Book: Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни



Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни
Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Юрий Воищев, Альберт Иванов

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова извлеченные из его собственного дневника

В одном городе в большом доме живет мальчик. Он учится всего-навсего в четвертом классе, но уже сделал несколько замечательных открытий.

Открытие № 1

Несостоявшееся сражение

Мишка живет этажом ниже меня. Раньше я не обращал внимания на этого рыжего мальчишку. Он мне не нравился. Ходит всегда с книгами и задается: смотрите, мол, какой я начитанный! Он мне не нравился еще и потому, что мои родители всегда ставили его мне в пример. Он и культурный, и вежливый, а все оттого, что книжки читает.

Как-то вечером я сидел с ребятами из нашего дома во дворе на бревнах. Мы переиграли во всевозможные игры и собирались разойтись. И тут подошел Мишка и давай рассказывать всякие интересные истории про пиратов, про мальчишек-разведчиков, про космические путешествия.

Мне стало очень обидно, что какой-то рыжий, конопатый Мишка знает больше меня. Я поднялся с бревен, но молча уйти не мог и сказал:

— Рыжий, рыжий, конопатый,

Убил дедушку лопатой…

Мишка спокойно повернулся ко мне:

— То, что я рыжий, — это еще пустяки, а вот что ты темный дурак…

— На меня намекаешь, — обиделся я и сжал кулаки.

Мишка поднялся. Ростом он меньше меня. Я решил его напугать и толкнул плечом. Он — меня. Ребята окружили нас.

— Сейчас темно, — нагло заявил Мишка, — и я боюсь тебя искалечить.

— Ага, испугался! — торжествовал я. — Только подойди, я тебе так дам, своих не узнаешь!

— Вы лучше поборитесь, — предложил кто-то из толпы. — А подраться вы и завтра успеете.

Мы сцепились. Мишка сделал мне подножку, и я рухнул, увлекая его за собой. Он очутился на мне, и ребята подняли его правую руку, как на боксерских состязаниях. Ох, как я разозлился!

— Это же нечестно! — доказывал я каждому из ребят в отдельности. — Запрещенный прием! Давай по новой!

Но мне пришлось уйти ни с чем, потому что все спешили по домам.

В эту ночь я долго не мог заснуть и все строил планы мести. Я решил во что бы то ни стало одержать над Мишкой победу, и тогда ребята перестанут его уважать.

Утром я поднялся рано. Сел на лавочку и стал ждать Мишку. Долго я ждал. Мишка не появлялся. Я ушел завтракать. Но и после завтрака его не было. Тогда я решил, что Мишка струсил. До самого обеда я гордо разгуливал по двору, важно поглядывая на ребят: струсил, мол, ваш Мишка!

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Только я решил идти обедать и побольше набраться сил, как подошли известные всему двору «мелкие хулиганы» Ленька и Петька. «Мелкими хулиганами» их окрестил дворник, после того как они летом, в прошлом году, утащили у него вместе с брандспойтом двадцатиметровый резиновый шланг. И ему целый день пришлось поливать двор из лейки. И хотя оказалось, что шланг они утащили для настоящего дела — нужно было полить пришкольный участок — и вечером вернули, прозвище все равно закрепилось за ними.

Увидев меня, Ленька и Петька насмешливо спросили:

— Что, струсил?

— Да вы что?! — оторопел я. — Целый день его жду, а он не выходит. Значит, боится…

— Он с самого утра на речке загорает. Книжечками обложился. Читает!

«Наверное, он за мной следил, — подумал я, — и, когда я ходил завтракать, убежал на речку».

— Идемте со мной, — позвал я ребят, — не пожалеете.

— Кого бить будем? — сосредоточенно спросил шестилетний задира Вовка, который всегда появлялся неизвестно откуда и неизвестно куда исчезал.

Я ему не ответил.

Со мной отправилось человек десять. Сели в трамвай. Силы словно вливались в меня от замечаний «судей».

— Он ему покажет…

— Он его разрисует…

— У Мишки книг много. Зашвыряет.

— Ничего подобного, всего одна. Толстущая. Оглушить можно. Но Лешка парень крепкий.

Мишка валялся на песке и читал книгу. Ребята остановились поодаль, чтобы не мешать, а я подошел к нему.

Ни с того ни с сего задираться на Мишку было неудобно. Я начал искать предлог.

— Читаешь? — угрюмо спросил я.

Мишка повернул ко мне сияющее лицо.

— Ага. Ух, как здорово! «Три мушкетера», сочинение Дюма-отца.

— Я только сына читаю, — съязвил я и лег рядом.

Мишка поверил:

— «Дама с камелиями»?

— Ага, — растерялся я. Вот уж не подозревал, что на свете есть целых два Дюма: отец и сын!

— Здорово! — с уважением сказал Мишка. — А я эту книгу до сих пор достать не могу. На нее в библиотеке знаешь какая очередь!

Я лежал и злился на Мишку: почему он такой приветливый? Ясное дело, повалил меня вчера, а теперь все на нет сводит. Для приличия я прочел одну строчку. Потом — другую, третью… И поехало…

Когда я оторвался от книги, уже вечерело. Никого на пляже не было. Мы с Мишкой дошли до 340-й страницы, и вообще я забыл, зачем сюда пришел.

Мы возвращались домой и горячо ругали кардинала Ришелье и его коварных гвардейцев. И только во дворе, когда ребята закричали на меня: «Трус! Трус!» — я вспомнил, что собирался Мишку поколотить. Мы с Мишкой только засмеялись: зря они надрываются!

Я взял книгу домой (Мишка уступил ее на ночь!) и с тех пор… Я записан во все библиотеки города… Ну, не во все… Ну, во многие. Не это важно.

Теперь мне родители все время твердят:

— Все читаешь, читаешь… Иди погуляй.

Открытие № 2

Как мы добывали каучук

Папа все время воевал с мамой из-за фикуса.

— Мещанство, — убеждал он ее. — Ну ладно, ладно… фикус нам подарила твоя тетка, но это еще не основание для того, чтобы держать его в квартире. А если нам подарят гипсовых кошек и настенные клеенки с лебедями — что тогда?

А мне фикус нравился. А почему — не знаю. Но вскоре я догадался, в чем дело. Я словно чувствовал, что он мне пригодится. Начну по порядку.

Я лежал на диване. Мама, папа, бабушка, сестренка Танька ушли в кино, а я остался дома, потому что никак не мог оторваться от книги «Занимательная химия».

Ко мне пришел Мишка.

— И зачем ты всякую ерунду читаешь? — сказал он.

— Ерунду?! А знаешь, что я придумал? Мы можем добывать каучук по моему способу.

Мишка сказал, что добыть каучук — это действительно интересно.

— Только где и как мы его добывать-то будем?

— Этот вопрос уже решен.

И я раскрыл ему глаза:

— Видишь фикус? Вылитый кок-сагыз. Не веришь? Посмотри рисунок в книжке — ни за что не отличишь! Так вот, по-моему, в листьях фикуса тоже есть каучук. Если его оттуда вытопить — ух!

— А зачем нам с тобой каучук?

Я огорчился:

— Эх, ты! Разве не интересно самому добыть настоящий каучук? Весь дом о нас заговорит!

Я вытащил из холодильника кастрюлю со вчерашним борщом. Вылил борщ в таз, вымыл кастрюлю и сказал:

— Начнем!

Взял ножницы и подошел к фикусу.

— Может, не надо? — осторожно сказал Мишка. — Влетит.

Но я его убедил:

— Все давно обдумано. Во-первых, мы сделаем важное научное открытие, за которое можно пострадать. Во-вторых, папе он не нравится… Отбросим колебания…

Говоря это, я скорее убеждал самого себя, чем Мишку. И, видимо, убедил.

Ножницы щелкнули, и первый лист шлепнулся на пол.

— Режь через один, чтобы не так заметно, — посоветовал Мишка.

Но я увлекся. Скоро от фикуса остался голый ствол, похожий на металлическую елочку. Я посмотрел на него и ужаснулся, но виду не подал:

— Ничего, вырастут.

Мы принялись за дело. Налили в кастрюлю немного воды и стали укладывать листья. Все сырье в нее не вошло. Ничего, опыты только начинаются!

Я зажег газ и поставил кастрюлю. Мы уселись возле плиты и стали ждать, когда вода выкипит и появится каучук. Сначала все шло хорошо. Но потом пополз такой чад, что мы не выдержали и перебрались в комнату. Потом повалил густой дым. Мишка посоветовал подбросить свежих листьев. Мы открыли дверь на кухню и чуть не задохнулись — все плыло, как в тумане. Пришлось открыть дверь в коридор, а потом на лестницу. Мы обвязали лица мокрыми полотенцами, мужественно проникли на кухню и стали подбрасывать свежие листья в кастрюлю.

Вдруг на лестнице кто-то закричал:

— Пожар, горим!

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Загромыхали двери, послышался топот, и к нам ввалилось человек двадцать соседей. И как они уместились?

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Кто-то впопыхах вылил на меня ведро воды. Второе ведро вылили на плиту. Дыму стало еще больше. Все кашляли и метались из стороны в сторону. Тогда я сложил лист фикуса рупором и затрубил:

— Граждане, не волнуйтесь! Здесь нет никакого пожара. Вы присутствовали при великом открытии.

Какая-то женщина закричала:

— Спасайте детей!

…Правда, каучука мы не добыли, но как я и предполагал, после этого случая о нас заговорил весь дом. Успех был ошеломляющий. Мишке два месяца не давали денег на кино.

А мне повезло. Мама, глядя на голый фикус, печально сказала:

— Чему быть, того не миновать.

Бабушка стала прятать от меня все огнеопасное: бензин, спички и даже перец.

А папа, когда никого не было дома, подбросил меня под самый потолок, как маленького, и доверительно сказал:

— Наконец-то мы от него избавились. Что бы мы делали, если бы не твое открытие?

А потом вдруг разволновался и долго ругал меня за то, что я чуть не наделал пожара. Вот и пойми их, взрослых!

Но хоть с фикусом у нас ничего не вышло, еще не все потеряно. Говорят, на свете столько растений, что не сосчитаешь. Наверняка в соке какого-либо из них есть что-нибудь полезное.

Открытие № 3

Старухины цветы

В нашем доме живет старушка. На первом этаже. Она совсем одинокая. К ней никто никогда не ходит. Все соседи относятся к этой старушке очень хорошо: зазывают на телевизор, приглашают в гости, даже билеты в кино покупают. А под своим окном она посадила цветы — видимо-невидимо! И все время ухаживает за ними. И никто, даже управдом, даже дворник, ей ни слова не говорит, а наоборот — сами приходят помогать.

Зато ребята — все до одного — раньше терпеть не могли эту самую старуху и прозвали ее Ведьмой. Она и в самом деле похожа на ведьму из сказки: маленькая, сгорбленная, с палкой. Когда старуха выходила из дому, мальчишки орали:

— Баба-яга! Баба-яга!

Я никогда не дразнил старуху. Почему-то мне ее было жалко. А мальчишки надо мной дико смеялись:

— Нашел кого жалеть?! Ягу вреднющую…

А не любили мальчишки эту старуху из-за цветов. Двор у нас маленький, и без того тесно. Только мы начнем мяч гонять, появляется старуха и давай:

— Ах вы пострелы! Что, вам делать нечего, как футбол гонять?! Вот пойду к вашим родителям, тогда узнаете…

Однажды мяч попал в цветы. Старуха схватила его и унесла.

— Отдайте мяч! — долго кричали мы хором.

Но тут появился дворник дядя Вася, и мы разошлись по домам.

Мяч был мой. Отцовский подарок. Я страшно разозлился на старуху.

Целый день я думал, как бы ей отомстить. И придумал. Вечером, когда ко мне зашел Мишка, я стал его уговаривать:

— Мишк, а Мишк, давай у Ведьмы цветы подергаем…

Мишка посмотрел на меня как на дурака и сказал:

— За такие штуки детей бьют.

Я возмутился:

— Тоже мне взрослый! Она ж у меня мяч отняла…

— Ну, я пошел, — сказал Мишка. — У меня дел уйма.

— Значит, отказываешься?

Мишка ничего не ответил и ушел. «А Мишка все-таки трус, — подумал я. — Испугался… Детей, мол, бьют… Это, может, его бьют, а меня и пальцем никто не трогает…»

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Я сидел на подоконнике и все думал и думал. Честно говоря, мне и самому моя затея почему-то разонравилась. Но ведь я же не трус. Решено — значит, сделано! Да и Мишка небось завтра обязательно посмеется: а цветочки-то на месте! И будет всем рассказывать, как я звал его с собой, а потом сам испугался… Нет, будь что будет, а Ведьме я отомщу! Развела тут всякие газоны… Шагнуть некуда. Да еще мяч забирает!

За окном совсем стемнело. Зажглись фонари, а я все сидел на подоконнике и никак не решался сдвинуться с места. Я представил, какой поднимется шум во дворе, когда соседи узнают о случившемся. А вдруг догадаются, что это я сделал?! Внутри у меня похолодело. Небось сразу милицию вызовут. Да еще со служебной собакой. Дадут ей цветок понюхать: ищи, мол, Рекс, ищи. А Рекс как нюхнёт, так сразу меня и почует, потому что все эти собаки очень способные и даже шпионов ловят…

«Пора, — сказал я себе… и не сдвинулся с места. — Нет, подожду еще немного… Пусть совсем стемнеет…»

Несколько раз я вставал и опять садился. Наконец я решился.

Я прокрался в палисадник, оборвал цветы и разбросал их по двору. А потом мне стало страшно, и я побежал к своему подъезду. И все оглядывался: нет ли кого? Но двор был пустой, темный и молчаливый. И никто за мной не гнался.

Всю ночь я проворочался с боку на бок. Не спалось. А когда я заснул, приснилась старуха. Она была в черном платье и говорила отцу:

— Ваш сын — хулиган. Его надо отправить в милицию.

Голос ее звучал слабо и глухо, как из-за стены.

За завтраком мать сказала:

— Хулиганы какие-то порвали цветы у Марии Васильевны… Да, вот твой мяч. Бабушка отдала. Ты его вчера во дворе забыл.

Мне почему-то стало жарко. Я долго не выходил из дому. А когда вышел, увидел старуху. Она возилась с цветами. Старуха посмотрела на меня, и я пробормотал:

— Здрасте…

— Здравствуй, Леша, — ответила она.

Я стоял и не мог сдвинуться с места. Стоял и смотрел на старуху. И она вдруг заговорила:

— Какой-то нехороший человек цветы у меня порвал. Да ведь хоть бы на пользу, а то так — баловство одно… А я-то цветы люблю…

Я подошел к ней и потянул за рукав:

— Бабушка, мы тебе таких цветов насадим! Нет, я сам посажу. Самых красивых!

И посадил. Очень красивые цветы выросли. Замечательные цветы!

С тех пор мы перестали дразнить старуху Ягой и Ведьмой.



Открытие № 4

Пусть всегда будет солнце!

Я люблю ловить рыбу. Страсть у меня такая. Часами могу с удочкой сидеть. Днями и ночами.

Но с ночевкой меня родители не отпускают. А днем, сами знаете, какая ловля. Моторки друг за дружкой, как на параде, идут — и нет им конца. Река бурлит, словно из берегов выйти хочет. А рыба разбегается по всяким там ямам да омутам. И спит. Да что говорить, каждому известно, что приличная рыба клюет только по утрам и вечерам. Или ночью.

Но однажды нам с Мишкой крупно повезло. У меня всегда так: если уж повезет, так повезет!

К Мишке приехал дядька с далекого севера. С Чукотки. Отдыхать приехал. Рыбак он, на рыболовецком судне плавает. И через неделю он устал от домашней жизни.

— Разве это отдых, ребята? — пожаловался он как-то нам. — Ешь, на боку валяйся да по кинотеатрам ходи…

Мы с Мишкой сочувственно закивали.

— Сейчас бы с ружьишком да в лес, — печалился дядя Сева. — Или с удочками куда-нибудь в заливчик.

Тут мы с Мишкой уставились друг на друга. Нам в голову пришла одна и та же мысль.

— Дядь, — нарочито равнодушно сказал Мишка, — может, нам на Дон махнуть? У меня две удочки есть.

— А донки сделать можно, — поддержал я.

Дядя Сева задумчиво посмотрел на нас:

— На Дон?

— Ага. Только там для тебя какая ловля, — Мишка развалился на лавочке. — Ты привык тоннами вылавливать на севере. А наши двухкилограммовые лещи для тебя так…

— Мелочь пузатая, — презрительно заметил я.

— Двухкилог… — сказал дядя Сева и осекся. — Ты что разлегся? — внезапно закричал он на Мишку. — Иди собирайся, время уходит.

И дядя Сева сорвался с места и побежал домой.

Не прошло и часа, как мы уже тряслись в последнем автобусе, который уходил в Семилуки.

В автобусе было полным-полно рыбаков. Дядя Сева развил бурную деятельность. За несколько Мишкиных кованых крючков выменял у какого-то бородача консервную банку, набитую навозными червями. Выспросил про все самые лучшие, «клевые» места и только потом немного успокоился.

А рыбаки донимали шофера вопросами: когда же, наконец, доедем? Шофер не успевал отвечать. Вертел головой как заводной, и машина вихляла по дороге, приводя в ужас водителей встречных «мазов». Наш автобус мчался, как на автомобильных гонках, пыль столбом!

И вот мы уже идем вдоль реки. Одуванчики бьют своими головками по ногам и разбегаются сотнями крохотных серебристых парашютиков. Вечерняя зорька в полном разгаре. Река застыла длинной сверкающей лентой, и кажется, что это огромное озеро. И нет никакого течения, а брось листок — и увидишь, как он быстро заскользит вдаль. Он будет плыть день, два, сотни дней и приплывет в море. Если только не утонет или его не слопает глупый прожорливый карась.

Мы остановились у небольшого заливчика, в который впадал ручей, шевеля листья кувшинок. Место нам очень понравилось. Тем более что на берегу стоял высоченный стог и беспокоиться о ночлеге не приходилось.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

У Мишки дрожали руки, когда он начал разматывать леску. А дядя Сева развалился на сене и сказал:

— Ну что, поужинаем, орлы?

Какое там поужинаем. Нам было не до ужина. Мы впервые в жизни дорвались до настоящей рыбалки. Каждая минута дорога. Мишкин поплавок скрылся под водой. Раз — и в руках у Мишки бьется пескарь, чуть побольше мизинца. Два — и я поймал пескаря.

Еще один. Другой. Третий!

Не прошло и пяти минут, как мы наловили вдвоем не меньше тридцати пескарей.

— Здорово клюет! — сиял Мишка.

— Вовсю! — соглашался я.

Поглядев на наших пескарей, дядя Сева расстроился, отбросил в сторону недоеденный огурец и взялся за свою удочку. Зашел по колено в воду, взмутил ил ногами и пустил поплавок по течению. Поплавок сразу же повело в сторону.

— Тяни! — завопил Мишка.

Дядя Сева поднял и выволок на берег колючего полосатого окуня. Задумчиво взвесил на ладони и хотел уже было выбросить обратно в реку, но Мишка вырвал окуня у него из рук и отбросил подальше от берега.

— Ты что? — разозлился он. — Еще тот окунь!

Дядя Сева страдальчески улыбнулся, но промолчал.

Он снова зашел в воду. Его поплавок медленно поплыл по течению, потом нехотя утонул, словно крючок зацепился за траву.

Дядя Сева резко подсек. Вода забурлила, на поверхность вынырнул огромный лещ и послушно пошел за леской к берегу. Мишка не выдержал и бросился к нему прямо по воде. Лещ отчаянно ударил хвостом и… сорвался.

— Растяпа! — закричал на Мишку дядя Сева, поспешно засунул в спичечный коробок несколько червяков и умчался вверх по течению.

Мишка надулся и старался на меня не смотреть.

Я вздохнул.

Мишка тоже вздохнул.

— Вот это да! — сказал я.

— Ух и лещ! — загорелся Мишка и сразу сник. — Ну разве я виноват? Ну, скажи, только по-честному.

— Конечно, нет, — соврал я. — С любым могло бы случиться.

Мишка сначала обрадовался, а потом снова погрустнел.

— Ну уж скажешь. С тобой-то этого не случилось…

— У меня выдержка! — похвастался я.

Мишка засопел и перешел на другую сторону заливчика.

Стемнело.

Я поймал еще десяток пескарей и окуньков. Ничего себе, величиной с ладонь!

А Мишке посчастливилось. Он напал на стаю ершей и притащил их штук пятьдесят.

Мы почистили всю рыбу, развели костер, даже уху успели сварить — а дяди Севы все еще не было.

— Может, утонул? — испугался вдруг Мишка.

— Что ты, — успокаивал я его, а у самого на душе было еще как тревожно. — Придет.

— Вот и отпускай его одного, — проворчал Мишка. — Да еще с ночевкой. Хорошо, что мы с ним пошли! А то бы он без нас пропал.

— Как пить дать, — пошутил я. — Только неизвестно, кого с кем отпускали. Его — с нами или нас — с ним?

Мы засмеялись.

Послышались шаги.

Мишка вскочил.

К костру подошел дядя Сева и бросил на траву что-то тяжелое.

Подул ветер и заиграл длинными языками пламени. Мы остолбенели. В траве лежал здоровенный сазан. Не вру, больше моей руки! Толстый-претолстый! А на жабрах у него висели пиявки.

— Не клюет что-то, — пожаловался дядя Сева.

— Ничего себе не клюет! — воскликнул Мишка.

Мы с ним чуть не передрались из-за сазана. Каждому хотелось его потрогать, взвесить на руках, полюбоваться им.

— Ну, давайте, что там у вас, — засмеялся дядя Сева. — Заслужил?

— Еще как заслужил!

Я дул на обжигающую губы уху и невольно думал: повезло Мишке. Такую рыбину домой привезут. А у меня завтра спросят: ну как, рыбак, где твоя рыба? А мне и показать нечего, кроме пескарей. Ну, этих ты можешь и у дома ловить, — скажут родители. Нечего, мол, с ночевкой ходить в даль такую. И без Дона спокойно обойдешься! А разве они понимают, что раз на раз не приходится? Главное — настойчивость, терпение, выдержка. Лишь бы что-нибудь большое попалось — вытащить я сумею. Ну разве я виноват, что сегодня сазан у дяди Севы клюнул, а не у меня?! А вот лещ у него сорвался. А у меня бы ни за что, как бы там Мишка ни бегал вокруг него. У меня что на крючке, то на берегу!

А вообще-то справедливо, конечно, что дядя Сева сазана поймал. Он в гости приехал. Да и нам краснеть не придется, что мы его на Дон завлекли. А то сказал бы потом, что мы его обманули. Теперь-то он сам убедился, что мы не какие-то там трепачи, а всегда правду в глаза режем. Сказали ему, что лещи берут, — и берут! Не говорили ему про сазанов — и то попался! Да еще какой!

Мы опустошили котелок до самого дна.

Потом мы лежали на сене и молчали.

Тихо журчал ручей.

— Леша, а ты когда-нибудь ночевал на реке? — спросил Мишка.

Я хотел соврать, но потом признался:

— Нет. А ты?

Мишка даже заворочался, так трудно было ему признаться, что тоже нет. Помолчал немного, а потом:

— Не-е…

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Небо было усыпано миллионами, нет, миллиардами, нет, миллионами миллиардов звезд. Маленьких и больших, тусклых и ярких. Если пристально смотреть на звезды, они расплываются. А если взглянуть на них мельком, они яркие, холодные, далекие. Никогда не видел такого неба. Над городом оно совсем другое. Там на него даже внимания не обращаешь. И потом дома мешают во всю ширь взглянуть. А здесь небо огромное, и нет ему ни конца, ни края. И если задуматься и долго-долго смотреть в небо, то кажется, что никого кругом нет. А только ты и небо. И даже становится как-то немножко не по себе. Нет, не то, чтобы страшно… Совсем нет, а что-то другое. Странно как-то. Я даже представил себе почему-то пещерных жителей, наших далеких предков. Они вот так же лежали на траве и смотрели в небо. И, наверное, думали, что звезды — очень и очень маленькие. И совсем не знали, что это далекие-предалекие миры, что звезды во много раз больше, чем солнце. А луна меньше самой маленькой звезды.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Интересно все-таки, раньше я никогда не обращал внимания на небо. Ну, небо и небо. А сейчас я открыл его для себя.

Небо спокойно смотрело на нас и подмигивало сотнями глаз-звезд. Небо и улыбаться умеет. Когда на нем месяц, оно улыбается. Ведь месяц похож на улыбающийся рот, правда? Не верите, посмотрите когда-нибудь.

Я заснул.

Дядя Сева разбудил нас на самой заре.

Река была окутана паром. Я никогда раньше не видел рассвета на реке. Не видел реки в пелене тумана, не видел встающего солнца, не видел травы, унизанной ожерельями росы. И никогда не дышал таким воздухом.

Все просыпалось вокруг: деревья, вода, трава, земля и ручей…

На востоке поднималось солнце. Огромное солнце выходило словно из земли. Оно вставало за деревьями, такими искрящимися, с четкими черными стволами.

Над водой закружились сотни вертолетов — стрекоз. А река дымилась, словно отдавая холод, накопленный за ночь.

— Пусть всегда будет солнце… — потихонечку напевал Мишка, разматывая удочку.

Хорошо, что оно светит. Да еще как светит!

Хорошо, что оно веселое. Да еще какое веселое!

Главное — мы его видим каждый день. И оно никогда не прогуливает, не то, что мы!

Раньше я никогда не обращал внимания на солнце. Светит — и ладно. А сегодня заново открыл его для себя…

Опять пошли пескари. Даже дядя Сева не мог ничего поймать, кроме «этих проклятых пескарей», как он сказал.

И он опять от нас убежал на свое вчерашнее место.

Мы с Мишкой переглянулись и тут же двинулись за ним.

Дядя Сева остановился на голом, открытом берегу, изрытом коровьими копытами. Река внизу была желтая, загадочная. Она закручивалась десятками воронок и кружила в водоворотах юркие щепки.

Дядя Сева сделал длиннющий отпуск, наживил свежего червяка и закинул подальше от берега.

Мы с Мишкой сделали то же самое.

Течение быстро снесло наши лески, и мы все трое перезакинули удочки.

И снова течение снесло их. И не было ни единой поклевки.

И опять мы перезакинули.

Так мы трудились часа два. И все без толку. Даже надоело.

А потом…

Мишкину удочку согнуло чуть ли не пополам.

— Тяни, тяни! — командовал Мишка сам себе и бежал по берегу, боясь, что рыба порвет леску.

— Дядь! — взмолился он.

Дядя Сева даже не обернулся:

— Сам тащи. Приучайся самостоятельно.

Мишка вылетел на открытый песчаный берег и решительно потянул удочку к себе. Из глубины вынырнул широченный лещ и бешено заплескался. Но Мишка дал глотнуть ему воздуха и, стараясь, чтобы голова леща не скрылась в воде, осторожно подвел его к берегу. И с размаху плюхнулся на него. Только брызги полетели.

Крепко прижав леща к груди, Мишка подальше отбежал от берега. Он прыгал с лещом в руках в густой траве и орал как бешеный:

— Поймал! Поймал! Сам поймал!

— Тихо! — гаркнул дядя Сева. — Рыбу распугаешь!

Мишка сразу притих. Быстро отнес леща к нашему стогу и закинул удочку точь-в-точь на прежнее место.

Внезапно мой поплавок лег набок, полежал так секунду, словно ему начхать на течение, и… скрылся под водой.

— Клюет, — зашипел дядя Сева.

Но я выждал немного — поплавок все не появлялся — и с силой подсек. Дальше все было, как у Мишки. Боясь, что рыба оборвет леску, я бежал по берегу и умолял дядю Севу помочь, а он отказывался. Долго выводил леща на песчаный берег, дал ему глотнуть воздуха и плюхнулся на него грудью.

…Мы возвращались домой.

Каждый нес на длинном пруте здоровую рыбину. Мы с Мишкой — лещей, а дядя Сева — сазана.

Вот ахнет мама, когда увидит наш улов. Теперь она запросто будет отпускать меня на рыбалку с ночевкой. Даже без взрослых.

Солнце стояло высоко-высоко над головой…

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Открытие № 5

Как Мишка не вернулся домой

Наш четвертый «В» почему-то считался самым отчаянным, хотя там отчаянных-то раз-два и обчелся: Мишка да я. Даже Галка этого не оспаривает. Еще бы! Кому, как не нам с Мишкой, всегда за что-нибудь попадает! То мне, то ему. Особенно ему!

Мы возвращались из школы втроем: Галка, Мишка и я. Мишка шел в середине. Слева — Галка с портфелем, справа — я с портфелем. А у Мишки портфеля нет. Отобрали. Во второй раз!

До самого вечера мы бродили по городу и все думали, что ему теперь делать.

— Я домой не вернусь! — сказал Мишка.

— А куда же ты пойдешь? — спросила Галка.

— Не знаю…

— И правильно. Я бы на твоем месте, Мишка, в Сибирь махнул, — оживился я. — Тайга-а! Избу бы построил или хижину. Охотился бы. Или на Братскую ГЭС, а? Свобода! А?

— Плетешь ты, — возмутилась Галка. — Думаешь, по-братски встретят? Профессия у него есть? Ружье есть? Деньги есть?.. Да и маленьких туда не берут!

— Какой же он маленький! — возмутился я. — Он в классе самый длинный. Даже Блямбу из седьмого «А» догонит!

— Хватит вам, — сердито оборвал нас Мишка.

Я вынул из-за пазухи фонарик и стал светить им в разные стороны, выхватывая лучом лица прохожих.

— А знаешь, — сказал я, — он может в саду на лавке спать. Как безработные в Америке. Видал в последнем «Крокодиле»? Только они газетами укрываются, чтоб не холодно.

— Сам спи под газетами! — не выдержал Мишка и снова замолчал.

— Ты все-таки… зайди домой… Может, обойдется? — неуверенно сказала Галка.

Мы подошли к нашему дому, и Мишка внезапно решился:

— Подождите меня здесь… на всякий случай. — И уныло добавил: — Мать сказала, если это повторится, даст жизни.

Мишка исчез в подъезде. А мы остались внизу. Галка домой не ушла, хоть уже вечер. Так здорово она переживала за Мишку!

Вчера был дождь. А сегодня сильно морозило. И кругом стояли блестящие деревья, словно вылитые из стекла. Дул ветер, и ветки позванивали. Из-за освещенных окон доносились глухие голоса.

Ветер задул сильнее. Трр-р-р — прямо над нашими головами обломилась разлапистая стеклянная веточка. Где-то вверху хлопнула дверь и застучали шаги.

— Стой, паршивец! Стой! Куда? — послышался строгий голос Мишкиной матери.

Мишка на бешеной скорости вылетел из подъезда, и мы помчались.

Забежали в какой-то двор и остановились.

— Били? — угрюмо спросила Галка.

— Не успели… — тихо сказал Мишка и начал катать ногой какую-то ледышку. — Я только вошел, а отец — за ремень… Видит, без портфеля…

Мы стояли и молчали. В эту минуту собственные портфели стали нам как-то дороже.

— Давай в небоскреб, а? — предложила Галка.

Мы прошли через двор и завернули за угол — впереди за высоким желтым забором высилась шестиэтажная полуразрушенная башня. Эту бывшую пожарную вышку, которая давно обречена на слом, мы и прозвали небоскребом. Каланча стоит прямо напротив Галкиного дома и уныло, как сквозь пальцы, смотрит на улицу двумя окнами, заколоченными досками. По ржавой винтовой лестнице мы забрались на шестой этаж. Здесь у нас главная штаб-квартира. Луч скользнул по стенам, на которых развешаны деревянные шпаги и щиты из кастрюльных крышек… Я выдвинул в стене кирпич, достал из тайника свечу и спички и выключил фонарь.

Свечку поставили на ящик из-под фруктов. Мы уселись вокруг на шлакоблоках.

— Собрание рыцарей круглого стола считаю открытым, — торжественно объявил я. Мне нравится все необыкновенное.

А Галка взяла слово, как на собрании.

— Знаешь, оставайся в небоскребе, — начала она. — Еду мы тебе принесем…

— Не выйдет, — нахмурился Мишка и стал чертить палочкой на пыльных камнях каких-то человечков. — От холода околеешь, да и найдут меня сразу. Все знают, что мы сюда лазим…

— А что, если, — таинственно зашептал я, — у нас же дома? На чердаке? Никто не догадается — раз у себя!

Глаза у Мишки загорелись:

— Вот это здорово!

Потихоньку, на цыпочках, мы влезли на чердак.

Темно. В полукруг слухового окна вписан месяц. Сейчас он похож на пламя свечи или на большую желтую запятую. Я включил фонарь и пошарил лучом по чердаку. Белье, балки, трубы, ведра, щетки…

— Да тише вы, — зашипел я и показал пальцем на пол. Там, под нами, моя бабка. У других бабки — как бабки. А моя даже слышит, как кошка по крыше ходит…

— Чего?.. Трусишь? — вскипел Мишка. — Думаешь, мои не слышат?

— Так вы же этажом ниже живете.

— Да замолчите! — сказала Галка.

Мы забрались в угол, за печную трубу.

Свет фонаря выхватил из тьмы детскую коляску с потрепанными книгами и кучу старой соломы. Мы порылись в книгах: «Приключения Гекльберри Финна», «Отелло», «Кому на Руси жить хорошо», «Справочник шофера первого класса», «Как солить огурцы»…



— Завтра почитаю, — невесело улыбнулся Мишка.

Обшарив чердак, мы нашли старое дырявое одеяло и какие-то разноцветные половики.

— Не замерзнешь, — сказал я, дрожа от холода. — Пальто у тебя-то толстенное. А завтра я телогрейку постараюсь подкинуть. Авось не заметят.

— Ну, мы пойдем, — смущенно поежилась Галка. — А поесть, может, принесем, а может, и нет. Вдруг не пустят. Поздно. Знаешь моего папу? Его даже студенты боятся…

— Не пустят, — подтвердил я. — Сейчас уже, наверное, восемь. Ты потерпи… Вот фонарик возьми, на всякий случай.

В этот вечер Мишка так и не поел. Галку, конечно, никуда не пустили. А меня крепко обругали за то, что сразу домой не пришел, и тотчас же засадили учить уроки. Натаскивают! Видно, хотят из меня профессора сделать.

Весь вечер в нашем доме царил переполох. Прибегала Мишкина мать и спрашивала, не знаю ли я, где Мишка. Но я не сдавался и твердил, что ничего не знаю. Даже мои родители поверили. И Мишкины родители оставили меня в покое и начали расспрашивать других соседей и милицию.

— До милиции дело дошло! — так и сказала мне мать. — Смотри у меня!

Мишку так в этот вечер и не нашли. Знали бы они, что он сидит у нас на чердаке.

Рано утром, еще за час до школы, я выскочил на лестничную клетку с пухлым газетным свертком в руках и тихо свистнул. Тотчас же в квадрате чердачного люка появилась взъерошенная Мишкина голова: он уже ждал. Я кинул ему сверток.

Затем снизу притопала Галка — словно сговорились! — и тоже кинула Мишке огромный бумажный пакет. Из пакета выскочило яблоко и упало в лестничный пролет.

Мы с Галкой помчались вниз, на улицу, и чуть не столкнулись с дворником дядей Васей. Он задумчиво вертел в руках яблоко.

— Ваше? — спросил он.

Галка кивнула.

Дядя Вася отдал ей яблоко и направился наверх.

— Куда это он? — тревожно спросила Галка.

Мы помчались за ним и увидели: на чердачной лесенке стоял дядя Вася и привешивал замок к чердачному люку.

— Дядя Вася, вы это… что? — робко спросила Галка.

— Там белье висит, — сказал дворник. — Мало ли что может быть… Вот я замок и повесил… Если кому ключ понадобится — он у меня…

— Как же так?! — начал я.

Но дворник уже спустился по лестнице и вышел из подъезда.

Мы тоже стали спускаться.

И вдруг разом остановились. Навстречу нам шли наш учитель Фэдэ — Федор Дмитриевич, милиционер и Мишкина мать.

— Андрианова и ты, Скворешников, идите сюда, — сказал нам Фэдэ.

— Ты же знаешь, куда он спрятался! — тихо сказала мне Мишкина мать и заплакала.

— Ну что вы, Мария Сергеевна, — мягко проговорил Фэдэ. — Посидите внизу на лавочке, а мы разберемся… Успокойтесь.

— Спокойно, мамаша. Все будет в порядке! — пробасил милиционер.

— Мама дома, Скворешников? — строго спросил Фэдэ.

— Дома…

— Ну, пошли…

Дверь открыла моя мать. Увидев милиционера, она испугалась:

— Ах! Что он там еще натворил…

— Извините, — перебил ее милиционер. — К вам можно?

Мать машинально посторонилась. Все прошли в гостиную. Милиционер снял фуражку.

— Понимаете, Анна Ивановна, Миша исчез, — начал Фэдэ. — Он не ночевал дома…

— Не знаю, — растерялась мать. — Я совсем ничего не знаю… Вчера его искали, правда… — и она окончательно смутилась.

— Так-так, — пробормотал милиционер. — Ну что ж… Идемте…

— Одну минутку, — сказал Фэдэ.

Милиционер сел.

— Ребята, вы знаете, где он? Только честно.

— Не знаю, — буркнула Галка.

— А может, он в небоскребе? — сказал я. Мне хотелось увести их отсюда…

Федор Дмитриевич остался внизу с Мишкиной матерью. В «главный штаб» с нами полез милиционер.

— Неплохо. Сами делали? — с уважением спросил он, посмотрев на наш богатый арсенал, и разулыбался: — Вот и у меня растет такой же.

Потом милиционер крякнул и официально спросил:

— Значит, не знаете, ребята?

— Не знаем, — ответил я.

— Не знаем, — ответила Галка.

Спустились вниз.

— Ну что ж, найдем, — обнадеживающе пробасил милиционер. — Обязательно найдем. До свидания. Вечером позвоните в отделение.

Он отдал честь и ушел. Мишкина мать еще пуще залилась слезами.

Мы с Галкой засопели. Нам стало жаль ее. «Но предать товарища — последнее дело!» — подумал каждый из нас, с подозрением поглядывая друг на друга.

В школе звеньевая Зинка Ермолаева несколько раз приставала к нам на переменках.

— Вы должны сказать, где он! Это не по-пионерски! — кипятилась она.

Но мы угрюмо отмалчивались.

На уроках я все больше смотрел в окно и завидовал Мишке: он там «Гека Финна» читает и колбасу жует, а тут всякие цветочки, пестики…

А с Мишкой вот что случилось… Он нам потом два раза рассказывал, и я себе это очень четко представляю, как если бы все произошло со мной, а не с ним.

Мишке было совсем не до «Гека Финна». Он чувствовал себя, как в мышеловке, и с тоской, притаившись, смотрел во двор через слуховое окно…

Девчонки играют в классики. Малыши гоняют грязный тяжелый мячище. Вот пришел мальчишка, по кличке Блямба, из седьмого «А», волоча за собой на веревке упирающегося щенка. Дядя Вася ходит с метлой и ожесточенно скрипит прутьями о мерзлый асфальт. А в доме напротив какая-то девчонка протирает окно под патефонные звуки: «А они таки-и-е бе-елые…»

Мишка зарылся лицом в колючую солому и пролежал до позднего вечера. Незаметно для себя заснул и проснулся ночью. Перевернулся на спину и бездумно посмотрел вверх. Холодно. Темно. Ребята не приходили. Мишка лег на бок и вздрогнул. На него пристально смотрели два светящихся глаза.

— A-а, котище, — пробормотал он и подтащил кота поближе. — Домашнее животное!

Кот недовольно мяукал и царапался.

— И никто тебя не держит! — вспылил Мишка и выпустил его.

Кот поднял хвост и ушел в темноту.

Холодно… Мишка поднял воротник и завернулся в одеяло.

Внезапно он услышал, что кто-то лезет по пожарной лестнице.

Мишка притаился за трубой. Наверное, за ним! Нашли!!!

В слуховом окне показалась голова. А затем кто-то протиснулся внутрь. Тихо заскрипел шлак.

Таинственно белело белье, вкривь и вкось развешанное на веревках. Мишка сжался в комок.

Неизвестный начал торопливо снимать белье.

«Вор! — обожгла мысль. — Закричать… позвать… сбегутся люди! А вдруг убежит… Подумают, что я…»

Мишку трясло от возбуждения. Оставить так нельзя. Вот оно, настоящее приключение, которое они искали, когда ходили по темным улицам с деревянными кинжалами в карманах.

И тут Мишка схватил фонарь и направил его на неизвестного, крикнув нарочно басом:

— Ррруки вверх!!! Мы тебя давно ждем!

Неизвестный судорожно обернулся и поднял руки. Он не видел ничего, кроме слепящего глаза фонаря. Но перед Мишкой он был как на ладони, и тот с изумлением узнал в жулике хулигана Блямбу, всегда такого нахального и задиристого. Куда что девалось! Сейчас у грозы всех мальчишек от испуга тряслись коленки.

— Положи белье! — грозно приказал Мишка.

Блямба бросил охапку простынь на пол.

— А теперь проваливай, пока цел!

Блямба, спотыкаясь, подбежал к слуховому окну. Согнулся и полез задом в окно. Заскрипела лестница.

Не знаю, присочинил ли тут что Мишка, — не пойдешь же узнавать у Блямбы!

Мишка подошел к слуховому окну. И снова долго смотрел на двор. Моросил мелкий-мелкий дождик. Деревья размахивали голыми ветвями. На улице было неуютно и зябко.

Но «улица звала» — так он нам сказал. Умно сказал! Мне самому всегда на улицу хочется.

Мишка выбрался из окна, спустился по лестнице на землю.

Ночь… Мишка надвинул кепку на уши и вышел на улицу. Шел он по самой середине мостовой и только чуть-чуть сдвигался в сторону, когда его настигали огромные крытые грузовики.

Куда идти? Мишка и сам не знал.

На чердак Мишка твердо решил не возвращаться. Глупо сидеть там и разговаривать с кошками. Что он, маленький!

Подумал Мишка и о школе, и ему совсем тоскливо стало. Ребята завтра пойдут вновь на уроки. Один он, как тунеядец.

Мишка дошел до школы. Грустно блестели темные окна. Снова начал накрапывать дождь. Мишка обошел вокруг школы. Через улицу — напротив — в маленьком доме горел свет в окне. Здесь жил Фэдэ.

«Наверно, к урокам готовится», — подумал Мишка.

Он перелез через заборчик палисадника и уткнулся носом в стекло. Прямо перед ним за столом сидел Фэдэ и что-то писал. Мишка долго смотрел на него. Фэдэ словно почувствовал его взгляд и поднял голову. Мишка сразу же метнулся назад и торопливо зашагал по улице. Оглянувшись, он увидел, что Фэдэ вышел на крыльцо. Вот он крикнул:

— Миша, подожди!

Мишка сначала хотел побежать, но остался на месте. Ведь все равно его никто не сможет удержать, если он этого не захочет.

— Здравствуй, — сказал Фэдэ.

— Здравствуйте, Федор Дмитриевич…

— Знаешь что, — таинственно прошептал Фэдэ, — я без пальто могу простудиться. Зайдем ко мне на минутку.

— А нет ли тут какого подвоха? — спросил Мишка.

Фэдэ расхохотался:

— Честное учительское!

— Я верю. Только поздно вот.

— А мы на цыпочках, — сказал Фэдэ и подмигнул.

Мишка улыбнулся:

— Пойдемте…

Они тихо вошли в комнату Фэдэ.

Мишка раздеваться не стал.

— Я ведь на минуточку…

— Я сейчас, мигом, — сказал Фэдэ и вышел.

Мишка тревожно поерзал в кресле. Он стал мысленно высчитывать, сколько времени понадобится учителю, чтобы добежать до его, Мишкиного, дома и вернуться обратно. Но Фэдэ мгновенно вернулся с чайником и огромной сахарницей.

— Крепкий чай на ночь пить вредно, — сказал Мишка.

— А мы будем слабый.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Они пили чай и разговаривали, как два очень близких человека, как равный с равным. Они говорили о школьных делах, о новых кинофильмах, а о том случае, который произошел с Мишкой, Фэдэ даже не вспоминал. А Мишка — тем более…

— Жарко у вас, — сказал Мишка и снял пальто.

— Домой хочешь? — неожиданно спросил Фэдэ.

Мишка растерялся и вдруг заплакал. Обычно он стеснялся слез, а сейчас ему не было стыдно.

А Фэдэ вел себя так, как надо. Он не стал успокаивать Мишку, а дал ему носовой платок, потом легко нажал ему на нос и прогудел, как самосвал:

— Би-и-и!

И Мишка невольно улыбнулся.

— Держи портфель, — сказал Фэдэ, — и не расставайся с ним. Там у тебя задачка неправильно решена, приходи завтра после уроков.

Они вышли на улицу. Дождь перестал. Впереди по лужам бежала луна. И Мишка почему-то вспомнил сказку, которую ему когда-то рассказывала мать: мальчик шел по темному лесу, а впереди катился клубок, указывая путь. Луна бежала впереди, и догнать ее было невозможно…

— До свидания, — сказал Фэдэ.

— До свидания, — сказал Мишка.

Только в окнах его квартиры горел свет. Его ждали…

Открытие № 6

Можно ли дружить с девчонкой?

Я раньше всегда возвращался из школы вместе с Мишкой и Галкой. Сегодня мне пришлось идти только с Галкой. А все оттого, что Мишку выбрали редактором стенной газеты. И теперь он все вечера в пионерской комнате просиживает. Подшивки «Костра» листает. Стиль вырабатывает. Ох и важный он стал. А мы с Галкой — тоже редколлегия: Галка стихи пишет, а я газету вывешиваю. А Мишке стихи не нравятся. Вот и сегодня… Ну разве плохое стихотворение?

Уж осень наступает,

Уж пахнет прелотой,

Уж роща отряхает

Последний лист златой.

А он забраковал. Говорит — не пойдет, у нас — зима, и надо идти в ногу со временем. Зазнался Мишка!

Галка потеряла где-то варежки. Руки у нее покраснели от холода. Я мог бы, конечно, отдать ей свои или понести ее портфель, но не стал этого делать. На нашей улице это не принято. Да и ребята разные вертелись… И вообще я не переношу девчонок. Разве девчонка может быть настоящим товарищем? Вот если б я, допустим, потерял варежки, Галка мне никогда бы не дала свои.

Молча идти было неудобно, и я из приличия решил начать разговор.

— Снежок валит…

— Уроков много задали, — не к месту сказала Галка.

Мы снова замолчали.

— Приходи в воскресенье на каток, — неожиданно предложила Галка.

— Ладно, — сказал я. — Может, приду, а может, не приду.

И мы расстались.

Дома меня, как всегда, ожидали неприятности. Моя сестренка Танька взяла полочку, которую я выпиливал целую неделю, и устроила из нее постель для своей куклы Моти. Танька ждала, что я начну на нее шуметь, кричать, топать ногами. Но я применил совершенно новый педагогический прием. Ни слова не говоря, я зашвырнул Мотю в другую комнату, взял полочку и повесил на место. Танька была настолько потрясена, что сразу даже не заревела. Лишь когда увидела, что у куклы отвалилась голова, она подняла такой вопль, что я был вынужден уйти в папину комнату и не подавать никаких признаков жизни. По себе знаю: свяжись с девчонкой — всегда в дураках окажешься!

Танька никак не успокаивалась. Она нажаловалась бабушке, а та напустилась на меня.

Я оделся и ушел на улицу переживать.

Переживал я не долго. Мне помешали. Известные всему двору «мелкие хулиганы» Ленька и Петька, сооружавшие снежную бабу, стали бросать в меня огромные комья снега.

— Ну, вы, полегче! — крикнул я им.

— Ага, — загадочно произнес Ленька. — Этот человек за нами шпионит.

— Какой человек? — спросил Петька, оглядываясь по сторонам.

— Он перед тобой!

— Лешка?! А я думал, правда, какой-то человек…

— Не рассуждай! — приказал Ленька. — Сегодня я твой командир. Раз я говорю, — значит, так и есть.

Ленька и Петька уже давно придумали какую-то бесконечную игру: один день Петька был командиром, другой — Ленька. Я решил потихоньку уйти домой. Уж очень они стали задиристые.

— Постой! — Ленька схватил меня за рукав. — Сержант Петька, задержите нарушителя.

— Руки вверх! — сказал Петька.

Я вырывался, но они держали меня крепко.

— Гражданин подследственный, — задыхаясь, говорил Ленька. — Мы выяснили: вы каждый день встречаетесь с гражданкой Галкой. Говорите, зачем? Нам все известно!

Я начал злиться всерьез. Тут дома — неприятности, и здесь не дают успокоиться!

— Какое вам дело?

— Так, так, — сказал Ленька.

— Так, так, — повторил Петька.

— Отвяжитесь вы от меня!

Я что есть силы толкнул Леньку, и он с размаху сел на ком снега. Ком развалился, и Ленька упал, задрав ноги кверху.

Пока он поднимался, я добежал почти до самого подъезда. Петька не мог удержать меня один и поэтому, вцепившись в мой рукав, бежал со мной рядом, как приклеенный. На площадке второго этажа он от меня наконец отстал и закричал вдогонку:

— Жених и невеста!

— Дурак! — крикнул я.

На другой день я получил двойку. Фэдэ спросил меня о кролике. Я ответил, что половина крови у кролика красная, а половина — белая. Это мне Мишка так подсказал. Все захохотали.

— Почему? — улыбнулся учитель.

Но я сразу выпутался.

— Вы же сами нам говорили, что кровь состоит из красных и белых кровяных телец.

Фэдэ засмеялся. Мишка мне сделал «нос». Я накинулся на него.

— Лезешь со своими подсказками!

— Выходит, он тебе подсказывал? — сказал учитель.

Тут Галка вскочила и затараторила:

— Надо самому учить уроки, а не кивать на других. Лентяй ты, Скворешников!

Прозвенел звонок.

Я шел домой мрачный и злой и все думал: «Кто знает, может, я стану великим человеком, а великие люди (это всем известно) ни капельки не разбираются в каких-то там кроликах».

Я подумал о Галке и ее предательстве. А еще на каток приглашала! Нет, такая девчонка никогда не станет настоящим другом!

В спину мне залепили снежком. Я оглянулся. Меня догоняла Галка.

— Подожди!

У меня даже руки зачесались — так мне захотелось ее поколотить.

— Лешк, ты что, обиделся? — спросила она.

— Нет. Я на девчонок не обижаюсь. И вообще, девчонок я презираю.

— Вот как? — удивилась Галка. — А я и не знала, что ты задавала. — И обрадовалась, что у нее получилось в рифму.

— Я с тобой теперь не знаком. И на каток не приду, советую перейти на другую сторону, потому что за себя не ручаюсь.

Галка отошла на несколько шагов и как закричит:

— Алешка-матрешка!

Я гордо повернулся к ней спиной и…

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Передо мной плечом к плечу стояли «мелкие хулиганы» Ленька и Петька. Я не успел и рта раскрыть, как оказался головой в сугробе. Они купали меня в снегу и, чтобы прохожие не заступались за меня, голосили на всю улицу:

— Будешь знать, как маленьких обижать!

Я уже хотел запросить пощады, но тут кто-то пришел на помощь. Ленька полетел носом в сугроб. А Петька, оставив командира в беде, помчался куда глаза глядят. За ним, размахивая портфелем, неслась Галка.

Я навалился на Леньку и начал кормить его снегом. Галка вернулась, уставилась на нас, а потом как засмеется.

Ленька выплевывал снег и возмущенно шипел:

— Двое на одного!

Я его отпустил. Он отбежал на порядочное расстояние и заныл:

— Жених и невеста!

— Мало мы его купали, — сказал я, а Галка почему-то покраснела.

Она заторопилась домой.

— Придешь на каток?

— Конечно!

Я вернулся домой и долго ходил по комнате, поглядывая на Таньку, которая укачивала куклу в старой маминой шляпе.

— Знаешь, Танька, — сказал я, — а вы, девчонки…

Тут я замолчал, потому что не мог найти подходящего слова. Потом снял со стены полочку и отдал Таньке:

— На, бери!

Открытие № 7

Самая интересная работа

Всю ночь шел снег. И утром шел снег. И к середине дня его навалило столько — ну, не знаю сколько! Утонуть можно.

Мы с Мишкой сидели на крыше сарая и смотрели, как дворник дядя Вася расчищает дорожки. Он так лихо орудовал своей блестящей широкой лопатой, что снег так и висел в воздухе, как дымовая завеса.

— Зря он старается, — сказал я. — Одному здесь и за неделю не управиться.

— Хороший снег, — сказал Мишка. — Сухой! Как раз для моих лыж. Все каникулы буду гонять.

У меня лыж не было, Мишка это знал. И поэтому он добавил:

— Вместе будем гонять…

— А я тебе свои коньки буду давать.

— А чего ими делать? Коньки — это тебе не лыжи. На них куда хочешь не поедешь. А только по кругу, да и то на катке. А там народу знаешь сколько? Не продохнешь! Особенно сейчас. У всех каникулы.

Я мрачно кивнул головой и сказал:

— А все же на каток я ходить буду.

Дядя Вася устал. Воткнул в снег лопату. Постоял минутку, а потом опять как начал кидать снег в разные стороны — только держись! И как ему не надоест?

— Работка! От скуки помереть можно! — вздохнул Мишка.

И тогда я сказал:

— Слушай, Мишка, а что, если мы…

Я в восторге заскакал по сараю. Мишка вытаращил на меня глаза, попятился и полетел в сугроб. Я прыгнул за ним. Мы смеялись и барахтались в снегу.

— Ну, так что «если»? — спросил Мишка.

— Давай сделаем снежную крепость, как у Тимура! Все ребята с зависти умрут.

Мишка сразу вскочил и помчался к подъезду.

— Куда ты? — опешил я.

— За лопатой! — крикнул Мишка и скрылся.

А я, чтобы не терять времени даром, начал разгребать снег куском фанеры, который отодрал от крыши.

Показался Мишка с лопатой.

Я выхватил у него лопату, и снежная пыль поднялась столбом.

А Мишка стоял и приговаривал:

— Вот здесь… Вот здесь… Ровней, ровней!

Подошел дядя Вася и спросил:

— Каток делаете? Молодцы!

Тут меня снова осенило.

— Каток! Конечно, каток! — обрадовался я.

— А как же крепость? — растерялся Мишка.

— Какая крепость?! — накинулся я на него. — Строй, строй, а Ленька с Петькой ночью — раз! — и развалят. А каток — это каток!

Я думал, Мишка на меня разозлится, а он поворчал немного и побежал за лопатой дяди Васи.

А дядя Вася принес другую лопату. И тут началось! Мы пыхтели вовсю! Подхватишь на лопату огромный ком снега и — в сторону. А снег искрится, словно елочные блестки. Лопаты с хрустом входят в сугробы. Раз-два, раз-два, — сугробы так и тают на глазах. И скоро мы засыпали сарай почти до крыши.

— Жуть! — сказал дядя Вася, и нам пришлось «прорубать» проход к двери.

Я страшно устал. Да и Мишка упарился. Только дядя Вася бодро махал лопатой. Смотреть на него было одно удовольствие.

Мы с Мишкой начали от него отставать. Все больше и больше.

Тут пришла Галка с подругами. Как будто у нее своего двора нет — вечно у нас пропадает! Я ее, конечно, уважаю, но зевак не переношу. Ты работаешь, а на тебя глазеют — тоже мне интерес!

Мишка обдал их снегом. Девчонки взвизгнули, а Галка не испугалась ни капельки и показала ему язык.

— Рыжий! Рыжий! — заныли девчонки.

— Это я-то рыжий? — развопился Мишка. — Уходите сейчас же!

Они вроде бы испугались и ушли.

— Эх, вы! — сказал дядя Вася. — Они вам помочь хотели. А вы их обидели.

Только он это сказал, как появились девчонки с лопатами, совками и просто фанерками.

— Их обидишь! — радостно сказал Мишка. — Пошли отдохнем.

Но отдохнуть нам не пришлось. Перед девчонками неудобно. Скажут еще — слабосильная команда!

Мы так увлеклись, что расчистили весь двор. Я и не заметил, как день прошел.

— А завтра зальем каток, — сказал дядя Вася.

И все радостно зашумели.

Мы с Мишкой провожали дядю Васю домой. Идти было недалеко. До соседнего подъезда.

— А вдруг ночью снег выпадет, — волновался Мишка.

— Расчистим, — весело сказал дворник.

— Еще как расчистим! — добавил я.

Открытие № 8

Сосулька

За моим окном появилась сосулька. Она выросла в один день прямо на глазах. Вначале я видел только ее серебристый тоненький кончик, а потом — раз-раз, и она стала большой-большой.

В этом окне у нас нет форточки — уж такое окно. Я сразу забрался на подоконник другого окна, высунул голову в форточку и посмотрел вверх.

Ну и сосулища! Толстая, блестящая, ветвистая!

— Ты что? — послышался папин голос.

Я дернулся назад — чуть голову не оторвал — и гордо сказал папе:

— Самая большая сосулька на нашей улице!

Папа так и уставился на сосульку, даже нос к стеклу прижал, чтобы рассмотреть ее получше. Затем он погрозил мне пальцем и строго сказал:

— Еще свалится кому-нибудь на голову!

— А я при чем? — удивился я.

— То-то и оно, что ни при чем! — проворчал папа и ушел в переднюю.

Послышался грохот упавших лыж, и папа вернулся с лыжной палкой. Влез на подоконник, посмотрел вниз — внизу никого. Просунул в окно палку, размахнулся ею и так треснул сосульку, что… одна из створок нашего наружного стекла разлетелась вдребезги. Палка упала вниз. А сосулька осталась висеть по-прежнему.

Сразу прибежали мама, бабушка, Танька. Начались ахи и охи, что да как!

Неудача папу только раззадорила, и он смело заявил:

— Вот вы сейчас увидите… Я влезу по этой лестнице наверх и собью сосульку ногой! — И он метеором пронесся по комнате, даже пальто не надел.

Я сразу же высунулся в форточку, а все наши испуганно столпились у окна.

Папа выскочил на улицу. Ну и маленький же он с такой высоты! Папа подставил какой-то ящик и смело полез по пожарной лестнице. Сделал шаг, другой по обледенелым ступенькам. Третий! Задумчиво посмотрел вверх и… спустился.

— Дела! Времени нет, — строго сказал он и нахмурил лоб. — Сама свалится.

— Лешка-а, — послышалось за окном.

Смотрю — Мишка мне хоккейной клюшкой машет, которую недавно купил. Замечательная клюшка!

Я мигом — во двор.

— Ну что? Пойдем? — деловито спросил Мишка.

— Не-е, у меня еще арифметика, — я показал пальцем на свое окно, в котором торчала Танькина голова, и тихо добавил: — Загрызут!

— Ну, что ты? В воскресенье? — разволновался Мишка. — Ответственная встреча! Ты же знаешь, в любой игре самое важное — свои болельщики. Если хочешь знать — я точно слышал, — команда из 35-й школы собирается всех своих родственников привести. Даже дальних!

— Леша, иди домой! — донесся мамин голос.

Я даже не повернулся, а Мишка посмотрел вверх.

— Да-а, — грустно сказал он и вдруг оживился. — Видал?

— Видал, видал… — уныло подтвердил я. — Мать зовет.

— Да я не о том. Смотри, какая у тебя над окном сосулька!

— Мировая сосулька! — как из-под земли вырос Вовка-задира.

— Давай, давай отсюда, — сказал ему Мишка.

Тогда Вовка сразу же привязался ко мне:

— Слышь, Лешк, давай меняться. Ты мне — сосульку, а я тебе летом дам поплавать на настоящем спасательном круге.

— Отстань ты, Вовка, — по-хорошему предупредил я его.

Я проводил Мишку до ворот. Мы шли и говорили о сосульке.

— Такую поискать! — восхищался Мишка.

— Еще бы!!! — соглашался я.

— Между прочим, — по секрету сказал мне Мишка, — Ленька и Петька из сосулек мороженое делают. Смех!

— Как это?

— Очень просто. Берешь сосульку, добавляешь в нее сметану, сливочное масло, крахмал для крепости… Главное, чтоб сладко! А на худой конец можно и просто так с сахаром.

— Это конечно, — согласился я. — Если мою сосульку на холодильник отнести, знаешь, сколько за нее мороженого могут дать? Больше пуда! Если, конечно, директор добрый.

Возвращаюсь назад, а у пожарной лестницы толпа ребят из нашего двора. Среди них Вовка шныряет. И что-то шепчет, шепчет…

Подходят ко мне «мелкие хулиганы» Ленька и Петька.

— Ты скажи: меняешь сосульку?

— Меняю… — ответил я.

— Слыхал? — накинулся Петька на Вовку. — А ты говорил…

— На живого бульдога, — уточнил я.

Ребята засмеялись и поддержали меня:

— Что он, дурак?

— Такую сосульку!

— Как оленьи рога!

— Лучше люстры!

— А если кто тронет ее, — пригрозил я, — будет иметь дело с моим отцом. Он ее специально выращивает. Опыты!

— Какие такие опыты? — возмутился Колька.

— А я почем знаю! Секрет! Вот сегодня он за ней лазил. Уже почти готова. Только лестница оледенела.

— Да, да, — сказал кто-то. — Я видел. Лазил.

— То-то, — сказал я и ушел домой.

На лестнице я встретил папу с мамой. Они куда-то торопились.

Мама сказала:

— Мы скоро вернемся.

А папа:

— Учти, ты отстаешь по арифметике. Решишь десять задачек. Учти, проверю.

И они пошли вниз…

Я положил тетрадь и учебник на подоконник, придвинул стул, поставил на него кастрюлю вверх дном, чтобы повыше было, и принялся за задачки.

А сам косил одним глазом во двор.

Внизу все еще вертелись ребята.

Танька, тихо напевая, возилась в своем уголке с куклами.

— Пожалуйста, потише, — строго сказал я, не оборачиваясь. — Не видишь, я занимаюсь.

Она умолкла.

Ребята еще долго смотрели на сосульку. Приходили любопытные и из соседних дворов.

…Постепенно все разошлись. А снег внизу был изрыт, словно после хоккея.

Теперь двор был совсем пустой. Белый-белый. А забор — черный-черный.

А потом от забора упали длинные тени. И наш двор стал похож на тетрадочный лист в косую линейку.

Пробежала какая-то собачонка.

Стемнело.

За окном повисла в воздухе наша же комната, и я увидел за стеклом свое лицо, а потом… потом я заснул.

На следующий день, возвращаясь с Мишкой из школы, мы внезапно увидели за забором нашего дома такую картину.

У пожарной лестницы стояли Вовка и Петька с туго натянутой простыней. А Ленька кидал снежками в мою сосульку!

— Ты кирпичом, кирпичом, — говорил ему Вовка.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

— Это ты себе советуй кирпичом, — огрызнулся Ленька и яростно начал лепить снежок. Даже приседал, чтоб покрепче.

Мы помчались к ним, размахивая портфелями.

— Атас! — закричал Ленька.

И они кинулись бежать.

Ленька мчался впереди. А за ним — Вовка и Петька, с простыней. Они перемахнули через забор и исчезли.

— Здорово мы их! — задыхаясь, бормотал Мишка. — Отстояли нашу сосульку.

— Какую такую «нашу»? — возмутился я. — Мою. Мою!

— Ну и подавись ею, — сразу обиделся Мишка и пошел к парадному. — Жадина!

— Сам жадина! — закричал я. — И все мои книжки верни!

— А ты мои!

— Ну и верну…

Я посмотрел на сосульку. Она блестела и искрилась на солнце — толстая, большая, ветвистая!

— У-у, — погрозил я ей кулаком. Уж слишком все глупо получилось.

…Прошло несколько дней. Вернее, неделя. С Мишкой мы не разговаривали.

Сосулька висела по-прежнему. Она даже стала больше. И словно смеялась надо мной — так она искрилась.

Однажды днем раздался звонок.

Танька пошла открывать. Я слышал, как она за дверью говорила с кем-то. Потом она подошла ко мне:

— Лешк, там Мишка пришел.

— Ну и что? — хмуро сказал я.

— Он книжки твои принес.

— Пусть идет сюда.

Танька вышла и быстро вернулась с книгами.

— Он не хочет.

И она положила книжки на стол: «Таинственный остров» и «Повесть о настоящем человеке».

Я дал Таньке Мишкины книги:

— На, передай.

Танька снова вышла.

Хлопнула дверь.

Танька вернулась с веником и стала подметать.

— Ну, и как? — спросил я ее и уточнил: — Ну, это… Мишка.

— А он — ничего. Сказал «спасибо».

— Спасибо?

— Спасибо.

— Тебе «спасибо»?

— А ты думаешь, тебе?

— Ну, ты не очень, не очень! — проворчал я и положил свои книги в тумбочку.

За окном сияла сосулька. Я посмотрел вниз. По двору шел Мишка. «Гуляет себе как ни в чем не бывало», — грустно подумал я. Мишка обернулся и посмотрел на меня. Я сразу же отошел от окна. На душе было ужасно тоскливо.

Я пошел на кухню.

— И чего ты дома слоняешься? — удивилась бабушка. — То у тебя одна улица на уме. А теперь неделю из дому не выходишь. Иди, иди, воздухом подыши.

И я пошел на улицу.

На бревнах, у нашего подъезда, сидели — грелись на солнышке — «мелкие хулиганы» Ленька и Петька.

Я с независимым видом прошел мимо.

— Лешк, поди сюда, — позвал меня Ленька.

— Ну, чего?

— Ну поди, — на этот раз позвал Петька.

— Ну, чего? — угрюмо повторил я.

— Ну, не укусим, — снова позвал Ленька.

Я подошел.

— Это правда, что Мишка уезжает? — спросил Ленька. — Говорит, отца в Москву на год переводят. Он там будет свою научную работу заканчивать!

— Н-ну? — растерялся я, а потом нарочито равнодушно спросил: — В Москву?

— Ага! — оживился Петька. — Вот повезло. Он говорит, там одних кинотеатров больше сотни. — И со вздохом добавил: — А вот моего отца никуда не переводят.

Я ничего не сказал, повернулся и ушел. Постоял немного у ворот. Гудели машины. Звенели трамваи. Я постоял еще немного и вернулся домой.

Поздно вечером, когда все уснули, я прошлепал к Танькиной кровати и разбудил ее.

— Знаешь, Мишка в Москву уезжает!

— Вот счастливый, — зевнула Танька. — Ну, и что?

— Что-что! — огрызнулся я. — Ничего. Спи!

Всю ночь я ворочался. Мне снился Мишка. Сосулька. Откуда-то наплывали злые лица «мелких хулиганов». Они страшными голосами все спрашивали и спрашивали:

«А правда, он едет в Москву? А правда, он едет в Москву?»

Весь следующий день я ходил словно в воду опущенный. И на уроках высидел — ну, не знаю как! И все поглядывал на Мишку. А он делал вид, что не замечает меня!

Домой мы возвращались вместе. Только как вместе? Мишка шел впереди на несколько шагов. Я догнал его и тихо спросил:

— Уезжаешь, значит?

— Уезжаю… Сегодня, в девять…

Шли и молчали.

Пришли во двор. Сели на бревна.

— Ты приедешь ко мне на летние каникулы? — неуверенно спросил Мишка.

— Конечно, — уныло сказал я.

Молчали.

— Я тебе письма писать буду, — снова сказал Мишка.

— Я тоже.

Мы снова замолчали и долго сидели, не глядя друг на друга. И вдруг я почувствовал, что еще секунда — и я зареву, как обыкновенная девчонка.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

— Ну, чего расселся! — сказал я грубо. — Давай, катись в свою Москву! И вообще… Ты — сам по себе, а я — сам по себе! И без тебя проживу! И не думай — про тебя и не вспомню!

Мишка ошалело смотрел на меня.

— Ты что, Лешка? — робко спросил он.

— Ничего, ничего, ничего! — заорал я. — Не твоего ума дело. Сказано — катись отсюда!

Мишка растерянно смотрел на меня. Потом поднялся и медленно пошел к дому. Он шел и оглядывался — думал, я его позову. А я не позвал. Уж очень мне было обидно, что Мишка уезжает. И он ушел.

И в тот момент, когда за Мишкой захлопнулась дверь, я заревел.

Заревел, как самый последний плакса. И ничего не мог с собой поделать.

К вечеру подморозило. Я старался не смотреть на большие комнатные часы. И все равно я знал, сколько времени осталось до отхода Мишкиного поезда.

А осталось совсем мало. Пятьдесят минут! Если сейчас выйти из дому и поторопиться, то как раз успеешь попасть на вокзал.

«Никуда я не пойду! Пусть уезжает!»

Сорок минут! Еще не поздно. Успею.

«Ни за что не пойду».

Тридцать пять минут!

Я вылетел из подъезда. Скорее! Скорее!

Я лезу по пожарной лестнице. Я лезу за драгоценной сосулькой.

Лестница — скользкая. Ой, сорвусь!

Вот она — сосулька!

Отламываю, крепко обвязываю ее тонкой рыболовной жилкой и медленно, бережно спускаю вниз.

Сосулька мягко легла в снег.

И я начал слезать вниз. Скорей! Скорей!

Бегу на вокзал. Люди оборачиваются на меня. Что это за странный мальчик с огромной сосулькой?

Вот рекламный щит. Срываю плакат, на котором нарисованы бородатые львы. «Группа дрессированных хищников» — написано на нем. Обертываю им на ходу сосульку и бегу дальше.

Вокзал. Перрон. Стрелой мчусь вдоль вагонов.

Никого!

И тогда я кричу:

— Мишка!

— Здесь я! — раздается радостный возглас над моей головой.

В окне вагона — Мишка. Он исчезает — и вот уже стоит на перроне.

— На, — задыхаясь, говорю я ему и протягиваю огромный пакет, из которого торчит блестящий рог сосульки.

Мишка берет, и мы молча стоим.

В окне появляется Мишкина мать:

— Скорей садись! Через минуту едем! — А потом мне: — Здравствуй, Леша.

— До свидания, — грустно говорю я.

— Ой, до свидания, — смеется она.

Я провожаю Мишку до входа в вагон. Мишка садится, поезд медленно трогается.

Сначала я иду медленно, потом быстрее, а затем бегу, бегу.

А Мишка кричит:

— Я тебе напишу. А сосульку над своим окном повешу. Обязательно повешу! Привяжу и повешу…

Поезд ушел. А я все стоял и смотрел ему вслед, смотрел на красный фонарик последнего вагона.

Морозило. Маленькие лужицы затянуло льдом. Мимо дважды прошел усатый милиционер.

А я все стоял и смотрел, смотрел…

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Тайна Петровской кузни

Сергею Васильеву

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

…А то еще Петрова кузня

У нас в Воронеже была.

Ручник позванивал, и с тяжким

гуденьем молот подлетал

и снова рушился с оттяжкой,

и жаркий плющился металл.

Сказал кузнец, когда, рассеясь,

остывший пар на стены лег:

— Ковал на славу, Алексеич,

отменный будет якорек.

Вл. Гордейчев.

Часть I Скифский курган

Глава первая

Удивительное приключение в пустыне Сахаре

Верблюд поднял голову и лениво обвел взглядом окрестность. Он посмотрел налево, он посмотрел направо, он посмотрел вперед. Везде была пустыня.

Далеко-далеко на горизонте врезались в небо черные кубы пирамид.

Верблюд оглянулся.

Обнаженный по пояс человек жадно пил из фляжки.

Верблюд облизал пересохшие губы. Даже ему было жарко.

Песок, песок, песок… Он сыплется из-под лопат, хрустит на зубах и сверкает под солнцем миллиардами мельчайших кристалликов.

Уже двенадцатый год археологическая экспедиция под руководством действительного члена Люксембургской Академии Наук профессора Хуперта Дю Оза ищет бритвенный прибор фараона Рамзеса Первого. Еще мальчиком профессор, читая в подлиннике древнеегипетские летописи, совершенно случайно наткнулся на описание этого знаменитого прибора, как-то: помазок, две чашечки из берцовой кости единорога — одна для горячей воды, другая для холодной, — бритва-нож из бронзы, секрет изготовления которой ныне утерян, плюс золотой поднос весом в сорок два фунта.

«Как же так! — воскликнул профессор, тогда еще мальчик. — Всем известно, что мумия фараона имеет окладистую ассирийскую бороду. И, как установили эксперты, бритва никогда не касалась этой изумительной бороды». В ту же секунду будущий профессор поклялся посвятить свою жизнь археологии, за что его и выпороли родители, которые еще до его рождения наметили ему карьеру банкира и дипломата. Но мальчик не испугался и стал профессором археологии. И вот он уже двенадцатый год безвыездно сидит в пустыне и разыскивает бритвенный прибор Рамзеса Первого, а попутно и древний город, который много тысяч лет назад был погребен под песками. И уже получены результаты, ошеломившие весь научный мир. Найдены:

1. Два волоска из помазка фараона.

2. Осколок чашки для холодной воды.

Корреспондент агентства ТАНЮГ задал два вопроса: «Как вы расцениваете результаты ваших поисков? Не помешает ли слава вашей дальнейшей работе?»

На первый вопрос профессор скромно ответил: «Грандиозные». На второй: «Можете не волноваться, я не успокоюсь до тех пор, пока не найду поднос».

Но не всех потряс профессор Хуперт Дю Оза. Агентство ЮПИ с возмущением спрашивало: «И это вы называете успехом?! За двенадцать лет работы вынуто всего триста тысяч кубометров песка!»

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Однако правительство Египта благожелательно отнеслось к достигнутым результатам. Именно на этом месте было решено воздвигнуть Асуанскую плотину. Но профессор не упал духом и перекочевал на другой конец пустыни.

Диктор объявил:

— Вы смотрели новую французскую кинокомедию «Хуперт в пустыне».

Лешка Скворешников с глубоким сожалением выключил телевизор.

— Ну? — спросил он у Мишки, который сидел в кресле и задумчиво смотрел на погасший экран.

Мишка помолчал немного, словно не понимая, о чем его спрашивают, а потом тихо сказал:

— Жаль, что нигде поблизости нет пустыни!

— А зачем она тебе? — удивился Лешка.

— Как зачем? Если бы здесь была пустыня, мы бы с тобой тоже раскопками занялись…

— Это верно, — задумчиво произнес Лешка. — Только пустыни здесь нет…

— Вот я и говорю, что жаль…

Друзья замолчали. За окном наступили легкие летние сумерки.

— А ты бы так смог? — вдруг спросил Мишка.

— Как?

— А вот так, как профессор. Захотел — и стал археологом.

— Конечно… А ты?

— И я!

— Только я не стал бы двенадцать лет искать какой-то дурацкий помазок.

— Сравнил! — воскликнул Мишка. — То же капиталист! Делать ему нечего. Нет бы что-нибудь стоящее откопать, а он всякие волоски собирает. Вот если бы мы хотя бы на месяц в Сахару попали!

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

— А по-моему, раскопки всюду можно вести, — сказал Лешка. — Даже у нас в городе.

— Скажет тоже! — удивился Мишка.

— А что тут такого? Читал в газете — один экскаваторщик котлован копал и меч нашел?

— Где, где? — загорелся Мишка.

— Я уже забыл… В каком-то новом микрорайоне…

— Вот ты всегда так! — огорченно сказал Мишка. — Что надо, забываешь, что не надо — помнишь…

— Да там уж ребята все перерыли и ничего, кроме гильз, не нашли.

— Эх, если бы ты раньше сказал!

— А кто думал, что ты захочешь искать.

— Думал, думал… А больше ты никаких исторических мест не знаешь?

— Нет, — уныло ответил Лешка.

— Жаль…

Из спальни, зевая, вышел Лешкин отец. В воскресенье, он всегда был не прочь вздремнуть часок-другой перед началом вечерней телевизионной передачи.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

— Проснулся? — спросил Лешка.

— А мы такой фильм смотрели! — похвастался Мишка.

Лешкин отец подбежал к телевизору и схватил программу. Он страшно разволновался. Подумал, что проспал четвертую серию немецкого фильма «Зеленое чудовище», которую с нетерпением ожидал целую неделю. Но все оказалось в полном порядке. «Зеленое чудовище» начиналось в 20 часов. Отец сразу же повеселел и начал рассказывать разные смешные истории о том, как он работал в Сибири («это когда тебя, Лешка, еще на свете не было!»), как охотился на медведя. Вернее о том, как медведь охотился на него. Отец случайно шагнул в припорошенную снегом полынью и провалился по шею в ледяную воду. Еле-еле выбрался. Стоит дрожит. Вдруг из чащи медведь! Отец как побежит, пар столбом! Километров пятнадцать за ним медведь гнался, запалился и отстал — понял, мертвое дело. Отец огляделся по сторонам — чащоба. Вон куда его мишка загнал. Замерзну, думает, в сырой одежде. Но ему почему-то тепло, ни капельки холода не чувствует. Оказалось, он так быстро бежал, что одежда на нем на ходу высохла.

Мишка с Лешкиным отцом заспорили — может ли одежда так быстро высохнуть.

Лешка даже обиделся на друга:

— Иди со своим отцом спорь.

Мишка тоже обиделся и пошел к двери.

А Лешкин отец почему-то рассердился, стал Мишку останавливать:

— Ты что, Лешку не знаешь? Первый грубиян!

Тогда Лешка и на отца обиделся, завалился на диван, книжечку в руки взял, лежит читает, а на них даже и не смотрит.

А они беседуют себе как равные, и на Лешку — ноль внимания.

— А стать археологом — это почетно? — спрашивает Мишка.

— Любое дело почетно, если с душой делаешь, — отвечает Лешкин отец.

— Ну, а все-таки? — допытывается Мишка.

Лешкин отец разошелся, не остановишь. Не каждый может археологом быть, говорит, сила воли нужна огромная, выдержка, как у йога, и выносливость. И жара, и холод — археологу все нипочем!

— Жара — это верно, — согласился Мишка. — Мы тут кино смотрели французское. Они там в пустыне, под солнцем, знаете, как жарятся! На день по три раза загар слезает, кожа то есть. Жаль, что вы не видели.

— Я французские фильмы не люблю, — сказал Лешкин отец. — Сплошное хи-хи да ха-ха. Я больше люблю что-нибудь серьезное или про шпионов.

— Про шпионов и я люблю, — не выдержал Лешка.

— Про шпионов все любят, — сказал Мишка. Он не умел долго обижаться.

Отец принес чай и откупорил литровую банку с вареньем:

— Давай, мужики, пока матери нет.

Мишка стал отказываться:

— Я сыт, — и чтобы показать, как он сыт, чиркнул ладонью по горлу.

Но когда его уговорили, сразу умял полбанки.

— Большое спасибо, — сказал он сытым голосом. — Я пойду. Лешк, заходи завтра утром.

— Хороший парень, — сказал Лешкин отец, когда Мишка ушел. — Серьезный. Ты за него держись.

— Я и держусь, — сказал Лешка, а потом, спохватившись, добавил: — Еще неизвестно, кто за кого держится.

— Ну-ну, — засмеялся отец. — А насчет археологии, вы серьезно или просто так?

— Да так… — уклончиво ответил Лешка.

Как только начался фильм «Зеленое чудовище», Лешка сразу забыл об археологии. Но Мишка оказался более стойким, он позвонил поздно вечером и сказал:

— Завтра идем в краеведческий музей. Понял?

— В музей? — переспросил Лешка. — А зачем?

— Как зачем? — удивился Мишка. — Уж там-то наверняка знают, где какие места для раскопок!

И тут только Лешка вспомнил про археологию и закричал в трубку:

— Правильно!

Глава вторая

Айсинг говорит…

Скрестив пухлые ручки на животе, загадочно улыбались каменные идолы. Они стояли у самого входа в краеведческий музей, наверное, потому, что в музее для них не хватило места. И дирекция совершенно правильно решила, что они могут постоять и на улице: если уж за тысячелетия с ними ничего не случилось, то крыша над головой для них совершенно не обязательна.

Мишка навалился плечом на одного из идолов, который был чуть поменьше других. Тот даже не покачнулся. Ему ли, отлично помнящему нашествие татар на Русь, обращать внимание на какого-то рыжего мальчишку? В щели рта у идола торчал окурок сигареты, который, очевидно, оставил ему на память кто-то из прохожих. Наверное, для того, чтоб идолу было не так скучно. Лешка ласково похлопал его по животу, и друзья вошли в музей.

Кассирша, сидевшая за столиком под развесистыми оленьими рогами, вдруг засуетилась.

— Вы на заседание археологического кружка? — шепотом спросила она. — Уже начали. — И распахнула перед ними дверь в зал.

— А как же… билеты? — пробормотал Лешка и тут же осекся, потому что Мишка больно двинул его локтем в бок.

— Для своих у нас бесплатно, — улыбнулась кассирша.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Ребята юркнули в зал.

Мишка сразу же ринулся в дальний угол, где сидели несколько мальчишек и девчонок и внимательно слушали бородатого старика с палкой. А Лешка как глянул на витрины, так и не смог оторваться от них.

Чего тут только не было! Кремневые наконечники для стрел и копий, какие-то ржавые подковы, боевые палицы наших далеких предков, желтые зубы доисторических животных и даже слоновий бивень, над которым красовалась табличка: «Бивень обыкновенный. Индийский слон». И как сюда попал этот бивень? Любому понятно, что слоны, тем более индийские, к этому краеведческому музею отношения не имеют.

До Лешки доносились обрывки фраз:

— Наша область богата древнейшими памятниками… Еще на заре истории вятичи… Найдены места первобытных стоянок… Петр I строил свои корабли… У излучины Дона можно найти… Река Воронеж — колыбель российского флота… Наш археологический кружок призван изучать… Юные пионеры могут сделать многое… Прежде всего надо составить план работы… Я вам дам список необходимой литературы… Не стесняйтесь, беспокойте в любое время…

Когда все стали расходиться, Мишка накинулся на Лешку:

— Ты чего не слушал? Думаешь, у меня память резиновая?!

Лешка виновато оправдывался:

— Понимаешь, наконечники… бивень… индийский слон…

— Сам ты слон! — вскипел Мишка. — Айсинг говорит, что в нашем городе и везде вокруг — исторических мест пруд пруди. Видал, сколько мальчишек набежало, того и гляди опередят!

— Какой такой Айсинг? — удивился Лешка.

— Ну этот… Ученый с палкой, фамилия у него такая — Айсингов, Вот его и зовут: Айсинг, Айсинг…

— Ладно, не кипятись… А что он еще говорил?

— У-у, он о многом рассказывал… Вот ты, например, задумывался когда-нибудь, почему наша улица называется Большая Стрелецкая?

— Не-е… А что?

— А вот то! Раньше на ней стрельцы жили…

— Ну?

— А если тут жили стрельцы, значит, после них должно обязательно что-то остаться…

— А что могло после них остаться?

— Оружие… И всякие другие вещи. Айсинг об этом здорово рассказывал… А до стрельцов, еще когда нашего города и в помине не было, здесь, возможно, было скифское поселение!

— Это тоже Айсинг сказал?

— Конечно! А ты и не слушал!

— Да-а… Только вот что-то я ни разу на своей улице не то что какого стрелецкого оружия, а даже простой железки не видел. Все мальчишки в утильсырье стащили.

— Так я же тебе о чем говорю! Надо вести раскопки. А на земле уже давно ничего не валяется., Будем в земле искать…

— Это где же ты искать будешь? Асфальт снимешь, да?

— Зачем?! Мы можем во дворе копать.

— Так тебе и разрешили! Как все сбегутся — не обрадуешься.

Мишка глубоко задумался. Он даже лоб наморщил как взрослый и шел с таким видом — не подступись. Лешка посмотрел на Мишку и тоже наморщил лоб. Вроде задумался.

А у самого в голове вертелось: что же Мишка придумает?

Так они шли, и на них все смотрели с уважением, и некоторые прохожие даже оборачивались и разводили руками, словно говоря: «Нет, это просто удивительно! Вы только посмотрите, какие серьезные молодые люди. Сразу видно, что они думают о чем-то очень и очень важном!»

Наконец Лешка не выдержал.

— Придумал? — спросил он.

— Нет, — ответил Мишка. — А ты?

— И я нет…

И опять они замолчали.

И только у самого их дома Мишка вдруг остановился и широко раскрыл рот.

— Ты чего? — удивился Лешка.

— Придумал!

— Ну?!

— Надо вести раскопки не на улице и не во дворе…

— А где же?

— В сарае!

— Вот здорово! — обрадовался Лешка.

— Ладно… Завтра встречаемся в восемь утра. Инструмент археологический — лопата. Договорились?

— Есть! — весело ответил Лешка.

Глава третья

«Мелкие хулиганы» появляются и исчезают

В Мишкиной квартире, которая состояла из одной-разъединственной комнаты, на стене висела саперная лопатка.

У этой лопатки была своя длинная история. Не будем рассказывать ее, скажем только, что лопатка прошла боевой путь до самого Берлина. И Мишкин отец — в прошлом солдат саперного батальона — возвел столько мостов, сколько зарубок на ее черенке. А зарубок было — не сосчитать. Они покрывали весь черенок лопаты. И все Мишкины знакомые думали, что это специальная нарезка, чтобы лопатку было удобнее держать в руках.

Лезвие лопатки было всегда в чехле, и со стены она никогда не снималась.

И даже тогда, когда Мишка собирался в поход или на рыбалку и просто позарез нужна была такая удобная лопатка, она все равно по-прежнему оставалась на стене. Отец не давал ее ни под каким видом.

— Табу! — коротко и ясно говорил он.

И Мишка только вздыхал. Что ему еще оставалось делать?

Но сегодня, когда родители ушли на работу, Мишка нарушил запрет.

Он снял лопатку со стены и стремглав вылетел из квартиры, как будто за ним кто гнался.

На втором этаже он столкнулся с Лешкой, который, отчаянно зевая, плелся вниз по лестнице. На плече у Лешки лежала, как винтовка, огромная совковая лопата.

Они выскочили из подъезда и тут же попятились назад. Мимо проходили «мелкие хулиганы» Ленька и Петька. В руках у них тоже были лопаты. А ведь к лопатам им после одного случая строго-настрого запретили даже прикасаться. Это произошло после того, как они вырыли посредине двора яму и, замаскировав ветками, заманивали в нее председателя ЖЭК — за то, что он не разрешил им устроить стартовую площадку для ракет «Воздух — воздух». Но однажды ночью, возвращаясь домой после получки, в нее угодил сосед дядя Федя, большой любитель выпить, и просидел там всю ночь, распевая известную пионерскую песню «На дороге чибис».

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Утром, когда над ним посмеялся весь двор, он дал себе зарок не пить. И сдержал слово. Но с тех пор его каждый вечер встречала у ворот жена и, освещая дорогу фонариком, провожала через двор. А Леньку и Петьку, несмотря на то, что они невольно перевоспитали дядю Федю, ругали во всех подъездах, называя «отпетыми», «сорви головами», и запрещали другим мальчишкам с ними водиться. К лопатам же они не имели теперь права даже притрагиваться.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Вот почему Лешка и Мишка страшно удивились, когда увидели «мелких хулиганов» с лопатами в руках.

— Видал? — сказал Мишка, когда Ленька и Петька поспешно выскочили со двора.

— А ты что думаешь, — ответил Лешка, — они «Хуперта в пустыне» не смотрели? Уж они-то знают, где рыть, а где не рыть.

— За мной! — скомандовал Мишка, и друзья, забыв про сарай, кинулись вдогонку за «мелкими хулиганами».

Ленька и Петька шли быстро и не оборачивались, Они не подозревали, что за ними следят. Они сворачивали из улицы в улицу, из переулка в переулок, пересекали длинные проходные дворы, и казалось, что они будут так идти вечно.

Сначала Лешка и Мишка были настороже, опасаясь, что «мелкие хулиганы» могут их заметить. Прятались за углы, за афишные тумбы, за спины прохожих. А потом, когда устали, нахально пошли за ними прямо по пятам.

— К реке двигаются, — сказал Мишка.

— Давай путь срежем, — предложил Лешка.

Ребята перелезли через забор и в ту же секунду столкнулись нос с носом с Ленькой и Петькой, которые в это время как раз проходили мимо.

От неожиданности и преследователи, и преследуемые резко остановились, да так и застыли с лопатами в руках. У всех испуганно бегали глаза.

Секунду ребята молча стояли друг против друга. Потом «мелкие хулиганы» стремглав понеслись в одну сторону, а Лешка и Мишка — в другую.

Наконец приятели выбились из сил и остановились под уличными часами.

— Чего это они убежали? — удивился Лешка.

— И сам не знаю, — махнул рукой Мишка.

И они помчались к реке.

— Глянь-ка, глянь-ка! С лопатами! — кричали им вслед загоравшие на пляже мальчишки.

Непонятно, чему они удивлялись?! Люди вышли прогуляться с лопатами. Что ж тут такого?

Часа два ребята бродили по берегу, но «мелких хулиганов» и след простыл.

Один рыболов остановил друзей:

— Червячков не накопаете?

— Да мы вроде… заняты, — промямлил Лешка.

Но как откажешь своему брату-рыболову, тем более, клевало у него страшно.

Друзья вскопали огромный участок луга, но червей не было.

— Может, вам мух наловить? — жалобно предложил Лешка.

— Ловите, — великодушно разрешил рыболов.

Вот и пришлось Лешке и Мишке раздеться, искупаться как следует и, удобно устроившись на песочке, ловить друг на друге огромных коровьих слепней.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

«Наверно, Ленька с Петькой нашли какое-нибудь историческое место, — лежа на песке, думал Мишка. — Иначе, зачем им с лопатами бегать?!»

— Ищи их — не ищи, не найдешь, — уныло сказал Лешка. — И ничего ты от них не узнаешь.

— Узнаем, — успокоил его Мишка. — В другой раз будем осмотрительней. А не так, как сегодня.

Когда спичечная коробка была плотно набита насекомыми и ребята хотели ее отдать, оказалось, что рыболов куда-то исчез. И как они не заметили? Это их совсем доконало.

— Зря мы для него старались… Уже давно бы начали вести раскопки, а то столько времени потеряли, — злился Лешка.

— Да, — согласился Мишка, — уже поздно. Через час отец с работы придет… Сегодня ведь день короткий… Придется с понедельника начать…

Лешка только вздохнул и, вскинув лопату на плечо, поплелся следом за другом.

Глава четвертая

Страшный сон

В воскресенье Лешка и Мишка решили отдохнуть от археологии и отправились на речку. Несмотря на ранний час, на пляже уже было полно народу. Ребята спустились немного ниже по реке и расположились на крутом обрыве, заросшем сочной луговой травой.

— Будем загорать и заниматься делом, — сказал Мишка, раскрывая книжку «Занимательная археология».

Времени даром он не терял.

Но Лешка считал, что в воскресенье читать книжки вредно, и поэтому предложил:

— Давай читать по очереди. Сначала ты, потом я. А после расскажем друг другу, что прочитали.

— Ладно, — согласился Мишка и уткнулся в книгу. А Лешка поплавал немного, а потом вылез на берег и лег около Мишки. Он стал смотреть на реку, на купающихся мальчишек и незаметно для себя задремал.

Вдруг его словно кто-то толкнул, и он вскочил, испуганно озираясь. Все вокруг необычно изменилось. Не было ни реки, ни луга, ни города вдали на холмах. Вокруг была пустыня. Песок и ничего больше. И никого. Только жарко пекло солнце и очень хотелось пить.

Лешка боязливо осмотрелся. До самого горизонта лежали сплошные пески.

— Мишка! — отчаянно закричал Лешка.

— А-а! — ответило эхо.

— Мишка! — снова крикнул Лешка и, не помня себя от страха, побежал по пустыне.

Ноги у него подламывались, раскаленный песок обжигал босые ступни, а Лешка все бежал и бежал и никак не мог остановиться.

Вдруг чьи-то руки схватили его.

— Куда мы так торопимся, юноша? — спросил чей-то хриплый голос.

Перед Лешкой стоял профессор Хуперт Дю Озе и смеялся.

— Я так, — испуганно сказал Лешка. — Гуляю.

— Все это очень подозрительно, — строго сказал профессор. — А может, вы решили опередить меня и отыскать бритвенный прибор фараона Рамзеса Первого?

— Нет, что вы! — горячо сказал Лешка. — Я и не думал.

— Так и быть, — сказал профессор. — На первый раз поверим. Идите и не оглядывайтесь, а то я могу передумать, и вам будет ой как плохо!

— Ни за что не оглянусь, — поспешно заверил Лешка Хуперта и опять побежал по пустыне.

Он бежал, боясь посмотреть не то что назад, но даже по сторонам. Теперь он знал, куда бежать: впереди высилась тяжелая черная громада пирамид. Как-никак, жилье!

И тут он увидел Мишку, который ловко швырял песок лопатой, так что вокруг него стояло целое облако пыли.

— Ты где это гуляешь? — накинулся на Лешку Мишка. — Я тут уже двенадцатый год веду раскопки, а ты все никак не идешь.

«Ты что врешь, Мишка, мы же только что с тобой на реке были!» — хотел сказать Лешка, но сразу прикусил язык. На Мишкином лице гордо красовалась окладистая ассирийская борода, как у Рамзеса Первого.

— Чего уставился? — усмехнулся Мишка. — Это для маскировки!

И он оттянул бороду-мочалку на резинке.

— Вот так штука! — засмеялся Лешка.

— Это я на всякий случай… От «мелких хулиганов»… Они тут поблизости вертятся…

— А как же мы сюда попали? — спросил Лешка.

— Некогда сейчас рассказывать! Работать надо! После поговорим.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Мишка снова заработал лопатой. У Лешки лопаты не было, и он начал рыть песок руками.

Вдруг Мишка отбросил лопату, присел на корточки и, быстро вытащив из кармана зубную щетку, начал ею осторожно сметать песок с какого-то блестящего предмета, похожего на знаменитый золотой поднос фараона.

— Давай лопатой подковырну! — нетерпеливо воскликнул Лешка.

— Да ты что! — Мишка даже подпрыгнул от возмущения. — Тут надо быть предельно осторожным. Придется года два пылинки сдувать, прежде чем эту штуку достанем.

— Я хотел побыстрее, — робко заметил Лешка.

— В археологии нельзя спешить! — отчеканил Мишка. — Археология — это упорный, кропотливый труд, который не терпит поспешности.

У Лешки от изумления глаза на лоб полезли. И где это Мишка так складно говорить научился?

— Недаром ты двенадцать лет просидел в пустыне! — пробурчал Лешка.

И тут он краем глаза увидел, как к ним, размахивая руками и яростно крича «Не смейте трогать бритвенный прибор фараона!», бежит профессор Хуперт Дю Озе.

— Атас! — не своим голосом завопил Мишка, отшвырнул в сторону зубную щетку, мгновенно выкопал лопатой поднос и, прижав его к груди, помчался к пирамидам.

Лешка побежал за ним.

А за Лешкой, что-то крича, прыгал по барханам знаменитый профессор.

И тут случилось самое страшное. Из-за пирамиды выскочили «мелкие хулиганы», накинулись на Мишку, вырвали у него золотой поднос и словно сквозь землю провалились.

— Отдайте! — отчаянно закричал Лешка и проснулся.

Все было по-прежнему, все было на своих местах, ничего не изменилось. Ласково светило солнце, неторопливо бежала река, плескались мальчишки, а рядом лежал, уткнувшись в книжку, верный дружище Мишка.

— Ух! — облегченно вздохнул Лешка.

— Ты чего? — спросил Мишка.

— Да так… Жарко… Пойдем окунемся…

— Сейчас… Ну, ты понял, что я тебе говорил?..

— Понял, понял! Археология — это упорный, кропотливый труд, который не терпит поспешности.

— Усвоил, значит. А то я тебе говорю, а ты ни бэ, ни мэ. А потом что-то начал говорить про бритвенный прибор фараона Рамзеса Первого.

— Это я так, — поспешно сказал Лешка, которому вовсе не хотелось, чтобы Мишка стал дразнить его «соней». — Поспорить захотелось…

— А ты знай, когда надо спорить. А то начал мне снова рассказывать «Хуперт в пустыне»… Нашел время!

По реке мчалась новенькая моторная лодка. Она разрезала воду как ножом, и за ней во все стороны расходились широкие волны, в которые с криком ныряли мальчишки. А на лодке сидели «мелкие хулиганы» и гордо поглядывали на Лешку и Мишку.

— Эй вы, бездельники! — завопил Ленька.

— А где же ваши лопаты? — добавил Петька.

Лешка хотел им ответить как положено, но Мишка прошипел:

— Не связывайся! Видишь, с кем они.

На корме за рулем важно сидел владелец лодки, известный всему берегу браконьер Сенька Усатый. И хотя Сенька давно уже вышел из детского возраста и ему было никак не меньше тридцати пяти лет, уважение к себе он не вызывал, и все, даже мальчишки, называли его не Семен Иванович, не Сеня, а просто Усатый. Да он и не откликался ни на какое имя, кроме этой клички. У Сеньки не было ни усов, ни бороды — у него были бакенбарды. А прозвище «Усатый» он получил из-за одного сома.

Подвалило однажды Сеньке рыбацкое счастье — поймал он сома килограммов на пять. На базаре сразу толпа собралась. Ахи, охи! Все стоят и смотрят на усатое чудовище. А Сенька хвастается:

— Купил я утром индюка, днем зажарил, вечером пошел на берег. Зацепил индюка на тройник — и в омут. А другой конец к руке привязал и завалился спать в стог. А он от берега метров на тридцать. Утром меня как рвануло за руку. Весь стог разворочал и на землю спикировал. Бегу к омуту, остановиться не могу. Помогите, кричу, а дачники смеются. Думают, выпил. Прямо с обрыва — шарах в воду! И, конечно, тону. Сом меня на самое дно тянет. Врешь, думаю, не потону — Колька Староватых мне еще пять рублей должен!

В толпе смех, а Сенька знай себе распинается:

— Хорошо, что я находчивый, схватил его, проклятого, за усы, намотал на руку и на берег выволок. Я за такого сома меньше десяти рублей не возьму!

— Дорого! — кричат из толпы.

— Меньше никак нельзя, — разъяснял Сенька. — У него внутри индюк жареный. И потом усы… Каждый на полкило тянет.

Вдруг подходит к нему гражданин в шляпе и шутит:

— А если б у него усов не было?

— Без усов вдвое дешевле! — тоже шутит Сенька.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

А гражданин не будь дурак, раз-два — и оборвал сому усы, сунул Сеньке пятерку и спокойненько удалился. И Сенька ничего не мог поделать. Сам сказал, что без усов дешевле!

С тех пор его прозвали Усатым.

Мальчишки Усатого не любили. Уж очень он вредный был. Стоит хорошее место для рыбалки найти, как откуда ни возьмись появляется Усатый на своей моторке и кричит:

— Ты что, закона не знаешь? Мое место! Я вчера сюда два ведра вареной картошки на прикорм высыпал!

Не станешь с ним связываться, ниже уйдешь или выше. Но если снова начнется отличный клев, Усатый опять тут как тут:

— Ты что, закона не знаешь?!

Как будто вся речка его.

Вот поэтому-то и удивились Лешка и Мишка, когда увидели «мелких хулиганов» в моторке Усатого.

— Тут какая-то тайна, — сказал Мишка.

Глава пятая

Раскопки начинаются

На другой день Мишка снова нарушил «табу». Мало того, он без спросу взял ключ от сарая и все зубные щетки, которые имелись в доме. А Лешка утащил у своей сестренки Таньки кисточки для рисования, новую мамину расческу, словом, все, что могло пригодиться для археологических изысканий. Кроме этого, каждый не забыл захватить флягу с водой. Под флягой подразумевалась обыкновенная бутылка.

Прежде чем войти в сарай, Мишка тревожно повертел головой.

— Сначала надо проверить, не следит ли кто, — сказал он.

И они осторожно, на цыпочках обошли вокруг сарая. Мишка — с левой стороны, а Лешка — с правой. На полпути они встретились, но не остановились, а лишь выразительно поглядели друг на друга. Когда они вновь столкнулись у дверей сарая, Мишка спросил:

— Никого?

— Никого!

— Порядок!

Мишка называл это «вилкой», или двойной проверкой.

Они вошли в сарай, и Лешка сразу приуныл. Сарай был захламлен различными ненужными предметами. Да так плотно, что и земли даже не было видно.

— Здесь неделю возиться, — заныл Лешка.

Мишка не понял его и стал успокаивать:

— Ну что ты! Здесь нам на целый год работы хватит, и на другой останется!

— На год?! — воскликнул Лешка. Уж очень ошарашил его Мишка таким сроком научных изысканий.

— А ты как думал? Пока все уберем да щетками пятиметровую яму выроем…

— Пяти… метровую? — запинаясь, переспросил Лешка.

Мишка наконец догадался, что Лешка испугался трудностей, и усмехнулся:

— Не бойся, может, и за полгода управимся.

Лешка немного успокоился.

— А может, завтра начнем? — неуверенно пробормотал он.

— Не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня, — строго промолвил Мишка.

— Легко сказать… — Лешка высыпал свой археологический инструмент на скособоченный стол.

И изыскания начались. Сначала надо было расчистить место. Поломанный шкаф, обшарпанные стулья, ржавая кровать и сломанные ящики из-под фруктов были сложены друг на друга в одной половине сарая. Получилась самая настоящая баррикада времен Гавроша. Затем принялись за доски, устилающие землю. Когда Мишка выдрал первую доску, он радостно закричал, словно великий мореплаватель Христофор Колумб, открывший Америку:

— Земля!!!

Друзья расчистили под основные работы площадку размером два метра на три. Мишка самолично замерил ее своей короткой ученической линейкой.

— Так-то оно верней, — сказал он.

Наконец все было готово, и Лешка взялся за лопату, но Мишка сердито зашептал:

— Хочешь все дело испортить?! Читал «Занимательную археологию»?

Лешка смутился:

— Читал…

— Ты для чего щеточки брал?

— Как для чего… Ты сказал, — и Лешка снова было взялся за лопату.

Но Мишка выхватил ее:

— А вдруг в самом верхнем слое есть что-нибудь ценное! Амфоры, посуда глиняная, всякие стрелецкие принадлежности! А ты своей лопатой враз все в осколки превратишь.

— Я хотел как лучше, — испугался Лешка и даже на всякий случай сошел с земли и встал на доски.

— Держи, — и Мишка протянул ему зубную щетку. Он сел на корточки, достал другую и начал осторожно шуршать ею по земле. Даже зубы и то он чистил более смело и решительно!

— А я думал, ты шутишь, — удивился Лешка. — А оказывается…

— Я шучу в свободное время, а на работе я занимаюсь делом, — Мишка, чуть дыша, счищал пылинки с осколка бутылочного стекла.

Кому приходилось проводить археологические изыскания зубными щетками, знает, насколько это тяжелый и неблагодарный труд. Через час друзья выбились из сил.

Зато находок оказалось немало: две крышки от консервных банок, кусок кирпича, несколько разноцветных стекляшек. Мишка занес находки в записную книжечку и неуверенно сказал:

— Может, палкой попробуем? Ведь ничего же не случится…

— Конечно, ничего, — охотно согласился Лешка. — Мы будем осторожно. А если встретим эту, как ты сказал… амфору, тогда и щетки пригодятся.

— Это, конечно, так, — Мишка все еще колебался. — Но нигде не сказано, что можно вести раскопки палками…

— А что если лопа…

Но Мишка сразу его оборвал:

— Лопатами ведут раскопки только тогда, когда хотят добраться до первобытных стоянок мезозойской эры! А мы изучаем более поздние напластования. Не так-то уж и давно, по сравнению с историей земли, стрельцы здесь жили, ясно?

На это веское доказательство Лешка не смог ничего возразить.

— Будем копать палками, — вдруг решительно заявил Мишка.

Палками копать — тоже не мед. «Археологи» убедились в этом очень быстро и приуныли.

— А знаешь, — вдруг сказал Лешка. — Если по-честному, то нас с тобой всякие там черепки, посуда стрелецкая не интересуют. Что мы, девчонки? Надо старинное оружие искать! От лопаты оружию ничего не сделается.

— Верно, — засиял Мишка. — Вот видишь, и лопаты пригодились. Я же тебе говорил.

С лопатами дело пошло быстрее. Мишка вгрызался в «грунт» своей саперной, а Лешка подхватывал землю широкой совковой и выбрасывал за дверь. Находок стало значительно больше. Но, к сожалению, глубже чем на двадцать лет истории ребята еще никак добраться не могли. Самой древней находкой оказалась ржавая немецкая каска. Но друзья торжествовали.

— Стоит только копнуть глубже! — ликовал Лешка.

— Успевай вынимать! — поддакивал Мишка.

— Темно что-то, — наконец проворчал Мишка. Он взглянул вверх и ужаснулся: у дверей сарая выросла гора земли и заслонила вход.

Пришлось «гнать» кучу земли через весь двор. Сначала они кидали землю к соседнему сараю, затем к другому, к третьему. И к вечеру благополучно перебросили ее через забор на соседний двор.

— Завтра с восьми, — сказал Мишка и, пошатываясь от усталости, поплелся домой, чтоб повесить лопатку на стену до прихода отца.

— Ты не забыл, что завтра у папы день рождения? — спросила Мишку мать, когда пришла с работы.

— Да что ты! — удивился он.

Всю ночь Мишке снилось, как он раскопал в сарае шпагу петровских времен и торжественно подарил отцу. Все гости были потрясены. А отец сказал: «Это самый лучший подарок за всю мою жизнь!»

На следующий день «археологи» были более осмотрительны. Они насыпали землю в мешок и относили на свалку. Находок больше почему-то не было.

— Ничего, — подбадривал Мишка друга. — Еще немного и ахнешь!

В яму уже приходилось спускаться по специально вырубленным ступенькам — так она была глубока!

Еще два часа работы, и друзья вырыли «шурф» глубиной в два метра.

— Два метра. Ужас! — так и сказал Мишка, когда измерил глубину ямы своей линейкой.

Вяло покопал еще немного. И вдруг радостно вскрикнул:

— Щетку!

Лешка поспешно бросил ему зубную щетку и свесился через край ямы. Мишка осторожно расчищал торчащее из земли черное острие.

— Шпага! — взволнованно бормотал он.

Он начал рыть вокруг, и внезапно черный столбик повалился набок. Он был не длиннее ладони и толщиной в палец. Мишка копнул глубже, словно на что-то надеясь, но больше ничего не было. Лешка спрыгнул вниз и схватил загадочный предмет.

Сталкиваясь лбами, «археологи» очистили его от земли. Это оказался — обыкновенный карандаш.

— «Пи-о-нер», — прочитал Лешка полустертую надпись на одной из граней карандаша. Как сюда попал карандаш, да еще на такую глубину — друзьям было совершенно непонятно.

Не веря своим глазам, они лихорадочно ощупывали карандаш, будто надеясь на чудо. Но карандаш оставался карандашом.

Внезапно за дверью послышались голоса Мишкиного отца и какого-то незнакомца.

— Понимаете, — говорил Мишкин отец, — я уже и помидоры купил, и огурцы… Вот уж несколько лет собираюсь погреб вырыть, да все некогда.

— Это мы махом! — басил незнакомец. — Не беспокойтесь.

Ни живы ни мертвы, друзья притаились в яме.

Послышался скрип двери, затем изумленный крик Мишкиного отца и обиженный голос незнакомца:

— Ничего себе шуточки! Знаете ли, в моем возрасте…

Громко хлопнула дверь.

Мишкин отец что-то растерянно пробормотал.

«Археологи» прижались к стене и робко взглянули вверх. Вверху белело изумленное лицо Мишкиного отца.

— Я… — дрожащим голосом произнес Мишка, — лопатку…

Но отец почему-то не рассердился. Он как-то очень весело засмеялся. А когда ребята вылезли из ямы, он взял у сына саперную лопатку и сделал на ней еще одну зарубку.

Поздно вечером, когда собрались гости и Мишка уже лег спать на диване в кухне, до него донесся возбужденный голос отца:

— Понимаете, это самый лучший подарок в моей жизни!.. Не поверите, сын сам погреб в сарае вырыл! Глубиной почти в три метра!

Гости зашумели, заспорили.

Мишка спал и улыбался во сне…

— Погреб тебе вырыли, да? Погреб, да? — еще долго после этого случая возмущался Лешка. — Пошли теперь у меня подвал рыть! Пошли!..

Глава шестая

Четверо неизвестных

В семь ноль-ноль утра двое «неизвестных» выскользнули из подъезда четырехэтажного дома по улице Добужинского и тревожно огляделись по сторонам. Ничего подозрительного не было видно. Продолжая опасливо оглядываться, «неизвестные» пересекли улицу и скрылись в арке проходного двора дома № 5/6.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

В семь часов десять секунд двое других «неизвестных» выскользнули из соседнего подъезда того же дома по улице Добужинского и, соблюдая известные меры предосторожности, пошли по следам двух первых.

Заметая следы, двое первых «неизвестных» вскочили в трамвай № 2 и вышли через три остановки. Они не заметили, что следом за ними буквально через секунду подкатил троллейбус № 1 и из него вылезли двое других «неизвестных». Они спрятались за рекламный столб, выжидая, когда преследуемые снова двинутся в путь.

— Заметают следы, — сказал один из преследователей.

— От нас не скроются! — добавил другой.

Двое первых «неизвестных» о чем-то быстро посоветовались и уехали на автобусе в ту же сторону, откуда приехали.

Двое вторых «неизвестных», очевидно, не желая раньше времени раскрывать себя, не стали останавливать проезжающую мимо милицейскую машину и прицепились к грузовику, идущему в ту же сторону, что и автобус.

Они успели как раз вовремя. Грузовик притормозил перед остановившимся автобусом, из которого мгновенно выскочили двое «неизвестных» и торопливо зашагали по улице, ведущей к реке.

Двое других, соскочив с грузовика, все так же осторожно пошли за ними.

— Сегодня, кажется, за нами не следят, — сказал один из первых «неизвестных».

— А если и следили, — усмехнулся другой, — то давно уже отстали. У нас все по секундам.

И они оба засмеялись.

— А как ты думаешь, шеф нас не надует? — спросил первый.

— Вряд ли, — сказал второй и крепко сжал кулак. — Он у нас вот где!

Первый повеселел:

— Без нас он как без рук!

— А если он опять спросит, почему других не привели?

— Скажем, не идут.

— Так он и поверил!

— Ну и пусть не верит.

— А вдруг о нас все узнают. Представляешь, что будет?

— Представляю!

— А может, бросим все?

— Поздно… Да и слово дали…

Двое других «неизвестных» крались следом.

— Вот увидишь, они приведут нас на самое интересное место, — сказал один.

— И тут-то мы их накроем, — добавил другой.

И они оба довольно рассмеялись.

— Ты думаешь, они там одни?

— Конечно, они всюду только вдвоем.

— А если они не подчинятся?

— Применим силу.

— Легко сказать!

— Не трусь. Справимся. Самое главное, узнать где. А все остальное чепуха.

Отодвинув доску в заборе, двое первых «неизвестных» скрылись из виду.

Двое вторых забеспокоились и тоже подбежали к забору. Они прилипли к щелям между досками и затаили дыхание.

Двое первых пересекли огород, подошли к домику и застучали в дверь. На крыльцо вышел взлохмаченный верзила в красной майке и белых тапочках.

— Вы сегодня рано, — удивился он.

— Чтобы нас не выследили, — буркнул первый.

— Потому и рано, — добавил второй.

— Милиция? — забеспокоился верзила.

— Хуже, — сказал первый, — свои.

— А-а, — повеселел верзила. — Чихнем и забудем!

Он гостеприимно раскрыл дверь:

— Может, подзаправитесь? Все свое: молоко, мед…

— Работу кончать надо, — хмуро сказал «неизвестный».

— Хвалю! Сам такой! У меня тоже дело на первом плане. Закон жизни!

Двое первых «неизвестных» прошли в глубину двора.

— А я-то думал… — сказал один из преследователей другому. — А они, оказывается, Усатому огород копают. Пошли, Лешка!

Мишка и Лешка побрели к речке, а «мелкие хулиганы», скинув рубахи, стали уныло ковырять лопатами сухую, каменистую землю.

Глава седьмая

Скифский курган

Скифы жили давным-давно. Но они оставили неизгладимый след в школьном учебнике «История древнего мира». Кто из мальчишек не бредил знаменитыми скифскими курганами, великое множество которых разбросано по всей стране?!

И вот Мишка нашел скифский курган.

Все великие открытия начинаются с пустяков. Великий Ньютон открыл закон всемирного тяготения, увидев яблоко, упавшее с яблони на землю. Не менее великий Архимед открыл свой знаменитый закон, сидя в ванне и внимательно наблюдая, как вода, вытесненная его телом, переливается через край. Торичелли, ученик прославленного Галилея, открыл атмосферное давление, два часа простояв около насоса, вода в котором поднималась за поршнем на высоту не более десяти метров. Многие пустяки ведут нас к большим открытиям. Только эти самые пустяки надо вовремя заметить.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Однажды Мишка обратил внимание на камешек, который скатился с невысокого холма на берегу реки. Достаточно было взобраться на холм, чтобы определить, что это не холм, а курган. Что ни говори, курган — это все-таки курган, а холм — это холм. Бывает, просто чувствуешь, а объяснить трудно. Если б Мишка сумел объяснить, почему эта гора — курган, а не холм, то, наверное, появился бы какой-нибудь закон курганов. И тогда определить курганы было бы проще простого.

Лешка никак не мог поверить, что это место, которое он видел сотни раз, не что иное, как один из доселе не известных скифских курганов. Но Мишка сумел его убедить.

— Мало ли что ты видел! — говорил он ему. — Ты вот тысячу раз поднимался к себе на четвертый этаж. А сколько ступенек до вашей квартиры?

— Ступенек? — растерялся Лешка. — Наверно, шестьдесят…

— Семьдесят пять! — торжествующе заявил Мишка. — Наблюдательность для археолога — самое главное!

— А я и не спорю, — оправдывался Лешка. — Только странно, почему больше никому в голову не пришло, что это скифский курган?

— Чудак человек! — удивлялся Мишка. — Должен радоваться, что никто раньше не догадался, а ты… В том-то и дело, как говорил Айсинг, ходим мы с тобой по историческим местам и глазами хлопаем.

— Ладно, я тебе верю. Но вот как нам незаметно этот курган разрыть? Здесь вокруг всегда народу пропасть.

— Чепуха, — оживился Лешка. — Скажем, что червей копаем.

— Целыми днями-то? — усмехнулся Мишка.

— А кому какое дело! Пусть, кто что хочет, то и думает. Наше дело сказать, что червей, а там пусть.

— Нет, так не выйдет, — помрачнел Мишка. И вдруг оживился: — Лучше так… Лежишь себе на кургане, вроде загораешь, а сам копаешь сколько влезет. А если кто подойдет, лопату под песок. А?

— Точно, — заулыбался и Лешка.

В тот же день начались раскопки. Работа подвигалась, как говорится, со скрипом. Это только сказать легко — «лежишь себе на кургане, а сам копаешь»! Солнце печет, пыль в рот лезет, плечи ноют. А глаза — кажется, еще чуть-чуть и вывихнешь, потому что все время коситься приходится то направо, то налево — нет ли какой опасности. И результаты хуже некуда. За целый день крохотную ямку вырыли: курган сплошь из песка. Вроде радоваться нужно, не так тяжело копать. Зато сколько ни копай, все тут же засыпается. Песок так и течет, как вода, хоть запруду ставь.

Но Мишка не унывал.

— Видал? — говорил он Лешке. — Мы копаем, а никто даже и не замечает, что мы ведем важную научную работу. И речка рядом — искупаться всегда можно.

Насчет речки Лешка соглашался. Он тоже считал — что ни говори, а у скифов голова работала, знали, где курган поставить.

Но находок все не было и не было.

Мишка доказывал, что это в порядке вещей.

— Вот когда весь курган раскопаем, — говорил он, — и копнем еще землю метра на три, тогда только держись! Сабли из стали, секрет изготовления которой давно утерян, сбруя конская, золотые монеты и вазы. Любой музей с руками оторвет. — И поспешно добавил: — Сабли оставим себе!

Но Лешку, который понял, как трудно лежа на животе разрыть весь этот большущий курган, сабли уже не волновали, и он все чаще и чаще оставлял Мишку одного и бегал на речку, как он говорил, окунуться. Окунался он всегда не меньше часа. Когда Лешка возвращался, Мишка шипел, как проколотая камера:

— Личное выше общественного, да?

Землеройным работам не было видно конца.

Чем больше накапывали песка, тем, казалось, больше его прибывало.

— Из пустого в порожнее, — вздыхал Лешка.

На что ему Мишка мудро отвечал:

— Поживем — увидим!

— Увидишь тут, — буркнул Лешка.

— На сердитых воду возят, — сыпал поговорками Мишка и пыхтел изо всех сил, озираясь по сторонам и швыряя через плечо песок.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Однажды они услышали интересный разговор. Внизу двое мужчин сначала вполголоса, а потом все громче и громче, забыв обо всем на свете, отчаянно заспорили.

— Ты ничего не заметил? — говорил один.

— А что я должен был замечать? — отвечал другой.

— Может, ты не видишь двух мальчиков на этом пригорке?

— Вижу. Ну и что?

— А больше ты ничего не заметил?

— По-моему, нет.

— Так это по-твоему — нет, а по-моему — да! Может, ты хочешь, чтоб нас разорвало в куски?

— Ну да, я не хочу. Но что нас разорвет?

— Мало ли что! В Мелитополе был точно такой же случай! Двое мальчиков лежали на пригорке, и все думали, что они загорают. А оказалось, что они отвинчивают головку у фугаса.

— Ой-ой! И все взорвалось?

— Конечно, если бы не я! Я схватил фугас, ввинтил головку обратно и отнес в болото. Счастье, что фугас не взорвался!

— А причем тут эти двое мальчиков? Я все время наблюдаю за ними. Они просто что-то мирно роют. Может, они играют в сорок разбойников и копают для себя пещеру!

— А если они не роют, а зарывают? А потом как даст!

— Мальчики, что вы делаете? — спросил наконец у них один из мужчин.

— Мы играем в сорок разбойников и копаем для себя пещеру, — ответил ему Мишка его же словами.

— Ну, вот видишь, я был прав!

И мужчины зашелестели газетами.

— Пронесло, — сказал Лешка.

Вечером друзья произвели расчеты. Оказалось, что при их производительности труда этот курган может спокойно простоять еще много лет.

— Меня это, конечно, не пугает, я готов, — сказал Мишка. — А вот ты…

— И я не боюсь, — храбрился Лешка. — Только за несколько лет, знаешь, сколько людей про наш курган пронюхает. Не успели начать, и то уже двое заметили. Мы вот тут сидим с тобой, а они, может, там уже копают!

Мишку это не взволновало:

— Тут на всех хватит…

— А почему мы все от ребят скрываем? — заныл Лешка. — Может, зря? Позвали бы ребят. Раз-раз и готово! Все равно мы начальники. Мы же первые!

Мишка немного подумал:

— Да, и в книгах написано, в любой экспедиции всегда много народу. И если уж не сто, то человек двадцать всегда наберется. Каждому дела хватит!

Мишка был хитрый малый. Он давно уже надумал позвать ребят на помощь, только ждал, когда Лешка первый об этом заговорит. Кому, как не ему, Мишке, знать, что у Лешки выдержка послабее. В тот же вечер на дворовом собрании всех мальчишек и девчонок, разумеется, кроме Леньки и Петьки, было решено:

1. Назначить Мишку и Лешку главными начальниками археологической экспедиции «Скиф»;

2. Каждому иметь лопату или совок плюс зубную щетку;

3. Иметь однодневный запас пищи и воды;

4. Строго хранить тайну;

5. Найденные предметы не утаивать, а сдавать под расписку главным начальникам экспедиции;

6. Обязать главных начальников экспедиции не присваивать сданные им предметы, а отнести их в краеведческий музей;

7. Сбор на кургане в 6.00 утра.

Примечание: каждый должен привести с собой всех своих друзей, приятелей, товарищей, знакомых, а также сестер и братьев, если они имеются и умеют держать язык за зубами.

На другое утро курган напоминал муравейник. Собрались все мальчишки и девчонки двора, а также их друзья, приятели, товарищи и просто знакомые. А добровольцы все прибывали и прибывали с лопатами, совками, граблями и с зубными щетками. На главных начальников уже никто не обращал никакого внимания. Тем, кому не хватило места на кургане, копали рядом.

По пляжу поползли слухи. Все упорно твердили, что под ним обнаружено лежбище мамонтов. На этом загорающие сходились единодушно. Вот только о числе мамонтов были разнотолки. Одни говорили, что их не сосчитать и что здесь вскоре откроют фабрику по изготовлению пуговиц из бивней мамонта. Другие утверждали, что мамонтов не больше двадцати-тридцати. И только муж и жена, приехавшие отдыхать из столицы, утверждали, что мамонт всего один, потому что даже это слишком много для провинциального города. Но их никто не слушал. Каждый слушал только себя.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Курган уменьшался прямо на глазах. Скоро от него вообще ничего не осталось. Но энтузиазм не угасал. Начали разрывать соседний холм, пустырь…

«Мелкие хулиганы» растерянно смотрели на приближающихся к дому мальчишек и девчонок. Те подкапывались все ближе и ближе.

— Сюда! — раздались возгласы. — Сюда! Здесь уже копают!

Сенька Усатый, как ошпаренный, вылетел из дому и завопил:

— Зачем? Куда? Стой! Не подходи!

Мальчишки попятились.

— А что, здесь разве нельзя? — недоумевали они. — Где здесь скифский курган?

— Какой-какой? — удивились «мелкие хулиганы» и подбежали к забору.

Самая густая толпа суетилась на том месте, где раньше был курган.

— Какой же это курган?! — захохотали Ленька и Петька. — Это землечерпалка нарыла, когда речку чистили!

— А как же скифы? — недоверчиво спрашивали «археологи».

— Их тут и в помине не было! — клялся Усатый. — Я здесь тридцать лет живу и ни одного не видал!

Над лугом пронеслось:

— Нас обманули — обману-ли!.. Землечерпалка намы-ла!..

И тут все сразу вспомнили о главных начальниках экспедиции «Скиф».

Лешка и Мишка испуганно спрятались за чьи-то спины, но их вытолкнули вперед:

— Вот они! Вот они!

И еще неизвестно, что бы с ними случилось, но тут прибежал откуда-то мальчишка, перепачканный глиной с ног до головы, и радостно завопил, махнув рукой в сторону горизонта:

— Там еще один курган нашли!

И вся лавина устремилась за ним. Пляж опустел. Остались только Лешка и Мишка, «мелкие хулиганы» и Сенька Усатый, который задумчиво бормотал себе под нос:

— А может, зря? А может, лучше бы мне помогли копать…

Но Лешка и Мишка уже не слушали его. Они, как говорится, позорно бежали.

После этого случая целый месяц бродили по пляжу туристы, и какой-то старожил с гордостью показывал им знаменитое лежбище мамонтов и место, на котором когда-то стоял древний скифский курган.

Часть II Якорь

Глава первая

Загадочная дата

Лешке и Мишке было очень грустно — так их обидели, так над ними посмеялись. А за что, спрашивается? Неизвестно!

А им и без того не очень-то весело. Разве они хотели всех обмануть? Если уж на то пошло, они больше всего себя обманули! Кто мог знать, что этот курган вовсе и не курган, а самый завалящий холм, намытый земснарядом!

— Ну, мне ты веришь? — приставал Мишка к своему верному другу Лешке. — Я и взаправду думал, что он скифский.

— Я-то верю, а вот другие…

Печально брели они по берегу и молчали. Да и о чем говорить? Все и так ясно.

— Пошли на мост, — сказал Лешка.

Мишка кивнул.

И вот они идут по залитой ослепительным солнцем бетонной эстакаде. Мимо проносятся автомобили, троллейбусы, идут люди — одни торопливо, другие медленно, и никто не знает, какое у них огромное горе. И никто в мире не может им ничем помочь. Никто!

Они облокотились на перила моста. Вода внизу была медленная, глубокая, черная, и, казалось, река задремала в полуденном зное и ровно и спокойно дышит.

Мишка бросил вниз камешек и стал считать — раз, два, три… ожидая, когда камешек коснется воды. Всплеска они не услышали — по воде разбежались слабые круги, и все.

— Сколько насчитал? — спросил Лешка, чтобы хоть чем-то нарушить тягостное молчание.

— Сбился, — угрюмо буркнул Мишка.

И снова они замолчали. И снова стали смотреть на реку. И временами кто-нибудь из них бросал вниз камешек, и ребята смотрели, как по воде разбегаются широкие, беззвучные круги.

— А где же мы теперь копать будем? — робко спросил Лешка.

— И сам не знаю…

— А знаешь, Мишк, я бы сейчас где угодно стал копать, лишь бы найти что-нибудь историческое… А то ребята нам теперь проходу не дадут…

Мишка только вздохнул.

Неожиданно в реку упал какой-то тяжелый предмет, подняв фонтаны брызг, и позади ребят кто-то ехидно захихикал.

Мишка и Лешка обернулись. Перед ними стояли «мелкие хулиганы». В руках у Петьки был здоровенный красный кирпич.

— Напугались? Скифы! — ухмыльнулся Ленька. — Это я кирпичиком фуганул.

Петька тоже хотел швырнуть кирпич в воду, но Мишка неожиданно подскочил к нему.

— Я тебя сейчас так напугаю! — крикнул Мишка и выхватил у Петьки кирпич.

«Мелкие хулиганы» попятились.

— Да мы так, — забормотал Петька.

— Мы же шутим, — поддакнул Ленька. — Мы всегда с работы по кирпичу носим. Как дойдем до моста, так — шарах им в воду, только брызги летят. Салют! Еще один день прошел.

— Нанялись к Усатому в батраки, а теперь дни считаете, — засмеялся Лешка.

— Это кто же нанялся? — вспылил Ленька.

— Да вы! Кто же еще? — возмутился Мишка.

— А сами-то, сами-то! Курган разрыли! Ха-ха!

— Мы-то курган, а вы огород пашете! — издевался Лешка. — Задаром или на окладе?

— Эх вы, — сказал Мишка, — нашли с кем связываться, с Усатым!

— А если мы ему слово дали — две недели кирпичи из земли выковыривать! — заныл Петька. — Мы теперь сами не знаем, как от Усатого избавиться! Он нам сказал: «Помогите мне кирпичи вырыть, я вас буду на рыбалку брать. У меня места заветные».

— А вы и обрадовались! — усмехнулся Лешка.

— Обрадуешься тут! — чуть не плача, вскричал Ленька. — Он нас на рыбалку всего один раз взял, да и то не клевало!

— Не клевало… — передразнил его Мишка. — Ушли бы давно и все!

Ленька гордо скрестил руки на груди.

— Не знаю, как другие, — ответил он, — а мы своему слову — хозяева! Мы не врем, как некоторые.

— Мы скифскими курганами весь город не обманываем, — подхватил Петька и, задыхаясь от смеха, спросил: — А вы на кладбище рыть не пробовали?

«Археологи» угрюмо молчали. Возразить было нечего.

Мишка вертел в руках кирпич. Больше всего в эту минуту ему хотелось швырнуть его в реку, да так, чтоб вода столбом. Но Мишка сдержался.

И тут он увидел на кирпиче какие-то цифры и буквы: «17… года, мес… 6 дня…»

— Где вы его взяли? — вскрикнул Мишка.

— У Сеньки Усатого на огороде вырыли. А что? — удивился Ленька.

— Там их пропасть! — заметил Петька. — Вроде стена в земле…

Тут даже Лешка вздрогнул. Он взглянул на Мишку, тот на него, и они сразу помчались через мост в город.

«Мелкие хулиганы» оторопело посмотрели им вслед и даже не нашлись, что сказать, — настолько они были ошарашены.

И только когда Лешка и Мишка скрылись из виду, Петька растерянно пробормотал:

— Дела!..

А Ленька выразительно постучал себе пальцем по лбу.

Глава вторая

Опасный визит

Лешка взволнованно прохаживался у входа в краеведческий музей. Он ждал Мишку, который ушел с таинственным кирпичом к Айсингу. Мишка обещал держать язык за зубами. Если рассказать Айсингу все как есть, он тотчас начнет раскопки со своим археологическим кружком. Конечно, Айсинг и их возьмет с собой. Но даже если они что-нибудь и найдут, все скажут: «А сами вы ни на что не способны!» И потом, после печальной истории со скифским курганом, Мишка и Лешка стали гораздо осмотрительней. «Прежде чем приглашать кого-то, надо сначала самим во всем твердо убедиться!» — Мишка так и сказал. А найти что-нибудь интересное им просто необходимо. Иначе их так и не перестанут дразнить скифами и к месту и не к месту вспоминать о кургане. Поэтому они решили никому ничего не говорить, даже Айсингу. А только выяснить, что это за кирпич.

Больше всего Лешку тревожило, не проболтается ли Мишка, не скажет ли Айсингу больше, чем нужно. Айсинга трудно провести, настоящий археолог все с полуслова понимает. А в том, что он был настоящим археологом, ребята не сомневались. Кто, как не он, нашел в Костенках следы стоянок первобытного человека?!

Мишки все не было и не было. И Лешка просто извелся. В голову лезли разные глупые мысли: «Я тут стою, а Мишка с Айсингом вышли другим ходом, и уже, наверно, копают». Или: «Я тут стою, а Мишка узнал секрет кирпича, запер Айсинга, чтобы тот его не опередил, выскочил черным ходом и решил всю славу себе присвоить!»

Но тут из музея вышел смеющийся Мишка, только уже без кирпича.

— Отняли? — испугался Лешка.

— Подарил!

— Ну?

— Айсинг сказал, что этот кирпич самых что ни на есть петровских времен! И сразу стал у меня допытываться, где я его взял. А я говорю, в реке нашел. «Ой ли?» — не поверил он. В реке, твержу. «Жаль! — сказал он. — А то я уж было решил, что вы нашли…» Но дальше он ничего не сказал, как я у него ни допытывался. Раз в реке, говорит, значит — не то!

— И не сразу ушел?

— Нет. Я ему стал задавать наводящие вопросы.

— А он?

— А он отвечал. Я у него спросил: «А если б я этот кирпич не в реке нашел, а где-нибудь на берегу, и там таких кирпичей полным-полно? Что на этом месте могло бы быть?» «Все, что угодно!» — загадочно ответил Айсинг. «И склад оружия?» — «Вполне возможно». Понял? Я уж к тебе пошел, а он меня остановил: «Так где, говоришь, этот кирпич нашел?» — «В реке», — отвечаю. «Ну-ну, — сказал Айсинг, — так, может, ты мне его на время оставишь?» — «Пожалуйста, я его вам дарю». А он улыбнулся: «Если еще найдешь, сразу приходи».

— Здорово ты его обманул! — восхищенно сказал Лешка.

— Его обманешь… — задумался Мишка. — По-моему, он догадался, что я выкручиваюсь. Не поверил, мне даже неудобно как-то стало. И я решил все ему выложить.

— Так ты ему все рассказал? — испугался Лешка.

— Не успел. Вернулся назад, а его уже нет — ушел куда-то.

— Повезло, — выдохнул Лешка.

— Еще как! Я сам обрадовался, что его нет, и скорей к тебе, а то вдруг вернется.

— А представляешь, если б он не ушел, все дело лопнуло бы!

— Пошли к Усатому в батраки наниматься, — засмеялся Мишка. — Только чтобы «мелкие хулиганы» ни о чем не догадались. — И друзья зашагали к реке.

Глава третья

Военная хитрость

Пришли к Сеньке Усатому двое мальчишек с лопатами.

— Вам, — говорят, — огород вскопать не надо?

— Огород у меня давно вскопан, — ответил Усатый. — А вот кое-что другое сделать… Это можно.

— Нам все равно, что делать, — сказали мальчишки.

— Только чур, — заявил Усатый. — Я деньги детям в руки никогда не даю. У меня натуроплата. Мед, молочко, на моторке катать буду. Ну, и само собой, места клевые могу показать.

— Да мы задаром, — простодушно сказали мальчишки. — Мы не гордые.

Это показалось Усатому подозрительным:

— Раз и навсегда зарубите, задаром даже дураки не работают! Задаром только блины едят, да и то в гостях, — и он захохотал. — Ну, короче, оплату я беру на себя. Ваше дело нажимать! Инструмент, я вижу, у вас с собой, так считайте, что вы у меня уже работаете.

— А тут у вас, мы слышали, еще двое работают? — поинтересовались мальчишки.

— У них сегодня выходной, — заявил Сенька. — Завтра придут, познакомитесь. Вы не думайте, у меня все по закону. Суббота — короткий день. А в воскресенье гуляй — не хочу! По желанию можете переносить воскресенье на любой день недели. Я не календарь — за порядок не держусь! — и он снова захохотал.

Усатый показал, откуда начинать, и строго-настрого приказал:

— Здесь месторождение кирпичей, так что поосторожней. Я из них сарайчик строю. Вынимайте их и складывайте вон туда. А я на базар, кое-что купить надо.

Он направился к воротам и вдруг вернулся:

— А вы сарайчик мне заодно не сложите?

— Мы не умеем…

— Так чему же вас на уроках труда учат? — удивился Усатый. — Вот у меня в прошлый раз четверо, вроде вас, работали. Так они мне в доме капитальный ремонт сделали. Оштукатурили, побелили, покрасили. Даже сами краску откуда-то доставали!

— Мы столярное дело изучаем, — гордо сказали ребята. — Можем вам табуретку сделать.

— А на что она мне? — разочарованно сказал Сенька. — У меня мебель новая, недавно купил.

Усатый ушел, и Лешка с Мишкой принялись за работу. «Мелкие хулиганы» не наврали. И вправду, в яме торчал кусок толстенной стены, сложенной из больших красных кирпичей.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

«Археологи» и не подумали ее разбирать, они стали копать вглубь. Они копали и копали, но так и не смогли подрыться под стену. Она уходила так глубоко в землю, что казалось, сколько ни рой, до конца не дороешься.

— А вдруг в ней метров пятнадцать? — сказал Лешка.

— Тем лучше! — ответил Мишка. — Уж теперь-то мы точно знаем, что это место историческое. Здесь наверняка крепость была или, может, арсенал!

Крепость или арсенал Лешку вполне устраивали. И больше он не ныл.

Когда Усатый вернулся, он страшно удивился:

— А где же кирпичи? Кирпичи где? Вы работали или в куклы играли?

— Работали, — ответил Лешка.

— По новому методу, — сказал Мишка.

— У меня один метод, — рассердился Усатый, — чтоб работа шла!

— Чем по одному кирпичу доставать, — успокоил его Мишка, — лучше всю стену откопать, и она завалится!

— Ты так думаешь? — недоверчиво протянул Усатый.

— Конечно. Тогда не то что какой-то там сарайчик, двухэтажный дом можно отгрохать! — продолжал Мишка.

— А что! — обрадовался Усатый. — Этой стене тут ни конца ни края! Ты малый головастый, как тебя звать-то?

— Мишка.

— А твоего кореша?

— Лешка.

— Хорошие имена. Запоминаются, — и, тут же забыв, сказал Мишке: — Коль, ты тут давай за старшего. Руководи.

На другой день появились «мелкие хулиганы». Они быстро вошли во двор и, как всегда, постучали в дверь Усатого лопатами.

— Чего расшумелись? — спросил Сенька Усатый, появляясь откуда-то из-за спины Леньки и Петьки.

— Подзаправиться не мешало бы, — сказали «мелкие хулиганы».

— Попозже, попозже, — торопливо сказал Усатый. — Нам сейчас некогда.

И тут только «мелкие хулиганы» увидели Мишку и Лешку, швырявших во все стороны землю лопатами.

— А эти откуда? — изумился Петька.

— Кто их звал? — спросил Ленька.

— Я, — отчеканил Усатый. — Это не ребята, а золото. Прошу любить и жаловать.

Усатый и «мелкие хулиганы» подошли к Мишке и Лешке.

— Здорово, — хмуро бросили «мелкие хулиганы».

— Привет, — не прекращая работы, ответили Лешка и Мишка.

— Э-э, да я вижу, вы знакомы, — сказал Усатый. — Ну, тем лучше…

Ленька и Петька нехотя взялись за лопаты.

— А у нас тут — новый метод работы, — сказал Усатый. — Мы с Колькой решили сначала всю стену из земли вырыть, а потом уже разбирать по кирпичику… А не то что вы, — в час по столовой ложке.

«Мелкие хулиганы» ничего не ответили, а только мрачно налегли на лопаты. Сенька посмотрел на них и, чтобы не вызывать недовольства своих «работников», — удалился, бросив напоследок:

— Ну, вы тут копайте, а мне дела делать надо.

И снова крикнул Мишке:

— Колька, ты не забывай! Ты тут за старшего.

— Чего это вы сюда приперлись? — хмуро бросил Ленька.

— Батраками нас еще называли! — добавил Петька.

— На сколько дней вы слово дали? — загадочно спросил их Мишка.

— На пятнадцать, — растерялся Ленька.

— А сколько осталось?

— Четыре.

— Так вы свободны! — торжественно провозгласил Лешка.

— Как?! — снова изумились «мелкие хулиганы».

— Берите лопаты — и по домам… Мы вместо вас отработать решили.

— С чего это вы такие добрые? — недоверчиво спросил Ленька.

— Такими вещами не шутят! — крикнул Петька.

— А мы и не шутим, — возразил Мишка. — Мы всерьез.

«Мелкие хулиганы» отошли в сторону и стали совещаться.

— Тут что-то не так, — сказал Ленька.

— Какая тебе разница? — доказывал Петька. — Главное — мы от Усатого освободимся. Эта стена мне даже по ночам снится!

— Думаешь, мне не снится?

— А кто тебя знает, раз ты отказываешься!

— Я не отказываюсь. Но все очень странно. Почему они такие добрые?! Вот если б к тебе на улице подошел бы какой-нибудь человек и протянул пять рублей — на, бери! Ты бы взял?

— Конечно!

— Шляпа ты! А вдруг это шпион?

— Вообще-то — да-а! — протянул Петька. — Но ведь Лешка с Мишкой не шпионы…

Так они ни до чего и не договорились и снова подошли к стене.

— Не хотите — не надо, — равнодушно сказал Мишка. — Места для всех хватит. Мы думали, что вам уже надоело копаться у Усатого…

— Только одно обидно, — Лешка лихо бросил землю через плечо. — Мы вам взаправду помочь хотели. Зря мы, Мишка, тоже слово Усатому дали — за них отработать. А то пошли бы себе на речку, а они тут пусть остаются.

— А чего ж Усатый сам ничего нам не сказал? — подозрительно спросил Ленька.

— А какая ему выгода говорить? — ответил Мишка. — Чем тут народу больше, тем лучше. Он и нас упрашивал: «Ну что вам стоит вместе поработать?»

— А если мы его спросим? — прищурился Ленька.

— Спрашивайте… Вот он вернется через два дня с рыбалки, тогда и спрашивайте…

«Мелкие хулиганы» переглянулись.

И тогда Мишка сказал:

— Лешк, ты видишь, нам не верят. Пошли отсюда!

Они взяли лопаты и побрели через двор.

— Всегда ты так! — донесся яростный шепот Петьки. — Теперь копай тут…

«Мелкие хулиганы» кинулись вдогонку.

— Да чего вы! — оправдывался Ленька. — И сказать вам ничего нельзя…

Но теперь уже Мишка и Лешка не соглашались остаться.

Они ломались, заставляли себя уговаривать и, только выслушав кучу благодарностей, взялись за лопаты. И долго смеялись над «мелкими хулиганами», которые оказались такими доверчивыми.

— Ну, теперь-то нам никто не помешает. Усатый — на рыбалке, от батраков мы избавились, время — не ждет! — сказал Мишка.

И две лопаты вонзились в землю.

Глава четвертая

Якорь

Трудно вести раскопки. Но еще трудней — найти что-нибудь стоящее. Кроме кирпичей, Лешка и Мишка пока ничего не находили. Они, как заводные, махали тяжелыми лопатами и с завистью прислушивались к доносившимся из-за забора плеску реки, веселому смеху и азартным крикам волейболистов. Солнце пекло, как в Сахаре. За час «археологи» выпили не меньше, чем по четыре «фляжки» воды каждый. Потом им надоело все время бегать к садовому крану. Они налили целую бочку воды и осторожно подкатили ее поближе к яме.

— Как до дна выпьем, — сказал Мишка, — так обязательно что-нибудь найдем.

Лешка усомнился, но промолчал. Было слишком жарко и не хотелось спорить. Стена была какая-то бесконечная как в длину, так и в глубину. Она словно смеялась над ними и не хотела выдавать своих секретов.

Когда они вконец упарились, Мишка сказал:

— Все равно мы всю эту воду не выпьем, — и залез в бочку.

Он сидел в холодной воде по самое горло и с наслаждением шлепал себя ладонями по груди:

— Хорошо!..

Потом в бочку залез Лешка.

Так они менялись. Один копал, а другой в это время сидел в бочке, которая возвышалась над ямой, как штурманская рубка, и давал указания:

— Вправо возьми!.. Левей, левей!.. Так держать!

Но от этого находок не прибавлялось. Все оставалось по-прежнему.

В двенадцать дня Лешка, сидевший в бочке, подал тревожный сигнал:

— На горизонте вражеские корабли!

Через забор, гремя лопатами, перелезали «мелкие хулиганы» Ленька и Петька.

Мишка вылез из ямы и с ужасом смотрел на них.

— Мы передумали! — коротко бросил Ленька. И «мелкие хулиганы» принялись копать.

— Что-то пронюхали, — зашептал Мишка на ухо Лешке. — Иначе они б ни за что не вернулись.

— Понимаете, — смущенно сказал Ленька. — Нам просто неудобно… Вы тут за нас надрываетесь, а мы на речке сидим как именинники.

— Мы, как увидели, что вы в бочке купаетесь, так сразу за лопатами, — пробормотал Петька. — Мы уж сами…

Лешка и Мишка растерялись. Одно дело хитрить с врагами. А тут!.. И Мишка решил ответить правдой на правду. И все им выложил. И про кирпич, и про арсенал, и про Айсинга.

Ленька и Петька не поверили. Они решили, что Мишка и Лешка наговаривают на себя.

Петька так и сказал:

— Стесняется Мишка, что ли… Правильно мы сделали, что пришли.

Напрасно Мишка и Лешка доказывали им, что здесь, возможно, находится склад старинного оружия. Попробуй убеди после «скифского кургана»! Но так как Лешка и Мишка упорно стояли на своем, Ленька и Петька сделали вид, что поверили. И не стали настаивать, чтобы Мишка и Лешка уходили.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

— Вчетвером мы быстро разделаемся, — сказал Ленька, — перевыполним план и — прощай, Усатый!

— И слово сдержим, хотя и кончим раньше времени, — вторил ему Петька.

— При чем тут слово? — горячился Мишка. — Надо раскопки вести!

— Ладно-ладно, — засмеялся Ленька.

Чтобы дело шло скорей, ребята разделились на две бригады и вызвали друг друга на соревнование. Ленька и Петька работали по одну сторону стены, а «археологи» — по другую. Из ямы так и взлетали фонтаны земли.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

И тут это случилось! Мишка копнул, лопата заскрежетала по металлу — и из земли показался наконечник копья.

Мишка издал такой громкий вопль, что собрались все. Тут уж Мишка не стал разводить церемоний и кричать: «щетку!», а ухватился покрепче за наконечник и дернул. Ни с места!

Наконечник был какой-то странный. Черный, широкий и массивный. Скорее всего это было никакое не копье, а пика.

Но всезнающий Мишка радостно заявил:

— Бердыш!

— А что это такое? — оторопел Петька.

Мишка помялся:

— Точно не знаю. Но тоже оружие!

— Ага, — сказал Петька и почтительно умолк.

— Крепко сидит, — сказал Мишка и стал подкапываться.

Остальных он не подпускал:

— Еще поцарапаете… — и скрежетал сам лопатой по железу.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Но чем дальше он копал, тем яснее становилось, что это не копье, не пика и даже не бердыш, которого никто из ребят никогда в глаза не видел. И тем непонятней было, что же это такое.

Все ухватились за этот загадочный наконечник и с силой потащили на себя. Земля дрогнула, посыпались комья, камушки.

— Идет, идет, — пыхтел Мишка.

— На-жи-май! — командовал Лешка.

«Мелкие хулиганы» тащили молча и сосредоточенно.

Из земли медленно выполз… якорь. Да-да, самый обыкновенный, средней величины якорь, с красноватыми подпалинами ржавчины.

Мишка устало сел на землю. Он чуть не плакал от досады и разочарования.

— Хлам, — буркнул Ленька. — Таких якорей на пристани сколько хочешь…

— Утиль, — поддакнул Петька.

И они продолжали молча копать.

— Первая попытка, — робко утешал Лешка друга.

— А-а, — махнул тот рукой. — У нас таких попыток… не сосчитаешь… Стоило ли стараться?!

Они сидели и уныло смотрели на якорь. А за стеной сопели «мелкие хулиганы» да взлетали лопаты.

— А как ты думаешь, — спросил Петька Леньку, — может, они правда для раскопок остались, а не из-за нас?

— Чепуха! — уверенно ответил Ленька. — Ты их слушай побольше! Просто натолкнулись на железку… и загорелись… про скифов вспомнили…

— А все-таки обидно, что им не повезло.

— Ясно, обидно. Но они ведь все равно сейчас ни на что не рассчитывали. И расстраиваться нечего.

Под вечер заявился Сенька.

Хмурый, облепленный тиной с ног до головы, он угрюмо прошествовал мимо ребят, неся на плече лодочный мотор, с которого свисала мохнатая водоросль.

— Кораблекрушение, — уныло сказал он, обмываясь из бочки. — Но ничего, у меня в сарае другая лодка стоит… Вот времена пошли! И подремать в моторке нельзя. Как врубился в баржу с лесом, лодка вдребезги! И как я только сам уцелел? Целый день за мотором нырял. В нашем деле главное — что?

— Мотор! — вразнобой ответили «батраки».

— Правильно!

Он увидел якорь и спросил у Мишки:

— Кольк, это ты с пристани уволок? Себе или как? Меняться будешь?

— Он мне и даром не нужен, — буркнул Мишка.

— Хвалю! — сказал Усатый и поспешно поволок якорь в сарай. — Мне он в самый раз.

— На пароход? — усмехнулся Ленька.

— Кому на пароход, а кому на лодку, — отозвался Усатый, бренча замком.

Домой возвращались вчетвером. А когда расставались, Ленька спросил:

— Завтра придете?

Мишка сморщился.

— Ладно уж, — нехотя сказал он. — Поможем.

Глава пятая

Снова Айсинг

В этот раз Лешка и Мишка вошли к Айсингу вместе. Айсинг сидел в своем маленьком кабинете и листал какую-то пухлую старинную книгу.

— Салют скифам! — сказал он. Видно, история кургана дошла и до него. — Как успехи? — и он гостеприимно указал на стулья.

— Успехов нет, — пробормотал Мишка.

— А наши кружковцы ушли в поход.

— Как? — привстал Мишка. — Без нас?

— Вы же не показываетесь. А где вас искать? Я уж думал, что вы больше не придете…

— Они такие, — проворчал Лешка, — захотели б, нашли.

— Все равно от их похода мало толку, — сказал Мишка.

— Не знаю, не знаю, — усмехнулся Айсинг. — Они вот пишут, что толк есть. Настоящий скифский курган нашли.

— Скифы нас больше не интересуют, — насупился Мишка.

— А может, вы и в археологии разочаровались?

— Разочаровались, — согласился Лешка. — Копаешь, копаешь, а, кроме мозолей, ничего нет.

— Как же нет? А кирпич… Тот самый.

— А что кирпич… Мы таких кирпичей можем полтонны привезти, — проворчал Мишка.

— Со дна реки? — хитро спросил Айсинг.

— С берега…

— Я, конечно, понимаю, что вы шутите, — сощурился Айсинг. — Но вообще этот кирпич представляет большой интерес.

— Уж и большой, — засомневался Лешка.

— Мне кажется, в археологии мелочей не бывает, — сердито сказал Айсинг. — И то, что сегодня мы с вами называем мелочью, завтра может обернуться крупным научным открытием. Недавно я вновь внимательно перечитал все, что мог, о пребывании Петра Первого в нашем городе. Ведь по сути дела русский флот, которым мы гордимся, родился в Воронеже. Посмотрите на эту гравюру, — и он протянул им плотный лист бумаги.

Река. Лес мачт. Суетящиеся люди. А на берегу в раскрытых дверях кузни стоит Петр в кожаном фартуке с молотом в руках и смотрит на корабли. На наковальне лежит якорь.

— А как прекрасно об этом написал Алексей Толстой! — взволнованно говорил Айсинг.

Он снял с полки книгу, отыскал нужную страницу и стал читать вслух, тепло и немного торжественно:

«Пылали все горны. Кузнецы в прожженных фартуках в соленых от пота рубахах, рослые молотобойцы, по пояс голые, с опаленной кожей, закопченные мальчишки, раздувающие меха, — все валились с ног, отмахивали руки, почернели. Отдыхающие (сменялись несколько раз в ночь) сидели тут же: кто у раскрытых дверей жевал вяленую рыбу, кто спал на куче березовых углей…

Петр в грязной белой рубахе, в парусиновом фартуке, с мазками копоти на осунувшемся лице, сжав рот в куриную гузку, осторожно длинными клещами поворачивал в том же горне якорную лапу. Дело было ответственное и хитрое — наварка такой большой части…»

Ребята оживленно зашептались.

Айсинг строго взглянул на них и продолжал читать:

«…Торопливо перехватывая руками, рабочие потянули конец. Заскрипел блок. Сорокапудовый якорь пошел из горна. Искры взвились метелью по кузнице. Добела раскаленная якорная нога, щелкая окалиной, повисла над наковальней. Теперь надо было ее нагнуть, плотно уместить…

Петр вымахнул из горна пудовые клещи и промахнулся по наковальне, — едва не выронил из клещей раскаленную лапу. Присев от натуги… наложил…»

Когда Айсинг поднял голову, в кабинете никого не было. Тихо поскрипывали створки открытого окна.

Археолог растерянно снял пенсне, протер его и снова надел.

— Странные молодые люди, — пробормотал он. — Зачем же было уходить в окно, когда есть дверь?

И сел дочитывать пухлую старинную книгу.

Глава шестая

По следу и назад

Когда Лешка и Мишка прибежали во двор Усатого, якоря уже не было и Сеньки тоже.

— Он часа два назад ушел в плавание, — спокойно сообщил Ленька.

— И якорь взял, — добавил Петька.

Но когда Мишка им сказал, что этот якорь, возможно, ковал сам Петр Первый, от их спокойствия не осталось и следа.

Правда, Лешка все еще сомневался:

— Так Айсинг же нам читал про большой якорь, а этот для корабля никак не годится. Маловат!

Мишка разволновался:

— Дурак! Если хочешь знать, Петр Первый за свою жизнь столько якорей выковал — не сосчитаешь! — И передразнил Лешку: — Для корабля… А может, наш для шлюпки!

— А что, — сразу согласился Лешка — Все может быть.

…И вот уже второй час продолжается погоня. Как они торопились! Так, наверное, за всю свою жизнь не бегал известный бегун Владимир Куц. Впереди по берегу реки мчался Мишка, за ним Петька, следом Ленька, а Лешка маячил где-то далеко позади. Сначала они бежали по пляжу, перепрыгивали через загорающих, затем по лугу, опасливо поглядывая на коров, потом по воде вдоль обрывистого берега под отчаянные крики разъяренных рыболовов, по лесу, по запутанным тропинкам, петляющим над рекой, пугая браконьеров-любителей.

— А вдруг он опять в баржу врежется, — оборачиваясь, кричал Мишка Петьке, — и наш якорь утопит?

— Я ему утоплю, — пыхтел Петька.

Лешка, наверно, потерялся. Издали слышались его отчаянные вопли:

— Ау-у… Ау-у…

Но ждать его было некогда.

Так они все бежали да бежали, а Усатого не было видно. Он, наверное, уплыл неизвестно куда, «обкатывать» новенькую запасную лодку.


Ребята устали и совсем медленно пошли вдоль реки.

Неожиданно навстречу им выскочил Лешка. Он так быстро мчался, что чуть не проскочил мимо них.

— Ау, — засмеялся Петька.

Лешка остановился как вкопанный:

— Вот вы где?! А я направление спутал.

И как он оказался впереди, никто не понимал, даже сам Лешка.

— Будем искать, пока не найдем, — решительно сказал Мишка.

— А если он в верховье уплыл, километров за двести? — ужаснулся Лешка.

— Все равно, — отрезал Мишка.

Погоня продолжалась. Ребята прошли еще немного и…

Почти у самой реки горел костер. И Сенька помешивал в котелке деревянной расписной ложкой аппетитное варево.

Изумление было взаимным.

— Гуляем? — придя в себя, спросил Сенька и посмотрел на часы. — В рабочее время?

— Якорь давай! — заорал Мишка.

— Вы слышали?! — удивился Усатый. — Сам подарил, а теперь назад требует. Это что ж выходит, ежели я кому часы подарю, а потом через неделю его поймаю и снимать буду — как он на меня посмотрит? — и, изобразив свирепость на лице, добавил: — Вот так посмотрит!

Сенька был по-своему прав. Но ребята знали, объяснять ему что-то бесполезно. Если Усатому станет известно, что его якорь ковал Петр, ни за что не отдаст. На базар оттянет.

Ребята уговаривали его по очереди, пока не охрипли. Но Сенька не сдавался. Он внимательно выслушивал каждого, не забывая время от времени помешивать уху. В заключение он произнес краткую, но выразительную речь:

— Уха готова!

Он снял котелок с костра и, осторожно держа его на вытянутых руках, пошел к лодке.

— Подзаправимся? — спросил Петька.

— Ага, — ответил Усатый, залез в лодку и оттолкнулся от берега. Он остановился на середине реки и с грохотом сбросил якорь.

— Вы от нас все равно не избавитесь, — многообещающе сказал Мишка. — Лучше отдайте якорь.

Ребята уселись на берегу.

— А чем я лодку прикалывать буду? — глубокомысленно ответил Сенька, хлебая уху.

— Усами! — разозлился Ленька.

— Вот ты как, — сказал Усатый, облизывая ложку. — Я уж было подобрел. Думаю, принесут мне сейчас ребятки другой якорь, а я им этот отдам. А теперь все!

Усатый закинул удочки, улегся на дно лодки и накрылся полосатым одеялом. Из-под одеяла глухо доносилось:

— Про усы, видишь, вспомнили… Я тут три дня стоять буду и три ночи, как Иван-царевич!.. А потом на вас посмотрю, какие вы будете…

— Клюет! — завопил Петька.

Усатый сразу вскочил. Все поплавки спокойно торчали над водой.

— Я тебе сейчас так клюну… как золотой петушок царя Салтана! — разволновался Усатый. — Знаком с литературой?

Наконец он угомонился и снова закутался в полосатое одеяло, хотя солнце пекло немилосердно. «Пар костей не ломит», — любил повторять Сенька.

Пока он дремал, «археологи» срочно провели совещание.

— Остается одно, — сказал Ленька, когда совещание закончилось, и стал раздеваться. Потом он раскрыл перочинный ножик и бесшумно нырнул.

Секунда, другая, третья… одиннадцатая…

Лодку Усатого внезапно медленно понесло по течению. Поплавки прибило к борту. Усатый по-прежнему лежал под одеялом. Он ничего не заметил.

Ленька вынырнул на том самом месте, где раньше стояла Сенькина лодка, держа в руке конец веревки.

Ребята поплыли к нему. Крепко вцепившись в веревку, они отбуксировали якорь к берегу.

Лодка Усатого исчезла за поворотом.

«Археологи» с шумом выволокли якорь на песок. Сейчас, когда он отмылся от земли, на одной из его лап можно было прочитать выбитую надпись. Мелкие узорчатые буквы сообщали:

«К сему руку приложил Петр».

С ликующими воплями ребята станцевали над якорем танец диких бушменов, празднующих победу над носорогом. Но после праздника, как известно, наступают суровые будни.

Петр отковал якорек на славу. Полчаса дороги — и «археологи» совсем выдохлись.

— В «Занимательной физике», — тяжело дыша, сказал Мишка, — сказано, что вес тела, погруженного в воду, равен весу воды, вытесненной телом. Закон Архимеда! Ясно?

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Если перевести закон Архимеда на обычный язык, то станет понятно, почему ребята потащили якорь к реке. Каждый знает, что в воде все становится легче.

Так они и шли по пояс в воде и несли якорь. И течение им здорово помогало.

Где-то впереди загудел мотор, и, когда показалась Сенькина моторка, ребята одновременно нырнули. А когда вынырнули, Усатый уже промчался мимо и, сворачивая за поворот, вопил на всю реку:

— Закона не знаете?.. Малолетки!..

И многое, многое другое, что заглушал шум мотора.

Глава седьмая

Милиционеры и археологи

Ребята, пошатываясь от усталости, внесли якорь в кабинет Айсинга и с грохотом опустили на пол. Айсинг как-то бочком подскочил к якорю, что-то, запинаясь, пробормотал и начал взволнованно рыться в карманах. В руках его появилась лупа, и он начал внимательно обследовать якорь.

Ребята гордо смотрели на Айсинга.

— Завтра, может быть, еще один принесем, — как можно равнодушнее сказал Мишка, когда Айсинг радостно вскрикнул, натолкнувшись на уже известную нам надпись на лапе якоря.

Айсинг долго не мог оторваться от якоря. А когда поднял голову, в кабинете никого не было. Тихо поскрипывали створки открытого окна.

— Да, странные молодые люди, — покачал головой Айсинг. — Но с сегодняшнего дня я им разрешаю выходить в окно, хотя здесь, по-моему, где-то есть и дверь.

Он тоже вылез в окно и обежал вокруг музея, но ребят нигде не было видно. И Айсинг вошел в музей через парадный вход (другого в музее вообще не было!), до смерти напугав билетершу, которая готова была поклясться, что Айсинг из музея не выходил после того, как пришел утром.

А герои дня устало брели по улице Степана Разина. И земля под ними покачивалась, словно палуба: они страшно хотели спать.

Лешка долго допытывался у Мишки, почему это он после того, как Айсинг зачитал им отрывок из Алексея Толстого, вдруг решил, что их якорь не какой-нибудь, а вероятней всего — откованный самим Петром Первым.

— А вот так, — уклончиво отвечал Мишка. — У меня — историческое чутье! — Но потом все же признался: — Понимаешь… Я вообще-то эту надпись заметил, еще когда мы якорь из земли тащили.

— Что ж ты сразу не сказал? — ахнул Лешка.

— Сразу, сразу!.. Откуда я знал, что этот Петр, который «руку приложил», именно Петр Первый?! Петр и Петр. А я — Михаил, к примеру! Дошло?

— Ну там же дальше цифра «один» стояла, римская! Ну, палочка с перекладинками! И потом ты же видел — шрифт старинный!

— Не заметил я палочки! — рассердился Мишка. — А на шрифт я тогда плевать хотел! Мы же не якорь, а оружие стрелецкое искали!

— И чего они спорят? — удивился Петька. — Якорь-то у нас!

— Ага, — согласился Ленька. — Повезло. — И закричал на Мишку и Лешку: — Кончай базар!

Лешка и Мишка засмеялись и пожали друг другу руки.

На другой день возвратилась экспедиция кружковцев. Ребята привезли разные черепки древней глиняной посуды, ржавые наконечники стрел и охотничий нож тонкой ювелирной работы. И это было все, чем их одарил настоящий скифский курган.

Мишка пренебрежительно посмотрел на охотничий нож — всего другого он вообще не заметил, — а потом перевел взгляд на петровский якорь. Разве можно сравнить? Какой-то чепуховый ножичек и великолепный якорь, который отковал не какой-то там дикий скиф, а сам Петр Первый.

Конечно, Айсинг хвалил и тех, и других: и Мишкину команду, и кружковцев. Но во время своей поздравительной речи он нет-нет, да и поглядывал на якорь, лежавший в углу, словно боялся, что тот вдруг может исчезнуть. Да и сами кружковцы понимали, что охотничий нож плюс черепки против якоря — ничто. Сначала они здорово переживали, а потом успокоились, когда Мишка сказал:

— А разве мы не кружковцы?! Да мы на вашем первом заседании еще месяц назад были. Правда, Лешка?

— Само собой, — поддакнул Лешка.

И их тотчас же занесли в журнал археологического кружка, предусмотрительно поставив против их фамилии дату вступления — ту самую, месяц назад. Это была невинная хитрость старосты, который теперь мог всем говорить, не разделяя на «ваше» и «наше»: «А вы знаете, наш кружок уже нашел охотничий нож скифского военачальника, черепки древнейшей посуды и якорь, к которому сам Петр Первый приложил руку!»

Затем состоялись выборы президента и вице-президента кружка. Президентом единодушно выбрали Айсинга. Он был польщен оказанным доверием и долго клялся, что не подведет своих юных товарищей.

— Не подкачаю! — сказал он в заключение.

А вот выбрать вице-президента оказалось гораздо сложнее, потому что стать им хотел каждый. Но прибегал к разным хитростям.

Мишка, тот, например кричал:

— Я предлагаю Лешку! Если бы не он, я б ни за что не нашел якорь!

Стоит ли объяснять, что, говоря так о Лешке, Мишка еще больше возвеличивал себя?!

Ленька тоже был парень не промах. Он предлагал выбрать Петьку — человека кристальной честности и удивительной скромности, или того, кого он, Петька, порекомендует. Потому что если уж Петька такая необыкновенная личность, то тот, кого он предложит, — и подавно. А Петька предлагал не кого-нибудь, а именно Леньку!

А Лешка нахально хвалил самого себя. Говорил, что он ужасно покладистый и будет всегда со всеми соглашаться, что бы ему ни говорили. И даже Мишка не сможет сказать о нем ничего плохого, хотя знает его, Лешку, не первый месяц. И Мишке пришлось согласиться, что это правда: не станет же он говорить о друге плохо, даже если что-нибудь такое и есть. Лешка знал, куда бить!

— Лешка — свой парень… Я его знаю… — сказал Мишка.

Страсти накалились. Даже Айсинг растерялся и предложил открытое голосование. Ко всеобщему удивлению, вице-президентом выбрали Петьку. Но больше всех был удивлен сам Петька. Он принимал поздравления и каждому говорил:

— Спасибо… Большое спасибо… Не стоит благодарностей… Обычное дело.

Можно было подумать, что его выбирают вице-президентом пять раз в год.

В самый разгар суматохи в кабинет вошел милиционер, из-за широкой спины которого, торжествующе улыбаясь, выглядывал Сенька Усатый.

— Этот? — милиционер указал на якорь.

— Он, он! — затараторил Сенька. — Закона не знают. Над спящим человеком шутки шутят! Якоря умыкают! А если бы я опять в баржу врубился?!

«Жулики» стали отступать к раскрытому окну.

— Извините, пожалуйста, — сказал милиционер оторопевшему Айсингу и вынул записную книжку. — Сейчас во всем разберемся.

— А чего разбираться?! — Сенька подскочил к якорю. — Дареное не дарят! Допрыгались? — и строго погрозил Мишке пальцем. — Я тебе, Колька, не Иван-Царевич. Я за себя и постоять могу!

Но когда милиционер во всем разобрался и прочитал узорную вязь на якоре, Усатый понял, что дело плохо.

— А кто его знал? — оправдывался он и на всякий случай испуганно поинтересовался: — Может, штраф заплатить?

Но милиционер штрафовать его не стал, а строго-настрого приказал устроиться на работу.

— Выходит, я тунеядец?! — обиделся Сенька и обратился за поддержкой к Мишке: — Кольк, скажи ему…

— Тунеядец, — подтвердил Мишка. — Самый что ни на есть.

Так закончилась карьера Сеньки Усатого — вольного предпринимателя и рыболова-любителя.

А милиционера вице-президент Петька записал почетным членом археологического кружка.

Глава восьмая

Самая последняя

Айсинг срочно вылетел в командировку в Москву и даже не успел попрощаться с ребятами.

«Ну, ничего, — подумал он, — все равно скоро вернусь».

На другой день в кабинет Айсинга зашла уборщица. Она помыла полы, прибрала и тут увидела ржавый якорь, прикрытый газетой.

— А это еще что такое? — удивилась уборщица и пошла узнать, откуда взялся якорь.

Но никто толком ничего не знал.

— К нему все какие-то мальчишки всякий хлам таскают, — сказала сотрудница про Айсинга. — Разумеется, это не представляет никакой ценности.

— Кто его знает, — сказала уборщица. — Раз вы так говорите…

Она пошла и позвала сторожа Фаддея.

Фаддей крякнул, поднял якорь и выволок во двор. Он бросил его на землю, рядом со старыми газетами, какими-то черепками и железками.

— Так-то, — сказал Фаддей. — Маталлолом… Придут пионеры — и унесут.

После этого никто больше не вспоминал о якоре. И он лежал себе во дворе. Лето кончалось, часто шли дожди, и якорь заржавел еще больше. И теперь уже было очень трудно прочитать древнерусские буквы: «К сему руку приложил Петр».

А юные археологи, ничего не зная о случившемся, упорно вели раскопки во дворе Сеньки Усатого. Теперь уж никто не сомневался, что на этом месте стояла знаменитая кузня, где Петр Первый собственноручно выковал якорь. Об этом свидетельствовали найденные на третий день раскопок наковальня, молот и два ручника.

Вице-президент археологического кружка Петька ходил важный, как именинник, и всем говорил:

— То ли еще будет!

И даже сам хозяин Сенька Усатый стал проявлять заметный интерес к археологии. Иногда он приходил, садился на наковальню и внимательно смотрел на роющихся в земле мальчишек. Он мог так сидеть часами, не произнося при этом ни слова. И только тогда, когда чья-нибудь лопата натыкалась на какой-нибудь предмет, Сенька нетерпеливо приподнимался с места и, вытянув шею, взволнованно смотрел, что еще нашли.

И если «предмет» оказывался обыкновенным камнем, Сенька разочарованно вздыхал и опять садился на наковальню.

Ребята знали, что Айсинг в командировке. На всякий случай они решили сходить в музей, чтобы узнать, когда же все-таки он приедет. Им не терпелось похвастаться своими находками.

По своему обыкновению ребята зашли во двор музея и постучали в окно кабинета Айсинга.

Никто им не ответил.

— Не приехал еще, — огорченно сказал Мишка.

И ребята пошли к воротам. Они, может быть, и не увидели бы якорь, если бы Лешка случайно об него не споткнулся. Якорь был уже почти засыпан мусором, только лапа торчала.

— Якорь! — изумился Лешка. — Наш якорь!

Все столпились вокруг и возмущенно зашумели.

— Кто же это сделал? — у всех спрашивал вице-президент Петька. И сам себе отвечал: — Только не Айсинг.

— Конечно, не Айсинг! — закричали остальные. — Айсинг все знает… Он якорем так дорожил!

И ребята отнесли якорь к Лешке домой. Родители ничего не сказали, когда узнали историю якоря. Отец даже помог очистить его от ржавчины, смазал машинным маслом и завернул в мешковину.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

На другой день Айсинг вернулся из командировки и сразу же поспешил в музей. Когда ему рассказали о случившемся, он страшно разволновался.

В тот же вечер Айсинг пришел к Лешке. И они втроем: Лешка, его отец и сам Айсинг — понесли якорь обратно в музей. И все прохожие оборачивались и с удивлением смотрели на них. А кто-то даже растерянно сказал:

— Гляньте, якорь несут!

Якорь занял почетное место в петровском зале, рядом с мортирами, знаменами и моделями русских кораблей, в том самом зале, где дольше всего задерживаются посетители. А мальчишки про себя клянутся стать моряками.

Рядом с якорем красовалась табличка, которая сообщала, где, когда и кто его нашел. Ниже Мишка собственноручно приписал: «Охраняется законом». Это предназначалось для той самой научной сотрудницы, которая ничего не понимала в якорях.

Для Усатого история с якорем не прошла даром. Он поступил на работу — стал членом рыболовецкой артели «Сазан». После рабочего дня Сенька занимался «умственным трудом» — вел раскопки.

— Может, чего и найду! — бормотал Сенька, подкапываясь под фундамент собственного дома.

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни

home | my bookshelf | | Потрясающие открытия Лешки Скворешникова. Тайна Петровской кузни |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу