Book: Дерзкая затея



Дерзкая затея

Дэй Леклер

Дерзкая затея

Пролог

– Здравствуйте! Заходите, пожалуйста!

Немного поколебавшись, Тесс Лониган шагнула в затемненную комнату с кругом света посередине.

– Это брачное агентство?

Послышался шелест бумаг и шепот. Наконец знакомый голос негромко ответил:

– Да. Чем можем быть вам полезны?

Тесс изо всех сил старалась сохранить невозмутимое лицо, услышав, как ее брат силится подражать южному акценту. Получалось неубедительно, и это рассмешило Тесс.

– Я хочу, чтобы вы подобрали пары двум моим подругам, Эмме Палмер из Сан-Франциско и Рейн Фезерстон из Техаса.

– Они сами попросили вас об этом? – спросил он.

– Нет. Но я уполномочена заняться этим делом.

– Вы не могли бы точнее обрисовать ситуацию? – Слава богу, Сэт отказался наконец от этого нелепого акцента и заговорил нормальным голосом: – Если они не просили вас решать их личные проблемы, то почему вы пришли к нам?

– Много лет тому назад мы договорились, что если кто-нибудь из нас не выйдет до тридцати лет замуж, остальные берут на себя заботу подыскать ей подходящего кандидата в супруги.

Снова шелест бумаг и бормотанье. Жаль, что невозможно разглядеть работников агентства, но освещение было специально устроено так, чтобы не допустить этого. Великолепно, ничего не скажешь! Тесс почувствовала себя героиней низкопробного детектива: удрученная жизнью рыжеволосая дамочка, приведенная на допрос, и обязательный свет лампы в лицо! Тесс прикусила губу, чтобы не усмехнуться. Для полной картины не хватает только крутого и смазливого следователя.

Словно в ответ на ее мысли раздался новый голос:

– Интересное, однако, вы заключили соглашение. А вы уверены, что они не будут против вашей инициативы?

Тесс задела напористость вопрошавшего.

– Понятия не имею, – пожала она плечами.

– Тогда, может быть, не стоит шутить подобным образом?

– Что-то я не поняла. – Тесс скрестила руки на груди. – То есть вы рассматриваете брак как шутку? Что за дела? И еще называетесь брачным агентством! Я-то думала, что вы – нечто вроде современных купидонов.

– Мы работаем только с теми клиентами, кто всерьез стремится к браку.

– В таком случае мои подруги как раз подходят. Обе созрели для брака, независимо от того, понимают они это или нет, и у одной из них порог дома буквально обивает идеальный мужчина.

– Тогда зачем ей мы?

– Она не понимает, насколько он идеален. Если честно, обеим моим подругам нужна помощь, чтобы слегка подтолкнуть их принять решение. Для вас это, должно быть, раз плюнуть.

– Хорошо. Мы удовлетворим вашу просьбу – с одним условием. Наше агентство в особой рекламе не нуждается. Нам хочется, чтобы так все и оставалось.

– Наверное, это целесообразно, – пробормотала Тесс. – Трудно представить, что где-то рядом с тобой порхает стайка купидонов, налаживая любовные связи.

– Между прочим, мы лидеры в нашей сфере деятельности по достигнутым показателям, – огрызнулся Сэт. – Триста двадцать две подобранные нами пары состоят сейчас в счастливом браке. Мы устроили больше браков, чем… чем…

– Чем эти господа из агентства «Сказочные свадьбы» со своими Балами Золушек, – подсказал ему кто-то третий.

Напористый смущенно прочистил горло.

– Если честно, у нас с ними, по-моему, ничья.

– Ясно, – хмыкнула Тесс. – Типичная ситуация: устраиваете счастье других людей, а сами между собой не в силах договориться. Давайте сделаем так: вы дарите семейное счастье моим подругам, а я молчу о вашей маленькой организации. По рукам?

– По рукам, – согласился Сэт.

По-видимому, обсуждать больше было нечего. За спиной у Тесс раскрылась дверь, и круг света вокруг нее погас. Ладно, намек понят. Хотят, чтобы она ушла? Она уйдет. Еще бы только знать, не совершила ли она ужасную ошибку?

– Ну и как? – спросил Сэт, едва за ней закрылась дверь.

Шэдоу[1] вышел из тени.

– Она что-нибудь знает? – Его бархатистый голос как нельзя лучше подходил и к имени, и к внешности.

– О наших планах сосватать ее саму? Ничего. Сегодняшний визит к нам – простое совпадение. Боюсь, виноват я. Она, видимо, подслушала мой телефонный разговор и решила воспользоваться случаем, чтобы помочь подругам.

– Как она отреагирует, если узнает, что Шейду[2] поручено подобрать ей мужа?

– Плохо. Совсем плохо. – Сэт усмехнулся. – Но, надеюсь, тогда уже будет поздно. Ей придется жить долго и счастливо, захочет она того или нет.

Шэдоу кивнул.

– В таком случае вперед! Я позвоню брату и скажу, что мы начинаем. Как только пристроим Тесс, займемся ее подругами.

Глава первая

Уже наступил вечер, когда явился Он, словно олицетворение сумрака, и пробудил в ней смутные желания, что были спрятаны в самой глубине ее души.

Тесс Лониган сидела за рабочим столом и отчаянно старалась сохранить невозмутимость при виде незнакомого мужчины – темного, таинственного и опасного. Он стоял в другом конце комнаты, и они достаточно долго просто смотрели друг на друга. Тусклый свет ее настольной лампы не пробивался сквозь окутывавшую его тень, и он почти сливался с окружающими предметами. Усугубляли впечатление черный костюм, черные как смоль волосы и его неподвижность. Но больше всего Тесс смущали его глаза. Она не могла различить их цвет, но они так сверкали на фоне затененного лица, что вызывали в ней непонятное смятение.

Темный, таинственный, опасный.

Эти три слова крутились в мозгу, расшатывая нервы. Тесс нахмурилась. Как могла Джинни из отдела кадров подумать, что этот человек подойдет для ее затеи? Заметив, что вот-вот сломает авторучку, она аккуратно положила ее на стол и тут же для себя решила: нет, этот мужчина ей совершенно не подходит.

Желая поскорее прервать затянувшееся напряженное молчание, Тесс сделала мужчине знак подойти. При обычных обстоятельствах она бы непременно встала и с дружелюбной улыбкой подала бы ему руку. Однако инстинкт подсказывал, что сейчас это будет ошибкой. Хотя самой большой ошибкой было назначить свидание после рабочего дня. В сумраке все становилось излишне значительным. Но Тесс пришлось организовать встречу в столь поздний час, чтобы никто не узнал, для чего она решила нанять человека со стороны.

Он сделал шаг вперед, все еще оставаясь в тени, окутавшей его, как призрачный шлейф королевской мантии.

– Вам нужны мои услуги? – спросил он.

Даже голос его показался ей неприятным, скрежещущим. И она почему-то вспомнила того напористого парня из брачного агентства, что явно был там главным.

– Вас направила ко мне служба трудоустройства? – поинтересовалась она.

Мужчина наклонил голову, и тусклый свет упал на его темные волосы, мягкими волнами спадавшие до самого воротника.

– Меня отобрала Джинни. По ее мнению, я самый подходящий кандидат для того, что вы задумали.

Его слова спровоцировали Тесс на совершенно несвойственную ей холодную резкость.

– Наверное, она не слишком внимательно к вам присматривалась.

Незнакомец ответил не сразу. Тесс заметила, как блеснули его глаза. Действительно, странные глаза. Почти серебряные, с ошеломляюще прямым взглядом.

– Попробуйте испытать меня на пригодность, прежде чем делать выводы.

Она заставила себя улыбнуться в знак согласия.

– Вы совершенно правы. Однако подписание договора зависит, в первую очередь, от того, насколько мы с вами поладим, так что, судя по всему, мне не придется долго ломать голову над принятием решения.

Ничего не ответив, он оценивающе посмотрел на нее, а затем огляделся по сторонам. Если он надеется оценить характер своей возможной работодательницы, подвергнув анализу ее внешность и интерьер принадлежащего ей офиса, то его ждет полный крах. Стиль и цвета мебели подобраны так, чтобы ее клиенты могли чувствовать себя как можно более раскованно. А одежда должна была служить выражением ее дружелюбия. И то и другое было тщательно продумано и не имело никакого отношения к истинной натуре Тесс.

– Вы всегда так с бухты-барахты судите о людях? – спросил он.

Тесс ответила все с той же бескомпромиссной прямотой:

– Нет.

Он полностью сосредоточил внимание на ней, и Тесс пришлось собрать все самообладание, чтобы выдержать его взгляд.

– А в моем случае?.. – Он дал повиснуть фразе и терпеливо ждал ее ответа.

Ей стало не по себе. Она предпочитала жить собственным умом, как можно реже объясняя свои поступки.

– Вы не из тех, за кого я могла бы выйти замуж. Возникло неловкое молчание.

– Наверное, нам надо начать все сначала, – мягко предложил мужчина. – Вы – Тесс Лониган?

Она кивнула.

– А я Шейд. Пришел на собеседование насчет работы.

– Шейд? – удалось выговорить ей. – Это ваше имя или фамилия?

– Имя.

Он произнес это с таким спокойным убеждением, что она не нашлась что сказать. Странное имя. Но оно ему подходило.

– Присядьте, пожалуйста.

Чтобы не выдать своего замешательства, Тесс переложила какие-то бумаги с одного конца стола на другой. Черт побери, это же нелепо! До сих пор у нее никогда не бывало затруднений при собеседовании с потенциальными сотрудниками. Почему в этот раз все не так?

Все дело в нем. Она ощущала в незнакомце некое агрессивное мужское начало, какую-то темную ауру, представлявшую неуловимую угрозу.

Тесс чуяла это на уровне инстинкта. И угроза эта звенела, распространяясь в ней напористыми волнами. Ни в коем случае нельзя откликаться на этот первобытный зов самца.

Не забывай, что поставлено на карту. Одна эта мысль подействовала отрезвляюще. Тесс подняла глаза и встретила взгляд Шейда.

– Какие подробности сообщила вам Джинни об этой работе?

– Она сказала, что вам требуется эскорт для деловых встреч.

– Меня не интересует профессиональный эскорт, – пояснила она.

Что-то наподобие угрозы мелькнуло в его глазах.

– Вот и хорошо. Я ведь не имею ничего общего с такого сорта мужчинами.

– Так кто же вы? – выпалила Тесс. Спокойного взгляда Шейда хватило, чтобы заставить ее поскорее сменить той. – Я имею в виду ваш профессиональный опыт.

– У меня отличная характеристика, если вас это беспокоит. Из нее вытекает, что мой деловой опыт достаточно разнообразен. Джинни ознакомилась и с моими рекомендациями. Не сомневайтесь, они безупречны.

– Разумеется. В противном случае она не прислала бы вас.

Он откинулся на спинку стула. В его движениях ощущалась грация хищника, готового в любой момент продемонстрировать свою быстроту и силу.

– Почему бы вам не рассказать мне о своих требованиях? Ну, например, что вам нужно и зачем.

В планы Тесс не входило вдаваться в такие подробности, но она не смогла противостоять волевому напору Шейда.

– Компания, на которую я работаю, называется «Альтруистика инкорпорейтед». Слыхали о нас?

– Вы занимаетесь денежными сборами в пользу различных благотворительных организаций, верно?

– Да. Мы – частное предприятие, уже собравшее миллионы на исследование раковых опухолей, строительство приютов для обездоленных и лечение наркоманов. Словом, оказываем всестороннюю помощь нуждающимся.

– Почему же мне кажется, что вы вот-вот произнесете «но»?

Она улыбнулась.

– Потому, что так оно и есть. Приготовились?

– Рубите с плеча.

– Меня ждет повышение.

Шейд выждал минуту, чтобы взвесить сказанное, прежде чем задать следующий вопрос:

– Повышение, которое зависит от?..

– От моих деловых успехов в течение ближайших двух недель.

– Я заинтригован. А как определяется ваш успех?

Что-то говорило ей, что Шейд не уймется, пока она не выскажет все до конца.

– У нас есть потенциальные спонсоры, которых мы называем «Неподдающиеся». Всегда считалось, что от них пожертвований не добиться.

– Иными словами, у них есть свои любимые благотворительные организации, а вас они попросту игнорируют.

Она кивнула.

– Но всегда можно попытаться.

– Полагаю, вам дали две недели на то, чтобы раскрутить кого-то из Неподдающихся.

Его сообразительность произвела на нее сильное впечатление.

– Прямо в точку. На будущей неделе мы проведем крупную акцию в пользу больных раком. В этот день президент компании укажет мне клиента.

Легкая улыбка коснулась его губ.

– И это станет началом испытания.

– Именно. К сожалению, мои шансы невелики. – Она снова взяла ручку и начала постукивать ею по столу. – Уже разменяла четвертый десяток, а меня все еще считают слишком молодой для такого повышения. Видимо, это и заставило дирекцию поручить мне сложного клиента. Хотят посмотреть, как я справлюсь.

– Можно предположить, что у вас есть конкурент?

– Да. Другая женщина, постарше меня. Ее дети выпорхнули из гнезда, и она жаждет заняться карьерой. Кроме того… – Тесс замялась, – я не замужем.

– Я так понимаю, что мистер Лониган сошел со сцены?

– Он умер девять лет тому назад.

Было ли состраданием то, что она прочла на лице Шейда? С его способностью скрывать свои эмоции это трудно определить.

– Похоже, мы подошли к тому, для чего я нахожусь здесь. Объясните мне, почему повышение зависит от вашего семейного положения.

Тесс вздохнула. Пришло время коснуться неприятной темы.

– Моя работа предполагает участие во многих общественных мероприятиях. Если меня повысят, их станет еще больше. Обычно я справляюсь без затруднений.

– Давайте угадаю… Недавно все изменилось.

Тесс осторожно сформулировала ответ:

– Я осознала, что есть преимущество в наличии эскорта.

Шейд повел бровью.

– И все?

– Да. – Нет смысла объяснять ему, что заставило ее принять такое решение. – Мне просто-напросто нужен мужчина для сопровождения. И чтобы он успел появиться к решающей акции.

– Для чего? – Он задумался. – Очевидно, как незамужней женщине, вам неудобно самостоятельно принимать клиентов и спонсоров. Я верно понял?

Стремление Шейда вникать во все подробности выводило молодую женщину из равновесия.

– Это не слишком часто, но все-таки создает проблемы, – ответила она.

До сих пор ей удавалось обходиться без защитника. Но все могло измениться в зависимости от того, что за клиент ей достанется.

– Итак, во мне – решение вашей проблемы? – Шейд забарабанил пальцами по подлокотнику. – Вы хотите, чтобы я взял на себя роль супруга?

Его формулировка заставила Тесс съежиться.

– Вы правы, именно так и обстоит дело. Но это – временная должность, – поспешила добавить она. – Только до тех пор, пока не будет принято решение о моем повышении.

– И как вы поступите в том случае, если новая должность достанется вам?

– Это уж мои проблемы.

После короткой паузы Шейд кивнул.

– Вполне справедливо. Раз вы предпочитаете не вдаваться в подробности, может быть, нам следует обсудить мои обязанности. Чего вы от меня хотите?

– Как вы поняли, мне нужен спутник во время различных деловых встреч. Мне также нужен кто-то, кто сопровождал бы меня на любые светские мероприятия, на которых я должна буду присутствовать. Ужины, вечеринки и тому подобное.

– Но ведь это не все?

Тесс знавала немало людей, умевших вникать в ситуации с необычайной точностью. Но способности Шейда были вне конкуренции.

– Я должна убедить окружающих в том, что между нами существует связь.

– Любовная.

Тесс не поморщилась, услышав это слово, хотя ей это стоило значительного усилия. Она стойко выдержала взгляд мужчины.

– Я хочу, чтобы все считали, будто наши отношения настолько серьезны, что мы подумываем о браке. Вот почему я сказала, что вы не подходите: вы не тот мужчина, за которого я могла бы выйти замуж.

На мгновение он сбросил маску невозмутимого равнодушия. Шейду, похоже, почудился в ее словах вызов, который она не собиралась ему бросать. Прекрасно! Такому скажи только, что ему что-то не по силам, и он примется во что бы то ни стало доказывать обратное.

– Вы уверены, что я не ваш тип? – спросил Шейд.

– На сто процентов.

– Что делает вас настолько уверенной?

– Опыт, – сухо ответила Тесс. – Вы совершенно не похожи на Роберта… моего покойного мужа.

Он осекся. Как раз этого она и добивалась.

– У вас был счастливый брак?

– В высшей степени. – Тесс силилась сдержать свои чувства и не выдать, как она страдала, потеряв Роберта. – Но слишком непродолжительный.

– Сожалею, – сказал Шейд. Его искренность была очевидной. – Это наверняка еще более осложняет ваше теперешнее положение.

Только бы он перестал сверлить ее взглядом так, будто видит насквозь ее душу! Слова Шейда стали звучать мягче, по крайней мере настолько, насколько позволял его грубоватый голос, и почему-то это огорчило Тесс. Хотя этот голос был совсем не похож на хорошо поставленный голос Роберта, тем не менее она инстинктивно реагировала на него с вызывающим тревогу доверием.

Тесс отрицательно помотала головой.

– Мое отношение к ситуации не имеет значения. К тому же не думаю, что несколько недель нашего сотрудничества создадут какие-либо затруднения.

– Почему?

– Мы не станем ничего усложнять. У нас будут чисто служебные отношения. Ничего личного, ясно?

– Вы, на мой взгляд, недооцениваете взрывоопасность ситуации.

Она небрежно пожала плечами.



– Разве трудно пережить несколько деловых ужинов?

– Несколько ужинов? Вы считаете, это все, что понадобится? – Его губы скривились в усмешке. – Вы представляете себе, какую степень близости нам придется разыгрывать, чтобы добиться того эффекта, который вы задумали?

– Особая близость не понадобится. – Тесс сказала это так, будто уже утвердила Шейда на должность, и она поспешила исправить впечатление: – Не понадобится в отношениях с тем, кого я выберу.

Шейд тихо рассмеялся.

– Не обольщайтесь. Женщины первыми разнюхают, в чем дело. – Он устремил на нее вопросительный взгляд. – Разве вы сами не чувствуете подобные вещи? Не угадываете инстинктивно, когда пара состоит в интимной связи?

– Сомневаюсь, что изображать близость будет настолько трудно, – упрямилась Тесс. – Достаточно установить с мужчиной, которого я найму, сносные взаимоотношения, и все сразу купятся.

– Сносные взаимоотношения. – Шейд на мгновение задумался над этим определением. – Очевидно, вы не считаете меня подходящим в этом аспекте.

Тесс не стала смягчать ответ:

– Нет.

Шейд явно развлекался. Его глаза блестели, складки в уголках рта углубились.

– Почему бы вам не рассказать мне, чего вы хотите от мужчины?

– И вы таким станете?

– Я… умею приспосабливаться.

Представлял ли он себе, как пугали ее подобные слова? Тесс понимала одно: ей нужен человек помягче характером, способный стать буфером между ней и клиентами мужского пола. Человек, которого она наймет, должен раз и навсегда отказаться от мыслей о ее доступности в личном плане, не отваживая при этом потенциальных пожертвователей. Увы, Шейд мог напрочь отпугнуть всех клиентов.

– Не сомневаюсь, что вы очень хорошо приспосабливаетесь, – без запинки солгала она. – Но…

Шейд тут же перебил ее:

– Давайте ближе к делу, миссис Лониган. Вы имеете в виду определенный тип мужчины, которого намерены нанять. И у вас есть некие соображения, о которых, как я подозреваю, вы предпочитаете умолчать.

Господи, опять догадался!

– Откуда вам это знать?

– Одним из положительных качеств, которое покажется вам особенно полезным, является моя способность видеть людей насквозь. Это инстинкт. – Он окинул Тесс выразительным взглядом. – Хотите, я расскажу, что я обнаружил в вас?

– Не очень. – Это был, пожалуй, самый искренний из ее ответов. – Хотя сомневаюсь, что мои слова способны остановить вас.

– Вы правы.

Тесс откинулась в кресле и закинула ногу на ногу, пытаясь произвести впечатление полной расслабленности.

– Пожалуйста. – Она сделала широкий жест. – Расскажите, что вы во мне усмотрели.

Шейд скользнул взглядом по ее волосам, и она еле удержалась от того, чтобы отвести золотисто-рыжие локоны со своего лица.

– Люди считают вас открытой и доброжелательно настроенной.

– Естественно, потому что так оно и есть.

Он покачал головой.

– А вот и нет. Вы просто хотите, чтобы люди не подозревали, насколько вам приходится сдерживаться.

– Это называется самодисциплиной.

– Черта с два! Вы не меньше, чем я, любите быть хозяйкой положения. Вы красивая женщина. По-настоящему красивая. Но вы следите за тем, чтобы не слишком заострять внимание на этой красоте – вдруг она создаст дискомфорт для ваших клиентов и сотрудников, особенно мужчин.

– Я не вызываю ни у кого дискомфорта.

– Зато ваша отчужденность вызывает. А еще больше – врожденный интеллект и способности. Но вы демонстрируете людям эти качества, только если хотите держать их на расстоянии.

– Вы совершенно не правы.

Шейд продолжал, будто ее не слышал:

– Вы одеваетесь с непринужденной элегантностью.

– С нетерпением жду услышать, почему я так одеваюсь.

Губы Шейда сложились в обаятельную улыбку.

– Да просто потому, что вы действительно непринужденно элегантны. Это не расчет и не ухищрение. Это естественное проявление вашей личности.

Легкий румянец окрасил щеки Тесс.

– Все? Вы закончили?

– То, что я успел сказать, всего лишь самый поверхностный анализ. – Шейд сделал паузу. Напряжение в Тесс росло. За окнами сгустилась тьма, и она чувствовала в этом некую угрозу. Шейд понизил голос: – Вы, миссис Лониган, человек скрытный.

Она с испугом уставилась на него.

– Скрытный? Что вы хотите этим сказать?

– Здесь, – широким взмахом руки Шейд указал на ее офис, – вы создаете жизнерадостную обстановку, предпочитая мягкие тона. Но готов биться об заклад, ваша квартира выглядит совершенно иначе.

Тесс еле заметно расслабилась.

– Ну и что?

– Думаю, что комната, которая служит вам своеобразным укрытием, ваша, так сказать, святая святых, полна смелых, контрастных красок.

Она пожала плечами, не желая признавать его правоту.

– Все?

– За исключением пары близких подруг, вы никого к себе не подпускаете.

Шейд вторгся в те области ее жизни, которые не имел права затрагивать.

– Хватит!

Очевидно, он придерживался иного мнения.

– А еще вы перенесли боль. Острую. И не намерены когда-либо снова испытывать ее. Вот для чего вам понадобилось нанимать мнимого любовника. Работника можно держать на расстоянии. С ним иметь дело безопасно.

Тесс не могла придумать, как прервать эту очную ставку. Разве что вытолкать наглеца из офиса? Она крепко сжимала авторучку.

– Похоже, с одними работниками безопаснее, чем с другими. – На мгновение она остановилась, потом недвусмысленно добавила: – Ах, да. Вы ведь у меня не работаете, верно?

– Вы говорите, что я не подхожу на это место, потому что не похож на Роберта. Это неправда: вы хотите, чтобы у вас появился любовник, как можно менее похожий на него.

Ручка хрустнула у нее в пальцах. Шейду хватило нескольких шокирующих слов, чтобы заставить ее потерять самообладание. Такого никогда еще с ней не случалось. Избегая его взгляда, Тесс выкинула сломанную ручку в урну. Это дало ей несколько секунд, необходимых для восстановления душевного равновесия.

– Я хочу, чтобы вы сейчас же ушли.

Он даже не шелохнулся.

– Что бы вы ни утверждали, если вы наймете человека, похожего на Роберта, у вас ничего не выйдет. Вы боитесь влюбиться в какого-нибудь мужчину, напоминающего вашего покойного мужа, и снова испытать боль, когда он уйдет.

На этот раз он пробил брешь в ее самообладании. Тесс уперлась ладонями в край стола, стараясь сдержать гнев.

– Это не проблема, поскольку у вас с Робертом нет ничего общего.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Я должен был бы стать идеальной кандидатурой, если бы не одна загвоздка…

– Умоляю, скажите сразу! – Она картинно подняла руки вверх. – Не томите!

– Вы не можете принять на работу человека, к которому вас влечет. – Шейд буквально пригвоздил ее взглядом. – А вы находите меня привлекательным, правда?

Румянец на щеках Тесс уступил место бледности, морозом проникавшей под кожу до самых костей. Как удалось ему так много узнать о ней?

– Кто вы? – спросила Тесс. – Что вам от меня надо?

– Я тот мужчина, которого вы примете на работу.

– Ни за что!

– Почему? Потому что слишком многое вижу?

Тесс безумно хотелось довести до сознания Шейда, как он ошибся насчет нее. Она совсем не находила его привлекательным. И не предъявляла избраннику никаких требований, за исключением одного: чтобы он подходил для этой работы.

Но Тесс не решалась все высказать из опасения, что Шейд раскусит ее ложь.

– Я не стану нанимать вас, потому что вы слишком грубы. У вас чересчур жесткий характер. Мне нужен мужчина, способный очаровывать клиентов, а не распугивать их. Разрешите задать вам вопрос, Шейд. С чего вы взяли, что подходите на эту должность?

– Люди поверят в нашу близость, даже если вы в этом сомневаетесь, – почти не задумываясь, ответил он. – Они не станут задавать лишних вопросов и не будут ни о чем гадать.

– Потому что вам кажется, будто я нахожу вас привлекательным?

– Потому что я знаю: так оно и есть. – Он дал ей время осмыслить услышанное, потом наклонился поближе. – А теперь у меня возник вопрос.

– Не вам задавать мне вопросы, – резко проговорила Тесс. – Ваше дело – отвечать.

И вновь Шейд не стал реагировать на ее слова.

– Чего вы боитесь?

У Тесс участилось дыхание. Она в изумлении уставилась на него, но не стала утруждать себя отрицанием.

– Спасибо, мистер Шейд… – Она с раздражением дернула плечом. – Ваши услуги все-таки не понадобятся.

– Вам нужна защита? – негромко спросил он.

– Вы не слышали, что я сказала? Можете идти.

– Есть еще что-нибудь, чего вы не договорили? Кто-то вас напугал?

Чувствуя, что пропадает, Тесс не собиралась давать ему объяснения.

– Я ничего не боюсь, во всяком случае, ни вас, ни какого-то дурацкого влечения, которое якобы к вам испытываю. Итак, я вежливо попросила вас уйти. Мне что, вызвать охрану, чтобы избавиться от вашего присутствия?

– У меня сложилось впечатление, что вам нужен сильный мужчина. Я – самый сильный, кого вы найдете. Предлагаю дать мне шанс. – И тут Шейд сказал непростительное: – Послушай, Тесс, пока я с тобой, никто на тебя руки не поднимет. Ты будешь в безопасности, обещаю.

Тесс чуть не разрыдалась, когда он прошептал эти слова. До сих пор еще никто не предлагал защитить ее. Ни отец, ни даже Роберт.

– Пришлите мне экземпляр вашей характеристики, – произнесла она сдавленным голосом. – Я свяжусь с вами, если мне понадобятся ваши услуги.

Предложенный компромисс, казалось, подействовал.

– Хорошо. У Джинни есть мой телефон на случай, если решите позвонить мне. – Шейд наконец встал и направился к двери. Там он обернулся. – У вас всего неделя на то, чтобы подыскать мужчину на роль вашего любовника, такого, который сыграет ее так, что люди поверят ему. Вам ведь нужно, чтобы никто не усомнился в этом?

Черт его возьми! Хоть бы он перестал сверлить ее этими странными серебристыми глазами так, будто читал ее мысли еще до того, как она отдавала себе отчет в них.

– Да, – призналась Тесс. – Мне нужно, чтобы люди безоговорочно поверили.

– В таком случае, у вас есть всего лишь один шанс найти подходящего мужчину. Ошибетесь в выборе – и все пропало.

Он вышел, тихо закрыв за собой дверь, а Тесс со вздохом облегчения откинулась на спинку кресла. Ни долго не хотелось признать неприятную истину: у нее действительно остается всего один шанс, а промахнешься – потеряешь все. Но, самое неприятное: откуда это известно Шейду?

Глава вторая

Шейд откинул крышку сотового телефона и набрал номер.

– Шэдоу? Это я.

– Как дела? – спросил брат.

– Я не понравился миссис Лониган, – признался Шейд. – Ясно, чем все кончилось?

– Тебя взяли на работу?

Иной раз старший брат становился несносным.

– Я же сказал, я ей не понравился. – Расслышав приглушенный смешок Шэдоу, он стиснул зубы. – В общем, мне отказали от места.

– Постарайся все уладить! Иначе Леди Босс будет недовольна.

Леди Босс? Скорее, драконша. Работодательница брата выводила Шейда из себя. Хотя они ни разу не встречались лично из-за ее фанатичного стремления скрыть свою личность, Шейд убедился во время их нечастых телефонных разговоров, что она не поддается обаянию и не реагирует ни на раздражение, ни на юмор. Если она зацикливалась на какой-нибудь идее, подчиненные, отчаявшись, переставали спорить и принимали ее планы. Только изредка Шейду удавалось переубедить даму своим любимым подходом – упорной, чрезмерно дотошной и объективной мужской логикой.

– Уладить? – с возмущением спросил Шейд. – А как? Заставить ее нанять меня?

Сделав паузу, Шэдоу сказал:

– Достаточно будет твоих обычных методов.

– Например?

– Как насчет неумышленного членовредительства?

– Оставь свои шуточки, браток, иначе выйду из игры. Я этим занимаюсь на общественных началах, помнишь? Мне никто не платит за то, чтобы ломать людям жизнь. Будешь наезжать, и миссис Лониган останется без пары.

– Ты должен найти в ней слабинку и сделать своим рычагом, – огрызнулся Шэдоу. В трубке послышался звуковой сигнал компьютера. – Вышлю тебе электронной почтой более обстоятельные сведения о миссис Лониган, чем те, которыми ты располагаешь. Воспользуйся этой информацией. Жду следующего отчета через двое суток.

– Я не стану ее шантажировать, – предупредил Шейд. – Я это ясно высказал, когда ты попросил меня о помощи.

– Речь идет о рычаге, а не о шантаже.

– Весьма тонкое различие.

После многозначительной паузы раздался раскатистый бас Шэдоу:

– Значит, ты отказываешься от этой работы?

– Черт побери, нет. – Но, по правде говоря, Шейду хотелось отказаться. Они совершили непростительную ошибку, затеяв эту нелепицу. Ему-то дела мало, пусть себе сводят Тесс хоть с дюжиной холостяков. Шейд нисколько не сомневался в том, что их выбор окажется неподходящим для нее. – Ты уверен, что в данном случае не ошибся, брат?

– Что ты хочешь сказать?

Как объяснить внутреннее чутье? Шейд всегда руководствовался им и доверял ему. И сейчас чутье подсказывало ему, что Тесс Лониган не оценила бы вмешательство брачного агентства в ее жизнь. Он еще не встречал таких женщин, как она. Шейд не мог забыть, какой у нее был вид, когда он придвинулся слишком близко: удивленный, настороженный, хрупкий. Ранимый. Но была и железная решительность, переборовшая ее страх. И хотя голубые глаза выдавали испуг, Тесс оказала ему жесткое сопротивление.

Интересная женщина. Огонь в ледяной оболочке. Интригующий контраст.

Наверно, этим и объяснялся его напор. Шейд желал разглядеть скрывающуюся за маской личность, узнать ее истинную сущность, а не набор качеств, которые она демонстрировала окружающим. И Шейду удалось проникнуть в ее внутренний мир гораздо глубже, чем ей того хотелось.

А еще он ушел с этой встречи, сделав два железных вывода.

Во-первых, Тесс не из тех, кто с легкостью примет помощь или оценит практикуемый брачным агентством обман. Стоит ей узнать правду, как наступит тяжкая расплата. Во-вторых, тут кроется нечто большее, нежели просто повышение в должности, иначе Тесс не пошла бы на такую крайность, как найм фиктивного любовника. Что бы там ни было, это напрочь лишило миссис Лониган самообладания. Следовательно, можно сделать третий вывод: он ей нужен.

– Шейд? – присоединилась к разговору начальница Шэдоу. – Объясни, почему тебе не хочется помочь нам.

Он с шумом выдохнул. Она не примет туманных объяснений типа: так подсказывает мое чутье. К сожалению, никаких других на ум пока не приходило.

– Тесс не производит на меня впечатления женщины, которая нуждалась бы в мужчине. Ну, может быть, только для продвижения по службе. Но в ней что-то…

– Не тебе решать, – заявил Шэдоу.

Шейд нахмурился. Как заставить брата понять?

– Я с ней виделся. А ты – нет. Она ещё не созрела для интимной связи.

– Мы подобрали для нее идеальную пару. В твоем лице.

Шейда перекосило. Он никогда не слышал в голосе брата такого упорства.

– Прекрасно. А если она не желает никакой пары, даже идеальной?

Настал черед Леди Босс броситься в атаку:

– Решение принято. Твоя задача – начать действовать, а не обсуждать «за» и «против».

– А если ничего не выйдет?

– Как всегда, окончательный выбор за ней.

– Это вы так думаете.

– Наше брачное агентство ни разу не ошибалось, – напомнила она.

– Всегда бывает первый раз, – парировал Шейд.

– Тебе необходимо получить эту работу, – приказал Шэдоу. – Позвони, когда добьешься своего.

– Слушаюсь. – Шейд сжал зубы. Отлично! Он займется этой проклятой работой, и черт с ним, с его чутьем. – К завтрашнему дню мы с миссис Лониган начнем разыгрывать роль влюбленных.

Он в точности предугадал реакцию Шэдоу.

– Миссис Лониган предназначена не тебе, брат, – резко предупредил он.

Шейд не стал тратить время на ответ и отключил телефон. Может быть, для того, чтобы не выдать вторую часть своей шальной идеи.


– Ну, как? – спросил Шэдоу.

– Интересный ход событий.

Шэдоу откинулся на спинку кресла и положил обутые в сапоги ноги на свой письменный стол.

– Дайте ему время, Леди Босс. Он еще новичок. Все кончится как надо.

– Тебе следовало взять на себя это задание.

– Не-е. – Смешинки золотыми песчинками поблескивали в его глазах. – Так веселее.

– А если Шейд допустит ошибку? – Она недовольно нахмурилась. – Ты ведь знаешь, такое может случиться.

– Тогда явимся мы и подберем осколки.

– Возможно…

– В чем дело? – деликатно начал выпытывать он. – У вас есть сомнения?

– Есть парочка, – неохотно призналась начальница. – Из всех случаев, когда мы подбирали пары, этот самый сомнительный.

– Из-за Шейда?

Женщина задумчиво кивнула.

– Да, и из-за Тесс Лониган. Что, если Шейд решит взять дело в свои руки? С него станет.

– У нас еще не было ни одной осечки, – усмехнулся Шэдоу. – И в этот раз не будет.

– Обещаешь?

– Шейд своего добьется. Даю честное слово.


У Тесс зазвонил телефон. Она подняла трубку и прижала ее плечом к уху.

– «Альтруистика инкорпорейтед», – машинально проговорила она.

– Дорогуша, как мило еще раз поговорить с тобой.

Тесс осторожно положила на стол авторучку и выпрямилась в кресле.



– Миссис Смит. Какой сюрприз!

– Не знаю, с чего это. Я же говорила, что буду поддерживать связь.

– Действительно, – ответила Тесс. – Чем могу быть полезна?

– Все состоится завтра.

Боже! Тесс бесшумно вздохнула. Почти пять лет она была знакома с Аделаидой Смит, и столько же времени эта милая упрямица пыталась подобрать для Тесс мужа. Ей было все равно, что Тесс не хотела снова выходить замуж и что все мужчины, которых Аделаида навязывала ей, приходились не ко двору. Во время их последней встречи Тесс поняла: Аделаида решила перейти к более радикальным мерам.

– Миссис Смит, я бы предпочла, чтобы вы не пытались что-либо подстроить в отношении меня и вашего сына, ведь он наш потенциальный клиент.

Тесс подозревала, что ее начальник выбрал именно сына Аделаиды в качестве Неподдающегося, которого ей придется заставить раскошелиться, чтобы заслужить повышение.

– Боюсь, ты не оставляешь мне выбора. В твоей жизни должен быть мужчина, и Дик как раз для тебя подходит. Не знаю, почему мне раньше не приходило в голову вас познакомить. Может быть, дело в том, что он был слишком занят, сколачивая свои миллионы. Вот мне и казалось, будто у него не хватит времени проявить к тебе должное внимание.

Прекрасно. Этого ей только не хватало – эгоцентричного торгаша!

– Миссис Смит, вы не поняли. Я претендую на крупное повышение и…

– И ты должна раскрутить Неподдающегося. Да, милочка, я в курсе. – Тесс затаила дыхание, ушам не веря. И как это Аделаида узнала? Будто в ответ на немой вопрос, та объяснила: – У меня есть свои источники. И я собираюсь добиться своего. Ты, может, не заметила, но я не привыкла отказываться от задуманного.

Да, она такая. В течение последних нескольких лет Тесс перепробовала все – отказ, согласие, объяснения до дурноты, угрозы, мольбы. Ничто не убеждало Аделаиду отказаться от своей цели.

Если бы не тот факт, что Смиты стояли во главе составленного «Альтруистикой инкорпорейтед» списка Неподдающихся, чья лепта составляла предмет особого вожделения, Тесс вела бы себя порезче. Но как сказать боссу, Элу Портману, что эта милая, прелестная женщина беспощадна, как акула, в своих матримониальных поползновениях?

Тесс сделала очередную попытку:

– Что, если ваш сын не заинтересован в браке? Лично я, например, не заинтересована.

Аделаида тотчас засюскжала:

– Ах, милочка, все будет просто идеально! Я очень ясно представляю, как сложатся дальнейшие события. Вы с Диком встречаетесь благодаря моим самоотверженным хлопотам и влюбляетесь друг в друга. Дик выписывает прекрасный, увесистый чек, который обеспечит тебе повышение. Вы с Диком женитесь. Вы с Диком дарите мне внуков. Ты бросаешь работу. Разве это не самая совершенная в мире задумка?

Внуков? Бросить работу? Нет, нет и нет! Отчаяние заставило Тесс прибегнуть к разработанному ею плану.

– Похоже, ваши источники не потрудились проинформировать вас надлежащим образом, – заявила она с наигранным спокойствием.

– О чем проинформировать, дорогая?

– Я связана серьезными отношениями.

На мгновение воцарилось молчание.

– Нет, мои источники мне ничего такого не сообщали.

– Странно. – Тесс постаралась придать своему тону удивленные нотки. – Если принять во внимание, насколько серьезны мои отношения с одним человеком, просто удивительно, что вашим осведомителям не пришло в голову упомянуть об этом.

– Но Дик…

– Буду очень рада встретиться с вашим сыном, чтобы поговорить о пожертвовании, миссис Смит. Но я взяла на себя обязательство перед другим мужчиной, а я не из тех женщин, которые свое слово ни ко что не ставят. В противном случае вы не захотели бы, чтобы я оказалась вашей невесткой, так ведь?

Конечно, милая, – не отставала Аделаида. – Но откуда мне знать, достаточно ли этот мужчина хорош для тебя?

– Поверьте мне, он замечательный.

– У меня есть превосходная идея. – Пожилая женщина весело рассмеялась. – Просто блестящая! Приведи его на благотворительную акцию завтра вечером, а я присмотрюсь к нему. Если он меня удовлетворит, тогда – все. Мы, женщины, разбираемся в таких вопросах, знаешь ли. Я даже переговорю с Диком, чтобы он подумал, не сделать ли взнос твоей компании. Как тебе моя идея?

Тесс закатила глаза.

– Это было бы замечательно, миссис Смит. Спасибо.

Она повесила трубку и уставилась на телефон. Хватит бесцельно тратить время. Судя по пространным намекам Эла Портмана, он собирался назвать Дика Смита тем самым Неподдающимся, который заставит ее распрощаться с мыслью о повышении.

Тесс вздохнула. Значит, необходимо обзавестись кавалером до наступления завтрашнего вечера. Пока она не нашла никого более подходящего, чем Шейд, и вряд ли в течение ближайших суток что-либо изменится.

К сожалению, никто из остальных кандидатов, с которыми Тесс проводила собеседование, не дотягивал до его уровня деловых качеств или внешней импозантности. Только одно мешало ей позвонить Джинни с поручением нанять Шейда: гордость. Она снова вздохнула. Похоже, этим не совсем похвальным свойством она обладает с избытком.

Сев за стол, Тесс набрала номер Джинни, даже не сверяясь с телефонной книжкой. На прошлой неделе она так часто набирала его, что выучила наизусть. За пару минут Тесс успела утвердиться в своем выборе и разузнать, как связаться с Шейдом. И позвонила сразу, пока не струсила.

– Тесс Лониган, – представилась она, как только он ответил.

– Да, миссис Лониган. – Его раскатистый голос пробежал по проводам, волнуя так же, как во время их первой встречи. Но сейчас он еще и придавал ей уверенности. Странно. – Чем могу быть полезным? Как будто он не знал!

– Я пришла к окончательному решению. Если вы еще свободны, я бы хотела нанять вас.

– Я свободен, – подтвердил Шейд. – Но у меня есть несколько условий, которые нам придется обсудить, прежде чем я смогу приступить к работе.

Этого она не ожидала.

– Что за условия?

Шейд сделал короткую паузу, потом сказал:

– Предлагаю рассмотреть все при личной встрече. Вы свободны сегодня вечером?

Тесс замялась, размышляя, как поступить в такой ситуации. Ей ужасно не хотелось признаваться в своей слабости, но Шейд действительно был сильнее ее. Она могла сколько угодно спорить насчет его условий, однако теперь возникла необходимость идти вместе с ним на благотворительный вечер. Если Шейд будет настаивать на чем-то, у нее не останется выбора. Придется принять любые условия.

Она крепче сжала телефонную трубку.

– Где бы вы хотели встретиться?

– У вас дома.

– Нет!

– У вас дома, – повторил он. – Послушайте, миссис Лониган, Джинни досконально меня изучила. Я совершенно безопасен.

– С трудом верится, – проворчала она.

– Вы должны были предвидеть, что ваш план потребует личных контактов. Неужели вы думали, что будете встречаться со своим «любовником» только но пути на предусмотренные мероприятия? Так ничего не выйдет.

– Я… Пожалуй, вы правы.

– Буду у вас дома в восемь. – В трубке послышались посторонние голоса. – Извините, мне пора уходить.

– Не хотите узнать мой адрес? – сухо произнесла Тесс.

После короткой паузы прозвучал его басистый смешок.

– Неплохо бы.

Тесс быстро назвала ему свой адрес. Шейд тут же повесил трубку, а она, сидя за рабочим столом, старалась объяснить себе, что заставило ее это сделать. Ни логика, ни чувства ничего не подсказывали. Скорее всего, ее поведение можно объяснить отчаянием, но от этого ей стало еще хуже. Что, если она взяла на работу какого-нибудь психопата или матерого хищника?

Поняв, что панический страх преобладает над ее разумом, Тесс схватила телефон и позвонила своему брату Сэту, владельцу строительной компании.

– Ну давай, Сэт, – принялась сразу уговаривать его Тесс. – Наверняка ты знаешь кого-нибудь, кто сможет помочь. Мне надо, чтобы в доме присутствовал мужчина, пока я буду разговаривать с этим типом. И не забудь, тот, кого ты выберешь, должен быть очень крупным и устрашающим.

Сэт ее отругал:

– Идиотка ты, Тесс. Просто не верится, что такая умная женщина, как ты, способна пригласить к себе в дом совершенно незнакомого мужчину.

– Ну, сделанного не вернешь. Может быть, обойдется. Просто позаботься о том, чтобы твой человек был у меня до восьми. Ясно?

– Он будет.

– Еще один вопрос, и отпущу тебя.

– Задавай!

– Как справляется брачное агентство с моей просьбой?

– Ты у нас не единственный клиент, Тесс. Займемся Эммой и Рейн, как только сможем. Кроме того, держу пари, что ты раньше всех узнаешь о наших успехах. Неужели они тебе не позвонят, когда мы подкинем им на порог пару идеальных женихов?

– Идеальных, да?

– Мы свое дело знаем.

– Ну, смотрите. Эмма и Рейн достойны испытать счастье.

– Они не просто испытают его. Мы гарантируем счастье навеки. Наберись терпения, Тесс.

– Наберусь, если получу от тебя человека, – поддразнила она. – Только мне нужен большой, злой и самый страшный.

– Нет проблем. У меня есть идеальная кандидатура. Пришлю сегодня вечером. Обещаю.

Довольная тем, что обеспечила себе максимальную защиту, Тесс провела следующие шесть часов за подсчетом остающихся до встречи минут. Время тянулось. Тесс удрала из «Альтруистики инкорпорейтед» в пять часов, но вскоре убедилась в том, что дома ожидание стало еще более тягостным.

Удостоверившись, что к порядку в доме не придраться, она сосредоточила внимание на своем наряде.

Вспомнив слова, сказанные Шейдом в ее кабинете, Тесс не спеша выбрала удобные джинсы и трикотажный топ, из-под которого завлекающе выглядывала обнаженная полоска тела. Расчесывая волосы, она с вызовом разглядывала свое отражение. Пусть он теперь скажет, что она непринужденно элегантная!

Без четверти восемь в дверь позвонили. Открыв, Тесс увидела амбала, полностью заслонившего дверной проем.

– Я от Сэта, – пророкотал он.

Гость держал в лапище прямоугольный кусочек картона, оказавшийся визитной карточкой ее брата. На обороте Сэт накорябал: «Знакомься, это – Бык. Осторожно! Корми на свой страх и риск. Палец в рот не клади. Пользуйся осмотрительно, инструктируй доходчиво».

О боже! Действительность превзошла ее ожидания. Тесс неуверенно взглянула на своего «защитника» и невольно сделала шаг назад.

– Заходите… Можно предложить вам выпить?

Он помотал головой, чуть не задев потолочный светильник.

– Нельзя. Ваш брат сказал, чтобы никакого спиртного.

– Я имела в виду… газировку.

Его физиономия скривилась, выражая крайнюю степень гадливости.

– Не… – Бык скрестил массивные руки на такой же массивной груди, и его футболка жалобно затрещала по швам. – Этот тип, от которого я должен вас защищать, угрожал или что?

– Нет, нет, – поспешила она успокоить великана. – Я с ним не очень знакома. Мне нужно, чтобы кто-нибудь побыл здесь, пока я поговорю с ним.

– Хотите, я ему бока намну, если он только…

– Нет! – Где брат откопал такого? Тесс перевела дыхание. Несчастный Шейд! Если сейчас что-нибудь не предпринять, она одновременно лишится потенциального работника и всякого шанса получить повышение… Надо установить правила игры. – Вам достаточно выглядеть устрашающе, Бык. Не нужно ни драк, ни грубости. Никакого рукоприкладства. Понятно?

Его лицо снова скривилось. Вероятно, это было его специфическим выражением неодобрения.

– Ну, о'кей. Как хотите.

– Я думаю, это ненадолго. Нам придется обсудить всего пару вопросов. Как только закончим, вы оба сможете уйти. – Наверное, тонкость – не самое подходящее средство общения с Быком. Так же, как сложные слова и длинные предложения. – Оставайтесь до тех пор, пока он не соберется уходить. Я хочу, чтоб вы ушли вместе. Понятно?

Он с раздражением тряхнул плечами. Это знак согласия? Тесс еще не успела изучить язык Быка. Почем ей знать, что у него на уме, когда он трясет плечами? «Да, мэм, как скажете, мэм»? Или «Я не подчиняюсь ничьим приказам. Заколачиваю своим лбом железные костыли в цемент, когда мне заблагорассудится»?

Если бы не звонок в дверь, Тесс повторила бы инструктаж односложными словами, чтобы Бык наверняка все понял. Но она бросила на него предупреждающий взгляд, как будто надеялась этим чего-либо добиться, и поспешила к двери.

На пороге стоял Шейд.

– Пожалуйста, заходите, – произнесла Тесс с прохладной вежливостью, совершенно не соответствующей ее настроению.

Она сделала шаг в сторону, чтобы пропустить его.

В поле их зрения появился Бык. Взглянув на Тесс, Шейд приподнял бровь.

– Ваш приятель?

– Мы только что познакомились.

– Бык, как дела? – обратился Шейд к неуклюжему гиганту.

На лице Быка появилась широкая улыбка.

– Здорово, Шейд. Какой черт тебя принес?

– У меня назначена встреча с миссис Лониган.

– Встреча? – Между бровями Быка пролегла глубокая морщина. Мозги напряглись до предела. Извилины подключались по одной, пока набралось штук шесть. И тут произошла вспышка озарения. Он повернулся к Тесс: – Это его я должен для вас помять?

У нее от испуга расширились глаза.

– Нет! Я совсем не…

Шейд скрестил на груди руки и с притворной укоризной покачал головой.

– Недоброе начало для наших отношений, миссис Лониган.

– Извините, миссис Лониган. Я не могу драться с Шейдом, – перебил его Бык. Он стал считать, загибая мясистые пальцы. – Первое, у меня со всеми будут неприятности, если попробую.

– Со всеми? Кто такие «все»?

– Ваш брат, его брат, и… – он с опаской взглянул на Шейда, – то есть… ну… сами знаете.

– Молодец, Бык, выкрутился, – поощрительно пробормотал Шейд.

Амбал пер напролом:

– Второе, я проиграю.

Тесс не сразу поняла, что он имеет в виду.

– Проиграете? – Она даже не пыталась скрыть изумление. – Вы?

Верзила, по-видимому, не мог решить, приосаниться ему или обидеться.

– Я самый лучший, – буркнул он, переминаясь, как мальчишка. – Но с Шейдом не сравнюсь.

– Дальше я сам, дружище, – вставил Шейд.

Бык вытянулся в стойку «смирно».

– Слушаюсь. Нечего мне тут околачиваться. Отваливаю.

– Погодите, – возразила Тесс. – Вы должны были оставаться до тех пор, пока мы закончим.

– Ну нет, миссис Лониган. Вы только хотели, чтобы я проследил за вашей безопасностью, – с серьезным видом разъяснил Бык. – Знаю, вам в это, может, трудно поверить, но с Шейдом вам ничто не угрожает. Даже более чем со мной.

– Превосходная оценка происходящего, – одобрительно высказался Шейд.

Тесс не успела возразить, как Бык уже открыл входную дверь, протиснул сквозь нее свою огромную тушу и захлопнул дверь за собой. Окна задребезжали так, что чудом не разбились. Тесс недовольно смотрела ему вслед.

– Это совсем не то, что я планировала.

– Нервничаете по поводу нашей встречи? – Голос Шейда больше, чем обычно, напоминал толченое стекло.

Тесс резко повернулась к нему.

– Я вас не знаю, поэтому решила прибегнуть к хитрости.

– Вы всегда приглашаете Быка на первые свидания?

– На все подряд, – солгала она. – Если кто-то проходит испытание и не исчезает с визгом под покровом ночи, бывает и второе свидание.

Шейд не стал напоминать ей, что всего две минуты назад она утверждала, будто только что познакомилась с Быком. Шейд улыбнулся, и Тесс почувствовала, как тепло проникает в нее до самых костей.

– Что ж, я не убежал, значит, у нас с вами есть шансы.

Как глупо с ее стороны было подумать, что Шейд может оказаться психопатом! Этот мужчина не прибегал к обману для достижения своих целей. Ему это ни к чему. Достаточно было сверкнуть этой неотразимой улыбкой, и у нее тут же таяло сердце.

А какой у него внушительный вид! Роскошные плечи, худощавое, мускулистое телосложение, в глазах живой огонь. Тесс становилось все труднее помнить, зачем он пришел.

У нее сжались губы. Все, хватит! Он навязал ей свое присутствие с какой-то определенной целью. Вот и пусть выкладывает, чего добивается, и уходит отсюда.

– Вы хорошо знакомы с Быком? – спросила она, надеясь, что эта тема поможет перевести разговор на деловую почву.

– Мы повстречались давно, – неопределенно ответил Шейд. Он осмотрел прихожую. – Где ваша святая святых?

Вот тебе и деловая почва! Если он будет продолжать отвлекаться, Тесс в этот вечер придется туго.

– Вам туда не попасть.

– Боитесь, что я найду подтверждение своей догадке?

Не удостоив его ответом, она кивком указала на коридор, ведущий в глубь дома.

– Пойдемте, Шейд. Провожу вас на кухню. Можем поговорить за чашкой кофе.

– Готов на все, что вы мне позволите. Кофе – отличное начало.

Она не могла сдержать улыбку:

– Предупреждаю: кофе – это и начало, и конец. И дальше кухни вас не пригласят.

Он покачал головой в притворном потрясении.

– Для первого свидания круто.

– Ваши первые свидания бывают более насыщенными?

– Обычно да.

– Жаль вас разочаровывать.

– Посмотрим, насколько я буду разочарован к концу вечера.

Хватит болтовни! Тесс подала ему знак следовать за ней. На то, чтобы зарядить кофеварку, ушло меньше минуты.

– Вы упомянули об условиях, которые придется обсудить, прежде чем вы согласитесь на эту работу. – Она достала из буфета пару кружек. – Что за условия?

– Вы, оказывается, из тех, кто любит брать быка за рога. – Шейд потер ладони. – Ладно, приступим.

– Пожалуйста, – сухо поторопила она. Что угодно, только не бездействовать, позволяя Шейду давить на нее. Достаточно уже того, что он успел это сделать у нее в офисе.

– Вы хотите, чтобы мы представлялись влюбленными, так? Вот мои условия. – Он помолчал, и Тесс с тревогой подумала, что его замечания – импровизация, они не подготовлены заранее. – Значит, так. Мы побудем вместе до нашего первого появления на людях, чтобы научиться убедительно играть свои роли.

– Не выйдет. Мероприятие – завтра вечером. – Тогда давайте прямо к делу.

– Ни к чему это, Шейд, – отмахнулась Тесс. – Если мы заявим, что мы – пара, нам будут верить и без репетиций. – Она взялась разливать кофе, пользуясь этим предлогом, чтобы повернуться к нему спиной. – Как вы его пьете?

– Черный и крепкий.

– Черный – могу. Остальное не обещаю.

– Рискну. Мне почему-то кажется, что вы умеете готовить отличный кофе. – Дав Тесс поставить кружки на стол, Шейд схватил ее за руку. Она тут же инстинктивно шарахнулась прочь. Шейд криво усмехнулся: – Ну, что я вам говорил?

Будь он неладен! Невыносимо и то, что он прав, и то, каким образом ей придется исправлять положение. Похоже, его замечания не так уж импровизированы.

– Ясно. Нам надо… притереться.

– Второе. Наше публичное выступление пройдет по моему сценарию.

Это ей не понравилось.

– На кон поставлена моя карьера, – возразила она. – Я не передам инициативу временному работнику.

– Передадите, если хотите со мной сотрудничать. – Его тон предупреждал, что торговаться не о чем. – Третье и последнее мое условие…

– Но я еще не согласилась с первыми двумя, – быстро вставила Тесс. Ей было крайне необходимо оставаться хозяйкой положения, хоть она и подозревала, что всего лишь тешит себя иллюзиями. – Единственное, что могу обещать, это рассмотреть ваши просьбы.

– Ясно. – На этот раз его улыбка выглядела более искренней. – Мое третье условие – чтобы мы пожили вдвоем.

Глава третья

Шейд не мог поверить, что ляпнул такое. Но теперь идея показалась ему сверхзаманчивой.

Тесс резко отступила от его стула и уставилась на него с трогательным сочетанием изумления и неверия. Шейд ошеломил ее. Ему удалось наконец сорвать с нее маску профессионализма, с помощью которой она держала людей на безопасном расстоянии. Но и Тесс проникла сквозь его линию обороны и вызвала в нем неожиданное стремление защитить ее.

– Вы с ума сошли? – резко спросила она. – Нет.

– Тогда, наверное, с ума сошла я, когда решила, будто мы сможем сотрудничать. Спасибо, что зашли сегодня, мистер… – в ее выразительных глазах мелькнуло раздражение, – Шейд. Я свяжусь утром с Джинни и назначу собеседование с другим кандидатом.

Шейду хорошо было знакомо выражение страха на лицах людей. Эта дамочка явно испугалась. Но почему его предложение вызвало такой переполох?

– Ваше мероприятие пройдет завтра вечером. Вы в самом деле думаете, будто за такой срок вам удастся найти подходящего парня?

– Вы, кажется, снова намекаете на свою исключительность. – Тесс пожала плечами с несвойственной ей неловкостью, говорящей об обостренном ощущении присутствия Шейда. – Если вы в состоянии справиться, Шейд, почему бы не попробовать и кому-нибудь другому?

– Сейчас объясню.

Шейд не стал прислушиваться к внутреннему голосу, приказы которого он не собирался слушать, не то что выполнять. Приказы, надо признать, мудрые. Уходи из этого дома. Не трогай Тесс. Она не для тебя.

К сожалению, разум покинул Шейда. Он вскочил, позволив первобытному инстинкту овладеть им.

Обхватив Тесс за талию, Шейд впился в ее губы с деликатностью похотливого троглодита. До этого он не замечал в себе подобной прыти. Наверное, дело в генах, дремавших до появления подходящего времени и желанной женщины. Или же он просто был идиотом. Пожалуй, скорее, второе.

Тем более что выбранная им тактика с треском провалилась.

Тесс не растворилась в поцелуе, как он ожидал, а стукнулась о кухонную тумбу и забарахталась в его руках так, что оба сплелись в немыслимо неудобной позе. Хуже того, она не туда повернула голову, и их носы сплющились, а ее губы оказались между его ртом и щекой. Шейд попытался поправить положение, но их ноги путались, нелепо цепляясь коленями.

Черт!

– Шестой класс, – пробормотал Шейд.

Тесс зашевелила губами:

– Что?

Он слегка отстранился от нее.

– Лайза Пени, шестой класс. Первая девочка, которую я поцеловал. Самое ужасное событие в моей жизни. Наверное, и в ее тоже.

Тесс без особого успеха пыталась выкарабкаться из его объятий. Локтем она довольно ощутимо ткнула Шейда под ребра. Он мужественно подавил стон. Так ему и надо, незачем было набрасываться.

– Не знаю, как выразиться, чтобы вас не расстраивать, но с тех пор вы не усовершенствовали ваши навыки, – проворчала она.

Шейд осторожно изменил положение рук и ног так, чтобы оба могли стоять, не повреждая жизненно важных частей тела.

– Признаю, первая попытка прошла неважно. В следующий раз…

– Следующего раза не будет. Единственное, чего вы этим фокусом добились – это убедили меня, что мы не сработаемся.

– Я доказал, что нелегко будет убедить людей, будто мы с вами пара, если не найти способ согласовать наши действия.

– Занятная формулировка.

– Может быть, загвоздка в несовпадении наших реакций. Или в атмосфере возникли магнитные бури. Какой бы ни была причина проблемы, у нас явная несостыковка.

– Я не какая-то космическая станция, а вы не астронавт, которому поручили высадиться на нее… – ее злила собственная беспомощность.

Конечно, она права. На каком-то этапе его основная задача ушла на задний план. Логика, тактичность, даже разум затерялись под натиском несравненно более мощного импульса.

– Наверное, можно подыскать более подходящую аналогию, но все сводится к одному: вам нужен кто-то, на кого вы способны реагировать и на физическом, и на интеллектуальном уровне. Этот мужчина – я.

– Нет, не вы. Достаточно было одного поцелуя, чтобы убедиться в этом.

Шейд упрямо выпятил подбородок.

– Просто вы не захотели раскрыться настолько, чтобы поддаться своим естественным инстинктам.

– Этому есть объяснение.

– Боитесь?

– Нет! Вы мой работник, а не любовник.

– Ничего подобного. Я должен исполнять обе роли, – заметил Шейд.

– Я наняла вас, чтобы вы работали на меня, разыгрывая роль моего возлюбленного. Это не значит, будто вам дозволено хватать и целовать свою начальницу. Или для вас это обычное дело?

– Кажется, вы первый работодатель, которого я схватил и поцеловал. Если честно, я уже начал обдумывать поправки к такому подходу. Кажется, он был не совсем удачным.

– Он был совершенно неудачным.

Шейд вопросительно приподнял бровь.

– Вы меня увольняете?

Только нежелание Тесс снова проводить нудные собеседования спасло Шейда от полного краха.

– Я готова простить на этот раз. – В ее голосе слышались стальные нотки. – Но с вашими условиями не соглашусь.

– Вы отказываетесь побыть со мной вдвоем до благотворительной акции? – мягко спросил он.

Тесс резко отвернулась, отказываясь смотреть ему в лицо, пока между ними не установится максимальная дистанция.

– Когда вы предлагаете это сделать? Акция пройдет завтра вечером. Днем у меня работа. Я что, должна ее забросить, чтобы нам поближе узнать друг друга? Ни за что.

– Остается сегодняшний вечер. Готовы поработать над нашими отношениями прямо сейчас?

– Пожалуй.

Ее ответ, лишенный всякого энтузиазма, был самым большим, на что Шейд смел надеяться.

– Итак, первое условие принято. Какие затруднения вызывает мое второе условие? Что мешает вам принять мои рекомендации насчет того, как нам взаимодействовать на людях?

– Я не могу позволить вам поставить под угрозу мою карьеру.

– Я говорю не о вашей карьере, а о том, как нам лучше сыграть роли влюбленных. Если я невзначай возьму вас за руку, надеюсь, вы не станете вырываться?

– Мы не находились на людях, когда я это сделала, – огрызнулась Тесс. – Я не предполагала, что вы станете меня трогать.

– А если это произойдет, когда вы будете находиться рядом со своим работодателем или с клиентом? Что вы тогда скажете? «Извините, мы недостаточно упражнялись в роли влюбленных. В следующий заход у нас все выйдет». Так?

– Не надо глупостей!

– Вот это точно. Глупостей. Вам не придется ничего говорить, неловкость в наших отношениях будет ясна самому стороннему наблюдателю. Возьмите этот поцелуй, будь он неладен. Мы даже с такой простой вещью не способны справиться.

Он попал прямо в точку, и Тесс снова замкнулась. Скрестив на груди руки и неловко подогнув колени, она так сжала губы, что любая школьная мымра гордилась бы ею.

– Поскольку поцелуи в любом случае отменяются, проблем у нас не будет.

– Да нет, проблемы все равно остаются, – мягко напомнил Шейд.

Тесс нахмурилась, подбирая слова.

– Ах, да. Чтобы отработать процесс… стыковки, вам хочется пожить вдвоем?

Шейд постарался не скривиться.

– Это помогло бы. Ничто так не помогает избавиться от напыщенности в отношениях, как общая пижама.

– Давайте угадаю. Фокус в том, что вы не носите пижаму, – пошутила Тесс, понимая, что шутка не удалась.

Он не проронил ни слова.

Тесс снова заговорила официальным тоном:

– Эта работа не продлится более двух дней. Вы проведете в обществе моих сослуживцев и клиентов считанные часы. В течение этого времени мы сможем разыграть близкие отношения, не превращая небольшую пьеску в крупномасштабную постановку.

– Вам достаточно всего одного-двух дней, чтобы раскрутить Неподдающегося?

– Если повезет.

– А если нет? – Он дождался, чтобы до нее дошло, потом добавил: – Хорошо, а что потом? Скажем, вы получаете повышение. Разве нам не следует продолжать притворяться еще некоторое время? Или таинственная проблема, побудившая вас нанять меня, улетучится в ту же минуту, когда вы добьетесь своего?

– Зачем вам это? – Отказ дать ответ выдавал Тесс с головой. Еще больше ее выдало то, что она говорила с нарочитым спокойствием, которого, как понимал Шейд, вовсе не испытывала. – Я нанимаю вас на несложную работу, а вы почему-то выводите это далеко за пределы ваших служебных обязанностей. Зачем?

Черт! Переиграл, обругал себя Шейд.

– Я серьезно отношусь к своей работе.

– Тут что-то большее, – возразила Тесс. – Откуда вы знаете Быка? Я с ним познакомилась через своего брата. А вы?

Шейд принял молниеносное решение:

– Я тоже познакомился с ним через Сэта. Мы вместе учились в университете.

Своим ответом он явно ошарашил Тесс.

– Вы об этом не говорили… – Она недоуменно покачала головой. – Ничего не понимаю…

Пора кое-что высказать напрямик, решил Шейд.

– Наняв меня, вы позвонили брату, чтоб он вам нашел… – Шейд привалился спиной к стене и неопределенно помахал рукой. – Пожалуй, вы бы его назвали защитником, раз нет более подходящего слова. Скажу только, что Бык – не первый, на ком Сэт остановил свой выбор.

– Он связался с вами? – не веря своим ушам, спросила она.

– Сэт не знал, что я и есть первопричина вашей проблемы. И поскольку я самый подходящий для подобной работы человек, он позвонил мне. – На его лиде мелькнула улыбка. – Поймите, даже Бык признает мое превосходство.

Она сощурила глаза.

– Правда? В таком случае, как вы оказались моим платным эскортом?

Шейд непринужденно пожал плечами.

– Безработица.

К счастью, она не стала цепляться за это, а занялась более насущным вопросом:

– Что вы сказали Сэту? То есть, о нас с вами.

– Сказал, что вам требуется сопровождающий для деловых мероприятий. Мне показалось, он согласился, что это целесообразное решение, вытекающее из ваших теперешних обстоятельств.

Что-то вроде облегчения прояснило ее взгляд.

– Но почему он просто не поручился за вас? Зачем надо было присылать Быка?

– Сэт подумал, что вы не поверите ему на слово, поэтому и отправил к вам человека, который убедил бы вас, что я не опасен.

Губы Тесс расслабились в искренней улыбке. Боже, подумал Шейд, до чего же хороша! Представляет ли она, как эта улыбка действует на мужчин?

– Бык действительно говорил, что из вас получился бы хороший защитник, – согласилась Тесс.

– Есть маленький нюанс. Да, я способен защитить вас от любых посягательств извне. – Шейд остановил на ней взгляд, предупреждающий о том, что пещерный человек не до конца обуздан. – Но вот от самого себя…

– В таком случае, буду остерегаться вас. – Она отпила кофе и твердо посмотрела ему в глаза поверх края кружки. – Вот мы и вернулись к вопросу о ваших условиях.

– Итак, договорились. Вы принимаете все мои условия, – Ему удалось сделать такое заявление, сохранив невозмутимое лицо.

Почти удалось.

– Насчет первых двух – да. Но мы не станем жить вместе. Мне дела нет до того, сколько людей готовы за вас поручиться.

Ну и черт с ним, с третьим условием. Шейд и сам не знал, зачем включил его в список, разве что для того, чтобы прорваться сквозь ее оборону и добиться какой-то реакции. Желаемого он уже добился посредством двух первых пунктов.

– Отлично. В таком случае, начинаем сразу.

Она попятилась в угол между кухонными тумбами, сжав кружку с такой силой, что у нее побелели костяшки.

– Сразу?

Шейда поразило выражение неприкрытого ужаса в ее глазах. Что это? Своеобразная реакция на него как на мужчину?

Глядя на то, как она стоит там, испуганная и беззащитная, Шейд почувствовал, что в нем шевельнулся какой-то первобытный инстинкт охотника – непреодолимое стремление броситься в погоню, вызванное ее нервозным бегством. Это было противостоянием мужчины и женщины на самом элементарном уровне, от которого на целую милю несло изголодавшимся вожделением.

И Шейд бездумно поддался зову крови.

– Вы обещали, что сегодня вечером мы побудем вдвоем. – Он направился к ней и остановился всего в тридцати дюймах, заметив, что ее дыхание сразу участилось. – Предлагаю начать.

– У меня есть идея получше, – поспешила предложить Тесс. – Давайте познакомимся поближе… ну, скажем… за час до начала благотворительной акции.

– Можно было бы поступить и так… – он взял золотисто-рыжий локон и намотал его себе на палец, – если бы распоряжались вы. Но дело обстоит иначе.

– Мы уже обсуждали это, помните? – сделала она еще одну попытку. – Я ваш работодатель.

– Вы мне платите жалованье, но решаю я. – Шейд подтянул ее поближе. – Или вы собираетесь нарушить условия нашего уговора, едва согласившись с ними?

– Нет. Да. – Тесс с нетерпением уставилась на него. – Вы очень осложняете процесс.

Он с готовностью кивнул.

– Угу, люблю все осложнять. Давайте посмотрим, смогу ли я сделать так, чтобы для вас это стало проще.

Забрав у нее кружку, Шейд поставил ее на тумбу. Потом зарылся пальцами в волосы Тесс и приподнял ее лицо.

– Что вы делаете? – возмутилась Тесс.

– Исправляю ошибку.

– Мы договаривались, что поцелуев больше не будет.

Шейд улыбнулся, уловив обиду в ее голосе.

– Это было до того, как вы согласились делать все по-моему.

У Тесс чуть заметно порозовели скулы, а на лице появилось выражение жалобной беспомощности.

– Вы обещали упростить для меня выполнение нашей задачи, но получается не слишком просто.

– Не надо создавать препятствий. У нас всего только сутки на то, чтобы привыкнуть друг к другу.

– Я бы предпочла привыкать без поцелуев.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Извините, но придется делать по-моему. ~– Он опустил голову и тихо произнес: – Доверьтесь мне.

Шейд не дал ей возможности возразить. На этот раз все, к счастью, обошлось без потерь для обеих сторон. Погружаясь в сладкий поцелуй, Шейд утопал в ощущении потрясающего вкуса ее губ. Все в ней было невероятным. Волосы, губы, кожа – все возбуждало Шейда. Желание разжигало в нем огонь, и малейший толчок мот раздуть его до более мощных масштабов.

Сперва Тесс застыла в его объятиях; не сопротивлялась, но и не принимала участия.

– Расслабьтесь, – уговаривал он. – Мы не станем делать того, что было бы вам неприятно. Попробуйте взять инициативу в свои руки.

Ее ладони скользнули ему на плечи, легко прикасаясь, так, будто она не решила, юркнуть к нему в объятия или оттолкнуть его. – Вы… не такой, как все.

– А какой?

– Жесткий. – Тесс сказала это без жеманства, свойственного многим женщинам. Она говорила серьезно, без сексуального заигрывания. – Бескомпромиссный.

– И то и другое верно, – признался Шейд. – Но я не пользуюсь этими качествами во вред людям.

– Даже в роли защитника?

– Никогда. Против хороших людей – нет.

– А я хорошая? Неужели она сомневается?

– Очень.

Он снова поцеловал ее, теперь более осторожно, не спеша. Пальцы Тесс легким, испытующим прикосновением погладили его плечи. Шейд отметил, что она уже не так избегала его объятий, но все же не полностью сдалась. Губы ее стали мягче, однако не приоткрылись, лишь дыхание немного участилось. И все-таки он чувствовал, что в ней нарастает страсть, но при этом отдавал себе отчет в том, как отчаянно она держит эту страсть в узде.

Он видел, что Тесс борется с собой. Так почему же она не следует своему инстинкту, не дает волю желанию, закипающему внутри? Почему сопротивляется тому, чего так жаждут они оба?.. Напором он ничего не добился. И уговорами тоже.

Шейд слегка отстранился и посмотрел в ее лицо.

– Что ж, хоть какое, но начало.

– Не слишком успешное, – усмехнулась она. Да, не слишком. Шейду хотелось добиться большего успеха. Они все еще реагировали друг на друга как чужие люди. Шейд догадывался, отчего это.

– Не так все плохо, – подбодрил он ее. – Особенно если учесть, что мы не слишком хорошо друг друга знаем. Кроме того, я подозреваю, что вы из тех женщин, которые предпочитают раскручивать роман медленно, по старинке.

Тесс пожала плечами.

– Что тут такого?

– Ничего. Просто нам некогда тянуть резину.

Она вырвалась из его объятий.

– Неужели не понимаете? Я не хочу романа с вами. Я ни с кем не хочу романа.

– Да, это я понял. Вопрос вот в чем… Если вам не нужен роман, зачем притворяться? Что в этом повышении в должности такого, что заставляет вас играть роль влюбленной женщины?

– Не ваше дело.

– Мое, раз это препятствует исполнению порученной мне вами работы. – Нахмурив брови, Шейд внимательно смотрел на нее. К черту! Интуиция сама подскажет, как нужно действовать, а если из-за его замечаний возникнут осложнения… что ж, ему это не впервой. – Вы независимая женщина, из тех, что сами правят своей судьбой, личность, на мой взгляд, более чем прямая, и вот вам приходится идти на обман ради того, чтобы продвинуться по службе. Почему?

– Я же говорила…

Ему пришла в голову неприятная мысль.

– Кто-то из клиентов добивается секса?

– Нет!

Тесс отреагировала с таким убедительным возмущением, что стало ясно: она говорила правду. И все-таки… он чувствовал, что почти угадал.

– Но у вас проблемы с клиентом. И этих проблем каким-то образом удастся избежать, если нас будут рассматривать как влюбленную пару. Почему бы вам не рассказать мне, в чем тут дело?

– Я ничего не собираюсь вам объяснять по той простой причине, что я… – Она осеклась.

Он закончил за нее:

– Вы мне не доверяете? – (Она резко кивнула.) – В этом есть доля справедливости. Доверия насильно не добьешься, так же как и прямоты в отношениях. Вот что, давайте-ка вернемся в прихожую.

– Вы уходите?

– Не слишком себя обнадеживайте. – Наверное, это к лучшему, что Шэдоу не его подобрал для Тесс. Шейд не завидовал злосчастному болвану, который попытается повести ее под венец. Тому наверняка придется скрутить Тесс по рукам и ногам и тащить волоком, а она будет всю дорогу брыкаться и визжать. – Нет, не ухожу. Хочу кое-что попробовать. На кухне для этого слишком тесно.

Пожав плечами, Тесс прошла вперед.

– Что теперь? – неуверенно спросила она.

– Теперь потанцуем.

– Танцевать? – Она уставилась на него, будто он с ума спятил. – Нет музыки.

– Тем лучше. Так наши тела прислушаются друг к другу.

– Ага. Понятно. Вы из этих.

Шейд резко сдвинул брови. О чем это она, черт возьми?

– Кого вы имеете в виду? – подозрительно спросил он.

Она взмахнула рукой.

– Господи! Ну конечно же, представителей Новой Эры. Заумно философствуют а-ля мумбо-юмбо, пялятся в магические кристаллы, танцуют без музыки. Эти.

Черт! Как же быть? Любой протест эта твердолобая особа воспримет как подтверждение ее подозрений. Шейд терпеть не мог проигрышные положения, они выводили его из себя. Обхватив ладонями обтянутые джинсами бедра Тесс, он рывком подтянул ее к себе. И пришел в восторг от возмущенного вздоха женщины.

– Ты меня правильно вычислила, девочка, – прорычал он. – Незачем отрицать то, что есть. У меня кристаллы связками висят по всему дому, Хочешь настроиться? У меня есть подходящий камешек. – Он провел рукой вверх по ее спине. – А еще нет на свете такой философской книги, которую я бы не прочел и не нашел бы в ней пару доктрин для пополнения моего морального кодекса. Случается и заморочиться всем этим, да черт с ним. Ну как, довольна?

Тесс пришлось дважды глубоко вздохнуть, прежде чем к ней вернулось достаточно самообладания, чтобы ответить:

– Давайте угадаю. Я не слишком сильна в оценке людей?

Шейд стал медленно вращать бедрами, подталкивая Тесс к тому же.

– Я похож на мужчину, который пялится в магический кристалл?

У нее вырвался нервный смешок:

– Вам известно, что у вас туманятся глаза, когда вы расстроены?

Шейда удручало то, что движения Тесс не совпадали с его движениями, и она то и дело наступала ему на ноги, не испытывая при этом ни малейших угрызений совести.

– У каждого должен иметься предупреждающий знак, – проскрежетал он. – Впечатляет то, что ты так быстро вычислила мой. Еще сильнее впечатление станет тогда, когда ты примешь это предупреждение близко к сердцу. Если такое вообще случится.

Она взглянула на него с такой сладкой и невинной улыбкой, что он тут же забил тревогу номер один.

– Вы, наверное, не заметили: танец у нас не получается, – сказала Тесс.

– Могло бы получиться лучше, если б ты перестала стараться играть роль партнера. Это полагается мне.

– Виновата. – Вид у нее был совершенно не виноватый. – Я привыкла руководить.

– Мы оба привыкли.

– Ну вот, Шейд. Потанцевали. Теперь объясните, для чего это было нужно. Все и без того доказывает, что в танце мы так же несовместимы, как во всем остальном, за что только ни брались.

Она в самом деле такая или нарочно придуривается?

– Тебе приходилось видеть, как танцуют вдвоем?

– Конечно.

– Ты в состоянии отличить влюбленных от случайных партнеров?

На ее лице промелькнула тень.

– Да.

– В движениях влюбленных есть что-то интимное. Их тела двигаются в такт друг с другом. – Шейд снова притянул ее к себе. – Давай попробуем еще раз.

– Мне не хочется, – нахмурилась она.

– Один танец, Тесс. Если мы и с этим не справимся, как нам убедительно играть свои роли?

Она уставилась в какую-то точку чуть выше его плеча.

– Еще одна попытка, и все.

Шейд придерживался самых упрощенных па. Бесполезно.

– Расслабься, ну!

– Стараюсь!

– Мало стараешься. Опирайся на меня, Тесс. Постарайся улавливать, куда я веду. Ты чувствуешь мою ногу, бедро, малейший нажим?

– Я чувствую, что тут слишком много ног и бедер, – отрезала она с явным недовольством. – Не говоря о том, что и нажим чересчур силен.

Шейду еще не доводилось держать в объятиях женщину, которая так бы сопротивлялась.

– Тебе неприятно, когда я тебя трогаю? Тем хуже, душечка. Ты наняла меня на работу, и так или иначе я ее сделаю. Предлагаю тебе закрыть глаза и вспомнить, что заставило тебя нанять меня. Если причина достаточно важная, ты найдешь способ добиться результатов. Теперь прекрати артачиться и делай, как я скажу, или поставь крест на этом чертовом повышении.

На короткое мгновение Тесс оцепенела, потом сжала губы и опустила руку ему на плечо.

– Танцуй, – приказала она сквозь зубы.

Он снова закружил ее, теперь с легкостью. Тесс уже следовала за ним, споткнувшись только раз. Закончив один тур, Шейд сжал ее покрепче, чтобы она не успела улизнуть.

– Еще разок, – настойчиво произнес он.

Дело пошло веселее. Естественная слитность движений вытеснила изначальную неловкость. К удовлетворению Шейда, Тесс предугадывала его маневры, проявляя великолепное чувство ритма. Когда они закончили второй тур, Тесс попыталась прервать танец, но он не дал ей.

– Еще.

Шейд несколько усложнил па, но ее это не сбило. Принимая вызов, Тесс не отставала от него, крепко прижимаясь к партнеру.

И тут Шейд почувствовал: Тесс расслабилась и слилась с ним, как и подобает настоящей влюбленной женщине. Музыка шла изнутри, их ритмы сочетались, сливались, переплетались. И Шейд поступил совершенно естественно: подхватил Тесс, лаская ее с каждым прогибом, поворотом и па. Ее реакция оправдала все его желания. Сердце Тесс отмечало ритм ее внутренней музыки, и Шейд откликался на его зов теми долгими ласками, что так радуют влюбленных.

Тело Тесс обмякло, а в глазах появился чувственный блеск. Облизнув губы, она приподняла подбородок, будто готовясь к поцелую Шейда. Все в ней подтверждало эту готовность – и румянец, озаривший щеки, и ее реакция на его прикосновения, и затуманенный взгляд, и вздохи. Ее груди набухли под скользнувшими по ним пальцами Шейда. Никто не усомнился бы сейчас в том, что Тесс его любовница.

Все кончилось почти так же мгновенно, как началось. Вывернувшись из его объятий, Тесс с возмущением уставилась на Шейда.

– Вы с ума сошли? – Она скрестила руки на груди. – Чем это вы занимаетесь?

– Танцем, – коротко ответил он.

– Вы трогали меня! Это… это… – Она смотрела на него с ужасом. – Как вы могли!

– Смог. Захотел. И вот тебе последняя новость, милочка: давно пора было кому-нибудь это сделать. – Он взял ее за руку и снова притянул к себе. – Теперь я знаю, как к тебе пробиться, и позабочусь о том, чтобы это еще не раз повторилось. Ясно?

Глава четвертая

Тесс отрицательно замотала головой, но не отодвинулась.

– У вас не будет больше случая повторить что-либо подобное. Я забылась на минутку, пока мы танцевали, но это только кратковременный психоз.

Шейд выругался себе под нос. Кратковременный психоз? Она называет то, что произошло между ними, психозом? Что с этой женщиной? У нее непостижимая способность въедаться ему иод кожу, вызывая чесотку, от которой он не мог избавиться. Такого с ним еще не бывало.

– Вот еще одна новость, Тесс. Тебе надо побольше заниматься этими психозами, а то вся твоя затея безнадежно лопнет. Всего на несколько мгновений ты опустила щит и стала вести себя, как полагается женщине, когда она попадает в объятия любовника.

Ее губы упрямо сжались.

– Вы мне не любовник, и я не желаю больше танцевать с вами.

– Почему?

Тесс отвернулась.

– У нас ничего не получается. Нам трудно находиться рядом и говорить, не то что танцевать. Предлагаю на завтрашнем мероприятии держаться подальше от танцплощадки.

– Я совсем не об этом, – с досадой отмахнулся Шейд. – Ты знаешь, чего я стараюсь добиться, и, тем не менее, усложняешь мне работу. Зачем? Что происходит, Тесс?

– Уже поздно. Вам пора.

– Еще и девяти нет. А я не закончил подготовку.

Она снова повернулась к нему. Ее глаза потемнели от боли, и она крепко сжимала губы, наверняка для того, чтобы не позволять им дрожать. Шейд понял: скажи он что-то не так, сразу окажется без работы, не успев толком приступить к ней.

– Хватит, Шейд. Больше я с вами не танцую. Все!

Вдруг до него дошел смысл происходящего, и Шейд впервые пожалел о том, что в его голосе почти никогда не появляются ласковые нотки. Он совершенно не умел сюсюкать, чтобы успокоить бившихся в истерике детей. Его успех крылся в резких указаниях, которые людям редко хотелось ставить под сомнение.

– Когда мы танцевали вдвоем, тебе это напомнило о Роберте, так?

Она тут же опровергла его догадку:

– Ошибка.

Шейд нахмурился. Что могло ее так огорчить?.. Черт побери, как он мог не догадаться?

– Ты расстроена, потому что с Робертом вы никогда так не танцевали? Я говорил тебе о том, как выглядит любящая пара в танце, об интимности их взглядов, движений, а ты ни разу не пережила это с Робертом, верно?

Тесс медленно покачала головой.

– Нет, – произнесла она так тихо, что он едва расслышал ее.

Неудивительно, что его слова ранили Тесс. Ее боль, должно быть, умножилась, когда они только что достигли того, чего она никогда не испытывала со своим покойным мужем. Пусть даже это продолжалось лишь краткое мгновение. Сердце Шейда наполнилось сочувствием к Тесс.

– Ладно, пусть вы с Робертом и не сливались полностью в танце, но ведь это никак не влияло на ваши отношения.

– Пожалуйста, можно переменить тему?

– Если не хочешь танцевать на завтрашней благотворительной акции, давай не будем. Но мы еще не закончили, Нам необходимо достаточно комфортно чувствовать себя в обществе друг друга, чтобы люди приняли нас за пару. Поработаешь со мной еще немножко?

Тесс нервно провела ладонью по волосам. Свет плафона окутал мягкие локоны и засверкал красноватыми и золотистыми оттенками.

Женщина контрастов, думал Шейд, глядя на нее, интригующая смесь огня и льда. Как ни старалась она держать людей на расстоянии, ее врожденная сердечность все равно притягивала их, искушая идти на риск, лишь бы получить шанс понежиться в ее тепле. При этом сама Тесс не отдавала себе отчета в собственной привлекательности. Или ее это просто не занимало, и она предпочитала сосредоточиться только на своей карьере, поставив крест на личной жизни. – Что там еще?

– Кино с попкорном.

Смущение придало ее чертам ранимость.

– Вы приглашаете меня сходить куда-нибудь?

– Нет. Я прошу тебя поджарить пакетик попкорна, сунуть кассету в видак и посмотреть со мной какой-нибудь фильм.

Поколебавшись целую минуту, она кивнула:

– Всего один фильм, и ты уйдешь?

– Именно.

– Посмотрев кино, мы сможем убедить людей в нашей искренности?

Он пожал плечами.

– Скажем просто, что у нас будет неплохой шанс провернуть это дело.

Наверняка в его предложении крылся какой-то подвох, но Тесс, ей-богу, не могла разобрать, в чем тут дело. Первым делом Шейд, засунув кассету в магнитофон, погасил свет.

– Что вы делаете? – резко спросила она.

– Выключаю свет.

– Это и так ясно. Зачем?

– Я смотрю кино в темноте. Это создает настроение.

Настроение. Ага. После всего того, что было в прихожей, ей совсем не хотелось создавать настроение, разве что при ярком свете, на расстоянии в пару метров и чтобы как можно меньше разговоров.

– Начинайте без меня. Я пошла за попкорном.

По дороге на кухню Тесс отказывалась признаваться себе в том, что на самом деле это было поспешным бегством. Запихнув в микроволновку миску с попкорном и нажав на кнопку, она облокотилась на тумбу и злобно уставилась в окно. Получалось совсем не то, что она планировала. Совсем не то.

Шейд должен был вести себя так, как подобает наемному работнику. Но он то целовал ее, то танцевал с ней. А она… Тесс оторвалась от тумбы и стала ходить взад-вперед по кухне. Провались все на свете! Она реагировала на него. Она не только до конца насладилась его поцелуем, но и едва не занялась с ним любовью прямо в прихожей!

Девять долгих лет ей удавалось держаться подальше от мужчин, ставить свою карьеру выше каких-либо личных дел. После смерти Роберта так было безопасней. А Шейд всего за несколько часов сумел прорваться сквозь ее заградительный барьер.

Тесс скучала по Роберту и по всему тому, что они пережили вместе. Но она не желала снова мучиться, как тогда, когда он умер. Тесс хотела сосредоточиться на работе и ни на чем другом, во всяком случае, не на мужчине, у которого и фамилии-то нет и который войдет в ее жизнь всего на денек-другой. А это значит… Тесс сжала губы. Это значит, что, как только попкорн поспеет, она прошествует в комнату и даст своему настырному работнику приказ убираться.

Стоило ей принять решение, как она почувствовала себя гораздо лучше. Достав разогретый поп-корн, Тесс вернулась в комнату. По экрану все еще ползли фамилии актеров.

Едва Тесс открыла рот, чтобы вынести свой грандиозный приговор, как Шейд обхватил ее за талию. Она возмущенно ахнула, и в ту же секунду он опрокинул Тесс на кушетку, а сам растянулся рядом. Тесс стала отбиваться, потом сдалась. Бесполезно. Если даже Бык пасует перед Шейдом, ее шансы равны нулю.

– Что вы делаете? – вскрикнула она.

– Смотрю с тобой кино.

– Я привыкла смотреть кино в вертикальном положении. И вообще я решила…

– Правда? Ты не представляешь себе, что теряешь. – Он протянул руку и набрал попкорна. – Расслабься, Тесс.

– Не могу. Я решила, что вам надо уйти.

Шейд кивнул и бросил в рот горсть попкорна.

– Я в общем-то догадывался, что ты скажешь нечто подобное. Три-четыре минуты в полном одиночестве. Такой умной женщине, как ты, времени для принятия решения вполне достаточно.

– Изволите издеваться?

– Нисколько. Просто это можно было предвидеть. Тебе с самого начала не хотелось меня нанимать, но… пришлось. Похоже, ты безуспешно перепробовала все и решила избрать этот путь как последний вариант. Но тебе такое решение не по нраву, поэтому ты отчаянно ищешь способ выпутаться из всего этого.

Снова он проявил необъяснимую способность видеть то, что она предпочла бы скрыть. Ей подобная проницательность не нравилась. Ну почему Шейд так упрям? Трудно, что ли, по команде улыбаться, невинно болтать с ее сослуживцами и клиентами, а по-хозяйски вести себя лишь в тех редких случаях, когда ей понадобится, чтобы они разыгрывали романтическое шоу?

– Ну, хорошо, побудьте еще немножко, – нехотя согласилась Тесс.

Он придвинулся так близко, что они будто срослись друг с другом, и ей пришлось собрать все свое самообладание, чтобы не скинуть Шейда на пол. Его поведение было чересчур агрессивным. После стольких лет, проведенных без мужчины, все в Шейде казалось Тесс чужим. И его терпкий запах, и смелые прикосновения, и голос, скребущий, как гравий. Она старалась приспособиться к его чужеродности, но добивалась лишь частичного успеха.

– Не понимаю, почему нельзя смотреть телевизор сидя.

– Потому что обнимать тебя – самый эффективный способ поближе познакомиться.

– Поближе? – нахмурилась Тесс. – Насколько ближе?

– Настолько, чтобы ты не дергалась каждый раз, когда я к тебе прикасаюсь.

– Если пообещаю не дергаться, вы меня отпустите?

– Сладкая, обычно я действую неспешно, без суеты. Особенно с женщинами, подобными тебе, – сообщил Шейд. – Но у нас нет времени. Хочешь всех убедить, что мы с тобой влюблены, к завтрашнему вечеру? Прекрасно. Я гожусь для этого. Но ничего не выйдет, если мы не будем чувствовать себя комфортно в обществе друг друга.

– Должна обратить ваше внимание на то, что мне совсем не комфортно.

Его дыхание щекотало кожу Тесс, вызывая у нее дрожь. Нет, ее вовсе не влечет к Шейду, убеждала она себя. Этого просто не может быть. Она всего лишь устала, у нее стресс, она годами не позволяла мужчине приближаться к ней так близко. Желание вырваться из объятий Шейда боролось с таким же сильным желанием обвиться вокруг него и провалиться, как в омут, в плотское наслаждение.

– Я вижу, что тебе нехорошо со мной, – пробормотал он. – Если не хочешь, чтобы и все вокруг тоже это видели, сосредоточься на кино и не обращай на меня внимания.

Не обращать на него внимания? Он что, шутит? Как ей этого добиться? Шейд так прижимает ее к себе, что она чувствует каждый вздох, каждый удар сердца, каждое движение стальных мускулов…

– Кино. Ах, да.

– Если ты не заметила, вон там, на экране, идет фильм. Прямо перед тобой.

Ее губы дрогнули в беспомощной улыбке. Слава богу, Шейд этого не видел.

– Спасибо за подсказку, – произнесла Тесс.

Шейд вытащил руку из-под ее талии, прихватил еще горсть попкорна и сунул ей в рот. Закрыв глаза, Тесс приняла угощенье. Ее еще никто не кормил вот так, с ладони. Испуганная этой близостью, она чувствовала, что все-таки поддается ей. Привыкнуть друг к другу – это одно. Но столь интимный жест…

Ей придется потерпеть неполные два часа, а после Шейд уйдет. Тесс выдерживала и не такое. Как раз в этом и заключалась проблема. А еще в том, что его близость волновала ее.

Твердо решив не обращать на Шейда внимания, Тесс сосредоточилась на романтической комедии, которую он выбрал, пока она была на кухне.

Минут через пятнадцать Шейд потянулся за салфеткой, едва не раздавив Тесс своим мощным телом.

– Дать тебе?

Она изо всех сил таращилась на экран. Но, как ни старалась, увлечься фильмом не могла.

– Нет, спасибо.

– Попкорна?

– Нет, благодарю. – Она помялась, подбирая слова. – Э-э… по-моему, мы уже достаточно сблизились, чтобы убедить… Вы уверены, что нам следует продолжать?..

– Совершенно уверен. – Он приподнял руку, и ее голова оказалась у него под мышкой. – Как?

Тесс прочистила горло.

– Прекрасно.

Шейд всем телом повернулся к ней, и она тут же попала в плен его бедер.

– А так? Лучше?

Эта поза каким-то образом подействовала на ее голосовые связки. С третьей попытки Тесс выдавила:

– Замечательно.

Больше она не шелохнется. Что бы он ни сделал, как бы ей ни стало неловко, будет терпеть.

Между тем цифры на таймере показывали, что до конца фильма осталось целых полтора часа. Внезапно пришла в движение и та рука Шейда, которая обвивалась вокруг талии Тесс: ладонь проникла под трикотажный топ, чуть задержалась на животе и медленно поползла к груди.

Все, хватит! Резким движением Тесс высвободилась из его обжигающих объятий, соскочила с кушетки и с возмущением уставилась на Шейда.

– Что вы делаете?!

Он приподнялся на локте.

– Смотрю фильм со своей любовницей. А ты что делаешь?

– Мы не пара любовников, – огрызнулась Тесс, – и никогда ею не станем! Как вы могли подумать… – Она осеклась и со стоном закрыла глаза. Слишком уж бурная у нее реакция…

– Рискну создать впечатление, будто я вечно повторяюсь. Тебе нужно беспокоиться не о том, о чем думаю я, а о том, что подумают другие: вот пара незнакомцев, которая с трудом терпит друг друга. Предлагаю вернуться на кушетку.

Спокойный, бесстрастный голос Шейда проник в ее сознание, принуждая Тесс признать правоту его доводов.

– Если я это сделаю, вы опять начнете меня трогать.

– Обязательно начну. И буду продолжать до тех пор, пока ты не перестанешь уворачиваться от меня.

Тесс хотелось получше разглядеть Шейда, но разве в темноте что-нибудь увидишь?

– Вы намерены точно так же хватать меня и на завтрашней вечеринке?

– Только если ты наденешь нечто соблазнительное, оголяющее животик.

– Ни за что!

– Гм. Жаль. – Он похлопал по месту, которое она освободила. – Давай, Тесс. Досмотрим кино.

– По-моему, на сегодняшний вечер хватит.

– Ты хочешь, чтобы все получилось, или не хочешь? Тебе решать.

Черт бы его побрал! Пристал как банный лист. В конце концов, они не дети и не полные идиоты, и завтра у них все получится. А Тесс вовсе не нужно, чтобы Шейд взял в осаду ее дом, сидел у нее на кухне или валялся на ее кушетке, как какая-то огромная кошка из джунглей. Тесс хотела восстановить неприкосновенность своей территории.

Взглянув на таймер, она чуть не застонала. До конца фильма еще час двадцать! Целая вечность. Одернув низ своего топа, Тесс вернулась к кушетке. О чем она думала, когда надевала эту тряпочку? В следующий раз задрапируется с головы до пят!

Он как будто прочел ее мысли:

– Ты все равно выглядишь элегантно небрежной.

Тесс заняла прежнее место. Рука у нее на талии почему-то уже не казалась такой чужой.

– Вы хотите сказать, небрежно элегантной?

Шейд убрал волосы с ее щеки и кончиком пальца провел по подбородку.

– Дело не только в том, во что ты одета, а как ты это носишь.

Тесс замерла, позволяя ему эту ласку. Хуже того, ей было приятно. Она закрыла глаза, перестав притворяться, будто фильм интересует ее. Прикасался ли к ней вот так Роберт? Возможно, но она уже этого не помнила. Как ни любила Тесс своего мужа, он не обладал той врожденной сексуальностью, которую излучал Шейд.

Как грустно! Даже бытовые мелочи, связывающие Тесс с Робертом, стали постепенно стираться из памяти. Как предательски обошлось с ней время!

Когда на таймере оставалось всего несколько минут, Тесс услышала тихий вздох Шейда и почувствовала дуновение его дыхания на своей щеке. Господи, сейчас он снова дотронется до нее…

– Пожалуйста, не надо, – прошептала Тесс в темноте.

Его палец остановился, не дотянувшись до ее губ.

– Почему?

– Не могу… – Слова застряли у нее в горле, и она молча покачала головой.

– А я не могу удержаться.

Шейд повернул женщину лицом к себе и прижал к груди. Куда только делась ее былая неловкость? – удивилась Тесс. Совсем недавно она путалась в танцевальных па и неуклюже целовалась, а сейчас так идеально слилась с его телом, будто именно в объятиях Шейда и было ее настоящее место.

– Тесс… – пробормотал Шейд.

Кто-то же должен сохранять рассудок! Проявить благоразумие и сдержанность. Раз Шейд не собирается это делать, остается ей.

– Кино уже кончилось, – удалось выговорить Тесс. – И наш вечер тоже.

– Мне дела нет до этого кино. Меня сейчас интересует только одно.

Лучше не задавать вопросов, а встать с кушетки. Конец фильма – идеальный предлог, но Тесс почему-то осталась лежать.

– Что тебя интересует? – Вот это…

Шейд взял в ладони ее лицо и жадно припал к губам. Получилось намного лучше, чем в тот раз на кухне, несравненно лучше, и Шейд чуть не издал громкий стон. Им овладело острое желание погрузиться в нее, раствориться в море страсти.

– Откройся мне, Тесс. – Это должно было звучать, как нежное поощрение, но походило на приказ. Тесс не сопротивлялась. Исчезла застенчивость, исчез страх. Ее губы мгновенно раскрылись, готовые принять его, и он ринулся внутрь, заявляя о своих правах. Страстный поцелуй длился, казалось, более двух минут. Потом Шейд перевернул женщину на спину и лег сверху. Его рука снова проникла под ее топик. Кожа Тесс была мягкой и податливой.

Тесс обхватила Шейда обеими руками, явно поощряя его, приглашая к более решительным действиям.

Шейд глухо застонал. Что, черт побери, происходит с ним? Он ведь всегда полностью владел собой. Но поцелуй с этой необыкновенной женщиной в одно мгновение уничтожил годы старательных тренировок, свел на нет все, кроме самых основных эмоций. Желание. Потребность. Сокрушительное стремление овладеть Тесс, сделать только своей.

– Но ты не моя, – проворчал он.

Тесс подняла на него затуманенные страстью глаза, облизнула распухшие губы.

– Что?

– Мы не должны это делать.

Сотрясаясь всем телом, Тесс зарылась лицом в его плечо. Шейд не сразу понял, что она смеется.

– А мне казалось, что весь смысл сегодняшнего вечера как раз в этом.

– Мы должны привыкнуть друг к другу. Вот и все.

– Если учесть, где сейчас находятся твои руки, я бы сказала, что мы более чем привыкли.

Не найдя, что ответить, Шейд с досадой хмыкнул. В данный момент большие пальцы его рук ласкали чувствительные кончики ее грудей. От волос Тесс исходил душистый аромат; она раскраснелась и совершенно раскрылась, естественно и легко приладившись к Шейду. И тот понял: она созрела для мужчины. И не для какого попало.

Для него!

Шейд закрыл глаза. Черт возьми! Ирония ситуации убивала его. Весь вечер он старался добиться от Тесс такой реакции. А добившись, не мог ничего сделать. Она не для него, как бы он ни желал ее. Глупо было так далеко завести эту игру. Если бы не дурацкое влечение к ней, он уже давно ушел бы из ее квартиры. Теперь необходимо каким-то образом исправить ошибку.

– Ты больше не уворачиваешься от меня.

Она сделала вид, будто обдумывает его слова.

– Этому есть своя причина.

– Может быть, тебе стало хорошо со мной?

– Нисколько.

– Но тебя физически влечет ко мне.

Зачем отрицать очевидное? Они оба знали, что это так.

– Боюсь, ты прав. – Она взяла его за запястья и деликатно отодвинула от себя. Он послушно убрал руки из-под ее топа. – А этого не должно быть. Я тебя наняла, ты не мой любовник.

Но должен изображать такового.

Она кивком выразила согласие.

– Ты доказал свою правоту, Шейд. Теперь я вряд ли стану уворачиваться, когда ты в следующий раз дотронешься до меня.

– В следующий раз, когда я до тебя дотронусь, возможно, не смогу оторваться.

У нее расширились глаза, но голос звучал удивительно ровно:

– Придется. У нас всего-навсего деловые отношения. Больше ничего.

Шейд заставил себя встать с кушетки. Он не помнил, когда еще ему было так трудно покинуть женские объятия.

Вздохнув, Тесс снова стала той женщиной, с которой он познакомился. Она выпрямилась, поправила одежду. Даже волосы опять упали аккуратными волнами. Это произвело впечатление на Шейда. Способность мгновенно перейти от разгула страсти к совершенному самообладанию говорила о железной воле.

Тесс поднялась и встала лицом к нему, Шейд понял, что выстроенные ею преграды были более ~ хрупкими, чем она хотела бы признать, и что он с минимальным усилием может преодолеть их. Но он не хотел овладеть ею так. Когда они сойдутся, это будет сознательным решением, а не сиюминутным порывом страсти.

– Я снова буду дотрагиваться до тебя, – предупредил он. – Ты ведь понимаешь это?

– Хорошо, но только в порядке деловых отношений и в присутствии третьих лиц.

– А если окажемся наедине?

Ее взгляд твердо встретился с его взглядом.

– Тогда ведь ни к чему никакие прикосновения, верно?

Нет смысла продолжать давить на нее, решил Шейд. Он добился своего: она раскрылась перед ним. Зачем давать ей повод снова замкнуться?

– Когда мне зайти за тобой завтра?

– Мероприятие начинается в семь.

– Зайду в четверть седьмого.

– Да, Шейд! Все будет происходить в торжественной обстановке, так что форма одежды… Это не проблема?

– Для меня – нет. – Шейд приподнял большим пальцем ее подбородок и посмотрел в прелестное лицо. – Спокойной ночи, Тесс. Понимаю, как тебе было тяжело. Спасибо, что постаралась.

Тесс сделала то, чего Шейд совсем не ожидал: встала на цыпочки и прижалась губами к его губам. Ее поцелуй сказал Шейду о том, в чем она не могла признаться вслух. Но и без слов он понял, что действует на нее так, как ни один мужчина до сих пор, что она, как ни старается, не в силах устоять перед ним. Безмолвный ответ Шейда был таким же откровенным: она самая прекрасная женщина, какую он когда-либо обнимал, самая сладкая на вкус, самая желанная, страстная, неповторимая.

Наконец Тесс прервала поцелуй.

– Прощай, Шейд.

Никаких «прощай», решил Шейд. Чего бы это ни стоило, он будет снова обнимать Тесс.

– До скорой встречи, дорогая.

Глава пятая

Как только Тесс услышала хлопок входной двери, она рухнула на кушетку и опустила голову на руки. Боже, что она наделала? Позволила совершенно чужому человеку обнимать ее и не только принимала его поцелуи и ласки, но от души наслаждалась ими.

Или я превратилась в старую деву, или просто слишком давно не была наедине с мужчиной, думала она.

Оба варианта были слишком близки к истине. Тесс действительно очень давно не занималась любовью. Девять долгих, исполненных одиночества лет. Никто и никогда ее так не привлекал физически, как покойный муж. Но Шейд разбудил чувства, которые она считала давно умершими, и это тревожило Тесс.

Утрата Роберта была самым ужасным событием ее жизни, и Тесс уже не надеялась когда-либо оправиться от него. Все свое время и всю энергию она вложила в работу. Теперь, когда она вот-вот может стать самым молодым вице-президентом компании, Тесс не собиралась рисковать. А Шейд ставил под угрозу срыва ее повышение, отвлекая, пробуждая ненужные эмоции. Да и что он мог предложить? Скоротечный, бессмысленный, бурный эпизод в постели, вот и все.

Тесс медленно выпрямилась. Шейд не интересует ее как мужчина, твердо сказала она себе. Ей дела нет до его личности или до обстоятельств, превративших его в того мужчину, каким он стал.

Сегодня же в ней просто вспыхнуло вполне естественное желание, которое можно подавить, по крайней мере до тех пор, пока не истечет срок их сотрудничества…

Не понимая, что с ней творится, Тесс свернулась калачиком на кушетке. Запах Шейда наполнял ей ноздри. Вся дрожа, она прикрыла глаза. Надо идти в постель, но Тесс только глубже зарылась в подушки, еще хранившие тепло его тела, и вновь и вновь переживала каждую минуту, проведенную в его объятиях.

Пусть этот мужчина навсегда исчезнет из ее жизни, зато ей останутся воспоминания.


Вот идиот!

Шейд медленно шагал по улицам Сиэтла в надежде, что прогулка поможет ему восстановить душевное равновесие. Очень хотелось оправдаться перед самим собой, дать благовидное объяснение совершенным сегодня вечером поступкам. До того, как он затащил Тесс на кушетку и сделал все возможное, чтобы она принадлежала ему, он просто приучал ее к себе, напоминал ей о том, как должны взаимодействовать мужчина и женщина.

Но Тесс предназначена не ему. Его задача – подготовить ее к роману с избранником, а попытка сорвать одежду с вожделенной миссис Лониган – не лучший способ этого добиться.

Его сотовый зачирикал, и он открыл его.

– Шейд.

– Мне нужен отчет о встрече с Лониган.

Шейд скорчил гримасу. В завершение вечера не хватало только одного – звонка от драконши.

– Как поживаете, босс?

– Ближе к делу. Я, кажется, запросила отчет.

Так… Тесс Лониган самая мягкая, самая аппетитная женщина из всех, кого он имел удовольствие знать. Страстность ее поцелуев вытесняла из его головы мысли о чем-либо другом, и он все отдал бы за то, чтобы заняться с ней любовью… Однако Леди Босс вряд ли будет довольна, если он включит такие подробности в свой отчет.

– Тесс поддается. – Это все, что он сказал.

– Уточни.

– Думаю, она созрела для общения с мужчиной.

– Уточни. – Теперь это звучало не как запрос, а как требование.

Тут к разговору решил присоединиться Шэдоу:

– Это не совсем то, что мы тебе поручили, братишка. Чем ты занимался?

Шейда передернуло. Наверное, надо осторожнее выбирать слова.

– Я хочу сказать, что, когда мы впервые встретились, единственной ее заботой были дела. Возможно, теперь что-то изменилось.

Леди Босс снова взяла бразды правления в свои руки:

– Каким образом изменилось?

– Она теперь более благоприятно настроена в отношении личной жизни.

– Откуда ты это знаешь?

Она что, смеется?

– Да бросьте вы. Мужчина такие вещи сразу понимает… Мы ведь предупреждали, – перебил Шэдоу, – Тесс не для тебя.

Шейда охватил необъяснимый гнев.

– Не надо все время повторять одно и то же, – процедил он сквозь зубы. – Если мужчине постоянно говорить, чего ему нельзя делать, он решительно берется именно за это.

– Даже не думай, брат. Тесс Лониган тебе не достанется.

Шейд остановился под японской пинией и отряхнул с волос дождевые капли.

– Вам нужен отчет? – прорычал он в трубку. – Ну так вот, дама сосредоточена на своей карьере. Ей не нужен мужчина, разве что в целях продвижения по корпоративной лестнице. Похоже, она до сих пор влюблена в покойного мужа. В крайнем случае испытывает сексуальную заторможенность, а это не лучшая основа для брака. Довольны?

Шэдоу не дал себя провести:

– Завтра вечером ты представишь ее избранному для нее мужчине. Вопросы есть?

– Да, есть. Тесс не просила нас помочь подыскать ей мужа. Она просила помочь устроить счастье ее подруг. Почему мы вмешиваемся в ее жизнь?

– Ее брат внес имя Тесс в наш список еще до того, как она обратилась в брачное агентство. То, что она попросила сосватать Эмму и Рейн, – простое совпадение.

Черт! Сэта удавить мало!

– Почему брат Тесс так поступил с ней?

– Ты не считаешь ее достойной счастья? – мягко спросил Шэдоу.

– Счастья? По-моему, это, скорее, смахивает на наказание.

– То, что ты смотришь на брак как на наказание, еще не значит, будто все согласны с твоей оценкой. Тесс, очевидно, ее не разделяет, а то не стала бы обращаться к нам за помощью в поисках мужей для своих подруг.

Шейду хотелось возразить против такого умозаключения, но он не мог. Да и зачем противиться неизбежному? Ему уже напоминали, что брачное агентство никогда не ошибается. Он видел их в действии, видел, как удачно они работают. Значит, кого бы ни избрали они принцем для Тесс, он окажется для нее идеальным мужчиной.

– А кто такой этот мистер Икс? – неохотно спросил он.

В разговор вмешалась начальница Шэдоу:

– Она уже с ним знакома. Да и ты тоже, поэтому тебя и выбрали для этого задания. Предварительные данные о нем переданы тебе электронной почтой. Все, что от тебя требуется, это дать толчок их роману.

– Отлично, приступаю завтра. Еще что? Наступил черед Шэдоу вставить слово:

– Последний совет тебе: займись делом.

Сунув мобильник в карман, Шейд злобно выругался. Задание он, естественно, выполнит, как делал это всегда, но раньше сводничество не казалось ему таким отвратительным. Может быть, когда он встретит этого принца, которого откопал где-то Шэдоу, его отношение изменится. Может, они и правда идеально подобранная пара. Но почему-то Шейд в этом сомневался.

Он вспомнил о реакции Тесс в его объятиях, о том, с каким нетерпением ее губы приоткрылись под его губами, и окончательно решил, что его коллеги ошибаются.

И он докажет это.


Шейд приехал ровно в шесть пятнадцать. Тесс открыла дверь, и он сделал над собой усилие, чтобы не выдать свою реакцию. Она выглядела потрясающе. Простое платье цвета слоновой кости подчеркивало соблазнительные изгибы фигуры, а поверх него было накинуто короткое болеро, сплошь покрытое разводами из сверкающего бисера. Наряд оттенял матовую кожу и яркие волосы Тесс. Замысловатая прическа и туфли на каблуках делали ее выше и еще стройнее. Держалась она холодно и отчужденно.

– Ты прекрасна, Тесс, – сказал Шсйд, потом шагнул к ней и поцеловал ее.

Она порадовала его тем, что, поддавшись его объятию, качнулась к нему. Ее дыхание участилось. Шейд понял: это не нервная реакция, а проснувшееся чувство – как раз то недосказанное, на что он надеялся обратить внимание ее сотрудников.

Тесс отступила на шаг, мгновенно укрепив пошатнувшиеся барьеры между ними.

– Я никому не скажу, – пробормотал Шейд. Она вопросительно приподняла бровь.

– О чем?

Он не мог удержаться, чтобы не поддразнить ее.

– О том, что ты оступилась, а мне пришлось тебя поддержать. Пусть это будет нашим маленьким секретом.

Тесс хотелось возмутиться, но губы ее сами собой дрогнули.

– Ты совершенно несносный человек.

– Мне уже говорили это, – признался он с усмешкой.

– После того, как ты ушел вчера вечером, я решила больше не позволять тебе никаких вольностей.

Шейд протянул руку и медленно провел пальцем вдоль ее элегантной шеи до соблазнительной ямочки у ее основания.

– Не горюй. Ты отбивалась целых тридцать секунд.

– Пять, – прошептала Тесс. – Всего пять. Черт!

Скулы Шейда напряглись.

– Если мы сейчас же не уйдем отсюда, то останемся здесь.

Тесс подошла к стоявшей в прихожей тумбочке, взяла маленькую сумочку и кивнула в сторону двери.

– Я готова, – церемонно заявила она. – Не хочу опаздывать.

Шейд тоже не хотел. Он спешил разыскать будущего мужа Тесс и положить начало их роману. После этого он выйдет из игры, а она получит свой хеппи-энд. Оба будут довольны. Она пойдет своей дорогой, а он своей. Догнав Тесс на тротуаре, Шейд обвил рукой ее талию и притянул к себе. Да, он пойдет своей дорогой.

Но не сейчас.

До центра города они ехали молча. Тесс только приподняла бровь, мельком взглянув на «ягуар» Шейда, но ничего не сказала. Тем лучше. Он сомневался, что сумел бы убедительно соврать, как ему удалось приобрести шикарный автомобиль на деньги, которые дает служба трудоустройства. Увы, правда могла вызвать много вопросов, на которые ему пока что не хотелось отвечать. Как объяснить ей, что чаще всего он играл на бирже, если не был занят в брачном агентстве?

Они загодя приехали на благотворительный вечер, и Тесс воспользовалась случаем, чтобы представить Шейда своим сотрудникам и боссу. Эл Портман был крупным компанейским мужчиной с умными глазами. Шейд догадывался, что только блестящая игра заставит этого человека поверить, будто между ними существует интимная связь.


Танцы начались вскоре после того, как они всех обошли с приветствиями. Шейд обнял Тесс за талию и повел к танцплощадке.

– Пора играть спектакль, – пробормотал он ей на ухо.

К его облегчению, она не отстранилась. Шейд прижал ее покрепче и сделал первые па. Тесс подняла на него взгляд. Как только их глаза встретились, она споткнулась. На лице Тесс появился испуг.

– Не знаю, справлюсь ли я с этим.

– Конечно, справишься, – успокоил он ее, решив ограничиться только самыми простыми па.

– Пожалуйста, Шейд, – в панике прошептала она, – нам лучше уйти с площадки. Иначе я все испорчу.

– Расслабься, дорогая. Ничего ты не испортишь. Мы потанцуем точь-в-точь, как вчера вечером.

И Тесс тут же наступила ему на ногу.

– Видишь? Не получается. Надо что-нибудь придумать. – Она облизнула губы, в ее глазах мелькнуло отчаяние. – Я… я сделаю вид, будто вывихнула лодыжку. Ты уведешь меня с площадки, и до конца вечера нам уже не придется танцевать.

– Успокойся, Тесс. – Сейчас или никогда. Если он не сможет убедить ее как следует играть свою роль во время первого танца, все задуманное пойдет коту под хвост. – Закрой глаза, – приказал Шейд.

– Что?

– Закрой глаза, – тихо прорычал он, понимая, что только так до нее дойдет смысл.

Ее ресницы опустились.

– А теперь что? – спросила она натянутым тоном.

– Слушай музыку, чувствуй, как я двигаюсь, и вообрази, что мы снова у тебя в прихожей. Что мы наедине. – (Она еще раз оступилась и вдруг, как по волшебству, стала ступать с ним в такт.) – Правильно. Молодец! Сосредоточь внимание на мне, я тебя не подведу. Я тебя не брошу. И сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе получить это повышение. Доверься мне, Тесс.

Ее смешок прозвучал неуверенно.

– Да, ты умеешь заговорить женщину.

– Я тебя не заговариваю, – возразил он. – Все совершенно честно.

– Хотелось бы верить.

– Поверь. Мне только одно непонятно, Тесс. Ты сильная и решительная женщина. Как может какой-то простой танец так выбить тебя из колеи?

– Это все из-за тебя.

– Из-за меня? Почему ты так считаешь?

– Совершенно логичный вывод. У меня больше ни с кем нет такой проблемы. Значит, это из-за тебя.

– Понял. Все остальные мужчины, с которыми ты танцевала, были рохлями и позволяли тебе вести.

– Я не это хотела сказать.

Шейд чуть крепче прижал ее к себе.

– Держу пари, они так тебя не держали, верно? Даже для вида.

Вздрогнув, Тесс обвила его шею руками.

– Ты уверен, что это только для вида?

Наконец-то! Шейд возликовал: совершенство, которого они достигли в прихожей, восстановилось. Их движения сочетались так же интимно, как сочетаются они у любовников.

– Ради твоего успеха постарайся.

Она открыла глаза и серьезно посмотрела на него.

– Значит, ты согласен с моим изначальным предложением?

– Это с каким?

Ее пальцы скользнули по его волосам. Шейд едва не застонал от охватившего его желания.

– Ты обещал, что мы будем соблюдать профессиональную дистанцию, помнишь?

– Ага. Профессиональную дистанцию. Как скажете, мэм.

Она медленными, гипнотизирующими круговыми движениями массировала ему голову.

– Хорошо я играю свою роль?

Он слегка отодвинулся и с усмешкой посмотрел на нее.

– Вот ты чем занимаешься? Разыгрываешь роль?

В улыбке, медленно расплывавшейся по лицу голубоглазой рыжей девчонки, было нечто такое, отчего Шейду стало жарко.

– А что же еще?

– Ну, не знаю. – Он убрал с ее виска выбившийся локон. – А если это – настоящее?

Ее улыбка стала еще шире.

– Вот еще! Ты говорил мне: сегодня мы должны вести себя так, чтобы все выглядело убедительно. А еще говорил, что будет всего один шанс. Поразительно, как действует на женщину мотивировка.

– Ты отлично справляешься со своей ролью. Сослуживцы с нас глаз не сводят с тех пор, как мы вышли на площадку.

– Похоже, они купились на наш розыгрыш?

– Эх, дорогуша, я и то купился. – Шейд запечатлел легкий поцелуй на ее щеке. – А уж они-то… – Он многозначительно хмыкнул.

Ее руки снова опустились ему на плечи.

– Не перестарайся, Шейд – предупредила она. – Ты заставишь меня нервничать. А тебе известно, что бывает, когда я нервничаю.

– Ты имеешь в виду гримасы, трепыхания и злобные выпады в мой адрес?

– Я бы выразилась иначе. Но не стоит затевать семантических дискуссий. Мы неплохо поработали, чтобы убедить всех, что у нас серьезные отношения. Давай остановимся на достигнутом.

– Зачем же останавливаться? Что, например, случится, если мы прижмемся друг к другу еще ближе, еще интимнее?

Тесс нервно облизнула губы, ответить ей удалось только со второй попытки:

– Я могу начать гримасничать и трепыхаться.

– Правда? – Шейд сделал вид, будто задумался. – Нам этого не надо.

Она тряхнула головой, и несколько локонов высвободились из строгой прически, огненными колечками свернувшись на лебединой шее и контрастно выделяясь на фоне матовой кожи.

– Нет, не надо.

– А что, если вместе этого я сорву поцелуй? – Он тут же завладел ее губами, наслаждаясь их вкусом. – Что тогда?

Сердце чуть не выскочило у нее из груди.

– Я прерву танец.

– Это нехорошо, – тихо произнес Шейд. – Твои клиенты могут насторожиться.

– Я бы предпочла, чтобы ты не целовал меня больше.

Он усмехнулся над столь наглой ложью.

– Следовательно, все, что нам остается, – это просто, по старинке, танцевать.

– Да… – Она стрельнула в него глазами из-под ресниц. – Есть только одна небольшая проблема.

– И какая же?

– В твоей манере танцевать нет ни капли простого, тем более старомодного.

Обхватив Тесс покрепче, Шейд кружил с ней по площадке. Невероятная женщина – чувственная, живая, податливая в его руках. Шейд подавил тяжелый вздох. Можно сколько угодно лгать самому себе, что он раскрепощает ее, разжигает в ней угасший интерес к мужчинам. Эта женщина нужна ему в постели, чтобы огненные локоны разметались по подушке, чтобы ее губы страстно впивались в его губы, не давая дышать, а ногти царапали ему спину. На меньшее он не был согласен.

Тесс не для тебя.

Эти слова возникли из пустоты, напомнив Шей-ду о его обязательстве перед братом. Будь оно все неладно! Шейд никогда еще не изменял слову. И как ни сопротивляйся истине, но на этой вечеринке присутствует тот, кого выбрали для Тесс. Идеальный мужчина. Мужчина, способный создать для женщины сказочную жизнь. И тут начнется настоящая работа Шейда: обеспечить такие условия, чтобы между Тесс и счастливым избранником возникла связь…

Тесс постучала пальчиком по его плечу.

– В чем дело, Шейд?

Он плавно остановился в дальнем конце площадки.

– Что?

– Вид у тебя такой, будто ты где-то за тысячу миль отсюда.

– Прости. Я углубился в свои мысли.

Она прильнула к нему, приблизив голову к его голове.

– Судя по выражению лица, они были неприятными. Не хочешь поделиться?

– Предпочитаю держать их при себе.

Тесс понимающе кивнула, и в этот момент к ним подошел Эл Портман.

– Извините, что перебиваю, – сказал он с широкой улыбкой. – Мы собираемся ужинать. А потом, Тесс, я назначу тебе Неподдающегося.

– Жду с нетерпением, – ответила она.

Что-то в ее тоне подсказало Шейду, что она лжет. Если учесть ее энергичность и решение во что бы то ни стало добиться повышения, нельзя было не удивиться отсутствию в ней энтузиазма.

– В чем дело? – тихо спросил Шейд по пути в столовую.

– По-моему, я знаю, кого выбрал для меня Эл.

– И?

– Если я не ошиблась, у меня нет шансов на повышение.

– Почему?

– Есть осложнения личного характера.

– Осложнения, говоришь?.. Наверняка романтические?

– Схватываешь на лету, Шейд.

А еще он очень хорошо читал между строк. Этот Неподдающийся явно имел виды на Тесс. Может быть, даже предложил щедрый дар «Альструистике инкорпорейтед» в обмен на такой же щедрый дар со стороны Тесс.

Шейд старался говорить ровно, хотя больше всего ему хотелось превратить ублюдка в кровавое месиво.

– Чем я могу помочь?

Тесс метнула на него взгляд, и выражение, которое он прочел в ее глазах, не умерило его злобы.

– Будь рядом, – тихо сказала она.

– Ты из-за этого мужчины наняла меня, так?

– Да.

– И я должен дать ему понять, что ты несвободна в романтическом плане, чтобы он держал лапы подальше, когда ты обратишься к нему насчет взноса, Так?

Она промолчала, но выражение ее лица было достаточным ответом. Ну, все! Как только Шейд окажется наедине с Тесс, он узнает имя этого типа и как именно тот выражал к ней интерес.

Шейд помотал головой. Замечательно. Может, еще разок-другой ударить себя в грудь а-ля Тарзан, издать дикий вопль и раскачаться на ближайшей лиане?.. Правда, если подумать, существует реальная возможность, что этот сукин сын и есть тот самый мужчина, которого его брат с драконшей наметили для Тесс. Шейд усмехнулся. Эта мысль ему понравилась.

Увы, шансы на то были миллион к одному, и прежде всего потому, что Шейд знаком с избранным кандидатом в мужья для Тесс, а Грейсон Шоу не из тех, кто выкинул бы такой недостойный финт, как тот, на который она намекала. И все-таки… надежда есть.

Если его сумасшедшая догадка окажется верной, Шейд с большим удовольствием врежет Грею кулаком в челюсть, и наплевать на то, что это будет первое неудачное сватовство их брачного агентства.

Тогда Тесс достанется только ему.

Глава шестая

Аделаида Смит не присутствовала на ужине, и Тесс не знала, радоваться этому или сердиться. Столько хлопот, чтобы нанять Шейда, и для чего? Весь смысл этого экзерсиса заключался в том, чтобы пресечь попытки сватовства. Выставить себя изнывающей от любви идиоткой в глазах женщины, из-за которой пришлось устроить весь этот балаган.

После ужина Тесс сочла своим долгом пообщаться как с клиентами, так и с благотворителями, тем временем ища глазами Аделаиду и ожидая сообщения Портмана. Наконец она оказалась рядом с Грейсоном Шоу, чье имя стояло в списке потенциальных пожертвователей сразу за Смитами.

К ее удивлению, Шейд протянул руку.

– Как дела, Грей?

– Неплохо. А у тебя?

– Понемножку.

Тесс перевела взгляд с одного мужчины на другого.

– Вы уже встречались?

Грейсон на мгновение замялся.

– У нас были общие дела.

Тесс повернулась к Шейду.

– Ты знаком с интереснейшими людьми.

– Интереснейшими? – Он сдержанно улыбнулся. – Не обманывайся насчет Грея. Иногда он бывает занудой.

Грей принял замечание без протеста.

Тесс почему-то сомневалась в этом. В Грейсоне чувствовались уверенность и интеллигентность, свидетельствовавшие о том, что он не мог заставить скучать женщину. Если говорить честно, Шоу сразу понравился ей. Он всегда казался элегантным и красивым, и в течение года, прошедшего после их знакомства, ничто не изменилось. Кто-то мог бы счесть Грейсона напыщенным из-за его замкнутости. Но внимательный взгляд и обращение с людьми наводили на мысль, что, хоть он и привык распоряжаться, но с окружающими считался. А может быть, он нравился Тесс просто потому, что напоминал ей Роберта.

– Скажи-ка, Грей. – В глазах Шейда блеснуло что-то странное, заставившее Тесс вздрогнуть. – Когда к тебе подходят на таком сборище, чтобы попросить сделать пожертвование, ты пытаешься совместить приятное с полезным?

Тесс резко выдохнула. Господи, что он несет! Она открыла рот, чтобы сказать что-нибудь и спасти положение, но получился только сдавленный писк.

Грей приподнял бровь.

– Не понял. Поясни.

– Ну… «Сделай мне одолжение, тогда и я тебе сделаю. Только мы должны уединиться».

Тесс напрочь лишилась дара речи.

– Ты делаешь мне предложение, дружище? – мягко спросил Грей.

– Нет! – Шейд скрипнул зубами. – Я имел в виду женщину, и ты это знаешь.

В глазах Грея мелькнул гнев, но он посмотрел на Тесс, На ее лице была такая паника, как у лани, окруженной охотниками с ружьями наперевес. Раздражение Грея сменилось смешливой догадкой.

– Думаешь, это подействовало бы? – Он сделал вид, будто обдумывает слова Шейда. – Признаться, ни разу не приходило в голову применять такой своеобразный метод.

– Ни разу? Даже не ослаблял узел галстука? Не подмигивал? Не улыбался? Ничего такого, что можно было бы превратно истолковать?

Грей снова повернулся к Тесс:

– А вы что скажете, миссис Лониган? Я не подавал случайно каких-нибудь безотчетных сигналов? Может, обнажался, не сознавая этого? Или бросал похотливые взгляды? – Он сдвинул брови. – Кажется, вспоминаю, случалось улыбнуться. Но, если только у меня не дергается глаз, не припомню, чтобы подмигивал.

– Нет, мистер Шоу. Вы никогда ничего не делали… – она гневно уставилась на Шейда, – ничего такого, что было бы неуместно в тех немногих случаях, когда нам с вами приходилось иметь дело друг с другом.

Шейд не стал скрывать свое разочарование.

– Ты уверена?

– Абсолютно. – Снова зазвучала музыка, и Тесс воскликнула: – Мне вдруг захотелось потанцевать.

К ее облегчению, Грей понял намек.

– Если пообещаю не совмещать приятное с полезным, потанцуем вместе?

– С огромным удовольствием.

Она бросила через плечо Грея сердитый взгляд на Шейда и с удивлением заметила, что тот скорчил недовольную гримасу.

– Это Неподдающийся, – произнесла она одними губами.

С минуту они танцевали молча. Тесс не ощущала той неловкости, которую испытала с Шейдом, когда они танцевали в первый раз. Ей было комфортно в объятиях Грея, она легко следовала за ним. И конечно, ее сердце билось ровно. Она не испытывала сокрушительного желания затащить своего партнера по танцу в ближайшую спальню, чтобы заняться с ним любовью, как это было с Шейдом.

– Обдумываете способ достижения всеобщего мира на земле?

Тесс заморгала и посмотрела в лицо Грею.

– Простите?

– Вы казались задумчивой, и я попытался наладить контакт. – Его голубые глаза светились юмором. – Вижу, что потерпел полный крах.

– Извините, Грей. Я думала о… – Боже! Опять ее щеки вспыхнули. – Я думала…

Он сгладил неловкую паузу очаровательной улыбкой.

– Не беспокойтесь о Шейде. Мы с ним старые друзья. Если я правильно его понял, у вас неприятности с кем-то, кто пытается совместить приятное с полезным?

Она пожала плечами.

– Это просто нелепо. Шейд совершенно неправильно истолковал ситуацию.

– Удивительно. Обычно он более тонко разбирается. – Грей остановил на ней оценивающий взгляд и, к ее глубокому облегчению, сменил тему: – У нас с вами, кажется, есть общая приятельница. Эмма Палмер.

– Мы с ней вместе учились в колледже. – Тесс расслабленно вздохнула. – Мы дружим целую вечность.

– Мы с Эммой знакомы больше лет, чем она хотела бы признать. Я уловил связь между вами пару недель тому назад, когда увидел фотографию, на которой вы обе сидите на заборе вместе с одной брюнеткой.

– Это Рейн Фезерстон. Снимок был сделан на ранчо в Техасе летом того года, когда они с Эммой получили диплом в колледже. У каждой из нас есть по экземпляру этого снимка. – Тесс улыбнулась. – Я много месяцев не ездила погостить в Сан-Франциско. Как там Эмма?

– Норовистая, – коротко ответил Грей.

– Я никогда не слыхала, чтобы это слово употреблялось применительно к ней, – удивилась Тесс, – но, пожалуй, подходит. Она всегда была вольной душой.

– Вы хотите сказать, что она делала все по-своему, не думая и не считаясь с тем, как ее поступки отражаются на окружающих.

Тесс не смогла сдержать усмешку.

– Вы явно хорошо знаете Эмму.

– Слишком хорошо. Я имел удовольствие общаться с Эммой еще в те времена, когда она была ростом с комарика и завернута в пеленки. Помнится, она из них выползала при каждом удобном случае.

– Эмма кажется такой милой и невинной, но на самом деле она самая упрямая из нас.

Грей быстро закружил ее.

– Горький опыт показывает, что Эмма Палмер способна переупрямить целое стадо ослов.

– Да, это наша Эмма, – широко улыбаясь, согласилась Тесс.

Шейд шагал взад-вперед и злобно пялился на Тесс. Она не обращала внимания. Черт побери! Миссис Недотрога не только так прекрасно вписалась в объятия Грейсона Шоу, что по всему залу об этом шептались, она еще и выглядит спокойно и естественно. Будь все неладно, она даже смеется!

Грей кружил ее, а Тесс легко следовала за партнером. Ни разу не пыталась вести, не отстранялась от Грея. Напротив, она прижималась к нему с такой фамильярностью, что Шейд начал скрипеть зубами. Неужели Грей и есть тот мужчина, которого его брат считал идеальной парой для Тесс?

Шейд молча кипятился. Его изводила мысль, что Шэдоу может быть прав. Они прекрасно дополняли друг друга, черт их возьми!

Почему бы Грею действительно не быть тем человеком, которого Тесс старалась избегать? Шейд сжал кулаки. Все было бы так просто. Он велел бы этим купидонам катиться прочь. Мог бы сказать то же и Грею.

Тут танец закончился, и Тесс с Греем подошли к нему. Шейд заставил себя изобразить что-то как можно более напоминавшее улыбку. Тесс это не обмануло. Спустя минуту натянутого разговора Грей с понимающей улыбкой распрощался. Как только он удалился за пределы слышимости, Тесс, дрожа от злости, накинулась на Шейда.

– Ну? – потребовала она объяснений. – В чем дело?

Он выдал самый легкий при данных обстоятельствах ответ – откровенную ложь:

– Все в полном порядке.

– Не морочь меня. Ты затеял одну из этих мужских штучек. Я хочу знать, зачем это понадобилось.

Все верно. Шейда так и подмывало создать конфликтную ситуацию, но Грей не пошел ему навстречу. Похоже, он свое все-таки получит, только при иных обстоятельствах.

– Что за «мужские штучки»?

– Сам знаешь. – Она взмахнула рукой, как будто это могло обеспечить мгновенное понимание. – «Кто-то залез копытом на мою территорию, теперь я стану фыркать и рычать, как обезумевший от любви самец». Почему ты вел себя с Греем, как набитый дурак?

– Я не вел себя с ним, как набитый дурак. – Он пропустил мимо ушей ее замечание насчет обезумевшего от любви самца. Может быть, потому, что это было более близко к истине, чем ему хотелось признавать. – Я просто несколько глуповато выступил, вот и все.

– Вот и думай так, если тебе от этого легче. Ты что, сам не свой из-за того, что я с ним танцевала?

– Не смеши. С чего мне волноваться из-за этого? – Наверное, если б она не выкинула одну из этих женских штучек – не скрестила бы руки на груди и не повела бровью, выражая откровенное недоверие, Шейд не доказал бы, что является именно тем самым дураком, которым она его считала. – Ты же не уворачивалась от него! – воскликнул он.

– Прошу прощения?

Впервые Шейд утратил самообладание.

– Почему женщины вечно так поступают? Говорят «извините» или «прошу прощения» таким тоном, будто совершенно не понимают, о чем речь! Вы добиваетесь, чтобы мы тратили кучу слов на объяснения и действительно выставляли себя круглыми идиотами.

У нее дернулись губы.

– Ведь неплохо получается, верно?

Перед его глазами поплыла красная дымка.

– Так вот, меня на этом не проведешь. Ты не уворачивалась, когда танцевала с Шоу, и прекрасно поняла, что я имею в виду.

– По-твоему, я неправильно себя вела?

– Со мной ты уворачивалась, извивалась, как змея. И еще спотыкалась, тебе с трудом удавалось станцевать один тур.

– Наверное, дело в том, что Грейсон Шоу меня не привлекает.

Шейд открыл уже было рот, чтобы ответить, но осекся. Схватив Тесс под руку, он поволок ее с танцплощадки за угол, подальше от посторонних глаз. А там привлек к себе и поцеловал. Губы Тесс раскрылись, как цветок, под его губами, с нетерпением и жадностью. Куда делась нерешительность? А неловкость? И пусть они не предназначены друг для друга, но сейчас все казалось таким правильным. Неужели Шейд совершает ошибку, если им обоим хорошо?

Желание, которое Шейд накануне выпустил на волю, взорвалось с ошеломляющей силой. Глубина ее страсти была очевидна. Она уже не пыталась обуздать или скрыть ее. Из горла Тесс вырвался тихий возглас, тело, прильнувшее к Шейду, обмякло и стало послушным, а трепещущие губы ожидали новых поцелуев. Какое взрывоопасное сочетание, подумал Шейд. Едва обозначенное противоборство, податливость и одновременно требовательность. Он скользнул рукой под ее болеро и снова исторг из груди Тесс стон, возбудивший Шейда еще больше.

Он хотел ее. Сию минуту. Неважно, какими это грозило последствиями.

– Миссис Лониган? – раздался удивленный голос.

Шейд быстро повернулся и широкими плечами загородил Тесс. Эл Портман стоял примерно в полутора метрах от них, недовольно хмуря брови.

– Извините, – сказал Шейд. – Мы не заметили, как вы подошли.

– Понятно, – натянуто произнес Портман, – И все-таки мне кажется, что это вряд ли подходящее место для подобного занятия.

Надо было что-то делать. Шейду пришло в голову только одно решение, которое наверняка исправило бы положение. К несчастью, оно наверняка разозлило бы Тесс, не говоря уж о Шэдоу. Хотя реакция брата его не волновала. Если не возместить ущерб, нанесенный карьере Тесс, он никогда себе этого не простит.

– Вы правы. Я должен был отложить предложение руки и сердца до окончания мероприятия. Я кругом виноват.

Он получил легкий удар кулаком в спину, но принял его со стоической улыбкой.

– Как ты мог? – огрызнулась Тесс вполголоса. Шейд обнял ее за плечи и слегка подтолкнул вперед, сожалея, что не может дать ей больше времени на то, чтобы взять себя в руки. Хотя Тесс и удалось напустить видимость спокойствия, ее губы были без помады и распухли от его поцелуев, а на лице горел яркий румянец.

– Предложение? – повторил Эл Портман.

Шейд склонил голову.

– Еще раз приношу свои извинения. Я должен был дождаться более подходящего момента.

– Не стоит извиняться – Портман просиял. – Поздравляю, Тесс. Сказать не могу, до чего я за тебя рад. Я знаю, как тебе было тяжело с тех пор, как умер Роберт.

– Спасибо, – пробормотала она.

– Поверь, мне очень жаль, что я отвлек вас. – Портман быстро отступил назад. – Ты знаешь, я собирался сегодня вечером назначить тебе Неподдающегося, но что, если мы подождем более удобного случая?

Тесс шагнула в сторону, высвобождаясь из объятий Шейда.

– Можно и сейчас, – ответила она, легко пожимая плечами.

Шейд поддержал ее кивком головы:

– Нас это нисколько не отвлечет.

Портман улыбнулся.

– Ну, раз так, буду рад сообщить тебе имена, которые я выбрал.

Для нее это стало неожиданностью.

– Вы даете мне нескольких Неподдающихся?

– Тебе достаточно раскрутить одного из них, – поспешил успокоить ее босс. – Признаться, сначала я собирался назначить только Дика Смита и посмотреть, чего тебе удастся добиться на этом фронте.

– Я так и думала, – отозвалась она. Хотя ее голос звучал достаточно спокойно, чтобы обмануть Портмана, Шейд уловил в нем скрытое напряжение. – Что заставило вас передумать?

Говоря это, Тесс просунула руку под локоть Шейда. Господи! Неужели она первой вступила в контакт? Шейд даже не знал, сознательно ли она это делает. Пожалуй, нет. Значит, ее работодатель сказал что-то, что потрясло Тесс. Видимо, это имеет отношение к Дику Смиту. Но не мог же он быть тем мужчиной, который так тревожил ее? Черт! Чем дальше, тем больше путаницы.

Портман склонил набок голову.

– Я все обдумал и решил, что так более справедливо. Поэтому включаю в список и Шоу. Ты, кажется, сегодня очень непринужденно танцевала с ним. Это должно дать тебе некоторое преимущество. – Он широко улыбнулся. – Считай это моим подарком к помолвке. А третий… что, если Уолт Мур?

– Согласна. Сделаю все возможное, чтобы кого-нибудь из них превратить в активного благотворителя.

– Не сомневаюсь. Думаю, это сможет стать отличной проверкой твоих способностей. – Портман протянул руку Шейду. – Поздравляю. Ваша избранница чудесная женщина. Мы все очень любим Тесс.

Шейд покачал головой.

– Вы все перепутали. Тесс привыкла сама выбирать. Мне просто повезло.

– Тут вы правы, – с усмешкой сказал Портман. – Если позволите, вернусь на вечеринку. Думаю, вы не против того, чтобы я всем сообщил эту радостную новость?

Шейд постарался не поморщиться, когда Тесс вонзила ногти в его предплечье.

– Совсем не против – заявила она. Ей даже удалось украсить ложь солнечной улыбкой. – Просто все так неожиданно. Я думала, сегодняшний вечер будет посвящен делам, и мне ужасно не хотелось бы, чтобы моя новость отвлекала от них.

Портман не принял намека.

– Наоборот, она настроит всех на повышенную щедрость. – Он потер руки. – Во всяком случае, надеяться можно.

Как только он ушел, Тесс резко повернулась лицом к Шейду. Ни за что нельзя было нанимать его! О чем она только думала? Наверное, как раз в этом все и дело: она вообще не думала, а поддалась бесконтрольному наплыву гормонов. Ну, хватит! Конец всякому влечению к нему.

– Ты с ума спятил? – рявкнула Тесс.

– Этого следовало ожидать. – Он провел пятерней по волосам и картинно вздохнул. – Почему меня это удивляет? Я спасаю от беды твой красивый зад, а ты на меня за это набрасываешься. Догадываюсь: ты недовольна тем, как я вышел из ситуации.

А как ей было к этому относиться?

– С учетом того, что ты же сам ее и создал, да, недовольна.

– Предпочитаешь, чтобы твой босс рассердился из-за того, что ты целуешься со мной, а не занимаешься своими прямыми обязанностями?

Неужели он не понимает?

– Не в этом дело. Решать должна была я, а не ты. Если помнишь, под угрозой моя работа.

– Пусть так. Но вряд ли какое-нибудь другое объяснение могло подействовать. Тебя застали в компрометирующей ситуации накануне важного повышения. Я, как смог, тебя выручил.

– К сожалению, твоя выходка сделала положение еще более неловким. Если не безнадежным. – Она оглянулась через плечо и, хотя не заметила никого в радиусе слышимости, на всякий случай понизила голос: – Ты все забываешь, что я наняла тебя играть определенную роль. Это временная должность. Теперь будут осложнения. Как мне объяснить, куда ты делся, когда работа кончится?

– Напустить на, себя мужественный вид и всем говорить, что у нас ничего не вышло, что я не тот мужчина, какой тебе нужен. Можешь сказаться брошенной или бросившей, в зависимости от того, что, на твой взгляд, создаст для тебя преимущество. До тех пор я в твоем распоряжении, как только понадоблюсь.

– Это не соответствует моим планам.

– Я тоже этого не планировал. Нам просто придется… – Шейд осекся, уставившись на что-то поверх ее плеча. – Сколько еще мы должны здесь оставаться? – вдруг спросил он.

– Наверное, можно уйти в любое время. Но из-за объявления Эла придется пройти сквозь ряды клиентов и сослуживцев…

Шейд подхватил ее под локоть и новел в бальный зал. Они шли так быстро, что из узла на ее затылке выбилось несколько прядей. Да и страстный поцелуй Шейда наверняка внес свою лепту: у Тесс осталось смутное воспоминание о том, как его пальцы ослабляли заколки.

– Сегодня ты получила желаемое? – Его голос сделался более тревожным. – Еще с кем-нибудь нужно поговорить?

– Я кое-чего добилась с Греем. Дика Смита и Уолта Мура здесь нет, так что с ними сегодня дела не продвинуть.

– Замечательно! – Обходя танцплощадку, он продолжал вести ее к выходу. – Значит, можно удирать?

Она в недоумении пожала плечами.

– Конечно.

– Разработаем план действий. Вернемся к тебе домой и решим, как быть дальше.

Как быть? Тесс знала, как ей быть. Держаться подальше от Шейда. Взглянув на его мрачное лицо, она усомнилась в том, что это получится. У него был вид человека, идущего на задание, а объектом являлась именно она, Тесс. И почему-то ее это не встревожило, а наоборот, согрело, успокоило нервы, Прошло несколько минут, прежде чем она поняла, откуда взялись эти чувства. Наконец ее осенило.

Она больше не одна.

А Шейд, не теряя времени, прокладывал путь, лавируя среди клиентов, благотворителей и сослуживцев, всех подряд. Он не переставал поражать ее своей способностью распространять ауру отшлифованной учтивости в сочетании с непоколебимой решимостью. Они мгновенно оказались на улице, где швейцар вручил им ключи от «ягуара».

Тесс с улыбкой посмотрела на Шейда, открывшего перед ней дверцу.

– Надо признать, если ты решил за что-то взяться, у тебя это получается в сжатые сроки.

– Извини. Я заставил тебя уйти слишком скоро?

– Я не в претензии, если ты об этом. Я была готова удрать еще до того, как мы приехали. – Ей пришла в голову неожиданная мысль. – Ты не против, если мы заглянем в офис, перед тем как отвезешь меня домой? Мне надо забрать кое-что из папок.

– Нисколько. Я бы тоже хотел заскочить к себе на квартиру, если ты не возражаешь.

– Нет проблем.

Тесс откинулась на спинку сиденья и сделала долгий выдох. Ее волосы продолжали рассыпаться по плечам, и она вытащила оставшиеся заколки, позволив непокорным кудрям одержать победу. Слава богу, вечер наконец закончен. Если бы ей пришлось стерпеть еще хоть одно объятие, поцелуй или пожелание счастья, она забилась бы в истерике. Их было слишком уж много, несмотря на быстрое продвижение Шейда к выходу. Самым ужасным было то, что большинство людей искренне радовались за нее. Однако есть кое-что положительное в их помолвке: теперь Аделаида Смит узнает о ней. Тесс показалось, что она краем глаза заметила Аделаиду, когда они прошмыгнули в дверь, но ей не удалось убедиться в этом наверняка.

Тесс взглянула на Шейда. Огоньки приборной панели мягко светились, отбрасывая лучики на его лицо и создавая поразительный светотеневой контраст. Тесс задумалась. Что было в этом мужчине такого, что заставило ее забыть о скромности в общественном месте? Непостижимо!

– Не волнуйся, Тесс. – Он сверкнул серебристыми глазами. – Разберемся.

– Ты об этом позаботишься?

Он покачал головой.

– Мы вместе позаботимся. Что бы там ни произошло сегодня вечером, я не из тех, кто способен обидеть женщину и навязать ей свои потребности.

– А если наши потребности совпадают? – Она не могла поверить, что задала такой вопрос. Что с ней творится?

– Это другое дело, верно? – Его взгляд снова остановился на ней, жгучий и по-мужски многообещающий. – А они совпадают, любовь моя?

Тесс не решилась ответить. Обзывая себя последней трусихой, она закрыла глаза. Если не смотреть на него, может быть, не будет искушения сказать недозволенное. К ее облегчению, он тоже замолчал.

Они ненадолго остановились у дома Шейда. Извинившись вполголоса, он скрылся в подъезде, А вернувшись, без объяснений завел машину и поехал дальше, к «Альтруистике инкорпорейтед».

Тесс собственным ключом отперла дверь офисного здания и отметилась у охраны. Обменявшись парой фраз с разговорчивым стражем, они молча прошли по пустым коридорам, Их шаги жутковатым эхом отскакивали от стен. Войдя в свой кабинет, Тесс включила настольную лампу, свет от которой узким лучом прорезал сгустившуюся вокруг темноту.

– Мне надо только забрать несколько папок, и можно идти, – тихо произнесла Тесс.

Шейд остановил ее еще до того, как она успела подойти к шкафу.

– Подожди, у меня для тебя кое-что есть.

Его голос звучал более хрипло, чем обычно. Тесс посмотрела на то, что было у него руке. На его ладони лежал футлярчик, а в нем было самое восхитительное колечко, какое Тесс приходилось видеть. Взяв его с бархатной подушечки, Шейд поднял ладонь Тесс и надел кольцо ей на палец.

– Теперь это официально, любимая. Ты моя.

Глава седьмая

Тесс, не веря своим глазам, загляделась на бриллиантовое колечко. В ярком свете настольной лампы оно сияло, как маленькое солнце, так плотно обхватывая ее палец, как будто было сделано специально для нее. У Тесс дрогнула рука, и бриллиант засветился розоватыми искрами. Розовый бриллиант? Такого она никогда еще не видела.

– Ох, Шейд, – прошептала Тесс, – ты за этим заезжал к себе? Чтобы забрать кольцо?

Он кивнул.

– Мой дед привез его из Австралии, когда эмигрировал сюда. Версии о том, как он завладел этим камнем, несколько расплывчаты, но вроде бы он собирался продать его и открыть собственное дело. Однако не продал, а подарил моей бабушке.

Тесс потрясла головой.

– Я не могу принять это. Не надо быть экспертом, чтобы понять, какая редкость вот такой бриллиант. Он наверняка стоит целое состояние.

– Считай это временным подарком. Можешь вернуть его, когда он будет уже не нужен.

Она начала стаскивать с пальца кольцо, но Шейд остановил ее.

– Твои сослуживцы уверены, что завтра ты появишься на работе с обручальным кольцом на пальце. И клиенты тоже.

Неожиданные слезы обожгли глаза Тесс.

– Не могу. Не могу я носить твое кольцо!

Шейд смотрел на нее и анализировал ее реакцию, взвешивая возможные варианты.

– Ты не предаешь Роберта, – наконец сказал он.

Из ее груди вырвался тихий стон. Как это ему удается? Еще раз он добрался до сути дела, попав прямо в точку. Откуда это умение ясно видеть все, что она скрывает? Эта его способность выводила ее из равновесия. Ей потребовалось несколько секунд на то, чтобы взять себя в руки.

– Ты каждый раз поражаешь меня своей интуицией.

Он рассмеялся.

– Она срабатывает только тогда, когда я держусь отчужденно. Если же нет… – Шейд пожал плечами. – Ты сама видела, что получается, когда я принимаю происходящее слишком близко к сердцу.

Она не удержалась от того, чтобы поддразнить его:

– Тащишь женщину в самый темный угол и занимаешься с ней любовью?

– Исключительно в каждый второй вторник. И только если это роскошная красавица с голубыми глазами и убийственной улыбкой. – Он поднял ее руку и стал рассматривать кольцо. – Роберт подарил тебе бриллиант? Из-за этого тебе так тяжело?

– Нет. Мы были на мели, когда поженились, поэтому решили, что деньги можно истратить более толково. Мы купили простые золотые обручальные кольца. – Она старалась сдержать дрожь в голосе. – Роберт обещал подарить мне колечко, когда родится наш первый ребенок. С камнем, который окажется зодиакальным для малыша.

Слова застряли у нее в горле. Шейд выругался себе под нос и ласково обнял ее.

– Извини, Тесс. Ты очень любила его, правда? И все еще тоскуешь по нему.

Это не было вопросом, но она все равно ответила:

– Да, хотя не так, как ты имеешь в виду. – Тесс прижалась к груди Шейда. Его ровное, гулкое сердцебиение успокаивало ее. – Я тоскую по всему, что мы пережили вместе, по… простым вещам… – Она осеклась, было заметно, с каким трудом даются ей фразы. – Меня целую вечность никто так не обнимал. Я уже забыла, как это прекрасно.

Он крепче прижал ее к себе.

– И за все это время тебе не встретился человек, похожий на Роберта?

– Встретился. Грей, например, такой же тихий, внимательный, у него тот же суховатый юмор. Но я не хочу еще одного Роберта! – Признание вырвалось у нее невольно. – Он часть моего прошлого.

У Шейда изменился ритм дыхания. Тесс подняла на него взгляд и не смогла отвести его. Она не должна на него пялиться. И конечно, нельзя было позволять ему целовать ее на этом благотворительном вечере.

– Может быть, я смогу предложить тебе что-то другое на будущее, – прошептал Шейд и зарылся руками в волосы Тесс, приподняв ее голову, чтобы было легче найти губы. Поцелуй был властным, с примесью отчаяния.

Тесс слишком долго избегала проявления страсти. Ее сдерживал страх перед возможной новой утратой любви, а кроме того, это казалось ей предательством по отношению к Роберту. Неужели возможно познать такую же глубокую любовь, как та, которую подарил ей муж? А если она потеряет любимого, как потеряла Роберта? Где-то в глубине ее души таился страх еще раз пережить те ужасные, беспросветные дни.

С Шейдом Тесс рисковала всем этим, И ничего не могла с собой поделать. Слишком долго она была одна, слишком много лет не знала эмоционального удовлетворения. И хватило одного волнующего поцелуя, чтобы Тесс поняла: она хочет жить. В ее жизни должен быть мужчина, чтобы снова почувствовать глубину, силу и полноту отношений.

Она не знала, что плачет, пока Шейд не прервал поцелуй и не утер ее слезы большим пальцем.

– Не надо, Тесс. Пожалуйста, не плачь. Не носи кольцо, если тебе не хочется, если оно тебя будет расстраивать. Мы можем всем сказать, что еще не сделали окончательный выбор.

– Нет, – решительно проговорила она: пора забыть прошлое и заглянуть в будущее. – Я буду носить кольцо.

– Я не хотел расстраивать тебя.

Она тряхнула головой.

– Ты не виноват. Ты заставил меня рассмотреть вопросы, от которых я сознательно отворачивалась последние несколько лет. – Внезапно возникшая мысль прогнала последние слезы. – Знаешь, я только сейчас поняла, что я невеста мужчины, чьей фамилии даже не знаю.

– Это создаст затруднения?

Ее губы задрожали в неуверенной улыбке:

– Только если кто-нибудь спросит, а я не смогу ответить.

– Придется как-нибудь решить эту проблему, – увернулся от темы Шейд. По выражению его лица Тесс видела, что он уже забыл о ее словах, как о чем-то неважном. – Расскажи-ка мне об этих Неподдающихся, которых тебе дали.

– А. – Она с умудренным видом кивнула. – Быстрая перемена темы. Отличный способ улизнуть от неловкого вопроса.

Его глаза засияли от веселья.

– Грея я уже знаю, так что о нем можешь мне ничего не сообщать.

Тесс нахмурилась в притворной задумчивости.

– И он тебя знает. Может быть, надо у него спросить твою фамилию?

– Отличная идея. Прямо так и скажи: «Извините, Грей, вы не против выписать чек на семизначную сумму, а заодно… какая у моего жениха фамилия?».

– Думаешь, ему это может показаться странным? – Она вздохнула. – Ладно, я просто так сказала.

– Расскажи об Уолте Муре.

Она подняла руку, и на пальце вспыхнули розовые искорки, подчеркнувшие ее жест.

– Сдержи напор. Неужели есть кто-то, с кем ты не знаком? Я удивлена. Ты как будто знаешь всех. – Она сощурила глаза. – Кстати, ты действительно знаешь очень многих. Булл, Сэт, Грей. В интересных кругах ты вращаешься.

– Уолт Мур. Расскажи о нем.

Тесс уступила его просьбе. Вернее, требованию.

– Если коротко, мистер Мур – престарелый джентльмен, брюзга, полуотшельник и невообразимый скупердяй.

– Прелесть. – Шейд смотрел, как она достает необходимые папки из шкафа и кладет на стол. Он ткнул в верхнюю папку. – А как насчет Дика Смита? Что за история?

– Я его не знаю. Насколько понимаю, он предпочитает оставаться в тени. Не то что его мать.

– Хорошо, теперь ясно. – Отвернувшись от папок, Шейд проникновенно всмотрелся в лицо Тесс. – Могу поклясться, что ты как-то странно среагировала, когда Портман назвал его имя. Это он надоедает тебе?

– Нет, не он. – Тесс вздохнула и призналась: – Его мать.

– Аделаида проявляет интерес к тебе?

Она в недоумении уставилась на него.

– Чем дальше, тем увлекательнее. Ты и с Аделаидой знаком?

– Слишком хорошо.

– Тогда тебе известно, что это за отъявленная сваха.

– Последние десять лет она, в основном, занимается тем, что пытается женить меня на ком угодно, лишь бы эта особа могла претендовать на звание женщины. – Он сжал рот, и в уголках губ пролегли глубокие морщины.

– Аделаида хочет окрутить меня со своим сыном.

– С которым сыном?

– «С которым?» – Тесс опустилась в кресло, стоявшее у стола. – Ты, наверное, шутишь. У нее несколько сыновей? Нет, мне этого не выдержать. Если она с первым ничего не добьется…

– Выдвинет кандидатуру Тома.

– Том? – Тесс сдвинула брови. – О нем она ничего не говорила.

– Но начать Аделаида решила с Дика.

– Том и Дик Смит? – Тесс не знала, смеяться ей или ужасаться. – Нет! Не говори мне, что есть еще и Гарри!

– Есть, – усмехнулся Шейд. – Но можешь не опасаться, Аделаида не станет сводить тебя со своим младшим отпрыском. Но на самом деле, она замечательная женщина. Просто…

– Своеобразная.

– Именно так. – Шейд нахмурился. – Ты наняла меня из-за Аделаиды?

– Да.

– Невероятно. – Он недовольно покачал головой. – Неужели ты не можешь справиться с наскоками сумасшедшей дамы, не доходя до таких крайностей?

Тесс поднялась со своего кресла и вышла из круга света. Густая тень окутала ее и скрыла от глаз Шейда.

– Да будет тебе известно: я справлялась с ними в течение пяти лет. И продолжала бы справляться, если бы не одна незадача.

Он, не меняя позы, стоял у стола. Свет бросал золотистые блики на его темные волосы и смокинг. Глаза превратились в чистое серебро.

– Давай угадаю. Дик Смит непосредственно встал на твоем пути к повышению?

– Именно так. Когда ей не удалось разжечь роман между мной и несколькими мужчинами, которых она считала достойными, Аделаида вбила себе в голову, что ее сын и я составили бы идеальную пару. Что бы я ни говорила, она стояла на своем.

– Почему ты не встретилась с этим парнем и просто не отшила его?

– Вот тут ты и добрался до самой загвоздки. Повышение. Примерно в то же время Эл начал отпускать прозрачные намеки на то, что сын Аделаиды – тот Неподдающийся, которого мне придется раскрутить, чтобы получить повышение.

– Дальше что?

– А дальше конфликт интересов.

Шейд покачал головой. Смокинг натянулся на его внушительных плечах. Тесс стало неприятно, что она обращает внимание на такие вещи, когда есть более насущные заботы. Господи! Ну почему он так сильно на нее действует!

Слава богу, Тесс стояла в темноте, и Шейд не мог видеть ее реакцию на него. Такая вот небольшая милость Божья. Но это спасало от полного унижения.

– Давай, Тесс, будь умницей. – К счастью, он, кажется, не отдавал себе отчета в том, куда она забрела в мыслях. – Итак, у тебя с этим парнем свидание. Ты смеешься над тем, что его мама – милая, романтически настроенная женщина, если не считать ее причуд, и тут раскручиваешь его на пару лимонов.

– А потом? – резко спросила Тесс. – Что делать дальше, когда мы окажемся у моего порога и он захочет, чтобы я выразила благодарность за эту пару лимонов?

– Очень просто. Когда он попытается поцеловать тебя, отстраняешь его рукой и говоришь о том, как приятно иметь с ним дело, так что, если он забредет в твой район, пусть не стесняется подкинуть еще чек.

– Очень мило, но так не бывает. Дело очень серьезное.

– Я это понимаю.

– Думаю, что нет. – Тесс вышла из тени. – Речь идет о жертвователях, которые вносят тысячи и тысячи долларов на благотворительность. От их денег зависит жизнь бесчисленного количества людей. За нами ведется строгий контроль. Мне нельзя вступать в личные отношения с жертвователями.

– Черт возьми, Тесс, я не собирался предлагать…

– Но другие это предложат, – перебила она. – Вот поэтому я и наняла тебя. Если у меня уже установились серьезные личные отношения, любые контакты с сыном Аделаиды будут рассматриваться как исключительно деловые. Я могу связаться с ним, разъяснить ему, каким образом его взнос поможет людям, которым мы оказываем поддержку. Если он откажет, в дальнейшем кто-нибудь еще попробует за него взяться. А если согласится, я добьюсь повышения.

– Смерть лучше бесчестья, – криво усмехнулся Шейд.

– Не все так трагично, просто мне надо брать быка за рога.

– И что теперь?

– Теперь пороюсь в досье этих троих Неподдающихся, чтобы посмотреть, нет ли тут каких сведений, которые помогли бы мне найти к ним подход.

– В таком случае, отвезу тебя домой, чтобы ты могла побыстрее приступить к работе.

– Спасибо. А еще я благодарна тебе за то, что сегодня выгородил меня. Ты не обязан был говорить Элу, будто мы помолвлены. Понимаю, что ты старался защитить меня. Если бы ты не нашел вразумительного объяснения, Эл бы подумал…

– Забудь, – резко перебил Шейд. – Все ведь получилось, в конце концов. И наша помолвка получится.

– Ты кажешься таким уверенным.

– Потому что так и есть. – Он собрал папки. – Пошли?

– Есть учесть, сколько еще дел предстоит этой ночью, пожалуй, пора.

Они вышли из ее кабинета и отметили уход у охранника, приветливо пожелав ему спокойной ночи. «Ягуар» Шейда стоял на парковочной площадке сотрудников в полном одиночестве. Тесс задумалась. Эта машина, кольцо, знакомство со многими благотворителями «Альтруистики инкорпорейтед»… В Шейде была какая-то загадка, и она собиралась разгадать ее, как только найдет немного свободного времени.

– Пусть это тебя не волнует, – произнес он, снова прочитав ее мысли.

– Хорошо, – согласилась она с улыбкой. – Скоро я во всем разберусь.

Домой они ехали недолго – в основном, потому, что не задерживались у разводных мостов, которые делали Сиэтл элитным местом жительства.

– Тебе помочь просмотреть эти папки? – спросил Шейд, когда они подъехали к ее дому.

– Нет, спасибо. – Тесс зевнула. – Я справлюсь.

– Нисколько в этом не сомневаюсь. Просто мне показалось, что вдвоем мы могли бы сделать больше. – Он улыбнулся. – Может быть, передумаешь, если я пообещаю, что это не станет предлогом, чтобы соблазнить тебя?

– Ты не стал бы действовать так открыто.

Шейд тихо засмеялся.

– Еще как стал бы! – Он заправил ей локон за ухо, и его большой палец оставил горящий след на изгибе ее скулы. – Только не сегодня, когда нас ждет такое важное дело.

То ей казалось, что знакомство Шейда с Грейсоном Шоу и Смитами помогло бы в ее расследовании, то перетягивала более примитивная и менее благородная потребность в его присутствии.

– Ты действительно считаешь, что смог бы помочь?

– Не предлагал бы, если б так не считал.

Она кивнула.

– Хорошо. Заходи. Может быть, вдвоем действительно успеем разобраться в этих папках до рассвета.

Когда они вошли, Тесс переоделась в джинсы и просторную рубаху, свисавшую почти до колен. Потом она засучила рукава и приготовила кофе.

Шейд снял смокинг и бабочку, расстегнул несколько пуговиц на белоснежной рубашке и, усевшись на край кушетки, разложил перед собой на чайном столике все три папки. Тесс едва не споткнулась, невольно вспомнив, что произошло на этой кушетке в прошлый раз. Неужели миновали всего лишь сутки? Невероятно.

– Передай мне кофе и постарайся об этом не думать, – рассеянно сказал Шейд, перелистывая страницы одной из папок.

– Что?

– Ты вспоминала вчерашнее.

– Не думать. Ясно. – Она протянула ему чашку и самым беззаботным тоном солгала: – Нет проблем.

– Если бы я мог сказать то же самое… – Он бросил на нее взгляд, горячий, как кофе в его чашке. – Но я обещал тебе и намерен сдержать слово. По крайней мере в течение ближайшего часа.

Она закрыла глаза, надеясь что если искуситель скроется с глаз, то исчезнет и из мыслей.

– Ближайшего часа?..

– Успокойся, я не хочу тебя дразнить. – Шейд отхлебнул кофе и, выбрав нужную папку, положил ее сверху. Вот так просто он превратился из обаятельного соблазнителя в серьезного делового человека. – Начнем с Грея.

Тесс заставила себя сосредоточиться на работе.

– Почему с него?

– Потому что Грей живет в Сан-Франциско, а не в Сиэтле, а это значит, что он недолго останется в городе. Остальные двое – местные. С ними ты сможешь связаться, когда тебе будет удобно.

– Давай составим общий обзор всех троих кандидатов, а потом обсудим каждого в отдельности и копнем глубже. – Тесс взяла блокнот и ручку. – Первый, Грейсон Шоу. Я обращалась к нему пока что три раза, но ничто из сказанного мной об «Альтруистике инкорпорейтед» не произвело на него впечатления.

– Грей рассуждает очень логично. Кроме того, он нелегко поддается чувствам. Так что следи за тем, чтобы во всех контактах с ним речь шла о сути дела. – Шейд постучал пальцем по одной из страниц. – Можешь добавить, что любимый ресторан Грея в Сиэтле – «Хаус Милано».

Она приподняла бровь.

– Если сводить Грея в любимый ресторан, это поможет раскрутить его? По-моему, ты сказал, что он логично мыслит.

– Что может быть логичней, чем обращение к желудку мужчины?

– У них так вкусно кормят?

– Милая, если ты предъявишь Грею реестр всех достойных начинаний, которыми занимается «Альтруистика инкорпореитед», под кухню Джо Милано, не знаю, как тебе не выиграть. Если все это не убедит Грея, его не убедит ничто.

Тесс заерзала.

– Но ты будешь рядом, правда? Я не хочу, чтобы он что-нибудь не так понял.

– Конечно. Нет проблем.

Она раскрыла следующую папку.

– Хорошо. Расскажи мне о Дике Смите. Что это за человек, по-твоему?

– Круглый идиот, – не задумываясь ответил Шейд.

Она поморщилась.

– Объясни, почему ты так считаешь.

Шейд откинулся на подушки и потянулся.

– Любой мужчина, позволяющий мамочке выбирать для него женщин, должен быть идиотом.

– Правда? Если принять во внимание, что я – та женщина, которую выбрала Аделаида, не знаю, чувствовать себя польщенной или оскорбиться.

– Тем более он идиот. Надо было или давным-давно понять, какой феноменальный вкус у мамочки, или отыскать тебя без ее помощи.

– Ясно. В твоем понимании, этот мужчина – неудачник.

– Полнейший.

Пролетели несколько часов. Тесс нашла в Шейде бесценный источник информации. Когда они впервые встретились, Шейд говорил ей, что обладает даром видеть людей насквозь. За короткое время совместной работы он доказал это. У него была сногсшибательная способность проникать в глубь вопроса, когда он брался за анализ ситуации.

Уж давно миновала полночь. Посмотрев на свои наручные часы, Шейд встал.

– Почему бы нам не заварить свежего кофе? – предложил он. – Еще час, и, думаю, мы успеем подготовить все, что можно.

Тесс рассеянно кивнула и провела пальцами по волосам.

– Кофе. Хорошо.

Непослушные локоны упали ей на лицо, и Щейд не сдержал улыбку. Даже утомленная и сосредоточенная на работе, она выглядела безумно красиво. Вздохнув, Шейд направился на кухню. А когда через пять минут вернулся, то нашел Тесс склонившейся на край кушетки и крепко спящей.

– Ладно, пожалуй, хватит. Что скажешь на это? – Ответа не последовало, и Шейд улыбнулся: – Ты согласна? Отлично. Пора в постель.

Отставив в сторону чашки, он бережно поднял Тесс на руки. Женщина потянулась, и ее ресницы затрепетали, но она не проснулась. И слава богу! Шейд сомневался, что она была бы рада услышать его объяснения относительно того, как оказалась у него на руках, какими бы благородными ни были его намерения.

Ее спальню не пришлось долго разыскивать. Открыв дверь, Шейд огляделся и широко улыбнулся.

Он оказался прав. Ее святая святых была выдержана в смелых, контрастных тонах.

Шейд уложил Тесс на кровать и снял с нее туфли. Постояв мгновение, он задумался, можно ли раздеть ее. С фатализмом пожав плечами, сунул руки под свободную рубаху и расстегнул джинсы. Стянув их с нее, он сложил вещи на стоявший рядом стул, а потом укрыл Тесс одеялом.

Пора уходить! А еще пора заняться другой малоприятной обязанностью.

– У нас впереди работа, верно, милая? – пробормотал он. – Думаю, надо закончить эти дела, как бы это нам обоим ни претило. – Нагнувшись, он нежно поцеловал ее. – Пока. Тесс. Сладких тебе снов.

Собрав свои вещи, Шейд вышел из дома. На улице он тут же достал свой мобильник. Обязательно надо сказать Шэдоу о том, как прошел вечер, пока брат не услышал об этом от кого-нибудь другого. И лучше не выдавать глубокого мужского удовлетворения, которое ему доставляло то, что все пошло наперекосяк. А потом за дело. Нравится ему это или нет, больше нельзя увиливать от ответственности.

Пора дать толчок роману между Тесс и Греем.

Глава восьмая

– Каково положение вещей? – с требовательной интонацией спросила начальница Шэдоу, когда он повесил трубку.

– О, мой брат превращает задание в шикарную кашу.

– Объясни.

– Он все испортил, мэм.

– Ты должен исправить.

– Нет, пока не надо. – Откинувшись на спинку кресла, Шэдоу сложил руки на затылке и закинул ноги на стол. – Я верю в своего младшего брата. Со временем он все наладит.

– А если завалит дело?

– Чтобы Шейд завалил? – Шэдоу задумался над такой мыслью. – А каковы шансы?

– Я дважды проверила свои расчеты, – нервничала начальница. – И снова получается, что претендент получит отставку.

– Правда? Вы уверены? – Он нахмурился. – Я считал, что вероятность успеха намного выше.

– Нет. Десять к одному.

– Десять к одному, – повторил Шэдоу и благодушно улыбнулся. – Это воодушевляет. С его-то талантами. Я думал, что он справится с задачей в первый же день.


Как только Шейд закончил разговор с Шэдоу, он тут же набрал еще один номер. Ответили на первый же звонок.

– Да, дорогой?

– Мама! Что, черт побери, ты наделала?

– Дик, милый, ты знаешь, который час?

– Ты меня не заговаривай. Я требую объяснений, и прямо сейчас.

– Два часа утра! – Она чуть помедлила. – Может, ты скажешь мне, что я должна объяснить, или это игра в загадки?

– Ты хочешь загадку? У меня для тебя, мама, имеется подсказка. Тесс Лониган.

– Такая милая девочка! До чего грустно терять мужа. Я сделала все, что могла, чтобы помочь. – Аделаида тяжело вздохнула. – Но она почему-то упрямится.

– Значит, ты признаешься? Снова взялась за сватовство?

– Конечно, – сразу согласилась она. – Ты же знаешь мои пристрастия.

Шейд заскрежетал зубами.

– Ты должна немедленно прекратить это.

– Хорошо, тебе не нужно было даже просить. Правда, как легко? – Она не стала ждать его ответа. – Кроме того… уже все в порядке.

– В каком смысле?

– В том смысле, что с Тесс у меня все кончено.

– Господи, мама, ты о чем?

– Раз она нашла себе идеального мужа, мое дело сделано. Ох, между прочим, поздравляю тебя с помолвкой, дорогой. Я не смогла бы добиться большего, если бы сама ее для тебя выбрала. Ой, погоди! – Аделаида громко рассмеялась. – Так я ведь ее для тебя и выбрала, верно?

Связь прервалась, и Шейд, захлопнув мобильник, опустил его в карман. Он должен был догадаться, что Аделаида опередит его. Их мать всегда шла на шаг впереди своих детей. Что ж, прекрасно! Итак, Аделаида в курсе последних событий. Этого не исправить. Теперь нужно решать, как поступать дальше. Шейд сжал губы. Надо выполнить обещание. Он позаботится о том, чтобы Тесс получила желанное повышение по службе.


Перед рассветом Тесс проснулась. Какой странный сон! Она была в своей комнате, растянувшись на кушетке, складывала паззл, разложенный на чайном столике. Шейд сидел рядом, и каждый раз, когда она тянулась за приглянувшейся деталью, он отбирал ее.

– Не та, – произносил Шейд вполголоса.

В мозаике осталось единственное незаполненное место. Наконец Тесс отобрала деталь у Шейда и вставила. Как раз подошла идеально.

– Ой. – Он широко улыбнулся. – Ты меня раскусила.

Тесс сделала медленный выдох. Потом посмотрела на потолок, вспоминая свой сон, и зевнула.

– Да. Я тебя раскусила. Но что же мне теперь делать?

В первую очередь Шейд уставил кабинет Тесс цветами. Это не продвинет вперед его задание, но ведь должна же только что помолвленная женщина получить цветы от изнывающего от любви жениха!

Следующая задача не вызывала у Шейда энтузиазма. Но он должен справиться с работой, и он ее выполнит, как бы сам ни относился к этому… Шейд представлял себе Тесс в объятиях Грея, отвечающую на поцелуи другого мужчины так же, как она отвечала на его поцелуи, думал о том, как Грей прикасается к ней… в нем забурлило что-то темное и неведомое ранее.

Шейду потребовалась вся, до последней крупицы, сила воли, чтобы поднять трубку и позвонить Грею.

Возможно, этот звонок был ошибкой.

Не прошло и часа, как Тесс оказалась у порога квартиры Шейда и забарабанила в дверь. Даже внешний вид женщины подчеркивал ее возмущение. Упругие локоны выбились из прически и подпрыгивали вокруг лица в такт ее движениям. Шейд не решился спросить, как ей удалось заговорить охрану. Еще больше удивляло то, что она разыскала квартиру, не зная даже его имени и фамилии.

Как только он открыл дверь, она ворвалась внутрь, похожая на разъяренную тигрицу.

– Давай, Шейд, выкладывай, что именно ты наговорил Грею и зачем это было нужно. – И тут она замерла на месте. – Ничего себе!

– Привет! – Он захлопнул за ней дверь. – Заходи.

Тесс потратила целую минуту на то, чтобы осмотреть его квартиру, насколько это удалось сделать из прихожей, и даже, встав на цыпочки, заглянуть в гостиную.

– Это просто бесподобно. Нет, правда… бесподобно. – Огорченно вздохнув, она повернулась к Шейду, сосредоточившись на деле, которое заставило ее ломиться к нему в дверь. Вновь вспыхнувшая злость быстро вытеснила любопытство. – Ну, говори!

– А тебе не хочется обсудить мою квартиру?

Она отмахнулась, не клюнув на его уловку.

– Успеется. Сперва я хочу узнать, что ты сказал Грею.

– Я? – Шейд притворился невинной овечкой, но получилось не слишком убедительно. – О чем, собственно, речь?

– Ты рассказал Грейсону Шоу, что привело нас к помолвке.

А, черт! Как только Шейд встретится со своим старым добрым другом Греем, он ему покажет, где раки зимуют. Съездить ему кулаком по носу будет совсем нелишним. Шейд грозно сдвинул брови.

– Ах, это.

– Да, это! – язвительно передразнила его Тесс. – Как ты мог? Зачем было говорить ему о таких личных делах?

Меньше всего Шейд хотел причинить ей боль. Он судорожно искал себе оправдание – любое, только бы восстановить с ней отношения.

– Понимаешь, милая, он из меня это обманом вытянул. – Слабовато. Но отчаяние доводит мужчин до жалкого состояния.

– Обманом вытянул? Из тебя? – Наверное, и Тесс сочла объяснение неубедительным. Она смотрела на него с таким неприкрытым неверием, что ему пришлось собрать все свое самообладание, чтобы не начать шаркать ногой, как какой-нибудь нашкодивший школьник.

Он откашлялся.

– Виной тому ночные бдения и недостаток кофе наутро.

– Ты эти игры брось, Шейд. – Обида Тесс перешла в раздражение. – Это не в твоем духе. За исключением одного случая, ты никогда не вел себя со мной лицемерно.

Наверное, лучше не спрашивать, который случай она имеет в виду. Но раз уж прямота является для нее таким жизненно важным фактором, он попробует на авось дать прямой ответ.

– Наша помолвка произошла по моей вине, и я сказал Грею правду о том, что случилось. Я надеялся, что, если предупредить его заранее, он не станет винить тебя, когда мы прервем отношения.

Его объяснение немного смягчило ее.

– Должна тебя предупредить: что бы ты ни говорил Грею, это его расстроило. Он почему-то волнуется за мое благополучие.

– Это хорошо. Я рад, что он о тебе беспокоится, – соврал Шейд. Ему бы следовало ликовать, что стремление Грея выступать в роли защитника вылилось на Тесс, а он реагировал, как бык, почуявший запах соперника. – Грей не постеснялся тебе позвонить… Теперь ты можешь себя чувствовать с ним на более дружеской ноге. Это должно помочь, когда ты обратишься к нему насчет пожертвования, верно? – Это замечание Шейд произнес с раздражением, потому что просто не мог сдержаться.

– Нет, это не поможет, и мне совершенно не хочется чувствовать себя на дружеской ноге с Греем. Я стараюсь держать профессиональную дистанцию, ты не забыл? – Тесс остановила на нем такой взгляд, что его нервная система подала сигнал тревоги номер один. – Интересно, что он о тебе знает, отчего так беспокоится? Как, по-твоему?

– Понятия не имею. – Пора менять тему, да поскорее. – Если тебе от этого станет легче, какая-то польза от звонка все-таки есть. Я воспользовался своими самыми хитроумными маневрами и манипуляциями, чтобы выяснить расписание Грея на ближайшие несколько дней.

Ему было приятно видеть, что на Тесс его слова произвели впечатление.

– Как тебе удалось провернуть такое?

Он улыбнулся.

– Я у него спросил.

На мгновение ее взгляд остановился, лотом у нее дрогнули губы, и, не выдержав, она рассмеялась.

– Ну, это выше моего разумения, Шейд. Я ни за что бы не догадалась воспользоваться таким вариантом.

Ее смех помог ослабить напряжение и хоть немного погасить кое-какие вырывавшиеся наружу желания, с которыми Шейд боролся с самого начала их встречи, и он смог ответить с обманчивой легкостью:

– Потому ты и наняла меня. Я ведь лучше всех. – Не удержавшись от того, чтобы до нее дотронуться, он уложил на место своенравный локон, – Грей сказал мне, что у него есть время пообедать в пятницу. Я заказал столик в «Хаус Милане» на час дня. Тебе осталось только отправить ему приглашение.

– Что? – кокетливо спросила она. – Неужели ты даже об этом позаботился?

Шейд пожал плечами. Он проделал необходимую работу, чтобы положить начало роману между Тесс и Греем. Он что, еще должен подать эту женщину на блюде?

– Но ведь это касается твоего повышения. Я знаю, как для тебя важно самой заслужить его.

– Я заслужу его.

– Нисколько в этом не сомневаюсь, – улыбнулся Шейд и жестом пригласил ее на кухню. – Заварить тебе кофе?

– Нет, спасибо. Я со вчерашнего вечера все еще плаваю в кофе. – Она слегка нахмурилась, и Шейд беззвучно вздохнул. Он догадывался, что станет следующей темой. И не ошибся. Щеки Тесс порозовели, когда она взглянула на него. – Кстати, насчет вчерашнего…

Он выставил вперед подбородок.

– Да, я отнес тебя в спальню. И да, снял с тебя туфли.

– А джинсы?

– Они как-то сами упали.

– Упали. – Она с умным видом кивнула. – Понятно.

Наверное, настал момент немного приукрасить обстоятельства.

– Может быть, джинсы стали шить не так, как раньше. Только заснешь – и вон что творится.

– И мои джинсы еще и сами сложились у меня на стуле?

– Современная технология. – Он с изумлением покачал головой. – Само складывающиеся джинсы. Что еще?

– Шейд…

Тон беседы вдруг изменился. Легкая болтовня уступила место чему-то более интригующему. Шейд знал, что не может заключить Тесс в объятия. Возможно, в нем еще оставалась толика чести или чувства справедливой игры. Больше всего ему хотелось целовать ее до тех пор, пока они не доведут до конца начатое тогда, когда он впервые зашел в кабинет Тесс и встретил ее опасливый взгляд. Но вместо того, чтобы поддаться желанию, он сжал кулаки, борясь с всепоглощающим стремлением овладеть ею.

– Я отнес тебя в спальню и увидел твою святая святых. Я раздел тебя, насколько хватило смелости. И тогда ушел.

– Ты всегда так благороден?

Этого не надо было спрашивать! Он вовсе не был благородным. Под покровом цивилизованных манер крылись чувства, лишавшие его сдержанности, доводившие до самых примитивных импульсов. Он желал Тесс. Стремление оказаться с ней в постели было настолько мощным, что Шейд еле сдерживается. Это была его женщина, так же как он был ее мужчиной. Он не смел нацепить на это чувство социально приемлемый ярлык, а просто принимал на уровне инстинктивной уверенности, что жить без Тесс – неправильно.

– Черт возьми, Тесс! Ты что, не понимаешь? – резко спросил Шейд. – Я не ставил своей целью проявлять благородство. Я хотел раздеть тебя догола и овладеть тобой. Я хотел, чтобы это кольцо на твоем пальце не было бы фикцией, чтобы оно действительно стало обручальным.

По ее лицу пробежало странное выражение.

– Но оно фикция.

– Ты права. А прошлой ночью ты была беззащитна. Я не мог злоупотребить этим при таком положении вещей.

– Ты не смог бы злоупотребить этим ни при каких обстоятельствах, – улыбнулась Тесс.

Его губы нервно дернулись.

– Не будь так уверена. Ты меня не знаешь, Тесс. Я очень многого тебе не рассказывал.

– Может, сейчас разоткровенничаешься? – деликатно спросила она.

У него не хватало смелости. Откровенность испортила бы их отношения, а Шейд не мог даже помыслить об этом.

– Думаю, было бы разумно завершить каждому свою работу. Тебе надо раскрутить Неподдающихся, а мне…

– А тебе – что? – Она с откровенным любопытством вглядывалась в него.

– Мне надо помогать тебе. – Он убеждал в этом себя не меньше, чем ее. – А заниматься с тобой любовью – не помощь.

У нее даже хватило храбрости погладить его руку.

– Не огорчайся, – тихо произнесла Тесс. – У тебя не может все получаться.

Черт!

– Милая, не искушай меня доказывать тебе обратное. – Он процедил эти слова сквозь плотно сжатые зубы. – Поверь, это доставило бы мне истинное удовольствие.

Ее взгляд заискрился, но одновременно в нем появилась какая-то странная тоска.

– Хотелось бы…

Он покачал головой.

– Не говори.

Она тихо вздохнула.

– Хорошо. Не буду. Но ты не можешь запретить мне думать об этом.

Да и себе он не мог запретить этого, Шейд выругался себе под нос. Как все запуталось! И как исправить положение, если каждая частица души Шейда толкала его завладеть этой женщиной, прежде чем ее у него отнимут. Он обнял Тесс за плечи и открыл дверь квартиры.

– Уйдем отсюда, прежде чем я наделаю такого, о чем мы оба пожалеем.

– Знаешь, я боюсь, – вполголоса произнесла она.

– Чего?

Тесс метнула в него обжигающий взгляд.

– Вот это я и хотела бы узнать.


Итак, Шейд обещал себе, что не явится на ланч. Он клялся именами всех святых честно дать шанс Грею пообщаться с Тесс. Час времени можно считать неплохим шансом, правда ведь? А если нет… Шейд скрипнул зубами. Тем хуже! Он выждал, сколько мог. В конце концов, у него имеются четкие служебные инструкции, следовательно, если он заглянет в «Хаус Милано», чтобы проверить, как эти двое поладили, это будет выглядеть вполне нормально.

Подойдя к залу ресторана, Шейд широкой улыбкой приветствовал старого метрдотеля:

– Как дела, Джордже?

– Отлично, мистер…

– Шейд, – поспешил вставить он. Черт! Хорошо, что не нарушил их уединения, когда Тесс с Греем только пришли. Наверняка раскрылось бы его инкогнито, и, конечно же, прелестная работодательница разобрала бы его на части. – Сегодня я Шейд.

– Конечно, сэр.

Внезапно Грей вышел в вестибюль из главного обеденного зала. Заметив Шейда, он сдвинул брови.

– Так, приятель, что, черт возьми, происходит?

Необъяснимая злоба охватила Шейда. Кажется, он что-то должен Грею… Что-то, связанное с Тесс… Ах, да. Дикая ухмылка исказила его лицо. Он задолжал приятелю удар в нос. Как раз подходящее настроение, чтобы расплатиться.

– Хорошо обедается? – прорычал он сквозь зубы. То ли его тон, то ли поза готового к прыжку тигра побудили Грея к действию. Мужчины сцепились и врезались в ближайшую стену.

– Почему ты пользуешься любым случаем, чтобы подсунуть мне свою невесту? – потребовал ответа Грей.

Шейд схватил приятеля за грудки.

– Ты ее лапал? Клянусь, если да…

– Еще как лапал! – Голубые глаза Грея загорелись, и он вцепился в Шейда. Тот успел только процедить сквозь зубы какое-то междометие, как рядом появился Джордже.

– Джентльмены, – спокойно произнес он, будто обдал их ледяной водой. – Не заставляйте меня выставлять за дверь двух самых почитаемых клиентов «Хаус Милано».

На протяжении долгой минуты ощетинившиеся приятели смотрели друг на друга. Потом медленно, нехотя опустили руки.

– Прошу прощения, Джорджо, – пробормотал Шейд. – Не знаю, что на меня нашло.

Лицо Джорджо сделалось снисходительным.

– И у меня была слабость к рыжим, – заметил он. – Но, думаю, с мистером Греем дело обстоит иначе. – С этими словами метрдотель вернулся на свое место за столом заказов.

Грей покачал головой, и насмешливое выражение сменило злобу.

– Знаешь, он прав, Тесс убийственно хороша, но это не мой тип женщины. И все же… – его взгляд стал испытующим, – почему ты всю неделю подсовываешь ее мне? Если тебе хочется, чтобы я сделал пожертвование «Альтруистике инкорпорейтед», достаточно попросить.

– Ну, хорошо. Как насчет пожертвования?

– Без вопросов.

– Прекрасно. – Шейд провел пятерней по волосам. Ему еще никогда в жизни не бывало так неудобно. – Тебе станет легче, если я скажу, что на самом деле она мне не невеста?

– Ни капельки. Давай, выкладывай. Что происходит?

Шейд медленно выдохнул.

– Тебя не интересует Тесс?

– Если бы рядом не было никого другого, я бы, пожалуй, соблазнился. А так, нет, не интересует. – Он ткнул Шейда пальцем в грудь. – Но если бы я испытывал к женщине чувства, которые ты явно испытываешь к своей невесте, то перестал бы валять дурака и нашел бы способ превратить фантазию в реальность.

Шейд скорчил гримасу. И почему это не приходило ему в голову?

– То есть, ты вне игры?

– Я вообще не вступал в игру. Скажи Тесс, что я позабочусь о том, чтобы ей вручили чек в начале будущей недели. – Грей кивнул в сторону арки, ведущей в ресторан. – Между прочим, она тебя ждет. Очевидно, ты пообещал ей, что появишься тут, а она тебе, судя по всему, верит. Советую сделать все, чтобы эту веру не разрушить.

– Я ее не обманывал. – Не совсем, подумал Шейд про себя.

– Будь осторожен, Шейд. Она зла как черт. Должен сказать, не без причин. Попытайся поговорить с ней начистоту. Как знать, вдруг подействует.

И он вошел в лифт. Шейд смотрел ему вслед до тех пор, пока двери не закрылись. Вот тебе и идеальный вариант! О чем, черт побери, они думали? Парень ее не хочет.

Шейд проследовал по розово-белым мраморным плитам вестибюля и вошел в ресторанный зал, чтобы разыскать Тесс. Он увидел ее за столом у окна. Как Грей и предупреждал, она казалась раздраженной. Гнев залил румянцем ее щеки, глаза потемнели. Даже волосы казались огненными, как никогда. Едва заметив Шейда, Тесс потянулась за бокалом и отхлебнула большой глоток вина.

Что ей наговорил Грей? Вряд ли многое, иначе она не сидела бы все еще тут. Шейд подошел к столу и остановился возле стоявшего напротив Тесс стула. Больше всего ему хотелось обнять ее и поцеловать. Однако она вряд ли оценила бы такое поведение. Достаточно было одного взгляда, чтобы понять: Тесс закусила удила.

Шейд сдержанно склонил голову.

– Мне сесть?

– Только если хочешь удержаться на работе.

Он отодвинул стул. Что ж, пока все идет неплохо.

– Сожалею, что опоздал.

– И я тоже. Мне пришлось краснеть от стыда во время самого ужасного обеда в моей жизни.

Лучше не спрашивать, но Шейд подозревал, что все равно обо всем услышит, станет он добиваться объяснений или нет.

– От стыда? – вежливо уточнил он.

– Брось эту свою невинность, Шейд. Ничего не добьешься. – Она так сжала губы, что ему до смерти захотелось смягчить их долгим, глубоким поцелуем. – Насколько близко ты знаком с Греем?

Шейд посмотрел ей прямо в глаза и прогнал из головы всякую мысль о поцелуях. Сейчас нельзя отвлекаться. Он надеялся, что она не узнает правду о его дружбе с Греем, пока не получит свое повышение. Но он подготовился к тому, что тема может возникнуть.

– Я его неплохо знаю.

Его признание ее не удовлетворило.

– Насколько неплохо?

– Мы жили в одной комнате, когда учились в колледже, – признался Шейд.

Она так стиснула руки, что побелели костяшки.

– И ты не счел нужным упомянуть о такой мелочи?

– Нет.

– Почему?

– Потому что ты вычеркнула бы Грея из своего списка. Если бы ты знала, что я в состоянии оказать давление на парня, то отказалась бы от попыток раскрутить его. Почему? – Он пожал плечами. – Конечно, из-за конфликта интересов. Как с Аделаидой.

– Решать должна была я, – возразила Тесс.

– Ты шутишь, верно? – Шейд откинулся на спинку стула и нетерпеливо посмотрел на Тесс. – Я знал, какое решение ты приняла бы. Черт, милая, ты наняла меня, когда всего лишь появился намек на возможный конфликт в случае Дика Смита.

– Ты прав, тут есть конфликт интересов. Только я об этом не думала.

– Ну, хорошо. Ты обратишься к Грею насчет пожертвования?

Она покачала головой.

– Нет, не обращусь.

– Почему?

Излишне было задавать вопрос. Шейд уже знал ответ.

– Потому что в колледже вы жили в одной комнате. Грей будет считать своим долгом что-нибудь пожертвовать, а так я не получу повышение.

– Повышение? – Шейд почувствовал, как в нем тоже нарастает раздражение, и наклонился к ней через стол. – А как насчет пользы для «Альтруистики инкорпорейтед»? Ты думаешь, им не все равно, откуда берутся деньги. И что Грей заполнит чек лишь потому, что он старый друг твоего жениха? Уверяю тебя, им это безразлично. Чек они в любом случае инкассируют, а деньги пойдут на множество превосходных начинаний.

– Ты не понимаешь. – Тесс тоже наклонилась вперед, и их носы теперь почти соприкасались. – Я должна сама добиться этого повышения. И не могу принять помощь со стороны.

– Вот черт! Тебе в руки попадут большие деньги. Нуждающиеся в них будут, естественно, в выигрыше. Разве это не перевешивает все остальные соображения?

Тесс раскрыла было рот, но снова закрыла. Воинственное настроение покинуло ее. Она медленно выдохнула.

– Я слишком бурно реагирую, правда?

Его злоба рассеялась и он накрыл рукой ее руку.

– В чем дело, Тесс? Принцип «лучше смерть, чем бесчестье» ты доводишь до крайности. Я ничего не понимаю.

– Шейд… – Она замолчала, будучи не в состоянии продолжать.

– Поговори со мной, милая, – нежно настаивал он. – Почему для тебя это так важно?

Слова застряли у нее в горле, глаза наполнились слезами.

Встревоженный Шейд не стал тратить время.

– Со счетом за ланч вы разобрались? – Когда она судорожно кивнула, он бросил на скатерть еще несколько купюр за то, что они так долго не освобождали стол, и встал. – Пойдем отсюда.

Обняв Тесс за талию, Шейд вывел ее из ресторана. Проходя мимо Джордже, он подал ему знак, что, мол, все в порядке, и ткнул кнопку лифта. Всего за пару минут они доехали до подземного гаража, а еще через тридцать секунд Шейд усадил Тесс на пассажирское место своего «ягуара».

Вытащив из кармана мобильник, он бросил его ей на колени.

– Позвони к себе в офис и скажи им, что до конца дня тебя не будет. – Ему стало легче, когда она, не споря, позвонила. – Ко мне или к тебе? – спросил он, как только она закончила.

– Думаю, мне сейчас не помешала бы доза чего-нибудь… крепкого и вкусного, – призналась Тесс.

Шейд кивнул.

– Ко мне.

Он мельком взглянул на Тесс и больше не смотрел на нее. Она казалась совершенно разбитой, и ему еле удавалось ехать прямо, не завернув на ближайшую стоянку, чтобы потребовать объяснений.

Прошла целая вечность, пока Шейд парковал машину и вызывал лифт. Как только они зашли в квартиру, он захлопнул дверь и обхватил Тесс руками.

– Я не знаю, что у тебя за осложнения, но сделаю все, что смогу, чтобы помочь тебе. Однако ты должна поговорить со мной. В чем дело?

Глава девятая

Тесс прижалась к Шейду, впитывая его энергию. Если быть честной с самой собой, она призналась бы, что ее охватили безумно приятные ощущения. Не то чтобы ей действительно требовалось на кого-то опираться; сколько она себя помнила, она всегда была сильнее других, От нее ждали помощи – и она помогала. Но в эти минуты Тесс воспользуется тем, что готов в таком неограниченном количестве дать ей Шейд. Тесс было так хорошо! Даже более чем хорошо. Просто чудесно.

Его прикосновения каким-то образом растворили ком у нее в горле и позволили ей заговорить о самом тяжелом событии в ее жизни.

– Ты ни разу не спрашивал, как умер Роберт. – Обвив руками его талию, Тесс прильнула к нему, прижавшись щекой к груди. – Почему?

Она затрепетала от его тихого вздоха.

– Я подумал, что если ты захочешь, чтобы я узнал, то сама расскажешь.

С каких пор хриплый голос Шейда приобрел для нее такое огромное значение?

– Я хочу, чтобы ты знал.

Он отодвинулся и, хмуря брови, огляделся вокруг.

– Пойдем. – Он все еще крепко держал ее одной рукой. – Такой разговор не должен происходить здесь, в прихожей.

Шейд повел молодую женщину в глубь квартиры. Короткий коридорчик выходил в обширную комнату. Одна стена была застеклена от потолка до пола, открывая ни с чем не сравнимый вид. Еще не выпал первый снег, и голые вершины выделялись резкими черными очертаниями на фоне кристально-голубого неба.

Положив ладони на плечи Тесс, Шейд подтянул ее к своей груди.

– Расскажи мне, милая. От чего умер Роберт?

– У него была лейкемия.

– Ах, черт! – Он крепче прижал Тесс к себе и опустил голову. Его щека оказалась у ее виска. Аромат Шейда, тепло, исходящее от его тела, успокаивающие прикосновения рук – все это вместе окутало ее уютом и теплом. – Тяжело.

– Очень тяжело, – согласилась она, стараясь удержать слезы.

– Расскажи, что произошло. Сколько времени вы состояли в браке, когда доктора… поставили диагноз?

Кое-что в ее воспоминаниях поблекло и отодвинулось на задний план, но многое сохранило свежесть и причиняло боль. Как быстро изменилась жизнь после того катастрофического события! Они с Робертом, такие молодые и беззаботные, стали взвешивать каждое мгновение, каждую драгоценную секунду.

– Тогда мы еще не были женаты. Он заболел, когда мы учились в последнем классе школы.

– Ты уже тогда знала Роберта? – удивился Шейд.

– Мы почти всю жизнь дружили.

Она улыбнулась сквозь слезы, вспоминая идиллию пикников, походов и наивных ссор. Совсем еще крохами они шлепали босиком по лужам, потом их ждало детство с прятками и салками, а потом они вместе перестрадали эмоциональные встряски трудного подросткового возраста. И стоило им неуверенно перешагнуть грань взрослости, как жизнь со скрежетом остановилась.

– Как врачи обнаружили лейкемию?

Тесс остановила взгляд на далеких горах, цепляясь за чувство покоя, которое такой пейзаж обычно вселял в нее. Что-то в величии и постоянстве гор помогало умерить бурю злобы и горечи, грозившую раздавить ее в самые угрюмые годы. Она глубоко вздохнула, с удивлением заметив, что в присутствии Шейда ей легче сохранять самообладание.

– В старших классах жизнь Роберта вращалась, в основном, вокруг бейсбола. Это стало его страстью. Он не только был нашим звездным питчером, товарищи по команде единогласно избрали его капитаном. Где-то в середине последнего сезона он во время игры получил травму руки. В процессе лечения доктора и обнаружили болезнь.

– Мне так жаль, Тесс.

– Ты не представляешь себе, сколько заботы проявили наши друзья. К Роберту все относились с любовью, – Она оглянулась. – Он бы тебе понравился, Шейд. Он был умным, щедрым, легким в общении.

– Ты говорила, что Грей напоминает тебе его.

Она кивнула.

– Если вы с Греем были достаточно близкими друзьями, чтобы в колледже жить в одной комнате, то можешь себе легко представить, каким был Роберт. В нем была какая-то… тихая выносливость. – Она прижала голову к груди Шейда. – Он переносил все это жуткое лечение без нытья, даже изо всех сил старался подбодрить остальных пациентов и научить их снова смеяться.

– Когда вы поженились? После окончания школы?

Она покачала головой.

– Нет. Мы были слишком молоды, и оба сознавали это. Поженились, когда уже учились в колледже. К тому времени состояние здоровья Роберта улучшилось, и он надеялся, что победил недуг.

– Но оказалось не так.

– Да. – В односложном ответе выражалось все.

– Когда вы решили пожениться?

– В конце второго курса. – Это было одним из немногих радостных событий тех последних месяцев. – Мы наслаждались чудным теплым весенним днем. Мы только что сдали последний экзамен и, развалясь на траве, радовались, что еще год учебы позади. Внезапно Роберт сделал мне предложение.

– И ты ответила «да».

– Ошибаешься. Я, кажется, сказала что-то вроде: «Прекрати дурака валять». – Тесс с трудом улыбнулась. – Правда романтично? – Ее улыбка погасла. – Тогда Роберт стал серьезным и сказал, что если чему научился благодаря своей болезни, то это жить полной жизнью, ловить миг и выжимать из него все до последней капли. Спустя три часа мы уже сидели в самолете и летели в Рино, штат Невада. Вечером мы поженились.

– Счастливое супружество длилось недолго?

Тесс покачала головой. На глаза снова навернулись слезы. Она пыталась сдержать их, стараясь, чтобы голос звучал ровно и бесстрастно. Шейд ласково обнимал ее, и она всем сердцем чувствовала: он сделает все, что в его силах, чтобы защитить ее от боли.

Она сильнее прижалась к нему.

– В самом начале осеннего семестра мы обнаружили, что болезнь вернулась. Я бросила учебу, чтобы за ним ухаживать. – Она боролась с растущим комом в горле. – Он даже не дожил до Рождества.

Шейд гладил ее по спине.

– Мне жаль, Тесс. Очень, очень жаль. Это, наверное, было ужасно.

– Роберт был замечательным человеком. Он не должен был умереть.

– Не надо, милая. Не мучай себя. – В словах Шейда звучало искреннее чувство, будто он в самом деле взял на себя часть ее боли. – В жизни Роберта была ты, и для него это, поверь, имело огромное значение.

– Я рада, что мы поженились! – вдруг выпалила Тесс.

– Уверен, что и он тоже был рад. – Шейд подождал, чтобы она успела снова взять себя в руки. Через пару минут он сказал: – Похоже, смерть Роберта подводит нас к твоему устройству в «Альтруистику инкорпорейтед».

Она кивнула.

– И к причине моей озабоченности тем, чтобы собственным трудом добиться повышения.

– Наверняка ты выбрала благотворительную организацию из-за всего, что они сделали, чтобы помочь найти лекарство от лейкемии.

– Да.

– Но это еще не все, верно?

– Да, – повторила она. – Не все.

– Ты восстановилась в колледже?

– Нет. Через неделю после похорон, с целой кучей неоплаченных счетов, я зашла в офис «Альтруистики инкорпорейтед» и заполнила анкету для поступления на работу. Эл Портман провел со мной собеседование.

– И принял тебя.

– Он принял меня, а не другую женщину с более высокой квалификацией.

Шейд, как обычно, мгновенно уловил связь.

– Это из-за Роберта.

– Ты угадал. Только я не говорила ему о муже. Он узнал, когда стал изучать мою характеристику.

– И с тех самых пор ты стараешься доказать, что ты такая же способная, как та, другая женщина.

Тесс не стала отрицать очевидное.

– Надеюсь, ты поймешь меня.

– А как же. Понимаю. И все-таки, видимо, Портман нашел в тебе что-то, чего не хватало другой кандидатке с более высокой квалификацией. – Шейд на мгновение задумался. – Если наугад, я бы сказал, что он нашел сердечность. Эл понял, что ты вложишь в работу все свои ресурсы и никогда не падешь духом. Или я неправильно оценил твой характер?

– Я бы все сделала… – У нее сорвался голос, и она сердито утерла слезы. – Я бы все сделала, только бы не потерять еще одного человека так, как был потерян Роберт.

– Об этом и скажешь Уолту Муру.

Тесс остолбенела.

– О чем ты говоришь?

– О третьем Неподдающемся. – В голосе Шейда прозвучали стальные нотки. – Неподдающийся, чья жена также умерла от лейкемии. Ты наверняка прочла это в его деле.

Тесс покачала головой.

– Я никогда не спекулировала на смерти Роберта и не собираюсь начинать теперь.

– Спекулировать? – Это слово прозвучало с раздражением. – Попробуй проникнуться чувством. Пойди к этому человеку и скажи ему, что ты знаешь… каковы его эмоции. Что эта болезнь поражает молодых, равно как и старых, и что он должен справиться со своей скорбью.

– Не знаю, смогу ли я говорить с ним о Роберте. Даже тебе я рассказываю о нем с великим трудом, хотя прошло столько лет…

Шейд взял ее за плечи, чтобы подбодрить и укрепить в собственных силах.

– Уолт Мур все поймет. А если нет – что бы ты ни сказала, все равно ничего не выйдет. – Он крепче сжал ее плечи. – Но скорее всего, ему станет легче оттого, что он сможет как-то помочь другим страждущим.

Справится ли она с этим? – сомневалась Тесс.

Разве она способна открыться совершенно чужому человеку, как Шейду? Это слишком личное, слишком сокровенное. И затрагивает те чувства, которые она подавляла почти десять лет. Он снова прочел ее мысли.

– Пора начать делиться с людьми своим опытом, Тесс. Пора рассказать о человеке, из-за которого ты оказалась на работе в «Альтруистике инкорпорейтед». Теперь тебе не нужно чувствовать себя виноватой.

Виноватой? Тесс освободилась от его объятий.

– О чем ты говоришь?

Шейд устало вздохнул.

– Все очень просто, Тесс. Ты осталась в живых, а Роберт умер. Он был невероятным человеком, ты сама говорила. Все любили его. Роберт не заслуживал смерти, он ведь так много мог дать другим.

Каждое слово было правдой!

– Да! Он не заслуживал смерти.

– А если бы Роберт был жив, чем бы он сейчас занимался?

Она застыла.

– Он… он…

– Работал бы в «Альтруистике инкорпорейтед»? Воздействовал бы на Неподдающихся своей врожденной добротой и мальчишеским энтузиазмом? Он говорил тебе, что собирается заниматься этим после окончания колледжа, верно, Тесс? Он говорил тебе, что собирается посвятить жизнь поискам лекарства от болезни, которую вроде бы победил? А когда она отняла его у тебя, ты взялась претворять его идею на практике?

Тесс поразила точность догадок Шейда, и от волнения она не сразу сумела ему ответить:

– Я не могла допустить, чтобы его мечта умерла вместе с ним.

– Конечно, не могла. Потому что ты такая же необыкновенная, как Роберт. В тебе та же прирожденная доброта. – Он приподнял ее лицо. – И хоть я и не могу сказать, что ты обладаешь мальчишеским энтузиазмом, в тебе есть женская одержимость, которая побуждает людей к действию.

– Она может не повлиять на Уолта Мура, – возразила Тесс.

– А что, если подействует?

Шейд был прав. Пора отодвинуть в сторону собственную боль и взяться за дело.

– Хорошо, я договорюсь о встрече.

– Я так и думал. – Шейд поцеловал ее. – Если смогу хоть чем-то помочь, говори.

Она с трудом улыбнулась:

– Когда буду падать, подхватишь?

– Всегда.

В этом слове было сладкое обещание. И еще что-то, чего Тесс не испытывала много лет. Оно пробуждало надежду.

– Давай, милая, пора. – Шейд поправил Тесс воротничок и убрал с ее лба огненный локон. – Согласно моим источникам, Уолт Мур каждый вечер бывает в парке. Всегда на той же скамейке, в одно и то же время. А это значит, что он вот-вот появится.

– Сомневаюсь, чтобы он был рад моему вторжению в его отдых, – проворчала она.

– Наверное, ты права. Но подозреваю, что это единственный способ встретиться с ним, ведь он ответил отказом на все твои просьбы. – Шейд взглянул на скамейку и увидел, что к ней подходит старый мужчина. – Вон он. Готова?

– Пожелай мне удачи.

Он не смог удержаться и, обняв Тесс, подбодрил поцелуем. Потом нехотя отпустил ее и слегка подтолкнул в направлении скамейки.

– Удачи, любовь моя, – бросил он ей вдогонку. – Будь с ним откровенной.

С взволнованной улыбкой Тесс удалилась. Шейду хотелось еще хоть чем-нибудь помочь, но, увы, ничего на ум не приходило. Она должна честно добиться своего повышения, и он не станет ей мешать.

Тесс прошла по свежескошенной траве и остановилась почти у скамейки, на которой сидел Уолт Мур. Глубоко вздохнув, она расправила плечи и провела руками по бокам. Кроме этого жеста она ничем не выдала, что волнуется.

Следующие несколько минут были решающими. Если Тесс будет дозволено высказаться, Шейд не сомневался, что она хорошо справится с делом. Он облокотился о высоченный клен и, скрестив на груди руки, внимательно следил за происходящим.

Вначале Уолт казался недовольным. Но не стал протестовать, когда Тесс присела рядом с ним. Медленно, пока она говорила, его манера держаться менялась. Печально опустив плечи, Уолт тряс головой, но слушал. И не отдернул ладонь, когда Тесс накрыла ее своей рукой. Спустя бесконечные десять минут старик встал. Он что-то сказал Тесс, что-то такое, что имело эффект пощечины. И ушел.

Шейд оттолкнулся от дерева и бегом бросился к ней. Она молча бросилась к нему в объятия.

– Ты сделала попытку, – тихо произнес Шейд.

– Пожалуйста, отвези меня домой.

Он не стал задерживаться. И уже через несколько минут она сидела в его «ягуаре». Его встревожило то, что за всю дорогу она не проронила ни слова. Поставив машину около ее дома, он зашел вместе с ней.

Она захлопнула за собой дверь и бросила сумку на столик в прихожей.

– Рассказ о Роберте ничего не изменил. Уолт сказал, что будет горевать по-своему, а разбрасывание денег на какую-то благотворительность жену ему не вернет.

– Он может изменить свое отношение, когда обдумает то, что ты говорила, – возразил Шейд. – Люди к тебе прислушиваются, дорогая. Даже если он откажет и в следующий раз, когда ты к нему обратишься, он все же выслушает тебя. И в один прекрасный день ты добьешься понимания, потому что Уолт признает твою искренность и ему станет ясно, что надо действовать, а не горевать.

Его слова могли бы произвести на Тесс сильное впечатление, если бы она не чувствовала, что проиграла.

– Спасибо, что проводил меня, – сказала она официальным тоном. – Не стану тебя задерживать.

Внезапно Шейд без предупреждения подхватил ее на руки. Тесс даже в голову не пришло отбиваться. Она обвила руками его шею и крепко обняла Шейда.

– Что ты делаешь? – спросила она с впечатляющим спокойствием.

– Поймал тебя. – Шейд завладел ее ртом в быстром, страстном поцелуе. К его радости, она тут же расслабилась. – Успокойся, ты не упала, а только чуть-чуть оступилась. Но ведь я обещал быть рядом. А ты пыталась выставить меня, чтобы зализать раны без свидетелей.

Тесс стрельнула глазами из-под ресниц.

– Я так понимаю, что этому не бывать?

Он сжал ее покрепче.

– Ни в коем случае.

– Что ж, слушай последний приказ. Неси меня в мою святая святых. – Тесс махнула рукой в направлении лестницы, ведущей к ее спальне. – Это там, если ты не забыл.

– Я не забыл. – Шейд приподнял бровь. – А что я должен делать, когда принесу? Уходить?

Она покачала головой.

– Боже, нет! Ты должен заняться со мной дикой, безумной любовью.

Шейд дошел до лестницы и поставил Тесс на ноги. Его руки еще держали ее в кольце, но нахмуренные брови говорили о том, что он не совсем потерял голову.

– Это плохая идея.

– А по-моему, отличная, – возразила она.

Он нахмурился еще больше.

– Зачем, Тесс? Это потому, что ты расстроена? Возникла потребность в мужчине?

– Потребность в мужчине, говоришь? – задохнулась от возмущения Тесс, уставившись на него.

– Я слишком хорошо тебя знаю. Ты не из тех, кто занимается случайным сексом.

Она невольно рассмеялась.

– Хочешь сказать, что ты – из тех? Что ты имеешь в виду, Шейд? Тебя не интересует мое решение?

– Я похож на мужчину, которого это не интересует? – Шейд провел рукой вдоль всей ее спины, вызывая в ней чувственную дрожь. – Дело не просто в физическом влечении.

– А ты хочешь большего, чем физическое влечение, в этом дело?

– Да.

Она смотрела ему в глаза. Прямо. Твердо. Уверенно.

– И я тоже. – Тесс…

Не проронив ни слова, она высвободилась из его объятий. Расстегнув пуговицы на блузке, стащила ее с плеч и бросила на пол. Потом взялась за молнию на боку юбки.

– Ты что это, черт побери, вытворяешь, женщина?

– Улаживаю остающиеся вопросы.

– В коридоре?

– Если тебе так нужно. – Она с притворной придирчивостью осмотрелась вокруг. – Пожалуй, тут будет не очень удобно, но если ты предпочтешь коридор спальне, меня можно уговорить.

– Я не это имел в виду.

– Жаль. – Тесс дала юбке сползти на пол. Перешагнув через нее, она направилась вверх по лестнице, ведущей в ее спальню, и приостановилась, чтобы оглянуться. – Как хочешь, Шейд. Поймал меня, теперь что станешь делать?

– Не бросайте мне вызов, леди.

Тесс не ответила, просто начала подниматься по лестнице, покачивая бедрами. Она была уже наверху, когда Шейд бросился вслед за ней. Ловким движением он схватил ее за талию, бросил на плечо, обхватив рукой колени, и пинком открыл дверь спальни.

– Вызовом добьешься от меня только одного, – разъяснил он.

Она с широкой улыбкой разглядывала перевернувшийся вверх ногами интерьер.

– Надеюсь, это включает постель, нас с тобой и минимум одежды.

– Правильно.

Его рука поползла вверх, прокладывая соблазнительную дорожку вдоль внутренней стороны ее ноги. Тесс закусила губу, не давая вырваться из горла мольбам. Потом отпустила удила. Зачем сдерживаться? Шейд должен знать, как он на нее действует. Пусть знает, как отчаянно она желает его. Слишком много лет она скрывала свои чувства.

– Шейд, пожалуйста, хватит играть. Займись со мной любовью.

Он опустил ее на кровать и стал любоваться ею с таким выражением нежности, что ей захотелось плакать.

– Ты уверена, что потом не пожалеешь?

– Никогда в жизни я еще не была так уверена.

Послеобеденное солнце бросало пламенный луч поперек кровати с балдахином, подчеркивая яркие краски штор, покрывала и подушек. Тесс и Шейд словно оказались посреди первозданных джунглей. Тесс оформляла комнату исходя из того, что диковатые формы и невообразимые тона найдут отклик в ее душе, возбуждая чувства, которые она прятала от всех.

Тесс потянулась к Шейду и, поймав его за руку, подтащила к себе.

– Ты очень одет.

– Тогда прими меры.

– Ого, требовательный мужчина. Мне нравится.

Чтобы исправить упущение, Тесс расстегнула рубашку Шейда, и он сорвал ее с плеч, потом сжал голову Тесс между ладонями и набросился на ее губы. Вскоре кружевной бюстгальтер Тесс полетел вслед за его рубашкой. Шейд достал из бумажника пакетик из фольги и, сняв брюки, бросил их на пол. Всего несколько ударов взволнованного сердца – и Тесс убрала последнюю из разделяющих их преград и полностью обнажилась перед ним.

– Я первый, так?

Она не стала притворяться, будто не поняла его.

– С тех пор, как нет Роберта? Да.

– Почему, любимая?

– Потому что… ты был прав. – Она протянула руки, дотронулась до лица Шейда и провела пальцем вдоль угловатых скул к его рту. А потом улыбнулась, когда он запечатлел поцелуй на ее ладони. – Все это время я боялась любви. И компенсировала отсутствие личной жизни, направляя все свое внимание на работу. Так безопасней, чем рисковать еще раз потерять кого-то.

– Меня ты не потеряешь. – Обещаешь?

Содрав с кровати покрывала, он уложил ее в пятно солнечного света и обнял.

– Обещаю, Тесс. Что бы ни случилось, я всегда буду рядом с тобой. Я не оставлю тебя. Никогда.

Его поцелуй был не таким, как все предыдущие. Он говорил о пороге, за которым осталось прошлое и который вел в будущее, и о желании Шейда стать частью этого будущего.

Более того, поцелуй раскрыл истину, которую она носила глубоко в своем сердце.

Тесс в изумлении смотрела вверх, на Шейда. Как она могла быть такой слепой? Она любила этого мужчину. Любила страстно, как никогда. То, что она испытывала к Роберту, было совсем другим – первой влюбленностью, не успевшей перерасти во что-то более глубокое и долговечное. А любовь к Шей-ду расцвела, как цветок, жадно ловящий солнечный свет и пускающий корни глубоко в плодородную землю.

– Шейд! – радостно прошептала она. – Пожалуйста, займись любовью со мной.

– Да, любимая. – Он наполнил ладони ее волосами, пропуская сквозь пальцы каскад кудрей. Солнце пробивалось через золотисто-рыжие локоны, эффектно выделявшиеся на фоне бледной кожи. – Призраки позади?

– Все ушли, – подтвердила Тесс. – Больше не появятся.

Шейд снова поцеловал ее, бесконечно нежно, томно и сладко играя губами и языком. Он не торопил Тесс, ждал, чтобы жажда увеличилась. Понадобилось немного времени. Все в нем распаляло ее желание. Чудесные широкие плечи, жесткие завитки, образующие треугольник на его груди, выражение глаз, когда он смотрел на нее. Огонь страсти обжигал ее до боли. Она извивалась под ним, тянулась к нему.

– Тихо, – бормотал Шейд. – Медленно и нежно.

– Я бы, скорее, хотела быстро и грубо. Можно попробовать медленно и тихо в следующий раз. Хотя вряд ли получится лучше.

Каждая ласка Шейда распаляла Тесс все больше. Молодая женщина совершенно раскрылась перед ним, слыша откуда-то издалека свои отчаянные мольбы и его бессвязные ответы. Наконец, когда она ни мгновения больше не смогла бы выдержать, Шейд одним движением вошел в нее. Прильнув к нему всем телом, она подстроилась под его ритм, как подсказывал инстинкт, исходивший от сердца и души.

Дыхание Шейда взорвалось у нее над ухом. Ее имя отчаянным воплем сорвалось с его губ, и он вместе с ней вознесся к вершине наслаждения.

Время утратило значение. Оставался только мужчина, оберегавший ее от всех напастей.

Наконец Тесс открыла глаза и остановила сияющий взгляд на его глазах, чистых, как серебро. Призраки в самом деле ушли, их место заняло что-то новое и удивительное. Она пришла к тому, чего, казалось ей, она меньше всего хотела – к сказке со счастливым концом, которой желала двум лучшим подругам.

С Шейдом она вновь обрела любовь.


Шейд соскочил с кровати. Подхватив с пола брюки, залез в них и молча вышел. Спустившись вниз, вытащил из кармана мобильник и набрал номер.

– Ты представляешь себе, сколько сейчас времени? – спросил Шэдоу сонным голосом.

– Я увольняюсь.

– Что?

– Просыпайся и слушай, что я тебе скажу. Шэдоу, я увольняюсь. Я больше не буду работать на вас. Передай всем, что я официально отказываюсь от должности.

– Давай попробую наобум… Тесс Лониган имеет какое-то отношение к твоему решению?

– Я отказываюсь сводить ее с Греем. Они совершенно не годятся друг другу.

– А ты годишься?

– Безусловно.

– Уверен?

– Совершенно.

– Прекрасно. Раз так, она твоя.

Осознание пришло столь неожиданно, что Шейду понадобилось прикрыть глаза, чтобы приспособиться.

– Вот так, и все?

– Да, все, – подтвердил Шэдоу.

Фрагменты головоломки встали на место, картина оказалась раздражающе полной. Шейд грубо выругался.

– Вы меня обставили, верно?

– Еще бы. И, должен тебе сказать, получилось лучше, чем кто-либо из нас мог ожидать.

– Ты мне за это заплатишь.

– Нашел кого пугать.

Злобно выругавшись, Шейд отключил сотовый. К черту и брата, и его брачное агентство! Как бы там ни было, одна из проблем решена. Осталась последняя. Повернувшись, он увидел, что Тесс стоит у него за спиной. Не нужно быть специалистом по ракетным установкам, чтобы прийти к выводу, что она успела провести там некоторое время. Одного взгляда на выражение ее лица Шейду было достаточно…

Что ж, может быть, проблем все-таки оставалось две.

Глава десятая

– Ты работаешь в брачном агентстве, – злобно прошипела Тесс.

– Да. – Шейд провел рукой по щетине на подбородке. – Вернее, работал. Я только что уволился.

Тесс отмахнулась от этого, как от чего-то незначительного.

– Агентство поручило тебе свести меня с кем-то?

– Да.

– С Грейсоном Шоу?

Шейд замялся.

– Все не так просто, – протянул он.

– Почему бы не упростить это для меня? – Она отрывисто дышала. – Или все совсем не так… все просто сводится к отсутствию таких понятий, как правдивость и честность?

Тесс словно с цепи сорвалась. Бесилась на славу. Шейд ни в чем не мог ее упрекнуть.

– Мне было поручено положить начало роману между тобой и Грейсоном Шоу, но…

– Кто тебе дал право знакомить меня с кем бы то ни было? – Тесс рванулась в глубь комнаты. Низ рубашки Шейда, которую она накинула второпях, развевался вокруг ее бедер.

– А кто тебе дал право подбирать мужей для своих двух лучших подруг? – парировал он.

Тесс осеклась. Ей на мгновение стало неудобно.

– Они… ну, как бы просили меня об этом.

– Именно. Кто-то подает заявку. А агентство рассматривает ее и пытается помочь.

– Это значит, – медленно проговорила Тесс, – что кто-то просил ваше агентство найти мне пару.

– Да.

– Кто?

– Извини. – С него шкуру спустят, если он ответит на такой вопрос. – Ничем не могу помочь.

– Это Сэт, правда?

– Какое это имеет значение?

У нее задрожал подбородок, она больше не могла стоять на месте. Шейд сделал шаг к ней, думая обнять ее и каким-то образом все уладить. Но Тесс резко попятилась со сверкающими от злобы глазами.

– Не смей. Не трогай.

– Милая…

– Почему ты уволился из агентства? – допрашивала его она. – Потому что переспал со мной? Я стала предметом конфликта интересов? «Ой, простите, ребята. Я поддался похоти вместо того, чтобы свести Тесс с Прекрасным Принцем»?

Впервые раздражение нарушило его железное самообладание.

– Да, я уволился из-за наших отношений. Да, ты предмет конфликта интересов. И да, я поддался похоти вместо того, чтобы пристроить тебя к Принцу, в основном, потому, что они не того принца выбрали.

– Что в Грее не так?

– Он не для тебя.

– Думаю, мне самой решать.

– Ты уже решила сегодня ночью. – Его голос звучал так, будто он держал в зубах наждак. – Когда затащила меня к себе в постель.

– Думаю, сегодняшняя ночь – чудовищная ошибка.

– Брось эти штучки. Ты хочешь меня, мы с тобой оба это знаем.

– А по-моему, Грей очень привлекательный мужчина.

Это была чистая правда, и она мучила его сильнее, чем он ожидал. Мелкая рябь раздражения выросла в огромную волну и вновь прорвала его самообладание.

– Так вот, брось о нем думать. Он тобой не интересуется.

– А ты откуда знаешь?

Шейд выругался себе под нос. Все у него шло комом. Он был способен запустить идеальные комбинации для всех, с кем только ни приходилось работать, а как дело дошло до него самого, ухитрился все разрушить!

– Извини. Я не должен был так говорить.

– Откуда тебе это известно?

– Мне это известно потому, что он сам сказал мне, – нехотя признался Шейд. – Мы ведь старые друзья, ты не забыла?

– Ты спросил его, хочет ли он меня? Спросил его разрешения, прежде чем уложить меня к нему в постель? Он посвящен во всю эту сводническую затею?

– Успокойся, Тесс. – Шейд запустил руку себе в волосы. Ему нужно было выиграть время, чтобы сообразить, как ей все преподнести. – Грей ни во что не посвящен. Он так же, как и ты, не знал, что агентство выбрало его для тебя. Ты просто не поняла…

– Я требую, чтобы меня вычеркнули из списка. – Уже.

– Спасибо. Можешь идти.

Он покачал головой.

– Никуда я не пойду, пока ты меня не выслушаешь.

– Пожалуйста, уходи.

Если бы на последнем слове у нее не сорвался голос, Шейд бы еще поспорил. Но он уступил ее просьбе.

– Хорошо, я уйду. Но знай, что Грейсон Шоу не был выбран агентством. Он служил лишь ширмой.

– Так кто же?.. – У Тесс расширились глаза. – Ты?! Они решили, будто ты являешься Прекрасным Принцем?

– Хочешь сказать, что это не так?

Она собралась ответить, но закрыла рот и уставилась на пальцы своих босых ног.

– Меня радует, что ты готова признать это.

Тесс снова вскинула голову.

– Я ничего не признаю! – возразила она. Шейду безумно хотелось обнять ее, успокоить, затащить обратно в постель и всеми возможными способами оправдаться за предательство… Но нужно действовать иначе.

Логика. Придется прибегнуть к логике и рассудку.

– Почему ты считаешь, что тебе можно обратиться в брачное агентство, чтобы то занялось подбором женихов для твоих подруг, но нельзя кому-то, кто тебя любит, кому дороги твои интересы, сделать то же самое для тебя?

– Рейн и Эмма просили меня об этом, – стояла она на своем.

– Это все ерунда, ты сама это понимаешь. Вы говорили о том, как пристроите друг друга, когда были еще хихикающими девчонками, только окончившими школу. Прошло целое десятилетие. Ты их спрашивала в последнее время?

Судя по выражению ее лица, он попал прямо в точку.

– Нет, – нехотя призналась Тесс. – Не спрашивала.

– Может быть, они остановили бы тебя, верно? – продолжал давить на нее Шейд, пользуясь своим преимуществом. – Подумай, милая. Чем эта попытка сватовства отличается от того, чего ты добивалась для них? Если бы ты не подслушала мой телефонный разговор, то никогда не узнала бы, что брачное агентство занималось тобой.

– Но я ведь узнала.

– А что такого ужасного произошло? Агентство попросило меня познакомить Грейсоиа Шоу с тобой. А что дальше, решать было тебе. Неужели не понимаешь? Выбор всегда оставался за тобой, Тесс. И получилось так, что ты отвергла Грейсона.

– И выбрала тебя, которого на самом деле выбрали они. Правда замечательно все получилось? – Она пятилась от него, лицо ее становилось все более замкнутым. – Скажи своим, что я отклоняю их выбор. И пусть не подсовывают мне больше Прекрасных Принцев.

– Ты совершаешь ошибку.

Она упрямо сжала губы.

– Моя ошибка, мне и отвечать за нее.

– Черт побери, Тесс! Ты позволишь страху победить тебя?

– Это не страх, это злость! – в гневе воскликнула она.

– Ты имеешь полное право злиться. Но не позволяй злости заставить тебя потерять нечто неповторимое. Я обещал не оставлять тебя и не оставлю. Я всегда буду рядом с тобой, Тесс.

– А еще ты обещал подхватить меня, если я буду падать. – Она стащила с пальца обручальное кольцо и протянула ему. – Вот только я не ожидала, что ты же меня и толкнешь.

– Я же и смягчу твое падение. – Шейд чувствовал, как в ней растет напряжение, и понимал, что она долго не выдержит. Если он останется, положение от этого не улучшится. Он взял кольцо и сунул себе в карман. – Хорошо, милая. Я уйду. Пока. В следующий раз, когда мое кольцо попадет к тебе на палец, а это непременно произойдет, оно там останется навсегда.

Шейд не попытался прикоснуться к ней. Выходя из комнаты, он на минуту задержался, чтобы собрать оставшиеся вещи. Наконец Шейд закрыл за собой входную дверь и молча постоял на крыльце. Он ждал. Спустя мгновение в замке щелкнул предохранитель.


Шейд бесцельно колесил по темным улицам. Урчание «ягуара» действовало успокаивающе.

Как только он решил уйти из брачного агентства и самостоятельно ухаживать за Тесс, надо было сказать ей правду.

Так почему же он этого не сделал?

Шейд притормозил на красный свет и невидящим взглядом уставился вперед. Заморосивший дождь забрызгал лобовое стекло, и каждая капля отразила красный свет светофора, словно десятки предупреждающих маяков. Шейд не сказал ей правду по простой причине. Он побоялся. Похоже, у них с Тесс есть довольно неудачная общая черта. Как она держала мужчин на расстоянии из страха потерять их, так и он промолчал из страха, что она бросит его, как только он скажет ей о своей работе в агентстве.

Включился зеленый свет, и Шейд плавно перешел на первую скорость. У него свело живот, когда он осознал истину, которую всем своим существом хотел бы отрицать: более чем вероятно, что ему не удастся восстановить с ней отношения по простой и катастрофической причине…

– Во-первых, ты не сказал ей, что работаешь в агентстве, а во-вторых, не признался, кто ты есть на самом деле, – бормотал он себе под нос. – А это, дружище, гораздо хуже.

Первое предательство она еще могла бы простить. Но не второе. Взвешивая различные альтернативы, Шейд включил дворники. Мягкий шелест составил странный дуэт с шипением покрышек по мокрому асфальту. Насколько он мог разобраться, альтернатива оставалась одна. Такая, что поможет ей, хотя и не спасет их отношений. Шейд резко переключил скорость. К черту их отношения! Пришло время позаботиться в первую очередь о ее благополучии, о том, чтобы она получила свое повышение. Приняв решение, Шейд повернул домой. Дворники, мелькая, раздражающе бубнили: «Нет надежды… Нет надежды…».

– Надежда есть, – огрызнулся он.


– Заходи, Тесс. – Эл Портман приветствовал ее широкой улыбкой. – Присаживайся.

– Спасибо. – Она села на краешек стула по другую сторону стола своего босса, стараясь подавить внезапный страх. – Позвольте ввести вас в курс некоторых дел.

– Нет проблем. Только сперва я хотел бы поздравить тебя с повышением. – Он наклонился и протянул ей руку. – Час тому назад тебя официально назначили новым вице-президентом «Альтруистики инкорпорейтед».

Тесс, пожимая его руку, старалась не выдать изумления.

– Вы получили пожертвование от одного из Неподдающихся?

Портман молча раскрыл лежавшую посреди стола папку и, вынув из нее чек, подтолкнул к ней.

Она прочла аккуратно впечатанную в соответствующую графу платежного документа Грея сумму и побледнела.

– Очень щедро.

– Мы тоже так подумали.

– Но вам необходимо знать…

– Я не закончил. – Эл вынул из той же папки еще один чек и положил рядом с чеком Грея. – Мистер Смит тоже откликнулся. И его взнос еще более щедрый.

Катастрофа! Нельзя, чтобы босс думал, будто она добыла эти деньги честным путем. Ведь это же не так!

– Мистер Портман, думаю, вам надо знать, как были получены эти чеки…

Он успокоил ее улыбкой:

– Нам все известно. Мистер Смит объяснил нам положение вещей, и нас это не смущает.

– Зато смущает меня.

Портман кивнул.

– Мистер Смит предупредил меня, что ты так скажешь. И я бы тебе посочувствовал, если бы не одна мелочь.

– Какая?

Эл вынул из папки последний чек и бережно положил поверх двух.

– Вот эта.

Он был подписан Уолтом Муром. Самый крупный из трех.

– Не верю. – Она медленно выдохнула. – Все-таки решился.

– Решился благодаря тебе, Тесс, благодаря тому, что ты рассказала ему о Роберте. Остальные двое джентльменов могли внести пожертвования ради того, чтобы угодить тебе. Но пожертвование Мура – результат твоей усердной работы. Он считает, что начинание справедливо и что его деньги удачно вложены.

– А… – Тесс облизнула губы, – а мистер Смит?

– Мне кажется, ты нашла себе необыкновенного человека. Желаю тебе всего самого лучшего.

Слезы обожгли ей глаза.

– Кажется, еще рано.

– Ничего не рано. – Он нахмурился и забрал у нее чеки. – Ты не задавалась вопросом, зачем мне понадобилось настаивать, чтобы ты раскручивала Неподдающихся, прежде чем получишь повышение?

– Но ведь таково правило… Или это из-за Роберта? Вы приняли меня на работу, чтобы я спекулировала его смертью? – Получилось грубее, чем Тесс хотела, но она не почувствовала раскаяния. – Вот почему вы отдали мне предпочтение перед более квалифицированными кандидатами?

Портман был явно шокирован.

– Ни в коем случае! Скорее, смерть твоего мужа была поводом, чтобы подумать. Мне требовался человек, который смог бы понять наши нужды и разъяснить это деловито и сочувственно.

– Извините. – Тесс покачала головой. – Не понимаю. Если это не было попыткой заставить меня использовать Роберта, чтобы раскрутить Неподдающегося, то…

– Если по существу, то это касается Роберта. – Эл заерзал в кресле. – Признаться, я поступил не слишком профессионально.

– Не слишком профессионально? – удивилась Тесс. – Это вы-то, мистер Портман?

– Не пора ли тебе перейти на «ты»? Зови меня просто Эл. Я знал, что ты сможешь раскрутить одного из троих, если расскажешь ему о Роберте. Ты так еще не поступала ни с одним клиентом или пожертвователем.

– А если быть с ними откровенной насчет Роберта?..

Он посмотрел ей прямо в лицо.

– Это значило бы, что ты наконец отправила свое прошлое на место, в прошлое, что ты в состоянии решать, когда уместно поговорить об обстоятельствах смерти твоего мужа с людьми, нуждающимися в твоем понимании. С такими, как Уолт Мур. А еще это значило бы, что ты готова продолжать жить и продвигаться по служебной лестнице. Вот такую женщину я и хотел видеть на месте вице-президента.

– Иными словами, я перестала бы пытаться компенсировать утрату Роберта воплощением его мечты, – произнесла она вполголоса, – и приступила бы к воплощению своей собственной. И прекратила бы бояться связываться с людьми из опасения потерять их.

– Извини, Тесс. Можешь упрекнуть меня в том, что все эти годы я молча наблюдал за тобой из-за кулис и наконец решил перейти от наблюдений к делу. Надеюсь, ты простишь меня.

– Прощать нечего. – Тесс смотрела на него с сияющей улыбкой. – Мистер Портман… Эл. Ты не будешь возражать, если я отпрошусь до завтра?

– Чтобы разыскать свое кольцо? – с невинным видом спросил он. – А то я вижу, ты его где-то потеряла.

Она дотронулась до пустого места на пальце.

– Не беспокойся. Кажется, я припоминаю, где его оставила.


Шейд распахнул дверь и увидел на пороге Тесс. Он не верил своим глазам – а вдруг это только сон?

– Привет, Шейд, – наконец произнесла она.

– Дик Смит. – Что ж, какой-никакой, но все же способ сообщить ей эту новость. – Мое настоящее имя – Дик Смит.

Тесс выслушала его сообщение с удивительным равнодушием.

– Тогда почему ты представляешься как Шейд?

– Это мое второе имя.

– А Аделаида – твоя мать.

– Она на самом деле любит нас. Просто она…

– Уникум. Да, кажется, в этом мы удостоверились. – Тесс махнула рукой в направлении его прихожей. – Как по-твоему, мы можем поговорить в доме?

Извинившись вполголоса, Шейд отступил в сторону. Тысячный по счету промах. Еще пара минут, и он собственноручно затянет петлю у себя на шее.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросил он, провожая ее в гостиную. – Кофе, газировку, мышьяк?

К его великому облегчению, Тесс улыбнулась.

– Нет, спасибо. Я подумала, что тебе будет интересно узнать последнюю сводку с трудового фронта.

Он рванул узел душившего его галстука.

– Послушай, Тесс, ты представления не имеешь, до чего было обидно знать, что достаточно выписать чек, чтобы обеспечить тебе повышение, и быть не в состоянии это сделать.

– Интересно! Мне казалось, что ты как раз это и сделал.

– Только после того, как ты порвала наши отношения, – возразил он, – На этом этапе пожертвование в пользу «Альтруистики инкорпорейтед» стало совершенно справедливым и честным поступком.

– Значит, я не должна была знать, что Дик Смит это еще и таинственный Шейд. – Она устремила на него твердый взгляд. – Ты знал: я откажусь от повышения, если узнаю, что ты и Дик – одно и то же лицо, верно?

Он прочистил горло.

– Мне это приходило в голову. Ты честно заработала повышение, Тесс. Если бы ты обратилась ко мне как представительница благотворительной организации, то раскрутила бы меня сразу, рассказав о своей компании и о всех, кому она помогает. Я же говорил тебе, милая. У тебя есть сердце, и люди это чувствуют. – Он неуверенно взглянул на нее. – Ты ведь не отказалась от повышения?

– Если честно, хотела.

– И что тебя остановило?

– Чек Уолта Мура.

Шейд издал торжествующий возглас и, подхватив Тесс на руки, закружил ее по комнате.

– Ты добилась! Раскрутила старого изверга.

– Никакой он не старый изверг, – возразила Тесс, хватаясь за шею Шейда. – Он милый одинокий старичок, тоскующий по умершей жене.

– Если из-за Мура тебе досталось повышение, выдвину его кандидатуру в святые. – Он поставил ее на ноги и потер ладони. – Это надо отметить. Как насчет шампанского?

– Чуть позже. – Она убрала с лица растрепавшиеся волосы. – Я пришла не только для того, чтобы рассказать о своей работе. Есть еще повод. Я хочу попросить тебя о помощи.

Помощи? Она что, шутит? Он расплылся в улыбке.

– Черт, милая, это же моя профессия. Конечно. Все что угодно. – Увидев, что она с силой сжала сплетенные пальцы, Шейд нахмурился: это не сулило добра. – Говори, милая. В чем дело?

– Я потеряла жениха, – призналась Тесс. – Вот и подумала, что ты поможешь мне разыскать его.

Он не сразу вник в смысл ее слов. А когда вник, закрыл глаза и судорожно сглотнул. – Ты его не потеряла, – ответил он наконец мрачным голосом. – Ты просто не знала, кто он.

– Вообще-то знала.

– Что? Ты знала, что я Дик Смит? Откуда?

– Я догадалась во время благотворительного вечера. Вернее, это произошло на следующее утро. Я проснулась до рассвета и просто все поняла.

– Погоди. Ты была зла как черт, узнав, что я работаю в брачном агентстве. А поняв, что я Дик Смит, сбросила это со счета?

– Почему-то с одним было легче смириться, чем с другим.

Шейд обхватил ее руками, и Тесс, к его огромному облегчению, не стала вырываться. Наоборот – она слилась с ним, как давно утраченная частица его самого.

– А почему?

– Потому что я любила Дика Смита. – Тесс дрожащими пальцами гладила сбившийся набок узел его галстука. – Но испугалась человека из брачного агентства. Мне было страшно, потому что я очень хотела настоящего счастья. – Признание звучало тихо и неуверенно. – Но я боялась потерять это счастье, если снова полюблю кого-нибудь… Поэтому решила устроить личную жизнь Рейн и Эммы. Если мне не суждено познать блаженство, то, может, у них получится. Неужели не понимаешь? – Она подняла на него глаза, не сдерживая слез. – Ты устраивал совершенные браки. Так вот. Ты – мое совершенство.

– Нет, милая. – Шейд провел большим пальцем по ее щеке, утирая слезу. – Это твоя роль в моей жизни. Когда я впервые с тобой повстречался, моей целью было подсунуть тебе Грея, чтобы посмотреть, как ты поведешь себя. Но потом кое-что произошло.

– Что же?

– Я влюбился в тебя. А может быть, на том этапе это была просто страсть. Сам не знаю. Так или иначе, я стал неравнодушным. К тебе, к тому, как будет продвигаться твоя работа. Все, что тебя касалось, приобрело для меня значение.

– И я в тебя тоже влюбилась.

– И эта любовь перепугала тебя насмерть.

– Да.

– А теперь?

Она медленно выдохнула.

– Могу бояться и дальше. Или ухватиться обеими руками за предмет желания.

Он нежно улыбнулся.

– Мне показалось, или ты уже хватаешься за меня?

– Не показалось. Я люблю тебя. Шейд. Люблю, хоть ты и Дик и даже работал в брачном агентстве.

– А что, если я решу еще раз выручить своего брата?

– Не стану возражать, лишь бы мы всегда были вместе.

Их поцелуй длился целую вечность. Они словно давали друг другу обет, выраженный в каждом вздохе, ударе сердца и произнесенном шепотом слове.

Шейд вытащил из кармана бабушкино обручальное кольцо. После их разлуки он все время носил его с собой, не расставаясь с ним как с олицетворением последней надежды. Взяв Тесс за руку, Шейд вернул его на место, ей на палец. Теперь она носила его на законном основании.

На основании их любви.

Эпилог

Шэдоу разлил шампанское в пару узких бокалов и поднес к софе.

– Поздравляю, старушка. Еще один удачный брак.

– Мне больше нравится Леди Босс, если ты не против, – проворчала она.

– Гм, – Шэдоу протянул ей бокал и чмокнул в щеку. – Лично я предпочитаю звать тебя мамой.

Аделаида широко улыбнулась.

– Как ты думаешь, стоит говорить правду твоему брату?

Шэдоу уселся на софу и откинулся на подушки.

– Немного позже. – Он со смаком отпил вина. – Скажем, по окончании медового месяца.

– Или подождать, пока попросится обратно на работу? Игра на бирже иногда ужасно утомляет.

– По мне, хуже быть не может, – весело согласился Шэдоу.

– И еще надо пристроить подружек Тесс. Не следует забывать о них. Я уверена, что твой брат будет рад помочь нам в этом деле.

– Хотя бы для того, чтобы его молодая жена была довольна. – Шэдоу болтал шампанское в своем бокале, наблюдая за тем, как поднимаются пузырьки. – Итак, кто следующая? Рейн или Эмма?

– Безусловно, Эмма. Нельзя же заставлять Грея дожидаться целую вечность, правда ведь? Он так замечательно помог нам устроить роман Дика и Тесс.

Шэдоу отсалютовал поднятым бокалом.

– Ты совершенно права. За Эмму с Греем.

– Эти двое доставят нам немало хлопот, – вполголоса произнесла Аделаида, чокаясь с сыном.

– Хлопот? – Он нахмурился. – Не говори только, что окрутить их может оказаться сложнее, чем Шейда и Тесс.

– Намного сложнее, дорогой мой. Но у меня есть идея. – Аделаида одарила сына таинственной улыбкой. – Мне видится еще одна головокружительная свадьба.

Примечания

1

Тень (англ.). – Здесь и далее прим, перев.

2

Полумрак (англ.).


home | my bookshelf | | Дерзкая затея |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу