Book: С днем рождения, Сэми!



С днем рождения, Сэми!

Дэй Леклер

С днем рождения, Сэми!

Пролог

— Как это — я слишком стара, чтобы иметь шестерых детей? — вопрошала Сэми Фонтэйн. — Мне нет и тридцати! У меня еще масса времени!

Рози, домработница и лучший друг Сэми в одном лице, позволила себе наглость фыркнуть.

— Да брось ты, душечка! Я знаю тебя много лет, с тех самых пор, как ты спасла меня от необходимости работать гувернанткой у твоих ужасных соседей. Тебе столько же, сколько и мне, — почти тридцатник! Нет, постой-ка, уже тридцать один.

— Это будет только на следующей неделе, — хмуро буркнула Сэми.

Рози откинулась на диванных подушках и поставила чашку с блюдцем на свой внушительный живот.

— Посуди сама. — Она стала загибать пальцы. — У тебя нет мужа. Нет даже постоянного приятеля. Если предположить, что ты встретишь мужчину своей мечты и выйдешь за него замуж в этом году, тебе будет уже тридцать два, когда ты родишь первенца.

— И что?

— Посчитай. Ты собираешься рожать по ребенку в год?

— Ну… может быть…

Рози снова фыркнула:

— Не думаю. Ты прекрасно знаешь, что это вредно как для твоего здоровья, так и для здоровья детей. Взгляни на моих любезных родственниц. У Кармелы и Дарии шестеро, и обе сделались совершенно безмозглыми. Еще увидишь, — она похлопала ладонью по своему животу, — как только родится этот, мозгов у меня тоже не станет!

— Но дети такие чудесные, — с тоской проговорила Сэми.

— Я их тоже обожаю, но чтобы присматривать за всеми шестерыми, нужны четыре женщины. Тебе это о чем-нибудь говорит?

— О том, что никудышные из нас воспитатели.

— Не уходи от темы.

— Это я умею, — улыбнулась Сэми.

— Я заметила. — Рози отпила из чашки, и выражение лица у нее снова сделалось серьезным. — Давай-ка рассуждать логически.

— Нет уж, давай-ка не будем! Терпеть не могу людей, которые рассуждают логически. Они такие… такие… логичные!

— Ты хочешь сказать «разумные».

— Даже хуже. — Сэми поежилась.

— Милая, если хочешь иметь ребенка, выбора у тебя нет: разумной быть придется.

Сэми шумно выдохнула, давая выход раздражению.

— Ну ладно, ладно! Я стараюсь.

— Если собираешься рожать каждые два года, тебе потребуется двенадцать лет. Это очень много, Сэми, посчитай сама.

— Никогда не была сильна в расчетах.

— Нет, ты никогда не была сильна в умении смотреть правде в глаза. Подумай, шестого малыша придется рожать, когда тебе будет уже за сорок. А сколько тебе будет лет, когда младшие закончат школу? Хорошо, если ты к этому времени еще из ума не выживешь! Если твои органы… э-э… не слишком атрофируются.

— Что-о? Атрофируются?!

Рози взмахнула рукой, так что чашка задребезжала на блюдце.

— Конечно. Когда ты последний раз давала себе хорошую встряску? Заставляла свои мышцы работать на полную катушку?

— Я достаточно часто давала себе хорошую встряску, — угрожающе начала Сэми, приподнимаясь с софы. — А теперь подумываю о том, чтобы хорошенько встряхнуть тебя!

— Ты прекрасно знаешь, к чему я веду. Ты боишься брака. Признайся.

— Ладно, признаюсь. Я в ужас прихожу от одной мысли о замужестве.

— И мы обе знаем, почему. — Рози ободряюще улыбнулась. — Но воспитывать детей без отца — не самая легкая задача, спроси Дарию. Так что, если не найдешь способа перебороть предубеждение, тебе придется пересмотреть свои планы на детей.

Сэми забарабанила пальцами по подлокотнику.

— Терпеть не могу, когда мне говорят «нет».

— Разумеется, никто этого не любит.

— Да, но ты, например, всегда относилась к этому проще, чем я. Что ж… если замужество маловероятно, а ребенка я очень хочу… — Сэми замолчала на секунду и вдруг захихикала: — У меня идея! Удивительно, как я не подумала об этом раньше!

— Сэми…

— Да ты послушай! Идеальное решение! Во всяком случае — очень близкое к идеалу.

Рози закрыла глаза и застонала.

— Даже знать не хочу. Скажи только, что мне не придется расхлебывать последствия твоей блестящей идеи.

— Не придется. — Сэми лучезарно улыбалась. — Я уверена, Кармела и Дария тут же возьмутся за дело, как только ребенок появится на свет.

— Чей? — спросила Рози. — Твой или мой?

— Разумеется, твой. Мой еще только в проекте.

— Ты меня пугаешь, Сэми.

— Знаешь, я себя тоже пугаю. — Она усмехнулась. — Разве не здорово? Я сейчас же сяду писать объявление!

— Объявление? — Рози взяла у Сэми чашку и принюхалась.

— Что ты делаешь?

— Проверяю на наличие галлюциногенов. — Рози покачала головой и вздохнула. — Все чисто. Это может означать только одно.

— Что именно?

— Ты сошла с ума.

— Ты с ума сошла?



Бэйб Фонтэйн уселась в полосатое кресло и сбросила туфли.

— Милый, — сказала она, потянувшись за сигаретами, — так говорить невежливо.

— Ты права. — Ной Хок пересек уютную гостиную Бэйб, пытаясь спастись от табачного дыма; его пес Одиночка шел за ним по пятам. Ной остановился у огромного окна и взглянул на восхитительную панораму Сан-Франциско, раскинувшуюся внизу, и освещенную солнцем бухту, посверкивающую на горизонте. — Прошу прощения. Конечно, это не оправдание, но у меня был тяжелый день.

— Удалось помочь клиенту? — спросила Бэйб, глядя ему в затылок.

— Мне всегда удается помочь клиенту, это то, что я делаю лучше всего. — Ной повернулся спиной к окну. — К сожалению, все закончилось не слишком хорошо. Оказалось, что бухгалтер моей клиентки ограбил ее на крупную сумму.

— Ужасно. Надеюсь, ты натравил на него своего волка?

— Волки — дикие животные, — мягко сказал Ной, — их нельзя держать как домашних любимцев. Раз Одиночка принадлежит мне, он не волк.

— Ах, нет, милый, уж меня-то тебе не обмануть. — Она вскочила на ноги и заходила по комнате. Бэйб была не способна долго сидеть на месте, ее энергии хватило бы на полдюжины женщин. — Уж я-то узнаю волка сразу, как увижу его. — Она ткнула сигаретой в сторону Одиночки. — А у этого парня просто на лбу написано: «Я злой и страшный серый волк!»

— Не стоит беспокоиться, если только ты не Красная Шапочка.

Заливистый хохот Бэйб наполнил комнату. Ною всегда нравился ее смех. Дьявол, да ему все в ней нравилось, несмотря на эти ужасные сигареты. Она была просто восхитительна — натуральная блондинка с живыми голубыми глазами, всегда такая открытая и прямолинейная. К сожалению, ей всегда было что-то от него нужно. И в десяти случаях из десяти Бэйб получала, что хотела.

— У меня сегодня еще полно дел, — поторопил он. — Скажи, зачем ты на самом деле меня позвала?

— Я уже сказала. — Бэйб прямо посмотрела ему в глаза. — Ты у меня в долгу, лапочка, и, как бы неприятно мне это ни было, я требую возвращения долга.

— Ушам своим не верю! Ты хочешь, чтобы я все бросил и стал нянькой твоей дочери? Ты, наверное, шутишь?

— В жизни не была более серьезной. — На фарфоровом лице проступили следы волнения. — Ной, милый, ты мне нужен, ты мне действительно нужен. И ты мне должен.

Ну, это еще как посмотреть. Сам-то Ной считал, что давно оплатил все свои долги, и даже сверх того. К сожалению, она так не считала.

— У меня куча дел, Бэйб, я не могу все бросить и посвятить себя… как там ее зовут?

— Сэми.

Сэми. Он попробовал имя на язык — интересно, похожа ли девушка на мать. Едва ли. Представить, что на свете существует еще одна Бэйб — предельная концентрация совершенно бесконтрольной энергии, — довольно сложно, и для одной маленькой планеты это было бы слишком опасно.

— Что там у нее за проблемы? Что она натворила и с кем?

— Она никому ничего не сделала. Кто-то хочет сделать что-то с ней, вот в чем проблема.

Ной вздохнул.

— Кончай мелодраму, Бэйб, и расскажи, что случилось.

Она подошла к небольшому столику, выдвинула ящик и достала белоснежный конверт.

— Прочти.

Ной взвесил конверт на ладони, пробежал пальцами по плотной бумаге.

— Хорошее качество.

— Лучшее, можешь мне поверить.

На конверте четким, правильным почерком было выведено: «Сэми». Ной вынул листок и уставился на расплывающиеся мелкие буквы, потом с недовольной гримасой полез в карман и достал очки. Когда тебе за тридцать, пора научиться не забывать про эту проклятую вещицу. Он быстро пробежал глазами записку.

«Время пришло. Плати, или у тебя будут неприятности».

— Где ты это взяла? — Ной засунул очки обратно.

— Несколько дней назад я уехала из дома, чтобы пожить здесь, в своей квартире. Записка была найдена в доме.

— Снова выходишь замуж?

— Ты говоришь, как Сэми, — поморщилась Бэйб. — Нет, я выехала не потому, что выхожу замуж, а просто чтобы сменить обстановку. В общем, когда я заходила в дом, чтобы забрать почту, среди прочей корреспонденции нашла вот это. Не думаю, что Сэми видела письмо, иначе непременно сказала бы мне. Она никогда не умела держать язык за зубами.

— Ты звонила в полицию?

— Нет! — Она понизила голос до шепота. — Нет, и не собираюсь этого делать. Я позвонила тебе. — Ее живые глаза потускнели. — Пожалуйста, не привлекай к этому полицию, обещай мне.

— Дьявол, почему нет?

— Не хочу давать делу огласку. У меня такое чувство, Ной, что автором письма может быть кто-то, кого мы с Сэми знаем.

— Поскольку оно не было отправлено по почте, это вполне возможно. Где ты его нашла?

— В передней на столе. — Бэйб бросила окурок в пепельницу в виде золотого листа. — Если это действительно друг или знакомый, я хочу, чтобы проблема была улажена без шума.

— Почему?

— Все очень просто. — Бэйб грустно улыбнулась. — Мне нравятся мои друзья и знакомые.

— Ну и ну, — протянул Ной. Одиночка за его спиной жалобно заскулил.

Бэйб взглянула на пса и кивнула ему.

— Читаешь мои мысли, парень. — Она снова перевела взгляд на Ноя. — Так ты сделаешь это?

Как будто у него есть выбор!

— Каков твой план? — вздохнул Ной.

— Я хочу, чтобы ты некоторое время пожил у нее. Посмотрим, что тебе удастся выяснить.

— Ты предупредишь ее о записке?

— Нет, и тебе придется пообещать мне этого не делать. Я знаю мою малышку: она тут же примется искать шантажиста сама. Или сделает из себя приманку. — Бэйб поежилась. — Никогда не знаешь, чего ждать от Сэми.

— Яблочко от яблоньки?

— Что-то вроде этого, — усмехнулась Бэйб. Отлично. Вот это влип так влип.

— То есть ты хочешь сказать, что я не должен ничего сообщать полиции и не должен говорить Сэми, что я делаю в ее доме. И каков же предлог для моего пребывания там?

— Предлог простой. — Бэйб ухмыльнулась. — Ты будешь подарком на день рождения для моей девочки.

Глава первая

Ной вошел в дом Сэми Фонтэйн и попал в настоящий хаос.

Холл был переполнен мужчинами. Одни из них сидели в креслах, вдоль стены, другие устроились на лестнице, ведущей на второй этаж. Несколько человек даже расположились на деревянном полу.

Батюшки, и что же тут происходит? Ной велел Одиночке сесть возле двери и принялся анализировать ситуацию.

Итак, Бэйб решила, что Ной наймется к Сэми в прислуги, — это было единственно возможное объяснение его присутствия в доме. Однако похоже Сэми пришла на ум та же идея, и теперь она беседовала с кандидатами. Ной нахмурился: открытые собеседования опасны, на них может прийти кто угодно. Он окинул взглядом собравшихся в холле и пришел к выводу, что искать шантажиста в помещении, полном незнакомцев, — занятие безнадежное.

Им может быть любой.

Проклятье! Это уже выходит за рамки его компетенции. Вдруг что-то пойдет не так? Оптимальным решением будет пойти в ближайший полицейский участок и передать дело в их руки. Бэйб, конечно, даст волю слезам, Сэми узнает правду, и все же, по крайней мере, он поступит разумно. Но не успел Ной начать поступать разумно, из комнаты, смежной с холлом, вылетел высокий, стройный мужчина.

— Знаете, сударыня, вы сумасшедшая! — выпалил он.

Вслед за ним в дверях появилась женщина.

— Мое объявление было простым и ясным, мистер Гриффит, — громко заявила она. — В том, что вы не подходите для этой работы, нет моей вины.

Ной понял, что это Сэми, иначе и быть не могло. Она замерла на пороге, свет, льющийся из комнаты, окутывал ее с ног до головы, ласкал непослушные золотые кудри, обрамлявшие приятное лицо. Она была ненамного выше Бэйб, хотя и обладала несколько более пышными формами. Ной не мог назвать красоту Сэми классически правильной: лицо было скорее треугольным, чем овальным, с высокими скулами, большими светлыми глазами, обрамленными густой каймой ресниц, и подбородком, говорящим, что его обладательница — натура упрямая.

Она излучала такую же неистовую жизненную силу, как и Бэйб; казалось, ее тело — слишком маленький сосуд, чтобы вместить такое количество энергии. На лице не было и грамма косметики, ноги босы, оранжевые брючки-капри облегали стройные лодыжки и женственные крутые бедра. Пестрая ярко-зеленая рубашка, завязанная узлом на груди, кокетливо приоткрывала плоский живот и узкую талию. Вся она с ног до головы являла собой олицетворение бьющей ключом жизни.

Сэми трясла перед носом Гриффита свернутой газетой, полдюжины разноцветных браслетов позвякивали в такт.

— Здесь же все ясно! — Она наступала на беднягу Гриффита. — Какой аспект моего объявления остался для вас непонятен?

— Тот аспект, что вы сумасшедшая! — Он повернулся к собравшимся в холле. — А если вы люди разумные, то делайте отсюда ноги пока не поздно!

Ной оценил ситуацию и принял мгновенное решение. Если он собирается выполнить данное Бэйб обещание, то не может позволить кому-то другому получить работу, которую предлагает Сэми. Несмотря на то, что Гриффит потерпел неудачу, в холле оставалось еще полно претендентов, наверняка более удачливых. С этим надо было что-то делать, и делать быстро. Ной подал Одиночке знак и потихоньку подобрался к комнате, из которой вышла Сэми, пес следовал за ним. Похоже, никто не заметил. Да и как можно что-то заметить, если вниманием завладевает женщина, подобная Сэми.

— Мистер Гриффит! Вы моим требованиям не соответствуете, но это не значит, что ни один из этих джентльменов мне не подойдет! Пожалуйста, не пытайтесь сбить с толку остальных только потому, что провалились сами! — Она указала на дверь, сделав такой быстрый взмах рукой, что цвета браслетов на запястье смешались, сверкнув радужной вспышкой. — Я прошу вас покинуть помещение.

— Прекрасно, я ухожу! — Гриффит проследовал в указанном направлении, но задержался в дверях. — А вы… только не говорите потом, что я вас не предупредил. У этой дамы есть несколько весьма интересных требований к кандидатам.

Как только он вышел, Сэми босой ногой захлопнула за ним дверь, вложив в удар столько силы, что стекла жалобно задребезжали. Ной покачал головой и усмехнулся: и как только она не сломала об эту дверь пальцы, ноготки которых, как он заметил, были покрыты ярко-розовым лаком? И кто, интересно, привил этой женщине такое умение сочетать цвета? Наверное, она закрывает глаза и выбирает вещи наобум.

Сдунув волосы со лба, Сэми повернулась к оставшимся в холле мужчинам, гримаса раздражения уступила место кокетливой улыбке, и Ной вздрогнул. Его непросто было застать врасплох, и он прикладывал все усилия, чтобы подобное происходило как можно реже, но эта неожиданная улыбка удивила его — она придавала Сэми нечто большее, чем красота.

Все замолчали и уставились на нее в немом изумлении.

Впечатляет, подумал Ной. Эта женщина умеет завладеть всеобщим вниманием, не произнеся ни слова. Дьявол! Вряд ли найдется мужчина, способный противостоять этой обещающей улыбке. Ему, похоже, придется стать таким мужчиной, чтобы не оказаться по уши в неприятностях.

— Ну что ж, вас предупредили, — произнесла Сэми с коротким серебристым смешком. Интересно, она хоть понимает, что своим смехом ввела всех присутствующих в ступор? Видимо, нет. — И кто же моя следующая жертва?

Воцарилась тишина. Ной прочистил горло:

— Я готов и горю желанием.

Она обернулась и удивленно моргнула.

— О, я вас не заметила. Вы следующий?

Свет падал на Ноя сзади, поэтому она вряд ли могла четко видеть его лицо, зато он прекрасно ее видел. При ближайшем рассмотрении Сэми оказалась еще более привлекательной. Ноя особенно поразили глаза — светло-зеленые, с темной каймой вокруг зрачка. Ему еще не приходилось встречать людей с таким открытым и искренним взглядом. Да, Бэйб права: ее милая дочурка действительно не создана для тайн.

Ной вздохнул: иными словами, одна большая проблема.

— Эй-эй, — запротестовал один из мужчин, — теперь моя очередь!

«Опоздал, приятель», — злорадно подумал Ной. После него никаких собеседований не будет.

— Одиночка, охраняй.

Пес прошествовал на середину холла, сел на пол, обнажив ряд впечатляющих зубов, и глухо зарычал. Мужчина поднял руки и отступил назад.

— Простите, ошибся, я после вас.

Удовлетворенно кивнув, Ной снова подал Одиночке сигнал, взял Сэми под руку, бережно провел ее в комнату и плотно закрыл дверь.

— Впечатляет, — сказала Сэми. — Вы и вправду были следующим?



— Нет.

— Прошли без очереди… А вам не кажется, что это несправедливо по отношению к остальным?

— Разве что самую малость. Мне нужна эта работа гораздо больше, чем им.

— Серьезно?

— Я не шучу, когда дело касается важных вещей.

— Знаете ли… — она бросила быстрый взгляд в сторону закрытой двери и нахмурилась, — ваша собака похожа на волка.

Ной не удивился такой стремительной смене темы. Зная Бэйб, он мог заранее предполагать, чего ждать от ее дочери.

— Да, пожалуй, есть некоторое сходство.

— Некоторое? — Она подошла к письменному столу и открыла коробку шоколадных конфет, стоявшую рядом с плюшевым волчонком. По иронии судьбы это действительно был волчонок, немного потрепанный, но еще вполне узнаваемый. Сэми постучала по нему указательным пальцем. — По-моему, он выглядит в точности как этот.

А она настойчива. Немногие люди могли добиться от Ноя больше информации, чем он сам хотел предоставить. Некоторые считали его нелюдимым, возможно, потому, что Ной предпочитал черный цвет. А может, выражение его лица исключало всяческую фамильярность. Впрочем, он никого ни в чем не собирался разуверять. Сколько раз ему говорили, что его серебристо-серые глаза наводят на людей оторопь; или что его молчаливость способна заставить занервничать кого угодно; или что его спокойствие подобно стене, через которую невозможно пробиться.

Улыбка редко трогала губы Ноя. А может, это вовсе не он, а Одиночка наводил такой страх на окружающих?

Сэми склонила голову, непослушные кудри ласкали длинную шею.

— Вы не собираетесь мне отвечать?

— Хорошо. Одиночка очень похож на волка.

— Одиночка? Интересное имя.

— Оно ему подходит.

— Я бы сказала, что оно в той же мере подходит и хозяину.

— Почему вы так подумали? — с любопытством спросил он.

— Женская интуиция. — К величайшему изумлению Ноя, она постучала по его груди пальцем. Она либо очень смелая, либо весьма глупая женщина. — А вы очень закрытый, самодостаточный человек, который идет собственной дорогой. Я права? Вы тоже одиночка?

Ной поежился.

— Ну, меня называли и похуже.

— Так он волк? — Словно почувствовав, как Ной напрягся, Сэми наградила его еще одной сногсшибательной улыбкой. — Волк?

— Это было бы противозаконно, — мягко ответил Ной. — Нельзя держать диких животных в качестве домашних любимцев.

— А вы никогда не совершаете ничего противозаконного?

Видимо, солгать ей будет достаточно сложно, что-то было в этих ясных зеленых глазах, заглядывающих ему прямо в душу. Они буквально вытягивали из него правду. Похоже, пора менять тему.

Ной скрестил руки на груди и поинтересовался:

— И когда же мы начнем собеседование?

— Мы уже начали.

Вот те на!

— То есть треп об Одиночке является частью собеседования?

— Это не треп. — Она опять склонила голову — Это проверка вашей честности.

— Вы хотите правды?

— Я всегда хочу правды.

Отлично. Ной миллион раз слышал это от женщин, и миллион раз, услышав правду, они разражались рыданиями, заставляя его пожалеть, что он не сказал что-нибудь более далекое от истины.

— Одиночку бросили, когда он был еще щенком, а я нашел его. Он был ранен. Может быть, вы заметили, он прихрамывает?

— Бедняжка, — прошептала Сэми.

— Я думаю, он — наполовину волк, хотя я и не выяснил этого, даже когда нашел его хозяина.

— Вы нашли его хозяина? — удивилась Сэми.

— Да.

— Того, кто бросил Одиночку?

— Именно.

— Зачем?

Ной шумно выдохнул. Он забыл, когда ему в последний раз приходилось рассказывать о себе. Он также забыл, когда у него вообще возникало подобное желание. Но от Сэми, похоже, так просто не отвяжешься.

— Я должен был объяснить ему, как важно заботиться о животных.

Она начинала понимать.

— Ясно. И как этот бывший хозяин? Жив после вашего объяснения?

— Скажем, больше он не совершит такой ошибки.

— Хорошо. — В ее взгляде светилось восхищение. Ему это не должно было польстить, но… польстило. — Как я понимаю, с тех пор Одиночка всегда с вами?

— Да, где бы я ни был, — сказал Ной и счел нужным уточнить: — Без исключения.

Сэми приподняла бровь.

— Что же, и в постели? — спросила она.

— Он спит в спальне, в изножье кровати.

— Но не в самой кровати?

— Вы задаете забавные вопросы, сударыня, — произнес Ной, но под немигающим взглядом Сэми был вынужден сдаться: — Нет, не в кровати.

— Хорошо. Просто мне надо выяснить это заранее.

— Почему?

— Потому что вы будете спать в моей постели.

— Что же, должность, которую вы предлагаете, включает стол и проживание?

— Должность? — Сэми расхохоталась. — Забавно. Послушайте, почему бы нам не присесть и не познакомиться друг с другом поближе, мистер… — Она замолкла. — Надо же, не могу поверить. Мы с вами говорим так долго и до сих пор не представились друг другу.

— Меня зовут Ной.

Она протянула руку, звякнув браслетами.

— Сэми Фонтэйн. Ной — это имя или фамилия?

Разговор вступил на скользкую почву. Следующие несколько минут будут иметь решающее значение для всего предприятия. Если ей не понравится то, что скажет Ной, он может последовать за беднягой Гриффитом.

— Это имя.

— А ваша фамилия?

— Хок.

Она замерла.

— Хок? Хок… Мне знакомо это имя. Вот только откуда?

Ной подошел к столу, заваленному бумагами, и, не дожидаясь приглашения, сел.

— И каковы же ваши вопросы ко мне?

Сэми щелкнула пальцами.

— Вспомнила! Моя мать как-то собиралась замуж за мужчину с такой фамилией. — Она тоже подошла к столу. — Мэл Хок. Знаете его? Вы, наверное, родственники?

— Что-то вроде этого. Вообще-то именно поэтому я и здесь.

— То есть? — Сэми опустилась на стул против него. — Это Мэл сказал вам об объявлении? Он знает? Как могло так…

— Вообще-то, это ваша мать предложила мне прийти сюда.

— Моя мать! — Дыхание у девушки участилось, узел рубашки заплясал буйный танец над животом. — Не может быть! Как? Когда? Почему?

Ной молча ждал. Это был довольно действенный прием. Сэми потребовалось несколько больше времени, чем обычно, чтобы сообразить, что к чему. Она замолчала, закинула ноги на соседний стул, подперла ладонью подбородок и улыбнулась Ною.

— Ждете, пока я замолчу и дам вам возможность ответить?

— Если вы не возражаете.

— У меня привычка перебивать собеседника. — Она вздохнула и отбросила волосы с лица. Казалось, ее золотые кудри живут собственной жизнью. Потрясающее зрелище. — Должна признаться, я привыкла озвучивать свою мысль, как только она возникнет. Что на уме, то и на языке.

— Так происходит всегда?

— Да.

— В таком случае жизнь у вас, должно быть, интересная.

— Даже очень. — Она понизила голос. — Когда я была маленькой, я все время попадала в неприятности. Клянусь, я провела в кабинете директора гораздо больше времени, чем в классе. Вас это, похоже, не удивляет. Я так и не рассталась с привычкой перебивать, но теперь меня считают уже не трудным ребенком, а эксцентричной особой. Ну, так что вы хотите сказать о моей матери?

— А я что-то собирался сказать?

— Да, конечно.

Для человека, способного так далеко уходить от темы, она обладает неплохим умением возвращаться к исходной точке. Это хуже. Вопрос о Бэйб Ной предпочел бы замять.

— Я — ваш подарок на день рождения.

К его удивлению, Сэми потребовалась минута, чтобы собраться с мыслями и закрыть рот. На ее бледных щеках появился намек на румянец.

— Вы серьезно? Моя мать знает, что я тут делаю? И она… — Сэми судорожно вздохнула. — Она послала вас? Мне на день рождения? Она это одобряет? В голове не укладывается!

Похоже, он нарвался на мину. Впрочем, с Сэми это будет в порядке вещей.

— Почему вы так удивлены? — спросил Ной. — Вы обе взрослые женщины и способны решать, как вам жить, не так ли?

Сэми прочистила горло.

— Да, но… Моя мать несколько консервативна во взглядах, несмотря на многочисленные свадьбы и помолвки. А может быть, именно благодаря им…

— То есть вы хотите сказать, что Бэйб может не одобрить присутствие мужчины в этом доме, пока вы не замужем? — Ной пытался понять, что она имеет в виду.

Странно. Он не думал, что для такого уверенного в себе человека, как Сэми, имеет значение мнение матери. Также непонятно, почему все кандидаты, украшающие своим присутствием холл дома, — мужчины.

— Это не совсем так.

— Я уверен, Бэйб непременно подтвердит вам, что я абсолютно надежен и со мной безопасно иметь дело.

— В этом я не сомневаюсь, но… Вы уверены? Уверены, что она не возражает?

— Разумеется, не возражает. Бэйб сказала, эта работа будет временной, и собирается заплатить за первые три месяца, а после договор может быть пересмотрен.

К его удивлению, Сэми покраснела еще больше. Странно, там, в холле, смутить ее было невозможно. Неужели это игра, маска, чтобы скрыть чувствительность натуры? Ной почувствовал легкое разочарование. Его привлекла ее бесшабашность и независимость, возможно, потому, что все это было так невозможно для него самого. И все же правда в любом случае лучше.

— Разве то, что меня рекомендовала Бэйб, имеет такое уж большое значение? Считайте это семейным делом.

Похоже, он сморозил что-то не то. Сэми поперхнулась.

— Ну уж нет!

— По крайней мере вы можете больше не тратить время на собеседование, раз уж я тут по рекомендации вашей матери.

— Я вовсе не считаю собеседование тратой времени. Это серьезное решение, прийти к которому мне было нелегко.

Умная женщина.

— Тогда давайте продолжим, пока вы не будете готовы принять окончательное решение. Полагаю, у вас есть еще вопросы? — поинтересовался Ной.

— Да, и много, — быстро отозвалась Сэми.

— Ну, так спрашивайте.

Почему-то ей потребовалось некоторое время, чтобы собраться с мыслями. Ноя не оставляло ощущение, что здесь что-то не так. Он привык прислушиваться к своей интуиции, хотя скорее согласился бы отрезать себе язык, чем признаться в этом. Он предпочитал называть подсказки внутреннего голоса логическими умозаключениями, основанными на подсознательной уверенности. Сейчас же, глядя на Сэми, он был уверен, что она что-то скрывает. У нее явно были какие-то проблемы, Ной в этом не сомневался.

— Сколько вам лет? — наконец спросила она.

— Тридцать пять.

— Вы женаты?

— Нет.

— Дети?

— Нет.

— Чем вы зарабатываете на жизнь?

Так, этого вопроса Ной никак не ожидал. Он пришел сюда поступать в прислуги, так что род его занятий должен быть очевиден.

— Вы хотите знать, чем я занимался прежде, чем пришел к вам?

— Мистер Хок…

— Ной.

— Ной. Видите ли, это работа не на полный день…

— Разве?

— После того как вы… э-э-э… выполните свои обязанности, вы вольны делать что хотите. Вообще-то я вовсе не собираюсь задерживать вас здесь на целый день. Поэтому вам лучше бы найти еще какую-нибудь работу.

Нет, так дело не пойдет. Если он хочет выяснить, кто послал Сэми это письмо, ему надо находиться рядом с нею двадцать четыре часа в сутки.

— Я получил указание быть в вашем распоряжении в любое время. Раз уж мне хорошо заплатят за то, что я буду выполнять ваши пожелания, значит, именно этим я и займусь. Скажите лишь, что я должен сделать, где и как.

— Как? — слабо переспросила она. — Вы хотите знать, как?

— Ну, разумеется. — Ной удивленно воззрился на нее. — Вы же собираетесь давать мне инструкции? Или предпочитаете, чтобы я угадывал ваши желания?

— О господи! — Сэми импульсивно закрыла лицо ладонями. — Я просто не могу в это поверить. Почему я не обратилась в клинику? Нет, мне всегда надо сделать все по-своему.

Клиника? Какая еще, к черту, клиника? Она, наверное, имеет в виду агентство по найму. И почему она так болезненно и неадекватно реагирует на все, что он говорит? Это не похоже на человека с таким характером, как у Сэми. Ной умел очень точно и четко выносить суждения о людях, это умение весьма помогало ему в работе. С самого начала он сделал вывод, что Сэми — экстраверт, она несколько агрессивна и привыкла во всем полагаться на свои силы. Тогда почему процесс найма прислуги представляет для нее такую сложность? Ей не приходилось делать этого раньше?

— Что-то не так? — спросил Ной.

— Я просто не ожидала. — Сэми взглянула на него сквозь пальцы. — Вы говорите, что вам тридцать пять. Вы что, не знаете, что делать?

— Ну, общее представление имею. Но все же мне хотелось бы, чтобы вы дали четкие инструкции. У всех разные требования, и я бы предпочел знать, как лучше соответствовать вашим желаниям.

Кажется, Сэми вздохнула с облегчением. По крайней мере руки от лица она отняла, хотя щеки все еще оставались розовыми.

— Я… я как-то не подумала… — тихо пробормотала она.

— Послушайте, Бэйб организовала все это предприятие как подарок ко дню рождения. Почему бы вам не испытать меня? Мы могли бы установить испытательный срок, скажем месяц или полтора. Если я не оправдываю ваших ожиданий, то ухожу без каких-либо взаимных претензий. Если вы мной довольны, я остаюсь на те три месяца, за которые мне заплачено. Уверяю вас, вы не пожалеете. Ну, так что?!

— Оправдаете ожидания? — переспросила она. Так, похоже, дама страдает тугодумием. Возможно, травма головы в раннем возрасте. Надо бы с нею помягче.

— Если я справлюсь, вы меня оставляете, — медленно, с расстановкой повторил Ной, стараясь как можно проще и яснее выразить мысль.

Не помогло. Глаза у нее потемнели.

— Нет уж. Как только вы — как вы там выразились? — оправдаете мои ожидания и сделаете так, что я буду вами довольна, вы отсюда уберетесь. Вам ясно?

Нет, не ясно. Впрочем, открыть рот и вставить слово ему все равно не дали.

— Я поняла! — вскричала Сэми, вскочив со стула, и принялась метаться по комнате. — Вы холостяк, вам тридцать пять, вы предлагаете заключить договор на более длительный срок. Бэйб ведь хочет, чтобы вы на мне женились, я угадала?

— Да что за чушь вы несете?

Сэми прервала его, помахав рукой у него перед носом:

— И не пытайтесь это отрицать. Моя матушка изо всех сил старается выдать меня замуж в последние десять лет. Она принялась за дело, когда мне и двадцати не было.

— Я не собираюсь на вас жениться!

Сэми только фыркнула.

— Не имеет значения, что собираетесь делать вы и что собираюсь делать я. Это Бэйб. Она опять вмешивается в мои дела!

Ной встал, взял Сэми за плечи и усадил в кресло.

— Вы ошибаетесь, — твердо сказал он, — Бэйб не пытается нас поженить.

— Ха! Вы просто не знаете Бэйб.

— Я хорошо знаю Бэйб, — оборвал ее Ной. — Слушайте меня внимательно, дорогая. Я здесь не для того, чтобы жениться на вас, а по вашему объявлению, вот и все. Может, я и подарок на день рождения, но не потенциальный муж. Это понятно?

— Да? А тогда почему вы хотите остаться здесь больше чем на три месяца?

— Я же не знаю, до каких пор буду вам нужен.

Она помолчала немного, а потом робко спросила:

— Так вы уверены, что Бэйб не пытается нас поженить?

— Абсолютно уверен.

— Да, хотелось бы надеяться.

Ною еще не приходилось попадать в подобные ситуации. В словах Сэми есть доля истины, впредь надо быть начеку.

— Ладно, запомните: вы мне обещали.

Тут Ною пришла в голову новая догадка: а может, Сэми сумасшедшая? Это бы очень многое объясняло, в том числе и получение писем с угрозами — эта женщина могла влипнуть в какую угодно неприятность. Пора было сдвигать их разговор с мертвой точки, иначе это никогда не кончится.

— Раз уж вы меня нанимаете, можете требовать от меня любых обещаний, я не возражаю.

Некоторое время Сэми молча изучала его, затем наконец кивнула:

— Отлично, идем дальше. Если я решу принять вас, вам придется пройти медосмотр.

— Это еще зачем? — Ной еле удержался от грубости. — Не объясните ли, почему я в этом нуждаюсь?

— Это очевидно.

— Ах, вот оно что.

— Думаю, нам стоит обсудить, что мы будем считать очевидным, а что нет. Я предпочитаю называть вещи своими именами во избежание недоразумений.

— Звучит убедительно.

Она уже более или менее успокоилась, хотя и поглядывала на него как-то подозрительно.

— Я настаиваю на медосмотре, чтобы выяснить, нет ли у вас каких-либо медицинских противопоказаний, которые могли бы помешать вам выполнить свою часть договора. В наше время с этим нужна осторожность.

Титаническим усилием воли Ной подавил всколыхнувшееся бешенство и почти спокойным тоном поинтересовался:

— Вы полагаете, я могу вас чем-нибудь заразить?

Сэми смутилась и замолчала. Даже браслеты перестали звенеть. Она внимательно изучала Ноя, будто пыталась понять его эмоциональное состояние.

— Бэйб вас уже проверяла? — осторожно спросила она.

— Нет, разумеется!

— В таком случае я вынуждена на этом настаивать. Я также настаиваю на представлении рекомендаций и резюме, только в этом случае мы можем переходить к заключению контракта.

— Контракт?

— Да, по которому вы слагаете с себя всяческую ответственность сразу после завершения работы. Вы обязуетесь немедленно исчезнуть из моей жизни и больше не появляться.

— Ого! Вам не кажется, что такие меры несколько чрезмерны?



— Ни капельки, — отрезала Сэми. — И почему я не обратилась в клинику?

Так-так, это мы уже слышали.

— В клинику? Вы имеете в виду агентство по найму?

— Нет, я имею в виду клинику. Если бы мне хватило мозгов, я бы все сделала в клинике. Как было бы просто: я бы не знала донора, а он бы никогда не встретил меня! Весь процесс прошел бы анонимно, и мне не надо было бы бояться, что в будущем он решит объявиться и начать выяснять отношения.

— Донор? — заморгал Ной. Похоже, из них двоих тугодум все-таки он. Надо было выпить перед приходом, чтобы лучше соображать, что несет эта женщина. — Донор? Я не ослышался?

Сэми нахмурилась:

— Да. Что вы повторяете каждое мое слово? С вами все в порядке?

Ной встряхнулся. Нет, все-таки это она сумасшедшая, а он абсолютно нормален!

— Если мне не изменяет память, мы договорились называть вещи своими именами и не допускать недомолвок?

— Совершенно верно.

— В таком случае… Нет-нет, сядьте, пожалуйста! В таком случае, прежде чем вы опять начнете бегать по комнате, может, объясните мне четко и ясно, о какой чертовой клинике и о каком доноре вы толкуете?

Сэми замерла и уставилась на него.

— О доноре спермы и о клинике искусственного оплодотворения, конечно. А о чем же еще, по-вашему, мы говорим все это время?

Глава вторая

Ной воззрился на Сэми в немом изумлении.

— Так вот для какой работы вы меня нанимаете?

Сэми не понимала, что его так шокировало. Он сказал, что его наняла ее мать, что она знает об объявлении. Так чего он так разволновался?

— Для зачатия ребенка, разумеется. Мы разве не об этом говорим?

— Вы-то, может быть, говорили и об этом, но я…

— Вы что, не понимаете? — Сэми заставила себя положить руки на колени и не махать ими, потому что в звоне браслетов ей было плохо слышно собеседника. — Я поступила так, как поступила, потому, что в клинике все очень… очень безлично. Это ужасно! Я считаю, что ничто, касающееся моего ребенка, не может быть безличным!

Сэми схватила конфету из коробки, сунула ее в рот и почувствовала, что по мере того, как шоколад тает на языке, нервы понемногу успокаиваются. Она протянула коробку Ною.

— Не желаете?

— Нет, я желаю объяснений.

— Вы даже не знаете, от чего отказываетесь! — Глупый народ мужчины — как можно не любить шоколада? — Я хочу знать, кто будет отцом моего ребенка. Я хочу знать, какие у него будут гены. Как выглядит будущий отец, о чем думает, есть ли у него мозги, в конце концов!

— Ну все, довольно! — оборвал Ной, добавив еще пару словечек вполголоса, которые Сэми ради собственного блага даже не попыталась разобрать.

— Я не понимаю, что вас так рассердило!

— Так все эти мужчины в холле пришли сюда, чтобы…

— Разумеется.

— Вы ищете отца для своего ребенка?

— Пожалуй, надо будет проверять еще и психическое здоровье кандидатов, — нахмурилась Сэми.

— Знаете, сударыня, вы в такой проверке точно нуждаетесь.

Ной встал со стула и теперь возвышался над нею. Господи, какой у него грозный вид! Наверное, это оттого, что он одет во все черное. Может, ему следовало бы смягчить картину, добавив, скажем, лимонно-желтого или персикового? А может, это вовсе не из-за черного цвета, а из-за того, как эта рубашка облегает его широкие плечи и мускулистую грудь или из-за пронизывающего взгляда серых глаз. Сэми призвала на помощь все свое самообладание, чтобы не съежиться, как провинившаяся школьница. Она не чувствовала себя такой маленькой и глупой с тех пор, как… как… Да что там, она никогда себя так не чувствовала!

— Вы с ума сошли? — Ной ошеломленно смотрел на нее. Впрочем, зачем спрашивать об очевидных вещах?

— Вполне вероятно. Может быть, если вы немного отойдете, я смогу собраться с мыслями.

Его смоляная бровь поползла вверх, а в горящих гневом глазах появился намек на улыбку.

— Я стою слишком близко? — спросил он.

— Да. Вообще-то я не из тех людей, которые нервно относятся к вторжениям в их личное пространство, но сейчас… — она тряхнула головой, — нам лучше бы придерживаться нейтральной дистанции.

Ной сделал шаг назад.

— Так лучше?

— Гораздо.

— Отлично. Надеюсь, теперь вы способны отвечать на мои вопросы? Вы поместили в газету объявление для доноров спермы?

— Да, но я сформулировала это более корректно.

— До какой степени корректно?

Она подала ему газету.

— Бэйб вам этого не показывала?

Ной взял газету, достал из кармана очки и нахмурился. Сэми подумала, что это из-за ненависти к очкам. Она была готова держать пари, что он их терпеть не может, поскольку они наглядно выражают его слабость. Люди вроде него могут прощать слабости окружающим, но не себе.

Тем временем Ной водрузил очки на нос и прочел вслух:


«Женщина ищет мужчину от двадцати пяти до сорока лет для исполнения некоторого естественного действия за щедрое вознаграждение. Плод данного действия будет находиться в полном ведении принимающей стороны».


— Господи, это же должно было привлечь к вашему порогу всех психов к западу от Миссисипи! — Ной снял очки и сунул их обратно в карман. — По крайней мере вам хватило ума не давать ваш адрес, а оплатить абонентский ящик?

— Да, конечно, я… — Сэми осеклась. Постойте… тут что-то не так. Он же не видел объявления. Она подозрительно взглянула на Ноя. — Да, кстати, я ведь не получала ваших фотографий и резюме, я точно помню. Если вы пришли не по объявлению, то зачем вы здесь?

— Бэйб позвонила мне, когда переехала на квартиру, и попросила встретиться с ней. Она волнуется, что вы здесь одна, и считает, что вам может понадобиться помощь. Вряд ли Бэйб понимала, до какой степени она права!

При очередном упоминании о матери Сэми нахмурилась.

— Давайте-ка начнем сначала. Кто вы? Что вы здесь делаете? И какое отношение ко всему этому имеет моя мать?

— Кто я, вы уже знаете. Бэйб заплатила мне, чтобы я работал у вас. В традиционном смысле. Когда я зашел в холл, то подумал, что вы нанимаете прислугу, поэтому и прошел без очереди.

— Прекрасно. Помощь мне не нужна, я способна сама о себе позаботиться.

— А как насчет ребенка?

— Не ваше дело.

— Ну отчего же? Пять минут назад вы рассматривали меня как потенциального отца.

— Это было пять минут назад, а теперь уходите.

— Разумеется, я с удовольствием вернусь к Бэйб и скажу, что вам больше не нужен работник. Но могу вызваться сделать вам ребенка. Думаю, она оплатит мои услуги. Как подарок на день рождения.

— Нет! — выпалила Сэми. — Я не хочу, чтобы она узнала!

— Ну, рано или поздно она все равно узнает. Или вы собираетесь держать ее в неведении до самого рождения ребенка?

— Я собиралась сказать ей, — неуверенно произнесла Сэми, — но не сейчас!

— Вы хотите сказать, что, если она узнает о вашей затее до того, как дело будет сделано, она сделает все возможное, чтобы вас отговорить?

Сэми скривилась.

— Она просто выразит свое мнение по этому вопросу.

И сделает это очень громко.

— Понятно. Значит, вы все-таки примете ее подарок, — произнес Ной и ухмыльнулся.

— Это же шантаж! — возмутилась Сэми.

— Именно.

— И что же? У меня нет выбора?

— Никакого. Я обещал вашей матери поработать у вас, а я слов на ветер не бросаю. Никогда.

Судя по твердому выражению лица и не терпящему возражений тону, Ной не шутил.

В принципе иметь его под рукой было бы не так плохо — он кажется сильным, умным, уверенным. Вдруг поможет ей с собеседованиями? Сэми зарделась — забавно было бы иметь личного помощника. Да и мама будет довольна — только ради этого стоило некоторое время потерпеть присутствие Ноя. Осталось лишь уладить одну щекотливую деталь.

— Так вы обещаете делать, что я прикажу? — поинтересовалась Сэми.

— Я буду вашим работником, если вы это имеете в виду.

— Похоже, ваш опыт в этой области невелик.

— Почему вы так решили?

— Мне кажется, вы не привыкли слушаться приказаний. Это ведь ваша первая попытка заняться подобной работой?

Ной поколебался долю секунды, прежде чем позволить улыбке смягчить черты его лица.

— Это что, так явно?

Естественно, он никогда этим раньше не занимался.

— Не волнуйтесь, я уверена, вы справитесь. Теперь понятно, почему вы так странно себя вели — вы же ничего в этом деле не понимаете.

В его глазах вспыхнул недобрый огонек.

— Я ничего не понимаю в деле, которым занимаюсь?

— Мне так показалось. Но это не проблема, считайте, что просто у вас тренинг.

— То есть вы хотите сказать, что я могу остаться?

А он еще сомневается в этом?

— Разумеется. Как я могу дать вам от ворот поворот, раз это ваша первая работа? Надо было сразу сказать. Тогда я была бы куда доброжелательнее.

Ной был совершенно сбит с толку.

— То есть… если бы я был опытным работником, вы бы меня выставили, а раз я новичок, вы меня оставляете?

Сэми лучезарно улыбнулась.

— Именно. И вот что я еще скажу: не взять ли вам на сегодня выходной? Отдохнете, соберетесь с мыслями, а завтра приступите к работе. — Она направилась к двери. — Вы меня извините, мне нужно заняться кандидатами.

Ной заглянул в холл и уточнил:

— Вы хотите сказать, оставшимся кандидатом.

Сэми изумленно уставилась на него.

— Что, простите?

— Все потенциальные папаши разбежались. Кроме одного бедолаги, взобравшегося на ваш комод. Можете с ним побеседовать, хотя не думаю, что он вам подойдет.

Сэми проследила за взглядом Ноя.

— А ну, слезайте оттуда! — крикнула она.

Мужчина покачал головой.

— Ну уж нет, я отсюда никуда не двинусь, пока вы не отзовете своего волка.

Сэми с интересом смотрела, как Ной одним жестом велел Одиночке отойти. Эти двое неплохо сработались, тесная связь между ними видна невооруженным взглядом.

— Он безобиден, — сказал Ной.

— Безобиден! — Мужчина ухмыльнулся и ткнул пальцем в Одиночку. — Он тут всех разогнал. Рычал, скалился. Если бы я сюда не забрался… Боюсь подумать, что могло бы произойти.

Одиночка улегся на пол, положил голову на передние лапы и, повинуясь знаку Ноя, закрыл глаза и захрапел.

— Ничего бы с вами не произошло, — усмехнулся Ной. — Вы же видите, это абсолютно безвредное создание.

Мужчина слез с комода, бочком прокрался мимо Одиночки и ринулся к выходу.

— Эй-эй! — запротестовала Сэми. — А собеседование?

Ответом ей был оглушительный грохот захлопнувшейся двери.

— Отлично! — простонала Сэми. — Ну и что мне теперь делать?

— Хотите совет? — ухмыльнулся Ной. — Найдите себе мужа. Тогда вы сможете заиметь столько детей, сколько вашей душе угодно. Это было бы разумнее, безопаснее и обошлось бы куда дешевле.

— Ну и ну! — раздался насмешливый голос. — Я вам не помешал?

Ной моментально вырос между Сэми и входной дверью.

— Если вы пришли на собеседование, то помешали, — отрезал он.

Сэми забарабанила кулаками по его спине — никакого результата, словно этот мужчина высечен из скалы.

— Уйдите с дороги, ненормальный! Он пришел не на собеседование!

— Одиночка, — произнес Ной.

Пес поднял голову, принюхался и снова улегся.

— Все в порядке, — сказал Ной и сделал шаг в сторону.

— Да? Вы уверены? — язвительно переспросила Сэми.

Но Ной, к сожалению, оказался столь же невосприимчив к ее сарказму, как и к кулакам. Сэми со всех ног ринулась к вошедшему и обвила его шею руками.

— Дядя Рэгги! Как здорово, что ты приехал!

— Здравствуй, милая, — отозвался Рэгги Фонтэйн. — Как ты?

— Все хорошо. — Она ухватила его за безупречно отглаженный воротничок, притянула к себе и поцеловала. — Где ты был? Исчез — как сквозь землю провалился! Я так по тебе скучала!

— Прости, милая, дела… — Он взглянул на Ноя. — Может быть, ты нас познакомишь?

Ох, не хотелось бы. Но с дядюшкой, который придает хорошим манерам такое большое значение, особо не поспоришь…

— Да, конечно. Это Ной Хок. Ной, это мой дядя, Рэгги Фонтэйн.

Рэгги нахмурился:

— Хок… Хок… Знакомая фамилия.

— Думаю, ты вспомнил о Мэле Хоке, — быстро подсказала Сэми, — бывшем мамином женихе. Они с Ноем родственники.

На лице у Рэгги отразились противоречивые эмоции.

— Они что же, снова вместе? Я думал, между ними все кончено.

— Между ними действительно все кончено, — сказал Ной, не дожидаясь, пока Сэми ответит. — И мое пребывание тут никак не связано с их отношениями. Я здесь на службе.

— На службе? — Рэгги изумленно посмотрел на него. — Н-да, похоже, я и правда отсутствовал слишком долго. И с каких же пор?

Сэми, стоявшая между ними, переводила взгляд с одного на другого, почти физически ощущая, как между мужчинами идет какой-то непостижимый для нее молчаливый обмен информацией.

— С сегодняшнего дня, — ответила Сэми.

— Меня наняла Бэйб. — Скрестив руки на груди, Ной возвышался над Рэгги. — Я здесь, чтобы выполнять любую прихоть мисс Фонтэйн.

— Что же, абсолютно любую? — приподнял бровь Рэгги.

— Абсолютно, — подтвердил Ной.

Сэми напружинилась и всадила локоть Ною под ребра, хотя эта манипуляция причинила гораздо больше вреда ей, чем ему.

— Этот вопрос мы с вами еще не обсуждали, — проворчала она, морщась от боли и потирая ушибленный локоть.

— Прошу прощения, — смиренно отозвался Ной, — у нас не было времени на подробное обсуждение моих обязанностей. Думаю, мы обсудим их, когда я к вам перееду.

— Переедете? — переспросил Рэгги. — Я не ослышался?

Ной одарил его невинной улыбкой падшего ангела, подкрепленной соответствующим взглядом серебристо-серых глаз. Завершенность картине придавал Одиночка, невесть каким образом материализовавшийся у ног хозяина.

— А как иначе я обеспечу исполнение всех ее желаний?

— Извините нас. — Рэгти ухватил Сэми за руку и оттащил в сторону. — Ты выяснила, кто этот человек, прежде чем принимать его… на работу? Ты уверена, что он неопасен?

— Нет, не выяснила, — терпеливо ответила Сэми. Она неуверенно покосилась на Ноя, боясь, что он все же слышит каждое слово. — Его наняла Бэйб, так что не волнуйся — уж она-то наверняка все проверила.

— Ты же знаешь, я очень люблю твою мать, но… — Рэгги вздохнул. — Я не хочу, чтобы это звучало грубо, но она не самая осторожная женщина в мире. Боюсь, она пленилась внешними данными мистера Хока при утверждении его на эту роль. А вот мне кажется, что ее здравый смысл оставляет желать лучшего.

— Бэйб просто подумала, что мне может потребоваться помощь после ее отъезда, — объяснила Сэми.

Рэгги прочистил горло.

— Так у твоей матери новый роман?

— Если и так, я ничего об этом не знаю.

— Но ведь она съезжает отсюда только в таких случаях. — Голубые глаза затуманились. — Видимо, надо ожидать приглашения на уже пятую по счету свадьбу.

— Шестую, — уточнила Сэми и коснулась его руки. — Ты же знаешь, она любила моего отца, твоего брата, больше всех на свете и так и не смогла найти ему замену.

— Да, но тем не менее своих бесплодных попыток не оставила, — невесело усмехнулся Рэгги.

— Ты же знаешь мою мать.

— Да, эксцентричная женщина.

— Не представляю, почему она уехала именно сейчас. Обычно она не съезжала отсюда, пока обручальное кольцо не оказывалось у нее на пальце. Но на этот раз на роман даже намека не было. Просто пару дней назад мама уложила чемоданы, поцеловала меня в щеку и растворилась в сиянии голубого дня. Я вижу ее, только когда она приезжает за своей почтой.

— Господи, и что же с нею произошло?

Сэми закусила губу. Никогда не знаешь, что Бэйб выкинет в следующую секунду.

— Может, просто захотела пожить одна. Она сейчас в своей квартире в Ноб-Хилле.

Рэгги задумался на минуту, глядя в одну точку.

— Твоя мать не из тех, кто способен жить в одиночестве, — сказал он наконец. — Думаю, нам следует готовиться к худшему.

— Кто знает? Может, на этот раз все будет не так плохо?

Рэгги погрустнел еще больше.

— Бэйб, конечно, заслуживает счастья, и, может, она и нашла бы его, если бы не металась от… — Он прервался и слегка покраснел.

—… от одного мужа к другому, — сухо закончила Сэми.

— Прости, милая, это было непростительно грубо с моей стороны.

Сэми погладила его по руке.

— Я не считаю грубым называть вещи своими именами.

Их прервал голос Ноя из другого конца комнаты:

— Ну, так что, мисс Фонтэйн? Каков ваш вердикт? Рискнете жизнью и оставите меня или выставите за дверь?

Сэми ободряюще улыбнулась дяде и повернулась к своему «работнику». Да уж, думать о нем как о прислуге было забавно — она в жизни не встречала более независимой натуры.

— Как я могу отказаться от маминого подарка и не дать вам попробовать себя в новой сфере деятельности? — мягко проговорила она. — Вы понимаете, мне нужны лишь ваши рекомендации и резюме.

— Без проблем.

В этот момент в холл влетел мальчик и с ходу выпалил:

— Эй, Сэми! Ты бы видела машину, которая стоит у твоих ворот. Она огромная! А рядом с ней здоровенный парень в униформе.

— Здравствуй, Пэдди, — приветствовала Сэми своего юного друга. — Ты опоздал. Опять провинился в школе и был оставлен после уроков?

— Вот еще! — Он щелкнул пальцами. — Чуть не забыл! Тебе лучше поторопиться. Именно за этим меня и послали.

— Похоже, мне пора идти, — сказал Рэгги.

— Разве ты не останешься пообедать? — запротестовала Сэми.

Он бросил быстрый взгляд в сторону Ноя.

— Не сегодня. Но мы очень скоро встретимся снова.

— Обещаешь?

— Я всегда держу обещания, милая, ты прекрасно это знаешь.

— А на улице ваша машина? — перебил его Пэдди. — Ну и здоровенная!

Рэгги улыбнулся:

— Совершенно верно, молодой человек, машина моя.

— А тот великан, он тоже ваш?

— Это мой шофер.

— Класс!

— Пэдди, — вмешалась Сэми, — ты говорил о каких-то проблемах.

— Ой, да! Тебе надо скорее туда бежать. Там такая фигня приключилась!

— Пэдди!

Мальчик вздохнул.

— Ну, в смысле, случилась неприятность.

Рэгги быстро поцеловал Сэми в щеку.

— Скоро увидимся, — сказал он и вышел.

— Что там за проблемы, Пэдди, — спросил Ной. — Я могу чем-нибудь помочь?

Помочь? Здорово, лучше не придумаешь. Похоже, он намерен вмешиваться во все ее дела.

— Я обо всем позабочусь, — быстро сказала Сэми. — Вы ведь собирались сегодня отдохнуть. Начнете работать завтра.

— А что, по мне можно сказать, что я нуждаюсь в отдыхе? — ледяным тоном поинтересовался Ной.

Сэми не нашла, что на это ответить, а Пэдди уже буквально висел у нее на руке и канючил:

— Да быстрее же!

Сэми сдула непослушные кудри со лба — да, похоже, выбора ей действительно не оставили.

— Ладно, идемте. Только не пугайте никого, пожалуйста.

Серебристо-серые глаза заставили ее побледнеть.

— Не пугать? О чем это вы?

Сэми перевела дух и произнесла самым твердым голосом, на который только была сейчас способна:

— Не думаю, что открою для вас Америку, если сообщу, что иногда вы можете быть очень грозным. И мне бы не хотелось, чтобы вы кому-либо дерзили или… смотрели таким взглядом.

— Каким это взглядом?

Пэдди подпрыгивал от нетерпения.

— Если вы не пойдете туда сейчас, они друг друга убьют! — стонал он.

Ной опять загородил собой Сэми.

— Не убьют, пока я рядом.

Сэми попыталась оттолкнуть его с дороги, но у нее в очередной раз ничего не вышло. Тогда она просто обошла его и, обернувшись, бросила через плечо:

— Вот таким взглядом, Тарзан.

Глава третья

Сэми не слышала шагов Ноя за своей спиной, но она каждой клеточкой чувствовала его присутствие. Это было странное ощущение: по позвоночнику разливалось мягкое тепло, чужеродный, но притягательный запах щекотал ноздри.

Кто, во имя всех святых, этот мужчина и зачем Бэйб наняла его? У него гораздо лучше получается отдавать приказания, чем подчиняться им. Сэми решила, что, как только ей удастся хоть на минутку избавиться от своего нового работника, она из-под земли достанет Бэйб и вытрясет из нее ответы на все свои вопросы. А потом подумает, оставить ли себе этот подарок или обменять его на другую марку или модель.

Тем временем они прошли дом насквозь, через кухню вышли на задний дворик и направились к небольшому строению. Когда-то в нем располагался гараж, но, когда Виджет и Пэдди переехали к Сэми, она превратила его первый этаж в общую комнату, а второй — в спальню для своих новых жильцов.

— Пожалуйста, сохраняйте спокойствие, — сказала Сэми, прежде чем открыть дверь.

— Вряд ли ты будешь на этом настаивать, когда увидишь, что там творится, — скептически усмехнулся Пэдди.

Сэми только вздохнула.

— Я иду первым, — сказал Ной и шагнул внутрь, прежде чем Сэми успела что-то возразить.

В комнате царил настоящий бедлам. Ной немедленно загородил собой Сэми так же, как когда пришел дядя Рэгги. Это, конечно, было очень мило с его стороны, но уже начинало надоедать.

Сэми даже не стала пытаться отодвинуть его, а просто сделала шаг в сторону — и не смогла сдержать раздраженного возгласа.

Две женщины во весь голос кричали друг на друга, причем делали они это на разных языках, вокруг них бегали хохочущие и верещащие дети, по всей комнате была разбросана одежда, а венчал картину рев магнитофона. Третья женщина забилась в угол и молча взирала на происходящее, вид у нее при этом был чрезвычайно несчастный.

— Что здесь происходит?! — возмущенно рявкнула Сэми.

Зря надрывала связки — внимания на нее никто не обратил.

— Позвольте мне, — сказал Ной.

Сэми пожала плечами и кивнула. Ной сделал быстрый жест, и его пес вылетел на середину комнаты, оскалился и зарычал. В комнате воцарилась тишина. Женщины прекратили перепалку и уставились на Ноя и Сэми, а дети, вопя от восторга, окружили Одиночку.

— Какие проблемы, дамы? — спросил Ной.

Женщины заговорили одновременно, но Ной, к изумлению Сэми, сумел остановить этот словесный поток, просто подняв ладонь.

— Будьте добры, по очереди.

Старшая из женщин, Дария, переключилась наконец с испанского на английский:

— Программа потерялась, и мы не знаем, что делать дальше.

— Где Рози? — спросила Сэми. — У нее есть копия.

— Рози у врача, и некому смотреть за детьми. Я делаю Виджет макияж, а Кармела говорит, что это входит в ее полномочия.

Сэми взглянула на Виджет и обомлела. Личико девушки покрывали пятна всех цветов радуги, а волосы были начесаны до такой степени, что превратились в воронье гнездо. Подбородок у Виджет подозрительно дрожал.

Пэдди покачал головой.

— Видишь, что они сделали с моей сестрой? Как, по-вашему, она сможет найти приличную работу с лицом, похожим на рождественский пирог?

— Виджет, отправляйся в ванну и смой все это, — приказала Сэми. — Раз уж смотреть сегодня за детьми некому, твоей прической и волосами займемся в другой раз, а сегодня лучше взяться за твое резюме.

Виджет облегченно вздохнула и энергично закивала.

— Отлично, — заключила Сэми, — как только умоешься, иди в кабинет и включи компьютер.

— Ничего не выйдет, — сказала Дария, — Рози опаздывает на час, малышка не разберется сама с этим проклятым компьютером.

Сэми посмотрела на Ноя.

— Вы что-нибудь понимаете в компьютерах и резюме?

— А вы?

— Я — нет. И не смотрите на меня с таким осуждением — если бы мне это было нужно, я бы давно научилась. Так вы сможете помочь Виджет?

— Думаю, справлюсь.

— Отлично. — Сэми повернулась к женщинам. — Вот что, Дария, почему бы тебе пока не подобрать для Виджет подходящую одежду? Только не забывай: она не собирается работать предсказательницей судьбы или исполнять танец живота. В общем, будь поосторожнее с цветами.

— Уж кто бы говорил, — проворчала Дария.

— А ты, Кармела, присмотри пока за детьми, раз уж Рози нет. Ной, кабинет там, я провожу вас.

— Может быть, вы объясните мне, что происходит? — поинтересовался он, когда они отошли на достаточное расстояние.

— Дария и Кармела — родственницы моей экономки Рози. Узнав, что они ищут работу, я наняла их, чтобы помочь Виджет.

— Чем помочь?

— Найти работу.

Ною потребовалась минута, чтобы переварить услышанное.

— Вы наняли двух женщин, чтобы они помогли найти работу третьей?

— Именно.

— А почему бы вам просто не нанять Виджет?

О, мужчины! Как можно не понимать таких простых, таких логичных вещей!

— Потому что Кармеле и Дарий тоже требовалась работа.

— Господи…

Сэми раздраженно вздохнула:

— Ни одна из них не подходит ни на одну из более или менее востребованных должностей. А у Дарий умер муж, оставив ее с четырьмя детьми. Кармела родила двоих, когда сама еще была почти ребенком. Сейчас она получаст среднее образование.

— Так это их дети?

— Да. Я позволяю им брать с собой детей, чтобы они не тратили денег на детский сад. А поскольку ни у одной из них нет никакого опыта работы…

—… они идеально подходят для того, чтобы помочь Виджет, — закончил Ной.

— Я была бы вам очень признательна, если бы вы держали свой сарказм при себе, особенно в их присутствии. Обе стараются как могут, я бы не хотела, чтобы вы смущали этих женщин.

— Вы правы, я прошу прощения.

В том, что Ной говорил искренно, не было сомнений, и Сэми сразу смягчилась. Он ведь тоже попал в непривычную для него ситуацию, и ему простительна была некоторая резкость суждений.

Сэми доброжелательно улыбнулась:

— Извинения приняты.

— Так вы говорите, что наняли Кармелу и Дарию, чтобы помочь Виджет устроиться на работу? — спросил Ной.

— Да, без этого ее шансы весьма скромны. У нее нет денег даже на одежду, в которой прилично появиться на собеседовании.

— Поэтому она пользуется вашим гардеробом?

— Именно, но гардероб — не самая большая проблема. Виджет понятия не имеет, что нужно говорить, и абсолютно не представляет, как составить резюме. Так вот, я учу ее этому. Дария подбирает гардероб, а Кармела — макияж и прическу. То есть Виджет можно назвать продуктом совместной деятельности.

— Рискну вновь обидеть вас, но… Вам не кажется, что Кармеле и самой не помешала бы пара уроков?

Сэми тихонько хихикнула:

— О да, с гримом она несколько переборщила.

— Самую малость. А Рози, как я понимаю, занимается резюме?

— Да, и устраивает пробные собеседования. Виджет такая робкая. Нам еще ни разу не удалось заставить ее перестать шептать и заговорить нормальным голосом.

— Ну, с этим я справлюсь.

— Вот как?

Сэми нечаянно коснулась руки Ноя и почувствовала твердость его мышц под кончиками своих пальцев. Зачем ее мать выбрала для этой работы такого привлекательного мужчину? Чем, интересно, она руководствовалась? Почему бы ей было не нанять кого-нибудь более старого, не так хорошо сложенного… а лучше бы вообще урода. Эти серебристо-серые глаза и низкий, чуть хрипловатый голос смущали ее. Сэми отдернула руку и распахнула дверь в кабинет.

— Что ж, — бодро произнесла она, — вот мы и пришли. Здесь есть все, что нужно для составления резюме. А вот и Виджет. Пойду проверю, как там Дария с Кармелой и не съел ли Одиночка кого-нибудь из детей. — Она заставила себя улыбнуться. — Шучу. Ну… увидимся.

Смоляная бровь Ноя поползла вверх, губы искривились в усмешке.

— Конечно, увидимся.

— Пока, — сказала Сэми и помахала рукой.

— Пока.

Надо же, неужели ей в голову не могло прийти хоть что-то более умное!

Сэми повернулась на каблуках и вышла, чувствуя себя полной идиоткой. Его взгляд впивался ей между лопаток. Сэми не осмелилась обернуться, боясь увидеть, что Ной смеется. Как унизительно!

Но не прошло и пяти минут, как ноги сами принесли ее обратно. Сэми не могла сдержать любопытства.

Виджет сидела за компьютером и осторожно нажимала на клавиши, а Ной стоял у нее за спиной и наблюдал. На носу у него посверкивали очки.

— Какие-то проблемы? — спросил он.

— Просто решила проверить, не нужна ли помощь.

Ной пожал плечами.

— Как видите, все под контролем.

— Он такой милый, — робко прошелестела Виджет. — Он сказал, что я могу попрактиковаться на нем.

— Попрактиковаться?! — переспросила Сэми.

В глазах Ноя промелькнула искра.

— Она говорит о собеседованиях. Я буду играть роль работодателя.

— Серьезно? — Сэми изо всех сил старалась сформулировать следующий вопрос так, чтобы он не прозвучал оскорбительно. — А вы осведомлены о том, какие вопросы задают на собеседовании?

Ной снова повернулся к монитору.

— Думаю, я справлюсь. В конце концов воспользуюсь вашим примером.

— Учтите: вы должны подготовить Виджет к любому повороту ситуации.

— Ясно.

— Вы должны научить ее постоять за себя.

— Я понял.

— Вам также следует…

Ной отвернулся от компьютера и снял очки.

— Прошу меня простить. — Он улыбнулся Виджет так, что ее личико зарделось и даже стало привлекательным. В три шага Ной пересек кабинет, схватил Сэми за руку и вывел из комнаты. — Какого черта вы все время вмешиваетесь? — рявкнул он.

— Да, но вы ведь никогда этого не делали, — запротестовала Сэми. — Я подумала, вам может потребоваться помощь…

— Я похож на человека, которому требуется помощь?

— Н-н-нет…

— Похоже, будто ваше задание вызывает у меня затруднения?

— Нет.

— По-вашему, я не смогу сыграть роль работодателя?

— Я этого не говорила.

— Тогда какого черта вы решили, что меня необходимо поучать?

— Вы здесь новичок, — произнесла Сэми первое, что пришло ей в голову.

— Ах, вот как!

Сэми вырвала руку и стала потирать запястье. Интересно, какие чувства скрыты там, под этой непроницаемой оболочкой? Она забыла, когда в последний раз встречала человека, который бы так ее нервировал. Обычно самые крепкие орешки таяли от лучей ее улыбки, но только не Ной. Как же вести себя с ним? Какую избрать тактику?

— Поскольку я не видела вашего резюме, то понятия не имею, что вы умеете, а чего нет, — холодно сказала Сэми. — С моей стороны вполне естественно поинтересоваться, как вы справляетесь.

— Мисс Фонтэйн…

— Сэми.

— Мисс Фонтэйн!

Сэми сглотнула слюну. Когда они успели поменяться ролями? Только что работодателем была она, но его ледяной тон заставил ее почувствовать себя девчонкой, в первый раз пришедшей на собеседование.

— Да.

Слава богу, удалось не выпалить: «Да, сэр».

— Если я говорю, что справлюсь с этим, мисс Фонтэйн, то я справлюсь.

— Хорошо.

— Значит, я иду обратно в кабинет.

— Вы хотите, чтобы я не заходила туда?

Ной неожиданно улыбнулся.

— Вы правильно меня поняли.

И вошел в кабинет.

Несколько секунд Сэми смотрела на захлопнувшуюся за ним дверь.

— Вот влипла! — пробормотала она.



— Ну что, она поверила в нашу историю? — спросила Бэйб.

— Поверила, — вздохнул Ной, — и ничего хорошего из этого не выйдет.

— О чем ты?

— Слишком много народу имеет свободный доступ в дом. — Он складывал вещи в рюкзак, телефонная трубка была зажата между ухом и плечом. — Это усложняет контроль за ним. В смысле за домом.

— Ах, ты об этих женщинах. Не волнуйся, те, кому Сэми помогает, не могут причинить ей вреда.

— В данных обстоятельствах я был бы поосторожнее в суждениях. — Ной запнулся, сообразив, что Бэйб лучше не знать о последней затее Сэми. — Думаю, лучше сообщить о том письме в полицию. Если бы Сэми хотя бы была спокойной домоседкой, у меня был бы шанс защитить ее. Но она…

Она была вспышкой света, метеором, северным сиянием, вихрем цветов. Вся — от сияющих золотом кудрей до изумрудных глаз, до заразительных смешинок, искрившихся в каждом ее слове, до полных губ, которые ему так хотелось поцеловать, — вся она была похожа на порыв ветра, переворачивающий его логику с ног на голову.

Что бы Сэми сделала, если бы он подчинился влечению, вспыхнувшему между ними, и поцеловал ее? Рассмеялась бы, в этом Ной не сомневался. Кажется, она смеется над всем на свете. Как бы он хотел почувствовать прикосновение ее губ, почувствовать тепло ее дыхания и ощутить, как веселый смех превращается в страсть. Она заставляла его испытывать эмоции, которые он предпочел бы загнать поглубже. Несколько недель в этом доме обещают быть сложными. Очень сложными.

— Ты не привлечешь к этому больше ни единой души. — Голос Бэйб был тверже алмаза. — Ты слышишь меня, Ной? Ты обещал мне, что все останется между нами. И ты у меня в долгу, не забывай.

— Да, я помню. — Честно говоря, он и не думал, что Бэйб когда-нибудь потребует расплаты. — Хорошо, давай остановимся на двух неделях. Если через две недели я не вычислю, кто прислал записку, то заявлю в полицию. Договорились?

— Договорились. — Она засмеялась. — Уж за две недели я придумаю, как заставить тебя этого не делать.

Господи, эта семейка его с ума сведет!

— Ничего у тебя не выйдет.

— Ах, Ной, ты же прекрасно знаешь, я всегда получаю, что хочу.

— Не всегда, — напомнил он.

— Ты никогда не берешь своих слов обратно. — Теперь голос в трубке звучал слегка раздраженно. — Ты слишком озабочен своей честью. Именно из-за твоей принципиальности я и могу тебе доверять.

— Можешь по-прежнему полагаться на меня, я не возьму обратно своего слова, — сказал Ной, — но мне это не нравится, Бэйб. Потакая твоим желаниям, я лгу Сэми. Какой смысл держать слово, если из-за этого мне приходится лгать?

— Если ты дашь мне пару дней на размышления, я обязательно придумаю, как развернуть ситуацию так, чтобы твоя уязвленная совесть успокоилась.

Ной расхохотался.

— Ну, в этом я не сомневаюсь.

— Спасибо за то, что позвонил. Держи меня в курсе дела, ладно?

— Можешь на меня рассчитывать.

— И позаботься о моей малышке.

— Не такая уж она малышка, — счел необходимым заметить Ной.

Заливистый смех Бэйб на другом конце провода чуть не оглушил его.

— А я гадала, заметишь ты или нет. Хотя между вами все равно ничего не получится.

— Почему?

Глупый вопрос. Он пожалел о нем, едва произнеся.

— Вы слишком разные. Как день и ночь.

Интересно, какой из этих эпитетов относится к нему?

— Я бы сказал, что, когда день встречается с ночью, зрелище бывает впечатляющим.

— Она сожжет тебя, Ной, — мягко сказала Бэйб. — Сэми не из тех женщин, с которыми можно прожить всю жизнь.

— Почему ты решила, что я ищу подобную женщину?

— Потому что знаю. Уж если и есть на свете что-то, в чем я разбираюсь, так это мужчины.

Ну, тут он готов был поспорить, но продолжать эту тему не было никакого желания. Ной швырнул полотенце поверх одежды. Какого черта он обсуждает Сэми с ее матерью? К тому же он не намерен заводить какие-либо отношения с дочерью клиентки. Чем быстрее он приступит к делу, тем скорее мисс и миссис Фонтэйн исчезнут из его жизни. Навсегда. Взаимные претензии улажены, дело закрыто.

Ной перешел на деловой тон:

— Я позвоню, как только у меня появится новая информация.

— Спасибо, мистер Хок, жду ваших дальнейших сообщений, — тем же тоном отозвалась Бэйб.

Ной положил трубку на рычаг и уставился на телефонный аппарат. Он не хотел ехать обратно к Сэми, она была одной сплошной проблемой: слишком привлекательна, обладает необычайной способностью выводить его из равновесия и вряд ли в ее мозгах содержится хоть крупица здравого смысла.

И если бы ему представилась возможность, он уложил бы Сэми в первую попавшуюся постель и позволил ее горячей, солнечной страсти превратить его в головешку.

Может, он и сгорит, но это будет славное пламя.

Глава четвертая

— Быстро вы, — удивленно проговорила Сэми, увидев, как Ной входит в кухню. — Я ждала вас не раньше чем через пару часов.

— Мне уйти?

Еще чего!

— Разумеется, нет. — Она взглянула на черный рюкзак у него на плече — выбор цвета почему-то уже не удивлял. — Вы переезжаете сюда по крайней мере на месяц, и это все, что вы взяли?

— Тут самое необходимое, если, конечно, вы не хотите, чтобы я носил униформу.

— Я похожа на человека, который любит, чтобы его окружали люди в униформе? — спросила Сэми, грызя морковку. — Есть хотите? — Она указала на тарелку с фруктами и овощами.

— Спасибо, я поел перед выходом.

Что бы еще сказать? Сэми поежилась. Ей двадцать девять лет, а в этом возрасте уже не принято так теряться перед привлекательным мужчиной. Тем не менее, когда Ной появлялся в поле ее зрения, воображение начинало рисовать картины одну откровеннее другой.

— Показать вам вашу комнату? Распакуете вещи и хорошенько отдохнете. Работать начнете завтра, хорошо?

— Нет, я поступлю иначе — сначала распакую вещи, потом мы обсудим мои обязанности, затем я сразу же приступлю к работе.

— Простите, кто из нас главный? Это я просто так, для справки… — Ответом ей была ленивая улыбка, и Сэми покачала головой. — Знаете что, вы безнадежны. Как можно быть таким упрямым?

— Я упрям, потому что хочу распаковать вещи? Или потому, что желаю обсудить обязанности? — уточнил Ной.

— Идемте, — вздохнула Сэми и стала подниматься по винтовой лестнице, ведущей из кухни на второй этаж. — Почему вы стремитесь начать работать непременно сегодня?

Краем глаза Сэми заметила, что Одиночка на этот раз не последовал за хозяином, а направился в сторону холла. Наверное, решил исследовать новые владения.

— Ваша мать платит мне, — терпеливо объяснил Ной. — Очень не хотелось бы, чтобы ее деньги пропадали напрасно.

Сэми поняла, что спорить бессмысленно. Сдаваясь, она подняла руки и помотала головой.

— Хорошо, если вы так настаиваете — воля ваша. С чего намерены начать?

— Я думаю уделить пару часов вашему… проекту.

Сэми замерла.

— Какому из…

Его хохот эхом раскатился по коридору.

— Сейчас речь идет о Виджет. Что же касается другого вашего проекта, надеюсь, вы оставили эту глупую затею с собеседованиями.

— Конечно, оставила. — Взглянув на него через плечо, Сэми ухмыльнулась. — На сегодня. Завтра начну сначала.

Ной взял ее за руку и развернул к себе. Сэми смешалась. У него были просто невероятные руки, руки мужчины, привыкшего к тяжелой работе — сильные и крепкие и… способные на столь нежное прикосновение. В полутьме коридора Сэми видела лишь размытый силуэт, но взгляд Ноя был пронизывающим, проникающим в самые дальние уголки ее души. Сэми не могла отвести от Ноя глаз, да и не хотела этого делать.

Она силилась напомнить себе, что этот человек не создан для нее, что ей нужен ребенок, а не любовник, но воображение упорно рисовало сына с волнистыми черными волосами и серебристыми глазами, с острым логическим умом и способностью совершать красивые глупости.

Сэми представилось будущее, полное новых возможностей. В этом будущем рядом с ней был любящий муж и подрастающие дети, и жизнь ее была наполнена счастьем и ощущением того, что ей ничто не угрожает. Все это было так близко, только руку протяни…

— Вы собираетесь продолжать собеседования завтра? — спросил Ной.

Картины, нарисованные воображением, рассеялись как дым, уступив место унылой реальности.

— Ну, разумеется, — слегка раздраженно ответила Сэми. — Неужели вы думали, что я все брошу из-за одного неудачного дня?

— Думал.

— Вот еще! Я хочу ребенка, мистер Хок, и мои намерения не изменились только потому, что ваш волк распугал всех пришедших сегодня. И вообще, это не ваше дело, — добавила она, наконец отводя от него взгляд.

— Вы правы, — вздохнул Ной и выпустил ее руку. — Так какая же комната моя?

— Вот эта. — Сэми открыла первую от лестницы дверь и жестом пригласила Ноя следовать за собой. — Я выбрала ее для вас, потому что в детстве она была моей любимой. Я подумала, вам она тоже понравится.

Комната была просторная и светлая, с большими окнами, выходящими на бухту. Сэми отдернула занавески. День был на исходе, и туман окутывал мост призрачной дымкой, тая в темной воде.

— Великолепное зрелище, — сказал Ной, подойдя к Сэми. Его глаза сузились. — Только вот комната эта больше подходит для гостей, чем для прислуги.

Сэми озорно улыбнулась:

— Если хотите, я поселю вас в подвал.

Ной сбросил рюкзак на первый попавшийся стул.

— Это было бы безопаснее, — пробурчал он. — Как далеко отсюда ваша спальня?

Вопрос застал Сэми врасплох.

— Прошу прощения?

— На случай, если возникнут проблемы. Так где ваша спальня?

— Через три двери отсюда. Ее окна тоже выходят на мост.

— Хорошо. В таком случае эта комната мне вполне подходит.

Сэми не осмелилась спросить, какую роль играет расположение их спален. Она почувствовала, что этой темы лучше избегать, и заговорила о том, что первым пришло в голову:

— Знаете, когда я была маленькой, то всегда убегала сюда, если мне хотелось побыть одной, хотя у меня и была своя комната.

— Почему?

— Здесь широкий подоконник, которого в моей комнате не было, а за этими занавесками можно отлично спрятаться. — Тонкая драпировочная ткань заскользила у нее между пальцами. — Я смотрела на море и представляла разных таинственных морских существ, живущих в туманной дымке. Иногда я могла поклясться, что видела русалочий хвост или голову морского чудовища. — Она повернулась к Ною и улыбнулась. — И мечтала, все время мечтала…

— О чем?

Его голос звучал так мягко, что Сэми была вынуждена снова отвернуться к окну, чтобы разговор не вышел за рамки простой болтовни.

— Ах, да о чем мечтают дети… О том, чтобы наладилось то, чего наладить уже нельзя.

Ной обнял Сэми за плечи, его дыхание шевелило волосы у нее на затылке.

— О том, чтобы вернулся отец?

Сэми кивнула и склонила голову, прислонившись щекой к его руке.

— Я поняла в свое время, что прошлого изменить нельзя. Это было очень тяжело.

— Прошлого, конечно, нельзя изменить, но можно перестать думать о нем и быть счастливой в настоящем.

Сэми закрыла глаза.

— Отец не ушел от нас, он погиб в автомобильной катастрофе.

— Простите, мне очень жаль.

— У меня была счастливая семья, и все рассыпалось в одночасье. Бэйб и я… Мы ужасно переживали… но так и не обрели того, что потеряли.

Ной крепче сжал ей плечи.

— По крайней мере вы знаете, что такое настоящая семья, — тихо проговорил он, — а мне и это незнакомо. Матери я не знал, она ушла от отца, когда я был ребенком.

Сэми повернулась в руках Ноя, обняв его за талию.

— И ваш отец не попытался найти ей замену?

Опустив подбородок ей на макушку, Ной вздохнул.

— Мой отец, скорее, пытался найти способ покрыть свои расходы. Думаю, папаша женился так же часто, как Бэйб выходила замуж, с одной лишь разницей: Бэйб искала любви, а отец — очередную дуру, готовую оплачивать все его прихоти. И уж поверьте мне, прихоти у него были недешевые.

— Мне жаль, Ной.

— Мы не можем изменить прошлого, Сэми, но мы сами создаем свое будущее. Нельзя позволять себе выбиться из колеи из-за не зависящих от нас обстоятельств.

Он знал далеко не все, поэтому мог так говорить. Но Сэми и так сказала слишком много.

— Я стараюсь, разве вы не видите?

— То есть вы все еще намереваетесь завести ребенка. — Вопрос прозвучал как утверждение. — Вам не кажется, что вашему ребенку будет не хватать отца? Вы думали об этом, я знаю.

Сэми не осмелилась поднять глаза, чтобы не потерять над собой контроль. Она предпочитала смеяться, слезы были не в ее характере. Она отстранилась от Ноя.

— В этом доме нет места для какого-то там отца. Мои родители любили друг друга, и смерть папы чуть не свела Бэйб в могилу. Я не хочу через это проходить, но это не значит, что я откажусь от возможности иметь детей. Я обожаю детей и хорошо с ними лажу. Всегда хотела ребенка, с тех пор как себя помню.

— Тогда почему именно сейчас?

Этот вопрос вывел Сэми из себя.

— Вы представляете себе, сколько лет мне будет, когда мой сын или дочь закончит школу?

У него на губах появился намек на улыбку.

— А сколько вам будет?

— Мне будет… — Она запнулась. — Неважно!

— Это, наверное, большая проблема. — Теперь Ной действительно улыбался.

— Я хочу в полной мере насладиться материнством, а не гоняться за своим отпрыском в инвалидной коляске.

— Не думаю, что это произойдет, если вы подождете еще пару лет.

— Я хочу ребенка сейчас!

— Вы хотите, чтобы вас использовали и бросили? Странное желание.

— Это мой выбор, Ной!

Ответить на это он не успел, потому что в комнату ворвался Одиночка, радостно виляя хвостом. В зубах у него была зажата мягкая игрушка. Одного взгляда на это Сэми хватило, чтобы начать задыхаться.

— Мистер Вуф! О господи, Ной, сделайте же что-нибудь! Он сейчас сожрет мистера Вуфа!

По выражению ее лица Ной понял, что она близка к обмороку. Он дал Одиночке команду, и пес, бросив игрушечного волчонка, с оскорбленным видом отошел в сторону. Ной пересек комнату, подобрал игрушку и осторожно осмотрел ее.

— Здесь только немного порвано возле уха, больше никаких повреждений. Простите, Сэми, раньше он никогда не позволял себе ничего подобного. Если хотите, я попробую найти для вас такого же.

— Не берите в голову, это же просто игрушка. — К ее ужасу, голос все-таки сорвался.

— Сэми? Вы плачете! — Через мгновение Ной уже обнимал ее. — Дьявол! Пожалуйста, не плачьте. Я не выношу слез, все время говорю что-то невпопад и делаю только хуже.

— Я тоже, — всхлипнула Сэми. — Терпеть не могу, когда люди плачут. Как будто непонятно, что над проблемами надо смеяться.

— Боже мой, да вы и впрямь очень расстроились?! Не надо, милая, от слез у меня просто все внутри переворачивается. — Он стер капли с ее щек. — Что я могу для вас сделать?

— Я стараюсь перестать, правда. — Она глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. — Ненавижу плакать, это выводит из равновесия и меня и окружающих. — Одиночка жалобно заскулил, чем немного развеселил Сэми. — Бедняга! Он расстроился еще больше, чем мы.

— Вот это вряд ли, — пробормотал Ной.

Сэми опустилась на колени и обняла Одиночку за шею.

— Ты больше не будешь, правда, милый? Теперь ты знаешь, как много значит для меня мистер Вуф.

Одиночка радостно лизнул ей щеку, уничтожая последние следы слез.

— Вы не хотите рассказать, почему разорванное ухо этой игрушки вызвало такую бурную реакцию? — спросил Ной. — Я умею слушать.

Сэми поколебалась, борясь с искушением.

— Может быть, в другой раз…

Ной понял, что сейчас ему из нее ничего не вытянуть.

— Хорошо, я вам напомню потом, — сказал он с равнодушным кивком.

Сэми взяла игрушку, прошла к кровати и уселась в изголовье, рядом с рюкзаком, подобрав под себя ноги.

— По-моему, мы отвлеклись. — Голос у нес звучал нарочито бодро. — Что там у нас дальше на повестке дня?

Ной хотел было что-то сказать, но лишь покачал головой:

— Ладно, будь по-вашему, дальше у нас распаковка вещей. — Он открыл шкаф, выдвинул ящики, затем вытряхнул содержимое рюкзака на кровать и принялся разбирать одежду. — Вы что же, собираетесь сидеть здесь и смотреть?

— Я подумала, вы не будете против, — сказала Сэми и, украдкой взглянув на гору вещей, быстро отвела взгляд. — Боже, Ной, неужели у вас все вещи черные?

— Это удобно.

— Почему?

— Не возникает проблем с сочетанием цветов.

— Вот как, — пробормотала Сэми. — Вы дальтоник?

— Нет, просто не люблю экспериментировать с цветом.

Сэми хихикнула.

— Думаю, вы боитесь попасть впросак, не угнавшись за модой.

— Вы разгадали мой секрет, — рассмеялся Ной. Сэми заглянула в рюкзак.

— А это что за кожаный футляр? Электробритва? Я и не думала, что их теперь делают треугольными.

Ной схватил футляр и быстро затолкал его в верхний ящик.

— Вас это не касается.

Он допустил ошибку, любопытство Сэми мгновенно возросло. Что там, в футляре? Больше всего это похоже на пистолет матушкиного мужа номер четыре. Но тут возникает новый вопрос: зачем прислуге пистолет? Если бы Сэми была менее принципиальной, она бы нашла способ выяснить, что в этой коробке. Сэми вздохнула: как иногда неудобно быть порядочным человеком!

— Ну, раз уж вы все равно здесь сидите, может, обсудим мои обязанности?

Вопрос снова прозвучал как утверждение. Да, командовать Ноем будет не просто. И как ему это удается? Может, она и не рождена быть начальником, но с указаниями садовнику или экономке проблем у нее не возникало. Разве только Пэдди… И Ной.

— Хорошо, давайте обсудим ваши обязанности. И какими же они, по-вашему, должны быть?

Он не мигая смотрел на нее, прислонившись к шкафу.

— Что вы имеете в виду?

Сэми поежилась — его взгляд выносить так же сложно, как прямой взгляд Одиночки.

— Раз уж вы мой подарок, подскажите, для чего вы предназначены. Зачем вас наняла Бэйб?

— Я уже говорил: мне велели исполнять все ваши прихоти, все, что вы захотите.

— Я хочу ребенка! — Господи, неужели она и вправду это сказала? — Вы и в этой области предлагаете свои услуги?

Не отводя взгляда, Ной подошел к ней. Сэми замерла и только смотрела, как он с волчьей грацией приближается. Глаза у него потемнели, став темно-серыми, как надвигающаяся грозовая туча. Сэми призвала все свое самообладание, чтобы не сорваться с кровати и не убежать. Зачем Бэйб наняла такого высокого, такого агрессивно-мужественного человека? Отчего было не выбрать какого-нибудь старичка, едва доходящего ей до носа?

— Мне не стоило этого говорить, — пробормотала она.

— Вы хотите, чтобы я уложил вас в постель, Сэми? — Низкий голос, похожий на отдаленные раскаты грома, заставил ее вздрогнуть. — Если да, то оставайтесь там, где сидите, и я к вам присоединюсь.

Сэми вскочила.

— Ной!

— Не готовы к такому серьезному шагу? Тогда можно начать с чего-то более невинного.

Сэми сглотнула. Она знала, что последует за ее вопросом, и все же… Кто бы мог подумать, что ее так легко спровоцировать?

— Более невинного? Например?

Поцелуй был неизбежен. Краткий миг, прежде чем их губы слились, показался Сэми вечностью. Ее охватила такая буря эмоций, что Сэми едва не потеряла сознание.

Не думать!

Сейчас не время быть разумной, надо наслаждаться каждой секундой. Его губы были теплыми и властными, они кружили голову, как взгляд в бездонную пропасть. Сэми с удивлением обнаружила, что это, пожалуй, даже лучше шоколада — шоколада, без которого она не мыслила своего существования.

Она ждала этого поцелуя с той минуты, как Ной вошел в ее жизнь и начал наводить в ней свой порядок. Казалось бы, мужчина, делающий все по-своему, должен был оттолкнуть ее, однако вместо этого Сэми чувствовала притягивающую ее силу. Ной был одиноким волком, одетым в черное, и горящий взгляд его серебристых глаз выжег путь к сердцу Сэми, к ее душе, а рокочущий голос заполнил все ее пространство. Он был ее полной противоположностью, рядом с ним она казалась радужной вспышкой рассвета на ночном небе.

Ной крепче обнял девушку, словно закрывая от внешнего мира, и Сэми отметила, что он не только хорошо сложен, но и чувствует ее невысказанные желания.

Он запустил пальцы ей в волосы, запрокинул голову и поцеловал еще глубже. Сэми стояла на цыпочках, обвивая шею Ноя руками, ладонь скользила по его плечам, груди, замерла на плоском животе, не осмеливаясь двигаться ниже. Сэми коснулась кончиками пальцев его лица, высоких скул, волевого подбородка.

Почему Ной пришел наниматься в прислуги, а не по тому объявлению? Он просто идеальная кандидатура на роль отца ее будущего ребенка.

— С ума сойти… — прошептала она.

Ной отстранился, на его лице были написаны все обуревавшие его чувства. Сэми могла бы с легкостью свести на нет его попытки сохранить самоконтроль, но вряд ли ему понравится, если она заставит его раскрыть свои тайные желания, чтобы потом оставить ни с чем. А это именно то, что ей сейчас придется сделать.

— Ной…

— Да?

— Нам не следует так поступать.

— Вы только сейчас это осознали? — сухо спросил он.

— Я бы подумала об этом раньше, если бы вы меня не отвлекли.

В его потемневших глазах промелькнул намек на улыбку.

— Вас всегда так легко отвлечь?

— Обычно — нет, — призналась Сэми. — Наверное, я раньше не встречала человека с таким количеством отвлекающих качеств.

Ной скривился.

— Это, вероятно, комплимент?

— Это лесть. Которая не отменяет одной крошечной детали.

— А именно того факта, что меня наняла Бэйб?

— Угадали. — Ее пальцы продолжали гладить ему грудь. — Вы у меня работаете, не забывайте об этом.

— Я не забываю. — Ной перехватил ее ладонь и отстранил Сэми от себя, но не отпустил. — Я надеюсь, вы целуете не всех работников.

— Не всех. Я бы даже сказала, никого.

— А если бы я пришел по объявлению, вы бы меня поцеловали?

— Разумеется, но ведь это совсем другое дело.

— Потому что меня наняли для предоставления услуг иного рода?

Сэми пожала плечами.

— Конечно.

— А вам не кажется несколько неприятным платить мужчине за секс?

— Я плачу не за секс! — возмутилась Сэми. Это же надо было подобрать такую формулировку! — Я плачу… э-э… за конечный продукт, который получила бы, если бы обратилась в клинику! Разницы никакой!

— Вы прекрасно понимаете, что разница есть, и не такая уж маленькая. Вполне вероятно, что то, что вы задумали, противозаконно.

— Вы грубы.

— Я просто смотрю на это со стороны.

— Я хочу ребенка!

— Выходите замуж.

Сэми выдернула ладонь.

— Я никогда не выйду замуж! Я уже говорила вам об этом!

— В таком случае сделайте искусственное оплодотворение.

— Если я не найду подходящего мужчины, именно так и поступлю. И вообще, это не ваше дело!

— Правда? Пятнадцать минут назад, когда мы обсуждали мои обязанности, вы придерживались иного мнения.

Нет, пора ей наконец научиться следить за своим языком и оставить привычку высказывать каждую пришедшую в голову мысль.

— Вы же понимаете, что я говорила несерьезно.

К ее разочарованию, Ной уже вполне овладел и собой, и ходом беседы.

— Думаю, нам лучше вернуться к обсуждению моих обязанностей и не отвлекаться на скользкие темы.

Между ними сейчас была нейтральная дистанция, но Сэми это мало помогло. Если бы он пришел по объявлению, она выбрала бы его сразу, не задумываясь, насколько опасно это будет для ее душевного равновесия. У него должны быть просто замечательные дети. Такие же замечательные, как и все, что с ним связано…

Так, все, это надо прекращать! Когда они в следующий раз поцелуются, она обязательно ему об этом скажет.

— У меня есть предложение, — сказал Ной, — по поводу работы.

— Работы? — Сэми изо всех сил пыталась сосредоточиться. — Отлично, я слушаю.

— Я буду у вас под рукой пару недель. За это время мы поймем, где я могу вам понадобиться, и тогда более точно определим мои обязанности. А пока я буду браться за все, что подвернется.

— Как сегодня с Виджет?

— Именно, — подтвердил Ной.

— Знаете, из вас выйдет хороший руководитель. У вас просто в крови стремление командовать и брать на себя ответственность.

— Вы привыкнете.

— Не надейтесь, в моем доме все будет по-моему.

— Да? А мужем вы тоже собираетесь командовать?

— Мы договорились избегать этой темы.

— Вы правы. — Ной уложил пустой рюкзак в нижний ящик шкафа. — Поговорим о Виджет. Где вы ее подобрали?

Еще одна тема, которой Сэми предпочла бы не касаться.

— Она сама меня нашла.

Ной обернулся и внимательно посмотрел на нее. Сэми не оставляло ощущение, что он анализирует каждое ее слово, каждое действие, и это очень раздражало.

— Ну-ка, расскажите.

— Вы опять за свое? — возмутилась Сэми.

— О чем вы?

— Опять командуете.

— Это врожденный талант.

— Поздравляю. — Что-то в выражении его лица заставило Сэми сказать больше чем она намеревалась. — Мы вроде как столкнулись с нею на улице.

— Вроде как?

Похоже, увильнуть не удастся, его взгляд вытягивал из Сэми всю подноготную. В голову, как назло, не приходило ни одной темы, на которую можно было бы переключить разговор-

— Сэми?

— Я не хочу об этом говорить.

— Это я понимаю. Я также понимаю, что вы пытаетесь сменить тему, из чего следует, что обстоятельства вашей встречи были малоприятными. Выражение вашего лица только подтверждает мою догадку.

— Как вам это удается?

Ной покачал головой.

— Не выйдет, милая, не пытайтесь меня отвлечь. Ну? Вы столкнулись тележками в супермаркете, когда везли пару дюжен яиц и бутылочку старой мадеры?

— Нет.

— Нечто более интересное? Вместе упали в фонтан по пьяной лавочке? — Он шелкнул пальцами. — Я понял — вы сидели в одной камере в тюрьме Алкатрас.

— Да нет же!

— Тогда, может, сами мне расскажете? Я все равно не отстану.

— Хорошо. — Проклятье! — Я встретила Виджет, когда она стащила мой кошелек. Вы довольны?

Глава пятая

— О-ля-ля!

— Я знала, что вы именно так это и воспримете. — Сэми начала мерить шагами комнату. — Потому и не хотела вам ничего говорить.

— Это бессловесное создание украло у вас кошелек?

— Она это сделала от отчаяния. — Сэми остановилась на секунду и улыбнулась. — Я думаю, нужно радоваться, что она хоть раз в жизни на что-то решилась.

— Радоваться?

— Ну хорошо, не радоваться… и все же ее поступок говорит о том, что Виджет не так безнадежна. Я имею в виду, что она сможет постоять за себя в случае необходимости.

— И что же вы сделали, когда она украла у вас кошелек? Нет, подождите, я сам догадаюсь. Полицию, конечно, не позвали.

— Разумеется, нет! Как вы могли даже подумать о этом! Я бы никогда не поступила так жестоко!

— Место вора — в тюрьме.

— Вы считаете, что место Виджет в тюрьме? Нашей бедной крошке Виджет?

— Вношу поправку: вашей бедной крошке Виджет.

— Ну уж нет! — воскликнула Сэми. — Теперь вы не откажетесь от нее так просто. Вы ведь тоже с ней работали, вы приняли ответственность за нее. И запомните, она украла кошелек только потому, что умирала с голоду, ей нужно было заботиться о брате, а работу найти она не могла!

— И что вы сделали? Хотя нет, не отвечайте, я опять догадался: вы привели ее и Пэдди домой и накормили.

Сэми вздернула подбородок.

— Только не говорите, что вы не поступили бы так же.

— И не подумал бы.

— А что сделали бы вы? Хотя нет, не отвечайте, я сама догадалась: вы сдали бы обоих в полицию.

— Да, и немедленно.

— Вы считаете, Виджет бы это помогло?

— Это помешало бы ей украсть еще чей-нибудь кошелек.

— Она не карманница, случай со мной был ее единственной ошибкой. Помогая Виджет, я даю ей возможность найти работу, а не сидеть в тюрьме и страдать оттого, что сделала несчастным брата, которого из-за нее отдали бы в приют.

Ной запустил пальцы в волосы. Выражение лица у него оставалось по-прежнему мрачным, но он по крайней мере уже не спорил.

— Что она умеет делать?

— Абсолютно ничего. И все же, — Сэми не дала ему вставить еще одно грубое замечание, — пройдет немного времени, и вы убедитесь: она станет одним из самых больших моих достижений.

— А пока за ваш счет живут Виджет, Пэдди, Рози, Дария, Кармела и их дети.

— Они на меня работают. И вообще, я могу это себе позволить.

— Знаете, милая, моему отцу вы бы очень понравились.

— Я знаю, в чем ваша проблема, — простонала Сэми, — вы безнадежный циник. Вы утратили всякую веру в главные человеческие ценности.

— Ошибаетесь, я верю в главные человеческие ценности, я лишь не верю в их силу, когда человек находится в отчаянии или жаждет мести.

— Мести? — замерла Сэми. — Почему вы об этом заговорили?

Взгляд Ноя стал напряженным.

— А вы никогда не встречали людей, которые желали бы отомстить за причиненный им вред?

— Нет, не встречала.

— Вы никогда не делали ничего, что могло кому-нибудь повредить?

— Разумеется, — поежилась Сэми, — я это постоянно делаю. Не будем далеко ходить за примером: мы с вами знакомы всего полдня, но я уже успела вывести вас из себя полтора десятка раз.

Выражение его лица смягчилось.

— Это точно. Но такие действия не вызывают желания отомстить.

— Хвала небесам, — искренне воскликнула Сэми, — не то у меня были бы большие проблемы.

— Ну, а как насчет тех, кого вы знаете чуть дольше? — продолжал он свой допрос. — Кого вам удалось не на шутку рассердить?

— О господи! Это бред, Ной. Зачем мы вообще заговорили об этом?

— Вы не ответили на мой вопрос.

— Потому что это смешно.

— Ну так насмешите меня.

— О, черт! — Сэми упала на кровать и уставилась в потолок. — Нет. Вы довольны? Никогда, сколько себя помню, я не делала никому ничего настолько ужасного, что могло бы вызвать желание отомстить. Мне нравятся все, кого я встречаю, и им я тоже нравлюсь. — Она посмотрела на Ноя. — Хотя, может быть, всем, кроме вас.

— А как насчет того несостоявшегося папаши, который сегодня утром получил пинок? Как его имя? Кажется, Гриффит?

— Ну и что?

— Вас не беспокоит, что отказ разозлил его?

— Ничуть, это лишь слегка задело его самолюбие, он переживет. Ну а вы? — Сэми решила перехватить инициативу.

— Что я?

— Вы никогда не доводили никого до такой степени, что ему хотелось отомстить вам?

Ной склонил голову.

— Может быть.

— Правда? — Сэми уставилась на него в изумлении. Эту историю она просто обязана услышать. — Ну и… Что они с вами сделали?

— Ничего.

— О… — Она попыталась скрыть разочарование. — А почему?

Ной медленно выпрямился.

— Я что, похож на человека, на которого легко напасть?

— Нет, а я похожа?

Он широко улыбнулся.

— Вы похожи на человека, который, не дожидаясь атаки, попытается завести дружбу с заклятым врагом.

Сэми победно усмехнулась.

— Ошибаетесь.

— Не думаю.

Сэми закинула ногу на ногу и ткнула указательным пальцем в сторону Ноя.

— А я думаю… и скажу, почему. Я никогда не делала ничего такого, что могло бы навлечь на меня чью-то ненависть. Я могла разозлить, обидеть, спровоцировать, но ни разу не делала этого преднамеренно. И всегда остаюсь в хороших отношениях со всеми.

Лицо у Ноя смягчилось. Он даже сделал попытку ласково улыбнуться.

— Короче, вы принадлежите к тому типу людей, которые нравятся всем.

— Наверное.

— Я так и думал, — пробормотал он.

— Слава богу, разобрались. Ну, какие предложения на сегодня? — Сэми села на кровати. — Вы готовы начать работу или хотите продолжить философские беседы? А может, предпочтете отдохнуть остаток дня и ознакомиться с новым местом?

— Дайте мне несколько минут, чтобы привести себя в порядок, и я присоединюсь к вам и Виджет.

— Как скажете. — Сэми встала и направилась к двери, но у порога остановилась и широко улыбнулась. — Видите, какая я покладистая? На меня не за что злиться или, чего доброго, мне мстить.

И, не дав ему ответить, она мягко закрыла за собой дверь.



«Я никогда не делала ничего такого, что могло бы навлечь на меня чью-то ненависть». Так она сказала.

Едва дверь за Сэми закрылась, Ной вытащил конверт из заднего кармана и принялся его изучать. Он нашел его в холле на самом видном месте. Вне всяких сомнений, там содержалось опровержение ее заявления. Ной даже не сомневался, что этот конверт был подброшен тем же шантажистом — та же плотная кремовая бумага и тот же аккуратный почерк. Кто бы это ни был, он явно не затруднял себя мерами предосторожности, и, сели бы Ной мог привлечь к делу соответствующие органы, парня прижали бы к ногтю очень быстро.

Водрузив очки на нос, Ной открыл незапечатанный конверт и вытащил лист бумаги.


«Время почти вышло. Плати, или меры будут приняты. Скоро».


Вот так, кратко и по делу. Ной содрогнулся. Что Сэми могла сделать, чтобы настолько разозлить этого субъекта? Она ведь и правда способна смутить, поставить в неловкое положение и просто достать кого угодно, и при этом она самый милый, самый великодушный человек, какого ему приходилось встречать. Даже доведя его до крайней степени бешенства, она заставляла его смеяться. А обнимать Сэми, целовать ее… Ной закрыл глаза: стыдно признаться, но поцелуй Сэми привел его в непонятное замешательство.

Почувствовав волнение хозяина, Одиночка заскулил, тыкаясь мордой ему в ладонь. Ной потрепал лохматого друга по загривку, проклиная себя за неспособность мыслить ясно.

Дьявол! Бэйб ведь предупреждала его! Она-то сразу поняла, что перед ней — одинокий волк, который, однажды выбрав себе спутницу, будет предан ей до конца жизни. Ной знал, что его судьба — оставаться одиноким до тех пор, пока он не встретит свою половину, но кто бы мог подумать, что эта половина примет вид радужной бабочки, свободно порхающей в вышине? Впрочем, бабочки, не подозревающей, что она летит прямо в расставленные сети.

Ной сжал челюсти. Знала Сэми это или нет, но у нее появились сразу два защитника, которые будут биться за нее насмерть.

— Мы ведь позаботимся, чтобы ее никто не обидел, правда, парень?

Одиночка встряхнулся и неуклюже потрусил к выходу.

— Ты прав, пойдем найдем Сэми — лучше не оставлять ее одну. — И он дал псу новый сигнал. — Охраняй Сэми, понял, парень? Охраняй Сэми.

Ной открыл дверь и выпустил Одиночку, а сам снова принялся за изучение конверта. Он решил для себя, что это сообщение — последнее, по получении следующего он посылает Бэйб к черту и идет в полицию. Кто бы ни был шантажист, Сэми его знала, Ной в этом не сомневался, и у этого человека есть доступ в дом. Ной вздрогнул: либо это действительно так, либо Сэми забывает запирать входную дверь — с нес станется!

И все же, кто бы это мог быть? От Сэми ничего не добьешься, после последнего разговора это ясно как день. Она всем нравится, у нее нет врагов. Ной в сердцах хлопнул конвертом по бедру.

Нет врагов… кроме этого парня!



— Дядя Рэгги! — воскликнула Сэми. — Вот это да! Мне везет, ты приходишь в третий раз за последние два дня.

— Вообще-то, милая, я пришел поговорить с тобой.

— Может, это подождет? У Ноя появилась замечательная идея, и ты можешь нам помочь. Мы собираемся устроить Виджет, Дарий и Кармеле пробное собеседование. Рози согласилась присмотреть за детьми, а вот ты нам необходим, чтобы исправить возможные ошибки. — Сэми улыбнулась, окончательно его обезоружив. — Ты всегда умел замечать то, что упускают из виду другие. Ну что, поможешь нам?

Рэгги поправил галстук.

— Буду рад.

— Я знала, что ты согласишься! Ты такой милый! — Сэми обвила его шею руками. — Думаю, если мы все вместе подбодрим Виджет, это даст ей хоть немного уверенности в своих силах. Пока наша цель — попытаться хотя бы заставить ее внятно отвечать на вопросы, а не шептать что-то нечленораздельное. С твоей помощью дело пойдет быстрее!

— Но я хотел поговорить…

— Поговорим, когда захочешь, — прощебетала Сэми, увлекая его за собой, — только не сейчас. Идем, Ной ждет, и нам лучше поторопиться, пока он не успел перепугать Виджет до полной потери способности говорить!

— Здорово, — произнес Ной, как только они переступили порог, — вот и вы. Мне нужна ваша помощь, Сэми.

— Интересно, почему меня это совершенно не удивляет? — с самодовольной улыбкой промурлыкала Сэми.

— Меня же сей факт просто шокирует, — сухо ответствовал Ной. — К делу: я думаю, нам с вами следует показать Виджет и остальным пример, чтобы они знали, к чему готовиться. Рад видеть вас, мистер Фонтэйн. Не желаете ли помочь советами?

— С удовольствием, — ответил Рэгги, усаживаясь рядом с Виджет.

Сэми потерла руки и подошла к столу.

— Хорошо, дайте-ка я займу свое место.

— Не торопитесь, сударыня. — Ной откинулся на спинку кожаного кресла. — Сегодня работодателем буду я, а вы сыграете роль соискателя.

— Но мы так никогда… — попыталась запротестовать Сэми.

— Именно поэтому у вас ничего не получалось раньше. Вы слишком доброжелательны и милы. — Почему-то это не прозвучало как комплимент. — Сегодня все будет по-другому.

Сэми решила уступить, раз уж предложение Ноя послужит их цели. Тем более он так естественно смотрелся в этой роли.

— Ладно, ладно, что я должна делать?

— Вести себя так, будто действительно проходите собеседование, — с обворожительной улыбкой произнес Ной и повернулся к женщинам, сидевшим в креслах. — Сейчас мы с Сэми покажем вам, как это происходит, потом вы попробуете сами.

— Вы когда-нибудь делали это? — спросила Сэми, задержавшись в дверях. — В смысле, принимали кого-нибудь на работу? Знаете, что нужно говорить?

— Вы склонны сомневаться в моих способностях?

— Ну, в общем, нет…

— Очень хорошо. — Он указал на дверь. — Давайте, покажите дамам, как это делается.

Сэми покорно вышла, подождала секунду и снова открыла дверь. Прежде чем она успела произнести хоть полслова, Ной оборвал ее:

— Вы забыли постучать.

— Что?

— Всегда думал, что в любом офисе принято стучать, прежде чем войти. — Он повернулся к Виджет. — Если секретарь не провел вас в кабинет, всегда стучитесь. Сэми сейчас выйдет и начнет сначала.

— Что я сделаю?!

— Выйдете и постучитесь.

— Ной прав, Сэми, — произнес Рэгги.

Сэми застонала. Ной и ее привычка властвовать — две вещи несовместные, особенно если на его стороне оказывается дядюшка. Это надо запомнить на будущее. Она вышла, оглушительно хлопнув дверью, за чем последовал еще один выговор, который она просто проигнороровала. Досчитав до десяти, Сэми громко постучала и вошла.

— Я не сказал «войдите», — проговорил Ной.

— Ладно, допустим, сказали!

Не отрывая от неё серебристого взгляда, Ной обратился к женщинам:

— Входить, не дожидаясь приглашения, рискованно.

— Быть таким самоуверенным зазнайкой тоже весьма рискованно, — немедленно отпарировала Сэми.

— А вот спорить с боссом и вовсе равносильно смертному приговору. Ах да, и еще одно, — он одарил Сэми ласковой улыбкой, — не забудьте обуться, собираясь на собеседование.

Сэми покосилась на свои босые ноги с неоново-голубыми ноготками и ухмыльнулась:

— Я забыла, куда дела туфли.

— Тогда устройтесь работать спасателем на пляж — там вам обувь и вовсе не понадобится. Ладно, предположим, вы получили приглашение войти. Что дальше?

— Ну, это я знаю. — Сэми подошла к столу и протянула руку. — Здравствуйте, мистер Хок, меня зовут Сэми Фонтэйн.

Ной встал, перегнулся через стол и пожал ей руку.

— Рад видеть вас, мисс Фонтэйн, присаживайтесь, пожалуйста.

— Спасибо, — сказала Сэми и уселась в кресло, с прямой спиной, положив руки на колени.

Ной нахмурился.

— Вы что, жвачку жуете, мисс Фонтэйн?!

— Ага, маракуйя с малиной. У меня еще есть, не желаете?

— Уберите немедленно! — сверкнул глазами Ной.

— Мы же не в школе!

— Вот именно, мы на собеседовании, на котором решается, сможете ли вы внести следующий взнос за дом, или вас выкинут на улицу. Уберите жвачку!

Сэми наморщила лоб, раздумывая, стоит ли рискнуть жизнью и приклеить ему эту жвачку прямо в центр стола, однако Ной уже сделал пальцами быстрый жест, и Одиночка оглушительно взвыл, перепугав Сэми до полусмерти. Она взвизгнула от неожиданности и замерла, в ужасе глядя на Ноя.

— Ну что, проглотили? — расхохотался тот.

— Да, — хрипло прошептала Сэми.

— Так-то лучше. — Ной повернулся к женщинам, изо всех сил сдерживающим смех. — Пока вы получаете великолепный урок о том, как делать не надо. Если бы я не знал, то подумал бы, что она делает это нарочно.

— Эй! — возмутилась Сэми.

— К сожалению, должен заметить, что Сэми куда лучше удается роль работодателя, чем соискателя. Ну что, продолжим?

— Думаю, довольно.

Будто не слыша, Ной вынул очки, открыл папку и пробежал глазами по страницам.

— Здесь говорится, что последние пять лет вы не работали. Объясните это, пожалуйста.

— Я достаточно богата, чтобы позволить себе это.

— Мисс Фонтэйн!

— Ох, простите, я ведь должна, наверное, что-нибудь придумать?

Не обращая на нее внимания, Ной снова повернулся к женщинам.

— Дария, а что бы вы сказали?

— Думаю, я объяснила бы, что воспитывала четверых детей, пока муж работал. Недавно он умер, и я вынуждена искать работу, чтобы прокормить семью.

— Хороший ответ, Дария, он даст работодателю понять, что вы всерьез заинтересованы в работе, а не взялись за поиски от скуки.

— Ну и о чем вы еще спросите, чтобы вновь посадить меня в лужу? — скривившись, поинтересовалась Сэми.

Одиночка испустил жалостный вздох и улегся на пол. Ной, казалось, тоже несколько утратил энтузиазм.

— По-моему, нам с вами самое время обсудить технологию проведения собеседования, — сказал он, постукивая карандашом по столу, — наедине.

Женщины все, как одна, поднялись и покинули комнату. Рэгги, покачав головой, последовал за ними. Даже Одиночка потрусил к выходу. Ной дождался, пока дверь за ними закроется, и одарил Сэми ледяным взглядом.

— Вот так вы учите этих женщин вести себя на собеседовании?

— Обычно собеседование провожу я.

Ной отбросил карандаш в сторону.

— Я думал, вы серьезно относитесь к этому проекту!

— Я серьезно к нему отношусь!

— Ах, так это мое присутствие заставляет вас вести себя столь безобразно?

— Вы вообще провоцируете меня на такие действия, которые потом изумляют меня саму.

— Это, поверьте, взаимно, — пробормотал Ной. — Предлагаю прийти к соглашению.

— Я вас внимательно слушаю.

— Отлично. Давайте не устраивать друг другу подобных экзекуций в присутствии других людей.

— Экзекуций? — раздраженно переспросила она.

Его губ коснулась улыбка.

— Возможно, это слишком сильно сказано.

Сэми замерла. От этой улыбки мысли у нее улетучились — все, кроме воспоминания о его поцелуе, его руках, таких восхитительно сильных, его губах, так страстно целующих ее, его запахе, от которого кружилась голова. Он затронул какую-то очень чуткую струну в ее душе, и Сэми не знала, сможет ли теперь жить спокойно.

— Сэми?

Она глубоко вздохнула, возвращаясь в реальность. О чем бишь они там говорили?

— Что вы сказали?

— Ну да, я действительно подобрал не совсем удачное выражение, — поморщился Ной. — Думаю, лучше сказать «провоцировать». Не стоит провоцировать друг друга на этих собеседованиях. Это неэтично по отношению к женщинам.

— Н-да, боюсь, следующий месяц будет у нас нелегким. Может, сразу вернуть вас Бэйб?

— Вы поэтому так себя ведете? — вздохнул Ной. — Ладно, я уйду.

— Не надо. — Сэми поежилась, почувствовав укол совести. Не стоит быть такой строгой с беднягой — в конце концов, он просто отрабатывает свои деньги. — Я так себя веду всегда, простите.

— Я боялся, что вы именно это и скажете.

— Я исправлюсь, поверьте, я вам понравлюсь, только дайте мне время.

Сэми ожидала холодного отпора, но вместо этого Ной положил ладони на стол и склонился к ней так близко, что она почувствовала его дыхание.

— Милая, да вы мне уже нравитесь.

Глаза у нее округлились.

— Что же, вы даже не скажете мне никакой колкости?

— Зачем? — Его хриплый, глубокий голос проникал ей прямо в душу, касаясь тех уголков, которые она берегла от мира больше двух десятилетий. Сэми была беззащитна перед ним, когда он вот так смотрел на нес, и это пугало ее. — Мне нравится ваше чувство юмора. Мне нравитесь вы. И я просто без ума от ваших губ.

Сэми пыталась вернуть потерянное самообладание. Было так просто потеряться в его словах, поверить тому, что она видела в глубине его серебристых глаз.

— Но? Ведь за этим должно последовать какое-то «но»? — облизнув пересохшие губы, спросила девушка.

— Боюсь, что да. Этим женщинам нужна ваша помощь, они не могут позволить себе упражняться в чувстве юмора, работа жизненно важна для них, вы это знаете, иначе не стали бы стараться.

— Вы правы, — согласилась Сэми, закрыв глаза, — не знаю, что на меня нашло.

— Разумеется, знаете. — Что-то в его тоне и взгляде заставило ее задрожать. Он наконец окончательно преодолел расстояние между ними, и их губы слились. — На меня нашло то же самое.

— Эй, мы так не договаривались! — воскликнула Сэми.

— Тогда остановите меня.

— Не хочу.

— Я тоже. — Наконец Ной отстранился и снова опустился в кресло. — Веселенький нам предстоит месяц, правда? И для вашего сведения, вернуть меня Бэйб не получится, это указано в контракте. Она не заберет меня до окончания положенного срока, а когда он истечет, вы первая об этом узнаете.

Тяжело вздохнув, Сэми перегнулась через стол, открыла ящик, вытащила знакомую коробку из золотой фольги и запустила в нее руку.

— Эта новость требует шоколада, много шоколада.

— У вас спрятан шоколад во всех комнатах? — в веселом изумлении спросил Ной.

— Разумеется. На случай срочной необходимости.

— И какая же необходимость возникла сейчас?

Странный спазм перехватил ей горло. Сэмми сглотнула.

— Ненавижу разговоры о разного рода окончаниях и прощаниях. Никогда не была в них сильна.

— И это требует шоколада?

— Шоколад нужен, чтобы спокойней переносить плохие новости. Или получить еще больше радости от хороших. — Она помахала конфетой, прежде чем сунуть ее в рот. — Шоколад способен подсластить что угодно.

Ной откинулся в кресле и закрыл глаза.

— В таком случае дайте-ка и мне.

Сэми подтолкнула к нему коробку и улыбнулась абсурдности ситуации. Они сидели друг против друга, умирая от желания и не в силах подчиниться ему.

— Неплохая из нас получается парочка, а? — пробормотала она.

Ной не открыл глаз, но по намеку на улыбку, тронувшую его губы, Сэми поняла, что слова достигли цели.

— Милая, из нас получается чертовски великолепная парочка, и в ближайшем будущем я вам это докажу.

И Сэми решила, что это требует еще шоколада.

Глава шестая

Что-то случилось, Ной это чувствовал. Сэми не слишком хорошо умеет хранить секреты: ее взгляд, интонации, нервное позвякивание браслетов выдавали ее с головой. Даже то, как она тормошила Одиночку по загривку, будило в нем ужасные подозрения.

А может, всему виной то, что она зачем-то попыталась подобрать копну вечно рассыпающихся кудрей и надела свою лучшую блузку «для собеседований» — ту, что завязывалась на груди и открывала плоский живот, — а также сногсшибательные брючки цвета пожарной машины. Похоже, охотница за неприятностями снова вышла на тропу войны. Интересно, что она задумала на этот раз?

— И каковы же наши планы на сегодня? — непринужденно спросил Ной.

Сэми замешкалась, лишний раз подтвердив его опасения.

— Э-э… планы?

— Ну да, планы на сегодня. Вы же помните, я приставлен, чтобы следовать за вами по пятам и делать все, что вы мне прикажете.

— О да, — Сэми щелкнула пальцами, — конечно! Только, знаете, сегодня не придется ходить за мной по пятам, потому что я решила дать вам выходной.

— Ясненько. — Ной скрестил руки на груди. — И почему же именно сегодня? Я здесь меньше недели, и вы полагаете, мне уже необходим выходной?

— По-моему, я просто чудо, а не работодатель! — просияла Сэми.

— Милая, да вы вообще лучше всех.

— И что же вы собираетесь делать в свой выходной? — спросила она с наигранным интересом.

— Думаю поискать, в какую бы неприятность мне ввязаться.

Виноватое выражение, появившееся у нее на лице, было таким уморительным, что он еле сдержался, чтобы не расхохотаться.

— Неприятность? Какую неприятность?

— Пока не знаю. У вас есть какие-нибудь предложения?

— Предложения? Почему вы думаете, что у меня могут быть какие-то предложения?

Ной наклонился к ней так близко, что они почти касались носами.

— Мисс Фонтэйн, что-то вы разволновались. На это есть какая-то причина?

— Я… я… не понимаю, о чем вы говорите, мистер Хок! — выпалила Сэми, отступив на шаг.

— Я так не думаю, — сказал Ной. — Ну хорошо, увидимся позже.

— Гораздо позже, хорошо? — Сэми откашлялась.

— Разумеется.

Получив возможность провести выходной в непосредственной близости к Сэми, Ной благоразумно скрылся с ее глаз на пару часов, чтобы ей не пришло в голову услать его куда-нибудь под надуманным предлогом. Он уже догадывался, что она замыслила, вот только не мог решить, как действовать. Разбираться с этой эпопеей с потенциальными папашами не входило в его обязанности, но, видимо, никуда от этого не деться, раз уж он решил обеспечить Сэми полную безопасность.

Что же касается шантажиста, то дело не сдвинулось с мертвой точки: больше никаких записок, никаких подозрительных субъектов, вшивающихся вокруг дома. Ной скривился. Потому что эти субъекты ошиваются в доме! Последнюю записку он отдал приятелю, чтобы тот снял с нее отпечатки пальцев, не привлекая к этому правоохранительные органы. В ожидании результатов Ною оставалось только не спускать с Сэми глаз, больше он ничего сделать не мог.

Вскоре после полудня худшие его опасения оправдались.

В дверь позвонили, и Сэми босиком сбежала по лестнице со второго этажа. Открыв дверь, она поспешно провела «гостя» в кабинет. Не требовалось много ума, чтобы понять, в чем дело.

Собеседования продолжались.

Что теперь? Сощурившись, Ной обдумывал ситуацию. Можно, конечно, просто зайти в незапертый кабинет, но ведь она немедленно вышвырнет его вон. Можно выудить ее из кабинета под каким-нибудь дурацким предлогом. Это сработает — на целых две минуты. Можно слоняться под дверью и ворваться в кабинет, как только Сэми позовет на помощь. Только вот за дверью невозможно услышать ни звука.

Эта деталь беспокоила его больше всего. Сэми может визжать во всю свою луженую глотку — он не услышит. Правда, у него имелся еще один вариант. Ною он совсем не нравился, но, похоже, это был единственный способ не потерять из виду Сэми и ее «гостя». Ладно, придется внести изменения в свою должностную инструкцию и поработать по совместительству садовником. А также отказаться от некоторых моральных принципов.

Только ради Сэми!

От отвращения перед тем, что ему предстоит делать, Ноя аж передернуло. И тем не менее он направился через кухню на задний двор. Он надеялся, что никто не увидел, как он продирается через кусты, и не вызвал полицию. Хотя… Может, это было бы наилучшим вариантом развития событий. Если его арестуют, вся эта интрига с угрожающими письмами выйдет на поверхность и он будет в самом скором времени избавлен от осточертевшей ему работы.

Бэйб, конечно, придет в бешенство, но, по крайней мере, Сэми узнает правду. Впрочем, он был готов поставить кругленькую сумму на то, что и в этом случае мало что изменится — Сэми, пожалуй, выследит шантажиста, приведет домой… и накормит. Потом научит его, как надо вести себя с работодателями, чтобы не остаться без дела. Или вообще наймет его сама. Да, например, на опустевшее место помощника по хозяйству — ей же потребуется другой помощник, пока Ной будет греть своей задницей скамью в местном полицейском участке.

Переползая к кусту колючей бугенвиллеи, он привстал и быстро заглянул в окно. Отлично, то самое. Сэми уютно устроилась в кресле напротив гостя — явно потенциального папаши, судя по выражению его физиономии. К сожалению, Ной не слышал ни слова. Очень осторожно он стал толкать оконную раму; к его удивлению, она легко поддалась и бесшумно отъехала вверх.

Н-да, если его обнаружат сейчас, придется хорошенько напрячь мозги, придумывая мало-мальски подходящее объяснение. Шансы на то, что этот человек и есть шантажист, были близки к нулю, однако Ной не спешил уходить. Лучше быть рядом на случай, если босс окажется в щекотливой ситуации. Ной опустился на колени и принялся полоть клумбу.

— Итак, вас зовут мистер Сильвестр? — звенел голос Сэми.

— Зовите меня Томас.

— Томас. Если вы не против, я бы хотела задать вам несколько вопросов.

— Разумеется.

— Вы понимаете, какова моя цель?

— Ребенок, если не ошибаюсь?

— Именно. У вас есть с этим проблемы?

— Ни малейших. Буду только рад помочь.

Вот свинья! Ной с остервенением выдрал из земли пучок сорняков. Он тоже будет рад помочь — помочь старине Томасу найти выход и развить достаточную скорость по направлению к канадской границе.

Однако Сэми нашла такой ответ вполне приемлемым.

— Хорошо, просто я должна быть уверена, что вы правильно понимаете свою задачу. В последний раз, когда я проводила собеседования, один из претендентов придал моему объявлению совершенно иной смысл и был просто разъярен, когда я объяснила ему истинное положение дел.

— Звучит не слишком хорошо.

— О, он был хорош. Просто великолепен. Сказать по совести, у него были вес необходимые качества. Увы, он меня не понял. — В ее голос закрались печальные нотки. — Он был просто совершенством.

Совершенством? Ной ухмыльнулся. Оказывается, подслушивая, можно узнать о себе массу интересного. Значит, она считает его совершенством? Интересно. Ной, в свою очередь, находил ее абсолютно исключительной.

— Думаю, меня вы найдете куда более совершенным, — заверил Сильвестр.

Голос его звучал весьма разочарованно. Томас явно не ждал, что Сэми начнет расточать комплименты другому мужчине. Удовлетворенно улыбаясь, Ной выдернул еще пучок сорняков.

— Сначала я задам вам несколько вопросов, — бескомпромиссно заявила Сэми.

— Спрашивайте, мне нечего скрывать.

Ной услышал звон браслетов и снова рискнул заглянуть в окно. Сэми держала в руках кипу бумаг — видимо, анкету для потенциальных папаш. Она была просто великолепна. Несмотря на все ее попытки сделать строгую прическу, непослушные пряди вес же выбивались из-под шпилек, окружая лицо солнечным сиянием. Со стороны окна Ною были прекрасно видны все изгибы пленительного тела, обтянутые красной тканью.

Впрочем, достоинства ее фигуры не укрылись и от взгляда Сильвестра. Если бы Сэми удосужилась поднять глаза и увидела выражение его лица, она бы немедленно вышвырнула его вон. Взгляд претендента был прикован к вырезу ее блузки, и Ной призвал все свое самообладание, чтобы не вмешаться в процедуру отбора немедленно.

— Вопрос первый, — начала Сэми. — Что бы вы мне подарили — ярко-красную розу или маленькую симпатичную маргаритку?

— Что, простите?

Ной опустился на землю, еле сдерживая смех. Только Сэми могла задать такой глупый вопрос. Он с интересом ждал, как Сильвестр собирается выкручиваться. Прелести Сэми не давали бедняге сосредоточиться.

— Что бы вы мне подарили? Розу или маргаритку? — нетерпеливо повторила Сэми. — Вы меня слушаете?

— Конечно, слушаю! Я… я… я подарил бы вам ярко-красную розу! Такую, которая подошла бы к вашим миленьким… э-э… то есть красненьким брючкам.

— О боже! — вздохнула Сэми. — Этого я и боялась.

— Разве я сказал «розу»? Я, конечно же, имел в виду маргаритку!

— Вы понимаете, что брак не является моей целью?

— Э-э… ну да, конечно.

В других обстоятельствах его замешательство было бы очень комичным и Ной от души посмеялся бы. Как жаль, что сейчас не другие обстоятельства.

Сильвестр прочистил горло.

— Но… какое отношение брак имеет к розам и маргариткам?

— Непосредственное! Вот вам следующий вопрос. Как вы относитесь к тому, что я не надела туфли?

Из груди Ноя вырвался тихий стон. Он был готов спорить, что раньше этого вопроса не было. Значит, все эти дни она прокручивала в голове его замечание. Ной закусил губу и опять отыгрался на сорняках.

— Я ничего не имею против, — сказал Сильвестр. — Знаете, мне очень нравится цвет вашего лака.

— Я никак не могла выбрать и остановилась на трех любимых — «розовая ракушка», «бездонный индиго» и «чувственный коралл». Коралл не слишком подходит к брюкам, но я никогда не обращаю внимания на такие мелочи. А вам какой больше нравится?

— Э-э… этот, который… чувственный.

— Ага, мне он тоже нравится больше всех. Смешные названия! Интересно, кто их придумывает?

Бумаги зашелестели, и по приближающемуся звону браслетов Ной понял, что Сэми идет к окну.

Он прижался спиной к оштукатуренной стене, надеясь, что ей не вздумается посмотреть вниз.

— Ладно. Вы готовы к следующему вопросу?

— Думаю, да. — В голосе Томаса звучало куда меньше энтузиазма, чем раньше. — У вас очень странные вопросы. Я не понимаю, какое отношение они имеют к зачатию ребенка.

— Их значение жизненно важно, — отрезала Сэми. — Если я предпочту вас другим претендентам, будете ли вы готовы выполнить работу срочно?

— Конечно. Как сильно вы торопитесь?

— Я очень тороплюсь. У меня появилось одно препятствие.

Точно подмечено! Ной чуть не произнес это вслух. И тут, к своему ужасу, увидел руку Сэми прямо у себя над головой — женщина уселась на подоконнник и срывала ярко-розовые цветы бугенвиллеи. Проклятье! Какого дьявола он не выдрал этот куст с корнями в первый же день!

— Знаете ли, — продолжала Сэми, — я наняла того мужчину, который не понял объявления, помощником по хозяйству. И, надо сказать, он от моей затеи не в восторге. Хотя это и не его дело! В общем, он будет серьезным препятствием.

— Так увольте его, — как-то приглушенно посоветовал Сильвестр.

— Я не могу, — вздохнула Сэми.

— Это же так просто! Скажите ему: «Свободен, красавчик!» — вот и все.

Ной не мог понять, где находится Сильвестр, его голос звучал как из колодца.

— Я не могу этого сделать, потому что он — подарок моей матери. Что я ей скажу? Что он мне не нравится, потому что не хочет, чтобы я заводила ребенка от мужчины, которого вижу в первый и последний раз? Да она меня просто убьет! — Сэми помолчала, рука, срывавшая цветы, на мгновение застыла в воздухе. — Ей не понять, как я хочу ребенка…

— Именно для этого я и пришел, сударыня.

Сэми оперлась на подоконник и потянулась за следующей веткой. Если бы ее милый носик продвинулся вперед еще на дюйм, она бы непременно увидела Ноя. Более того, с этого ракурса ее блузка открывала куда больше, чем прятала. Ной еле слышно выругался, пытаясь заставить себя поступить как порядочный человек и опустить глаза. Силой заставив себя отвести взгляд, он уставился на сороконожку, ползущую в траве.

Сэми сорвала еще один цветок и принялась украшать розовыми бугенвиллеями волосы. В других обстоятельствах Ной счел бы эту картину достойной восхищения, но теперь он думал, скольких проблем удалось бы избежать, если бы он догадался отправить этот чертов куст в ближайший мусорный бак.

— Если вы мне подойдете, я вам немедленно позвоню, хорошо?

— Я готов прямо сейчас, и если вы обернетесь, то увидите, что я вполне способен справиться с поставленной задачей.

Сэми соскользнула с подоконника, а Ной медленно встал, расправляя ноющие мускулы. Визг Сэми не заставил себя ждать:

— Томас! Господи, что вы делаете?!

— Вы же сами сказали, что торопитесь, вот я и хотел приступить к делу прямо сейчас.

Ной не стал ждать дальнейшего развития событий. Один взгляд в окно подтвердил его наихудшие опасения. С ревом он ухватился за подоконник и оказался в комнате.

— Ах ты, сукин сын!

Сильвестр попятился с воплем ужаса и поднял руки, с перепугу не сообразив, что их лучше использовать по иному назначению.

— Кто вы? — пролепетал он. — Что вы делаете?

— Мусор выношу! — проревел Ной.

— Подождите, дайте мне все объяснить!

— Некоторые вещи говорят за себя сами!

Ной сгреб его в охапку и вышвырнул в холл.

На шум с оглушительным лаем прибежал Одиночка. Сильвестр с ужасом смотрел на пса.

Ной оскалился:

— Советую драпать прямо сейчас, приятель, потом будет поздно.

— Моя одежда! Вы же не можете выставить меня на улицу голым!

— Я не могу, — Ной кивнул на Одиночку, — а вот мой волк очень даже может.

Заверещав, Сильвестр со всех ног кинулся к двери. Сэми оказалась более великодушной, чем Ной, она собрала разбросанную по полу одежду и швырнула ее в дверь вслед за хозяином.

— Больше не возвращайтесь! — крикнула она. Захлопнув дверь, Ной повернулся к Сэми.

— Теперь ваша очередь.

— Моя?! Я-то при чем?

Ной ухватил ее за руку и втянул обратно в кабинет.

— Одиночка, охраняй! — скомандовал он, прежде чем закрыть дверь.

— Вы только что назвали Одиночку волком, — перешла в наступление Сэми.

— Серьезно?

— Да. Не желаете ли объясниться?

— Не желаю.

В огромных зеленых глазах появился испуг.

— Вы не пускаете меня к выходу.

— Именно.

— И кажетесь рассерженным.

— А вас это удивляет?

— По правде говоря, нет. — Сэми прочистила горло и попыталась сменить тактику: — Как вовремя вы появились! Спасибо за помощь. Думаю, пока вы мне не потребуетесь, так что можете продолжать отдыхать.

— И не подумаю. — От бешенства Ною было трудно облекать в слова свои мысли. — Этот. Человек. Был. Обнажен!

— Ой, вы тоже заметили? — быстро затараторила Сэми. — Кошмар, правда? На нем ни лоскутка не было! Я даже не понимаю, когда он успел раздеться, я же глаз с него не сводила! Вот дурочка! В следующий раз я буду внимательней.

— Следующего раза не будет! — прорычал Ной, глубоко вздохнул и, овладев собой, продолжил: — Этот парень явно решил немедленно осуществить поставленную перед ним задачу.

— Да, похоже, у него были большие надежды. Только вы их быстро разрушили. — Она съежилась под его взглядом. — Я вам благодарна. Очень.

— Это не смешно, Сэми!

— Хватит орать на меня! Терпеть этого не могу!

Ной пятерней взъерошил волосы.

— Я не собирался на вас орать… Нет, черт меня дери, я собирался на вас орать! Вы в своем уме?! Вы хоть представляете, что он мог с вами сделать?! Если бы я не подоспел вовремя…

— Да, спасибо вам большое! Кстати, если не ошибаюсь, вы подоспели через окно. Можно поинтересоваться, что вы там делали?

— Вас спасал.

— Правда? А до этого?

— Выяснял, не нуждаетесь ли вы в помощи.

— Вы подслушивали!!!

— Вы дали мне выходной, и я решил поработать в саду.

Ной подошел к окну и указал на впечатляющую гору вырванных с корнем сорняков.

— К вашему сведению, это была мята!

— Да? Какое счастье, что вы не наняли меня садовником!

— Так вы все-таки подслушивали.

И снова гнев яростной волной накатил на Ноя.

— Прекратите увиливать, Сэми, вам повезло, что я был там, — не думаю, что старина Томас принял бы отказ. И что бы вы тогда сделали?

— Разумеется, побежала бы за помощью.

— Да что вы! А теперь представьте, что я — Томас. — Ной преградил ей дверь. — Ну, давайте. Чтобы побежать за помощью, вам придется пробиться к выходу. Посмотрим, как вы это сделаете.

— Не хочу даже пытаться! — выпалила Сэми. — Вы же не Томас!

— Думаете, справиться с ним было бы легче, чем со мной?

— Если бы пришлось, я бы нашла на него управу.

— О да, вполне возможно, вы бы попытались. Только вот росту в вас пять футов и два-три дюйма. И весите вы в лучшем случае сто десять фунтов. Понимаете? Во мне шесть футов и все сто восемьдесят пять весу. А теперь представьте, что на мне нет одежды и я вполне готов к активным действиям.

— Вот спасибо! Вы, как никто, умеете успокоить! — воскликнула Сэми.

— Вы приводите незнакомца в дом, говорите ему, что хотите зачать от него ребенка, потом сообщаете, что торопитесь. Очень торопитесь! Почему вас удивляет, что он воспринял ваши слова буквально?

— Так вы все-таки подслушивали!

— Вы чертовски правы, я на самом деле подслушивал. Да, кстати, что там была за чушь про розы и маргаритки? Вы задаете подобные вопросы всем претендентам?

— Вы закончили орать на меня или есть еще что-то?

— Не уверен.

— Отлично, когда будете уверены, я вам отвечу.

— Очень хорошо. Учтите, милая, что, когда вы в следующий раз отколете подобный номер, я лично позабочусь, чтобы вы об этом пожалели. — Все остальные сто пятьдесят три угрозы Ной решил оставить про запас, потому как предчувствовал, что им еще найдется применение. — Я закончил, теперь объясните, что вы имели в виду под этими розами и маргаритками.

— Я хотела выяснить, имеет ли он ко мне какой-либо интерес романтического характера.

— О да, выяснить наличие этого интереса было несложно!

— Да я не про это! Вы не понимаете? Розы!

— Видимо, я слишком туп, чтобы уследить за ходом ваших мыслей. Не вижу никакой связи между розами и предметом вашего собеседования.

— Красные розы символизируют вечную любовь, мужчины дарят их, если хотят поухаживать или имеют серьезные намерения.

— Ошибаетесь, — отрезал Ной, — мужчины дарят цветы, потому что у женщин при взгляде на них загораются глаза, и тогда от них можно добиться чего угодно. Если хотите знать, мужчины дарят цветы в двух случаях: когда хотят затащить женщину в постель или когда хотят получить прощение за какую-нибудь ерунду и — опять же затащить ее в постель.

— Какой же вы циник!

— Ошибочка, я реалист. Да, кстати, запомните еще одну вещь: розы идут в ход лишь в самом крайнем случае.

— Почему?

— Потому что они чертовски дорого стоят, чтобы дарить их по пустякам. Поверьте мне, я знаю это со слов настоящего эксперта.

Сэми замерла и широко раскрытыми глазми уставилась на Ноя.

— Вы имеете в виду вашего отца?

— Скажем так: я получил от него образование в самых неожиданных областях. Вернемся к моему вопросу: зачем заставлять потенциальных папаш выбирать между розами и маргаритками?

— Если претендент выбирает розы, он имеет ко мне романтический интерес. Мне не нужны романтические связи, мне нужны маргаритки.

— Вы получите не маргаритки, а весьма серьезные проблемы. Особенно если следующий папаша будет более удачлив, чем этот сегодняшний… как его… Томас.

— Вы знаете его имя? Как долго вы просидели под окном?

— Долго.

Ной с удовольствием наблюдал, как Сэми, слегка приоткрыв рот, вспоминала, что она наговорила.

Сэми мысленно начала загибать пальцы: сначала узнала имя претендента, потом выяснила, что он правильно понял объявление, потом рассказала про Ноя. Слава богу, хватило ума хоть имя его не назвать! И все-таки она сказала достаточно, чтобы понять, о ком идет речь. Хуже того, она назвала его совершенством!

— О боже! — краска залила ей лицо, и Сэми со стоном закрыла глаза. — Не может быть!

— Да, — Ной наклонился к ней, — я все слышал.

— Что слышали?

— То, что вы считаете меня совершенством.

— Идиотка, — прошептала она, закрывая пылающее лицо ладонями.

— Может, расскажете мне, какие качества вы считаете идеальными для отца вашего ребенка?

— И не подумаю, это останется между мной и тем, кого я выберу.

Она шутит?

— Вы ведь шутите. Это не может быть правдой.

Сэми отняла руки от лица.

— Разумеется, не шучу, список требуемых качеств известен только мне, и вы — один из возможных вариантов идеального отца. Другие тоже могут обладать всеми нужными характеристиками.

Ной подавил разочарованный вздох.

— Да я не про ваш дурацкий список, я о ваших планах на ребенка. Не могу поверить, что после всего случившегося вы еще собираетесь проводить собеседования.

— Это первый и единственный случай, — отмахнулась Сэми, — больше такого не произойдет. В следующий раз я буду внимательней. Если он расстегнет хотя бы пуговку…

— У меня есть решение вашей проблемы.

Ной и сам не ожидал, что скажет это. Похоже, он перешагнул еще один нравственный барьер.

Перешагнул? Проклятье, да сегодня он шагает по этим барьерам как по бульвару!

Сэми в изумлении воззрилась на него:

— Что вы имеете в виду?

— Думаю, вам не следует продолжать эти дурацкие и весьма опасные собеседования.

— Я не собираюсь сдаваться, я хочу ребенка!

— Я и не требую, чтобы вы отказались от идеи иметь детей. У меня два варианта: либо обратитесь в клинику и сделайте все в безопасной обстановке…

— Либо?

Ной спокойно посмотрел ей в глаза.

— Вы же сказали Томасу Сильвестру, что уже нашли идеальную кандидатуру. Почему бы не зачать ребенка от этого человека?

Глава седьмая

— Идеальную кандидатуру? Но… это же вы… — прошептала Сэми.

Ной кивнул, глядя на нее твердо и решительно. Сэми закусила нижнюю губу, и ее лицо приобрело нехарактерное для нее выражение неуверенности.

— Не понимаю, вы что, свои услуги мне предлагаете? К чему вы это говорите?

— Вы поверите, если я скажу, что это моя прихоть?

— Разумеется, нет.

Основная цель — безопасность Сэми — должна быть достигнута любой ценой. Надо заставить ее с помощью любых более или менее логичных аргументов отказаться от поисков папаш до тех пор, пока Ной не найдет шантажиста. А потом… Ной был уверен, что ребенка Сэми заведет и без его стараний.

— Тогда предположим, что я не хочу, чтобы вы подвергали себя риску, — заявил он.

— Вот это уже несколько больше походит на истину. — Сэми пристально глядела на него. — Только вы ведь с самого начала были против моего плана. Неужели ваше нежелание подвергать меня опасности оказалось настолько сильнее? Или все-таки есть и другая причина?

— Да, еще одна причина и одно условие.

— Ах вот как! — Сэми начала мерить шагами комнату, и браслеты зазвенели в такт ее движениям. — Я так и знала. И какова же причина?

— Я хочу вас.

Такой прямолинейности она явно не ожидала. Звон браслетов смолк.

— Да, вы вызываете во мне желание, — повторил Ной, приподняв смоляную бровь. — Вас что, это удивляет?

— В некоторой степени, — прошелестела Сэми. — А… условие?

Пока что Ной говорил правду и надеялся, что удастся избежать лжи и дальше.

— Вы сказали, что дальнейшие отношения между вами и отцом вашего ребенка исключены. Я не могу на это согласиться.

— Вам придется.

— Черта с два! Каким подонком нужно быть, чтобы сделать женщине ребенка и исчезнуть в неизвестном направлении! Вы будете его после этого уважать? И именно от такого человека вы хотите иметь ребенка?

На долю секунды взгляд Сэми смягчился, но не больше, чем на долю секунды.

— Может быть, — твердо сказала она.

— Не думаю. Это было бы несправедливо по отношению к вам и к нашему ребенку.

Ной намеренно сделал акцент на слове «нашему». Сэми должна примириться с мыслью, что отцом будет он. Хотя бы на время.

— Что вы предлагаете?

— Я бы предложил получше узнать друг друга. — Сейчас главное — выиграть время. — Так нам будет проще собраться с мыслями и понять, правильно ли мы поступаем. Ваша беременность отрежет путь к отступлению, тогда выбора у нас уже не будет. Поэтому я предлагаю слегка повременить и еще раз вес обдумать.

— Вы хотите, чтобы мы получше узнали друг друга, — уточнила Сэми. — Каким образом?

— А как обычно мужчина и женщина узнают друг друга прежде, чем вступить в более близкие отношения?

— Вы что же, ухаживать за мной собрались?!

— А вы бы предпочли, чтобы я в лоб сказал вам, что хочу с вами спать?

— Если это правда, то да.

— Я хочу с вами спать.

— Отлично. — Лицо Сэми окаменело. — Я и не сомневалась. Это просто еще один способ затащить меня в постель!

— Вы знаете, эта задача куда проще, чем вам представляется, — грубо отрубил Ной. — Я бы для начала предпочел узнать вас как личность.

— Зачем? — почти прошептала Сэми.

Ной понимал, что сейчас она уязвима как никогда, и его сердце было готово разорваться.

— Вам непонятно зачем? Нас что-то притягивает друг к другу, признаете вы это или нет.

— Признаю. Это притяжение имеет чисто физиологическую природу, — мрачно сказала Сэми.

Ной покачал головой.

— Не лгите себе, это нечто гораздо большее. Иначе того поцелуя не было бы.

— Мне это неинтересно, — отрезала Сэми. Ной почти видел, как спешно она пытается возвести между ними стену — Я плохо справляюсь с долгосрочными отношениями. Вернее, не справляюсь вообще.

— Даже если эти отношения идеальны? — Ной сменил тактику. — Вы же искали идеального мужчину для зачатия идеального ребенка. Что теперь вам мешает?

— Не льстите себе, под понятием «идеальный» я не разумела «идеальный вообще». Я ищу человека, который компенсировал бы мои недостатки и усилил мои достоинства.

— Вот именно, я говорю о том же: вы не справляетесь с долгосрочными отношениями, мне же они прекрасно даются. — Ной страстно желал прижать ее к груди, но сейчас Сэми была похожа на того Одиночку, каким он был, когда только попал к Ною, то есть на озлобленного и загнанного в угол волчонка. — Я научу вас, вам всего лишь нужно поверить мне.

— Это не самая хорошая идея.

— Ну так испытайте меня! Где этот ваш опросник?

Ной подошел к столу и взял листки. Он ждал, что Сэми что-нибудь скажет, но она молчала. Тогда он нацепил очки и начал читать. Вверху страницы было указание на то, что надо спросить имя, фамилию и семейное положение соискателя. Затем значился печально известный вопрос о розах и маргаритках, ниже были отпечатаны еще двенадцать вопросов, еще ниже — список характеристик, написанный от руки округлым женским почерком.

Сильный духовно и физически. Спокойный. Логичный. Терпеливый. Обладает здравым смыслом. (Эти слова она подчеркнула три раза.) Добрый. Щедрый. Готов помочь в любую минуту. Стремится защищать. Любит животных. Неплохо, если держит волка вместо собаки. (Ной усмехнулся.) Сильные и нежные руки. Прекрасно смотрится в черном. Светлые глаза, прямой взгляд. Целуется — просто мечта! Самое главное: должен понимать необходимость семьи.

Ною потребовалась минута, чтобы овладеть собой.

— Ничего себе список…

— Вот видите! — победно улыбнулась Сэми. — Я же говорила, что хорошо продумала свои вопросы, а вы во мне сомневались. То-то же! Я вам не какая-то там пустышка, у меня все по пунктам, все очень даже продумано.

Ной подождал, пока поток ее восклицаний иссякнет, и мягко уточнил:

— Я говорю не о ваших вопросах, а о том списке, который следует за ними. — Он снял очки и ткнул серебристой дужкой в строчки, написанные от руки. — Вот так вы меня видите?

Глаза у Сэми потемнели от смущения. Она совершенно забыла об этой приписке!

Ной протянул ей листок, Сэми схватила его и быстро пробежала глазами.

— О господи, так вы об этой чепухе!

— Чепухе?

Весьма уязвленный, Ной отбросил очки. Они клацнули по столешнице и свалились на пол.

— Это просто женские глупости, их никогда нельзя воспринимать всерьез, — нарочито бодро проговорила Сэми, однако блузка на груди несколько раз взволнованно приподнялась и опустилась.

— То есть на самом деле все не так? — настаивал Ной.

— Ну, скажем, почти все. Пожалуй, я не лукавила насчет взгляда и волка. А, ну и о черном цвете, конечно! Вас он особенно красит.

— А остальное?

— Ну что вы хотите услышать, Ной? — воскликнула Сэми, сдаваясь. — Что я считаю вас великолепным? Что вы сочетаете в себе все качества, которые я хотела бы видеть в отце своего ребенка? Ладно, я признаю это. Да, я так вас вижу! Довольны?

— Еще как! В таком случае почему вы отказываетесь от моего предложения?

— Потому что нутром чувствую, что вы стремитесь к постоянным отношениям, а я в этом не сильна. Я меняю свое мнение чаще, чем лак на ногтях!

— Я своего не меняю почти никогда.

— Вот видите! Мы же полные противоположности!

— Противоположности притягиваются.

— Не такие! Я, например, предпочитаю помогать людям, а вы — устраивать им всяческие неприятности!

— Только тем, кто этого заслуживает, — поправил Ной.

— Вы очень логичный! — В ее устах это звучало как упрек.

— По-моему, рассуждать логически должен хотя бы один из нас. Вы тут, кстати, писали про здравый смысл. Милая, я просто счастлив, что вы осознаете необходимость его присутствия хотя бы у партнера.

— Я зачеркну эту часть! — выпалила Сэми.

— Ну хорошо, я постараюсь свести логику и здравый смысл к минимуму. Вы довольны?

— Почему вы всегда пытаетесь задавить меня своим авторитетом? — вздохнула Сэми.

— Вы же сами говорите, что я силен физически и духовно.

— Эта часть тоже отправится к чертям. — Сэми схватилась за карандаш. — Я так понимаю, сдаваться вы не собираетесь?

— Разумеется, нет, — покачал головой Ной. — Больше того, мое мнение о вашем плане вполне четко и определенно.

— О, умоляю вас! — саркастически воскликнула Сэми. — Не держите меня в неизвестности!

— Вам не нужен ни идеальный ребенок, ни идеальный мужчина, вы просто лжете себе. Вам необходимо нечто большее, например ощущение, что вы больше не одиноки. Поэтому вы и написали, что отец вашего ребенка должен осознавать необходимость семьи, — именно семьи вам и не хватает! И знаете что? Ребенок не сможет дать вам этого, а вот муж и дети могли бы.

— Это невозможно, — прошептала Сэми.

— Пока не попробуете, не узнаете. — Ной протянул руку. — Заключим сделку — для начала узнаем друг друга и, если все получится, подумаем о том, чтобы завести ребенка.

— А если не получится?

— Обратитесь в клинику.

— Ной, я не уверена…

— Зато я уверен! — Он шагнул к ней и привлек к себе. — И я заставлю вас передумать.

Бэйб была права, говоря, что он не должен влюбляться в Сэми. Она похожа на солнечный зайчик — теплый, яркий и взбалмошный, а он, Ной, спокоен, рассудителен и логичен. Сэми изменчива и непостоянна, как горный ручей, а Ной был камнем, которым ручей вертел как хотел, расстраивая все его, Ноя, планы, меняя решения и заставляя камень катиться туда, куда ему вздумается.

— Я вас сейчас поцелую, — предупредил Ной. Ее руки скользнули по его груди и обвили шею.

— Я говорила, что вы просто потрясающе целуетесь?

— Где-то я об этом читал… Постараюсь не разочаровать вас.

Ной припал к ее губам, и мысли оставили его. Все, кроме одной — владеть тем, что трепетало в его объятиях. Волна желания захлестнула его.

Голова Сэми откинулась, губы приоткрылись, и Ной с наслаждением проникал внутрь. Но этого было мало, мало… С той самой минуты, как увидел ее в этой разноцветной короткой блузке, он умирал от желания узнать, что скрывается под ней, и больше не мог противостоять искушению, особенно после того, что увидел из-под куста бугенвиллеи.

Его руки заскользили по плоскому животу Сэми, проникая под блузку, и ладони коснулись нежной кожи грудей, не скованных бюстгальтером. Из самой глубины его нутра вырвался глухой стон. Ной не мог понять, не то он умер и воспарил в горние выси, не то обрушился в ад и теперь терпит танталовы муки, не имея возможности обладать теме, что так близко… Больше всего на свете он мечтал сейчас послать к чертям все свои проклятые принципы, повалить эту женщину на пол и овладеть ею всеми возможными способами.

Короткий вскрик сорвался с губ Сэми. Она накрыла его ладони своими, направляя их движения. Он притиснул ее к запертой двери, обнял и приподнял. Сэми немедленно обхватила ногами его талию, прижимаясь к нему еще теснее. Покрывая ее шею поцелуями, Ной сорвал с ее плеч блузку, обнажив груди — умопомрачительно полные и округлые, увенчанные такими же цветами бугенвиллеи, которые полыхали розовым пламенем в ее золотых кудрях. Ной провел пальцем по их нежной поверхности и сомкнул на них горячие губы.

Крик Сэми слился с воем Одиночки за дверью.

Ной замер, повторяя про себя весь свой впечатляющий запас ругательств. Он медленно поставил Сэми на ноги и выпрямился.

— Разве мы не собираемся закончить то, что начали? — выдохнула она.

— Вы же не хотите оповестить весь дом о том, чем мы тут занимаемся!

— Я это переживу, а вот вы — вряд ли. — К его величайшему сожалению, она подобрала с пола блузку и надела. — Найдем другое место?

Ной пытался вновь овладеть собой.

— Вам решать. Вы задумываетесь о последствиях?

— Разумеется, да.

— Но мы ведь решили не торопиться, не так ли? — Он сам не знал, кого пытается предостеречь — ее или себя. Не стоило допускать этого поцелуя. Если бы он вовремя не пришел в себя, то сделал бы свою блестящую лекцию о необходимости постепенного развития отношений бессмысленной. — У нас масса времени впереди.

— О да, конечно! — Из глаз Сэми неожиданно покатились слезы. — Конечно, я ждала полжизни, отчего бы не заставить меня подождать еще?

— Вы же сами хотели, чтобы я для начала наведался к врачу, — мягко напомнил Ной.

— А вы больше не возражаете против этого? — горько усмехнулась Сэми.

— Скажем, эта идея не приводит меня в экстаз, но можно прийти к компромиссу.

— К какому же?

— Я иду к врачу и сдаю все анализы как пай-мальчик, а вы в ответ позволяете мне научить вас парочке приемов самозащиты. Думаю, после сегодняшних событий вы понимаете, насколько это необходимо?

— Так ли уж необходимо? — приподняла бровь Сэми. — Я не слишком часто оказываюсь в подобных ситуациях. Тем более, что все остальные собеседования будут отменены.

— Не смешите меня. Ну ладно, тогда давайте я начну тренировать не только вас, но и Кармелу, Дарию и Виджет, — предложил Ной. — По-моему, это будет неплохим дополнением к тому, чему вы их тут учите.

— Ну хорошо. Только… я хочу попросить вас еще об одной услуге…

Ого!

— О какой же?

Собираясь с духом, Сэми облизнула губы.

— Э-э, у меня скоро день рождения, я вам не говорила?

— Вот как? Тогда я беру назад половину грубостей, которые только что наговорил.

— В общем, Бэйб устраивает по этому поводу грандиозную вечеринку. — Сэми пропустила его слова мимо ушей. — Я была бы вам очень признательна, если бы вы… э-э… оказали мне любезность и согласились меня сопровождать.

— Я к вашим услугам.

— И… вам придется быть в смокинге, — смущенно проговорила она. — Я вас им обеспечу…

— В этом нет необходимости.

— Что-о?! Вы хотите сказать, что мой помощник по хозяйству прибыл на работу при полной амуниции, включая вечерний костюм?!

— Я представляю собой весьма многофункциональную модель бытовой техники, — вздохнул Ной.

— Только вот… есть еще одна крошечная деталь, — пролепетала Сэми.

Та-ак…

— Вам… в общем, вам придется оставить Одиночку дома.

— Это невозможно.

— Вы не понимаете! Вечеринка будет в «Хиатт-Ридженси», Одиночку туда просто не пустят. Кроме того, если он испугает кого-нибудь из гостей, вызовут ветеринарный патруль. Что-то подсказывает мне, что у них может возникнуть впечатление — разумеется, совершенно ошибочное, — что это волк, а не собака.

Сэми попала в точку. Ной понял, что в данном случае осторожность должна будет пересилить привязанность.

— Хорошо, на один вечер я с ним расстанусь.

— Отлично. — И, не давая ему времени передумать, Сэми направилась к выходу. — Уговор есть уговор. Пойду собирать дам на урок самообороны, — с улыбкой бросила она через плечо.

Как только она вышла, Ной закрыл глаза и прислонился к стене. Что он наделал! И как теперь собирается выбираться из того, что сам же и заварил?! Выбираться? Рот у него скривился в безрадостной улыбке — черт его дери, он не желает выбираться из этого омута, он предпочел бы погрузиться в него с головой.

Но… как ему удалось добиться, чтобы Сэми подпустила его так близко?



Сэми свернулась в кресле у письменного стола и осматривала мистера Вуфа на предмет незамеченных ранений. После починки не появилось ни одной погрешности, но она все равно искала. Баюкая игрушку, она думала о Ное. Может, он и прав и она действительно не продумала все как следует. Может, эта затея с ребенком и правда глупа.

Вспомнив все, что он говорил, Сэми почувствовала, как сердце болезненно сжимается. Давно прошли те времена, когда она ощущала себя частью семьи. Возможно, желание завести ребенка пришло к ней после того, как Бэйб переехала и оставила ее в этом доме одну.

Это все весна виновата, весна пробуждала в Сэми горькие воспоминания, которые ей всегда хотелось загнать обратно в глубины памяти, совершив что-нибудь жизнеутверждающее. Или все из-за надвигающегося тридцатого дня рождения — даты, которой она страшилась вот уже два десятилетия.

Что же, неужели она не имеет права иметь ребенка только потому, что Ной никак не может ее понять? И что же, она должна отказаться от этой идеи, потому что не хочет замуж и не нужно ей никакого семейного счастья? Или слова Ноя пробудили в ней муки совести?

Замужество. Супруг. Обязательства. Потеря.

Все это слишком сложно. В голове Сэми роились образы: Ной, прижимающий ее к груди и покрывающий ее лицо поцелуями; Ной, на руках несущий ее к постели; Ной с их ребенком на коленях; годы, которые она проживет рядом с ним… Как же все это заманчиво! Слишком заманчиво…

Сжимая в объятиях мистера Вуфа, Сэми склонила голову, не замечая, что слезы капают прямо на плюшевую шерстку.



Ной стоял у подножия лестницы и смотрел на часы. Опаздывают? Это казалось странным, потому что Сэми, несмотря на все свои недостатки, всегда была пунктуальной. Должно быть, виной всему ее нежелание идти на эту вечеринку… Ной нахмурился. Какого черта Бэйб устраивает подобное мероприятие без согласия Сэми?

К сожалению, права голоса у него не было, по крайней мере до тех пор, пока он выполняет функцию тайного телохранителя. Тем более, что он все еще ни на йоту не продвинулся в поисках шантажиста. Правда, результаты экспертизы еще не пришли… К тому же с каждым днем ему все сложнее заставлять себя думать о работе, а не об одной знакомой сногсшибательной блондинке!

Услышав шаги, он поднял голову и с неприкрытым восторгом уставился на Сэми. Кудри у нее были собраны в непривычно строгую прическу, хотя несколько особо упрямых локонов уже вырвались на свободу. Интересно, сколько времени для этого потребуется остальным?

Его взгляд остановился на роскошном красном вечернем платье. Оно напоминало те, что были в моде в двадцатых годах, если бы не асимметрично открытое плечо. Сэми даже подобрала подходящую по цвету заколку и украсила ее павлиньим пером, покачивающимся в такт шагам. Все это потрясающе шло ей. Кроме того, она наконец-то надела туфли на высоких каблуках, что очень повеселило Ноя: он гадал, что выйдет из строя раньше — прическа или эти сексуальные красные туфельки.

Была б его воля, первым делом он бы разделался с платьем…

— С ума сойти! — с улыбкой сказала Сэми. — В смокинге вы просто неотразимы.

— Вам нравится?

— Вам вообще поразительно идет черный… Ах, нет, рубашка белая, надо же! Что же, все черные в стирке?

— Надел специально ради вас. Вы так расстраивались, что все мои вещи черные, и я решил доказать вам, что различаю цвета. Довольно обо мне, вы просто восхитительны! — Он протянул руку. — Весьма сладкая на вид и, держу пари, на вкус.

— Как шоколад? — с озорной улыбкой спросила Сэми.

— Еще слаще, — заверил Ной.

— Глупости, — наморщила нос Сэми. — Нет ничего слаще шоколада!

Ной просто посмотрел на нее красноречивым взглядом и с удовольствием отметил, как она покраснела. Тогда он склонился к ней и поцеловал; поцелуй был долгим, глубоким и столь же сладостным, сколь и мучительным.

— Скоро я докажу вам, что есть вещи куда более восхитительные, чем шоколад, — прошептал Ной, не отрываясь от ее губ. — Очень скоро.

Платье осталось в целости и сохранности, только перо съехало набок, но Сэми быстренько водрузила его на место.

— Ну что, вы готовы? — спросил Ной.

Глаза Сэми погасли.

— Как вы думаете, наверное, нехорошо прогуливать собственный день рождения?

— Боюсь, что да.

— По-моему, можно найти куда более приятное занятие.

— По-моему, тоже, но я решительно отказываюсь быть альтернативой вечеринке.

— Эта вечеринка была бы альтернативой вам.

— Возможно, тем не менее меня это не прельщает.

Сэми вдруг повернулась и направилась вверх по лестнице.

— Ой, подождите, пожалуйста, еще секундочку! Я забыла губную помаду!

Сэми вскрикнула, когда Ной ухватил ее за руку и дернул так, что она упала в его объятия.

— Идемте, Золушка, вас ждет бал.

— Но помада! — запротестовала Сэми.

— Не волнуйтесь, все равно я опять бы ее съел.

— Ладно, — вздохнула Сэми, обвивая его шею руками. — Тогда несите меня в мою карету, прекрасный принц!

Карста оказалась лимузином, который дядя Рэгги оставил в их распоряжение. Водитель был именно таким огромным, каким его описывал Пэдди. Ухмыльнувшись при виде Ноя с Сэми на руках, он снял фуражку и открыл дверцу.

— Привет, Билл, — сказала Сэми. — Как жизнь?

— Отлично, мэм. С днем рождения!

— Мог бы и не напоминать, — сморщилась Сэми.

— Согласен, двадцать девятый встречать непросто.

Сэми воспрянула духом.

— О да, и следующий тоже будет двадцать девятым!

— Я учту, — подмигнул Билл.

Дорога до «Хиатт-Ридженси» заняла не много времени. Сэми любила этот отель — именно поэтому Бэйб и выбрала его. Сэми нравились его стеклянные лифты, фонтаны, оркестр, играющий классическую музыку; она часто приходила сюда поболтать с подругой за бокалом вина.

В других обстоятельствах Сэми с удовольствием оказалась бы здесь. В других обстоятельствах.

— Вы съели остатки своей помады, — заметил Ной.

— Да? Простите, нервы.

— Мне казалось, вы должны любить вечеринки.

— Думаю, вы плохо меня знаете. Ну хорошо, я действительно люблю вечеринки, — призналась она.

— Значит, дело не в самой вечеринке, а в ее поводе.

— Да.

Он обнял ее за талию и притянул к себе.

— Как здорово, что мне не приходится выкручивать вам руки, чтобы заставить говорить. Вы всегда так прямодушны!

— Не смешно! — вышла из себя Сэми.

— Вы не хотите праздновать еще один день рождения, — спокойно сказал Ной. — Так?

— Нет. Да. Не совсем!

— Все ясно.

— Ничего вам не ясно! Я не стану объяснять вам, почему не люблю свои дни рождения. Если я сделаю это сейчас, то точно не выдержу до конца вечера!

— Хорошо-хорошо, мы не будем об этом говорить. — Он вынул белоснежный платок и стер с сс щек слезы. — Все получится, вот увидите. — Ной улыбался с такой нежностью, что дыхание замерло у нее в груди. — Вы прекрасно выглядите. Впрочем, вы всегда прекрасно выглядите.

— Даже с разноцветным лаком на ногтях, без макияжа и с волосами, торчащими во все стороны? — всхлипнула Сэми.

— Да, а еще со жвачкой, звенящими браслетами, цветами в волосах, босыми пятками и дерзкими манерами. — Его голос стал тише и мягче, а в глазах загорелись искры чувства, которому он не смел дать название. — Вот это и есть та самая Сэмит которую мы все знаем и любим.

Глава восьмая

Что? Он действительно это сказал или ей просто послышалось? Сегодня и так день ее рождения, да еще и это! Худшего развития событий просто невозможно представить!

— Мы опаздываем, — сказала она.

— Уже опоздали, — пожал плечами Ной.

— Как вы могли заметить, у меня неплохо получается придумывать оправдания. — Она попыталась улыбнуться. Улыбка получилась кривой. — Но сегодня… — Подбородок у Сэми задрожал. — Честно говоря, мне совершенно не нравится этот разговор, и я не знаю, как закончить его. Как вы думаете, сойдет, если мы просто скажем: «Извините, мы опоздали»?

— Простите, я не хотел на вас давить. — Он поправил сбившееся перо в ее прическе. — Не волнуйтесь, никто ничего не заметит.

Его низкий мягкий голос действовал успокаивающе, и Сэми действительно поверила, что никто не поймет, как мало искренности в ее широкой улыбке, а глаза блестят вовсе не от радостного возбуждения.

— Спасибо.

— Не за что.

Ной предложил ей руку, и Сэми оперлась на нее, с удовольствием ощущая под пальцами перекатывающиеся мускулы. Просто невероятно, но в смокинге Ной смотрелся еще более сногсшибательно, чем в джинсах и футболке.

Интересно, откуда мама достала такого потрясающего мужчину? В том мире, где она жила, этот вид однозначно был вымирающим. Ной был защитником от природы, готовым прийти на помощь в любую секунду, верным и преданным. Более того, он, казалось, чувствовал и понимал те ее страхи и сомнения, в которых она не признавалась даже себе, и делал все, чтобы развеять их.

Почему Ной нанялся помощником в ее сумасшедший дом? Он мог бы заниматься чем угодно и легко нашел бы себе куда более выгодную работу! Сэми бросила на Ноя быстрый взгляд. Похожс, самое время спросить об этом. Непонятно, как ей раньше не пришло это в голову! Не будь она так поглощена мыслями о ребенке…

— Ной…

— Думаю, никто не расстроится, если вы смоетесь вскоре после разрезания торта и открывания подарков, — перебил он. — Зная щедрость Бэйб, могу предположить, что шампанское будет литься рекой, так что через пару часов не многие гости смогут вспомнить, зачем они сюда вообще пришли. — Ной усмехнулся. — Что скажете? Если мы улизнем, настроение у вас улучшится?

Мысли в голове Сэми смешались, и она сказала совсем не то, что собиралась:

— Боюсь, Бэйб собирается объявить об очередной помолвке.

Только сейчас Сэми осознала, насколько сильно беспокоилась по этому поводу.

— Так вот почему вы…

— Нет, — отрезала Сэми, — просто я размышляла, какая еще катастрофа может произойти сегодня, и это было первое, что пришло мне в голову.

Почему-то ее слова заставили Ноя нахмуриться.

— Скажите, у вас какие-нибудь дурные предчувствия? Вы думаете, сегодня вечером что-то произойдет?

— Поразительно, Ной, вы меня слышите?! — Сэми с ужасом поняла, что в ее голосе звучат почти истерические ноты и она не может его контролировать. — Я вам всю дорогу об этом толкую!

— Окажите мне услугу, — спокойно произнес Ной, не реагируя на ее тон. — Сегодня вечером не отходите от меня ни на шаг.

— Зачем?

— В ответ на услугу, которую я оказываю вам.

— Какую еще услугу?

— Выбирайте любую. — Ной начал загибать пальцы. — Во-первых, я сопровождаю вас на этот ваш… сабантуй; во-вторых, мне пришлось разодеться, как мартышке; в третьих, я оставил Одиночку дома.

— Вам не помешает небольшой отдых друг от друга, — раздраженно бросила Сэми.

— Одиночка — это еще одна пара моих глаз и ушей, не говоря уж о носе, который моему даст сто очков форы. Без него мне труднее.

Сэми искренне улыбнулась — впервые за весь вечер.

— Вы что же, выслеживать меня собирались?

— Собираюсь. Как только вы скроетесь из поля зрения. — Голос у него звучал так серьезно, что Сэми насторожилась. — Обещайте мне вес время держаться рядом.

— Хорошо, обещаю.

— Отлично. — Они остановились у входа в зал. — Ваш выход, прима, улыбайтесь. Если ваша матушка что-нибудь заподозрит, она так просто не отвяжется.

— Вы, похоже, неплохо знаете маму. Вы сказали, что она наняла вас, но не объяснили, как вы с ней познакомились.

— Разве?

Продолжать расспросы не было времени, и Сэми решила, что вытрясет из Ноя всю правду при первом удобном случае. Как только они вошли в зал, то сразу увидели улыбающуюся Бэйб, шествующую к ним сквозь толпу гостей. Она бросила на Ноя лишь короткий взгляд, но в этом взгляде…

Глаза Сэми расширились. Она вцепилась в свое платье так, что несколько бусинок, украшающих ткань, оторвались и прилипли к ладоням. Нет, пожалуйста! Ей и в голову не приходило, что между Бэйб и Ноем могла быть личная связь. Тем не менее это многое могло бы объяснить. Сэми перехватила ответный взгляд Ноя. Нет, она не ошиблась — у него и ее матери есть какая-то общая тайна.

Она-то думала, что хуже быть не может. Еще как может! Ной и ее мать…

— Привет, милая! — Рэгги подошел и поцеловал ее в щеку — Надо бы поздравить тебя с очередным днем рождения, да боюсь, ты мне за это голову откусишь!

Сэми с облегчением повернулась к нему — дядя был способен заставить ее забыть обо всех горестях. Хотя бы на минуту.

— Можешь оставить свою голову при себе.

— Слава богу! — с наигранным облегчением воскликнул Рэгги и протянул ей бокал шампанского. — Честно говоря, мне надо бы потолковать с тобой с глазу на глаз, но понимаю, что я опять не вовремя.

— Глупости, ты прекрасно знаешь, что для тебя у меня всегда есть время! Пойдем, найдем тихое местечко и…

— В другой раз. — Рэгги покачал головой и поспешил сменить тему: — Тебе нравится, как Бэйб украсила зал?.

Сэми отпила шампанского и огляделась вокруг. Да уж, Бэйб, как всегда, в своем репертуаре: белые цветы, тюль, серебряная бумага…

— Ну… скажем, вполне в ее стиле.

— Она очень старалась, хотя кажется, что зал приготовили для свадебных торжеств, а не для дня рождения. Впрочем, я мужчина и потому многого не понимаю в этих тонкостях.

— Или потому, что Бэйб куда опытней в организации свадеб, чем дней рождения.

Рэгги в изумлении воззрился на нее.

— Что ты сказала?

— Я… я… — К ужасу Сэми, глаза у нее наполнились слезами, — я сказала ужасную грубость!

— Это точно! Вы что, поссорились?

Сэми бросила быстрый взгляд на Ноя. Он стоял к ней спиной, беседуя с Бэйб, но, словно почувствовав ее отчаяние, тотчас обернулся. Извинившись перед Бэйб, он быстрым шагом направился к Сэми.

— Кажется, играют нашу с вами любимую мелодию? — произнес он и кивнул Рэгти. — Вы ведь извините нас?

Забрав из рук Сэми бокал с шампанским и поставив его на поднос пробегающего мимо официанта, он увлек ее в круг танцующих.

— Рассказывайте, что он вам наговорил?

— Ничего!

— Вот только сказок не надо, вы чуть не расплакались.

— Он сказал, что обстановка куда больше подходит для свадьбы, чем для дня рождения, — сказала Сэми, опустив глаза.

Брови у Ноя поползли вверх.

— И из-за этого вы решили заплакать?

— Нет, причиной слез было то, что я сказала в ответ. Я… я сказала: это потому, что мама куда чаще организует свадьбы, чем дни рождения…

— Вздор, — отмахнулся Ной, — зачем вам было говорить подобную ерунду!

— Затем, что она смотрела на вас, — всхлипнула Сэми, — а вы смотрели на нее.

— Ваша логика, как всегда, неуловима. Можно поподробнее, для тугодумов?

— Хорошо, спрошу прямо. У вас роман с Бэйб?

— Сэми, вы в уме? — ледяным тоном поинтересовался Ной.

— Скажите, что нет! Пожалуйста, скажите, что вы не… — Она была не в состоянии даже произнести это.

Ной осторожно притянул Сэми ближе к себе, так близко, что она слышала биение его сердца. Этот звук заставил ее успокоиться и немного расслабиться.

— Нет, у меня нет романа с вашей матушкой. — К величайшему ее облегчению, в его голосе не было и намека на улыбку. — Никакого романа нет, не было и не будет. Вы довольны?

Сэми уютно устроилась в его объятиях, положив голову ему на плечо, и прерывисто вздохнула.

— Простите, не знаю даже, что на меня нашло. Вы смотрели друг на друга так, будто у вас есть какая-то общая тайна, и…

— И ваше воображение пошло гулять на воле, — улыбнулся Ной, опустив лицо в ее кудри.

— Разумеется, — вздохнула Сэми. — Подумайте сами, я ведь ничего о вас не знаю. Как Бэйб пришла в голову фантазия сделать мне подобный подарок на день рождения, как она вышла на вас и что вообще вы делаете в моем доме? Согласитесь, всю эту ситуацию саму по себе не назовешь ординарной. Вы, например, видите смысл в таком странном подарке?

Его рука мягко скользила по ее спине, заставляя Сэми окончательно успокоиться. Нет, решено, она будет иметь детей только от этого человека, любой ценой! Много замечательных детей!

— По-моему, смысл этого подарка очевиден. Бэйб считает, что вы нуждаетесь в защите, и выбрала для этой задачи человека, по ее мнению, наиболее надежного и достойного доверия. Вот вам и смысл.

— Да уж! Единственный человек, от которого мне нужна защита, — это вы.

— Пожалуй, Бэйб с вами согласилась бы.

— Да, и ее взгляд, наверное, как раз объяснялся тем, что она волнуется, не происходит ли чего-либо между нами.

— Она не ошибается.

— Не ошибается. — Сэми прикусила губу. — Забавно, она регулярно представляет меня очередному «идеальному» мужчине, а теперь, когда я нашла действительно идеального, она явно не обрадуется. Вы ведь точно знаете, что она против?

— Точно. Бэйб считает нас слишком разными, и она совершенно права, не так ли?

— Да, права…

— И неважно, считаете вы меня идеальным или нет, на постоянные отношения вы не согласны.

— Именно. У нас разные стремления, Ной.

Они продолжали танцевать молча. Что еще говорить? Все уже сказано… И все-таки как глупо отказываться от того, чего ждала так долго!

Едва музыка смолкла, между ними оказалась Бэйб.

— Думаю, торжественную часть лучше начать прямо сейчас, если, конечно, вы изволите на секунду оторваться друг от друга, — елейным голоском проворковала она. — Иначе, боюсь, моя доченька улизнет раньше, чем я успею повернуться к ней спиной.

— Я бы подождала пару секунд после того, как ты отвернешься, — соврала Сэми.

— Ну конечно, — усмехнулась Бэйб, — одурачить меня не удастся, идем-ка резать торт. А если ты и подарки сразу откроешь, то сможешь покончить со всеми своими обязанностями одним махом. Идем-идем, торт уже выносят!

Сэми замешкалась, оглянувшись на Ноя.

— А вы… вы не идете?

— Посмотрю отсюда.

— Но вы же сказали, что будете все время держаться рядом.

— Я держусь к вам так близко, как позволяет мое положение, — холодно сказал Ной. — Я ваш помощник по хозяйству, ничего больше. Нам обоим не следует забывать об этом.

Снова заиграла музыка, и танцующие пары отделили их друг от друга.

— Быстрее, быстрее, — торопила Бэйб.

Сэми старалась улыбаться, но что-то сломалось у нее внутри. Она не могла понять своего состояния. Она не считала себя способной любить и не хотела влюбляться. Любовь — это боль и неизбежная потеря. Но теперь она была готова перенести что угодно, только бы Ной вот так крепко обнимал ее, только бы его голос звучал в ее ушах, а серебряные глаза глядели в ее глаза с таким безграничным пониманием.

Люди вокруг пели и смеялись. Сэми старалась найти Ноя в толпе, но он исчез. Кто-то крикнул, что пора задуть свечи.

— Сколько на этот раз?

— Двадцать девять.

— Опять?!

— Сэми, загадывай желание!

— Загадай, чтобы в следующем году свечей опять было двадцать девять!

— Нет, лучше загадай, чтобы мы этому поверили!

Сэми присоединилась к всеобщему добродушному хохоту — ее друзья не должны догадываться, как ей сейчас тяжело. Она взяла у Бэйб нож и принялась резать торт, весело болтая с гостями. Призраки отступили, и Сэми расслабилась настолько, что почти смогла наслаждаться праздником. Она ходила по залу от одной группы к другой, стараясь не обделить никого вниманием. Ной был прав: шампанское лилось рекой и скоро все позабыли, что они празднуют.

Слава тебе, Господи!

— Вот видишь, не так все плохо! — К ней подошла Бэйб, держа под руку Рэгги. — Не понимаю, чего было паниковать!

— Проклятье, Бэйб! — В глазах Рэгги вспыхнул гнев. — Ты же знаешь, почему она не любит своего дня рождения!

— Знаю… — Глаза Бэйб затуманила боль.

— Я одобряю большинство твоих решений, дорогая, — мягко сказал Рэгги. — Но это было явно не из лучших!

— Мама, ты прекрасно знаешь, что я спокойно отношусь к своим дням рождения. Ко всем, кроме этого! Почему бы не устроить вечеринку в следующем году, зачем было делать это сегодня!

— Ты не понимаешь? Я специально это сделала! Пора прекратить цепляться за прошлое! — В глазах Бэйб заблестели слезы. — Тебе надо наслаждаться жизнью, а не прятаться от нее!

Сэми не хотела больше слушать мать, со всех ног она бросилась к выходу. Люди кричали ей что-то, но Сэми отвечала лишь улыбкой и дружески махала рукой. Чертовы каблуки! Едва покинув зал, она скинула туфли и пнула их в угол. Только бы лимузин Рэгги был еще на месте! Продержаться бы еще пару минут… Рыдания сжимали ей горло.

На ее счастье, лимузин стоял у самого подъезда. Умница Билл наплевал на запреты и припарковался там, где было запрещено. Едва увидев Сэми, он открыл перед ней дверцу. Она нырнула внутрь, упала на мягкое сиденье и разрыдалась. Горькие слезы, которые она держала в себе уже двадцать лет, лились по щекам.

Где Ной?! Куда, черт подери, он делся именно тогда, когда больше всего ей нужен?!

Потом она вспомнила.

Конечно, они ведь полные противоположности, они так решили.



Ной сразу понял, что Сэми пропала. В зале как будто потух свет, и улетучилась вся энергия. Ной быстрым шагом направился к выходу. Подозрения подтвердились, когда он увидел под дверью пару красных замшевых туфель. Ной подобрал их и обозвал себя последним идиотом.

Его наняли охранять Сэми, вычислить этого шантажиста. В такие дела нельзя вмешивать личные чувства. Черт, да ни в какие дела нельзя вмешивать чувства! Из-за его глупости Сэми может серьезно пострадать! Ной представил себе это и припустил бегом.

У фонтана он обнаружил смятое перо, поднял его и помчался вниз по лестнице. Выбежав из отеля, Ной увидел удаляющийся лимузин Рэгги. Ной выругался. Надо же быть таким кретином! Он свистнул таксисту. Ладно, по крайней мере ее не похитили, хотя это, пожалуй, слабое утешение.

Дорога казалась бесконечной. Наконец машина затормозила, Ной сунул таксисту деньги и побежал к дому. Внутри стояла гнетущая тишина, свет погашен. Ной вдруг с нежностью вспомнил, как звенели браслеты, а босые ноги шлепали по деревянному полу и миниатюрная светловолосая динамомашина отчитывала Одиночку за то, что он играет с ее игрушками. Одиночка… Ной тихонько позвал, и волк немедленно вошел в холл на мягких лапах.

— Где она? Найди.

Волк потрусил на второй этаж и сел под дверью его спальни.

— Сиди здесь, никого не пускай, — сказал Ной и вошел.

Свет не горел, но Ной в нем и не нуждался — он знал, где искать Сэми. Он подошел к окну и остановился перед полупрозрачными занавесками. Сэми сидела в углу подоконника и смотрела на потемневшую бухту. Искала морских чудовищ или, может, загадывала желания?

Ной подыскивал подходящие слова.

— Вы убежали с бала без меня, Золушка.

— Простите.

Судя по голосу, она плакала, и это было ужасно. Ной никогда не знал, что делать с плачущими женщинами.

— Вам нет нужды извиняться. — Он отдернул занавеску и поставил туфли на подоконник. — Вы забыли это.

— Как обычно, правда? — сказала Сэми, не глядя на него.

— Да, я заметил вашу склонность терять обувь. — Ной положил ладони ей на плечи и принялся их массировать. — Что случилось, Сэми? Почему вы убежали?

— Я хотела как можно скорее положить конец дурацкому празднику.

— Это не все, — спокойно сказал Ной. — Не желаете рассказать мне?

— Не очень, — поежилась Сэми, — но расскажу. После того, что вы для меня сделали, я просто обязана пойти на это.

— Расскажите, если хотите рассказать, а не потому, что обязаны. Вы почему-то очень не любите свои дни рождения. Ваш отец погиб в этот день?

— Нет, — быстро сказала Сэми, — в этот день родилась моя сестра.

— Сестра? У вас есть сестра-близнец?

— Не близнец, она родилась в тот же день десятью годами позже. Сегодня Нэнси исполнился бы двадцать один год. Совершеннолетие. — Голос у нее сорвался. — Исполнился бы, если бы она была жива.

До Ноя начало доходить.

— Черт, Сэми… Я сожалею.

— Она погибла вместе с отцом.

— Теперь я понимаю…

— Причина не в том, что она умерла, — коротко произнесла Сэми, — а в том, как умерла… — Она сжала кулаки, и костяшки побелели. — Это несправедливо! Сегодня должен был быть вечер Нэнси и мы должны были бы поднимать бокалы за ее совершеннолетие! И все из-за меня! Это я убила ее, Ной, это все моя вина!

Глава девятая

Ной негромко выругался.

— Вы же сказали, что она погибла в автокатастрофе вместе с вашим отцом. Что это был несчастный случай.

Сэми сжалась в комочек, положив подбородок на согнутые колени.

— Нэнси была такая милая, — сказала она. — Я вам не говорила?

Ной набрался терпения, приготовившись ждать столько, сколько придется. Ей нужно собраться с силами, прежде чем рассказать о том, что так долго ее мучило.

— Нет, не говорили.

— Я обожала Нэнси, была готова выполнить любое ее желание. — Откуда-то из складок платья Сэми извлекла плюшевого волчонка. — Это был мой первый подарок ей. Первый и последний.

— Поэтому вы так бурно отреагировали, когда его схватил Одиночка?

— Волчонок был любимой игрушкой Нэнси. Она его везде за собой таскала. Это единственное, что мне от нее осталось.

— Почему вы вините себя в смерти сестры?

— Потому что это была моя вина!

В голосе Сэми проскользнуло раздражение, и Ной даже обрадовался этому. По крайней мере, хоть какая-то живая эмоция, а не это мертвое спокойствие и отрешенность.

— Расскажите.

Сэми вяло расстегнула заколку, уронила ее на пол и помассировала виски.

— Мы остановились на красный свет…

— Мы?!

— Ну да, я что, не говорила вам? Я тоже была в той машине. Нэнси уронила мистера Вуфа, и я… — Голос опять сорвался. — Мы остановились. Я думала, это безопасно!

Ной опустился на подоконник и привлек ее к себе.

— И что вы сделали?

— Я сидела впереди, рядом с папой, Нэнси была сзади. Она уронила мистера Вуфа, и он упал так, что я не могла его достать. Но я могла дотянуться до Нэнси. Я расстегнула ее ремень безопасности и велела ей достать волчонка самой. Я думала, все будет в порядке, правда! — Сэми свернулась у него на груди, уткнувшись носом в белый шелк рубашки. — Мы выехали на перекресток, я начала торопить Нэнси и тут услышала папин крик. Я в первый раз услышала ругань из его уст, а потом был скрежет металла, боль и тьма…

— Вы столкнулись с другой машиной?

— Да. Она проехала на красный свет и врезалась нам в бок. Я очнулась уже в больнице, рядом со мной была Бэйб. — Слезы прочертили дорожки у нее на щеках. — Она сказала, что папы и Нэнси больше нет…

— В том, что произошло, нет вашей вины, вам нужно это понять. — Ной взял ее за плечи и заставил поднять голову. — Вы были еще ребенком, это был несчастный случай, как вы могли его предугадать!

— Бэйб говорит мне то же самое, и большую часть времени я действительно в это верю. Но сегодня… Сегодня нельзя было праздновать мой день рождения, это должен был быть ее день.

— Скажите, Сэми, ваша затея с ребенком никак не связана со смертью вашей сестры? Вы уверены, что не пытаетесь таким образом заменить ее?

— Разумеется, не уверена, возможно, на подсознательном уровне именно этого я и хочу, глупо было бы пытаться отрицать очевидное, но дело не только в Нэнси. Я обожаю детей, до сих пор не завела себе полдюжины только потому, что не замужем.

— И когда же вы пришли к выводу, что муж для этого не обязателен?

— Недавно. — Лицо у Сэми посуровело. — В мире полно женщин, которые растят детей в одиночку.

— И большинство из них не в восторге от этого. Вы считаете, что ваша семья могла бы прекрасно обойтись и без вашего отца?

— Это нечестно, Ной!

Он заставил себя не обращать внимания на боль у нее в голосе. Надо заставить ее понять, что решение, которое она собирается принять в ближайшие дни, будет иметь фатальные последствия для ее жизни — и для его жизни тоже!

— Я не пытаюсь бередить ваши раны, милая, но разве вы не понимаете? Вы все еще смотрите на мир глазами одиннадцатилетней девочки!

— Мне уже тридцать один, а не одиннадцать.

— Послушайте меня, Сэми. Вы умная женщина, но, к сожалению, будучи в особенно впечатлительном возрасте, вы потеряли отца и видели все переживания, через которые пришлось пройти вашей матери, а потом наблюдали, как она меняет одного мужа за другим, пытаясь вновь найти то, что потеряла. Не удивительно, что вы боитесь брака.

— Нет, — печально покачала головой Сэми, — даже если бы я нашла того самого человека, никто не может гарантировать, что счастье продлится вечно. Развод, смерть — какая разница?

— Вы правы, в этой жизни никто ничего не может гарантировать, — вздохнул Ной. — Послушайте, я прекрасно понимаю, чего вы опасаетесь. Вы боитесь открыть сердце и отдать кому-то всю любовь, что там спрятана. Вы уверены, что рано или поздно потеряете этого человека — он либо умрет, либо покинет вас.

— Да! — Сэми оттолкнула его и соскочила с подоконника. — Вы довольны? Я боюсь! Для меня гораздо проще остаться одной, чем проходить через эти адовы круги!

— Вы всерьез считаете, что Бэйб не полюбила бы вашего отца, если бы у нее был выбор? Думаете, если бы она знала, что ее ждет, то отказалась бы выйти за него?

— Откуда мне знать?

— А я вам скажу: Бэйб не отказалась бы от него ни при каких обстоятельствах! Проклятье, Сэми, вы что, не понимаете, почему она потом столько раз выходила замуж? Бэйб все еще ищет! Она уверена, что любви еще найдется место в ее жизни! Да, она совершала ошибки, но ее цель, поверьте, того стоит.

— Что хорошо для Бэйб, — упрямо сказала Сэми, — не обязательно подойдет для меня. Я уже сделала свой выбор.

— Основанный на страхе. Вы боитесь не любви, а потери. Подумайте, Сэми, вы считаете, что потерю ребенка пережить легче, чем потерю мужа?

Сэми в ужасе смотрела на него.

— Не понимаете? Что ж, постараюсь объяснить. Вы никогда не сможете жить полной жизнью, пока не переборете в себе этот страх. Предположим, вы родите этого ребенка и будете каждый раз с ума сходить, садясь с ним в машину. Когда ему исполнится два года, вы почувствуете недолгое облегчение — он прожил дольше, чем Нэнси! А потом вы поймете, что в жизни, кроме автокатастроф, есть еще масса поводов для беспокойства. Ваше сознание будет рисовать вам ужасные картины, и вы будете бояться за своего ребенка каждую секунду. И заразите его своими страхами, сами того не желая!

— Как вы можете с такой уверенностью об этом говорить! — возмутилась она.

— Я наблюдал за вами все это время, Сэми, я слушал, что вы говорили, и знаю, что у вас на сердце. Признаете вы это или нет, но вы хотите иметь настоящую семью, такую, которая заменит ту, что вы потеряли. Вы ищете идеального отца для идеального ребенка? Черта с два! В первую очередь вы ищете идеального мужа. — Он сгреб Сэми в охапку и встряхнул, не зная, как ее убедить. — Вы же такая милая, добрая, нежная! Двери вашего дома открыты для всех, кому требуется помощь. Вы способны любить больше, чем кто бы то ни было. И теперь, когда любовь стучится в вашу дверь, вы отталкиваете ее!

— Нет, не отталкиваю, — мягко сказала Сэми, обвивая его шею руками. — Я хочу вас, Ной, прямо сейчас.

Он закрыл глаза, борясь с собой.

— Почему вы сказали это, Сэми? Тоже из страха? В шторм годится любой порт?

Сэми молча покачала головой. Сделав над собой нечеловеческое усилие, Ной отпустил ее и отступил на шаг, скрестив руки на груди.

— Скажите мне почему. И, пожалуйста, правду!

И, пожалуйста, быстро. Он боялся, что иначе просто схватит Сэми, перебросит через плечо и понесет в постель.

— Потому что по отдельности мы несовершенны, — прошептала Сэми, — потому что мы — половинки одного целого.

Это было почти то, что Ной хотел услышать.

— Если бы мы были разумны, я поцеловал бы вас в лоб, пожелал доброй ночи и покинул помещение, — горько усмехнулся он. — Если бы разум не оставил меня, я убрался бы из вашего дома немедленно.

— Какое счастье, что он вас все-таки оставил! — Свет ее глаз был так же ярок, как ночные огни в бухте. — Иначе мне пришлось бы пойти на крайние меры.

— Это какие же?

— Я бы попросту совратила вас.

— Звучит захватывающе, — улыбнулся Ной. — Каким же образом?

Сэми в раздумье склонила голову набок и слегка сощурилась.

— Ну, для начала я бы поцеловала вас. Поцеловала бы так, что вы волей-неволей ответили бы мне. Играла бы негромкая музыка, а я целовала бы вас глубоко, медленно, долго, до тех пор, пока вас не проберет дрожь.

— Пожалуй, — кивнул Ной, — это задержало бы меня здесь на пару минут.

Сэми шагнула к нему, и в шорохе ее шелкового платья Ною слышались сладкие обещания.

— И вот когда вы почти потеряете рассудок, я сниму с вас смокинг и начну медленно расстегивать рубашку.

— Вы считаете, что все это заставит меня остаться?

— Я в этом ничуть не сомневаюсь.

— Ну так докажите, — хрипло проговорил Ной, — докажите. Сначала поцелуй, именно такой, какой вы обещали, а затем все остальное.

— Именно это вы сейчас и получите.

Встав на цыпочки, она запустила пальцы в волосы Ноя и припала к его губам в долгом, глубоком поцелуе. Стоило Ною подумать, что она показала ему все, на что способна, как Сэми легонько прикусила его нижнюю губу и потянула. Ной почувствовал, как по спине побежали мурашки. Он обнял ее за талию, крепче прижал к себе и повел в танце под воображаемую музыку.

— Пожалуй, стоит приобрести диск Барри Уайта и не давать ему пылиться… — пробормотал Ной.

— Пожалуй… Ну что, от сестринских поцелуев перейдем к чуть менее платоническим? — предложила Сэми, не отрывая от него глаз.

Каждое ленивое движение языка девушки заставляло Ноя терять рассудок. Ее губы дразнили и притягивали, легкие покусывания чередовались с нежными, мягкими, глубокими ласками.

— Если эти — чуть менее платонические, то что же будет дальше? — задыхаясь, прошептал Ной.

— Дальше будут поцелуи, предназначенные лишь для спальни.

Она приблизила губы к его уху и в деталях изложила все особенности предстоящих действий. Ноя захлестнуло желание, столь сильное, что почти граничило с болью.

— Теперь вы понимаете, почему эти поцелуи предназначены лишь для спальни? — спросила Сэми.

— Потому что в любом другом месте нас за это арестуют!

— Одного из нас — однозначно. — Она взяла его за лацканы смокинга. — Ну что, переходим к следующему пункту программы?

— Только если вы действительно собираетесь заставить меня остаться.

— Поверьте мне, собираюсь.

Ной с улыбкой наблюдал, как она снимает с него смокинг и отбрасывает его в сторону, будто это не «Армани», а старая тряпка. Запонки звездопадом посыпались на пол, и рубашка соскользнула с плеч. Ной ждал, что будет дальше. Ждать долго ему не пришлось.

Легчайшим прикосновением она провела по его плечам и остановилась на ямке между ключицами. Ною показалось, что линии, которые прочертили ее пальцы, вспыхнули огнем.

— Вы все еще собираетесь уйти?

— Я в раздумьях.

— Тогда примите во внимание вот это…

Ее указательный палец провел дорожку вниз по его груди, животу и остановился у застежки брюк. Ной подавил стон. Как она ухитряется вызвать в нем такую бурю эмоций одним движением изящного пальчика? В глубокой зелени ее глаз читались страстные обещания. Молния оказалась расстегнутой, и горячая ладонь Сэми легла на низ его живота.

— Я убедила вас остаться?

— Почти… — хрипло прошептал Ной.

— Почти? — Мягкий грудной смех Сэми еще глубже погрузил его в туман желания. — Одурачить меня не удастся, вы определенно собираетесь остаться. Хотите, я вам это докажу?

Ее взгляд и улыбка были наполнены той древней, языческой женственностью, которой безумный ритм двадцать первого столетия не позволяет проявиться.

Рука Сэми скользнула под ткань плавок, и из груди Ноя вырвался почти первобытный крик. Он всегда гордился способностью сохранять контроль над собой в любой ситуации, но оказалось, что его хваленый самоконтроль — всего лишь иллюзия.

Он закрыл глаза и погрузился в пучину разноцветных вихрей. Ярко-оранжевый и травяная зелень — в эти цвета она была одета, когда они впервые встретились, «розовая ракушка», «бездонный индиго» и «чувственный коралл» крутились и вертелись в его голове, как разноцветные звенящие браслеты на тонких запястьях.

Разум оставил Ноя. Он схватил Сэми, притянул к себе, с треском разрывая плечевой шов платья. Красный шелк заструился к ногам Сэми и сверкающей лужицей свернулся на паркете.

Сэми стояла перед Ноем неподвижно, освещенная лунным светом, лишь золотой треугольник внизу ее живота был затенен полоской черного кружева. Ной коснулся пальцем ее груди, и розовый сосок затвердел в ответ на его ласку.

— Так вы все-таки остаетесь?

Способность говорить уже покинула Ноя. Он желал эту женщину так, что каждое мгновение было сладкой, невыносимой пыткой. Куда делись его холодный рассудок и логика? Одним касанием Сэми похитила разум Ноя, превратив его в нечто дикое и первобытное.

Пальцы Ноя сомкнулись на черном кружевном треугольнике.

— Снимите это, или я избавлю вас от них сам.

Сэми молча смотрела на него, не двигаясь с места. Треск рвущегося кружева заставил Ноя обезуметь окончательно. Отшвырнув то, что секунду назад было кружевными трусиками, он повалил Сэми на постель, по пути избавившись от брюк, и теперь покрывал ее тело поцелуями — теми самыми, которые предназначены только для спальни. Сэми трепетала в его объятиях.

— Сейчас! Возьми меня, Ной!

Ной замер. Не так! Так не должно быть! Ими двигает вожделение, а этого недостаточно. Только не для них!

— Подождите, милая. — Медленно-медленно он отстранился и посмотрел Сэми в глаза. Знала бы она, чего ему это стоило! — Я прошу доказать мне, что это нс просто удовлетворение физиологической потребности, а нечто большее. Не в моем характере легкомысленно относиться к таким вещам. Вам придется произнести это, Сэми.

Она растерянно посмотрела на него, и щеки у нее начали постепенно покрываться краской. Значит, ему недостаточно физического обладания, нужна еще и духовная близость. Это так тяжело… Перед Сэми были две дороги: одна — легкая, ровная, гладкая и узкая, слишком узкая, чтобы по ней прошли двое; другая вела в пропасть, но на дне этой пропасти ждал Ной, обещая поймать ее. Нужно только верить ему.

Вера. Верность. Любовь. Страх.

— Ной!

— Я здесь, милая.

Она зажмурилась и пролепетала:

— Я не могу, не могу!

— Вы боитесь. А боль причиняет не страх.

— Падение!

— И не падение. Больно уходить, Сэми. Не уходите, боритесь за то, о чем мечтаете. — Он убрал с ее лба прилипший локон. — Скажите мне, Сэми.

— А если я откажусь?

Ной склонился к ней и прошептал:

— Ничего не случится, вы откажетесь и будете жить как прежде.

Как прежде! То есть она станет спокойной… Нет, какой, к черту, спокойной! Она вновь будет изнывать от страха потери, одинокая в холодной постели!

Сэми сделала глубокий вдох.

— Я люблю тебя, Ной, люблю больше жизни!

Слезы брызнули у нее из глаз, но Ной только улыбнулся. Для мужчины, не выносящего женских слез, он отнесся к ним поразительно спокойно.

— Я тоже люблю тебя, Сэми, — сказал он, нежно стирая слезы с ее щек. — Ты — все, о чем я мечтал, и все, что я хотел видеть в женщине.

Взяв в ладони ее лицо, он поцеловал его — медленно и нежно. Желание, которое девушка испытывала прежде, померкло рядом с тем, что она чувствовала сейчас. Может быть, оттого, что она освободилась от своих страхов, а может, оттого, что безгранично доверяла мужчине, бережно сжимающему ее в объятиях. Сэми растворялась в ласковых движениях рук, тихом шепоте, страстных поцелуях. Только сейчас она поняла, что когда-то потеряла ее мать и от чего она сама все это время отказывалась, думая, будто ребенка можно произвести на свет и без духовной близости.

Словно услышав ее мысли, Ной прошептал:

— Все хорошо, теперь все будет хорошо.

Сэми счастливо вздохнула, обвила его шею руками и крепче прижалась к нему. Ночь накрыла их густым темным покровом, усыпанным звездами.

А потом они спали, не размыкая объятий. Эта ночь для Сэми была самой спокойной за последние двадцать лет. Она вновь обрела семью, которую потеряла в детстве.



Ной проснулся от душераздирающего крика. Сэми не было рядом с ним, и он понял, что произошло самое худшее.

Не уследил!

Пришлось призвать на помощь все свое самообладание, чтобы не запаниковать. Вскочив с постели, он влез в джинсы и бросился к выходу. Одиночка метался за дверью, истерически лая. Сбежав вниз по лестнице, прыгая через три ступеньки, они увидели Виджет возле распахнутой двери. Она кричала не переставая. Оказалось, что в груди этой девушки, говорившей только шепотом, кроется такой голос, какой способен, наверное, разбудить дьявола в преисподней.

— Где она? — рявкнул Ной, слегка встряхнув Виджет за плечи.

— Он ее забрал! — выпалила девушка, задыхаясь в истерике.

Она указала на разноцветные браслеты, разлетевшиеся но полу. Одиночка, поскуливая, нюхал их.

— Расскажи по порядку, что произошло, — потребовал Ной.

— В дверь позвонили, — сказала Виджет, ломая руки, как стеснительная школьница, отвечающая урок. — Мисс Сэми только что спустилась из спальни. Я еще отметила, что у нее какая-то странная улыбка и выглядела она весьма довольной собой…

— Короче, — оборвал Ной, — и поближе к делу. Она открыла дверь?

— Да, — кивнула Виджет. — Там стоял человек с коробкой. Сэми ему очень обрадовалась, как старому знакомому. А потом он перебросил ее через плечо и унес. Пожалуйста, Ной, — Виджет заплакала, — сделайте что-нибудь! Если бы не она, я давно бы сидела в тюрьме!

Проклятье! Слезы. Опять. Ох, женщины!

— Не волнуйся, лучше опиши мне этого человека.

— Он был огромный. Просто гигант!

— Он что-нибудь сказал?

— Да, он сказал: «Вот это для вас, мисс Сэми», а она его обняла.

— Обняла?

— Ну я же говорю, она ему обрадовалась, как старому другу. И он принес ей ее любимые конфеты.

— В коробке был шоколад? — обмер Ной.

— Ну да! Это была такая же коробка, как и те, что рассованы по всему дому…

— Так ты уверена, что ее похитили?

— Абсолютно! После того, как он отдал коробку, а она его обняла, этот человек сказал: «Простите меня, мисс Сэми», перебросил ее через плечо, как будто она ничего не весит, и унес.

— А что сделала Сэми?

— Вскрикнула. Но, по-моему, больше от неожиданности, а может, потому, что браслеты соскользнули с запястья.

— Она пыталась вырваться? Ударить его? — Вопреки своему желанию, Ной повысил голос. — Черт, эта женщина сделала хоть что-нибудь из того, чему я ее учил?! — Тут он заметил на полу золотую фольгу. — Виджет, она открыла коробку?

— Да, сразу же съела одну конфету, — всхлипнула девушка. — Предложила и этому человеку, но он отказался. У него была большая фуражка, он снял ее, поклонился мне и понес Сэми к лимузину. А потом они уехали.

— Огромный парень в фуражке, приехавший в лимузине, — повторил Ной. — Это же Билл! Не знаю, какого черта ему от нес надо, но я сейчас с этим разберусь!

— Это не Билл ее похитил! — вдруг выпалила Виджет.

— Что-о?!

— Я забыла сказать. Когда он подхватил Сэми, то сказал: «Простите меня, мисс Сэми, я только выполняю указания». Он на кого-то работает… — Она робко взглянула на Ноя. — Я права?

Глава десятая

— Ной, это же невозможно! — Бэйб нервно прикурила уже шестую по счету сигарету. — Зачем Рэгги похищать мою дочь!

Ной не знал, что ей ответить, но для него это не имело значения. Рэгги еще сам не представляет, на что себя обрек!

По крайней мере, теперь наконец понятно, что было не так в этих записках: никаких координат! Ни телефонного номера, ни требования положить десять тысяч под третью с края скамью в парке Золотые Ворота. Это говорило само за себя — Рэгги предполагал, что Сэми поймет, кто прислал записки и что от нее требуется.

Вот только в руки Сэми не попало ни одной записки.

Ной проклинал себя. Если бы он поменьше думал частью тела, находящейся к югу от пряжки пояса, а побольше головой, то заметил бы эту деталь гораздо раньше. Вовремя. Проклятье!

Он снова и снова мерил шагами гостиную Бэйб. От телефона до окна было двадцать шагов, от окна обратно — девятнадцать. Если для того, чтобы сохранить трезвость рассудка, требуется считать шаги — дело плохо…

— Я звонила ему и домой, и на телефон в автомобиле, — говорила Бэйб. — Раз двадцать, не меньше. Рэгги не отвечает.

— Куда он мог ее повезти? Давай, Бэйб, думай! Соображай!

— Я соображаю! — Бэйб нервно ткнула сигарету в пепельницу. — Есть только один вариант: у Рэгги небольшой коттедж в горах возле Санта-Круза, что-то вроде уединенной хижины.

— Поехали!

— Но мы же не знаем точно! — запротестовала Бэйб. — Вдруг Рэгги позвонит, когда нас не будет!

— Поверь, найти нас в его интересах. Он либо перезвонит еще раз, либо позвонит в дом Сэми — у Рози есть номер моего мобильного. Сидя здесь, мы ничем не можем помочь Сэми. По крайней мере обследуем хижину. Я не могу больше бездействовать!

Ной подхватил Бэйб под локоть и потащил к выходу. Одиночка приплясывал возле джипа. Бэйб со вздохом уселась на переднее сиденье. Не дожидаясь, пока она пристегнется, Ной нажал на газ. К его великому облегчению, Бэйб молчала, что было для нее совершенно нехарактерно, и только изредка давала указания, куда повернуть.

— Коттедж вон за той грядой. Поверни налево, на грунтовую дорогу.

— Он увидит нас?

— Да, если поедем на джипе до конца. До последнего витка серпантина мы скрыты за деревьями, потом придется бросить машину. Пешими он нас вряд ли заметит.

— Никаких «нас», Бэйб, — отрезал Ной, — ты ждешь в машине. Мы с Одиночкой разберемся сами.

— Ничего подобного, — выпалила Бэйб, — я здесь не останусь!

— Останешься. Так я хотя бы буду уверен, что одна из вас в безопасности.

— Ты не должен винить себя за то, что случилось с Сэми, — вздохнула Бэйб.

— Именно себя я и должен винить, потому что действовал как некомпетентный идиот. Точка. — Он заглушил мотор. — Есть одна вещь, которую тебе стоит знать. Я люблю твою дочь!

— Тоже мне новость, — улыбнулась Бэйб. — Тебе деваться было некуда.

— Что?! Ты же мне сказала, что она не для меня, а я не для нее.

Бэйб расхохоталась.

— Милый мой, покажи мне хоть одного мужчину, который устоит перед запретным плодом. Если бы я начала открыто сводить тебя с Сэми, ты бы немедленно смылся. Вот я и решила чуть-чуть с тобой поиграть…

Вот черт!

— Не сердись, лапочка, я тебя присмотрела, еще когда собиралась замуж за Мэла. Вот и пришлось воспользоваться твоим служебным положением в своих корыстных интересах. — Она покачала головой. — Мужчины! Вы считаете, что все блондинки идиотки.

Не все блондинки идиотки — надо бы записать это где-нибудь на будущее. Ной сделал знак Одиночке, и тот, радостно виляя хвостом, кинулся ласкаться к Бэйб. Пока ее внимание было поглощено псом, Ной достал из-под сиденья футляр, который Сэми назвала электробритвой. Вынув пистолет из чехла, он сунул его в карман джинсов и убрал чехол с футляром на место.

— Ну так что, я убедил тебя, чтобы ты подождала в машине?

— Разумеется, нет, — ответствовала Бэйб, тормоша Одиночку по загривку.

Ной вздохнул: он, в общем-то, и не сомневался, так спросил, на всякий случай.

— Тогда слушай план атаки. Подкрадываемся к дому, по возможности незамеченными. Хотя, если Рэгги отличается такой же феноменальной осторожностью и осмотрительностью, как твоя дочь, нам это легко удастся. Думаю, он и входную дверь-то не закрыл. В случае чего я ее вышибу. Одиночка сбивает Рэгги с ног…

— И не думай! — рявкнула Бэйб.

— Ты уж реши, кто тебе дороже, деверь или дочь!

— Мне этот план не нравится! Я потеряла слишком многих родственников и не собираюсь терять еще одного!

— Одиночка его не убьет, только напугает.

— Сколько можно тебе говорить! — Бэйб ткнула Ноя пальцем в грудь. — Рэгги ничего не сделает моей Сэми. Если он ее увез, значит, на то были веские причины! Учти, Хок, если твой чертов волк хоть как-то повредит Рэгги, я с тобой больше никогда не заговорю!

— А твоя дочь!!!

— Если ты не придумаешь, как пробраться в хижину без кровопролития, я войду в дверь и сама выясню, что происходит, ясно?

Не было смысла даже пытаться спорить.

— Даю тебе пять минут, а потом начну действовать сама, — закончила Бэйб. — Время пошло.

Выругавшись про себя, Ной припустил по дороге, поминутно оглядываясь, чтобы удостовериться, успевает ли за ним Бэйб.

Лимузин стоял возле дома. Ясно.

— Пригнись и беги к задней двери, — приказал Ной, — встанешь слева. — Увидев выражение ее лица, он смягчился: — Одиночка ничего не будет делать, если только Сэми не угрожает прямая опасность. Обещаю.

Бэйб вздохнула и побежала к дому, Ной последовал за ней. Одиночка замер у двери, изготовившись к прыжку, ему все это было не впервой. Ной повернул ручку, открыл дверь и подал знак Одиночке. Пес с лаем, способным напугать до полусмерти кого угодно, ворвался внутрь. Внезапно лай резко оборвался, и Ной похолодел. По щекам Бэйб лились слезы, но ему некогда было ею заниматься. Выхватив пистолет, он вломился внутрь. И замер.

Сэми и Рэгги сидели за столом и играли в покер. Одиночка юлил между ними и пыхтел от удовольствия, потому что Сэми, не отрываясь от карт, чесала его за ухом. Как эксперт, Ной мог сказать, что единственным человеком, которому здесь угрожала опасность, был он сам.

Медленно опустив пистолет, он кашлянул.

— Добрый день, мистер Фонтэйн, рад вас видеть.

— Я вас тоже, — безмятежно отозвался Рэгги, — несмотря на то, что вы, мой мальчик, очевидно, не обучены хорошим манерам.

— У меня флэш, — сообщила Сэми, выкладывая карты на стол. — А это и есть та самая электробритва, которую вы так спешили от меня спрятать?

— Что-то вроде того, — проговорил Ной, разряжая пистолет. — Пожалуй, с этого дня я брошу бриться.

— Очень правильное решение, — сказала Сэми.

— Рэгги! — Бэйб влетела в комнату. — С тобой все в порядке?!

— Мамуль, вообще-то похитили не его, а меня, — напомнила Сэми.

Ной сжал кулаки.

— Не будет ли кто-нибудь добр объяснить мне, что тут происходит? Бэйб сообщает мне о записках, Виджет утверждает, что Билл похитил Сэми, и вот я стою тут, как идиот, с… бритвой!

— Рэгги, — мягко произнесла Сэми, — пора сказать правду.

— Каре, — сказал Рэгги, открывая карты.

— Я говорю серьезно.

— Я тоже. Ты знаешь, что я не могу этого сделать.

— Тогда это сделаю я.

— Не стоит, милая. — Рэгги поднялся, поправляя галстук. — С вашего разрешения, мне необходимо ехать в город.

— Нет! — Бэйб схватила его за руку. — Сначала скажи, что случилось.

Рэгги осторожно высвободил руку и отступил на шаг.

— Разве не понятно, дорогая? Ты единственная, кому я бы не хотел этого говорить.

— Что я сделала? — прошептала Бэйб, когда дверь за ним захлопнулась. — Что я сделала, чтобы потерять его доверие?

— Ты ничего не сделала, мама, просто он не хочет, чтобы ты знала.

— Что знала?

— Он разорен, мама, — сказала Сэми.

— Не может быть! А как же его рекламное агентство?

— Он продал его после смерти папы. Папа был… генератором идей, а дядя Рэгги воплощал их в жизнь и в этом был действительно талантлив. Теперь воплощать нечего.

— Но ведь агентство стоило целое состояние. На это можно было жить безбедно очень и очень долго!

— Дядя Рэгги не взял себе ни цента, — сказала Сэми, взяв ее за руку. — Папа купил наш дом и квартиру на Ноб-Хилл в кредит перед самой смертью. Обеспечением была его доля в агентстве. Дядя не мог позволить, чтобы нас выбросили на улицу. Он выкупил их.

— Господи! — выдохнула Бэйб. — А сам-то он как жить собирался?

— Он надеялся начать новое дело.

— А когда ничего не вышло, решил похитить тебя, чтобы потребовать деньги? Ни за что не поверю, ведь я и так дала бы ему все что угодно!

— Он бы ничего не взял, — вмешался Ной.

— Но зачем было похищать Сэми!

— Он и не похищал меня, — сказала Сэми. — Я узнала о том, что у него проблемы с деньгами, очень давно. После развала одного его дела из банка по ошибке позвонили мне, думая, что я его дочь. Я очень серьезно поговорила с Биллом и выяснила, что дядя уже давно не может поправить свои финансовые дела, потому что стоит ему встать на ноги, как тут же находятся толпы старых и новых друзей, просящих милостыню.

— Он всегда был таким, — прошептала Бэйб.

— И вы стали помогать ему, ведь так? — догадался Ной.

— Разумеется, сначала он отказывался, но я обхитрила его. Мы договорились с Биллом, что он будет оставлять мне послания всякий раз, как дядюшке придется худо. У Билла весьма своеобразное чувство юмора, он оставлял угрожающие записки на столе в холле. Я находила их и переводила деньги на дядин счет. Но на этот раз я почему-то не получила записки. Мы с Биллом сразу договорились, что, если связаться не получается, он достает меня хоть из-под земли и везет либо к Рэгги, либо в банк.

— Теперь понятно, почему Билл сказал, что выполняет указания, — снова догадался Ной.

— Виджет это слышала? — поежилась Сэми. — Я перевела деньги, а потом мы поехали к Рэгги. Мне давно не удавалось просто посидеть и поболтать с ним, никуда не торопясь. Билл наконец-то дал мне такую возможность. — Она переводила взгляд с Бэйб на Ноя. — Так что случилось с теми записками?

— Я нашла одну в своей почте, как только переехала, — ответила Бэйб.

— Она очень испугалась и обратилась ко мне, — пояснил Ной.

— Так вот как вы стали подарком, — сузила глаза Сэми.

— Я телохранитель и привык заниматься подобными вещами, — ответил Ной. — Но устраивать такую маскировку мне еще никогда не приходилось.

— Телохранитель?!

— Не совсем, точнее сказать, охотник за чужими неприятностями. Ко мне обращаются люди, не имеющие возможности самостоятельно выпутаться из разного рода проблем. — Ной бросил короткий взгляд на Бэйб. — Я взялся за это благодаря своему отцу. Мне так часто приходилось расхлебывать заваренную им кашу, что я решил не зарывать талант в землю.

— Что мама просила вас делать? — жестко спросила Сэми. — Защищать меня?

— Ваш тайный телохранитель к вашим услугам. — Ной галантно склонил голову.

У нее на языке вертелся еще один вопрос, и она не стала держать его при себе:

— Так у вас не было намерений сделать мне ребенка? Вы просто хотели отвлечь меня, чтобы удобнее было контролировать?

— Ребенка? — повторила Бэйб. — Ребенка?

— Нет! — Теперь Ной был зол не меньше Сэми. — Не собирался я делать вам никакого ребенка. Я действительно хотел отвлечь вас от вашего идиотского плана и был готов для этого на что угодно.

— Даже переспать со мной?!

Ной широко ухмыльнулся:

— Милая, для этой высокой цели я готов даже на вас жениться.

Босые ноги зашлепали по деревянному полу. Ной недоуменно смотрел на захлопнувшуюся за Сэми дверь.

— Неплохо сказано, правда, дружище? — сказал он, обращаясь к псу.

Одиночка лег на пол и заскулил.

— Знаешь, лапочка, — сказала Бэйб, — я получила в этой жизни столько предложений руки и сердца, что сбилась со счета, и с высоты своего опыта могу сказать: это самое экстравагантное предложение, которое я имела несчастье слышать.

— Спасибо.

— Пожалуйста, всегда к твоим услугам.



Ной вошел в дом Сэми Фонтэйн и попал в настоящий хаос.

Холл был переполнен мужчинами. Одни сидели в креслах вдоль стены, другие устроились на лестнице, несколько человек даже расположились на деревянном полу.

— Дежа-вю, — пробормотал Ной, — пора к психиатру. — Он оглянулся на Одиночку — Что, парень, у тебя тоже? В таком случае инструкции тебе уже известны, выполняй.

Не останавливаясь, он пересек холл и без стука вошел в кабинет.

Сэми, как обычно, сидела в кресле, обсуждая что-то с очередным кандидатом. Ной счел, что несостоявшийся папаша склонился к ней слишком близко, поэтому не стал утруждать себя приветствием, а просто взял его за шкирку и вышвырнул за дверь.

— Я тоже очень рада вас видеть, — приторным голосом сказала Сэми. На ее лице не отражалось никаких эмоций.

— Не пытайтесь меня умаслить, — буркнул Ной, — я не в настроении.

Сэми вскочила на ноги.

— Да что вы говорите?! Какой ужас! — выпалила она. — Это я сегодня не в настроении, и не только сегодня! Вы с мамой обманули меня! Почему вы сразу не показали мне те записки? Вместо этого устроили этот спектакль, этот… — Голос у нее сорвался. Ной попытался подойти к ней, но Сэми оттолкнула его, отступив на три шага. — А я… я ведь в вас влюбилась, вы, жалкая пародия на помощника по хозяйству! Какого черта вы опять сюда явились?

— Принес результаты осмотра. Вы же сами потребовали, чтобы я прошел все необходимые медицинские исследования. Вот, пожалуйста, тут все так радужно, что отец из меня получается идеальный, так что можете не продолжать свои собеседования.

— Я в восторге. Оставьте на столе и уходите.

Ной скомкал результаты и метко запустил в мусорную корзину.

— Я никуда не пойду, пока мы кое-что не обсудим.

— Не желаю ничего обсуждать, вы обманули меня, и я зла на вас.

— Забавно. А мне помнится, вы сказали, что любите меня. Или мне почудилось?

— А что, одно мешает другому? — Подбородок у нее дрожал. — Почему вы так поступили, Ной? Почему не объяснили все сразу?

— Потому что обещал Бэйб этого не делать. — Он подошел к Сэми и стер слезы с ее щек. — Я был перед ней в долгу.

— Почему? Что она для вас сделала?

— Напротив, не сделала — не вышла замуж за Мэла Хока. Бэйб мне нравится, и я решил, что она не заслуживает такого мужа, как мой любезный папаша.

— Так Мэл Хок ваш отец?

— Он самый. Мы с Бэйб заключили соглашение: она разрывает помолвку, а я оказываю ей помощь по первому требованию.

— Судя по тому, что вы говорили об отце, это не вы у нее, а она у вас в долгу.

— На тот момент это было неважно. Я хотел заставить ее разорвать помолвку любой ценой, остальное меня не волновало.

— До тех пор, пока она действительно не потребовала возврата долга. Представляю ваш восторг от работы, которую она вам подбросила!

— Неужели вы думаете, что я о чем-нибудь жалею? — Ной подошел к ней совсем близко. — Простите, что не был до конца честен с вами, в будущем этого не повторится.

— Зачем вы пришли?

— Вы знаете, зачем: я люблю вас, вы любите меня, пора решить, что нам со всем этим делать.

— Ничего. Как вам такой вариант?

— Не рассматривается.

— Знаете, я все это уже слышала, а потом выяснилось, что вы просто хотели отвлечь меня от собеседований.

— Да потому что не мог я позволить другому мужчине оказаться на моем месте! Этот ребенок должен быть зачат вами и мной, неужели вы не понимаете? — Ной обнял ее и прижал к груди. — Бэйб сказала, что я сделал тебе самое кошмарное предложение руки и сердца, которое можно придумать. Пора исправить ошибку. — Он запустил пальцы в золото ее кудрей и прильнул к губам, поцелуем исцеляя обиду и душевное страдание. — Прости, что причинил тебе боль. Мужчина не должен причинять боль женщине, которую любит, а я люблю тебя, Сэми. Я всегда знал, что однажды встречу женщину, с которой хотел бы прожить всю жизнь. Ты моя радость, мое будущее, моя жизнь и вскоре, я надеюсь, станешь матерью моих детей. Ты все, о чем я мечтал. Будь моей женой.

— Думаю, даже Бэйб не получала такого роскошного предложения, — улыбнулась Сэми сквозь слезы. — Да, я выйду за тебя.

— Больше никаких страхов?

— Никаких, обещаю.

— Должен признаться, я заставил Одиночку разогнать очередь потенциальных папаш в холле.

— Ной! — ахнула Сэми.

— Что такое?

— Это были не — как ты там выразился? — потенциальные папаши! Ты помнишь, я говорила с Рэгги? Он предложил мне открыть агентство по трудоустройству. Я искала человека, который будет всем этим руководить!

— Так найми Рэгги, он для этой должности идеально подходит.

— Не думаю, что ему нужна работа, — улыбнулась Сэми.

— Уже нет? — поднял бровь Ной.

— Нет, и я надеюсь, что этот, шестой по счету, мамин брак будет наконец удачным. — Она потянула Ноя за руку. — Пойдем, красавец, у нас много работы.

— Работы? Сегодня?

— А как же! Шестеро детей — это вам не шутка, тут опыт нужен! А он приобретается практикой, милый мой, только практикой.

Ной расхохотался и подхватил ее на руки, так что только босые пятки сверкнули в воздухе. Вдалеке послышался лай Одиночки, а потом, к изумлению Ноя, чей-то ответный вой.

— Чуть не забыла! — воскликнула Сэми. — У нас новые соседи с какой-то странной собакой. Ставлю свой дом против фальшивого доллара, что она волчица, хотя они, конечно же, никогда в этом не признаются.

Ной вздохнул.

— А я ставлю собственные очки против того же доллара, что Одиночке придется давать другое имя.

Сэми положила голову ему на плечо и мечтательно промурлыкала:

— Мистер и миссис Вуф. Неплохо звучит, а?


home | my bookshelf | | С днем рождения, Сэми! |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу