодняшней, и закончится она для Сесилии болью и слезами. Обаяние, вежливость, джентльменское поведение давным-давно отброшены в сторону. Опустился до животного состояния, возбужденный и доведенный до отчаяния. Если бы Сесси не дала ему пощечину, один дьявол знает, что он бы натворил. Намного безопаснее для нее блуждать по проклятому лесу вместе с Денни.

С Денни ей вообще безопаснее.

Тяжело вздохнув, Люк задернул бархатные шторы. Затем распустил галстук, позвонил камердинеру и налил в бокал еще виски.

Пора честно признаться – он знал, что делать с Сесилией. Ответ прост, достаточно вспомнить об оставшейся в нем порядочности. Известен с того мгновения восемь дней назад, когда он прижался потрескавшимися губами к бледным, тонким пальчикам.

Нужно отпустить Сесилию.


***


Люк преследовал ее.

Сесилия пыталась выбросить его из головы, но не могла. Воспоминания следовали за ней по поросшей корнями тропинке. Мысли метались, словно длинные трепещущие тени. Теперь они целовались два раза: один раз невинно и чисто, второй – отчаянно и требовательно. Опьяняли оба поцелуя. Оба волновали, хотя вряд ли найдутся слова, чтобы описать ощущения. Сесилия хотела его еще девочкой, даже не представляя, что это означает. Теперь женщина в ней понимала, что такое влечение, и требовала большего, чем мимолетное знакомство с желанием. Душа и тело горели для него. Придется найти способ затушить пожар прежде, чем он полностью ее уничтожит.



– Расскажи нам об олене-оборотне поподробнее, – попросила Порция Денни.

Сесилии понадобилось некоторое время, чтобы понять, что имеет в виду ее подруга, и вспомнить, что они не на Люка охотятся в подлеске.

– Эта легенда очень старая? – продолжала Порция, переступая через упавшую ветку.

– Совсем нет, – ответил Денни. – Ей несколько десятилетий. Если верить местным сплетням, леса прокляты много поколений назад, но оборотень стал их последней жертвой.

– Ох, не надо. – Брук прихлопнул насекомое на шее и внимательно посмотрел на ладонь, прежде чем вытереть ее об одежду. – Существуют ли доказательства предполагаемого проклятия? Если под «проклятием» вы подразумеваете муки от укусов мошкары, тогда я согласен.

– Здесь умирают люди, – напомнила Сесилия.

– Люди умирают повсюду.

– Правильно, но в этом лесу жертв необычно много, – поддержал разговор Денни, останавливаясь и поднимая факел повыше. – Преимущественно молодых и безрассудно храбрых.

– Ничего удивительного, – упорствовал Брук. – Большинство людей, которые умирают случайно, молодые и безрассудные.

– Верь, во что хочешь, – пожал плечами Денни. – Но трудно объяснить, почему почти в каждой семье в округе есть жертва трагедии, случившейся в этих лесах. Даже аристократические фамилии не избежали проклятия. Например, старый граф Кендал…

– Все местные предания очаровательны, – прервала Порция, беря Денни под другую руку, – но не могли бы мы вернуться к истории о человеке-олене? Раз мы собираемся его найти, то должны знать, к чему готовиться.

– Да, конечно.

Денни начал рассказывать, и Сесилия намеренно отстала на несколько шагов. Эту сказку она слышала много раз. Как обедневший мужчина, отчаявшийся накормить больную жену и детей, ночью пошел в лес ставить ловушки на животных. Браконьерство считалось преступлением и влекло за собой серьезное наказание, но дедушка Денни закрывал на него глаза. Однако мужчина, про которого говорилось в предании, совершил смертельную ошибку и пересек границу Корбинсдейла. Старый граф Кендал не разделял терпимости мистера Дентона, и провинившихся в браконьерстве приговаривали к тяжелым работам и даже к ссылке.

– …Мужчина наклонился над связкой фазанов, – до Сесилии донесся драматический голос Денни, – и услышал лай собак. Лесник Корбинсдейла выследил его. Бедняга побежал, даже уклонился от нескольких пуль, виляя между деревьями, но не мог же он обогнать собак. В надежде отвлечь животных, бросил им добычу, но натренированные гончие даже не остановились, чтобы понюхать птиц.

Денни замолчал, выпрямился и осмотрелся, потом показал направо:

– Там олений след. Пойдемте по нему.

Хотя по извивающейся ленте следа идти можно было только по одному, Порция продолжала цепляться за руку Денни.

– И что он сделал? Охотник, которого преследовали собаки?

– Ах, да. Перед тем, как его догнали, мужчина упал на колени и взмолился духам леса, чтобы они спасли ему жизнь.

– И…

– Неизвестная сила бросила его на землю, а когда вернулось сознание, он превратился в оленя. Белого, как утверждает легенда.

– Абсурд, – проворчал Брук.

– После этого он легко убежал от собак на землю Дентонов. И даже смог вернуться в человеческое обличие, как только исчезла опасность. Но, видите ли, духи сыграли с ним злую шутку – он больше никогда не смог покинуть лес. Каждый раз, когда он пытался высунуть ногу – или копыто – за границу леса, мистическая сила возвращала его обратно. Духи леса спасли мужчине жизнь, но не отпустили.

– Что случилось с его семьей? – поинтересовалась Порция.

– Жена умерла, – ответил Денни. – Осиротевших детей отправили в работный дом. А животное, – он прочистил горло, – прошу прощения, человек-олень, обречен бродить по лесу до сих пор.

– Вздор! Ерунда! Самая большая ложь из всех неправд! – Брук забежал вперед и обернулся лицом к остальным. Охотники остановились. – Легенды, – продолжил он, – всегда имеют логическое объяснение. Очевидно, что это назидательная история придумана беззубыми бабками. Общеизвестно, что старый граф с ума сходил по охоте и запустил в свои леса экзотических животных и птиц: павлинов, вепрей и нездешних оленей. Его земли притягивали браконьеров, а в отношении нарушителей граф действовал очень жестко. Поэтому окрестные жители и придумали эту ерунду про человека-оленя. Они хотели напугать молодых людей и уберечь их от блужданий в лесах.

– Если таково было их намерение, – Сесилия окинула друзей взглядом, – очевидно, оно не сработало.

– Верно. – Порция отпустила руку Денни и прошла немного вперед. – Мы здесь и бесстрашно бредем все глубже в проклятый лес, невооруженные и заинтригованные.

Брук подхватил ее под локоть:

– Смелость от глупости отделяет лишь тонкая черта.

– Да, – сладко улыбнулась Порция, глядя на его руку. – И вы ее перешагнули.

Поджав губы, он ее отпустил.

С приветливой улыбкой Денни достал флягу.

– Не знаю как вы, а я отлично провожу время!

Группа молча продолжила движение. И снова Сесилия немного отстала, потакая своему сентиментальному настроению. Она шла метрах в пяти, на расстоянии, при котором приглушенные шаги «охотников» не мешали слушать глубокую тишину леса. Звуки здесь были другими – тоньше, мягче: скрип насекомых, едва различимое потрескивание веток над головой, шуршание потревоженных ночных существ в подлеске. Часов на пять раньше положенного времени вдалеке прокукарекал сбитый с толку петух. Такое иногда случается, когда луна почти полная и яркая.

Сесилия напряженно прислушалась. Можно ли услышать лунный свет? В воображении зазвучал чистый серебряный звук, подобный ноте камертона, и полетел по лесу. Такие звуки улавливаются не ушами, а каждой клеточкой.

Чудесно!

Ее внимание привлекла вспышка, подобная блику на капле ртути. Сесилия повернулась влево, стараясь найти её источник. Светлое пятно исчезло, и девушка замерла, напряженно вглядываясь туда, где видела его в последний раз. Чуть левее и немного выше…

Здесь. Вот оно снова мелькнуло – белая стрелка в глубоких тенях. Не кончик ли рога это отсвечивает?

Сесилия непроизвольно шагнула вперед и удивленно посмотрела вниз, когда под ногой не раздалось хруста. Сойдя с тропы, она ожидала, что заденет несколько листьев, а под каблуком треснет раздавленная ветка.

Но этого не произошло. Утоптанная тропинка в этом месте расходилась в две стороны. Правая стежка вела к Денни и остальным «охотникам», которые отдалились еще на несколько шагов, левая – в направлении таинственной бело-серебристой вспышки.

Смелость от глупости отделяет лишь тонкая черта.

Да, и она ее пересекла четыре года назад.

Собственный тихий смех удивил Сесилию и облегчил выбор. Решение попахивало дерзостью и могло навлечь на голову девушки неприятности. Она это понимала.

Но все равно свернула влево.

Глава 3

Он ждал её.

Не было иного объяснения тому, что олень терпеливо стоял, мерцая в лунном свете, пока она пробиралась по извивающейся тропке сквозь лес. Через несколько минут Сесилия обогнула густые заросли ежевики и чуть не натолкнулась на животное.

Он остался на месте и даже не попытался сбежать. Испытывая благоговение, она тоже замерла. Девушка старалась дышать ровно и не делать резких движений. Как необычно, после всех этих назидательных историй о проклятом получеловеке-полуживотном («человеке-олене», – в мыслях прозвучала поправка от Порции), она опасалась его спугнуть.

С легким фырканьем зверь повернулся к ней в профиль и внимательно осмотрел большим, темным глазом, в котором светился ум. На нижней части горла его кремовая шкура была покрыта мягкими меховыми космами, зато дальше – на позвоночнике и крупе – туго натянута. Задним копытом он бил по земле, как будто заключенная в нём сила искала выход.

Чувствуя себя немного глупо – не понятно почему, ведь она постоянно беседовала с лошадьми и собаками – Сесилия обратилась к оленю.

– Ты меня понимаешь? Я имею в виду мою речь?

И когда он не ответил, добавила:

– Если понимаешь, кивни головой два раза. Ну, или топни ногой.

Олень слегка изогнул шею, так что корона его рогов приняла ещё более впечатляющее положение. Я не одна из твоих лошадей или собак, сказал ей его жест. Я не киваю и не бью копытом по команде.

О, да. Он понял её. Или лучше будет сказать – они поняли друг друга.

Чувство родства возникло между ними, миг взаимного восхищения и уважения. Пальцы Сесилии покалывало от желания погладить мех за его ушами и понять, такой ли он нежный на ощупь, как на вид. Однако, она чувствовала, что его оскорбит подобного рода ласка.

И вот олень снова сорвался с места, а она пристально смотрела ему вслед, зачарованная силой и грацией легкого аллюра. Убежав подальше, животное остановилось. Издалека казалось, что его гладкая шкура буквально сверкала и переливалась.

Ещё дважды они сыграли в догонялки до того, как девушка осознала, что довольно далеко углубилась в земли Корбинсдейла. Расстояние не волновало её. Всегда можно вернуться назад той же дорогой.

Только вот тропинка становилась всё менее заметной. И наконец Сесилия начала сомневаться в существовании стежки как таковой. Возможно, она шла по руслу высохшего ручейка. Вдалеке слышалось журчание водного потока. Это был тот самый ручей, что тёк из леса в южную пойму, принадлежащую Денни, где иногда они устраивали приятные послеполуденные пикники.

Тошнотворный запах заполнил небольшую впадину, в которой она остановилась, как будто неподалёку что-то разлагалось.

Легкая нервная дрожь прошла по спине, но Сесилия заставила себя сохранять спокойствие.

Медленно обернулась. Обзор загораживала ольховая рощица. Сверкающий олений силуэт исчез.

Она не заблудилась. Если не будет иного выбора, то можно пойти вниз по течению ручья и оказаться на знакомых пойменных лугах, а уже оттуда вернуться в Свингфорд-Менор. Это долгий и грязный путь, но у неё есть теплый плащ, а луна будет ярко светить ещё несколько часов. И она не умрет от голода и жажды после скитаний по лесу. Нет причин для тревоги.

Громкое хрюканье заставило Сесилию подскочить на месте.

И все-таки она в смертельной опасности.

Сесилия повернулась в сторону зловещего сопения – вепрь притаился в подлеске. Она никогда не видела диких кабанов, но это, должно быть, именно он. По крайней мере, зверь представлял собой самую большую, волосатую, отвратительно пахнущую и хищную свинью из всех, что ей довелось повидать.

– Денни? – позвала она. И, повысив голос: – Порция? Мистер Брук?

Зловонное создание приблизилось. Оно неряшливо истекало слюной и фыркало. Гуттаперчевые губы зверя задрожали и искривились, обнажив пару острых, грозных на вид клыков в дополнение к более маленьким, изогнутым зубам, украшающим его морду.

– Уходи, – попросила она. – Кшш.

Никакого ответа.

Облако заслонило луну, окрасив лес в темные серо-зелёные цвета.

– Денни! На помощь!

Животное наклонило голову и приготовилось к нападению, а мысли Сесилии вырвались из-под контроля. Преимущественно – сожаления. Из всех отвратительных, жалких, одиноких способов умереть ей достался именно этот? Понимая, что некого винить в затруднительном положении, кроме самой себя, Сесилия почувствовала волну необоснованной злости в отношении Люка. Будь она ему хоть чуточку небезразлична – не оказалась бы здесь.

Эта нелогичная вспышка ярости разрушила её оцепенение. Сегодня вечером она уже выстояла против одного безжалостного существа. Не уступит и сейчас.

– Высокомерный, невыносимый грубиян! – крикнула она кабану, схватив с земли сук и подняв его над головой. Расставила ноги пошире и приготовилась к удару, принуждая себя терпеливо ждать…

У неё будет только один шанс, один удар.

Благоприятный порыв ветра откинул волосы с лица. Она заставила себя посмотреть на сплющенное, щетинистое ухо и сжала своё оружие сильнее.

Почти… почти…

Пора!

Сесилия размахнулась, но вдруг почувствовала, как сбоку невидимая сила схватила её, без усилий приподняла и швырнула на землю. Сук выскочил из рук. Под щекой оказалась глинистая комковатая земля, а ногти впились в мох и гниющую листву.

Она попыталась подняться, но какая-то тяжесть удерживала её. Вепрь? Не может быть. Она не чувствовала трения щетины, и запах даже близко не был так ужасен. Сесилия попыталась закричать, но рука зажала ей рот.

Рука! Да. Пальцы, ладонь. Человек.

– Тихо, – прорычал кто-то глубоким голосом.

А затем кабан атаковал.

Второй удар зверя достиг цели и лицо Сесилии снова уткнулось в грунт. Несмотря на толчок, она осознавала, что незнакомец прикрывает её своим телом, значительно смягчая удар. Боров отступил – по-видимому, чтобы напасть снова – а неизвестный освободил её рот, схватил оброненную ветку и, перекатившись, замахнулся. Даже прижавшись лицом к земле, она услышала глухой хруст и кабаний визг, поведавший о том, что удар попал в цель.

Воспользовавшись тем, что вес мужчины больше не давил на неё, она перекатилась на спину и оперлась на локоть. На расстоянии нескольких шагов незнакомец – её защитник – пошатываясь, поднялся на ноги и принял боевую стойку напротив животного. Из-за переплетающихся веток над головой и закрывших луну облаков Сесилия с трудом могла различить их темные силуэты, пока мужчина и зверь кружили друг вокруг друга. И уж тем более не получалось разглядеть лицо незнакомца.

– Денни? – неуверенно спросила она. Строение его тела казалось не похожим, но, учитывая царящую вокруг темень, сложно утверждать что-то с уверенностью. – Денни, это ты?

Мужчина не ответил. Но, в самом деле, как бы он смог? Боров снова кинулся на него.

«Сначала – спасение, – отругала она себя, – знакомство – потом!»

Незнакомец уклонился вправо и со всей силы ударил животное по уху палкой. Среди гневных визгов вепря, Сесилия расслышала звук рвущейся ткани и вскрик боли, принадлежащий мужчине.

– Ой! Вы ранены? – она приблизилась, следя глазами за извивающейся тушей серого зверя неподалёку.

– Назад! – приказ был озвучен диким, почти нечеловеческим голосом.

Огромный боров попытался подняться на ноги, но мужчина бросился вперед и пнул его по голове. Зверь осел и щелкнул зубами, пытаясь укусить нападающего за ногу. Один из клыков зацепился за кожаный ботинок, лишив её нежданного спасителя равновесия и опрокинув его на землю. Кабанья челюсть и мужской ботинок оказались сцеплены между собой, и незнакомец воспользовался этой позицией с выгодой для себя. Опираясь на руки, он бил и пинал свободной ногой, нанося беспощадные удары по горлу, голове и челюсти вепря. Боров подался назад и потянул человека за собой, но у зверя не получилось освободить клык. Снова и снова атаковал мужчина, пока кабаньи вопли не стали сдавленным бульканьем. Запах свежей крови, острый, металлический, смешался с вонью животного.

Сесилия отступила, звуки и запахи насилия вызвали у неё тошноту. Она споткнулась о корень и упала на спину, приземлившись на локти. Оставаясь в той же позе, она изучала видимый сквозь ветви деревьев узенький кусочек неба, покрытого облаками, до тех пор, пока кабан не испустил последнее хриплое дыхание, а звуки тяжелых ударов не прекратились. После чего, упала навзничь прямо в опавшие листья. Её сердце рвалось из грудной клетки.

– Спасибо, – прошептала она неизвестному спасителю. Если бы он не вмешался, она, без сомненья, погибла бы. Сесилия решила, что этот человек – один из лакеев Денни. Или, возможно, лесник из Свингфорда или Корбинсдейла.

Но с ним не было ни гончих, ни оружия. Странно.

Почувствовав, что достаточно пришла в себя, чтобы отважиться посмотреть на незнакомца, она перекатилась на бок.

И никого не увидела.

Рука сжала её лодыжку и Сесилия вскрикнула. Она попыталась подняться, но смогла только отползти в сторону, нога осталась в плену. Её спаситель, теперь ставший нападающим, склонился к захваченной конечности и начал поднимать юбки к талии. В ужасе она ударила мужчину ногой так же, как он атаковал борова, но прежде чем ботинок девушки достиг лица незнакомца, он схватил его другой рукой. Его голова исчезла из поля зрения, и она почувствовала, как мужчина нырнул под её нижние юбки.

О, Боже. Ну не жестокий ли поворот судьбы? Этот человек спас Сесилии жизнь, только чтобы воспользоваться телом?

Ненадолго прижав её левую ногу коленом, он расшнуровал и снял с неё ботинок. Сильные пальцы, подобно тискам, сжали разутую ступню.

Через слои скомканных юбок она толкнула его в плечи и заколотила по спине кулачками.

– Нет, – всхлипнула Сесилия. – Пожалуйста, нет.

– Шшш, – горячее дыханье согрело внутреннюю сторону её бедра. Грубый голос, заглушенный тканью, произнес.- Не двигайся. Я не причиню тебе вреда.

Сесилия почувствовала, как за ленточку подвязки резко потянули, а так как руки незнакомца были заняты, удерживая её лодыжки, она поняла, что мужчине пришлось использовать рот. Девушка задрожала: ленточка свободно опала, ровный ряд зубов сомкнулся на краю практичного шерстяного чулка. Медленно, нежно, с ловкостью умелого любовника, он стягивал чулок вниз по ноге. Странное чувство росло у неё внутри, пока шерстяная ткань скользила по бедру, колену, чувствительному изгибу икры. Мысли пришли в полный беспорядок от изысканной смеси усиливающегося возбуждения и страха. Она затрепетала.

Чулок скользнул по ступне, и незнакомец отпустил её ноги.

– Прости меня, – прошептал он.

Сесилия услышала, как он выпрямился и отошел. Сесть удалось с трудом. Справившись, в конце концов, со смятой накидкой и нижними юбками, загораживающими обзор, и, приняв вертикальное положение, она увидела, что мужчина снова скрылся в тени. Невозможно было разглядеть его лицо. Луна освещала лишь светлый разорванный в клочья рукав рубашки и испачканную грязью, мускулистую руку под ним. Её чулок обвивал предплечье спасителя.

Повязка. Он взял чулок, чтобы перевязать рану. Серьезную рану, если судить по тому, что темное пятно крови уже успело появиться на шерстяной поверхности цвета слоновой кости.

– Вы ранены. – Чувствуя себя выбившейся из сил, она встала, удерживая равновесие на правой ноге, в то время как пальчики обнаженной левой с хлюпающим звуком увязли в грязи. – Вам нужна помощь.

Он проигнорировал её, широко и целеустремлённо шагая и удаляясь все дальше. Она бы ни за что не смогла поспеть за ним. Тем более в одном ботинке.

– Пожалуйста, остановитесь! – крикнула она. – Вернитесь. Я знаю кто вы.

Затем раздался отдаленный зов:

– Сесилия?

Это был голос Денни. Она бросила быстрый взгляд через плечо и различила неровное сверканье факелов в отдалении.

– Сесилия? – позвал он снова. – Это ты? С тобой все в порядке?

Она оглянулась на своего спасителя, но тот уже исчез. Сощурившись, пристально осмотрела толстую лесную завесу, где коричнево-зелёные тени смешались в бесформенную массу, надеясь в последний раз увидеть…

Увидеть вспышку ртутного сиянья. Вот! Серебреная стрела пролетела через лес.

– Сесилия! – К крикам Денни присоединилась Порция. – Сесилия, где ты?

– Здесь, – ответила она. – Прямо тут.

Факелы двинулись в её сторону, и Сесилия ослабла от облегчения. На этот вечер с неё было достаточно безрассудных приключений, благодарю вас.

– Сесилия! Слава тебе, Господи. – Продравшись через заросли ольховника, Денни поспешил к ней. Положил руку ей на плечи, и она благодарно приняла его объятье.

– Где ты была? – ругалась Порция. – Ради всего святого, зачем ты ушла от нас? Мы были…

Когда пронизывающий крик прервал речь подруги, Сесилия поняла, что свет факелов упал на окровавленные останки кабана. Не желая это видеть, она спрятала лицо в сюртуке Денни.

– Господи, – произнес Брук. – Что здесь произошло?

Сесилия подняла голову и обвела взглядом группу людей. Денни, Брук, все лакеи. Это не мог быть один из них. Её подозрения подтвердились. Осмелится ли она сказать им правду?

Сесилия тяжело сглотнула.

– Я только что встретила человека-оленя.

Глава 4

– Приветствую! – Люк занял место за столом. Как обычно, на завтрак он вышел к столу последним, и поздоровался сразу со всеми присутствующими. – Как вчера вечером прошла ваша охота? Видели хоть мельком своего человека-оленя, миссис Ярдли?

– Увы, нет, – со скромной улыбкой ответила Порция, – но Сесилия видела.

Он перевел взгляд на другую сторону стола, где Сесилия с безмятежным видом щипчиками добавляла кусочек сахара в чашку.

– Это правда?

– Да, правда, – ответила она ровным голосом, не отрывая глаз от чая.

– И не просто видела мельком, – уточнил Денни. – Он забрал ее ботинок.

– Не забирал он мой ботинок. Я имела в виду, что он снял его с меня, но потом отдал. А взял олень мой чулок.

– Естественно… – пробормотал Люк.

Раздраженная легкомысленным ответом, Сесилия бросила на него пронизывающий взгляд. Хотя, что можно сказать о разутой в лесу девушке, которая отдала личные вещи мистическому существу? Подошел слуга и предложил припозднившемуся гостю тарелку с яичницей, копченым лососем и невообразимым количеством намазанных маслом булочек. Люк потер виски и отказался от еды.

– Только кофе. – Конечно, после кофе в рассказе появится смысл. – Никто не хочет поведать всю историю с самого начала?

– Ты у нас писатель, – посмотрела на Порцию Сесилия.

– Это твои приключения, – вскинула брови подруга.

– Заметив в лесу оленя, – начала Сесилия, тщательно намазывая маслом тост, – я пошла за ним и отстала от остальных. В чаще леса на меня напал кабан. Непонятно откуда появился мужчина и убил его.

– Правильнее сказать – забил насмерть, – вздрогнула Порция. – Кошмарное зрелище!

– Он спас мне жизнь, – вздернула подбородок Сесилия. – С огромным риском для себя. Затем забрал мой чулок, перевязал свою рану и исчез. И только он скрылся за деревьями, как я снова увидела убегающего оленя. – Ясные голубые глаза уставились на Люка. – Скорее всего, это был человек-олень.

– Абсурд, – ответил на это Брук. – Вы видели не человека-оленя, мисс Хейл. Вы видели оленя и человека, и из этого не следует, что они единое целое. Мужчина, пришедший вам на помощь, мог быть кем угодно. Например, браконьером или егерем.

– У него не было ни оружия, ни собак, – заметила Сесилия.

– Все равно должно быть разумное объяснение. Если олень превратился в человека, то где взял одежду? Не прячет же оборотень вещи под каждым кустом?

– Вы называете Сесилию лгуньей? – взвилась Порция.

– Ни в коем случае, – невозмутимо ответил Брук. – Но после подобного трагического происшествия вполне объяснимо, что она переутомилась, запуталась…

– Я в своем уме и знаю, что видела, – возразила Сесилия, со звоном опуская нож на тарелку. – Никогда не принадлежала к женщинам, которые страдают истерией и бурным воображением.

– Уверена? – отхлебнул глоток кофе Люк. – Ты точно уверена, что не принадлежишь к подобным женщинам? К леди, которые предаются романтическим иллюзиям и цепляются за них многие годы, надеясь, что однажды они исполнятся?

Если бы взглядом можно было резать, то филе одного виконта лежало бы на тарелке для завтрака. Но пусть лучше Сесилия злится, чем не обращает на него внимания. Впервые за девять дней Люк чувствовал, что она его игнорирует.

Что или кого бы она не встретила в лесу – мужчину, зверя или нечто среднее – оно захватило ее воображение и заодно преданность. Те сокровища, которые совсем недавно, пусть и незаслуженно, принадлежали ему.

Но не теперь. Как пылко она защищала правдивость своего рассказа: в глазах сверкали искры, очаровательный румянец поднимался по шее… Едва различимые знаки подействовали на Люка словно удар под дых.

Она теряет к нему интерес. И очень быстро.

– Я знаю Сесилию всю жизнь, – сказал Денни, сидящий во главе стола. – Она всегда отличалась благоразумием и находчивостью. Кроме того, леди – моя гостья, и я не потерплю сомнений в ее правдивости или здравомыслии.

Опираясь на согнутую в локте руку, он наклонился вперед и пригвоздил провинившегося гостя неожиданно суровым для всегда приветливого человека взглядом.

Легким поклоном Люк признал свою неправоту. Раз приходится отдавать Сесилию этому мужчине, то его способность защитить будущую жену немного утешала. Если не в проклятом лесу, то хотя бы в утренней столовой.

Денни повернулся к Сесилии и положил ладонь на ее запястье.

– Если ты утверждаешь, что прошлой ночью столкнулась с оленем-оборотнем, я тебе верю. Безоговорочно.

– Спасибо, Денни, – тепло улыбнулась она.

Какие нежности! Люк почувствовал себя третьим лишним.

Игнорируя ворчливые возражения Брука, Люк стащил булочку с соседской тарелки и с мрачным видом начал ее жевать. Ему следовало бы радоваться или, по крайней мере, почувствовать себя свободным. Сесси забудет о нем, выйдет замуж за Денни, и заживут они до отвращения счастливо.

Вот только он не настолько щедрый. Четыре года она хранила воспоминания об их первом невинном поцелуе. Как и он. Не важно, что произойдет в будущем, разделит ли их океан или она выйдет замуж за Денни, Люку нравилось верить, что его и ее мысли будут время от времени обращаться к одному месту – к скамье в тени раскидистого дерева, что стоит в укромном углу сада поместья Свингфорд-Менор. Не хотелось думать, что Сесилия может забыть ту ночь. Однако Люк чувствовал неладное. Даже сейчас, намазывая тост маслом, она унеслась мыслями не к скамейке в саду, а бродила в чаще леса с проклятым белым оленем.

Черт побери, это неправильно! Ночью в постели Сесилия не должна вспоминать готового к нападению кабана и неистовую схватку. Девушка должна мечтать о запахе цветущего жасмина, о платье из кисеи и приглушенных звуках оркестра, играющего величественную сарабанду [5]. Именно это он представлял себе холодными сырыми ночами и будет видеть все последующие безрадостные годы.

Как Сесилия назвала его прошлой ночью? Высокомерным невыносимым хамом? И это правда. Он хотел, чтобы она вечно по нему сохла, мечтала укротить, тосковала по предложению, которое он никогда не сможет сделать. Хотел, чтобы Сесси вспоминала о прежнем Люке, а не рисовала в своем воображении дикое животное. Если так называемый оборотень затмил их первый поцелуй сценой кровавого спасения в ночном лесу… Тогда придется превзойти человека-оленя и подарить Сесилии новые воспоминания. Воспоминания, которые она никогда не забудет.


***


Денни не играл на фортепьяно. В его доме никто этого не умел. Однако, днем, когда Сесилия села за инструмент, оказалось, что он отполирован и великолепно настроен. Хозяин сделал это для нее, в ожидании ее приезда. Неизменно заботливый Денни!

Пальцы неторопливо касались клавиш, извлекая грустную мелодию.

– Это случайно не мой похоронный марш? – раздался низкий тягучий голос Люка за спиной.

Она застыла до самых кончиков пальцев.

– Не останавливайся из-за меня. Меланхолия тебе к лицу.

Сесилия закрыла глаза и глубоко вздохнула. Если Люк желает насмехаться… В эту игру можно играть вдвоем. Из-под ее пальцев полилась бойкая народная песня, которую он не мог не узнать. Они пели ее тем летом, репетируя раз за разом для шутливого выступления на музыкальном вечере леди Вестфол. Сесилия без усилий, по памяти, исполнила начало, не заботясь о том, что выдает секрет, как часто все эти годы она наигрывала мелодию, поддаваясь глупой сентиментальности. А вот и та эффектная трель, что предшествует вступлению мужского голоса. Она потянула мелодию, бросая музыкой вызов. Исполнит Люк свою партию? Раньше у него был великолепный голос.

– Достаточно, – заговорил он. – Предпочитаю тоскливую музыку.

Сесилия опустила руки на колени.

– Оно и видно. В последние дни у тебя такое тоскливое настроение, что ты заливаешь его вином.

– Именно так. Я заметил, что у меня появилось отвращение ко всему легкомысленному. Вот выйдешь замуж за Денни, и будете вдвоем настолько отвратительно счастливы, что мне придется перебраться в другое графство. – Люк подошел и встал возле ее плеча. – Возможно, на другой континент.

Он опять покинет Англию? Эта мысль поедала ее заживо. Сесилия уже знала, каково это: постоянно беспокоиться, где он, и даже не знать, жив ли. Ничего хуже не придумаешь.

– Я не собираюсь выходить замуж за Денни.

После небольшой паузы Люк спросил:

– Ты ему уже отказала?

– Пока нет, но скоро скажу.

– Когда ты приняла решение?

– Прошлой ночью. – Сесилия подняла к нему лицо и заметила выражение чистого мужского высокомерия в положении бровей и в едва заметном изгибе уголков губ. Как это похоже на него – считать, что несчастный поцелуй может все изменить! – Нет, не в гостиной. Позже, в лесу.

Люк прищелкнул языком.

– Ах, Сесси. Не хочешь ли сказать, что влюбились в человека-оленя? Боюсь, он будет беспокойным мужем.

– Не говори ерунду! И прекрати высмеивать мою прямоту, прячась за ироничной ухмылкой.

Его взгляд стал жестче, на скулах заходили желваки.

Черт бы его побрал! Люк все ещё не подпускает её к себе! Сесилия сердито толкнула скамейку для пианино и встала.

– Само собой, я не собираюсь выходить замуж за человека-оленя, – бросила она, направляясь к окну. – Но то столкновение показало, чего я хочу на самом деле. Я хочу мужчину, который будет рядом, когда понадобится. Человека, который будет за меня сражаться, защищать и оберегать.

– Я сражался за тебя, Сесилия. – Его низкий голос подрагивал от чувств. – Защищал, страдал и проливал кровь. – Люк приближался, передвигаясь по обюссонскому [6] ковру с гибкой грацией, от которой у нее слабели колени. На мгновение он напомнил величественного белого оленя: врожденным чувством собственного достоинства, которое не позволяло тому повиноваться командам, нескрываемой дикой красотой форм. Они были очень похожи – олень и Люк.

У Сесилии перехватило дыхание. Что он имел в виду, говоря о битвах и пролитой за нее крови? Не вспоминал ли он о прошлой…

– Я сражался за тебя, – повторил Люк, ударяя себя в грудь. – Рисковал жизнью на поле битвы за тебя, за Денни, за Брука, за Порцию, за каждого человека, кто называет Англию домом. Разве этого не достаточно?

Их разделяли несколько дюймов. Сесилия подалась навстречу, наполовину сокращая расстояние. Ее сердце неистово билось в груди.

– Нет, – прошептала она.

– Сесси… – вспыхнули зеленые глаза.

– Недостаточно. – Она подняла руку и сжала пальцами бархат его волос на затылке. Да, на ощупь такие же нежные, как кажутся. – Я хочу большего.

Язвительная перепалка закончилась ее победой. Схватив ее за бедра, Люк прижал Сесилию к стене и неистово поцеловал. В противоположность обычному поцелую, который начинался с легкого прикосновения, а затем становился глубже, на этот раз все получилось наоборот. В первые секунды он отчаянно поглощал ее, глубоко проникая языком и заставляя широко раскрыть рот. Затем отступил и начал мягко его исследовать, и наконец уделил особое внимание губам, благоговейно прослеживая языком их форму, благословляя легкими, как пушинка, поцелуями. А Сесилия гладила его волосы.

О! О, небо!

Мужские руки скользнули вверх и сжали ее грудь. Она выгнулась, вжимаясь в его ладони, и вздрогнула, когда он потер напрягшиеся вершинки. Люк наклонился и поцеловал ее шею, ключицы, чувствительную линию вдоль декольте. Его язык нырнул в глубокую ложбинку, и Сесилия прижала его еще сильнее.

– Да, – вслух подбодрила она, боясь, что он может остановиться. Именно этого она хотела. Да! Да!

Она оказалась в раю.


***


За это он отправится в ад.

Люк точно знал это, но, черт возьми, ему было наплевать. Оставалось только сдержаться, чтобы не завалить ее на ковер, не задрать юбки до ушей и не взять самым примитивным способом. Иначе то, что осталось от его души, будет проклято навеки.

Он хотел обладать ее ртом, телом, разумом и сердцем. Дотронуться до каждого глубоко запрятанного, потайного местечка: нежной арки ее неба, трогательных изгибов под каждой грудью, укромного уголка сердца, где живут воспоминания о нем.

Бездумное желание закипало в крови, тянуло в паху, закручивалось водоворотом в груди. До боли. Люк прижался к ней бедрами, чтобы облегчить терзания плоти, и Сесилия задрожала, словно увидела его мысли о непристойных забавах.

Он тотчас отшатнулся.

Держи себя в руках!

Дело не в удовлетворении собственных желаний, а в том, чтобы наполнить ее память новыми воспоминаниями, которые затмят все остальные. Много лет назад он подарил ей первый поцелуй. До конца жизни Сесилия сравнивала бы прикосновение губ каждого нового мужчины с тем совершенным мгновением. Но прошлой ночью он не сдержался, чуть не раздавил ее в объятьях и полностью уничтожил наследие чистой юности.

Он ещё много в чем может быть для неё первым. У Сесси появятся новые впечатления. Будет с чем сравнивать других мужчин. Только бы обуздать собственные животные порывы и собрать по капельке остатки выдержки и нежности.

Он должен все сделать очень, очень хорошо.

Сесилия затрепетала, когда Люк потянул вниз вырез платья, освобождая сочную выпуклость одной груди.

– Не бойся, – прошептал он.

– Я не боюсь, – ответила она и, почти умаляя, прошептала: – Прикоснись ко мне.

Теперь настала очередь Люка почувствовать слабость в коленях. Он погладил волнующую плоть тыльной стороной пальцев, прежде чем охватить ладонью. Такая белая и совершенная! Такая гладкая и прохладная под языком! Наклонившись ниже, он втянул в рот тугой сосок и играл им, пока Сесилия не застонала.

Другой рукой Люк поднял ее юбки. Немного неуклюжими движениями – в конце концов, он давно этим не занимался – добрался до уже горячего и влажного от возбуждения сокровенного местечка. И чуть не потерял голову, когда почувствовал, как сильно она этого хочет. Жаждет его.

Осторожно, нежно он ласкал ее чувствительную плоть, изучал на ощупь, обводил напряженную жемчужину подушечкой большого пальца. Дыхание Сесилии ускорилось, веки затрепетали и опустились.

– Открой глаза, – настаивал Люк. – Хочу, чтобы ты знала, что это я.

– Как будто это мог быть кто-то другой, – повиновалась Сесилия.

Боже, в ее глазах светилась нескрываемые чувства… Защита, которую он построил вокруг своего сердца, дала трещину. Хлынул поток эмоций: злость, замешательство, страх, а под всем этим – глупая, сентиментальная тоска. Удивительно, что он еще способен тосковать.

Сесилия почти заставила его снова почувствовать себя человеком.

Люк опустился на колени и прижался щекой к прохладному шелку ее бедер.

– Сесси, дорогая, за это я тебя поцелую.

Что он и сделал.

Раздвинув пальцами разрез в ее панталонах, Люк прижался ртом к центру женского желания. Она дернулась, но он крепче стиснул ее бедра, придавил к стене, начал дразнить и пробовать на вкус нежную плоть.

Резкий вздох удовольствия заставил его сердце пропустить удар.

Теперь медленнее. Не надо спешить.

Да, Люк собирался подарить Сесилии незабываемые впечатления, но и сам получал их. Он упивался опьяняющим нектаром – ароматом чистого белья и мыла, смешанного со сладким мускусом ее возбуждения.

Медленно проводя языком, Люк запоминал ее строение, гладкость кожи, вкус. Больше всего времени он потратил на то, чтобы насладиться маленькими открытиями: дотронуться так, чтобы она застонала, найти точку, где поцелуй заставит ее бедра вздрогнуть.

Пройдет четыре года или сорок этот поцелуй она не забудет.

– Люк…

Пик ее наслаждения наступил быстро. Слишком быстро. Сесилия пораженно вскрикнула и вцепилась в него. Он бесстыдно проник в нее пальцем, желая почувствовать, как она сжимает его.

Вот и конец. Конец всему.

Люк ласкал Сесилию, пока у нее не выровнялось дыхание. Потом дотронулся прощальным поцелуем до бедра, поправил панталоны и нижние юбки и поднялся на шатких ногах.

Что сказать, когда она так смотрит на него? Когда в глазах Сесси сияло ее сердце, а на его языке остался ее вкус? После того, что они вместе испытали, Люк не мог ей лгать. Не мог бросить, что она ничего для него не значит, развернуться и безразлично уйти. Нет, он должен найти слова и заставить ее понять, что она для него – все. И что в его уходе нет ни капли безразличия.

– Сесси, – Люк отвел волосы от ее лица, а затем, торжественным тоном, каким говорят при прощании, продолжил: – ты прекрасна!

– Нет! – Одной рукой она схватила его за лацкан сюртука, а другой потянулась к клапану панталон. – Нет, не уходи. – Обхватив явное доказательство мужской эрекции, она поцеловала его в шею и с отчаянием зашептала: – Ты меня хочешь. Ты должен знать, что я тоже тебя хочу. Люк, я…

– Не надо. – Собрав последние капли силы воли, он отвел ее руку от своих пуговиц и поднес к губам. – Ты можешь думать, что хочешь меня, но нужен тебе Денни. Ты заслуживаешь счастья, Сесилия. Заслуживаешь быть обожаемой, любимой до безумия, окруженной полудюжиной голубоглазых детишек. Я хочу, чтобы у тебя была такая жизнь.

– Так дай мне эту жизнь.

– Не могу! Разве ты не видишь? Все стало другим. Я стал другим. Я не тот разудалый бессмертный юноша, который много лет назад поцеловал тебя в саду.

Сесилия погладила его по щеке.

– И я не та легкомысленная, помешанная на любви девочка, которую ты тогда поцеловал. Я стала женщиной с собственными желаниями и страхами. С более стойким сердцем, чем ты предполагаешь. Достаточно сильным, чтобы вместить четырехлетнюю любовь.

Люк кашлянул и уставился на деревянные панели. Когда он моргал, завитушки искривлялись и переплетались.

– Надо было хранить его для другого человека.

– Я никогда не хотела другого. – Сесилия держала его за подбородок, пока он не посмотрел ей в глаза. – Люк, борись за меня.

– Я закончил с битвами, – покачал он головой.

– А я закончила с ожиданием, – предупредила она. – Если ты снова от меня уйдешь…

– Между нами все кончено. Я знаю. – Нежно кончиками пальцев он взял прядку и медленно зацепил волосы за ее ухо. – Выходи замуж за Денни.

Не веря себе, Сесилия уставилась на него, приоткрыв рот.

– Какой же ты лгун! Продолжаешь настаивать, что стал другим, а сам не изменился ни на йоту. Играешь моей привязанностью, и тут же бессердечно отказываешься от нее. Не могу понять, ты обманываешь меня или лжешь себе?

– Не задумывайся над этим слишком долго, Сесси, – сказал он, отвернувшись, и небрежно поправил манжеты. – Вчера вечером ты была совершенно права. Я – высокомерный, невыносимый хам.

Он отступил подальше, натягивая между ними тугую нить тишины.

Прошло немало долгих мгновений, прежде чем она продолжила.

– Хорошо. Сегодня же поговорю с Денни.


***


– Сесилия! Мерит! Вот вы где.

В комнату ворвалась Порция, слишком взволнованная, чтобы заметить растрепанные волосы подруги и кривоватый узел галстука Люка, а уж тем более – повисшее в воздухе напряжение. – Я обыскала весь этот чертов дом, прежде чем нашла вас.

Хвала Господу за запутанную планировку старых особняков. Если бы Порция обнаружила их несколько минут назад…

– Пойдемте скорее. Егерь Денни засек… – Нетерпеливо взмахнув рукой, она подбежала к Сесилии, взяла за руку и потащила за собой. – Расскажу все подробности по пути. Мы отправляемся в лес. Все до одного.

Прежде чем повернуться к подруге, Сесилия бросила на Люка сдержанный взгляд.

– Что там такое, Порция?

– Человек-олень, конечно.

Глава 5

– Вижу, что на этот раз ты решил присоединиться к нам, – сказал Денни.

Люк пожал плечами.

– Не хочу пропустить все веселье.

Вместе, легко и широко шагая, мужчины оставили позади постриженный газон. Люк через плечо посмотрел на Сесилию, идущую между Порцией и Бруком. Вечерний ветерок запутался в складках светло-голубого муслинового платья девушки, обозначив мягкие женские изгибы, и он едва сдержал вздох желания. Может, между ними и все кончено – должно быть кончено – но будь он проклят, если во второй раз позволит Сесси блуждать по лесу без присмотра. Только дьявол знает, какое еще чудище она может встретить, а затем поделиться с ним своими чулками.

– Сегодня мы идём другой дорогой, – объяснил Денни. – Здесь, глубоко в лесу, спрятана хижина.

Одной рукой заслонив глаза от солнца, он указал направление другой:

– Мой егерь пользуется домиком от случая к случаю, и этим утром он обнаружил там кое-что подозрительное.

– Не подозрительное, – возразила Порция, когда отстающие присоединились к ним у начала тропинки, – а готическое и интригующее.

– Я вас умоляю, – сказал Брук. – В брошенном чулке нет ни готики, ни интриги. Это просто бельё.

Взгляд Люка метнулся в сторону Сесилии.

– Он нашел чулок? – Виконт сглотнул. – Твой чулок?

– Похоже на то. – Она сцепила руки. – Вещь была… испачкана.

– Покрыта запекшейся кровью, ты хочешь сказать. – Темные глаза Порции широко распахнулись, когда она дотронулась до руки Люка. – Кровью человека-оленя. Несомненно, пугающе. Наш оборотень, и правда, – одно из самых зловещих, яростных созданий. Знаете, лорд Меррит, если бы вы увидели отбивную, в которую он превратил кабана…

Миссис Ярдли содрогнулась:

– Ни один человек, лицезревший подобное, не станет сомневаться, что спаситель Сесилии – наполовину дикое животное.

Все глаза обратились к Сесилии. Денни положил руку на светло-голубой рукав её платья, и Люк почувствовал, как волна собственнической ярости пронеслась по венам.

«Успокойся, – сказал он себе. – Отпусти её».

– Порция, он спас мне жизнь, – произнесла Сесилия возмущенно и освободилась от руки Денни. – Без оружия и чьей-либо помощи убил дикого зверя, который иначе пронзил бы меня клыками и растерзал. Да, зрелище получилось не из приятных. Сражения со смертельным исходом часто именно такими и бывают такими. Прекрати говорить об этом так, будто ему это доставило удовольствие.

– Какая яростная защита, мисс Хейл. – Люк намеренно выбрал формальный отстраненный тон, который, он знал, только усилит её гнев. – Кажется, вы прониклись большой личной симпатией к этому оленю-оборотню.

Слезы сверкнули у неё в глазах, когда девушка возмущенно посмотрела на него. Слезы и осуждение.

– Он сражался за меня.

Повисло неловкое молчание. Она фыркнула и опустила взгляд. Люк воспользовался возможностью пристально рассмотреть её побледневшее лицо.

Сесилия-Сесилия. Глупая девочка, думает, что без ума от зверя. Она даже не подозревает о его, Люка, животной стороне. Иногда, во время войны, он был вынужден деградировать до состояния жестокого примитивного существа, которое знает только голод, пот, запахи крови и страха.

Она мечтает о выдуманном человеке: джентльмене, который в облике благородного зверя беззаботно прогуливается по зачарованному бору и спасает девиц по пути. А, связавшись с Люком, получит животное в человеческом обличье. Грубое создание, которое больше не умеет радоваться балам и салонным играм, забывшее все слова маленькой простенькой песенки о зеленых лугах, пастушках и о любви.

Наслаждайся своим выдуманным миром, Сесси. И позволь мне навещать тебя там время от времени.

– Какое волнующее развитие событий, – пропела Порция. – Я знаю, это станет великолепным сюжетным ходом для моей новеллы. Героиня влюбляется в человека-оленя.

– Ничего подобного. – Прижав пальцы к вискам и плотно закрыв глаза, Сесилия сделала глубокий вдох и продолжила: – Прошу прощения. Но, честное слово, я не люблю оленя-оборотня. Просто я… немного не в себе. Наверное, предвестие мигрени.

Она протянула руку Денни.

– Прогуляешься со мной? Я чувствую себя лучше, когда ты рядом.

– Конечно. – Он положил её ладонь на сгиб своего локтя и обратился к Люку. – Почему бы тебе не возглавить нашу процессию? Тропинка ведет прямо к домику. Не потеряетесь. Мы с Сесилией догоним.

Люк кивнул. Он повернулся и зашагал вперед, отчаяние поселилось у него в сердце. Виконт Меррит точно знал, о чем будут говорить Сесилия и Денни по дороге к хижине.

Ладно. Ничего не поделаешь. Вечером, по возвращению в Свингфорд-Менор, он прикажет камердинеру собрать вещи. Возможно, уедет сегодня. Он в силах отпустить Сесси, но ни за что на свете не останется в поместье, чтобы присоединиться к чествованиям счастливо обрученной пары.

По этому поводу Люк выпьет один. И не раз.

– Очень хорошо, – произнесла Порция задумчиво. – Может, героиня и не влюблена в человека-оленя. История получится гораздо лучше, если зверь полюбит девушку. Так близко и в то же время так далеко от любимой. Проклят смотреть издалека, никогда больше не прикасаясь к ней. Как печально и романтично.

– Какая откровенная глупость, – возмутился Брук.

Люк ускорил шаг, оставив пикирующуюся пару позади. Он был согласен с обоими, но ни за что не признал бы этого вслух.


***


Она скажет ему – заключила соглашение сама с собой Сесилия – когда они дойдут вот до того небольшого валуна. Или до зарослей папоротника. А если не получится, то она уж точно сообщит ему неприятные вести, как только они минуют вон ту кривую березу.

Сесилия вела внутренний диалог, откладывая неизбежное хотя бы на одну минутку… а потом ещё на одну. В это время Денни легко подстроился под её шаг. Им, как обычно, было комфортно молчать друг с другом.

В конце концов, она резко остановилась у гнилого, мшистого пня.

– Я не могу выйти за тебя, – сказала она зарослям поганок, разросшимся у основания пенька. – Очень, очень сожалею. Я должна была сказать это несколько лет назад, но…

– Ради всего святого, Сесилия. – Его мягкий смех удивил её, и она подняла глаза. – Так нельзя. Как может леди отказать джентльмену, если он ещё даже не сделал ей предложения? Я этого не вынесу.

– Это неправильно, Денни. Некоторое время назад я поняла, что мы не будем… что я не смогу…

Он мягко заставил девушку замолчать, положив руки ей на плечи.

– Истина в том, что мы ничего не знаем о том, что случится в будущем. Мы откладывали этот разговор годами, не так ли? Я ждал все это время… Ну, едва ли я понимаю чего же я ждал. Чего-то неопределенного, полагаю. А ты ждала Люка.

Она задержала дыхание. Денни знает? Ох, милый друг. Наверное, не стоило так удивляться. Они выросли вместе. С ним она знакома дольше всех.

– Само собой разумеется, я догадывался, – сказал он, будто прочитав её мысли. – Почему, ты думаешь, я пригласил вас двоих сюда, в свой дом? Хотел понять, как обстоят дела между вами.

– И как же? – спросила Сесилия, надеясь, что он разобрался в её чувствах лучше неё самой.

Он вздохнул.

– Я знаю, что он держит твоё сердце в странном плену, но считаю, что ты будешь счастливее со мной.

Сесилия недоверчиво покачала головой. Если бы она не была уверена в обратном, то могла бы подумать, что мужчины сговорились. Оба приводили одни и те же доводы.

– Но, Денни…- Она молилась, чтобы эти слова ранили его гордость не слишком сильно. – Мы не любим друг друга, не в том смысле, что нужен для брака.

– Наверное, нет. Только вот ты влюблена в Люка уже четыре года. Это принесло тебе счастье?

У неё не было ответа.

– И должен признать, холостяцкая жизнь для меня теряет своё очарование. – Денни нежно обхватил её руки своими. – Сесилия, я знаю, что между нами нет великой страсти. Зато есть истинная привязанность. Откровенность. Уважение. Многие браки заключались, не имея и этого. В свое время, возможно, появятся и более глубокие чувства. Неизвестно, что получится, если у нас будет шанс.

Он поднес руки девушки к своим губам и по-дружески поцеловал сначала костяшки, а потом – чувствительные ладони, прежде чем прижать их к своим щекам. Сесилию поразило, насколько приятным был этот жест, также как и нежная забота в его глазах.

Она обнимала ладонями знакомое с детства лицо Денни. Дорогого, близкого, открытого Денни, с его ямочкой на правой щеке и малюсеньким шрамом на левой. Сможет ли она увидеть в его в новом свете? Принять как своего мужа? Сесилия на самом деле хотела детей, дружеского общения и счастливого дома – все то, что отказывался дать ей Люк.

Она вздохнула.

– Я не знаю, что сказать.

– Все хорошо. Я не прошу тебе ответить «да» прямо сейчас. Просто… не говори и «нет» пока, ладно?

После чего Денни улыбнулся той самой очаровательно-плутовской улыбкой. И поцеловал Сесилию, все ещё удерживая её руки у своего лица.

Это было очень приятно. У него был вкус чая и перечной мяты, его губы – ласковыми и теплыми. Поцелуй оказался мягким и нежным. Успокаивающим и расслабляющим. Ужасно несправедливо, что даже когда он завладел её губами, сердце Сесилии осталось не затронуто. Она не могла перестать сравнивать поцелуй Люка и этот.

Какие же они разные.


***


– Вы что-нибудь слышали? – спросила Порция через некоторое время.

– Нет, – ответил Брук.

– Подождите! – Миссис Ярдли жестом попросила мужчин остановиться и приложила палец к губам, призывая к молчанию.

Люк нетерпеливо переступил с ноги на ногу, стремясь двинуться дальше. Если они задержаться здесь слишком долго, то Сесилия и Денни нагонят их.

– Вот, – сказала Порция, приложив согнутую рупором ладонь к уху. – Слышите? Шелестящий, похожий на сухую листву, звук.

– Сухие листья в лесу, – откликнулся Брук. – Вы только представьте себе.

Люк пошел вперед, и пара последовала за ним, споря друг с другом взволнованным шепотом. Домик, наверное, уже недалеко. Возможно, он просто запрет этих двоих в хижине и уйдет. Чем скорее они окажутся в одной постели, тем скорее для всех остальных воцарятся мир и покой.

– Постойте! – снова попросила Порция.

Люк повернулся на каблуках:

– Что на этот раз?

– Посмотрите на отметины. – Она указала на линию узких впадинок в грунте. – Они похожи на оленьи следы.

Брук протер глаза:

– Следы оленя в лесу. Невообразимо.

– Неизвестно, оленьи ли они! Следы мог оставить он. – Застенчиво пожав плечами, Порция понизила голос до шепота. – Ну, вы понимаете, человек-олень.

– А зачем шептать? Боитесь, что олень-оборотень подслушает? – Брук издал язвительный смешок. – Моя дорогая миссис Ярдли, ваши фантазии с каждой минутой становятся все забавнее. Ради всего святого, почему вы решили, что вполне обычные оленьи следы принадлежат злобному оборотню?

– Я не ваша «дорогая миссис Ярдли». И откуда вы знаете, что эти отпечатки оставили не его копыта?

Не скрывая досады, Брук поднял руки:

– Хорошо. Я сдаюсь.

– А я – нет, – ответила она, сощурившись. – И в этом разница между нами.

Приподняв юбки, Порция сделала пол-оборота и вошла в лесные заросли.

– Что вы задумали?

– Пойти по следу, конечно же. Это единственный способ узнать правду.

Как только темная накидка Порции исчезла в лесу, Люк последовал за ней. Волна страха окатила его.

– Миссис Ярдли, подождите, – позвал он. – Уходить с тропинки опасно. По крайней мере, позвольте мне…

Металлический щелчок прервал его.

Затем последовал пронзительный крик.

Меррит и Брук бросились сквозь заросли. И обнаружили Порцию неуклюже лежащей на листьях и мху, лицо её сильно побледнело.

– Моя… – Она схватила воздух ртом. – Помогите мне. Не понимаю, что случилось с ногой.

Трясущимися пальцами она подтянула юбки, обнажив лодыжки. Стальные челюсти капкана смертельным укусом сжимали левый ботинок пострадавшей.

– Черт возьми! – Брук упал на колени рядом. – Не волнуйся, Порция. Сейчас мы это снимем.

Он потянулся к капкану.

– Подождите, – воскликнул Люк. – Не…

Ещё один мучительный возглас Порции.

– …Трогайте, – закончил он слабо.

– Что случилось? – Сесилия и Денни присоединились к ним. Пробираясь сквозь кустарник, они держались за руки.

– Миссис Ярдли угодила в капкан, – ответил Люк, не отваживаясь посмотреть в лицо Сесилии. – К счастью, не очень большой, но нога застряла крепко. Чтобы разжать ловушку, нужен рычаг.

Он осмотрелся в поисках подходящей ветки. Остановился ненадолго, поймав взгляд Денни:

– Найди две прочные жерди длиной приблизительно шесть футов [7]. Когда я освобожу Порцию от капкана, нам понадобятся носилки, чтобы доставить её домой.

Денни кивнул и, прошептав что-то Сесилии, начал осматривать окрестности в поисках подходящих молодых деревцев.

– Больно, – простонала Порция. – Как же больно. Я, должно быть, умираю.

– Нет, конечно. – Собрав юбки, Сесилия пристроилась рядом с подругой. Люк чувствовал на себе взгляд голубых глаз Сесси, пока выбирал толстую ветку и очищал её.

Сняв сюртук, Брук сложил его и подложил под голову Порции как подушку.

– Ты не можешь умереть, – сказал он, склонившись к ней с другой стороны. – С кем же я тогда буду спорить?

– С кем угодно, кто обладает здравым смыслом, – едко парировала Порция, но, когда Брук взял её ладонь в свою, руки не отняла. – Ведь такие заносчивые всезнайки всегда состоят в каком-нибудь дискуссионном клубе?

– Да, но ни один из членов клуба не обладает такой занимательной фантазией, как твоя. И ни у одного из них нет таких красивых волос. – Он ласково убрал эбонитово-черный локон с её бледного, покрытого испариной, лба.

Люк поднял юбки Порции до колена и крепко ухватился за сук.

– Миссис Ярдли, будет больно.

Порция захныкала.

Брук продолжил гладить её волосы, шепча:

– Будь смелой, дорогая. Кричи сколько хочешь. Если понадобится – сломай мне руку. Я тебя не оставлю.

Сесилия пододвинулась к Люку.

– Я могу быть чем-нибудь полезной?

– Нет.

– Да, – продолжала настаивать она. – Просто скажи, что мне делать. Помочь тебе с рычагом?

– Не надо, – коротко ответил он. Черт возьми, Люк не хотел вовлекать Сесси в это, но дополнительная пара рук пришлась бы кстати. – Просто… не давай ей шевелиться. Удерживай ногу миссис Ярдли в неподвижном состоянии, даже если она начнет брыкаться.

Сесилия кивнула.

– Порция, я тебе помогу. – Тонкие пальчики девушки сомкнулись на лодыжке и икре подруги. Захват быль столь крепким, что у Сесилии побелели костяшки. – Я готова.

Он наклонил голову и просунул ветку между челюстями капкана. Несмотря на все старания, Люк все равно задел ногу Порции. Низкий стон боли вызвал новый поток произнесенных шепотом ободрений от Брука.

– Давай, – спокойно сказала Сесилия, продолжая удерживать ногу Порции. – Просто сделай это.

Люк уперся ногой в землю и изо всех сил налег на палку. Боль стрелой пронеслась через его предплечье, а Порция издала ужасный вопль, который был бы весьма уместен на страницах одного из её готических романов. Но Сесилия решительно удерживала ногу подруги на месте, используя для этого весь свой вес.

Через несколько секунд Люк смог разжать капкан.

– Давай, – хрипло скомандовал он, и Сесси поняла, что надо делать. Она потянула ботинок подруги вверх, убрав его за полсекунды до того, как ветка сломалась, и металлические челюсти сомкнулись, поймав только воздух.

– Надо осмотреть травму, – сказала Сесилия, расшнуровывая ботинок пострадавшей, пока Люк пытался отдышаться. Она быстро сняла с Порции обувь и порванный чулок.

Вместе они склонились над раненой ногой.

– Выглядят неглубокими, – произнес Люк, осмотрев две колотые ранки на светлой ножке Порции. – А снизу только царапины.

– Спасибо небесам за практичную обувь. – Сесилия слегка ему улыбнулась.

Сладкое чувство стрелой пронзило грудь Люка. Как хорошо она справилась с ситуацией: её спокойная уверенность и способность шутить с невозмутимым видом всех успокоили, в том числе и его. Где она этому научилась? Уж точно не в пансионе для благородных девиц.

Стараясь отвлечься до того, как забудет о своих намерениях ради поцелуя Сесилии, Люк снова посмотрел на поврежденную ногу Порции. И через несколько минут сказал:

– Надо будет тщательно промыть рану. Но сейчас, до возвращения в поместье, лучше просто перевязать. Сесси, дай мне твой…

– Чулок? – Широкая шерстяная лента цвета слоновой кости покачивалась у него перед носом.

Он испуганно поднял взгляд. Выражение лица Сесилии было совершенно невинным.

– Я собирался попросить носовой платок, – соврал он, забирая предмет женского туалета. – Но это тоже подойдёт.

Пока Сесилия обувалась, Люк несколько раз обмотал чулок вокруг ступни и лодыжки Порции, крепко перевязав рану.

Вернулся Денни с двумя прочными палками. Люк снял сюртук и продел жерди через рукава, прежде чем застегнуть его. То же самое он проделал с сюртуком Брука, надев его на шесты с другой стороны. В итоге получились импровизированные носилки, которые легко выдержат вес Порции.

Брук хлопотал вокруг раненой леди, пока её перемещали на носилки, и даже поцеловал в лоб, восхваляя за храбрость.

– И это называется поцелуй? – пожаловалась пострадавшая. – Я же не ребёнок.

Артур Брук взял в ладони лицо начинающей писательницы и поцеловал её более основательно. Освободив, только когда слабое протестующее ворчание Порции переросло во вздох удовольствия.

– Так лучше?

– Да, намного. – Щечки миссис Ярдли порозовели.

– Ладно. Теперь будь хорошей девочкой и лежи спокойно.

Она слабо ударила его, когда мужчины поднимали носилки: Брук – со стороны головы, а Денни – со стороны ног.

Сесилия подошла к другу детства:

– Я… мне надо немного отдохнуть, а Порцию должен осмотреть доктор. Пожалуйста, позаботься о ней. Люк проводит меня домой.

Она встала на цыпочки, чтобы вознаградить согласный кивок Денни легким поцелуем в щеку.

«Как ребёнка», – мелочно подумал Люк.

Таким образом, они остались наедине.

– Прогуляешься со мной? – спросила Сесилия, встав сбоку.

Он молча подал ей согнутую в локте руку, но она покачала головой и потянулась к его ладони. Их пальцы переплелись в том интимном, невинном жесте, который равно любим детьми и влюблёнными. Они прошли немного назад, вернувшись к тропинке.

– Не туда, – промолвила она, когда он собрался последовать за остальными. – Пойдём дальше, к домику. Мы уже близко, и там я смогу забрать свой чулок. Ведь пришлось расстаться ещё с одним.

– Как пожелаешь.

Чувствуя легкость и спокойствие, они продолжили путь, слегка покачивая сомкнутыми руками, как будто время вернулось в то лето четыре года назад, и они совершали одну из тех неторопливых прогулок.

Конечно, тогда Сесилия и Люк ещё и разговаривали. Обо всем на свете и ни о чем в частности, как делают это парочки. Когда же виконт Меррит утратил способность вести непринуждённую беседу? Несомненно, он сможет выдавить из себя хоть что-нибудь.

– Ты удивила меня, – выпалил Люк, потому что это было единственное, о чем он мог сейчас думать. – Восприняла травму Порции без страха или нерешительности… Я не знал, что ты настолько храбрая.

– Храбрость? Я тоже не всегда знала, что она у меня есть. – Сесилия бросила на него пронзительный взгляд. – Я думаю, за четыре года каждый из нас открыл в себе новые стороны.

Чистейшая правда. Но своими «открытиями» ему не хотелось делиться с ней. Уклончиво пожав плечами, он отказался отвечать на невысказанный вопрос.

– Обычно ты убегала при виде паучка.

– О, я до сих пор ненавижу пауков. А травмы меня не пугают. Леди, которая в течение года заботилась о солдатах-инвалидах, видела вещи гораздо страшнее, чем рана Порции.

Люк встал, заставив остановиться и свою спутницу.

– Ты год ухаживала за больными солдатами?

Она кивнула:

– Королевский госпиталь в Челси [8].

– Но… – Он старался примириться с этой новостью. – Они же не позволяют всем, без разбору, благородным дамам заниматься подобным, не так ли?

– Ну…- Сесилия пожала плечами и продолжила прогулку. – Честно говоря, я не спрашивала разрешения. Видишь ли, около года назад произошла трагедия. Раненный солдат был найден блуждающим по Арденнам [9]. Очевидно, он оказался единственным выжившим из полка. Но, пережив сильный удар по голове, не мог вспомнить кто он такой, где его дом и семья, ничего, что бы предшествовало битве. Газеты печатали статьи о «неизвестном герое Монмираля» [10]. Весь Лондон говорил о нём. И Порция отчаянно хотела увидеть этого человека, тщетно надеясь, что это мистер Ярдли. Она только что получила известие о смерти мужа во Франции и, как понимаешь, надеялась, что произошла ошибка. А я…

Замедлив шаг, она посмотрела на Люка:

– Я хотела быть уверенной, что это не ты.

В горле у него образовался комок.

– Но, конечно же, это был не ты, – Сесилия снова пошла быстрее, – и не Ярдли. Пока мы ожидали, когда нас пропустят к тому солдату, я разговорилась с другим мужчиной. Морским офицером, раненным во время датской канонерской атаки [11]. Он позвал меня из коридора, но, рассмотрев лицо, извинился. Принял меня за свою сестру.

Сесилия шумно вдохнула и продолжила:

– Я почувствовала себя ужасно из-за того, что разочаровала раненого, поэтому провела около часа за беседой с ним. Большей частью слушая. На следующий день пришла снова и присела рядом. Он представил меня ещё одному пациенту, своему приятелю – лейтенанту кавалерии. Не то чтобы я осознано решила взять за обычай такие визиты, но день за днём, продолжала возвращаться в госпиталь. Первый месяц или около того я делала тоже самое, что и в первый раз – просто садилась рядом с кроватью больного и слушала. Если он выражал такое желание – читала вслух. Нельзя было не заметить, что раны обитателей госпиталя требуют ухода, бинты нуждаются в замене и тому подобное. Так я стала заниматься и этими мелочами тоже.

Люк мог лишь безмолвно взирать на неё. Это правда. Сесилия действительно изменилась. Свежесть юности и благородство никуда не исчезли, но вместе с тем сейчас пред ним стояла спокойная, уверенная в себе женщина. Это отражалось в положении подбородка, выверенной грации движений. В том, как свет падал на завитки её волос на лбу… Она всегда была милой девушкой, но до этого момента он не считал Сесси прекрасной.

– Поразительно, – пробормотал он. И прочистив горло, добавил: -Тебе не было скучно слушать грубые солдатские истории? Неприятно ухаживать за ранеными незнакомцами?

– Конечно, нет, – легко ответила она, сжав его ладонь. – Я представляла тебя на их месте.

Боже! Она его просто убивает.

– Исходя из того, что ты мне рассказала, – произнес он с фальшивым безразличием, – я уверен, все они безнадежно влюбились в тебя. Сколько же предложений руки и сердца ты получила за четыре года? Точно сотню, или даже больше.

– Двадцать шесть.

Люк замедлил шаг, когда показалась хижина – крохотное строение с соломенной крышей, втиснутое между двумя высокими соснами.

– Двадцать шесть, – повторил он, останавливаясь.

Сесилия повернулась к нему лицом, крепко сжимая руку Люка.

– Да, двадцать шесть. Не считая солдат-инвалидов. – Цвет её глаз стал ярче, кольбатово-голубым. – Ты не подозреваешь, как я сражалась за тебя, Люк. Конечно, не так как ты. Но здесь я прошла через свои маленькие битвы. Сопротивлялась давлению, толкавшему меня к замужеству, боролась с завистью к подругам, познавшим супружескую жизнь, справлялась со своей собственной жаждой дружеского общения и любви.

Голос девушки надломился:

– Я не та женщина, которая может жить в одиночестве.

– Знаю, – прошептал он, протянув свободную руку к её щеке. – Знаю. Именно поэтому тебе нужен муж, который может…

– Я отчаянно сражалась, – перебила она, – тогда как месяцы, и даже годы, проходили без единой весточки от тебя.

Чувство вины скрутило внутренности Люка.

– Я не мог написать. Мы не были помолвлены.

– Да, но ты мог отправить весточку Денни. Или любому другому из наших общих друзей и невзначай осведомиться обо мне.

– Я не хотел.

Она отпрянула, и он обвил талию Сесси рукой, притягивая ближе.

– Как объяснить? Ты знаешь, мои родители умерли несколько лет назад. У меня нет ни братьев, ни сестер. И очень мало родственников. После первой же небольшой перестрелки в Португалии я понял: если умру здесь, на поле боя, никто, кроме нескольких школьных приятелей, не будет оплакивать меня. – Он прикоснулся к её щеке. – Никто, кроме тебя. Я действительно думал о тебе. Постоянно. И, конечно же, я вспоминал тот прекрасный, сладкий поцелуй, когда истекал кровью, голодал и умирал от страха. Мысль о том, что Сесилия Хейл волнуется обо мне, позволяла жить дальше. Я не мог рисковать и спрашивать о тебе, неужели ты не понимаешь? Я не хотел знать. Без сомнения, выяснилось бы, что ты вышла замуж за одного из тех двадцати шести мужчин, выстроившихся в очередь, чтобы сделать тебе предложение, и у меня бы ничего не осталось.

– Но я всем отказала. Ждала тебя.

– Это было глупо. – Люк сжал её подбородок. – Потому что мужчина, которого ты ждала… не вернулся назад. Я слишком сильно изменился. Кто-то потерял на войне ногу, другие лишились нескольких пальцев. Я же пожертвовал частью человечности. Почти как смехотворный человек-олень, которого ты тут преследуешь.

– Я здесь преследую тебя, идиот! – Она заколотила кулачками по его плечам. – Ты единственный, кому принадлежит моя любовь.

Он поцеловал Сесилию, крепко и быстро. Только одно мгновение. До тех пор пока её уста не перестали изрекать опасные слова и не стали мягкими, завлекающими, а сомкнутые кулаки не расправились у него на груди.

После чего он отстранился.

– Послушай, ты меня восхищаешь. Я преклоняюсь перед тобой. Черт, я провел четыре года, создавая некое подобие извращенного, богохульственного культа вокруг тебя. И ты должна знать, как сильно я тебя желаю. – Рукой Люк обнял талию девушки и с силой прижал её живот к своему возбужденному паху. Затем снова поцеловал, чтобы не было слышно стон, рвущийся с его губ. – Но я не могу любить тебя, Сесилия, не так, как ты того заслуживаешь.

– Кто ты такой, чтобы решать, чего я заслуживаю? – Она вырвалась из объятий и подошла к двери хижины, взявшись за ручку, рванула её на себя. – И что ты подразумеваешь под фразой «я не могу любить тебя»? Любовь не зависит от того, что ты можешь или не можешь.

Сесилия ещё раз дернула ручку, но дверь не шелохнулась.

– Так же как не зависит и от наших дел. Ты или любишь меня, и наплевать на последствия, – снова потянула, но без видимого результата, – или не любишь, и нам не по пути.

Она отпустила дверную ручку и сердито выдохнула.

Медленно он подошел к девушке.

– Здесь небольшая защелка, – сказал Люк, дернув за шнурок у неё над головой. – Вот тут.

Дверь открылась с ржавым скрипом. Вместе они стояли на пороге, осматривая тускло освещенное помещение.

– После тебя, – сухо произнесла Сесилия. – Пожалуйста.

– Темнеет. Надо возвращаться в поместье.

– Пока ещё нет, – проговорила она, вталкивая Люка в грязную темную хижину. – Снимай рубашку.

Глава 6

– Что? – скрестил на груди руки Люк. Его глаза метнулись с единственного окна хижины на кровать с соломенным тюфяком, втиснутую в угол, где крыша была особо покатой. – Ты это не серьезно.

Паника взрослого мужчины показалась Сесилии чрезвычайно забавной.

– Вполне серьезно.

– Сесси, сейчас не время и не место для…

– Для свидания? – рассмеялась она. – Думаешь, что я заманила тебя в уединенную хижину, как в ловушку, чтобы учинить над тобой непотребство? Какая удача для тебя! Нет, снимай рубашку, я хочу осмотреть твою руку.

– Мою руку? – Он прищурился. – Какую именно?

– А сам как думаешь? – Она пересекла комнату, подошла ближе и начала развязывать его шейный платок. – Пострадавшую в схватке с вепрем прошлым вечером.

Какое у него было выражение лица!

Сесилии захотелось его расцеловать. Люк выглядел восхитительно сбитым с толку. Наконец-то он позволил соскользнуть тяжелой маске безразличия, которую носил со дня приезда в Свинфорд-Менор. Под ней оказался настоящий Люк – привлекательные зеленые глаза, темно-каштановые волосы, прекрасной формы губы, созданные как для плутовской улыбки, так и для поцелуев.

Мужчина, в которого она влюбилась и до сих пор любит. Да, он изменился. Но и она сама изменилась: стала старше, мудрее, сильнее той девочки четыре года назад. На этот раз она не позволит ему уйти.

– Ты знала?

– Знала, – улыбнулась она.

Сесилия стянула платок с его шеи, дыхание Люка прервалось. Стараясь не обращать внимания на показавшийся треугольник обнаженный мужской груди и безумный стук сердца, вызванный открывшимся видом, она принялась расстегивать пуговицы жилета.

– Как? – допытывался он, повинуясь ее молчаливым настойчивым попыткам снять еще один предмет одежды. – Как ты догадалась?

– Большая удача, что в армии тебе не довелось стать шпионом. Ты совершенно не умеешь ничего скрывать и менять внешность. Если бы у меня раньше не возникли подозрения, все стало бы ясно сегодня. Мой чулок нашли в этой отдаленной хижине, и вдруг оказалось, что тебе известен секрет замка. И ты оберегаешь одну руку с самого завтрака. – Сесилия расстегнула несколько пуговиц его рубашки спереди и занялась манжетами. – Догадалась еще вчера. Я узнаю твой голос где угодно, не говоря о прикосновении. – Она прерывисто вздохнула, не в силах встретить его вопросительный взгляд. – Все так, как ты сказал, Люк. Даже после стольких лет ты заставляешь меня трепетать.

Его голос звучал мягко.

– Не понимаю, почему я за тобой пошел. Мы расстались в гневе… Я просто не мог позволить тебе уйти вот так.

– Чему я очень рада. Ты спас мне жизнь. – Проворным движением она вытащила его рубашку из штанов, сминая дорогое полотно обеими руками. – Руки вверх, голову вниз!

Сесилия начала снимать ему рубашку через голову, но Люк ее остановил.

– В бою при Витории [12] я нарвался на штык. Остались неприятные на вид шрамы.

– Я больше года ухаживала за ранеными. Уверена, что видела раны пострашнее.

Разглядывая красноватую искривленную полосу от ключицы до ребер, Сесилия подумала, что и в самом деле видела хуже, но не на любимом мужчине. Оказалось так сложно сдержать извечные женские порывы: заплакать, обнять и приласкать его, провести по шраму губами.

Вряд ли Люк одобрил бы подобную суету.

Прочистив горло, Сесилия снова обратила внимание на пострадавшую руку. Рана показалась ей чистой и не настолько глубокой, чтобы вызвать настоящее беспокойство. Но, как она и подозревала, повязка ослабла, скорее всего, когда он разжимал капкан на ноге Порции.

– Там есть вода, – кивнул он на закрытую крышкой посудину на столе. – Я вчера принес.

Они вместе подошли к столу и уселись на грубо сколоченные табуретки. Сесилия намочила свой носовой платок прохладной водой и осторожно приложила к ране.

– Если еще вчера ты знала, – спокойно полюбопытствовал Люк, – почему сказала остальным, что это человек-олень?

– Было понятно, что ты не хотел им рассказывать.

– Какое мне дело до них?! Я не хотел, чтобы ты знала, – с трудом сглотнул он и посмотрел в угол, – чтобы видела меня таким. Когда мужчина сталкивается со смертью, в нем просыпается животное. Когда один на один, клинок к клинку, убить или умереть… – Дерзкие зеленые глаза встретили ее взгляд, и он хлопнул ладонью по шраму. – Человек, который это сделал… мертв. Когда штык разорвал мою плоть, я схватил врага за горло и смотрел, как у него вылезали глаза из орбит, пока он не задохнулся.

Сесилия приказала себе не показывать свои чувства, а спокойно заниматься его раной. Именно ее отвращения он ожидал и боялся.

– И он не был единственным, – продолжал Люк. – Узнать, на какую жестокость ты способен на самом деле… Такой ноши я бы и врагу не пожелал.

– Ноша легче, если ею поделиться, – рискнула посмотреть на него Сесилия.

Люк чертыхнулся:

– Я и так слишком многим с тобой поделился. Не могу поверить, что рассказываю все это тебе.

– Ты можешь рассказывать мне обо всем. Я все равно тебя люблю. Хочу предупредить, что за прошедшие четыре года я многое узнала об упорстве и не собираюсь тебя отпускать.

– Ты не понимаешь, – покачал головой Люк. – Иногда я едва ли чувствую себя человеком. Вспомни, как зверски я расправился с вепрем, или про варварский поступок с чулком…

– Ах, да, – отложила она в сторону носовой платок и встала. – Чулок.

Сесилия поставила одну ногу на стул и начала медленно поднимать юбки, обнажая ножку.

– Сесси…

– Да, Люк?

Она наклонилась, чтобы развязать шнурки на ботинках, открывая восхитительный вид на декольте.

– Сесси, что ты делаешь? – простонал он.

– Ухаживаю за твоими ранами, – ответила она и стянула ботинок. Затем уверенными движениями распутала узел подвязки на бедре и неспешно спустила чулок. – Так тебе будет лучше. – С поднятыми выше колен юбками, соблазнительница раздвинула ноги и присела ему на колени.

– Тсс, – успокоила она протест Люка, ловко обмотав мягкой лентой его руку и для надёжности заткнув кончик чулка под самодельную повязку. – Вот так, – хрипло произнесла Сесилия, приблизившись губами к внутренней стороне мужского запястья, – только лучше.

– Мне не нужны были твои чертовы чулки, – выпалил он, – когда прошлым вечером я повалил тебя на землю и поднял юбки. Ради всего святого, я хотел… – Бормоча проклятья, он схватил ее за плечи и потянул ближе. Пока она не почувствовала давление твердой выступающей мужской плоти между своих ног. – Сесси, то, что я хочу от тебя, – это не забота. И не романтика. Это разграбление, овладение. Если у тебя осталась хоть капля разума, ты должна развернуться и бежать от…

Она крепко его поцеловала, впиваясь в спину ногтями и сжимая бедрами, как клещами. Смело втянула его нижнюю губу и прикусила, смакуя удивленный стон возлюбленного. Потом откинулась, подхватила его руки, положила себе на грудь и прижала.

– Ради всего святого, Люк. Не только у тебя имеются животные желания.

Зарычав ей прямо в губы, он пленил ее рот: языки сплелись, столкнулись зубы. Слегка потянув за ткань, он высвободил ее груди из корсета и из лифа платья и накрыл губами дерзкий напряженный сосок. Резко провел языком и прикусил чуткую плоть зубами. От неожиданности и наслаждения у Сесилии прервалось дыхание.

Потом его руки оставили в покое грудь и направились вниз, где пробрались через бесконечные слои юбок и разрез в панталонах, чтобы найти самое сокровенное место. Люк нежно погладил ее там. Слишком нежно. Нетерпеливая от желания, она схватила его за плечи и потерлась о его пальцы. Трепет, вызванный предвкушением изысканного удовольствия, охватил ее от головы до ног. Сесилия лизнула его в ухо и услышала ответный стон.

Да! Да! Наконец-то это случится!

– Боже, – с надрывом вздохнул он, – это не должно случиться.

– О да, должно. – Затаив дыхание, она воевала с пуговицами клапана его панталон. – И будет! Обязательно!

Пробравшись в штаны и кальсоны, Сесилия бесстрашно взяла в руку его плоть. Вот только что с ней делать она не представляла. Осторожно провела кончиком пальца по гладкой округленной головке. В ответ Люк надавил пальцем на ноющую сердцевину ее желания.

– Сесси! – Он закрыл глаза и стиснул зубы. – Если я сейчас же не остановлюсь…

– Потом уже не сможешь? – прижалась она губами к мочке его уха. – Это моя заветная мечта. Разве не ты говорил, что покончил с битвами? Так перестань сопротивляться, Люк.

Он глубоко, всей грудью вздохнул, и Сесилия почувствовала, как напряжение отпустило мощные мышцы.

– Хорошо, – спокойно ответил он и положил подбородок ей на плечо. – Хорошо. Тебе я сдаюсь с удовольствием.

Подхватив ее под ягодицы обеими руками, Люк поднялся. От неожиданности Сесилия пискнула.

– Слишком поздно возражать, – поддразнил он, шагая в угол и укладывая драгоценную добычу на узкую кровать. С впечатляющей точностью движений снял ботинки, штаны, кальсоны и всем весом опустился на кровать. – Теперь ты.

Проникающий через подслеповатое окошко и щели в соломенной крыше дневной свет превратился в слабые тусклые лучики. Люк помог Сесилии освободиться от платья и нижних юбок, снял корсет, развязал тесемки панталон. Потом присел и молча впился взглядом в совершенно обнаженное женское тело. И сидел так долго, что она начала волноваться.

– Люк? Что-то не…

– Обещай мне, – хрипло попросил он, – что ты подаришь мне еще одну возможность сделать все, как положено. – Дрожащий палец очертил линию ее бедра. – Ты такая красивая, Сесси. Твое тело заслуживает поклонения и обожания. Обещай, что позволишь поцеловать каждый дюйм этого совершенства. В следующий раз.

Как же ей нравились слова «в следующий раз»! Наблюдая, как его взгляд бродил по ее изгибам, Сесилия кивнула:

– Обещаю.

– Хорошо, – ответил он напряженным голосом и опустился на нее. – Потому что – прости меня, дорогая, – на этот раз все закончится очень быстро.

Дыхание ее стало прерывистым, когда Люк просунул руку между их телами, раздвинул ее бедра и пробрался пальцами в трепещущую плоть. Потом она почувствовала там закругленную головку мужского органа – давящего, толкающего, растягивающего ее до боли. И за грань боли.

– Как ты? – с трудом выговорил он ей в шею.

– Терпимо.

– Остановиться?

– Нет! – Сесилия обняла его за спину руками и обхватила ногами. – Не вздумай.

Она долго боролась за него, за возможность испытать эту боль, и чувствовала странную привязанность даже к этому саднящему ощущению между ног. Не надо ее ни от чего избавлять. Боль была реальной, здесь и сейчас, а это значило, что наконец-то он дома. Дома с ней.

С каждым толчком неприятные ощущения уменьшались. Их место заняло безрассудное желание. Она поднималась навстречу каждому броску его бедер, ее руки скользили по тонкой пленке испарины на сильной спине. Темп движений увеличился, подводя ее все ближе и ближе к тому пределу, за которым следовало восхитительное наслаждение. Сегодня днём Люк перевел ее за эту границу, но этот раз будет намного лучше. Скоро они перейдут ее вместе.

С гортанным стоном Люк застыл глубоко в ней. Их взгляды встретились, и Сесилия инстинктивно поняла вопрос в его глазах. Если она позволит ему продолжить, то может зачать ребенка.

Отведя прядь волос с его брови, она ждала. Ее чувства ему известны. Решение за Люком.

– О Господи, да, – прохрипел он. – Сесси, я люблю тебя.

Радость разрасталась в ней до тех пор, пока Сесилия не задрожала от усилий ее сдержать.

– Тогда к черту последствия, – прошептала она с улыбкой.

После этого слова стали не нужны. Только вздохи, стоны и невнятные иступленные хрипы. Быстрее. Еще. Здесь. Да, здесь.

Сейчас.

– Мы можем остаться на всю ночь? – спросила Сесилия.

Они лежали в обнимку на узкой кровати, пытаясь отдышаться. Только теперь она начала замечать тесноту и заплесневелость хижины.

– Можем, – сонно ответил Люк, – если хотим, чтобы нас разбудили слуги Денни, разбивающие дверь в щепки. Поисковая партия не заставит себя ждать.

– Он знает, что я с тобой.

Во всех смыслах. Сесилию кольнула боль сочувствия к старому другу. Его лицо выражало истинное разочарование, когда сегодня она прервала поцелуй и отказала ему. Но Денни заслуживает того, чтобы найти свою любовь, а она, Сесилия, никогда не смогла бы сделать его по-настоящему счастливым. Ее сердце и душа принадлежат Люку.

Как будто заявляя права на её тело, Люк крепче обнял любимую, поцеловал в ямочку на шее и пробормотал:

– Но на полчаса задержаться можем.


***


Позже они поднялись, неспешно оделись и навели порядок в маленьком домике, прежде чем закрыли за собой дверь. Ночь выдалась безоблачной, почти полная луна светила достаточно ярко, указывая путь. Они шли, взявшись за руки.

– Ты видел его прошлой ночью? – тихо спросила Сесилия. – Оленя.

– Видел.

– Он прекрасен. – Люк не ответил, и она добавила: – Как ты считаешь?

Возможно, мужчины не видят ничего «прекрасного» в животных или не признаются в этом.

– Да, – с редкой, легкой улыбкой согласился он. – Он напоминает мне тебя: прекрасный, грациозный, бесстрашный.

– А я считала, что он похож на тебя: гордый, непокорный, сильный, – нежно рассмеялась она. – Возможно, он вообще не существует, а мы просто преследовали друг друга.

Если олень на самом деле бегал по лесам, они не встретили бы его, выйдя за границы Свингфордского леса. Хотя, скрывайся в чаще хоть стадо кровожадных оленей-оборотней, Сесилия бы их не заметила. Она видела только Люка.


***


Денни сразу все понял, когда они столкнулись с ним в дверях гостиной.

– Сесилия… – Пристальный взгляд друга скользнул с распущенных волос на помятое платье, затем на их переплетенные пальцы. – Я… я уже собирался разыскивать вас.

– Вот и вы! – воскликнула Порция из-за спины хозяина. – Входите, входите.

Она лежала на диване, укутанная в одеяла, а ее перевязанная нога покоилась на придвинутой оттоманке. Брук сидел рядом с чашкой в каждой руке.

Сесилия повернулась к Денни.

– Извини, что заставила тебя волноваться, но… – Она сжала руку Люка для храбрости. – Видишь ли, мы…

– Понимаю, – сказал Денни. Серьезное выражение его лица сказало Сесилии, что он действительно все понял. К его чести, он принял это спокойно.

Денни повернулся к Люку:

– Когда свадьба?

– Свадьба? – воскликнула Порция.

Сесилия вздохнула. В этом весь Денни – берет на себя обязанности как троюродный брат и единственный родственник-мужчина в доме. Не слишком ли он торопится? Само собой, она надеется, что однажды Люк…

– Чем быстрее, тем лучше, – ответил Люк и обнял ее за талию.

Взгляд Сесилии метнулся к его глазам, как бы спрашивая: «Ты уверен?»

Ответом ей стал быстрый поцелуй.

– Хорошо, а мы когда поженимся? – Брук обратился с вопросом к Порции.

– Поженимся? – Порция неистово покраснела и пренебрежительно взмахнула обеими руками. – С какой стати? Я только начала получать удовольствие от статуса вдовы. Не хочу снова выходить замуж. Хочу писать скандальные романы и развлекаться с кучей любовников.

Брук поднял брови.

– Может, договоримся о любовнике? В единственном числе.

– Это будет зависеть, – изобразила она скромную улыбку, – от вашего умения вести переговоры.

– Что за вечер у тебя выдался, Порция, – заметила Сесилия. – Столкнулась со смертью, получила предложение о браке и непристойное предложение. Надеюсь, теперь достаточно вдохновения для твоего готического романа?

– Даже слишком, – воскликнула Порция, указывая на забинтованную ногу. – Я распрощалась с готикой навсегда. Нет, теперь я осознала намек, исходящий от безвкусных обоев в моей комнате, и напишу небольшой неприличный рассказ о распутной молочнице и толпе ее любовников.

– Любовнике, единственном, – плюхнулся рядом на диван Брук и устроил ее ногу на своих коленях.

– Ох, – вздохнула Порция, когда он начал массировать пострадавшую ступню, – ох, как хорошо.

Люк потянул Сесилию за руку в сторону двери.

– Давай сбежим!

Выходя из комнаты, она услышала, как Денни произнес своим обычным шутливым тоном:

– Сделай одолжение, Порция. Пусть твой герой будет похож на меня. Мне надоело одиночество.

Сесилия и Люк выбежали в коридор, держась за руки.

– Извини, – начал Люк, останавливая, поворачивая к себе лицом и прижимая любимую к стене, – что не успел сделать тебе предложение по всем правилам, но… ты ведь не против?

Она замерла на мгновение, наслаждаясь неотразимым выражением неуверенности на его лице. Затем подарила нареченному глубокий поцелуй, зарылась пальцами в его волосы и прижалась всем телом.

– Разве это похоже на возражение? – наконец отозвалась она.

Он улыбнулся и запечатлел легкий поцелуй между ее бровями, прежде чем прислониться к тому же месту лбом. Между ними оказался тугой узел переплетенных пальцев.

– Я уеду в течение часа. Нужно поговорить с твоим отцом. Не уверен, что Денни окажется таким великодушным, чтобы и дальше принимать соперника в своем доме. А еще я не смогу провести здесь ночь, если ты не окажешься в моей постели.

– Можно подумать, я была бы против.

Они снова поцеловались, и Люк прижал ее к стене, дарящим наслаждение движением бедер.

– У нас должна быть, – поцелуй, – очень короткая, – поцелуй, – помолвка.

– Почему бы нам не сбежать тайком? Я мигом упакую вещи.

Он рассмеялся ей в волосы. Сесилия подумала, что в мире нет чудеснее звуков.

– Сесси, – шепнул на ушко Люк, – скажи мне, что это не сон. Ты на самом деле моя наконец?

– Ох, Люк, – обняла она его за талию и крепко прижалась. – Я всегда была только твоей.

[1] Яблочная водка.

[2] 1 стоун – 6,35 кг.

[3] Последняя (или третья) четверть – фаза лунного цикла, когда освещена её половина. Наступает приблизительно через три недели после новолуния и через одну – после полнолуния. Такую луну называют убывающей. Википедия – http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%B0%D0%B7%D1%8B_%D0%9B%D1%83%D0%BD%D1%8B

[4] Магнети́т (устаревший синоним – магнитный железняк) FeO·Fe2O3 – минерал чёрного цвета, обладает сильными магнитными свойствами. Название – от античного города Магнесия в Малой Азии.

[5] Сарабанда – старинный испанский народный танец. Первоначально являл собой танец-соблазнение с использованием кастаньет и весьма откровенными объятиями партнеров. Позднее перешел во Францию в переработанном виде, получив более благородный и величественный характер, где стал бальным танцем.

[6] Обюссон – название ковроткацкой мануфактуры во французском городе Обюссон, получившей в 1665 году статус королевской. Обрюссоновские ковры стоили меньше, чем те, что производились на фабрике Гобеленов в Париже. На этой мануфактуре использовали тонкие ковры и мебельную обивку.

[7] 1 фут равен 30,48 см.

[8] Королевский госпиталь в Челси (Royal Hospital Chelsea) – инвалидный дом для престарелых бессемейных военнослужащих (от рядовых до фельдмаршалов), учреждённый указом Карла II в Челси в декабре 1681 г. по образу и подобию парижского Дома инвалидов. «Челсийские пенсионеры» (Chelsea pensioneers) носили красные камзолы и обладали рядом привилегий. Они не увольнялись со службы, что позволяло выплачивать им довольствие даже в глубокой старости. Число пенсионеров редко превышало три сотни. Первая женщина среди подопечных госпиталя появилась только в 2009 году. Это заведение существует и по сей день.

[9] Арде́нны, или Арденнские горы – горная система во Франции, Бельгии и Люксембурге. Наибольшая высота – порядка 650 м.

[10] Сражение при Монмирале – разгром Наполеоном 11 февраля 1814 года русского корпуса под командованием Остен-Сакена и части прусского корпуса Йорка во 2-й день так называемой 6-дневной войны на территории Франции.

Дополнение переводчиков: На наш взгляд в выборе сражения для «неизвестного героя» Тесса Дэр немного отошла от исторической действительности. В сражении участвовали: русские и пруссаки – с одной стороны и французы – с другой. Нами не обнаружено упоминаний об участии в битве при Монмирале полка британцев, из которого мог бы остаться только один солдат.

[11] Очевидно, имеется в виду англо-датская война 1807-1814 годов – война Великобритании против Дании. Являлась частью наполеоновских войн.

[12] Испанский город Vitoria – столица провинции басков, под которым в июне 1813 года войска герцога Веллингтона одержали победу над французами.


home | my bookshelf | | Легенда о человеке-олене |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу