Book: Тайны Тарунинских высот



Тайны Тарунинских высот
Тайны Тарунинских высот
Тайны Тарунинских высот

Г. ТРАВИН

ТАЙНЫ ТАРУНИНСКИХ ВЫСОТ

Тайны Тарунинских высот

ГЛАВА I

НЕПРИСТУПНЫЕ ПОЗИЦИИ

Наблюдательный пункт артиллерийского полка помещался в блиндаже, врытом в высокую железнодорожную насыпь. Давно уже здесь не ходили поезда, и ржавые рельсы заросли травой, которая к концу лета тоже будто покрылась ржавчиной. Эта дорога была перерезана врагом, блокировавшим Ленинград. Железнодорожная линия хорошо просматривалась с высот, занимаемых противником, была им пристреляна, и время от времени немецкая артиллерия производила по ней огневые налеты. Во многих местах насыпь была разворочена, из песчаных бугров и ям, как переломленные ребра, торчали концы рельсов. А если снаряды давали недолет или перелет, вздымались высокие фонтаны грязи, которые оседали вниз черным дождем и комьями земли. Воронки быстро наполнялись мутной, пенистой водой. Иногда снаряд не разрывался, уходя в трясину, болото засасывало его и хоронило в своих глубинах.

На болотной равнине под Ленинградом советские войска делали невозможное с точки зрения шаблонной военной тактики. Уже третий год они успешно оборонялись, занимая, казалось, непригодные для обороны позиции на топкой голой низменности. С господствующих высот гитлеровцы могли видеть чуть ли не каждого русского солдата.

Глядя на карту, и сами командиры наши дивились:

— Невероятная обстановка! На местности еще не так заметно, а на карте совершенно неправдоподобно.

Невоенному человеку показалось бы как раз наоборот: на карте все ладно — с обеих сторон одинаково ощетинились линии переднего края, а на местности он понял бы, что немцы, например, из Пушкина, могут заглядывать вглубь нашей обороны вплоть до окраин Ленинграда.

Рассматривая карту с нанесенными на нее условными знаками траншей и ходов сообщения, батарей, командных и наблюдательных пунктов или же глядя в бинокль на высоты, занятые противником, все советские воины — солдаты и офицеры — думали, мечтали и говорили об одном и том же: хорошо бы сбросить гитлеровцев хотя бы с ближайших холмов и гряд. Лиха беда — начало, а там уж дело пойдет! Но слишком силен еще был враг. Стальными зубами и когтями вцепился он в русскую землю, и одолеть его было очень трудно. В Кремле не мечтали, а мудро рассчитывали, как это сделать: в те дни уже подготовлялся первый из десяти стратегических ударов тысяча девятьсот сорок четвертого года... Артиллерийский разведчик Клюев, дежуривший на наблюдательном пункте у стереотрубы, иногда жалел, что он не снайпер и что стрелять из винтовки с наблюдательного пункта не разрешается. Это случалось всякий раз, как он видел немца. Впрочем, враги были очень осторожны и обнаруживали себя редко: рубеж казался безжизненным, необитаемым. Очень надоело наблюдать все одно и то же: кажется, с незапамятных времен торчит перед глазами бугор, изрытый окопами и воронками. Давно высмотрены все огневые точки противника, пушечные и пулеметные доты и дзоты, и очень редко удается заметить что-нибудь новенькое. Не удивительно, что даже лицо молодого разведчика, лихого парня, ухажера и плясуна, потускнело от скуки, и в лукавых глазах застыла тоска. Клюев зевнул и, отвернувшись от стереотрубы, поглядел на сидящего внизу телефониста. Этому белобрысому пареньку было все же веселее: проверяя линию, он перекидывался шутками то с тем, то с другим связистом, хоть за такие разговоры и могло достаться от начальства.

— Закурим, что ли? — предложил разведчик.

— Давай, давай! — обрадовался телефонист, любовно глядя на кисет Клюева. Кисет был искусно расшит руками какой-то ленинградской девушки, но телефониста интересовало содержимое: свой табак он выкурил за ночь. Однако ему не повезло. Клюев сунул кисет обратно в карман, так как услышал, что ходом сообщения идут офицеры. Он определил это по звуку шагов: солдат топает шибче, чем офицер, — солдатские сапоги тяжелей. Ухо не обмануло разведчика: в блиндаж вошли два офицера. Один — свой, другой незнакомый. Свой был начальник разведки старший лейтенант Рябоконь, а незнакомец — какой-то полковник среднего роста с простым русским лицом. Если бы он отпустил усы и бородку, то был бы вылитый витязь, каких рисуют иллюстраторы сказок и былин. В овале такого славянского лица удивительно сливаются твердость и мягкость, волевые углы губ и подбородка и округлость чуть впалых щек и гладкого лба. Смотреть на такое лицо каждому любо, хоть нет в нем классической правильности: нос, например, с седловинкой и даже с ямкой на кончике, глаза какого-то неопределенного цвета, а брови малозаметны, словно бы солнцем спалены... Рябоконь был, пожалуй, красивее — черноволосый и чернобровый, но не радуют такие хмурые лица, с глубокими складками у губ и мрачноватыми глазами. Сейчас, впрочем, старший лейтенант необычно просветлел, что не укрылось от глаз разведчика. «Как на параде», — подумалось ему. Молодой офицер почтительно смотрел на полковника. «Как на генерала», — определил разведчик. А полковник держал себя очень просто. Войдя в блиндаж, он окинул его веселым, быстрым взглядом: видимо, наблюдательный пункт был для него местом хорошо знакомым, родным. «Наш! — решил Клюев. — Старый артиллерист».

Старым артиллеристом можно назвать человека и в тридцать лет, полковнику же было около сорока. Но когда он улыбался, казался вдвое моложе. А улыбался он часто и охотно, не в пример Рябоконю.

— Здорово, орлы! — сказал полковник глуховатым, но приятным голосом. Солдаты ответили дружно: им понравился этот незнакомый офицер с таким открытым, добродушным лицом. Однако начальство есть начальство: разведчик сейчас же приник к своей стереотрубе, а телефонист стал усердно проверять линию.

— Как дела, Клюев? — спросил Рябоконь. — Доложите обстановку.

— Все спокойно, товарищ старший лейтенант, — отрапортовал разведчик. — Никакого движения у противника не наблюдается. — И, повернувшись опять к стереотрубе, он добавил уже другим, неофициальным тоном, будто с трубой своей разговаривал: — Притаились, гады! Ровно и нету там ни души. С самого утра хоть бы один показался! В журнал записать нечего.

Он имел в виду «Журнал разведки», в который дежурящий на наблюдательном пункте должен записывать все, что заметит у противника. В журнале этом наряду с записями немалой ценности появлялись и курьезные. Один молодой разведчик записал:

«В 13.00 в районе ориентира № 15 вдоль немецких окопов бегала собака неизвестного происхождения и неопределенной породы. Фрицы открыли по четвероногому ружейный огонь. Собака залегла. Наша пехота пустила во вражеское расположение две мины. Под прикрытием минометного огня собака без потерь отошла на нашу сторону».

Над этой записью потешались несколько дней.

Сейчас старший лейтенант не интересовался журналом. Он сказал разведчику:

— Освободите место у прибора. Товарищ полковник желает взглянуть на Тарунинские высоты.

— Да какие ж это высоты! — посетовал, уступая место, разведчик. — Одно название. Глядеть не на что!

— А вы что, Казбек хотели бы иметь перед собой? — улыбнулся полковник, усаживаясь на дощатое сиденье у стереотрубы.

Видимость была хорошая.

На первом плане тянулась бурая полоса стрелковых окопов, траншей, всяческих щелей и укрытий, где затаилась невидимая пехота. Все это было густо опутано ржавой колючей проволокой, между которой вырос бурьян. Проволока походила на бурьян, а бурьян походил на проволоку: все покрывали пыль, гарь и копоть от разрывов снарядов и мин.

Передний край обороны — так называлась эта полоса, куда больше всего сыпалось стали и тротила и где все-таки прочно сидели в земле, как гвозди, вбитые в стену, люди в круглых касках. И никакая сила не могла выдернуть эти гвозди: не могли немцы, как ни старались, хоть бы на сто метров сдвинуть русскую черту.

Все это было очень хорошо знакомо полковнику, смотреть сюда было незачем. Но его внимание привлек вынырнувший откуда-то из-под земли солдат. Маленькая фигурка в бурой, под цвет окружающему, одежде не спеша двигалась вдоль окопа, будто шел человек по мирному проселку или по деревенской улице. Не очень далеко от него вздыбилась земля, со всех сторон начали вырастать черные кусты разрывов, а он шел, даже не нагибаясь.

— Вот леший! — с досадой и невольным восхищением воскликнул полковник, любивший храбрых людей. — До чего же привык солдат к снарядам! В гости к соседу, небось, идет. Закурить на пару...

— Бродят стрелочки! — сказал старший лейтенант, догадываясь, что увидел полковник. — Достается за это от начальства, а им все нипочем. Разгуливают, как по Невскому...

— На Невском бывает и опаснее, — возразил полковник. — А ленинградцев во время артиллерийского обстрела загнать в убежище тоже нелегко.

Это он хорошо знал из собственного опыта. Когда в прошлом году он приехал всего на один день в Ленинград и, как во сне, очутился вдруг в своей квартире, начался артиллерийский обстрел города, по радио объявили тревогу. Он только-только успел поцеловать жену и сынишку и ни на секунду не хотел расставаться с ними, но все же скомандовал:

— В укрытие! Где у вас здесь бомбоубежище?

— Под домом, — отвечала Мария Николаевна. — Только я туда не хожу. Надоело бегать вверх да вниз. (Квартира Бурановых была на пятом этаже, а лифт в те дни, конечно, не работал.)

Ксенофонт Ильич стал доказывать жене, что она не имеет права оставаться в квартире, подвергая опасности не только себя, но и ребенка. Мария Николаевна уверяла, что опасности никакой нет, а если и есть, так не больше, чем внизу, в подвале. Еще вопрос, что лучше: быть заживо погребенным или взлететь на воздух? Она определенно предпочитала последнее. Буранов рассердился, повысил голос, но тут, на их счастье, объявили отбой. Тогда оба они расхохотались, и все стало чудесно. Мальчик, впервые в жизни с недоумением наблюдавший ссору родителей, запрыгал вокруг них, хлопая в ладоши и крича:

— Вот и помирились! Вот и помирились! Отбой! Отбой!

Мимолетное воспоминание об этом случае вызвало легкую, нежную улыбку на лице Буранова. Солдат, напомнивший Буранову очень дорогое, и сам стал как-то особенно дорог ему, и полковник вздохнул с облегчением, когда тот спрыгнул в траншею. Отстраняя думы о семье, Буранов сказал:

— Вот дьяволы! По отдельному солдату артиллерийский огонь открывают. Снарядов не жалеют!

— Нам бы столько снарядов! — отозвался старший лейтенант.

— А что, разве у вас в полку снарядов мало?

— Да как будто и немало, а все об экономии твердят.

— И правильно! Зря стрелять негоже. Если б мои артиллеристы вздумали стрелять, как сейчас немцы, я бы их взгрел. А за шатание под огнем тоже взыскивать надо.

— В земле-то сидеть прискучит, товарищ полковник, — сказал разведчик, по фронтовой привычке без особой церемонии ввязываясь в разговор начальства. — А может, в самом деле, табачку не хватило. Не куривши-то в земле сидеть и вовсе тошно.

— Нет, на рожон лезть не годится. Почему немцы так не разгуливают?

— Гайка слаба, товарищ полковник. Куда им?

— Брось врать, Клюев! — перебил лейтенант. — У них тоже есть отчаянные.

— Так это — которые пьяные, — не сдавался разведчик. — Известное дело: накачают солдата шнапсом, ну, он и делается, что бешеный бык. Так разве ж то настоящая храбрость?

— Нет, друг, — с улыбкой возразил Буранов, — есть и у немцев храбрые люди. Нельзя отрицать. Да ведь не в том суть. Кто за что дерется, вот в чем главное...

Но развивать мысль эту полковник не стал — погрузился в наблюдения, словно бы всем существом своим перенесся туда, где скрывался противник.

Неартиллеристу, а тем более человеку невоенному рассматривать там было бы нечего: что интересного в плоском, буром бугре, усеянном битым кирпичом? Но Буранов двадцать лет служил в артиллерии и умел видеть прячущегося противника. А сейчас для него не было ничего на свете интересней этого унылого пейзажа.

Два месяца назад командир артиллерийской бригады полковник Буранов был назначен командующим артиллерией особой группы войск генерала Лиговцева. Когда в штабе фронта спросили Лиговцева, кого из поступающих в его подчинение артиллерийских командиров считал бы он возможным назначить командующим артиллерией группы, генерал, не задумываясь, ответил:

— Буранова! Кого ж еще?

Возражать никто не стал: Буранова знали в штабе как боевого командира, не раз отмеченного в приказах по фронту. Имя его упоминалось и на страницах армейских газет; о подвигах его ходили рассказы; даже люди, никогда не видевшие Буранова, многое о нем слышали. Это он помог взять Шлиссельбург, пустив на город в утреннем тумане орудийные тягачи со снятыми глушителями. Приняв тягачи за танки, гитлеровцы бежали с позиций перед городом, и наша пехота смогла зацепиться за окраину... Это он, Буранов, к великому удовольствию пехоты, втаскивал легкие пушки в стрелковые траншеи и прямой наводкой разбивал пулеметные дзоты противника. Он, отчаянный артиллерист, выдвигал свои наблюдательные пункты за передовую линию, в нейтральную полосу, и видел то, чего нельзя было увидеть из нашего расположения. И еще многое другое рассказывали о Буранове, и все это было правда.

Старший лейтенант Рябоконь узнал Буранова по виденным им фотоснимкам в газете Ленфронта и был очень доволен, что привелось встретиться с таким знаменитым артиллеристом. Молодого офицера одолевало любопытство: для чего прибыл Буранов сюда, на самый обыкновенный наблюдательный пункт? Уж, конечно, неспроста! Что его интересует? Но старший лейтенант понимал, что спрашивать полковника об этом не следует.

Разведчик и связист не знали еще, что их гость — тот самый Буранов, о котором они слышали и читали в газете, но он внушил им уважение своим простым обхождением, а также ловкостью в обращении с артиллерийским прибором.

На бревенчатой стенке, во всю ширь ее, протянулся узкий лист бумаги, на котором был нарисован видимый в стереотрубу ландшафт, причем особо выделены предметы, служившие ориентирами, и разведанные цели. Это была артиллерийская панорама, разграфленная вертикальными линиями (соответствующими десяткам делений угломера стереотрубы) и горизонтальными, отмечающими дальности. Изредка взглядывая на эту панораму, Буранов уверенно крутил барабанчик поворотного механизма, наводя трубу то на одну, то на другую цель. Предметы на местности были мало похожи на рисунки панорамы, но это не смущало полковника: он привык к условным изображениям и творчеству «самодеятельных художников» — артиллерийских наблюдателей. Разведчики рисовали цветными карандашами неправдоподобно яркие, пряничные домики, шарообразные дубки и шестипалые елочки, но зато умели разглядеть то, что ускользнуло бы от глаз художника-профессионала. Буранов ничуть не удивился, когда вместо розовых домиков панорамы увидел на голом бугре едва различимые груды кирпича.

— Немного осталось от Тарунина, — сказал он. — Здорово поработала здесь артиллерия.

— Сначала разбомбили все немцы, — объяснил старший лейтенант Рябоконь. — Мы вели огонь уже по развалинам. А била наша артиллерия, действительно, здорово. Воронка на воронке. И то сказать — две артподготовки!

— Две артподготовки, два штурма... — задумчиво произнес Буранов, на миг отрываясь от трубы. — И никаких результатов!

— Никаких. Прямо заколдованное место! — сокрушенно вздохнул лейтенант.

— Заколдованное? Вполне понятно, что немцы так держатся за Тарунинские высоты. Это же их глаза. Кому охота глаз лишиться?

— Точно, — отозвался старший лейтенант.

И полковник, и старший лейтенант, и оба солдата очень хорошо понимали, что значит Тарунино...

Ценой величайших, героических усилий в январе сорок третьего года войска Ленинградского фронта прорвали кольцо вражеской блокады, взяв Петрокрепость, тогда называвшуюся Шлиссельбургом. Это был огромный выигрыш. Сразу же значительно улучшилось положение Ленинграда. Станция Мга оставалась еще у противника, но через Шлиссельбург, по берегу Ладожского озера, была тотчас же проложена новая железнодорожная линия. По ней обильным потоком хлынуло в Ленинград с Большой земли продовольствие, оружие, боеприпасы и людские резервы. Однако противник занимал еще Тарунинские высоты, с которых просматривалось расположение наших войск километров на восемь вглубь, до самой Ладоги и далеко в обе стороны. С этих высот вражеские наблюдатели могли прекрасно корректировать огонь своей артиллерии, обстреливавшей наши поезда, станцию Ладога и даже суда на Ладожских каналах. По железнодорожным эшелонам немцы стреляли с закрытых позиций и прямой наводкой с высот.

Казалось бы, в таких условиях немыслимо провести по железной дороге ни одного эшелона: длинный состав вагонов, не очень быстро движущийся по прямой линии, — цель, которую легко поразить артиллерийским огнем. Но все же десятки составов проходили ежедневно в Ленинград и обратно. Поезда шли под прикрытием нашей артиллерии.



Партия и правительство вверили оборону Ленинграда Андрею Александровичу Жданову. До войны он возглавлял ленинградских большевиков в мирных боях за коммунизм, теперь коммунизм приходилось защищать с оружием в руках. И Жданов стал «душой обороны» города Ленина — так справедливо назвал его народ. Едва появилась возможность железнодорожного сообщения с Москвой, Жданов прежде всего позаботился о надежной защите поездов. На охрану железной дороги было поставлено крупное артиллерийское соединение. Этой артиллерии штаб Ленфронта поручил борьбу с батареями противника, обстреливавшими наши поезда. Артиллерийская разведка всех видов доставляла точные координаты действующих батарей и отдельных тяжелых орудий противника. Все они брались на учет штабом контрбатарейиой группы. И едва какое-нибудь немецкое орудие делало один-два выстрела по линии железной дороги, на него обрушивался огонь нашей тяжелой артиллерии.

Но все же не обходилось без потерь на железной дороге, а контрбатарейная борьба поглощала огромное количество снарядов, требовала величайшего напряжения, сковывала большие силы артиллерии. И все это происходило только потому, что вражеские наблюдатели сидели на Тарунинских высотах. Стоило сбросить врага с этих высот, захватить хотя бы топографический гребень главной высоты — и все изменилось бы: гитлеровская артиллерия лишилась бы «глаз».

Дважды наши войска пытались это сделать — и не смогли.

Почему же позиции противника, не имевшие особо сильных инженерных сооружений, оказывались неприступными? Этот вопрос заставил призадуматься командование особой группы войск, которой ставилась задача — овладеть Тарунинским рубежом. Ответа не было в материалах штаба дивизии Василенко, штурмовавшей рубеж. Полковник Буранов решил, что тайны Тарунинских высот не разгадать, сидя в штабе над картами, разведсхемами, журналами боевых действий и прочими документами. Надо своими глазами взглянуть на таинственные высоты. А взглянуть на языке Буранова — значило вести непрерывное наблюдение хоть двое суток кряду. Выезд в район Тарунина еще никому не разрешали: командование фронта опасалось чем-либо выдать подготовку операции. Но Буранов был человек напористый и уж если что задумал — не отступал. Другому, может быть, и отказали бы, а ему было разрешено одному, даже без адъютанта, побывать под Тарунином с непременным условием ничем не обнаружить своих истинных намерений, — поехать якобы в гости к своим старым друзьям по финской войне. Таких друзей у Буранова имелось немало. В числе их был и командир артиллерийского полка, действовавшего с дивизией Василенко. Этот командир сердечно встретил Буранова и приказал своему начальнику разведки провести его, куда пожелает, и показать все «хозяйство».

Старший лейтенант Рябоконь, конечно, не ожидал, что Буранов будет так долго сидеть у стереотрубы. Молодой офицер не мог понять, почему этот знаменитый командир так интересуется Тарунинскими высотами. Может, просто надоело ему сидеть в штабе над бумагами, и вот, сбежав от них, он с удовольствием смотрит на местность? Как бы там ни было, а уйти старшему лейтенанту было неудобно, он скучал, посматривая на часы, и лицо его приняло обычное хмурое выражение.

А Буранов совсем забыл о существования своего сопровождающего, как и обо всем на свете. Он без устали, снова и снова обшаривал глазами местность, стараясь и надеясь найти что-нибудь такое, что могло бы послужить ключом к раскрытию вражеских секретов. В том, что у противника имелись секреты, он не сомневался: иначе трудно было объяснить неудачу двух штурмов.

Сначала ничего особенного он не видел. Потом заметил одну странность. Левее главной высоты, над болотом, поднималась небольшая лесистая высотка. Буранову бросилось в глаза, что лес на ней не очень поврежден снарядами. Очевидно, по ней наша артиллерия стреляла мало. Главная высота была вся перепахана снарядами, от деревьев на ней остались только обгорелые пни. А на этой маленькой высотке зеленели почти нетронутые деревья.

«Неужели там у врага нет ничего достойного артиллерийского обстрела?» — думал Буранов, смотря на лесистую высотку и невольно любуясь ею. По данным штаба Василенко, там только заслон. Так ли это? Высотка кажется совсем незначительной, когда смотришь на нее отсюда. А по карте видно, что она не так мала, только вытянута не вдоль фронта, а вглубь...

Буранов вспомнил один эпизод из журнала боевых действий левофлангового полка дивизии Василенко. Эпизод для фронта не столь значительный, на него никто не обратил, должно быть, особого внимания. Полк занимал позиции против той самой лесистой высотки, которая теперь так заинтересовала Буранова. Метрах в ста от стрелковых траншей полка начиналось болото, простиравшееся почти до самого подножия высотки, обозначенное на карте как непроходимое. Таким оно было и на самом деле: разведчики пытались ночью проползти по нему, чтобы подобраться к позициям противника, но едва не увязли в трясине. Это не остановило разведку: в ближайшую темную ночь два смельчака пустились через трясину на болотных лыжах. Утонуть они не могли, но и вернуться — не вернулись. И никакой стрельбы в том направлении не слышалось. Все было тихо. В общем, два солдата пропали без вести. И можно было только гадать, что с ними случилось: то ли нарвались они на вражеский секрет, то ли уже во вражеском расположении захватил их патруль. Буранов решил подобраться к лесистой высотке как можно ближе. Распрощавшись с артиллеристами, он вышел из блиндажа со словами:

— Не провожайте. Сам найду дорогу.

Старший лейтенант остался в блиндаже. Клюев тут же спросил его, кто этот симпатичный офицер.

— Полковник Буранов. Слыхали?

— Товарищ старший лейтенант, почему же вы раньше не сказали, что это Буранов?! — жалобным голосом воскликнул разведчик.

— А зачем тебе? — удивился офицер.

— Как зачем? Это же такой знаменитый командир! Поговорить бы с ним надо. Спросить кое о чем.

— Да разве он что-нибудь скажет? — старший лейтенант насупился. — Он даже командиру полка не сказал, зачем сюда прибыл. А ведь они — друзья.


ГЛАВА II

БУРАНОВ ИЩЕТ КЛЮЧ

Изредка взглядывая на компас, Буранов уверенно пробирался через тальники, выросшие вдоль невидимого ручья. Он тщательно изучил по карте этот участок и хорошо ориентировался на местности. Кое-где тальник рос густо, длинные прутья хлестали Буранова по лицу, но это было ему даже приятно, как грубоватая ласка друга. Лишь когда какой-нибудь прут хлестал слишком уж больно, Буранов говорил укоризненно: «Ну-ну, ты! Полегче!» — и отводил куст рукой в сторону.

Крестьянин родом, Буранов с детских лет крепко любил землю и все, что на ней произрастало: деревья, цветы, травы, кустарники. Ему нравилось сорвать какую-нибудь травинку или веточку и долго вдыхать ее запах, любуясь свежей зеленью. В начале войны искалеченное снарядом дерево так и хватало его за сердце. Потом эта боль притупилась: не оставалось уже места для жалости к деревьям — привелось видеть разорванных снарядами людей. От руки фашистских варваров гибли не только рощи, но и мирные города. Немцы разрушили знаменитую Пулковскую обсерваторию, не пощадив ее мировой славы. Буранову не раз приходилось видеть обезображенный голый холм, изрытый снарядами и бомбами, засыпанный мусором, в котором щепы стволов и ветки деревьев перемешивались с обломками кирпича. Как вулкан, дымился этот холм, который гитлеровцы все еще не оставляли в покое, будто боясь, что обсерватория воскреснет. Да она и впрямь продолжала существовать: жила в душе народа, взывая к отмщению. Если бы фашисты смогли понять, как оборачивается против них ими содеянное, они содрогнулись бы от ужаса. Но они считали, что у них больше и всегда будет больше, чем у русских, самолетов, танков, пушек и дивизий, а это все, что им надо для победы.

Буранов же, русский человек и коммунист, высоко ставил то, что на своем, военном, языке называл психологическим фактором. Только обладая неистощимой крепостью духа и возможно было обороняться на таком болоте, по какому шел он сейчас, лишь изредка укрываемый тальником от глаз немецких наблюдателей, а по большей части — на виду у них.

Тальник раздался в стороны, и перед Бурановым открылся песчаный бугорок. В рост человека стояли какие-то лиловые цветы. Как появилось среди болота сухое песчаное местечко — это была загадка ленинградской природы. Над цветами кружились желтые бабочки. Откуда-то с низким басовым гудением прилетел шмель и повис в воздухе возле самого лица полковника, словно заглядывая ему в глаза.

— Ну, чего тебе надо? Неужели мой нос похож на цветок? — Буранов тихонько подул на шмеля, отгоняя его от лица. Шмель залетел было слева, но Буранов дунул еще раз, посильнее, и тот улетел вдаль, набирая высоту.

Кустарник кончился. Дальше простиралась голая равнина, сплошь изрытая воронками. В них стояла вода. И каждая воронка, как зеркало, отражала небесную лазурь. Иногда налетал ветерок и покрывал рябью воду, тогда воронка делалась серебристой. Буранов огляделся вокруг, припомнил карту и пошел влево. Через несколько шагов он чуть не провалился в какую-то яму. Здесь начинался маскированный ход сообщения, ведущий в стрелковую траншею. Полковник зашагал по узкому земляному коридору, стены которого были обложены тонкими жердями. В нем было прохладно, пахло плесенью, под ногами чавкала грязь. Сверху падал причудливый зеленоватый свет, скупо пропускаемый маскировочной сеткой. По дороге Буранову встретился солдат. Он отдал честь полковнику и долго с любопытством смотрел вслед: такое большое начальство забредало сюда не часто...

В стрелковую траншею Буранов шел, как в гости к хорошим друзьям. Все солдаты, а не только свои, артиллеристы, были ему друзья, он любил и уважал солдат. В армии не бывает любви без взаимности: кто любит солдат, того и солдаты любят.

В окопной жизни появление начальства — всегда некоторое развлечение. От начальника солдаты рассчитывают узнать какие-нибудь новости. И чем выше он, тем большего ожидают от его посещения.

Когда Буранов поздоровался с находившимися в траншее солдатами, они гаркнули в ответ так дружно и громко, что он рассмеялся:

— Тише, тише! Немец услышит.

— Не услышит, товарищ полковник, — отвечал, широко улыбаясь, один из солдат, — он далеко.

— Как далеко?

— Метров четыреста будет.

«Правильно, — подумал Буранов, — так и по карте выходит».

А солдат продолжал:

— Наша рота малость вперед выпятилась, вроде как выступ у нас метров на сто. Думали, тут посуше будет. А между прочим, один черт: сырость!

Буранов кинул взгляд вдоль окопа.

Это была старая, хорошо обжитая траншея. В передней стенке ее было устроено несколько ниш разного назначения. В одной поблескивали алюминиевые котелки и жестяные кружки, в других лежали шинели. На проводе, протянутом наискосок, висели портянки, все в коричневых разводах. Винтовки лежали в бойницах, дощатые стенки которых были сильно выщерблены пулями. Солдаты сидели на корточках, прислонясь спиной к задней стенке, а при появлении полковника встали. В этом отрезке траншеи находилось одно отделение.

— А не прозеваете врага, ребята? — сказал Буранов усмехаясь. — Вдруг он в атаку пойдет?

— Как можно, товарищ полковник, — ответил густым басом солдат с курчавой черной бородой. — У нас же впереди еще пост есть. С ручным пулеметом. Чуть что — загрохочут!

Сверкнув крупными белыми зубами, он добавил:

— А по совести сказать, опасаться-то нечего, товарищ полковник. Разве фрицы сунутся к нам без артподготовки? Как можно! Это наши ребята к ним запросто лазают, а они разве могут?

— Пожалуй, верно, — согласился Буранов. — Немцы привыкли действовать по шаблону.

— По расписанию, — пояснил бородач.

— Писарь распишет, командир подпишет, рядовому и делать нечего: ложись да помирай! — быстро проговорил маленький солдатик, и все захохотали.

Буранов с интересом рассматривал солдат. Особое внимание его привлек бородач. Лицо его показалось полковнику очень знакомым: черная слегка курчавая борода, горящие, как угли, глаза, в которых светилась смышленность не без лукавства, крупные белые зубы — все это он как будто уже видел и даже не один раз. У Буранова была прекрасная зрительная память, однажды виденного человека он мог узнать и через несколько лет, но где он видел этого живописного бородача, почему-то долго не вспоминалось. А когда Буранов все-таки вспомнил, то даже рассмеялся про себя: да ведь бородач — вылитый Пугачев из «Капитанской дочки». Так похож, что просто странно, что это не Пугачев, а красноармеец Еремин...

Тайны Тарунинских высот

Остальные солдаты казались перед двойником Пугачева невзрачными: он всех затмевал своей яркой внешностью. И держался атаманом. «Я такого молодца старшиной бы поставил, — подумал Буранов, любуясь солдатом. — Хороший старшина из него вышел бы. Авторитетный».

Из прочих солдат выделялся полной своей противоположностью Еремину маленький и вертлявый паренек, которого все называли Шалфеем. Буранов так и не понял — фамилия это или прозвище. Когда он спросил солдат, как они живут, Шалфей, опередив всех, ответил:

— Дела неплохи, да кусают свинцовые блохи.

Буранов понял, что встретил заядлого балагура.

Все засмеялись, но Еремин, хоть и сам тоже смеялся, проговорил укоризненно:

— Все бы тебе зубы скалить, Шалфей! К тебе товарищ полковник с серьезным вопросом обращается, а ты чудишь. Уж лучше ты помолчи на этот раз, а я объясню полковнику все по порядку. Вот послушайте, товарищ полковник, про нашу солдатскую жизнь. Живем мы неплохо. Харчи теперь добрые, пищу в термосах приносят — горячей некуда. Табачку хватает. Одно у нас горе: вода одолела. Так и лезет проклятущая, так и лезет! Сыро, как в бочке. Портянки никак не просыхают. Целый день висят — и все мокрые.

«Вот чертушка! — ласково подумал Буранов. — Выходит, если у него портянки будут сухие, так больше и желать нечего? Впрочем, мокрые ноги в самом деле вещь очень неприятная. И вредная».

Он посмотрел на дно траншеи. Там, между жердей настила, выступала черная вода.

— Настил повыше надо бы, — сказал он.

— Выше немец не велит, товарищ полковник. Окоп мелковат будет. Позабудешься, выпрямишься ненароком, встанешь во весь рост — он тебя и чикнет в голову. Снайперы у них — что надо! Глядите, как бойницы-то пощепали.

— Вижу. Настил, стало быть, поднять нельзя. Значит, выход один...

— Один, товарищ полковник!

— Какой же вы считаете?

— Такой же, как и вы, небось, — пехотинец с усмешкой махнул рукой в сторону противника. — Туда вон выход. Вперед, на горку. Там сухо.

— Правильно, — рассмеялся Буранов. — Так тому и быть.

— А туда, вишь ты, немец не пускает. Два раза ходили на эту высоту, а все она — у немца.

— Знаю, — сказал Буранов. — А почему так? Что вы об этом думаете?

— Кто его знает? — отвечал солдат. — Все сделано было по порядку. Артиллерия наша поработала на совесть. Артподготовочка была что надо. И вспахали, и пробороновали. Все честь честью. Кажись, червяку там не уцелеть бы!.. А как пошли наши в атаку, так и полегли на том скате. Мало кто назад вернулся.

— А пришли все же назад?

— Было немного... Да какое там пришли — приползли, еле живы! Кое-кого санитары да сестры ночью вынесли оттуда.

— А из вас никто не участвовал в этой атаке?

— Бог миловал. Наша рота в резерве оставалась... Да если б мы туда ходили, разве теперь с вами беседовали бы? Вряд ли найдешь здесь хоть одного солдата из тех. В госпитале, может, найдешь, а здесь — нету.

— Ну а раненые что рассказывали?

— Да что же раненый рассказать может? Говорили, что шли вперед хорошо, без помехи, а потом вдруг началось уму непостижимо что такое. Пули со всех сторон хлещут, откуда бьют — не поймешь. Повалились все наземь, да так уже и не вставали больше. Вот оно какое происшествие!

— Солдаты говорили, значит, что со всех сторон немец бил?

— Говорили этак-то... Только разве это возможно, товарищ полковник? Так не бывает. Это от расстройства чувств человек воображает. Помолчи, Шалфей! Разговор серьезный.

Еремину показалось, что Шалфей опять некстати хочет ввязаться в разговор — уж и рот раскрыл. Но это было не так: молодой солдат слушал мрачный рассказ с чувством, близким к ужасу, и рот у него от напряженного внимания раскрылся, как у ребенка. Однако же обращение Еремина вернуло ему обычную озорную веселость, и он тотчас же выпалил какую-то рифмованную скороговорку. Но никто уже не засмеялся, а Еремин даже плюнул в сердцах:

— Тьфу! Пустой ты человек, Шалфей. Вот поглядим, как в бою ты будешь зубы скалить...

— И в бою буду, — сказал Шалфей. — И ежели помирать придется, над смертью насмехаться буду. Помру на страх врагам со смехом, весело, пускай думают, что убить меня невозможно: обратно оживу.

— Какое уж веселье — помирать, — сердито сказал Еремин. — Зря болтаешь! Не в том наша задача, чтобы помереть, а в том, чтобы победить. Верно я говорю, товарищ полковник?



— Правильно. Только и смех — не грех. Вот как погоним немцев от Ленинграда, на смех спрос еще больше будет. Тогда уж мы посмеемся над ними всласть!

— А скоро, товарищ полковник? — спросил Еремин таинственным шепотом.

Все придвинулись к Буранову, и он увидел, как загорелись глаза у солдат.

— Что скоро? — переспросил он, хотя и понял прекрасно, что хотелось узнать солдатам.

— Начнем-то скоро ли? — все так же шепотом повторил Еремин, и в этом свистящем шепоте послышалась такая страсть, что Буранов понял: нет сейчас у этих людей большего желания, как дорваться до врага.

— Не знаю, — отвечал полковник, страдая, что не может оказать ничего другого. — Не знаю, ребята, — повторил он. — Да ведь если бы и знал, разве мог бы сказать?

Он увидел, как потемнели солдатские лица и потухли глаза, и вдруг добавил, улыбаясь:

— Одно могу вам сказать, ребята: портяночки свои вы скоро просушите.

После этого не избежать бы полковнику множества вопросов, но тут, словно на выручку ему, явился командир отделения — старший сержант. Он лихо вытянулся перед полковником, представился и доложил все, что положено в таких случаях докладывать. Буранов смотрел на него с удовольствием (когда-то и сам он был таким бравым сержантом).

— Службу, я вижу, вы хорошо знаете, — сказал полковник. — Вероятно, и местность точно так же. Я попрошу вас показать мне, откуда лучше всего видно расположение противника.

— Понятно! — отвечал старший сержант. — Лучшая видимость противника у нас с левого фланга. Там имеется небольшая приподнятость местности. И высокий бурьян позволяет наблюдателю хорошо маскироваться. Только разрешите заметить: вылезать туда опасно — снайпера ихние не зевают.

— На войне опасность — не препятствие, — возразил спокойно Буранов. — Воевать всегда опасно. Безопасной войны не бывает. Даже в штабе сидеть небезопасно, — добавил он с усмешкой. — У меня самого два начальника штаба из строя выбыли. И адъютант...

Говоря это, он уже присматривался, как бы половчее выбраться на бруствер.

— Постойте, товарищ полковник! — решительно остановил его командир отделения. — Так нельзя. Разрешите мне распорядиться. Чтоб все было как положено. В полном порядке и в соответствии с военной наукой.

Буранов с любопытством посмотрел на младшего командира: как это здесь применит он законы военной науки? А тот скомандовал:

— Федоров! С ручным пулеметом занять позицию у крайней правой бойницы. Товарищ полковник вылезет на бруствер вот там слева. В этом месте под проволокой имеется хороший лаз, и травка малость маскирует. Полковник станет наблюдать, а ты прикрывай огнем, отвлекай внимание противника от наблюдателя. Понял?

Высокий веснушчатый солдат, добродушно улыбаясь, взял пулемет и молча направился к крайней бойнице. Буранов осторожно вылез на бруствер. Место для вылазки было указано самое подходящее — прикрытое от глаз противника бурьяном. Но, конечно, и за этим пунктом враги наблюдали. К счастью, погода благоприятствовала Буранову: порывы ветра усилились, и бурьян раскачивался так, что мог скрыть движения ползущего человека. Полковник прекрасно знал все тонкости маскировки и ничем себя не обнаружил. Ползать он умел по-пластунски очень ловко и быстро. Пролезши под проволочным заграждением, он благополучно добрался до зарослей бурьяна и, чуть раздвинув жесткие стебли, стал смотреть в бинокль. Справа короткими очередями начал бить пулемет Федорова. В ответ на вражеской стороне захлопали редкие винтовочные выстрелы.

Буранов знал, что если вражеский снайпер заметит его, ему не сдобровать, но думал только о том, как бы получше разглядеть загадочную лесистую высотку. Его ожидало горькое разочарование: к высотке он сильно приблизился, но весь низ ее был скрыт бугорком, находившимся в нейтральной полосе, видны были только раскачивающееся от ветра зеленые кроны деревьев — и ничего больше!.. Экая досада! Отлично просматривался участок траншеи правее высотки, но он Буранова не интересовал. Полковник не задумался бы вылезть и в нейтральную полосу, взобраться на бугорок, но понимал, что это невозможно: бурьян кончался недалеко от нашего окопа, впереди не было ни травинки, да и сам бугорок был совершенно голый. С фронта его ничто не прикрывало — там была болотная низина.

Буранов возвратился в траншею, и старший сержант скомандовал:

— Федоров, слезай! Отбой!

Пулеметчик вернулся такой же улыбающийся, как и уходил, хотя левая щека у него была в крови.

— Ранило тебя? — строгим тоном спросил командир отделения. — Не уберегся?

— Нет, товарищ командир, не попал он. Чуть царапнуло пулей. Пустяки. А я, кажись, накрыл его последней очередью. Снайпера-то, что у сухого куста сидел. Замолчал, собака! Авось, навсегда!

Рана и впрямь оказалась только ссадиной, которую тут же залепили полоской марли.

— Ему чуть левей бы взять, — рассуждал Федоров. — А может, целился он точно, да ветра не учел. Ветер сегодня неровный. И аккурат во фланг дует. Хороший ветерок.

— Ну, спасибо, солдат, за поддержку, — сказал Буранов. — Отлично прикрывал меня огнем.

— Чего ж не пострелять? — отвечал Федоров. — На то война. Патронов у нас теперь хватает. Не жалуемся.

Полковник ушел, а солдаты еще долго гадали, что могли означать его слова насчет портянок. Такой большой начальник, считали солдаты, слов на ветер бросать не станет...

Буранов направился обратно тем же путем. Теперь он шел медленней и, выйдя в тальники, стал любоваться зеленью и голубым небом. Узенькие листья красиво чеканились на небесной лазури. Солнце припекало лоб, забираясь под козырек фуражки, откуда-то сбоку заглядывало в глаза, заставляя щуриться. На миг Буранов позабыл огорчение, вызванное неудавшейся разведкой, забыл, где он и что происходит: просто было вокруг лето — чудесная погода, самая подходящая, чтобы отправиться в лес по грибы или по ягоды. Буранов был большой любитель грибных и ягодных экскурсий и до войны каждое лето не один раз выбирался в лес с женой и сынишкой. Ксенофонт Ильич был великий мастер собирать грибы и ягоды. Острый глаз артиллериста помогал ему раскрывать не столь хитрые тайны леса. Он набирал всегда больше всех, но незаметно подбрасывал добычу в корзинку сына, так что тот выходил победителем. Где-то далеко, в невозвратном прошлом, остались эти невинные мирные радости. Вот уже третье лето — а казалось, десятое или тридцатое! — было не до грибов и ягод. Только два раза за это время виделся он с женой и сыном, хоть и находились они так близко. Нежность, любовь, семейные радости — все это для Буранова было отодвинуто в будущее. И когда его вдруг охватывала тоска по жене, он решительно отстранял это. В письмах Буранов был сдержан и скуп на ласковые слова.

Все свои силы, всю страсть, все чувства и помыслы Буранов отдавал войне. Он знал теперь только военные радости, если не считать удовольствия, которое, как всякий здоровый человек, получал от хорошей погоды, от сытного обеда и папиросы, от крепкого сна. Хоть эти маленькие физические радости на войне гораздо значительнее, чем в мирной жизни, радость, близкую к счастью, приносил только военный успех. И сейчас Буранов решительно повернул свои мысли в привычное военное русло: стал размышлять о летних учениях на Карельском перешейке. Он снова и снова взвешивал значение этой подготовки.

Войсковые учения на Карельском перешейке были не совсем обычные. Там построили три линии траншей и много дзотов. Укрепления находились на гребне и на переднем скате высоты, имеющей превышение тридцать метров над уровнем моря. Справа и слева от высоты был лес. Этот оборонительный рубеж строился полмесяца. Все тут было сделано не условно, а по-настоящему, как у немцев. Допущена была только одна условность: «непроходимые» болота на правом и левом флангах. Обход главной высоты исключался, ее приходилось штурмовать в лоб, с фронта.

Склоны были пологие. Наши части, отдохнувшие и получившие свежие пополнения, легко их преодолевали. Оборонительный рубеж никому не казался слишком мощным, а все же штурмовать его учили целый месяц.

— Ну, это не линия Маннергейма! — говорили офицеры — участники финской войны. — Для учений можно бы построить рубежик потруднее.

Никто не догадывался, что этот «легкий» оборонительный рубеж — точная копия того вражеского рубежа, которым не могли овладеть наши войска, дважды его штурмовавшие. Создать такую копию помогла аэрофотосъемка, а также долгая и кропотливая наземная разведка. Во время учений на Карельском перешейке разведчики-наблюдатели должны были вскрыть секреты обороны «противника». И они это делали. Материал, добытый солдатами и офицерами разведки на искусственном рубеже, сравнивался в штабах с данными разведки, полученными на подлинном. И в большинстве случаев данные совпадали. А это создавало уверенность в том, что там, на боевом рубеже, разведчики смогут быстро и точно раскрыть до конца систему вражеской обороны.

«Все это очень умно и предусмотрительно, — размышлял Буранов, перебирая в памяти подробности учений. — Однако же на учебном рубеже не хватало как будто чего-то очень важного. Не было там души вражеского рубежа. Мы точно скопировали внешность его, доты и дзоты, ходы сообщений и траншеи, но знаем ли мы, чем он дышит, как жил, как действовал во время штурма? Главное — как действовали его скрытые, тайные пружины?»

Анализ боев под Тарунином, имевшийся в штабе группы, не удовлетворял Буранова: и в этом анализе тоже чего-то не хватало...

«А может, это просто навязчивая идея? — пытался он встать на другую точку зрения. — Может, все дело в том, что у генерала Василенко было недостаточно сил для успешного штурма, а никаких особых тайн или секретов у противника там и нет?»

Но против такого предположения восставали ум, опыт, военные знания и чутье бывалого разведчика. Тайны, несомненно, есть, и очень важно их разгадать во-время.

Это — задача разведки. Буранов лучше, чем кто-либо другой, знал, что артиллерийская разведка у нас оснащена первоклассной техникой, а разведчики — мастера своего дела. Сам он вырастил немало отличных разведчиков и не сомневался, что во всех частях, поступивших под его командование, есть такие. Став командующим артиллерией группы, Буранов сейчас же произвел в своих частях «разведку разведчиков». Результаты были отрадные: оказалось немало разведчиков, хорошо известных ему, настоящих мастеров. Особенно радовало его то, что он заполучил капитана Евгенова, который еще во время войны с белофиннами очаровал его своим необыкновенным искусством. Капитан делал чудеса, умудрялся видеть то, чего никто не мог увидеть, и не зря фамилию его переделали на Рентгенов; прозвище это так прижилось, что многие считали его за фамилию... Все эти опытные разведчики включатся в большой общий труд, предшествующий штурму сильно укрепленного оборонительного рубежа, где почти все до поры до времени невидимо.

Буранов отнюдь не собирался подменять своих разведчиков, хоть и сохранял в душе горячую любовь к этой интереснейшей военной профессии. Прежде всего он был командующий и, как положено, с душой, работал в своем штабе: отдавал приказания, планировал действия артиллерии и руководил ими. Но все же не упускал случая собственными глазами посмотреть на то, что представлялось ему особо важным. А под Тарунином, казалось, так много секретов у противника! Невозможно было устоять от соблазна полазить с биноклем по переднему краю. Так случалось не раз и прежде. И ни у кого из начальников Буранова не поворачивался язык упрекать его за это. Как мастер-живописец иногда кладет решающий мазок на работу своих учеников, так и Буранов нередко своим личным наблюдением завершал картину, созданную его разведчиками.


ГЛАВА III

МНОГОЗНАЧИТЕЛЬНЫЙ БУГОРОК

Подготовка операции держалась в самой строгой тайне, штурм высот должен был начаться внезапно, явиться полной неожиданностью для противника. Запрещалось все, что могло бы вызвать у гитлеровцев какие-либо подозрения. Даже свои войска не должны были ни о чем догадываться.

Лишь за несколько дней до смены частей на позиции под Тарунином допущено было ограниченное число офицеров и сержантов для доразведки. В числе их и полковник Буранов, уже побывавший здесь раньше неофициально — «в гостях».

Части, оборонявшие рубеж, и не предполагали, что их сменят. Напротив, они получили приказ: произвести разведку боем и захватить «языка», чтобы выяснить, какими силами обороняются Тарунинские высоты.

Разведка боем в общем удалась. Буранов прибыл в самый подходящий момент: довольный успехом командир дивизии встретил его чрезвычайно радушно. Генерал Василенко помнил Буранова еще по финской войне. А Буранову особенно запомнились его роскошные каштановые усы; теперь усы эти были белые.

— Давненько не видались, Ксенофонт Ильич! — говорил генерал, обнимая Буранова и щекоча ему щеки усами. — Ты все такой же, не стареешь. Молодой ты! Завидую. А я, брат, сильно подался. Траектория жизненного процесса пошла круто вниз. Усы даже, гляди, побелели. А я думал, что они всегда темные будут, до самой смерти.

— Ну, невелика беда, Всеволод Петрович! Усы покрасить можно, — сказал Буранов, не желая огорчать генерала, который действительно сильно постарел: словно бы кто вдоль и поперек исчертил черными линиями его поблекшее лицо.

— Не подобает, — возразил Василенко. — Не генеральское дело краситься.

— Ну, тогда снимите усы, — враз помолодеете лет на двадцать.

Генерал обиделся:

— Ты бы еще Буденному присоветовал усы снять, Семену Михайловичу!

— Ну, Буденному я не посоветую.

— И мне не советуй таких глупостей. С усами родился, с усами помру. Ха-ха-ха!

Он похохатывал, но, как показалось Буранову, не очень весело, смех был с трещинкой — не такой, как на финском фронте, четыре года назад. Не повезло ему под Тарунином!

Буранов никогда не мог понять, почему этот добряк, любитель хорошо покушать, перекинуться в преферанс или посидеть за шахматной доской, избрал себе беспокойную военную профессию. На такой вопрос генерал Василенко отвечал всегда коротко и решительно:

— Призвание!

Командовал дивизией он неплохо, в штабе фронта был на хорошем счету. Сам он говорил о себе, что умеет и карты противника разгадать, и ход хороший сделать, и, шутя, уверял, что недурно было бы в военных училищах преподавать, сверх всего прочего, преферанс и шахматы, так как то и другое — превосходная тренировка военных качеств командира. Только под Тарунином, впервые в жизни, получилось у него неладно. Может, от этой неудачи и побелели так усы?

Ласково глядя на Буранова черными живыми глазами, которые не думали сдаваться годам и испытаниям, хоть и были окружены сетью морщинок, генерал говорил:

— У тебя, Ксенофонт Ильич, нюх на закуску. В самый раз подгадал. У меня редкое угощение имеется. Деликатес! Такого и в Москве не достанешь!

— Что же это такое? — без особого интереса, только из вежливости спросил Буранов, никогда не увлекавшийся едой.

— А вот что, — сказал генерал многозначительно: — «Языки»! А может, и дороже стоят? Хо-хо-хо! Это мы посмотрим.

— Вот это угощение по мне! — с искренней радостью воскликнул Буранов, подумав, что «языки» смогут дать какой-нибудь ключ к разгадке тарунинских тайн.

— И «языки», заметь, особенные! — продолжал генерал. — Один язык — вроде как бараний — бароний. Или — баронов? Черт его знает, как немецкий барон изменяется в соответствии с русской грамматикой?

— Как требует русская грамматика, так и изменится! — поддержал шутку Буранов.

— Полагаю, что так. А ты видел когда-нибудь баронов?

— Видел одного, — усмехнулся Буранов.

— Где ж ты мог видеть барона? — недоверчиво спросил генерал. — Ты ведь молодой.

— На сцене Художественного театра. В пьесе «На дне».

— Ха-ха-ха! Ну, у меня, брат, увидишь барона с другого дна — с фашистского. Перед ним горьковский — херувим и серафим. Тут уж — подонки, так подонки. Человеческого не сыщешь!

Этот разговор они вели на ходу, направляясь в штаб дивизии. В большой штабной землянке собралось много офицеров. Некоторые из них хорошо знали Буранова и стали с ним здороваться: кто жал ему руку, кто — обе, а иной норовил и обнять. Нашлись, конечно, и охотники поболтать — вспомнить какую-нибудь старинку, но генерал скомандовал:

— Отставить разговоры! Привести пленных!

Их было двое — солдат и офицер. Оба были без головных уборов и так перемазаны желтой глиной и черной торфяной землей, что обмундирование их казалось камуфлированным. Гитлеровцы были одинакового роста, но офицер во что бы то ни стало хотел быть выше солдата — все время вздергивал кверху подбородок и поднимал плечи. Буранов с любопытством смотрел на немецкого офицера: настоящего, не театрального барона видел он, действительно, впервые. Ему как-то не верилось, что есть еще люди, которые всерьез почитают средневековые титулы, что существуют еще где-то князья, бароны, графы, сохранившиеся у нас только на сцене. Барон был белобрысый, безбровый, с крутым лбом, одутловатыми щеками и хищным хрящеватым носом. Глаза у него были бесцветные, водянистые, нижняя губа отвисала, но ее крепко подпирал снизу массивный подбородок, в свою очередь подпираемый воротником мундира.

Все с интересом рассматривали пленных, особенно офицера. В землянке было тихо, и в тишине послышался вдруг странный металлический звон и дребезжание. Поняв его причину, прыснули в кулак молодые адъютанты, потом засмеялись и командиры, а генерал, с презрением смотря на фашистского офицера, сказал:

— Ишь ты! Как цыганка в кабаке, грудью трясет, монистами гремит.

«Дурак», — подумал о немце Буранов, но все же невольно стал разглядывать ордена: железные и бронзовые кресты и медали, нарочито грубой выделки, неполированные, в средневековом стиле. На рукаве мундира нашит щиток. Не сразу можно понять, что на нем изображен Крымский полуостров, но надпись поясняет: «За Крым».

Солдат стоял смирно, вид у него был откровенно испуганный, он смотрел прямо на генерала. По-русски он не понимал, и оттого все, что говорили русские, представлялось ему страшным, угрожающим. А офицер неплохо владел русским языком, только говорил с сильным акцентом.

Генерал сам начал допрос пленных.

— Фамилия? — спросил он офицера.

— Барон фон-Штуббе. Обер-лейтенант.

— Это я сам вижу. Отвечайте только на вопросы.

— Вы должны обращаться со мной корректно, — поспешно сказал гитлеровец.

— Разумеется, — усмехнулся генерал, — точно так же, как вы обращаетесь с пленными.

— О нет! — вырвалось у офицера, и все засмеялись, а он надулся, поняв, что дал маху.

— Кто командует войсками на этом рубеже?

Гитлеровец наморщил лоб и закатил глаза, соображая, отвечать или нет на вопрос. Решил, что можно ответить:

— Это не есть секрет. Это всем известно. Германскими войсками здесь командует прославленный генерал Краузе. Под его командованием мы завоевали Крым... Крымские вина мне понравились. Мы, германцы, охотно будем пить крымское вино.

— Не болтать! — крикнул Василенко. — Отвечайте только на вопросы. Какие части обороняют этот рубеж?

Еще сильнее сморщив лоб, гитлеровец подумал, потом заговорил напыщенным тоном:

— Германский офицер никогда есть болтун. Кроме того, я не имею желания беседовать с представителями низшей расы. Вы есть унтерменш. У вас не есть настоящий социализм. Настоящий социализм осуществляется в Германии. Это есть националь-социализм, создатель которого есть посланец провидения Адольф Гитлер. Хайль Гитлер!

Кое-кто из офицеров хмурился, но многие улыбались: речь фашиста была просто смешна, а свое «хайль» он выкрикнул каким-то петушиным голосом и грудь при этом выкатил, как петух.

— Сколько штыков в дивизии Адлера?

— Адлер? Откуда вы знаете Адлера? Я вам ничего не говорил об Адлере.

— Мы знаем немножко больше, чем вы думаете. Сколько штыков у Адлера? И сколько у Кнабе?

— Этого я вам не скажу. Германский офицер умеет хранить военная тайна.

— Вы просто этого не знаете. Вы слишком маленький командир, чтобы это знать. А нам это известно. Хорошо. Зато вы, наверно, знаете, как велики были у вас потери при последнем штурме Тарунинских высот?

Обер-лейтенант нагло улыбнулся:

— О нет! Никаких потерь. Мы умеем воевать. Это вы при штурме понесли колоссальные потери!

Генерал Василенко побагровел, но, сдержав порыв ярости, продолжал невозмутимым тоном:

— Вы слишком много болтаете. Это не приведет ни к чему хорошему. Отвечайте только на вопросы. Как часто происходит смена частей на Тарунинских позициях?

— Смена частей происходит своевременно.

— Вы не хотите отвечать?

— Я требую отправить меня в лагерь для военнопленных офицеров, в соответствии с правилами ведения войны.

— Куда вас отправить, мы решим сами. Сейчас мы еще дадим вам время поразмыслить над вашим положением и припомнить все, что вам известно о частях, обороняющих Тарунинские высоты. Это будет для вас лучше всего. Конвой! Увести пленного!

Гитлеровец зашагал к двери журавлиным шагом, горделиво задирая вверх подбородок и надувая щеки.

А солдат, как только увели офицера, сразу оживился и, не ожидая приглашения, заговорил поспешно и даже в грудь себя ударил:

— Herr Oberleutnant ist Nazi! Ich bin kein Nazi!

— Все они так! — заметил Буранов. — Как хвост прищемит, так и давай открещиваться от своего фашизма.

— Ну, не все, — возразил Василенко. — Один только что в нацизме расписался.

— Так то офицер!

— И среди солдат попадаются этакие. Но этот как будто не из железных.

То сам, то с помощью лейтенанта-переводчика генерал стал задавать пленному вопросы, на которые тот отвечал с величайшей готовностью, многословно. Солдат явно старался расположить к себе людей, державших теперь в руках его судьбу. Он смотрел прямо в рот переводчику и спешил ответить, еще не дослушав вопрос до конца. О позициях в центре участка гитлеровец рассказывал подробно, но что было справа и слева, он не знал.

— Повидимому, правду говорит, — заключил генерал. — В основном все совпадает с нашими данными. Кое-что уточняется... Товарищи командиры, у кого есть вопросы к пленному? Давайте.

Буранов задал несколько вопросов об артиллерии, но сразу же понял, что этот пленный в артиллерии несведущ, а, стремясь угодить, может насочинять небылиц.

— Ну его к черту! — резко сказал Буранов, расстроенный тем, что никакого ключа у него опять не оказалось. Сердитый тон полковника испугал пленного, он задрожал и стал снова повторять:

— Ich bin kein Nazi!

Генерал успокоил его:

— Не бойтесь. Геббельс вас обманул: мы не убиваем пленных.

Немца увели, а генерал стал подытоживать результаты разведки боем. Показывал на карте, как протекала она в целом, иное одобрял, иное порицал. Потом, взяв толстый красный карандаш, обозначил большой жирной стрелой направление главного удара, а стрелками потоньше и поменьше — ударов-демонстраций. В заключение же крякнул и уверенно провел новую линию переднего края. Красная черта отхватила от нейтральной полосы крошечную высотку, бугорок.

— Вон какой Монблан завоевала наша пехота! — пошутил генерал. — Три с половиной метра над уровнем моря. А площадью — не менее полгектара. Огромное приобретение!

Офицеры засмеялись:

— И то хлеб! Лучше, чем ничего.

А Буранов смотрел на генеральскую карту с необыкновенным вниманием, более того — с волнением. Ведь это указанное генералом возвышеньице было не что иное, как тот самый бугорок, который заслонял загадочную лесистую высотку, с него она должна быть хорошо видна!..

Хлебосольный Василенко очень огорчился, когда вдруг обнаружилось, что Буранов исчез. Генерал хотел угостить полковника на славу: открыть банку довоенных ленинградских шпрот да еще заказать повару рагу из мясных консервов со свежей морковкой и петрушкой.

Но если бы Буранов и знал, какое роскошное и редкое по тем временам угощение он упустил, вряд ли бы этим огорчился: его вполне устраивала пшенная каша с комбижиром или с колбасой. А сейчас он и не вспоминал о еде.

Хорошо знакомым путем он шел на участок, который только что рассматривал на карте генерала Василенко, — в то самое место, которое генеральский карандаш обвел на бумаге красной чертой.


ГЛАВА IV

ФИГУРА В БЕЛОМ

Бугорком в нейтральной полосе овладел взвод, с одним отделением которого Буранов недавно познакомился в траншее. Еремин, Федоров и другие солдаты были чрезвычайно довольны, что вылезли из сырости, и добрым словом поминали полковника, который «наворожил им счастье»: ныне и впрямь будут у них сухие портянки. Никто не мог знать, что полковник имел в виду совсем другое — смену войск. Солдаты спешили устроиться получше на новом месте и за ночь вырыли хороший окоп, на дне которого — самое главное! — не было ни капли воды.

Буранов попал к своим знакомым. На этот раз его встретил сам командир взвода — младший лейтенант. Он отрапортовал по форме и с удовольствием и почтением смотрел на Буранова. А солдаты принялись наперебой благодарить полковника.

— За что вы меня благодарите? — удивился он.

— Как же, товарищ полковник! — серьезно пояснил Еремин. — Ведь вы намедни сказали: скоро, мол, портяночки просушите, солдаты. Всему взводу ваши слова ведомы стали. Вот мы и закрепились на этой горке и назад уж не спятились, потому как знали, что горка нашей быть должна. Вот как оно вышло, в точности по вашему слову, товарищ полковник!

Буранова очень позабавило, что он невзначай стал прорицателем.

— А где же ваш Шалфей? — спросил он, не слыша обычных прибауток.

— Ранило его, — отвечал Еремин. — В госпиталь эвакуирован Шалфей.

— Тяжело ранен? Опасно?

— Пулей в грудь. Только военфельдшер сказывал: ничего, выживет. Теперь в госпитале чудить будет. Промежду прочим, отчаянный парень оказался наш Шалфей. Мы думали, он только шутить горазд, а он в окоп немецкий первым махнул и двоих солдат там прикончил. А офицер ихний успел в него выстрелить. Проткнул я штыком того офицера, да поздновато... Вот какое дело вышло. Скучно нам будет без Шалфея.

— Ничего, — утешил Буранов. — Другой забавник найдется. Их в армии много... Товарищ младший лейтенант, — обратился он к пехотному офицеру, — мне необходимо посмотреть расположение противника. С вашего бугорка, должно быть, хорошо видно.

— Так точно, товарищ полковник, видимость у нас неплохая, — отвечал пехотинец. — Здесь, неподалеку эн-пе нашего батальона, оттуда местность впереди просматривается хорошо. Разрешите я вас сам туда проведу?

— Проведите.

Буранов попрощался с солдатами и пошел за офицером. Прошли метров пятьдесят по очень узкому ходу сообщения, и младший лейтенант сказал:

— Идти дальше некуда. Вон по той канавке проползти надо метров двадцать, там и эн-пе. Поползете за мной или не пожелаете?

— Не пожелаю! — усмехнулся Буранов. — Зачем мне ползти за вами? Я поползу один — самостоятельно. Сбиться с пути тут нельзя. Вы мне больше не нужны. Возвращайтесь к себе. Спасибо за услугу.

Младший лейтенант, откозыряв, ушел, а Буранов осторожно вылез в канавку и пополз по ней. Через две минуты он очутился на батальонном наблюдательном пункте. Пехота для наблюдения за противником не строит таких блиндажей, как артиллеристы: батальонный наблюдатель сидел в окопчике. Появлению полковника он ничуть не удивился: то был кадровый солдат, удивить которого нелегко. Он только негромко произнес: «Здравия желаю, товарищ полковник», — и потеснился, давая место Буранову.

— Что там видно у немцев? — спросил Буранов.

— Тихо, — отвечал солдат и добавил мудрено: — Нормальная невидимая циркуляция происшествий несущественной значительности.

— Ну-ка, давай посмотрим на эту циркуляцию! — улыбнулся Буранов и вооружился биноклем, служившим ему еще с финской войны.

Перед ним была лесистая высотка, которую еще недавно заслонял этот самый бугорок. Теперь она открылась вся. Буранов стал тщательно исследовать ее, медленно передвигая бинокль, стараясь проникнуть взором в таинственную глубину между деревьями, приглядываясь к цвету зелени, высматривая, нет ли где вскопанной земли.

Лес казался необитаемым.

Но полковник хорошо знал, что наблюдать надо долго и терпеливо, если хочешь что-нибудь увидеть. И, устроившись поудобнее в окопе, он не отрывал глаз от бинокля.

«Толково действует, — с уважением подумал солдат. — Не то что иные-прочие шныряют глазами во все стороны разом. Этот ничего не проморгает. На него можно положиться. Пускай понаблюдает в охотку. Той порой у меня глаза отдохнут».

Прошло не менее получаса, глаза у пехотинца уже отдохнули и от скуки стали слипаться, а Буранов все еще ничего не высмотрел — высота попрежнему оставалась безжизненной.

«Пожалуй, до вечера проторчишь тут зря, — подумывал уже он. — Может, и в самом деле там у противника ничего существенного нет?»

Но этому полковник никак не мог поверить. Он решил сидеть здесь хоть до ночи, полагая, что за целый день обязательно должно что-нибудь обнаружиться.

А солдат уже недоумевал: почему полковник так долго смотрит на эти мало интересные места?

Длительным наблюдением Буранов не тяготился, как рыболов не тяготится часами смотреть на неподвижный поплавок. Зелень лесистой высотки ласкала его взор, казалось, оттуда веет свежестью и лесными ароматами. Хорошо там! Особенно подальше, на горке, где сосны...

Хотя артиллерия Василенко сравнительно мало била по этой высотке, все же снаряды проделали в зеленой одежде ее несколько порядочных прорех. Получились как бы окошки, через которые можно было заглядывать вглубь леса, местами видеть не только середину возвышенности, но и конец ее. Но как ни заглядывал Буранов в эти «окошки», в них ничего не было видно. Высотка казалась безжизненной. Может, и в самом деле там только небольшой заслон?

Но вдруг полковник насторожился: что это? Вдали, в конце сделанной снарядами «просеки», меж стволами сосен мелькнуло что-то белое. Скрылось... опять мелькнуло — поправее!

Тайны Тарунинских высот

«Немец, — определил Буранов. — Немец в белом маскхалате. Почему в белом? Не по сезону! Какая же это маскировка? Вон как выделяется на фоне зелени! Странная история...»

Тайны Тарунинских высот

Полковник обернулся к пехотинцу:

— Что это за немец в белом там разгуливает? В дальнем конце, меж сосен. Видишь?

Солдат, глядя в бинокль, отвечал равнодушно:

— Нормальная циркуляция отдельного фрица.

— Почему же вы не снимете его из винтовки? Разве у вас снайперов нет?

— Это же повар, товарищ полковник! — отвечал пехотинец таким убедительным тоном, что Буранов невольно улыбнулся: «Ишь ты, гуманность какая! Как же я сам-то не догадался, что это повар?» — думал он, чувствуя, что тут уже есть какая-то нить: повар готовит не на одного человека, и для обслуживания заслона повар — слишком большая роскошь.

А солдат счел своим долгом все разъяснить полковнику:

— Сейчас повар идет в канцелярию — выписывать продукты. Канцелярия правее. Там он пробудет минут пятнадцать. После пойдет на склад — получать продукты. Склад у них в левой землянке, на том скате.

Буранов слушал обстоятельного солдата с истинным наслаждением. Сам Рентгенов не выследил бы все лучше! Очень скоро полковник убедился, что солдат не сочиняет: все было так, как он говорил. Действительно, через четверть часа повар снова появился в поле зрения Буранова. Потом полковник видел, как он шел с мешком на спине, очевидно, уже со склада. «Нестроевой чин» двигался не спеша, спокойно. Он не подозревал, что на него смотрят русские, которым известна вся его «циркуляция»!

Буранов сразу понял, в чем тут дело. Гитлеровцы считали свое расположение на этой высотке недоступным наблюдению с нашей стороны. Так оно и было до тех пор, пока их прикрывал тот самый бугорок, на котором находился сейчас Буранов. Когда наши захватили бугорок, положение значительно изменилось, а гитлеровцы этого не учли. И попрежнему считали себя невидимыми!

Буранов продолжал наблюдать. Теперь никакая сила не оттащила бы его отсюда, он не обратил бы внимания ни на какой обстрел: то, что он видел, было для него слишком интересно. И чем дальше, тем интересней.

Мелькавший на дальнем плане повар был малозначительным явлением по сравнению с тем, что увидел Буранов на переднем плане высотки, на опушке покрывавшего ее леса.

Вдоль нее шли два солдата с термосами на спине. Должно быть, получив пищу на кухне, они разносили ее гарнизону. Шли эти солдаты по траншее, которая местами была мелковата: их головы то появлялись, то скрывались. Время от времени солдаты совсем исчезали минут на пять, а потом появлялись в том же самом месте.

Это было чрезвычайно ценное наблюдение: разносчики пищи показали направление траншеи на лесистой высотке — она располагалась почти перпендикулярно к основной линии фронта, проходящей вдоль главной Тарунинской высоты. Это могло означать только одно: здесь противник оборудовал позицию, с которой может вести фланговый огонь по подступам к главной высоте, — стрелковую траншею с большим количеством пулеметных гнезд.

Там, где останавливались и исчезали на несколько минут разносчики пищи, очевидно, были огневые точки, может быть, пулеметные дзоты.

Теперь Буранов по-новому представил себе картину наших неудачных штурмов.

Позиция на лесистой высотке ничем не выдавала себя. Лес так хорошо маскировал ее, что даже аэрофотосъемкой она не была обнаружена. Позиция упорно молчала в начале боя. Она молчала во время нашей артиллерийской подготовки, и даже при начале нашей атаки с нее не делалось ни одного выстрела. И это вводило в заблуждение разведку. Артиллерия, перепахивавшая всю главную высоту — и передний скат ее и самое плато, — мало била по левофланговой высотке. Разведанных целей на ней не значилось, там предполагался только заслон, да и не очень сильный, так как впереди было непроходимое болото.

Что же получалось? Гитлеровцы впускали наши цепи на склон главной высоты, позволяли им приблизиться к своим траншеям и тут внезапно обрушивали на них мощный фланговый огонь пулеметов и винтовок (может быть, снайперских). Шквал свинца, направленный вдоль цепей, сметал атакующих. Наклон плато в сторону левого фланга способствовал эффективности обстрела.

«А ведь все это просто! — размышлял Буранов. — Не ахти какая хитрость. Почему же командиры Василенко не разгадали ее? Конечно, мысль о фланговом огне у них тоже возникала, но они отбросили ее. После боя, если не в ходе его, имеющиеся в ротах специальные наблюдатели должны были бы доложить, что слева противник вел сильный фланговый огонь. Почему они не доложили? Может, просто не вернулись с поля боя? А с наблюдательных пунктов в нашем расположении ничего такого не было видно. Так вот и получилось: искусная маскировка, а главное выдержка противника сделали свое дело. В анализе боя был допущен пробел, ошибка. И при втором штурме артиллерия обстреливала лесистую высотку совершенно недостаточно, да и не тогда, когда нужно. Гитлеровской ловушке удалось сработать два раза!.. Ну, а в третий раз не выйдет. Номер не пройдет. Я ее уничтожу».

Буранов дождался возвращения солдат с термосами и, следя за появлением их голов, проверил и уточнил свой набросок фланкирующей траншеи. Оставаться дольше на батальонном НП было незачем, да и некогда: у командующего артиллерией немало дел. Прощаясь с солдатом, Буранов спросил его фамилию.

— Рядовой Никитин первой роты, товарищ полковник! — доложил солдат.

— Молодец ты, Никитин! Отлично все высмотрел.

— Обыкновенное дело, — отвечал солдат. — Натуральная циркуляция противника в лесисто-болотистой местности.

Замысловатый солдат очень понравился Буранову, потом полковник не раз вспоминал его.

Своей вылазкой Буранов был доволен: предположения его подтверждались. Но он прекрасно понимал, что это только одна из тайн Тарунинских высот, загадочным оставалось еще многое. Когда его артиллерия встанет на рубеж, дело пойдет успешнее: артиллерийские разведчики — солдаты и офицеры — помогут разгадать все вражеские секреты. На бугорке будет оборудован специальный передовой наблюдательный пункт. Лучшие разведчики поведут отсюда непрерывное наблюдение за лесистой высоткой.


ГЛАВА V

СТРАННОСТИ НОВОГО РУБЕЖА

Смена частей произошла, как обычно, ночью. В ту пору наши войска под Ленинградом превосходно приучились к ночным действиям. Все темные и полутемные часы короткой летней ночи наполнены были тайным движением, скрытной работой. На нашей стороне только ночью и можно было производить смену частей, рыть траншеи, орудийные окопы и ходы сообщения, строить дзоты и блиндажи. Из офицеров и солдат вырабатывались виртуозы скрытности, мастера маскировки, умевшие за одну ночь делать невидимыми пушки и блиндажи.

В ночь пришло и ушло множество людей, машин, орудий, а гитлеровцы ничего не заметили. Они не знали, что оказались лицом к лицу со свежими силами русских. Немецкие наблюдатели увидели утром на нашей стороне те же самые окопы. Но люди в них сидели уже другие. Как только рассвело, эти люди с интересом стали осматриваться на новом для них рубеже.

От смененных артиллерийских и минометных частей командиры батарей Буранова приняли в наследство все, что было добыто длительной разведкой: журналы целей, артиллерийские панорамы, разведсхемы, огневые планшеты и прочее.

Разведчик Клюев дежурил на своем наблюдательном пункте в последний раз, и ему жалко было покидать этот блиндаж и отдавать сделанные им цветные картинки — зарисовки целей.

— Вы на готовенькое приходите, — говорил он явившимся сюда новым разведчикам. — Все мы разжевали, вам только глотать осталось. А каких трудов нам это стоило!

— Труды ваши не пропадут, — отвечали ему. — По готовым-то адресам мы добрые гостинцы посылать станем.

— Нет, подумать только, что значит — привычка! — продолжал Клюев. — В блиндаже этом, конечно, ничего особенного: тесно, темно, сыростью пахнет, как в погребе, сверху труха сыплется. А уходить отсюда неохота. Здесь я как дома.

— Солдату везде дом.

— Здесь-то дом обжитой.

— Ничего, обживешь и другие хоромы где-нибудь неподалеку.

— Это точно! — рассмеялся Клюев. — Давай закурим, солдат. Интересно, куда нас теперь направят?

— Известно куда: в санаторий.

Все дружно захохотали. И уходящие и остающиеся были довольны. Одни надеялись передохнуть малость где-нибудь в тылу, другие радовались, что не придется им каждую ночь копать землю и таскать бревна, как это бывает, когда часть займет новый, необорудованный рубеж.

Но огневым взводам некоторых вновь пришедших батарей довелось все же потрудиться немало: готовых орудийных окопов и дзотов не хватило — пушек оказалось больше, чем было здесь раньше.

Буранов не спал всю ночь. Проверял, как осуществлялось то, что он наметил на карте. Его видели то на одном фланге, то на другом, то в пушечном артиллерийском полку, то в гаубичном дивизионе. Он ухитрялся поспевать везде.

Требовалось скрытно разместить всю артиллерию, сделать невидимками множество пушек и гаубиц. Задача нелегкая! Вполне закрытых позиций в нашем расположении не было, приходилось налегать на маскировку. Вдобавок местность болотистая: копнешь землю лопаткой — тут тебе и вода. Но у Буранова был большой опыт войны на болотах: орудия устанавливались на надежных бревенчатых настилах...

Лишь под утро, когда уже посветлело настолько, что производить работы стало рискованно и маскировка огневых позиций была закончена, Буранов пошел отдохнуть в землянку командира гаубичного дивизиона. Лучше бы, конечно, поспать полчасика на свежем воздухе, но там либо комары не дадут уснуть, либо проспишь все на свете. А в командирской землянке у аппарата сидит телефонист — он разбудит, когда надо. Час тому назад Буранов отправил сюда своего адъютанта, теперь тот спал на узкой коечке, накрыв лицо шинелью от комаров, которые проникали в землянку, как ни дымил махоркой связист. Буранов стал устраиваться на другой койке, приказав солдату разбудить его через полчаса. У телефониста не оказалось часов, и полковник дал ему свои. То были серебряные карманные часы с двумя массивными крышками, фирмы Павел Буре. Их лет двадцать назад подарил Буранову, тогда еще молодому красноармейцу, командующий войсками военного округа за отличные действия на учениях. Красноармеец стал полковником, а часы ходили все так же точно. Буранов с ними не расставался и не променял бы на золотые.

Телефонист принял солидные часы с должным почтением и бережно положил на столик, рядом с аппаратом.

— Оккупировали землянку полностью! — засмеялся Буранов, с наслаждением вытягиваясь на твердых досках. — Хозяин придет — и лечь негде.

— Да он не придет, — сказал появившийся откуда-то ординарец. — На эн-пе останется до самого обеда. Располагайтесь поудобнее, товарищ полковник! Дайте-ка я ватничек под бок положу. Сенник-то набить я еще не успел.

Ординарец знал полковника Буранова и теперь заботился о нем так же, как заботился о своем командире.

— Ватник? Замечательно! Спасибо. Не ватник, а перина! А ты чего же сам-то не спишь, друг?

— Да я только что пришел. Батарейцам нашим подсоблял. В одну ночь-то управиться трудновато. Я враз с вашим лейтенантом пришел. Он только-только заснул, а наказал разбудить себя через полчаса. А что за сон — полчаса?

— Верно, — сказал Буранов и обратился к телефонисту: — Значит, так: меня разбудишь через полчаса, а адъютанта не будить впредь до моего особого приказания. Понятно?

— Так он же приказывал побудить, товарищ полковник! Серчать будет.

— Ничего. Его приказание я отменяю. Понятно?

— Понятно! — отвечал телефонист.

Он, как и все другие, знал, что у Буранова есть особые причины беречь своего адъютанта: это был человек не совсем обыкновенный. Случилось так, что в первый же месяц войны лейтенант Егоров, всюду, как тень, сопровождавший командира полка, в ту пору еще майора, был тяжело ранен осколками гранаты, брошенной из засады в автомобиль Буранова. Раненого эвакуировали в глубокий тыл — в Сибирь. Буранов уже не чаял увидеть его живым, так как полковой врач определил: девяносто девять шансов за то, что лейтенант умрет в дороге — и до госпиталя не дотянет. Буранов не забыл верного адъютанта, но никаких вестей от него не было, повидимому, врач оказался прав... Прошло полгода. Была зима. В командирскую землянку вошел желтолицый, грязный и оборванный мужчина с длинной редкой бородой. Буранов посмотрел на него с удивлением. Но вошедший вытянулся по-военному и молодым голосом доложил:

— Товарищ командир полка! Лейтенант Егоров прибыл в ваше распоряжение.

Голос — это было все, что осталось от прежнего Егорова. Буранов бросился обнимать его.

Оказалось, лейтенант ухитрился раньше времени выписаться из госпиталя и добраться до Ленфронта. В мороз шел он пешком через Ладогу, раны его еще не зажили. Но он хотел найти своего командира и «прорвался в кольцо блокады»,

Прошло уже много времени со дня, когда растроганный Буранов обнял «выходца с того света». Егоров поправился, окреп и вновь занял свою прежнюю должность. Только теперь он стал еще молчаливей и казался гораздо старше своих лет. Полковник же продолжал относиться к нему, как к выздоравливающему, что огорчало и сердило адъютанта...

Как только Буранов мысленно сказал себе: «Можно спать», он словно провалился в какую-то черную яму. Потом он увидел себя в лесу восьмилетним мальчуганом. В лесу где-то прячется леший. Одному мальчику идти таким лесом было бы страшно, но он идет с дедом, который ничего не боится.

Узкая тропка пролегла меж стволами огромных деревьев. Старик шагает широко, мальчику приходится бежать за ним вприпрыжку. Мох ласково гладит его босые ноги, еловые шишки и хвоя покалывают подошвы, но не больно.

Дед что-то рассказывает, только его плохо слышно — мешает какой-то посторонний звук. «Это адъютант храпит», — думает Буранов, фантастически совмещая сон и явь. Он продолжает идти с дедом по тропинке, которая выводит их на лесную дорогу.

Поперек дороги лежит свежесрубленная береза. Мальчик мог бы легко перелезть через поваленное дерево, дед — тем более. Но старик останавливается.

— Вот, — говорит он, укоризненно качая седом головой, — свалил мужик лесину, отрубил себе бревнышко, а остальное бросил поперек пути! Нехорошо. Ведь дорога-то — общая.

Дед берется за ствол березы и пытается оттащить ее в сторону. Дерево тяжелое, не сразу поддается усилиям старика, и внук уверен, что без его помощи деду не справиться.

— Молодец, Ксеша! — говорит дед. — Труда не бойся, тем паче на общую пользу. Этот труд святой. Вырастешь, бог даст, потрудишься для честного люда. Растешь ты ладно. Гляди, скоро лес перерастешь.

Слова деда становятся уже не шуткой: мальчик замечает, что он и в самом деле перерастает лес. Верхушки деревьев приходятся ему по пояс, потом уже только до колен. Еще немного, и лес лежит у его ног, как лужайка с высокой травой. Дед куда-то исчез: очевидно, остался там, в лесу. А внук все еще растет. Вот он видит землю уже словно с самолета. Лес далеко внизу, как зеленые пятна на карте. Вот уже облака на уровне его груди, он смотрит поверх облаков. Но почему комары-то не остались внизу, а поднялись вместе с ним за облака? Как назойливо гудят, проклятые! Он ловит рукой комаров, давит их, а это не комары, а «Мессершмитты». А вот летит стайка насекомых покрупнее, вроде ос. Это «Юнкерсы». Он делает взмах ладонью, быстро сжимая пальцы: так, бывало, в хате ловил мух на лету. Есть, поймал! Бомбовоз взрывается в ладони с оглушительным треском...

Буранов открывает глаза и сразу не может понять, где он находится и что произошло. В землянку льется дневной свет и тянет пороховой гарью. Телефонист сидит у аппарата бледный, с широко раскрытыми глазами.

— Как есть у самой землянки ударило! — говорит он, видя, что полковник проснулся. — Полдвери оторвало... осколком, что ли.

В самом деле: от фанерной двери осталась только половинка, оттого и светло так в землянке.

— А ты не робей! — говорит Буранов. — Это ведь так, случайно. Шальной снаряд.

— Да я ничего, — телефонист силится улыбнуться. — Мне — что! В меня не попало. — И он уже улыбается, ему кажется, что он вовсе и не испугался, только вздрогнул от неожиданности.

— А адъютант жив ли? Закутал голову в шинель — и не поймешь.

— Живехонек! Спать здоров: как ударило, он проворчал что-то да на другой бок перевернулся.

— А связь цела?

— Связь не нарушило.

— Ну, так все в порядке. Не велика потеря — полдверки... Постой, постой! — спохватился вдруг Буранов. — Никак уже день? Сколько же я спал-то?

— Часика три, не боле, — несколько смущенно отвечал телефонист, поглядев на часы Буранова, которые лежали все там же, возле аппарата, и тикали как ни в чем не бывало, хоть и подпрыгнули на столике, когда вся землянка вздрогнула от удара взрывной волны.

— Три часа! — воскликнул Буранов. — Что ж это такое? Почему ты меня не разбудил, как я приказывал, через полчаса? Проспал?

— Что вы, товарищ полковник! — обиделся телефонист. — Как можно? Мыслимое ли дело — у аппарата спать? Я бы вас разбудил точно, как приказывали, да только ваше приказание, — он лукаво улыбнулся, — тоже отменили.

— Как отменили? Кто мог отменить мое приказание?

— Генерал отменил.

— Какой генерал?

— Известно, какой! Наш, Литовцев. Только вы задремали, генерал сюда заглядывает. «Кто тут отдыхает?» — спрашивает. Я доложил. А он поглядел па вас и говорит: «Поднять полковника Буранова в восемь ноль-ноль, ни минутой раньше!»

Телефонист опять посмотрел на часы.

— Сейчас еще только семь тридцать. Стало быть, еще полчаса отдыхать вам полагается. В восемь тридцать — совещание у генерала. Приказано вам быть. А пока, товарищ полковник, отдыхайте.

— Ишь ты! — рассмеялся Буранов. — Нет, я уже выспался. Хватит. Давай сюда часы. Где тут можно умыться?

— Вороночка тут, в двух шагах от землянки. Из двери — налево. Вода — как хрусталь.

— Отлично. Пойду умоюсь. А адъютанта пока не тревожь.

До воронки оказалось не два шага, а метров пятьдесят. Воронка была прошлогодняя, вода в ней прекрасно отстоялась. Видно было поросшее водорослями дно, и в то же время в воде отражалось голубое небо и бегущие по нему белые облака.

— Давненько не смотрелся в такое большое зеркало! Не моему карманному чета, — усмехнулся Буранов и с любопытством стал разглядывать свое отражение. Лицо было изъедено комарами и перемазано кровью. Щеки и нос сильно загорели, хотя солнечных дней было как будто немного, а волосы посветлели. «Выгорели на солнце», — подумал он, но тут же сообразил, что выгореть волосы не могли, так как всегда были покрыты фуражкой, — вон даже и лоб под козырьком остался белый, не загорел. Очевидно, волосы начинали седеть. Это открытие нисколько не огорчило. «Жена не разлюбит, — улыбнулся Буранов. — Вот если бы я облысел — другое дело. Лысые Маше не нравятся».

Он вспомнил, как Мария Николаевна, шутя, говорила, что примет его без руки и без ноги, без глаз, но только не без волос.

Буранов снял гимнастерку, засучил рукава рубашки, достал из кармана мыльницу и с наслаждением стал умываться чистой прохладной водой. Мыльная пена почти моментально исчезла в ней бесследно, — казалось, то была какая-то чудесная вода, замутить которую невозможно.

Вдруг за спиной его раздался знакомый хрипловатый голос:

— Обождите чуток, товарищ полковник! Сейчас я полью.

— Опоздал! — засмеялся Буранов. — Опоздал, Кузьма Петрович! Я, брат, тебя перехитрил.

— Так погодите, я хоть полотенце подам. Кто ж платком утирается? Непорядок. — Широкое добродушное лицо солдата выражало такое огорчение, что Буранов расхохотался.

— Полотенце давай, — согласился он, пряча в карман мокрый платок.

Ординарец, осторожно поставив на траву принесенные котелки, достал из своей походной сумки чистое полотенце.

— Завтрак готов, — сказал он. — Суп и каша.

— А я думал, бифштекс и яичница, — пошутил Буранов, с удовольствием вытирая лицо и руки полотенцем. — Как же ты меня нашел, Кузьма?

— Как не найти-то? Чай, вы не иголка! Где будете кушать? В землянку нести?

— Зачем в землянку? Ставь вот сюда, на кочку. А адъютанту принес завтрак?

— Так точно. А они где?

— Как же ты нес ему завтрак, не зная, где он?

— Где ж ему быть, как не при вас? Куда иголка, туда и нитка.

— Это же форменная диалектика! — засмеялся Буранов. — То я не иголка, то я иголка. Замечательно!

— Солдатская находчивость, — самодовольно сказал Кузьма. — Солдат все найти должен.

Он разостлал на зеленой кочке салфетку, положил аккуратно нарезанный хлеб и даже маленькую солоночку поставил.

— Культурно! — улыбнулся Буранов.

— А то как же? — убежденно отвечал солдат. — Ленинград — центр культуры.

Буранов с аппетитом принялся за еду, а Кузьма смотрел на него с таким удовольствием, словно сам ел. Пока полковник завтракал, Кузьма сообщил, что им, то есть командиру, адъютанту и ординарцу, отвели очень приличную земляночку, и он там все уже устроил, как полагается.

— Так ты, небось, всю ночь не спал? — спросил Буранов.

— Какая же теперь ночь-то, товарищ полковник? Короче воробьиного носа.

— Ладно. Значит, так: ступай теперь в нашу землянку и ложись отдыхать. Понадобишься ты не скоро. Сейчас я буду на совещании в штабе, потом пойду на эн-пе. В общем до обеда ты свободен.

— Так у меня ж делов по горло. Спать мне недосуг.

— Что за пререкания? Приказано отдыхать — и отдыхай. Адъютанту завтрак снеси вон в ту землянку, у которой половина двери. Если он еще не проснулся, не буди. А мне туда идти больше незачем. Пойду в штаб.

Они разошлись в разные стороны, очень довольные друг другом. Полковник думал, какой хороший у него ординарец, только уж чересчур заботливый и немножко упрямый. А солдат думал, какой хороший у него начальник, только больно беззаботный и непослушный.

Адъютанта Кузьма все же разбудил, решив, что нехорошо будет, коль завтрак совсем простынет: еду он почитал важнее сна.

Лейтенант вскочил, сбегал умыться к той же воронке, мигом позавтракал и помчался в штаб, спеша оправдать философскую сентенцию Кузьмы: куда иголка, туда и нитка...

* * *

Люди, ночью прибывшие на новый рубеж, не могли рассмотреть лежащую перед ними местность. Ночь была безлунная, темная. Ракеты, которые пускали немцы, делали ее фантастической. Взлетала ввысь ракета, и из мрака появлялся странный мир, зеленовато-голубой или мертвенно бледный, мерцающий, словно шевелящийся. Он существовал всего несколько секунд и пропадал. В этом призрачном мире все было непохоже на себя: предметы изменялись в зависимости от того, где была пущена ракета и как высоко она поднималась. Гребень главной высоты то уходил куда-то вдаль и таял, исчезая в дымке, то надвигался темным резким силуэтом.

Все с нетерпением ждали настоящего, дневного света. И он пришел, хоть и трудно было пробиться через свинцовые облака, блокировавшие горизонт. Постепенно стала вырисовываться высота, со всеми ее изгибами и поворотами, впадинами и буграми, и все, что было на ее скате: траншеи в клочьях проволочных заграждений и воронки, воронки без конца. На один миг прорвался сквозь облака утренний луч солнца, розовый, сочный, и ярко вспыхнули кудряшки зелени на левом фланге.

Солдаты с интересом приглядывались к местности: где-то там, впереди, таилось их будущее, сама судьба. Но советский воин никакой судьбе покоряться не хотел, даже смерть мечтал преодолеть — обмануть, перехитрить, отшибить!

Смотря в сторону противника, солдаты начали удивляться: местность какая-то очень знакомая! Словно ты уже был здесь и видел все это: отлогую высоту и лесистую высотку слева...

Потом солдат замечал, что и траншеи эти уже как будто тоже видел.

— Ребята! — заорал вдруг кто-то восторженным голосом. — Узнаете? Эх, мать честная! Да как же это так?

— Как не узнать! — отозвался сосед,

Тут уж заговорили все разом:

— Все как есть знакомое!

— Как на ученьях, в точности!

— Сплю я, братцы, что ли? Это же — Карельский перешеек!

— Точнехонько! Глядите: ведь эту самую высоту мы штурмовали столько раз! Наша рота шла вон там, возле перелеска, на правом фланге...

— Как же! Вон в ту траншею мы гранаты кидали и после прыгали на «ура». Еще я тогда нос себе чуть не расквасил — неловко прыгнул...

— Теперь ловчее прыгнешь!

Один молодой солдат, увлекшись узнаванием предметов в расположении противника, приподнялся над бруствером и сейчас же скатился вниз: что-то врезалось в землю совсем рядом.

— Пуля... стреляют! — вытирая рукавом вдруг выступивший на лбу пот, смущенно пробормотал солдат.

— А ты что ж думал: здесь в тебя тоже условно стрелять будут?

— То да не то!

— Тут не ученье — проучить могут!

— Не высовываться! — крикнул командир отделения. — Предупреждал ведь, чтоб не высовывались! У немцев здесь снайперов до черта... Сейчас я вам покажу...

Сержант снял каску и на штыке начал осторожно поднимать ее над бруствером. Делал это он хитро: то приподнимет каску, то опустит, как будто человек осторожно, с опаской, приноравливается выглянуть из окопа через бруствер. Потом вдруг решительно поднял каску, и сейчас же все услышали, как щелкнула по ней пуля.

— Готово! — сказал сержант. — Теперь снайпер доложит начальству, что русского укокошил. И ведь укокошил бы, гад, если б каска была не пустая!

— Да, на Карельском перешейке этого не было. Там сподручнее было.

— Дома, за печкой, еще сподручней!

— На Карельском-то перешейке, братцы, я два раза из мертвых воскресал, а здесь не воскреснешь!

— В том и вся разница, — заключил сержант, — что здесь не ученье, а сраженье. А обстановка та же самая.

— Точная копия, товарищ сержант! И как это фрицы ухитрились? Ха-ха-ха!

В самом деле, казалось, что гитлеровцы старательно скопировали наш учебный рубеж на Карельском перешейке. Солдаты, конечно, поняли, что там был выстроен точно такой же рубеж, как тот, что сейчас перед ними. Это им очень понравилось: учили их, стало быть, с толком — именно тому, что здесь теперь потребуется.


ГЛАВА VI

СОВЕЩАНИЕ В ШТАБЕ

В штаб Буранов поспел во-время: генерал только собирался начинать совещание.

Литовцев и вовсе не смыкал глаз в эту ночь: сначала сидел в штабе над картами, схемами и сводками, изучая полученное «наследство», потом осматривал новые позиции своих войск. Но утром он вызвал к себе парикмахера, и тот побрил его и так освежил одеколоном, что генерал стал выглядеть отлично выспавшимся человеком. Таким и видели его теперь Буранов и другие офицеры: глаза его сияли, усики были коротко подстрижены, темные с проседью волосы тщательно расчесаны на пробор.

Буранов подумал: «Подвел меня генерал! Сам побрился, а меня подкузьмил: из-за него я проспал. Прийти бы на полчасика раньше и меня Яша успел бы обработать. А теперь ходи небритый. Неловко».

Полковник оглядел собравшихся командиров и несколько утешился: мнение тоже не брились сегодня, а кое-кто и вчера.

Генерал Лиговцев никогда не делал замечаний насчет бритья, но, встретив обросшего офицера, поглаживал себя по чисто выбритому лицу и смотрел таким взглядом, что у того начинало покалывать щеми...

Лиговцев пригласил офицеров садиться.

— Давайте потолкуем, товарищи командиры... пока есть время. Скоро будет не до разговоров. Прежде всего послушаем, что скажет наш начальник политотдела. Полковник Савельев, прошу. Доложите, каково морально-политическое состояние войск на новом рубеже.

Полковник Савельев встал и начал доклад ровным рокочущим голосом, которому словно тесновато было в этой вкопанной в землю бревенчатой коробке. Офицеры смотрели на Савельева с уважением. Все знали, что до войны он считался одним из лучших пропагандистов Ленинградского горкома партии, а в первый же день войны потребовал, чтобы его направили на фронт, и добился этого, хотя пришлось дойти до самого Жданова. На фронте Савельев не засиживался в штабах, его можно было скорее найти на передовой, на самых опасных участках. Этой ночью он прошел вдоль всех стрелковых траншей, побывал и на огневых позициях артиллерии. В ином месте он говорил всего несколько слов — самых обыкновенных, будничных, часто шутливых (громкие слова он недолюбливал), но людям всегда казалось, что они услышали что-то важное и очень нужное: от всех его слов и от него самого исходила непоколебимая уверенность, что все должно быть и все будет, в конце концов, прекрасно, все будет по-нашему. Эта уверенность светилась в его ясных глазах, сквозила в улыбке полных розовых губ, в точных и плавных (а иногда и очень энергичных) жестах больших загорелых рук. Особенно хорошо, вдохновенно говорил Савельев о Ленинграде, умел в немногих словах показать все величие этого города. Слушая Савельева, ленинградцы радовались, что жили и будут жить в Ленинграде, а все прочие гордились, что защищают его. В частях Лиговцева ленинградцев было мало, но казалось, что все солдаты из Ленинграда: так полюбили они этот город и так много о нем знали.

Командиры частей ночью видели Савельева в своем расположении и с интересом ожидали, что он окажет об их солдатах. Савельев говорил просто, без всяких ораторских эффектов, в обычной своей мягкой манере, изредка улыбаясь так обаятельно, что не могли не улыбнуться и слушатели.

— Морально-политическое состояние войск, по поему мнению, превосходное. Из докладов политработников, а также из личных бесед с солдатами я вынес самое отрадное впечатление... Ночь коротка, а траншея длинна. Мне не пришлось говорить с народом так долго, как хотелось. Я шел вдоль линии фронта и везде видел кипучую жизнь. Не ошибусь, если скажу, что никогда еще люди не работали так самозабвенно, с таким увлечением и так без устали. Солдаты всячески усовершенствовали стрелковые окопы, оборудовали новые пулеметные гнезда и дзоты (старых не хватало для наших огневых средств). Все было в движении, и, как в сказке, все вдруг замирало, останавливалось, каменело, когда в небо поднимались вражеские осветительные ракеты. Противник зря жег свою пиротехнику: безусловно, наше расположение представлялось ему безжизненным. Маскировка шла в ногу с земляными и дерево-земляными работами... Прошу прощения, все вы это прекрасно знаете и, надеюсь, извините увлечение штатского человека, недавно ставшего военным. Мне следовало бы только заметить, что в эту ночь не найти было ни одного не занятого работой человека, поэтому все беседы мне приходилось проводить, так сказать, без отрыва людей от производства. Надо было, конечно, экономить каждую минуту, а отсюда — и каждое слово, говорить только самое важное. На пути моем возникали короткие беседы с группами в несколько человек, а иногда и летучие митинги.

Везде, где было возможно, парторги и комсорги молниеносно создавали аудиторию. А если этого не удавалось, я мог быть уверен, что любой парторг или комсорг сумеет передать то, что я хотел сказать, всем солдатам своего подразделения...

О чем я говорил, вы, товарищи командиры, конечно, сами хорошо понимаете. Между прочим, я рассказывал о захваченных здесь пленных — солдате и офицере. Сам я этих немцев не видел, но познакомился с протоколами допроса их в штабе дивизии Василенко. Мой рассказ о выродке-бароне, считающем нас, русских, низшей расой, заметно всех задевал за живое.

Ночью настроение у солдат было бодрое, а утром — того лучше. Все чрезвычайно развеселились, когда узнали рубеж. Говорят: начальство хорошо придумало — после такой «репетиции» все разыграем, как надо. Ну и, конечно, тут же спрашивают, когда начнем. Никак не могут привыкнуть, что на театре военных действий о начале спектакля заранее не объявляется. Нетерпение солдат вполне понятно. Все мы его разделяем... Несколько человек нынешней ночью подали заявления о приеме в партию. Это — комсомольцы, рабочие и колхозники. Один сибиряк — Колмаков — в заявлении написал: «До сей поры воевал как беспартийный, а ныне желаю показать фашистам, как воюют большевики». Я думаю, он это покажет. Ему дали, было, снайперскую винтовку, а он говорит: «Мне эти стеклышки ни к чему. Я и так фрицу пулю всажу в любой глаз, на выбор. Эта мишень покрупней белки будет и не столь проворна, а я белку бью в глаз»... Простите, я, кажется, увлекся, уклонился в сторону...

— Да, нет, это — не в сторону, — возразил генерал. — Это как раз по сути дела. Народ у нас золотой. С такими воинами горы сворачивать можно... не то что высоту в тридцать метров над уровнем моря!

Генерал чуть помолчал, будто собираясь с мыслями, потом продолжал:

— Между тем, хорошо известно, что взять эту пустяковую высоту нелегко. Возможность обхода исключена: болота, к сожалению, тут не условные, а непроходимые. Взять ее лобовым ударом, повидимому, слишком трудно. Разве плохие были войска, которые полегли на ее склонах? Нет, очевидно, тут у противника на каждый метр по хитрости. Что ж, на то и разведка, чтобы разгадывать хитрости врага. Послушаем, что доложит помощник начальника штаба майор Мятлев, руководящий разведкой группы.

Майор Мятлев, бледнолицый офицер с красными от постоянного напряжения глазами, начал доклад бесстрастным голосом штабиста. Он обстоятельно охарактеризовал полученное «наследство», сообщил об изменениях, происшедших за последнее время в расположении пехоты и огневых средств противника, продемонстрировал подробную разведсхему. Наследство было уже приумножено наследниками: за несколько дней доразведки артиллерийские наблюдатели уточнили многое, доразведка позволила нанести на карту все расположение противника с такой полнотой, что можно было принять эту карту за немецкую.

— Наследство получено неплохое, — сказал генерал. — Плохо только то, что унаследованы также и пороки предшественников. Так сказать, унаследовали шубу вместе с молью. А ведь моль может шубу съесть! Одну личинку этой опаснейшей моли, кажется, сумел обнаружить полковник Буранов. Он вчера сообщил мне кое-что мельком. Теперь доложит обо всем подробно. Ксенофонт Ильич, докладывайте! Кому очень хочется курить, разрешаю. Только не все сразу.

Закурил для начала командир одного из стрелковых полков. Но через минуту он забыл о папиросе, и она потухла — слишком интересно было то, что говорил Буранов. Он рассказал об обнаруженной им на левом фланге траншее противника, фланкирующей подступы к главной высоте. Картину того, что, по его мнению, происходило при штурмах, он нарисовал так ярко, что мрачная тень легла на лица слушавших его офицеров: каждый живо представил себе все это.

В заключение Буранов развернул карту, на которой была нанесена немецкая траншея на лесистой высотке.

Это был уже не тот беглый набросок, что сделал он сам, сидя на бугре против высотки. По его приказанию разведчики артиллерийского пушечного полка в течение нескольких дней вели непрерывное наблюдение за лесистой высоткой, и постепенно им удалось с большой точностью нанести на карту всю траншею и определить расположение огневых точек. Зигзагообразная линия траншеи, как на двух гвоздях висела: правый и левый фланги ее замыкали два мощных пулеметных дзота. Кроме того, на протяжении ее насчитывалось не менее десятка пулеметных гнезд. Разведка установила также местонахождение штаба гарнизона высотки — командного пункта и землянок. Точно рентгеновскими лучами просвечена была вся высотка!

Тайны Тарунинских высот

— Отлично! — сказал генерал, любуясь картой Буранова. — А позвольте вас спросить, полковник Буранов, как удалось вам выявить эту траншею, так долго остававшуюся не обнаруженной?

— Обыкновенно, — уклончиво отвечал Буранов. — Визуально.

— Та-ак! — протянул генерал. — Родник красноречия иссяк. Уж если Буранов не захочет раскрыть секреты своей работы, так из него, кроме вот таких словечек, ничего не вытянешь: «обыкновенно, визуально»! А может, и персонально, а? Небось, собственной персоной на животе ползал?

Все засмеялись, и Буранов — тоже. А генерал заключил:

— Ладно. Не в ущерб обязанностям командующего и сие не возбраняется. Была бы охота, а обмундирование выдержит.

— Виноват, товарищ генерал, разрешите доложить! Я только первый заметил фланкирующую позицию. А детальную разведку производил капитан Евгенов, начальник разведки пушечного полка. Он и разведчиков под стать себе подобрал. Сквозь лес и сквозь землю видеть могут!

— Отлично! — сказал генерал. — На эту карту поглядеть приятно. А вот другая карта. Она по сравнению с бурановской — слепая. Составлена сия карта в штабе смененной нами дивизии. Глядите: на высотке значится заслон. И только. Ничего более. Разведку генерала Василенко гитлеровцы сумели провести. Повидимому, так... Но это далеко еще не все. Я считаю, что у противника имеются тут и другие секреты. Ведь как бы ни действовала эта фланкирующая позиция, одна она едва ли смогла бы остановить штурм и отбросить всех атакующих, ведь их было не мало. На левом фланге огонь с лесистой высотки был, конечно, губителен, может быть, непреодолим для атакующих, но на правом такого эффекта дать он не мог. Я имею в виду ружейно-пулеметный огонь: пушки оттуда не стреляли, орудийные выстрелы выдали бы позицию. Так или не так?

— Так, — сказал начальник штаба.

— Похоже, что так, — подтвердил и Буранов.

— Я считаю, что именно так, — продолжал генерал. — Отсюда ясно, что у противника имеются и еще какие-то опасные секреты. А обнаружены ли они? Нет! Почему майору Мятлеву ничего не было известно о фланкирующей позиции? Почему он удовольствовался неполными данными, полученными в наследство?

Генерал в упор посмотрел на помощника начальника штаба: тот покраснел и злобно покосился на Буранова, который, как он считал, «подложил ему свинью». Но Буранов тут же сказал:

— Виноват, товарищ генерал, разрешите еще два слова!

— Разве у вас не все? Говорите.

— Товарищ генерал, я должен доложить, что обнаружить эту фланкирующую позицию помог мне случай. В сущности, ее открыли разведчики Василенко, как только его пехота захватила заслонявший ее маленький бугорок. Вся беда в том, что пробраться на ту высотку или хотя бы подобраться к ней не позволяет непроходимое болото...

— Скромничаешь все, Буранов! — недовольно отозвался генерал. — Человека обидеть боишься? Да иной раз для пользы дела человека-то необходимо обидеть. Русский человек как разобидится, тут-то и пойдет чудеса творить. Не беда, если майор Мятлев сегодня обидится, — завтра глазастее будет. Полагаю, что...

Лиговцев остановился на полуслове и, чуть склонив голову набок, прислушался.

— «Чемодан» летит. Прямо к нам, — проговорил он тихо, будто подумал вслух.

Все услышали быстро нарастающий вой снаряда.

— Перелет! — определил Буранов, и сейчас же раздался сильный взрыв за блиндажом.

— Еще один, — сказал генерал.

Дрогнули стены блиндажа, восприняв удар снаряда в землю, а в следующее мгновение всех оглушил грохот разрыва.

— Недолет, — опять заметил Буранов. А офицеры подумали: «Зачем он это говорит? Лучше бы молчал! Ведь каждому понятно, что перелет и недолет — это значит вилка. Если немцы будут правильно и точно вести огонь, то один из следующих снарядов должен дать прямое попадание».

— Двухсотдесятимиллиметровая пушка, — решил Мятлев. — Цель номер восемь.

— Похоже, — согласился Буранов и взглянул на командира гаубичного дивизиона, который усердно вытирал платком гладко выбритую лоснящуюся голову.

— Что ж твои «голуби» молчат? Или без тебя не могут?

— Что вы, товарищ полковник! Сейчас они ей глотку заткнут. Мигом! — отвечал комдив, зажимая платок в кулак.

— Как бы не опоздали, — тихо выговорил кто-то, а генерал концами пальцев погладил щеки, будто желая убедиться, в полном ли он порядке на случай внезапной смерти. И все увидели, что он улыбается. У него было все в порядке — и в душе и в наружности, ничто не могло застать его врасплох. Тихонько улыбался, глядя на него, и Савельев.

А Буранов сердито смотрел на командира гаубичного дивизиона, негодуя, что его батареи так медленно открывают огонь.

Глухой удар в землю недалеко от блиндажа. Очень ощутительный толчок: снаряд уходит в землю где-то здесь, совсем рядом... сейчас он поднимет на воздух блиндаж! Все молчат, затаили дыхание. Жизнь как бы приостановилась, в лицо заглянула смерть.

— Камуфлет, — сказал Буранов, и все вздохнули глубоко и радостно.

— Болото спасло, — пояснил артиллерист. — Снаряд заглох. Камуфлет.

— Болото тоже за нас, — улыбнулся Савельев. — Родное, чай, русское.

Следующий вражеский снаряд дал большой недолет. Должно быть, немцы, не видя разрыва третьего снаряда, решили, что получился большой перелет, и сильно уменьшили прицел. Это был их последний выстрел: гаубичный дивизион обрушил на немецкую пушку огонь двух батарей и подавил ее.

Буранов подумал, что очень хорошая штука ОРАД, который теперь находится в его группе, просто замечательная штука!

Сокращенное название ОРАД на фронте звучало так же привычно, как дот или дзот, и никогда его не расшифровывали. Впрочем, расшифровка — отдельный разведывательный артиллерийский дивизион — не раскрыла бы сущности этой самой хитрой артиллерии. Сложные приборы звуковой инструментальной разведки, изобретенные в России в 1909 году и позже усовершенствованные, делали чудеса. Когда-то батарея, стоявшая на закрытой позиции, была почти в полной безопасности: если она не стреляла ночью, определить ее координаты противник не мог никаким способом. Лишь ночные выстрелы выдавали батарею. Так было раньше, а теперь пушку выдавал звук выстрела: его научились засекать, как и вспышку.

Как только артиллерия Буранова заняла позиции под Тарунином, ОРАД приступил к работе, уточняя координаты ранее обнаруженных батарей и орудий, засекая новые. Каждый день на разведсхемах Буранова и Мятлева и на огневых планшетах артиллеристов появлялись, новые цели...

Совещание продолжалось. Штаб стал слушать доклады командиров стрелковых полков. Первым генерал приказал докладывать подполковнику Сахарову. Это был человек крупного сложения, с темным скуластым лицом, по которому словно бы сделали два мазка светло-голубой краской: глаза у него по-детски голубели. Говорил же он гулким басом. Доложив обстановку и дислокацию своих подразделений, он рассказал о поисках разведчиков, которые уже этой ночью в разных местах побывали у самых вражеских траншей и чуть-чуть не взяли «языка»: помешала чистая случайность — ракета.

— Чуть-чуть не считается. Ракета — не случайность: противник пускает ракеты методически, — заметил генерал, но командира полка трудно было чем-либо смутить. Он так же спокойно продолжал:

— Солдат, действительно, очень ободрило то, что они узнали рубеж. Но у гитлеровцев на участке много снайперов, есть и очень неплохие.

— Очень неплохие? Не проще ли сказать: хорошие или отличные? — опять вставил генерал, и подполковник согласился:

— Можно сказать — отличные. Голову из окопа высунуть нельзя.

— А зачем ее высовывать? — решительно прервал генерал. — Знаю, знаю — любят твои стрелочки и на бруствер вылезать. Как по бульвару, по передовой разгуливают, только девушек не хватает! Строжайше запретить! Скрываться учитесь. Солдат-невидимка — самый опасный противник. Все солдаты должны стать невидимками. И офицеры тоже. Вот, небось, сюда шли гурьбой — немец и подметил что-то. Хорошенькое дело было бы, если бы один снаряд из строя весь штаб вывел! Безобразие! Майор Мятлев, проверить видимость и маскировку блиндажа! Доложить мне... У вас все, товарищ командир полка?

— Так точно. У меня все.

— Немного. Слабая работа на сей раз! — сказал недовольно генерал. — А ведь в твоем секторе непроходимых болот нет; почва у тебя твердая. В чем же дело, а?

— Противник высокую бдительность проявляет, товарищ генерал. Наблюдение отлично поставлено, ракетами ночь в день превращают. И каждый кустик, каждая воронка у них на примете. Разведчики мои умеют, как в сказке, кустом или камнем обернуться, да вот беда: кусты и камни у немцев на учете, как в бухгалтерии. И всякое прибавление к природным данным сейчас же их наблюдатели обнаруживают.

— А разве нас учили воевать с ротозеями? Камни и кусты на учете — в землю врастай. Маскхалаты не помогают — шумом вдобавок маскируйся. Не мне вас учить! Если же обстановка настолько трудная, что отдельные группы разведчиков никак не могут проникнуть в расположение противника, во вражескую траншею, чтобы «языка» захватить, надо произвести разведку боем. Об этом ты не думал?

— Думал, товарищ генерал.

— И что же надумал?

— Предлагаю бросить ночью на вражескую траншею одну роту с огнеметами.

— С огнеметами?

— Так точно. Огнеметы оказывают большое психологическое действие на противника. Я думаю, что нам удастся, хотя бы временно, захватить отрезок стрелковой траншеи в центре участка и при этом двух-трех «языков».

— Это не то, что я имел в виду, — сказал генерал. — Это не разведка боем, в полном смысле слова: без участия артиллерии, одна рота — какой же это бой? Это скорее поиск. Но и поиск тоже дело хорошее. Можно начать и с малого. Я не возражаю. Когда ты думаешь это проделать?

— Нынче в ночь. Я приказал уже роте Мизинцева отдыхать весь день, чтоб сил набраться для ночного дела.

— Правильно, действуй! — одобрил генерал.


ГЛАВА VII

НОЧНАЯ ТРАГЕДИЯ

Когда в штабе группы была названа фамилия командира первой роты Мизинцева, полковник Буранов сразу вспомнил этого офицера. Он видел лейтенанта Мизинцева давно и всего несколько минут, но образ его неизгладимо врезался в память.

Год назад на Ленинградском фронте проводилась одна частная операция. Надо было отбить у врага небольшую высотку, которая опасным образом вклинивалась в наше расположение. Буранов командовал тогда артиллерийским полком, и его батареи провели артиллерийскую подготовку к наступлению. Стрелковый батальон начал атаку фланговыми ударами двух рот — справа и слева. Буранов находился на своем передовом наблюдательном пункте в центре участка. Внимание его привлекла правая группа. Там какой-то командир оказался впереди всех. В бинокль Буранов мог хорошо рассмотреть его. То был очень молодой офицер, стройный и красивый. Повернув к солдатам раскрасневшееся лицо со сверкающими глазами, он крикнул: «За Родину!» И все устремились вперед еще быстрее, и не было уже силы, которая остановила бы этот наступательный порыв. Ожившие кое-где огневые точки врага не могли ничего сделать, немецкие пулеметчики и автоматчики нервничали и стреляли плохо.

Тогда — небывалый случай! — старый артиллерист словно позавидовал пехоте: какие сильные и высокие чувства испытывает этот пехотный командир! В артиллерии такого в последнее время не случалось. Раньше, бывало, батарея вылетала карьером на открытую позицию, а теперь и на прямую наводку пушки ставили ночью, потаенно, без всякого эффекта...

Не отрываясь от бинокля, Буранов следил за пехотным командиром, пока он и его солдаты не скрылись во вражеской траншее, откуда донесся ни с чем не сравнимый шум, каким слышится издали многоголосое неистовое «ура».

Буранов вскоре узнал фамилию храброго офицера, это был Мизинцев, но видеть его больше не доводилось. И вот сейчас, через год, военная судьба снова свела их на одном маленьком участке фронта.

Полковник с интересом стал ждать результатов поиска Мизинцева, надеясь, что, может быть, прольется некоторый свет на тарунинские тайны.

Лейтенант Мизинцев был самый молодой из командиров рот, а возможно, и из всех офицеров в полку Сахарова. Он был, пожалуй, недостаточно солиден и серьезен, зато мог всю роту заразить храбростью. Еще будучи младшим лейтенантом и командуя взводом, Мизинцев прославился своей отвагой, доходившей до безрассудства. На фронте не всегда удается отличить храбрость от безрассудства. Бывает, что безрассудство, не имевшее гибельных последствий, почитается за храбрость, и, напротив, если храбрость по несчастной случайности приводит к гибели, ее считают безрассудством.

Так как Мизинцеву удивительно везло, то и самые бесшабашные поступки его сходили за славные дела. Не раз сам он совершал со своими разведчиками дерзкие ночные поиски и возвращался из логова врага цел и невредим.

Мизинцева любили и офицеры и солдаты и по-своему берегли. Офицеры называли его Мизинец, так же меж собой звали и солдаты. Иногда называли его даже Мизинчиком.

Обычно перед боем командир батальона капитан Шишкин делал лейтенанту Мизинцеву особое внушение: строго-настрого приказывал при атаке не вырываться вперед, а находиться, где предписано Боевым уставом. Лейтенант покорно выслушивал наставления, сокрушенно вздыхал и клялся не нарушать устав, не увлекаться. Черные цыганские глаза его при этом смотрели так грустно, будто он от любимой девушки отрекался. Даже комбат расстраивался от его несчастного вида. Сам командир батальона был не молод и не красив, и в пекло его никогда не тянуло, хоть и шел он туда смело, выполняя воинский долг.

Внушение комбата забывалось при первых же выстрелах, а когда начиналась атака, Мизинцев как-то незаметно, непроизвольно оказывался впереди всех.

Личный пример командира сильно действовал на солдат. Вся рота Мизинцева как будто была сформирована из отборных смельчаков. И вполне естественно, что на нем остановился выбор командира полка, когда тот придумал ночную вылазку с огнеметами Мизинцев пришел в восторг, сейчас же собрал свой командный и политический состав и объявил, сияя:

— Поздравляю, товарищи, с интересным дельцем.

Когда он разъяснил боевую задачу, офицеры и сержанты одобрительно загудели: затея пришлась им по нраву. Никто не сомневался в успехе. Всем было известно, что гитлеровцы огнеметов особенно боятся, и не зря: попасть под огненную струю, пожалуй, похуже, чем под пулеметную очередь.

Ночь выдалась самая подходящая: все небо затянули тучи.

Ровно в двенадцать часов над бруствером нашей траншеи появились странные горбатые фигуры: это были солдаты с ранцевыми огнеметами на спине. Спустившись с бруствера, огнеметчики легли на землю и поползли в сторону немецких окопов. Скоро они растворились во мраке: как ни напрягали зрение наши наблюдатели, никого уже не было видно.

Через некоторое время с вражеской стороны донеслось несколько разрозненных ружейных выстрелов и короткая пулеметная очередь, потом все стихло.

Что там произошло, никто не мог понять. Почему так мало было стрельбы и не действовали огнеметы? Во всяком случае, при такой незначительной стрельбе с ротой не могло произойти серьезных неприятностей: чтобы уничтожить целую роту, да еще ночью, стрелять надо было бы в тысячу раз больше.

Командир полка, сам провожавший роту на вылазку, остался в траншее и то и дело смотрел вперед, стараясь увидеть что-либо. С ним был и командир первого батальона.

— Ничего не понимаю! — повторял капитан Шишкин. — Никого там нет, что ли?

Командир полка отмалчивался.

Капитан посмотрел на светящийся циферблат своих часов:

— Время — один ноль-ноль. Мизинцеву давно бы пора вернуться. Как сквозь землю провалилась рота! Что за история?

Он замолчал, видя, что командир совсем не расположен разговаривать.

Прошло еще полчаса в тягостном молчании. Капитан и подполковник пытливо вглядывались вперед, но там лишь временами, при некотором разрежении облаков, еле различался темный контур главной Тарунинской высоты. Сегодня она была как-то особенно черна и загадочна. Немцы почему-то даже ракет не пускали.

Прошло еще пятнадцать минут. Капитан хотел что-то оказать, но замер. Он увидел языки пламени над высотой. Это было фантастическое зрелище. Огненные струи били вверх из-за гребня, создавая над ним багряный ореол. Оба офицера, не отрываясь, смотрели на эти огни. Смотрели на них и все солдаты, бывшие в траншеях. Смотрел на них и полковник Буранов, сидевший на наблюдательном пункте, и генерал Лиговцев, выбежавший из штабного блиндажа.

И все, кто смотрел на странную огненную шевелюру высоты, понимали, что это могло значить только одно: огнеметчики Мизинцева были за высотой и там действовали.

Капитан Шишкин, не подумав, воскликнул было радостно: «Молодец Мизинцев, вон уже где орудует!» — но, взглянув на подполковника Сахарова, осекся. На освещенном заревом лице подполковника была величайшая тревога. Когда из-за высоты донесся какой-то глухой рокот, будто заворчал там растревоженный огнем зверь, командир полка схватился за голову. Он понял, что произошло, хотя и не догадывался еще, как это могло случиться. На всякий случай, он немедленно направил по маршруту Мизинцева группу разведчиков. Но даже приблизиться к первой немецкой траншее оказалось невозможно: из нее открыт был сильный ружейно-пулеметный огонь...

Ни ночью, ни утром не вернулся никто из роты Мизинцева, ни один солдат не пришел обратно.

В полдень Литовцев собрал у себя командиров частей. Лица у всех были хмурые, не слышалось обычных шуток. У Буранова перед глазами, как живой, стоял Мизинцев — такой, каким полковник видел его год назад: с пылающим, вдохновенным лицом, устремленный вперед, как стрела.

Подполковник Сахаров имел совершенно убитый вид, за одну ночь он страшно осунулся. И без того темное лицо его совсем почернело, а голубые глаза утратили детскую ясность.

Генерал был такой же, как всегда, — пример бодрости и подтянутости. Окинув собравшихся быстрым взглядом, он сказал внушительно:

— Я вижу, все понимают, что случилось. Скверная история вышла; бить нас надо за такое дело. Очевидно, рота Мизинцева погибла. Да... Я представляю себе это так. Повидимому, основные силы вражеской обороны не находились в эту ночь в траншеях. Немцы сидели в укрытиях на обратном скате высоты, а в траншеях оставались только полевые караулы. И вот Мизинцев силой одной роты почти без выстрела занял все три линии немецких траншей, которые не могли взять несколько батальонов пехоты после сильной артподготовки. Все бы это ничего. Но, очевидно, такой блестящий успех вскружил голову молодому офицеру, он захотел завоевать еще больше — начал спускаться на обратный скат. Ну и там, понятно, напоролся на основные силы противника. А силы эти, как вы знаете, немалые. Храбрость Мизинцева всем нам хорошо известна. Конечно, он не задумался вступить в неравный бой и пустил в ход огнеметы. Этим он и погубил роту. Мизинцев обнаружил себя, и враги обрушились на него минометами. Повидимому, вся рота и полегла там.

Все слушали речь генерала в напряженном молчании и понимали, что рассуждает он очень логично. Так хотелось, чтобы в этой неумолимой логике оказался какой-нибудь пробел! Но пробела не было.

Когда генерал кончил, воцарилось тяжелое молчание. Потом подполковник Сахаров сказал чуть слышно:

— Все это так. Это точно. Зарвался Мизинцев... Погиб сам и роту сгубил.

Он помолчал и, так как все тоже молчали, словно счел себя обязанным продолжать свою речь:

— Ему бы закрепиться на гребне и отражать немцев из траншеи. Ведь если бы ему удалось там немножко продержаться, я бы весь полк туда бросил, зацепились бы за гребень, и высота была бы наша! Это же был счастливый случай! Мизинцеву всегда везло, и на этот раз тоже повезло. Но он захотел невозможного... Зарвался!

Подполковник опять остановился, но все по-прежнему молчали, и, поняв это молчание, как осуждающее, он ударил себя в грудь и выкрикнул:

— Моя вина! Знаю, что моя! Надо было послать офицера поосторожнее, порассудительней. Была у меня такая мысль, была. Но не хотел я Мишу обидеть. Ведь это для него была бы смертельная обида, если бы я другого туда послал.

— Хватит каяться! — сурово остановил его генерал. — Сделанного не воротишь. Если Мизинцев вернется, я должен буду под суд его отдать... Обо всем доложим начальству — и сами ответ держать будем... У нас все вот так: боимся человека обидеть, а дело обидеть не боимся. Если бы ты, Иван Васильич, в первую голову думал о деле, а не о том, как бы своего Мизинчика не обидеть, может, так и не получилось бы. И я сделал ошибку, согласившись на Мизинцева. Что ж, надо извлечь из происшедшего урок. Вот именно — урок! Не только для подполковника Сахарова и других командиров, боящихся обидеть кого-то, а для штаба. Мне кажется, из случившегося мы можем сделать один очень важный вывод. Случайно ли сегодня ночью не оказалось немцев в траншеях? Полагаю, что нет. Таких случайностей не бывает. Это не случайность, а тактика. Очевидно, и во время нашей артподготовки (я имею в виду опыт двух неудачных штурмов высоты) немцы тоже сидели не в траншеях, а в укрытиях на обратном скате. Артиллерия наша старательно долбила по пустым траншеям, разбивала их. Похоже на то, а? Как ты полагаешь, Буранов? Не дополнение ли это к фланкирующей позиции?

— Похоже, что так, — отвечал полковник. — Очевидно, когда наша артиллерия переносила огонь с траншей вглубь расположения немцев, это служило для них сигналом. По этому сигналу они выбегали из своих нор, поднимались на гребень и успевали засесть в разбитые траншеи и в воронки, будто нарочно для них приготовленные нашей артиллерией. Успевали заблаговременно, когда наши войска только-только начинали взбираться на передний скат. Остальное понятно. Немцы встречали атакующих сильным огнем автоматов и пулеметов. А слева их косил фланговый огонь с лесистой высотки. Недаром участники штурма говорили, будто немец бил со всех сторон...

— Мрачная картина, — вздохнул генерал, но тут же добавил: — К счастью, мы можем считать, что все это в прошлом. А в настоящем, в будущем не повторится. Разгаданная хитрость — уже не хитрость... Только не забудьте, товарищи командиры, что все это еще не более, как наши предположения. Гипотеза. Она нуждается в проверке, в подтверждении. А как можно проверить это?.. Есть у кого предложения на сей счет?

Генерал испытующим взглядом обвел своих командиров. В этот момент он походил на старого опытного педагога, который по лицам учеников видит, кто знает урок, а кто нет. И он не ошибся, остановив свой взгляд на командующем артиллерией.

— Буранов что-то надумал? Верно, Ксенофонт Ильич? Докладывай.

— Кое-что, кажется, наклевывается, — отвечал полковник. — Да только не знаю, будет ли прок.

— А ты мне загадки не загадывай. Докладывай суть! — приказал Литовцев.

Буранов в немногих словах изложил свой план. Генерал пожевал губами, словно на вкус его пробовал, и решил:

— Как будто подходяще. На огне обожглись, дымок испытаем. Во всяком случае, каверз никаких тут не предвидится. Ничего худого выйти не может, а?

— Не может, товарищ генерал. Дело не рискованное, самое обыкновенное. И снарядов этих у нас достаточно.

— Быть по сему. А когда это устроишь?

— Завтра с утра.

— Действуй! Я сам тоже буду наблюдать. Любопытно!.. Ну, пока все. Можете быть свободны, товарищи командиры.


ГЛАВА VIII

ЧТО СКРЫВАЛОСЬ ЗА ДЫМОВОЙ ЗАВЕСОЙ

По лощине еще стлались белесые слои тумана, когда полковник Буранов в сопровождении адъютанта вышел утром из своей землянки. Туман все больше прижимался к земле, залегал в местах, укрытых от ветра. Офицеры шагали сначала по пояс в тумане, потом — по колено и, наконец, увидели свои сапоги, начищенные Кузьмой до зеркального блеска.

Еще вчера Буранов не думал, что пойдет на правофланговый наблюдательный пункт. Такое решение он принял только сегодня утром. А с вечера дал специальные указания начальникам разведки артиллерийских частей, так что все, кто находился на наблюдательных пунктах, раскинутых вдоль линии фронта, были наготове. На законный вопрос офицеров, где будет он сам, полковник Буранов, к немалому удивлению их, отвечал:

— Пока не знаю... Куда ветер потянет. Утро вечера мудренее.

Ответ был действительно странный, тем более для такого пунктуального командира, как Буранов, но тем не менее это был совершенно точный ответ. Где находиться полковнику — зависело в основном от метеорологических условий.

Проснувшись рано утром, он прежде всего спросил Кузьму, какая нынче погода.

— Кто ее знает? — отвечал безразлично солдат, не придавая большого значения вопросу. — Погода обыкновенная: туман.

— Туман — это нехорошо. А ветер есть? Откуда ветер?

— Есть, кажись, ветерок. А откуда — кто его знает?

— Плохой ты метеоролог, Кузьма, — недовольно сказал Буранов. — Давай-ка лучше умываться.

Слово «метеоролог» солдат не понял, но слово «плохой» ему не понравилось, он насупился и сразу вылил в подставленные пригоршни Буранова полкотелка воды.

— Да ты не обижайся, чудак! — говорил, умываясь, Буранов. — Метеоролог и я плохой. Но откуда дует ветер, это каждый солдат должен знать. Ветер и помочь и повредить может... А где адъютант?

— Вышел сию минуту. Да вот он уже сам.

— Ага! Отлично... Егоров, какой ветер сегодня?

— Западный, — отвечал вошедший в землянку лейтенант.

— Это точно?

— Точно. Ветер западный, умеренный. Прикажете взять в штабе метеосводку?

— Нет, не надо.

— Учись, Кузьма Петрович! — говорил Буранов, с аппетитом принимаясь за еду. — Видишь, как лейтенант сразу все заприметил. А ты путешествовал на кухню за завтраком, шел туда и обратно, а ничего не знаешь.

— Я человек неученый, — обиженно буркнул Кузьма, гремя котелками.

— Ну, это ты брось! Не прибедняйся. Где восток и где запад, ты знаешь. А вот наблюдательности тебе не хватает, это да!

— Моя наблюдательность — за хозяйством командира... За котелками вот наблюдаю.

Он еще громче загремел посудой.

— Котелки — дело пустое, — возразил Буранов.

— Пустое-то помыть еще требуется. Дня не хватает.

— А дерзости хватает с командиром пререкаться? Разбаловался ты у меня! Ну, ладно. Точка. Не будем начинать семейными дрязгами такой интересный день.

«Чем же он интересный? День, как день, — обыкновенный», — подумал Кузьма, но уже промолчал, не вступая в пререкания.

Полковник обратился к Егорову:

— А как же с туманом, который даже наш Кузьма заметил? Туман нам не помешает?

— Рассеется, — заверил лейтенант.

Коренной ленинградец, он хорошо знал ленинградскую погоду, и на этот раз тоже не ошибся. Не отошли они и с полкилометра от землянки, как от тумана и следов не осталось.

Придя на облюбованный им наблюдательный пункт, Буранов сообщил по телефону о своем местонахождении на КП группы и штабам артиллерийских частей. Сейчас же с ним стал говорить генерал Лиговцев, уже сидевший на КП. Его удивляло, почему Буранов забрался куда-то на самый край.

— Здесь мне виднее будет, — уклончиво отвечал полковник.

— Сомневаюсь, — возразил генерал. — Лучшей видимости, чем с моего ка-пе, быть не может.

В этом генерал был прав: командирский пункт был расположен в центре участка, в блиндаже, врытом в высокую железнодорожную насыпь.

— В общем, дело твое, — продолжал Лиговцев. — Только зря ты себя подвергаешь опасности. Там, небось, и защиты никакой нет? Сидел бы со мной, здесь блиндажик надежный.

Последнее утверждение генерала было, конечно, слишком оптимистично: немцы прекрасно понимали, что на насыпи обязательно должны быть наши наблюдатели, и вели по ней методический «беспокоящий» огонь и делали огневые налеты. Только пули там действительно были не опасны. А на НП, где обосновался Буранов, могли залетать и пули. Стереотруба была установлена в стрелковой траншее, в одном месте которой артиллеристы соорудили легкое покрытие. Выгода такого наблюдательного пункта заключалась в его близости к противнику. Отсюда была видна лишь левофланговая часть немецких позиций, но зато очень хорошо. Наблюдать можно было не только в бинокль, но и простым глазом, что позволяло быстро охватывать взглядом большое пространство. Это для Буранова было сейчас очень важно. С помощью своих «вторых глаз» — Егорова — он мог отлично видеть все, что будет происходить у немцев на левом фланге.

В траншее сидели два солдата: связист с телефонным аппаратом и разведчик.

Почти рядом был наблюдательный пункт первого батальона полка Сахарова. Там находился капитан Шишкин. Он был мрачен — никак не мог примириться со случившимся: первая рота была лучшей в батальоне. Капитан злился на командира полка, придумавшего гибельную ночную вылазку, забывая, что сам восхищался его мыслью. В новой «затее», о которой сообщил ему командир, Шишкин тоже не видел ничего хорошего и ожидал начала действий без всякого интереса.

А Буранов нетерпеливо поглядывал на свои часы. И, когда они показали ровно восемь, обратился к телефонисту:

— Внимание! Передавайте команду в штаб артполка.

Молодой связист приготовился передать пространную команду, но Буранов произнес всего два слова:

— Юпитер, огонь!

Этого оказалось совершенно достаточно, чтобы разом загрохотали все орудия пушечного полка. Они гремели в течение пяти минут. Слово «Юпитер» служило условным сигналом к открытию огня по заранее составленному, детально разработанному плану. Каждый командир батареи знал, как должна действовать его батарея, по каким целям вести огонь, в каком темпе, сколько выпустить снарядов.

И вот по команде «Юпитер» над первой немецкой траншеей по всей длине ее встала черная стена. Потом стена эта набухла, выросла — это была уже туча. Она скрыла всю высоту, словно ее и не было. Батареи стреляли дымовыми снарядами, в том и был гвоздь плана Буранова.

Полковник с интересом вглядывался в дымовую завесу: «Если все так, как мы предполагали, немцы сейчас собираются отражать атаку. Вышли из укрытий и ждут сигнала занимать свою траншею».

Он сверился с часами:

— Сигнал будет дан через минуту. Точно по плану «Юпитер».

Действительно, ровно через минуту батареи перенесли огонь вглубь обороны противника. Буранов стал смотреть на правый край немецкой траншеи на переднем скате высоты. Рассчитал он все правильно: ветер дул с запада, и вот справа дым несколько поредел, развеянный, сдвинутый ветром, — там как бы приподнялся краешек завесы. И полковник увидел, как маленькие фигурки бегут сверху к траншее, спрыгивают в нее, сыплются, как горох. Он мог разглядеть даже, что немцы стреляют из автоматов вниз, думая, что за дымом скрываются идущие в атаку советские солдаты.

Ветер все более сдвигал дымовую завесу влево, и видно было, как прыгают в траншею все новые фигурки.

— Видишь, Егоров? — спросил Буранов, не отрываясь от бинокля.

— Много! — отвечал лейтенант.

— Да, будет над чем поработать.

Из центра доложили по телефону о подобных же наблюдениях. Буранов приказал вызвать КП командующего...

Капитан Шишкин с батальонного наблюдательного пункта тоже увидел, как немцы занимали свою траншею. Он недоумевал, почему артиллерия не бьет по ним, хотя сам Буранов сидит тут же, рядом, и, конечно, прекрасно все это видит. Капитан вызвал к телефону командира полка и доложил, что происходит.

— От меня, кроме дыма, ничего не видно, — отвечал подполковник Сахаров. — Продолжай наблюдать. Сегодня мы только зрители.

«Что ж тут наблюдать? — недовольно думал Шишкин. — Мудрят все. А что толку? Как бы не перемудрили опять!»

Все теперь казалось Шишкину из рук вон плохо и ни к чему...

Тем временем Буранов говорил по телефону с командующим группой. Он предложил генералу обратить внимание на левый фланг немецкой траншеи,

— Уже обратил! — услышал он очень довольный голос Лиговцева. — Вся хитрая механика их раскрылась. Тайное тайных. Хоть от меня и далеко, но все же немцев я ясно видел. Вот теперь бы накрыть их артиллерией, а? Не дымовыми, а осколочными бы!..

— Товарищ генерал, — укоризненно отвечал Буранов, — вы же знаете мой план!

— Знаю, знаю. Верно... Ты не обращай внимания на мои слова — это так, охотничий зуд. Ты действуй по своему плану, в точности.

Буранов и сам испытывал такой же «охотничий зуд», даже в большей мере. Но он хотел бить наверняка. Он решил заранее как можно точней пристрелять немецкую траншею по всей ее длине, а после этого опять заманить туда фашистов ложной артподготовкой — дымовыми снарядами и накрыть мощным огневым налетом так, чтобы ни один не ушел.

В этот день немцев в траншее он больше не тревожил. Вся стрельба артиллерии ограничивалась маленькими артиллерийскими дуэлями с батареями противника.

А на следующее утро началась неторопливая пристрелка. То тут, то там раздавались на русской стороне редкие, одиночные выстрелы минометов: грохнет то на правом фланге, то на левом, то где-нибудь в центре. Пристрелка велась с необыкновенно большими паузами, так что и на пристрелку даже не походила. Мины, изредка падавшие в пустую траншею, не тревожили немецкое командование. Между тем за день хорошо пристрелялась по траншеям большая группа тяжелых минометов. Каждый миномет получил свой отрезок траншеи, который должен был обработать. Дивизионная артиллерия пристреляла пулеметные дзоты.

А гитлеровцы записали в свои журналы боевых действий и в оперативные сводки, что в этот день на Тарунинском участке противник активности не проявлял. Немецкое командование считало, что и впредь не приходится ожидать большой активности со стороны русских, так как у них мало боеприпасов.

Следующий день оказался не похож на предыдущие, хотя началось все точно так же, как позавчера. Ровно в 8.00 снова загремела русская артиллерия, и вся высота окуталась дымом. И вновь пришла в действие отлично слаженная машина немецкой обороны: как только русская артиллерия перенесла огонь вглубь их расположения, гитлеровцы устремились в свои траншеи. Как и позавчера, принялись они стрелять наугад в тяжелый, клубящийся дым. И опять из дыма никто не показывался.

Но на этот раз стрелять и недоумевать, где же русские, пришлось очень недолго: в траншеи посыпались мины. Убежать не успел никто. Огневой налет сделал свое дело.


ГЛАВА IX

ЗАМЫСЕЛ БУРАНОВА

Керосиновая коптилка, сконструированная из латунной гильзы семидесятишестимиллиметрового снаряда, с фитилем из теплой портянки, мигала при малейшем движении человека и даже сама по себе. Причудливые тени прыгали по бревенчатым стенам блиндажа: каждое бревно изгибало тень по-своему — бревна были неровные, одно толще, другое тоньше. Удивительно много тени давали четыре человека, склонившиеся над столом, на котором была развернута карта. Ординарец и даже телефонист, вместе с его аппаратом, были временно выселены из блиндажа. Здесь остались только командующий особой группой войск генерал Лиговцев, начальник штаба группы полковник Щебень, помощник начальника штаба майор Мятлев и командующий артиллерией группы полковник Буранов. Полковник Савельев с вечера ушел на передний край.

В просторном штабном блиндаже было на этот раз нелюдно. Зато очень много народу собралось возле блиндажа — к великой радости комаров, которые так и гудели в воздухе. На одной большой кочке разместились офицеры, на другой — солдаты. Кочки находились в непрерывном дружеском общении. Для защиты от комаров в руках у людей были зеленые ветки, все энергично махали ими. На «офицерской» кочке сидели адъютанты Лиговцева и Буранова, начальник связи и начхим, которому Литовцев никак не мог придумать занятие, лишив его последней опоры — права устраивать ложные химические тревоги. «Сейчас не до ложного, — сказал генерал. — Зря людей тревожить нечего». И начхим томился в бездействии...

На «солдатской» кочке разместились связные от полков, ординарец Лиговцева и разведчик Буранова. Выселенный из блиндажа телефонист пристроился у самой двери. Ему приходилось хуже всех: от комаров он мог отмахиваться только одной рукой, в другой была телефонная трубка.

Ночь выдалась ясная, хоть и безлунная. При свете звезд можно было видеть людей на соседней кочке. Но в эту сравнительно светлую ночь гитлеровцы пускали ракет больше, чем обычно.

Егоров с удовольствием вспоминал то, что видел сегодня утром, сидя с Бурановым на передовом наблюдательном пункте. Отдельные, чудом уцелевшие гитлеровцы пытались бежать из первой траншеи. Но бежать было некуда: дымилась, гремела и вторая траншея. Немцы не то падали, не то ложились, что, впрочем, не имело никакого значения — все равно они больше не вставали, их добивали осколки мин. Давно уж, пожалуй, с памятного дня возвращения в родной полк, не было у Егорова такого прекрасного настроения, как в этот день. С «солдатской» кочки ему задали вопрос:

— Товарищ лейтенант Егоров! А что, в Сибири холодно? Холоднее, чем здесь?

— Холодней, — отвечал офицер, удивляясь, почему это солдат интересуется климатом Сибири. Тому, что незнакомый солдат называет его по фамилии, Егоров не удивился: ему было хорошо известно, что многие знают его, как «человека с того света». Такая слава раздражала лейтенанта, но сейчас он спокойно слушал солдата.

— Холодней, стало быть, в Сибири-то? Тогда ладно. У нас, вишь ты, в новом пополнении сибиряков много. Стало быть, зимой им будет воевать здесь впору, мерзнуть не станут!

— Почему ты уже о зиме думаешь? — спросил Егоров, стараясь разглядеть солдата. Очередная немецкая ракета осветила молодое круглое лицо с задорно вздернутым носом.

— О зиме-то? — сказал солдат улыбаясь. — По примеру прошлого года о зиме мы думаем, товарищ лейтенант Егоров. До зимы-то на нашем фронте, небось, все так и будет — «без существенных перемен». Воевать здесь сподручней зимой. Летом топь мешает, а вот как морозцем болота схватит, тут и действуй. Никакая пушка не загрузнет.

— Ты артиллерист? — невольно спросил Егоров. Этот бойкий солдат даже такого молчаливого человека втягивал в разговор.

— Никак нет, пехота мы. Матушка-пехота! — провозгласил солдат столь счастливым голосом, что сразу было видно: он очень доволен своим родом войск. — Наше дело, товарищ лейтенант, самое беззаботное. Все у нас при себе. У вас, артиллеристов-то, пушка, снаряды, то да се, забот полон рот. А у нас — одна винтовка да подсумочек. Легкость имущества. Никакой тебе обузы. Благодать!

— Легкость в мыслях у тебя, солдат, — обиделся за артиллерию Егоров. Он был уверен, что нет лучше военной специальности, чем артиллерист, и все должны завидовать артиллеристам. Лейтенант необыкновенно разговорился:

— Какая же обуза — пушка? Сам, небось, огонька у нас просишь?

— Прошу, — весело согласился солдат. — Как же без этого? Мы огонька у вас просим, а вы сейчас: пожалуйста, вот вам огонек! Ваш огонек-то, выходит, к нашим услугам, а пушку не мы таскаем и ворочаем, а вы. Вот ведь как оно получается! — солдат захохотал, чрезвычайно довольный тем, как ловко все это получается. Егоров не мог не улыбнуться его наивному лукавству.

Меж тем в блиндаже шло важное совещание. Днем Лиговцев имел разговор с членом Военного совета. Буранов догадывался, что говорили они о сроках наступления. Ему хотелось начать дело поскорее, и он собирался, если генерал спросит его мнение, высказать свое желание и обосновать его аргументами, которые и перебирал в уме, как бы располагая в боевой порядок.

А Литовцев спросил, как он думает: большой ли эффект имел огневой налет на немецкие траншеи?

— Хвастать не буду, — отвечал Буранов, — но полагаю, что те траншеи стали общей могилой. Когда мина рвется в окопе...

— Знаю, знаю! — нетерпеливо перебил генерал. Он сделал небольшую паузу, как бы что-то обдумывая или принимая окончательное решение, и продолжал:

— Если противник действительно понес большие потери, это обстоятельство нам необходимо использовать. Пока немцы не получили солидных подкреплений, надо по ним ударить. Чего ж еще ждать? И настроение у них, небось, неважное, — за последние дни мы им сильно нервы потрепали. Как ни поверни, момент благоприятный. Упускать его нельзя.

Генерал повысил голос до некоторой торжественности и медленно, как бы диктуя, произнес:

— Приказываю: начать штурм позиций противника, — он посмотрел на часы, — завтра в восемь ноль-ноль. Овладев Тарунинской высотой, закрепиться на ней и приготовиться к отражению контратак противника. Начальник штаба, делайте все нужные распоряжения в соответствии с разработанным ранее планом наступления.

Генерал посмотрел на Буранова, и от его глаз не укрылась радость на лице полковника.

— Ну, что? Доволен? — спросил генерал посмеиваясь.

— Так точно, доволен! — отвечал Буранов. — Значит, я в соответствии с планом произвожу артиллерийскую обработку траншей противника и подавляю его огневые средства.

Генерал как будто задумался над этими словами, а полковник Щебень возразил:

— Позвольте, Ксенофонт Ильич! Зачем же нужна обработка траншей? Ведь теперь установлено, что основные силы противника не находятся в траншеях. К чему же зря расходовать снаряды?

Буранов обратился к генералу:

— Разрешите доложить, что об экономии боеприпасов я забочусь не меньше, чем товарищ начальник штаба группы. Но, кроме забот о снарядах, у меня есть еще и другая забота — о людях. И эту заботу я считаю главной. Представим себе, что почему-либо на этот раз немцы изменили свою тактику и засели в траншеи. Что тогда получится? Все огневые средства в немецких траншеях и стрелки останутся целы, в полной боевой готовности, и всей своей мощью обрушатся на нашу пехоту, пошедшую в атаку без обычной артподготовки. Необходимо добавить сюда еще психологический фактор: артиллерийская обработка позиций противника поднимает дух атакующих и деморализует обороняющихся. А тут и этого не будет. В итоге получится, пожалуй, похуже, чем было при прошлых штурмах.

— Правильно, — согласился генерал. — Надо все предусматривать. Да, противник может изменить тактику, и, чтобы не попасть впросак, мы должны действовать строго по Боевому уставу. Мы произведем артподготовку по всем правилам. Сколько времени дать тебе на артподготовку, полковник?

— Пятнадцать минут! — отвечал, не задумываясь, Буранов, и на лицах всех выразилось явное удивление. Обычно артподготовка длилась час-полтора, а Буранов просил четверть часа!

— Мало, — сказал генерал. — В этом случае жалеть снаряды нельзя.

— Я и не буду их жалеть, — возразил. Буранов. — Огонь я дам большой плотности. За четверть часа артиллерия, которой я располагаю, выполнит свою задачу. Все цели у нас хорошо разведаны и пристреляны, ни один снаряд не будет выпущен зря. Как установлено разведкой, особо мощных инженерных сооружений у противника здесь нет. Еще на учебном рубеже, — Буранов усмехнулся, — говорили, что это не линия Маннергейма. Часть дзотов и блиндажей уже разрушена, остальные мы уничтожим или подавим полностью в пятнадцать минут. За это я ручаюсь. И в траншеях живого места не оставим.

— Хорошо, — решил генерал. — Атаку начнем пятнадцатиминутной артподготовкой.

— Разрешите доложить план артподготовки?

Буранов в кратких словах изложил свой план. Всю артиллерию он разбивал на четыре группы. Три группы будут вести огонь по назначенным им траншеям, а четвертая — по батареям и наблюдательным пунктам противника. Переноса огня вглубь, что являлось для гитлеровцев сигналом того, что русские пошли в атаку, не будет. Огонь будет переноситься только с первой траншеи на вторую и со второй на третью, так что сила его будет все более наращиваться.

Генерал одобрил этот план и развернул рабочую карту, на которой было показано расположение частей на исходных позициях для штурма и стрелами обозначены направления ударов...

Через полчаса с кочек у блиндажа всех как ветром сдуло. Всюду началось большое оживление. Забегали связные и ординарцы, заработали телефонные аппараты.

В эту ночь Кузьма напрасно поджидал в землянке своего полковника с чайником, который был заботливо укутан в ватник. Чай оставался горячим до утра, но пить его было некому: Буранов в сопровождении адъютанта обходил огневые позиции артиллерии. Несколько батарей он подготовил для выдвижения на прямую наводку...

А гитлеровцы всю ночь, как обычно, пускали ракеты, освещавшие безжизненную равнину, изрытую окопами, которые казались пустыми, заброшенными, и их наблюдатели доносили:

— У русских все спокойно.


ГЛАВА X

«ЦЕПЛЯЙТЕСЬ ЗА НЕБО!»

Командующий группой немецких войск генерал Краузе любил одиночество и работал обычно в своем кабинете, устроенном в большом блиндаже, покрытом броневыми плитами из лучшей крупповской стали. Стены кабинета были сплошь завешаны коврами — большую коллекцию их Краузе вывез из Крыма. На фоне их особенно выделялась гипсовая белизна лица генерала, в котором каждая черточка, начиная с орлиного носа и кончая складочками у глаз, выражала высокомерие. На письменном столе выстроились в безукоризненную шеренгу и будто сами держали равнение телефонные аппараты. Командующий предпочитал выслушивать доклады и донесения подчиненных по телефону — входить в кабинет без крайней надобности не разрешалось даже начальнику штаба.

К фамилии Краузе так и просилась приставка «фон», но генерал не гнался за этим. Он не был бароном, но бароны (почище незадачливого фон-Штуббе) были у него на побегушках. Адъютант, который родовитостью мог поспорить с каким-нибудь герцогом, старательно чинил карандаши для Краузе и почтительнейше подавал ему плащ. А Краузе относился к адъютанту, как к телефонному аппарату.

После утреннего кофе генерал уселся в мягкое кресло за своим рабочим столом, но начальник штаба нарушил его покой экстренным телефонным сообщением: в 8.00 под Тарунином русские открыли сильный артиллерийский и минометный огонь, похожий на артподготовку, и, по всем признакам, намереваются штурмовать высоту.

Краузе надменно улыбнулся и сказал:

— Пусть!

На вопрос начальника штаба, не будет ли каких-либо новых приказаний, генерал отвечал:

— Никаких. Подтвердить прежний приказ: ни на волосок не отклоняться от принятой системы обороны.

Русская артиллерийская подготовка и предстоящий, возможно, штурм не тревожили командующего. Он был совершенно уверен, что все произойдет опять точно так же, как и прежде: русские еще раз разобьют лоб о несокрушимую Тарунинскую крепость, созданную не инженерами, а штабом. Самые мощные инженерные сооружения разрушаются русской артиллерией, а Тарунинская крепость стоит незыблемо. Она прочнее железобетона и стали. Все развивается систематически, все идет, как предусмотрено. Конечно, полевые караулы и наблюдатели в траншеях уничтожены снарядами и минами, но ведь это также предусматривалось. Они должны были пасть смертью храбрых — и пали. Возможно, что сегодня будет убито немецких солдат еще больше, чем вчера. Но разве большие потери умаляют славу полководца-завоевателя? Напротив. Тысячи трупов говорят о грандиозности сражений и величии полководца. Смерть — это ветер, раздувающий славу. Только поднявшись на горы трупов, можно достигнуть вершин полководческой славы. Солдаты для того и существуют, чтобы умирать на поле боя. Умереть в постели имеет право только полководец...

Казалось бы, для сверхчеловека, каким мнил себя Краузе, и людская слава — ничто, но это было не так: генерал ненасытно жаждал славы. Крым не утолил, а еще сильней распалил эту жажду. Ленинград сулил многое. Краузе понимал, что Ленинград значительнее Крыма. И был уверен, что решающая роль при штурме знаменитого города будет принадлежать ему. Разве кто-либо из генералов, командующих войсками на этом фронте, мог равняться с ним, завоевателем Крыма?

С обычным удовольствием Краузе стал рассматривать карту боевых действий, на которой так наглядно можно было видеть, как стиснуты русские в стальном кольце немецкой блокады. Глядя на карту, казалось: стоит еще чуточку нажать, и они будут раздавлены. Генерал понимал, что это только так кажется: в кольце зажата тоже сталь. Но все же был уверен, что русская сталь не выдержит — перегорит, размягчится в огне блокады.

В дверь деликатно постучали. Начальник штаба решился войти в кабинет, считая, что дела принимают слишком серьезный оборот. Он доложил, что командир дивизии Адлер в очень тяжелом положении и просит срочно прислать подкрепления.

— Опять этот Адлер! — сказал Краузе, более всего недовольный появлением в своем кабинете подчиненного. — Вчера он просил подкрепления и сегодня опять просит!

— Он просил, но не получил. Мы только обещали ему...

— Дорогой полковник, вы не хуже меня знаете, как плохо с резервами. Фронт чудовищно растянулся, Россия такая большая! Адлер должен держаться своими силами. Это нетрудно: у него превосходная система обороны. Шедевр!

— Простите, мой генерал, но система, как бы она ни была прекрасна, не может обороняться сама собой, без живой силы.

— Глупая шутка! У Адлера дивизия почти полного состава. Этого более чем достаточно для обороны небольшого участка. Если он не дал нам вчера преуменьшенные цифры своих потерь, то у него хватит солдат на отражение доброго десятка штурмов.

— Боюсь, что он дал сильно преуменьшенные цифры!

— А! Значит, он решил немножко поднажиться? Выгодное дельце! Хе-хе! Пускай!

* * *

Генерал Адлер бесился. Он выгнал из блиндажа своего командного пункта всех, кроме дежурного телефониста, и бегал из угла в угол, то и дело натыкаясь на стол, заваленный бумагами, и чертыхаясь. Нет, сегодня его ничуть не радовала возможность заработать на мертвых душах! На этот раз в донесении штабу группировки он преуменьшил свои потери не из корысти. Ему было досадно, что он так опростоволосился: ведь русские вчера и не думали наступать. Вчера была допущена грубая ошибка: роты слишком поспешили — заняли траншеи до полного окончания артподготовки. Сами полезли под огонь! Получилось очень глупо. Потеряно так много людей, что пришлось пустить в ход все резервы. Затребованные еще вчера подкрепления не прибыли и сегодня, хотя Краузе обещал, что двинет их немедленно. Для командира дивизии потери в людях не могли быть отвлеченными цифрами. Адлер тревожно соображал, хватит ли у него огневых средств и живой силы, чтобы расстрелять атакующие цепи русских, если они сегодня предпримут штурм, от которого вчера почему-то воздержались. Может быть, и сегодня никакого штурма не будет? А если будет? Ну что ж, ловушка, слава богу, в полной исправности. Она сработает, как и прежде. Фланкирующая позиция вчера себя не выдала и ничуть не пострадала. А она в ловушке — важное звено. Русские до сих пор и не подозревают о ней. И не должны подозревать, это самое главное. Сейчас она тоже помалкивает.

Мысли о ловушке успокоили Адлера. Генерал замедлил шаги: уже не бегал по блиндажу, а прохаживался, слушая неровный гром, доносившийся из-за гребня. В сущности все было настолько слажено, автоматизировано, что генерал не мог даже придумать, что бы еще такое сделать. Наконец, он решил еще раз предупредить командира отдельного батальона, занимающего фланкирующую позицию: ни в коем случае не открывать огня до тех пор, пока русские не приблизятся к траншеям.

— Вызвать майора Дорфмана! — приказал он, и солдат начал повторять в телефонную трубку:

— Мюнхен! Мюнхен!

— Ну, скоро? — нетерпеливо крикнул генерал.

— Отдельный батальон не отвечает!

Тайны Тарунинских высот

Выхватив трубку из дрожащих пальцев солдата, Адлер учинил громовой разнос начальнику связи. Генерал не хотел ничего слушать, и майору Фишбауму с большим трудом удалось доложить, что связисты, посылаемые им по линии к позиции отдельного батальона, не возвращаются и не дают о себе знать — бесследно пропадают.

— Пропадают?! Я им покажу, как пропадать! Они просто прячутся, подлые трусы! Залезают в щели, как тараканы... Извольте восстановить связь с «Мюнхеном». Если вы не сумели подготовить надежных связистов, идите сами на линию. Что?! Имейте в виду: за связь с «Мюнхеном» вы отвечаете головой. В буквальном смысле слова! Понятно?

Адлер бросил трубку, которую телефонист поймал на лету, и опустился на скамью.

Прошло всего лишь тринадцать минут! Если русские сегодня собираются штурмовать, артиллерийская подготовка продлится, конечно, не меньше часу. Любят пострелять эти русские!

Он встал и подошел к широкой амбразуре, из которой хорошо видна была главная высота. Генерал стал смотреть в бинокль. Гребень высоты был черный и страшный, он весь словно порывался взлететь в небо, рос и набухал, кипел и ворочался, как живой.

Очень хорошо. Прекрасно. Русские изо всех сил колотят по пустым траншеям! Они будут бить по пустоте час или больше. Бедняги израсходуют опять колоссальное количество снарядов. В их положении это безрассудно.

Но вдруг картина в поле зрения бинокля изменилась: гребень словно стал ниже, высота как будто осела вниз. Это значило, что огонь по гребню прекратился, земля перестала взлетать вверх, а дым постепенно рассеивается.

Что за черт? Снаряды, что ли, у них на исходе? Неужели после такой слабенькой артподготовки они решатся атаковать гребень? Едва ли... Впрочем, если угодно, пусть попробуют.

Окончание обстрела гребня послужило, как всегда, сигналом, по которому пришла в действие хорошо слаженная военная машина. Из укрытий за высотой выскакивали солдаты с автоматами и врассыпную бежали вверх, на гребень. Туда же потащили станковые пулеметы.

Генерал смотрел на скат, усеянный маленькими фигурками. Издали казалось, что они движутся очень медленно.

— Что за бег на месте? — рассвирепел Адлер. — Я вам покажу, ленивые скоты! Этот толстяк Штейфель распустил своих солдат! Телефонист! Вызвать полковника Штейфеля!

Телефонист связался со штабом полка, оборонявшего центральный сектор, но командира полка в штабе не оказалось — отбыл на передовую линию.

— Ладно. Пускай сам подгоняет своих лентяев! — проворчал Адлер и стал снова смотреть на цепи, поднимавшиеся по скату. Как медленно они движутся... чем дальше, тем медленней! Тысяча чертей! Они ползут, как улитки! Можно подумать, что там нивесть какая круча. Да они, кажется, совсем остановились? Что это? Что такое?! Они залегли перед гребнем! С ума сошли!!

Генерал разразился проклятиями. Глаза его от бешенства налились кровью, и он стал плохо различать предметы в бинокль, но все же не мог не увидеть, как вдоль линии гребня, чеканившейся на сером небе, быстро перебегали тонкие дымки и мелькали бледные огоньки. А до слуха его донесся негромкий сухой треск, словно там рвали бесконечную ткань.

Боже! На гребне русские! Они опередили. Их огонь сметает наши цепи... Все пошло к чертям! Что же теперь делать? — генерал, как зачарованный, продолжал смотреть на гребень высоты.

Прошло две — три минуты, и картина снова изменилась. Увы, не к лучшему! Заговорила вновь русская артиллерия, и огневой вал ее теперь сползал по скату, обращенному в тыл гитлеровцев, и неуклонно, неотвратимо приближался к залегшим цепям.

Адлер бросил бинокль. Все пропало! Лучше не смотреть туда, не видеть того, что сейчас произойдет, не может уже не произойти! Сам господь бог не спасет теперь его роты, батальоны, его дивизию!

Но не смотреть он не мог. И увидел, как полоса разрывов накрыла цепи. В клубах дыма мелькали красноватые огоньки новых и новых разрывов. Нет, у русских не мало снарядов!

Он видел также, как из завесы дыма стали выскакивать маленькие фигурки: обезумевшие от ужаса солдаты пытались спастись бегством. Но огневой вал продвинулся вперед и поглотил их. Так повторялось несколько раз. И с каждым разом все меньше фигурок выскакивало из дыма.

А огневой вал советской артиллерии сползал все ниже. Вот он уже бушует у подножия высоты и начинает приближаться к блиндажу, у амбразуры которого стоит остолбеневший командир дивизии. До сих пор генерал Адлер был убежден в непогрешимости немецкой стратегии и тактики, в неприступности Тарунинской крепости, и тому, что происходило у него на глазах, просто не мог поверить. Этого не могло быть! Русские не могли оказаться на гребне раньше, им надо было пробежать вчетверо больше!

Только появление штабных офицеров вывело Адлера из столбняка.

В блиндаж втиснулся чуть ли не весь штаб. Наиболее предусмотрительные офицеры остановились у самого выхода, чтобы быть поближе к своим машинам: на дороге, ведущей в тыл, уже урчали заведенными моторами и нетерпеливо подрагивали пестрыми, камуфлированными боками автомобили.

— Русские захватили топографический гребень главной высоты, — доложил начальник штаба. — Полк Штейфеля сброшен вниз.

— Вы думаете, я ослеп?! — набросился на него Адлер. — А что фланкирующая позиция? Батальон Дорфмана проспал?

— Повидимому, батальон Дорфмана более не существует. Русская артиллерия обрушилась на него.

— Черт! А где полк Кнабе? Почему молчит дивизионная артиллерия?

— Кнабе тоже сброшен вниз. Дивизионные орудия уничтожены или подавлены: русские корректируют свой артиллерийский огонь уже с гребня. Точней стрелять невозможно.

Адлер дважды раскрыл рот, но не издал ни звука, хотя все смотрели прямо ему в рот. Когда рот открылся в третий раз, из него вырвался хриплый крик:

— Артиллерию! Вызвать огонь тяжелой артиллерии! Почему она молчит?!

Начальник штаба дивизии, отпихнув солдата-связиста, сам заорал в телефонную трубку:

— Бавария! Бавария!

Адлер вырвал у него трубку. Узнав по голосу начальника штаба группы, он потребовал:

— Прикажите немедленно тяжелой артиллерии смести огнем с гребня русских! Иначе все пропало! Что?

Телефон молчал, будто испытывал терпение Адлера. А потом полковник услышал спокойную, отменно вежливую речь самого командующего:

— Вы погубили артиллерию, а теперь просите поддержки? Неужели вы не понимаете, что теперь вся наша артиллерия с гребня высоты видна русским, как на тарелке? Закрытые позиции стали открытыми. Артиллерия несет большие потери. Она срочно передислоцируется, а вы хотите, чтобы она вас прикрывала. Вы подвели всех. Из-за вашей преступной небрежности и ротозейства мне приходится передислоцировать не только артиллерию, но и пехоту. Кто знает, не бросят ли русские в созданную ими брешь крупные силы? Ваше ротозейство может иметь роковые последствия.

Командующий группой считал Адлера единственным виновником столь невероятного падения неприступной Тарунинской крепости. Недаром Краузе терпеть не мог этого мужлана, с лицом мясника и с голосом барбоса, — то было своего рода предчувствие. Теперь этот негодяй наделал хлопот, а главное — провалил ловушку. Когда русские будут отброшены назад (в этом Краузе не сомневался), ловушка уже не сможет быть тем, чем она была! За такое дело Адлера следовало бы расстрелять.

Краузе был взбешен. Он говорил с Адлером вежливым, даже ласковым голосом, но слова его были ядовиты. Адлер кусал свои толстые губы, но когда Краузе заговорил о передислокации войск, приободрился. Ему представилось, что произойдет общий отход на заранее приготовленные позиции, и его дивизия отойдет на рубеж номер два, где будет, пожалуй, даже поспокойнее. Там возведены более солидные инженерные сооружения, чем на Тарунинских высотах, где все держалось не столько на стали и железобетоне, сколько на хитрости. Русские перехитрили! А кто перехитрит бетон, железо и сталь?..

Но Краузе не кончил — он продолжал говорить все ласковей:

— Мой милый Адлер, вы будете прикрывать отход артиллерии и штабов. Вы должны сдерживать русских, чего бы это ни стоило. Деритесь до последнего солдата. Не позволяйте русским сделать ни шагу вперед. Контратакуйте их. Опрокиньте. Уничтожьте. Так велят Великая Германия и фюрер.

— Но, мой генерал! — удалось наконец Адлеру вклиниться в эту блестящую тираду. — Мне же невозможно держаться! За высотой совершенно ровная местность, голая, как колено! Взгляните на карту, мой генерал! У русских теперь господствующие высоты. А мне буквально не за что зацепиться!

— Хватит! — резко оборвал его Краузе. — Я знаю карту. Как же держались на такой же ровной местности русские, когда господствующие высоты были у вас? Цепляйтесь за что угодно. За небо, за воздух, за солнце! Но ни шагу назад. Надеюсь, бог нам поможет. Я кончил.

* * *

Краузе был прав: немецкая артиллерия оказалась, как на блюдечке. Поднявшись на гребень вместе с пехотой, артиллерийские командиры Буранова ясно увидели и те цели, по которым раньше стреляли, корректируя огонь с аэростатов и самолетов. Получив возможность корректировать огонь с гребня, артиллеристы принялись одну за другой уничтожать вражеские батареи. Лишь немногим немецким орудиям удалось выйти из-под обстрела и скрыться в ближайшей роще, по которой сейчас же начал бить гаубичный дивизион.

Остатки полков Адлера бежали, бросая оружие и технику. Сам командир дивизии едва проскочил по обстреливаемой дороге. Мотоцикл прыгал по дымящимся воронкам, делал головокружительные виражи, огибая разбитые снарядами автомобили. Адлер благоговейно поднял глаза к небу, вознося хвалу божественному провидению: сам господь надоумил его сменить лимузин на мотоцикл и взять вторым адъютантом известного спортсмена-мотогонщика...

Прав был Краузе и в том, что время теперь дорого. У него созрел уже новый план: захватить вырвавшихся вперед русских в клещи. В соответствии с этим замыслом он и передислоцировал свои войска; у него оставалось еще две дивизии — вполне достаточно для такой операции. Взять обратно Тарунинские высоты представлялось ему совсем не трудным: без немецкой системы обороны это — не крепость.


ГЛАВА XI

НА ГЛАВНОЙ ВЫСОТЕ

Пехота шла за огневым валом Буранова, занимая одну за другой вражеские траншеи, основательно развороченные снарядами.

Полк Сахарова был уже на гребне высоты, когда гитлеровцы выбежали из своих укрытий на ее обратном скате. Пулеметчики, автоматчики и стрелки Сахарова залегли в воронках и прилаживались поудобнее.

Немцы бежали наверх смело, не рассредоточиваясь. Они и не подозревали, что их уже берут на прицел русские пулеметы. Как обычно, изрядно подвыпившие перед боем немецкие солдаты шумели и переругивались, офицеры подгоняли их криками.

У наших пулеметчиков и автоматчиков давно уж был зуд в руках, но огонь не открывали до тех пор, пока гитлеровцы не приблизились на двести метров.

Тогда из воронки поднялся во весь рост человек с темным и грозным лицом и, подняв руку, прокричал гулким басом:

— Огонь по гадам! Покажем им Ленинград!

Он рассек рукой воздух, и разом рванули пулеметные и автоматные очереди, грянули залпом сотни винтовок. Ливень свинца опрокинул немцев, прижал к земле. И уже не прекращался ни на миг этот смертоносный свинцовый шквал.

Подав команду своему полку, Сахаров лег в воронку с ручным пулеметом. Он стрелял по врагам, и с каждой выпущенной очередью делалось ему легче, будто каждая пуля уносила частичку тяжести из сердца.

Рядом с ним пристроился солдат очень большого роста, в богатырских руках которого винтовка казалась детским ружьецом. Стрелял этот солдат с явным удовольствием — после каждого выстрела крякал; широкоскулое лицо, с кирпичным румянцем во всю щеку, выражало радость охотника, дорвавшегося до крупного зверя. Это был Колмаков — тот самый сибиряк, о котором с таким восхищением говорил полковник Савельев. Стрелял Колмаков не торопясь, истово, бил фашистов на выбор. А выбирал он тех, которые были потолще, смекая, что это должны быть офицеры. Колмаков пришил к земле нескольких «толстеньких», пытавшихся уползти. Иной гитлеровец долго лежал не двигаясь, притворялся мертвым, а потом вдруг вскакивал и бежал вперед во весь дух. Колмаков спокойно брал его на мушку.

Атака была отбита так скоро, что Колмакову даже обидно стало: один подсумок патронов только опорожнил — и все!

Получив приказ цепляться за что угодно, но прикрывать отход артиллерии, генерал Адлер «передоверил» это дело полковнику Штейфелю — приказал ему оставаться в арьергарде и удерживать любой ценой место расположения штаба дивизии. Гитлеровцы засели в штабных землянках, в щелях, в воронках. Но они преждевременно выдали себя: стали стрелять по нашим солдатам, вытаскивавшим из укрытий на скате запрятавшихся туда беглецов. Буранов приказал первому дивизиону артиллерийского полка открыть огонь по этой линии вражеской обороны.

Десяти минут было достаточно. Батальон Шишкина почти не встретил сопротивления. Деморализованные мощным огневым налетом, уцелевшие гитлеровцы поспешили сдаться в плен.

Капитану Шишкину, разгоряченному боем, опьяненному успехом, хотелось без остановки двигаться вперед — захватить березовую рощу, а там еще что-нибудь. Воображение рисовало ему блестящие картины: его батальон будет первым, за ним ринутся другие батальоны, полки, дивизии, и с блокадой будет покончено! Но тут перед Шишкиным появился подполковник Сахаров и объявил:

— Приказано закрепиться на этой линии. Здесь и будет теперь наш передний край. Основные силы займут гребень высоты.

— Почему ж не рвануть дальше? — взволновался капитан.

— Куда дальше? Головой в мешок? Не забудь, что у немцев имеется второй оборонительный рубеж и очень мощный... Что, до Берлина сразу захотел? Тоже мне — второй Мизинцев! Что теперь, по-твоему, генеральное наступление? Нет, капитан! Так скоропалительно большие дела не делаются. Это — частная операция. Очень большого значения, но все же частная. Понятно?

Капитан Шишкин опомнился и пошел осматривать развалины блиндажей, которые надлежало теперь превратить в пулеметные дзоты.

Артиллерия тем временем подготовляла открытие огня по новым целям на случай контрнаступления противника, которого следовало, конечно, ожидать не сегодня-завтра. Полковник Буранов был уже на гребне главной высоты. Со своим адъютантом он обосновался в развалинах вражеского блиндажа. Здесь был у немцев наблюдательный пункт, в свое время обнаруженный артиллерийскими разведчиками по блеску стекол стереотрубы и значившийся в журнале целей тяжелого гаубичного дивизиона как цель № 28. Фугасные гранаты разрушили блиндаж. От боевого покрытия почти ничего не осталось, стены были разворочены. Цель была уничтожена: теперь здесь зияла безобразная черная яма. На дне ее лейтенант Егоров обнаружил расплющенный в лепешку телефонный аппарат. Егоров озирался вокруг, но не видно было никаких следов наблюдателя и телефониста.

Буранов, давно привыкший без слов понимать своего молчаливого адъютанта, сказал:

— Одно из двух: либо артиллеристы сбежали, либо взлетели на воздух вместе с бревнами покрытия.

— Туда и дорога, — коротко бросил лейтенант.

В яме водворился телефонист с аппаратом и сейчас же начал бойко выкликать тенорком то «Тулу», то «Калугу». Артиллерийские связисты давно уже обживали гребень: они шли вместе с наступающей пехотой за огневым валом. У каждого телефониста, помимо телефонного аппарата или катушки провода, имелся карабин, а стреляли артиллеристы не хуже пехотинцев.

Как только Буранов поднялся на гребень, он почувствовал необыкновенную радость. Так радуется человек, когда сбывается его давняя мечта. Показалось даже, что здесь, на высоте, и воздух совсем другой: свежей и чище, чем внизу, — так легко дышится!

Первое время полковнику некогда было оглядываться назад: взоры его были обращены вперед, в сторону отступающего противника. Огонь артиллерии преследовал бегущих гитлеровцев, бросал их на землю. Буранов давал указания артиллерийским командирам, сосредоточивая огонь в местах наибольшего скопления живой силы и техники противника. Но вот в поле зрения его не осталось уже ни одной достойной цели. Он приказал гаубичному дивизиону вести методический огонь по дальней роще, где могли скрытно накапливаться силы противника, и время от времени производить огневые налеты по опушке, «ослепляя» вражеских наблюдателей. Это было все, чего требовала сложившаяся обстановка. Теперь Буранов мог поглядеть и назад. Сначала он окинул горизонт простым глазом, потом взялся за бинокль.

— Егоров! — воскликнул он. — Какой кругозор-то!

Отсюда можно было обозревать обширное пространство: справа на горизонте вырисовывались очертания ГЭС, слева виднелись домики рабочего поселка; в прозрачных струях согреваемого солнцем воздуха, как марево, дрожали вдали серебряные полоски воды, — то были Ладожские каналы.

— Ну и глазища же были здесь у немцев! Как хорошо, что мы их вышибли! Может, с этого самого эн-пе они корректировали огонь по станции Ладога... А теперь немец без глаз, — весело говорил Буранов.

— С одним «костылем» остался, — добавил Егоров, глядя в бинокль вперед. Там, высоко в поднебесье, он заметил немецкого воздушного наблюдателя — самолет, который наши солдаты прозвали «костылем».

— Ага! «Костыль» уже подняли? — засмеялся Буранов. — Ну-ну, пусть полюбуются, что мы тут натворили.

— На одном «костыле» далеко не ускачешь! — заметил Егоров, необычайно разговорившийся. Это за последнее время с ним стало случаться не так уж редко.

Со своего наблюдательного пункта Буранов мог видеть три железнодорожные линии, в том числе и ту, рельсы которой не ржавели и не зарастали травой. Она работала с полной нагрузкой, в полную силу — крепкая стальная рука, протянутая Ленинграду Большой землей. По этой линии и сейчас тянулась длинная цепочка будто игрушечных вагончиков. Цепочка скользила проворно. Поезд шел, видать, на всех парах — пересекал самое опасное место. Машинист паровоза еще не мог знать, что с главной Тарунинской высоты следят за ним уже не вражеские глаза. Крикнуть бы ему: «Не робей, браток! Здесь, на горе, теперь свои! Враг тебя не увидит!»

Машинист словно бы поймал мысль Буранова: над паровозом вырос белый султанчик пара — машинист дал свисток, звук которого дошел до Буранова лишь через несколько секунд.

Похоже было, что паровоз салютует победителям. Это было удивительно и радостно.

Вскоре на гребне появился генерал Литовцев. Он шел в гору быстро. За ним следовали старшие офицеры.

Генерал сейчас же полез к Буранову в его котлован, а офицеры остались в огромной воронке рядом. Обняв Буранова, генерал произнес растроганно:

— Ну, Ксенофонт Ильич, поздравляю, дорогой, с победой! Не очень большая она, но и не такая уж маленькая.

Буранов ответил таким же сердечным поздравлением, а генерал продолжал:

— Вышло все по-твоему. Фланкирующая позиция и не пикнула, как ударили по ней твои батареи. И, представь себе, там, в заваленном землей блиндаже, захватили в плен почти весь штаб батальона и твою «фигуру в белом», повара. Должно быть, утречком пришел в штаб согласовать меню для господ офицеров, а выйти из штаба уже не успел. Ха-ха-ха! И насчет тактики противника мы не ошиблись. Гляди: здесь, на гребне, ни одного трупа нет. Ни в траншее (я в нее, конечно, успел заглянуть), ни возле нее. Значит, так оно и было: не сидели здесь немцы. Хитрили. Этот Краузе, видать, не дурак. От него и в дальнейшем следует ожидать всяческих неприятностей. Ему палец в рот не клади!.. Ну, а сейчас у немцев видно что-нибудь?

— Пока ничего существенного, — отвечал Буранов. — Ближе вон той березовой рощи, во всяком случае, нет ни одного живого немца. За это я ручаюсь. А из рощи я не позволю им носа высунуть... Вы, товарищ генерал, назад взгляните! Посмотрите, чего они лишились...

Лиговцев последовал совету.

— Да-а! — покрутил он головой. — Конечно, мы знали, что наше расположение хорошо просматривается с Тарунинской высоты, но ведь это же не то что просматривается, это — просто все как на ладони! Даже не верится, что могли проскакивать наши эшелоны! А ведь они проскакивали!

— Только с помощью бога войны — артиллерии, — с законной гордостью заметил Буранов.

— Это точно. Велик наш бог войны! — подтвердил генерал. И вновь стал смотреть в бинокль на широкую равнину, где видны были сотни вражеских трупов и десятки разбитых автомашин, из которых иные чадили, как головешки.

— Что ты наделал, Буранов! — воскликнул генерал. — Каша, сплошная каша!

— Никак нет! Суп и каша! — раздался позади них солидный хрипловатый басок. Оба с удивлением оглянулись и увидели улыбающегося Кузьму, верного бурановского ординарца. В каждой руке его было по два котелка, дышащих ароматным паром.

— Ты зачем здесь? — строго спросил Буранов. — Кто тебе разрешил сюда?

— По случаю исполнения служебных обязанностей! — веско отрапортовал солдат. — Обед готов. Суп и каша... Кушайте, пока не простыла продукция, — заключил он домашним голосом.

— Ну, молодец! Вот это здорово! — расхохотался Литовцев. — Вот уж поистине можно сказать, что кухня наша на высоте и в прямом и в переносном смысле!

— В переносном — трудновато, — пояснил Кузьма, привыкший свободно говорить с большим начальством. — Переноска, конечно, не так дальняя, да все в гору. А термоса ноне тяжелые, потому как суп по случаю победы густой очень — ложка стоит. Я, как налегке, тех солдат с термосами упредил чуть. Однако и они вот-вот прибудут...

Все засмеялись.

Тайны Тарунинских высот

home | my bookshelf | | Тайны Тарунинских высот |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу