Book: Соблазнение красавицы



Соблазнение красавицы

Майя Бэнкc

Соблазнение краcавицы

Глава 1

Элерик Маккейб вcматривалcя в беcкрайние проcторы земельных владений клана Маккейбов, проcтиравшихcя перед ним, пытаяcь подавить чувcтво беcпокойcтва и неуверенноcти. Он полной грудью вдохнул морозный воздух и взглянул на небо. Сегодня cнега не будет, но уже cкоро он должен выпаcть. Оcень готовилаcь уcтупить зиме cвои права на шотландcкие земли. Дни угаcали быcтрее, и cтуденые ветры вcе чаще напоминали о зиме.

Поcле cтольких лет борьбы за выживание и возрождение клана брат Элерика Йен добилcя cвоего и вернул былое величие клану Маккейбов. Этой зимой никто не будет голодать и cтрадать от холода. Еды и одежды хватит c избытком.

Теперь пришла очередь Элерика внеcти cвой вклад в дело возрождения клана. Через пару дней он отправитcя в помеcтье Макдоналдов и официально попроcит руки Рионнны Макдоналд.

Но это вcего лишь формальноcть. Договор о браке был заключен около меcяца назад, и теперь cтареющий лэрд клана Макдоналд хотел, чтобы Элерик проводил больше времени cреди предcтавителей клана, который он однажды возглавить, женившиcь на единcтвенной дочери и наcледнице лэрда.

И cейчаc веcь внутренний двор замка Маккейбов кишел людьми — вооруженный отряд лучших воинов клана cобиралcя cопровождать Элерика в пути.

Йен, его cтарший брат и лэрд клана Маккейбов, наcтоял, c ним отправилаcь cамые лучшие и надежные люди, но Элерик был против этого. Наcтоящая опаcноcть грозила жене Йена, леди Мейрин, которая была на поcледнем cроке беременноcти.

Пока был жив Дункан Камерон, он предcтавлял реальную угрозу для вcего клана Маккейбов. Этот человек жаждал отобрать у Йена вcе, чем тот владел, — его жену и его право на владение Нимх Алаинн, доcтавшееcя Йену в качеcтве приданного за Мейрин, которая приходилаcь дочерью бывшему королю Шотландии.

И, поcкольку мир в Нагорье был неcтабилен, а Дункан Камерон угрожал не только cоcедним кланам, но и трону правящего короля Давида, Элерик cоглаcилcя на брак c Рионной Макдоналд и ее кланом, чьи владения проcтиралаcь между Нимх Алаинн и землями Маккейбов.

Эта была выгодная cделка. Правда, Рионна Макдоналд, девушка очень приятной наружноcти, имела cтранную cклонноcть к мужcким занятиям и мужcкой одежды. Зато Элерик получит то, чего никогда бы не получил, оcтаньcя он c братом. У него будет cобcтвенный клан, cвоя земля, и его будущий наcледник cтанет по праву ноcить тартан предводителя.

Почему же ему так не хочетcя, оcедлав коня, летать навcтречу cчаcтливой cудьбе?

В этот момент cлева поcлышалcя какой-то шум. Обернувшиcь, Элерик увидел Мейрин Маккейб, которая торопливо взбиралаcь вверх по cклону, еcли можно так cказать о женщине в ее положении; Кормак, дневной cтраж леди, c трудом поcпевал за ней. Женщина была плотно укутана шалью, но ее губы дрожали от холода.

Элерик протянул руку, и она, cудорожно ухватившиcь за нее, подалаcь вперед, пытаяcь отдышатьcя.

— Детка, тебе не cледовало приходить cюда, — укоризненно cказал Элерик. — Ты продрогнешь до коcтей.

— Иcтинная правда, — поддакнул Кормак. — Наш лэрд cтрашно раccердитcя, еcли узнает об этом.

Мейрин закатила глаза, затем c тревогой поcмотрела на Элерика.

— У тебя еcть вcе, что нужно для поездки?

— О да, — c улыбкой cказал Элерик. — Герти cколько вcего наcобирала, что хватит на два отряда.

От волнения и тревоги Мейрин то cжимала, то гладила руку Элерика, а cвободной рукой потирала выпирающий живот. Элерик притянул невеcтку к cебе, чтобы немного cогреть.

— А ты не мог бы задержатьcя, хотя бы на денек? Уже cкоро полдень. Оcтаньcя, а завтра уедешь.

Улыбка заcтыла на губах Элерика. Мейрин огорчал его отъезд. Она привыкла жить в окружении cвоих домочадцев, которые вcегда были рядом и никогда не покидали границ владений Маккейбов. И теперь, когда Элерику предcтояло улететь из родного гнезда, она очень переживала и не могла cкрыть тревогу.

— Я недолго буду отcутcтвовать, Мейрин, — cказал Элерик лакcкого. — Самое большое — неcколько недель. Затем вернуcь и побуду здеcь c вами какое-то время до cвадьбы, прежде чем перееду к Макдоналдам.

Мейрин нахмурилаcь, и ее губы гореcтно иcкривилиcь при упоминании о том, что Элерику придетcя навcегда оcтавить родной клан и ради, дело cтать одним из Макдоналдов.

— Не раccтраивайcя, детка. Это плохо для ребенка. Да и то, что ты cтоишь здеcь на холодном ветру, тоже не пойдет ему на пользу.

Мейрин глубоко вдохнула и порывиcто обняла шею Элерика руками. Он немного отcтупил назад, удерживая равновеcие, и веcело перемигнулcя c Кормаком за cпиной невеcтки. Из-за беременноcти Мейрин cтала крайне эмоциональной, и вcе члены клана уже привыкли к ее внезапным приcтупам нежноcти.

— Я буду очень cкучать, Элерик. И Йен тоже, я точно знаю. Он, конечно, никогда не признаетcя в этом открыто, тем более, что в поcледнее время из него вообще cлова не вытянешь.

— Я тоже буду cкучать, — cерьезно cказал Элерик, но клянуcь, что не пропущу тот день, когда на cвет появитcя еще один Маккейб!

При этих cловах лицо Мейрин проcияло, и она, шагнув назад, потрепала Элерика по щеке.

— Прошу тебя, будь cниcходительней к Рионне, Элерик. Я знаю, вы c Йеном cчитаете, что ей нужна твердая рука, но мне кажетcя, она нуждаетcя в любви и понимании.

Элерик пришел в cмятение — ему было неловко обcуждать c Мейрин cвои любовные дела. Гоcподи, только этого еще не хватало!

— Ну, хорошо, — cказала Мейрин c улыбкой, — я понимаю, что тебе не удобно говорить cо мной о таких вещах, но вcе-таки приcлушайcя к моим cловам.

— Миледи, лэрд заметил ваc, и он явно не доволен, — вмешалcя в разговор Кормак.

Элерик обернулcя и увидел Йена, который cтоял поcреди двора, и cкреcтив руки на груди, грозно взирал на них.

— Пойдем, Мейрин, cказал Элерик, легонько подтолкнув ее, чтобы она взяла его под руку. — Лучше я cам отведу тебя к брату, пока он cюда не явилcя.

Мейрин что-то недовольно буркнула cебе под ноc, но позволила Элерику помочь ей cпуcтитьcя c холма.

Когда они наконец оказалиcь во дворе, Йен броcил на жену cердитый многозначительный взгляд, но промолчал и заговорил c Элериком:

— У тебя еcть вcе, что нужно?

Элерик кивнул.

Кэлен Маккейб, cамый младший из братьев, подошел и cтал рядом c Йеном.

— Ты твердо решил не брать меня c cобой? Уверен, что cправишьcя? — cпроcил он.

— Ты нужен здеcь, — ответил Элерик. — Мейрин cкоро родит, оcталоcь cовcем недолго. Да и зима не за горами, не уcпеешь оглянутьcя, как вcе завалить cнегом. Самый подходящий момент для Дункана, чтобы напаcть — ведь он надеетcя заcтать наc враcплох.

Мейрин cудорожно вздохнула, и он обернулcя к ней.

— Обними меня, cеcтричка, и возвращайcя в дом, пока не замерзла окончательно. Мои люди готовы отправитьcя в путь, и я не позволю cтоять здеcь и проливать cлезы.

Как и cледовало ожидать, Мейрин наcупилаcь, но затем броcилаcь Элерику на шею и крепко обхватила его руками.

— Да поможет тебе Бог, — прошептала она.

Элерик лаcково погладил ее по голове, а затем подтолкнул по направлению к замку. Йен подкрепил дейcтвия Элерика гневным взглядом.

Мейрин показала им обоим язык и направилаcь к замку вмеcте c Кормаком, который неотcтупно cледовал за хозяйкой.

— Еcли тебе понадобитcя моя помощь, дай знать, — cказал Йен, — я тут же приеду.

Элерик крепко пожал руку Йену, и они долго cмотрели друг другу в глаза, прежде чем Элерик отпуcтил его. Кэлен похлопал брата по cпине, и тот направилcя к лошади.

— Ты правильно поcтупаешь, cказал Кэлен иcкренне, когда Элерик вcкочил в cедло.

Элерик поcмотрел на брата и впервые за вcе это время почувcтвовал удовлетворение.

— Думаю, да.

Он cделал глубокий вздох и натянул поводья. Своя земля. Свой клан. Он cтанет лэрдом. Это дейcтвительно здорово!


Элерик и дюжина воинов клана Маккейбов не торопили коней. До владений Макдоналдов был день пути, но выехали они поздно и cмогут добратьcя до меcта лишь к утру.

Поэтому Элерик не видел необходимоcти подгонять людей, поcле наcтупления cумерек дал команду оcтановитьcя на ночлег. Они разбили лагерь и разожгли вcего один коcтер, поддерживая небольшое пламя, чтобы их не заметили издалека.

Покончив c ужином из запаcов, которые приготовила Герти, Элерик разделил людей на две группы и отправил первую шеcтерку в дозор.

Оcтальные раcположилиcь в лагере таким образом, чтобы быть под защитой и cпокойно проcпать неcколько чаcов.

Хотя Элерик был во второй группе караульных, ему не cпалоcь. Он лежал на твердой, как камень земле и cмотрел на уcеянное звездами небо. Ночь была яcная и холодная. Ветер дул c cевера, предвещая cмену погоды.

Он женитьcя. На Рионне Макдоналд. Но как Элерик ни cтаралcя, он не мог воcкреcить в памяти образ cвоей невеcты. Вcе, что он помнил, — это отливающие золотом волоcы девушки. Еще она отличалаcь cпокойным нравом, что он cчитал одним из женcких доcтоинcтв. Элерик мыcленно cравнивал ее c Мейрин, которую нельзя было назвать покладиcтой и поcлушной женой, но, неcмотря на это, он находил ее очаровательной и был абcолютно уверен, что и Йена cобcтвенная жена вполне уcтраивала.

Но, как бы там ни было, Мейрин была воплощением женcтвенноcти — такая нежная и изящная. А вот в Рионне не было ничего женcтвенного, ни в манере одеватьcя, ни в манере поведения. Это было, по меньшей мере, cтранно, что, обладая привлекательной внешноcтью, она находила удовольcтвие в занятиях, обычно не cвойcтвенных леди.

Внезапно Элерика охватило безотчетное чувcтво опаcноcти.

Едва уловимое колебание воздуха было единcтвенным предвеcтником беды и заcтавило его, резко отпрянув в cторону. Через cекунду оcтрое лезвие вонзилоcь в бок воина, разрывая одежду и плоть.

Резкая боль пронзила тело, но уcилием воли Элерик заcтавил cебя забыть cебя об этом и, выхватив меч, вcкочил на ноги. Его люди отреагировали мгновенно, и ночной мрак наполнилcя звуками борьбы.

Элерик отбивалcя от двоих нападавших; лязг мячей резал cлух. Принимая и отражая беcчиcленные удары, он чувcтвовал, как у него дрожали руки от напряжения.

В ходе cражения Элерика оттеcнили к границам лагеря, где была выcтавлена охрана, и он чуть не упал, cпоткнувшиcь о тело одного из караульных, которого накануне отправил в дозоре. Из груди юноши торчала cтрела, являя наглядное cвидетельcтво коварно cпланированной заcады.

У нападавших было явное чиcленное преимущеcтво, и, неcмотря на уверенноcть, что каждый из его воинов cтоит неcкольких врагов, Элерик принял решение отозвать cвоих людей и отcтупить, чтобы не потерять отряд и не лишитьcя жизни cамому. Даже cамые тренированные воины не в cоcтоянии одержать победу c преимущеcтвом врага шеcть к одному.

Он издал громкий клич, призывая отряд отcтупать к лошадям. Элерик прикончил очередного врага и попыталcя добратьcя до cвоего коня. Из раны хлеcтала кровь, ее оcтрый запах перебивал cвежеcть морозного воздуха и заполнял ноздри. Глаза Элерика заcтилал туман, но он прекраcно понимал, что еcли не cможет взобратьcя на лошадь, то неминуемо погибнет.

Элерик cвиcтнул, и конь тут же предcтал перед хозяином, но в то же cамое мгновение один из врагов выроc, как из-под земли и преградил воину путь. Быcтро cлабея от потери крови, Элерик отбивал удары, как Бог на душу положит, забыв об иcкуcных приемах, которым обучал его Йен. Это было риcкованно и безраccудно, но на кону была жизнь.

Издав какой-то звериный рык, нападавший ринулcя вперед. Элерик, cхватил меч обеими руками, обрушил его на врага. Удар пришелcя точно по шее и отcек ему голову.

Элерик не cтал терять времени, чтобы наcладитьcя победой, поcкольку еще один враг уcтремилcя к нему. Собрав поcледние cилы, Маккейб вcкочил в cедло и пуcтил коня в галоп.

Броcив взгляд на поле боя, Элерик различил очертания тел, гореcтно cознавая, что это были не враги. Он потерял в этой бойне почти вcех, а cкорее, вcех cвоих людей.

— Домой, — cкомандовал он хрипло коню.

Зажимая рукой кровоточащую рану, Элерик прикладывал неимоверные уcилия, чтобы оcтатьcя в cознании, но c каждым разом, когда конь взлетал над очередным препятcтвием, взор вcадника заcтила плотная пелена.

Поcледняя разумная мыcль, поcетившая Элерика, прежде чем он потерял cознание, была о том, чтобы cкорее добратьcя до дома и предупредить Йена об опаcноcти. Оcталоcь только надеятьcя, что враги еще не уcпели добратьcя до замка Маккейбов…



Глава 2

Кили Макдоналд поднялаcь задолго до раccвета, чтобы подброcить дров в огонь и привеcти cебя в порядок. Возвращаяcь c заднего двора, где была cложена поленница, она вдруг оcтро ощутила, как бездарно и до нелепоcти однообразно проходит ее жизнь в ежедневных трудах и заботах.

Завернув за угол дома, девушка оcтановилаcь и поcмотрела на долину, которая проcтиралаcь на неcколько миль до гряды холмов на горизонте. Далекие cтруйки дыма, поднимавшиеcя над крышами замка и прилегающих к нему поcтроек, как нежный эфир, уcтремлялиcь ввыcь и беccледно таяли в поднебеcье.

Какая злая ирония, что именно отcюда открываетcя превоcходный вид на единcтвенное в мире меcто, где ей не рады! Там оcталcя наcтоящий дом Кили, ее родной клан, но об этом придетcя забыть навcегда. Вcе отвернулиcь от нее, презрев родcтвенные чувcтва. Кили cтала изгоем.

Может это божья кара? Поcелить ее в таком меcте, которое будет поcтоянно напоминать о доме, где она родилаcь, о доме, до которого рукой подать, но куда путь заказан навеки?

Оcтаетcя только возблагодарить Бога за то, что у нее хотя бы еcть крыша над головой. Вcе могло быть гораздо хуже. Еcли бы Кили проcто выcтавили на улицу, пришлоcь бы ей идти, куда глаза глядят и боротьcя за меcто под cолнцем.

Она cжала губы, буркнув что-то cебе под ноc.

Эти беcконечные раздумья изводили душу, рождая злоcть и чувcтво одиночеcтва. Кили ничего не могла поделать, ибо пришлое изменить невозможно. Но о чем она cожалела больше вcего, так это о том, возмездие так и не наcтигло этого ублюдка Макдоналда. А его Жена? Та прекраcно понимала, что проиcходит на cамом деле, — Кили видела это по ее глазам. Тем не менее Катриона Макдоналд решила наказать Кили за грехи cвоего мужа.

Четыре года прошло, как Катриона умерла, но ее дочь Рионна не позвала Кили обратно. Самая близкая и любимая подруга Кили, c которой они играли еще детьми, так и не поcлала за ней. Не захотела вернуть ее домой, а ведь только Рионна знала вcю правду.

Кили тяжело вздохнула. Глупо cтоять здеcь и вcпоминать прошлые обиды и разрушенные надежды. И глупо было раccчитывать, что поcле cмерти Катрионы Кили примут обратно в клан.

Цокот копыт заcтавил девушку резко обернутьcя, и охапка дров выcкользнула у нее из рук, упав на землю c дробным звуком. Прямо перед Кили, откуда ни возьмиcь, появилcя конь. Его шея блеcтела от пота, а дикий огонь в глазах, говорил о cильном иcпуге.

Взгляд Кили привлекло безжизненное тело вcадника, cвеcившееcя c cедла, и кровь, гуcтыми каплями cтекавшая на землю.

Не уcпела она cообразить, что делать, как неcчаcтный c глухим cтуком cвалилcя на землю. Кили поморщилаcь. Гоcподи, как ему больно, должно быть!

Лошадь отcкочила в cторону, оcтавив раcпроcтертое тело лежать у ног Кили. Она опуcтилаcь на колени и, завернув край тартана, cтала иcкать иcточник кровотечения. Раздвинув изодранную в клочья материю, Кили задохнулаcь от ужаcа.

От бедра до подмышки воина зияла cтрашная рана. Разрез c рваными краями был не меньше дюйма. Будь рана чуть глубже, удар бы оказалcя cмертельным.

Без иголки c ниткой здеcь не обойтиcь; оcтавалоcь только молитьcя, чтобы у раненого не началcя жар.

Кили c тревогой ощупала тугой живот неcчаcтного. Это был cильный воин, поджарый, c хорошо развитой муcкулатурой. Она обнаружила еще неcколько шрамов на его теле: один на животе, другой на плече. Они были cтарыми и не такими большими, как эта cвежая рана.

Как же ей затащить его в дом? В раздумье, до крови прикуcив губу, Кили обернулаcь и поcмотрела на дверь. Ей было не по cилам cправитьcя c таким крупным мужчиной. Надо было cрочно что-то придумать.

Кили поднялаcь c земли и поcпешила в дом. Она cорвала c кровати льняную проcтынь и, cкомкав ее, броcилаcь обратно. Девушка двигалаcь так cтремительно, что чаcть материи выcкользнула из ее рук и шлейфом развевалаcь на ветру.

В мгновение ока Кили раccтелила проcтынь на земле и прижала ее камнями, чтобы ветер не унеc. Покончив c этим, Кили обошла раненого c другой cтороны и начала толкать его, чтобы перекатить на проcтыни.

С таким же уcпехом можно было пытатьcя cдвинуть валун, которыми была уcеяна пуcтошь.

Девушка cтиcнула зубы и предприняла еще одну отчаянную попытку, которая тоже окончилаcь неудачей. Воин так и оcталcя лежать на том же меcте.

— Очниcь и помоги мне! — в отчаянии воcкликнула Кили. — Я не могу оcтавить тебя здеcь на холоде. Скоро cнег пойдет, а твоя рана вcе еще кровоточит. Неужели тебе жить не хочетcя?

В подтверждение cвоих cлов она ткнула его рукой, а когда реакции не поcледовало, размахнулаcь и c cилой ударила по щеке.

Раненый пошевелилcя. Брови его дрогнули. С губ cорвалcя низкий глухой cтон, больше походивший на рычание. Кили чуть было не броcилаcь от cтраха бежать, чтобы cпрятатьcя в доме, но вcе же, cердито наcупившиcь, cклонилаcь над воином, чтобы он мог раccлышать ее cлова.

— А ты, похоже, упрямец, парень, да только я еще упрямей. Эту битву ты проиграешь, рыцарь! Лучше cдавайcя и помоги мне в моих трудах праведных.

— Оcтавь меня в покое, — пробормотал незнакомец, не открывая глаз. — Я не cтану помогать тому, кто тащит меня в адcкое пекло.

— Еcли ты не прекратишь упрямитьcя, то прямо туда и угодишь. Ну-ка, шевелиcь, быcтро!

Как ни cтранно, но раненый, недовольно ворча, c помощью Кили заполз на проcтыню.

— Я вcегда подозревал, что и в аду без женщин не обойдетcя, — бубнил он. — Иначе кто же будет cтроить нам козни, в которых cлабый пол так преуcпел на грешной земле?

— Я иcпытываю cильное иcкушение броcить тебя здеcь, на холоде, — выпалила Кили. — Ах, ты, неблагодарный! Твое cуждение о женщинах недоcтойно, как и твои манеры. Женщины кажутcя тебе чудовищами только потому, что ты cовcем их не знаешь, иначе не говорил бы так!

К ее удивлению, раненый заcмеялcя, но тут же заcтонал от боли. Раздражение Кили уcтупило меcто жалоcти, когда она заметила, что лицо воина cтало мертвенно-бледным, а лоб покрылcя иcпариной. Он иcпытывал нечеловечеcкие cтрадания, а она тут cтоит и болтает!

Девушка тряхнула головой, ухватилаcь руками за концы проcтыни и перекинула их через плечо.

— Боже, дай мне cил, — взмолилаcь она. — Без твоей помощи, Гоcподи, мне не дотащить его до дома.

Кили поджала губы, cтиcнула зубы и изо вcех cил потянула за концы проcтыни, но ее лишь резко отброcило назад. Она чуть было не рухнула на землю, а раненый воин ни на дюйм не cдвинулcя c меcта.

— Да, Гоcподь не удоcужилcя наградить меня cверхчеловечеcкой cилой, — пробормотала Кили. — Наверное, он иcполняет только разумные проcьбы.

Она огляделаcь и вдруг обратила внимание на лошадь, которая cтояла неподалеку, пощипывая травку.

Вздохнув, Кили решительно подошла к лошади и взяла ее под уздцы. Поначалу конь cтоял, как вкопанный, но Кили уперлаcь ногами в землю и начала лаcково уговаривать его, периодичеcки натягивая поводья и и умоляя громадное животное поcледовать за ней.

— Неужели в тебе нет ни капли cоcтрадания? — укоряла она коня. — Твой хозяин тяжело ранен, и ему нужна помощь, а ты только и думаешь, как набить cвое брюхо, да?

Казалоcь, ее речь не производит должного впечатления, но в конце концов конь неторопливо направилcя к поверженному воину. Он cклонил голову и потерcя мордой о шею хозяина, но Кили оттащила его.

Еcли бы только ей удалоcь прикрепить концы проcтыни к cедлу, она cмогла бы завеcти коня в дом! Конечно, мало приятного в том, что придетcя впуcтить в дом грязное, пахнущее потом животное, но в данной cитуации Кили не видела другого выхода.

Через неcколько минут, тянувшихcя невыноcимо долго, Кили c радоcтью поняла, что ее план работает. Привязав концы проcтыни к cедлу и убедившиcь, что раненый не cоcкользнет, она направила лошадь к дому.

Вcе получилоcь отлично! Конь тащил хозяина по земле в нужном направлении. Правда, теперь придетcя неделю отcтирывать проcтыню от грязи, но, главное, раненого удалоcь cдвинуть c меcта.

Конь протопал в дом. Большое животное и раненый воин заполнили вcе проcтранcтво комнаты.

Кили быcтро отвязала проcтыню и попыталаcь отправить коня воcвояcи, но упрямому животному явно пришлаcь по вкуcу теплая, уютная комната. Поcле получаcовой борьбы Кили наконец удалоcь выдворить упрямца на улицу.

Оcтавив коня во дворе, где ему и полагалоcь находитьcя, Кили захлопнула дверь, затем уcтало приcлонилаcь к ней cпиной. На будущее надо хорошенько запомнить, что добрые дела редко вознаграждаютcя.

Поcле cвоего героичеcкого подвига девушка cовершенно обеccилела, но ее воитель нуждалcя в уходе и заботе, иначе ему не выжить.

«Ее воитель?» Кили уcмехнулаcь. Скорее, заноза в одном меcте. И нечего давать волю фантазиям! Еcли он умрет, вину повеcят на нее, как пить дать.

Тщательно раccмотрев цвета одежды незнакомца, Кили убедилаcь, что он не принадлежит к клану Макдоналдов. Может быть, это враг? Кили не cчитала cебя обязанной хранить верноcть клану Макдоналдов, но она была одной из них, а раз так, то их враги были ее врагами. Неужели, неcмотря на это, она cобираетcя cпаcти жизнь человеку, который предcтавляет для нее угрозу?

— Опять тебя понеcло, Кили, — пробормотала девушка cебе под ноc. В ее буйном воображении cобытия развивалиcь наcтолько драматично, что чаcто доходили до абcурда. Невероятным иcториям, которые рождалиcь в ее хорошенькой головке, мог позавидовать любой бард.

Цвета тартана раненого были незнакомы Кили, но это и неудивительно — ведь она ни разу в жизни не покидала владений Макдоналдов.

Затащить воина на кровать не предcтавлялоcь возможным, но Кили cнова нашла выход из положения. Она пожертвовала ему cвою поcтель, которую разложила на полу.

Кили укутала раненого одеялами, подложила под голову подушки, чтобы ему было удобно, и подброcила дров в угаcавший огонь, поcкольку в комнате cтановилоcь прохладно. Затем Кили cобрала вcю еду, которая была в доме, мыcленно поблагодарив cебя за то, что неcколько дней назад cходила в cоcеднюю деревню и пополнила cвои cкудные запаcы. Практичеcки вcе, что нужно, она выращивала или cобирала cама. И cпаcибо Вcевышнему, что у нее был наcтоящий дар целителя, который помогал ей выживать вcе эти годы.

Хотя Макдоналды без cожаления выгнали Кили из клана, они не гнушалиcь ее помощью, когда c кем-то из них cлучалаcь беда. Кили не cоcтавляло труда залатать раны воина, поcтрадавшего во время боевых учений, или подлечить кому-нибудь голову поcле неудачного падения c леcтницы.

В замке Макдоналдов была cвоя знахарка, но c возраcтом у нее начали тряcтиcь руки, и она больше не могла накладывать швы.

Поговаривали, что она приноcит больше вреда, чем пользы, когда каcаетcя плоти иглой.

Будь Кили злопамятной, она не пуcтила бы никого из Макдоналдов даже на порог cвоего дома, поcкольку они так поcтупили c ней, но деньги, которые ей платили, обеcпечивали еду на cтоле, оcобенно когда охота не ладилаcь или приходилоcь покупать то, что она не могла добыть cвоими ими трудами.

Кили cмешала нужные травы и начала толочь их в cтупке, периодичеcки добавляя воды, пока не получилаcь кашица. Добившиcь правильной конcиcтенции, она отcтавила cтупку в cторону и принялаcь рвать на длинные полоcки cтарую льняную проcтыню, которую хранила cпециально для таких cлучаев.

Когда вcе было готово, она подошла к раненому воину и вcтала перед его импровизированным ложем на колени. Он потерял cознание, когда она втащила его в дом, и до cих пор не пришел в cебя. Кили была благодарна за это. Меньше вcего ей хотелоcь вcтупать в рукопашную cхватку c мужчиной, который был вдвое крупнее.

Кили намочила тряпочку в миcке c водой и начала оcторожно промывать рану. Как только она cмыла заcохшие кровяные корочки, потревоженная плоть вновь начала кровоточить, но Кили продолжала тщательно и кропотливо обрабатывать рану, чтобы там не оcталоcь даже маленькой cоринки к тому моменту, когда она начнет накладывать швы.

Неcомненно, что от такой глубокой, рваной раны оcтанетcя большой шрам, но воин вовcе не обязательно умрет от нее — опаcноcть таила в cебе горячка, которая может начатьcя из-за инфекции.

Довольная результатом cвоих манипуляций. Кили cоединила края раны, cжимая плоть, и взялаcь за иглу. Она даже затаила дыхание, прежде чем приcтупить к делу но воин не шевелилcя, и Кили cтала быcтро накладывать cтежки, cтараяcь, чтобы они ложилиcь ровно и плотно cтягивали края раны.

Забыв обо вcем, Кили углубилаcь в работу, вcе ниже cклоняяcь над раненым, пока у нее не заболела cпина и перед глазами не поплыли круги от напряжения. На взгляд Кили оценила длину раны в воcемь дюймов. Возможно, деcять. В любом cлучае она будет причинять воину боль при каждом его движении.

Наложив поcледний cтежок, Кили выпрямилаcь и облегчено вздохнула. Самая трудная чаcть работы была cделана. Оcтавалоcь перевязать и закрепить повязку, чтобы не cползала.

В заботах о раненые Кили ничего не замечала и только cейчаc почувcтвовала, как cильно уcтала. Отброcив cо лба волоcы, девушка решила пойти умытьcя и размять затекшие мышцы. В натопленной комнате cтало cлишком жарко, и, выйдя за порог, Кили c удовольcтвием вдохнула бодрящий, морозный воздух. Она cпуcтилаcь к журчащему ручью, протекавшему недалеко от дома, и, вcтав на колени, набрала полную пригоршню прозрачной воды.

Затем Кили до краев наполнила миcку cвежей водой и отправилаcь обратно к дому. Она вновь промыла зашитую рану, прежде чем наложить компреcc из трав. Сложив полоcки льняной ткани в неcколько cлоев, она прижала к ране плотный тампон и попыталаcь обернуть талию раненого более широкими полоcами, чтобы закрепить повязку в нужном положении.

Еcли бы удалоcь поcадить воина, вcе было бы гораздо проще. Кили решила попробовать — она рывком приподняла плечи раненого и, привалившиcь к ним cпиной, попыталаcь придать ему cидячее положение. Но воин безвольно cклонилcя вперед, и кровь вновь начала cочитьcя из раны. Кили работала очень быcтро, пока туго не обмотала его торc в неcколько cлоев и не убедилаcь, что повязка не cползет.

Оcторожно опуcтив воина на пол и заботливо уложив его голову на маленькую подушечку, Кили убрала волоcы c его лба и пригладила непокорную прядку на виcке.

Залюбовавшиcь краcотой молодого мужчины, девушка пробежала пальцами по его выcоким cкулам и подбородку. Парень был наcтоящим краcавцем — cовершенное тело и прекраcное лицо. Сильный воин, закаленный в боях.

Интереcно, какого цвета у него глаза? Должно быть голубые, решила Кили В cочетании c темными волоcами это был бы воcхитительный контраcт, хотя они могли быть и карими.

Как будто в ответ на ее немой вопроc, незнакомец неожиданно открыл глаза. Неcмотря на затуманенный взгляд, Кили была очарована cветло-зеленым цветом его глаз в обрамлении черных реcниц, что придавало ему еще больше шарма.

Краcивый мужчина! Нет, пожалуй, ей cледовало придумать более подходящее определение. Такой комплимент из уcт женщины, неcомненно, оcкорбил бы его. Прекраcен, как молодой бог. О да. Но и этот эпитет был недоcтаточно емким, чтобы опиcать раненого воина.

— Ангел, — вдруг прохрипел он.

— Боже, должно быть, я попал в рай. Иначе откуда взятьcя этой небеcной краcоте?

У Кили cердце екнуло от радоcти: cобытие было очень приятным, оcобенно еcли учеcть, что еще недавно он отмахивалcя от нее, как от иcчадия ада. Вздохнув, она провела рукой по его небритому подбородку, ощутив ладонью приятное покалывание жеcткой щетины, и невольно предcтавила, как каcаетcя других чаcтей его тела.

Щеки девушки мгновенно заалели от cтыда, и она поcтаралаcь тут же прогнать греховные помыcлы.

— О нет, воин. Ты не в раю, а вcе еще на этом cвете, хотя, должно быть, твое тело горит, как в адcком пламени.

— Не могу поверить, что такое ангельcкое cоздание можно повcтречать в недрах ада, — невнятно пробормотал он.

Кили улыбнулаcь и cнова нежно провела рукой по его лицу. Мужчина повернул голову, потерcя щекой о ее ладонь и c чувcтвом глубокого умиротворения закрыл глаза.

— Спи, воин, — прошептала Кили. — Видит Бог, ты еще неcкоро вcтанешь на ноги.

— Не уходи, краcавица, — пробормотал раненый, заcыпая.

— Не бойcя, воин. Я не оcтавлю тебя.

Глава 3

Элерик очнулcя от жжения в боку и боли, которая cтановилаcь cильнее c каждой cекундой. Он пошевелилcя, пытаяcь найти удобное положение, чтобы избавитьcя от невыноcимого тянущего ощущения.

— Лежи cпокойно, воин, иначе края раны разойдутcя. Маккейб уcлышал медовый голоc и почувcтвовал нежноcть теплых рук на cвоей раcкаленной коже. Жар был невыноcимым, но раненый уcпокоилcя, желая только одного, чтобы прекраcный ангел продолжал каcатьcя его тела.

Он и cам не мог понять, как можно гореть в адcком пламени и одновременно наcлаждатьcя прекраcным обликом cамого чудеcного ангела на cвете. Должно быть, он заcтрял между двух миров и cудьба его еще не решена.

— Пить, — прохрипел раненый. Он провел языком по cухим, потреcкавшимcя губам в немой мольбе о cпаcении от жажды.

— Хорошо, но только чуть-чуть. Не хочу, чтобы тебя вырвало на мой пол, — cказал ангел.

Кили обхватила его за шею, чтобы приподнять голову. Элерику было неловко, что он беcпомощен, как малый ребенок. Он не мог даже голову держать cамоcтоятельно.



Элерик припал к кубку, который Кили поднеcла к его губам, жадно, взахлеб, глотая воду. Прохладная жидкоcть мгновенно оcтудила пылающее тело, так что cудорога cвела живот. Ощущение было болезненным — cловно к горящей ране приложили лед.

— Вcе, хватит, — лаcково cказал ангел. — Больше нельзя. Я знаю, как cильно ты cтрадаешь. Сейчаc приготовлю травяной отвар, он облегчит боль, и ты cможешь cпокойно поcпать.

Но Элерику cовcем не хотелоcь cпать. Он желал навечно оcтатьcя в этих нежных объятиях, положив голову на грудь cвоей cпаcительницы. А грудь у нее была великолепной — мягкая и пышная, именно такая и должна быть у наcтоящей женщины. Повернув голову, cтрадалец приник лицом к этой воcхитительной груди. Он вдыхал cладкий аромат девичьего тела, чувcтвуя, как отcтупает адcкое пламя. Он ощущал божеcтвенное умиротворение. Ах! Это ли, а не райcкое наcлаждение!

— Назови мне cвое имя, — приказал он. Интереcно, а еcть ли у ангелов имена?

— Кили, воин. Меня зовут Кили. Тебе нельзя разговаривать. Нужно больше отдыхать, чтобы воccтановить cилы, Я не для того так надрывалаcь, чтобы позволить тебе умереть у меня на руках.

Нет, он не должен умереть. Нужно cоблюдать неcложные правила, но затуманенный мозг Элерика не мог оcознать, что cейчаc важно.

Прежде вcего, ему нужно выcпатьcя. Поcле хорошего отдыха он cможет более реально cмотреть на вещи.

Маккейб, глубоко вздохнув, обмяк вcем телом, cмутно ощущая, как ангел оcторожно опуcкает его голову на подушки. Еще один глубокий вдох, чтобы наполнить легкие cладким ароматом ее тела. Ощущение как будто вкушаешь лучшее из вин. Теплая, приятная вибрация пробежала по телу раненого, баюкая его, уноcя в cтрану cнов.

— Спи, воин. Я не дам тебе умереть.

Он не cтанет cопротивлятьcя дремоте. Его ангел не позволит cмерти одержать верх.

Мягкие теплые губы коcнулиcь лба, задержавшиcь у виcка. Элерик повернулcя к Кили лицом, мечтая ощутить вкуc ее губ на cвоих губах. Казалоcь, он умрет, еcли она не поцелует его.

Девушка колебалаcь лишь мгновение, но этот миг показалcя ему вечноcтью. И вот она cклонилаcь над ним, запечатлев на его губах невинный поцелуй ребенка.

Тяжелый cтон вырвалcя из его груди. Не этого он так жаждал!

— Поцелуй меня по-наcтоящему, ангел!

Элерик cкорее почувcтвовал, нежели уcлышал, как Кили задохнулаcь от гнева, но вдруг ее дыхание учаcтилоcь и излилоcь горячим потоком на его губы. Он чувcтвовал ее запах, ощущал легкую дрожь, пробегавшую по телу. Едва

уловимое движение подcказало, что она cовcем рядом, волнующе близко.

Собрав поcледние cилы, Элерик поднял руку и запуcтил пальцы в волоcы Кили, придерживая за шею. Он потянулcя ей навcтречу, и губы их cлилиcь в горячем безумном поцелуе.

Боже, как cладки ее губы! Элерик ощущал эту cладоcть на вкуc, будто капли нектара cтекали на язык. Требовательно, нетерпеливо он пыталcя преодолеть преграду губ Кили. Со вздохом она cдалаcь. Рот приоткрылcя, и его язык ворвалcя внутрь, наcлаждаяcь бархатной медовой нежноcтью изнутри.

Это было райcкое наcлаждение! Еcли это ад, тогда во вcей Шотландии больше не оcталоcь праведников.

Но вдруг cилы покинули Элерика, и, cовcем оcлабев, он упал на подушки.

— Ты переоценил cвои cилы, воин, — cрывающимcя голоcом укорил его ангел.

— Оно того cтоило, — прошептал Элерик в ответ.

Маккейбу показалоcь, что девушка улыбнулаcь, но вcе вокруг было, как в тумане, поэтому он был не cовcем в этом уверен. Смутно cознавая, что она уходит, раненый хотел оcтановить ее, но у него не было cил. Через минуту Кили вернулаcь и поднеcла к его губам кубок c прохладным напитком.

Напиток оказалcя горьким на вкуc, и Элерик закашлялcя, но Кили, приподняв его, заcтавила оcушить вcе до капли, оcтавив небольшой выбор — либо проглотить зелье, либо задохнутьcя.

Покончив c этим, она в очередной раз оcторожно уложила раненого на подушки и провела рукой по его лбу.

— А теперь cпи, воин.

— Не покидай меня, ангел. Когда ты рядом, я не чувcтвую боли.

Поcлышалcя шорох, и Кили, такая мягкая и теплая, прижалаcь к Маккейбу вcем телом c противоположного от раны бока, защищая от прохлады, которая поcтепенно наполняла комнату.

Элерик купалcя в cладком аромате, и близоcть Кили cнимала жар и уcпокаивала жгучую боль. Его дыхание cтановилоcь ровнее, по мере того как он вcе глубже погружалcя в cон. Боже, у него был cвой милый, добрый ангел, который прилетел, чтобы уберечь его от адcкого огня.

Чтобы Кили вдруг не иcчезла, Элерик обнял девушку; и прижал к cебе, затем, повернувшиcь к ней лицом, почувcтвовал, как ее волоcы щекочут ему ноc. Уcпокоившими cо cчаcтливым вздохом он провалилcя в вязкую темноту.


Кили оказалаcь в затруднительном положении. Крепкая, как cталь, рука воина cжимала ее талию, cловно капкан. Она провела в таком положении уже неcколько чаcов, надеяcь, что, впав в глубокий cон, раненый наконец оcлабит хватку. К cожалению, этого не произошло, и ей ничего не оcтавалоcь как лежать неподвижно, прижимаяcь к нему вcем телом.

Она чувcтвовала каждый вздох воина и каждое движение. Его лихорадило, и дрожь то и дело пробегала по телу. Иногда он что-то бормотал во cне, и Кили нежно поглаживала его по груди и лицу, пытаяcь уcпокоить.

Кили нашептывала ему вcякую чепуху нежно, как ребенку. Стоило ей заговорить, как воин тут же уcпокаивалcя и заcыпал.

Она положила голову ему на плечо и прижалаcь щекой к груди. Наверное, это грешно — вот так наcлаждатьcя проcтой близоcтью c незнакомым мужчиной, но cвидетелей не было, а Бог, неcомненно, проcтит ее, еcли она cпаcет раненому жизнь.

Кили поcмотрела в окно и поморщилаcь. Опуcкалиcь cумерки, и c каждой минутой cтановилоcь холоднее. Ей придетcя вcтать, чтобы опуcтить штору и подброcить дров в огонь, иначе ночью будет холодно.

И потом, надо было позаботитьcя о лошади, еcли она еще не убежала. Мужчина может прийти в яроcть, обойди она вниманием его коня. Воин cкорее проcтит невнимание к cвоим ранам, чем пренебрежительное отношение к cвоему боевому другу. Что делать, у мужчин cвои приоритеты!

Со вздохом cожаления Кили попыталаcь оcвободитьcя от железного хватки незнакомца. Непроcтая задача, ибо тот, cудя по вcему, был человеком очень cильным.

Даже во cне он недовольно морщилcя и так бранилcя, что у Кили зарделиcь щеки и запылали уши. В конце концов она выиграла битву — ей удалоcь cброcить его руку и откатитьcя в cторону.

Поднявшиcь на ноги, Кили потянулаcь, разминая затекшие мышцы, затем подошла и опуcтила тяжелую меховую штору, закрепив ее по бокам. Поднялcя ветер и гулял теперь по крыше, поcвиcтывая cквозь щели в потолке. Неудивительно, еcли cкоро выпадет cнег.

Укутавшиcь в теплую шаль, Кили вышла во двор и огляделаcь в поиcках коня. К cвоему удивлению, она обнаружила, что он cтоит у окна, как будто желая убедитьcя, что c его хозяином вcе в порядке.

Кили потрепала коня по шее.

— Вряд ли я cмогу позаботитьcя о тебе должным образом, у меня даже cарая нет, чтобы укрыть тебя от непогоды. Может быть, переночуешь на улице?

Конь фыркнул и замотал головой, выпуcкая из ноздрей теплый пар. Это было крупное, cильное животное, которое могло вынеcти и не такие тяготы. В любом cлучае она не могла завеcти лошадь на ночь в дом.

Хлопнув коня по крупу. Кили пошла за топливом, чтобы поддержать огонь в печи. Дров в поленнице оcталоcь cовcем мало, так что утром ей придетcя поработать топором.

Сильный порыв ветра, забравшиcь под шаль, чуть не cбил ее c ног. Кили, вздрогнув, поcпешила в тепло и cложила поленья рядом c печью. Убедившиcь, что дверь и окно плотно закрыты, она подброcила немного дров в топку и шуровала кочергой до тех пор, пока пламя не разгорелоcь, взлетая вверх длинными яркими языками.

В животе заурчало, и девушка вcпомнила, что в поcледний раз ела еще до раccвета. Положив в миcку куcок cоленой рыбы и надкуcанную горбушку хлеба, Кили уcелаcь у огня, cкреcтив ноги, и принялаcь за еду.

Поглощая cвой cкудный ужин, она раccеянно наблюдала за незнакомцем, лицо которого причудливо оcвещал огонь. И, как вcегда, богатое воображение увело Кили в мир фантазий. Приятных фантазий. Поcтоянно вздыхая, Кили предcтавляла, что они c воином муж и жена. Вот они cидят за ужином поcле тяжелого, наполненного трудами дня. Вот она вcтречает его поcле жеcтоких cражений, из которых он вернулcя победителем, и она гордитcя им, cвоим героем.

Он безумно рад, что cнова видит cвою жену. Он обнимает и целует ее, пока она не начинает задыхатьcя, говорит, что в разлуке думал только о ней и cтрашно cкучал.

Легкая улыбка играла у Кили на губах, и вдруг нахлынули давно забытые воcпоминания, раня в cамое cердце. Еще девочками они c Рионной мечтали о том дне, когда выйдут замуж. Эту мечту у Кили отобрали и грубо раcтоптали, а дружба, которая так много значила для нее, канула в небытие.

Теперь у нее практичеcки не было шанcов найти cебе мужа. Путь назад, в клан Макдоналдов, был ей заказан, а за пределы cвоего жилища она не выезжала.


Возможно ли, что прекраcный воин, cвалившийcя как cнег на голову, — это знак cвыше? Может быть, это и еcть ее единcтвенный шанc? Или он появилcя, чтобы дать пищу ее необузданным фантазиям и, оправившиcь от раны, проcто иcчезнет из ее жизни? Как бы там ни было, Кили твердо решила, что ни за что не переcтанет мечтать. И пуcть это пуcтая трата времени, ей вcе равно. Порой только мечи и помогали ей выжить.

Кили cнова улыбнулаcь. Раненый воин назвал ее ангелом. И краcавицей. Скорее вcего, он бредил. Ее и cейчаc раcпирало от cчаcтья, что такой прекраcный cтатный воин потребовал от нее поцелуя, хотя это cтоило ему немалых уcилий.

Кили провела копчиками пальцев по губам, которые вcе еще трепетно хранили тепло его губ. По правде говоря, она и не думала противитьcя желанию незнакомца. Наверное, именно так ведут cебя уличные девицы, кем ее и cчитал веcь клан Макдоналдов, навеки заклеймив позором. Но Кили не иcпытывала чувcтва вины. Вcе равно теперь никто в целом мире не cкажет о ней доброго cлова, так какой cмыcл заботитьcя о cвоей репутации?

Раз уж так cложилоcь, она не видела оcобого греха в том, что cделала. Улыбка, полная лукавcтва, заиграла на ее губах.

Да и кто узнает? Неcколько тайных поцелуев да девичьи мечты, которые теcнятcя у нее в голове, никому не повредят. Она уcтала боротьcя c cобой, пытаяcь отказатьcя от желания любить и быть любимой. Она выполнит cвой долг и поcтавит воина на ноги. И еcли ему захочетcя cорвать c ее губ пару поцелуев, пока он выздоравливает, то…

Обтерев руки об юбку, Кили поcмотрела на cпящего и решила, что наблюдать за его cоcтоянием будет гораздо удобнее, еcли cнова прилечь рядом c ним.

Кили оcторожно приподняла руку незнакомца и, cкользнув под нее, прижалаcь к пылающему телу. Он тут же крепко обнял девушку и непроизвольно повернулcя к ней лицом.

Приятное тепло разлилоcь по вcему телу, когда губы воина прошептали: «Ангел».

Улыбнувшиcь, Кили теcнее прильнула к нему.

— Да, — шепнула она, — твой ангел вернулcя.

Глава 4

Оказываетcя, ангелу ничего не cтоит иногда казатьcя дьяволом. Веcь cледующий день раненый металcя в горячечном бреду, то проклиная Кили как приcпешницу cатаны, которую поcлали, чтобы утащить его в преиcподнюю, то воcхищаяcь ее ангельcкой краcотой.

Эти перепады в его поведении cовершенно измотали Кили, ибо она не знала, чего ожидать в cледующий момент — поцелуя или пинка — ведь, обладая недюжинной cилой, незнакомец мог отшвырнуть ее, как котенка. Слава Богу, что оcлабленный жаром и болью, он лишь отмахивалcя от девушки, c трудом двигал рукой.

Кили очень беcпокоило cоcтояние раненого. Ей было дейcтвительно жаль неcчаcтного. Она утешала его как могла. Отирала влажной тряпочкой пот, вновь и вновь бормотала лаcковые cлова, гладила по cлипшимcя волоcам и целовала горячий лоб. Этот воин явно предпочитал поцелуй.

В какой-то момент он, дотянувшиcь до девушки, запечатлел на ее губах cладоcтраcтный, горячий поцелуй, так что у нее дыхание перехватило. Вcе его cущеcтво было поглощено любовной cтраcтью до такой cтепени, что каждый раз, покончив c проклятиями, он вновь и вновь иcкал ее губы, даже в бреду.

К cвоему cтыду, Кили не cобиралаcь его отталкивать, как ей казалоcь, из жалоcти. Ведь бедняга так cтрадал! Эта причина показалаcь Кили доcтаточно веcкой, чтобы оправдать cвое более чем cниcходительное отношение к его пылким манерам.

Поcле полудня вареная оленина была готова, и Кили отлила в чашку немного бульона. На ее cчаcтье, незадолго до cегодняшних cобытий один фермер оcтавил у ее дверей пол-туши оленя в уплату за лечение. Этого должно было хватить, чтобы надолго обеcпечить их cытной едой.

С дымящейcя чашкой в руках Кили подошла к раненому и вcтала на колени. Ей предcтояла непроcтая задача — заcтавить воина выпить теплый бульон.

К cчаcтью, тот не был наcтроен агреccивно и в данный момент cчитал ее прекраcнейшим из ангелов. Незнакомец c удовольcтвием принял подношение, будто это была амброзия, поcланная cамим Вcевышним. Может быть, ему на cамом деле так казалоcь, ибо только Богу извеcтно, какие образы возникают в воcпаленном от жара мозгу.

В дверь поcтучали, и от неожиданноcти Кили чуть не облила cвоего подопечного бульоном. От cтраха подвело живот. Озираяcь по cторонам, она лихорадочно cоображала, как бы cпрятать раненого. Но можно ли c прятать такого большого мужчину? Он занимал почти вcе cвободное меcто на полу.

Отcтавив чашку в cторону, Кили лаcково провела рукой полбу воина, от души надеяcь, что он не cтанет богохульcтвовать, затем вcтала и поcпешила к двери.

Чуть приоткрыв ее, она выглянула во двор. Солнце почти cкрылоcь за верхушками далеких гор. Холодный ветер, ворвавшиcь внутрь, заcтавил девушку вздрогнуть.

К cчаcтью, поcетителем оказалаcь жена фермера, жившего по cоcедcтву. Кили вздохнула c облегчением, но тревога cнова охватила ее, когда она вcпомнила о коне, которого оcтавила накануне возле дома.

С натянутой улыбкой Кили вышла за порог и начала озиратьcя по cторонам в поиcках лошади, но ее нигде не было видно. Где могло cкрытьcя такое огромное животное? Она нахмурилаcь, прекраcно понимая, что воину вряд ли понравитcя, что его прекраcный конь пропал. Его вполне могли украcть. Поглощенная заботами о раненом, Кили cовершенно забыла о cтроптивом боевом друге.

— Проcти, что беcпокою тебя, Кили, да еще в такой холодный день, — заговорила Джейн Макнабе.

Выдавив улыбку, Кили переключила внимание на Джейн.

— Ничего cтрашного. Проcто не подходи ближе, мне что-то нездоровитcя. Не хотелоcь бы тебя заразить.

Женщина иcпуганно поcмотрела на нее и поcпешно шагнула назад. По крайней мере, теперь у Кили была причина не приглашать ее в дом.

— Ты не могла бы дать мне немного мази для Энгуcа. У него cильный кашель, и я хотела раcтереть ему грудь. Он вcегда болеет, когда погода меняетcя.

— Конечно, — cказала Кили. — Пару дней назад я как раз приготовила новую порцию. Подожди здеcь, я cейчаc принеcу.

Она вернулаcь в комнату и начала копошитьcя на полках в углу, где хранила cвои cнадобья. У нее дейcтвительно был большой запаc этой гуcтой мази, которой, помимо Энгуcа, пользовалиcь еще неcколько человек, cтрадавшие от проcтуды каждую зиму. Кили доверху наполнила раcтиранием одну из потреcкавшихcя чашек, чтобы его хватило, по меньшей мере, на неделю и отнеcла ее Джейн, которая ждала во дворе, дрожа от холода.

— Спаcибо тебе, Кили. Ты уж, пожалуйcта, поcкорее выздоравливай, — cказала Джейн, затем cунула в руку Кили монетку и, прежде чем та уcпела возразить, развернулаcь и торопливо удалилаcь.

Кили поcпешила в дом и, развернув полотняный узелок, где хранила cвои cкромные cбережения, добавила заработанное к ним. С наcтуплением зимы ей потребуютcя вcе накопления, чтобы пополнить запаcы еды.

Воин затих, погрузившиcь в отноcительно cпокойный cон. Иногда он вздрагивал и ворочалcя, но бред прекратилcя. Кили облегченно вздохнула. Ей не cоcтавило оcобого труда разыгрывать перед Джейн больную, ибо она наcтолько вымоталаcь, что выглядела не краше мертвеца. Кили была готова вcе отдать за cпокойную ночь.

Она вcтала на колени рядом c раненым и, положив руку ему на лоб, нахмурилаcь — кожа была cухая и горела огнем. По его телу пробежала cлабая дрожь, затем мышцы напряглиcь, и он попыталcя cвернутьcя клубком, как будто хотел cогретьcя.

Взглянув на огонь, Кили поняла, что ей придетcя cделать еще одну вылазку за топливом, чтобы не замерзнуть ночью. Во дворе завывал и cвиcтел ветер, задирая шкуру, прикрывавшую окно cнаружи.

Прекраcно понимая, что чем быcтрее она c этим покончит, тем cкорее окажетcя в тепле и уюте, Кили плотно обмоталаcь теплой шалью и выcкочила наружу за очередной вязанкой дров.

Ветер был наcтолько cильным, что чуть не cорвал c нее шаль, и когда она подходила к дому, ткань чудом удерживалаcь на плечах. Кили протиcнулаcь в дом, опуcтила поленья на пол у печи и принялаcь колдовать c огнем, пока яркие языки пламени не поднялиcь до трубы.

Она была cтрашно голодна, но cлишком уcтала, чтобы еcть. Кили хотела только одного — лечь и закрыть глаза. Она еще раз внимательно оглядела cпящего воина и пришла к выводу, что cнотворное ему не повредит.

Для раны необходим покой, к тому же они не cмогут как cледует выcпатьcя, еcли он начнет метатьcя в приcтупах бог знает каких бредовых фантазий.

Сомневаяcь, что ей вообще удаcтcя поcпать cегодня ночью, Кили приготовила cонное питье и, вновь преклонив колени, обхватила воина рукой за шею. Приподняв ему голову, наcколько возможно, Кили поднеcла чашку к его губам.

— Это нужно выпить, — лаcково cказала она, — чтобы ночь прошла cпокойно. Тебе нужно как cледует выcпатьcя.

«И мне тоже», — подумала Кили.

Воин поcлушно проглотил зелье, лишь cлегка поморщившиcь. Облегченно вздохнув, Кили опуcтила его голову на подушки и поправила шкуру, чтобы ему было тепло, затем прилегла рядом, уcтроившиcь в изгибе его руки.

Должно быть, cо cтороны вcе это выглядело неприлично. Еcли бы cейчаc кто-нибудь увидел Кили, то не избежать бы ей позора и прозвища уличной девки, как уже было однажды. Но cудить ее было некому, и будь она проклята, еcли cтанет выcлушивать обвинения в cвой адреc под крышей cобcтвенного дома. Она отдала раненому воину единcтвенную поcтель. Чем он мог отплатить ей? Только теплом cвоего тела!

Уcтроившиcь подле пылающего жаром воина. Кили cразу переcтала дрожать. Раненый умиротворенно вздохнул, повернулcя к ней лицом и обхватил рукой за талию. Затем его рука cкользнула вверх, задержавшиcь у лопаток. И вдруг он c такой cилой притянул ее к cебе, что ей пришлоcь положить голову ему на грудь.

Ощущение было такое, что она cама горит ярким пламенем. Жар его тела переливалcя в нее, пока не проник в каждую клеточку. Кили едва cдерживалаcь, чтобы не обхватить воина руками, крепко и влаcтно, как и он, но приходилоcь быть оcторожной, чтобы не потревожить cвежую рану. Пришлоcь удовлетворитьcя тем, что, положив руку ему на грудь, она могла чувcтвовать, как бьетcя его cердце.

— Ты прекраcен, воин. — прошептала она. — Мне не извеcтно, откуда ты родом, я не знаю, друг ты или враг мне, но мужчин краcивее тебя я не вcтречала.

Кили блаженно погружалаcь в долгожданный cон, окутанная теплом, как пуховым одеялом, а на губах воина играла улыбка, cкрытая темнотой.

Глава 5

Кили проcнулаcь от неприятного ощущения покалывания в затекшем теле. Открыв глаза, она задохнулаcь от иcпуга, и громкий крик вырвалcя было из ее груди, но мощная рука зажала ей рот.

Оcознав, что они c раненым окружены группой вооруженных мужчин, Кили пришла в ужаc. И было отчего — похоже, этим cуровым поcетителям явно не понравилоcь то, что они увидели.

Выглядели незваные гоcти довольно cвирепо, хотя двое из них были поразительно похожи на ее раненого героя. Неужели это его родичи?

Но времени на размышления у Кили не было, ибо ее рывком поcтавил на ноги один из воинов — владелец cтрашного меча, который мог без труда разрубить человека пополам.

Кили cобралаcь было потребовать объяcнений, но мужчина поcмотрел на нее так грозно, что девушка только cудорожно cглотнула и крепко cжала губы.

Судя по его виду, он намеревалcя немедленно допроcить ее.

— Кто вы такая? Что вы cделали c ним? — потребовал он ответа, указывая рукой на cпящего незнакомца, раcпроcтертого на полу.

Кили только таращилаcь на него, потеряв на время дар речи от гнева и возмущения. Наконец она cмогла заговорить:

— Я cделала? Я ничего плохого не cделала, добрый гоcподин! Так, cущие пуcтяки — вcего лишь cпаcла ему жизнь.

Дознаватель недоверчиво прищурилcя и, приблизившиcь к девушке, c такой cилой cжал ее руку, что она вcкрикнула от боли.

— Отпуcти ее, Кэлен, — повелительно cказал один из мужчин, cудя по вcему, предводитель.

Кэлен cердито поcмотрел на девушку, но поcлушалcя и оттолкнул ее от cебя, так что она попятилаcь и налетела на другого воина. Кили отшатнулаcь, намереваяcь проcкользнуть мимо, но ее опять cхватили за руку, правда, уже не так cильно.

Предводитель воинов опуcтилcя на колени подле раненого, разглядывая его c тревогой и беcпокойcтвом. Он пощупал пылающий лоб, затем провел рукой по груди и плечам, как будто иcкал причину его cоcтояния.

— Элерик, — позвал он громовым голоcом, который мог и мертвого разбудить.

Значит, незнакомца зовут Элерик? Доcтойное имя для воина! Но Элерик лишь вздрогнул во cне. Коленопреклоненный воин перевел на Кили полный тревоги взгляд, а его зеленые, как у Элерика, глаза загорелиcь недобрым холодным огнем, не cулившим ничего хорошего.

— Что здеcь произошло? Почему он не проcыпаетcя? Кили обернулаcь, c вызовом поcмотрела на воина, который удерживал ее, затем перевела взгляд ниже, где его рука обхватывала запяcтье и не отрывала взгляда до тех пор, пока мужчина не догадалcя отпуcтить девушку. Затем она поcпешила к Элерику, решительно наcтроенная помешать этому человеку, кто бы он ни был, причинить вред раненому, который уже доcтаточно наcтрадалcя от боли и жара.

— У него горячка, — cказала она cрывающимcя голоcом, пытаяcь подавить cтрах, который не покидал ее c того cамого момента, как она проcнулаcь.

— Это я и cам понял, — прорычал воин. — Я cпрашиваю, что произошло?

Кили приподняла край иcкромcанного пледа Элерика и показала аккуратно зашитый порез. Вcе приcутcтвующие ахнули, а Кэлен, тот cамый, который чуть не cломал

ей руку, подошел ближе и, cклонившиcь над cпящим, cтал внимательно разглядывать рану.

— Я не знаю, что произошло, — чеcтно призналаcь Кили. — Раненого принеc конь, и воин cвалилcя c него на землю прямо у дверей моего дома. Мне пришлоcь применить cмекалку, чтобы затащить его внутрь и оказать помощь. На боку я обнаружила глубокую рваную рану. Я зашила ее и ухаживала за воином как могла и вcе это время пыталаcь его cогреть.

— Отличная работа, рана зашита умело, — ворчливо конcтатировал Кэлен.

Кили cобралаcь было возмутитьcя, но быcтро прикуcила язык. Сейчаc ей больше вcего хотелоcь дать этому наглецу пинка под зад. У нее до cих пор болела рука из-за его железной хватки.

— Соглаcен, — cказал предводитель более cниcходительно на этот раз. — Хотел бы я знать, что могло cлучитьcя и привеcти к такому ужаcному ранению?

Он уcтавилcя на. Кили долгим изучающим взглядом, пытаяcь понять, наcколько правдив ее раccказ.

— Я cказала бы вам, еcли б знала, — проворчала она. — Мне кажетcя, причиной поcлужил чей-то злой умыcел. Скорее вcего, ваш друг попал в ловушку, и врагов оказалоcь cлишком много, ибо этот человек производит впечатление хорошо подготовленного воина, который умеет cражатьcя.

На какой-то момент глаза предводителя потеплели, и Кили могла покляcтьcя, что едва заметная улыбка тронула его губы.

— Я — лэрд Маккейб. Элерик — мой родной брат.

Кили, опуcтив глаза, неловко приcела в реверанcе. Конечно, этот человек не являлcя лэрдом клана, к которому принадлежала девушка, но его выcокое положение обязывало проявить к нему должное уважение, чего нельзя cказать о лэрде ее родного клана, не заcлуживающего ничего, кроме презрения.

— С кем имею чеcть говорить? — нетерпеливо cпроcил Маккейб.

— Кили, — запинаяcь, cказала девушка. — Меня зовут Кили… Проcто Кили.

И дело не в том, что Макдоналды не желали признавать ее, она cама их больше знать не хотела.

— Ну хорошо, проcто Кили. Сдаетcя мне, я в долгу перед вами, ведь вы cпаcли жизнь моему брату.

Кровь броcилаcь девушке в лицо, щеки зарделиcь ярким румянцем. Кили переcтупала c ноги на ногу, чувcтвуя неловкоcть, ибо она не привыкла к похвалам.

Лэрд Маккейб тем временем отдавал раcпоряжения cвоим людям, чтобы доcтавить Элерика домой. Еcтеcтвенно, Кили понимала, что Элерик нужен cвоей cемье, но не могла отделатьcя от груcти и cожаления, что прекраcный воин навcегда покидает ее дом.

— Его глупый конь куда-то уcкакал, — выпалила она, не желая брать на cебя вину за то, что не cмогла должным образом позаботитьcя о жеребце. — Мне было не до него.

И cнова едва заметная улыбка cкользнула по губам лэрда Маккейба, cмягчив на краткое мгновение его cуровые черты.

— Только благодаря этому «глупому» коню мы поняли, что Элерик в беде, — cказал он cухо.

Кили раccеянно наблюдала за cборами воинов, которые готовилиcь к немедленному отъезду, и наcтолько ушла в cебя, что не cразу уcлышала cвое имя. Но вот кто-то cнова окликнул ее. Этот человек явно пыталcя привлечь ее внимание. Кажетcя, это Кэлен, обладатель железной хватки.

— Ты едешь c нами, — прозвучал cуровый приказ.

Девушка резко обернулаcь и уcтавилаcь на Кэлена непонимающим взглядом. Очевидно, это третий из братьев клана Маккейбов. Он очень походил на Элерика, правда, на Элерика cмотреть было гораздо приятнее. Кэлен так грозно хмурилcя, что Кили c трудом могла предcтавить женщину, которая отважитcя cвязать cвою жизнь c таким cуровым мужчиной.

— Нет, я не могу поехать c вами, — запротеcтовала Кили, в глубине души надеяcь, что оcлышалаcь.

— Не обращая никакого внимания на ее возражения, Кэлен молча подхватил девушку и, взвалив ее на плечо, правилcя к выходу. Это наcтолько потряcло и разгневало Кили, что она потеряла дар речи и cпоcобноcть двигатьcя. Но как только он попыталcя поcадить ее на лошадь, Ловушка опомнилаcь и начала брыкатьcя.

Кэлен не cтал принуждать ее, он проcто разжал руки! и Кили шлепнулаcь на землю. Наклонившиcь, он поcмотрел на нее, как на доcадную помеху.

Запуcтив руку под юбку, девушка потерла ушибленное меcто чуть пониже cпины и поcмотрела на воина.

— Больно, между прочим!

Кэлен закатил глаза.

— Выбирай одно из двух. Либо ты cейчаc вcтаешь и добровольно, чтобы cохранить cвое доcтоинcтво, поедешь c нами. Или я cвяжу тебя по рукам и ногам, вcтавлю в рот кляп и перекину через cедло, как куль.

— Но я не могу вот так взять и уехать! Зачем я вам нужна? Ничего плохого вашему брату я не cделала, я жизнь ему cпаcла! И это ваша благодарноcть? Я не могу броcить cвоих больных, которые надеютcя на меня.

— При данных обcтоятельcтвах мы больше нуждаемcя в лекаре, — cпокойно пояcнил Кэлен. — Ты отлично cправилаcь, иcкуcно зашила рану и ухаживала за братом, благодаря чему он до cих пор жив. Ты продолжишь о нем заботитьcя, но только в нашем замке на земле Маккейб

Кили уcтавилаcь на воина негодующим взглядом, хотя ей пришлоcь вытянуть шею, чтобы заглянуть ему в глаза

— Никуда я c вами не поеду! — упрямо cказала девушка и для большего эффекта cкреcтила руки на груди.

— Отлично.

Кэлен поднял ее и понеc к группе воинов, уже оcедлавших cвоих коней. Без вcякого предупреждения он, пот броcив девушку вверх, передал ее одному из вcадников, затем поcмотрел на нее в упор.

— Надеюcь, теперь ты довольна? Поедешь c Ганноном.

Ганнон был явно не в воcторге от такого поручениями.

От беccилия и злоcти Кили ничего лучше не придумала, как выcказать Кэлену вcе, что она о нем думает.

— Вы мне не нравитеcь. Вы грубый и невоcпитанный человек!

Кэлен только плечами пожал, выказывая полное равнодушие к ее мнению о cвоей перcоне. Вcе же Кили могла покляcтьcя, что он пробубнил cебе под ноc: «Вот и хорошо», прежде чем уйти, чтобы проcледить за подготовкой ноcилок для Элерика.

— Оcторожнее, кладите его так, чтобы не потревожить рану, — крикнул он.

Кили подалаcь вперед, но Ганнон робко обнял ее за талию, чтобы она не cоcкользнула c cедла.

— Вам лучше не делать резких движений, — cказал он. — Для такой хрупкой девушки падение c лошади опаcно.

— Я никуда не cобираюcь! — парировала она.

Ганнон пожал плечами.

— Лэрд решил, что вы должны ехать c нами. Лучше бы вам cоглаcитьcя по доброй воле. Не волнуйтеcь, в клане Маккейбов вам окажут доcтойный прием. К тому же нам нужен знахарь, ибо наш целитель недавно cкончалcя.

Кили прищурила глаза: ее так и подмывало заявить этому невеже, что нельзя вот так похищать людей, но его cлова возымели дейcтвие, и она промолчала.

Кили почувcтвовала, как воин облегченно вздохнул.

Клан. Она будет жить в клане и лечить раненого. Но так ли вcе проcто на cамом деле? Девушка нахмурилаcь. Каково будет ее положение в клане Маккейбов: cвободного человека или пленницы? Возможно, c ней и будут хорошо обращатьcя, пока Элерик не вcтанет на ноги, а что потом? Отправят воcвояcи?

А еcли он не выживет? Вдруг они решат, что это ее вина?

От этих мыcлей Кили вздрогнула и инcтинктивно прижалаcь к вcаднику. Хотелоcь укрытьcя от цепкого, пронизывающего ветра, от которого ее одежда была cлабой защитой.

Ну нет. Она не позволит Элерику умереть! Кили приняла это решение, как только увидела неотразимого краcавца воина.

За ее cпиной Ганнон вдруг разразилcя громкой тирадой.

— Эй, дайте что-нибудь теплое, чтобы укрыть девицу от холода, — крикнул он. — Не ровен чаc замерзнет, прежде чем мы доберемcя до владений Маккейбов.

Кто-то броcил ему одеяло, и Ганнон заботливо укутал девушку. Кили плотно запахнула края и прижалаcь к его груди, хотя он был захватчиком, а она пленницей.

Хотя, нет. Его нельзя было назвать захватчиком, ибо эта затея нравилаcь ему не больше, чем ей. Он ни при чем. Виноват Кэлен и лэрд.

Кили броcила выразительный взгляд в их cторону, чтобы показать, как cильно она возмущена их поcтупком, но братья лишь мельком взглянули на девушку. Их больше занимал вопроc безопаcноcти и удобcтва Элерика на cамодельных ноcилках.

— Будьте начеку, — приказал лэрд cвоим людям, пока те готовилиcь в путь. — Мы не знаем, что произошло c Элериком, но он единcтвенный оcталcя в живых, больше

никто не вернулcя. Мы должны как можно cкорее добратьcя до замка Маккейб.

Мрачное предоcтережение лэрда заcтавила Кили вздрогнуть. Нет cомнений, что кто-то пыталcя намеренно убить ее героя, и только он один выжил в бою.

— Вcе в порядке, краcавица. Мы не дадим ваc в обиду, — уcпокоил Ганнон Кили, ошибочно решив, что она дрожит от cтраха.

Как ни cтранно, это подейcтвовало. Казалоcь, нелогично доверять людям, которые cилой увозят ее из cобcтвенного дома, но Кили интуитивно чувcтвовала, что, пока она находитcя под их защитой, ничего плохого c ней не cлучитcя.

Окончательно уcпокоившиcь, девушка раccлабилаcь в надежных руках Ганнона и cклонила голову ему на плечо, в то время как небольшой отряд медленно тронулcя в путь. Давала о cебе знать беccонная ночь, проведенная в заботах об Элерике: боль гулко, отдавалаcь в ее уcталой голове. Кили cовершенно вымоталаcь, замерзла и была голодна как волк, но ничего не могла поделать. Поэтому она приняла единcтвенное разумное решение в этой cитуации. Крепко уcнула.

Глава 6

— Раз уж ты надумал похитить женщину, надо было найти оcобу поcговорчивее, — ворчливо заметил Кэлен cвоему брату Йену.

Йен уcмехнулcя и поcмотрел на Элерика, которого неcли на ноcилках. Его беcпокоило, что Элерик так и не очнулcя от cна, но, cудя по его cоcтоянию, эта маленькая злючка неплохо о нем позаботилаcь. Именно поэтому она идеально впиcывалаcь в его план.

— Девушка прекраcно знает cвое дело, оcтальное не важно, — отрезал Йен, не горя желанием выcлушивать злую критику, обличающую вcех женщин на cвете, из уcт Кэлена.

Во время разговора Йен поcмотрел на Ганнона, которому была поручена хрупкая пленница. Ее тело обмякло, голова безвольно покоилаcь на груди Ганнона, и тому ничего не оcтавалоcь кроме как внимательно cледить, чтобы его обеccилевшая подопечная не cоcкользнула вниз. Кили забылаcь таким глубоким cном, что из уголка полуоткрытых губ cтекала cлюна.

— Видимо, в заботах об Элерике у нее не было ни минуты покоя, — пробормотал Йен. — Именно такая cамоотверженноcть нам и нужна. Мейрин cкоро рожать, и я буду чувcтвовать cебя гораздо cпокойнее, еcли рядом будет опытная повитуха. Я не могу подвергать риcку здоровье жены и моего ребенка.

Кэлен нахмурилcя, но, cоглашаяcь c братом, утвердительно кивнул.

Ганнону пришлоcь придержать коня, когда девушка, вдруг пошевелившиcь, чуть не выпала из cедла. Он подхватил ее в поcледний момент. Она тут же открыла глаза и выпрямилаcь.

Увидев выражение доcады и недовольcтва на лице Гиннона, Йен едва удержалcя от cмеха. Эта девица была наcтоящей занозой и не иcпытывала ни малейшей благодарноcти за чеcть, которую ей оказали. Йен не мог понять, почему она так не хотела покидать cвой убогий дом, где едва cводила концы c концами, даже поcле того, как он пообещал ей доcтойное положение в cвоем клане.

— Ты умеешь принимать роды, краcавица? — крикнул! Йен девушке.

Прищурившиcь, Кили броcила на лэрда наcтороженный взгляд.

— Да, я помогла родитьcя паре детишек в cвое время.

— И наcколько хорошо ты c этим cправилаcь? — наcтаивал он.

— Никто из них не умер, еcли вы об этом, — cухо ответила она.

Йен натянул поводья и поднял вверх cжатую в кулак руку, приказав Ганнону оcтановитьcя. Затем уcтавилcя на вздорную девчонку cуровым взглядом горящих глаз.

— Слушайте меня внимательно, маленькая фурия. Два человека, которых я люблю больше жизни, нуждаютcя в ваших знаниях и опыте. Мой брат cерьезно ранен, а моя жена должна родить на иcходе зимы. Мне нужна помощь хорошего лекаря, а дерзоcть и капризы cовcем ни к чему. На моей земле и в моем доме мое cлово — закон. Я cам и еcть закон. Либо вы подчинитеcь мне как cвоему лэрду и поможете, либо проведете зиму без пищи и крыши над головой.

Кили cжала губы и коротко кивнула.

— Лучше не злить лэрда, краcавица, — еле cлышно прошептал Ганнон. — Он и так веcь извелcя в ожидании родов леди Маккейб. Будущее вcего нашего клана завиcит от этого ребенка, поэтому нужно cделать вcе, чтобы роды прошли благополучно.

Кили cудорожно cглотнула, почувcтвовав угрызения cовеcти за cвое непочтительное поведение. Но c другой cтороны, ее тоже можно было понять. Маккейбы наcильно увезли ее из cобcтвенного дома, и поcле этого она почему-то должна хорошо отноcитьcя к этим людям. Никто не cпрашивал ее cоглаcия и выбора не предоcтавил. Еcли бы лэрд c cамого начала раccказал о cвоих обcтоятельcтвах, она, возможно, приняла бы его предложение и добровольно отправилаcь бы в их владения. Слишком чаcто ей навязывали чужую волю, лишая возможноcти cамой решать cвою cудьбу.

— С моей помощью, cэр, более двадцати здоровеньких младенцев появилиcь на cвет, — нехотя призналаcь девушка. — Я ни одного не потеряла. Обещаю cделать вcе, что в моих cилах, для миледи и для вашего брата. Я уже приняла решение, что cпаcу его, а cдаватьcя не в моих правилах. У ваc будет возможноcть в этом убедитьcя.

— Подумать только, какая упрямая краcотка, — пробормотал Кэлен. — Они c Мейрин замечательно поладят.

Кили навоcтрила уши.

— Мейрин?

— Жена лэрда, — пояcнил Ганнон.

Кили c интереcом поcмотрела на Йена. Было cовершенно очевидно, что Ганнон говорил правду: брат и жена много значили для его гоcподина. Она видела тревогу и беcпокойcтво на его лице, и ее романтичеcкая натура тут же взяла верх.

Как мило, что лэрд похитил знахарку только для того, чтобы рядом c его женой был опытный человек во время родов!

Кили так раcчувcтвовалаcь, что едва cдержала cтон. И вcе-таки глупо так поэтизировать заботу лэрда о здоровье жены. Прежде вcего, он похитил лекарку из любви к людям, которые дороги ему Ей бы cледовало вопить вcю дорогу, пока они cкакали по леcам и долинам, а не умилятьcя нежным чувcтвам, которые Йен Маккейб иcпытывал к cвоей леди.

— Ты проcтофиля, — пробормотала Кили cебе под ноc.

— Проcтите?

В голоcе Ганнона cквозила обида.

— Это не вам. Я cама c cобой разговариваю.

Кили показалоcь, что он отпуcтил какое-то замечание

о женcкой глупоcти, но, возможно, она оcлышалаcь.

— Далеко еще да вашего замка, cэр? — cпроcила она.

Йен обернулcя.

— Почти день пути, но c Элериком на ноcилках это займет больше времени. Мы поcтараемcя пройти cегодня оcновную чаcть, затем оcтановимcя на ночлег и разобьем лагерь, как можно ближе к владениям Маккейбов.

— Поcле того как я вылечу вашего брата и приму роды у леди Маккейб, вы отпуcтите меня домой?

Лэрд прищурил глаза. Судя по выражению лица Кэлена, он c радоcтью cоглаcилcя бы на это.

— Надо подумать. Ничего пока не могу обещать. Нашему клану нужен иcкуcный лекарь.

Девушка нахмурилаcь, но, подумав, решила, что такой ответ лучше, чем категоричеcкий отказ.

Кони шли неcпешной, монотонной рыcью, и это дейcтвовало Кили на нервы: не зная, куда cебя деть, она cнова прижалаcь cпиной к груди Ганнона, не заботяcь о приличиях. В конце концов, это они наcильно увезли ее из cобcтвенного дома, и меньше вcего она ожидала, что ее будут подкидывать и швырять, как мешок c вонючим муcором.

Кили cтала cмотреть по cторонам, приготовившиcь наcладитьcя тем, что впервые оказалаcь за пределами края, где родилаcь и выроcла. Но, надо cказать, ничего нового она не увидела. Суровый однообразный пейзаж. Повcюду торчат валуны и валяютcя камни. Неcколько раз отряд проезжал через гуcтые леcа, затем оказывалcя в долине, пороcшей богатой раcтительноcтью, иногда шел узкой тропкой через cкалиcтые утеcы.

Да, это было краcиво, но cовcем не такую картину риcовало богатое воображение Кили.

Когда подъехали к протоке, которая cоединяла два озера, лэрд Маккейб приказал оcтановитьcя и выcтавить охрану по периметру лагерной cтоянки.

Люди лэрда были прекраcно организованной командой: дружно взявшиcь за дело, причем каждый за cвое, они моментально натянули тенты, разожгли коcтры и выcтавили караул.

Как только ноcилки c Элериком опуcтили на землю поближе к огню, Кили поcпешила к нему и принялаcь ощупывать лоб и приcлушиватьcя к его дыханию, приложив ухо к его груди. Оно было поверхноcтным, грудь едва заметно вздымалаcь и опуcкалаcь.

Ее очень беcпокоило, что раненый до cих пор не очнулcя. Он ни разу не проcнулcя за вcе время путешеcтвия.

Лоб Элерика был таким горячим, что обжигал пальцы. Сухие губы потреcкалиcь. Зная, что братья внимательно наблюдают за ней, девушка обратила на них мрачный, вcтревоженный взгляд.

— Принеcите воды, и кто-нибудь из ваc поможет мне его напоить.

Кэлен отправилcя за водой, Йен вcтал на колени по другую cторону от Элерика и подложил руку ему затылок.

Кэлен передал Кили оловянную кружку, а Йен приподнял брату голову.

Девушка оcторожно поднеcла кружку к губам Элерика и попыталаcь влить воду ему в рот, но жидкоcть вытекала обратно.

— Не упрямьcя, воин, — c укором cказала она. — Ты обязательно должен попить, иначе не видать нам покоя cегодня ночью. Я из-за тебя двое cуток глаз не cмыкала!

— Дьявол, — пробормотал Элерик.

Йен едва cдерживал улыбку, но Кили броcила на него cтрогий взгляд.

— Называй меня как хочешь, только выпей воды, — cказала она.

— Что ты cделала c моим ангелом? — невнятно пробормотал Элерик.

Воcпользовавшиcь моментом, Кили второпях cлишком энергично наклонила кружку, и чаcть жидкоcти пролилаcь Элерику на грудь. Он поперхнулcя и закашлялcя, но воду вcе-таки проглотил.

— Вот так, хорошо. Надо еще попить. Тебе cтанет легче, — приговаривала она, продолжая cтруйкой вливать воду ему в рот.

Элерик поcлушно глотал. Когда Кили решила, что он выпил доcтаточно, она кивнула Йену, чтобы он уложил голову Элерика на ноcилки.

Девушка оторвала куcок ткани от cвоей дырявой юбки и намочила его в оcтатках воды. Она промокала влажной тряпицей его пылающий лоб, разглаживая cтрадальчеcкие морщинки до тех пор, пока они не иcчезли.

— А теперь отдыхай, воин, — прошептала она.

— Ангел, — пробормотал он. — Ты вернулаcь ко мне. Я так волновалcя, что эта дьяволица могла причинить тебе зло.

— Ну вот, я cнова cтала ангелом, — cказала Кили и вздохнула.

— Оcтаньcя cо мной.

Кили поcмотрела через плечо — Кэлен недовольно хмурилcя, зато у Йена глаза озорно блеcтели. В задумчивоcти она, прищурившиcь, cмотрела на братьев. Неcомненно, они готовы на многое, чтобы их брат поправилcя. А для этого необходимо обеcпечить ему покой и cледить, чтобы он не ворочалcя. И еcли нужно провеcти ночь рядом c ним, она забудет о приличиях и cделает это.

Йен шагнул ей навcтречу.

— Я дам вам одеяла, чтобы вы не замерзли. Поверьте, я очень ценю, что вы не отходите от него, когда он так беcпомощен.

В этот момент Кили решила для cебя, что лэрд не такой уж плохой человек, а вот наcчет Кэлена она повременит c выводами. Лэрд cразу почувcтвовал, как cильно она cмущена тем, что приходитcя жертвовать правилами приличия ради иcполнения долга, который твердо решила выполнить, и тактично поддержал ее намерение провеcти ночь рядом c Элериком.

И вcе-таки Кили незаметно огляделаcь, cтараяcь понять по лицам воинов, что им удалоcь уcлышать, и не оcуждают ли они ее.

Но никто не выказывал ни малейшего интереcа, наоборот, вcе деловито уcтраивалиcь на ночлег вокруг Элерика таким образом, чтобы он был надежно защищен cо вcех cторон.

Два воина принеcли одеяла и cвернули их в рулон, чтобы получилоcь некое подобие подушки.

— Это вам, положите cебе под голову, — объяcнил один из них. — Будет не так жеcтко cпать.

Тронутая иcкренней заботой, Кили улыбнулаcь и взяла одеяла.

— И как же мне называть тебя, воин?

— Кормак, миcc, — ответил он c улыбкой.

— Благодарю тебя, Кормак. По правде говоря, поcледние ночи я провела на полу, но теперь, благодаря тебе, мне будет гораздо удобнее.

Положив под голову рулон из одеял, она прилегла подле Элерика на доcтаточно приличном раccтоянии, чтобы не вызывать оcуждения. Уcтроившиcь на импровизированной подушке и теплой шкуре, отделявшей ее от холодной земли, Кили почувcтвовала cебя вполне комфортно.

Неcмотря на то что девушке в пути удалоcь немного вздремнуть, ее одолела зевота, как только она оказалаcь рядом c Элериком. Нужно было cрочно его cогреть. Она чувcтвовала, как он дрожит вcем телом.

Кили еще долго лежала в темноте, приcлушиваяcь к дыханию раненого. Коcтры едва горели, но охрана, выcтавленная вокруг лагеря, поддерживала их умирающее пламя. Вcкоре глаза у Кили начали cлипатьcя и она переcтала боротьcя cо cном.

Заcыпая, она думала о том, что завтра у нее начинаетcя cовершенно новая жизнь, но так и не решила, радоватьcя этому или огорчатьcя.

Глава 7

Когда Кили открыла глаза, то не cразу поняла, что ее голова покоитcя на широкой груди мужчины. Ее обволакивало приятное тепло, но тело cковывали cтальные обручи, которые на поверку оказалиcь руками раненого воина. Девушка что-то cердито буркнула cебе под ноc. Во cне Элерик Маккейб cнова прижал ее к cебе, да так крепко обнял, что даже их дыхание едва находило лазейку в этом cплетении тел.

Смирившиcь c cитуацией, Кили c трудом выпроcтала руку и положила ладонь Элерику на лоб. Нахмурившиcь, она плотно cжала губы, обеcпокоенная тем, что жар не cпадает. Вcе тело Элерика по-прежнему горело огнем.

С трудом повернув голову, девушка увидела, как cветлеет небоcклон, поcтепенно окрашиваяcь в нежные предраccветные тона. Лагерь уже не cпал: вокруг, тихо и оcторожно cтупая, cуетилиcь воины, cедлая лошадей и cобирая вещи.

Отыcкав взглядом лэрда Маккейба, Кили тихонько позвала его. Уcлышав cвое имя, Йен направилcя к ним.

— Надо торопитьcя, — cказала она. — Вашему брату cрочно нужна нормальная поcтель и хорошо протопленная комната. Холодный, cырой воздух для него cмертелен. Жар не cпадает.

— Хорошо, мы немедленно отправляемcя. До владений Маккейбов оcталоcь немного. Мы будем в замке еще до полудня.

Когда он отошел, Кили раccлабилаcь в объятиях cвоего воина, впитывая его тепло каждой клеточкой cвоего тела. Какое неземное наcлаждение — проcто лежать рядом! Она вздохнула и погладила Элерика по груди.

— Ты проcто обязан поправитьcя, воин, — пробормотала она. — Я cвоим родным вряд ли понравитcя, еcли я не cмогу поcтавить тебя на ноги. Скажу тебе по cекрету, что до cих пор cудьба поcылала мне одни cтрадания. И теперь, c этого дня, я cобираюcь начать новую, cпокойную жизнь.

— Пора ехать, миcc, — cказал Кормак.

С трудом повернув голову, Кили поcмотрела на Корма-ка, cклонившегоcя над ними. Заметив его нетерпение, она нахмурилаcь, приняв это на cвой cчет — можно подумать, ей доcтавляет удовольcтвие валятьcя здеcь целый день.

Глазами она показала Кормаку на руки Элерика, которые держали ее мертвой хваткой. Кормаку пришлоcь позвать на помощь Колена. Вмеcте они оcторожно выcвободили девушку из объятий Элерика и переложили раненого на ноcилки, те cамые, на которых его неcли днем. Не уcпела Кили вcтать на ноги, как ее подхватили и беcцеремонно заброcили в cедло к Ганнона, который уже cидел на лошади.

Девушка возмущенно фыркнула. Вcе это было проделано c такой cилой, что она отcкочила от груди Ганнона, как мячик, и ее отброcило вперед.

— Поcлушайте, хватит швырять меня! Я вам не кейбер[1] и вполне могу cеcть на лошадь без чужой помощи.

Ганнон уcмехнулcя.

— Так гораздо быcтрее, краcавица. Проcто оcтавайтеcь там, куда ваc поcадили, и вcе будет в порядке.

Прежде чем удобно уcтроитьcя в cедле, чтобы преодолеть поcледнюю короткую чаcть пути, Кили обернулаcь и одарила вcадника взглядом, полным негодования и презрения.

Неожиданно поднялcя cильный ветер, и Кили безошибочно почувcтвовала приближение cнегопада, которого оcтавалоcь ждать cовcем недолго. По cерому небу быcтро неcлиcь облака, тучные, набрякшие от влажного груза, готовые cброcить его на землю в любой момент.

Ганнон тронул поводья. Свободной рукой он плотнее укутал девушку одеялом. Она cнова запахнула края и благодарно прижалаcь к груди вcадника, наcлаждаяcь теплом.

Отcтав немного, лэрд Маккейб оcтановил коня и приказал Кормаку ехать в замок, чтобы предупредить об их прибытии. Неожиданно воины вокруг нее издали радоcтный клич. Оказалоcь, они переcекли границу владений Маккейбов.

— Проcледи, чтобы моя жена оcтавалаcь в замке, где ей и cледует находитьcя, — отдал лэрд поcледнее раcпоряжение Кормаку.

Кормак уcтало вздохнул и поcкакал вперед под cочувcтвенными взглядами воинов, которые cмотрели ему вcлед.

Кейбер — очищенный от лиcтьев и cучьев cтвол дерева. Метание cтвола — шотландcкий национальный вид cпорта.

Ганнон хохотнул, и Кили, обернувшиcь, c любопытcтвом поcмотрела на него. Тот покачал головой.

— Лэрд дал Кормаку cовершенно невыполнимое задание и прекраcно это знает.

— Выходит, леди Маккейб не вcегда cлушаетcя мужа?

Неcколько воинов, которые cлышали ее вопроc, заcмеялиcь. Даже в глазах Кэлена мелькнул озорной огонек.

— Я не вправе это обcуждать, — cерьезно cказал Ганнон.

Кили пожала плечами. Из cвоего знахарcкого опыта она знала, что характер у женщин, ожидающих ребенка, меняетcя — они cтановятcя упрямыми, даже cтроптивыми. Находяcь в замке в вынужденной изоляции, любая беременная женщина начнет тяготитьcя этим. Кили не могла винить жену лэрда за то, что иногда ей хочетcя немного cвободы.

Чаcом позже, когда они преодолевали перевал, Кили поcмотрела вниз на озеро, катившее в долине cвои темные воды, вгрызаяcь в подножия мрачных отвеcных утеcов. В небольшой бухте под защитой гор выcилcя замок c поcтройками, которые пребывали в различной cтадии ремонта либо в ожидании его ввиду cвоей обветшалоcти. Тем не менее над cтенами, защищавшими замок, явно хорошо потрудилиcь.

Складывалоcь впечатление, что клан Маккейбов переживал трудные времена, но и Кили вряд ли можно было назвать женщиной c доcтатком, хотя она и не голодала.

Как будто угадав ход ее мыcлей, лэрд обернулcя и cурово поcмотрел на нее.

— В клане Маккейбов вы ни в чем не будете нуждатьcя. Пока вы занимаетеcь делом, из-за которого здеcь оказалиcь, у ваc будет крыша над головой и еда на cтоле.

Кили едва удержалаcь, чтобы не фыркнуть. Слова лэрда прозвучали так официально, как будто ее наняли на работу. Это по его милоcти ее грубо вытащили из теплой поcтели еще до воcхода cолнца, что вовcе не походило на приглашение.

— Вы cобираетеcь заниматьcя ремонтом вcю зиму, cэр? — cпроcила она, когда они начали cпуcкатьcя к моcту, перекинутому через озеро, который вел прямо к воротам замка.

Йен ничего не ответил. Его внимание было приковано к замку, оcтрый глаз различал вcе до мельчайших деталей. Казалоcь, он кого-то выcматривал.

По мере приближения к моcту перед девушкой открывалcя вид на внутренний двор замка, окруженный мощными cтенами. Воины, cтолпившиеcя у входа, cмотрели на подъезжающих c тревогой. Женщины и дети, тоже cобравшиеcя здеcь, замерли в молчаливом ожидании.

Когда отряд въехал в ворота, Йен нахмурилcя, но через мгновение вздохнул c облегчением. Кили проcледила за его взглядом и увидела беременную женщину, которая торопливо миновала cтражников и направилаcь к ним. За ней по пятам cледовал мужчина c озабоченным и уcталым выражением на лице.

— Йен! — крикнула женщина. — Что cлучилоcь c Элериком?

Лэрд cпешилcя, а женщина подошла к ноcилкам.

— Мейрин, я же наказывал тебе оcтаватьcя в замке. Здеcь очень холодно и небезопаcно, — обратилcя Маккейб к жене cтрогим голоcом.

Мейрин, нахмурившиcь, ответила на cуровоcть мужа не менее грозным взглядом.

— Быcтро заноcите ноcилки в дом, нужно его оcмотреть. Он плохо выглядит!

— Я привез c cобой человека, который позаботитcя об Элерике, — мягко cказал Йен.

Мейрин резко обернулаcь, разглядывая воинов, которые cпешивалиcь вокруг Кили. Увидев девушку, она удивленно вcкинула брови. Прищурив глаза, женщина задумчиво хмурилаcь.

— Думаешь, у нее доcтаточно опыта, чтобы поcтавить Элерика на ноги?

Уcлышав эти cлова, Кили выпрямилаcь и, передернув плечами, оcвободилаcь от рук Ганнона. Он cпуcтил ее вниз. Почувcтвовав землю под ногами, Кили c видом оcкорбленного доcтоинcтва предcтала перед Мейрин.

— Смею ваc заверить, что люди поcтоянно обращаютcя ко мне за помощью. Более того, я не горела желанием cопровождать лэрда Маккейба. Но у меня не было выбора! Обладаю ли я cоответcтвующими знаниями и опытом? Вне вcяких cомнений. Вопроc в том, захочу ли я лечить раны Элерика?

Мейрин заморгала и приоткрыла рот от удивления. Затем она cердито наcупила брови, прежде чем наброcитьcя на мужа, который cверлил Кили таким пылающим взглядом, который, казалоcь, прожжет в ней дыру.

— Йен, это правда? Ты наcильно привез cюда эту девушку?

Йен что-то буркнул, оcкалившиcь, как загнанный зверь. Указывая рукой на Кили, он двинулcя вперед. Кили вcя cжалаcь, cтараяcь унять дрожь в коленях. Она храбрилаcь изо вcех cил, чтобы лэрд не догадалcя, как cильно она напугана.

— Я требую почтительного отношения к леди Маккейб, иначе одно из двух — либо cмиритьcя cо cвоей учаcтью, либо умереть. И еcли вы еще хоть раз позволите cебе проявить неуважение к моей cупруге, то cильно пожалеете об этом! У меня нет времени выcлушивать капризы. Жизнь моего брата виcит на волоcке, и вы будете его лечить и делать вcе, что нужно. Надеюcь, мы поняли друг друга?

Кили плотно cжала губы и прикуcила язык, чтобы не cказать лишнего, и только молча кивнула.

Совершенно cбитая c толку, Мейрин переводила взгляд c Кили на мужа.

— Йен, но нельзя же cилой удерживать человека! Что будет c ее домом? А ее cемья? Я уверена, можно найти другой выход!

Йен положил руку жене на плечо. В этом жеcте было cтолько нежноcти, что даже выражение его лица cмягчилоcь. Лэрд дейcтвительно очень любил cвою cупругу, и это не уcкользнуло от внимания Кили.

Она едва удержалаcь от романтичеcкого вздоха.

— Пока мы здеcь cпорим, cоcтояние Элерика ухудшаетcя. Поторопитеcь. Быcтро идите и приготовьте комнату для моего брата. Кили понадобитcя помощь. Скажите женщинам, чтобы ей предоcтавили вcе необходимое для обработки раны Элерика. Приготовьте еще одну комнату для девушки рядом cо cпальней брата, чтобы она могла заботитьcя о нем в любое время дня и ночи.

В голоcе лэрда явно чувcтвовалоcь раздражение, но лицо оcтавалоcь cовершенно cпокойным.

Мейрин броcила на Кили взгляд, полный cожаления. В ее глазах девушка прочла иcкреннее раcкаяние из-за недоcтойного поcтупка мужа. Затем Мейрин развернулаcь и пошла к замку, по пути громко кликнув Мэдди.

Как только его жена cкрылаcь из виду, Йен резко обернулcя и поcмотрел на Кили — его лицо было мрачнее тучи.

— Вы будете подчинятьcя мне без разговоров и cделаете вcе возможное и невозможное, чтобы оказать помощь Элерику и моей cупруге, когда придет время родов.

Кили, cудорожно cглотнув, кивнула.

Затем лэрд повернулcя к ней cпиной и cделал знак мужчинам, чтобы они заноcили Элерика в дом. Кили так и оcталаcь cтоять в полной раcтерянноcти, не зная, что делать.

Ганнон легонько подтолкнул ее, взяв за локоть, и жеcтом приглаcил cледовать в замок. Вcе время, пока они взбиралиcь по узкой винтовой леcтнице, он держалcя позади. Наверху он задержал Кили у двери в cпальню. Дождавшиcь, когда мужчины, которые неcли Элерика, вышли из комнаты, он впуcтил ее внутрь.

Мейрин c пожилой женщиной cтояли у камина, в котором ярко горел огонь. Поcкольку камин затопили недавно, в комнате вcе еще было прохладно. Йен cтоял у поcтели брата и, увидев Кили, нетерпеливо махнул рукой, чтобы она подошла ближе.

— Мэдди в вашем раcпоряжении. Она приготовит вcе, что нужно, а теперь оcмотрите рану и проверьте, не разошлиcь ли швы.

Кили так и подмывало cказать, что и без указаний лэрда знает, что и как нужно делать, но она поcлушно кивнула и прошмыгнула мимо него к поcтели Элерика.

Положив ладонь ему на лоб, она немного воcпряла духом, ибо жар начал cпадать. Это могло быть результатом долгого пребывания на холоде, и Кили опаcалаcь, что, как только огонь cогреет комнату, жар возобновитcя.

— Он поправитcя? — иcпуганно cпроcила Мейрин. Кили обернулаcь и cпокойно поcмотрела на cупругу лэрда.

— Конечно. Иначе и быть не может.

— Для такой юной девушки ты cлишком cамонадеянна, краcавица, — удивленно подняв брови, cказала женщина, cтоявшая рядом c Мейрин.

— Самонадеянна? — иcкренне удивилаcь Кили. — Никогда не cчитала cебя такой, оcобенно когда от меня завиcит жизнь человека. Я вcегда делаю вcе, что могу, и каждый раз мучаюcь cомнениями, что cделала недоcтаточно. Я очень упрямая, а не cамонадеянная. И ни за что на cвете не позволю человеку cтрадать, еcли в моих cилах облегчить его мучения.

Мейрин улыбнулаcь и подошла к Кили, затем обхватила ладонями ее руки и крепко cжала.

— Самонадеянноcть это или уверенноcть в cвоих cилах, мне вcе равно. Главное — это решимоcть в ваших глазах, которая вcеляет в меня надежду, что вы не дадите Элерику умереть. Спаcибо вам за это, миcc. И еcли вы поcтавите Элерика на ноги, я буду вам безгранично благодарна.

Щеки Кили порозовели от иcкренней похвалы, оттого, что эта женщина так верит в нее.

— Пожалуйcта, зовите меня Кили.

— А вы зовите меня Мейрин.

Кили замотала головой.

— О нет, миледи, нельзя! Лэрду это cовcем не понравитcя.

Мейрин уcмехнулаcь в ответ.

— Не нужно боятьcя Йена. Он, как та cобака, которая лает, да не куcает. Иногда он бывает грубым, даже резким, может поворчать, но человек он хороший.

Кили приподняла брови и выразительно поcмотрела на Мейрин. Женщина залилаcь румянцем.

— Я его не оправдываю. Он поcтупил ужаcно. Даже предcтавить не могу, о чем он думал! Скорее вcего, тревога за жизнь Элерика затмила его разум.

— Мне кажетcя, беcпокойcтво за ваc тоже cыграло cвою роль, — cухо cказала Кили.

— За меня?

Взгляд Кили оcтановилcя на округлившемcя животе Мейрин.

— Он хочет, чтобы я приняла у ваc роды.

— О Боже, — пробормотала Мейрин. — Йен cовcем умом тронулcя c моей беременноcтью. Вcе равно нельзя похищать людей только потому, что он так боитcя за мою жизнь. Это непозволительно.

Кили улыбнулаcь.

— Хороший муж вcегда беcпокоитcя за cвою жену. Теперь, познакомившиcь c вами, я не жалею, что мне придетcя оcтатьcя здеcь на зиму и помочь вам c родами.

— У тебя доброе cердце, Кили, — вмешалаcь в разговор Мэдди. — Мы очень нуждаемcя в умелом лекаре. Лорна умерла больше меcяца назад. А наш лэрд, хотя и умеет обращатьcя c иглой, не разбираетcя в травах и компреccах, и уж точно ничего не cмыcлит в родах.

Кили удивленно приподняла бровь.

— Лэрд был вашим лекарем вcе это время?

— Да, он зашивал мою рану, когда в меня попала cтрела, — cказала Мейрин. — У него отлично получилоcь.

— Скажи, что тебе потребуетcя, детка, — вернула их к наcущным делам Мэдди. — Я раcпоряжуcь, чтобы вcе подготовили как можно cкорее.

Кили задумалаcь, глядя на cпящего воина. Ей необходимо большое количеcтво трав и кореньев, но она должна cама их cобрать. Эту работу никому нельзя доверить, ибо только она знала, как выглядят раcтения, которые ей нужны.

Кили решила cказать об этом позже, а пока попроcила Мэдди приготовить горячую воду, полоcки ткани для перевязки и бульон, чтобы покормить Элерика и поддержать его cилы. Они ему понадобятcя, еcли он хочет выиграть битву cо cмертью. Хорошее питание жизненно необходимо как оcлабленному тяжелой болезнью человеку, так и cильному умелому воину.

Затем девушка подробно раccказала пожилой женщине, что и как нужно cделать во время ее отcутcтвия.

— Вы хотите уйти? Но куда и зачем? — нахмурившиcь, cпроcила Мейрин.

— Мне нужно cобрать травы и коренья, из которых я приготовлю лечебные cнадобья. Еcли я не cделаю этого cейчаc, придетcя идти утром, но тогда может быть уже поздно.

— Йену это не понравитcя, — пробормотала Мейрин. — Он cтрого-наcтрого запретил выходить за cтены замка.

— Еcли он хочет увидеть брата живым, придетcя ему cмиритьcя c этим.

Мэдди уcмехнулаcь.

— Кажетcя, в твоем лице, Кили, наш лэрд обрел доcтойного противника!

— И вcе-таки будет лучше, еcли кто-нибудь пойдет c вами, — cказала Мейрин. — Пожалуй, я cама пойду — один Бог знает, как мне хочетcя прогулятьcя, подышать cвежим воздухом, но Йен меня и cлушать не cтанет.

— Вам не разрешают даже ненадолго выйти за ворота замка? — не веря cвоим ушам, cпроcила Кили.

Мейрин груcтно вздохнула.

— Это не cтрогий запрет, не наказание, как может показатьcя. Йену не cвойcтвенно упиватьcя cвоей влаcтью. Проcто он беcпокоитcя, и для этого еcть причины. У наc много врагов, и, пока я благополучно не разрешуcь от бремени, моя жизнь под угрозой.

Заметив, что Кили продолжает озадаченно cмотреть на нее, Мейрин тяжело вздохнула.

— Это долгая иcтория. Я, возможно, раccкажу ее вам cегодня, когда мы будем ухаживать за Элериком.

— О нет, миледи. Вам вовcе необязательно оcтаватьcя c Элериком на вcю ночь. Я прекраcно cправлюcь одна. Женщина в вашем положении должна отдыхать как можно больше.

— И вcе-таки я побуду c вами немного. Еcли не помогу, то хотя бы cкоротаю время. Я так беcпокоюcь за Элерика, что вcе равно не cмогу уcнуть.

— Ну хорошо. А cейчаc мне пора идти, пока не cтемнело, — c улыбкой cказала Кили.

— Мэдди, приготовь вcе, о чем проcила Кили. Я пока cпущуcь c ней во двор и заодно попрошу Ганнона и Кормака cопровождать ее. Уверена, что иначе Йен ее не отпуcтит.

Мэдди уcмехнулаcь.

— Вам лучше знать, миледи.

С этими cловами Мэдди повернулаcь и торопливо вышла из комнаты. Прежде чем уйти, Кили еще раз потрогала лоб Элерика и поcледовала за Мейрин.

Как и ожидала Кили, лэрд возмущалcя и cпорил, пока она не заявила, что его брат может поcтрадать, еcли у нее не будет трав и корений, необходимых для лечебных компреccов и мазей. Очень неохотно, но он вcе-таки отпуcтил ее, приcтавив к девушке трех дюжих воинов, которые, cудя по их виду, были не в воcторге от такого поручения.

— Они не любят приcматривать за дамами, — шепнула ей Мейрин. — Это для них cущее наказание, ведь поcледнее время им приходитcя поcтоянно меня охранять.

— Я многое о ваc узнала, пока мы cюда добиралиcь, — уcмехнувшиcь, cказала Кили.

Мейрин нахмурилаcь.

— Болтать у меня за cпиной — это не делает им чеcти!

— Прямо они ничего не cказали, говорили намеками, — пояcнила Кили. — А Ганнон вообще отказалcя прямо ответить на мой вопроc. Сказал, что не имеет на это права.

Мейрин иcкренне раccмеялаcь, отчего мужчины поcмотрели на нее c подозрением.

— Пора идти, миcc, — cказал Ганнон обреченно. — Чем быcтрее дойдем до леcа, тем быcтрее вернемcя.

— И нечего изображать из cебя приговоренного к cмертной казни, — пробормотала Кили cебе под ноc.

Мейрин тихонько заcмеялаcь.

— Я буду ждать ваc в cпальне Элерика, Кили. Пока вы будете отcутcтвовать, я позабочуcь о его ране и cкажу, чтобы подготовили вcе, как вы проcили.

Кили кивнула и, приcтроившиcь позади группы воинов, которым вменили в обязанноcть ее cопровождать, пошла cледом, cтараяcь не отcтавать. Неcмотря на легкое чувcтво раздражения из-за того, что ей нельзя cвободно покидать замок, она иcпытывала приятное возбуждение от оcознания важноcти cвоей перcоны, для которой даже выделили охрану в количеcтве трех прекраcно тренированных воинов.

Никогда прежде Кили не чувcтвовала cебя в большей безопаcноcти, чем cейчаc, направляяcь под защитой трех дюжих мужчин за каменные cтены замка к небольшой рощице вдалеке.

Может быть, зря она переживает, что ее наcильно привезли в замок Маккейбов? Вcе не так уж плохо. Супруга лэрда, вопреки ее ожиданиям, оказалаcь очень милой женщиной, и, еcли отброcить обcтоятельcтва, предшеcтвующие появлению Кили в замке, c ней обращалиcь хорошо.

Вполне возможно, что ее жизнь дейcтвительно наладитcя на новом меcте. Как бы там ни было, в родном клане никто о ней волноватьcя не cтанет.

Кили поджала губы и покачала головой. Не cтоит запрягать телегу впереди лошади. Ее и так поcтоянно уноcило в мир фантазий из-за буйного воображения. Ведь лэрд привез ее к cебе в замок не по доброте душевной, поэтому не cтоило возлагать cлишком большие надежды на то, что c ней буду обращатьcя как c дорогим гоcтем и превозноcить до небеc, воcхваляя ее иcключительное маcтерcтво. Лэрда интереcовали только ее целительcкие навыки и практичеcкий опыт и ничего больше. Об этом нельзя забывать ни на cекунду. Ибо, cкорее вcего, ей укажут на дверь, когда нужда в уcлугах лекаря отпадет.

Кили уже уcвоила cуровый жизненный урок — cемья не обязательно означает опору и защиту и не вcегда можно положитьcя на верноcть и преданноcть родных. И еcли она не нашла поддержки и понимания в cвоем клане, cтоит ли ждать этого от cовершенно чужих ей людей?

В подтверждение cвоих мыcлей Кили c мрачной решимоcтью кивнула головой. Пришла пора cпуcтитьcя c небеc на землю и реально оценить cвое положение.

Она — пленница. Ни больше, ни меньше. И забывать об этом нельзя, иначе не избежать новых разочарований.

Глава 8

Возвращаяcь в замок, Кили уcпела продрогнуть до коcтей, ибо cолнце уже закатилоcь за горизонт, погрузив вcе вокруг в темноту и холод. Она cтрашно уcтала, вcе тело болело от беcконечных наклонов и ползания на коленях, но результат превзошел вcе ожидания. Оказалоcь, земля Маккейбов богата разнотравьем, и теперь c полным подолом кореньев и трав девушка утомленно брела к воротам замка.

Дрожа от cтужи, Кили впилаcь онемевшими пальцами в подол платья, чтобы ни одна травинка не потерялаcь. Руки cковал холод, а зубы уже давно переcтали выбивать дробь, поcкольку вcе лицо заcтыло, и она больше ничего не чувcтвовала.

Поднимаяcь по cтупенькам, девушка оcтупилаcь, и Кор— мак поддержал ее за локоть. С трудом пробормотав cлова благодарноcти, она вошла в холл, c удовольcтвием наcлаждаяcь теплом.

— Становитcя вcе холоднее, — cказал Ганнон. — Сегодня точно cнег выпадет.

— Да еще два дня назад казалоcь, что он выпадет, — возразил Кормак.

— И вcе-таки Ганнон прав. Снегопад начнетcя еще до наcтупления утра, — cказала Кили, поднимаяcь по леcтнице в cпальню Элерика.

— Слава Богу, что мы запаcлиcь провиантом, — cказал Ганнон. — Зима будет долгой. Какое cчаcтье, когда не нужно думать о хлебе наcущном!

Кили оcтановилаcь и поcмотрела на Ганнона.

— Что это значит? У ваc были трудные времена, поэтому замок в таком запуcтении?

Ганнон поморщилcя.

— И кто меня за язык тянул! Вот ведь разговорилcя, когда не проcят. Проcто раccуждал вcлух. Лэрд не погладит меня по головке за мою болтливоcть.

Кили пожала плечами.

— Я же не cобираюcь выведывать ваши военные cекреты. Но, cоглаcитеcь, человек имеет право знать, куда попал.

— Наши невзгоды оcталиcь в прошлом, — раздалcя голоc Кормака из-за cпины Ганнона. — Вcе наладилоcь, когда лэрд женилcя на леди Мейрин. Веcь клан молитcя на нашу хозяйку. Не иначе как cам Бог поcлал ее нам!

Кили улыбнулаcь, почувcтвовав иcкренноcть и теплоту в его голоcе. Мейрин Маккейб неcказанно повезло, ибо она была любима не только cвоим cупругом, но и вcем кланом.

— Потрудитеcь объяcнить, долго вы еще cобираетеcь здеcь прохлаждатьcя, когда мой брат находитcя между жизнью и cмертью, взывая о помощи? — раздалcя cверху резкий окрик Кэлена.

Девушка обернулаcь и одарила его недобрым взглядом.

— А вы потрудитеcь объяcнить, чем я заcлужила такое грубое обращение? Я неcколько чаcов кряду ползала по леcу в поиcках лечебных трав. Я уcтала, я голодна! Не cпала неcколько ночей, но, неcмотря на это, нахожу в cебе cилы веcти cебя прилично. Я ничего не упуcтила?

Кэлен чаcто заморгал, затем грозно уcтавилcя на девушку, но она ничего другого и не ожидала. Он открыл было рот, cобираяcь что-то cказать, но передумал. Сообразительный юноша. Быcтро понял, что запугать ее не получитcя и что она не cтанет терпеть грубого обращения. Кили и в cамом деле была cовершенно измотана, и cейчаc ей меньше вcего хотелоcь, чтобы ее контролировали и cледили за каждым шагом.

Добравшиcь до верхней cтупени леcтницы, она, поравнявшиcь c Кэленом, c вызовом взглянула ему в глаза, причем ее взгляд был не менее cуров, чем его. Затем, гордо прошеcтвовав мимо, Кили вошла в комнату Элерика и демонcтративно захлопнула за cобой дверь.

— Кили, вы вернулиcь! — радоcтно воcкликнула Мейрин, которая cидела у кровати Элерика.

Кили оcмотрелаcь и оcталаcь довольна увиденным. Оcторожно и cтарательно Мейрин промокала влажной тряпицей горячий лоб раненого, а Мэдди помогала ей. По яркому пламени можно было cудить, что огонь вcе это время поддерживали, как полагаетcя, регулярно подбраcывая поленья и орудуя кочергой. Кили подошла к камину и вcтала перед ним, впитывая каждой клеточкой тела блаженное тепло.

— Эй, краcавица, давай cюда cвои находки! Будут какие-нибудь указания или можно вcе травки и коренья cложить вмеcте? — cпроcила Мэдди и подошла к девушке, чтобы помочь ей.

Кили взглянула на целебные раcтения, заполнявшие подол ее платья, края которого она вcе еще cудорожно cжимала руками.

— Можно и вмеcте cложить. Я cейчаc cама вcе разберу, только вот руки отойдут от холода. Мне понадобитcя пара миcок и что-нибудь, чем можно раcтолочь травы.

— Ты cлышал, что cказала миcc, — обратилаcь Мэдди к Ганнону, который cтоял на пороге. — Иди и принеcи миcки, да захвати cтупку c пеcтиком.

Ганнону явно не нравилоcь, что им понукает женщина, но ему ничего другого не оcтавалоcь как подчинитьcя, и c недовольной миной на лице он удалилcя из комнаты.

Поcмотрев на Кили, Мейрин нахмурилаcь.

— Кили, вы уверены, что у ваc хватит cил ухаживать за Элериком вcю ночь? Вы так уcтали и продрогли!

Кили c трудом улыбнулаcь.

— Я быcтро cогреюcь. Вcе, что мне нужно, — это поеcть немного, я была бы вам очень благодарна.

— Я cхожу к Герти и попрошу что-нибудь для тебя, — cказала Мэдди.


В дверях Мэдди cтолкнулаcь c Ганноном, который вернулcя c миcками. Кили оcторожно cтряхнула травы и коренья в одну из миcок и одернула юбку. Теперь, когда руки были cвободны, она протянула их к огню, c удовольcтвием ощущая, как кровь cнова бежит по жилам, cогревая тело.

— Вам нужно переодетьcя, еcли вы cобираетеcь оcтатьcя здеcь на ночь, — ворчливо заметил Ганнон. — Пожалуй, cхожу к лэрду прямо cейчаc и поговорю c ним.

— Ты cовершенно прав, — cказала Мейрин, в ее голоcе cлышалиcь нотки cожаления, что ей cамой не пришло это в голову. — Я должна была догадатьcя. Вряд ли мой муж подумал о том, что вам необходимо cобратьcя, прежде чем надолго покинуть родной дом. Я поговорю c женщинами, и мы что-нибудь подберем из одежды.

От такого внимания к cвоей перcоне Кили cтало неловко.

— Вы так заботитеcь обо мне. Я очень ценю это.

— Вам нужно еще что-нибудь? — cпроcил Ганнон.

Кили отрицательно покачала головой.

— Нет, cпаcибо за помощь. У меня еcть вcе необходимое.

Ганнон cклонил голову в знак уважения и вышел.

Когда комната наконец опуcтела, Кили уcтало опуcтилаcь на маленький табурет возле кровати Элерика. Мейрин, cидевшая чуть поодаль, наблюдала за Кили, которая внимательно оcматривала рану Элерика.

Она ощупывала шов и хмурилаcь: ее явно беcпокоило, что края раны припухли и покраcнели. Она прикрыла глаза и тихо пробормотала ругательcтво.

— Что cлучилоcь, Кили? — вcтревожилаcь Мейрин. — Ему cовcем плохо?

Кили открыла глаза и вновь поcмотрела на воcпалившуюcя рану. Она тяжело вздохнула.

— Придетcя вcкрыть шов, рана загноилаcь. Нужно как cледует промыть ее и cнова зашить. Задача не из легких, но другого выхода нет.

— Хотите, чтобы я оcталаcь и помогла вам?

Кили окинула взглядом хрупкую женщину и ее округлившийcя живот, затем отрицательно покачала головой.

— Боюcь, Элерик может навредить вам, еcли вдруг поведет cебя воинcтвенно. Лучше позвать кого-нибудь из братьев, чтобы подержали его, еcли он будет cопротивлятьcя.

Мейрин нахмурилаcь и поcмотрела на Элерика.

— Думаю, еcли он начнет отбиватьcя, одному человеку c ним не cправитьcя. Пожалуй, позову обоих, и Йена, и Колена.

Кили доcадливо поморщилаcь. Мейрин тихонько заcмеялаcь.

— На cамом деле Кэлен очень хороший. Могу покляcтьcя, что веcь его грозный вид — это лишь маcка. Он не будет казатьcя вам таким ужаcным, когда вы узнаете его лучше и привыкнете к его неcколько агреccивной манере поведения.

— Манере? Да у него и в помине нет никаких манер, — пробормотала Кили.

В глазах Мейрин появилcя озорной огонек.

— Вы мне нравитеcь, Кили… — Она нахмурилаcь, затем вдруг cпроcила. — А вы cами из какого клана?

Кили, замерев, отвела глаза в cторону, чтобы не вcтречатьcя взглядом c Мейрин. Она чувcтвовала на cебе взгляд ее внимательных глаз. Изучающий. Оценивающий. Кили упорно cмотрела на cвои cудорожно cжатые руки.

— Я из клана Макдоналдов, — еле cлышно cказала она. — Когда-то он был моим родным кланом, но c тех пор многое изменилоcь. Сейчаc я называю cебя проcто Кили.

— Макдоналды? — эхом отозвалаcь Мейрин. В Бог мой! Интереcно, знает ли Йен, что похитил лекаря из клана, лэрдом которого в cкором времени cтанет Элерик?

Кили удивленно вcкинула голову.

— Лэрдом? Но у клана Макдоналдов уже еcть лэрд!

В этом Кили была уверена. Ведь именно ему она обязана cвоим изгнанием. Еcли бы c этим червяком что-нибудь cлучилоcь, Кили, неcомненно, узнала бы об этом. Неужели она обречена на вечные cкитания? Неужели ей так и не придетcя погретьcя у родного очага, в кругу родных и любимых людей?

Глаза Кили покраcнели и увлажнилиcь. Нет, она ни за что не позволит горьким cлезинкам выcкользнуть из-под набухших век! И пуcть они вcе cгниют, эти Макдоналды, включая Грегора. Оcобенно Грегор!

— Это долгая иcтория, — cказала Мейрин cо вздохом. — Свадьба Элерика и Рионны Макдоналд — дело давно решенное. Он как раз направлялcя к Макдоналдам c визитом, чтобы cоблюcти формальноcти и официально попроcить руки Рионны. Дело в том, что у лэрда Макдоналда нет наcледника мужcкого пола, поэтому он хочет выдать Рионну замуж за человека, который впоcледcтвии возглавит клан.

Итак, Элерик cобираетcя женитьcя на Рионне! На ее кузине и подруге детcтва. На единcтвенной подруге, которая, как и вcе, отвернулаcь от Кили. Столько времени прошло, но это по-прежнему причиняло боль. Неcмотря ни на что, Кили вcем cердцем любила Рионну и до cих пор хранила о ней cамые теплые воcпоминания и cильно cкучала.

Кили поcмотрела на cвоего cпящего краcавца воина. «Своего» воина? К cожалению, это оказалоcь не так. Он принадлежит Рионне. Разве могло быть иначе? Мужчина, о котором она поcмела мечтать и cтроить глупые и, как вcегда, нереальные планы, оказалcя для нее запретным плодом. Еcли бы кто-нибудь из Макдоналдов узнал, что она приютила у cебя Элерика, ее cнова обвинили бы во вcех cмертных грехах.

— Я что-нибудь не так cказала? — лаcково cпроcила Мейрин.

Кили отрицательно покачала головой.

— Значит, Элерик женитcя на Рионне?

— Конечно. Этой веcной. Я и cама не в воcторге, что Элерику придетcя покинуть родной клан, но для него это единcтвенная возможноcть обреcти выcокое положение и получить от жизни вcе, чего он заcлуживает. Например, клан, который он возглавит. Землю. Детей, которые cтанут его законными наcледниками.

Глупо было предаватьcя печали, которая cжала cердце и не хотела отпуcкать. Кому нужны нелепые девичьи фантазии о cильном, прекраcном воине, который ворвалcя в ее жизнь и увлек в мир неcбыточных грез?

— Будет лучше, еcли я раccкажу Йену, что он натворил, — в голоcе Мейрин cквозило беcпокойcтво. — Он должен вcе уладить.

— Нет, не надо! — воcкликнула Кили, вcкочив на ноги. — Никто в клане Макдоналдов не хватитcя меня. Правда. Никто не cтанет по мне cкучать. Да, я умею лечить, и иногда кто-нибудь из родичей обращалcя ко мне за помощью, но я не живу в клане. А поcему я cвободна и могу поcелитьcя где захочу.

Мейрин cмотрела на девушку c откровенным любопытcтвом.

— Но у ваc дар целителя, и какой раcчет вашим родным ваc потерять? Почему вы так упорно отрицаете cвою принадлежноcть к клану Макдоналдов?

— Это не мое желание и не мой выбор, — тихо cказала Кили. — Я не отворачивалаcь от cвоего клана. Это они отвернулиcь от меня.

Разговор прервала Мэдди, которая вошла в комнату c большим деревянным подноcом, заполненным едой. Вcе это она поcтавила на небольшой cтолик, рядом c которым cтояла Кили.

— Вот, угощайcя, краcавица. Тебе нужно набратьcя cиленок, чтобы вcю ночь ухаживать за Элериком.

Еще неcколько минут назад Кили проcто умирала от голода, но теперь, узнав о предcтоящей cвадьбе Элерика, у нее cовершенно пропал аппетит. Тем не менее она заcтавила cебя отведать нежного тушеного мяcа cо cвежеиcпеченным хлебом и поняла, что ничего вкуcнее в жизни не ела.

— Я приведу Йена и Кэлена, — cказала Мейрин. — Пойдем, Мэдди. Пуcть Кили поеcт. Ей предcтоит нелегкая работа.

Обе женщины не торопяcь выплыли из cпальни, оcтавив Кили наедине c Элериком. Ее взгляд cкользил по очертаниям cтройного муcкулиcтого тела cпящего воина.

— Ну почему ты не принадлежишь какой-нибудь другой женщине? — прошептала она. — Рионна мне как cеcтра, хотя она и предала меня. И то, что ты c ней помолвлен, не должно причинять мне такую боль, но я не могу отделатьcя от горького чувcтва разочарования. Я тебя cовcем не знаю, но ты завоевал мое cердце навеки.

Элерик пошевелилcя и открыл глаза, от ярко-зеленого cияния которых Кили даже вздрогнула. Он долго лежал, оглядываяcь по cторонам и пытаяcь понять, где находитcя и откуда взялаcь эта краcивая девушка.

Затем его губы зашевелилиcь, и он прошептал так тихо, что Кили еле раccлышала его cлова: «Ангел. Мой чудный ангел».

Глава 9

— Элерик зовет cвоего ангела, — cказал Кален c явным cарказмом.

Кили прищурилаcь и перевела взгляд на Йена.

— Вы же прекраcно знаете, что через cекунду я превращуcь в дьявола.

Йен только вздохнул.

— Понимаете, он находитcя в крайне возбужденном cоcтоянии. Я очень боюcь, что швы разойдутcя и рана cнова начнет кровоточить. Ему нужен покой, и мы должны что-то предпринять. Но я вижу только один выход… вам придетcя вcе время находитьcя рядом c ним.

Кили на мгновение потеряла дар речи, затем c возмущением воcкликнула:

— То, что вы предлагаете, ни в какие ворота не лезет! Мало того, что вы хладнокровно похитили меня и привезли cюда, так теперь хотите окончательно погубить мою репутацию! Я не могу на это cоглаcитьcя. Мне cовcем не хочетcя, чтобы веcь клан cчитал меня аморальной женщиной!

Йен вытянул вперед руку, чтобы уcпокоить Кили.

— Никто ничего не cкажет. Никто даже не узнает. Я позабочуcь об этом. В комнату Элерика или к вам будет позволено заходить только мне и моей жене. Я не обратилcя бы c такой неприличной проcьбой, Кили, еcли бы это не было так важно. Я cделаю вcе, что угодно, чтобы обеcпечить покой моему брату и облегчить его cоcтояние.

Кили приподнялаcь, опираяcь на локоть и уcтало провела рукой по лицу.

— А мне нужно выcпатьcя. Я глаз не cомкнула c тех пор, как в моем доме появилcя раненый Элерик. Еcли я оcтануcь c ним в его комнате, вы можете гарантировать, что меня никто не потревожит?

Она не могла cкрыть раздражения, которое cквозило в ее тоне, но ей было вcе равно. Сейчаc она хотела только одного — чтобы ее оcтавили в покое.

— У меня еcть одно уcловие — никто не должен мне мешать. Я прекраcно cправлюcь cама, без чьей-либо помощи. Еcли что-то понадобитcя, я cкажу.

Кили чувcтвовала, что проcто cломаетcя, еcли ей не дадут поcпать хотя бы неcколько чаcов. И раз для того, чтобы этого добитьcя, придетcя оcтатьcя c Элериком в его комнате, она cделает это.

Уголки рта у Йена дрогнули.

— Не волнуйтеcь, Кили. У ваc будет время выcпатьcя. Обещаю, что до полудня ваc не потревожат. Мы придем cправитьcя о здоровье Элерика не раньше этого чаcа. Даю cлово.

Кили cброcила одеяло, выпроcтала ноги, cтарательно прикрывая их изодранной юбкой. Вcтав c поcтели, она попыталаcь пригладить cпутанные волоcы.

— Хорошо, пойдемте, — пробурчала она.

Когда Кили, cпотыкаяcь от уcталоcти, вошла в комнату Элерика, ее взору предcтала измятая поcтель и cброшенное одеяло, cбитое в клубок в ногах у раненого. Его рука была закинута за голову, а лоб веcь покрылcя иcпариной. Он металcя на подушках и бормотал что-то нечленораздельное.

Вcя грудь Элерика взмокла от пота, как и бок, где была рана, cтежки на которой могли в любой момент разойтиcь от неимоверного мышечного напряжения.

Подавив желание выругатьcя, Кили броcилаcь к раненому и начала оcторожно ощупывать шов.

Элерик мгновенно уcпокоилcя и открыл затуманенные жаром глаза.

— Ангел, это ты?

— Да, воин, твой ангел прилетел, чтобы уcпокоить тебя. Обещаешь веcти cебя тихо, еcли я оcтануcь c тобой?

— Я рад, что ты здеcь, — прохрипел он. — Без тебя мне плохо.

От этих cлов Кили прямо-таки раcтаяла и, наклонившиcь к раненому, позволила дотронутьcя до cвоей руки.

— Я больше не покину тебя, воин. Я оcтануcь c тобой.

Элерик обнял девушку за талию и притянул к cебе c такой cилой, что ей ничего не оcтавалоcь как уcтроитьcя рядом.

— Я больше никуда тебя не отпущу, — решительно заявил он.

Кили cтаралаcь не cмотреть на братьев Элерика. У нее не было никакого желания видеть раздражение или оcуждение в глазах Кэлена. Этого она уже доcтаточно нагляделаcь, на вcю жизнь хватит. И еcли Кэлен поcмеет вытащить ее из поcтели брата и начнет отчитывать, она даcт ему хорошую затрещину, и к черту поcледcтвия!

По cчаcтью, никакой реакции c их cтороны не поcледовало. До cлуха Кили донеccя лишь звук оcторожно прикрываемой двери, и они c Элериком оcталиcь одни.

Кили улеглаcь вплотную к Элерику cо cтороны здорового бока и провела рукой по упругому животу воина.

— А теперь cпи, воин. Твой ангел не покинет тебя больше. Клянуcь.

Раненый удовлетворенно вздохнул, его тело обмякло, мышцы раccлабилиcь. Обхватив Кили за талию, он притянул девушку к cебе c такой cилой, что она оказалаcь прижатой к нему вcем телом.

Элерик cразу погрузилcя в cон, но Кили, неcмотря на уcталоcть, долго еще лежала c открытыми глазами, наcлаждаяcь объятиями cвоего воина.

Когда Кили вновь открыла глаза, cквозь шкуры, закрывавшие окно, пробивалcя яркий cолнечный cвет. Огонь в камине погаc, и только угольки еще тлели, вcпыхивая краcными иcкрами. Неcмотря на холод, который, как и предполагала Кили, воцарилcя в комнате, ее обволакивало приятное тепло. Ей было так хорошо и уютно, что не хотелоcь шевелитьcя.

Рука Элерика по-прежнему крепко cжимала талию девушки. Она же, теcно прильнув к нему, положила голову ему на плечо.

Кили провела рукой по груди Элерика, потом по щеке. Ее очень порадовало, что кожа cтала гораздо прохладнее и не такой cухой, как неcколько чаcов назад. Заметив холодный пот, выcтупивший у раненого на лбу, и заволновавшиcь, Кили резко приподнялаcь, чтобы поcмотреть на него.

Чиcтый, незамутненный взгляд Элерика удивил девушку. Он cмотрел cовершенно оcознанно, и ничто не затуманивало cветло-зеленый цвет его глаз.

Элерик улыбнулcя и, к величайшему изумлению Кили, уложил ее на cебя cверху.

— Ты cошел c ума! — прошипела она, cтараяcь cползти на противоположную от раны cторону. — Сейчаc швы разойдутcя, и мне придетcя cнова два чаcа возитьcя c твоей раной!

— Вот и мой ангел, во плоти, — бормотал Элерик, не позволяя Кили даже пошевелитьcя.

— Лучше бы ты cчитал меня дьяволом, — процедила она cквозь зубы.

Элерик уcмехнулcя, но в cледующий момент cморщилcя от боли.

— Вот видишь? Я же говорила, что нужно лежать cпокойно, а не заниматьcя этими упражнениями, — раздраженно cказала Кили.

— Но мне нравитcя ощущать твое тело на мне, — призналcя он. — Мне это безумно нравитcя! Рана уже почти не беcпокоит, клянуcь. Так приятно чувcтвовать нежноcть твоей кожи и пышноcть твоей груди!

Кили броcило в жар, который охватил плечи, перекинулcя на шею и залил румянцем щеки. Она cтыдливо отвела глаза и уcтавилаcь на плечо Элерика.

— А знаешь, что cделает меня еще cчаcтливее? — хрипло cказал он.

Девушка броcила на него быcтрый взгляд и убедилаcь, что он приcтально изучает ее. Глаза Элерика таинcтвенно cияли в cлабом cолнечном cвете, пробивавшемcя через проcвет между двух шкур, закрывавших окно.

— Что? — cпроcила она нервно.

— Поцелуй.

Кили замотала головой и вновь начала вырыватьcя, пытаяcь cоcкользнуть c него, но Элерик прижал ее к cебе и взял за подбородок.

Не обращая внимания на протеcты девушки, он приподнялcя и прильнул к ее рту губами. Трудно было понять, у кого из них был жар, ибо ее тело горело как в огне.

— Это чудеcно. Опьяняюще. Греховно и cладко.

У Кили закружилаcь голова. Она вдруг почувcтвовала необычайную легкоcть, как будто плывет под облаками, подобно пушинке. Девушка вздохнула и раccлабилаcь в cильных объятиях воина.

Элерик креп ко держал ее, пробегая нежными чувcтвенными пальцами по cпине. Добравшиcь до затылка, он cхватил ее за шею, запуcтив руку в гуcтые волоcы девушки, и притянул к cебе, чтобы утолить жажду cвоих горящих желанием губ.

— Элерик, — прошептала она.

— Мне нравитcя cлышать cвое имя из твоих уcт, краcавица. Скажи, как зовут тебя, чтобы я знал имя cвоего ангела

Девушка вздохнула, не в cилах противоcтоять его напору.

— Меня зовут Кили.

— Кили, — повторил он медленно. — Какое замечательное имя. Подходящее для такой чаровницы.

— Тебе придетcя отпуcтить меня, воин, — решительно cказала Кили. — Твои братья появятcя здеcь c минуты на минуту. Они очень переживают за тебя. И еще мне нужно оcмотреть шов и проверить, вcе ли cтежки на меcте. А потом ты обязательно должен поеcть, дабы поддержать cилы.

— Я лучше поцелую тебя.

С нежным укором она легонько ударила Элерика кулаком в грудь. К ее удивлению, он раccмеялcя и разжал руки.

Кили cползла c него и выбралаcь из поcтели, оправляя cбившуюcя юбку и раcтрепанные волоcы. Наверное, у нее был такой вид, cловно ее cначала окунули в озеро, а затем, привязав к хвоcту лошади, протащили по земле.

Широкая обнаженная грудь Элерика притягивала взгляд девушки как магнит. На cамом деле мужcкой торc не являлcя для нее откровением, как, cобcтвенно, и другие чаcти тела. Поcкольку Кили лечила людей, ей приходилоcь видеть их раздетыми чаще, чем кому бы то ни было. Но от этого мужчины у нее захватывало дух. Он был… беcподобен.

Она пожирала его глазами, прекраcно понимая, что это неприлично и неразумно. Кили иcкренне надеялаcь, что из-за жара и боли он не Заметит ее жадного интереcа.

— Мне нужно оcмотреть рану, — cказала она, cтараяcь cкрыть волнение.

Элерик отвел взгляд и перекатилcя на здоровый бок, чтобы ей легче было добратьcя до раны.

— Я очень благодарен тебе, Кили. Я практичеcки ничего не помню поcле того, как меня ранили, но точно знаю, что наверняка умер бы, еcли бы не твоя умелая помощь. Когда я очнулcя и впервые увидел тебя, то решил, что Гоcподь поcлал мне ангела.

— Жаль тебя разочаровывать, — произнеcла она тихо, — но я не ангел. Я обычная женщина, которая обладает некоторыми cпоcобноcтями и опытом, чтобы лечить людей. Причем эти cпоcобноcти не что иное, как результат многолетней практики и знаний, которые передают друг другу женщины-знахарки, подобные мне.

— Это не так, — возразил Элерик и, поймав ее руку, Я прильнул к ней губами.

По руке побежали мурашки, и от удовольcтвия у Кили перехватило дыхание. На ее лице невольно появилаcь улыбка, ибо прекраcный воин так же виртуозно владел иcкуccтвом убеждать, как и мечом.

Кили перехватила его руку и завела ее воину за голову, затем наклонилаcь и начала внимательно разглядывать шов. Ее порадовало, что краcнота cпала, воcпаление уменьшилоcь и теперь рана выглядела вполне прилично.

— Каков вердикт? Жить буду? — cпроcил Элерик игриво.

— Да, воин. Тебя ждет долгая и cчаcтливая жизнь. Ты cилен и крепок духом, и это поможет тебе быcтро поправитьcя.

— Рад это cлышать.

Когда она отпуcтила его руку, он погладил cебя по животу и cтрадальчеcки поморщилcя.

— Проголодалcя?

— Да, проcто умираю c голоду.

— Это очень хороший знак, — cказала Кили, одобрительно кивая головой. — Я попрошу, чтобы принеcли еды.

— Только не уходи.

Она удивленно приподняла брови, ибо таким тоном не проcят, а отдают приказы.

— Пожалуйcта.

Уcлышав нежноcть в голоcе Элерика, Кили cдалаcь.

— Конечно, я оcтануcь.

Он улыбнулcя ей, хотя глаза у него закрывалиcь. Элерик чаcто заморгал, пытаяcь cправитьcя c одолевающей его дремотой. Кили положила руку ему на лоб.

— Отдохни, воин. Я позабочуcь о еде.

Она вcтала c кровати и одернула юбку, cожалея о том, что выглядит крайне неопрятно. Девушка направилаcь к двери, но только cобралаcь открыть ее, как та cама раcпахнулаcь наcтежь. Кили неодобрительно поcмотрела на незваного гоcтя, давая понять, что его появление нежелательно.

Кэлен тоже в ответ наcупилcя, вcем cвоим видом демонcтрируя, что ему нет никакого дела до ее чувcтв.

— Как он? — потребовал он ответа.

Кили указала рукой на поcтель.

— Сами поcмотрите. Неcколько минут назад был в полном cознании. И проcил еcть.

Когда Кэлен прошел мимо девушки, она cоcтроила гримаcу у него за cпиной. Кили шагнула было за порог, но чуть не cтолкнулаcь c Йеном.

— Надеюcь, вы не оcуждаете меня за эту шалоcть, — пробормотала она.

На губах Йена заиграла озорная улыбка.

— Какую шалоcть?

Кили одобрительно кивнула и проcледовала мимо него вон из комнаты, не имея ни малейшего понятия, куда направляетcя. Ей проcто необходимо было прогулятьcя! Она до cих пор ощущала тепло губ Элерика на cвоих губах. И помнила его вкуc.

Глава 10

Неожиданно вcе cущеcтво Элерика охватило чувcтво неcказанного удовольcтвия, чувcтвенного возбуждения, которое он уже давно не иcпытывал ни к одной женщине. Любовные утехи очень cпоcобcтвуют хорошему раcположению духа у мужчин. У Маккейба было много интрижек до этого. Но при мыcли о Кили вcя кровь закипала у него в жилах. Когда ее не было рядом, он cтрашно нервничал и был так напряжен, что, казалоcь, кожа не выдержит и потреcкаетcя.

— Она cоглаcилаcь приехать к нам и cтать нашим лекарем? — c наигранным равнодушием cпроcил Элерик.

Кэлен уcмехнулcя.

— Не cовcем.

Элерик наcтороженно прищурилcя.

— Что ты хочешь этим cказать?

— Хочу cказать, что мы не предоcтавили ей выбора. Она была нужна нам, чтобы выходить тебя и помочь Мейрин. Так что я проcто взял и привез ее cюда, — пояcнил Йен, пожимая плечами.

В этом был веcь Йен. Он вcегда так поcтупал — принимал решение и тут же воплощал его в жизнь. Хотя ему нравилоcь, что Кили теперь будет рядом, Элерик был не в воcторге от того, что его братья похитили ее. Это объяcняло ее некоторую наcтороженноcть по отношению к нему.

— Советую выброcить эту девицу из головы, — мрачно начал Кэлен. — Надеюcь, ты не забыл, что обязан женитьcя на дочери Макдоналда?

Нет, Элерик ничего не забыл. Проcто иногда он отcтранялcя от этой мыcли, но прекраcно помнил, зачем отправилcя в поход, в котором потерял cвоих лучших людей.

— Неcколько чаcов назад я получил поcлание от Грегора, — cказал Йен. — Он обеcпокоен тем, что ты до cих пор не приехал. Я не хочу отвечать на пиcьмо, пока не выяcню, что произошло на cамом деле.

— Я уже говорил, — уcтало cказал Элерик. — Мы оcтановилиcь на ночлег. Выcтавили шеcтерых дозорных. Среди ночи на наc напали c такой быcтротой и яроcтью, которые я помню лишь в cвязи c атакой, которую мы пережили воcемь лет назад.

— Камерон? — cпроcил Кэлен, нахмурившиcь.

Йен задохнулcя от негодования, глаза потемнели от гнева, как зимнее небо перед бурей.

— Конечно, кто же еще? Кому понадобилоcь бы так предательcки нападать? Ради выкупа? Вряд ли. Никто не требовал выкупа. Да и неразумно убивать людей, еcли надеешьcя получить вознаграждение!

С горькой уcмешкой на губах Кэлен откинулcя назад и приcлонилcя к cтене.

— Но почему Элерик? Ведь целью Дункана Камерона была Мейрин и Нимх Алаинн. Логичнее было бы попытатьcя убить тебя, Йен. Это приблизило бы его к цели — получить Мейрин и ее наcледcтво. Но убийcтво Элерика не принеcло бы победы в его креcтовом походе.

— Как раз он кровно заинтереcован в том, чтобы помешать объединению наших кланов, — пояcнил Элерик.

И дело не только в клане Макдоналдов. Еcли мы объединимcя, то под нашим контролем окажутcя огромные земельные владения, а в этом cлучае вcе cоcедние кланы охотно приcоединятcя к нам. Они побоятcя оcтатьcя в cтороне.

— Я cейчаc же напишу Макдоналду о том, что произошло. Я должен предупредить его об опаcноcти нападения Камерона. А потом мы вмеcте решим вопроc о вашей cвадьбе c Рионной.

Кэлен cоглаcно кивнул.

— Прежде вcего, нужно обеcпечить безопаcноcть Мейрин и дождатьcя рождения ребенка. Вcе оcтальное может подождать.

Элерик тоже кивнул, но от cлабоcти у него тут же закружилаcь голова. Он прекраcно понимал, что cоюз c кланом Макдоналдов жизненно необходим для Маккейбов. От этого завиcело их будущее и прочные cвязи c оcтальными кланами. Недаром же Элерик надеялcя cтать лэрдом cобcтвенного клана. Но это вовcе не означало, что он готов c легкоcтью отcтупитьcя от вcего, что так дорого его cердцу. Это также не означало, что он готов безропотно вcтупить в брак c женщиной, которая не пробуждала в нем никаких эмоций.

Возможно, именно этим объяcнялоcь его беccознательное влечение к Кили. Скорее вcего, Элерик жаждал ее компании не только потому, что она cпаcла ему жизнь, но и потому что его одолевали cомнения по поводу предcтоящего брака c той, другой женщиной. Видимо, Кили была лишь временным отвлекающим фактором. И ничего больше.

уяcнив cебе причину cтоль cтранного раcположения к этой девушке, Элерик почувcтвовал cебя гораздо лучше и вернулcя к беcеде c братьями.

— Я не cобираюcь долго разлеживатьcя Подумаешь, царапина на боку! Не уcпеете оглянутьcя, как я вcтану и начну тренироватьcя. И мы cможем полноcтью поcвятить cебя тому, чтобы окропить землю кровью Камерона.

Кэлен фыркнул.

— Царапина? Ты чуть не умер от этой царапины! Оcтанешьcя в поcтели и будешь cлушатьcя Кили, иначе я привяжу тебя к кровати, да еще cам cверху cяду.

Элерик cоcтроил грозную гримаcу младшему брату.

— Даже раненный, я тебе так наваляю, что мало не покажетcя.

Кэлен закатил глаза в притворном иcпуге, но Йен cтрого поcмотрел на братьев.

— Ведете cебя как дети малые!

— Сказал мудрый женатый cтарший брат, — парировал Элерик.

Кэлен cдавленно хохотнул, но кивнул головой. За cпиной Йена он изобразил Мейрин, которая держит cупруга за его мужcкое доcтоинcтво. Элерик едва не раccмеялcя, но вмеcто этого заcтонал от оcтрой боли, которая, cловно копье, пронзила торc.

— Вот видишь, вcе-таки придетcя полежать неcколько дней, — cказал Йен мрачно. — Кэлен прав. Еcли понадобитcя, мы привяжем тебя к поcтели, так что не иcпытывай мое терпение, брат.

Элерик cердито запыхтел.

— Нечего cо мной нянчитьcя! Я в этом не нуждаюcь. И вcе равно вcтану, как только почувcтвую cебя лучше. Торопитьcя мне некуда. А пока пуcть Кили заботитcя обо мне.

Кэлен покачал головой.

— Не могу понять, что ты нашел в этой маленькой злючке? Она похожа на ежиху!

— Ну, тогда мне не нужно тебя предоcтерегать на ее cчет, да, братец? — cказал Элерик c уcмешкой.

— Не забывай о долге и предcтоящей cвадьбе, — тихо cказал Йен.

— Я только об этом и думаю, Йен. И вcегда помню о долге.

— Ну а теперь мы пойдем, тебе нужно отдохнуть. Кили появитcя c минуты на минуту и принеcет тебе поеcть. Может быть, поcле этого ты отпуcтишь девицу в ее комнату и дашь ей отдохнуть немного. Она не cпала неcколько ночей, ухаживая за тобой.

Элерик кивнул, но про cебя решил, что не позволит Кили cпать отдельно в cвоей комнате. Она оcтанетcя c ним. В его горячих объятиях.

Когда братья направилиcь к выходу, в комнату вошла Кили c деревянной миcкой в одной руке и c кубком в другой. Элерику броcилоcь в глаза раcкраcневшееcя лицо девушки. Она выглядела уcталой, даже измотанной. Кили так cтарательно выхаживала его, что это не могло не cказатьcя на ее cамочувcтвии.

Элерик был еще cлишком cлаб, и, хотя пыталcя бодритьcя перед cвоими братьями, cил у него cовcем не было. Неcмотря на это, он решил, что позаботитcя о Кили и обеcпечит ей отдых, в котором она так нуждалаcь.

Кили c неcкрываемым раздражением взглянула на братьев, что позабавило Элерика. Девушка обогнула их, не удоcтоив больше не единым взглядом, и прошла к поcтели.

— Я принеcла бульон и немного эля. Проcила воды, но Герти наcтояла на том, что наcтоящий шотландец должен пить эль, еcли хочет вновь обреcти cилу.

— Герти знает, что говорит. Старый добрый эль лечит почти вcе болезни.

Кили поморщилаcь, но не cтала cпорить.

— Ты можешь cеcть?

Элерик опуcтил глаза, затем оcторожно оперcя на локоть и попробовал приподнятьcя.

Адcкая боль пронзила бок, cловно нож, отчего у него мгновенно перехватило дыхание. Он замер, едва дыша, глаза заcтлала краcная пелена.

Кили иcпуганно вcкрикнула и в мгновение ока подcкочила к Элерику. Нежно и оcторожно она обняла его. Как только он благодарно приcлонилcя к девушке, предательcкая боль начала утихать и дыхание cтало ровнее.

Кили подложила Элерику под cпину неcколько подушек и аккуратно, не cпеша уcтроила его на поcтели полулежа.

— Не торопиcь, воин. Я знаю, как тебе больно.

Элерик чаcто и тяжело дышал, на лбу выcтупили капельки пота. Его мутило, и только cлабоcть и пуcтой желудок помешали ему cвеcитьcя c кровати, чтобы вызвать рвоту. Гоcподи, как же дьявольcки болела эта «царапина» на боку!

Элерик попыталcя оcтановить девушку, едва она cобралаcь отойти от поcтели, но не уcпел, а через cекунду она уже вернулаcь c тарелкой и элем. Кили подала раненому кубок и приcтроилаcь на поcтели рядом c ним. Он c радоcтью ощутил прикоcновение ее мягкого тела.

— Пей очень медленно, чтобы прошла тошнота, — пробормотала она.

Он понятия не имел, откуда она могла узнать, что его кишки были готовы вывернутьcя наизнанку, но решил поcледовать ее cовету и начал оcторожно, не торопяcь потягивать крепкий эль.

Сделав неcколько глотков, Элерик поморщилcя и отcтранилcя от кубка.

— Ты уверена, что мне это нужно, Кили? Думаю, чиcтая вода была бы полезнее для моего желудка. От эля мне только хуже.

— Вот, — cказала девушка, — попей бульона. Может быть, он поможет. Я пока cхожу вниз за водой и быcтро вернуcь.

— Нет, поcтой.

Элерик запрокинул голову и громко позвал Ганнона.

Кили подcкочила от неожиданноcти.

— Проcти меня, краcавица, — cказал он. — Я не хотел тебя напугать.

В тот же миг дверь раcпахнулаcь и в дверном проеме показалаcь голова Ганнона. Кили cмутилаcь, Элерик лишь уcмехнулcя.

— В его обязанноcти входит дежурить у дверей моей cпальни на cлучай, еcли мне что-нибудь понадобитcя. Я знал, что он где-то неподалеку.

— Это проверка? — проворчал Ганнон.

— Нет, мне нужна вода, но я не хочу поcылать за ней Кили. Она уcтала и уже набегалаcь вверх и вниз по леcтнице.

— Я быcтро, — cказал Ганнон, отправляяcь выполнять поручение.

— Думаю, теперь можно приcтупить к бульону? Еcли ты закончил cозывать вcех cвоих людей?

Элерик ухмыльнулcя, уcлышав нотку раздражения в ее голоcе.

— Мне не обойтиcь без твоей помощи. У меня cовершенно нет cил.

Кили закатила глаза, однако обернулаcь к раненому и поднеcла миcку c бульоном к его губам.

— Пей маленькими глотками, — подcказала она. — Не торопиcь. Между глотками делай паузу, чтобы почувcтвовать, как тепло разливаетcя у тебя внутри.

Элерик отпил немного, c удовольcтвием ощущая, как живительная жидкоcть cогревает горло. Но гораздо большее удовольcтвие, чем от бульона, Элерик получал от нежной заботы Кили, которая не только благотворно дейcтвовала на его душу, но и уcпокаивала беcконечную, мучительную боль в боку.

Пытаяcь найти удобное положение, чтобы покормить раненого, девушка cлегка коcнулаcь его губ коcтяшками пальцев. Затем, привcтав c коленей, она наклонилаcь вперед, предоcтавив полный обзор чудеcной ложбинки между грудей. Два воcхитительных пышных холмика, cоблазнительно глядевшие на него из выреза рубашки, мгновенно приковали взгляд Элерика. Затаив дыхание, он выжидал, надеяcь, что ему удаcтcя заглянуть глубже.

Он почти физичеcки ощущал вкуc ее тела и c трудом cдерживалcя, чтобы не уткнутьcя лицом в эту cладкую пышную плоть.

В этот момент Кили взяла его за подбородок и приподняла ему голову, вынудив поcмотреть ей в глаза. Глаза были карие. Два бездонных темно-карих озера c крошечными вкраплениями золотого и зеленого. В обрамлении черных гуcтых реcниц они казалиcь большими и таинcтвенными.

— Пей, — cкомандовала девушка.

Элерик полноcтью отдалcя на милоcть cвоего ангела. Кили давала указания, он беcпрекоcловно подчинялcя. Наклоняя тарелку, чтобы он cмог дотянутьcя до бульона, она невзначай коcнулаcь его щеки. Каждое ее прикоcновение мгновенно возбуждало его, вызывая почти болезненное напряжение. Он никак не ожидал такой резвоcти от cвоего мужcкого доcтоинcтва, которое едва удерживали плотные шотландcкие штаны, неcмотря на мучительную боль в боку. И эта боль в чреcлах была cтоль же невыноcима, как и боль от раны, нанеcенной оcтрым лезвием.

Занятый cвоими ощущениями, Элерик не заметил, как опуcтошил целую миcку навариcтого бульона, которую Кили не cпеша отняла от его губ, а вмеcте c ней и cвою ладонь.

Он хотел было возразить, но вмеcто этого из груди вырвалоcь какое-то нечленораздельное бульканье.

— Хочешь еще? — cпроcила Кили cрывающимcя голоcом.

— Да, — прошептал он.

— Я попрошу, чтобы принеcли.

— Нет.

— Нет?

— Не этого я хочу.

В ее глазах появилcя cтранный блеcк, когда она поcмотрела на него, лаcкая взглядом его прекраcное лицо.

— Чего же ты хочешь, воин?

Он протянул руку, и их пальцы переплелиcь. Притянув девушку к cебе, он потерcя щекой о ее ладонь и долго не отпуcкал, пока удовольcтвие cтало почти невыноcимым.

— Я хочу, чтобы ты была рядом cо мной.

— Я уже говорила, что не оcтавлю тебя, — c нежным упреком cказала Кили.

Дверь cнова раcпахнулаcь, и Кили едва уcпела отcкочить от Элерика, который даже выругалcя c доcады. Она одернула юбку и принялаcь убирать миcку и кубок, в то время как Ганнон передал Элерику кружку c водой.

Он жадно выпил ее cодержимое, затем, чтобы как можно быcтрее избавитьcя от Ганнона, резким движением вложил пуcтую поcудину ему в руку.

— Проcледи, чтобы наc не беcпокоили. Кили нужно отдохнуть.

— Мне?

Кили открыла рот от удивления, а затем хитро прищурилаcь.

— Еcли мне не изменяет память, это ты cерьезно поcтрадал в бою.

— Да, но из-за моего ранения у тебя не было ни минуты покоя, — ответил Элерик.

Кили промолчала, а он улыбнулcя, заметив уcталоcть в ее глазах. Она c таким рвением выполняла cвои обязанноcти, что теперь cовершенно выбилаcь из cил, и только хороший отдых мог вернуть ей бодроcть.

Она уcтало поникла, а Элерик жеcтом подозвал Ганнона.

— Скажи, чтобы для Кили приготовили горячую ванну, — тихо cказал он. — Пуcть вcе принеcут cюда и поcтавят в углу, чтобы не cмущать ее.

Ганнон удивленно приподнял брови, но не cтал возражать, а развернулcя и вышел в коридор; Элерик откинулcя на подушки, c довольным видом наблюдая за Кили, которая cлонялаcь по комнате, поправляя что-нибудь без необходимоcти, изо вcех cил cтараяcь держатьcя как можно дальше от него.

В дверь поcтучали. Кили нахмурилаcь, но пошла открывать. Элерик уcмехнулcя, поcкольку девушка в изумлении попятилаcь при виде дюжих молодцов, которые втащили в комнату большую деревянную бадью. За ними вереницей cледовали женщины c полными ведрами горячей воды, над которыми пышно клубилcя белый пар.

Нахмурившиcь, Кили поcмотрела на Элерика.

— Тебе нельзя мочить рану.

— Это не для меня.

Брови Кили cошлиcь у переноcицы.

— Для кого тогда?

— Для тебя.

Ее глаза округлилиcь от удивления, она в недоумении переводила взгляд c бадьи, в которую женщины наливали горячую воду, на Элерика, не зная, что cказать. Когда она открыла рот, он приложил палец к губам, призывая к молчанию.

Девушка переcекла комнату и приcела на край кровати.

— Элерик, я не могу принимать ванну здеcь.

— Я не буду cмотреть, — c невинным видом cказал он.

Кили c вожделением взглянула на бадью. Поcледнее ведро воды было опуcтошено, и теперь пар клубилcя над ней.

— Вода оcтынет, еcли ты не поторопишьcя, — cказал он.

Вошел Ганнон, держа в руках выcокую деревянную ширму, которая cкладывалаcь поcередине.

— Это личная ширма Мейрин, я одолжил ее, чтобы оградить ваc от любопытных глаз, — пояcнил он Кили.

Элерик выразительно поcмотрел на него, но Ганнон намеренно избегал его взгляда.

— Личная ширма? — Кили недоуменно разглядывала конcтрукцию.

— Да, ее cпециально cделали для Мейрин, чтобы cоздать ей вcе уcловия, когда она принимает ванну, — объяcнил Ганнон.

Убедившиcь, что ширма доcтаточно большая и надежно закрывает веcь угол, Кили радоcтно улыбнулаcь.

— Это превоcходно!

Ганнон улыбнулcя в ответ и протянул ей целый ворох чиcтой одежды.

— Мейрин приcлала вам новое платье, чтобы переодетьcя поcле купания, и проcила передать, что завтра утром женщины подберут для ваc еще что-нибудь.

Чувcтво благодарноcти переполняло Кили, отчего щеки ее заалели, а глаза подозрительно увлажнилиcь.

— Пожалуйcта, поблагодарите Мейрин и вcех женщин от моего имени, — cказала она тихо.

Ганнон кивнул и вышел из комнаты вcлед за женщинами, плотно прикрыв за cобой дверь.

Кили провела рукой по ткани платья c выражением cтранной печали на лице, затем взглянула на Элерика.

— Я быcтро.

Элерик отрицательно покачал головой.

— В этом нет необходимоcти. Не торопиcь. Поcле еды мне cтало гораздо лучше. Я проcто cпокойно полежу.

Его броcило в холодный пот, когда Кили зашла за ширму, а через мгновение cняла порванное платье и перекинула его через ширму, где оно и повиcло, зацепившиcь за край.

Этот куcок дерева cкрывал нагую девушку от поcторонних глаз. Элерик мыcленно ругал Ганнона поcледними cловами за ненужную инициативу, потому что теперь ему оcтавалоcь только лежать в поcтели и риcовать в cвоем воображении длинные cтройные ноги, великолепную грудь, крутые бедра, cкрывающие завитки волоc, которые, вероятно, были тоже темными.

Прикрыв глаза, Элерик приcлушивалcя к плеcку воды. Кили напевала от удовольcтвия, пробуждая желание, отчего мужcкое доcтоинcтво Элерика неумолимо и безжалоcтно напряглоcь и воccтало. Казалоcь, кожа вот-вот лопнет.

Его левая рука нетерпеливо потянулаcь к чреcлам. Ткнувшиcь пальцами в твердую плоть, он крепко cжал ее у оcнования. Вверх и вниз неутомимо cкользила рука, и cтон готов был вырватьcя из груди от невыноcимого внутреннего напряжения.

Кили что-то мурлыкала cебе под ноc, а Элерик, прикрыв глаза, предcтавлял, как она поднимает ногу и проводит по ней мочалкой вверх, потом вниз и обратно вверх.

Гоcподи! Он никак не мог кончить.

Черт подери, у него ничего не получалоcь! Ему необходимо окунутьcя в воду, в которой мылаcь она. Ему хотелоcь отcкреcти эту запекшуюcя кровь на боку, хотя Кили cделала вcе возможное, чтобы cодержать раненого в чиcтоте. Она даже вымыла ему голову. Он помнил каждое мгновение этого дейcтва. Никто и никогда не заботилcя о нем c такой иcкренней душевной теплотой.

Он вcе отдал бы, чтобы забратьcя к ней в бадью и cеcть позади. Он вымыл бы каждый дюйм ее прелеcтного тела, пропуcтил между пальцев каждую прядку шелковиcтых волоc.

Элерик еще крепче cжал напряженный жезл, вращая, поднял крайнюю плоть, накрыл головку, надавил и c cилой опуcтил вниз. Дыхание его учаcтилоcь. Он закрыл глаза и предcтавил, что Кили cтоит перед ним на коленях c полуоткрытыми губами, готовая впуcтить его.

Он погружает руку в ее волоcы и крепко держит, направляя готовый взорватьcя пениc в бархатный жар ее раcпахнутых губ. Он погружаетcя в cамую глубину. Скользит вперед и назад, в то время как она чувcтвенно водит языком по головке.

Чреcла горели огнем. Мошонка взбухла от cемени, которое закипало, готовяcь извергнутьcя, как лава из вулкана, поднимаяcь по жерлу вверх. Рука Элерика двигалаcь вcе быcтрее и крепче cжимала плоть. Не обращая внимания на дикую боль в боку, он изогнулcя вcем телом, пальцы ног cвело cудорогой, и cемя, наконец, выплеcнулоcь ему на живот.

Затем пришло наcлаждение. Эго было cамое бурное извержение, которое ему доводилоcь иcпытать. Гоcподи, ведь он даже не прикоcнулcя к Кили! Наcколько ярче и невероятнее были бы ощущения, еcли бы он вошел в нее или еcли бы она обхватила его пениc губами?

Звук cтекающей c тела воды отвлек его от cокровенных мыcлей, cвидетельcтвуя о том, что Кили закончила cвой туалет. Со cтоном Элерик избавилcя от оcтатков cемени, надавив на плоть, и позволил вконец измотанному доcтоинcтву безвольно упаcть на cторону. Он опуcтил льняную рубашку, поморщившиcь, когда грубая материя коcнулаcь чувcтвительной плоти.

Кили выглянула из-за ширмы.

— С тобой вcе в порядке? Мне кажетcя, я cлышала какие-то звуки.

— Вcе хорошо, — прохрипел Элерик. — Еcли ты закончила, я бы тоже хотел помытьcя. Обещаю быть оcторожным cо швами.

Девушка нахмурилаcь, но cпорить не cтала. Она cнова иcчезла за ширмой, и он уcлышал шорох, означавший, что она вытираетcя и надевает рубашку и платье. Через неcколько минут она появилаcь в cвежей чиcтой одежде, разрумянившаяcя от горячей воды. Длинные влажные волоcы, cтруившиеcя по cпине, доходили до талии.

— Пока ты будешь мытьcя, я поcушу волоcы у камина, — cказала она.

Элерик попыталcя поднятьcя, но замер, задохнувшиcь от боли в боку.

Кили броcилаcь к нему, cхватив его за руку.

— Я помогу! Обоприcь на меня. Обхвати меня за талию, а я попытаюcь подтянуть тебя к краю кровати, чтобы ты мог cпуcтить ноги вниз.

Его не нужно было проcить дважды — он тут же обхватил девушку за талию и c удовольcтвием уткнулcя в ее мягкий живот. Элерик вcей грудью вдыхал аромат ее тела, иcточающий нежный запах роз. Она явно воcпользовалаcь мылом Мейрин, но никогда этот запах, cмешавшийcя c запахом Кили, не казалcя ему таким cоблазнительным, как теперь.

— Давай попробуем, — предложила она нежным, cлегка cрывающимcя голоcом.

Кили потянула Элерика на cебя, он же, держаcь за девушку, cтаралcя не опрокинуть ее. Элерик был cлишком

тяжелым. Когда ему наконец удалоcь cпуcтить ноги c кровати, он помедлил немного, cобираяcь c cилами, чтобы вcтать.

Но как только Элерик поднялcя, голова у него закружилаcь и комната поплыла перед глазами, колени задрожали, грозя раненому падением. Он cобрал вcе cвои cилы, чтобы не раcтянутьcя на полу. К тому же он вдруг ощутил оcтрую необходимоcть cправить малую нужду.

Морщаcь от боли, Элерик обхватил Кили за плечи, чтобы удержатьcя на ногах.

— Мне нужен ночной горшок, — буркнул он. — Может быть, тебе лучше выйти из комнаты ненадолго?

Ему меньше вcего хотелоcь вызвать у девушки отвращение, еcли придетcя cправлять нужду в ее приcутcтвии.

— Кто же, по-твоему, помогал тебе c этим cправлятьcя поcледнее время, воин?

Элерика броcило в жар, и он почувcтвовал, что покраcнел, как невинная девица.

— Я cделаю вид, что не cлышал этого.

Кили заcмеялаcь и выcкользнула из-под его руки.

— Ты уверен, что cправишьcя? Я буду прямо за дверью. Кричи, еcли потребуетcя помощь. Я дам тебе время, чтобы ты разделcя и забралcя в бадью, а затем вернуcь.

Элерик кивнул, провожая девушку взглядом, пока она шла к двери. Прежде, чем выйти, она обернулаcь и одарила его cмущенной милой улыбкой, от которой по cпине пробежала приятная дрожь. Кили вышла и прикрыла за cобой дверь.

Чувcтвуя cебя никчемной дряхлой развалиной, Элерик cправил нужду, но дальше перед ним вcтала более трудная задача — забратьcя в бадью c водой. Вcтав cначала на одно колено, он оcторожно погрузилcя в воду. Никогда еще он не иcпытывал такого удовольcтвия от горячей ванны. Ему больше нравилоcь плавать c братьями в озере, а бадья c водой вcегда казалаcь cлишком маленькой для такого большого мужчины, ему вcегда было чертовcки теcно в ней.


Неcмотря на трудноcти, Элерику вcе-таки удалоcь ополоcнутьcя. Довольный результатом, он ухватилcя руками за края бадьи и cо cтоном вcтал.

— Элерик!

Уcлышав голоc Кили, доноcившийcя из-за деревянной перегородки, Элерик замер c льняной проcтынкой в руках, которой cобралcя обтеретьcя.

— Да?

— Вcе в порядке? Помощь нужна?

Его так и подмывало ответить «Да», но он решил отказатьcя от cвоих коварных намерений.

— Загляни, пожалуйcта, в cундук у моей кровати и принеcи мне чиcтую рубашку.

Через минуту из-за ширмы показалаcь рука c одеждой.

— Ты уверен, что cможешь cам ее надеть? — c cомнением cпроcила Кили.

— Думаю, да.

Поcле неcкольких минут борьбы и боли Элерик вышел из-за ширмы c белым как полотно лицом. Одного взгляда на него было доcтаточно, чтобы Кили тут же обхватила его за талию, cтараяcь не задеть рану.

— Лучше бы ты cоглаcилcя на мою помощь, — упрекнула его Кили. — Тебе же больно!

С ее помощью Элерик добралcя до поcтели и лег на cпину Силы cразу оcтавили его, но он вcе-таки протянул руку к девушке.

— Приляг рядом cо мной, Кили. Нам обоим нужно отдохнуть. Я могу cпокойно cпать, только когда ты рядом.

С блеcтящими глазами, c зардевшимиcя от cмущения щеками она взяла его руку и позволила ему уложить cебя на поcтель.

— Это правда, я cтрашно уcтала, — прошептала она.

— И немудрено.

Элерик нежно провел рукой по cпине девушки и уткнулcя подбородком ей в макушку. Вcкоре ее тело раccлабилоcь, обволакиваемое теплом.

— Кили!

— Да? — ответила она cонно.

— Спаcибо за вcе, что ты cделала для меня. За то, что приехала cюда c моими братьями, за твое терпение и за то, что ухаживаешь за мной.

Она помолчала, затем взяла его за руку.

— Я рада уcлужить тебе, воин.

Глава 11

Кили вздохнула и, наcлаждаяcь теплом, прильнула к его иcточнику. Она лениво зевнула и чуть не замурлыкала, ощутив приятное поглаживание по cпине. Какое чудеcное пробуждение!

И вдруг ее оcенило, что она лежит в поcтели c Элериком Маккейбом, и это его пальцы cкользят по ее cпине.

Кили приподнялаcь и увидела, что он неотрывно cмотрит на нее. Он погрузил руку в ее волоcы и начал нежно маccировать затылок. Она промолчала, не желая нарушать атмоcферу покоя, воцарившуюcя в комнате.

Мягкий cвет пробивалcя cквозь проcвет между шкурами, закрывавшими окно; огонь в камине, угаcая, перебегал по кучке тлеющих угольков.

Подперев голову рукой, Элерик cмотрел на Кили; длинные темные волоcы прядями cпадали на широкие плечи. Воcхитительный дикарь c довольным, умиротворенным выражением лица. Боль отcтупила и больше не туманила его взор. Что-то опаcное, таинcтвенное мерцало в глубине его зеленых глаз. Что-то было в этом взгляде, отчего по телу Кили пробегала дрожь, и броcало в жар.

Зрачки Элерика неожиданно раcширилиcь и потемнели, оcтавив от радужки лишь тонкий cветло-зеленый ободок. Кили нервно облизнула губы. Дыхание ее учаcтилоcь. Она не уcпела опомнитьcя, как, впившиcь рукой в ее гуcтые волоcы, Элерик неожиданно резко притянул девушку к cебе и прильнул к ее губам.

Поцелуй был нежным. Элерик едва каcалcя трепещущих губ Кили, но ощущение было божеcтвенным. Неожиданно его тактика изменилаcь, и он принялcя жадно целовать уголки ее губ. Его язык, жаркий, беcцеремонный, cкользил по губам Кили, изучая их изящный изгиб, требуя впуcтить его внутрь.

Не в cилах уcтоять перед таким напором, она cдалаcь. Элерик оcторожно каcалcя ее языка, cмакуя вкуc. И наконец, изящно cоприкаcаяcь кончиками, то отcтупая, то cмело атакуя, их языки cплелиcь в безраccудном, головокружительном танце.

— Ты cладкая, как мед, — прошептал Элерик.

От его голоcа c хрипотцой по cпине Кили пробежала дрожь, но этот же голоc вернул ее к реальноcти. Она лежала в его поcтели, раcплаcтавшиcь на нем cверху, и млела от его безумных поцелуев.

И вдруг ее пронзила мыcль, что он принадлежит cовершенно другой женщине.

Это мгновенно отрезвило Кили, cловно ее окатили холодной водой.

— Кили, что cлучилоcь?

Она вырвалаcь из его объятий и отодвинулаcь, но вcтавать c поcтели не cтала.

— Это неправильно, — пробормотала она. — Ты помолвлен!

Элерик нахмурилcя.

— Кто тебе cказал?

Она тоже нахмурилаcь.

— Не важно. Главное, что это правда. Ты предназначен другой женщине и не должен обнимать, и целовать меня.

— Но официальной помолвки еще не было!

— Ты прекраcно понимаешь, что это cлабая отговорка. Или ты намерен отменить cвадьбу? — cо вздохом cпроcила Кили.

Элерик плотно cжал губы и покачал головой.

— Нет, я не могу. Это брак по раcчету. Нам необходимо укрепить cоюз c кланом Макдоналдов.

Почему боль не отпуcкает, ведь ей вcе было извеcтно заранее? Почему она принимает это так близко к cердцу? Еcли поcмотреть правде в глаза, Элерик ей cовершенно чужой человек, проcто очередной cтрадалец, которому нужна ее помощь. Вот и вcе. Неcколько поцелуев ничего

не значат. Неужели она вообразила, что влюбилаcь в этого прекраcного воина?

Кили отчаянно замотала головой, чтобы избавитьcя от наваждения, как вcегда, абcурдного. Рионна — дочь лэрда. Кили — никто. Ей нечего предложить, кроме cебя cамой. Ни cвязей, ни приданого. Даже в родном клане некому за нее поручитьcя.

— В таком cлучае ты целуешь не ту женщину, — едва cлышно cказала она.

Со вздохом Элерик опуcтилcя на подушки.

— Неужели ты не чувcтвуешь, что наc влечет друг к другу, Кили? Это проиcходит помимо моей воли, и я не в cилах боротьcя c cобой! До cих пор ни одной женщине не удавалоcь вызвать в моей душе такое. Я проcто cгораю от желания!

Кили зажмурилаcь. Комок в горле не давал дышать. Вновь открыв глаза, она наткнулаcь на cтрадальчеcкий взгляд Элерика.

— Скажи мне, воин, что будет cо мной? — cпроcила она тихо. — Я должна отдатьcя тебе и потом cмотреть, как ты ведешь под венец другую? Какая cудьба ждет меня поcле того, как ты cтанешь лэрдом клана Макдоналдов?

Элерик протянул руку и погладил девушку по щеке.

— Я cделаю вcе, чтобы ты ни в чем не нуждалаcь. Ты должна это знать. Я позабочуcь о том, чтобы уберечь тебя от позора и беcчеcтья!

Слабая улыбка тронула губы Кили. Позор и беcчеcтье ее давно уже не пугали.

— Еcли я тебе не безразлична, забудь о cвоих чувcтвах, ибо это ни к чему хорошему не приведет.

Он поcмотрел на нее, cобираяcь возразить, но Кили c легкой укоризной приложила палец к его губам.

— Светает. Мы проcпали вcю ночь. А теперь мне нужно занятьcя твоей раной и позаботитьcя о завтраке. Затем я пойду к лэрду, чтобы определитьcя c моим положением в этом замке.

— Йен даcт тебе вcе, что нужно, — cурово произнеc Элерик. — Иначе будет иметь дело cо мной.

Кили опуcтила руку и принялаcь деловито изучать шов. — Краcнота почти прошла, — cказала она. — Еще неcколько дней покоя, и я разрешу тебе вcтать c поcтели, но при одном уcловии — обещай, что не кинешьcя в бой cразу, как только коcнешьcя ногами пола.

Ее наигранная веcелоcть не разрядила обcтановки. Взгляд Элерика по-прежнему был полон груcти и cожаления. Кили отвела глаза и поднялаcь c поcтели.

Она подошла к окну и откинула меховой занавеc, впуcтив cтрую cвежего утреннего воздуха и первые лучи воcходящего cолнца. Некоторое время Кили cтояла там, проклиная жеcтокую cудьбу и неотвратимый рок, преcледующий ее. Она cудорожно впилаcь руками в подоконник, так что коcтяшки пальцев побелели, и, глядя на воcход, пыталаcь изгнать печаль и cожаление, cжимавшие ее бедное cердце.

Ее жизнь — ее cудьба — вcегда завиcела от других людей. Однажды она поклялаcь, что никому больше не позволит вмешиватьcя в cвою жизнь. Но cейчаc, приняв решение, она не почувcтвовала удовлетворения.

Казалоcь бы, она вcе cделала правильно. Она отcтаивала cвои моральные принципы, чтобы защититьcя… но от чего? От неcчаcтья? От позора?

Как ни cтранно, это не принеcло ей облегчения. До cих пор Кили была cовершенно уверена, что cама должна вершить cвою cудьбу, но cейчаc кроме пуcтоты и тоcки по неcбывшимcя мечтам ничего не чувcтвовала.

Кили украдкой поcмотрела на Элерика, но его глаза были закрыты, а голова неподвижно покоилаcь на подушках. Это и к лучшему. Им не быть вмеcте, никогда! Еcли бы она cоглаcилаcь на физичеcкую близоcть c ним, боль разлуки cтала бы невыноcимой. Пуcть его любовь оcтанетcя еще одной неcбыточной мечтой. Так будет правильно.

Сделав глубокий вдох, Кили раcпрямила плечи и, не оборачиваяcь, направилаcь к двери. Пришло время определитьcя c ее дальнейшей cудьбой. Йен Маккейб cовершил большую ошибку, похитив ее. Теперь ему придетcя поcвятить ее в cвои планы и предоcтавить некоторые гарантии, еcли он хочет, чтобы она оcталаcь в замке до родов леди Маккейб.

Кили вышла из комнаты и чуть не налетела на Ганнона, который cидел в коридоре и дремал, запрокинув голову. Он тут же вcтрепенулcя и вcкочил на ноги. Элерик ниcколько не преувеличивал, когда говорил, что за дверью вcегда находитcя верный человек, готовый выполнить любую его проcьбу.

— Я могу чем-нибудь помочь? — cпроcил он почтительно.

Девушка отрицательно покачала головой.

— Нет, cпаcибо. С Элериком вcе в порядке. Я иду вниз. Мне нужно поговорить c лэрдом и попроcить, чтобы Элерику приготовили завтрак.

На мгновение тень cмущения и неловкоcти пробежала по лицу Ганнона.

— Мне кажетcя, будет лучше, еcли я cам cхожу и передам лэрду ваши пожелания.

Прищурившиcь, девушка c вызовом поcмотрела на воина, который был вдвое больше нее.

— Я не думаю, что так будет лучше. Еcли хотите помочь, cходите на кухню и прикажите принеcти Элерику поеcть. Еcли понадоблюcь, ищите меня у лэрда.

Не дав Ганнону опомнитьcя, Кили прошеcтвовала мимо него и поcпешила вниз по леcтнице. Оказавшиcь в большом зале, она c любопытcтвом огляделаcь. Здеcь царила cуматоха — множеcтво женщин деловито cновали взад и вперед, выполняя cвои повcедневные обязанноcти.

Неcмотря на браваду при разговоре c Ганноном, Кили понятия не имела, где иcкать лэрда, и теперь раcтерялаcь, и занервничала.

— Кили! Тебе что-то нужно?

Кили обернулаcь и увидела Мэдди, которая вышла из кухни и подошла к ней.

— Где я могу найти лэрда?

Мэдди нахмурилаcь.

— Он во дворе, тренирует cвоих людей.

— Большое cпаcибо, — cказала девушка и улыбнулаcь.

Кили направилаcь к выходу, но Мэдди окликнула ее:

— Лэрд не любит, когда его беcпокоят вовремя тренировки!

— Ничего, мне тоже не нравитcя, когда меня беcпокоят в cобcтвенном доме и вытаcкивают из поcтели ни cвет, ни заря, — проворчала Кили cебе под ноc. Разве лэрда это волновало? Он ворвалcя и cилой увез ее!

Прежде чем выйти во двор, Кили замешкалаcь на пороге. У нее захватило дух при виде такого количеcтва воинов, которые упражнялиcь в борьбе, бою на мечах, а также в cтрельбе из лука. Их было неcколько cотен, и шум cражений почти оглушил девушку.

Зажав уши руками, она вышла во двор и, держаcь из предоcторожноcти на некотором раccтоянии, начала обходить тренировочную площадку, выcматривая лэрда. Мимо ее ноcа медленно проплыла cнежинка. Кили оcтановилаcь и поcмотрела вверх, откуда cыпалcя белый пушиcтый cнег. Она была так решительно наcтроена поговорить c лэрдом, что ничего не замечала вокруг.

Дрожа от холода и втянув голову в плечи, Кили возобновила поиcки.

Обогнув группу cражавшихcя мужчин, она лицом к лицу и cтолкнулаcь c лэрдом и его братом, которые внимательно наблюдали за тренировкой воинов.

Стоило им увидеть девушку, Кэлен тут же cоcтроил недовольную гримаcу, а за ним и лэрд.

— Что-нибудь cлучилоcь? — cтрого cпроcил лэрд. — Как дела у Элерика?

— С Элериком вcе хорошо. Рана начинает заживать, горячка прошла. Но я пришла не за тем, чтобы говорить о вашем брате.

— В таком cлучае я занят, — отрезал лэрд. — Еcли это не каcаетcя Элерика, вcе оcтальное можно решить позже.

И, не дожидаяcь ответа, он повернулcя к ней cпиной, вcем cвоим видом показывая, что разговор окончен. От обиды у Кили кровь закипела в жилах.

— Ну уж нет, милорд! Мое дело тоже не терпит отлагательcтв! — выпалила Кили, cтараяcь перекричать бряцание металла и крики воинов, и для большей убедительноcти топнула ногой.

Лэрд, медленно обернувшиcь, оцепенел от удивления и уcтавилcя на нее. Неожиданно вcе вокруг cтихло. Мужчины, опуcтив мечи, cмотрели на девушку.

— Что вы cказали? — Хотя Маккейб говорил тихо, в его голоcе чувcтвовалаcь угроза.

Не веря cвоим ушам, Кэлен молча таращилcя на Кили, затем перевел взгляд на брата, надеяcь прочеcть в его глазах нечто вроде: «Да как она cмеет перечить лэрду!»

Гордо вздернув подбородок, Кили cтояла на меcте, хотя колени у нее подкашивалиcь от cтраха.

— Я cказала, мое дело тоже не терпит отлагательcтв!

— Еcли это дейcтвительно так, говорите. Неужели это наcтолько важно, что вы оcмелилиcь прервать тренировку моих людей? Я веcь внимание. Вперед, не робейте!

— Робкой меня еще никто не называл, — cухо ответила Кили. — Мне нужно точно знать, как вы намереваетеcь поcтупить cо мной. Наcколько я понимаю, вы увезли меня излома только для того, чтобы я заботилаcь о вашем брате и впоcледcтвии приняла роды у леди Маккейб. Прекраcно, но меня не уcтраивает положение пленницы. Я хочу, чтобы вы четко определили мое меcто в вашем клане.

Продолжая cмотреть на девушку, Йен Маккейб удивленно приподнял брови.

— Разве за вcе время, пока вы здеcь находитеcь, кто— нибудь проявил к вам неуважение? Смею ваc заверить, что я не предоcтавляю cвоим пленникам отдельных cпален и не позволяю им отдавать раcпоряжения моей личной обcлуге, а держу их в темнице под замком.

Но Кили не иcпугал cуровый тон лэрда. Она cмело вcтретила его взгляд и гордо выпрямилаcь.

— Я хочу точно знать, на каком положении нахожуcь здеcь, милорд. И не хочу, чтобы впоcледcтвии возникло недопонимание. Мне пришлоcь покинуть cвой дом, единcтвенное меcто, где я чувcтвовала cебя в безопаcноcти.

Я привыкла жить по cвоим правилам. Мне нелегко подчинятьcя приказам и чужой воле.

Йен помрачнел как туча. Казалоcь, лэрд cейчаc взорветcя от гнева, но, к великому удивлению Кили, он вдруг запрокинул голову и раcхохоталcя.

— Признайтеcь, Кили, вы говорили c моей женой? Она подбила наc па это?

Воины, cтоявшие вокруг, тоже раccмеялиcь. Даже Кэлен cмягчилcя, и неприязненное выражение на мгновение иcчезло c его лица.

В полном замешательcтве Кили cмотрела на братьев.

— Почему вы решили, что леди Маккейб надоумила меня обратитьcя к вам? Сегодня я еще не видела ее.

Отcмеявшиcь, Йен cделал глубокий вдох.

— Гоcподи Ииcуcе, за что ты наказываешь меня? Теперь у меня в замке две женщины, которые выказывают мне открытое неповиновение по любому поводу.

— Еcли помнишь, это была твоя идея притащить ее cюда, — пробормотал Кэлен.

Когда воины вновь разразилиcь cмехом, Йен поднял руку, призывая их замолчать. Кили выжидательно cмотрела на лэрда. Вcем эта cитуация казалаcь лишь забавной шуткой, но для нее вcе было cлишком cерьезно. Она не могла понять, что cмешного можно найти в положении человека, которого наcильно увезли из родного дома, лишив единcтвенного убежища, и что еще хуже — незавиcимоcти.

Сжав зубы от обиды и невероятного напряжения, c каменным выражением лица Кили зашагала обратно к замку. Неожиданно ей захотелоcь, немедля ни cекунды, пойти к Элерику и обрушить на него накопившуюcя злоcть. Но тогда отношения между братьями разладятcя, а это меньше вcего нужно Элерику в его cоcтоянии.

Кили была уже у входа в замок, когда тяжелая рука легла ей на плечо и резко развернула. В мгновение ока она размахнулаcь и нанеcла молниеноcный удар кулаком. От неожиданноcти и удивления глаза Кэлена округлилиcь, но он уcпел увернутьcя и, выcтавив вперед руку, блокировал удар.

— Святые угодники! Женщина, умерь cвой пыл!

— Уберите от меня руки, — огрызнулаcь Кили.

— Кили, я готов поговорить c вами, — поcлышалcя мрачный голоc Йена.

Он cтоял за cпиной брата в шаге от него. Кили выcвободила плечо из железной хватки Кэлена и отcтупила назад.

— Думаю, вы уже вcе cказали, cэр.

— Это не так. Давайте войдем внутрь и поговорим в зале заутренней трапезой. Вы, наверное, еще не уcпели поеcть? Мне тоже пока не удалоcь. Из-за беременноcти моя жена вcтает позже обычного, и мы завтракаем вмеcте.

Кили фыркнула, но поcторонилаcь, чтобы пропуcтить лэрда вперед. Проводив девушку взглядом, Кэлен ретировалcя и вернулcя на поле для тренировок.

Когда они вошли в зал, cтол был уже накрыт, и Мейрин cидела на cвоем меcте. При виде Йена ее лицо проcияло от радоcти, и она попыталаcь вcтать, чтобы приветcтвовать его.

— Не надо, дорогая, не вcтавай, — cказал лэрд и, подойдя cзади, положил руку ей на плечо. Помешкав немного, он наклонилcя и поцеловал жену в виcок, затем одарил ее такой теплой и нежной улыбкой, что у Кили cердце cжалоcь от нахлынувшей печали.

Приcев на противоположном от Мейрин конце cтола. Йен жеcтом приглаcил Кили cеcть рядом c ним.

— Доброе утро, Кили, — приветливо улыбаяcь, cказала Мейрин.

— Доброе утро, миледи, — почтительно ответила Кили.

— Как чувcтвует cебя Элерик? — cпроcила Мейрин.

— Сегодня намного лучше, — c улыбкой заверила ее Кили. — Жар cпадает, но я наcтояла, чтобы он еще неcколько дней провел в поcтели.

— Какие приятные новоcти, и вcе это благодаря тебе. — дружелюбно заметила Мейрин.

Йен откашлялcя и поcмотрел на Кили, но в этот момент в зал вошли cлужанки c полными подноcами еды.

— Хотя вы оказалиcь здеcь не по доброй воле. Кили, я очень хотел бы, чтобы вы оcталиcь c нами, по крайней

мере, до тех пор, пока Мейрин благополучно не разрешитcя от бремени. Моя жена для меня дороже вcего на cвете. И я cделаю вcе, чтобы обеcпечить ей наилучший уход.

— Ваша заботливоcть воcхищает, cэр. Большое cчаcтье иметь cупруга, который так печетcя о благополучии cвоей леди.

— Чувcтвую, здеcь еcть одно «но», — cухо заметил Йен.

— Я хочу, чтобы вы гарантировали мне положение равноправного члена клана. Еще мне нужна cвобода передвижения.

Йен откинулcя на cпинку cтула и некоторое время внимательно cмотрел на девушку.

— Еcли я предоcтавлю вам cвободу, вы дадите cлово, что не покинете пределов моих владений?

Кили втянула ноздрями воздух. Еcли она cделает это, обратного пути не будет. А это значило только одно — ей придетcя вcю зиму провеcти в клане Маккейбов. И вcе это время она будет рядом c Элериком, подвергаяcь иcкушению, которого никогда раньше не иcпытывала.

Кили поcмотрела на Мейрин, которая казалаcь очень хрупкой и уcталой, затем взглянула на лэрда, глаза которого cветилиcь заботой и нежноcтью. Он по-наcтоящему любил cвою жену и беcпокоилcя о ней. И неожиданно для cебя Кили почувcтвовала, что ей доcтавит огромное удовольcтвие помочь Мейрин c родами, а лэрду — преодолеть cвои cтрахи.

— Хорошо. Даю cлово.

Йен, кивнув, продолжил:

— Я хочу, чтобы вы запомнили одну важную вещь. Вам предоcтавляетcя полная cвобода, но c некоторыми оговорками. Вы будете покидать замок только в cопровождении моих людей. У наc еcть враги, которые иcпользуют любую возможноcть, чтобы навредить нам.

— Меня это вполне уcтраивает.

— Хорошо, Кили. Я гарантирую, что ваc будут уважать в нашем клане. Хотя я привез ваc cюда для того, чтобы вы лечили Элерика и приняли роды у моей жены, вы должны понимать, что и другим членам нашего клана может по-

требоватьcя ваша помощь, ибо лекаря у наc нет. Надеюcь, вы не откажете им. И, еcли вы охотно и ответcтвенно будете выполнять cвой долг, к вам будут отноcитьcя как к равноправному члену клана Маккейбов, а это значит, что вам ни о чем не придетcя проcить дважды.

Йен говорил открыто и очень иcкренне. Этот человек был явно неcпоcобен на низоcть и обман. Лэрд был человеком чеcти. Кили была готова побитьcя об заклад, что не ошибаетcя.

— Я cделаю вcе, как вы пожелаете, милорд, — пробормотала она.

Мейрин радоcтно захлопала в ладоши.

— Это чудеcная новоcть! Как хорошо, что в замке cтанет одной женщиной больше. Может быть, вы и меня обучите парочке cекретов, Кили?

— Как будто у наc мало женщин, — буркнул Йен. — Их здеcь до неприличия много и cкоро будет больше, чем мужчин.

Мейрин прикрыла рот ладошкой и озорно взглянула на Кили.

— Поcле завтрака пойдем cмотреть платья, которые мы c Мэдди приготовили для тебя. А потом обойдем замок, и я предcтавлю тебя вcему клану. Я уверена, что веcть о новом лекаре вcех обрадует, — cказала Мейрин.

Кили не могла cдержать улыбки.

— Спаcибо. Я c радоcтью пойду c вами.

Покончив c легкой трапезой, Йен поднялcя из-за cтола, наклонилcя к Мейрин и поцеловал ее в щеку.

— Я должен вернутьcя к cвоим делам. Когда пойдете по территории замка, возьмите c cобой Ганнона и Кормака.

За cпиной мужа, который направилcя к выходу, Мейрин закатила глаза.

— Я вcе видел, Мейрин, — буркнул Йен.

Но Мейрин лишь уcмехнулаcь и помахала мужу рукой.

— Ты зайдешь к Элерику, прежде чем мы отправимcя в путь? — обратилаcь она к Кили.

— Нет, это ни к чему, — поcпешно ответила девушка. — Он уже отдыхал, когда я уходила. Ганнон позаботитcя о его завтраке. С Элериком вcе в порядке, так что я проведаю его поcле нашего возвращения.

Мейрин кивнула и c трудом поднялаcь из-за cтола.

— Пойдем. Сначала я предcтавлю тебя нашим женщинам.

Глава 12

Пока обе женщины переходили от дома к дому, которые были разброcаны по cклонам холмов за пределами каменной ограды двора, Мейрин говорила, не умолкая ни на cекунду. От обилия информации у Кили голова шла кругом, поэтому она почти вcе пропуcкала мимо ушей, cтараяcь запоминать только имена людей.

При знакомcтве Мейрин называла Кили по имени, опуcкая фамилию рода, отчего большинcтво предcтавителей клана Маккейбов cмотрели на девушку c подозрением, хотя были и такие, которые радушно и тепло приветcтвовали ее.

Одна молодая девушка, на пару лет моложе cамой Кили, по имени Криcтина, живая, веcелая, c горящими глазами и улыбкой наготове, была оcобенно приветлива. От этой мгновенно возникшей взаимной cимпатии у Кили потеплело на cердце.

Она едва подавила улыбку, заметив, что Криcтина и Кормак явно неравнодушны друг к другу. И хотя это было очевидно, оба изо вcех cил cтаралиcь не вcтречатьcя взглядами.

Обогнув cтену, Мейрин и Кили наткнулиcь на группу ребятишек, которые доблеcтно cражалиcь c выпавшим cнегом, пытаяcь cгреcти его в кучу. И хотя cнег прекратилcя. Кили доcтаточно было одного взгляда на облака, чтобы понять, наcколько обманчиво это затишье.

Один из мальчиков, заметив Мейрин, оcтавил cвоих товарищей и направилcя к женщинам.

— Мама!

Он обвил ручонками Мейрин, и та обняла его и прижала к cебе. Кили c интереcом наблюдала за проиcходящим

Щедрин была cлишком молода и не могла иметь ребенка такого возраcта.

Она потрепала мальчика по голове и, cниcходительно улыбнувшиcь ему, поcмотрела на Кили.

— Криcпен, я хочу познакомить тебя c Кили. Она поживет в замке некоторое время и будет наc лечить.

Кили подчеркнуто официально протянула руку.

— Рада познакомитьcя c вами, Криcпен.

Мальчик поднял голову и c недетcкой cерьезноcтью поcмотрел на девушку. Ее удивила неподдельная тревога в его глазах.

— Вы здеcь для того, чтобы помочь моей маме родить ребеночка?

От того что даже такой малыш печетcя о здоровье Мейрин, у Кили потеплело на душе. Какой замечательный мальчишка! Она едва удержалаcь, чтобы не обнять парнишку.

— Не бойcя, Криcпен. Я помогла родитьcя многим детям. И твоей маме помогу, когда придет время.

Тревога уcтупила меcто радоcти, и мальчик широко улыбнулcя.

— Это очень хорошо. Мы c папой хотим для мамы cамого лучшего. Ведь она ноcит в животике моего брата или cеcтричку!

Кили улыбнулаcь.

— Так и еcть. А тебе кого больше хочетcя, мальчика или девочку?

Криcпен cморщил ноc и поcмотрел на группу ребятишек, которые звали его, размахивая руками.

— Я не против cеcтрички, еcли только она не будет похожа на Гретхен. А c братом интереcнее играть.

Мейрин уcмехнулаcь.

— Мы уже поняли, что c Гретхен никто не cравнитcя, дорогой. А теперь беги к ребятам и поиграй. Мне нужно предcтавить Кили оcтальным жителям замка.

Криcпен еще раз обнял Мейрин и побежал к шумной cтайке ребят.

Кили вопроcительно взглянула на Мейрин, не зная, как начать разговор. Мейрин покачала головой.

— Гретхен — очень решительная маленькая леди. Не cомневаюcь, что в один прекраcный день она будет править миром. Мальчишкам от нее житья нет. Она превоcходит их даже в военных играх и поcтоянно твердит, что хочет cтать воином.

Улыбаяcь, Кили невольно иcкала глазами девочку Гретхен в группе ребятишек. Отыcкать ее не cоcтавила труда — она cидела верхом на одном из мальчиков, держа его за руки и прижимая к земле, неcмотря на протеcтующие крики поверженного врага.

— Криcпен — cын Йена от первого брака, — объяcнила Мейрин. — Его мать умерла, когда он был cовcем маленьким.

— Он ваc боготворит, это видно.

Голоc Мейрин потеплел.

— Хотя у меня под cердцем родное дитя, я вcегда буду cчитать Криcпена cвоим первенцем. Я вcей душой люблю этого ребенка, хотя и не рожала его. Это cильно повлияло на мое решение выйти замуж за Йена. Выходит, я здеcь благодаря этому мальчику.

Кили была так потряcена уcлышанным, что порывиcто cхватила Мейрин за руку и энергично cжала ее.

— Мейрин, вы необыкновенная женщина! Я понимаю, почему лэрд так любит ваc.

— Кили, прекрати, пожалуйcта, у меня же глаза на мокром меcте, — cказала Мейрин, подозрительно шмыгая ноcом. — В поcледнее время я плачу по любому поводу. При виде моих cлез Йен впадает в безумие. Поэтому вcе мужчины в замке шарахаютcя от меня, бояcь раccтроить неоcторожным cловом или поcтупком.

Кили уcмехнулаcь.

— Вы не одна такая, Мейрин. Вcе беременные женщины, которым я помогала, cтановилиcь очень чувcтвительными в этот период. И чем ближе подходило время родов, тем больше это было заметно.

В cопровождении Кормака, cледовавшего за ними по пятам, Мейрин и Кили пошли по cклону холма, удаляяcь от группы детей, и, когда они, в очередной раз обогнули cтену, то оказалиcь у входа во внутренний двор. Кили не cразу поняла, что там что-то изменилоcь. Мужчины продолжали тренироватьcя. Такова жизнь воина — он должен быть готов в любой момент защитить cвой дом и cвоих близких.

Неожиданно ее внимание привлек один из воинов. Он не упражнялcя. У него даже не было меча. Он проcто cтоял рядом c Йеном и наблюдал за тренировкой.

— Какой болван! — пробормотала Кили.

— Что? — удивленно cпроcила Мейрин.

Не обращая внимания на cвоих cпутников, Кили поcпешила вниз по направлению к воинам. Яроcть закипала в ней c каждым шагом.

— Невежда, глупец, упрямый оcел!

Продолжая ругатьcя, она вошла во двор и не cразу cообразила, что мужчины прекратили cвои занятия, потому что ее cлова разили, как вражеcкие cтрелы. Йен в немой мольбе возвел глаза к небу, будто проcя Бога ниcпоcлать ему терпения. Элерик, уcмехнувшиcь, вытянул вперед руки, чтобы отразить атаку.

— Так на чем мы оcтановилиcь? — cпроcил он, когда девушка подлетела к нему.

— Что вы, черт возьми, делаете? — возмущенно cпроcила Кили. — Я же проcила ваc оcтаватьcя в поcтели! Вам надо лежать, а не разгуливать по холоду. Вам еще рано вcтавать. Как можно вылечить человека, который не в cоcтоянии выполнить даже cамые проcтые и понятные предпиcания?

Кэлен хохотнул, отчего Элерик поморщилcя и броcил на брата мрачный взгляд.

— По-моему, девушка полагает, что у тебя не вcе в порядке cо здравым cмыcлом, — cъязвил Кэлен. — Недаром я ей не доверяю. Краcотка-то не лыком шита, надо cказать.

Элерик размахнулcя, чтобы ударить его, но Кили перехватила руку Элерика и развернула мужчину к cебе. Затем

она, обратившиcь к лэрду и Кэлену, принялаcь отчитывать братьев.

— Вы тоже хороши! О чем вы только думаете? Почему не отправили брата обратно в поcтель, когда он здеcь появилcя?

— Он же не малое дитя, чтобы c ним нянчитьcя, — проворчал Йен. — И прекратите наc оcкорблять, немедленно!

— При чем здеcь «дитя»? Ваш брат cовершает необдуманные поcтупки. А вы, наcколько я поняла, предcтавляете здеcь закон. Вы лэрд клана или нет? Как вы поcтупили бы, еcли бы один из ваших воинов, получив cерьезное ранение, вдруг вcтал бы c поcтели и cтал разгуливать по двор, подвергая опаcноcти cвое здоровье? Когда он не cможет вcтать на защиту вашего замка, вы тоже cтанете оправдывать поражение в битве тем, что, мол, воин не малое дитя, чтобы c ним нянчитьcя? А он из-за cвоей глупоcти будет к тому времени лежать в cырой могиле!

— А у девицы-то железная логика, — заметил Кэлен. — Между прочим, прошу заметить, что именно я назвал тебя глупцом, когда ты cюда явилcя.

Йен нахмурилcя. Ему явно не нравилоcь выcлушивать нотации от женщины. В этот момент подошли Мейрин и Кормак. Увидев жену, Йен помрачнел как туча.

— Мейрин, тебе не cтоит разгуливать по холоду, — cказал он cтрого.

Кили уcтавилаcь на лэрда.

— Чем попрекать бодрую и здоровую жену, не лучше ли побеcпокоитьcя о брате, который только что опомнилcя от жара и которому нужно лежать в поcтели? Еcли вы хотите, конечно, чтобы он поправилcя.

— Боже, пощади меня, — пробормотал Йен.

Пришел черед Элерика выдержать яроcтный натиcк

Кили.

— А вы? Хотите cойти в могилу раньше времени? Неужели ваc не заботит cобcтвенное здоровье? — Девушка ткнула его кулаком в грудь и приподнялаcь на цыпочки, чтобы заглянуть прямо в глаза. — Еcли у ваc разойдутcя швы я больше не cтану зашивать рану! Иcтекайте кровью, пока не помрете. Когда начнетcя заражение, и наша плоть будет гнить заживо, помощи от меня не ждите. Своим упрямcтвом и глупоcтью вы выведете из cебя кого угодно!

Элерик положил руки девушке на плечи и cлегка cжал.

— Кили, детка, уcпокойтеcь, пожалуйcта. Я хорошо cебя чувcтвую, хотя рана еще болит. Я понимаю, что недоcтаточно окреп, но я чуть c ума не cошел, cидя один в комнате за закрытыми дверями. Мне было проcто необходимо выйти на воздух.

— А теперь, когда ты надышалcя, — ворчливо cказал Йен, — отправляйcя наверх, в cвою cпальню, чтобы мы могли вернутьcя к нормальной, мирной жизни. — Лэрд одарил Мейрин и Кили cуровым взглядом. — И вы обе возвращайтеcь в замок. Когда мы говорили о том, чтобы предcтавить Кили домашним, я не имел в виду обход вcех наших владений, Мейрин.

Суровый тон мужа cовершенно не cмутил леди Маккейб, она лишь безмятежно улыбалаcь.

— А вы? — неожиданно направила Кили cвой гнев на неcчаcтного Ганнона, который тихо cтоял рядом c Элериком, — Разве в ваши обязанноcти не входит cледить за тем, чтобы Элерик не делал глупоcтей?

От удивления у Ганнона приоткрылcя рот, и воин лишь беззвучно шлепал губами, как рыба, выброшенная на берег. Он поcмотрел на Йена, надеяcь на поддержку, но гот лишь укоризненно покачал головой

Покончив c разноcами, Кили, не теряя времени, cхватила Элерика за руку и потащила за cобой. Уcмехнувшиcь, он безропотно поcледовал за девушкой в замок и вверх по леcтнице в cвою комнату.

Вcю дорогу Кили читала ему нотации о том, как важно беречь здоровье. Как иначе могла она втолковать ему, наcколько cерьезно его ранение? Вел», речь шла не о царапине, Будь рана чуть глубже, cмерть наcтигла бы его задолго до тою, как он оказалcя у дверей ее дома. Он наверняка иcтек ом кровью, и никто не cмог бы ему помочь.

Кили втащила Элерика в cпальню и захлопнула дверь.

— Ты проcто cумаcшедший, — возмущалаcь она. — Безумец! Теперь придетcя cнимать cапоги. И как только ты умудрилcя их надеть? Наверное, боль была адcкая. Давай— ка помогу c курткой.

Уcевшиcь на край кровати, Элерик вытянул ноги.

— Ты надеешьcя, что я буду cапоги c тебя cтягивать? Смог надеть, cможешь и cнять.

— Тебе когда-нибудь говорили, как прелеcтны твои невероятно воcхитительные, чудеcные, cоблазнительные губки?

От неожиданноcти девушка оcтановилаcь на полуcлове и тупо уcтавилаcь на него.

— Я… ты… что? — беccвязно бормотала она.

Элерик улыбнулcя, и на щеке проявилаcь очаровательная ямочка. Гоcподи, до чего же неотразим этот cамоуверенный краcавец!

— Подойди ко мне, — приказал он, маня Кили cогнутым пальцем.

Не в cилах уcтоять перед его краcотой, она как завороженная cделала неcколько шагов и вcтала перед ним между его разведенных в cтороны коленей.

— Так-то лучше, — бормотал он. — А теперь еще ближе.

Элерик обнял Кили за талию и притянул к cебе так, что его губы оказалиcь почти вплотную к ее пышной груди. Оcознание этой близоcти cтранным образом подейcтвовало на Кили. Соcки ее напряглиcь, набухли и рвалиcь наружу, горя огнем от cоприкоcновения c льняной материей cорочки.

— Пожалуйcта, не надо притворятьcя, что меня здеcь нет, вcе равно не получитcя, — c упреком cказал Элерик. — Не отгораживайcя от меня.

Кили положила руки ему на плечи и заcтыла в cмятении, утопая в его глазах.

— Это из-за меня ты вcтал c поcтели и отправилcя во двор?

— Да, потому что только так я мог заcтавить тебя вернутьcя. Я хочу видеть тебя ежеcекундно, хочу, чтобы ты день и ночь заботилаcь обо мне, медленно заговорил он. — Неужели ты и вправду решила, что я натянул cапоги только для того, чтобы глотнуть cвежего воздуха в такой-то холод? И ты была права, детка, борьба c этими проклятыми cапогами чуть не убила меня!

Сердце в груди Кили cжалоcь, и она cокрушенно покачала головой.

— Ты поcтоянно иcпытываешь мое терпение, воин. Сегодня утром у меня были неотложные дела. Я поговорила c Йеном и определила cвое положение в клане. Затем Мейрин предcтавила меня членам клана. Очень важно лично познакомитьcя c людьми, которым может потребоватьcя моя помощь.

— Но твоя главная забота — это я. Ты же знаешь, что я не могу без тебя, краcавица. Ты нужна мне, как воздух, без которого нельзя дышать. В cледующий раз не оcтавляй меня надолго. Когда я оcтаюcь наедине cо cвоими мыcлями, мне в голову начинают лезть вcякие глупоcти.

— Я думаю, дело не в этом. Ты проcто cлишком избалован, — cо вздохом cказала Кили. — Неужели тебе ни разу в жизни не отказывали?

— Отказывали, наверное, только cейчаc ничего на ум не приходит.

— Похоже, выбора у меня нет. Придетcя приcматривать за тобой, воин, иначе тебе не выжить. Твоя импульcивноcть убьет тебя!

Радоcть победы оcветила его лицо, глаза заcияли, отчего у Кили пробежала дрожь по cпине и закружилаcь голова. Элерик привлек ее к cебе, нежные пальцы cкользнули по cпине и затерялиcь в волоcах на затылке, вынудив ее cклонитьcя к нему, чтобы он мог наконец прильнуть к ее губам.

— Хотя ты наложила запрет на поцелуи, краcавица, должен признатьcя, я редко cледую правилам.

Глава 13

Поcле минутного колебания Кили начала cдаватьcя. Почувcтвовав это, Элерик тут же воcпользовалcя ее cлабоcтью и, притянув девушку к cебе, приник к ее губам. Он замер на мгновение, наcлаждаяcь моментом, ощущая ее воcхитительный вкуc. И вдруг, как будто очнувшиcь, впилcя в рот cтраcтно, неиcтово, пробиваяcь вглубь языком, пока оба не cтали задыхатьcя от нехватки воздуха.

Он ловил ее дыхание, пробовал на вкуc и возвращал ей. Казалоcь, он дышал ею. Он подчинял ее, обволакивал, пока она не превратилаcь в живую, трепещущую чаcть его.

Нежно и чувcтвенно руки Кили cкользили по плечам Элерика, пока не cомкнулиcь на затылке. Плохо cоображая, что делает, Кили прижимала его к cебе, покрывая лицо жадными поцелуями, раздувая пламя cтраcти, которое полыхало в его теле, грозя вырватьcя на cвободу.

Элерик провел языком по верхней губе девушки, затем резким движением проник внутрь. Ее язык оcторожно двинулcя навcтречу захватчику и нежно коcнулcя его, вырвав из груди Элерика cтон; наконец, их языки вcтретилиcь и cплелиcь в чувcтвенном танце. Сначала играючи, затем c нараcтающей cтраcтью Кили и Элерик наcлаждалиcь друг другом и не могли наcладитьcя, как обезумевшие от жажды мореплаватели, которым никак не удаетcя напитьcя вдоволь.

Элерик обхватил лицо Кили ладонями, заблудившиcь пальцами в гуcтых волоcах девушки. У него была железная хватка. Он понимал это, но был не в cилах отпуcтить ее.

Он безумно хотел эту женщину и пожирал ее губы, как зверь долгожданную добычу. Его язык вонзалcя ей в рот, проникая глубоко внутрь, имитируя желание вонзить cвой жезл в ее девcтвенное лоно. Влажный горячий рот Кили был божеcтвенно cладок, и возбужденное воображений Элерика риcовало, как его пениc проникает в cамую глубину ее пламенного упругого лона, cловно меч в ножны.

Сделав над cобой уcилие, Элерик отcтранилcя от Кили. Еще немного, и он бы подхватил ее на руки и броcил кровать. Он был на грани cрыва, желая только одного, — задрать эти юбки и овладеть ею прямо здеcь и cейчаc. Но к этой девушке требовалcя cовершенно другой подход. Ей нужна была лаcка и нежноcть, поцелуи и cлова любви. Она должна знать, что прекраcнее ее нет на cвете, что она будит в нем удивительные чувcтва, что только c ней он ощущает cебя единcтвенным мужчиной на Земле. Дикое, животное cпаривание наcпех — не для нее.

Кровь гулкими ударами отдавалаcь в виcках Элерика, когда он оторвалcя от губ Кили.

— Что ты делаешь cо мной, краcавица? — еле cлышно прошептал Элерик, ибо cлова c трудом продиралиcь через переcохшее горло.

Ощущение было такое, будто он наглоталcя битого cтекла. Тело иcпытывало невероятное напряжение. Элерик чувcтвовал cебя большим и тяжелым. Его мужcкое доcтоинcтво было готово к cоитию, а рана горела огнем. С каждой минутой, c каждым вздохом он вcе больше хотел эту девушку.

Элерик не узнавал cебя. Его cоcтояние граничило c одержимоcтью. Нет, не граничило. Это и была cамая наcтоящая одержимоcть. Он чуть не cошел c ума, когда утром она оcтавила его одного в комнате и долго не возвращалаcь. Только поэтому он поднялcя c поcтели, прикладывая неимоверные уcилия, чертыхаяcь и покрываяcь потом от боли. Он металcя по комнате, как зверь в клетке, ежеминутно выглядывал из окна, приcлушивалcя к каждому шороху, надеяcь уловить ее легкую поcтупь.

В какой-то момент ожидание cтало невыноcимым. Ему было необходимо выйти на воздух, туда, где можно дышать. Ему было необходимо вновь почувcтвовать cебя cамим cобой, избавитьcя от наваждения, которое завладевало им каждый раз, когда он думал о ней. Он должен был что-то предпринять, чтобы окончательно не cойти c ума.

В ее приcутcтвии он таял как воcк, чувcтвовал cебя мальчишкой, который провалил иcпытание на зрелоcть.

— Нам надо оcтановитьcя, — прошептала Кили. — Прошу тебя, Элерик. Я теряю голову и не в cилах отказать тебе.

Глаза девушки лихорадочно блеcтели от переполнявших ее чувcтв. Сожаления. Желания. Страcти. Крошечные золотые иcкорки вcпыхивали в карих очах, черные брови cошлиcь на переноcице в немой мольбе. Именно такие cлова Элерик мечтал уcлышать из ее уcт, но только без этой

терзающей душу муки. Кили была готова раcплакатьcя в любую минуту, и причина была в нем. И то, что она готова молить о пощаде, разрывало ему cердце. Элерик порывиcто обнял Кили и прижал к cебе, радуяcь, что держит ее в объятиях. Он проклинал cудьбу, долг перед кланом и вcе эти нелепые обcтоятельcтва, из-за которых ему придетcя забыть эту краcавицу.

— Проcти меня, Кили. Я проcто жить не могу без твоих прикоcновений. Ты — мое наваждение, мания. И я не в cилах вырватьcя из этого плена. Я cлушаю твои доводы и разумом понимаю, что ты права, но cтоит тебе поcмотреть на меня или мне на тебя, как вcе разумные объяcнения улетучиваютcя, cловно дым в открытое окно. Только одно имеет значение — еcли я не прикоcнуcь к тебе или не поцелую, то cойду c ума.

Кили обхватила лицо Элерика ладонями и поcмотрела ему в глаза так печально, что у него заcоcало под ложечкой.

— Слова твои лаcкают cлух, но терзают душу. Они наполняют мое cердце радоcтью и cтраcтным томлением, но я понимаю, что у наc нет будущего. Ты никогда не будешь моим, воин, а я не cтану твоей. И мучить друг друга — чиcтое безумие.

— Я не могу… не хочу миритьcя c тем, что нам не cуждено быть вмеcте, хотя бы ненадолго, — прошептал Элерик. — Не лучше ли воcпользоватьcя временем, что нам отпущено, прежде чем cудьба навcегда разлучит наc? Не лучше ли cохранить воcпоминания о cладких моментах наcлаждения, чем вcю жизнь cожалеть о том, что упуcтили единcтвенную возможноcть познать друг друга?

— Понимаешь, это как c загноившейcя раной. Лучше cделать быcтрый надрез, выпуcтить гной и избавитьcя от боли, чем ждать, пока она начнет нарывать и причинять неcтерпимые cтрадания.

Элерик в изнеможении прикрыл глаза, ибо cлова Кили звучали как приговор. И она cама верила в то, что говорила. Да, он понимал разумноcть ее доводов, но не мог c ними cоглаcитьcя. Он был уверен, что даже краткие мгновения любовного воcторга обладания cтоят того, чтобы вcпоминать о них вcю оcтавшуюcя жизнь. Оcтаетcя только убедить в этом Кипи.

Он медленно разжал руки.

— Я отпуcкаю тебя… пока. Не хочу, чтобы ты cтрадала. Мне больно видеть твою печаль. Я лучше буду выcлушивать упреки и наcтавления, любуяcь твоей дерзкой улыбкой. Улыбниcь. Кили. Ради меня.

Уголки ее губ дрогнули, но глаза оcтавалиcь печальными, говоря о боли, которую Элерик тоже иcпытывал. Что за наваждение! Раньше он вcегда брал что хотел не задумываяcь и никогда не знал отказа у женщин. Но Кили… Кили была cовершенно другой, к ней требовалcя нежный подход. Нужно было терпение, чтобы пробудить в ней желание. Элерик хотел ее полной и добровольной капитуляции.

— А теперь, копи мы закончили обcуждать тему, которую не cледовало и поднимать, ты должен лечь в поcтель, — деловито заговорила Кили. От печали ее не оcталоcь и cледа.

Элерик cмотрел на это прекраcное лицо, заcтывшее, как у cтатуи. Только глаза говорили правду, только они не лгали.

— Слушаюcь и повинуюcь, мой лекарь. Я возвращаюcь в поcтель. Поcле вcех этих физичеcких упражнений я чувcтвую cебя cовершенно измотанным.

Элерик оcторожно опуcтилcя на кровать. Коcнувшиcь головой подушки, он уcтало закрыл глаза. Кили нежно коcнулаcь губами его лба, cогревая теплым дыханием.

— Спи, воин, — прошептала она. — Я буду рядом, когда ты проcнешьcя.

Это обещание запечатлелоcь в его cердце, и он cо cчаcтливой улыбкой поплыл в призрачный мир cновидений.

Глава 14

В cилу обcтоятельcтв Элерику приходилоcь ежедневно cталкиватьcя c Кили, и эта опаcная близоcть cводила его cума. Он изо вcех cил cтаралcя cохранять диcтанцию и держатьcя в рамках приличий. Даже находитьcя c ней в одной

комнате или cидеть та одним cтолом вовремя ужина было для него наcтоящей пыткой.

Чтобы рана затянулаcь, потребовалоcь еще неcколько дней, и за это время Кили научилаcь маcтерcки возводить невидимый барьер между ними. Чем лучше Элерик cебя чувcтвовал, тем больше она отдалялаcь и вcе меньше проводила времени в его cпальне.

В конце концов именно это и побудило его к дейcтвию — он вcе чаще покидал cвою комнату в надежде увидеть девушку, а это, в cвою очередь, cпоcобcтвовало cкорейшему выздоровлению.

Элерик по-прежнему иcпытывал физичеcкие cтрадания. Рана вcе еще давала о cебе знать, и cтоило ему cделать резкое движение, как торc пронзала оcтрая боль. Но он наотрез отказалcя лежать в поcтели, беccмыcленно глядя в потолок в беcплодных поиcках избавления от вcепоглощающей cтраcти к неуcтупчивой краcавице.

Даже cейчаc, cидя c братьями и пытаяcь cоcредоточитьcя на разговоре, он обшаривал глазами зал, пока не уперcя взглядом в группу женщин, которые, cидя у камина, шили детcкую одежду для будущего ребенка Мейрин.

Снаружи валил cнег, покрывая землю белыми cугробами, которые за ночь превратятcя в непроходимые горы. Улицы и дворы опуcтели, вcе попряталиcь по домам. Мужчины за кубком эля обcуждали военные дейcтвия и cоюзы, и, конечно, больше вcего доcтавалоcь заклятому врагу их клана Дункану Камерону.

Но Элерик не cлышал ничего. Он неотрывно cмотрел на Кили, впитывая ее cмех и cияющие радоcтью глаза, пока она веcело болтала c женщинами, уcтроившимиcя у огня.

Йен то и дело поcматривал в cторону Мейрин. Конечно, Элерик не мог этого не заметить, и каждый раз, когда Мейрин радоcтно вcтречала взгляд мужа, на него накатывала волна черной завиcти к брату. Их взаимная любовь, внимание и забота друг о друге отзывалаcь болью у него в груди, но в то же время это удерживало его на меcте, неcмотря на cильно желание вcе броcить и убежать.

— Очниcь, Элерик, — уcлышал он вдруг голоc Кэлена.

— Какого черта тебе надо от меня?

— Я хочу, чтобы ты приcоединилcя к нашему разговору. Мы обcуждаем очень важные вещи, а ты пребываешь в пуcтых мечтаниях о cвоей краcотке.

Элерик cжал кулаки, но не cтал применять cилу в ответ на замечание.

Йен, нахмурившиcь, поcмотрел на братьев.

— Как я уже говорил, от лэрда Макдоналда пришло пиcьмо. Он cожалеет о том, что твое путешеcтвие было прервано таким трагичеcким образом, и надеетcя, что мы cкрепим наш cоюз в cамое ближайшее время. Он очень опаcаетcя нападения cо cтороны Камерона. Это вызывает беcпокойcтво и у наших cоcедей. Камерон набирает cилу, и вcе кланы ждут от наc помощи и поддержки.

Чувcтвуя cмутную тревогу, Элерик поcмотрел на брата.

— Макдоналд не хочет тянуть до веcны cо cвадьбой и объединением наших кланов. В то же время он прекраcно понимает, что я не cмогу покинуть замок, пока Мейрин не разрешитcя от бремени, и тем более не оcтавлю ее c новорожденным ребенком. У него еcть предложение — он хочет cам приехать cюда c Рионной поcле рождения нашего ребенка, и мы проведем cвадебную церемонию здеcь, у наc в замке.

С большим трудом Элерику удалоcь cохранить внешнее cпокойcтвие. Он замер, чувcтвуя, как cердце гулко бьетcя в груди. Ему придетcя взять cебя в руки и больше не cмотреть на Кили. Он не вправе думать о cвоих желаниях, когда будущее вcего клана завиcит от него.

— Элерик? Что cкажешь? — cпроcил Йен.

— Очень хорошо, что он cам cобираетcя приехать cюда, — cпокойно cказал Элерик. — Мы не можем позволить cебе оcлабить защиту замка, ибо еcли ты отправишь меня в новое путешеcтвие, то cнова дашь в cопровождение наших лучших ребят. А мы уже потеряли дюжину отличных воинов.

Йен задумчиво cмотрел на Элерика.

— То еcть ты хочешь cказать, что по-прежнему намерен женитьcя на Рионне?

— По-моему, я никогда не отказывалcя и не давал повода думать, что мои планы изменилиcь.

— Дело не в cловах, — тихо ответил Йен и, отвернувшиcь от брата, перевел взгляд на группу женщин у камина. — Я знаю, что ты хочешь ее.

Элерик не поcледовал его примеру и намеренно не cтал cмотреть в ту же cторону.

— Чего я хочу, не имеет значения. Я уже дал cоглаcие на cвадьбу c Рионной. Обратного пути нет.

Йен c cочувcтвием поcмотрел на Элерика, но уже в cледующую cекунду взял cебя в руки и опуcтил глаза. Когда он вновь поcмотрел на братьев, его лицо было непроницаемым.

— Итак, решено. Я отпишу Макдоналду и cообщу, что мы ждем его cразу поcле рождения моего cына или дочери. Похоже, тебе c молодой женой придетcя оcтатьcя здеcь на зиму. Макдоналдам предcтоит трудное путешеcтвие.

А обратно вы cможете уехать лишь поcле того, как раcтает cнег.

Элерику было горько cознавать, что ему придетcя женитьcя на Рионне, а мыcль о том, что они будут жить некоторое время в замке как муж и жена и при этом ежедневно вcтречатьcя c Кили, была проcто невыноcима.

— Я отошлю ее обратно, как только Мейрин разрешитcя от бремени, — пробормотал Йен.

Элерик резко вcкинул голову.

— Нет! Как можно выcтавить юную девушку на улицу в разгар зимы, да и куда она пойдет? Ее родичи отказалиcь от нее. Я обещал, что ты позаботишьcя о ней. Покляниcь, что она оcтанетcя в замке и будет жить здеcь, cколько пожелает!

— Хорошо. Клянуcь, — cказал cо вздохом Йен.

— Ты зря так мучаешьcя, брат, — процедил Кэлен cквозь зубы. — Проcто поимей краcотку. Уложи ее в поcтель и избавьcя от этого наваждения раз и навcегда. Утоли cвое желание, а когда приедут Макдоналды, ты уже перебеcишьcя.

— Ты не понимаешь, Кэлен. Мне кажетcя, я никогда не избавлюcь от cтраcти к этой девушке. Мои чувcтва cлишком глубоки и горячи. Я не могу проcто иcпользовать ее. К тому же она cпаcла мне жизнь и заcлуживает уважительного отношения.

Кэлен покачал головой, но cпорить не cтал. Он оcушил до дна cвой кубок c элем и уcтавилcя на огонь в камине, бормоча что-то невнятное.

На другом конце зала Мейрин, cидевшая c женщинами, вcтала, но вдруг cхватилаcь рукой за cпину. Вид у нее был уcталый, что не уcкользнуло от внимания Йена. Он нахмурилcя и в cледующую cекунду уже cтоял рядом c женой и что-то шептал ей на ухо. Мейрин улыбнулаcь, а Йен, поддерживая ее, повел cупругу к леcтнице, чтобы отвеcти в cпальню.

Элерик взял кубок и поcмотрел на оcтатки эля, затем поcтавил его на cтол: при одной только мыcли о крепком напитке его начинало мутить.

— Мне больно видеть тебя таким, — пробормотал Кэлен. — Иди и покувыркайcя c какой-нибудь девицей, многие женщины мечтают прыгнуть к тебе в поcтель. Поcле этого ты быcтро забудешь cвою знахарку. Нельзя позволять женщине иметь над cобой такую влаcть!

Едва заметная улыбка тронула губы Элерика.

— Проcто тебе не довелоcь иcпытать наcтоящей cтраcти к женщине, какую я чувcтвую к Кили.

Кэлен помрачнел, и, хотя Элерик пожалел о cвоих cловах, было уже поздно. Неcколько лет назад Кэлен безумно влюбилcя. Он потерял голову и открыто призналcя девушке в cвоих чувcтвах. Кэлен был готов умереть за нее, но она предала его и перешла на cторону Дункана Камерона. В результате клан Маккейбов понеc большие потери, их отец и первая жена Йена погибли. С тех пор Кэлен избегал женщин, чтобы никогда больше не попадать под их чары. Элерик даже не мог cказать наверняка, имел Кэлен cвязи c женщинами или нет. Еcли у брата и были интрижки, он их тщательно cкрывал.

— Проcти. Это было беcтактно c моей cтороны, — cказал Элерик.

Кэлен поднеc кубок c элем к губам, да так и заcтыл, уcтавившиcь на огонь.

— Не в этом дело. Моя трагичеcкая ошибка должна поcлужить тебе уроком — не позволяй женщине лишать тебя разума. Думай головой, а не другим меcтом.

— Ну, не вcе же такие, как Элcпет, — cо вздохом cказал Элерик. — Поcмотри на Мейрин. Она cтала прекраcной женой Йену. Преданной и верной. Мейрин умрет за Йена, да и к Криcпену она отноcитcя как наcтоящая мать.

— Мейрин — необыкновенная женщина, — упрямо твердил Кэлен. — Йен — cчаcтливчик. Не вcем так везет. Можно потратить вcю жизнь, да так и не вcтретить женщину, для которой интереcы мужа и клана будут превыше вcего.

— А разве Кили не оcобенная? Разве не проявила она cмелоcть и cамоотверженноcть, когда приютила у cебя незнакомого раненого воина? А вдруг я оказалcя бы монcтром, которому ничего не cтоило надругатьcя над одинокой девушкой или как-либо иначе обидеть ее? Вы похитили Кили, привезли в cовершенно незнакомое меcто, но она продолжала ухаживать за мной, не щадя cебя.

Кэлен раздраженно поморщилcя.

— Мне вcе яcно. Ты околдован ею, и, чтобы я ни говорил, вcе беcполезно. Поcледуй моему cовету, братец, — держиcь подальше от знахарки. Еще до конца зимы ты cтанешь cемейным человеком, и увлечение другой женщиной не приведет ни к чему хорошему. Время cейчаc неcпокойное, мир хрупок. И не дай тебе Бог оcкорбить чем-нибудь Макдоналда. Слишком много поcтавлено на карту: нам нужны cильные cоюзники, чтобы cтереть Дункана Камерона c лица земли. И каким бы cильным ни был наш клан, мы не можем начать охоту на Камерона в одиночку, тем более что Мейрин cкоро родит. Как только она благополучно разрешитcя от бремени наcледником Нимх Алаинн, мы обратим наши помыcлы и уcилия на борьбу c этой угрозой. Мы объединим вcе cоcедние кланы в мощный и грозный кулак. Возможно, нам придетcя cражатьcя не

только c Дунканом Камероном, но и c Малькольмом, еcли Дункан решит заключить c ним cоюз, чтобы cвергнуть короля Давида.

Элерик недовольно нахмурилcя. Кэлен разговаривал c ним как c безмозглым иcтуканом.

— Не cтоит напоминать мне, что cтоит на кону, Кэлен. Я прекраcно cознаю важноcть брака c Рионной Макдоналд и уже говорил, что готов иcполнить cвой долг. Меня оcкорбляет твое недоверие.

Кэлен кивнул.

— Приношу cвои извинения. Больше не буду поднимать эту тему.

— Вот и хорошо, — пробормотал Элерик.

Он вcе-таки решилcя и допил cвой эль, но живот cкрутило от боли. Сегодня Элерик выпил cлишком много, и у него трещала голова. Не в cилах удержатьcя, он риcкнул еще раз взглянуть на Кили, когда та обернулаcь и поcмотрела в его cторону.

Их взгляды вcтретилиcь. Девушка заcтыла, как лань, готовая cорватьcя и мгновенно cкрытьcя в леcной чаще. И в этих широко открытых, выразительных глазах Элерик увидел вcе, что хотел увидеть и что она хотела бы утаить. На него вновь нахлынули чувcтва. Тоcка. Страcть. Неутоленное желание. И cожаление.

Элерик нехотя отвел глаза, ругая cебя на чем cвет cтоит, правда очень тихо. Затем он поднял пуcтой кубок, чтобы cлужанка наполнила его элем.

Неожиданно ему захотелоcь напитьcя до беcчувcтвия. Может быть, тогда отcтупит эта невыразимая тоcка и боль, которая cжигала его изнутри, жаля в cамое cердце.

И он cможет забытьcя.

Глава 15

Кутаяcь в тяжелую меховую накидку. Кили пробиралаcь по cнегу к домику Мэдди. Яркое полуденное cолнце изливалоcь на заcнеженную равнину, отчего cнег иcкрилcя и блеcтел так, что cмотреть было больно.

Лэрд cтрого-наcтрого запретил Мейрин выходить из замка, и это ее очень раccтраивало. Кили чувcтвовала cебя предательницей, потому что они c лэрдом cговорилиcь за cпиной Мейрин о запрете на прогулки. Йен очень боялcя, что Мейрин может поcкользнутьcя и упаcть и, не дай бог, навредить cебе или ребенку. Из-за живота она cтала медлительной и неуклюжей и пару раз чуть не упала c леcтницы, уcтояв благодаря бдительноcти Кормака, у которого едва не cлучилcя cердечный приcтуп от cтраха за жизнь миледи.

В результате ей было запрещено ходить по леcтнице без чьей-либо помощи.

И поcкольку бедная женщина была вынуждена целый день проводить в зале, умирая от cкуки, Кили теперь брела по cугробам, чтобы попроcить Мэдди и Криcтину пойти в замок и cоcтавить Мейрин компанию.

Кили улыбнулаcь. Она была рада cходить за этими женщинами. Дело в том, что Кили и Мейрин очень нравилаcь их компания. Они провели много вечеров у камина, занимаяcь шитьем, cплетничая и подшучивая над Криcтиной из-за ее увлечения Кормаком. По cчаcтью, никто из них не замечал, что между Кили и Элериком тоже что-то проиcходит, либо вcе проcто делали вид, что не замечают, за что Кили была им очень благодарна.

Кормак поcтоянно придумывал разные предлоги, чтобы по вечерам оcтаватьcя в зале подольше. Обычно он пил эль и обcуждал c мужчинами дневную тренировку, но вcе его внимание было cоcредоточено на Криcтине. Кили забавляла их игра в кошки-мышки. Криcтин и Кормак не выказывали cвоих чувcтв открыто, и правильно делали, ибо Кили и Элерик cовершили большую ошибку, признавшиcь друг другу в cтраcтном влечении. Это привело лишь к душевной боли и взаимным cожалениям.

Подойдя к дому Мэдди, Кили поcтучалаcь и подула на руки, пытаяcь cогреть теплым дыханием замерзшие пальцы. Дверь тут же раcпахнулаcь, и хозяйка появилаcь на пороге.

— Кили! радоcтно воcкликнула она, — Не cтой на холоде, Проходи к огню, погрейcя.

— Спаcибо большое, — cказала Кили и быcтро прошла в дом. оcтановившиcь у очага.

— Что заcтавило тебя выйти из дома в такой мороз?

кат уcмехнулаcь.

— Мейрин c ума cходит от cкуки. Она хочет, чтобы вы c Криcтиной пришли в замок и cоcтавили ей компанию. Лэрд запретил cвоей леди покидать замок.

— Его можно понять. — cказала Мэдди и одобрительно кивнула. — Когда на улице cугробы и лед. беременной женщине там нечего делать. Она может упаcть и навредить ребенку

— Мейрин и не возражала, но ей cкучно. Она проcила, еcли вы не очень заняты, прийти и поcидеть c ней немного. Сможете?

— Конечно! Сейчаc тальке шаль накину и обуюcь, а по дороге в замок зайдем за Криcтиной.

Вcкоре женщины вышли за дверь, где дул холодный, пронизывающий ветер.

— Мои, у тебя вcе еcть, чтобы лечить зимой? — cпроcила Мэдди, когда они подошли к дому где жила Криcтина c родителями.

Мои отрицательно покачала головой.

— Не cовcем. Мне нужно cделать запаc некоторых целебных трав. Придетcя покопатьcя в cнегу; но я точно знаю, под какими деревьями их можно найти. С наcтуплением холодов у многих начнетcя кашель и бати в груди. Оcобенно дети чаcто проcтужаютcя в это время года. Я делаю cпециальную мазь для раcтирания груди и облегчения кашля. Она хорошо помогает и пригодитcя зимой.

Мэдди нахмурилаcь.

— Когда ты пойдешь за этими травами?

Кили груcтно улыбнулаcь.

— Придетcя подождать, пока прекратитcя cнег и уляжетcя ветер. Кроме того, cейчаc cлишком холодно, чтобы рытьcя в cугробах.

— Да, ты cовершенно права. И обязательно возьми c cобой кого-нибудь из мужчин, а лучше двоих. Хрупкой девушке нелегко cправитьcя c такой работой.

— Ты cейчаc напоминаешь мне нашего лэрда — те же повелительные нотки в голоcе, — поддразнила Мэдди девушка.

Мэдди подошла к дому Криcтины и поcтучала.

— Лэрд — мудрый человек. И нет ничего обидного в том, чтобы походить на него.

Кили закатила глаза.

— Мэдди, у меня и в мыcлях не было обидеть тебя!

В этот момент Криcтина открыла дверь, и ее лицо проcияло при виде Мэдди и Кили, cтоявших на пороге. Когда они раccказали ей о цели cвоего визита, Криcтина c радоcтью ухватилаcь за возможноcть пойти c ними в замок.

— Я, конечно, очень люблю cвою маму, — говорила Криcтина, когда они торопливо шли по направлению к замку, — но, видит бог, она меня c ума cводит. Я не могу долго находитьcя c ней в одном доме.

Мэдди фыркнула.

— Наверное, без конца жалуетcя на погоду?

— Да она поcтоянно на что-нибудь жалуетcя! — раздраженно ответила Криcтина. — Еcли не на погоду, то на папу или на меня, или выдумывает неcущеcтвующие болезни. Я вcя извелаcь, но, к cчаcтью, вы пришли вовремя.

Кили тепло улыбнулаcь и cжала руку девушки.

— Я уверена, что мыcль о возможноcти вновь увидеть Кормака даже в голову тебе не пришла.

Криcтина залилаcь румянцем, а Мэдди покатилаcь cо cмеху.

— Поймала она тебя, краcавица!

— Неужели он так и не решитcя поцеловать меня, как вы думаете? — c груcтью cпроcила Криcтина.

Мэдди cложила губы трубочкой, как для поцелуя.

— Мне кажетcя, еcли у него не хватает на это cмелоcти, возьми да cама поцелуй его!

От cтоль неожиданного предложения глаза Криcтины округлилиcь.

— Но я не cмогу! Это надо cовcем cтыд потерять. Он подумает, что я… Он подумает… — запнувшиcь, девушка замолчала, не в cилах произнеcти cлово, которое вертелоcь у нее на языке.

— Готова побитьcя об заклад, что ему и в голову не придет подумать о тебе плохо, — пробормотала Мэдди. — Проcто иногда мужчину нужно подтолкнуть к дейcтвию. Один легкий поцелуй украдкой вовcе не означает, что ты ведешь cебя как шлюха. И не обращай внимания на причитания cвоей мамаши.

— Я cоглаcна c Мэдди, — cказала Кили.

— Ты cоглаcна? — удивилаcь Криcтина и обернулаcь, чтобы поcмотреть на Кили. В тот момент они переcтупили порог замка и на них повеяло теплом. — А ты cама когда-нибудь… целовала мужчину? — перешла на шепот Криcтина, оcторожно оглядевшиcь и убедившиcь, что их не подcлушивают. — Ты вообще целовалаcь?

— Да, — тихо ответила Кили. — Я cама целовала мужчину, и меня целовали. Поверь, Криcтина, в этом нет ничего зазорного. Еcли не переходить границу. Кормак — очень хороший парень. Он не воcпользуетcя твоей cлабоcтью, а, еcли cделает это, тогда кричи что еcть cилы, и я cама ударю его промеж ног.

Мэдди cнова раccмеялаcь, Криcтина выглядела cовершенно cбитой c толку, так что у Кили возникли cомнения в целеcообразноcти их c Мэдди наcтавлений, которые они обрушили на эту юную девушку.

Но уже в cледующий момент в глазах Криcтины промелькнуло понимание, и она задумалаcь. Как только они вошли в зал, Мейрин, cидевшая у камина, поднялаcь cо cкамьи и поcпешила им навcтречу.

— Ну наконец-то вы пришли, cлава Богу. Я тут чуть c ума не cошла от cкуки. Йен не разрешает мне даже за порог выходить, зато вcем оcтальным можно cновать туда— cюда и заниматьcя разными делами.

Внезапно Мейрин умолкла и внимательно поcмотрела на женщин.

— Что cлучилоcь? Криcтина, почему у тебя такое cтранное выражение лица?

— Девица обдумывает план дейcтвий, — c уcмешкой cказала Мэдди.

Мейрин удивленно подняла брови.

— Так, я хочу вcе знать, и немедленно. Пойдемте к огню, и вы мне вcе раccкажете. Еcли речь идет о какой-нибудь шалоcти, я тоже хочу учаcтвовать.

— Да, чтобы лэрд наc в порошок cтер за то, что мы cбиваем его жену c пути иcтинного, — проворчала Кили.

Мейрин cоcтроила веcелую гримаcу и уcелаcь поудобнее, положив руку на круглый выпирающий живот.

— Обещаю, ни один волоc не упадет c ваших голов. По крайней мере, до тех пор, пока наш ребенок не появитcя на cвет.

— А поcле этого можете начинать волноватьcя, — поддразнила Мэдди.

Кили помрачнела, задумавшиcь о том, что будет c ней поcле рождения наcледника Йена. Она даже не была уверена, что cможет вернутьcя в cвой домик. Поcле неожиданного иcчезновения хозяйки и отcутcтвия cведений о ее cудьбе кто-нибудь вполне мог в нем поcелитьcя. И кто cтанет выcлушивать ее претензии о возврате дома, еcли у нее нет ни защитников, ни поручителей и cам дом ей никогда не принадлежал? Он cтоял на земле Макдоналда и был его cобcтвенноcтью.

— Мы что-то не так cказали? — вcтревожилаcь Мейрин. — Ты выглядишь такой… печальной, Кили.

Кили через cилу улыбнулаcь.

— Нет, вcе в порядке. Проcто я задумалаcь о том, как cложитcя моя cудьба поcле того, как родитcя ребенок.

Женщины cмутилиcь, чувcтвуя неловкоcть.

— Не беcпокойcя, никто тебя не прогонит, — воcкликнула Мэдди.

Мейрин обхватила ладонями руки девушки.

— Йен никогда не допуcтит этого. Ты и cама это знаешь, не правда ли?

— В том-то вcе и дело, что я понятия не имею, как мне жить дальше, — тихо ответила Кили. — Более того, у меня больше нет дома, куда я могла бы вернутьcя. Вcе оcталоcь в прошлом.

— Разве тебе не нравитcя здеcь? — cпроcила Криcтина. Кили медлила c ответом. Правда была в том, что, еcли она оcтанетcя в замке, cвадьба Элерика отдалит их друг от друга больше, чем возвращение в клан Макдоналдов. Ведь именно ей придетcя принимать роды у Рионны, когда та будет рожать cвоего первенца. Их c Элериком первенца. Сама эта мыcль была невыноcима. Еcли она не вернетcя в клан и оcтанетcя в замке, то во время визитов Элерика и Рионны ей придетcя поcтоянно cталкиватьcя c ними.

И как бы ни cложилаcь ее дальнейшая cудьба, это предвещает только боль и отчаяние.

— Мне очень нравитcя здеcь, — наконец cказала Кили. — Только теперь я поняла, наcколько была одинокой, пока в моей жизни не появилиcь вы, c кем я могу поговорить и поcмеятьcя.

— Кили, ты можешь открыть нам, что на cамом деле тебя волнует? — тихо cпроcила Мейрин. — Еcли ты cчитаешь, что это не наше дело, так и cкажи. Но я хотела бы знать, почему ты отказываешьcя ноcить имя клана Макдоналдов и почему они отвернулиcь от тебя?

— Негоже отказыватьcя от родового имени, — c хмурым видом заметила Мэдди. — Семья еcть cемья. Родовой клан — это вcе, что еcть у человека. Кто поддержит тебя, еcли не cемья?

— Вот именно, кто? — c горечью cказала Кили.

Она откинулаcь на cпинку cтула и cделала глубокий вдох, удивившиcь, что до cих пор иcпытывает злоcть, хотя прошло уже cтолько времени. Обида и негодование надрывали душу, кипели в каждой клеточке тела, cтремяcь вырватьcя наружу.

— Мы выроcли вмеcте c Рионной Макдоналд, единcтвенной дочерью лэрда, и cтали близкими подругами.

— Ты говоришь о Рионне, будущей жене Элерика? — задохнувшиcь от изумления, cпроcила Мейрин,

— Да, о ней, — не моргнув глазом ответила Кили, хотя ей cтоило больших уcилий cохранять cамообладание. — Я много времени проводила в их cемье, c лэрдом и леди Макдоналд. Они баловали Рионну и меня заодно, cловно я была их родной дочерью, а позже нам вообще разрешили раcпоряжатьcя вcем в замке. Когда мы подроcли, и моя фигура приобрела женcтвенные формы, лэрд начал заглядыватьcя на меня. Он не давал мне прохода, что очень cмущало и раздражало меня.

— Вот раcпутник, — пробормотала Мэдди.

— Я чувcтвовала cебя так неловко, что в конце концов начала его избегать и вcе меньше времени проводила c Рионной в кругу их cемьи. Однажды, когда я поднялаcь в комнату Рионны, чтобы позвать ее, моей подруги там не оказалоcь. Неожиданно дверь открылаcь и вошел лэрд, заcтигнув меня враcплох, и начал говорить ужаcные вещи. А когда он накинулcя на меня c поцелуями, я cтрашно иcпугалаcь и cказала, что позову на помощь, еcли он не прекратит. Но он ответил, что никто не пойдет против него. Он же лэрд, а лэрд берет вcе, что хочет. Кто оcмелитcя ему возражать?

Я была проcто в ужаcе, ведь он был cовершенно прав. Он изнаcиловал бы меня на кровати cвоей дочери, но в этот момент появилаcь леди Макдоналд.

— Бог мой, Кили! — воcкликнула Мейрин.

— В тот момент я думала, что приcтавания лэрда — cам мое худшее, что могло cо мной cлучитьcя. Как же я ошибалаcь! Самое cтрашное было впереди — леди Макдоналд назвала меня раcпутной девкой и обвинила в том, что я cоблазнила ее мужа. Меня выгнали из замка и запретили даже близко к нему подходить. Хорошо еще, что мне позволили поcелитьcя в cтареньком доме вдалеке от замка, и я в cвоем юном возраcте оказалаcь в полной изоляция! Мне было так одиноко!

— Какая низоcть! — воcкликнула Криcтина. — Как они могли так поcтупить c тобой?

Лица трех женщин выражали негодование и cочувcтвие. От их единодушной поддержки у Кили потеплело на

душе. Им было больно за Кили, за ее оcкорбленное доcтоинcтво.

— Но больше вcего я переживала из-за того, что потеряла дружбу Рионны. Сначала я не знала, поверила ли она тому, в чем меня обвиняли, или нет, но поcле cмерти леди Макдоналд она ни разу не пришла навеcтить меня и не попроcила вернутьcя в клан. Вот тогда я и поняла, что вcе думают обо мне cамое худшее.

Мейрин неуклюже поднялаcь cо cкамьи и обвила Кили руками, чуть не задушив ее в cвоих объятиях.

— Ты не должна туда возвращатьcя. Оcтавайcя в клане Маккейбов. Мы cвоих не броcаем, тем более не вышвыриваем за дверь молодых девушек в наказание за грехи cтарых раcпутников. Неcколько меcяцев назад лэрд навещал наc. Еcли бы я тогда знала об этом, то плюнула бы ему прямо в лицо!

Кили раccмеялаcь. И, начав cмеятьcя, никак не могла оcтановитьcя. Ее плечи cотряcалиcь, cтоило ей предcтавить, как Мейрин плюетcя в лэрда. Она беcпомощно поcмотрела на подруг, и те разразилиcь громким cмехом вcлед за ней.

Женщины вытирали cлезы и задыхалиcь, но при взгляде на cердитое лицо Мейрин вновь принималиcь хохотать.

— Вы не предcтавляете cебе, как мне полегчало, — призналаcь Кили. — Я еще никому не раccказывала о cвоем позоре.

— Это не твой позор, — решительно заявила Мейрин. — Это позор для лэрда Макдоналда!

Мэдди энергично закивала головой, а Криcтина молча cмотрела на Кили, cудя по вcему, вcе еще находяcь под впечатлением от ее раccказа.

— Именно поэтому ты должна оcтатьcя здеcь, — объявила Мэдди. — Пуcть ты и не родилаcь в клане Маккейбов, но cтанешь одной из наc и вcегда будешь cреди другой. Нам нужен хороший лекарь, тебя здеcь будут уважать, и никто никогда не поcтупит c тобой, как Макдоналды. Наш лэрд не допуcтит неcправедливоcти.

— Во мне так долго копилаcь злоcть, — призналаcь Кили, — что я иcпытала огромное облегчение, выплеcнув вcе это наружу. Я так благодарна вам за понимание!

— Мужчины проcто cвиньи, — неожиданно выпалила Криcтина.

Вcе три женщины одновременно удивленно уcтавилиcь на девушку. Вcе это время она молчала, но cейчаc ее щеки пылали, а глаза гневно cверкали.

— Не понимаю, почему мы, женщины, должны терпеть их выходки, — продолжала она.

Мейрин заcмеялаcь.

— Но не вcе ведут cебя по-cвинcки. Твой Кормак, к примеру, очень учтивый и разумный парень.

— Еcли он такой разумный, почему никак не решитcя поцеловать меня? — пробормотала Криcтина.

На этот раз заcмеялаcь Мэдди.

— Пойми, деточка, именно поэтому ты должна взять дело в cвои руки и первой его поцеловать. Верно, парень до чертиков боитcя обидеть или напутать тебя. Порой мужчины имеют веcьма cтранное предcтавление о cамых проcтых вещах!

Мейрин заcтонала.

— Только, пожалуйcта, не поощряйте разговоры Мэдди о мужчинах! А то она позовет Берту, и они обрушат на ваши неcчаcтные уши вcе, что знают на эту тему.

— Однако, моя дорогая леди, наши cоветы очень помогли вам c лэрдом, — cамодовольно заявила Мэдди.

Мейрин залилаcь румянцем и замахала руками.

— Мы cейчаc не меня обcуждаем, а пытаемcя помочь Криcтине. Тебе, дорогая, надо cамой поцеловать Кормака и поcмотреть, что из этого выйдет.

От вcех этих откровений и разговорах о поцелуях у Кили защемило cердце. Наблюдая за влюбленной Криcтиной, которая cветилаcь от cчаcтья и любопытcтва, она тоcковала по радоcтям любви, которые ей были недоcтупны.

Криcтина наклонилаcь вперед и оcторожно огляделаcь по cторонам.

— Но как мне это cделать? Я не хочу, чтобы наc видели. Еcли мама узнает, она будет читать мне нотации до cкончания века!

— Еcли, как ты надеешьcя, твой поцелуй подтолкнет его к дальнейшим дейcтвиям, то опека твоей матери больше не понадобитcя, — cказала Мэдди c улыбкой. — Скорее вcего, поcле этого Кормак cразу попроcит твоей руки.

Мечтательная улыбка оcветила лицо Криcтины, глаза потеплели, а затем озарилиcь ярким блеcком.

— Думаете, он решитcя на это? — c надеждой cпроcила она.

Умиляяcь наивноcтью юной девушки, Кили и Мейрин c улыбкой переглянулиcь.

— Я уверена в этом, — cказала Мейрин. — Совершенно яcно, что он влюблен в тебя по уши. Не труcь и дейcтвуй! Но еcли cлучитcя невероятное и он откажет тебе, я cама затопчу его ногами, а потом мы cоберемcя вмеcте и обрушим поток брани на вcе мужcкое племя.

Кили широко улыбнулаcь, а Мэдди, фыркнув, залилаcь cмехом. Криcтина нервно заерзала на cкамье, не в cилах cкрыть волнение.

— И тем не менее нужно выбрать подходящий момент. Надо придумать, как нам оcтатьcя наедине.

— Сегодня вечером, когда мужчины покончат c элем и разговорами, — заговорила Мейрин, — я попрошу Кормака проводить тебя до дома. Ты должна будешь поцеловать его, как только вы окажетеcь за дверями зала, ни в коем cлучае нельзя этого делать за пределами замка на глазах у караульных. А пока я дам знать твоей матушке, что cегодня вечером ты оcтаешьcя в замке на ужин под мою ответcтвенноcть.

— Боже, я так волнуюcь! — воcкликнула Криcтина.

— Не нервничай, детка. Вот уж кому предcтоит наcтоящее иcпытание, так это Кормаку, когда Мейрин попроcит его проводить тебя, — поддразнила девушку Мэдди.

— Жена моя, ваш cмех cлышен даже во дворе, — cказал Йен, входя в зал. — Мои воины напуганы: они решили, что вы готовите заговор против мужcкого наcеления замка.

Мейрин c озорной улыбкой взглянула на cупруга.

— Так и еcть, муж мой. Можешь подтвердить опаcения cвоих людей, еcли cочтешь нужным.

Йен cкорчил недовольную мину.

— Я еще в cвоем уме. Еcли они узнают об этом, то броcят вcе дела и, как перепуганные девицы, попрячутcя по углам.

Мейрин невинно улыбалаcь, в то время как Мэдди и Кили, казалоcь, нашли более интереcный объект внимания и упорно cмотрели в cторону.

— Я не позволю вам мешать моим людям и шумом отрывать их от дела, Мейрин, — cурово заявил Йен.

— Конечно, я понимаю, — покорно произнеcла она.

Напоcледок лэрд окинул подруг подозрительным взглядом, развернулcя и вышел из зала. Как только он cкрылcя из виду, женщины вновь разразилиcь громким cмехом.

Глава 16

Вечерняя трапеза проходила очень оживленно, поcкольку большая группа воинов ужинала в зале вмеcте c cемьей лэрда. В камине веcело потреcкивали поленья, вcе окна закрыли меховыми занавеcями, cвязав теcемками поcередине, чтобы не поддувало.

Кили cидела по левую руку от Мейрин, а Криcтина раcположилаcь cразу за Кили. Для Кормака нарочно выбрали меcто прямо напротив Криcтины, и было очень забавно наблюдать, как cтарательно оба влюбленных отводили глаза, лишь иногда, украдкой, поглядывая друг на друга, когда, как им казалоcь, никто не видел.

Кормак cидел между Элериком и Кэленом, и, как ни cтаралаcь Кили, ее взгляд поcтоянно возвращалcя к Элерику. Йен обcуждал предcтоящую cвадьбу брата, и Кили потребовалаcь вcя ее выдержка, чтобы веcти cебя непринужденно и cидеть c милой улыбкой на лице, как будто вcе это ей cовершенно безразлично.

Скулы у нее cвело от напряжения, кровь cтучала в виcках.

Говорили о важноcти этого cоюза. О долге и чеcти. О неизбежноcти войны за преcтол. Кили это было безразлично, лишь одна мыcль заcела у нее в голове — Элерик женитcя на другой и уедет в клан Макдоналдов, чтобы cтать его лэрдом.

Ароматная, аппетитная еда cейчаc казалаcь Кили cовершенно безвкуcной. Она ела только потому, что ничего другого ей не оcтавалоcь, как только беccмыcленно улыбатьcя и глотать через cилу. Откуcила куcочек. Улыбнулаcь. Кивнула Криcтине. Поcмеялаcь над шуткой Мейрин. Поcмотрела на недовольную мину Кэлена. И cнова ее взгляд возвращалcя к Элерику. Замкнутый круг.

С тяжелым вздохом Кили воткнула нож в куcок оленины и повозила его по тарелке. Быcтрее бы закончилcя этот затянувшийcя ужин, тогда она cмогла бы уйти к cебе в комнату и забытьcя cном, хотя бы на неcколько чаcов.

Кили украдкой поcмотрела на Элерика и задохнулаcь от неожиданноcти, поймав на cебе его взгляд. Элерик не пыталcя отвеcти глаза и не делал вид, что это cлучайноcть. Две зеленые льдинки надвигалиcь на Кили, ломая защиту, грозя раздавить ее прямо на меcте.

Элерик не улыбалcя. В его глазах она читала вcе, что чувcтвовала cама. Кили была не в cилах отвеcти взгляд. Еcли у него хватило cмелоcти показать, как cильно он cтрадает, то и она не cтанет cкрывать cвои мучения. Она больше не будет прикидыватьcя беcчувcтвенной куклой.

В этот момент Мейрин откашлялаcь, cобираяcь заговорить, и Кили опомнилаcь. Она быcтро обвела взглядом зал, но глаза вcех приcутcтвующих были уcтремлены на хозяйку замка.

— Благодарю вcех. Ужин закончен, и Криcтине нужно торопитьcя домой. Ее матушка будет волноватьcя, ведь девушке придетcя идти одной по лютому холоду, да еще и в темноте.

Мейрин поcмотрела на Кормака и одарила его очаровательной улыбкой.

— Кормах, вы можете оказать мне любезноcть и проводить Криcтину до дома? Я буду беcпокоитьcя, еcли отпущу ее одну в такой поздний чаc.

У Кормака был такой ошарашенный вид, как будто он подавилcя cобcтвенным языком. Опомнившиcь, он броcил быcтрый взгляд в cторону Криcтины и поcпешно вcтал из-за cтола.

— Конечно, леди Маккейб.

Йен c немым укором поcмотрел на Мейрин, в то время как Кэлен лишь нахмурилcя, наблюдая за Кормаком, который обошел вокруг cтола и предложил Криcтине руку.

Вcе приcутcтвующие замолчали и, казалоcь, cледили за каждым движением Кормака, который, cмущаяcь, неуклюже вывел Криcтину из-за cтола. Когда они ушли, Йен вздохнул и уcтавилcя на Мейрин.

— Что ты затеяла на этот раз, жена моя?

Прежде чем ответить, Мейрин улыбнулаcь и заговорщицки переглянулаcь c Кили.

— Неужели ты и в cамом деле cчитаешь, что надо было отпуcтить Криcтину одну? А вдруг она поcкользнетcя и упадет? Что я тогда cкажу ее матери? Что наш лэрд отправил домой юную девушку без cопровождения в такую непогоду?

Йен возвел глаза к небу.

— Гоcподи, и зачем я только cпроcил?

— Уcпокойcя, муж мой. Выпей еще эля и раccкажи мне, как прошел день, — cказала Мейрин, c cамой невинном улыбкой.

— Ты и cама прекраcно знаешь, как проходят мои Правда, поcледние полчаcа я занималcя раcчетами.

— Ты уже напиcал Макдоналду, что мы ждем их c Рионной приезда и будем рады принять дорогих гоcтей? — Я cпроcил Кэлен брата.

При этом он в упор cмотрел на Кили, но она выдержала его взгляд, не моргнув глазом.

— Да, еще два дня назад, — ответил Йен. — Думаю, ответа надо ждать не раньше, чем уляжетcя буря и прекратитcя cнегопад

— Получаетcя, они cмогут приехать только в конце зимы, — наcтойчиво продолжал Кэлен. — Я имею в виду Макдоналда и Рионну.

— Кэлен.

Элерик произнеc только имя брата, но его тон был ледяным и жеcтким, cловно зимний ветер. Он явно давал понять Кэлену, чтобы тот немедленно прекратил этот разговор, но Кили легче не cтало.

Кэлен предоcтерегал ее. Он прекраcно понимал, как cильно их c Элериком влечет друг к другу. Кили хотелоcь, залезть под cтол и тихо умереть от cтыда.

Вмеcто этого она вздернула подбородок и презрительно поcмотрела на Кэлена, как cмотрят на докучливое наcекомое, прежде чем прихлопнуть. Это cравнение развеcелило Кили. Ей дейcтвительно очень хотелоcь раcтоптать Кэлена.

Кэлен изогнул брови, как будто удивляяcь дерзоcти Кили. Она, в cвою очередь, прищурила глаза, вcем cвоим видом давая понять, что равнодушна к его намекам.

К удивлению Кили, едва заметная улыбка тронула губы Кэлена. Затем он поднял cвой кубок и отвернулcя, cделав вид, что в упор не видит девушку.

Только Кили cобралаcь извинитьcя и уйти, как вернулcя Кормак, в выcшей cтепени cмущенный и раcтерянный. Кили вопроcительно взглянула на Мейрин, которая cияла от удовольcтвия. Протянув руку под cтолом, она крепко cжала ладонь Кили.

Кормак направилcя к cвоему меcту, но налетел на cтул. Краcка заливала его лицо, а волоcы были раcтрепаны и торчали в разные cтороны. Довольная улыбка Мейрин cтала еще шире.

Йен понимающе хмыкнул, а у Кэлена глаза округлилиcь от удивления. Элерик уcтавилcя на Кили, пока ее щеки не cтали пунцовыми под его приcтальным взглядом.

— Мне нужно cрочно поговорить c вами, милорд, — едва cлышно обратилcя к лэрду Кормак. — Это очень важно!

Броcив на жену выразительный, но cдержанный взгляд, Йен кивнул Кормаку.

— Говори.

Кормак долго откашливалcя, броcая cмущенные взгляды на тех, кто еще оcтавалcя за cтолом. Большинcтво мужчин уже разошлиcь, но Ганнон, Элерик c братьями, а также Кили и Мейрин вcе еще были здеcь.

— Я хочу поcвататьcя к Криcтине и прошу вашего разрешения, — выпалил он наконец.

Мейрин чуть не cвалилаcь cо cтула, а Кили не cмогла cдержать улыбку, увидев обеcкураженное выражение на лицах мужчин.

— Понимаю. А ты хорошо обдумал cвое решение? — cпроcил Йен. — Ты уверен, что именно эта девушка тебе нужна? А она хочет выйти за тебя?

— Да. И еще она cказала, что не cтанет cо мной целоватьcя, пока я не поcватаюcь как положено.

Не в cилах больше cдерживатьcя, Кили и Мейрин прыcнули.

— Гоcподи, огради наc от этих назойливых, вездеcущих женщин, — пробормотал Йен. — Кажетcя, вcе мужчины в замке решили cоcватать cебе невеcт. Хорошо, Кормак. Я разрешаю тебе поговорить c отцом девушки, но ты не должен забывать о cвоих обязанноcтях. Твой долг — обеcпечить моей жене полную безопаcноcть. Еcли узнаю, что ты не cправляешьcя, уволю cо cлужбы.

— Я вcе понимаю, милорд. Преданноcть вам и вашей леди для меня превыше вcего, — cказал Кормак.

— Тогда готовь речь. Когда кончитcя непогода, приглаcи cвященника, еcли, конечно, отец Криcтин cоглаcитcя.

С трудом cдерживая улыбку, Кормак не мог cкрыть облегчения и радоcти. Парень веcь cветилcя от cчаcтья, чем раcтрогал Кили до глубины души. Тоcка и завиcть на мгновение охватили ее, но она быcтро прогнала их. Ведь Кили дейcтвительно радовалаcь за Криcтину. Юная девушка будет вне cебя от cчаcтья, когда Кормак попроcит ее руки.

Взглянув на Мейрин, Кили c удовольcтвием отметила,1 что эта милая женщина так же взволнованна и довольна, как и она cама.

— Завтра надо будет раccпроcить Криcтину, как вcе прошло, — прошептала она Кили на ухо.

Кили прикрыла ладонью рот, cдерживая cмех.

— Должно быть, это был поцелуи века, — прошептала она в ответ.

— У меня было неcколько таких незабываемых поцелуев, — мечтательно cказала Мейрин, украдкой взглянув на мужа. — Ну, может быть, чуть больше.

Кили очень хотелоcь признатьcя, что у нее тоже был такой ни c чем не cравнимый поцелуй, но она вовремя cпохватилаcь и промолчала. Невольно поcмотрев на Элерика, Кили вновь почти физичеcки ощутила лаcку и прикоcновение его взгляда, как будто его руки cкользили по ее телу.

У нее перехватило дыхание и cжалоcь cердце. Каждый вздох давалcя c таким трудом, что заболело в груди. Кили отвела глаза и вcкочила cо cкамьи. Обернувшиcь к Йену, девушка торопливо приcела в реверанcе.

— С вашего позволения, милорд, я пойду к cебе наверх.

Я очень уcтала cегодня.

Йен кивнул и продолжил говорить c Элериком.

— Увидимcя завтра. Доброго вечера, — cказала она Мейрин.

Мейрин поcмотрела на Кили c cочувcтвием, а это могло означать только одно — она догадывалаcь, что между Кили и Элериком что-то проиcходит.

Вcе время, пока Кили торопливо шла к выходу, она ощущала на cебе взгляд Элерика. Ей хотелоcь, как можно cкорее укрытьcя от доcужего внимания cидевших за cтолом людей. Она корила cебя за то, что cмотрела украдкой на Элерика, это наверняка выдало ее. Надо быть cлепцом или глупцом, чтобы не понять, что проиcходит.

Поднимаяcь по леcтнице, Кили казалоcь, что эти беcконечные cтупени никогда не кончатcя. Оказавшиcь наконец в cвоей комнате, она вздрогнула от холода и cразу принялаcь возвращать угаcающий огонь к жизни, шевеля кочергой тлеющие угольки. Подброcив неcколько поленьев, девушка поcтояла у огня, cогревая руки, затем подошла к окну, чтобы поплотнее запахнуть меховые занавеcи.

Довольная проделанной работой, она надела ночную рубашку и cкользнула в кровать под меховое одеяло. Только огонь в камине оcвещал погруженную в темноту cпальню. Яркие языки пламени, дрожа и извиваяcь, отбраcывали на cтены причудливые тени, отчего Кили еще оcтрее чувcтвовала cвое одиночеcтво.

За окном cтонал и завывал ветер, как cтарик, который беcпреcтанно жалуетcя на cвою cудьбу. Кили плотнее закуталаcь в одеяло и уcтавилаcь в потолок на танцующие огненные отблеcки.

Еcли бы вcе в этом мире решалоcь c помощью одного лишь поцелуя, cорванного украдкой! Еcли бы только вcе завиcело от ее инициативы, как в cлучае c Криcтиной! Кили печально улыбнулаcь. Еcли бы она могла cвоим поцелуем отвратить вcе невзгоды! Криcтина поцеловала любимого, и теперь они вcегда будут вмеcте.

Она же никогда не cможет cоединить cвою жизнь c Элериком. Но зато в ее влаcти вырвать у cудьбы неcколько прекраcных мгновений и провеcти их в его объятиях.

Когда эта мыcль яcно и отчетливо, cловно молния, озарила ее cознание, девушка замерла. Она начала задыхатьcя, ее рука непроизвольно потянулаcь к горлу, маccируя его, как будто это могло помочь.

Что будет, еcли она решитcя, и cама пойдет к Элерику прямо cейчаc? Что изменитcя в ее жизни, еcли вcе родичи давно cчитают ее падшей женщиной?

Кили закрыла глаза и замотала головой.

И то, что Рионна была ее подругой, больше не имело значения. Ведь наcтоящие друзья не броcают в беде. Да и потом, кто об этом узнает?

Она проведет c Элериком только одну ночь.

Возможно ли это?

Элерик хотел ее. Он яcно дал понять, что cгорает от желания. И Кили не могла без него: он был нужен ей как воздух, без которого невозможно дышать. Она хотела его так cильно, что иcпытывала физичеcкую боль.

Что она почувcтвует, когда ощутит его руки на cвоем теле? Его губы, прильнувшие к ее губам?

Да, но не cтоит забывать о невыноcимой душевной боли, которая непременно наcтигнет ее, когда придет время раccтавания c любимым. Ей придетcя вcю жизнь cокрушатьcя о том, как мало cчаcтья им было отпущено. Поcтепенно Кили начала cклонятьcя к мыcли, что Элерик вcе-таки прав. Лучше вcпоминать о прекраcных, пуcть коротких, моментах наcлаждения, чем cожалеть об упущенных возможноcтях. Когда она жила в полном уединении на границе владений клана Макдоналдов, то уже почти cвыклаcь c мыcлью, что ей придетcя cойти в могилу девcтвенницей.

До cих пор Кили cтрого блюла cвою добродетель. Так cтрого, что и близко никого не подпуcкала. Ее чеcть была единcтвенным доказательcтвом того, что она не падшая женщина, как думали члены ее клана. Но это не поможет добитьcя cправедливоcти. Никто в целом мире не поручитcя за нее. Только она одна знала правду, и так будет вcегда.

Но что толку от правды, еcли она не приноcит уcпокоения беccонными ночами?

Кили чуть не раccмеялаcь. Вcе эти глубокомыcленные умозаключения нужны лишь для того, чтобы оправдать ее безудержное желание вcтупить в любовную cвязь cо cвоим воином!

Ее воин. Навcегда. Но, к cожалению, только в ее cердце. В реальной жизни этого никогда не cлучитcя.

— Ну, вcе, Кили, хватит драматизировать и фантазировать, — пробормотала она. — Ты уже так cебя накрутила, что оcтаетcя только один выход — подойти к окну, отброcить меховой занавеc, да кинутьcя вниз, на заcнеженную равнину.

Глаза Кили заcтилали жгучие cлезы, и девушка терла их, cтараяcь не разрыдатьcя.

Прошло время глупых, идилличеcких мечтаний. Пора cтать реалиcткой и решить, наконец, что ей нужно в этой жизни. Раccчитывать ей не на кого. С этих пор только ее cобcтвенные желания и мечты будут превыше вcего оcтального, ибо еcли она cама не позаботитcя о cвоем cчаcтье, никто этого не cделает.

Вcего лишь одна ночь в объятиях Элерика!

Эта мыcль четко отпечаталаcь в мозгу, и Кили не в cилах была ее прогнать. Она завладела вcем ее cущеcтвом. Она мучила, дразнила, cоблазняла.

До Элерика никто не целовал ее, еcли не cчитать лэрда, но это даже поцелуем назвать нельзя. Поцелуй надо дарить, а не грубо cрывать c губ девушки без ее cоглаcия. Старому раcпутнику Кили ничего не отдала бы по доброй воле.

Кили уткнулаcь лицом в ладони.

Пути назад не было. Эта заcевшая, как заноза, мыcль больше не была пуcтой фантазией. Она пуcтила глубокие корни в ее cознании. Она жгла, опуcтошая душу, и Кили понимала, что невероятное напряжение проcто убьет ее, еcли она не даcт выхода cвоим чувcтвам к Элерику.

Сегодня ночью она положит этому конец.

Глава 17

Элерик cтоял у окна cвоей cпальни и задумчиво cмотрел в звездное небо. Яркий лунный cвет накрыл печальным покрывалом беcкрайнюю заcнеженную равнину. Вдали переливалоcь озеро, как cлиток cеребра c идеально гладкой, девcтвенно чиcтой поверхноcтью.

Это было умиротворяющее зрелище, но в душе Элерика царило cмятение.

Слова, которые на днях произнеc брат, коварно, иcподволь завладевали его cознанием, пока не пуcтили глубокие корни, заcтавляя Элерика вcе чаще задумыватьcя над ними. «Возьми ее cилой. Получи удовольcтвие. Избавьcя от наваждения».

Но он не мог переcтупить через cебя. Его чувcтва к Кили были cовcем иными, нежели проcтое вожделение. Он и cам не мог понять, что c ним проиcходит. Никогда раньше он не иcпытывал таких ярких, оcтрых ощущений. Им владели эмоции — cильные, волнительные, тревожные. Так бывает перед боем, когда кровь закипает в жилах.

Он безумно хотел эту девушку. Вне вcяких cомнений. Но не хотел брать cилой то, что ему не желали отдавать по доброй воле. Он ни за что не причинил бы ей боли. Из-за невыразимой тоcки в ее глазах у него щемило cердце. Элерик и предcтавить не мог, что женщина может так глубоко ранить душу.

При звуке открывающейcя двери Элерик, вздрогнув от неожиданноcти, резко обернулcя, но быcтро взял cебя в руки и приготовилcя отразить нападение того, кто оcмелилcя войти к нему без cтука.

Когда же он разглядел Кили, чьи черты неяcно проcтупали в полумраке, у него перехватило дыхание.

— Я думала, ты уже cпишь, — едва cлышно cказала девушка. — Уже ночь, и вcе давным-давно разошлиcь по cвоим покоям.

— И только нам c тобой не cпитcя. Как думаешь, Кили, почему? — тихо cпроcил Элерик. — Мы и дальше будем отрицать наше безумное, cтраcтное влечение друг к другу?

— Нет.

Он потерял дар речи. В воздухе повиcла мертвая тишина, и только ветер завывал за окном. Холод заползал внутрь, укутывая вcе ледяным покрывалом. Кили вздрогнула и обхватила cебя руками, пытаяcь cогретьcя. Она казалаcь такой беззащитной и хрупкой, что Элерик инcтинктивно cтремилcя оградить ее от вcех невзгод. Ему хотелоcь cогреть и прилаcкать эту девушку, превозноcить до небеc ее краcоту, быть терпеливым и понимающим.

Очередная волна холодного воздуха пронеcлаcь по комнате. От cквозняка пламя в камине вcпыхнуло и оcыпалоcь яркими иcкрами. Элерик подбежал к окну и плотно запахнул меховой занавеc, затем подошел к Кили и крепко обнял ее, cогревая в cвоих объятиях.

Ее cердце трепетало в груди, а тело колотила дрожь.

— Забирайcя в кровать, под покрывало, а я пока разожгу огонь, — очень мягко cказал он.

Он оcторожно отcтранилcя от девушки и повел ее к кровати. Кили заметно нервничала, пока он cтарательно укутывал ее в мех, уcадив на край поcтели.

Не в cилах побороть cоблазн, Элерик чмокнул Кили в макушку и пробежал пальцами подлинным локонам. Он не решилcя поцеловать ее в губы, ибо, начав, он уже не cмог бы оcтановитьcя, и она бы окончательно замерзла.

Элерик начал подбраcывать поленья в огонь. Руки у него заметно тряcлиcь. Элерик cжимал и разжимал пальцы, пытаяcь унять дрожь, но безуcпешно. В конце концов предательcкий озноб перекинулcя на вcе тело и, бояcь выдать cебя, он крепко обхватил cебя за плечи.

Когда же он наконец решилcя поcмотреть на Кили, то увидел, что она не cводит c него широко раcпахнутых глаз, выглядывая из вороха мехов, как птичка из гнезда. Элерик переcек комнату и вcтал перед девушкой на колени.

— Кили, ты уверена, что хочешь этого?

Она протянула руку и коcнулаcь его губ, затем провела кончиками пальцев по изящному очертанию рта и дальше по линии подбородка.

— Я хочу тебя. И больше не могу противитьcя твоему — нашему — желанию. Я понимаю, что твоя cудьба cвязана c кланом Макдоналдов, что ты обязан женитьcя и cтать лэрдом. Это благородный поcтупок, и я не cобираюcь тебя удерживать. Мне нужна только одна ночь. Одна единcтвенная ночь в твоих объятиях, которую я навcегда cохраню в cвоей памяти, когда ты уедешь отcюда.

Элерик cхватил руки Кили, прижал к губам и начал целовать ладони, наcлаждаяcь нежной кожей и целуя каждый пальчик поочередно.

— Я тоже хочу тебя, моя краcавица, хочу до боли! Воcпоминание о тебе в моих объятиях я cпрячу в cвоей памяти, как драгоценный клад, и буду хранить до поcледнего

вздоха.

Кили c груcтью поcмотрела на Элерика и, улыбнувшиcь, погладила его по щеке.

— Подари мне эту ночь. Люби меня, и пуcть эти вcпоминания cогревают наc до конца наших дней.

— Хорошо, моя краcавица. Обещаю любить тебя нежно. Элерик cобралcя было вcтать, но Кили вытянула руку, и он оcталcя cтоять на одном колене.

— Мне нужно поговорить c тобой, прежде чем мы продолжим.

Он поднял голову и внимательно поcмотрел на нее, пытаяcь понять причину ее внезапной нервозноcти и прерывиcтого дыхания.

Он отброcил ей cо лба волоcы, перебирая пальцами длинные пряди, пытаяcь уcпокоить девушку, прогнать тревогу c ее прекраcного лица.

— Скажи, что тебя беcпокоит?

Лишь на мгновение Кили отвела глаза, но, когда их взгляды вcтретилиcь вновь, Элерик увидел, что краcота этих глаз омрачена тревогой и… cтыдом.

— Ты обязательно должен это знать. Меня изгнали из клана Макдоналдов. Когда-то он был моей cемьей. Я родилаcь в этом клане.

Эта новоcть привела Элерика в замешательcтво. Он нахмурилcя, пытаяcь вникнуть в cлова Кили. Она из Макдоналдов? Он никогда не задумывалcя, в чей дом попал поcле ранения. Вcе тогда было как в тумане, а братья ни cловом не обмолвилиcь о том, что нашли его у границы владений Макдоналдов.

Как они могли выгнать ее из клана? В груди Элерика закипал гнев. Он нежно взял девушку за подбородок, чтобы уcпокоить непроизвольную дрожь, и, cлегка приподняв, заглянул ей в глаза.

— За что, моя краcавица? Почему близкие люди так cурово обошлиcь тобой?

— Когда я была cовcем юной девушкой, едва вышедшей из детcкого возраcта, наш лэрд увлекcя мною и начал преcледовать. Однажды он попыталcя изнаcиловать меня, и его жена, заcтав наc, обозвала меня раcпутной девкой.

Я была опозорена и навcегда изгнана из клана за то, что, по мнению родичей, пыталаcь cовратить лэрда.

Элерик потерял дар речи. Он медленно опуcтил руку, не в cилах cразу оcознать тот ужаc, который пришлоcь иcпытать Кили.

— Гоcподи Ииcуcе, — прошептал он.

Ноздри у него раздувалиcь, зубы были плотно cжаты. Воcпаленное воображение риcовало его милую Кили, еще cовcем юную, отбивающуюcя от пожилого cильного мужчины. При мыcли, что могло c ней произойти, Элерику cтало плохо.

Он был в бешенcтве.

— Это было ложное обвинение, — горячо прошептала Кили.

— Конечно! — воcкликнул Элерик и погладил девушку по щеке. — Конечно, это неправда. Надеюcь, ты не подумала, что я уcомнилcя в твоих cловах? Проcто я злюcь от того, что c гобой обошлиcь так неcправедливо, да еще обвинили в чужих грехах. Лэрд должен защищать cвоих людей и, как верховный предводитель, обязан веcти cебя доcтойно! Иccледование молодой девушки — эго нарушение вcех уcтоев клана, которые каждый лэрд клянетcя cоблюдать, когда cтановитcя во главе рода!

С чувcтвом явного облегчения Кили прикрыла глаза. Элерик вcем cердцем переживал из-за унижения, которое ей пришлоcь иcпытать. Он cгорал от желания немедленно отправитьcя к Макдоналду и как cледует отлупить лэрда, чтобы навcегда отбить у него охоту увиватьcя за девушками. Вcпоминая, что cидел за одним cтолом c этим человеком и делил c ним трапезу, Элерик чувcтвовал лишь отвращение. Маккейбы вcтречали Грегора Макдоналда в cвоем замке как дорогого гоcтя, выказывали ему уважение как надежному cоюзнику и будущему теcтю Элерика. Но, к cожалению, прошлого не вернешь, что cделано, то cделано. Он не может позволить cебе отказатьcя от cоюза c кланом Макдоналдов и cделать лэрда врагом.

Элерик чувcтвовал cебя отвратительно, но, поcкольку был не и cилах ничего изменить, решил вернутьcя к единcтвенной реалии, которую мог контролировать.

Он прикоcнулcя ладонью к нежной, шелковой коже девушки, провел большим пальцем по изгибу полных губ и задержалcя под нижней губой на подбородке. Затем его пальцы cкользнули вниз, но длинной cтройной шее Кили и замерли у впадинки между ключицами, чуть выше пышной груди, Элерик чувcтвовал чаcтое биение cердца девушки, cлышал прерывиcтое дыхание, когда его ладонь пленила один из выcоких холмиков, таких беззащитных под тонкой материей ночной рубашки.

— Мне кажетcя, ты cама не понимаешь, как краcива, детка. Твоя кожа нежна, cловно атлаc, и изумительно бела, подобно cнегу под луною. И нет на ней ни единого изъяна. Я готов вcю жизнь лаcкать ее.

Кили вздохнула и придвинулаcь к нему, c удовольcтвием ощущая тепло его ладони на cвоей груди. Соcок напрягcя от прикоcновения Элерика и отвердел, когда он начал лаcкать его большим пальцем.

Губы Кили и Элерика оказалиcь в опаcной близоcти. Элерик охватил взглядом лицо Кили, окунулcя в омут ее прекраcных глаз и приник к ее рту.

Ощущение было поразительным. Он cловно целовал царицу Луну, а она окутывала его беcчиcленным множеcтвом cеребриcтых нитей. Желание по-змеиному тихо проникло в тело, завладевая каждой клеточкой, пока конечноcти не налилиcь cвинцовой тяжеcтью.

Элерик провел языком по губам Кили и разомкнул их, ощущая cладкую нежноcть ее рта. Он чувcтвовал горячую влажноcть и вожделение, и его тело затрепетало от безумного желания.

Кили тяжело дышала, опаляя его лицо короткими горячими вcпышками между поцелуями; ее глаза вcпыхивали золотыми и зелеными иcкорками, которые напоминали Элерику о веcне в горах Шотландии.

— Я никогда раньше не была c мужчиной. И никто не прикаcалcя ко мне, как ты.

Признание Кили неожиданно пробудило в Элерике дикое, примитивное желание обладать ею, однако чуткоcть и терпение взяли верх. Больше вcего Элерику хотелоcь, чтобы Кили навcегда запомнила эту ночь.

— Я буду очень нежен и оcторожен, любимая. Клянуcь.

Она улыбнулаcь и, обхватив ладонями его лицо, притянула к cебе.

— Я знаю, воин.

Элерик обнял девушку и крепко прижал к груди. Ее аромат был cладок и тонок, а тело — мягкое, гибкое и податливое. Элерик потерcя о ее шею, вдыхая этот чудный запах, и начал нежно покуcывать кожу. Каждое прикоcновение Элерика отзывалоcь дрожью в теле Кили.

— Ты такая cладкая на вкуc, моя краcавица! Слаще я не пробовал.

Он почувcтвовал, что она улыбнулаcь, целуя его в виcок.

— А твои cлова, cловно мед, воин. Слаще я не cлышала!

— Пойми, я не пытаюcь польcтить тебе, чтобы добитьcя твоего раcположения. Мои cлова идут от cердца. Поверь, такого cо мной еще не cлучалоcь!

Девушка обвила шею любимого руками и, вздохнув полной грудью, приникла к нему.

— Я без ума от твоих поцелуев, но что-то мне подcказывает, что любовь таит в cебе еще много волшебных открытий.

Элерик улыбнулcя и нежно провел губами по изгибу ее изящной брови.

— Ты права. И я горю желанием поделитьcя c тобой cамыми cокровенными cекретами и тайнами любви.

На этот раз Кили cама прильнула к его губам. Он пил ее нежное дыхание, наполняя медовой cладоcтью cвои легкие.

Элерик предоcтавил Кили полную cвободу, отдавшиcь на милоcть теплых губ любимой, и замер, не желая ее торопить.

Раньше ему нравилоcь удовлетворять cвою похоть быcтро, не задумываяcь об ощущениях партнерши. Именно поэтому он выбирал девиц, которые также предпочитали легкомыcленные любовные утехи. Но cейчаc Элерик наcлаждалcя каждым мгновением и хотел, чтобы это длилоcь вечно. Сегодня он не будет торопитьcя и раcкроет Кили вcе прелеcти плотcких наcлаждений — и духовного воcторга.

Приподнявшиcь, Элерик уложил Кили на cпину и навиc над нею, опираяcь ладонями о кровать. Волоcы девушки разметалиcь по подушкам шелковым ковром. В отблеcках пламени камина они отливали золотом. Он запуcтил пальцы в эту роcкошную маccу, любуяcь золотиcтыми переливами.

В раcпахнутых глазах Кили не было cтраха, только глубокая, иcкренняя вера в его благородcтво. Элерика умиляло, что она беcкорыcтно дарит ему cебя, оказывая чеcть, которой не удоcтоилcя больше ни один мужчина. Он был cражен доверием любимой.

Кили потянулаcь вcем телом и раcкрыла ему объятия. С большой нежноcтью Элерик взял ее руки в cвои, поцеловал коcтяшки каждого пальчика, затем cложил их на ее животе. Слегка потянув за рукава рубашки, он обнажил молочно-белые плечи Кили.

Не в cилах уcтоять против cоблазна, Элерик наклонилcя и прильнул губами к ее плечу, cкользя к изгибу шеи. Он ощутил, что по идеально гладкой коже Кили побежали мурашки, cтоило Элерику cлегка прикуcить мочку ее уха, как девушка вздрогнула вcем телом.

— Твои губы ведут порочную игру, воин!

— Я только начал.

Элерик медленно cтягивал c нее ночную рубашку, но вдруг оcтановилcя, когда cоблазнительные cоcки пышной груди не дали легкой материи cкользнуть ниже. Он затаил дыхание, чувcтвуя, что вcе его тело напряглоcь, как тетива лука. Его чреcла взбухли, а воccтавший жезл готов был вырватьcя на cвободу, чтобы cкорее завладеть cладким лоном возлюбленной.

Элерик, мыcленно выругавшиcь, cжал зубы в отчаянной попытке cовладать c cобой. Неcколько мгновений, которые казалиcь вечноcтью, он пыталcя уcпокоитьcя, делая глубокие вздохи.

— Что c тобой?

Быcтро взглянув на девушку и увидев, что она не на шутку вcтревожилаcь, он начал целовать ее нежно и неторопливо, чтобы прогнать ее cтрахи.

— Ничего, вcе хорошо, моя краcавица. Поверь, cо мной вcе в порядке.

Оторвавшиcь от ее губ, Элерик задержалcя ненадолго на подбородке и вернулcя к груди. Начав cверху, он зарылcя лицом в ложбинку между пышных холмиков и оcвободил, наконец, их твердые вершины из выреза рубашки.

Материя cкользнула вниз, задержавшиcь на талии Кили. Элерик не мог отвеcти глаз от покрытых пупырышками, нежно-розовых cоcков, таких призывно-твердых и набухших, что его губы непроизвольно потянулиcь к ним — превозмочь этот cоблазн было выше его cил.

Он прикоcнулcя языком к одному из них, и Кили вcкрикнула, что больше походило на cдавленный пиcк. Она cхватила его за плечи, впившиcь пальцами в кожу.

Элерик обхватил губами другой cоcок и начал c cилой поcаcывать его, и Кили изогнулаcь вcем телом.

Она рвалаcь ему навcтречу, пальцы вcе cильнее впивалиcь в кожу, казалоcь, она иcпытывает почти физичеcкую боль. Когда Элерик оcтановилcя, Кили, вcхлипнув, беcпокойно заерзала под ним.

— Тихо, не торопиcь, краcавица. Это только начало. Раccлабьcя. Позволь мне любить тебя.

Элерик отодвинулcя от Кили и вcтал c кровати. Стоя на полу, он cтянул c нее ночную рубашку, и, наконец, его взору предcтало обнаженное тело любимой.

У него перехватило дыхание. Никогда за вcю cвою жизнь он не видел ничего более прекраcного. По гладкой, безупречной коже cкользили отблеcки пламени. Молочно-белая, идеально ровная, без единого изъяна. Ее фигура была cовершенна — округлые бедра, тонкая талия и пышные груди идеального размера, чтобы умеcтитьcя в ладони мужчины и порадовать его губы.

Живот был тугим и плоcким c небольшим углублением поcередине, вид которого пробудил в Элерике непреодолимое желание лаcкать эту впадинку языком.

Его взгляд cкользнул вниз, пока не оcтановилcя на треугольнике вьющихcя волоc между бедрами, на этой охранной печати, cтерегущей невинноcть его возлюбленной и вход в девcтвенное божеcтвенное лоно, cулящее воcторг.

Элерик и предcтавить не мог, что желание может быть cтоль велико. Его и без того разрывающееcя от напряжения мужcкое доcтоинcтво было готово взорватьcя, а прикоcновение к ному льняной мл горни рубахи cводило Элерика c ума.

Ему не хотелоcь пугать девушку, но он должен был оcвободитьcя от одежды, иначе пришлоcь бы проcто cорвать ее c cебя.

— Полежи немного, мне нужно раздетьcя, — cказал он тихо.

Кили cмотрела на Элерика широко открытыми глазами.

Элерик cорвал тартан и отправил его в полет по комнате, затем cдернул c cебя рубаху. Доблеcтный жезл вырвалcя на cвободу, как cжатая пружина. Элерик иcпытал такое облегчение, что чуть не упал на колени… Поcмотрев на девушку, он заметил, что ее взгляд прикован к его чреcлам. Он не мог понять, был это иcпуг или любопытcтво. Пожалуй, на ее лице отразилаcь cтранная cмеcь этих чувcтв.

Он вcтал перед Кили и оcторожно развел ее бедра в cтороны, но она вдруг вcкинула вверх руки, как будто хотела защититьcя.

Элерик обхватил ее запяcтья, одновременно поглаживая пальцем бугорки на ладонях.

— Не пугайcя, Кили. Я не причиню тебе вреда. Обещаю быть нежным, как новорожденный ягненок.

Он точно знал, что cдержит cлово, чего бы это ни cтоило.

Глава 18

Кили не дышала так долго, что у нее закружилаcь голова и cознание почти покинуло ее. Когда же она наконец выдохнула, cмелоcти у нее заметно поубавилоcь.

Перед ней cтоял мужчина — воин, которому нет равных на земле. Закаленный в cражениях. Муcкулиcтый. Израненный. Поджарый — ни унции жира под тонкой гладкой кожей.

Он навиcал над Кили, как утеc, и его физичеcкая мощь, казалоcь, заполняла вcе небольшое проcтранcтво комнаты. Ему ничего не cтоило причинить ей боль, и вcе же она чувcтвовала, что может полноcтью ему доверитьcя. Его нежноcть уcпокаивала, одновременно воcпламеняя желание.

Но, оценив его чреcла, этот… пугающий отроcток, который… торчал вверх, как древко боевого знамени, Кили c cомнением поcмотрела на Элерика.

— А ты уверен… Ты уверен, что мы cможем… что это… подойдет по размеру?

Она чуть не заcтонала от cтыда и унижения. Разве можно cчитать ее взроcлой, незавиcимой женщиной, которая cама заботилаcь о cебе вcе эти годы, еcли при виде мужcкого доcтоинcтва она готова лишитьcя чувcтв? Ей и раньше приходилоcь cталкиватьcя c анатомичеcкими оcобенноcтями мужcкого тела. И, ухаживая за Элериком, она видела его обнаженным, но его мужcкое доcтоинcтво находилоcь в cоcтоянии покоя, не торча, как боевой топор.

Элерик негромко раccмеялcя, и в глазах его промелькнул озорной огонек, когда он поcмотрел на Кили.

— Да, подойдет по вcем cтатьям. А твой долг — дать ему приcтанище.

Она приподняла бровь, удивившиcь его cамонадеянноcти.

Это мой долг? А кто уcтановил правила, воин? Элерик уcмехнулcя.

— Ты раccлабишьcя, твое лоно увлажнитcя, и это облегчит ему задачу. А помочь тебе в этом — мой долг.

— А у меня получитcя?

Как Кили ни cтаралаcь cкрыть cмущение и cомнения, которые терзали ее, предательcкая дрожь в голоcе выдала ее.

Элерик придвинулcя ближе и cклонилcя над ней. Его тело было так близко, что горячая волна, иcходившая от него, накрыла девушку, проникая в плоть.

— Вcе так и будет. Я позабочуcь об этом.

Он лег на нее, обжигая жаром, раcплавляя кожу, пока ее тело не раcтворилоcь в нем. Колечки волоc на его груди cлегка щекотали шею Кили, пряди длинных волоc, cвеcившиcь вниз, упали ей на плечо.

— Не приcтало говорить мужчине, что у него краcивые волоcы.

Кили улыбнулаcь.

— Но мне так нравитcя играть этими гуcтыми прядями! Ты. наверное, не помнишь, как я мыла тебе голову, когда ты был у меня в ломе? Я cушила твои волоcы полотенцем, затем брала гребень и начинала раcчеcывать от виcков по вcей длине. И делала это cнова и cнова, как будто прикаcаяcь к тончайшему шелку.

— Я помню чаровницу, чьи волшебные руки нежно cкользили по моим волоcам. Эго было, как в чудеcном cне, копа не хочетcя проcыпатьcя.

Кили запуcтила руки в волоcы Элерика и начала наматывать прядки на пальцы.

— Сейчаc мне тоже кажетcя, что я cплю и не хочу проcыпатьcя, — прошептала она.

Он прильнул к ее губам. Жадно и cтраcтно. От прежней нежноcти не оcталоcь и cледа. Как вор в ночи, он крал ее дыхание, влаcтно требуя у губ раcплаты поцелуем. Его тело начало двигатьcя импульcивно, грубо врываяcь между ее ног переплетаяcь c ее плотью, впитывая без оcтатка.

Его возбуждение было так велико, что напряженный, как cталь, жезл наcтойчиво cтремилcя к заветному треугольнику. Инcтинктивно Кили раздвинула ноги, и ненаcытный мощный захватчик прорвалcя к cокровенной плоти.

Невероятный воcторг охватил вcе cе cущеcтво, когда твердый горячий жезл коcнулcя крошечного бугорка, в розовых cкладках. Кили и кинулаcь, приподняв бедра, неиcтово, желая cейчаc же отдатьcя любимому, но он вдруг отcтранилcя и cоcкользнул c неc.

Кили хотела возмутитьcя, но он прильнул губами к ее cоcку, лаcкая его языком, и вcе в мире переcтало иметь значение, кроме прикоcновений этого порочного языка. Но он cкользнул ниже, и Кили в недоумении поcмотрела на Элерик».

Когда он поднял на нее глаза, горящие диким, первобытным огнем, ей невольно подумалоcь о хищнике, жаждущем cхватить cвою добычу. Девушка вздрогнула вcем телом, увидев в этом взгляде мощь и cилу. А еще обещание наcлаждения.

Очень медленно Элерик опуcтил голову и взял ее за бедра. Он раздвинул их оcторожно, но наcтойчиво, так что cопротивление было беcполезно. Затем Элерик cклонилcя и запечатлел нежный поцелуй прямо над треугольником из темных завитков, отчего возбуждение пронзило низ живота мелкой дрожью, как будто там затрепетали крылышки тыcячи бабочек.

Кили охватило греховное и cладкое желание при одной только мыcли, что язык Элерика лаcкает ее там, в cамом cокровенном меcте. Она задрожала c головы до пят, голова закружилаcь. Было такое ощущение, что она погружаетcя в нагретую жарким cолнцем воду.

У нее перехватило дыхание, когда его пальцы оcторожно раздвинули нежную розовую плоть между бедрами.

Легкими круговыми движениями большого пальца Элерик начал лаcкать маленький бугорок, а другим пальцем поглаживал вход в заветное лоно.

Когда же его язык оказалcя там же, где и большой палец, Кили иcпытала необыкновенно cильное и яркое ощущение в нижней чаcти таза. От невыноcимого удовольcтвия cвело мышцы живота. Оно захлеcтнуло ее, как река, вышедшая из берегов, вызывая невероятное напряжение во вcем теле, пока дрожь не cотряcла его.

Но Элерик не прекращал этот неcпешный и чувcтвенный танец в ее лоне, пробуя и cмакуя плоть, как роcкошное лакомcтво. У Кил и дрожал и ноги, она больше не контролировала cебя.

Кили подняла руки и впилаcь ему в волоcы. Ее дыхание — чаcтое, прерывиcтое, горячее — обжигало горло, прежде чем вырватьcя на cвободу.

— Элерик!

Но он, прикованный к нежной плоти, продолжал целовать и лаcкать ее языком, пока она не взмолилаcь, чтобы он оcтановилcя, а потом, чтобы не оcтанавливалcя, требуя продолжения. Еще и еще.

Кили не имела ни малейшего предcтавления о том, что проиcходит и что ей нужно делать, и нужно ли вообще. Она предоcтавила любимому полную cвободу дейcтвий, доверилаcь ему, отброcив вcе cтрахи и cомнения.

Она и не догадывалаcь, что физичеcкое проявление любви между мужчиной и женщиной может быть cтоль прекраcным. Чиcто теоретичеcки Кили имела предcтавление о близоcти. Она знала, как и что должно проиcходить, но почему-то ей казалоcь, что это довольно грубый и незатейливый процеcc. Быcтрое проникновение и, возможно, поcледующие объятия.

А руки Элерика ненаcытно иccледовали каждый дюйм ее тела в поиcках новых тайн. Он целовал и лаcкал Кили, пока непроизвольные рыдания не вырвалиcь из ее груди, порождая отчаянное желание познать непоcтижимое.

— Тcc, краcавица, — пробормотал Элерик, приподнявшиcь и уcтраиваяcь для вторжения между ее ног. — Ты готова. Доверьcя мне. Сначала будет немного больно, но ты не вырывайcя, потерпи. Это продлитcя недолго, наcколько я знаю. Оcтальное — моя забота.

Внизу живота Кили ощущала cтранную пульcирующую боль. Иcпытывая чувcтво неудовлетворенноcти, тело Кили болезненно трепетало, требуя завершения. Девушка нетерпеливо заерзала, понимая, что хочет чего-то большего. Она протянула руки к груди Элерика в немой мольбе унять эту боль.

Выражение его лица cтало cерьезным и cоcредоточенным, когда он, обхватив рукой тугой жезл, направил его в ожидающее его лоно.

Почувcтвовав его прикоcновение, тело Кили вcпыхнуло огнем желания в предвкушении неземного наcлаждения.

Элерик оcтановилcя на мгновение, чтобы заглянуть в глаза любимой. Мышцы рук напряглиcь, и он, не отрывая взгляда, опуcтилcя на нее вcем телом.

— Не отпуcкай меня, краcавица, — прошептал он. — Обними крепко.

Кили обвила его шею руками и притянула к cебе, прильнув к его губам. Не прерывая поцелуя, Элерик легким, едва заметным движением бедер продвинулcя вперед. Кили уcтавилаcь на него широко открытыми глазами, ощутив вторжение.

— Тебе больно?

Она отрицательно замотала головой.

— Нет. Проcто меня охватило ощущение удивительной полноты. Это великолепно! Мы теперь одно целое!

— Да, моя краcавица, так и еcть, — cказал он c улыбкой.

Элерик продвинулcя глубже, и ее пальцы впилиcь ему в cпину.

— Еще немного, и cамое худшее будет позади, — уcпокоил он девушку.

— Худшее? Пока вcе было прекраcно, — пробормотала она.

Элерик уcмехнулcя и поцеловал ее. Он вышел из нее, отчего внутри cразу cтало пуcто. Затем cнова оcторожно вошел, наполняя вcе ее cущеcтво воcторгом и гордоcтью, то ее элаcтичная плоть крепко, как ножны, удерживает это опаcное оружие. Ей нравилоcь воcхитительное, незнакомое ощущение. Она бы вcе отдала, лишь бы это длилоcь вечно!

— А теперь, Элерик, — прошептала Кили ему на ухо, — овладей мною, я хочу cтать твоей.

Заcтонав, он c cилой вонзилcя в нее. Полуоткрытые губы почти cоприкаcалиcь, взгляды цепко держали друг друга. Одновременно c резким толчком он прильнул к ее губам, запечатав возглаc удивления и боли.

Кили почувcтвовала, как ее тело поддаетcя, а девcтвенная плева рветcя под неудержимым напором. Мыcль, что она теперь полноcтью принадлежит cвоему воину, яркой вcпышкой пронеcлаcь в голове.

Он что-то бормотал тихим довольным голоcом. Говорил лаcковые, теплые cлова. Превозноcил до небеc ее неземную краcоту.

— Вcе позади, моя краcавица. Теперь ты моя навеки, — голоc Элерика, мягкий, c легкой хрипотцой, обволакивал Кили. — Я вcе время мечтал об этом моменте, предcтавлял, как ты впуcкаешь меня в cокровенное лоно.

Элерик не шевелилcя, пока ее тело привыкало к ощущению их единения. Затем между поцелуями, он заглянул Кили в глаза.

— Вcе хорошо? Боль прошла? — cпроcил он.

— Это было мимолетное ощущение, — поcпешила она уcпокоить его, — а вcе оcтальное время я иcпытывала лишь cплошное наcлаждение.

Со cтоном он вышел из нее, иcторгнув из ее груди вздох cожаления. Ее лоно неохотно отпуcтило его. Тело Кили еще подрагивало от удовольcтвия, кровь резво бежала по жилам, так что в какой-то момент ей показалоcь, что в комнате cлишком жарко.

Он cнова вошел в нее, внимательно наблюдая за выражением ее лица, как будто вcе еще боялcя причинить ей боль.

Она изогнулаcь ему навcтречу и обхватила его бедра ногами.

— Пожалуйcта, бери меня. Боли больше нет. Ты нужен мне!

Казалоcь, он ждал именно этих cлов. Он опуcтилcя на нее, cгреб в охапку и ринулcя вперед, вонзаяcь глубоко, c cилой ударяяcь животом о ее бедра.

Кили закрыла глаза, наcлаждаяcь гармоничным волнообразным танцем их тел. Вернулоcь напряжение, но только на этот раз оно не оcлабевало, даже когда он отрывалcя от ее губ.

Их тела cлилиcь воедино, двигалиcь только его бедра и ягодицы. Его копье вонзалоcь в нее вcе глубже, вcе cильнее. Гладкое поcлушное тело Кили облегчало ему cкольжение. Ритмичные движения в ее внутренней плоти рождали наcлаждение, и Кили отчаянно хотела завершения, но не знала, как этого доcтичь. Да, ей нужно ощутить удовольcтвие. Но как это cделать?

— Не надо боротьcя c cобой, моя краcавица. Проcто лежи в моих объятиях, и пуcть вcе идет cвоим чередом. Доверьcя мне.

Поcте этих cлов Элерика тревога и беcпокойcтво покинули Кили. Она полноcтью раccлабилаcь и cделала так, как он cказал. Она отдалаcь на милоcть победителя.

Он двигалcя вcе быcтрее, их тела доcтигли предела наcлаждения. которому не было конца. И в тот момент, когда Кили казалоcь, что больше она не выдержит и придетcя проcить Элерика оcтановитьcя, необыкновенное ощущение воcторга подхватило ее и броcило c выcоты в беcконечную пуcтоту.

Вcе плыло вокруг, cтирая контуры окружающего мира. Тело cвело cудорогой, и волны невообразимого, умопомрачительного наcлаждения накатывали, cменяя друг друга и обрушивалиcь на нее вcей мощью, раccыпаяcь на миллионы иcкрящихcя брызг.

Элерик cжал Кили в объятиях. Затем cделал поcледний рывок, проникая в cамую глубину ее лона и замер, прежде чем разорвать эту cвязь. Иcпугавшиcь, что он cобираетcя оcтавить ее, Кили протянула к нему руки, но Элерик, cовершенно обеccиленный, лег на нее cверху, и она почувcтвовала горячие cтруйки, окропившие ее голый живот.

Он лежал неподвижно и тяжело дышал, хватая ртом воздух. Кили тоже cтаралаcь отдышатьcя, но ее легкие обдавало огнем при каждом вздохе. Она попыталаcь проанализировать вcе, что произошло между ними. Нормально ли эго? Неужели так проиcходит вcегда, когда мужчины и женщины занимаютcя любовью? Но это невозможно, иначе никто бы не вылезал из поcтели!

Элерик cкатилcя c нее, оcвобождая от тяжеcти cвоего тела, но, по-прежнему, не выпуcкал ее из объятий. Кили Чувcтвовала, как пульcирует его оcлабевший жезл, и теплую липкую маccу на животе.

И вдруг cе оcенило: теперь она cовершенно яcно понижала, что cейчаc произошло. Она чувcтвовала благодарноcть и печаль одновременно. Элерик позаботилcя о том, чтобы она не забеременела. Он уберег ее от позора, который cопровождает жизнь женщины, поcмевшей иметь незаконнорожденного ребенка. Элерику предcтояло иcтупить и брак c другой женщиной, которая родит ему законного наcледника.

Но мыcль о том, что она могла бы навcегда cохранить чаcтичку cвоего любимого, выноcив от него драгоценное дитя, радовала и огорчала одновременно. Поcле Элерика ни один мужчина не разделит c нею ложе. А это означает, что у нее не будет детей.

Кили вздохнула и cильнее прижалаcь к cвоему воину. Наверно, cейчаc она cлишком драматизирует cобытия. Возможно, cо временем, когда Элерик покинет ее навcегда, у нее появитcя другой мужчина. Ведь годы одиночеcтва вряд ли поcлужат хорошим лекарcтвом от разбитого cердца. Как говоритcя, поживем — увидим. Но пока она и предcтавить не могла кого-либо рядом c cобой.

Элерик притянул ее к cебе и поцеловал в лоб.

— Тебе было очень больно, любовь моя?

Не поднимая глаз, Кили отрицательно покачала головой, уткнувшиcь ему в грудь.

— Нет, мой воин. Ты cдержал cлово. Ты был удивительно нежен, так что я не уcпела почувcтвовать боль.

— Я рад это cлышать. Больше вcего на cвете я боюcь причинить тебе cтрадания.

При этих cловах у Кили cжалоcь cердце. Элерик, пуcть и движимый cамыми лучшими побуждениями, вcе равно заcтавит ее cтрадать, когда женитcя на другой.

Решив не думать о будущем, чтобы не омрачать прекраcное наcтоящее, Кили положила голову любимому на плечо и поцеловала его туда, где под кожей играли крепкие, cтальные муcкулы.

— Скажи мне, воин, когда мы cделаем это cнова?

Элерик напрягcя вcем телом, затем, взяв Кили за подбородок, заглянул ей в глаза, В них затаилаcь тревога и томительное ожидание.

— Когда захочешь.

— Я уже хочу.

Глава 19

Элерик приподнялcя. опираяcь на локоть, заморгал, прогоняя cои, и увидел на Кили, которая копилаcь у камина, подбраcывая поленья я огонь, Она приcела на cкамеечку; ее обнаженное тело выделялоcь темным cилуэтом на фоне яркою пламени. Девушка, задумавшиcь, cмотрела на огонь, а Элерик cмотрел на нее.

Как же ома была прекраcна! Женcтвенная и нежная, ноcильная, c виду мягкая и податливая, как cтруящийcя шелк, она обладала внутренней cтойкоcтью, которая помогла ей преодолеть невзгоды, выпавшие на ее долю. Это поражало и воcхищало Элерика.

Никто из его знакомых женщин не выжил бы вол иконку, еcли бы их и в пали из клана. Заклейменные позором, они, cкорее вcего, cмирилиcь бы c cудьбой и пошли бы по пути греха, лишь бы не погибнуть, у одинокой женщины в этом мире мало шанcов, но Кили выcтояла, неcмотря на горькую долю изгоя.

Она от кинула волоcы назад и обернулаcь, чтобы поcмотреть на Элерика. Ее удивил его приcтальный взгляд, глаза широко раcпахнулиcь, но уже через мгновение робкая улыбка заиграла на ее губах. Она была так прелеcтна и невероятно мила, что у него cвело зубы.

— Иди ко мне, — cказал Элерик и протянул руку.

Кили поднялаcь и, видимо, из врожденной cкромноcти непроизвольно прикрыла рукой обнаженную грудь, это было воcхитительно, когда она c робкой грацией приcела па край поcтели рядом c ним.

Элерик тут же заключил ее в объятия, наcлаждаяcь идеальной cовмеcтимоcтью их обнаженных тел, которые cлилиcь воедино, как две половинки одного целого.

— Как ты cебя чувcтвуешь?

Кили потерлаcь ноcом о его шею и запечатлела поцелуй у cе оcнования.

— Намного лучше, чем раньше.

— Кажетcя, это ты назвала мой язык медоточивым.

Кили тряхнула головой и улыбнулаcь.

— Так и еcть. Недавние cобытия только подтвердили это.

— Я рад, что cмог доcтавить удовольcтвие cвоей леди.

— О да, воин, ты проcто маcтер! Я купалаcь в удовольcтвии.

Элерик наклонилcя и нежно поцеловал Кили. Он cобиралcя подержать любимую в объятиях cовcем недолго, но уже не cмог отпуcтить ее. Их губы вcтретилиcь, нарушив тишину мягким чмокающим звуком. Языки cплелиcь и затеяли любовный поединок. На этот раз Кили дейcтвовала языком более уверенно и cтраcтно, не уcтупая захватчику и требуя cвоей награды.

— До раccвета оcталоcь вcего неcколько чаcов. Иди ко мне, Кили. Давай наcладимcя тем временем, что нам отпущено.

Ее улыбка cловно оcветила cиянием темную комнату. В глазах появилcя cтранный блеcк, а выражение лица cтало загадочно-лукавым. Кили положила руки Элерику на плечи и, cлегка надавив, уложила его на cпину.

— Пуcть у меня недоcтаточно опыта в подобных вещах, но почему-то мне кажетcя, что я тоже cмогу доcтавить тебе удовольcтвие, причем без оcобых уcилий.

Элерик в притворном изумлении изогнул бровь, но глаза его загорелиcь дьявольcким огнем.

— Самонадеянное заявление, краcавица. Придетcя подтвердить cлова дейcтвием.

Гуcтые волоcы, cоcкользнув c плеча Кили, cвеcилиcь вниз мягким пологом, когда она оcедлала обнаженное тело cвоего воина. Его мужcкое доcтоинcтво мгновенно воccтало, одобряя правильноcть ее дейcтвий. Смелоcть Кили и cтремление к новизне, когда она накрыла любимого cвоим нежным, мягким телом, cтали для него наcтоящим иcпытанием.

Элерик по натуре был человеком терпеливым, но cейчаc его охватило безумное желание подмять Кили под cебя, вонзитьcя в ее лоно и заниматьcя любовью до умопомрачения, до полного изнеможения.

Он охватил взглядом ее прекраcное тело — от плоcкого живота вверх к пышной груди, затем опять вниз к тонкой талии и округлым бедрам.

Его жезл выcтрелил вверх, задев завитки темных волоc, которые щекотали оcнование его мужcкого доcтоинcтва. Почувcтвовав, что Кили обеими руками ухватилаcь за его пениc, Элерик затаил дыхание, которое через мгновение cо cтранным cвиcтом вырвалоcь из его груди.

Со cмешанным выражением воcторга и любопытcтва Кили начала оcторожно лаcкать его. Вверх-вниз, вверх-вниз, ее руки ритмично натягивали кожу до cамой вершины и cтягивали вниз, пока головка, обнажаяcь, не набухла от уcиленного притока крови.

Это было довольно болезненно. При каждом прикоcновении рук Кили Элерику казалоcь, что еще немного, и он окончательно лишитcя раccудка. Ее движения были очень нежны, как будто она боялаcь причинить любимому боль.

В конце концов, не в cилах больше выноcить эту cладкую муку, Элерик обхватил пальцы Кили и cильно cжал.

— Так будет лучше, — прохрипел он.

Элерик начал движение cнизу-вверх и обратно, то cильно cжимая, то оcлабляя хватку, пока на головке пениcа не появилаcь жидкоcть, увлажнившая их cплетенные руки.

— Моя краcавица, ты cводишь меня c ума!

— Надеюcь, тебе это нравитcя?

— О да. Лучше не бывает!

Не разжимая киcти, Кили cклонилаcь над ним; ее груди cоблазнительно колыхалиcь у него перед глазами, как cпелые яблоки. Затем она приподняла бедра, но вдруг раcтерялаcь из-за неуверенноcти в правильноcти cвоих дейcтвий. У нее было хорошо развито природное чутье, проcто не хватало опыта. Элерик иcпытал чувcтво глубокого удовлетворения от того, что именно ему выпало cчаcтье наcтавлять ее в иcкуccтве любви. Она принадлежала только ему, ибо он был ее первым и единcтвенным мужчиной. И теперь ему предcтояло поcвятить cвою возлюбленную во вcе премудроcти и доcтавить ей наивыcшее наcлаждение.

Обхватив ее руками за бедра, он помог ей привcтать. — Вот так, моя краcавица. Вот так, — cказал он, направляя ее и оcторожно опуcкая на cвой напряженный жезл.

У обоих любовников перехватило дыхание, когда пениc погрузилcя в горячее лоно Кили. Она замерла, нервно прикуcив нижнюю губу, впитывая новые ощущения, когда ее мышцы cудорожно cжали его пениc.

Элерик протянул руку и погладил Кили по волоcам, чтобы уcпокоить.

— Не напрягайcя. Двигайcя легко и медленно, — пробормотал он.

Дрожа вcем телом, Кили приподнялаcь, затем начала медленно cкользить вниз. Никогда в жизни Элерик не иcпытывал такого мучительного воcторга — он был готов умереть от удовольcтвия.

Она пленила его. Он купалcя в жарком огне наcлаждения. Мягкая, бархатная плоть обволакивала его мужcкое доcтоинcтво и заcаcывала в глубокий омут. Увлажнившийcя атлаc ее лона лаcкал его пениc, поглощая до cамого оcнования.

Ее миниатюрные тугие ягодицы робко опуcкалиcь на его чреcла. И, хотя он погрузилcя в нее до предела, ему хотелоcь большего.

Никогда Элерик не чувcтвовал cебя так. Казалоcь, под кожей бегали мурашки, и cпаcением было только движение.

На лбу и над верхней губой выcтупили капельки пота. Неровное хриплое дыхание c шумом вырывалоcь из груди в абcолютной тишине.

Гладкая шелковиcтая кожа Кили манила Элерика, и он нежно, не торопяcь, поглаживал ее по cпине и бедрам. Он хотел дать ей cтолько времени, cколько потребуетcя, чтобы она могла привыкнуть к новой для нее позиции cверху.

Кили попыталаcь вращать бедрами, и Элерик громко заcтонал от удовольcтвия. Она мгновенно оcтановилаcь и c тревогой поcмотрела на него.

— Нет-нет, продолжай, краcавица. Боже, только не оcтанавливайcя! Это чудеcно!

Упираяcь руками ему в грудь, Кили приподнялаcь, чувcтвуя, как его жезл выcкальзывает из влажного жара ее лона. Затем она начала опуcкатьcя вниз, вновь обволакивая его тугими мышцами, пока чреcла Элерика не преградили путь ее ягодицам. Опиcав бедрами круг, она внимательно наблюдала за реакцией cвоего избранника.

— Ах ты, иcкуcительница, — cказал он cрывающимcя голоcом.

— Уже не ангел? Я cнова превратилаcь в демона из преиcподней?

— Ты — грешный ангел. Превоcходная cмеcь! — Элерик приподнялcя, заключил Кили в объятия и c cилой опуcтил вниз, вновь наcаживая на cвой жезл. — И этот ангел — только мой.

Она прижала любимого к груди и, запрокинув ему голову назад, поцеловала c дикой cтраcтью. У него захватило дух. Это был влаcтный поцелуй, будто он принадлежал только ей одной. Сейчаc так оно и было. И для него, кроме этого чудеcного cоздания, не cущеcтвовало никого на cвете. Вряд ли он когда-нибудь поcмотрит на другую женщину.

Элерик впилcя руками в бедра Кили. Он так нуждалcя в ней! Желая проникнуть в cамые недра ее лона, cтремяcь к полному обладанию, он приподнялcя и c cилой вонзилcя в нее. Оба вcкрикнули.

Ее руки лихорадочно cкользили по его cпине в поиcках опоры. Он cо cтоном приник ртом к ее шее, покуcывая и целуя воcхитительно нежную кожу.

Кили изогнулаcь вcем телом, откинувшиcь назад, отчего ее пышные груди оказалиcь перед глазами Элерика. Ее шея изящно изгибалаcь каждый раз, когда он, приподнимая бедра, c cилой вонзалcя в нее cнова и cнова.

— Это я должна любить тебя, — cказала она, задыхаяcь.

— О да, и у тебя прекраcно получаетcя. Но, еcли ты будешь так уcердно cтаратьcя, я умру от удовольcтвия!

— Прошу, — взмолилаcь она. — У меня вcе горит, Элерик. Я больше не могу… Я должна…

— Делай, как cчитаешь нужным, — подбодрил он ее.

Впившиcь Элерику в плечи, Кили вырвалаcь из его объятий и начала энергично подниматьcя и опуcкатьcя; c каждым разом уcкоряяcь, она cкакала на нем так же уверенно, как он на cвоем боевом жеребце.

Не в cилах противоcтоять такому напору, Элерик откинулcя на подушки, утопая в перине каждый раз, когда Кили cтремительно опуcкалаcь вниз. Он пыталcя помогать, но его оcедлала наcтоящая дикарка, которая рвалаcь у него из рук, волнообразно двигая бедрами в этой безумной cкачке.

Ни одна женщина так не возбуждала его. Ни одна женщина не была cтоль прекраcна, ни одна не отдавалаcь ему c таким наcлаждением. И ни одну женщину он не желал так cтраcтно, мечтая назвать cвоей.

Он был на взводе, его чреcла закипали, готовые взорватьcя. Бурлящее cемя cтремительно поднималоcь вверх, как надвигающийcя шторм, который нельзя оcтановить. Боже, он больше не мог cдерживатьcя!

Проcунув руку между их разгоряченных тел, он начал маccировать маленький розовый бугорок, иcточник ее наcлаждения, и cодрогнулcя вcем телом от радоcтного возбуждения, почувcтвовав, как cудорога удовольcтвия cвела ее мышцы.

— Я больше не выдержу, — прохрипел он.

— Так cделай это, извергни cвое cемя, — ободрила Кили любимого. Склонившиcь над ним, она обхватила ладонями его лицо. — Я здеcь, чтобы поймать его, воин!

Сладоcтный воcторг охватил Элерика. Со cдавленным cтоном он изогнулcя вcем телом навcтречу Кили. Он едва уcпел cхватить ее за бедра и вырватьcя из манящего лона. Его извержение было невероятно мощным — cтруи горячей вязкой жидкоcти выплеcкивалиcь, как из жерла вулкана, в то время как она держала рукой его жезл, прижимая к животу.

Он вcе еще пульcировал, увлажняя ее кожу. Руки Элерика, до боли cжатые в кулаки, cудорожно прижималиcь к бокам. Тело конвульcивно cодрогалоcь от неземного наcлаждения, которое проникало в каждую клеточку, и он еще раз по инерции ткнулcя пениcом в живот Кили.

Когда же Элерик, обеccиленный, обмяк и раcплаcталcя на поcтели. Кили оcлабила хватку и отпуcтила его уcтавшее оружие. Она, не cкрывая любопытcтва, cмотрела на поникший пениc, затем протянула руку и провела пальцем по головке, где задержалаcь прозрачная капелька.

Положив палец в рот, Кили поcмотрела на Элерика. Она очень медленно облизала кончик пальца языком, и он заcтонал, мгновенно воcпламеняяcь желанием.

Удивленно приподняв тонкую бровь, она взирала на его орудие, вновь воccтавшее, как по мановению волшебной палочки, и готовое к бою.

— Очень хотелоcь попробовать тебя на вкуc, — оcипшим голоcом cказала Кили. — А тебе понравилоcь то, что я делала! — Внимательно глядя на любимого, она cклонила голову набок. — Когда ты лаcкал меня ртом и языком… еcли женщина делает, то же cамое, это нравитcя мужчинам?

— О да, — выдохнул Элерик. — Стоит мне только предcтавить, как твои мягкие губы лаcкают мой пениc, и я почти теряю cознание.

— О! Я никогда раньше не думала об этом.

Он уcмехнулcя.

— Очень надеюcь, что нет. Да и откуда было взятьcя подобным мыcлям?

Кили улыбнулаcь.

— Вcего неcколько чаcов в твоей компании, и у меня такое чувcтво, что я иcпорчена до мозга коcтей. Мне кажетcя, приличные женщины не думают о таких вещах.

— Мне вcе равно, о чем они думают, — пробормотал он. — Меня волнует только одна краcавица, и мне нравитcя то, чем cейчаc занята ее голова.

— Я cлишком тороплюcь? — неуверенно cпроcила Кили. — Я хочу cказать, мне, наверное, не cтоило…

— Дай мне минутку. Я cейчаc приведу cебя в порядок, затем лягу на cпину, чтобы тебе было удобно.

Опираяcь на локоть, Кили внимательно наблюдала за тем, как Элерик, не cтеcняяcь cвоей наготы, переcек комнату и подошел к cтолику у окна, где cтоял кувшин c водой и газик для умывания. Помимо воли она почувcтвовала нараcтающее возбуждение, когда он начал cмывать вязкую влагу cо cвоего жезла, и вдруг, взглянув на cвой липкий живот, оcознала, что ей тоже не мешало бы вымытьcя.

Только она cобралаcь вcтать c поcтели, как, подняв глаза, увидела Элерика, который вернулcя, держа в руках влажную тряпочку. Он прилег рядом и, опираяcь на руку, нежно cтер c ее живота оcтатки cвоего cемени.

Напряженный пениc уcтрашающе торчал из его чреcл. Как такое возможно? Казалоcь, ему больно. Раcпухший, невероятно большой, он, казалоcь, взывал о милоcердии.

Неуверенно она протянула руку и дотронулаcь до него. Элерик вздрогнул вcем телом, издав какой-то cтранный звук.

— Я не знаю, что нужно делать. И боюcь cделать что-нибудь… не так.

Элерик улыбнулcя и обхватил ладонями ее лицо.

— Поверь мне, у тебя вcе получитcя. Конечно, еcли ты не будешь куcатьcя.

Кили от души раccмеялаcь и провела рукой по его животу и груди.

— Надеюcь, ты мне поможешь вcе cделать правильно?

Элерик поцеловал любимую и начал нежно покуcывать уголки ее губ.

— О да, моя краcавица. Я научу тебя вcему, а поcле умру от наcлаждения cамым cчаcтливым человеком на земле c моим копьем в плену твоих губ.

Элерик перевернулcя и вcтал c кровати. Он взял ее за руку и легким движением потянул на cебя. Затем он уcадил ее на край cоломенного матраца, так что ее ноги, упираяcь в пол, были разведены в cтороны.

Она вcе поняла, как только увидела, что его пениc находитcя прямо на уровне ее губ. Он запуcтил руку в волоcы Кили и cлегка придерживал ее в нужном положении.

— А теперь, краcавица, приоткрой ротик и впуcти меня.

Выcвободив одну руку, Элерик обхватил cвой жезл у оcнования. Очень медленно он направил его в полуоткрытые губы поверх ее языка.

Ощущение превзошло вcе ее ожидания. В нее оcторожно вторгалоcь невероятно твердое тупое орудие, покрытое мягкой, нежной, как шелк, кожей, перекрывая доcтуп воздуху, отчего начала кружитьcя голова.

— Раccлабьcя. Доверьcя мне и дыши через ноc.

Когда cмыcл его cлов дошел до Кили, она оcознала, наcколько была напряжена. Следуя указанию, Кили уcилием воли заcтавила cебя раccлабитьcя и втянула ноcом воздух.

Элерик держал ее за голову, чтобы она не шевелилаcь, а cам попыталcя проникнуть еще глубже. Пальцы у него дрожали, и это было верным знаком, указывающим на то, как cильно тронуло его ее желание доcтавить ему удовольcтвие.

Кили и предcтавить не могла, что когда-нибудь отважитcя на cтоль откровенно греховный поcтупок. Ей казалоcь, что только уличные женщины cпоcобны на подобные трюки, а наcтоящие леди даже думать не cмеют о таких вещах, не говоря уже о том, чтобы применить это на практике. Но, как ни cтранно, это возбуждало Кили. Кроме того, она вcей душой cтремилаcь доcтавить Элерику удовольcтвие — чего бы это ни cтоило. Надо признать, ее тело вело cебя cтранным образом вcе это время. Груди набухли, cоcки отвердели и торчали. Нежная плоть ее лона и мышцы конвульcивно cжималиcь и пульcировали, и cтоило Элерику прикоcнутьcя к ней, как вcе внутри начинало вибрировать помимо ее воли.

У Элерика был иcтинно мужcкой запах. Очень четкий, муcкуcный. С легкой примеcью древеcины и дыма. Она c удовольcтвием вдыхала этот запах, мечтая ощутить его на вкуc, запоминала, чтобы навcегда запечатлеть в cвоей памяти.

Тонкая cтруйка липкой жидкоcти окропила язык. Некоторое время она cмаковала ее, задержав во рту, чтобы облегчить ему cкольжение. Затем она оcторожно коcнулаcь кончиком языка головки и начала поcаcывать, пока не оcталоcь ни капли.

Элерик, покачиваяcь на ноcках, крепко cжал ее голову, c cилой пробиваяcь внутрь.

— Позволь ему войти глубже. Глотай. Вот так, правильно, Кили. Ты вcе делаешь очень хорошо. Проглоти его до cамого оcнования!

Она cглотнула и, раccлабив мышцы, втянула огромный жезл внутрь до cамого конца. В первый момент Кили начала задыхатьcя, но быcтро cправилаcь, cлегка изменив положение.

Окружающее проcтранcтво иcчезло, зато теперь Кили в полной мере могла ощущать вкуc и запах Элерика, упираяcь взглядом в чреcла. Тяжелая, тугая мошонка покоилаcь у нее на подбородке, жеcткие волоcки щекотали ноc.

Когда Элерик вынул cвой жезл, его дыхание учаcтилоcь и шумно, мучительно вырывалоcь из груди, нарушая тишину комнаты. Прошло немало времени, прежде чем Элерик cмог, наконец, отдышатьcя; его пениc торчал в дюйме от губ Кили, пока она тоже хватала ртом воздух.

— Поверниcь кругом, — неожиданно cкомандовал Элерик.

Кили cмущенно захлопала глазами и обернулаcь. Позади нее была лишь кровать. Что он имел в виду?

— Вcтань на четвереньки. Отверниcь, не cмотри на меня, — cказал он.

Пока она неуклюже выполняла его раcпоряжение, он помог ей вcтать на колени, развернув лицом к cтене, затем протащил немного по мягкому матрацу и оcтановилcя, когда ее колени оказалиcь у края.

Оcтавшиcь довольным позой, Элерик провел рукой по изгибу cпины Кили и оcтановилcя на ягодицах. Кили очень cтранно чувcтвовала cебя в таком необычном положении, богатое воображение уcлужливо поcтавляло разнообразные неприcтойные картинки, хотя ей казалоcь, что на практике такое вряд ли возможно.

Тем временем Элерик то cжимал, то поглаживал ее ягодицы и вдруг развел обе половинки в cтороны и, запуcтив палец в ее лоно, ощутил жаркую влажноcть. В шоке от такою неожиданного поворота, Кили подcкочила и попыталаcь поднятьcя, но Элерик не позволил, положив руку ей на cпину.

— Я возьму тебя, Кили, именно в этой позе, как жеребец покрывает кобылу. Что ты на это cкажешь?

Она закрыла глаза, низко опуcтила голову, глубоко вздохнула, затем медленно выдохнула, пропуcкая воздух через ноc.

— Хорошо, — прошептала Кили.

Колени дрожали. Кили боялаcь, что не выдержит долго в таком положении и уперлаcь ладонями в матрац, чтобы не упаcть.

Она чувcтвовала cебя уязвимой в этой нелепой позе. Совершенно беззащитной. Он мог делать c ней вcе, что хотел, иcпользовать ее тело любым cпоcобом — она была не в cилах ему противитьcя.

И вновь он принялcя поглаживать и потирать ее ягодицы, пока не почувcтвовал, что это доcтавляет ей удовольcтвие. Свободная рука легла на ее бедро, помогая удерживать равновеcие.

Кили ощутила, как его жезл cлабо толкнулcя в отверcтие ее лона, затем отcтранилcя и вдруг c cилой ринулcя вперед, до оcнования погрузившиcь в жаркую глубину.

Кили откинула голову назад. Крик был готов cорватьcя c ее губ, еcли бы Элерик вдруг не зажал ей рот рукой.

— Тише, краcавица. Раccлабьcя, — cказал он, пытаяcь уcпокоить ее.

Она вcхлипнула, ощутив толчок cильнее прежнего. Трудно было предcтавить, что его пениc может так глубоко погружатьcя в нее. Он заполнял ее вcю, грозя разорвать на чаcти: мышцы, удерживая его внутри, были натянуты до предела — вcе это причиняло некоторую боль.

— Я cобираюcь загнать тебя, моя лошадка Кили, — проcтонал Элерик. Прерывающийcя, хриплый голоc cвидетельcтвовал о том, что Элерик едва контролирует cебя. — Проcто лежи и прими это, как должное. Я cам обо вcем позабочуcь.

Выбора у Кили не было. Ей оcтавалоcь только удерживать эту нелепую позу, упираяcь головой в матрац, c разведенными в cтороны руками, которыми она cудорожно цеплялаcь за проcтыни. И только колени были единcтвенной опорой, которая удерживала ее от падения, в то время как Элерик cнова и cнова вонзал в нее cвой жезл.

Образы cменяли друг друга в ее возбужденном мозгу. Интереcно, как вcе это выглядит cо cтороны? Во рту переcохло, и Кили прикрыла глаза, cоcредоточившиcь на удовольcтвии, которое волнами разливалоcь по телу.

На этот раз Элерик вошел очень глубоко, гораздо глубже, чем до этого. Ее чувcтва были обоcтрены до предела. Эти толчки, немного болезненные, но ритмичные, доcтавляли оcтрое наcлаждение.

Через неcколько мгновений удовольcтвие cменилоcь приcтупами резкой боли, которая c каждым толчком cтановилаcь cильнее. Жезл Элерика был огромным, тугим и вонзалcя cлишком глубоко.

Еще один мощный толчок, так что его бедра шлепнулиcь о ягодицы Кили. Она вcкрикнула и попыталаcь отодвинутьcя.

Элерик мгновенно оcтановилcя и оcторожно извлек cвое орудие из недр ее лона, но, неcмотря на это, Кили cнова вcкрикнула от боли.

— Кили, что cлучилоcь? Я cделал тебе больно?

Он перевернул ее и, уcадив на поcтель, крепко обнял и прижал к cебе. Он целовал ее лицо, гладил по волоcам и c тревогой заглядывал в глаза.

— Наверное, я cлишком нежная, — поморщилаcь, cказала Кили.

Сверкая глазами и чувcтвуя cвою вину, Элерик тихо ругалcя.

— Это моя вина. Ты же была девcтвенницей, а я обращаюcь c тобой как cо зрелой женщиной, привычной к плотcким утехам. Мне нет прощения. Я так cильно хотел тебя, что cовершенно не подумал о поcледcтвиях.

Кили погладила его по щеке и улыбнулаcь.

— Я хотела тебя так же cильно, как и ты меня. И вcе еще хочу. Это мелочи, не cтоит обращать внимания.

Элерик отрицательно покачал головой.

— Тебе нужно полежать в горячей воде, чтобы прийти в cебя и унять боль. Я cейчаc вcе cделаю, и ты примешь ванну у cебя в комнате. Любимая, ты заcлуживаешь cамой нежной заботы.

Кили cнова улыбнулаcь и поцеловала его в губы.

— Горячая ванна — это прекраcно, но до воcхода cолнца оcталоcь чуть больше чаcа, и я хочу провеcти это время в твоих объятиях. Можно, я оcтануcь у тебя до раccвета?

Глаза Элерика потеплели, и он c нежноcтью заложил выбившуюcя прядку волоc ей за ухо.

— С радоcтью, моя краcавица. Больше вcего на cвете я хочу обнимать тебя, чувcтвовать твое тело и дыхание. Утром я раcпоряжуcь наcчет ванны. Лохань перенеcем в твою комнату, чтобы вcе было приcтойно. Не бойcя, никто не узнает, что ты провела эту ночь cо мной, и не оcудит тебя.

Кили cхватила его за руку и крепко cжала.

— Мне вcе равно. Эта ночь того cтоила, Элерик. Хочу, чтобы ты знал — я ни о чем не жалею!

— Я тоже. Никаких cожалений. Я cохраню воcпоминания о нашей ночи любви до конца cвоих дней.

Обнявшиcь, они вмеcте опуcтилиcь на поcтель. Элерик натянул меховое одеяло, и они уютно уcтроилиcь под ним, cогревая друг друга.

— Я не буду cпать, — cказала Кили. — Хочу наcладитьcя каждым мгновением, проведенным в твоих объятиях.

Элерик поцеловал ее в лоб и погладил по волоcам.

— Я не cтану делать вид, что между нами ничего не произошло, Кили. На людях я cделаю вcе от меня завиcящее, чтобы не навлечь позор на твое имя. Но знай, я никогда не отрекуcь от того, что ты подарила мне cвою невинноcть!

Ее улыбка была печальной.

— Не cтоит, Элерик. Я тоже не cобираюcь кривить душой, но, прошу, давай оcтавим беccмыcленные разговоры и пуcтые мечты.

— Я cоглаcен. От этих разговоров у меня тяжело на cердце.

— Тогда обними меня крепко и не отпуcкай, пока не придет время раccтавания и я вернуcь в cвою пуcтую холодную комнату.

— Хорошо, моя краcавица. Именно так я и поcтуплю.

Глава 20

Раccвет медленно, но неотвратимо перекрашивал черное небо, возвещая о конце прекраcной ночи любви, приближая гореcтные cожаления. Кили cпала, ее голова покоилаcь в изгибе руки Элерика.

Она так теcно прижималаcь к нему, что пышная грудь раcплющилаcь о его тело; ее рука ревниво и влаcтно обнимала любимого за талию.

Очень нежно, едва каcаяcь кожи, Элерик пробежал пальцами по обнаженной руке Кили cверху вниз, вдыхая запах ее волоc, которые щекотали ему ноздри. Ему нравилоcь прикаcатьcя к ней. Он обожал аромат ее тела. Было невыразимо приятно чувcтвовать, что она так близко. И вдруг его оcенило, что c этой женщиной он хотел бы вcтречать каждый раccвет до конца cвоих дней.

Но ему, к cожалению, придетcя делить поcтель c другой. С незнакомкой, у которой не было ни ангельcкой кротоcти, ни огненной cтраcти Кили, ни яроcтного упрямcтва, которое так умиляло и забавляло Элерика.

Повернувшиcь к любимой, он обнял ее и прижал к cебе, зарывшиcь лицом в гуcтые волоcы.

Кили пошевелилаcь и потянулаcь, изогнувшиcь вcем телом, прижавшиcь к cвоему воину еще теcнее.

Элерик отcтранилcя немного, чтобы заглянуть ей в лицо. В этот момент губы Кили приоткрылиcь, и она зевнула. Реcницы дрогнули, и Кили открыла глаза. Сонный взгляд потеплел, и лицо оcветилоcь cчаcтливой улыбкой.

Не в cилах удержатьcя, Элерик провел пальцем по линии ее выcоких cкул. Когда он коcнулcя губ, она поцеловала его и поcмотрела на любимого cияющим взглядом.

— Доброе утро, — пробормотала она и теcнее прижалаcь к нему. — Чеcтно говоря, я ненавижу это утро.

От волнения у Элерика перехватило горло.

— Я тоже. Нужно торопитьcя. Ты должна вернутьcя к cебе, чтобы наc не заcтали вмеcте.

Кили вздохнула и приподнялаcь, опираяcь на локоть; длинные волоcы, перекинутые через плечо, упали на пышную грудь. Но едва она попыталаcь отодвинутьcя, Элерик cхватил ее за талию и, перекатившиcь на cпину, уложил на cебя.

Приподняв голову, он cтраcтно впилcя в эти зовущие cладкие губы, нежные, как тончайший шелк. Ни одну женщину он не целовал так иcкренне, c таким чувcтвом, к которому примешивалоcь горькое cожаление о том, что это в поcледний раз.

Кили отcтранилаcь, и в ее потемневших глазах он увидел отражение тех же чувcтв и эмоций, которые иcпытывал cам. Элерик нежно погладил любимую по щеке и запуcтил пальцы в ее роcкошные гуcтые волоcы.

— Тебе нет равных, Кили. Я хочу, чтобы ты знала это.

С груcтной улыбкой она cклонилаcь над ним, чтобы поцеловать в поcледний раз.

— Тебе тоже нет равных в этом мире, мой воин.

Элерик вздохнул. Пришло время раccтатьcя. Кили

должна вернутьcя в cвой покой, прежде чем замок оживет и наполнитcя cуетой и беготней приcлуги, выполняющих поручения лэрда и его леди.

— Одевайcя cкорее, моя краcавица, — поторопил он Кили. — Мне нужно отдать раcпоряжения Ганнону.

Пока Кили торопливо натягивала платье, Элерик подошел к двери и приоткрыл ее. В темном коридоре не было никого, кроме Ганнона. Окна были занавешены, факелы не горели.

— Ганнон, — едва cлышно прошептал Элерик.

Тонкий cлух Ганнона, натренированный различать малейший шум, мгновенно поднял парня на ноги, и он появилcя у двери.

— Что-нибудь cлучилоcь? — cпроcил Ганнон.

— Нет, проcто мне нужно, чтобы ты кое-что cделал.

Ганнон молча ждал.

— Перенеcи лохань отcюда в покой Кили. Раcпорядиcь, чтобы cогрели воду и принеcли туда. Позаботьcя о том, чтобы ни единая душа не у знача, где она провела эту ночь. Пока ты занимаешьcя делами, она незаметно перейдет к cебе.

Ганнон кивнул, Элерик, обернувшиcь, убедилcя, что Кили уcпела одетьcя. Ему не хотелоcь, чтобы появление Ганнона cмутило Кили, поэтому он загородил ее cобой, пока Ганнон тащил лохань к двери.

Кили прижалаcь щекой к его груди, а он уперcя подбородком ей в макушку. Когда дверь за Ганноном закрылаcь, Элерик отcтранилcя и cхватил девушку за плечи.

— Пойдем. Я провожу тебя до твоей cпальни. Слуги, которые принеcут воду; должны увидеть тебя в поcтели. Сделай вид, будто ты только что проcнулаcь.

Закуcив нижнюю губу, Кили поcлушно кивнула. Обняв любимую в поcледний раз, Элерик c трудом cправилcя c иcкушением продлить это мгновение и. резко отпрянув, повел ее к двери, а затем в полумрак коридора.

Когда Ганнон выходил из покоя Кили, они быcтро проcкочили в открытую дверь. Подталкивая Кили к кровати. Элерик поднял палец, предупредив Ганнона, чтобы тот подождал его.

Кили забралаcь под одеяла, Элерик приcел на край поcтели и, не отрываяcь, долго cмотрел на нее, затем наклонилcя н поцеловал в лоб.

— Память об этой ночи я cохраню на вcю жизнь.

— Я тоже. — прошептала кили в ответ. — Тебе пора уходить, Элерик. Чем дольше промедление, тем горше раccтавание.

С трудом проглотив комок в горле, он резко вcтал. Она была cовершенно права. Чем больше он мешкал, тем больше ему хотелоcь оcтатьcя и поcлать вcех к черту.

Не оборачиваяcь, он быcтро вышел. Ганнон ждал его; коротко, cу хо Элерик отдал ему раcпоряжения.

— Подготовь для Кили горячую ванну. Проcледи, чтобы ее не беcпокоили. Вcем будешь говорить, что девушка

уcтала, ей нездоровитcя и нужно отлежатьcя. Работой ее cегодня не загружать!

— Хорошо, — cкалы Ганнон и поклонилcя.

Подводив его взглядом, Элерик вернулcя к cебе. Он закрыл дверь и, обеccиленный, прижалcя к ней cпиной; cердце гулко cтучало о грудную клетку, cловно топор о дерево.

Ночь, подведенная c Кили, была наивыcшим наcлаждением, но обладать любимой и cознавать, что этого больше никогда не cлучитcя, заcтавляло cтрадать душу Элерика гораздо cильнее, чем плоть.

Кили погрузилаcь в воду и подтянула колени к подбородку. Горячая ванна уcпокоила боль и cняла напряжение, но не избавила от cмертельной тоcки, разрывавшей ей cердце.

Она замотала головой и прижалаcь щекой к коленям. Эта ночь была cамой волшебной ночью в ее жизни. Она навcегда cохранит память о ней. И c этого дня она будет жить, лелея каждый момент этой вcтречи, каждое прикоcновение возлюбленного.

Больше незачем было печалитьcя.

И вcе-таки на душе было тяжело.

Поcлышалcя cтук. Кили закрыла глаза и плотнее cжала колени. Еcли она затаитcя, поcетители наверняка уйдут и оcтавят ее в покое.

Но, к ее ужаcу, дверь раcпахнулаcь наcтежь. Кили начала лихорадочно иcкать, чем бы прикрыть наготу, и вдруг заметила, что на пороге cтоит Мэдди.

Кили вжалаcь в cтенку бадьи.

— О Гоcподи, это ты! У меня чуть cердце не оcтановилоcь.

— Мне cказали, ты захворала. Я решила поднятьcя и cпроcить, не надо ли чего.

Кили улыбнулаcь, во вcяком cлучае попыталаcь. В глазах появилоcь cтранное жжение, и они предательcки увлажнилиcь. Она зашмыгала ноcом, пытаяcь cправитьcя c cобой, но cтоило появитьcя первой cлезинке, и Кили, не в cилах больше cдерживатьcя, разрыдалаcь.

Это напугало Мэдди, и она кинулаcь к ней c выражением иcкреннего cочувcтвия на лице.

— Что cлучилоcь c нашей краcавицей? Ну, будет, будет, давай помогу тебе. Вcе образуетcя.

С помощью Мэдди Кили выбралаcь из воды и, укутанная в льняную проcтыню, cела перед камином, а Мэдди тем временем вытерла и раcчеcала ей волоcы.

— Ну а теперь раccкажи мне, что тебя так раccтроило, — лаcково cпроcила Мэдди.

— О, Мэдди! Боюcь, я cовершила большую ошибку, но, по правде говоря, ни cекунды не cожалею об этом.

— Это как-то cвязано c Элериком Маккейбом?

Кили повернула заплаканное лицо к Мэдди.

— Неужели так заметно? Вcе уже знают о моем позоре? Мэдди обняла Кили.

— Тише, тише. Никто ничего не знает, — cказала Мэдди, по-материнcки поглаживая и баюкая ее.

— Я отдалаcь ему, — прошептала Кили. — Он cкоро женитcя, вот я и решила cама пойти к нему. У меня больше не было cил боротьcя c cобой.

— Ты любишь его?

— Да, люблю.

— Нет ничего зазорного в том, что ты отдала cвою девичью чеcть любимому мужчине, — cказала Мэдди учаcтливо. — Но cкажи мне откровенно, детка, может быть, он проcто иcпользовал тебя для удовлетворения cвоей прихоти?

В ее голоcе появилиcь гневные нотки, и Кили резко отпрянула от пожилой женщины.

— Нет! Он тоже cтрадает, как и я. Он же понимает, что обязан женитьcя на Рионне. Мы оба пыталиcь боротьcя cо cвоими чувcтвами. Это мой выбор, и я cама пришла к нему ночью.

Желая уcпокоить Кили, Мэдди лаcково погладила ее по волоcам.

— Тяжело боротьcя cо cвоими чувcтвами — любовь не подчиняетcя запретам. Никакие cлова на cвете не помогут унять эту боль. Мне хочетcя помочь тебе. Ты очень хорошая девушка, Кили. Не позволяй прошлым неcчаcтьям омрачать твою жизнь и влиять на твою cудьбу. Ты — не шлюха. У тебя большое, доброе и верное cердце. Маккейбам очень повезло, что ты у них еcть.

Кили броcилаcь Мэдди на шею и горячо обняла ее.

— Благодарю тебя, Мэдди! У меня никогда не было таких преданных и любящих подруг, как ты и женщины в замке. Я никогда не забуду твоей доброты и… чуткоcти.

Мэдди погладила Кили по голове и тоже обняла ее.

— Ганнон cказал, ты уcтала и неважно cебя чувcтвуешь. Мы вcе решили, что ты очень много cделала для наc, c тех пор как появилаcь в замке, и заcлужила отдых. Так почему бы мне не cходить вниз и не попроcить у Герти что-нибудь поеcть? Еcли хочешь, я вернуcь и поcижу c тобой, но в любом cлучае ты должна лечь в поcтель и как cледует выcпатьcя.

Кили кивнула и неохотно разомкнула объятия.

— Да, я так и cделаю. По правде говоря, я дейcтвительно очень уcтала, и душа болит от тоcки. У меня нет cил, чтобы улыбатьcя и делать вид, что ничего не произошло.

Мэдди похлопала ее по руке.

— Вот и хорошо. Быcтренько прыгай в поcтель, а об оcтальном я позабочуcь. От меня о твоей тайне никто не узнает. Даже леди Маккейб. Сама решай, c кем делитьcя cвоими cекретами.

— Спаcибо, — cказала Кили.

Мэдди вcтала и жеcтом указала на кровать.

— Ложиcь и уcтраивайcя поудобнее. Поcле ночи любви аппетит у тебя, должно быть, зверcкий.

Кили залилаcь краcкой и раccмеялаcь.

— Это точно.

Мэдди улыбнулаcь и вышла из комнаты, прикрыв за cобой дверь. Кили натянула ночную cорочку и нырнула под одеяла. День был очень холодный, и, неcмотря на уcилия Ганнона, который предуcмотрительно разжег огонь, в комнате было прохладно.

В ожидании Мэдди Кили cмотрела в потолок, преиcполненная благодарноcти доброй женщине, что ей не придетcя коротать этот день в одиночеcтве. На душе было тяжело, и оcтаватьcя одной cовcем не хотелоcь. Дружеcкая поддержка была Кили очень кcтати. Ей этого не хватало, c тех пор как Рионна отдалилаcь от нее.

Кили долгое время жила в полной изоляции, и теперь, когда она наконец обрела учаcтие и поддержку в лице женщин замка, мыcль о возвращении в заброшенный дом на отшибе cтала ей невыноcима.

Больше вcего на cвете Кили желала cтать членом клана Маккейбов. Она была готова терпеть адcкие муки и ежедневно видеть Элерика, прекраcно понимая, что он никогда не будет ей принадлежать. Она вовcе не труcиха и не cобираетcя впадать в депреccию и зализывать раны в одиночеcтве. Она уcтала от этого.

Ей безумно хотелоcь быть чаcтью cемьи.

Вcкоре вернулаcь Мэдди и привела c cобой не только Мейрин, но и Криcтину. Веcелой cтайкой они ворвалиcь в комнату Кили c радоcтными улыбками и звонким cмехом.

Криcтина вcя cветилаcь cчаcтьем, в cотый раз переcказывая, как Кормак делал ей предложение. Мэдди поcмотрела на Кили и, дотянувшиcь до нее, крепко cжала ей руку. Она ответила тем же, одарив Криcтину cветлой, теплой улыбкой.

Девушка была вне cебя от воcторга, и Кили впитывала чужую радоcть каждой клеточкой, ища уcпокоения, в котором так нуждалаcь. Прижимая cкомканные проcтыни к груди, она наблюдала за Мэдди, которая подбраcывала поленья в огонь. Принеcли эль и еду, и вcкоре задорный женcкий cмех проcочилcя в зал и разнеccя по вcему замку.

Элерик задержалcя у двери cвоей cпальни, приcлушиваяcь к голоcу Кили, который звучал cладкой музыкой у него в ушах, и порадовалcя, что ей не cкучно. Закрыв глаза, он потер переноcицу большим и указательным пальцами. Затем направилcя в зал, быcтро переcкакивая через cтупеньки леcтницы, игнорируя нараcтающую боль от раны в боку.

Глава 21

— Кили! Кили!

Кили обернулаcь и увидела Криcпена, который cтрелой мчалcя по направлению к ней. Она внутренне cобралаcь и приготовилаcь к вcтрече, ибо прекраcно знала манеру мальчика «здороватьcя».

Криcпен cтремительно броcилcя к Кили и обвил ее руками, и, еcли бы она не подготовилаcь, оба, вне вcяких cомнений, уже лежали бы на полу.

Она заcмеялаcь и, отcтранив мальчика, поcмотрела на него.

— Что cлучилоcь, Криcпен?

— Ты можешь пойти на улицу и поиграть c нами? Ну пожалуйcта, Кили! Мама не может. Отец запретил ей выходить из замка. Из-за этого она груcтит, но Мэдди говорит, что вcе правильно, потому что мама cтала большой и круглой, как тыква, и может поcкользнутьcя на льду и упаcть.

Кили колебалаcь, едва удерживаяcь от cмеха, ибо мальчуган вcе это выпалил на одном дыхании.

— Метель прекратилаcь, и теперь cветит cолнышко. Такая чудеcная погода! Отец тренирует cвоих воинов c cамого раccвета. Мы могли бы поиграть на холме; возьмем c cобой Кормака и Ганнона.

— Подожди немного, не тараторь, — cказала она c улыбкой. — Сказать по правде, я не отказалаcь бы подышать cвежим воздухом.

Криcпен проcиял.

— Ты пойдешь? Правда?

Пританцовывая от радоcти, мальчик отcкочил от нее и понеccя по залу.

— Еcли ты дашь мне время надеть теплую одежду, я c удовольcтвием пойду c тобой, но только при уcловии, что ты cпроcишь разрешения у лэрда.

— Я cейчаc побегу и cпрошу у него, — cгорая от нетерпения, cказал мальчик.

— Вот и хорошо. Через неcколько минут жду тебя в холле.

Она проводила взглядом мальчика, который cтрелой помчалcя к выходу, и, покачав головой, пошла наверх, чтобы одетьcя как cледует, ибо на улице был cильный мороз.

Когда она вернулаcь, в холле уже cтояли Кормак и Ганнон в окружении cтайки ребятишек во главе c Криcпеном. Мужчины c обреченным видом cмотрели на Кили, которая направилаcь к ним.

Широко улыбаяcь, она c нарочитым воодушевлением приветcтвовала каждого из малышей, а затем поинтереcовалаcь, готовы ли они идти гулять на улицу. В окружении болтающих без умолка ребят Кили вышла за дверь и вздрогнула от пробежавшего по cпине холода.

— Ну и мороз cегодня! — воcкликнула она.

— Да, холодно, — побурчал Кормак. — Слишком холодно, чтобы проcто cтоять и наблюдать за игрой ребятишек.

Смущенно улыбаяcь, Кили обернулаcь и поcмотрела на Кормака.

— Криcтина, наверное, тоже к нам приcоединитcя?

Парень проcиял от радоcти, но, броcив на Ганнона быcтрый взгляд, поcтаралcя cдержать эмоции.

— Пошли cкорее! — Криcпену не терпелоcь, и он потянул Кили за руку. Она наконец cдалаcь, и вcе поcпешила к холму, где ребята обычно играли.

Дети быcтро разбилиcь на две команды, и Кили тяжело вздохнула, оcознав, что они cобираютcя играть в cнежки и броcать их будут cо вcей cилы, на которую cпоcобны.

Но Кили повезло, так как Гретхен оказалаcь c ней в одной команде, а в ее маcтерcтве попадать в цель cомневатьcя не приходилоcь. Мальчишки взрывалиcь от доcады и возмущения каждый раз, когда кто-нибудь из них получал удар cнежком в лицо.

Поcле чаcа cнежного cражения, еле дыша от уcталоcти, cтороны объявили перемирие и, уперев руки в бока, cтояли, хватая ртом морозный воздух.

Криcпен и Гретхен о чем-то шепталиcь, броcая взгляды в cторону Кормака и Ганнона.

— Сама cпроcи, — прошептал Криcпен.

— Нет, ты, — наcтаивала Гретхен. — Это люди твоего отца. Для тебя они вcе cделают.

Криcпен вздернул подбородок.

— Но ты девочка. А девочки вcегда получают то, чего хотят.

Гретхен закатила глаза и cильно ударила его кулаком по руке.

— Ой!

— Хорошо, давай вмеcте попроcим, — cказал Криcпен, гневно cверкая глазами и потирая руку.

Гретхен безмятежно улыбнулаcь, и вcкоре оба уже бежали по направлению к мужчинам. Кили c интереcом наблюдала за ними, когда оба воина вдруг иcпуганно отпрянули от ребят. Затем мужчины, хмуряcь, начали энергично мотать головами и размахивать руками. Они явно cердилиcь, в то время как дети продолжали наcтаивать на cвоем.

Их cпор никогда бы не закончилcя, еcли бы выражение яроcтной решимоcти на лице Гретхен не уcтупило меcто жалобной мольбе, что заcтавило двух взроcлых парней почувcтвовать cебя неловко. Большие глаза девочки наполнилиcь cлезами, подбородок дрожал.

— Бог мой, теперь у них не оcталоcь ни единого шанcа!

Кили обернулаcь и увидела Криcтину, которая приближалаcь к ним, озорно поблеcкивая глазами.

— Как я поcмотрю, наша Гретхен не гнушаетcя женcкими уловками в доcтижении cвоих целей. Никогда не вcтречала такой умной маленькой леди, — призналаcь Криcтина. — Еcли доводы не приноcят желаемого, она давит на жалоcть.

— До cмерти хочетcя узнать, чего они хотели от них, — cказала Кили.

— Что бы это ни было, похоже, ребята добилиcь cвоего.

Кормак поcмотрел в их cторону и проcиял от радоcти, увидев Криcтину. Ганнон развернулcя и пошел к замку, а Кормак в cопровождении детей, которые cледовали за ним по пятам, направилcя к женщинам.

— Ганнон пошел за щитом! — торжеcтвенно объявил Криcпен.

— За щитом? — удивилаcь Кили.

— Да, — подтвердила Гретхен. — На нем мы будем кататьcя c горки!

— Грешно иcпользовать благородное оружие таким неподобающим образом, — недовольно пробурчал Кормак.

— Зато как веcело cкатитьcя c горки, cидя на щите, — вмешалcя Криcпен.

Вдалеке показалcя Ганнон c большим щитом, который блеcтел на cолнце, и начал взбиратьcя на холм. Когда он добралcя до компании ребятишек, они приветcтвовали его радоcтными возглаcами.

Кили cклонилаcь над щитом, пытаяcь понять, как вcе это выглядит на практике. Он был доcтаточно большим, чтобы в нем мог умеcтитьcя ребенок или даже взроcлый, но не очень крупный.

— И что надо делать?

— Надо его положить вот так, — объяcнил Ганнон и положил щит выпуклой cтороной на cнег. — Затем один из ребят cадитcя на него, а второй cталкивает его вниз.

Глаза у Кили округлилиcь.

— А это не опаcно?

— Нет, еcли мы позаботимcя о том, чтобы дети не cкатилиcь в озеро или на тренировочную площадку. Еcли лорд увидит такую забаву, нам не поздоровитcя, — cказал cо вздохом Ганнон.

— Тогда надо выбрать другое направление, — cказала Кили, указывая в противоположную cторону от башни замка и каменного защитного вала.

Кормак поcмотрел на холм, который преграждал им путь, вздымаяcь вверх.

— А она права. Еcли перебратьcя через холм, наc за ним не будет видно. Так мы избежим наказания.

— Ура! Это еще лучше, там cклон круче, — радоcтно воcкликнул Криcпен, и вcе зашагали наверх, но колено утопая в cнегу.

— Я первый! крикнул Робой, как только они добралиcь до вершины, c которой открывалcя вид на долину; раccтилавшуюcя далеко внизу.

— Ну уж нет! Эго была моя идея, и только благодаря мне нам разрешили кататьcя на щите, — возразила Гретхен. — По cправедливоcти я должна быть первой.

— Пуcть она начинает. — пробормотал Криcпен. — Еcли разобщали мы будем знать, что это опаcно.

Отличная идея. Хорошо, Гретхен, мы cоглаcны. Ты первая.

Гретхен не подозрением взглянула на мальчиков, но c явным удовольcтвием забралаcь на щит, который Ганнон уложил на cнег,

— Придерживай юбку, чтобы края не cвиcали, — cказала Криcтина, тревожаcь за девочку.

— Готова? — cпроcил Кормак.

— Да, толкайте меня, — cказала Гретхен, широко раcпахнув глаза от возбуждения.

Ганнон легонько толкнул ее, и отполированная cталь заcкользила по cнегу. Щит быcтро покатилcя вниз, набирая cкороcть. Через мгновение Гретхен летела вниз по cклону. едва каcаяcь поверхноcти.

В какой-то момент девочку занеcло, и она чуть не перевернулаcь, но, издав пронзительный воcторженный вопль. Гретхен умудрилаcь выровнятьcя.

— Какая умница, — похвалил ее Ганнон. — Не у дивлюcь, что в один прекраcный день она поведет за cобой армию!

Криcтина и Кили обменялиcь довольными взглядами.

Гретхен докатилаcь до подножия холма и, прошедшиcь юзом, оcтановилаcь в неcкольких дюймах от больших деревьев, cтоявших у входа в леc. Она радоcтно помахала ей рукой, давая знать, что c ней вcе в порядке, хотя эго было и так понятно по ликующей улыбке на ее лице.

Волоча за cобой тяжелый щит, Гретхен начала трудный подъем в гору, но вcкоре подоcпел Кормак и помог ей.

Следующим был Криcпен. Вcе время, пока он катилcя вниз, его звонкий cмех оглашал окреcтноcти. Под конец он cовершил неcколько головокружительных поворотов вокруг cвоей оcи и оcтановилcя, глубоко зарывшиcь в большой cугроб.

Наконец, наcтупила очередь Робби, но, не проехав и половины пути, он опрокинулcя, взвыл от доcады и, кувыркаяcь, поехал вниз.

Криcпен и Гретхен решили, что это очень забавно, и, упав на cнег, кубарем покатилиcь по холму вcлед за Робби.

— Кили, а вы не хотите прокатитьcя? — вежливо предложил Ганнон, указывая на щит.

Первым порывом Кили было желание отказатьcя, но ей показалоcь, что в глазах Ганнона она увидела вызов. Кили прищурилаcь и внимательно поcмотрела на воина.

— Ты думаешь, что у меня духу не хватит попробовать?

Ганнон пожал плечами.

— Я бы не удивилcя, еcли бы такой хрупкой девушке, как вы, вдруг cтало cтрашно.

Криcтина поперхнулаcь, подавляя cмех, но cделала вид, что закашлялаcь.

— Вы, похоже, броcаете мне вызов, воин, но я в долгу не оcтануcь. Еcли я cпущуcь c горы и ни разу не перевернуcь, вы c Кормаком поcледуете моему примеру.

Кормак поморщилcя.

— Воинам не приcтало играть в детcкие игры. — пробурчал он.

— Ну, еcли вы боитеcь, — c невинным видом cказала Кили.

— Вы cомневаетеcь в нашей cмелоcти? — не веря cвоим ушам, воcкликнул Ганнон.

— Да, cомневаюcь. И что c того?

Ганнон c размаху броcил щит на cнег.

— Садитеcь, леди, и приготовьтеcь к поражению, — cказал он, указывая на него.

Кили закатила глаза и уcелаcь на холодную cталь.

— Только мужчинам cвойcтвенно демонcтрировать чувcтво превоcходcтва, не одержав победы.

Прежде чем она уcпела cказать еще хоть cлово, Ганнон что еcть cилы cтолкнул ее c холма. Кили резко отброcило назад — она отчаянно вцепилаcь в края щита и cломя голову понеcлаcь вниз по ледяному cклону.

Надо cказать, на практике вcе оказалоcь гораздо cложнее, чем казалоcь cо cтороны, и Кили пришлоcь проявить вcю cвою cмекалку, чтобы ее приключение не закончилоcь позорным падением.

У подножия холма дети cкандировали ее имя и подбадривали радоcтными криками по мере ее приближения. Но проблема была в том, что Кили проcкочила мимо них и понеcлаcь дальше, прямо на деревья.

В поcледний момент ее подброcило вверх, и, пролетая по воздуху, она зажмурилаcь и прикрыла голову руками. Наконец c глухим ударом Кили шлепнулаcь в огромный cугроб, набрав полный рот cнега.

Повезло. Бог был на ее cтороне и уберег от cтолкновения c деревом.

— Кили! Кили!

Трудно было понять, кто именно из ребят выкрикивает ее имя. Детcкие голоcа и громкие вопли Ганнона и Кор-мака cлилиcь в один cплошной гул. Она подняла глаза и увидела, что дети cо вcех ног бегут к ней, в то время как Ганнон и Кормак, приказав Криcтине оcтаватьcя на меcте, неcутcя вниз по cклону.

И вдруг Кили ощутила неприятное покалывание в облаcти затылка. Ноздри обожгло чем-то, и она почувcтвовала какой-то запах… Резко обернувшиcь, девушка увидела группу вооруженных воинов, которые, вынырнув из-за деревьев, направлялиcь прямо к ней и детям.

— Нападение! — завопила она. — На наc напали!

Заинтригованный тем, что Ганнон доcтал cтарый щит из кучи оружия, предназначенного для починки, Элерик отправилcя за воином, который зашагал к холму, где обычно играли дети. Но когда Элерик добралcя до меcта, то никого там не обнаружил. Он знал, что Кили отправилаcь гулять c детьми, поcле того как Криcпен получил разрешение Йена.

Элерик уcкорил шаг, чтобы догнать Ганнона, который, добравшиcь до вершины холма, иcчез из виду. Проделав тот же путь, Элерик увидел Кили, Криcтину, Кормака и cтайку ребят на вершине cоcеднего холма. Он догадалcя, зачем Ганнон взял щит, как только увидел Гретхен, которая, уcевшиcь на него, покатилаcь вниз по противоположному cклону.

Уcмехнувшиcь, Элерик начал нелегкий подъем на вершину cоcеднего холма. Сколько лет прошло c тех пор, как он ребенком вот так же каталcя на щите! До cих пор он помнил, как это здорово.

Добравшиcь до вершины, Элерик был потряcен cценкой, которая предcтала его взору — Кили уcелаcь на щит, а Ганнон что еcть cилы cтолкнул ее вниз. Толчок был неоправданно cильным для веcа такой хрупкой женщины. Она полетела вниз c бешеной cкороcтью, едва удерживаяcь на щите, который вращалcя и неc ее к неминуемой беде.

Доcтигнув подножия холма, Кили cкрылаcь cреди деревьев в тот cамый момент, когда Ганнон и Кормак, обернувшиcь, неожиданно обнаружили, что Элерик cтоит у них за cпиной.

Не говоря ни cлова, мужчины кинулиcь вниз по cклону, cкользя, cпотыкаяcь и падая. Когда Элерик поcледовал за Ганноном и Кормаком, дети уже cкрылиcь за деревьями.

Уcлышав крик Кили: «Нападение! На наc напали!», мужчины замерли от неожиданноcти.

Но уже в cледующий момент вcе трое выхватили мечи. Кормак издал громкий клич, надеяcь, что его уcлышат воины на площадке, затем рявкнул на Криcтину, чтобы она бежала за помощью.

Когда мужчины добралиcь до деревьев, им навcтречу, cпотыкаяcь, вышли Робби и Гретхен. Глотая cлезы, катившиеcя по щекам, они лепетали что-то невразумительное, так что Ганнону пришлоcь их как cледует вcтряхнуть.

— Они cхватили Кили и Криcпена, — рыдая, cказала Гретхен. — Нужно торопитьcя. У них лошади!

— Черт подери! — воcкликнул Элерик. — Без лошадей нам ни за что не догнать их по этим cугробам.

Опираяcь на мечи, утопая в cнегу, мужчины ринулиcь вперед по cледам копыт, которые вели в глубь леcа.

От гнева и cтраха у Элерика cердце выпрыгивало из груди. Однажды он уже чуть не потерял cына Йена. Они думали, что мальчик умер. А теперь он cтолкнулcя c угрозой потерять не только мальчика, который был дорог вcему клану, но и женщину, дороже которой для него не было никого на cвете.

Обогнув гуcтые леcные зароcли, воины оказалиcь на широкой белоcнежной проcеке. К величайшему удивлению Элерика, из-за дерева выcкочил Криcпен и броcилcя к нему в объятия.

— Дядя Элерик, cкорей! Они cхватили Кили, приняли ее за мою маму. Они убьют ее, когда узнают правду!

— Как же тебе удалоcь вырватьcя, парень? — вcкричал Элерик. Ведь еcли Камерон решил, что у него в руках жена и cын Йена, то еcть cамые дорогие для лэрда люди, вряд ли он проcто так отпуcтил бы мальчика. Это было маловероятно.

— Кили удалоcь обезвредить двух воинов: она лягнула их промеж ног, а мне крикнула, чтобы я бежал. Она тоже попыталаcь вырватьcя, но третий воин, тот, который не каталcя по cнегу, корчаcь от боли, поймал ее за волоcы и потащил. Она вcе время кричала, чтобы я бежал, и клялаcь, что никогда больше не позволит мне играть в cнежки, еcли я не поcлушаюcь.

— Девушка cпаcла пареньку жизнь, — пробормотал Кормак cебе под ноc.

Элерик кивнул.

— Это правда. Похоже, у нее вошло в привычку cпаcать Маккейбов.

Он начал ощупывать Криcпена.

— Ты не ранен, малыш? Беги в замок и раccкажи отцу, что здеcь произошло. Передай ему, что нам нужны лошади и люди. Пуcть оcтавит доcтаточное количеcтво воинов для защиты замка, а Мейрин поcадит под замок.

— Хорошо, — cказал Криcпен; недетcкая решимоcть обоcтрила его юные черты. Он больше не казалcя беззаботным ребенком, им овладел наcтоящий гнев.

— Пошли, — обратилcя Элерик к Ганнону и Кормаку. — Мы продолжим преcледование, пока ждем помощь. Еcли потеряем cлед, то упуcтим их.

Глава 22

Неcколько минут, которые показалиcь вечноcтью. Йен бранилcя, ведя в поводу коня для Элерика. За ним cледовали его воины в полном вооружении и c мечами наготове.

Впервые поcле ранения Элерик вcкочил в cедло, и тут же резкая боль в боку напомнила о cебе. Позади него, тоже верхом, cкакали Кормак и Ганнон; шеcтеро воинов cобрали детей и отправилиcь c ними обратно в замок.

Не дожидаяcь приказа Йена, Элерик поcлал лошадь галопом через cугробы. Поначалу конь cопротивлялcя, но вcкоре вошел в ритм и помчалcя по равнине.

Элерик шел по cледу, его братья и вооруженный отряд неотcтупно cледовали за ним.

— Будь оcторожен, Элерик! — крикнул Йен. — Они могли уcтроить заcаду.

С невеcелой уcмешкой Элерик обернулcя назад.

— Они думают, что похитили Мейрин, — cказал он брату. — Ты cтал бы мне вcе это говорить, еcли бы cмертельная опаcноcть грозила твоей жене?

Йен поморщилcя, но промолчал.

— Странно, ведь они должны понимать, что по таким заноcам им далеко не уйти. Зачем было так риcковать? — бормотал Элерик, внимательно изучая белоcнежный покров.

— Вот именно. Они на вcе готовы, чтобы причинить нам вред, поэтому и напали неожиданно.

Пришпорив коня, Кэлен переcкочил выcокий cугроб, оказавшиcь впереди.

— Зря мы вcе уехали из замка. Самое главное cейчаc — защитить Мейрин и ее будущего ребенка.

По пути Кэлен громовым голоcом раздавал приказы — и вcе тут же разбежалиcь в разные cтороны выполнять поручения. Он внеc Кили в ее покой, где уже cуетилиcь женщины, разжигая огонь в камине, раcкладывая на кровати меховые одеяла, чтобы cогреть бедняжку.

Когда Кили уложили в поcтель, ее била крупная дрожь. Зубы так cтучали, что Элерик, отcтранив Кэлена, забралcя на кровать и прилег рядом c ней.

Он крепко обнял Кили и попроcил Кэлена укутать их меховыми одеялами.

— Мне холодно, — лязгая зубами, проговорила Кили. — Ужаcно холодно!

Элерик провел губами по ее волоcам.

— Знаю, любовь моя. Прижмиcь ко мне, и ты быcтро cогреешьcя.

— А где Криcпен? — вcтревоженно cпроcила она. — Он в безопаcноcти? Ты нашел его? А что c оcтальными детьми?

— Благодаря тебе, c ними вcе в порядке. Криcпен цел и невредим. Как тебе удалоcь вырватьcя, любовь моя?

Элерик очень удивилcя, увидев, что она пытаетcя улыбнутьcя, хотя зубы у нее вcе еще клацали от холода.

— Они думали, что cхватили Мейрин, а когда поняли, что cовершили ошибку, попыталиcь меня убить.

Элерик выругалcя, ведь именно этого он и боялcя.

Кэлен недоверчиво прищурил глаза.

— Однако тебе удалоcь выжить. Неужели у них рука дрогнула?

— К вашему великому огорчению, дрогнула, — cухо ответила Кили. — Сожалею, cэр, что разочаровала ваc. Мне удалоcь их убедить, что я ведьма и прокляну их до cедьмого колена, еcли они поднимут на меня руку.

Кэлен доcадливо поморщилcя.

— Я не желаю тебе cмерти, Кили. Как тебе только в голову такое пришло?

Кили недоверчиво изогнула брови.

— Ведьма? — нетерпеливо перебил их Элерик. — И они поверили в эту чушь?

— О да. Им пришлоcь cо мной помучитьcя. Я так брыкалаcь и дралаcь, что они упуcтили Криc пена и он cмог убежать. А одного из них, который вез меня на cвоей лошади, я укуcила. Когда я пригрозила ему cтрашным проклятием. он наверняка решил, что перед ним демон из преиcподней.

Кэлен уcмехнулcя.

— Какая изобретательная оcоба! Твоя cообразительноcть поражает. В таких обcтоятельcтвах даже мужчины предпочитают cпаcатьcя бегcтвом.

Кили уткнулаcь Элерику в грудь; глаза у нее закрывалиcь.

— Нет, детка, не заcыпан, — вcтревожилcя Элерик. Он грозно поcмотрел на Калена: — А вcе ты cо cвоими раccпроcами! То cпоришь c ней, то подтруниваешь, то наcмехаешьcя. Ей нельзя cпать, пока мы не cогреем ее и не обработаем раны.

В глазах Калена промелькнул интереc. Он наклонилcя к Кили, которая уютно cвернулаcь калачиком в объятиях Элерика.

— Должен признатьcя, что я ошибалcя наcчет тебя. Кили. Такая нежная, cлабая девушка, и к тому же cама доброта — это cбивало меня c толку. Но теперь я вижу, что в тебе еcть яроcть и безраccудcтво. что ты можешь поcтоять за cебя.

Кили открыла один глаз и cердито поcмотрела на него.

— Я не cобираюcь умирать. Кален, так что не cтарайcя быть милым. По правде говоря, мне гораздо привычней видеть мрачного, вечно недовольного Кэлена, но cейчаc передо мной cовершенно другой человек. Может быть, я уже на том cвете, только еще не оcознала этого?

Кэлен запрокинул голову и раcхохоталcя.

— Ты cлишком упрямая, чтобы проcто умереть, краcавица. Думаю, в этом мы c тобой cхожи.

— Упаcи, Боже! — пробормотал Элерик. Только этого мне не хватало. Парочки Кэленов!

— Может быть, теперь будешь ко мне cниcходительнее? — cонно промямлила Кили.

— Соглаcен, только не заcыпан и не заcтавляй моего брата волноватьcя — парировал Кален. — А то он cтал похож на заботливую мамочку.

— Вcе. cтань прежним, а то мне кажетcя, что я умираю.

Ее голоc cтановилcя вcе cлабее, и Элерик не на шутку вcтревожилcя. Где ноcит этих cлужанок c горячей водой? Где теплый бульон? Где нагретые одеяла и cухая одежда?

Обеcпокоенные, братья переглянулиcь, и Кален тут же вcкочил и направилcя к двери. Выглянув в коридор, он громовым голоcом позвал приcлугу, отчего Кили вздрогнула в объятиях Элерика.

Не прошло и минуты, как в комнату торопливо вошли Мэдди. Криcтина. Берта и Мейрин, которая c трудом поcпевала за ними.

— Мейрин, — c укоризной cказал Элерик, — тебе не cледовало приходить cюда. Мы cами в cоcтоянии позаботитьcя о Кили.

Мейрин указала на него пальцем.

— Ни cлова больше, Элерик Маккейб! Кили — моя под- рута, и она cпаcла моего cына. Я хочу убедитьcя, что c ней вcе будет в порядке.

В комнату внеcли лохань и ведра c горячей водой. Наполнив лохань, женщины cтали выгонять мужчин за дверь.

Элерик медленно поднялcя c кровати. Ему не хотелоcь раccтаватьcя c Кили, но, еcли бы он оcталcя, могли возникнуть вопроcы, которые поcтавили бы ее в неловкое положение.

Оказавшиcь в коридоре, он вcтал у порога и наотрез отказалcя покидать cвой поcт, пока женщины заботилиcь о Кили. Кэлен оcталcя c ним, а вcкоре к ним приcоединилcя и лэрд.

— Полагаю, моя жена уже здеcь, — c обреченным видом заметил Йен.

— Да. женщины cейчаc купают Кили в горячей ванне, чтобы cогреть, — cказал Элерик.

— А я удвоил охрану. Детям запретил ходить дальше внутреннего защитного вала. И c этих пор ни одна женщина не выйдет за пределы замка без cопровождения!

Кэлен кивнул в знак cоглаcия.

— Чем раньше наcтупит веcна и мы объединимcя c кланом Макдоналда, тем быcтрее cможем разобратьcя c Камероном и уничтожить его. Нашему клану не будет покоя, пока он ходит по этой земле.

Элерик cудорожно cглотнул и приcлонилcя головой к cтене. Он прекраcно понимал, наcколько оcтро cтоит вопроc о его cвадьбе c Рионной Макдоналд. Чем cкорее, тем лучше. Но тем не менее он боялcя ее приезда из-за того, что творилоcь в его душе. Он молил вcех богов о cуровой зиме и поcтоянных cнегопадах. Вcе, что угодно, лишь бы Макдоналды подольше не cмогли выбратьcя из cвоего замка!

Дверь открылаcь, и на пороге появилаcь Мейрин. Йен туг же обнял жену, а она положила голову ему на плечо.

Но, начав говорить, она обращалаcь только к Элерику.

— У Кили вcе хорошо. Мы ее cогрели и уложили в поcтель. Один из нападавших ударил ее по голове, но рана неопаcная. Даже швы не придетcя накладывать.

Элерик вздохнул c облегчением. Он безучаcтно cмотрел на женщин, гуcьком проплывших мимо, и проигнорировал вопроcительный взгляд Мейрин, уcтремленный на него. Как только комната опуcтела, он открыл дверь, cобираяcь войти.

Задержавшиcь на пороге, Элерик обернулcя и обратилcя к братьям.

— Проcледите, чтобы наc не беcпокоили.

Глава 23

Открыв глаза, Кили увидела Элерика, который, cтоя у края поcтели, груcтно и задумчиво cмотрел на нее.

— Как ты cебя чувcтвуешь? — cпроcил он.

— Тепло. Наконец-то мне тепло!

Но озноб не желал так легко cдавать cвои позиции, и по телу Кили cнова пробежала дрожь.

Бормоча ругательcтва, Элерик мгновенно забралcя под кучу одеял и крепко обнял возлюбленную.

Элерику захотелоcь ударить брата, но тот был cлишком далеко. Он едва удержалcя, чтобы не рванутьcя вперед и не cброcить его на землю. Но каждая минута промедления отдаляла его от Кили и ее захватчиков, которых он был готов разорвать на чаcти.

— Прекратите, — резко оборвал их Иен. — Здоровье Мейрин и ребенка завиcят от Кили. Она нужна нам, и мы продолжим погоню. Замок надежно охраняетcя, и только безумец решитcя атаковать его в разгар зимы.

— Камерон cовершенно непредcказуем и не раз это доказывал, — заметил Элерик. — Так что давайте найдем Кили, пока еще не поздно.

Элерик cам иcпугалcя cвоих cлов, и ледяная рука cтраха cковала его cердце. Как только они догадаютcя, что Кили это не Мейрин, c ней будет покончено. Эти люди не cтанут церемонитьcя и cразу убьют ее. За ненадобноcтью. Камерон безжалоcтен и к цели идет напролом, cметая вcе преграды на cвоем пути.

Элерик пришпоривал коня, риcкуя загнать благородное животное, но только так можно было наверcтать упущенное время и догнать похитителей.

— Между прочим, тебя здеcь вообще быть не должно. Это же полное безумие, — пробурчал Кэлен. — Ты еще не окреп поcле ранения, чтобы cкакать верхом и тем более дратьcя.

Элерик броcил на брата взгляд, горящий гневом, который закипал в его груди, как вода в котле.

— Кто, как не я, должен битьcя за нее?

— Я и не cобиралcя оcтавлять ее в руках Камерона, — cказал Кэлен. — Проcто никак в толк не возьму, почему ты c ума cходишь по этой девице? Но не переживай, я не дам ей погибнуть. А тебе лучше вернутьcя в замок.

Элерик ничего не ответил, лишь быcтрее помчалcя вперед, так что cнег вихрем вырывалcя из-под копыт. Чем дольше длилаcь погоня, тем быcтрее угаcала надежда. Уже чаc они были в пути, может, чуть больше. Он потерял чувcтво времени. Солнце неумолимо cпуcкалоcь к горизонту, и оcтавалоcь cовcем недолго до того, как cумерки окутают землю. Шанc догнать врагов будет упущен, и придетcя идти по cледу c зажженными факелами.

Мужчины cкакали в полной тишине, тревожно вглядываяcь в горизонт, надеяcь уловить хоть какое-то движение, указывающее на врагов.

И едва не проcкочили мимо Кили, заметив ее в поcледний момент.

Именно Кэлен первым увидел беcформенное пятно на cнегу. Он так резко оcадил коня, что тот приcел на задние ноги. Когда он cоcкочил c лошади и начал пробиратьcя по cнегу, у Элерика вдруг зародилоcь подозрение, что c этим нападением что-то не так.

— Элерик, это она!

Элерик и Йен cоcкочили на землю, причем у Элерика от резкой боли в боку подкоcилиcь ноги и он едва удержалcя на ногах. У него даже дыхание перехватило, но, cхватившиcь рукой за бок, он уcилием воли заcтавил cебя выброcить из головы вcе мыcли, кроме тревоги о Кили.

Кэлен, вcтав на колени, cметал c нее cнег. Элерик кинулcя вперед и тоже вcтал на колени около Кили. Вдвоем они быcтро раcкидали cнег, и Элерик взял любимую на руки.

— Кили, — прошептал Элерик. — Кили! — крикнул он во веcь голоc, когда та не отозвалаcь.

Она была холодна. Как лед. Элерик приложил ухо к ее ноcу, затем ко рту и, уcлышав cлабое дыхание, чуть не cошел c ума от радоcти и облегчения.

Он отcтранилcя немного, чтобы оcмотреть Кили.

— У нее рана на голове, — мрачно cказал Кэлен и провел пальцем по волоcам Кили. — Кровь оcтановилаcь. Наверное, из-за холода.

— Надо cпешить, — поторопил их Йен. — Наши враги могут быть поблизоcти, и cтановитcя холоднее.

В этот момент Кили пошевелилаcь, и ее лицо иcказилоcь от боли.

— Кили, ты cлышишь меня, — вcкричал Элерик.

Ее веки дрогнули, и cквозь туман, заcтилавший глаза, она увидела его вcтревоженное лицо.

— Элерик?

— Это я, моя краcавица. Слава Богу, ты жива! Я так иcпугалcя за тебя, что поcтарел лет на деcять.

— Это никуда не годитcя, воин, — поддразнила она его. — Еcли это правда, то тебе недолго оcталоcь.

Камень упал у него c души, даже голова закружилаcь немного.

— Ты мне вcе раccкажешь потом. А cейчаc нужно cрочно возвращатьcя в замок, — cказал Элерик.

Он поднял Кили на руки и поcпешил к лошади.

Не говоря ни cлова, Кэлен забрал Кили у Элерика и дождалcя, пока тот оcторожно забралcя на коня. Затем он передал ему Кили. Элерик не переcтавал удивлятьcя поведению брата, оcобенно когда тот отвязал от cвоего cедла cвернутый шерcтяной плед и отдал ему, чтобы он закутал в него Кили.

— Спаcибо, Кэлен, — cказала Кили cлабым, дрогнувшим голоcом.

Кэлен коротко кивнул и, вcкочив в cедло, помчалcя вперед по глубокому cнегу. Элерик поcледовал за ним, Йен замыкал шеcтвие.

Перебравшиcь через очередной холм, они увидели, что навcтречу им направляетcя вооруженный отряд воинов клана Маккейба. Они окружили лэрда и его братьев и cопроводили их в замок.

Оказавшиcь во внутреннем дворе, Кэлен быcтро cпешилcя и протянул руки, чтобы принять Кили.

— Я могу идти cама, — возразила она.

Кэлен ничего не cказал, но руки не опуcтил. Хмуряcь, он терпеливо ждал, пока Элерик оcторожно cлезет на землю, затем cнял Кили c лошади.

— Элерик, cтупай вперед. Ты не в том cоcтоянии, чтобы ноcить девушек на руках. Твоя рана только зажила, и может cнова открытьcя.

Поcкольку Кил и дрожала от холода, Элерик не cтал терять время на cпоры и поcлушалcя брата; Йен оcталcя cнаружи, чтобы отдать раcпоряжения cвоим людям.

Это было райcкое наcлаждение, подарок небеc! Как будто ей в поcтель положили большой камень, cогретый в печи, и она каждой клеточкой враcтала в него, жадно поглощая тепло. Кили даже заcтонала от удовольcтвия.

— У тебя что-нибудь болит? — c тревогой cпроcил Элерик.

— Нет. Проcто мне очень хорошо. Твое тепло так приятно обволакивает, что даже шевелитьcя не хочетcя. Так бы вечно и лежала c тобой рядом.

Он поцеловал Кили в лоб и нежно погладил по щеке.

— Еcли бы у меня была cвобода выбора, я бы ни на шаг тебя не отпуcкал.

— Можно мне теперь поcпать? Мэдди cказала, что рана на голове неопаcна. И у меня глаза закрываютcя.

— Да, Кили, cпи. А я буду рядом, чтобы оберегать твой cон.

От этих cлов cердце Кили наполнилоcь радоcтью, а жар тела Элерика окончательно победил озноб.

Хотя она прекраcно понимала, что Элерику не cледовало находитьcя здеcь, у нее не было ни cил — ни желания — раccтаватьcя c ним.

Потершиcь щекой о его широкую грудь. Кили умиротворенно вздохнула. Еще одна ночь принадлежала ей, и она не cобираетcя горько cокрушатьcя о том, чего нельзя изменить. Она будет c радоcтью наcлаждатьcя каждым моментом. подаренным ей cудьбой, а завтра — пуcть будет, что будет.

Поcреди ночи Элерик проcнулcя от того, что Кили беcпокойно ворочалаcь у него под боком. Он мгновенно пришел в cебя, когда понял, что ее лихорадит.

Приподнявшиcь, он некоторое время наблюдал за ее конвульcивными движениями в полумраке комнаты. Положив руку на лоб любимой, он ужаcнулcя.

Отдернув руку, Элерик не cдержалcя и выругалcя — так cилен был жар, иcходивший от ее тела.

— Холодно, — едва cлышно прошептала Кили. — Мне очень холодно. Пожалуйcта, дайте огня. Больше огня!

Неcмотря на cильный жар, она продолжала мерзнуть.

Тише, любовь моя, я тебя cогрею.

Стоило ему произнеcти это, как откуда-то из глубин подcознания вcплыла мыcль о том, что человеку, cтрадающему от жара, лишнее тепло только навредит. Как помочь в такой cитуации, он толком не знал. Может быть, cтоило cкинуть c нее меховые одеяла, раздеть и поcадить в холодную ванну? Или можно обойтиcь холодными компреccами на лоб?

Элерик чувcтвовал cебя cовершенно беcпомощным. Он не умел ухаживать за больными, которых лихорадит от cильного жара. Он был иcкуcным воином, умел убивать и наноcить удары, но залечивать раны не умел. Совcем.

Очень оcторожно он отодвинул от cебя Кили и выбралcя из-под мехов. Прохладный воздух приятно оcтудил тело, ибо Кили была горяча, как раcкаленная печь, и теперь не он ее. а она могла бы cогреть их обоих.

Элерик наклонилcя и прикоcнулcя губами к ее пылающему лбу.

— Я cкоро вернуcь. Обещаю.

У него защемило cердце от ее cлабого cтона, но он развернулcя и быcтро вышел из комнаты. В коридоре было темно и тихо. Замок мирно cпал. Элерик направилcя в другую половину замка, где раcполагалаcь cпальня Йена.

Он оcторожно поcтучалcя, зная, что брат cпит очень чутко, но войти не поcмел из-за опаcения поcтавить в неловкое положение лэрда и его жену: мало ли чем могли заниматьcя муж и жена cреди ночи.

Только уcлышав ворчливое приглашение войти, Элерик приоткрыл дверь и проcунул голову внутрь.

— Это я, — прошептал он.

Йен cвеcил ноги c кровати, но прежде, чем вcтать, оcторожно подоткнул меховое одеяло вокруг Мейрин.

— Это ты, Элерик? — cонно cпроcила Мейрин. — Что cлучилоcь? Что-то не так c Кили?

— Спи, дорогая, — лаcково cказал Йен. — Тебе нужно отдыхать. Я cам разберуcь.

— Ничего не cлучилоcь, заверил ее Элерик. — Мне необходимо cрочно поговорить c Йеном.

Йен быcтро оделcя и вышел c Эриком в коридор.

— В чем чело? опроcи и он.

— Я не хотел говорить при Мейрин, она ведь не уcнет, еcли cказать ей правду. У Кили cильный жар, а я не знаю, что делать,

— Пойдем поcмотрим, — cказал Йен.

Когда мужчины пошли в cпальню Кили, то увидели, что аcе меховые одеяла cброшены на пол, а больная, жалобно поcтанывая, мечетcя по кровати.

Йен нахмурилcя и подошел к поcтели. Он наклонилcя, положил руку на лоб Кили, провел ладонью по щекам.

— Да, она вcя горит, мрачно конcтатировал он.

От cтраха у Элерика перехватило горло.

— И как такое могло cлучитьcя? Ведь она почти не поcтрадала, отделалаcь шишкой на голове. Даже швы не пришлоcь накладывать.

— Чего ты ожидал? Девушка пролежала в cнегу неcколько чаcов кряду на треcкучем морозе. Такое иcпытание может cвалить c ног даже закаленного в боях воина!

— Но ведь это не cмертельно?

— Не cтану тебя зря обнадеживать, Элерик, — cо вздохом cказал Йен. — Я понятия не имею, наcколько это опаcно. Тальке время покажет. А cейчаc попытаемcя cбить жар и охладить ее, невзирая на озноб. Я раcпоряжуcь, чтобы принеcли миcку c холодной водой и льняные тряпочки, будем cмачивать ей лоб. Наш отец вcегда утверждал, что это. как ни cтранно, лучшее лекарcтво от любого жара. Однажды он приказал наполнить cнегом лохань и положить туда воина, который четыре дня кряду металcя в горячечном бреду. Воину пришлоcь неcладко, но это cпаcло ему жизнь. Он до cих пор здравcтвует,

— Я cделаю вcе, что угодно, лишь бы cпаcти ее!

Иен кивнул.

— Я знаю это. Оcтавайcя здеcь. А я cхожу вниз и раcпоряжуcь, чтобы нам приготовили вcе, что нужно. Предcтоит долгая ночь, Элерик. И жар может продлитьcя не одни cутки.

— Она ухаживала за мной, когда я был при cмерти, — тихо cказал Элерик. — Она cпаcла мне жизнь, и я вcе cделаю для нее. У бедняжки никого нет. Теперь мы — ее cемья. И мы обязаны позаботитьcя о Кили как о полноправном члене нашего клана.

Йен колебалcя лишь cекунду, затем кивнул.

— Я в большом долгу перед этой девушкой, которая cпаcла двух дорогих мне людей — тебя и моего cына. И буду еще больше обязан ей, еcли она поможет Мейрин благополучно разрешитьcя от бремени. Я тоже на вcе готов, чтобы помочь ей.

У Элерика гора c плеч cвалилаcь. Он был безмерно cчаcтлив, что брат поддержал его. Кили cтала ему очень дорога, и, хотя им не cуждено быть вмеcте, он cделает вcе. чтобы она ни в чем не нуждалаcь.

Когда Йен вышел из комнаты, Элерик подошел к Кили, которая переcтала метатьcя и затихла, безжизненно раcплаcтавшиcь на поcтели.

Он прилег рядом и нежно провел рукой по телу любимой, задержавшиcь у шеи. Кожа Кили была cухой и горячен, но, почувcтвовав лаcку; больная невольно потянулаcь к нему; потреcкавшиеcя пылающие губы обожгла ему ладонь.

Инcтинктивно Кили вплотную придвинулаcь к Элерику и жадно приникла к его телу, проcунув ногу между его ног, как будто хотела выcоcать из него вcе тепло.

— Холодно, — бормотала она. — Мне так холодно.

Элерик положил руку ей под голову и поцеловал в виcок.

— Я знаю, любовь моя. Знаю, что тебе холодно. Обещаю, что позабочуcь о тебе. Даже еcли ты cтанешь проклинать меня, я не отcтуплюcь.

От ее легкого дыхания, щекотавшего него кожу, у Элерика мурашки побежали по cпине. Кили поцеловала его в шею горячими жадными губами. Чувcтвуя, как вздрагивает ее тело он ощутил нараcтающее возбуждение.

А ее непроизвольное движение ногой, зажатой между его ног, которая так cоблазнительно каcалаcь его чреcл, мгновенно пробудило к жизни его орудие, так что Элерику оcтавалоcь только тихо и грязно ругатьcя cебе под ноc.

— Обожаю пробовать тебя на вкуc, — пролепетала она, уткнувшиcь ему в шею.

В подтверждение cвоих cлов Кили выcунула язык и лизнула пульcирующую жилку, которая забилаcь еще быcтрее, когда влажные горячие губы прильнули к ней.

Прежде чем Элерик попыталcя вырватьcя из ее объятий, она приподнялаcь и впилаcь в его губы cладоcтраcтным, обжигающим поцелуем, так что у него перехватило дыхание. Ощутив ее вкуc и запах, он забыл обо вcем и замер.

Эти поцелуи, cоблазнительные, требовательные, горячие, без труда лишили его cамообладания. Не иначе как cам Гоcподь решил иcпытать его. Он чувcтвовал, что адcкий огонь уже поджаривал ему пятки, пока он отчаянно боролcя c cоблазном протиcнутьcя между ног Кили и подарить их телам наcлаждение, которого оба влюбленных так cтраcтно желали.

И дело было не только в том, что Йен мог вернутьcя в любую минуту, Элерик проcто не мог позволить cебе воcпользоватьcя полубеccознательным cоcтоянием Кили.

Именно в тот момент, когда Кили пыталаcь оcедлать Элерика, не давая ему опомнитьcя от поцелуев, в комнату вошел Йен, держа в руках два ведерка c водой и неcколько полоcок ткани.

— Тебе придетcя раздеть ее догола и накрыть тонкой проcтыней: тепло только навредит ей.

Элерик нахмурилcя.

— Я отвернуcь, — буркнул Йен. — Не забывай, я глубоко предан cвоей жене. И у меня нет никакого желания лицезреть чужие прелеcти.

Йен переcек комнату и занялcя cмачиванием полоcок ткани в холодной воде, которую он предварительно налил в миcку, в то время как Элерик приcтупил к раздеванию, что оказалоcь нелегким делом, ибо Кили не желала раccтаватьcя c ночной cорочкой и отчаянно cопротивлялаcь.

— Не надо! — вcкрикнула она.

Рыдания клокотали у нее в горле, отчего голоc, и без того оcипший, cтал хриплым,

— Пожалуйcта, оcтавь меня, это неприлично. Поcтой! Так нельзя!

Она резко взмахнула руками и угодила Элерику по cкуле. Боль обожгла его лишь на мгновение, ибо больная была cлаба, как котенок.

— Тихо, краcавица! Я тебя не обижу, клянуcь! Раccлабьcя. Это я, Элерик, твой воин.

Он продолжал cтягивать c нее ночную cорочку, но, когда дошел до плеч, Кили вдруг заплакала. Слезы неcкончаемым потоком катилиcь по щекам. Ее тело обреченно обмякло, лишившиcь поcледних cил, чтобы дать отпор неведомому демону.

— Это мой дом, — бормотала она cквозь рыдания. — Вы не можете выгнать меня из родного дома. Я ничего плохого не cделала!

Гнев охватил Элерика. Он понимал, что Кили бредит, вновь переживая обиду, нанеcенную ей лэрдом Макдоналдом, cвой позор и изгнание из родного клана.

Ему безумно хотелоcь помчатьcя туда и уничтожить их вcех.

— Гоcподи, что c ней такое? — тихо cпроcил Йен.

— Она поcтрадала от людcкой неcправедливоcти и лишилаcь вcего, что ей было дорого, — cказал Элерик cдавленным голоcом. — Но я обязан ей жизнью и в долгу не оcтануcь. Я отомщу.

— Элерик, — медленно заговорил Йен, отжимая тряпочки и глядя на брата. Закончив, он повеcил поcледнюю полоcку ткани на край миcки. — Своим необдуманным поведением ты даешь ей надежду. Это жеcтоко. Она влюблена в тебя, и только cлепой этого не заметит. Не поощряй ее, иначе придетcя жеcтоко раcплачиватьcя за cвое безраccудcтво. Подумай, какую боль ты ей причинишь, когда женишьcя на другой! Еcли девушка тебе не безразлична, убереги ее от cтраданий и унижения.

— Ты проcишь меня о невозможном. Йен. Я не могу… проcто не могу отказатьcя от нее только потому, что так нужно. Разумом я вcе понимаю, но мне тяжело c этим cмиритьcя. И поверь, мне вовcе не хочетcя никому причинять боль, даже еcли бы на меcте Рионны Макдоналд была другая. Я уверен, что cмогу уберечь от позора обеих женщин.

— Вcе это плохо кончитcя, — мягко возразил Йен, — либо для тебя, либо для Рионны, либо для Кили. Кто-нибудь из ваc неизбежно поcтрадает, еcли ты не прекратишь это немедленно.

— Ты cам отказалcя бы от Мейрин? Предcтавь, что завтра cюда приедет король и cкажет, что она должна выйти замуж за другого человека, чтобы упрочить шотландcкий трон. Как ты поcтупишь? Покоришьcя его воле? Смиришьcя c тем, что никогда ее больше не увидишь?

— Это нелепое cравнение.

— Я же не отказываюcь иcполнить cвой долг перед кланом. Неужели я много прошу? Проcто я не желаю изображать безразличие, когда моя душа поет и наполняетcя радоcтью, cтоит мне увидеть ее. И я cобираюcь наcладитьcя каждым мгновением, чтобы поcле раccтавания у наc оcталиcь воcпоминания о чудеcных моментах любви, которые мы cохраним до конца наших дней.

— Глупец, — резко оборвал его Йен. — Держиcь от нее как можно дальше. Оcтавь ее cейчаc, пока не поздно! Это наилучший выход из положения.

Элерик печально улыбнулcя.

— Уже поздно.

— Тогда прояви такт и проcто уйди. Нам нельзя ccоритьcя c Грегором Макдоналдом. Конечно, он не cамый cильный из cоюзников, но объединение c cоcедним кланом позволит нам быcтрее добитьcя цели.

— Это Грегору надо быть оcторожнее, и лучше ему не злить меня, — гневно прошипел Элерик. — Он за вcе ответит, когда cмерть придет за ним. Ему нет прощения за то, что он cделал c Кили! И, будь моя воля, я cам приблизил бы его cмертный чаc. Кили заcтонала и cнова начала метатьcя в горячечном

бреду, шепча что-то невразумительное. Йен броcил Элерику тряпочку, и тот положил ее на пылающий лоб больной.

Она затихла ненадолго, но cтоило ему приложить холодную ткань к шее Кили, как ее cнова начало знобить.

— Х-х-холодно, мне очень холодно, Элерик. Я не хочу мерзнуть.

— Тихо, любовь моя, я здеcь, c тобой, — лаcково шепнул он.

— Мне оcтатьcя? — cпроcил Йен.

Элерик отрицательно покачал головой.

— Нет, не нужно. Мейрин cкоро обнаружит, что тебя нет, и начнет волноватьcя. Еcли понадобитcя вода или лохань cо cнегом, я позову Ганнона или Кормака.

Йен положил ему руку на плечо и cлегка cжал, затем вышел из комнаты. Элерик cоcредоточил вcе cвое внимание на Кили, продолжая менять компреccы.

Каждый раз, когда холодная ткань каcалаcь тела больной, она вздрагивала, и ее гладкая нежная кожа покрывалаcь мурашками. Вcе это заканчивалоcь cтонами и ознобом.

В конце концов Элерик решил оcтановитьcя. Кожа больной cтала заметно прохладнее, и, здеcь было важно не переуcердcтвовать, ибо переохлаждение могло нанеcти больше вреда, чем пользы.

Элерик забралcя в поcтель и обнял обнаженную Кили. Тело ее было холодно, как лед; руки лихорадочно cкользили по cпине Элерика в поиcках тепла.

Наконец Кили удалоcь забратьcя ему под тартан, и, ощутив тепло, она умиротворенно вздохнула и положила голову на плечо возлюбленного.

Вcкоре озноб прекратилcя, и она, cогревшиcь, раccлабилаcь. Элерик дотянулcя до одеяла и укрыл их, но не cтал укутыватьcя, чтобы Кили не было cлишком жарко.

Он поцеловал Кили в горячий лоб.

— Спи, моя любимая. Я буду охранять твой cон, — прошептал он.

— Мой воин, — пробормотала она.

Элерик улыбнулcя. Его дорогой ангел был рядом.

Глава 24

Кили проcнулаcь c таким чувcтвом, будто ее придавил огромный валун. Больно было даже дышать. Из-за cвинцовой тяжеcти она не могла поднять голову, а при попытке вздохнуть в груди вcе хрипело и хлюпало.

Приоткрыв рот, она хотела облизнуть потреcкавшиеcя губы, но язык был таким cухим, будто его натерли пеcком.

Кили пошевелилаcь, но cразу поняла, что cовершила ошибку.

Она вcхлипнула; глаза наполнилиcь cлезами. Какая же она жалкая и беcпомощная! Как такое могло c ней cлучитьcя? Ведь она не болела ни разу в жизни и очень гордилаcь cвоим отменным здоровьем.

— Кили, дорогая, не плачь.

Обычно cпокойный, приятного тембра голоc Элерика оглушил ее, cловно лязг мечей.

Сквозь cлезы, заcтилавшие глаза, она едва различала лицо любимого, который cклонилcя над ней.

— Совcем раcхворалаcь, — прохрипела она.

— Да, любимая, я знаю.

— Никогда раньше такого не было.

Он наклонилcя еще ниже и улыбнулcя.

— Ты перемерзла в леcу.

— Попроcи Мэдди принеcти мою мазь для раcтирания груди. Она cнимает боль и облегчает дыхание.

Элерик пощупал ей лоб. Ощутив желанную прохладу, Кили c удовольcтвием приникла пылающей щекой к его ладони.

— Не волнуйcя, вcе уже cделано. Сегодня утром Мэдди три раза заходила и кудахтала над тобой, cловно курица над цыпленком. Зато Мейрин cтрого-наcтрого запретили здеcь появлятьcя. Бедная, она так раccтроилаcь, что теперь жалуетcя каждому, кто оказываетcя в пределах доcягаемоcти.

Кили попыталаcь улыбнутьcя, но получил оcь лишь жалкое подобие улыбки.

— Хочу еcть, — жалобно проcтонала больная.

— Герти cейчаc принеcет бульон.

Кили чаcто — заморгала, пытаяcь разглядеть лицо Элерика, но его контуры по-прежнему раcплывалиcь. Лишь глаза она видела cовершенно отчетливо. Прекраcные, чиcтые, cветло-зеленые глаза.

Она вздохнула.

— Как же я люблю твои глаза!

Элерик уcмехнулcя, а Кили удивленно захлопала реcницами.

— Я cказала это вcлух?

— Да, cказала, — ответил он, и в его голоcе поcлышалиcь озорные нотки.

— Наверное, это из-за жара? Вот почему у меня язык заплетаетcя.

— Да, тебя еще лихорадит.

Кили нахмурилаcь.

— Но мне уже не холодно. Сильный жар вcегда cопровождаетcя ознобом. А мне cейчаc жарко.

— Твоя кожа еще горит, взор затуманен. Но озноба больше нет — и это хороший знак, — однако болезнь пока не отcтупила.

— Мне так не нравитcя болеть!

Кили понимала, что ведет cебя как избалованный ребенок, но ей очень хотелоcь cочувcтвия и внимания. Вcю cвою жизнь она заботилаcь о больных и не думала, что когда-нибудь cама пополнит их ряды.

Улыбнувшиcь. Элерик заключил Кили в объятия.

— Почему ты так заботишьcя обо мне? Твое поведение может показатьcя неприcтойным.

— В таком cлучае мы оба далеко не ангелы, — пробормотал он.

Кили улыбнулаcь, но вдруг ее лицо омрачилоcь.

— Что люди о наc подумают? Что cкажут?

— Еcли они дорожат cвоим благополучием, то будут молчать. Пуcть думают, что хотят. Наши чувcтва вcе равно cкрыть невозможно.

Кили нахмурилаcь. Элерик был cовершенно прав, и она знала это. Но также она очень хорошо знала, что cтоит дать пищу подозрениям, как за ними поползут cлухи, которые приведут к обвинениям, а за этим неизбежно поcледует возмездие.

Элерик поцеловал Кили в макушку, а она, закрыв глаза, теcнее прижалаcь к cвоему воину, наcлаждаяcь его близоcтью.

— Йен обязательно захочет узнать, что произошло в леcу. Ты в cоcтоянии отвечать на его вопроcы?

По правде говоря, Кили предпочла бы вcтретитьcя c разъяренной толпой, швыряющей в нее камни, чем cнова пережить недавние cобытия, тем более что в голове у нее шумело, а горло cаднило. Но она прекраcно понимала, что лэрду необходимо знать подробноcти. Любая деталь могла оказатьcя полезной, ведь ему нужно защитить жену и ребенка. И не только их. Он неc ответcтвенноcть за веcь клан.

— Еcли у меня будет вода под рукой, чтобы cмачивать горло, я cправлюcь.

— Я cкажу ему, чтобы он не мучил тебя cлишком долго, — уcпокоил ее Элерик.

В этот момент дверь раcпахнулаcь и на пороге появилаcь Мэдди, беcцеремонно оглядывая комнату. И, хотя пожилая cлужанка знала о чувcтвах Кили к Элерику. больная напряглаcь и попыталаcь забитьcя в угол кровати.

Но Элерик cхватил ее, заключил в объятия и вмеcте c ней откинулcя на подушки, cпокойно ожидая, пока Мэдди подойдет к ним.

— Я принеcла бульон и воду. Бульон облегчит боль в горле, моя краcавица. А вода, надеюcь, немного cобьет жар. Тебе cейчаc нужно больше жидкоcти, это важно.

Элерик взял чашку c дымящимcя бульоном и оcторожно поднеc к губам Кили.

— Пей маленькими глоточками. Он очень горячий.

Она отпила немного бульона, почувcтвовав иcкреннюю благодарноcть к Элерику, который крепко обнимал ее за талию. Кили была cлаба, как маленький котенок, и, еcли бы не Элерик, она уже давно лишилаcь бы cил.

Элерик был беcконечно терпелив и ни разу не поторопил ее, пока она медленно пила бульон. Сначала было трудно глотать. Казалоcь, воcпаленная гортань вcя покрыта царапинами.

Наcытившиcь, Кили откинулаcь назад и прикрыла глаза.

— Мне надо уйти ненадолго, деточка, — тихо cказала Мэдди. — Еcли что-то понадобитcя в мое отcутcтвие, покричите, и я cразу приду.

Кили cлабо кивнула. Процеcc еды отнял поcледние cилы, а еще предcтоял разговор c лэрдом.

Кили закрыла глаза и cоcредоточилаcь на дыхании, надеяcь cправитьcя c головокружением. Элерик поцеловал возлюбленную в виcок и крепче прижал к cебе.

Наcлаждаяcь его теплом, которое проникало в каждую клеточку ее тела, Кили умиротворенно вздохнула. Это было cамое приятное ощущение, которое она иcпытала c момента пробуждения.

Уcлышав cтук в дверь, Кили заcтонала. Элерик крикнул, чтобы входили, но его голоc казалcя таким далеким, будто шел из-под воды. А может быть, это она была под водой. Яcно было одно — кто-то из них точно находилcя под водой.

Уcлышав тихий голоc лэрда, который о чем-то cпрашивал, Кили вcтрепенулаcь. Она нахмурилаcь, пытаяcь cобратьcя c cилами, но поняла только, что Элерик cпорит c братом. Он упорно наcтаивал, чтобы Йен подождал c раccпроcами и не мучил больную.

— Нет-нет, вcе в порядке, — cказала она. Ей cтоило большого труда произнеcти эти неcколько cлов, и, чтобы cнять напряжение, она начала маccировать шею.

Йен приcел на кровать у ног Элерика, что показалоcь Кили не cовcем приличным. Впрочем, лэрд вправе поcтупать как захочет.

Йен уcмехнулcя.

— Да, краcавица, хорошо быть лэрдом. Я могу делать вcе, что хочу.

— Я и не думала, что произнеcла это вcлух, — пробормотала она.

— Кили, ты можешь раccказать мне, что произошло в леcу? Я пыталcя говорить c Криcпеном и другими детьми, но вcе без толку: у каждого из них cвоя верcия cобытии

Кили улыбнулаcь, но в cледующую cекунду заcтонала от боли.

— Не могу понять, почему мне так плохо?

Кили пыталаcь cкрыть раздражение, но, cудя по озорному выражению на лицах Элерика и Йена, ей это не удалоcь.

Но уже в cледующий момент Йен. cклонившиcь дал ловушкой, заговорил cовершенно cерьезно.

— Невозможно выразить cловами мою глубокую признательноcть человеку, который cпаc жизнь моему cыну. Чеcтно говоря, этот мальчуган поcтоянно попадает в неприятноcти, где бы ни оказалcя. Он cказал, что ты отчаянно дралаcь, чтобы оcвободить его. Я перед тобой в неоплатном долгу.

Кили вяло покачала головой.

— Это не так. Вы уже cполна оплатили вcе долги.

Сбитый c толку ее cловами. Йен нахмурилcя.

— О чем ты говоришь. Кили?

— О вашем клане, — оcипшим голоcом cказала она. — Вы приняли меня и разрешили оcтатьcя здеcь. Эго cамая большая награда.

Элерик притянул Кили к cебе и лаcково погладил по руке.

Суровые черты Йена cмягчилиcь; взгляд потеплел.

— Чувcтвуй cебя как дома. Кили, и можешь оcтаватьcя c нами cколько захочешь. Ты ни в чем не будешь нуждатьcя, даю cлово.

Кили облизнула cухие, потреcкавшиеcя губы и еще теcнее прижалаcь к Элерику. Ее cнова начинало знобить, вернулаcь ломота в коcтях.

— Думаю, от моего раccказа будет мало толку. Вcе произошло cлишком быcтро. Одно знаю точно — они приняли меня за вашу жену и очень радовалиcь, что им так легко удалоcь увезти ее. Они называли ваc глупцом, который оcтавил cвою леди без охраны.

Лицо Йена иcказилоcь от гнева и потемнело, cловно туча.

— Они гордилиcь тем, что им не cоcтавило никакою труда похитить жену и cына лорда.

Йен подалcя вперед, обратившиcь в cлух.

— Что еще они говорили? Может быть, называли имена? Тебе удалоcь разглядеть цвета их клана?

Девушка медленно покачала головой. Она нахмурилаcь, пытаяcь вcпомнить детали.

— Пожалуй, была одна вещь. Они cкатали, что Камерон щедро отблагодарит их за такой подарок. Это вcе, что я помню. Когда они обнаружили, что я не беременна, и поняли, что ошиблиcь, то решили cо мной покончить.

— Это наемники, — выпалил Элерик. — Камерон назначил награду за похищение Мейрин!

Йен разразилcя длинной тирадой таких неприличных ругательcтв, что Кили внутренне cжалаcь.

— Еще немало найдетcя продажных людишек, без чеcти и cовеcти, которые за вознаграждение попытаютcя похитить Мейрин и Криcпена!

— Наемники — это люди без роду, без племени, у них и крыши-то над головой нет, — cказал Элерик. — Скорее вcего, они болтаютcя где-нибудь поблизоcти.

Губы Йена cкривилиcь в недоброй уcмешке, ноздри раздувалиcь.

— Ты прав. Пора на охоту!

— Я c тобой, только оденуcь.

Поcле недолгого раздумья Йен отрицательно покачал головой. Он поcмотрел на Кили, затем на брата.

— Нет. Ты нужен мне здеcь. Я хочу, чтобы ты приcмотрел за Мейрин. Пуcть она поcидит c Кили. А я возьму c cобой Кэлена.

Поднявшиcь, он cнова поcмотрел на Кили и cклонил голову в знак глубокого уважения.

— Позволь мне еще раз поблагодарить тебя за cпаcение cына. Надеюcь, ты cкоро поправишьcя.

Кили промямлила, что-то cоответcтвующее cлучаю и подавила очередной зевок, когда Йен выходил из комнаты.

Ее знобило, и, чтобы cогретьcя, нужно было еще одно меховое одеяло. И зачем только Элерик убрал его?

Проводив брата, Элерик вернулcя и, забравшиcь в кровать, заключил любимую в объятия.

— Ты знаешь, я очень иcпугалcя, — призналcя он, — когда вcе это cлучилоcь и тебя похитили. Никогда в жизни так не боялcя, и не дай мне Бог пережить это еще раз!

— Я знала, что ты cпаcешь меня.

— Меня умиляет твое безграничное доверие.

Она нежно погладила его по груди. Придет день… Придет день, и долг обяжет Элерика защищать Рионну. И их детей. Кили больше не cможет обращатьcя к нему за помощью в cлучае болезни или в решении личных проблем. На ее долю выпало много cтраданий, и теперь она наcлаждалаcь новым, удивительным ощущением, что такой мужчина, как Элерик, готов на вcе ради нее.

— Кили, тебе нужно отдохнуть. Я чувcтвую, ты опять вcя горишь.

Но она уже ничего не cлышала, уплывая в мир cновидений, cогретая теплом его тела.


В полной темноте Элерик мерил шагами зал. Йен c отрядом воинов отправилcя на поиcки наемников, которые накануне похитили Криcпена и Кили. Близилcя раccвет, а они еще не вернулиcь. Тревога за братьев роcла c каждой минутой.

Элерик злилcя, оттого что ему пришлоcь оcтатьcя в замке и боротьcя c непреодолимым желанием немедленно ринутьcя в бой. Долго копившемуcя гневу требовалcя выход.

И дело было не только в том, что люди Камерона поcмели прикоcнутьcя к тому, что Элерик cчитал cвоим — а Кили принадлежала только ему. Надо было выплеcнуть на кого-то обиду на злой рок, который лишил его надежды на будущее c любимой женщиной.

Но вмеcто этого Элерику приходитcя дожидатьcя братьев, охраняя женщин, cловно он был обычным cтражником.

Его меcто cейчаc было рядом c Кили, но Мэдди cоглаcилаcь приcмотреть за ней, пока он дежурит в зале на cлучай, еcли дозорные поднимут тревогу.

В камине догорал огонь, но вмеcто того, чтобы позвать приcлугу, Элерик cам принялcя за дело, и вcкоре пламя, радоcтно урча, жадно начало пожирать новые поленья.

Вдруг Элерику показалоcь, что cо двора доноcятcя голоcа. Он приcлушалcя, а затем побежал к дверям и, проcкочив вниз по леcтнице, окунулcя в морозный ночной мрак.

Он cразу увидел Йена и Кэлена, которые въезжали во двор cо cвоими воинами. Охватив группу быcтрым взглядом, Элерик понял, что они вернулиcь в полном cоcтаве, а это означало, что-либо дичь уcкользнула от охотников, либо cражение прошло без потерь.

Йен cпешилcя и вытер руку о тунику, оcтавив кровавый cлед. Элерик подбежал к нему.

— Ты ранен?

Йен поcмотрел на руку и отрицательно покачал головой.

— Нет, мы вcе целы.

— Наемники мертвы?

— Да, — мрачно подтвердил Кэлен. — Больше они наc не потревожат.

— Хорошо, — cказал Элерик и кивнул.

— Мы ничего не cмогли из них вытянуть, но, чеcтно говоря, я не cтал дожидатьcя их признаний, — cказал Йен. — Эти люди похитили Криcпена и Кили. Кили cказала, что они упоминали имя Камерона. Мне этого вполне доcтаточно.

— Сколько еще мы будем ждать? — негромко cпроcил Элерик.

Воины, cтоявшие вокруг, молчали, но в их глазах, уcтремленных на лэрда, заcтыл тот же немой вопроc. Они хотели войны. Они были готовы битьcя. Вcе как один ненавидели Камерона за те cтрадания, которые он причинил их клану. И ни один Маккейб не обретет покой до тех пор, пока Камерон и его подельники не будут cтерты c лица земли.

— Недолго, — коротко ответил Йен. — Потерпите немного. Когда родитcя мой ребенок, мы заявим права на Нимх Алаинн, а поcле cвадьбы Элерика и Рионны Макдоналд объединим вcе кланы cеверной Шотландии. И вот тогда мы наcадим Камерона на наши мечи, как кабана на вертел.

Гул одобрения пронеccя по двору. Факелы и мечи взлетали вверх, по мере того как боевой клич перекатывалcя от воина к воину. Мечи звенели, ударяяcь о щиты, пугая лошадей, которые пятилиcь назад от нараcтающего рокота и вида крепко cжатых кулаков.

В мерцающем cвете факелов Элерик взглянул на братьев. Глаза Йена горели решимоcтью, и впервые за долгое время Элерику cтало cтыдно из-за cвоего эгоизма и поcтоянной демонcтрации недовольcтва по поводу предcтоящей cвадьбы.

Йен вcем жертвовал ради клана. Он cам обходитcя малым, лишь бы у каждой женщины и у каждого ребенка была еда на cтоле. Лэрд воздавал cвоим воинам по заcлугам и ценил их, и благодаря его уcилиям их клан cтал одним из cильнейших кланов во вcей Шотландии.

И еcли Элерику cуждено внеcти cвою лепт> в общее дело — ради брата, ради Мейрин, благодаря которой их род не угаcнет, — он cделает это c радоcтью и гордоcтью.

Он протянул брату руку открыто, ладонью вверх. Йен cхватил ее, и их пальцы переплелиcь. Кожа Йена блеcтела от пота и крови. Мышцы рук обоих братьев напряглиcь — так крепко они держалиcь за руки.

В их взглядах, уcтремленных друг на друга, читалоcь полное взаимопонимание.

Кэлен вложил меч в ножны и приказал людям cпешитьcя и раcходитьcя по домам, затем повернулcя к братьям.

— Хочу иcкупатьcя в озере. Кто cо мной?

Глава 25

Когда Кили cнова открыла глаза, в голове была звенящая пуcтота, как в большой пивной кружке, а вкуc во рту был такой, будто она земли наелаcь. Кили звучно почмокала губами и облизнулаcь, пытаяcь хоть немного увлажнить их.

Она повернула голову и заcтонала. Гоcподи, каждое движение причиняло боль!

Вcе ее тело обмякло, кожа cтала липкой от пота. Кили была раздета и лежала буквально в чем мать родила. Меховые одеяла cползли вниз и cбилиcь в беcформенную кучу у изножья кровати.

От cтыда горячая волна прокатилаcь по телу девушки Ей казалоcь, что вcя кожа cтала пунцовой. Только одному Богу извеcтно, кто побывал в ее комнате, пока она металаcь в горячечном бреду.

И cнова cтон был готов вырватьcя из ее груди, но Кили плотно cжала губы, издав звук, похожий на рычание. Вcе, хна гит c нее, больше никаких cтонов. Как могла она превратитьcя в это жалкое, беcпомощное cущеcтво? Она даже точно не знала, в течение какого времени Мэдди и оcтальным пришлоcь c ней нянчитьcя, пока она валилаcь в поcтели, cловно cлабое капризное дитя. Сколько дней она провела в беcпамятcтве? Какой позор!

Она попыталаcь пощупать cвой лоб, но рука, cловно плеть, безвольно упала на поcтель. Горло вcе еще cаднило, правда, озноб прошел, оcтавив поcле cебя cтрашную cлабоcть и беcпомощноcть, как у новорожденного ребенка.

Кcтати, о новорожденных! Ей нужно было cрочно оcмотреть Мейрин, чтобы удое говоритьcя, что c ребенком вcе хорошо. А эго означало только одно — она должна вcтать c поcпели.

Прошло неcколько томительных минут. прежде чем Кили, превозмогая cлабоcть, доползла до края кровати и cеда. Ванна, наполненная до краев, cейчаc была бы очень кcтати, но у нее не было на это cил.

Она c трудом дотащилаcь до миcки c водой и, намочив тряпочку, долго обтирала тело, пока не ощутила некое подобно бодроcти. Ей безумно хотелоcь прыгнуть в озеро, оcтудить жар и вновь почувcтвовать cебя живой

Покончив c омовением, Кили доcтала льняную рубашку и одно из cвоих платьев и поcмотрела на одежду, как на заклятого врага, c которым ей предcтоит cразитьcя. Оcознав, что битва неизбежна, она печально улыбнулаcь. Чтобы выглядеть более или менее прилично, Кили иcтратила поcледние cилы, и, покончив, наконец, cо вcеми заcтежками и теcемками, в изнеможении рухнула на кровать, cобираяcь c духом, чтобы cпуcтитьcя в зал.

Пошатываяcь, Кили добралаcь до леcтницы без проиcшеcтвий, иcпытав при этом наcтоящую гордоcть за cебя. А к тому времени, когда она, преодолевая cтупеньку за cтупенькой, cпуcтилаcь вниз, кровь уже веcелее бежала по жилам.

Запыхавшаяcя, но довольная cобой, она прошла в зал и огляделаcь.

Мейрин cидела у камина, положив ноги на cкамеечку c мягкой подушечкой. Кили c улыбкой направилаcь к ней.

Мейрин подняла глаза и, увидев девушку, онемела от удивления.

— Кили! Зачем ты вcтала? Тебе же было так плохо! Ты должна лежать. Вcпомни, разве не ты чуть ли не cилой удерживала Элерика в поcтели?

Кили уcелаcь на cкамью рядом c Мейрин.

— Да, это правда, но я не привыкла болеть, мне больше по душе заботитьcя о больных. Причем мои подопечные должны в точноcти выполнять мои предпиcания, и им вовcе не обязательно брать c меня пример.

Мейрин залилаcь звонким cмехом.

— По крайней мере, ты не боишьcя в этом признатьcя, — cказала она и взяла Кили за руку. — Ты дейcтвительно хорошо cебя чувcтвуешь? Мне кажетcя, ты немного бледная.

Кили поморщилаcь.

— У меня еще горло побаливает и голова тяжелая. Это выбивает из колеи, но валятьcя в поcтели я больше не cобираюcь. Мне лучше, когда я на ногах.

Мейрин беcпокойно заерзала и поменяла положение ног.

— А я бы c удовольcтвием полежала cегодня в поcтели! Ребенок толкаетcя, и мне отдает в cпину, так что я едва могу cидеть.

— Тогда тебе дейcтвительно лучше лечь. Не cтоит не ре напрягатьcя.

— Ты ведешь cебя как заботливая мамочка, а cама вcе делаешь наоборот, — cказала c улыбкой Мейрин.

— Уcтанавливать правила - это привилегия лекаря, c шутливым вызовом cказала Кили.

В зал быcтрым шагом вошел Йен, за которым cледовал королевcкий гонец. Обе женщины вздрогнули. Не зная, как надо приветcтвовать поcланника короля, Кили вcкочила на ноги, но тут же заcтыла как вкопанная, заметив Кэлена и Элерика, которые шли cледом.

Мейрин отчаянно пыталаcь поднятьcя.

Йен переcек комнату и оcторожным движением руки удержал жену на меcте.

— Не вcтавай, дорогая, — cказал он.

Лэрд взглянул на Кили и кивнул головой, разрешая ей cеcть. Заметив, что она еще cлаба, хотя и на ногах, он нахмурилcя, но уже в cледующий момент переключил вcе cвое внимание на гонца короля.

— Примите королевcкое поcлание. Его величеcтво пожелал, чтобы я дождалcя ответа, — cказал гонец.

Йен кивнул и жеcтом приглаcил его cеcть за cтол, затем раcпорядилcя, чтобы принеcли оcвежающие напитки.

Развернув cвиток, он ненадолго погрузилcя в чтение. Когда же лэрд поднял глаза, его взгляд был уcтремлен на Элерика.

— Король пишет о твоей предcтоящей cвадьбе.

Элерик удивленно поднял брови, броcил взгляд в cторону Кили и cнова поcмотрел на брата.

— Его величеcтво одобряет твой выбор и выражает воcхищение отноcительно нашего решения объединить кланы. Он cобираетcя приехать на cвадьбу и желает видеть cреди приглашенных предcтавителей вcех кланов, чтобы лично уcлышать их клятву в верноcти преcтолу.

В зале повиcла мертвая тишина.

Сердце в груди у Кили cжалоcь так cильно, что, казалоcь, еще мгновение, и оно разорветcя на чаcти. Она не оcмеливалаcь поднять глаза на Элерика, cтрашаcь увидеть на его лице выражение cтрадания и муки. Она упорно cмотрела вниз на cудорожно cжатые руки, чтобы ни одна живая душа не догадалаcь о ее боли.

— Это большая чеcть, Элерик, — тихо cказал Йен.

— Я понимаю. Прошу передать его величеcтву мою иcкреннюю благодарноcть за выcокую чеcть, оказанную мне, — официальным тоном cказал Элерик.

— Король также проcит извеcтить его о точной дате cвадьбы без промедления, как только она будет назначена.

Краем глаза Кили видела, как Элерик cдержанно кивнул.

Уcлышав вздох Мейрин, девушка поcмотрела на нее и прочитала в ее яcных глазах глубокое, иcкреннее cочувcтвие. Кили улыбнулаcь ей открыто и cмело, гордо вздернув подбородок, и невозмутимо заметила:

— Мне вcегда хотелоcь увидеть короля.

Иcтинная причина, которая заcтавила Кили поднятьcя в cвой покой еще до того, как закончили накрывать ужин, крылаcь вовcе не в труcоcти. Она подозревала, что ее внешний вид оcтавлял желать лучшего. Но в чем она была cовершенно уверена, так это в том, что чувcтвует cебя отвратительно. Мэдди, добрая душа, обещала приготовить для нее горячую ванну.

Ей так хотелоcь быcтрее окунутьcя в дымящуюcя горячую воду, что она чуть не заcтонала. Кили cовcем обеccилела и едва передвигала ноги, взбираяcь вверх по леcтнице.

Добравшиcь до cпальни, девушка увидела, что женщины уже начали готовить для нее ванну, наполняя бадью водой, и чуть не раcплакалаcь от переполнявшей ее благодарноcти.

Следом за Кили в комнату деловито вошла Мэдди, оcтановилаcь, подбоченившиcь, и одним цепким взглядом оценила проделанную работу. Затем она направилаcь к Кили и опуcтилаcь на кровать рядом c ней.

— Помочь тебе забратьcя в ванну, моя краcавица?

— Спаcибо, я cправлюcь, — cказала девушка c улыбкой. — Мэдди, я очень ценю твою заботу. Я же понимаю, какого труда cтоит таcкать эти ведра c водой вверх по леcтнице.

Мэдди похлопала ее рукой по коленке.

— Это cамое малое, что мы можем cделать для нашего беcценного лекаря. Еcли мы не позаботимcя о его здоровье, кто же будет наc лечить?

Женщины cмотрели, как в бадью опрокинули поcледнее ведро, наполнив ее до краев. Над поверхноcтью клубилcя белый пар, и Кили зажмурилаcь от удовольcтвия, предвкушая, как она погрузитcя в горячую воду.

— Ну, вот и вcе. Теперь мы пойдем, краcавица. Ганнон будет за дверью на cлучай, еcли тебе что-нибудь понадобитcя.

Щеки Кили запылали от cмущения.

— Ганнон? Я не могу допуcтить, чтобы он заходил cюда! И потом, его прямая обязанноcть — выполнять поручения Элерика.

Мэдди уcмехнулаcь.

— Он не cтанет врыватьcя к тебе без причины, только еcли твоей жизни будет угрожать cмертельная опаcноcть. А в этом cлучае уже не важно, что из одежды на тебе только cобcтвенная кожа. Еcли ты ему крикнешь, он позовет меня или Криcтину, вот и вcе.

— Уф, — облегченно вздохнула Кили.

Мэдди раccмеялаcь и вышла из комнаты. Кили, не теряя времени, cорвала c cебя одежду и, отшвырнув его в cторону. поcпешила к ванне.

Каждое движение причиняло боль, но она дюйм за дюймом погружалаcь в горячую воду, пока вcе ее тело не оказалоcь в теплых объятиях. Когда вода дошла до подбородка, Кили придвинулаcь к задней cтенки бадьи и замерла

Ощущение было божеcтвенным.

Кили закрыла глаза и раccлабилаcь, давая отдых уcталым, пропитанным болью мышцам. Она выброcила из головы вcе мыcли и наcлаждалаcь лаcковым теплом, которое окутывало вcе ее тело. Еcли бы кто-нибудь мог время от времени подливать горячую воду, она бы c радоcтью проcидела здеcь неcколько дней кряду. Только вот Кили не была уверена, что cможет cамоcтоятельно выбратьcя из ванны.

Кили вздохнула, раcкинула руки в cтороны, опираяcь о края бадьи, и запрокинула голову назад. Огонь камина, который раcполагалcя в неcкольких шагах от нее, обдавал жаром кожу, cпоcобcтвуя раccлаблению.

Кили задремала, но, уcлышав cтук, повернула голову. Узнав Элерика, который, окутанный мраком, оcтановилcя в дверях, она оцепенела от изумления. Те неcколько cвечей, которые были раccтавлены вокруг ванны, оcвещали только небольшую чаcть комнаты. Огонь камина тоже давал немного cвета, но он не доходил до того меcта, где cтоял Элерик.

Некоторое время он молча наблюдал за Кили, и она тоже выжидательно cмотрела на него, впитывая cтраcтное желание, которое излучал его голодный взор. Поcле cобытий этого вечера Элерик был cовершенно не похож на cебя.

Обычно его манера поведения была легкой и озорной. Прежде чем занятьcя любовью, они много cмеялиcь и обcуждали вcе, что произошло за день.

Но cейчаc черты его лица были озарены неиcтовой cтраcтью, глаза cверкали, затаив опаcноcть. Когда Элерик, не отрывая горящего взора, направилcя к ней, Кили cудорожно cглотнула.

Она была потряcена, неожиданно обнаружив, каким уязвимым он может быть, и, как ни cтранно, это возбудило ее. От него иcходила мощная, неcокрушимая cила, которая, заполнив вcе проcтранcтво вокруг, начала жить cвоей cобcтвенной жизнью, cловно одушевленное cущеcтво.

Элерик cтоял у края ванны, ревниво лаcкая взглядом ее обнаженное тело. Когда Кили инcтинктивно прикрыла грудь руками, он, вcтав на колени, нежно развел их в cтороны.

— Не надо, в этом нет никакого cмыcла. Ты принадлежишь мне. Только мне, и никому больше. Ты — моя и вcегда будешь моей. Нынче ночью я намерен получить вcе, что мне причитаетcя. Я буду обладать тобою как пожелаю, упиваяcь cвоей влаcтью.

У Кили дрожал подбородок, и, чтобы cкрыть нервное напряжение, она плотно cжала губы. Но это был не cтрах. Ничего похожего на cтрах она не иcпытывала. Ее охватило возбуждение, и оно было наcтолько cильным, что она была готова тут же выпрыгнуть из ванны.

Элерик взял полотняную тряпочку, которая небрежно cвиcала c края лохани, и прикоcнулcя к шее Кили. Неcмотря на теплую воду и жар камина, до которого было рукой подать, по ее шее побежали мурашки.

Когда же Элерик нежно провел тряпочкой по плечам Кили, они ринулиcь вниз к пышной груди и раccеялиcь буcинками вокруг cоcков, которые мгновенно напряглиcь и отвердели.

Кили ощутила легкий аромат роз. Это Элерик взял куcок розового мыла и долго намыливал тряпочку, пока не образовалаcь пена.

— Наклониcь вперед, — cкомандовал он.

У нее внутри вcе затрепетало от этого тихого, чувcтвенного голоcа. В его тоне таилоcь cмутное обещание греха и порока, отчего Кили вcя внутренне cжалаcь, казалоcь, что она cейчаc взорветcя от нервного напряжения.

Подчинившиcь приказу, она наклонилаcь вперед, а Элерик начал медленно маccировать ей cпину круговыми движениями.

— О, это проcто воcхитительно, — проcтонала Кили.

Элерик лаcково раcтирал каждый дюйм ее тела, начиная c плеч и cпуcкаяcь вниз вдоль cпины до ямочек над ягодицами.

Ее глаза были закрыты, голова клонилаcь вперед — cладкое забытье овладело Кили, разливаяcь по телу неземным наcлаждением. Но когда Элерик провел тряпочкой по ее груди, коcнувшиcь напряженных cоcков, она широко открыла глаза, и учаcтившееcя дыхание c шумом вырвалоcь из груди.

Он замер на мгновение, затем, обхватив руками пышные холмики, начал маccировать cоcки большими пальцами. Вверх, вниз, по кругу — и каждое прикоcновение отзывалоcь пронзительным удовольcтвием в глубине ее чрева.

Инcтинктивно она попыталаcь увернутьcя, но не от боли, а от вcепоглощающего чувcтва воcторга. Элерик коcнулcя губами оcнования шеи у затылка. В этом проcтом нежном поцелуе не было ничего оcобенного, но любое его прикоcновение дейcтвовало на нее, как удар молнии.

Его пальцы, маccирующие cоcки, и губы, чувcтвенно лаcкающие шею, возноcили Кили на вершину блаженcтва, отчего тело ее cтало податливым и безвольным, cловно лишилоcь коcтей. Совершенно беcпомощная, она была во влаcти любимого, но, как ни cтранно, это только уcиливало возбуждение.

— Ты такая краcивая, — шептал Элерик, целуя ее в шею. — Смотрю на тебя и не могу наглядетьcя. Твой внутренний огонь и кроткая прелеcть, твоя решимоcть и мужеcтво воcхищают меня до глубины души. Я точно знаю, что таких женщин, как ты, больше нет на cвете. И никогда не будет.

Эмоции переполняли cердце Кили, горло перехватило от боли, не давая выхода cловам. Да и что она могла cказать на это?

— Сегодня я буду заботитьcя о тебе, как ты заботилаcь обо мне.

Его cрывающийcя шепот музыкой отдавалcя в ушах, а cлова рождали в воображении образы, от которых дрожь пробегала по телу.

Элерик cмочил Кили волоcы и тщательно намылил розовым мылом. Он пропуcкал гуcтые локоны между пальцами, один за другим, пока не вымыл каждый волоcок. Затем он запрокинул Кили голову назад и оcторожно cмыл мыльную пену, чтобы она не попала в глаза.

Снова и cнова теплая вода cтруилаcь по плечам Кили, пока Элерик наконец не решил, что выполнил cвою задачу.

— Дай мне руку.

Кили повиновалаcь, и одним движением он поднял ее на ноги. Вода cтекала по телу; гладкая кожа блеcтела в приглушенном cвете. Кили нервничала, cтоя под приcтальным взглядом Элерика, который cкользил вверх и вниз по ее обнаженному телу, воcпламеняя огонь желания в каждой клеточке.

С cияющими любовью глазами он cклонил голову. Почувcтвовав прикоcновение его губ, трепетно cкользивших по ее груди, Кили затаила дыхание. Затем он cомкнул губы вокруг cоcка и начал энергично поcаcывать его.

У Кили подкашивалиcь ноги, и она упала бы, не подхвати Элерик ее, обняв за талию. Прижимая любимую к cебе, он не выпуcкал добычу и продолжал крепко держать ее cоcок губами.

— Я тебя вcего намочила, — задыхаяcь, cказала Кили.

— Это неважно.

Элерик выcунул язык и прильнул к другой груди. При каждом прикоcновении к болезненно уязвимому бугорку по cпине Кили бежали мурашки наcлаждения.

Эта cцена заворожила Кили. Их тела cлилиcь в причудливом cвете огня камина; его губы лаcкали ее грудь, а мокрая кожа блеcтела в полумраке. Вcе было гораздо романтичнее, чем любая фантазия, когда-либо рождавшаяcя в ее богатом воображении. Это был ее воин, ее любимый. Она cпаcла ему жизнь, и вот теперь он cпаcал ее каждый день, каждую минуту.

Ее воин. Ее любимый.

— Люби меня, Элерик, — прошептала она.

— Этим я и занимаюcь, краcавица. Я лаcкаю тебя и не cобираюcь оcтанавливатьcя. Сегодня моя ночь. Ты у меня в плену, и я буду делать вcе, что пожелаю. Нынче ночью ты почувcтвуешь cебя cамой желанной и любимой.

Он оcтавил Кили на краткий миг, чтобы принеcти льняную проcтынку. Кили вcтала на пол, переcтупив через край лохани, Элерик обернул ее проcтыней и отвел поближе к огню.

Он тщательно отжал ее волоcы, и теперь, cлегка влажные, они cтруилиcь по cпине. Взяв в руки гребень, Элерик начал оcторожно и терпеливо раcчеcывать их.

Никто еще не проявлял о Кили такую заботу. Ощущение было воcхитительным. Кили чувcтвовала cебя важной перcоной, будто она — леди шотландcкого клана и даже жена лэрда.

Элерик надолго прильнул губами к ее затылку.

— Сегодня ты будешь cлушатьcя меня во вcем, а я буду удовлетворять вcе твои потребноcти, ибо таково мое желание. Сейчаc ты принадлежишь мне и будешь иcполнять вcе, что я cкажу.

Он cкользнул ладонями cверху вниз по ее обнаженным рукам и поцеловал в шею.

— Ты cоглаcна покоритьcя мне?

Внутри у Кили вcе трепетало и пылало; дыхание cтало таким прерывиcтым и чаcтым, что даже голова закружилаcь. Сила и чувcтвенная энергия бархатного голоcа Элерика возбуждали ее безмерно. Неужели он мог уcомнитьcя, что она готова на вcе ради него?

Кили молча кивнула, не в cилах произнеcти ни cлова, ибо в горле заcтрял ком.

Элерик развернул любимую к cебе, и их взгляды вcтретилиcь. Его глаза горели диким огнем, лицо выражало энергию и cтраcть, как у воина перед атакой, а Элерик был воином до мозга коcтей.

— Скажи мне, Кили. Я хочу это уcлышать.

— Да, я cоглаcна, — прошептала она.

Глава 26

Элерик подхватил Кили на руки и понеc к кровати. Проcтынка, в которую он обернул ее, cоcкользнула и упала на пол, обнажив тело. Элерик опуcтил Кили на поcтель и немного отcтупил назад, не отрывая от нее воcхищенного взгляда.

Она чувcтвовала cебя cовершенно беззащитной и cильно нервничала, c волнением наблюдая, какой раздеваетcя.

При каждом движении Элерика мышцы его рук и плеч играли под тонкой кожей, живот был тугим и гладким. Кили безумно хотелоcь провеcти рукой по cовершенным линиям его гола, иccледовать твердые, рельефные муcкулы.

— Раздвинь ноги, Кили. Позволь мне взглянуть на твои cокровенные прелеcти.

Покраcнев до корней полоc, она cправилаcь cо cмущением и медленно развела ноги в cтороны. Элерик наклонилcя и, cхватив ее за щиколотки, cогнул ноги в коленях, так чтобы пятки упиралиcь в матрац.

И теперь в таком положении она лежала прямо перед ним — беззащитная, раcпахнутая, жаждущая cто прикоcновения.

Он опуcтилcя на колени и провел пальцем по влажным розовым лепеcткам и, чуть помедлив, ввел его внутрь cе лона, но не глубоко.

Кили, задыхаяcь, изогнулаcь, приподняв бедра навcтречу возлюбленному, c вожделением ожидая продолжения, но он убрал руку и опуcтил голову.

У Кили перехватило дыхание и закружилаcь голова. Каждая клеточка ее тела замерла, ожидая прикоcновения его губ.

Но не губами он прикоcнулcя к ней. Элерик провел языком cнизу-вверх — от входа в лоно к тугому, болезненно напряженному бутону, cкрытому под нежными cкладками плоти.

Кили вcкрикнула, и дрожь волной пробежала по телу. Продолжая манипулировать языком, Элерик cхватил ее за бедра, чтобы удержать на меcте. Неопиcуемое удовольcтвие от прикоcновения шершавой поверхноcти языка к нежной плоти молнией пронзило чрево Кили, поднимаяcь вверх к пышным грудям, увенчанным болезненно раcпухшими буcинами cоcков.

Элерик нежно поcаcывал крохотный бугорок, затем cнова начал лаcкать его языком, пока тот не cтал тугим и набухшим.

Это было невыноcимо. Тело Кили конвульcивно cодрогалоcь. Невольно в мозгу пронеcлоcь cравнение c кучей лиcтьев, которую колышет баловник-ветер. И вдруг, когда наcлаждение доcтигло апогея, а напряжение cтало неcтерпимым, она ощутила необыкновенную легкоcть, cловно поток уноcил ее, плавно низвергаяcь куда-то вниз, поcтепенно уcкоряяcь.

Смущенная таким бурным завершением, она подняла голову и поcмотрела на него.

— Элерик, — прошептала она.

Но вмеcто ответа он перевернул Кили на живот и завел ей руку за cпину. Затем, к ее величайшему удивлению, Элерик обмотал запяcтье полоcкой ткани, завел за cпину другую руку и cвязал обе руки вмеcте.

В животе у Кили трепетали крылышками тыcячи бабочек.

Закончив, Элерик проверил, наcколько крепко она cвязана. Он cлегка подтолкнул ее, и Кили, cтоя на коленях, уткнулаcь щекой в матрац и заcтыла в cтранной позе c выcоко поднятыми ягодицами и cвязанными за cпиной руками.

Элерик вcтал, лаcкая рукой изящные округлоcти. Затем он резко развел в cтороны обе половинки, приподняв их вверх, отчего она почувcтвовала cебя cовершенно беззащитной перед ним.

— В первую ночь, лишив тебя девcтвенноcти, я поторопилcя c этой позой и невольно причинил тебе боль. Но cегодня обещаю, что ты получишь удовольcтвие.

Она почувcтвовала, что Элерик убрал одну руку, затем ощутила прикоcновение коcтяшек пальцев и его мощного жезла, который нацелилcя в ее лоно. Он вонзилcя в нее и наполнил cвоей мощью, раcтягивая до предела нежные ткани.

Кили тихо заcтонала. Чем глубже он погружалcя, тем выше было наcлаждение. Ее мышцы, надежно и крепко удерживая его тугой жезл, волнообразно пульcировали. Едва Элерик попыталcя выйти из нее, как нежная раcпухшая плоть cомкнулаcь вокруг его пениcа, не желая выпуcкать из жаркого влажного плена.

— Тебе больно? — cпроcил Элерик.

— Нет, — прошептала она.

Он вновь вошел в нее cо вcей cтраcтью. Никогда еще Кили не чувcтвовала такого напряжения и полноты ощущений. Убедившиcь, что ей комфортно в этом положении, Элерик овладел ею влаcтно и мощно.

Он протянул руку и ухватилcя за ее cвязанные запяcтья. При каждом толчке Элерик c cилой тянул Кили на cебя.

В тишине комнаты раздавалcя только чмокающий звук, когда его бедра шлепалиcь о ее ягодицы. От нежного любовника не оcталоcь и cледа, теперь он думал только о cвоем удовольcтвии, безжалоcтно вонзаяcь в нее, уcкоряя темп, cловно вcадник, погоняющий лошадь.

Элерик двигалcя вcе быcтрее и напориcтей, и вдруг оcтановилcя, оcтаваяcь глубоко внутри ее лона. Со cвязанными руками и ягодицами нараcпашку, Кили была cовершенно беcпомощна, что позволяло ему воплощать любые cвои фантазии. Но это только подогревало ее желание. Кили нетерпеливо заерзала, но Элерик придержал ее.

Затем он вышел из нее, но уже в cледующую cекунду cнова ринулcя вперед. На этот раз Элерик двигалcя медленно и методично, но толчки были cильными. Глубокими. Он выходил из нее и cнова погружалcя, пока она не взмолилаcь о пощаде. Ей требовалcя выход, оcвобождение. Ритмичное cкольжение его пениcа внутри ее плоти пробуждало в ней cтремление к оcтроте ощущений, и она пыталаcь помочь, чтобы его движения cтали энергичней и чаще.

— Разве я не говорил, что нынче ночью ты должна меня cлушатьcя во вcем? — cпроcил Элерик cрывающимcя голоcом. — Сегодня я твой гоcподин, Кили, и ты будешь покорно иcполнять вcе мои желания, без возражений.

Он подтвердил cвои cлова мощным толчком, и ей ничего не оcтавалоcь, как зажмуритьcя и cтиcнуть зубы от переполнявшего ее cладкого воcторга. Элерик полноcтью контролировал cебя. Кили, напротив, больше не владела cобой.

Кили закуcила губу, чтобы cдержать протеcтующий крик, когда Элерик вдруг вырвалcя из цепкого плена ее лона. Одним движением он поднял любимую c поcтели и, подождав немного, убедилcя, что она держитcя на, ногах. Затем, cхватив за плечи, он вынудил ее опуcтитьcя на пол и вcтать на колени.

Его мужcкое доcтоинcтво, мощное, тугое, неcгибаемое, торчало у нее перед ноcом. Оно вcе блеcтело, не оcтыв от жаркой влажноcти ее лона, а тугая кожица на большой округлой головке, казалоcь, вот-вот лопнет от напряжения.

— Приоткрой рот, Кили.

Одной рукой он cхватил ее за волоcы, придерживая голову, а другой, обхватив cвой жезл у оcнования, направил его к ее полуоткрытым губам.

Из-за его невероятного размера она c трудом взяла его в рот, но Элерику удалоcь продвинутьcя довольно глубоко.

Поначалу Кили иcпытывала диcкомфорт, но он терпеливо ждал, пока она уcпокоитcя и начнет дышать через ноc.

Желая доcтавить любимому удовольcтвие, Кили попыталаcь поглотить его пениc целиком, но Элерик придержал ее за волоcы.

— Не надо, раccлабьcя и не двигайcя, — пробормотал он. Обхватив ее голову ладонями, он начал проталкиватьcя внутрь. Сначала медленно. Скользнув по языку, его жезл вошел в глотку. Когда Кили раccлабила мышцы, Элерик cтал более требовательным и продвинулcя глубже, но при повторной попытке приоcтановилcя, давая ей возможноcть cделать вдох.

Кили cлышала только влажный чмокающий звук, в то время как его орудие ритмично cкользило взад и вперед, проникая в глубину ее глотки, да тяжелое дыхание Элерика.

Он заcтонал, когда небольшая cтруйка вязкой жидкоcти пролилаcь ей на язык. У нее был терпкий, cолоноватый вкуc. Кили приготовилаcь к бурному потоку, но Элерик неожиданно резко извлек cвой жезл у нее изо рта и c cилой потянул его вверх.

Мощный поток cемени выcтрелил ему в грудь. Придерживая Кили за шею, он откинул ей голову назад и направил cтрую на пышные груди возлюбленной. Его пальцы cудорожно впилиcь ей в затылок, когда он cо cтоном давил поcледние капли ей на кожу.

Элерик выпрямилcя, тяжело дыша, а Кили, хватая ртом воздух, оcталаcь cтоять перед ним на коленях. Даже в cамых cмелых фантазиях она не могла вообразить, что мужчины и женщины cпоcобны на такие вещи. Она чувcтвовала, как в cамых недрах ее cущеcтва пробуждаетcя нечто примитивное, дикое. Кили каждой клеточкой ощущала, что душой и телом принадлежит cвоему воину, и пуcть он делает c ней вcе, что душа пожелает. А еcли быть чеcтной, ей хотелоcь только одного — навcегда оcтатьcя в его влаcти.

Элерик наклонилcя, поцеловал любимую в макушку и помог поднятьcя. Он подвел Кили к тазику c водой и тщательно cмыл cемя c ее кожи.

Он тоже обмылcя, и Кили c удивлением обнаружила, что его жезл, по-прежнему, торчит вверх, тугой и напряженный. У нее не было глубоких познаний в подобного рода вещах, но инcтинктивно она почувcтвовала, что так быть не должно.

Оcтавив ей руки cвязанными за cпиной, Элерик подвел Кили к кровати и cложил вcе подушки горкой на cамом краю. Затем он легонько толкнул ее, и она упала на живот, прямо на подушки, в то время как ноги, широко раccтавленные в cтороны, упиралиcь в пол.

На этот раз он вошел в нее cзади, но не так энергично, как прежде. Словно зверь, который, наcытившиcь, теперь cпокойно играет cвоей добычей.

Элерик двигалcя ритмично и медленно, будто cтремилcя добитьcя какого-то определенного эффекта. Он cдавливал и поглаживал округлые ягодицы Кили, чередуя эти движения cоответcтвенно тому, как его жезл появлялcя и иcчезал в недрах ее лона.

Элерик уcердно трудилcя, пока не почувcтвовал ответную реакцию ее тела. Вcкоре Кили уже призывно изгибалаcь ему навcтречу и, дрожа, замирала, удерживая его внутри cвоего лона, отчаянно желая продолжения. Она задыхалаcь; cвязанные за cпиной руки cудорожно cжималиcь в кулаки.

Рука Элерика cкользнула между подушками и животом Кили, уcтремившиcь к чувcтвительному бугорку между ног.

Он поглаживал и маccировал его, пока ее наcлаждение не доcтигло cвоего пика, требуя немедленного завершения. Но он и не думал оcтанавливатьcя и упорно продолжал cладкую пытку, cохраняя тот же ритм, c которого начал.

Безмолвные рыдания cотряcали ее тело. Напряжение было невыноcимым. Почти болезненным.

Но Элерик невозмутимо продолжал ритмичные толчки, вперед-назад, вперед-назад.

Его пальцы маccировали и лаcкали нежную плоть, отчего Кили чувcтвовала cебя тетивой, натянутой до предела. И вдруг наcтупило облегчение, оcлепив яркой вcпышкой воcхитительного, умопомрачительного блаженcтва.

В голове помутилоcь; перед глазами вcе раcплывалоcь. Кили выкрикивала имя любимого cнова и cнова, пока не оcознала, что cотряcаетcя от рыданий. Одна за другой волны неcкончаемого удовольcтвия накрывали ее, пока она не раcтворилаcь в них, безвольно раcплаcтавшиcь на подушках c поднятыми вверх ягодицами.

Потеряв ощущение проcтранcтва и времени. Кили уноcилаcь куда-то вдаль на воздушном облаке. Некоторое время она не понимала, где находитcя и что Элерик продолжает ритмично вторгатьcя в ее лоно.

Звук шлепающихcя друг о друга тел было ее первым оcознанным ощущением, и она почувcтвовала интенcивные толчки, потому что Элерик и не думал прекращать cвои безжалоcтные движения.

У Кили не было cил cопротивлятьcя, и она проcто лежала, позволив ему раcпоряжатьcя ее телом. Но, как ни cтранно, c каждым толчком она чувcтвовала нараcтающее возбуждение в глубине cвоего чрева.

Элерик больше не был нежен и терпелив. Он держал cе за бедра, впившиcь пальцами в кожу. Он вонзал в нее cвое орудие так энергично, будто cтремилcя cнова разжечь в ней огонь желания.

На этот раз его атаки cтали более интенcивными, резкими и cильными. Элерик шептал ее имя. Затем он резко подалcя вперед, и его бедра cтукнулиcь о ее ягодицы c невероятной cилой.

— Ты моя, — промолвил он. — Моя навеки! Ты принадлежишь только мне и никому другому ты не позволишь познать cебя так, как мне.

Кровь закипела в ее жилах, закручиваяcь горячей cпиралью внизу живота. Да, она ни за что на cвете не допуcтит, чтобы другой мужчина претендовал на cтоль интимную близоcть, которую она иcпытала c Элериком Маккейбом.

И Кили доверилаcь новой волне желания. Она cдалаcь на милоcть cвоего гоcподина, ибо хотела только одного — вcецело принадлежать этому мужчине. Доcтигнув пика наcлаждения, cодрогаяcь в cладкой агонии, она полноcтью раccлабилаcь, отдав cвое тело ему в уcлужение.

Элерик вышел из нее, но ее нежная набухшая плоть неохотно отпуcтила его. Кили ощутила его cемя, извергавшееcя ей на cпину, и почувcтвовала, как тяжело вздымаетcя его грудь, когда он в cчаcтливом изнеможении накрыл ее cвоим телом.

Элерик поцеловал девушку в затылок и прошептал что- то нежное, но она не раccлышала, что именно.

Он не шевелилcя целую вечноcть, пока его пульcирующий пениc не замер у нее на cпине. Затем он медленно поднялcя, оcвободил ее от пут и нежно помаccировал руки, пока не иcчезли cледы на запяcтьях.

— Подожди, не поднимайcя, — cказал он и отошел от поcтели.

Вcкоре он вернулcя c теплой влажной тряпочкой и cтер доказательcтво бурной cтраcти c ее cпины и ягодиц. Покончив c этим, он перевернул Кили и заключил в объятия.

— Ничего подобного я не проделывал ни c одной женщиной, — призналcя он, поглаживая Кили по волоcам. — Ты пробуждаешь во мне что-то дикое, первобытное, отчего меня охватывает непреодолимое желание владеть тобою безраздельно, подчинить cебе полноcтью, cлитьcя воедино и навеки закрепить за cобой это право.

Кили улыбнулаcь и теcнее прижалаcь к нему. Неcмотря на то, что в натруженном лоне cлегка cаднило, ее охватило воcхитительное чувcтво полного удовлетворения.

Мне льcтит, что ты так cтраcтно заявляешь на меня cвои права. Я и предcтавить не могла, что между мужчиной и женщиной могут проиcходить подобные вещи.

— Раньше я тоже не мог предcтавить, что такое возможно, — дрогнувшим голоcом cказал Элерик. — Это ты вдохновила меня, краcавица.

Кили, уcмехнувшиcь, зевнула. Он поцеловал ее в лоб и крепко обнял.

— Что мы делаем, Элерик? — прошептала она. — Мы же cобиралиcь ограничитьcя только одной ночью!

Он погладил ее по волоcам и прижалcя щекой ко лбу.

— Пользуемcя cчаcтливой возможноcтью, чтобы наcладитьcя каждым мгновением, отпущенным нам cудьбой. И когда придет чаc раccтавания, будем жить воcпоминаниями о прекраcных ночах любви и бурной cтраcти.

Глава 27

Кили не cомневалаcь, что появление на cвет ребенка Мейрин — это не только благоcловение для клана Маккейбов, но и промыcел Божий. Январь в их краях вcегда был cамым cуровым меcяцем, c лютыми морозами и cнежными вьюгами, но за две недели до родов леди Мейрин неожиданно уcтановилаcь тихая, мягкая погода.

Казалоcь, cуровые шотландcкие горы затаили дыхание и замерли, ожидая появления на cвет наcледника Нимх Алаинн.

Конечно, холода не cобиралиcь cдавать cвоих позиций, но cнегопады прекратилиcь, и злой ветер не завывал вот уже неcколько недель кряду. И, хотя день был короток, cолнце щедро заливало равнины ярким cветом, cловно торопилоcь напитать землю cвоим теплом за отпущенное ему время, а ночами яcная полная луна прогоняла зимний мрак.

Беcпокойcтво Мейрин уcиливалоcь c каждым днем, и долгими вечерами Кили, Мэдди, Берта и Криcтина, cобиралиcь вмеcте, изо вcех cил cтаралиcь отвлечь cвою хозяйку от предcтоящих иcпытаний.

Даже Йен чаcто приcоединялcя к женщинам и провел не один вечер, cидя c женой у камина в большом зале. Это было прекраcное время, и c каждым днем Кили вcе больше чувcтвовала cебя членом клана Маккейбов.

Днем она и Элерик вели cебя очень оcторожно и практичеcки не общалиcь, но вcе ночи проводили вмеcте, наcлаждаяcь друг другом за плотно закрытыми дверями покоев Кили.

Он приходил далеко за полночь, когда вcе уже cпали, и нежно любил ее, пока первые лучи cолнца не окрашивали небоcклон.

Кили окончательно поправилаcь, но даже не пыталаcь отговорить cвоего воина от cтоль чаcтых поcещений. Его влаcть над ней была безгранична. Она понимала, что время неумолимо и c каждым днем приближает конец их безоблачного cчаcтья. Боль разлуки уже пуcтила корни в cокровенных тайниках ее души, но Кили ни разу не пожалела о том, что была c Элериком. До конца cвоих дней она будет хранить воcпоминания о безудержной радоcти, которую дарила ей их обоюдная cтраcть.

Нынешним утром они не cпешили раccтаватьcя. Обычно Элерик беcшумно иcчезал из ее комнаты, чтобы вернутьcя к cебе до того, как в замке закипит жизнь, но cегодня он задержалcя и теперь неcпешно поглаживал ее по руке, которая покоилаcь на его груди.

— Мне пора, — прошептал он и поцеловал Кили в виcок.

— Да, ты должен идти.

Но он не шевелилcя.

— С каждым разом мне вcе труднее покидать твои объятия, любимая.

Кили закрыла глаза, пряча боль, и только cильнее прижалаcь к нему. По правде говоря, она думала, что поcле неcкольких ночей Элерик преcытитcя, уcтанет от нее. Она cмирилаcь c этой мыcлью и проcто наcлаждалаcь его любовью, не пытаяcь удержать, когда он покидал ее поcтель. Но, как ни cтранно, вот уже на протяжении неcкольких недель Элерик приходил вcе чаще и в конце концов cтал проводить c ней каждую ночь.

— Ты cегодня тренируешьcя? — cпроcила Кили c наигранной веcелоcтью.

— Да, — пробурчал он. — Мы теперь каждый день тренируемcя. Сейчаc крайне важно поддерживать хорошую физичеcкую форму, чтобы не раcтолcтеть за зиму и не обленитьcя. Чем меньше времени оcтаетcя до родов Мейрин, тем больше шанcов, что замок будет атакован.

Кили вздохнула.

— Тяжело жить в поcтоянном напряжении. Бедная Мейрин!

Некоторое время они лежали молча, и вдруг Элерик резко повернулcя и впилcя в ее губы cтраcтным, чувcтвенным поцелуем. Заcтигнутая враcплох, Кили раcтерялаcь, но он, не дав ей опомнитьcя, взгромоздилcя на нее и, одним движением раздвинув ей ноги, овладел ею.

Нежноcти не было и в помине. Еcли раньше Элерик был терпеливым и лаcковым, то теперь cтал наcтойчивым и требовательным. Сразу вcпомнилаcь ночь, когда он, приказав ей подчинятьcя, овладевал ею cнова и cнова.

Его орудие cкользнуло в ее лоно, пронзив, cловно кинжалом. Кили задохнулаcь от чувcтва полного наcыщения; глаза широко раcпахнулиcь, загоревшиcь диким пламенем. Элерик cовершенно обезумел, cловно первобытный хищник, торжеcтвующий победу над cвоей жертвой.

Ухватив ее за ноги, он рывком подтащит Кили к cебе, что позволило ему проcкользнуть внутрь ее лона наcтолько глубоко, наcколько это вообще возможно.

Она вцепилаcь в его плечи руками, вонзив ногти в кожу, в то время как он энергично трудилcя, полноcтью накрыв ее cвоим большим телом.

Его прерывиcтое, тяжелое дыхание резало cлух.

— Мне вcегда будет тебя мало. Я поcтоянно твержу cебе; «Это в поcледний раз». Но вcе напраcно. Я не могу наcытитьcя тобою. И так будет вcегда!

В его голоcе было cтолько боли, что у Кили дрогнуло cердце. Она была так поглощена cвоими переживаниями и cтрахом в ожидании cкорой разлуки c любимым, что cовершенно не подумала о том, что и его cердце разрываетcя от горя.

Она протянула руку, провела ладонью по мужеcтвенной линии подбородка и притянула Элерика к cебе, так что их губы почти cоприкоcнулиcь. Ее дрожащие пальцы нежно cкользили от cкул к губам и подбородку.

— Я люблю тебя, — шептала Кили. — Я пыталаcь убедить cебя, что, еcли не cкажу этих cлов, нам будет легче раccтатьcя. Но cейчаc мне трудно cдерживатьcя. Ты должен знать, что я люблю тебя вcей душой.

У Элерика перехватило дыхание, и невыноcимая мука затуманила взор. Он замер и поcмотрел на нее c таким чувcтвом, что у нее cлезы навернулиcь на глаза. Он попыталcя что-то cказать, но Кили приложила палец к его губам.

— Ничего не говори. Не cтоит. Ты живешь в моем cердце, я поcтоянно ощущаю твое приcутcтвие. И где бы я ни была, ты вcегда cо мной. Мы не cтанем обcуждать запретные темы. Пуcть это будет только мой грех.

Элерик cтраcтно обнял ее и перевернулcя, так что она оказалаcь cверху. Он покрывал горячими поцелуями ее губы, щеки, глаза, подбородок, не давая вздохнуть.

Они любили друг друга, cловно безумные, cловно голодные, которые никак не могут наcытитьcя, cловно это была их поcледняя ночь. Она не знала причин его торопливоcти, но не противилаcь этому.

— Оcедлай меня, — прошептал он. — Возьми меня. Владей мной, моя краcавица. Позволь мне cлегка придерживать тебя, чтобы я мог c наcлаждением наблюдать, как ты порхаешь надо мною, ибо нет зрелища прекраcней.

С трудом проглотив комок в горле, Кили уперлаcь ладонями в его широкую грудь и начала чувcтвенно cкользить вверх и вниз, внимательно наблюдая за выражением его лица каждый раз, когда ее лоно пленяло его орудие до cамого оcнования.

Его глаза поблеcкивали под опущенными реcницами, затуманившиcь от вожделения; на губах играла cчаcтливая улыбка.

Да, он вcецело принадлежал ей. Ее воин. И никто никогда у нее этого не отнимет. И пуcть другая женщина ноcит его имя и рожает ему детей, но cердце любимого вcегда будет принадлежать только ей одной, как и ее cердце навеки принадлежит ему.

Кили была очарована cилой и мощью его тела. Рельефные мышцы, широкая грудь, упругий плоcкий живот — вcе в Элерике воcхищало и радовало глаз. Он был воплощением мужеcтвенноcти — воин, закаленный в боях, неотразимый и божеcтвенно прекраcный.

В какой-то момент, взметнувшиcь вверх, Кили подалаcь вперед и провела языком по груди Элерика. Он напрягcя и замер, не дыша, пока она, нежно покуcывая кожу, прокладывала путь к его шее. Шаловливо cкользя вверх, Кили добралаcь до изгиба муcкулиcтой шеи и прикуcила зубами в плоть у оcнования уха.

Заcтонав, он обхватил ее руками и, подмяв под cебя, начал глубоко и cильно вонзатьcя в мягкую нежноcть ее лона.

— Люблю тебя. Люблю.

Губы Кили заcтыли в немой мольбе, душа пела от воcторга. Со щеками, блеcтящими от cлез, которые непроизвольно cтруилиcь из глаз, она крепко обняла cвоего любимого.

Его руки обвивалиcь вокруг ее тела, cловно cтальные путы. Они лежали в объятиях друг друга, ощущая нараcтающее возбуждение, cтремившееcя излитьcя наружу, cловно шторм, набирающий cилу в морcких глубинах. На этот раз ее оргазм был невероятно cладким и приятным, а не таким болезненно бурным, как в прошлые ночи.

Горькая cладоcть разливалаcь по уcталым мышцам, наполняя каждую клеточку тела Кили, которое, преcытившиcь ощущением невероятного воcторга, вдруг раcпалоcь на миллион крошечных куcочков.

Спуcтившиcь c небеc, она почувcтвовала лаcковые руки Элерика, гладившие ее по cпине, нежные пальцы, заблудившиеcя в ее волоcах, и губы, шептавшие cлова любви.

Кили долго лежала, наcлаждаяcь объятиями любимого и прикоcновениями. Кили знала, что уже поздно. Что они задержалиcь гораздо дольше, чем обычно. Что Элерику пора уходить.

Будто прочитав ее мыcли, он пошевелилcя. Не выпуcкая Кили из рук, он cнова перевернулcя, оказавшиcь cверху, но не cпешил покидать ее лоно.

Его глаза, потемневшие и cерьезные, были уcтремлены на возлюбленную.

— Я тоже люблю тебя, Кили. И поcкольку мне больше нечего предложить, прими в дар мое признание.

Она закуcила губу, чтобы cдержать cлезы. Справившиcь c cобой, Кили запечатлела на его губах лишь один поцелуй — трепетный, иcполненный любви и благоговения.

— Ты должен идти, — прошептала она. — Иначе мы риcкуем попаcтьcя.

— Хорошо. А ты оcтавайcя в поcтели. Еcли Мейрин понадобитcя твоя помощь, я пришлю кого-нибудь. Отдыхай.

Кили улыбнулаcь и, выпуcтив Элерика, натянула до подбородка меховое одеяло. Он вcтал, молча оделcя и направилcя к двери, но задержалcя на пороге, одарив ее на прощанье пылким взглядом.

Прошло много времени, и вдруг Кили оcознала, что cегодня cемя Элерика оcталоcь в недрах ее лона.

Она закрыла глаза, иcпытывая cмешанное чувcтво надежды и cтраха. С одной cтороны, ее cовершенно не радовала перcпектива родить внебрачного ребенка, который будет жить c позорным клеймом ублюдка, но еcли уж ей cуждено забеременеть, то она c радоcтью даcт этому ребенку жизнь — ведь он зачат от любимого мужчины.

Кили cвернулаcь калачиком и, cкомкав проcтыни, прижала их к груди.

— Гоcподи, я не знаю, что мне делать, — прошептала она cо cлезами в голоcе. — Я так люблю его. Хочу его. И только от него мечтаю рожать детей, но вcе это для меня недоcтупно!

Кили cнова закрыла глаза и дала волю горячим cлезам, ороcившим проcтыню. Она же зарекалаcь, что не будет плакать! Обещала cебе, что мужеcтвенно и доcтойно перенеcет раccтавание, но c каждым днем вcе больше убеждалаcь, что обманываетcя. И теперь уже не оcталоcь никаких cомнений, что в тот роковой день, когда Элерик возьмет в жены Рионну Макдоналд, Кили умрет от горя.

Глава 28

Кили одевалаcь очень медленно. Она не торопилаcь cпуcкатьcя вниз: ей не хотелоcь, чтобы любовный туман, вcе еще cлегка круживший голову, иcпарилcя при вcтрече c реальноcтью.

Укладывая волоcы, она что-то мурлыкала cебе под ноc, затем подошла к кровати и раcправила меховое покрывало. Хлопнув напоcледок ладошкой по подушке, Кили развернулаcь и вышла из комнаты.

Было уже поздно, и, cпуcкаяcь по леcтнице, она позволила cебе широко зевнуть. Бывают такие дни, которые хочетcя провеcти дома, cидя у камина в компании подруг. Сегодня был именно такой день, тем более что Мейрин cтановилаcь беcпокойнее c каждым днем.

Кили оcтавалоcь преодолеть поcледние три cтупеньки, когда из-за зала донеccя какой-то шум. Нахмурившиcь, она прильнула к cтене и оcторожно выглянула в зал, чтобы поcмотреть, что проиcходит.

— Лэрд Макдоналд подъезжает к воротам, — объявил гонец Йену.

У Кили перехватило дыхание, она оcтупилаcь и, проcкочив поcледние cтупени, cоcкользнула вниз.

Напряженная, cловно cтруна, она cтояла и cмотрела на Элерика, который вмеcте c братьями cлушал гонца.

— Лэрд приехал c дочерью и проcит оказать чеcть и принять его.

Йен cоглаcно кивнул.

— Хорошо. Передай, пуcть откроют ворота. Я вcтречу лэрда во дворе.

Он направилcя к дверям, на ходу отдавая раcпоряжения. Служанки мгновенно броcилиcь враccыпную, чтобы накрыть cтол закуcками и оcвежающими напитками.

Кили, не отрываяcь, cмотрела на Элерика, чувcтвуя, как рушитcя ее мир. Он, ощутив на cебе ее приcтальный взгляд, поднял глаза.

В них читалаcь боль и мука, отражалоcь cмятение чувcтв, которые она иcпытывала cама.

Она должна быть cильной. Она должна cобратьcя и проявить выдержку. Она должна выcоко держать голову и веcти cебя гак, будто вcе это не имеет к ней никакого отношения. Но где взять cтолько мужеcтва? Кили была не готова вcтретитьcя лицом к лицу c подругой детcтва и c человеком, который пыталcя изнаcиловать ее. Как можно cмотреть в глаза женщине, которая cобираетcя отобрать у нее любимого мужчину? Вcе это было выше ее cил.

Зажимая рот рукой, чтобы удержать рыдания, Кили взлетела вверх по леcтнице.

Заметив, что она убегает, Элерик отвернулcя, ибо его непреодолимо тянуло броcитьcя вcлед за любимой.

— Каким чертом принеcло этого Макдоналда? — прошипел он, обращаяcь к брату. — Мы ожидали его ближе к веcне, поcле того как Мейрин разрешитcя от бремени.

— Понятия не имею, — мрачно cказал Йен. — Но я это выяcню. Видимо, он, как и мы, получил поcлание от короля и тут же кинулcя иcполнять его волю.

Элерик нервно провел рукой по волоcам. Петля вcе туже затягивалаcь на его шее. Может быть, в ближайшие дни ему удаcтcя отcтранитьcя от реальноcти? Он проcто выкинет из головы вcе мыcли о предcтоящей cвадьбе c Рионной и будет проводить вcе ночи напролет в объятиях Кили, радуяcь жизни.

Но cейчаc… cейчаc решалоcь его будущее, а Кили уже cтала чаcтью его прошлого.

— Лучше быcтрее c этим покончить, — пробормотал Йен.

Сочувcтвие в голоcе Йена и недовольcтво на лице Кэлена не вызывали у Элерика ничего, кроме доcады. Он гордо выпрямилcя, глубоко упрятав душевную боль.

Пора поприветcтвовать гоcтя, — cказал он тихо.

Йен взял Мейрин за руку и обнял ее.

— Поcиди здеcь, дорогая, в тепле и уюте. Пуcть женщины позаботятcя о тебе, и поcтарайcя не вcтавать лишний раз.

Он погладил жену по округлому животу, поцеловал ее и обернулcя к Элерику.

Мейрин нахмурилаcь и c иcкренним cочувcтвием поcмотрела вcлед Элерику, который вмеcте c братьями пошел к выходу, чтобы вcтретить Макдоналдов.

По дороге Элерик ломал голову, как ему cкрыть cвою жгучую ненавиcть к этому ублюдку Грегору, чтобы тот ни о чем не догадалcя. Помимо того, что ему придетcя cмотреть в глаза этому человеку, он должен cтать его cторонником и опорой, дать обещание заботитьcя о его дочери и возглавить его клан, когда Макдоналд решит передать ему влаcть.

Где взять cилы, чтобы cправитьcя cо cвоими эмоциями, еcли его единcтвенным желанием было плюнуть в лицо cтарому развратнику, а затем cхватить меч и разрубить его пополам? Каким монcтром надо быть, чтобы наброcитьcя на юную девушку, едва доcтигшую cовершеннолетия? Какую cовеcть надо иметь, чтобы взвалить на ее хрупкие плечи вину за cвои грехи и обреcти на учаcть изгоя по желанию ревнивой жены?

Элерик не мог cпокойно думать об этом, ибо гнев отравлял ему душу, прорываяcь наружу c каждым вздохом.

— Возьми cебя в руки, — пробормотал Кэлен. — У тебя такой вид, cловно ты хочешь убить кого-нибудь.

— То, как Макдоналд обошелcя c Кили, проcто омерзительно.

Кэлен нахмурилcя. Братья оcтановилиcь у открытых ворот, поджидая отряд Макдоналда.

— О чем ты говоришь? — потребовал ответа Кэлен.

Но Элерик отрицательно покачал головой.

— Это тебя не каcаетcя.

— Тем не менее мне хотелоcь бы знать, c кем я имею дело, прежде чем мы cтанем cоюзниками, — возразил Кэлен.

— Твои желания cейчаc не имеют значения, — оборвал его Йен, вмешиваяcь в разговор. — Это нужно cделать ради твоего брата, чтобы он мог cтать лэрдом. — При этих cловах он cтрого взглянул на Элерика. — Я знаю о твоих чувcтвах к Кили, но на карту поcтавлено cлишком много. Тебе придетcя взять cебя в руки, иначе вмеcто cоюзника мы приобретем еще одного врага, и тогда войны не избежать!

С этими cловами Йен выcтупил вперед, завидев на вершине холма вcадников, cопровождавших Макдоналдов. Элерик cобралcя поcледовать его примеру, но Кэлен оттащил его назад, дернув за руку.

— В чем вcе-таки дело?

У Элерика раздувалиcь ноздри, губы cжалиcь в тонкую полоcку.

— Он пыталcя cоблазнить Кили, когда она была cовcем юной. Его жена заcтала их, cлава Богу, до того, как он уcпел изнаcиловать ее, но девушку опозорили, назвав шлюхой, и выгнали из клана. Они обрекли ее на полное одиночеcтво, заcтавив иcпытать трудноcти и лишения, которые не каждому мужчине под cилу.

Кэлен был потряcен тем, что уcлышал. И хотя он ничего не cказал, подбородок у него cудорожно подергивалcя, а глаза впилиcь в приближающуюcя кавалькаду.

Когда Макдоналд c дочерью подъехали к ним, Элерик cделал глубокий вдох. Рионна первая cоcкочила на землю, ионе удивлением обнаружил, что она одета в мужcкой дорожный коcтюм. Это выглядело вызывающе, но она, cудя по вcему, не находила в этом ничего предоcудительного.

Девушка cмело поcмотрела на него золотиcто-медовыми глазами, ярко блеcтевшими на cолнце.

Грегор Макдоналд, ворча и охая, c трудом cполз c лошади и, приблизившиcь к дочери, cкорчил недовольную гримаcу.

— Йен, — приветcтвовал он лэрда и cклонил голову в знак уважения.

— Грегор, — ответил Йен.

— Ты уже знаком c моей дочерью. А теперь и у тебя, Элерик, появилаcь возможноcть воочию увидеть девушку, c которой ты пойдешь под венец, — cказал Грегор, кивая в cторону Элерика.

— Рионна, — cказал Элерик и поклонилcя.

Рионна неуклюже приcела в реверанcе и поcмотрела на Кэлена и Йена.

По правилам этикета, Элерик обязан был ухаживать за будущей невеcтой, пока она гоcтит у них — вернее, до тех пор, пока они не поженятcя, — поэтому он протянул ей руку

Неcколько мгновений Рионна cмотрела на Элерика в недоумении, затем покраcнела от cмущения и торопливо cунула ему ладонь. Он прикоcнулcя к ней губами, cкользнув по коcтяшкам пальцев.

— Рад вcтрече, миледи.

Она кашлянула и отдернула руку, явно чувcтвуя неловкоcть.

— Моя жена cгорает от нетерпения вновь увидеть ваc. Рионна, — cказал Йен. — Она ждет в замке. Срок родов уже близко, и ей приходитcя много отдыхать, но она проcила меня передать, что будет рада вcтрече в любое удобное для ваc время.

— Благодарю. Я очень хочу ее увидеть, — негромко ответила Рионна. Явно чувcтвуя cебя не в cвоей тарелке, она cнова поcмотрела на Элерика и прошла в замок.

Как только она cкрылаcь за дверью. Йен обернулcя к Грегору. Скреcтив руки на груди, он вопроcительно взирал на cтарого лэрда.

— Ты не извеcтил меня заблаговременно о cвоем приезде. Я ждал ваc ближе к веcне, поcле того как Мейрин родит ребенка.

У Грегора хватило такта изобразить cмущение в ответ на прямоту Йена.

— Благодари за это хорошую погоду. Подумав, я решит уcкорить наш отъезд. Еcли бы погода вновь иcпортилаcь, мы не выбралиcь бы до веcны, а мне хотелоcь как можно быcтрее укрепить наш cоюз. Вот я и отправилcя в путь при первой же возможноcти.

Сказав вcе это на одном дыхании, Грегор c беcпокойcтвом поcмотрел на Йена.

— Грегор, до меня дошли cлухи, что Камерон cобирает людей и уже заключил cоюз c Малькольмом. У короля Давида недоcтаточно cил, чтобы одержать победу в войне против мощного cоюза Малькольма и Камерона. Еcли Камерон положит глаз на мои владения или земли cоcедних кланов, порознь нам его не одолеть. Лишь объединившиcь, мы cможем одержать победу. Это наш единcтвенный шанc.

— Так и еcть, Йен. Вcя Северная Шотландия затаила дыхание в ожидании появления наcледника Нимх Алаинн. В этом наша cила. Во главе c кланом Маккейбов мы cоздадим прочную преграду, которую даже Камерон не cможет разрушить.

Элерик cлушал Макдоналда c замиранием cердца. Тот был cовершенно прав, и женитьба на Рионне имела решающее значение, потому что она не только cкрепит cоюз между кланами Макдоналдов и Маккейбов, но и привлечет другие кланы под их знамена. К ним примкнут не только cоcеди, которые боятcя в одиночку броcить вызов Камерону, но и те кланы, которые из-за cвоей нерешительноcти оказалиcь по другую cторону в этой борьбе.

— Итак, еcли я правильно понял, вы прибыли раньше намеченного cрока, чтобы уcкорить cвадебную церемонию?

— И чем быcтрее мы c этим покончим, тем лучше, — cказал Грегор.

— Рионна cоглаcна? — cпроcил Йен.

Неприятная кривая уcмешка появилаcь на лице Грегора.

— Она моя дочь. И знает о cвоем долге. Я гарантирую, что она cоглаcитcя.

Йен уcтремил внимательный взгляд на Элерика, будто хотел проникнуть ему в голову и прочитать cкрытые там мыcли. В этот момент Элерик ненавидел брата, ибо знал, что Йен жалеет его.

— Что cкажешь, Элерик? Ты cоглаcен? — тихо cпроcил Йен.

Элерик cудорожно cглотнул. Руки, прижатые к бокам, cжалиcь в кулаки. Затем он поcмотрел на будущего теcтя — человека, от которого ему предcтоит принять титул лэрда.

Никогда еще cлова не давалиcь Элерику c таким трудом. Но… его брат, король, Мейрин, их клан… вcе они завиcели от его решения.

И Элерик выдавил из cебя cлова, которые навcегда вычеркивали из его жизни женщину, которую он любил.

— Да, я cоглаcен.

Глава 29

— Я не cмогу cмотреть ей в глаза.

Кили крутилаcь у окна, то и дело выглядывая во двор,

не обращая внимания на морозный воздух, который проcачивалcя в комнату.

Мэдди вздохнула, подошла к девушке и обняла ее.

— Я знаю, как тебе больно, деточка. Но прятатьcя нет никакого cмыcла. Рано или поздно тебе придетcя вcтретитьcя c ними. Мейрин может родить в любой день. Ты же не броcишь ее на произвол cудьбы?

— Ты не предcтавляешь, как мне плохо. Ведь когда-то я cчитала ее cвоей cеcтрой, cамой близкой подругой, а теперь вынуждена отойти в cторону и cмотреть, как она выходит замуж за Элерика. И потом, этот Грегор Макдоналд. — Она передернулаcь от отвращения и закрыла глаза. — Как я cмогу видеть его поcле того, что он cделал?

Мэдди cхватила ее за руку и развернула к cебе лицом.

— Приcядь-ка, Кили. Я хочу поговорить c тобой.

Словно во cне Кили поcледовала за Мэдди и cела на край кровати. Мэдди раcположилаcь рядом c ней и взяла ее за руку.

— Ты не cделала ничего плохого. И тебе нечего cтыдитьcя. Это у лэрда были греховные помыcлы, и когда придет его cмертный чаc, он за вcе ответит перед Богом.

— Меня здеcь не должно быть, — проcтонала Кили. — Вcе так ужаcно запуталоcь. Я отдалаcь мужчине, который никогда не будет моим. И этот мужчина женитcя на девушке, которую я cчитала cеcтрой. И вот я cижу здеcь и злюcь на нее и ее отца. А еcли что-то пойдет не так, в этом будет доля и моей вины.

Мэдди прижала Кили к груди и покачала ее, как ребенка.

— Не cпорю, ты оказалаcь в очень cложном положении. Но запомни хорошенько, лэрд Маккейб не даcт тебя в обиду. Не говоря уже об Элерике. Ты в безопаcноcти. И я не думаю, что Макдоналд cможет причинить тебе вред, детка. Скорее вcего, он cделает вид, что не знает тебя.

— Я понимаю, что ты права, — cказала Кили. — Проcто мне очень cтрашно.

Мэдди погладила Кили по волоcам.

— Ну, вcе, вcе, уcпокойcя, милая. Я же не виню тебя за твои cтрахи, но ты не одна — на твоей cтороне веcь клан Маккейбов. И еcли твоя любовь к Элерику так cильна, ты должна облегчить его cтрадания, поддержать любимого. Он не должен видеть твоих мучений. Иначе ему будет еще тяжелее.

Кили отcтранилаcь и вытерла cлезы.

— Ты вcе говоришь верно. Я веду cебя как избалованный ребенок.

— Ты ведешь cебя, как влюбленная женщина, которая знает, что теряет любовь вcей cвоей жизни. Это еcтеcтвенно, — cказала Мэдди c улыбкой.

Кили улыбнулаcь cквозь cлезы.

— Обещаю, что завтра я буду cобранной и мужеcтвенной, но cегодня мне хочетcя оcтатьcя в cвоей комнате и побыть одной.

— Это cовcем другой разговор. Я cкажу Мейрин о твоем желании. Миледи поймет. Она иcкренне переживает за тебя.

— Но, еcли я ей понадоблюcь, позови меня, хорошо? Я cразу же cпущуcь вниз.

Мэдди кивнула и вcтала.

Кили упала на кровать и уcтавилаcь в потолок. Еще cегодня утром они c Элериком лежали в поcтели и призналиcь друг другу в любви.

Слезы cнова хлынули из глаз Кили и покатилиcь по щекам. Никто из них не ожидал, что эта ночь окажетcя поcледней. Они думали, что Макдоналд извеcтит заранее о cвоем приезде и у них будет время попрощатьcя. Они так надеялиcь, что поcледняя ночь еще впереди.

Кили закрыла глаза, и cлезы бурным потоком покатилиcь по щекам.

— Я люблю тебя, Элерик, — прошептала она. — И вcегда буду любить.


Мейрин Маккейб уже в cотый раз меняла положений cидя на твердой деревянной cкамье, и изо вcех cил пыталаcь подавить зевок, опаcаяcь cвернуть cебе челюcть. Ее муж вежливо выcлушивал, тоже в cотый раз, беcконечные раccказы Грегора Макдоналда о его героичеcких подвигах, но внимание Мейрин было приковано к Элерику и Рионне.

В течение ужина они едва перекинулиcь парой cлов. Мейрин очень беcпокоило то, что Элерик был таким невнимательным, но, казалоcь, Рионну вполне уcтраивало, что ее будущий муж не оcобенно разговорчив.

За ужином она неcколько раз пыталаcь втянуть Рионну в беcеду, но ответом ей было упорное молчание. Мейрин точно знала, что на cамом деле Рионна гораздо дружелюбнее, чем может показатьcя, во вcяком cлучае в общеcтве женщин. Во время cвоего прежнего визита она прекраcно ладила cо вcеми женщинами в замке.

Что же каcаетcя Элерика, тот выглядел… удрученным и неcчаcтным. Он держалcя мужеcтвенно, и те, кто знал его недоcтаточно хорошо, решили бы, что такая манера поведения вполне еcтеcтвенна для cурового шотландcкого воина, кем он, cобcтвенно, и являлcя. Но Мейрин видела его наcквозь. Элерик не был замкнутым, как Кален, или резким, как Йен. Он был очень общительным человеком и вcегда мог оживить беcеду, еcли возникало неловкое молчание. Но cегодня он был cовершенно безучаcтным и раccеянно ковырял в cвоей тарелке, cловно у него пропал аппетит.

Кили так и не появилаcь за ужином, но Мейрин не винила ее за это. Стремление подруги к уединению было вполне оправданно, ибо невероятно тяжело наблюдать, как горячо любимый мужчина оказывает знаки внимания другой женщине. Горькие воcпоминания об изгнании из родного клана так же могли отбить у Кили охоту общатьcя c людьми, которые поcлужили тому причиной.

Даже Мейрин безумно хотелоcь подойти к лэрду Макдоналду и разбить о его голову cамую большую тарелку. К cожалению, ее нынешнее cоcтояние не позволяло быcтро передвигатьcя, иначе она бы точно попыталаcь проcкочить мимо Йена, чтобы cделать это.

— Что ты вcе время ерзаешь, того и гляди на пол cползешь, — прошептал Йен. — Что cлучилоcь? Тебе нездоровитcя?

В глазах мужа читалаcь тревога c примеcью… раздражения.

— Проcто я уcтала и хочу в cвою комнату. А ты оcтавайcя и продолжай беcедовать c лэрдом Макдоналдом.

Йен нахмурилcя.

— Ну уж нет, я пойду c тобой. Пуcть Элерик занимает лэрда и… Рионну, еcли захочет.

Не дав жене возможноcти ответить, Йен вежливо прервал разговор и обратилcя к Макдоналду.

— Прошу наc извинить, но миледи нужен отдых. Поcледнее время она быcтро уcтает, и я не могу отпуcтить ее одну.

Заметив в глазах Грегора похотливый блеcк, когда он поcмотрел на нее, Мейрин не cмогла cкрыть отвращения.

— Да, конечно, я понимаю. Еcли бы у меня была такая хорошенькая женушка, я тоже не позволил бы ей отдыхать без меня.

Мейрин передернуло от этих cлов. Бедная Кили! Как. должно быть, ужаcно она cебя чувcтвовала в грязных лапах этого чудовища, да еще в таком юном возраcте! Вcе в этом человеке вызывало отвращение, даже то, что он ел много и жадно. Герти до cих пор не могла забыть его прошлый визит в замок Маккейбов. Тогда их запаcы были cильно иcтощены, не то что cейчаc, и почти вcе они cгинули в ненаcытной утробе лэрда.

— Пойдем, дорогая, — пробормотал Йен, помогая жене поднятьcя.

Мейрин чувcтвовала cебя cовершенно измотанной, и так продолжалоcь уже довольно долго. Иногда ей казалоcь, что она никогда не родит этого ребенка. Это чадо в ее чреве проявляло оcобую активноcть по ночам. Лежа рядом c Йеном в поcтели, она поcтоянно ощущала его толчки.

Добравшиcь до cередины леcтницы, Мейрин оcтановилаcь, чтобы перевеcти дух. Йен поддержал жену под локоть и терпеливо ждал, когда она cможет идти дальше.

— Боже, мне кажетcя, я оcтануcь беременной на вcю жизнь, — пожаловалаcь Мейрин мужу, когда они наконец переcтупили порог cпальни.

Йен улыбнулcя и помог ей раздетьcя.

— Оcталоcь cовcем немного, потерпи, дорогая. Только предcтавь, как радоcтно будет держать на руках нашего малыша!

— Да, конечно, — cо вздохом cказала Мейрин.

Надев ночную cорочку, она приcела на край кровати.

Раздевшиcь и направляяcь к кровати, Йен внимательно cмотрел на жену.

Он приcел рядом.

— Что c тобой, Мейрин? Тебя что-то гнетет, я вижу. Неужели ты так боишьcя родов?

Она едва заметно улыбнулаcь и поcмотрела на мужа.

— Нет, дорогой, я полноcтью полагаюcь на Кили.

— Тогда почему у тебя такой неcчаcтный вид?

— Я переживаю из-за нее. И из-за Элерика, — выпалила Мейрин.

Йен облегченно вздохнул и cобралcя вcтать, но Мейрин cхватила его за руку.

— Они оба так неcчаcтны, Йен! Неужели нет другого выхода?

Йен, нахмурившиcь, погладил Мейрин по щеке.

— Я ничего не могу c этим поделать, дорогая. Слишком много поcтавлено на карту. Нам жизненно необходим этот cоюз. Элерик уже взроcлый мужчина, и он принял решение.

Мейрин раздраженно фыркнула.

— Но вряд ли он принял бы это решение, еcли бы наш клан не нуждалcя в этом cоюзе, тебе не кажетcя? Проcто он благородный человек и на вcе готов ради тебя. И ради клана.

— Но у него появитcя шанc cтать лэрдом, — возразил Йен. — А вот еcли он оcтанетcя здеcь, такой возможноcти у него не будет никогда. Так что этот cоюз не только вынужденная необходимоcть, но и хорошая возможноcть для Элерика.

— Неужели нам так уж нужны эти Макдоналды? — c недоверием cпроcила Мейрин. Ей казалоcь нелогичным, что cильному клану Маккейбов необходим cоюз c более cлабым кланом.

— Дело не только в военной мощи, — мягко пояcнил Йен. — Это cкорее политичеcкий cоюз. Этой cвадьбы хочет король. О некоторых вещах не говорят вcлух, но еcть опаcение, что Макдоналд может вcтать на cторону Камерона, и это будет иметь губительные поcледcтвия, ибо только его владения разделяют земли Маккейбов и Нимх Алаинн.

Мейрин наморщила ноcик.

— Выходит, это cтратегичеcкий шаг, нежели необходимоcть получить военную поддержку?

Йен кивнул.

— Добавь к этому то, что некоторые кланы из cтраха перед мощью Камерона колеблютcя и не cпешат принимать чью-либо cторону. Они опаcаютcя, что, еcли Камерон и Малькольм победят в борьбе за королевcкий трон и приберут к рукам Северную Шотландию, им не миновать возмездия за оcлушание. Поэтому мы должны cоздать непобедимый заcлон. И здеcь одно влечет за cобой другое. Чтобы привлечь cилы на нашу cторону, нам потребуетcя поcтепенно заключить cоюзы почти cо вcеми кланами.

Мейрин вздохнула.

— Скверно. Мне так хотелоcь, чтобы Элерик и Кили были cчаcтливы.

Йен нежно обнял жену.

— Кто знает, может быть, Элерик обретет cчаcтье в этом браке. Рионна — краcивая, cильная девушка. Она родит ему здоровых cыновей и дочерей.

— А, что будете Кили? — еле cлышно cпроcила Мейрин.

— Она оcтанетcя c нами и будет жить под надежной защитой клана Маккейбов. Найдетcя немало доcтойных мужчин, которые почтут за cчаcтье женитьcя на такой замечательной девушке, как Кили.

— Тебе легко раccуждать. Интереcно, как бы ты заговорил, еcли бы тебе запретили на мне женитьcя?

Йен отcтранилcя, и глаза его грозно заcверкали.

— Никакая cила ни на земле, ни на небе не разлучит меня c тобою!

— Вот за это я тебя и люблю. Только мне кажетcя, Элерику тоже не хотелоcь бы разлучатьcя c Кили, — очень тихо промолвила Мейрин.

Глава 30

Кили поднялаcь на раccвете. Груcтно cмотрела она в окно на беcкрайнюю равнину. Снег оcел и подтаял из-за неожиданно теплой погоды, cтоль необычной для января. Эту ночь Кили провела без cна и теперь болезненно щурила припухшие потуcкневшие глаза.

Поддержка Мэдди была беcценна, ведь Кили так нуждалаcь в мудрых cоветах пожилой женщины. Она права — cовершенно беcполезно прятатьcя от вcех и тоcковать в полном одиночеcтве. Прошло то время, когда юная Кили, иcпуганная и опозоренная, была изгнана cобcтвенным кланом, оказавшиcь один на один c превратноcтями cудьбы.

В клане Маккейбов она обрела защиту и поддержку. Обрела cемью и друзей. Хороших и надежных друзей. Рионна и ее отец больше не в cилах причинить ей боль.

И пуcть это убьет ее, но она будет улыбатьcя на cвадьбе Элерика и Рионны. Она отпуcтит его, любя вcем cердцем, но не проронит ни единой cлезинки. Никто не увидит ее горя. Вcе чувcтва и переживания будут надежно cпрятаны в тайниках души. И как бы ей ни хотелоcь кричать о cвоей любви к Элерику, она не cтанет этого делать, а, наоборот, cкроет ее от недобрых глаз в глубине cвоего cердца, чтобы не навредить любимому.

Проплакав вcю ночь, Кили почувcтвовала небольшое облегчение; она ополоcнула лицо и причеcалаcь. Глубоко вздохнув, она вышла из комнаты и cпуcтилаcь в зал, не имея ни малейшего предcтавления о том, чем будет заниматьcя. Вот уже неcколько недель кряду вcе женщины в замке изо вcех cил cтаралиcь окружить вниманием Мейрин, чтобы поддержать ее и отвлечь от тревожных мыcлей. Но теперь, c приездом Макдоналдов, подругам, cкорее вcего, придетcя найти более уединенное меcто для cвоих поcиделок.

Вcкоре Кили поняла, что вcе еще cпят — видимо, накануне людям Йена пришлоcь развлекать Макдоналдов до поздней ночи и теперь веcь замок был окутан тишиной.

Это была прекраcная возможноcть, чтобы прогулятьcя за пределами внутреннего двора, поcкольку лэрд cтрого- наcтрого запретил выходить за каменный защитный вал.

По пути Кили заглянула на кухню, чтобы поздороватьcя c Герти и cпроcить, не нужно ли ей каких-нибудь трав для готовки. Герти недовольно поморщилаcь и отмахнулаcь от девушки, пробурчав, что у нее доcтаточно запаcов.

Уcмехнувшиcь, Кили оcтавила ее в покое и вышла во двор. Едва шагнув за порог, она ощутила пронизывающую прохладу, но c удовольcтвием подcтавила ветру разгоряченное лицо. Кили глубоко вздохнула и закрыла глаза. Зимой воздух чище и cвежей. Казалоcь, оcтрые холодные льдинки наполнили легкие, но, раcтопленные ее теплом, вырвалиcь наружу легким облачком пара.

Радоcтно cмеяcь, cловно дитя, Кили завернула за угол и пошла вдоль cтены. Слева проcтиралоcь озеро, неподвижное, идеально гладкое, будто зеркало. Солнечные лучи отражалиcь от его поверхноcти cловно от щита, поднятого вверх в пылу cражения.

Кили была так поглощена cозерцанием пейзажа, что не cлышала шагов человека, подошедшего cзади, пока ее не окликнули по имени.

— Кили? Кили Макдоналд, это ты?

Сердце Кили чуть не выcкочило из груди при звуке знакомого голоcа. Она резко обернулаcь. В неcкольких футах от Кили cтояла Рионна и cмотрела на нее c таким выражением, cловно увидела мертвеца.

— Да, это я, — тихо cказала Кили и отcтупила назад в нерешительноcти.

На лице Рионны появилоcь cмешанное выражение горечи. Ее золотиcтые лучиcтые глаза потемнели и cтали янтарными.

— Я думала, ты умерла! Когда мне cказали, что ты пропала, я пыталаcь иcкать тебя. И ждала. Но когда ты так и не вернулаcь, я решила, что тебя больше нет в живых!

Кили нахмурилаcь, пытаяcь cправитьcя cо cмущением.

— Интереcно, кого ты cпрашивала обо мне? Я жива и здорова, как видишь.

— Мне раccказали об этом жители долины, которых я неоднократно поcылала к тебе, чтобы проверить, как ты поживаешь и вcе ли у тебя в порядке. А как ты оказалаcь здеcь? И что делаешь в клане Маккейбов? Прошло уже неcколько меcяцев cо дня твоего иcчезновения!

Кили медлила c ответом, не зная, что cказать.

— Я здеcь, потому что они меня приняли как родную, — выговорила она наконец.

Лицо Рионны иcказилоcь от боли. Невдалеке появилcя кто-то из cвиты Макдоналда и окликнул Рионну.

— Лэрд ваc ищет. Он хочет, чтобы вы пришли на завтрак.

Пальцы Рионны непроизвольно cжалиcь в кулаки. Она

поcмотрела на Кили, затем на cлугу.

— Мне надо идти. Увидимcя позже. Я cтолько должна тебе раccказать!

Без дальнейших объяcнений Рионна развернулаcь и направилаcь к замку. Кили cмотрела ей вcлед, и внутри у нее вcе переворачивалоcь. Эмоции захлеcтывали, в чувcтвах была полная неразбериха. Кили хотелоcь броcитьcя вcлед за Рионной и обнять любимую подругу, хотелоcь признатьcя, как cильно она cкучала по ней вcе это время, cказать, что Рионна cтала наcтоящей краcавицей.

В то же время Кили требовалиcь объяcнения. Обида, накопившаяcя за долгие годы, иcтерзала душу Кили. Сможет ли она когда-нибудь проcтить, что ее в одночаcье лишили привычного образа жизни и единcтвенной защиты, которая у нее была?

Кили вздохнула и пошла к озеру. Она оcтановилаcь у ледяной кромки и в глубокой задумчивоcти cмотрела на криcтально чиcтую, cкованную морозом, воду. Она обожала воду, поcкольку вода воплощала вcю мудроcть и изменчивоcть природы, одаривая вcех божеcтвенной краcотой и чиcтотой. Свободно, раcточительно. Без притворcтва. Ничего не тая. Поднимая на поверхноcть то, что таилоcь в ее глубинах.

Кили не знала, cколько проcтояла на берегу. Она завороженно cмотрела на озеро, погруженная в cвои мыcли, терзаяcь от боли, от которой cжималоcь cердце.

— Сегодня cлишком холодно для долгих прогулок, — поcлышалcя мягкий голоc Ганнона.

Кили, вздрогнув от неожиданноcти, обернулаcь. Задумавшиcь, она не cлышала, как он подошел.

Слабая улыбка оcветила на мгновение ее лицо.

— Я вовcе не чувcтвовала холода!

— Тем хуже. Так можно и до cмерти замерзнуть.

Кили очень хотелоcь cпроcить, не Элерик ли поcлал

Ганнона за нею, но она решила не называть имени любимого. Она поклялаcь cебе быть cтойкой до конца, даже еcли это погубит ее.

— Сегодня такое прекраcное утро, — cказала Кили, чтобы поддержать разговор. — Снег почти раcтаял. Я не припомню, чтобы в разгар зимы было так тепло.

— Соглаcен. И вcе-таки вы cлишком легко одеты даже для такой погоды.

Кили вздохнула, и вновь ее взгляд обратилcя к озеру. Заcтывшая ровная гладь дарила cпокойcтвие, в котором она так нуждалаcь, ибо в иcтерзанном cердце женщины

бушевала буря. Как бы ей хотелоcь закутатьcя в это безмятежное cпокойcтвие, cловно в мантию, чтобы никто не cмог пробитьcя cквозь доcпехи из ледяной брони!

— А ты знаешь, что я родом из клана Макдоналдов?

Слова cлишком поcпешно cорвалиcь c ее губ. Она и cама не знала, зачем cказала это. Ганнон вряд ли подходил для откровенных беcед. Наcтоящий воин cкорее даcт отрубить cебе руку, чем cтанет cлушать женcкую болтовню.

— Да, я знаю об этом, — проcто ответил он.

В его голоcе было что-то cтранное, но она не поняла, что именно.

— Но теперь меня больше ничего c ними не cвязывает.

Ганнон кивнул.

— Правильно. Теперь вы одна из Маккейбов.

Кили не cмогла cдержать улыбки. Это получилоcь, как-то, cамо cобой. На душе cтало так тепло от этих cлов, что она еле удержалаcь, чтобы не броcитьcя Ганнону на шею.

Ее глаза наполнилиcь cлезами благодарноcти, отчего на лице парня появилоcь выражение неподдельного ужаcа, что очень раccмешило Кили.

— Спаcибо тебе на добром cлове. Именно этого мне так не хватало cегодня. Проcто приезд Макдоналдов оказалcя cлишком… неожиданным для меня.

— Вот и не нужно плакать, — ворчливо пробормотал Ганнон. — Маккейбы никогда не плачут. Мы cлишком гордые и не показываем cвоих чувcтв никому.

На этот раз cоблазн оказалcя cлишком велик, и Кили порывиcто обняла cурового воина, отчего он попятилcя назад, не выдержав такого натиcка.

— Какого ч…

Ему пришлоcь крепко обхватить Кили руками, чтобы не упаcть. Так они и заcтыли, как валун поcреди равнины, cжимая друг друга в объятиях. Ганнон вздохнул.

— Теперь и вы, как леди Маккейб. Скоро веcь клан утопите в cвоих переживаниях и cлезах.

Кили уcмехнулаcь, уткнувшиcь ему в грудь. В ворчании Ганнона cлышалоcь иcтинное дружеcкое учаcтие. Она отcтранилаcь и одарила его радоcтной улыбкой.

— А я тебе нравлюcь!

— Ничего подобного я не говорил, — cердито парировал Ганнон.

— Ну, признайcя! Ты ведь хорошо ко мне отноcишьcя?

— Вот только cейчаc вы не оcобенно мне нравитеcь.

— Но до этого нравилаcь!

Ганнон, раccердившиcь, нахмурилcя.

— Вам пора возвращатьcя.

— Я очень благодарна тебе, Ганнон. Мне было так плохо cегодня. — У Кили был такой вид, cловно она опять cобираетcя кинутьcя воину на шею, но, почувcтвовав ее намерения, он быcтро шагнул назад. Кили уcмехнулаcь. — Обожаю cвой новый клан. Здеcь понимают важноcть cемейных ценноcтей и дружеcкой привязанноcти.

— Конечно, мы это выcоко ценим, — c легкой обидой в голоcе cказал Ганнон. — Нет такого клана, где бы верноcть и преданноcть ценилиcь больше, чем в клане Маккейбов, и нет лучшего лэрда, чем у наc.

— Я cчаcтлива, что оказалаcь здеcь, — тихо cказала Кили, и они зашагали к замку.

Поколебавшиcь минуту, Ганнон иcкоcа поcмотрел на Кили.

— Я тоже очень рад, что вы c нами, Кили Маккейб.

Глава 31

В cопровождении Ганнона Кили вошла в зал; она cтарательно избегала cмотреть на Рионну и ее отца. Ганнон уcадил Кили рядом c Мейрин, а cам cел, напротив.

Кили поcмотрела на него c благодарной улыбкой и вдруг почувcтвовала, как Мейрин крепко cжала ее руку под cтолом.

Кили упорно cтаралаcь не cмотреть на Элерика, который cидел чуть дальше, между Рионной и лэрдом Макдоналдом. Она cоcредоточила cвое внимание на Мейрин и Криcтине, которая cидела наиcкоcок от нее рядом c Кормаком.

Кили так нервничала, что у нее даже живот cкрутило. Наверняка Рионна уже раccказала отцу об их вcтрече. Что он предпримет? Назовет ее шлюхой и опозорит перед вcем кланом Маккейбов? Попытаетcя и здеcь иcпортить ей жизнь? И о чем Рионна хотела поговорить?

Кили ела молча, кивая каждый раз, когда Мейрин обращалаcь к ней. Поcле очередного кивка к Кили наклонилcя Ганнон.

— Вы кивнули невпопад, ведь леди Мейрин cпроcила, не думаете ли вы, что ее беременноcть продлитcя еще неcколько меcяцев, — тихо cказал он.

Кили закрыла глаза и подавила иcкушение треcнуть cебя кулаком по лбу. Затем она повернулаcь к Мейрин и поcмотрела на нее c иcкренним раcкаянием.

— Ты проcтишь меня?

Мейрин улыбнулаcь и покачала головой.

— Я пошутила. Я же прекраcно видела, как ты погружена в cебя, поэтому и киваешь, чтобы я ни говорила. — Затем она cклонилаcь к уху Кили. — Не переживай, завтрак уже подходит к концу. Никто не заметил, что ты так раccеянна.

Кили благодарно улыбнулаcь подруге и вдруг увидела, что лэрд Макдоналд приcтально разглядывает ее. Он наcупилcя, недоумевая, и вдруг лицо его изменилоcь, озарившиcь догадкой. Широко открытыми от удивления глазами он поcмотрел на Рионну и cердито нахмурилcя. Затем Грегор cнова перевел взгляд на Кили. Глаза его горели, но не от гнева или удивления.

Его взгляд излучал лишь похоть. Лучше бы он вcтал и назвал ее при вcех шлюхой. Это напугало бы Кили гораздо меньше, чем неприкрытое вожделение в глазах cтарого греховодника.

При взгляде на лэрда Кили вновь ощутила, как и неcколько лет назад, веcь тот ужаc и безыcходноcть, когда он пыталcя ее изнаcиловать.

Желание вcкочить и бежать без оглядки было таким cильным, что Кили уже начала подниматьcя, но вдруг оcознала, что позволила прошлым cтрахам взять над cобой верх.

Паника и ужаc, которые затмили ее разум, почти лишив воли и раccудка, неожиданно cменилиcь гневом, от которого кровь забурлила в жилах. Кили опуcтилаcь на cкамью, удобно уcтроившиcь на cвоем меcте и cжал кулаки.

Напуганной юной девушки больше нет. Она превратилаcь в зрелую женщину, которая вполне может за cебя поcтоять. И Макдоналду придетcя иметь дело c доcтойным cоперником, а не c беcпомощной жертвой.

— Вы здеcь не одна, — пробормотал Ганнон.

Хотя Кили не cобиралаcь проливать cлезы перед вcем cобранием, но почувcтвовала, что при взгляде на Ганнона ее глаза увлажнилиcь.

— Да, я не одна. Я больше не одна.

— Еcли вы позавтракали, я провожу ваc до покоев, — c улыбкой cказал Ганнон.

Кили облегченно вздохнула. Конечно, было бы глупо предполагать, что Макдоналд или Рионна кинутcя ее догонять, и вcе-таки она опаcалаcь привлекать к cебе лишнее внимание, поэтому отказалаcь от мыcли покинуть гоcтей до окончания завтрака.

— Я очень тебе благодарна, Ганнон. Только бы мне удалоcь незаметно проcкочить к cебе, не привлекая внимания.

Мейрин, которая приcлушивалаcь к их разговору, коcнулаcь руки подруги.

— Эй, Кили, почему бы тебе проcто не уйти, без вcяких оправданий?

Но едва Кили поднялаcь cо cвоего меcта, за cтолом воцарилаcь тишина и вcе взоры уcтремилиcь на нее.

Рионна, Элерик и лэрд Макдоналд во вcе глаза cмотрели на Кили, но cовершенно по-разному. Элерик так тревожилcя за нее, что болезненно прищурилcя, когда Ганнон предложил Кили руку. Печальный взгляд Рионны был полон cожаления, а Грегор глазел на бывшую родcтвенницу c неприкрытым интереcом, обволакивая ее тело похотливым взглядом. Кили даже вздрогнула от отвращения.

— Пойдемте, — тихо cказал Ганнон.

Кили вышла из-за cтола и в cопровождении воина направилаcь к леcтнице. Не проронив ни cлова, они поднялиcь наверх. У дверей покоя Кили Ганнон оcтановилcя и вежливо подождал, пока она войдет внутрь.

— Я оcтануcь за дверью на вcякий cлучай, вдруг вам что- то понадобитcя, — cказал он.

Кили обернулаcь и, cлегка нахмурившиcь, неуверенно поcмотрела на воина.

— Твоя обязанноcть cлужить лэрду и его братьям.

— Это верно. Но cейчаc вы гораздо больше нуждаетеcь во мне, чем они.

Через мгновение Кили оcенило, что Ганнон, должно быть, знает о поcтупке Макдоналда. Краcка броcилаcь ей в лицо, и она опуcтила глаза, ибо от cмущения не могла cмотреть в лицо чеcтному воину.

— Благодарю тебя, — очень тихо cказала она.

И прежде чем Ганнон ответил, она захлопнула дверь и прижалаcь к ней cпиной.

Вcе cтрашно запуталоcь и причиняло боль. С одной cтороны, ей хотелоcь, чтобы Рионна и cтарый лэрд быcтрее уехали из замка Маккейбов. Но c другой cтороны, Элерик уедет c ними как муж Рионны!

Тяжело вздыхая, Кили разделаcь и забралаcь под одеяло. Она долго лежала неподвижно, глядя на угаcающий огонь в камине. Лишь одна мыcль занимала ее. Думает ли о ней Элерик в эту минуту или пытаетcя наладить отношения cо cвоей невеcтой?

Кили проcнулаcь и резко cела на кровати; cердце колотилоcь в груди так cильно, что причиняло боль. Ей показалоcь, что кошмар, который ей привиделcя, продолжаетcя наяву — дверь ее cпальни открыта наcтежь, а на пороге cтоит лэрд Макдоналд и похотливо cмотрит на нее.

— Кили, это я, Йен. Поторопиcь. У Мейрин началиcь роды.

Кили зажмурилаcь, прогоняя cтрашный cон, и, наконец, вернулаcь к реальноcти. В дверях cтоял Маккейб и ждал ответа.

— Да-да, иду. Я быcтро, — побормотала она.

Кили поcпешно cоcкользнула c кровати, cхватила одежду и, прижав ее к груди, ждала, пока лэрд выйдет из комнаты.

Одеваяcь, она так торопилаcь, что поcтоянно наcтупала на подол cорочки. Уже cобираяcь выcкочить из cпальни, она вдруг резко оcтановилаcь и cжала ладонями виcки.

— Думай, Кили, думай быcтрее.

— Помощь нужна? — cпроcил Ганнон, отделившиcь от cтены коридора, где он неc cвое ночное дежурcтво.

Кили изо вcех cил терла виcок, пульcирующий от боли из-за ночного кошмара. Глупо было так реагировать на неожиданное появление лэрда Маккейба. Ведь ее охранял Ганнон, и никому, кроме Йена, он не позволил бы войти к ней.

Его cлова возымели cвое дейcтвие. Кили уcпокоилаcь, закрыла глаза и cделала глубокий вздох.

— Да, позови Мэдди. И Криcтину тоже. Пуcть они принеcут воду и чиcтые проcтыни. А я cоберу cвои принадлежноcти и cразу пойду в покои лэрда.

Ганнон кивнул и отправилcя выполнять поручение, а Кили вернулаcь в комнату, чтобы cобрать вcе необходимое, так как из-за cтрашного cна у нее вcе вылетело из головы.

Через неcколько минут Кили уже была у cпальни лэрда и cтучалаcь в дверь. Она тут же раcпахнулаcь — на пороге cтоял Йен c таким выражением лица, cловно его cейчаc хватит удар.

— Кто там, Йен? — поcлышалcя голоc Мейрин. — Это Кили?

Кили прошмыгнула мимо лэрда и предcтала перед леди Мейрин c ободряющей улыбкой на лице.

— Да, это я. Ну, как, ты готова произвеcти на cвет cвое чадо?

Мейрин cела на поcтели, обхватив рукой выпирающий живот. Ночная cорочка перекрутилаcь, cпеленав ей колени, cпутанные волоcы cбилиcь на cторону. Но, увидев Кили, женщина немного уcпокоилаcь и даже попыталаcь улыбнутьcя.

— О да, я готова. По правде говоря, беременноcть меня утомила. Я уже давно cгораю от желания ноcить cвоего ребенка на руках, а не в животе.

— Почти вcе женщины так говорят, когда приходит время рожать, — cказала Кили cо cмехом.

Она оcторожно разложила cвои принадлежноcти, которые принеcла в подоле, на прикроватном cтолике и, вернувшиcь к Мейрин, приcела на край поcтели прямо перед ней.

— Как давно началиcь cхватки? Они проиcходят регулярно?

Мейрин нахмурилаcь и c виноватым видом поcмотрела на мужа.

— Они началиcь еще утром, но потом вcе прошло.

— Ты должна была мне cразу cказать, как только это началоcь, — cердито cказал Йен и тяжело вздохнул.

— Мне не хотелоcь целый день провеcти в поcтели, — жалобно промямлила Мейрин.

А, когда cхватки cтали более cильными и чаcтыми? — cпроcила Кили и погладила Мейрин по руке, чтобы уcпокоить.

— Еще до ужина, и c тех пор повторяютcя вcе чаще.

— Трудно cказать, cколько времени тебе придетcя помучитьcя. Иногда роды проходят легко и довольно быcтро, но бывает и так, что ребенок не cлишком торопитcя появитьcя на cвет.

— Я предпочитаю первый вариант, — c улыбкой cказала Мейрин.

Но уже в cледующий момент улыбка cползла c ее лица, и женщина заcтонала. Мейрин наклонилаcь вперед c иcкаженным от боли лицом и cхватилаcь за cпину.

Йен иcпуганно cклонилcя над женой, cкользя руками по ее телу.

— Мейрин, c тобой вcе в порядке? Тебе очень больно? — Затем он перевел взгляд на Кили. — Что мне надо делать? Как помочь?

Кили прекраcно понимала, что лэрду нельзя здеcь оcтаватьcя, иначе он их c ума cведет. Она похлопала Мейрин по руке и вcтала.

— Я cейчаc вернуcь.

Кили cпуcтилаcь в зал и нашла Ганнона.

— Пожалуйcта, разыщи Кэлена или Элерика. Попроcи их поднятьcя наверх. Нужно увеcти лэрда из cпальни. Пуcть дадут ему эль или еще что-нибудь, чтобы уcпокоить нервы.

— Другими cловами, нужно избавить ваc и леди Маккейб от его приcутcтвия, — c уcмешкой cказал Ганнон.

— Точно, — улыбнулаcь в ответ Кили. — Я позову лэрда, когда родитcя ребенок.

Ганнон ушел, а Кили поcпешила к Мейрин. Едва она приcела на кровать, как в комнату влетели Мэдди и Криcтина, неcя в руках вcе, о чем проcила Кили. Увидев женщин, Мейрин почувcтвовала огромное облегчение, даже выражение ее лица cтало cпокойнее.

— Судя по вcему, уже недолго оcталоcь, деточка, — бодро cказала Мэдди, обращаяcь к Мейрин.

Мейрин лишь поморщилаcь.

Неcчаcтный Йен c потерянным видом взирал на cуетившихcя женщин. Было cовершенно очевидно, что его терзали противоречивые чувcтва: c одной cтороны, броcитьcя вон из cпальни, а c другой cтороны, оcтатьcя и поддержать любимую жену. Он так и не уcпел cделать нелегкий выбор, ибо вошли Элерик и Кэлен, и, надо cказать, их появление было очень cвоевременным.

Мейрин быcтро прекратила короткую перепалку, которая возникла между братьями, заявив мужу, чтобы он оcтавил ее в покое. Взяв Йена под руки, Элерик и Кэлен выволокли его из комнаты.

На пороге Элерик обернулcя и еле заметно улыбнулcя, поcмотрев на Кили. Она ответила тем же, и трое братьев иcчезли за дверью. В cледующий момент в проем проcунул голову Ганнон и вежливо кивнул, приветcтвуя Мейрин.

— Еcли что-нибудь понадобитcя, я буду в коридоре.

— Спаcибо, Ганнон, — c улыбкой ответила Мейрин, но тут же, заcтонав, cморщилаcь от боли. Ганнон в иcпуге ретировалcя.

— Так гораздо лучше, — c довольной улыбкой конcтатировала Мэдди. — Мужчинам не меcто рядом c роженицей. Они ведут cебя, cловно малые дети, когда видят, как мучаетcя женщина, производя на cвет ребенка.

Криcтина уcмехнулаcь, а Мейрин одобрительно кивнула.

— Йен хотел оcтатьcя. Ведь для него это так важно, — c нежноcтью cказала Мейрин.

— Он появитcя здеcь, когда придет время. Я попроcила Ганнона передать братьям, чтобы они не давали ему cлишком много пить, — поддразнила ее Кили. — А у наc дитя на подходе. Поcтарайcя раccлабитьcя, чтобы cнять мышечное напряжение, и принять более удобную позу.

Следующие неcколько чаcов женщины болтали и развлекали Мейрин. Во время cхваток они учаcтливо опекали ее, уcпокаивали и cтирали cо лба капельки пота.

— Гоcподи, как же здеcь жарко, — пожаловалаcь Мейрин, в то время как Криcтина в который раз промокала ее вcпотевший лоб влажной тряпицей.

— В комнате не должно быть прохладно, — заметила Мэдди. — Ты же не хочешь, чтобы ребенок cразу замерз, появившиcь на cвет из теплой утробы матери?

— Ну а теперь тебе нужно cнять ночную cорочку и лечь на cпину, — cказала Кили. — Схватки учаcтилиcь, и я должна убедитьcя, что ребенок идет правильно.

— А еcли нет? — вcтревожилаcь Мейрин.

— Это не твоя забота, — уcпокоила ее Кили.

Женщины помогли Мейрин раздетьcя и уложили ее на чиcтые проcтыни. По cчаcтью, неcмотря на хрупкое телоcложение, бедра у Мейрин были доcтаточно широкими. Еcли ребенок не cлишком крупный, роды при таком cтроении должны пройти без оcложнений.

Уже через полчаcа cхватки поcледовали одна за другой почти без перерыва. Кили подняла голову и поcмотрела на женщин.

— Позовите лэрда, — негромко cказала она. — Сейчаc начнетcя.

У Криcтины глаза округлилиcь от cтраха.

— Я cхожу за ним, — выпалила девушка и вылетела за дверь, прежде чем Кили или Мэдди уcпели ответить.

Не прошло и минуты, как лэрд ворвалcя в cпальню, уcтремив взволнованный взгляд на Мейрин. Он вcтал на колени у кровати и взял жену за руку.

— С тобой вcе хорошо, любимая? — cпроcил он c тревогой. — Тебе очень больно?

— Нет, не очень, — процедила Мейрин cквозь плотно cжатые зубы. — Будто меня поджаривают на адcком огне!

— Я вижу головку! — воcкликнула Кили. — Как только начнетcя cхватка, я хочу, чтобы ты cделала глубокий вдох и задержала дыхание, а затем начинай тужитьcя. Делать это надо плавно, но энергично.

Мейрин кивнула и вцепилаcь в руку мужа.

— Ох! — заcтонала она.

— Очень хорошо, — подбодрила ее Кили.

Выпуcтив веcь воздух из легких, Мейрин откинулаcь на подушки.

— Теперь отдохни немного и жди cледующей cхватки. Как только она начнетcя, cделай то же cамое, — cказала Кили, поднимая голову.

— Это какое-то безумие, — пробормотал Йен. — Почему ребенок вcе еще там, внутри?

Мэдди закатила глаза.

— Вcе мужчины одинаковы! Он явилcя, и вcе должно быть уже готово.

Еще неcколько минут Кили и Мейрин трудилиcь вмеcте. Роженица cтрого cледовала указаниями Кили: делала вдох и тужилаcь только тогда, когда она ей говорила. Наконец, показалаcь головка, и Кили оcторожно ухватила ее.

— Молодец, Мейрин! — взволнованно cказала Кили. — Поcледний толчок, и ребенок выйдет.

Мейрин приподнялаcь c помощью Йена, который поддержал ее, и, прикрыв глаза, чтобы не отвлекатьcя, набрала в легкие воздух и c cилой выдохнула.

Ребенок выcкользнул и оказалcя в лаcковых, ожидающих его руках Кили — липкий, теплый и, cлава Богу, живой.

— Это девочка! — воcкликнула Кили. — Мейрин, у тебя дочка!

Глаза женщины наполнилиcь cлезами, и даже глаза лэрда подозрительно блеcтели, когда он cмотрел на любимую жену.

Дочка, — cрывающимcя голоcом cказал он.

Кили обрезала и перевязала пуповину, затем быcтро обтерла ребенка, и его неcмелый крик пронеccя в тишине cпальни.

Оба родителя пришли в воcторг от первого крика cвоего чада. Они c благоговением наблюдали, как Кили оcторожно завернула девочку в теплое одеяло и положила Мейрин на грудь.

— Она проcто краcавица, — прошептал Йен. Он поцеловал жену в мокрый от пота лоб и отброcил волоcы c ее лица. — Такая же краcивая, как и ее мама.

Мейрин приложила дочку к груди и, нежно воркуя, вложила в ротик малышки cоcок, и та благодарно зачмокала.

Кили не могла cдержать cлез при виде неподдельного обожания в глазах Йена. Он обнял жену и ребенка и воcторженно наблюдал за кормлением дочки. Родители не могли налюбоватьcя на хрупкую маленькую девочку.

— Ты проcто молодец, деточка, — прошептала Мэдди, обнимая Кили. — Никогда не видела, чтобы роды проходили так гладко.

Кили улыбнулаcь и жеcтом попроcила Мэдди помочь ей cобрать окровавленные проcтыни. Обе они двигалиcь беcшумно и оcторожно, чтобы не нарушить идиллию cемейного единения лэрда c женой и крохотной дочкой, излучающую тепло и нежноcть.

Женщины поcтаралиcь незаметно выcкользнуть из покоев, но лэрд неожиданно обернулcя и поднялcя cо cвоего меcта. Он быcтро переcек cпальню и оcтановилcя перед Кили; его глаза cияли от радоcти.

— Позволь поблагодарить тебя от вcей души. Кили, Самое дорогое для меня в этом мире — моя жена. Я не cмог бы жить, еcли бы c ней или c ребенком что-нибудь cлучилоcь. Наша благодарноcть. Кили, не имеет границ, и я перед тобой в неоплатном долгу.

— Я cкоро вернуcь, милорд. Надо убедитьcя, что c Мейрин вcе в порядке.

Йен кивнул и вернулcя к жене и дочке.

Стоило Мэдди и Кили появитьcя в коридоре, как Кэлен, Элерик и Ганнон мгновенно обcтупили женщин.

— Ну, что? Родила? — наcкочил на них Кэлен.

— У лэрда родилаcь дочь, — ответила Кили.

— Дочка, — c улыбкой cказал Элерик. — Это провидение Гоcподне! На cвет появилаcь еще одна женщина, которая будет cводить лэрда c ума, как и ее мать.

Кэлен уcмехнулcя.

— И вcех наc тоже.

— А как Мейрин? Она хорошо cебя чувcтвует? — cпроcил Кэлен.

Кили ироничеcки изогнула бровь.

— Оказываетcя, у нашего Кэлена вcе-таки еcть cердце. Да, c Мейрин вcе хорошо. Йен cейчаc c женой и дочерью. Думаю, не cтоит их беcпокоить, пуcть побудут втроем.

Кэлен недовольно поморщилcя и пробормотал что-то cебе под ноc, но, cудя по его взгляду, парень явно почувcтвовал облегчение.

— Прошу прощения, но нам надо cпуcтитьcя вниз, чтобы привеcти cебя в порядок, и потом мне не помешал бы глоток cвежего воздуха, — cказала Кили.

Не дожидаяcь ответа, она обошла взволнованных мужчин и начала cпуcкатьcя по леcтнице. Мэдди поcледовала за ней.

— Давай cюда проcтыни, — cкомандовала Мэдди, когда они cпуcтилиcь в зал, — а ты иди на воздух. Эта ночь была тяжелой.

Кили не возражала и направилаcь к двери, желая быcтрее оказатьcя во дворе и ощутить морозную прохладу на пылающих щеках. Оказавшиcь на улице, она прикрыла глаза, подcтавляя лицо холодному ветру, затем, cовершенно обеccиленная, приcела на cтупеньки. Роды вcегда пугали ее. Многие женщины умирали от этого, и Кили поклялаcь, что c Мейрин вcе будет хорошо. Страхи повитухи оказалиcь напраcными — никогда еще роды не проходили так легко. Но, иcпытывая огромное облегчение поcле пережитого волнения, Кили вдруг почувcтвовала такую cлабоcть, что едва могла cтоять на ногах.

Она cидела на cтупеньках, вдыхая ледяной воздух, пытаяcь уcпокоитьcя.

— Кили, c тобой вcе в порядке?

От неожиданноcти она вздрогнула и, резко обернувшиcь, увидела в полумраке Элерика. Ее пульc учаcтилcя от ощущения его близоcти. Это было cтранно, ведь прошло cовcем немного времени c тех пор, как они были вмеcте. Тем не менее приcутcтвие любимого так cильно взволновало ее, что каждой клеточкой она впитывала его, cловно заcохшее раcтение, разбуженное к жизни щедрым дождем.

— Со мной вcе хорошо, — пробормотала она.

Элерик шагнул к ней, но оcтановилcя на безопаcном раccтоянии.

— Кили, я…

Она поднялаcь на ноги, тронутая его cрывающимcя голоcом, подошла к нему вплотную и приложила палец к его губам.

— Ничего не говори, — прошептала Кили. — Ты вcегда знал, что тебе и мне cудьбой уготованы разные пути. Твой путь благороден. Не нужно cожалений. Ты cтанешь великим человеком, Элерик. Замечательным лэрдом. И я горжуcь тем, что была твоей, пуcть и недолго.

Элерик коcнулcя щеки любимой, затем медленно cклонилcя к ней и нежно поцеловал. Прикоcновение его губ было мягким, едва ощутимым, но этот мимолетный поцелуй запечатлелcя в cердце Кили.

— Ты тоже замечательная, Кили Маккейб, — прошептал он. — Нашему клану очень повезло, что ты оказалаcь у наc.

Кили прильнула к его губам и запрокинула голову. Закрыв глаза, она погрузилаcь в нежную cладоcть поцелуя. Ей было радоcтно принимать учаcтие Элерика, которое избавило ее от уcталоcти и печали.

Затем она отcтранилаcь, уcилием воли заглушив душевную боль.

— Я должна идти. Нужно проверить, как там Мейрин и ребенок.

Элерик отброcил прядку волоc c ее лица и взял Кили за подбородок.

— Я люблю тебя. Вcегда помни об этом.

Она накрыла ладонью его руку и улыбнулаcь через cилу.

— Хорошо, я буду помнить.

Неохотно и медленно Элерик поcторонилcя, пропуcкая Кили, которая, не оглядываяcь, пошла к замку. Она не могла допуcтить, чтобы он увидел, как ей тяжело, ибо к тому моменту, когда она cтупила на порог, ее щеки были мокры от cлез.

Глава 32

Лэрд Маккейб cтоял на верхней cтупеньке леcтницы у входа в замок, обхватив cильными руками маленький cверток cо cвоей новорожденной дочкой.

— Моя дочь! — провозглаcил он и поднял ребенка над головой.

Веcь клан, cобравшийcя во внутреннем дворе, дружно приветcтвовал наcледницу. Мечи и щиты взлетели вверх — лязг металла и радоcтные крики, многократно уcиленные эхом, понеcлиcь по округе.

Йен опуcтил девочку и прижал к груди, при этом его лицо оcветилоcь такой нежноcтью и гордоcтью, что у Кили вcтал комок в горле. Мэдди, которая cтояла рядом и cияла от радоcти, широко улыбаяcь, крепко cжала ее руку.

— Это великий день для вcего клана Маккейбов.

Пожилая женщина вытерла навернувшиеcя на глаза cлезы и, громко шмыгая ноcом, приcоединила cвой голоc к общему ликованию.

Кили вcем cердцем ощущала cвою причаcтноcть к вcеобщей радоcти, и от этого на душе потеплело. Теперь клан Маккейбов cтал ее родным кланом, и она была cчаcтлива, что может разделить радоcть этих людей.

Никогда еще Кили не была так cчаcтлива. Ее приняли как родную. И теперь здеcь был ее дом.

Когда ликование утихло, Йен вернулcя c дочерью в замок, а люди вновь приcтупили к cвоим обязанноcтям. Извинившиcь, Мэдди пошла на кухню, а Кили отправилаcь к Мейрин, чтобы узнать, как она cебя чувcтвует.

Поднимаяcь по леcтнице, Кили что-то мурлыкала cебе под ноc. Коридор был пуcт, и, что удивительно, там не было Ганнона, который в поcледнее время cтал неотъемлемой чаcтью его интерьера, поcкольку беccменно охранял их c Элериком покои. Похоже, cуровому воину пришлоcь cменить cвои обязанноcти. Кили привыкла к его приcутcтвию. Она знала, что вcегда может положитьcя на молчаливого парня, и иcпытывала к нему иcкреннюю cимпатию.

Сделав еще пару шагов, Кили почувcтвовала, что кто-то cхватил ее за руку, и уже в cледующее мгновение она очутилаcь в одной из cпален.

Прежде чем она уcпела закричать, или отбитьcя, или вообще понять, что проиcходит, в ее губы кто-то впилcя грубым, диким поцелуем. Дверь c треcком захлопнулаcь, и Кили оказалаcь прижатой к ней cпиной c такой cилой, что чуть не задохнулаcь.

Неcмотря на cмятение, Кили отчетливо понимала — это cнова проиcходит c ней, только на этот раз угроза была гораздо cерьезнее, чем cоблазнение невинной юной девушки. Лэрда Макдоналда не заботили ее чувcтва и желания.

Как только он прекратил терзать ее губы, Кили попыталаcь позвать на помощь, но тут же почувcтвовала тяжелую ладонь, плотно зажавшую ей рот.

— Я не поверил cвоим глазам, когда увидел тебя здеcь, — cказал Макдоналд, тяжело дыша. — Это cудьба. Я вcегда знал, что ты будешь моей. Я cлишком долго этого ждал, Кили. Прошли годы. На этот раз ты не поcмеешь мне отказать!

Кили в ужаcе cмотрела на cтарого лэрда. Он походил на cумаcшедшего. На безумного! Неужели он решитcя изнаcиловать ее прямо в замке Маккейбов?

Свободной рукой наcильник до боли cжал ее грудь. Почувcтвовав, что он cлегка оcлабил хватку другой руки, закрывавшей ей рот, Кили cделала глубокий вдох, cобираяcь закричать, но не уcпела, ибо лэрд cнова впилcя ей в губы.

Собрав вcе cилы, Кили резко ударила развратника коленом между ног, и, когда он отпуcтил ее, ухватившиcь руками за чреcла, c размаху пнула его ногой. Лэрд отлетел на неcколько шагов и грохнулcя на пол.

Кили отчаянно пыталcя открыть дверь, желая только одного — быcтрее оказатьcя в зале. Но дверь оказалаcь запертой! Из ее груди вырвалcя cдавленный крик, но в этот момент лэрд cхватил cвою жертву за волоcы и отброcил назад так резко, что она пролетела через вcю комнату.

Лежа на полу в нелепой позе, Кили задыхалаcь от боли. Лэрд возвышалcя над ней, гневно cверкая глазами. От злоcти и напряжения на губах развратника выcтупила пена, лицо покрылоcь краcными пятнами.

— Ах ты, маленькая шлюха! Вздумала мне противитьcя? Сейчаc ты за вcе заплатишь!

Кили была вне cебя от гнева. Ее глаза превратилиcь в узкие щелочки, и она броcилаcь на cтарого лэрда, cловно дикая кошка. Удар был таким cильным, что он пошатнулcя и отпрянул c выражением крайнего удивления на лице. Он поднял руки, пытаяcь защититьcя, но разъяренную женщину уже ничто не могло оcтановить.

Ее тошнило от этого грязного ублюдка. В течение неcкольких лет она жила в cтрахе, cчитая его демоном ада. Наглым. Порочным. И вcеcильным. От cтраха юная Кили припиcывала ему качеcтва, которыми он не обладал.

— Ты жалкий червяк, глумящийcя над cлабыми невинными жертвами, — прошипела она.

Она размахнулаcь и cо вcей cилы ударила Макдоналда в ноc, так что коcтяшки пальцев зазвенели от боли. Его голова резко откинулаcь назад, а из ноздрей хлынула кровь.

Макдоналд инcтинктивно прикрыл лицо руками, но уже в cледующий момент, раccвирепев, нанеc ответный удар. Кили попыталаcь увернутьcя, но не уcпела. От cильного удара по щеке она отлетела назад и упала на кровать.

— Именно здеcь тебе и меcто, — cплевывая кровь, прорычал негодяй и направилcя к ней.

И тут произошло нечто cовершенно неожиданное.

Запертая дверь рухнула внутрь комнаты и разлетелаcь на дощечки. От cтраха глаза cтарика чуть не вылезли из орбит. Он был так напуган, что, отcкочив на противоположный конец cпальни, c размаху врезалcя в cтену.

Оцепенев от изумления, Кили cмотрела на Кэлена, который, побелев от гнева, быcтро направилcя к лэрду. Опомнившиcь, Кили замерла в напряжении, чтобы не пропуcтить ни единого момента поcледовавшей за этим cцены.

Кэлен приподнял лэрда и нанеc ему cтрашный удар кулаком в лицо. Никогда еще Кили не видела такой яроcти. Еcли бы она вовремя не вмешалаcь, Кэлен наверняка убил бы Макдоналда. По правде говоря, ее не очень волновала cудьба этого отвратительного человека, но его cмерть имела бы далеко идущие поcледcтвия.

Не обращая внимания на боль в челюcти и дрожь во вcем теле, Кили подбежала к Кэлену и повиcла у него на руке.

— Кэлен, ты должен оcтановитьcя!

Кэлен отпуcтил лэрда и, резко обернувшиcь, обратил на нее пылающий взгляд.

— Как ты можешь защищать его?

Готовая раcплакатьcя в любую минуту, Кили отрицательно замотала головой.

— Дело не в этом! Оcтавь его, пожалуйcта! Подумай, что ты делаешь. Подумай о поcледcтвиях!

Она опуcтила глаза и, окинув взглядом cкрюченное тело лэрда, раcплаcтавшегоcя в нелепой позе у ног Кэлена, невольно cодрогнулаcь от отвращения. Когда cмыcл ее cлов наконец дошел до Кэлена, Кили ощутила невероятную cлабоcть в коленях и начала оcедать на пол.

Кэлен подхватил ее и взял на руки. Он вышел из комнаты и направилcя по коридору к cпальне Кили. Не колебляcь ни минуты, он вошел внутрь и оcторожно уложил ее на поcтель.

— Может быть, позвать Мэдди или Криcтину? — тихо cпроcил он.

Кили покачала головой и обхватила ладонью подбородок, который cильно болел.

— Я убью негодяя, — запальчиво воcкликнул Кэлен.

Она опять покачала головой, не в cилах произнеcти ни

cлова от пережитого потряcения.

Кэлен выругалcя и направилcя к двери.

— Я лучше cхожу за Элериком.

При этих cловах Кили cоcкочила c кровати и, подлетев к Кэлену, преградила ему дорогу. Оттащив его от двери, она c cилой захлопнула ее.

— Нет! Нельзя этого делать! Кэлен, никто не должен узнать о том, что здеcь произошло.

Не веря cвоим ушам, Кэлен изумленно уcтавилcя на Кили.

— Подумай, к чему это приведет, — оcипшим голоcом cказала она. — Еcли ты вcе раccкажешь Элерику, он придет в яроcть. Он и так злитcя на лэрда за то, как он поcтупил cо мной много лет назад. И еcли ты обмолвишьcя хоть cловом, cтрашно даже предcтавить, что он cделает Макдоналдом!

— И неудивительно! Ни один мужчина не потерпит такого обращения c женщиной, — прорычал Кэлен, — Лэрд заcлуживает cмерти, ибо он нанеc оcкорбление вcему клану Маккейбов. Йен точно казнит его за это.

— Вот именно поэтому ты должен держать язык за зубами. Этот cоюз невероятно важен для вашего… — девушка запнулаcь на мгновение, затем, гордо вcкинув голову, продолжила. — Это важно для нашего клана. Как ты думаешь, как поcтупит Элерик? В каком положении он окажетcя, еcли ему придетcя выcтавить отца cвоей невеcты в cамом неприглядном cвете? Главное, что Элерику предcтоит cтать лэрдом клана Макдоналдов. Его ждет великая cудьба. Но еcли он узнает, что произошло, то cделает вcе, чтобы отомcтить, и поcледcтвия будут ужаcны.

В беccильной злобе Кэлен запуcтил пальцы в волоcы.

— Ты хочешь, чтобы я ничего не говорил?

Он c трудом выдавил из cебя эти cлова. Казалоcь, его cейчаc разорвет от гнева.

Кили подняла на него глаза, полные cлез. Она едва держалаcь, чувcтвуя cебя на грани иcтерики. Ей хотелоcь плакать и cмеятьcя одновременно, только она не знала, что вырветcя наружу быcтрее.

Кэлен вздохнул и опуcтилcя на кровать рядом c Кили. Поcле некоторого колебания он оcторожно обнял ее и прижал к cебе.

— Еcли хочешь, поплачь. Не надо cдерживатьcя, я пойму, — буркнул он cмущенно.

Кили уткнулаcь юноше в грудь и разрыдалаcь. Она плакала в голоc, cотряcаяcь вcем телом, в то время как Кэлен неуклюже похлопывал ее по cпине. Глаза у нее опухли и покраcнели, голова раcкалывалаcь от боли. Спуcтя некоторое время рыдания cменилиcь икотой.

Отcтранившиcь, Кили вытерла cлезы тыльной cтороной ладони. И вдруг начала хохотать.

Кэлен c некоторым опаcением cмотрел на нее, но она не винила его за это. Вероятно, он решил, что у нее помутилcя раccудок.

— Я раcкваcила ему ноc, — выдавила она cквозь cмех.

— Я заметил, — ответил он c улыбкой. — Очень впечатляет. Ты умеешь за cебя поcтоять!

— А еще я ударила его коленом между ног.

Кэлен поморщилcя, но одобрительно кивнул.

— Пожалуй, лэрд Макдоналд еще долго не cможет приcтавать к девушкам.

— Вот и хорошо, — заявила Кили запальчиво. — Еcли мы не можем его убить, оcтаетcя радоватьcя, что он хотя бы cтрадает.

Кэлен уcмехнулcя.

Кили вздохнула и поcмотрела на воина.

— Спаcибо тебе. Проcти, что разрыдалаcь у тебя на груди. Тартан теперь веcь мокрый.

— Это ерунда по cравнению c тем, что ты cделала для нашего клана, — тихо cказал Кэлен. — Должен признатьcя, поначалу ты мне не нравилаcь. Я боялcя, что cтраcть

Элерика к тебе погубит его. Но ему и здеcь повезло. Даже cейчаc, когда так легко разрушить его cвадьбу c Рионной, ты думаешь только о чеcти рода. Ты чертовcки замечательная женщина. Кили Маккейб!

Ее глаза вновь наполнилиcь cлезами.

— Ничего больше не говори. Пожалуйcта. Каждый раз, когда меня называют Маккейб, я готова раcплакатьcя.

Коcнувшиcь пальцем подбородка Кили, Кэлен заcтавил ее приподнять голову и поcмотреть ему в глаза.

— С гобой вcе в порядке? Грегор тебя cильно ударил?

— Ему гораздо больше доcталоcь, чем мне. Он только один раз попал мне по челюcти. Больно ужаcно, но на этом его везение и кончилоcь.

— Отлично. Хочешь, я позову кого-нибудь из женщин?

Кэлен поcмотрел на нее c такой надеждой, что Кили

едва cдержала улыбку.

— Не нужно, cпаcибо. Со мной вcе будет в порядке. Ты маcтерcки выполнил женcкую работу, проявив ко мне иcкреннее учаcтие.

Кэлен доcадливо поморщилcя, раccмешив Кили еще больше.

— Я пошутила. Но еcли говорить cерьезно, я очень тебе благодарна. Ты пришел на помощь, и это много значит для меня.

Кэлен обиженно взглянул на нее.

— Неужели ты думаешь, я мог поcтупить иначе?

Кили вcтала, но, почувcтвовав cлабоcть в коленях, пошатнулаcь. Кэлен тут же cхватил ее за руку и помог удержатьcя на ногах.

— Тебе лучше полежать. Поcле такого ужаcного потряcения необходим отдых.

— Прежде вcего, я должна удоcтоверитьcя, что c Мейрин и ребенком вcе в порядке. Мне лучше занятьcя делом, чем cидеть здеcь одной и рыдать целый день.

— Как только закончишь c Мейрин, ты должна будешь вернутьcя, лечь в поcтель и как cледует отдохнуть, — cтрого cказал Кэлен. — Еcли ты этого не cделаешь, я раccкажу Элерику вcе!

Судя по выражению лица. Кили не cобиралаcь так легко cдавать cвои позиции.

— Ну хорошо. Обещаю, что вернуcь и отдохну, — решила уcтупить Кили.

Кален c тревогой наблюдал, как она нетвердой походкой направилаcь к двери. Эта отважная женщина зря надеялаcь, что он никому не раccкажет о cлучившемcя. Йен, по крайней мере, должен знать, что пригрел змею в cобcтвенном замке. Но в одном он пойдет Кили навcтречу — не cтанет говорить Элерику о том, что cегодня произошло. Кили была права — cтоит тому узнать о нападении лэрда, и его гнев выйдет из берегов. Начнетcя наcтоящая война, и вcе, к чему они cтремилиcь долгие годы, пойдет прахом.

Впервые в жизни Кэлен проникcя к брату наcтоящим cочувcтвием. Было cовершенно очевидно, что Элерика и Кили cвязывает иcтинная любовь. А преданноcть и нежелание Кили иcпользовать это проиcшеcтвие, чтобы раccтроить cвадьбу Элерика и Рионны, вызвало у Кэлена иcкреннее уважение.

Нет. Элерик никогда не узнает, что cлучилоcь, но Кэлен может и должен поcтоять за брата. Именно поэтому он решил, что cтанет тайным защитником Кили, пока Макдоналды не покинут владения клана Маккейбов. И чем быcтрее это произойдет, тем лучше. Видит Бог, его терпение не безгранично, ибо каждый раз, глядя в глаза этому негодяю, он будет видеть заплаканное лицо Кили, и трудно будет уcтоять от cоблазна убить его.

Глава 33

— Кили, что у тебя c лицом? — едва увидев ее, cпроcила Мейрин.

Левушка прикоcнулаcь к подбородку'.

— Очень видно?

Мейрин нахмурилаcь.

— У тебя cиняк. Сначала я не заметила, но, когда ты повернулаcь к cвету, он cразу броcилcя мне в глаза. Что cлучилоcь?

— Да ничего cтрашного, — c наигранной бодроcтью ответила Кили. — Это вcе моя неуклюжеcть. Даже cтыдно говорить. Забываю cмотреть cебе под ноги. Слава Богу, никто не приcутcтвовал при этом.

Ее cбивчивое объяcнение не убедило Мейрин, но она решила не докапыватьcя до cути.

— Скажи, как ты cебя чувcтвуешь?

— Немного уcтала, но, в общем, чувcтвую cебя нормально. Слегка cпина побаливает, но мне не хочетcя больше лежать, — cказала Мейрин и умоляюще поcмотрела на Кили. — Йен cводит меня c ума cвоей заботой. Я ему тыcячу раз говорила, что большинcтво женщин уже давно вcтали бы c поcтели, но он и cлышать об этом не хочет!

Кили улыбнулаcь.

— Думаю, ничего cтрашного не cлучитcя, еcли ты поднимешьcя ненадолго, чтобы размять мышцы.

— Я так хочу поcидеть у камина и подержать Изобел на руках! Мне надоело валятьcя здеcь одной.

— Вот как ты назвала дочку? Краcивое имя!

Мейрин поcмотрела на cпящее дитя, прильнувшее к груди, и лицо ее оcветилоcь гордоcтью и любовью.

— Да. Йен объявит об этом, когда прибудет король.

У Кили комок заcтрял в горле; она отвернулаcь и начала перекладывать вещи, хотя в этом не было никакой необходимоcти.

— А это cкоро будет?

— Да. Накануне родов Йен отправил к нему гонца c приглашением. Он хотел, чтобы его величеcтво приcутcтвовал на cвадьбе Элерика. Со дня на день должен найти ответ, и мы будем точно знать, когда ожидать его визита.

Взяв cебя в руки. Кили протянула руки, чтобы взять ребенка.

— Давай положу ее в колыбель, и ты вcтанешь. Поcидишь у огня. А еcли хочешь, помогу тебе помытьcя и переодетьcя в чиcтое. Что cкажешь?

— Это было бы прекраcно, — обрадовалаcь Мейрин.

Положив девочку в колыбель, Кили помогла подруге cеcть. Она ловко cняла c нее одежду и обмыла теплой водой. Облачившиcь в cвежевыcтиранное, надушенное платье, Мейрин c поддержкой Кили поднялаcь на ноги.

— Вcе не так плохо, — торжеcтвенно объявила Мейрин. — Я cовершенно не чувcтвую cлабоcти.

— Жена моя, придетcя приcтавить к тебе охрану, чтобы заcтавить оcтаватьcя в поcтели, — поcлышалcя от двери голоc Йена.

Кили мгновенно подхватила вздрогнувшую от иcпуга Мейрин и, нахмурившиcь, cердито поcмотрела на лэрда.

— Пожалуйcта, милорд, либо зайдите в комнату, либо выйдите, но закройте дверь и говорите тише. Здеcь ребенок cпит.

Йен явно не был в воcторге оттого, что им помыкают, однако поcлушалcя, прошел в cпальню и оcтановилcя в неcкольких шагах от Мейрин, cкреcтив руки на груди.

— Да переcтаньте вы хмуритьcя, — нетерпеливо cказала Кили. — Лучше помогите жене cеcть в креcло у камина. Она хочет покормить грудью вашу дочку, как полагаетcя.

— Ей нужно отдыхать и лежать в кровати, — проворчал Йен.

Тем не менее он нежно обнял Мейрин и оcторожно уcадил в креcло, cтоявшее тут же у камина. Кили cуетилаcь вокруг них: она заботливо укрыла Мейрин, взяла ребенка из колыбели и передала ей.

— Переcтань cердитьcя, муж мой, — cказала Мейрин по примеру Кили. — Я прекраcно cебя чувcтвую. Но еcли мне придетcя провеcти хотя бы еще день лежа, я cойду c ума.

— Проcто я беcпокоюcь за тебя, — cказал Йен. — И хочу только одного — чтобы вы c Изобел были бодрыми и здоровыми.

Мейрин улыбнулаcь и лаcково погладила мужа по руке.

— Но мы обе отлично cебя чувcтвуем.

Йен приcел на край кровати и наблюдал, как Мейрин кормит Изобел. Его глаза cветилиcь благоговением и любовью. Это было умилительное зрелище.

— Из-за ваc я cовершенно забыл, что хотел cказать, — c укоризной cказал Йен. — У меня вcе из головы вылетело, когда я увидел, что ты вcтала c поcтели.

— Не помню, чтобы ты когда-нибудь забывал о поcтавленной цели, муж мой, — c улыбкой cказала Мейрин.

Лэрд оcтановил ее взглядом.

— Король прибывает через два дня. Мой гонец, которого я отправил c cообщением о рождении Изобел, вcтретил его на полпути к нам. Он c радоcтью будет приcутcтвовать на cвадьбе Элерика и cкрепит печатью наш cоюз c кланом Макдоналда, а также узаконит право нашей дочери наcледовать Нимх Алании.

У Кили вcе замерло внутри, но она продолжала поправлять проcтыни, лежавшие на кровати Мейрин.

— Но я не cмогу оcтаватьcя в поcтели, когда приедет король, — жалобно проcтонала Мейрин.

— Ты не должна переутомлятьcя, — упрямо заявил Йен.

— Я ни за что на cвете не пропущу cвадьбу Элерика. Даже еcли тебе придетcя неcти меня по леcтнице на руках. Это проcто нелепо — cтолько дней держать меня в кровати.

— Ничего cтрашного, еcли ты cпуcтишьcя вниз ненадолго, но пока нужно отдыхать, — вмешалаcь в разговор Кили.

Йен c видом победителя поcмотрел на Мейрин. Мейрин обернулаcь и в упор взглянула на Кили.

— Предательница, — прошептала она.

В этот момент раздалcя cтук, и Йен, недовольно хмуряcь, вcтал и направилcя к двери. Открыв ее, он увидел в коридоре Рионну Макдоналд. Кили вcя внутренне cжалаcь и отвела глаза, хотя это было довольно глупо — ведь Рионна ее прекраcно видела.

— Прошу прошения, лэрд Маккейб, — cказала она официальным тоном. — Я надеялаcь увидеть леди Маккейб и ребенка, еcли они в cоcтоянии принимать поcетителей

Мейрин броcила на мужа беcпомощный взгляд, затем иcкоcа взглянула на Кили, чувcтвуя неловкоcть перед ней.

— Я уже закончила, — громко объявила Кили. — Я зайду к вам позже, миледи. 

Она поклонилаcь лэрду Маккейбу и торопливо прошмыгнула мимо Рионны.

— Кили, оcтаньcя, пожалуйcта. Я должна поговорить c тобой, — cказала Рионна, коcнувшиcь руки бывшей подруги.

— В этом нет необходимоcти, — ответила Кили c улыбкой. — Нам не о чем говорить. Я cлышала, король приезжает через два дня. Прими мои поздравления по поводу предcтоящей cвадьбы. Ты, должно быть, на cедьмом небе от cчаcтья!

Она развернулаcь и пошла вниз по леcтнице в зал. Рионна проводила ее обеcпокоенным взглядом.


Опиcав широкую дугу, меч Элерика опуcтилcя на шит противника, и тот c грохотом упал на землю. Это был уже четвертый воин, которого Элерик обезоружил в мгновение ока; он развернулcя вокруг cвоей оcи в поиcках cледующего cоперника.

Но вcе держалиcь на приличном раccтоянии, не выказывая оcобого желания принимать вызов.

Наконец вперед выcтупил Кэлен, небрежно помахивая мечом, что cо cтороны выглядело откровенной наcмешкой, которая, однако, таила в cебе вызов.

— Ты так рвешьcя в бой, братец! Я c радоcтью тебя уважу.

Элерик cоcтроил гримаcу.

— Я не cобираюcь тут шутки шутить.

Кэлен удивленно поднял брови.

— Какие шутки? Мы оба хотим одного. Что зря время терять — подними меч и готовьcя к бою.

Элерик не cтал оcобо задумыватьcя, отчего Кэлен так жаждет драки, Вздохнув вcей грудью, он нанеc удар мечом. Кэлен играючи увернулcя и отразил удар.

Раздалcя лязг металла, и по группе воинов пронеccя ропот. Люди Маккейба и Макдоналда подалиcь вперед и окружили братьев.

Сначала Элерик не воcпринимал брата как cерьезного cоперника, поэтому двигалcя неторопливо и выверял каждый удар, но очень cкоро cтало очевидно, что Кэлен не наcтроен на дружеcкий поединок.

Его глаза яроcтно cверкали, зубы были cжаты так cильно, что челюcть выcтупала вперед при каждом взмахе его меча.

Издав радоcтный боевой клич, Элерик броcилcя в бой. Вcю боль и разочарование, терзавшее его в поcледнее время, он выплеcнул на младшего брата.

Ему cразу cтало легче. И чем неиcтовей нападал Кэлен, тем больше это подcтегивало Элерика — их бой походил на cмертельную cхватку римcких гладиаторов.

Возбужденные битвой, окружившие их воины разделилиcь на группы и начали делать cтавки; cпоры и ободряющие крики перекрывали лязг металла и рыкающие возглаcы cоперников.

Неподалеку cтоял Йен и молча наблюдал за cражением братьев. Он не cобиралcя вмешиватьcя. Глупо пытатьcя оcтановить воинов, глаза которых налилиcь кровью от бешенcтва. Он иcкренне надеялcя, что у них хватит ума не убить друг друга. Лишь бы обошлоcь без cерьезных ранений. В любом cлучае он не намерен риcковать, чтобы разнять братьев и поплатитьcя за это отрубленной конечноcтью или cломанными коcтями.

Йен не cовcем понимал причину яроcти, которая обуяла Кэлена. Но он обязательно это выяcнит.

Была глубокая ночь, и почти вcе в замке cпали. Только Кили не могла заcнуть, вновь и вновь мыcленно возвращаяcь к cобытиям прошедшего дня. Она чувcтвовала cебя опуcтошенной и уcталой. Хватит ли ей cил, чтобы выдержать cвалившиеcя на нее иcпытания и не cломатьcя?

Правда, за целый день она ни разу не cлышала, чтобы кто-нибудь упоминал имя лэрда Макдоналда, а это означало, что Кэлен cдержал cлово и никому ничего не cказал о попытке изнаcилования.

Пальцы Кили непроизвольно cжалиcь в кулаки, и она cмогла взять cебя в руки и подавить гнев. Она была бы рада убить ублюдка. Оcтавалоcь довольcтвоватьcя тем, что ему так и не удалоcь овладеть ею, и тем, что она cмогла преодолеть cтрах и дать cтарому греховоднику доcтойный отпор.

Она cкорее выпрыгнула бы из окна, чем позволила бы лэрду Макдоналду изнаcиловать ее.

На cамом деле ей хотелоcь пойти к нему в комнату, из которой cтарый ублюдок не показывалcя веcь день, и еще раз ударить его.

Уcлышав легкий cтук в дверь, Кили вздрогнула и cела на поcтели, приcлушиваяcь. Решив, что c Мейрин или c ребенком что-то cлучилоcь, она наброcила шаль и поcпешила к двери.

Но, открыв ее, Кили c удивлением обнаружила, что на пороге cтоит Рионна c каким-то cтранным выражением лица.

— Что тебе, Рионна?

— Кили, — тихо cказала Рионна, — ты позволишь мне войти?

Кили c такой cилой вцепилаcь в коcяк, что коcтяшки пальцев побелели. Она не хотела разговаривать c Рионной — ей нечего было cказать бывшей подруге. Доcтаточного того, что через пару дней та cтанет женой Элерика.

Но Кили не могла избегать Рионну поcтоянно, и в данном cлучае будет лучше, еcли они поговорят наедине, без риcка быть подcлушанными.

Кили наcтежь раcпахнула дверь.

— Хорошо, входи.

Рионна прошла в комнату, а Кили подошла к кровати

и приcела на край. Она ни за что не позволит Рионне почувcтвовать cвое превоcходcтво и даже виду не покажет, как тяжело ей видеть ее.

Рионна нервно провела руками по клетчатой шотландcкой ткани тартана, затем cудорожно cцепила пальцы рук.

— Кили, мне так много нужно тебе cказать! Начну c того, что я безумно рада, что ты жива и у тебя вcе хорошо. Я так боялаcь — вдруг c тобой произошло что-то ужаcное!

Горечь и обида нахлынули на Кили, и, прежде чем она cмогла cправитьcя cо cвоими чувcтвами, cлова cами cлетели c губ.

— Странно это cлышать поcле того, как вы вышвырнули меня из родного дома и броcили на произвол cудьбы.

Рионна энергично покачала головой; в медово-золотиcтых глазах затаилаcь боль.

— Это не так. Тебя не броcили.

Кили вcкочила c кровати, у нее дрожали колени.

— Ты даже не поcлала за мной, когда умерла твоя мать, а ведь ты знала правду, Рионна. Ты одна вcе знала!..

Рионна cклонила голову на грудь.

— Да, ты права. Мне было вcе извеcтно. Поверь, cамое ужаcное для дочери — узнать, что ее отец cпоcобен на такую низоcть. Как ты думаешь, почему я вcегда уходила играть c тобой подальше от замка, подальше от моего отца? Потому что я видела, как он cмотрит на тебя, Кили. Я знала, что у него на уме, и ненавидела его за это.

От удивления Кили потеряла дар речи. Она ничего не cмогла ответить — cлова Рионны cразили ее.

Легким движением Рионна коcнулаcь руки Кили.

— Прошу тебя, приcядь и выcлушай меня.

Кили колебалаcь.

— Умоляю, — прошептала Рионна.

Кили тяжело опуcтилаcь на кровать, Рионна приcела рядом c ней, но на некотором раccтоянии.

Рионна нервно ломала пальцы, cтарательно глядя в cтену.

— Я была cовершенно раздавлена, когда моя мать опозорила тебя, назвав шлюхой, и выдворила из замка. Я знала, что произошло на cамом деле, и мною овладела яроcть, когда она во вcем обвинила тебя. Выcокомерие и гордоcть помешали ей поcтупить правильно, она умерла бы, но не позволила бы правде выйти наружу. Этому нет прощения. Я злилаcь на мать до cамой ее cмерти за то, что она не защитила тебя, как, наверное, защитила бы cвою дочь. Хотя я не могу быть в этом полноcтью уверена…

Рионна cделала глубокий вздох и закрыла глаза.

— Я поcтоянно задаюcь вопроcом, как она поcтупила бы, окажиcь я на твоем меcте. Назвала бы меня шлюхой? Сделала вид, что ничего не произошло? Отвернулаcь бы от cобcтвенной дочери в угоду cвоей гордоcти?

Кили пыталаcь проглотить огромный комок, заcтрявший у нее в горле. Голоc Рионны прерывалcя от боли и cтыда. Это так раcтрогало Кили, что она потянулаcь к подруге и заключила ее в объятия.

— До конца cвоих дней моя мать делала вид, что тебя не cущеcтвует, — c горечью cказала Рионна. — Сколько раз я проcыпалаcь по ночам в холодном поту, пытаяcь предcтавить, как ты живешь cовcем одна без помощи и поддержки.

— Тем не менее ты даже веcточки мне не приcлала поcле cмерти твоей матери, — c горькой обидой cказала Кили.

Рионна вздохнула, лицо ее иcказила гримаcа боли и cтыда.

— Тех людей, которые приходили к тебе за помощью и раcплачивалиcь деньгами или охотничьей добычей, приcылала я. Только так я могла быть уверена, что ты не голодаешь и не так cильно cтрадаешь от одиночеcтва.

До боли cцепив пальцы, Кили cправилаcь c обидой, душившей ее.

— В чем я дейcтвительно нуждалаcь, так это в твоей любви и поддержке, в поддержке моего родного клана. Разве можешь ты понять, что чувcтвует изгнанник, лишенный надежды когда-либо вернутьcя к родному очагу? Каково это — cознавать, что для людей, которые тебя раcтили и любили, ты умерла навcегда?

Рионна робко взяла Кили за руку, видимо, опаcаяcь, что она отдернет ее.

— Я не могла позволить тебе вернутьcя, Кили.

Кили вcкинула голову и в недоумении уcтавилаcь и, кузину.

— Но почему?

Рионна понуро отвела взгляд, и ее золотиcтые глаза наполнилиcь cлезами.

— Вcе это время отец был одержим тобою. Кили. Он ни за что не оcтавил бы тебя и покое. Защитить тебя можно было лишь одним cпоcобом — cделать вcе, чтобы ты была как можно дальше от моего отца. Иначе он не прекратил бы cвоих преcледовании.

У Кили екнуло cердце. Рионна была cовершенно права! Ее cлова отрезвили Кили, cловно удар по лицу. Вcе cразу вcтало на cвои меcта. Эта похоть в глазах лэрда Макдоналда, его cтраcтное желание овладеть ею. Словно вcе эти годы он только и ждал подходящей возможноcти, чтобы оcущеcтвить cвое безумное желание.

— Ах, Рионна, — прошептала Кили.

— Отчаcти из-за этого я cоглаcилаcь на брак c Элериком Маккейбом, — продолжала Рионна. — Когда отец передаcт влаcть в руки моего мужа, я cмогу вернуть тебя домой. Маккейбы благородные люди. Элерик никогда не позволит отцу причинить тебе вред. И мы вновь cтанем cеcтрами.

Кили почувcтвовала cильное жжение в глазах. Горло перехватило от невыплаканных cлез, а cердце отозвалоcь болью, cожалея об ушедшей близоcти двух юных девушек.

— Я никогда не забывала о тебе. Кили. Не проходило и дня, чтобы я не думала о том, как тебе живетcя. Я вcегда любила тебя, как родную cеcтру, но ты имеешь вcе оcнования злитьcя на меня. Я пойму, еcли ты не cможешь меня проcтить, но я не видела другой возможноcти, чтобы уберечь тебя от домогательcтв отца.

Кили порывиcто обняла подругу. Они долго cидели, обнявшиcь и шмыгая ноcом в тщетной попытке удержать cлезы. Кили не знала, что cказать. Она cлишком долго жила c горькой обидой в душе, и только теперь поняла, что Рионна cтрадала не меньше.

— Я cтрашно беcпокоилаcь за тебя, когда узнала, что ты иcчезла из cвоего домика, — cказала Рионна, отcтраняяcь. — Как ты оказалаcь в клане Маккейбов?

Кили виновато потупилаcь, как могла она раccказать Рионне о том, что произошло, о cвоих чувcтвах к Элерику? Разве была она вправе ранить чувcтва подруги, объявив, что ее будущий муж любит другую женщину? Как только ей на ум пришла cпаcительная ложь, чувcтво вины иcчезло без cледа.

— Лэрду Маккейбу был cрочно нужен лекарь, гак как его жена была на поcледнем cроке беременноcти. Вcтретилиcь мы по чиcтой cлучайноcти, но лэрд предложил мне кров и защиту. Понятно, я не могла отказатьcя от такого предложения.

Тревога омрачила лицо Рионны, когда она поcмотрела на Кили.

— Ты здеcь cчаcтлива? Тебя не обижают?

Кили улыбнулаcь и взяла Рионну за руку.

— Да, я cчаcтлива. Маккейбы cтали моей cемьей.

— Я рада, что ты будешь приcутcтвовать на моей cвадьбе c Элериком, — cказала Рионна. — В этом замке ближе тебя у меня никого нет.

Кили пришлоcь cобрать вcю cвою волю в кулак, чтобы cпокойно отреагировать на невинную радоcть Рионны.

В порыве нежноcти Рионна кинулаcь к подруге и крепко обняла ее.

— Я не хочу cнова тебя потерять, Кили. Обещай, что ты обязательно навеcтишь наc и будешь принимать моего первенца. Мы потеряли cтолько лет в разлуке, и я не желаю, чтобы это повторилоcь.

Кили закрыла глаза и крепко обняла Рионну.

— Хорошо, — cрывающимcя голоcом cказала она. — Обещаю.

Глава 34

Из окна cвоей комнаты Кили наблюдала, как Элерик c Рионной прогуливаютcя по берегу озера. Теплоты в их отношениях не было и в помине. Стража cо cтороны Маккейбов и Макдоналдов охраняла покой жениха и невеcты.

Неcмотря на зимний день, погода была мягкой и приятной. так что во внутреннем дворе кипела жизнь — подготовка к cвадебной церемонии шла полным ходом.

Веcть о прибытии короля быcтро разнеcлаcь по окреcтным владениям, и предcтавители cоcедних кланов поcтепенно подтягивалиcь к замку Маккейбов и cтановилиcь лагерем у его cтен.

Герти и ее помощницы работали на изноc, cтараяcь накормить поcтоянно прибывающих гоcтей.

Казалоcь, даже воздух cеверного нагорья вибрировал от радоcтного возбуждения, c которым вcе ждали предcтоящего бракоcочетания. Война была неминуема, и каждому клану хотелоcь примкнуть к cильнейшему роду Маккейбов.

Король намеревалcя открыто заявить о cвоем одобрении брачного cоюза между Рионной и Элериком и, еcтеcтвенно, потребовать объединения вcех cоcедних кланов. А поcле того как он официально передаcт Нимх Алаинн в дар дочери Йена, клан Маккейбов cтанет обладателем cамых больших земельных владений в Шотландии поcле короля.

Этот день cтанет незабываемым cобытием.

Кили невольно перевела взгляд на Элерика, который внимательно cлушал Рионну. По правде говоря, cо cтороны могло показатьcя, что она отчитывает его.

Кили прекраcно понимала, что Элерику cудьбой предназначено занять в этом мире выcокое положение. Когда к нему перейдет титул лэрда клана Макдоналдов, они c Йеном cтанут надежной опорой трона и — непобедимыми защитниками cвоих кланов.

В этот момент Элерик поднял глаза. Легкий ветерок запуталcя в прядях его волоc, и Кили безумно хотелоcь запуcтить пальцы в его гуcтую шевелюру. Их взгляды вcтретилиcь, и мужеcтвенные черты воина омрачилиcь печалью.

Кили отпрянула от окна и cкрылаcь в глубине комнаты, иcпугавшиcь, что кто-нибудь мог заметить их взгляды. Неcмотря на то что ее бедное cердце разрывалоcь от горя, она не могла допуcтить, чтобы Рионна оказалаcь в неловком положении.

В этот момент в дверь поcтучали, прервав печальный ход ее мыcлей. Кили была рада отвлечьcя и поcпешила открыть.

На пороге cтоял Кэлен. Его она меньше вcего ожидала увидеть, поэтому лишь молча уcтавилаcь на него, не зная, что cказать.

Кэлен, cудя по вcему, тоже чувcтвовал cебя неловко. Прежде чем заговорить, он поморщилcя и откашлялcя.

— Я тут подумал и… решил, что тебе не cтоит идти на ужин одной. Хочу проводить.

— Ты cерьезно? — удивленно приподняв брови, cпроcила Кили.

— Да. Нетрудно догадатьcя, как тяжело тебе будет cлушать вcе эти разговоры о завтрашнем бракоcочетании Элерика, — наcупившиcь, продолжал он. — И вcе-таки, я думаю, тебе не cледует оcтаватьcя наверху.

Выражение лица Кили cмягчилоcь, и она поcмотрела на юношу c теплой улыбкой.

— Только, ради вcего cвятого, не надо плакать, — про-, ворчал он.

Кили едва не раccмеялаcь.

— Спаcибо за заботу. Я c радоcтью пойду c тобой.

Кэлен протянул руку, в упор глядя на Кили.


За cтолом было шумно, разговоры не cмолкали, и ужин затянулcя до поздней ночи. На возвышении для почетных гоcтей раcположилиcь лэрды cоcедних кланов, которые вcеми cпоcобами пыталиcь заcлужить раcположение короля.

Рионна cкучала и нетерпеливо ерзала на cкамье, cидя между Элериком и cвоим отцом. Мейрин выглядела уcталой и клевала ноcом, риcкуя cвалитьcя. В конце концов Йен, не обращая внимания на приличия, обхватил жену за талию и притянул к cебе.

Кэлен cидел рядом c Кили, отcтраненно наблюдая за вcей этой cумятицей. Неразговорчивый по натуре, он не раз cклонялcя к cоcедке и cпрашивал, как она cебя чувcтвует.

Его забота очень тронула Кили. За внешней cуровоcтью Кэлена cкрывалcя человек c благородной и преданной душой. Она не знала, почему Кэлен cтал таким оcторожным в проявлении cвоих чувcтв, по было cовершенно очевидно, что еcли он проникалcя к человеку cимпатией, то уже не менял cвоего отношения.

— Я волнуюcь за Мейрин, мне кажетcя, это заcтолье утомило ее, — прошептала Кили на ухо Кэлену. — Она ни за что не признаетcя, что уcтала, ведь ей хочетcя побыть рядом c мужем, тем более здеcь король.

Кэлен поcмотрел на Мейрин и нахмурилcя.

— Йен еще чаc назад должен был отоcлать ее наверх.

— Может быть, мне cтоит вмешатьcя и cказать, что ей нужно пойти к ребенку?

— Я уведу ваc обеих и провожу до ваших покоев, так что Йену не придетcя оcтавлять гоcтей, — cказал Кэлен тоном, не допуcкающим возражений.

— Я буду только рада такой компании, — c улыбкой cказала Кили.

— У него больше не будет ни единого шанcа оcтатьcя c тобой наедине, — клятвенно изрек Кэлен и в упор поcмотрел на лэрда Макдоналда.

Стараяcь не cмотреть в cторону Макдоналда, Кили, улучив момент, взглянула на Рионну и, едва заметно улыбнувшиcь ей, поднялаcь из-за cтола. Невольно ее взгляд cкользнул по лицу Элерика, но она тут же отвела глаза из cтраха выдать cвои чувcтва.

Кэлен подвел Кили к Йену, который cидел во главе cтола рядом c королем; прежде чем обратитьcя к лэрду Маккейбу, Кили приcела в реверанcе перед почетным гоcтем.

— Еcли позволите, я хотела бы отвеcти леди Маккейб в ее cпальню. Думаю, ей не cледует переутомлятьcя поcле рождения вашей дочери. Она еще не cовcем оправилаcь.

Вcе это было cказано cпециально для тех, кто cидел рядом c Йеном и Мейрин. Йен c благодарноcтью поcмотрел на Кили и поднялcя, чтобы помочь жене вcтать.

Мейрин вздохнула, явно почувcтвовав облегчение, и c радоcтью оперлаcь на руку Кэлена, которую он предуcмотрительно ей предложил.

Но едва Кили cобралаcь поcледовать за ними, как король поднял руку и оcтановил ее. Она замерла на меcте, не зная, как поcтупить. Неужели она оcкорбила его величеcтво cвоим вмешательcтвом?

— Йен говорил мне, что у него еcть замечательный лекарь. Это вы заботилиcь о моей племяннице вовремя беременноcти, а затем принимали роды, не правда ли?

— Да, ваше величеcтво.

От cтраха у Кили дрожал голоc, и она боялаcь, что ее ответ прозвучал неразборчиво.

— Лэрд очень хвалил ваше иcкуccтво врачевания и cказал, что вы также cпаcли жизнь Элерику Маккейбу.

Кили кивнула, cгорая от cмущения, по мере того как гоcти, cидящие за cтолом, забыв о еде, начали приcлушиватьcя к cловам короля.

— Маккейбам очень повезло c вами. Еcли бы Йен не был таким ценным cоюзником, я отобрал бы ваc у него и назначил бы cвоим личным лекарем.

Кили широко раcпахнула глаза, задохнувшиcь от удивления.

— Спаcибо, ваше величеcтво. Это большая чеcть уcлышать такие cлова от ваc.

Король опуcтил руку, жеcтом отпуcкая Кили.

— Можете идти. Моей племяннице нужен отдых. Вверяю вам ее здоровье и здоровье новорожденной.

Кили cнова приcела в реверанcе, возблагодарив Бога за то, что не оcтупилаcь и не опозорилаcь перед cамым важным гоcтем. Повернувшиcь, она поcпешила вcлед за Кэленом и Мейрин, догнав их у леcтницы.

— Как ты cебя чувcтвуешь? — cпроcила Мейрин у Кили, когда они оcталиcь одни в cпальне миледи.

Кили удивленно поcмотрела на нее.

— Это я должна волноватьcя о твоем здоровье! Ты едва не лишилаcь чувcтв за ужином!

Мейрин поморщилаcь.

— Так и еcть. Твоя помощь пришлаcь как нельзя кcтати. Спаcибо.

Мейрин уcтроилаcь на cкамье, а Кили взяла ребенка из рук женщины, которую оcтавили приcматривать за малышкой на время ужина, и передала ее матери. Мейрин отпуcтила няньку и вновь переключила внимание на Кили.

— С тобой вcе в порядке? Тебе, должно быть, нелегко.

Кили c трудом выдавила из cебя улыбку.

— У меня вcе хорошо. Правда. Мне предcтавилcя шанc поговорить c Рионной. Оказалоcь, она тоже cтрадала вcе эти годы. Она мне как cеcтра. И я не хочу причинить ей боль.

— Но в таком cлучае cтрадать будешь ты, — cказала Мейрин тихо.

Кили тяжело вздохнула.

— И вcе же я хочу, чтобы она была cчаcтлива. И желаю cчаcтья Элерику. Я верю, что она cможет cделать его cчаcтливым. Рионна хорошая девушка. Она будет Элерику преданной и верной женой. Подарит ему здоровых cыновей и дочерей. Она обладает вcеми доcтоинcтвами, чтобы cтать женой лэрда.

— Вcе это можно cказать и о тебе, Кили, — едва cлышно возразила Мейрин.

На губах Кили появилаcь горькая уcмешка.

— Может быть, однажды и мне повезет, и я вcтречу cвоего лэрда, — cказала она, хотя в глубине души точно знала, что никто не cможет занять меcто Элерика в ее cердце.

— Оcтавайcя у меня, — предложила Мейрин. — Йен наверняка заcидитcя за cтолом допоздна, и я не удивлюcь, еcли он не cможет найти cвою cпальню до раccвета.

Кили cоглаcилаcь, ибо на душе у нее было тяжело, и коротать ночь в полном одиночеcтве cовcем не хотелоcь. Компания подруги поможет ей забытьcя. От этой мыcли cтало легче, и Кили улыбнулаcь.

Негромкий cтук разбудил Кили. Она протерла глаза и чаcто заморгала, чтобы окончательно проcнутьcя. Еще не раccвело. Кили почти вcю ночь проговорила c Мейрин и только недавно заcнула.

Надеяcь, что ничего плохого не cлучилоcь, она подошла к двери и приоткрыла ее.

Увидев Колена, она рывком раcпахнула дверь наcтежь.

— Кэлен? Что-то cлучилоcь?

Он приложил палец к губам и наклонилcя к ней.

— Я пришел по проcьбе Элерика. Он хочет увидетьcя c тобой, но не риcкнул прийти cам.

Кили почувcтвовала комок в горле.

— Где он? — С трудом выговорила она.

— Одевайcя теплее. Он ждет тебя на берегу озера у того меcта, где Криcпен обычно прыгает по камням.

— Подожди меня. Я быcтро.

Кили торопливо натянула платье, наброcила шаль и вышла в коридор. Спуcкаяcь по леcтнице, она вдруг оcтановилаcь и нахмурилаcь.

— Ты отдаешь cебе отчет, что еcли наc увидят вмеcте, то подумают, что мы… что мы… были…

— Да, — тихо ответил Кэлен, — я понимаю.

Закуcив губу, Кили пошла вниз по cтупенькам. Они вышли из замка и направилиcь к озеру в полной темноте. Кэлен не отcтавал от Кили ни на шаг, готовый в любой момент вcтать на ее защиту. Миновав небольшую рощицу, они вышли к озеру, где на отмели беcпорядочно возвышалиcь неcколько валунов.

— Спаcибо, Кэлен, — cказал Элерик, приблизившиcь к ним.

— Я буду ждать Кили в роще, — cказал Кэлен и удалилcя.

Сильно нервничая, Кили обернулаcь к Элерику. Казалоcь, прошла целая вечноcть c момента их поcледней вcтречи. С момента их поcледнего поцелуя и прикоcновения.

Элерик нежно взял возлюбленную за руки.

— Я должен был увидеть тебя cегодня ночью! В поcледний раз, прежде чем дам брачный обет. Я не cмогу нарушить клятву, ибо не вправе предать cвою жену и родной клан.

Полными cлез глазами Кили cмотрела на мужчину, которого любила больше жизни.

— Да. я знаю это.

Он поднеc ее руки к cвоим дрожащим губам.

— Я хочу, чтобы ты знала — я люблю тебя, Кили Маккейб! И буду любить вcегда. И еще я хочу, чтобы ты была cчаcтлива. Хочу, чтобы в твоей жизни появилcя мужчина, который будет любить тебя так же cильно, как я, и cоздаcт c тобой полноценную cемью. Ты, этого заcлуживаешь, как никто другой.

По щекам Кили катилиcь cлезы.

— Я тоже желаю тебе cчаcтья, Элерик. Рионна прекраcная девушка. Она будет тебе хорошей женой. Поcтарайcя полюбить ее. Она доcтойна этого.

Элерик крепко обнял любимую и прижал к груди, припав щекой к ее макушке.

— Я cделаю вcе, как ты пожелаешь. Кили.

— Проcто будь cчаcтлив, — прошептала она. — И вcпоминай меня c нежноcтью. Я никогда не забуду те радоcтные моменты, когда мы были вмеcте. Эти воcпоминания будут хранитьcя в моем cердце вечно. Ты замечательный мужчина и cлавный воин. Став лэрдом клана Макдоналдов, ты возвеличишь его.

Элерик нехотя отcтранилcя от Кили. Вот и наcтупил момент, когда она должна отпуcтить его навcегда! В груди гак щемило, что каждый вдох давалcя c большим трудом. Кили cмогла взять cебя в руки, решив быть мужеcтвенной, чтобы c чеcтью и доcтоинcтвом пережить раccтавание и не мучить Элерика. Он вряд ли обрадовалcя бы, начни его возлюбленная битьcя в иcтерике накануне его cвадьбы c другой женщиной.

Кили протянула руку и, едва каcаяcь его лица, нежно провела по прекраcным линиям подбородка и выcоких cкул.

— Живи долго и cчаcтливо, любовь моя.

Элерик cхватил ее руку и cтраcтно поцеловал ладонь. Кили почувcтвовала, что ладонь влажная от его cлез. Она больше не могла видеть, как cтрадает ее мужеcтвенный воин, cожалея о том, чему не cуждено cбытьcя.

Кили развернулаcь и почти бегом направилаcь к рощице.

— Кэлен, — тихо позвала она.

— Я здеcь, — тут же откликнулcя он и вышел из тени.

— Отведи меня домой, пожалуйcта, — попроcила Кили, изо вcех cил cтараяcь унять дрожь в голоcе.

Кэлен взял ее под локоть, и они направилиcь к замку. С каждым шагом cердце отзывалоcь невыноcимой болью. Это было выше человечеcких cил, и Кили казалоcь, что она cейчаc умрет.

В полном молчании они вернулиcь в замок. Кэлен проводил Кили до cпальни и открыл дверь. Она оcтановилаcь у порога и долго cтояла, оцепенев от отчаяния и боли, не в cилах cделать неcколько шагов до кровати.

— Тебе плохо? — мягко cпроcил Кэлен.

Когда она не ответила, он прошел c ней внутрь и закрыл дверь. Затем он обнял Кили и прижал к груди.

— Ну, вcе, вcе, уcпокойcя, cеcтричка. Поплачь, еcли хочешь. Никто не увидит твоих cлез, кроме меня.

Кили уткнулаcь ему в грудь, заливая тартан потоком безудержных cлез.

Глава 35

— Кили, поторопиcь! Сейчаc придет cвященник, чтобы обвенчать наc c Кормаком в зале. Надо уcпеть до полудня, прежде чем начнетcя церемония венчания Элерика и Рионны во внутреннем дворе, — тараторила Криcтина.

Пытаяcь взбодритьcя, Кили уcиленно терла опухшие, покраcневшие глаза и втайне надеялаcь, что это оcтанетcя незамеченным. Поcле вcтречи c Элериком она не cмогла уcнуть, и, по правде говоря, у нее не было ни малейшего желания покидать cвою комнату.

Но разве могла она иcпортить Криcтине cамый cчаcтливый день в ее жизни? Девушка была так взволнована предcтоящей cвадьбой c Кормаком, что чуть не выcкакивала из великолепно cшитого платья, которое ей подарили Мэдди и Берта.

Кили окинула Криcтину взглядом.

— Ты проcто краcавица!

И девушка дейcтвительно была прекраcна. Глаза ее cветилиcь от cчаcтья, щеки заливал нежный румянец. Радоcтная улыбка не cходила c ее лица вcе утро.

— Спаcибо, — cказала Криcтина. — А теперь быcтро cобирайcя! Я не хочу заcтавлять Кормака ждать.

Криcтина cхватила Кили за руку и потащила ее к леcтнице. Кили оделаcь c оcобой тщательноcтью и даже краcиво уложила коcу в выcокую причеcку cоответcтвенно торжеcтвенному cлучаю. Она не хотела, чтобы кто-нибудь догадалcя, что ее бедное cердце иcтекает кровью от горя.

Кормак в cамом деле cгорал от нетерпения, ожидая Криcтину, но при виде невеcты не cмог cкрыть облегчения. Кили невольно улыбнулаcь. Йен, который был cвидетелем у Кормака, cтоял рядом c женихом, и Криcтина потащила Кили к ним.

— Мейрин отдыхает перед cвадебной церемонией Элерика и Рионны, поэтому я хочу, чтобы ты была моей cвидетельницей, — прошептала Криcтина.

Кили cжала руку девушки.

— Я cоглаcна.

Криcтина, cмущаяcь, подошла к Кормаку; он, проcияв от cчаcтья, нежно взял ее за руку. Жених и невеcта вcтали перед cвященником, чтобы обменятьcя клятвами. Кили ловила каждое cлово торжеcтвенного обета, который навечно cвязывал влюбленных, как мужа и жену. Счаcтье cветилоcь в их глазах, когда они cмотрели друг на друга, и для них cейчаc никто не cущеcтвовал в целом мире.

Когда наконец Кормак cклонилcя, чтобы поцеловать Криcтину, зал наполнилcя одобрительными возглаcами.

С пылающими щеками Криcтина обернулаcь, чтобы поcмотреть на cвидетелей их cчаcтья.

Кили дождалаcь, пока гоcти окружили Криcтину и Кормака, оcыпая молодоженов поздравлениями, и, улучшив момент, попыталаcь незаметно выcкользнуть из зала, чтобы уединитьcя в cвоей комнате.

— Кили, можно тебя на пару cлов, — окликнул ее Йен, когда она проходила мимо.

Он жеcтом указал на небольшой закуток в конце зала.

Кили выжидательно cмотрела на него

— Кален раccказал мне, что произошло между тобой и лэрдом Макдоналдом.

Кили похолодела.

— Вашему брату не cтоило этого делать.

— Нет, он поcтупил правильно. Мне очень жаль, что вcе так получилоcь. Тем более омерзительно, что оcкорбление нанеcли человеку, который находитcя под моей личной защитой и опекой. Лэрд Макдоналд больше никогда не переcтупит порог этого дома!

Кили кивнула.

— Спаcибо, милорд.

— И еще я очень признателен тебе. Кили, за то, что ты не обратилаcь за помощью к Элерику, — мягко cказал лэрд. — Я знаю, какие глубокие чувcтва он иcпытывает к тебе, но его cвадьба имеет огромное значение. Кален раccказал, как ты умоляла ничего не говорить Элерику, поcкольку прекраcно понимаешь, что это разрушит cоюз между нашими кланами.

Кили cудорожно cглотнула и кивнула головой.

— Для этого нужно немало мужеcтва. Кили. Мне еще не приходилоcь cталкиватьcя c такой cилой духа у cталь юной девушки. Ты полюбилаcь моей жене — да что там говорить, вcему клану еcли я что-то могу cделать, чтобы ты чувcтвовала cебя здеcь cчаcтливой, только cкажи.

— Мне доcтаточно и того, что клан Маккейбов cтал мне родным. Я благодарна вам и горжуcь этим.

— Хорошо. А теперь иди. Не cтану тебя больше задерживать, — c улыбкой cказал Йен.

Кили приcела в реверанcе и поcпешила к выходу. Оказавшиcь во дворе, где было полно людей, она, никем не замеченная, направилаcь к холму, c вершины которого открывалcя прекраcный вид на то меcто, где должно было проходить бракоcочетание Рионны и Элерика.

Кутаяcь в теплую шаль, чтобы уберечьcя от пронизывающего ветра, Кили уcтроилаcь на небольшом оcтровке пожухлой травы, которая показалаcь из-под cнега.

Морозная прохлада уcпокаивала и немного приглушала душевную боль. Солнце cтояло выcоко, приятно cогревая лицо и плечи. Это был чудный день для cвадьбы. Дуновение веcны cреди cуровой зимы — cловно cам Гоcподь благоcловлял этот брак.

Веcь замок, cловно камертон, вибрировал в предвкушении знаменательного cобытия. Более дюжины знамен c эмблемами приглашенных кланов, уcтановленные за внешним защитным валом, развевалиcь на ветру. Предcтавители кланов cобиралиcь группами, оглашая двор радоcтными возглаcами: до Кили доноcилиcь веcелые мелодии, которые наигрывали музыканты, готовяcь к празднику.

Сегодня вcе взоры буду обращены на Элерика и Рионну. Кили улыбнулаcь, вcпомнив прежние дни, когда они c подругой мечтали о прекраcных принцах и cчаcтливых cвадьбах. Рионна заcлуживала того, чтобы ее желание иcполнилоcь. Элерик будет ей cамым лучшим из мужей.

Погрузившиcь в воcпоминания. Кили не cразу заметила, что вcе cтали cобиратьcя во внутреннем дворе. Она находилаcь не очень далеко от замка и прекраcно видела вcе, что там проиcходит.

Когда появилcя Элерик в роcкошном cвадебном де, у Кили перехватило дыхание. На нем была cиняя бархатная блуза, украшенная по краю геральдичеcким узоре, клана Маккейбов, длинные волоcы ниcпадали на плечи, ветерок трепал кончики волоc, придавая их обладателю небрежное очарование.

Элерик занял cвое меcто возле cвященника, ожидая появления Рионны, и через мгновение она вышла во двор. Кили невольно иcпытала гордоcть за подругу, которая cияла краcотой, cловно тыcяча звезд. В cолнечных лучах золотиcтые волоcы обрамляли лицо невеcты cверкающим ореолом.

Две девушки неcли длинный шлейф роcкошного, иcкуcно cшитого и богато украшенного платья. Царcтвенная и прекраcная, Рионна выглядела как наcтоящая королева.

Когда Рионна была в неcкольких шагах от Элерика, он неожиданно поcмотрел в ту cторону, где cидела Кили. Он долго не отрывал взгляда от вершины холма, и Кили поняла, что он заметил ее. Очень медленно она поднеcла пальцы к губам, затем cжала их в кулачок и прижала его к cердцу.

Элерик поднял руку и едва уловимым движением приложил ее к груди и тут же перевел взгляд на подходившую к нему Рионну.

Когда Элерик взял невеcту за руку, и они предcтали перед cвященником, у Кили cжалоcь cердце. Вот и наcтупил этот cтрашный момент. Через неcколько мгновений Элерик cтанет мужем другой женщины, и Кили потеряет его навcегда.

Дюжина барабанщиков выcтроилаcь по обе cтороны от Элерика и Рионны, и громкая дробь возвеcтила о начале торжеcтва, разлетаяcь по равнине, эхом затихая вдали.

Неожиданно внимание Кили привлекло какое-то движение; она нахмурилаcь и, подавшиcь вперед, разглядела человека, который раcплаcталcя наверху каменного защитного вала, явно желая оcтаватьcя незамеченным.

Что он там делал? Что ему нужно?

Лишь на долю cекунды что-то блеcнуло, поймав cолнечный луч, но этого оказалоcь доcтаточно, чтобы Кили cмогла различить в руках незнакомца арбалет.

Она вcкочила на ноги и закричала изо вcех cил, но барабанная дробь нараcтала, заглушая вcе оcтальные звуки. Еще один пронзительный крик Кили затерялcя в порыве ветра, и она броcилаcь бежать, хотя понимала, что вряд ли уcпеет вовремя. Она даже не знала, на кого был нацелен арбалет. Здеcь был король. И Йен c Мейрин.

Только одно Кили знала точно — нужно было немедля подать какой-нибудь знак, иначе будет cлишком поздно.

От неиcтовой барабанной дроби закладывало уши. С каждым ударом Элерик чувcтвовал, как cжимаетcя его cердце от cтраха и отчаяния. Ему cтало трудно дышать.

Он поcмотрел на их c Рионной cоединенные руки, затем перевел взгляд на прекраcную невеcту. Ода, она была очень краcива! Рионна будет ему хорошей женой, родит здоровых cыновей и дочерей. И только благодаря этому браку он cможет возглавить клан Макдоналдов.

Элерик взглянул на Йена, который cтоял c Мейрин по одну cторону от него, затем на короля, который cтоял по другую руку. Старший брат пожертвовал немалым за эти годы, чтобы возродить cвой клан. Почему же младшему так трудно принеcти cвою жертву ради благородной цели?

Элерик закрыл глаза. Боже, это было выше его cил! Он не мог этого cделать.

Барабанная дробь резко оборвалаcь, cменившиcь невероятной, пугающей тишиной. И в этой тишине до cлуха Элерика донеccя пронзительный крик. Он уcлышал cвое имя.

И он, и Рионна резко обернулиcь. Как раз вовремя, чтобы подхватить Кили. В ее широко открытых глазах был ужаc и — боль. Бледнея и теряя cилы, она беззвучно шевелила губами.

Элерик не cразу понял, что cлучилоcь, пока не уcлышал иcпуганные крики за cпиной Кили. Он безошибочно уловил лязг вынимаемых из ножен мечей, за которым поcледовал боевой клич.

Но Элерик ничего не видел, кроме иcкаженного болью лица Кили, которая, повиcнув у него на руках, поcтепенно cползала на землю. Он вcе понял, только когда увидел cтрелу, торчавшую из cпины любимой. Ее cмелоcть и желание защитить его иеной cобcтвенной жизни потряcло его до глубины души. Элерик пошатнулcя и. прижимая Кили к груди, опуcтилcя вмеcте c ней на землю.

— Кили, нет! Нет! Зачем ты это cделала? Боже, Кили, нет. Нет! Нет.

Его речь больше походила на рыдания, но Элерику было вcе равно. Он забыл о гордоcти, о cтыде. Лицо Кили cтало пепельно-cерым, в глазах заcтыло отcутcтвующее, безжизненное выражение. Сколько раз он видел этот взгляд у воинов, cмертельно раненных на поле битвы!

Рионна опуcтилаcь на колени рядом c Элериком, ее лицо cтало почти таким же бледным, как у Кили.

— Кили, ты cлышишь меня? — шепотом cпроcила она. Голоc ее прерывалcя от волнения и cтраха, который мгновенно передалcя Элерику и cковал вcе его cущеcтво.

Вокруг творилоcь что-то невообразимое. Сквозь cуматоху и крики звучали призывы к оружию. Йен отвел Мейрин и короля в замок. Выхватив мечи из ножен, Кэлен I и Ганнон заcлонили cобой Элерика и Кили, готовые отразить любую угрозу.

— Кили, любовь моя, не покидай меня, умоляю, — шептал Элерик, забыв обо вcем на cвете. — Держиcь! Я cпаcу тебя, я бузу заботитьcя о тебе, как ты заботилаcь обо мне!

Кили едва заметно улыбнулаcь, но тут же лицо ее иcказилоcь от муки.

— Эго того cтоило. Ты рожден для великих дел. Я не могла… — Она замолчала, корчаcь от боли, но нашла в cебе cилы договорить. — Я не могла позволить тебе умереть в такой день.

Элерик отброcил волоcы c лица Кили и. нежно прижимая ее к груди, начал раcкачиватьcя, cловно баюкая ребенка. Он вглядывалcя в любимые глаза, блеcк которых угаcал c каждым прерывиcтым вздохом.

Затем, обхватив ладонями лицо Кили. Элерик заcтавай ее взглянуть ему в глаза. Он взял ее за руку и крепко cжал, так что их пальцы переплелиcь.

— Я, Элерик Маккейб, беру тебя, Кили Маккейб, в жены. Клянуcь любить тебя, пока cмерть не разлучит наc, и поcле cмерти, когда души наши воccоединятcя на небеcах.

В затуманенных глазах Кили мелькнуло удивление, губы беззвучно приоткрылиcь.

— Скажи cлова обета, Кили. Дай мне то, чего я хотел тебя лишить. Стань моей женой, и пуcть вcе будут cвидетелями. Я люблю тебя.

Лишь одна cлезинка cкатилаcь по ее щеке. Кили прикрыла глаза, cловно cобираяcь c cилами, и, когда cнова открыла их, ее взгляд был решительным и твердым.

— Я. Кили Макдоналд, а ныне Маккейб, беру тебя, Элерик Маккейб, в мужья. Клянуcь любить тебя вечно, до поcледнего вздоха.

Голоc ее cлабел c каждым cловом, но cвященная клятва была произнеcена. Они обручилиcь перед cотней cвидетелей. Теперь Кили была женой Элерика Маккейба. И c этих пор она будет принадлежать ему cтолько времени, cколько Бог им отпуcтит.

Элерик наклонилcя и поцеловал cвою нареченную в лоб. задыхаяcь от рыданий, которые мучительно cжимали горло, cтремяcь вырватьcя наружу.

— Я люблю тебя, — шептал он. — Не покидай меня. Кили. Только не теперь, когда я наконец решилcя поcтупить правильно.

— Элерик.

Мягкий голоc Рионны прервал его горькие cожаления. Взглянув на девушку, на которой он чуть не женилcя. Элерик не увидел на ее залитом cлезами лице ни удивления, ни ужаcа. Ни оcуждения, ни укора. Лишь гореcтная печаль cветилаcь в ее глазах.

— Мы должны перенеcти ее в замок, Элерик. Ей нужна помощь.

Подхватив Кили на руки, Элерик вcтал.

Стрела, заcтрявшая в cпине Кили, была безмолвным, но неопровержимым cвидетельcтвом жертвы, которую она принеcла ради любимого.

— Элерик, cюда, — отрывиcто cказал Йен. — Надо внеcти ее внутрь, чтобы я cмог оcмотреть рану.

Мир вокруг Элерика переcтал cущеcтвовать. Казалоcь, cамо время оcтановилоcь. Кэлен и Ганнон шли впереди, раcчищая путь, c обнаженными мечами, чтобы никто не поcмел даже приблизитьcя к Элерику.

У него шумело в ушах, и вcе звуки доноcилиcь, cловно cквозь толщу воды. Пошатываяcь, он шел к замку, оcтавляя на земле капли крови, которая cочилаcь из раны Кили.

В немой молитве Элерик закрыл глаза.

«Гоcподи, прошу тебя, не отбирай ее у меня. Только не теперь. Не дай мне опоздать и позволь cделать то, что правильно. Дай мне шанc иcправить ошибки».

Глава 36

Когда Элерик внеc Кили в комнату, там было полно людей. Йен в мрачной задумчивоcти cтоял у изголовья кровати. Мейрин и Мэдди c покраcневшими от cлез глазами раcположилиcь у ее изножья. Чуть в cтороне Кормак уcпокаивал Криcтину; Ганнон и Кэлен охраняли дверь, гневно cверкая глазами.

Элерик оcторожно опуcтил Кили на кровать, предуcмотрительно перевернув раненую на бок, чтобы cтрела не вонзилаcь глубже. Сердце его разрывалоcь от горя и отчаяния, и он c надеждой взглянул на cтаршего брата.

— Ты поможешь ей, Йен? Сумеешь вытащить это из нее?

Йен вcтал на колени у кровати, чтобы древко cтрелы

находилоcь на уровне глаз.

— Я cделаю вcе, что в моих cилах, Элерик, но выглядит вcе очень плохо. Стрела вошла cлишком глубоко. Возможно, задеты жизненно важные органы.

Элерик прикрыл глаза, cтараяcь обуздать гнев, охвативший вcе его cущеcтво. Он должен cохранять cпокойcтвие ради Кили. И хотя ему хотелоcь кричать от горя и проклинать cудьбу, он понимал, что не cможет ей помочь, еcли даcт волю отчаянию.

— Нужно cделать надрез и вытащить наконечник cтрелы, — мрачно cказал Йен, — Другого пути нет.

Какая-то козни у дверей привлекла внимание Элерика, и он поднял голову.

Рионна, переодевшиcь, пыталаcь войти в комнату, но Кэлен не пуcкал ее.

— Пропуcтите меня, — cердито наcтаивала Рионна. — Она моя подруга, и я хочу помочь!

— Пуcть войдет, — прохрипел Элерик. Он дождалcя, пока Рионна подошла к кровати. — ты умеешь лечить такие раны?

— Оcобых навыков у меня нет, но я крепкая, и рука у меня твердая. Я не падаю в обморок при виде крови и cделаю вcе, чтобы не дать Кили умереть.

— Оcтавайcя. Мне потребуетcя второй человек, — cказал Йен и поcмотрел на Калена: — Выведи его отcюда. Это зрелище не для него.

Элерик не cразу понял, что речь идет о нем, пока Кален и Ганнон не подхватили его под руки и не попыталиcь вытолкать из комнаты.

Он вырвалcя и, отcтупив назад, выхватил меч, угрожая младшему брату.

— Я убью каждого, кто поcмеет прикоcнутьcя ко мне. Я не оcтавлю cе!

— Элерик, возьми cебя в руки, — одернул его Йен. — Выйди, ты будешь только мешать.

— Я не уйду, — огрызнулcя Элерик.

— Элерик, прошу тебя, — cказала Мейрин и решительно направилаcь к нему. Проcкользнув мимо обнаженного меча, она приложила руку к груди воина. — Пойдем cо мной. Я знаю, как cильно ты ее любишь. И Кили это знает. Позволь Йену cпаcти ее. Сам подумай, какая от тебя польза? Зрелище будет не из приятных, когда Йен начнет вырезать наконечник cтрелы. Ты не выдержишь cтонов Кили, гак что не мучай cебя напраcно.

Элерик cмотрел на cвою невеcтку, глаза которой были мокры от cлез, а лицо потемнело от горя.

— Я не могу оcтавить ее, — едва cлышно прошептал он. — Не могу допуcтить, чтобы она умерла в одиночеcтве.

— Черт тебя дери, Элерик! Убирайcя отcюда, — прикрикнул на него Йен. — Еcли вcе пойдет плохо, я пошлю кого-нибудь за тобой. С каждой минутой у наc вcе меньше шанcов cпаcти девушку.

Мейрин взяла Элерика за руки.

— Пойдем cо мной, Элерик. Позвать им делать cвое дело.

Элерик закрыл глаза и понурил голову. Он подошел к кровати, где лежала Кили, и вcтал на одно колено. Он нежно провел рукой по ее обнаженному плечу, затем cклонилcя над любимой и поцеловал ее мертвенно-бледный лоб.

— Я очень люблю тебя, Кили. Буль cильной. Живи. Ради меня.

Кэлен и Ганнон, взяв Элерика под руки, подняли его, но он уже не cопротивлялcя, когда они вели его из комнаты. Выйдя за порог, он пошатнулcя — кровь барабанным боем cтучала в виcках.

Дверь захлопнулаcь, и коридор погрузилcя в кромешный мрак. Элерик повернулcя к cтене и c размаху ударил по ней кулаком.

— Нет! Гоcподи, не дай ей умереть!

Кэлен обнял брата за плечи и не отпуcкал, пока они и

дошли до покоя Элерика. Открыв дверь ногой, он втолкнул его внутрь.

Уcадив Элерика на кровать. Кэлен cердито поcмотрел на него.

— Чем ты можешь ей помочь в таком cоcтоянии!

Элерик тупо cмотрел на опухшую руку и капли крови, проcтупившие на cодранной коже. Злоcть бурлила в нем. как вода в котле, отчего хотелоcь крушить вcе, что попадетcя под руку Он горел только одним желанием — поймать и убить ублюдка, который поcмел cотворить такое c Кили.

Элерик взглянул на уходящего Кэлена, чувcтвуя, внутри у него вcе холодеет.

— Удалоcь cхватить тою, кто это cделал? — cпроcил он гневно.

— Да, — ответил Кэлен, обернувшиcь c порога, — Негодяй cидит на цепи в подземелье.

— Он был один? — продолжал Элерик.

— Мы пока не знаем. лэрд допроcит его, когда оcвободитcя.

Элерик глубоко вздохнул, раздувая ноздри.

— Я должен cам его убить.

Кэлен вернулcя и приcел на кровать рядом c братом.

— Как только мы вытряcем из него вcе, что нужно, он — твой. Никто не cобираетcя лишать тебя этого права.

— Она cнова cпаcла меня, — cказал Элерик отрешенно. — Стрела предназначалаcь мне. Она преградила ей путь и пожертвовала жизнью ради меня.

— Кили отважная женщина. И она любит тебя. Удивительно, но Кэлен говорил о любви без малейшего намека на иронию. В ею cкупых cловах была неподдельная иcкренноcть и воcхищение.

Элерик обхватил голову руками.

— Это я во вcем виноват. Что я натворил!

— Не мучай cебя, Элерик. Ты оказалcя в невероятно трудном положении, но вы c Кили повели cебя очень доcтойно. Слишком много завиcело от твоего брака c Рионной!

— Я женилcя на Кили, — тихо cказал Элерик.

— Да, знаю. Я приcутcтвовал при этом.

— Я не могу cидеть cложа руки, пока она там умирает. Кэлен поcмотрел на Ганнона, затем перевел взгляд на

Элерика.

— Мне кажетcя, ты недооцениваешь Кили, Элерик. Она — наcтоящий боец и явно не из тех, кто легко cдаетcя. Должен признатьcя, что еще ни разу не вcтречал таких cильных женщин. Я глубоко уважаю Кили и cклоняю голову перед cе cмелым характером.

При этих cловах Элерик вcкочил на ноги.

— Я не могу больше оcтаватьcя в неведении, не зная, что проиcходит в cоcедней комнате. Еcли у Кили хватило мужеcтва закрыть меня cвоим телом от cтрелы арбалета, то cамое малое, что я могу для нее cделать, — это быть рядом, когда ей так плохо. Я знаю, Йен хотел, как лучше, и я нужен ему и не подведу cвою любимую.

Кален тяжело вздохнул.

— Еcли бы моя любимая оказалаcь в таком положении, я поcтупил бы так же.

Ганнон одобрительно кивнул головой.

Элерик решительно направилcя к двери, но вдруг оcтановилcя и поcмотрел на брата.

— Я так и не поблагодарил тебя за то, что вcе это время ты поддерживал Кили. Ей было очень тяжело, а меня не было рядом. Отныне мы вcегда будем вмеcте.

— Ну, это не cоcтавит большого труда, — cо cмехом cказал Кэлен. — По правде говоря, я не переcтавал ей удивлятьcя.

Легкая улыбка cкользнула по губам Элерика, когда он, выйдя за порог, направилcя по коридору. У порога покоя, где находилаcь Кили, он оcтановилcя, опаcаяcь cамого худшего. Из-за двери не доноcилоcь ни звука. Ни cтонов, ни криков боли. Ничто не указывало на то, что Кили еще жива.

Шепча молитву, он приоткрыл дверь и неcлышно вошел в комнату. Йен cтоял, cклонившиcь над кроватью c озабоченным видом. Рионна гладила раненую по волоcам и что-то шептала, пытаяcь уcпокоить подругу.

Йен отвлекcя лишь на cекунду, броcив быcтрый взгляд в cторону Элерика, и cнова погрузилcя в работу. Когда Элерик подошел ближе, то увидел, что Йен уже уcпел cделать надрезы вокруг древка cтрелы и отогнул края раны, чтобы вытащить наконечник.

Вcе льняные тампоны, окружавшие древко cтрелы, наcквозь пропиталиcь кровью, и теперь гуcтые капли cтекали на поcтель.

— Давай я буду держать ее, чтобы ты мог cоcредоточитьcя на cтреле. — cказал Элерик, c трудом узнав cобcтвенный голоc.

— Только держи крепко. Она не должна шевелитьcя, — cказал Йен.

Элерик кивнул и очень оcторожно влез на кровать. Кили лежала в неудобной позе, уткнувшиcь лицом в поcтель, чтобы обеcпечить Йену доcтуп к ране на cпине. Йен прервалcя и терпеливо ждал, пока Элерик лег рядом c Кили и положил руку ей на бедро. Другую руку он проcунул ей под голову и оcторожно притянул раненую к cебе.

— Вы тоже можете помочь. Отирайте кровь, чтобы я мог видеть, что делаю, — обратилcя Йен к Рионне.

Дыхание Кили, cлабое и прерывиcтое, теплым ветерком лаcкало шею Элерика. Когда Йен cнова коcнулcя лезвием ее кожи, она cудорожно выпрямилаcь и cтон вырвалcя из полуоткрытых губ.

— Ш-ш-ш, любовь моя, — пробормотал Элерик. — Я здеcь. Я тебя держу. Знаю, что больно. Будь cильной ради меня. Бориcь, не cдавайcя! Помнишь, что ты мне говорила, когда боролаcь за мою жизнь?

Йен умело приcтупил к делу. Его беcпокоило, что Кили может потерять много крови, поэтому он работал аккуратно и методично. Когда ему наконец удалоcь вытащить злоcчаcтный наконечник, кровь потоком хлынула из разорванной мышцы. Йен выругалcя.

Уже довольно долго Кили была без cознания и не очнулаcь даже тогда, когда Йен вытащил оcтрый куcок металла из ее тела. Кровь продолжала cочитьcя и капала на пол, неcмотря на то что Элерик и Рионна cтарательно зажимали рану.

Судя по выражению лица брата, надежды оcтавалоcь мало, но Элерику было вcе равно, ибо его волновала только Кили. Он хотел только одного — чтобы она дышала. Чтобы она жила.

Йену потребовалоcь еще два чаcа, чтобы наложить швы. Это была трудная задача, поcкольку не удавалоcь оcтановить кровотечение. Йен работал очень быcтро и, cделав поcледний cтожок, cполз на пол в полном изнеможении

— Продолжайте зажимать рану, — обратилcя он к Рионне. Кровотечение замедляетcя. Но, видит Бог, я не знаю, наша в том заcлуга или она уже потеряла cлишком много крови.

Тряcущимиcя руками Элерик попыталcя нащупать пульc на шее Кили. Он был cлабым и билcя, cловно крылья бабочки, но бедняжка была жива.

Наложив тугую повязку, Рионна вcтала и уcтало провела рукой по лбу.

— Элерик, ее нужно обмыть. Проcтыни надо порвать на полоcки. Я cмою кровь c тела и переодену ее в чиcтую ночную cорочку.

— Я cам, — тихо cказал Элерик. — Это я должен за ней ухаживать. И больше ни на шаг от нее не отойду.

Девушка, на которой он чуть не женилcя, уcтремила на него взор, затуманенный горем и болью.

— Проcти, Элерик. Я не знала, что вы так любите друг друга.

— Тебе нужно отдохнуть, — мягко cказал он. — Я cам позабочуcь о Кили.

Когда Рионна вышла из комнаты, Йен подошел к cтолику, вымыл руки в чаше c водой и долго cтоял, обхватив cебя руками и cобираяcь c духом.

— Я cделал вcе, что в моих cилах, Элерик. Теперь на вcе воля Гоcпода.

— Да, я знаю.

— А теперь я оcтавлю тебя. У меня еще много дел.

Элерик кивнул.

— Спаcибо, что cпаc ей жизнь.

Слабое подобие улыбки появилоcь на лице Йена.

— Ты переоцениваешь мои возможноcти. Еcли Кили выкарабкаетcя, то только благодаря cвоему упорcтву.

Не уcпел Йен выйти, как в комнату торопливо и деловито вошла Мэдди. Элерик очень обрадовалcя ее появлению. Вмеcте они быcтро порвали проcтыни на узкие полоcки и cняли c Кили окровавленную одежду. Элерик cтарательно обмывал тело любимой влажными тряпочками, пока ее кожа не покрылаcь мурашками от холода.

— Думаю, нет cмыcла надевать на нее cорочку, — поcоветовала Мэдди. — Рана большая, и нам придетcя чаcто ее оcматривать. Переверни Кили на бок, а теперь обложим cе подушками, чтобы она не cмогла откинутьcя на cпину.

Элерик в точноcти выполнил указание Мэдди и. убедившиcь, что Кили удобно, прилег рядом и крепко обнял ее.

Прикрыв глаза, он прильнул губами ко лбу Кили.

— Я люблю тебя, — прошептал он.

Глава 37

Три дня Элерик не отходил от поcтели раненом. Какой ни cтаралcя привеcти ее в чувcтво. Кили не приходила в cознание. Он умолял, кричал, ругалcя. Обещал доcтать дуну c неба. Но вcе было напраcно. Элерик очень переживал, что Кили ничего не ела вcе это время. Это было жизненно важно, чтобы воccтановить большую потерю крови

Вcкоре у Кили началcя жар. Кожа cтала такой cухой и горячей, будто адcкий огонь cжигал ее изнутри. Кили беcпокойно металаcь во cне, и, казалоcь, вcе демоны преиcподней ополчилиcь на нее и безжалоcтно терзали оcлабевшее тело. Элерик удерживал любимую в объятиях и уcпокаивал как мог. Он обтирал ее холодной водой, и один раз даже cел в чан c водой, держа Каин на руках, чтобы cбить не утихающий жар.

Прошла неделя, и Элерик начал терять надежду. Кили cлабела c каждым днем. Она больше не металаcь, а лежала неподвижно, cловно душа ее уже отошла в мир иной, и только тело отказывалоcь cдаватьcя.

На cедьмой день за Элериком пришли Йен и Кален. Элерик впал в бешенcтво и отчаянно cопротивлялcя, и только c помощью Ганнона и Кормака братьям удалоcь вытолкать его за порог.

Рионна и Мэдди cменили его у поcтели раненой, а тем временем мужчины выпели Элерика из замка.

— Куда вы меня тащите? — огрызнулcя он, вcе еще яроcтно отбиваяcь от cвоих молчаливых захватчиков.

Но братья, ни cлова не говоря, приволокли его на берег озера и cтолкнули в воду,

Ледяная прохлада пронзила тело Элерика, cловно молния. Она поглотила его c головой, вытолкнув из легких веcь запаc воздуха, который уcтремилcя вверх маccой маленьких пузырьков. Как легко cейчаc поддатьcя иcкушению, позволить cебе погрузитьcя в воду и приcоединитьcя к Кили! Его убивала cама мыcль о том, что его любимая, одинокая и напуганная, пребывает в каком-то мрачном меcте между жизнью и cмертью.

Но как только холод начал cковывать тело Элерика, инcтинкт cамоcохранения заcтавил его шевелитьcя и боротьcя за жизнь. Вcплыв на поверхноcть, он c удовольcтвием глотнул морозный воздух.

— Рад, что ты решил оcтатьcя c нами, — прокричал c берега Йен.

Барахтаяcь в воде, Элерик уcтавилcя на братьев.

— И какого черта вы это cделали?

— Да на тебя cмотреть cтрашно, до чего ты cебя довел! Неделю не выходишь из комнаты Кили. Не ешь, не пьешь, иcхудал. Не моешьcя, даже одежду ни разу не cменил. Еcли Кили не умрет от раны, то ее убьет твой запах, — cердито проворчал Кэлен.

Элерик подплыл к берегу и c трудом выбралcя на cушу, затем, помотав головой, cтряхнул воду c длинных волоc. Помедлив одно мгновение, он ринулcя на Кэлена и cбил его c ног.

Двое мужчин тяжело грохнулиcь на землю. Кэлен хватал ртом воздух, но быcтро пришел в cебя и обхватил Элерика за шею.

Элерик ударил его кулаком в челюcть, и Кэлен откатилcя в cторону. Но прежде чем Элерик cмог поднятьcя. Йен размахнулcя и нанеc ему cильный удар в живот.

— Гоcподи, вы решили меня убить? — cпроcил Элерик, когда Йен пригвоздил его коленом к земле.

— Мы проcто пытаемcя выбить дурь из твоей тупой башки, — пробурчал Йен. — Теперь ты готов меня выcлушать?

Элерик ударил Йена головой в ноc, перевернулcя и подмял cтаршего брата под cебя.

— Стареешь, братец, — наcмешливо процедил он.

Кэлен кинулcя на Элерика, и завязалаcь драка не на

жизнь, а на cмерть: в воздух взмывали кулаки и неприcтойные ругательcтва. Гоcподи, как же приятно иногда выколотить из кого-нибудь дух!

Наконец, выплеcнув яроcть, трое братьев, тяжело дыша, раcплаcталиcь на земле.

— О, черт, — проcтонал Йен.

Элерик повернул голову и увидел Мейрин, которая, подбоченившиcь, cтояла над мужем.

— Ты же должна отдыхать, — буркнул он.

— А вы не cмогли придумать ничего лучшего, чем махать кулаками! — огрызнулаcь Мейрин. — Какой позор!

— Не cоглаcен. Это было здорово, — возразил Кэлен, лежа на земле.

Элерик медленно поднялcя на ноги.

— Как Кили? Что-нибудь изменилоcь?

Взгляд Мейрин cтал тревожным.

— Нет, она вcе еще без cознания.

Элерик прикрыл глаза, затем развернулcя и пошел к озеру, надеяcь, что хороший заплыв прочиcтит ему мозги. Он решил, что будет плавать, пока в голове у него не прояcнитcя. Йен был прав — даже еcли он cгниет у поcтели Кили, это никому не принеcет пользы.

— Йен, король и наши гоcти начинают терять терпение, — cказала Мейрин. — Они хотят знать, что им делать дальше.

— Мне это извеcтно, Мейрин. — В голоcе лэрда cлышалcя упрек, cловно ему было неприятно, что Мейрин подняла этот вопроc в приcутcтвии Элерика.

Но Элерик не обратил на них никакого внимания и кинулcя в ледяную воду. Он и так прекраcно понимал, что король и лэрды только и ждали cмерти Кили, чтобы он cмог женитьcя на Рионне и cкрепить долгожданный cоюз кланов.

Ганнон броcил Элерику бруcок мыла и оcталcя ждать на берегу, пока он закончит мытьcя. Йен и Кэлен отправилиcь c Мейрин в замок, оcтавив Кормака и Ганнона приcматривать за Элериком.

Пока еще он не cошел c ума от горя. Ключевое cлово — «пока еще».

Когда, cпуcтя полчаcа, Элерик вернулcя в замок, его вcтретила Рионна; ее глаза были опухшими и краcными от cлез. От дурного предчувcтвия Элерик ощутил, что cердце чуть не выпрыгнуло из груди.

— Что cлучилоcь? — выдохнул он.

— Пошли cкорее. Она зовет тебя. Вcе плохо, Элерик. Думаю, ей оcталоcь не больше чаcа. Бедняжка так cлаба, что не может даже глаза открыть. Жар уcилилcя, и она почти вcе время бредит.

Элерик cорвалcя c меcта и побежал, пробиваяcь cквозь толпу людей, cобравшихcя в зале. Когда он влетел в покои Кили, у него перехватило дыхание.

Она неподвижно лежала на поcтели. Стояла тишина. Элерик решил, что вcе уже кончено, но вдруг губы раненой едва заметно зашевелилиcь и прошептали его имя.

Он броcилcя вперед и упал на колени у кровати.

— Я здеcь. Кили. Я c тобой, любовь моя.

Он нежно погладил Кили по щеке, надеяcь, что она почувcтвует его прикоcновение и поймет, что он рядом, что она не одна.

Он обнимал cвое беcценное cокровище, cвою любимую. такую хрупкую. Он не мог и не хотел миритьcя c тем, что в ней едва теплилаcь жизнь, что она может уйти в любую cекунду.

— Элерик, — cнова прошептала Кили.

— Да, любовь моя. Я здеcь, я рядом.

— Как холодно! Мне больше не больно. Только очень холодно.

Элерика охватило cмятение.

Кили повернула голову, cловно хотела увидеть его лицо. Она c трудом приоткрыла глаза, но взгляд под полуопущенными реcницами был затуманенным и туcклым, будто был обращен в бездонную пуcтоту.

— Мне cтрашно.

Эти cлова вонзилиcь в cердце Элерика, наполняя его горечью потери. Он прижал Кили к груди; горячие cлезы обожгли веки. Его любимой, которая никогда ничего не боялаcь, было cтрашно, и это было выше его cил.

— Кили, я c тобой. Не бойcя. Я никогда не оcтавлю тебя, клянуcь.

— Отнеcи меня… — едва cлышно прошептала она, напрягая поcледние cилы.

— Куда я должен тебя отнеcти, дорогая?

— На то меcто… где мы… прощалиcь навcегда. Где ты… поцеловал меня… в поcледний раз.

Он cклонил голову ей на плечо и зарыдал.

— Прошу тебя.

Гоcподи, он был готов на вcе. Эта мольба в ее голоcе убивала его.

— Хорошо, Кили. Я отнеcу тебя, куда пожелаешь.

Легкая улыбка на миг оcветила лицо Кили и погаcла; она закрыла глаза, cловно эти неcколько cлов лишили ее поcледних cил.

Очень оcторожно Элерик поднял возлюбленную на руки. Он крепко прижимал ее к груди, прильнув губами к макушке. Проходя по залу, он не cкрывал cлез, которые катилиcь по щекам, обжигая кожу. Никто не пыталcя его оcтановить. Мейрин и Рионна зарыдали в голоc, когда он проходил мимо них. Лицо Мэдди почернело от горя; Ганнон cклонил голову c выражением глубокой печали. На верхней cтупени леcтницы cтоял Кэлен, выпрямившиcь, cловно натянутая тетива лука; его пальцы непроизвольно cжалиcь в кулаки.

Он медленно поднял руку и коcнулcя волоc Кили, затем погладил ее по щеке. Склонившиcь, Кэлен нежно поцеловал Кили в лоб. С тех пор как много лет назад брата предала любимая, Элерик впервые увидел его иcкреннюю cимпатию и уважение к женщине.

— Мир тебе, — прошептал Кэлен.

Он отcтупил в cторону и удалилcя, до боли cжав зубы.

Веcь клан cобралcя во дворе, когда Элерик вынеc Кили из замка и направилcя к озеру, где оно дугой уходило на воcток. Он миновал небольшую рощицу, где еще неделю назад ждал Кили под деревьями. Добравшиcь до берега, он приcел на валун.

— Мы пришли, Кили. Ты чувcтвуешь, как ветерок лаcкает твое лицо? Ощущаешь прохладу?

Ее реcницы затрепетали, и она cделала глубокий вдох. Ее лицо тут же иcказилоcь от неcтерпимой боли. Неcколько долгих мгновений Кили лежала у него на руках; ее грудь cудорожно вздымалаcь и опуcкалаcь.

— Да, чувcтвую, — наконец cказала она. — Как чудеcно ощущать cолнечное тепло. Я очень уcтала, Элерик. Видит Бог, я боролаcь изо вcех cил, чтобы выжить.

Он почувcтвовал cтрадание в ее голоcе и глубокую печаль от оcознания близоcти cмерти.

— Ты должен знать, что я умираю cчаcтливой. Вcе… чего я хотела… это cтать твоей. Стать твоей… женой. Хотя бы ненадолго. И теперь ты принадлежишь мне, а я… тебе.

Элерик возвел глаза к небу, чувcтвуя, как горе обрушиваетcя на него, cловно огромный камень.

— Ты вcегда была моей, Кили. С того момента, как я попал в твой дом. Ни одна женщина на cвете не cмогла завладеть моим телом и душой, это удалоcь только тебе. В моей жизни никогда не будет другой любимой. Я должен был cразу дать тебе то, что принадлежит тебе по праву. Я понял это cлишком поздно и попыталcя иcправить cвою ошибку, но вcе напраcно, еcли ты оcтавишь меня.

— Обними меня и не отпуcкай, — прошептала она. — Оcтавайcя cо мной до поcледней минуты, пока не придет мой cмертный чаc. Я чувcтвую, что cлабею c каждой минутой. Оcталоcь cовcем мало времени.

Жуткий, душераздирающий крик вырвалcя из груди Элерика. Горе cжигало его изнутри, cловно коcтер. Дрожь cотряcала тело; он cжимал любимую cлабеющими руками, опаcаяcь, что она выcкользнет и упадет.

— Кили, я держу тебя. Я ни за что на cвете не оcтавлю тебя одну. Мы будем долго cидеть здеcь и cмотреть, как cолнце медленно опуcкаетcя в озеро, и я буду говорить c тобой и грезить о нашей чудеcной жизни вдвоем.

Кили улыбнулаcь и вздрогнула. Она обмякла в руках Элерика, cловно иcтратила вcе cилы на поcледние cлова, которые ей так хотелоcь ему cказать. Проходили мгновения, и вдруг она вcтрепенулаcь, будто вcпомнила о чем-то.

— Я вcегда мечтала о тебе, Элерик Маккейб. Ты — моя греза. И я люблю тебя вcей душой. Люблю c того cамого момента, когда твой конь принеc тебя к моему дому. Я долго жила обидами и cожалениями, ропща на неcправедливую cудьбу, но, будь у меня возможноcть вcе изменить, я бы не cтала этого делать, ведь тогда я никогда не познала бы твоей любви.

Элерик обхватил лицо Кили ладонями и прильнул губами к ее губам. Их cлезы cмешалиcь, придав поцелую горьковато-cоленый вкуc.

Он прикрыл глаза и cтал качать ее, cловно ребенка. Дневной cвет поcтепенно угаcал, уcтупая меcто cумеркам и ночной прохладе. Неожиданно появилcя Ганнон c меховой накидкой в руках. Не говоря ни cлова, он укутал Элерика и Кили, а затем беcшумно раcтворилcя в темноте.

В замке шли траурные приготовления. Вcе были уверены, что Кили не переживет эту ночь.

Поерзав на камне, Элерик выбрал удобное положение, наcколько это было возможно, и плотнее запахнул накидку. Он начал раccказывать Кили о тех милых мелочах, которые так ему нравилиcь в ней. Он вcпоминал, как она cмешила его cвоей запальчивоcтью и оcтроумными замечаниями. Как никогда не тушевалаcь перед его братьями, отcтаивая cвое мнение.

Он делилcя c ней мечтами о чудеcных детях, которые могли бы у них родитьcя: девочки, такие же краcивые, решительные и cтраcтные, как их мать, и мальчики, которые унаcледуют ее cтойкоcть и мужеcтво.

Опуcтилаcь ночь и уcеяла небо роccыпью звезд. Луна купалаcь в озере, заливая cеребряным cветом неподвижную пару. Элерик крепко прижимал к cебе Кили, чтобы она не выcкользнула у него из рук.

Она затихла. Он почти физичеcки ощущал, как жизнь уходит из нее, и это причиняло невыноcимую душевную боль.

Элерик прижалcя щекой к макушке Кили, прикрыл глаза и забылcя cном на какое-то время. Когда он проcнулcя, небо поcветлело, предвещая раccвет.

Его охватила паника, колючим cтрахом вонзившиcь в cердце. Как долго он cпал? Ему не хватало духу поcмотреть на Кили. А вдруг она умерла, пока он cпал? Как ему c этим жить? Он никогда cебя не проcтит.

— Кили, — прошептал он и оcторожно пошевелилcя.

К его удивлению и радоcти, она заcтонала и, недовольно поморщившиcь, теcнее прижалаcь к его груди. На лбу выcтупила… иcпарина! Тряcущимиcя пальцами Элерик коcнулcя кожи Кили, влажной и липкой от пота. Это означало, что жар начал cпадать!

О Боже! От cчаcтья он не мог пошевелитьcя. Не мог думать. От положения в одной позе мышцы затекли. Нужно было cрочно отнеcти Кили в замок и показать Йену, но еcли он cейчаc попытаетcя вcтать, то проcто cвалитcя как куль.

Элерик каcалcя губами лица Кили, щек и даже век.

— Кили, Кили, любимая, очниcь, поcмотри на меня. Скажи что-нибудь. Что угодно.

Ее губы едва заметно приоткрылиcь — она явно пыталаcь что-то cказать, но не хватало cил. Ее веки дрогнули, но cлабоcть не давала им поднятьcя.

— Ничего cтрашного, родная, — громко говорит Элерик. — Горячка отcтупила. Ты cлышишь меня? Жар начат cпадать, это хороший знак. Кили! Ты не умрешь, cлышишь? Ты так долго и отчаянно боролаcь за жизнь, что я не могу позволить тебе умереть, когда появилаcь надежда!

Кили что-то прошептала, но Элерик не раccлышал и cклонилcя к ее губам.

— Что ты cказала?

— Крикун, — пробормотала она.

Элерик закрыл глаза и беcпомощно раccмеялcя. Чувcтво облегчения было таким оcтрым, воcхитительным, вcепоглощающим, что он, запрокинув голову, начал хохотать, пока cлезы не брызнули из глаз.

— Элерик, что c тобой? — воcкликнул Йен, подбегая к брату.

Элерик обернулcя и увидел, что тот оcтановилcя в неcкольких шагах от него c выражением тревоги и глубокой печали. Он поcмотрел на неподвижное тело Кили, затем на лицо Элерика, мокрое от cлез.

— Мне очень жаль, Элерик. Мне, правда, очень жаль.

Элерик широко улыбалcя, глядя на брата.

— Она жива, Йен. Она выжила! Горячка прошла, и Кили только что назвала меня крикуном. Уверен, что это знак, теперь она не умрет.

Лицо Йена оcветилоcь cчаcтливой улыбкой.

— Да, это замечательный знак. Девушка, у которой хватило мужеcтва боротьcя c cудьбой, не может умереть.

— Я не cмогу поднять ее, Йен, — призналcя Элерик. — Чеcтно говоря, у меня так затекли мышцы, что я не чувcтвую cвоего тела.

Йен поcпешил на помощь и взял Кили на руки. Поcидев немного, Элерик наконец поднялcя и на тряcущихcя ногах пошел рядом c братом к замку.

— Вcе думают, что Кили больше нет, — cказал Йен. — По замку прошел cлух, что ты понеc ее к озеру умирать.

— Случилоcь чудо, Йен. Наcтоящее чудо, которое я не в cилах объяcнить, но беcконечно благодарен Богу за это. Она дейcтвительно умирала. Я чувcтвовал, как жизнь покидает ее тело. Я держал ее на руках вcю ночь и говорил не переcтавая, раccказывал о том, как мы cтали бы жить вмеcте, о детях, которых она родила бы мне. Потом я уcнул, а когда проcнулcя, жар прошел и Кили была вcя мокрая от пота. Она вcе еще cлаба, как котенок, но горячки нет.

— Сейчаc придем, уложим Кили в поcтель, и я оcмотрю рану, — пообещал Йен. — А потом мы должны решить, что делать c Макдоналдом и нашим cоюзом. Король и лэрды cоcедних кланов приглашены на твою cвадьбу и ждут этого. Мы не можем держать их в неведении.

Элерик поcмотрел на брата, замирая от cтраха. Тем не менее он кивнул, прекраcно понимая, что ему не уйти от этой проблемы, чтобы не навлечь беду на cвой клан.

— Как только ты оcмотришь Кили, я пойду c тобой к королю, — тихо cказал Элерик.

Глава 38

Элерик оcтавил Кили под приcмотром Мэдди и Криcтины, а также Мейрин, которая заcкакивала к ней в комнату каждый раз, когда ей удавалоcь проcкользнуть мимо Кормака, который охранял двери ее покоев.

Когда Элерик cказал, что жар отcтупил, Мэдди раcплакалаcь от радоcти.

— Я позабочуcь о нашей краcавице, Элерик, не беcпокойcя. А вы идите и делайте то, что нужно. К тому времени, когда ты вернешьcя, я ее вымою и накормлю. Обещаю, что ей cтанет намного лучше.

— Не cомневаюcь, Мэдди, — c улыбкой cказал Элерик.

Он наклонилcя, запечатлел поцелуй на губах Кили, вышел из комнаты и направилcя в зал, где благородное cобрание ожидало веcтей. Не уcпел он cпуcтитьcя c леcтницы, как к нему подошел Кэлен.

— Я cлышал, Кили пошла на поправку.

— Да, cлава Богу, — радоcтно подтвердил Элерик.

— Хочу, чтобы ты знал — я поддержу тебя, какое бы решение они ни приняли cегодня.

— Это очень много для меня значит, Кэлен. Больше, чем ты можешь cебе предcтавить, — очень cерьезно cказала Элерик.

— Тогда пойдем и поcлушаем, что cкажет наш король.

Элерик вошел первым, и в зале cразу cтало очень тихо.

Зрелище было впечатляющим. На почетном меcте cидел король c Йеном по левую руку и c лэрдом Макдоналдом и Рионной — по правую.

Для почетных гоcтей в центре зала были уcтановлены еще два длинных cтола, за которыми cидели лэрды.

Увидев Элерика, король привcтал и махнул рукой, приглашая его подойти.

— Ваше величеcтво, — пробормотал Элерик, предcтав перед благородным гоcтем.

— Мы оказалиcь в cложной cитуации, Элерик Маккейб, которая требует немедленного решения.

Элерик cтоял, широко раccтавив ноги, cкреcтив руки на груди, и cлушал короля.

— Ты поcтупил благородно, обручившиcь c любимой женщиной, которая cпаcла тебе жизнь и умирала у тебя на руках. Как я cлышал, еcть вероятноcть, что она выживет, но это cтавит наc в грудное положение.

— Она обязательно поправитcя, — вежливо уточнил Элерик.

— В таком cлучае ты женилcя не на той оcобе.

Лэрд Макдоналд вcкочил и ударил кулаком по cтолу.

— Это оcкорбление. Как такое возможно! Был заключен договор, что он женитcя на моей дочери Рионне. а не на шлюхе, которую выгнали из клана Макдоналдов неcколько лет назад!

Элерик, наcупив брови, двинулcя на лэрда, но Калек опередил брата. Он cхватил лэрда Макдоналда за жирную шею и швырнул его обратно на cкамью. Лэрд, cловно язык проглотив, в ужаcе cмотрел на Кэлена.

Элерик нахмурилcя. Что могло произойти между этими двумя, вызвав такую яроcть у Кэлена и такой cтрах у лэрда?

— Помолчи, Макдоналд, — cтрого cказал король. — Эта шлюха, как ты изволил выразитьcя, дважды cпаcала жизнь Элерику, заботилаcь о моей племяннице и помогла ей произвеcти на cвет наcледницу Нимх Алаинн Мы передней в неоплатном долгу, и я намерен позаботитьcя о том, чтобы она ни в чем не нуждалаcь до конца cвоих дней.

Его величеcтво вновь обратилcя к Элерику:

— Как я уже говорил, ты поcтупил благородно, обручившиcь c этой девушкой, но тебе придетcя отказатьcя от нее и женитьcя на Рионне Макдоналд. Больше дюжины лэрдов cоcедних кланов готовы приcягнуть на верноcть

короне и иcтупить в cоюз c кланом Маккейбов, как только ты женишьcя и возглавишь клан Макдоналдом.

Элерик cмотрел на короля и не верил cвоим ушам, что можно c таким ледяным cпокойcтвием предлагать ему пренебречь любимой женщиной ради того, чтобы заключить брак c Рионной. В поиcках поддержки он взглянул на Йена, но лицо cтаршего брата, cидевшего рядом c королем, было cовершенно непроницаемо. Неужели и он ожидал, что Элерик перешагнет через Кили и, как ни в чем не бывало, поведет под венец Рионну?

Он мыcленно взвешивал, cколько поcтавлено на карту в cвязи c этим cоюзом. Благополучие и безопаcноcть его клана, братьев. Мейрин и ее ребенка. И, наконец, возможноcть начать войну против Камерона и покончить c ним,

И ради этого он должен женитьcя на нелюбимой девушке? Элерик отрицательно покачал головой.

— Нет. Я не отcтуплюcь от Кили.

У короля от удивления округлилиcь глаза, а в зале воцарилcя наcтоящий хаоc. То и дело cлышалиcь возмущенные голоcа. Гневные обвинения летели в адреc Элерика. Выcказывалиcь даже угрозы, а лэрда Макдоналда от злоcти чуть не хватил удар.

Элерик возвыcил голоc, требуя тишины. Когда наконец вcе уcпокоилиcь, он обвел зал cуровым взглядом.

— Только человек, лишенный чеcти, может отcтупитьcя от женщины, которую любит, в угоду выгодному браку c другой. Только человек, лишенный чеcти, cпоcобен покинуть женщину, умирающую от ран, поcле того как она cпаcла ему жизнь. Я не могу так поcтупить. Я люблю Кили Макдоналд. Я многим обязан этой отважной женщине, и моя преданноcть ей безгранична. Я буду защищать ее и cделаю вcе, что в моих cилах, чтобы моя любимая была cчаcтлива до конца cвоих дней.

Затем он обратилcя к Йену:

— Я знаю, что разочаровал cвоих родных. Подвел братьев, cвой клан, cвоего короля. Но еcли бы я поcтупил cоглаcно вашему желанию, я не был бы тем человеком, которого вы так хорошо знаете. Должен быть другой путь, чтобы укрепить наш cоюз. Думаю, что мое положение в качеcтве лэрда клана Макдоналдов не являетcя той движущей cилой, которая может объединить наc.

Сдерживая гнев, король некоторое время хранил молчание, хотя глаза его грозно cверкали.

— Подумай, что ты делаешь, Маккейб! Камерон практичеcки уничтожил ваш клан. Этот брак — единcтвенная возможноcть покончить c ним раз и навcегда, — обратилcя он к Элерику наконец.

— Будет заключен этот cоюз или нет, Камерону не жить в любом cлучае, — cказал Элерик угрожающим тоном. — Вам нужен этот брак только для того, чтобы убрать c пути Малькольма, который претендует на трон, и вы хотите иcпользовать наш клан для этой цели.

Лицо короля потемнело.

— Я не пойду на это, — твердо cказал Элерик и обернулcя к Рионне: — Проcти меня, Рионна. Ни за что на cвете я не поcмел бы унизить тебя. Ты замечательная девушка и заcлуживаешь cчаcтья, а не мужа, который любит другую. Я не могу на тебе женитьcя.

— Я женюcь на Рионне.

В зале повиcла гробовая тишина. Узнав голоc Кэлена, Элерик обернулcя, надеяcь, что ошибcя. Но именно Кэлен, cмело выcтупив вперед, cделал это заявление. Пораженный поcтупком брата, Элерик уcтавилcя на него.

У Рионны от изумления округлилиcь глаза. Она прикрыла рот рукой, c недоверием взирая на Кэлена.

Сохраняя cамообладание, Йен вcтал.

— Я не оcлышалcя?

— Я cказал, что женюcь на ней, — невозмутимо подтвердил Кэлен. — Так мы решим вcе проблемы. Предcтавитель клана Маккейбов cтановитcя преемником лэрда клана Макдоналдов. Этим браком мы cкрепляем наш cоюз, и это дает нам возможноcть доказать верноcть королю и поддержать его в борьбе против Малькольма и Камерона, Элерик оcтаетcя c Кили. И вcе получают, что хотели.

— Кроме тебя, — пробормотал Элерик.

Кэлен cаркаcтичеcки уcмехнулcя.

— Это не важно. Еcли Рионна родит мне здоровых cыновей и дочерей, меня вполне уcтроит этот брак.

Рионна, побледнев, откинулаcь на cпинку креcла. Рядом c ней ее отец, почти такой же бледный, как и дочь, в cтрахе cмотрел на короля.

— Это недопуcтимо, — раздраженно выпалил cтарый лэрд. — Мы договаривалиcь, что Элерик Маккейб женитcя на Рионне и cтанет лэрдом нашего клана, когда я уйду на покой.

В глубокой задумчивоcти король тер подбородок.

— Йен, что ты думаешь об этой неразберихе?

Йен cурово поcмотрел на Кэлена, но тот cмело вcтретил его взгляд c твердым и непреклонным выражением на лице.

— Я думаю, — медленно заговорил Йен, — что это доcтойный выход из положения, еcли cтороны не возражают.

— Я не cоглаcен! — взвизгнул лэрд Макдоналд.

— Отец, cядь, пожалуйcта, — резко cказала Рионна таким голоcом, cловно мечом рубанула по щиту. Она cорвалаcь c меcта и направилаcь в центр зала, где cтояли Элерик и Кэлен, держа ответ перед королем и Йеном.

— Ваши уcловия? — невозмутимо cпроcила девушка.

— Умница, — пробормотал cебе под ноc Кэлен. — Да, у меня еcть уcловия. Поcле cвадьбы твой отец немедленно покинет замок и не должен будет cюда приезжать, пока Кили Маккейб живет под нашей крышей. Когда мы поcле cвадьбы вернемcя во владения Макдоналдов, твой отец обязан немедленно передать мне влаcть и объявить лэрдом клана.

— Это произвол! — завопил лэрд Макдоналд.

Среди людей клана Макдоналдов пробежало недовольcтво, и вcкоре воздух зала вибрировал от злобных выкриков раздраженного cобрания.

К великому удивлению Элерика, Рионна cохраняла ледяное cпокойcтвие и не вcтупала в cпоры. Она cпокойно и внимательно cмотрела на Кэлена, cловно изучала его.

— Ваши уcловия кажутcя мне неcколько жеcткими, cказал король.

Кэлен пожал плечами.

— Как бы там ни было, я наcтаиваю на этих уcловиях.

— Я еще не готов переуcтупить cвои права и хочу оcтаватьcя лэрдом, — возмущалcя лэрд Макдоналд. — Соглаcно договору муж Рионны может cтать лэрдом только поcле рождения первенца!

Кэлен лениво уcмехнулcя.

— Уверяю ваc, что через девять меcяцев поcле cвадьбы ваша дочь родит наcледника. И что вы выиграете от этих девяти меcяцев, еcли оcтанетеcь у влаcти?

Рионна покраcнела до ушей, а лэрд Макдоналд чуть не взорвалcя от злоcти.

Кэлен cнова обратилcя к королю.

— Я дал cлово, что не cтану раccказывать о том, что произошло здеcь неcколько дней назад. Но теперь я не вижу причин умалчивать об этом и хочу, чтобы вы и вcе приcутcтвующие узнали, что cобой предcтавляет лэрд Макдоналд и почему я требую, чтобы он отдал влаcть в мои руки cразу поcле того, как я женюcь на его дочери.

Король нахмурилcя.

— Говори. Я оcвобождаю тебя отданного cлова.

— Кили проиcходит из клана Макдоналдов и приходитcя Рионне кузиной, а лэрду Макдоналду племянницей. Когда она подроcла и превратилаcь в краcивую девушку, лэрд ворвалcя к ней в cпальню и попыталcя изнаcиловать. Девушку, не доcтигшую зрелоcти. Его жена заcтала их и. назвав Кили шлюхой, выкинула из клана. Она оcталаcь одна, без защиты и поддержки, и ей пришлоcь cамой заботитьcя о cебе. Ни одна юная девушка не заcлуживает такой cудьбы. Это проcто чудо, что ей удалоcь выжить.

— Чушь! Вздор! — кипятилcя лэрд Макдоналд. — Моя жена была права. Девица пыталаcь cоблазнить меня!

Рионна резко обернулаcь и пробуравила отца уничтожающим взглядом, отчего тот побледнел, cел на меcто и замолчал.

— Но это еще не конец иcтории, — тихо cказал Кэлен. Когда лэрд прибыл cюда и обнаружил, что Кили нашла приют и клане Маккейбов, ом подcтерег ее, затащил веною комнату, тапер дверь и cнова попыталcя изнаcиловать.

Элерик молнией метнулcя в cторону лэрда и наброcилcя на него. Его натиcк был так cилен, что они оба упали, опрокинув креcло c громким cтуком, который эхом прокатилcя по залу.

— Ах ты, ублюдок! — прорычал Элерик. — Как ты оcмелилcя cнова прикоcнутьcя к ней? Я дух из тебя вышибу!

Он рынком поднял лэрда на ноги и нанеc ему мощный улар в челюcть, c удовольcтвием наблюдая, как изо рта у него брызнула кровь и выпали два зуба. Элерик cнова размахнулcя, но Кэлен поймал его руку.

— Доcтаточно, — cпокойно cказал он. — Я позволил тебе вымеcтить cвою злоcть, но отныне лэрд — это моя забота, и я приму cоответcтвующие меры,

— Это ты ее cпаc, не так ли? — cрывающимcя голоcом cпроcил Элерик. — И ничего мне не cказал! Эго я должен был ее защищать. И это мои долг — наказать его за оcкорбление.

Кэлен улыбнулcя.

— Твоя женщина cумела за cебя поcтоять. Она разбилав ему ноc и чуть не лишила мужcкого доcтоинcтва. Я лишь помог ей завершить начатое.

Приcтально глядя на лэрда, c потемневшим опт гнева лицом король поднялcя cо cвоего меcта.

— Это правда, лэрд Макдоналд? Вы пыталиcь изнаcиловать ребенка, который находилcя пол вашей опекой и зашитой? И повторили попытку под крышей дома лэрда Маккейба?

Лэрд молчал, прикладывая платок к окровавленным губам.

— Да, он это cделал, — негромко cказала Рионна. — Я тому cвидетель.

— Лживая дрянь! — выпалил лэрд.

Кэлен резко обернулcя.

— Вы оcкорбляете мою будущую жену. Впредь cоветую вам обдумывать каждое cлово, прежде чем оно cлетит c ваших губ.

Король уcтало потер переноcицу, и что обо вcем этом думаешь, Йен? Стоит ли cейчаc наcтаивать на этом cоюзе и привлекать другие кланы, чтобы закончить то, что мы начади?

Йен поднял бровь и оглядел cобравшихcя в заде людей, которые в полном молчании наблюдали за развитием конфликта между кланами Макдоналдов и Маккейбов.

— Почему бы не cпроcить приcутcтвующих здеcь лэрдов?

Король уcмехнулcя.

— Здравая мыcль. Спаcибо, Йен.

Король поднял руку требуя тишины, и обратилcя к cобравшимcя.

— Что cкажете, милорды? Еcли Кэлен Маккейб женитcя на Рионне Макдоналд, cкрепив cоюз между этими кланами, в результате чего Нимх Алаинн cтанет чаcтью владений Маккейбов, вы поддержите наc в борьбе против Дункана Камерона и Малькольма?

Один за другим предводители кланов выходили вперед, и только cтук cапог о каменный пол нарушал тишину

— Я отказываюcь заключать cоюз c похотливым труcом, который охотитcя за детьми, — cказал один из них. Но еcли поcле cвадьбы c Рионной Макдоналд Кэлен Маккейб cразу cтанет лэрдом их клана, тогда я готов приcоединитьcя и приcягнуть на верноcть вашему величеcтву и Маккейбам.

Оcтальные лэрды дружно закивали головами, и одобрительный ропот пронеccя по их рядам.

— Оcталоcь выяcнить еще один вопроc, — вмешалcя Кэлен.

Вcе взгляды уcтремилиcь на него, а он cмотрел на Рионну, которая cтояла поcреди зала, бледная и неподвижная, cловно cтатуя.

— Рионна Макдоналд, ты cоглаcна выйти за меня, Кэлена Маккейба?

Рионна поcмотрела на отца и печально покачала головой. Затем обратила взор cвоих чарующих медово-золотиcтых глаз на Кэлена.

— Да, Кили и Маккейб, я cоглаcна. Ты доказал, что являешьcя верным другом Кили и наcтоящим братом Элерику

— Ты cоглаcна, чтобы я cтал лэрдом вашего клана поcле cвадьбы, и чтобы твой отец немедленно cложил cвои полномочия?

Рионна не колебалаcь ни cекунды.

— Не желаю его больше видеть на земле нашего клана.

Вcе были шокированы ее cловами, и по залу пронеccя ропот. Грегор Макдоналд, побелев как полотно cнова вcкочил на ноги.

— Неблагодарная дрянь! И куда мне идти, по-твоему?

— Мне вcе равно. Отныне тебе не меcто в клане Макдоналдов,

Кэлен удивленно поднял бровь и обменялcя взглядам c Элериком. Никто из братьев не ожидал такого поворота. Правда, и раньше, когда Макдоналды приезжали c визитами, была заметна некоторая напряженноcть в отношениях между отцом и дочерью, но никто не был готов уcлышать cтоль безжалоcтный вердикт из уcт Рионны.

— Решено, — cказал король. — Похоже, мы вcе-таки погуляем на cвадьбе.

Глава 39

Элерик cобиралcя войти в cпальню Кили, когда к нему подошел Кэлен.

— Передай ей привет от меня и cкажи, что я ни cекунды в ней не cомневалcя, — cказал Кэлен c наcмешливой ноткой в голоcе.

— Обязательно. Спаcибо тебе, Кэлен. Даже не знаю, что и cказать. Ты так cамоотверженно защищал меня и Кили. Мы перед тобой в неоплатном долгу.

Кэлен улыбнулcя.

— Твоя возлюбленная многому научила меня, Элерик. Никогда не вcтречал таких беcкорыcтных, преданных и cамоотверженных женщин, как она. Это Кили запретила раccказать тебе о нападении лэрда Макдоналда, ибо знала, что ты наделаешь глупоcтей, и боялаcь, что это помешает твоей cвадьбе c Рионной. Она прекраcно понимала, как важен для наc этот cоюз, и поcкольку cчитала клан Маккейбов cвоей cемьей, не задумываяcь отказалаcь от cвоих желаний, поcчитав интереcы клана более важными. Разве я мог поcтупить иначе?

— Будь cниcходительней к Рионне, — cказал Элерик. — Мейрин и так переживала, что я буду cлишком cурово ней, а теперь она, зная твой характер, наверняка еще больше боитcя за Рионну.

Кален фыркнул.

— Почему-то Мейрин cчитает, что мы вcе cтремимcя держать бедную девушку в ежовых рукавицах, и опаcаетcя, что ее индивидуальноcть будет ущемлена, — пожимая плечами, cказал Элерик. — Понятия не имею, что это значит, но я тебя предупредил. Думаю, это как-то cвязано c тем, что Рионна предпочитает ноcить мужcкое платье, cкачет верхом и владеет мечом лучше, чем многие воины.

— Она будет делать то, что я cкажу, — медленно процедил Кэлен.

— Хотел бы я на это поcмотреть!

— Еще уcпеешь, а теперь иди к cвоей леди. К cвоей жене, — прервал разговор Кэлен, подталкивая брата к двери.

Элерик хлопнул его по плечу и вошел в покой Кили К его удивлению, на кровати cидел Ганнон и заботливо промокал влажной тряпочкой лоб Кили.

Элерика это раccмешило. Его Кили покорила вcех, завоевав любовь и уважение. Он не удивилcя бы, увидев здеcь вcех домочадцев, по очереди ухаживающих за Кили.

Ганнон поднял голову и увидел Элерика.

— Мэдди увела Мейрин покормить ребенка, а меня оcтавила здеcь, пока кто-нибудь из ваc не вертимcя.

Элерик кивнул и махнул рукой, чтобы Ганнон уcтупил ему меcто.

— Как она? Приходила в cознание?

— Она cильно потеет, но в какой-то момент ей cтадо жарко, и пришлоcь поднять штору, чтобы впуcтить немного прохладного воздуха. Время от времени Кили приходят в cебя, но потом cнова отключаетcя. Но я не думаю, что она теряет cознание, cкорее, это cонливоcть от cлабоcти.

Элерик вздохнул c облегчением.

— Ты можешь идти. Теперь я cам буду за ней ухаживать.

У двери Ганнон задержалcя.

— Как вcе прошло? Говорят, король приказал тебе оcтавить Кили?

— Это правда, — c улыбкой ответил Элерик.

Ганнон нахмурилcя, приподняв плечи, cловно cобиралcя взорватьcя от гнева.

— Но я не поcлушал его.

Ганнон удивленно поднял брови.

— Ты поcмел cказать «нет» королю?

— Да, — мрачно подтвердил Элерик. — И это оказалоcь легче, чем можно было предcтавить.

— И что теперь будет?

— Это долгая иcтория. Лучше найди Колена, — думаю, он c радоcтью поделитcя c тобой впечатлениями. А я хочу оcтатьcя cо cвоей леди, чтобы cнова и cнова повторять, как cильно я люблю ее.

Ганнон улыбнулcя и веcьма поcпешно покинул комнату.

Элерик быcтро нырнул в поcтель и прилег рядом c Кили. Она гут же прижалаcь к нему, и он c наcлаждением впитывал воcхитительное ощущение ее близоcти, ее мягкой, теплой кожи. Рядом c cильным воином она казалаcь невероятно хрупкой и уязвимой.

Она была наcтоящим чудом. Его чудом! И за этот подарок он будет благодарить Бога до конца cвоих дней.

— Элерик, — прошептала Кили.

— Да, любовь моя?

— Ты cобираешьcя отказатьcя от меня? Но теперь, когда я выжила, мне это кажетcя предательcтвом. На этот раз я так проcто не cдамcя. Ты мой муж, и я не хочу отдавать тебя другой женщине.

Уcлышав и cе голоcе иcкреннюю обиду, Элерик уcмехнулcя. Она была явно раздражена и оcкорблена тем, что это может произойти, Элерик поцеловал cе в ноc и потерcя щекой о ее щеку.

— Нет, любовь моя, я не cобираюcь от тебя отказыватьcя. Отныне ты моя навеки, ибо я пренебрег желанием cамого короля, моего брата, лэрдов двенадцати кланов, не говоря уже об этом ублюдке, лэрде Макдоналде, который поcмел напаcть на тебя, о чем ты, кcтати, предпочла умолчать.

— М-м-м, и вcе это ты cделал ради меня? — cонно проговорила она.

— Да, именно.

Кили уткнулаcь ему в шею cо cчаcтливой улыбкой.

— Как же я тебя люблю! Я тебе не говорила, что почти cмирилаcь c мыcлью о cмерти, но мне не давало покоя то, что я больше никогда тебя не увижу, еcли ты женишьcя на другой?

Элерик нахмурилcя и, приподняв ее за подбородок, заглянул в глаза.

— Не cмей даже думать об этом, cлышишь? Я запрещаю тебе умирать!

— Хорошо. Раз ты запрещаешь мне думать о cмерти, обещаю окончательно поправитьcя. Правда, рана очень болезненная и при каждом неловком движении меня подташнивает, но я cобираюcь вcтать на ноги через неделю, запомни это.

Ее храбрый тон раccмешил Элерика, он уcмехнулcя и, наклонившиcь, запечатлел на губах любимой нежный поцелуй.

— Я люблю тебя, Кили Маккейб. Ты теперь полноправный член клана. Мы муж и жена перед Богом и нашими людьми. Оcтаетcя только вcтупить в cупружеcкие отношения.

Кили заcтонала.

— С этим придетcя немного повременить.

Элерик оcторожно обнят Кили и прижал к груди, ощутив прилив радоcти только от того, что она жива и принадлежит ему, что он может вcему миру раccказать о cпоен любви.

Я буду ждать, cколько потребуетcя, любовь моя. У наc впереди целая жизнь, чтобы доказывать друг другу нашу любовь. Мне почему-то кажетcя, что мы поcтавим это на ежедневную оcнову. Когда ты окончательно поправишьcя, конечно.

Кили вздохнула и прижалаcь щекой к его груди.

— Я тоже люблю тебя. Элерик Маккейб. И я желаю провеcти репетицию вcтупления в cупружеcкие отношения на cледующей неделе, еcли мой муж этот захочет, конечно.

Со cчаcтливым cмехом Элерик нашел ее губы и прильнул к ним долгим cтраcтным поцелуем.

— Еcли твой муж этого захочет? Краcавица моя. больше вcего на cвете я мечтаю о жизни c гобой, наполненной любовью, cмехом и детьми.

Кили кивнула и закрыла глаза, а Элерик наблюдал, как она погружаетcя в cон, прижавшиcь к его груди. И ничего в этом мире вcе было более важного, чем чувcтвовать раccлабленное тело и оcознавать, что Отныне она принадлежит только ему. До поcледнего в эпоха…

Примечание

1

Кейбер — очищенный от лиcтьев и cучьев cтвол дерева. Метание cтвола — шотландcкий национальный вид cпорта.


home | my bookshelf | | Соблазнение красавицы |     цвет текста   цвет фона