Book: Пять Колодезей



Пять Колодезей

Борис Павлович Азбукин

Пять Колодезей

Пять Колодезей

На рыбалке

Пять Колодезей

Степа вздрогнул не то от крика чайки, не то от свиста, который сквозь сон послышался ему со двора. «Может, Пашка и Митя зовут», — подумал он, и при этой мысли сон окончательно слетел. Степа вскочил с постели, лег животом на подоконник и выглянул в открытое окно.

Двор был пуст. В синеватой мгле рассвета еле проступали темные силуэты сараев. Между ними смутно светлела песчаная полоска берега. И там ни души. Тишина. За песчаным пляжем таинственно чернело море, всегда кипучее, беспокойное, гремящее прибоем, а сейчас примолкшее, сонное.

С минуту Степа прислушивался: ни звука. Конечно же, ему померещилось! Ребята наверняка еще опят. А сейчас самый раз бы выйти в море. Ну и Пашка! Обещал разбудить, а сам дрыхнет. Еще хвастался: «Когда захочу, тогда и встану». Тоже мне, рыбак!

Степа оделся, затянул потуже пояс, разыскал кепку и выпрыгнул через окно во двор. Поднимаясь с земли, он нечаянно свалил два пустых ведра, стоявших на скамье у стены. Грохот и дребезжание прозвучали в тишине, как гром барабанов. Степа замер… Что, если проснется мать?

И откуда они подвернулись? Степа с ненавистью посмотрел на ведра, и ему захотелось поддать их ногой так, чтобы они отлетели на другой конец двора. Но он удержался — еще больше наделаешь шума. К тому же он вспомнил, что сам вечером поставил их здесь, чтобы с утра пораньше занять очередь за водой.

Эх, кабы в селе были свои колодцы, тогда не надо было бы бежать чуть свет на площадь, ставить ведра в очередь, а потом ждать, когда привезут воду чуть ли не за десять километров из другого колхоза.

И хотя водовозы приедут часам к одиннадцати, ведра все-таки ставить надо сейчас, спозаранку, а не то останешься без воды.

Обычно это делал отец, который вставал с зарей. Но сегодня он заночевал в полевом стане тракторной бригады, и Степа взялся заменить его. Сейчас, правда, возиться с ведрами не хотелось: еще опоздаешь к лодке, и Митя с Пашкой придут раньше. Степа схватил ведра и выбежал со двора. На востоке только-только разгоралась бледно-вишневая полоса. На безлюдную площадь темными окнами смотрели сельсовет, магазин сельпо и опустевшая школа. Во дворах кричали петухи. Где-то скрипели колеса. Это, вероятно, водовозы выехали на волах в соседнее село.

Свернув за колоду, возле которой всегда останавливались водовозы, Степа застыл от удивления. Здесь уже стояли два ведра. Чьи? Ну конечно же, это Пашкины. Вот и клеймо. Эти буквы, выведенные белой краской, ему хорошо известны. Только когда он успел? Степа поставил свои ведра рядом и пустился бегом домой. Минуты через две, раскрасневшийся, он через свой двор выскочил на берег.

Ребята уже возились в шлюпке. Митя лежал животом на корме и навешивал руль. Большая соломенная шляпа заслоняла его щуплую фигурку, и только из-за ее полей торчал клок белой рубашки и синели трусы. А Пашка-то, Пашка как вырядился! Какой у него шикарный моряцкий вид: полосатая тельняшка, парусиновые штаны, закатанные до колен, и на голове кепка, лихо надвинутая козырьком назад, — издали ошибешься и примешь за матросскую бескозырку.

Пашка вставлял весла в уключины и, изображая собой капитана, деланно сиплым голосом покрикивал на Митю. Лодка чуть покачивалась, отчего верхний конец мачты выписывал в воздухе круги.

Митя поднялся и уставился на Степу сияющими черными глазами.

— Вот ты и проспорил! Мы раньше тебя поспели, — задорно усмехнулся он.

Пашка недовольно буркнул:

— Где ты пропадал? Мы свистели, свистели, а тебя все нет. Давай живей, и ведро свое не забудь.

— Ладно. Сейчас.

Степа старался отвечать как можно равнодушнее, не выказывая своей радости. Ему предстоял первый в жизни рейс в открытое море. Берег он уже весь излазил и по бухте много раз на лодке катался, а вот в море еще не выходил. Наконец-то он отправляется в плавание! И не как-нибудь, а на самой настоящей морской шлюпке. Правда, без паруса. Но на веслах даже интереснее — вволю можно грести.

Вот только зря он уезжает, не предупредив мать. Она хватится, будет ахать, волноваться. И может еще подумать, что он подведет с водой.

Эти мысли на миг омрачили настроение Степы, он заколебался. Конечно, делать что-нибудь, не спросись или не предупредив, нехорошо. Но как хочется удрать тайком в море, где тебя поджидают всякие приключения и опасности! Упустить такой великолепный случай было бы, конечно, непростительной глупостью. К тому же и времени у него столько, что он успеет и порыбалить и вовремя вернуться к приезду водовозов. И Степа начал деятельно готовиться в поход. В два прыжка он очутился у старого разрушенного сарая, где у него был свой потайной склад. Еще с вечера Степа припрятал там краюшку хлеба, ведро, наживу и удочку с сачком. Через минуту он уже шагнул в воду к лодке.

Что за вода! Теплая, как в ведре, которое полдня простояло на солнцепеке! А море! Сделав еще шаг, Степа остановился. Оно лежало перед ним тихое, бездыханное. Озаренное отраженным в облаках сиянием зари, оно горело и светилось нежно-розовым светом и в то же время, точно раковина изнутри, было покрыто мягким перламутровым блеском. На поверхности ни морщинки. Даже у берега волна уснула и не лизала песок. Не хотелось баламутить застывшую гладь, нарушать тишину и покой.

— Зевай, зевай! А кто концы отдавать будет?!

Капитанский окрик Пашки подстегнул Степу. Зайдя по колено в воду, он бросил в лодку сачок, поставил ведро, отвязал на корме канат, тянувшийся к береговому якорю, и кинул конец в воду. Заметив, что и Пашка уже успел отвязать канат на носу, Степа толкнул шлюпку, и она плавно пошла вперед, оставляя позади себя стоявшие у берега дочерна просмоленные рыбацкие байды. Он подпрыгнул, лег животом на корму и перевалился в лодку.

Только теперь, когда рука его легла на руль, колебания и сомнения сразу исчезли. Забыв обо всем, он как зачарованный смотрел на бестрепетное море, на скалы Черного мыса, покрытые сиренево-розовой дымкой.

Он уже воображал себя капитаном огромного корабля, пересекающего бесконечные пространства Антарктики. Корабль идет меж неизвестных таинственных островов, погребенных под вечными льдами. Быстрое течение несет навстречу гигантские айсберги, на пути то и дело попадаются подводные скалы, рифы, кораблю поминутно грозит опасность. Но он, Степа, уверенно лавируя, выводит корабль в открытое море.

Сердцу тесно в груди от счастья, Степа готов уже громко вскрикнуть, но, взглянув на Митю и Пашку, дружно работающих веслами, он вовремя спохватывается. Не к лицу настоящему моряку бурно выражать свои чувства. Как он заметил, это не принято среди здешних ребят. Степа постарался напустить на себя побольше равнодушия и тоном бывалого человека заметил:

— Погода-то какая, в самый раз — в море!

Митя стрельнул в Степу глазами, переглянулся с Пашкой и прыснул:

— Какая же это погода?

Митька так осклабился, что Степа даже с кормы мог пересчитать все его зубы. Чего это он?

— Эх, ты, «пого-о-да»! — презрительно скривил губы Пашка. — Сразу видно сухопутную крысу. Ты, знать, и моря никогда не нюхал!

Пашке давно уже стукнуло тринадцать, он на целых полгода был старше Степы и Мити и считал это достаточным основанием для того, чтобы держаться с ними немного покровительственно, свысока. Но Степа такую разницу в возрасте не считал большим преимуществом. Он уже дважды за их короткое знакомство доказывал это Пашке и даже вывалял его в песке, за то что он подсмеивался над ним. Но тот все не унимался.

— Ну-ну, ты не очень-то… Сам ты крыса! — вспыхнул Степа, не понимая еще, в чем его промах.

— Что — «ну-ну»? — наседал Пашка. — Погода — это когда зыбь, когда на море шторм. А сейчас, глянь, самый что ни на есть штиль. Научись правильно говорить.

Пашка поучал Степу с полным сознанием своего превосходства. Когда речь заходила о море, он чувствовал себя непревзойденным знатоком и жестоко подавлял всех своим авторитетом.

Конфузливая улыбка появилась на лице у Степы. Действительно, вокруг ни рябинки, а он — «погода». Какая же «погода», когда шлюпка только разводит носом две длинные, точно усы, морщины?

— Я и говорю, что море тихое, — попытался он вывернуться, — а когда тихо, у нас говорят, что погода хорошая.

— А у нас так не говорят. Вот вдарит левант или трамонтан, тогда узнаешь, что такое погода и какое наше море, — безжалостно наседал Пашка. — Да ты знаешь, наше море куда капризней Черного! По нескольку раз на день меняется.

Что значит «левант»? И что такое «трамонтан»? Эти слова озадачили Степу. Ему хотелось спросить, но он не решался, чтобы не обнаружить своего полного невежества и не подвергнуться новым насмешкам.

Нет, видно, рано ему быть капитаном, и даже в штурманы он не годится. Для начала надо будет выведать у ребят и у рыбаков побольше всяких морских словечек и заучить их. А на друзей не стоит обижаться. Конечно же, и в морском деле и на поле они лучше его разбираются. Степа вспомнил, как дня два назад возвращались они из соседней деревни Камышанки, входящей в их колхоз. Митя сорвал два колоска и спросил:

— Угадай, что это такое?

Степа видел, что между колосками есть разница, а сказать, какой из них колос пшеницы, какой ячменя — не мог. Ребята над ним потешались. А разве он виноват, что не знал? Он и в деревне-то никогда не бывал, и на море первый раз в жизни. Если бы зимой отец не поехал на работу в МТС и не стал бригадиром тракторной бригады — не видать бы Степе ни колхоза, ни моря. К тому же отец перевез его с матерью сюда совсем недавно, месяца два назад. Степа даже не успел здесь освоиться. Но ничего, скоро и он будет разбираться в здешних делах не хуже Пашки и Мити. Вот если бы они приехали к нему в город, тогда бы он доказал! Там-то Степа знал все лучше любого мальчишки из своего поселка. Нарочно бы сводил их на тракторный завод, на конвейер, где работал мастером отец.

Степа смотрел вперед, стараясь не думать о происшедшем, но досада не рассеивалась.

Море по-прежнему было безмятежно, но теперь оно на глазах меняло окраску. Нежно-розовые разводы поблекли, затем посерели, и вода начала зеленеть. Вскоре она сделалась густо-зеленой, с широкой ярко-синей полосой на горизонте. А позади от золотой каемки берега до кормы лодки протянулась огненно-красная дорожка. Первые лучи солнца окрасили густым багрянцем черепичные крыши села. С моря дома удивительно походили на стройные ряды грибов с одинаковыми красными шляпками.

Шлюпка подходила уже к Черному мысу. Справа в воде, как в толстом зеркале, отражались опрокинутые темно-бурые скалы и прибрежные камни, похожие на шлемы великанов. Впереди мыса, точно клыки гигантского чудовища, торчали четыре острых гранитных зуба. Степа знал, что еще больше камней скрывается под водой и их гряда тянется в море метров на сто. В осенние штормы, по рассказам старожилов, о подводные камни пропорола себе дно не одна рыбацкая байда. Но сейчас они не страшны, надо только их разглядеть в воде. Степа крепко сжимает румпель и смотрит вперед.

Вот наконец сквозь изумрудную зелень воды показались лиловые шапки водорослей. Между вторым и третьим камнем можно было бы проскочить. Но зачем рисковать? Безопасней пройти еще в море и, обогнув камни, продвигаться вдоль берега. Степа так и сделал.

Неподалеку за грядой открылась небольшая бухточка с сонной, остекленевшей водой.

С трех сторон ее закрывали скалы, а за ними круто вздымался берег, покрытый пожелтевшей травой. Сейчас берег четко выделялся на фоне пылавшего восходом неба.

— Вот здесь и станем, — сказал Пашка. — Тут самый забор, рыба косяками прет.

Шлюпка остановилась у входа в бухточку. Степе не терпелось скорей приступить к ловле, и он вытащил мотовильце — дощечку, на которой была намотана леска.

— А кто будет бросать якоря? — удержал его Пашка. — Становиться будем по-рыбацки.

Собственно говоря, настоящих железных якорей не было. Их заменяли два тяжелых камня, привязанных к концам длинной толстой веревки. Один камень Пашка выбросил перед носом лодки, другой, по его команде, Степа опустил с кормы. Середину веревки натянули на уключины. Теперь лодку далеко течением не снесет и при желании ее можно передвигать то вперед, то назад.

Степа первым насадил на крючок половину тюльки, взял конец нитки с тяжелым свинцовым грузилом в правую руку и замахнулся. С тонким свистом леса вытянулась на воде, а затем, увлекаемая грузилом, опустилась на дно. Чтобы привлечь к наживе бычка, Степа начал слегка подергивать лесу. Вся ловкость теперь заключалась в том, чтобы рывком подсечь рыбу, когда она ухватит крючок с наживой.

Мальчики не разговаривали, боясь спугнуть рыбу. Каждый втайне мечтал первым открыть счет — тогда, говорят, будет удача. Мысль, внимание Степы, все его обостренные чувства словно бы переместились теперь к руке и сосредоточились в пальцах, державших лесу.

Вот уже неделю между ребятами идет жестокая борьба. В прошлые дни они ловили рыбу с мостков пристани и с камней, не доходя Черного мыса. И первенство всегда оставалось за Пашкой. Только однажды Митя поймал больше всех. Степа отставал от друзей. Но за эту неделю он многому научился, и улов у него день ото дня увеличивался. Вчера он даже оставил позади Митю, но Пашку, как ни старался, не мог обогнать.

— Ну что, обловили? — торжествуя, ухмылялся Пашка. — Где уж вам, городским и деревенщине, со мной тягаться!

Под городским подразумевался, конечно, Степа, а под деревенщиной — Митя, мать которого была звеньевой и работала в степи. Себя же Пашка относил к особому сословию. Его отец тоже состоял в колхозе, но числился бригадиром рыболовецкой бригады. Летом он, как и все колхозники, работал в степи, когда же наступала путина, уходил в море. Каждый выход на подрезку ставных неводов давал богатый улов сельди и красной рыбы — осетра, севрюги, белуги. В прошлом году рыбаки принесли колхозу более ста тысяч рублей дохода. Портрет бригадира Ивана Бродова висел на Доске почета. Пашка гордился отцом и старался на словах и на деле поддерживать честь и достоинство своего рыбацкого звания.

— Рыба, она такая… Знает, к кому идти, — ухмылялся Пашка, вытаскивая большеротого, с выпученными глазами бычка. — Глянь, какую жабу я подцепил. Ох, и жирный!

— Ну и ладно, — с деланным равнодушием отозвался Митя. — Я прошлый раз штук пять таких жаб поймал.

— Ему невтерпеж прихвастнуть, — кольнул Пашку и Степа.

Ух, до чего ж противным бывает этот Пашка, когда вот так, как сейчас, начинает важничать и выхваляться: «Мы — рыбаки!..» В такие минуты Степа не мог без неприязни смотреть на него. Неужели и сегодня он обставит и его и Митю?

— Ага-а! Не уйдешь! — азартно воскликнул Митя, вытаскивая упитанного коричневого круглячка.

Митя разрезал рыбу на части и, отделив небольшой кусочек мяса, насадил его на крючок.

— Теперь будет клев, — заговорщически подмигнул он Степе и покосился на Пашку.

— Конечно, будет, — подтвердил Пашка и небрежно, с нарочитой медлительностью — мол, «у нас не сорвется» — вытащил второго бычка.

Митя и Пашка то и дело вытаскивали то кругляков, то «жаб», а у Степы, как назло, ни разу не клюнуло. Он с завистью смотрел на товарищей и про себя вел счет их добыче. Почему же у него не клюет? В одной лодке сидят, на одном месте ловят, им вон какие здоровенные попадаются, а ему бы хоть какого-нибудь для начала.


Пять Колодезей

Вдруг леса дрогнула. Степа, подсек и начал быстро выбирать обеими руками нитку. По ее упругому трепету он чувствовал, что на этот раз и он вытащит. Вот уже в прозрачной зелени что-то темнеет. Из воды выскочил черный бычок и с таким бешенством стал извиваться и трепыхаться, что Степе казалось, будто у него не обыкновенный хвост, а целый веер. Но в тот момент, когда Степа протянул уже руку к крючку, бычок сорвался и шлепнулся в воду.

— Смотри, и наживу успел сожрать!

Степа старался скрыть огорчение, но это ему не удавалось. Митя посмотрел на него с сожалением, как смотрят на безнадежных неудачников.

— На, возьми мою наживу, — великодушно предложил он. — На свое мясо бычок лучше берет, и наживка не сорвется.

— А какой же он черный и жадный, — заметил Степа.

— С голоду небось почернеешь, — отозвался Пашка.

— Почему с голоду?

— А потому! Это ж самец. Самка выметнула икру на камни, вильнула хвостом и удрала. А он полил икру молокой и сторожит, чтобы мелкая рыбешка какая не слизнула. Так и стоит, и еще плавниками подгоняет пузырьки воздуха, пока мальки не окрепнут и не разбегутся. Ему и пожрать-то некогда. Оттого он и дохлый, и его всегда выбрасывают.

— А я думал, что порода такая, — признался Степа.

Он наживил мясо бычка, но не спешил забрасывать лесу.

Взяв горсть соленых тюлек, он кинул их для приманки за борт и с минуту следил, как, поблескивая серебром чешуек, они опускались на дно. Убедившись, что они легли под кормой, он закинул лесу. На этот раз грузило еще не успело коснуться дна, как леса натянулась и затрепетала в руке. Степа поспешил ее вытащить. Жирный кругляк упал на решетку к ногам и судорожно забился.



Митя оказался прав — нажива была цела. Степа опять закинул лесу и тут же вытянул другого кругляка, который сорвался с крючка и упал прямо в ведро.

Казалось, рыба теперь на лету хватала наживу, не давая ей погрузиться. Степа вытащил десять бычков подряд.

Он и сам не понимал, что же произошло. То ли привлекла их брошенная приманка, то ли корму лодки течением незаметно передвинуло на более удачное место, где бычки скрывались между камнями. Как бы там ни было, но теперь он не имел ни минуты передышки. Ему казалось, что все бычки этой чудесной бухточки собрались под кормой и оравой набрасываются на его крючок.

Первое время Степа еще ревниво поглядывал на друзей, которые тоже частенько вытаскивали бычков. Но вскоре, совершенно ошалев от восторга и счастья, он перестал их замечать. Солнце уже поднялось высоко; казалось, довольно, пора бы и домой. Но, охваченный азартом, Степа не мог устоять перед соблазном ловить еще и еще. Стоило ему только почувствовать трепет лесы в руке, как у него перехватывало дыхание, и он забывал обо всем.

Кепка давно сползла на затылок, и черные вихры торчали во все стороны; на лбу высыпали мелкие росинки пота, а уши пылали, как спелая малина. Снимая с крючка скользкого бычка, он бросал ликующие взгляды на Пашку и Митю.

Пашка давно заметил, какая удача привалила Степе. И это сильно задело его. Чтобы он, природный рыбак, уступил в таком деле, как рыбная ловля? И кому? Степке! Он и в море-то никогда не выходил.

Куда девались Пашкина важность и напускное спокойствие! Теперь он внимательно следил за Степой и подсчитывал его добычу. Получалось в пользу Степы. По совести говоря, здорово-таки он наловчился. С чувством невольного восхищения Пашка смотрел на товарища, которого он еще недавно учил закидывать лесу.

Пашка ловил теперь сосредоточенно, пуская в ход всю свою сноровку. Он то выбрасывал в воду мелко нарезанную тюльку, то сыпал за борт хлебные крошки, то закидывал лесу на одну, а затем на другую сторону. И все чаще и чаще он стал подсекать и вытаскивать бычков.

Мальчики ловили в напряженном молчании. Ничто постороннее не привлекало их внимания. Не заметили они и небольшого серого облачка, которое поднялось из-за крутого берега и закрыло солнце.

Над шлюпкой с криком кружились чайки, или мартыны, как их называли по-местному. Самые проворные и смелые падали в воду рядом с лодкой и подхватывали бычков, выброшенных за борт. Раза два над самой мачтой пронеслись стайки куликов и скрылись за скалами. В другое бы время мальчики не удержались, чтоб не пугнуть птиц. Но сейчас не до этого было. Каждый дорожил минутой, опасаясь прозевать хороший клев и, что страшнее всего, отстать от товарищей.

Гроза на море

Серое облачко, вначале чуть застилавшее солнце, вырастало, наливалось свинцом, превращаясь в тяжелую грозовую тучу. Туча медленно и тяжело, как бы нехотя, поднялась из-за высокого берега, а потом начала быстро заволакивать небо, нависая над морем, над мысом и бухтой.

Неожиданно загрохотал гром. Степа вздрогнул.

Увесистая капля звонко шлепнулась в неподвижную сонную воду и развела круг, за ней другая, третья… Пашка опасливо поглядел на восток.

— Кончай! Надо сматываться, пока зыби нету, — осипшим голосом сказал он.

Степе не хотелось прерывать ловлю. У него уже было девяносто шесть бычков. Впервые он поймал больше Пашки — на девять штук. Но ничего не поделаешь. Он начал наматывать леску на мотовильце.

Пашка торопил. Степа вытянул из воды камень и оглянулся. В бухточке стояла тишь. Ветер, срываясь с высокого берега, пролетал над головой и дальше несся свободно, покрывая море полосами серой мелкой ряби. Эти полосы двигались все дальше и дальше к горизонту, на глазах баламутя застывшую гладь.

— А мы поспеем? — усомнился Степа.

— Поспеем. Только поскорей надо, — заверил Пашка.

— А если трепанет? — Митя боязливо оглянулся на посеревшее море. — Может, здесь переждем?

Он с надеждой посмотрел на длинный каменный выступ, протянувшийся от левого берега бухточки до ее середины. За выступом, похожим на естественный гранитный мол, укрывалась небольшая тихая лагунка.

— Вот там бы и переждали. — Митя махнул в сторону лагунки.

— Тю-у, уж испугался! — Пашка скривил губы. — Ну и трус же ты! Чуть что, начинаешь скулить.

— Поехали, чего тут отсиживаться и мокнуть, — поддержал Пашку Степа.

— Садись на руль, — скомандовал Пашка, — а мы с Митькой грести будем.

Но за это время, пока мальчики снимались с якоря и плыли вдоль берега к Черному мысу, ветер заметно усилился. Издали было видно, как за мысом у входа в бухту уже мелькали белые гребни волн, а над грядой подводных камней, лежавших ближе, вода пенилась и вздыхала, то поднимаясь, то опускаясь. Из крутящихся воронок высовывались мохнатые лилово-синие горбы подводных скал.

Налетел новый порыв ветра, и хлынул дождь. Крупные капли так сильно хлестнули в лицо, что Степа отвернулся. Но от этого не стало легче. Водяные струи шлепали в спину, попадали за ворот и ледяными змейками ползли по спине и груди.

Стремясь выиграть время и сократить путь, Пашка велел вести шлюпку прямо между подводными камнями. Степа побледнел: лодка должна была проскользнуть там, где не всегда проходили даже рыбацкие байды. Но приказ капитана есть приказ, и как ни страшно, а его надо выполнять. Степа подался вперед и весь напрягся, определяя на глаз расстояние между кипящими воронками и ширину шлюпки. Ему казалось, что он до тонкости все рассчитал и шлюпка обязательно проскочит. А там, за камнями, уже не страшно.

Митя беспокойно оглянулся на водоросли, то появлявшиеся в воронках, то исчезавшие под водой.

— А мы не сядем? — спросил он.

— Чего под руку каркаешь? — осадил его Пашка.

— «Каркаешь, каркаешь»! А вот застрянем, тогда узнаешь.

— Крой, Степ, крой! Не слушай его, — подбадривал Пашка. — Так держи! Так!

Шлюпка с разбегу рассекла воду между воронками как раз в тот миг, когда подкатила волна. Нос и середина шлюпки прошли благополучно. Пашка и Митя царапнули веслами фиолетовые шапки камней, стараясь посильней оттолкнуться. Но корма опустилась, и всех качнуло вперед. Киль мягко задел за водоросли, и лодка остановилась.

— Тьфу! — плюнул Пашка и зло покосился на Митю. — Накаркал. Нехватало только застрять и вдрызг вымокнуть.

— Греби, греби сильней! — крикнул Степа, в душе проклиная и Пашку и себя за то, что пошли через подводные скалы.

Впрочем, не все еще было потеряно. Степа вскочил со скамьи и сделал два шага к банке, на которой сидели Митя и Пашка. Корма на волне поднялась, и шлюпка стронулась с места.


Пять Колодезей

— Правильно, Степ! Из тебя выйдет моряк! — ободряюще крикнул Пашка.

Степа облегченно вздохнул и засмеялся. Самое страшное миновало. Еще немного — и они свернут налево, за Черный мыс, и войдут в бухту, а там уже село на виду.

Однако войти в бухту оказалось не так-то легко. Когда нос шлюпки высунулся из-за скалы, Степа по команде Пашки круто положил руль на борт. Но в тот же миг волна и ветер с неожиданной силой ударили в борт, и шлюпка, которая, по всем расчетам Пашки и Степы, должна была свернуть влево, в бухту, продолжала двигаться вперед. Волны швыряли и подбрасывали ее, били о борт.

— Дрянь дело, левант задул! — крикнул Пашка, перекрывая голосом шум волн, дождя и ветра. — Так и к берегу не пристанем. Нажимай, Мить, а я табанить буду.

Пашка тормозил, толкая весло от себя, Митя изо всех сил греб.

Наконец удалось повернуть лодку навстречу волне и ветру.

«Так вот что означает «левант»! Эта восточный ветер с берега», — только теперь догадался Степа. Он не раз уже слышал о том, как «береговик» угонял байды в море, и рыбаки по нескольку суток носились по волнам, пока какое-нибудь рыбацкое судно — фелюга или сейнер — не спасало их от гибели.

Перед ребятами открылась вся бухта. Но сейчас она была не розовая и тихая, как на рассвете, а грязно-зеленая, кипящая тяжелыми, мутными волнами. Сквозь сетку дождя Степа различал мостки причала и рядом с ними моторную фелюгу. Там, над берегом, село. Уже недалеко. Зря Пашка волнуется, что их унесет в море.

А между тем удары грома раздавались все чаще, ветер с каждой минутой крепчал и с нарастающей силой бил в выпяченную грудь шлюпки, толкая ее обратно в море.

Пашка закусил губу и со злым упрямством греб сильными рывками. Тельняшка его от дождя потемнела и как пластырь прилипла к телу, с козырька на затылке вода стекала на плечи, но он не обращал на это внимания. У Мити ветром сорвало шляпу и бросило к ногам. Светлые, соломенные волосы его слиплись и веревочками свисали со лба и висков. Щуплая фигурка его кланялась, как ванька-встанька, но удары весла раз от разу становились слабее, и Степе стоило неимоверных усилий все время выравнивать шлюпку и держать ее на ветер.

— Давай сменю, — предложил он.

— Не надо. Я сам… — угрюмо отказался Митя.

Он уперся пятками в перекладину решетки, лежавшей на дне, и так навалился на весло, что даже подскочил на сиденье. Пашка работал неутомимо. Но шлюпка продвигалась медленно, точно кто-то уцепился за дно и не пускал.

С тех пор как свернули за мыс в бухту, прошли не более двадцати метров. Управлять шлюпкой становилось все труднее. Она раскачивалась, виляла носом и нередко поворачивалась бортом к ветру. Тогда ветер и волны гнали ее обратно в море.

И только дружными усилиями мальчикам удавалось перебороть стихию. Хотя и медленнее, чем раньше, они все же упорно продвигались вперед. У Степы крепла уверенность в том, что они благополучно доберутся до села.

Но вдруг случилось нечто неожиданное. Перед самым лицом Степы сверкнуло что-то ослепительно яркое, и в тот же миг он услышал страшный грохот и треск. Казалось, рядом лопались и разлетались на части скалы. Степа зажмурил глаза и съежился. Налетел бешеный вихрь, и на его голову обрушились целые потоки воды.

Он вздрогнул и открыл глаза. Митя лежал на дне лодки, сжавшись в комок и заткнув пальцами уши, Пашка спрятал голову между колен и прикрыл ее руками. Толстые струи дождя барабанили по его спине и ручьями стекали на дно. Весла беспомощно болтались в уключинах, а лодку бросало с боку на бок.

— Уносит! Уносит в море! — закричал Степа.

Но Пашка и Митя не двигались. «Уж не убило ли их молнией?» — подумал Степа, и сердце его сжалось от страха. Нет, вот Пашка пошевелил рукой.

А ветер исступленно бил в борт и гнал лодку в море. Вот уже рядом мыс, и тут, где-то за ним, ощерились гранитные клыки подводной скалы. Их не видно за густой пеленой ливня, но слышно, как волны с грохотом обрушиваются на них.

Хватаясь рукой за борт, Степа пробрался вперед и сел за весла.

— Ты что, оглох, что ли? — толкнул он Пашку. — Греби скорей! Не видишь, несет на скалы!

Пашка выпрямился, вытер мокрым рукавом побледневшее лицо.

— Сил нету… совсем ахлял, — тяжело дыша, сказал он. Заметив в ногах Митю, он слегка пнул его пяткой в бедро. — Вставай, садись за руль!

Митя поднял искаженное страхом лицо, посмотрел широко открытыми глазами на мутные волны и пополз на коленях к корме.

Степа энергично работал веслом. Ему и Пашке удалось отвести шлюпку в сторону от камней. Но как они ни бились, их по-прежнему уносило в море.

— Давай еще, — подбадривал Степа. — Нажми!

Пашка сделал несколько сильных взмахов и бросил весло.

— Не могу… выдохся, — зло прохрипел он и с отчаянием оглянулся на оставшийся позади мыс.

— Давайте сигналить. Может, нас на фелюге заметят… — Тоненький голос Мити был еле слышен в шуме ливня.

Он встал и начал кричать и размахивать над головой шляпой. Степа и Пашка заложили пальцы в рот и пронзительно засвистели.

Но звуки тонули в вое ветра и гуле волн. Растаяли размытые дождем очертания берега и села. Куда ни глянь — серая полосатая стена дождя. Кто их услышит? Кто заметит? Ужас охватил Степу. Надо немедленно действовать, что-то предпринять. Но что именно? Может быть, всем броситься в воду и плыть к скале? Нельзя. Захлестнет волной, а если и выплывешь, то покалечит о камни. Плыть по ветру тоже нельзя — лодку унесет в море. Степа беспомощно озирался вокруг.

Вдруг ливень начал стихать. Он прекратился так же неожиданно, как и налетел. Уходившая туча сеяла последние редкие капли.

Вокруг прояснилось. Ветер подгонял лодку к самому дальнему гранитному клыку каменной гряды, метра на два торчавшему над водой. Степа бросил безнадежный взгляд на берег, на мыс и вдруг просиял:

— Ребята, смотрите! Мы спасены!

Тут же за каменными зубьями начиналась полоса затишья. Волны налетали на них и, обессиленные и укрощенные, затихали. Дальше серела лишь мелкая зыбь, а под высоким берегом, в той бухточке, где ловили рыбу, по-прежнему стояла безмятежная остекленевшая гладь.

— Сидай все на весла! Живо! — скомандовал Пашка, к которому вернулись и силы, и уверенность.

Шлюпка, сделав крутой поворот, выскочила за каменную гряду. Сразу стало легче грести. Ветра почти не ощущалось. Шлюпка вошла в бухточку и завернула за длинный каменный выступ, который еще раньше приметил Митя. Мальчики увидели перед собой тихую лагунку, вроде небольшого круглого озерца, скрытую между скалами и каменным выступом. Только в одном месте желтела узкая песчаная полоска, к которой можно было причалить. Место здесь было надежное. Если бы ветер вдруг неожиданно повернул и подул с моря, то и тогда каменный выступ защищал бы шлюпку от волн.

«Бухта спасения»

Степа выпрыгнул из лодки. Колени дрожали, земля под ногами качалась, и он едва устоял. Но настроение у него было такое, будто он одержал победу в сражении. Радостное возбуждение охватило Степу. Выжимая трясущимися руками штаны, он поглядывал на Митю, который ежился и клацал зубами.

— Что, мутит небось? Травить собрался? — потешался над ним Пашка. — Заложи пальцы в рот.

— Н-не… Я з-за-а-м-мерз, — пролепетал посиневшими губами Митя.

— А ты сделай, как я, — сбрось с себя все и выжми, — посоветовал Степа.


Пять Колодезей

Через некоторое время на прибрежных камнях были разложены штаны, рубашки, кепки и содержимое карманов: крючки, гвозди, запасные лесы и коробок спичек в целлофановой бумаге.

Солнце еще скрывалось за серыми облачками. Было свежо. От скал тянуло сыростью, пахло мокрыми, прелыми водорослями, солью, рыбой. Степа дрожал не меньше Мити. Ему хотелось поскорей согреться. Он подкрался сзади к Пашке, подставил ему ножку и крикнул:

— Куча мала!

Оба кувырнулись на песок. Митя с ликующим воплем навалился на них, и все с визгом и хохотом покатились по берегу. Каждый из мальчиков старался вывернуться и навалиться сверху на товарищей, но через мгновение сам оказывался под ними.

Ребята вывалялись в песке и мелких ракушках, но зато разогрелись и ожили. Митя даже прошелся колесом. При этом руки и ноги его мелькали в воздухе с такой быстротой, что худенькое тело казалось невесомым.

Солнце все еще не показывалось, поэтому Пашка предложил развести костер, чтобы погреться и высушить одежду. Степа и Митя стали искать сухую траву на растопку, но попадались только мокрые стебли курая и колючей верблюдки.

Тогда они пошли дальше по песчаному бережку, но путь им преградил большой серый камень. Справа от него вода, слева — почти вплотную — крутой подъем, покрытый редкими пучками кустистой травы. Степа и Митя боком пролезли между камнем и береговой стеной. И тут Степа заметил в стене щель.

Мальчики, пригнув головы, пролезли в нее. В полумраке перед ними открылась небольшая пещера. Для непосвященных это была пещера как пещера — их немало в скалах на берегу, — но для разведчиков-следопытов, какими считали себя Митя и Степа, это была книга, полная тайн, которую надо уметь прочесть и разгадать. Четыре любопытных, проницательных глаза шныряли по сторонам, по мельчайшим признакам определяя, что здесь происходило.

Посреди пещеры лежали закопченные камни. Степа пошарил между ними рукой и обнаружил пепел. Не оставалось сомнения, что кто-то жег костер, и не очень давно, иначе весь пепел выдуло бы ветром.

Рядом лежал старый, дырявый лист железа и валялись мелкие осколки раковин. По перламутру створок и сине-вороненым отливам с наружной стороны сразу можно было узнать мидии. Видимо, на листе кто-то пек ракушки.

Всюду была разбросана яичная скорлупа. Митя немедленно начал ее собирать и рассматривать.

Задняя стена пещеры состояла из зеленовато-серой глины. Степа поплевал на пальцы и растер скользкий, как масло, комочек. Ясно, что это кил. Если его размочить, то можно намыливаться, как мылом. Около стены валялись дощечки от бочки: кто-то копал ими глину.

— Может, здесь диверсант скрывается?.. — неуверенно сказал Степа.

— Скажешь! А это что? — Митя показал горсть скорлупы. — Это ж яйца чаек и диких голубей. Какой тебе диверсант будет по скалам лазить и разорять гнезда? Его бы сразу увидели.

Доводы Мити были неотразимы.



— Смотри, а это какой птицы? — Степа поднял с земли голубовато-серую скорлупу и подал Мите.

Митя пододвинулся поближе к выходу и с минуту внимательно разглядывал ее.

— Это знаешь чьи? Скворечьи. Вот дрянь, и до скворцов добрался! — возмутился он.

— Кто дрянь? Ты про кого? — недоумевал Степа.

— А я знаю, про кого? Если бы я знал, я бы ему… Ну, подожди! — Митя погрозил кому-то своим маленьким кулачком и засопел носом.

Птицы были Митиной страстью. Он разводил голубей, строил во дворе скворечни; целыми днями возился с птицами, кормил, приручал. Он был старостой в школьном кружке юннатов. Степа частенько помогал Мите в его делах. Они вместе охраняли гнезда, ловили и кольцевали птиц. И сейчас он не меньше Мити возмущался тем, что кто-то разоряет гнезда и бьет яйца.

Мальчики сложили на железный лист дощечки от бочонка, несколько кустиков сухой травы, найденной у входа, яичную скорлупу и вылезли из пещеры. Огнистое солнце уже сияло над умытыми скалами, неподвижным зеленым зеркалом бухты и обдавало жарким, парным теплом.

У камня возле выхода из пещеры Митя подобрал брошенное кем-то птичье гнездо. Один край гнезда был разломан, и из него высыпались на песок пушинки. Ребята обо всем рассказали Пашке и показали гнездо.


Пять Колодезей

— Вот гад, вредитель! — вспылил Пашка. — Ну, мы враз узнаем, кто тут был.

Втроем они принялись шаг за шагом обследовать берег и вход в пещеру. Пашка поднялся выше по крутому склону и облазил все скалистые выступы.

— Вот тут он шел, а здесь спрыгнул, — уверенно заявил он.

В том месте, куда он показывал, Степа обнаружил на песке отпечатки босых ног. Следы так оплыли и были размыты дождем, что неискушенный человек вряд ли сумел бы что-нибудь по ним установить. Но трем разведчикам-следопытам оказалось достаточно и этого.

— Нога-то его чуть поболе моей, — заметил Пашка.

— А ты посмотри, как он ходит! — воскликнул Степа. — Носками внутрь. Какой-то клещеногий. Кто же это?

Небо совсем очистилась от облаков, и солнце теперь жгло и припекало так, что лица и плечи ребят покрылись потом.

Шел уже девятый час.

— Вот что, хлопцы, давайте, пока одежда высохнет, наловим ракушек и будем печь их, — натягивая кепку козырьком назад, предложил Пашка и, не дожидаясь ответа, разбежался и бултыхнулся в воду, подняв тысячи сверкающих брызг.

Пашка уплыл за гранитный выступ, а Степа и Митя решили искать мидии тут же, в лагуне.

Степа шел вперед осторожно, боясь порезаться об острые камни, и смотрел на дно. Вода была чиста и прозрачна, как тонкий хрусталь. Он погрузился уже по грудь, а под ногами по-прежнему каждый камешек на виду. И сколько их тут — белых, красных, зеленых, желтых, черных! Словно мозаика.

Степа нырнул и широко открыл глаза. Перед ним возник волшебный мир, освещенный струящимся зеленым светом, мир, в котором все представало отчетливо и выпукло, как в стереоскопе.

Косые лучи солнца глубоко пронизывали воду, освещая темные шары подводных камней. Густые заросли бурых и лиловых водорослей колыхались на них, как дремучий бор в непогоду, вспыхивали золотыми, зелеными и голубыми блестками. Между ними, с краю, прилепилась на камне розоватая актиния и вытянула вверх чуткие хищные щупальцы.

Вот впереди появилась стайка малявок, но вдруг они испуганно метнулись в сторону и исчезли. Небольшая камбала трепыхнулась на дне и зарылась в песок, прошмыгнули две слюдяно-прозрачные усатые креветки.

Стёпа вынырнул из воды, жадно глотнул свежего воздуха и снова погрузился.

А что это чернеет у подножия гранитного выступа? Да это же мидии! Он нырнул глубже, схватил одну, другую и, вынырнув, взвизгнул от восторга. Это были первые большие ракушки, добытые им самим прямо со дна моря. Обе величиной чуть поменьше ладони. Степа выбросил их на берег и нырнул опять. У самой подошвы скалы он увидел черно-коричневую раковину, которая показалась ему очень большой. С трудом он оторвал ее от камня и, едва не задохнувшись, всплыл.

Да, он не ошибся! Мидия действительно была чуть ли не вдвое больше первых. С одной стороны на ней висели гроздья присосавшихся мелких моллюсков. Степа попробовал оторвать их, но обрезал палец. Размахнувшись, он швырнул ракушку на берег и принялся за новые поиски. Он пробрался по камням на самый конец гранитного выступа, закрывавшего лагуну от моря. Здесь, сквозь трехметровую толщу воды, у самого подножия скалы он увидел какие-то блестящие черные точки, похожие на целое семейство мидий. Соблазн был велик, а нырять страшно. Все же он набрался духу и прыгнул в воду.

О, это была настоящая удача — он нашел сразу шесть мидий! Работая кулаками, в которых было зажато по ракушке, Степа повернулся к свету и хотел всплыть. Но в этот миг какое-то темно-серое, круглое, как сковорода, животное остановилось на уровне его лица.

От неожиданности мальчик оцепенел. А животное перевернулось и легло плашмя. Лениво помахивая, как крыльями, полукруглыми плавниками, оно стояло на месте и внимательно смотрело на Степу зеленоватыми кошачьими глазами, поводя при этом длинным, как хлыст, хвостом. Степе сделалось жутко. Он шарахнулся в сторону и, отчаянно работая руками и ногами, всплыл. Когда он выскочил на берег, его колотила дрожь, а сердце готово было выпрыгнуть из груди.

— Ты чего? — удивился Митя, увидев побледневшее лицо товарища.

Степа рассказал.

— Так это же морской кот. Если тронешь его, тогда берегись — кольнет иглой, что на хвосте его. А так нет. Он сам, наверно, испугался.

Степе стало неловко. Митя подумает, что он струсил, и еще расскажет об этом Пашке.

— А ты что делаешь? — спросил он как можно спокойнее и равнодушнее, хотя прекрасно видел, что Митя ловил сачком креветок, притаившихся в тени под лодкой.

— Креветок варить будем.

Митя вытащил сачок, в котором, как блохи, подпрыгивали рачки.

Вскоре из-за камней вышел на берег и Пашка, который нес кепку, доверху набитую мидиями.

Через минуту дымок костра свечой взвился вверх, распушился и пополз по крутобоким прибрежным скалам.

Пашка и Митя возились у костра. Степа залез в лодку, вычерпал со дна всю воду и присел на банке возле своего ведра.

Бычки барахтались, шлепали хвостами по воде и смешно тыкались носами в стенку ведра. Степа запустил руку в воду, намереваясь поймать самую крупную, жирную «жабу». Но она была скользкая, точно облитая маслом, и все время вырывалась. Наконец ему удалось крепко схватить ее у самых жабр.

— Ишь, какой лупастый! — Степа влюбленно заглядывал в широколобую морду бычка. — Ну, иди же, иди. — Бычок плюхнулся в ведро и, расталкивая других, норовил забраться поглубже.

Степа, довольный, смотрел на копошившихся рыб, и ямочки все глубже обозначались на его упругих щеках.

— Что, небось рад? — спросил Пашка.

— Конечно, рад. А ты бы не радовался?

Пашка молчал. Его удивляло, что Степа не задается, не хвастается. Будь у него, у Пашки, такой улов, он бы не удержался. И во время грозы он не то что Митька, не сдрейфил.

— А из тебя толк выйдет, — покровительственно заметил Пашка. Но тут же не удержался: — Только не думай, что и в другой раз тебе удастся меня обловить.

— Ладно, посмотрим. — Степа пошарил рукой под сиденьем, вытащил завернутый в размокшую газету хлеб и выпрыгнул из лодки.

Сухая трава жарко полыхала между камнями, весело потрескивали дощечки. На раскаленном железном листе уже шипели ракушки. То у одной, то у другой раскрывались створки, обнаруживая внутри желтоватую студенистую массу. Степа нарезал ломтями размякший хлеб и положил по краям листа.

В воздухе пахло горелой травой, острыми йодистыми испарениями от раковин и дразнящим ароматом подсушенного хлеба.

Степа сидел на камне и скользил взглядом по загустевшей синеве моря, причудливым скалам и лазурной сияющей глади приютившей их бухты. Сколько простора, солнца, света! Мечтательная улыбка блуждала на его лице.

— Вот бы здесь поселиться хоть на недельку, — сказал он. — Жить бы в пещере, рыбалить.

— А зачем здесь? Близко от дома. Забраться бы на какой-нибудь остров на Сиваше и жить там всю жизнь, как три робинзона, — с увлечением подхватил Митя. — А на Лебяжьем, что у Перекопа, еще лучше. Птиц там — тучи, аж солнца за ними не видно!

— Зачем робинзонами? Ничего в этом нет интересного, — возразил Степа.

— А по-моему, очень даже интересно. Охотится можно, рыбалить, птиц приручать, спать в землянке на берегу. Эх, и житье!

Степа не был согласен. Почти все ребята в их классе хотят стать робинзонами. Уже неинтересно. И потом вообще вся эта затея неосуществима. Чтобы стать настоящим Робинзоном, надо попасть на не открытый еще остров. А теперь таких островов нет, их все пооткрывали. И дикари все перевелись.

— А зачем мне твои дикари? — воинственно наскакивал Митя, размахивая ведром. — Что я, эксплуататор какой? Я один могу жить и работать.

— Один? Всю жизнь?

— Один!

— Тьфу! — Степа вскочил с камня. — Ни за что! Какая польза другим людям, что ты проторчишь на острове всю жизнь в одиночку? Да и сам-то ты без людей не обойдешься! Нет, уж если всерьез выбирать дело на всю жизнь, то надо найти такое, чтобы и для себя интересно было и людям пользу принесло. Вот если бы попутешествовать, стать ученым… Хочешь — лети на Северный полюс, хочешь — плыви, исследуй Антарктику. А чем плохо быть изыскателем и прокладывать каналы в пустыне, или, скажем, здесь, в Крыму? Если бы моя воля — я бы сейчас же улетел в Антарктику! — воскликнул Степа, и шальные огоньки загорелись в его широких синих глазах. — Там, куда ни глянь, можно сделать открытие. Знай записывай и передавай по радио на Большую Землю.

Эх, попасть бы туда! Он согласен на все, хоть снег расчищать, хоть ящики с грузом ворочать. Уж там бы он доказал, на что способен, и обязательно сделал бы уйму разных открытий.

Пашка не ввязывался в спор. С Митькой и Степкой лучше не связываться — оба языкастые. К тому же о Робинзоне он не читал. Но, судя по всему, Степка все же прав. С народом жить веселей, и скопом всегда больше сделаешь. Не зря рыбаки бригадой выходят в море. Попробуй-ка в одиночку раскинуть ставной невод, он же длиннющий, почти с километр! Прав Степка и насчет изыскателей. Пашка вспомнил, как на прошлой неделе он попал на трассу Северо-Крымского канала. Он увязался тогда с отцом на станцию, чтобы проводить его в Керчь. Когда поезд ушел, Пашка решил обойти вокруг станционного поселка, и тут он заметил в степи треногу. Как тут удержаться и не сбегать посмотреть?

Целый час Пашка толкался у треноги и, конечно, даром времени не терял. Он успел покрутить с буровыми рабочими штангу, покататься, как на карусели, на ручке поворотного хомута, посмотреть, как берут грунтовые пробы, заглянуть в ящики, где они лежали, и даже прошмыгнуть в палатку изыскателей и выпить там кружку тепловатой воды из бочонка.

Словом, Пашка успел полностью насладиться своим пребыванием у изыскателей и теперь считал себя знатоком этого дела.

— Брось, Мить, не спорь. Степка прав, надо подаваться в изыскатели, — авторитетно заявил он. — Тут, под боком у нас, канал строится, а мы поедем куда-то на остров, в робинзоны играться.

Пашка решительно сплюнул в огонь и по меньшей мере в третий раз начал рассказывать о том, что он видел в бригаде бурильщиков.

— Давайте махнем на лето в одну из таких бригад! — в восторге воскликнул Степа. — Вот это уже настоящее дело!

Эта мысль всем пришлась по душе. Даже у Мити вспыхнули щеки, и если он еще отмалчивался, то только из простого упрямства.

Вылазку на трассу решили совершить в ближайшие дни. И хотя эта вылазка предполагалась вроде разведки, на день — на два, но там почем знать, как все обернется: вдруг им повезет и они останутся работать на все лето.

Степа не прочь был вслух помечтать о предстоящем походе, но вдруг почувствовал запах горелого. Он поторопился снять подсохшие ломти хлеба и стопкой сложить их на обрывке газеты.

С голодным блеском в глазах Митя следил за ним и, поглядывая на ароматно пахнущий хлеб, глотал слюну:

— Давайте скорей! Жрать охота, аж в брюхе пищит, а вы все возитесь.

— Обожди. Небось не умрешь, — невозмутимо ответил Пашка, снимая пропекшиеся на огне ракушки и подкладывая на их место сырые.

Делал он это не торопясь, словно испытывая терпение товарищей. Но, видно, и ему стало невмоготу. Перевернув последнюю мидию и не дождавшись, когда она пропечется, он снял лист с камней. Митя поставил на огонь ведро с креветками и поспешил подсесть поближе к железному листу.

О, что это было за блюдо! Объедение! Душистые, подрумяненные ломти пшеничного хлеба и нежное, слегка присоленное и чуть припахивающее дымком мясо моллюска. Никогда в жизни Степа не ел ничего вкуснее.

Ему положительно нравится жить здесь. Нравится все. И почему это, когда он собирался ехать сюда, некоторые городские ребята говорили, что в деревне скучно? Ничего подобного, совсем не скучно. Сколько можно увидеть тут и пережить интересного только за один день!

Возле костра выросли три кучки перламутровых створок. На листе осталась только одна ракушка, самая большая, грязно-ржавая на вид и с такими безобразными наростами моллюсков, что Пашка и Митя не захотели ее взять. Степа узнал ее. Это была та самая мидия, о которую он обрезал палец. С минуту он колебался: выбросить или съесть. Уж очень она страшная. Но, вспомнив, с каким трудом она ему досталась, он решил ее съесть.

Степа старательно разжевывал невкусное, тягучее, как резина, мясо и хотел уже его проглотить, как вдруг что-то твердое скрипнуло на зубах. Он выплюнул на ладонь недожеванную мидию, разорвал волокна и вытащил белый шарик величиной со спичечную головку.

— Смотрите-ка, что это? — Он покопался и вытащил еще два шарика. Последний подпекся на огне и был желтоватого цвета.

— Покажи! — Пашка подставил ладонь и с видом знатока начал рассматривать находку. — Не иначе как наросты какие-нибудь от старости. Ты посмотри, какая она вся трухлявая.

— Тоже скажешь — наросты, — проворчал Митя, рассматривая шарики.

— Вы знаете, что это? — воскликнул Степа, и лицо его просияло. — Это ведь жемчуг! Точь-в-точь такие бусы я видел в ювелирном магазине.

— Какой тут жемчуг? — недоверчиво покосился Пашка. — Что у нас, Индия, что ли?

— А вот жемчуг! Самый настоящий, — поддержал Митя. — Ты не слыхал, как по радио передавали, что в наших мидиях жемчуг водится? Теперь даже целая артель создана вылавливать их в Черном море.

— Не слыхал, — признался Пашка. — Значит, Степка счастливей всех. А я-то сколько переел этих мидий и не думал, что жемчуг лопаю. Хрустит что-то на зубах, а я знай глотаю.

Пашка с нескрываемой завистью смотрел на Степу, который обдумывал, куда бы понадежней запрятать драгоценную находку. Когда жемчужины были плотно завернуты в два газетных уголка, он снял кепку и засунул их поглубже за подкладку.

Тем временем Митя слил уже из ведра горячую воду и вывалил на железный лист целую горку янтарно-розовых креветок.

— Ешьте сколько влезет, — угощал он.

Степа изумился. Сколько тут этих усатых рачков! Штук триста или больше? Он очень любил шейки вареных речных раков. Но розовато-белое, нежное мясо креветок оказалось куда вкусней и слаще. Их можно есть, как семечки, в неимоверном количестве.

В наступившей тишине только и слышалось теперь сухое потрескивание упругой кожуры рачков. С завидной ловкостью и быстротой мальчики взламывали прозрачные панцири на брюшке и шейке и отправляли в рот кусочки розоватого мяса, отбрасывая в сторону кожуру и зеленоватую несъедобную массу.

Митя высасывал сок из креветок и не сводил глаз со «счастливой» раковины.

— Слышь, Степ! Ты эту раковину обязательно возьми с собой в коллекцию, — посоветовал он. — И в наш юннатский журнал все в точности запиши — когда, в каком месте ее нашел, и укажи эту бухту.

— А как же я запишу, если эта бухта никак не называется?

— За названьем дело не станет, — авторитетно заявил Пашка. — Мы же здесь укрылись от шторма и, можно сказать, спаслись. Так? Если б не эта бухта, пришлось бы пузыри пускать. Значит, и название ей нужно такое, подходящее.

После небольших препирательств на карту азовского побережья решено было занести новое название: «Бухта спасения».

Митя выручает

Шлюпка легко и плавно скользила по искрящейся зыби и быстро приближалась к берегу.

Степа машинально, в такт с Пашкой взмахивал веслом. Он был так переполнен впечатлениями дня, что их хватило бы, пожалуй, на год. Эх, встретились бы ему сейчас городские товарищи! Вот бы удивились и позавидовали его удаче!

Этот день стал для Степы настоящим праздником. И вдруг он вспомнил о ведрах, оставшихся на площади. С тревогой взглянул он на солнце, которое, как назло, взбиралось все выше и выше. Пожалуй, уже скоро одиннадцать. Что, если они не успеют вернуться к приезду водовозов? А дома воды — ни капли: все останутся без обеда. Мать обязательно пристанет с расспросами: почему не принес? Где был? Почему не предупредил?

Почему, почему… А разве расскажешь ей все? Она ведь все равно не поймет, какой сегодня особенный, прямо-таки исторический день в его жизни. И Степа не знал, как поступить.

Некоторое время гребли молча. Повизгивали уключины, закручивались под веслами воронки, за бортом плескалась, булькала и пузырилась вода.

Митя, сидя за рулем, поглядывал на село. Возле песчаной кромки пляжа покачивались на якорях смоленые байды, между ними охотились за рыбешками и рачками утки. Они то и дело становились на голову и, выставив вверх свои гузки, чуть шевелили в воде розовыми лапками. На берегу — ни души: верный признак того, что все ребятишки побежали на площадь встречать водовозов. Со двора, что по соседству с его домом, вышел долговязый мальчишка и, неуклюже ступая, побрел переулком на площадь.

Митя поглядел ему вслед и вскрикнул:

— Ребята! Знаете, кто был в пещере и разорял гнезда?

— Кто? — в один голос отозвались Пашка и Степа.

— Федька Хлыст! Гляньте, только он так ходит, гад клещеногий.

Степа оглянулся. В самом деле, как же это он раньше не догадался?

Федька Хлыст пользовался общей неприязнью. У всех троих были с ним стычки и в классе, и на улице. Давняя вражда не только не проходила, но с каждым днем усиливалась.

Митя вспомнил, как месяца полтора тому назад они втроем накрыли Федьку в скалах, когда тот шарил по гнездам, и рассказали об этом в школе. Классный руководитель отчитал Федьку перед всеми ребятами.

— Вот он и отомстил, — уверял Митя.

— Ну, пусть он воюет с нами. А при чем же здесь птицы? — возмущался Степа.

…У Степы с Федькой были особые счеты. В село Степа приехал в начале мая. Поступив в школу, он быстро перезнакомился и поладил с ребятами. Со своими же соседями по улице — Пашкой Бродовым, Митей Лукиным, Любашей Скворцовой, с которой усадили его за одну парту, — он подружился. И только драчливый второгодник, длиннорукий Федька Хлыст, державший в страхе большую часть класса, с первого же взгляда возненавидел его. Степа вспомнил свой первый день в сельской школе. После уроков он возвращался домой вместе с Митей, Любашей и целой ватагой ребят-одноклассников. Пашки не было. Он дежурил и задержался в классе. Ребята осаждали Степу расспросами о городе, где он жил, о заводе, где работал отец. Федька Хлыст со своим приятелем Артюхой Чертковым шел позади. Они нарочно разговаривали громко. По отдельным словам Степа догадался, что речь шла о нем, но не подавал виду.

— А задается-то! — фыркнул Федька. — Думает, что больше всех знает.

Артюха, коренастый, с большими оттопыренными ушами парнишка, сказал что-то так тихо, что Степа не разобрал.

— Он и сам-то вроде девчонки. Потому его с ней и посадили! — Федька нарочно выкрикнул это громко. — Вот мы сейчас посмотрим, какой он есть.

При этих словах у Степы вспыхнуло лицо и сжались кулаки. Он взглянул на шагавших рядом ребят. Неужели и они слышали, как его сравнили с девчонкой? Можно ли стерпеть такое оскорбление? Но тут ему вспомнились вчерашние слова отца: «Ты не заносись перед колхозными ребятами, не задирай их. Старайся найти товарищей, подружиться, тогда и жизнь веселей пойдет». И Степа решил не обращать внимания на Федьку. Но в этот момент он услышал позади топот и вдруг получил такой удар в спину, что книги и тетради посыпались у него из рук. Степа подобрал с земли книжки и подошел к Федьке:

— Ты чего толкаешься? Что я тебе сделал?

Ребята окружили их и с любопытством выжидали, что будет дальше. Степа понимал, что от того, как он поступит сейчас, зависит в дальнейшем и отношение к нему ребят, и отношение самого Федьки, и многое другое.

— Плюнь на него. Он всегда всех задирает, — сказала Любаша. Ее большие карие глаза умоляюще остановились на Степе.

Степа всегда старался избегать драк, хотя и умел за себя постоять. Но сейчас он решил проучить Федьку. Уж он-то знал, как это сделать. Ему известны такие приемы «самбо» и бокса, такие захваты и броски, от которых Федька будет ползать и визжать поросенком. У себя в заводском поселке он и не с такими справлялся. Недаром он слыл самым заядлым борцом и боксером среди юных спортсменов заводского клуба.

Степа смело, в упор смотрел на Федьку Хлыста, который стоял перед ним, расставив ноги носками внутрь.

— Ты что? Всегда знакомство с драк начинаешь? Хочешь, чтобы я тебя с нокаутом познакомил?

— Гы-ы! С кем? — ухмыльнулся Федька.

— А вот сейчас узнаешь… — Степа дал Мите подержать книжки, засучил рукава голубой майки и, сделав три шага в сторону от дороги, занял позицию.

— Выходи, просвещу.

Ребята одобрительно загалдели, послышались смешки.

Федька Хлыст не ожидал от новичка столь смелого и крутого отпора. Он считался силачом в классе и привык к тому, что ребята ему во всем уступали, и мирился только со строптивостью Пашки, который ни в чем не давал ему спуску, а то и сам первый лез в драку. Федька потоптался, посмотрел оценивающим взглядом на Степины мускулистые руки, на крепкую, широкую грудь, плотно обтянутую майкой, и, видимо, не решился рисковать своей незапятнанной репутацией непобедимого драчуна. Отвисшая нижняя губа его дрогнула и растянулась в улыбке.

— Гы-ы! Ты что? Да это ж я нечаянно…

— Знаем, как нечаянно! Ты всегда всех задираешь, — напустились на Федьку ребята, которым понравились решительность и смелость новичка. — Проучить тебя надо…

«А может, спустить ему на этот раз?» — подумал Степа, остывая и овладевая собой.

— Ладно. Только другой раз и нечаянно не трогай. И язык свой прикуси, — сказал Степа и взял свои книжки у Мити.

С тех пор Федька Хлыст опасался открыто затрагивать Степу, а досаждал исподтишка. То будто невзначай опрокинет чернильницу на Степиной парте, то в его дежурство спрячет мел и тряпку, то незаметно в игре подставит ножку. Но с того дня, как Митя, Степа и Пашка накрыли его в скалах у птичьих гнезд, он опять стал задираться.

Степа всегда мог ожидать от Федьки какой-нибудь гадости. Конечно, Митя прав — Федька нарочно разорил гнезда, чтобы только досадить им всем троим…

— Убирай весла! — скомандовал Пашка.

Шлюпка, мягко цепляясь килем за дно, ткнулась носом в песок. Степа взял свое ведро с рыбой, удочки, сетку, жестяную баночку, набитую разноцветными ракушками, и соскочил на берег. Товарищи не торопились. Пашкины ведра с водой обещала принести его старшая сестра Нюра, а Митя заготовил себе воды еще с вечера.

Спрятав все принесенное в своем потайном складе в сарае, Степа бегом припустил через двор на улицу. Он удивлялся тому, что вокруг сухо. Будто в селе и не было ни грозы, ни ливня. Потоки воды быстро сбежали по склонам, чуть смочив пересохшую землю. А солнце и ветерок уже успели все подсушить. Только на улице, в дорожной колее да в разъезженных ямках, где застоялась вода, образовалась густая, липкая грязь.

Выскочив на площадь, Степа увидел, что две подводы с пустыми бочками уже уезжали, а третьего водовоза осаждала большая толпа. Доносилась перебранка, звон ведер, конское ржанье. У тех ребят, что стояли поближе к бочке, в руках были ведра. Два ведра считалось нормой, которую можно было получить за один раз. Позади же вытянулся длинный хвост мальчишек и женщин с тачками и ручными тележками, на которых стояли бадьи, выварки и кадки. Эти, как видно, решили запастись впрок. Степа понял — опоздал. И просчитался-то на каких-нибудь полчаса! Не засидись они у костра, все было бы в порядке. Что делать?


Пять Колодезей

Он ходил возле колоды и искал свои ведра. Наконец он увидел их, но не на прежнем месте, а далеко в стороне. Степа поспешил подхватить их и занять очередь на вечер.

— Степа! Степа Лунев! — окликнули его из толпы.

Звала Любаша. Она быстро семенила ногами, неся в правой руке ведро воды, и от этого худенькая, стройная фигурка ее перегнулась в левую сторону. Подол синего платья был совсем мокрый. Позади Любаши, растопырив руки, катил тележку с бадьей Федька Хлыст.

— Степа, это все Федька подстроил, — быстро заговорила Любаша. — Я хотела набрать твои ведра, а он отнял и забросил их.

Любаша опустила ведро на землю рядом со Степой и, скрутив руками конец подола, отжала воду.

— Что он всюду лезет? — мрачно спросил Степа.

— Ты его еще не знаешь. Ему всегда больше всех надо. Так и ищет, кому бы навредить.

Поравнявшись со Степой, Федька остановился, не выпуская из рук тележки.

— Что? С пустыми остался? — Федька растянул рот в улыбке. — Ничего, потом у меня купишь.

— А тебе что, мои ведра помешали? Сам небось второй раз с целой бочкой приехал, а другие, по-твоему, должны без воды оставаться?

— А ты тут своих порядков не заводи! Это тебе не город. Сам приходи за водой. Подумаешь, белоручка какой нашелся!

— А я что, не сам пришел?

За водой обычно становились в живую очередь. Это был неписаный закон, который всеми соблюдался. Степа знал, конечно, об этом и считал такой порядок правильным. Поэтому-то он и не стал сейчас спорить с Федькой. Но он хорошо понимал и то, что Федьке наплевать на этот порядок, он несколько раз брал воду даже без очереди. И если сейчас он стал таким «законником», то лишь для того, чтобы досадить ему. Степины кулаки сжались. Так бы и саданул по слюнявому Федькиному рту! Но ничего не поделаешь — по форме Федька прав. Степа отвернулся.

— Что тут такое? — подбежал запыхавшийся Пашка.

Он успел уже с Митей поставить шлюпку на якоря, захватить из дому ведра и теперь спешил занять очередь на вечер.

Пока Любаша рассказывала ему о происшествии, Митя подошел к Федьке.

— Это ты разорял гнезда возле пещеры?

— А тебе какое дело — я или не я? — Федька едва удостоил взглядом Митю. — Твоего разрешения не спросил.

— Накроем еще раз, тогда узнаешь, какое мое дело.

— Испугался я! Вот захочу и буду разорять.

Услышав это, Пашка не утерпел. Засунув руки в карманы, он подошел к Федьке вплотную и некоторое время молча дерзко и пристально глядел ему в лицо.

— Чего тебе? — спросил Федька, не выдержав этой немой сцены.

— Вот что, Хлыст, говорю тебе при всем честном народе. — Пашка чеканил каждое слово. — Если еще хоть раз дотронешься до гнезд или будешь вредить нам, бить, бить будем.

Для большей убедительности Пашка поднес кулак к Федькиному носу так близко, что тот попятился.

— Паш, брось! Не стоит об него руки марать, — крикнул Степа. Он знал, что Пашка любит потасовки и, если его не остановить, обязательно затеет драку.

Пашка, довольный произведенным впечатлением, круто повернулся.

— Пошли домой, — бросил он.

Домой! Легко сказать. Им-то хорошо, у них вода есть, а с чем он, Степа, явится? С пустыми ведрами?

Степа нехотя поплелся за товарищами. Он был зол и на себя, и на Федьку Хлыста, и на весь мир. Все сейчас ему было не мило, все не нравилось здесь, в этом селе, и он раздраженно озирался вокруг.

И это называется Крым! Какой же это Крым? Не таким представлял его себе Степа. Обычно в его воображении рисовались высоченные горы и водопады, дворцы-санатории, окруженные кипарисовыми аллеями и тенистыми парками, и всюду — фонтаны, цветники, сады и виноградники. Крым казался ему чем-то вроде огромного Артека, живописные уголки которого он так любил разглядывать на фотографиях газет и журналов.

А это не тот, какой-то совсем другой, необыкновенный. Крым! Нет здесь ни парков, ни дворцов с кипарисами, ни водопадов. И горы лишь чуть-чуть синеют на горизонте. Всюду ровная-ровная степь, как и та, которую он видел на Украине из окна вагона. Здесь даже хуже, чем в обыкновенной украинской степи. Там хоть вода есть, а тут и напиться-то негде. И кто только придумал ставить здесь село? Ни речки, ни озера нет. Конечно, настоящего озера, а не такого, как вон то, соленое, что мерцает за селом мертвым оловянным блеском. И колодца даже нет! А село почему-то называется Пять Колодезей. В насмешку, что ли? Этих колодцев здесь, наверно, никогда и не было. Хотя нет, Пашка однажды показал ему неподалеку от школы колодец, который выкопали в прошлом году. Но разве в нем вода? Это не вода, а настоящая соль с хиной. На спор с Пашкой Степа выпил две кружки, а потом плевался и животом мучился, как от касторки. Тьфу! Хуже морской.

То ли было в городском поселке, где он жил раньше! Пойдешь на кухню или в ванную, откроешь кран — и лей воды, сколько хочешь. А то, бывало, наденешь на кран длиннющий резиновый шланг, протянешь через столовую, и давай прямо из окна поливать палисадник. Ребята подвернутся — их окатишь. И никто тебе слова не скажет, не заругается, что воду льешь. А тут ее вроде пайка выдают, ведрами. И еще не зевай, бросай и купанье в море и рыбалку — лети стрелой очередь занимать. А потом стереги водовоза, а не то пустой вернешься. Ох, и надоела же эта вода! До чего противно и утром и вечером мотаться с ведрами на площадь!

— И как только вы тут жили? — сказал он и с сожалением посмотрел на Митю и Пашку.

— А у тебя в самом деле ничего нет? — недоверчиво спросил Митя, останавливаясь возле калитки своего двора.

— Даже на суп нету, — вздохнул Степа.

Митя нахмурил маленький выпуклый лоб. Прошлым летом он тоже раза два прозевал водовозов. Ну и была же ему от матери баня!

— Вот что, Степа, пойдем ко мне. Я тебе дам, — сказал он.

— А как же ты? — удивился Степа.

— Идем, идем. После отдашь, — Митя потянул Степу за рукав.

— Ну, иди же! — подтолкнул его Пашка.

Войдя во двор, Митя тоненько засвистел. В ветвях белой акации беспокойно засновали скворцы. Большой старый скворец, по имени Дед, уселся на нижней ветке. «Мит-ти-и!» — приветствовал он писком своего хозяина. Мальчики засмеялись. Белые и сизые голуби, хлопая крыльями, начали слетать с крыши на землю. Выставив вперед зобы, они важно, вразвалку расхаживали возле деревянного корыта в ожидании воды и кормежки.

Митя жил с матерью и был единственным сыном и единственным мужчиной в доме. Отец его погиб на фронте неподалеку от своего села.

— Заходи! — Митя широко распахнул дверь пристройки.

Такие пристройки, как заметил Степа, были здесь в каждой хате и служили летом и прихожей и кухней. В пристройке стоял кухонный стол с керосинкой. На полке виднелась посуда. Прямо против двери находилась скамья с двумя цибарками воды, а в углу, под окном, стояла цементная труба, вроде тех, что кладутся под мостами. Только здесь труба почему-то стояла торчком, и Степа решил, что она служит вместо бочки.

— Вот, бери обе. — Митя указал на цибарки.

Ну какой же молодчина этот Митька! Дает полных два ведра! Вот что значит настоящий товарищ!

— Подожди, а тебе что останется? — вдруг спохватился Степа.

— Ты думаешь, у меня больше нет? У меня вон там еще. Не веришь? — Митя подошел к цементной трубе и снял с нее деревянную крышку. — Иди глянь. Тут еще ведер пять.


Пять Колодезей

Степа заглянул вниз. Это оказалась и не труба, и не бочка, а самый обыкновенный цементный колодец, метров трех в глубину. На дне его, как темное стекло, тускло блестела вода.

Когда и откуда Митя успел ее набрать? За время, что Степа жил в Пяти Колодезях, один только раз, в конце мая, начинался дождь. Но тогда с крыш даже не закапало, это он хорошо помнил. И только сегодня разразился этот ужасный ливень. Но ведь Мити дома не было!

— Это мы еще зимой и весной набрали, — пояснил Митя. — А сегодня я маху дал. Уехал на рыбалку, а трубу через окно в колодец не вставил. Идем, я тебе покажу. У меня, брат, ни одной капли не пропадает.

Митя с гордостью продемонстрировал Степе свою «водную систему».

И в самом деле, все было устроено по-хозяйски, удивительно просто. Со всех сторон крыши дождевая вода стекала в тот угол, который примыкал к пристройке, и там попадала в обыкновенную водосточную трубу, на конец которой наставлялось длинное колено вроде большой самоварной трубы. Хочешь — направляй эту трубу через форточку прямо в колодец, хочешь — сливай воду в бочки или спускай прямо на землю. «Вот бы завести такую «систему», — подумал Степа. — Тогда наплевать на всех водовозов».

Домой он возвращался, конечно, не улицей. Зачем делать крюк, когда можно перепрыгнуть прямо через забор и сразу очутиться у себя во дворе? Но когда он перебрался через глинобитную стенку и принял из рук Мити и Пашки ведра с водой, немного струсил. «Ох, и заругает же мать, что, не предупредив, уехал на рыбалку!»

Дома Степа обнаружил записку. Мать писала, что пошла полоть колхозный баштан и вернется только во второй половине дня.

Гроза миновала. К Степе сразу вернулось его обычное беспечно-радостное настроение. Он принялся за домашние дела. Насвистывая, вприпрыжку сбегал в сарай за рыбой, развел тузлук — крепкий соляной раствор — и залил им рыбу, чтобы она не испортилась. Поставил на керосинки чайник с водой и кастрюлю.

Покончив с этими неотложными делами, Степа вытащил из кепки жемчужины, разложил перед собой на столе, полюбовался ими и, насвистывая, принялся писать, где и как он нашел эти сокровища.

И опять, как и утром, жизнь в колхозе представлялась ему радостной и увлекательной.

Охота на мартынов

На другой же день после рыбалки Митя заболел. Марфа Андреевна поначалу лечила сына домашними средствами — поила малиной, растирала скипидаром, ставила горчичники, — но ему не становилось лучше.

В третью ночь Мите было особенно тяжело. Он метался в жару, поминутно просил пить, потом соскочил в бреду с постели и начал шарить по полу, будто хватал что-то руками.

Перепуганная мать еле уложила его и до утра не отходила от постели. Чуть свет она прибежала к Любаше и попросила ее посидеть с сыном, а сама пошла в Камышанку за врачом.

Когда Степа явился утром проведать друга, Любаша встретила его на пороге и загородила дверь. Губы ее были поджаты и вид был такой неприступно-строгий и официальный, что Степа даже рассмеялся.

— Тише ты, тише! Не знаешь, что ли, что он больной? — зашикала она и замахала руками. — Пожалуйста, не тревожь его и не смей с ним разговаривать.

Митин вид поразил Степу. Лицо его за ночь сделалось серо-желтым, как оберточная бумага, губы запеклись и потрескались, а глубоко запавшие черные глаза казались непомерно большими и какими-то мокрыми. Степа опустился на край табуретки в ногах товарища. Он чувствовал себя немного виноватым. Разве не он и Пашка решили под дождем возвращаться домой? Если бы они послушались тогда Митю и сразу, как начался дождь, остались в «Бухте спасения», то отсиделись бы в пещере и Митя бы не заболел.

— Степа! — позвал тоненьким, сиплым голоском Митя. — Поймай мне мартынов… Я сегодня всю ночь во сне ловил их и не мог поймать…

— Перестань. Перестань разговаривать: тебе нельзя, — перебила его Любаша и сердито покосилась на Степу. — Уходи отсюда. Уходи сейчас же.

— Поймай мартынов и принеси сюда… Кольцевать будем, — тихо просил Митя. — А то целых пять колец осталось…

— Ну вот еще! — запротестовала Любаша. — Тебе и двигаться-то нельзя. Лучше и не думай.

— Да подожди, не тараторь, — осадил ее Степа. — Кольца надену я, ну и… и ты тоже, если хочешь, — решил он пойти на уступку. — А Митя только смотреть будет. Правда, Мить? Ему же скучно так лежать.

Степа рад был сделать что-нибудь для Мити. К тому же Митя предлагал ему такое важное и ответственное дело, какое обычно выполнял учитель-биолог, а по случаю его отъезда в отпуск делал Митя, как самый опытный юннат. Степа помогал Мите мастерить петли, вместе с ним ловил птиц, но кольцо на ножку птицы Митя всегда надевал сам и сам вносил запись в журнал. Степа даже немного обижался на него за это, а теперь Митя сам предлагал ему ловить и кольцевать птиц. Степа чуть не подпрыгнул от радости.

Через четверть часа он бежал уже по берегу с корзинкой в руке и подыскивал место для охоты. Утреннее солнце обрушивало на темную зелень бухты, на берег и степь океаны ослепительного света. Легкий, прохладный ветерок, налетавший с моря, приятно щекотал кожу. Жары не ощущалось. Море было спокойное. Только на отмелях возле берега и у самого пляжа вскипали и курчавились волны. На песке возле воды длинной ярко-зеленой полосой лежали выброшенные ночной волной водоросли. Они сплошь кишели мошкарой, жучками и застрявшими в них креветками. По водорослям с медлительной важностью расхаживали объевшиеся и отяжелевшие гуси и утки.

На краю села Степа на минуту остановился посмотреть, как рыбаки тащили закинутую на бычков волокушу. Метрах в двухстах от берега, точно нитка черных бус, растянулись по воде поплавки и медленно, почти незаметно, придвигались к берегу.

Учуяв добычу, с криком носились чайки. Когда бригада станет сортировать улов, начнется их пиршество. Они на лету будут подхватывать выброшенных тощих бычков и разную рыбью молодь. Прибегут с торбочками мальчишки и девчонки.

По установившейся традиции, каждый, кто нуждался, мог взять себе из улова килограмм-два бычков. Степа тоже не раз уже пользовался щедростью широкой рыбацкой натуры. Он бы и сейчас не прочь был всласть покопаться в мотне волокуши и отобрать себе десяток иглоносых саргапов или молоденьких камбал, да времени не было. Подхватив с земли корзину, в которой лежали сетка, петли и стеклянная баночка с соленой тюлькой, он быстро зашагал дальше.

Вот наконец место, лучше которого не найти. Выброшенную рыбу ветерок и течение обязательно пригонят сюда, а за нею прилетят и чайки. Тут же рядом лежала опрокинутая вверх дном дырявая рыбацкая байда — великолепный наблюдательный пункт. За нею, прямо от берега, начиналась солончаковая степь, поросшая полынью, кермеком, розоватой солянкой. На ней было колхозное пастбище — толока. Но сейчас поблизости не видно ни пастухов, ни скотины; лишь вдали, за километр, рассыпалось по траве красноватыми и черными пятнами колхозное стадо.

Степа достал из корзины петли из тончайших медных волосков, которые он вытащил из старого шнура электрического утюга, и невольно залюбовался ими. Неделю назад, когда он последний раз ловил с Митей, таких петель у них не было. Все Митины петли были сделаны из обыкновенной серой рыбацкой нитки. А мартын, он осторожный: заметит нитку — в петлю не полезет. Заменить нитку почти невидимым медным волоском Степа додумался сам, и теперь ему не терпелось пустить в ход свое изобретение.

Отступив немного от края волны, Степа воткнул в песок две соломинки. Затем протянул волосок петли по одной соломинке снизу вверх, перебросил ее перекладинкой на другую и по ней спустил к земле. Нижнюю же часть петли между соломинками и конец, на котором привязан камень, он, как учил его Митя, засыпал мокрым песком и пришлепнул ладонью.

Рядом с первой Степа поставил вторую петлю и отбежал на несколько шагов. Золотистые петли и соломинки словно растаяли на желтом песке. Сегодня он перехитрит мартынов! Довольный, Степа вернулся, чтобы положить для приманки тюльку. Но где ее класть? Перед петлей возле самой воды или со стороны берега? В этом одна из тайн удачной охоты. Степа положил ее со стороны моря и напоследок бросил еще горсть тюльки в воду.

Покончив со всеми приготовлениями, он взял корзину и поспешил скрыться под байдой. Дырявый борт ее, обращенный к морю, плотно зарылся в песок, другой борт, со стороны степи, был приподнят. Поэтому пролезть под лодку не составляло труда, и даже можно было, свободно сидеть не пригибаясь. В нескольких местах солнечные лучи проникали через дыры и щели и огненными мечами вонзались в прохладный песок. От байды пахло смолой и крепко въевшимися в дерево солеными запахами моря и рыбы.

Через большую дыру в борту Степа поглядывал на темно-зеленые волны, устилавшие песок серебряной пряжей пены, прислушивался к беспокойному крику чаек и нетерпеливо ждал.

Однако чайки, как назло, не хотели замечать брошенную им приманку. Они суетились поблизости от рыбаков, которые уже вытащили сеть на берег и выбрасывали из мотни рыбью молодь. Там чайки с пронзительным криком носились над самыми волнами, взмывали вверх, падали камнем вниз, хватали добычу и тут же отлетали прочь, глотая ее на лету.

Степа и раньше часто прислушивался к крику чаек и постепенно научился улавливать в их голосах самые различные оттенки. Их крик напоминал то плач ребенка, то мяуканье кошки, то хохот, то жалобный писк. Приветствие друг другу они выражали тихими, низкими воркующими голосами, удивление и неудовольствие — высокими и резкими вскриками.

Шумная и суетливая стая, за которой Степа сейчас следил, состояла преимущественно из черноголовых гуртовиков — небольших, но очень быстрых и вертких средиземноморских чаек. Среди них были и две большие чайки-хохотуньи. Распластав большие белоснежные крылья, они парили по-орлиному, описывая круги. Их не прельщала мелочь вроде хамсы и тюльки, они высматривали себе что-нибудь покрупней. Заметив выброшенного бычка, мартын-хохотун на лету касался крылом волны и взмывал вверх, держа в клюве рыбу.

Время шло. Чайки по-прежнему суетились, кричали без умолку, хохотали, и Степе порой казалось, что они издали подсмеивались над ним. Сидеть одному было скучно, и он пожалел, что нет рядом Любаши и что Пашка с утра ушел с отцом в Камышанку. Степа стал смотреть на ребятишек, которые окружили волокушу и отбирали для себя в торбочки рыбу. И вдруг увидел на берегу Любашу. «Что она делает тут? Уж не меня ли ищет?» — подумал Степа и хотел позвать ее, но в это время резкий крик чайки привлек его внимание.

Одна из птиц отделилась от стаи, пронеслась вдоль берега к байде и, радостно пискнув, закружилась над петлями. Степа замер в ожидании. Петель он не видел, но догадывался, где они, по камню, который лежал рядом с ними у самой воды, и по серебряному блеску тюлек.

Черноголовая чайка сделала несколько кругов. Потом, зайдя от берега навстречу ветру, часто-часто затрепетала крыльями и, подобно жаворонку, повисла в воздухе. Степа не спускал с нее глаз. Вдруг чайка, вскрикнув, отвесно упала и, едва коснувшись воды, тут же взлетела, держа в клюве подхваченную на волне тюльку. Степа перевел дух и проводил ее горящим взглядом.

На крик чайки слетелись другие. И теперь уже целая стайка кружилась над старой байдой, оглашая воздух веселым писком. Вот одна из них тоже повернула навстречу ветру и, часто взмахивая крыльями, остановилась в воздухе, что-то высматривая внизу.

Степа весь напрягся в ожидании. Как долго она стоит на месте и подозрительно присматривается к петле! Неужели заметила проволочку и догадалась о скрытой ловушке? Несколько секунд показались Степе бесконечными. Ну когда же, когда она наконец решится? Степа терял выдержку и терпение.

Но в этот миг он увидел, как чайка бросилась к петле. Схватив тюльку, она рванулась вверх и вдруг упала на песок и судорожно забила крыльями.

Сердце Степы чуть не выпрыгнуло из груди. Он не помнил, как выскочил из-под лодки и в несколько прыжков очутился возле птицы. «Степа! Степа!» — послышался голос. Но он даже не взглянул в ту сторону, откуда его звали.

Чайка била его крыльями по рукам, стараясь выскользнуть, но он крепко прижимал ее к груди. Он чувствовал, как вся она испуганно трепетала под его пальцами.

Это была годовалая средиземноморская чайка с нежным ярко-белым пушком на груди и брюшке, с глянцевито-черной головой и шейкой. Клюв и лапки ее были ярко-красные, словно коралловые, маховые перья — темные, а на кончиках даже черные.

Степа побежал к байде, накинул на птицу сетку и осторожно связал ей ножки. Чайка затихла, испуганно поводя вокруг широко открытыми глазами. Степа начал наново устанавливать петлю. Надо было поймать еще одну чайку или баклана и тогда уже нести их кольцевать.

Послышались шаги. Степа поднял голову и увидел Любашу.

— А я тебя ищу. Где ты все время пропадал?

— Под байдой. А ты что же убежала от Мити?

— Тетя Марфа вернулась с доктором, и я им все-все про тебя и про Митю рассказала. А доктор сказал, что Мите нужен покой и что ему обязательно надо поспать, и дал порошок, — одним духом выпалила Любаша и торжествующе посмотрела на Степу. — Вот видишь, я ж говорила, что никто не позволит ему кольцевать. Вот и вышло по-моему.

Любаша не упустила удобного случая подчеркнуть свою правоту: это чтобы Степа впредь не задавался и не думал, что может делать все, как захочет.

Степа понял — кольцевание по милости Любаши срывалось. Кольца-то у Мити. Не будить же его теперь! Он сердито покосился на девочку и буркнул:

— Ну и пусть.

— Ну и вот, — вызывающе и упрямо произнесла Любаша.

— Ну и ладно.

Обмен этими репликами ничего хорошего не предвещал и обычно служил «вступлением» к крупной ссоре. И зачем она все это сделала? Если бы он знал, что она подстроит ему такую каверзу, то ни за что не позвал бы ее ловить птиц. Степа почти с ненавистью посмотрел на Любашу.

— Небось рада, что все напортила? — вызывающе бросил он. — А еще товарищ называется!

— Конечно, рада. Ведь Митя больной.

— Ну и радуйся. Зато теперь кольцевать не будешь. Сама во всем виновата.

— Нет, буду! — задорно усмехнулась Любаша.

— Чем же ты будешь, если кольца-то у Мити?

— И вовсе не у Мити, а у меня.

— Врешь все, разыгрываешь. Митька тебе не даст… — Степа недоверчиво покосился на нее.

— Ну вот еще, буду я врать. На, возьми! — Любаша бросила на песок перед Степой бычка и затем вынула из кармана платья завернутые в бумагу кольца. — Митя сказал, чтоб ты сам все тут сделал, а потом записал. Это я его упросила, — добавила она как бы между прочим.

— Вот это здорово! Ну и молодчина же ты! — Степа просиял.

Ну как можно на нее сердиться! Она хоть и девчонка, а поступила как самый настоящий парень. Степа положил возле петли Любашиного бычка и засмеялся.

— Значит, теперь вместе ловить и кольцевать будем! — Он схватил Любашу за руку, и они побежали к лодке.

Любаша первая забралась под байду.

— Ой, как тут хорошо, прохладно… — Она подсела к корзине и с любопытством разглядывала притихшую чайку. — Смотри, смотри, какие у нее веки. Точно взял кто-то и красным карандашом обвел вокруг глаз. А головка мягкая-мягкая, совсем как бархат.

Степа представил себе, как он сегодня сам, без Мити, будет кольцевать эту чайку и других, которых он обязательно поймает, и его охватило радостное волнение. И все это благодаря ей, Любаше. Какая же она славная! Он поглядывал на девочку, склонившуюся над чайкой. Короткие светлые волосы ее сползли к виску и открыли маленькое розовое ухо. Степе вдруг захотелось сделать для нее тоже что-нибудь особенное, приятное.

— Ты знаешь, что у меня есть? — таинственно прошептал он.

— Что?

Степа снял с головы кепку, вытащил из-за подкладки бумажку, развернул ее и протянул Любаше:

— Во какие жемчужины я нашел! И все в одной мидии.

— Не может быть!

— Честное пионерское. Спроси хоть у Пашки и Мити. Я даже описал это в нашем юннатском журнале. — И Степа стал рассказывать о приключениях в «Бухте спасения».

Любаша перекатывала жемчужины на ладони и любовалась ими.

— Хочешь — бери их себе на бусы, — великодушно предложил Степа. — Бери, бери. Это я для тебя. — В эту минуту он искренне верил, что именно для нее, для Любаши, он все время берег свою драгоценную находку.

— Для меня? — воскликнула Любаша, смотря на Степу каким-то долгим, восторженным взглядом, и вдруг смутилась и покраснела.

Никто еще не делал ей таких дорогих, великолепных подарков. Ей хотелось взять эти жемчужины и в то же время почему-то казалось, что этого делать нельзя.

— Нет, нет. Не надо, — слабо запротестовала она.

— Говорят тебе, бери, — настаивал Степа. — Я еще наловлю и себе и тебе на целые бусы.

Сделав вид, что уступает ему, Любаша завернула жемчужинки в бумажку и крепко зажала их в кулаке.

— Ладно, я их спрячу. А то ты все равно потеряешь. А… а потом сама снесу в школу.

Любаша опять посмотрела на Степу сияющими глазами.

У Степы вспыхнули уши, и он смущенно отвернулся и заглянул в дыру.

— Ладно, давай тише, — сказал он, хмурясь, хотя Любаша и так молчала. — А то всех мартынов распутаем… Придвигайся сюда и смотри, — добавил он шепотом.

Дыра была не настолько велика, чтобы можно было двоим свободно смотреть в нее. Поэтому Любаша пристроилась с краю и то поглядывала на берег, то косилась на Степу, скользя взглядом по его черной вихрастой голове и крутому упрямому лбу.

А над байдой опять кружилась шумная птичья ватага. Чайки все чаще проносились над петлями, оглашая берег резкими криками.

Любаша впервые участвовала в охоте, и для нее все было интересно. Она теперь придвинулась ближе, прижалась своим виском к виску Степы и нетерпеливо следила за птицами, стараясь ничего не пропустить.

Так они сидели, не шевелясь и не сводя глаз с места, где лежала положенная ими приманка.

Прошло несколько минут, а чайки все кружились над берегом, кричали, однако боялись спускаться к петлям.

Но сейчас это Степу не огорчало. Он пребывал в каком-то приятном оцепенении. Кажется, весь день просидел бы вот так недвижно, чувствуя на щеке горячее Любашино дыхание, нежное прикосновение шелковистых, пахнущих морем и мятой волос, и с замирающим сердцем смотрел бы на этих веселых, суетливых птиц. Но в то же время он испытывал какую-то неловкость от того, что они сидят так близко и к тому же одни. Он отодвинул немного голову и покосился на Любашину порозовевшую щеку и пухлые губы. Почувствовав взгляд, Любаша повернулась к нему. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, испытывая непонятную робость и смущение. Степа смутно сознавал, что это был не обычный взгляд, а какой-то совсем иной, особенный…

Над байдой раздался хохот. Ребята вздрогнули. Любаша поспешно отодвинулась и еще больше смутилась.

— Смотри, смотри, какой громадный мартын, — шепнул Степа, стараясь рассеять неловкость и смущение.

Действительно, большая чайка-хохотунья медленно парила над волнами. Поймать такую чайку было давнишней мечтой и Мити и Степы.

Чайка делала круг за кругом, словно осматривая петли со всех сторон и раздумывая над тем, стоит ли ей рисковать ради такой ничтожной добычи.

— Мартын утянет бычка и улетит, — взволнованно прошептала Любаша.

— У меня не утянет! — похвалился Степа. — Видишь, он все время залетает с берега? Если сунется, обязательно попадет в петлю: рыба-то лежит за петлей, возле самой воды.

— А если с моря зайдет и схватит?

— Не схватит. С моря ветер дует. А мартын всегда заходит навстречу ветру.

Сделав еще круг, чайка решилась. Сложив наполовину крылья, она скользнула вниз, туда, где лежал бычок, и затем взметнулась вверх. Птица была такая большая и сильная, что вырвала даже камень из песка и вместе с ним поднялась на полметра. Но, сделав несколько взмахов, вдруг упала в воду.

Степа выскочил из-под лодки и чуть не напоролся на рога коровы. За то время, пока они сидели под байдой, стадо успело подойти к берегу. Коровы и овцы уже месили ногами песок и, подгоняемые слепнями и оводами, спешили к воде. Любаша бросилась было вслед за Степой, но, увидев подходившего быка, в испуге отпрянула назад и теперь, прильнув головой к дыре, наблюдала за тем, что происходило на берегу.

Когда Степа подбежал к воде, чайка барахталась уже метрах в двух от берега. Она бешено хлопала крыльями, пытаясь взлететь. Но камень тянул ее вниз и все туже и туже затягивал на шее петлю. Птица могла задохнуться. Степа, не раздеваясь, бросился в воду.

Справиться с птицей оказалось не так-то легко. Мартын не подпускал к себе, окатывал брызгами, плескал в глаза соленой водой и больно ударял крылом по лицу, по рукам. Но Степа все же схватил его. Тогда мартын изогнул шею и точно клещами впился клювом пониже локтя и разорвал кожу до крови. Степа вскрикнул, потерял равновесие и вместе с птицей по шею погрузился в воду. И только под водой ему удалось наконец правой рукой крепко обхватить крылья птицы и прижать ее к себе, а левой сбросить камень. Но когда он поднялся, мартын опять ущипнул его за руку. Степа стиснул зубы и вцепился пальцами в пушистые перья на темени птицы. Теперь мартын не мог нападать. В бессильной ярости он раскрывал свой острый клюв и с ненавистью косился на мальчика.


Пять Колодезей

Весь мокрый, в прилипших к телу штанах и рубашке, Степа наконец выбрался на берег и поглядел на байду. Но он, конечно, и виду не подал, что доволен исходом этой схватки.

Перед ним оставалась еще самая трудная задача — снять петлю. Сделать это он мог только левой рукой, которой держал голову птицы. Но если он отнимет руку, то мартын опять пустит в ход свой страшный клюв. Позвать на помощь Любашу? Нельзя — засмеет. Скажет: с чайкой не справился — позор для мужчины.

Любаша все видела и, конечно, понимала, что без ее помощи ему не обойтись. Она уже несколько раз выглядывала из-под лодки, но бык, как назло, стоял рядом, обнюхивал дно лодки и не собирался уходить. Любаша чувствовала себя как в клетке.

Степа тем временем отпустил голову мартына и попытался быстрым движением пальцев сбросить петлю. Но как только он немного расширил ее, мартын изловчился и ударил клювом в ладонь. Степа еще раз попробовал снять петлю, по птица укусила его за палец и начала биться, норовя вырваться из рук.

Неожиданно над самым ухом раздался сердитый голос:

— Брось птицу! Что она тебе сделала? Брось сейчас же!

Бросить чайку, которая досталась ему с таким трудом? Ну уж нет, дудки!

Резким движением Степа повернулся. Перед ним стоял колхозный пастух, дед Михей. Это был сухонький, невысокого роста беззубый старичок в побуревшей от солнца и пыли соломенной шляпе, с торчащей клином бородкой. Маленькие серые глазки его буравчиками сверлили Степу, а борода от сердито поджатой нижней губы угрожающе поднялась и нацелилась в Степино лицо.

— Зачем тебе мартын, душегуб ты этакий? Сейчас же выпускай его! Кто ж такую хозяйственную птицу губит? Брось, а не то уши пообрываю! — Дед Михей угрожающе поднял палку.

Старик был разгневан, но он не казался Степе злым и страшным. Наоборот, что-то смешное и доброе чудилась в его лице, в его острой козлиной бородке. «Такой бить не будет», — подумал Степа, однако из предосторожности попятился подальше от палки.

— Я и не собираюсь его убивать. Я его скоро выпущу, — попытался объяснить он.

— Дедушка! Не трогайте Степу! — крикнула подбежавшая на выручку Любаша. Бык наконец отошел, и девочка выскользнула из-под лодки.

— А, это ты, Любашка? И ты, значит, с ним озоруешь тута? Так, та-а-ак…

— Да нет! Мы только кольцо на лапку наденем и сейчас же выпустим чайку.

Старик успокоился:

— А я думал, что Степан такой же душегуб, как ваш Федька Хлыст. Страсть сколько он тут весной гнезд поразорил! Просто живодер какой-то… Да ты петлю-то, петлю сыми, а то совсем удушишь его, — заворчал старик на Степу.

Все подошли к байде. Любаша вытащила корзину с птицей и поставила ее сверху на дно лодки.

— Ну, давай, что ли, я помогу. Не справиться вам самим, — сказал дед и, заметив на Степиных руках ссадины, усмехнулся в бороду: — Птичка-невеличка, а кусается больно?

— Ой, Степа! И как же он тебя исщипал! — ужаснулась Любаша. — Сейчас же нужно перевязать, а то заражение будет.

Любаша уже готова была бежать домой за бинтами и йодом.

— Погоди, торопыга, — остановил ее дед. — Водичкой морской обмоет, враз все и заживет.

Дед Михей чуть раздвинул петлю на шее чайки, но снять не мог — проволочка скрутилась и запуталась. Степа и Любаша следили за его узловатыми пальцами.


Пять Колодезей

— А ты небось думаешь, что твой хохотун этим морем живет? — Старик посмотрел на Степу добрыми, смешливыми глазами.

— А как же? Конечно, морем. Это ж чайка.

— Нет, брат. За рыбкой-то он сюда прилетает полакомиться, а настоящая еда его там, в степи. Эта птица — самый первый охранитель нашего урожая. Ну, что рот-то разинул? Не веришь? Вон та, черноголовая, гуртовичок, что в корзинке, та гусениц, личинок всяких и жучков-кузек целыми тыщами изничтожает. А твой хохотун все боле мышами и сусликами пробавляется.

— За сусликами же орлы охотятся, — недоверчиво заметил Степа.

— Где они, орлы-то? Их теперь тут — раз, два и обчелся. Главная сила супротив мыша и суслика нынче мартын, он за день десяток мышей слопает, да двух — трех сусликов изловит.

— А как же мартын справляется с сусликом? Суслик ведь большой, с белку, а мартын сам с курицу.

— Ты сам-то как мартына взял? Хитростью небось, так ведь?

— Так!

— Ну, и он берет хитростью, — улыбнулся дед Михей, обнажая беззубые десны. — Он, хитрюга, с налету долбанет клювом суслика и, пока тот еще не очухался, цоп его и вместе с ним в воздух. Поднимется повыше, разожмет клюв, а суслик — бряк на землю! Бывает, раза три — четыре вот так вдарит его оземь, пока не убьет насмерть.

Дед Михей распутал наконец проволочку и снял петлю с шеи чайки.

— Ну, давай теперь я подержу, а ты кольцо надевай.

Степа охотно передал старику птицу. Но, прежде чем приступить к кольцеванию, он стащил с себя мокрую рубашку, снял штаны и, отжав из них воду, расстелил сушить на байде. Только теперь, когда он остался в одних трусах и солнце облило горячими потоками тепла похолодевшее тело, он почувствовал, что продрог.

Пока надевали кольцо на ножку мартына, старик добродушно ворчал на Степу и поучал:

— Выше, выше ставь. Вот так, так.

Тем временем Любаша освободила от сетки черноголовую чайку и развязала ей ножки.

— Мы вместе, сразу выпустим, правда? — спросила она, умоляюще глядя на Степу. — Ты большую, а я эту, да?

— Ладно, — согласился Степа.

Наконец оба кольца были закреплены. Степа взял большого мартына, а Любаша — маленькую черноголовую чайку.

— Ну, мальцы, теперь действуйте по моей указке. — Дед Михей лукаво сощурил глаза и поднял свою палку. — Ну, считаю: раз, два, три! — И он взмахнул палкой.

Любаша и Степа подбросили птиц и с горящими глазами следили за их полетом. Черноголовка быстро замахала крыльями и стрелой понеслась вначале над берегом, а потом круто свернула и, вскрикнув, взмыла над волнами. Большой мартын, почуяв свободу, сразу сильными взмахами поднялся наискось ввысь, сделал полкруга, точно прощаясь с берегом, и пошел прямо в море, оглашая воздух радостным хохотом.

Степа пронзительно свистнул и, сняв кепку, замахал ею над головой, Любаша в восторге била в ладоши, а дед Михей поднял голову и не спускал с птицы глаз до тех пор, пока она не скрылась где-то вдали, между зеленью волн и густой синью небес. Затем он присел на край байды, вынул из кармана пустой кисет и посмотрел на рассыпавшееся по берегу стадо.

Неприхотливые овцы уже напились солоноватой азовской воды. Спасаясь от жары, они тесно сбились в кучу и опустили головы к земле. Коровы, забредя в воду, отмахивались хвостами от наседавших оводов и скучно поглядывали на зеленые волны. Одни опускали головы и нехотя цедили сквозь зубы невкусную горьковатую воду. Другие, прикоснувшись к воде, поворачивали морды к пастуху, вытягивали шеи, и тогда по берегу разносилось надсадное мычание истомленной жаждой и зноем скотины. Старик, вздохнув, отвернулся. Казалось, между ним и животными все время происходил какой-то немой и не совсем приятный для него разговор.

Степа и Любаша складывали в корзину сетку и петли. Расставлять их вновь не имело смысла, так как коровы распугали всех чаек.

— А вон и еще охранители объявились. Гляди, гляди, Степан, что энти сейчас начнут вытворять! — Дед Михей кивнул в ту сторону, где сбились в кучу овцы.

Степа увидел, как стайка скворцов суетливо порхнула над берегом и опустилась на спины оцепеневших от зноя овец. Скворцы важно расхаживали по грязно-бурым мохнатым спинам и, посвистывая, что-то выклевывали в свалявшейся шерсти.

— Что они делают? — спросил Степа.

— Клещей выбирают, — пояснил пастух.

— Санобработкой занимаются, — усмехнулась Любаша.

— Ты не смейся! Он всех клещей дочиста выберет, что твой санитар.

Внимание Степы привлек один шустрый, непоседливый скворец. Он то и дело перепрыгивал с одной овцы на другую, затем отделился от стайки и уселся на темени рыжей коровы, которая стояла у воды и задумчиво жевала жвачку.

Радостно пискнув, он принялся долбить клювом между рогами, придвигаясь все ближе и ближе к правому уху. Раза два он поднимал голову, косился на байду и, свистнув, продолжал деловито поклевывать.

— Ишь, подлец, как чисто работает, — заметил дед Михей, вертя в руках кисет.

А корова от удовольствия вытянула морду и повернула голову боком, подставляя птице ухо. Сделав свое дело, скворец вновь уселся на темени и радостно свистнул. Степа, подражая, тоже свистнул. Птица повернула голову, удивленно посмотрела на него и вспорхнула.

— Зачем же ты его спугнул? — недовольно заметила Любаша.

— Видать, рассердился, — усмехнулся старик. — Умеешь, мол, свистать, так и свисти без меня.

Дед Михей засунул кисет в карман и, задрав бороденку, выглянул из-под шляпы. Солнце стояло почти над головой.

— Ну, мальцы, — сказал он, — вы забавляйтесь, а я, пока тут стадо побудет с подпаском, добегу до кооператива за табачком.

Неправильная карта

Любаша и Степа бежали у самой кромки воды по твердому, укатанному волнами песку. Песок был влажный, с лиловыми отливами и гладкий, как асфальт. Волна поминутно лижет его, покрывая кружевной пузырящейся пеной. Приятно шлепать босыми ногами по краю набежавшей волны и обдавать друг друга брызгами.

Берег был пуст. Там, где рыбаки тянули волокушу, теперь сушились сети и лежали свернутые в круги канаты.

Возле Митиного дома ребята увидели Марфу Андреевну. Она стояла, приставив козырьком руку к глазам, и смотрела на площадь, по которой, утопая в облаках пыли, мчалась грузовая машина. Когда грузовик подъехал ближе, Марфа Андреевна бросилась вперед и, раскинув руки, загородила дорогу.

Водитель осадил машину так, что взвизгнули тормоза.

— Чего тебе, тетя Марфа? — высунулся шофер из кабины.

Это был Саша Веселов, разбитной, вихрастый тракторист. Пока его трактор стоял в ремонте, он работал шофером.

— Сашенька, голубчик, выручи! Сынишка у меня захворал, поесть надо ему сготовить, а у меня ни росиночки воды. Привези, родимый, — упрашивала Марфа Андреевна.

— А где же водовозы?

— Один захворал, а другие в дороге замешкались. Говорят, поломка у них приключилась. Может, нынче совсем не приедут.

Саша сочувственно поглядел на женщину, потом на сидевшего рядом с ним молодого геолога «Водхоза».

— Мне, тетя Марфа, не с руки. Я сейчас в город, а за водой надо на станцию кругаля давать. Впрочем, давай посуду, может, в городе где захвачу.

— Вот спасибочки! — обрадовалась женщина. — Я сейчас бочоночек вынесу.

Она побежала в хату; с ней увязалась и Любаша.

Степа слышал этот разговор, и ему опять, как и утром, сделалось не по себе. Он еще не отдал Мите взятой взаймы воды.

Как же помочь другу? Где достать хоть немного воды? Дома — ни кружки. На площади длинной цепочкой выстроились ведра, поставленные еще с утра. Там и Степины, и Митины, и Пашкины… Надо что-то предпринять. Может быть, занять у кого-нибудь? Или, на худой конец, купить ведро у Федьки Хлыста? Ну, заплатит он Федьке рубль, не великое дело. Уж рубль-то у него найдется!

К машине подошел дед Михей. Он поздоровался с Сашей и поклонился сидевшему с ним в кабине геологу. Саша вытащил пачку папирос «Бокс», и они с дедом закурили.

— Эх, и страдальцы же тут живут, Андрей Лукич! — обратился Саша к своему пассажиру. — Триста лет этому селу, и триста лет народ вот так бедствует. Возят воду бо-знать откуда.

— Да, обидела природа, обидела, — согласился его спутник. — И вообще-то весь этот район бедствует. Возьмите Марфинскую эмтээс. Они возят воду из Керчи, за сорок километров. Каждый год на это полтораста тысяч у них вылетает. Да, много в этой земле железа, много соли, а воды мало.

Геолог понравился Степе: загорелый, крутоплечий, в голубой шелковой тенниске, плотно облегающей широкую грудь, он производил впечатление завзятого спортсмена. А мускулы, мускулы-то у него какие! Степа потрогал себя повыше локтя и с завистью посмотрел на литые бицепсы Сашиного пассажира. Вот это силач! Степа рассматривал геолога и слушал разговор.

— Старики помнят, как при царе один кулак тут большущие деньги на воде зашибал. — Саша назвал село по ту сторону Керченского перешейка. — Он там ставок сделал и в засуху торговал по сорок копеек за бочку. А годика через три в помещики вышел — имение купил.

— Был такой мироед, был, — подтвердил дед Михей. — Парамоновым прозывался. Что и говорить, здорово поднажился. А тутошний лавочник Салов все завидовал ему и тоже решил торговать водицей. Но ставочка-то здесь не построишь — балок нету. Вот и надумал он скважину бить.

— И пробил? — оживился геолог.

— Пробил. Сажен на десять пробил — дошел до воды. Ходит купчишка индюком. «Зачем, — говорит, — вам воду возить издалека? Берите у меня по копеечке ведро». Поначалу ведер сто откачали — хорошая, сладкая водица, а потом вдруг пошла такая соленая, ну чисто рапа́[1].

— Постой, постой, старина. А где ту скважину били? — заинтересовался геолог.

— С того края села.

Андрей Лукич порылся в своем портфеле, вытащил сложенную гармошкой гидрогеологическую карту района и развернул ее на коленях.

— Правильно, старина, есть там вода, и в самом деле горько-соленая.

Дед Михей подошел вплотную к кабине и, прищурясь, посмотрел на геолога.

— А как там, Лукич, в твоих бумагах показано — есть тута у нас сладкая водица аль нет?

— Михей Панкратыч у нас самый главный по воде болельщик, — пояснил Саша. — Он все дела водные тут до тонкости изучил.

— Плохо, Михей Панкратыч, с пресной водой. Не видно ее у вас, — ответил геолог. — Если не веришь — сам погляди.

— Покажь, покажь! — Дед Михей заглянул в открытое окно кабины.

Степа, боясь пропустить самое интересное, вспрыгнул на подножку и пристроился рядом с пастухом.

Карта геолога пестрела разноцветными волнистыми линиями, синими и голубыми кружочками и пятнами, какими-то значками, цифрами и названиями. Дед Михей следил за пальцем Андрея Лукича, бегавшим по ней, слушал пояснения и, как Степе казалось, недоверчиво поглядывал то на геолога, то на карту.

— Погодь, погодь! А где тута раскопки, что за толокой? — спросил старик.

— Скифского поселения? То, что весной раскопали? Вот здесь они должны быть. — Геолог сделал пометку ногтем на карте.

— И возле них, скажешь, водицы нету?

— Что-то не видно.

— А энто где у тебя на карте? — Дед Михей указал рукой на новый коровник, видневшийся за площадью. — Там тоже, по-твоему, нет?

— Никаких признаков, Панкратыч, не видно.

Дед Михей почесал бороду и недоверчиво покосился на Андрея Лукича.

— Выходит, сладкой водицы у нас и вовсе не видно? Так?

— Получается, так.

Ухмылка сразу исчезла с лица старика, и он сурово и осуждающе посмотрел на геолога:

— Неправильная твоя карта.

— Почему ты так думаешь? — Андрей Лукич с любопытством заглянул в умные, пытливые глаза старика.

— А потому. Ежели эти скифы издревле селились тута, значит, и колодцы у них были. Не мог же человек жить без воды. А? Опосля в этих местах русский люд селился. И тож, скажешь, жил без воды? Не зря село наше зовется Пять Колодезей. Были тута колодцы, были. И водичка, вот тута она, под ногами. — Дед Михей постучал палкой о подножку, на которой стоял.

Степа внимательно прислушивался к разговору и с любопытством ждал, что скажет геолог. А тот добродушно улыбался и как будто не собирался даже спорить.

— Вода, может быть, и была, — сказал он, — но теперь-то ее нет.

— А куда ж она подевалась? — допытывался старик.

— Вот в том-то весь и секрет! — Андрей Лукич весело сверкнул глазами. — Таких чудес немало здесь, в Крыму. За время работы в «Водхозе» я вдоволь их насмотрелся. Знаешь такое село Островское, за Джанкоем?

— Ну, слышал.

— Так вот, там еще в прошлом году действовало пять артезианских скважин. А нынче только три. В двух-то вода исчезла.

— Значит, другой ход себе нашла, а все ж в земле осталась! И наша тута осталась!

— Ты, дед, отчасти прав. Карта, конечно, не икона, на нее молиться не приходится, — согласился геолог. — Но и не верить ей пока нет оснований. Ты мне вот что скажи, есть тут у вас хоть какой-нибудь старый, завалящий колодец? Или, на худой конец, ручеек плохонький?

Дед Михей раздумывал недолго.

— А ты на Черном мысу бывал, в подземном ходе? — спросил он.

— Нет.

— Загляни-ка туда, загляни. — Старик многозначительно усмехнулся. — И в каменоломне побывай. Там водичка наверняка есть. И вообще, Лукич, выбери времечко и заезжай. Я тебе тута местечки покажу. У меня есть кое-что на примете.

— Вот это уже другое дело! — улыбнулся Андрей Лукич и погладил ежик на голове. Степе показалось, что он даже чему-то обрадовался. — Обязательно заеду! Как в Марфовке управлюсь, так и заскочу.

— Заскочи, заскочи. А я кое-что тебе подготовлю, — посулил старик.

Из дома выбежала Любаша, а за ней появилась Марфа Андреевна с бочонком в руках. Старик стал помогать устанавливать бочонок в кузове машины.

Саша завел мотор, высунулся из кабины и крикнул:

— Так я, тетя Марфа, постараюсь. Но жди не раньше ночи, а то и к утру.

Грузовик выдохнул синеватый дымок и умчался.

Марфа Андреевна поспешила вернуться к больному сыну.

Степа решил бежать к Пашке посоветоваться, где достать воды для Мити. А Любаша пообещала принести немного из своих запасов и потом сходить еще к Федьке.

— Тебе-то он не даст, — уверяла она, — а мне, по соседству, может быть, и одолжит. Он и не догадается, что я для Мити прошу.

Через минуту они разошлись.

Степа нашел Пашку во дворе. Тот сидел в тени сарая на чурбачке и чинил порванный сачок, быстро и ловко орудуя костяной иглой и вдетой в нее крученой серой ниткой. Игла у него так и ходила по ячеям сетки, выписывая узлы.

Пашка с непроницаемым лицом слушал Степу и молча затягивал дыры в сачке. Но при упоминании о Федьке Хлысте он не выдержал, презрительно цыкнул слюной сквозь зубы и, отложив сетку, встал.

— Федька — сквалыга, кулак, все равно не даст, — сказал он. — Ты обожди, я погляжу, как у меня с водой.

И он пошел через двор в хату.

Степа с минуту не сводил глаз с Пашкиной иглы, а потом не удержался и взял ее в руки. Игла стоила того, чтобы на нее посмотреть. Степа знал: это не какая-нибудь простая костяшка, нет, это страшное оружие морского кота. Оно находится у основания упругого, похожего на каучуковый жгут, хвоста и похоже на тонкое лезвие кинжала со множеством загнутых вверх зазубрин с обеих сторон. Вонзив его в жертву, кот не только прокалывает ее, но и рвет этими зубьями мясо. Рыбаки счищают ножом с наконечника шкурку, срезают зазубрины, просверливают на одном конце дыру, и получается вот такая, как у Пашки, великолепная рыбацкая игла.

У здешних ребят считалось особым шиком воткнуть иглу морского кота в кепку и носить напоказ всем. Такая игла являлась своего рода символом морского крещения и свидетельствовала о том, что обладатель ее принадлежит теперь к особо уважаемому мальчишками сословию настоящих, бывалых моряков.

Степа давно уже мечтал о подобном трофее. И он, конечно, имел бы его, но… Он вспомнил о неудачной встрече с морским котом в «Бухте спасения».

Скрипнула калитка, и во дворе появилась Любаша. Вышел из дому и Пашка с небольшим алюминиевым бидоном. Степа обратил внимание на раскрасневшееся, обиженное лицо Любаши.

— Ну что Федька, дал? — спросил он.

— Жди, даст этот жадюга! «Что я, — говорит, — обязан на вас работать? Плати по три рубля за ведро, тогда налью». Нам в колхозе ведро десять копеек обходится, а он по три рубля хочет! — воскликнула Любаша. — Я ему чуть в рожу не плюнула.

— Вот дрянь, спекулянт, — вскипел Степа. — С товарищей дерет!

— Я ж тебе говорил, что не даст, — хладнокровно заметил Пашка. — Такому гаду юшку надо пустить, чтоб захлебнулся, тогда он будет знать, как наживаться. Держи, Любаш! — Пашка передал ей свой бидон. — Это все. Может, у кого из ребят побольше достанем.

— У кого же ты больше достанешь? У всех ведь так, как и у нас, — безнадежно махнула рукой Любаша.

— Тогда в каменоломню надо идти, — решил Степа, — Ты, Паш, знаешь, где там вода?

— Тю, конечно, знаю. Мне дядька рассказывал, — похвалился Пашка. — Он сейчас там ракушечник режет. Только туда далеко, аж километра четыре будет. И потом вода эта под самым подо дном моря.

— Ну и что ж, что подо дном моря? Пойдем сейчас же! — обрадовался Степа.

— Идем, Паш, — поддержала Любаша. — Это ж для Мити.

Пашка с сожалением посмотрел на обруч и сетку и пожалел, что похвастал.

— Ну ладно. Пошли, — сказал он, поднимая с земли сетку. — Только ты, Степ, обязательно возьми свечу и канистру, и я тоже. А ты свою коляску, — обратился он к Любаше, — а то в руках не дотащим.

Под дном моря

Из села вышли в полдень. Солнце стояло над головой и с беспечной щедростью обливало землю нестерпимо палящим жаром. В неподвижном воздухе разлилась духота. В знойной тишине звонко трещали кузнечики и пели цикады.

Степа впрягся в двухколесную тележку, придерживая на животе перекладину, соединявшую ручки. Тележка катилась легко. Позади позвякивали бидоны-канистры и болтался на весу конец толстого каната.

По уверениям Пашки, им предстояло путешествовать по темным, заброшенным штольням, глубоко под морским дном. А там ведь всякое может случиться. И веревка окажется не лишней, как не лишним будет и узелок с едой, который тащила Любаша.

За селом раскинулась ровная-ровная степь. Ни овражка на ней, ни ухабинки. Куда ни глянь — широкие зеленые квадраты кукурузы, а за ними хлеба, хлеба… Бескрайни, необозримы золотые разливы крымской пшеницы. Лишь кое-где над степью поднимаются седые шапки скифских курганов, и в одном месте сквозь нежную фиолетовую дымку едва проступают на горизонте пологие очертания Старокрымских гор. Степа смотрел вдаль со смешанным чувством любопытства и изумления. Он видел два моря. Одно — настоящее, изумрудное, — раскинулось справа, за неширокой полосой травы. Глазом его не охватишь, такое оно огромное. А слева — другое, такое же безбрежное море, — золотое море хлебов. Привольем, могучей силой веяло от морских и степных просторов.

Степа старался идти не посреди дороги, где лежал горячий, пухлый слой мелкой, как пудра, пыли, а по самому краю. И все же пыль валила из-под ног и колес, лезла в глаза и забивалась в нос. Вскоре виски его посерели, а ресницы из черных сделались белесыми и пушистыми.

Пересекли пастбище и миновали кукурузное поле. Степа шагал уже не с той резвостью, как раньше. Тележка казалась теперь значительно тяжелее. Пот заливал глаза, а рубашка намокла и прилипала к телу.

Пашка, шагавший с Любашей впереди, подшучивал над Степой и предлагал сменить его, но тот не соглашался. И хотя дорога теперь шла на подъем, он упрямо шагал вдоль стены пшеницы, стараясь во что бы то ни стало дотянуть до половины пути.

Остановился он, только когда поравнялись с братской могилой десантников. Степь в этом месте набегала на море и заканчивалась высокой отвесной стеной. На самом краю обрыва возвышался холмик с обелиском, который четко вырисовывался на фоне густо-зеленых азовских вод. Вся прибрежная полоса была изрезана окопами, изрыта воронками от бомб и снарядов. Зияли ямы провалившихся блиндажей и землянок, торчали ржавые клочья колючей проволоки. Казалось, вся земля здесь была в рубцах от глубоких ран. И хотя время уже многое стерло, размыло дождями и скрыло под покровом травы, однако все напоминало о той великой битве, которая когда-то гремела в этих степях и на этом пустынном берегу.


Пять Колодезей

К обелиску пробирались осторожно, чтобы не зацепиться за проволоку, не свалиться в воронки, прикрытые зарослями курая и колючек. Пашка перепрыгнул через осевший окоп и остановился.

— Ты думаешь, что только здесь вот так? — обратился он к Степе. — Тут скрозь весь перешеек изрыт. Аж от Азовского и до самого Черного моря.

— Ой, ты бы видел, что за дорогой было, где теперь наша пшеница! — воскликнула Любаша. — Там все-все было ископано. Только в позапрошлом году заровняли.

— Здесь что! Здесь только начинались наши запасные позиции, — пояснял Пашка. — А самые передовые были дальше. Во-он там! Видишь, где стрелка? По ту сторону стояли фашисты, а по эту — наши. Вот там окопов и блиндажей — тьма-тьмущая!

Степа смотрел вдоль берега, туда, где степь крутой стеной наступала на море и отодвигала его вправо. Постепенно стена эта понижалась, обнажая вдали пустынный желтый берег, от которого стрелой летела в море узкая песчаная полоса. Она пронзала густо-зеленую гладь, стремительно уходила на север и исчезала за горизонтом.

Только теперь Степа догадался, куда он попал. По рассказам отца он знал, что где-то здесь или неподалеку, в самом узком месте Керченского перешейка, проходили знаменитые позиции, на которых почти два года держался фронт. Ему вспомнился разговор с отцом накануне его отъезда из города. Тогда он все время приставал к отцу с расспросами, допытываясь, куда они поедут, что за эмтээс, в которую тот получил назначение бригадиром, и где то село, в котором они будут жить. Отец положил ему руку на плечо, улыбнулся и сказал:

— Поедем, сынок, в те места, где пришлось воевать, где ранен был. Там будем жить, землю пахать, хлеб сеять.

Так вот они, эти места. Отец обещал показать их, но так и не выкроил время в горячую пору полевых работ. Если бы Степа знал, что это так близко, то давно бы уже сам или с Пашкой пришел сюда.

Взволнованный этим открытием, Степа всматривался в даль, где распростерлась мирная, залитая солнцем степь. Морской ветерок волной бежит по хлебам, клонит колосья и, будто резвясь и играя, несется дальше и дальше, до самого края земли.

— Ну, пойдем, что ль? — потянул за рукав Пашка.

У братской могилы их поджидала Любаша. Пряные ароматы шалфея, крымской полыни перемешивались здесь с солеными запахами моря и свежих, выброшенных волной водорослей.

Степа с любопытством рассматривал обелиск, высеченный из глыбы белого крымского известняка — памятник, каких немало встречается в керченских степях, — посеревший от пыли, дождей и времени. Под ним неумолчно шумели и бились о берег волны.

— Говорят, что и Митин отец тут лежит, — тихо промолвила Любаша и чуть слышно вздохнула.

— Известно, что тут, — так же тихо отозвался Пашка. — Отец рассказывал, как он ночью на катере перебрасывал сюда с Тамани Митькиного отца вместе с другими десантниками. Это было, когда наши Керчь брали. Только… только никто уж из них не вернулся. Тут и полегли…

Все трое притихли. То ли они прислушивались к неугомонному пению цикад? То ли к извечному шуму и плеску морской волны? Или, быть может, именно в эту минуту их юных сердец коснулась мрачная тень минувшей войны?..

А солнце, как и раньше, обливало палящим жаром и степь и море, и небо было все такое же безмятежно голубое, бездонное, с неподвижно висящими в синеве белыми перистыми волокнами.

Пашка натянул козырек на лоб и, как Степе показалось, испытующе и строго покосился на него.

— Вот Митькин погиб… А твой-то воевал иль нет? — вдруг спросил он.

— Воевал! — Степа рассказал Пашке обо всем, о чем думал сам несколько минут назад, и почему именно его отец, когда его партия послала на работу в деревню, решил жить и работать в Пяти Колодезях.

Пашка удовлетворенно хмыкнул, одобрительно поглядел на Степу и протянул руку.

— Значит, наши батьки — боевые друзья, все воевали тута. И мы должны быть друзьями и во всем стоять друг за друга.

Степа взял руку товарища.

Это было крепкое мужское пожатие — сдержанное и строгое. Степа понимал, что дело тут не только в отце, а и в том, что отныне Пашка признавал в нем равного себе и достойного члена беспокойной и дружной семьи мальчишек приморского степного колхоза. И это радовало его.

Дальше двигались быстрее. Теперь Пашка пылил на дороге тележкой, а Степа с Любашей шагали по стежке, проложенной сбоку, возле самой пшеницы.

Когда отошли уже далеко, Степа оглянулся. Обелиск одиноко возвышался на берегу. Он стоял, как солдат на посту, и, казалось, охранял тишину и покой этой солнечной, мирной и щедрой земли.

Степа все ждал, что вот-вот появятся каменные карьеры, расположенные либо в балке, либо в холмистой гряде. Но сколько он ни оглядывался, справа по-прежнему ослепительно искрилось море, а слева тянулась степь. Изредка в траве мелькали какие-то трещины, иногда очень тонкие, извилистые, еле приметные, иногда же шириною с ладонь.

— Пойдем к морю, там прохладней, — предложила Любаша и свернула к берегу.

И в самом деле, на краю обрыва подувал свежий ветерок. Берег гудел от прибоя. Степа сбежал за Любашей к морю, плеснул несколько пригоршней воды в лицо, смочил разгоряченную голову.

Услышав Пашкин свист, ребята вскарабкались по крутой тропе на береговую стену. Пашка пылил уже далеко от них.

— Бежим к нему наперегонки! — предложила Любаша и бросилась вперед, сразу опередив Степу.

Он бежал за ней, то и дело перепрыгивая через мелькавшие под ногами кусты колючек и трещины. Еще несколько таких прыжков, и он настигнет и перегонит ее. Степа поднатужился, сделал большой скачок и вдруг почувствовал, что земля уходит из-под ног. Потеряв равновесие, он растянулся на животе и… повис. В тот же миг он услышал под собой гул падающей земли, будто рухнувшей в глубокий колодец.

Все случилось так быстро, что он даже не успел сообразить, что же именно произошло, и как-то инстинктивно уцепился за жесткие стебли курая, подвернувшиеся под руку. Степа повис, упершись грудью и животом в землю, а ноги его болтались в воздухе. Неосторожное движение — и он сорвется и рухнет вниз.

Любаша, почувствовав, что Степа отстал, оглянулась и отчаянно закричала:

— Ой, ой, Степа!.. Пашка, скорей сюда!

Пашка поджидал их на дороге и отдыхал. Услышав гул обвала и крики Любаши, он сразу сообразил, в чем дело.

— Держись, Степ! Держись, я сейчас! — крикнул он и схватил с тележки канат.

Однако подбежать близко к месту обвала он не мог. Вокруг зияли щели, и земля в этих местах тоже могла обрушиться в любую минуту. Пашка остановился метрах в десяти и размотал веревку. Степа тем временем пришел в себя и сумел нащупать ногами выступавший в стене камень. Он осторожно оперся на него ногой и попробовал подтянуться. Но камень не выдержал тяжести, выскользнул и полетел вниз. Степа едва удержался.

— Лови, лови конец! — крикнул Пашка.

Веревка упала рядом со Степой.

— Ну, цепляйся же, цепляйся скорей, — горячилась побледневшая Любаша.

Степа, держась одной рукой за куст травы, другой схватил конец веревки и намотал ее на кисть.

— Ну, держись крепче, — предупредил Пашка и вместе с Любашей потянул канат.

Осторожно, чтобы не вызвать нового обвала, Степа выполз на поверхность и встал на ноги. Только теперь он оглянулся назад и увидел в зиявшей дыре высокую желтую стену. Ноги его дрожали, сердце бешено колотилось. Боясь свалиться вниз, он сел на краю обвала.

— Тю, ты что, опупел? Уходи оттуда скорей! А то грохнешься в эту штольню. — Пашка решительно потянул веревку к себе.

Через несколько минут все трое шли по дороге.

— Это я виноват, забыл вам сказать, — признавался Пашка. — Тут всюду по берегу эти чертовы «волчьи» штольни, целый подземный город.

— А почему они «волчьи»? — поинтересовался Степа.

— Камнерезы так заброшенные штольни называют.

— А где же в них ход? С моря, что ли?

Степа недоумевал. Всюду ровное место, нигде не видно вскопанной или насыпанной земли. Только впереди, почти у самой дороги, возвышались три небольших штабеля желтого камня. И вдруг Степа увидел, как рядом со штабелями из-под земли высунулись рога, затем показались головы и спины двух рыжих волов. Они тащили за собой двуколку, нагруженную большими кирпичами ракушечника. Вслед за ними вышла на поверхность женщина. Несмотря на жару, на ней была вязаная кофта, а голова укутана платком так, что виднелись только смешливые карие глаза.

— Тетя Маша! А мы к вам! — обрадовался Пашка и так быстро покатил тележку, что бидоны в ней запрыгали и загремели.


Пять Колодезей

Пока Пашка разговаривал с тетей Машей, а та складывала привезенный кирпич, Степа успел осмотреться. До моря недалеко, хорошо слышно, как за обрывом грохочет прибой. Ход в шахту рядом с дорогой, но он совсем незаметен, так как вокруг все поросло травой. Степа подошел поближе. Спуск оказался открытым, наклонным и тянулся прямо вниз метров на восемь, а затем круто, под прямым углом сворачивал и уходил под землю к морю.

Степа и Любаша побежали по спуску и свернули в подземелье. Но дальше они двигались уже осторожно и, словно слепые, держались за стену.

После яркого солнечного света Степа ничего не видел, но чувствовал, что круто спускается куда-то вниз. Замерли все звуки. Не стало слышно цикад, шума прибоя и людских голосов. Прохлада. Неподвижный, застоявшийся воздух пахнет пылью и плесенью…

Глаза начали понемногу привыкать к сумраку подземелья. И первое, что увидел Степа, — была раскатанная колесами дорога, покрытая мелкой пылью. Потом он разглядел высокий и широкий коридор с желтыми стенами и желтыми сводами, который спускался вниз, а затем сворачивал куда-то вправо. «Тут целый паровоз пройдет», — подумал он.

— Что это там? Смотри, — прошептала Любаша.

Справа, куда она показывала, в стене был вырезан четырехугольный проход. Степа заглянул в него и в сумеречном свете увидел обширный, очень высокий сквозной зал, от которого в разные стороны отходили галереи. Свет в зал проникал с потолка через длинные, тонкие щели. Только теперь Степа догадался, что это такие же трещины, какие попадались ему, когда он бежал наперегонки с Любашей.

Позади загремели колеса, и в свете прохода появились волы с телегой и силуэты Пашки и тети Маши.

— Вы позади держитесь, — сказала женщина, поравнявшись с Любашей. — И узелочек в тележку положьте, а то потеряете.

Тетя Маша пошла впереди. Скоро двуколка свернула вправо, и тут Степа увидел зажженную керосиновую лампу, стоявшую на выступе в стене галереи. Тетя Маша взяла лампу и, держа ее немного сбоку перед собой, пошла рядом с тележкой.

Тусклый свет пламени едва пробивал темноту галереи. Потолок местами косо сползал то вправо, то влево, кое-где огромные глыбы нависали над головой, угрожая вот-вот обрушиться. Страшно было смотреть на них и еще страшней проходить под ними. В такие мгновенья Степа втягивал голову в плечи и старался вверх не глядеть.

С каждой минутой спускались все глубже и глубже. Теперь дорога извивалась, то огибая обвалы, то обходя потрескавшиеся и нависшие над головой глыбы. Тетя Маша все время покрикивала на волов:

— Цоб, цоб! Цобе!..

Звуки ее голоса, как в вате, глохли в каменной духоте подземелья.

Вдруг волы уперлись в завал и остановились. Степе показалось, что идти дальше некуда — тупик. Но тетя Маша начала заворачивать влево, направляя волов в круглую дыру, мрачно черневшую в стене. Животные упрямились и не хотели идти, точно чуя опасность.

— Ну, идолы!

Палка тети Маши опустилась на их ребра.

Волы рванулись и сразу точно провалились в дыру. За ними, подскочив на камне, покатилась двуколка. Ребята, как со ступеньки, прыгнули вниз, в темноту, и, цепляясь за доски тележки изо всех сил, побежали за ней под гору.

Пламя в лампе вспыхнуло несколько раз и чуть не погасло. Тетя Маша прикрикнула на волов, и они пошли тише.

Сразу почувствовалась резкая перемена: холодный, неподвижный воздух, и вместе с тем сыро и душно. Над головой на своде сверкнула капля. Вот появилась другая, третья. Казалось, камень плакал скупой желтой слезой.

— Ой, как тут страшно, совсем как в склепе, — тихо сказала Любаша, хватаясь за Степину руку.

Мальчикам самим было жутко. Но, видя, как тетя Маша уверенно шагает, будто гонит быков у себя по деревне, они храбрились.

— Не пугайся, Любаша. Это только первый раз страшно. Потом привыкнешь, — покровительственным тоном сказал Степа.

— Глянь! Она и впрямь сейчас разрюмится, — презрительно заметил Пашка и постарался прошмыгнуть вперед, чтобы идти рядом с тетей Машей.

— Не задавайся, пожалуйста! Сам небось тоже боишься, все за тетину юбку держишься, — уколола его Любаша.

— Это я-то? Как раз угадала! Да я хоть сейчас один под дно моря полезу, — хорохорился Пашка.

Тетя Маша обернулась и весело блеснула глазами:

— А мы и так уж давно под морем. Метров сорок глубины будет.

Любаша ахнула. Степа в душе ужаснулся и с опаской поглядел на потолок. Вдруг вода прорвется через каменное дно и хлынет сюда? Не выскочишь!

— Что, небось сердечки трепыхаются? — Тетя Маша усмехнулась.

— Мы не из трусливых, — с деланной беспечностью ответил Пашка и опасливо покосился на темный боковой штрек.

Степа и Любаша промолчали.

— Ну ничего, ничего, пообвыкнете. Теперь уж колодец скоро, — успокаивала тетя Маша, как видно, очень сомневаясь в Пашкиной храбрости.

Однако добрались не так-то скоро. Степа насчитал еще несколько поворотов то вправо, то влево, прежде чем волы остановились.

— Пойдемте, я вам покажу. — И тетя Маша, держа в руке лампу, свернула в узкий боковой проход.

За ней с канистрами, веревкой и узелком шли Пашка и Любаша. Степа с горящей свечой в руках замыкал шествие. Проход расширился и вывел в небольшую узкую комнатку с низким потолком.

— Вот вам и водица. Тут и посудинки есть, чем наливать.

Тетя Маша посторонилась, и все увидели в углу темную квадратную дыру, в которой вода была почти вровень с полом. Рядом лежали две солдатские каски. Степа передал Любаше свечу, а сам взял одну из касок и зачерпнул воды. Сделав глоток, он зажмурился и, точно от боли, скорчил гримасу:

— Ух, какая! Даже зубы зашлись.

— Зато чистая, сладкая, — засмеялась тетя Маша.


Пять Колодезей

Вода действительно была такая прозрачная, что Степа при свете лампы видел на дне каски каждую ржавчинку и царапинку.

Все по очереди прикладывались к каске и пробовали воду.

— Ну вот и наливайте. А я пойду, — сказала тетя Маша.

— А как же мы вас найдем? — забеспокоилась Любаша.

— Мы туточки, рядом, шагов полсотни, не больше. А может, обождать вас? А?

— Ничего, не пропадем, — ответил Степа и, зачерпнув каской воду, начал лить ее в узкое горло канистры.

Пашка тоже принялся за дело.

Ребятам не хотелось, чтобы тетя Маша оставляла их одних, но никто не желал признаваться в том, что страшно.

— Ну, как кончите, гукните! Я вас встречу.

Тетя Маша ушла и унесла с собой лампу. В штреке сразу стало темней. Казалось, черный, сырой мрак сдвинулся с места и наступал со всех сторон, как бы стараясь задушить колеблющееся пламя свечи.

Мальчики, как и Любаша, чутко прислушивались к замиравшему стуку колес. Его уже почти не слышно. Еще раздался какой-то слабый звук, но и он угас.

Тишина. Они остались одни. Одни глубоко под дном моря. Им все время мерещилось, что каменные своды вот-вот обрушатся, и они, как букашки, будут раздавлены или заживо замурованы в этой тесной каморке, под толщей камня и воды.

Пашка первый не выдержал этой жуткой тишины.

— Мы часа два так провозимся, — сказал он неестественно громко.

Отложив в сторону каску, он накренил бидон и опустил его в воду. Но бидон уперся в дно, не погрузившись даже наполовину. Пашка плюнул и опять взялся за каску.

— Вот бы сюда с бочками ездить по воду, — подала голос Любаша.

— С бочками… А воды сколько тут, не видишь? — с напускной суровостью возразил Пашка. — Да если и была бы тут вода, то все равно сюда не заедешь! А таскать отсюда по четверть ведра — и бочки за день не нальешь.

— Воды и правда стало меньше. На целую ладонь уже обмельчал. — Степа указал на темную полоску на стенке колодца.

Разговор отвлек от мрачных мыслей, и у всех как-то сразу полегчало на душе. Даже темнота будто раздвинулась, отступила дальше от свечи.

Теперь мальчики и Любаша разговаривали громко и спорили по всякому поводу, чтобы только не молчать и не слышать давящей тишины.

Те десять минут, которые потребовались, чтобы налить бидоны, показались им вечностью. И когда они выбрались наконец в галерею и услышали доносившийся откуда-то визг пилы, то почувствовали себя так, словно вышли на знакомую дорогу.

— Это дядька Ефим пилит, — обрадовался Пашка. — Идем к нему.

Все облегченно вздохнули.

Бидоны и веревку оставили в галерее возле штрека, решив захватить их на обратном пути. Только Любаша взяла узелок с едой.

Пашка прислушался и, прикрывая рукой свечу, пошел на визг пилы. Степа и Любаша, держась за руки, последовали за ним. Степа считал шаги. Но он не досчитал и до ста, как на повороте показался свет.

Заколдованный клад

В обратный путь собрались не скоро. У тети Маши не хватило кирпичей на полный возок. Ждали, когда дядя Ефим нарежет. Степа, немного привыкнув, не прочь был теперь потолкаться в штреке. Все здесь так необычно, ново, интересно.

Похож штрек на просторную комнату, выпиленную в сплошной скале. На желтых стенах, от потолка до пола, словно края обоев, тянутся ровные, тонкие полосы — следы вырезанных брусьев. От них дядя Ефим отрезал пилой кирпичи, которые напоминали большие желтые губки. Из такого вот камня, Степа слышал, построены все крымские города, селения и санатории. Какая же уйма кирпичей потребовалась для этого!

В одном углу штрека было самое интересное — целый набор камнерезных пил. Как удержаться и не потрогать их? Среди них были и маленькие, вроде садовых ножовок, и большие, и очень узкие и длинные. Все они имели треугольную форму с одним острым, вытянутым вперед углом.

Вдоволь налюбовавшись ими, Степа пристроился около дяди Ефима и стал слушать, как он отчитывает Пашку.

— Ты это брось! Зря говоришь, что колодец плохой. — Дядя Ефим остановил пилу и строго посмотрел на Пашку. Степа заметил, что глаза у него, как и у Пашки, серые в золотистых крапинках. — Этому колодцу поклоняться надо, а ты нос воротишь — «мелок, воды мало».

У дяди Ефима строгое, сухое, в резких морщинах лицо, нос с горбинкой, мохнатые, побелевшие от каменной пыли брови и между ними две глубокие прямые складки. По нездоровой желтизне лица, по внешней суровости можно было догадаться, что жизнь его была нелегкой.

— Что эта вода — святая, что ей надо поклоняться? — с деланной развязностью возразил Пашка.

— Да вроде святой… — Дядя Ефим помолчал, как бы что-то вспоминая. — Когда тут фронт стоял, в этих штольнях целая дивизия размещалась: и штабы, и госпитали, и склады. А сколько народу из окрестных деревень от бомбежек скрывалось! Если бы не этот колодец и еще два родничка — пропадать бы людям. Эта водица и десантников, и партизан, и других наших людей не раз выручала.

Дядя Ефим опять взялся за пилу, и острые зубья со скрипом начали грызть пористый камень: жик-вжик, жик-вжик, жик-вжик. Пила легко и быстро въедалась в камень. Дядя Ефим работал не спеша, уставившись глазом в желобок под пилой и словно о чем-то раздумывая. Порой казалось, что он не столько занят делом, сколько своими мыслями.


Пять Колодезей

— Дядя, а где же те два родничка? — спросил Степа. — Может, в них воды больше, чем в колодце?

— Больше-то больше. Но достать ее нелегко. Один — тут, неподалеку, — обвалом засыпало. Другой колодец — под берегом, в нижнем ярусе штолен. Его сразу и не найдешь, заплутаться можно. Сначала надо в сквозной зал попасть, из него в третью штольню справа, а потом пройти еще немного до спуска.

Степа старался запомнить дорогу. Он решил про себя спуститься в нижние штольни и во что бы то ни стало разыскать колодец.

Дядя Ефим отрезал новый кирпич и продолжал разговор:

— Здесь, в шахте, людям было еще ничего. А вот тем, что наверху, в блиндажах и в окопах сидели, тем туго приходилось. Из озера водичку хлебали.

— Так в нем же вода соленая! — удивился Пашка.

— А это смотря когда. Сейчас, летом, она вся соленая, а весной и осенью ладони на две сверху сладкая.

— А почему сверху? — еще больше удивился Пашка.

— А я знаю почему, — вступила в разговор Любаша. — Соленая — она тяжелее и потому внизу лежит, а сверху плавает сладкая. Верно, дядя?

— Верно, Любаша! — Камнерез одобрительно посмотрел на девочку и улыбнулся. Лицо его теперь показалось Степе совсем не строгим. — Приползет, бывало, солдат к озеру и давай сладкую водицу сверху снимать в котелок, как сливки.

— Тю, а я думал, зачем это весной дедушка Михей на озеро коров гонял? — воскликнул Пашка.

— Дед знает, когда там можно скотинку поить.

Камнерез взял линейку, мел и приступил к разметке другого бруса.

— А сколько тут этих штолен? — спросил Степа, который никак не мог себе представить размеров шахты.

— Как сказать? Ежели в одну нитку их вытянуть, то, почитай, километров двадцать наберется.

— Ух ты! Сколько же лет такую шахту долбили?

— Этой шахте, милый мой, лет пятьсот, ежели не больше. И все-то здесь руками наших людей сделано. При татарских ханах камень русские рабы-невольники резали. А как при царице Екатерине II Крым завоевали и с ханством порешили, то тут всё забродчики наши работали.

— Какие забродчики? — спросил Пашка.

Камнерез вытащил папироску, помял ее пальцами и закурил.

— Забродчики — значит пришлые люди.

— Это вроде переселенцев теперешних? — не отставал Пашка.

— Да нет. Переселенец — он открыто едет, а то парод был беглый. Одни, вроде пугачевцев, бежали от пыток и каторги, другие — от поборов и кнута помещика, но все они искали вольну волюшку. Много тогда беглого люда собралось в степях, там, где нынче Геническ. Собьют себе кое-как плотишки, вместо парусов армячки дырявые приладят, и давай под ветерком через все Азовское море сюда. Кто в одиночку, а кто и с семьями. Сколько погибло пароду во время штормов — не перечесть. А уж как сюда доберутся, то здесь у них никто пачпорта не спросит. Тут каждый сам себе хозяин. Один рыбачит, другой камень режет. Вот так-то и мой прадед приплыл сюда на плоту. Оттого и фамилия наша Бродовы.

— Выходит — мы из вольных забродчиков, вроде казаков, — с гордостью заметил Пашка.

— Выходит, так, — ответил камнерез. — И дед мой и отец в путину, бывало, рыбачили, а зимой камень резали. У меня и пила-то дедовская сохранилась. Вон та, видите, самая длинная: А вот с твоим отцом у нас по-иному пошло. — Камнерез посмотрел на Пашку. — Он на море промышлял, а я, как крот, всю жизнь под землей. То в Керчи, то в Феодосии, а теперь, как вернулся обратно в колхоз, вот в этих заброшенных штольнях. Что поделаешь! Надо колхозный коровник построить.

Дядя Ефим взял пилу и принялся разделывать размеченный брус. И пила вновь запела в его умелых руках: жик-вжик, жик-вжик, жик-вжик.

Ребята следили за тем, как у них на глазах вырастал желтый холмик опилок. В этой большой комнате, освещенной двумя лампами, им теперь совсем не было страшно. Не верилось даже, что они сидят под дном моря, в старой заброшенной шахте. Здесь, в штреке, не чувствовалось затхлой сырости, потолок и стены были сухие. И дядя Ефим так спокойно работал и так интересно рассказывал, что страшные мысли даже в голову не приходили.

— Дядя, а правда, что возле нашего села есть подземный ход и будто тянется он до самого Черного моря? — Степа впился взглядом в камнереза.

— Есть такой ход. И начинается он у Черного мыса. Может, видели там в скале трещину?

— Я видел. Ох, и глубокая! — поспешил вставить Пашка.

— Вот оттуда он и тянется через весь перешеек и пещерами выходит к Черному морю. — Дядя Ефим отвалил в сторону отрезанный кирпич и добавил: — Слыхал я предание, будто в этом подземелье клад зарыт.

— Настоящий? — воскликнули в один голос Степа и Любаша.

— Настоящий, — усмехнулся в усы дядя Ефим.

— Дядечка, миленький, расскажите про клад, — попросила Любаша, умоляюще глядя на камнереза.

— Можно и рассказать. Заодно я передохну минуток пять, а то с утра не разгибался.

Дядя Ефим сел на брус, закурил и выпустил одновременно через нос и рот густые струи дыма. Степа примостился рядом и не сводил глаз с камнереза.

— Слыхали небось про Крымское ханство? — спросил дядя Ефим.

— Слыхали, — за всех ответил Степа.

— Так вот, было ханство это — все одно, что разбойничье гнездо. Много горя перетерпели наши предки от татарской орды. Чуть не каждый год татары устраивали набеги. Не счесть, сколько перебито ими русских и украинцев, взято в полон, продано в рабство. Людей продавали, как скот, на невольничьем рынке тут у нас, в Кафе, нынешней Феодосии. Иной раз по тридцати тысяч рабов сгоняли на продажу. Мужчин отсюда отправляли в цепях на галеры и каторги, а женщин и девушек увозили в турецкие и персидские гаремы. Много извелось людей и здесь, в крымской неволе.

Дядя Ефим скользнул взглядом по напряженным лицам ребят, раскурил потухшую было папиросу и продолжал:

— Ну, и доставалось за это басурманам. Здорово били их запорожские и донские казаки. Посидают на свои «чайки» — и в поход: то сюда на Орду, то в Туретчину — вызволять братьев-невольников. «Чайки» плоскодонные, легкие, вроде наших рыбацких байд, и под парусом — как белокрылые птицы летят. Не страшны им морские просторы.

Однажды, поздней осенью, в самую штормовую пору возвращались донцы из похода в Туретчину. Много было с ними вызволенных невольников, добра всякого, золота, драгоценных камней.

Спервоначала все шло хорошо — ветер был попутный. Быстро перемахнули «чайки» Черное море. Но, как говорится, без кости рыбки не бывает — не повезло казакам под конец. Только стали приближаться к проливу, тут и встретил их норд-ост — «грего», как его рыбаки называют. Такой налетел ветрище со штормом, что враз отбросил «чайки» в море. Бились казаки, бились — всё попусту. Уносит их в море. В такую погоду плыть — на краю смерти ходить. Ну, и порешил атаман ихний переждать погоду в тех самых пещерах. Пристали к берегу, разбили лагерь и стали ждать. Ждут день, ждут три, неделю, а ветер и шторм не унимаются. Известно, чем ближе к зиме, тем погода лютей. А ждать дольше нельзя — татары и турки пронюхали про казацкое становище и начали с суши на них наседать. С каждым днем татар все больше и больше. Как тут быть? Пораздумал атаман и решился. Призывает он ночью трех доверенных казаков и велит им схоронить добычу в землю. Собрали казаки все золото, драгоценности и зашили в семь воловьих шкур. Потом снесли подальше в пещеры и зарыли клад. С рассветом снялись казаки и уплыли. Вскоре после того погиб в бою атаман, сложили свои буйные головы и те казаки, что клад зарывали. С тех пор так клад и лежит. А на том месте, где было становище, и поныне находят казацкие клинки, ножи и пики.

— А клад так никто и не нашел? — Степа заерзал на брусе.

— Никто.

— Тю, да эти ж пещеры все можно обшарить! — воскликнул Пашка. — Неужто никто не додумался?

— Не скажи, — ухмыльнулся дядя Ефим. — Много охотников было до легкой поживы, да никому клад не дался. В пещере той, сказывают, есть страшное чудище. Оно и сторожит клад. Шкура у чудища особенная, вся в волшебных каменьях. Эти каменья горят в темноте разноцветными огоньками, переливаются и манят к себе. Редко кто устоит супротив их волшебного блеска. Кажется человеку, что нашел казацкий клад. Только он протянет руки к драгоценностям, как наткнется на шкуру чудища и замертво упадет от его когтей.

Дядя Ефим умолк. Степа и Любаша сидели не шевелясь и не спускали с него глаз. И только Пашка елозил на камне.

— Все это неправда, сказка про чудище, — кисло заметил он. — Таких чудищ на свете вовсе и не бывает.

— И про казаков, по-твоему, тоже сказка? — возразил Степа. — Ты почитай про набеги, тогда узнаешь, что правда.

— Очень может быть, что и клад тут есть, — вступила в спор Любаша. — Верно, дядечка?

— Хотите знать, что правда, что кривда? — Дядя Ефим пытливо глядел на притихших ребят. — Я вам отвечу. Может, когда и сгодится. Со всеми так случается, кто за легкой поживой гоняется. Понятно? Станешь свой клад в жизни искать — подумай.

Дядя Ефим поднялся с камня и взялся за пилу.

— Заговорился я с вами, а мне еще надо парочку кирпичей отвалить. — И камнерез нацелился пилой на меловую черту на брусе.

— Кончай, Петрович, снидать пора, — сказала тетя Маша. — Я уж сготовила. Сидайте, не ждите его, — обратилась она к ребятам.

В самом деле, тетя Маша постаралась: составила в ряд три кирпича, застелила их рушником, расшитым красными звездочками, на котором разложила все свои и Любашины припасы: вареную курицу, куски сала и говядины, жареных бычков и яйца. С краю возвышалась горка ломтей мягкого пшеничного хлеба, а рядом на полу стояли бутылка свежего молока и крынка простокваши. Из торбочки тетя Маша выложила на стол кучку молодых огурцов и спелых помидоров. Сразу повеяло свежестью и ароматом огородной зелени. И хотя ребята еще не успели проголодаться, они все же украдкой поглядывали на стол. У Степы даже под ложечкой засосало.

Этим летом они еще не пробовали свежих овощей. Без воды, без полива огороды гибли под знойными лучами солнца. К изумлению Степы, картошка, которая у них в городе стоила гроши, здесь, в магазине сельпо, продавалась дороже свежих крымских яблок. Колхозники ездили за овощами далеко: либо в Керчь, либо на станцию, и покупали там в ларьках. От Камышанки, где жили дядя Ефим и тетя Маша, до станции вдвое ближе, чем от Пяти Колодезей. Им легче привезти овощей.

Тетя Маша заметила, с каким вожделением ребята поглядывали на огурцы.

— Сидайте, ешьте вволю. Мы целых десять кило купили.

Степа не устоял перед соблазном и первым опустился на камень возле стола.

— Я только попробую, тетя, — сказал он виновато и потянулся за огурцом.

— Да ешьте, ешьте все подчистую, — угощал дядя Ефим, садясь рядом.

Любаша и Пашка заметно стеснялись и только искоса поглядывали на горку овощей. Для них это было дорогое и редкое лакомство. Наконец Пашка не выдержал и взял лежавший с краю помидор. За Пашкой потянулась и Любаша.

Ни к чему мясному ребята не прикоснулись. Этого добра сколько угодно было и дома. Но на овощи навалились так дружно, что вскоре от большой кучки не осталось и следа.

После обеда тронулись в обратный путь. По дороге тетя Маша погрузила на возок бидоны с водой.

На подъеме волы брели медленно. Ребята шли впереди и чутко прислушивались к замиравшему в отдалении пению пилы.

У Степы не выходили из головы рассказы дяди Ефима. Иногда ему чудилось, что из боковых галерей доносился лязг оружия и людской говор, и ему представлялось, будто и он вместе с Пашкой и Любашей прячется здесь от фашистских снарядов и бомб. Порой казалось, что он видит разноцветные огоньки волшебных камней на шкуре спящего чудовища. Степа с трудом сдерживал дрожь и старался не оглядываться, а смотреть вверх.

Вдруг Любаша толкнула его локтем и прошептала:

— Смотри, смотри, что-то блестит.

Действительно, впереди светились два зеленых огонька. Вот они погасли, а через миг вспыхнули вновь. У Степы заколотилось сердце, и он остановился.

— Что это? — дрогнувшим голосом спросил Пашка и тоже застыл на месте.

— Наверно, кошка, — умышленно громко сказал Степа, сам еще не веря своей догадке, и для храбрости свистнул.

Что-то черное метнулось в сторону и исчезло в боковом проходе.

— Тю, гадюка, как напугала! — облегченно вздохнул Пашка.

Чтобы избежать тягостного молчания, Степа заговорил о поисках другого колодца. Пашка подхватил его мысль и уговорил тетю Машу взять завтра утром их бидоны и привезти воду наверх. А они тем временем отправятся в береговые штольни и поищут второй источник.

Вскоре из-за поворота брызнул свет. Любаша первая, а за ней Пашка и Степа бросились к выходу и выскочили наверх.

— Ой, как светло и тепло! — воскликнула Любаша и радостно засмеялась.

После затхлого подземелья у Степы захватывало дух от ощущения легкости и простора, от чистоты и прозрачности степного воздуха. Солнечный свет так ослепил, что он зажмурился. Но скоро глаза привыкли, и он с восторгом смотрел кругом — на степь и море. Какой простор!

Когда выбрались на дорогу, шел уже пятый час. Солнце, обойдя степь, полыхало теперь над морем, загораясь в нем нестерпимо яркими вспышками. Хотя оно сейчас и не так палило, как в полдень, но духота не ослабевала. Горячая, сухая пыль поднималась с дороги и облачком плыла над ребятами.

Тележку катили вдвоем — Степа впереди, а Пашка сзади. И все же она казалась теперь в сто раз тяжелей, чем раньше. Любаша шла рядом и видела, как у Степы с затылка, по запыленной шее, пот струйками стекал под рубашку, а на самом кончике уха давно уже висела большая мутная капля и никак не отрывалась.


Пять Колодезей

— Ну давайте же, я помогу, — в третий раз предложила она.

— Мы сами… без тебя обойдемся, — ответил Степа и сделал вид, что остановился не потому, что ему хотелось передохнуть, а чтобы вытряхнуть из тапочки песок.

— Подумаешь, помощница выискалась! — скривил рот Пашка.

Любаша понимала, почему они упрямятся: хотят покрасоваться перед ней, своей выносливостью похвастать. И чем дольше будешь просить их, тем больше они станут упорствовать. Любаша уже изучила этого Степку. Он, правда, настоящий парень, смелый, прямой и даже очень, очень добрый — она вспомнила о подаренных ей жемчужинах и улыбнулась, — но чересчур уж самолюбивый.

На этот раз Любаша решила не отступаться.

— Ведь втроем мы быстрее докатим, — убеждала она. — Нам же нужно поскорей, а то тетя Марфа не успеет Мите ужин сготовить.

Но мальчики молчали. Тут уж Любаша не выдержала. С решительным видом она подошла сзади к тележке.

— Пусти, теперь я покачу! — заявила она.

— Ну ладно. Так уж и быть, — снисходительно сказал Пашка и, словно оказывая ей величайшее одолжение, уступил свое место.

Передохнув, Пашка стал на место Степы, а Степа, немного остыв, сменил Любашу. Продвигались теперь куда быстрей, чем раньше. В селе Любаша оставила мальчиков и побежала вперед.

Солнце стояло еще высоко над морем, когда Степа и Пашка, с красными, припеченными носами, насквозь пропылившиеся, вкатили тележку на Митин двор.

На крыльце их уже поджидала Любаша. Она успела почистить платье и умыться.

— Тише, тише, мальчики, — зашикала она. — Митя спит, а тетя Марфа, наверно, ушла в сельпо. Вот удивится — откуда у нее столько воды.

— А ты скажи откуда, — посоветовал Степа.

— Зачем? Пусть догадывается сама, кто ей помогает.

— Лучше в открытую. Скажем тете Марфе, что каждый день будем привозить воды. Верно, Паш?

— Верно. Ей спокойней будет работать в поле.

В штольне кто-то был!

На следующий же день Степа и Пашка с утра собрались искать колодец в береговых штольнях. На этот раз, кроме бидонов и каната, они захватили с собой еще лампу-«летучку», кисть и баночку жидкой черной смолы, которые Пашка выклянчил в рыболовецкой бригаде.

Все это было необходимо до зарезу. Особенно смола и кисть. По уверениям Степы, стрелки, которые он собирался ставить на стенах, — лучшее средство не заблудиться в запутанных коридорах «волчьих» штолен.

В восемь часов утра мальчики были уже у входа в каменоломню. Но тети Маши возле шахты не оказалось: она, наверно, не дождалась их и спустилась в шахту.

Ребята решили до ее возвращения обойти верхние галереи. Оставив тележку с бидонами возле наклонного хода, они спустились в шахту. Пашка зажег «летучку» и поправил фитиль.

Сперва бродили по сквозному залу, затем в прилегающих галереях, где с потолка брезжил слабый сумеречный свет, пробивавшийся через трещины. Всюду ребята натыкались на старые каски с вмятинами от пуль, на покоробленные пулеметные диски, наступали на позеленевшие гильзы патронов или цеплялись за проволоку. Много видели они и простых житейских вещей: дырявые ведра, железные печурки, ложки… Стены были сплошь исклеваны пулями и осколками гранат.

Здесь, в темноте подземелья, партизаны когда-то вели жестокие схватки с фашистами. По несметному количеству стреляных гильз, пустым пулеметным лентам и разорванным дулам автоматов они могли судить, как дорого доставался тут фашистам каждый метр советской земли. Всюду, за каждой колонной этого зала, в любом штреке и галерее, их встречали огнем. Партизаны бились до последнего патрона и умирали в глухих, темных штольнях под дном моря, предпочитая смерть плену. Уже пал Севастополь, оставлена Керчь, враг на Волге, — а здесь, в темноте подземелья, горстка советских людей, отрезанных от своих, многие месяцы еще продолжала сражаться.


Пять Колодезей

В одной из светлых галерей по большой дыре в потолке и следам свежего обвала Степа сразу узнал то место, где он вчера провалился, когда бежал наперегонки с Любашей. А в соседнем коридоре он случайно обнаружил ход в штольни нижнего яруса, о котором говорил дядя Ефим. Степа хотел немедленно спуститься туда, но Пашка остановил его:

— Подождем тетю Машу. А пока давай лом пособираем. Глянь, сколько его тут! Вагон!

По расчетам Пашки выходило, что за полчаса они соберут столько лома, что вырученных денег им хватит и для задуманного похода на канал, и на покупку радиоприемника для отряда.

Мальчики взялись за дело. Степа подбирал все подряд, а Пашка с разбором. Он брал гильзы от снарядов, котелки, ложки — всё из цветных металлов. И действительно, довольно скоро они сложили в сквозном зале две большие кучи лома, повыше своего роста. Напоследок Пашка обмакнул кисть в смолу, обошел вокруг кучек и сделал пометки на гильзах, котелках и других, по его мнению, наиболее ценных вещах. С собой Пашка взял только ствол винтовки без затвора и приклада, а Степа захватил автомат с разорванным дулом и маленькую солдатскую лопатку. С этой добычей ребята и встретили тетю Машу у входа в шахту. Отдав ей бидоны, они вернулись в галерею, откуда начинался спуск в нижний ярус. Чтобы не таскать с собой тяжестей, «оружие» и лопату сложили возле стены у входа.

Степа, держа перед собой лампу, начал спускаться по крутому наклонному ходу. Пашка шел за ним. Тусклое пламя «летучки» едва светило и казалось бессильным перед толщей окружавшей их тьмы. Через минуту они вышли в большую комнату. Степа решил осмотреть ее и стал продвигаться вдоль стен. В каждой из них он обнаружил черные узкие проходы, которые вели в глубину катакомб.

В какой проход идти? Направо, налево, прямо? Степа в нерешительности потоптался на месте, но потом набрался храбрости и заглянул в каждый из них. Ходы вели в такие же комнаты, как и та, в которой они находились, но эти комнаты были выбелены известью. На потолках и стенах виднелись следы давней копоти и пыли. Посреди стояли печурки, сложенные из камней и глины, а на полу валялись сломанные кровати, труха от матрацев и санитарные сумки. В комнате слева, в которую Степа заглянул под конец, он приметил старый диван с содранной обивкой, а в одной из стен — темную нишу с невысокой лежанкой. Эта ниша, как видно, служила для спанья. В противоположной стене зиял узкий черный проход, уводивший куда-то дальше.

— Пошли посмотрим! — Пашка тихонько подтолкнул друга.

Степа взял у Пашки кисточку, нарисовал на стене черную стрелу с острием в сторону выхода и направился к темневшему перед ним проходу.

— Стой! Тут что-то белеет. — Пашка нагнулся и покопался в трухе полусгнившей мочалы. — Гляди-ка! Сигарета! — удивленно прошептал он.

Да, это действительно была настоящая сигарета с золотым ободком на конце, вроде небольшого мундштучка. Табак свежий, не попорченный, и на гильзе не заметно ни одного желтого подтека или пятнышка. Сигарету словно только что вынули из пачки.

Мальчики переглянулись. Одни и те же мысли пронеслись у обоих. Степа почувствовал, как кровь прилила к лицу и гулко застучала в рисках. Пашка вздрогнул и оглянулся, точно кого-то почувствовал позади себя в темноте.

— Может, уйдем? — еле слышно прошептал он.

Степе тоже хотелось уйти. Вернее, бежать без оглядки. Но как уйти и ничего не узнать? Разве так поступил бы настоящий солдат-разведчик? Тот остался бы здесь и все обшарил вокруг.

Степа молча кивнул на черневший проход в тайники катакомб и, пересилив дрожь в ногах, бесшумно двинулся вперед. Но лишь только переступил он порог, как на полу что-то зашуршало. Мальчик вздрогнул и замер. Шорох прекратился. Степа посветил под ноги и увидел на полу большой обрывок газеты. Судя по жирным пятнам, в бумагу была завернута какая-то снедь. Число и месяц, обозначенные на обрывке, ошеломили и Степу и Пашку — газета оказалась всего лишь недельной давности. Степа осторожно сложил ее и спрятал в карман.

Ребята оглянулись. Они стояли в небольшой каморке. Стены белые, не закопченные. Слева — неглубокая ниша с низенькой лежанкой, прикрытой сухой набивкой из старого матраца. Напротив чернел проход в следующую комнату.

Степа передал Паше «летучку», а сам стал шарить в подстилке лежанки. И вдруг возле стены рука нащупала что-то твердое. Степа вытащил новенький перочинный нож с костяной ручкой, в которой утопало множество лезвий, напильник, шило, маленькие ножнички. Таких ножей мальчики в жизни еще не видели.

— Бери и тикай, — шепнул Пашка.

Быстрым движением Степа опустил нож в карман. Но, к величайшему удивлению Пашки, он не собирался бежать и вел себя по меньшей мере легкомысленно и странно. Он взял зачем-то кисть, несколько раз мазнул ею по подстилке, а затем притрусил эти места соломой и слегка пригладил ладонью. Потом вытащил из кармана нож и засунул его обратно под матрацную труху. Пашку даже передернуло от возмущения.

Он беззвучно обругал Степу, по тот, не обращая внимания на свирепое лицо товарища, взял у него лампу и, приложив палец к губам, бесшумно двинулся к выходу. Пашка, ошеломленный загадочным поведением друга, молча повиновался.

Они прокрались на цыпочках через большую комнату и, подгоняемые страхом, помчались к выходу. В несколько прыжков проскочили проходной штрек, поднялись по крутому подъему в верхнюю галерею и, подхватив здесь автомат и ствол винтовки, во весь дух пустились бежать. Они бежали так, словно по пятам за ними гнались все злые духи этого загадочного подземелья. Только когда выскочили из шахты и забрались на штабель ракушечника, мальчики перевели дух. Здесь, возле своего поля, под ярким утренним солнцем, они чувствовали себя как дома и им не было страшно. Здесь уже Пашка мог дать полную волю чувствам.

— Ну и дурак же ты! Ну и дурак! Такой нож, и оставил! — негодовал он. — Уж лучше бы отдал мне.

Степа возражал:

— Ничего ты, я вижу, в этих делах не понимаешь! Ну кто, скажи, уносит вещи из чужой квартиры? Кто? Он же сразу догадается, что мы там были, и сбежит. А так мы его выследим и узнаем.

— Черта лысого!

— По пятнам смолы его узнаем.

— А кого — его?

— А я знаю? Может, это Федька Хлыст, а может, и не он.

— Скажешь — Федька! Да у Федьки сроду такого ножа не было. У него завелась раз щербатая финка, и то он фасон давил, аж смотреть было тошно. А с таким ножом он бы всем глаза намозолил. Это ж вещь!

— Тогда кто же, по-твоему, если не Федька?

Пашка таинственно оглянулся по сторонам:

— Может, это шпион или диверсант какой?

Степа давно мечтал напасть на след настоящего диверсанта и поймать его. Ему даже не верилось, что его желание наконец-то могло осуществиться.

— У нас их тут каждый год ловят, — горячо продолжал Пашка. — Весной аж двух сразу поймали, а третьего, сколько пограничники ни искали, так и не нашли.

— Как же они сюда попали?

— Кто говорит — с воздушного шара, который сам управляется, на парашютах спрыгнули, а батя сказывал, что на моторке по морю приплыли.

— По Азовскому? — не поверил Степа.

— Да нет же… Они плыли по Черному морю из Турции и высадились по ту сторону перешейка, под Феодосией. А тут в штольнях спрятаться хотели.

Ребята снова начали исследовать обрывок газеты и сигарету.


Пять Колодезей

За этим занятием и застали их дядя Ефим и тетя Маша.

Мальчики, перебивая друг друга, начали рассказывать им о своих приключениях и показали находки.

Дядя Ефим сидел на камне, попыхивал папиросой и молча крутил в руках сигарету и разглядывал газету.

Тетя Маша, слушая мальчиков, недоверчиво улыбалась:

— Да ну вас, хлопцы! Кто ж там будет скрываться? Может, это от страха вам померещилось?

— Что вы, тетя? Что мы, маленькие — разобраться не можем! — горячился Пашка. — А сигарета тоже, скажете, померещилась?

— Да-а, — задумчиво протянул камнерез, теребя пальцами пыльный ус. — Без корня, брат, и полынь не растет. Вы вот что, дайте-ка мне ваши находки. Авось по ним и хозяина сыщем. А туда пока не ходите. Через недельку я вас сам к этому колодцу проведу. Одни заблудитесь.

Дядя Ефим поднялся с камня и пошел к волам.

Мальчики уложили в тележку бидоны и покатили по дороге.

Засада

Всю дорогу Степа и Пашка спорили и строили разные догадки о таинственном посетителе катакомб. За разговорами незаметно добрались до села. Друзья катили тележку уже по своей улице, когда перед ними неожиданно вырос Федька Хлыст, выскочивший из придорожных кустов дерезы. Вид у него был распаренный, он запыхался, часто и прерывисто дышал.

— Ребята, где вы это достали? — Федька кивнул на автомат и бидоны с водой.

— Достали там, где уже нет, — ответил Степа и засмеялся.

— А я все равно знаю. В каменоломне!

— Тогда чего спрашиваешь? — отрезал Пашка.

— Гы-ы! А задаются-то! Да я, ежели захочу, и воды достану и не того еще насобираю.

— Ну и беги, набирай и спекулируй потом, — буркнул Степа.

— Возьмите меня завтра с собой, — не отставал Федька, хитро поглядывая на Пашку светло-зелеными глазами.

— А мы завтра никуда и не пойдем, — соврал Пашка, не желая с ним связываться.

Федьке только это и нужно было знать. Он усмехнулся и, шмыгнув носом, скрылся в кустах.

Степа и Пашка даже не подозревали, что Федька за ними следил. Вчера он видел, как они с Любашей вышли днем из села и вернулись только под вечер. А сегодня утром Федька крался за ними по берегу до самой братской могилы. Здесь он поднялся по тропинке наверх, ползком добрался до старого окопа и долго лежал на животе, издали наблюдая за шахтой. Он видел, как они исчезли под землей, а потом появились вместе с тетей Машей. Выждав, когда они снова скроются, он спустился к морю и берегом побежал к каменоломне.

В шахту Федька пробирался осторожно, то и дело останавливаясь и прислушиваясь. Когда Степа и Пашка подошли к спуску в нижний ярус, Федька прошмыгнул в сквозной зал и притаился за одной из колонн. Место оказалось очень удобным. Отсюда он видел выход из шахты, никто не мог пройти незамеченным.

Через полчаса мимо него во весь дух промчались Степа и Пашка. А немного спустя поднялись наверх дядя Ефим и тетя Маша с волами.

Федька долго еще сидел в сквозном зале и выбрался из шахты, когда Степа и Пашка были уже далеко. Федька спустился к морю и побежал берегом в село. Ему надо было встретить их на улице и выведать, пойдут ли они завтра в шахту.


На следующее утро Пашка и Степа собрались перевозить лом. Из села они выбрались поздно — поджидали попутную машину сельпо, которая шла в районный центр. Ребята упросили шофера подвезти их до шахты и захватить на обратном пути с поклажей.

Когда грузовик остановился у шахты, Пашка первым соскочил с него и побежал к спуску. Степа немного замешкался. Опускаясь в каменоломню, он вдруг услышал голос Пашки, доносившийся из-под земли:

— Степка-а! Иди сюда-а!

У входа в сквозной зал Степа увидел мрачное и злое лицо друга.

— Какой-то гад нас накрыл!

— Как — накрыл?

— А так! Глянь, весь цветной лом стащил.

Действительно, кучи были разворочены, и из них многое исчезло.

Мальчики вылезли из шахты, посмотрели на дорогу, обошли вокруг штабелей — никого. Побежали к обрыву и заглянули вниз, на пляж. На песке возле свежей пенной кромки прибоя ребята увидели помятый котелок без ручки и позеленевшую снарядную гильзу. От них по берегу тянулся узкий колесный след.

Вдалеке, там, где над обрывом братская могила, у самой воды копошилась темная точка.

— Я так и знал… Это ж Федька Хлыст! — воскликнул Пашка. — Я его где угодно по синей рубашке узнаю. Бежим! — И он сорвался с места.

— Погоди, — остановил его Степа. — У меня есть план.

— Какой еще план?

— Пусть он за нас поработает и довезет до села. А там мы устроим засаду, окружим его и все отберем.

— Здорово придумано! — улыбнулся Пашка.

— Только, чур, не драться, — предупредил Степа, знавший Пашкину привычку пускать в ход кулаки.

Условившись, что «окружение» противника будет совершено на берегу у старой байды, Степа побежал на дорогу. Он спешил сесть на попутную машину, показавшуюся вдали. А Пашка тем временем пустился в погоню по берегу. Чтобы не выдавать себя, он пробирался не по пляжу, а ве́рхом и незаметно для Федьки приближался к нему…

Вскоре Степа сидел уже под байдой, крепко сжимая в руках трофейный автомат, и, прильнув глазом к щели в борту, терпеливо поджидал. Прошло около часа.

Степа забеспокоился: не поехал бы Федька другим путем или не вздумал бы закопать лом где-нибудь на берегу.

Наконец из-за песчаного поворота показалась тележка. Федька катил ее у самой воды. Пашки не было видно. Опасаясь, что он запоздает, Степа решил действовать один и обдумывал план нападения. В драке он, конечно бы, одолел. Ведь Федька не знает тех приемов, какие знает он, Степа. Но драться не хотелось. Надо попробовать ошеломить Федьку неожиданным появлением.

Когда тележка поравнялась с носом байды, Степа выскочил из-под лодки и бросился наперерез.

— Стой! Руки вверх. Ты арестован! — во все горло гаркнул он и приставил автомат к Федькиной груди.

От неожиданности Федька растерялся и поднял руки. Но, увидев перед собой разорванное дуло автомата и сообразив, что Степа один, без Пашки, решил не сдаваться:

— Брось, брось брать на пушку. Чего я тебе сделал?

— Украл чужой лом и еще спрашиваешь, что сделал?!

— А ты докажи, что он твой.

— А это что? Не видишь метки? — Степа указал на черную букву, выведенную Пашкой на дне котелка.

— Ну и что ж! Мало ли какая там грязь пристала.

— Смотри, он еще разговаривает! — крикнул Пашка, вдруг появляясь словно из-под земли. — А ну-ка, поворачивай, а не то в сельсовет как вора доставим.

— Но, но… Попробуй только тронь, — огрызнулся Федька и, схватив с тележки гильзу снаряда, замахнулся ею. — Не подходи, вдарю!

— Ах, ты вот как! Ты еще драться?


Пять Колодезей

Пять Колодезей

Наглость Федьки взбесила Степу. Он отшвырнул в сторону автомат и прыгнул сзади на Федьку. Обхватив его рукой за горло, он обеими коленками уперся ему в поясницу. Федька, как прут, перегнулся и рухнул на песок. В следующий миг Степа уже сидел на нем верхом, держа его за руки, а Пашка навалился на ноги.

— Брось… Пусти! — барахтался Федька. — Вдвоем на одного, не по правилам…

— А красть у товарищей — по правилам? — горячился Степа.

— Да что с ним разговаривать? Вяжи руки, а я ноги, — сказал Пашка, снимая с себя пояс.

Через минуту Федька катался по песку, скрученный по рукам и ногам.

— Развяжи… Развяжи сейчас же! — В бессильной злобе Федька сучил ногами, пытаясь сбросить ремень. — Не имеете права…

— Молчи лучше, ворюга! — Пашка презрительно цыкнул слюной сквозь зубы и отряхнул песок с колен. — Скажи спасибо, что еще рожа цела. Не будь тут Степки, я бы из тебя отбивную сделал. Надавал бы и за птичьи гнезда, и за спекулянтство твое, и за воровство.

— Развяжи, — шипел Федька, брызжа слюной.

— Хорошо, мы развяжем, — сказал Степа, поднимая с земли автомат. — Но с условием: либо мы тебя в сельсовет сведем к милиционеру, либо ты сам все это свезешь на Пашкин двор и сложишь. Выбирай.

— И дай слово, что вредить больше не будешь, — добавил Пашка. — А не сдержишь — бить будем.

Федьке оставалось только капитулировать. Под конвоем Степы и Пашки он вкатил тележку во двор.

Сначала ребята молча смотрели, как по их указанию Федька складывал лом в углу двора, но потом Пашка не выдержал. Засунув руки в карманы и скроив умильную рожу, он издевательски-соболезнующим тоном начал приговаривать:

— Ах, Феденька, бедный мальчик! Работать его заставили… Ну, работай, работай. Ничего не поделаешь. Это ж на пользу и тебе и обществу. — Пашка зашел с другой стороны и сладеньким голосом продолжал: — Разок-то в жизни можно и на коллектив потрудиться. Не все же на себя, не все же торговать водичкой и обижать малышей, отнимать у них ведра и брать взятки карандашами и резинками. Вот так… Вот спасибочки, вот молодчина, все сделал.

Федька оттопыривал нижнюю губу, сопел и косился то на Степу, то на Пашку, но держал язык за зубами, опасаясь, что они пустят в ход кулаки.

— Благодарствуем вам! — издевался Пашка, выпроваживая Федьку за ворота. — Через газетку вам благодарность отпишем, по всему селу объявим.

Федька молчал, хотя лицо его покраснело и перекосилось от злости. Лишь откатив тележку подальше от Пашкиного двора, он остановился и, грозя кулаком, крикнул:

— Подождите, я вам за все отплачу!

Степа вместе с Пашкой покрывал старой сетью сложенный в кучу лом и раздумывал над поведением Федьки.

— Скажи, Паш, а почему Федька Хлыст такой ворюга и хулиган?

— Почему? Так он же весь в батю. Тот тоже лодырь, хапуга. Как в степь на работу идти, он посылает Федьку к бригадиру сказать, что заболел. А сам дома пьяный дрыхнет. А как ночь, так браконьерствует.

— Где ж тут браконьерствовать?

Степа считал, что браконьеры могут быть только в заповедных лесах, где запрещено истреблять дичь. А какие же тут леса? Здесь на все село деревьев двадцать, не больше, и вокруг никаких заповедников нет — всюду степь и море.

— У нас в море красной рыбы — тьма-тьмущая, — рассказывал Пашка. — Сейчас, летом, ее ловить нельзя, она кормится. А Федькин отец всегда ловит. Как ночь, так сеть в лодку — и тайком в море. Хапанет по нескольку центнеров севрюги, осетров или белужины, а потом продаст на базаре тысяч на пять — шесть и пьянствует.

— Не верю, — возразил Степа.

— За то ж его этим летом и выперли из колхоза! А ты знаешь, сколько он рыбы истребил и покалечил на крючьях?

— На каких крючьях?

— Не знаешь? Не видел крючков? — удивился Пашка. — Погоди, я сейчас принесу. — Пашка сбегал в сарай и через минуту вернулся.

Степа поразился. Это был большой крюк, сантиметров девяти в длину, сделанный из толстой проволоки.

— Вот это да! Зачем же такой здоровенный?

— Как — зачем? По рыбе и крюк, — продолжал Пашка. — Возьмет Федькин отец их штук сто, привяжет на бечевках к канату и вроде перемета сделает. Белуга пудов на восемь или на десять пройдет мимо, вильнет хвостом и зацепится за крючок. А как начнет биться, так в нее еще штук тридцать таких железок вопьются и аж всю кожу ей издерут, всю исполосуют. Она, бедная, и висит на них, мучается. Иная куски мяса на крючьях оставит, а все же сорвется. Только потом все равно либо помрет, либо на всю жизнь калекой останется. Сколько этот хапуга рыбы позагубил! Пропасть! Я бы и не знаю, что с ним сделал…

В серых Пашкиных глазах прыгали злые огоньки. Лицо его пылало.

— И никто Федькиному отцу за это ничего не сделал? — взволнованно спросил Степа.

— Как ничего! Его уж раз десять штрафовали за браконьерство, — возразил Пашка. — А он все потихоньку ловит и торгует. На те деньги он и дом себе поставил с зеленой крышей, и пьянствует. А мой батя говорит, — Пашка понизил голос и оглянулся, — что от суда и тюрьмы ему все одно не уйти.

Накинув на лом старую сеть и прикрыв его сверху соломой, Пашка и Степа пошли проведать Митю.

На раскопках

— Лезем наверх. Ничего здесь нет интересного, — разочарованно сказал Пашка и пренебрежительно мазнул пальцем по гладкой стене каменной ямы.

— И это, скажешь, неинтересно? — Степа подбросил на ладони позеленевшие наконечники стрел, с явным намерением поддразнить товарища.

Пашка кинул завистливый взгляд на бронзовые наконечники и отвернулся.

Степа не разделял скептического настроения товарища и не жалел, что попал сюда. Это он уговорил Пашку и Митю сходить на скифские раскопки и разузнать, где тут вода, на которую намекал дед Михей в разговоре с геологом. И хотя воды они не обнаружили, Степа все же был доволен, так как нашел тут кое-что любопытное. Он покосился на скучающее лицо Пашки. Конечно же, Пашке и Мите все пригляделось и надоело, а ему в новинку. На первый взгляд, тут нет ничего интересного: кучи вывороченной земли и между ними четырехугольные заборчики из белых бесформенных камней — фундаменты маленьких скифских халупок. Все, что весной было найдено при раскопках — вазы, глиняная посуда, стрелы, кольца, ножи, — по словам Мити, экспедиция Академии наук увезла с собой. Но если покопаться в отвалах, то можно найти кое-что — например, разноцветные черепки от посуды или наконечники стрел. Однако самое интересное здесь — это, конечно, каменные ямы, в одной из которых Степа сидел сейчас вместе с Пашкой. Они выдолблены в скале и похожи на огромные пузатые бутыли, в каких продаются маринованные помидоры. Только эти — каменные и такие большие и высокие, что не достать до верху рукой. В школе Степа слышал, что скифы в таких бутылях хранили запасы зерна на случай голода и войны.

Размышляя, мальчик продолжал ворошить солдатской лопаткой песок и камешки, скопившиеся на дне ямы.

— Ну, скоро вы там? Пошли к морю! — торопил Митя. — Задохнешься от этой жарищи.

Он сидел на большом камне, к которому была привязана веревка, спускавшаяся на дно ямы. Митя ослаб после болезни и поэтому остался наверху.

— Подожди, Мить! Степка еще не все стрелы повыискивал, — съязвил Пашка. Он ухватился за конец веревки, ловко подтянулся и вылез.

— А ты не завидуй. Все равно эти стрелы не ему, а для школьного музея, — отрезал Митя. — И я свой черепок тоже отдам. — Митя показал кусок глиняной посудины с изображением дикого кабана и охотника.

— Тю, нашел чему завидовать! — Пашка презрительно сплюнул. — Вообще зря мы сюда пришли.

— И вовсе не зря, — возразил Степа, выбираясь наверх. — Стрелы — ценная находка. А ты говоришь так потому, что самому ничего не попалось.

Мальчики отвязали веревку от камня и тропинкой, вьющейся между кукурузным полем и пастбищем, направились к морю. Карманы их были полны черепков и камешков.

Пашка не унимался и продолжал ворчать:

— Стоило из-за этих стрел штаны марать… Зря только время теряем. Надо за настоящее дело браться. Вот на канал пойти — это да!

Ребята сразу поскучнели. Пашка затронул самую чувствительную струну. Все эти дни они не расставались с мечтой попасть к изыскателям на трассу и понемногу готовились к предстоящему походу.

Но осуществить задуманное оказалось совсем не просто. Тетя Марфа, услышав от Мити, что он собирается на трассу, всплеснула руками:

— Куда тебе?! На ногах еле стоишь! Ветер дунет, ты и свалишься. Туда ведь целых пятнадцать километров. И не думай даже, не пущу.

После этого Митя не отважился заикнуться, что он предполагал остаться там на все лето.

Степа решил вести разговор с отцом прямо, начистоту. Он знал: как ни хитри, ни скрывай своих истинных намерений, отец все равно сразу распознает любые тайные замыслы. Слушает, молчит и будто верит. А потом скажет слово и сразу припрет к стене и даже в краску вгонит. Иногда Степе казалось, что отец умеет читать его мысли, и от этого ему становилось не по себе.

Вчера вечером отец сидел за столом и, запустив пальцы в черные с серебром волосы, просматривал график работы трактористов. Степа подошел и облокотился на стол в надежде обратить на себя внимание. Но Николай Иванович — так звали его отца — не поднимал глаз. Большой, широкоплечий, сильный, он сидел неподвижно над графиком, сосредоточенно хмуря крутой лоб. Степа зашел с другой стороны и поскреб ногтем засохшую капельку клея на столе. Отец только чуть шевельнул черной изогнутой бровью. Степа долго еще крутился возле него, но все не решался заговорить.

— Ты что? Купаться, что ли? — оторвался наконец от работы Николай Иванович и поглядел на часы. — Еще рано. Перед ужином сходим.

— Да нет… я…

Степа набрался духу и выложил отцу план похода на трассу канала. Пока он рассказывал, Николай Иванович рассеянно смотрел в окно на море. Он не возражал, не задавал вопросов, не хмурился. Все это Степа принял за хорошее предзнаменование. Ему даже казалось, что он уже окончательно убедил отца, так как тот забарабанил пальцами по столу, что всегда служило верным признаком хорошего расположения духа.

— Значит, в поход за большими делами? — Николай Иванович проницательно посмотрел на сына и понимающе улыбнулся, но тут же лицо его сделалось серьезным. — Что ж, дело стоящее. А ты все хорошо обдумал?

— Конечно, папа! — обрадовался Степа. — Посмотри, у меня уже все, все готово.

Он притащил из кухни рюкзак, к которому были привязаны начищенные до блеска котелок, алюминиевая фляга и маленькая солдатская лопатка, найденные им в каменоломне.

— Вот смотри, остается только белье и продукты положить, — с торжеством сказал Степа.

Николай Иванович слегка коснулся рукой ровно подстриженных усов, словно смахивая улыбку, и опять забарабанил пальцами по столу.

— План ваш хорош. Все задумано отлично, и все как полагается. — Лицо его по-прежнему оставалось серьезным, а глаза, как чудилось Степе, теперь смеялись.

— Значит, можно?

— Можно-то можно. Только, я боюсь, ничего из этого не получится. — Николай Иванович пожал плечами. — Не примут вас. Жаль, конечно, работники вы на славу. Но все же откажут.

— Нам ни за что не откажут! — убежденно воскликнул Степа. — Мы ведь добровольцы. А добровольцев первыми берут на стройки.

— Нет, тут, брат, ничто не поможет. Закон против вас, понимаешь — за-кон!

Какой еще закон? У Степы словно что-то оборвалось внутри. Он никак не предполагал, что существуют на свете законы, запрещающие ему, Пашке и Мите строить канал. Но по словам отца получалось, что и на строительстве, как и на производстве, нельзя применять детский труд. Вот годика через три — тогда дело другое. Тогда в ученики можно поступить, например, в экскаваторную бригаду или по другой части. А теперь нельзя.

Степа даже не нашелся сразу, что возразить. Но в душе у него все кипело, протестовало и возмущалось. Почему нельзя? Что он, маленький, что ли? Ему уже скоро целых тринадцать лет! Какой несправедливый закон! Они ведь не баловаться собрались, а большое дело делать. И кто только повыдумывал такие законы? Обидно было до слез.

Николай Иванович заметил огорчение на лице сына и сказал:

— А что касается больших дел, то послушай меня. — В голосе отца Степа уловил что-то очень теплое, участливое, и глаза его теперь совсем не смеялись, а смотрели серьезно. — Здесь, в колхозе, тоже есть настоящие, большие дела. И, я бы сказал, красивые и даже романтичные. Ты присмотрись получше. Глядишь, и найдешь свое дело.


Этот разговор с отцом Степа передал сейчас друзьям.

— Теперь все лопнуло, — мрачно заявил Пашка.

— Почему же лопнуло? Главное, что отец не против, — не соглашался с ним Митя. — Моя мать вообще и слушать не хочет.

— Лопнуло! — безнадежно махнул рукой Степа. — Эх, хорошо большим! Им небось всюду можно работать. А нам закон не велит. Выходит, все против нас, против маленьких.

— Известное дело, против, — буркнул Пашка.

Он с досады смачно сплюнул, потом вытащил из кармана осколок черепка, разбежался и изо всех сил швырнул его. Описав дугу, черепок упал в кукурузу.

— Знаешь, Степа, ты сам виноват. Все дело завалил, а теперь — накось, выкуси! — Пашка показал кукиш.

— А чем же я завалил?

— Тем, что трепался. Ты как я — задумал и делай. А начнешь спрашивать, отец скажет «нет» и мать «нет». А их слово — тоже закон. Меньше будешь трепаться — меньше будет законов всяких.

Мальчики проходили мимо стада. Впереди желтел берег, а за ним ласково синело море, призывно сверкая ослепительно яркими блестками.

Настоящее дело

Степь была нестерпимо душна. Воздух над пастбищем переливался, как густой, прозрачный сироп. В пересохшей траве знойно пели цикады.

Степа смотрел на стадо. Коровы сбились вокруг пустой деревянной колоды. Они хлестали себя хвостами, ударяли ногами под животы, отбиваясь от наседавших оводов, и тоскливо мычали. Огромный рыжий бык выпустил изо рта длинную стеклянную нить слюны и, нагнув голову, бил копытом раскаленную землю и грозно ревел. Ветер подхватывал из-под его ног едкую солончаковую пыль и тусклым облачком гнал по пастбищу.

Дед Михей оставил стадо на подпаска, а сам ходил в стороне, что-то высматривая под ногами. Иногда он нагибался, поднимал камень, другой и бросал их в одно место. Но вот он присел на корточки и стал что-то разглядывать в траве. В серых выцветших штанах, в таком же пиджаке, с огромной грязно-бурой шляпой на голове, он казался Степе похожим на старый-престарый гриб.

Что он там делает?

Степа свернул с тропы на толоку и направился к пастуху. Пашка и Митя пошли за ним, опасливо поглядывая на быка.

— Чего это бык так ревет? — спросил Митя у пастуха.

Дед Михей, не вставая, снизу вверх поглядел на мальчиков красными, воспаленными от солнца и ветра глазами.

— Заревешь, милок, и не так, когда требуха пересохнет! — Пастух сочувственно покосился на стадо. — Попили вот из моря, а их еще хуже после того разморило.

Пастух поднялся и посмотрел на пустынную дорогу, над которой кружились серые пыльные вихри. Ветер подхватывал их, закручивал столбом и гнал к селу.

Старик в сердцах сплюнул:

— Опять омманули! За три дни ни одного бочонка скотинке не привезли.

Увидев в траве камень, дед Михей поднял его и бросил в кучку.

— Ну, скоро конец этому. Конец, — решительно сказал он и нагнулся за следующим камнем. — Ты что ж, Степан, стоишь? Помогай. Я тебе помогал, а теперь ты мне.

— А в чем помогать-то?

— Собирай камни, будем метку ставить. И вы, мальцы, тоже. Чего рты-то поразинули?

— А зачем эта метка? — полюбопытствовал Пашка.

— Сказал бы, да нельзя. — Дед Михей многозначительно подмигнул.

— Почему?

— Клад тут зарыт, — ухмыльнулся старик. — Большущий, цельных семьдесят пять тыщ.

— Чей? — в один голос воскликнули Степа и Пашка.

— Сказать? — Дед Михей отступил на шаг и с прищуркой посмотрел на ребят, точно желая убедиться, можно ли им доверить тайну. — Ну что ж, скажу. По всему видать, вы мальцы сурьезные. Только про то никому ни гу-гу!

— Гроб! Могила! — поклялись мальчики.

— Знаете, что тута? — шепотом сказал старик и постучал палкой по земле.

— Что? — Степа тоже понизил голос и придвинулся к деду Михею.

— Вода тута. Хорошая, сладкая.

Митя, стоявший позади пастуха, постучал себя по лбу пальцем, покрутил им над головой и прыснул. В самом деле, с ума, что ли, дед спятил? Откуда может быть здесь вода?

— Ты что? Не веришь? — Старик сердито посмотрел на Митю. — Маловеры какие нашлись!

— Это я так, — смутился Митя.

— А как вы угадали, что здесь есть вода? — спросил Степа.

— Как? А ты глянь-ка туда… — Дед Михей указал палкой на пастбище. — Да получше.

Мальчики смотрели на побуревшее пастбище с увядшей и выгоревшей на корню травой. Всюду желтели шары курая, жесткие, как проволока, желтовато-розовые стебли солянки, тонкие, острые иглы верблюдки и серые метелки полыни. Ничего особенного…

— А теперь, мальцы, идите сюда. — Дед Михей повел мальчиков к тому месту, где виднелась кучка набросанных им камней.

Степа с удивлением увидел крохотную полянку с изумрудной, сочной травкой. Откуда тут травка? Почему такая яркая и свежая? Ну совсем как весенняя!


Пять Колодезей

Дед Михей присел на корточки у края полянки, словно опасаясь помять и повредить нежные стебельки, и несколько раз провел рукой по мягкой, шелковистой зелени:

— Во какая! Видали?

И Пашка и Митя много раз видели эту полянку, но им и в голову не приходило, что тут может быть вода. Ведь все говорили, что нигде в окрестности хорошей питьевой воды нет.

— А может, она соленая! — недоверчиво сказал Пашка.

— Кабы соленая, тут бы этого не было. — Дед Михей сорвал несколько нежных былинок и показал их. — Такая вот травинка, мальцы, только на сладкой водице и произрастает. Тута, под нами, не иначе как колодец, и неглубоко до него.

Ребятам и верилось и не верилось. Послушать деда Михея — выходит, он прав. Но если в самом деле здесь есть вода, то как же люди до сих пор не находили ее?

— А вот копать-то и некому, — вздохнул пастух и с трудом поднялся на ноги. — Самому-то невмоготу, а народу не до того. Бригадир наш так и сказал — не жди. Он маловер, вроде вас. — Старик кольнул глазами Митю и Пашку. — «Откуда, говорит, тут воде быть? Да и уборка на носу, народу и так не хватает».

Митя смолчал. Но Пашка был не из тех, кто отмалчивается.

— Какой же я маловер? Тоже скажете! — запротестовал он. — Это я спросить хотел: непонятно, откуда тут быть воде и какие здесь тыщи зарыты.

— А те самые тыщи, что на воду и водовозов тратим. Батька-то твой за водичку денежки выкладывает?

— Выкладывает!

— А ежели так, то давай сюда камней поболе. Будем метку ставить там, где эти тыщи зарыты! — И дед Михей весело подмигнул ребятам.

Мальчики с сожалением оглянулись на море. Конечно, хотелось бы поскорей выбраться туда из этой степной духоты. Но любопытство заставило их остаться.

Степа собирал камни и размышлял. А вдруг колодец тут будет не такой, как в каменоломне, а настоящий, большой, и воды в нем окажется столько, что и для людей и для стада хватит? Тогда не нужно бегать с ведрами на площадь, часами ждать водовозов. Нужна тебе вода — приходи сюда и бери сколько хочешь. Вот это жизнь! И Федькиным спекуляциям конец. Пожалуй, выкопать колодец рядом с селом — дело не менее важное, чем строить канал. Не возить же воду за десять километров все время, пока не выстроят канала. Но почему, в таком случае, колхоз не роет колодца? И причем здесь уборка хлебов?

Степа высказал эти мысли друзьям.

— Вот сразу и видно, что ты никогда в колхозе не жил. — Митя посмотрел на него с откровенным сожалением. — Сейчас у нас делов — не перечтешь. А начнут хлеб снимать, так ни души на селе не останется.

— Даже рыбаки и те все в степи, — подтвердил Пашка.

— А ты знаешь, сколько у нас земли-то? — наскакивал Митя. — Аж тридцать гектаров на одного колхозника. Вот и попробуй — управься! Людей мало, потому и помогать дедушке некому.

— Для такого дела — и людей нет? Тоже скажешь! — вскинулся на него Степа.

— А где ж ты их возьмешь?

— Где хочешь, а взять надо! Мы, например, что — не люди? Мы, скажешь, не сумели бы выкопать такой колодец? В самом деле, ребята, давайте возьмемся и выкопаем! Это ведь настоящее дело! — воскликнул Степа, увлекаясь пришедшей ему в голову идеей. — Все нам за это спасибо скажут. Верно, Паш?

— Верно, — поддержал Пашка. — И на закон нам на тот начхать. Тут он нам не указ. На себя небось работать будем.

Мальчики побежали к пастуху.

Дед Михей с ответом не торопился. Он теребил кончик бороды и, лукаво щурясь, поглядывал на ребят.

— Значит, в конпаньёны ко мне набиваетесь? Та-ак. Подумать надо. Крепко подумать. А с лопатой-то вы управитесь?

— Нам это дело плевое, — солидно заметил Пашка. — Мы со Степкой даже из-под моря воду доставали. А тут нам — раз плюнуть! — Он цыкнул сквозь зубы слюной.

— Вы думаете, мы будем одни? Мы еще человек десять приведем. Сразу выкопаем, — убеждал Степа старика.

— Ежели мы захочем, то и треногу можем поставить. А с треногой — раз-раз, и скважина готова, — прихвастнул Пашка. — Мы это можем!

— Брось заливать: «тренога, скважина»! — осадил его Степа, опасаясь, что Пашка испортит все дело. — Какая тут скважина, когда лопатой копать надо!

— Ну, коль вы такие опытные, придется вас взять к себе в конпаньёны. Да и артель у вас, а артель ведь — сила! — Дед Михей весело ухмыльнулся. — Только не откладывать, ни-ни. Завтра же с утра почнем. Кто у вас будет за старшего? Ты, Степан?

— Нехай Степка будет, — согласился Пашка, хотя он и сам не возражал бы верховодить.

— Тогда ты, Степан, и пораскинь умом насчет струмента и всего прочего.

— Ладно, дедушка! — в восторге воскликнул Степа. — Только вы, пожалуйста, никого больше не зовите. Мы все сделаем сами.

Мальчики побежали к морю.

Еще на бегу Степа стащил с себя рубашку, подставляя потное тело прохладному ветерку.

— Ребята, теперь у нас будет собственная экспедиция! — Степа в восторге пошлепал себя ладонями по голой груди.

Правда, экспедиция эта не на Северный полюс, не в Антарктику и не по прокладке трассы канала, но все же это настоящая экспедиция настоящих изыскателей. Это уже не подлежит никакому сомнению: ведь они будут воду искать!

Пашка сморщил лоб и произнес по слогам:

— Экс-пе-ди-ци-я.

Он как бы взвешивал слово и прислушивался к его звучанию. Да, это уже не просто какая-нибудь бригада землекопов. Это уже марка! Все колхозные ребята будут им завидовать.

Пашка шлепнул Степу по спине и побежал к воде.

На этом конце села — не то что у Черного мыса. Там беспорядочно громоздятся скалы и камни; волны с грохотом пушечных выстрелов налетают на них, сверкая целыми водопадами брызг и снежной пены, и воды по пояс у самого берега. Здесь дно песчаное, пологое и даже шагов за пятьдесят — глубина по колено.

Мальчики на бегу обдавали друг друга брызгами. Забравшись подальше, Степа нырнул под пенящуюся волну и поплыл наперегонки с Пашкой. Освежающий холодок сразу охватил его разгоряченное тело и постепенно начал проникать внутрь, взбадривая и заставляя энергично работать руками и ногами.

Пашка и Степа плавали, ныряли, кувыркались и качались на гребнях набегавших волн. Когда все это надоело, затеяли игру в водолазов: набрав побольше воздуха, с открытыми глазами брели под водой и, высунув руки наружу, хлопали в ладоши. Дно под ногами было чистое, все в мелких рябинах, похожих на маленькие застывшие волны. Митя, выполнявший роль судьи, следил за тем, кто пройдет дальше и глубже. Сам он не купался: мать запретила строго-настрого.


Пять Колодезей

Вылезать не хотелось, и ребята, наигравшись, развалились на спине у самого берега.

Вода здесь как в подогретой ванне. Потрогаешь рукою дно — песок под водой горячий. Волны подбегают уже усталые, обессиленные мелководьем. Они ласково и нежно лижут пятки, икры ног, порой бросают на живот и грудь пухлые клочья пены. Пена сипит, пузырится и, не достав до плеча, стекает струйками обратно.

Какое блаженство лежать вот так неподвижно и нежиться в приятной бархатистой прохладе!

Но, взбудораженные мыслями о предстоящей экспедиции, мальчики вели себя беспокойно. Между ними поминутно вспыхивали споры. Брать ли, например, с собой Любашку, рыжего Саньку и длинношеего Вальку? Что лучше: строить шалаш или разбивать шатер из плащ-палаток? Взять питьевую воду в бочонке или в бидонах-канистрах? Как сделать, чтобы Федька Хлыст не пронюхал об их новом деле? Все это надо было решать немедленно.

Сборы экспедиции решили проводить в Степином дворе, на территории разрушенного сарая, со строжайшим соблюдением всех правил конспирации.

Экспедиция за работой

Первые лучи едва коснулись черепичных крыш домов, а две тележки уже подкатили к кукурузному полю.

Степь проснулась, но еще нежилась в утренней тишине, дыша пряными ароматами шалфея и чебреца. Звонкие ребячьи голоса и смех вторглись в этот безмятежный покой и нарушили его.

Митя, Степа и Санька разбивали палатку, а Пашка и девочки строили шалаш. Пашка уже сколотил из кольев скелет и покрикивал на Любашу и ее подругу Надю, которые не поспевали подтаскивать ему охапки стеблей кукурузы с участка, скошенного на корм. Пашка обрывал початки и складывал в кучку, чтобы сдать в колхоз, а ветвистыми стеблями покрывал крышу, ставя их метелками вверх. Шалаш получился похожим на круглый зеленый чум с пышным желтым султаном на макушке. Чтобы крышу не разметало ветром, Пашка накрыл ее сверху куском старой рыбачьей сети.

Когда дед Михей выгнал стадо из села, над входом в палатку уже трепетал красный треугольный флажок, и Санька, по указанию Пашки, подвешивал снарядную гильзу, чтобы отбивать «склянки», как это полагается у настоящих моряков.

— Ай да мальцы! Раньше меня в степь справились. — Дед Михей подходил к лагерю, шаркая калошами по траве. — Энто ты тут верховодишь? — обратился он к Степе. — Добрый из тебя командир выйдет, добрый.

От похвалы у Степы зарделись уши и приятно защекотало в груди. Скрывая смущение, он вынул из кармана часы и поднес их к самому носу — пусть все ребята видят, какие у него часы. Вид у него был необычайно серьезный и важный.

— Уже пять. Сейчас начнем, — сказал он.

Все обступили его и с любопытством разглядывали серебряные часы и читали надпись.

— Это отцу от командующего за прорыв фашистских позиций на танке, — с нескрываемой гордостью пояснял Степа. — Тут, под Керчью, дали.

Пашке стоило неимоверных усилий изобразить на лице полнейшее равнодушие и отвернуться. Пусть Степка не задается и не думает, что кто-то ему завидует. Пашка поднял с земли молоток и, подойдя к снарядной гильзе, стукнул по ней два раза. Мелодичный звон «склянок» взвился над лагерем и далеко разнесся вокруг.

Дед Михей выбрал на полянке место, где трава была поярче и посочней.

— Вот тута и почнем. И не бойсь, Степан, захватывай поширьше, чтобы в две лопаты копать. Вот так. — Старик вывел лопатой большой четырехугольник.

У Степы по рукам пробежал зуд — хотелось скорей взяться за дело. Пашка встрепенулся, подбежал к Мите и ухватился за его лопату:

— Дай разок копну.

— А почему ты первый? Пусти…

— Уйди, не суйся! — Степа ухватился сзади за Пашкину тельняшку и потянул назад.

— Вы что, облиняете, если я покопаю?

— Не облиняем, а надо по правилам. — Митя вынул из кармана коробку, взял из нее две спички, одну надломил и закинул руки за спину. — Кто вытянет несломанную, тот будет первый. Выбирай! — Он выставил вперед кулаки.

Пашке досталась сломанная спичка.

— Тьфу! — плюнул он. — И везет же вам! Ну, мы с Санькой все равно вас обкопаем.

Степа окинул Саньку оценивающим взглядом: ростом невелик, но крепыш. В силе ему Митька, конечно, уступит. Но зато Митя хорошо умеет работать лопатой и цапкой. В начале каникул он целую неделю помогал матери на цаповке кукурузы и ни разу от нее не отстал. В своей силе Степа не сомневался. Тут не море! Тут он Пашке не поддастся.

— И всегда-то Пашка бахвалится. Ну и хвастун же! — заметила Любаша.

— А ты что встреваешь? Тебя не спрашивают, — окрысился на нее Пашка. — Иди в свой балаган и сиди там.

— И вовсе не балаган у нас, а шалаш и кухня. И потом, я не с тобой разговариваю, — отрезала Любаша.

Пашка постоял несколько минут возле Мити и Степы, ревниво наблюдая за тем, как они копают, а потом вместе с Санькой пошел собирать в траве кизяк — сухой коровий помет — для костра.

Копать Степе показалось нетрудно, и он старался работать, как и Митя, — размеренно, не спеша. Лопата с хрустом, на полный штык врезалась в зеленый дерн и отваливала его большими кусками.

Дед Михей примостился рядом на корточках, взял ком земли и разломил его на мелкие кусочки.

— Мы, мальцы, и без хворостинки вот узнали, где тута вода, — заметил он, растирая между пальцами влажный комочек земли.

— Без какой хворостинки? — спросил Степа.

— В наших местах при царе Николае всякие водоискатели объявлялись. Были и такие, что с хворостинкой воду искали. Срежет ветку лозы и ходит с ней по степи, и ходит. А как листочки на лозе шевельнутся, он остановится и приказывает — копай тута.

— И находили воду? — удивился Степа.

— Копать — копали, а сладкой не попадалось, все соленая — верховодка.

Когда Степа и Митя начали вынимать второй слой земли, старик запустил руку поглубже, из-под самой лопаты вытащил сырой комочек, размял его пальцами и положил в рот.

— Ой, что вы делаете? — в один голос воскликнули Степа и Митя.

Дед Михей пожевал беззубым ртом, сплюнул грязную слюну и весело подмигнул:

— А в землице-то соли нету.

— Ну и что из этого?

— Смекай: значит, водица будет сладкая. Тут же скрозь солончаки, — старик указал рукой на пастбище.

Довольный своей «пробой», дед Михей вытер руку о траву и встал.

Налетевший ветер распушил бороду пастуха. Он с минуту тревожно всматривался в даль и будто принюхивался к дыханию ветра.

— Ох, чую, быть суховею, — сказал старик. — Подпалит он хлебушко на корню. Да и нам с вами достанется. — И старик пошел к стаду.

Пашка развел костер и, пожалуй, в десятый раз подбежал к палатке взглянуть на часы.

— Хватит, Степ! Теперь наш черед. Давай замерять.

Пашка измерил рейкой глубину ямки, сделал зарубки и криво усмехнулся:

— Тю! Сантиметров пятнадцать, не больше! И это за целый-то час… Тоже мне, работнички! Вот мы сейчас как вдарим, так сразу целый фонтан брызнет.

Митя насмешливо покосился на Пашку.

— Чего ты зубы-то скалишь? — окрысился Пашка. — Вон на балластном карьере у железнодорожников били, били скважину, метров на двести продолбили, а воды все нет. А потом сразу ка-ак засипит да ка-ак вдарит! Аж во-от такой столб поднялся. — Пашка вскинул над головой лопату. — Уж два года бьет, и все такой же высокий.

— Так ту воду в рот не возьмешь, — возразил Митя, садясь на траву. — Она тухлыми яйцами воняет.

Степа бросился на землю и растянулся рядом с Митей. Сердце сильно билось, и стук его отдавался в ушах, ноги гудели. Хорошо теперь лежать вот так, на спине, слушать стрекотание кузнечиков и цикад и смотреть на далекое облачко…

— Ты знаешь, сколько такой фонтан выбрасывает? — не умолкал Пашка. — Уйму. И людям и скотине хватит, и еще для огородов останется.

Степа мечтательно щурился. И в самом деле, что неосуществимого в том, что говорил Пашка? А вдруг и тут проходит водная жила?

Степа представил себе высокие струи воды, бьющие из-под земли, и рядом большое озеро. На берегу гудит мотор и гонит по трубам воду на фермы, по хатам и даже на поливной огород. А ребята бродят по грядкам и собирают горы огурцов и красных помидоров. На межах лежат бунты молодой картошки и высятся пирамиды из пудовых кочанов капусты.

Облачко давно уже поднялось вверх и незаметно растаяло, а Степа все продолжал смотреть туда, где оно было, и мечтательная улыбка не сходила с его лица.

Митя позвал его собирать кизяк. Степа вскочил на ноги и огляделся.

Село проснулось. На околице стояли трое ребят и, приложив ладони к глазам, смотрели в сторону лагеря. Один из них был в синей рубашке, — наверно, Федька Хлыст. А вот через степь к колодцу мчатся двое белоголовых малышей в одних коротких штанишках. Степа узнал их — это Фомка и Семка, братья-близнецы. Они остановились у колодца, шумно дыша. Глаза их беспокойно шмыгают по сторонам. Постояв немного, малыши переглянулись и понеслись назад.

Степа засмеялся. Он знал — сейчас по всему селу разнесется весть о том, что ребята что-то ищут в степи. Скоро надо ждать гостей, а значит, и пополнения экспедиции.

И верно, не прошло и получаса, как возле лагеря собралась шумная орава загорелых мальчишек. Среди них толкались и востроглазые близнецы-разведчики. Из села подходили еще четверо, постарше, Степины одноклассники. Степа делал вид, что целиком занят работой, но уголком глаза наблюдал за ними.

— Что ж это вы тайком от всех? — подходя, кричит Валька. — А еще товарищи называются! Нам, по-вашему, не нужна вода?

Пашка, возившийся у костра, вскочил и подбежал к нему:

— Брось, не подмазывайся, все равно не примем!

— Почему не примете? Мы что, хуже вас, что ли?

Степе стало неловко за Пашку.

— Перестань, Паш! Они ведь тоже хотят поработать на общую пользу.

— Чего — «перестань»? Тут и без них делать нечего. Я знаю, почему ты хочешь их принять: боишься, что мы с Санькой вас обгоним.

— Не говори глупостей, — оборвал его Степа.

Неизвестно, во что вылилась бы эта перепалка, если бы не подошел дед Михей.

— Стойте, мальцы, не спорьте, — примирительно сказал он. — Тута для всех дела хватит. Нехай они пока ямки под столбы копают. Все одно ворот-то ставить надо. А вам самим не управиться.

Пашка, не найдя ни у кого поддержки, вынужден был замолчать.

Копать с каждым часом становилось тяжелее. Митя и Степа копошились в котловане, вокруг которого со всех сторон были навалены кучи выброшенной земли. Вверху Валька со своей бригадой рыли ямы для столбов. Ветер подхватывал выброшенную землю и вместе с пылью швырял в лицо. Митя ворчал на Вальку, Степа морщился и вертел в руках лопату, стараясь взять ее поудобней. На его ладонях уже лопнули две большие водянки, и руки саднило. Но все бы это ничего, если бы не жара. Солнце свирепо пекло, обжигало шею, руки и так накаляло затылок, что казалось, будто в голове все кипит. Степа с завистью поглядывал на широкополую Митину шляпу. Хорошо ему — шляпа здорово закрывает его от солнца.


Пять Колодезей

— Степ, дай твою лопату, — подбежал к колодцу запыхавшийся Пашка. — Я сейчас верну, только кол вкопаю.

Пашка взял лопату и убежал. Степа вылез из котлована и подставил ветру лицо. Но ветер теперь не освежал прохладой. Он стал тугим, сильным и каким-то уж очень сухим и знойным. Казалось, гигантская воздуходувка непрерывно гнала с востока потоки густого, горячего воздуха. На дорогах поминутно завихрялись столбы пыли, штопором ввинчивались в небо. Саженными прыжками скакали по пастбищу шары перекати-поля. Издали они казались огромными бурыми пауками.

— Вот он и прилетел, — сказал дед Михей. Старик поджал нижнюю губу и сердито уставился на восток. — Теперь зарядит дни на три, а то и на шесть или на все девять. Это уж я давно заприметил.

Пыль уже замутила сияющую синеву небес. Четкая линия горизонта стерлась, а контуры далеких скифских курганов стали теперь неясны и расплывчаты, как в тумане. Дул суховей, неся на своих пыльных крыльях знойное, испепеляющее дыхание азиатских пустынь.

А лагерь жил шумной, деятельной жизнью. Дед Михей оказался прав: дела хватило для всех ребят. Одни бегали в село за кольями, молотками и гвоздями, другие подносили стебли кукурузы, третьи под руководством Пашки строили новый шалаш. Валькину бригаду дед Михей отрядил в село за столбами и воротом. Девочки вместе с Любашей шумно возились возле костра. Только Семка и Фомка с другими малышами от безделья крутились возле Любаши, мешая ей работать.

— Семка! — позвал Степа. — Хочешь, назначу тебя старшим?

— Бригадиром? — подпрыгнул Семка.

— Конечно, бригадиром. Бери ребятишек и беги собирать кизяк.

С радостным воплем Семка бросился к ребятам, толкавшимся у костра.

— Я тоже хочу бригадиром, — обиженно просипел Фомка.

Степа переглянулся с дедом Михеем.

— Составляй бригаду и иди помогать стеречь стадо, — сказал старик. — Главным помощником у меня будешь. Только смотри, чтоб коровы в кукурузу не залезли, а то разжалую…

Фомка, придерживая рукой спадавшие штанишки, побежал вслед за братом.

Через минуту одна группа малышей рассылалась по пастбищу, а другая мчалась к стаду, оглашая степь восторженным визгом.

Дед Михей весело поглядывал на шумный, многоголосый лагерь.

— Глянь! Чисто как на ярманке стало.

Старик ухмыльнулся в бороду и побрел в тень, к палатке.

Что под плитой?

Третий день подряд дул сухой, горячий ветер. Небо, раскаленное, пропитанное мельчайшими пылинками и оттого поблекшее, знойно пламенело над степью. Шел четвертый час — самый томительный, когда духота сгущается и горячий воздух кажется тяжелым и даже липким.

Лагерь притих. Шалаши пустовали. Пашка и Митя сидели в палатке и дулись друг на друга. Любаша копошилась на дне колодца, а Степа крутил обеими руками ворот, вытаскивая ведро с землей. Он шумно дышал, глотая воздух пересохшим ртом, пот стекал с его обгоревшего озабоченного лица, оставляя грязные следы.

Степу осаждали беспокойные мысли. И к этому были причины.

Вначале все шло хорошо. Ребята взялись за работу дружно и горячо. Все ждали скорого появления воды. Но прошло немало времени, а вода не появлялась. Уже к концу первого дня настроение у ребят стало падать. И вот тут и случилось то, что Степа считал началом всех бед и несчастий.

Валька, вернувшись из села, куда он ездил за столбами, отказался работать. Он поминутно жаловался, что ушиб ногу, и, заметив на себе чей-либо взгляд, начинал хромать. А на другое утро Валька вообще не пришел на работу и передал через приятелей, что у него болит нога и он не может ходить. В этот же день исчезла и вся его бригада. А в обед Степа сам видел, как Валька с Федькой Хлыстом бродил по берегу. Заметив Степу, он поспешил скрыться. После бегства Вальки и его друзей настроение ребят совсем упало. Сразу обнаружилось, что один порезал ногу, другой загнал колючку в руку, у третьего оказались дома срочные дела. Один за другим ребята покидали лагерь, а сегодня утром не пришел даже Санька. Экспедиция разваливалась на глазах.

Пользуясь передышкой, пока Любаша насыплет в ведро земли, Степа осмотрел свои исцарапанные ноги, а потом снял с правой руки бинт. Корки на мозолях были содраны, ранки кровоточили и болели. Степа подул на них и опять закрутил бинт.

И снова в голове закружились неприятные мысли. Теперь Степа догадывался, почему большинство ребят сбежало. Они рыли колодец в расчете на легкую удачу: решили — раз-два копнешь, тут тебе и вода. Но кто бы мог подумать, что уйдет Валька, который больше всех напрашивался работать; Санька, за которого Степа и Митя ручались головой!..

Нет, тут что-то не так. Не обошлось, наверно, и на этот раз без Федьки Хлыста! Недаром он ходил с Валькой по берегу. Но почему ребята обманывают, а не скажут прямо, что не хотят работать? Стыдно им, что они заодно с Федькой?

Степа смотрел вниз и поджидал, пока Любаша наполнит землею ведро.

— Ты не хочешь покопать? Тут хорошо, прохладно.

Голос Любаши отвлек его от горьких размышлений.

— Нет. Я еще покручу.

Степа изнемогал от духоты и зноя и был бы рад спуститься в холодок, но он старался делать так, чтобы Любаша как можно меньше работала наверху, в нестерпимой жаре.

Все эти дни Любаше хватало забот. То она кипятила воду и готовила чай, то мазала сметаной обгоревшие ребячьи носы и обожженные руки, то бинтовала ранки от мозолей. А теперь, когда Санька сбежал, она вызвалась заменить его. Однако Пашка не захотел с ней работать, считая, что силы будут неравными, и настаивал, чтобы Митя перешел в его смену.

С того часа, как Митя и Пашка начали работать вместе, споры между ними не затихали. Причин для этого было немало: и Пашкина несдержанность, и Митино подзуживание, но главным образом то, что не появлялась вода.

После обеда они уже целый час не разговаривали друг с другом. Степа не вмешивался в их ссору: он боялся, что они разругаются, и Митя вспылит и уйдет.

Степа вытащил ведро из колодца и потрогал рукой землю.

— Ну, как там, ничего не видать? — спросил Пашка, выглядывая из палатки.

— Ничего, — мрачно ответил Степа.

— Пашка боится, что ты фонтан его не приметишь, — съязвил Митя.

— Да брось ты кудахтать… — Пашка бросил уничтожающий взгляд на Митю.

— Что — брось? Сам кричал: «Фонтан вдарит. Вот такой!» И Саньке-то этим фонтаном голову заморочил.

— Да замолчи ты! А то ка-ак дам! — рассвирепел Пашка и замахнулся кулаком.

Он демонстративно повернулся спиной, давая понять, что разговор окончен. Митя тоже отвернулся от него и поджал под себя ноги.

Установилась тягостная тишина. Слышались только монотонный скрип колодезного вала, шуршание ветра в траве и опостылевший всем треск цикад.

Подошел дед Михей. Он еще вчера заметил, что в лагере неладно. Ребят стало меньше, не слышно задорных голосов. Мальчики чаще ссорились, работа подвигалась медленней. Старик заглянул в палатку:

— Что, мальцы, дожили, что и ножки съежили? А? Ну, чего скисли? Недаром пословица говорит: ехали да не доехали; опять поедем — авось доедем.

— Я-то ничего, — ответил Пашка. — А вот Митька скулит.

— Маловер-то? Это он так, понарошку. Он только с виду жи́док, а на деле шви́док. В работе он — орел. Одно плохо: ему все невтерпеж — подавай сейчас же воду, и баста. А тут ждать надо.

— Сколько еще, дедушка, ждать? — спросил Митя.

— Ждать, милок, не беда, — пришла бы вода.

— А может, она и совсем не придет. Вдруг ее здесь и нет?

— Не бойсь, пора придет, и вода пойдет. Так-то, милок! — Дед поднял комочек свежей земли, растер прилипшую к пальцу грязь. — Видать, мальцы, недолго нам теперь ее ждать.

Митя мрачно поглядел на деда Михея.

— Если сегодня не докопаемся, уйду, — сказал он.

— Эх ты, кислятина! — не сдержался Степа. — А еще сам возмущался, что Валька сбежал.

— Ну и пусть уходит. Мы с тобой и Любашкой сами выкопаем. — Пашка презрительно ухмыльнулся.

Минут за десять до конца смены Степа спустился в колодец, а Любаша стала у ворота. Слой галечника плохо поддавался лопате, поэтому Степа взял в руки кирку. Но при первых же ударах почувствовал, что кирка наскочила на что-то твердое. Он попробовал ударить в других местах — то же самое. А что, если это скала? У него даже похолодело в груди. Неужели весь труд пропал даром? Степа начал счищать взрыхленный слой земли. Да, под ним был камень. Ровный и гладкий камень вроде плиты. Степа позвал ребят и деда Михея.

Старик спустился по лесенке в колодец и внимательно осмотрел плиту.

— Дедушка, а что там, под плитой? — спросила сверху Любаша.

— Вода тут. У нас по степу бо-знать сколько таких колодцев позакопано. И в нашем селе они были. Не зря село и названье такое имеет. Может, это один из энтих колодцев и есть.

Ребята заволновались.

— А кто же их закопал? — спросил Степа.

— Известно кто. Когда казаки набегали на Орду, а опосля русские войска Крым воевали, то татары и турки все колодцы начисто хоронили или отравляли и засыпали всякой падалью, чтоб мор и болезни разные разводились.

Дед Михей подкопал лопаткой стенку, подсунул под плиту лом и нажал на него. Но плита не подавалась. С какой бы стороны он ни заходил — ничего не получалось. Старик сел на ступеньку лестницы и закурил.

— Ну, что ж мы с ней будем делать? А? — спросил он мрачно.

— А если трактором зацепить? — неуверенно предложил Степа.

— Дело кажешь, дело, — одобрил старик. — Трактор, он потянет.

Возле колодца делать было нечего. Все начали собираться домой. Часть имущества — лопаты, кирки, ведра и плащ-палатку — спрятали в одной из каменных бутылей на раскопках. Остальное, кроме бочонка с водой и лестницы, уложили в тележки.

Возвращались домой взбудораженные, в приподнятом настроении.

Тайна, скрытая под плитой, интриговала и волновала всех, наполняла сердца радостью и в то же время немного тревожным ожиданием чего-то удивительного, необычайного.

Схватка

В эту ночь Степа спал особенно крепко и, вероятно, не скоро бы проснулся, если бы над головой не раздался голос Пашки:

— Авра-ал!

Степа подскочил на постели и, щурясь от света, таращил затуманенные сном глаза на Любашу и Пашку, которые со двора взобрались на подоконник.

— Лагерь весь разнесли. Слышь? Вдрызг! — взволнованно сообщал Пашка.

— Кто? Почему?..

— Кто, кто! Собирайся живей. Мы сами только с площади видели, когда ведра ставили, а там еще не были.

Степа схватил кепку, и как был, в трусах и нижней рубашке, выбежал из дому.

На востоке разгоралась широкая багряная полоса. Где-то громыхали колеса водовозных телег, кричали петухи. Чтобы сократить путь, мальчики побежали напрямик, пробрались Санькиным двором и выскочили на пастбище. Через пять минут они были уже у колодца.

Степа смотрел и не узнавал обжитого ими степного уголка. Там, где раньше стояли шалаши и палатки, валялись выдернутые из земли колья, поломанные рейки, кукурузные стебли. Поодаль лежал бочонок. Вода из него вытекла на землю. В образовавшейся липкой грязи затонула снарядная гильза. А колодец был засыпан почти на три четверти, и сверху торчали только две ступеньки забытой в нем лестницы.


Пять Колодезей

— Ой-ой! Кто же это?..

Голос Любаши зазвенел и на высокой ноте осекся. Она отвернулась и пошла к бочонку. Там, в серой солончаковой жиже, рядом с гильзой, алел треугольный лагерный флажок. Чья-то нога втоптала его в грязь. Любаша подняла флажок, и вдруг плечи ее задрожали.

— Кабы знать кто, своими бы руками задушил! — рассвирепел Пашка и растопырил потрескавшиеся пальцы. — Подожди, дознаюсь — отбивную из него сделаю!

Степа стоял над колодцем, часто дыша и до боли сжимая кулаки.

— Какие гадины! — хрипло выдавил он и начал подбирать колья.

Теперь он был уверен, что между тем, что произошло здесь, и бегством ребят из лагеря есть какая-то связь. Он не смог бы объяснить, почему он так думает, — для этого не хватало еще каких-то фактов, — но он чувствовал, что это именно так.

«Кто это сделал? Кто?» — Эта мысль ни на минуту не покидала всех троих.

Колья были собраны, мусор убран. Не хватало только нескольких реек и куска рыбацкой сети, которой Пашка накрывал сверху шалаш.

О происшествии нужно рассказать деду Михею, Мите и Наде и немедленно начать откапывать колодец. Ведь к четырем часам дня придет трактор — поднимать плиту. Степа и Пашка пошли пастбищем, чтобы встретить пастуха. А Любаша побежала к Наде, в село. Вдруг она остановилась и закричала:

— Мальчики, смотрите, смотрите, что я нашла!

Степа и Пашка поспешили к ней.

— А ну, покажи! — Степа взял из рук Любаши небольшую, гладко оструганную палку с железной гайкой на конце. — Чья же это?

Такие палки были почти у каждого колхозного мальчишки. Степа дважды осмотрел ее, но никаких надписей и меток не обнаружил.

— А ну, дай я. — Пашка сразу стал разглядывать гайку, что-то отыскивал на гранях. — Во, гляди. Видишь? — воскликнул он.

Пашка указывал на три точки на одной из граней.

— Ну, и что? — Степа с недоумением поглядел на друга.

— А то, что это Федьки Хлыста! Его, гадюки! Я сразу узнал… Он эту гайку весной у меня за ведро воды выменял. Видишь, эти метки мои. Это ж я их сделал. И вот еще зазубрина.

— Так, значит, это Федька! — с мрачной угрозой сказал Степа, и глаза его вспыхнули ненавистью. — Пойдем к нему! — бросил он Пашке.

Выхватив из его рук палку, Степа выскочил на дорогу к кукурузному полю и быстрым шагом пошел к морю. «Драка будет», — подумал Пашка и кинулся вслед за ним:

— Мальчики, вы куда? — забеспокоилась Любаша.

— Мы скоро… Ты позови пока Митьку и Надьку, скажи, что откапывать будем, — на бегу крикнул Пашка. — И дедушке тоже скажи, — прибавил он, увидев стадо, высыпавшее из села на пастбище.

Пашка был большой охотник до драк. А сейчас ему было особенно интересно. В драку лез не кто-нибудь, а Степка. Степка, который сам никогда не давал ему драться и был против всяких кулачных расправ! Любопытно посмотреть, как он себя покажет. Одному ему с Федькой, пожалуй, не справиться. Ну, а вдвоем они наверняка ему накостыляют.

Федьку долго искать не пришлось. Лишь только Степа и Пашка выскочили к морю, как сразу увидели его. Вместе с Артюхой Чертковым он сидел на перевернутой старой байде и ножом резал на куски рыбачью сеть.

Пашка сразу узнал свою сетку и распалился.

— Ах, ворюга, вредитель! Ну и набью ж я тебе рожу! — крикнул он еще издали, затевая словесную перебранку.

Пашка придерживался распространенного среди местных ребят обычая, по которому любой драке «для поднятия настроения» должна была предшествовать словесная дуэль. Во время таких перепалок противники изощрялись в ругани, дразнили друг друга обидными кличками и похвалялись собственной силой. И только доведя себя до высокого накала, пускали в ход кулаки. По крайней мере, стычки с Федькой происходили у Пашки в полном соответствии с этой традицией.

Хотя Федька и был пойман с поличным, на лице его не отражалось ни смущения, ни растерянности. Он посмотрел на подходивших ребят, переглянулся с Артюхой и ухмыльнулся.

— Гы-ы! Испугались мы вас!.. Много мы таких видали, да через себя кидали, — ответил он Пашке излюбленной похвальбой деревенских драчунов.

— Заткнись лучше! — в тон ему крикнул Пашка.

— Брось, Паш, не лезь, — оборвал его Степа. — Я сам Федьку бить буду, а ты за тылом смотри. — Он указал на Артюху.

— Бил один такой, да не так его звали.

Федька подмигнул Артюхе, отложил в сторону сеть и, соскочив с лодки, принял воинственную позу. Он стоял, раздвинув ноги циркулем, носками внутрь, и ждал, что Степа ответит. Но тот молча приближался к нему.

Пашка оценивающим взглядом смотрел на них. Впечатление у него складывалось не в пользу Степы. Федька и ростом выше, и силен, и длиннорук. Хорошо еще, если Степа устоит на ногах. Ну, а если Федька его свалит? Он же здоров, как боров, из-под него не вырвешься. Задавит.

Степа подошел вплотную к Федьке и с ненавистью уставился в его зеленые водянистые глаза.

— Отвечай: это твоя? — Он показал палку с гайкой.

— Ну, моя. Давай сюда! — Федька протянул руку, но Степа успел уже бросить палку назад, к ногам Пашки.

— Ага-а! Значит, твоя?! Так на тебе!

Степа что есть силы ударил Федьку в подбородок, и оба кулака его замелькали с неимоверной быстротой. Последние два удара под ложечку были нанесены с такой силой, что Федька охнул, попятился, а потом упал задом на песок и уперся обеими руками, чтобы не опрокинуться на спину. Оглушенный, он с минуту бессмысленно таращил глаза и как рыба разевал рот, не в силах дохнуть. Из носа у него текла кровь.

— Вот это класс! С первых ударов сшиб! — Пашка даже подпрыгнул от восхищения. — Дай ему еще за колодец, за лом, за мою сетку…

Артюха, увидев, какой оборот принимает драка, шмыгнул за байду.

— Теперь будешь знать, что такое нокаут! — крикнул Степа. — Вставай! Мы лежачих не бьем!

Лицо Федьки исказилось от боли и злобы; слезы выступили на глазах.

— Ах, ты так? — взвизгнул он, вытирая рукавом кровь. — Ну, мы ж тебе сейчас покажем!.. — При этом он метнул взгляд на Артюху, как бы подавая сигнал.

Артюха попятился еще дальше за байду и поглядел в сторону села, откуда бежали мальчишки. Его оттопыренные уши вспыхнули и сделались как морковь.

Кто-то из ребят заметил потасовку, и слух о том, что Федьку Хлыста бьют, облетел село. Впереди, придерживая руками штанишки, бежал Семка, а за ним ребята постарше.

Федька поднялся на широко расставленных голенастых ногах, сбычил голову, отчего нижняя челюсть еще больше выдалась вперед и, растопырив руки, двинулся на Степу. В каждом движении его проступала свирепая ярость.

— Берегись, Степ! — предупредил Пашка.

Федька, тяжело дыша, медленно приближался. В его фигуре, движениях была какая-то неуклюжая медвежья ухватка и сила. Вдруг он с неожиданным проворством и ловкостью бросился на Степу с вытянутыми руками. Но тот подался в сторону и пригнулся. Федька проскочил мимо.

Несколько раз нападал он на Степу, норовя вцепиться в горло или ударить в ухо. Но тот увертывался. Распалившийся Федька наскакивал все чаще и злей. На Степу обрушивались беспорядочные удары то в спину, то в грудь. Наконец, улучив момент, Федька, со всего маху ударил Степу в висок, а другой рукой в ухо. Степа пошатнулся и упал на колено. Федька с разбегу навалился на него и вместе с ним покатился на землю.

— Держись, Степ! Держись! — Пашка уперся ладонями в колени растопыренных ног и прыгал возле дерущихся. — Не поддавайся! — кричал он, больше всего опасаясь, как бы Степа не очутился под Федькой.

Несколько раз Степа вскакивал, но тут же падал, сбитый с ног. Наконец ему удалось увернуться от Федькиных кулаков и отскочить в сторону. Он тяжело дышал, собираясь с силами. Федька опять кинулся вперед и замахнулся, целясь кулаком в висок. Но на этот раз его кулак ударился в подставленную Степой руку. А в следующий момент произошло то, чего Пашка никак не ожидал. Степа ухватился левой рукой за Федькин рукав, ладонью правой уперся ему в лицо и, подставив ногу, сильным толчком швырнул его на землю.

— Вот это бросок! — подпрыгнул Пашка.

— Дай ему еще, еще! — кричали ребята, собравшиеся у байды.

Санька выскочил из толпы и подбежал к Степе:

— Стукни его за меня и за Вальку! Это он не давал нам колодец копать.

— Как — не давал? — удивился Пашка.

— А так! Он нас избил. Мы вам боялись сказать… Он грозился ребра переломать.

— Ах, вот оно что! — вскипел Пашка. — Степ, бей его! Бей, чего смотришь?

Федька сел на корточки и сплюнул слюну с кровью.

— Ах, ты так… Ну, берегись!

Он сделал прыжок, обхватил руками Степины ноги и рванул к себе. Пашка вскрикнул, увидев, как Степа, точно подрезанный, упал на спину. Другим прыжком Федька очутился сверху и вцепился руками в горло. Степа пытался вывернуться, но Федька навалился на него, прижал к земле и все сильнее сдавливал горло. Степа знал один прием защиты от такого удушающего захвата. Но для этого надо было освободить правую руку, прижатую к груди.

— Степ, не поддавайсь!.. Перекинь его… Дай ему в зубы — он отпустит! — кричали Валька и Санька.

— Брось душить. Брось, а то вдарю! — взвизгнул рассвирепевший Пашка.

То, что делал Федька, запрещалось даже в уличных драках. Однако Пашка медлил: неумолимые, жестокие законы мальчишеских драк запрещали вмешиваться в поединок.

— Брось, тебе говорят! — Пашка замахнулся.

Федька, избегая его удара, откачнулся в сторону. Степа немедленно воспользовался этим. Кулаки его тычком снизу вверх ударили Федьку в челюсть, и он локтями раздвинул душившие его объятия. А в следующее мгновенье он сбросил с себя Федьку и, вскочив на ноги, отбежал в сторону. Степа жадно хватал ртом воздух, стараясь отдышаться. Он чувствовал, что такой драки, если она затянется, ему долго не выдержать. И он решил не великодушничать и применять теперь в защите любые средства, лишь бы только выйти победителем.

Федька, отдышавшись и вытерев подолом рубахи кровь с лица, снова бросился в драку.

Ребята замерли в ожидании.

Но в тот момент, когда Федька коснулся рукой Степиного плеча, все увидели, как Степа схватил его за руку, круто повернулся на пятке и вскинул Федьку себе на спину. А в следующий миг Федькины ноги мелькнули в воздухе и он, перелетев через Степу, грохнулся наземь. Все остальное произошло необычайно быстро. Федька не успел встать на четвереньки, как Степа уже завладел его правой рукой и надавил сверху плечом, перегибая ее против локтевого сгиба.

— О-ой! — Федька ткнулся лицом в песок. Вздумай он сопротивляться, Степа одним движением мог бы причинить ему боль.

— Ничего! Поклюй песочек, поклюй! — ликовал Пашка.

В ответ Федька стискивал зубы и сопел. Он понял, что все проиграно, и запросил пощады.

— Ну, смотри! Будешь вредить — не так еще проучим! — пригрозил Пашка.

Степа вскочил на ноги и начал отряхивать штаны и рубашку. Федька, сидя, выплевывал изо рта песок. Лицо его было в багровых пятнах, под носом и под нижней губой образовались бурые корки из песка, пропитавшегося слюной и кровью, он покосился заплывшим глазом на Артюху:

— А ты что ж, тварь? Стоишь, будто и не закапывал со мной колодец?!

Вся ненависть его и злоба обратились теперь против Артюхи.

— Значит, и ты с ним вредил?

Пашка бросился за выскочившим из толпы Артюхой и в несколько прыжков настиг его. Артюха повалился на песок и выставил перед собой руки.

— Не бей, не бей! Дай сказать! — кричал он. — Федька меня силком заставил… А я не хотел закапывать…

— Смотри, другой раз в таких делах не попадайся! — пригрозил Пашка.

Пока он возился с Артюхой, Степа успел умыться. От морской воды кожу на шее пощипывало, особенно в тех местах, где остались синяки и царапины.

Вскоре берег опустел. Ребята шумной толпой окружили Степу и Пашку и вместе с ними возвращались к колодцу. Федька остался один.


Пять Колодезей

— Здорово ты себя показал, — одобрительно сказал Пашка Степе. — Как ты его! Р-раз подножку, а он шлеп на песок; ты его р-раз через плечо — он бряк наземь. Ловко у тебя вышло.

— Это что, просто так или приемы такие? — поинтересовался Санька.

— Это приемы «самбо», — пояснил Степа, польщенный похвалой Пашки.

— А кто этот самбо?

— Не кто, а что. «Самбо» — это сокращенное название: самозащита без оружия. Есть такая система борьбы.

— А если кто с ножом или со штыком нападет? Отбиться можно? — спросил Пашка.

— Конечно, можно. — Степа поднял с земли рейку, видно затащенную сюда Федькой. — На! Коли вот так. — Он сделал выпад, нанося удар воображаемому противнику.

— Так он же тебя насквозь проткнет, — закричали ребята.

— Коли, не бойся. Целься вот сюда. — Степа указал на грудь.

Пашка нацелился, выбросил правую ногу вперед и кольнул, но Степа, сделав шаг в сторону, уклонился и рукой отбил воображаемый штык. Пашка еще не успел оттянуть «винтовку» назад, как Степа уперся ладонью ему в лицо и, подставив ножку, бросил его на траву. Раздался дружный хохот и свист.

— Стоящее дело, — заметил Пашка, отряхивая штаны. — Ты меня обязательно научи.

Вода! Вода!

В лагере снова было людно и шумно. У колодца толпились ребята. Поминутно возникали споры и поднимался крик: кто-то завладел лопатой и не давал ее другим; кто-то не уступал места у вала во́рота и хотел крутить бессменно; нападали на Валькину бригаду, которая, не подчиняясь уговору, работала последний раз не тридцать минут, а тридцать пять, и требовали, чтобы «зажиленное» время было зачтено ей в следующую смену. У костра без умолку звенели голоса девчонок и малышей. Стучали топоры и молотки. Это под командой Пашки и Саньки ребята забивали колья для палаток и строили шалаши.

И так уже третий час подряд. Дед Михей смотрел на суетившихся ребят и удивлялся:

— Вчерась все мальцы поутекали, а сегодня глянь сколько их тут. С чего бы это?

— А всё наша удача, — весело отозвался Степа. — Не попадись нам плита, никого бы и не было.

— А еще потому, что Федьке морду набили, — сказал Пашка. — Теперь они его не боятся, вот и прут сюда.

Победа над Федькой сказалась и в том, что Степу во всем стали считать «главным». Это и смущало и льстило ему. Даже гордый, независимый Пашка и тот признал Степино превосходство. Степа и не догадывался, что сегодняшней победой над Федькой он окончательно покорил горячее сердце маленького рыбака. Ради своего друга Пашка готов был теперь на все.

— Ну, а ежели Федька опять вздумает порушить ваши шалаши? — полюбопытствовал дед Михей, выслушав Пашкин рассказ о схватке на берегу.

— Теперь мы не прошляпим, — ответил Степа. — Ночью будем сторожить.

— Если заводить охрану, то комендант нужен, — заявил Пашка. — Какая ж это охрана без коменданта!

— Тебя и поставим, — сказал Степа.

— Комендант из него выйдет, — поддержал дед Михей. — Он такой, мыши не пропустит.

Пашка, польщенный похвалой, делал героические усилия, чтобы скрыть смущение.

— Что ж, можно и комендантом. Нам это дело знакомое, — согласился он с напускным безразличием.

— Приказ подписан. Идите, товарищ комендант, действуйте, и не мешайте людям работать, — скорчил гримасу Митя и показал Пашке язык.

Пашка энергично приступил к своим новым обязанностям: прикатил от костра бочонок с водой и поставил его «на попа» у входа в крайнюю палатку; вытащил из кармана помятый лист тетрадной бумаги, старательно разгладил его на бочонке и объявил запись добровольцев в охрану.

Стоять на вахте, как стоят настоящие моряки, отбивать «склянки», сидеть ночью в степи у костра, а потом спать в шалаше или под открытым небом — что может быть заманчивей?

У палатки собралась толпа. Ребята спорили, толкались, протискивались к бочонку, и впереди оказались те, кто посильней и постарше, а малышей оттерли. Их завистливые взгляды впивались в счастливцев, фамилии которых уже были внесены в заветный список.

Всех, кто старше, Пашка записал без возражений. Когда же из-за бочонка, подталкивая друг друга, выглянули трое из Фомкиной команды, Пашка удивленно вскинул брови и иронически ухмыльнулся:

— Тю! И вы тоже? Что же я с вами буду делать? Вы и оружия-то не поднимете.

Ребятишки, с глазами, полными молчаливой обиды, отошли в сторону. Однако их неудача не поколебала решимости Фомки и Семки, и они смело подошли к комендантскому бочонку.

— Пиши нас, мы бригадиры, — с достоинством сказал Фомка, убежденный в том, что этого вполне достаточно, чтобы попасть в число избранных.

— Ну и что ж, что бригадиры? Подумаешь! Малявки еще, не доросли!

Первую минуту Фомка и Семка стояли, ошеломленные такой несправедливостью, и только переглядывались. Но вот Семка, который был побойчей, отодвинул локтем брата и высунулся вперед:

— Мы тоже работали. Мы что, хуже всех, что ли?

Пашка смерил его взглядом:

— Вы еще мелковаты. Понял?

— Ну да-а, как кизяк собирать, так мы, а как на вахту, так мы… ма-а-ленькие…

Голос Семки дрогнул и сорвался. Нестерпимая горечь обиды стиснула ему горло, перехватила дыхание и выдавила слезу. Еще миг он крепился, но не сдержался. Слезы брызнули из глаз, а рот помимо воли широко раскрылся, и Семка заревел.

Фомка часто заморгал, покраснел и, сложив губы чапельником, тоже заплакал. Это как бы послужило сигналом для всех. Дружный и разноголосый рев потряс лагерь.

Степа помогал Любаше раздувать костер. Решив, что Пашка поколотил кого-нибудь из мальчишек, он подбежал к палатке:

— Что тут такое? Чего это они?

Пашка растерянно глядел на малышей.

— Ну, чего вы? Тоже мне охранители! Сопли распустили. — Он пытался унять мальчишек, но голос его тонул в оглушительном реве десятка ребячьих глоток.

Громче всех надрывался Семка. Он захлебывался от рыданий и при этом широко раскрывал рот, обнажая рядки мелких белых зубов, а у самой гортани — маленький, беспомощно трепещущий нежно-розовый язычок.

— А-а-а! — выл он, содрогаясь всем телом. — Вы-ы все-е про-о-тив на-ас… про-о-тив ма-а-лень-ки-их… а-а-а…

Как эта жалоба была похожа на слова и мысли Степы, когда рухнули его мечты попасть на канал! Он посмотрел на залитое слезами Семкино лицо, и ему стало жаль мальчишку.

— Слушай, Паш, так нельзя — нужно их принять, — вступился он. — Пусть они днем стоят на вахте, а мы ночью.

Малыши сразу притихли и с надеждой смотрели на Степу.

— Что ж, днем, пожалуй, можно, — не сразу согласился Пашка, чтобы «выдержать фасон». — Только оружия я им не дам.

Пашка вышел из-за бочки.

— Станови-ись! — скомандовал он.

Через несколько минут четверо мальчишек с палками стали на первую вахту. Семка занял самый важный пост — возле палатки, на которой сверкала снарядная гильза.

Последние три часа показались всем особенно томительными. Степь словно полыхала огнем. Сухой, горячий ветер затруднял дыхание. Пыль забивалась в нос, лезла в глаза, хрустела на зубах. Но, несмотря на духоту и зной, работа не прекращалась.

Наконец колодец и плита были очищены от земли. Теперь можно бы отдохнуть и даже искупаться. Но к морю никто не пошел. Девочки и мальчики забились в шалаши и поджидали появления трактора.

Степе не сиделось. Он то и дело высовывался из палатки. Но дорога была пустынна. Только пыльные вихри кружились и сталкивались над ней.

Прошло еще полчаса, вахтенный отбил «склянки», а дорога по-прежнему пустовала. Не возвращались и Семка с Фомкой, побежавшие встречать трактор. Степа решил сам сходить в село. Но в ту минуту, когда он выбирался из палатки, послышался гул мотора.

Из села выкатился пропашной трактор и, выдохнув серое облачко дыма, свернул к лагерю. Он шел медленно, слегка покачиваясь на невидимых ямках и ухабах. Степа еще издали по клетчатой кепке узнал сидевшего за рулем Сашу Веселова. К лагерю подбегали Семка и Фомка.

Ребята высыпали из шалашей.

Когда трактор остановился, Саша спрыгнул с сиденья, подошел к колодцу и заглянул на дно.

— Ух ты! Никак, гроб-могилу откопали! — Он повел озорными глазами на облепивших колодец ребят, и зубы его блеснули на коричневом от загара лице.

— И все-то тебе шутки-прибаутки, — с напускной ворчливостью встретил его старик. — Давай-кось лучше трос прилаживать, мы всё уж тут подготовили.

Саша размотал трос, один конец его надел на задний крюк трактора, другой перекинул через вал ворота и спустил вниз, а затем и сам полез в колодец. Он ловко поддел трос и затянул петлю.

Ребята как завороженные не сводили глаз с плиты. Ожидание и сомнение застыли на лицах.

— Ой, боюсь, — шепнула Любаша, — вдруг воды не окажется? Засмеют нас…

— Не бойся, окажется, — успокаивал Степа, хотя его самого охватила тревога. — А не будет здесь, в другом колодце найдем. У дедушки еще есть на примете, возле коровника. — Степа говорил это не столько для Любаши, сколько для собственного успокоения.

Саша вылез из колодца и забрался на трактор. Дед Михей, взяв длинный шест, стал у ворота и приготовился направлять плиту.

— Трогай! — скомандовал старик.

Трактор заурчал, и трос пополз, все туже и туже затягивая петлю. Ребята замерли.

— Давай, давай! — покрикивал дед Михей.

Трос натянулся струной. Мотор натужно взвыл. Вал жалобно скрипнул и повернулся, столбы под ним качнулись.

Плита слегка дрогнула, один краб ее отделился от земли и начал медленно подниматься. Комья глины и песок поползли с него вниз. Другой край плиты тоже шевельнулся и приподнялся. И в тот же миг что-то зарябило и забулькало внизу.

— Вода! Вода! — крикнул Степа еще прежде, чем увидел под плитой небольшой круглый колодец.

Вопль торжества вырвался из десятков мальчишеских глоток и далеко разнесся над степью:

— Ур-р-а-а! Колодец!

Крики, смех, визг, гул трактора, заливистый свист — все слилось в сплошной ликующий рев.

Степа сгреб Пашку в охапку, крутанул вокруг себя и вместе с ним повалился на землю. Они покатились по траве. Фомка и Семка с разбегу перепрыгнули через них и во весь дух понеслись в село сообщать новость. А Митя не выдержал и колесом прошелся вокруг колодца.

Саша успел уже оттянуть плиту в сторону и опустить на дно цибарку. Возле него крутились девочки с кружками и бутылками.

— Нам, нам первым! — кричала Любаша.

— Первая проба дедушке: он открыватель, — крикнул Степа, — а потом уже тем, кто копал!

— Правильно, — поддержал его Саша. — Получай, старина.

Дед Михей бережно взял ведро, словно это была не простая цибарка, а драгоценная чаша с редким напитком. Несколько секунд он с благоговением смотрел на прозрачную, искрящуюся на солнце жидкость и, казалось, не в силах был отвести от нее глаз.


Пять Колодезей

— Наконец-то и у нас своя водичка, — прошептал он.

Степе почудилось, будто что-то сверкнуло в уголках воспаленных старческих глаз. Дед Михей сделал глоток и почмокал губами. Все в напряженном ожидании следили за ним.

— Ну, как? Не соленая? — не вытерпел Степа.

Старик сделал еще глоток, опять почмокал и удовлетворенно крякнул:

— Ох, и сладкая! Вкусная!

Дед Михей тянул теперь воду небольшими глотками. Он пил не спеша, смакуя; пил так, как пьют знатоки дорогое искристое вино определяя на вкус и по аромату его топкий, только ему присущий букет. Наконец старик оторвался от ведра, крякнул и опустил его на землю.

— Ну и води-ица! В жизни еще такой не пил! — Он весело подмигнул смотревшим ему в рот ребятам. — Пейте, мальцы, досыта. То не беда, коли пьется вода.

Степа, Пашка, Митя и Любаша первыми зачерпнули кружки, а за ними потянулись к ведру и остальные. Степа сделал первый глоток. Вода была студеная, приятная на вкус. Он выпил кружку залпом и зачерпнул другую.

— Наша вода получше нарзана! — восторженно воскликнул он.

— А как же! Она вами добыта, потому и вкусней всяких лимонадов и нарзанов. — Дед Михей затрясся от смеха.

Ребята, утолив жажду, пили теперь не торопясь и, подражая старику, чмокали и крякали.

Пили много и долго, а насытившись, наливали фляги, котелки и бутылки, чтобы дома похвастать добытой водой. Степа с Санькой доставали из колодца ведро за ведром, а Митя с Пашкой щедро угощали «гостей», сбежавшихся со всего села.

— Глянь, кто пришел! — толкнул Санька Степу и Пашку.

Они увидели в толпе тонкое лицо Артюхи Черткова, который, вытянув по-журавлиному шею, заглядывал через головы ребят в ведро. По всему было видно, что ему очень хотелось попробовать воды, но просить он не решался.

— Ишь ты, сам плевал в колодец, а теперь захотел напиться! — кольнул Артюху Санька. — Гляньте, пристраивается.

Ребята оглянулись. Артюха покраснел до слез и попятился. Степе стало жаль его. В порыве сочувствия и великодушия он зачерпнул кружку и протянул ему через головы ребят:

— На, Артюх, пей!

Артюха недоверчиво покосился на Степу.

— Бери, пей! Говорят тебе, пей!

Еще какой-то миг Артюха колебался, но, видимо поняв, что над ним не смеются, с благодарностью взглянул на Степу и потянулся за кружкой.

— А где же Федька? — полюбопытствовал Степа, наблюдая, как торопливо он пьет.

— Не знаю. Я с ним больше водиться не буду.

— На, пей за это еще! — И Пашка зачерпнул свою кружку.

На этот раз Артюха, не колеблясь, взял, поняв, что отныне между ним и «изыскателями» установлен прочный мир.

К колодцу подкатила грузовая машина. В кузове ее стояло несколько женщин, укутанных платками так, что видны были только глаза. В руках у них были папки. И тут же Степа заметил отца, выскочившего из кабины. Вчера он охотно согласился дать трактор, но приехать не обещал. Степа рванулся было к отцу, но сдержал себя. Что он, девчонка, чтобы прыгать от восторга? И он только помахал рукой и закричал как можно басовитей:

— Папка-а! Иди скорей!

Николай Иванович, заметив его, весело кивнул головой.

Женщины спрыгнули с машины.

— Глянь, и моя мамка тут, — удивился Митя и вместе с другими ребятами, узнавшими матерей, бросился к машине.

Любаша с котелком в руках побежала за ним.

— Ой, тетенька Марфа, дяденька, поглядите, какую мы воду нашли! — Она загородила дорогу Николаю Ивановичу. — Вы попробуйте, попробуйте… Такой у нас сроду еще не было.

— Давай, давай!

Николай Иванович разгладил ровно подстриженные усы и, приняв из ее рук котелок, начал пить. Пил он большими глотками, без передышки, и при этом кадык на горле перекатывался то вверх, то вниз. Любаша подпрыгивала на месте и хлопала в ладоши, а Степа не спускал с отца восхищенного взгляда. Вряд ли когда еще в жизни он испытывал такое торжество и чувство удовлетворения, как в этот миг.

— Хороша-а! — Николай Иванович вернул Любаше почти пустой котелок.

— Ай да изыскатели! Вот это настоящая помощь! И как раз впору, к уборочной, — сказал он. — Спасибо, дед, спасибо всем! — Он крепко потряс руку старого пастуха.

— Нешто это я? Это все мальцы тут шуровали, а я только показывал, где копать, — смутился дед Михей. — Кабы не они, ничего бы и не было.

Ребята смотрели на улыбающегося Николая Ивановича, и каждому казалось, что это их он благодарит при всем народе.

— Ну, давай покрутим вместе! — Николай Иванович взялся за ручку вала с одной стороны, а Степа зашел с другой. — Только ты, брат, считай, — продолжал он, подхватывая болтавшееся на веревке ведро. — Нужно точно знать, сколько воды в колодце. Это очень важно.

Степа показал отцу сделанные на столбе ворота отметки и, вытащив из кармана уголек, приставил еще одну палочку.

Николай Иванович окинул Степу внимательным взглядом: его поцарапанные ноги, болячки и синяки на руках, обгорелое и шелушащееся, но уже теряющее детскую пухлость и по-мужски твердеющее лицо.

— Как управишься тут, приходи, купаться вместе будем, — сказал он, и глаза его затеплились улыбкой. — А это где ж тебя так угораздило? — Он указал на разорванный ворот. — Зашил бы или мать, что ли, попросил…

Степа хотел было во всем признаться отцу, но, заметив, с каким вниманием Пашка и Санька прислушиваются к разговору, удержался. «Подумают, что хвастаюсь».

— Ладно, зашью, — как можно солидней ответил он и покосился на ребят.

Пашка и Санька усмехнулись.

Все напились вдосталь и запаслись водой впрок. Многие уже ушли. Уехал и Николай Иванович. Саша, перед тем как отправиться в село, подтащил трактором колоду поближе к колодцу.

— Пусть и скотинка попьет, порадуется, — приговаривал дед Михей, выливая в нее воду.

Уже вытаскивали сорок третье ведро, когда вдруг Степа заметил, что вода стала мутной. А в следующем ведре она оказалась наполовину с илом и грязью. Степа заглянул на дно.

— Дедушка! Смотрите, смотрите, вода уже вся! — Растерянный и огорченный, он глядел на старика.

Притихшие ребята обступили колодец. В знойной, тоскливой тишине слышался теперь лишь шорох ветра в траве и надоедливый треск цикад.

С минуту дед Михей стоял над колодцем с поникшей головой, погруженный в свои мысли.

— Вот что, мальцы, — наконец сказал он. — Вы сейчас колодец не трожьте. А к утру, глядь, вода сызнова набегать и отстоится.

Но никакие слова не могли уже успокоить Степу и его товарищей и заставить их лица вновь загореться радостью и торжеством.

Федька задумал мстить

После драки Федька долго сидел на берегу тупо соображая, как все произошло. В голове шумело, в ушах стоял звон, а внутри все дрожало мелкой лихорадочной дрожью.

Федька разделся и забрел по грудь в воду. Обмыв лицо, он пощупал пальцами вспухший нос и скверно выругался.

Того, что случилось, он никак не ожидал. Он был уверен, что при поддержке Артюхи легко расправится с обоими, и вдруг… Первый раз он так сильно избит. Кто бы мог подумать, что этот городской байстрюк, белоручка, всегда избегавший драк, первый полезет с кулаками и окажется так силен! Теперь по всему селу небось раззвонили, что он побит, — он, Федька Хлыст, перед которым в страхе трепетала вся колхозная мелюзга.

Мысль эта обожгла Федьку. Не окунаясь, он выскочил на берег.

— Ну, гады, вы еще меня попомните! — погрозил он кулаком в сторону лагеря. — Еще узнаете, кто такой Федька Хлыст.

Несколько часов он отсыпался в сарае на соломе и лишь во второй половине дня выбрался берегом за село — посмотреть, что делается в лагере. С первого же взгляда он понял, что там что-то произошло. Колодец окружала толпа. Слышались крики, смех, дребезжанье ведер. Возле старой байды ему повстречались Фомка и Семка.

— Воду нашли? — не утерпел Федька.

— Нашли. Ох, и сладкая! — Семкин рот растянулся до ушей.

— Много?

— Цельную бочку. Дедушка говорит, что к завтрему еще натечет. Хочешь попробовать? — И он протянул Федьке бидон.

— Что я, воды не пил?

Семка удивленно уставился в распухшее, покрытое синяками Федькино лицо. Федька был первый человек, который не обрадовался воде и даже не захотел ее попробовать. Это ведь не та вода, что привозят водовозы из другого села, а своя, собственная.

— Ну, чего буркалы вылупил! — гаркнул Федька и замахнулся. — Пшел прочь, дурак!

Семка шарахнулся в сторону и, отбежав подальше, крикнул:

— Сам ты дурак! Так тебе и надо, что морду покорябали. Мы скажем Степке, он тебе еще набьет.

Федька погрозил Семке кулаком и побрел дальше. Только теперь он почувствовал, что здорово проголодался. Но возвращаться домой не хотелось. Пройдя еще немного по берегу, он свернул в степь, оглянулся по сторонам и, убедившись, что никого вокруг нет, скрылся в высокой, пышной зелени кукурузы.

Через четверть часа Федька опять появился на берегу. Рубашка на животе у него вздулась и отвисла. С минуту он колебался — куда идти, потом свернул налево и побрел в сторону каменоломни. Берег тут обрывался высокой стеной, как бы отгораживая от степи неширокую песчаную полосу и укрывая ее от ветра. Песок здесь был какой-то удивительно светлой и чистой желтизны, сухой и теплый. Впереди — море и ровный золотистый пляж со шматками пены, и нигде ни души.

Федька вынул из-за пазухи початок, сорвал с него тугую пленку листьев и бросил их в пенившуюся у ног волну. Под влажными шелковистыми волокнами блеснули жемчужные рядки зерен. Он впился в них зубами и принялся обгрызать початок.

Бредя по берегу, Федька перебирал в памяти все, что произошло за последние дни. Но как мысли его ни кружились, а неизменно возвращались к Степе и Пашке. И на что только они не пускаются! Сперва затеяли с Митькой охрану птичьих гнезд, потом вдруг начали возить воду из каменоломни, а теперь придумали эту экспедицию. Он-то знает, для чего все это. Им нужно переманить на свою сторону ребят, чтобы верховодить ими. Но им все равно ничего не добиться: ребята за ними не пойдут, побоятся, — они знают, что такое его, Федькины, кулаки. Потому-то одни помалкивают, а другие, вроде Вальки, лебезят перед ним. Все равно главарем был и останется он. А сегодняшняя драка — не в счет.

Федька грыз початки и обдумывал, что ему предпринять. Давно осталась позади могила десантников, скоро уже каменоломня, а в голову ничего путного не приходило.

У каменоломни — он знал — самый пустынный, нелюдимый уголок берега. Даже в воскресные дни, когда пляж кишит народом, когда всюду слышны голоса, смех, здесь тишина и безлюдье. И поэтому Федька был очень удивлен, когда вдруг увидел за камнем незнакомого мужчину лет тридцати. Он, как видно, уже выкупался, так как сидел на песке и надевал коричневые туфли. Рядом лежал туго набитый рыжий портфель. Решив, что это кто-нибудь из районного начальства, Федька спрятал в карман наполовину обглоданный початок и прошел мимо.

— Эй, мальчик, у тебя спичек нет? — окликнул его низким, сиплым голосом мужчина.

Федька остановился, пошарил в кармане и, найдя коробок, протянул его. Мужчина вытащил сигарету с золотым ободком на конце, чиркнул спичкой и с жадностью несколько раз подряд затянулся.


Пять Колодезей

Хлыст дожевывал кукурузные зерна и без стеснения разглядывал незнакомца. Он весь был какой-то темный: лицо смуглое, волосы и сросшиеся брови — черные, а глаза карие, острые и какие-то прилипчивые. Коричневый костюм его Федьке не понравился: материал не гладкий, а шершавый какой-то, весь в узелочках. Зато туфли — это вещь: шикарные туфли на толстенной светлой каучуковой подошве. Таких туфель Федька ни у кого еще не видал.

— Что у тебя там? — Взгляд незнакомца остановился на оттопыренной пазухе.

«Ох, и набьет же мне морду! — подумал Федька. — Может, отдать ему? Не будет хоть приставать и расспрашивать, где рвал».

— Это початки. Хочете, дам попробовать? — предложил он.

— Не откажусь.

Федька полез за пазуху, взял два початка, но, подумав немного, один, что побольше, оставил, а другой, поменьше, отдал. Тонкие пальцы мужчины с удивительным проворством сорвали тугие листья и очистили зерна от изумрудных волокон.

— Хорош! Сочный, — похвалил он, грызя молочные зерна. — Тебя как звать-то?

— Федька… Федька Хлыст.

— Вот что, Федя, у тебя их много?

— А что? — Федька потрогал рукой вздувшуюся пазуху. — Штук десять, а то и поболе.

— Ты не продашь их мне? А?

Продать? Неожиданно разговор принимал довольно приятный оборот. Заработать на дармовщинку Федька был не прочь. Тем более, что сам он уже наелся, и оставшиеся початки все равно пришлось бы выбросить или где-нибудь спрятать.

Когда речь заходила о «купить-продать», Федька придерживался правил — не спешить. Он знал немало способов, как набить цену и не продешевить. Скрывая удивление и радость, он изобразил на лице невозмутимость и безразличие.

— Чего ж, можно и продать, — как бы нехотя ответил он, всем своим видом давая понять, что в деньгах не нуждается, но в то же время прикидывал в уме, сколько бы ему запросить. — Рубль дадите? — выпалил Федька и посмотрел, какое впечатление произведет на покупателя такая невиданно высокая цена.

Но на лице мужчины не отразилось ни изумления, ни гнева. Он вытащил бумажник, в одной половине которого Федька заметил несколько сторублевок, а в другой пачку синих и зеленых бумажек. При виде такого богатства глаза Федьки сверкнули. «Эх, растяпа, — ругал он себя, — надо бы с него рубля два сковырнуть».

— Держи! — Мужчина протянул новенькую трехрублевую бумажку.

Федька замялся.

— У меня ж сдачи нету, — хитрил он, нащупывая в кармане тряпку, в которой были завязаны восемь рублевок — его недельная выручка за воду.

— Ладно, бери. Это тебе и за початки и за спички, если мне оставишь.

От такой щедрости у Федьки захватило дух.

— Берите, берите! У меня еще есть, — соврал он.

Сложив початки на песок, Федька сел рядом и, опустив руку в карман, засунул бумажку поглубже. Незнакомец тем временем обгрызал второй початок и разглядывал Федькины синяки.

— Это кто ж тебя так разукрасил?

Обрадованный привалившей удачей, Федька забыл было обо всех невзгодах, но этот вопрос заставил вспомнить о неприятностях.

— Это меня Степка городской, — хмурясь, ответил Федька. — Он с отцом приехал в эмтээс.

— За что ж он тебя?

— А так…

— За «так» не бьют. Видно, ты его первый стукнул?

— Да нет… он первый.

Мужчина грыз початки и расспрашивал. Федька заметил, что он проявляет особый интерес к найденному на пастбище колодцу.

«Чего он выспрашивает? Еще возьмет и донесет в милицию, что я колодец засыпал». При этой мысли холодные мурашки забегали по Федькиной спине, и он поспешил заверить незнакомца, что он здесь ни при чем, что это все Артюха, который чуть ли не силой заставил его засыпать колодец. И Федька поторопился перейти ко второй половине рассказа — о самой драке. Теперь мужчина слушал, не перебивая, и только когда Федька стал бессовестно привирать, стараясь изобразить все в более выгодном для себя свете, он недоверчиво усмехнулся:

— А все же ты ему поддался?

— Это я-то поддался? Гы-ы! Да я ему так надавал, что он век помнить будет.

— А все-таки фонарики он тебе здоровые привесил.

— Вы думаете, я ему это позабуду? Да я этого Степку в другой раз задавлю! — воскликнул Федька. — Я его, как гниду к ногтю — чик, и готово!

Собеседник промолчал, закурил новую сигарету и задумчиво посмотрел на огненную дорожку на море, которая становилась все длинней и длинней.

Когда Федька кончил рассказ, мужчина повернулся к нему.

— Такой колодец, брат, — дорогая находка. Беречь его надо, особенно дно.

— А что там на дне? — встрепенулся Федька.

Мужчина пристально посмотрел в его хитрое лицо, точно желая понять, почему он вдруг так насторожился.

— Как тебе сказать, — с расстановкой продолжал он, словно обдумывая что-то. — Дно-то в колодце затянуто илом и клейкой глиной. И стоит только чуть ковырнуть его, тогда…

— Что тогда? — нетерпеливо перебил Федька.

Острый взгляд незнакомца вновь остановился на его лице. Федька заерзал и, словно опасаясь, что могут прочесть его мысли, стал смотреть на море.

— Если повредить дно, то колодец пропал: вода уйдет в землю.

Удивление и недоверие отразились на Федькином лице.

— Да нет… Это вы так, понарошку!

— Зачем же нарочно? Я таких случаев немало знаю. — Мужчина встал и начал стряхивать с себя песок.

Солнце уже садилось, когда Федька подходил к селу. Весь обратный путь он думал о встрече с незнакомцем, и у него созревал план действий. Теперь он знал, как отомстить ребятам.

Идя берегом моря, Федька приглядывался к возившимся на песке и в воде мальчишкам. Многих невозможно было узнать: так они перемазались килом — мыльной глиной, что похожи были на лягушат; у некоторых на голове красовались пышные уборы из утиных и гусиных перьев.

Федька прошел уже половину пляжа, когда наконец увидел Вальку, который прыгал на одной ноге, засовывая другую в штаны. Федька окликнул его. Валька вздрогнул и оглянулся, а в следующий миг подхватил с земли пояс и бросился бежать, держа в руке пустую штанину.

— Не бойсь! Я бить не буду! — крикнул вдогонку Федька.

— Врешь? — Валька остановился, настороженный и недоверчивый, готовый в любую минуту задать стрекача. — Поклянись, что не тронешь.

— Холера меня задави, если я брешу. Я с тобой мириться хочу, — как можно вкрадчивей сказал Федька. — Больше никогда драться не буду.

— Ну ладно, — сказал Валька, решив про себя, что лучше жить с Федькой в ладу, чем каждую минуту подвергаться опасности получить от него оплеуху. — Говори, чего тебе нужно?

— Ничего. Я просто так.

Федька хитрил. Он хорошо знал, что ему нужно. Валька не умел хранить ни своих, ни чужих тайн. Какие бы клятвы с него ни брали, какой бы жестокой карой ни грозили, он не мог удержаться, чтобы не выболтать их. Вот на эту-то Валькину слабость Федька теперь и рассчитывал.

— Ну как там у вас, в экспедиции? Много воды нашли? — спросил он небрежным тоном и сел на круг рыбацкого каната.

Валька, обрадованный тем, что легко отделался от грозившей ему расправы, и желая задобрить Федьку на будущее, охотно принялся выкладывать все накопившиеся за день новости.

Закат полыхал над тихим вечерним морем. Красный шар уже коснулся края воды и начал медленно погружаться, зажигая на поверхности моря тысячи рубиновых искр. Скалы Черного мыса сначала порозовели, а затем сделались лилово-багряными. Вот уже на горизонте осталась лишь небольшая огненно-красная коврижка, но и она с каждым мгновением сплющивалась и опускалась и наконец, сверкнув в последний раз, скрылась под водой.

Начало быстро темнеть. Валька заторопился. Ему еще нужно было поужинать, а потом бежать в лагерь — заступать на вахту.

— Так ты смотри ничего об этом не сказывай, — предупредил его Федька, вставая. — Пусть они сами додумываются.

— Ладно, не скажу, — пообещал Валька.

— То-то…

Федька сделал вид, что поверил, и, довольный, побрел к дому.

Беспокойная ночь

К вечеру ветер стих. Степь замерла в душной истоме. Над морем тлела рябиновая полоска зари, становясь все уже и бледней. Быстро подкралась и спустилась южная ночь.

Пашка подбросил в жаркий проворный костерчик сухой травы. Взвившееся пламя осветило Степу, который пристраивал на камнях котелок, и бросило красные отблески на палатку и шалаш, откуда доносился шорох соломы. Там Митя и Санька готовили себе постели. За палаткой в темноте шагал Валька, вступивший на вахту. Все успели уже сбегать на море, смыть с себя грязь, поужинать дома и теперь готовились к ночевке.

Приладив котелок над костром, Степа вооружился рейкой и, подойдя к колодцу, опустил ее на дно.

— Ты посвети «летучкой», сразу увидишь, сколько воды, — посоветовал Пашка.

— Не учи, сам знаю! — Степа поднес рейку к костру. Конец ее был мокрый ладони на две. — Ведра четыре, не больше, — разочарованно сказал он и отбросил рейку в сторону.

— Все одно больше того, что было, не будет, — сказал Митя, подходя к костру.

— Ты все знаешь, тебе уже все известно! — раздраженно ответил Степа.

— Подождем до утра, — успокаивал ребят Пашка. — Времени еще много.

— Жди не жди, а больше не натечет. Колодец ведь маленький, — доказывал свое Митя, — ей и поместиться-то негде.

— Да замолчи ты! Пророк какой нашелся, — не утерпел и Пашка. — Каркает и каркает, как тогда на море. Дед Михей и тот не знает, а он, вишь, все знает. Задавака! Вот ка-ак дам!

— Перестань, Пашка! — вступился Санька.

— А что он все скулит — «не будет», «не натечет». Вот назло ему возьмет и натечет больше, чем раньше. Тоже предсказатель нашелся! — Пашка швырнул в огонь кусок помета, и искры снопом взметнулись вверх.

Валька стоял в темноте за палаткой и слушал, как разгорается спор. Язык у него давно чесался от нетерпения. Уж он-то знал, что нужно сделать, чтобы в колодце прибавилось воды. Но ведь он дал слово Федьке! Ну, а если сказать? Тогда все получится очень здорово. Выйдет, что он, Валька, выручил всех, придумал замечательную штуку.

Валька обошел весь лагерь, вернулся и опять прислушался к спору.

— А если воды не прибавится, возьмемся за другой колодец, — говорил Степа. — А найдет дедушка третий — и третий откопаем.

— Правильно! — поддержал Пашка. — В других колодцах небось побольше воды найдем.

Валька вышел из темноты. Молчать он больше не мог.

— Зачем же копать, когда и в этом можно собрать воды пропасть, — сказал он с таинственным видом.

— Какой ты шибкий! Попробуй-ка, собери, — возразил Санька.

— Скажут собрать — и соберу.

— Чего ты суешься? Кто тебе разрешил с поста уходить? Забыл о дисциплине? — повысил голос Пашка. — Ты знаешь, что за это бывает? Под арест за нарушение…

— Ну, как хочете. Тогда ничего не скажу. — Валька скрылся в темноте.

— Да подожди ты! Тоже вздумал — под арест… Что мы тут, в солдатики играем?! — запротестовал Степа. — Тут такое дело решается, а ты не даешь ему слово сказать. Говори, Валь, как бы ты собрал?

Валька подошел к костру, придерживая рукой ремень от Степиного автомата, закинутого за спину.


Пять Колодезей

— А так бы и собрал, как другие собирают, — сказал он. — Тут в одной деревне под Керчью тоже колодец выкопали, а воды в нем мало. Тогда они раскопали дно поглубже, и теперь у них воды вдоволь.

— Врешь! Откуда ты знаешь? — покосился на него Митя.

— Мне отец сказывал, — не моргнув, ответил Валька. — Провались я на этом месте!

— «Врешь, врешь», — передразнил Пашка Митю. — Только себе и веришь. Валька верно сказывает. Ты знаешь, что было в Камышанке? — обратился он к Степе.

— Что?

— Когда там не было еще ставка, каждый колхозник копал себе в балке ямку-колодец и из нее воду черпал. Вся балка изрыта ямками. И дядя Ефим копал. Он завсегда делал себе поглубже и поширьше, поэтому и воды у него натекало больше, чем у других. И тут, с нашим колодцем, то же самое.

Санька подтвердил рассказ Пашки.

— Тогда давайте раскопаем наш колодец! — Степа вскочил на ноги. — А к утру вода уже натечет.

— Давай! — загорелся и Пашка. — Если кубометр выкопаем, то знаешь сколько воды прибудет? Сто ведер, целая тонна!

— А завтра еще подкопаем, — поддержал и Санька.

Степа бросился к палатке зажигать «летучку». Пока он там возился, Пашка уже опустил ведро в колодец.

— Ребята, и я с вами. Это ж я предложил! — крикнул Валька.

— Не рыпайся, ты на вахте стоишь, — осадил его Пашка.

— Мне уже пора сменяться. Теперь Митькин черед.

— Когда сменишься, тогда и будешь копать вместе с Санькой, — успокоил его Степа. — А сперва мы.

Митя укоризненно поглядел на ребят.

— Ведь дедушка говорил — не трожьте, а вы все по-своему… — сказал он. — Может, нельзя копать, может, хуже будет.

— «Может, может». Опять сдрейфил, — отмахнулся от него Пашка.

Валька отбил «склянки». Мите пора становиться на вахту. Он, ворча, поднялся с земли, взял у Вальки автомат и перекинул ремень через плечо.

— Ну, если что случится, то перед всем колхозом ответите, — предупредил Митя и скрылся в темноте.

Пашка и Степа вычерпали из колодца всю воду. Набралось лишь пять ведер. Степа спустился вниз и при свете «летучки» начал раскапывать влажное илистое дно. И опять, как и в первый день работы экспедиции, его душа была полна светлой радости, веры в успех своего дела.

Взошла луна, и степь как зачарованная замерла в матово-голубом сиянии. Усталая и притихшая, она нежилась в ночной прохладе, сонно дыша сытными запахами созревающих хлебов и нежными ароматами увядшей лаванды.

Покой… Тишина… Только в одном уголке степи долго еще мигал огонек костра, слышался скрип колодезного ворота и приглушенные ребячьи голоса.

Небо на востоке уже стало стеклянно-зеленым и подрумянилось у края земли; порозовели шлемы скифских курганов и звучно перекликались перепела, когда мальчики забрались в шалаши и палатки.

Степа, не сбросив даже ботинок, растянулся на соломе и тут же уснул. Чуть приметная улыбка порою блуждала на его усталом, но счастливом лице.

Загубленное дело

За палаткой послышался голос Любаши. Как не хотелось вставать! Казалось, прошло лишь мгновение с тех пор, как они легли. Не открывая глаз, Пашка повернулся на другой бок и опять уснул.

— Степан! Павел! Вставайте же!

На этот раз был голос деда Михея. Пашка не пошевелился, а Степа приподнялся на локте и попытался открыть глаза, но не мог. Они точно слиплись.

— Да идите ж сюда! — раздраженно крикнул пастух.

— Сейчас! — Степа протер глаза и толкнул в плечо Пашку. — Вставай, дедушка зовет! — Он первым выбрался на четвереньках из палатки и зажмурился: солнце ослепило его.

— Это вы тута дно пораскапывали? Ась?

Степа открыл глаза и увидел по ту сторону колодца старика, Любашу и Фомку. Дед Михей стоял без шляпы, весь какой-то встопорщенный, сердитый. Лицо Любаши казалось расстроенным, и только Фомка был невозмутим. Глаза его, как всегда, блестели неистребимым любопытством.

— Говори, это вы тута копали?

— Я… мы, дедушка. Всю ночь копали…

— Эх, вы, копатели!.. Говорил же я вам — не трожьте! Зачем же вы тут понашкодили?

Сердце Степы сжалось.

— Это мы для того, чтоб побольше воды набралось, — пояснил он дрогнувшим голосом.

— А где она, вода-то? Где? Покажь.

Из палатки вылезли Пашка, Валька и Санька. Ошеломленные и растерянные, смотрели они на дно колодца, где виднелась только желтовато-серая масса и галечник.

— Ушла ваша вода… Вся ушла. Эх, мальцы, мальцы! Сами, навредили себе похуже того Федьки Хлыста. — Дед Михей покачал головой. — Додумались копать! Это ж все одно, что выбить в цибарке днище. Сколько в нее не лей, вся вода в землю уйдет! — Старик в сердцах плюнул и пошел прочь, шаркая калошами по сухой траве.

— Мы не знали, что так будет, — попробовал оправдываться Пашка.

— Я вам говорил… говорил, а вы не слушали, — подбежал к колодцу Митя. Лицо его было помятое, заспанное, волосы торчали во все стороны, как разворошенная солома.

— Они всегда все делают по-своему, все выхваляются. Хвастунишки! — гневно крикнула Любаша. — Мы все тут работали, старались, а вы… вы что наделали?.. У-у, какие! — И она топнула ногой.

Степе казалось, что все это сон, утомительно длинный сон. Он даже ущипнул себя. Что он наделал! Как он посмотрит в глаза отцу, товарищам и объяснит, что случилось?

Лицо у него пылало, в носу щекотало что-то едкое, он еле сдерживался. Стараясь скрыть волнение, Степа присел на корточки на краю колодца, мужественно подавляя закипавшие слезы. Что же делать? Неужели ничего нельзя поправить?

Ребята не знали, что предпринять. Любаша, вытирая рукавом глаза, побрела за дедом Михеем.

— Что и говорить, напартачили, — признался Пашка. — Сорвалось! — Он опустился рядом на корточки. — Ну, ничего! Мы еще докажем. — Азартной душе маленького рыбака несвойственно было долго предаваться унынию и отчаянию.

Несколько минут Степа сидел неподвижно, пока не переборол душивших его слез. Успокоившись немного, он встал и пошел к деду Михею, который сердито покрикивал на коров, тыкавших мордами в пустую колоду. Неподалеку на траве сидела Любаша и покрасневшими, припухшими глазами бесцельно смотрела за село, туда, где густо зеленело море. Степа стал упрашивать деда Михея начать копать новый колодец возле коровника. Но пастух только сердито смотрел на него и молчал.

Час спустя возвращались в село. Степа один тащил тележку, нагруженную ведрами, плащ-палатками, веревками и кастрюлями. Пашка и Санька катили другую, потяжелее, с кольями. Митя с Валькой, взвалив на плечи лопаты, брели тропой у обочины. Не было только Любаши — она пошла одна, целиной, через пастбище.

Утро было прозрачное, ясное. Небо легкое и просторное. Ребята молчали. Тишину степи нарушало только тарахтенье тележек на ухабах, звонкие трели невидимых в небе жаворонков да стрекотание цикад.

Когда вошли в село, Степа понял, что здесь все уже известно — Фомка успел разболтать. В окнах замелькали лица ребят и девчонок, любопытные выбегали за ворота и, казалось, с молчаливым осуждением глядели на проходивших «изыскателей».

Неподалеку от Пашкиного дома из-за кустов дерезы высыпала стайка мальчишек. Вслед за ними появился и Федька Хлыст, но он держался поодаль. Под левым глазом у него темнел фиолетовый синяк, багровый подтек расплылся на правом виске. Кривя губы, он посматривал на груженые тележки, и радость светилась в его серо-зеленых глазах.

Валька, увидев Федьку, остановился и начал что-то торопливо и быстро рассказывать Мите. Лицо у Мити вдруг покраснело, и он зло поглядел на Вальку.

Хлыст подошел ближе к дороге и, засунув руки в карманы, поджидал.

— Где ж ваша вода? Тю-тю! — ухмыльнулся он в лицо Степе.

— А тебе что за дело? — окрысился подскочивший Митя. — Рад небось, что по-твоему вышло? Рад, что подучил Вальку? Гад ты, вредитель — вот ты кто!

Что такое сказал Митька? Кого подучил Хлыст? И при чем тут Валька?

Степа, Пашка и Санька остановились и, ничего не понимая, смотрели на Митю. А Валька вдруг съежился и быстро шмыгнул в чей-то двор.

— Стой! Куда же ты? — крикнул вдогонку Митя.

Но Валька даже не обернулся.

— Не умеете воду искать, так не беритесь, — продолжал издеваться Федька. — Тоже изыскатели нашлись!

— Иди, иди своей дорогой, пока еще фонарей не привесили! — Пашка, сжав кулаки, шагнул к Федьке. — Прочь с дороги!

Федька попятился, перепрыгнул через кювет и отбежал.

Через минуту обе тележки вкатили в Степин двор и поставили в сарае. По существу, от сарая остались со времен войны три наполовину обвалившихся стены и груды бутового камня на месте четвертой. Среди развалин в углу и находился Степин склад, возле которого мальчики принялись теперь разгружать вещи.

— Вы знаете, почему Валька сбежал? — возбужденно спросил Митя.

— Почему? — У Степы у самого не выходило из головы странное поведение Вальки.

— Он боится, что вы бить его будете.

— Мы — бить? Что ты мелешь?

— Ничего я не мелю. Думаешь, Валька сам додумался раскопать дно колодца? Это Федька его подучил. Валька только сейчас по дороге мне признался.

— Федька Хлыст?! — в один голос воскликнули мальчики.

— Ну да, Федька. А ему подсказал это какой-то тип, которого он повстречал на берегу, возле каменоломни. Он Федьку о колодце выспрашивал.

Митя пересказал все, что говорил ему Валька, не забыв упомянуть приметы «зловредного типа».

— Постой… постой, — растерянно пробормотал Степа. — Как же это так? Выходит, мы…

— Выходит, вы клюнули на Федькину удочку, — перебил его Митя. — Потому-то он так и радуется! Эх, вы! — Митя с сожалением смотрел на своих ошарашенных друзей.


Все разошлись по домам.

Степа пролез за тележку в угол сарая, к своему складу. На него дохнуло запустением. За те дни, что он здесь не был, весь угол над ямой затянуло густой паутиной. Степа нашел щепку, намотал на нее тягучие серые нити и отбросил в сторону. Затем он нехотя приподнял лист железа, прикрывавший яму, и начал укладывать в нее автомат, веревку и другие вещи.

На душе было мерзко, противно. Хорошо бы ни о чем не думать, а уснуть и спать целых сто лет. Но спать не хотелось, и не думать он не мог. Степа чувствовал себя несчастным. Все — ребята и взрослые — его осуждают, все от него отшатнулись. Даже Любаша, которую он считал верным другом, и та отступилась. Теперь над ним будут смеяться: «Вот дурень, попался на Федькину удочку!»

Все, все пропало! Он опозорен перед всеми. Выхода нет. Хоть беги из села. Вот он возьмет и уедет навсегда. Уедет обратно в город и будет жить у бабушки.

И Степа представлял уже себя сидящим в грузовой машине, которая вот-вот тронется и умчит его на станцию. Прибежали Любаша, Пашка, Митя, Санька и другие ребята. Они уговаривают его остаться. Любаша смотрит на него и просит: «Не уезжай… Мы не хотели тебя обидеть». Она в чем-то раскаивается, просит прощения… И ему уже не хочется уезжать, покидать своих новых друзей. Но он подавляет в себе слабость и гордо отвечает Любаше: «Нет. Я уже решил. Я должен уехать, и я уеду навсегда…» Он видит, как вздрагивают Любашины плечи, и ему становится жаль и ее и себя. Но он непоколебим. Когда грузовик наконец выезжает со двора на улицу, Любаша вместе с ребятами долго еще бежит по дороге, что-то кричит вслед и машет рукой…

Степа очнулся. Он сидел на пустой тележке, и крупные слезы катились по его пылавшему, растроганному лицу.


Пять Колодезей

А как же Пашка и Митя? Ведь он клялся им в дружбе навек! Бросить их — значит изменить своему слову. А что подумают о нем городские ребята, когда он вернется? Скажут — дезертир. Нет, нет, так нельзя!

Степа соскочил с тележки, вытер рукавом лицо и, опустившись на колени, прикрыл листом железа свой потайной склад. Когда он поднимался, к его лбу прилипла паутинка. Откуда она опять взялась? Степа смахнул липкую нить и с досадой поглядел на черного паука, притаившегося на стене.

Паук с минуту оставался неподвижен, но, видимо убедившись, что никакая опасность ему не грозит, прилепил к выступавшему в стене камню серебряную нить и пополз через угол на соседнюю стену.

Немного спустя в углу повисла паутина. Степа сорвал ее. Паук отполз в сторону, а потом, прилепив к прежнему месту конец нити, начал все заново.

«Ишь, какой упорный!» — подумал Степа и с любопытством стал наблюдать за ним. А паук упрямо делал свое дело, заплетая угол новой паутиной.

Постепенно Степа успокоился. Убегать, конечно, нельзя. Нет, он не отступит, а будет добиваться своего. Довольно киснуть!

Позади покатился камень. Степа оглянулся и увидел в проеме стены Пашку, который карабкался через груду камней. В одной руке он держал ломоть хлеба, в другой — большой нежно-розовый кусок осетрины. Степа незаметно вытер влажную щеку — не хватало еще, чтобы Пашка увидел, что он плакал.

— На, Степ, ешь. Это батькиного засола — не оторвешься! — Пашка протянул ему хлеб и рыбу.

Степа проглотил слюну — он со вчерашнего дня ничего не ел — и с благодарностью подумал: «Вот Пашка — это настоящий товарищ. Такой в беде не оставит. А я хотел от него сбежать».

Пока он аппетитно жевал и чмокал, слизывая жир с осетровой шкурки, Пашка, засунув руки в карманы, прохаживался по сараю и поглядывал на покрасневшее и распухшее лицо друга.

— Степ, слушай меня! — Он остановился и беззаботно плюнул. — Главное — не дрейфь. Ну, пусть сорвалось, а мы будем искать… И без деда Михея обойдемся. Он еще сам к нам придет. Вот увидишь.

Конечно, Пашка только хорохорится и делает вид, что ему все нипочем. На самом же деле его донимают те же мысли, что и его, Степу.

— Правильно, не надо поддаваться! Знаешь что? — Степа взволнованно взъерошил волосы и соскочил с тележки. — Знаешь, что я придумал?

— Что?

— Идем сейчас в каменоломню к дяде Ефиму и поищем тот второй источник.

Степа сам удивился, как это раньше не пришло ему в голову. Ведь дядя Ефим звал их и сам обещал проводить в нижние береговые штольни.

— Верно! Идем! Мы свое докажем! — радостно поддержал его Пашка. — И ребят с собой возьмем, а то они все пристают — покажи им штольни.

Немного спустя Пашка, Степа, Митя и Санька вышли из села.

Встреча в катакомбах

Придя в шахту, Степа и Пашка прежде всего побежали в сквозной зал, где они оставили лом. Обе кучи были на месте. Санька и Митя вдоволь налюбовались собранным богатством. Потом все вернулись к выходу и стали поджидать тетю Машу.

Уселись под стеной в наклонном спуске. Здесь, в тени, на трехметровой глубине, не ощущалось томительной полуденной жары. Пашка без умолку болтал и куражился перед Митей и Санькой:

— Мы со Степкой тут скрозь поизлазили. Хоть куда пройдем без провожатых.

Прошло полчаса, солнце перевалило зенит, и Пашка успел уже порядочно нагнать страху на Саньку и Митю, рассказывая им всякие ужасы о «волчьих» штольнях и обвалах, а тетя Маша все не появлялась.

— Пошли! — предложил Степа. — Тетя Маша еще целый час может прождать там, пока дядя Ефим ей кирпичей нарежет.

Пашка зажег «летучку» и первым шагнул в подземелье. Он шел не спеша, вразвалку и размахивал фонарем, отчего тени на стене причудливо прыгали, переламывались и вытягивались, приводя в трепет Митю и Саньку. Пашка и Степа разговаривали нарочито громко, с напускной развязностью и вообще держались перед друзьями, как ветераны перед новобранцами. Но чем глубже спускались под дно моря, тем заметнее таяла их уверенность и все реже слышались их голоса. В тесном, сыром подземелье, где с желтых сводов звонко шлепались крупные капли, Степа и Пашка совсем притихли. Затаили дыхание и Митя с Санькой.

Лишь поравнявшись с боковым проходом, который вел к колодцу, ребята облегченно вздохнули. До штрека, в котором работал дядя Ефим, уже было недалеко. Пашка и Степа прислушались. Почему же не слышно пилы?

— У них перерыв, обедают, — предположил Степа.

Пошли дальше, надеясь за поворотом увидеть свет. Но впереди была тьма. Неужели случился обвал?

Пересиливая страх, мальчики дошли до прохода в штрек, зловеще черневший в слабом свете «летучки».

В комнате никого не было. У входа высился штабель кирпича, в углу справа виднелись пилы, на выступе в стене стояла лампа, а посреди комнаты на полу валялись два бруса и линейка. Казалось, дядя Ефим только что кончил работу и вышел.

Степа зажег лампу. При ярком свете комната будто сделалась меньше и приобрела уютный вид. Все повеселели. Обидно, что не застали дяди Ефима, придется отложить поиски колодца. Но зато, пользуясь случаем, можно беспрепятственно похозяйничать в штреке. Степка и Пашка с видом бывалых людей стали показывать приятелям, как дядя Ефим выпиливает и разделывает брусья. Горбатые пилы ходили из рук в руки.

Мальчики громко разговаривали, спорили и так увлеклись, что забыли о пережитых недавно страхах и, вероятно, не скоро бы расстались с пилами, если бы вдруг не услышали, как позади что-то зашумело. Все вздрогнули и оглянулись. Из глубины галереи в глаза им ударил луч света, и в то же время донеслись тяжелые мужские шаги.

Шахта эта всегда была мертва и безлюдна, со времен войны редко кто посещал ее. Кому охота без особой нужды спускаться в «волчьи» штольни, где нередко случались обвалы, где немудрено заблудиться в запутанном лабиринте галерей?

— Кто это? — прошептал Степа, цепенея от страха.

— Не знаю. Кто-то чужой, — шепотом ответил Пашка и зачем-то подхватил стоявшую на полу «летучку». — Дядя всегда ходит с лампой, а этот с фонарем.

— Тикай, ребята! — Митя потянул Степу за рубашку и спрятался за его спину.

Всем хотелось бежать. Но куда бежать, если единственный выход вел через галерею, из тьмы которой кто-то приближался? Мальчики молча и напряженно вглядывались в темноту.

Через несколько секунд у входа в штрек появился высокий, смуглый темноволосый мужчина. В одной руке он держал за дужку большой электрический фонарь, в другой — раздувшийся желтый портфель, из которого торчала какая-то деревянная палка. Он вошел быстро, уверенно, словно не раз уже бывал здесь.

— Вы что тут, ребята, поделываете? — спросил человек густым сипловатым голосом.

Из-под сросшихся черных бровей на оторопевших мальчиков уставились карие острые глаза. У Степы даже холодок пробежал по спине от его цепкого, изучающего взгляда.

— Мы так… — хрипло выдавил он из себя.

— Что — так?

— Смотрим, как камень режут.

— А чей это камень?

— Дяди Ефима. Он тут работает.

— Для колхоза, что ли?

— Для колхоза.

— А далеко ваш колхоз?

— Тут, рядом.

Пришедший задавал вопросы и осматривал комнату.

«Откуда он? Что ему нужно? Что он все выспрашивает и высматривает?» — подумал Степа, следя за быстрым взглядом гостя, и у него шевельнулось чувство безотчетной неприязни к этому человеку.

— А это тоже дядино? — Взгляд незнакомца остановился на пилах.

Он поставил на штабель фонарь, рядом с ним положил портфель и направился в угол, где были пилы.

Портфель привлек внимание Степы. То, что он принял за деревянную палку, оказалось ручкой молотка. Может быть, этот человек геолог? Ну конечно же, геолог! И как он сразу не догадался.

Но в этот момент мужчина повернулся спиной к свету, и Степа увидел белые пятна на рукаве его коричневого пиджака.

Где он так измазался мелом? И тут Степа вспомнил побеленные комнаты под береговыми штольнями, где они с Пашкой нашли нож и сигарету, и это сразу его насторожило. Нигде в других местах шахты, по словам дяди Ефима, побеленных комнат не было. Степа стал приглядываться к одежде незнакомца и вдруг заметил сзади на брюках два небольших темных пятна. Не может быть, чтобы он ошибся! Это пятна от смолы!

«Неужели это он?!» — осенила Степу внезапная догадка, и от этого сразу похолодело в груди. Он тихонько толкнул Пашку и показал на пятна.

Тот незаметно пододвинулся и поднял «летучку». Степа был прав. Округлившимися глазами Пашка посмотрел на товарищей, а потом оглянулся на притаившуюся в темноте галерею. Митя и Санька поняли это как сигнал и потихоньку начали пятиться к выходу. Но в это время мужчина поставил на место пилу, которую рассматривал, и повернулся.


Пять Колодезей

— Допотопная техника у вашего дяди, — сказал он и, вынув из кармана коробку, достал сигарету с золотым ободком на конце.

Степа и Пашка так и впились глазами в его руку и стояли, стиснув зубы и не дыша.

— Вы что тут, одни? — спросил мужчина Пашку, который был к нему ближе других.

— Мы? Да… нет… Мы тут с дядей. Он там, — показал Пашка в сторону галереи.

— Мне бы повидать его надо.

— Повидать? — переспросил Пашка, стараясь выиграть время и сообразить, как отвязаться от непрошенного гостя и поскорей улизнуть. — А вы тута обождите. Сами вы не найдете. Может, он здесь, а может, и там. — Пашка сделал неопределенный жест.

Пока Пашка привирал о дяде и выкручивался, Степа не спускал глаз с незнакомца. Во всем его облике многое совпадало с приметами того человека, о котором рассказал Мите Валька. Уж не он ли подучил Федьку Хлыста раскопать дно колодца? А что, если это шпион или диверсант!

Живых диверсантов Степа никогда еще не видел. С затаенной дрожью, подавляя страх, он разглядывал незнакомца, и теперь все в нем казалось подозрительным. И смуглая кожа, и угольная чернота волос, и сросшиеся брови, и острый, высматривающий взгляд. А мохнатый костюм, покрытый множеством узелочков, и ботинки на толстой подошве, конечно, заграничные. И даже молоток с ручкой казался теперь Степе неудачной маскировкой. «Нарочно выставил напоказ. А в портфеле небось спрятана какая-нибудь адская машина или рация». Степа опасливо покосился на пузатый портфель.

— Вы что, боитесь со мной идти? — спросил мужчина, поглядывая то на Степу, то на Пашку и словно о чем-то догадываясь.

— Да нет… зачем идти, когда дядя сам придет, — выкручивался Пашка. — Вы обождите, он, право слово, придет.

— Ну, если так, подожду, — мужчина сел на брус и вынул из кармана сверток и перочинный нож.

Увидев нож, Степа и Пашка вздрогнули и побледнели. Они могли бы чем угодно поклясться, что это тот самый нож, который они нашли в подземелье. Мальчики переглянулись и попятились к Мите и Саньке, которые уже подвинулись к выходу.

Чтобы не выдать своих намерений, все старались идти не торопясь, хотя ноги сами так и несли. Стоило неимоверных усилий не припустить во весь дух. Но когда свернули за угол, в главную галерею, мальчики помчались к выходу. Бежали молча, и только выскочив на поверхность, заговорили все сразу.

Теперь уже никто не сомневался, что незнакомец — настоящий диверсант. Это он здесь скрывался, и, наверно, он подучил Федьку Хлыста им навредить. Все были в восторге от того, как ловко им удалось провести шпиона и благополучно выскользнуть из шахты.

— Он даже и не догадывается, что мы разгадали, кто он, — хихикнул Санька, морща в улыбке острое веснушчатое лицо.

Терять время было нельзя. Пашка решил немедленно бежать за милиционером.

— Одному тебе не поверят, надо вдвоем, — возразил Степа.

Через минуту Митя и Пашка наперегонки мчались по дороге в Пять Колодезей. Пашка часто оглядывался назад, но попутных машин, как назло, не появлялось.

— Наддай, Мить, еще наддай! — торопил он, припускаясь быстрей.

Степа и Санька перебежали дорогу к пшеничному полю и залегли, где хлеб рос погуще. Они лежали на животе и сквозь сетку стеблей смотрели наружу. Здесь было тихо и воздух напоен запахами хлебного колоса и нагретой земли.

Место для наблюдений было превосходное. Видно — куда ни глянь. Наискось слева — штабель ракушечника, напротив — спуск в шахту, за ними — узкая полоса с побуревшей травой, а дальше — безбрежная синева моря, уходящая далеко к горизонту. «Обидно, что отсюда нельзя увидеть, что делается под землей», — подумал Степа. А ведь где-то тут, под дорогой, под берегом и морем, раскинулся целый подземный город с лабиринтом темных, душных улиц и переулков. И где-то глубоко, в одной из дальних штолен под морем, сидит сейчас он и ждет. А вдруг он уже не ждет, а пробирается к выходу или карабкается по стене вверх в том самом месте, где Степа чуть не провалился в штольню?

Степа представил себе, как он с ребятами и с милиционером неожиданно выскакивает из пшеницы, как они окружают диверсанта и арестовывают его, а потом, на глазах у всех жителей, ведут через село.

Воображение так увлекло Степу, что он ничего не видел и не слышал и очень испугался, когда мимо с грохотом и лязгом пронесся грузовик. Густое белое облако поднялось над дорогой и заслонило небо. «Вот бы Пашке и Митьке пристроиться с этой машиной», — подумал он, закрывая ладонями лицо и нос. Санька, глотнувший едкой солончаковой пыли, чихнул.

— Тише ты! — шикнул на него Степа. — Тоже мне разведчик. Ты ж в секрете сидишь…

— Дюже в носу свербит, — оправдывался Санька, морщась и мотая головой.

Степа покосился на товарища и заметил, что его рыжие волосы и лицо посерели от пыли, но оставался неумолим:

— А ты терпи…

Он хотел еще что-то добавить, но в это время сквозь редеющую пелену пыли заметил, как у выхода из шахты кто-то высунулся из-под земли. Когда пыль улеглась, Степа узнал таинственного незнакомца. Тот смотрел на дорогу, по всей вероятности поджидая машину. Степа плотнее прижался подбородком к земле и замер, боясь задеть стебли и шелохнуть нависшие над головой колосья. У Саньки опять нестерпимо защекотало в носу. Он закрыл руками лицо и уткнулся в горячую землю. С минуту он крепился. Но потом не выдержал и два раза громко чихнул. Незнакомец повернулся в их сторону.

— Убью! — зашипел Степа, подсовывая кулак к самому носу товарища.

Несколько минут мальчики лежали на земле, как примороженные.

Вдруг со стороны села послышался гул машины. Через несколько секунд мимо ребят с грохотом промчался грузовик и, взвизгнув тормозами, остановился недалеко от шахты. «Наверно, Пашка!» — обрадовался Степа и приподнялся на локтях. Густая белая пыль взвилась над дорогой. Он ничего не мог разглядеть. Выскочить из засады он не решился. И этот потерянный миг оказался роковым. Мотор вновь загудел. Степа поднялся и выбежал на дорогу. Но у шахты никого уже не было: грузовик скрылся в пыли.

— Стой! Стой! — крикнул Степа и, заложив пальцы в рот, пронзительно свистнул.

Но его крики и свист потонули в реве мотора и грохоте машины, мчавшейся по ухабам.

— Удрал, черт… Прошляпил! И даже номера машины не успел заметить! — Степа сорвал с головы кепку и со злостью ударил оземь.

— А что бы ты с ним сделал? — спросил подбежавший Санька.

— Я б сказал шоферу, что это шпион, и задержал бы его.

— Так бы шофер тебе и поверил! У каждого шпиона небось документы в порядке.

Степа ничего не ответил и с отчаянием посмотрел на дорогу — не покажется ли машина с Пашкой. Но дорога в село была пуста.

Грузовик с беглецом был уже далеко. Он проскочил пшеничное поле, свернул влево и, распушив пыльный хвост, мчался на юг. За высокими хлебами машину едва было видно. Еще минута-две, и она затеряется в безбрежных стенных просторах. Степа и Санька взобрались на самый высокий штабель ракушечника и приставили ладони к глазам.

От моря до самого края земли стелились хлеба, рассеченные на квадраты зелеными нитями лесных насаждений. Далеко-далеко видны серые шапки скифских курганов, за которыми в сиреневой дымке смутно проступали темные очертания гор. Машина отсюда казалась маленькой букашкой, которая то пряталась в низинах, то появлялась вновь и быстро ползла вперед, все уменьшаясь и уменьшаясь, пока не сделалась еле заметной точкой.

— Смотри, смотри! Куда это она свернула? — встревожился Степа.

— А ты и не знаешь? — удивился Санька. — То ж тракт Феодосия — Керчь. Видать, он на Феодосию и подался.

Вскоре точка подползла к самому дальнему кургану и словно нырнула за горизонт. А мальчики еще долго стояли на штабеле и смотрели туда, где желтело чуть заметное пыльное облачко, которое медленно оседало и растворялось в мерцающих волнах горячего стенного воздуха.

Подслушанный разговор

Наконец появились и Митя с Пашкой. Они выскочили из кузова проходившей мимо грузовой машины.

У Пашки на поясе болтался старый немецкий тесак и висели две пустые бутылочные гранаты; Митя был вооружен палкой с самодельной железной пикой на конце.

Им здорово не повезло. Председателя в сельсовете не оказалось, милиционер с утра уехал на станцию. Пашкин отец был на работе в степи, а старшая сестра Нюра — секретарь сельсовета, услыхав о диверсанте, так растерялась, что не знала, что предпринять. Тогда Пашка и Митя решили действовать на свой страх и риск. Вооружившись пострашней, они поспешили на попутной машине обратно.


Пять Колодезей

— Ну что, не появлялся еще? — спросил Пашка и картинно расправил у пояса тельняшку, которую он нарочно надел ради такого случая.

— «Что, что»! Удрал он, вот что! — с досадой крикнул Степа. — Вы бы еще целый день пропадали.

— Тю! А вы что смотрели? Сами не могли задержать? Слабо́?

— А ты бы уж задержал! — воскликнул возмущенный Санька. — Герой какой выискался!

— Мы б его так припугнули, — Пашка похлопал ладонью по гранатам, — что он враз бы сдался.

— Ну и трепло же ты! Ну и трепло! — вспыхнул Степа. — Тебя только за смертью посылать, а не за милиционером. А еще разведчик называется! И вырядился-то, словно на сцене в театре.

— Кто? Это я-то трепло? Я? — вскипел Пашка.

— Да бросьте вы… — вметался Митя. — Все одно ему от нас не уйти. Мы теперь знаем и приметы его, и куда он подался. Сейчас не трепаться надо, а действовать.

Слова Мити охладили спорщиков.

— Ну ладно, — примирительно сказал Пашка. — Айда в сельсовет. Нюрка позвонит в милицию, и они враз его застукают. Вон и попутная машина. — Пашка остановился у края дороги и поднял руку над головой.

Мальчики быстро домчались до села, а через полчаса, взъерошенные, раскрасневшиеся и чуть-чуть смущенные, уже выходили из помещения сельсовета, где им удалось на этот раз застать сержанта милиции Остапчука.

— Что и говорить, Остапчук прав — прошляпили, — сказал Степа и покосился на соседнее крыльцо магазина сельпо, где стояла Любаша с подругами.

В душе мальчики сознавали, что это именно так. Но в то же время им казалось, что они все-таки выполнили свой долг и сделали все возможное, чтобы задержать беглеца. Ведь даже сам Остапчук потом сказал: «Порядок. Меры будут приняты». И все же настроение у них было неважное.

Солнце повисло над морем. Обед давно прошел, и есть хотелось до тошноты. Но домой Степа не пошел. Если отец дома, он обязательно начнет спрашивать о колодце. А как ему сказать после того, что произошло? Раньше он мог забежать к Любаше, выпить стакан молока с хлебом, съесть чего-нибудь еще. Но теперь…

Степа снова покосился на крыльцо сельпо. Любаша, увидев его, начала громко разговаривать с подругами, всем своим видом давая понять, что он для нее больше не существует.

«Злится. Ну и пусть злится! — подумал Степа. — И пусть не воображает, что я буду к ней подлизываться и первый с ней заговорю». Он демонстративно повернулся спиной и пошел обедать к Пашке.

И не пожалел. Пашкина мать поставила на стол две дымящиеся миски пельменей с начинкой из мидий, слегка подперченных и приправленных маслом и лимонным соком. Таких пельменей Степа еще никогда не ел. Он глотал их, не успевая прожевывать; казалось, они сами проскакивали в горло.

Опустошив свою миску, Степа принялся за чай и теплые подрумяненные пирожки с рыбой, которые горкой лежали на блюде. Но не успел он полностью насладиться пирожками, как под окном мелькнула знакомая соломенная шляпа и послышался условный свист. Схватив по пирожку, Степа и Пашка выскочили во двор.

Да, это был день разочарований, неудач и всяких неожиданностей. И этот день еще не кончился…

Митя принес необычайную новость, которую ему только что сообщила Любаша. Оказывается, пока мальчики бродили по каменоломне, в Пять Колодезей приехал Андрей Лукич. Его маленький зеленый вездеход быстро промчался через село, свернул на пастбище и подкатил прямо к стаду. Дед Михей повел геолога к колодцу и там что-то долго ему рассказывал, разводя руками. Выслушав старика, геолог спустился в колодец и минут пять не появлялся, а когда выбрался наверх, то вытащил из портфеля какую-то карту и долго смотрел в нее. Потом он посадил деда Михея в машину и подъехал к новому коровнику. А еще немного спустя машина пронеслась через площадь и появилась за селом, на высоком горбу Черного мыса. Вездеход остановился среди камней, рядом со щелью, которая вела в подземный ход. Ребята в один голос утверждали, будто геолог спустился по веревочной лестнице в щель и уже целый час как пропадает в подземелье.

— Ох, и костили же нас с тобой за колодец! — с тяжелым предчувствием сказал Степа. — Ну и достанется же…

— Известное дело, костили, — усмехнулся Пашка. — Небось дед всех чертей свалил на наши головы.

Степе стало ясно, что новый колодец будут копать без них.

— Не бойсь! Без нас деду некуда податься, — уверял его Пашка. — Ну кто, скажи, даст ему сейчас людей? Все ж в степи на работе.

Этот довод немного успокоил Степу.

— А что, если Андрей Лукич поймает нашу воду или найдет новую? — воскликнул он. — Недаром же дедушка приглашал его сюда. Вот бы узнать, что они там задумали!

Не хотелось Степе и Пашке попадаться сейчас на глаза Андрею Лукичу и деду Михею, но любопытство превозмогло, и мальчики побежали по улице к Черному мысу Митя скоро отстал — его окликнула мать. Степа хотел подождать его.

— Скорей, Степ, а то опоздаем! — крикнул на бегу Пашка. — Митька теперь застрял надолго, он не сумеет отвертеться…

За селом неожиданно налетели на вездеход, который стоял на дороге, ведущей в Камышанку. У машины разговаривали дед Михей и Андрей Лукич. На белых парусиновых брюках геолога Степа заметил следы глины и грязи, а на поясе флягу. Все это, конечно, неспроста.

Чтобы не подумали, что они подслушивают, Степа и Пашка медленно подошли к вездеходу и притворились, будто любуются новенькими резиновыми покрышками. Но маскировка оказалась лишней. Дед Михей только однажды бросил в их сторону рассеянный взгляд и озабоченно спросил геолога:

— Так как же, Лукич, быть с колодцем-то?

— Сами понимаете, Михей Панкратыч, ни к чему теперь он, — ответил геолог, немного подумав.

— Значит, насовсем отставить? — переспросил старик.

— Конечно. Копать нет смысла. Ничего это не даст.

При этих словах Степа и Пашка переглянулись, и на их лицах отразились растерянность и смятение.

Андрей Лукич попрощался с пастухом и, поправив на поясе флягу, сел в машину. Вездеход рванулся с места.

Степа и Пашка с ожиданием глядели на деда Михея. Может, он посмотрит на них, промолвит слово, и тогда можно будет заговорить с ним? Но старик будто и не замечал их. Он щурился, мысленно чему-то улыбался. И вот так, щурясь, молча побрел к селу и даже не оглянулся. Впрочем, и так все было ясно. Ведь они своими ушами слышали — колодца копать не будут. Все рухнуло…

Молчаливые и подавленные, мальчики свернули с дороги и побрели к морю.

Море горит

Степа, звеня ведрами, перебежал площадь, свернул за колоду, где останавливались водовозы. Сегодня он в очереди первый!

Площадь безлюдна. Степь и вершины далеких курганов горят мягким розовым светом, а скалы Черного мыса посветлели и сделались сиреневыми.

Долго, не отрываясь смотрел Степа вдаль. Как все изменилось! Нет золотых разливов хлебов. Всюду ершится колючая стерня. Пастбище побурело, а воздух пропитан горькими ароматами увядших на корню прав.

Да, все изменилось вокруг, и только здесь, в селе, все по-старому. Как и прежде, нет воды; каждый день на площади выстраивается очередь с ведрами; как и раньше, ссоры и стычки с Федькой Хлыстом…

Во время уборки Степа редко бывал дома. В эти дни все, от мала до велика, пропадали в степи на жнивье. Даже ребятам и девчатам работы было по горло. Одни собирали колосья, вышагивая за комбайнами по всему нолю, другие подгребали солому у ометов, третьи помогали доставлять в степь еду и воду. Пашка, Степа, Митя и Санька с утра до вечера крутились на току, где заправлял всем Пашкин отец. Они ворошили лопатами непросохшую пшеницу, крутили веялки, насыпали зерном мешки.

Две недели, проведенные на току, пролетели как один день. Увлеченный делами, Степа почти не вспоминал о своих неудачах. Но сейчас, когда он смотрел на пастбище, на посеревший от пыли колодезный ворот, ему стало опять не по себе. Он поставил ведра и пошел через площадь к пастбищу.

«Неужели все потеряно?» — спрашивал он себя. Как ему не везет! Колодец на толоке загублен, к источнику под береговыми штольнями не подступиться. На следующий день после бегства диверсанта дядя Ефим вместе с ним и Пашкой спустился в шахту, и тогда же оказалось, что все проходы к источнику наглухо засыпаны недавним обвалом. И, наконец, последняя надежда на колодец возле коровника тоже рухнула. Дед Михей решил его не копать. Впрочем… дед им не указ. Все зависит от него самого, от Пашки, от Мити и Саньки. Вот захотят они — и откопают!

Степа шел, стараясь не задевать цепких кустов колючек. Из-под ног его, точно брызги, летели во все стороны голенастые кобылки — саранча, очень похожая на кузнечиков.

У колодца Степа присел на корточки и долго, не отрываясь смотрел вниз. В одной из стен, чуть повыше того места, где было раньше дно, сочилась вода. Тоненькой струйкой она стекала вниз и, достигнув песчаного дна, исчезала, как в решете.

«А отец был прав, — подумал Степа. — Он же говорил, что вода никуда не уйдет. Вот она, эта вода! Хоть и глубоко, но все же она здесь, под землей. А откуда она пришла?» Степа огляделся. От колодца к коровнику через все пастбище и еще дальше, к подножию Черного мыса, тянулась еле заметная низинка. Неужели оттуда? Вот бы перехватить воду там! Степа пожалел, что Пашка и Митя ушли в Камышанку, а то бы он уговорил их сейчас же начать откапывать колодец возле коровника.

До обеда Степа не знал, куда себя девать. Он крутился то на берегу, то во дворе, то забегал к Пашке и Мите, но те все еще не появлялись. Тогда он взял сачок, кухонный нож и отправился за мидиями. Надо же когда-нибудь найти новые жемчужины для школы. Да и Любаше он обещал набрать жемчужин на бусы.

Уже больше двух недель они не разговаривали друг с другом. Степа хотел и ждал примирения. Он мечтал об этой минуте и даже готовился к ней, сочиняя про себя разговор с Любашей и целые сцены примирения. Сначала он притворялся, будто не хочет мириться, но под конец великодушно прощал ей все, дарил целую пригоршню жемчужин и они, счастливые, бежали к морю. Иногда их примирение даже заканчивалось поцелуем.

Степа заметил, что Любаша, чтобы досадить ему, все время крутится возле деда Михея, о чем-то с ним шушукается, словно у них какие-то свои секреты. И дед Михей благоволит к ней, а Степу и Пашку совсем теперь не замечает.

Когда Степа подошел к Любашиному двору, ему почудилось, будто что-то синее мелькнуло на крыльце и в тот же миг скрылось за дверью. «Она!» — подумал Степа, и сердце его забилось часто и гулко. Но, поравнявшись с домом, он принял скучающий вид и прошел мимо. Он был уверен, что Любаша стоит за дверью и в щелку подглядывает за ним.

За селом пологий и песчаный берег круто поворачивал влево и, по мере приближения к Черному мысу, становился все выше, обрывистей и каменистей. У берега из воды торчали обломки скал и большие гранитные камни, обросшие мохом и лиловыми водорослями.

Сперва Степа хотел пойти дальше, в «Бухту спасения», но, вспомнив, как мало он в первый раз нашел там мидий, решил остаться и попытать счастья здесь. Тем более, что волна сейчас небольшая: нырять и шарить по камням не опасно. Найдя на берегу песчаный островок, Степа разделся и залез по пояс в воду.

Место оказалось весьма удачным, мидии попадались, целыми семьями, и уже через час у него было около сотни ракушек. Степа сильно продрог. Он натянул на себя одежду, пристроился на солнцепеке под скалой и, вооружившись кухонным ножом, принялся расщеплять створки раковин.

Занятие это его захватывало. «Повезет или не повезет?» — спрашивал он себя, раскрывая раковину, и, нащупав в створке белый шарик, вскрикивал от восторга и прятал находку в маленький кошелек. Но это случалось не часто.

Степа увлекся и ничего не замечал вокруг. И когда за его спиной вдруг кто-то кашлянул, он вздрогнул и вскочил на ноги.

Перед ним стояла Любаша.

Он хотел что-то сказать, силился припомнить хотя бы одну из многих заранее подготовленных фраз, но, как назло, все они вдруг испарились из головы.

— Это ты?.. — растерянно произнес он.

— Я… А я шла к мысу и совсем не думала, что здесь кто-то есть, — сказала Любаша и покраснела.

Это сказано было тоном, в котором явственно звучало: «Пожалуйста, не воображай, что тебя искала, очень-то ты мне нужен». И это Степу задело.

— Ну и пусть! — грозно произнес он. — И иди себе!


Пять Колодезей

Любаша поняла, что если она не пойдет на уступки, последует новая вспышка, и тогда уже все пропало. Ей не хотелось этого.

— Ой, Степа! Если бы ты только знал, что я сейчас хочу тебе сказать, ты бы сразу со мной помирился! — воскликнула она.

— Говори.

— А ты никому об этом не скажешь? Это такая тайна, такая тайна!.. Побожись.

— Скажешь — «побожись»! А еще пионерка.

— Ну, дай тогда самое, самое честное слово.

— Вот тебе, держи! — Степа размашисто подал ей руку. — Говори теперь, не бойся.

— А ты не разболтаешь?

Такое недоверие задело Степу.

— Я ж не такая трещотка, как ты! — выпалил он и тут же пожалел.

— Я — трещотка?! Так я теперь тебе и сказала. Жди! — Любаша отступила на шаг и, презрительно скривив губы, усмехнулась. — Жди!

— Ах, ты так? — в свою очередь, вспыхнул Степа. — Ну, и не надо. Обманщица ты, сорока — вот ты кто!..

Степа чувствовал, что хватил через край, но в запальчивости всегда был резок и упрям. Он схватил подвернувшийся под руку камень и так стукнул им по большой ржавой ракушке, что та с треском разлетелась на части.

Любаша поняла — все пропало. Он ни за что теперь не признает своей вины. Ох, и упрям же! У, какой противный! Как она ненавидела его в эту минуту! Любаша круто повернулась и побежала к селу.

Степа мрачно поглядел ей вслед и принялся осматривать разбитую ракушку. К удивлению своему, он обнаружил в ней сразу две жемчужины, одну со спичечную, а другую с булавочную головку. Но теперь эта находка не вызвала в нем прежнего восторга. Все, что он делал здесь, вдруг как-то потускнело, утратило заманчивую прелесть и казалось теперь совсем, совсем ненужным. Он равнодушно положил жемчужины в кошелек, а оставшиеся мидии побросал в море.

Лениво и нехотя брел Степа к селу. Изредка он останавливался и рассеянно глядел, как другие ребята ныряли и шумно плескались в воде, или подолгу не спускал глаз с рыбацкой фелюги, которая неподвижно замерла вдали. Иногда ему казалось, что в море мелькают полоски: то красная, то розовая, то темно-багровая. Что это? Он пристально всматривался, но ничего не мог разглядеть. Когда он вошел в село, из переулка прямо на него выскочили красные, распаренные беготней Фомка и Семка.

— Сте-еп! Степа-а! — кричали они, перебивая друг друга. — Иди скорей на толоку, к колодцу… Машина приехала с трубами… и народу…

Ничего от них толком не узнав, Степа помчался к пастбищу. Там вокруг грузовой машины толпились ребятишки, глазея на рабочих в синих спецовках, которые сгружали на землю железные трубы и штанги. Возле колодца Степа увидел Андрея Лукича, деда Михея и своего отца. Геолог то водил пальцем по карте, то показывал отцу на Черный мыс и низинку, тянувшуюся от мыса через пастбище к колодцу. Из-за его плеча выглядывали мальчишки.

— Ура! Наша взяла! — крикнул Пашка Степе.

— Что здесь такое? — спросил тот, сгорая от любопытства.

— А ты не видишь? — Пашка указал на трубы. — Скважину будут бить.

— Скважину? Неужели правда?!

Степа недоверчиво глядел на друга.

— Подлец буду, если вру, — заверил его Пашка. — Хоть кого спроси.

К мальчикам, пританцовывая, подскочила Любаша.

— А я раньше знала, а я раньше знала! — твердила она нараспев, лукаво поглядывая на Степу. — И еще я что-то знаю, и еще я что-то знаю!

— Ничего-то ты не знаешь, — в тон ей подтянул Пашка.

— А вот и знаю! И побольше твоего. Знаю даже, что Андрей Лукич воду нашел.

— Подумаешь, новость! Вот с такой бородой! — Митя раскинул руки. — Все слышали, как он про это сказывал.

— Где? Какую он воду нашел? — чуть не подпрыгнул Степа.

Они, оказывается, все уже знали, только он один ни о чем понятия не имел. Степа поймал на себе насмешливый взгляд Любаши и с досадой отвернулся.

— Андрей Лукич еще в тот раз наткнулся на воду в подземном ходу, — сказал Пашка. — Помнишь, у него на поясе болталась фляга! Так он ее тогда водой налил и угощал деда Михея. И тогда же решил не копать колодца здесь, а скважину бить.

— А почему здесь?

— Вода-то от мыса идет сюда, а тут, в низинке, до нее ближе, чем там, на горе, на целых двадцать метров, — пояснил Митя. — И потом там скалы, а здесь грунт мягкий.

Пашка и Митя выложили все, что слышали от геолога.

— А я еще что-то знаю! — Любаша подпрыгнула несколько раз на одной ножке. — Вот увидите: сейчас другая машина придет.

Митя и Пашка повернулись к ней. А Степа даже не взглянул и притворился, будто ничего не слышал.

— Сейчас придет машина и привезет насос откачивать воду! — одним духом выпалила Любаша и торжествующе посмотрела на Степу.

Мальчики молчали.

— Ладно, посмотрим, — вымолвил наконец Пашка. — Идем, Степ, я покажу, что там привезли.

Он протиснулся к машине и, напустив на себя как можно больше важности, стал объяснять, для чего служат трубы и шланги, когда применяются сверло и долото, поражая ребят своими знаниями и вызывая всеобщую зависть.

— Гляди, гляди, какие тут у вас знатоки! — раздался позади голос геолога.

Пашка от неожиданности поперхнулся и замолк. Мальчики расступились, пропуская геолога, Николая Ивановича и деда Михея.

— Не иначе, как перед нами сам изыскатель? — улыбнулся геолог.

— Это Пашка-то? — Дед Михей взглянул с добродушной прищуркой на Пашку, потом на Степу и, как это бывало прежде, в дни их дружбы, подмигнул им. — А как же! Он и Степан тут первые заправилы. Это все они. Кабы не они, ничего бы и не было…

Степа понял, что дед Михей больше не сердится, но опасался, что он вспомнит о колодце и выставит их на посмешище.

— Значит, это вы тут отрыли колодец и сами же дно раскопали? — спросил геолог, точно подслушав его тайные мысли.

Степа вздрогнул.

— Я… Мы, — ответил он и окончательно смутился, почувствовав на себе взгляды геолога, отца и ребят. «Засмеют», — подумал он и готов был провалиться сквозь землю.

— Чего это вы вдруг заскучали? А? — Геолог широко улыбнулся и понимающе, с веселой смешинкой посмотрел на Степу и Пашку. — Вы же воду нашли и доказали, что она тут есть. И поправки внесли вот сюда, — он постучал пальцами по карте. — Значит, вы и есть настоящие открыватели. Радоваться, гордиться надо! А вы что? А ну, носы выше!

Ребята зашумели, послышался смех.

— И за колодец вам спасибо! — продолжал Андрей Лукич. — Труд ваш на пользу пошел. Отличный котлован вы для нас вырыли. А что вода убежала — не беда. Скоро вы получите ее вдоволь.

Неужели все это правда?! Степа про себя повторял слова геолога, и сердце его наполнялось гордостью и торжеством. Почувствовав на себе чей-то взгляд, он повернулся и встретился с большими темными глазами Любаши. И опять она смотрела на него каким-то странным, восторженно-сияющим взглядом, как и в тот раз под байдой, когда он подарил ей жемчужины. И что-то в этом взгляде было такое горячее и волнующее, что Степа вдруг понял, что он больше не может сердиться на нее.

За шумом и гвалтом, никто не услышал гула машины, которая затормозила неподалеку от колодца. Любаша первая увидела ее.

— С канала, с канала приехали! — воскликнула она.

— Молодец! Вовремя приехал, — улыбнулся геолог и пошел к машине.

Ребятишки оравой хлынули к грузовику. Из кабины вышел черноволосый мужчина в коричневом костюме. Увидев его, мальчики замерли на месте.

— Это же он! — изумленно и испуганно пролепетал Митя.

У Степы тоже не было сомнения. Перед ними стоял не кто иной, как загадочный посетитель шахты.

— Ну и гад, смотри, куда пробрался, — возмущенно пробурчал Пашка.

— Ничего, ребята! Мы его сейчас разоблачим, — с таинственным видом прошептал Степа. — Бежим со мной.

Он припустился к колодцу, ребята за ним.

— Пап! Пап! — звал Степа отца, задыхаясь от волнения. — Ты знаешь, кто это приехал? Знаешь?

— Знаю.

— Это ж он в шахте был. Он в штольне ночевал…

— Знаю.

— Ну, и что ж теперь? Его арестуют? — Степа впился глазами в отца.

— За что? — Николай Иванович удивленно вскинул брови.

— Как за что? Это ж он там скрывался.

— Он…

— Ну конечно же, он! — перебил Степа. — Спроси хоть Пашку, Саньку и Митю. Мы там вместе были.

— Постой, постой! — прервал его Николай Иванович. — Ну, был он в шахте, заблудился и ночевал, так что из этого? Он там залежи ракушечника для строек канала искал.

— Для канала? — Степа растерянно глядел то на отца, то на товарищей.

— Ну да, для канала! Это ж наш шеф, изыскатель, геолог Назарьян. Их партия взялась помочь нам пробурить глубокую скважину. Видишь? — Николай Иванович указал на мотор, трубы и буровые инструменты, сгруженные с машин. — Все это Андрей Лукич получил от них, от наших шефов.

— А мы думали, что он диверсант…

— Так это вы за ним, значит, гонялись? — Николай Иванович засмеялся. — Сказать Назарьяну, вот потеха будет!

— Ой, не надо! Пожалуйста, не говори! Никому не говори! — взмолился Степа, представив себе, как будет издеваться над ним Любаша, если узнает об этом. — Мы лучше ему потом сами все скажем.

— Не надо, — попросил и Пашка. — А то еще обидится и скважину бить не станет.

— Ну хорошо, не скажу, — успокоил Николай Иванович. — Пусть это будет нашим секретом.

Назарьян осмотрел колодец, вместе с Андреем Лукичом определил место закладки скважины и уехал.

Николай Иванович тоже ушел.

Ребята же весь остаток дня прокрутились подле дяди Андрея (так геолог велел себя звать), который с двумя рабочими ставил треногу и приспосабливал лебедку, а потом начал разбивать брезентовую палатку.

Все, что теперь делалось тут, было для Степы необычайным и привлекательным. Теперь на трассу канала можно и не спешить.

Дядя Андрей уверял, что их скважина будет точь-в-точь такая же, как на канале. И даже пробы грунта они будут брать.

Вообще дядя Андрей — настоящий парень. Сразу видно — свой брат, изыскатель! Не важничает, не задается. Он не то, что дедушка Михей, он сразу согласился составить несколько бригад бурильщиков из самых здоровых и сильных мальчишек, которые будут помогать рабочим. Он, Степа, успел уже записать добровольцев. А завтра утром… Завтра он вместе с Пашкой, Митей и Санькой станет крутить под треногой поворотный хомут, брать пробы грунта, укладывать их в специальный ящик с клеточками на дне и вести записи в журнале. А уж потом, когда в артезианской скважине забулькает вода, они с дядей Андреем займутся составлением продольного геологического разреза места, где проходит водоносный слой. Правда, Степа еще смутно представлял себе, в чем будет состоять его роль и роль его друзей, но он был уверен, что дяде Андрею без их помощи не обойтись.

Солнце уже опустилось в море, и Черный мыс на фоне багряной зари сделался темно-лиловым, когда наконец кончились все приготовления и геолог собрался в село. Окруженный ватагой ребят, он подходил к Степиному дому, как вдруг навстречу со двора выскочила запыхавшаяся Любаша.

— Ой, дядечка Андрей! Мальчики! Скорей, скорей идите на берег — Николай Иванович зовет! — выкрикнула она. — Идите смотреть, как море горит! Ой, как интересно!

Степа никогда еще в жизни не видел горящего моря и первым бросился за ней через двор. Ему очень хотелось бежать рядом с Любашей, но, как назло, между ними затесался Пашка, а перескочить на ее сторону казалось неудобным. Миновав разрушенный сарай, они с разбегу чуть не налетели на Николая Ивановича и стоявшего с ним старого рыбака. И тут, в сумятице, Степа увидел рядом с собой не Пашку, а Любашу. Они вместе подбежали к воде и вскрикнули от изумления.

Вся бухта светилась каким-то волшебным голубоватым светом. Казалось, будто из глубины, с морского дна, излучалось на поверхность спокойное и ровное голубое свечение. Неподалеку плыла рыбацкая байда. И Степе чудилось, будто она скользит по горящей воде — так четко вырисовывался ее смоляно-черный силуэт. Но тени от лодки не было. Свет лился со всех сторон, и вода, если приглядеться, сверкала, как добела раскаленные железные опилки.

— Смотрите, смотрите, какое чудо! — Любаша восторженно захлопала в ладоши.

И Степа увидел, как внутри жидкого холодного пламени, которое плескалось у их ног, мелькнуло, извиваясь, длинное гибкое тело иглоносого саргана, все облитое каким-то феерическим молочно-голубым сиянием. Затем в нескольких шагах от них серебряной торпедой стремительно пронеслась кефаль, за ней другая, третья.

— Вот она, пришла к нам горючая вода, — пробасил сзади рыбак. — А днем она вся красная от инфузорий.

Только теперь Степа сообразил, что те розовые и красные полосы, которые он видел днем на море, ему не померещились. То приближалась, гонимая ветром от Сиваша, «горючая вода», которая наполнила сейчас всю бухту своим таинственным сиянием.

Степа как зачарованный смотрел на светящееся море на угасавшую рубиновую полоску заката, и в душе у него все ликовало и пело. Но он и сам не мог бы объяснить почему. Потому ли, что море такое необыкновенное, сказочное, потому ли, что рядом с ним была Любаша и он чувствовал в этот миг легкое прикосновение ее руки, или он вспомнил о своей мечте и о том волнующем, что будет завтра.

А завтра будет новый радостный день…


Пять Колодезей

Крым — Москва

1954–1956

Примечания

1

Рапа́ — густой соляной раствор в водоемах на соляных промыслах.


home | my bookshelf | | Пять Колодезей |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу