Book: Конкурс попаданок или кто на новенькую



Конкурс попаданок или кто на новенькую

Ясмина Сапфир

Конкурс попаданок или кто на новенькую

ГЛАВА 1

Голова гудела как чугунный котел, спина затекла, ноги ужасно ныли. Так-с… Видимо придется прикупить новые. Эти вряд ли смогут нормально ходить. Руки тоже не мешало бы заменить. Болят как после суток непрерывных отжиманий.

Семь часов шоппинга! Так я свои нервы ещё никогда не успокаивала!

Несколько месяцев мы с подругой никак не могли состыковаться. То у нее нарисовывались срочные дела, то у меня. То простужалась подруга, то меня валила с ног очередная эпидемия ОРВИ.

И вот, наконец-то, мы собрались!

В последние годы прогулки по магазинам превратились для меня скорее в расслабление, психотерапию. Я мало что прикупала - с деньгами стало совсем туго. Зато могла вдоволь наболтаться «за жизнь», выпить любимого коктейля, съесть непозволительно большую пиццу. В общем, загулять по-нашему, по-женски…

Наверное, мужчины не отрываются с таким азартом на скачках, как женщины в торговых центрах. Столько всего не перемеряно! Столько новостей осталось за рамками редких эсэмесок! Столько новых блюд в кафешках не опробовано!

И вот зашла я в примерочную, то-олько сняла свитер, повесила на крючок, как одна из стен растворилась на глазах. Это мне сразу не понравилось. Всем известно - если стена ни с того, ни с сего растворяется в воздухе - хорошего не жди. На самом деле, я не впала в панику лишь потому, что внутри плескались два глинтвейна и три грога. Спокойствие по телу разлилось полнейшее. Я с недоверием покосилось на место, где ещё недавно белела стена, и обнаружила странного мужичка, в ужасно блестящем костюме. Вот теперь я совсем опешила!

Мужик в женской раздевалке ещё куда ни шло! Нет, мерзко конечно! Но мало ли извращенцев выползло на свет божий во время кризиса? Полиции зарплату сократили, охрану в магазинах уменьшили, вот маньяки и шастают где ни попадя. Но готова поклясться - ни один извращенец никогда не нацепил бы нечто подобное! Не говоря уже о том, чтобы выйти в этом на люди.

Золотистая кофточка напоминала парадные костюмы артистов эстрады далеких лет, когда сверкали на сцене не только прожектора. Синие брюки блестели как неоновые лампочки. Наверное, поэтому я не сразу обратила внимание на лицо маньяка. Но обнаружив, что у него оранжевые змеиные глаза с черным вертикальным зрачком поняла - все, в грог стали подмешивать медицинский спирт. Я пошатнулась, мужчина вежливо так поклонился, показав идеально зачесанные назад черные волосы, и… я полетела куда-то.

Казалось, провалилась в погреб - такая прохлада окутала мое бедное, полураздетое тело. Ну да, закон подлости. Если снял свитер - получай холодрыгу.

Слава богу, падала я недолго. Успела только раз десять проститься с жизнью и пожелать всего хорошего тому мужику. Он, кстати, пропал. Как фокусник.

И вдруг хрясть! Падение. Приземлилась я на что-то мягкое, теплое, похожее на нагретую перину.

- О! Еще одна! - радостно воскликнул высокий женский голос. Я приоткрыла один глаз, другой и распахнула оба, потому что увиденное не укладывалось уже ни в какие рамки приличий.

Я находилась на кровати, аккуратно по самому центру матраса. Вокруг выстроились другие постели - один в один как в женском общежитии. Пятнадцать штук! И на каждой вот также сидела девушка или женщина.

Дородная пергидрольная блондинка справа прижимала к груди красную сумочку из крокодиловой кожи и шмыгала. Брюнетка слева - с ультракороткой стрижкой, худощавая, но ладная, нервно хихикала в кулачок. Впереди развернулась в мою сторону шатенка с большой грудью и острым носом.

- Э-э-э? Я в дурдоме? Для шопоголиков? - уточнила я на всякий случай.

Брюнетка захихикала громче. Перекисная блондинка начала ухмыляться, шатенка прыснула смехом. Остальные - все, кто услышал: блондинки, брюнетки, рыжие, стриженные и длинноволосые подхватили. Когда комнату наполнил такой хохот, что казалось светло-бежевые крашенные стены трясутся, а деревья за окном качаются в такт перед нами появился мужчина в блестящем.

Смуглое серьезное лицо его выглядело довольно приятным, разве что слишком простоватым. Черные кудряшки смешно падали на круглые щеки.

- Так! Рад что вы успокоились, - поставленным баритоном объявил мужчина в блестящем. - А теперь о главном! Вы читали книги про попаданок?

Вот теперь я узнала все, что думают наши женщины о популярной теме современного фэнтези. Одни плевались, другие заинтересованно хлопали глазами, третьи наперебой тараторили краткое содержание любимых историй. Галдеж стоял такой, что становилось ясно - тема никого не оставила равнодушной. Только стриженная брюнетка посмотрела на меня исподлобья и резюмировала:

- Мы попали.

- Все верно! - радостно перекрыл всеобщий гомон мужчина в блестящем и пояснил разом притихшим товаркам. - Итак! Сообщаю вам главное! Вы - попали! Это королевство Вейливер, где правит принц Ларрис. Вот уже много лет он ищет себе достойную спутницу жизни, мать будущих наследников, и никак не найдет, - брюнет скривился и процитировал, смешно гундося: «То подбородок маленький, то нос кривой, то осанка не королевская, то характер ужасный…» В общем, принцессы у нас скоропалительно закончились, - он развел руками. - Жениться на особе некоролевских кровей принц не может. После такого ни один соседский монарх не подаст ему руки. И, что гораздо хуже, ни одна соседская держава не заключит с нами мир, не поможет в случае истощения казны, не станет торговать. Короче… У нас проблемы с наследником…

- А мы тут причем? - оживилась коротко стриженная брюнетка.

- Ну видите ли… В нашем государстве пришельцы из иных миров приравниваются к богам… богиням, - поправился мужчина в блестящем. - Так вот… Вас облагородят наши маги, - брюнет произвел пасы в воздухе, очерчивая то ли амфору, то ли гитару и подправил виртуальную прическу. - И добро пожаловать на конкурс попаданок. Ой, претенденток, претенденток. Та, которую выберет принц Ларрис, станет его законной супругой и королевой. Остальных наделим титулами и подарим небольшой надел. В качестве утешительного приза.

- Хотите сказать в качестве отступных за моральный ущерб? - уточнила все та же коротко стриженная брюнетка, сверкнув серыми глазами - сейчас темными, как грозовое небо.

Мужчина в блестящем не обиделся, не разозлился. Грациозно поклонился и ласково так закончил:

- Видите ли, уважаемые дамы… Есть такой нюанс. Маленький. Можно даже сказать - незначительный. Назад вы вернуться не сможете. По крайней мере, живыми. Обратный переход вас убьет. Поэтому сделайте милость и понравьтесь его милости. А то мы уже, - он провел ребром ладони по шее и эффектно испарился.

Мда… Вот уж не думала, что шоппинг настолько рискованное для жизни занятие…

В клетку с тиграми - и то входить безопасней…

В следующие несколько часов я поняла - так бесцеремонно со мной не обращались даже врачи на медосмотре.

Да что там врачи! Наверное, даже патологоанатом - и тот проявляет больше такта к «клиентам». Десяток серьезных магов в брюках и туниках темно-бордового цвета сновали вокруг роем встревоженных пчел.

Вначале с наших тел пропала одежда. Вот так простенько и со вкусом. Раз - и мы совершенно голые! Женщины возмущенно загалдели. Кто-то бросился прикрываться одеялами-простынями. Кто-то, напротив, встал в грациозную позу нимфы перед купанием.

Я решила, что прикрываться поздно, брюнетка рядом со мной, видимо, тоже.

- У вас тут прямо как в женской бане, - сообщила она высокому белокурому колдуну с уже привычными нам длинными вертикальными зрачками на фоне желтых радужек.

Мужчина не ответил, рассеянно мазнул по нашим фигурам взглядом, нисколько не стесняясь того, что рассматривает вообще-то самые сокровенные части тела. Некоторые соседки принялись возмущаться.

- Руки убери! - вспылила рыжая девушка спортивного телосложения и ненавязчиво поиграла бицепсом.

- Ну и чего вылупился? - возмутилась пышная шатенка с крутыми кудряшками.

- Еще один взгляд и у тебя станет одним глазом меньше! - серьезно предупредила крепко сбитая блондинка с конским хвостом.

Женщин начинало пробирать. Маги обращали на наши комментарии не больше внимания, чем мы - на назойливых мух за окном. Кружат, бьются в стекло - ну и поделом.

В общем, «техосмотр» мы прошли в бодром настроении ни с того, ни с сего раздетых перед неведомыми мужчинами женщин. Утешало одно – змееглазые не пялились на наши прелести, а оценивали именно так, как автомеханик очередную разбитую в дребезги машину. Если это, в принципе, может утешить.

Следующим этапом стал апгрейд, тюнинг и ремонт. Приговаривая себе под нос: «Тут убавить, тут прибавить, тут подтянуть, здесь омолодить, тут убрать обвисшую кожу…» маги заметались по комнате с такой скоростью, что вампиры из земных мифов обзавидовались бы. Возможно, даже взяли пару уроков. От неожиданности женщины даже перестали состязаться в подзаборной лексике. Брюнетка рядом со мной хихикнула и поделилась:

- Чую, неземной красотой нас обеспечат по полной. Главное, узнать себя в зеркале и не завопить от ужаса. Эй! Болезный! - окликнула она «залетного мага» - он как раз несся мимо. - А глаза у нас станут как у вас? Или оставите хоть что-то нормальное?

Колдун даже не обернулся.

Женщины менялись на глазах. Хватались за внезапно «подтянутые», «уменьшенные», «увеличенные» части тела, охали и ахали. Затем послышались ругательства позабористей. Ближе к концу «техосмотра» я поняла - почти все попаданки из бывшего Советского союза. Русский мат каждая знала в совершенстве. Магов это не удивило и не взволновало ни грамма. Видимо, они надеялись, что принц куда менее осведомлен в «заморской брани» и примет ее за непереводимые фольклорные стихи. Белые… в крапинку.

Еще несколько томительных минут и маги остановились. Замерли посреди комнаты, между центральными кроватями, оценивая дело рук своих. Ну или чем они нас там тюнинговали…

Кажется, их все устроило.

Самый высокий, зеленоглазый, с орлиным носом и пухлыми губами, как у иной кинодивы, изрек:

- Пойдет!

- А вот хотелось бы уточнить, - рыжая потрясла рукой в воздухе, словно школьница, что хочет отрапортовать зазубренный урок.

- Ну? - вскинул бровь зеленоглазый маг, все больше напоминая мне жердь.

- А почему вы принцесс-то не улучшили? Ну раз у принца были претензии к их… так сказать неземной красоте…

Маги переглянулись, некоторые хохотнули, и зеленоглазый жердь закатил такую лекцию, какую уж никак не ожидаешь услышать от нормального мужчины в присутствии пятнадцати нагих красавиц. Теперь каждая из нас могла смело отправляться на модельный конкурс и даже выиграть его.

- Существа из нашего мира не поддаются такой магии. Лечебной, боевой - пожалуйста, сколько угодно. А вот улучшающей внешность - никак. Можно лишь временно наложить чары, чтобы все вокруг думали, будто внешность другая. Настоящей меняющей тело магии поддаются только пришельцы из других миров и только один раз в жизни. Так что прежними вы стать уже не сможете.

- Да мы, в общем, как бы и не претендуем, - взяла слово моя черноволосая соседка. - Разве что на одежду… Хотя бы на какую-то. Ну так, чтобы не все и не сразу умерли от нашего неземного совершенства. Но у меня тут ещё один вопросик. - Она окинула взглядом товарок, многозначительно хмыкнула и закончила: - А почему тут девушки только с Земли и только из одной страны? Ну пусть из бывшей страны…

Зеленоглазый жердь повел костлявыми плечами и невозмутимо ответил:

- Фалькон - тот мужчина, что вас притащил - уверял, что такие женщины любого принца доведут… до… согласия на свадьбу. А с Земли потому, что ваша физиология максимально близка к физиологии нашей расы. Это чтобы удачно спариваться. Еще Фалькон обещал выбрать женщин без сильной привязки дома - то есть детей, семей, любимых мужей… Чтобы легче прижились в нашем… эмм… королевстве.

Шатенка теперь уже с роскошными формами и тонюсенькой талией захохотала. Больше не пергидрольная, а самая настоящая блондинка с русалочьими волосами прикрылась длинными локонами и обиженно проворчала:

- Мы-то доведем. И не только до свадьбы. Даже до инфаркта можем. При сильном-то желании.

- Эм? До инфаркта? - всерьез заинтересовался зеленоглазый жердь.

Хм… А принц тут явно не в особой чести.

- И не только! - поддакнула черноволосая. - Можем даже монархию свергнуть. Если очень попросите. Как вам вариант матриархата? Представьте, - она обвела комнату рукой, подбоченилась и гордо выставила вперед ногу. - На троне пятнадцать красавиц… можно даже обнаженных… А?

Маги переглянулись, словно всерьез обдумывали наше предложение. Некоторые зашептались, посматривая на нас уже совсем не так как раньше. Не столько как на машину, которую нужно починить, сколько как на лошадку, которую приятно объездить. Но зеленоглазый жердь сделал короткий, недовольный жест и колдуны замерли, спрятав глаза.

Сделали последние пасы руками - и на наших кроватях появились стопки одежды.

- Потом перенесем ваши новые вещи в отдельные комнаты, - обрадовал зеленоглазый жердь. - А сейчас надо чтобы вы оделись в верхние платья из каждой стопки и показались принцу. Если его устроит ваш новый вид, займемся конкурсом.

- Э-э? А зеркало! - потребовала блондинка с русалочьими волосами.

Маги взмахнули руками ещё раз, одновременно, будто репетировали, и пропали. А рядом с каждой кроватью появилось огромное зеркало в резной металлической раме. От пола до потолка. Я посмотрела на себя, убрала руки от груди, повернулась боком и… обомлела… Мда-а-а… Фотошоп это, конечно, вещь, пластическая хирургия - вообще искусство… Но вот изменяющая внешность магия… это просто… магия…

Из серебристой глади прямоугольного стекла на меня смотрела фотомодель тех далеких лет, когда они ещё походили на девушек, а не на вешалки, красиво задрапированные одеждой. Высокая грудь, тонкая талия, плоский живот, округлые бедра, длинные ноги. Все было при мне. Впрочем, как и при всех остальных. К чести магов они оставили нам все особенности внешности и пропорции, только улучшили их до недостижимого спортом и диетами предела. Ни одна родинка на телах женщин не пострадала от «тюнинга» и «ремонта».

Правда, зрачки наши безнадежно вытянулись, стали похожими на зрачки магов и Фалькона. Ну и ладно! Каждая женщина немного змея! По крайней мере, так утверждал мой отец. Особенно, когда вспоминал маму, что бросила нас ещё в детстве и тещу…

С моего нового детского личика смотрели огромные светло-янтарные глаза, губки бантиком так и просили поцелуя. Густые рыжие волосы опускались до пояса. Я ещё немного повертелась и вспомнила, что пора бы одеться.

Белье оказалось точно в пору. Ну ещё бы! Во время «техосмотра» нас измерили взглядами вдоль и поперек.

Наряды нам всем предложили однотипные. Длинные платья с разрезами почти до колен, приталенные сверху. Униформа для смотрин, не иначе. Отличалась она только по цвету. Блондинок, на чьих лицах теперь цвел здоровый румянец нарядили в красный, брюнеток, вроде моей соседки - в изумрудный, рыжих, как я - в синий, шатенок - в нежно-розовый.

По декольте и подолу каждого платья струились тончайшие белые кружева. Возле зеркал пристроились ряды босоножек - с каблуками и без. Больше они почти ничем не отличались. Ажурные переплетения бархатистой замши в цвет платьев и тонкие завязки на лодыжке. Лаконично и изысканно.

- Ну что ж! Довести принца так довести! Хоть до ручки! - бодро произнесла моя соседка брюнетка. - Давайте хоть познакомимся, для разнообразия, что ли?

Мы едва успели обменяться именами, когда мужчина в блестящем появился посередине комнаты. Окинул нас довольным взглядом, просиял хитрой улыбкой и представился, хотя этого вроде уже и не требовалось:

- Я королевский шут, Фалькон. Сейчас мы пройдем в смотровой зал. Там ждет Зардис - брат нашего принца-регента. Так положено. Он всегда присутствует на первых смотринах. А потом появится и его высочество. Они-с наряжаются.

Мне почудилось или в голосе Фалькона прозвучала издевка? И вот даже любопытно - это он над нами так, по-доброму или над своим будущим монархом? А может масштабно - надо всеми и сразу? Над тем, какие мы счастливые, что «они-с наряжаются для нас» и насколько же повезло принцу с бравым отрядом попаданок из бывших стран Союза, которые и дракона на лету собьют и горящий замок дожгут…

- Кстати? Почему он все ещё принц? - спросила Света, моя брюнетка.

- Он принц-регент! - ткнул пальцем в потолок Фалькон. - Вот женится - станет королем. А теперь за мной!

И мы ротой замаршировали наружу.

Остальной замок походил на комнату, куда нас вытащили из родного мира не больше чем динозавр на хомячка.

Широкие коридоры, потолки на высоте метров десяти, если не больше, только голову задирай, фрески, картины, колонны. Белый зал сменялся голубым, голубой - лиловым, лиловый - нежно-зеленым. Все здесь дышало роскошью - величественной, но без помпезности и излишеств.



- А неплохо они тут устроились, то есть отстроились, - поделилась Света.

Слуги попадались навстречу лишь изредка. Суровые, с такой выправкой, что земные солдаты позавидуют, в темно-зеленой униформе. Женщины - в платьях до колен, мужчины в брюках и туниках. Мда… Разнообразием местная мода не страдала. Не удивительно, что Фалькон так радовался своим блестящим одеждам. Он выделялся среди остальных как павлин среди уток.

Шут время от времени приостанавливался, окидывал нас пытливым взглядом и продолжал путь. Закончилось наше путешествие по замку спустя какие-нибудь полчаса, а может и больше. Теперь стало ясно, почему меня с шоппинга рекрутировали. Не каждая доберется в этом замке до принца, не говоря уже о смотринах. Только та, чьи ноги выдерживают многочасовые прогулки по торговым центрам.

Света хитро прищурилась и кивнула, будто поймала мои мысли. Арина, та самая блондинка с русалочьими волосами, хмыкнула.

Руслана - рыжая спортсменка с ногами от ушей окинула нас взглядом зеленых глаз и замаршировала дальше.

У нужных дверей Фалькон притормозил, дернул за круглую ручку, на старинный земной манер и распахнул створки.

Мы вошли в громадный бежевый зал, с колоннами вдоль стен. Между ними притулились пышные диваны, на которые нас немедленно потянуло пристроить свои обновленные и тюнингованные девяноста. А что ещё делать после получасового непрерывного похода по замковым коридорам в темпе марша?

Фалькон резким жестом остановил Ларису - шатенку с пятым размером. Девушка ринулась к мебели первой.

- Я что-то не поняла? - удивилась Света. Но в этот момент в зал бесшумно вошел серьезный мужчина с длинными золотистыми волосами, собранными за спиной в причудливую косу. Не могу сказать, что он вписался в интерьер - слишком уж затрапезными выглядели тут самые обычные брюки незнакомца, похожие на джинсы и синяя футболка навыпуск.

Хмурое лицо его казалось слишком грубо выточенным, черты - резкими, крупными, а тело - жилистым и сильным. Бугры мышц на шее, руках и плечах сделали бы честь любому спортсмену.

Мужчина обернулся к нам без особого интереса, скрестил руки на груди и вдруг встретился со мной взглядом. Ух ты! Да у него ярко-изумрудные глаза! Таких я ещё не встречала. Узкие удлиненные зрачки незнакомца заметно расширились. Секунду или больше он буравил меня взглядом, не моргая и даже не двигаясь, будто окаменел и вдруг резко отвел глаза. Я опасливо покосилась на Фалькона.

Шут растянул губы в такой улыбке, что почудилось - у него зубов сорок, не меньше и объявил столь громко, что реплика пронеслась по залу, осыпалась эхом со стен и потолка.

- Разрешите представить. Принц Зардис, брат нашего будущего монарха.

Странно, но имя этого принца Фалькон произносил с плохо скрытой теплотой, уважением. Без язвительности, которая непременно прорезалась в его голосе при упоминании Ларриса.

Зардис чуть приподнял бровь, метнул в меня новый, быстрый взгляд. И тут же опять уставился в пространство.

Тем временем в комнату вошли десять слуг, в знакомой зеленой униформе, только с золотистыми кружевами на вороте и манжетах. Я так поняла - это был последний писк здешней моды. Потом бедняжка увидела Фалькона и сорвала голос не в силах выразить восторг иначе.

Слуги выстроились в две шеренги и синхронно склонили головы. Фалькон повторил их жест. Я подумала, что не хватает только фанфар и салюта. Зардис посмотрел так странно, будто прочел все мои мысли и даже покопался в них ради интереса. В дверях появился принц Ларрис.

Мы со Светой переглянулись, отчаянно борясь с желанием пошептаться.

Таких неприятных, склизких красавчиков ещё поискать. Нет, внешне будущий монарх был выше всяких похвал. Куда там Зардису!

Идеально красивые черты - мужественные и одновременно аккуратные. Высокий умный лоб, фиалковые глаза и золотистые кудри сказочного принца. Крепкая фигура, не столько жилистая, как у Зардиса, сколько атлетически скроенная. В журналах для женщин этот мужчина определенно стал бы фаворитом, даже без откровенно обнаженных кадров. А уж обнаженным… боюсь, он послужил бы причиной инфарктов у неподготовленных к столь идеальной мужской внешности землянок.

Бархатная рубашка сидела на Ларрисе как влитая. Три расстегнутые верхние пуговицы привлекали внимание к мощным грудным мышцам, а узкие черные кожаные брюки к ягодицам - круглым и крепким, как яблочки.

Принц заломил соболиную бровь и удостоил нас взглядом - так смотрит матерый заводчик на кобылок в базарных рядах. Каждый его жест, каждое движение словно предназначались для того, чтобы все восхитились грацией, пластикой, красотой Ларриса. Фу-фу-фу!

Девушки заметно стухли и приуныли. Предвкушение на их лицах сменилось разочарованием.

Арина теребила русалочьи волосы и всем своим видом показывала, что надеялась провести эти несколько минут намного веселее и интересней. Руслана сжала кулаки, Света чуть заметно скривила губы. Галя - шатенка с зелеными глазами - исследовала свой идеальный маникюр. Татьяна - брюнетка с ногами от ушей и соблазнительной родинкой над верхней губой изучала фрески на потолке. Все остальные тоже больше интересовались интерьером, ажурными узорами на колоннах, чем Ларрисом. Становилось очевидным - очень скоро мы начнем сражаться не за то, чтобы понравиться принцу, а совсем наоборот.

Ну а что? Надел нам обещали. Неземной красотой обеспечили. Мы невесты хоть куда. Осталось доказать Ларрису, что мы совершенно не в его вкусе, и зажить придворной жизнью в свое полное удовольствие.

Зардис слабо улыбнулся, поймал мой взгляд и подмигнул, будто опять прочел мысли, поддерживал меня в коварных планах.

Хм… Странный он какой-то. Но, судя по всему, любят Зардиса тут намного больше, чем Ларриса. Хотя… это не показатель. Вон Фалькон уверен, что его одежда - верх совершенства. А нормальные люди на нее без черных очков и смотреть не рискнули бы.

Ларрис прошелся мимо «русских богинь» несколько раз, изучил лица и фигуры почище магов. Казалось, ему и одежда не помеха. Принц оценит прелести любой дамы с первого беглого взгляда. Мда-а-а. Избаловали мальчика. Ну да ладно. Главное, чтобы меня не выбрал. И Свету тоже. Я как-то вдруг и сразу прикипела к брюнетке. Да и подруга в высшем свете очень даже не помешает. Надо же с кем-то перемыть косточки другим дамам, обсудить достоинства кавалеров. Если тут вообще есть достойные кавалеры. Судя по Фалькону, магам и будущему монарху, нормальных мужчин в Вейливере острый дефицит.

Ларрис прохаживался мимо нас ещё некоторое время, и женщины заметно теряли терпение. Арина принялась переступать с ноги на ногу. Света косилась в сторону двери - недвусмысленно так, словно вот-вот сорвется с места. Лариса не сводила с дивана страдальческого взгляда. Я как можно незаметней поигрывала мышцами ягодиц и ног. Слишком уж они затекли.

Фалькон бросал на нас хитрые взгляды и хранил молчание. Слуги некоторое время безучастно толпились возле дверей, но вскоре и им наскучила бесполезная пантомима. Мужчины принялись изучать наши прелести, прямо как принц и маги, а женщины - прически с нарядами. Если их вообще можно так назвать - ни собрать волосы, ни выбрать платье по вкусу ни одной из нас не позволили.

Когда я уже не надеялась, что ноги доживут до завтра, а Света принялась постукивать носком по полу, Ларрис приостановился, широким жестом обвел наши ряды и небрежно бросил Фалькону:

- Эти ничего. Только вот та брюнетка совсем мне не нравится. Отправьте ее восвояси. Надел уже приготовили?

Елена - та самая, «забракованная» Ларрисом брюнетка - не сдержала облегченного вздоха, но скорчила горестную мину, достойную Оскара. Наверное, на всякий случай. Остальные метнули на отставную соратницу по укрощению «заморского принца» завистливые взгляды. Фалькон приобнял ее за талию и проводил к дверям со словами:

- Уверен, замок, небольшое поместье и немногочисленная прислуга утешит вас, моя дорогая. Только прошу вас, не плачьте слишком громко. Это может тронуть чувствительное сердце принца, и он захочет повторно рассмотреть вашу кандидатуру.

Голос шута так сочился издевкой и патокой, что Елена нервно хихикнула и поторопилась скрыться в недрах замка. Еще некоторое время до нас долетали ее смешки, не без примеси злорадства по отношению к тем, кого сочли «достойными» будущих смотрин.

Женщины оживились. Разглядывали себя, словно искали изъян, благодаря которому Елена так счастливо избежала конкурса и Ларриса. Принц-регент мазнул по нам рассеянным взглядом, посмотрел на Зардиса, который давился от смеха и горделиво произнес:

- Завтра же начнем отбор! Только самая достойная станет моей женой!

На секунду Ларрис задержался взглядом на Зардисе. И тут обнаружилось, что у сурового, неразговорчивого принца тоже есть чувство юмора. Зардис твердо кивнул брату, зазывно сверкнул глазами и застыл, как прежде. Ларрис крутанулся на пятках и вышел из зала. Слуги возле дверей выждали минутку, словно будущий монарх мог передумать, вернуться и отбраковать ещё кого-то еще. Девушки замерли в надежде и предвкушении. Но чуда не случилось. Слуги неторопливо скрылись в коридоре.

- Мы все здесь такие недостойные, - шепнула мне Света, когда шаги принца и всех, кто его сопровождал, окончательно стихли.

Фалькон улыбнулся во все свои сорок зубов. Зардис хохотнул и в очередной уже раз метнул в меня короткий, красноречивый взгляд. Но не успела я перехватить его, прочесть, принц резко развернулся и стремительно покинул зал.

- Ну-с, девушки. Устраивайтесь поудобней. Я расскажу вам - в чем придется соревноваться за право назваться невестой принца, - радостно сообщил Фалькон.

- Ничто мы так плохо не делаем, как вот это вот! - уверенно произнесла Татьяна. - А как только перечислите, потренируемся еще! Ну что бы уж наверняка убедить принца в нашей ничтожности и негодности…

Лариса молча подскочила к дивану и плюхнулась на него с таким лицом, словно уже достигла катарсиса. Мы со Светой и остальными девушками последовали ее примеру.

Фалькон прошелся перед нами - один в один как принц Ларрис, даже выражение лица скопировал. Шут, что с него взять? Бровь приподнял, голову вздернул, руки сложил за спину, грудь выпятил колесом.

Узнали повадки будущего монарха все до единой «достойные претендентки». Лариса хихикнула. Света засмеялась в кулачок. Остальные присоединились - кто во что горазд. Я тоже не сдержалась. Фалькон остановился, сделал широкий жест, как Ларрис перед своим уходом, и произнес высокомерно-жеманным тоном: «Молодцы, что сразу послушались. Хорошие девушки». Да ещё и голос изменил. Закрой мы глаза, подумали бы - все, не повезло, Ларрис вернулся. Опять начинается театр одного актера, отбраковка товара-2 так сказать.

Света толкнула меня локтем в бок, Галя опасливо покосилась на дверь. Фалькон довольно ухмыльнулся, крутанулся на пятках и сложил руки на груди, как Зардис. С минуту он копировал суровую физиономию принца и подмигивал мне так, словно страдает нервным тиком. И наконец-то зарядил лекцию, ради которой нас и оставил:

- В общем, конкурс - дело нехитрое. Хитрые тут мы. Вас ждут: один бал с принцем, одна поездка на охоту на сфинксов и королевских тиггов, один вечер в обществе монаршей семьи и один пикник на природе. В общем, ничего сложного. Главное, - он поднял палец вверх. - Чтобы вы показали все, на что способны, - и снова мне подмигнул.

Я невольно хихикнула. Света бодро закивала, а Руслана ударила кулаком о ладонь и ласково так произнесла:

- Не сомневайтесь, покажем. Даже больше, чем принцу хотелось бы.

Фалькон не расстроился, скорее вдохновился. Девушки принялись потрясенно переглядываться.

Их реакция не удивляла ни капли.

Ну ладно. Предположим, что шут существо сердобольное, где-то даже гуманное, и осознает - как сильно нам «хочется» замуж за высокомерного пижона без малейшего уважения к женщинам. Ведь Ларрису и в голову не пришло, что ни одна из нас не жаждет запереться в золотой клетке в компании такого павлина. Уж лучше тогда брак с Фальконом. С ним-то хоть не соскучишься. Выбросил блестящие вещи из шкафа, а ещё лучше - сжег на заднем дворе замка - и наслаждайся тем, как муж пародирует всех вокруг. Но должен же шут понимать - долго без короля держава не продержится. Собственно, и без наследника тоже. Или Фалькон знает нечто такое, о чем не сообщил нам?

- Эм? Складывается впечатление, что вы не сильно расстроитесь, если у нас не получится соблазнить его высочество, - озвучила мои мысли Татьяна.

Фалькон огляделся так, будто собрался прятаться, картинно вжал голову в плечи, ухмыльнулся и важно поведал:

- А это, дорогие мои, государственная тайна. Но, если уж вам интересно… Принц обязан жениться до конца года. Кровь из носу, как у вас говорят… Иначе его отец, ныне здравствующий Дралько, лишит Ларриса прав на престол. И передаст их…

- Зардису? - сама не знаю почему имя второго принца сорвалось с языка.

Фалькон ещё раз подмигнул мне, идеально копируя мимику Зардиса. Но приложил палец к губам и промолчал так многозначительно, что догадались, наверное, даже стены с колоннами.

Девушки переглянулись с пониманием. Становилось ясно - выбирал Фалькон именно тех женщин, что не готовы ради денег и статуса королевы жить с напыщенным идиотом. Терпеть все его замашки, требования и выходки. Почему-то, даже после нашей короткой встречи с принцем-регентом, я знала наверняка - таких у него немало.

- А-а-а… Вы точно обеспечите всех дворцом, землей и слугами? - с недоверием уточнила Лариса. Фалькон развернулся, в очередной раз прошелся перед нами в стиле Ларриса, сделал новый, широкий жест и торжественно объявил:

- Вы в нашем мире все равно, что богини. Это на Земле женщины из бывших стран союза - ломовые лошади на работе, хозяйственные козочки дома и ласковые кошечки в постели с мужем. Надел - меньшее, что полагается богиням за похищение королевским шутом. Таковы наши законы. Особенно если учесть, что вернуться домой вы уже не сможете. Король лично проследит за награждением «отставных невест». Он почему-то уверен, что женщины, вроде вас, исправят даже принца. Наши-то принцессы теряются, расстраиваются, плачут. А после вас любой мужчина сам обрыдается, если захотите… Верно же? - девушки - все как одна - утвердительно мотнули головами и Фалькон продолжил: - Я же рассчитываю на совершенно другой эффект. Хочу убедить Дралько, что принц Ларрис - безнадежен.

Фалькон скорчил мину, будто проглотил рюмку укуса и закусил острым перцем, вскинул голову и зарядил речь, время от времени переходя на фальцет:

- Моя королева, женщина его величества Ларриса должна воплощать идеал! Чтобы я каждый день любовался на нее, восхищался совершенством. А какой идеал, если кончик носа смотрит направо. Нет, налево ещё хуже. Вдруг туда смотрит не только нос, а вся невеста? Разве может моя пара так громко смеяться? У меня ездовые атарры в конюшне ржут примерно так. Но я же на них не женюсь! Почему у нее глаза разного цвета? Ах, дело в освещении? И что с того? А вдруг на балу будет такой же свет? Как я гостям объясню, что моя королева – разноглазик? А у этой вообще брови густые! Вы посмотрите! Да у меня на голове волос - и то поменьше! А это что ещё такое? Она же Р не выговаривает! Как это причем здесь выговор? У меня в имени две буквы Р. Представьте, как она будет называть меня перед фрейлинами, подругами и гостями? Кололь Лаллис? И что это я колол? Орехи, в свободное от управления державой время? А у этой? Это, что грудь? Нет, я все понимаю - плохая экология, скудная пища соседних стран, дурная генетика тамошних монархов… Но у моих лакеев - и у тех грудь внушительней. Если тренируются сражаться на мечах и метать магические шары. А где у этой талия? Нет, я не имею в виду талию платья! Вы мне на девушке талию покажите…

К концу представления Фалькона, мы ухохатывались на весь зал, воображая «кололя Лаллиса», что с видом эксперта критикует невест. И ведь убежден, что любая мечтает стать его женой! Любая!

Шут словно поймал мои мысли, внезапно превратился в Зардиса, посерьезнел и произнес с нарочитым облегчением:

- Бедные девушки! Принцесса обязана выйти за регента, если родители так решили. Хорошо, что брат их отверг. Не то войны с соседними державами не миновать. С Татарнией мы и так на ножах. Ларрис обещал устроить тамошнего принца в наш Университет боевой магии. Но когда увидел его, предложил вначале пройти краткие курсы «для вельмож, которые весят как их особняки» с последующим лишением еды на неизвестный срок. Халлем перестал с нами торговать, разорвал все договора. И я их понимаю! Ларрис заявил, что свежие фрукты, только что с дерева - червивые или гнилые. И все потому, что увидел одну грушу с коричневым пятном. Потом оказалось, что прилип листок. Я пытался объяснить соседям, что король не от мира сего и у него случаются временные галлюцинации. Темные пятна, черные дыры, белые дуры… Я про принцесс, что, действительно, боготворят брата и расстраиваются из-за его отказа всерьез. Но халлемцы не поверили. Я бы на их месте тоже не поверил. Дастарцы отказались поставлять свои ткани. Ларрис заявил, что даже паук в его спальне ткет кружева изящней. А Фиррея вообще до сих пор шлет возмущенные письма после того как Ларрис перебил всех тиггов на границе наших государств. Это такие хищники, похожие на гигантских волков из вашего мира. Размером с носорога примерно. Принц заявил, что любой, кто ступил на нашу землю даже лапой, даже хвостом махнул, даже усом, считается диверсантом и нелегалом. Я-то в курсе, что Ларрис с детства боится тиггов, как огня. Даже кошмары видит время от времени. Но Фиррейцы не поняли, не прониклись. Короче, мы не воюем с соседями только по одной причине - они понимают, что принц-регент не в себе. По крайней мере, я им так объяснил. Временными припадками Ларриса, связанными с ответственностью, взваленной на его неокрепший ум и психику отцом. Мол, не готов брат править, вот и выпендривается, чтобы отец поменял наследника. Все же знают - по нашим законам старший сын получает трон почти наверняка. Если только не выяснится, что он не может этого сделать по медицинским показаниям. Или если не выполнит главное условие отца в момент передачи короны. И нам крупно повезло, что отец обязал Ларриса жениться! Теперь некоторые страны даже предлагают нам гуманитарную помощь. Отец сам виноват. Внушил Ларрису, какой тот исключительный. Рассказал, что в Вейливере 500 лет ждали рождения колдуна с таким даром. Вот брат и возгордился. Ну и женщины постарались. «Боже какой красивый парень! Ангелочек!» «Ой! Какой у нас прекрасный принц!» - Фалькон закатил глаза, сделал вид, что падает в обморок, но вместо этого потешно кувыркнулся назад. Обернулся к нам лицом и скопировал… колдуна-жердь.



Лицо, с печатью вселенских трудностей, пронзительный взгляд из-под слегка нахмуренных бровей и выправка шпагоглотателя, что именно сейчас исполняет свой опасный для жизни трюк. Я поразилась - насколько мастерски, почти не стараясь, Фалькон «передразнивал» самые характерные черты других. Все больше чудилось - шут - «человек без лица». Какую маску ни наденет - все выглядят естественно. Но вот что таится за чужими улыбками, взглядами, жестами - знает только сам Фалькон.

- У мальчика особенный дар, - прогундосил шут в стиле зеленоглазого жерди. - Он способен питать жизненной энергией не только разумных существ - землю, природу, воздух, которым мы дышим. Сотни лет назад наши предки именно так превращали бесплодные почвы в плодородные поля, мертвые озера - в водоемы, что кишат рыбой и прочей живностью. Воскрешали сгоревшие леса. Не зря же наша страна до сих пор почти как Оазис среди соседских держав. Новый маг с таким даром - настоящий подарок судьбы. Магия Вейливера, флора и фауна станут в сотни раз здоровее, мощнее лишь по одному желанию принца…

- Ну а природу-то принц-регент улучшил? - не выдержав, спросила Света, опередив меня всего на несколько секунд. - Надеюсь, у животных глаза одного цвета, носы не смотрят в чужую сторону и рычание на королевский титул правильное. Коррроль Ларррисссс…

Фалькон весь расслабился, превратился в прежнего вальяжного вельможу. И я вдруг поняла - что и это тоже маска. Просто мы ещё не познакомились с оригиналом. И, как выяснилось чуть позже - я не ошиблась.

- Природа - единственное, что наш принц не забраковал, - с оттенком осуждения произнес шут. - Но боюсь, не потому, что добр хотя бы к братьям нашим меньшим. Просто тогда ведь придется признать несовершенство собственного дара. А разве у Ларриса есть что-то неидеальное?

- Кроме характера, манер, воспитания и вкуса? - подала голос Лариса.

Фалькон поклонился, в прежней манере - будто говорил: «Лучше и не скажешь».

- Ну а теперь, дорогие мои богини, - шут сделал размашистый жест в сторону коридора. - Слуги уже ждут вас и разместят со всеми удобствами. Пожелания есть?..

Следующие пару минут девушки высказывали «пожелания». И, похоже, Фалькон пожалел о своем предложении. Во всяком случае, вальяжная поза шута стала чуть более наигранной, неискренней, чем прежде.

Одни хотели две ванны. Другие - расположиться рядом с новой подругой - кем-то из богинь-невест. Третьи - неподалеку от Елены, чтобы выяснить - как это ей удалось не понравиться принцу вот так сразу и бесповоротно. На мой вкус, девушка выглядела ну просто потрясающе. Длинные каштановые локоны, кукольное личико, большие, широко распахнутые глаза, тонкая талия и крутые бедра. Куда уж лучше-то?

Или Елена что-то такое вытворила? Я ещё не знала - насколько близка к истине… Будто Вейливер утроил мою интуицию, одарил некой особенной магией.

К сожалению, первый кастинг по глазам-носам-груди-талии мы прошли с честью. Маги расстарались. Возможно даже не без злого умысла. Хотели железно убедить короля, что дело не во внешности, не в манерах невест и даже не в их выговоре. Все до единой наши девушки произносили абсолютно все буквы, даже в матерных словах. Не картавили, не шепелявили и больше того - за словом в карман не лезли. Скорее уж за чем-нибудь тяжелым, чтобы «удивить» принца и сбежать от него куда подальше.

Так что формальных причин «забраковать» нас у принца-регента не осталось. Я опасалась лишь одного - внезапного пробуждения благоразумия Ларриса. Наследник тоже ведь в курсе - как важно ему жениться до конца года. Вдруг его светозарное высочество решит понизить планку с неземной красоты и совершенства до возможностей земной женщины? Надеюсь, на этот счет у Фалькона тоже есть дельный план. Во всяком случае, выглядело так, словно шут ни капли не сомневался в успехе заговора.

Нам оставалось лишь надеяться, что все получиться. Жить с Ларрисом в планы «достойных невест» определенно не входило.

ГЛАВА 2

Нас со Светой разместили в соседних комнатах-квартирах, объединенных общей дверью в стене. Бронзовая, с изящными узорами и ручкой в виде пасти какого-то зверя, она выглядела настоящим произведением искусства.

Как и сами апартаменты. Скажу прямо - в таких шикарных покоях мне жить никогда не доводилось. Фрески на сводчатом потолке рассказывали о том, как местные герои охотились на всяких там тиггов. Шкафы из белоснежного дерева - не белого, а именно белоснежного, восхищали тонкой вязью узоров вдоль дверец и ножек. Кровать выглядела добротной, большой и мягкой. Расшитое цветами белье напоминало о васильковом поле, лете и солнце.

В ванной я первым делом проверила то, чего могла лишиться, покинув цивилизованную Землю, без всяких там принцев и магического тюнинга. А именно - горячую и холодную воду и канализацию. Как выяснилось, Вейливер вполне себе цивилизованное королевство, и все тут на высшем уровне. Хоть сейчас заливай ванну и плескайся как рыбка. Благо объемы овальной посудины из странного, теплого металла позволяли и не такое.

Прозрачные полочки из материала, похожего на застывшую слюду, были до отказа заставлены женским арсеналом для достижения неземного совершенства. Ну земное осталось на земле... Десятки кремов, шампуней, масок, гребней из металла, слюды, дерева и кости, батарея прозрачных емкостей с разноцветными ароматическими солями для ванны…

Хм… Похоже местным женщинам и впрямь требовалась настоящая магия, чтобы хорошо выглядеть! Такое количество косметических средств я видела только в салонах красоты!

- Наташ? - позвала Света от самых дверей. - Слушай, а давай пройдемся по замку? Прогуляемся, так сказать.

- Зачем? - удивилась я.

- Да просто интересно! Неужели тебе не хочется узнать - кто тут ещё обитает? Увидеть придворных… В конце концов, нам с ними ещё на балу пересекаться. Не говоря уже о всяких там охотах и пикниках…

Глаза новой приятельницы горели таким азартом и любопытством, что я поневоле согласилась.

- И потом! Нам забыли принести поесть! Найдем что-нибудь съедобное, нажремся, как свиньи. Может принц сочтет недостойными? А? Или решит, что нас легче сослать в надел, чем прокормить? - Света улыбнулась так, что я захихикала, и мы осторожно прошмыгнули в просторный коридор.

В лицо пахнуло чем-то приятным, вроде корицы. Картины на зеленоватых стенах изображали элегантных вельмож, удивительно похожих на Зардиса с Ларрисом. У принцев четко прослеживались общие фамильные черты, которых я раньше не замечала. Упрямый лоб, мужественный подбородок, разрез глаз, который на Земле называли «персидским», густые пушистые ресницы… Первые достались наследникам трона от мужчин королевской династии, вторые - от женщин, вместе с чувственными, хоть и грубо очерченными губами.

Я даже засмотрелась… Света дернула за рукав, почти насильно оттаскивая меня от очередного красавца, что смотрел с живописного полотна ярко-изумрудными глазами принца Зардиса и даже хмурился похоже…

- Хватит уже пускать на него слюни! - возмутилась приятельница. - А то, когда встретитесь, зальете общими слюнями весь пол. Мужчина чуть нервный тик не заработал, подмигивая тебе на смотринах.

- Да ничего он мне не подмигивал! - возмутилась я не только из смущения, сколько из чувства противоречия.

Но в этот момент случилось нечто необычное. По коридору пронесся запах гари, а следом - нечто вроде сгустка синего пламени полетело в нашу сторону. Я застыла, ошарашенно глядя на неведомый предмет, ощущая, как лицо обдает незнакомым, но определенно недружественным жаром.

Сердце ушло в пятки и категорически отказалось возвращаться до окончания безобразия.

Света дернула вниз, на пол. Я распласталась рядом с ней. Каменные плиты под нами вздрогнули, растрескались и… ухнули вниз. Мы полетели с ветерком, обнаружив, что этажом ниже коридоры похожи на тот, откуда прибыли. Одна беда! Высота потолков не позволяла радоваться внезапной экскурсии. Я зажмурилась. Света крепко схватила за руку, даже пальцы свело от боли. Падение ускорилось, ветер хлестнул в лицо, обжег грудь ощущением близкой беды. Сердце заколотилось быстрее.

Света костерила на чем свет стоит. Припоминала Фалькона, Ларриса, Зардиса. Да, в общем, всех, кого она тут уже знала… Остальным доставались общие, но не менее забористые фразы.

Мда… Конечно многие поверят, будто мы покончили с собой, чтобы не выйти за Ларриса. Но куда приятней было бы «заработать» надел, чем каменной оплеухой по лицу. Перевернуться в полете как кошка мне не светило.

«Попадать это талант… А вот пропадать - целое искусство… Теперь мы уже не попаданки, а пропаданки… Будь оно все неладно…» - закончила свой нелитературный монолог Света и затихла.

Внезапно падение прекратилось. Прервалось в мгновение ока. И что самое удивительное, я вовсе не встретилась с камнями лицом и телом. Наоборот, меня словно приняли в теплые объятия. Объятия? Теплые? Да ведь точно же! Чьи-то горячие сильные руки крепко прижали к мускулистой груди. И та начала взволнованно вздыматься, будто неведомый спаситель слишком обрадовался моей близости. Я осторожно приоткрыла один глаз. Хотелось убедиться, что это не агония. Мозг не пытается обмануть сознание, дать умереть счастливой, воображая себя в объятиях альфа-самца из романов про попаданок… Ну а что? Чем я хуже тех, кто хамит направо и налево, учит местных выражаться как можно бескультурней и вообще вести себя как животные… И… встретилась с изумрудным взглядом Зардиса. Принц обнял посильнее, облегченно выдохнул и слабо кивнул кому-то за моей спиной.

- Светлана? - с трудом выдавила я из пересохшего горла, с облегчением распахнув второй глаз. Шею стягивал спазм, язык одеревенел, я едва дышала, зато Зардис пыхтел за двоих - грудь его вздымалась мехами, ноздри раздувались.

Вместо ответа принц снова кивнул и развернулся, чтобы я увидела приятельницу. Она уютно устроилась на руках одного из придворных. Крепкий мужчина в сизой тунике со шнуровкой на вороте и свободных черных брюках скорее напоминал вельможу, чем слугу.

Синяя лента перехватывала его длинные пепельные волосы, а лицо выглядело благородным, открытым и приветливым. Черт! Вот кого большую часть времени пародировал Фалькон! Один в один же! Свободная манера держаться, раскованная поза, уголки губ, чуть приподнятые в загадочной улыбке.

- Не переживайте, все хорошо, - дважды прочистив горло произнес Зардис. - Мы донесем вас до ваших покоев.

Я чувствовала, что вполне в состоянии дойти до комнат сама. Но какая же женщина не захочет, чтобы ее несли на руках? Особенно привлекательный мужчина, от которого к тому же весьма приятно пахнет. Не как от жеребца, что проскакал уже не один километр - разломанными огурцами и кунжутом.

- Простите, - вдруг опомнился принц, не дав мне согласиться. - Разрешите представить - аррен Валькант. Аррен - это наш титул. По земным представлениям он равен герцогскому.

Улыбка Светы засияла, едва Зардис озвучил родовитость второго спасителя. Теперь она уже не просто косилась на Вальканта с плохо скрытым удовольствием - прямо и откровенно строила ему глазки. Не дождавшись вразумительных ответов, мужчины, похоже, решили, что мы слишком растеряны и напуганы. Многозначительно переглянулись и торопливо двинулись вдоль по коридору.

Немного попетляв, он вывел нас к широкой лестнице со стройной балюстрадой перил. Два длинных пролета, один короткий, несколько метров пути - и мы возле знакомых дверей.

Мужчины вошли в мою квартиру, потому что именно туда упорно тыкали пальцами мы со Светой.

Два пухлых серых кресла, обтянутых тканью, похожей на флок, словно ждали нас с распростертыми объятиями.

Мы с приятельницей выдохнули, распластались на сиденьях, не сводя глаз с молчаливых спасителей. Мужчины немного помялись посреди комнаты, будто решали - уйти или остаться. Зардис уперся взглядом в мое лицо. Видимо, искал подсказку там. Но нашел в лице Светы. Подруга взъерошила черные волосы и предложила:

- Ребята? А, может, чайком напоите? Или что тут у вас пьют? Мы пока не разобрались. Слишком увлеклись… эмм… Почетными знакомствами и полетом на нижний этаж…

Мужчины переглянулись, с явным облегчением закрыли дверь и рванули в сторону кухни. Светина ирония не оставила их равнодушными - до нас долетели сдавленные смешки.

Их сменило журчание воды, звон чашек и спасители вернулись с красивым столиком на колесах. Ажурные металлические ножки походили на стилизованных львов, что передними лапами держат столешницу. А та переливалась, словно перламутровая раковинка.

Чашки с чайником напомнили мне дорогой бабушкин фарфоровый сервиз. Она доставала его только по особым праздникам, и однажды чуть не убила деда за надтреснутое блюдце.

Тончайшие серебристые узоры по краям, искусная роспись с томными девами, изящные ручки. Ну да… все-таки что-то королевское тут есть.

Мужчины налили нам ароматного напитка, похожего на травяной чай и несколько минут в комнате царила глубокая тишина… Зардис с Валькантом отвар не пригубили, лишь устроились в креслах напротив и наблюдали.

Аррен принял вольготную позу, закинул ногу на ногу и чувствовал себя, кажется, совершенно свободно. Как и пародировал его Фалькон. Чего не скажешь о Зардисе. Принц вытянулся струной, суровое лицо превратилось в непроницаемую маску. И только удлиненные зрачки его стремительно расширялись, все больше скрывая удивительную изумрудную радужку.

Хм… Главное чтобы не просверлил во мне дырку взглядом. Еще немного - и это станет почти реальным.

Когда молчание начало действовать на нервы, Света нашлась первой:

- Скажите, а это такая проверочка? Местный аттракцион смерти? Кто выжил, уже и принцу-регенту в качестве мужа обрадуется? - спросила она в сторону Вальканта. Реплика пришлась как нельзя кстати. Аррен хохотнул, Зардис слегка расслабился, позволив себе вымученную улыбку.

- К сожалению нет. Боюсь, это диверсия.

- Отвергнутые принцессы вернулись, чтобы отомстить за свои кривые носы и мужскую грудь? - не сдержалась я. Света довольно кивнула.

Мужчины обменялись понимающими взглядами и расхохотались.

- Эм… Нет. Похоже, кто-то из придворных, приближенных к королевской семье, затеял что-то нехорошее, - быстро посерьезнел Зардис. Валькант слегка поменял позу, но выглядел по-прежнему очень уверенно.

Кто-то… что-то… Информированность королевской семьи не радует. Будем надеяться, в ближайшее время выяснится - что к чему. Ходить по дворцу в каске, с парашютом за спиной, как Штирлиц из знаменитого советского анекдота как-то не слишком приятно. Хотя, возможно, высокородный жених решит, что таких странных невест стоит забраковать без отбора? А то мало ли что взбредет им в голову? Придут на бал в буденовке и красноармейской форме. Или того хуже - приедут на танке, в доспехах средневекового рыцаря прямо поверх вечернего платья, декорированного гранатами? Боевыми? Объясняй потом заморским послам, что королева сошла с ума тихо, а не буйно. Не набросится, не покусает от переизбытка чувств… Не заразит своим безумием всех вокруг…

Хм… А это мысль!

Свету путаные объяснения принца не смутили, она продолжила тренироваться в язвительности. А может просто выплескивала эмоции. Все-таки пережили мы за этот день больше, чем некоторые за долгую жизнь. Угодить в другой мир, где магия в порядке вещей, а принцев пруд пруди - само по себе уже невероятное событие. Если, конечно, ты не героиня фэнтези или шестой палаты желтого дома. Но мы-то еще полетать умудрились, упасть прямо в объятия титулованных красавцев!

- Кто-то затеял что-то нехорошее… Избавить нас от «завидной» участи стать невестами принца? - заломила бровь Света. - Он вообще гуманист, этот придворный. Просто очень своеобразно мыслит.

Мужчины рассмеялись снова. Зардис чуть подался вперед, и лицо его просияло приветливой улыбкой.

- Нарра, если вы только захотите, я объясню, как досадить брату и при этом не показаться эм… недостойной королевского титула.

Валькант посмотрел на друга вначале с удивлением, а затем и с пониманием. Словно неожиданно вспомнил какую-то тайну. Света многозначительно хмыкнула, а я едва удержалась от вопроса - он прямо вертелся на языке. Зардис что, намекает на свою кандидатуру? Как короля и моего жениха?

Вместо этого я откинулась на спинку кресла, допила чай и уточнила:

- То есть вы поможете нам выглядеть достойно и привлекательно, но оттолкнуть принца?

Зардис охотно кивнул и выдохнул с облегчением. Похоже, он опасался того самого вопроса. Некоторое время мы хранили молчание. Валькант со Светой переглядывались так красноречиво, будто вслух обсуждали меня и Зардиса. Принц замер, пытливо вгляделся в лицо и вдруг спросил:

- Нарра, вы ведь не откажитесь от моего сопровождения на королевских смотринах?

Валькант окинул приятеля странным взглядом, словно впервые увидел его. Заметно озадачился и даже чуть напрягся - впервые за время нашего общения. Принц обернулся к аррену, твердо кивнул, отвечая на немой вопрос и резко встал.

- Думаю, девушкам надо отдохнуть. Слишком много потрясений на сегодня, - сказал с поклоном.

- Простите. Вы это про свидание с принцем-регентом? Или падение? После свидания падение уже не так меня напугало. Сказался, видимо, легкий шок от общения с будущим монархом, - Света ласково улыбнулась Вальканту, аррен ответил тем же.

Мужчины обменялись хитрыми взглядами, и Зардис обратился ко мне:

- Вечером пришлю слугу. Скажете, когда вам удобно получить от меня… хм… рекомендации. Готов в любое удобное для вас время.

Валькант поклонился Свете и дополнил:

- А я просто приду повидаться.

С этими словами мужчины покинули комнату, а Света отхлебнула чаю и шепнула:

- Принц просто душка. Еще бы чуток расслабился…

- За него это делает Валькант, - парировала я. - А Зардис - мужчина серьезный.

- Ну да. Всерьез отбивает невесту у брата, - хихикнула Света и добавила почти печально. - Хотя я бы предпочла, чтобы он отбил у Ларриса кое-что другое. Судя по его мускулатуре, Зардису это вполне по силам.

Я возмущенно сверкнула глазами и Света тут же добавила:

- Память, я имею в виду, память! А ты о чем? О способности рождать нужных магов? Нельзя же так вредить почти родному уже королевству! Пусть себе размножается… Еще лучше - станет донором семенной жидкости. Ну не жертвовать же бедными женщинами!

- А если серьезно, считаешь, придворные задумали нас убить? - обратилась я к Свете.

Она небрежно отмахнулась.

- Не думаю. Скорее они пытались навредить Ларрису или кому-то ещё из местных. Убить вряд ли. Большинство здешних придворных так просто не прикончить. По крайней мере, мне так кажется. Они же маги! Поменял направление полета, грохнулся на диван, приземлился в кресло. Создал воздушную подушку. Притормозил падение… Да много чего можно сделать, если ты колдун, а не женщина из другого мира, даром что богиня во всех своих проявлениях. Похоже, тут есть другие желающие занять трон или совершить переворот. И пока все заняты отбором, идиотизмом принца, который уже не лечится, кто-то под шумок затеял рискованную игру.

Я пораженно приподняла брови.

- Ну а чему ты удивляешься? - Света налила нам еще чаю и хитро прищурилась. - Я смотрела несколько сериалов про придворные интриги. Там тоже королей смещали, принцев сажали на трон… Травили всех почем зря, убивали на охотах и всяких других развлечениях… Зря, что ли забивала голову этой ерундой? То есть дома думала - зря. Чисто ради отдыха, чтобы убить время. А теперь понимаю - я просто настоящая провидица! Богиня прорицателей! Во как! Тебе можно даже не кланяться.

Она ткнула пальцем в потолок, хихикнула вновь и посерьезнела:

- Считаю, нам надо держать ухо востро.

Я согласно кивнула. Рассуждения приятельницы походили на правду. Многие подумали бы, что диверсия связана с Ларрисом. Но зачем? Все ждали, что жениться у принца не получится и престол освободится сам собой. Не-ет! Видимо, на самом деле, кто-то решил тихой сапой захватить власть или что-то еще. Мне почему-то казалось - дело не в троне, не в бедных королевских невестах, а в чем-то другом. В том, чего хотелось бы многим соседским державам, и ради чего они еще терпели придури Ларриса, прикидываясь, что верят в его невменяемость.

Внезапно мы со Светой переглянулись и озвучили одинаковые догадки.

- Наверное, принц может навредить соседской природе, также как улучшает свою!

- Фалькон об этом не говорил. Но будем рассуждать логически. Если магия Ларриса действует на флору-фауну и даже на воздух с водой, то почему только в сторону улучшения?

- Точно! - Поддержала Света. - Тогда понятно, почему соседи еще не рассорились с Вейливером в пух и прах. А вдруг им требуется срочно подпитать природу? Ну там ядерные испытания, вырубка лесов…Королевская охота с массовым уничтожением зверья со странным названием. Может принц-регент не один такой в здешнем мире? Или это заразно?

- Очень даже может быть. Но тогда получается, Ларриса пытались пленить, а вовсе не убить!

- Согласна! Давай-ка еще почаевничаем. Вдруг ужина не предвидится, и нас держат на голодном пайке, чтобы не растолстели? - предложила Света. - Мало ли? Может здешняя магия действует только до первой обжираловки? А потом хрясть - и ты опять не богиня! Тогда стоит запомнить методику. На крайний случай. Вдруг Ларрис все же нас выберет? Кто ж его знает… От такого чего угодно ждать можно.

Но в эту минуту в комнату постучали.

- Войдите, - разрешила я.

Вначале в помещение ворвались запахи. Сладкие, острые, пряные, сытные они заставили желудок сжаться тугим узлом. Затем появились кушанья на подносах и два новых столика, похожих на наш. Утка в золотистой корочке, румяные булочки, аппетитные кусочки запеченного картофеля, манго с пухлыми красными бочками, спелые гроздья винограда - черного и зеленого. Света даже облизнулась. Столы нам сервировали быстро и почти бесшумно. А когда королевская прислуга исчезла, мы с приятельницей отдали должное трапезе. Ужину, скорее всего. За сводчатыми окнами занимались синие сумерки. Высокие жемчужины фонарей вырывали из тьмы аккуратные кроны деревьев. В небе появился призрачный силуэт Луны, похожей на земную. Мда… А сегодня тут полнолуние. Так вот почему принц особенно невыносим, а заговорщики так сглупили! Не стоит упускать из виду лунный цикл и его влияние на неокрепшие умы и психику! Что ж… в полнолуние Фалькон притащил в Вейливер пятнадцать ведьмочек… Символично. Надо бы подтвердить это гордое звание, чтобы Ларрис и думать о нас забыл… Готова даже показательно реять на метле под окнами принца-регента. А потом залететь в окно Зардиса… случайно… И потребовать место для парковки. Посмотрим - как надолго хватит его выдержки.

- Ну! За наш новый дом! - воскликнула Света, дожевывая утиную ляжку, и подняла чашку с чаем, как бокал с вином. Я повторила жест приятельницы, мы чокнулись и вернулись к яствам.

Как истинные женщины и порядочные попаданки, часа за три мы с новой приятельницей обсудили все. Принца, дворец, обычаи новой страны, магию и собственное не слишком радужное прошлое. Фалькон не ошибся в выборе «достойных богинь». Мы со Светой оказались одинаково бесприютно одинокими женщинами, с кучей проблем на работе из-за собственной доброты и порядочности. «На Земле с честью и совестью не проживешь» - мысленно перефразировала я присказку из любимого в детстве фильма - «31 июня». Лучше чтобы судьба наделила тебя подлой душонкой и способностью переходить все на свете границы. Вот тогда безграничное богатство и безудержный успех гарантированы. Свету, как и меня, наказывали за безграмотность коллег, которые успевали перевести стрелки или настрочить анонимки. Никто не ждал ее дома к ужину, никто не выбегал навстречу с криками: «Мама вернулась!». И все же ни она, ни я не унывали, шли по жизни с высоко поднятой головой и верили в лучшее. Видимо, таких вот безумных, но несчастных оптимисток и набирал для конкурса Фалькон.

На судьбу мы сетовали недолго. Слегка порыдали друг другу в жилетки и вернулись к более интересным темам.

- Вот что мне здесь нравится, так это то, что ни один козел безрогий, ну мужчина, мужчина… не спросил - девственницы ли мы, - сообщила Света так, словно, на самом деле, часа три распивала со мной вовсе не чай, а что-то покрепче. Даже глаза ее сверкнули пьяным азартом.

- А ты уверена, что маги… не починили и… нашу девственную плеву тоже? Ну устранили очередное несовершенство… - спохватилась я. Вот даже странно что я, человек со вторым образованием медсестры, не подумала об этой детали. А Света, бывшая учительница русского и литературы вспомнила почти сразу же.

Приятельница уронила взгляд на свой живот, словно могла просветить его как рентген. С минуту сидела неподвижно, а потом отмахнулась.

- По-фи-гу! Вот займемся любовью в этом мире, тогда и узнаем. Сюрприз будет.

Я аж вздрогнула, вспоминая, как сама лишилась девственности. И ладно бы меня предало тело, как героинь романтического фэнтези, захотело побольше и подольше. Вымотало, бессовестное, мужчину до невозможности.

Так ведь нет! Ничего кроме боли не помню. Свете, похоже, повезло чуть больше.

- Да ла-адно! - ободряюще похлопала меня по плечу приятельница. - Три минуты страха - и ты в дамках. В смысле уже не девушка - а дама. Кстати, мне кажется, или обычные попаданские способы избавиться от принца тут не прокатят? Ну там подзаборное хамство, хабалистость, попытка обучить местных всему самому худшему в родном мире?

Я кивнула. Сама об этом задумывалась.

- Боюсь, что так. Нам ведь еще при дворе оставаться. В качестве богинь с наделами. Значит, мы должны вызывать у аристократов уважение, а не жалость как пострадавшие от произвола принца. И уж точно не возмущение нашим бескультурьем и отсутствием хороших манер.

- Мда, задачка, - почесала затылок Света. - Обхамить принца с ног до головы было бы гораздо легче. Наступил на горло собственной интеллигентности учителя в седьмом поколении, вспомнил словари ругательств… и… пошло-поехало… Тем более, каждая сделает это с превеликим удовольствием. От щедрот души! Как считаешь, что такое натворила Елена, что Ларрис тут же отправил ее на курорт? Так сказать, отстранил от конкурса?

- Очень надеюсь это выяснить. Поэтому и запомнила, где ее поместили. Уверена, вместе мы найдем дорогу.

- Конечно, найдем. Не сами, так с помощью местных рыцарей. Вернее, моего рыцаря и твоего принца. Тем более, он обещал полную и детальную инструкцию. Как отвадить Ларриса и при этом выглядеть достойной королевства. Себе в жены готовит, не иначе.

- Прекрати! - возмутилась я, борясь со смущением.

- И даже не подумаю! - Света со звоном поставила чашку на столик и наполнила ее чаем до краев. - Зардис почти прямым текстом сказал. Дескать, научу, как понравиться высочайшему семейству, но при этом оттолкнуть Ларриса. И не спорь! - она отпила ароматный напиток и закусила заварным пирожным. Тонкое слоеное тесто приятно хрустнуло. Света стряхнула золотистые крошки с груди и посмотрела с вызовом. Я отмахнулась.

- Поживем-увидим.

- Ага! Нас и здесь неплохо кормят! - радостно добавила приятельница. Она все больше мне нравилась, казалась близкой по духу. Я тоже любила смеяться над неприятностями, иронизировать над неудачами, и верить в победу. Даже если казалось, моя песенка спета. Не зря эта общительная брюнетка сразу привлекла внимание.

- Кстати, как думаешь, кто такой Фалькон?

Я удивленно уставилась на Свету. Вопрос не то чтобы застал врасплох, совершенно обескуражил. Фалькон - это Фалькон. Королевский шут, что драпируется в блестящие одежды, высмеивает окружающих чужими монологами и плетет интриги искусней, чем пауки сети. Но уже спустя минуту по недвусмысленному взгляду Светы до меня наконец-то дошло. Она рассуждала о масках, что носит Фалькон. Спрашивала - не разгадала ли я истинное лицо шута. Тоже заметила, что в основном он пародировал Вальканта, время от времени переходил на Зардиса, Ларриса и зеленоглазого жердь.

Я пожала плечами:

- Сама еще не разгадала.

- Вот к нему обязательно нужно присмотреться, - прищурилась Света. - Ощущение, что он дирижер заговора. Если не больше…

- Ну и что? Считаешь, он затеял собственную игру? - поразилась я. По интонациям Фалькона, уважительным взглядам в сторону Зардиса складывалось впечатление, что шут спит и видит на престоле младшего принца.

- Ничего ты не понимаешь в колбасных обрезках! - возмутилась Света и понизила голос. - Я говорю совсем о другом! Если кто-то затеял рискованную интригу, заговор против Вейливера, или кого-то конкретного, Фалькон лучше остальных во всем разберется.

- А-а-а! - почти выдохнула я. Почему-то шут был мне очень симпатичен, не смотря на его скрытность, ерничество и неуемную язвительность.

- Вот только как бы к нему подступиться? Я пока не поняла - что ценит Фалькон, как расположить его к себе, чем заинтересовать… - Света задумчиво повертела чашку в тонких пальцах. Она на удивление легко вписалась в атмосферу придворных интриг и подковерных игр. Будто всегда только этим и занималась.

- Не смотри на меня так! - притворно надула губы приятельница. - Я работала в женском коллективе. Гадюшнике, проще говоря. Там местные заговоры показались бы детским лепетом. Мы электронную газету выпускали. Знала бы ты, как журналистки улыбались друг другу во все тридцать два зуба, хвалили, поили чаем с печеньем и шоколадом. А через пару часов строчили гадкие анонимные комментарии к чужим статьям, кидали сотни колов с разных аккаунтов! Это ж песня. А подойди к такой, поздоровайся, спроси как дела. Та невинно похлопает ресничками и ласково так ответит. Мол, в момент, когда ее застукали в сети, с колами в зубах и пасквилями в ворде, дева выгуливала любимую божью коровку. Или ловила сачком майских жуков… в конце февраля. Ну а что? Самый сезон…

Я невольно хихикнула.

- В общем, сама понимаешь. Если правильно подойти к Фалькону, убедить, понравиться… Мы хотя бы выясним, что тут творится.

Я посмотрела в деловитое лицо Светы и поняла, что подруга стократ права.

Холодная волна прошлась вдоль позвоночника, нехорошее предчувствие стиснуло грудь. Здесь явно готовилось нечто похлеще, чем заговор против Ларриса, который поддерживали во дворце и вне его стен. Даже фиррейские тигги, чья популяция оказалась под угрозой из-за детских страхов регента.

А ведь Ларрис - природный маг, способен улучшать здоровье флоры-фауны! Бред, да и только!

На новую вылазку мы со Светой не решились. По крайней мере, не сегодня. И я уже собиралась прощаться с приятельницей, укладываться спать, когда в дверь постучались. Ну, конечно же! Зардис обещал прислать слугу, договориться о встрече!

Но на щедрое предложение Светы: «Входите уже!» - в комнату влетело трое лакеев и четыре горничных. Они шустро убрали остатки еды, грязные тарелки, крошки и прочие следы пиршества. Принесли чайник свежего чая, розетки с сухофруктами, орехами, печеньем и шоколадом.

Когда слуги исчезли в коридоре, я вдруг испытала сильное разочарование. Ну да! Забыл про меня Зардис. А я-то раскатала губу, вообразила, будто принц лучше напыщенного братца. Да ничего подобного! Такой же высокомерный пижон. Только ведет себя чуть более сдержанно, в рамках приличий. Не делает вид, что подарок для окружающих. Не больше и не меньше.

Света посмотрела с сочувствием.

- Да не расстраивайся ты так. Все мужики козлы, а принцы втройне…

- Ппростите, я не вовремя? - на пороге появился слуга, пунцовый от монолога приятельницы и смущенный тем, что мы аж вздрогнули от его вопроса.

Похоже, в комнату он проник гораздо раньше и фразу Светы услышал полностью.

Приятельница не смутилась ни капли. Небрежно расправила платье, выпрямилась в кресле, вальяжно взмахнула рукой и предложила, как царица - рабу:

- Говори!

Я ожидала, что предложение закончится словом «смерд» или «холоп». Судя по выражению лица слуги - он тоже. И даже слегка приободрился, приосанился... Похоже, обрадовался, что «тройным козлами» приласкали только принцев. Остальных «мужиков», вроде самого слуги - просто козлами.

- Принц Зардис просил госпожу Нарру назвать удобное для аудиенции время, - протянул парень, нервно теребя подол зеленой туники.

- Видите ли, - ответила за меня Света. - Мы пока не знаем, какое расписание у невест.

- А-а-а! - оживился слуга. - Нет ничего проще. Бал назначен на послезавтра. Охота через три дня, а дальше организаторы отбора еще не определились.

- В таком случае, завтра госпожа Нарра абсолютно свободна. Кстати, а почему вы зовете ее Нарра? Она же Наташа.

Слуга опасливо покосился на меня. Кажется, молчаливо выяснял - Света мой переговорщик, или случилось что-то, и богиня резко лишилась голоса. Я постаралась изобразить приветливую улыбку. Слуга нервно дернул вверх уголками губ и пояснил:

- Наташа в переводе на наш язык - Нарра. А Нарра на нашем древнем наречье означает Избранница. Правда, красиво?

- Невероятно! - скорчила забавную гримасу Света.

- Так я передам принцу Зардису, что вы согласны с ним завтра позавтракать?

- Завтра - позавтракать… - нараспев повторила Света. - Почти баллада…

- Было бы неплохо, - отозвалась я, поскольку приятельница не спешила с ответом.

- Тогда доброй ночи, - слуга наивно полагал, что легко отделался. Подумаешь, назвали козлом? Не Ларрисом же!

Но не тут-то было! Света пружиной вскочила с кресла, стремительно приблизилась к парню, и аккуратно подхватила его под руку. Слуга опешил. Вытянулся по стойке смирно, поджал губы и мазнул взглядом по окну. Словно решал - стоит ли выпрыгнуть или есть шансы уйти от нас без серьезных потерь.

- Простите великодушно, - ухмыльнулась приятельница. - Не могли бы вы составить нам компанию за чаем?

- Ззачем? - вконец растерялся слуга.

- Ну во-первых, у нас назрела парочка крайне важных вопросов. Во-вторых, я хотела бы пригласить на завтрак аррена Вальканта. Я тоже остро нуждаюсь в обществе и в консультации. В общем, он поймет.

Не сразу догадалась я - зачем Света задержала слугу. Он, бедный, тоже недоумевал в течение четырех чашек чая. Света поила парня так, словно в чайнике, как минимум, коньяк, и у слуги хорошенько развяжется язык. Но когда приятельница ласково спросила:

- А не могли бы вы побольше рассказать о Фальконе? - стало ясно - Света приступила к исполнению своего плана всерьез. Не жалея ни сил, ни времени, ни окружающих.

Лично я уже собиралась «на боковую», даже веки потяжелели, слуга тоже явно не планировал задерживаться у нас этой прекрасной лунной ночью. Возможно, даже это противоречило этикету Вейливера. Хотя… Богини выше этикета, они сами устанавливают правила. Главное не скатиться на обычную для Мери Сьюшных попаданок вседозволенность. Дерзить всем вокруг и довести местных до состояния половых тряпок, которые на наши дикие выходки лишь пораженно хлопают глазами и с грустью вспоминают счастливые времена. Благодатные годы до нашествия иномирных хамок.

Света лично подвела слугу к креслу и жестом приказала садиться. Парень подчинился с заметной неохотой и глубокой обреченностью на лице. Простые черты его выглядели приятно, напоминали о русских богатырях, родом из деревень. Светлые волосы и голубые глаза казались чуть более тусклыми, чем у принца с арреном. Весь вид слуги навевал мысли о простом происхождении, но врожденном благородстве.

И Света немедленно этим воспользовалась. Подалась вперед на кресле и штурмовала бедолагу вопросами.

- Какой титул имеет Фалькон? Он из простых или вельмож? Он женат? Дети есть? Как Фалькон стал шутом? Почему королевская семья так ему доверяет? Рассказывает все тайны. Какая у него магия? Он вообще колдует? Он общается с дипломатами из других стран? Переговоры ведет? Или только принц Зардис? Кстати! А как вас звать-то?

Слегка ошеломленный шквалом вопросов слуга быстро заморгал, чуть дернулся в кресле и ответил на самый простой:

- Меня зовут Мальдис. Я личный лакей принца Зардиса.

- О-о-о! Так это же прекрасно! Вы как раз очень кстати! - радостно воскликнула Света. На лице Мальдиса так и читалось: «Ну, все. Мне конец!»

Но приятельницу такая мелочь не остановила. Она широко улыбнулась и выдала новую пулеметную очередь вопросов:

- А принц Зардис хороший мужчина? Как он в плане женщин? Бабник, тиран или нормальный? Аррен Валькант не женат? У него было много женщин? Они остались довольны? Он вообще порядочный? Давно они с принцем на короткой ноге?

Света продолжала минуты две, а Мальдис все сильнее расстраивался. Оглянувшись по сторонам, парень понял - бежать некуда, придется держать ответ за всех, кем интересовалась приятельница. Глубоко вдохнул, будто нырял в ледяную прорубь и осторожно поведал:

- Хозяина считают завидным женихом. Многие принцессы мечтали выйти за него замуж, даже когда корону прочили принцу Ларрису. А теперь и подавно. Придворные уважают хозяина за то, что не стремится заполучить трон. Даже предлагал вернуть его отцу. Ничего порочащего я о нем не слышал. Об аррене Вальканте тоже. По-моему оба весьма порядочные и серьезные мужчины. В интрижках с женщинами не замечены, никого не обидели, не обесчестили, не бросили. А вот по поводу Фалькона… Не знаю что и сказать… Могу лишь ответить, что королевский шут не женат и детей у него нет. Но откуда он взялся, как стал шутом, почему ему так доверял прежний король и вся его семья, понятия не имею. Фалькон поселился во дворце задолго до меня, лет за триста-четыреста. Большинство моих знакомых тоже поступили на королевскую службу после шута. Складывается ощущение, что он работал тут всегда и останется даже после нашей смерти.

- Стоп! - Света выбросила ладонь вверх, и Мальдис захлопнул рот, будто по команде. - А я сейчас что-то не очень поняла… Вы сколько живете-то в вашем мире?

- Да все по-разному. Зависит от количества магии в крови. Простолюдины и худородные живут лет шестьсот. Плюс минус. Аристократы, с хорошим магическим даром - под тысячу и дольше. Самые сильные маги… не знаю. Никогда не видел, что бы кто-то из них старел или умирал естественной смертью.

- Ну и какой же дар у принца Зардиса? - не сдержалась я.

- И у аррена Вальканта? - быстро добавила Света.

- И к каким магам относимся мы, простые богини? - дополнила я.

Мальдис сдержал улыбку - лишь уголки его губ чуть дернулись вверх - и поведал:

- Принц Зардис боевой маг и целитель. Аррен Валькант управляет ветрами. Богини у нас живут либо как аристократы, либо как очень сильные маги. Все зависит от их дара. А он проявляется не раньше, чем через неделю после перехода сюда. Раньше не скажешь.

- А принц-то молодец! - показала большой палец Света. - И боевой маг и целитель. Сам ломает, сам чинит и так сколько угодно раз. Повелитель ветра… по-моему тоже неплохо.

- Принц Зардис и аррен Валькант - одни из самых сильных магов Вейливера. Хотя и не самые могущественные, - с гордостью произнес Мальдис.

Света посмотрела на меня, я - на Свету и приятельница озвучила общий вопрос на секунду раньше, чем я открыла рот:

- По вашей логике, если Фалькон здесь так долго и настолько древний… он ещё более мощный маг?

Мальдис пожал плечами.

- Выходит, что так.

- Ну и какой же магией он владеет? - не унималась Света.

Мальдис выглядел как загнанный в угол щенок, что раздумывает - то ли пустить в ход клыки и когти, то ли жалобно заскулить. Но мужественно сдержался и произнес почти спокойно:

- Простите великодушно. Но это мне неизвестно. Могу лишь сказать, что Фалькон умеет путешествовать по мирам, перетаскивать разных существ из одного в другой. Не всегда и не всех. Есть какие-то ограничения. Но другие маги не могут и этого. Так что да, способности у Фалькона уникальные. Но есть ли другие, мне неизвестно.

Мальдис застыл каменным изваянием, в ожидании новой порции вопросов. На его лице обреченность смешалась с готовностью принять собственную незавидную участь.

Но Света молчала и смотрела на меня такими глазами… Не сразу я догадалась - на что она намекает. «Так вот почему украл нас именно Фалькон! Другие не умеют шастать по мирам и воровать аборигенок! Может, поэтому Фалькона так уважают в монаршем семействе?»

Я пожала плечами на вопрос приятельницы, хотела ответить, когда внезапно осенило. Света не сказала ни слова вслух! Мальдис продолжал взирать на нее как на мучительницу и с надеждой коситься на дверь.

«Ты прочла мои мысли?» - деловито уточнила Света.

«Кажется, что так», - удивилась я.

«А ну-ка подумай о чем-нибудь сама!» - распорядилась приятельница. Похоже, командование Мальдисом не пошло на пользу ее скромности. Бедняга с горя взяла отгул и укатила в неведомом направлении. Но я слишком хорошо понимала интерес Светы, чтобы не подчиниться.

Вообразила собственный офис. Душный, переполненный запахами чужого парфюма и пота. Журналисты торопливо набирают на компьютерах очередные сенсации о том, как местный премьер почесал затылок или чихнул. Редактор ястребом нарезает круги по залу, требует немедленного «заполнения сайта», ответа на комментарии и прочее. Возмущается нашей нерасторопностью и хвалит конкурентов.

Они-то давно опубликовали материал, о том, как глава соседнего района покусал собственного бульдога и лягнул своего жеребца. Ах, это ничем не подтвержденная сплетня? А кому какое дело? Мы же интернет-издание! Какая может быть у нас достоверная информация? Только о смертях от хохота во время прочтения очередного «желтого» опуса.

Вспомнилось, как некая журналистка с перепуга и впопыхах написала в статье про отдых в одном санатории: «Летом катаемся на лыжах, зимой плаваем в свое удовольствие и часами загораем на золотых пляжах». Еще долго журналисты приглашали друг друга в январскую стужу:

- Ну что, покатаемся на лыжах?

И всегда отвечали: - «Да не-ет! Не сезон. Надо ждать, как минимум, до июня. А сейчас - только купальники, ласты и солнечный пляж! Его там, кажется, золотом посыпают».

«Ни-че-го!» - ворвался в мои воспоминания голос Светы.

«Выходит, мы слышим только те мысли, которые хотим «переслать» друг другу?» - догадалась я.

«Отлично! Хоть на отборе не заскучаем!» - обрадовалась Света. - «Обсудим Ларриса вдоль и поперек».

Внезапно вспомнилось, что в комнате по-прежнему томится тот, кому на данный момент гораздо хуже нас. Пожалуй, даже хуже той журналистки, что летом катается на лыжах, а зимой загорает… Мальдис поджал губы и продолжал терпеливо ждать, пока мы отправим его восвояси. И наконец-то не обманулся в надеждах! Света всплеснула руками.

- Ой! Простите! Я как раз собиралась вас отпустить… А тут…

- Задумались о вечном, - подсказал Мальдис, с упоением глядя на дверь.

- Идите, большое вам спасибо, - едва эти слова сорвались с моих губ, слуга вскочил как ужаленный и пулей вылетел из комнаты.

- Какие-то они тут нервные, - усмехнулась Света. - Вон мы грохнулись из мира в мир, грохнулись с этажа на этаж… И спокойны как удавы. Даже Ларриса не испугались. С другой стороны… они с ним живут много лет… Тут любой неврастеником станет. Ну что? По постелям?

И вот только теперь, запоздало вспомнилось. Черт! Мы же не спросили у Мальдиса кое-что важное! Во всяком случае, мне так казалось.

Зардис предложил сопровождать меня на отбор, а Валькант очень странно на это отреагировал. Складывалось впечатление, что принц и аррен молчаливо обсуждали нечто, о чем мы не догадывались. Будто сопровождение девушки на конкурс означало гораздо больше, чем мы воображали. Но расспросить об этом слугу уже не представлялось возможным. Уверена - он на полпути к другому концу замка. Даже если живет неподалеку. Так, на всякий случай. Вдруг догоним и продолжим разговор… Я бы на месте парня не рисковала.

Переночевать можно и у знакомых лакеев - пристроиться где-нибудь на диване, в кресле, на полу, в конце концов. А вот снова попасться к нам в лапы… вот это вот по-настоящему страшно.

Света вопросительно кивнула, словно опять проникла в мои размышления. Я отмахнулась. От усталости язык почти не ворочался.

- Значит, до завтра! Я зайду, после свидания с Валькантом! - пообещала приятельница и юркнула в свою квартиру. - В подробностях расскажу, как все прошло. Лично, а не мысленно! - добавила, закрывая за собой дверь.

Я хихикнула и недолго посидела, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Нет, приятно конечно пообщаться с принцами, вельможами, шутами всякими… Но после этого безумно хочется тишины и покоя. В том числе и от Светы. Хотя приятельница все больше мне импонировала. Она не унывала, умудрялась даже истинно-попаданскую язвительность проявлять так, что бы не выглядеть хабалкой. Я назвала бы ее попаданкой новой формации. Юмор, отвага, желание устроиться в новом мире получше - все было при Свете. Но какое-то рафинированное, я бы даже сказала - окультуренное. Фалькон, и впрямь, расстарался, подбирая богинь. Возможно, даже следил за нами, проверял, испытывал.

Еще бы! Никакой он не обычный королевский шут-затейник! Фалькон очень мощный маг или даже больше того… А маски помогают скрывать его истинную сущность. Не говоря уже о шутках-прибаутках. Боюсь, веди он себя как зеленоглазый жердь, Фалькона побаивались бы тут всерьез.

Ну а что? О его способностях никто ничего толком не знает. Возраст шута тоже неизвестен. Зато все понимают - он тут очень давно, древний и мудрый. Думаю, только шутовская должность и позволяла Фалькону располагать к себе, рождать доверие, а не страх и настороженность.

И чем дольше я размышляла о шуте, тем все больше казалось, что ему можно доверять. Не так чтобы все и сразу. Не то чтобы безоговорочно. Но Фалькон выглядел порядочным, хотя и очень скрытным. Думаю, даже принцы, даже король Дралько не видели истинного лица шута. Впрочем, помогал он монаршей семье исправно, служил, так сказать, верой и правдой. Вот никто и не стремился копнуть поглубже. Сдернуть с Фалькона чужие ужимки, счистить налет чужих эмоций, стереть чужие выражения глаз.

Ну да ладно. Мы еще к нему присмотримся. Я и Света! А это уже сила. Целых две богини, способные перебрасываться мысленными посланиями, соблазнившие лучших вельмож королевства.

Держись, Вейливер! Мальдис уже испытал на себе наши таланты…

Вот только помоюсь, высплюсь, приведу себя в порядок… и… разгуляюсь…

Я поставила себе зарубку как можно раньше навестить Елену. Как-то же она оттолкнула регента. Многие интересовались ее антиларрисовой методой. Конечно, советы Зардиса - очень даже неплохо. Не говоря уже о свидании к красавцем мужчиной, хоть и молчуном, каких свет не видывал. Но способ Елены уже однажды сработал. А вот помогут ли методы принца - бабушка надвое сказала.

Главное в консультации Зардиса вовсе не рекомендации, как отделаться от Ларриса. Надо выяснить - как тут положено себя вести, познакомиться с основами этикета. Хотя бы выглядеть на балах-охотах как порядочная аристократка. А не попаданка, у которой на лбу написано: «Сделано на Земле. Товар российский. Потому эффект его действия на окружающих предсказать не беремся. У нас и использованные петарды взрываются. А шариками для пейнтбола вообще можно затопить небольшую африканскую страну».

Ну и, разумеется, уточнить на счет сопровождения. Чем больше я о нем размышляла, тем все больше чудилось - эта часть монолога Зардиса была самой важной. Внезапно вспомнилась одна деталь. Принц спрятал руки за спину, а Валькант словно инстинктивно потер безымянный палец. Значило ли это хоть что-то? Я понятия не имела. Но жесты почему-то показались говорящими… Вот только о чем?

Я волевым решением заставила себя подняться с кресла. Помылась, почистила зубы и с наслаждением легла в мягкую постель. Надо отметить - кровати в замке оказались выше всяких похвал. Огромные - крутись, как хочешь - они приглашали тело в мягкие объятия матраса, и тот упруго выгибался, принимая наилучшую для гостя форму. Я натянула одеяло до подбородка, повернулась так, что бы фонарь не светил в глаза и расслабилась.

Можно было задернуть шторы, создать глухой полумрак. Но меня охватила ужасная лень. Едва голова коснулась мягкой подушки, веки сами собой слиплись намертво, а тело наотрез отказалось совершать очередные подвиги. «Плевать! Я и так отлично усну!» - решила я и отключилась.

ГЛАВА 3

- Утро красит нежным светом стены древнего Кремля! Просыпается с рассветом несоветская земля!

Последние слова железно убедили меня, что уже не сплю. Я открыла глаза и обнаружила Свету. Приятельница, кажется, давно встала, прихорошилась и пила свежезаваренный чай в кресле, неподалеку от окна.

- Вставай, соня! Нас ждут великие дела! - воскликнула Света, и птицы за окном подпели ей на разные голоса.

С улицы повеяло медовым ароматом нектара, легкий ветерок пощекотал лоб.

- И давно ты тут? - спросила я приятельницу, уже даже не удивляясь тому, что Света пришла, пока сплю и распоряжается тут как в собственной квартире.

- Да недавно! - отмахнулась приятельница. - Часа два или чуть дольше. Ты так сладко спала, что я решила не будить. Нашла на кухне листья того самого травяного чая. Заварила. Получился немного крепче, чем вчерашний. Но ты просто разбавляй. Вставай, мойся, одевайся. Я договорилась о встрече с Еленой до завтрака. Завтрак, если что, здесь в одиннадцать. Надо торопиться. На расспросы остается совсем мало времени…

- Договорилась? - удивилась я. - А как ты нашла ее?

- Да ты чего? - Света всплеснула руками, будто поражалась моей недогадливости. - Мы же еще вчера установили - богини могут общаться телепатически. Я встала спозаранку. Ну знаешь, школьная привычка. Уроки, экзамены, планы… Привела себя в порядок и от нечего делать послала запрос Елене. Вначале она слегка удивилась. Ну как слегка? Ты много матерных слов знаешь? Я вот несколько не поняла, в следующий раз запишу. Для принца Ларриса. В качестве последнего средства, так сказать, лингвистического дихлофоса против жениха. В общем, я ее слегка разбудила. Елена выговорилась, вспомнила моих предков и родственников до тринадцатого колена… А потом пообещала встретиться, около девяти по местному времени. Оно кстати как на Земле. 24 часа в сутки, 60 секунд в минуте, 60 минут в часах. Можно сказать легко отделались. А то представь было бы 60 часов в день! Умереть не встать. Никакой божественный организм не выдержит…

Света продолжала, а я встала и сладко потянулась. Боже! Как же это здорово с утра не спешить на работу! Не окунаться в машинный гул, не стоять в пробках, слушая водительские перлы. Наверное, они не уступали елениным. Не бежать в душный офис, не внимать каждому слову невростеника-редактора, который боится собственной тени. Даже собираться по трое в столовой запретил. Все переживал, что мы за едой обсуждаем его, любимого. Ну да! О чем же еще говорить журналистам за обедом и чаем? У нас же нет ни друзей, ни интересов. Один несравненный редактор и страшные козни против него! Зачем, спрашивается? Да так, из любви к искусству!

Боже! Как прекрасно просыпаться и понимать, что ты никому ничего не должна! Не обязана дописать материал, сдать на верстку, вычитать и не сделать ни единой ошибки в имени-фамилии ньюсмейкера! Не говоря уже о том, чтобы сломя голову бежать на какой-нибудь министерский брифинг. Трепетно внимать, как чиновники трудятся в поте лица, улучшая нашу жизнь и зарабатывая «несчастные миллионы». Часа три отчаянно бороться со сном ради пары строчек в полосе и галочки «Мы посетили важное мероприятие. Просим любить, жаловать и подать на бедность от правительственных щедрот».

Ехать домой, все по тем же пробкам, с тем же чудесным музыкальным сопровождением - матом и воплями возмущенных водителей. Странно, что автовладельцы еще не привыкли, не адаптировались. Мы со Светой к Вейливеру адаптировались быстрее, чем они к ежедневным часам пик - утреннему и вечернему.

Бежать в магазин и, валясь с ног, и стряпать себе ужин. Вот, зачем, спрашивается? Я женщина одинокая, могу съесть и пиццу. Но ведь не-ет! Я рабыня привычки, невольница стереотипов.

Дальше - сериал, новости, больше похожие на ток-шоу вперемежку с ужастиком, прогноз погоды, который никогда не сбывается и постель. Очередной день прожит. Когда? Как? Да какая разница. Главное, что закончились хлопоты, завершилась круговерть бесконечных дел. Время замедлило свой ход ровно до следующего утра…

А вот сейчас я наслаждалась часами, отпущенными на себя, любимую.

Приняла освежающий душ, вытерлась махровым полотенцем, накинула голубой халат, до пят, шлепки со смешными пампушками и отправилась к шкафу.

Та-акс! Что мне тут предлагают новенького? Со вчера ничего не изменилось. Туники, юбки, платья в пол, босоножки и туфельки. Я выбрала ярко-бирюзовое платье, с разрезами до колен. Света нарядилась в такое же, только цвета весенней хвои. Заметив, что я почти готова, приятельница жестом пригласила к чаепитию.

- У тебя ровно двадцать минут! - деловито сообщила она. - Потом придет слуга и проводит нас к Елене. Она обещала прислать лично.

Я поискала взглядом часы. Такс… Светло-бежевые стены, словно покрытые тонким слоем лака, мебель из белоснежного дерева, сводчатый потолок, два окна… Где часы-то? На мой вопросительный взгляд Света ухмыльнулась и ткнула пальцем в окно. Ага! Слона-то я и не приметила!

Прямо напротив нас высилась светло-лиловая башня, сплошь увитая тонкой вязью узоров. На стройном шпиле трепетал флаг с изображением белоснежного животного, похожего то ли на слона, то ли на носорога. Во всяком случае, в геральдической интерпретации зверя опознать не получалось.

Чуть ниже и немного боком к нам пристроились белые куранты. Стрелки их выглядели настоящим произведением искусства. Ажурные переплетения черного и желтого металла образовывали настоящие картины. Вельможи, дамы, влюбленные парочки ходили, общались, разъезжали на животных, вроде единорогов и сфинксов. В том же стиле была выполнена и рамка часов. Я так отвлеклась на оформление курантов, что лишь спустя пару минут сообразила - еще только десять минут девятого!

Называется, выспалась в свое удовольствие! Все равно вскочила с утра пораньше. Может и не настолько рано, как на работу… Но все-таки… Конечно, кто знает - сколько я еще проспала бы, если бы не бодрое пение Светы… Но что-то подсказывало - рассчитывать на тишину по утрам мне больше не стоило.

- Погоди-ка! - смекнула я, закончив любоваться часами. - Елена уже накоротке с местной прислугой?

- Ай! - отмахнулась Света и всучила мне в руку чашку с напитком. - Это мы ничего не знаем и не умеем.

Я застыла с чашкой в руках, вопросительно глядя на приятельницу. Света встала, гордо прошлась вдоль стены, приостановилась и торжественно ткнула пальцем в большую синюю кнопку. Та вспыхнула оранжевым, а спустя секунду на пороге появился слуга - весь в зеленом, как и положено. Парень нервно переступил с ноги на ногу и откинул со лба длинную светлую челку. На простом, но приятном лице его так и читалось - да это же те самые, которые пытали Мальдиса… Спасайся кто может! Похоже, слава бежала впереди нас. Света так впечатлила личного лакея Зардиса, что теперь вся местная прислуга воспринимала нас как американские шпионы агентов КГБ.

- Вы что-то хотели? - не выдержал пронзительного взгляда Светы слуга. Приятельница пригладила короткие густые волосы, прошлась туда-сюда, для пущего эффекта. Я почему-то вспомнила песенку из старого советского мультика: «Мы летаем, кружимся, нагоняем ужасы». Пели ее привидения. Но сейчас, в исполнении Светы, песня обрела бы вторую молодость и жизнь.

Слуга выпрямился, дважды сглотнул и даже вздрогнул, когда приятельница резко притормозила напротив.

- Скажите, а что означает сопровождение девушки на смотрины к возможному жениху? - вдруг вспомнила я о том, что так давно беспокоило.

Слуга посерьезнел, опасливо покосился на Свету. На лице его так и читалось: «Начинается… Теперь живым не уйти».

В тот момент он и сам не понимал - насколько оказался прав.

Приятельница пожала плечами, уселась в кресло и небрежно махнула рукой.

- Да ладно вам! Я и не думала пытать вашего Мальдиса. Просто вспомнила, как спрашивала школьников на экзамене. Мучительно выискивала вопросы, на которые у них есть ответы. Пыталась раскопать залежи знаний под многотонными пластами полного невежества…

Судя по выражению лица слуги, понял он из монолога Светы немного. То ли школьники в Вейливере оказались на редкость смышлеными, то ли учителя не слишком старались «докопаться» до их знаний, но сочувствия приятельница не дождалась. Разве что от меня. Зато у парня задергался глаз.

- Вы лучше ответьте про сопровождение, - напомнила я слегка подвисшему лакею.

- Ах да! Простите! - спохватился он. - Видите ли. По нашим традициям, если женщина дает мужчине согласие сопровождать ее на смотрины к жениху, она фактически дает согласие на то, чтобы этот мужчина просил ее руки, если первый откажется.

Бзинн… Хорошо, что чашку я держала не над собой. Фарфоровые черепки рассыпались по полу, напиток расплескался желтыми кляксами.

Слуга удивленно покосился на меня, на Свету, которая беззвучно хохотала и тыкала пальцем вверх, будто намекала на сцены из жизни знати, изображенные на потолке.

- Я вызову горничных для уборки? - робко уточнил парень.

- Конечно-конечно, - выдавила сквозь хохот приятельница. - И успокоительных девушке принесите, - кивнула она в мою сторону. - Не переживайте, это пройдет. У нее просто легкий шок. От счастья, наверное. С русскими женщинами такое бывает. Как захлебнутся в пучине безудержного восторга, как пустятся во все тяжкие… Прощай посуда и здравствуй кастрюля на голове мужчины.

Я хотела помотать рукой, успокоить слугу - он аж попятился, не понимая иронии Светы, наткнулся спиной на дверь и замер соляным столбом. Но в эту минуту случилась очередная уже неожиданность.

Из моих пальцев выскочили световые лучи, ослепили, ударили в стены, в черепки на полу, в чайник. Фарфор брызнул во все стороны, напиток тоже. Лучи отразились от стен, оставив на них длинные царапины, словно кто-то очень когтистый отчаянно скребся в другую комнату.

Кнопка для вызова слуги приняла на себя удар тоже. Вначале она вспыхнула синим, затем оранжевым, потом загорелась. Веселое пламя потянулось во все стороны, раскрываясь как диковинный цветок. Слуга стремительно пригнулся, и осколок кнопки просвистел у него над головой. Срикошетил от двери и присоединился к черепкам на полу. Сама кнопка неожиданно потухла и теперь напоминала большой оплавленный бутон.

Света уклонялась от лучей, осколков и брызг играючи. Без драматизма, в отличие от слуги. Когда все закончилось, бледный как мел парень прижался к двери, будто пытался с ней слиться.

На мой пораженный взгляд Света только пожала плечами и невозмутимо сообщила:

- Да поду-маешь! Ты еще не видела старшеклассников из моей школы. Когда я входила в класс, по воздуху порой летало и не такое. Кнопки, ручки, самолетики ещё ладно. Представь себе бумажный кулек с шилом или иголкой. Представила?

Я кивнула, слуга нервно дернулся.

- Вот такое у нас тоже случалось. И не так редко, как хотелось бы. Школа это… хм… школа жизни или выживания. Учителя и преподаватели вузов легко усмирят бешеного слона или медведя, разбуженного зимой. Тут главное крепкие нервы, хорошая физическая подготовка и готовность к любым сюрпризам. Даже если тебе рассказывают, что басни Крылова написал Гоголь, удивляться не надо. Просто ненавязчиво уточнить - о чем это бессмертное произведения Гоголя. И когда тебе скажут, что оно о том, как женщина бросилась под поезд из-за любовника, просто посочувствовать еще и Толстому.

Во время неспешного монолога приятельницы, слуга немного успокоился. И очень даже зря. Света разошлась не на шутку.

- И вот когда тебе говорят, что Пушкина звали Эммануил Шекспир главное выстрадать первые секунды. Не начать биться головой о стену, молотить кулаками по столу, упражняться в знаниях русского мата. Просто ненавязчиво достать из ящика томик и не ударить, заметь, лоботряса по темечку, а положить перед ним, раскрыть и ласково попросить прочитать.

Приятельница изобразила этот ненавязчивый, мягкий жест - саданула рукой по воздуху так, словно планировала разрубить кого-то напополам.

Из руки ее вырвался пучок света, врезался в стену, в кресла - и обломки белого дерева полетели во все стороны. Ножки закрутились как лопасти вертолета, сделали круг почета над нами и обрушились вниз. Слуга упал на пол и накрыл голову руками. Я вжалась в кресло. Куски дерева и опилки разметались по всей комнате. Теперь казалось, что здесь случилось, как минимум, землетрясение. Весь пол устилали осколки и щепки, лужи чая растекались ручейками.

- Ппростите, могу я теперь идти? - взмолился слуга, на всякий случай, пока не вставая. Света оглянулась на него, будто с трудом вспомнила, что в комнате мы уже давно не одни.

- Конечно! Вы можете идти, - утешила она парня почти светским разрешением.

Дважды повторять не пришлось. Слуга вскочил как подорванный и скрылся за дверью с такой скоростью, словно умел телепортироваться.

С минуту я ошарашенно оглядывалась по сторонам. Косилась на Свету, не зная - то ли обрадоваться пробуждению магии, то ли ужаснуться его последствиям. Но затем в дверь постучали и на ласковый ответ приятельницы:

- Входите, гостями будете! - В двери робко просочились десять горничных.

Старательно огибая нас по касательной, они принялись за уборку. Света преспокойненько посмотрела на башенные куранты, ткнула пальцем в потолок, отчего горничные пригнулись - так на всякий случай - и резюмировала:

- Давай не будем мешать девушкам работать. Пойдем к Елене. Где-то в коридоре нас должен ждать ее слуга. Надеюсь, у него крепкие нервы.

- Я тоже, - не удержалась я от реплики и двинулась вслед за энергичной приятельницей.

В коридоре мялся нервный лакей. Наверное, только наши, русские учительницы, что и поток учеников в перемену остановят и в мальчиковый класс войдут без содроганий, способны довести крепкого, жилистого мужчину до такого состояния. Шатен, выше нас на три головы, шарахнулся, когда Света пулей вылетела из двери. А когда за ней последовала я - и вовсе отскочил к противоположной стене.

- Я слышал, у вас открылся солнечный дар? - опасливо покосился на нас слуга. - Кстати, меня зовут Тейрилий. Я личный лакей Божественной Элейны, - он поклонился, не приближаясь.

Света обернулась ко мне.

- О как! У нее уже свой лакей. - И так резко развернулась к Тейлирию, что тот напоролся на стену спиной. - Скажите, милейший, а как Елена вас раздобыла? То есть где здесь раздают такую замечательную личную прислугу?

Слуга тяжело вздохнул и обреченно ответил, будто отдавал друзей и родственников на съедение чудовищу.

- Нынче утром к вам зайдут несколько лакеев и горничных. Вы сможете выбрать. Просто Елена попросила Фалькона назначить меня пораньше.

- Фалькона? - Света подскочила к Тейлирию, и тот ударился затылком о стену - пытался отодвинуться и забыл, что отступать уже некуда. Позади каменная кладка.

- Эм… Я думаю, хозяйка сама вам обо всем расскажет, - уклончиво ответил слуга. - Тем более, она уже заждалась.

- Так что же вы так долго?! - возмутилась Света. Тейрилий вздохнул снова - грустно-грустно и пояснил:

- Я давно вас тут жду. Просто стоял такой грохот, эмм… шум… звон бьющейся посуды… Я думал, вы либо развлекаетесь… Ну по земным традициям. Елена говорила, что ваши женщины иногда на радостях или с горя бьют все подряд. Посуду, мебель… мужчин… Либо практикуетесь в магии… В обоих случаях я не к месту и не вовремя. Я разве ошибся?

- Нет! - гордо вскинула голову Света. - Мы делали все и сразу. Так, что бы не терять драгоценного времени. Практиковались, развлекались, увлекались… Ну, веди!

Тейрилий даже не удивился тому, что вначале к нему обращались на «вы», а затем - без предупреждения и перехода - на «ты». Метнул сочувственный взгляд на горничную - та выходила из моей комнаты с ведром, полным обломков и черепков - и сделал приглашающий жест:

- Прошу вас, следуйте за мной.

- О как! Торжественно! - обрадовалась Света. Я хихикнула, и мы двинулись за мощной спиной Тейрилия.

- Ты не очень-то их запугивай, - шепнула я приятельнице, когда та слегка утихомирилась. - Мало ли… Успокоительного мне так и не принесли. Может, у них тут его и вовсе не водится. Не разработали. Редко таскают русских женщин, еще не знают - до какой истерики мы способны довести любого мужчину. Хоть короля, хоть принца, хоть самого шута…

- Ничего-ничего! - вполголоса ответила Света. - Несколько дней с нами в одной комнате, и их смело можно будет отправлять подменять меня в родную школу. Не выживут, так хоть развлекутся напоследок. Никакой магии не надо! Мои оболтусы и без магии любого изменят до неузнаваемости…

На этих словах Тейлирий обернулся, окинул нас опасливым взглядом и тяжко вздохнул. Света кивнула слуге, предлагая высказаться, ни в чем себе не отказывая. Но парень сделал вид, что не понял. Правду сказать, я поступила бы также. Исключительно в целях самосохранения.

Как выяснилось, Елену поселили недалеко от нас. Не успели мы толком разогнаться, как Тейлирий остановился возле одной из дверей и торжественно распахнул ее.

Елена встретила нас в кресле - так, словно под ней, как минимум, трон. Тонкие руки свободно висят на подлокотниках, спина выпрямлена, но в то же время свободна, голова гордо вскинута. Елена чувствовала себя королевой даже в розовом халате, кажется, на голое тело и совсем не переживала из-за отставки у принца…

Ее каштановые локоны были заплетены в колосок, босые ноги поражали идеальным педикюром с розовыми бабочками на ногтях больших пальцев. Два небрежных жеста - один Тейлирию, второй нам - и слуга исчез, а мы со Светой разместились в креслах, напротив «забракованной богини».

Елена неспешно налила чай в три фарфоровые чашки, похожие на те, что я благополучно раскокала, и поставила на прозрачный столик.

Комната ее выглядела примерно как наши. Высокие сводчатые потолки с «комиксами из жизни местной знати», мебель из белоснежного дерева, гигантская кровать и… мужские брюки на кресле. Сверкающие и зеленые как лесная трава. Я посмотрела на Свету, Света - на меня и приятельница, как обычно, опередила с вопросом:

- Так ты с Фальконом того? Ну, сама понимаешь?

Елена небрежно положила ногу на ногу, откинулась на спинку кресла и ответила низким, бархатистым голосом:

- И того, и этого, и эдакого. В общем, всего и сразу. Он меня для себя присмотрел. Знал, что смогу поразить Ларриса в самое сердце. А вчера вечером зашел, прямо рассказал о своих хм… чувствах, желаниях. Я обещала подумать.

- А заодно опробовать мужчину в деле? - не удержалась я, кивнув на постель. Большую часть времени рядом со Светой я чувствовала себя хорошей девочкой рядом с безбашенной подругой. Но время от времени удавалось оторваться и мне. Света хихикнула. Елена усмехнулась:

- Кстати, очень рекомендую. Местные мужчины это что-то… - судя по словам «забракованной богини», опыт у нее набрался немалый. Елена хитро подмигнула и сходу озадачила: - А вы, что, всерьез полагали, будто Фалькон подбирал нас для Ларриса и в одиночку?

- Стоп! - выбросила руку вперед Света в своем излюбленном жесте.

- Он, что, не один нас выбирал? - вырвалось у меня.

Елена чуть подвигала бровями, обвела комнату внимательным взглядом, словно удостоверялась, что нас не подслушивают и пояснила:

- Они втроем выбирали. Зардис, Фалькон и Валькант. И каждый умудрился вляпаться по самые уши.

- Ты хочешь сказать… - протянула я.

- Мы им сразу понравились! - добавила Елена, не дав Свете ответить за нее.

Приятельница забавно прищурилась, ткнула в «забракованную» пальцем и спросила:

- Что преподаешь?

- Высшая математика! - Елена ловко отдала честь.

- Русский и литература! - отчеканила Света.

Женщины обернулись ко мне. Пришлось повторить жест.

- Журналистика! Укрощение строптивых ньюсмейкеров, выуживание информации из тех, кто сам не знает, что знает! Многолетний опыт сна с открытыми глазами на судах и бриффингах!

Елена со Светой переглянулись и хором выдали:

- Наш человек!

- Слушай, у меня вопросов море. Пожалуй, даже океан, - в приливе энтузиазма Света аж подпрыгнула в кресле. - Как управлять способностями? Будут ли нас этому учить? Как ты отвадила Ларриса - мгновенно и навсегда? Что за странные вещи творятся в замке? Вчера мы чуть не убились, рухнув на нижний этаж. Едва спаслись от каких-то магических шаров. Как Зардис с Валькантом так вовремя оказались рядом, чтобы поймать нас и спасти? Почему Фалькон уверен, что Ларрис не выберет ни одну из невест? А если выберет, у девушки останется право голоса? Или ее обяжут выйти за принца?

Невольно вспомнились «пытки» Мальдиса. Вот только Елену шквал вопросов не смутил ни капли, не напугал и не обескуражил. «Забракованная» с улыбкой ждала, пока Света закончит, и явно собиралась удовлетворить наше любопытство. Если и не полностью, то по большей части.

- Начнем с того, на чем прервались, - по-учительски произнесла Елена и Света кивнула, отмечая знакомую фразу. - Фалькон, Зардис и Валькант выбирали невест Ларрису по нескольким показателям. Искали тех, кто не робкого десятка. За словом в карман не лезут, но образованы и воспитаны.

- Поэтому набралось столько учителей и журналистов? - воскликнула я.

- Ну да! - согласилась Елена. - Кто же ещё сумеет так интеллигентно опустить собеседника? Послать далеко и надолго? Оскорбить и унизить, не проронив ни единого грубого слова? Справиться с толпой придворных, не напрягаясь?

- Могут еще армейские генералы. Но они полом не вышли! - прокомментировала Света. Я хихикнула, Елена хмыкнула и продолжила:

- Следующим критерием было самоуважение и самодостаточность. Естественно, одиночество. Оказывается, лишь одиночки могут поселиться в этом мире надолго или навсегда. Остальные со временем как бы случайно попадают обратно. Работает нечто вроде равновесия между мирами. Если попаданцев многие помнят и ждут дома - их засасывает назад, помимо воли. Хоть корни пусти, хоть когтями цепляйся. Вселенную не переспоришь. Высматривали женщин, что ни за какие коврижки не выйдут за высокомерного пижона ради титула или денег. Заранее подстраховались. Убедились, что по закону нам, за моральный ущерб, полагается приз. Титул и надел. В противном случае мало ли… Вдруг кто-то предпочтет Ларриса жизни в бедноте и ненастьях? Вот почему Фалькон не сомневался - никто из нас не захочет выйти за регента после очной с ним ставки. Наследник достал здесь всех до невозможности. Мне даже картинки показали - Альдор, ну зеленоглазый колдун. Фалькон хоть и шут, но все его слушаются. Попросил - Альдор зашел на огонек и продемонстрировал кино о житие-бытие принца. Скажу прямо - зрелище не для слабонервных. Таких избалованных, изнеженных и капризных дураков еще поискать. И это говорю я, учительница, у которой лоботрясов, выскочек и скандалистов в каждом классе десятки! Нет, в плане образования Ларрис совсем не дурак. Способностями наделен уникальными. Но на этом его достоинства заканчиваются. То ли воспитанием испортили напрочь, то ли характер изначально был швах. Женщин не уважает, мать оскорблял, отца ни в грош не ставит, невест выбирает как лошадей на ярмарке. Соседям надоел хуже некуда дурными придирками и дикими выходками во время визитов посольства. Короче, мальчик с детства уверен, что подарок для всех. И каждый в лепешку разобьется, чтобы заполучить его в друзья, мужья и собеседники. Зальдис твой, - Елена взглянула так, словно мы с принцем уже женаты. - Неплох. Слегка нелюдим и стеснителен. Много занимался военным делом, разбирается в дипломатии. И вообще здесь его любят и ценят. Королевства не хотел. Отнекивался как мог. Убеждал отца взять бразды правления обратно. Но Дралько ни в какую. Так что теперь мы получим либо короля-высокомерного выскочку, от которого взвоет страна и соседи, либо молчаливого нордического мужчину, излишне совестливого и стеснительного. Думаю, выбор для всех очевиден.

Света кивнула, я махнула рукой в знак согласия. Елена улыбнулась уголками губ - снова почти по-королевски и вдруг подалась вперед, понизив голос:

- Но самая загадочная фигура здесь… - она выдержала театральную паузу, и мы произнесли хором, в три голоса: - Фалькон!

«Забракованная» хмыкнула, отмечая нашу прозорливость, и разразилась очередной уже лекцией. Лично я ужасно хотела выяснить - как гарантированно получить отставку у Ларриса. Но учитель есть учитель. Пока одну тему не закончит, другой не жди. Оставалось лишь сидеть и внимать.

- Фалькон очень мощный маг. Даже отчасти бог. Ну есть там у него какая-то божественная кровь. Живет очень долго, но женщину подобрать себе никак не мог. А тут я! - Елена указала на себя очередным уже царственным жестом и рассмеялась. - Не повезло мужику. Но вчера он доказал, что способен на многое. Теперь еще пара-тройка зачетов, два-три экзамена - и возможно допущу к сердцу. Пока только к телу допущен. Заговор… Фалькон о нем знал, но очень мало. Вроде бы пытаются похитить регента. Фалькон убежден, что все дело в его даре. Ну а вы… попали под раздачу огненных магических шаров случайно. Зато спасли вас нарочно. Зардис и Валькант следили … В меру своей скромности. Почуяли, что зазнобы покинули апартаменты - и тихонько направились следом. Считайте, что вытянули счастливый билет. Иначе разбились бы к чертям. Магия. Нас планируют обучать ей те самые кудесники. Ну что превратили нас из русских моделей в супермоделей с глазами змеи. Так вот, они уже в курсе, что у части попаданок досрочно пробудился дар. Ну как досрочно. Обычно это случается недели через две. Но в течение двух недель с момента перехода из мира в мир - норма. Ничего сверхъестественного. Если это слово применимо к колдовству.

- У кого-то еще открылся дар? - Света умела слышать главное. Мне оставалось лишь поддакивать.

Елена небрежно указала на себя, подняла открытую ладонь и там заплясали лепестки синего пламени.

- У большинства землянок либо дара нет вовсе, либо он связан с огнем, светом, электричеством.

- Не удивительно! - вырывалось у меня. - У нас же их вечно отключают! Скоро россияне на Земле начнут эту магию демонстрировать! А то жить уже невозможно. Недели не пройдет - опять свет отключают на сутки. Думаю, скоро на родине одни водой будут пуляться, другие - проводку током снабжать, третьи светить вместо фонарей. А то по ночным улицам ходить страшно. Освещение вечно не работает. Того и гляди нос расшибешь или коленку из-за невидимой кочки.

Собеседницы слушали с понимающими лицами. Света даже губы надула, Елена чуть напряглась в кресле. Память о коммунальных безобразиях не отпускала даже здесь, в магическом Вейливере. Боюсь и через сотню лет не перестану вспоминать любимое ЖКХ, электросети, водоканал и горгаз. Причем, не добрым словом, а теми самыми фразами, что поразили Свету в исполнении Елены.

- Но учтите, что магия у всех очень разная. Вот у вас, например. Я так поняла - световая? - походя удивила «забракованная».

Мы со Светой обменялись растерянными взглядами. Складывалось впечатление, что у Елены везде глаза и уши, даже в наших комнатах.

- Спокойно! Мне слуги рассказали, - ответила на невысказанный вопрос «забракованная». - Мы тут такого шороху навели! Легенды уже слагают, скоро песни примутся сочинять…Только и шушукаются - мол, иномирные женщины разгромили полдворца. Преуменьшают, конечно же! Наши не мелочатся. Уж крушить, так весь - от фундамента до крыши.

Мы с приятельницей прыснули, Елена присоединилась.

- Так вот. Световой дар световому рознь, - вернулась она к «уроку». - Крушить и поджаривать - дело не хитрое. Ломать не строить. Вот только одни черпают энергию извне, другие в собственной ауре, третьи - везде. Отсюда и способности пробуждаются разные. Одни летают на световой подушке. Другие - только стреляют лучами, третьи с помощью света перемещают предметы. Какой у кого дар станет ясно только через несколько дней. Пока это лишь так, отголоски. Магия будто бы сообщает, что в принципе она у нас есть. И предупреждает окружающих - мол, спасайся, кто может.

- Жаль, эти отголоски кое-кого оглушили, - съязвила я.

- Причем, во всех смыслах слова, - добавила Света.

- Ничего! Привыкнут, - отмахнулась Елена. - Куда ж они денутся. Слышала еще у Арины электрический дар и у Русланы. Они вчера свои комнаты чуть дотла не спалили. До сих пор слуги по стеночке ходят и кашляют.

- Ну, вот видишь! Не из-за нас одних здесь все такие нервные! - бодро сообщила мне Света. - Многие постарались.

- А все-таки, что по поводу Ларриса? - не удержалась я от вопроса.

Елена обвела нас со Светой взглядом, в котором так и читалось: «Спешка хороша только при ловле блох. А при объяснении материала главное спокойствие и методичность». Но все-таки сжалилась.

- Ладно! Что с вас возьмешь? Кроме сотни вопросов… - усмехнулась она. - Фалькон успел проинструктировать меня - что особенно ненавидит в поведении женщин Ларрис. Я применила все и сразу. Чтобы наверняка. И не прогадала. В общем, слушайте и запоминайте.

Света сложила руки на коленях и из строгой учительницы разом превратилась в заучку-отличницу. Я невольно подалась вперед и облокотилась о ноги.

- В общем, так, - начала с любимой присказки Елена. Она произносила ее почти перед каждой речью. А разговаривать короткими репликами, не речами, «забракованная», кажется, не умела в принципе. Профессиональная деформация, куда ж деваться. - Принц ненавидит, когда женщина смотрит прямо в глаза, как собаке. Наверное, боится, бедолага. Чувствует себя жертвой хищницы, которая буквально жаждет выйти за него замуж. Наивный… На самом деле претендентки мечтают убить его совершенно с другой целью. Чтобы избавиться от такого супруга.

Мы со Светой хихикнули почти синхронно. Елена даже не улыбнулась и продолжила.

- Принц ненавидит, когда женщина стоит руки в боки, а ноги на ширине плеч. Боюсь, наши попаданки уже вставали при нем в эту позу. А потом как шарахнут сковородкой или кастрюлей. Никакая боевая магия не сравнится… Ларрис запомнил или не запомнил, но впечатления остались на всю жизнь. Принц не любит когда женщина чешется. То ли блох опасается, то ли дурного воспитания. Не знаю уж что тут правильней… Не любит, когда женщина разглядывает других мужчин. Боится конкуренции, видимо. Хотя чего уж тут страшиться? Какая нормальная захочет с ним остаться? Еще Ларрис терпеть не может, когда женщина: трет нос, облизывает губы, сжимает руки в кулаки. Тут без комментариев. Я вот пауков пугаюсь до чертиков. А Ларрис - женщин, которые сжимают кулаки, облизываются и трут носы. Каждый сходит с ума по-своему. Я делала все и сразу и постоянно пялилась в глаза Ларрису, ловила взгляд. Притом заметьте! Ничто из этого не нарушает местный этикет. Про него мне Фалькон все уши прожужжал. Предупредил, что тереть нос не значит шмыгать. Облизывать губы следует кончиком языка, а не так, словно ела чебуреки и все лицо в жире. Он явно хорошо изучил русский колорит и культуру… то есть бескультурье…

- Я так понимаю, на кулаки ограничений нет? - уточнила Света.

- Показывать принцу кулак нельзя! - отрезала Елена. - У меня тоже руки чесались! Но воздержитесь. И еще! Ни в коем случае не закусывайте при нем губу и не вскидывайте мечтательно глаза. Это как раз Ларрис очень любит. Считает признаком женской влюбленности и романтичности.

- Всегда думала, что губу закусывают от злости, от ярости. Или если очень хотят в туалет, а отпроситься с урока стесняются, - удивилась Света. - А глаза вскидывают, что-то вспоминая. Например - почему не выучили к экзамену предмет.

- Да что с них возьмешь-то! - отмахнулась Елена. - Пара взрывов, два поджога - и они уже в панике. Мою школу аборигены бы точно не закончили! У нас в кабинете химии такие происшествия раз по десять на дню случались. А перед экзаменами - все двадцать. И никто даже внимания не обращал. Сходил за огнетушителем, вспенил кабинет и всех, кто под руку попался. И спокойно пьешь себе чай с тортиком от извинившихся учеников. Или кофе из того же источника. Я вот лично почти ничего не натворила, когда открылся дар… Ну так, по мелочи.

Елена замолчала и взглянула так, что я не выдержала и спросила раньше Светы:

- И что ты сделала?

«Забракованная» хитро подмигнула, огляделась, словно опять искала «жучки».

- Да в общем ничего особенного… Фалькон же остался тут… Ночевать, - Елена грациозно поднялась с места, неторопливо подошла к зеленым штанам и развернула их к нам другой стороной. На том самом месте, что призвано прикрывать ягодицы владельца, зияла большая обугленная дыра.

Света залилась смехом, я тоже. Елена подхватила.

Когда мы насмеялись вдоволь и вытерли слезы, «забракованная» поделилась подробностями:

- Бедный. Хотела похлопать мужчину по крепким ягодицам после хорошего секса и крепкого чая… Похлопала называется… Кто ж знал, что именно в это мгновение способности себя и проявят. Фалькон несколько минут скакал по комнате, пока не исцелился. А штаны подарил со словами: «Боевые трофеи надо копить, коллекционировать и демонстрировать врагам. Вдруг заговорщики и до тебя доберутся. Покажешь штаны. Предупредишь, что промахнулась. Хотела выстрелить спереди, а не сзади. Гарантирую! Ни один даже близко не подойдет».

- Стоп! - вновь выбросила руку вперед Света. - А я сейчас чего-то не поняла. Несколько минут? Пока не исцелился?

Елена кивнула, вернулась в кресло и выпрямилась там с прежней королевской статью.

- Фалькон полубог. На нем заживает как эмм… На собаке.

- Сравнила! - не выдержала я. - Хоть не с крысой и то ладно.

- А на остальных магах? - заинтересовалась Света.

- Прикидываешь - можно ли поджарить пятую точку Вальканта? - догадалась я. Елена захихикала.

- Не знаю, если честно. Видишь ли. У магов регенерация лучше, чем у простых смертных. Но насколько лучше… Это очень зависит от силы дара и плюс к тому от плотности ауры. Бывает аура очень мощная, но дар так себе и наоборот. Во втором случае колдунам приходится черпать энергию из окружающей среды. А если способности не позволяют, то из других. Такой вот магический вампиризм получается. Правда, осознанный и законный. Жертва обычно предупреждена и согласна. А колдун оплачивает «съеденное» деньгами или магической помощью.

- Как интересно у них тут все устроено! - воскликнула Света. - Но это еще не все вопросы. У меня их вагон и маленькая тележка.

- Не сомневалась! - спокойно ответила Елена. - Но, боюсь, в другой раз. Насколько я знаю, у вас свидание с Зардисом и Валькантом. Думаю, вам пора. - Елена указала на окно. Башенные куранты с ажурными картинками показывали половину одиннадцатого.

- Поторопитесь. Тейрилий ждет в коридоре. Эти двое любят приходить пораньше. Лучше, чтобы они застали вас в комнатах, чем увидели, куда вы ходили.

- Почему? - удивилась я.

- Ну как почему? - Елена опять закинула ногу на ногу и отпила чай. - Женская солидарность и не таких повергала в ужас и транс. Про ожог на ягодицах Фалькона, уверена, мужчины уже наслышаны. Мало ли что мы еще затеяли? Втроем-то? У местных красавцев много интересных местечек, которые так и просят, что бы их потрогали…

Она задорно подмигнула, косясь на многострадальные шутовские брюки. Мы со Светой рассмеялись и засобирались назад.

ГЛАВА 4

Тейлирий и, правда, ждал в коридоре. Нервничал, мерил шагами расстояние между стенами и очень обрадовался, когда мы вышли.

- Простите. Но вынужден просить вас поторопиться. Вас уже ждут, - произнес он так, словно мы настоящие королевы, не больше и не меньше, и срочно должны вершить дела государственной важности. Как минимум, предотвратить войну, как максимум - спасти Вейливер от Апокалипсиса.

Света многозначительно подмигнула и устремилась за слугой. Тейлирий припустил нешуточно, но постоянно оглядывался, убеждаясь, что мы не отстали.

У наших покоев, действительно, томились Зардис с Валькантом. Аррен стремительно двинулся к приятельнице. Принц застыл у самых дверей, не сводя с меня изумрудного взгляда. Света приняла предложенную кавалером руку и степенно скрылась в собственной комнате.

Зардис галантно отворил мне дверь и жестом пригласил внутрь. Молча поклонился, приветствуя то ли по форме, то ли от радости. Мда… Впервые я испытала некоторую растерянность. Не то чтобы мне раньше не удавалось разговорить стеснительных ньюсмейкеров. Не то, чтобы я тушевалась от взгляда принца, от которого мурашки тихонько ползли по телу, напоминая, что этот мужчина затронул меня всерьез.

Но ведь я и понятия не имела - как и о чем беседовать с местной знатью! Одно дело изучить досье ньюсмейкера от корки до корки. Вызубрить - чем человек живет, чем дышит, к чему склонен и какие у него интересы. Умело нажимать на эти рычаги, добиваясь, чтобы ньюсмейкер раскрылся, начал доверять, общаться без ненужного стеснения и робости. Совсем другое - инопланетный принц, или иноземный, не знаю уж как правильней… Я плохо представляла - с чего начать беседу и как расположить Зардиса к откровениям. Хотя он, вроде бы и так мне их посулил.

Принц выглядел настолько закованным в броню внешнего спокойствия, что складывалось ощущение, будто внутри у него бушуют те ещё ураганы эмоций.

Зардис торопливо прошелся по комнате, сделал мне знак располагаться в кресле и еще раз оббежал помещение по кругу.

Не принц, а скаковая лошадь перед большим забегом. Не мудрено, что он такой крепкий и жилистый. Если Зардис носится так перед каждым важным разговором… Наверное, ему ни один марафонец не соперник…

Я наблюдала за возможным королем, а он все сильнее напрягался. Мышцы бугрились под тонкой тканью светлой футболки, даже свободные черные брюки не скрывали игру крепких ягодиц Зардиса.

Лицо принца походило на каменную маску. Почему-то вдруг вспомнился исторический фильм. Герой делал предложение героине и вначале вот также метался по комнате. Но не успела додумать свою мысль, вспомнить название картины, как Зардис подскочил, ловко присел передо мной на корточки и выпалил:

- Нарра! Я не был с вами до конца откровенен!

Я аж вздрогнула от неожиданности. Мда… Если все мужчины в этом мире вот также начинают беседу, не удивительно, что им нередко приходится оставлять женщинам трофеи в виде подпаленных брюк. Какая нервная система выдержит подобные сюрпризы? То носится по комнате как угорелый, то бросается в ноги и тараторит…

С минуту я молчала и только моргала. Зардис заметил, произведенный эффект и давал мне возможность немного прийти в чувство.

Наверное, не все выживали после его страстных признаний. Кого-то мог ведь и удар хватить. Надеюсь, медики тут на высоте. А не только пластические колдуны да косметические маги.

Когда я немного отдышалась, даже глаз перестал дергаться, Зардис продолжил с места, на котором прервался:

- Я добился вашего согласия на сопровождение на конкурс королевских невест. Но не предупредил. Если вы пойдете со мной, то фактически заявите свету, что готовы к моим ухаживаниям. Мужчина, что сопровождает женщину на смотрины, получает право стать ее женихом, если невесте дадут отставку. Я обещал рассказать вам, как добиться отказа брата. Но не объяснил собственные намерения. Нарра! - он торжественно вскинул голову и посмотрел так, словно вот прямо сейчас раскроет мне тайну вселенской важности. - Я наблюдал за вами, задолго до нашего знакомства. Мы с Фальконом и Валькантом полгода подбирали кандидаток, изучали их, убеждаясь, что вы нам подходите. Я знаю о вас все, а вы обо мне вряд ли хотя бы немного. Мне придется многое наверстывать. Кажется, что мы знакомы лет сто. Но это только мое ощущение. Поэтому прошу еще раз простить меня за неуместный обман. Я собирался рассказать вам. Согласие не обязывает вас принять меня в качестве мужа. Только мои ухаживания. Дать шанс, как выражаются на вашей Земле. И все-таки вы фактически подтверждаете, что мои надежды не напрасны.

Он замолчал. Охохо… Так торжественно и беспокойно мне еще никто не предлагал встречаться. Я ошарашенно смотрела в лицо Зардиса и не знала, что бы такое ответить. Нет, окажись на его месте обычный мужчина, хотя бы не столь напряженный и взвинченный, я ответила бы, что несколько свиданий, чтобы узнать друг друга - еще не повод для такой нервозности. Поведала бы, что уже в курсе маленького секрета Зардиса, Фалькона и Вальканта. Елена выдала мужчин с головой. А «пытки пленных слуг» довершили картину. Я примерно так себе все и представляла. Но всерьез опасалась, что такое заявление лишь сильнее встревожит принца. И мало ли что он еще выкинет? У меня только-только сердце вернулось к привычному ритму… Магия магией, а инфаркты, инсульты и случайные остановки сердца из-за внезапных признаний еще никто не отменял.

Вот так поведаешь Свете, что при первых же словах Зардиса у меня сердце замерло в груди, заколотилось как ошалелое… Ведь совсем не то подумает… С ее-то земной испорченностью. Решит еще, что принц сделал, как минимум, непристойное предложение, как максимум - пристойное предложение руки и сердца.

Не дождавшись ответа, Зардис взял меня за руку, пожал ладонь горячими пальцами, погладил и спросил:

- Это так шокирует? - в его изумрудном взгляде плескалось волнение.

Вопрос вывел меня из ступора. Стало ясно - пора что-то говорить, соглашаться, признаваться. Иначе Зардис напридумывает себе еще бог знает что. Я судорожно соображала - что бы такое сказать. Уместное для ситуации и утешительное для принца. Главное не откровенничать, что шокировало меня вовсе не признание - внезапность Зардиса, сравниться с которой могло, разве что цунами посреди пустыни Сахара.

Я приоткрыла рот, хотела взмахнуть рукой в ободряющем жесте. И забыла, что ладони пленили пальцы Зардиса. Принц выпустил мою руку, но было уже поздно. Из пальцев выстрелили лучи, прошлись аккуратно над макушкой Зардиса. Запахло палеными волосами. Я собиралась извиниться, поклясться, что совсем не нарочно. И вообще управляю магией недостаточно виртуозно, что бы сознательно палить нежеланных ухажеров. Но в эту минуту из ладони пролился тугой луч света. Прямо вверх. С потолка посыпалось каменное крошево.

Зардис схватил меня, легким рывком выдернул из кресла, и унес на кровать, накрыв своим телом. Возможно, этого и не требовалось. Но раз уж принцу так захотелось обнять меня, прижать… Почему бы и нет? Я женщина с опытом. Таким нахрапом меня не шокировать…

В этот момент с потолка обрушились несколько каменных плит, с изображением суровых лиц местных вельмож. Звук вышел тоже суровый - «убуммц»… Даже с намеком на угрозы… С гораздо менее брутальным звуком «здрямсс» прямо на лица упали плиты с изображением двух аппетитных женских грудей, красиво задрапированных в платья, и… два таких же набора ягодиц.

Я едва сдерживала хохот, наблюдая - какими частями девичьих тел теперь любуются мужские головы. Но в эту минуту Зардис крепко прижал и накрыл рот поцелуем.

Неожиданно он реагирует на крушение родового гнезда! А если бы я взорвала весь дворец? Мы занимались бы сексом на руинах? Страстный мужчина, однако… Хотя, каждый возбуждается по-своему… Мало ли? Может у них вся Камасутра зиждется на позах в развалинах замков.

Увидел, как рушится здание - и все, готов к труду и обороне.

Впрочем, уже спустя секунду после того как наши губы встретились, я забыла про язвительные замечания. Задохнулась, ощутила, как тепло в животе стекается ниже. Запах разломанных огурцов и хвои приятно пощекотал нос. Принц целовался так, словно мечтал об этом лет сто, а не полгода от силы. Мда… мужчины тут просто огонь! Елена их не перехвалила. Словно в подтверждение моих мыслей в живот уперлось свидетельство пылкости Зардиса. Он тут же отстранился, прервал поцелуй и ловко откатился на другой край кровати. И пока я приходила в себя, поднималась, принц уже был на ногах и совершал очередной забег по комнате.

Ну что ж… Неплохой способ снять напряжение…

Оказывается, он не только нервничает «на ногах», но и, так сказать, усмиряет либидо. Что ж… Думаю, смогу привыкнуть. Мужчина хоть куда. Заводится с пол оборота, страстный и пылкий. Только уж слишком стеснительный. Похоже, все семейное нахальство и самолюбование по ошибке досталось Ларрису. Вот если бы поделить его между братьями… Может, и регент давно бы женился, и его брат тоже.

С другой стороны… Мне как раз нравится, что Зардис холост и очень мной увлечен.

Ну да… Следил за мной везде и всюду, изучал, как подопытную крысу… Зато можно не беспокоиться, что мужчина увидит тебя без макияжа, или с прежними чуть подплывшими формами. Он выбрал меня даже такую! Полюбил со всеми недостатками. Видел в минуты отчаянной истерии. Когда редактор нарезал круги по комнате, словно стервятник. Ежесекундно требовал сдать статью. В минуты грусти-тоски в одинокой квартире женщины без семьи и детей. В часы безудержного шоппинга, с которого и сдернул меня Фалькон.

Зардис знал, что не поддаюсь прессингу, даже если давит психованное начальство. Что уж говорить о мужчинах. Философски отношусь к «статусу» старой девы, не жажду выскочить замуж, неважно за кого и на каких условиях. Порой впадаю в глубокую депрессию. Ем мороженное килограммами, смотрю мелодрамы и читаю любовные романы.

Даром, что зачастую главный мерзавец и насильник к концу книги превращался в рыцаря на белом коне. Ну а что? Какая женщина не захочет, чтобы негодяй, от одного взгляда на ее несравненную красоту, от одного осознания ее духовного совершенства моментально стал порядочным человеком? Да каждая первая об этом мечтает! Правда, в романах последних лет почему-то вначале негодяй обязательно насиловал героиню, избивал или принуждал к отношениям. Видимо, писательницы опасались, что читатели, приученные к ЕГЭ и шаблонному мышлению не поверят, что герой - отъявленный мерзавец. Да и героиня не должна верить автору на слово. Авторы, они существа коварные… Могут обмануть, запутать, запудрить мозги наивным героям… Испытать на себе все самые худшие склонности героя, убедить читателей в его ужасности и отвратности - вот истинное предназначение героинь фэнтези последних лет. Потом их отмывают, откармливают и лечат за считанные часы. Чтобы не терять «экранного времени». Реабилитируют безо всяких психотерапевтов, одним лишь ласковым взглядом героя и его страстным признанием в вечной любви. И вуаля! Умная, образованная, казалось бы, вполне вменяемая женщина снова верит не логике - автору книги - и влюбляется в прежнего мерзавца. Теперь он няша, ибо насиловать не требуется. Героиня сама трепетно предлагает себя во всех видах и позах. Принуждать нет никакой необходимости. Героиня сама жаждет остаться с бывшим мерзавцем. А дальше несколько эротических сцен, страниц на двадцать, чтобы всех проняло и - хэппи энд с белым платьем.

В обычное время такое чтиво вызывало у меня острое желание сводить автора к психотерапевту. Тому самому, в сеансах которого решительно отказали героине, заменив его на «постельную терапию» с неутомимым мерзавцем в отставке. Но в дни депрессии я проглатывала романы запоем, запивала чаем и начинала новые.

Все это Зардис наблюдал и даже не записал меня в наивные дурочки. Не посчитал дамой со странностями и вообще неуравновешенной особой, от которой стоит держаться подальше.

Я нравилась ему немытой, не причесанной и даже больной. За описанный Зардисом период я как минимум дважды заражалась ОРВИ. Больничные наш редактор не поощрял. И любой заболевший непременно приходил на работу, щедро распространяя микробы среди сотрудников газеты и обитателей соседних офисов. Говорят, в себе все держать вредно! Надо делиться с окружением. Наверное, вирусы давно поставили любимому начальнику памятник при жизни. Кто же ещё так способствовал их приходу в массы, охвату как можно большего количества жертв? Принц не мог не заметить, как я обкладываюсь платками, хриплю, соплю и сморкаюсь…

Хм… Я вновь вскинула глаза на Зардиса. Он как раз заходил на очередной виток возле моего кресла. Мужчина-то клад! Любит меня всякой, совестливый, не лишен сочувствия… Просто хватай и беги! Главное только догнать. Скорость принц развил немыслимую, любому олимпийцу на зависть.

Я приподнялась на кровати, собираясь сказать Зардису, что поцелуй мне очень даже понравился. А его… как бы это выразить приличными словами… отклик в теле принца привлек меня еще больше. Зардис слегка приостановился, прищурился и посмотрел выжидающе. Зеленый взгляд впился в глаза так, что даже стало слегка не по себе. Я растеряла последние слова и фразы задолго до того, как они сложились в голове в приличное объяснение. Поэтому смогла сказать только:

- Вы вроде бы обещали инструкции по отваживанию принца Ларриса?

С минуту Зардис смотрел почти без понимания. Он явно ожидал тирады по поводу нашего поцелуя. Возможно даже ответа на свой вопрос, которого так и не последовало. Ну не получалось у меня открыться принцу, не разрушив при этом все вокруг и никого не покалечив. Видимо день выдался такой… Безответный.

С привычной прытью Зардис подскочил и присел рядом на корточки. После всего случившегося я почти не испугалась. Так, немного икнула от неожиданности.

Принц заглянул в глаза, опустил голову, будто чего-то смутился, а может просто демонстрировал, что плешь я ему не прожгла. Так, немного укоротила часть прядей. Теперь Зардис вполне мог бы похвастаться челкой с начесом, по древней земной моде.

Когда изумрудный взгляд впился в глаза снова, подумалось все - прижигание сетчатки против ее отслоения уже не потребуется. За неимением таковой. Взгляд принца буквально прожигал насквозь. Зардис выдержал недолгую паузу. Будто решал, достаточно ли мне огненного взгляда или нужно еще и магией пригвоздить. Так сказать, в отместку за все чудачества…

Зардис пружиной вскочил на ноги, я аж отшатнулась и едва не завалилась на кровать. Пока приводила себя в равновесие - физическое и психологическое - принц подтащил кресло, сел напротив и наклонился вперед, сложив руки на коленях. Теперь его взгляд сочился тревогой. Губы нервно дернулись в кривой улыбке. Не зная чего ждать от Зардиса - очередного поцелуя, страстного секса или самовозгорания, я замерла, боясь пошевелиться.

- Простите. Вас пугает моя невоздержанность и непредсказуемость? - осторожно поинтересовался принц. Я выдохнула, немного успокоилась и ответила:

- Ага. А ещё ваша внезапность. Я не особенно тут ориентируюсь и не очень готова к вашим резким приближениям и движениям.

Получился стих. Принц закивал, виновато сдвинул брови домиком - прямо как нашкодивший ребенок - и вдруг вылетел из кресла как подорванный. Пробежал несколько кругов возле кровати, словно проверял - достаточно уже удивил или осталось у меня еще место, где не было нервного тика.

Заметив мою реакцию, Зардис приостановился, задвигался медленней и спокойней. Нарочито неспешно вернулся в кресло, подался вперед и уточнил:

- А на вопрос не ответите?

Я наконец-то собралась с мыслями, да что там - просто собралась. Видимо, психика потихоньку адаптировалась, поняла, что покой нам здесь даже не приснится. Я прочистила горло и произнесла:

- Простите. Я немного растерялась. Готова к вашему сопровождению на отбор. Готова к ухаживаниям. Не сержусь на вашу… как бы это сказать… слежку. Но по поводу серьезных отношений должна еще подумать. Познакомиться с вами поближе.

Фуф! Кажется, получился довольно внятный и вежливый ответ. Зардис, похоже, ожидал большего - чуть нахмурился и расстроенно резюмировал:

- Благодарю, я понял. Буду счастлив сопровождать на отбор и встречаться вне конкурса, дабы познакомиться получше.

Он замолчал, замер статуей. И я в который уже раз пожалела о просьбе. Ну вот! Вначале принц носился так, будто готовился к Олимпиаде. А теперь застыл чугунным болваном. Оно мне надо? Уж лучше бы бегал.

- Ларрис? - осторожно напомнила я, потому что не знала - чем еще привести Зардиса в чувство.

Принц резко откинулся на спинку кресла, и опаленная прядь упала ему на лицо. Вначале Зардис слегка удивился. Выпрямился, быстро заморгал. Затем попытался сдуть челку. Но густую прядь до самого подбородка так просто с лица не уберешь. Зардис удивленно приподнял волосы, посмотрел на них, словно впервые видит и заправил за ухо.

В меня вонзился внимательный изумрудный взгляд. Не понимая - сердится принц, совестит или возмущается, я суматошно затараторила:

- Простите. Я не специально. Просто не умею пользоваться даром. Когда научат я никогда… вообще…

Зардис не двигался, слушал и молчал, и это совершенно сбивало с толку. Наконец, он вытащил из-за уха прядь, посмотрел на нее так, что глаза сошлись в кучку и вдруг заявил:

- Ничего-ничего. Не то чтобы из вас получился хороший стилист. Или как там, на Земле называют тех, кто оболванивает других, а затем уверяет, что это безумно красиво и модно? Зато удивлю придворных и Ларриса… Составлю конкуренцию блестящему Фалькону…

Я посмотрела на Зардиса, пытаясь понять - это он издевается, или всерьез? Принц улыбнулся и хохотнул. Я захихикала тоже. Несколько секунд мы истерично смеялись, освобождаясь от напряжения и переживаний. Зардис немного расслабился. Ну как немного? Спина его теперь походила не на спину часового у Тауэра, а на спину обычного часового в дозоре.

- Про брата расскажу так, - начал принц...

Зардис собирался разразиться речью, я - выслушать его от слова до слова. Но обстоятельства опять внесли коррективу. Казалось, судьба потешалась, смеялась до колик в животе, не позволяя нам с принцем удовлетворить любопытство друг друга. За стеной послышался крик, несколько забористых фраз Вальканта, явно не из кладовой вельможных комплиментов. Потом раздался грохот, новый крик аррена и комментарий Светы:

- Да ладно вам! Ничего особенного. У меня ученики и не такое переживали. И вообще классик нашей литературы Стивенсон говорил: «Шрамы ран и грязь странствий только украшают мужчину».

За стеной воцарилась глухая тишина. Словно Валькант потерял сознание от восхищения земной литературой или удара чем-то тяжелым по голове, а Света - дар речи от удивления. Но вскоре послышался возглас аррена:

- Ну и чего хорошего в грязных, вонючих мужчинах? Всегда думал, что украшает чистота и гигиена… Или этот Стивенсон просто утешал тех, кто не может помыться? Оказывал, так сказать, гуманную помощь?

- Гуманитарную помощь! - сурово и по-учительски поправила Света.

Я думала, Валькант обидится, как минимум - удивится. Но в эту минуту перед глазами мелькнули синие вспышки.

Вначале подумалось - Света не мелочится. Снесла ползамка и отстреливает ненужных свидетелей - меня и Зардиса. А потом скажет - что так и было. Просто стены решили полежать, отдохнуть, крыша обзавидовалась и присоединилась. А взорвалось все по камушку от случайного столкновения с воробьем-истребителем.

Но я жестоко ошибалась. Прямо в комнате образовалась воронка, потянулась к нам с принцем. Разверзлась на все помещение, захватило соседнее, судя по комплиментам, которые отпускали в адрес диверсантов Света и Валькант. Эти двое явно нашли друг друга. Они почти одинаково виртуозно обращались с ругательствами.

Меня дернуло вперед. Зардис подскочил, схватил, поднял на руки. Попытался выскочить наружу. Но нас дернуло снова - уже обоих. Несколько секунд Зардис проявлял чудеса спортивности - рысил на месте, пока неведомое чудище засасывало назад. Казалось, мы тренируемся на беговой дорожке. Немного поменьше экстрима, и тренировка с утяжелителем вышла бы отменной.

Воронке, видимо, наскучило представление. Ну в самом деле - бегут и бегут, нет чтобы цирковые кульбиты затеять. Тяга резко усилилась. Ноги Зардиса оторвались от пола и мы очутились в темноте и тишине. Света с Валькантом летели рядом и крепко держались за руки. Аррен поднял средний палец, будто слишком хорошо изучил земную жестикуляцию. Но когда Зардис ответил тем же, я поняла, что ошиблась. Мужчины разговаривали на своем языке жестов, чуть менее матерном, но более информативном.

Не успели мы со Светой присоединиться к беседе, как Валькант выбросил руку вверх. Из ладони его хлестнули потоки воздуха, даже волосы зашевелились на голове. Зардис повторил жест. Из пальцев его ударили молнии. Магические всплески сошлись над нашими головами. Раздался взрыв, нас заболтало и заметало по черному коридору.

Света крикнула что-то про свой недостаточно натренированный вестибулярный аппарат. Я хотела присоединиться - завтрак активно просился наружу, желудок скрутило. Но нас словно выплюнуло гигантское чудище, признав совершенно невкусными и несъедобными. Слава богу, до лепнины на полу мы не долетели. Приземлились неподалеку.

Пока мы со Светой пытались отдышаться, мужчины невозмутимо уложили нас на постель, скрестили руки на груди в одинаковом жесте и Зардис произнес:

- Мне это совсем не нравится. Ладно бы они настроили портал на ауру Ларриса. Но они заложили туда энергетику всего королевского дома! Даже остаточная магия девушек - и та показалась порталу знакомой.

- Да уж! Ничего не умеют эти диверсанты! - возмутился Валькант. - Попросили бы по-хорошему, по-доброму. Мы бы принца и так отдали. Возможно, что даже и с прикупом.

Я сосредоточилась на лице аррена, хотела удивиться, когда поняла, что он шутит. Зардис слегка похохатывал, Валькант беззвучно смеялся.

- А нам никто ничего не хочет объяснить? - Света приподнялась на кровати и смотрела на мужчин также, как вчера взирала на Мальдиса. Сразу перед пытками.

Зардис с Валькантом оказались гораздо крепче нервами. Или просто заранее прикинули - что их ждет на свиданиях с нами. Подготовились, помедитировали… с бокалом сильного успокоительного… Взгляд приятельницы друзья вынесли стоически. И даже когда Света нахмурила брови, будто слушала рецидивиста-двоечника, мужчины лишь прекратили смеяться.

Зардис взял себе кресло и устроился рядом со мной. Валькант отправился за другим, и я наконец-то увидела причину его возмущений. Спереди костюм аррена выглядел еще вполне ничего. Разве что на плечах кожаной жилетки красовались длинные подпалины. Все остальное - черные кожаные брюки, свободная бежевая рубашка казалось почти целым… Только не сзади. Сзади чудилось - одежду Вальканта раздирала пантера, как минимум. На жилетке красовались дыры, с неровными почерневшими краями. Мощная спина виднелась… э-э-э до самых ног. Да-да, Света не церемонилась, как Елена. Не математик же, какие уж там точные попадания. Приятельница растеклась мыслью по древу, вернее даром по спине аррена. На штанах Вальканта задняя часть отсутствовала вовсе. Только пояс удерживал брюки на талии. Я могла оценить крепкие мужские ягодицы, чуть прикрытые остатками рубашки.

Зардис надул щеки, несколько секунд держался и все-таки прыснул. Валькант сделал вид, что не заметил, повернулся к нам правым боком, подтаскивая к дивану свое кресло. И я обнаружила новое дизайнерское решение Светы. По правому боку аррена - начиная от подмышки и заканчивая коленом - была густо размазана зелено-красная кашица. Не сразу догадалась я о ее происхождении. Но присмотревшись повнимательней поняла - так вот что происходит с букетом, если его провернуть в миксере! Похоже, магия Светы пучками лучей не ограничивалась, потому, что цветочное желе присохло к одежде намертво. Так высушивают на солнце урюк. Валькант проследил за нашими взглядами, заметил, что я беззвучно смеюсь, а Зардис заливается хохотом и отмахнулся.

- Просто в следующий раз буду сразу ставить цветы подальше. Возможно, даже подвешу к потолку.

- Ну если ты совсем ничего не боишься… - протянула Света, взглядом оценивая расстояние от своих пальцев до остатков потолка…

Валькант устроился в кресле, вольготно откинулся на спинку и невозмутимо сообщил:

- После сегодняшнего мне уже ничего не страшно! Не думал, что свидание с женщиной может доставить столько незабываемых ощущений. А ведь я не зеленый новичок! Я воевал!

Он покосился на остатки лепнины и обратился к Зардису.

- Когда, говоришь, они будут тренироваться магии? Ну просто чтобы эвакуировать жителей окрестных замков и деревень?

Мы хохотали минут десять. Но когда немного успокоились, Света села, выпрямилась и атаковала Вальканта вопросом:

- Так что тут происходит?

Аррен даже не удивился. Кажется, недолгое общение со Светой лишило его остатков иллюзий, что дама сердца - прекрасный цветочек.

Валькант и Зардис переглянулись, встали и отправились на кухню. По дороге принц словно бы невзначай нажал кнопку вызова слуг. Горничные влетели в комнату, со швабрами и метлами наголо…

Ахнуть не успели, как остатки барельефа исчезли с пола, а мужчины вернулись со столиком на колесах. Чай с сильным ромашковым запахом, крекеры, орешки и сухофрукты - вот он здешний набор для задушевных бесед. Зардис налил мне чаю, Валькант - Свете. Мы разместились рядом со столиком, на креслах, мужчины - напротив. Благо носить кресла по комнате для них не составляло труда. Валькант ничуть не стеснялся того, что сверкал теми частями тела, которые подпалила Фалькону Елена. Зардис приглаживал новую «челку» и упорно заправлял ее за ухо. Но аррен заметил.

Кивнул на голову друга и уточнил:

- Смотрю и тебя облагораживали наши богини света, поджога и разрушений?

Света пригрозила Вальканту кулаком. Я воздержалась от столь экспрессивных жестов, стараясь не нарушать местный этикет. Зардис оценил, ободряюще улыбнулся и ответил другу:

- Нет, что ты! Я сам решил сменить имидж. Видишь ли… блестящие костюмы Фалькона постоянно отвлекают придворных. Захотелось и мне, так сказать, блеснуть. А то прямо обидно! Брат затмевает меня своим поведением, шут - одеждой. Вот теперь никто от меня глаз не оторвет! Будет думать - кто оторвал мне волосы и чем это грозит всем остальным.

- И Нарра блеснула лучом над твоей головой? - изогнул бровь Валькант.

- Теперь ты понимаешь - куда смотрят истинные леди? - Зардис небрежно указал рукой на оголенные части тела друга.

Валькант хохотнул:

- Истинные леди знают все достоинства своего мужчины!

- И пробуют их на прочность, - парировал Зардис.

В комнату заглянул слуга и протянул аррену новый костюм, такой же, как предыдущий, только без выжженных дыр и пятен.

- Уверен, что есть смысл? - съязвил Зардис.

Валькант хмыкнул и отправился на кухню. Вернулся уже переодетым, без драных вещей и с улыбкой на лице. Похоже, аррен не планировал оставлять Свете разодранные брюки в качестве трофея. Верил, что любой злоумышленник и без того будет обходить ее за десять километров.

Когда все удобно разместились, мы со Светой пригубили ароматного напитка, Валькант посмотрел на Зардиса и принц произнес:

- Видите ли. Есть серьезное подозрение, что кто-то хочет выкрасть Ларриса ради его магии. Но этот кто-то не очень близко общался с братом, поэтому настроил синие молнии, разрушающее пол заклятье и портал на энергетику всего королевского дома. Вы тоже получили немало такой энергии. Во время… эмм… вашего изменения, по прибытию в наш мир. Маги, что вами занимались, принадлежат к нашему дому. И энергетика у них соответствующая. В общем, из пушки по воробьям.

- Пфф… тоже мне киднепер! - фыркнула Света, смачно откусив крекер. - Они еще мой световой хук в тыл противника не видели!

Валькант непроизвольно пригладил брюки, словно вспоминал тот самый хук, а Зардис продолжил:

- Все верно. Таланта и ума у них немного. А может совсем мало информации. Но энергии они вложили в дело изрядно. Стало быть, Ларрис очень им нужен. Ну просто позарез. Значит, они не остановятся. Будут продолжать, пока не получат желаемое. А самый удачный момент для похищения…

- На этапах отбора! - предложила я, опередив Свету на считанные секунды.

Зардис чуть улыбнулся, оценивая мою догадливость, Валькант подмигнул приятельнице.

- Значит, надо держать ухо востро и готовиться к опасным приключениям.

- Еще более опасным, чем риск стать невестой принца? - не сдержалась Света.

Зардис хмыкнул, Валькант хохотнул, но мужчины так быстро посерьезнели, что становилось ясно - дело пахнет керосином. Даже если в этом мире о таком топливе никто и слыхом не слыхивал.

- В общем, так. Я сопровождаю Нарру, - решительно заявил Зардис и откинул назад челку, которая очень кстати упала ему на лицо.

- Ты только это… волосы прибери, - посоветовал Валькант и тут же добавил, - Я сопровождаю Свету! Она согласилась перед тем, как…

Аррен оглянулся назад, словно напоминал, что сделала приятельница с его одеждой сразу после согласия.

- А может она это от радости? - чуть улыбнулся Зардис. - Знаешь земное выражение - сиять от радости.

- Да-да! Еще светиться от счастья! Похоже, русский язык заранее предупреждает … как бы тонко намекает, - подхватил эстафету Валькант. - А мы даже не поняли. В таком разрезе меня всерьез пугает фраза «Взорваться от восторга». Вот думаю - переживет замок это действо или пора возводить новый, где-нибудь подальше.

Мы со Светой только хихикали, слушая, как упражняются в язвительности мужчины. Надо же бедным выпустить пар. В конце концов, одному подпортили прическу, второму едва не подпалили харизму… Другие бы обиделись, держались подальше. А эти гордятся своими женщинами. Поддерживают их во всех начинаниях, даже в самых разрушительных. Просто прикидывают - как оградить от наших талантов окружающих. Наслаждаться ими в одиночестве и ни с кем не делить. Принять, так сказать, огонь на себя. Кто на голову, а кто и - на место пониже.

- Мне нравится ваш оптимизм, - резюмировала Света. - Но что на счет бала? Ну и вообще! Нам обещали инструкции!

Я кивнула и покосилась на Зардиса.

Валькант тоже уставился на друга, будто предлагал ему взять слово.

Зардис огляделся по сторонам, словно ожидал очередной катастрофы, раз уж разговор вернулся в прежнее русло.

А он молодец! Понимает - какие эмоции вызывает Ларрис у «русских богинь». Света подмигнула, прочтя мои мысли.

Зардис вскинул глаза к потолку, с минуту изучал безголовых вельмож и безгрудых дам - внимательно так, задумчиво. Но решил все же попытаться.

- В общем так. Я видел, что делала Елена. Я так понимаю - этому представлению в стиле «я у мамы большая оригиналка, у меня и справка есть» ее Фалькон научил. Но если все девушки примут эстафету, желаемого результата не ждите. А у Елены аудиенции испросили все. Там после вас целая очередь страждущих…

Мы со Светой переглянулись. Похоже, наш маленький пакт с «забракованной» давно никакая не тайна. Лига «поджигательницы мужчин против сватовства Ларриса» замечена и рассекречена. Зато к нам присоединились новые члены… Не удивлюсь - если все невесты разом.

«Мы будем все отрицать!» - телепатировала приятельница. - «Скажем, искали ванну, что бы почистить зубы и случайно зашли к Елене».

«Уж лучше тогда сильно проголодались и пытались отыскать дорогу на кухню - возразила я. - Ванны тут есть в каждых апартаментах».

«Ну и что? Надо знать стратегический запас! Мало ли - что мы разнесем в следующий раз!» - невозмутимо парировала Света.

Зардис с Валькантом выжидали и так многозначительно переглядывались, словно о чем-то догадывались.

- Смотрю телепатический дар попаданок вовсе не сказки, - как бы невзначай сообщил другу аррен. Принц кивнул в нашу сторону.

- Как считаешь, что они замышляют? Спалить на нас всю одежду или выжечь волосы наголо? Хотят насладиться нашими фигурами или оценить форму черепа?

«Проверить - депилированы ли они!» - подбросила мне мысль Света. Я аж поперхнулась воздухом.

Валькант усмехнулся, оценив наши «гляделки». Света притворно надула губы, гордо вскинула голову и выдала:

- О таких вещах мы разговариваем только наедине! Сюрприз готовим.

Валькант осмотрелся по сторонам, Зардис оценил высоту потолка.

- Здесь много места для маневра, - приложив руку ко рту, произнес аррен. - Плюс мой ветряной дар. Если что зависаем повыше и ждем, когда буря уляжется.

Мне нравилось, как разошлись мужчины. Еще недавно наше с Зардисом общение напоминало прогулку по минному полю. Шаг - остановка, слово - пауза, перед каждым вопросом - мучительные раздумья. А вот теперь принц совершенно расслабился и чувствовал себя почти свободно. Открыто одаривал восхищенными взглядами, улыбался, шутил. Даже бегать перестал! Большой прогресс. Пока я раздумывала о приятном, Зардис посерьезнел и принялся инструктировать:

- А вот теперь самое главное. Вы должны не понравиться брату. Брат не любит когда женщина умничает, язвит на тему его несравненной персоны и часто задает вопросы.

- Ой! Да это мы запросто! - воскликнула Света. - Особенно по поводу умничания и язвительности. Такого Ларрис еще не слышал. Может даже за словарем сбегает. Вот навскидку. Ваше общество как безвоздушное пространство в космосе. Вроде и жить с ним невозможно и избавиться никак. Устройство вселенной, куда ж деваться… Ваше общество для меня как буква ять для русского алфавита. Чем дольше ее нет, тем сердцу приятней. Или вот еще. Чистый экспромт, между прочим! Я гуманитарий и в школе думала, что самое страшное - уроки физики и химии. Но сейчас, кажется, готова отсидеть их повторно, решить контрольные и сдать экзамены. Потому что в мою школу вас точно не допустят… Ну и мое любимое. Некоторых персон легче вынести, если вынести их из комнаты, а еще лучше - из здания. Как вам?

Зардисом с Валькантом переглянулись, слабо улыбнулись и принц подытожил:

- Это, конечно, прекрасно. Или как говорят на Земле - сущий креатив! Но ваша задача действовать, не нарушая этикета. Поэтому. Язвить нужно вежливо и галантно. Чтобы комар носу не подточил, как выражаются русские. Например. Ларрис наденет свой любимый золотой камзол, расшитый жемчугом. А вы, как бы невзначай, спросите: «Вы такой сильный. Наверное, много тренируетесь, раз можете носить столь тяжелые вещи?»

- Ну и где смеяться? - скривилась Света.

- В том-то и дело, - наставительно изрек Зардис. - Шутить, как привыкли, можете в нашем с Валькантом обществе. Ни в чем себе не отказывая. Кроме… излишних дизайнерских замашек… Хотя бы до бала. Помните - мы ваши сопровождающие. Так что краснеть придется вместе. А с Ларрисом вы должны язвить так, что бы он обиделся, но никто другой ничего крамольного в ваших словах не нашел бы. Напротив, чтобы каждую ироничную фразу можно было понять и как комплимент. Ларрис ненавидит двусмысленности. Сразу трактует их не в свою пользу.

- Не удивительно! С его-то обаянием и характером! - фыркнула Света. - Мне как-то больше импонировало зыркать на регента убийственным взглядом и вставать руки в боки. Но раз уж Елена решила нести свет знаний в массы… Боюсь, Ларрис не вычленит нас из толпы. Или того хуже - решит, что для земных женщин такое поведение - высшая степень восхищения. Он же уверен, что подарок для всех, так сказать фатально великолепен… В смысле умереть хочется при мысли о его совершенстве… И вот тогда нам точно конец.

- Представляю себе этот бал. Невесты встают в позу кастрюли, смотрят на жениха безумными глазами и сжимают кулаки, - не сдержалась я. - Боюсь, Фалькон пожалеет о советах. И танцы в таких позах получатся весьма оригинальные. Что-то вроде борьбы СУМО в легком весе.

- Зато диверсанты поостерегутся, - многозначительно ткнул пальцем в потолок Зардис. - Мало ли что ещё выкинут эти нездешние женщины? А если серьезно, держитесь все время рядом. Если придется танцевать с Ларрисом, от него сразу к нам! На сегодня план следующий. Сейчас подберете личных горничных или лакеев. Вызовем магов, чтобы э-э-э подправили интерьер и отправимся на маленький пикник. Заодно покажем вам город, окрестности. Немного освоитесь с миром. Я собирался наведаться в зверинец и познакомить вас с ездовыми атаррами. Это существа, размером с вашу лошадь, похожие на грифонов.

- То есть после Ларриса нам предстоит познакомиться еще и с гигантскими зверюгами? У которых клювы, когти и наверняка соответствующий характер? - расстроилась Света.

- Есть другой вариант - большой королевский обед, в обществе принца-регента, - небрежно обронил Валькант. - Можем сводить вас туда. Будет незабываемо.

- Нет! - решительно отмахнулась Света, я только кивнула. - Грифоны так грифоны. Готова даже в качестве бонуса выпить на брудершафт с какой-нибудь ехидной или трехглавой гидрой… У вас тут ничего такого не завелось, благодаря обаянию и дару Ларриса? Говорят, подобное притягивается к подобному. По-моему это из математики. А в нее я еще со школы верю как в магию. Понять невозможно, но впечатляет!

- Пока нет, а там как пойдет. Принц еще не вступил в полную силу, - Зардис ответил так серьезно, что на долю секунды я даже испугалась. В красках вообразила трехглавого змея, что сжигает дворцы и города, а сейчас прилетел полакомиться энергией жизни. Или какого-нибудь монстра-мутанта, что торопится разрушить местные здания раньше, чем мы со Светой до них доберемся. Даже в желудке похолодело. Но принц задорно подмигнул, кивнул на Свету - приятельница застыла в ожидании продолжения с крекером в зубах - и успокоил: - Да пошутил я.

- На счет полной силы Ларриса или гидры? - осторожно уточнила я.

- На счет всего, - Зардис тепло улыбнулся, словно мы давно жених с невестой. - В полную силу Ларрис вступил еще вначале года. А чудищ из мифов у нас не водится. Разве что вот атарры. Но они добрые и очень покладистые. Хозяина выбирают один раз и на всю жизнь. Очень преданные и ласковые. Прекрасные верховые животные, вот увидите.

Мы со Светой переглянулись.

«Добрые монстры» - резюмировала подруга.

«Своих обожают, чужих обожают сжирать с потрохами» - добавила я.

Света тихо хихикнула, мужчины хитро заулыбались.

- Всегда опасался женщин-телепаток, - резюмировал Валькант. - Мало ли что они задумают. А ты терпи и получай удовольствие от того, что остался жив.

- Неправильно делал! Надо было опасаться женщин со световым даром! - поучительно произнес Зардис, метнув взгляд на бедра друга.

Мы со Светой не сдержались - рассмеялись, и приятельница вернулась к своему излюбленному занятию - пыткам с пристрастием. Похоже, учительские годы не прошли для нее даром. Света экзаменовала всех, кто под руку попадался.

- А что на счет обучения магии? - деловито спросила приятельница и с хрустом раскусила еще один крекер.

Зардис с Валькантом так переглянулись, словно тоже общались мысленно. Я бы перевела их молчаливый комментарий примерно так.

«Им все мало! Хотят расшалиться на славу. Снести полгорода или создать проход на другую сторону планеты».

- Наш главный боевой маг Альдор займется вашим обучением вечером, до ужина, - деликатно резюмировал Зардис.

- Боитесь, что ужин прибавит нам сил? - вскинула бровь Света.

Мужчины вновь обменялись взглядами, и Валькант поднял руки, будто сдавался:

- Это была идея Альдора. Но, видимо, он тоже неплохо изучил русских богинь. Кстати, почти все девушки уже получили способности. Будет на что посмотреть.

- Или как говорят на вашей родине - наш товар, а вам крантец! - весело добавил Зардис.

ГЛАВА 5

Я полагала, что мужчины позовут лакеев и горничных в комнату. Но они пригласили нас в коридор - видимо, что бы освободить помещение для срочного ремонта.

А может просто боялись, что от восторга или в задумчивости, мы приведем апартаменты совсем в нежилое состояние, и ремонт займет куда больше времени и сил.

Хорошо еще, что делали его здесь при помощи магии! Иначе, боюсь, мы еще долго не вернулись бы в родные покои. Или того хуже - кочевали из комнаты в комнату… Ну мало ли какие еще сильные эмоции и порывы посетят двух русских попаданок? Очередная фееричная встреча с Ларрисом уже не за горами.

В соседние помещения мы не отправились. Зардис с Валькантом уверенно двинулись вниз по широкой лестнице благородного цвета кофе с молоком. Каждый столбик изящной балюстрады выглядел настоящим произведением искусства. То по нему бегали невиданные звери, возможно, те самые атарры и тигги, то свивались в причудливые кружева растения. Некоторые «кегли» сплошняком покрывали роскошные цветы. Я аж залюбовалась.

Вначале мужчины возглавляли процессию, показывая нам дорогу, и Зардис постоянно оборачивался, дарил теплую улыбку, но не произносил ни слова.

Наконец, принц слегка задержался, взял меня под руку и остаток пути мы проделали в ногу. Света ждать милости от природы не стала - сама нагнала Вальканта и с удовольствием приняла предложенную руку.

Замковые двери - все как одна, поражали изяществом и красотой. Высокие, тяжелые из серебристого металла, они демонстрировали нам барельефы-картины из жизни вельмож, как и фрески на потолке. Мужчины охотились - верхом на грифонах и пешими, женщины танцевали и задумчиво всматривались вдаль. Каждая брошка, каждая родинка, каждый перстень выглядели как настоящие.

За последними дверями раскинулся громадный сад. Я ахнула и притихла. Даже Света молчала и только озиралась вокруг. А я-то думала - лишить ее дара речи сложнее, чем иссушить океан или растопить полярные льды.

На пышных клумбах цвели розы, ирисы, лилии, широкими лентами устремлялись вдаль мощеные голубыми булыжниками дорожки. То тут, то там мелькали уютные беседки, сплошь увитые чем-то вроде декоративного плюща. По нежно-зеленому полотнищу сплетенных в невероятные узоры стеблей рассыпались цветы всех оттенков палитры.

Некоторые беседки плотной шеренгой огораживали деревья, похожие на свечки. Словно помогали влюбленным уединиться, скрыться от назойливых глаз.

Здесь пахло медом, ванилью и разломанными огурцами. Слабый ветерок шелестел листвой, птицы напевали что-то очень приятное, сложное и мелодичное. И даже стрекот жуков в мягкой пушистой травке, казалось, вторил им как ударник гитаристу.

Я почти настроилась на лирический лад, прониклась обстановкой, расслабилась. Зардис с Валькантом притормозили, позволяя нам со Светой насладиться моментом. Но в эту минуту из какого-то окна раздался истошный мужской крик.

А следом за ним почти невозмутимый комментарий Елены: «Спокойно. Просто добавь воды».

«Рекламу надо меньше смотреть!» - теперь голос Фалькона стал почти узнаваемым. - «Добавлять воду в обугленный фарфоровый чайник не самый удачный способ самоубийства. Осколки могут порезать не то, что нужно. Смерть не наступит, а вот последствия - наверняка. Лечение магией - это здорово. Но применять его нужно с осторожностью и желательно - как можно реже. Иначе организм обленится и перестанет восстанавливаться сам».

«Всегда плохо понимала химию», - спокойно парировала Елена. - «А организму, который перестал восстанавливаться, надо просто дать волшебный пендель».

Дальше все стихло. Наверное, Фалькон переваривал «доброту» возлюбленной, что грозилась «волшебным пенделем» сразу после очередного членовредительства. Возможно, Елена утешала кавалера обещанием в стиле «это ещё не конец света, будет гораздо хуже». Но в саду воцарились тишина и покой. Света с минуту стояла, сильно задрав голову - то ли пыталась определить - откуда звуки, то ли ожидала продолжения. Так сказать, второго акта. Но наружу вырвались лишь несколько тонких стебельков синего дыма. Устремились в небо и затерялись в лазурной синеве.

Валькант с Зардисом переглянулись и аррен резюмировал:

- Сегодня у нас весело. Почти незабываемо. Я вот все думаю, почему у нас отменили рыцарские доспехи?

- Они плавятся, - подсказал принц.

- Ну что ж! Вечером будет нам представление, - с дрожью в голосе произнес Валькант. Его извечный оптимизм, кажется, дал заметную трещину.

- Светопреставление, - тихо добавил Зардис и посерьезнел.

На бледных лицах мужчин так и читалось «Главное выжить и вылечиться. Хоть с магией, хоть без. А потом руины отремонтируем, котлован закопаем, пожар потушим. Вон на Земле и в палатках живут».

- Да ла-адно вам! - наконец-то обрела дар речи Света, - Не все так плохо. Будет о чем рассказывать детям.

- Тем, кто еще сможет их завести, - задумчиво обронил Валькант.

Света хотела возразить, даже набрала в грудь побольше воздуха, но возле одной из беседок выстроилась шеренга слуг. Вернее шеренга лакеев и очередь горничных.

«Мимикрируют», - не удержалась я от язвительной мысли. Костюмы слуг почти сливались с зеленью вьюнов, позы статуй в историческом музее усиливали впечатление.

«Ничего! Сейчас мы их расшевелим!» - бодро ответила мне Света и потянула Вальканта к прислуге.

Мы с Зардисом двинулись следом и… случилось нечто.

Почудилось - спину штурмовала бетонная плита. Причем, почему-то мокрая и склизкая. Удар был внезапным и очень болезненным. Я полетела лицом вперед, ожидая незапланированной встречи с беседкой и лечения местной магией, которую нельзя использовать часто. Увы! При сотрясении и переломах других вариантов поправиться к завтрашнему балу не предвиделось. Вокруг забурлила вода, словно невесть откуда прямо посреди сада появилась река. Я думала - все, конец нам, беседке и слугам. Если не погибну от травм, утону прямо на суше. Теплая влага забивалась в рот и в нос, словно подтверждала не слишком радужные догадки. Но ни паники, ни ужаса, ни желания позвать на помощь почему-то не возникло. Будто рядом с Зардисом я в полной безопасности, даже если нас заглатывает очередное мифологическое чудовище, размером с небоскреб.

Я лишь слегка расстроилась и немного удивилась тому, что реке вздумалось нанести незапланированный визит вежливости. А ведь раньше я даже темные ночные переулки на Земле за версту обходила. Ладно, подумаю о своем внезапном бесстрашии перед лицом новой катастрофы чуть позже. Когда выживу…

Зардис с Валькантом не растерялись. Принц в один прыжок преградил мне дорогу. Я врезалась в мощную грудь Зардиса, прижалась к нему и затихла. Тугой поток вонзился в принца, разбиваясь об него на множество струй. Зардис почти не двигался, стоял каменной твердыней.

Ну надо же насколько он сильный! Я от первого же удара отправилась в стремительное путешествие по саду.

Валькант суматошно крутанулся на пятках, выбросил руку вверх и нас окружил воздушный купол. Мощные потоки ветра носились с такой скоростью, что вода ударялась в невидимую преграду и рассыпалась на тысячи брызг.

Под ногами чавкали лужицы, одежда промокла насквозь. До слуг поток не добрался - отделались легким испугом. Горничные сбились в стайку, словно перепуганные птенцы и спрятались в беседке. Лакеи застыли, в ожидании приказаний. Похоже, на случай второго пришествия реки.

Я судорожно пыталась отдышаться. И только Света выглядела вполне спокойной и даже оптимистичной. Возможно потому, что ей достались лишь несколько смачных брызг, оставив на одежде влажные потеки.

- Зато полив здесь уже не требуется, - пожала плечами Света. - Сколько сил и времени сэкономим садовникам!

Зардис оглянулся на Вальканта и прижал меня покрепче.

- Интересно. У кого-то открылся водяной дар, - как ни в чем не бывало, поведал принц.

- Не знаю у кого, но главное, чтобы закрылся хотя бы через пару минут, - сдавленным голосом ответил аррен. С каждой секундой колдовство стоило ему все больших усилий. Валькант заметно напрягся, на шее вздулась сиреневая сетка вен. Пальцы на руке, которой аррен управлял ветрами, скрючило, будто от сильной судороги. Зардис вытянул руку, коснулся плеча друга, и тот заметно расслабился. Принц поделился энергий, магией и чем-то еще, неожиданно поняла я. Похоже, «колдовские выкрутасы» начали восприниматься как нечто обыденное. Наверное, угоди я сейчас назад, в родной мир, поразилась бы - почему женщин на улицах не коснулся апгрейд, а прохожие не в зеленых костюмах.

- Спокойно! - возразила Света. - Наши девушки и полицейского заткнут за минуту. Что им какой-то водяной дар!

Валькант с Зардисом недоверчиво переглянулись. Но приятельница, как обычно, оказалась права. Надо было делать ставки. Не успела я досчитать до шестидесяти, как потоп прекратился. Сиреневый замковый постамент, лестница, которые мы только что покинули, сверкали хорошенько промытым камнем. На цветах и даже деревьях блестели капли росы, будто недавно прошел сильный ливень.

В воздухе отчетливо чувствовалась сырость.

Зардис развернул меня к замку и молча повел внутрь - переодеваться. Света с Валькантом проследовали за нами. Теплая, почти безветренная погода Вейливера позволяла не ощущать себя мокрой курицей, не дрожать от озноба. Но сменить гардероб очень хотелось. Одежда противно липла к телу, влага текла по коже и неприятно щекотала. В босоножках мерзко хлюпало.

У самых дверей принц обернулся и пообещал слугам:

- Мы еще вернемся!

Реплика произвела на лакеев и горничных почти такой же эффект, как обещание Терминатора или рука зомби, что выстреливает из земли в конце фильма ужасов. Они заметно сникли, но не сдвинулись с места.

Замковые стены и лестница блестели влагой только до второго этажа. Зардис с Валькантом переглянулись, будто это означало нечто важное, но не проронили ни слова.

«Думаю, это Лариса!» - телепатировала Света. - «Только ее поселили на втором этаже. Как чувствовали. Убрали подальше от всех».

«Откуда ты знаешь про второй этаж?» - удивилась я. - «Опять пытала слуг? Почему без меня? Я хочу наблюдать! Набираться опыта!» - не удержалась я от язвительной реплики. После пережитого она так и просилась наружу.

«Мне Валькант рассказал, на свидании. До того как я… ну в общем слегка разогрела его брюки… До состояния плавления. Или как там говорят химики?»

«Не знаю как химики, а сценаристы говорят - поджарить зад».

В ответ прилетел мысленный смешок приятельницы.

В «родные» покои мы не отправились - наверное, там вовсю кипела реставрация. Стремительно отмотав три лестничных пролета, Зардис остановился, развернул меня вправо, а Валькант Свету влево. «Пытаются нас разделить, минимизировать ущерб!» - пошутила я. «Если что просто дай ориентир куда метить!» - бодро ответила приятельница.

«Они ещё не понимают, что вода, это только вода. А вот если объединить ее с электричеством Русланы с Ариной… Вскипятить нашим даром и огнем Елены…» - почему-то мои фантазии приобретали все более разрушительное направление.

«Хана всем!» - резюмировала Света. - «Кажется, учения будут похожи на военные…»

«Скорее уж на войну… Чего уж там…»

Мужчины переглянулись, будто расслышали все до последнего слова, и распахнули перед нами двери.

Комната Зардиса не сильно отличалась от моих апартаментов. Вот теперь, действительно, верилось, что нас принимают со всей широтой вейливерской души. Как истинных богинь во плоти, не хуже, чем принцев.

Разве что узор на спинке кровати образовывал какой-то причудливый символ. Нечто вроде единорога, с хвостом льва и крыльями Пегаса. Я начинала думать, что местные слишком зачастили на Землю. Иначе как объяснить, что многие чудища из наших мифов жили здесь на правах обычных животных? Не удивительно, что Зардис с Валькантом настолько хорошо владели тонкостями русской словесности. Правда, оставалось лишь догадываться - почему именно Россию так облюбовали вейливерцы. Складывалось впечатление, что они просто очень любили острые ощущения, а пощекотать нервы по-настоящему в родном мире никак не удавалось.

Магическая медицина, дар Ларриса, что круглосуточно обеспечивал урожаем и отличной погодой, сытая жизнь в королевском замке. Где уж тут настоящие приключения?

Наверное, путешествие на Землю, в мою родную страну вейливерские маги воспринимали как русские - квест по первобытным джунглям с динозаврами и стрекозами, величиной с истребитель.

Пока я размышляла, Зардис потянул вперед и оставил посередине комнаты. Теперь бросилась в глаза некоторая брутальность помещения, если можно так выразиться. Кровать выглядела чуть более крепкой, чем наши со Светой, на темно-синем белье колосились полевые травы, без единого цветочка и бегали тигги. Похоже, к этим животным здесь относились как-то по-особенному.

Узоров на белоснежных шкафах почти не обнаружилось, лишь тонкая вязь по краям дверец. В массивных креслах легко разместился бы даже великан.

«И ведь не боятся впускать нас в собственные комнаты!» - донесся из соседнего помещения комментарий Светы. Я усмехнулась. Следом послышалось: «А вот это уже интересно…» - и приятельница затихла. Я послала ей мысленный вопрос, повторила, но Света отвечать не спешила. За нее это сделал Зардис. Распахнул дверцы крайнего шкафа и достал мне… сухую одежду, точно в пору. Наряд выглядел намного привычней прежних. Бирюзовая туника, с разрезами по бокам и нечто вроде лосин, такого же цвета - тютелька в тютельку.

На мой пораженный взгляд, Зардис чуть попятился, будто ожидал, что сразу после этого в него вонзится пораженный луч света и ласково подпалит что-нибудь жизненно-важное. Так сказать, луч на поражение.

А уж когда я всплеснула руками, принц слегка побледнел, вытянулся струной и отступил на пару шагов.

Слава богу, мой солнечный дар решил воздержаться от комментариев. Зардис воспользовался передышкой и торопливо пояснил:

- Нарра, прошу Вас, не подумайте ничего плохого. Я предполагал, что вы можете заглянуть… хм… в гости. На всякий случай подготовил вам одежду, банный халат и перекус.

С минуту я вглядывалась в лицо принца. Пыталась понять - мы подумали об одном и том же, или это я одна такая испорченная.

Зардис скрестил руки на груди и принял новую защитную позу. Не глядя прикрыл дверцу шкафа ногой и уточнил:

- Я как-то оскорбил ваше целомудрие?

Эмм… Мое целомудрие… Значит мы все-таки мыслим в одном направлении. Не знаю даже - хорошо это или плохо. Все зависит от того, принято ли в Вейливере заниматься любовью до брака, не бросает ли это тень на женщину, не делает ли ее испорченной в глазах света.

Елена такими вопросами не заморачивалась. Ей нравился Фалькон и, похоже, у них все давно «на мази». Но королевский шут все же не принц. У него другие права, иные обязанности и неограниченные привилегии. Да и вообще - полубогам многое прощается. Особенно когда срочно требуется их помощь. А сейчас наступил именно такой момент. О покушениях, наверняка, все давно наслышаны. Включая короля Дралько, которого я еще ни разу не видела, но уже сомневалась в его разумности. Назначить Ларриса преемником выглядело не самой удачной затеей. Тогда я еще не представляла - чем все обернется, даже предположить не могла - кто в итоге займет трон.

Но вернемся к нашим баранам - к тем недалеким существам, что устроили магические ловушки. Кто стоит за диверсиями, пока не выяснилось. Насколько они сильны - тоже. Но магии заговорщики не жалели. Значит, столь сильный колдун как Фалькон нынче на вес золота. А его женщина - королева богинь и любые ее ошибки - не более чем милые монаршие шалости.

- В общем… - не дождавшись моего вопроса, возмущения или согласия, Зардис рванул с места, и остаток фразы произносил, описывая возле меня широкую дугу. - У нас помолвленная пара вполне может жить как… супруги. Я не думал, что вы согласитесь сразу… Вообще не думал… что вы согласитесь. Тем более, надо ведь еще разобраться со сватовством брата… Пока вы официально участница отбора невест ничего не может быть… Просто я побывал на Земле и видел… У вас ведь случается… Такое…

Зардис осекся и продолжил набирать скорость. У меня аж голова пошла кругом. Становилось ясно - либо он начнет тренироваться всерьез и на марафонскую дистанцию, либо я успокою принца тем, что вовсе не в обиде. Просто ожидала рассказа о местных традициях. Если те не против добрачного секса - почему бы и нет? Я женщина довольно опытная. Особенно, если сравнивать с девственницами… Два мужа и четыре почти любовника. До главного мы с ними так и не дошли, но успели поцеловаться раз пять или шесть…

- Да все хорошо! - выкрикнула я, едва не свернув шею - от начала фразы и до конца Зардис умудрился пересечь комнату по диагонали. Принц притормозил, за моей спиной, посмотрел с недоверием. Чуть прищурился, и уточнил:

- Вы, правда, не в обиде?

- Нет, конечно, - подтвердила я, только сейчас обнаружив, что за принцем тянется узкая водяная тропинка. Несколько таких же расчерчивали пол фигурными зигзагами. Зардис проследил за направлением моего взгляда, хохотнул. Я присоединилась. Видимо, напряжение момента мы привыкли выплескивать одинаково.

Я, кстати, тоже грешила тем, что на нервах носилась по комнате. Очень успокаивает. Энергия эмоций переходит в движение.

По всему выходило, что мы с Зардисом почти родственные души.

Принц облегченно выдохнул и отправился к другому шкафу. Пока он выбирал себе очередную футболку с брюками, я отправилась в соседнюю комнату. Быстро переоделась и вернулась с мокрыми вещами в руках. Принц оглядел меня с таким восхищением, что захотелось срочно его расцеловать. Когда Зардис не нервничал по поводу моей реакции на очередное его откровение, принц вел себя как настоящий влюбленный рыцарь. И мне все больше это нравилось.

На родине мужчины так не умели, да и, скажем откровенно, не старались учиться. Зачем? Женщин все равно больше, выбирай - не хочу. Любое чудо в трехдневной щетине и кубиках жира должны воспринимать как манну небесную. А уж если оно не пьет и даже способно вбить гвоздь с пятого раза … вообще падать ниц и молиться, чтоб не сбежал.

«А ты ничего!», «Неплохо выглядишь», «Детка, ты у меня ого-го!» - лучшее, чего удостаивали меня земные кавалеры. И то исключительно по особым случаям. Когда готовила особенно вкусный ужин, позволяла вытворять с собой в постели все, что заблагорассудится или лечила от смертельной простуды, с температурой 37, 0.

На родине я не понимала, как не хватает женщине такого вот неприкрытого, искреннего мужского восхищения, уважения и заботы. В Вейливере я оценила их вполне. Но не стоило забывать и о маленьком препятствии на пути нашего с Зардисом счастья. Ну как маленьком? Метра два ростом и с самомнением до небес. Прежде чем раскатывать губу и надеяться на приятные минуты с Зардисом, следует грамотно отделаться от Ларриса. Складывалось впечатление, что выбор регента станет неотвратимым. Слишком уж надеялся на него король. Вряд ли Дралько упустит такой шанс. Ларрис в кои веки не забраковал женщину напрочь, а счел достойной своей персоны. Да король собственноручно потащит жертву под венец. Думаю, Зардис понимал это тоже. Только старался не подавать виду. Притворялся, что «все схвачено, за все заплачено». Но его временами задумчивый и растерянный вид ясно говорил о том, что не все так хорошо, как мечталось нам с принцем.

Когда я вернулась в комнату, Зардис уже переоделся и ждал у дверей.

- Валькант недавно стучался. Соскучился, видимо, - сообщил он с легкой усмешкой. - Попробуем снова подобрать вам прислугу. Надеюсь, вторая попытка окажется удачней первой и в нас не ударит молния.

Я хихикнула, Зардис улыбнулся и отворил дверь.

Света оценила мой новый костюм, немедленно подняв большой палец. Провела рукой вдоль собственной алой туники и красных брюк. Мужчины неплохо изучили вкусы земных богинь. Усвоили, что платья в пол вовсе предел наших мечтаний. Особенно когда приходится летать вверх тормашками после удара бурного потока в спину или кататься на грифонах. Надеюсь, мы все-таки до них доберемся.

Выход из замка, дубль два состоялся вполне. Мы даже смогли приблизиться к беседке и наконец-то разглядеть прислугу. Мы почти одинаково замерли на минуту, будто каждый ожидал очередного катаклизма. Пропасти под ногами, цунами на голову или молнии, о которой подумал Зардис… Но на сей раз нас все-таки пронесло. Думаю, магия попаданок затаилась, чтобы от всей широты русской души порадовать колдунов на тренировке. И-их! Держись Вейливер!

Тут не новый замок потребуется - подземный бункер с запасами лет на десять, пока мы всему не обучимся и не наиграемся в буйных ведьмочек.

Выбор прислуги поставил нас со Светой в тупик. Даже неизменно предприимчивая приятельница заметно растерялась.

Горничные выглядели приятно, опрятно и приветливо. Лакеи делали вид, что безумно рады познакомиться, счастливы услужить. Но редкие опасливые взгляды свидетельствовали о том, что пытки Мальдиса стали притчами во языцах.

Мы с приятельницей несколько раз прогулялись вдоль шеренги, делая вид, что всерьез задумались и перекидываясь растерянными мыслями.

«Ну и что теперь делать? Они на одно лицо! Ну может и не на одно… Но я почти не вижу разницы. Это как Барби в магазине…»

«Понятия не имею!»

«А мы должны как-то аргументировать выбор? Или можно воспользоваться методом незабвенного профессора Тыка. Тыкнуть не глядя?»

«Не знаю».

Наш мысленный диалог прервал Зардис. Подошел, галантно предложил мне руку и спросил:

- Сложный выбор?

Я коротко кивнула.

- Моему вкусу доверитесь? - принц посмотрел так, словно от моего ответа зависела не только кандидатура прислуги, но и нечто гораздо большее. Я пожала плечами и поддакнула.

Зардис указал на одну из горничных и торжественно провозгласил:

- Эмира, теперь вы личная прислуга госпожи Нарры. Отвечаете за нее головой. Выполняете все поручения.

Девушка приблизилась, вскинула преданные голубые глаза, нервно заправила за ухо черную прядь и низко поклонилась.

Я тепло улыбнулась, и горничная заметно расслабилась.

Валькант последовал примеру друга, представив Свете служанку Дэйлу. Приятельница осталась вполне довольна.

Горничные поспешили в замок, наверное, проверить - как продвигается ремонт в наших покоях.

Мужчины вздохнули с ощутимым облегчением. По крайней мере, на сей раз обошлось без опасных для жизни сюрпризов и приключений. Зардис с Валькантом стремительно выбросили руки вправо, как два Ленина, что указывают светлый путь.

- Идем выбирать ездовых атарров? - обрадовался принц.

Видимо, эта перспектива нравилась ему гораздо больше, чем необходимость отбора слуг. Мы со Светой переглянулись и закивали.

Мужчины подали руки и вот так - чинно, неспешно, благородно мы проделали путь вдоль замка, обогнули его и увидели внушительную розовую постройку. Если бы не гигантский дворец, она сразу бросалась бы в глаза. Здание напоминало конюшню и гараж одновременно. Опять эти вейливерцы поживились земными идеями! Не удивлюсь, если чуть дальше обнаружится аэропорт. На входе при помощи магии «просвечивают» чужие сумки, отбирают последние бутылки воды у страждущих, чтобы местные кафе продали им другие, вчетверо дороже и впятеро хуже. В залах ожидания воюют за шанс прилипнуть к последнему свободному металлическому креслу несчастной пятой точкой. И какие-нибудь чудища, вроде птеродактилей, отправляются в дальние рейсы из одной ненавидящей Ларриса страны в другую.

Перед нами раскинулась постройка, с отдельными стойлами и общей «парковкой», разделенной столбиками с номерами. Такие же висели и на двери каждого стойла.

Издалека монументальное сооружение вблизи представлялось настоящей громадиной. Тут не машины парковать - космические станции расставлять впору. Мы со Светой робко притормозили у входа, но мужчины почти синхронно подтолкнули внутрь и вырвались вперед. Едва различимый гулкий стук подошв о каменный пол время от времени заглушали крики и гомон. Затрудняюсь сравнить их с чем-то знакомым - слишком необычно звучали голоса невиданных зверей. Одновременно походили на птичьи и львиные. Эдакое чириканье на низких нотах с рычанием вперемежку.

И что самое поразительное - ни животным потом, ни навозом здесь не тянуло. Свежий воздух с привкусом специй приятно щекотал ноздри.

«Кажется, мне становится страшно!» - телепатировала Света и впервые за наше знакомство я почувствовала себя отважней приятельницы.

Обычно Света стремглав кидалась на передовую, а у меня тряслись поджилки. Сейчас же до зуда в ладонях хотелось поскорее добраться до одной из дверей. Будто нечто незримое, невероятное звало оттуда. Света семенила за Валькантом к другому «стойлу» и выглядела куда менее уверенно. Мужчины почти одновременно направили в замки пучки синеватой энергии. Двери не открылись - отскочили в сторону, будто планировали кого-нибудь убить, и к нам навстречу вышли грифоны. Да-да, самые настоящие грифоны. Громадные птицы на четырех лапах, покрытые перьями и мехом вперемежку. Передние их лапы выглядели как птичьи, зато задние напоминали львиные. Я взглянула в глаза серебристо-голубого атарра, и тот послушно опустился на колени, словно предлагал прокатиться. Света резко осмелела, начала залезать на своего зверя-птицу, и я повторила за ней. Атарр подруги выглядел чуть темнее и между серебристыми перьями проглядывали черные.

Ахнуть не успела, как очутилась в небе. Казалось, грифон не оттолкнулся от земли и даже не начинал разбега. Взмахнул крыльями - и мы уже над «конюшней». Птица-зверь планером пронесся над зданием и зашел на второй круг, видимо, в ожидании моих приказов.

Ощущение свободы, полета, почти счастья охватило все существо. Не могу передать каково это - лететь вот так, на настоящем грифоне. Не в кабине вертолета, не в салоне самолета - верхом на послушном мохнатом чудище.

Ветер вплетается в волосы, небо нависло над самым темечком, облака можно пощупать руками, и каждый взмах гигантских крыльев уносит в неведомые дали.

Оставалась лишь одна загвоздка. Я понятия не имела - куда направиться.

Как можно задать направление в мире, где ничего не знаешь? Я со школы страдала сильнейшим географическим кретинизмом. Но там, на Земле, хотя бы существовали карты, глобусы и спасительный электронный путеводитель. Включаешь телефон, мини-планшет и девушка поставленным голосом предлагает ехать направо, налево, пеняет, что «вы сошли с маршрута» и рекомендует как на него вернуться… Через ближайший глухой тупик… Что поделать, программа тоже способна ошибаться.

Здесь же я видела лишь дворцовые сады и белокаменную стену, что окружала королевскую резиденцию.

«Юху-у-у!» - раздался над ухом восторженный крик. Нечто тяжелое просвистело неподалеку. Воздух разрезал новый уже совсем нечленораздельный вопль, похожий на матерный.

Я сразу узнала голос Русланы. Спортивная зеленоглазая красотка перешла на особенно заковыристые фразы. Я оглянулась. Серый с черным пятном во лбу грифон сделал крутое пике и попытался поймать Руслану на лету. Рыжая спортсменка стремительно падала, молотила руками-ногами по воздуху и не переставала удивлять всех вокруг своей нестандартной лексикой. Даже Валькант с Зардисом, что нагнали нас со Светой на черных, как ночь атаррах - и те потрясенно переглядывались. Оценили, насколько мы с приятельницей культурные. Можно даже сказать - светские.

- Я вот думаю - может на балу ей лучше все время жевать? - обратился к аррену принц. - Все-таки зря мы с Фальконом понадеялись на профессорские гены Русланы. У нее отец завкафедры электротехники.

- В семье не без угрозы, - подмигнул Свете Валькант, намеренно коверкая расхожую фразу. - Образование образованием, а уличные привычки уже ничем не перешибель. Вон даже магия у нее какая-то неправильная. Обычно если атарр находит хозяина, получается крепкая связь. И уже никаких объяснений не надо. Обучения тоже. Всадник и атарр чувствуют друг друга, как Нарра с Оллом или Света с Тта. И упасть со спины зверя невозможно. Но Руслана умудрилась и тут напортачить.

А ведь и правда! Вдруг посетила запоздалая мысль. Я не размышляла, как действовать - села и полетела. Не опасалась, что упаду, сорвусь с высоты. Чувствовала себя так уверенно, будто всю жизнь ездила на грифонах. Так работала связь между атарром и хозяином. Магическая и ментальная.

Она же удерживала нас «в седле», соединяла всадника с грифоном.

Я задала направление мысленно, не опасаясь, что атарр не поймет, не уловит. Грифон слушался так, словно мы и впрямь единое целое. Я думала - крылатый зверь делал. Я собиралась - он летел.

Вот почему нам не выдали «инструкцию по применению грифонов», не провели тренировки. Позволили оседлать летучих скакунов и смело выпустили в небо. Зардис с его-то нервозностью, Валькант, с его-то предусмотрительностью, не остановили нас, не осадили, когда мы со Светой полезли на собственных зверей-птиц. Не потому, что забылись, заразились нашей истинно-русской бесшабашностью, понадеялись на авось. Просто знали, что так правильно. Грифон и всадник находят друг друга как сказочные оборотни - единственную пару. И третий тут лишний. Он только помешает своими советами, ненужной заботой. В первые минуты знакомства атарр и его хозяин укрепляют связь, достигают понимания, и встревать между ними никто не должен.

Мои размышления прервала Руслана. Выдала такую забористую фразу, что даже Света мысленно ойкнула. Наверное, именно это и подстегнуло атарра спортсменки. Опасения, что хозяйку выставят за границы королевства, и останется он без наездницы навеки. Серый грифон ухнул вниз камнем, проскользнул между землей и Русланой и ловко встал на все четыре лапы. Спортсменка плюхнулась на спину мохнатого скакуна, вскинула глаза вверх и спросила в сторону Зардиса с Валькантом:

- Я что-то не понимаю! Где сбруя, где уздечка и где суперклей, чтобы не вылетать из седла?

Мужчины, слегка шокированные тем, что Руслана внезапно перешла на литературный язык, только сморгнули. Зато из окна замка крикнул Фалькон:

- Цепляйся с помощью магии. Представь, что вы единое целое и больше не упадешь. Хотя сегодня я многое узнал. В процессе твоего полета.

Валькант нервно хохотнул, Зардис тоже. Принц повернулся к шуту и с издевкой в голосе уточнил на весь замковый сад:

- И кто это интересно голосовал за ее кандидатуру?

Фалькон высунулся из окна по пояс, свистнул и словно по волшебству прямо к нему подлетел белоснежный атарр, а следом и бежевый, в черных пятнах. Шут помог Елене устроиться на спине птицы-зверя, лихо запрыгнул на белого грифона и лишь потом ответил:

- Меня сбил с толку красный диплом МГУ. Как-то не подумал, что он пропитан кровью преподавателей.

- Позвольте вам заметить, - нарочито вежливо обратилась к Фалькону Руслана и между пальцев ее предупредительно заискрили разряды. - Я училась на спортивную стипендию. Играла за вуз в воллейбол.

- Ну вот видишь! Все сразу встает на места, - вставил свое слово Валькант. - Спортсменка, красавица и лучший специалист вуза по ненормативной лексике. Думаю, за это диплом и получила. Руслана искренне и от всего сердца выражала мнение по поводу предмета - изощрялась в подзаборных диалектах. Преподаватели на зачетах и экзаменах просто не понимали - что она говорит и дабы не выглядеть глупо, ставили пять.

Аррен подмигнул Свете, принц - мне. Мужчины сорвались с места и понеслись вперед. Я мысленно приказала атарру следовать за ними. Светино «Но, веселей залетный!» - пронеслось у меня в голове. Если грифон приятельницы и удивился, то виду не подал. Разве что чуть дернулся под лихой наездницей. Мы стремительно пронеслись над замковым садом, описали широкую дугу и начали набирать высоту. Когда белая стена королевских владений оказалась совсем близко, атарры взвились вверх, и мы ракетами выскочили наружу.

Честно говоря, задержись мы немного возле дворца, возможно, я высказала бы Зардису все, что думаю о его деликатности и обращении с женщинами. Не скажу, что Руслана порадовала изысканной бранью, сразила культурой общения. Но мужчины могли бы сделать вид, что не заметили женского конфуза. Тем более, причины у спортсменки были и очень весомые. Она едва не штурмовала камень мостовой темечком. Любая испугалась бы не на шутку. Боюсь, я визжала бы как сумасшедшая. Руслана выражала эмоции несколько иначе. Но… катастрофа на то и катастрофа. Не всякий дворник ограничится языком Пушкина и Лермонтова, уронив на ногу металлический мусорный бак. Даже если этот бак во дворе Академии наук. С моей точки зрения, Зардису, Вальканту и Фалькону стоило бы воздержаться, промолчать. Их язвительные замечания не выглядели слишком грубыми, но и уважением не блистали.

К сожалению, они так быстро устремились вперед, что я успела лишь обменяться со Светой короткой репликой. Приятельница поддерживала, но не собиралась ссориться с арреном из-за Русланы.

«Запомни! Если надо будет поставить мужчин на место, пригодится» - посоветовала она от души.

«Простим их, - добавила Елена. - В конце концов Руслана ударила мужчин по самому больному месту - по мозгу! Они, как и преподаватели Русланы, тоже не все поняли. А хотели бы…»

«Целее будет хрупкая мужская психика!» - не сдержалась я.

Природа Вейливера впечатляла несказанно. Зеленые океаны лугов, трава, вероятно, до самого пояса, цветы всех оттенков палитры, кусты, сплошь усеянные черными, алыми и синими ягодами. Густые леса, голубые ленты быстрых рек, изумрудно-синие чаши озер и… вид на морской берег. Ласковые волны, что лижут прибрежные камни, смешные барашки пены и туманная линия горизонта, где встречается синее с синим. Бескрайнее небо и безбрежное море.

Ого! Да здесь даже море есть! Настоящий пятизвездочный курорт! Сказочные принцы - и те прилагаются. Главное только не достаться дракону…

Я чуть прикрыла глаза и наслаждалась полетом. Атарр понял, что надо держаться грифона Зардиса. И некоторое время существовала только я, безбрежное лазурное небо, белоснежные перины облаков и солнце… Оно не жарило, не обжигало, приятным теплом впитывалось в кожу, вызывая желание мурлыкать как сытая кошка.

И только спустя некоторое время я вдруг поняла. А ведь Ларрис не так уж и плох! Он избалован, нетерпим, высокомерен… Но ведь благодаря ему в Вейливере так чудесно! Золотые колосья один к одному, стройные, крепкие деревья с роскошными кронами, птицы с ярким опереньем, что время от времени перегоняли нас в дороге… Вся эта потрясающая экосистема живет, растет и цветет благодаря магии Ларриса! Даже почва плодоносит и питает корни отчасти на его чудодейственной энергии…

И следом пришла странная, как будто чужая мысль. Только Ларрис способен спасти умирающий край. Почему я об этом подумала? Сама не знаю. Только Света ощутила то же самое.

«Странно все это» - прилетела от нее совершенно серьезная мысль, без капли ерничества.

Я поискала глазами Зардиса и вдруг обнаружила, что за нами летит целый отряд грифонов. Попаданки зря времени не теряли. Абсолютно все с удовольствием осваивали новый вид транспорта и любовались красотами Вейливера.

«Мы собрались вместе! Держись Вейливер!» - принесло от Елены.

«Попробуем ничего не разрушить» - более мирно отозвалась Арина. - «Жить в обугленных стенах не очень приятно. Надеюсь, комнату быстро отреставрируют».

«У меня вообще кругом вода. Хоть бассейн открывай» - поделилась Лариса.

«Чья бы корова мычала. Девушек из-за тебя вон чуть по беседке не размазало тонкими блинчиками. Не говоря уже о непрошенном душе», - вступилась Елена.

«Зато вместе с ними можем открывать шикарный пятизвездочный курорт!» - невозмутимо парировала Лариса. - Солнечные ванны - с них, обычные - с меня. Электричеством отель обеспечат Руслана с Ариной».

«Осталось только найти самоубийц, которые приедут к вам после всего случившегося» - резюмировала молчаливая Валерия. Эта круглолицая шатенка говорила редко, но метко.

«Держись Вейливер!» - резюмировала я. - «Пятнадцать попаданок верхом на атаррах, плюс их еще неосвоенная магия… Надеюсь от лесов и полей останутся хотя бы обожженные пустоши, а от морей - котлованы…»

«У нас есть Ларрис и его природный дар», - утешила Света.

«Юху!» - добавила зачем-то Руслана.

«Ого!» - удивилась Галя. - «А я и не знала, что Лариса может стрелять водой».

«Мы тоже. И предпочли бы не знать об этом подольше», - не сдержалась я.

Лариса примирительно хмыкнула и атарры поднялись выше. Теперь стало ясно - сопровождают нас не только Зардис с Валькантом. Еще несколько вельмож, явно не из самых худородных, летели по сторонам. Словно оберегали окружающих птиц от внезапных вспышек попаданских эмоций и магии.

Некоторое время мы неслись клином - чинно, благородно и почти вровень друг с другом. Но вскоре девушкам это наскучило.

Еще бы! Все упорядоченное в России моментально становилось хаотичным.

Организованный митинг превращался в буйство пьяных от азарта и адреналина демонстрантов. Корпоратив - в массовую попойку с плясками индейцев тумба-юмба и торжественным надеванием блюд на головы начальников. Свадьба - в пьяный дебош, драку и стриптиз на крыше ресторана.

Держаться в рамках приличий, законов, порядка - слишком утомительно и не интересно для соотечественников.

Широкая русская душа требовала креатива, а богатая фантазия - выхода. Мне следовало сразу понять - наши девушки и в Вейливере не удержатся от выкрутасов. В прямом смысле слова.

Заметив, что на атаррах нас удерживает какая-то особенная магия, причем даже вверх тормашками, русские богини совсем осмелели. А уж когда выяснилось, что звери слушаются мысленных приказов и даже желаний, тормоза у некоторых сорвало напрочь.

Вейливерские вельможи только диву давались, когда девушки начали совершать фигуры высшего пилотажа, попутно сбивая птиц, мух и вершины деревьев.

Воздух взорвался восторженными женскими криками, вперемежку с перепуганным гомоном пернатых.

Елена совершила крутое пике и едва не встретилась с белкой-летягой. Зверек тихо-мирно прыгал по соснам, привычно торопясь по насущным делам. А тут мы! Вначале его спугнул галин вопль. Зеленоглазая девушка гаркнула так, что белка дернулась и промахнулась мимо намеченной верхушки. Пролетев лишний метр, белка поняла, что сегодня благоразумней было оставаться в дупле. Ибо прямо перед ее носом рассек воздух атарр Елены, завершая широкий зигзаг в воздухе. Фалькон выбросил вперед руку, и белка очутилась на ближайшей сосне. Спряталась в ветвях и застыла. Только огромные расширенные глаза следили за нашей веселой процессией.

Вскоре в воздухе стало тесно. Девушки продолжали с упоением куролесить, а стаи лесных птиц взмывали с деревьев и устремлялись куда подальше. Вейливерские вельможи выглядели так, словно вместо карнавала попали на вечеринку голодных зомби.

Только Зардис, Валькант и Фалькон почти не обращали внимания на выкрутасы попаданок.

- А невесты неплохо подходят Ларрису. У них тоже есть природный дар, - невозмутимо сообщил Фалькон Зардису. - Хорошая же пара. Она разрушает природу, он восстанавливает. Полный баланс.

- Главное, чтобы остальные не слишком усердствовали, - с сомнением в голосе произнес Валькант. - С другой стороны… У Ларриса останется меньше времени на склоки с соседями…

Некоторое время попаданки резвились в небе не по-детски и даже не по-взрослому. Так беснуется малышня на батутах без родительского присмотра.

И вот когда девушки слегка подустали, а грифоны выглядели так, словно участвовали в нескольких битвах сразу, я думала - мы отправимся домой. Но на наше несчастье, Ларрис решил присоединиться ко всеобщему веселью.

Принц, верхом на серебристом атарре нагнал летучую делегацию, и стремительно вырывался вперед.

Я думала - ничего хуже, чем прогулка во главе с Ларрисом случиться уже не может. Но сильно ошибалась.

Едва принц-регент встал во главе нашего дружного клина слегка неадекватных девиц, откуда ни возьмись появился смерч. Черный, глянцевый, он вытянулся от земли до неба и рванул навстречу.

- Новая диверсия! - заорал Зардис.

- Все врассыпную! - скомандовал Фалькон.

- Мужчины - за нами! - распорядился Ларрис.

- Это еще что за штуковина? - удивился Фалькон.

Надо отдать ему должное - в смелости регента сомневаться не приходилось. Мужчины выстроились шеренгой, по трое. Впереди - Ларрис, Зардис и Фалькон. Чуть дальше Валькант и остальные вельможи.

Девушки растерялись, заметались по небу, пока смерч разрастался, закрыв полнеба.

Мда… Диверсанты не мелочились. Готовились схватить Ларриса со всеми, кто попадется под руку. Вернее под смерч.

Девушки ошарашенно оглядывались, перекидывались нечленораздельными мыслями и вполне себе чренораздельными ругательствами.

Но паника пятнадцати русских богинь, наделенных, к тому же, сильной магией, не пошла на пользу диверсии.

Из рук Ларисы захлестали водяные струи. Во все стороны, и в сторону смерча в том числе. Руслана с Ариной заискрили разрядами. Мы со Светой засияли как солнце. И тут выяснилось, что магия остальных попаданок тоже очень даже в тему. Из большинства выстрелили тугие потоки энергии. Влились в наше колдовство и смешали его.

- Быстро! Вправо! - заорал Фалькон.

- Спокойно, просто отступаем! - вторил ему Ларрис.

- На паниковать! Лететь понизу! - поддержал их Зардис.

По крайней мере, в бою регент не думал о своих кудряшках, шелках и вельможной осанке. Вел себя как настоящий полководец. Все-таки что-то хорошее в Ларрисе еще оставалось. Просто не так бросалось в глаза, как избалованность, самовлюбленность и дурное воспитание.

Даже не знаю - почему, но я подумала, что неплохо бы создать световой купол, защитить нас от последствий смешения магии.

Света телепатировала о полном согласии. Мы даже не напрягались - огромный световой шар окружил попаданок. Вода стекала по нему, как по стеклу, энергия отражалась, электричество тоже.

Валькант повторил трюк, которым воспользовался в саду. Мужчин оградила воздушная сфера.

Смерч дернулся, будто занервничал, предчувствовал беду. Водяной поток схлестнулся с электричеством, весело заискрил, будто радовался свиданию. Свет ударил в мощные струи следующим, и вода мгновенно закипела. Шипение, треск, бульканье, ошарашенный гомон птиц наполнили воздух белым шумом.

Вопли каких-то зверей в лесу сообщали о том, что заряженный электричеством кипяток брызжет куда попало и у Ларриса скоро появится много работы. Энергия присоединилась к всеобщему веселью.

Запахло жареным, вареным, перченым. Потянуло сладким. Словно вокруг мгновенно материализовалась гигантская воздушная кухня и повара решили сварганить нечто эдакое. Уж удивить так удивить.

Громыхнул смачный взрыв. Нас отбросило в одну сторону, мужчин в другую.

Уши заложило, перед глазами заплясали пестрые шарики. Будто в успокоение нам воздух разрезали десятки радуг, сложились над шаром цветастой аркой.

Смерч схлопнулся, превратился в большую черную кляксу и взорвался на сотни драных кусочков. Они пронеслись мимо светового купола со скоростью ракет с самонаведением и рассыпались мелкими черными градинами.

Все стихло. Вода, электричество, звери и птицы. В воздухе повисла гробовая тишина. Кажется, присутствующие выясняли - остались ли живы, не сильно ли пострадали. Даже деревья перестали шуршать листвой. На всякий случай. Ветер стих, хотя еще недавно развевал нашу одежду флагами.

Вдалеке реяли птичьи стаи, медленно возвращаясь в насиженные гнезда. А может просто устремились домой, чтобы собрать вещи и переселиться куда подальше. Туда, куда не добрались земные богини.

Я огляделась вокруг.

Синее небо над головой, чуть подпаленные макушки деревьев, кудрявый сизый дымок. Девушки, на лицах которых больше восторга, чем страха. Ошарашенные мужчины, во главе с Ларрисом, Зардисом и Фальконом. Даже в последнюю роковую, я бы сказала минуту, принц-регент не спрятался за спины соседей, не дрогнул, не завопил от ужаса.

А он молодец, этот напыщенный принц! Не так безнадежен, как думалось поначалу. Судя по лицам и мыслям девушек, мое мнение разделяли все. Но Ларрис не позволил нам долго пребывать в восхищении, решил, видимо, излишне не баловать.

Окинул русских богинь придирчивым взглядом, стряхнул пылинки с расшитого серебряными нитями камзола и фыркнул:

- Надеюсь, к завтрашнему балу они приведут себя в порядок. Таких потрепанных невест даже рассматривать не стоит.

Поправил рукой выбившуюся из прически прядь и устремился к замку.

Атарры трясли головами, чистили перья и, похоже, думали одну и ту же мысль: «К кому мы попали? Не наездницы, а камикадзе…»

Во всяком случае, я не представляла, что перья грифонов могут настолько вздыбиться, а глаза так бешено вращаться.

ГЛАВА 6

- Вы в порядке? Если что, госпожа Нарра, можете пересесть ко мне. Я сам доставлю вас в замок, - от неожиданности я даже вздрогнула.

Зардис оказался совсем близко. Головы наших атарров разделяло не больше метра, а крылья не столкнулись лишь потому, что принц опустился чуть ниже.

Пожелай я пересесть, легко перебралась бы за спину Зардиса.

Мда… Забота, конечно, очень приятна. Даже греет душу. Вот если бы Зардис ещё проявлял ее не настолько внезапно… Вообще цены бы ему не было…

Света думала о Вальканте примерно также. Елена, напротив, радовалась порывистости Фалькона. Остальные попаданки медленно приходили в себя. Кто-то немножко завидовал нам и нашим ухажерам. Кто-то внутренне ликовал, что Ларрис наконец-то оставил их в покое.

«Если для его ухода требуется всего лишь растрепать волосы и смять одежду, я в деле! Скажу, что по дороге на бал встретилась с диким тиггом, драконом… или что тут еще водится? Мы мило пообщались и я едва ноги унесла. Поэтому такая потрепанная жизнью» - сообщила всем и сразу Арина, поправляя русалочьи волосы.

Остальные воздержались от громких заявлений. До меня долетали лишь короткие поддакивания и ощущение, что попаданки целиком и полностью одобряют идею.

- Так что скажете, госпожа Нарра? - я и забыла, что Зардис все еще переживает, ожидает ответа.

Встретила обеспокоенный изумрудный взгляд и улыбнулась от всей души. Столько участия, неподдельного восхищения, искренней тревоги от мужчин я давно не видела. Пожалуй, ни разу за взрослую жизнь. Если не считать первого мужчины в моей жизни - отца.

Он умер очень рано, от онкологии и с тех пор наша с мамой жизнь круто изменилась. Денег отчаянно не хватало, мужской руки в доме тоже. Мама нанимала «мужей на час» и ночами плакала в подушку навзрыд. Перебивалась с одной работы на другую, брала шабашки… Я уже не помню, когда она в выходные не сидела у компьютера, дописывая статьи для очередного рекламного сайта. Хотелось бы и мне однажды сойтись с мужчиной, что стоит долгих и горьких слез. Но не потерять его - жить долго и счастливо, как и положено порядочной попаданке.

- Спасибо, все хорошо, - ответила я Зардису.

Принц чуть прищурился, будто проверял - не хорохорюсь ли.

- Если понадобится помощь, только скажите, - произнес до мурашек проникновенно. И я окончательно утонула в изумрудных глазах Зардиса. Черт! Если бы не Ларрис! Не этикет, необходимость вести себя в рамках приличий чужой страны! Сегодня, прямо после этой поездки, принц получил бы абсолютно все, о чем мечтал, когда готовил мне банный халат и сменный гардероб. Мысли Зардиса, кажется, потекли в то же русло. Он улыбнулся - немного нервно и не слишком весело. Но подмигнул, будто старался приободрить.

Хотел что-то сказать, но его опередил Фалькон.

- А теперь дамы, когда все готовы к охоте и прогулкам в небе, пожалуй, вернемся в замок. Пока нас не заглотил вулкан и не всосал водоворот. У диверсантов много энергии, богатая фантазия, но совершенно нет мозгов. Даже странно, как они дожили до взрослого возраста, убивая столько сил на бесполезные действия.

Я вгляделась в лицо шута. Нет, он больше никого не пародировал. Теперь Фалькон язвил от души и я впервые увидела его без маски. Надо сказать, выглядел шут довольно привлекательно. Суровое лицо, высокий умный лоб, пронзительный взгляд из-под густых бровей. Длинные, разметанные по плечам темно-каштановые волосы. На небесную прогулку Фалькон нарядился немного скромнее обычного - в шелковую черную блузку и кожаные брюки, под стать валькантовским. Ветер обдувал шута так, что каждая попаданка оценила его мощный торс и выдающиеся грудные мышцы.

Не удивительно, что Елена сдалась Фалькону сразу и почти без боя. Я оглянулась на забракованную. Даже на грифоне она поражала королевской статью. Длинные тонкие руки сложены на коленях, осанка - как у балерины, оленьи карие глаза сияют. Даже растрепанная коса-колосок за спиной выглядела так, словно ее нарочно привели в художественный беспорядок.

Елена взирала на Фалькона как принцесса на худородного вельможу, что дерзнул рассчитывать на ее взаимность. И явно очень гордилась тем, что остальные попаданки, как и я, оценили ее мужчину.

В эти минуты, без привычной маски, шут выглядел почти по-королевски.

Даже я залюбовалась.

Зардис проследил за направлением моего внимания. Улыбнулся, без зависти, ревности, и вполголоса произнес:

- Он у нас ого-го. И в политике и в войнах. Жаль, что не имеет прав на трон. Я с радостью уступил бы, остался королевским советником.

Фалькон то ли услышал, то ли догадался, но выражение лица его мгновенно изменилось. Теперь на нас снова смотрела копия Вальканта - аристократ, чья раскованность порой граничила с развязностью, но никогда не переходила черту. Похоже, шуту очень нравилась эта маска. Даже где-то импонировала. Валькант не претендовал на роль советника короля. Держался рядом с Зардисом из дружеских чувств и потому позволял себе немного больше других.

Пока я размышляла, наблюдала за остальными, грифоны пошли на разворот. Мой дождался приказа хозяйки, и встроился в огромный летучий клин.

Раньше его возглавляли мы с приятельницей, а по сторонам летели Зардис с Валькантом. Остальные богини с вельможами пристроились позже и сзади. Теперь ситуация несколько изменилась. Впереди неслись Елена с Фальконом. Я, Света и наши кавалеры заняли места по сторонам от них.

Руслана заставила атарра кувыркнуться в воздухе, несколько раз обогнала процессию, вернулась на прежнее место и свой восторг выразила матом.

Фалькон аж вздрогнул. И я почти удивилась его бурной реакции - прежде шут скорее язвил над «изысканностью» речи спортсменки, чем расстраивался. Но уже спустя минуту все встало на свои места.

Мы как раз приближались к замку и на одном из балконов, украшенном ажурной вязью узоров, появился высокий, плечистый мужчина в свободной белой рубашке.

Кого-то он очень мне напоминал. Вот только кого? Было что-то неуловимо знакомое в чуть приподнятой брови шатена, в оранжевом взгляде, в позе. Всем своим видом он напоминал тигра после удачной охоты. Вроде бы вальяжно развалился на лужайке, выглядит безобидным и даже милым. Но в каждом движении хищника сквозит такая сила, что любой понимает - с этим зверем шутки плохи.

Зардис посерьезнел в одно мгновение, Валькант выпрямился на грифоне стрелой. Елена обернулась к Руслане - в своей прежней манере - грациозно и величественно. И приложила палец к губам, молчаливо приказывая воздержаться от языковых экспериментов.

И прежде, чем Зардис разродился объяснениями, вернее даже представлениями, я уже знала - кто перед нами. Остальные попаданки заметно притихли. Вслух не язвили, только мысленно.

«Наверное, Ларрис поплакался папеньке. Мол, злобный смерч едва не угробил его из-за невест. Дернуло же регента полететь за нами. Теперь король жаждет устроить всем темную…»

«А может отблагодарить за спасение сиятельной задницы? В конце концов, Ларриса даже не похитили!»

«Да ла-адно вам, девочки. Причем тут Ларрис? Король просто хочет уточнить - как сильно мы планируем разрушать замок и затоплять сад».

«Кажется, один Ларрис носит здесь золотые и серебряные камзолы. Видимо, остальным членам королевской семьи денег на такие наряды не хватило. Все растратили на гардероб регента»…

- Я вижу вы, действительно, приготовили нам всем интересный конкурс! - нарушил молчание король Дралько. Его низкий, грудной бас опять что-то мне напомнил. Елена странно обернулась к Фалькону. Вероятно, чтобы тот поддержал беседу. В конце концов - попаданок доставил в Вейливер именно шут. Ему и ответ держать.

Но нас всех удивил Зардис.

- Зато именно наши конкурсантки спасли Ларриса от покушения. Фалькон предусмотрел даже то, о чем не знал!

Нотки язвительности в голосе принца заметила не только я. Дралько облокотился на балконные перила, вскинул голову и воззрился на нас. Грифоны зависли над замком, примерно на уровне глаз короля и почти не двигались - планировали, ловя потоки воздуха мощными крыльями. Хотя, возможно, им помогала и магия. Уверена - весят звери-птицы немало.

Дралько оглядел нас опять - с прищуром, внимательно и почти сурово. Девушки обменялись короткими, бессвязными репликами, начиная теряться в догадках. То ли король хочет похвалить «Фалькона и Ко» за прекрасный выбор, то ли убить за то, что затеял шут. Сам божественный придворный не подавал ни малейших признаков беспокойства. Елена тоже.

- Девушки. Спасибо вам за шоу со смерчем и за спасение сыновей! - вдруг очень по-доброму, почти по-отечески произнес Дралько. Суровый экс-правитель Вейливера куда-то исчез. Перед нами улыбался мудрый, немного усталый мужчина, которому очень хочется, чтобы в стране наконец-то воцарились покой и гармония.

- Фалькон! Зардис! Валькант. Жду вас у себя для обсуждения сложившейся ситуации! - Дралько изменился так резко и быстро, что я опешила. Теперь он напоминал военачальника перед серьезной битвой. Собранный, с великолепной выправкой боевого генерала, что не прячется за спины солдат, уверенный в себе и озабоченный проблемами страны, он тоже мне нравился. И… опять кого-то напомнил. Секунду или больше это ощущение дежа вю, чувство, что разгадка почти в руках, но ускользает сквозь пальцы, не давало покоя.

Но затем все пропало. Дралько скрылся в замке, а грифоны пошли на снижение.

Мы сделали красивый круг над замком и медленно сели в конюшне. Да-да, не возле конюшни, а именно внутри, на парковке. Каждый атарр занял место, положенное по номеру.

Зардис ловко спрыгнул с грифона и подскочил к моему, предлагая принять руку. Олл присел, изогнул спину так, что я легко соскользнула вниз и очутилась в объятиях принца. С минуту он всматривался в лицо, прижимал так, как уже совсем не требовалось - ноги прочно встали на камень пола. Но мне не хотелось ничего менять. Зардис напрягся, губы его стали чуть ярче, глаза лихорадочно засверкали. Принц отодвинулся, не выпуская меня из объятий, наклонился, словно хотел поцеловать и резко отстранился. Я понимала все без слов, лишних объяснений, вопросов. Я - невеста Ларриса. И если наедине, в моей комнате, Зардис мог дать волю порывам, то здесь, у всех на виду он просто не имел на это права. Принц оглянулся на Фалькона. Шут прижимал свою Елену, целовал и гладил по спине так, словно прямо тут рассчитывал на нечто большее.

Зардис поджал губу, хотел что-то сказать, но скрестил руки на груди и нахмурился. И я зауважала принца за то, что не решился нарушить красоту момента, не стал напоминать Фалькону о королевском приглашении. Дал влюбленным насладиться друг другом. Я видела, что принцу очень хотелось бы вот также бесстыдно притянуть меня, пройтись рукой по спине, впиться губами в губы. Я думала об этом тоже. Сладкое томление родилось где-то внизу живота, колени ослабели, как у последней нимфетки. Но условности и приличия сковали нас по рукам и ногам.

Вот тебе и свободный магический Вейливер, где разрешен даже секс до брака. Света оценила иронию судьбы. «Чтоб у этого Ларриса все золотые камзолы закончились. Остались одни медные и алюминиевые!» - потешно выругалась она. Валькант отстранился от приятельницы, почти также внезапно и нервно, как Зардис. Мужчины чуть отступили, насупились, и принц произнес очень ласково, почти извиняющимся тоном:

- Простите нас, мы вынуждены вас покинуть. Неотложные государственные дела требуют присутствия всего королевского совета. И, боюсь, что заседание затянется. Фалькон, скорее всего, посетит магическую тренировку. А мы придем за вами завтра, чтобы сопровождать на подготовку к конкурсу и бал.

Последовал церемонный поклон - напоминание, что чем-то традиции Вейливера похожи на наши, средневековые. Нам со Светой поцеловали руки и оставили наедине с атаррами.

Фалькон с явным нежеланием оторвался от своей Божественной Элейны. Она подтолкнула шута в сторону Зардиса с Валькантом, а сама указала нам вправо.

По правую мою руку появилась та самая служанка, которую выбрал принц. Эмирра, если я правильно запомнила.

Справа от Светы возникла Дэйла. Тейрилий подскочил к Елене.

К остальным богиням тоже спешили лакеи и горничные. Когда и как они их выбрали, оставалось загадкой. Только слуги объяснили нам, как потоком энергий из глаз открыть стойла и завести туда грифонов.

Атарры расставались с хозяйками неохотно, будто уже соскучились. И от этого становилось все приятней. Я и не думала, что так мечтала иметь настоящего зверя-питомца, который ждет, не зависимо ни от чего, любит безусловно и всегда рад тебя видеть.

Олл склонился ко мне уже внутри своего просторного жилища, где мог и бегать и гулять и даже немного парить в воздухе. Потерся мохнатой головой о щеку, и внезапно лизнул, совсем как собака. Горячий, шершавый язык пощекотал кожу, и нечто незримое, но очень прочное протянулось от сердца к сердцу. Так грифон выбирал себе хозяина - раз в жизни и навсегда, поняла я. Потрепала атарра по мохнатой голове, совершенно не опасаясь страшного клюва. Вблизи он выглядел еще больше, острее, опасней. Только не для меня. Я знала наверняка - этот зверь никогда не причинит мне вреда, вытащит из любой переделки, поможет и поддержит, даже когда не права. Это мой атарр, и подчиняется он тоже лишь мне.

Несколько секунд длился наш молчаливый диалог-обещание. А затем Света потянула за руку.

- Елена пригласила нас к себе. Напиться. Чаю… Эмм… Перекусить и пообщаться, - приятельница так торопливо исправилась, что я усмехнулась, уловив подтекст.

Света пожала плечами и самым невинным тоном поведала:

- Ну а как еще снимать стресс бедным богиням? Кавалеры, я так понимаю, до завтра не появятся. Гуляй попаданка!

- Будем надеяться, наши комнаты уже укрепили магией, - как бы невзначай, небрежно бросила Елена.

Мы со Светой переглянулись и развернулись к забракованной. Но та сделала вид, будто сама не понимает - что сморозила. Развела руки в стороны, невинно заморгала и почти ласково произнесла:

- А я что? Я ничего. Просто хотелось обсудить наряды на бал. А не то, сколько лепнины упало с потолка и кого придавило. Хотя эта тема, безусловно, тоже интересная. Ну и заговор. Любопытная штуковина. Не так ли?

Она приобняла нас за плечи и повела к замку. Остальные попаданки засеменили следом. Слуги держались на шаг позади хозяев. Наша маленькая процессия почти добралась до нужного места, когда с неба громыхнуло. Звук был таким, будто неподалеку рухнул дворец, или, как минимум, конюшня. Девушки пригнулись. Вокруг нас неожиданно возник световой купол. Мы со Светой создали его на инстинктах. Попаданки слегка расслабились, понимая, что наша магия защитит, хотя и не от любых катаклизмов.

В небе прогремело вновь. Оранжево-алая молния разрезала синеву коротким зигзагом. Сизые тучи налетели внезапно, словно скрывались где-то неподалеку, планируя массовую атаку. Небо вмиг заволокло полностью. Тяжелая облачная масса нависла над головой. Редкие солнечные лучи пробивались к нам тонкими нитками. Свирепые порывы ветра закачали деревья, и те недовольно заскрежетали. С газонов потянуло медом и молодой листвой. Но резкий запах грозы перебил остальные. Я захлебнулась от удара ветра в лицо, одежда затрепетала флагом.

Попаданки слегка запаниковали.

«Очередная диверсия?»

«Нас решили утопить на суше?»

«Что-то погода здесь стала сильно напоминать Земную. Не местные ли маги там покузьмили».

Полетели невеселые мысли, с нотками привычной язвительности.

Елена царственно улыбнулась - нам и затем остальным, сильно повернув голову. И, как ни удивительно, богини слегка успокоились. Словно в забракованной таилась какая-то неведомая сила. Та, что усмиряла толпу, заставляла верить и повиноваться.

- Девочки. Не переживайте, - произнесла Елена мягко и почти покровительственно. Так принцесса утешает фрейлин, что прячутся в шкафах во время нашествия варваров. - Это всего лишь магический дождь. Слишком много энергии вложили диверсанты в смерч. Он распался, но остаточная магия тяжелит воздух. Сейчас прольется и все будет прекрасно. А теперь бежим!

И едва она закончила фразу, как с неба обрушился поток воды. Честно говоря, по сравнению с тем, что учудила Лариса, он выглядел жалко. Но для попаданок, что не успели ощутить на себе все «прелести» водяной магии, дождь оказался истинным испытанием. Сильный, хотя и теплый, он хлестал по нашим телам косыми струями. Световой купол исчез, похоже, мы со Светой «перетратили магию». Пришлось шлепать до замка рысью, чтобы укрыться в спасительном здании.

Остаточная магия в долгу не оставалась. На то она и остаточная. На каждый наш шаг громыхало, молнии сверкали вокруг то прямыми, то ломаными. В воздухе пахло озоном и гарью.

- Фуф. Что ни прогулка, то внезапный душ! - фыркнула Света, когда мы дружно влетели в замок и даже слегка проехались на скользких босоножках.

- Ничего-ничего. Лариса просто видимо готовила нас к этому светопреставлению, - не сдержалась я.

- А я что? Я ничего! - отозвалась виновница утреннего торжества, подражая Елене. - Между прочим, с нас на лестницу сейчас не меньше натекло!

- Не меньше? Ты шутишь? Да там Ниагарский водопад хлынул! - возразила Елена.

- Как хлынул, так и схлынул, - парировала Лариса.

- На нас! - возмутилась Света.

- А мы уже душ приняли! - добавила я.

Лариса притворно потупила глазки, поводила носком по полу, начертав несколько мокрых линий, и предупредила:

- Будете меня расстраивать, за водяной дар не ручаюсь!

- А нам уже море по колено! - вырывалось у меня. Слишком уж хлюпало в босоножках, да и с одежды текло в три ручья.

Света подмигнула - не так часто я опережала ее с язвительной репликой. Только по особым случаям, вроде нынешнего.

С минуту мы смотрели на Елену с немым вопросом.

Забракованная прочла мысли, приобняла за плечи и пообещала:

- Девушки, не переживайте, запасную одежду вам принесут слуги.

Эмира и Дэйла ждать приказаний не стали - рванули по лестнице. Елена двинулась туда же, грациозно махнув рукой. Мы со Светой возглавили процессию мокрых, как мыши, попаданок. И вскоре по лестнице легче было скатиться, чем спускаться обычным способом.

Немедленно снизу набежали лакеи и принялись убирать последствия потопа. Елена направила нас в свою комнату. Тейрилий держался позади, на почтительном расстоянии. Остальные попаданки разошлись по собственным покоям. А наша бравая тройка, почти как мушкетеры Дюма отправилась пить, сплетничать и строить коварные планы по завоеванию мужчин. В общем, на обычные женские посиделки.

Несколько ручейков на лестнице, ковры с мокрыми отпечатками ног, длинные потеки на полу коридора… и вот мы уже в комнате Елены. Горничные попались на диво расторопными. К нашему приходу, на спинках кресел уже висели новые платья в пол, с разрезами до колен, босоножки в тон, белье и даже ленты для волос.

Сами Эмира и Дэйла остались в коридоре, вместе с Тейрилием. Видимо, опасались нашей необузданной магии, которую еще предстояло познать всему королевству на вечерних колдовских тренировках.

Елена вручила нам со Светой по огромному махровому полотенцу. Я с наслаждением высушилась - второй раз за этот день и не удержалась от язвительной реплики. Кажется, заразилась от приятельницы:

- Такое чувство, что мы царевны-лягушки! Только и делаем, что мокнем и сушимся. И кожу старую снимаем…

Света хихикнула. Елена снисходительно улыбнулась и пригласила к столу.

Оказывается, слуги успели не только приготовить сменную одежду, но и накрыть «поляну».

Самое поразительное, что в одном из высоких кувшинов, действительно, искрилось вино. Терпкое, не слишком сладкое, с ароматом пряностей.

Словно кто-то подслушал мои мысли. А может и мысли остальных попаданок. И только спустя несколько часов стало ясно - насколько же неблагоразумно со стороны вейливерцев дать русским женщинам выпивку перед уроками магии. Местные явно слишком хорошо жили и совсем не осознавали собственного счастья. А тут мы. С матом, электро-световыми и водяными сюрпризами и прочими щедрыми дарами русской матушки-природы.

И-их. Теперь аборигенам скучать не придется. А диверсанты пожалеют, что с нами связались. Если еще смогут…

ГЛАВА 7

Когда слуги вывели нас в «поле для колдовских упражнений», наша дружная троица лишь слегка развеселилась. Чего нельзя сказать о других попаданках - у них веселье било через край. И норовило шандарахнуть кого-нибудь по голове и по всем остальным незащищенным от русских проказ местам.

На все широкое поле, покрытое чем-то вроде зеленых кристаллов, голосила Галя.

«Я когда была молоденькая

Я тогда была хорошенькая

Всяки Ларрисы любили меня

По отборчикам водили меня!

У-ух!»

Ей зычно подвывала длинноногая Валерия, изображая нечто среднее между ударами кунг-фуиста и партией пьяных лебедей. Пышногрудая блондинка Анна с курносым носом лихо размахивала руками, утверждая, что это не бокс, а русская плясовая с «элементами крампа». Лариса негромко добавляла «Дыц-пыц» и тряслась всем телом, словно наступила на электрический провод. Станислава с пышной копной белоснежных волос поддерживала: «Дурц-бурц» и притоптывала так, словно пыталась пробить каблуком полупрозрачное покрытие.

И, судя по мутным взглядам остальных попаданок, они одобряли вечернее шоу. Некоторые даже слабо подергивались в такт, а кто-то - и вовсе раскачивался в собственном ритме.

Арина время от времени разводила руками, громко объявляла: «Кран-кран!» и начинала подпрыгивать, выбрасывая ноги во все стороны.

Когда зеленоглазый жердь, он же Альдор появился на тренировочном поле, глаза его увеличились, а оптимизм резко уменьшился. Трое колдунов, которые сопровождали Альдора, принялись оглядываться, словно заранее прикидывали - куда бы спрятаться до конца тренировки.

Даже романтичные сумерки, что окутали замок и поле синеватой вуалью, не настроили магов на позитив. Фонарей вокруг не обнаружилось. Откуда-то сверху проливались рассеянные лучи, будто кто-то включил дополнительные солнца или звезды решили дотянуться светом до земли.

Почему-то вдруг подумалось, что это магический свет из точечных источников, за облаками.

Альдор прокашлялся, и печать вселенских трудностей на его лице сменилась выражением «Нам хана!». Гораздо более русским и правильным.

Белокурый колдун, с длинным хвостом за спиной, чем-то похожий на эльфа, сделал пару шагов назад. Его спутники, помощники Альдора последовали примеру товарища, нервно поддергивая капюшоны темно-бордовых туник, под цвет брюк. Я начинала думать, что в Вейливере каждая профессия имеет свой цвет, каждый специалист носит униформу. Слуги всегда в зеленом, маги - в бордовом. И только вельможи «изощряются» на всю палитру.

Между разудалыми, нетрезвыми богинями и слегка опешившими магами оставалось слишком большое расстояние, чтобы разговаривать нормально. Но Альдор предпочел напрячь связки, чем рискнуть всем остальным телом. В конце концов, восстановить один орган гораздо проще, чем все и сразу. Да и голос не столь уж и важен… Зато ноги с тех пор как богини с Земли поселились во дворце требовались всем и ежеминутно. Мало ли когда понадобится спасаться в соседнем замке или даже в государстве?

- Эмм… Давайте попробуем что-нибудь безобидное, - прокричал через все поле зеленоглазый жердь.

- Безобидное? - удивилась Анастасия и смачно икнула. Эта тихая, казалось бы, почти забитая девушка - невысокая, с глазами цвета темного меда и очень красивыми, округлыми ягодицами, раньше почти не разговаривала. Но спиртное развязывает языки всем русским без исключения. Даже татарам, мордвинам, узбекам. Любой, кто когда-либо пожил в советском союзе или родился на его территории, подпадал под волшебное действие алкоголя.

Это жители, так называемых, цивилизованных европейских стран после выпивки плакали, грустили или кидались в драку. Русским для начала требовалось выговориться. Излить, так сказать, душу на ближнего своего. Даже если ближний категорически против. Какой у него выбор-то? Бежать поздно - догонят, сопротивляться бессмысленно - догонят, отказываться просто опасно - «догонятся». То есть напьются гораздо сильнее, уже с горя. И тогда спасайся кто может.

- Хм… Безобидное, - повторила Руслана так, словно это слово в применении к нашей магии не укладывалось у нее в голове.

- А давайте устроим пожар? - предложила Елена, и в ладони ее заплясали языки пламени. Кажется, забракованная переборщила с крепким вином. - Лариса все равно потушит. А если не потушит… Будет здесь огро-омное озеро. На лодках поплаваем… Ммм… Романтика… Кому не понравится - веслом его, веслом…

- Да ну-у. Скучно! - возразила ей Арина, дважды икнув. - Предлагаю парад шаровых молний. Представляете? - она махнула рукой и слегка пошатнулась. - Мы в центре, а вокруг молнии, молнии, молнии… Как эти… ну как их там?

Она покачала за плечо Галю. Та едва не упала и воззрилась на Арину взглядом, полным глубокого недопонимания.

- Ну эти! - возмутилась Арина.

- Фейерверки! - прочла в ее голове Света.

Арина пригладила русалочьи волосы и благодарно посмотрела на приятельницу. Света картинно отдала честь. Лариса чуть покачнулась и ухватилась за плечо Русланы. Слава богу, спортсменка стояла как вкопанная, не смотря на мутный взгляд, отрешенный вид и полное отсутствие координации движений.

- Предлагаю создать защитный купол, - перешел на фальцет Альдор. Расчувствовался бедняга. Он еще не знал, что в России любой защитный купол с легкостью может стать нападающим.

Мы со Светой решили воспользоваться световым даром. Елена подмигнула и зажгла огни в каждой ладони. Арина с Русланой весело заискрили. Из рук Ларисы брызнула вода.

Остальные традиционно поддержали энергией. Огромный купол накрыл поле. Все, целиком. Внутренний круг его состоял из световых лучей, по внешнему плясали электрические разряды. И в довершение ко всему поверху струилась вода. Сочетание воды и электричества никогда не доводило до добра. Даже в магических королевствах. Альдор понял это тоже. Хотел что-то сказать. Но послышался «Пышь… Дышь…» и в воздухе сильно полыхнуло.

Запахло озоном, подпаленными волосами и легкий серебристый туман потянулся в небо драными клочьями.

Слава богу, взрыв оказался направленным. Энергетическая волна бодро устремилась прочь от замка. И мы почти выдохнули, когда раздался грохот, затем ещё и в воздух задорно взвились камни. Белые, прямо как… стена королевских владений.

Я с опаской покосилась в нужную сторону.

Альдор всплеснул руками. Его помощники дернулись, отступили, наткнулись на световой купол спинами и аж вздрогнули.

В белоснежной королевской стене теперь зияли дыры самого разного размера. Огромные, маленькие, средние, они испещряли поверхность ограды метров на триста, если не больше. В одни можно было смело вылететь на грифоне, в другие лишь высунуть голову, в третьи - просунуть палец. Но зрелище впечатляло.

- Нет, ну а что? - совершенно не смутилась Арина. - А мне нравится! Оригинально, свежо, можно даже сказать - креативно!

Елена с опаской оглядывалась, будто искала укрытие. Взрыв протрезвил ее окончательно и бесповоротно. Мы со Светой тоже не разделяли энтузиазма Арины. В отличие от Русланы с Ларисой. Те держались за животы и скрючивались от смеха. Галя некоторое время крепилась, опасливо поглядывая то на дворец, то на магов. Но потом пробрало и ее. Зеленоглазая попаданка сложилась пополам и загыгыкала.

Остальные реагировали по-разному. Одни пьяно хихикали, другие держали себя в руках и только сдержанно похохатывали, третьи смотрели на нас и все больше хмурились.

Альдор тяжко вздохнул на другой половине поля. Из замка показался растрепанный Фалькон. Рубашка полурасстегнута почти до пояса, один карман вывернут наружу, глаза бешено вращаются. Елена пожала плечами на молчаливый вопрос своего мужчины. Шут развел руки в стороны, и мы впервые оценили его магию. Мгновение или чуть больше стена колебалась, словно подернутая рябью морская вода. Затем возникло несколько слабых вспышек. Альдор вздрогнул, его помощники попятились снова, продолжая натыкаться на световой купол. Попаданки лишь наблюдали. После взрывов над головами, легкое файер-шоу их уже не смущало.

Стена дрогнула, пригнулись верхушки деревьев, будто кланялись могучему полубогу. Ограда вытянулась вровень и стала как прежде. Ни единой щелки, ни малейшей дырочки, ни крошечной трещинки.

Фалькон заправил карман и двинулся к нам с такой решимостью на лице, словно собирался задать всем порку. Причем, в первую очередь магам, которые допустили все это безобразие. Альдор беспомощно развел руки в стороны, расписавшись в своей беззащитности перед магией русских богинь. Фалькон понимающе кивнул и покосился на Елену.

- Так, есть здесь трезвые? - быстро спросил шут, почти добежав до середины поля. Он занял позицию между нами и магами, но вплотную не приблизился. Видимо, на всякий пожарный.

На вопрос шута пятнадцать рук разрезали воздух. Галя икнула, Арина поддакнула, а Лариса от переизбытка чувств крикнула:

- Ну дак…

Она собиралась что-то добавить, всерьез призадумалась, уморительно свела брови и… промолчала. Похоже, решила воздержаться от столь громких заявлений, едва держась на ногах.

Фалькон посмотрел на нас, на несчастных колдунов и упавшим голосом резюмировал:

- Нам надо их натаскать… Но они еле ноги таскают … Что делать? Вы можете это исправить? - обратился он к магам.

Альдор беспомощно развел руки снова.

- Теперь они уже вейливерки. Магия жизни так быстро не сработает. Исправить можно, но не быстро. Иначе я бы давно…

- Придется рискнуть, - отмахнулся шут. - У нас нет выхода. Завтра бал, возможны диверсии. Да и вообще неспокойно в королевстве. Девушек нужно научить всему, чему можно. Нельзя, чтобы на балу еще и они удивили Дралько своими художествами. Хватит с него сегодняшнего лингвистического шока…

«Да чему их можно научить в таком-то состоянии?» - прописался на лице Альдора вопрос. Но зеленоглазый жердь решительно шагнул чуть ближе к Фалькону, гордо выпятил грудь и жалобно простонал:

- Останьтесь, а? Помогите…

Шут тяжко вздохнул. Так вздыхает директор детсада, видя, что новый воспитатель не справляется с обязанностями. Мальчишки восторженно качаются на люстрах, а девочки сосредоточенно обрывают газонные цветы.

- Ладно, я послужу магическим отводом, - угрюмо заявил Фалькон. - Но слишком серьезных задач перед ними не ставьте.

- Ну что-о вы, что вы! - невесело усмехнулся Альдор. - Нам бы с простыми задачами справиться…

- А я счас чего-то не поняла… - обернулась к остальным Руслана. - Они что, в нас сомневаются? - и пьяно сморгнула.

Анна подбоченилась, Анастасия возмущенно топнула ногой и едва не упала, потеряв равновесие. Галя икнула - то ли соглашалась с магами, то ли с Русланой. Богини зашумели, обмениваясь нечленораздельными, но вполне понятными возгласами.

- Спокойно! - предотвратил взрыв попаданских эмоций Фалькон, для пущей важности выбросив вперед руку. - Мы как раз потому и договариваемся, что в ваших способностях сомневаться не приходится!

Он сказал это так, что каждый понял по-своему. Мы со Светой и Еленой, как самые трезвые, четко уловили двусмысленность фразы.

«Я с ним еще разберусь… ночью» - пообещала забракованная.

«Потом покажешь штаны», - съязвила я.

Света окатила пораженным взглядом. «Что-то ты часто стала опережать меня с ироничными репликами» - так и читалось на ее лице.

Альдор не дал нам вдоволь пофантазировать, что сотворит Елена с Фальконом.

- Так, давайте попробуем использовать магию в мирных целях, - предложил он.

Девушки переглянулись так, словно никак не ожидали услышать слова «использовать магию» и «в мирных целях» в одном предложении. Альдор заметно сник, но приободрился от взгляда Фалькона. Помощники мага застыли соляными столбами.

- Давайте создадим световую фигуру, пустим по ней электричество, а водой… водой просто будем стрелять в стену энергии… - после недолгих раздумий попросил Альдор. Фалькон одобрительно кивнул, помощники мага не шелохнулись.

- Вы хотите, чтобы мы изобразили сказку о царевне-лебеде, что ли? - спросила Галя, дважды икнув в процессе.

- Почему лебеде? - удивился не столь хорошо знакомый с русским фольклором маг.

- Потому что в царевне-лягушке короля оглушили невиданным грохотом, выбили глаз костями от курицы и с ног до головы окатили вином. Хотите? - поддержала Лариса. - В принципе, мы не против.

Наши девушки развлекались не на шутку. Всерьез собирались устраивать шоу, которое предложил неосторожный в фантазиях маг.

Альдор чуть дернулся, сильнее выпрямился. Фалькон развел руки в стороны и перед нами появились три небольших котлована.

- Попробуй направить свой дар, - обратился шут к Ларисе. И очень зря это сделал. Лариса направила. Только не туда, куда требовалось.

Какой прицел может быть у русской женщины после такого количества выпитого? Она едва сковородкой по голове любимого попадает, а скалкой по пятой точке…

Спустя секунду, Фалькон - мокрый до нитки, ошарашенный бурным потоком, что сбил его с ног, поднялся с земли и шарахнулся в сторону. Елена возмущенно посмотрела на Ларису, икнула и выстрелила огнем. Вода и огонь встретились в пути, послышалось тихое шуршание, и в воздух взвился горячий пар. Елена отступила, Лариса тоже.

Фалькон отпрыгнул и возмутился:

- Дорогая. Ты бы мстила в другом месте! Подальше от меня! И вообще от живых существ. Лучше всего в вакууме. Там навредить некому.

- Месть это блюдо, которое надо подавать… - забракованная задумалась. Видимо спьяну пословица никак не вспоминалась. Елена нахмурилась, подбоченилась и выдала другую расхожую фразу: - Месть обоюдоострое оружие. Поражает и тех, кому мстят, и тех за кого мстят! В живых остается только мститель. Потому что неуловимый!

Фалькон встряхнул одежду, и та высохла в мгновение ока. Альдор посмотрел на него с толикой зависти. Шут ответил рассеянным взглядом и уточнил куда-то в сторону:

- А кто вообще распорядился подавать им вино перед тренировкой?

- По-моему его величество Дралько… Ой, бывший король… - промямлил Альдор.

- Отыгрывается! - ткнул пальцем в небо Фалькон. - За то, что подобрали Ларрису таких невест. Ничего! Мы ещё выживем! То есть выстоим! То есть высушимся… Тьфу ты…

Он покосился на нетрезвых богинь и понуро опустил плечи.

Попаданки застыли в позах «Я упала с самосвала, но совсем не пострадала, потому что выпивала»… Арина чуть наклонила голову, приоткрыла рот и вскинула глаза к небу, словно разглядывала там что-то невероятное. Руслана высилась столбом и тихо покачивалась взад вперед, не в такт ветру. Анна широко расставила ноги, подбоченилась и не прекращала икать. Лариса выставила вперед ногу и время от времени выбрасывала руки в стороны, чтобы балансировать как канатоходец. Галя что-то напевала себе под нос. Остальные выглядели примерно также. Елена насупилась и следила за Фальконом с явно недобрыми намерениями.

Как самые трезвые мы со Светой решили перетянуть внимание на себя.

Создали три световых сферы прямо посередине поля, поодаль от всех и кивнули Арине с Русланой.

Девушки беспорядочно замахали руками - и по куполам заискрили оранжевые молнии. Выглядело, и правда, очень красиво. Елена величественно ткнула пальцем - и язычки синего пламени замелькали между молниями.

Альдор суматошно обернулся к Ларисе - видимо, собирался запретить ей пользоваться даром, когда вокруг столько электричества. Но та, как обычно, поняла все по-своему.

Тугие струи захлестали во все стороны, с чавканьем врезаясь во влажную землю. Котлованы наполнились, Фалькон взмок заново, а до одного из шаров дотянулись брызги. Мы отпрянули, Альдор попятился. Раздался взрыв.

Кусочки огня взметнулись в воздух, молнии мигнули в последний раз и погасли, купол рассыпался, как хрустальный шар.

Кажется, я начала привыкать к взрывам неподалеку. Даже уши не заложило. На мгновение почудилось - вновь лечу на грифоне. А потом атарра не стало… Я рухнула на землю, остальные упали неподалеку. Взрывная волна прошлась по нам как бульдозер по перине.

Но шут и теперь не растерялся. Небрежно взмахнул рукой - и нас словно накрыл невидимый барьер.

«Использует божественную магию» - мысленно прихвастнула Елена. - «Потом он, правда, долго восстанавливается. Ничего-о! Зато шастать по мирам сил не останется. Мало ли кого он там еще присмотрит».

В воздухе запахло горелым. Казалось, повара, что начали стряпать еще во время нашей прогулки на грифонах, некстати отвлеклись и блюда пережарились. В носу неприятно засвербело. Я с опаской оценила ущерб.

Поле выглядело почти как прежде. Просто треть его покрывали обугленная трава, копоть и пепел. Зато в котлованах кипела вода, словно в гигантских ведьмовских котлах. Огромные пузыри надувались на поверхности, волнистые клубы белого пара томно тянулись в безоблачное небо.

Фалькон ткнул туда пальцем и поймал мои мысли. А, возможно и размышления других попаданок.

- Все-таки в каждой русской женщине есть что-то от ведьмы, - резюмировал он, стряхивая с одежды пепел.

Как ни удивительно, на сей раз костюм шута пострадал гораздо меньше, чем во время рандеву с Еленой. Забракованная тоже это отметила. Хихикнула, подмигнула, гордо вскинула голову. Фалькон посмотрел на свою женщину и криво улыбнулся. Обернулся к Альдору. Бледный маг округлил глаза и только суматошно сглатывал. Его помощники, похоже, всерьез решили прикинуться истуканами. Авось не заметят, примут за статуи.

- Попробуем еще раз! - выпалил Фалькон тоном «хуже уже не будет, а вот веселее непременно».

Альдор посмотрел на шута так, словно тот предложил ему испытать ядерную бомбу в однушке-хрущевке.

- Завтра бал, - объяснил шут зеленоглазому жерди, параллельно обсыхая, - А ты сам знаешь, насколько обаятелен наш Ларрис во время таких мероприятий. Только комплиментами и сыплет. Девушки могут расчувствоваться, расстроиться, разозлиться. А дальше… ну ты сам понимаешь.

На лице Альдора явственно проступило выражение: «Уж лучше Ларрис, чем я». Но маг грустно вздохнул, свел густые брови и предложил в нашу сторону:

- Попробуем еще раз?

Как ни удивительно, но следующие попытки закончились гораздо менее разрушительно. Почти никто не пострадал… Если не считать нескольких клумб, превращенных в море лепестков и листьев, поливальных шлангов, теперь похожих на длинные черные жвачки и нервный тик у Альдора. Зеленоглазый жердь даже зажмуривался всякий раз, когда мы начинали использовать магию. Но часа через два попаданки вполне управляли способностями. Даже не смотря на их нетрезвость и буйное веселье по поводу и без…

Мы со Светой научились «включать» световой дар исключительно по желанию, а не стрелять лучами, куда попало при каждом нервном потрясении.

Фалькон немного развлекся, а, возможно, просто отомстил нам за обильный душ и море незабываемых ощущений.

Ближе к концу тренировки, когда богини вполне овладели способностями, шут то и дело суетливо оглядывался, тряс руками в воздухе и кричал:

- Диверсанты! Смерч! Спасайся кто может!

Попаданки шарахались в разные стороны, но беспорядочно электричеством, водой или светом не фонтанировали.

Усталые и счастливые отправились мы в замок, по своим комнатам. Но самыми счастливыми ушли с тренировки Альдор и его помощники. Я так и видела, как на их лицах прописалось выражение: «Боже! Пронесло! Пора ставить свечки местным богам!»

Фалькон провожать нас не стал.

Приблизился к Елене, крепко обнял, страстно поцеловал и произнес:

- Прости, но заседание еще в самом разгаре. Меня ждут.

Елена не спросила - как он понял, что заседание в самом разгаре, хотя все последние часы только и делал, что предотвращал разрушения и непрерывно сушился. Наверное, забракованная знала о возлюбленном нечто такое, чего не сообщали нам, простым богиням. Мы со Светой переглянулись и даже не стали перебрасываться мыслями - все было очевидным и так. У Елены с Фальконом все на мази. Они почти женатая пара. А нам завтра предстоит в поте лица «отшивать» Ларриса, как говаривала моя юная соседка по лестничной площадке на Земле. Боже… как будто все это случилось в прошлой жизни.

Усталые, но еще нетрезвые богини брели в замок дружной толпой, почти не куролеся. Только Галя заунывно напевала:

«Отведи-и меня тропкой дальнею-ю

До ближайшего до сада-а-а

А то с Ларрисом засада-а-а»

То как лихо и на ходу переделывала она известные песни, вызывало у меня восхищение, а у Светы почти зависть.

«Счастливо», «До завтра», «Готовимся к балу!» - мысленно прощались попаданки.

«Дырц-пырц!» - зачем-то добавила Лариса.

Станислава промолчала, зато кивнула так, что все догадались - на «Дурц-бурц» у нее просто уже не оставалось сил.

Возле наших со Светой покоев дежурили Эмира и Дейла. Служанки торжественно отворили двери, мы вошли и не сдержали восхищенных возгласов.

Комнаты отремонтировали, отреставрировали, в общем, никто и никогда не догадался бы, что еще недавно тут словно Мамай прошел войной.

А главное… картины на потолке опять выглядели целыми. Женщинам вернули их главные достоинства - груди и ягодицы, мужчинам - головы. Если и не самые главные их достоинства, то одни из них наверняка…

Уснула я в этот день мертвецким сном. Даже не помню, как ложилась. Помню только что до постели все же добралась, отметила, что ее перестелили, и поменяли одеяло на шерстяное. Пододеяльник тоже оказался незнакомым. Прежний рисунок сменило поле с ромашками и колокольчиками.

О том, что мы так и не спросили - когда же именно начинаются приготовления к балу и в чем они, собственно, заключаются, я не вспоминала до самого утра. Пока яркое солнце Вейливера не пощекотало лучиком лоб и нос.

За приоткрытым окном шумели кроны деревьев, заливались птицы, кузнечики вклинивались в их акапеллу громким стаккато. Ветерок задувал в комнату утреннюю свежесть. Пахло разломанными огурцами, почему-то пиццей и… свободой. Да-да, именно свободой. Пусть я и ограничена условностями, обязана ждать отставки у Ларриса, но я не должна собираться на работу или выполнять какой-то иной гражданский долг. Фуф! Это ли не счастье?!

«Счастье, это если нам сейчас дадут поесть!» - прилетела мысль от Светы. - «Одевайся! Елена пригласила на завтрак!»

Судя по всему у забракованной все было как в Греции. Шут, который больше походил на короля. Слуга, который больше напоминал вельможу, и завтрак, который я даже не представляла, где искать.

Желудок сжался тугим узлом и неприлично заурчал, отвечая на мои мысли о трапезе у Елены.

«Пора называть это «Кафе у Елены» - добавила Света. - Свисти, когда соберешься».

Утренний марафон я совершила в рекордное время. Так быстро я не собиралась даже, когда открыв глаза поутру, обнаруживала, что уже опаздываю на работу на полчаса.

Ничего похожего на подарочную одежду Зардиса в шкафу не нашлось. Пришлось довольствоваться приталенным платьем, в пол, невероятно-чистого бирюзового цвета.

Волосы я собрала в высокий хвост, чтобы не мешали наслаждаться пиршеством.

«Пошли!» - бодро сообщила Свете.

«Ну где вы там?» - раздался в голове нетерпеливый вопрос Елены. - «Я жду! Расскажу, как тут происходят балы и приготовления к ним. Интересно?»

«Хорошо иметь тебя в друзьях» - съязвила Света.

«А во врагах, наверное, очень не скучно» - добавила я.

До нас донесся язвительный смех забракованной.

ГЛАВА 8

Елена встретила нас в тонком бежевом халате с оборками на подоле и рукавах. Выглядело очень красиво. На знакомом столике дымился высокий кувшинчик с мятным чаем, наполняя помещение чудесным ароматом. Три кружки с волнистыми краешками приглашали к пиршеству. Между чайником и кружками теснились тарелки со всяческими яствами. Сытно пахли бутерброды с икрой, колбасой, ветчиной, от сэндвичей с зеленью и огурцами тянуло свежестью. Горячие булочки теснились в ажурной корзинке, завлекая каждая по-своему. Одни - обильной сахарной пудрой, другие корицей, третьи - кунжутом, четвертые сочными прослойками конфитюра. В круглых прозрачных розетках золотились крекеры, манили поджаристыми бочками орешки, просвечивали тонкие ломтики сыра. Ко всему этому прилагались сухофрукты, варенье из оранжевых ягод, вроде абрикосов и нарезной хлеб с батоном.

Я даже сглотнула.

- У Фалькона друзья на кухне, - как бы между делом сообщила Елена. - Ну не могла же я принять дорогих гостей без должного угощения? Не по-русски как-то. Верно ж?

Я кивнула. Света сглотнула следом за мной.

Елена привычным царственным жестом пригласила к столу, разместилась в кресле и закинула ногу на ногу.

Мы уселись напротив, забракованная налила всем чаю и уточнила:

- Сразу про бал?

- Мгу! - откусив булочку с корицей, подтвердила Света.

Я только кивнула, потому что одновременно жевать и говорить не умела даже на Земле.

- В общем, так, - Елена отломила крошечный ломтик булочки с сахарной пудрой и отправила в рот. - Вначале нас будут старательно готовить. Ничего особенного. Не пугайтесь. Я-то поначалу немного струхнула. Вспомнила средневековые корсеты, кринолины, сорок юбок и шпильки по всей голове, чтобы башня из волос держалась несколько суток, собирая толпы блох и крыс. Здесь мода гораздо гуманней и гигиеничней. Хотя мыслила я в верном направлении. Нам принесут вечерние платья. Что-то вроде земных свадебных. С обручами на юбках, воланами и камушками. Надеть их самим невозможно, акробатика та еще. Нам помогут горничные. Они же сварганят парадные прически. Опять же, пугаться не надо - все в рамках гигиены. Обойдемся без тараканов, блох и крыс. Здесь скручивают сложные короны из кос, настоящие произведения искусства. Закрепляют магией. Без жутких шпилек. Но такие наряды и прически полагаются только на балы и приемы. В общем, на подготовку выделяется несколько часов. Затем нас соберут и напомнят про этикет. Видимо, делать это будет Фалькон, - Елена хитро подмигнула. - Поэтому без шуток-прибауток не обойдется. Но советую усвоить все точно. Остальные ещё могут ошибаться. Вести себя как подобает истинно русской бабе, что и коня в горящую избу загонит и кота богатырским посвистом с ветки собьет. На вас имеют серьезные виды первые вельможи королевства. Один даже вроде будущий монарх. Вы должны преподать себя так, чтобы местные дамочки выглядели Дуньками с трудоднями. Устыдились собственного физического и духовного несовершенства. Танцы тут довольно простые. Никаких рыцарских изысков с множеством фигур. Знай себе подчиняйся партнеру и двигайся в такт. Самые сложные, праздничные танцы разучим попозже.

Елена даже ничего не спросила, а мы со Светой дружно кивнули, не прекращая наслаждаться выпечкой - она просто таяла во рту.

Забракованная подлила нам еще чаю и продолжила инструктировать. Вот что мне в ней особенно нравилось - при всей своей царственной грации, манерах королевы, Елена действовала и разговаривала как подруга. Без высокомерия, чувства собственного превосходства и самолюбования. Не представляла, что одно может так гармонично сочетаться с другим. При взгляде на забракованную фраза «голубая кровь» почему-то навязчиво вертелась в голове.

- Следующий момент! Запомните! Фалькон еще об этом расскажет. Но я тоже хочу предупредить. На балу использовать магию нельзя. Это противоречит этикету. Считается даже большим моветоном, чем задрать юбку и показать ягодицы в ответ на приглашение к танцу.

Света всплеснула руками:

- Так вот почему они вчера нас тренировали, несмотря на нашу…

- Нетрезвость, неадекватность и непрерывный душ? - подсказала я.

Приятельница кивнула, Елена усмехнулась.

- Не нашу! Мы даже Гале не подпевали! - возразила Света.

Забракованная улыбнулась шире и подтвердила:

- Именно так! У них выхода не было. Не натренируй они вас вчера, сегодня мог случиться страшный конфуз. Требовалось, чтобы каждая попаданка до бала худо-бедно навострилась контролировать дар. Иначе получили бы отставку не у Ларриса, а у всего высшего света Вейливера. И все, искать Фалькону новых кандидаток. А где он еще таких соберет?

- Таких точно нигде! - хихикнула я, едва не подавившись чаем. Елена кивнула, отпила немного ароматного напитка и добавила:

- В общем, Альдору поставили задачу - умереть, но натаскать вас так, чтобы магия бесконтрольно не стреляла. Он и старался.

- Да уж, - усмехнулась Света. - Думала, его инфаркт хватит. У магов случаются инфаркты?

- Раньше не случались, но с нашим появлением возможно все, - поддержала шутку Елена. - Инфаркты, инсульты, нервные срывы - вот та малая толика развлечений, что привносят русские в жизнь других народов. У нас глотки луженые, нервы стальные, а печень бессмертная. Зато душа широкая и сердце доброе. Вначале начудим, доведем до ручки, а потом пожалеем от всего сердца.

Мы выпили еще немного чаю, перекусили, поболтали о мужчинах и этикете. Забракованная послеживала за временем и в полпервого дня сообщила:

- Такс! Вам пора к себе. Слуги придут готовить к балу.

- Ты ведь тоже придешь на торжество? - не удержалась я от вопроса.

- Я такое ни за что не пропущу! - выпалила Елена, сверкнув глазами.

Сейчас она напоминала не принцессу - королеву амазонок. И сразу поверилось - войско под предводительством забракованной сметет любого врага, пройдется по нему как по коврику и ноги вытрет.

Мы со Светой дружно встали и отправились в свои покои.

Слуги немедленно принялись за дело. Эмирра, как моя личная горничная, руководила процессом. Мастерски, без суеты и спешки. Я лишь крутилась, пересаживалась, отодвигалась, поворачивалась… Спустя некоторое время служанки исчезли за дверью, а Эмирра осторожно взяла меня за руку и подвела к зеркалу.

Я смогла только ахнуть. Серебристое стекло, в обрамлении сложных узоров с цветами вперемежку показывало роскошную, вельможную красавицу. Настоящую аристократку от затылка до кончиков пальцев. Все во мне выглядело идеальным. Темно-бирюзовое платье подчеркивало цвет волос, талию и линию плеч. Круглое декольте демонстрировало высокую грудь. Пышная юбка словно шилась только для того, чтобы в танце развеваться, приоткрывая стройные ноги.

Туфельки были под стать костюму. Матовые, синие, на каблучке, с закругленным носком. В них нога казалась меньше размера на три. Прическа из причудливых кос лежала на голове не короной, скорее диадемой. Несколько игривых прядок спускались по длинной шее.

И дополнял все гарнитур из белого золота с голубыми камушками, вроде топазов. Сережки трепетали в мочках прозрачными капельками. Такая же лежала аккуратно в том месте, где соблазнительная ложбинка притягивала взгляд к груди.

Я покосилась на Эмирру и поняла, что похвалы ей не требуются. Горничная видела мою реакцию и гордилась проделанной работой. В следующую минуту в комнату вошла роковая красотка, в которой с трудом угадывалась моя приятельница Света.

Короткие черные волосы вились вокруг скуластого лица, придавая овалу нежности, глаза казались еще больше и глубже. Алое платье подчеркивало все достоинства фигуры, а тяжелые рубиновые серьги - крохотные мочки.

Света подбоченилась и заявила:

- Теперь перед нами не устоят никакие принцы!

- Типун тебе на язык! - отмахнулась я. - Ларрис ведь тоже принц!

Света спохватилась, чуть посерьезнела, но потом отмахнулась.

- Ничего-о! У меня заготовлено столько шуток, что ни один Ларрис не выдержит. Даже Валькант не смог бы.

Как нарочно, в эту минуту в дверях показались наши сопровождающие. Я обернулась и встретила восхищенный взгляд Зардиса. Так смотрят на нечто невероятное, самое прекрасное и дорогое. Я замерла, наслаждаясь вниманием, невольно отмечая, что и принц нарядился на славу. На Зардисе как влитой сидел черный камзол поверх темно-синей рубашки и брюк, в тон к моему туалету. Такой же, только белоснежный, подчеркивал мускулистую фигуру Вальканта.

Мужчины церемонно поклонились и предложили нам руки. Я вложила ладонь в руку Зардиса и сомлела от его внимания. Уголки губ принца вздрагивали в улыбке, глаза сияли, а пальцы чуть увлажнились. Зардис обронил тяжкий вздох и вывел меня в коридор.

Не сразу сообразила я - откуда эта грусть. Только что принц радовался, почти как ребенок. Но Зардис посерьезнел, посмотрел с оттенком горечи и произнес так проникновенно, что у меня сжалось сердце:

- Нарра. Постарайтесь не очаровывать Ларриса, как меня сейчас. Я не хочу вас потерять.

Он замолчал, прикусил губу, и мне безумно захотелось расцеловать спутника. Отдаться ему - целиком и полностью. Пусть станет моим вторым… Всю жизнь я думала, что все эти церемонии, великосветские признания ни к чему. Достаточно, чтобы мужчина не пил, не бил и не ходил налево. Так учили нас бабушки. Вонюч, небрит, в семейных трусах и всегда на диване у «телека» - вот он идеал земного мужа, в лучшей своей ипостаси. Но вот сейчас я смотрела на Зардиса и понимала, что не зря некоторые девушки так мечтают о принце на белом коне. Просто кому-то достается принц, а кому-то - лишь конь. И хорошо, если это скакун с работы на диван, а не жеребец, что стремится покрыть всех кобыл родного города.

Зардис будил во мне женщину. Не козочку, что круглыми сутками пыхтит по хозяйству, не ломовую лошадь, которая работает ради блага семьи, содержит супруга, детей и родителей. И не измотанное, убитое начальством и бытом бревно в постели. Женщину. Прекрасную, как цветок, невесомую, как пушинка и страстную, как знойная дочь Востока.

Сожаление в глазах принца, страх, что Ларрис может меня заприметить, приводили в чистый восторг. Правда, мысль, что регент положит на меня глаз, вызывала нездоровые рассуждения о том, что любой глаз можно: выбить, выдавить и даже выколоть.

За размышлениями я не заметила, как мы отмотали несколько коридоров и Зардис предупредил:

- Осторожно, ступеньки.

Несколько коротких пролетов, крутой поворот - и вот они - тяжелые двери в бальный зал, способные впустить космический корабль. Зардис распахнул одну створку, Валькант - другую и мы чинно вошли в помещение.

Чего-то такого я и ожидала. Света тоже. Мы лишь переглянулись и обменялись одинаковыми мыслями: «Ничего себе зал».

«Ничего себе зал» вместил бы несколько олимпийских спортивных арен. Возле стен немыми дозорными выстроились колонны, увитые ажурной вязью узоров. На сводчатом потолке пестрели фрески, со стен взирали портреты дворян. Паркетный пол совсем не скользил, но приятно пружинил под ногами. Совсем немного, едва ощутимо. Но почему-то сразу подумалось - то, что нужно для танцев. Хрустальные люстры сверкали мириадами капелек не больше горошин размером и фонтанировали радужными бликами. Пока мы, разинув рот, осматривались, в двери повалили попаданки и придворные. Чинно вошли Елена с Фальконом, мгновенно задавая тон. Если бы я не знала, что передо мной шут, решила бы - вон он, регент, собственной персоной. А, быть может, и сам король пожаловал на конкурс вместе с королевой. Настолько царственно выглядел Фалькон. И, что самое потрясающее, он совсем не напрягался, не старался изобразить из себя нечто величественное. Шут просто на несколько минут оставался самим собой. Вельможей с грацией барса, мужчиной с фигурой штангиста, рыцарем для своей дамы.

Я покосилась на Зардиса. Сейчас его стать, походка и выправка ничуть не уступали фальконовским. Все остальные мужчины в зале, даже Валькант, рядом с этими двумя представлялись грузчиками на фоне атлетов. Принц излучал ту самую величественность, что заставляла уважать помимо воли. Прежде, в общении со мной Зардис выглядел попроще. И вел себя тоже. Хм… А ведь он тоже двуликий! Похоже, все в этом королевстве так или иначе носили маски. Все, кроме Ларриса. Я почему-то знала точно - регент искренен во всех своих проявлениях… К всеобщему величайшему сожалению.

А так бы хотелось, чтобы Ларрис сбросил маску избалованного ребенка, себялюбивого принца и превратился в веселого, радушного парня! Типа Вальканта. Или хотя бы в сурового, великодушного принца, как Зардис… Но магия с интуицией спешили разубедить. Ларрис не придуривался и даже не старался выглядеть чуть лучше. Щедро дарил окружающим свое незабываемое «обаяние» и свято верил, что осчастливил на веки веков.

Попаданки столпились небольшими группами и вполголоса переговаривались. Мы со Светой остались с сопровождающими. Фалькон повел Елену знакомиться с придворными.

Забракованная только и успела, что обронить короткую мысль: «Дралько перенес бал на час пораньше. Инструктаж отменен. Но самое главное я вам уже рассказала. Держитесь, девочки. Мысленно я с вами. Во всех смыслах слова. Если что спрашивайте телепатически».

Дворяне прибывали. Важно вели дам под руки, прямо как в исторических фильмах Земли и бросали на нас быстрые, сочувственные взгляды. Каждому не терпелось оценить кандидаток в невесты Ларриса. Точнее даже в жертвы регента. Судя по лицам вельмож, в последнем не сомневался никто.

Я старалась не глазеть на придворных, лишь небрежно коситься, как делали местные. Но и этого хватило, чтобы понять - наряды русских богинь выгодно отличались от всех остальных. Немногие здешние дамы могли похвастаться безупречным вкусом. То их платья изобиловали камушками, кружевами, воланами и походили на торт, то излишне обтягивали, то слишком скрывали. Буквально несколько женщин не уступали нам ни красотой, ни нарядами.

Вельможи столпились небольшими кучками, поодаль от дверей, как и попаданки. Все ждали Ларриса, но вместо него на пороге появился Дралько. Метнул суровый взгляд на Фалькона, Зардиса и Вальканта. Краешком зацепил нас со Светой, словно говорил: я понял, что вы предпочли регенту других мужчин и оценил. Я немного поежилась, но Дралько хитро ухмыльнулся, совсем как Фалькон, и немедленно посуровел снова. Походка льва после охоты, взгляд повелителя и бога - все в экс-монархе заставляло уважать его на уровне инстинктов. Я ждала церемонемейстера, глашатая, чтобы объявил - кто есть кто. Да хотя бы ведущего. Но в Вейливере, похоже, таких не держали. Дралько неспешно пересек зал, подпер дальнюю колонну плечом и мгновенно завладел женским вниманием. Ну еще бы! Красавец мужчина, в самом соку - богатый, влиятельный и без пары!

«Хм… Он, что не женат?» - заинтересовалась Лариса.

«Если король не занят, готова к другому конкурсу!» - поддержала ее Руслана.

«Боюсь, ты уже проиграла, когда сыпала ругательствами под балконом его величества - вмешалась Арина. - А вот у нас еще есть шансы! Мужик-то хоть куда! Ну подумаешь, слишком любит старшенького. У всех свои недостатки».

«Зато какая грудь, какие ягодицы!» - с чувством добавила Галя и даже тихо причмокнула.

«Да и остальное весьма и весьма неплохо» - уже совсем неприлично прокомментировала Анна, негромко притопнув ногой.

«А король-то и не догадывается, что все его «остальное» уже заценили и сфотографировали» - телепатировала мне Света.

Елена лишь изогнула бровь и улыбнулась уголками губ. И в эту минуту до меня дошло. Мы могли обмениваться мыслями по-разному! Вместе или только группами. Каждый телепатировал кому хочет и когда пожелает. И если собирался посекретничать, остальные попаданки ничего не слышали.

Ого! А наша магия интересней, чем думалось. Я оглянулась на Зардиса, и тот вполголоса пояснил, будто прочел мысли богинь:

- Отец уже несколько лет как в разводе. Мама замужем снова, за одним герцогом из другого королевства.

- У вас разрешены расторжения браков? - поразилась я. Балы и короли, шуты и придворные в моем представлении никак не сочетались с таким современным, можно даже сказать, демократичным явлением. Насколько я помнила из истории Земли, тамошние монархи получали разводы лишь при особых обстоятельствах. Например, если жена не могла подарить им наследника. И это явно не случай Дралько, ведь королева родила ему двух сыновей.

- В Вейливере разводы - обычное дело. Почти как на Земле. Если только ты не на троне, - подмигнул Зардис. - Вот почему отцу потребовалось так срочно передать бразды правления. Он, в принципе, собирался, рано или поздно. Но когда у них с мамой возникло обоюдное желание разойтись, пришлось поторопить события.

- Тогда почему он не сел на трон снова… Ну после развода? - не удержалась я от вопроса.

Зардис пожал плечами, тихо вздохнул и прошептал:

- Устал, я полагаю. Отец царствовал почти пятьсот лет. Если не больше. Возможно, он рассматривал такой вариант, госпожа Нарра. Но глотнул свободы от монаршей доли и передумал. Мы несколько раз пытались уговорить его. Отец правил прекрасно. Народ был доволен, соседи нас уважали, страна процветала. Но отец оставался непреклонен. Сейчас пришел наблюдать за конкурсом. Ждем только брата. И начнется…

Поговори о дьяволе, и он появится. Не стоило Зардису поминать Ларриса. Возможно, регент запутался бы в воланах, надорвался, ворочая камзолы, усыпанные драгоценными камнями как рыба чешуйками… Но нам не подфартило.

Ларрис вошел в зал неспешно, усиленно изображая королевское величие. Чуть притормозил у дверей, давая оценить свою идеальную прическу, красивый профиль и сиреневый камзол, сплошь усеянный жемчугом. На его фоне глаза регента казались ещё более нереального фиалкового цвета. Дралько удостоился легкого поклона, Зардис и Валькант - слабых кивков, придворные - небрежного взгляда.

Ларрис счел миссию «осчастливить двор сиятельным приветствием» выполненной и устремился к попаданкам. Каждую рассматривал минуты две - с затылка до пяток. Не забыл даже прикинуть высоту каблуков.

«Хорошо, что спонтанно мы больше не колдуем, - спустя несколько минут не сдержалась Лариса. - Иначе дворцу маленький каюк».

«Ну почему же каюк? Пятизвездочный курорт. Один зал - бассейн, другой - сауна, а третий - аттракцион. Три шаровых молнии в пятую точку - и четвертая в подарок» - возразила Арина.

«Все мы бабы стервы

Ларрис, бог с тобой

Ты у нас не первый

Будешь ли второй…»

Мысленно запела Галя.

Нам со Светой достались такие же взгляды, как и остальным попаданкам. Будто ни Зардиса, ни Вальканта даже близко не было. Ларрис не верил, что у него есть соперники. Тем более, из его же свиты. Да-а-а! Непросто придется королеве! Конечно же, русская женщина и из мужчины сделает человека. Найдет под забором, разбудит рассолом, протрезвит криками, усовестит и, возможно, даже превратит в порядочного члена общества. Без магии, прошу заметить… Наше колдовство всегда заключалась в трех С: сковородке в руке, скалке под мышкой и соленых огурцах в холодильнике. Но… стоит ли результат потраченных нервов?

Пока Ларрис недвусмысленно измерял взглядом «изгибы богини Нарры», Зардис сильнее сжал мою руку. Его грубовато выточенные черты заострились, с лица мгновенно схлынул румянец, изумрудные глаза потухли. Бедный… переживает… Мне снова захотелось обнять принца, расцеловать и даже больше того… Еще ни один мужчина так не волновался, что меня уведут у него из-под носа. Большинство считали себя подарками во плоти, свято верили, что скорее на них претендует каждая встречная. Вышли на улицу в одинаковых носках и всего лишь трехдневной щетине поверх не обезображенного интеллектом лица - и все, короли мира. А уж если побрились… и носки постирали… Держитесь Прекрасные и Премудрые… Иванушки дурачки оседлали серого волка - Разбитую тарантайку времен Брежнева, обзавелись живой водой - литром пива и кваса, и готовы оценить ваши прелести. Кастинг в разгаре!

Передать не могу, насколько же приятно, когда тобой всерьез дорожат. Переживают, ревнуют, нервничают, что достанешься другому. Я залюбовалась на Зардиса. Он весь походил на живой нерв. Мышцы бугрятся, глаза прищурены, руки сжаты в кулаки. Поза принца походила на стойку солдата перед решающим боем. Я видела - Зардису не до моих восторгов, неуместной радости. Поэтому с трудом сдержала улыбку. Ларрис не оценил ни мои эмоции, ни переживания брата. Скользнул взглядом по Свете и вдруг обернулся к Фалькону. Шут выпустил руку Елены и даже не поклонился - сложился пополам, как циркач на арене, резко выпрямился и подскочил на месте, изображая служебное рвение. Регент шутки не понял, не оценил или не заметил.

- А почему у этой короткие волосы? - Ларрис не ткнул в Свету пальцем, но кивок его выглядел еще пренебрежительней. Валькант даже вытянулся по стойке смирно и прикусил губу. Но приятельница погладила его по руке и так улыбнулась, что аррен мгновенно расслабился. Вот она, сила русской женщины. Успокоим за пару минут, взбодрим за считанные секунды, а скандал закатим за мгновение. Только удивляйся!

Фалькон посмотрел на Свету так, словно впервые увидел. Округлил глаза, изображая страшное удивление, приоткрыл рот и картинно всплеснул руками. Приятельница тряхнула головой и коснулась ладонью крутых кудряшек. Все видели - это ее шанс. Еще немного - и Света счастливо избежит конкурса, присоединится к Елене, а мне придется одной демонстрировать Ларрису свое остроумие.

- Хотите длинные? Нарастим! - бодро кивнул Фалькон, пародируя одного из помощников Альдора. - Надо до пят, сделаем до пят. Надо до дверей, сделаем до дверей. Будете, как по половику прохаживаться и ноги вытирать. Что скажете?

С минуту Ларрис взирал на Свету так, будто собирался дать ей отставку. Остальные невесты уставились на приятельницу завистливыми взглядами. Регент тяжко вздохнул, будто принимал невыполнимую миссию. Как Том Круз, или того хуже - Крепкий Орешек Брюс Уиллис. Вот только ему не хватало смазливости первого и харизмы второго.

Богини зашептались, ощупывая прически. По лицу Арины ясно читалось - ради отставки у Ларриса не жалко и любимых русалочьих локонов.

«Надо срочно побриться наголо!» - телепатировала Руслана и зачем-то добавила забористую фразу. Выражать эмоции без мата у спортсменки не выходило. Ларрис отмахнулся, сморщил идеальный нос и ткнул пальцем в Фалькона.

- Отметь, что у этой минус один балл. Посмотрим, каковы остальные.

Света с минуту крепилась, поджимала губы, но затем издала вздох - такой же обреченный, как у Ларриса.

Фалькон обернулся к приятельнице, ободряюще подмигнул и сообщил тоном Вальканта - слегка ироничным, с примесью издевки:

- Ничего-ничего, дорогая! Не стоит так расстраиваться. Принц ведь познал далеко не все ваши достоинства. У вас осталось много шансов поразить его в самое сердце! Тут главное сильное желание и старания.

Мда! По части комплиментов с двойным дном уроки стоило брать у Фалькона, а вовсе не у Зардиса. Уже второй раз без подготовки и раздумий он разражался такой фразой, которую любой мог понять по собственному усмотрению. Или в меру своей испорченности…

В глазах Елены так и читалось: «Завидуйте! Плачьте! Это мой мужчина!»

Попаданки оценили. Каждая одарила Фалькона восторженным взглядом и грустно отвернулась. Тем временем Ларрис взмахнул рукой, и откуда-то сверху полилась ритмичная мелодия, вроде быстрого вальса.

- В бальный зал встроены магические оркестры. Что-то вроде ваших магнитофонов, только в виде заклятий, - пояснил Зардис. - Управлять ими может любой член королевской семьи. Но Ларрис сегодня главный, поэтому и распоряжается.

Принц стиснул мою руку почти до боли, посмотрел настолько растерянно, что стало ясно - наступило время для танцев. И мне жутко захотелось наступить кое-кому на ногу. Раз двадцать, от души, каблуком… Чтобы уж наверняка отвадить. К несчастью, это противоречило этикету. Пришлось соответствовать. Хотя Ларрис пригласил меня первой. Назначил, так сказать, первой жертвой. Я улыбнулась, словно рекламировала зубную пасту, забрала ладонь у Зардиса и подала регенту.

Сердце забилось быстрее, в голове заметались фразы, сомнительные комплименты и очень традиционное для многих землян «Ну почему я?»

Один взгляд в сторону остальных богинь разрешил все сомнения - девушки усиленно следовали «заветам Елены». Сейчас они больше походили на пациенток дурдома с нервным тиком и бешено вращающимися глазами. Только пены изо рта и не доставало. Крепко сжатые кулаки, на всякий случай упертые в бока, дополняли картину. Буйное помешательство попаданкам поставили бы без обследования, с первого взгляда на их чудачества. Ни один санитар не рискнул бы приблизиться к богиням без смирительной рубашки и боевой стойки дзюдо. Особенно к Руслане. Спортсменка выпятила челюсть, ссутулилась, округлила глаза и приняла позу кастрюли. Теперь Руслана походила на боксера после трех бутылок водки и нелестного комментария соседа по бару. Глядя на нее фраза: «Или убьет, или покалечит» сама приходила в голову.

Фалькон подхватил Елену под руку и картинно попятился к колонне, словно и впрямь испугался. А затем вдруг обнял забракованную и закружил. Ларрис закружил меня следующей. Должна признать, танцевал принц отменно, и первое время мне с трудом удавалось соответствовать. Все внимание уходило на шаги, поворот головы, прямую спину и партнера. Ларрис вел жестко, безапелляционно, будто в его руках не женщина - так, послушная игрушка. Бальные танцы, уроки хореографии и гимнастики пригодились мне все, до единого. И если бы не увлеченность движениями, стойкое желание не ударить в грязь лицом ради Зардиса я давно сразила бы Ларриса каким-нибудь оскорбительно-невинным пассажем. К сожалению, пока мне было не до этого.

Черт! Зря я восхищалась Зардисом, сомлела от его внимания, отношения истинного рыцаря! Больше отвлекаться нельзя! По крайней мере, пока не забракуют. Несколько минут мы следовали музыке. Ларрис смотрел строго, будто оценивал каждую деталь - пластику, грацию, скорость. Я же усиленно придумывала - чтобы такое «сморозить». Как назло ничего стоящего в голову не приходило. Изнутри поднималась паника, сердце барабанило в ушах, не попадая в такт музыке. Уж больно внимательно, без осуждения разглядывал меня регент. Забыл даже красоваться, демонстрировать свой великолепный профиль. Фиалковый взгляд Ларриса слегка потеплел, руки крепче обняли мою талию.

Черт! Черт! Черт! Надо срочно выправлять положение! Еще немного и не видать мне Зардиса как собственных ушей! А фраза «хорошее дело браком не назовут» станет актуальной до конца жизни. По крайней мере, до конца жизни в Вейливере.

Света на моем месте давно разродилась бы шикарной издевкой. Елена скорчила бы жуткую гримасу. А я… Я отчаянно собирала мысли в кучку, но они разбегались как тараканы в день возвращения хозяев из отпуска.

Я плюнула и воспользовалась «рыбой» Зардиса. Сладко улыбнулась, невинно хлопнула ресницами и спросила:

- Скажите, ваше высочество, а вы, наверное, много тренируетесь, раз такой сильный?

Ларрис заломил бровь, гордо вскинул голову, собираясь ответить, но я закончила:

- На вашем камзоле килограммы драгоценностей. А вы носите его и даже танцуете… Смотрю у остальных членов королевской семьи каменьев на костюмах гораздо меньше, - мой слабый кивок в сторону Зардиса и Дралько Ларрис понял отлично. - Похоже, средств не хватило? Все ушло на ваши наряды?

С последней фразой я балансировала на грани фола. Ларрис нахмурился, потемнел лицом. Явно собирался что-то сказать. Но Зардис моментально подоспел на помощь.

- Простите, брат. Если дама не пришлась вам по душе, позвольте я сам ее дотанцую? - спросил он с нажимом в голосе. Ларрис покосился на брата - так смотрит садовник на гусеницу, что лакомится его урожаем. Зардис выдержал стойко, кивнул в сторону Арины - та некстати расслабилась, мечтательно изучая потолок. Ларрис чуть улыбнулся уголками губ, отпустил меня, небрежно поклонился и направился в сторону «русалки». Зардис подхватил, закружил сильнее, и мы унеслись на волнах танца. Вел принц не хуже брата. Только в его руках я больше не чувствовала себя игрушкой, скорее богиней, что едва касается ногами пола. Зардис сиял облегченной улыбкой и не уставал оборачиваться в сторону Ларриса…

Вскоре вокруг появились пары, куда более счастливые, чем наша. Кавалеры сжимали в объятиях дам, с уверенностью, что они принадлежал только им. Дамы счастливо улыбались, целиком отдаваясь партнерам и танцу.

За следующие два танца регент «перепробовал» почти всех богинь, даже Руслану не обошел стороной. Я думала после ее короткого, но очень матерного восторга, Ларрис передумает, уберет руку. Но регент решительно подхватил спортсменку за талию и увлек за собой. Руслана смолчала, но одними губами добавила еще несколько забористых фраз. Я оглянулась на Дралько. Зардис, Фалькон и Валькант тоже. Глава монаршего клана подпирал колонну плечом и взирал на происходящее с живым интересом. Возмущения на его лице не читалось. Желания убить Руслану, выслать из королевства, выбросить из мира на погибель тоже. И на том спасибо. Но по глазам Дралько каждый понимал - если Руслана станет королевой, то резко онемеет. И если магия окажется бессильной перед лицом русского мата, то в дело вступит хирургия.

Но самое захватывающее приключение ждало нас после танцевального марафона. Ларрис сделал знак рукой, словно отмахивался от назойливой мухи. Выждал пару секунд, насупился, как сыч и повторил жест. В третий раз казалось, что регент дает воздуху оплеуху - с чувством, даже почти со злостью. Фалькон отпустил Елену, с которой закружился в новом танце и приблизился к богиням. Чуть развел руки в стороны и поклонился в позе пингвина. Выглядело ужасно уморительно. Даже я с трудом сдержала смешок. Но Ларрис не оценил опять. Фалькон надулся филином, также покрутил головой, похлопал глазами и сообщил:

- Дорогие претендентки! Принц-регент просит вас выстроиться в шеренгу. Видимо, он собирается поведать - какие впечатления оставили танцы. Вернее, танец. Но зачем считать? - голос шута сочился патокой, хитро прищуренные глаза стреляли в сторону Дралько, как у девицы на выданье. Король сложил руки на груди, закинул ногу за ногу и продолжал наблюдение.

Богини зашевелились. Вслух Ларриса никто не обсуждал, исключительно мысленно.

«Вот же козел! Нет, чтобы попросить нормально, по-человечески! Он ручкой трясет и глазами зыркает!» - возмутилась Лариса.

«Не переживай! Я трижды наступила ему на ногу!» - радостно поделилась Галя.

«А что? Так можно было?» - растерялась Арина.

«И не только так! Лично я Ларрису ещё локтем в плечо заехала», - похвасталась Руслана.

«Ну ты-то у нас вообще уникум! - Не сдержалась Света. - Вундеркинд по части манер и речи».

«Черт! А я шаги считала! Подсказать не могли?» - возмутилась Анна.

«Я невеста Вальканта… Без пяти минут госпожа аррен… Обязана следовать этикету, - расстроилась Света. - А так хотелось ударить лицом в грязь … Лицом Ларриса, естественно. Пришлось отделаться залпом остроумия. Надеюсь, регента проняло».

«Что ты ему сказала?» - полюбопытствовала Арина.

«Я была сама вежливость и обходительность, - Света подмигнула «русалке» и нежно улыбнулась Ларрису, который разглядывал невест с лицом ротного, что встретил новобранцев. - Сказала, что моя бабушка также завивала кудри для выхода в свет - на рынок, за картошкой. И прическу делала точь в точь. Но случайно перепутала слово унисекс со словом трансвестит… Его высочество обиделся. И совершенно зря! Ну может ведь женщина перепутать? В конце концов, вдруг я перекрашенная блондинка?»

Галдеж в моей голове усилился, но попаданки послушно выстроились в шеренгу. Мы со Светой примкнули последними. Придворные продолжали танцевать, как ни в чем не бывало. Фалькон взял Елену под руку и застыл в ожидании.

- В общем так! - Ларрис провел рукой по кудрям, поддернул кружевной воротник и оправил камзол. - Эта, - не разделяй нас несколько шагов, его палец вонзился бы в мой лоб. Зардис даже дернулся, за плечом брата. - Совершенно не имеет вкуса в мужчинах и одежде! Я не могу так позориться перед заграничными послами.

Мой совершенно безвкусно выбранный Зардис облегченно выдохнул на весь бальный зал. Фалькон метнул в принца укоризненный взгляд.

- Забери ее! - с барского плеча предложил брату Ларрис.

Зардису дважды повторять не пришлось. Он подскочил, взял меня под руку и торопливо объявил, пока регент не передумал:

- В качестве сопровождающего этой дамы заявляю на нее свои права как потенциальный жених!

Ларрис даже не оглянулся, продолжил сыпать комплиментами в сторону попаданок. Становилось ясно, зачем Фалькон с риском для сухости одежды и целости всего вокруг обучал нас магии. Не всякая русская женщина останется спокойной, когда ей отвешивают такие эпитеты.

- Вон та двигается как грузчик с платяным шкафом в руках. И выражается так, что любой грузчик этот шкаф бы выронил. От удивления.

Даже с закрытыми глазами я поняла бы - о ком речь.

- У этой обе ноги левые, а обе руки правые.

И здесь я безошибочно угадала Галю, что так восторженно наступала регенту на ноги.

- У этой глаза косят! Вечно смотрят в другую сторону! Я понимаю - красивых мужчин на Земле нет, а разглядывать меня она стесняется. Но надо же как-то с собой бороться!

Мысленный восторг Ларисы превзошел все ожидания. Я думала, телепатический канал заложит, как уши от канонады. Еще минут пять в голове стоял тихий перезвон.

- А эта хм… Даже объяснять не буду, почему ей нельзя становиться королевой. Скажу только, что она понимает в мужских прическах еще меньше, чем в разнице между полами. Как ее иностранцам покажешь? Перепутает посла с женой… Будет конфуз международного значения. Моя жена должна даже пол тигга определять с расстояния километра.

«Уж завернул так завернул! - обрадовалась Света. - А эти тигги-то, похоже, мужики! Ну раз с километра…»

Валькант воспользовался случаем немедля. Подошел, подал Свете руку и заявил:

- Как сопровождающий предъявляю права на эту невесту.

Фалькон покачал головой, отметив недостаточно красивую фразу. Но Свете с Валькантом было уже все равно. Шут добродушно усмехнулся.

В следующие несколько минут оказались забракованными… абсолютно все невесты. Я еще никогда не видела столько счастья на лицах попаданок. Даже во время полета на грифонах. Казалось, Анна с Валерией вот-вот пустятся в пляс, без кавалеров.

«Девочки! Поспокойней, поспокойней! - Осадила их Елена. - Помесь самбо, кан-кана и танца слона на льду здесь еще не вошла в моду. Давайте не будем рушить все местные устои сразу. Тем более, мы уже достаточно тут разрушили. Вначале придворным нужно сделать анестезию - то есть напоить. А вот потом… потом…»

Я посмотрела на Дралько. Король заметно погрустнел, лицо его вытянулось, и следы тяжких раздумий прорезали высокий лоб поперечными морщинами.

Придворные перестали танцевать. Фалькон и Дралько продолжили переглядываться. Я так поняла - никто не знал, что же теперь предпринять. Ларрис отверг всех предложенных невест до единой. Причем, еще до этапа охоты и других конкурсных отборов… На такой феноменальный эффект столкновения русской харизмы с самолюбием вейливерского регента не рассчитывал даже шут. Он-то надеялся, что последнее продержится хотя бы до конца отбора. Поскрипит, пожалуется, растеряет часть своего высокомерного блеска, но выстоит… Но ни с чем не сравнимое обаяние русских женщин способно даже бывалого ловца тысячных купюр - сотрудника ДПС - довести до тихой истерики. Обычно ее слышат всего лишь два ближайших квартала. Наши красавицы преград не знают, запретов не ведают, о тактичности слышали, но забыли уточнить - что это.

Спросят как дела у жены. В курсе ли она, что незнакомка на дороге фотографируется с ее мужем в самых откровенных позах и что скажет дражайшая супруга, увидев снимки. Конечно же, к ним приложится смс, где в красках расписано, что случилось потом. Где у стража порядка родинки, а где шрам от аппендицита. И неважно, что никакого шрама нет и в помине. Главное посеять зерно сомнений в голову другой, русской женщины… У которой есть сковородка, скалка и много времени, чтобы объяснить вернувшемуся с дежурства супругу, кого не стоит тормозить на дорогах.

После такого даже пьяных вдрызг автоледи выпускали на улицы ни в чем не повинного города со словами: «Ну что ж… пусть все ощутят счастье от столкновения с вами. Даже другие водители». И что самое потрясающее - наши девушки так петляли на дороге, что «поцеловаться» с ними не удавалось даже самым неопытным шоферам. Даже тем, у кого на заднем стекле чернеет буква «У», которая в простонародье означает «Уже не чайник, но еще не нарезвился».

В бальном зале повисла гнетущая тишина. Придворные обменивались озадаченными взглядами. Дралько сильнее хмурился, Фалькон посерьезнел и вновь вошел в роль зеленоглазого жерди. Причем, уже на магической тренировке - с отпечатком трагизма на лице и ужаса во взгляде. Валькант и Зардис выглядели не менее растерянными. Казалось, проблема неразрешима. Но диверсанты впервые за последние дни вступили в игру как нельзя более кстати.

За приоткрытым окном послышался гул, словно пчелиный рой покинул уютный улей и отправился на поиски приключений. Деревья опасно пригнулись, норовя засунуть верхушки прямо в форточки. Откуда ни возьмись, появился новый смерч. Черный и странно прыгучий. Никто даже отреагировать не успел, а магическая ловушка лихо заскочила в зал. Рамы тревожно скрипнули. Окна захлопали так, будто аплодисментами вызывали артистов «на бис». Люстры закачались, зазвенели подвески. В ушах засвистел ветер, на теле затрепетала одежда. От прически за секунду ничего не осталось. Зардис с Валькантом закрыли нас со Светой телами. Попаданки разбежались в разные стороны. Фалькон заслонил собой Елену. Придворные рассыпались по углам. Кавалеры защищали дам. Женщины кричали, пищали или истошно молчали, как рыбки Баскервилей.

Надо отдать ему должное - Ларрис не испугался. Хотя, возможно, он просто не успел этого сделать. Смерч подпрыгнул к регенту, будто собирался пригласить на танец. Глазом моргнуть не успела, как Ларрис исчез в черной субстанции. Смерч схлопнулся, раздался звук похожий на выстрел из дальней пушки - и все исчезло.

Громыхнуло окно, заскрежетала рама, раздался нестройный перезвон подвесок на люстрах, и в зале воцарилась гробовая тишина.

Только теперь я заметила, что с исчезновением Ларриса стихла и музыка. Видимо, заклятье «выключалось» с уходом того, кто его запустил.

Ошарашенные придворные переводили дух. Фалькон и Дралько отошли в сторону и тихо что-то обсуждали. Попаданки хранили молчание - даже мысленное. Зардис с Валькантом прижимали нас со Светой так, словно боялись, что вырвемся. И только Руслана не сдержалась.

«Да ладно вам! Баба с возу кобыле легче!» - телепатировала остальным спортсменка. Богини переглядывались, не зная - то ли расстроиться, то ли обрадоваться. Судя по всему, Вейливер очень нуждался в магии Ларриса, да и похищение принца крови, каким бы гадом он не выглядел - своего рода пощечина всем присутствующим. Особенно всяким там полубогам, которые должны смерчи от земли до неба на завтрак пожирать. Видимо, так рассудил и Дралько, потому что его разговор с Фальконом становился заметно громче и резче. Экс-монарх позволил себе несколько рубящих жестов, взглядов, острее скальпеля. Елена дернулась в сторону жениха, намереваясь прийти на помощь - оправдать или отбить, уже неважно. Но Дралько внезапно успокоился. Вернее, Фалькон привел аргумент. Экс-король замолчал, задумался, а затем примирительно провозгласил на весь зал:

- Так-с! Мы собираем военный и магический совет! Колдовство попаданок поможет отыскать и вызволить сына. Фалькон позже объяснит как именно. Пока можете развлекаться. Через пятнадцать минут подадут закуски с десертами. К вечеру богиням сообщат подробности решения королевского совета. Дистанционно или через слуг, - добавил Дралько, поймав вопросительные взгляды девушек. Крутанулся на пятках и стремительно покинул помещение. Фалькон поклонился Елене и заторопился следом. Зардис с Валькантом отпустили нас с приятельницей с явной неохотой. Отвесили низкие поклоны, одарили ласковыми взглядами, уже ничуть не скрываясь, и тоже исчезли за дверью.

«Ну что, девушки? Перекусим, потанцуем, душу отведем?» - мысленно предложила Лариса.

«Да уж! После всего, что наговорил нам его регенство, хочется отвести душу ударом кулака по его сиятельному лицу! Но сиятельное лицо далеко. Причем, в неведомом месте. Придется отыграться на собственной печени» - ответила за всех Арина.

«Девушки, а вас я попрошу проследовать со мной! Обещаю много интересного» - загадочно телепатировала Елена. И только нам со Светой.

Забракованная ждать ответа не стала. Приблизилась, подхватила нас под руки и повела на выход.

ГЛАВА 9

Елена так торопилась, словно не успевала на королевский совет.

«Боже мой, я так опаздываю! Королева будет в ярости!» - почему-то вспомнилась фраза Белого кролика из «Алисы в стране чудес».

Мы вприпрыжку преодолели несколько лестничных пролетов и стремительно влетели в нужный коридор. Эмира, Дэйла и Тейлирий дружно рванули вперед. Лакей распахнул перед нами дверь, горничные встали по сторонам, словно гвардейцы у Лувра. Елена царственно прошествовала на любимое кресло и сделала нам знак устраиваться. Слуги мгновенно накрыли на стол и ретировались за дверь. Елена выдержала паузу, неспешно налила всем чаю с мелиссой и мятой и сделала странные пасы рукой в воздухе. Словно рисовала какой-то символ. Что-то вроде египетского иероглифа или арабской вязи. Как в фантастическом фильме в воздухе вспыхнул знак. Но не успела я разглядеть его, как на месте символа растянулся от стены к стене гигантский экран, похожий на телевизор и лист бумаги одновременно.

Я открыла рот, чтобы спросить. Света начала мысленное: «А что проис…» когда на экране появился длинный стол из знакомого белоснежного дерева. За столом в высоких креслах, похожих на осовремененные троны сидели: Дралько, Зардис, Фалькон, Валькант и еще несколько серьезных вельмож с бала. Те, что постарше, казались растерянными и смятыми. Более молодые смотрели сурово, но оптимистично. Всю комнату мы не видели, только стену фисташкового цвета за спиной Дралько - он располагался к нам лицом.

Из окна справа на лицо экс-монарха падали солнечные лучи и от этого оно казалось еще более загорелым, суровым. Серо-зеленые глаза отливали изумрудным, как у Зардиса, резко очерченные губы вытянулись в жесткую полоску. Лицо Фалькона, как ни странно, не выражало такой же озабоченности. Он что-то спокойно пояснял, воздерживаясь от жестов. И выглядел сейчас почти также величественно как Дралько. Я вдруг поймала себя на мысли что Зардис, его отец и шут поразительно схожи. Если бы я не знала, что Фалькон неведомый полубог, решила бы, что все они родственники.

Упрямые лбы, волевые подбородки, пронзительные взгляды и жилистые фигуры этих троих словно лепились по одному образу и подобию.

Только шевелюра Фалькона была на несколько тонов темнее и чуть более рыжей.

- Да-да, он может иногда казаться королем. А уж как ругается, когда поджариваю ему что-нибудь ненароком! Как прыгает, как дергается! Танцор диско, а не шут! - ворвался в мысли голос Елены. А следом с экрана полился и голос Фалькона. Словно забракованная незаметно включила звук. Мы со Светой одновременно обернулись к Елене, но вопрос я задала первой:

- Это магический телевизор? А магической микроволновки, компьютера, фена у тебя нет?

- Пфф, - Елена небрежно взмахнула рукой, словно принцесса, что отпускает фрейлин, выписала тонким пальцем ещё несколько символов в воздухе, и мы ахнули.

На кровати появилось нечто вроде компьютера - призрачного, как и «телевизор». Полупрозрачная клавиатура, небольшая удобная мышка, экран с льющейся вниз водой. Крупные выпуклые капли будто налипали на него изнутри и лениво стекали вниз.

Микроволновки нигде не обнаружилось. Зато несколько разного вида расчесок очутились рядом с компьютером.

- Это вроде магических парикмахерских приборов, - пояснила Елена. - Просто выглядят как расчески. Привычной нам формы. Завивают, отглаживают, распутывают. И все без вреда для волос! Мечта, да и только! Меня Фалькон всем обеспечил. Вас тоже снабдят в ближайшее время. Просто не все и сразу. Моя служба доставки - королевский шут с божественной кровью. Работает отлично, почти без понуканий. Немного ласки, капельку треша, огонь возле самых дорогих мужчине мест… Имею в виду, конечно же, глаза и голову… Дорогие мне места, вроде шикарных ягодиц любимого, теперь берегу как зеницу ока! И вот вам удобства в тройном размере!

- Такое ощущение, что вы познакомились еще до попадания, - предположила Света.

Елена помотала головой:

- Не-а! Просто меня выкрали чуть раньше. За несколько часов до вас. Не утерпел, Фалькон. Не дождался. Долго все объяснял, инструктировал. Даже отрепетировать выражения лица для Ларриса заставил. Тренировалась, пока от одного моего вида Фалькон не начинал истерично хохотать. Так… внимание. Сейчас будет самое главное.

Забракованная грациозно повела рукой - и звук в «телевизоре» прибавился.

Если раньше он представлялся ненавязчивым фоном к нашему разговору, то теперь почти оглушал.

По комнате разлился бархатистый голос Фалькона - низкий, но очень приятный слуху.

- Нам придется отправиться на поиски Ларриса. Вначале я проверю магический след. Такое колдовство не могло не оставить пятен на природной ауре. Отпечатки от него как от жирных рук на скатерти. Эти дураки не заморачивались зачисткой. Причем ни разу за три диверсии.

- Ты уверен? - удивился Зардис, слегка приподняв русую бровь. Серьезным, озадаченным, суровым он выглядел еще привлекательней прежнего. Воин, рыцарь и джентльмен в одном лице. Я любовалась своим мужчиной, внутренне ликовала, что теперь мы можем встречаться открыто. Ларрис меня забраковал, признал совершенно негодной. Я не оконфузилась при дворе, поддержала божественную репутацию и теперь смело составлю партию любому принцу. Вот только вначале, видимо, придется выручить регента. Куда же без его сиятельного величества? Поразительно! Даже отсутствуя, Ларрис умудрялся портить всем жизнь. Талант, не иначе.

- Уверен, - выдержав небольшую паузу и перекрестные взгляды остальных членов Совета, твердо ответил Фалькон. - Проверил трижды.

- Убить столько магии на похищение Ларриса и даже не замести следы? Они, что, совсем идиоты? - поразился Дралько.

- Не обязательно, - повел плечом Фалькон. - Видите ли, тут такое дело. Смерч перенесся очень далеко. Едва ли не на другой конец планеты. Энергии в него вложили немыслимое количество. Чтобы уж наверняка, без осечек. И тут есть две версии, почему похитители не замели следы. У них банально могла закончиться магия. Ребята пошли ва-банк. Все, что было, использовали для захвата Ларриса. Ведь они уже несколько раз промахнулись. То есть вся энергия, колдовство насмарку. Не исключено, что они просто не сочли нужным транжирить истощенные силы на зачистку аурных пятен. Планируют быстро получить от Ларриса, что хотят. В считанные часы мы до него всяко не доберемся. Пока я возьму след. Пока найду конечную точку пути смерча. Это, как минимум, полдня. Пока соберемся в дорогу. Пока грифоны долетят до нужного места…

- Стоп! А сеть ускоряющих заклятий использовать нельзя? - предложил один из пожилых вельмож, с благородным лицом и сединой на висках.

- Увы, - развел руками Фалькон. - Похитители засекут ее на раз. Они, конечно, не великого ума. Но уверен, на такое даже их гомеопатической дозы интеллекта хватит.

Несколько изумленных взглядов, устремленных к шуту, ясно говорили о том, что русским тут владеют далеко не все. Зардис, Дралько и Валькант поняли, слегка усмехнулись. Король пригрозил шуту пальцем.

Остальные немного поразмыслили и решили сделать вид, что им тоже все ясно. Не падать же лицом в грязь перед экс-монархом и королевским советом? Да и после пассажей Русланы, богатство русского языка оценили все до единого вейливерские аристократы. Кроме глухих. И охотно верили, что Фалькон «приласкал» мозги похитителей не хуже чем бультерьер подушку.

- В общем, план вкратце такой. Я отслеживаю смерч, а Зардис с Валькантом снаряжают экспедицию, - шут посмотрел на Дралько и тот кивнул, давая добро. - Берем всех годных колдунов, включая богинь, и отправляемся вызволять регента. Альдор останется тут, с парой сильных помощников. На всякий случай. Не стоит полностью обескровливать магию Вейливера. Мало ли, что на уме у диверсантов. Возможно, мы ошибаемся. И похищение Ларриса - только обходной маневр, способ отвлечь от чего-то другого… Надо держать ухо востро. Хотя я сильно сомневаюсь, что преступники настолько умны… Об этом я уже все сказал.

Дралько хитро ухмыльнулся. Складывалось впечатление, что он подсматривал за вчерашней тренировкой. Возможно, в точности также, как мы сейчас за королевским советом. От Фалькона реакция Дралько не ускользнула. Шут хмыкнул и произнес:

- Можно захватить побольше вина. Перед прибытием на место сделать привал… Дать нашим замечательным богиням немного выпить, закусить… Спрятаться в безопасном месте и отправить девушек в логово диверсантов. Уверен, они отдадут Ларриса сами, без боя и разговоров.

- Они его и так отдадут. После пары минут общения. Еще попросят, чтобы забрали, - невесело констатировал молодой вельможа - он сопровождал нас в полете на грифонах.

- А вот в этом я совсем не уверен. Раз они решились на такую диверсию, значит, готовы снести многое ради способностей Ларриса, - покачал головой Фалькон. - И это самое опасное.

- Почему? - удивился Зардис. - Ну поможет залатать их природу… Что тут страшного?

Дралько сделал нетерпеливый жест, резко встал, прошелся по комнате и рубанул рукой по воздуху.

- Раз они столько вложили в похищение, значит дела там швах и ужас! Природа на грани гибели, - объяснил упавшим голосом. - Такое мощное колдовство способно истощить магию Ларриса. А то и вовсе заставить перегореть.

В зале воцарилась глухая тишина. Вельможи переглядывались, вздыхали, сжимали кулаки и хмурились. Дралько мерил шагами комнату. Фалькон и Зардис следили за ним, в ожидании, пока король успокоится.

- Мы найдем его раньше. Не переживайте, - твердо пообещал шут. - Не такой наш Ларрис покладистый и чуткий, чтобы не разозлиться на похитителей. Заставить его силой нельзя - магия не сработает. Нужно убедить, шантажировать. А зная регента, уверен - вначале он встанет в позу. Даже себе в ущерб. Просто из вредности. Он далеко не такой неженка, как думают многие. Избалованный, самолюбивый, вздорный, но не слабый. Воевал. К удобствам привязан, но спокойно обходился и без них. Несколько дней, неделя в запасе у нас есть.

Дралько отмахнулся, промолчал, испустил тихий вздох. Но то, что он не сказал, поняли многие. Ошибки воспитания порой идут на пользу тем, кто провалил миссию.

Экс-король притормозил, встрепенулся, скрестил руки на груди и скомандовал так, что все вытянулись по струнке:

- Тогда быстро за дело! Надо предупредить соседских монахов о нашей воздушной делегации. Привалы никто не отменял. Пообещайте, что Ларрис останется дома, и они примут вас с удовольствием. Но ни в коем случае не заикайтесь про похищение. Сын просто приболел. У него легкая инфлюэнция от восторга после конкурсного бала. Не выдержало здоровье регента красоты и величия русских богинь. Лежит в постели, приходит в себя. А девушек выгуливают подданные. Не сидеть же им во дворце безвылазно. Да и возле постели регента все не поместятся. Опять же… Может он хочет побыть один, переосмыслить свою жизнь, которая довела до такого отбора… Подумать о будущем с такой королевой…

На долю секунды я уловила в интонациях Дралько знакомые нотки… В точности также порой пародировал Вальканта Фалькон. Хм… Снова их сходство бросалось в глаза. Будто мне на что-то намекали, подавали знак.

А шут немедля подхватил эстафету. Мгновенно нацепил маску аррена, откинулся на спинку стула, вытянул ноги и произнес:

- Думаю, соседи поймут все правильно. Решат, будто Ларрис тихо радуется, что девицы не врезали сковородками. После того, как их одарили такими комплиментами, русские женщины часто одаривают мужчин легким ударом тяжелой посуды. В качестве глубокой признательности и для ума.

Казалось бы, неуместная в нынешних обстоятельствах грубоватая шутка разрядила обстановку. Вельможи чуть расслабились и метнулись по делам. Фалькон отбыл следующим. Зардис с Валькантом поклонились отцу и покинули зал. Дралько остался один. Экран мигнул и погас, словно не желал позволять нам подсматривать за экс-королем, когда тот в одиночестве. Да мы и не особо стремились. Тем более, что в комнату вбежали горничные и под руководством личных слуг бодро накрывали на стол. После пережитого на балу и «документального фильма» про королевский совет, есть хотелось ужасно. Да и время обеда давно миновало. Вельможи на балу, скорее всего, уже дегустировали обещанные Дралько блюда. А мы чем хуже? Какой же русский не любит крутых виражей на грифонах, хорошего вина, безудержной магии и вкусной еды? И совершенно неважно, что на Земле не колдуют и не летают на атаррах. Вот что у нас умеют отгрохать - так это застолья. Только русские после праздничного обеда, плавно переходящего в ужин и ночной перекус еще способны дрыгаться в танце. И то исключительно благодаря силе духа, воле к победе и алкоголю в крови. Любой иностранец после такого пиршества упал и лежал бы, едва шевеля пальцами.

Не прошло и нескольких минут с окончания большого совета, как в комнату постучались. Я надеялась - за дверью томится Зардис, Света рассчитывала на визит Вальканта, Елена ждала своего Фалькона. Но Тейрилий разрушил наши романтические мечты вдребезги:

- Госпожа Эллейна, госпожа Нарра и госпожа Светлая.

Света аж дернулась, узнав свое новое имя.

- Да, Тейлирий! - старательно скрывая разочарование в голосе отозвалась забракованная.

- Могу я войти и передать вам послания от господ Фалькона, Зардиса и Вальканта?

- Входи уже! - впервые за наше знакомство Елена позволила себе нервный, нетерпеливый жест.

Света даже привстала с кресла.

Слуга вошел, поклонился хозяйке, нам с приятельницей и торжественно изрек:

- Вам просили передать следующее.

Я думала, Тейрилий перескажет послание мужчин, но он раскрыл ладонь и оттуда выскочил небольшой экранчик. Развернулся в воздухе, вытянулся почти на половину комнаты и полностью скрыл лакея из виду.

- А ничего тут у них технологии! - вырвалось у Светы. - Последнее поколение телевизоров-зонтиков. Хочешь - раскрылся, хочешь закрылся.

Иронию мы оценили, но послание волновало гораздо сильнее.

На экране появились мужчины. В центре - Фалькон, Зардис с Валькантом -по сторонам от него. Кавалеры чинно поклонились, и шут взял слово.

- Уважаемые наши дамы, - вновь надел маску Вальканта Фалькон. - У нас возникло непредвиденное обстоятельство. Ничего страшного. Просто банальное похищение самого ценного мага в королевстве. Мелочи жизни, как выражаются русские. Многие впервые за много лет наконец-то вздохнули с облегчением. В особенности, тигги на границе с Фирреей. Наверное, у них там в разгаре дикий праздник жизни. К сожалению, нам придется искать Ларриса и выручать. Я весь оставшийся день буду изучать следы смерча. Зардис с Валькантом - снаряжать экспедицию. Вам все подготовят. Останется лишь утром надеть то, что предоставят горничные и отправиться к конюшне. Атарров к полету выведут слуги. Отправляемся утром. Очень надеюсь, вечером еще увидимся. Но не слишком уверен и не могу обещать. Возможно, Ларрис, в свойственной ему манере, опять испортит всем настроение…

Фалькон так подмигнул, что становилось ясно - последняя фраза адресовалась лично Елене. Зардис грустно вздохнул. Догадался, что в ночь перед экспедицией шут с забракованной не в шахматы играть собираются. Валькант скорчил недовольную мину. Фалькон похлопал мужчин по плечам и приободрил «на публику»:

- Не переживайте! Я непременно поделюсь впечатлениями. Поведаю, насколько это здорово - жить с любимой женщиной. Вы сможете предвкушать… Как минимум до спасения Ларриса. Ой! Ай! Осторожней там! Вам еще завтра со мной в поход! И вообще - я очень ценный маг, можно даже сказать - штучный товар! Повредите, будете отвечать перед королем! Сами ему из других миров богинь добывать.

Фалькон уморительно подскакивал от тычков в ребра, которые не жалели Зардис с Валькантом.

Мы с девушками переглянулись и, когда экран погас, я резюмировала:

- Мальчишки! А еще строят из себя великосветских вельмож!

- Святое же дело! - усмехнулась Елена. - Они ведь мужчины… Аристократы… Воевали! Тейрилий? - окликнула она слугу. Экран схлопнулся, и Тейрилий предстал перед нашими взглядами.

- Да госпожа? - отозвался лакей, и лицо его странно вытянулось.

- Я просила кое-что приготовить. Должны же мы расслабиться перед непростым путешествием? Ладно, я. Меня вечером утешит Фалькон. А если и не сможет, мне хотя бы есть что вспомнить! А девушкам ничего приятного не светит! Где?

Тейрилий посмотрел так, словно Елена требовала водородную бомбу.

С минуту слуга медлил, но под повелительным взглядом госпожи поклонился и вышел за дверь. Спустя пару минут на знаменитом столике «в кафе у Елены» появились кувшины с ароматным вином, высокие хрустальные бокалы заискрились на солнце. Горничные так торопливо добавили к угощению жаркое и даже суп, будто намекали, что закусить не мешало бы как следует.

Елена царственным жестом отпустила прислугу. Жестом бывалого алкоголика плеснула нам по бокалу, подняла свой и провозгласила:

- Ну! За успех экспедиции! Чтобы Ларрис устроил там Кузькину мать! Отучил похищать вейливерских вельмож! И нам отдали регента с приплатой, чтобы не передумали!

Мы чокнулись, осушили бокалы до дна и только потом Света спросила:

- Как ты достала вино? Нам ведь обещали сухой закон… ну после тренировки.

- Видите ли, дорогие мои подруги, - прищурилась Елена, наполняя бокалы. - Мужчины - существа забавные, милые, где-то даже необходимые для женского счастья и комфорта… Но увы, очень простые в обращении. У каждого есть три важные кнопки. Постельные утехи, сытная еда и бесценное мужское достоинство. Нажимая на них в нужном порядке, можно добиться отмены не только сухого закона - отмены казни главного маньяка в королевстве. Если конечно вам оно надо. Важно грамотно разыгрывать козыри. Переходить с угроз воздержанием на восторги любимым в постели. Дарить мужчине нежность и ласку, а потом страстно устраивать выволочку за какую-нибудь промашку. Держать, так сказать, любимого в тонусе. Чтобы не знал - чего ожидать, готовился к любому исходу встречи. Всегда оставался начеку. Приходил домой как на минное поле. Не взорвался - о, боже, какое счастье! Очнулся после взрыва с легкой контузией и слабеньким звоном в ушах - о, боже, какая удача! И любой, даже такой полубог как Фалькон, будет делать все, что вам хочется.

Света помотала головой, набрала в грудь побольше воздуха и… выдохнула, залпом осушив бокал. Похоже, впервые в жизни ей не хватило слов. Как и мне. Елена умела все. Отшить Ларриса за минуты, соблазнить полубога за считанные секунды. С первого же взгляда убедить, что она королева и убить взглядом, если потребуется. Нам оставалось только впитывать и учиться… Припадать к источнику женской мудрости, замечательного вина, вкусной еды и бесценной информации.

- Как думаешь, зачем они берут нас на поиски? - не удержалась я от вопроса. Четвертый бокал развязал нам со Светой языки.

- Я вот что скажу, - Елена подмигнула нам поочередно, отпила немного вина - всего полбокала - и закончила мысль, - По секрету скажу… Наши силы слишком велики. Никто не ожидал, что в попаданках проснется столь мощная магия. Как думаете, почему бал назначили так быстро, даже не научив нас колдовать?

Забракованная окинула нас хитрым взглядом. Света пожала плечами:

- У местных нет чувства самосохранения? Расслабились за века благоденствия? Любят адреналин?

- Местные понятия не имели, что магия русских богинь настолько божественна… В общем, здесь почти никто не обладает способностями нашей силы. Не считая сотни колдунов и Фалькона.

- Так ведь тут уже появлялись попаданки? Разве нет? - удивилась я. - Фалькон что-то говорил про других.

- Были! - твердо кивнула Елена, - Но магия в них пробуждалась средненькая. А тут мы - люди Х, не икс, а Ха! От слова хана.

- А почему тогда бал не перенесли? - уточнила я. - Ну просто, чтобы дворец уцелел…

- Дело вот в чем, - охотно взялась объяснять забракованная. - О плане мероприятий объявили загодя. Народ ждал, аристократы тоже. Дралько томился в нетерпении. Не менять же все, признаваясь в некомпетентности по части магии русских богинь? Ну что они народу сказали бы? Фалькон предлагал, Зардис поддерживал, некоторые маги тоже. Особенно Альдор. Ну вы понимаете. Но Дралько потребовал провести бал точно в условленный срок. А потом еще нам спиртное подкинул … В общем, поглумился над мужчинами неслабо. Смекнул, что те намеренно подобрали сыночку таких невест. И вроде ведь не придерешься. Красивые, умные, образованные, вести себя умеют. Ну, кроме, пожалуй, Русланы. Хотя она тоже умеет. Просто не в высшем обществе. Среди конюхов ей равных не найти!

- Значит, нас берут в качестве ударной магической силы? - догадалась я.

Света кивнула раньше Елены. Забракованная посмотрела на приятельницу с изумлением, допила бокал и налила всем… чаю. Ни я, ни Света не возражали. Местное вино чуть дурманило голову, пилось как виноградный сок и потому исчезало махом. Но слишком налегать на него перед дальней дорогой не стоило. Расслабиться мы успели, даже больше того. Утешиться из-за отсутствия мужчин - тоже. Самое время переходить к менее крепким напиткам.

- Да! Они хотят удивить похитителей, - цедя крепкий чай, произнесла Елена.

- Вот это мы запросто. Удивим, поразим в самое сердце и в остальные места. Поджарим, проварим, доведем до готовности… Сами Ларриса отдадут.

- За это и выпьем! - воскликнула Света - ей наконец-то удалось вклиниться в нашу беседу. Подняла чашку с чаем и чокнулась вначале со мной, а затем - и с Еленой.

На лице забракованной прописалось выражение «Штирлицу больше не наливать». Света пожала плечами и с хрустом разгрызла соленый крекер.

Елена убрала остатки вина, придвинула к нам розетки с пирожными, вареньем, булочками и прочими вкусностями и посиделки продолжились.

- Печень мы взбодрили достаточно. Пора посылать импульс мозгу. Хотя что-то подсказывает - целлюлит перехватит сообщение, - прокомментировала я.

На трезвую голову вспоминать про поход не хотелось. Мало ли что ждет нас в вотчине похитителей? Судя по тщательным приготовлениям, привлечению самых сильных магов Вейливера примут нас явно не с распростертыми объятиями. Возможно, даже придется драться. Магический бой, атаки молниями, водой и заклятьями - вот то, о чем я предпочитала не думать.

Бравада испарилась из головы с вином, и мы резко сменили тему разговора.

Некоторое время обсуждали местных. Радовались миграции с Земли и всему, что к ней прилагалось. Нормальным мужчинам, что умели ухаживать, бережно относиться и, конечно же, хорошим условиям жизни. Нам ещё ни разу не отключили электричество, свет, воду и газ одновременно, уверяя, что древние люди с легкостью обходились без них. Где-где? Конечно, в пещерах. Так чем же ленинградки с бетонными стенами, испещренными громадными выемками, трещинами в полу и потолке, традиционным замогильным холодом хуже? Даже черная плесень в углах - и та ничуть не уступала пещерной. Пожалуй, еще давала ей фору по части неубиваемости никакими химикатами. Никто из комнат выше или ниже не принялся сверлить в три часа ночи, утверждая, что вешает американский телевизор, а в Калифорнии день в самом разгаре. В ванной не воняло куревом, так, что хоть топор вешай, потому что жена нижнего соседа запрещала ему «дымить» в квартире, начитавшись плакатов про пассивное курение. Дым же у русских дрессированный! Дунешь, плюнешь - и он из ванной ни шагу. Пригрозишь кулаком - заползет обратно под дверь. Главное в это верить и дышать через раз. В русских логических лабиринтах затерялся бы сам Декарт, а Диоген заперся бы в бочке навеки.

Жизнь налаживалась. Даже с Ларрисом мы вроде как разошлись по обоюдному согласию. Договорились больше никогда друг с другом не танцевать и уж тем более не числиться женихом и невестами…

Перемыв косточки местным дворянам - а как же без этого, в женской-то компании - мы наконец-то перешли к самому главному. Света осушила чашку чая, подалась к Елене и задушевно спросила:

- А расскажи поподробней. Ну как вы с Фальконом… А? И главное! - она ткнула пальцем в потолок. - Как вы предохраняетесь?

Забракованная удивленно приподняла брови, я поразилась тоже. Но Света потыкала пальцем в воздухе, попадая в невидимые цели и дополнила:

- Ну а что? Я женщина молодая. Была лет двадцать назад. Теперь вот опять юна и свежа аки роза. И собираюсь догулять все, что не догуляла в молодости. А маленьких валькантиков можно и позже нарожать. Тем более, когда здесь такая медицина. Надеюсь, только роды у нас пошлют принимать не тех пугливых магов? Мало ли? Случайно шандарахнем на эмоциях светом или током… Женщина во время родов - как русская рулетка. Повезет - останутся целы, а не повезет - уже не наши проблемы. Наше дело рожать, а магов восстанавливать работа других. Я сейчас не соображу чья, но главную мысль вы уловили…

Света воззрилась на Елену умоляющим взглядом. Забракованная вздохнула и отмахнулась.

- Маги предохраняются без резиновых изделий, таблеток и жутких спиралей. Делают так, что семя не способно к зачатию. А когда захотят - будет пригодно. Здорово, да? - подмигнула она.

- Так что ж ты нам сразу-то не рассказала? - всплеснула руками Света. - Я бы давно этого Вальканта… Ну того… Вы поняли.

- Да мы-то все поняли, - не удержалась я, - А вот ты не поняла. Пока мы не получили отставку у Ларриса, Валькант к тебе и пальцем бы не прикоснулся.

- Да нет, - задумчиво прищурилась Света. - Пальцем касался и даже губами… А вот тем чем надо… Наверное вы правы. Но теперь-то у нас все права! Жаль, только мужчины заняты экспедицией. Вот так всегда… Когда можем не можем… А когда не можем - можем… Эм… Что я хотела сказать?

Елена посмотрела на Свету с сочувствием, всучила ей крекер и предложила:

- Может спать? Завтра ведь в путь. Судя по всему, Фалькон не придет. Придется мечтать о страстных ночах вместе с вами.

- А пошли! - бодро предложила мне Света.

- Да оставайтесь ночевать у меня, - остановила приятельницу Елена. Света резко поднялась с кресла. Но сила тяготения и вестибулярный аппарат предали приятельницу одновременно. Она плюхнулась назад и благодарно воззрилась на забракованную.

- Спасибо. А то я что-то устала…

- Пить? - не сдержалась я.

Света сверкнула в мою сторону глазами, пригрозила кулаком и рассмеялась.

Тем временем, Елена позвала слуг. Эмирра, Дейла и Тейлирилий гордо распоряжались лакеями и горничными. Первые втащили еще две кровати, вторые застелили за считанные минуты. Личные слуги сияли от счастья, поглядывая на недопитую бутылку вина и почти трезвых хозяев. Меня с Еленой. Света мирно посапывала в кресле и уморительно дрыгала ногой - наверное, во сне танцевала с Ларрисом. И то ли старалась соответствовать, то ли в прямом смысле отбить у регента желание продолжить знакомство.

На лице Тейлирия так и читалось: «Пронесло! И мы даже остались целы! Пора ставить свечки богам и богиням. В том числе и попаданкам».

Но радость его оказалась преждевременной. По знаку Елены, Свету разложили на постели лакеи. Она не проснулась, лишь недовольно всхрапнула так, что слуги подпрыгнули от неожиданности, и стрельнула лучиками из пальцев. Несколько осколков лепнины с потолка осыпались на головы лакеев. Наученные горьким опытом они рухнули на пол, прикрыли головы руками и некоторое время пережидали, как при воздушной тревоге. Мало ли…

Услышав довольный, протяжный храп Светы, слуги опасливо приподняли головы. Обнаружив, что приятельница мирно сопит на боку, вскочили пружинами и рванули из комнаты. А чьи-то глаза на осколках потолка грустно взирали с пола им вслед.

- Какие-то они все нервные, - подмигнула Елена. - Я бы даже сказала - изнеженные. Вот с нашего подъездного козырька на голову всегда что-то осыпалось. Зимой - сосульки и лавины снега, летом - остатки стройматериалов. Соседи перманентно делали ремонт и выбрасывали мусор в окно. Тут главное что? Сноровка, закалка, тренировка, как говорили раньше! Выглянул осторожно… И перебежками… перебежками…

- Местных надо не на военные учения отправлять, а в родную Россию, на полгода-год. Все, кто выжил, станут непобедимыми. Магические атаки отразят щелчками, смерчи закрутят в обратную сторону, а на русланины перлы ответят так, что спортсменка сама полезет в словарь. Вот только остальные, боюсь, застрянут в сумасшедшем доме…

- Согласна! - кивнула Елена, ничуть не сочувствуя слабакам - «остальным».

Мы чокнулись чаем, выпили до дна, умылись и рухнули в постель, в чем были.

ГЛАВА 10

Утро началось суматошно, как обычно перед дальней дорогой. Пробуждение было внезапным, как всегда в присутствии Светы. Я начала привыкать к Вейливеру, подругам и монаршей семье. Солнце пощекотало веки, ветерок погладил лицо, а Света взбодрила зычным:

- Вставай!

Я открыла один глаз, другой и обнаружила, что приятельница давно на ногах и уже почти собралась. Во всяком случае, на Свете как влитой сидел костюм, похожий на земной костюм для верховой езды. Черные лосины, светло-розовая туника и угольная жилетка выгодно подчеркивали фигуру приятельницы. Дополняли наряд высокие кожаные сапожки.

- Что такое? - зашевелилась в своей кровати Елена. Кажется, она тоже не привыкла вставать спозаранку под оклик подруги-будильника.

- А я что? Я ничего. Встала, умылась, вызвала слуг. Они принесли одежду, накрыли на стол. Теперь ждем только вас, - широко улыбнулась Света.

Елена оскалилась в ответ, я помотала головой, пробуждаясь окончательно.

- Она всегда такая или только у меня в гостях? - хмуро спросила забракованная.

- Всегда! - отчеканила я.

Света отделалась снисходительным взглядом.

- Да ладно вам! Вставайте уже. Через два часа вылет. Чего тянуть-то?

- А вот с этого следовало начинать! - даже пальцем в потолок Елена тыкала как-то по-особенному. Грациозно, величественно, как сонная королева.

В следующие полтора часа мы быстро собрались, перекусили и переоделись в дорожные костюмы. От Светиного они отличались только цветом. Лазурный - для меня, светло-бежевый - для Елены.

- Учитывая вкусы местных дамочек, нашему дизайнеру пора выписывать премию! - резюмировала я. - На балу мы выглядели принцессами, а они - клоунессами.

Девушки взглянули с удивлением. Обычно Света комментировала первой, Елена рассуждала о местных порядках. А тут я! Всегда такая тихая и скромная…

Я подмигнула.

- Долго запрягаю, но быстро еду! - сообщила не без гордости. Девушки хихикнули и закивали.

Спустя полчаса попаданки с личными горничными и лакеями собрались возле «конюшни». Здесь уже ждали - толпа вельмож во главе с нашими мужчинами. Зардис метнулся ко мне навстречу, Валькант поспешил к Свете. Фалькон подскочил к Елене - обнял, поцеловал, что-то шепнул на ушко и вернулся к делам.

Зардис крепко прижал, заглянул в глаза, будто спрашивал согласия и впился губами в губы. Я сомлела, потеряла чувство реальности. Мир стерся в мгновение ока. Звуки и образы уплыли прочь, растворились в сладкой дымке. Я видела лишь изумрудные глаза, близко-близко, ощущала лишь пылкие ласки принца, его страсть и даже то, чего он не собирался показывать. Когда твердый бугор уперся в живот, запульсировал, Зардис отстранился, прервал поцелуй и выдохнул:

- Теперь я могу вас соблазнять, моя госпожа Нарра. Добиваться и ухаживать.

Я собиралась сказать принцу, что добиваться уже нет смысла - я и так принадлежу ему - от макушки до пяток. Душой и телом, разумом и чувствами. Хотела добавить, что и соблазнять-то, в общем, уже не требуется. Я давно ко всему готова. Одного обхождения Зардиса хватило, чтобы покорить «госпожу Нарру» навеки. Но принц лихорадочно сверкнул глазами и рванул к придворным.

Зардис с Валькантом распоряжались отрядом, человек на пятьдесят. Объясняли - кто, как полетит, у кого какая задача, кому какие достанутся припасы.

Эмира, Дейла и Тейрилий провожали нас грустными взглядами. Уверена - предложи Фалькон слугам сопровождать хозяев, наши первые сорвались бы с места.

Лакеи вывели «из конюшни» атарров. Олл приблизился, потерся щекой о лицо и заурчал, как огромный кот. Я обняла грифона за шею, погладила, поздоровалась, и птица-зверь заурчал сильнее. Звук отозвался в теле приятной вибрацией. Ощущение единения, тихой нежности, невидимой ниточки от сердца к сердцу не отпускало ещё несколько минут.

Наконец, Фалькон скомандовал:

- Все на атарров! Готовность номер один! Отбываем по моему сигналу.

Олл присел, выгнул спину. Зардис мгновенно очутился рядом, подсадил, хотя этого и не требовалось. Но мне нравилась его забота. И самое главное - я обожала то, как Зардис проявлял ее. Мне не требовалось напоминать, умолять, сотни раз повторять малейшие просьбы, как с земными мужчинами. Зардис всегда держался рядом, поддерживал и помогал без малейших намеков. Нет ничего прекрасней мужчины, что предвосхищает твои желания, думает о потребностях собственной женщины. Не исполняет просьбы как тяжкое бремя с хмурым лицом и явным намеком на неумеренную плату.

Мол, я же убрал инструменты с кухонного стола, даже клей ногтем почти отколупал. Прошу любить и жаловать. Теперь ты должна: ублажить в постели, накормить как в элитном ресторане и захвалить так, чтобы поэмы померкли. Дескать, я же встал с дивана и притащил бутыль с водой из парадной. Целых три метра корячился! Спину гнул, руки-ноги надрывал! Теперь ты обязана сутки восхищаться моей силой и отзывчивостью. Укрывать пледом, переключать каналы, наливать чай и откликаться на малейшие капризы. А как же! Мужик сказал - мужик сделал! И неважно, что между этими событиями прошло уже несколько дней! Какая новогодняя елка? Какие коробки с переезда три года назад? Какая сломанная в прошлом году дверная ручка? Какая розетка, что уже полгода весело искрит даже без использования? Какой кран, что бодрит ритмичной капелью и днем и ночью? Вначале реабилитация с компьютерными стрелялками-бродилками, отдых с детективным сериалом и квасом… А вот пото-ом… пото-ом… Через полгода приходи.

Зардис казался не просто принцем - сказочным принцем. И с каждой минутой я все сильнее влюблялась. Зардис нежно погладил мою ногу, потрепал Олла по мохнатому загривку и устремился к своему птице-зверю. Ловко запрыгнул на атарра, выпрямился лихим наездником, обернулся и подмигнул. Я ответила тем же. Зардис улыбнулся во все лицо, нехотя отвел взгляд и вернулся к командованию.

Только теперь я обнаружила, что Света с Еленой уже «в седле». Остальные попаданки еще взбирались на атарров. Кто-то сам, а кто-то и с помощью прислуги. Руслана приказала атарру не приседать - стоять, как вкопанный. Положила руки на спину грифона, подтянулась почти без усилий, закинула ногу и уселась на место. И впервые за наши прогулки вельможи взглянули на спортсменку с восхищением.

На лице Фалькона так и читалось: «Когда Руслана молчит, она хоть куда. Сделать ее немой, что ли? Может, даже замуж выдадим…»

Мы выстроились широким клином. Женщины в центре, мужчины - по сторонам. В авангарде Фалькон, Зардис, Валькант. Только сейчас я заметила, что среди вельмож затесались и маги. Сам зеленоглазый жердь Альдор остался охранять Вейливер. Но помощники его отправились с нами.

Зардис вскинул руку вверх, Фалькон скомандовал:

- В путь!

Грифоны одновременно оторвались от земли. Синхронно взмахнули крыльями, поймали потоки воздуха, чуть накренились вправо, снова взмахнули крыльями - и мы уже в небе. Несколько минут мы набирали высоту. Я прямо чувствовала, как холодает, как ветер пробирается к телу прохладными пальцами. Но вскоре стало гораздо теплее. «Фалькон «химичит» с температурой, - подсказала Елена удивленным попаданкам. - Создает вокруг комфортное пространство».

Зардис взмахнул рукой опять. Атарры взвились выше, набрали скорости, и не успела я ахнуть, как клин врезался в облачную массу. Белесый туман заволок все вокруг. Я поежилась, понимая, что «летим по приборам» - на чистой интуиции атарров, их особенной магии и колдовстве Фалькона. Несколько минут страха, затаенного дыхания и вздох облегчения вырвался наружу. Мне вторили другие попаданки. Руслана даже выматерилась - очень восторженно, но очень витиевато. Грифоны взмыли в открытое небо. Белые перины облаков остались под нами. Ветер усилился, но прохладней не стало. В рваных брешах меж облаков мелькали осколки пейзажей, словно кусочки разобранного пазла. Зеленые паласы лугов, золотистые моря полей, голубые нити рек, косматые кроны лесных деревьев. Издалека кричали пернатые, ветер время от времени насвистывал в уши. И спустя полчаса или больше я вдруг поймала себя на том, что привыкла к полету. Не было восторженного испуга, радостного предвкушения, упоения свободой. Я неслась на атарре так, как из года в год летала на самолете. В детстве, едва стальная птица поднималась к облакам, города под крылом складывались в симметричные наборы прямоугольников и квадратов, я просто визжала от радости. Позже перелеты стали делом обычным. А затем и вовсе переросли в утомительную необходимость. Стальная птица превратилась в средство, способное унести от холодного лета, бытовых проблем и житейских неурядиц в края пальм, олинклюзив и бескрайних морей. Туда, где можно ненадолго забыться, спрятаться от жизненных невзгод и почувствовать себя белым человеком.

Таким, каким я ощущала себя вот уже несколько дней в Вейливере…

Постепенно дорога начала утомлять. Попаданки скучали, с интересом разглядывая окрестности. Плотная пелена облаков под нами рассеялась, и земля внизу распростерлась пестрой картой. Ничего особенного - все те же косматые макушки деревьев, зеленые моря лесов, голубые чаши озер, синие змейки рек. Но когда мы покинули рубежи Вейливера, я поняла сразу же. Хотя никаких пограничных столбов, дозорных, опознавательных знаков внизу не мелькало.

Вроде бы ничего не изменилось - природа, как природа. Флора, фауна, свист ветра в ушах. Вот только все выглядело уже не таким роскошным, цветущим, благоухающим. «Рука Ларриса» чувствовалась в Вейливере, а ее отсутствие - за пределами королевства.

Словно родной край Зардиса отлично отфотошопили, а вот другие - поленились. Разница была такой же как между моделью в журнале и соседками по автобусу.

Леса прореживались паутиной мертвых деревьев, иссушенные стволы тянулись к небу изломами веток, похожих на скрюченные артритом пальцы. Реки с трудом перебирались через мели, прозрачная влага озер местами заболотилась. Проплешины иссохшей травы желтели на зеленых лугах. Все, как на Земле, в самом обычном краю, где нет природной магии. Теперь становилось ясно - почему Ларриса так ценили, чествовали, заглядывали в рот всю его сознательную жизнь. Регент превращал Вейливер в райское место, обеспечивал богатым урожаем, которого хватило бы на сто королевств, дичью, рыбой и чудесной погодой. Магия Фалькона все еще охраняла нас от суровых ветров, негостеприимной прохлады и повышенной влажности. Но небо стало неприветливо-блеклым, вдалеке соединяли облака с землей пунктиры ледяных дождей. От одного взгляда на них хотелось поежиться. Деревья кланялись ураганам, птицы метались в небе встревоженными стаями. Ничего особенного, обычные природные катаклизмы, погодные неприятности. Вот только в Вейливере такого не случалось. Дождь орошал землю теплыми струями, ветра расчесывали кроны деревьев, не ломая ни единой ветки. Солнце ласково грело, не выжигая несчастные растения до смерти.

Мда… Ларрисом не зря так дорожили на родине. Вот только избаловали, постоянно напоминали о его уникальности совершенно напрасно. Парень вполне мог вырасти нормальным. Я видела, что Ларрис не законченный эгоист. И уж точно не трус, что бежит от опасности, спасая роскошные локоны и красивые ягодицы.

Странное ощущение поднялось изнутри. Я погрузилась в мысли о Ларрисе, и почудилось - вижу его или чувствую. Мгновение или дольше чудилось - регент кому-то сочувствует. От всей души, глубоко, искренне… Ого! Он способен и на такое? Хм… А Ларрис лучше, чем выглядел. Вернее, гораздо многогранней. Мурашки пробежались по спине толпой оголтелых муравьев, бросило в жар от смущения, стало еще горячее…

Я ошарашенно заморгала и ощущения пропали.

С минуту я приходила в себя. Выравнивала дыхание, собиралась с мыслями, усиленно возвращаясь в реальность.

Первым делом я нашла взглядом Зардиса. Он спокойно летел впереди клина, на пару с Фальконом задавая курс. Принц почувствовал, оглянулся, ободряюще подмигнул и вернулся к делу. Ага. Зардиса не проняло. Я покосилась на Свету. Приятельница поджаривала лучиками мух с таким выражением лица, будто писала диссертацию. Внушительная стая птиц неслась следом, смачно лакомясь халявным полдником. Нет, Света тоже «не в теме». Елена щурилась на спину Фалькона и улыбалась, спускаясь взглядом к его ягодицам. Так-с… Забракованная очень занята.

Остальные попаданки развлекались по-своему. Руслана мысленно голосила матерные частушки. Галя подпевала ей, но вполне литературно. Анна щелкала пальцами в такт, Валерия дрыгала ногами. Складывалось ощущение, что и пьяной и трезвой она танцует почти одинаково. Дырц-пырц и Дурц-бумц присоединились к аккомпанементу.

Не знаю, как здесь, а на родине, девушки вполне могли рассчитывать не только на любовь публики, но и на звание «народного ансамбля повсеместные встряски». Группе «Ленинград» пришлось бы потесниться на пьедестале, а юмористам и комикам уйти на пенсию.

Да уж… Эти тоже не помощницы.

Я постаралась вернуть ощущение. Так… сосредоточиться… Ларрис… Нечто приятное, теплое в животе, сладко сосет под ложечкой, мурашки носятся по спине в догонялки, как в дешевых любовных романах… Лицо обдает жаром, кровь приливает к ушам, горячая волна растекается по телу…

Перед глазами появилась девушка. Невысокая, складная, одетая как принцесса Жасмин из диснеевского мультика. Синие шаровары, топик, открывающий плоский живот, длинные черные волосы и… лицо. Вот тут я слегка опешила. Кожу незнакомки испещряли веснушки. Одна на одной, как у самых рыжих рыжух. Широко распахнутые темные глаза смотрели смущенно, пухлые губы раскраснелись. Но все портил нос. Длинный, с горбинкой он и так выпирал дальше некуда. Так еще и кончик сильно смотрел направо. Будто в детстве его сломали, и хрящ сросся неправильно. Похоже, местные чародеи женского апгрейда и тюнинга и впрямь не могли «улучшать аборигенок». Я даже пожалела бедняжку. Если бы не нос, она казалась бы красавицей.

Но в следующую секунду «на экране» появился Ларрис. Коснулся рукой волос незнакомки, сказал что-то явно приятное и трогательное. Девушка улыбнулась, спрятала взгляд и затихла под непрошенной лаской.

Так… Что это было? Ларрис не высказал свое «фи» девушке с кривым носом? Не отметил, что «такой клюв» годится только как крючок для одежды? Видение исчезло. Я ошарашенно огляделась вокруг, но ничего не изменилось. Попаданки продолжали нехитрые развлечения. Птицы набивали живот дареным лакомством. Зардис с Фальконом управляли полетом. Никто ничего не видел… Кроме меня.

Хм… Может все это глюки? Пересыщенный кислородом воздух, передозировка магии и хорошего обращения? Организм не выдержал общения с идеальным мужчиной? Мозг перегрузился и не смог до конца переварить информацию? Психика «зависла» без постоянных упреков. Мол, не так ведешь хозяйство, не тем местом ублажаешь в постели. Мало восхищаешься, не благодаришь за само существование, не молишься на божественного диванного самца.

Да, в конце концов, я уже три дня не слышала зычные подбадривания любимого редактора:

- Почему до сих пор не сдан репортаж с открытия торгового центра? Ах, торговый центр открывается через час? Ну и что! Зато я настроил вас на мероприятие! Почему верстка номера не закончена? Ах, не сданы статьи? А почему не сданы статьи? Ах, да, открытие через час! Как же неправильно они все организуют! Мешают слаженной работе нашего чудесного желтого издания! И почему пьем кофе в рабочее время? Как не рабочее? Обед? У журналистов, что, бывает обед? Забудьте это слово как страшный сон. Ну или как прекрасный сон. Неважно. Главное, запомните. Обед, нормированный рабочий день, хорошая зарплата - все эти вещи остались там, в далеких советских годах. Сейчас, слава богу, рыночная экономика! Все пашут как лошади, получают только нагоняй, обедают и чаевничают без отрыва от производства!

И я уже не говорю о тружениках ТСЖ! Они названивали ежедневно, просили погасить задолженность по квартплате, которую начислят через две недели. Чтобы не расслаблялись - копили и готовились! А попробуй спроси их - когда помоют лестничную площадку, покрасят фасад или зальют пеной щели между стенами. Все, телефон недоступен как девственница до брака. Абонент отключился от несовершенного мира, линия занята более срочными делами. Возможно, маникюром с педикюром.

Боже! Ведь я высыпалась в последние дни как младенец!

Без ежедневных соседских свадеб и регулярных дней рождений. Соседи снизу праздновали их каждый вечер. И попробуй скажи им, что это уже 365 свадьба в году и день рождения тоже! Попробуй вызови полицию! Стражи порядка поцокают языком, сетуя на твою непонятливость. Мол, у людей праздник, а ты тут спать пытаешься в три-то утра! И вообще каждый нормальный человек легко встанет в пять, даже если спал полчаса от силы! Сами не раз проверяли! Правда, то было ночное дежурство, когда спать не положено, в принципе. Но кто считает? Кемарили же? Кемарили… А потом поднимались в пять утра и бодрой трусцой неслись домой. Да, отсыпаться. Но какое это имеет отношение к делу?

И вообще как можно так нагло портить людям праздник? От такого культурного шока даже полиция обязательно выпьет с соседями на брудершафт. Исключительно, чтобы успокоить нервы. Ведь каждый день приходится иметь дело с такими вот субъектами, как я. Ужас! Да и только!

Вспомнив, чего «лишилась», я решила, что переживать из-за видений не стоит. Несколько дней спокойного сна, ухаживаний сказочного принца Зардиса, хорошей еды и приятного обхождения немного повредили мой рассудок и нервную систему. Перезагрузятся, адаптируются, ассимилируют и все будет отлично!

Вон Света не переживает, совершенно привыкла. Даже мух сжигает лучиками на подлете. Опять же - птичек прикармливает. В этом краю Ларрисы не водятся. Надо помогать живности в меру своих слабых, попаданских сил. Я и забыла, что порядочной попаданке в фэнтезийный мир по статусу положено вытворять глупости, выкрикивать пошлости, побеждать самых сильных магов и бойцов и попутно соблазнять всех самцов. Кажется, на порядочных мы не тянем. Даже всей толпой, не то чтобы по отдельности. Руслана, конечно, любого конюха за пояс заткнет. Но по части глупостей и драк мы явно отстаем от графика. Не говоря уже о том, что никакие штабеля мужчин перед нами не укладываются. Даже король остался равнодушен. Во всяком случае, я не заметила, чтобы он среагировал на кого-то из девушек. Хотя Арина едва шею не свернула, исследуя сиятельные ягодицы. Лариса так вообще почти заработала косоглазие, оценивая мощные плечи и спину монарха. А ему хоть бы хны! Остался руководить страной и даже не назначил никому свидание.

Мельчают попаданки!

Ларрис променял нас на кривоносую! Слава богу, конечно! Но глюк вышел знатный. После всех претензий регента к внешности невесты, объяснений, насколько идеально она должна выглядеть и вести себя, видение прямо-таки ошеломляло. Внесло, так сказать, ярких красок в наш унылый полет…

…Снижаться атарры начали далеко за полдень. Выбранное для привала место выглядело вполне гостеприимным. Небольшое поселение, втиснутое между густой чащей леса и морем, с двух сторон огороженное высоким частоколом крутых горных пиков. Покрытые снежными шапочками, они казались грубо выточенными клинками, пронзившими белые шарики.

Как ни удивительно, невесомость я почувствовала, не смотря на божественное колдовство Фалькона. Остальные девушки тоже. Попаданки забеспокоились, постарались принять более удобные позы. Олл напряг спину, словно старался поддержать меня. Стая пестрых птиц почти всех цветов радуги взмыла куда-то ввысь, перепуганная нашим прибытием.

Вблизи поселение напоминало небольшой захолустный городок. Особняки сплошь коричневого, серого и белого цвета, такого же оттенка брусчатки, флажки на башенных шпилях, яркие черепичные крыши… От этого города прямо веяло классическим земным средневековьем. Я даже не удивилась, обнаружив на одном из шпилей животное, чем-то похожее на горгулью. Зверь осклабился, издал протяжный рык, расправил огромные перепончатые крылья и стремительно взмыл в темнеющее небо. Вслед за ним с других крыш поднялись на крыло такие же горгульи. Ненадолго наши пути пересеклись. Звери рассыпались по сторонам, уступая клину атарров дорогу. Хлопки перепонок, резкие выкрики разрезали тишину.

«Хм… Выходит, местные подкинули на Землю все эти мифы! - то ли возмутилась, то ли обрадовалась Арина. - У них же тут сплошные наши сказочные чудища! Грифоны, горгульи, тигги эти… Похожи на волколаков…»

«Ларриса забыла. У нас про него тоже много сказок. Глупый король, голый король, Храбрый портняжка… Там тоже король тот еще дурак…» - встряла Света.

«Так! Не будем называть дураком нашего регента! - вступилась Елена. - Скажем так. Не обремененный излишком интеллекта и скромности монарх с комплексом Бога и вкусом вороны».

«Мы все глядим в Наполеоны, двуногих тварей миллионы» - не выдержала я, процитировав классика.

Единодушное мысленное поддакивание послужило ответом.

Когда атарры пошли на снижение, стало заметно, что улицы поселения просто кишат людьми. Вернее, сэтами. Так называла себя местная раса, с удлиненным зрачком и удивительным оттенком радужки. Про египетского бога вспомнили все попаданки, когда пили из колодца мудрости Фалькона. Но шут заверил, что сэты появились в его мире гораздо раньше, чем религии на Земле. Как внучатый племянник одного из богов, он знал об этом не понаслышке. И уверял, что местные короли тоже имели каплю божественной крови. Отсюда и их мощная магия.

Тогда Света еще пошутила. Мол, кого-то боги сотворили, а в чьем-то случае - натворили. И это как раз случай Ларриса.

Встречали нас вполне радушно. Горожане, в слишком пестрых по сравнению с вейливерцами нарядах, столпились на площади, вымощенной сизыми булыжниками с белыми прожилками. Местные одевались попроще, чем соотечественники Зардиса, но одновременно намного ярче. Туники и нечто вроде толстовок испещряли узоры, похожие на русскую вышивку. Алые, оранжевые и желтые лампасы на темных брюках бросались в глаза.

Зардис спешился, подскочил ко мне. И едва Олл коснулся лапами брусчатки, подал руку. Я спустилась, забывая о том, что вокруг толпы народу. Уж слишком приятными были объятия принца - крепкие и требовательные, но одновременно нежные и взволнованные. Пальцы Зардиса вздрагивали, губы раскраснелись и приоткрылись. Ну, конечно же, как я могла не смекнуть! Привал ведь не только возможность хорошо поесть и передохнуть от долгого перелета! Есть еще много приятных дел, которыми стоит заняться прямо сейчас, не откладывая в долгий ящик. Раз уж Ларрис забраковал меня окончательно, отверг бесповоротно, пора прекращать затяжной целибат. Зардис поймал направление моих мыслей, прижал посильнее и впился взглядом в лицо. Руки принца будто непроизвольно спустились пониже - с талии на бедра. Чуть стиснули, и тело Зардиса отреагировало с привычной скоростью. Принц вздрогнул, прочистил горло, и произнес:

- Госпожа Нарра, что вы скажете на счет того, чтобы снять один номер на двоих?

Я только кивнула, ощущая, как сильно жаждет общего номера Зардис. Его тело отвечало на нашу близость все отчетливей. То, что уперлось мне в живот, теперь даже вздрагивало с притоком крови. Принц больше не отстранялся, дал прочувствовать всю силу своего желания. И я сомлела в жарких объятьях. Внизу живота растекался жар, сладкие спазмы напоминали о том, как давно я не любила мужчину в постели. Руки Зардиса все ещё вздрагивали. Несколько секунд, казалось, он не сможет отстраниться, разорвать контакт. Еще немного и принц приступит к делу не в номере - прямо тут, на городской площади, под большой башней с круглыми часами, похожими на Биг Бен.

Зардис облизнул губы, несколько раз сглотнул, натужно выдохнул и отпустил меня. И только теперь я заметила, что атарров уже уводят отельные слуги, в ярко-лиловых костюмах. Да и приют для залетных путников перед самым носом, как раз под башней с часами. Огромное, четырехэтажное разлапистое здание с несколькими пристройками напоминало детский конструктор, кое-как собранный малышом.

«Похоже, архитекторы тут пьют больше нашего!» - прокомментировала увиденное Лариса.

«Просто они не умеют закусывать! А потом затанцовывать и замагичивать!» - возразила Арина. - И наша задача научить местных этим нехитрым приемам!»

«Девушки. А давайте оставим после себя хоть одно целое королевство, - осадила попаданок Елена. - Да хоть что-то оставим целое… Представьте, как удивятся местные! Вот это будет, действительно, неожиданность!»

«Спокойно! После одной вечеринки с нами они забудут - что тут было целое, а что нет!» - пообещала Анна и притопнула ногой, будто планировала опять пуститься в «русскую трясовую».

Так назвала ее танец Света. И все понимали почему. Анна дрыгалась так, будто постоянно наступала на оголенные провода.

Заметив жест Анны, Валерия оживилась, дернула ногой, напоминая, что между балетом и махами кунг-фуиста не так много разницы, как кажется хореографам. Главное желание и море энергии. Умение уже не столь и важно. Завидев женщину, что молотит ногами воздух, как боксерскую грушу, мало кто рискнет не восхититься ее несравненными па.

Грифоны оборачивались, словно получали от нас разрешение последовать за незнакомцами. Я послала Оллу согласие и кивнула. Зардис поклонился, оставил меня и приблизился к Фалькону. Шут только что расстался с Еленой и всем своим видом показывал, что это ненадолго. Света с Валькантом еще миловались.

Остальные попаданки метали в сладкие парочки завистливые взгляды и вздыхали по своим сказочным принцам.

Они еще не знали, что некоторых сказочные принцы ждут прямо здесь, на первом же привале. Противостоять обаянию русских женщин также сложно, как остаться в сознании после их щедрого удара скалкой по лбу. Российские преподаватели и журналисты умели произвести незабываемое впечатление. Главное отпоить несчастных успокоительным и убедить, что если не придут в себя быстро, мы останемся продолжать утешать. На непредсказуемо долгий срок. На ПМЖ - пытки местных жителей.

Не успела я включиться в диалог богинь, как Зардис подхватил под руку. Горячий бок принца лучше слов демонстрировал его нетерпение.

Слуги распахнули перед нами высокие отельные двери, в обрамлении грубоватых геометрических узоров.

За ними открылся просторный холл, без фресок, картин и других украшений. Мягкие розоватые ковры покрывали пол сплошняком. Ни ресепшена, ни столиков для гостей нигде не обнаружилось. Аскетично декорированное несколькими амфорами помещение, две широкие лестницы - в подвал и наверх - с грубоватой балюстрадой перил, синие светильники в виде бутонов. Пухлые алые диваны предлагали усталым путникам хороший отдых. Слуги сновали туда-сюда, поглядывая на нас не без интереса.

- Так что вы скажете по поводу общего номера, госпожа Нарра? - заглянул в лицо Зардис. - Я заказал на всех. Сейчас передохнем, перекусим. Еду принесут по желанию в номера или можно спуститься в местный ресторан. Все будет, как пожелаете.

Его лихорадочный взгляд скользнул по моей фигуре, руки стиснули талию.

- Отдельный номер - это здорово. Еда на заказ еще лучше. Но мы ведь не будем сразу заказывать? - мой голос слегка дрожал, выдавая волнение.

Зардис чуть дернулся, прижал так, что дышать стало трудно, и лицо его окрасил яркий румянец. И снова я потерялась в пространстве и времени. Не помню, как мы взбежали по лестнице, не уверена - куда свернули в просторном зеленом коридоре. Помню лишь, как бесшумно прогнулась под спиной кровать, как Зардис жадно исследовал мое тело руками. Раздевал, ласкал, целовал, пробегался языком по впадинкам и выпуклостям. А я сжимала его крепкие ягодицы, царапала мускулистую спину, гладила кубики пресса и то, что зазывно торчало навстречу чуть ниже. Принц рычал и урчал как дикий варвар, но обращался со мной бережно как джентльмен. И это сочетание окончательно вскружило мне голову. Впрочем, и Зардис совершенно потерял контроль. Только продолжал исследовать мое тело руками, губами, а затем вдруг без предупреждения овладел мной. Замер и впился взглядом в лицо. Словно ожидал ответной реакции. Я потянула принца к себе, стиснула руками крепкие ягодицы, и Зардис расслабился, позволив себе все, о чем мечтал…

Мы соединялись как в любовных романах - торопливо, жадно, необузданно. На секунду расставались и снова устремлялись навстречу друг другу. По телу бежали волны удовольствия, сладко пульсировало внизу живота. Зардис притягивал меня, будто не мог насытиться и продолжал, даже закончив. Как истинно русская женщина, даже в такую минуту я порадовалась, вспоминая откровения Елены. Забракованная четко сказала - если маг не захочет, партнерша не забеременеет.

Боже! Как же здорово сбросить цепкие коготки страха, не думать о предохранении, позах, о том - каков мужчина в постели. Зардис владел мной как инкуб, обращался как юный монарх с первой своей фавориткой и обожал как рыцарь свою принцессу.

И я… Я вся ушла в ощущения. Жар внизу живота, томление, что переходило в негу. Наслаждение, которое охватывало все тело и растекалось по мышцам минутной, невыносимо приятной слабостью. Дрожь где-то в глубине, что сменялась полным разнеженным расслаблением. Сердца, что бились в унисон - то замирали вместе на пике удовольствия, а то припускали почти одновременно.

Мы потеряли счет времени. И лишь, когда усталые, едва дыша, распластались на постели, Зардис выдохнул, вскочил на ноги и оделся быстрее солдата.

- Черт! Уже почти шесть вечера. Надо срочно заказать еду. В восемь у вас магическая тренировка.

Я раскинулась на мягком матрасе, впитывая тепло еще не остывшей от нашей страсти простыни и томно ответила:

- Мы все успеем. Не переживай.

Зардис на секунду оцепенел, словно не ожидал такой фамильярности. Я застыла, опасаясь, что перешла грань, которая отделяет истинную леди от хабалки.

Но принц улыбнулся, совсем светло, как ребенок перед горой новогодних подарков.

- Нарра, - сказал так, что сердце сладко екнуло. - Я давно люблю тебя. Наблюдал, изучал привычки и вкусы. Хотел поближе узнать, чтобы соответствовать твоим потребностям, желаниями и ожиданиям. Если я выучил урок, сдал экзамен, может, объявим, что мы помолвлены?

Я замерла, стараясь сохранить мгновение в памяти. Я столько читала в романтических книжках, столько сериалов пересмотрела про такие признания, довольствуясь в жизни нехитрым: «Ну что? В койку?» Мужчины русских женщин не баловали. Если не умеешь открывать новый забор, «любимый» не поможет - постоит рядом, посмеется и еще друзей пригласит на чудесное зрелище. Если хочешь толику тепла и ласки, тебя немедленно потащат в постель, справедливо полагая, что иначе-то ни тепла, ни ласки не подарить. А если наряжаешься, красишься, чтобы предстать перед любимым во всей красе - тебя в лучшем случае смачно шлепнут по пятой точке. Зардис дал мне за последние дни больше, чем все предыдущие мужчины за годы. Заставил ощутить себя женщиной, королевой. Желанной, прекрасной, слабой и защищенной в сильных мужских руках.

Про секс уже и не говорю. Не зря Елена так рекомендовала «попробовать с вейливерскими магами». Зардис превзошел все самые смелые ожидания. Юношеский пыл и неутомимость, зрелый опыт и рыцарская забота о партнерше покорили меня окончательно. Принц сочетал лучшие качества любовников страстного фэнтези про оборотней, романтической фантастики про эльфов-фейри-дроу и мрачноватой вампирской прозы. Все то, о чем грезят одинокие женщины, по ночам шурша яркими томиками и украдкой вздыхая о сказке.

Я получила все то, что и положено попаданке по статусу. И ведь главное - так легко и просто! Мне не пришлось носить бронелифчик, хамством доводить до истерики местных вельмож, в любой ситуации демонстрировать глупость и полное отсутствие логики. Я осталась самой собой.

- Нарра? Что-то не так? Я поторопился с просьбой? - вырвал меня из грез голос принца.

Я замечталась, залюбовалась Зардисом и забыла о его вопросе. А еще я умудрилась забыть о том, как реагирует суженный на мои затяжные раздумья. Очередным марафонским забегом, таким, что любой олимпиец обзавидуется. Зардис напрягся, бугры мускулов проступили сквозь тонкую футболку. С минуту принц вглядывался в лицо, а затем резко сорвался с места и понесся по комнате. Но я уже знала - что предпринять и - самое главное - понимала, что имею полное на это право.

Я с трудом поймала принца на развороте, обняла за шею и поцеловала. Думала, мы грохнемся на пол. Такую Зардис набрал скорость. Но он и тут сразил наповал. Остановился, как вкопанный, подхватил на руки и закружил. Я прикрыла глаза и просто наслаждалась. Еще ни разу, ни один мужчина не носил меня на руках. Всегда были отговорки. Я слишком много вешу. Шутка ли, целых 55 килограмм! Он безумно устал после напряженного дня перед компьютером. Это же отнимает у мужчины все последние силы, практически истощает могучий организм. Ему некогда - убивает трехмерных монстров в новой стрелялке. И мое любимое: «Дорогая, у меня лодыжка потянута… на руке».

Я начала побаиваться, что Зардис - всего лишь сон. Прекрасное видение, перед тем как вернуть меня в ужасы прежней реальности. Но принц не подкачал и на сей раз. Остановился, страстно коснулся губами губ и осторожно поставил на ноги. Взял за плечи и спросил снова:

- Так я могу объявить двору, что мы жених с невестой? Или еще помучаешь? Давай я сразу расскажу о своих недостатках. Иногда я бываю излишне серьезен. Люблю планировать все, до мелочей. Некоторые считают это занудством… Я рано встаю, но не имею привычки будить любимых… - он продолжал тараторить, а я почти не слушала. Для меня Зардис стал лучшим. Рыцарем без страха и упрека. А недостатки? Да у кого же их нет? Для такого сказочного принца, они скорее - изюминки, возможность ощутить, что он - настоящий. Не сказка, не греза, что растает под неосторожным касанием. Зардис закончил перечислять и выпалил: - Учти, я все равно убью любого, кто к тебе приблизится. Как там говорят у вас на Земле? Тебе придется идти по трупам?

- Что-то вроде того, - хихикнула я и, смакуя каждое слово, ответила. - Да, я твоя невеста!

Зардис громко выдохнул и впился губами в губы. И на секунду мне показалось, что новый страстный марафон не за горами. А так хотелось уже поесть, узнать о магической тренировке побольше. Зардис отстранился - с неохотой, резко и нервно. Приобнял за талию и произнес:

- Давай сходим в ресторан? А то я снова размечтаюсь?

Он почти просил, и я кивнула.

- Только приму душ и оденусь. А в ресторане расскажешь, что за магическую тренировку вы решили устроить.

Зардис хитро усмехнулся, подмигнул и согласился:

- Все объясню. Зачем же ещё я тебе нужен?

Я почти скрылась в ванной, но после этих слов не могла смолчать.

- Еще для удовольствия, - кокетливо бросила через плечо и чуть качнула бедром.

Зардис аж дернулся, напрягся, но сдержался и промолчал. Хотя лихорадочный блеск в глазах принца буквально кричал о том, что он может удивить меня выносливостью в постели еще раз. А может и два.

На долю секунды я даже задумалась…

Но на сей раз желудок почти вслух сообщил о своем категорическом несогласии. Сжался тугим узлом, требуя вначале посетить ресторан. И лишь потом ублажать себя любыми другими способами.

Я нырнула в ванную и торопливо смыла остатки нашей страсти. Пока переодевалась в уже доставленную слугами одежду, Зардис помылся с армейской скоростью. В нем чувствовалась привычка к походам и схваткам, по крайней мере - к магическим.

В синей рубашке, с расстегнутым воротом, брюках в тон, что как влитые сидели на крепких ягодицах, Зардис выглядел просто шикарно. Я залюбовалась, ненадолго забыв о еде. А уж когда он прошелся по мне взглядом, сглотнул и напрягся, захотелось расцеловать принца в обе щеки. Я никогда не считала себя тщеславной. До «вейливерского тюнинга» мужчины интересовались мной, заводили знакомства, смотрели вслед. Вниманием не обделяли. Своеобразным, как это принято у большинства русских альфа-мачо. Вначале тебе пристально глядят прямо в… грудь, затем неотрывно уставятся в… ягодицы… и лишь потом уделят толику внимания… ногам. До лица, а уж тем более - интеллекта, души, такие «самцы» добирались крайне редко. Последний любовник хронически не мог запомнить, что мне нельзя пить холодное. Сразу простуда. Всякий раз удивлялся, пожимал плечами, извинялся, а через день вновь заказывал холодный коктейль.

Зардис, конечно, не упускал из виду мои изгибы и выпуклости. Его взгляд обязательно прилипал к ним на несколько секунд - мутнел и лихорадочно сверкал. Но большую часть времени принц смотрел все же в глаза, интересовался моим мнением, впечатлением, самочувствием. Старался узнать получше, предупреждал малейшие просьбы и решал проблемы задолго до их возникновения. Наверное, поэтому больше всего на свете я хотела не в ресторан - в ЗАГС, или как там здесь называется место, где создают ячейки общества? И самое приятное, что Зардис мечтал о том же. Не о коротком свидании без последствий для кошелька, свободы и раздутого мужского самомнения. Не о сексе в моей квартире, с моей же яичницей на завтрак. И даже не о том, что за ночь я выстираю его одежду, отутюжу, а поутру прилягу рядом - вся такая готовая и счастливая, что «мужик рядом».

Я удовольствием мысленно иронизировала, что и растолстеть, отрастить живот будущему супругу могу не позволить. Достаточно лишь почаще его нервировать, если начнет забывать о физкультуре. Все! Эффект обеспечен. Такие марафоны еще не каждый спортсмен осилит.

- О чем задумалась? - принц привычно заглянул в лицо, отвлекся на бюст, но все же поймал мой взгляд.

- О том, как приятно иметь такого жениха! - от всей души ответила я. Внутри приятно потеплело, взгляд Зардиса впился так, словно он не верил, что я серьезно. С минуту или дольше принц изучал меня, не отрываясь и не смаргивая. Я мягко улыбнулась, положила руки на плечи Зардиса и неловко чмокнула его в щеку. А затем, вдруг, повинуясь сильному порыву, просто прижалась, обвила шею принца руками и затихла.

Зардис слегка растерялся. На какие-то мгновения вытянулся столбом, застыл, будто не доверял своим ощущениям. Но затем обнял так, что дышать стало трудно.

- Моя Нарра… Ты даже не представляешь, как долго я об этом мечтал, - выдохнул рвано. И замолчал. Несколько секунд мы стояли так - прижимались друг к другу и наслаждались мгновением. Внезапно исчезла та глупая пропасть, что всегда разделяет вначале отношений, смущение, которое не позволяет раскрыться полностью. Мы чувствовали друг друга так, будто давно стали единым целым. Наверное, ещё тогда, когда Зардис выбрал меня, предложил сопровождать на отбор.

Я впитывала тепло принца, нежилась в его ласке. Зардис неровно дышал, пыхтел, всем телом демонстрировал - как я желанна - и осторожно гладил по спине. Его пальцы вплетались в мои волосы, скользили по прядям. И впервые в жизни мне не хотелось за это убить. Раньше я ненавидела, когда кто-то касался непокорных локонов. Даже муж! Даже любовники! Хотелось сразу, как следует, садануть по рукам. Теперь же, я прикрыла глаза, забыла об ужине, обо всем на свете и наслаждалась. Некоторое время мы не могли оторваться друг от друга. Не потому, что мечтали о новом марафоне страсти, хотя тело Зардиса убеждало меня в этом твердо и упорно. Просто потому, что было так хорошо рядом, близко-близко, ощущать, как сердца бьются в унисон, дыхания смешиваются, а жизни соединяются.

Наверное, я ждала своего принца всегда. Не верила, не надеялась, не стремилась найти. Но очень хотела и заслужила свое тихое счастье. Хотя сейчас оно дышало очень уж громко.

Я отстранилась от Зардиса первой, сделала шаг назад, и принц немедленно разомкнул руки.

Протянул ладонь, вроде бы в точности, как прежде, но как-то иначе. Я подала Зардису руку, тоже как-то по-особенному. Мы покинули номер больше не чужаками, что лишь познают друг друга, пытаются выстроить отношения. Парой, почти женатой, состоявшейся. Хотя с момента нашего знакомства прошло ничтожно мало времени. По крайней мере, для меня.

В коридоре обнаружились Валькант со Светой. Они тоже собирались в ресторан.

«Я тебе мысленно все расскажу!» - подмигнула приятельница. Аррен и принц обменялись такими взглядами, что становилось ясно - они тоже как-нибудь поделятся впечатлениями.

Впрочем, меня это ничуть не смущало. Что женщинам, что мужчинам иногда требуется поведать о личном, поделиться с друзьями-приятелями. Главное, чтобы рассказ не превращался в бахвальство о том, «какой он гигант» или «какая она красотка». В Зардисе я не сомневалась. Валькант тоже казался порядочным малым. Света подмигнула еще раз, и мы вместе отправились вниз, в ресторан.

Заведение, за тяжелыми, бронзовыми дверями напоминало старинную харчевню, слегка облагороженную цивилизацией. Прозрачные светильники в виде капель расчерчивали стены и паркетный пол угловатыми язычками света. Большие деревянные столы и скамейки отделяли друг от друга перегородки от пола до потолка. В результате посетители видели только центр зала, где располагался бар и танцпол. При желании, можно было избежать и этого зрелища, наглухо задвинув дверь, как в шкафу-купе.

Мужчины позволили нам первым занять места и сами опустились рядом. Возле столика немедленно возникла официантка в лиловом платье, как и вся здешняя прислуга. Нам предложили меню. Мужчины повернулись к нам почти одновременно и хором предложили:

- Может, сделаю заказ сам?

Переглянулись и чуть усмехнулись.

Мы со Светой коротко кивнули.

Не прошло и нескольких минут, как перед нами дымилось горячее жаркое. Сытное мясо, поджаристые кусочки картофеля теснились с сочными овощами, густо политыми сметанным соусом. Про любимый русский напиток не забыли тоже. Огромный круглощекий чайник дымился в центре стола, а рядом с ним выстроились большие белые чашки.

К горячему принесли салаты. Крохотные помидорки черри, свежие огурцы, сочные ломтики сладкого перца, смешанные с зеленью вызвали у моего желудка новый приступ соковыделения.

Лепешки, похожие на овальные лаваши дополнили картину. Мужчины, не сговариваясь закрыли дверцу, и мы приступили к трапезе в приятной компании.

Снаружи доносилась быстрая музыка, очень похожая на диско. Не удивлюсь, если и ее принесли на Землю вейливерцы. Уж больно хорошо они изучили наши обычаи, привычки, русские пословицы и фразеологизмы. Не говоря уже о том, насколько здорово понимали местные русских женщин.

Мы ели неторопливо, смакуя сдобренное специями мясо - в меру жирное и в меру постное. Тянули из кружек мятный чай и молчали. Вслух. Мужчины многозначительно переглядывались, почти перемигивались. А Света не уставала мысленно делиться впечатлениями. Как она умудрялась жевать и тараторить с пулеметной скоростью, пусть даже телепатически - я не понимала. Но вставить хоть слово не получалось категорически.

«Валькант ну просто мужик! Ты читала эти самые… ну каких их… Ну книгу, где парень сгрыз подушку, чтобы не измотать любимую сексом? Он там еще машины гнул левым хуком и по деревьям прыгал как белка… Там еще волки были, размером с медведя. Они превращались в людей, сразу в джинсах. Для удобства. Ну?»

«Сумерки» - подсказала я, прервав мучения Светы.

«Во! - обрадовалась приятельница. - Так во-от! По сравнению с Валькантом тот грызун подушек просто жалкий слабак! Три часа кряду! Все позы Камасутры. Половину даже я не знаю! Представляешь? И всякий раз тебя спрашивают, интересуются, стараются доставить удовольствие. Нет! Я никогда отсюда не уеду! Особенно после того, как сиятельный Ларрис признал меня совершенно негодной на роль королевы! Пока не изучу все эрогенные зоны Вальканта, даже в новое путешествие не отправлюсь!»

Телепатический рассказ Светы лился безостановочно. Приятельница не спрашивала меня ни о чем, и, слава богу. Хотелось оставить наше тихое счастье с Зардисом только себе. И вскоре мне стало неловко от интимных подробностей Светиных страстных утех. По счастью, русские богини и здесь пришли на выручку.

- И-их! - раздался снаружи восторженный вопль. Я безошибочно определила Анну.

- Айда! - поддержала ее Валерия.

- Девушки, я с вами! - крикнула Лариса.

- Без меня не начинать! - вмешалась Галя.

- Делаем свой круг! - скомандовала Арина.

- Ресторану конец, - хмыкнул Валькант.

- Вейливер платит, - пожал плечами Зардис. - Пусть выплеснул энергию. Нам еще лететь да лететь. Следующий привал в небольшой гостинице возле озера. Там не разгуляешься. А с такой энергией мы камня на камне там не оставим. Тут хотя бы много строителей… чтобы починить поломанное. И немало магов, чтобы восстановить разрушенное.

- Нет! Круг не для меня! - судя по тому, что фраза закончилась чередой забористых ругательств, Руслана не отставала от остальных.

Послышался звон, хруст и вопль бармена:

- Осторожно! Это моя рука. Дорогие вейливерские гостьи, позвольте, я вылезу из-за стойки и отойду на безопасное расстояние.

После такой фразы Света вскочила пружиной, допила чай, как коньяк -залпом - и заявила:

- Я просто должна это увидеть! - и рванула наружу.

- А заодно, видимо, и поучаствовать, - вздохнул Валькант.

Я встала, Зардис тоже, и мы вместе покинули уютную кабинку.

- Они же почти все трезвые? Ка-ак? - поразился аррен. - Я думал все дело в вине!

- И не мечтай! - отмахнулась Света, торопясь присоединиться к незапланированной оргии. - Русской женщине для веселья алкоголь вовсе не обязателен! Главное - хорошая компания! Тогда кампания по спасению Ларриса сразу станет веселее.

В зале творилось невообразимое. Как обычно, когда в дело вступают русские женщины. Барную стойку превратили в стойку для стриптиза. Руслана висела на шесте в шпагате, кувыркалась и вытворяла такое, что у большинства присутствующих остались лишь междометья. Впервые, окружающие выражались не хуже спортсменки. Анна, как обычно, пошла в русскую трясовую. И совершенно неважно, что музыка походила на сальсу, а традиционные танцы местных - на вальс и танго.

Русской женщине «в ударе» нет дела до ритма и моды. Главное - движение, главное - драйв. Ну и чтобы присутствующие вовремя ушли с дороги. Хотя, скорее, это важно уже для здоровья присутствующих. Анна кружилась по всему танцполу, сбивая с ног тех, кто не успел сбежать. В центре площадки выписывала ногами кренделя Валерия. Выглядело так, словно она пытается отбиться от сильно превосходящих сил противника. Но враги не сдаются и продолжают наступление.

Галя дрыгалась в танце «я еще не брейкер, но до эпилептика уже доросла». Арина повисла на белокуром маге, и смело вела его в танце. Какой там этикет, балы и приемы. Мужчина едва успевал убрать ноги, чтобы их не отдавили, уклониться, чтобы не получить лбом в подбородок. Пара двигалась вокруг бара со скоростью ракеты, но «русалка» успевала захватить винные бутылки и даже выпить их за считанные секунды. Кажется, она пошла в разнос. Отмечала избавление от Ларриса. Прежде Арина столько не пила.

Остальные тряслись в танце в общем кругу, организованном Еленой. Забракованная танцевала так, что у всех мужчин в зале отпадали челюсти. Ее грация лебедя, растяжка гимнастки и чувство ритма чечеточника восхищали даже Фалькона. Неподалеку красиво двигалась Света - изображала танец живота по-русски - крутила бедрами, а не животом. Я не могла не присоединиться. Не смотря на мольбу на лице Зардиса. Я еще не видела принца таким растерянным и нервным.

- Наташа! Иди к нам! - по-земному позвала Галя. Елена плавно махнула рукой, как птица крылом. Света зазывно вильнула бедром - так меня языком тела еще никогда не приглашали. Но сразу присоединиться к представлению не вышло. Пришлось ждать, пока Арина с блондином завершат круг, исчезая за баром.

Быстрыми перебежками добралась я до цели, пригибаясь под ногами Русланы. Теперь она крутилась на шесте как спортивный гимнаст на коне и покрикивала в такт мелодии.

Ошарашенная публика только моргала и выпивала. Без спиртного воспринимать нормально русскую дискотеку у местных не получалось - не выдерживали слабые нервы. Уверена - постояльцы отеля за считанные часы уничтожили годовой запас крепких напитков.

«Концертная программа без заявок публики» превзошла все ожидания. Лучшие отельные аниматоры уволились бы с позором, глядя на русских богинь.

Хорошо, что в новом мире ещё не изобрели мобильники. Иначе присутствующие сбили бы друг друга с ног, снимая попаданок на видеокамеры.

Анне и ее русской трясовой на танцполе стало тесно. Тем более, что кружок развеселых богинь очень ограничивал ее махи руками, любой мельнице на зависть. Лариса предупредительно стрельнула ручейком, когда Анна сделала широкий жест, почти сбив двух соседок с ног. Но теряться и думать - не наши методы. Анна рванула в зал и закружила между столиков. Коктейли, тарелки, вилки и ножи замелькали в воздухе, словно кто-то жонглировал всем, чем ни попадя.

Официанты куда-то испарились. Бармен подглядывал за действом из двери какой-то подсобки в углу зала. Арина схватила очередную бутылку вина, откупорила выстрелом тока и отпила почти половину. Ее партнер притормозил - теперь девушка повисла на нем окончательно. У мужчины наконец-то появился шанс вести в танце, но для этого ему приходилось тащить партнершу на себе. Но маг сдюжил. Пара описала несколько кругов возле бара. Правда, Арина откровенно подволакивала ноги. Наконец, блондин решил, что дальше так не пойдет и… подхватил партнершу на руки. Со всех сторон посыпались аплодисменты. Руслана захлопала, повиснув на шесте головой вниз, попутно сбивая с барной стойки последние вазочки с орешками и крекерами. Арину с кавалером осыпало ими, как молодоженов рисом. Можно сказать - благословение пара получила в полной мере. Тем временем, их путь пересекся с траекторией Анны. Должна сказать - «поход в народ» в виде бешеных плясок между столиков, сказался на попаданке неожиданным образом.

Из русой косы богини, словно шипы из хвоста стегозавра торчали вилки и чайные ложки. В роскошном декольте застряли несколько пестрых трубочек и зазывно подергивались от прыжков Анны. В одной руке попаданки невесть откуда появилась шляпа, чем-то похожая на мушкетерскую. В другой она сжимала драную жилетку, явно мужскую и явно большого размера.

Но самым приметным аксессуаром Анны стали две алые коктейльные трубочки, что застряли в волосах в точности в том месте, где у чертей располагаются рожки.

Некоторые гости отеля оживились. Указывали на них руками и что-то глубокомысленно сообщали ошарашенным соседям по столикам. Наверное, вспоминали земные мифы про демониц и начинали опасаться, что случившимся веселье не ограничится.

Зардис с Валькантом отважно протиснулись в наш круг, пытаясь пригласить на танец. Видимо, поняли, что иначе они нашего внимания еще часа три не дождутся. Но сейчас нас со Светой больше занимали циркачи возле бара.

- Я же вам говорил! Кто будет танцевать, когда тут настоящее маски-шоу! - из другого конца зала крикнул Фалькон.

Не знаю как на счет маски-шоу, но представление превзошло все ожидания.

Арина со своим рыцарем кружились в одну сторону, Анна, размахивая трофеями, - в другую. Блондин умудрялся всякий раз пригибаться, пропуская над головой вначале руки Анны, а затем - и ноги Русланы, которая все еще выделывала фортели на шесте… Я прямо зауважала здешних магов. Вот это я понимаю - настоящее волшебство. Остальные замерли, в ожидании развязки. Что-то подсказывало - пути этих четверых вскоре пересекутся. Даже Галя перестала напевать:

«От смеха плачь, танцуй, танцуй

Беги от нас пока не поздно-о-о»

Валерия замерла и опустила ногу.

Разговоры смолкли, хлопки и междометия у публики закончились. И только громкая, разудалая мелодия продолжала подбадривать «циркачей возле бара», толкая их на новые подвиги.

Бармен посильнее высунулся из подсобки, чтобы ничего не упустить из виду. Сверху и снизу над его головой повисли головы любопытных официанток.

Руслана закрутилась в полушпагате, Анна принялась вращать шляпу на пальце и совершенно отвлеклась от окружения. Кавалер русалки слегка подустал и очень вовремя споткнулся. Падая, он опрокинул Анну, но Арину не выронил. Руслана зазевалась и сорвалась с шеста, улетев прямо на дверь подсобки.

В зале образовались две кучки тел.

Анна нервно дергалась под блондином, на котором красовалась трофейная шляпа, надетая почему-то на пятую точку. Полусонная русалка уже не шевелились, лишь время от времени приоткрывала один глаз, закрывала снова и начинала посапывать. Бармен, официантки и Руслана рухнули внутрь подсобки. Послышался звон, грохот и несколько истошных криков. Музыка смолкла, словно подчеркивала драматизм момента.

Благодарная публика стихла за столиками, поспешно доедая то, что осталось после «набега» Анны. Мало ли кто еще захочет «сбацать русскую трясовую» вне танцпола? С наших девушек станется!

Крупный, черноволосый вельможа из дальнего угла зала рывком оторвал от рубашки карман, что болтался «на соплях» - на двух нитках. Грустно проводил взглядом кожаную жилетку - теперь она болталась на крыше барной стойки, как боевое знамя, изрядно потрепанное противником. Мазнул взглядом по шляпе, которая слетела с белокурого мага и медленно ехала по полу. Залпом осушил три бокала вина - соседи не возражали, понимали, что после встречи с Анной товарищу требуется достойная разрядка. Схватил со стола бутылку и принялся пить из горлышка.

Из подсобки гордо вышла Руслана - слегка контуженная, но не побежденная. На голове ее неспешно вращался дуршлак, в каждой руке торчало по ложке. Всем своим видом спортсменка напоминала рыцаря, что второпях и после пьянки нацепил вместо доспехов все, что под руку подвернулось.

Следом вывалился бармен, с кастрюлями на ногах и на голове. Официантки с прихватками на ушах и вытаращенными глазами засеменили куда-то в сторону. Казалось, на них надеты чудные этнические украшения, с подпалинами по краям.

Галя внезапно опомнилась и напела:

«Я была навеселе и летала на шесте

Ух, сама не верю я как влетела в двери-то!

Повернула я домой, официант идет за мной

На руках кастрюли, справа две девули…»

И провозгласила, указывая рукой на Руслану с Анной:

- Русский ансамбль тресни и брякни! Кто не спрятался, мы не виноваты.

Гости перестали есть, пить и только судорожно моргали. Кажется, приняли угрозу всерьез. Не мудрено! После всего случившегося, и я бы слегка забеспокоилась.

Тишина разряжалась возней возле бара. Анна выбиралась из-под сладкой парочки. Блондинистый маг усиленно пытался подняться, не выронив спящую Арину.

Внезапно громыхнула новая мелодия - игривая и быстрая. Попаданки отвлеклись от зрелища и принялись дрыгаться в танце. Зардис подхватил меня под руку и закружил. Рядом пронеслись Света с Валькантом. Пара минут - и блондин с русалкой присоединились к нашей компании. Правда, ненадолго. Парень дотанцевал до лестницы и понес Арину наверх. Думаю, отсыпаться. Девушка мирно сопела, трогательно обвив шею партнера руками. Богини провожали ее грустными взглядами.

«Еще одна, кажется, нашла свое счастье», - телепатировала всем Елена. Невесть откуда появился Фалькон, что-то шепнул забракованной на ухо и та мысленно поделилась.

«Между прочим, это местный принц. Правда, шестой в семье. Не наследник».

«Но мужик! - отвесила Света любимый комплимент. - И сильный какой! Ладно Арину дотащить… Но выбраться из-под Анны… Такое не всякий вампир осилит…»

Валькант словно почувствовал, повернул ее голову за подбородок, заставив посмотреть себе в глаза. Танцы продолжались, а происшествия закончились. Только буйные пляски заезжих богинь по-прежнему будоражили воображение публики. Впрочем, вскоре и местные дамы присоединились к светопредставлению. Мужчинам оставалось только смириться. Когда в дело вступает женская солидарность, разумность, интеллигентность и прочие атрибуты зрелой личности отступают на безопасное расстояние. На время. Пока широкая женская душа не насладится безудержным весельем.

«Наши развлечения намного заразней, чем ветрянка!» - сообщила попаданкам Света.

«Только не всегда проходят через шесть дней. Да и шрамы от них порой гораздо заметней», - скептически добавила Елена, но танцевать не перестала.

Вскоре возникло ощущение, что мы больше не в ресторане - на Лысой горе, в самом разгаре Шабаша.

Как в руках попаданок оказались метлы, а в центре круга - бочки, подозрительно похожие на ступы, не понял никто. Но антураж получился говорящий. Восторженное женское визжание, и разухабистое анино «у-ух» заглушили музыку враз. «Мужское население» ресторана старательно жалось к стенам. Но бросать своих дам не собиралось. Я даже зауважала местных кавалеров.

Молодцы! Так держать! Несколько случайных тычков в разные места от разудалых танцорок, парочка ударов в челюсть и в глаз не остудили пыл ухажеров. Они продолжали терпеливо ждать, пока женщины навеселятся и вернутся к своим прямым обязанностям. Любить и ублажать своих мужчин. Думаю, после всего увиденного, услышанного и пережитого, они заслужили это вполне.

Возможно, даже в тройном размере.

- Хочу показать вам, как надо танцевать! - провозгласила слегка пьяная от веселья Елена и грациозно закинула ногу на плечо Фалькона. Шут не растерялся. Подхватил забракованную на руки и унес прочь из ресторана.

- Дотанцевалась, - резюмировала Света и удалилась вместе с Валькантом.

Зардис посмотрел так, что я поняла - пляски с заводными богинями отменяются. Пора утешать своего мужчину. Я помахала девушкам рукой и покинула ресторан под ручку с принцем.

Позже, в счете от отеля значилось:

Выпитого вина - двадцать бутылок. (Шестнадцать потом оплатил белокурый принц Арины).

Разбитых бутылок - триста штук.

Сломанных столиков - двадцать штук.

Сломанных стульев - пятьдесят штук.

Выдранных шестов - четыре штуки.

Ободранных метел - двадцать штук. (Ага! Не только попаданки летали на метлах в этот чудесный летний вечер. Но и пять отважных местных дам).

Уволившихся официантов - четверо.

Травмированных гостей - тридцать два.

Официантов без сознания после удара посудой по голове - девять.

Моральный и физический ущерб заведению округлялся до большой цифры. Зардис не возражал. После пары страстных часов со мной, он целый вечер соглашался на все. Даже на мою отлучку к Свете с Еленой. Мы договорились «посидеть на веранде». Очень хотелось обсудить ресторанные пляски, страстные ласки и остальные фееричные события последних часов. Мы наконец-то заполучили женихов. Переживания перевели в движение и успокоились на счет претензий Ларриса.

Теперь оставалось найти регента, отбить его у похитителей, отбить похитителям их загребущие магические ручонки и вернуться в Вейливер. Ну а там… Там и свадьбы можно отгрохать.

Единственное, о чем мы думали и тревожились - кто же теперь взойдет на трон. Складывалось впечатление, что Дралько задумал нечто интересное. Он вообще любил плести интриги. Одно вино на ужин перед тренировкой чего стоило! Экс-король ничего не сказал по поводу нового конкурса. Да и богинь таскать с Земли каждый месяц не стоило. В конце концов, наше правительство заметило бы пропажи. Примерно на пятой-шестой сотне. Когда число мужчин в стране перевесило бы количество женщин. И работать, рожать, вести хозяйство стало бы решительно некому. Не говоря уже о том, чтобы достать любимому ложку и вилку из кухонного шкафа. Какой же русский мужик способен на такой подвиг? Редкий, уникальный индивид, чья жена ни за какие коврижки не отправилась бы с Фальконом в другое измерение. Российские женщины от добра добра не ищут.

ГЛАВА 11

Женская болтовня, «посиделки в халате», «пижамная вечеринка», даже не знаю, как лучше назвать наш вечер с Еленой и Светой. Чем мы только ни занимались! Плясали под диско - забракованная управлялась с музыкальными заклятьями лучше, чем с колонками. Обсуждали мужчин, секс и планы на будущее. Если Зардис, Фалькон и Валькант беспрерывно икали - так это наша заслуга. Мы вспоминали их ежеминутно. И с каждым разом откровения становились все интимней.

Началось все, как обычно. С традиционных рассказов о том - кто сколько получил оргазмов и кто сколько «может» в постели. Но потом… потом… Наверное, только женщина способна так разобрать мужчину по косточкам, я бы даже сказала по органам. Торговцы чужими органами рядом не стояли.

Размеры, «наполнение», объем и работоспособность мы определяли на глаз. А потом смачно обсуждали между собой, даже не краснея. Куда там аскетичной мужской похвальбе! Затрапезным: как долго, как страстно, сколько царапин у него на спине и какого размера бюст у возлюбленной! Дилетанты!

У нас посчитан каждый сосуд, в деталях описана форма, температура, движения!

Высшего пилотажа женских задушевных бесед мы достигли ближе к ночи. За окнами сгустилась синяя мгла. Белесые цветки звезд на фиолетовом лугу неба напоминали о том, что мы уже давно не на Земле. Да и бог с ней, с родиной. Россию лучше любить издалека. Ностальгически, без глубокого погружения… Иначе захлебнешься эмоциями, задохнешься от восторга, гнева и возмущения. Не дай бог еще научишься новым фразам, которые даже Руслана не успела вызубрить… Какие мы после этого вейливерские аристократки-богини?

Луна выглядела странновато. Оранжево-желтая, с белым ободком, по форме скорее эллипс, чем шар. Зато полная, с явным намеком, что наш маленький Шабаш случился в самый удобный для этого час. И вот только я так подумала, как мимо веранды просвистело тело, а затем второе и третье.

Окажись мы на Земле, в моей любимой хрущевке, подумала бы - к соседке сверху опять пришли любовники. Но в очередной раз перепутали даты и напоролись на мужа. Варвара - девушка без комплексов с пятого этажа вела не то чтобы распущенный - распутный образ жизни. Стояла на распутье вот уже несколько лет. Решала - разводиться с мужем и уходить к любовникам-близнецам, со всеми вытекающими последствиями или остаться порядочной женщиной с мужем-рогоносцем. Именно последствия соседку и смущали. Дворовый интернет - подъездные бабули и домохозяйки средних лет - и без того перемыли Варваре все косточки так, как ни одна повариха не моет коровьи мослы. Единственное, что спасало репутацию соседки, подмоченную сильнее, чем мы после ларисиного душа - так это поддержание огня в супружеском очаге. Не знал о любовниках Варвары ничего, кроме их ласковых прозвищ «страстный пончик» и «горячая каракатица» только счастливый супруг. Прозвища он выяснил случайно - жена слишком громко ругалась в постели. Но Варварва в два счета убедила дражайшего спутника жизни, что страстный пончик - это новое название кулинарного блюда. Выпечки с чесноком, красным перцем, медом и соленой рыбой. А горячая каракатица - название вымершего вместе с динозаврами вида моллюсков, недавно обнаруженного археологами. Хорошо, что Варвару с супругом разделяла глубокая, непреодолимая интеллектуальная пропасть. Жена работала в Академии наук, секретарем одного из главных ученых города. Муж - там же, но электриком.

На старте их бурного романа все ему предрекали полный крах. Но эти двое поддались страсти, которая, как известно, не знает границ. И даже Марианская впадина между образованием и культурным уровнем новорожденной пары не смущала счастливых влюбленных. Парень не понимал больше половины рассказов девушки о работе. Но счастливо пропускал их мимо ушей, потому что интересовало его в тот момент совершенно другое. Нет, не только шикарная грудь Варвары, не только ее аппетитная попка. Богатый внутренний мир, который влюбленный без устали познавал в просторной спальне девушки.

Их скороспелый брак удивил многих. Но уже не обескуражил. Было ясно - Варвара настолько устала от унылых, непомерно скромных ухажеров-ученых, что брутальный электрик, который на все имел один ответ «Екарны бабай» поразил девушку в самое сердце. Но вот потом… Потом… Постельные утехи приелись, а Марианская впадина превратилась в черную дыру, куда уходили все попытки Варвары «окультурить и образовать» любимого. Ее супруга устраивало все: работа, зарплата, значительно ниже академической и даже полное незнание многих наук. В конце концов, главные науки в своей жизни мужчина выучил назубок. Он отлично разбираться в токе любви и неплохо обеспечивал бесперебойный ток в Академии. А что он клал на все остальное, мне уточнять не хочется.

В итоге, соседка завела двух любовников-интеллектуалов. Мускулами они не бряцали, поэтому и вылезали из окна при малейшем появлении мужа.

На такие размышления натолкнули меня летящие вниз мужчины - один за другим, словно падали в догонялки. Ностальгия по старой жизни мгновенно отпустила. Я присоединилась к приятельницам, пытаясь разглядеть ночных летунов.

- Мужчины что-то низко летают, к дождю, наверное, - задумчиво протянула Елена.

- К электричеству! - объяснила сверху Арина.

Перегнулась через подоконник и ласково позвала:

- Тами-иль, прости, пожалуйста. Вернись. Я больше не буду. Я просто спросонья.

Снизу, кряхтя, поднялся с земли «шестой принц», что отважно донес русалку до ее комнаты.

- Ничего-ничего, - утешил Арину Тамиль. - Я все равно собирался прогуляться, пока ты приведешь себя в порядок. А слуг… Слуг я тоже хотел на время вывести. Чтобы не смущать тебя посторонним присутствием.

Он кивнул в сторону ошарашенных лакеев - парни с трудом поднимались на ноги, пошатывались и отряхивали одежду.

Один инстинктивно отшатнулся и сбил с ног Руслану. Что она делала ночью, под нашими окнами, не понял никто. Как и половины всего, что высказала неловкому лакею спортсменка. Парень шарахнулся опять - и напоролся спиной на крупного мужчину, с копной курчавых черных волос. Незнакомец молча поднял лакея, переставил, как пластиковый манекен, в один шаг приблизился к Руслане и почти промурлыкал:

- Вы так прекрасны, когда молчите. И так загадочны, когда разговариваете. Позвольте представиться. Аррен Сталларт.

Руслана даже икнула от удивления. Кажется, за всю долгую жизнь спортсменки ни один мужчина, даже подзаборный пьянчуга, не восторгался ее лексиконом. Руслана всплеснула руками, приоткрыла рот и… закрыла. Сталларт поклонился - чин по чину, предложил девушке руку и добавил:

- В вашем загадочном молчании мне чудится аромат ночных цветов, свет далеких звезд и звон хрустальных ручейков. Кажется, время замедлило ход, чтобы продлить эту сказочную тишь.

Руслана сглотнула и даже не выругалась.

И вот так, легко, без наказаний, издевок и еды, спортсменку избавили от привычки ругаться. Руслана удалилась с арреном в темноту ночного города, а Света многозначительно хмыкнула.

- А я всегда говорила - к любой женщине нужен подход. Как к лошади. Подошел сзади - получите копытом в лоб. Подошел спереди, принес сахарку - и вот тебе покладистая, роскошная кобылка, - рассудила Света.

- Главное, чтобы не осталась тут, как послушная козочка, - добавила Елена. - Фалькон говорил, нам вся ударная сила пригодится.

- А еще лучше, если она, наоборот, возьмет кавалера с собой. И вейливерцы наконец-то вздохнут спокойно. От высказываний Русланы у многих уже нервный тик начинался. И нашим мужчинам перестанут притыкать за то, что подарили миру это чудо. И магия Русланы останется при нас. Что думаете? - спросила я.

Приятельницы уставились так, словно впервые увидели. Еще бы! Светлые мысли после ночных посиделок и бешеных плясок редко посещают буйную русскую голову.

Тем временем, Тамиль устремился обратно в отель. Что-то пробормотали слуги - наверное, радовались новой встрече с Ариной, негромко хлопнула входная дверь и все стихло.

Только огромный черный жук продолжал биться в желтоватый шар фонаря, со стуком тараня плотное стекло.

Мы со Светой собрались «по домам», когда случилось очередное происшествие. Точнее, видение. Елена проводила нас до двери, я открыла ее и… увидела Ларриса. Регент о чем-то беседовал с девушкой - той самой, с носом набекрень и выглядел почти восторженно. Высокомерие, снисходительность, важность Ларриса исчезли как не бывало. Он общался с незнакомкой ласково, задушевно и смотрел на нее как на самую прекрасную женщину в мире. Я тряхнула головой. Та-ак! Вина мы вроде бы сегодня не пили. Только чай с травами. Неужели то были особенные травки? С необычным эффектом? Тогда почему Зардис не предупредил? Или это опять проделки неугомонного Дралько?

Сидит себе во дворце, смотрит как мы развлекаемся… Ну а что? На Земле есть Камеди-Клаб, Смехопанорама, опять же - старые-добрые ситкомы. А в Вейливере появились мы! И сразу заменили все смешные шоу, комедии и выступления юмористов.

Я чуть отшатнулась, едва не сбив Свету с ног. Ларрис даже не обернулся. Взял незнакомку за руку, они встали и отправились к озеру. Регент начал раздеваться, а девушка залюбовалась. Ларрис не подкачал. Сбросил рубашку, брюки и оказался в чем-то вроде черных шорт. Развернулся к спутнице и жестом предложил снимать платье. Незнакомка немного замялась, задумалась, растерялась. Даже кончик ее кривого носа окрасил яркий румянец.

Ларрис подошел, взял лицо спутницы ладонями и сказал что-то ласковое. Глаза его при этом сияли, губы тронула слабая улыбка, пальцы вздрагивали от волнения. Девушка уронила взгляд, потупилась, ответила. Ларрис добавил что-то еще, и незнакомка решительно кивнула.

Остальной нудизм мне смотреть не пришлось. Видение растворилось, как утренняя дымка, обнажив коридор отеля и ближайшие двери.

Я ощутила, что кто-то трясет за плечо. Сильно, и не особенно церемонясь. Так, как могут лишь русские. Только мы в страстном порыве привести кого-то в чувство после травмы способны нанести бедолаге новые увечья. Чтобы сразу осознал! Не очнется - будет намно-ого хуже!

- Нарра! Наташа! Наташка! - окликала Света в самое ухо. Я немного оглохла, прикрыла ухо ладонью и огляделась. Елена смотрела так, словно встретилась с привидением. Света протрезвела окончательно, округлила глаза и приоткрыла рот от удивления.

- Что случилось? - нерешительно уточнила я.

- Пфф! - всплеснула руками Света. - Ты дошла до порога и остолбенела. Уставилась в одну точку и ни на что не реагировала. Елена предлагала позвать Ларису. Вдарить в тебя водяной струей. Я почти согласилась. Но ты уже отмерла. Что стряслось-то?

Я обвела взглядом коридор. Никакого Ларриса, девушки, озера. Обычный отель из розоватого камня, с серыми прожилками. Коридор, что уходит вдаль и сворачивает вправо. Лестница чуть поодаль. Высокие, тяжелые двери. Ничего нового.

- Так ты в порядке? - переспросила Елена.

- В полном! - ответили за моей спиной.

Низкий голос с ехидными нотками, счастливая улыбка Елены, многозначительная ухмылка Светы - я сразу поняла, кто к нам пожаловал. Мы со Светой отступили в коридор, освобождая дверной проем. Фалькон прищурился и заглянул мне в глаза. Впервые я видела его таким серьезным. Шут менялся ежеминутно. Но сейчас, на долю секунды вновь остался без маски. Бросились в глаза «королевские» черты вейливера - волевой подбородок, умный лоб и выражение лица - один в один как у Дралько, когда тот обдумывал происшествие на балу.

- Ты видела Ларриса? Ведь так? - слету ошарашил Фалькон. Я смогла только кивнуть. Шут слегка отклонился, прошелся по коридору, сложив руки за спиной, приблизился и поведал:

- Так-с! Как вы поняли - уроки магии перенесены на завтра. В связи с неопредолимыми попаданскими обстоятельствами, как выражаются на Земле. Сложно преодолеть тягу русских женщин к бесшабашному веселью. Завтра мы прибудем в дикую глушь, где единственное здание - небольшая харчевня. Там огромный простор для разрушений… то есть для тренировок, - Фалькон опять изображал Вальканта. - Так вот… - резко стал он самим собой. - С Наррой я буду заниматься отдельно. Кажется, у нее открылся новый дар. И я собираюсь уточнить - какой. Как подумалось или еще лучше.

- Ккакой дар? - промямлила я в полной растерянности.

Елена со Светой уставились на Фалькона.

- Вначале я должен все проверить, - уклончиво ответил шут. - Но если это то, о чем думаю, нам крупно повезло. Или не повезло. Но это уже Зардису. Мне-то…

Он покрутил рукой в воздухе, будто рисовал миниатюрный смерч.

- В общем, я лично тебя потренирую. Вместе с моей Элейной, - закончил Фалькон голосом Альдора. Грустным, озабоченным, с нотками безумной усталости и глухой безнадежности.

- Погоди-ка! - одернула Елена возлюбленного - шут уже почти прошмыгнул в комнату. - А почему это мы такие сильные? Ты же сам вначале говорил --магия у попаданок средненькая. Проявляется благодаря переходу сквозь границу миров. Он меняет нашу ауру, ДНК, дарит магию и новые способности. Но обычно все на среднем уровне. Что-то здесь не так. А если еще и у Нарры особенный дар. Какой-то там с видениями или чем-то похуже. Говори! - Елена прикрикнула так, что шут картинно подскочил на месте, вытянулся по струнке и сложил руки по швам. Криво усмехнулся, снисходительно улыбнулся возлюбленной - мол, ты только думаешь, что вертишь мной как хочешь. На самом деле, всем здесь руковожу я. Елена насупилась, притопнула ножкой, как капризная принцесса и Фалькон сжалился.

- Ну в общем промашка вышла, - пожал он плечами и скорчил гримасу кота, что сидит перед пустой тарелкой и делает вид, будто в глаза не видел хозяйскую рыбу. - Я случайно протащил вас через сочленение граней. Фактически сквозь перекрестье миров. И вот результат. Хотел побыстрее доставить на место, прямо во дворец…

Елена грозно подбоченилась, вперила в шута взгляд василиска и сурово нахмурилась. Фалькон крутанулся на пятках и спародировал ее позу, а затем сгорбился и поднял руки вверх. Мы со Светой поняли, что от этих двоих теперь толку мало. Вначале пойдут ролевые игры, затем постельные утехи, потом милование-целование. Ни на то, ни на другое мы любоваться не планировали. Поэтому дружно захлопнули дверь и отправились по своим номерам. К любимым мужчинам.

Неподалеку от нужного места, Света притормозила, заглянула в глаза и совершенно трезво спросила:

- Как, думаешь, стоит ли им рассказывать?

Я решительно помотала головой.

- И я так считаю! - отозвалась приятельница. - Побережем слабые мужские нервы. Все-таки они у нас слабый пол. Хотя твердо уверены в обратном. Потрясем любимых завтра, на тренировке.

- Особенно я. Уж удивлю так удивлю, - вздохнула я и юркнула в номер.

В полутемной комнате царила глубокая тишина. Только насекомые за приоткрытым окном стройным хором тараторили: «Цы-цы…цы-цы».

Я приостановилась у дверей, чтобы глаза привыкли к скудному освещению. Выхватила взглядом большой гардероб, спартанского вида, без излишеств, оценила масштабы крепкой кровати. Уже не на личном опыте - глазомером. Отметила лакированный стол на четыре персоны и мелкими шажками двинулась к постели.

Казалось, Зардис крепко уснул. Его лицо, щедро освещенное луной и фонарями, выглядело спокойным и безмятежным. Только уголки губ чуть вздрагивали вверх. Не чуя подвоха, я сменила одежду на пижаму, забралась под одеяло и… очутилась под тяжестью мощного мужского тела.

- Забыла про меня рядом с подружками? - криво усмехнулся принц, прижимаясь так, что я поняла - он не спал, ждал меня. Очень даже ждал и готовился. Иначе как объяснить то, что уперлось в живот, причем, безо всяких препятствий. Одежды на Зардисе явно не было, даже тонкой пижамы.

- Да что ты! Я весь вечер только о тебе и думала! Торопила время до нашей встречи! - выдохнула я. Слегка приврала, по методу Елены - кнута и пряника. Но сейчас, в эту секунду, я и правда забыла обо всем, кроме своего принца. Зардис коснулся рта горячими губами, а затем поцеловал - напористо, страстно. Выдохнул в губы горячий воздух со вкусом апельсина. Ммм… Приятно, томно… возбуждающе.

Я приподняла бедра, подвигала, массируя свидетельство желания Зардиса. Принц задрожал, бугор возле моего живота запульсировал, требуя своего. Я ощутила, как между ног стягивается спазм, расслабляется и вновь сжимается. Жадные руки Зардиса стянули штаны, пижамную рубашку и… мы соединились. Так быстро и неожиданно, что я только ахнула.

- А чего ты ожидала, моя госпожа, - сипло выдохнул принц. - Я хотел тебя полгода. Сдерживался несколько дней. Томился целый вечер…

Он замолчал, возобновил поцелуй, и я попылала на волнах наслаждения. Толчок, предельное соединение тел и новое, секундное расставание, чтобы устремиться друг другу опять… Бешеный стук сердца и другой, точно в унисон, только ещё быстрее. Рваное дыхание Зардиса во рту, а потом на коже, вместе с ласковыми касаниями губ. Жар, что охватывает тело, гонит куда-то на всех парах и… отпускает, позволяя нежиться в блаженной расслабленности.

Все было как в романе, как в романтическом фильме, когда женщина после секса лежит и улыбается, пока мужчина гладит ее волосы. Все это случилось со мной, наяву, а не в мечтах. Зардис несколько минут изучал в лицо, словно искал на нем ответы и, не дождавшись, все же спросил:

- Тебе со мной нравится? Хорошо?

Я улыбнулась. Изумрудные глаза принца сияли нетерпением. Впервые мужчина так беспокоился о моем удовольствии. Не о том, чтобы побыстрее сбросить напряжение и заснуть, громко всхрапывая под боком. О том, чтобы его женщина, его любовница получила оргазм. Слова липли к языку, но сходить не спешили. Я не могла выразить - насколько хорошо рядом с Зардисом, насколько потрясающе. И все эти нелепые, несбыточные девичьи грезы о настоящем мужчине, рыцаре на белом коне, внезапно оказались не такими уж глупыми, и совсем даже не безрассудными.

Наверное, его стоило ждать полжизни. Возможно, ради него одного стоило эмигрировать в новый мир, испытать ремонт, апгрейд и тюнинг. Зардис начал хмуриться, дергаться в кровати, словно собирался на очередной олимпийский забег для успокоения нервов.

Но я не позволила. Взяла лицо принца ладонями и поцеловала. Он облегченно выдохнул, откинулся на подушку и произнес:

- Нарра. Я люблю тебя.

Коротко, без высокопарных откровений, красивостей и прочих ненужных словоблудий. Я хотела ответить, но не смогла. В голове метались слова, на языке вертелись признания, но я будто онемела. Зардис вздохнул еще раз, погладил по волосам с непередаваемой нежностью и добавил:

- Спи. Надеюсь, что наша свадьбе дело решенное. Сложно после такого… всего, что между нами случилось, вдруг рухнуть с небес на землю.

Я повернула голову к принцу. Его хмурое, бледное лицо выражало эмоции лучше тысячи слов.

- Я твоя, - сказала очень просто, без прелюдий и расшаркиваний. - И ничего не изменится. Бери и владей.

Он кивнул, собирался что-то добавить, но просто коснулся губами щеки. Замолчал и наблюдал, как я медленно отхожу ко сну. Даже в полудреме я еще чувствовала взгляд Зардиса. Встревоженный, но ласковый, взволнованный, но нежный. И ликовала от мысли, что этот мужчина так боится меня потерять. Не успокоился после нашего соединения, не угомонился с моим согласием. Продолжает каждый день, каждую минуту доказывать, что я не ошиблась в выборе. Это ли не женское счастье?

Впрочем… От счастья меня отделяет ещё один последний рывок. Спасение Ларриса, который вновь встает между нами с Зардисом. Даже отказавшись от меня, регент мешает нашему счастью. Бывают же такие люди или нелюди. Они словно созданы в качестве препятствий, проверки окружающих на прочность… Куда бы ни занесло их в бурном океане жизни, продолжают напоминать о себе, заставлять что-то делать, оставить привычную обстановку и отправиться в путешествие…

Я знала точно - Ларрис в беде. Видения правдивы, девушка искренна, но регента нужно срочно спасать. Иначе случится непоправимое.

Внезапно перед глазами промелькнула ослепительная вспышка. Будто кто-то подбросил в воздух факел. Жар охватил тело, стало странно и томно…

Я увидела Ларриса и… его носатую незнакомку. Они страстно целовались, обнимались, ласкали друг друга на берегу зеленого озера. Место не выглядело слишком романтичным. Мутноватая вода, перетянутая грязными лоскутами тины - кажется, я даже ощущала ее болотный душок. Илистый налет на прибрежных камнях, даже на вид склизкий и гадкий. Свинцовое, сероватое небо, с клочьями облаков, будто подранных свирепой кошкой. На лысых кочках посреди озера выстроились лягушки и тритоны. И вид у зверушек был тот еще. Подернутые болезненной мутью глаза, впалые животы, язвы на теле. Жалость стянула горло тугой петлей, сердце тревожно екнуло.

Где-то в небе громыхнуло - протяжно и гулко. Молния рассекла грязные тучи оранжевой загагулиной. Влюбленные оглянулись, поднялись с берега и двинулись прочь. Я попыталась сфокусироваться на их спинах, но Ларрис и незнакомка исчезли из виду. Перед глазами разлилась блаженная темнота, и я погрузилась в глубокий сон…

ГЛАВА 12

Пучки солнечных лучей между створками деревянных ставен, грубоватая простынь, жесткий матрас, по заверениям земных медиков жутко полезный для осанки… Высокий белый потолок, без единого признака фресок - плоский, почти как на Земле. Где я? Я перекатилась на бок и обнаружила, что в постели одна. Хм… А где же Зардис?

Перед мысленным взором прокрутился вчерашний вечер. Ага… Очумелые русские пляски, град из нерусских мужчин под окнами, нескромные женские откровения и еще более нескромные часы с принцем. Его неловкое признание, мое смущенное молчание и… видение с Ларрисом. Вот умеет же регент все испортить! Даже уснуть не дал в хорошем настроении.

- Нарра? - Зардис появился так внезапно, что я порадовалась лежачему положению. Тут можно и сесть ненароком. На пол, если не повезет. Вот умеет же ошарашить неожиданным появлением. Принц медленно подошел к постели. Полностью одетый и аккуратно причесанный. Его длинные русые волосы сплетались в тугой колосок, свободная светлая футболка под солнечными лучами немного просвечивала. Я видела рельеф грудных мышц и кубики пресса - безупречные, как после фотошопа. Черные брюки дополняли картину. Принц осторожно устроился на краю кровати и нерешительно протянул руку. Коснулся волос, щеки и вдруг произнес:

- Здорово проснуться рядом с тобой. Никогда не думал, что это настолько приятно. Открыть утром глаза и увидеть дорогую женщину…

Я сглотнула и снова не смогла подобрать слов. Вот незадача! Журналистка с восьмилетним стажем работы, способная ответить даже родному редактору на очередной риторический вопрос: «Почему не сдана статья про поездку, которая запланирована на завтра?»… Угораздило же меня так влюбиться. Да, именно влюбиться. Я смотрела на Зардиса и таяла под его изумрудным взглядом. Любовалась своим мужчиной - таким мужественным и таким чувственным. Принц помолчал, в ожидании моей реакции, убрал руку и тихо спросил:

- Ну и что опять не так?

Вот как объяснить ему, убедить, что не отвечаю я не от недовольства, нежелания, обиды? Просто не нахожу нужных слов.

- Все так, - выдавила я и светло улыбнулась.

Зардис просиял улыбкой в ответ, вскочил пружиной и энергично распахнул ставни. Метнулся на кухню и вывез оттуда столик, заставленный тарелками с едой. Я оценила бутерброды, покрытые идеально-ровными икринками, сочной красной рыбой, пирожные, с пышным кремом внутри и запахом клубники, несколько сортов прозрачного, золотистого меда и свежие булочки. Запах заставил желудок сжаться.

- Хочешь, чтобы булочками вскоре называли уже не только изделия из хлеба? - вскинула я глаза на Зардиса. Принц все понял - не зря же столько времени погружался в русскую культуру и речь. Усмехнулся, провел рукой по моим волосами и прочувствованно ответил:

- Ты всегда была самой красивой женщиной в моих глазах. На Земле тоже. Я пытался отговорить Фалькона от твоего улучшения. Кстати, Валькант также думал о своей Свете. Но наш план требовал иного. А без отбора… Мне не удалось бы переместить тебя сюда. На это способен лишь Фалькон и только с королевского разрешения. Миграции существ между мирами создают магический хаос. Несколько энергетических вспышек гарантируют небольшой аурный откат. Как круги на воде. Много таких вспышек грозит нарушением природного баланса - магического и обычного. Поэтому злоупотреблять этим нельзя ни в коем случае, - Зардис перестал тараторить, замолчал, будто решил, что слишком перегрузил меня подробностями. С минуту принц смотрел так, что у меня сердце заколотилось часто-часто, тепло окутало как лучи яркого весеннего солнца.

- Ты нравишься мне всякой, - закончил принц.

Я поняла тонкий намек. На Земле мое чудесное, стройное тело кое-где все же скромно скрывал небольшой жирок. Полной я не была никогда, но 44 размер на 46 поменять успела и ужасно переживала по этому поводу. Минуты четыре в месяц, когда отправлялась на очередной шоппинг с подругами. А потом снова забывала и забивала. В конце концов, не в худобе счастье. Я прищурилась, всматриваясь в хитроватое лицо Зардиса. Принц выглядел искренним и восхищенным настолько, что мне даже не захотелось его убить. За напоминание о лишних килограммах и прежнем несовершенстве. Я встала, захватила халат и отправилась в ванную, слегка поводя тем самым местом, откуда маги убрали излишки жира. В качестве маленькой женской мести.

Даже не оборачиваясь, лишь по рваному дыханию Зардиса, я понимала - эффект достигнут. Мужчина шумно вздохнул, но промолчал. В приподнятом настроении, я приняла душ, привела себя в порядок, заплела косу и вернулась в спальню.

Зардис наблюдал, жадно скользя взглядом по каждому изгибу моего тела, пока я, нарочито медленно искала в шкафу - что бы одеть. Естественно, халат я давно сбросила. Переодевание начато, но я ведь не солдат, чтобы завершать его в мгновение ока. Когда я наконец-то нарядилась в лиловое платье в пол, с разрезами до колен, Зардис хмыкнул и произнес:

- Повезло тебе, что я не варвар и не какой-нибудь дикарь. Иначе до завтрака пришлось бы слегка поработать.

Принц все больше мне нравился. Его ненавязчивый юмор вполне соответствовал моим пристрастиям. А разгоряченный вид, особенно ниже пояса, очень льстил женскому тщеславию. В общем, я была от Зардиса без ума. Вся и целиком. Начиная от тела, что восторженно предавалось страсти с принцем и заканчивая рассудком, который напевал, какой интеллигентный и умный мужчина находится рядом.

- Варвару пришлось бы еще побегать. Спортивная форма у меня неплохая, - обронила я игриво, устраиваясь на диване рядом с заставленным едой столиком. - А, возможно, и обездвижить. Потому что русские женщины так просто не сдаются! Только если помилуют победителя!

Зардис налил мне чаю, протянул бутерброд и сообщил:

- А еще мне нравится твоя журналистская манера переделывать расхожие фразы. Люблю ваш русский язык за его многоликость и яркость. Изучал английский, французский. Пришлось буквально ломать себя. Вначале, чтобы педантично строить фразы. Употреблять слова только по назначению. Уж если козел, баран, свинья, так это животное. Если забить, то гвоздь, а не плюнуть на все и «загорать». Не на солнце лежать - просто отдыхать и пальцем не шевелить. Если загоняться, то это совсем не связано с загоном для скота. Потом долго пытался картавить… Но это лррр… Меня доконало. И потом, если русский говорит в нос, значит, он либо переел мороженного при минус тридцати либо переел мороженого при плюс тридцати. В общем, подхватил насморк. А французы так говорят постоянно! Как будто у них хронически заложен нос. Кирпичами. Видишь? Я даже научился гротескному юмору… Ага… - принц подмигнул, пока я жевала бутерброд с красной икрой и восторженно слушала. - Так во-от. Я понял, что русский - самый интересный и живой язык. Ну а то, как вы обращаетесь с этим языком, приводит меня просто в восторг!

Я сглотнула и вдруг озадачилась вопросом, который прежде не посещал голову. Что очень странно для человека, который оттрубил в прессе столько лет. А с нашим начальником этот срок можно удваивать, как в колонии строгого режима.

- Слу-ушай! А на каком языке мы разговариваем?

Вопрос выглядел бы глупым и даже нелепым, если бы не иллюстрировал мое недоумение полностью. Я отчетливо понимала, что общаюсь с местными на их наречье. Причем, с самого момента своего попадания. Словно синдром стандартной романной попаданки все-таки прихватил меня, хотя и не сильно. Только угодила в новый мир - и на тебе, уже знаю чужие языки и колдую потихоньку.

Зардис дал мне слегка потомиться, выдержал театральную паузу и несколько секунд ужасно напоминал Фалькона. Вообще, чем больше я общалась с Дралько, принцем и шутом, тем больше замечала в них общие черты. Фамильные, я бы сказала, если бы знала, что Фалькон королевских кровей.

- После миграции в наш мир автоматически включается какой-то механизм адаптации, - пояснил Зардис. - Включается даже раньше магии. Стандартные попаданки сносно объяснялись на местном наречье. Но иногда все-таки испытывали затруднения. А вот вы… вы все не только отлично говорите и понимаете - как будто всю жизнь только на нашем языке и общались. Да еще и применяете к нему русские стандарты. Переворачиваете предложения, перестраиваете фразы. В общем, обращаетесь с нашим языком также, как и с родным. Поначалу я сам удивлялся. Но потом Фалькон сказал, что для вашей группы попаданок это норма. И я перестал переживать. Только восхищался вашими лингвистическими фокусами.

Я даже перестала жевать. Вспомнились вчерашние мутные пояснения шута. О том, что вместо одной грани между мирами, мы преодолели несколько и вот теперь пожинаем плоды. Правда, урожай пошел нам на пользу. Еще бы разобраться - что за магией наградил меня шут ненароком… Откуда эти «вести с полей» - от Ларриса и его кривоносой возлюбленной.

- Не переживай, - поймал мое настроение Зардис. - Фалькон заверил меня, что все хорошо. Даже вам на пользу.

- А еще очень на пользу нашей миссии, - вырвалось у меня. - Зря диверсанты ждали до нашего появления. Боюсь, они сильно об этом пожалеют. И вскоре заикание в их стране станет нормой общения. Возможно, даже новым наречьем.

Зардис ухмыльнулся, кивнул и подлил мне чаю.

Спустя несколько минут мы смеялись и общались как давние любовники. Еще не утомленные совместным бытом, способные предвкушать страстные ночи и романтичные дни. Мужчина и женщина, которых не разделяют реки слез, горы обид и пропасти непониманий.

Не знаю, выдержали бы наши отношения настоящей, российской семейной действительности или же нет - думать не хотелось. Традиционное для русских «если бы да кабы да во рту росли грибы…» пришлось силой прогнать из мыслей. Иначе выстраивалась логическая цепочка. Ничуть не хуже, чем у той Федоры, что страдала из-за травмы ребенка, который еще даже не родился. Сидела в подвале и рыдала белугой, воображая, как топор на стене обрушится на сына, которого нет даже в проекте.

Не-ет! Все-таки порой русская фантазия гораздо ужасней немецкого планирования.

Моя цепочка получалось не хуже. Плюс три года кредита на машину, плюс тридцать килограмм на двоих - двадцать на меня и десять на Зардиса. Минус одна обходительность, плюс один ненавязчивый налет русского хамства. И вот она - стандартная ячейка российского общества. Он - пузат, небрит и вечно спит, как сытый кот. Она - в халате, с гнездом на голове и постоянно что-то моет-отдраивает. В промежутках часами мурлыкает по телефону с подружками - рассказывает про своего «козла в быту» и «козлика» в постели. Он - хлещет с друзьями пиво, отмечая несколько часов мнимой свободы, и азартно повествует о том, как «дражайшая супруга» ходит перед ним на цыпочках.

Нет, не о таком будущем я мечтала. Впрочем…я взглянула на Зардиса. Ну какой из него программист и уж тем более пролетарий в растянутых на коленках трико или семейках с загадочным узором из пестрых клякс? Ну какая из меня теперешней домашняя пила, пылесос и кухонный комбайн в придачу?

Я - принцесса, а Зардис - мой принц. Не будь у нас прислуги - разобрались бы и сами. Вместе отдраили дворцовые покои, приготовили ужин сообща и приняли ванну, чтобы расслабиться. Совсем расслабились в постели и… вкусно поели после страстных утех. Картинка в голове мгновенно изменилась. Не-ет. Надо бросать выпивать вино за ужином, фантазировать о русской реальности и думать как Федора из народной байки.

Зардис снова ощутил настроение. Присел рядом, подлил чаю и ласково приобнял за талию. Прижал властно, но осторожно и произнес так, что внутри потеплело:

- Нарра… Реальность - это лишь материал. Главное - то, как мы ее строим. Из одного и того же кирпича можно построить барак или замок. В любой ситуации можно поддерживать друг друга, любить и заботиться или раздражаться, воевать и ссориться. Я очень хочу, чтобы тебе было хорошо… И этим все сказано.

Я выдохнула и отпустила глупые фантазии. И очень даже вовремя. В дверь громко постучались и Фалькон голосом Дралько, что повествует о делах государственной важности, прикрикнул:

- Собирайтесь, голубки. У нас незапланированная тренировка богинь, пока их божественные способности не уничтожили измерение напрочь. Надо поскорее добраться до места следующего привала. Там почти нечего разрушать, и есть где разгуляться с магическими фокусами.

Я опасливо покосилась на Зардиса.

- Он шутит! - улыбнулся принц.

И мне сразу полегчало. В самом деле? Чего это я? Вон, Зардис не боится, так слегка опасается нашей необузданной магии. Фалькон так вообще берется нас тренировать без помощи Альдора. Вернее, не бросая зеленоглазого колдуна на передовую - прямо к нам в «лапы». Елена отпустила любимого руководить обучением. Даже моими уроками. А уж она своего мужчину на растерзание не отдаст. Сама растерзает, а нам не позволит.

Я встала и направилась к двери…

ГЛАВА 13

Нас провожали как королевскую делегацию. Сталларт сопровождал Руслану на черном, как ночь атарре, Тамиль - Арину - на белоснежном. Девушки выглядели счастливыми и довольными.

Зардис беспрерывно оборачивался, проверяя, как я там после утренних фантазий. Елена летела как королева - голова гордо вскинута, руки изящно сложены на коленях, спина прямая как у балерины. Не захочешь -залюбуешься. Руслана перемигивалась со своим аристократом, строила ему глазки и не ругалась матом. Жизнь налаживалась, погода радовала, горожане ликовали, что мы покинули их тихую обитель. Пока мы садились на атарров, они наперебой делились впечатлениями о вчерашней «забойной вечеринке». Так назвала ее Елена, а Фалькон перевел удивленным аборигенам: «Это состояние русской души. Забиваешь на все, забиваешь всех, кто мешает, и забиваешь в пол каблуки по самую подошву».

Боюсь, та вечеринка войдет в историю города также, как входят набеги чужеземных дикарей-завоевателей, Цунами, что сметает дома и замки, саранча, что сжирает посевы начисто.

Впрочем, я об этом не переживала. Мы летели на магическую тренировку, чтобы окончательно оседлать способности. Фалькон верил, что в битве за свободу Ларриса мы сыграем важную роль. Елена доверяла шуту, а мы - забракованной. Потому мы расслабились и продолжали путь.

Попаданки нет-нет да и подшучивали над новыми спутниками. Мол, ближе к концу полета экспедиция вырастет вдвое - каждая девушка получит по вельможе. На деле же, богини делились мечтами. И я отлично их понимала. Руслана не ругалась даже мысленно, вся ушла в общение с Сталлартом.

А я почему-то вспомнила любимую присказку мамы: «Настоящий мужчина не тот, которого ежеминутно хочется обласкать, а тот которого хочется приласкать ежеминутно».

Арина смущенно поправляла волосы, а Тамиль восхищенно их разглядывал. Местные мужчины умели пробудить в женщинах все самое лучшее, так чтобы самое худшее они демонстрировать стеснялись.

Постепенно я отвлеклась от других попаданок и погрузилась в приятные воспоминания о Зардисе. Сладкая эйфория наполнила голову. Тревоги и грядущие ненастья словно испарились с горизонта. Я летела и мечтала…

Глупо, конечно. Но впервые за долгую жизнь я решила позволить себе истинно женские глупости. В России женщина - всегда сильный пол, а заодно слабый и частенько - кафельный. Твердый и холодный, как плитка в ванной. Некогда, нет сил и желания.

Мужчина - нечто среднее между персидским ковром и старым паласом. Издалека выглядит солидно, одним своим наличием делает «дому» хорошую репутацию. Временами неплохо ухожен - благодаря все той же женщине. Но вблизи заметны проплешины, растянутости, грязные ворсинки-патлы и полная бессмысленность в хозяйстве.

Здесь, в чужом магическом мире, женщина могла роскошествовать. Стать слабой, зависимой, положиться на мужчину целиком и полностью. Он подставлял сильное плечо, жилетку для утешений и кошелек для любых нужд. Я сама себе почти завидовала. Еще бы выручить Ларриса без потерь и наконец-то пожениться.

Единственное, что ещё немного смущало - шансы Зардиса взойти на трон. Что-то подсказывало - у Дралько как всегда уйма козырей в рукавах. Не зря он так напоминал Фалькона. Оба умели принимать внезапные, но невероятно удачные решения. Приятно удивляли и нестандартно мыслили. И все же, королевой я себя не очень-то представляла. Одно дело - соответствовать требованиям света в роли временно не забракованной богини, с неясными перспективами. И совершенно другое - нести бремя королевского венца. Елена справилась бы без малейших сомнений. Но мне снова что-то шептало на ухо - Фалькон и его женщина на трон не сядут. Ситуация вокруг короны Вейливера становилась все загадочней и непонятней.

Вот в таких размышлениях, мечтах о будущем с Зардисом и прошел мой путь до следующего привала. Фалькон сделал знак снижаться задолго до полудня. Выбор места посадки и магических упражнений оценили все. Даже Руслана оторвалась от Сталларта и почти выругалась - остановилась на полуслове от взгляда мужчины.

Харчевня выглядела как гибрид домика Бабы Яги на курьих ножках и хижины какого-нибудь лесничего. Трехэтажный бревенчатый сруб, вроде древнерусских боярских домов, со всех сторон окруженный густым хвойным лесом. Деревья подступали к самому зданию, что высилось над округой на высоченных серебристых стержнях, из непонятного материала и явно магического происхождения.

Они-то и напомнили мне курьи ножки. Крышу венчал флюгер с существом, похожим на тигга, только с тремя крыльями.

«Генномодифицированный полуволк!» - окрестила его Света.

«Ничего ты не понимаешь в местных монстриках! - возразила Лариса. - Это ребенок тигга с атарром».

«Тогда почему крыльев три?» - возразила Света.

«А это чтобы муж тигги не догадался - с кем она согрешила!» - парировала Лариса.

По телепатической связи прошлись смешки остальных попаданок. Поле для тренировок мы увидели тоже. Оно располагалось за лесом. Просторный луг, покрытый невысокой, пожухлой травкой.

«А там, похоже, уже до нас порезвились в колдовстве! - прокомментировала наблюдения Галя. - Причем не слабо так порезвились, ни в чем себе не отказывая».

«Ничего-ничего. Мы довершим начатое!» - бодро встряла Арина, наконец-то оторвавшись от своего Тамиля.

Мужчина будто услышал. Одним губами произнес: «Спасайся кто может. А кто не может - получай удовольствие!»

Арина окинула кавалера взглядом «наш человек!», и гриффоны пошли на посадку.

Чем сильнее мы приближались к харчевне, тем яснее становилось, что цивилизацией здесь и не пахло. Ассоциации снова выбросили на Родину. В Российский пансионат, спрятанный в глухой лесной чаще. Вспомнился отпуск для сильных духом и мощных физически. Остановка для машин в километре от корпусов. А вы что, отдыхать приехали? Тренироваться надо! Берете вещи и трусцой, при тридцати пяти градусах мороза, прямо в гору. Скатываетесь обратно? Ох-ох-ох. Тоже мне туристы. Любой нормальный русский турист знает, что в родные пансионаты, санатории и даже ВИП-гостиницы нельзя ездить без обычного путевого набора. Сухого пайка с консервным ножом. Вдруг «питание» ваш заезд наследует от предшественника или столовая в двух километрах от корпуса, а на улице - минус сорок? Двух масляных нагревателей, на случай, если в ближайшей деревне еще не включили отопление. Причем тут деревня и отопление знают только работники санатория. Но свято хранят свой секрет от любопытных отдыхающих. Шипованных ботинок, дабы совершать альпинистские походы: от стоянки к корпусам, от корпусов к столовой, а от столовой - на каток, где каждая смена играет… в футбол. Ну где же ещё погонять мяч, кроме как на ледовом поле? Спортзал, сауна, бассейн и прочие блага заграничного сервиса в пансионате числятся непременно. Но вот попасть в эти чудесные места удается далеко не всякому туристу. Либо запись закончилась еще в прошлом году, на тете Соне из местной столовой, либо всегда и везде закрыто. А кто вам сказал, что все это работает? В прейскуранте об этом нет ни слова. Есть же? Есть. Какие претензии?

Я так погрузилась в воспоминания, что вздрогнула, когда Олл коснулся ногами земли. Меня чуть встряхнуло и российские ассоциации выветрились из головы махом. Нам навстречу неслись десятки слуг. «Конюшня» для атарров располагалась в нескольких шагах от сруба. Ровная зеленая мостовая отделяла нас от лесной чащи. От нее сквозь плотные ряды деревьев тянулись несколько широких дорожек, явно на тренировочную площадку.

Зардис не позволил лакею помочь мне спешиться. Подскочил, подал руку, поймал и обнял. Прижал, почти как в спальне ночью, отреагировал ничуть не слабее и поцеловал легким касанием губ. Я прижалась к своему принцу и забыла обо всем на свете. В животе стало тепло и щекотно - бабочки писателей-романистов порхали там целым выводком. Негромкая птичья трель навевала приятные мысли. Ветер нашептывал что-то в ветвях. Но резкий оклик Фалькона вернул к реальности почище ушата ледяной воды:

- Дорогие девушки. Поторопимся! В плане легкий перекус, тяжелая тренировка и перелет средней тяжести. Ближе к ночи прибудем на следующую остановку. А там и до места недалеко. Так, еще дня три в пути, восемь-девять привалов - и мы на месте.

Услышав, что до конечного пункта еще лететь да лететь, попаданки слегка приуныли. Слуги увели атарров, мужчины отправились получать номера. А Фалькон зазывно махнул нам рукой. Богини послушно устремились за ним. Рядом с Фальконом гордо шагала Елена, Арина с Русланой семенили следом и увлеченно о чем-то перешептывались. Света нагнала меня в два шага, хитро подмигнула и вполголоса выдала:

- Делятся впечатлениями, наверное. Как Сталларт, как Тамиль… В жизни, в общении, в быту… В постели… - приятельница так подмигнула, что догадались, наверное, даже птицы в лесу и закончила: - Надеюсь, у Русланы хватает приличных слов.

Света как в воду смотрела. Спортсменка оживилась, начала жестикулировать и выдала такую очередь ругательств, что Арина аж отшатнулась. Руслана пожала плечами, сложила руки за спиной и что-то шепнула ошарашенной спутнице. Русалка нервно поправила волосы, но беседу не прекратила.

- Ну а что она хотела, собственно? - пожала плечами Света, кивнув в сторону Арины. - Девушка сдерживалась полдня, если не больше. Надо же накопленные фразы реализовать. А тут такая удача. Мужчина отправился в отель. Фалькона уже ничем не удивишь. Вот и расслабляется… Э-эх… Не завидую я слугам Сталларта. Столько новых слов и все без передышки. Все равно что несколько литров водки опрокинуть, не закусывая. В голову ударяет не хуже, а кофе тут не помощник. Да и протрезветь, забыв обо всем не получится. Такие фразы из памяти не выветришь…

Вблизи поле для тренировок впечатляло куда сильнее, чем издалека. Проплешины выжженной травы, непонятного происхождения пни, оскаленные драными корнями пасти оврагов.

«Мда-а-а. Резвились тут не на шутку! - поделилась Лариса. - Зато сейчас все польем, землю влагой сдобрим».

«Ну да, ну да. Наполним овраги водой, пройдемся электричеством по мокрым растениям… Устроим, так сказать, встряску местной природе. Пусть увидит, что раньше ей еще не вредили - так, по головке гладили. Апокалипсис прибыл сюда вместе с нашей делегацией», - перебила «водолейку» Арина. Это она дала Ларисе такое прозвище. А позже выяснилось, что и знак зодиака у нашей королевы потопов подходящий - водолей и водяной Дракон.

Фалькон окинул нас суровым взглядом - как старшина новобранцев. Что-то шепнул Елене. И двинулся ко мне…

… В следующие часы казалось, что Фалькон не просто бог - целый греческий пантеон, вместе с Атлантами и Титанами. Он успевал везде. Умудрялся предотвращать стихийные бедствия, сушиться и даже подшучивать над катастрофами. Уже спустя минут двадцать Арина предложила выдать шуту медаль главного «зеленого» нашего отряда. Елена зыркнула на нее с возмущением и припечатала: «Мой Фалькон и так уже позеленел от ваших выкрутасов. Еще немного - и этот цвет придется носить всем попаданкам. Ну чтобы платье было к лицу…»

Намек девушки поняли правильно. Начали колдовать осторожней, усиленно вспоминая рекомендации незабвенного Альдора. Слава богу, он остался в Вейливере. Иначе поседел бы раньше времени, даром что маг. Фалькон же справлялся играючи, в своей обычной шутовской манере.

Пояснил, что касание четырех граней междумирья сказалось на моей ауре самым неожиданным образом. Такого даже шут предположить не мог. Обладай я хотя бы в половину такой же мощной аурой, как Фалькон, уже сама таскала бы из других миров всяких там попаданцев. Наверное, брутальных мачо. Нет, я любила своего Зардиса. Но так, чтобы глаз порадовать, да и девушек утешить. Тех, кто остался без пары. Вид у них был как у журналистов после министерского конкурса. Акулы пера и мурены сетевых глубин грустно взирали на готовое пиршество. Бутерброды с прозрачной красной икрой, шашлыки с нежным мясом индейки, толстые ломтики вареного языка, что буквально таят на языке. Блюдца с черными гроздьями кишмиша, медовыми дыньками, сахарными ломтиками арбуза. Торты с медовыми коржами и взбитыми сливками и прочий кулинарный беспредел, от которого желудок заранее сворачивался в трубочку. Все это предназначалось не тем, кто расписывал - насколько же честно и непредвзято проходят у нас конкурсы. Как замечательно, что призы получают совершенно незнакомые, случайные люди. Правда, тезки родственников некоторых чиновников, а также их друзей… Бывают же такие совпадения!

Журналистам предстояло с выпученными глазами и языком на плече барабанить по клавиатуре, заверять народ в неподкупности властей и запивать сладкую ложь горьким кофе. Чиновники тем временем пировали так, как голытьбе из прессы и не снилось.

Примерно также выглядели попаданки, глядя на счастливых богинь, чью красоту, ум и остальные достоинства уже оценили вельможи нового мира. Уж я бы натаскала им красавцев и умников, заставила любить и уважать наших женщин. Русских богатырей или европейских витязей, принцев или бизнесменов, неважно. Настоящий мужчина - это сама по себе уже национальность.

Увы. Для бесшабашных перебежек между мирами мне решительно не хватало энергии. Я могла лишь видеть другие части планеты, иные измерения. Изредка перемещаться туда, но после долгих тренировок с Фальконом. Пока же, шут в два счета научил меня не использовать дар понапрасну, подглядывая за всякими там Ларрисами и их новыми пассиями. Главное, что регент жив и относительно здоров. В полное психическое здоровье Ларриса, что восхищается кривоносой девушкой, Фалькон верить отказывался.

Поле почти не пострадало. Пни взорвались благодаря направленным потокам энергии, которой учил атаковать врагов шут. Легкий дождь из опилок запомнился нам чуть меньше, чем полноценный душ с погружением, что устроила всем Лариса. Зато к концу тренировки она научилась топить на суше - делать так, чтобы человек захлебнулся, не изображая при этом пожарный брандспойт.

Молнии почти ничего не натворили. Если не считать выжженных километров леса и остатков травы, что теперь напоминала черные спиральки.

К концу учений, Фалькон обвел рукой поле и, нацепив маску Вальканта, изрек:

- Ну а что? Так даже красивей. Все такое черненькое, можно даже сказать - стильное. Каждая страна должна иметь маленькое черное поле… Или на Земле говорят иначе?

Особого отдыха в избушке на курьих ножках мы себе не позволили. И пока местные оценивали масштабы катастрофы на тренировочном поле, наш маленький отряд перекусил, покормил атарров и вновь «встал на крыло».

Ближе к ночи мы сели в новом месте привала. Большом, красивом городе, окутанном цветными лучами фонарного света, с изящными замками и статуями правителей на каждом углу. Особенно рассмотреть достопримечательности не вышло. Мы настолько вымотались, что сытный ужин подействовал как снотворное. Зардис уложил меня, ничего не требуя и не предлагая. Я заснула, мысленно благодаря принца за понимание и терпение. Судя по виду Зардиса и нашим коротким объятиям, принц получил лишь моральное удовлетворение от моих ласковых слов и нежных поцелуев. Физическое ему теперь светило не скоро.

Наш отряд ускорился. Короткие привалы годились лишь на то, чтобы перекусить и привести в порядок вестибулярный аппарат. После трехдневного полета, стоило русским богиням слезть с атарров, как их сильно поводило. Меня, естественно, тоже. Даже Елена едва держалась на ногах. Но покачивалась она грациозно, словно тонкая березка на сильном ветру…

Спустя трое суток мы сделали хороший, долгий привал. Женщины позволили себе утешить женихов и проспать до полудня.

Так распорядился Фалькон. Предупредил, что последний перелет закончится «приятной встречей лицом к лицу с диверсантами». Арина даже уточнила. И шут в свойственной Вальканту смешливой манере, широко жестикулируя невозмутимо пояснил:

- Нет, нет, дорогуша. Мы прибудем не в страну диверсантов. В самое их логово! В пасть ко львам. Схватка может начаться еще в небе. Энергии у них, видимо, немало. Насколько я понял, желаемого они пока не получили. Значит, отбиваться будут всерьез. Поэтому слушайте мои рекомендации. Полюбите друг друга как следует. Подружитесь так чтоб до гроба. Вспомните все уроки магии… И ничего не бойтесь. В крайнем случае, переброшу в другой мир. Временно, пока диверсанты бушуют.

Елене идея совсем не понравилась, даже в качестве шутки. Они с Фальконом спорили вначале перед отелем, а затем - и в номере. Впервые с момента «переезда» с Земли, мы со Светой опять слушали перебранку соседей сверху. Причем, в лучших российских традициях - через четыре этажа. Елена разошлась не на шутку. Возмущалась, требовала взять ее с собой при любом раскладе, грозилась «поджарить кое-кому кое-что, после чего это кое-что не сможет делать кое-что. Только кое-как». Но затем в номере Фалькона подозрительно стихло. Забракованная вскрикнула опять и отель накрыла звенящая тишина. Судя по мыслям Елены, Фалькон отвлек ее единственно возможным сейчас способом - роскошным сексом с прекрасным любовником.

В тот вечер я отдавалась Зардису так, как, наверное, жены викингов любили своих мужчин перед новым военным походом. Принц вовсю этим пользовался. Мы меняли позы, выпадали из реальности, исследовали тела друг друга. Я млела, взрывалась от наслаждения, томилась от нетерпения и откидывалась на подушку в блаженной расслабленности. Я принадлежала Зардису - целиком и полностью. Каждой клеткой тела воспринимала наше слияние, аурой и энергетикой. Даже наши магии словно объединились.

Спала я в тот раз тоже от души. Света не вламывалась в номер в очередном учительском рвении побыстрее начать новый день и новые экзамены. Будильник не вырывал из нежных объятий сна в грубую реальность. Соседи не долбились в стену молотками или перфораторами, в священном порыве капремонта квартиры…

Проснулась я ближе к двенадцати. Зардис приготовил завтрак и мы не спеша поели. Только вдвоем, неторопливо смакуя последние тихие минуты.

Мы говорили о чем угодно, кроме грядущей миссии. О ней и так никто не забывал. Общение выдалось немного нервным, чуточку скомканным, но очень приятным.

Когда Зардис подсадил меня на атарра, наши взгляды на секунду встретились. Принц замер, не выпуская моей руки из ладони, вдруг крепко пожал ее и потребовал:

- Нарра. Пообещай, что рисковать не станешь. Я не прошу, приказываю, как принц твоей страны и умоляю… как тот, кому ты дороже жизни…

От этих слов мне стало тепло и легко, магия потекла по венам невиданной мощью. Я улыбнулась и коротко кивнула.

- Нет. Пообещай! - голос Зардиса слегка дрогнул. Он крепко стиснул челюсти и скулы принца заострились сильнее. Сейчас он напоминал нелюдимого незнакомца, что встретился попаданкам с Земли в зале для смотрин. Того самого, чей изумрудный взгляд приковывал внимание, смущал, как малолетнюю кокетку.

- Обещаю, - послушно ответила я.

Только тогда Зардис ушел к своему атарру.

Последний перелет сильно отличался от предыдущих. Мы взяли такую высоту, что облака внизу выглядели ватными шариками. Если бы не колдовство Фалькона, уверена, разреженный воздух подействовал бы на нас не лучшим образом. Скорость атарры развили огромную. Попаданки выглядели собранными, натянутыми как струны и совсем не шутили. Правда, ближе к месту назначения, девушки позволили себе несколько ура-патриотических реплик.

Вроде: «Не переживайте. Мы их одной левой… струей Ларисы… А потом правой… молнией Русланы… Света с Наррой поджарят остатки, чтобы выглядели как питерцы на четвертый день отдыха в Египте».

Шутки обстановку не разрядили. Но боевой дух подняли до невиданных высот. Девушки готовились дать бой, мужчины собирались драться. И нам всем это очень помогло.

ГЛАВА 14

Как всегда, Фалькон не ошибся ни в чем.

Край, куда мы держали путь, бросился в глаза сразу же.

Иссохшие деревья, без единой зеленой ветки, черная земля, испещренная сетью трещин, как старушечьи веки.

Небо выглядело гораздо хуже, чем в моих видениях. Каким-то неживым - серым полотнищем, местами в грязных разводах драных лоскутов облаков. Шальной ветер раскачивал деревья почему-то в разные стороны.

Обветшалые каменные особняки словно много лет никто не чинил и не поддерживал. Хотя среди них попадались настоящие произведения искусства, увитые ажурным металлическим кружевом, увенчанные рядами стройных башенок. Парки и сады напоминали земли неподалеку от ядерного полигона. Ничего живого, замызганные металлические статуи, ободранные деревянные скамейки и полное запустенье.

Здесь грянул большой магический катаклизм. Кто-то испытывал новые заклинания - боевые или какие-то другие, и случилось непредвиденное. Магия вышла из-под контроля и уничтожила все живое. Край умирал - медленно, болезненно и неизбежно. Громадное государство оказалось на грани гибели. Разруха, голод, страшные природные бедствия обрушились на некогда благодатную державу. Только Ларрис мог спасти ее и его уникальный дар. Отдать регента для местных - все равно, что добровольно взойти на эшафот. Они готовы были терпеть придури регента, его скверный и местами склочный характер, лишь бы согласился… Предлагали заплатить Ларрису за потерю дара - она неизбежна при таком колдовстве. Но регент пока категорически отказывался. Предположения Фалькона, как обычно, оправдались.

Из вредности, от обиды или еще по какой-то причине Ларрис оставался пока непреклонен.

Откуда пришла информация - не знаю. То ли интуиция подсказала, то ли новые способности. Впрочем, долго радоваться обретенной прозорливости выглядело опасным для жизни - в нас летели шаровые молнии. Острые зигзаги обычных разрядов устремились следом. Вдалеке громыхнуло. Сильный град из ледяных осколков обрушился на несчастную землю. Забарабанил по крышам, со скрежетом царапая металлические кружева.

Встреча оказалась более чем горячей.

Сотня магов, внутри погодного купола, наподобие фальконовского, суетливо неслась нам навстречу. Их атарры выглядели больными и несчастными. Глаза с гнойными выделениями, розовые залысины на теле, черные, обломанные когти и клювы.

Колдуны в темных одеждах словно летели на похороны. Но кажется, все-таки на наши.

Вокруг появились воздушные вихри. Грифонам не удалось выровнять полет - они суматошно забили крыльями, принялись планировать, отскакивать от напасти. Но нас закрутило и расшвыряло в стороны.

Арина выругалась под стать Руслане. Спортсменка вторила, попаданки добавили по матерному слову.

Валькант подчинял себе воздушные атаки - неторопливо, скрупулезно и отточено. И нам постепенно становилось полегче. Зардис с Фальконом атаковали в ответ. Маги присоединились.

Огни, вспышки, струи энергий заметались повсюду. Богини слегка опешили. Я почти растерялась. И в нас понеслись водяные атаки. Я понимала - еще немного и мы захлебнемся на суше, погибнем самой ужасной смертью.

Маги всех защитить не смогут. Самим бы спастись, не потерять бы грифонов. Погибнут атарры - разобьются и наездники. Звери-птицы в панике забили крыльями. Защитный купол Фалькона трещал по швам, пропуская атаку за атакой. Враждебная магия наступала. Нас собирались уничтожить, стереть с лица неба навеки.

Сердце зашлось в панике, внутри похолодело. Воздух не желал проходить в грудь.

Но в голове раздался приказ Елены: «О-отставить панику. Атакуем! Каждый своей силой. Одновременно, в сторону мерзавцев. Пусть познают гнев русских женщин. Русские не сдаются! Русские сдают всем карты… Таро… Смерть с косой».

И мерзавцы познали…

Лариса создала бурный поток воды - настоящий водопад в небе, Арина с Русланой поделились электричеством, Елена пустила поверху аурный огонь. Мы со Светой разразились лучами. Остальные ударили энергией.

Вода привычно закипела, внезапно обращаясь в лаву. Наше колдовство достигло пика возможностей. Энергия объединила стихии, и на врагов обрушился бурный поток вулканической лавы. Магма забурлила, ударилась в защитный купол. Невидимое препятствие, что ещё недавно легко отражало наши атаки, внезапно дало трещину. Сквозь нее просочились несколько струек магмы. Маги запаниковали, заметались внутри. Атарры закричали на разные голоса, заплакали, как большие младенцы.

Холодок прошелся по моей спине. Стало жалко этих несчастных до боли в груди. Сердце сжалось, шею словно стянули удавкой. Я понимала, знала наверняка - они бы нас не пощадили. Но все равно продолжала сочувствовать.

«Черти. Заставляют ощутить себя виноватой!» - грустно телепатировала Лариса.

Попаданки молчали, наблюдали за происходящем и не двигались. Фалькон, Зардис и Валькант приказали нашим отступать. Широкий клин двинулся назад и выше.

А лава продолжала струиться. Ни я, ни остальные богини больше не управляли ей. Колдовство случилось, оставалось лишь ждать, когда энергия иссякнет.

Защитный купол врагов раскололся, и огненный поток обрушился на магов. Они развернулись и спасались бегством. Небо наполнили крики боли и ужаса, тишина зазвенела в телепатическом канале. Даже Руслана перестала материться.

Мы понимали - исход неизбежен. Либо мы их, либо они нас, третьего не дано. Но все равно сопереживали, грустили и жалели.

Я не смотрела на удирающих магов, вцепилась в загривок Олла и пыталась выровнять дыхание.

«Спокойствие, только спокойствие! Чего вы расквасились-то? Посмотрите вперед!» - телепатировала Елена.

«Мда… Вейливерцы не обрадуются… Но нам на душе как-то легче», - констатировала Лариса.

Руслана выдала забористую фразу и остановилась на полуслове… Вспомнила, что она приличная девушка и виновато обернулась к Сталларту. Мужчины расстроенными не выглядели. Только на лице Фалькона ясно читалось «Дралько будет разочарован».

Внизу, на щербатой брусчатке площади, прикрываясь магическим щитом от града, застыл Ларрис. Он не делала пасов руками, не стрелял пучками энергий, но все вокруг стремительно менялось. Покрывались зеленью лысые деревья, расцветали клумбы в парках, на глазах светлело небо. Будто художник вернулся с новой палитрой и наполнял пейзаж красками жизни. Запахло молодой листвой, сахарным цветочным нектаром и разломанными огурцами. Свирепые ветра стихли, зашелестели в курчавых кронах, погладили мягкие травяные ковры. Еще невысокие, но плотные, ровные и нежно-зеленые.

Где-то вдалеке заструилась по иссохшему руслу голубая лента реки. В другой стороне засияли лазурью чаши хрустальных озер.

Восторженно запели птицы, радостно закричали местные, выбегая из особняков на площадь.

Мы пошли на снижение. Вражеские маги, слегка обожженные лавой, но вполне еще целые, спешились первыми.

Мы сели на площади и никто, ни один из местных не проронил грубого слова. Откуда-то издалека послышался то ли звук охотничьего рога, то ли нечто похожее. Толпа расступилась - приветливая и какая-то светлая, не смотря на темные одежды. Навстречу нам выехали трое мужчин на тиггах. Сухощавые, но жилистые, в простых сероватых рубашках и брюках, они выделялись на фоне местных так, как лебедь на фоне пестрых уточек.

Громадные звери, похожие на серебристых волков опустили лобастые морды.

Зардис, Фалькон и Валькант встретили незнакомцев первыми. Резкие черты их смягчились и выглядели очень приятно. Мужественные, немного хищные, но определенно не отвратительные.

Тишина поплыла по площади. Даже птичий гомон в вершинах деревьев словно выключили в одно мгновение.

Но когда старший из мужчин на тиггах собирался что-то сказать, воздух разрезал восторженный женский крик. Толпа расступилась снова, образовав второй, широкий коридор. Навстречу Ларрису выбежала девушка. Незнакомка из моих видений, с большим, искривленным носом. Но живая, милая, искренняя. Она повисла на шее регента и затихла. Ларрис обнял девушку - у всех на виду. И лишь теперь я заметила - насколько он изменился.

Благородство появилось в каждом жесте регента Вейливера - настоящее, не наносное, не вычурное. Красивое лицо Ларриса сияло неподдельной радостью и любовью. Впервые я видела регента без знаменитых камзолов с каменьями. В самой обычной сероватой рубашке и брюках. Но вот именно сейчас, здесь, он выглядел королем.

Немая сцена длилась несколько минут. Когда народ начал перешептываться, а попаданки переглядываться, незнакомец на тигге наконец-то взял слово.

- Уверен, Фалькон про меня слышал. Зардис тоже. Но мы никогда не встречались лично. Меня зовут Амаль, я король этой земли, Кардиллии. Я прошу прощения у Вейливерцев за воинственный прием. У нас не было выхода. Очень надеюсь, вы поймете, и мы станем нормальными соседями.

«Вот примерно также говорили мне верхние соседи по панельке, когда затопили ванную до трещин в кафеле и обвала потолка» - не сдержалась я от замечания. Попаданки захихикали в кулачки.

Зардис обернулся, будто понял - откуда пришло веселье. Фалькон кивнул на Ларриса и произнес, в точности копируя интонации Дралько:

- Что случилось, то случилось. Мы обложим вас податями. Вернете часть долга хорошим урожаем. Главное, что вы сделали из нашего регента почти короля. Еще недавно я считал, что это невозможно.

Шут почти не иронизировал. Амаль не улыбнулся. А кривоносая девушка посильнее обняла Ларриса и затихла у него в руках.

«Мда… Тут и впрямь как в сказке. Для взрослых. В колонии для малолетних регентов Ларрис перевоспитался благодаря усердному труду и женской ласке. Местные пытались нас убить, но теперь стали любить. Остается только отгрохать пир на весь мир», - сообщила Света, немного приходя в себя.

Руслана посмотрела на Сталларта и не выругалась. Арина обернулась к Тамилю.

Но нашу идиллию нарушил очередной пассаж Фалькона:

- Вы нас тоже простите за легкий душик из лавы. Сами понимаете. Женщины перенервничали, испугались. А тут эти ваши… - шут указал на магов. - Истерика - штука крайне опасная. И вовсе не для женщины, у которой она случилась. Для всего вокруг. Живого, неживого и условно живого. При условии, что женщины вовремя успокоятся.

Амаль понимающе закивал. Спутники его чуть улыбнулись. Народ помолчал и разразился криками восторга.

Следующие пару часов нас подбрасывали в воздух, чествовали, кормили и развлекали.

Попаданки в долгу не остались.

Пирамида местных циркачей закачалась, когда Руслана сделала сальто с головы памятника на верхнего акробата. Металлический мужчина, чья лысина послужила спортсменке трамплином, кажется, даже чуть приоткрыл рот. То ли удивлялся, то ли собирался звать на помощь, но передумал. Вдруг откликнутся? Заберутся на темечко, на плечи, на грудь…

«Вот ведь женщина! Даже статую поразила в самую голову!» - телепатировала Света.

Сталларт почти не удивился, когда Руслана позвала его «подставить руки».

Попаданки начали делать мысленные ставки - заработает мужчина травму или же нет. Спортсменка выразила свое «фу» куском матерной брани. Руслана открыла новое слово в искусстве ругательств. Любой русский понимал ее с полуслова. Маги, что посещали нашу родину - тоже. Остальные принимали выкрики спортсменки за невнятные междометья. И Сталларту не стыдно, и спортсменке не сложно.

Буйный темперамент Русланы не выдерживал долгого культурного общения.

Прыжок спортсменки с головы акробата получился отменным. Сталларт запрыгал внизу, пытаясь поймать Руслану в крепкие объятия. Но сальто в воздухе сыграло с обоими злую шутку. Руслана пролетела лишние метры и очутилась на спине королевского тигга. Зверь мирно жевал себе мясо, радуясь, что получил приглашение на пир. А тут незапланированный наездник. Незнакомый, но очень громко рычащий. Тигга еще долго ловили всеми возможными способами и стреножили только после укола снотворного. Руслана же ловко спикировала со спины обезумевшего зверя и наконец-то угодила в руки к Сталларту. Мужчина покачнулся, прислонился с памятнику, и посмотрел на него с невыразимой усталостью. Металлический вельможа ответил в том же духе, даром что статуя - перекосило его знатно. Руслана улыбнулась, погладила Сталларта по лицу и аррен оттаял. Заторопился в ближайший отель - закрепить эффект.

Памятник проводил влюбленную парочку грустным взглядом. Ему ничего хорошего, доброго и страстного за пережитое по вине Русланы не светило. Лишь очередные испытания.

Анна с Валерией бросились доказывать местным танцовщицам, что «умеют не хуже». Результат - сбитые с ног девушки, «русская трясовая» на праздничном столе и растянутая нога Валерии, которую ещё полчаса пытались извлечь из дупла дуба.

Девушка демонстрировала растяжку, показывала плясуньям Кардиллии как надо делать вертикальный шпагат на плечо партнера и слегка промазала. А скорее, наверное, партнер - парень из местной танцевальной труппы, вовремя сбежал от карающей ноги попаданки.

Амаль наблюдал за всем с выражением лица человека, что угодил с тонущего корабля на русалочью свадьбу. Брови его почти не опускались, а улыбка не сходила с лица. Даже разрушения, учиненные попаданками, не пугали монарха Кардиллии. Оно и понятно! Вейливерцы привыкли к благоденствию, тишине и покою. Кардилларцы месяцами голодали, попадали под град ледяных глыб, травились ядовитыми овощами и злаками с покалеченных магией полей. По сравнению с этим, небольшие встряски, что устроили русские девушки, здесь уже никого не смущали.

- Это вы нас еще после вина не видели! - радостно сообщила королю Лариса.

В следующую минуту со стола чудесным образом исчезли все крепкие напитки. Даже чуть забродивший сок.

Но попаданок это не остановило.

В следующие часы жители Кардиллии поняли - почему их маги проиграли нам схватку. Даже веселые и добродушные мы умудрились запугать местных своим бешеным оптимизмом и неуемным весельем.

Анна раздобыла платок для русской трясовой, опять подозрительно похожий на чью-то жилетку. Валерия сплясала кан-кан возле памятника, после чего металлический мужчина упал и тихо задребезжал. Наверное, от восторга.

Апогеем всего стала ария здешней певицы, которой принялась подпевать Галя.

«Любить тебя - прекрасно» - бархатистым голосом выводила крупная оперная дива.

«Поить меня - опасно» - моментально добавляла Галя.

«За тобой пойду я даже в бездну» - брала высокие ноты певица.

«Спасаться, в общем, бесполезно!» - подвывала Галя.

Спали мы как убитые. Местные, видимо, тоже.

Наутро выяснилось, что Ларрис женится на принцессе Кардиллара - той самой, кривоносой, и забирает ее в родной Вейливер.

По визофону - так попаданки окрестили экран, с помощью которого связывались маги - Фалькон рассказал Дралько обо всем, что случилось.

Экс-монарх вначале хмурился, а затем растянул губы в довольной улыбке.

- Что ж! Вы все прошли испытание, - сообщил так, что даже шут удивился. - Фалькон! Я знаю, что ты внебрачный сын моего давнего предка. Зардис, я в курсе того, что многие хотели посадить тебя на престол. Ларрис, я очень ждал, когда любовь и сострадание изменят тебя. Каждый из вас прежних стал бы плохим монархом. Фалькон слишком бесшабашен и часто не в меру самонадеян. К тому же, неделями пропадает в других мирах. Зардис чересчур серьезный и нервный. Не умеет вовремя отступать и порой берет на себя больше, чем требуется. Ларрис… ну Ларрис только становится нормальным вейливерцем. Слава богу, что ему вовремя встретилась такая девушка. Я видел все… ну или почти все. Симпатия к ней переросла в любовь и сын наконец-то понял, что любить нужно не за идеальную внешность или манеры. Любовь безусловна. Ты просто чувствует ее - и все тут. Вспомните: «Тот, кто любим, тот красив и умен». Посему, я уже подготовил указ. Все вы будете править. Как совет монархов. Малый совет и большой совет. Вот кто встанет во главе Вейливера. Жаль только, Ларрис утратил свой дар…

- Не совсем так, - усмехнулся шут. - Его невеста, Амалия, оказывается, наделена способностью усиливать чужую магию. Так что слабенький дар у Ларриса сохранился. Амалия обещает развить его… С каждым днем она будет немножко усиливать способности Ларриса. Прежними они, конечно, не станут. Но Амалия убеждена - хотя бы половину дара Ларрису вернуть реально.

- Тогда готовим три свадьбы сразу? - вскинул бровь Дралько.

- Четыре, с вашего позволения! - подал голос Валькант.

Экс-король улыбнулся, хитро прищурился и добавил:

- Амаль сказал, что дарит нам статую какого-то местного бога. Выразился так: «Наш бог пал к ногам ваших богинь и встать уже не способен. Сражен их талантами наповал». Не знаете ли, о чем это он?

Фалькон оглянулся на Зардиса, Зардис - на Вальканта. Руслана спряталась за спину Сталларта. Валерия сама прикинулась статуей. На лицах остальных попаданок прописалось выражение: «Русские своих не сдают!»

Дралько усмехнулся и отключился.


home | my bookshelf | | Конкурс попаданок или кто на новенькую |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 29
Средний рейтинг 3.8 из 5



Оцените эту книгу