Book: Поместье «Любовный каприз»



Поместье «Любовный каприз»

Дэй Леклер

Поместье «Любовный каприз»

ПРОЛОГ

— У тебя нет выбора, Джек. Если ты хочешь остаться опекуном Изабеллы, тебе придется жениться.

Джек Мейсон посмотрел на своего адвоката.

— Ты же знаешь, что я поклялся никогда не жениться.

— Да помню я, помню, — отмахнулся Дерек.

— Тогда продолжим. Какой у меня есть выбор?

— Я повторяю, Джек. У тебя нет выбора. — Дерек прислонился бедром к столу, наблюдая за метаниями Джека по кабинету. — Послушай, мы с тобой друзья с колледжа. Ты мне не рассказывал, что произошло между твоими родителями. Но я встречался с твоим отцом, и у меня есть кое-какие догадки. Впрочем, положения дел это не меняет. Общество по защите ребенка весьма заинтересовалось твоей племянницей благодаря тому отчету психолога.

— Жаль, я не могу объявить его лгуном. Но факты действительно таковы, как он и сказал. Со дня авиакатастрофы прошло три месяца, а Изабелла до сих пор с этим не смирилась. Она по-прежнему отказывается говорить.

На лице Дерека отразилось сочувствие.

— Если у твоей племянницы будет дом, а курсы восстанавливающей терапии продолжатся, это ей поможет.

— Я нанимал для нее нянь. — В своем голосе Джек услышал защищающиеся нотки и постарался от них избавиться. — У меня бизнес, Дерек. Изабелле всего лишь пять. Я не могу приглядывать за ней двадцать четыре часа в сутки.

— Общество по защите ребенка в курсе, что, начиная с марта, у Изабеллы сменилась уже не одна няня. Я получил от них письмо. Должен сказать, их не очень-то радует этот факт. — Дерек помедлил. — Все-таки есть еще один вариант.

— Выкладывай, — потребовал Джек.

— Откажись от опекунства. Найди ей хороших приемных родителей, которые не будут жалеть своего времени на Изабеллу.

— Я не могу этого сделать, — отрезал Джек.

— В тебе говорят чувство вины и обида, — возразил Дерек. — Изабелла выжила в автокатастрофе, а твоя сестра и ее муж погибли. Ты считаешь, что должен был быть с ними.

Джек не собирался этого отрицать.

— Именно так. Если бы меня не задержали дела…

—…то ты, скорее всего, тоже был бы мертв, и Изабелла оказалась бы точно в такой же ситуации, в какой находится сейчас, — безжалостно сказал Дерек. — Ей нужны любящие родители, чего ты ей дать не можешь.

— Я ее не оставлю. — Джек продолжал ходить из угла в угол. — Мне всего лишь надо найти подходящего человека. На это требуется гораздо больше времени, чем я рассчитывал.

— Тебе нужна жена. Вот, например, миссис Локк. Ей безразлично, сколько у тебя денег. Ее беспокоит только Изабелла.

— А меня, значит, не беспокоит? — Джек бросил на Дерека яростный взгляд.

— Я этого не говорил, — смягчившись, произнес Дерек. — Но после того, как Джоанна ее удочерила, ты видел девочку лишь дважды, и то лишь когда она еще была малюткой. Тебя с ней не связывают кровные узы. Ты ей совершенно чужой человек. А после отчета психолога миссис Локк дала ясно понять, что она не считает тебя подходящим опекуном. Она упомянула о том, что хочет отдать Изабеллу в детский приют.

— Только через мой труп, — сквозь зубы процедил Джек.

— Тебя не спросят. Они просто придут и заберут Изабеллу. Если понадобится, отберут ее у тебя силой. — Дерек вздохнул. — Что случилось, Джек? Ты должен был побеседовать с миссис Локк. Выражаясь яснее, заговорить ей зубы.

— Это не под силу самому черту, — скривился Джек.

— Значит, тебе нужно было стать самим Господом Богом. А что сделал ты? Выкинул ее из своего офиса. Мнение этой женщины, как и заключение психолога, на суде станут очень весомыми доказательствами.

— Иными словами, выкинуть ее из офиса было моим не самым умным решением, так?

Его друг дипломатично промолчал. Джек также не сразу заговорил, обдумывая ситуацию.

— Что мне это даст, если я последую твоему совету и женюсь?

— Шансы, что Изабелла останется у тебя, резко возрастут. Но только, если миссис Локк будет убеждена, что твой брак не фикция. Я бы порекомендовал тебе выбрать женщину, у которой есть опыт обращения с детьми, пережившими подобную психологическую травму. Учительницу или социального работника. Женщину, у которой доброе сердце и которая захочет посвятить все свое время Изабелле.

— Всего-то? — саркастически осведомился Джек. — Найти добрую самаритянку и жениться! Может, подскажешь, где мне отыскать такую женщину?

— Тем же способом, каким ты искал других нянь. Подай объявление.

— Ищу жену, — хмуро кивнул Джек.

— Нет, объявление о поиске няни. А после ты на ней женишься, Твой брак продлится только до тех пор, пока об Изабелле не забудут, убедившись, что у нее все в порядке. Я подготовлю необходимый брачный контракт.

Джек никогда не пасовал перед трудностями, но сейчас он чувствовал себя так, словно у него выбили почву из-под ног.

— И как я смогу убедить няню выйти за меня замуж? Лгать ей? Обмануть? Соблазнить?

— На твое усмотрение, — пожал плечами Дерек. — Но я бы порекомендовал более простой способ.

— Слушаю.

— Черт, Джек! Ты как будто только что на свет появился. У тебя куча денег. Просто купи ее!

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Едва увидев ее, Джек Мейсон понял, что впереди его ждут неприятности.

Он не знал, почему в комнате, полной претенденток самого разного возраста, внешности и форм, ему бросилась в глаза именно девушка в неброском черном брючном костюме. Может, все дело в том, как она сидела, читая роман в мягкой обложке, — держа спину прямо, со спокойным достоинством. На ее лице, которое скорее было запоминающимся, чем красивым, было выражение безграничного терпения.

Джек вгляделся в нее пристальнее. Девушка казалась спокойной, но вместе с тем в ней чувствовалась какая-то тайна. Она подняла руку и безжалостно скрутила черную, как эбеновое дерево, массу волос в крепкий узел на затылке, а затем немного подкрасила губы и наложила пудру на щеки — совсем чуть-чуть, чтобы придать своему лицу немного ярких красок. Светло-серые тени на веках привлекли внимание Джека к глубоко посаженным, красивым глазам в обрамлении восхитительных черных ресниц. Глаза были невероятного цвета — то ли медовые, то ли золотистые.

Она была очень юной, но именно глаза убеждали, что ей уже многое пришлось пережить: они выдавали ее уязвимость и одновременно мудрость, свойственную зрелым женщинам.

Ноздри Джека затрепетали. Он нюхом чуял, что внутри этой спокойной и сдержанный не по годам девушки скрыт потаенный огонь.

Джон заметил бы ее среди толпы. Он бы нашел способ позволить таящейся страсти вырваться из-под панциря. Такое происходило с ним уже не раз. Он всегда чувствовал в женщинах эту страсть, не видимую невооруженным глазом, и испытывал неодолимое желание шаг за шагом, слой за слоем обнажить обжигающую сердцевину.

Путь к той женщине, которую эта незнакомка скрывала в себе, был бы восхитительно долгим. Он бы открыл Джеку многие грани ее характера. И Джек понял, что желает эту девушку с такой силой, с какой еще никогда не желал ни одну женщину.

Одна из возможных претенденток на роль его «жены» закашляла, возвращая Джека к реальности. Джек, почувствовал досаду, что он позволил своим бесцельным мыслям отвлечь его от дела — найти в одной женщине няню для племянницы и жену для себя.

В эту минуту дверь распахнулась, и в комнату влетела Изабелла.

Ее короткие вьющиеся волосы, не расчесанные после сна, вздыбились на голове золотисто-каштановым гребешком. Глядя на рубашку девочки, Джек мог заключить, из чего состоял ее завтрак. На коленках джинсов зияли две дыры, сделанные ножницами. Ее лицо выглядело красно-черной маской из-за разрисованных на нем краской полос.

Изабелла огляделась, и ее оливково-зеленые глаза превратились в щелочки. Она сжала кулачки и открыла рот, издав звук сирены, достаточно громкий для того, чтобы стекла в окнах завибрировали.

На секунду приемная словно замерла. Джек решил взять ситуацию под контроль, но потом передумал. Интересно, как отреагируют его соискательницы?

Некоторые из женщин решительно устремились к двери. Джек вздохнул. Ну вот, тремя меньше. Несколько дам обменялись тревожными взглядами, словно спрашивая друг у друга, как реагировать на такое поведение ворвавшейся к ним полубезумной девчонки.

Внушительных размеров женщина со строгим лицом встала и подошла к Изабелле.

— Прекрати немедленно, — потребовала она.

Изабелла ударила ее обоими кулачками и разразилась еще более громким воплем. Джек не поверил, что такие звуки могут издавать маленькие девочки, но его племянница на деле доказывала реальность происходящего.

Женщина развернулась и устремилась к выходу, что-то яростно бормоча себе под нос. Джек поблагодарил небеса — список сократился еще на одну. Кроме того, Джек не был уверен, что сможет жениться на женщине с усами над верхней губой. И вряд ли миссис Локк поверит в то, что их брак настоящий.

Изабелла начала обходить оставшихся претенденток по порядку, удостаивая каждую эксклюзивным выступлением.

Все женщины реагировали по-разному. Кто-то пытался ее уластить. Кто-то что-то властно ей говорил. Одна пригрозила Изабелле поркой, другая приложила палец к губам.

Девушка в черном костюме ничего не предпринимала. Она по-прежнему сидела, уткнувшись в книгу, не обращая внимания на творившийся в комнате хаос.

Изабелла это заметила. Ее подбородок напрягся.

Джек моргнул. Проклятье!

Изабелла подбежала к незнакомке и заголосила с пущей силой. Девушка небрежно перелистнула страницу книги. Наконец голос у Изабеллы сел, и она умолкла.

Девушка подняла на нее глаза. Несколько секунд они молча смотрели друг на друга — никто не желал отвести взгляд первой в этом молчаливом поединке.

У Джека перехватило дыхание. Претендентка видела Изабеллу в первый раз в жизни, но ему отчего-то показалось, что их начала связывать какая-то невидимая нить.

Девушка что-то произнесла, но ее слова предназначались только для Изабеллы. Затем она поднялась и направилась к двери. Распахнув ее, она оглядела помещение, и Джек услышал ее мелодичный голос:

— Кто няня этой девочки?

Няня, услугами которой Джек воспользовался на время, неохотно ответила:

— Я.

Не говоря больше ни слова, девушка взяла Изабеллу за руку и выставила за дверь, захлопнув ее перед самым носом его племянницы. Все произошло настолько быстро, что Изабелла даже не успела опомниться.

Девушка вернулась на прежнее место и снова погрузилась в чтение. Однако Джек понял, что спокойствие ее напускное. Он видел, как билась жилка у основания ее шеи. Посмотрев на часы, он скривился. Пора было продолжать собеседование.

— Аннелиза Стефано, — прочитал Джек следующее по списку имя.

Странно, но он совершенно не был удивлен, когда эта же самая девушка положила книгу в сумочку, перекинула ремешок через плечо и встала: это имя удивительным образом ей шло.

Легкой грациозной походкой она направилась к нему. Одна непослушная прядь выбилась из ее строгой прически и весело запрыгала в такт шагам.

— Аннелиза, — представилась она, протягивая Джеку руку. — Приятно с вами познакомиться, мистер Мейсон.

Джек взял ее руку, отметив про себя несовместимость тонких пальчиков и довольно сильного пожатия. Это навело его на размышления. Ему даже пришлось заставить себя отпустить ладонь девушки, хотя очень хотелось задержать ее подольше.

Плохо.

Он рассчитывал найти такую женщину, которую легко сможет выкинуть из своей головы, когда их брак свое отработает.

— Прошу, мисс Стефано. — Закрывая дверь кабинета, Джек заметил, как еще одна дама направилась к выходу. Ну вот, уже пятью соискательницами меньше, подумал он, указывая мисс Стефано на кресло перед своим столом. — Пожалуйста, посидите, пока я ознакомлюсь с вашим резюме.

Джек пробежался по нему взглядом, чтобы освежить память. Впрочем, он помнил это резюме. Он был почти готов отказать ей, ввиду ее небольшого опыта. Его остановило лишь то, что у нее был диплом учительницы детей младшего возраста, а также имелись блестящие рекомендации.

— Надеюсь, мисс Стефано, моя помощница объяснила вам, почему мне нужна няня?

— Да. — Она помолчала. — А еще я читала о произошедшей трагедии в газетах. Сочувствую вашему горю, мистер Мейсон.

Джек слегка склонил голову в знак признательности, но не стал развивать эту тему.

— Думаю, вы уже получили некоторое представление о том, кто будет вашей подопечной. Вы видели мою племянницу Изабеллу всего несколько минут назад.

Аннелиза улыбнулась, и ее улыбка полностью преобразила ее и без того запоминающееся лицо.

— Да, я догадалась.

— Девочка переживает не лучшие времена. Мало того, что три месяца назад она лишилась обоих родителей, так еще была вынуждена переехать из Колорадо ко мне.

Глаза Аннелизы были полны искреннего сочувствия.

— Да, это многое объясняет в ее поведении, — задумчиво сказала она.

— Как только она приехала, я связался с агентством и попросил их найти мне няню с проживанием в моем доме. Дольше всех продержалась одна женщина — ее хватило ровно на неделю. Минимальный рекорд составляет чуть менее часа. После этого я решил взять дело в свои руки и подыскать няню для своей племянницы самостоятельно. Вот такая история, мисс Стефано.

— Пожалуйста, зовите меня Аннелиза.

— Хорошо, Аннелиза. — Джек посмотрел на первую страницу ее резюме. — Вы получили диплом учительницы средней школы детей младших классов. Почему не работаете по специальности?

Аннелиза не колебалась ни секунды, по-видимому ожидая этого вопроса.

— Я хочу получить степень бакалавра, прежде чем приступлю к работе в школе. А няней намерена поработать главным образом для того, чтобы набраться опыта и поскорее добиться своей цели.

Джек довольно кивнул. Ему это вполне подходит. Он может предложить ей оплатить ее учебу, взамен попросив исполнить роль любящей жены.

— Вы не возражаете заключить контракт на два года? А также заниматься с Изабеллой дома, если потребуется?

Аннелиза сложила руки на коленях и посмотрела ему в глаза.

— Не вижу причин для возражений. Так как близится окончание учебного года, то мы с вашей племянницей могли бы спокойно начать готовиться к школе. Если вы хотите, чтобы она училась дома, я также могла бы составить для нее личный план обучения.

Несмотря на спокойствие, с которым держалась Аннелиза, Джек чувствовал ее волнение, даже нервозность. Интересно, подумал он, что за этим кроется? Естественная реакция для подобной ситуации или что-то еще?

Джек позволил воцариться молчанию, размышляя о причинах ее беспокойства. Может, она что-либо скрывает? Впрочем, он тоже не безгрешен. Все это собеседование — сплошной обман. Но в любом случае ему не хотелось сомневаться в своей будущей жене.

Тут ему в голову пришла одна мысль, и в нем вспыхнуло совершенно неуместное в данную минуту желание.

Что, если Аннелиза Стефано нервничает из-за него? Может, ее влечет к нему так же, как и его к ней? Придя к такому выводу, он понял, что потрясён больше, чем мог от себя ожидать.

— Позвольте мне быть с вами откровенным, Аннелиза. Я колеблюсь, потому что опасаюсь, как бы вы в середине лета вдруг не передумали и не захотели приступить к работе в школе в этом же году, заставив меня вновь начать поиски няни. По-моему, Изабелла и без того перенесла слишком много утрат за свою короткую жизнь, чтобы, только привыкнув к какому-нибудь человеку, снова его потерять.

— В этом можете не сомневаться.

Джек доверял своему чутью, а сейчас оно говорило ему, что ей следует верить. Но волнение по-прежнему не оставляло Аннелизу, державшуюся с безупречным самообладанием. Лишь изредка тревога выражалась в едва заметном подергивании губ.

— У вас был какой-нибудь опыт в уходе за трудными детьми? — спросил Джек, переводя разговор в деловое русло.

Аннелиза ответила не сразу. Она медленно отвела упавший ей на глаза локон.

— Изабелла всегда была таким ребенком? Или она изменилась после авиакатастрофы?

— Думаю, это началось после того, как она стала жить у меня, — тщательно подбирая слова, сказал Джек. — Поэтому мне нужен такой человек, который бы помог ей здесь адаптироваться. Откровенно говоря, у меня есть некоторые сомнения на ваш счет, потому что вы не обладаете необходимым для таких случаев опытом.

— За ней наблюдают работники социальных служб?

— На этом настояли в обществе по защите прав ребенка.

— Конечно, они не могли поступить иначе, — слегка подняв брови, кивнула Аннелиза, удивляясь сухости его тона. — Дети в таком возрасте могут быть очень жестокими и капризными. Она чувствует, что вы ей потакаете, и будет вести себя соответственно, пока вы это позволяете. Конечно же, вам необходима помощь более опытных людей, ведь, насколько я понимаю, у вас нет никакого опыта в воспитании детей.

— Вот уж не думал, что мной легко манипулировать, — протянул Джек, откинувшись на спинку кресла. — И почему вы так уверены в том, что я не в состоянии учесть все ее потребности?



— Этого я не говорила, — возразила Аннелиза. — Я лишь хотела сказать, что нельзя позволять девочке злоупотреблять вашей добротой, потому что вы жалеете ее. — Она усмехнулась. — Ну вот, я уже начала поучать. Однако смею вас заверить, что делаю это исходя из самых лучших побуждений.

Джек в этом не сомневался. К тому же ее совет почти в точности соответствовал той рекомендации, которую дал ему психолог.

— Как вы собираетесь справляться с ее выходками? Ведь если я приму вас на работу, вы больше не сможете сбыть Изабеллу с рук, как сделали несколько минут назад.

— У меня будет время, чтобы подумать об этом. Для начала я могу попробовать игнорировать крики Изабеллы, следя за тем, чтобы она не навредила себе. Либо просто увести ее с собой, если в это время мы будем находиться на людях. После этого я доверительно с ней поговорю и постараюсь убедить ее, что так себя вести нельзя. Как только она поймет, что ее крики не приводят к желаемому результату, она перестанет кричать. — Аннелиза улыбнулась. — Конечно, тогда ей придется изобрести другой способ, как привлечь к себе внимание.

— А что вы сказали Изабелле, прежде чем выставили ее? — с любопытством спросил Джек.

— То же самое, — пожала она плечами. — Что так вести себя нехорошо и такое поведение чревато последствиями.

— Какого рода последствиями? — Джек сузил глаза. — Вы имеете в виду порку?

— Ничего подобного! — с живостью возразила Аннелиза. — Или, может, вы верите в эффективность такого способа воспитания?

Джек не удержался от улыбки:

— Нет, я тоже не верю.

— Рада, что наши мнения по этому поводу совпадают.

— Как же вы намерены изменить ее поведение, не прибегая к телесным наказаниям?

Джека действительно интересовал этот вопрос, так как он перепробовал все, что возможно, но ни один способ не дал результата. После того как ее выписали из госпиталя, он стал уделять ей куда меньше времени, так как был деловым человеком и у него имелись обязательства. Плюс ко всему Джек сомневался, что все те няни, которые уже побывали у Изабеллы, смогли хоть как-то улучшить ситуацию. То, что девочкой никто постоянно не занимался, начинало сказываться на ее поведении.

— Несмотря на манеры Изабеллы, мне она показалась очень сообразительной девочкой.

— Так и есть.

— Тогда нужно занять ее ум и, думаю, заставлять как можно больше двигаться, чтобы отвлечь от переживаний. Если удастся переключить внимание Изабеллы на что-нибудь другое, я уверена, она быстрее справится со своим горем. Но делать это нужно очень осторожно. Помогло бы такое расписание, которое мало бы чем отличалось от распорядка предыдущего дня. Это придаст ей уверенности в завтрашнем дне, и она почувствует себя в безопасности.

— Как раз этого она сейчас лишена.

— Плохо, — сказала Аннелиза. — Ведь девочка находится в таком возрасте, что еще не в состоянии понять причины своих страхов. Изабелле нужно помочь с ними справиться — например, поощряя ее рисовать. Также обязательно, чтобы она общалась с детьми ее возраста. — Аннелиза сделала паузу. — Ей снятся кошмары?

— Да.

Аннелиза кивнула, словно ничуть не удивившись его ответу.

— Вполне возможно, что, если не начать с ней регулярно заниматься, она может вернуться к таким привычкам, как сосать пальцы или писать в кроватку.

— Пока я ничего такого не заметил. — Джек не стал упоминать другой тревожный сигнал — Изабелла не желала говорить.

— Я считаю, хорошо, что с ней работает специалист по детскому воспитанию и здоровью. Его советы могут оказать вам неоценимую помощь и вернуть Изабеллу к нормальной жизни.

Джек снова посмотрел на список своих вопросов.

— Работа пятидневная, с утра до вечера, вам это известно?

— Вы хотите нанять другую сиделку на ночь?

— Я уже ее нанял сразу после возвращения Изабеллы из госпиталя. Миссис Уолтерс будет подменять вас до того времени, пока я не вернусь с работы. Она также остается с Изабеллой на ночь, когда я уезжаю из города по делам. Но если возникнет такая необходимость, вы сможете это сделать?

— Разумеется.

Пока все идет замечательно, подумал Джек и задал следующий вопрос:

— Вы умеете оказывать первую помощь?

— Да, у меня есть сертификат. Так же как и справка из полиции.

Джек нашел эти документы. Сертификат по оказанию помощи был выдан недавно, и, как и можно было ожидать, у нее не было судимостей.

— Мне придется проверить эти данные и узнать мнение знающих вас людей, — сказал Джек и уловил тень легкого беспокойства на ее лице. — Что-то не так? — холодно поинтересовался он.

— Конечно, вы обязаны все проверить, — сказала Аннелиза. — Я просто хочу попросить вас дать мне немного времени, чтобы я могла предупредить своих друзей и близких.

— Предупредить?

— Да, чтобы они вдруг не встревожились, когда вы будете их расспрашивать обо мне.

— Что ж, понимаю, — сказал Джек, про себя подумав, что если она что-то скрывает, то это все равно выяснится. — Вы курите?

— Нет.

— Состоите в интимных отношениях с мужчиной?

Аннелиза чуть нахмурилась.

— Разве это имеет отношение к работе?

— Имеет, — сказал Джек, внимательно изучая ее лицо. — Мне необходимо знать, имеете ли вы какие-нибудь обязательства, которые помешали бы вам уделять Изабелле все свое время. Я также должен быть в курсе того, с кем из взрослых, которые являются вашими знакомыми, у моей племянницы может быть контакт, чтобы иметь возможность проверить эти сведения.

Аннелиза наклонила голову, и еще один блестящий черный локон запрыгал вдоль ее шеи, отвлекая Джека.

— Нет, в данный момент я ни с кем не встречаюсь.

— А случайные связи?

— Я вообще ни с кем не встречаюсь. — На ее изящно вылепленных скулах выступила краска смущения.

Джек подавил удовлетворенный возглас.

— Какие отношения у вас в семье?

— У меня есть только отец. Мы с ним прекрасно ладим.

— Как часто вы с ним видитесь?

— Раз в неделю. Но теперь, когда я вернулась в Южную Каролину, мы можем видеться чаще.

— Он живет в Чарлстоне?

— Да.

— Как часто он может встречаться с Изабеллой?

Ее глаза цвета меда от беспокойства потемнели до густого янтаря.

— Я вообще не предполагала, что Изабелле нужно встречаться с родителями ее няни.

— Почему вы так думаете?

Аннелиза ответила не сразу. В первый раз Джек видел, что ее броня самообладания дала трещину. Это возбудило его любопытство.

— По-моему, мои отношения с отцом — это наше личное дело. Не вижу никакой связи с моими обязанностями няни.

— Вы разделяете работу и личную жизнь?

— А вы разве нет? — Не дождавшись ответа на свой вопрос, Аннелиза сказала: — Да, я предпочитаю разделять деловые и личные отношения.

— Есть какие-то особые причины, по которым вы не хотите знакомить своего отца с Изабеллой, если станете ее няней? Он был судим? Или вы считаете, что он может оказать на нее какое-то дурное влияние?

— Нет, — не колеблясь ни секунды, сказала Аннелиза. — Мой отец хороший человек. Я всего лишь не хочу, чтобы работа имела отношение к моей личной жизни. Мне кажется, я имею такое право.

— В любом случае, я бы не возражал против этого.

На ее лице проступило изумление, которое сменилось облегчением. Аннелиза вновь овладела собой.

Наблюдать за столь быстрой сменой настроения было очень интересно. Джек подозревал, что ее исключительный самоконтроль не был врожденной чертой характера. Интересно, благодаря чему она приобрела такую способность владеть своими эмоциями? Может, ей тоже пришлось пережить какую-нибудь трагедию, которая научила ее скрывать свои мысли?

— Могу я поинтересоваться, почему вы ни разу не упомянули о своей матери? — наугад спросил он.

Аннелиза судорожно сглотнула.

— Моя мать умерла, когда мне было двенадцать лет.

— Тяжело в таком возрасте лишиться матери. Начало переходного периода…

— Терять близких людей тяжело в любом возрасте.

— Верно. Но эта утрата наверняка научила вас, как можно пережить страшную потерю. Через что проходит ребенок, оказавшись в такой ситуации. Ваш личный опыт поможет Изабелле справиться с ее горем?

— Наверное… — Аннелиза ненадолго задумалась. — Но я сомневаюсь.

— Почему?

— Несмотря на общность трагедии, каждый человек индивидуален и переживает свое горе по-разному. Для таких случаев нельзя написать общую инструкцию.

Джек некоторое время изучал ее лицо, размышляя. Искушение нанять Аннелизу Стефано было очень велико. Но что-то его настораживало.

— Вы познакомились с Изабеллой и поняли, какая огромная работа вам предстоит. Почему вы не ушли, как некоторые женщины?

Аннелиза облизнула губы и с величайшей осторожностью ответила:

— Изабелле нужна поддержка. Возможно, я смогу ей помочь. В крайнем случае, я на своем опыте узнаю, что значит работать с трудными детьми и по силам ли мне это занятие.

— Должен признаться, меня не очень радует, если кто-то воспринимает эту работу как тест на испытание собственных возможностей. — Джек видел, что его замечание встревожило девушку. — Есть еще одна деталь, касающаяся Изабеллы, которую вы должны знать.

— Какая?

Джек решил выложить все начистоту. Если это ее отпугнет, значит, как ни жаль, но для дела она не годится.

— После того как Изабелла узнала, что ее родители умерли, она ни с кем не разговаривает.

— Что, совсем? — Глаза у Аннелизы расширились.

— В качестве средства общения она выбрала крик. В этом вы могли сами недавно убедиться. Поэтому я бы хотел нанять кого-нибудь, у кого больше опыта, чем у вас.

— Понимаю, — кивнула она. — Но я все же хотела бы попробовать.

Джек глубоко вздохнул. Несмотря на то, что он был уже почти готов принять Аннелизу Стефано на работу, существовало две причины, по которым делать этого не следовало. Во-первых, у нее есть знания, но этого может оказаться мало. Что, если миссис Локк сочтет Аннелизу недостаточно квалифицированной? Джек не имеет права ошибиться. Если миссис Локк она не понравится, он не сможет быстренько с ней развестись и жениться на другой. Тогда миссис Локк сразу станут ясны его намерения.

Вторая причина была личного характера — его неодолимо влекло к Аннелизе Стефано. Для того чтобы все сложилось удачно, личные симпатии были нежелательны, тем более что в будущем это могло привести к неожиданным осложнениям. К тому же это было довольно рискованно: если он постоянно будет видеть Аннелизу, однажды он может просто не выдержать и поддаться искушению.

— Благодарю, что нашли время прийти на собеседование, — сказал Джек, убирая ее резюме в папку.

Аннелиза приложила все свои силы, чтобы спокойствие ей не изменило.

— Вы уже сделали свой выбор, не так ли? — В ее голосе прозвучала хриплая нотка, и Джек понял, что она очень рассчитывала получить эту работу.

— Прошу прощения, мисс Стефано. Но вы только недавно окончили учебу. У вас нет практического опыта. Мне нужна женщина, которая уже сталкивалась в своей работе с воспитанием детей, переживших ту же драму, что и Изабелла.

— В любом случае, если вы измените свое мнение, у вас есть мой телефон. — Аннелиза встала и протянула через стол руку. — Спасибо, что уделили мне внимание, мистер Мейсон.

Джек взял ладонь девушки в свою, в очередной раз почувствовав странный диссонанс между мягкостью ее руки и твердостью пожатия — тесное переплетение уязвимости и спокойной уверенности. У него не было сомнений в том, что Аннелиза полностью отдалась бы этой работе и посвятила себя Изабелле… Уж не совершит ли он ошибку, отказывая ей? Джек сразу же прогнал от себя эту мысль. Поддаться сомнениям — значит обнаружить свою слабость, а он еще с младенческих лет уяснил для себя, что слабость недопустима при принятии решений.

Отпустив руку Аннелизы, Джек взял со стола список претенденток и проводил Аннелизу до двери. Открыв ее, он похолодел. В помещении, где недавно сидели женщины, было пусто.

— Ничего себе, — вырвалось у него. Аннелиза обвела взглядом пустые стулья.

— Вы так бесповоротно мне отказали, что я уже не могу надеяться на то, что вы измените свое мнение?

Джек подумал, какие у него варианты. Времени у него совсем не осталось. Он посмотрел на Аннелизу. В общем, она отвечала почти всем его требованиям, которые он предъявлял к няне и своей «жене».

— Почему же? В сложившихся обстоятельствах я готов пересмотреть свое решение.

— Не знаю почему, но я рассчитывала услышать нечто подобное, — кивнула Аннелиза и широко улыбнулась. Улыбка вновь преобразила ее лицо. — Когда я могу приступить?

До них донесся пронзительный детский вопль. Джек удрученно вздохнул.

— Как вы смотрите на то, чтобы приступить прямо сейчас?

— Это зависит…

— От чего?

— Прежде чем я начну работать, мне нужно услышать мнение по одному вопросу одного из самых успешных бизнесменов. — Она лукаво посмотрела на него. — Как вы думаете, могу я попросить повышения зарплаты?

Джек невольно улыбнулся, хотя причин для смеха у него не было.

— Мне очень не хотелось бы в этом признаваться, но сейчас самое время это сделать. — Он махнул рукой по направлению к своему столу. — Не хотите ли вы присесть, пока мы будем обсуждать сумму вашего жалованья?

ГЛАВА ВТОРАЯ

Мэри открыла дверь кабинета Джека, глядя на него с сочувствием.

— Мисс Стефано хотела бы с вами поговорить, — сказала его ассистентка и добавила: — Извините.

Джек взглянул на часы. Няня Изабеллы и его предполагаемая жена выдержала полчаса. Джек надеялся, что она задержится дольше, но он относил себя к реалистам. Да и потом, разве можно было ожидать, что без опыта обращения с детьми Аннелиза сможет справиться с Изабеллой?

— Моя племянница с ней?

— Нет. За ней присматривает одна девушка.

— Хорошо. Я ее жду.

Вскоре в кабинете появилась Аннелиза. Она шла легко и грациозно, и Джек снова залюбовался ее походкой.

Из прически уже выбилось несколько прядей. Глаза потемнели, приобретя оттенок темного золотистого меда, и в них Джек прочитал беспокойство.

— Мистер Мейсон…

— Зовите меня Джек.

— Ничего не получается, Джек.

— Жаль. Вы меня разочаровали. — Джек откинулся на спинку кресла, барабаня по кожаным подлокотникам. — При этом вы обновили предыдущий минимальный рекорд, который составлял один час.

Аннелиза взмахнула длинными ресницами.

— Минимальный? — Из ее горла вырвался хриплый смешок. — Кажется, вы меня не совсем правильно поняли. Я не собираюсь увольняться. Я не могу убедить Изабеллу уйти из вашего офиса. Если мы хотим, чтобы в ее жизни установилось какое-то подобие порядка, то начинать нужно прямо сейчас. — Она подняла брови. — Но может, вы не возражаете, чтобы мы постоянно отвлекали вас от работы?

— Конечно, я возражаю. — Джек снова бросил взгляд на часы и нахмурился. — Кстати, я собирался отвезти вас обеих домой в обеденный перерыв.

— Изабелла не должна здесь задерживаться. В офисе слишком много суеты. Это возбуждает ее и не дает ей расслабиться. Будет лучше, если мы уедем немедленно, а также чтобы вы лично объяснили ей, кто я такая.

— Изабелла до сих пор не знает, кто вы?

При этих словах Аннелиза вспыхнула, но сумела сдержать свои эмоции.

— Вы ее дядя, что имеет вес в глазах девочки, — объяснила она. — Только вы можете организовать ее мирок и установить в нем некоторые правила. В школе дети быстро учатся тому, что они должны слушаться учителей, которые, в свою очередь, подчиняются руководству школы. Беря пример с учителей, они начинают считать директора самым главным человеком. Вы объясните Изабелле, кто я. Тогда она скоро придет к мысли, что надо мной, ее няней и учительницей, стоите вы — директор школы, и если она не будет меня слушаться, тогда ей придется иметь дело с вами.

— Что ж, в ваших рассуждениях есть логика. Я немедленно этим займусь.

Аннелиза отрицательно покачала головой.

— Лучше сделать это там, где мы будем проводить большую часть времени.

— У меня сегодня очень много дел.

Девушка воинственно вздернула подбородок.

— И самое важное из этих дел — ваша племянница. Сначала вы должны подумать о ней.

— Черт возьми, — негромко выругался Джек. — Конечно, вы правы. Изабелла действительно сейчас для меня на первом месте.

— Вы не представляете, как я рада слышать такие слова, — не скрывая своего облегчения, произнесла Аннелиза.

— Соберите ее вещи. Скажите девушке, которая сейчас с Изабеллой, что она может идти. Думаю, она будет счастлива. — Джек вскинул бровь. — Вы уверены, что не хотите последовать ее примеру?

Глаза Аннелизы потемнели от негодования. Джек посмотрел на нее с любопытством. Неужели Изабелла произвела на нее такое сильное впечатление? Огонек, тлеющий в глазах Аннелизы, напоминал ему взгляд работников, одержимых каким-нибудь проектом. Совсем за короткое время Аннелиза привязалась к его племяннице, и это не могло его не радовать.

— Я остаюсь, — спокойно сказала она. Впервые с того дня, как Джек взял на себя ответственность за свою племянницу, в нем вспыхнула надежда.



— Я вам очень благодарен, Аннелиза.

После того как все предоставленные ею о себе сведения подтвердятся, Джек сможет подумать о второй части плана, касающейся его брака. То, что девочка действительно понравилась Аннелизе, только облегчало задачу. Когда она узнает, что брак будет заключен ради благополучия Изабеллы, ей будет труднее ему отказать. Но было бы неплохо найти у Аннелизы какие-нибудь другие уязвимые места.

Дорога к дому прошла в благословенной тишине. Изабелла села в детское кресло, не издав ни единого звука. Джек хотел бы верить в то, что с этого дня дела пойдут на поправку, но у него было подозрение, что Изабелла просто собирается с силами для очередного раунда.

Когда они въехали на территорию поместья, Джек услышал потрясенный выдох Аннелизы, сидящей на пассажирском сиденье.

— Да, милый домик, — пробормотал Джек. — Надеюсь, вам здесь понравится.

Джек лукавил. Этот четырехэтажный особняк принадлежал ему, и он не уставал им восхищаться. Дом подвергался модернизации и расширению в течение нескольких десятилетий и входил в список исторических памятников архитектуры. Из окон особняка открывался великолепный вид на бухту Чарлстона и остров Джеймса.

— Поместье называется «Любовный каприз». Оно перешло ко мне по наследству от бабушки со стороны отца, к его вящему неудовольствию. Он считал, что поместье должно было достаться ему. Оно является собственностью нашей семьи с середины девятнадцатого века. Прежде в нем жили другие люди.

— Почему у поместья такое название?

Джек въехал на своем «ягуаре» в двухэтажный кирпичный гараж, который раньше мог служить постройкой для карет. На втором этаже гаража располагалась трехкомнатная квартира, в которой жила экономка Сара со своим мужем Бреттом. Бретт был садовником и выполнял все хозяйственные работы по дому.

— Такое название ему дал хозяин. — Джек бросил быстрый взгляд на заднее сиденье. Изабелла крепко спала, должно быть устав от своей весьма бурной активности утром. Джек понизил голос: — Его жена, узнав, что у мужа есть любовница, на которую он не жалел средств, потребовала компенсации. Тогда он построил этот дом и преподнес его ей в качестве извинения.

По губам Аннелизы скользнула улыбка.

— Извинения за то, что завел интрижку на стороне, или потому, что был пойман с поличным?

— История об этом умалчивает, — усмехнулся Джек. — Но вы не единственная, кто задавался этим вопросом.

Джек вышел из машины и осторожно взял Изабеллу на руки. Она что-то пробормотала, прежде чем спрятать лицо на его груди, но не проснулась.

Это был один из тех редких моментов, когда Джек убеждался, что он поступил правильно, взяв к себе эту бедную малышку.

— Она устала, — сказал он. — Значит, у нас будет немного спокойных минут. Наслаждайтесь этим покоем, пока он у вас есть.

— Насколько я могу заключить из ваших слов, это длится недолго?

— Увы, — с грустью проговорил Джек.

На кухне он познакомил Аннелизу с Сарой. Экономка тепло ей улыбнулась и с опаской посмотрела на Изабеллу.

— Понятно, маленькая мисс утомилась. — Затем она обратилась к Джеку: — Но вам все-таки удалось найти для нее новую няню.

Джек перевел взгляд на Аннелизу.

— Надеюсь, она задержится дольше, чем все остальные. — Он кивнул в сторону лестницы. — Я буду наверху, в детской, если вам понадоблюсь.

Детская находилась в правом крыле U-образного особняка. Это крыло было построено еще в те времена, когда в нем обитала большая семья и постоянно проживающие слуги. Вся детская состояла из четырех спален, помещения для няни и большой комнаты для игр.

С девочкой на руках Джек поднялся на второй этаж и зашел в спальню Изабеллы, которую она выбрала для себя сама. Окна выходили на просторное патио и во двор, окруженный высокой каменной стеной. Положив Изабеллу в кроватку, Джек взял монитор, на который передавался сигнал с камеры, установленной в спальне, и прикрепил его к своему поясу.

Спустившись вниз, он предложил Аннелизе следовать за ним в детскую игровую.

Как только Аннелиза переступила порог комнаты, она обернулась к Джеку. Насколько он мог судить, она была чем-то возбуждена, хотя пыталась это скрыть. На ее щеках проступил румянец, а глаза блестели как два маленьких солнца. Хотя Аннелиза стояла неподвижно, ее выбившиеся из прически пряди беспокойно танцевали.

Она сделала глубокий вдох, чем приковала внимание Джека к вырезу ее пиджака, который соблазнительно облегал грудь. Он опустил глаза ниже, к тонкой талии и плавному изгибу бедер. Джек уже не замечал строгого покроя ее костюма, представляя лишь то, что скрывалось под ним… Няня Изабеллы могла посоперничать с любой из красоток.

— Должна признаться, я впечатлена, — сказала Аннелиза.

— Скоро вы ко всему привыкнете.

Между ее бровями пролегла тонкая морщинка.

— Мне бы вашу уверенность. Я видела лишь небольшую часть вашего дома, но думаю, что и другие комнаты так же великолепны.

— Расслабьтесь, мисс Стефано. Вы не похожи на саму себя. Одна из причин, по которой я вас нанял, заключается в вашем удивительном хладнокровии.

— Ничего подобного, — смело возразила Аннелиза. — Вы наняли меня потому, что у вас не было выбора. — Она огляделась. — До той трагедии Изабелла жила в доме, подобном этому, полном старинного антиквариата и дорогих вещей?

— Нет, Джоанна и Пол жили гораздо проще.

— Сколько сразу на нее всего навалилось. Бедняжка. Должно быть, она чувствует себя здесь как в музее.

— Я тут живу и в ближайшее время не собираюсь никуда переезжать. Со временем Изабелла привыкнет к этому дому. У нее нет другого выхода. — Он вопросительно поднял брови. — Вы ведь не собираетесь требовать, чтобы я ради Изабеллы продал дом, который принадлежит моей семье более ста пятидесяти лет?

— Конечно, нет, — произнесла Аннелиза, немного помолчав. Джек почти видел, как она собирается с мыслями. — Могу я задать вам личный вопрос?

— Я слушаю.

— Как вам удалось стать опекуном Изабеллы? Ваша сестра написала об этом в своем завещании?

— Это бы значительно облегчило мою жизнь, — с чувством проговорил Джек. — Увы, она не оставила такого завещания.

— Вы хотите сказать, что просто привезли свою племянницу к себе? У нее больше нет никого из родных?

В нем вспыхнул гнев.

— Вы произнесли это таким тоном, словно сомневаетесь, по силам ли мне справиться с обязанностями, которые я на себя взвалил.

— Я не это имела в виду. — Она заколебалась. — У вас великолепный дом. Вы успешный бизнесмен. У вас благородные намерения…

— Но?

— Наверняка у вас мало времени. Может, у Изабеллы имеются родственники, которые могли бы оказывать ей больше внимания, чем способны уделять ей вы?

— У Пола есть сестра, но она наотрез отказалась.

— Почему?

— Потому что Изабелла не родная дочь Джоанны и Пола. Они удочерили ее, когда ей было несколько дней от роду. На основании некровного родства сестра Пола считает себя вправе отказаться от заботы о своей племяннице.

— Понятно. — Выражение лица Аннелизы стало непроницаемым. — Значит, вы взяли ее к себе, потому что никто, кроме вас, не изъявил такого желания.

Джек смерил девушку взглядом, который нагнал бы страху на далеко не робких мужчин.

— Мисс Стефано, по-моему, вы забываетесь. Я нанял вас в качестве няни своей племянницы, а не психотерапевта. Причем должен заметить, что я прилично оплачиваю вашу непосредственную работу. Почему я забочусь об Изабелле, вас не касается.

К удивлению Джека, Аннелиза ничуть не испугалась.

— Мне кажется, я наступила на больную мозоль, мистер Мейсон, верно? Вы чувствуете себя обязанным заботиться о ней, или же заботитесь о своей репутации? За вами, конечно, пристально наблюдают средства массовой информации. Может, именно по этой причине Изабелла находится в вашем доме — чтобы ваш отказ не навредил лично вам?

Джек почувствовал, как гнев захлестывает его с новой силой, но одновременно ее слова возбудили в нем сексуальное желание.

— Осторожнее, мисс Стефано, — вкрадчиво произнес он. — И помните, что вас спасает лишь то, что у меня действительно нет выбора, иначе вас уже не было бы в этом доме.

— Вы не любите отвечать на личные вопросы? Или я недалека от истины?

Вопросы Аннелизы мало чем отличались от тех, которые задавала ему миссис Локк, поэтому Джек мог не раздумывая на них ответить. Да и вообще, думать было нечего. Джек просто не любил, когда совали нос в его частную жизнь, и старался держать журналистов на расстоянии. И хотя он восхищался самообладанием Аннелизы, до его самоконтроля ей далеко. Этот урок он также усвоил еще в детстве.

Джек проглотил вставший в горле ком.

— На одном из этапов моей жизни Джоан была самым дорогим для меня человеком, и сейчас Изабелла — это все, что от нее осталось. Я искренне хочу помочь своей племяннице, но не знаю, как.

— Вы наняли для этой цели меня. Я смогу позаботиться о ней. — Аннелиза обвела взглядом комнату для игр. — Но скажите, неужели вы действительно полагали, будто все эти игрушки сумеют заменить ей тепло и любовь живых людей?

— Это все, что я мог для нее тогда сделать.

— Купив кучу игрушек, — кивнула Аннелиза. — Но ей не нужно столько. Ей нужна ваша любовь.

— Я и так прилагаю максимум усилий, чтобы ей было хорошо. — Джек услышал в своем голосе стальные нотки и мысленно поморщился.

— Джек, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду, — мягко сказала Аннелиза.

То, как она произнесла его имя, произвело на Джека невероятный эффект. Он заставил себя вслушиваться в ее слова, хотя на самом деле ему хотелось заключить Аннелизу в объятия и посмотреть, что из этого выйдет. Может, она с такой же щедростью одарит любовью и его, как и почти незнакомую ей девочку?

Как только у Джека возникла эта мысль, он от досады чуть не выругался вслух. Черт возьми! Неужели он лишился здравого смысла? Это не входило в его планы.

Джек намеренно подошел к окну, чтобы не видеть глаз и губ Аннелизы. Заложив пальцы за пояс брюк, он посмотрел во двор.

Это была мирная гавань, специально спроектированная таким образом, чтобы с улицы не доносился шум автомобилей. Когда ему нужно было принять важное решение или подумать о чем-то личном, Джек всегда спускался туда. Именно в этом дворе он постановил взять к себе Изабеллу. Там же пришел к выводу, что ему нужно жениться, чтобы его признали опекуном осиротевшей племянницы.

Джек повернулся к Аннелизе. На ее лице было выражение сочувствия, но он не стал заострять на этом внимания, хоть и немного удивился.

— Общество по защите прав ребенка хочет отобрать у меня Изабеллу, — неожиданно для себя произнес он.

По лицу Аннелизы мелькнула тень, но она быстро овладела своими чувствами.

— Почему? Их что-то беспокоит?

— По-моему, на самом деле вы хотели спросить, что их заставило заинтересоваться этим случаем, ведь так?

— Ну, если вы догадались, то, может, ответите?

— Я уже вам объяснил. Пол и Джоан не оставили завещания. В комиссии должны убедиться, что я гожусь стать ее опекуном. — Джек скривил губы. — Но пока они не убеждены, что я могу справиться с этой ролью.

— И вы хотите изменить их мнение.

— Позволю себе немного изменить ваши слова. Я сделаю все возможное, чтобы Изабелла осталась со мной. Все, — со значением повторил он. — Вам ясно, мисс Стефано?

— Аннелиза, — напомнила она. — Да, я вас понимаю, Джек.

Девушка спокойно встретила его выразительный взгляд. Это заставило Джека нахмуриться. Почему ему еще ни разу не удалось ее напугать? Может, она не знакома с его репутацией, или ей все равно?

— Вы меня не боитесь? — ради любопытства спросил Джек.

— А я должна? — вопросом на вопрос ответила Аннелиза.

— Да, — веско произнес он. — Но вы ведете себя как собака, которая упорно не желает расстаться со своей костью.

Аннелиза вновь удивила Джека, дерзко ему улыбнувшись.

— Разве не такого человека вы бы хотели видеть возле Изабеллы? — сладко поинтересовалась она.

Джек подумал и кивнул, после чего спросил:

— И что вы предлагаете?

Аннелиза ответила не задумываясь:

— Две вещи. Во-первых, я хочу, чтобы Изабелла не чувствовала себя так, будто живет в музее. Для этого большинство вещей придется убрать. Включая те, которые находятся в ее спальне, поскольку я подозреваю, что там устроен еще один магазин игрушек. Во-вторых, я бы посоветовала вам взять на работе отпуск на несколько недель, чтобы провести это время с ней.

— Я не могу позволить себе отпуск на пару дней, не говоря уже о вашей просьбе.

Аннелиза склонила голову набок, и на ее лицо упало еще несколько прядей. Джек невольно подумал, что волосы у нее такие же своевольные, как и сама хозяйка. Глядя на него в упор, девушка произнесла:

— По-моему, вы говорили, что Изабелла стоит для вас на первом месте и вы сделаете все возможное, чтобы стать ее опекуном. Или я неправильно вас поняла?

— Кроме Изабеллы у меня есть и другие обязательства, связанные с бизнесом. Он для меня не менее важен.

— Отлично, тогда можете забыть об опекунстве, — беззаботно сказала Аннелиза.

Джек сузил глаза. В комнате повисла тишина.

— Должно быть, на меня нашло какое-то затмение, раз я принял вас на работу, — наконец произнес он.

— Вам будет легче, если я пообещаю, что интересы Изабеллы для меня всегда будут стоять на первом месте?

— Я в этом и не сомневался. — Джек запустил руки в волосы. Внутренний голос твердил ему, что Аннелиза права: он вел себя согласно пословице «и волки сыты, и овцы целы». Но бизнес научил его, что добиться результата можно, лишь полностью посвятив себя какому-нибудь делу. Сейчас этим делом являлась его племянница. — Хорошо. Мы сделаем так, как вы предлагаете.

— Благодарю вас, — слегка насмешливо улыбнулась Аннелиза.

Джек подошел к ней и, ухватив за воротничок пиджака, заставил девушку податься к нему так близко, что он мог слышать ее дыхание.

— Но учтите, если ваш метод окажется неэффективным, я не буду чувствовать себя обязанным уступать вашим просьбам. Договорились?

— Могу я задать вам еще один вопрос? Вы перфекционист, мистер Мейсон? И ожидаете такого же совершенства от своих подчиненных?

От Джека не ускользнуло, что Аннелиза вновь вернулась к официальной форме обращения, и он догадался почему. Девушка не могла вырваться из его хватки, так как это означало бы, что она признает свое поражение в этой небольшой схватке, но своим вопросом хочет хоть как-то увеличить расстояние между ними.

— Я ведь просил обращаться ко мне по имени, — напомнил Джек. — А отвечая на ваш вопрос, говорю «да». Я плачу своим подчиненным достаточно, чтобы ожидать от них совершенства.

Аннелиза смотрела прямо на него. Хотя она отлично владела собой, но не подозревала, что глаза выдают ее, меняя цвет каждый раз, когда менялось ее настроение. В эту минуту цветом они походили на червонное золото.

— Тогда я постараюсь отработать каждый цент того жалованья, которые вы мне платите.

Взгляд Джека опустился на ее губы — полные, чувственно-красные губы, еще более влекущие, чем легендарное яблоко, которым Ева искушала Адама.

— Ловлю вас на слове, — сказал он. Искушению вкусить запретный плод было невозможно противиться. И Джек не стал бороться с собой. Эта девушка будила в нем какие-то древние инстинкты, глубоко сокрытые под оболочкой цивилизованного человека. Ему хотелось разбудить тот вулкан страсти, который, он чувствовал, бушует в Аннелизе и который она так старательно пытается скрыть даже от самой себя. Джек жаждал ее огня, слишком долго он обходился без женского тепла.

Задается ли Аннелиза вопросом, мелькнуло у него, куда может завести их объятье? Если так, то он способен избавить ее от догадок. Первый шаг на пути осуществления его брачных намерений был сделан. Аннелиза искренно желает помочь Изабелле, поэтому она останется ровно столько, сколько потребуется, чтобы убедить миссис Локк и людей из общества, что для Изабеллы будет лучше, если она будет жить с ним.

Теперь пора приступить ко второй части плана. Надо сделать так, чтобы Аннелиза сама захотела стать его женой. Джек наклонил голову и поймал ее губы своими губами. Частично он ожидал, что она постарается вырваться, но, к его радости, Аннелиза не пошевелилась, ответив на его поцелуй с неожиданной для него нежностью. Ее губы слегка приоткрылись, и поцелуй стал более глубоким.

И Джек потерял свою хваленую способность мыслить рационально. Он мог думать лишь о девушке, которую держал в своих объятьях, и о том, как быстро он сумеет снять с них обоих одежду, чтобы на пути двух разгоряченных тел не было никаких преград.

Он опустил руки ей на бедра и прижал Аннелизу к себе.

Из ее горла вырвался стон. Аннелиза положила ладони ему на плечи и прошептала:

— Джек…

В ее голосе звучала неприкрытая страсть, и остатки самоконтроля Джека развеялись.

Он взял Аннелизу за руку и с силой потянул за собой к заваленному подушками дивану, стоящему напротив окна.

Аннелиза ударилась о край дивана бедром и потеряла равновесие. Джек усмехнулся, однако не сделал попытки помочь ей удержаться на ногах, намереваясь последовать за ней на подушки, но в эту минуту до его ушей донесся шум. Ошибки быть не могло. Из динамика прибора, прикрепленного на поясе, раздалось детское хныканье.

Джек удержал Аннелизу от падения. Их глаза встретились. Бесконечно долгую секунду они смотрели друга на друга. На лице Аннелизы проступило выражение шока и недоверия, но Джек не мог сказать, шокирована она своим или его поведением.

Девушка шумно выдохнула и покачала головой, словно избавляясь от наваждения.

— О боже мой… Мистер Мейсон, это больше не должно повториться. Вы меня слышите?

— Отлично слышу. Но знаете, — он провел пальцем вдоль ее скулы, наблюдя за тем, как в золотистых глазах вспыхивает страсть, которую Аннелиза всеми силами пыталась подавить, — это произойдет снова хотя бы по одной причине.

— И что это за причина? — вздернув подбородок, спросила она.

— Вряд ли мы сможем удержаться от того, чтобы не дотронуться друг до друга, — доверительно сообщил Джек и вышел из комнаты, хотя ему стоило невероятных усилий выпустить Аннелизу из своих объятий.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Свернувшись клубочком, Изабелла лежала посередине огромной постели в окружении гор подушек, кукол и мягких игрушек.

Джек сел на край постели. Почти сразу за ним в комнату нерешительно вошла Аннелиза.

— Привет, крошка-матрешка, — тихо сказал Джек. Это прозвище придумала Изабелле Джоан, и когда племянница его слышала, она успокаивалась. — Выспалась?

Изабелла смотрела на него отсутствующе — такой взгляд был абсолютно несовместим с пятилетней девочкой. В ее зеленых глазах блестели слезы. Но она все же кивнула, отвечая на вопрос Джека, и повернулась в сторону Аннелизы.

Джек внутренне напрягся, ожидая услышать ее крик при виде своей новой няни, как она поступала до этих пор, однако Изабелла молчала, выказывая полное безразличие.

Джек вздохнул.

— Изабелла, это Аннелиза. Она твоя новая няня. Мы проведем этот день вместе, чтобы вы могли познакомиться друг с другом.

Неожиданно Джек припомнил слова Аннелизы и внимательно оглядел спальню Изабеллы, оценивая ее по-новому.

Спальня была роскошно обставлена, но напоминала скорее отдел дорогого игрушечного магазина, чем уютную детскую комнату. Аннелиза была права. Все это разноцветье раздражало, а никак не успокаивало. Проклятье, почему он прежде этого не замечал?

— Ты не находишь, — осторожно произнес Джек, — что в твоей комнате очень мало места для тебя самой, не говоря уж о всех этих игрушках? Может, попросим твою новую няню помочь тебе разобраться с этим?

Изабелла хранила безучастное молчание.

— Вы правы, Джек. Здесь слишком много всего, — сказала Аннелиза и села на пол, чтобы ее высокий рост не пугал Изабеллу. — Уверена, что, если игрушки могли бы говорить, они бы захотели иметь собственную комнату, чтобы не сидеть друг у друга на головах. Как ты думаешь, Изабелла? Твои куклы хотят иметь отдельную комнату, в которой они могут дожидаться тебя, пока ты захочешь с ними поиграть?

На детском личике отразилось сомнение. Изабелла вопросительно посмотрела на Джека. Тот улыбнулся и кивнул.

Изабелла перевела взгляд на Аннелизу и скопировала его жест.

— Ну что ж, тогда почему бы тебе не положить всех своих любимых кукол на кровать, чтобы мы могли с ними познакомиться? — мягко предложила Аннелиза. — А для всех остальных мы поищем другую комнату.

Изабелла мигом соскочила с кровати и закружилась по спальне. Она подхватила фарфоровую куклу, которая знавала лучшие времена, и заботливо положила ее на кровать. Затем, к удивлению Джека, снова посмотрела на Аннелизу, словно ожидая дальнейших указаний.

— У тебя только одна любимая кукла? — спросил Джек, не понимая, почему кивок Изабеллы вдруг вызвал у него страх. — Может, у тебя есть… — Он умолк на полуслове, заметив, как Аннелиза покачала головой, призывая его к молчанию.

— А какие твои любимые мягкие игрушки? — поинтересовалась Аннелиза. — Твоя кукла не будет скучать без своих друзей?

Игрушек оказалось три: потрепанный щенок, кошечка и устрашающего вида лев. Следующие полчаса Аннелиза занималась тем, что вместе с Изабеллой выбирала еще несколько игрушек. В конце концов их набралось две дюжины.

— Все эти игрушки она привезла с собой, — сказал Джек вполголоса, обращаясь к Аннелизе, но для этого ему сначала пришлось проглотить комок в горле. — Она провела у меня в доме три месяца вместе с сотнями игрушек, но не выбрала из них ни одну.

Джек с трудом закончил предложение, чувствуя, как его охватывает горечь и боль утраты. И в самом деле, разве все эти игрушки могли заменить Изабелле Джоан и Пола? О каком сравнении вообще может идти речь! Он бы отдал все свои миллионы до цента, чтобы вернуть сестру и Пола, но это было неподвластно даже ему. Поэтому Изабелла так сильно была привязана к своим старым игрушкам, напоминавшим ей о прежней жизни. И поэтому он сам цеплялся за Изабеллу.

Аннелиза нашла его руку и мягко пожала. Дождавшись, когда Джек немного придет в себя, она спросила, обращаясь к Изабелле:

— Ты ничего не забыла?

Изабелла на секунду задумалась, а затем подбежала к прикроватной тумбочке, схватила рамку с фотографией и прижала к себе.

Подойдя к Изабелле, Джек поднял ее на руки.

— Не переживай, крошка-матрешка, — сказал он, опускаясь на кровать и прижимая девочку к своей груди. — Они всегда будут с тобой рядом. — Джек осторожно отодвинул край рамки так, чтобы они оба могли видеть фотографию. На них глядели сияющие лица Джоан и Пола, а между ними сидела маленькая Изабелла. Джек провел пальцем по лицу своей сестры, и на него нахлынули воспоминания. — Мы с твоей мамой похожи, как ты думаешь? — спросил Джек, впрочем не надеясь получить ответ. И почувствовал радость, когда Изабелла, немного подумав, кивнула.

Густые каштановые волосы сестры были на несколько оттенков светлее его собственных — в них было больше рыжеватых, чем золотистых прядей. Но лицом брат и сестра были очень похожи — одинаковые прямые носы, полные губы, упрямые подбородки. А свои черные глаза они унаследовали от матери — они словно связывали их троих.

— Как же мне тебя не хватает, — вырвалось у Джека.

Изабелла прижалась к нему сильнее, и он почувствовал, как задрожали ее плечики, а рубашка его быстро намокла от слез. Джек обнял девочку и поцеловал в спутанную макушку.

— Твоя мама ушла, крошка-матрешка, но она осталась в нашем сердце. Я знаю, она будет рада, если мы с тобой станем настоящей семьей. Конечно, все будет иначе, чем прежде, но я обещаю, что у нас все будет хорошо.

Джек не знал, как долго они так просидели, обнимая друг друга. За все это время Аннелиза не произнесла ни слова, даже не сдвинулась с места. Когда рыдания Изабеллы, перешедшие в икоту, стихли, Джек поставил ее на пол, а потов, взяв за руку, подвел к ночному столику, где аккуратно поставил фотографию на прежнее место.

— Теперь они смотрят на тебя сверху, — сказал он, садясь перед Изабеллой на корточки. — И я тоже буду о тебе заботиться. Хорошо?

Изабелла медленно кивнула. Аннелиза подошла к ним.

— А ведь твои куклы заждались, когда они смогут поселиться в обещанную для них комнату. Может, пойдем ее искать? — улыбаясь, предложила она.

Джек был ей благодарен. Она вовремя отвлекла их обоих от грустных мыслей, переключив внимание Изабеллы.

— Вот так мы и назовем комнату — комнатой игрушек. Тебе нравится? Когда захочешь с кем-нибудь поиграть, ты всегда можешь пойти туда и принести игрушку к себе, а потом унести ее обратно. Как ты думаешь?

Изабелла перевела взгляд на Джека, словно спрашивая его мнение, а затем кивнула.

Следующий час они провели, выбирая комнату для игрушек и перенося их туда. Когда это было сделано, спальня Изабеллы стала казаться более просторной и уютной. Те игрушки, которые остались у нее в комнате, переселились на полку.

Джек заметил, что после этого своеобразного «переселения народов» все книги остались на своих прежних местах, а также небольшая коробка, в которой хранились пазлы, книжки-раскраски и еще несколько обучающих игр и игрушек.

— Ну, стало совсем по-другому, не правда ли? — сказала Аннелиза.

— Да, верно. Теперь ее комната больше напоминает тихую гавань, чем склад игрушек.

Джек посмотрел на Аннелизу, испытывая желание поговорить о том, что произошло между ними в комнате для игр. Но Аннелиза его опередила:

— Сотрудница из общества по защите прав ребенка заходила сюда прежде?

— Да, — признался Джек и криво усмехнулся.

Неожиданно Аннелиза взяла его ладонь и ободряюще пожала ее.

— Не переживайте. В следующий раз, когда придет и увидит перемены, она обязательно смягчится.

После того объятия в комнате для игр они дважды дотрагивались друг до друга. Однако, насколько мог судить Джек, Аннелиза этого словно не заметила. В отличие от него. Он намотал один ее свободно свисающий локон на палец.

— Перемены, которые произошли благодаря вам. Вы это хотели сказать?

Аннелиза неподвижно застыла, но в основании ее шеи бешено забилась голубая жилка. Девушка стояла к нему так близко, что Джек мог видеть, какая гладкая у нее кожа и какого она теплого матового оттенка, который казался белее на фоне ее темных волос. Он снова почувствовал, как влечет его к себе эта девушка и как ему трудно противиться этому влечению. Несмотря на свой довольно богатый опыт общения с женщинами, ему еще никогда не приходилось испытывать таких чувств. Невозможно было отрицать той власти, какую приобрела над ним Аннелиза Стефано. Даже трудно представить, к чему это может привести, если он все-таки уговорит ее выйти, за него замуж. Впрочем, это еще вилами на воде писано. Аннелиза Стефано, насколько Джек сумел узнать ее за столь короткое время, привыкла во всем полагаться на себя, так что убедить ее будет непросто.

Словно в подтверждение его мыслей, Аннелиза высвободилась из его рук и снова вернулась к разговору об Изабелле.

— Эти перемены стали возможны из-за того, что вы были здесь и Изабелла ощущала вашу поддержку. — Аннелиза предостерегающе посмотрела на него. — Но я откажусь работать, если мы не условимся о том, что касается наших… — она запнулась, но твердо закончила: —…отношений.

Джек невольно восхитился ее откровенностью и пожалел, что у нее нет собственного бизнеса. Она могла бы добиться многого благодаря сочетанию мягкости и прямоты, при этом не оскорбляя чувств людей.

— Хорошо. Оставим пока эту тему. Что в вашей повестке дня идет следующим? — спокойно спросил он, скрывая свое возбуждение.

— Думаю, ланч. — На ее лице мелькнула улыбка. — Как вы смотрите на то, чтобы мы перекусили в патио или прямо на кухне?

— Патио в вашем распоряжении. Сара не любит, когда к ней на кухню наведываются гости, — пояснил Джек.

Аннелиза была этому только рада. В патио было тихо и спокойно. Такая обстановка пойдет Изабелле лишь на пользу. После того как за столом нашлось место для ее куклы, слезы Изабеллы высохли. Пообедав, она села под деревом, качая куклу на руках и что-то напевая.

— Это не продлится долго, — предупредила Аннелиза, запуская руку в вазочку с оливками и отправляя одну в рот. — На вашем месте я бы не обольщалась раньше времени.

— А я-то уже начал думать, что вы помахали своей невидимой волшебной палочкой и теперь у нас все наладится.

— Жаль, но придется вас разочаровать. Ассоциация фей-крестниц еще не снабдила меня волшебной палочкой. Пока это не произойдет, придется пользоваться старыми, проверенными способами.

— Не опускать рук и надеяться на удачу? — предположил Джек.

— Ну, сегодня нам точно повезло. По крайней мере, — поправилась Аннелиза, — везло до сих пор. Кто знает, что будет завтра? Кстати, у меня есть еще одно предложение.

— Слушаю.

— Я действительно рада, что вы согласились уделить на первых порах своей племяннице все свое время. Но думаю, было бы совсем неплохо, если бы вы с ней куда-нибудь съездили. Чтобы у вас с ней были какие-то общие впечатления, воспоминания, понимаете?

— Куда, например? Гавайи? Европа или Карибские острова? — В голосе Джека послышались циничные нотки.

— Вы что же, думаете, что я ради себя стараюсь? — подняла брови Аннелиза. — Пользуюсь возможностью провести бесплатный отпуск? Я имела в виду, проведенное вместе время неподалеку отсюда. Можно снять какое-нибудь бунгало на одном из островов. Желательно, небольшое, чтобы натыкаться друг на друга. Это неизбежно вас сблизит.

— В вашем предложении есть здравый смысл. Но здесь кроется опасность.

На щеках Аннелизы проступил румянец, а в глазах отразилось воспоминание о том, что произошло между ними в комнате для игр.

— Полегче, Мейсон, — одернула его она. — Я имею в виду вас и Изабеллу. Думаю, это в ваших же интересах, так как в этом случае она привыкнет ко мне тоже, а вы сможете вернуться к работе.

— Если я сделаю так, как вы говорите, то за что же я буду платить вам?

Девушка вздернула подбородок, принимая вызов.

— Вы платите мне за то, чтобы я помогла Изабелле приспособиться к стилю вашей жизни, о которой она прежде не имела ни малейшего представления, но которая ей была и не нужна. А также за то, чтобы от вас отстали из общества по защите прав ребенка — о чем вы забыли упомянуть во время моего собеседования.

— Прошу прощения, — сразу отступил Джек. — Вы правы. Просто я немного устал.

— Это из-за кошмаров, да? — почти сразу догадалась Аннелиза.

— Последнее время я из-за них почти не сплю, — согласно кивнул Джек.

— Но вам не обязательно сидеть с девочкой всю ночь. Как насчет той женщины, о которой вы уже упоминали? Миссис Уолтерс, кажется?

— Она присматривает за Изабеллой с пяти до десяти вечера, но оставаться каждую ночь отказывается. Мне никак не удается ее уговорить. Миссис Уолтерс не интересуют даже те деньги, которые я ей предлагал, а я не могу настаивать, рискуя вынудить ее уйти. Хотя в этом есть и свои плюсы. Ночью мы с Изабеллой остаемся одни. Когда она просыпается от кошмаров, я ее утешаю. Нас это сближает. По-моему, вы как раз об этом только что толковали.

— Понимаю, — кивнула Аннелиза. — Конечно, лучше недосыпать, чем терять такую возможность стать ближе своей племяннице.

— Совершенно верно, — подтвердил Джек, на его скулах заходили желваки. — Что бы вы обо мне ни думали, мисс Стефано, я забочусь о своей племяннице не ради сохранения своей репутации.

Девушка улыбнулась:

— Вы заметили, что, как только я вызываю у вас неприятные мысли, вы сразу же начинаете называть меня «мисс»?

— Рассматривайте это как предостережение.

Улыбка Аннелизы стала шире. Джек смотрел на нее во все глаза. Почему она ведет себя совсем не так, как любой другой человек, который находится у него в подчинении, когда он, Джек, начинает говорить с ним таким тоном? Она должна была испугаться и пожалеть, что не держала язык за зубами. Проклятье, она вообще не должна была вступать с ним в пререкания! Вместо этого Аннелиза спокойно взяла еще одну оливку и принялась жевать, словно напротив нее не сидел человек, который мог бы разрушить ее карьеру.

— У вас отсутствует инстинкт самосохранения? — полюбопытствовал Джек.

— Прошу прощения? — Аннелиза перестала жевать, непонимающе уставившись на него.

— Но вы же знаете, кто я. Вам должна быть известна моя репутация.

— Ах это! Конечно. Кто же не знает ваше имя?

— Могу я узнать, что именно вы обо мне слышали?

— Вам тридцать лет. Вы богаты и обладаете властью. Все считали, что вы должны продолжить семейный бизнес, но вы не стали этого делать. После того как вас лишили семейного состояния, вы с нуля построили крупнейшую экспортно-импортную компанию, затмившую компанию вашего отца. Что еще? Ну, ваше имя часто связывали с именами самых красивых женщин. — Аннелиза недоуменно посмотрела на Джека. — А почему вы об этом спросили? Считаете, это должно мне как-то помочь с Изабеллой?

— Что касается Изабеллы, то это вряд ли. А вот в наших отношениях, наверное, поможет.

Золотистые глаза сначала сузились, а затем широко распахнулись. Нижняя губа задрожала, прежде чем Аннелиза успела ее прикусить.

— Прощу прощения, мистер Мейсон. Я вела себя с вами неподобающим образом?

— Любой мой каприз должен быть немедленно исполнен без разговоров, — сухо подтвердил Джек.

Аннелиза фыркнула от сдерживаемого смеха. Наклонившись вперед и понизив голос, она промурлыкала:

— Как скажете, сэр. Вы будете приятно удивлены, насколько быстро я стану исполнять все ваши прихоти.

Весь его хваленый самоконтроль мгновенно куда-то улетучился. Впрочем, Джек уже начал привыкать к тому, что это происходит с ним с того самого момента, как только своей дразнящей упругой походкой в его жизнь вошла Аннелиза.

Джек от души рассмеялся, не в силах вспомнить, когда так сильно веселился в последний раз. Поймав недоуменный взгляд Аннелизы, он засмеялся еще громче. Она смотрела на него так, словно он совершил что-то в высшей степени неприличное.

Смех его оборвался так же неожиданно, как и начался.

Аннелиза пожала плечами.

— Ладно, я поняла. Вы жесткий делец. Но каким вы становитесь, когда находитесь рядом с Изабеллой? Каким вы хотите выглядеть в ее глазах? Должна ли она вас бояться или видеть в вас только любящего и заботливого дядю?

— Выбор у меня не богат, не так ли? — Джек тряхнул головой. — Я такой, какой есть.

— Вы хотите убедить меня, что вы не способны на любовь и нежность?

Джек устремил на Аннелизу ледяной взгляд.

— Возможно, когда-то я мог испытывать эти чувства, но это было давным-давно. Все, что может получить от меня моя племянница, — это дом, финансовая поддержка и столько внимания, сколько я смогу ей уделить.

— Ясно. Но звучит это так, словно это ваш долг. Хотя совсем недавно вы убеждали меня в обратном. Может, вы еще сами до конца не определились, почему взяли Изабеллу к себе? — Она прямо посмотрела на Джека. — У меня такое чувство, что вы скажете то, что ожидают услышать от вас в обществе по защите прав ребенка.

— Вы хотите, чтобы я солгал?

— Боюсь, вы сами до конца еще не разобрались в своих мотивах.

Пробормотав ругательство, Джек встал. С него хватит. В конце концов, он же не тряпка!

— Думаю, нам пора наконец обсудить то, что произошло в комнате для игр.

Аннелиза вздрогнула и намеренно повернула голову в сторону Изабеллы, но та была целиком занята своей куклой.

— Мне казалось, я уже все сказала по этому поводу. Это больше не повторится.

— Время покажет.

Последовав примеру Джека, Аннелиза тоже встала из-за стола и посмотрела ему прямо в глаза.

— Я не ищу себе оправданий за то, что произошло. Вы можете мне не верить, но я сделаю все возможное, чтобы впредь ничего подобного не повторилось. Вы платите мне за то, чтобы я присматривала за вашей племянницей, а не за то, чтобы я вас соблазняла. Если же вы хотите сделать меня своей любовницей, то я ставлю вопрос следующим образом: что вам нужно больше? Няня для вашей племянницы или…

— Что, если одно не исключает другого?

— Либо-либо. Хотя вашей любовницей я не стану в любом случае. Вам это понятно?

— Вполне, — кивнул Джек. — Но есть одна маленькая проблема.

— Нет никаких проблем.

Однако Джек видел, что Аннелизе стоит больших усилий казаться невозмутимой. Ее голос дрожал, она нервно ломала пальцы, хотя сама, похоже, этого не замечала. Не замечала она и того, как бьется жилка на ее шее, напоминая крылья бабочки, влекомой огнем. И подобно этой бабочке, Аннелиза прямиком летела к огню.

В его объятья.

— Я не имею привычки вступать со своими сотрудниками в какие-либо отношения, кроме деловых.

— А я не сотрудница вашей компании. — Но едва была произнесена эта фраза, как Аннелиза поняла, что выдала себя головой. — Я хотела сказать…

— Я вас понял, — оборвал ее Джек. — Это правило распространяется на всех людей, которые на меня работают. — Он намеренно сделал паузу. — Так было до сегодняшнего дня, то есть до вас. Хотите услышать, почему я изменил себе?

— Извините, но меня это совершенно не интересует, — заявила Аннелиза.

— Врете. — Джек не двигался с места, но впервые со времени их знакомства Аннелиза отшатнулась. — Я не мог предвидеть того, что между нами произошло. Я даже не думал, что это может произойти, или что я нарушу одну из своих главных заповедей. Вы можете себе представить, насколько неожиданно это произошло для меня самого?

— Но вы ведь не можете не понимать, что, если отношения между нами не будут исключительно деловыми, это навредит вам и девочке? — быстро сказала Аннелиза. — Если вы действительно хотите стать опекуном Изабеллы, вы не станете так рисковать.

— Я действительно хочу стать опекуном Изабеллы.

— Тогда вам прежде всего нужно подумать о ее интересах.

— Согласен. Но это не меняет того, что произошло между нами сегодня. — Джек шагнул к ней. — Так же как не меняет того, что происходит между нами сейчас. Если мы так реагируем друг на друга спустя всего несколько часов после нашей встречи, то что будет через месяц или год?

— Перестаньте, Джек! — Аннелиза оглянулась в поисках побега. Джек видел, что ею овладевает самый настоящий страх. Но она все же сумела взять себя в руки. — Вы хотите, чтобы я уволилась? Если вы сейчас же не прекратите, вы этого добьетесь.

— После того как я с таким трудом вас нашел? — покачал головой Джек. — Но я не хочу притворяться и делать вид, будто нас не влечет друг к другу. Думаю, нам нужно решить этот вопрос.

— Разве его нужно решать? — спросила Аннелиза. — Если вы хотите, чтобы я осталась, давайте забудем все, что произошло утром, и больше не будем возвращаться к этой теме. Мы постараемся не оставаться наедине друг с другом, а вы перестанете распускать руки.

— Мои руки — это еще полбеды.

Взгляд Аннелизы невольно устремился на его губы, но почти сразу метнулся в сторону.

— Губы, руки, плечи — вы не будете касаться меня любой частью вашего тела.

— Есть другой выход.

— Джек, пожалуйста! — воскликнула Аннелиза, почти теряя контроль над собой. — Если вы не согласны с моим предложением, я уйду, потому что не хочу снова терять голову. Я не могу себе этого позволить.

Джек вопросительно поднял бровь.

— А что происходит, когда ты теряешь голову?

Он с некоторым беспокойством отметил, как задрожали у нее губы.

— Ничего хорошего, — сказала Аннелиза.

— Хорошо заученный урок?

— Именно.

— Тогда я подожду, когда ты сама меня коснешься.

Джек не любил ничего обещать и ненавидел, когда на пути к цели у него возникали препятствия. Но его остановил затравленный взгляд Аннелизы. Он почувствовал, как смягчается.

Девушка сразу уловила смену его настроения и, не скрывая своего облегчения, уже более спокойно произнесла:

— Благодарю вас, мистер Мейсон.

Джек отвернулся, досадуя на собственную слабость, проявленную так некстати. Он снова теряет время, которого у него слишком мало. Ему нужна жена, и как можно скорее. Однако он не мог и не хотел причинить Аннелизе боль.

— Все в порядке, — беспечно бросил Джек. — Если передумаете, можете смело ко мне обращаться.

— Если я передумаю, вы узнаете об этом в первую очередь, — отшутилась Аннелиза. К ней вернулось прежняя невозмутимость.

В его кармане завибрировал мобильный телефон.

— Мой адвокат, — сообщил Джек, бросив взгляд на определитель. — Ну, что еще произошло?

— Что такой недовольный? — сказал Дерек вместо приветствия.

— А у меня есть поводы для радости?

— Если ты не нашел, кто нам нужен, то радоваться тебе действительно преждевременно, — согласился Дерек.

— Кое-кого нашел. — Джек бросил быстрый взгляд в сторону Аннелизы, которая присоединилась к Изабелле поддеревом.

— Да? И когда свадьба? — оживился Дерек.

— По-моему, я чересчур ускорил события, — признался Джек. — Пока, наверное, не скоро.

— Что-то непохоже на тебя.

— У меня есть причины. Может, ты сообщишь мне что-нибудь хорошее?

— Есть такая новость. Она заключается в том, что мне удалось отстрочить следующий визит миссис Локк.

— А плохая?

— Этот визит будет последним. Она сказала, что собирается подготовить окончательный отчет.

— И ты не собираешься ничего предпринимать? — возмутился Джек.

— Нет, конечно, я сделаю все, чтобы отстрочить принятие окончательного решения. Но должен признаться, что ты здорово облегчил бы работу мне и жизнь себе, если бы к следующему приходу миссис Локк встретил ее вместе со своей любящей женой и сияющей Изабеллой.

— Я работаю над этим.

— Уж постарайся. Кстати, эта няня удовлетворяет нашим условиям?

— Да. Правда, у нее нет опыта, но образование подходящее.

Пару секунд из трубки не доносилось ни звука.

— Какая она? — все же спросил Дерек.

— Разная, — сказал он, не сводя глаз с Аннелизы.

— В хорошем смысле?

— Скажем, с ней не соскучишься. Да, кстати, — вспомнил Джек. — Свяжись со службой безопасности. Пусть еще раз тщательно перепроверят предоставленные сведения об Аннелизе Стефано. Мне не нужны никакие неожиданности.

— Будет сделано. В офисе мне сказали, что ты взял себе нечто вроде отпуска. Куда-то собираешься? Между прочим, миссис Локк согласилась отстрочить свой визит только потому, что я сказал: вас не будет в городе.

— Мне обязательно куда-то ехать? Я пока не могу.

— Придется, если не хочешь расстаться с мечтой об опекунстве. Если ты этого не сделаешь, можешь уже сейчас подыскивать для Изабеллы приемных родителей. Лично я считаю, что для тебя это наилучший выход. Тогда тебе не придется жениться и иметь дело с миссис Локк и ей подобными.

Джек закрыл глаза.

И Изабеллы у него тоже не будет.

— Я сделаю так, как ты сказал.

— Тогда желаю приятно отдохнуть.

Закончив разговор, Джек широкими шагами подошел к дереву. Аннелиза и Изабелла с любопытством посмотрели на него.

— Хорошие новости, — объявил Джек. — Собирайте вещи. Мы едем отдыхать.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Утром следующего дня весь багаж был уложен в автомобиль, и когда машина тронулась, Аннелиза спросила:

— Куда мы едем?

— Думаю, вам будет приятно узнать, что я последовал вашему совету. Некоторое время мы поживем в бунгало на пляже.

После вчерашнего дня Джек стал следить за тем, чтобы не произносить слово «отдыхать», которое вызвало у Изабеллы чуть ли не припадок. Джек так бы и не понял, что его инициировало, если бы не Аннелиза. Она предположила, что это слово ассоциируется у Изабеллы с несчастным случаем, в результате которого она потеряла своих родителей.

— Бунгало на пляже, — повторила Аннелиза. — Мне нравится!

— Разве что оно не такое уж маленькое, но надеюсь, вы не будете очень уж возражать.

— Даже и не собиралась. Уверена, вы выбрали самое лучшее.

Это небрежное, но вместе с тем искреннее замечание тронуло Джека сильнее, чем он был готов себе признаться.

Джек Мейсон происходил из старинной и уважаемой семьи Чарлстона. Он получил первоклассное образование, управлял международной компанией, ворочающей сотнями миллионов долларов. Тысячи сотрудников зависели от него и целиком полагались на его деловые качества. Странно, но от слов Аннелизы он почувствовал себя как кот, перед которым поставили чашку сметаны. Еще немного, и он замурлычет.

— Я привык к большим пространствам, — сказал Джек. — К тому же мне потребуются доступ в Интернет и необходимые коммуникации для общения с офисом.

— Понимаю, — кивнула Аннелиза.

— А еще нужно позаботиться о безопасности.

— Минус человека вашего положения.

— К счастью, у меня есть друг, который владеет поместьем с гостевым домиком, который находится прямо на пляже. В данный момент друг в Европе, так что мы можем воспользоваться его гостеприимством. В гостевом доме всего две спальни и кухня. Кстати, вы умеете готовить?

— Да.

— Чудесно. Теперь более сложный вопрос. Вы согласны стать поварихой? Конечно, это не входит в ваши непосредственные обязанности, но я готов вам это компенсировать.

— Это не обязательно. Я с удовольствием буду кормить нас всех.

— Почему-то мне кажется, что я уловил в вашем голосе нотки неудовольствия. — Джек нахмурился, осененный неожиданной догадкой. — Я вас обидел, предложив дополнительную оплату вашего труда?

Аннелиза испустила тяжкий вздох и, оторвавшись от окна, перевела взгляд на Джека.

— Я сама не понимаю почему, но упоминание о деньгах меня немного задело.

— Кажется, я могу объяснить, — небрежно сказал Джек. — Это из-за того, что произошло между нами в комнате для игр.

— Когда мы чуть не… — спохватившись, Аннелиза прикусила язык и кинула быстрый взгляд на заднее сиденье.

— Вот именно. Когда мы чуть не… — подтвердил Джек.

— Предлагаю об этом забыть, так как в дальнейшем никаких «чуть» не будет.

— Конечно, мы можем сделать так, как вы предлагаете, но я сомневаюсь в успехе. — Джек пожал плечами. — Как вы, например, собираетесь разделить зеленый цвет в составляющие его синий и желтый, после того как они уже смешались? Мы можем притвориться, что зеленый цвет — это вовсе не зеленый, а смесь желтого и синего, но оба будем знать, что это не так.

— Ничего, если очень сильно постараться, то можно убедить себя в чем угодно, — решительно произнесла Аннелиза.

— Если вам это удастся, дайте мне знать, потому что я ничего не могу с собой поделать и упорно вижу не два, а только один цвет.

Щеки Аннелизы окрасились приятным румянцем. Почувствовав это, она тотчас же повернулась к Изабелле, пытаясь вовлечь девочку в разговор.

Джек не стал ее ни к чему принуждать. У него будет достаточно времени, чтобы Аннелиза сама призналась себе в этом и перестала его отталкивать. Даже если она сумеет справиться со своими чувствами, он надеялся, что за это время Аннелиза настолько привяжется к Изабелле, что просто не сможет ему отказать. Все, что ему нужно сделать, — это немного подождать.

Неожиданно для себя Джек ощутил укол совести, но быстро с этим справился. Главное для него — Изабелла, и ради нее он готов на все. Этому он также научился у своего отца: значение имеет только цель, все остальное неважно.

С детства усвоив этот девиз, Джек не был намерен отступать от него и в случае с опекунством Изабеллы.

Свернув на широкую аллею, окруженную десятифутовой каменной стеной с автоматическими воротами, он набрал код, который дал ему Тей, и въехал на дорожку, ведущую к еще более внушительному дому, чем «Любовный каприз».

Аннелиза не смогла удержаться от восхищенного возгласа, но Джек продолжил движение, не дав ей времени рассмотреть дом. Вскоре узкая дорожка, усыпанная гравием, привела их к бунгало.

Девушка рядом с ним облегченно выдохнула.

— Милый домик, — со всей искренностью сказала она.

— Рад, что вы одобряете. Ну что ж, посмотрим, где нам предстоит жить.

Изабелла, сбросив свою обычную апатию, которая овладевала ею, когда она не кричала, проявила некое подобие энтузиазма. Крепко сжимая в одной руке куклу, а в другой льва, она вышла из машины. У Джека вдруг мелькнула мысль: почему она взяла с собой льва? Был ли в этом какой-нибудь символ? Может, у Изабеллы он ассоциировался с защитником? Если это так, он готов купить ей целый прайд плюшевых львов и львиц.

Войдя в бунгало, они оказались в небольшом холле, ведущем в гостиную и маленькую столовую, которую Джек сразу решил использовать в качестве своего временного офиса.

После гостиной начинался коридор, который, как был уверен Джек, вел к спальням.

Распахнув первую дверь, он услышал позади себя тихое «ой!». Его сердце пропустило удар, а затем в нем с новой силой вспыхнула надежда. Может, Аннелиза была права, утверждая, что даже короткий отдых пойдет Изабелле на пользу и она снова заговорит?

Изабелла вошла в спальню и сразу направилась к деревянному ансамблю, состоявшему из кроватей, путь к которым проходил через деревянный лабиринт и заканчивался в ветвях дерева. На ветки были пришиты листья, а из углов и дупел выглядывали мордочки мягких игрушек.

Девочка мигом забралась в кровать. Ее зеленые глаза счастливо сияли. Джек подумал, что ни с чем невозможно было сравнить ту радость, какая охватывала его при виде сияющего личика своей племянницы.

— Нравится? — спросил он.

Изабелла энергично закивала. Светло-каштановые кудряшки запрыгали, то скрывая, то открывая его взору раскрасневшиеся щечки.

— Чудесно, что у нее начали расти волосы, — заметил он, понизив голос так, чтобы его слышала только Аннелиза, которая подошла и встала с ним рядом.

— Ее остригли после несчастного случая?

— На фотографиях; которые я видел, волосы у Изабеллы были густые и длинные. Но на коже головы у нее было столько ссадин и ран, что врачам ничего не оставалось, как отрезать большую часть волос. Я раньше никогда не подозревал, как, оказывается, трудно ухаживать за длинными волосами.

— Это сложно еще потому, что волосы у нее вьются, — улыбнулась Аннелиза. — Вы даже представить себе не можете, сколько раз я хотела постричься.

Джек некоторое время изучал ее лицо.

— Думаю, короткая стрижка пошла бы вам не меньше.

— Спасибо, — пробормотала Аннелиза. — Кстати, я рада, что этого не сделала. По утрам мы будем делать прически друг другу.

— Желаю удачи, — усмехнулся Джек. — Прежним ее няням не сразу удавалось расчесать ей волосы: Изабелла не любит, когда к ним прикасаются.

— Думаю, это вследствие болезненных ощущений, которые она испытывала после трагедии. Это должно пройти.

Джек хотел бы разделить ее уверенность, но у него были сомнения, которые, он, впрочем, оставил при себе. Оглядев спальню, он вернулся к более насущным проблемам:

— Я не знал, что здесь только детские кровати. Вы не поместитесь ни в одной.

— Не беда, — беспечно отмахнулась Аннелиза. — В гостиной есть диван. Я могу спать на нем.

— Мы еще не посмотрели вторую спальню.

— Зачем? — пожала плечами девушка. — Она ведь будет вашей спальней.

— Расслабьтесь, — сказал Джек, почувствовав ее напряжение. — Я лишь подумал, что там может оказаться две кровати, одну из которых мы могли бы перенести сюда.

— Вы уверены, мистер Мейсон? — улыбаясь, спросила она. — Мне показалось, я отчетливо видела, как ваше истинное предложение окрасилось в зеленые тона.

— Вам действительно показалось, мисс Стефано. Меня вполне устраивают существующие между нами отношения. — Не дожидаясь ее ответа, Джек подошел ко второй двери. Большую часть этой спальни занимала королевских размеров кровать. — Идея провалилась, — сказал Джек, когда Аннелиза остановилась рядом.

— Что ж, значит, диван, — легко сказала Аннелиза и посмотрела на часы. — До обеда еще два часа. Пойду проверю, что творится на кухне и что мне нужно будет купить.

— Я попросил Тея, чтобы его экономка заполнила холодильник сверху донизу. Если среди этих запасов вы не найдете нужных вам продуктов, достаточно будет позвонить в главный дом, и вам их принесут.

— Кто такой Тей?

— Тей Макклинток. Он владелец всего этого.

— Ладно, пойду занесу вещи.

— Это может подождать. — Джек удержал Аннелизу за руку. — Я сам займусь вещами, а вы пока постарайтесь надеть на Изабеллу купальник. Пока не стало слишком жарко, можно сходить на пляж.

— Превосходная мысль, — кивнула Аннелиза.

Двадцать минут спустя они растянули пляжные полотенца на пустынном пляже. Джеку не терпелось увидеть Аннелизу в купальнике, и он не был разочарован, хотя ее раздельный купальник был более чем скромен. Его изумрудно-зеленый цвет отлично сочетался с ее золотистыми глазами. Трусики заменяли короткие шортики, облегая изящные бедра, переходившие в длинные стройные ноги. Топ купальника почти полностью закрывал грудь, оставляя обнаженным лишь живот.

Если таким образом Аннелиза надеялась отвлечь от себя внимание Джека, то она просчиталась. Наоборот, это только подогрело его воображение.

Топ соблазнительно топорщился на ветру, а шортики очаровательно облегали ягодицы девушки и загорелые бедра. Вид ее тела действовал столь возбуждающе, что Джек был вынужден отвести взгляд в сторону, размышляя, как он сможет пережить целых две недели отдыха, если уже сейчас ему стоит колоссальных усилий справиться со своим желанием.

— Пойду искупаюсь, — сказал он. — Приглядывайте за Изабеллой.

— Само собой. Разве не для этого я здесь?

— Я уже и забыл, — пробормотал себе под нос Джек.

Вода в океане была теплой. Джек бросился в волны и, не жалея себя, поплыл. К тому времени когда он вышел на берег, ему более-менее удалось вернуть контроль над своим телом.

Изабелла и Аннелиза копались в песке, строя песочный замок. Заметив его приближение, Изабелла подняла голову и помахала ему рукой. От этого жеста у Джека в груди разлилось тепло. Когда он остановился рядом с ними, Изабелла всучила ему в руки лопатку и кивнула на ров, которым они окружали свое строение.

— Хочешь, чтобы я вам помог? — улыбнулся ей Джек и, получив в ответ широкую улыбку, добросовестно принялся за дело.

Следующий час они сосредоточенно работали, но наступающий прилив грозил смыть все их усилия. Изабелла то протестующее мычала, то со смехом пыталась убежать от волн, а затем возвращалась и принималась энергично восстанавливать развалившуюся башню.

Но океан в конце концов победил. Когда их песочный замок пал под натиском его волн, Джек поднял полотенца, подхватил Изабеллу на руки и перебросил через плечо, с наслаждением слушая ее протестующий смех.

— Пора обедать, маленькая обезьянка, — сказал он.

Перед бунгало был установлен душ. Они смыли с себя песок и вошли на кухню.

Пока Аннелиза и Изабелла переодевались, Джек сделал несколько бутербродов и только потом зашел в душевую. Когда он вернулся, его племянница уже сидела за столом, уплетая один из бутербродов. Ее волосы свисали аккуратными мокрыми прядями.

— Я не слышал никаких криков, — удивленно произнес Джек, обращаясь к Аннелизе. — Как вам удалось их расчесать?

— Я попросила Изабеллу помочь мне справиться с моими волосами, а затем мы расчесали ее кудряшки.

— Спасибо, — просто сказал Джек, не зная, каким еще способом выразить свою благодарность.

Впрочем, нет… Подняв руку и удерживая подбородок девушки согнутым указательным пальцем, он провел губами по ее губам и только потом, осознав, что делает, замер. Их взгляды встретились. Глаза Аннелизы были широко раскрыты. Она смотрела на него, даже не пытаясь скрыть своего потрясения.

— Извините, — пробормотал Джек. — Я не подумал. Мне всего лишь хотелось вас отблагодарить.

— Вот, значит, каким образом вы выражаете няням свою благодарность, — попыталась разрядить ситуацию Аннелиза.

— Нет, только вам. И даже не знаю почему, — сказал Джек погрубевшим голосом. Он убрал свою руку и шагнул назад, удивляясь про себя тому усилию, которое ему пришлось для этого приложить. — Так лучше?

На какую-то долю секунды Джеку показалось, что Аннелиза скажет «нет», но она кивнула и отвернулась. Почти сразу же спина ее напряглась. Бросив взгляд в ту же сторону, Джек понял причину ее настороженности.

Изабелла перестала есть и с нескрываемым интересом наблюдала за ними. Джек не мог в точности сказать, расстроила ли малышку сцена, произошедшая на ее глазах, или, наоборот, порадовала. Возможно, Изабелла сама толком этого не знала. Однако спустя минуту она улыбнулась. На ее щеках появились ямочки, которых Джек прежде не видел.



Предположения Аннелизы оправдались. Дни, проведенные в изолированном месте, значительно изменили Изабеллу в лучшую сторону. Об этом говорили и ее картинки, в которых темные тона сменились более яркими цветами.

Дважды в день они все вместе ходили на пляж, но Джек обнаружил, что ему гораздо больше нравится, когда они втроем усаживались в гостиной и включали диск с мультфильмами или кино, выбор которых был просто огромен.

— Думаю, она уснула, — прошептала Аннелиза в один из таких вечеров.

— Пойду положу ее в кровать, — сказал Джек.

— Правда здорово, что Изабелла настолько к вам привыкла, что стала засыпать у вас на коленях? Не напоминает ли это вам те времена, когда вы с Джоан были ее возраста?

— Такого даже близко не было, — с сухим смешком сказал Джек. — Наш отец находил подобное времяпровождение абсолютно бесполезным.

— Вот как, — глубокомысленно произнесла Аннелиза. — А ваша мать? Она считала так же?

Джек надеялся, что полумрак скрывает выражение его лица, но в своем голосе он услышал боль.

— В браке с отцом она привыкла прятать свои эмоции, чтобы отец не мог обернуть ее слабость против нее же. Хотя после развода она немного изменилась.

— Сколько вам было тогда?

— Восемь или девять. Джоан была старше меня на два года.

— А как развод изменил вашу мать?

— Она стала более открыто выражать свои чувства. Конечно, я не могу утверждать, была ли она такой только со мной или же со всеми.

— Вы хотите сказать, что после развода вы редко с ней виделись?

— Да. После развода я остался с отцом, а Джоан с матерью.

— Вас с ней разлучили? — выдохнула Аннелиза.

— Да. — Джек снова почувствовал холод в сердце. После развода он почти не знал, что такое материнская любовь и ласка. — Наш отец пригрозил, что если она не примет его условий, то может нас вообще больше никогда не увидеть. Позже мне сказала об этом Джоан.

— Неужели он был на это способен? — потрясение спросила Аннелиза.

— Учитывая, что я не виделся с матерью и сестрой, пока мне не исполнилось тринадцать… Думаю, я ответил на ваш вопрос.

— Как же так можно! — Аннелиза недоверчиво покачала головой, словно не в силах поверить в такую жесткость.

— Легко. Если есть не только возможность нанять самого лучшего адвоката, но и желание использовать меня, чтобы причинить моей матери страдание.

— Но в конце концов он все же понял, что был не прав, раз вы все же стали видеться с матерью и сестрой? — чуть воодушевившись, спросила Аннелиза.

— Ничего подобного. В то лето, когда мне было тринадцать, он отправился на медовый месяц со своей новой женой. Я должен был уехать в лагерь. Вместо этого я автостопом добрался до Колорадо, где жила моя мать со своим вторым мужем.

— Ну и смельчаком же вы были, Джек! — Аннелиза покачала головой. — Пускаться в такое путешествие одному и в таком возрасте! Да ведь с вами могло случиться все что угодно!

— Я как будто вернулся в прошлое, — усмехнулся Джек. — То же самое сказала моя мать. Но риск оправдался. Большую часть лета я провел с ними. — И это было самое замечательное лето в его жизни. — Конечно, отец в конце концов узнал об этом, но я провел незабываемые два месяца и за это время кое-что понял.

— Что именно?

Джек свел брови, вспоминая, и его лицо приобрело недоуменное выражение, словно он до сих пор не мог чего-то понять.

— Они были счастливы. Почти всегда смеялись. А когда дело доходило до ссор, я всегда ждал, что вот-вот должно произойти непоправимое, но этого так и не случилось.

— Вы имеете в виду, что дело так и не дошло до развода? — Джек почувствовал ее успокаивающую ладонь на своей руке. Бросив на Аннелизу быстрый взгляд, он убедился, что она даже не осознает своих действий.

— Именно так. Они могли сколько угодно спорить и даже ругаться, но их споры быстро утихали.

— После того случая как часто вы стали у них гостить?

— Ни разу. В качестве наказания за мое непослушание отец отправил меня в военную академию. В следующий раз я встретился с Джоан, когда мне исполнилось восемнадцать и отец уже не мог мне что-либо запрещать. К сожалению, за несколько месяцев до этого мать и отчим погибли в горах.

— Мне очень жаль, Джек.

Увидев, что в глазах Аннелизы блеснула слеза, Джек почувствовал, как ему что-то сдавило грудь.

— А как Джоан? — спросила девушка. — После этого она вернулась обратно в Чарлстон?

— Нет. Тогда она уже была студенткой колледжа и наотрез отказалась возвращаться к отцу.

В гостиной стало неожиданно тихо.

— К отцу или к вам? — медленно спросила Аннелиза, словно сомневаясь, что она имеет право задавать такой вопрос.

Многие годы Джек уверял себя, что он ни при чем, пока Джоан не лишила его этой надежды. Но к тому времени Джек уже настолько владел собой, что сумел пережить этот удар.

— Нам удалось восстановить наши отношения. — Его рот скривила мрачная усмешка. — Джоан даже простила отца, хотя тому было все равно. Но есть какая-то ирония в том, что Джоан смогла удочерить Изабеллу с помощью адвоката, которого ей посоветовал отец.

Джек осторожно встал, чтобы не разбудить Изабеллу, и давая этим понять, что разговор окончен. Рука Аннелизы упала. На том месте, где только что было тепло ее ладони, кожа вновь стала холодной.

— Вернусь, как только уложу племянницу.

Джеку нужно было уйти, чтобы вновь возвести вокруг себя вдруг начавшую рушиться стену. Он только что рассказал Аннелизе те детали о своей жизни, которых никому не раскрывал в течение уже двадцати лет: не в характере Джека было раскрывать свою душу перед кем бы то ни было. Он опасался сходиться с людьми, тем более с женщинами, так как перед его глазами всегда стоял неудавшийся брак родителей и то, что за ним последовало. Даже счастливый во всех отношениях второй брак своей матери Джек рассматривал как исключение из общего правила.

То, что он решил жениться, было продиктовано лишь необходимостью. Из этого брака исключались любые эмоции. Все должно будет подчиняться условиям, прописанным в брачном контракте, включая дату развода. Никаких привязанностей и близких отношений между ними возникнуть не должно. Все это также будет прописано в брачном контракте, но, если Аннелиза согласится делить с ним постель, он возражать не будет.

Когда Джек вернулся в гостиную, все его эмоции снова были под замком. До тех пор, пока он не увидел устремленный на себя взгляд Аннелизы.

И тут он понял, что, когда дело доходит до этой женщины, он совсем не тот Джек Мейсон, каким привык себя считать.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Джек не помнил, как шагнул к ней. Как заставил ее попятиться и упереться в стену. Его сознание включилось, только когда он накрыл губы девушки своими губами.

Мягкость и аромат ее кожи мгновенно вскружили ему голову. Аннелиза горела, словно в огне, и ее пламя растопляло лед, сковывавший его сердце.

— Я боролся с собой, чтобы не дотрагиваться до тебя, — говорил Джек между поцелуями. — Я обещал себе, что сдержу слово, но…

— Но в этот раз что-то не вышло, — хрипло рассмеялась Аннелиза.

— Ты не понимаешь! До этого я всегда держал свое слово, но с тобой… — в его голосе послышалась досада. — Мое тело вдруг совершенно вышло из-под контроля мозга.

— Плохая связь?

— Вообще ее отсутствие. — Джек положил ладони ей на шею. И тут же им овладело желание почувствовать ее вкус. Джек не стал с ним бороться. — Хотя я не совсем прав. Кое в чем мое тело и мозг по-прежнему действуют слаженно.

В памяти Джека возникло название фильма, который они смотрели вместе. «Сопротивление бесполезно». Именно так сейчас можно было описать его состояние. Целых десять секунд Джек противился искушению, но все же уступил ему, коснувшись ее груди.

Аннелиза шумно выдохнула. Ее длинные опущенные ресницы затрепетали, и Джек увидел в этом капитуляцию.

Он просунул свое колено между ног Аннелизы, чувствуя упругую силу и вместе с тем необыкновенную мягкость ее тела. Объятия девушки обещали ему сладостное забвение и возможность стать другим человеком — тонко чувствующим, нежным и отзывчивым.

Скользнув руками под топ Аннелизы, Джек некоторое время просто стоял, наслаждаясь прикосновением к нежной коже и проникаясь жаром податливого тела. Груди Аннелизы мягко опустились в его подставленные ладони, наполняя своей бархатистой тяжестью. Ее соски были двумя горячими бутонами желания. Джек дотронулся до них подушечками пальцев. В ответ на эту ласку Аннелиза застонала.

— Позволь мне сегодня заняться с тобой любовью, — сказал Джек.

Лицо Аннелизы исказилось. Джек видел, что в ней борются здравый смысл и желание ему уступить. На какое-то мгновение Джеку показалось, что желание победило, но в следующую секунду в ее глазах мелькнула паника. Похоже, не только он хранил в себе мучительные воспоминания прошлого.

— Я не могу. Мы не можем, — поправила себя Аннелиза. — Мы должны думать об Изабелле.

— Я думаю о ней.

— Тогда ты не будешь настаивать. Между нами не должно быть никаких личных отношений. Это недопустимо.

Джек знал, что она права. И он, и Изабелла — оба они нуждаются в помощи Аннелизы. Любым способом, но он должен убедить Аннелизу принять его предложение. И путь к алтарю лежал не через его постель, а основывался на ее привязанности к девочке.

Как сильно бы он ни желал эту женщину, но пока она не для него.

Джек неохотно убрал руки с ее груди, с сожалением покидая тепло, которое согревало его так недолго.

Не доверяя себе, он сделал пару шагов назад, видя, как паника в глазах Аннелизы уступает место желанию и беспомощной покорности. Если бы она произнесла хотя бы слово, он бы заключил ее в объятия и больше не отпускал. Но с губ Аннелизы не сорвалось ни звука, и рассудок снова вернулся к Джеку, а вместе с ним — напоминание о своей ответственности. Кровь в венах снова остыла. Джек не помнил, сколько лет холод был его постоянным спутником, но сейчас это уже не имело значения.

Он молча повернулся и вышел.



Стоило двери его спальни открыться, как Джек сразу проснулся.

— Изабелла с тобой? Она тут? — услышал он требовательный и настойчивый голос Аннелизы.

Джек рывком сел.

— Она пропала?

— Когда я вошла к ней, ее в комнате не было, — слегка задыхаясь, проговорила Аннелиза. — Я подумала, что она прячется в доме на дереве. Я почти разобрала его до основания, но ее там нет! — Аннелиза едва владела собой. — Я обыскала весь дом, но нигде не могу ее найти!

— Ты искала ее на улице?

— О боже, Джек, океан!

Они помчались к входной двери. Она была не заперта. Джек точно помнил, что закрыл ее и вечером еще раз проверил.

Распахнув дверь и уже собравшись крикнуть, Джек увидел свою племянницу. Изабелла сидела на полпути к океану. Ее почти не было видно за собакой впечатляющих размеров.

Аннелиза уткнулась ему в спину. Услышав, как она глубоко вдохнула воздух, Джек резко повернулся и накрыл ее рот ладонью.

— Тихо, — шепотом сказал он. — А то испугаешь их.

Девушка кивнула и, разглядев Изабеллу, с испугом прошептала:

— Этот зверь ее убьет!

— Даже не думай об этом! Возвращайся в дом и набери с моего мобильного телефон службы спасения, но не соединяй, пока я не скажу.

Аннелизе потребовалось несколько секунд, но она сумела взять себя в руки.

— Хорошо, — торопливо кивнула она.

— После этого вытащи из холодильника мясо и принеси мне. Но только медленно и плавно, поняла? Никаких громких звуков и резких движений.

Девушка снова молча кивнула и скрылась в доме. Джек сделал осторожный шаг вперед, сел на ступеньку веранды и негромко свистнул. Обе головы повернулись к нему. К ужасу Джека, пес издал низкое рычание, и в это же время Изабелла потянулась к его морде.

Вернулась Аннелиза. Джек понял это, услышав неровное дыхание. Она протянула ему несколько кусков сырого мяса, учащенно дыша за его спиной.

— Я звоню?

— Возвращайся в дом и оставь дверь открытой, — негромко произнес Джек. Он не хотел подвергать опасности и ее.

Свистнуть снова он не осмелился, уповая лишь на то, что-либо Изабелла, либо пес подойдут к нему. До него донесся смех Изабеллы.

Джек продолжал наблюдать с напряженным вниманием, но собака — Джек решил, что это самка, — вроде даже не думала бросаться на девочку. Напротив, это на Джека она продолжала смотреть с подозрением.

Джеку не терпелось, чтобы расстояние между собакой и Изабеллой увеличилось. Надеясь, что он не совершает ошибку, он протянул мясо.

— Не хочешь попробовать?

Собака заинтересованно принюхалась, а затем — Джек мог бы в этом поклясться — ее морда расплылась в улыбке. Лизнув малышку своим огромным языком, она устремилась к Джеку широкими прыжками. Того, что последовало за этим, Джек совершенно не ожидал: его племянница бросилась ее догонять.

Не дожидаясь, когда собака приблизится, Джек кинул мясо, которое тут же исчезло в ее пасти.

— Сидеть, — приказал он, не особо надеясь, что собака подчинится, но она послушно села, не сводя взгляда со второго куска в его руке.

Теперь Джек мог видеть, что по бокам у нее проступают ребра. С еще большим облегчением он заметил на ее шее ошейник и блестящую табличку.

Но выполнить свой план — кинуть мясо подальше, схватить Изабеллу и вбежать в дом — ему не удалось. Девочка остановилась рядом с собакой, обняла ее за шею и спрятала лицо у нее в шерсти.

Джек заставил себя говорить спокойно и твердо:

— Изабелла, иди в дом и найди Аннелизу. После того как ты вымоешь руки, можешь показать ей своего нового друга. Но покажешь ты его через окно. А я пока ее покормлю.

Изабелла задумалась, разрываемая между желанием остаться и показать собаку Аннелизе.

— Сейчас же, — сказал Джек таким тоном, к которому до этого дня общения с племянницей он не прибегал.

Облегчение Джека было почти осязаемым, когда Изабелла отпустила собаку и поднялась по ступеням. Но радовался он недолго, потому что собака вдруг взвилась в воздух, выхватила у него мясо из рук и устремилась за Изабеллой.

Джек лежал на спине. Хотя собака и не задела его зубами, она толкнула его с такой силой, что он не устоял на ногах. Быстро осмотрев себя на наличие ран и убедившись, что отделался только ушибом, Джек поспешил в дом.

Собака сидела у ног Изабеллы и с нескрываемым обожанием смотрела сверху вниз на девочку, которая, обхватив ее за шею, сияла от счастья. При виде этой картины Джек чуть не застонал вслух, уже догадываясь, что за этим последует.

— Мы не можем ее взять, — категорично заявил он, отвечая на молчаливый вопрос в глазах племянницы. — У нее уже есть хозяева.

Изабелла не взорвалась криком протеста. Она смотрела на него лучистыми зелеными глазами, сияя улыбкой.

— Наверное, она просто потерялась, — поддержала его Аннелиза. — Бедняжка.

— Скорее всего, эту «бедняжку» выставили, когда она вымахала до размеров слоненка и стала объедать весь дом, — пробормотал себе под нос Джек, но Аннелиза его услышала.

— Ты хочешь сказать, что ее просто выбросили из дома? — чуть ли не с ужасом спросила она.

Изабелла крепче обняла собаку. Та сдержанно гавкнула, но стекла в бунгало слегка задрожали.

— Если же она потерялась, значит, ее ищут, — предпринял еще одну попытку Джек. — Я позвоню миссис Уолкотт и попрошу ее узнать, кто может являться ее хозяином.

— Миссис Уолкотт? — спросила Аннелиза.

— Экономка Тея. — Джек решил, что пора переходить к решительным мерам. — Мы не можем взять эту собаку в дом, — непреклонно сказал он, глядя на Изабеллу. — У нее уже могут быть хозяева.

— Она правда чудесная собака, — проговорила Аннелиза, сглаживая резкость слов Джека.

— Теленок, — мрачно изрек Джек.

— Интересно, как ее зовут, — ничуть не испугавшись, произнесла Аннелиза. — Если у нее нет хозяев, мы можем дать ей имя.

Изабелла согласно кивнула.

— Никаких имен! — возразил Джек, но его уже никто не слушал.

Изабелла и Аннелиза обступили собаку, которая била хвостом по полу и поскуливала от благодарности, не сводя глаз с Джека и словно посмеиваясь над ним.

— Кое-кто мог бы сказать, что именно я заслуживаю такого обращения, так как оплачиваю все счета, — протянул Джек. — Но нет. Мне отведена роль злодея, хотя я знаю, чем все закончится — меня определят в будку, а на этой псине сосредоточится все внимание. Нет, — сказал он, — этому не бывать.

— Что это за порода? — спросила Аннелиза.

— Датский дог, — нехотя ответил Джек. — Но, принимая во внимание ее размеры, я ничуть не удивлюсь, если окажется, что среди ее предков были мастифы.

— Кто бы ни был у нее в роду, все равно она красавица, — сказала Аннелиза и протянула Джеку телефон.

Миссис Уолкотт ответила после первого же звонка.

— У нас посетительница, — сообщил Джек после краткого обмена любезностями. — Четвероногая, размером с «хаммер» и голодная.

— Вы ее видели? Слава богу! Люди из приюта для животных охотятся за ней уже неделю, но этому хитрому зверю постоянно удается от них убежать.

Джек посмотрел на собаку. Она лежала на спине, жмуря глаза от удовольствия, пока Изабелла почесывала ей живот.

— Прямо сейчас она в гостиной бунгало Тея.

— Мистер Мейсон, вы просто душка, что взяли ее к себе!

— Нет! Я…

— Все очень за нее переживают, — затараторила миссис Уолкотт. — Я видела, как какие-то ребята выкинули ее из автомобиля, словно она мусор. Я так рада, что теперь у нее есть дом.

— Если только какой-нибудь сумасшедший возьмет ее к себе, — сквозь зубы процедил Джек. — Вызовите, пожалуйста, людей по отлову животных. — В ту же секунду он почувствовал, как на него уставились три пары укоризненно-возмущенных глаз, а в трубке вдруг стало очень тихо. — Что? — сказал он, чуть ли не защищаясь.

Изабелла положила голову на собачий живот и отвернулась от него.

— Может не стоит принимать поспешных решений? — предложила Аннелиза и облизнула губы, что сразу же привлекло к ним взгляд Джека. — Почему бы ей не пожить у нас, пока мы не найдем ее хозяев?

— Это ваша новая няня? — спросила миссис Уолкотт. — Она говорит дельные вещи.

Джек понял, что проигрывает под натиском четырех особ женского пола, но спокойно возразил:

— Я никогда не принимаю решений, прежде чем все тщательно не взвешу. А так как я здесь за все отвечаю, значит, мне и решать, как поступить.

— Но она останется не больше чем на день. Или на два, — словно забыв, что он ее работодатель, сказала Аннелиза.

— Кажется, есть более простой способ, — произнес Джек, быстро попрощавшись с экономкой и положив трубку. Подойдя к собаке, он разглядел на табличке телефон и адрес ветеринарной клиники. И сразу же набрал этот номер.

— Знаю, знаю, — не дослушав Джека, сказал ветеринар. — Помесь датского дога и мастифа. Ее кличка Мадам. Она талисман, то есть была, насколько я понял из ваших слов, талисманом студенческого общества. Они играли, чтобы выяснить, кто заберет ее к себе. Один из ребят выиграл. Но, похоже, его родители отказались пускать ее на порог дома, и он нашел выход из этой ситуации.

— У вас есть телефон этого парня?

— Есть, но боюсь, что если вы позвоните по этому номеру, то вам ответят из какого-нибудь бара.

— Что еще? — мрачнея, спросил Джек.

— Ну, собаке примерно два с половиной года. Ей сделаны все прививки. Она абсолютно здорова.

— Благодарю за помощь.

— Если вы надумаете взять Мадам к себе, я могу прислать вам все ее справки по факсу.

— Я позвоню вам.

Джек поднял голову и почувствовал на себе взгляд Аннелизы и Изабеллы. Они смотрели на него с нескрываемой надеждой.

— Ее зовут Мадам.

— А кто ее хозяева? — спросила Аннелиза.

У Джека не было выбора. Он передал то, что сказал ему ветеринар, и сделал вывод сухим тоном, не подразумевающим споров и возражений, — это всегда действовало на его подчиненных одинаково, и еще никто не осмелился его ослушаться.

— Мы сами отвезем ее в приют для животных, — объявил он. — Тема закрыта.

Вопреки его ожиданиям — впрочем, Джек признался себе, что он не особо надеялся, что Аннелиза безропотно с ним согласится, — она сложила руки на груди и многозначительно посмотрела в сторону Изабеллы.

— Думаю, Мадам не причинит нам никакого вреда. Я даже уверена, что мы нисколько не пожалеем, взяв ее к себе.

— Например? — хмуро поинтересовался Джек и подумал, что он, пожалуй, скоро начнет привыкать к тому, что Аннелиза не ведет себя так, как положено его подчиненным. — Впрочем, я сам могу ответить. Какая прорва еды потребуется, чтобы ее накормить? А если Сара и Бретт откажутся у меня работать, если я возьму ее в дом? Няни у меня долго не задерживаются. Теперь вы хотите лишить меня еще и экономки и мастера по дому?

— Сару и Бретта я беру на себя, — заявила Аннелиза. — Но я почти уверена, что они нисколько не будут возражать против Мадам. — (Изабелла энергично кивнула.) — К тому же уход за живым существом приучит вашу племянницу к ответственности. — Она понизила голос, чтобы следующее предложение мог услышать только он, пользуясь тем, что Изабелла вновь стала играть с собакой. — Что, если она поможет Изабелле справиться с ее горем?

— Ну, вы… — Джек сердито нахмурился. — Это шантаж! И потом, вы же понимаете, что при Изабелле об этом не стоит напоминать. Черт возь…

— Не ругайтесь в присутствии ребенка, — строго напомнила Аннелиза.

— Хорошо, я буду ругаться в вашем присутствии, как только мы останемся наедине.

— Вы сделаете это позже, — мило улыбнулась Аннелиза. — А пока я думаю, что не стоит оставлять Изабеллу одну с Мадам. Вы согласны?

— Абсолютно. — Он покосился на собаку и снова поразился ее размерам. — Ну и громадина.

— Но пока мы могли убедиться в том, что она очень добродушна. И взяла Изабеллу под свою охрану. Вы не можете этого отрицать. Я видела, с каким подозрением она сначала на вас смотрела.

— Быстро же вы переметнулись на ее сторону, — язвительно заметил Джек. — Все это чудесно. Но вы забываете о кучах де… шоколадок, — поправился он, поймав предостерегающий взгляд Аннелизы, — а также об озерах имбирного эля, которые разольются в доме вместе с ее появлением. И кто все это будет убирать?

Глаза Аннелизы заискрились смехом.

— Думаю, Мадам приучена ходить на улицу, а мы уж постараемся, чтобы она гуляла как можно чаще, чтобы не превратить ваш дом в шоколадную фабрику или затопить вас имбирным элем.

— Кстати, кто будет с ней гулять и носить с собой мешок для сбора этих «шоколадок»?

— Что ж, значит, такова наша доля, — вздохнула Аннелиза. — Любишь кататься, люби и саночки возить, — напомнила она старую пословицу.

— Хорошо. Но у меня большие сомнения, что вы сможете справиться с ней, если ее вдруг что-нибудь заинтересует. Вы ее не удержите, и тогда неизвестно, к чему это может привести, а отвечать, естественно, придется мне.

— Например?

— Вам нужны примеры? Пожалуйста. Она может снести машину или фонарь, а то… возьмет и съест какого-нибудь туриста… Впрочем, я не вижу в этом ничего плохого.

Изабелла захихикала. Джек перестал перечислять и подумал, что никогда еще он не слышал более чудесного звука.

— Она не поместится в «ягуар», — уже слабее продолжил он, не желая признаваться себе, что побежден. — В доме полно антиквариата. Кроме того, она может прорыть нору из двора прямиком в Китай. Представляете, если Изабелла в нее свалится? Она ведь не говорит по-китайски.

— Она не говорит и по-английски, — напомнила ему Аннелиза. — Что, если Мадам поможет ей снова заговорить?

Джек решительно воспротивился вспыхнувшей в нем надежде.

— А ее лай? Кто будет оплачивать выбитые от ее лая стекла? Вы?

— Я нисколько не сомневаюсь в том, что вы можете позволить себе такие непредвиденные расходы без особого ущерба для своего банковского счета. — Аннелиза посмотрела на него с таким умоляющим выражением, что могла бы разжалобить и камень. — Пожалуйста, Джек. Можно она останется с нами?

Изабелла подбежала к нему и обхватила его за ноги.

Это окончательно сломило сопротивление Джека.

— Черт, — пробормотал он.

— Я так понимаю, теперь у нас есть собака? — уточнила Аннелиза.

— Это не собака, — автоматически возразил Джек.

— Слоненок, теленок, фабрика по производству шоколада и имбирного эля… Но она… наша?

Джек тяжко вздохнул и удрученно покачал головой.

— Похоже, мне только что не оставили никакого выбора.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Оглядываясь назад, Джек понял, что взявшаяся ниоткуда собака в его доме все изменила. С каким-то злорадным удовлетворением он радовался тому, что некоторые его опасения полностью оправдались, однако с каждым днем, несмотря на свое сопротивление, он все больше и больше привязывался к Мадам.

— Этот отпуск обойдется мне в целое состояние, — жаловался он Аннелизе после очередного погрома. — Ее хвост нужно зарегистрировать в реестре эффективных видов оружия.

— Кого ты хочешь обмануть, Мейсон? Признайся, ты обожаешь ее.

Джек посмотрел в сторону гостиной. Изабелла и Мадам лежали на диване.

— В чем я могу признаться, так это в том, что обожаю перемены, которые произошли с Изабеллой после того, как с нами начал жить этот монстр.

— Она совсем преобразилась, правда?

К своему ужасу, Джек увидел, как в глазах Аннелизы блеснули слезы.

— Я распорядился, чтобы нашли тех ребят, которые выкинули ее из машины, — надеясь, что Аннелизу обрадует эта новость, сказал Джек и с облегчением увидел, что это подействовало.

— Хорошо. Может, тогда ты сможешь добиться, чтобы их отправили на общественные работы. Например, в приют для животных? Надо преподать им урок.

— Сделаю все, что в моих силах, — пообещал Джек и состроил гримасу. — Пока мне надо думать о том, как свести к минимуму разрушения в собственном доме, когда мы вернемся.

Аннелиза озадаченно нахмурилась.

— Что ты собираешься предпринять?

— Не собираюсь, а уже предпринял, — поправил ее Джек. — Я попросил Сару наиболее ценные вещи отдать в хранилище.

— Ты пошел на это ради Изабеллы? — спросила Аннелиза и посмотрела на него как-то странно.

— А что мне оставалось делать? Впрочем, нужно было сделать это сразу, как только Изабелла поселилась у меня. Я помню, как в детстве я сам ходил на цыпочках, боясь ненароком разбить какой-нибудь шедевр эпохи французских монархов или периода зарождения американской культуры.

— Я безумно рада это слышать. Даже не думала, что ты на такое способен, — призналась Аннелиза.

— Почему?

— Ну, у тебя есть определенная репутация. Если не знать тебя близко, то трудно поверить, что ты можешь пойти на такой шаг. И уж если быть совсем откровенной, поначалу я сомневалась, что тебя можно назначать опекуном Изабеллы.

— Вот как?

— Ну да, — торопливо продолжила Аннелиза, поняв, что своим замечанием она, возможно, переступила все границы. — Но ты ведь не будешь отрицать, что тобой двигала ответственность?

— Не буду.

— Однако потом я изменила свое мнение. Ведь если бы ты был таким, каким описывают тебя журналисты, то просто оставил бы Изабеллу на попечение какой-нибудь няни, а сам спокойно вернулся к своему бизнесу, считая, что выполнил свой долг. У тебя есть чувства, Джек, — мягко сказала Аннелиза.

— В таком случае ты единственная, кто так считает, — возразил Джек. Сам он был абсолютно уверен в обратном. В конце концов, таким его воспитал отец. — Но мне любопытно узнать, с чего ты это решила?

— За эти дни я многое о тебе узнала, Джек, и у меня сложилось собственное мнение.

— Что ж, в таком случае оно ошибочно. Ты видишь во мне лишь то, что хочешь видеть. Иначе почему я нанял тебя? Мне нужен был человек, который будет заботиться о моей племяннице, чтобы я мог вернуться к своей прежней жизни.

— Возможно, поначалу так и было, — небрежно отмахнулась от его признания девушка. — Но ты изменился, когда в твоей жизни появилась Изабелла. Тебя радует, что вы становитесь с ней ближе.

— Разве?

— Ты ведь здесь, с ней? — широко улыбнулась Аннелиза. — О чем это говорит? Что ты не так бессердечен, как хочешь меня убедить.

— Наглая ложь, — заявил Джек. — И ты сейчас же возьмешь свои слова назад!

— Конечно, мистер Мейсон, — подмигнула ему Аннелиза. — В конце концов, это ведь не вы взяли на попечение свою племянницу, раз кроме вас больше никто не изъявил такого желания. И не вы проводите с ней все свое время, пока ваша многомиллионная корпорация, возможно, испытывает трудности без вашего чуткого руководства. И не вы взяли собаку, которую, как вы сами говорили, не возьмет ни один человек в здравом уме. Интересно, на что еще готов пойти такой бессердечный человек ради своей племянницы?

Аннелиза открыто над ним насмехалась, но она сама повернула разговор в нужное ему русло.

— Вопрос не в том, как далеко я готов пойти ради Изабеллы, — медленно произнес Джек. — Насколько далеко готова пойти ты?

Улыбка Аннелизы сразу увяла. Она с опаской посмотрела на него.

— Что ты имеешь в виду?

— В ближайшем будущем я собираюсь попросить тебя об услуге, чтобы помочь мне уладить один вопрос, касающийся Изабеллы, но я бы хотел услышать твой ответ уже сейчас.

Из ее глаз исчезла настороженность.

— Тогда ты целиком можешь на меня рассчитывать, — без колебаний проговорила Аннелиза.

— На такое я не мог даже и рассчитывать, — удовлетворенно сказал Джек. — И имей в виду, — не в силах сдержаться, он наклонил голову и легонько коснулся ее губ, — что тебе придется сдержать свое обещание.



Следующие несколько дней прошли как в калейдоскопе. Как Джек и предупреждал, Мадам ела устрашающе много, но зато у нее перестали проступать ребра.

Изабеллу стало просто не узнать. В эти дни она смеялась больше, чем за все время, проведенное в его доме, хотя по-прежнему отказывалась говорить. Ее привязанность росла не только к Мадам — она старалась поровну разделить свое внимание между ними тремя. Но до полного выздоровления Изабелле было еще далеко.

Словно услышав мысли Джека, Мадам подошла к нему и положила голову ему на колени. Аннелиза смотрела на это с улыбкой, от которой в его груди росло какое-то странное томление. Улыбка девушки заставляла тосковать по чему-то, чему Джек затруднялся дать название.

Незадолго до их отъезда произошло еще одно событие, которое убедило Джека, что Изабелла понемногу начинает привыкать к своей новой жизни.

В то утро Джек проснулся, когда дверь его спальни распахнулась, а в следующее мгновение кровать просела под тяжестью собаки, племянницы, куклы и большой книги с картинками, которая угодила ему прямо в подбородок, когда Изабелла устраивалась рядом с ним.

— Крошка-матрешка? — сонно спросил он. — Что случилось?

Изабелла всучила книгу ему в руки и захлопала своими неправдоподобно длинными ресницами. Мадам положила свою огромную голову на свободную подушку и мгновенно уснула.

— Ты хочешь, чтобы я тебе почитал? — спросил Джек. Изабелла кивнула и прислонила свою головку к его груди. Ее растрепанные волосы защекотали ему подбородок. У Джека неожиданно возникла одна мысль, и у него запершило в горле. — Теперь мы семья? — спросил он севшим голосом.

Изабелла кивнула и похлопала по книге. Когда Джек овладел собой настолько, чтобы начать чтение, за дверью раздался голос Аннелизы:

— Изабелла? Мадам? Где вы?

— Здесь, — громко сказал Джек. — Все у меня.

Аннелиза появилась на пороге его спальни. Ее прическа мало чем отличалась от прически Изабеллы. Увидев представшую ее глазам картину, она споткнулась и сдавленно произнесла:

— Что… происходит?

Джек нахмурился. Неужели Аннелиза не знает? Даже ему удалось испытать это счастье одним летом.

— Каждое воскресенье моя мама, отчим, Джоан и я брали с собой книги и газеты, кофе и сок и пару часов лежали все вместе на одной постели. Похоже, Джоан продолжила эту традицию.

— Какая хорошая традиция, — улыбнулась Аннелиза.

— Не хочешь к нам присоединиться?

На лице Аннелизы отразилась борьба, и еще на нем мелькнуло нечто вроде зависти. Джеку было хорошо знакомо это чувство, и он неожиданно подумал, какое у нее было детство. В следующую секунду ее лицо снова стало спокойным, и Джек вновь восхитился ее выдержкой.

— Не думаю, что с моей стороны это будет благоразумно, — сказала она и попятилась к двери. — Пойду приготовлю вам завтрак, пока вы почитаете книжку.

— Завтрак подождет. Изабелла не будет возражать, если ты присоединишься к нам. Верно я говорю? — обратился он к своей племяннице.

Изабелла с надеждой посмотрела на Аннелизу, которая продолжала разрываться между очевидным желанием испытать то, чему не было места в ее детстве, и профессиональной этикой.

— Идите к нам, мисс Стефано. Вы нам нужны.

Должно быть, чего-то в этом роде Аннелиза и ждала. Улыбка, осветившая ее лицо, чуть не ослепила Джека. Он подождал, пока она устроилась на постели, и открыл книгу с рассказами о миссис Пеннивинкль.

— «Стоял холодный зимний день, когда волшебная фарфоровая кукла Нэнси попала к маленькой девочке, которой была нужна помощь», — начал читать Джек.

— Твоя кукла очень похожа на ту, которая нарисована в книге, — удивленно сказала Аннелиза. — Это Нэнси? — (Изабелла кивнула.) — Теперь понятно, почему она тебе так дорога. Ты думаешь, что она с тобой, чтобы помочь тебе, как говорится в книжке?

Изабелла вновь кивнула, указывая на Мадам.

— Ты считаешь, что она послала тебе Мадам? — догадался Джек и получил еще один утвердительный кивок. Он с беспокойством перевел взгляд на Аннелизу. — Это может стать проблемой?

— Надеюсь, нет, — ответила девушка. — Все, что нам нужно сделать, — это окружить ее любовью. Это самое верное средство. Тогда не будет ничего страшного, если она будет верить, что кукла способна исполнить любое ее желание. Но, конечно, это только предположение.

Изабелла требовательно постучала по книге. Извинившись, Джек возобновил чтение.



Следующий час пролетел незаметно. Когда Аннелиза с Изабеллой пошли на кухню, чтобы приготовить блины, позвонил Дерек.

— Что случилось?

— Я получил отчеты о мисс Стефано и решил…

— Все в порядке? — перебил его Джек.

— В большинстве своем — да.

— Что не так?

— В шестнадцать лет она попалась копам в нетрезвом состоянии на чьей-то вечеринке, устроенной в честь дня рождения. Ей назначали небольшой срок общественных работ, после чего запись в деле удалили. Не считая этого, она чиста как ангел.

— Если запись была удалена, как тебе удалось это выяснить?

— У меня есть свои источники. Не суди девушку очень уж строго, Джек, — вдруг заступился за нее Дерек. — За два года до этого случая у нее умерла мать. Ее отец служил военным, и в это время его не было дома. Когда ему стало об этом известно, он ушел в отставку и открыл небольшой бизнес, связанный с яхтами или что-то в этом роде. Каждое лето мисс Стефано отдыхала у своей тети — она учительница и живет недалеко от округа Колумбия. Возможно, именно она повлияла на выбор профессии девушки.

— Общество по защите прав ребенка сможет это обнаружить?

— Я сомневаюсь, что они будут копать так глубоко. — Немного спустя Дерек спросил: — Могу я поинтересоваться, как обстоят дела с твоим предполагаемым браком?

— Есть кое-какие результаты.

— Значит, скоро ты станешь женатым мужчиной.

Это был не вопрос, понял Джек.

— Что ты знаешь такого, чего я не знаю? — подозрительно спросил он.

— Миссис Локк вновь начала суетиться. Я пытался добиться, чтобы на ее место назначили другого человека, но это не удалось сделать даже мне.

— Сколько у меня времени?

— Чем раньше, тем лучше. Как ты отнесешься к тому, чтобы сегодня же подать заявление о заключении брака и уже через сутки стать женатым человеком?

— Это называется «немедленно».

— Но я же не для себя стараюсь. Послушай, Джек. Женившись, ты выиграешь по меньшей мере месяц. Это все, что я могу тебе обещать. Я не всесилен. Ты должен жениться и через месяц предстать перед миссис Локк счастливым отцом счастливого семейства, чтобы миссис Локк не могла ни к чему придраться.

— Я постараюсь, — произнес Джек сквозь сжатые зубы.

— Не старайся, а женись, — посоветовал на прощание Дерек и отключился.

День прошел в раздумьях, как поступить. Сказать Аннелизе ложь или правду? Правда была все же предпочтительнее, даже если этим он рисковал потерять не только жену, но и няню.

— Мне нужно с тобой поговорить, — сказал Джек, когда они уложили Изабеллу спать.

Аннелиза посмотрела на него с тревогой.

— Что-то случилось?

— Пройдем в гостиную, — предложил он и, закрыв за собой дверь, сразу приступил к делу: — Согласно совету моего адвоката я должен немедленно жениться, чтобы стать опекуном Изабеллы.

— Жениться? — потрясенно спросила Аннелиза. — Это правда?

— Увы. Дерек защищает мои интересы. Он же общается с миссис Локк и со всеми людьми, имеющими отношение к обществу по защите прав ребенка. Мне отказывают в опекунстве, так как считают, что работа отнимает у меня большую часть времени, а с Изабеллой постоянно должен кто-то находиться, тем более в ее возрасте. Как будто я собираюсь оставлять ее одну! — В его словах послышалась досада, но Джек быстро подавил свои эмоции. — Дерек посоветовал мне жениться, так как в этом случае за моей племянницей смотрела бы жена и мне было бы значительно легче оформить опекунство.

— И… у тебя есть такая женщина?

— На примете? Да.

— А Изабелла ее знает?

— Она ее обожает.

— Ах, вот как… Ну, в таком случае… Наверное, это хорошо. Поздравляю.

— Поздравлять пока рано. Она еще не приняла мое предложение.

В гостиной повисла тишина.

— Секундочку, — наконец медленно сказала Аннелиза. — То есть, если я правильно поняла, я по-прежнему являюсь няней Изабеллы? Но если эта женщина все же решит принять твое предложение, разве не она будет заботиться об Изабелле?

— В любом случае мне потребуется твоя помощь. — Джек взял выбившийся из ее прически локон и намотал его на палец. — Разве что в несколько ином качестве. Надеюсь, ты будешь рассматривать это как повышение по службе.

Аннелиза быстро сложила в уме два и два и сразу пришла к верному ответу. На ее лице отразился шок, который она даже не пыталась скрыть.

— Ты хочешь сказать… Но вы же не можете всерьез… — вернулась она к формальному обращению.

— Разве? По-моему, я только что это сделал. И я буду вам весьма признателен, мисс Стефано, если вы согласитесь превратиться из няни Изабеллы в мою жену.

— Вы не можете говорить это серьезно, — убежденно сказала Аннелиза, но ее голос сорвался.

— Серьезнее быть не может. Ты помнишь, я говорил, что сделаю все, чтобы стать опекуном Изабеллы. И если память мне не изменяет, ты также сказала, что ради благополучия Изабеллы тоже пойдешь на все. Я задавал тот вопрос совершенно не случайно. Ты отказываешься выполнить свое обещание?

В глазах Аннелизы появилась боль. У Джека сжалось сердце, но он не мог позволить себе сжалиться над ней.

— Джек, как ты можешь? — прошептала Аннелиза.

— Поверь, я просто вынужден так поступить ради Изабеллы. Ведь ты не хочешь, чтобы ее отдали в другую семью? — Джек взял девушку за руки. — Но если ты согласишься, я сделаю все, что ты потребуешь. Пожалуйста, Аннелиза. Выходи за меня замуж.

— Нет. — Она энергично затрясла головой. — Я могу согласиться на все что угодно, только не на это.

Джека внезапно охватило подозрение.

— Ты замужем?

— Нет, конечно!

— И ты говорила, что у тебя никого нет.

— Именно так.

— То есть это всего лишь вопрос морали.

Аннелиза беспомощно посмотрела на него.

— Ты не понимаешь…

— Ну, так объясни мне.

Аннелиза ответила не сразу.

— Я действительно привязалась к Изабелле. И сделаю все, чтобы она вернулась к прежней жизни, но не могу откликнуться на твою просьбу. Это будет неправильно.

— Мы расторгнем брак, как только я оформлю опекунство, и уже никакое общество не сможет отобрать у меня Изабеллу. Я прошу тебя оказать мне эту услугу. Я не пожалею никаких денег.

— Ты хочешь заплатить мне за то, чтобы я сыграла роль твоей жены? — ее голос звучал удивительно ровно.

— Я бы сказал, вознагражу, но, если хочешь, можешь рассматривать это как плату. Например, как ту, какую я плачу тебе за твою нынешнюю работу.

— Меня это не устраивает.

— Тебя не устраивает, что я предлагаю тебе плату за то, что ты сыграешь роль моей жены, или потому что считаешь это неправильным?

— Я… я не знаю! — воскликнула Аннелиза. В ее взгляде мелькнула растерянность.

— Послушай меня. Если ты согласишься делить со мной постель, то лишь потому, что нас влечет друг к другу. Принуждать тебя я ни к чему не собираюсь. Рассматривай брак как сделку. В результате этой сделки я получаю Изабеллу. У тебя, как у моей бывшей жены, будет гораздо больше возможностей, чтобы устроить свою жизнь так, как ты это захочешь.

Это заставило Аннелизу задуматься. Джек не торопил ее с ответом. Наконец девушка заговорила:

— Мой отец как-то сказал мне, что на свете нет ничего тяжелее, чем воспитывать ребенка одному. Ему всегда казалось, что он делает что-то не так. Сознание вины не оставляло его ни на минуту.

Джек сразу же воспользовался ее словами. Против нее. Хотя и ненавидел себя в эту минуту.

— Я не буду чувствовать себя виноватым, если ты выйдешь за меня замуж.

Аннелиза опустила глаза и сжала руки в кулаки.

— Как долго?

— Максимум два года.

— А после я должна буду просто исчезнуть из вашей жизни? — спросила она, вскинув голову.

— Но ты ушла бы в любом случае, разве нет? — мягко напомнил ей Джек. — Ты подписала контракт на два года, чтобы получить степень бакалавра, а затем устроиться учителем в школу.

— Да, я рассматривала эту работу лишь как временную, — согласилась Аннелиза. Ее глаза стали огромными. — Я помню.

— Теперь я всего лишь предлагаю тебе стать моей женой и быть ею в течение этих же двух лет.

— Но когда я уйду, разве это не станет для Изабеллы новым ударом?

— Я больше сам не допущу никаких резких потрясений в ее жизни. Мы постепенно начнем готовить ее к тому, что ты уйдешь. Я также не буду возражать, если она захочет видеться с тобой после того, как мы расстанемся.

— А как же я? — прошептала Изабелла.

— Мы выработаем такое решение, которое устроило бы всех троих. Но это будет ни к чему, если у меня ее отнимут, — добавил Джек.

— Это будет неправильно, — не колеблясь ни секунды, сказала Аннелиза. — Ты ей нужен.

— Тогда выходи за меня замуж. Обещаю, ты не пожалеешь.

— Боюсь, что пожалею, — тихо произнесла она и тряхнула головой. — Но ты прав. Мне неприятна даже мысль, что ей придется жить у чужих ей людей, какими хорошими они бы ни были. Вы должны быть вместе.

В ее глазах появились тоска и отчаяние, но, заметив пристальный взгляд Джека, она моргнула, прогоняя их из своих глаз, не желая раскрывать своих секретов, которые, как подозревал Джек, причиняли ей боль. Возможно, в прошлом ей пришлось страдать еще больше, чем ему, снова подумал он.

— Хорошо, Джек. Я согласна и сделаю все, чтобы ты стал законным опекуном Изабеллы.

Джек шагнул к ней и обнял, хотя совсем недавно говорил, что их брак будет лишь сделкой.

— Пожалуйста, Джек. — Аннелиза попыталась вырваться. — Не нужно.

— Почему?

— Мне и так нелегко.

— Нелегко контролировать себя?

— Да. Частично.

— Тогда позволь этим займусь я.

Джек наклонился и накрыл губы Аннелизы своими губами. Один-единственный поцелуй, но он сразу вызвал настоящую бурю в ее душе. Аннелиза сначала сопротивлялась ощущениям, которые он в ней будил, но затем все же сдалась. Обхватив Джека за шею, она сама прижалась к нему, чувствуя, как ее охватывает пламя.

Ему хотелось убедить себя в том, что он целует Аннелизу, чтобы она вдруг не передумала. Она нужна Изабелле. И ему. Чтобы она каждое утро просыпалась в его постели, в его объятиях. И чтобы каждое воскресное утро они встречали все вместе: он, Аннелиза, Изабелла и даже тот монстр, которого они почему-то называют собакой.

И он сделает все возможное и невозможное, чтобы это случилось.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Церемония бракосочетания должна была состояться спустя два дня. Джеку пришлось уговаривать Аннелизу, что свадебное платье просто необходимо.

— Ты шутишь, — сказала Аннелиза, когда он заикнулся об этом.

— Вовсе нет. Подумай сама, Аннелиза. Все должно выглядеть правдоподобно. Моя свадьба обязательно привлечет к себе внимание прессы. Я собираюсь это использовать. Хочу, чтобы все газеты раструбили о мгновенно вспыхнувшей любви между мной и очаровательной няней, завоевавшей мое сердце.

Аннелиза побледнела.

— Но мой отец даже не знает, что я работаю на тебя. Что я ему скажу?

— Скажи, что это была любовь с первого взгляда.

— Он не поверит.

— Почему?

— Он знает, что не в моем характере поступать импульсивно. Тем более выйти замуж за тебя…

— Что ты хочешь этим сказать? — Джек явно оскорбился.

— Ты богат. Ты обладаешь властью. — Она покачала головой. — Нет, он не поверит.

Джек внимательно посмотрел на нее.

— Почему бы тебе не сказать настоящую причину?

— Ты как-то упомянул, что твоей отец учил тебя добиться своей цели любой ценой. А мой отец учил меня не принимать поспешных решений. Он ни за что не поверит, что я вышла за тебя замуж после двух недель знакомства.

— Тогда тебе придется убедить его в том, что этот случай был особый.

— Я попробую, но… — Аннелиза вздохнула и развела руки в стороны. — А как отреагирует на это твой отец?

— Посмотрим, когда он узнает о свадьбе из газет.

— Ты не собираешься ему говорить?

— Поверь мне, — усмехнулся Джек, — так будет даже интереснее.

Аннелиза не успела возразить, так как они вошли в бутик эксклюзивной свадебной одежды. Джек выписал чек и сказал, чтобы ей подобрали самое романтичное платье, подходящее случаю, а также платьице для Изабеллы. Его заверили, что он останется доволен их выбором. Втайне посмеиваясь над сомнениями Аннелизы — это отражалось в ее глазах — и сияющей Изабеллой, он вышел.



На следующее утро Джека удивил Дерек, возникший на пороге его дома вместе с Теем Макклинтоком.

— В чем дело? — приветствовал Джек своих друзей.

— И я рад тебя видеть, черт возьми! Заставил меня лететь из Сингапура, — пожимая его руку, сказал Тей.

— Я думал, ты в Париже.

— Был — месяц назад. Ну не мог же я пропустить такое событие, — осклабился Тей.

Джек метнул взгляд в сторону Дерека.

— Ты ему сказал?

— О свадьбе? Да.

— Но не о причине твоего поспешно брака, — вклинился Тей на правах старого друга. — Попробую размышлять логически. Это как-то связано с Изабеллой и нежеланием общества по защите прав ребенка оформлять опекунство на тебя, я так полагаю.

— Частично — да, — неохотно признал Джек. Он не стал вдаваться в подробности, так как ему не хотелось говорить, что он соблазнил Аннелизу деньгами — тем более это было неправдой. Он был уверен в том, что для Аннелизы, как и для него, главным было вернуть Изабеллу к нормальной жизни.

Так и не дождавшись от него объяснений, Дерек вопросительно вскинул брови.

— Ну-ну, — протянул он. — Кто бы мог подумать?

— Что именно? — сразу ощетинился Джек.

— Что Джек Мейсон окажется положен на лопатки какой-то няней.

— Отстань, Флетчер, — огрызнулся Джек. — Все не так, как ты думаешь.

— Да, — удивленно протянул Тей. — Ну-ка, говори, какие у тебя планы в отношении этой няни? Хотя ладно, это не важно. Интересно другое. Почему она согласилась выйти за тебя?

— Если вы оба не заткнетесь, на свадьбу можете не приходить.

Его друзья разом усмехнулись.

— Ясно, — сказал Тей. — Можешь ничего не объяснять.

— Точно, — поддержал его Дерек. — Я-то думал, что она согласилась ради денег. Но сейчас я уже не так в этом уверен.

— Почему? — полюбопытствовал Тей.

— Я встречался с ней вчера. Она не показалась мне охотницей за золотым тельцом.

— Потому что она ею не является! — потеряв всякое терпение, рявкнул Джек.

— Вот-вот, — поддакнул Дерек. — Поэтому Тей правильно заметил: интересно, почему она согласилась потратить на неизвестных ей, в сущности, людей два года своей жизни?

— Раз корыстный интерес исключается, то… — добавил Тей, и они оба выжидающе уставились на Джека.

— Аннелиза очень привязалась к Изабелле. К тому же корыстный интерес не стоит исключать полностью: после этих двух лет Аннелиза планирует стать учительницей, а это, как известно, не такая уж прибыльная работенка.

Его довод прозвучал неубедительно, и Джек сам это почувствовал. Но его друзья вдруг сделали вид, будто этого не заметили, и переменили тему. Джек слушал их вполуха. Его охватывало какое-то смутное беспокойство, но он не мог понять его причины. Единственное, что он знал, — это как-то связано с Аннелизой. Действительно, а почему она на самом деле согласилась?



Позже этим же днем состоялось бракосочетание. В тот миг, когда Джек уже стоял у импровизированного алтаря, а Аннелиза под руку с Изабеллой шли к нему, из-за крон деревьев выглянуло солнце. В блекнувшем золоте его лучей Изабелла казалась ступающим по земле очаровательным ангелочком, а Аннелиза…

Джек вдруг забыл, что умеет дышать, осознав, что никогда еще не видел девушки прекраснее своей невесты. И эта девушка скоро должна была стать его женой. Сердце гулко застучало в его груди.

Когда Аннелиза остановилась рядом и вложила свою ладонь в его руку, Джеку потребовалась вся его сила воли, чтобы не прижать ее к себе крепко-крепко и больше никогда не отпускать.

Церемония не заняла много времени, и скоро Джек уже услышал долгожданное:

— Теперь можете поцеловать свою невесту.

Повторного приглашения Джеку не требовалось. Он осторожно поднял тончайшую фату и едва удержался от восхищенного возгласа. Золотисто-медовые глаза смотрели на него с нескрываемым желанием. Осознавала ли Аннелиза, как красноречив ее взгляд? Вряд ли, ответил он сам себе, наклоняясь к ее алым губам.

Их мягкость могла соперничать с лепестками роз, которые были насыпаны в корзинке Изабеллы. Их тепло и нежность могли конкурировать с лучами ласкового вечернего солнца.

Из ее груди вырвался тихий вздох — сладкий звук капитуляции. Если бы Джек мог, он бы потратил все свое состояние, чтобы продлить этот необыкновенный миг, но в его силах было лишь насладиться им в полной мере, пока он длился.

Волшебство момента нарушило громоподобное «гав!», а затем Джек услышал, как задрожала земля.

Священник, совершавший обряд бракосочетания, произнес слово, которое вряд ли можно было найти в Библии, и поспешил скрыться за стволом растущего рядом дерева.

Музыка прекратилась. Все музыканты приглашенного струнного оркестра с инструментами в руках как один устремились к воротам. Священник последовал за ними.

Мадам не сумела напугать лишь троих, из которых двое были Тей и Дерек, хохочущие во все горло, а третьим был фотограф. Охваченный азартом, он щелкал фотоаппаратом, не думая о своей безопасности.

Джек инстинктивно выставил вперед руки, укрыв Аннелизу за своей спиной и надеясь, что он сумеет устоять на ногах, если…

Дальше додумать он не успел, так как почувствовал, что валится на землю. Он сделал все возможное, чтобы не придавать Аннелизу, которая упала рядом с ним в окружении кружева и шелка. Мадам поставила лапы ему на грудь и высунула язык. У Джека не осталось никаких сомнений, что за этим последует дальше. Он зажмурился и отвернул голову.

Где-то рядом послышался восторженный смех Изабеллы, а затем Джек почувствовал себя свободным. Поднявшись на ноги, он помог подняться Аннелизе, лица которой было не разглядеть под ворохом платья. Краем глаза он заметил Изабеллу. Девочка сидела на Мадам верхом, как на пони, и заливалась счастливым хохотом. Ее шляпка Съехала набок, а ленты подпрыгивали в такт шагам Мадам.

Джек переключил свое внимание на Аннелизу. Ему послышался какой-то сдавленный звук.

— Все в порядке? — встревожился он. — Ты не ушиблась? Милая, не надо плакать.

Плечи Аннелизы затряслись еще сильнее. Когда Джек увидел ее лицо, он понял, что она действительно плачет, но только от смеха. Его мышцы сразу же расслабились. В следующую секунду он откинул назад голову и захохотал.

Когда сил смеяться уже не было, Аннелиза стала приводить себя в порядок. Джек разом прекратил смеяться, силясь не смотреть на шелковые подвязки и мелькнувшее матовое бедро.

Не удержавшись, он поцеловал ее. От его поцелуя щеки Аннелизы окрасились румянцем.

— Вот что, — сказал Джек, с трудом отрываясь от ее манящих губ и указывая в сторону Мадам. — Передай Изабелле, что с этого дня я запрещаю вам баловать Мадам всякими вкусностями, которые вы ей скармливаете за моей спиной, когда думаете, что я этого не вижу. Она и так уже весит целый центнер. — Джек повернулся к своим друзьям. Увидев его взгляд, Дерек и Тей снова расхохотались. — А вас я благодарю от всей души, — язвительно произнес он.

— Обращайся в любое время, — сквозь смех выдавил Дерек.

— Рад был помочь, — хохоча, вторил ему Тей.

— Клянусь, ни у кого еще не было таких классных фоток, — широко улыбаясь, сказал фотограф, выступив вперед. — Но может, вы хотите, чтобы я сделал несколько более формальных?

Заверив Аннелизу, что она чудесно выглядит, Джек дал фотографу добро.

Спустя еще полчаса все ушли. Джек и Аннелиза остались вдвоем.

— Что теперь? — спросила Аннелиза, пытаясь скрыть свою нервозность, но у нее это плохо получалось.

— Сара приготовила для нас ужин.

— Это обязательно? — с сомнением произнесла Аннелиза.

— Даже не обсуждается. Ведь для Изабеллы все, что произошло сегодня, — праздник. Давай не будем ей его портить, ладно?

Аннелиза кивнула и нерешительно сказала:

— Мы ведь еще не выяснили, где я буду спать. Не возражаешь, если я займу спальню рядом с комнатой Изабеллы?

— Моя спальня легко вместит еще одного человека, — не задумываясь, отверг ее предложение Джек.

Глаза Аннелизы расширились от страха.

— Но ведь ты говорил, что у нас не совсем настоящий брак!

— Так и есть, — кивнул Джек. — Но ты будешь спать в моей спальне, чтобы ни у кого, тем более у миссис Локк, не возникло вопросов, почему моя жена спит отдельно.

— Тогда у меня нет выбора.

— У тебя есть выбор. — Джек наклонился к ней и медленно произнес: — Выбор решать, как далеко зайдет наше совместное проживание в одной комнате. — Его глаза потемнели. — Хотя я не могу обещать, что не подтолкну тебя к решению, которое устроило бы меня.



Ужин и остаток вечера пролетел как на крыльях. Изабелла, поупрямившись, все же позволила миссис Уолтерс увести себя, чтобы лечь в постель. Как только они остались вдвоем, Джек подхватил Аннелизу на руки.

— Джек, не надо, — запротестовала она.

— Доставь мне это удовольствие. Я женюсь не каждый день.

— Джек, пожалуйста…

— Не ожидал, что ты начнешь умолять меня так быстро.

Аннелиза гневно посмотрела на него, но Джек только усмехнулся.

Перенеся жену через порог спальни, он поставил ее на пол. Дорожка из лепестков белых и красных роз вела к его постели. Должно быть, об этом, как и о свечах, чей мягкий свет заливал спальню, а также о бутылке шампанского возле кровати позаботилась Сара.

— Мило, — осмотревшись, произнесла Аннелиза.

Джек вздрогнул и почувствовал облегчение. До этой секунды он сам не подозревал, с каким напряжением ждал, что она скажет. На его губах показалась улыбка.

— Рад, что тебе понравилось. — Он указал в сторону ведерка с шампанским. — Не хочешь выпить?

— Я не пью.

— Совсем?

— Я попробовала алкоголь, когда мне было шестнадцать, и решила, что дружбы у нас не получится, — криво усмехнулась Аннелиза.

— Да, я знаю.

Аннелиза настороженно взглянула на Джека. Отвечая на ее молчаливый вопрос, он пояснил:

— Мне стало известно об этом в результате проверки данных, указанных в твоем резюме. — Джек поднял бровь. — Любой работодатель на моем месте поступил бы так же.

— Вот, значит, чем я обязана твоему предложению выйти за тебя замуж, — кивнула Аннелиза. — Пятнышко на моей репутации оказалось настолько мало, чтобы на него можно было не обращать внимания.

— Тебя это тревожит? Хочешь, давай поговорим об этом.

Аннелиза пожала плечами и подошла к окну. Вокруг ее силуэта клубился серебристый свет луны, но лицо оставалось в тени.

— О чем говорить? Я тогда просто слишком много выпила.

— Почти все из нас употребляли алкоголь. Кто-то установил для себя твердые правила, сколько ему можно выпить, кто-то нет. — Помолчав, Джек медленно спросил, словно боясь ее спугнуть: — На той вечеринке случилось что-то еще?

— Если честно, у меня в памяти мало что осталось.

В нем вспыхнуло подозрение.

— Кто-то воспользовался твоим состоянием? Ты принимала наркотики?

— Не совсем так. По крайней мере, я так не думаю, — ее голос упал до шепота. — В тот день я стала женщиной.

Джек почувствовал, как его захлестывает ярость.

— Значит, кто-то все-таки воспользовался.

— Он, как и я, был не в состоянии рассуждать здраво, — остановила его гнев Аннелиза. — И поверь мне, он заплатил куда более высокую цену, чем я.

— Об этом узнал твой отец?

— И его отец тоже. Мало ему не показалось…

— Могу представить, — кивнул Джек. По крайней мере, он начал понимать, откуда у Аннелизы столько самообладания. — Почему ты мне об этом рассказала?

— Чтобы ты понял, почему с того дня я остерегаюсь пить алкоголь. — Она повернулась к нему. — И встречаться с мужчинами.

Такое признание на секунду выбило почву у него из-под ног.

— Что, совсем?

— Да.

— Но…

— В общем-то, мне никогда не хотелось этим заниматься. — Глаза девушки вспыхнули и засияли как две падающие звезды. — До недавнего времени.

От ее слов внутри у него поднялась целая буря. Страсть нахлынула подобно огромной волне, но Джек не мог заставить себя сдвинуться с места. Не мог воспользоваться ею так же, как какой-то подросток из ее юности.

— Аннелиза, я…

— Ты хочешь, чтобы я ушла?

— Ушла? Нет. Я всего лишь хотел предложить тебе провести эту ночь в соседней спальне, если ты этого хочешь.

— Я надеялась, что ты это предложишь. Но сейчас я понимаю, что во мне говорил страх.

— Страх? Но почему, если ты утверждаешь, что тебя не…

— Нет, нет… — Аннелиза покачала головой. — Но я правда ничего не запомнила, как это было. Зато я хорошо помню, что последовало после. Свое смущение, стыд, а потом, когда пошли слухи, я чувствовала такое унижение, что этого оказалось достаточно, чтобы навсегда потерять интерес к мужчинам.

— Навсегда?

— Пока я не встретила тебя, — честно сказала Аннелиза. Ее губы тронула греховная улыбка. — Я хочу тебя, Джек.

Аннелиза приблизилась к нему, покачивая бедрами, и от ее походки у Джека пересохло в горле. Она взяла лицо Джека в ладони и прикоснулась к его губам. Ее поцелуй был легче шепота, но от этого касания Джек опьянел быстрее, чем от алкоголя.

Он почувствовал ее руки на галстуке, а затем на своей рубашке.

— Я пока делаю все правильно? — прошептала она, отрываясь от его губ.

— Можешь не сомневаться, — подтвердил Джек. Его дыхание участилось. Понимает ли она, чего ему стоит позволить ей отдать инициативу в ее руки?

Аннелиза медленно расстегивала пуговицы его рубашки, ее платье тихо шуршало. Не отрывая от него широко раскрытых глаз, она сняла с головы фату и расстегнула молнию на платье.

Переливающийся в лунном свете и в танцующем пламени свечей шелк скользил по ее телу, дюйм за дюймом открывая кожу, покрытую золотистым загаром. Платье упало на пол, и все стихло. На Аннелизе осталось только кружевное белье.

Джек уже видел ее чулки, когда Мадам повалила их на землю, но он оказался совершенно не готов к тому, что предстало его глазам в эту минуту.

— Дальше я сам, — хрипло сказал он и, не дожидаясь ответа, посадил ее себе на колени и прижался к губам, вложив в поцелуй всю свою страсть и восхищение женской красотой.

Нащупав застежку под тяжелыми прядями, он освободил ее от лифчика. Аннелиза снова встала, помогая ему снять с себя остатки одежды. Увидев ее полностью обнаженной, в ореоле чудесных черных волос, залитую серебром лунного света, Джек на секунду потерял дар речи. Все, на что он был способен в эту минуту, — это смотреть на Аннелизу и пить ее красоту как божественный напиток.

— Пожалуйста, Джек, — прошептала она, — займись со мной любовью.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

Ее полумольба-полуприказ подействовали на него как сигнал к действию. Положив Аннелизу на лепестки роз, разбросанные на постели, он провел рукой по ее тонким ключицам.

— Нагота идет тебе, моя дорогая жена.

Аннелиза тихо засмеялась, но ее лицо слегка зарделось от смущения, когда она произнесла:

— Думаю, что она пойдет и тебе.

Джек раздевался медленно, дразня ее, как только что делала она, возможно даже не подозревая о том, что соблазняет его.

— Джек, я только недавно начала предохраняться, поэтому не уверена, что…

— Я обо всем позабочусь.

Аннелиза кивнула и раскинулась на его постели. Пламя свечей освещало выпуклости восхитительного тела.

Джек провел пальцем по ее груди и остановился на быстро твердеющем соске.

— Что мне делать? — спросила Аннелиза.

— Все, что тебе хочется.

— А что бы доставило удовольствие тебе?

Джек взял ее ладони и положил себе на грудь, и там, где только что был холод, стало тепло. Скоро жар охватило все его тело. Джек убрал свои руки, предоставив Аннелизе возможность делать то, что ей вздумается. Ему нравилось, как ее ласки, осторожные вначале, становятся все смелее и смелее.

Он закрыл глаза, целиком отдавшись чудесным прикосновениям, напоминая себе, что для Аннелизы это первый настоящий опыт близости с мужчиной. В ее первых впечатлениях не должно быть и следа страха. Он хотел, чтобы этот прекрасный бутон наконец превратился в роскошный цветок, источая женскую сладость и аромат, чтобы он — и только он — мог насладиться им в полной мере.

Под действием ласк его самоконтроль стремительно давал трещину. Джек решил, что пора перехватывать инициативу у Аннелизы, пока его тело ему еще подчинялось.

Перехватив ее руки, он заставил Аннелизу лечь на спину, а сам перекатился на бок. Обхватив грудь жены одной рукой, он гладил ее пальцами, слегка теребил сосок, все это время не спуская глаз с лица Аннелизы, на котором было отчетливо написано наслаждение, которое он доставлял ей своими ласками.

С ее губ сорвался тихий вздох, и от этого звука у Джека застучало в висках. Сцепив зубы, он продолжал ласкать Аннелизу, пока она не начала беспокойно двигаться. Ее дыхание участилось, с губ то и дело слетали стоны. Джеку становилось все труднее и труднее держать себя в узде. Ему хотелось одного — стать с ней единым целым.

— Ну что ты медлишь? — услышал он прерывающийся голос Аннелизы, и это решило его сомнения.

Он притянул Аннелизу к себе и медленно вошел в нее. Ее бедра сразу ожили, пытаясь найти нужный ритм. Это не заняло много времени — инстинкт помог ей.

Сначала медленный, их темп все более и более убыстрялся. А затем время на бесконечно долгий миг растянулось, задержавшись на какой-то вершине, которой они достигли одновременно, а затем рухнули с нее вниз.

Джек лежал рядом с Аннелизой и слушал их тяжелое, как после бега, дыхание. Он с каким-то удивлением понял, что холод, который был частью почти всей его сознательной жизни, вдруг исчез, а на его месте воцарилась радостная, теплая весна и засияло солнце.

— Все хорошо? — колеблясь, спросил он спустя довольно долгое время, так и не дождавшись от Аннелизы никакой реакции.

— Думаю, да.

Осторожность, с которой Аннелиза произнесла эти слова, заставила Джека взглянуть на нее. По ее губам бродила легкая улыбка, но на лице застыло выражение какого-то радостного удивления.

— Извини, если твои ожидания не совсем оправдались. Но я обещаю, что практика все изменит к лучшему.

— Не могу поверить, что подобное возможно, — тут же развеяла его страхи Аннелиза. — Никогда не думала, что близость может быть такой, такой… — Она запнулась.

— Что будет так хорошо? — улыбаясь, подсказал Джек.

— Не то слово. Это было невероятно, непередаваемо, чудесно.

— Но ведь тебе не с чем сравнивать. Уверяю тебя, нам еще есть к чему стремиться.

— Ты шутишь?

Аннелиза недоверчиво посмотрела на Джека, но он не стал утруждать себя ответом, решив, что лучше немедленно продемонстрирует ей, что он имеет в виду.

Уже засыпая, Джек подумал, что жизнь женатого мужчины, оказывается, имеет свои прелести. И он собирался в полной мере ею насладиться.



Следующие несколько недель для Джека пролетели незаметно. Дни были заполнены смехом и радостью, а ночи — упоительной негой и наслаждением.

Даже миссис Локк отложила свой визит для составления окончательного отчета.

Отец Аннелизы до сих пор отсутствовал, поэтому она не могла сообщить ему об изменениях, произошедших в ее жизни. Отец Джека отреагировал на это вполне ожидаемо, заявив, что сын спятил, женившись на няне.

Джек сразу вскипел, но голос его звучал холодно, когда он ответил:

— У этой няни есть имя, и нравится тебе или нет, но она моя жена.

Отец неожиданно извинился.

— Позвони мне, когда у вас закончится медовый месяц. — Он помолчал, и это также было неожиданно для человека, которому прежде были неведомы никакие сомнения. — Для меня стало большим утешением то, что за несколько месяцев до смерти Джоан мы смогли кое-как восстановить наши отношения. Я наделал кучу ошибок, когда ты был маленьким. Мы не могли бы… — Он так и не сумел закончить предложение.

— Начать все сначала? — Джек с трудом заставил себя прийти ему на помощь.

— Я знаю, что не заслуживаю этого, но мне станет легче, если ты и моя внучка станете частью моей жизни. И твоя жена тоже.

Джек подумал, чего стоило его отцу переступить свою гордость и протянуть ему оливковую ветвь.

— Хорошо, отец. Я позвоню тебе позже.

— Спасибо, — голос Джонатана вдруг задрожал. — Звони в любое время.

Прошла еще неделя. Это были самые счастливые дни Джека, хотя он не доверял своим чувствам. Как оказалось, не напрасно.

Однажды утром их разбудил пронзительный крик Изабеллы. Джек, а спустя секунду и Аннелиза бросились к ее спальне, но в комнате девочки было пусто.

Крик раздался снова. Вбежав в комнату для игр, Джек и Аннелиза обнаружили Изабеллу. Она сидела рядом с Мадам. При виде Джека она подняла на него залитое слезами лицо. Джек подхватил племянницу на руки и ласково спросил:

— У тебя что-то болит, крошка-матрешка?

— Джек, это не Изабелла. Смотри!

Устремив взгляд вниз, Джек увидел небольшой пушистый комок рядом с Мадам.

— Изабелла, не плачь. У Мадам будут детки, — объяснила Аннелиза.

У Изабеллы мигом высохли слезы. Раскрыв рот, она зачарованно смотрела на щенка.

— Теперь понятно, почему она так быстро набирала вес, — усмехнулась Аннелиза.

— Мне даже в голову не пришло поинтересоваться у ветеринара, стерилизована ли она, — пробормотал Джек.

Через несколько часов шесть сытых щенков сонно сопели, уткнувшись в бок матери.

— Ну, что будем делать? — неуверенно спросила Аннелиза. — Одна собака еще куда ни шло, но семь…

— Еще шесть слоноподобных псов в своем доме я не выдержу, — признался Джек, чувствуя, как при этой мысли волосы у него на голове встают дыбом.

Изабелла неистово покачала головой. Джек вздохнул и опустился перед племянницей на корточки.

— Ты хочешь оставить их всех? — (Изабелла кивнула.) — Ты ведь любишь Мадам? — (Изабелла внимательно слушала Джека.) — Помнишь, как тебе было плохо без нее? Вдруг каким-нибудь детишкам так же плохо, как и тебе? Неужели ты не хочешь подарить кому-нибудь маленькую копию Мадам?

Изабелла нахмурила бровки и нерешительно покачала головой. Джек позволил себе облегченно выдохнуть.

— Вот и ладно, — тут же сказал он, воспользовавшись сомнениями девочки. — Чуть позже я этим займусь.

Оставив Изабеллу на попечении прибежавшей в комнату Сары, они вернулись в спальню. Лицо Аннелизы было странно задумчивым.

— Что случилось? — нерешительно поинтересовался Джек. — Ты не хочешь расставаться со щенками? Но ведь ты сама сказала…

— Нет, я прекрасно понимаю, что семь собак даже для такого огромного дома, как твой, — это перебор. Просто мне пришла в голову одна мысль.

— Не поделишься? — спросил Джек, встав у Аннелизы за спиной и зарываясь лицом в ее волосы.

— А Изабелла знает, что Джоан и Пол ее удочерили?

— Да. Они решили ничего от нее не скрывать, чтобы она знала правду с самого начала.

— Бедная девочка, — прошептала Аннелиза. — Ей уже столько всего пришлось пережить в свои пять лет.

— Да, — согласился Джек, хотя не совсем понимал, к чему она клонит. — Но теперь у нее есть мы.

— Тебя еще не назначили опекуном…

— Назначат. Никуда они не денутся. С твоей помощью Изабелла обретет новую семью.

— Кто бы сомневался, — улыбнулась ему Аннелиза, — раз за дело берется Джек Мейсон.

— Сейчас ты тоже носишь эту фамилию, — напомнил он.

Ее улыбка чуть угасла.

— Временная миссис Мейсон.

Джек привлек Аннелизу к своей груди.

— Вчера, когда мы занимались любовью, ты тоже считала себя миссис Мейсон на время? Или тебе это пришло в голову только сейчас?

— Но ведь мы согласились, что наш брак…

— Условия нашего соглашения изменились.

Джек не дал ей возможности протестовать, заглушив ее слова поцелуем. Реакция Аннелизы последовала незамедлительно. Она с такой страстью вернула ему поцелуй, что у Джека осталась только одна мысль — слиться с ее телом, чтобы у его жены не осталось никаких сомнений в том, что она принадлежит ему.

Джек дернул за пояс ее халата, под которым показалась тончайшая сорочка, державшаяся на плечах на двух тонких бретельках. Через мгновение они оба были обнажены, ощущая себя в самом эпицентре пылающего вокруг них чистейшего раскаленного огня.

Аннелиза легла на спину и подняла вверх руки. Со своими распущенными волосами и точеными чертами лица она казалась Джеку древней языческой богиней. Он, не колеблясь, взял то, что ему предлагалось.

Моя! — думал он, лежа рядом с Аннелизой и вдыхая ее запах, не в силах разжать руки или перестать гладить нежное тело. Ее кожа была мягкой и чуть влажной, как лепестки цветов, умытые утренней росой.

Неизвестное доселе чувство росло и ширилось в его груди. Там, где раньше были холод и одиночество, вдруг воцарилась любовь — чувство, о котором он раньше не думал и которого не ждал.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Миссис Локк появилась в его доме спустя шесть недель после рождения щенков, и, конечно же, она не могла выбрать более неподходящего для своего визита время.

Хотя утро началось просто прекрасно.

Джек проснулся, сжимая в своих объятиях Аннелизу. Ее тело обвивалось вокруг него, как плющ вокруг мощного дуба. И хотя она ни разу не говорила о своих чувствах, Джек ощущал ее любовь в каждом жесте, в каждой ласке, в каждом взгляде.

Она распространяла вокруг себя любовь, и Изабелла купалась в ее лучах. Джек уже не сомневался, что не за горами тот день, когда малышка вновь заговорит. Ему казалось, что и он сам наконец-то обрел то, к чему стремился всю свою жизнь. И теперь он был намерен оберегать свое сокровище.

Аннелиза подняла голову и посмотрела на него. Ее губы дрожали, но она не осмеливалась произнести вслух то, чего так жаждал услышать Джек. Пора было подтолкнуть ее к этому.

— Я хочу тебя уволить, — заявил он.

Одним рывком Аннелиза вырвалась из его объятий и села.

— Уволить? Но как же Изабелла? Ведь тебя еще не назначили опекуном!

— Ты меня не дослушала. Я хочу, чтобы наш брак стал постоянным. Мне нужна жена. Но не временная, которая оставит нас с Изабеллой через два года. Девочка к тебе так сильно привязалась, что твой уход станет для нее еще одним ударом. Ей нужна мать.

На короткий миг глаза Аннелизы засияли от счастья, но затем оно ушло из ее глаз.

— Я не могу тебе этого обещать.

Впервые Джека охватила паника. Неужели он мог ошибиться в ее чувствах? Усилием воли он подавил панику и призвал на помощь логику.

— Что тебя не устраивает в моем предложении? Ты не счастлива?

— Я никогда не была так счастлива, как сейчас, — призналась Аннелиза. — Но я думаю, что нам лучше подождать. Все-таки мы недостаточно хорошо знаем друг друга, хотя уже и женаты.

— В этом и состоит прелесть нашего брака: впереди у нас много времени, которое мы потратим на то, чтобы узнать друг о друге все.

— Что, если тебе не понравится то, что ты обо мне узнаешь?

— Это невозможно, — с уверенностью проговорил Джек.

— Почему ты не допускаешь даже мысли, что, несмотря на все твои усилия, тебя не назначат опекуном Изабеллы?

— Мы будем бороться и добьемся своего.

Аннелиза улыбнулась, но глаза ее оставались серьезными.

— Я имею в виду, что будет с нами? Основной причиной нашего брака было помочь Изабелле преодолеть последствия душевной травмы и дать ей чувство уверенности в том, что ее любят. Что будет с нашим браком, если его лишат связующего нас звена?

— Я не перестану желать тебя как женщину, если тебя беспокоит именно это.

У Аннелизы перехватило дыхание.

— Ты это серьезно? Даже если не станешь опекуном Изабеллы, ты не будешь расторгать наш брак?

— А ты хочешь?

Джек так и не дождался ответа, так как дверь распахнулась, и в их спальню вбежала Изабелла. За ней более степенно, как и полагается мамаше, вошла Мадам. Следом в спальню вкатились шесть повизгивающих и гавкающих шаров, которые увеличивались буквально на глазах. Слава богу, троих скоро должны были уже забрать, но никто, кроме Джека, об этом еще не знал. Джек решил оставить только одного щенка, мальчика, который сразу завоевал их сердца.

— Так в чужую спальню не входят, — строго сказал Джек. — Сначала нужно постучать и дождаться, когда тебя пригласят войти. Понятно?

Изабелла нахмурилась, явно раздумывая над тем, стоит ей подчиниться или заупрямиться. К облегчению Джека, она предпочла первый вариант.

Как только дверь за Изабеллой закрылась, они быстро оделись.

— Я так и не получил ответа на свой вопрос, — напомнил Джек.

— Позже.

— Сегодня вечером крайний срок.

Аннелиза медленно кивнула. Джек сузил глаза, чувствуя, как его снова охватывает, казалось бы, забытый им холод. Он не понимал, почему Аннелиза не может сразу ответить на такой простой вопрос, какие тайны она от него скрывает, но был готов бороться за тот мир, который он и его племянница обрели благодаря ей.

В дверь тихо постучали. Джек открыл дверь и подхватил на руки устремившуюся к нему племянницу, чувствуя, как его переполняет нежность. Водворив щенков в отведенную им комнату, они спустились к завтраку.

Когда они позавтракали, Изабелла сочно чмокнула Джека в щеку и убежала из столовой. Джек притянул к себе жену.

— Жду ответа сегодня вечером, — напомнил он.

— Как мы и договорились, — сказала Аннелиза, отдышавшись после его поцелуя. — Просто я не уверена, что тебе понравится мой ответ.

— Для этого мне сначала нужно его услышать, — усмехнулся он. — Может, мне удастся тебя удивить.

Запечатлеть еще один поцелуй на губах своей жены Джеку помешал требовательный звонок входной двери.

На пороге стояла та, кого Джек меньше всего хотел видеть.

— Миссис Локк.

— Мистер Мейсон.

— У нас с вами назначена встреча, о которой я успел забыть? — Джек сразу ухватил быка за рога.

Миссис Локк даже порозовела от удовольствия. В его мозгу раздался тревожный звоночек.

— Нет, вы ни о чем не забыли, мистер Мейсон. Это называется «визит без предварительной договоренности».

— Любопытно. А вот мой адвокат говорил мне, что сначала я должен дождаться от вас звонка с тем, чтобы согласовать время вашего визита.

— Тогда это называлось бы встречей, а не «визитом без предварительной договоренности», верно? Вы так и собираетесь держать меня на пороге?

Джек не спешил впускать нежеланную визитершу, но тут раздался крик бегущей к нему Изабеллы. Жестом она показывала, что что-то случилось со щенками.

— Извините, меня зовут, — повернулся Джек к миссис Локк. — Будем рады видеть вас в следующий раз.

С ловкостью фокусника миссис Локк выудила из своей сумочки телефон и спросила:

— Мне позвонить в службу спасения?

— Это лишнее. — Поколебавшись, он все же добавил: — Это касается собаки.

— Позвольте мне войти. Собака — это не та причина, которая заставит меня уйти.

— В таком случае, — едва сдерживая себя, сказал Джек, — вам придется подождать, пока я не освобожусь.

— Без проблем.

— Джек? — услышал он голос Аннелизы. — Щенки сбежали. — Увидев женщину, она резко остановилась. — О, у нас гости

— Миссис Локк не наш гость, так как я не помню, чтобы я ее приглашал.

— Миссис Локк? — К неудовольствию Джека, его жена приветливо улыбнулась женщине, которую, он с большой бы радостью спустил с лестницы.

— А вы, должно быть, миссис Мейсон?

— Можете звать меня Аннелизой. Но боюсь, сейчас не совсем удачное время для продолжения знакомства. У нас маленькая неприятность.

— Я это уже поняла. Что-то с собаками?

— Да, — довольно резко ответил Джек. — Идем, Аннелиза. Миссис Локк не предупредила нас заранее о своем визите. Она уже уходит.

— О, Джек, — со значением глядя на него, произнесла его восхитительная жена. — Думаю, с помощью Сары и Бретта вы довольно быстро найдете щенков. Не хотите ли выпить чашечку чая, миссис Локк? Как только вы обнаружите щенков, ты можешь присоединиться к нам в патио. Я позвоню к тебе на работу и предупрежу, что ты задерживаешься.

— С удовольствием, миссис Мейсон, — тут же сказала миссис Локк. — Мне как раз нужно было поговорить с вами наедине.

Джек не успел ничего возразить, так как Изабелла схватила его за руку и потащила за собой.

Через полчаса пять щенков были водворены на место. Шестого, которого Джек окрестил Мистер Крепыш и которого решил оставить, он обнаружил у кухни. Проходя с ним мимо патио, Джек услышал женский смех и встал как вкопанный. Неужели миссис Локк умеет смеяться? Но это перестало занимать его сразу, как только он услышал:

— Скажите, миссис Мейсон, почему вы вышли замуж за Джека?

Он весь обратился в слух, но не сумел разобрать слов своей жены, произнесенных тихим голосом. Любопытство переполняло его. Он должен это узнать!

Джек вошел в патио без предупреждения, не видя ничего, кроме Аннелизы. Она обратила к нему свое лицо, но по нему ничего нельзя было прочесть.

— Я так понимаю, это последний? — спросила она, и ее лицо озарилось улыбкой. — Крепыш?

— Мистер Крепыш, — пробормотал Джек.

— Не хочешь выпить с нами чаю?

Этот прозаический вопрос вернул его на землю. Ему не хотелось чаю. Ему хотелось избавиться от миссис Локк и выпытать у своей жены, что же она ей ответила!

— Джек? — слегка удивленно окликнула его Аннелиза.

— Да, спасибо, — взяв себя в руки, вежливо проговорил он.

Поцеловав свою жену в висок, Джек опустился на стул рядом с ней. Чтобы щенок не вырывался, он стал почесывать ему животик, что, как он уже знал, действовало на малыша как снотворное. Через пару минут Мистер Крепыш спал, раскинув лапы в стороны.

— Вы очень вовремя, — сказала миссис Локк, ставя на стол свою чашку. — У меня как раз остался один вопрос.

— Всего один? — съязвил Джек.

— Именно. Я только хочу выяснить, почему вы женились на этой женщине?

Джек весь подобрался, но ни один мускул не дернулся на его лице. Однако прежде чем он успел ответить, в патио вошла Сара.

— Извините, мистер Мейсон, но с вами хочет поговорить один джентльмен. Он очень настойчив…

Не дожидаясь приглашения, в патио вошел стройный мужчина с выправкой военного. На вид ему было лет сорок. Но хотя он казался слишком молодым, чтобы иметь дочь возраста Аннелизы, Джек не сомневался, что видит перед собой отца своей жены.

— Роберт Стефано, — представился он. — Я ищу свою дочь.

— Папа! — воскликнула Аннелиза и бросилась ему на шею. — Где ты пропадал?

— Ты не получила моего сообщения?

— То, что ты отправился в рейс? Получила, но…

— Я решил прийти сразу, как только мне стало известно. — Он посмотрел на Джека.

Джек убрал со своих колен щенка и поднялся на ноги.

— Рад с вами познакомиться, мистер Стефано, — сказал он, протягивая ему руку. — Джек Мейсон.

Вместо того чтобы пожать ему руку, Роберт Стефано встал так, чтобы Аннелиза оказалась за его спиной.

— Нет, Лиз. Скажи мне, что это ошибка и ты не замужем за этим мужчиной.

— Что-то не так? — вмешалась миссис Локк.

— Все так, — спокойно сказал Джек, опуская руку. — Это семейное дело. Вам лучше уйти.

— Если это касается Изабеллы, то, конечно же, это мое дело, — с удовольствием возразила миссис Локк, устраиваясь поудобнее.

— Мистер Стефано? — Джек шагнул к нему. — Я муж вашей дочери.

— Мне это известно. Я не понимаю лишь одного, какую игру вы ведете.

— Папа, это никакая не игра.

— Вот именно! — Лицо Роберта Стефано исказилось в мучительной гримасе. — Он знает? Этот твой так называемый муж знает всю правду?

Аннелиза сразу сникла.

— Нет, — тихо сказала она. — Он не знает.

— Что здесь происходит? — потребовал Джек, забыв о присутствии миссис Локк.

Роберт уже открыл рот, но тут его внимание привлекла Изабелла. Смеясь, она спешила к Мистеру Крепышу, который сбежал из патио, когда люди забыли о его существовании.

— О боже, — прошептал Роберт. — Это она?

Он сделал шаг по направлению к дворику, и в этот миг солнце осветило его лицо. И тут Джек увидел, что глаза у него точно такого же цвета, что и у его племянницы. Роберт Стефано неуверенно улыбнулся.

Джек перевел взгляд на Изабеллу, а затем повернулся к своей жене. На глазах у Аннелизы блестели слезы.

На скулах у него заходили желваки. Крепко взяв Аннелизу за локоть, Джек отвел ее в глубь патио.

— Изабелла очень похожа на твоего отца. Вы с ней сестры?

— Я его единственная дочь.

Джек еще раз посмотрел на всех троих — Роберта, Аннелизу и свою племянницу — и почувствовал себя так, словно из него выпустили весь воздух. Аннелиза распрямила плечи и, глядя ему прямо в глаза, произнесла:

— Изабелла моя дочь.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

— Ты все это подстроила, да?

— Нет, Джек, — с достоинством произнесла Аннелиза. — Я ничего не подстраивала.

Боль и гнев переполняли Джека. Признание Аннелизы подняло такую бурю в его душе, что ему едва удавалось держать себя в руках. Но ни ее беззащитность, ни искренность, которую она так хорошо умела разыгрывать, его больше не обманут!

— Отдаю тебе должное, — усмехнулся он. — Это был блестящий план.

— Не было никакого плана! — горячо воскликнула Аннелиза. — Мне нужно было лишь убедиться, что у Изабеллы все хорошо.

— Не думал, что у меня репутация бандита.

— Ты прекрасно знаешь, что я имела в виду совершенно другое.

Джек проигнорировал ее замечание.

— Когда ты устроилась работать няней, то уже знала, что она твоя дочь. — Это прозвучало как утверждение.

— Да.

— И конечно, ты обрадовалась случаю поговорить с миссис Локк наедине и убедить ее, что я недостоин быть опекуном Изабеллы, верно?

Аннелиза уставилась на него, словно не веря своим ушам.

— Ты с ума сошел? Думаешь, я хотела бы, чтобы мою дочь забрали у тебя, когда увидела, с какой любовью ты к ней относишься, и отдали ее невесть кому? В детский дом?!

Джек передернул плечом.

— Почему же? Если бы Изабеллу забрали у меня, ты могла бы попробовать удочерить ее сама.

Лицо Аннелизы окрасилось ярко-красным румянцем.

— Так ты считаешь, я здесь именно с этой целью? Отнять у тебя Изабеллу?!

Джек позволил своему гневу вырваться наружу:

— А что я, по-твоему, должен был подумать! Я понимаю, почему ты скрыла от меня этот факт. Но если твои мотивы были бескорыстны, как ты хочешь меня в этом убедить, то почему ты до сих пор не сказала мне, что Изабелла твоя дочь?! Рано или поздно, но я бы все равно это выяснил.

— Я собиралась тебе сказать!

— Когда мы были уже женаты, — криво усмехнулся Джек. — Ну конечно, понимаю. Ведь у нас теперь фактически равные шансы на опекунство.

— Вот, значит, какого ты обо мне мнения?! Но я ведь вышла замуж за тебя не вчера.

— Но не станешь же ты отрицать того, что лгала мне? Выходит, не так-то хорошо я тебя знаю, — с горечью бросил он.

— Я тебе не лгала. Просто не говорила всей правды.

— Ты воспользовалась тем, что я нуждался в твоей помощи. Я-то не знал, кого беру в жены.

— Просто я не была уверена, что твое предложение останется в силе, если ты будешь знать, кто я. Признайся, ведь я права?

Джек вдруг почувствовал себя опустошенным.

— Я не знаю.

Аннелиза сглотнула и выпрямилась.

— Что ж, тогда из сложившейся ситуации я вижу только два выхода. Первый: мы не разведемся сразу и попробуем спасти наш брак, хотя бы в течение двух лет, как ты и планировал изначально. Второй: немедленный развод.

— Если я выберу второй вариант?

В первый раз за время их знакомства Джек видел Аннелизу абсолютно не владевшей собой. Ей потребовалось целых двадцать секунд, прежде чем она наконец смогла ответить:

— Когда мы только встретились, я сомневалась, что ты именно тот человек, который нужен мой дочери. От моих сомнений не осталось и следа, стоило мне узнать тебя лучше.

— Что ты хочешь этим сказать? — растерялся Джек.

Аннелиза посмотрела ему прямо в глаза.

— Ты замечательный отец, Джек. Если потребуешь развода, мы разведемся. Но я сделаю все, что будет в моих силах, чтобы опекуном назначили именно тебя. Если же ты хочешь сохранить наш брак, то знай: я останусь с тобой не в качестве няни Изабеллы или твоей служащей, а только в качестве твоей жены. Твоей настоящей жены.

Слезы застилали ей глаза, и Аннелиза отвела взгляд в сторону, чтобы не расплакаться. Джек вдруг почувствовал, что ему стало тяжело дышать.

— Почему? — хрипло спросил он. Аннелиза грустно улыбнулась.

— Разве не ясно? Я люблю тебя.

Джек сжал зубы. Как же сильно ему хотелось в это верить! Неожиданно он вспомнил, что в патио они не одни.

Роберт Стефано и миссис Локк смотрели на них, не таясь. Отец Аннелизы держался настороженно, но не вмешивался. Лицо миссис Локк было скрыто полями шляпки, и по нему ничего нельзя было прочесть, но Джек был уверен, что она не пропустила ни одного слова или жеста. Он снова перевел взгляд на свою жену.

— Почему я должен тебе верить?

Аннелиза пожала плечами.

— Ты можешь мне не верить, но… — В горле у нее встал ком, и она не смогла закончить.

— Посмотри мне в глаза.

Аннелиза медленно посмотрела на него, вкладывая в свой взгляд всю свою душу.

Спустя десять секунд, которые ей показались бесконечностью, Джек нагнулся и прижал ее к своему сердцу. Аннелиза услышала его глухой голос:

— Любовь моя…

Аннелиза все же не смогла удержать слезы. Они ручьем покатились по ее щекам, но она этого не замечала.

— Ты любишь меня? — прошептала она, не осмеливаясь поверить в свое счастье.

— А как ты думаешь? Не плачь, — попросил он, осушая поцелуями ее щеки. — Теперь у нас все будет хорошо. Мы вместе. Изабеллу у нас никто не отберет.

Он твердо посмотрел на миссис Локк и не сразу понял, что та украдкой вытирает слезы. Заметив его взгляд, она строго поджала губы и вдруг заторопилась.

— Через три дня вам станет известно о принятом решении по поводу опекунства, — сказала она и добавила: — Но вы можете не волноваться по этому поводу.

Прежде чем выйти из патио, она ему подмигнула. Джек вздрогнул, убежденный в том, что ему это показалось.

— Ох, Джек, — только и сумела вымолвить Аннелиза.

— Имейте в виду, молодой человек, что я с вас глаз не спущу.

Джек повернулся в сторону Роберта Стефано.

— Конечно, сэр. На вашем месте я поступил бы точно также, — сказал он и усмехнулся.

Когда они остались одни, Аннелиза рассказала, как все было. После той злополучной вечеринки она забеременела, но узнала об этом слишком поздно, чтобы прерывать беременность, да она бы и не пошла на это. В тот год, когда Аннелиза окончила школу, родилась Изабелла, но так как она была несовершеннолетней, предстояло решить, кто займется воспитанием ребенка.

Парень, который был отцом Изабеллы, также был несовершеннолетним, но его семья отказалась брать свою внучку к себе. Отец Аннелизы, после долгих и мучительных колебаний, все же решил найти малышке приемных родителей, так как не был уверен в том, что он правильно воспитывает свою собственную дочь. Все, что он мог сделать, — это лично поговорить с Джоан и Полом, когда узнал, что они изъявили желание удочерить Изабеллу.

Когда стало известно о катастрофе, он постарался скрыть это от Аннелизы, но ему это не удалось. Узнав, что Джек ищет няню, она отправила свое резюме, надеясь на чудо. Ее первоначальный план состоял в том, чтобы убедиться, что Изабелле хорошо живется в доме Джека, и уйти. Но Джек не только взял ее на работу, но и предложил ей выйти за него замуж. Она не нашла в себе сил отказаться, потому что уже тогда была в него влюблена.

Ее рассказ прервало появление Изабеллы. Малышка села рядом с ними, положив Мистера Крепыша на колени и почесывая его за ушами, и тут Джек неожиданно для себя заговорил:

— Изабелла, помнишь, что тебе рассказывала мама? — (Изабелла сразу подняла на него глаза.) — Про твою настоящую маму? — Он почувствовал, как напряглась Аннелиза, и прижал ее к себе, но взгляд его жены был устремлен на Изабеллу. — Я знаю, она рассказывала тебе, что когда-нибудь ты можешь ее встретить. Скажи, ты бы хотела с ней познакомиться?

Изабелла перевела задумчивый взгляд на Аннелизу и медленно кивнула. Джек прочистил горло.

— Так вот, это твоя настоящая мама.

Глаза Изабеллы стали огромными, как блюдца. Аннелиза не выдержала и посадила девочку себе на колени, силясь удержать слезы, и тут услышала:

— Привет, мамочка.


home | my bookshelf | | Поместье «Любовный каприз» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу