Book: Столкновение желаний



Столкновение желаний

Элизабет Сьюзан

Столкновение желаний

1

Кармел (Калифорния), 1995 г.


Тесс едва дышала. Этот непрекращающийся насморк убивал ее. Она почти ничего не слышала, не видела и не ощущала запахов. Голова была словно зажата в стальных тисках, постепенно выдавливающих отключившийся мозг.

Тесс уже три дня валялась в постели, убивая время мыльными операми и игровыми шоу. И если необходимость постоянно трубить в носовой платок еще не довела ее до аневризма, то скука обещала доконать окончательно.

Если эта пытка не кончится, через день она обязательно умрет. Ее увядшее безжизненное тело со спутанными волосами на голове и стертым макияжем на лице погребут среди мокрых салфеток. Газеты объявят, что Контесса Харпер, дочь магнатов компьютерных микросхем Тревиса и Патрис Харпер, найдена мертвой в грязной ночной рубашке от Майкла Болтона, с зажатой в руке пачкой лекарств от простуды. Не слишком изящный уход. Ее мать закатит истерику — и тем самым лишит ее покоя и на том свете.

Видеть голубое небо в открытом окне было для нее мукой. В Кармеле расцветала солнечная весна, не то, что в дождливом Париже, покинутом четыре дня назад. В надежде сбежать от французской слякоти она отправилась самолетом в Калифорнию, мечтая о нескольких спокойных солнечных неделях, которые она проведет в своем доме на берегу. По злой иронии судьбы в первый же день она заболела и теперь, вместо того чтобы нежиться на солнце на собственном пляже, попивая из здоровенной бутылки «Перрье» и наслаждаясь последней книгой Даниэль Стил, прикована к постели, довольствуясь узеньким лучиком солнечного света, которому удалось пробиться сквозь занавески.

Пронзительные крики чаек на пляже и колики в желудке напомнили Тесс, что близилось время ленча. Она с тоской представила себе загорелых счастливчиков, гуляющих по белому песку и подбрасывающих в воздух хлеб для чаек, детей, весело играющих в песке, корзинки для пикника. Она почти слышала довольный смех. Разозлившись на них, Тесс вообразила гигантскую волну, смывающую потные тела в море.

Она яростно высморкалась, когда в селекторе у кровати послышался голос ее горничной:

— Это я, мисс Харпер.

Тесс облизала потрескавшиеся губы и потянулась к кнопке, отпирающей замок калитки. Через несколько минут она услышала, как открылась входная дверь, круглое лицо горничной заглянуло в спальню.

— Вы принесли бульон? — осипшим голосом прошипела Тесс. Горничная вошла в комнату, неся коричневый бумажный пакет с напечатанным красными буквами названием устричного бара Чарли.

— Мне понадобился целый час, чтобы съездить на побережье и купить бульон, и, Бог свидетель, я не посмела бы забыть о нем. Как вы себя чувствуете?

— Как если бы моя голова лежала в этом пакете и болталась в океане на пятисотфутовой глубине, — проворчала Тесс.

— Вы вставали сегодня? Принимали душ, чистили зубы?

— Тысячи микроскопических троллей стучат молоточками по всему моему телу. Кажется, что болят даже волосы, а вы хотите, чтобы я встала и приняла душ…

— Если бы вы заставили себя встать и чуть-чуть подвигаться, вы бы почувствовали себя гораздо лучше.

— Это ничего не даст. Вы знаете, как «легка» голова, когда тошнит.

Горничная нагнулась за брошенными джинсами.

— Да. И еще я знаю, как трудно переносить такое состояние.

— Ваше сочувствие, миссис Коллинз, всегда так утешает.

— О, ради Бога, дитя мое, это не утешение. Через несколько дней вы вновь встанете на ноги, будете опять тратить деньги на модные вечеринки. А сейчас я поставлю подогреваться бульон, но вам придется все-таки встать.

Страдая от сильной боли в каждом суставе, Тесс присела в постели:

— Как? Вы не останетесь?

— Мистер Коллинз по воскресеньям играет в покер. Я должна приготовить для него двадцать сандвичей. — Горничная вышла в холл. — Выпейте лекарство и постарайтесь отдохнуть. Утром вы почувствуете себя лучше.

Тесс недоверчиво проводила ее взглядом. Через несколько мгновений из кухни донесся слабый запах бульона. Потом Тесс услышала, как открылась и закрылась входная дверь.

Она покинута даже горничной, брошена ради компании старых толстых пенсионеров и кучки сандвичей и гренок. Сейчас ее одиночество было абсолютным.

Тесс взяла упаковку таблеток со стоящей у кровати тумбочки. Хотя она уже приняла одну два часа назад, казалось, ничто не может растворить кирпич, застрявший у нее в мозгу. Она положила в рот еще одну пилюлю и закрыла глаза, ожидая, когда подействует этот противоаллерген, и через несколько минут как бы стала уплывать в бездну. Ее ощущения были странными и смутными. Тишина в доме стала оглушительной, и Тесс испугалась, подумав, что последняя пилюля явно была лишней. «В юные двадцать лет Тесс Харпер ушла из жизни, покончив с собой горсткой таблеток от простуды».

В глазах Тесс вскипели слезы. Через мгновение ей показалось, что что-то шуршит в коридоре. Она почти разрыдалась от облегчения при мысли, что снова увидит свою горничную.

— Миссис Коллинз! — позвала она.

Никакого ответа.

— Миссис Коллинз… мне плохо.

— Разумеется, вам плохо. В аннотации на упаковке указано, что следует принимать по одной таблетке каждые четыре-шесть часов, а не каждый раз, когда захочется.

Этот сильный строгий голос не принадлежал ее горничной, Тесс удалось приоткрыть удивленный глаз.

— Миссис Коллинз? — Она увидела странную маленькую женщину, стоявшую в футе от ее кровати. — Вы не миссис Коллинз!

Женщина в сером жакете скрестила руки на груди:

— Нет, мисс Харпер, я определенно не ваша горничная.

Встревожившись, Тесс заставила себя открыть оба глаза, пытаясь сосредоточиться и понять, как эта женщина проникла в ее дом. Миссис Коллинз была ярой сторонницей запертых дверей, и, несмотря на туман в голове, Тесс могла поклясться, что не слышала воя сигнализации, какой бывает при взломе.

В ней появился червячок страха и стал расти, вытесняя оглушающее действие лекарства. Она забыла о боли в горле.

— Как… как вам удалось войти?

Женщина присела на край кровати.

— Это было нетрудно, — ответила она.

— Что в-вам нужно?

— Я хочу помочь вам, мисс Харпер, — она положила маленькую прохладную ладонь на лоб Тесс.

— Вы… вы сиделка? — Неужели миссис Коллинз наконец поверила в серьезность болезни своей хозяйки…

— Не совсем.

— Не совсем?

— Не позволите ли вы мне, мисс Харпер, дать вам чашку бульона?

Затуманенный взор Тесс скользил по яркому разноцветному шарфу женщины, по ее строгому серому костюму. Опыт говорил ей, что жемчуг на шее женщины никак не мог быть подделкой. Та вела себя очень уверенно. Может, она врач?

— Да, — ответила Тесс, все еще колеблясь. — Да, мне хотелось бы немного бульона.

Женщина улыбнулась, и Тесс решила, что такая покровительственная улыбка может быть только у врача.

— Здоровый аппетит — это очень хороший признак, мисс Харпер.

Она вышла из комнаты, а Тесс, которая старалась не обращать внимания на стук в голове и звон в ушах, удалось сесть в постели. Конечно, было глупо глотать следующую таблетку, пока еще действовала предыдущая. Слава Богу, врач появился вовремя.

Но когда через несколько минут женщина вернулась, Тесс еще чувствовала некоторую тревогу.

— А вот и мы, — сказала женщина. — Дымящаяся чашка куриного бульона. Пахнет чудесно!

Тесс взяла чашку и, дрожащей рукой держа ее под подбородком, отправила в рот первую ложку, вздрогнув, когда треснула ее нижняя губа.

Врач неодобрительно рассматривала Тесс.

— Ай-яй-яй, ну и вид у вас, мисс Харпер! Волосы стоят дыбом…

Тесс подарила ей колючий взгляд.

— Нос как малина…

— Я больна, — резко ответила Тесс.

— А пытались ли вы принять приятный теплый душ? Это, знаете ли, всегда…

— Что это с вами, женщинами после сорока? — выпалила Тесс. — Все вы думаете, что рак можно вылечить, лишь приняв душ и почистив зубы?!

Женщина приподняла черные брови:

— Если вы заставите свое тело двигаться, вы почувствуете себя лучше.

— Должно быть, в менопаузе такое случается, — прохрипела Тесс в заложенный нос.

Она вернулась к своему бульону, не обращая больше внимания на врача. Было чудесно ощущать, как теплая жидкость стекает по горлу, дышать стало легче.

Покончив с бульоном, она протянула врачу пустую чашку и опять улеглась. Силы начали возвращаться в тело Тесс, туман в голове рассеялся.

— Кажется, теперь я чувствую себя немного лучше.

— Прекрасно, — ответила женщина. — Тогда мы можем перейти к делу.

Тесс испуганно воззрилась на нее:

— Надеюсь, вы не собираетесь сделать мне укол? Ненавижу иголки.

Врач поставила пустую чашку на тумбочку у кровати:

— Я это знаю.

— Еще я надеюсь, что миссис Коллинз сообщила вам, что у меня аллергия на пенициллин, поэтому не пытайтесь запихнуть мне в рот что-нибудь подобное.

— Мисс Харпер, я здесь не для того, чтобы колоть вас или заставлять глотать химию.

Тесс недоверчиво смотрела на нее, не понимая, как это терапевт не попытался выдать пилюли за конфеты.

— Термометр лежит в аптечке в ванной, — сообщила она, зная, что нет на свете врача, которого не осчастливила бы температура. Из общения с медицинским персоналом Тесс раз и навсегда вынесла убеждение, что первое, что делает сиделка, это сует ей в рот термометр.

— Ваша температура 37,7.

Тесс моргнула. Несколько часов назад она измеряла температуру, и она была именно 37,7.

— Откуда вы это знаете?

— Такая температура наверняка не убьет вас, мисс Харпер. Миссис Коллинз права. У вас обычная простуда. И через пару дней она пройдет.

— Это слишком оптимистичное заявление, учитывая, что вы еще не осматривали меня. Почему вы убеждены, что у меня не пневмония или что-нибудь в этом роде?

Врач бросила на нее уверенный взгляд:

— Помните, как вы заразились ветряной оспой, когда вам было тринадцать лет? Вы настаивали, чтобы няня позвонила вашим родителям в Европу и сообщила им, что вы заболели проказой.

У Тесс перехватило дыхание.

— Откуда вы…

— Или когда вы так объелись вишневым мороженым, что вас минут десять рвало чем-то красным? Я думаю, тогда вы больше всего опасались кровоточащих язв.

Тесс была поражена. Она, кроме няни миссис Смолз, ни единой душе не рассказывала о том, как испугалась проказы, и только унитаз знал о «кровоточащих язвах».

— Из-за нашей ошибки ваша няня как няня не состоялась. Мы были вынуждены перевести ее в другую область.

— Подождите минуточку. — Тесс поспешно схватила салфетку и громко высморкалась. — Я знаю, что не была образцовым ребенком, но и таким уж трудным тоже не была. — Вдруг до нее дошел смысл сказанного женщиной. — В какую область?

— В область жизни, разумеется!

— Разумеется… — медленно повторила Тесс. Нет эта женщина все-таки очень странная. — С каких это пор врачи ходят на дом?

— Я никогда не говорила, что я врач.

Тесс села в постели повыше и прищурилась:

— А что означает вся эта история о моей няне? — До нее вдруг дошло, что врач и адвокат могут носить одинаковую одежду и одинаково покровительственно относиться к клиентам. — Миссис Смолз предъявляет мне иск? — спросила она.

— Иск вам?

— Мне следовало бы понять, что мне никогда не удастся избавиться от этой женщины. Черт возьми, а я даже послала ей в прошлом году открытку к Рождеству!

— Успокойтесь, мисс Харпер. Миссис Смолз не предъявляет вам иск.

— Тогда чего же она хочет?

— После проведенных с вами восемнадцати лет, мне думается, немного мира и спокойствия.

— Ну тогда вы можете сообщить своему клиенту, что время, когда она могла запугивать меня, давно прошло. Я охотно заплатила бы кругленькую сумму за то, чтобы ее забросили на Луну и оставили там.

— Мой клиент, мисс Харпер, не миссис Смолз… а вы.

— Я что-то не понимаю.

— Я не врач. И не адвокат.

— Тогда вы взломщица, и, я догадалась, уйдете, как только представится возможность.

— Взломщица, которая врывается в дом и готовит куриный бульон?

Для воспаленного мозга Тесс это было уже слишком. Ее мысли опять начали путаться, и она решила, что с нее хватит.

— Кем бы вы ни были, я устала и хочу вздремнуть. Поэтому, пожалуйста, не могли бы вы оставить меня…

Тесс посмотрела на женщину самым грозным взглядом из своего арсенала, взглядом, выработанным бесчисленными поколениями Харперов, взглядом, который всегда повергал свои жертвы в бегство.

— Мы еще не разобрались с нашим делом, мисс Харпер, поэтому, боюсь, с вашим сном придется подождать.

— Наше дело? Есть ли у вас хоть какое-нибудь представление о тех проблемах, с которыми вы столкнетесь, если я сообщу о вас в полицию?

— О да, я вполне осознаю, каким большим влиянием вы пользуетесь у местных властей.

— И я надеюсь, вы уберетесь к чертям из моего дома прежде, чем я вызову их и вас запрут в камере, где вы хорошенько отдохнете!

Женщина грустно вздохнула, но, похоже, ни харперовский взгляд, ни угрожающий тон Тесс ее нисколько не испугали.

— Будет гораздо проще для вас — и для меня, — если вы воздержитесь от опрометчивых решений, мисс Харпер, и согласитесь послушать.

— Опрометчивых?..

— А теперь… — Женщина встала и начала прохаживаться у изножья кровати. — Времени у нас мало. Сейчас наиболее подходящий момент, надо действовать быстро.

— Я вам дам подходящий! — Тесс стремительно протянула руку к радиотелефону, но нечаянно сбросила его на пол и уже не могла дотянуться.

Женщина и бровью не повела, продолжая нести свой бред:

— Мистер Магайр оказался в довольно затруднительном положении, — подняв черную бровь, она многозначительно посмотрела на Тесс, сидящую посреди кровати и задыхающуюся от гнева. — Я вижу только одну причину, по которой он мог бы соизволить взять вас в свою скромную обитель. Это ваша простуда; она вызовет к вам жалость. Однако не забудьте захватить свои лекарства…

— Взять их с собой? — повторила Тесс сквозь зубы. — Смею ли я узнать, куда я еду?

— Я посылаю вас туда, где вам следует быть, мисс Харпер. Далеко-далеко отсюда.

— Вы так думаете, вы…

— В Канзас.

Канзас? В мозгу Тесс раздался сигнал тревоги. Ее хотят похитить! Это ясно как день. Подобное похищение уже произошло с такой же, как она, наследницей большого состояния. Она даже знала в Риме одного мужчину, который также однажды был похищен. Но Тесс никогда не думала, что это может случиться с ней.

— Пора, — объявила женщина.

Тесс запаниковала.

— О, но… но вы не имеете права никуда меня забирать. Мои родители… нет, я сама заплачу вам, сколько пожелаете. Любой выкуп, какой вы назначите. Только… только позвольте мне взять чековую книжку.

Осторожно, чтобы еще больше не возбуждать явно очень взволнованную женщину, Тесс, сдвинув в сторону одеяло, освободила ноги. Если будет нужно, она снимет все деньги со своего банковского счета. Тесс знала, что чек можно без труда аннулировать в самый последний момент. Она ничего не потеряет, но выставит эту женщину из своего дома. Потом запрет дверь и вызовет полицию.

Она стояла на трясущихся ногах, засунув руки в карманы своего «больничного халата» — темно-розового пушистого купального халата, уже далеко не нового, надеваемого только во время болезни.

— О, вы несете вздор, мисс Харпер! Мне не нужны ваши деньги!

Остановленная резким голосом женщины, Тесс ухватилась за край высокого дубового комода, на счастье оказавшегося рядом. Тут ее мечущийся взгляд упал на тяжелый викторианский двадцатичетырехкаратный золотой подсвечник, купленный на аукционе в Лондоне. Она схватила его и выставила перед собой, как саблю:

— Я не позволю вам убить меня!

Перед мысленным взором Тесс промелькнул образ миссис Коллинз, заглянувшей утром, чтобы навести порядок. Кровь, разгром, — наверное, она потребует дополнительную плату за сверхурочную работу.

— Я не собираюсь убивать вас, — спокойно ответила женщина. — Как уже говорила, я здесь, чтобы помочь вам.

— Тогда помогите своим уходом!

Та вздохнула:

— Поставьте подсвечник, мисс Харпер. Я повторяю, что не собираюсь причинять вам вреда.

— Сказал паук мухе! — выпалила Тесс. — И вы никуда меня не заберете?

— Похоже, это будет несколько труднее, чем я себе представляла сначала.

— Вот это, леди, вы очень верно подметили. Чего вы хотите? Чек? Наличные? Кухонное серебро? — Голос Тесс прервался. Она была вынуждена сглотнуть, чтобы прочистить горло. — Что нужно сделать, чтобы выставить вас из моего дома?

Лицо женщины прояснилось, даря Тесс надежду, что она, может быть, не будет похищена или безжалостно убита на этом прекрасном дубовом полу.

— Назовите свою цену, — настаивала Тесс.

Взгляд женщины скользнул по пачке лекарств на тумбочке.

— Положите таблетки себе в карман.

Тесс тут же сунула упаковку в глубокий левый карман «больничного халата» вместе с пачкой свежих и использованных салфеток.

— А теперь вы согласитесь предпринять путешествие…



— О, я так не думаю, — прервала ее Тесс с нервным смешком.

Маленькая женщина снова сложила руки на груди.

— Мисс Харпер, мне нельзя отсюда уходить, пока я не добьюсь вашего согласия.

— Согласия на что?

— На встречу с вашей настоящей судьбой.

— Я говорю вам, леди, вам не удастся вытащить меня через входную дверь.

Женщина загадочно улыбнулась:

— Мне нет нужды тащить вас через дверь. Если угодно, вы можете сесть вот сюда, на свою кровать. Пожалуйста. Садитесь.

Тесс подумала, что это довольно странная просьба, но сейчас нужно было делать все, лишь бы выгнать эту сумасшедшую женщину.

— И вы не убьете меня?

— Я обещаю не убивать вас, — сказала женщина нетерпеливо.

— Я уже сажусь, — Тесс нагнулась над кроватью. — Вот сюда?

Она опустилась на свое сшитое по особому заказу французское стеганое одеяло, все еще сжимая обеими руками подсвечник.

— И вы уйдете?

— Теперь просто скажите: «Да, Спиритуальный Гид, я хотела бы взглянуть на свою настоящую судьбу».

— И вы уйдете?

— Да, уйду.

— Хорошо. Да, спиральный…

— Спиритуальный…

— Спиритуальный Гид, я… я хотела бы взглянуть на свою настоящую судьбу…

Тесс моргнула, быстро повернувшись кругом. Она была не дома, а в каком-то совершенно незнакомом месте. Все еще сжимая подсвечник разом вспотевшими руками, она почувствовала на лице тепло яркого солнца.

Потрясенная, она смотрела по сторонам, боясь сдвинуться с места. Еще секунду назад она сидела на своей кровати, а теперь стоит здесь, на пыльной дороге, перед видавшим виды деревянным указателем.

Подойдя поближе, она прочитала: «Суит-Брайэр». Она посмотрела на свои ноги, потом на руки, желая убедиться, что цела и невредима. Никогда еще она не была в таком замешательстве.

Проселочная дорога под ее босыми ногами была сухой и горячей, пальцы ног утопали в пыли, ветер сдувал волосы с лица.

Допустим, потерявшую сознание ее привезли сюда, и она очнулась в этой глуши, на безлюдной дороге. Но если дело было так, то почему ее нос все еще заложен? И почему подсвечник по-прежнему у нее в руках?

Она еще раз мысленно осмотрела себя. Похоже, она перенеслась в это странное место за какую-то долю секунды.

Единственным звуком, который она слышала, был шелест деревьев на ветру. Вдруг за спиной возник низкий дробный гул. Обернувшись, она увидела шестерку вороных лошадей, несущуюся прямо на нее, и открыла рот, чтобы закричать, но горло невыносимо болело, и голос изменил ей.

Топот копыт. Лоснящиеся черные тела все ближе. Но Тесс слишком ошеломлена, чтобы сдвинуться с места.

2

— Ради Бога, мисс Харпер, уйдите с дороги!

Резкий голос женщины, ворвавшейся в дом Тесс, заставил ее упасть на обочину дороги. Старомодный дилижанс, влекомый шестеркой вороных лошадей, проехал мимо в вихре удушливой пыли. Закашлявшись, Тесс вскочила на ноги и повернулась к женщине:

— Что, черт возьми, здесь происходит?

— Я надеюсь, вы не собираетесь скакать перед экипажами, мисс Харпер. От меня потребовали, чтобы я последовала за вами и закричала, если вы от неожиданности не сможете сдвинуться с места.

— Этот возница едва не убил меня! — хрипло выкрикнула Тесс. Она сунула руку в карман своего халата, ища что-нибудь, чем можно писать. — Я собираюсь записать его приметы и отдать описание в руки местной полиции. А потом я намерена посмотреть, как вас запрут в камере на весь остаток вашей жалкой жизни!

— Может быть, вы не будете будоражить всех в городке в первый же день?

Не найдя ручки, Тесс достала салфетку и высморкалась.

— В мой последний день в городке! Я намерена улететь отсюда первым же самолетом — и ни секунды не сомневаюсь, что вам не удастся сохранить ни цента из выкупа!

— Выкупа?

— О, не надо разыгрывать передо мной скромницу, я не дура! Это очевидно. Вы выкрали меня, вывезли из города, а потом потребовали выкуп с моих родителей!

— Не было никакого выкупа, мисс Харпер…

— И я знаю, вы точно уже получили эти деньги, иначе вы не отпустили бы меня!

— Я не похищала вас и не получала за вас никаких денег. И, если вы собираетесь улететь отсюда на самолете, боюсь, вам придется очень долго ждать.

Тесс самоуверенно взглянула на нее:

— Я облетела самолетами весь мир, леди. Думаю, я в состоянии подождать в аэропорту несколько часов.

— А как насчет нескольких лет?

Тесс сощурилась.

— Скажем… шестидесяти? — продолжила женщина.

— Что вы болтаете?

— Девушка, я не шучу. И если вы на некоторое время закроете рот и послушаете, я вам все объясню.

Тесс закрыла глаза и глубоко вздохнула, ощутив сладкий аромат деревьев и полевых цветов, напомнивший ей весну в Австрии.

— Честно говоря, меня не интересует, что вы скажете. Никакие ваши объяснения не удержат меня от того, чтобы настоять на своих правах.

Не говоря больше ни слова, она развернулась на пятках и пошла по пыльной дороге в ту сторону, куда уехал дилижанс.

— И даже не думайте о том, чтобы удрать, — добавила Тесс, не поворачивая головы. — Ваше лицо запечатлелось в моей памяти на всю оставшуюся жизнь.

Не получив ответа, она обернулась и обнаружила, что женщина бесследно исчезла. Тесс с глупой ухмылкой смотрела на пустую дорогу.

— Вы неплохо бегаете, леди, но скрыться вам не удастся, — уже на всякий случай пробормотала она.

К тому времени, когда Тесс добралась до окраины некоего подобия цивилизации, ее злость достигла крайнего предела. Никогда еще она не ходила так далеко, притом босиком и в одном лишь купальном халате.

Тесс облегченно вздохнула. Городок словно кадр из вестерна: дощатые домишки, конные фургоны и жующие табак ковбои. Суит-Брайэр (Сладкая колючка)! Кто бы ни дал имя этому городку, с чувством юмора у него было скверно: подол халата Тесс был облеплен куманикой, рогозом и обрывками сорняка. Она была похожа на гигантский розовый кактус.

Слышался звон шпор и бренчание конской упряжи, шары перекати-поле с тихим шелестом катились мимо нее.

— Думаю, это объясняет появление того дилижанса, — сказала она сама себе.

Она почувствовала боль в носу, сжала переносицу большим и указательным пальцами, уговаривая себя не волноваться, найти ближайший банк, а потом взять такси и добраться до аэропорта. Завтра ей полегчает и можно будет позагорать на собственном пляже.

Наверное, родители уже волнуются за нее, сходят с ума из-за того, что она пропала неизвестно куда. Видели бы они ее сейчас! Несомненно, бульварная пресса не упустит случая пройтись насчет Харперов.

Тесс высморкалась, преодолела внезапный приступ головокружения и пошла по улице, ища что-нибудь напоминающее банк. Она шла довольно долго, прежде чем обнаружила, что люди смотрят на нее как-то странно. Но, даже в темно-розовом пушистом халате, она держала голову высоко, отказываясь признать себя белой вороной.

Увидев недалеко вывеску «Уэллз Фарго», Тесс издала радостный клич. Не обращая внимания на тот самый дилижанс, который полчаса назад едва не задавил ее, она отправилась прямо к банку и уверенно вошла в дверь.

Тесный офис был полон народа, люди были одеты в допотопные костюмы и стояли в длинной извилистой очереди. Но Тесс не собиралась ждать. Она была в отчаянном положении. Локтями она проложила себе дорогу мимо турнюров и кожаных штанов к окошку кассира и протиснулась перед клиентом в енотовой шапке.

— Извини, приятель.

Он отступил на шаг, и Тесс пролезла к кассиру.

— Мне нужно снять деньги со счета.

Маленький человечек с узким лицом оглядел ее с головы до ног и медленно поклонился.

— Мы не выплачиваем возмещения убытков, мэм.

— Мне не нужно возмещения. Мне нужны наличные. Меня зовут Контесса Харпер, номер моего счета 0458-768931. У меня нет с собой документов, но вы можете позвонить в отделение в Кармеле и получить подтверждение. Я сниму пятьсот долларов.

Банк погрузился в гробовое молчание. Единственным звуком было постукивание ее накрашенных ногтей по стойке темного дерева. Она делала все, чтобы оставаться спокойной, пока кассир стоял столбом, открывая и закрывая рот, как огромный окунь.

— Пошевеливайся, приятель! — сказала она наконец. — Я спешу!

Кассир вздрогнул и мягко сказал:

— Но, мэм… У нас здесь нет таких денег.

— Я сказала: пять сотен, а не пять миллионов. Снимите их с моего расчетного счета.

— Мы не помещаем ничего на счет…

Этот некомпетентный человек раздражал ее все больше и больше. Черт, как трудно получить реальную помощь, когда она действительно нужна.

— Я не хочу ни за что платить!

Кассир был непреклонен.

— Тогда вы не наш клиент.

Тесс не отличалась особенно терпеливым характером, но сейчас она нашла в себе силы сдержаться.

— Послушайте… Я хочу взять деньги, — произнесла она медленно, — которые положила на свой счет. Я держу деньги в банке Уэллз Фарго в Кармеле…

— В банке?

— Да, — быстро ответила она, успокоенная, что хоть одно ее слово понято. — У меня есть счет в Уэллз Фарго в…

— Мэм, я ничего не знаю об Уэллз Фарго и счетах. Но если это банк, то Первый национальный — дальше по улице и направо.

— Но ведь это банк!

— Это — почтовая станция, мэм. Почтовая станция Уэллз Фарго.

Вокруг Тесс все молчали, и вдруг она спиной почувствовала взгляды тридцати пар глаз. Не банк? От смущения мурашки пробежали у нее по спине.

— Ну… может быть, вам следовало бы яснее указать это на вывеске! — сказала она и гордо повернулась к двери. Она протиснулась сквозь толпу зевак и, выйдя наружу, остановилась взглянуть на вывеску. Действительно, там было написано: «Уэллз Фарго, почтовая станция». О Боже, как она ненавидела эти игрушечные городишки! Как-то Тесс уже побывала в такой средневековой деревушке у окраины Денвера и умудрилась схлопотать палкой по спине на рыцарском турнире.

Голова немного закружилась, когда она взглянула на улицу, щурясь от палящего солнца. Она искала глазами банк, который, как ей сказали, был сразу за углом.

Вдруг откуда-то выбежала девочка лет шести-семи и споткнулась о ногу Тесс. Та недовольно посмотрела сверху вниз на головку с темно-русыми волосами и оглянулась в поисках ее матери. Но увидела она другую девочку, не старше тринадцати лет, стоящую в дверях станции и грозно смотрящую на Тесс.

— Отойдите от моей сестры, леди, — потребовала старшая девочка.

Тесс машинально убрала руки:

— Я что, похожа на магнит?

Старшая девочка поджала губы.

— Но это же медведь, Холли! — Младшая девочка не отпускала ногу Тесс. — Это розовый медведь, который пришел, чтобы помочь нам!

— Это не медведь. Это всего лишь какая-то леди в розовом пальто. Зайди обратно. Дядя Джозеф придет через минуту.

Малютка, шмыгнув носом, вытерла его о полу розового халата.

— Я остаюсь с розовым медведем.

— Если ты, малышка Сисси, заставишь меня подойти, я тебя здорово отшлепаю!

— Розовый медведь не даст тебе меня бить! — Девочка запрокинула голову, пара больших зеленых глаз посмотрела на Тесс. — Ты ведь не дашь?

Тесс открыла было рот, собираясь сказать что-нибудь такое, что заставит девочку оторваться наконец от ее ноги. В отличие от других представительниц ее пола, Тесс не умилялась детским улыбкам. Они всегда или плачут, или чего-нибудь требуют.

Но что-то в этом невинном доверчивом личике, глядящем на нее снизу вверх, заставило Тесс воздержаться от резких замечаний. Почему она чувствовала что-то знакомое в этом грустном, но полном надежды взгляде?

— Разумеется, не дам, — услышала Тесс собственный ответ. Она неодобрительно посмотрела на девочку в дверях конторы. — К тому же взрослые должны быть мягче.

Старшая девочка от досады стиснула зубы:

— Дяде Джозефу такое не понравилось бы.

— Значит, дяде Джозефу следует знать, что эту маленькую девочку лучше не оставлять одну. Ее могут похитить прямо с улицы, и в следующий раз ты увидишь ее портрет на молочной упаковке.

— На молочной упаковке? — повторила старшая девочка с презрительной усмешкой.

— Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду, — ответила Тесс. — Это дитя нуждается во внимании. И ты, очевидно, не годишься на роль няни.

Глаза старшей девочки вспыхнули, но, прежде чем она успела ответить на это замечание, ее рот захлопнулся и она уставилась на кого-то за спиной Тесс.

Та обернулась, зажмурившись от солнца, и обнаружила широкоплечего мужчину, слезающего с вороной лошади.

— Это мой дядя Джозеф, — прошептала маленькая девочка, вцепившаяся в ее ногу.

Ее дядя?

Тесс храбро расправила плечи, собираясь выложить этому мужчине все, что она думает о нем, оставляющем бедное дитя бегать по улице. Но когда он подошел ближе, все мысли вымело у нее из головы, словно листья ветром.

У него были длинные темно-русые волосы, густые и волнистые, и сильный квадратный подбородок, покрытый грубой черной щетиной. Он был одет в темно-коричневые брюки, облегавшие его худые бедра и заправленные в высокие кожаные сапоги. Белая рубашка, контрастируя с подтяжками из черной ткани, обтягивала широкие мускулистые плечи.

Короче, он был совершенно неотразим. Однако по его наряду в стиле «Маленького дома в прерии» можно было с уверенностью сказать, что это один из актеров, а актеры никогда не были по вкусу Тесс: все они интересуются только собой.

Глаза цвета темной травы смотрели прямо на нее, Тесс лишилась дара речи. Внимательный взгляд скользнул вниз по ее розовому халату, ненадолго задержался на босых ногах, и у нее возникло чувство неловкого смущения. Затем он повернулся к старшей девочке по имени Холли.

— Как, девочки, поездка была приятной? — спросил он на одном дыхании.

Холли подошла, встала рядом с маленькой девочкой, которая еще крепче ухватилась за ногу Тесс, и бросила на дощатый тротуар два туго набитых джутовых чемодана.

— «Приятная» — не слишком точно сказано, — ответила Холли.

Мужчина кивнул, будто бы поняв этот загадочный ответ, а потом кивнул головой в сторону Тесс:

— Кто это?

Холли пожала плечами:

— Какая-то леди, которая зашла в контору станции и болтала что-то о счетах и карамели. Сисси никак не отпускает ее ногу.

Сисси прижалась еще теснее, и Тесс обнаружила, что, забывшись, гладит ее по голове. Вообще Тесс не могла понять, из-за чего весь этот сыр-бор. Актер он или нет, но если этот мужчина искал девочку, то ей следует из кожи лезть вон, чтобы остаться с ним.

Он протянул большую загорелую руку, и Тесс чуть не взяла ее, думая, что это — ей.

— Пойдем, Сисси, — сказал он глубоким и спокойным голосом. — Я знаю, это непросто. Это непросто для каждого из нас. Но лучше, если мы заставим себя сделать это.

— Я остаюсь с этим розовым медведем.

Мужчина опустил руку и пристально посмотрел на Тесс:

— Я уверен, эта… что у этой леди есть и другие дела.

Тесс старалась не смотреть на его большой чувственный рот, пытаясь вспомнить, что ее недавно похитили и что нужно искать банк или хотя бы местную власть.

Она с усилием оторвала взгляд от прекрасного дяди девочек и посмотрела на улицу, высматривая полицейского. Но только актеры в костюмах бродили по дощатым тротуарам, и многие из них все еще смотрели на нее.

— Послушай, девочка, — сказала она Сисси, — мне и в самом деле нужно кое-чем заняться… Будьте добры, покажите, где у вас ближайший полицейский участок?

— Вы имеете в виду шерифа Уилсона? — спросил мужчина.

Тесс снова с удовольствием посмотрела на привлекательного актера. Если он когда-нибудь решит сменить этот городишко на Голливуд, его ждет блестящее будущее.

— Мы говорим о настоящем шерифе или исполнителе роли шерифа в этом вестерне, — уточнила она.

Его прекрасные черные брови сошлись над переносицей.

— Я думаю, о таком же настоящем, как все.

— Тогда ладно.

Она почувствовала, как кто-то дергает ее за халат, и посмотрела вниз на Сисси.

— Розовый Медведь, ты вне закона?

— Глупая, если бы она была вне закона, она бы скрывалась от шерифа, а не искала его, — строго объяснила старшая девочка.

Мужчина гладил морду своей норовистой лошади.

— Извините, что спрашиваю, мэм, какое именно дело у вас к шерифу?

— Хочу сообщить о похищении, — Тесс жаждала привлечь к суду маленькую женщину с ее фарисейством. — Меня похитили из моего дома в Калифорнии и привезли сюда против воли. Я хочу, чтобы ту женщину посадили.

— Женщину? — переспросил мужчина.

— Которая похитила меня. Возможно, вы ее встречали. У нее карие глаза-бусинки и короткие темные волосы. Она ростом точь-в-точь с тролля и носит серый костюм, яркий шелковый шарф и нитку жемчуга.

— И эта женщина, ростом с тролля, в костюме, похитила вас?

— Прямо из моего дома сегодня днем.

Актер недоверчиво прищурился:

— По-моему, вы сказали, что жили в Калифорнии.

— Верно.

— И всего за несколько часов добрались до Канзаса?

— Ну, чуть быстрее, чем было бы в конной коляске.

Он долго смотрел на Тесс, а потом опять повернулся к своей лошади.

— Офис шерифа дальше по улице, — сказал дядя Джозеф Тесс. И повернулся к племянницам. — О'кей, девочки, пора отправляться на ферму.



Тесс хмурилась, удивляясь, почему он ей не верит. Она хотела было высказать свои замечания по поводу его подозрительности, но вместо этого удивленно вскрикнула, когда Сисси положила холодные ладошки на голые колени Тесс и залезла под ее халат. Старшая девочка попыталась перехватить ускользающую сестренку, но Сисси уже была под покровом тяжелой ткани халата.

Тесс стояла неподвижно, борясь с очередным приступом смущения.

— Не пойду, не пойду, не пойду, — хныкала Сисси.

— Сисси, сейчас же выходи оттуда! — сказала старшая девочка. — Ты позоришь дядю Джозефа перед всем городом!

Тесс оглянулась на актеров, столпившихся в дверях почтовой станции.

— Вам что, делать больше нечего? — возмущенно крикнула она.

— Не выйду! — заплакала Сисси. — Я остаюсь с Розовым Медведем!

Тесс опустила глаза. Чтобы хоть как-то выпутаться из этого положения, похоже, существует только один способ. Она развязала пояс и подняла подол халата.

Вокруг пронесся всеобщий вздох, но она решила не обращать на это внимания. Да, это рубашка от Майкла Болтона! Да, она немного измята и не первой свежести! Ну и что? Ее похитили, о Великий Боже!

Сисси смотрела снизу вверх, сидя на корточках между колен Тесс, и та посмотрела на девочку — строго, как ее старая няня миссис Смолз:

— А ну-ка, девочка, выходи оттуда.

Маленькая Сисси осторожно шагнула вперед, по-прежнему не отпуская халат, поднятый Тесс по пояс.

— Как видишь, я не медведь, — терпеливо произнесла Тесс. — Теперь ты должна отпустить мой халат и делать то, что говорит твой дядя.

Наконец Сисси нерешительно двинулась к дяде. Грусть и смущение отчетливо просматривались в ее больших зеленых глазах, и сердце Тесс сжалось. Она взглянула на дядю Джозефа и обнаружила, что тот с удовольствием рассматривает ее голые ноги.

— Извините, — резко сказала Тесс. Он посмотрел ей в глаза. — Мне не оставалось ничего другого.

Он ошеломленно смотрел еще мгновение, потом протянул руку Сисси:

— Пойдем. Ну, идем же.

— Вы сказали, шерифа Уилсона можно найти дальше по улице? — спросила Тесс.

— Да, — ответил он. Его взгляд был немного злым. — Но, может быть, вам лучше сначала показаться доку Натану?

— Вы так думаете? — Она с трудом втянула воздух заложенным носом. — Я вижу, этот городок сделал меня немного легкомысленной.

— Немного? Пойдем, Сисси, пойдем. Оставим в покое эту сумасшедшую леди.

Тесс открыла рот. «Сумасшедшую!» Вдруг Сисси залилась слезами:

— Но… но розовые медведи волшебные. Разве нет, Холли?

— Здесь нет никаких розовых медведей, Сисси, — ответила Холли.

— Но мама и папа…

— Мама и папа умерли. — Тесс с удивлением заметила, что подбородок этой суровой девочки дрожит. — И все дурацкие розовые медведи в мире не смогут ничего изменить.

Сисси резко повернулась и уткнулась лицом в живот Тесс.

— О, Холли, — воскликнула она, всхлипывая, — мама и папа не умерли! Они в раю с Иисусом! — Она запрокинула голову и посмотрела на Тесс сквозь слезы, текущие по ее розовым щекам. — Разве это не так, Розовый Медведь? Они с Иисусом.

Тесс снова почувствовала себя тонущей в этих огромных зеленых глазах, полных слез, и тут она осознала, что это было за выражение. Одиночество. Пустота. Сколько раз она видела такой же опустошенный взгляд, когда смотрела на себя в зеркало!

Тесс открыла было рот, чтобы ответить маленькой девочке, подбодрить ее, но вдруг почувствовала сильное головокружение. Улица поплыла и закружилась перед ней.

— Розовый Медведь? — как бы издалека услышала она голос Сисси.

Черные искры заплясали перед глазами Тесс, ноги подкосились. Последним, что она помнила перед тем, как рухнуть на землю, был образ прекрасного дяди Джозефа, бросившегося к ней.

3

Тесс открыла глаза и с удивлением обнаружила, что лежит на узкой кровати в небольшой комнате, совершенно одна. В углу стоял скелет человека, а по всем четырем стенам были развешаны всевозможные медицинские рисунки. Она не могла удержаться и не спросить себя, не умерла ли она и не в аду ли уже. После стольких странных событий, случившихся с ней в последнее время, она бы нисколько этому не удивилась.

Ее нос опять был предательски заложен, глаза слезились, и было очевидно, что пора принимать очередную таблетку.

Она медленно села и, уставившись на закрытую дверь, постаралась припомнить, как она здесь оказалась. У нее сохранилось смутное воспоминание о сильных руках, несущих ее через улицу в незнакомый дом.

Дверь открылась, и в комнату вошел высокий седовласый человек с длинным тонким носом.

— Ну, здравствуйте, барышня.

Тесс уселась на край кровати.

— Что случилось? — спросила она хрипло.

Человек улыбнулся и подошел к ней:

— Вы упали в обморок.

Пока он подсчитывал ее пульс, она внимательно рассматривала его. На ее взгляд, ему было около пятидесяти лет, и, подобно всем людям в городке, он был одет, как в девятнадцатом веке.

— Вы настоящий врач? — После того, что случилось в последний раз, она не собиралась и на миг в это поверить.

— Да, — он тепло улыбнулся. — Я настоящий врач. А вы, — он отпустил ее запястье, — очень больная молодая женщина. Как давно вы себя неважно чувствуете?

Она шмыгнула носом:

— Я думаю, около четырех дней…

— Хм-м. Мышечные судороги? Головная боль? Общая слабость?

Тесс кивнула, ответив сразу на все три вопроса.

— Не заразились ли вы чем-нибудь недавно? Инфлюэнца? Дифтерия? Корь?

— Мне делали все положенные прививки. На самом деле в прошлом месяце я просто подцепила грипп.

Белые брови врача сошлись над переносицей.

— Вы, конечно, шутите.

— Нет-нет, я не шучу. — На мгновение ей чем-то не понравилась его реакция. — Только не говорите мне, что у меня по-прежнему грипп после укола шприцем величиной с космическую ракету.

Он был поражен.

— Вы сказали, вам делали укол против инфлюэнцы?

— Верно.

— Где?

— В руку, — ответила она нетерпеливо.

— Нет. Где вы были, когда вам делали укол?

— В Париже. Как раз в прошлом месяце. И теперь вы собираетесь мне сказать, что с парижским гриппом что-то не так?

Он нахмурился и зашагал к конторке у противоположной стены комнаты, бормоча:

— Странно, я никогда не слышал об этих уколах от гриппа. Что до причины вашего обморока — трудно догадаться. Диарея?

Она покачала головой.

— Рвота?

— Нет.

Он пожал плечами:

— Значит, просто простуда.

Она взглянула на него исподлобья:

— Неужели из-за обычной простуды можно упасть в обморок?

Как ей надоели люди, твердящие, что с ней все в порядке. Наверное, у нее какая-то новая форма чумы!

— Барышня, вполне здоровые люди не расхаживают по городу полураздетыми.

Она снова вспомнила, что сидит в одной ночной рубашке, и сжала губы.

— Где мое пальто?

— Простите?

— Мой халат?

— А-а. За ним присматривают Магайры.

— Магайры?

— Мужчина с двумя девочками, которые доставили вас сюда.

Тесс кивнула:

— И, думаю, Сисси все еще крепко держится за него.

— Младшая девочка словно срослась с этой пушистой вещицей, — сказал врач, улыбаясь.

— Ну, боюсь, пока я не смогу получить деньги и купить себе более приличную одежду, эта пушистая вещь — все, что у меня есть. Она должна будет вернуть его мне.

Брови врача подпрыгнули.

— Извините, я думал, вы впервые в этом городе. У вас есть счет в Первом национальном?

— Я впервые в этом городе, но я сомневаюсь, что это будет иметь какое-то значение для банка, когда они разберутся, кто я такая.

— А кто вы?

— Контесса Харпер. — Тесс подняла подбородок. — Из «Харпер Электроникс».

Судя по его лицу, испещренному морщинами, он впервые слышал это имя.

— Мои родители — Тревис и Патрис Харпер, — добавила Тесс, заметив, что ее имя само по себе не произвело должного впечатления.

— Ваши родные — железнодорожники?

— Железнодорожники! — Тесс не могла решить, смеяться ей или обидеться. — Доктор, моя семья владеет крупнейшим в стране предприятием по изготовлению компьютерных микросхем.

— Предприятием по изготовлению… — повторил он машинально.

— Верно.

— Но, мисс Харпер, если у вас нет счета в банке, я не понимаю, чем Первый национальный поможет вам. Быть может, мне послать телеграмму вашей семье?

Она посмотрела на него скептически:

— Телеграмму?

— Да. У нас есть телеграфная связь, ее наладили как раз в прошлом месяце. До этого нам приходилось ездить в Уичиту. Откуда, вы говорите, вы родом?

— Из Калифорнии.

— Ну, значит, это вопрос всего лишь нескольких дней. Я уверен, скоро ваша семья свяжется с вами, и вы сможете получить помощь.

— Не думаете ли вы, что быстрее было бы позвонить им?

— Позвонить?

Тесс закрыла глаза и очень спокойно произнесла:

— Позвонить им по телефону.

— По телефону? — Он рассмеялся и схватился за голову. — Сожалею, мисс Харпер, у нас на Западе нет такого фантастического оборудования, как телефон.

Тесс соскользнула с кровати и встала на ноги, пытаясь решить, не хватит ли с нее дока Натана и этого нелепого городишки. Если она надеется хоть когда-нибудь связаться с семьей или властями, она должна найти атрибут цивилизации получше.

— Как далеко до ближайшей станции обслуживания? — спросила она.

— Станции обслуживания?

— «Тексако»? «Эксон»? Я соглашусь даже на Богом проклятую…

Он так и вперился в нее.

— Мисс Харпер, вы представляете, где находитесь?

— О да, — заявила она с циничным смешком. — В аду. Несомненно, в аду.

Он вытянул руку в нескольких футах от ее лица:

— Сколько у меня пальцев?

— Надеюсь, десять.

— Вы можете сказать, сколько вам лет?

— Разумеется. — Она наклонилась в его сторону и прошептала: — Но тогда мне придется убить вас.

— Мисс Харпер, кто президент Соединенных Штатов? Вы можете ответить мне?

— Демократический фигляр, не имеющий плана экономического оздоровления… Мы закончили?

Врач помрачнел, морщины собрались на лбу.

— Вы случайно не знаете, какое сегодня число?

— Потеряли свой календарь?

— Мисс Харпер, я серьезно обеспокоен состоянием вашего рассудка.

— Семнадцатое июня тысяча девятьсот девяносто пятого года. Теперь я могу идти, доктор Франкенштейн? — И она повернулась к двери.

— Тысяча девятьсот девяносто… Мисс Харпер! — окликнул ее врач. — Я думаю, вам действительно необходим покой на несколько дней. Отдохните! Хоть немного покоя!

По крайней мере, он не просил ее вычистить зубы и принять душ.

Тесс направилась в приемную, где обнаружила Магайров, сидящих на длинной скамье у стены. Когда она приблизилась, Джозеф Магайр встал, но Тесс прошла прямо к Сисси и, не обращая внимания на напряжение в грустных зеленых глазах девочки, протянула руку за своим халатом:

— Отдай его, малышка.

— Пойдем, Сисси, — мягко сказал Джозеф Магайр. — Отдай леди ее пальто.

Сисси колебалась, и на какой-то миг Тесс показалось, что ей придется стянуть двадцати пяти килограммовую девочку на пол. Но тут Сисси вскочила на скамью и отдала Тесс халат.

— Спасибо, — сказала Тесс.

Врач стоял позади нее, шепча Джозефу Магайру то, что думал о состоянии ее здоровья. Тесс натягивала халат, слыша обрывки их разговора. До ее слуха доносились слова «слабоумная», «слабовольная», «каша в голове». И это говорил врач, сконфузившийся при упоминании укола против гриппа?

Когда Тесс завязывала пояс халата, к ней подскочила Сисси. У Тесс не оставалось выбора, как только подхватить маленькую девочку, и Сисси обвила обеими руками ее шею.

— Сисси! — закричала Холли. — Сисси, ты ведешь себя как совсем маленькая!

Тесс посмотрела поверх головы Сисси на ее дядю.

— Я должна идти, — сказала она.

— Не-е-ет! — Сисси стиснула ее шею, почти не давая дышать. — Пожалуйста, не уходи, — добавила она хныча. — Пожалуйста, ну пожалуйста, не уходи.

Отчаянный призыв проник в сердце Тесс. Она выросла, постоянно прощаясь со своими родителями, то и дело куда-то улетавшими, и чувства Сисси были ей знакомы.

Джозеф Магайр подошел к племяннице, но Тесс только плотнее прижала к себе теплое тельце.

— Что случилось с ее матерью и отцом? — спросила она.

— Умерли, — спокойно ответил он. — На Юге была эпидемия.

— И теперь вы заботитесь о них?

— Как сегодня.

Тесс взглянула на Холли, понимая теперь ее упрямство. Она знала, что упрямство — хорошая защита от страха и сердечной боли.

— Это, должно быть, очень тяжело для них.

Сисси шмыгнула носом, и Тесс погладила ее по спине.

— Ну, по крайней мере, у них есть дядя.

«Это, черт возьми, гораздо больше, чем было у меня», — добавила она про себя.

Тень пронеслась по лицу Джозефа Магайра, но ушла прежде, чем Тесс успела понять ее причины или последствия. Он потянулся за Сисси, и Тесс отдала ему девочку. Им вместе пришлось отрывать ее ручонки от халата.

Когда Сисси оказалась на руках у дяди, сердце Тесс сжалось. Казалось, малышку оторвали от всего, что было ей дорого, и, как любое слабое существо, она искала хоть какую-то надежную опору.

— Мистер Магайр, нет ли у вас денег? — вдруг спросила Тесс.

Он взглянул на нее настороженно.

— Разумеется, я верну, — поспешила заверить Тесс. — Если бы я могла купить какую-нибудь одежду… я отдала бы Сисси этот халат. Если… если это вообще поможет, — добавила она, не в силах поверить, что сама предлагает отдать свою единственную защиту.

Взгляд темно-зеленых глаз Джозефа Магайра немного смягчился, даря Тесс надежду, что ее решение не так уж плохо. Он повернулся к врачу:

— Док, я могу оставить здесь девочек на несколько минут?

— Разумеется.

Через двадцать минут Тесс стояла в смотровой, уставясь на одежду, которую ей принесли. Одна белая хлопчатобумажная блузка. Одна длинная синяя юбка. Одна пара белых шерстяных чулок в коричневую и красную полоску. И пара остроносых сапожек по щиколотку.

Вместо того чтобы тратить на нее свои драгоценные деньги, Джозеф Магайр, видимо, быстренько сбегал в костюмерную.

Некоторое время Тесс размышляла, выгодно ли менять на это ее незаменимый «больничный халат». Потом перед ее мысленным взором возникло лицо Сисси, и она вздохнула, удивляясь, с чего это стала такой мягкосердечной. Она сняла халат и ночную рубашку и надела принесенную одежду.

Все удивительно хорошо ей подходило. Даже сапожки, хотя и немного узкие, сидели так, будто она сама их подбирала. Казалось, у прекрасного дяди Джозефа был наметанный глаз, точно определяющий женские размеры.

Засунув таблетки от простуды в передний карман пышной юбки и завернув подсвечник в ночную рубашку, Тесс вернулась в кабинет.

— Теперь, — сказал врач, широко ей улыбаясь, — вы выглядите гораздо лучше. Скажите, Джозеф?

Пристальный взгляд Джозефа Магайра скользнул по фигуре Тесс и остановился на ее лице. В ожидании его оценки она даже затаила дыхание.

— Пойдет, — заключил он, повернулся и взял Сисси на руки.

Тесс удалось скрыть укол, нанесенный ее гордости его ответом, показывающим, как глупа она была. Она едва знала этого человека, и, разумеется, ей было в высшей мере наплевать на его мнение о ее странном наряде.

Прижимаясь щекой к розовому халату, маленькая девочка грустно смотрела на Тесс через широкое плечо дяди Джозефа.

— До свидания, Розовый Медведь, — прошептала Сисси, и ее глаза наполнились слезами.

— Меня зовут Тесс, — твердо ответила девушка, безуспешно стараясь не дать этим детским слезам тронуть ее. Она подалась вперед и быстро пожала руку малышки. — Мне было очень приятно познакомиться с тобой.

Сисси грустно смотрела на нее, пока, наконец, Тесс не отвела взгляд, не в силах постичь привязанности этой маленькой девочки к женщине, которую едва знала.

Холли шла впереди дяди и младшей сестры. Уже в дверях, перед тем как уйти, Джозеф в последний раз обернулся к Тесс и сказал:

— Я, хм… Надеюсь, мэм, вам лучше.

Тесс кивнула, надеясь, что он говорил о ее простуде, а не о том, что ему поведал врач. Затем Джозеф Магайр повернулся и вышел, закрыв за собой дверь.

— У них прекрасная семья, — заметил врач. — Теперь Джозефу придется интересоваться еще кое-чем, кроме своей земли, это точно.

— Он фермер?

Врач помялся:

— Пожалуй, да… Ну ладно, а что мы будем делать с вами?

Тесс шмыгнула носом и полезла в передний карман юбки за упаковкой своих таблеток.

— Для начала я бы выпила стакан воды.

Врач заметил маленькую коробочку у нее в руке.

— Что у вас там?

— Просто обычные таблетки от простуды.

— Таблетки от простуды, да?

Она выдавила из герметичной пластиковой упаковки одну крошечную белую пилюлю, и любопытный врач подошел, чтобы рассмотреть ее поближе.

— Их вы тоже получили в Париже? — спросил он.

Она посмотрела на него с недоумением:

— Это всего лишь разжижитель крови и противоаллерген.

— Ну-ну. — Он взял таблетку, зажав ее между большим и указательным пальцами, поднес к глазам и внимательно осмотрел. — И что, это помогает при ваших симптомах?

— Немного.

— Да-а-а… Не возражаете, если я возьму одну?

— Собственно говоря, возражаю, — ответила она, беря таблетку обратно. — Посмотрев на этот городишко, я сильно сомневаюсь, что смогу купить еще, если эти кончатся.

— Я дам вам за нее три доллара, — сказал врач без тени улыбки.

Тесс рассмеялась:

— Три доллара? За одну таблетку от простуды?

— Этого достаточно, чтобы вы могли переночевать в номере отеля.

Она опять рассмеялась:

— Думаю, доктор, мои потребности несколько выше трехдолларового номера.

— Отель «Файрсайд Ин» — лучший в городе. Цена включает горячую ванну.

— О! Звучит первоклассно.

Врач пожал плечами:

— Дайте мне знать, если передумаете.

Он пересек комнату, подошел к маленькому круглому столику, взял фарфоровый кувшин и небольшую оловянную чашку и налил в нее воды для Тесс.

— Кстати, вы хотели, чтобы я отправил телеграмму вашим родным в Калифорнию.

Тесс взяла чашку.

— Не беспокойтесь.

Она проглотила таблетку.

— Ладно. А где тот банк, о котором я так много слышала?

Тесс стояла на запруженном людьми тротуаре, поджав пальцы в своих оказавшихся все-таки тесными сапожках и уставившись на вывеску, на которой затейливыми черными буквами значилось:

«Первый национальный банк, отделение Суит-Брайэр». Если у нее не будет на руках хоть немного наличных, она никогда не выберется в реальный мир.

Она остановила взгляд на двухстворчатых стеклянных дверях, ожидая, когда пройдет группа женщин. Потом сделала глубокий вдох и вошла внутрь.

Все оформление было выполнено в стиле девятнадцатого века. Даже многочисленные керосиновые лампы, развешанные по стенам, обтянутым зеленым шелком, были настоящими. Тесс широкими шагами двинулась по кремово-красному ковру к стойке с окошками кассиров.

Долговязый молодой человек за одним из окошек смотрел на нее и улыбался.

— Могу ли я чем-нибудь помочь, мэм?

— Да. — Она с глухим стуком бросила свой подсвечник, обмотанный ночной рубашкой, на стойку из полированного красного дерева. — Боюсь, у меня проблема. У меня нет никакого удостоверения.

— Ничего страшного, мэм. Просто скажите мне свое имя, и я буду счастлив отыскать ваш счет.

Тесс вздернула подбородок.

— Меня зовут Контесса Харпер из «Харпер Электроникс».

Молодой человек как-то странно посмотрел на нее:

— «Харпер Электроникс»? Это какой-то комитет?

«О Боже, еще один пещерный человек», — подумала она про себя, а вслух строго сказала:

— Нет, это не комитет, это весьма преуспевающая компания. Могу добавить, что эта компания в состоянии раз пятьдесят купить и перепродать этот банк.

— И вы говорите, у вас здесь счет?

— Нет, я этого не говорила. Но согласна заплатить любые комиссионные за немедленный перевод из моего банка в Кармеле.

— Простите… Вы сказали, карамели?

— Кар-мел!

Молодой человек от неожиданности отпрянул, а Тесс сделала глубокий вдох, решив не обращать внимания на дюжину актеров, остолбенело уставившихся на нее.

— Кар-мел, — повторила она спокойнее. — В Калифорнии.

— Но, мэм, перевод из Калифорнии займет недели…

— Нет, — перебила она, — если вы воспользуетесь компьютером.

— А-а… Э-э… Компьютером, мэм?

Ну все! С нее хватит! Она наклонилась над стойкой и холодно посмотрела на него:

— У меня чрезвычайный случай. Бросьте эту дурацкую волокиту. Сейчас же садитесь за свой чертов компьютер или свой чертов телефон и сделайте этот чертов перевод!

— Но у нас нет телефонов…

— Это не игра! — взревела она и почувствовала, что все уши в этом банке повернулись в ее сторону. — Уверена, что вы безмерно наслаждаетесь, проводя свои коротенькие отпуска в Стране Чудес, — сказала она, обводя взглядом офис. — Но я хочу всего лишь получить свои деньги и убраться отсюда к чертовой матери!

— Мэм, — терпеливо начал кассир, — я не могу дать вам никаких…

Тесс сгребла подсвечник, завернутый в ночную рубашку, и покачала длинным свертком перед ним.

— Видите это? — спросила она сквозь зубы. Его глаза округлились. — Это все, что у меня есть. Мне нужно пятьсот долларов! Сейчас же!

Вздох пронесся по толпе в банке. Какой-то мужчина выбежал из офиса, свалив по пути фикус в кадке.

Кассир кивнул ей, его кадык странно задергался, а руки опустились под стойку, и он начал доставать купюры из кассы.

— Пересчитайте-ка их, — потребовала Тесс. — Я не хочу, чтобы вы меня обманули.

Человек начал лихорадочно считать, и все люди в банке следили за этим в полном молчании. Тесс смотрела на них. После того как пятьсот долларов легли на стойку перед ней, она сгребла пачку и сунула в карман юбки.

— Большое спасибо.

— Э-э… заходите еще.

— И садитесь за телефон! — бросила она через плечо, направляясь к выходу. — Господи, и это двадцатый век!

Оказавшись наконец на улице, Тесс помедлила, наслаждаясь солнцем и пятью сотнями в кармане, укрепившими ее уверенность в себе. Вдруг ее внимание привлек человек, кричавший с противоположной стороны улицы:

— Вон она! Это она!

Двое мужчин стояли на другой стороне улицы, один показывал на нее пальцем и кричал. Другой вынул из кобуры игрушечный револьвер и направил его на Тесс. Она улыбнулась им, интересуясь, что происходит.

— Теперь все в порядке, мэм, — крикнул ей второй. — Я хочу, чтобы вы положили свое оружие на землю.

Тесс посмотрела на сверток в своей руке.

— У меня нет никакого…

— Очень медленно, мэм.

Вокруг стали собираться люди, и вдруг Тесс поняла: ее выбрали на некую роль в этом шоу.

— Я польщена, парни, но сейчас у меня в самом деле нет времени.

Она пошла было своей дорогой, но была остановлена повелительным голосом стрелка, скомандовавшего:

— Ни шагу дальше, мэм!

Она покосилась на него, крайне удивленная его решительным видом.

— Вы что, не можете выбрать кого-нибудь другого?

— Положите его на землю.

— Послушайте, сегодня у меня нет времени играть в ковбоев. Мне нужно найти такси и уехать отсюда.

Она кивнула и сделала еще шаг. Громкий звук револьверного выстрела заставил ее вскрикнуть и замереть.

— Повторяю еще раз…

Раздосадованная собственной реакцией на выстрел игрушечного револьвера, Тесс стиснула сверток с подсвечником еще крепче.

— Нет, это я повторяю еще раз, мистер! — Она сошла с тротуара и направилась через улицу к нему. — Я не расположена играть! У меня есть дела поважнее!

Грянул еще один выстрел, взметнув фонтанчик пыли у ног Тесс. Она похолодела.

— Настоящие пули, — прошептала она. — Настоящие пули!

— Не вынуждайте меня стрелять в вас, мэм. Сейчас же положите то, что несете, на землю. Медленно.

Ужаснувшись, Тесс сделала то, что было приказано, положив подсвечник, завернутый в ночную рубашку, на мостовую.

— О, вы так волнуетесь из-за этого, — прошептала она всему этому городишке. — Так беспокоитесь…

Высокий мужчина, стрелявший в нее, шагнул вперед. Солнце играло на серебряном значке, приколотом к рубашке у него на груди. Он подошел к ней и взял за руку:

— Идите со мной.

— Что… Куда? — возмутилась она.

— В тюрьму.

— В тюрьму?!

Он тащил ее к маленькому домику, на стекле окна фасада которого было написано: «Офис шерифа».

— Но почему?

— Потому что я беру вас под арест, вот почему.

— Арест?! — Она пыталась освободить свою руку. — Вы не можете арестовать меня! Я ничего такого не делала!

Он стиснул ее руку еще крепче.

— Мэм, если вы будете вырываться, я надену на вас наручники. Вы идете в тюрьму — и этим все сказано.

— Но почему? — выкрикнула она снова.

Он остановился и сдвинул шляпу на затылок, давая ей возможность прочесть в своих глазах всю серьезность намерений.

— За ограбление Первого национального банка.

4

Она была готова привлечь к суду весь этот чертов штат Канзас.

Тесс смотрела на тарелку с похлебкой, которую ей дали на обед. Ей хотелось визжать, но вместо этого она стиснула зубы, надеясь, что, если она выдержит еще немного, людям, сыгравшим с ней эту шутку, надоест, и ее отпустят.

— О, хочу домой… Ик… где бродят бизоны… Ик… где олень играет с ант-тилопо-о-о-о-ой.

Услышав этот скрипучий мужской голос из соседней камеры, Тесс закрыла глаза. Она еще не поняла, пьян ли он на самом деле или был просто исполнителем еще одной роли.

— Потише там, Чарли, — прикрикнул помощник шерифа, сидящий за столом перед дверью.

Он писал при свете керосиновой лампы, его жирное тело горбилось над листом бумаги и ручкой со старомодным пером.

— Когда вы выпустите меня отсюда? — спросила Тесс в сотый раз с тех пор, как ее заперли за очень реальной решеткой из плоских железных прутьев. — Солнце заходит, а я не испытываю большого желания остаться здесь в темноте.

— Сейчас же сядьте обратно, — вместо ответа приказал помощник шерифа.

— То же самое вы ответили в прошлый раз. Слушайте, я не намерена оставаться на ночь в этой камере!

Мужчина поднял голову и строго посмотрел на нее:

— Намерены или нет, но ночь в камере — это как раз то, что вам предстоит.

Тесс вскочила на ноги и бросилась на дверь.

— Вы не можете держать меня здесь! Я не одна из ваших двадцатипятицентовых актеров! Я Контесса Харпер! — Она ухватилась за холодные металлические прутья. — И я собираюсь подать в суд на каждого из вас прежде, чем закончится это чертово действо!

— Мэм, вы ограбили банк. Я не знаю, откуда вы, но здесь это считается преступлением.

— Я не грабила этот банк! Я просто сняла пятьсот долларов!

— Немного для того, кому нужен «смит-вессон», чтобы снимать деньги.

Тесс издала сдавленный стон:

— У меня не было оружия…

— Но вели вы себя так, будто оно есть.

— Я не… Как насчет полагающегося мне звонка по телефону? Я знаю свои права!

— Звонка по телефону?

Она прищурилась:

— Не смейте разыгрывать передо мной идиота. Если вы действительно арестовываете меня за ограбление вашего драгоценного банка, то я имею право на один телефонный звонок.

— Вы говорите о телефоне?

— Разумеется.

— Но у нас на Западе нет телефонов.

Тесс запрокинула голову и завопила во всю мощь своих легких. Пьянчужка в соседней камере издал рассерженный стон, а помощник шерифа выскочил из-за стола, напоминая пса, оказавшегося слишком близко к паровозному свистку.

— Не начинайте снова! — предупредил он. — Я не намерен позволять вам нарушить тишину!

— Мне нужен мой адвокат! — потребовала Тесс.

— Я понял. — Он повернулся на каблуках и вышел.

— Вы вернетесь, или я…

— Мисс Харпер. Я говорила, что вам не следует учинять столько беспокойства в первый же день в этом городе.

Тесс медленно повернулась и оказалась лицом к лицу с виновницей своих злоключений, по милости которой она сидела в этой чертовой дыре.

— Это ты. Ты, маленькая… Помощник! Помощник, это она! Женщина, которая похитила меня!

— У вас нет повода впадать в панику, мисс Харпер. Знаю, все это очень тяжело для вас…

— Тяжело? Тяжело — это когда… — Тесс остановилась на середине фразы и уставилась на женщину. — Как вы оказались в моей камере?

— Не важно, как оказалась. Важно, что вы поставили себя в весьма скверное положение после того, как я специально предупреждала вас избегать неприятностей.

— Ладно, простите меня. Откуда мне было знать, что снять несколько долларов в банке — тяжкое преступление в этом распрекрасном штате Канзас?!

— Независимо от того, что вы думаете, — спокойно ответила женщина, — это не имитация. Это действительно Суит-Брайэр, штат Канзас…

— Хорошо. Мне пригодится этот незначительный факт для бумаг, которые я собираюсь подготовить к судебному процессу.

— Суит-Брайэр, штат Канзас, тысяча восемьсот восемьдесят пятый год, — невозмутимо продолжала женщина. — Этот городок настоящий, мисс Харпер, как и люди. Вы попросили взглянуть на свою истинную судьбу, и это она.

Тесс рассмеялась:

— Тогда я Энни Оукли.

— Вы в прошлом. Это не шутка. Чем раньше вы поймете это, тем скорее сможете выполнить свою миссию.

— Определенно, он настоящий. Такой же настоящий, как любой другой парк для туристов.

Черные брови женщины поползли вверх.

— Когда в вас последний раз стрелял Микки Маус?

Тесс вздрогнула и повернулась к ней спиной. Те настоящие пули, которыми шериф стрелял в нее, не давали ей покоя весь вечер.

— Не желаю больше ничего об этом слышать!

— Мисс Хар…

— Нет! Уходите! Возвращайтесь в ту дыру, из которой вы, леди, выползли! И не беспокойте меня больше! Никогда…

Слова застряли в горле Тесс, когда она подняла голову и увидела стоящего перед ней шерифа, арестовавшего ее.

— Что за чертовщину вы несете насчет какого-то возвращения? — спросил шериф.

— Я хочу, чтобы эта женщина убралась из моей камеры, шериф, — потребовала Тесс. — Я не знаю, как она вошла, но…

— Какая женщина?

Тесс обернулась назад. Женщины и след простыл.

Потрясенная, Тесс бросилась туда, где стояла женщина, и осмотрела кирпичную стену, отделявшую ее от внешнего мира. Не было ни трещины, ни даже следа, указывающего, что эта стена чуть-чуть сдвинулась. Она проверяла пол, топая ногами по сплошному скальному основанию, пока не убедилась, что никакого потайного люка нет…

Женщина просто исчезла. Растворилась в воздухе.

Тесс опять повернулась к шерифу, пристально наблюдавшему за ней.

— Шериф?

Высокий нескладный служитель закона подошел ближе.

— Вы кажетесь мне честным и прямым человеком. Если я задам вам очень серьезный вопрос, дадите ли вы мне абсолютно честный ответ?

— Абсолютно, — кивнул он.

Тесс сглотнула.

— Правда или нет, что этот городок — бутафория в стиле Запада девятнадцатого века?

Он нахмурился:

— Бутафория?.. Мэм, вы находитесь в городке Суит-Брайэр, штат Канзас. Ровно в шестидесяти милях на восток от Доджа. Не бывает более настоящих, чем этот.

— Но… но время… — продолжала она. — Когда, хм… когда было основано это местечко?

— В тысяча восемьсот семьдесят первом году.

— Сто двадцать четыре года назад, — закончила она за него.

— Не-е-ет, — ответил он, растянув слово. — Это было около… четырнадцати лет назад.

— Но это невозможно, — сказала Тесс с нервным смешком.

— Нет, мэм. Помню это очень хорошо. Это было как раз за два дня до того, как меня назначили шерифом.

— И вы хотите, чтобы я поверила в то, что… что сейчас тысяча восемьсот восемьдесят пятый год!

Он наклонился ближе:

— А какой же, по-вашему?

— Ну-у… ну-у…

Все перепуталось в голове Тесс. Она начала сомневаться в своем собственном рассудке. Сначала Уэллз Фарго — почтовая станция, а не банк. Потом доктор Натан и его странные вопросы… И его очень странный интерес к обычной таблетке от простуды. И сам шериф, и его весьма реальные пули…

Она повернулась к тому месту, где стояла маленькая женщина, пытаясь вспомнить, что говорила та насчет истинной судьбы. Та женщина была ключом ко всему. А Тесс выгнала ее.

— Мэм! — позвал шериф.

— Да?

— С вами все в порядке?

«Не слишком-то», — ответила Тесс про себя.

— Когда… — она прочистила пересохшее горло, — когда я могу ожидать, что меня выпустят?

Шериф пожевал губами:

— Ну… Учитывая, что револьвер на самом деле был не револьвер… И что банк получил свои деньги назад… Я думаю, мы могли бы передать вас семье завтра утром. Семье?

— Но моя семья, хм… моя семья в Европе.

«Для них это как на Луне».

— Нет ли у вас здесь кого-нибудь еще из близких? Может быть, друга?

Она покачала было головой и тут вспомнила Магайров.

— Джозеф, — выпалила она.

— Джозеф? Джозеф Магайр?

— Да.

Это действительно не было ложью. Она знала этого человека. Шериф долго смотрел на нее, потом кивнул:

— Хорошо. Первое, что я сделаю завтра утром, это свяжусь с Магайром. А вам я бы посоветовал тем временем немного поспать.

— Да, но почему утром? — Она улыбнулась своей сладчайшей улыбкой. — Почему нельзя связаться с ним сейчас? Вечером?

— Потому, что бросят в камеру меня, если я не продержу вас здесь хотя бы ночь. Люди помещают в банк большие ценности, мэм. Вам повезло, что кто-то из них не пристрелил вас сам, когда вы вышли из банка, похитив их деньги, заработанные тяжким трудом.

— Я не… А, ничего. Что произойдет, когда придет Джозеф Магайр? Я смогу наконец уйти?

— После того как ваш штраф будет уплачен, вас освободят. — Служитель закона серьезно смотрел на нее. — То есть, если он придет. Неизвестно, что именно Джозеф Магайр сейчас делает.

Тесс встревожилась:

— А что, если он не придет?

— Тогда вы останетесь здесь по приговору, то есть не менее чем на тридцать дней.

Сказав это, шериф вернулся за свой стол, оставив Тесс гадать, захочет ли Джозеф Магайр ей помочь или нет.


Джозеф оперся локтями о стоящий перед ним стол и положил подбородок на натруженные ладони. В комнате, где он сидел, плакала Сисси. Звуки ее рыданий били по нервам. Он пытался утешить ее, он пытался отвлечь ее. Черт возьми, он даже пытался урезонить ее, как это было бы возможно с любой другой женщиной. Но ей было всего шесть лет. И ничто не срабатывало. Он всегда был одинок и никогда не хотел иметь детей. Теперь он знал почему. Он определенно не был создан для отцовства.

— Знаешь, с ней было все в порядке, пока она не встретила ту леди.

Он поднял глаза на старшую племянницу, сидевшую по другую сторону стола. Дрожащий оранжевый свет от фонаря, стоявшего на столе между ними, отбрасывал пляшущие тени на ее волосы цвета ореха и бесстрастное лицо.

Это не была та Холли Магайр, которую Джозеф помнил с прошлого Рождества, молодая девушка, полная любви и надежды. Это была пустая скорлупа, лишенная сердца и души, потерявшая родителей и, без сомнения, удивленная, почему ее жизнь так грубо поломана. Такое случается.

Он посмотрел в дальний угол, где плакала Сисси, сидя посреди кровати, которую она делила со своей сестрой. Малышка вцепилась в это чертово розовое пальто, заливаясь слезами и шепча, как заведенная:

— Розовый Медведь, вернись… Розовый Медведь, вернись…

Может быть, отдать Сисси это пальто было не самым мудрым решением из тех, что ему доводилось принимать. Дьявол, может быть, согласие взять девочек было не лучшим шагом? Вместо этого надо было делать так, как ему казалось лучше: поместить их в приют для сирот, подобрать хорошую семью, которая могла бы вырастить двух детей…

Но Джозеф дал слово умирающему брату, что он обеспечит племянницам самую лучшую жизнь, какую только сможет. Хотя теперь закрадывалось подозрение, что это желание умирающего Мэттью преследовало благополучие не только двух его дочерей, но и младшего брата. Мэттью Магайр часто говорил, что ничто так быстро не превращает мужчину в дикаря, как отсутствие детей. И по событиям сегодняшнего вечера Джозеф мог судить, что Мэтт точно знал, о чем говорил.

— Я сказала, что ты должен отобрать у нее эту уродливую штуку, — раздался голос Холли. — Может, тогда она перестанет реветь, как двухлетняя.

— Может, ты пойдешь и поговоришь с ней, Холли, — сказал Джозеф. — Может, это поможет.

Он делал все возможное, чтобы сохранить терпение с Холли, но полное отсутствие проявлений тепла с ее стороны к младшей сестре начинало выводить его из себя.

— Что хорошего это даст? — огрызнулась она.

— Это даст ей понять, что она не одна.

— Ну, может быть, если она перестанет реветь и откроет глаза, — громко сказала Холли, явно надеясь, что Сисси слышит ее слова, — она увидит, что в комнате еще двое.

Не в силах больше переносить рыдания Сисси и настроение Холли, Джозеф вскочил из-за стола и хлопнул ладонью по дубовой столешнице:

— Хватит!

Холли вздрогнула, а рыдания Сисси оборвались с коротким вздохом.

В нем бурлили нетерпение и разочарование. Джозеф показал на Холли:

— С меня хватит этого мрачного настроения!

Затем он указал на Сисси:

— И слез хватит! Это тяжелое испытание для всех нас, но, если мы будем вместе и будем делать все от нас зависящее, я уверен, мы сможем прийти к согласию!

В доме, состоящем из одной комнаты, стояла оглушительная тишина.

Лишь один внимательный взгляд на Сисси сказал Джозефу, как сильно она потрясена его криком, и он тут же пожалел об этом. Большие зеленые глаза малышки стали еще больше, а заплаканное лицо побелело.

Не в силах вынести ощущение вины за опустошенное выражение лица Сисси, Джозеф повернулся к Холли. Она смотрела на него ледяным взглядом, который говорил, что любая попытка контроля с его стороны будет отныне всегда встречаться в штыки. Холли медленно поднялась из-за стола.

— Ты мне никто, — процедила она сквозь зубы. — И только какой-то дурацкий клочок бумаги заставляет меня жить с тобой. Но это не значит, что ты когда-нибудь станешь мне отцом!

Прежде чем Джозеф успел извиниться за свой взрыв, Холли выскочила из комнаты, хлопнув дверью. Он со страхом посмотрел на Сисси. Ее крошечный подбородок дрожал. Джозеф протянул к ней руку, чтобы восстановить мир, но у нее из глаз фонтаном хлынули слезы.

Джозеф в отчаянии уставился в закопченный потолок. Все его надежды на мир в семье рухнули. Стенания Сисси заполняли комнату, заставляя мускулы Джозефа судорожно сжиматься.

5

Первым, что увидела Тесс, проснувшись утром, были зеленые глаза Джозефа Магайра, глядящие на нее через решетку камеры.

Она быстро села, приглаживая спутавшиеся волосы.

— Доброе утро.

Он не ответил, продолжая как-то странно рассматривать ее. Его лицо было непроницаемо.

— Извините, что пришлось вытащить вас из дома в столь ранний час, мистер Магайр. — Она встала и расправила плотную синюю юбку, прилипшую к ногам. — Но я не знала, к кому еще можно было бы обратиться в таких обстоятельствах.

— Штраф пять долларов, — объявил шериф, сидя за столом.

Тесс подошла к своему суровому прекрасному спасителю, который стоял, не двигаясь и не отрывая взгляда от нее. Он был в легкой цветной рубашке, обтягивающей его широкие плечи и подчеркивающей мощный торс. Его лицо ничего не выражало, и ей захотелось протянуть руки и схватиться за его черные подтяжки, чтобы хоть как-то обратить на себя внимание.

Он выпрямился, лицо его посветлело, и ускорившийся стук ее сердца подсказал Тесс, что эффект, произведенный им на нее вчера, не был лишь игрой ее воображения. Джозеф действительно был великолепен, но, к сожалению, совершенно непонятен для нее. Его молчание начинало действовать ей на нервы.

— Это не зоопарк, Магайр. Вы пришли, чтобы помочь мне или нет?

Он прищурился, но по-прежнему не проронил ни слова.

— Послушайте, я попала в очень неудобное положение и буду очень признательна, если вы по крайней мере дадите хоть какой-то ответ. Я шла в банк не за тем, чтобы грабить его. Я лишь пыталась снять немного денег со своего счета, а этот… этот идиот… кассир неправильно понял меня. По-моему, это он должен сидеть за решеткой…

— Вам дали какое-нибудь место? — спросил наконец Джозеф.

Это был не тот вопрос, какой Тесс хотела бы услышать, но по крайней мере этот человек заговорил.

— Нет. Пока нет.

— Тогда нам с вами нужно кое-что обсудить.

— Кое-что?

— Я плачу за вас штраф… и вы будете жить у меня.

Пораженная, Тесс отступила назад:

— Простите?

— У вас будет крыша над головой, я буду кормить вас три раза в день, а за это вы будете работать…

— Работать?! Вы не в своем уме, мистер!

— Вы будете работать на ферме, помогать мне с девочками, чтобы вернуть мне долг, — продолжал он невозмутимо. — Таково мое предложение. Вы можете принять его или отвергнуть.

— Нет, вы можете взять и засунуть его…

Шериф прочистил горло:

— Похоже, мэм, это почти единственное предложение, которое вы получили.

Тесс уставилась на двух мужчин, негодуя и отказываясь понимать, когда и почему мир вдруг ополчился против нее.

— Почему я? — закричала она. — Я ничего не знаю о фермах… И еще меньше о детях!

— Потому, что Сисси беспрестанно плачет по вас со вчерашнего дня, — нетерпеливо ответил Джозеф. — Я едва смог уложить ее спать вчера и отправить в школу сегодня утром.

Сисси. Унылое лицо маленькой девочки возникло перед мысленным взором Тесс, и ее сердце захлестнула волна теплого чувства. Но как она, Тесс Харпер, женщина, которая не знала пеленок, могла заботиться о детях?

— Мистер Магайр, хотя я могу представить себе ваше положение, боюсь, я не совсем та…

— Таково мое предложение, — перебил он. — Как я уже сказал, вы можете принять его или отвергнуть.

Она уставилась на него:

— Вы говорите, если я не поеду к вам на ферму и не стану няней, вы оставите меня здесь, в тюрьме? Вы это имеете в виду?

— Именно это.

— Ужасно! — воскликнула она. — Меня похитил тролль из другого времени и шантажирует фермер!

— Даю вам пять секунд на размышление.

О, у Тесс уже был готов ответ: пусть он поцелует ее в круглый белый зад и убирается ко всем чертям! Но, по вполне понятным причинам, она чувствовала, что сейчас ей все равно не предложат ничего лучшего. Наконец, она была в ста десяти… годах! от дома без пенни в кармане; ее имя никому ничего не говорило, и этот человек, похоже, был ее единственной надеждой получить пищу и кров.

— Хорошо, я согласна. Я поеду с вами и буду помогать вам с детьми. Но не ждите от меня слишком многого, парень с фермы, потому что, как только я найду ту маленькую ведьму, которая перенесла меня сюда, я уйду!

— Как только отработаете пятидолларовый штраф, который я почти уплатил за вас, можете идти на все четыре стороны.

Тесс расправила плечи и презрительно взглянула на Джозефа Магайра. Она и в мыслях не работала ни дня в своей жизни, но ведь даже недоразвитая обезьяна способна отработать пять долларов.

— Это займет у меня всего минут десять, — заявила она.

— Ваша плата составит два бита в день.

— Два бита?

— Двадцать пять центов.

Она открыла рот в изумлении:

— Но ведь это двадцать дней! Я не останусь с вами на три недели!

Джозеф Магайр пожал плечами:

— Тогда, думаю, мне больше не о чем с вами говорить.

Он отвернулся, в мозгу Тесс прозвучал сигнал тревоги.

— Подождите! Вы не можете просто так оставить меня здесь на месяц!

Он опять повернулся к ней:

— Ну, и?..

Тесс стиснула зубы, зная, что этот бой ей не выиграть:

— Я принимаю это предложение.

— Простите, что?

Прекрасно понимая, что он хорошо расслышал ее с первого раза, она повторила свой ответ не громче, но более злобно:

— Я сказала, что принимаю это чертово предложение.

— На три недели?

— На три недели, — проворчала она.

Он снова прищурился — это, очевидно, привычка, и Тесс представила его в красивых толстых очках в роговой оправе, сидящих на кончике носа.

— Если вы опять будете доставлять мне неприятности, — сказал он, — я верну вас сюда, леди. Надеюсь, мы понимаем друг друга?

Тесс смотрела сквозь него, заранее кляня каждый из тех двадцати дней, что ей придется прожить у него. Он ждал ее ответа, и она коротко кивнула.

— Держите свои черные мысли при себе, и мы с вами прекрасно поладим.

Джозеф полез в карман, достал деньги и передал их шерифу.

— Черта с два, — проворчала Тесс. Меньше всего на свете ей хотелось «поладить» с этим ничтожеством.

Шериф выступил вперед с ключами от камеры, и через несколько секунд Тесс была на свободе. Ей даже вернули подсвечник, по-прежнему завернутый в ночную рубашку.

— Надеюсь, вы двое будете держаться подальше от неприятностей, — предостерег шериф.

Тесс открыла было рот, чтобы ответить, но тут до нее дошло, что это предупреждение касается не ее одну. Пока она удивлялась этому, фермер Джо посмотрел на нее с вызовом.

— Я прослежу за этим, — ответил он шерифу.

Ладно. У Тесс было что сказать этим двоим. Никто никогда не задерживал ее. Никто не указывал ей, что надо делать, когда и как. При первой же возможности она оставит Суит-Брайэр и Джозефа Магайра за темным облаком пыли двадцатого века!

После нескольких безуспешных попыток подпрыгнуть Тесс удалось забраться в фургон Джозефа — разболтанную колымагу с кривыми бортами, испещренными щелями, — и усесться на шаткой скамье, подрессоренной ржавыми скрипучими пружинами. Люди останавливались поглазеть на них, но ее не волновало, что они думают о ней и верят ли они, что она ограбила этот банк. Тесс была совершенно нормальна и абсолютно невиновна, а, насколько она понимала, это было все, в чем ее могли обвинить.

Джозеф уселся рядом с ней и подобрал длинные вожжи.

— В следующий раз подождите меня. Я подам вам руку, и вам не придется скакать на месте, словно пьяный заяц.

Она сердито посмотрела на него:

— У вас появились хорошие манеры? Откуда это они взялись?

Мгновение он напряженно молчал, потом стегнул вожжами по спинам двух лошадей, запряженных в фургон, и они двинулась по улице. Тесс бросало из стороны в сторону, и ей пришлось ухватиться за скамью, чтобы спасти свою драгоценную жизнь, пока громыхающая повозка прыгала по ухабистой дороге.

— У вас есть еще что-нибудь, кроме тех вещей, что дал я? — громко, перекрывая шум колес, спросил Джозеф Магайр.

Тесс взглянула на скомканную ночную рубашку, лежащую на коленях и напоминающую, что это все, что у нее есть. Никогда еще она не чувствовала себя такой бедной.

— Вполне достаточно, — заявила она и высокомерно добавила: — Если это вас беспокоит.

Джозеф жмурился в лучах раннего утреннего солнца.

— А что-нибудь удобное для работы?

— Вы имеете в виду что-нибудь вроде привязного ремня? — язвительно бросила она.

Не удостоив ответом ее реплику, он направил фургон к тротуару и остановил у магазина.

— На следующие две недели вам понадобится больше одежды, чем сейчас.

Он нажал на деревянный рычаг на боку фургона, который служил тормозом, и, спрыгнув на тротуар, просто стоял там, как безмозглый идиот, выжидательно глядя на нее.

Тесс смотрела прямо перед собой.

— Вы идете или нет? — сказал он наконец.

— После всего, что со мной случилось в последние два дня, мистер Магайр, боюсь, вы не представляете себе, что может произойти, если вы возьмете меня с собой.

Он оглянулся через плечо на магазин за спиной:

— Думаю, все будет как обычно.

Тесс моргнула. Он хочет взять ее в магазин? Тратить деньги было одной из способностей, которой она обладала в полной мере. Ее настроение заметно улучшилось.

— Ладно. Почему бы не оказать услугу мужчине в припадке щедрости?! — ответила она.

Она положила свой сверток на скамью и спрыгнула на землю:

— Могу ли я считать этот небольшой загул предложением мира, мистер Магайр?

— Думайте как хотите, — ответил он.

— Тогда, может, вам стоит пересмотреть наш маленький договор, который вы так поспешно заключили?

Он широко улыбнулся, заставив ее надежду возродиться, а сердце — забиться чуточку быстрее.

— Пересмотреть? — спросил он, скривив губы. — О, не думаю, мисс Харпер. К тому же я надеюсь увидеть вас по колено в свином дерьме.

Он развернулся и зашагал прочь, оставив ее сверлить взглядом его спину. Тесс была готова пропустить его через мясорубку. Джозеф оглянулся, и она неохотно поплелась следом.

Когда они вошли в магазин, над дверью звякнул колокольчик, и женщина за стойкой подняла на них глаза.

— Могу ли я… — от ее предупредительной улыбки веяло холодом. Она поморгала, как бы не веря в то, что видит. — Чем я могу помочь вам двоим? — закончила она фразу недовольным тоном.

Тесс гордо подняла брови. Видимо, каждый в этом городишке был осведомлен о ее похождениях в банке.

— Для начала смените тон, — заявила она.

— Этой леди нужны юбка, рубашка, пара чулок, ночная рубашка, фартук и шляпа, — сказал Джозеф.

Тесс поразил столь длинный список: ее хотят экипировать, как каждого в этом городишке, в полном соответствии с модой начала девятнадцатого века.

— Почему бы не добавить пояс целомудрия? — поинтересовалась она у него.

Джозеф Магайр посмотрел на нее скептически, и Тесс пришлось прикусить губу, чтобы удержаться от смеха.

— По-моему, вы собираетесь заплатить за все это наличными? — сказала им женщина с холодным выражением на узком лице.

— Верно, — сказал Джозеф, пока Тесс пыталась справиться с навязчивым желанием кое о чем его спросить.

— Думаю, вы знаете, мистер Магайр, что мы не можем открыть вам кредит.

Джозеф нахмурился, а Тесс окончательно уверилась, что эта женщина достаточно наслышана о ней.

— Мистер Магайр и не думал открывать у вас кредит, леди. И даже оказавшись в крайне отчаянном положении, мы и носа не сунем в ваш паршивый магазинчик. Скажите, моль прилагается бесплатно или включена в цену?

Рот продавщицы открылся так широко, что в него мог бы влететь самолет, но, прежде чем Тесс успела провернуть нож еще разок, Джозеф прочистил горло.

— Мы торопимся, миссис О'Нейл, — сказал он мягко.

— Да уж, — ответила женщина. — Дьявол ждать не будет. — И она побежала собирать заказанные вещи.

Тесс подошла к Джозефу поближе и прошептала:

— И она это знает лучше других.

— Заткнитесь, — оборвал ее Джозеф.

Тесс зло посмотрела на него:

— Позволить ей обращаться со мной, как с прокаженной? — Она взглянула туда, где суетилась продавщица, нагруженная вещами, как маленькая анемичная пчела, собирающая пыльцу. — И не подумаю.

— Тогда, может, вы подумаете о том, чтобы просидеть следующий месяц в тюремной камере, где я вас нашел?

Тесс потрясло, что он смеет угрожать ей. Его взгляд был тяжелым, пристальным, и Тесс знала, что он не шутит. Она, ненавидевшая уступать, стиснула зубы и не проронила больше ни слова, пока Джозеф расплачивался, брал покупки и вел ее обратно на улицу.

И надо же было случиться такому адски жаркому дню. Хотя еще только утро, а солнце уже разогрело воздух и безжалостный канзасский ветер. Тесс терпеть не могла жару, если только она не сопровождалась освежающим океанским бризом, изрядной порцией прохладительного и одним из тех зонтов, что натягивают на обручи. Однако она сильно сомневалась, что Джозеф Магайр заинтересуется идеей сделать ей такой зонт.

Пока он забрасывал в фургон два пакета, завернутые в коричневую бумагу, Тесс забралась наверх и устроилась на шаткой скамье. И они поехали своей дорогой… Если Тесс считала крошечный городок Суит-Брайэр затерянным в пространстве, то местоположение фермы Джозефа Магайра было вообще не с чем сравнить. Они выехали из городка в никуда, дорога сузилась, и, казалось, нет конца плоской золотистой прерии. Порывами налетал ветер, принося пыль, и Тесс думала, что задохнется прежде, чем они доберутся до какого-нибудь убежища. Понимая всю безнадежность этого предприятия, она зацепила за уши несколько выбившихся прядей.

— Этот чертов вихрь… — выпалила она.

— Сегодня жаркое солнце. Вы бы лучше надели шляпу.

Тесс посмотрела на желтую шляпу с маленькими красными цветочками, которую он купил, валявшуюся у нее на коленях, и представила себя в ней.

Перед ее мысленным взором мелькнуло неодобрительное лицо ее матери, и она поморщилась:

— Ни за что не надену ее.

— Солнечный удар намного хуже плохой шляпы, леди.

Несмотря на подобную перспективу, Тесс отказалась, и ее волосы по-прежнему лезли в лицо, рот и глаза. Наконец она издала несчастный стон, и Джозеф мельком покосился на нее. Тесс выпрямилась, решив стойко выдержать это испытание, и Джозеф отвел взгляд, качая головой.

Так они проехали еще несколько минут, миновали небольшой пригорок и рощицу. Порывистый пыльный ветер усилился, сея смуту в волосах Тесс и набивая пылью ее заложенный нос. Ей нужна не шляпа, черт возьми, а кислородная маска!

— Сколько еще это продлится?

— Еще один-два поворота.

— А что, черт побери, это значит — «один-два поворота»? Сколько это миль? Через десять шагов после дохлого суслика на дороге, налево по лунной дорожке и дальше, пока не дойдете до павшей коровы?

Не дождавшись ответа от сидящего рядом Джозефа, Тесс повернулась и уставилась на него в надежде на добрую стычку. Но он не оправдал ее ожиданий, а только щурился на ярком жарком солнце и смотрел на дорогу, бегущую перед ними.

— Вы — один из тех пассивно-агрессивных типов, не так ли, мистер Магайр?

Он даже не взглянул в ее сторону.

— О, я узнаю таких, как вы, за милю. Считающих лучшим видом нападения не нападать вовсе. Ну, да ладно, приятель, меня это не трогает, твоя способность держать рот на замке — лучшее, что у меня есть.

— Но, как я вижу, рассчитывать на ответный удар не приходится, — заметил он.

— О, вас раздражает моя болтовня? Ну, надеюсь, за следующие три недели вы привыкнете ко мне, не правда ли, мистер Важная Шишка?

— Девочки вернутся из школы только через несколько часов…

— Прекрасно, — бросила Тесс. — Поэтому я могу вздремнуть после сегодняшней ночи.

— …Поэтому у вас будет достаточно времени для стирки.

Тесс удивленно уставилась на него:

— Стирки?

Единственное, что она делала с одеждой, — покупала и выбрасывала. Она открыла было рот; у нее было много, что сказать ему, но он уже отвлекся от нее, указывая на что-то впереди.

— Вон ферма! — заявил он.

Они в очередной раз повернули по разбитой колесами дороге, и глазам открылся уютно устроившийся среди высоких дубов ярко-красный хлев за дощатой оградой, выступающей к югу и закругленной на восточной стороне. Тесс должна была признать, что выглядело это неплохо.

Фургон подъехал ближе, и разные стороны фермерской жизни стали лучше видны и лучше различаться по запаху. Белые и рыжие куры кудахтали за невысокой проволочной оградой, на отдельной площадке пофыркивали в грязи свиньи, коза блеяла из высокой травы, где скрывалась от палящего солнца, на пастбище за хлевом мычали коровы.

— Думаю, вы забыли про собак, — заметила Тесс.

— Я держу охотничьих собак на северном пастбище.

Она округлила глаза:

— О, разумеется.

Это был прекрасный сельский пейзаж, но Тесс чувствовала, что чего-то не хватает, и никак не могла понять чего. Пока они приближались к хлеву, она напряженно изучала открывшуюся картину.

— Минуточку, — вдруг вырвалось у нее, — а где дом?

Джозеф качнул головой, указывая налево:

— Там.

Тесс посмотрела туда, но увидела только невысокий холмик.

— Где?

На этот раз Джозеф показал пальцем.

— Там, — резко повторил он.

Тесс прищурилась, предполагая, что дом, может быть, не виден издалека. И тут она заметила нечто, от чего у нее перехватило дыхание. Это была крошечная дощатая дверь в крутом переднем склоне заросшего травой пригорка метрах в пятнадцати от них. Она отказывалась верить своим глазам, пока не заметила тоненькую струйку дыма, поднимавшуюся из отверстия где-то у вершины этого холмика.

— Вы живете в пещере?

— Это земляной дом.

Он поставил фургон на тормоз и спрыгнул на землю.

— О, мой Бог! — простонала Тесс. — Вы живете в пещере!

Он обошел фургон, взял свертки с одеждой и остановился рядом с ней.

— Это земляной дом, — твердо повторил он. — Вы идете или нет?

Тесс сидела, окаменев и уставившись на мрачный холм, который этот человек назвал домом.

— Нет, — ее голос был низким и твердым.

— Он просторнее, чем кажется снаружи.

— Меня не волнует, если внутри он как Тадж-Махал. Меня даже не интересует, что там внутри, может быть, целый чертов Большой каньон! Я не перешагну порога этой покосившейся берлоги!

Джозеф, положив на землю свертки, скрестил руки на широкой груди, тяжело глядя на Тесс:

— Вы хотите вернуться?

— В тюрьму? — ответила Тесс с коротким смешком. — О, мистер Магайр, возможно ли?

— Если я отвезу вас туда прямо сейчас, никаких проблем не будет.

— Как вы великодушны.

Гнев блеснул в его глазах, и она поняла, что заходит слишком далеко.

— Послушайте, леди. Это дом. И если вы не хотите ночевать во дворе, вам придется жить там все время, что вы будете здесь работать.

— Магайр, я страдаю клаустрофобией. Я скорее буду ночевать на дереве, нежели во мраке за этой дверью.

Он подозрительно сощурился.

— Для таких пещерных жителей, как вы, объясняю: слово «клаустрофобия» означает, что я не могу находиться в маленьких замкнутых помещениях. Короче, я начну впадать в панику, искать выход, уничтожая все и всех, кто окажется на моем пути к свободе.

Некоторое время Джозеф молча изучал ее, потом взглянул туда, откуда они только что приехали. Он думал, не лучше ли отвезти ее обратно, и Тесс ясно читала эти размышления на его лице. Мистер Магайр, кажется, не видел выхода, и она должна была найти его.

Один быстрый взгляд вокруг подсказал ей вариант.

— Как насчет этого?

Проследив за ее взглядом, он удивленно поднял бровь. Да, Тесс имела в виду хлев. Но, черт возьми, это гораздо лучше, чем пещера в земле или тюремная камера.

— Это будет просто прекрасно, — заявила она.

«И это только на несколько дней», — пообещала она себе. Только пока не отыщет маленькую ведьму, которая утащила ее сюда, и не уговорит ту вернуть ее домой.

— Хорошо, — ответил Джозеф, подобрал свертки и понес их в хлев.

Однако, пока Тесс не вошла в хлев, она не понимала, на что решилась. Ей предстояло делить жилище с козой Оливией, более известной под кличкой Коза, Которая Съела Милуоки. Не прошло и десяти секунд с момента прихода Тесс, как коза ухватила ее за юбку и начала методично жевать подол. В дождливые дни в хлеве запирали всех домашних животных. «Всех» означало: четырех свиней, пятнадцать поросят, двух лошадей, дойную корову и их разнообразных лесных сородичей, которым вздумается укрыться там от дождя.

Она будет спать на одеяле, брошенном поверх копны сена, которое ей придется самостоятельно менять каждый день. Колода из старого пня будет заменять ей стол, стул и всю прочую мебель, которую Тесс нафантазирует. Умываться ей придется из ведра с холодной колодезной водой.

Она подняла глаза на затянутые паутиной стропила и прошептала, веря, что ведьма, перенесшая ее в этот ад, слышит:

— Вам лучше спрятаться от меня, леди. Иначе, когда я доберусь до вас, вам придется освободить свою шею от бесценного жемчуга кое для чего другого.

В этот момент в хлев вошел Джозеф Магайр, неся ведро, в котором плескалась вода.

— Я подумал, возможно, вы захотите освежиться с дороги.

Тесс старалась не замечать, как напрягся его бицепс под тканью рубашки, когда Джозеф ставил ведро на толстую, метровой высоты колоду. Ее сердило, что некто, вызывающий такой гнев, был таким чертовски привлекательным.

— Нарекаю тебя умывальником, — пробормотала она себе под нос, глядя на это ведро. Вид прохладной чистой воды заставил ее потянуться и поднять волосы от зудящей шеи.

— Чего бы я действительно хотела, так это выкупаться.

— Тут за хлевом есть ручей.

— Ручей? — презрительно повторила она. — Там, где водятся рыбы?

— Может, водятся, а может, и нет.

Она уперла руки в бока:

— Не думаю, что вы позволите мне пользоваться вашей ванной комнатой.

— Ванной комнатой? — переспросил он, неуверенно улыбаясь.

— Уборной? Отхожим местом?.. Туалетом?

— Уборная есть во дворе, за хлевом.

Тесс сжала пальцы в кулаки:

— Мистер Магайр, я могу одеваться, как матушка Хаббард из детской песенки, я могу жить во дворе, как бродяга. Но я не буду мочиться в дыру!

Он наклонился к ней и язвительно сказал:

— Вы находите это не совсем удобным, не так ли?

— Не могу поверить! — закричала она. — Как вы можете так жить? В пещере, с животными, которые плодятся прямо у вас под дверью!

— Это ферма, мисс Харпер. И животные — часть моей жизни.

— Да, но мне это не нравится!

— Вы не обязаны это любить. Но жить рядом с этим вам придется.

Она была готова убить его. Свалить его на землю и засунуть курицу ему в глотку.

— Девочки должны вернуться домой примерно через три часа. Я натянул веревку и поставил корыто на огонь. Беритесь за мыло.

Джозеф пошел к выходу, но она закричала:

— Я не буду стирать ваши вещи!

Он повернулся. Его взгляд был беспощаден.

— Значит, вы решили вернуться в тюрьму?

Она взглянула на него, ненавидя за то, что он постоянно угрожает ей камерой, но она была достаточно разумна, чтобы понимать, что нельзя бить руку, тебя кормящую, — во всяком случае, бить слишком сильно. Ей пришлось стиснуть зубы, чтобы удержаться и не закричать, что она скорее сгниет в камере, чем останется здесь.

— Больше нечего сказать? — спросил Джозеф, высокомерно изогнув брови. — Прекрасно. Принимайтесь за стирку.

6

Стиснув зубы, Тесс стирала очередную рубашку. Мышцы спины и плеч предательски болели, руки покраснели и горели от раздражения, но будь она проклята, если Джозеф Магайр или какой-нибудь паршивый лакей сделали бы это лучше ее.

Тесс не обращала внимания на ветхость ткани, которую она терзала и крутила в мыльной воде, не заботясь о том, что уже протерла две дырки в одной из рубашек Джозефа. Она считала, что это цена, которую он платит за то, что поскупился и не нанял профессиональную прачку.

Этот человек на самом деле полагал, что может держать ее за прислугу. Это ясно читалось в его презрительной развязности и самодовольстве. Но никому еще не удавалось долго унижать Тесс.

Она выжала мокрую рубашку, не обращая внимания на мыльную пену, не до конца смытую с темного материала, и расправила ее, чтобы повесить на веревку рядом с остальным выстиранным бельем.

Рядом проблеяла коза Оливия, и Тесс взглянула, что вызвало ее восторг: Оливия с аппетитом жевала штаны Джозефа.

Тесс улыбнулась и погладила козу по рогатой белой голове:

— Браво, Оливия. А когда ты с ними покончишь, я дам тебе на десерт его вонючие кальсоны.

Выстирав наконец все белье, Тесс привалилась спиной к стене хлева и вытерла фартуком изуродованные руки. Она осмотрела раздраженные пальцы и то, что когда-то называлось маникюром.

— Тесс!

Взглянув в сторону дубовой рощицы, она увидела несущуюся к ней Сисси Магайр. Малышка улыбалась от уха до уха и бежала, лавируя между пней и кур, раскинув руки, как падающая ласточка.

Тесс нерешительно улыбнулась, не зная, как реагировать на столь непосредственное выражение радости, но, когда Сисси бросилась в ее объятия, Тесс крепко прижала ее к себе.

— О, Тесс! — кричала Сисси. — Я была уверена, что ты придешь! Я знала это!

Тесс гладила ее по спине и, подняв глаза, увидела подходящую Холли, которая была совершенно лишена энтузиазма, выказываемого Сисси.

— Похоже, мы снова вместе, — заметила Холли.

Хотя Тесс понимала ее обиду на весь мир, она вовсе не собиралась терпеть такое отношение девочки к себе.

— Ваш дядя Джозеф попросил меня на какое-то время остаться и помочь ему.

— Вас? Да вы же просто сумасшедшая! Я слышала, что вы натворили в банке, и считаю, что вас нужно запереть в тюрьме и выбросить ключи.

Тесс напряженно улыбнулась:

— Как ты мила, Холли.

— По крайней мере, я не преступница, шатающаяся по городу в дурацком розовом пальто, — парировала Холли.

— Прекрати, Холли! — закричала Сисси. — Ты срываешь зло на Тесс только потому, что у тебя был неудачный день в школе! А мама говорила, что нехорошо разбрасывать камни!

— Мама никогда не имела дел с такими, как она!

У Сисси перехватило дыхание.

— Лучше бы ты, Холли, не говорила такого, — тихо предупредила она. — Ты сердишь Господа.

— Бог не слышит, кто и что говорит, — ответила Холли. — А если бы слышал, — она посмотрела на Тесс, — мы бы здесь не оказались.

Девочка развернулась на каблуках, пронеслась по двору и скрылась в землянке, хлопнув дверью. Тесс молча смотрела ей вслед, ошеломленная, что в таком юном существе накопилось столько злости и враждебности.

Сисси подергала ее за фартук.

— Это неправда, да, Тесс? — спросила она со слезами на глазах. — Бог слышит, да?

Тесс никогда не была особенно религиозной, и ее первым побуждением было объяснить девочке, что человеку лучше рассчитывать только на себя, а не на какой-то неосязаемый вечный фантом, который можно найти только в пыльных томах религиозной литературы. Но Тесс также знала, что надежда — это великая вещь. Надежда помогла ей перенести одиночество многих дней и ночей, когда она мечтала вырасти и достичь чего-то такого, чем могла бы заслужить любовь своих родителей. Тесс не могла представить себе, каким было бы ее детство, будь у нее хоть слабое подозрение, что ей не удастся заслужить внимание Тревиса и Патрис Харпер, какого бы возраста и какой бы степени развития она не достигла.

— Разумеется, это не так, Сисси, — ответила она. — Уверена, Бог иногда слышит нас.

— Но у него нет стольких ушей, чтобы слушать всех людей в мире.

— Эти уши зовутся ангелами.

Тесс и Сисси одновременно подняли голову и увидели, что к ним направляется Джозеф. Он выглядел уставшим, грязным, но все таким же прекрасным — чертов парень.

— И они слушают всегда, — подхватил он, пристально глядя на Тесс.

— Вы катались по лужам? — спросила Тесс. — Или вы всегда валяетесь в грязи после обеда?

Он уставился на нее, сняв шляпу и отряхивая ее о бедро. Поднялось большое облако коричневой пыли.

— Я работаю, мисс Харпер, — ответил он, заметив, что она ничего не делает. Он бросил шляпу на землю и прислонил к стене хлева лопату.

— О, я тоже потрудилась над вашей одеждой, Магайр. Уверена, разница будет заметна.

Он сощурился.

— Дядя Джозеф сказал, что решил купить пони мне и Холли, — сказала Сисси взволнованно. — Но сначала он должен удлинить ограду, чтобы пони было где бегать.

— Пони подрастет, и я продам его, Сисси, — предупредил Джозеф. — Хорошенько запомни это.

Тесс в ужасе воззрилась на него:

— Зачем же вам давать им пони, а потом забирать и продавать его?

— Затем, что я могу удвоить свой капитал.

Тесс в изумлении смотрела на Джозефа, отказываясь поверить в его слова, а он зашагал к насосу посреди двора. Парень, видно, так же любил деньги, как сама Тесс, но даже она понимала, что дать девочкам пони, позволить им привязаться к нему, а потом отобрать и продать его — очень уж жестоко.

— Дядя Джозеф сказал, что мы будем ухаживать за ним целый год! — сказала Сисси.

— Как великодушно с его стороны, — язвительно заметила Тесс.

Джозеф остановился, оглянулся на нее, потом свернул к насосу и стал качать воду, которая побежала по его шее, стекая в лужу под ногами. Закончив, он расчесал пятерней густые влажные волосы и повернулся к Тесс:

— Это будет их работа — ухаживать за жеребенком, мисс Харпер. Я бы не хотел, чтобы вы чувствовали себя так, будто вся работа здесь свалена на вас одну.

— Правда? Вы готовите себе маленьких слуг, чтобы они заняли мое место, когда я уйду?

Джозеф упер руки в бедра и уставился в небо, чувствуя, что его терпение кончается. Для Тесс это должно было послужить дурным предзнаменованием, но она всегда высоко ценила отчаянную драку, поскольку никогда не проигрывала.

— Сисси, иди в дом и помоги сестре лущить горох к ужину, — зловещим тоном сказал он.

— Да, дядя Джозеф.

Она пошла было в берлогу, но потом вернулась и обхватила дядю за талию. На мгновение он, видимо, почувствовал себя не совсем удобно, но потом крепко обнял ее.

— Спасибо, что привез к нам Тесс. — И, в последний раз улыбнувшись девушке, Сисси вприпрыжку побежала через двор к землянке.

— Прелестное дитя, — заметила Тесс.

Джозеф смотрел на нее сурово. Он ни на мгновение не забывал ее замечаний в его адрес, а она почти смеялась над ним. Тесс гордо выставила подбородок и ждала, пока он вытирал руки об грязную рубашку и медленно подходил к ней:

— Думаю, — начал он, — что нам с вами нужно кое-что выяснить.

«О да, определенно, нужно», — подумала Тесс. Он остановился прямо перед ней:

— Видите ли, я чувствую, что вы считаете себя обманутой… Может, даже используемой для получения какой-то выгоды. К сожалению, я не могу позволить себе описать это в двух-трех крепких выражениях…

— Надо же, какой сюрприз!

— Честно говоря, мисс Харпер, ваши реплики и остроумные замечания уже начинают меня доставать. Вы просто неспособны испытывать благодарность за ту щедрость, которую я проявил, выкупив вас из тюрьмы.

— Щедрость? — взвизгнула она. — Вы просто ввергли меня в рабство, мистер Магайр, купили меня, как раба на плантации! И вы еще ждете признательности за то, что называете своей щедростью?!

— Все, что я прошу, — лишь немного помочь…

— Вы ни о чем меня не просили!

— Вам было предоставлено право выбора…

— Не было никакого выбора, Магайр, и вы — дьявол вас побери — прекрасно это знаете!

Джозеф стремительно шагнул к ней, и Тесс отлетела, ударившись спиной о стену. Она не ожидала, что он окажется таким сильным.

— Если вы, леди, передумаете, — угрожающе сказал фермер, — дайте мне знать в любое время.

Тесс судорожно сглотнула. Сердце бешено колотилось, и тут она поняла, что эта стычка была для него детской игрой. Но она не могла позволить ему взять верх.

Девушка уперлась обеими руками в его широкую грудь и попыталась оттолкнуть его. Он не сдвинулся ни на дюйм.

— Я не доставлю вам удовольствия видеть меня уложенной на лопатки! — крикнула Тесс ему в лицо.

— Тогда, надеюсь, леди, вы будете выполнять все, что я попрошу, с улыбкой и в добром расположении духа.

Тесс чуть не задохнулась. До сих пор никто не разговаривал с ней таким тоном, и будь она проклята, если смирится с этим сейчас. Она подняла руку, чтобы влепить ему звонкую пощечину, но он отразил удар, схватив ее за запястье.

— Однако, — продолжал Джозеф, пока она билась в его руке, как муха в паутине, — если вы будете по-прежнему чинить мне неприятности, не думайте, что я буду терпеливо все это сносить.

— И что вы сделаете, Магайр? Закуете меня в кандалы? Посадите на цепь? Не удивительно, что вы рыщете по тюремным камерам в поисках прислуги! Ни одна женщина в здравом уме не будет помогать вам по доброй воле!

Для Тесс стало совершенно очевидно, что последнее замечание наконец задело больной нерв ее мучителя. Судорожно стиснутые челюсти Джозефа казались высеченными из куска гранита, в его глазах появился кровожадный блеск. Он отпустил ее запястье и отступил на шаг, уперев руки в бока.

— Просто делайте свою работу, мисс Харпер, — медленно произнес он угрожающим тоном. — Делайте свою работу и не становитесь у меня на пути.

С этими словами Джозеф развернулся и направился к дому, а Тесс перевела долго сдерживаемое дыхание. Старина фермер оказался малость капризнее, чем она поначалу вообразила, и теперь ей придется тщательнее просчитывать каждый свой шаг.

7

Выстирать белье Магайра казалось невыполнимой задачей, но сбивание сливок в масло превратилось в настоящую пытку. Она чувствовала, как на ее ладонях вздуваются мозоли от постоянного контакта с деревянной рукояткой, а плечо онемело уже через пятнадцать минут после начала работы.

Тесс сменила позу и взялась за рукоятку маслобойки левой рукой, давая правой отдохнуть. Тут она услышала, как кто-то подходит сзади. Она вся напряглась, надеясь, что это не Джозеф пришел посмеяться над ней опять, и была приятно удивлена, услышав голос Холли.

— Если вы считаете, что масло все-таки нечто иное, а не жидкая болтушка, вам следует сбивать его быстрее, — поучительно сказала девочка.

Тесс оглянулась через плечо на Холли. Полная решимости приготовить лучшее масло, какое Магайры когда-либо пробовали, она принялась сбивать быстрее, то и дело сдувая с лица выпавшую прядь волос.

— Холли, что за веская причина привела тебя сюда? — спросила она, задыхаясь. — Или ты пришла просто позлить меня?

Девочка ехидно улыбнулась и покрутилась на каблуках.

— По-моему, позлить вас — уже достаточно веская причина.

Тесс прикусила язык, но не прекратила свое занятие.

— Вообще-то дядя Джозеф просил меня выяснить, где вы будете есть — вместе с нами за столом или в хлеве, вместе с прочей живностью?

Тесс сухо рассмеялась:

— Очень смешно, Холли. Скажи-ка, тебя никогда не били по голове маслобойкой?

— Ну-у, по-моему, это вряд ли приведет дядю Джозефа в доброе расположение духа. А вы как думаете?

— Хотела бы я взглянуть хоть один раз на твоего дядю в добром настроении.

Холли не спеша вышагивала перед Тесс. Подол ее желтого льняного платья касался коротких сапожек на пуговицах.

— Не стоит так протестовать. Ваша работа не представляет собой ничего особенного.

— Ну, слава Богу. Думаю, кое-кто пришел посмотреть, как я убиваюсь над этой чертовой штукой.

— Я говорю о вас, мисс Харпер, и о своем дяде. Я видела, как вы смотрели на него, и сейчас говорю вам: ничего у вас не выйдет.

— Ты бы сказала это ему, — проворчала Тесс.

— Он не попадется на вашу удочку, — продолжала Холли. — Он слишком умен для этого.

Тесс удивленно посмотрела на девочку:

— Он? Тогда, думаю, я напрасно теряю здесь время. Ну ладно. Я сейчас же соберу вещички и двинусь своей дорогой.

— Он не любит женщин.

— То есть?

— Он говорит, что женщины раздражают его. Поэтому он скорее проживет всю жизнь с бешеной росомахой, чем с женщиной.

Тесс не могла поверить.

— Не хочешь ли ты сказать, что твой дядя — гей?

Холли нахмурилась:

— Временами.

Тут девочка взглянула на маслобойку, и Тесс обнаружила, что от удивления перестала сбивать масло. Она взялась за ручку и опять принялась за дело.

— Надеюсь, ты не ждешь, что я поверю такому смехотворному заявлению. — Тесс попутешествовала по миру и повидала гомосексуалистов, а чванливый Джозеф Магайр был явно не из их числа.

— Временами он ведет себя малость грубовато, но, когда он в настроении, может быть весьма игривым.

— Игривым? Не думаю, что это слово вообще можно употребить для его описания.

— Вы едва ли не такая же, как он.

— Хорошо. По-твоему выходит, что у твоего дяди и у меня есть лишь одна общая черта — наше влечение к мужчинам.

Холли не ответила, и, взглянув на нее, Тесс увидела, что в лице девочки нет ни кровинки. Тесс отвернулась, пытаясь сдержать смех:

— Я неправильно поняла твои слова?

— Вы, мисс Харпер, вообще ничего не понимаете! — взорвалась Холли. — Вы считаете, что вам позволено брать деньги из банка, где у вас нет счета, и идти куда глаза глядят. Вы думаете, что дали маленькой девочке свой жалкий халат и сделали ее жизнь снова прекрасной. По-вашему, вам можно свалиться на эту ферму и втираться в доверие к моему дяде, пытаясь понравиться мне и моей сестре…

— А ну-ка, помолчи минутку! — в свою очередь взревела Тесс. — У меня нет намерения или желания втираться в доверие к кому бы то ни было и пытаться понравиться любому, кто имеет отношение к твоему дяде! И, честно говоря, тебе я никогда не пыталась понравиться. К тому же твой дядя приволок меня сюда, запомнила? Я здесь абсолютно против своей воли!

Ответный взгляд Холли был стоическим.

— Тогда нас двое, — тихо сказала она.

Тесс потрясла пустота в подозрительно блестевших глазах Холли.

— У тебя есть дядя, — сказала она мягко. — Будь довольна. Это лучше, чем ничего.

— Что? — возмутилась Холли. — Какой мудрый совет от женщины, только что вышедшей из тюрьмы!

Тесс спокойно смотрела на девочку.

— Это опыт, мисс Магайр. Чего-нибудь он да стоит. Но вот тебе действительно совет: научись ценить то, что имеешь, потому что бывает гораздо хуже. Ты можешь быть самостоятельной или на воспитании у кого-то, кто будет видеть в тебе не больше чем еженедельный чек. О да, будь премного благодарна судьбе, что есть некто любящий тебя, ибо ты вполне могла остаться вообще ни с чем.

Холли смотрела на нее, словно отказываясь услышать еще хоть слово. Но возразить ей было нечего.

— Мне передать дяде Джозефу, что вы выбрали хлев? — спросила она смиренно.

— Да, хлев, — вздохнула Тесс, и девочка пошла к дому. — Боже, как болит шея, — простонала Тесс.

Джозеф Магайр сидел в своей землянке за маленьким деревянным столом. Он закрыл глаза и массировал шею. В другом углу Холли и Сисси снова спорили по какому-то пустяковому поводу, и он был готов взорваться.

— Холли, моя очередь вытирать! Ты вытирала вчера!

— Ты слишком мала, чтобы помнить, кто вытирал вчера, — отвечала Холли, слегка толкая сестру. — А я помню, потому что ты уронила полотенце на пол и испачкала его.

— Это было в завтрак! А ты вытирала в ужин!

Джозеф в ужасе закрыл лицо руками:

— Хватит.

— Сейчас моя очередь, маленький ты червяк. А если ты еще хоть раз скажешь, что это не так, я дам тебе по носу!

— Тогда я скажу!

— Хватит! — рявкнул Джозеф. Обернувшись, он увидел две пары глаз, в страхе смотревших на него. — Холли, тебе мыть. Сисси, тебе вытирать.

Сисси триумфально улыбнулась старшей сестре, а Холли начала канючить:

— Но, дядя Джозеф…

— Никаких «но», а то отшлепаю…

Осознав, что он сказал, Джозеф застонал и опять закрыл лицо руками. Вот он уже заговорил, точь-в-точь как его отец.

— Не понимаю, почему мисс Харпер не моет посуду, — услышал он ворчание Холли.

При упоминании имени еще одной женщины, отравлявшей ему жизнь, Джозеф вскинул голову.

— Потому, что это не ее работа, — ответил он резко.

— Все остальное — ее работа, — настаивала Холли.

— Нет, и все остальное — не ее работа. Она здесь только для того, чтобы помочь нам, пока мы не привыкнем друг к другу, а не чтобы бегать, подбирая все за нами, как… как раб на плантации.

— Тогда почему она сбивает масло? — спросила Сисси. — Вчера ты говорил, что всегда сам будешь сбивать масло, потому что ты самый сильный.

Джозеф попытался выбросить из головы образ хрупкой Тесс Харпер, согнувшейся над маслобойкой. Сисси была права. Вчера он действительно сказал, что всегда будет делать это сам, но это было до того, как мисс Тесс Харпер спровоцировала его перепоручить это ей. Эта женщина умеет действовать ему на нервы, как никакой другой человек на земле, и он ужаснулся, каким глупцом он был, окружив себя этими несносными женщинами.

— Она полюбопытствовала насчет работы, вот и пришлось дать ей эту, — тихо ответил он Сисси.

— Когда я была там, она не показалась мне любопытной, — осадила его Холли. — Она была уставшей.

Это заговор, заключил Джозеф, опустив плечи под тяжестью отчаяния. Женщины сговорились, чтобы свести его с ума.

Он встал:

— Девочки, заканчивайте с посудой и можете сбегать на северное пастбище поиграть с собаками.

— Ты собираешься разрешить Тесс отдохнуть? — поинтересовалась Сисси, когда он был уже в дверях.

Действительно, таково было его намерение. Но какой дьявол даст ему самому хоть сколько-нибудь передохнуть от нее?

Солнце уже клонилось к западу, когда Джозеф шел по двору к хлеву, где Тесс неутомимо сбивала масло. Он обязан отдать должное этой женщине. Она была испорчена и упряма, как черт. Бросив однажды вызов, она, по-видимому, никогда не отступала.

Подойдя ближе, он увидел ее сгорбленную спину и услышал слабые всхлипы, которые она издавала при каждом своем движении. Он остановился рядом с ней и сказал:

— Теперь давайте я продолжу.

— Ну вас к черту, — ответила она, тяжело дыша.

Сначала Джозеф удивился: женщина выглядела смертельно уставшей и едва держалась на ногах. Но удивление быстро превратилось в гнев, и вот он уже видел в этом лишь новое подтверждение ее неблагодарности.

Он придвинулся ближе и попытался оттолкнуть ее бедром. Но не тут-то было: она расставила ноги и принялась работать еще быстрее.

— Мне не нужна ваша помощь, Магайр, — прохрипела она сквозь зубы. — Убирайтесь в свою пещеру.

— С дороги, мисс Харпер.

Он дотянулся-таки до маслобойки, но ее острый локоть вонзился ему прямо в ребра и заставил отскочить.

Джозеф в изумлении уставился на нее:

— Убирайтесь с дороги к чертовой матери! Взгляд ее голубых глаз мог бы заморозить всю преисподнюю, но онемевшая рука продолжала, хотя и с запинками, сбивать масло.

— Только коснитесь маслобойки, — сказала она, — и тут же получите по лбу.

Не будь он так взбешен, расхохотался бы, а тут протянул руку и схватил за рукоятку, чтобы заставить Тесс прекратить работу. Она моментально отреагировала на его движение, толкнув его всем телом так, что Джозеф едва не потерял равновесие. Он крепко держал маслобойку, а Тесс пыталась вырвать ее.

— Отпусти, жаба! — заорала она.

— Отдайте, леди, — прорычал он. — Вы свободны.

— Что-то я не чувствую себя свободной! — выкрикнула она ему в лицо. — Вы сами дали мне эту работу, так позвольте закончить ее!

Тесс выпустила рукоятку и попыталась отнять у него все приспособление целиком. Однако Джозеф не собирался отпускать его. Началось «перетягивание каната», в результате оба оказались на земле, с головы до ног перемазанные содержимым маслобойки.

— Хватит! — услышал Джозеф крик Сисси со стороны дома.

Подняв голову, он увидел, что Сисси и Холли стоят и наблюдают за тем, как он и Тесс Харпер корчат из себя полных идиотов.

— Хватит, хватит! — продолжала Сисси, широко улыбаясь. — И никаких «но», а то отшлепаю!

Сисси рассмеялась, Холли стояла, по своему обыкновению, хмурясь. Потом обе бросились в сторону северного пастбища.

Рубашка и брюки Джозефа были покрыты толстым слоем жирных сливок. Он оглядел Тесс. Она, казалось, готова была убить его.

— Как вы думаете, долго ли мне пришлось гнуть спину над этим маслом? — спросила она сквозь зубы.

— Слишком долго. Оно должно было быть готово как раз к этому часу.

Тесс поджала губы, встала, сгребла эту массу со своей юбки и швырнула в него.

— Ваше масло, мистер Магайр!

Он смотрел, как она идет, сжав пальцы в кулаки и вытянув руки по бокам. Привлеченная ее запахом, коза Оливия сунулась было к Тесс и ухватила за юбку, когда та выходила из хлева, за что и получила дверью по носу.

Джозеф тупо смотрел на себя, потом на маслобойку, потом снова на хлев, откуда ушла Тесс. Вдруг он запрокинул голову и разразился безудержным хохотом.

8

Тесс покончила со своим обедом из копченого окорока и сладкого картофеля и промокнула уголки рта куском ветхой льняной салфетки. Поставив тарелку на грязный пол хлева, она подавила зевок и посмотрела на свою непривлекательную постель из одеяла, брошенного поверх копны сена, прикидывая, не будет ли ей удобнее на жестком полу.

С заходом солнца горячий ветер сменился холодным, и теперь он задувал в хлев через щели в стенах, издавая скрипящие и стонущие звуки. Тесс собиралась было отказаться от тяжелой ночной рубашки, которую Джозеф купил утром в магазине женской одежды, в пользу своей, от Майкла Болтона, но мысль о том, что ей придется лечь на колючую солому, и пронизывающий холодный ветер быстро заставили ее передумать. И теперь она надевала нечто напоминающее тент над цирковым манежем, и тонкая белая ткань метр за метром окутывала ее ноги.

Большую часть вечера она провела мысленно призывая ту странную женщину, которая перенесла ее сюда, но волшебная фея отказывалась появиться, и спустя несколько часов безуспешных попыток Тесс сдалась. Что это за отвратительное маленькое существо, укравшее ее из дома, а потом бросившее на произвол судьбы отрабатывать долг в опасном непредсказуемом мире?

А что, если эта женщина вообще никогда не вернется? Что, если Тесс обречена прожить остаток дней прислужницей Джозефа Магайра? Она похолодела от ужаса и поскорее выкинула эту мысль из головы.

Где-то вдалеке завыл койот, и Тесс со всей отчетливостью поняла, что никогда еще не чувствовала себя такой одинокой. Здесь не было ни радио, которое могло бы рассеять оглушительную тишину ночи, ни даже ровного гула доброго старого холодильника, который мог бы составить ей компанию.

— Тесс!

Она приподнялась и увидела Сисси в такой же, как на ней, ночной рубашке, но гораздо меньшего размера. Девочка стояла у двери в вглядывалась в темноту хлева. Тесс улыбнулась малышке, ее единственному другу на годы и мили, и пригласила ее войти.

— Я… я только хотела пожелать спокойной ночи, — сказала Сисси, входя в хлев.

— Спасибо. Ты очень добра.

Девочка колебалась, и Тесс поняла, что та хочет сказать что-то еще.

Взгляд Сисси упал на пустую тарелку Тесс.

— Почему ты не захотела есть за столом вместе с нами?

Тесс вздохнула, понимая, что этот вопрос был неизбежен. Она была слишком занята маслом, чтобы вспомнить о ленче. Когда же позвали на обед, она получила свою тарелку у входа в землянку и сразу ушла в хлев.

— Э-э… за столом слишком мало места для четверых, — ответила она, надеясь, что такого объяснения будет достаточно.

— Ты могла бы взять мой стул.

Тесс улыбнулась:

— Ну, видишь ли, это было бы не слишком честно по отношению к тебе.

— Я бы не возражала.

— Сисси, дом твоего дяди немного мал для меня.

Сисси кивнула:

— Да, он меньше нашего дома в Черри Крик.

— А небольшие, закрытые со всех сторон места… они… Ну, в общем, они делают меня нервной.

— Как Миссис Скрэтчес?

— Кто это — миссис Скрэтчес?

— Так звали мою кошку, — сказала Сисси. Она подошла ближе, и под ее босыми ногами захрустела солома. — Она никогда не любила заходить в дом. Папа говорил, это потому, что она любила простор, где могла бегать и прыгать, не ударяясь об разные предметы.

— Да, думаю, я очень похожа на Миссис Скрэтчес.

— Но, держу пари, ты не любишь мышей.

— Я их ненавижу.

Сисси сморщила носик, будто собираясь чихнуть, потом протянула руку и потрогала прядь волос Тесс:

— У моей мамы были такие же светлые волосы, как у тебя.

— Правда?

— И, бывало, они так же запутывались, когда она была на ветру без шляпы. Папа говорил, что Бог дал мужчинам короткие волосы именно для того, чтобы они не лезли в глаза, когда мужчины пашут.

Тесс рассмеялась:

— Тогда почему бы им не носить шляпы, как женщинам?

— Глупая, потому что они бы выглядели в них смешно. Папа, бывало, говорил, что у дяди Джозефа слишком длинные волосы. Поэтому он попал в… — Зеленые глаза Сисси расширились, и она захлопнула себе рот ладошкой. — Ой, — прошептала она. — Мы не договаривались болтать об этом.

Тесс была заинтригована. Секрет? Секрет Джозефа Магайра?

— О чем болтать? — спросила она невинным тоном, надеясь увлечь Сисси и заставить ее проговориться.

— О дяде Джозефе, — прошептала девочка. — Мама говорила, что все мы совершаем ошибки, но дядя Джозеф просто рожден, чтобы ошибаться… У твоей мамы длинные волосы? — спросила она обычным голосом.

Сисси Магайр сменила тему быстрее, чем колибри успела бы взмахнуть крылом, и этот простой вопрос застал Тесс врасплох. Хотя она видела свою мать всего несколько недель назад в Венеции, Тесс никак не могла вспомнить, носила ли еще Патрис Харпер короткую прическу или уже снова отрастила волосы до плеч.

— Нет, — ответила наконец Тесс не вполне уверенно и оттого почувствовала себя неловко.

— Она что, пашет?

Тесс рассмеялась:

— Моя мама ходит по магазинам.

— А моя умела готовить и убирать. Она всегда говорила, что счастливая семья и опрятный дом более всего угодны Богу. Но папа считал, что хлеб насущный тоже важен.

Тесс кивнула, пораженная тем, как естественно Сисси восприняла смерть родителей. Малышка рассказывала о них так просто, словно они только уехали и со дня на день вернутся.

— Наверное, Сисси, твои родители были очень хорошие люди, — сказала Тесс мягко. — Как жаль, что ты потеряла их.

— О, я не потеряла их. Я точно знаю, где они сейчас.

— В раю с Иисусом? — откликнулась Тесс, вспомнив, что говорила Сисси вчера сестре.

— Верно. Когда я сплю, они разговаривают со мной. — Она придвинулась ближе и прошептала: — Они даже говорили мне о тебе.

— Обо мне? — поразилась Тесс.

— Угу. Они сказали, что ты милая, хорошая и всегда будешь заботиться обо мне.

— Это прекрасно, Сисси, — ответила Тесс осторожно, — но, думаю, твой дядя Джозеф — именно тот, кто всегда будет заботиться о тебе.

— Ты могла бы помочь ему. Ему очень нужна помощь…

И прежде чем Тесс нашлась, что ответить, малышка вновь сменила тему:

— Ты когда-нибудь жила у реки?

— Я живу у океана.

— Правда? Папа рассказывал мне об океане. Он говорил, что океан большой-пребольшой, без начала и конца, и простирается во все стороны насколько хватает глаз. Он говорил, что в океане водятся большущие рыбы, которые могут проглотить тебя целиком!

— Акулы.

— Холли говорит, что они называются драконами и могут съесть целый корабль!

— Я долго жила там, но никогда не видела дракона.

— Это потому, что они прячутся в волнах, пока корабль не подплывет поближе, и вдруг — ам! — и корабль исчезает в ужасной пасти! Поэтому все эти затонувшие корабли полны сокровищ!

— Думаю, тебе было бы разумнее отнести сокровища на совесть пьяных капитанов.

— Мама говорила, что алкоголь портит мозг мужчин.

— Наверное, этого достаточно, чтобы пить, — откликнулась Тесс.

— Чтобы сойти с ума?

― Угу.

Сисси нагнулась к ней и внимательно всмотрелась в ее лицо:

— У дяди Джозефа есть бутылка виски. Она стоит под кухонной мойкой.

— Это дело дяди Джозефа, — ответила Тесс.

— Холли хочет забрать бутылку оттуда и спрятать. Мама никогда не разрешала держать в доме алкоголь.

— Да, но ведь эта… эта землянка — не дом твоей мамы.

— Мистер Робертс, бывало, пил виски. А когда он от этого свихнулся, то стал гоняться за своими детьми с палкой. Холли говорит, что дядя Джозеф вот-вот точно так же начнет гоняться за нами.

Тесс посерьезнела.

— Ваш дядя когда-нибудь бил вас?

Сисси покачала головой:

— Он всегда относился к нам хорошо. Сегодня вечером он даже не отругал Холли, когда она бросила на пол его тарелку. Но Холли говорит, что он привез тебя сюда потому… — Малышка опустила голову и заколебалась.

— Потому…

— Потому, что он не хочет заботиться о нас. Она говорит, что через какое-то время он начнет бить нас.

«Мир по Холли», — гневно подумала Тесс.

— Сисси, твой дядя привез… попросил меня приехать сюда из-за того, что ты была очень грустной. Он не хотел, чтобы ты плакала, и думал, что на некоторое время тебе нужен друг.

Сисси шмыгнула носом и вытерла слезы, готовые скатиться по щекам.

— Это правда?

— Да. И… и думаю, это был очень хороший поступок с его стороны. А ты как думаешь?

— Точно так же.

— К тому же, думаю, ты не должна беспокоиться о бутылке виски и верить всему, что говорит тебе сестра. Она просто хочет напугать тебя.

— Неужели?

— Конечно. Разве ты хочешь, чтобы она думала, что ей это удалось?

— Нет, мэм, — ответила Сисси очень серьезно. — Я же не трусиха.

— Тогда в следующий раз, когда она скажет тебе что-нибудь страшное, просто отругай ее и уйди.

Сисси захихикала:

— Бывало, мама просто с ума сходила, когда я так делала.

— Ну, это особое дело, и я даю тебе особое разрешение.

Малышка обняла Тесс за шею и воскликнула:

— Я так счастлива, что ты здесь!

Тесс хотела что-то сказать, но утонула в объятиях Сисси. Она ободряюще погладила девочку по спине:

— Ты бы шла спать, пока твой дядя не пришел тебя искать и не пристыдил меня, что я так долго держу тебя в холодном хлеве.

Сисси кивнула и направилась было к выходу, но тут же вернулась:

— Я чуть не забыла! Дядя Джозеф сказал, чтобы я отдала это тебе. — Она вытащила из кармана сложенный вдвое листок бумаги. — Он сказал, что это очень важно и что я должна отдать его тебе именно вечером.

Тесс протянула руку и взяла смятый листок. В ее душе вспыхнула надежда. Она решила, что у Джозефа Магайра была лишь одна причина писать ей записки: он, видимо, хотел извиниться за то, что так обращался с ней. Мог ли он сожалеть о своей грубости, о тяжелой работе, которую ей поручил, и том дурацком долге, который она должна была отрабатывать по его настоянию?

Она улыбнулась, думая, что Джозеф Магайр наконец осознал, что она не прислуга, и решил повысить ей жалованье против своих обычных расценок. Разумеется, завтра она должна не забыть сказать ему, что принимает его извинения. Определенно, у нее не было причин таить злобу.

— Спокойной ночи, Тесс. — Сисси вернула ее к действительности. — Утром я принесу тебе завтрак.

Малышка ушла, плотно прикрыв за собой дверь, и Тесс снова посмотрела на записку.

— Доброй ночи, — нежно сказала она.

При свете единственного фонаря, висящего над окном, Тесс осторожно развернула листок. Почерк был неровным, но разборчивым, и по мере того, как ее взгляд скользил по строчкам, улыбка начала угасать. Заскрипев зубами, Тесс смяла бумагу в плотный комок и бросила его в хлев. Это было не извинение. Это был длинный и очень подробный список ее заданий на следующий день.

Тесс откинулась на спину в полном отчаянии. Как она ни ворочалась, найти удобную позу оказалось невозможно. Она чувствовала себя так, будто спала на постели из чертополоха: любое положение приносило новый приступ зуда. Наконец она села и стала тихо стонать от отчаяния. Похоже, ей вообще не суждено заснуть.

— Неудобно?

Тесс замерла. Лунный свет, пробивавшийся через боковое окно, освещал изящный силуэт той самой женщины, которой два дня назад она собиралась предъявить «счет».

— Как мило, что вы наконец заглянули, — только и смогла выговорить Тесс.

— Я так понимаю, вы зовете меня почти всю ночь? Что вы хотите, мисс Харпер? Я очень занята.

— Неужели, кроме меня, вам некому портить жизнь?

— Я не собираюсь стоять здесь и опять выслушивать ваши оскорбления. Если это все, что у вас есть ко мне, тогда…

— О, нет-нет! Подождите минутку! Не исчезайте снова!

Женщина поджала губы:

— Так чего вы хотите?

— Чего хочу? Ну… Вы похитили меня из дома, когда я была слишком слаба, чтобы сопротивляться. Оставили меня в городишке, где в меня стреляли и держали в тюрьме. Теперь я прикована к этой ферме, где работаю на человека, рядом с которым хан Аттила — просто ласковый котенок… Чего же мне хотеть?

— Мистер Магайр имеет полное право ждать от вас добросовестной работы за тот штраф, который он выплатил за вас. Я же предупреждала…

— Пять паршивых долларов! — завизжала Тесс. — Из-за пяти паршивых долларов я должна оставаться здесь на три недели?! И какого дьявола я здесь делаю?!

— Итак, вы хотите выслушать меня?

— Очень даже хочу. И я бы предпочла слушать, лежа в моей собственной удобной кровати. Так что, если вы не возражаете…

Женщина вздохнула:

— Сколько еще мне терпеть ту, которая всегда желает быть на высоте положения и ведет себя столь вызывающе?

— Я хочу лишь одного: верните меня туда, откуда взяли.

— Вы можете уйти туда, как только ваша миссия здесь будет закончена.

Тесс сердито посмотрела на нее:

— Уж не хотите ли вы сказать, что намерены оставить меня здесь на целых три недели из-за пятидолларового долга?

— Вы забываете, что это не двадцатый век, мисс Харпер. Пять долларов — это сумма, с которой надо считаться как сегодня, так и через много лет.

— Но этот факт не имел бы смысла, если бы вы не перенесли меня сюда. Разве нет?

Женщина приподняла брови:

— Я же говорила вам: не создавайте себе проблем.

— Почему вы это сделали именно со мной? — возопила Тесс в бешенстве.

— Потому, что вы попросили взглянуть на свою истинную судьбу.

— Попросила под вашим давлением!

— Не важно как. Вы попросили, мисс Харпер. И это она и есть.

Тесс обвела взглядом темный хлев:

— Это?! С запахом коров, постелью из сена и одной деревянной колодой вместо мебели?

— Это ваша истинная жизнь, мисс Харпер. Никогда не предполагалось, что ваши родители, Тревис и Патрис Харпер, будут иметь детей. Установлено, что их любви и времени хватит только друг на друга. Но когда они стали старше и по-прежнему не могли иметь детей, их мягкосердечные хранители начали испытывать к ним жалость. Поэтому они, нарушив космический порядок — неразрывное единство времени и пространства, выдернули вас из прошлого столетия. Так вы и оказались в двадцатом веке.

— Выдернули меня? — переспросила Тесс, интересуясь про себя, это весь мир вдруг сошел с ума или только она.

— Но хранители ваших родителей были глупы, рассчитывая, что смогут нарушить космический порядок, избежав при этом ужасных последствий. В результате вы оказались в семье, где не было любви к детям, где превыше всего ставили материальное. И вы были обречены вести совершенно бесполезную жизнь. Не говоря уже о вреде, нанесенном вашим отсутствием здесь.

— Моим отсутствием?

— У каждой души есть предопределенная миссия, которая должна быть выполнена в течение жизни. Это предназначение может быть мелким, кажущимся совсем незначительным, а может быть грандиозным, меняющим судьбы всего мира.

— И какова моя… миссия?

— Я не имею права рассказывать это вам. Достаточно сказать, что здесь ваш истинный рок ждет вас. В этот самый момент времени.

— А если я не согласна? Если я скорее предпочту жизнь, к которой привыкла?

Женщина пожевала губами:

— Как я уже говорила, я очень хочу вернуть вас в двадцатый век, как только вы закончите свою миссию здесь.

— Все ваше внимание, определенно, приковано к тому, чтобы вернуть Магайру его деньги. Вы случайно не были в другой жизни сборщиком налогов? Или, может, ростовщиком?

— Вы все сказали?

Тесс рассмеялась:

— О-о-ох, отнюдь нет…

— Если вы надеетесь когда-нибудь вернуться в тысяча девятьсот девяносто пятый год, я рекомендую вам, мисс Харпер, заткнуться. Причем надолго.

— Уже нарушаем обещания? Вы же пять секунд назад говорили мне, что я смогу вернуться, как только расплачусь с Магайром.

Женщина сощурилась:

— Похоже, вы малость смутитесь, как только точно узнаете, в чем действительно заключается ваша работа здесь.

Тесс заскрежетала зубами:

— Да, я не специалист в стирке! И та разбитая маслобойка не на моей совести. Магайр…

— Ваша работа в качестве прислуги на ферме имеет весьма несущественное значение, — улыбнулась женщина. — Не кажется ли вам, что с моей стороны было бы довольно глупо тащить вас в прошлое, только чтобы вы кормили здесь свиней и доили коров?

Тесс задумалась:

— Уж не хотите ли вы сказать, что была другая причина?

— Разумеется. Не дать семье распасться.

— Семье?

— Магайров. Сначала ваше рождение здесь, в этом времени, невольно способствовало преждевременной смерти Мэттью и Сары Магайр и сиротству их детей.

— Вы шутите, — ответила Тесс, пытаясь осмыслить сказанное.

— Вы были бы удивлены куда больше, узнав, как может повлиять на весь ход чьей-нибудь жизни просто случайная встреча двух прохожих на улице.

Тесс молча кивнула.

— Эти две девочки, мисс Харпер, не должны оказаться в сиротском приюте.

— Но они и не окажутся. Они останутся здесь, с дядей.

— До поры до времени, — ответила женщина. — Но скоро все изменится. Джозеф Магайр — их последняя надежда, но скоро он примет решение, которое считает наилучшим, но которое поставит под угрозу все предначертанное Холли и Сисси в этой жизни. Вы, мисс Харпер, обязаны убедить его оставить племянниц. Любой ценой.

Тесс не могла поверить своим ушам. Сисси в таком холодном, бессердечном месте, как приют?

— Он не посмеет, — убежденно прошептала она.

— Лучше бы он не посмел, моя дорогая. Поскольку, если посмеет, вы останетесь там, где сейчас находитесь. Навсегда.

Тесс в изумлении уставилась на нее:

— Он виноват, а меня наказывают?!

— Если судьба распорядится таким образом, дверь для вашего возвращения закроется. Вы должны убедить его. Как для их блага… так и для вашего собственного.

— Ужасно. Просто ужасно.

Тесс представила Джозефа и его высокомерный взгляд, усомнившись, что она сможет уговорить его не предпринимать никаких действий по такому важному вопросу, как этот.

— Я все сказала. Позже я еще вернусь, — продолжала женщина, — с надеждой, что ваше недолгое пребывание здесь сделало вас чуточку лучше.

— Подождите! — закричала Тесс. — Вы не можете так просто внезапно появиться, заинтриговать и так же спокойно исчезнуть! Черт возьми, у меня есть вопросы!

— Я думала, что ответила на все ваши вопросы.

— Только скажите мне… Почему я? — спросила она покорно.

— Потому, что ваше отсутствие, мисс Харпер, — та самая причина, которая вызвала весь этот беспорядок. И мы просто не могли позволить вам прожить жизнь, не дав хотя бы возможности что-нибудь сделать или изменить. Это ваш шанс, моя дорогая, — мягко сказала женщина. — Не упустите его.

Сказав это, она исчезла, оставив Тесс в пустом хлеве.

Тесс упала на сено, ее снедало отчаяние.

— Как посмел это напыщенный увалень даже помыслить о том, чтобы поместить девочек — свою плоть и кровь — в сиротский приют! — яростно проворчала она себе под нос.

Как ей хотелось вскочить с постели, ворваться в эту лачугу, которую он называет домом, да от души ввалить ему ума!

Но Тесс знала, что это неверный подход, если она надеется заставить Джозефа Магайра слушать ее.

Нет, она просто будет выжидать, когда придет ее время, в уверенности, что его «свиноголовость» не сможет удержать ее от возвращения в свою жизнь.

9

На следующее утро, как только солнце взошло над горизонтом, петух Магайра подал голос во всю свою мощь. Тесс застонала, переворачиваясь на живот и закрывая голову подушкой. Через несколько минут Сисси прокралась в хлев с тарелкой чего-то вкусно пахнущего.

— Оставь это на колоде, — пробурчала Тесс. Ей удалось задремать.

Часом позже ее разбудило громкое чавканье. Тесс вскочила, ее взгляд метнулся к колоде, где ее ждал завтрак. Тарелка оказалась нетронутой, однако, обернувшись, Тесс увидела Оливию, с аппетитом жующую ее одеяло.

— Ты предпочла его бекону с яйцами? — сказала она хриплым со сна голосом.

Петух закричал снова, и она заскрежетала зубами:

— Первое, что я сделаю, выйдя отсюда, — это съем полную тарелку жареной курятины.

— С этим придется подождать, пока не будет выдоена корова.

Тесс взглянула на дверь, где обнаружила Джозефа Магайра, стоявшего уперев руки в бока. Ее взгляд был каменным: и как могла она этой ночью хоть на секунду вообразить его настолько милым, чтобы дать ей послабление! Теперь она знала, что он жестокий бессердечный мужик, который собирается отдать своих племянниц на произвол судьбы.

— Я не умею доить коров, — сказала она ледяным тоном.

Черные брови приподнялись.

— Не было времени научиться?

Она попыталась приподняться, но тут же застонала от спазмов в мышцах спины.

— О Боже, я парализована! — закричала она ему. — Я не могу даже стоять, ради всего святого!

— Я знаю одну прелестную уютную камеру, где вы могли бы передохнуть.

Тесс удалось медленно подняться и с трудом утвердиться на ногах.

— Послушайте, мне уже осточертело, что эта камера постоянно висит надо мной. А какого дьявола вы бы делали, если бы я решила вернуться туда? Я сильно сомневаюсь, что вы смогли бы сами заботиться о двух маленьких девочках…

Джозеф Магайр скрестил руки на груди и уставился на нее. Солнце из-за его спины отбрасывало сероватую тень на лицо и образовало золотистый нимб над головой.

— У меня получилось бы, — ответил он.

— Получилось сделать их несчастными? Сисси считает, что вы не любите ее, а Холли — что однажды ночью вы напьетесь и начнете колотить их дубиной.

В суровом взгляде Джозефа появилась нерешительность.

— Это смешно.

— Они так не думают.

— Они привыкнут, — ответил он.

— «Они привыкнут, они привыкнут», — передразнила она. — Магайр, вы говорите как Богом проклятая затертая пластинка. Как, вы думаете, они будут привыкать? Неужели в благодарность за всю «поддержку», что вы оказываете им?

Не обращая внимания на его потемневший взгляд, она нагнулась, чтобы стряхнуть сено, приставшее к ночной рубашке.

— Вы не можете продолжать жить, как жили, предоставив их самих себе, — продолжала Тесс. Она приподняла юбку, чтобы снять с подола соломинку, которая никак не отцеплялась. — Они дети, Магайр, а не ясновидящие. Им нужно услышать от вас, что все будет в порядке, потому что вы сделаете для этого все возможное. Потому что вы берете на себя заботу о них на всю жизнь.

Джозеф молчал, и Тесс взглянула на него, чтобы удостовериться, что он слушает. Действительно, кое-что он делал очень сосредоточенно, но это «кое-что» было весьма далеко от внимания к ее популяризаторской речи о том, что такое быть хорошим родителем. Нет, он просто с вожделением смотрел на ее обнаженную ногу.

Тесс опустила подол и поинтересовалась:

— Что это с вами? Откуда такой интерес к женским ногам?

Легкая улыбка заплясала на его губах.

— А что это с вами? И почему вы все время показываете мне ноги?

Взглянув на него, Тесс спросила:

— Насколько хорошо вы знаете своих племянниц?

— Вижу их каждое лето.

— Не слишком-то часто.

Он нахмурился:

— Достаточно часто.

— Для меня это означает, что они знают вас не очень хорошо, мистер Магайр, — сказала она, придвинувшись ближе к нему. — Словно они вдруг попали в руки совсем незнакомого человека.

— Я им дядя.

— Это звучит слишком сухо, а должно быть наполнено сочувствием и взаимопониманием.

Она взглянула Джозефу в лицо, надеясь прочесть его мысли, но не увидела ничего, кроме обычного благородного облика, всегда приводившего в трепет ее сердце.

— Холли и Сисси одиноки, — продолжала Тесс. — И они боятся, хотя и не показывают этого. Им нужна ваша любовь, Магайр, и ваши заверения, что они всегда могут рассчитывать на вас.

Джозеф посмотрел на нее и мягко спросил:

— А если я не могу дать им таких заверений?

Тесс взглянула ему прямо в глаза и почувствовала, что тонет в их темной глубине.

— Они могут взбунтоваться, — ответила она. — Классический юношеский бунт: пьянство, курение, наркотики. Вечеринки поздней ночью, ранние половые связи, времяпрепровождение с людьми, от которых сбежала бы даже ваша коза.

— Я ошибаюсь, или вы делитесь своим опытом?

— Я просто пытаюсь дать вам маленький совет. — Вне всякого сомнения, не в ее интересах было рассказывать ему или кому-нибудь еще о запутанных моментах своей беспокойной юности. — Вы можете принять его или отвергнуть.

Некоторое время Джозеф смотрел ей в лицо, а потом по ее телу пополз оценивающий взгляд, от которого у Тесс засосало под ложечкой.

— У вас была беззаботная юность, мисс Харпер? — спросил он тоном, далеким от нежности.

— А если и так, вас это шокирует? — парировала она. — Неужели то, что в прежние годы я была малость непослушной, так оскорбляет ваши нежные фермерские чувства?

Самодовольная ухмылка тронула его губы.

— Уверен, я легко перенесу эту новость.

— О, думаю, я могла бы шокировать вас, Магайр.

Тесс заметила, что Джозеф подошел вплотную к ней, и отпрянула:

— Что вы делаете?

— Покажите мне руки.

— Зачем? — спросила она с подозрением.

Он помрачнел:

— Вы покажете их мне сами, или мне придется заставить вас?

— Только посмотреть? — спросила она с внезапно вырвавшимся нервным смешком. — А если нет, вы будете гоняться за мной по хлеву, умоляя подержать мою руку?

Прежде чем она успела сделать хоть шаг назад, Джозеф схватил ее за запястье. Тесс сдавленно вскрикнула, но вдруг исходившее от него тепло пронзило ее, как удар тока. Ошеломленная, она смотрела на него, вдруг осознав, что, проведя два дня в спорах и стычках, они не касались друг друга и, на ее взгляд, никогда по-настоящему не стремились к этому. Но сейчас девушка чувствовала исходившее от Джозефа первобытное тепло, и будь она проклята, если хотела вырваться.

Она хотела почувствовать беспокойство, раздражение от этого странного его поступка, но не могла собрать силы для этого. Их тела соприкасались, их взгляды встретились, сердца бились в такт в тот краткий миг, заставивший два столетия слиться воедино. Прикоснувшись к Джозефу, Тесс чувствовала нечто такое, как если бы увидела лицо в толпе, но не могла вспомнить, кто это. И по удивленному выражению глаз Джозефа Тесс знала, что он испытывает такие же странные ощущения.

Преодолев затянувшееся замешательство, он перевернул ее руку и огрубевшими пальцами прошелся по мягкой чувствительной коже ее ладони.

По ее руке пробежали мурашки, и Тесс едва дышала, боясь сделать неловкое движение, которое все испортит.

— Что вы делаете? — еле слышно спросила она.

— Именно это я и подозревал, — ответил Джозеф. — Не считая нескольких свежих мозолей, кожа гладкая как шелк.

— Я не привыкла к ручному труду, — выдавила она.

Его большой палец описывал круги на ладони Тесс, заставляя плясать каждый нерв ее тела.

— Наверное, за всю жизнь вы не работали и дня.

— Ну, моя горничная…

Палец остановился.

— Горничная? — Он поднял голову. — Повторите, пожалуйста, мисс Харпер, откуда вы родом?

Для ответа Тесс потребовалось некоторое время. Она никак не могла пережить тот факт, что он держит ее за руку, а она позволяет ему это.

— Из Калифорнии.

— Ваша семья богата?

— Вы правы.

— Вероятно…

Он не закончил фразы и опять посмотрел на ее руки. Ее взгляд последовал туда же, и Тесс обнаружила, что обвила пальцами большой палец Джозефа.

— Должно быть, ночлег в хлеве — это весьма непривычно для вас.

Смущенная собственной неожиданной реакцией на его действия, Тесс попыталась освободить свою руку. Однако Джозеф явно не был готов к этому, и его пальцы только крепче сжали ее ладонь.

— Не так уж плохо. Хотя постель могла бы быть и потеплее, — ответила она, почувствовав, как горячая краска заливает шею, и увидела, как темнеют его глаза. — Я… я имею в виду…

— Я подумаю. Может, удастся найти для вас еще несколько одеял.

— Спасибо, — удалось выдавить ей пересохшим горлом. Внезапно она поняла, что ей не хватает смелости посмотреть ему в глаза, и остановила взгляд на сильном, чисто выбритом подбородке Джозефа.

— Мисс Харпер? — позвал он тихо.

— Да?

— Мне нужно вам кое-что сказать.

— Да? — ответила она, не дыша.

— Не забудьте покормить свиней.

Тесс вздрогнула, он ухмыльнулся, она вырвала руку и со всей силы ткнула его в живот. С таким же успехом можно было попытаться пробить стальной лист.

— И начну я с той, что стоит передо мной, — закричала она.

Джозеф увернулся от следующего удара.

— У двери стоит корзина с объедками, оставшимися от ужина и завтрака.

Тесс сняла сапожок и бросила в него. Джозеф пригнулся, и сапожок пролетел над его головой и врезался в стену.

— И немного пшеничного зерна из сарая, — продолжал он. — О! — Пригнувшись, Джозеф уклонился от второго сапожка. — И если вы собираетесь сегодня обедать, придется подоить корову.

— Это что-то новенькое, — вскричала она, а Джозеф уже направлялся к выходу. — Если перспектива вернуться в тюрьму ее не пугает, я заморю ее голодом?!

Он остановился и взглянул на нее. Выражение его лица было совершенно невинным, как у Святого Петра.

— Это не угроза, мисс Харпер, — фермер опять ухмыльнулся. — Просто без молока довольно сложно приготовить масло и печенье.

Он пошел дальше, а Тесс в бешенстве огляделась вокруг, подыскивая, чем бы еще запустить в Джозефа. Но она уже израсходовала лучшую часть своего боезапаса, а этот сукин сын ушел без царапины.

— Вот ублюдок, — пробормотала она.

Рядом проблеяла жевательная машина Оливия и сунулась Тесс в колени. Девушка погладила козу по голове.

— Этот мужик — свинья! Так играть моими чувствами!

Оливия ответила, дернув головой и попытавшись ухватить длинный рукав ночной рубашки Тесс.

— У него же ни кожи ни рожи, — продолжала Тесс, пряча подвергшийся нападению рукав за спину, чтобы коза не могла дотянуться до него. — Никаких манер. Ни даже социального положения!

Тогда какого дьявола она чувствовала, будто тает, превращаясь в лужу у его ног?

Для Тесс было совершенно ясно, что ее маленькая прогулка во времени серьезно сказалась на ее рассудке. Просто не могло быть никакого другого разумного объяснения тому, как такой мужчина, как Джозеф Магайр, смог одним лишь прикосновением вызвать в ней бурю страстных желаний.

В этот день произошли два события: хорошее — у Тесс прошла простуда, и плохое — ее затоптали визжащие розовые тела, которых решительно не волновало, может ли она снова дышать носом.

Она пыталась только покормить их! Но пятнадцать поросят явно были не в состоянии подождать, пока она выложит содержимое корзины в их корыто. Они набросились на нее, как банда хулиганствующих велосипедистов, и сбили с ног, прежде чем она успела пройти половину загона. И теперь они весело обедали, топчась вокруг нее и по ней самой.

Тесс наконец удалось стряхнуть с себя последнего поросенка и оттолкнуть его в дальний угол загона. Она осмотрела грязную юбку и взглянула через плечо на передний двор, где Джозеф Магайр чинил колесо фургона. Он наблюдал за ней и, наверное, смеялся до упаду.

Она отряхнула одежду и отправилась в курятник. Казалось бы, что может быть проще — собрать яйца?

На деле это оказалось весьма непросто. К тому времени, когда наконец Тесс покончила с «кражей» яиц у грязных возмущенных кур, она могла порадоваться хотя бы тому, что ее пальцы остались при ней. А потом ее гнал к выходу тот самый горластый петух, что разбудил в четыре часа утра.

Тесс подошла к Джозефу Магайру и отдала корзинку с полудюжиной яиц.

— Надеюсь, вы вполне насладились зрелищем? — съязвила она.

Он улыбнулся:

— В следующий раз кормите свиней, не входя в загон. А яйца проще взять, если кур сначала покормить. Соблазненные видом корма, они уходят с гнезд.

— Почему вы не сказали мне все это до того, как меня чуть не убили?!

Он пожал плечами:

— Так вы же не спрашивали.

О Боже, как она ненавидела этого человека!

— Какие еще перлы мудрости мне предстоит узнать? — спросила Тесс сквозь зубы.

Джозеф придвинулся ближе и прошептал:

— Не забудьте подоить корову.

Тесс презрительно ухмыльнулась, развернулась на каблуках и пошла в хлев. Она видела по телевизору, как доят коров, и была уверена, что сможет справиться с этим простым делом. В хлеве она нашла трехногий табурет и металлический подойник. Тесс взяла то и другое и пошла к корове, которую Джозеф привязал к столбу ограды.

Она уселась, посмотрела на четыре соска, потерла руки и медленно потянулась к вымени.

— Мне это нравится не больше, чем тебе, корова. Поэтому… — она ухватила податливую плоть. — Просто стой спокойно.

Корова замычала, переступила задними ногами и застыла. Процесс прошел на удивление гладко, и Тесс улыбалась своей удаче и ловкости.

Закончив, она попыталась поднять полный подойник, но, к несчастью, недооценила его вес. Ноготь указательного пальца на левой руке зацепился за металлический заусенец на подойнике, и его кончик обломился. Тесс жалобно вскрикнула, корова испугалась, лягнула подойник, и молоко разлилось по траве.

Джозеф выскочил из-за хлева и остановился при виде открывшегося перед ним зрелища:

— Что случилось?

Красная как рак, Тесс подняла руку, предъявляя ему понесенный ущерб:

— Я сломала ноготь!

Он непонимающе смотрел на нее.

— Ноготь? Ну и что?

— Да! Этот маникюр стоил мне триста долларов, Магайр! То есть по тридцать долларов за палец!

— Тридцать долларов?!

— Да, — всхлипнула она сквозь зубы.

— Черт, да за такие деньги я мог бы купить двадцать женщин. — Он посмотрел на молоко, широкой белой рекой текущее по траве. — И примерно тридцать ведер молока. Скажите, почему бы вам не отломить еще один? Я бы его взял, съездил в город, может, удалось бы что-нибудь прикупить?

— Возвращайтесь к своему колесу, Магайр, — свирепо прорычала Тесс. — Убирайтесь, пока я не потеряла терпение и не выцарапала ваши чертовы глаза оставшимися ногтями!

— Только не надо ничего ломать. Ладно, мисс Харпер?

В последний раз недоверчиво покачав головой, Джозеф скрылся за хлевом.

Тесс испустила яростный стон. Этот тип не имел ни малейшего представления о ценности вещей… Но чего еще она могла ждать от такого недоразвитого болвана, как этот!

Она взяла пустой подойник и табурет и отнесла их обратно в хлев. Спина опять разболелась, когда Тесс попыталась развесить их по гвоздям. После нескольких попыток она отказалась от этой затеи и оставила инвентарь на полу. Сейчас бы горячую ванну, размечталась она, но, вожделенно глядя на свою постель в копне сена, решила, что довольствуется перерывом и глубоким сном.

Она устроилась в сене, глубоко вдохнула чистый воздух и закрыла глаза.

Проснулась Тесс от отчаянных криков Сисси, доносившихся со двора, и сначала не могла понять, который час. Девушка взглянула в окно. Судя по положению солнца, она проспала довольно долго, и девочки должны как раз возвращаться из школы. Сисси продолжала кричать, и Тесс не могла не выскочить из хлева. Поспешив во двор, она увидела малышку стоящей возле насоса. Сисси выглядела потерянной и обиженной, ее глазенки покраснели, а по щекам текли слезы.

— Что такое? — спросила Тесс, присев перед ней.

— Это Холли! — выговорила Сисси, всхлипывая. — Она убежала.

— Убежала? — Тесс оглядела двор, ища Джозефа. Колесо было отремонтировано и установлено на фургоне, но самого его нигде не было видно.

— Миссис Симс не пустила меня поискать ее, — плакала Сисси, тяжело дыша. — Поэтому я бежала домой быстро, как только могла!

— Успокойся, пожалуйста. Кто такая миссис Симс?

— Это наша учительница… Это из-за нее Холли убежала!

Тесс взяла девочку за ледяные ручонки:

— Расскажи мне, что случилось.

— Холли хотела играть в бейсбол с мальчиками, — объяснила Сисси. Ее подбородок мелко подрагивал.

— А дальше?

— И… ну… Девочкам не пристало играть в бейсбол.

Тесс нахмурилась:

— Кто это сказал?

— Это… это миссис Симс. Она сказала, что женщинам это неприлично. Но… но Холли на самом деле хорошо бросает мяч и любит играть. И когда на перемене миссис Симс зашла в школу, Холли присоединилась к мальчикам. Учительница и не узнала бы ничего, если бы Холли не бросила мяч так, что он перелетел через ручей, и это вызвало такой шум!

— И что случилось, когда миссис Симс обнаружила, что делает Холли?

Глаза Сисей опять наполнились слезами.

— Миссис Симс… она… она совсем взбесилась. Она кричала на Холли перед всеми ребятами. Сказала, что она дурно воспитанная девочка и наши мама и папа умерли как раз потому, что… — И слезы полились снова.

— Почему? — осторожно спросила Тесс.

— Потому, что Бог наказал нас за грехи.

Тесс заключила Сисси в объятия, чтобы малышка выплакалась на ее плече. Она не могла себе представить, как можно говорить ребенку такие жестокие вещи.

Но Тесс знала, что делать.

Когда Сисси немного успокоилась, Тесс поставила ее перед собой и посмотрела ей в глаза:

— Я хочу, чтобы ты нашла дядю Джозефа и сказала ему, что я пошла в школу.

— Ты… — Сисси всхлипнула. — Ты собираешься найти Холли?

— Мне кажется, когда Холли успокоится, она придет домой, — сказала Тесс, смахивая слезы со щеки Сисси. — Но, думаю, у меня есть о чем поболтать тем временем с твоей учительницей. Как мне добраться до школы. Покажи, куда идти.

Сисси указала в сторону дубовой рощицы:

— Надо идти туда. Все время прямо.

Тесс встала и взглянула на свои тесноватые сапожки. К тому времени, когда она доберется до школы, она, вероятно, будет как раз в нужном настроении для сражения с кровожадной учительницей.

— Сисси, найди дядю Джозефа. И не волнуйся. Все будет хорошо.

Школа городка Суит-Брайэр стояла у подножия невысокого холма, заросшего полевыми фиалками. Чудной маленький домишко с белыми стенами и двускатной крышей выглядел точно так, как Тесс его себе представляла, даже литой железный колокольчик был на своем месте, над крыльцом.

Тесс не стала стучать и сразу прошла в класс. Ученики молчали, склонившись над книгами. Перед ними, на небольшом возвышении, стоял письменный стол, за которым сидела учительница.

По дороге у Тесс было достаточно времени, чтобы представить себе, какой бой-бабой она, наверное, выглядит со стороны, особенно через толстые стекла учительских очков. Но действительность превзошла самые дикие ожидания Тесс.

У учительницы был нос крючком, прямо-таки клюв. Маленькие черные глазки смотрелись дырками на лице, а черные волосы были стянуты в пучок на затылке, и Тесс удивляло, как это лицо учительницы еще не треснуло прямо посередине.

— Мой Бог, — проходя вперед, пробормотала Тесс себе под нос, — «Чужой», серия четвертая: «Последний ужас».

Учительница бросила на Тесс взгляд, который, очевидно, должен был бы привести девушку в благоговейный трепет.

— Чем могу помочь?

— Меня зовут Тесс Харпер. И, думаю, у нас с вами есть что обсудить за дверью.

— Я что-то никогда о вас не слышала.

Тесс ослепительно улыбнулась:

— У вас появился такой шанс.

Женщина поджала губы, что было большим достижением для нее, — той, у которой, казалось, губ не было вообще.

— Сейчас середина урока. Ваше дело не может подождать?

— Нет. Не может. Я довожусь Холли Магайр… — Тесс остановилась. Кем же она, черт возьми, может приходиться Холли Магайр? — Я подруга Холли Магайр и пришла выяснить ваше мнение по поводу ее игры в бейсбол.

Крошечные черные глазки прищурились и оглядели Тесс с головы до пят.

— А-а, вы та самая преступница, которую он привез воспитывать своих племянниц.

Тесс могла лишь предположить, что «он» — это Джозеф Магайр.

— Ага, это я, — гордо ответила она.

Женщина сложила на столе руки с набухшими венами:

— У меня проблема с вами, девушка…

— А у меня проблема с вами, бабуля.

Всеобщий вздох изумления пронесся по классу, рождая у Тесс уверенность, что до сих пор никто не осмеливался говорить с этой ужасной миссис Симс таким бесцеремонным тоном.

— Тихо! — бросила женщина. Она посмотрела на Тесс с видимым превосходством. — Вы прерываете мой урок, и я бы хотела, чтобы вы покинули класс.

Тесс придвинулась ближе:

— Для меня это не составит труда. Мы можем обсудить мое дело за дверью, но, если вы хотите, можно и здесь, перед всем вашим классом.

С минуту учительница сверлила Тесс взглядом. Ее руки слегка дрожали, и только это выдавало ее беспокойство. Она встала:

— Дети, оставайтесь на своих местах и заканчивайте читать страницы с двадцатой по тридцать пятую.

Тесс пошла к выходу впереди учительницы, уверенная, что та глазами ест ее спину. Остановившись во дворе, Тесс развернулась к ней лицом:

— Насколько я поняла, вы запрещаете своим ученицам играть в бейсбол?

— Это игра для мальчиков.

— Это просто игра. Игра, которая очень хорошо дается Холли.

— Это вина ее родителей. В добропорядочной семье никогда не будут учить девушку таким вещам. Девушки не бросают мяч и не бегают в пыли.

— А почему бы нет?

— Потому, что не положено.

— Кем? Такими же старыми растяпами, как вы?

У женщины перехватило дыхание.

— Ваше поведение оскорбительно!

Тесс придвинулась вплотную к ней:

— То ли еще будет! Кто дал вам право решать, что прилично, а что неприлично для девушек? Бьюсь об заклад, вы были девушкой… э-э… этак лет сто назад. Возвращаясь к теме нашей беседы: как вы посмели сказать ребенку, что смерть ее родителей была прямым результатом ее поведения? Какой дьявол поставил вас учительницей в этом городке?

— Я… я не намерена сносить такие оскорбления…

— Вот как? Сожалею, миссис Симс. Не правда ли, страшновато, когда некто больше и сильнее вас говорит, как вы отвратительны?

— Немедленно прекратите, — завопила женщина, — иначе я сообщу о вас шерифу, и вас засадят в тюрьму, откуда вы по ошибке вышли!

Тесс выкатила глаза на эту, видимо, обычную для девятнадцатого века угрозу:

— Слушайте меня, леди. Завтра Холли Магайр вернется в школу, и, я надеюсь, впредь вы будете обращаться с ней с должной вежливостью и уважением. Иначе… иначе я вернусь. Будьте уверены. Надеюсь, мы понимаем друг друга?

Учительница стиснула зубы.

— Вот и прекрасно.

Тесс посмотрела на крыльцо и увидела, что едва ли не весь класс столпился в дверях.

— Пока, ребята. Присмотрите за этой линейкой в юбке.

Миссис Симс оглянулась через плечо и окрасилась сразу в три оттенка красного.

— А ну назад! — завопила она на детей. Она поднялась по ступенькам, вошла в школу и с треском захлопнула за собой дверь.

Тесс поморщилась, слыша, как учительница кричит на детей.

— Нет, это совсем не Джулия Эндрюс, — заметила она и пошла прочь.

Следующей задачей Тесс было найти Холли, и она направилась в сторону зарослей кустарника на краю луга, примыкающего к школьному двору. Она предполагала, что девочка убежала искать укрытие, где она могла бы отсидеться, пока не уляжется скандал. Тесс не сомневалась, что Холли вернется домой, но считала, что Сисси будет чувствовать себя гораздо лучше, если Холли придет к обеду.

У Тесс не было полной уверенности в том, как вспыльчивая Холли воспримет постороннее вмешательство в свои дела, особенно если этот посторонний — некая «сумасшедшая леди». Но Тесс чувствовала, что должна попытаться — хотя бы ради Сисси.

Осознав это, Тесс вдруг остановилась. Всю свою жизнь она плевала на чувства других людей, но за последние три дня Сисси Магайр почему-то стала очень дорога для нее.

10

Джозеф Магайр считал себя разумным человеком, хотя кое-кто, наверное, думал иначе. В отношении же Тесс Харпер ему казалось, он поступал более чем благоразумно: дал ей пищу, убежище, хорошо оплачиваемую работу, а она только и делала, что жаловалась два дня напролет. А теперь подняла на смех учительницу Холли и Сисси.

Откровенно говоря, после того как она так отвратительно выполняла его поручения, Джозеф решил, что это последняя капля. Он слишком много сил положил, чтобы заслужить приличную репутацию, и не мог позволить какой-то женщине с дурной славой разрушить его шансы на добропорядочную жизнь в добропорядочном городе.

И если подумать, он привел ее в свой дом только ради Сисси. А когда сегодня Сисси подбежала к нему в поле, она была так расстроена, что только и смогла выговорить:

— Мисс Харпер пошла к миссис Симс!

Джозеф без промедления запряг лошадей и погнал фургон к школе. Столько раз сталкиваясь с характером Тесс Харпер, он предвидел, что она вот-вот натворит нечто похуже, и уже решил сдать ее обратно в тюрьму.

Однако его мысли непроизвольно вернулись к утренней сцене в хлеве, которую он весь день безуспешно пытался выкинуть из головы. Ее теплая гладкая кожа была как новый шелк в его огрубевших руках. Когда она смотрела на него, ее губы слегка приоткрывались… И ее пальцы, обвившие его большой палец… Господи, никогда в своей проклятой жизни он не желал женщину так страстно! Она нарушила покой в его душе.

Когда Джозеф подъехал к школе, детей уже отпустили, хотя было еще слишком рано. Он нашел миссис Симс сидящей за столом. По тому, как она втягивала носом воздух, он понял, что опоздал. Циклон Тесс уже пронесся здесь, и результаты были налицо.

Она не смогла бы выстирать рубашку даже ради спасения собственной жизни. Сегодня она так испугала корову, что та не будет давать молоко по меньшей мере год. Куры никогда уже не оправятся, познакомившись с таким варварским методом сбора яиц. А теперь ее остренький язычок, похоже, разрушил все шансы его племянниц на достойное образование.

— Ну, мистер Магайр, — сказала учительница, явно еще не пришедшая в себя, — вижу, вы пришли, чтобы довершить начатое вашей подругой?

Джозеф вежливым жестом снял шляпу, хотя в душе сомневался, что эта женщина заслуживает подобного обращения. Ему никогда не нравилась Гэрриет Симс, но она имела большой вес среди моралистов городка. Она была снобом и судила о каждом по своей собственной мерке, и Джозеф был возмущен, что Тесс Харпер поставила его в неловкое положение перед этой старой кошкой. Еще одно очко против Тесс Харпер.

— Я сожалею о том, что здесь сегодня произошло, миссис Симс. Не могли бы вы подсказать мне, куда именно ушла моя подружка?

Женщина подняла черные брови:

— Насколько я знаю, она должна подчиняться вам, мистер Магайр… Хотя и не понимаю, зачем она вам. Это как слепой ведет слепого.

— Она покинула ферму без моего ведома.

— Не говорите мне, что она просочилась меж ваших пальцев. Не уверена, что шериф Уилсон обрадуется, услышав об этом.

Джозеф тоже понимал, что шериф не будет в восторге.

— У мисс Харпер есть своя голова на плечах, — ответил он, не в силах сдержаться и не подпустить резкую нотку в свой тон. Какой дьявол позволил этой женщине ставить под сомнение его добрые намерения?

— Да, это весьма дурно воспитанная голова. Честно говоря, мистер Магайр, я удивляюсь, что вы позволяете такой женщине общаться с двумя впечатлительными девочками. Такие девочки, как ваши Холли и Сисси, нуждаются в твердой руке, способной отвратить их от врожденных наклонностей.

Глаза Джозефа сузились. Достаточно того, что он сам был вынужден драться за каждую каплю уважения в этом городе. Не хватало еще, чтобы Холли и Сисси пришлось делать то же самое.

— Холли и Сисси хорошие девочки.

— Да… но, думаю, все равно пришлось бы сообщить вам, что я намерена обсудить это дело на первом же заседании Женского попечительского совета.

Городское собрание в его честь? Как трогательно!

— Куда пошла эта женщина? — требовательно спросил Джозеф, не в силах более держаться в рамках приличий.

— Думаю, она пошла за вашей старшей племянницей.

Он нахмурился:

— Холли?

— Еще одна негодяйка. Надеюсь, вы найдете кого-то, кто смог бы взять этих двух девочек в ежовые рукавицы, пока они не взбаламутили этот мир, совсем как… — Она замолчала, но посмотрела на него весьма многозначительно.

«Совсем как вы», — чуть не сказала она, и Джозеф это понял.

— Ваша подружка направилась в сторону зарослей, — продолжала учительница. — Могу предположить, насколько нам всем было бы лучше, если бы вы просто оставили ее там.

Джозеф пошел было к выходу, но, не в силах больше сдерживать свой язык, развернулся к ней:

— Миссис Симс, я могу предположить, что нам всем было бы немного лучше, если бы вы не задирали нос так высоко! А то кто-нибудь собьет с вас спесь!

Старая мегера словно поперхнулась, а Джозеф был уверен, что шериф Уилсон получит полный отчет о его поведении!

Он оставил фургон у школы и направился через луг к зарослям пешком, рассчитывая найти Тесс и Холли вместе. Джозеф не знал, что будет делать, но поклялся себе, что, если эта Харпер причинит Холли хоть унцию зла, она окажется в тюрьме быстрее, чем успеет произнести слово «маникюр».

Ему не пришлось долго искать, он сразу услышал, как они кричат друг на друга.

— Я бродила по зарослям куманики и дикой вишни, лазила по бурелому в поисках тебя, Холли. И разве кто-нибудь поблагодарил меня? Ничего подобного.

— Вам не стоило тратить на меня время! — язвила в ответ Холли. — Ваша помощь мне не нужна!

Через высокие кусты Джозеф разглядел, что его старшая племянница сидит на пне, а Тесс Харпер стоит перед ней с развевающимися на ветру волосами, сложив руки на груди.

— Разве ты не слышала, как я звала тебя? — спросила она.

— А что, если и слышала? — огрызнулась Холли.

— Тогда нужно было отозваться хотя бы из вежливости!

— Может, я не хотела, чтобы меня нашли!

— Тогда не знаю, какого черта я волновалась!

Они ссорились, как пара медведиц, а Джозеф стоял за кустами и наблюдал. Одна, юная и упрямая, и другая, постарше и… ну… словом, тоже упрямая. Эти чертовки, Холли и Тебе Харпер, казались родственными душами.

— Побег — это не ответ, Холли! — продолжала кричать Тесс. — Я могу думать о тебе что угодно, но я никогда не считала тебя трусихой! Миссис Симс…

— Миссис Симс — старая гарпия, которая ничего не знает! Если бы мне вздумалось ткнуть ее булавкой, она бы лопнула, превратившись в облако горячего пара!

— И мы обе не отказались бы дать драной мыши хорошего пинка, — проворчала Тесс.

Холли согласно кивнула, и, похоже, в этот момент напряжение между ними сразу разрядилось.

— Послушай, Холли, эта женщина сказала о… Ну, о том, что случилось с твоими родителями из-за…

— Она лгунья! — взорвалась Холли. — Она просто старая лгунья!

Даже с того места, где стоял, Джозеф видел слезы, брызнувшие из глаз Холли, и его кулаки сжались. Из их разговора он понял, что Гэрриэт Симс сказала нечто такое, что очень расстроило Холли, чего, наверное, не случилось бы, будь ее дядей кто-то другой, а не Джозеф Магайр.

Он посмотрел в небо, его грызло отвращение к самому себе — обещал умирающему брату защищать его дочерей и не сдержал слова. Может быть, первое впечатление было правильным и он попросту не годится на эту роль?

— Эта женщина не просто лгунья, — говорила Тесс, — она холодная порочная старая корова, которую давным-давно следовало отправить на живодерню. И я не стану упрекать тебя, если ты больше не захочешь вернуться в эту школу.

Джозеф в кустах так и подскочил от изумления. До сих пор Тесс говорила с Холли так хорошо, и вдруг такая глупость! Он не мог позволить Холли бросить школу, что бы там ни случилось.

— Я не хочу возвращаться.

— Но тогда, — продолжала Тесс, — старая мышь выиграет.

Зеленые глаза Холли подозрительно прищурились.

— Что ты имеешь в виду? Что значит «выиграет»?

— Просто, я думаю, ты сделаешь миссис Симс неизъяснимо счастливой, если останешься дома. Самое большее, чего она добивается, это выставить тебя перед всеми и таким образом развратить весь класс. Она говорила мне, что сомневается в том, что ты вообще способна учиться чему бы то ни было.

Холли вскочила на ноги:

— Я вполне способна учиться! На прошлой неделе я получила высший балл по математике! Правда, это было у мисс Спрингфилд, — добавила она, всхлипнув. — Мисс Спрингфилд куда приятней, чем миссис Симс.

— Ага. Старая добрая миссис Симс — это что-то вроде червя в яблоке жизни.

— Червь — это самое подходящее слово для миссис Симс, — согласилась Холли.

— Что же касается бейсбола…

— Вы не можете мне запретить! Вы мне не мать и не можете мне запретить!

Джозеф видел, как Тесс стояла и спокойно ждала, пока Холли закончит свою тираду.

— Я уже говорила, — вдруг сказала девушка, — что мне посчастливилось стать отличным игроком первой базы. Нам только нужно собрать еще несколько человек.

Жаль, что Холли не могла видеть в этот момент лицо Джозефа. Тесс Харпер играла в бейсбол? Да еще отлично?

— Я не уверена, что это понравится дяде Джозефу, — медленно сказала Холли.

— Тогда он может стать кэтчером. Мы могли бы тренировать его каждый вечер.

Был момент ошеломленного молчания, а потом, к удивлению Джозефа, Холли расхохоталась. Этот счастливый смех заполнил пространство, отражаясь от деревьев, и зазвенел в ушах и в сердце Джозефа. Вот это да! Тесс заставила Холли засмеяться, в то время как ему ни разу не удалось увидеть Холли даже улыбающейся с тех пор, как три дня назад она и Сисси появились в его доме.

Он встряхнул головой. Что ж, Тесс Харпер заслужила еще один шанс! В конце концов, он привез ее на ферму не для работы по хозяйству, а для ухода за девочками. И что удивительно, именно в этом, похоже, ее призвание.

Под ногой Джозефа громко хрустнула ветка, и Тесс с Холли одновременно подняли головы. Джозеф понял, что должен показаться, или его все равно обнаружат. Он вышел из-за кустов с таким видом, будто только что подошел, и с сожалением заметил, что улыбка Холли угасает, а она и Тесс смотрят на него с удивлением.

— Холли, я… э-э… слышал, что у тебя сегодня в школе были кое-какие проблемы, — сказал он.

Лицо девочки моментально приобрело уже знакомое ему вызывающее выражение, и Джозеф пожалел, что своим появлением украл ее улыбку.

— Верно, — ответила она.

— И, думаю, ты не захочешь вернуться туда.

Боже, помоги ему, он должен это выдержать. Он обещал брату, что присмотрит за девочками, как бы это ни было трудно для него или для них.

Холли и Тесс переглянулись. Холли вдруг улыбнулась и сказала:

— С чего бы это, дядя Джозеф, мне пропускать школу?

В ответ на такую неожиданную реакцию Джозеф мог только пожать плечами. Холли повернулась и пошла домой напрямик, через заросли. Джозеф в недоумении повернулся к Тесс, понимая, что она каким-то образом уговорила Холли, не прилагая, казалось бы, никаких усилий.

Тесс криво улыбнулась ему, и у него вспотели ладони.

— Это называется «убеждение от противного», — объяснила она. — Насколько я знаю, это всегда срабатывает.

— Что… э-э… Что именно Гэрриет Симс сказала Холли?

Тесс замялась:

— Что-то вроде того, что девочки были грешницами, и в наказание Бог забрал их родителей.

Джозеф в бешенстве сощурил глаза и сжал кулаки. Это была его вина.

— Кое-кто должен связать эту ведьму, заткнуть ей пасть и засунуть ее в глубокую темную дыру.

— Да, я бы сказала, что она не учительница. Неужели в городе нет более… человечного, что ли, учителя? Кого-нибудь без клыков?

— Все жители выбрали Гэрриет Симс.

— Может быть, вы сможете внушить им мысль выбрать кого-то другого?

Джозеф взглянул на нее в упор, опять отметив про себя, какие синие у нее глаза.

— Здесь не слишком прислушиваются к моему мнению, — ответил он.

— Так ли? Ведь мы каждое утро отправляем девочек в дом страха!

Джозефу это нравилось еще меньше, чем Тесс.

Их глаза встретились и несколько мгновений не отрывались друг от друга. Джозеф заметил крошечные золотистые брызги веснушек, появившиеся у нее на переносице. Все потому, что она так и не носит шляпу, которую он ей купил. «Упряма до мозга костей», — подумал он и отвернулся, чтобы скрыть улыбку.

Он показал большим пальцем за спину, в ту сторону, откуда пришел:

— Я оставил фургон у школы и могу подвезти вас, если хотите, обратно на ферму.

— У вас есть секрет, Магайр? — вдруг спросила она.

Джозеф опять посмотрел на Тесс, и ее легкая улыбка заставила его нахмуриться. Интересно, что это она узнала из тех слухов и намеков о нем, что ходили по городу.

— Прошлой ночью Сисси кое-что говорила… Ну, ничего особенного, но я была заинтригована…

Видимо, она не слышала ничего существенного. Но она пыталась что-то выудить, и это его чрезвычайно нервировало.

— Давайте, Магайр, — подбодрила она, игриво подергивая его за рукав рубашки. — Я умею хранить секреты.

В ее глазах светилось озорство, улыбка стала шире, и грудь Джозефу стеснило нечто, чему он пока не мог придумать название. Однако будь он проклят, если она не действует на него так с того самого момента, как он впервые увидел ее перед почтовой станцией. Он уже хорошо знал, что ей свойственна некоторая необузданность. Это доказывали ее глаза, ее решительная поза и особенно изгиб ее губ. И в результате его необъяснимо тянуло к ней, как мошку на огонь.

Очевидным фактом было и то, что она — от макушки золотоволосой головы до пяток маленьких ступней — источник постоянных неприятностей. Самым толковым было бы вернуть ее туда, где он ее нашел, но Джозеф уже решил, что она останется до тех пор, пока он не будет готов отпустить ее.

— Пешком идти долго, — сказав он, не собираясь отвечать на ее вопрос. — Вы можете поехать со мной. — И он повернулся и пошел через рощицу к фургону, оставив ее пылающей от любопытства.

Неудивительно, что Тесс отправилась вслед за ним.

— И все же, Магайр? Уклоняясь от ответа, вы только разжигаете мое любопытство. Вы выкопали колодец на священной земле? Забыли принести в жертву козу, перед тем как засеять поле?

Джозеф улыбался всю дорогу через заросли, радуясь, что Тесс не могла этого видеть. Эта женщина была способна обратить в шутку даже чуму.

— Сисси говорит, что вы влипли в какую-то историю из-за своих длинных волос, — приставала Тесс, следуя за ним.

Дойдя до луга, примыкающего к школьному двору, Джозеф остановился, поджидая девушку. Тесс тяжело дышала.

— А мне она сказала, что вы волшебница, и ваша волшебная сила кроется в розовом пальто, — ушел от ответа Джозеф.

— Не-а, я не волшебница, — Тесс снова ослепила его улыбкой. — Но я знакома с одной настоящей феей.

Несколько мгновений он смотрел на нее, удивляясь, как ей удается говорить такие вещи без смеха.

Они подошли к фургону. Тесс ни словом не обмолвилась насчет того, хочет ли она вернуться на ферму с ним в фургоне, но, когда она забралась наверх и уселась рядом, он расценил это как ответ. Джозеф стегнул лошадей вожжами, и они отправились домой.

— Если вы откроете мне свой секрет, я расскажу вам кое-что о себе, — сказала она через минуту.

— А почему вы думаете, что я хочу знать ваши секреты? — удивился он.

Солнце припекало, Джозеф чувствовал его жар даже через шляпу и предпочел бы, чтобы Тесс тоже была в шляпе.

Она пожала плечами и стала смотреть вперед.

— Я просто думала, что, видя меня с девочками, вы будете воспринимать это несколько спокойнее, если узнаете, что я вроде бы понимаю, что они чувствуют.

— Это вы-то, с вашей богатой семьей? — ответил он скептически.

— Деньги — это еще не все, Магайр.

Ее легкомысленный тон вдруг исчез, и, взглянув на нее, Джозеф отметил, что Тесс уставилась на свои руки, безвольно лежащие на коленях. Похоже, эта фраза вырвалась из глубины души и не была игрой.

— Я могла бы отдать самую дорогую игрушку лишь за то, чтобы родители оставались со мной, — тихо продолжала она.

Вдруг она вскинула голову:

— Но не будем ворошить прошлое. Самое важное, что в отличие от меня у Холли и Сисси есть родной человек, который всегда может им помочь. У них есть вы, их дядя. — Она наклонилась ближе. — И мы обязаны сохранить это положение.

Она была так близко, что Джозеф ощущал ее дыхание на своем лице. Какое-то мгновение он даже мечтал, не попросить ли ветер, чтобы тот бросил Тесс в его объятия. Вдруг их внимание привлек шум другого фургона. Джозеф издал страдальческий стон, разглядев округлые формы Агнес Рейнолдс, официальной сплетницы городского Женского попечительского совета.

— Мистер Мага-а-айр! — звала женщина визгливым голосом.

Он затормозил, зная, что, если не остановиться, она поедет за ним до самого дома. А после всего, что испытали Сисси и Холли в этот день, Джозеф не хотел, чтобы эта лицемерная пустомеля расстроила их еще больше.

— Мистер Магайр, — задыхаясь, выговорила женщина, поставив фургон на тормоз и вернув на скамью свою огромную тушу. — Мне доложили, что вы приютили двух маленьких девочек в этом уродливом грязном кургане, который вы называете домом.

Джозеф взглянул в небо и мысленно помолился Богу, чтобы тот ниспослал ему терпение.

— Недавно я потерял брата, и, согласно его последней воле, племянницы отданы на мое попечение.

Женщина тряхнула головой, цокнув при этом языком:

— Какое ужасное положение! Но вы, конечно, понимаете, что вы не можете их содержать.

— Эй, леди! — встряла Тесс. — Кто-то умер и завещал вам быть Богом?

— Девушка, я не с вами разговариваю, — огрызнулась миссис Рейнолдс. — Не иначе как вы — та дрянь, которую он вчера вытащил из тюрьмы для содействия в этом безрассудстве.

Джозеф почувствовал, как напряглась сидящая рядом Тесс, и положил руку на ее колено, слегка сжимая его и надеясь, что она поймет намек и промолчит. Однако, если бы у нее над головой висела бадья с кирпичами, она и тогда бы не смогла удержаться.

— А вы, должно быть, городская кумушка, отравляющая жизнь всем и каждому, — парировала Тесс.

Карие глаза миссис Рейнолдс потемнели.

— Я не разговариваю с наложницами.

— Спасибо за новость, но давайте вернемся к нашему предмету. Мистеру Магайру посчастливилось глубоко полюбить своих племянниц. Он понимает, что самое лучшее для них — быть рядом со своей плотью и кровью, и он не собирается отдавать их в сиротский приют. Это все, что вам нужно знать?

— О, девушка, вы высказались вполне ясно, — ответила женщина. — Поэтому позвольте мне сделать то же самое. Такому человеку, как Джозеф Магайр, не пристало жить в таком добропорядочном городе, как Суит-Брайэр, не говоря уже о том, чтобы позволить ему воспитывать детей. Сама эта мысль вызывает недоумение. А о вас вообще говорить не приходится.

— А вы…

— Миссис Рейнолдс, — громко вмешался Джозеф, — что бы я ни решил в отношении племянниц — не ваше дело. И я бы посоветовал вам найти себе иное занятие, чем оскорблять моих гостей.

Женщина отпустила тормоз своего фургона.

— Мы еще посмотрим, чье это дело, — только и сказала она.

Не говоря больше ни слова, она стегнула лошадей и направилась в город.

Джозеф тоже тронул фургон с места, делая все возможное, чтобы не смотреть на Тесс. Он не был уверен в своем отношении к ее вмешательству. С одной стороны, он ощущал в душе какое-то неведомое теплое чувство, с другой — то же самое чувство причиняло ему неудобство.

— Такой человек, как Джозеф Магайр? — произнесла Тесс заинтригованно. Замечания миссис Рейнолдс только разожгли ее любопытство к его секретам.

Но рано или поздно это случится. Рано или поздно всякий начинал подозревать его. И он считал, что это лишь вопрос времени, когда Тесс поймет, что он за человек.

11

На следующее утро Тесс разбудило солнце, заглянувшее в окно хлева. Вчера вечером она легла поздно, потому что заплетала Сисси волосы в маленькие косички с пушистыми хвостиками. Но перед тем как лечь на то, что называлось кроватью, она позаботилась, чтобы ее не разбудил живой будильник Магайра.

Тесс умылась из ведра, накануне вечером наполненного водой, и послушала, как под стеной хлева кудахчут куры, а в своем грязном загоне роются свиньи. Она обнаружила, что уже начала привыкать ко всем этим звукам и, что самое удивительное, к запахам.

Внезапно дверь хлева распахнулась, и в ярко освещенном солнцем проеме возникла фигура Джозефа Магайра.

— Где, черт возьми, этот петух? — грозно спросил Джозеф.

Тесс потребовалось некоторое время, чтобы ответить. Он выглядел весьма устрашающе в своих облегающих джинсах и выцветшей красной рубашке с закатанными по локоть рукавами. Тесс расценила это как мрачную космическую шутку, что человек, раздражавший ее больше всего на свете, в то же самое время пленял ее без всякой на то причины.

— Уж не собираемся ли мы, Магайр, так начинать каждый день? — спокойно спросила Тесс.

Он устремился к ней:

— Мой Бог, уже почти десять часов!

— Ну, и не чудесно ли? Думаю, по субботам каждый может спать…

— Где?!

Тесс отступила:

— С ним все в порядке.

Джозеф придвинулся ближе:

— Просто скажите, какого дьявола вы с ним сделали?

— Ну, а если я не хочу говорить? — огрызнулась она.

— Какого черта?

Ее губы сомкнулись. Казалось, она никогда не сможет признаться, что прошлой ночью накрыла эту зловредную птицу старым корытом. Джозеф только разозлится на нее еще больше, а она была просто больше не в состоянии слышать его крик. Тесс попыталась обойти его, но он схватил ее за руку и вернул обратно.

— Так почему? — попытался сдержаться Джозеф.

— Потому, что вы будете опять вопить на меня, а я не люблю, когда со мной обращаются, как с ребенком!

Джозеф отпустил ее и упер руки в бока.

— Мисс Харпер, — сказал он, не повышая голоса, — как по-вашему, зачем на ферме петух?

— Чтобы цыплята были счастливы?

— Чтобы будить фермера с восходом солнца, — процедил он сквозь зубы. — А почему, вы думаете, фермер должен вставать с восходом солнца?

— Чтобы как можно дольше докучать своим гостям?

Джозеф заскрипел зубами:

— Чтобы использовать каждый час светлого времени. Вы никогда не пытались пахать поле среди ночи? Никогда не пытались забить гвоздь, подковать лошадь, построить ограду или подоить корову в темноте? — Он сделал паузу, чтобы успокоиться, а потом цинично ухмыльнулся. — Что это я говорю? Разумеется, нет. Уверен, вы не слишком задумываетесь о такой тривиальной вещи, как выживание!

Несмотря на то, что Джозеф Магайр был на добрых пятнадцать сантиметров выше Тесс, она вытянула руки и ухватила его за грудки.

— Я же сказала, — девушка дернула ткань, — что с вашим драгоценным петухом все в порядке. И если вы не хотите, чтобы я зажарила его на обед, перестаньте издеваться надо мной!

Он посмотрел сверху вниз на ее руки:

— Леди, вы собираетесь лишить меня часов?

— Если вы не понизите тон, Магайр, так и будет, — твердо пообещала она.

— Ну ладно. — Он взял ее за ворот ночной рубашки и резко потянул на себя. Тесс успела только испуганно вскрикнуть и оказалась прижатой к нему всем телом. — Приступим.

Тесс извивалась, пытаясь вырваться, а он ухмылялся. Вдруг она затихла и подумала, что действительно потеряла рассудок: стоит вплотную к мужчине, который вызывает в ней необыкновенные чувства, и просто не в состоянии спастись от его притягательной силы. Она размахнулась свободной рукой и попыталась влепить ему пощечину. Разумеется, она не попала. Джозеф поймал ее руку, завернул за спину и еще плотнее прижал Тесс к своей груди.

— Хорошая попытка, — выдохнул он ей в лицо.

— Отпустите меня! — Она пыталась бороться, но при его силе это оказалось бесполезно.

— Только после того, как вы скажете, где мой петух, — возразил Джозеф.

Тесс ощутила его теплое дыхание на своих губах.

— Он в этом чертовом курятнике!

— В этом чертовом курятнике я уже смотрел.

Пока Тесс продолжала извиваться, Джозеф отпустил ее ночную рубашку и обеими руками обнял за спину. Тесс тут же прекратила всякое сопротивление, как будто кто-то резко нажал на тормоза. Его прикосновение в сочетании с его близостью оказало на нее почти наркотическое действие. Тесс как-то сразу ослабела, странное тепло окутало ее тело, голова закружилась, а мысли стали разбегаться. Почувствовав, что теряет контроль над собственным языком, она пролепетала:

— Если вы отпустите меня, я закричу!

Джозеф собрался было что-то сказать, но вдруг как-то странно посмотрел на нее:

— Как-как?

От стыда Тесс зажмурилась. Закричит, если он отпустит? Она, верно, совсем рехнулась. Чтобы отомстить Джозефу, Тесс топнула пяткой по носку его сапога. Однако его кожаные сапоги оказались гораздо жестче нежной кожи ее пяток, и Тесс только взвыла от боли.

В ответ Джозеф поднял ее, так что ее грудь оказалась плотно прижатой к его горячему телу.

— Когда надоест, дайте мне знать, — спокойно предупредил он.

У Тесс перехватило дыхание. Она вдруг представила его обнаженным, его губы и руки скользят по всему ее телу, исследуя каждую его складочку. И тут ее охватило непреодолимое желание.

Тесс вгляделась в его лицо, как бы надеясь прочесть ответ на свой незаданный вопрос, и ужаснулась, увидев, как темны его глаза. Слишком часто ей приходилось ловить на себе мужские взгляды, чтобы сомневаться в значении этого.

Тесс встревожилась.

— Даже не думайте об этом, Магайр, — угрожающе проговорила она, однако прерывистое дыхание выдавало ее.

Но Джозеф не успокаивался. Тесс попыталась оттолкнуть его, но это было все равно, что сдвинуть гору.

«Я все равно получу то, что хочу». Джозеф нежно улыбнулся, заставив ее сердце забиться вдвое быстрее, а его взгляд остановился на ее губах.

— Как вы думаете, — тихо спросил он, — когда я последний раз целовал женщину?

Тесс холодно взглянула на него, что было непросто: в этот момент ее тело изнывало от томления и смутных предчувствий.

— Меня это не волнует.

— А я думаю, Тесс, как раз волнует. Волнует с того самого мгновения, когда вы впервые увидели меня.

— Вы заблуждаетесь. — Тесс опять попыталась вырваться из его объятий, но результат был все тот же.

— Я? Или вы настолько испуганы, что это мешает вам допустить, что я, быть может, прав?

Испугана? Гордо выпятив подбородок, она обдала его ледяным взглядом:

— Думаю, скоро вам, Магайр, придется убедиться, что нужно приложить недюжинные усилия, чтобы напугать меня.

— А как насчет поросят? — он ухмыльнулся.

— Вы невозможны, — надменно сказала Тесс.

— Чувствую, вы играете с огнем.

Джозеф наклонился так близко, что Тесс вдруг потеряла дар речи, и его последняя реплика осталась без ответа. Медленным, зачаровывающим движением он коснулся ее нижней губы самым кончиком языка. Сердце Тесс едва не выпрыгнуло из груди.

— Играющий с огнем, — прошептал он ей в самые губы, — рискует обжечься.

Джозеф так же медленно дотронулся губами до ее рта, полностью лишив Тесс воли. Она просто перестала принадлежать самой себе.

— Но, может быть, вам это нравится? Может быть, вам нравятся мужчины с огнем в глазах?

И он прильнул к ее губам глубоким страстным поцелуем. Ее руки, только что безвольно висевшие вдоль тела, вдруг, скользнув по его сильным рукам, обвили шею Джозефа. Тесс на мгновение ощутила странное желание навсегда остаться в его объятиях.

Казалось, они стояли так несколько часов, но, когда Джозеф наконец оторвался от ее губ и поставил Тесс на землю, она поняла, что этого, мягко говоря, мало. Она опять прижалась к нему, слушая громкие удары его сердца и чувствуя руки, ласкающие ее спину сквозь мягкий хлопок ночной рубашки.

— Мне кажется, вы позволяете мужчине слишком много, — прошептал он ей прямо в ухо. Его губы коснулись шеи Тесс.

Тесс настороженно взглянула на него сквозь прикрытые ресницы, всем сердцем надеясь, что на самом деле он так не думает. Никогда еще, никогда за всю свою жизнь она не испытывала таких сильных ощущений и не представляла, что произойдет с ней, если Джозеф не захочет продлить этот момент еще хоть немного. Но он снова потянулся к Тесс.

Тут со стороны дома послышался звонкий голосок Сисси:

— Дядя Джозеф!

Тесс увидела в его глазах сожаление, и это несколько утешило ее. Джозеф отошел от нее и выглянул из хлева.

— Да, Сисси. Что там такое? — отозвался он.

— Мы с Холли умираем с голоду.

— Начинайте завтракать без меня. Я приду через минуту.

Джозеф повернулся к Тесс и некоторое время жадно рассматривал, заставляя ее чувствовать себя неловко. Потом он сказал:

— Когда будете готовы, Сисси вынесет вам тарелку.

Вдруг смутившись, Тесс попыталась пригладить волосы, она уже четыре дня не могла воспользоваться душем и знала, что выглядит не лучшим образом. Когда она приехала на ферму, Джозеф предлагал ей выкупаться в ручье. Тогда это показалось ей дикостью, но сейчас Тесс уже была готова и на эту пытку.

Он повернулся было, чтобы уйти, но Тесс окликнула его:

— Э-э… Магайр! Можно… можно я быстренько выкупаюсь в ручье? Я чувствую себя так, словно вся канзасская пыль въелась мне в кожу.

Его глаза потемнели, и в них снова вспыхнуло желание, а Тесс подумала про себя, что бы он сказал, если бы она предложила ему присоединиться? Но Тесс все же была не настолько храброй.

— Я дам вам кусок мыла и полотенце, — сказал он. — Так, вы говорите, в курятнике?

— Что?

— Где я найду петуха?

— А-а, да. В курятнике.

Некоторое время Тесс смотрела Джозефу вслед. Он вышел во двор. Еще через несколько минут девушка услышала его проклятия и решила, что петух, видимо, найден. Тут она подумала было, что ей совсем не хотелось рассердить Джозефа, но быстро выкинула эти мысли из головы. Что-то происходило между ними, что-то невыразимо волнующее. И Джозеф был защищен от этого ничуть не более, чем она.

Под покровом раскидистых дубов, среди валунов, покрытых мягким зеленым мхом, под ярким голубым небом ручей Блосем Крик в своем неспешном течении сверкал в лучах утреннего солнца, как прекрасный хрусталь.

Когда Тесс прошла через кустарник, скрывающий берега ручья, и была захвачена великолепным видом этого оазиса, она поняла, что умерла и сейчас в раю. Скинув юбку и блузку, Тесс скользнула в чистую теплую воду.

Воздух был напоен ароматом диких роз. Тесс села на каменистое дно ручья, позволив воде ласкать подбородок, успокаивать ноющие мышцы и смывать слой за слоем канзасскую пыль.

Она запрокинула голову, слушая, как журчание воды отдается эхом в ее ушах. Тесс взяла кусок коричневого мыла, который дал ей Джозеф, и начала отмываться. Мыло было непривычным на ощупь, плохо мылилось, но ей все же удалось вымыться. Тесс сполоснулась, потом вытянулась в воде и лежала, наслаждаясь тихим утром.

Через несколько минут до ее слуха донесся треск сучьев. Насторожившись, она осмотрела оба берега, заметив вдруг, каким тихим стал окружавший ее лес.

— Сисси?

Ни звука в ответ.

— Холли?

Опять тишина. Но Тесс чувствовала, что кто-то невидимый наблюдает за ней. И тут же ее только что мирное уединение превратилось в опасную беззащитность.

— Джозеф? — испуганно позвала Тесс. — Это вы?

И правда, не имел ли он наглость подглядывать, пока она мылась?

Но из кустов, ухмыляясь, вышел мужчина двухметрового роста. У него были длинные черные прямые волосы. Тесс в ужасе смотрела, как он подходит к тому месту, где, скорчившись в ручье, сидела она, и останавливается у самой воды.

— Кто вы и какого черта вам надо?

Мужчина крутил в зубах травинку.

— Я ищу старого друга. — Он смотрел на то место, где, как надеялась Тесс, ее тело было скрыто под водой. — А нашел, похоже, вас.

— А кто этот друг?

— Человек по имени Джозеф Магайр. Мне показалось, вы, вроде, знакомы с ним.

— Джозеф в доме… Ждет меня, — поспешно добавила она просто на тот случай, если у этого парня на уме еще кое-какие мыслишки, кроме поисков старого друга.

— И где же этот дом?

Тесс качнула головой в сторону фермы:

— Там.

Мужчина посмотрел в ту сторону и снова повернулся к ней, улыбаясь:

— Черт возьми, мэм! Человек может заблудиться в этом дремучем лесу и сгинуть навсегда.

Тесс смотрела на него, спрашивая себя, как отнесется Джозеф к тому, что она откажется помочь его другу.

— Если нужно, чтобы я вас проводила, отвернитесь, пока я оденусь.

— Оденетесь? — переспросил мужчина. — И испортите мне все развлечение?

Тесс твердо решила не двигаться, пока он не отвернется, и смотрела на него весьма холодно.

Он рассмеялся. От этого режущего звука Тесс стало не по себе.

— Ну-ну. Не надо быть такой злюкой.

— Все зависит от того, насколько вы хотите видеть своего старого друга Джозефа, — резонно заметила она.

Его игривая улыбка стала угасать и вскоре исчезла совсем. Он отвернулся.

— Пойду схожу за лошадью, — мрачно сказал он.

После того как его ноги прошуршали по опавшей листве, Тесс выбралась из воды. Она выскочила на берег, наскоро вытерлась, всунула руки в рукава чистой рубашки, которую принесла с собой, и натянула юбку. Когда Тесс услышала, что мужчина возвращается, она уже завязывала шнурки на сапожках.

Мужчина вернулся верхом на гнедой с белыми чулками лошади. Одетый в отделанные бахромой штаны и рубаху из оленьей кожи, он, казалось, не мылся годами. На коленях лежала длинноствольная винтовка, которую он придерживал одной рукой за приклад.

Кем бы незнакомец ни был, Тесс он сразу не понравился, и ее удивляло, что Джозеф водит дружбу с такими типами, как этот.

Она встала и пошла впереди — через заросли, потом через двор прямо к двери «пещеры»…

— Я думал, вы купаетесь… — удивился Джозеф.

— Купалась, — сказала она, отступая в сторону, чтобы Джозеф мог видеть своего приятеля. — Но потом пришел этот весьма мрачный тип и помешал мне.

Мужчина в седле ухмыльнулся так же гадко, как он непрерывно ухмылялся с того момента, как Тесс впервые его увидела. Тесс собралась было высказать свое мнение по поводу его редкой способности постоянно улыбаться, но, повернувшись к Джозефу, застыла, увидев его исказившееся лицо. Джозеф был взбешен. Но на этот раз его ледяной сверлящий взгляд был адресован не Тесс.

— Джозеф! — воскликнул всадник. Его ухмылка превратилась в хитрый и злобный взгляд. — Сколько лет, сколько зим!

Джозеф снял фартук и отошел от двери:

— Юлис.

— Ю-юлис, — передразнил всадник. — И это все, что ты можешь мне сказать после стольких-то лет? Что так? Я думал, ты будешь прыгать от радости, увидев меня. Но тогда, может, ты чувствуешь себя малость виновным?

— Виновным? — как эхо, тихо повторила Тесс. Но прежде чем она смогла задать хоть один вопрос, Джозеф обнял ее за талию и отодвинул себе за спину.

— Где же ты шлялся больше двух лет? — поинтересовался Джозеф.

— Ну, это мое дело.

— Что тебе нужно, Юлис?

— О! — ответил всадник, смеясь. — Ты прекрасно знаешь, что мне нужно. — Он посмотрел через плечо на хлев, потом на убогое жилье перед собой. — Да-а, не такой я представлял себе твою жизнь…

— Денег нет. Я писал тебе об этом в тюрьму.

Мужчина кивнул и почесал затылок:

— Я помню то письмо. Я также помню, что не поверил ни единому твоему слову.

Тесс заметила, как напряглись плечи Джозефа.

— Это твои проблемы, — ответил он.

Юлис пожевал губами:

— Нет, Джозеф, дружище. Нет, это твои проблемы, потому что половина тех денег — моя. Ты не имел права отдавать их без моего разрешения. Это, черт побери, воровство.

Тесс видела, что улыбка исчезла с лица неожиданного гостя, от его оценивающего взгляда у нее по спине побежали мурашки.

— Наверное, я должен взять у тебя кое-что в зачет твоего должка, — сказал Юлис.

Тесс открыла было рот, чтобы сказать, что не принадлежит Джозефу Магайру, но Джозеф опередил ее.

— Эта женщина только нанята для помощи по хозяйству. Я привез ее из города, — сказал он. — И вообще, те деньги никогда не были твоими, Юлис. Ни твоими, ни моими.

— Не согласен. — Юлис выпятил челюсть и уставился куда-то в пространство. — Но я покладистый человек… Я даю тебе неделю. Целую неделю за то, что оплатил четырьмя годами тюрьмы. А через неделю я начну тебя общипывать, Магайр. И начну с тех милых маленьких детишек, которых я видел играющими в траве, когда ехал сюда.

У Тесс перехватило дыхание, и она порывисто шагнула вперед, но Джозеф поднял руку и преградил ей дорогу.

— Баш на баш, Джозеф, — продолжал всадник. — Пока ты не вернешь мне мое.

— Вы не имеете права врываться в чужой дом и угрожать двум беззащитным девочкам! — вскричала Тесс из-за руки Джозефа. — И кто вы после этого?!

Улыбка, зловещая и угрожающая, опять вернулась на лицо Юлиса.

— Я его партнер, мэм. Не правда ли, Джозеф? И я требую только то, что мне принадлежит. Уверен, эти две беззащитные девочки со мной бы согласились.

Тесс воинственно сжала кулаки и опять устремилась к владельцу гадкой ухмылки, но Джозеф схватил ее за талию и крепко прижал к своему боку.

— Денег нет, Юлис, — сказал он. — Что бы ты ни делал, это ничего не изменит.

Сидя в седле, мужчина наклонился вперед:

— Опять ложь, Джозеф. По-моему, пора бы тебе сбегать в местный банк, пока ты не остался один-одинешенек, безо всего, кроме маленьких миленьких платьиц… Я буду ждать на старой шахте. — Юлис поднял палец. — Через неделю.

Пришпорив лошадь, он направился в прерию. Тесс накинулась на Джозефа.

— В чем, собственно, дело? — потребовала она объяснений. — И какого дьявола вы как воды в рот набрали, когда он угрожал расправиться с Холли и Сисси?

— Может, вы, мисс Харпер, и не заметили, — глухо сказал Джозеф, — но он был вооружен до зубов.

— О каких это деньгах он говорил?

— Старая история.

Он попытался обойти ее и вернуться в дом, но Тесс встала между ним и дверью.

— Этот тип угрожал Холли и Сисси, и я хочу знать почему. Хватит секретов!

В глазах Джозефа появился нехороший блеск, и Тесс вдруг засомневалась, а хочет ли она на самом деле знать то, что он сейчас скажет.

— Это было давно, — сказал он тихим напряженным голосом.

— Что? Что было давно?

— Я совершил ошибку.

— Какую ошибку?

— Я позволил втянуть себя в одну глупую историю… — Он взглянул ей прямо в глаза и закончил обыденным тоном: — Юлис и я ограбили Первый национальный банк.

12

— Что вы сделали?! — изумилась Тесс. — Ограбили банк?!

Джозеф надеялся, что Тесс отреагирует на сообщение о его прошлом как-то иначе, чем любой другой человек в городе, но ее реакция была типичной. Он был разочарован. Лицо ее раскраснелось. Джозеф взял ее за руку и потащил через двор.

— Банк! — Не могла успокоиться Тесс. — Вы ограбили этот чертов банк?!

— Остыньте, мисс Харпер, — сказал Джозеф, когда они оказались под крышей хлева.

— Остыть? — процедила она сквозь зубы. — Вы имели наглость постоянно угрожать мне тюремной камерой, а сами ограбили банк!

Его ноздри раздувались, взгляд был холоден, как Арктика.

— Я признал свою ошибку и отсидел положенный срок.

— Это вы ошибка, Джозеф Магайр. Вы величайший лицемер, какого я только встречала! Весь город видит во мне человека, который собирался ограбить их банк, а оказывается, что настоящий грабитель — это вы!

— Им нравится думать, что они могут прогнать меня прочь, — горько сказал он. — Заставить меня уйти из их респектабельного города.

— Черт возьми, Магайр! И вас это удивляет?

Тесс попыталась уйти, но Джозеф преградил ей дорогу:

— Поговорим о лицемерии, леди. Как вы назовете этот маленький фарисейский спектакль? Три дня назад я вытащил вас из тюрьмы, когда над вами висело точно такое же обвинение.

— Это совсем другое дело, приятель. Я не грабила банк!

Джозеф слышал это заявление уже несчетное число раз. Но, что касалось Тесс, он почему-то верил ей и с самого начала предполагал, что она невиновна, иначе никогда бы не позволил находиться рядом со своими племянницами. Однако Джозеф не собирался показывать этого, — во всяком случае, после той миленькой сцены, которой она была свидетельницей.

— Планировали вы преступление или нет, но я заплатил пять долларов, чтобы вызволить вас из тюрьмы, и хочу вернуть свои деньги тем или иным способом.

— Как вы милосердны!

— Вы останетесь здесь и отработаете свой долг.

— А как насчет вашего долга по отношению к Холли и Сисси? Ваша так называемая ошибка, Магайр, вернулась, чтобы навестить вас и ваших племянниц. И я хочу знать, что вы намерены предпринять.

Джозеф уже начал думать, что есть лишь одна вещь, которую он может сделать для их счастья, но при мысли об этом у него сжималось сердце.

— Я не уверен… — начал было он, но Тесс перебила его:

— Вы не уверены? А что, если вы вернете этому типу его деньги?

— У меня их нет! — заорал он. Его крик отозвался эхом, заставившим кур опрометью выскочить наружу. — Мой Бог, вы что, не слышали? Я вернул эти чертовы деньги банку, чтобы смягчить приговор. Мне дали три года, Юлису шесть. Или вы думаете, я жил бы в пещере, будь они у меня? Вы думаете, я стал бы прятать их от этого ублюдка, если бы знал, что это гарантирует безопасность Холли и Сисси? Что бы там ни думали вы, мисс Харпер, и все остальные в этом городишке, я не чудовище!

— Ну, тогда вы, может быть, возьмете деньги из каких-нибудь тайников…

Он выбросил руки в стороны:

— Это! Это все, что у меня есть. Почти год я гнул спину, чтобы только оплатить счета. Даже если я продам ферму и все имущество, мне не набрать и половины тех денег!

Джозеф запустил обе пятерни в свои волосы и в бешенстве пнул копну сена. Тесс от неожиданности вздрогнула, а он лишь в полной безысходности покачал головой:

— Дьявол. Может, мне просто плюнуть на все и украсть для Юлиса эти чертовы деньги?

Тесс не поверила своим ушам.

— Надеюсь, вы шутите? Вы же опять попадете в тюрьму. А что будет с Холли и Сисси?

— Без меня девочкам будет лучше.

— Не говорите так! — вскричала Тесс. — Вы нужны своим племянницам. Вы нужны им, черт побери!

— Что им действительно нужно, так это пять тысяч долларов, чтобы выкупить их жизни у Юлиса Колтрейна, — сказал Джозеф.

— Пять тысяч? И только? Это все, что вам нужно?

Джозеф нахмурился. Ее речи иногда беспокоили, а иногда просто пугали его.

— Что значит «и только»? Не знаю, как у вас, леди, а здесь это больше, чем можно заработать за год.

— Да мое постельное белье стоит дороже!

— Да, конечно. — Он и забыл, что Тесс из состоятельной семьи.

— Тогда есть кое-какая возможность получить на руки эту ничтожную сумму. Законно, — уточнила она.

— А что, улицы в вашем городе вымощены золотом?

Этот вопрос заставил Тесс опять задуматься. Ее взгляд скользнул по копне сена. Рядом что-то ярко блеснуло в лучах солнца, проникших в хлев через открытую дверь.

— Сколько у вас здесь стоит унция золота? — спросила она.

Джозеф посмотрел на нее как-то странно.

— Хотите погоняться за удачей?

— Сколько?

— Как всегда. Тридцать пять.

Тесс обошла его, нагнулась и вытащила из сена какой-то тяжелый предмет. Он сверкнул на солнце, и Джозеф не поверил своим глазам.

— Это подойдет? — спросила Тесс с улыбкой. Джозеф смотрел на изящный предмет в ее руке.

Потом взял его у Тесс, чтобы прикинуть вес.

— Это подсвечник, который я купила на аукционе в Лондоне, — сказала она ему и опять улыбнулась. — Но кассир в банке решил, что это золотой револьвер. «И это стоило ей состояния», — решил Джозеф.

По крайней мере, это больше, чем он когда-нибудь держал в руках.

— Фунтов десять… А может, и больше.

— Это больше пяти тысяч долларов, — гордо сказала Тесс.

Их глаза встретились, и Джозеф ощутил острый приступ желания.

— Вы уверены, что хотите в этом участвовать? — спросил он, не совсем понимая мотивы столь щедрого предложения.

— Если вы воспользуетесь им, чтобы обеспечить счастливую жизнь ваших племянниц с вами.

«А ведь счастье моих племянниц много для нее значит, — удивился Джозеф задумчиво глядя на Тесс. — Что ж, Холли и Сисси будут жить счастливо, и, кажется, я знаю, как это сделать».


Тесс перебирала бобы и бросала их в корзину у себя на коленях. Вместе с Холли и Сисси она сидела в тени под ветвями раскидистого дуба. Тесс не сводила глаз с Джозефа.

Она решила простить его, согласившись, что он на самом деле должен платить за свое преступное прошлое, но это не означало, что Тесс полностью доверяла ему. Однако она отдала ему свой драгоценный подсвечник. Теперь ей придется просто ждать, когда и как Джозеф им распорядится.

— Мисс Харпер?

— Да, Холли, — отозвалась Тесс, не отрывая глаз от Джозефа, который колол во дворе дрова.

— Нравился ли вам кто-нибудь, кто… Ну, кого бы вы не хотели любить?

Тесс подозрительно взглянула на девочку, спрашивая себя, что за игру та затеяла на этот раз. К своему удивлению, Тесс увидела, что Холли не только выглядит серьезно, но даже немного смущена.

— Почему ты спрашиваешь?

— Потому что у Холли есть мальчик, — вмешалась Сисси. И принялась дразнить сестру: — У Холли есть мальчик, у Холли есть мальчик…

— Нет! — вскипела Холли. — Я просто спросила, вот и все.

— Спросила о маленькой попке Джадсона Бенхерста, — добавила Сисси и показала разъяренной Холли язык.

Холли взглянула на младшую сестру с убийственным выражением лица, и Тесс почувствовала, что назревает ссора. Она решила, что пора разрядить обстановку.

— Сисси, я не думаю, что сейчас твоя сестра может оценить твое остроумие. По-моему, сейчас ей нужна наша помощь.

— Ее помощь мне не нужна, — вскинулась Холли.

Тесс подтолкнула Холли локтем:

— Уверена, что Сисси была бы более чем счастлива помочь тебе, Холли. И я также убеждена, что она будет это делать совершенно серьезно. Правда, Сисси?

Сисси вся излучала усердие, и Холли неохотно кивнула.

— О'кей, — продолжала Тесс. — Сисси и я готовы, Холли. Почему бы тебе не рассказать нам о Джадсоне.

— Он совершенно неотесанный. Вчера он кинул в меня комком грязи сразу после того, как сказал мне, что я хорошенькая. Тесс, ты можешь себе представить такое? — возмущенно спросила Холли. — Комком грязи!

Тесс понимающе кивнула, вспомнив, как Роберт Дейц поцеловал ее под трибуной стадиона, а через пятнадцать минут поджег ее шнурки.

— По-моему, все мужчины как будто с другой планеты.

— Сьюзи Денни говорит, что они с Луны, — заметила Холли.

— Думаю, они просто глупые, — присоединилась Сисси. — Тоби Майерсон даже не может выговорить слово «Канзас». Тесс, ты можешь поверить в такое? — воскликнула она, подражая сестре. — Он не может выговорить название штата, в котором живет!

— Вообще-то мне не нравится Джадсон, — заявила Холли. — Но иногда… я ловлю себя на том, что смотрю на него… и спрашиваю себя, что могло бы быть, если… ну-у, если бы я нравилась ему или…

Тесс кивнула:

— Ясно. Ты не думаешь, что он нравится тебе, но иногда у тебя просто не остается другого объяснения твоему интересу к нему.

Ее взгляд опять вернулся к Джозефу, и дыхание у нее перехватило, когда она увидела, что он снял рубашку. Его обнаженная спина, покрытая мощными мышцами, отливала на солнце бронзой.

— Это как у вас с дядей Джозефом? Захваченная врасплох, Тесс посмотрела сначала на Сисси, потом на Холли, которые выглядели так, словно прилагали немалые усилия, чтобы скрыть улыбки.

— Ваш дядя и я просто… просто… друзья, Сисси.

— Друзья? — скептически переспросила Холли. — Я ни разу не слышала, чтобы вы двое разговаривали спокойно, не крича друг на друга. И потом, вы все время следите друг за другом, и глаза у обоих круглые… Тесс, ты не хочешь, чтобы он тебе нравился?

Вопрос был задан с предельной искренностью, но Тесс чувствовала, что не может ответить. Она подумала, что действительно не хочет, чтобы ей нравились такие, как Джозеф Магайр. «Но сердце иногда думает иначе», — прошептал голос у нее в голове.

— Я знаю, что ты чувствуешь, — снисходительно заявила Холли. — Я тоже не хочу признаваться, что мне может нравиться Джадсон.

Тесс улыбнулась, поняв вдруг, что они с Холли нашли наконец нечто, их объединяющее. Они обе инстинктивно боролись против чего-то, чему, похоже, не могли противостоять.

— По-моему, вы с дядей Джозефом должны поцеловаться, — глубокомысленно изрекла Сисси, придвигаясь ближе к Тесс.

— По-моему, они уже это сделали, — ухмыльнулась Холли.

— По-моему, вам двоим следует разобраться в собственных проблемах, — ответила Тесс с некоторым смущением. — Я думала, мы собирались обсудить любовные дела Холли.

Сисси впилась взглядом больших зеленых глаз в лицо Тесс:

— Тесс, ты любишь моего дядю Джозефа?

Тесс негодующе вздохнула:

— Сисси, это только оборот речи.

— Но, может быть, ты любишь? — настаивала Холли.

— Ты же все время смотришь на него, — добавила Сисси.

— А он смотрит на тебя, — ввернула Холли.

— Правда? — Тесс ничего не могла поделать, но ее взволновала сама мысль о том, что на нее смотрят черные глаза Джозефа.

— Думаю, тебе следует поцеловать его, — снова прошептала Сисси.

— Как по-твоему, не поцеловать ли мне Джадсона? — спросила Холли.

— Это зависит от того, что ты чувствуешь к нему, — ответила Тесс, все еще думая о Джозефе. «Он в самом деле смотрел на меня, когда я не видела? А если так, почему?..»

— Но я не совсем уверена в том, что чувствую к нему, — ответила Холли.

— Скажу тебе вот что, Холли. Жди до того момента, когда будешь уверена, а потом позволь Джадсону поцеловать тебя. Тогда, если тебе это не понравится, ты будешь иметь хороший повод дать ему в нос.

— Кому это дать в нос?

Все трое подняли головы и увидели стоящего над ними Джозефа. Он был по-прежнему без рубашки, которой воспользовался, чтобы вытереть пот с живота. Он взглянул на Тесс, и ее сердце подпрыгнуло к горлу.

— Мне следует побеспокоиться об обороне? — спросил он.

— Холли собирается дать в нос Джадсону, — весело объявила Сисси.

— Тс-с-с! — сказала Холли.

Но любопытство Джозефа уже проснулось.

— Джадсон Бенхерст? Он что-нибудь сделал тебе, Холли?

— Еще нет, — захихикала Сисси.

Тут Тесс удалось подать малышке знак, призывающий к молчанию. Тесс сомневалась, что Джозеф был готов услышать об успехах своей старшей племянницы у противоположного пола.

— Это лишь маленькие женские секреты, Магайр. Ничего заслуживающего вашего внимания.

Он оглядел их всех оценивающе и сказал:

— Девочки, мы ожидаем к ужину дока Натана с женой. Вам нужно пойти домой и переодеться понаряднее.

— А как быть с Тесс? — спросила Сисси. — Ведь у нее нет нарядного платья?

Тесс переглянулась с Джозефом. Они оба знали, что все, что у нее было, — это юбки и блузки, купленные Джозефом, а их вряд ли можно было назвать нарядными.

— Мисс Харпер и так прекрасно выглядит, — ответил Джозеф.

Тесс оценила его комплимент, но все же хотела, чтобы для нее нашлось что-то более привлекательное, поскольку все остальные будут в праздничных платьях.

— Как насчет маминого платья? — спросила Сисси. Она смотрела на Холли, ожидая ее одобрения.

Холли медленно кивнула и неуверенно улыбнулась Тесс.

— Думаю, оно пойдет ей.

Девочки отставили свои корзинки с бобами и вскочили на ноги. Взяв Тесс за руки, они заставили ее подняться.

Тесс смущенно оглянулась на Джозефа. Тот смотрел на них, глубоко задумавшись. О чем это он думает так напряженно?

13

Глядя на неясные отражения в двух серебряных блюдах, которые Холли и Сисси держали перед ней, Тесс могла заключить, что платье было великолепным. Оно было персикового цвета и достаточно длинное, чтобы скрыть ее уродливые остроносые сапожки. В талии оно было немного велико, но это делало его более удобным в лифе. Длинные узкие рукава заканчивались кружевными манжетами цвета слоновой кости, которые закрывали кисти Тесс до самых пальцев.

Тесс заколола волосы на затылке, оставив свободными несколько легких прядей, завитки которых спускались на шею и виски, придавая ей естественный вид.

— Ты хорошенькая, — сказала Сисси. Она присела на корточки, держа продолговатое серебряное блюдо так, что вместе со вторым, поставленным выше, оно образовывало для Тесс зеркало в полный рост. — Правда, Холли?

Холли кивнула. Она держала верхнее блюдо, и, взглянув на нее, Тесс заметила, что глаза девочки наполнились слезами.

— Холли, что с тобой? — спросила Тесс, подозревая, что девочка вовсе не хотела, чтобы кто-нибудь носил платье ее матери.

— Я в порядке, — всхлипнув, ответила Холли. — Просто я не видела никого в этом платье с последнего дня Святого Валентина, когда мама с папой ходили на бал.

— О, Холли, прости меня, — Тесс шагнула к ней, и платье зашелестело. — Я могу снять это платье. Я надену одну из юбок и…

— Нет-нет. — Холли опустила свое блюдо. — Я… я хочу, чтобы ты носила его. Ты в нем великолепна, это на самом деле так.

— Ты уверена?

Нижняя губа Холли задрожала.

— Я даже спутала тебя с мамой. Правда.

— Я тоже, — добавила Сисси и залилась слезами.

Прежде чем Тесс это осознала, обе племянницы Магайра уже стояли, прижавшись к ней и обняв за талию, и безутешно плакали. А через несколько мгновений они рыдали уже втроем.

Так их и нашел Джозеф — прижавшимися друг к другу и плачущими. Эхо от всхлипываний прокатывалось по хлеву. Он привлек их внимание, осторожно кашлянув, и все трое отвернулись, чтобы привести себя в порядок. После этого они, посмотрев друг на друга, рассмеялись, увидев, какими несчастными выглядят, и поправили друг другу волосы и платья.

Потом они выстроились в шеренгу перед Джозефом — Сисси в синем хлопчатобумажном платьице с оборками, Холли в розовом муслиновом и Тесс в персиковом.

— Доктор с женой уже здесь, — объявил Джозеф. — Вы, девочки, идите встречайте их, а мисс Харпер и я придем через минуту.

Девочки поспешили исполнять его просьбу. Тесс смущенно разглаживала кружевное платье.

— Они прекрасно выглядят, не правда ли? — спросила она, беспокоясь, зачем это он захотел видеть ее одну.

— Да, — согласился он, подходя ближе.

Он был одет во все черное, кроме чистой белоснежной рубашки, которая, видимо, не попалась в руки Тесс во время той злополучной стирки. Тесс окинула его с головы до ног восхищенным взглядом.

— И вы тоже, — признала она, стараясь сдержать улыбку. — Вы хотели о чем-то поговорить со мной?

— Да… э-э… о подсвечнике.

Паника перехватила ей горло. Неужели он передумал и не хочет платить Юлису?

— Да?

— Я хочу взять его завтра в город, чтобы оценить и продать на вес.

— Хорошо. Прекрасно, — ответила она. — Вы хотите, чтобы я поехала с вами?

— Нет, — он сунул руки в карманы черного сюртука. — Нет, я… Послушайте, я только хотел сказать, что вы были правы насчет Холли и Сисси. Им нужен кто-то, на кого они могли бы положиться, и я хочу, чтобы вы знали, что у них всегда будет такой человек.

Тесс почувствовала, как в ней поднимается волна покоя. Он понял. Он наконец понял.

— Спасибо, что успокоили меня, — Тесс удалось произнести эту фразу ровным голосом. Слава Богу, она сделала это, она убедила Джозефа оставить племянниц у себя!

Теперь она может вернуться домой. Осознав это, Тесс также поймала себя на том, что ищет нечто, за что можно зацепиться, чтобы ее раньше времени не вернули в двадцатый век. Она была еще не готова уйти отсюда. Она только начала налаживать отношения с Холли и Сисси и испытывать эти странные новые чувства к Джозефу.

— С вами все в порядке? — спросил Джозеф, видя ее внезапную панику.

— Я… я еще не готова уйти отсюда.

— Я не прошу вас уйти. Вы нужны Холли и Сисси.

Тесс почувствовала, что слезы опять наворачиваются на глаза.

— До сих пор я никому и никогда не была нужна. — Она рассмеялась. — Это очень… странное чувство. Может, даже немного пугающее.

Он улыбнулся с легкой грустью и неожиданно нежным движением протянул руку к ее лицу:

— Я знаю, что вы имеете в виду. Но мне также посчастливилось убедиться в том, что вы очень сильная леди, которая может успешно справиться с чем угодно.

Тесс смотрела на него, пораженная его комплиментом.

— Спасибо, — тихо сказала она. — Ваше доверие очень много значит для меня.

Его пальцы ласково коснулись ее щеки, и на краткий миг Тесс подумала, что он может поцеловать ее… Вдруг они оба услышали крик Сисси и еще не успели отпрянуть друг от друга, как малышка вбежала в хлев.

— Дядя Джозеф! Дядя Джозеф! Миссис Натан обещала сшить мне одеяло из моего розового пальто! Ты можешь поверить? Можешь поверить, Тесс? Одеяло, в которое я буду кутаться, когда замерзну!

Тесс улыбнулась Джозефу. У Сисси будет нечто большее, чем просто поношенный старый халат. Джозеф поднял Сисси на руки, крепко поцеловал ее в лоб, другой рукой обнял Тесс за плечи, и они вышли из хлева.

До самой смерти Джозефу Магайру не суждено понять женщин. Ты восхищаешься ими. Ты ухаживаешь за ними. Ты используешь каждый шанс, чтобы доказать свою любовь к ним. Но когда ты думаешь, что вот наконец ты раскусил их, происходит нечто, и ты понимаешь, что можешь начинать с самого начала.

Тесс Харпер относилась как раз к такому типу женщин. Она была настроена враждебно, однако он видел, с какой нежностью она обращалась с Сисси и Холли. Она была испорченна, но ее неукротимая гордость не позволяла ей отступать от принятого однажды решения. Эта женщина была чрезвычайно эгоистична, и вдруг она отдает драгоценнейший слиток золота, чтобы защитить двух детей, с которыми она знакома всего четыре дня.

Гэрриет Симс, негласный выразитель мнения местного общества, и неожиданно появившийся Юлис Колтрейн нарушили покой в, казалось бы, совершенно безопасном мире Магайра. Два этих человека вместе со всеми остальными лицемерами, которых Джозеф был вынужден терпеть весь последний год, наконец доказали ему невозможность начать новую жизнь в этом городе.

Его прошлое никогда не даст ему жить спокойно, а Холли и Сисси вряд ли вынесут все это. К счастью для них, судьба послала их дяде воспитателя получше, чем он сам когда-нибудь мог бы стать.

Джозеф продумал свой план за день до того, как увидел, что девочки привязались к Тесс. Они вместе смеялись, делились секретами и даже вместе плакали. Он реализует подсвечник, положит деньги в Первый национальный банк на имя Тесс и тихо смоется из города. Потом Джозеф расплатится с Юлисом Колтрейном — по собственному разумению, той платой, какую этот ублюдок заслужил.

Вчера за ужином Джозеф был рад заметить, что Тесс принимала доктора и его добросердечную жену так, будто они были членами ее семьи. К несчастью, доктор настоял на том, чтобы на следующий день она вернулась в город и прошла повторный осмотр, так что утром Джозеф был вынужден посадить ее и девочек в фургон и взять с собой в город. Теперь, конечно, когда они все стояли на тротуаре у дома доктора, Тесс огорчится, если он пойдет к оценщику без нее.

— Не могу понять, почему бы вам не подождать пока я не освобожусь, — сказала она уже в третий раз.

— Что такое оценщик? — спросила Сисси, и Джозеф присел перед младшей племянницей, зная, что попрощаться с ней придется надолго.

— Это человек, который превращает золото в деньги. А теперь обними меня.

Тоскливые чувства теснились у него в груди, когда ручонки Сисси обвили его шею и сжали, почти не давая дышать. Он отстранился и взъерошил ее золотистые волосы:

— Будь хорошей девочкой. Для мисс Харпер.

Джозеф выпрямился и повернулся к Холли. После ее разговора с Тесс в зарослях два дня назад в глазах Холли зажегся новый свет, как у беззаботной девочки, какой она и должна была быть. Он видел, что она все чаще обращается к Тесс за советом, и это лишний раз убеждало его в правильности принятого решения.

— До свидания, Холли.

Холли посмотрела на него как-то странно, словно она не могла взять в толк, почему он так разнервничался, оставляя их всего лишь на несколько часов.

— Увидимся, дядя Джозеф.

Джозеф чмокнул ее в подбородок и повернулся к Тесс с улыбкой сожаления. Между ними могло родиться нечто удивительное, теперь он был готов это признать, понимая, что никогда больше ее не увидит. Он был почти готов заключить ее в объятия прямо здесь, на людях, и оставить ей что-нибудь на память о себе. Но он только нежно погладил ее по гладкой щеке.

— Увидимся, — сказал он дрогнувшим голосом.

— Разумеется, — ответила она, испытующе глядя ему в лицо.

Джозеф отвернулся прежде, чем эта проницательная женщина смогла угадать его намерения. Он пошел по улице, но обернулся, чтобы взглянуть на них в последний раз. Тесс ввела девочек в дом доктора и закрыла дверь. Больше он их не увидит.

Джозеф пошел дальше своими обычными широкими шагами. «Это превосходный план», — уговаривал он себя, надеясь, что рано или поздно поверит в это. К тому времени, когда Тесс заподозрит, что его нет слишком уж долго, деньги, полученные за подсвечник, уже будут лежать на банковском депозите, а он будет в доброй миле от города. Док и Алис Натан был единственными людьми в Суит-Брайэре, которым он доверял, и он знал, что Тесс и девочки могут рассчитывать на их помощь, когда все поймут, что он ушел навсегда.

Солнечный летний день был в разгаре, когда Джозеф вышел из банка с депозитной квитанцией на пять тысяч двадцать три доллара. Он посмотрел в безоблачное небо и прикинул, что впереди у него по крайней мере два погожих дня.

В свои двадцать шесть лет он никогда не был в Аризоне. Он слышал, что там тепло, и подумал, что Аризона подходящее место для человека, все начинающего с нуля. Но сначала он должен нанести визит Юлису в старую шахту, чтобы раз и навсегда обеспечить безопасность и счастье своих племянниц и одной-единственной женщины, которой удалось украсть кусочек его сердца.

14

Джозеф ехал верхом уже почти час, когда его внимание привлек топот копыт за спиной, он остановился и обернулся. То, что он увидел, заставило его изумиться. Догонявшая его женщина выглядела так, как офицер Униатской конной гвардии, направлявшийся на войну, — низкая посадка в седле, длинные светлые волосы, развевающиеся на ветру. Кто бы мог подумать, что Тесс Харпер, а это была она, знает, с какой стороны надо подходить к лошади, не говоря уже о том, чтобы нестись во весь опор!

Но это была она. Копыта лошади поднимали такой столб пыли, что даже последний техасский слепой смог бы догадаться, куда она направляется.

Тесс ехала прямо к нему, и Джозеф ничуть не сомневался, что знает, какие слова ему сейчас придется услышать. Он хотел бы впасть в бешенство, обнаружив Тесс, зачем-то преследующую его, но будь он проклят, если не обрадовался, увидев ее снова… Даже после того, как он навеки — как он думал — распрощался со всем Суит-Брайэром.

Лошадь Тесс как вкопанная встала перед Джозефом. Он хотел было сделать девушке комплимент, что она так легко обращается с этим своенравным: животным, но тут он разглядел, в чем она одета, и стиснул зубы, прилагая огромные усилия, чтобы рот не открылся сам собой.

Тесс была в выцветших синих джинсах, облегавших ее бедра, как вторая кожа, и оставлявших очень мало свободы для фантазии, которая, черт возьми, у Джозефа при виде девушки и так слишком часто работала лишь в одном направлении…

Он видел контуры ее груди, просвечивающейся сквозь тонкую ткань белой льняной рубашки, и должен был зажмуриться, чтобы сохранить самообладание, надеясь, что что-нибудь изменится, когда он вновь откроет глаза. Ничего не изменилось. Она была самой сексуальной женщиной, какую он когда-либо встречал.

Ее мужская рубашка была застегнута лишь до половины, открывая глубокую ложбинку меж грудей и свободно спадая с ее узких плеч. Рукава были закатаны до локтя, а полы рубашки завязаны в узел на животе, будто эта чертова вещица могла слететь совсем.

— Куда это вы, черт возьми, направляетесь? — требовательно поинтересовалась Тесс. В ее глазах мелькали искры ярости.

Джозеф молчал, потому что на мгновение действительно забыл, куда он собрался.

— Ладно, Магайр, не трудитесь отвечать. Я слежу за вами от самого офиса оценщика и прекрасно знаю, что вы делали весь день.

О Боже, как прекрасны ее губы! В памяти пронеслось ощущение их единственного мимолетного поцелуя, и сердце Джозефа забилось быстрее. Черт, как хотел он стащить ее с лошади и проверить, так ли плотно сидят на ней эти джинсы!

— Вы меня слышите?! — гаркнула Тесс. Тут ее взгляд упал на револьвер, висевший у него на бедре. — Вы собираетесь убить Юлиса, не так ли?

Он предпочел не отвечать.

— Шериф Уилсон сказал, что Юлиса разыскивают за побег из тюрьмы…

— Вы говорили с Уилсоном? — Меньше всего ему хотелось втягивать в это дело закон.

— Он шериф, Магайр. Все они хорошие ребята, не правда ли?

Джозеф посмотрел на нее недоверчиво:

— И какой же дьявол рассказал вам эту красивую историю? — Она открыла было рот, но он успел перебить ее: — Вы пошли в банк и забрали все эти деньги, так? — Вся правда была написана на ее лице, и он закрыл лицо руками. — Кто-нибудь знает, куда вы поехали?

— Хозяин платной конюшни, который сдал напрокат мне эту лошадь, любезно показал, куда вы поехали. Я думала…

— Вам повезло. Уингейт слишком стар. А вообще, когда речь идет о деньгах, нельзя доверять никому!

— Видимо, даже вам, — язвительно заметила она.

Он глянул на нее довольно сердито:

— И мне меньше других. А теперь возвращайтесь в Суит-Брайэр. — Он развернул коня и пришпорил его. — Вам будет достаточно хорошо и без меня.

Тесс догнала его и поехала рядом.

— Ладно, извините, Магайр, но я думала, что вы нужны своим племянницам. Теперь я вижу, что вы решили бросить их. Навсегда.

Джозеф не ответил, надеясь, что его молчание разозлит ее и она вернется в город.

— Знаете ли, наверное, это сработало бы, если бы вы так настойчиво не стремились оставить нас у дома дока Натана. Когда вы так сердечно попрощались с нами, я заподозрила неладное и последовала за вами.

Джозеф закрыл глаза. Он чуть не допустил очередную ошибку, недооценив ум этой женщины.

— Вас выдало ваше сердце, Джозеф.

Он раздраженно взглянул на Тесс и обнаружил, что она пристально смотрит на него.

— Наверно, леди, вы не удивились, распознав меня.

— Я вообще не удивляюсь, — ответила Тесс. — Просто поражаюсь, как хорошо вы это скрывали.

Он цинично усмехнулся:

— Ну, эту горечь нетрудно проглотить.

Некоторое время он рассматривал ее, отблеск солнечного света в ее волосах, милые веснушки у нее на носу. Она была сама хрупкость и невинность, но полная скрытой силы и страсти. Парадокс. Мэттью сказал бы: две стороны одной медали. Она способна заинтриговать и рассердить одновременно. Она была непостижима и непредсказуема.

— Не хотите ли поговорить о своих любовных делах? Или, вернее, об их отсутствии?

Джозеф уже давно пришел к выводу, что для Тесс приятно задирать его. А уж разозлить его было для нее верхом развлечения.

— А когда, собственно, вы соизволите повернуть назад? — спросил он.

— О, я не собираюсь возвращаться. Вы сказали, что отдадите Юлису эти деньги за то, что он оставит в покое вас с девочками. Я еду с вами, чтобы посмотреть, как вы сдержите слово.

Джозеф остановил свою лошадь:

— Что-то мне это не нравится.

Тесс улыбнулась. Правда, одними губами.

— Тогда попытайтесь остановить меня.

— Можете поиграть в упрямство, леди, но либо вы сейчас же поворачиваете обратно, либо рискуете остаться одна посреди прерии.

Вместо ответа Тесс отвернулась, а Джозеф пришпорил лошадь и вырвался вперед.

Это было делом чувства собственного достоинства. Даже если это было последним, что Тесс суждено было сделать в жизни — во всяком случае, в девятнадцатом веке, — она решила заставить Джозефа Магайра понять, что ему нельзя бросать своих племянниц в таком холодном и безжалостном месте, как сиротский приют. Даже если ей придется последовать за ним на край света!

Они ехали в молчании уже четыре часа — по широким полям диких цветов, по высокой бизоньей траве, по холмам, покрытым толстым слоем пыли и изрытым норами гоферов. Стоял жаркий день, и воздух был сухой и горячий. У Тесс уже обгорел нос, и ей очень хотелось пить.

Однако Джозеф выглядел прекрасно, качаясь в седле в нескольких футах впереди Тесс. Он все думал о преследующей его девушке. Она должна поставить ему в заслугу те отчаянные усилия, которые он приложил, чтобы отделаться от нее. Но наконец, спустя час или около того, Джозеф сдался, смирившись с тем, что она держится в седле не хуже его. Но ведь ее семья владела целой конюшней чистокровных скакунов и мастерству верховой езды она училась с детства. К тому же она имела право решать, ехать ей с ним или нет.

Жажда измучила Тесс. Она попыталась прочистить горло, но добилась лишь того, что в нем запершило еще сильнее. Наконец она поняла, что больше не может терпеть.

— Эй, Магайр! — прохрипела она.

Джозеф остановился.

— Я хочу пить!

Сначала Тесс сомневалась, что он поделится своими припасами. Он отвязал металлическую флягу от луки седла, и та полетела прямо Тесс в голову, она едва успела поймать ее.

— Благодарю, — саркастически сказала она и, откупорив флягу, сделала большой глоток. Тесс сначала задержала воду во рту, так как не ожидала, что она окажется такой теплой и с таким металлическим привкусом.

— Вкусно, — поморщилась она.

— Теперь, леди, воды не будет, пока мы не остановимся на ночлег, поэтому не слишком увлекайтесь.

Тесс заткнула горлышко пробкой и бросила флягу обратно. И только разозлилась еще больше, увидев, как ловко Джозеф поймал ее одной рукой и опять привязал к седлу.

— Я взял воду только из расчета на себя. Я не ожидал, что меня поймают в миле от города.

— О, к чему такие ужимки, Магайр. Вам не идет.

Он холодно глянул на нее и опять послал свою лошадь вперед:

— Наверное, я должен спросить, где вы оставили моих племянниц, когда погнались за мной.

— Что это? Вы вдруг забеспокоились, кто присматривает за ними? — Его спина напряглась, и Тесс удовлетворенно улыбнулась. — Они останутся у Натанов, пока мы не вернемся, — она подчеркнула слово «мы», но Джозеф и ухом не повел.

— На какой срок? — спросил он.

— Я сказала, что мы вернемся через два-три дня. Я же не знала, как далеко находится шахта, о которой говорил Юлис. Шериф Уилсон сказал, что это где-то около Додж-Сити, откуда вы родом. Знаете ли, я слышала об этом городе. Должно быть, это будет интересная поездка.

— Вы можете лишиться головы, леди, если попадете в Додж.

— Но со мной этого не случится, Джозеф, — мягко сказала она. — Потому что я с вами.

— Послушайте, я отдам этому ублюдку ваши деньги, если вы действительно этого так хотите, но после этого я сразу же отправляюсь в Аризону. Один, — подчеркнул он. — И никаких вопросов.

— Аризона? Я не хочу ехать туда, Магайр. Там мухи величиной с ястреба.

Он не ответил, и Тесс уставилась ему в затылок, мечтая иметь здоровенную дубину… Если бы это могло пронять его.

— Итак, после всего этого, — проговорила она, — вы убегаете.

Резко натянув поводья, Джозеф остановил лошадь:

— Не давите на меня, леди! Это дерьмо может сработать с Холли, но не со мной! Черт возьми, разворачивайтесь и возвращайтесь домой!

Джозеф опять поехал рысью вперед, а Тесс смотрела ему вслед, сознавая, что уже не знает, где ее дом. И все же она пришпорила лошадь и поспешила следом.

Через несколько часов солнце начало клониться к западу, и по коликам в желудке Тесс определила, что время обедать. Ее очень интересовало, будет ли Джозеф так же скуп на еду, как был на воду.

Они остановились в роще, где росли толстые деревья грецкого ореха, и развели крошечный костерок. На ночном небе зажглись первые звезды. Тесс уселась на землю и смотрела, как Джозеф отвязывал скатку и расстилал ее прямо на земле. Потом она с нетерпением ждала хоть какого-нибудь признака приближающегося обеда, поскольку знала, что еда у него с собой была.

Когда он присел рядом и стал ломать сучья для костра, Тесс начала нервничать.

— Итак, а что на обед? — наконец не выдержала она.

Джозеф удивленно повернулся к ней. В его глазах отражались языки пламени.

— А что вы себе воображали?

— О, не знаю. Сейчас неплохо бы пошел огромный кусок жареного мяса.

— Жареное мясо, — повторил он с непроницаемым выражением лица.

— Да, Магайр, жареное мясо. Тонкие ломтики картофеля, хорошо прожаренные и посоленные. Слабость едва ли не любого американца на этом свете.

— Никогда не слышал о жареном мясе.

Тесс улыбнулась:

— Разумеется, не слышали.

Его ответный взгляд наглядно свидетельствовал о его раздражении, и Тесс решила пройтись на его счет:

— Потом обычно идет пицца.

Джозеф прищурил зеленые глаза.

— Толстая золотисто-коричневая корочка, смазанная сладким томатным соусом, а сверху пряности и черные оливки, кусочки сосисок и зеленого перца. — Она задержала дыхание и закрыла глаза. — И сыр, сыр, сыр. А к этому еще холодного пива, и ты на небесах…

— Вы всегда так страстно увлекаетесь едой?

— Всегда.

Джозеф фыркнул:

— Тогда удивительно, что вы весите не триста фунтов.

— Это благодаря теннису. А сейчас я хочу есть! — воскликнула она. — Просто умираю с голоду! И если вы не накормите в ближайшие пять минут, вам придется подыскать для меня местечко для могилы где-нибудь среди этих холмов!

Сначала Джозеф был явно шокирован, но потом, похоже, едва сдержался, чтобы не расхохотаться. Подтянув к себе седельные сумки, лежавшие у него за спиной, он достал сверток из коричневой бумаги, вынул оттуда две галеты, переложенные ломтем мяса, и протянул этот сандвич ей.

— Купил это в пекарне по дороге из города.

Тесс чуть не заплакала от радости, так вкусно пах этот подарок.

— Спасибо.

Джозеф откинулся на постель и, приподнявшись на локте, наблюдал, как она ест.

— Надеюсь, вам не захочется поглодать и меня среди ночи, — мягко сказал он.

Горячая краска вдруг совсем некстати залила шею Тесс, и она подумала, что, должно быть, выглядит сейчас как неоновая лампочка в темноте.

Джозеф улыбнулся и добавил:

— Если, конечно, наслаждение не будет взаимным.

Она еще раз откусила кусок сандвича, совсем как питбуль. Его брови поднялись.

— Вкусно? — поинтересовался он.

— Угу, — ответила она с набитым ртом.

Он опять улыбнулся, на сей раз зло.

— Не так вкусно, как могло бы быть. — Он потянулся к ней, словно желая смахнуть крошки с ее подбородка, но отдернул руку и снова откинулся назад. — Возможно, мне не следует протягивать руки так далеко.

Тесс нахмурилась, проглотив то, что было во рту:

— Вы знаете, что бываете очень грубы?

— Интересно. Так все говорят.

— Но я обычно грублю, чтобы оставаться честной. Между прямотой и злобой большая разница.

— Вы честная? — Он подтянулся ближе и лег рядом с ней. — Тогда почему вы, мисс Харпер, не скажете мне честно, какого дьявола вы всегда смотрите на меня таким зовущим взглядом?

— Не понимаю, о чем это вы.

— Зовущим. Это значит…

— Я знаю, что значит это чертово выражение, Магайр, но я вообще никогда не смотрела так на вас. В сексуальном смысле вы мне не интересны, если именно это вас беспокоит.

— Правда?

— Правда.

Джозеф придвинулся еще ближе.

— Вы уверены? — прошептал он.

— Абсолютно, — твердо ответила Тесс, хотя ее сердце вдруг упало.

— Тогда вас совсем не побеспокоит… в сексуальном смысле… если я сделаю вот так? — Он протянул руку и стал водить пальцами сбоку по ее шее, слегка дотрагиваясь до подбородка, пока Тесс не потеряла уверенность в чем бы то ни было вообще. Она закрыла глаза и позволила его руке обвить ее плечи и медленно повалить к нему на грудь.

— Так, значит, я вас совсем не волную? — прошептал он Тесс прямо в губы.

— Нет… совсем нет, — удалось выговорить ей.

Тихий стон вырвался у нее, когда Джозеф прижался голодным ртом к ее губам. Она была лгуньей до мозга костей, и теперь он тоже знал это. Его руки побежали вниз по ее спине, губы прижались к ее губам. Каждый дюйм его сильного тела был возбужден, и Тесс тоже ощущала глубоко в животе вихрь нарастающего желания.

— Я хочу вас, Тесс, — тихо сказал Джозеф, оторвавшись от ее губ. — И знаю чертовски хорошо, что вы тоже хотите меня.

Разумеется, она хотела его. Как она могла не хотеть? Какая женщина на ее месте смогла бы не возжелать этого сильного опасного мужчину?

— Вы пытаетесь подчинить меня поцелуями? — спросила она слабым дрожащим голосом.

— Совсем нет, мисс Харпер. Скорее я предпочел бы видеть вас пылающей в своей постели, чем коленопреклоненной и упавшей духом у своих ног.

— И что же питает вашу уверенность, что вы заполучите меня в постель, Магайр? — прошептала она в свою очередь.

Он сжал ее нижнюю губу, и Тесс вернула ему поцелуй, желая, чтобы его губы пустились в долгое путешествие по всему ее телу.

— Думаю, мы оба знаем ответ на этот вопрос, — сказал он.

— Вы очень самонадеянны.

— Вы очень испорченны. — Его губы двинулись от ее рта к шее.

— Вы деспотичны.

— А у вас скверный характер.

— Нет, — сказала она с неожиданным хриплым смешком, — совсем не скверный.

Джозеф тоже рассмеялся, от этого глубокого низкого звука по коже Тесс побежали мурашки.

— Скверный, мисс Харпер. И, с моей точки зрения, это придает делу особый интерес.

— У вас очень изменчивая точка зрения, — прошептала Тесс, запустив пальцы в его длинные волосы. — По-вашему, достаточно вам щелкнуть пальцами, и я упаду к вам в объятия.

Тесс протянула руку и вытащила из-под Джозефа одно из одеял и укутала им свои плечи.

— Этой ночью оно вам не понадобится, — прошептал Джозеф.

Тесс откатилась от него и уселась на свое седло.

— Я буду спать здесь… как и собиралась.

Его взгляд был полон неутоленного желания, которому, она должна была признать, трудно противиться.

— Еще не готовы к роковой ошибке? — полюбопытствовал Джозеф, скривив губы.

Тесс посмотрела на него, с трудом сглотнув комок, стоявший в горле.

— Я очень устала. — И она поплотнее завернулась в одеяло.

— Угу, — ответил он скептическим тоном. — А среди ночи, думаю, вы заползете в мою постель, когда сможете сказать, что слишком устали, чтобы соображать, что делаете?

— Я сама решаю, что мне делать, Магайр, — бросила Тесс. — Я признаю, что между нами существует некоторое влечение, но я сохраняю полное самообладание.

Его мерцающие глаза говорили ей, что он не верит ни единому слову.

— Я думаю, вы здесь — слабое звено, — добавила она.

— То есть? — сказал он, ухмыльнувшись.

— То есть я достаточно сильна, чтобы не поддаваться своим плотским желаниям, но что-то сомневаюсь, что вы обладаете такой же способностью.

Джозеф наклонил голову:

— Вы бросаете мне вызов?

— Это общеизвестный факт, Магайр, что женщины лучше контролируют свои действия, — ответила она.

— Так ли?

— Именно так.

— Хорошо, леди. Вы настаиваете. Спорим о самообладании.

— Тогда объясните мне правила.

Джозеф резко засмеялся:

— А никаких правил. Первый, кто уступит давлению, проигрывает.

— А что получает победитель?

Он посмотрел на Тесс с вожделением:

— Все, что захочет.

Несмотря на красноречивый ответ Джозефа, первой мыслью Тесс было убедить его вернуться к племянницам.

— Все, что угодно?

Он окинул взглядом ее тело, ясно показывая, чего пожелает как победитель.

— В пределах человеческих возможностей, мисс Харпер, — ответил он. — Но необязательно в пределах приличий.

15

Если ей придется еще раз взглянуть на голый зад Джозефа Магайра, она точно завопит!

Тесс застонала и стала смотреть то в утреннее небо, то по сторонам, куда угодно, только не на мужчину, который купался в реке прямо перед ней. Джозеф даже не старался прикрыться. Он уделял особое внимание каждому дюйму своего мускулистого тела. А Тесс вовсе не была уверена, что не покраснела от гнева и бушующего в ней желания.

У него был самый прекрасный зад, какой она только видела. Две совершенные по форме твердые половины луны. Тесс даже могла вообразить себе, как ее ладони скользят по этим ягодицам, толкая его к себе и побуждая его вознести ее к звездам. Она могла чувствовать прижимающуюся к ней его твердую грудь, их сердца, бьющиеся в унисон, их смешивающееся дыхание, их тела…

Тесс опять застонала от отчаяния.

Джозеф перестал плескаться и взглянул на нее через плечо.

— Доброе утро, — сказал он, будто не заметил, что она давно проснулась и сидит, наблюдая за ним.

— И какого дьявола вы делаете? — поинтересовалась она.

— Купаюсь, — невинно ответил он и улыбнулся. — Не хотите ли присоединиться?

Тесс колебалась.

— Хотя вы, Магайр, заявили, что никаких правил нет, я предпочитаю честное единоборство. — Она гордо вскинула голову. — А если я обнаженная войду в реку, это будет неравная борьба.

— Уж не имеете ли вы в виду, что я не смогу сопротивляться искушению вашего нагого тела, мисс Харпер?

— Ни в коем случае, мистер Магайр.

Джозеф развернулся к ней лицом, и самонадеянная улыбка Тесс моментально угасла. Этот мужик был возбужден, что твой жеребец! Тесс поджала губы — чтобы рот не открылся сам собой — и быстро отвела взгляд. Но память-то осталась! Память всегда остается.

— Вы так беспокоитесь о своем выигрыше, что собираетесь вертеться здесь, как павлин, весь день? — проворчала Тесс.

— Вы так боитесь проиграть, что отказываетесь вымыться перед тем, как мы продолжим путь?

Тесс посмотрела ему в лицо. Он ухмылялся, как никогда раньше в ее присутствии, и, несмотря на весь ее здравый смысл, гордость Тесс не позволила ей отступить.

Тесс встала и начала расстегивать рубашку. Она выскользнула из нее, и рубашка опустилась к ее ногам. От прохладного утреннего ветерка на руках появились мурашки. Тесс знала, что ее соски напряглись и, наверное, они смотрят прямо на Джозефа, но она приказала себе быть не более застенчивой, чем он.

Его глаза не отрывались от ее лица, а она смотрела на него, боясь шевельнуться. Наконец она расстегнула пуговицы на джинсах. Медленным движением Тесс спустила мягкие ношеные джинсы вместе с розовыми шелковыми трусиками и шагнула вперед, оставив их на земле.

Ни один из них не моргнул глазом, не отвел взгляда и даже не сбился с дыхания.

Первым вышел из оцепенения Джозеф. Он протянул руку Тесс:

— Идете?

Вообще-то Тесс колебалась. Однако двинулась к нему и вошла в теплую воду реки Арканзас, не отрывая взгляда от Джозефа.

Она купалась обнаженной с мужчиной, которого едва знала, но желала больше, чем Элвис Пресли хотел бы арахисового масла и банановых сандвичей. Они пожирали друг друга глазами, не опуская взглядов ниже шеи, а Тесс чувствовала себя десятилетней девочкой, которую впервые целует мальчик.

— Мыло нужно? — спросил Джозеф.

Ей показалось, или его голос все же едва заметно дрогнул, когда он задал этот вопрос?

— Нет, — ответила она. Ей не хотелось намыливаться. Ей хотелось покончить с этим как можно скорее.

— Возьмите мыло.

Она сердито посмотрела на него и отрезала:

— Не хочу.

— Но ведь это не значит, что оно вам действительно не нужно.

— По-вашему, мой запах омерзителен?

— От вас пахнет потом и лошадью.

— Не больше, чем от вас!

Джозеф сдержанно улыбнулся:

— Потому-то я и пользуюсь мылом…

— Я вижу!

— Что видите?

— Что вы смотрите на меня!

— Я не смотрел.

— Смотрели! Вы смотрели на меня, как… — Она обвела его взглядом. — Как я сейчас!

— Я этого… — сказал он, окинув ее взглядом, — не делал.

— Прекратите!

— Вы прекратите!

— Никак не возьму в толк, Магайр, — поддразнила Тесс, — неужели вы не можете постоять рядом пару минут, не позволяя своему взгляду бегать по всему моему телу?

По колено в воде, он шагнул к ней:

— Если бы я не мог, леди, по всему вашему телу бегал бы не только мой взгляд. Кстати, о взглядах: кто это несколько минут назад не мог отвести глаз от моей задницы?

Тесс сжала зубы и взглянула на него:

— Как же я могла не смотреть, если она была так широка, что закрывала мне весь обзор? Я поражаюсь, Магайр, как вам удается втискивать ее в седло!

— Вроде бы вы малость разгорячились и забеспокоились, не правда ли?

— О, замолчите! — Тесс что было сил толкнула его в грудь обеими руками. Он даже чуть пошатнулся.

Рассердившись, Джозеф, в свою очередь, толкнул ее. Тесс чуть не упала в воду.

— Не прикасайтесь ко мне! — огрызнулась она, отходя на безопасное расстояние.

— Тогда не давайте волю рукам.

— Разумеется, если вы не будете давать воли своим глазам, — парировала она.

— Я не… — в ярости начал было Джозеф. Но тут его взгляд, на этот раз непроизвольно, переместился чуть ниже и наткнулся на ее нагую грудь. Джозеф обомлел, его глаза округлились, и, хотя Тесс стояла в метре от него, она услышала его тяжелое дыхание.

Его руки медленно потянулись к ней, и она поспешно отступила:

— Не смейте!

Он сглотнул:

— Вы…

— Руки прочь! Слышите? Или вы собираетесь расплатиться за проигранное пари?

— Смотреть не запрещается правилами, — ответил он низким и хриплым голосом. — Если, конечно, вы надеетесь выиграть.

Все же ей удавалось лучше, чем ему, сохранять самообладание! Чтобы доказать это, она уперла руки в бедра и молча позволила ему рассмотреть всю себя. И он так и сделал, отступив назад и оглядев ее всю — сверху донизу, вдоль и поперек, миллиметр за миллиметром.

Тесс очень хотелось убежать, но это означало признать свое поражение. К тому же на самом деле он не прикасался к ней, хотя ощущение было почти реальным.

— Что это было? — мягко спросил Джозеф, глядя на ее живот.

Тесс не нужно было смотреть, чтобы понять, что речь шла о трехдюймовом шраме над правым бедром.

— Аппендикс.

— А там, на бедре?

— Упала на ножницы, когда мне было семь.

— У вас естественный цвет волос.

— Как мило, что вы это заметили.

— Вы едите не много, да?

— Если вы закончили…

— Прекрасна. — услышала Тесс его шепот. — Абсолютно совершенна.

Она была так поражена его комплиментом, что сначала не поверила своим ушам.

— Ну, вы… вы тоже не слишком плохо выглядите.

Он ухмыльнулся:

— Боитесь произвести хорошее впечатление?

— Ни в коем случае. Что бы вы ни думали, Магайр, я не какая-нибудь девственница, никогда раньше не видевшая обнаженных мужчин.

Джозеф упер руки в бока:

— Тогда угощайтесь.

Он опять бросал ей вызов, ублюдок. Итак, Тесс глубоко вздохнула и начала с широких плеч, словно высеченных из камня.

Вне всякого сомнения, он был могуч. Взгляд Тесс прошелся по выпуклым мышцам рук. К талии тело Джозефа красиво сужалось. Живот был твердым, как железо. Хорошо очерченный таз слегка порос волосами.

Давай дальше, Тесс, — подталкивал ее мозг. — Давай дальше и посмотри на него. Возможно, он не так велик, как ты думала поначалу.

Тесс замерла в нерешительности, во рту пересохло. Тут Джозеф придвинулся поближе, повернулся боком и поднял левую руку:

— А вот мой шрам.

Ребра наклонно пересекал шестидюймовый шрам. Тесс уставилась на него, представив себе, как это было больно.

— Как это случилось?

— Один из тех, кто меня арестовывал, переусердствовал с охотничьим ножом.

— Вы пытались вырваться?

— Я был привязан к дереву.

Тесс охнула:

— Вот сукин сын.

— Потом, зашивая его, наложили пятьдесят три стежка.

— О Боже! Вам повезло, что вы выжили. — Тесс взглянула ему в лицо и была захвачена магнетизмом его глаз.

— Ага, я… — Его теплое дыхание овевало лицо Тесс. — Наверное, повезло.

Он стоял так близко, что она могла видеть синие крапинки в его зеленых глазах. Взгляд опустился к его губам. Девушка вспомнила, как сладко он целовал ее, и сердце Тесс забилось быстрее.

Джозеф не отодвигался, и Тесс обнаружила, что гладит шрам на его ребрах. Она медленно убрала руку и тихо сказала:

— Нам следует одеться, пока мы не замерзли.

— Прежде чем мы оба кончим проигрышем? — спросил он хрипло.

Тесс вышла на берег, чувствуя спиной жар его взгляда.

— Однако, — тихо добавил он ей вслед, — задержка может быть даже интереснее.

Джозеф не мог избавиться от стоящего перед глазами навязчивого образа ее мокрого нагого тела.

И, глядя на Тесс, все утро молча ехавшую рядом, на расстоянии вытянутой руки, он никак не мог восстановить самообладание. Джозеф понимал, что ему нужно: чтобы она опять набросилась на него с какими-нибудь нападками, как она обычно это делает, и заставила его забыть, как выглядит ее тело под этой одеждой.

«Нет», — возражал голос в его мозгу. На самом деле ему нужно уложить ее на мягкую копну весенней травы и любить с рассвета до заката. Тогда он, может быть, и сможет жить дальше и забыть эту сумасшедшую женщину, ворвавшуюся в его жизнь и перевернувшую все с ног на голову, как смерч.

— Когда мы приедем в Додж, я хочу, чтобы вы помалкивали и держались ближе, — сказал он Тесс.

— Хорошо, — согласилась она. Слишком быстро согласилась, на его взгляд.

Джозеф внимательно на нее посмотрел:

— Что значит «хорошо»?

— Это значит, что я буду помалкивать и держаться ближе к вам.

— И когда же вы начнете это делать? — продолжал уточнять он.

Щуря на ярком солнце голубые глаза, Тесс посмотрела на него озадаченно:

— С того момента, как мы приедем в Додж, где я никогда не была. Поэтому, надеюсь, вы знаете, что делаете.

Несколько мгновений Джозеф изучал ее лицо, думая, что она, должно быть, самая непонятная женщина в мире. Потом он стал смотреть на дорогу.

— А как далеко от Доджа до шахты? — спросила Тесс.

У Джозефа перехватило дыхание, когда он представил ее карабкающейся на гору вслед за ним, чтобы схватиться с Юлисом.

— Туда вы со мной не пойдете, Тесс.

— Пойду.

— Нет, не пойдете. Черт побери, и не спорьте со мной!

— Почему это я не могу пойти? — настаивала она.

— Потому, что я собираюсь оставить вас в номере отеля, запереть на ключ и разобраться с этим делом самостоятельно.

— Чтобы я дала вам возможность опять сбежать? — спросила она. — Ни за что!

— Это не игра, леди, — процедил Джозеф сквозь зубы. — И я не намерен позволить, чтобы вас убили из-за вашей собственной гордости!

— Черт возьми, Джозеф, — огрызнулась Тесс. — Вас даже не волнует, чем обернется ваш уход для Холли и Сисси! Вы — все, что у них есть!

При упоминании о племянницах сердце Джозефа сжалось. Но он обещал Мэттью, что сделает для них все, а он был убежден, что его уход будет наилучшим выходом из положения.

— Когда мы закончим в Додже, вы вернетесь к ним.

— А потом вы их поцелуете на прощание и поедете на запад? Оставите их на произвол судьбы?

Он повернулся к ней и спокойно посмотрел в глаза:

— Я оставлю их с вами.

— Со мной — воскликнула Тесс. — О воспитании двух маленьких девочек я знаю не больше вашего!

Джозеф скривил губы:

— Научитесь.

Тесс протянула руку и схватила его лошадь под уздцы, заставив остановиться:

— Джозеф, нельзя оставлять их на мое попечение. Я сейчас не в состоянии позаботиться даже о самой себе.

— Если вы откажетесь, — сказал он, — у них одна дорога — в сиротский приют. Тесс, вы этого хотите?

Тесс глубоко вздохнула:

— Не пытайтесь свалить все на меня, Магайр. Эти девочки — ваши племянницы, и вы отвечаете за их будущее. И если они попадут в сиротский приют, это будет ваша вина. Они никогда не простят вас… и я не прощу!

— Вы нужны им.

— Это вы им нужны! Вы не понимаете этого? Кто бы вы ни были, сейчас или в прошлом, вы — их семья.

— Этот город не даст мне забыть…

— Вы не даете себе забыть! Кого волнует, что думает этот городишко или весь остальной мир? В конце концов, ваше собственное мнение о себе — единственное, что имеет значение! Простите себя, ради Бога… и к чертовой матери всех остальных!

Джозеф смотрел в сторону, его терпение истощалось.

— По-моему, у нас проблема, не так ли?

— Нет, если вы возьмете на себя всю ответственность, как ожидал от вас брат.

Он сжал зубы: дьявол, она режет прямо по сердцу!

— Я обещал брату, что сделаю для его детей то, что будет лучше, и это именно то, что я намерен сделать.

Ее взгляд был полон самого лютого отвращения, какое он только видел. Тесс пришпорила лошадь и унеслась далеко вперед.

Джозеф понимал, что отталкивает Тесс, но в этой ситуации он не мог позволить себе сдаться. Он мог понять отчаяние Тесс, но знал, что она-то как раз понимала не все. Его решение не означало, что он хочет бросить племянниц. Наоборот, он любит их слишком сильно, чтобы остаться.

16

Вот уже второй день Джозеф гнал лошадь, и Тесс не отставала от него. Они проехали берегом реки Арканзас на запад и углубились в холмистую прерию, которую Джозеф назвал Осейдж. Когда они въехали на вершину одного из поросших сорняками холмов, Тесс совершенно выбилась из сил, лицо ее покрывал густой слой пыли. Здесь они остановились передохнуть.

У подножия холма раскинулся город Додж-Сити, штат Канзас. Солнце было как громадный золотой мяч, висящий над холмами. Город купался в оранжевых лучах заката. У Тесс создалось тревожное впечатление, что они приехали на край света.

Она услышала звук — слабый, но различимый. Это были крики и неистовый хохот. Тесс вопросительно посмотрела на Джозефа.

— Держитесь ближе, — сказал он.

Тесс кивнула. Джозеф отстегнул цепочку револьвера, сунул его в правый сапог, а цепочку свернул и положил в седельную сумку.

— Хочу снять для вас номер засветло, — добавил он.

Джозеф пришпорил лошадь и начал спускаться с холма. Он обернулся и окликнул Тесс. Она послала свою лошадь вперед и догнала Джозефа, направляясь навстречу своей судьбе, к самому разнузданному городу Запада. Обратного пути не было.

После чистеньких аккуратных улочек Суит-Брайэра Тесс была не готова к неопрятной, запруженной людьми главной улице пользующегося дурной славой города Додж-Сити: по сторонам были беспорядочно раскиданы палатки и шаткие хибарки, чередующиеся с шумными салунами и битком набитыми публичными домами. Город пестрел людьми всех мастей и национальностей. Некоторые из них уже были настолько пьяны, что едва держались на ногах.

Запах стоял омерзительный. На этом фоне ферма Джозефа казалась парфюмерной фабрикой в Париже. Широкая немощеная дорога завалена кучами гниющих отбросов и озерами коровьего навоза, в которые то и дело наступали невнимательные люди. «Аромат» немытых мужских тел был таков, что у Тесс слезились глаза, едва какое-нибудь из них оказывалось слишком близко к ней.

Она наклонилась к Джозефу:

— Где этот отель, о котором вы мне так много говорили?

— Додж не так хорош, как вы ожидали? — Какой-то пьяница привалился к ноге Джозефа, и он оттолкнул его сапогом. — С наступлением темноты он становится еще хуже.

Из дверей ближайшего салуна вывалилась дерущаяся компания. На всякий случай Тесс держалась ближе к Джозефу. Они медленно продвигались по улице.

— Эй, милашка!

Тесс посмотрела вниз. Рядом с ее лошадью шел, шатаясь, вдрызг пьяный худой мужчина. В одной руке он держал крошечную парусиновую сумочку, в другой — наполовину опорожненную бутылку текилы.

— Если у тебя найдется время, я заплачу, — громко сказал он, мерзко ухмыляясь.

Последовав примеру Джозефа, Тесс оттолкнула мужчину ногой. Тот, издав нечленораздельный вопль, запутался в собственных шнурках и повалился в пыль. Тесс оглянулась на чертыхающегося пьяницу, не пытается ли он догнать ее. Затем она мельком взглянула на Джозефа. Тот сидел в седле очень прямо, развернув плечи. Взгляд был острым и внимательным, выражение лица — мрачным и неприступным. Само олицетворение свирепости.

Тесс выпятила подбородок и приняла позу «Не-тронь-меня». Она не знала, что будет делать, если кто-нибудь все-таки осмелится приставать к ней снова, но верила, что Джозеф сумеет защитить ее.

Тесс заметила большую белую вывеску с красными буквами и облегченно вздохнула, прочитав название отеля.

— Как насчет «Королевского»? — спросила она Джозефа.

— Очень точное название, — ответил ее спутник. — Только королю по карману здесь остановиться. — Он показал на маленький двухэтажный домик на другой стороне улицы. — Вот то, что нам нужно.

Тесс поморщилась, увидев безыскусное зеленое строение, настоятельно требующее хорошего ремонта.

— «Бродяга»?

— Там мягкие кровати, чистые простыни и крепкие замки на дверях.

Джозеф повернул к коновязи отеля и спрыгнул с лошади.

— Часто бываете в Додже? — спросила Тесс.

Джозеф расстегнул подпругу седла. Тесс бросила сомневающийся взгляд на улицу, которую они проехали, на все эти салуны, дансинги и слезла с лошади.

— Похоже на парк развлечений для отбросов общества.

— Рай для работяг, — поправил Джозеф и стрельнул глазом по двери ближайшего публичного дома.

— По-моему, вы пока не перетрудились, Магайр, — заметила Тесс, проследив за взглядом Джозефа.

Он покосился на нее и, сняв с ее лошади седельные сумки, перекинул их через плечо:

— Мужчина получает удовольствие везде, где может его найти.

— Оказывается, вы еще и не очень разборчивы.

Вместе с Тесс Джозеф шагнул на тротуар.

— В этом ваше счастье, — сказал он, многозначительно посмотрев на нее. — Иначе вы бы по-прежнему сидели в камере.

Тесс стиснула зубы, еле сдерживая себя, чтобы не влепить ему пощечину.

— А вам некому было бы поручить воспитание своих племянниц, — парировала она.

Ответный взгляд был таким темным и угрожающим, что Тесс невольно отшатнулась от его обладателя.

— Лучше держите свои соображения при себе, — посоветовал Джозеф.

«До каких пор, — подумала Тесс. — Пока он не задушит меня голыми руками?» Она еще раз с опаской глянула на него и вбежала в холл отеля «Бродяга».

Джозеф снял только один номер, заявив, что и это для них роскошь, а поскольку все их деньги теперь были у него, у Тесс не возникло желания спорить.

Он заказал для нее ванну, и Тесс была благодарна хоть за это. По крайней мере, у нее была возможность помыться и немного отдохнуть.

Джозеф сидел в кресле спиной к Тесс, глядя в окно, а она с благоговением залезла в медное корыто, наполненное горячей водой.

Солнце село, погрузив этот опасный город в чернильную тьму, шум снаружи стал оглушительным.

Тесс сполоснула лицо и окунулась в мыльную воду по подбородок. После того как они вошли в номер, Джозеф не сказал и двух слов, и Тесс размышляла: не повлияло ли столкновение с Юлисом Колтрейном на его рассудок. Или он, может быть, начал наконец задумываться о судьбе своих племянниц?!

— Видите там что-то интересное? — спросила Тесс и заметила, что его плечи вздрогнули под тканью рубашки.

— А что вас интересует?

— Вы знаете: кровь, смерть, увечья…

— Странный вкус для женщины.

— Это я — странная женщина!

Он медленно повернулся в кресле, чтобы посмотреть на ее раскрасневшееся от жара лицо:

— Если вы просидите там еще немного, то сваритесь.

Тесс запрокинула голову и вытянула ноги, положив их на край корыта.

— Сварюсь или не сварюсь, но сейчас я чувствую себя на седьмом небе, не то, что во все последние дни.

Джозеф уставился на поверхность воды в корыте, и Тесс забеспокоилась, уж не освещает ли лампа на комоде несколько больше, чем она хотела бы ему показать.

— А я чувствую себя грязнее, чем когда-либо, — сказал он.

— Тогда, наверное, ванна вам нужна даже больше, чем мне.

— Только если вода остыла.

— Если вы отвернетесь, я тут же вылезу, — пообещала Тесс.

Что-то он был слишком уж серьезен, и это не способствовало сохранению покоя в ее душе.

— С сегодняшнего утра в вас появилось что-то новое.

Она смутилась. Джозеф был прав.

— Магайр, мне совсем не интересно изображать для вас актрису варьете.

Он соскользнул с кресла и встал на колени перед корытом:

— Тогда что же вам интересно?

— Одна из моих главных целей — выбраться из этого города живой.

Он погрузил пальцы в воду и начал водить ими, теплыми и влажными, по ее руке.

— А не заняться ли нам тем, что интересно мне, прямо сейчас?

Тесс закашлялась от возмущения и душившей ее злости:

— А как насчет полотенца?

— А как насчет моего предложения? — нежно спросил он, глядя ей прямо в глаза.

— Вы хотите уложить меня в постель? — Взгляд Джозефа притягивал ее, как наживка увлекает рыбу.

— Вы догадливы, — сказал он. — Вы и я… — Джозеф погрузил руку в воду и коснулся ее груди. Дыхание Тесс перехватило. — Думаю, это будет ни с чем не сравнимо, — закончил он хриплым шепотом.

Ни с чем не сравнимо? Тесс не могла говорить… не могла дышать. Она даже не могла вспомнить свое имя. Ее сердце молотом стучало в груди — так часто, что она боялась, оно разорвется. Джозеф слегка ударил пальцем по ее соску, и ее пах залило волной возбуждения. Он наклонился к Тесс, и его губы прикоснулись к ее губам, а рука нежно скользила по гладкому телу — по ребрам, талии, животу — вниз, вниз, вниз…

Резкий стук в дверь чуть не выбросил Тесс из корыта. Джозеф отпрянул и сел на корточки.

— Кто там? — с досадой окликнул он.

— Шериф. Откройте, Магайр!

Джозеф поднялся и шагнул к двери. Тесс сдернула с комода полотенце и, прикрываясь им, вылезла из корыта. Вся дрожа, она наспех вытерлась и потянулась за одеждой.

— Давайте, Магайр, — раздался низкий голос из коридора. — Открывайте!

— Подождите минуту, — отозвался Джозеф. Он стоял спиной к Тесс, пока она лихорадочно натягивала джинсы и рубашку.

— Вы готовы? — спросил он.

Тесс застегивала последнюю пуговицу на джинсах.

— Да.

— Тогда встаньте у стены и делайте так, как мы договорились.

Она прислонилась к стене, удивляясь, почему шериф стучит в их дверь и как он узнал, что Джозеф в городе.

Джозеф распахнул дверь. Шериф был среднего роста, лет двадцати пяти, в черном костюме с часами на цепочке и в английском котелке с высоко загнутыми полями. Его изящные усики задергались, когда он посмотрел на Джозефа.

— Меня интересует, Магайр, что за дела у вас в Додже, — с порога начал допрос шериф. — Вы завариваете какую-то кашу?

«Какого черта! — подумала Тесс. — Неужели человек не может даже въехать в город, не будучи заподозренным?»

— Просто небольшое дело к одному из моих старых друзей, шериф.

Строгий взгляд шерифа пробежал по Джозефу и остановился на Тесс. Несколько мгновений он изучал ее, затем приподнял шляпу:

— Мэм.

Потом опять вернулся к Джозефу:

— Оружие есть?

Джозеф покачал головой, а Тесс прикусила язык.

— Любое огнестрельное оружие должно быть зарегистрировано в моем офисе.

— Знаю, — кратко ответил Джозеф.

Шериф рассматривал его еще некоторое время, потом удовлетворенно кивнул:

— Если вам интересно, через несколько минут начнется карточная игра. На всю ночь.

— В «Длинном Ручье»?

— Точно.

— Ну что ж, я играю.

Шериф, казалось, был очень доволен ответом Джозефа и широко улыбнулся:

— Тогда я не прощаюсь.

Он еще раз снял шляпу перед Тесс и вышел.

— Что это все значит? — спросила Тесс, когда Джозеф закрыл дверь.

— Просто нервный шериф хочет присмотреть за мной, пока я в городе. — Он поднял с пола седельные сумки Тесс и вытащил пачки купюр, которые она забрала из банка в Суит-Брайэре. — Вы можете побыть одна несколько часов? — спросил Джозеф.

— Одна? Подождите минуту. Вы хотите идти играть, да?

― Да.

— Или что?

Он нетерпеливо взглянул на нее:

— Или они явятся сюда, Тесс. Нельзя раздражать власти этого города. Я останавливаюсь здесь лишь ненадолго. Добрый шериф заслуживает покоя.

Деньги Джозеф спрятал под матрас. Тесс пошла за ним к комоду, куда он засунул пустые сумки.

— Вы говорили, что ночью здесь опасно выходить на улицу, — напомнила она.

— Точно. — Он посмотрел ей прямо в глаза.

— Если так, то опасно выходить из комнаты. Любому из нас.

Безо всякого предупреждения Джозеф обнял ее:

— Лучше поцелуйте меня на прощание, а то потом вы можете пожалеть, что отказались от этой возможности.

Тесс понимала, что удержать его не удастся, но мысль о том, что Джозефа могут ранить, заставила всю кровь отхлынуть от ее лица.

— С вами ничего не случится, Магайр… или… или я пойду искать вас и убью вашего обидчика!

— Женщина, замолчи и поцелуй меня, — ласково прошептал он.

Тесс обвила руками сильную шею и пригнула голову поближе к себе. Поцелуй был глубоким и страстным. Джозеф застонал, обнял ее за спину и прижал крепче. Их языки встретились, и Тесс почувствовала, что умирает от желания. Но Джозеф вдруг отстранил ее, и, прежде чем Тесс успела вымолвить хоть слово, направился к двери.

— Заприте дверь, — сухо сказал он, — и не открывайте никому, кроме меня.

Она заперла за ним, упала на кровать и уставилась на ручку двери. С улицы под окном раздался короткий громкий вскрик, горячие слезы брызнули из ее глаз. Тесс не представляла, что будет делать, если с этим проклятым фермером что-нибудь случится.

Он отсутствовал уже целых три часа. Тесс не могла отогнать видение: весь в крови, Джозеф лежит на улице рядом с тем пьяным придурком, которого она пнула ногой.

Что же она скажет Холли и Сисси?

Ей следовало бы лучше знать, что представляет собой Додж. Ей нужно было найти Джозефа, заставить его вернуться и попросить помощи у шерифа Уилсона. Тесс всхлипнула. Разве сможет она заставить Джозефа Магайра сделать то, что считала необходимым!

Она закрыла лицо руками и прокляла этот дремучий девятнадцатый век.

— Все они звери, таскающие оружие, калечащие и убивающие друг друга…

Тесс нервно рассмеялась, осознав, что точно описала век двадцатый. Слово «цивилизованный» встречалось так же часто, как «пища» и «воздух», но в действительности человечеству так и не удалось избавиться от первобытной дикости.

Тесс встряхнула головой и уставилась в потолок. Джозеф Магайр не святой, но все же заслуживает большего, чем быть пристреленным на грязной улице лишь за то, что толкнул кого-то локтем.

Часы на ночном столике пробили полночь, и Тесс поняла, что должна делать. Она встала и выпустила полы рубашки поверх джинсов, застегнула ее до самого подбородка и раскатала рукава. Девушка заплела волосы в тугую косу и надела шляпу Джозефа.

Тесс выскользнула из номера в узкий коридор, освещенный лишь несколькими крошечными свечками, установленными на настенных подставках и слишком скудно освещающими грязный пол.

Она прошла только несколько шагов, когда в коридор из соседнего номера вывалилось пьяное подобие мужчины и столкнулось с ней.

— Гляди-ка, сынок! — глупо захохотало подобие и устремилось обратно в номер.

Тесс надвинула шляпу на самые глаза и облегченно вздохнула. Она медленно спускалась по лестнице, стараясь слиться со стеной. Проходящие мимо мужчины не обращали на нее ровным счетом никакого внимания. Но, оказавшись внизу, она столкнулась с новой проблемой. В темноте в такой одежде сойти за мальчика было легко, но сомнительно, чтобы ей так же повезло в ярко освещенном холле отеля «Бродяга». Клерк за стойкой обязательно узнает ее. Тесс нужна была какая-нибудь бесформенная одежда, чтобы скрыть изящную фигуру, что-то вроде…

Ее мольбы были услышаны: прямо рядом с лестницей стояла вешалка, на которой висела огромная куртка из оленьей кожи. Эта куртка была бы Тесс как раз до колен.

Девушка выглянула из тени, окутывавшей лестницу. Клерк был занят с клиентом. Тесс протянула руку и быстро сняла куртку с деревянного крючка. Она не ожидала, что чертова куртка окажется такой тяжелой, и крякнула от напряжения. Тесс поморщилась. Куртка напоминала дохлое животное, а пахла и того хуже. Сдерживая дыхание, Тесс надела ее, застегнула металлические пуговицы и подняла жесткий воротник, чтобы прикрыть уши.

Удостоверившись, что куртка надежно скрывает фигуру, она глубоко вздохнула. Сунув руки в карманы, Тесс нащупала взглядом входную дверь и устремилась вперед.

— Эй! — окликнул клерк.

Она похолодела, однако поглубже уткнула подбородок в воротник и медленно повернулась, представляя ужасные события, которые сейчас произойдут, и все из-за того, что она вышла из номера и стянула куртку какого-то бедняги. Клерк улыбнулся ей:

— Сэр, вы не забыли вернуть ключ от номера?

Тесс коротко кивнула, повернулась и выскочила на улицу.

Улица напоминала сумасшедший дом: на тротуаре толпились неряшливые полуодетые женщины, тут и там то и дело вспыхивали драки, пьяные шатались по дороге или стояли, прислонившись к стенам домов.

— Мой Бог! — прошептала она. — Прямо-таки Бульвар Заката.

Однако, в отличие от Лос-Анджелеса, здесь не было фонарей и улица освещалась только звездами и мутным серпом луны. Тесс не знала, откуда начать поиски Джозефа. Вечером по дороге сюда она не заметила вывески салуна «Длинный Ручей» и сомневалась, что сможет увидеть ее сейчас… если только кто-нибудь за следующие несколько секунд не изобретет неоновые вывески и не будет так добр повесить одну из них специально для нее.

Тесс решила попытать счастья и обратилась к женщине, стоявшей в тени открытой двери, из которой лился тусклый свет.

— Простите, — извинилась Тесс, — я ищу салун «Длинный Ру…»

Перышки встрепенулись, повеяло терпкими духами, и скрипучий голос «чарующе» произнес:

— Я тоже, парнишка. Не возьмешь ли одну на мою долю?

Дрожащая рука протянулась к Тесс, и она отскочила.

— Салун, — объяснила Тесс. — Я ищу салун «Длинный Ручей».

— Зачем? Все, что тебе нужно, уже здесь, в одной аккуратненькой горяченькой упаковочке.

— Эту упаковочку каждый день разворачивают раз по десять, — пробормотала Тесс себе под нос. — Меня интересуют карты.

— А что мне с того, парень?

Тесс выкатила глаза.

— Скажи мне вот что, милашка, — важно сказала она, понизив голос почти до мужского. — Покажи, где «Длинный Ручей», и я поделюсь с тобой выигрышем.

Проститутка даже заурчала от умиления. Тесс удивилась, что Джозефу нравятся такие женщины — накрашенные, вонючие и напрочь лишенные женственности.

— Пятый дом отсюда, — сказала шлюха. — Там у дверей большая статуя индейца.

Тесс повернулась было, но та придержала ее за плечо:

— Ты уж не забудь про меня, сынок, ладно? Твой маленький член чудесно проведет время!

Тесс дрожала от отвращения всю дорогу до следующего дома.

Она чудом добралась до салуна «Длинный Ручей» целой и невредимой: ее не подстрелили и не ударили ножом или дубиной. Девушка глянула поверх двустворчатой двери и высмотрела длинную стойку бара красного дерева и дюжину столиков для игры в карты. Наконец она заметила знакомую спину в дальнем углу зала.

Тесс с облегчением вздохнула, Джозеф был жив и здоров, но ее радость быстро переросла в ярость: он бросил ее одну психовать в номере, она рискует жизнью и ищет его, а он сидит и наслаждается игрой!

Она открыла было рот, чтобы окликнуть его, но тут за ее спиной раздались выстрелы. Рот захлопнулся, и она забилась за деревянного индейца в натуральную величину.

Люди на улице кинулись врассыпную, прыгая друг через друга, чтобы уберечься от пуль. Стреляли двое мужчин, нагло ехавших верхом по улице. Позади Тесс раздался топот, и она была отброшена к стене несколькими мужчинами, которые выскочили из салуна, вытаскивая на ходу револьверы. Они включились в перестрелку. В это время человек, сидевший на краю крыши соседнего дома, тоже решил внести свою лепту в общую неразбериху и принялся палить в воздух.

Выбежавшие из салуна стреляли по двум лихим перебравшим ковбоям, которые довольно быстро протрезвели и повернули коней к окраине города. Но для одного из них развлечение закончилось плачевно. Он перевернулся в воздухе и упал на землю.

Тесс судорожно глотнула ртом воздух и высунулась из-за индейца. Тотчас же чья-то сильная рука задвинула ее голову обратно.

— Не высовывай носа, сынок. Ты рискуешь схлопотать пулю.

Тесс узнала голос Джозефа и отпрянула к стене. Впервые за все это время она задумалась, что он не очень обрадуется, увидев ее здесь.

Возбужденные люди вернулись в салун, и в лунном свете Тесс узнала в одном из них шерифа.

— По-моему, Тед попал в него, — проговорил он.

— Не-а, — возразил ему рослый мужчина. — Это был Пит. Только он так метко стреляет в темноте.

Тесс решила, что мужчины вернулись в салун, чтобы продолжить игру.

— Они даже не проверили, жив он или мертв, — громко прошептала она.

— Это дело врача.

При звуке голоса Джозефа Тесс замерла. Она думала, что он вернулся в салун вслед за шерифом и его людьми.

— Раненых латает врач. — Он наклонился ближе, так, что Тесс ощутила на шее его дыхание. — Но пусть вас это не тревожит, мисс Харпер, потому что, когда я закончу с вами, врач уже не понадобится.

17

Джозеф не мог поверить своим глазам: человек, которого он поначалу принял за мальчишку, был не кем иным, как женщиной, которой он строго-настрого приказал не выходить из номера отеля.

Но какого черта он так удивляется? Тесс Харпер всегда делала то, что хотела, и именно тогда, когда хотела. Пока ей везло, и ее упрямство не стоило ей жизни.

Куртка из оленьей кожи издавала подозрительный запах женщин известного толка и виски, и Джозеф затруднялся с ответом, откуда Тесс ее выкопала. Когда он назвал ее по имени, она смертельно побледнела, но Джозеф был раздражен, обнаружив ее здесь, и ему было плевать на ее страх перед последствиями этой маленькой прогулки среди ночи.

— Магайр! — окликнул его низкий голос.

Обернувшись, Джозеф увидел помощника шерифа Доджа, торчащего в дверях салуна. На кончиках его длинных усов висели хлопья пивной пены.

— Вы идете? — спросил служитель закона. Придя сюда вечером, Джозеф немного встревожился, увидев шерифа, его помощника и знаменитого стрелка, которые сидели за столом и ждали его, как три кота мышь. Но потом он увлекся игрой, расслабился и задержался здесь дольше, чем собирался.

Теперь, когда Тесс стояла так близко, опять будоража его воображение, Джозеф понимал, что оставаться здесь бессмысленно. Она сделала глупость, выйдя из номера, но он будет еще большим идиотом, если отправит ее обратно одну.

— Появилось одно дело, — ответил он помощнику шерифа. — Буду признателен, если вы поблагодарите остальных за компанию.

Помощник шерифа мельком оглядел Тесс и кивнул:

— Ну, если дело с такими синими глазами… Можете воспользоваться комнатушкой позади зала.

Тесс, до этого момента втиснутая за деревянного индейца, тотчас же выпрямилась. Джозеф с ужасом понял, что сейчас произойдет, и закрыл глаза.

— На твоем месте, меховая рожа, я бы не давала советов по первому впечатлению! — бросила Тесс. — У моржей я видела усы получше!

Когда Джозеф открыл глаза, он увидел, что лицо помощника шерифа стало белым как мел.

— Вот это язычок! — пробасил тот. — Магайр, на вашем месте я бы заткнул чем-нибудь этот ротик, пока она не довела вас до беды.

— У этой леди несколько своеобразная манера выражаться.

Джозеф взял Тесс за руку повыше локтя и потащил подальше от надвигающихся неприятностей.

— Меховая рожа? — сказал он. — Почему вы просто не врезали ему по яйцам?

Тесс остановилась посреди тротуара, набираясь смелости сцепиться с ним:

— Я бы врезала, если бы он не стоял по другую сторону двери!

Джозефу хотелось задушить ее! Перекинуть ее через плечо и вывалить в ближайшую поилку для скота!

Но вместо этого Джозеф обнял Тесс за плечи и прижал к себе.

— Не будьте идиоткой, — прошептал он, пока она пыталась отдавить ему ногу. — Или вы хотите, чтобы я бросил вас посреди улицы, где шатаются одни подонки?

Тесс затихла и пошла рядом с ним, хотя еще не совсем остыла. Войдя в холл отеля «Бродяга», они едва не споткнулись о мужчину с женщиной, обнимавшихся прямо на полу у подножия лестницы. Парочка просто подвинулась в сторону, и они смогли подняться на второй этаж.

Когда они вошли в свой номер, Джозеф захлопнул дверь, запер ее и бросил ключ в угол. Потом прошел за Тесс, рухнувшей на кровать.

— Какого дьявола вы везде лезете?

Тесс отвернулась.

— Вы понимаете, как вам повезло: не только добраться живой до «Длинного Ручья», но и уцелеть во время перестрелки?!

Джозеф был в бешенстве. Он ухватился за вонючую куртку из оленьей кожи, содрал ее с Тесс и швырнул на комод.

— Прекратите! — вскочила Тесс. — Прекратите орать на меня! Кем вы себя считаете, черт возьми, чтобы указывать мне, что делать? Я не обязана слушаться вас! Я оставалась здесь, как вы сказали! Но когда вы не пришли вовремя, я подумала, что что-то случилось!

— О, ради Бога! Только не надо таких смехотворных оправданий!

Кто-то в соседнем номере забарабанил в стену, и раздались приглушенные ругательства. Тесс уперлась руками Джозефу в грудь и попыталась оттолкнуть его. Почему всякий раз, когда они спорят, ей так хотелось подраться с ним?

Джозеф ответил несильным толчком, которого, однако, хватило, чтобы Тесс потеряла равновесие и опять упала на кровать.

— Я сказал, чтобы вы оставались в номере. Вы думаете, я люблю болтать просто так?

Тесс, не слезая с кровати, встала на колени, чтобы быть повыше.

— Вы, Магайр, говорите, как старуха. — Она запустила подушкой ему в голову, но Джозефу удалось уклониться. — И я оставалась бы здесь, если бы вы вернулись через час, как обещали!

— Поэтому вам малость наскучило ждать, и вы решили осмотреть достопримечательности? Ну, и как вам ландшафт?

— Я думала, с вами что-то случилось, — яростно кричала Тесс, стоя на коленях и наклонившись вперед. — Я волновалась!

Джозеф потрясенно умолк. Будь он проклят, если она не казалась искренней. Он нахмурился. В стену опять постучали, и тот же голос произнес:

— Волновалась она, как же!

Джозеф покачал головой. Какие у нее были основания беспокоиться о нем? Это просто глупое оправдание.

— Мне следовало привязать вас к этой кровати, — пробормотал он.

Ее голубые глаза хищно прищурились.

— Вы бы об этом жестоко пожалели.

Он нагнулся над ней:

— Это если бы сейчас я втащил сюда ваше безжизненное тело, мисс Харпер! Но мне кажется, что в этом случае вашему собственному сожалению не было бы границ.

— Это была бы целиком и полностью ваша вина, Магайр. Ваша вина в том, что вы заигрались со своими приятелями и бросили меня здесь волноваться за вас!

Джозеф опять нахмурился, озадаченный ее уверениями, что она якобы беспокоилась о нем.

— Я в состоянии позаботиться о себе, — неуверенно пробормотал он.

— Вот как? Как Джимми Хоффа, — прокомментировала она.

Хоффа? Она назвала имя, явно мужское, но он никогда не слышал о таком человеке.

Постепенно его гнев угасал. Вообще-то он действительно не смотрел на часы, полагая, что она будет только рада, если обнаружит, что его не было всю ночь.

Но она, как ни странно, заметила его отсутствие, и это удивляло Джозефа и заставляло задавать себе разные интересные вопросы.

Он скрестил руки на груди и уставился на Тесс:

— Этот Хоффа… Он нажил себе неприятности, оставив вас одну в номере на всю ночь?

— Я подождала, пока он заснул, а потом заклеила ему ноздри.

Джозеф рассмеялся:

— Может быть, на этот раз меня простят?

— Вы можете обойтись просто обещанием, что больше не будете пугать меня, как сегодня. Я не знаю, что сделаю, если вы…

Он заметил, что Тесс осеклась, начав говорить самое интересное. Ее подбородок опять поднялся, лицо приняло свое обычное выражение упрямства, и она смотрела на него непоколебимо.

— Просто пообещайте, Магайр.

Помоги ему Бог! Похоже, она действительно боялась за него, Джозеф был потрясен этим открытием.

Он наклонился над кроватью, опершись на руки:

— Я обещаю… А теперь, чем вы собираетесь загладить свою вину?

Она округлила глаза:

— Я не ребенок, чтобы вы меня наказывали за непослушание.

Его взгляд упал на ее соски, проступавшие под тонкой тканью белой рубашки, и он почувствовал возбуждение. Да, она была решительно не ребенком.

— Поцелуй, — прошептал он, зная, что, если она откажет, он все равно сумеет получить свое.

Тесс встревоженно посмотрела на него и отвернулась.

— Я не намерена прощать вас так скоро.

Он опустился на кровать рядом с ней:

— Тогда позвольте мне яснее выразить свои извинения.

Тесс отползла к изголовью, сопротивляясь желанию кинуться в его объятия и растаять подобно кубику льда в жаркий летний день.

— Что это вы собираетесь делать? — спросила она.

— Я собираюсь, мисс Харпер, стянуть эти джинсы с вашей маленькой прелестной попки и найти кусочек рая в ваших объятиях. — Он подполз к ней и замер. — Похоже, вас это не очень-то привлекает?

Это было как раз то, о чем Тесс мечтала все эти дни. Даже его беглый взгляд в ее сторону будил в ней желание.

— А как… Как насчет нашего пари о сдержанности?

Джозеф ласково рассмеялся:

— Вы уже проиграли его вечером, когда практически съели мой язык, целуя меня на прощание.

— Я не проиграла! — вскричала Тесс. — Это вы попросили поцеловать вас! А посмотрите на себя сейчас: вы лезете на меня, как бык во время гона. Даже смешно, насколько вы несдержанны!

Джозеф оседлал ее бедра и, посматривая на нее, начал играть с верхней пуговицей ее рубашки.

— Знаете ли, леди, я проиграю и выиграю одновременно. — Он посмотрел ей прямо в глаза. — Мне кажется, это довольно честная сделка.

Тесс выгнула брови дугой, стараясь не обращать внимания на заколотившееся сердце.

— То есть вы намеренно проигрываете?

Игривый блеск в его глазах сменился серьезным выражением.

— Почему мне начинает казаться, что вы собираетесь потребовать колоссальный приз?

— Что за опасение я слышу в вашем голосе, Магайр?

Он потянулся, словно чтобы поправить ее воротник, но его теплые пальцы лениво прошлись по ее щеке к уху.

— Может, нам следует назвать это влечением и перейти к делу, — предложил Джозеф.

Тесс уже чувствовала, как желание звенит у нее в ушах, но будущее Холли и Сисси, не говоря уже о ее собственном, слишком важно, чтобы забывать о нем ради краткого мига необузданной страсти.

Она непреклонно покачала головой.

Джозеф вздохнул и начал осторожно расстегивать пуговицы на ее рубашке.

— Упряма и неотразима, — пробормотал он. — Как всегда, не везет!

— Нельзя сказать, что ваше предложение не соблазнительно, — признала Тесс, задыхаясь и понимая, что они оба пытаются сделать вид, что ничего особенного не происходит.

Он не отводил взгляда от ее глаз, и она почувствовала, как потеют его ладони.

— Вы очень добры, — машинально поблагодарил Джозеф.

— Не обращайте внимания, — прошептала Тесс.

Она приподнялась, чтобы он смог снять с нее рубашку и бросить ее на пол. Его взгляд остановился на ее обнаженной груди.

— Холодно? — спросил он.

— Ничего, — ответила Тесс, не задумываясь.

Его легкой улыбки было достаточно, чтобы ее шея залилась краской. Джозеф наклонился над ней, их взгляды встретились, и Тесс затаила дыхание.

— Я проиграл, — заявил он. Его голос прозвучал как скрежет в накаленной атмосфере номера.

Тесс приподнялась навстречу его голодным губам, шепча:

— Уверена, вы не прогадаете…

С низким стоном Джозеф приник к ее губам. Тесс обвила руками его шею и прижалась к горячему телу. Она прогнулась, и он обнял ее за спину, а его язык глубоко проник в ее рот. Тесс захотелось, чтобы он одновременно касался ее в самых разных местах, руками и губами, пока не узнает каждый дюйм ее тела.

Джозеф нагнулся и взял в рот один из ее набухших сосков. Его язык был горячим и шершавым, и Тесс вскрикнула и притянула его к себе, продев пальцы под его брючный ремень.

Общими усилиями они сняли его рубашку, которая отправилась туда же, на пол. Тесс получила в свое распоряжение его широкую спину и пустила свои ногти гулять по ней, чувствуя все неровности развитых мышц. Джозеф издал стон глубокого удовлетворения.

— Ты ведьма, Тесс, — прошептал он. — Ведьма, которую я хочу до смерти.

Тесс прикусила его подбородок, а его ловкие пальцы принялись за пуговицы на ее джинсах, которые в конце концов пополнили кучу одежды на полу. Потом его мозолистая ладонь прошлась по гладкой коже ее груди, талии, животу и дальше вниз. Когда пальцы осторожно расправили жесткие волосы меж ее ног и нежно погладили маленький бутон плоти, Тесс откинулась головой на подушку и со стоном выдохнула его имя. Его палец скользнул в заветную глубину, и она потеряла всякую связь с реальным миром.

Тесс превратилась в желе в его руках. Джозеф играл с ее сосками, порождая где-то глубоко внутри гигантскую волну чувств. Но Тесс не останавливала его. Наоборот, она ждала, надеялась и молила о том моменте, когда обрушится эта волна, пока почти не заплакала от страха, что этого может не произойти.

Но Джозеф целовал ее в живот и шептал ее имя. Он сдвинулся ниже, и она почувствовала, как он устраивается меж ее бедер. Тесс затаила дыхание, ощутив приближение оргазма.

Волна экстаза затопила… и Тесс забилась в судорогах, которые заставили ее закричать от восторга и застонать от невыносимой боли. Это было сильнее, чем она когда-либо испытывала. Больше, чем даже могла вообразить.

Джозеф поцеловал ее мягкие губы, потом раздвинул ее бедра и проскользнул внутрь.

Тесс вскрикнула, почувствовав, как он велик, но внезапно появившийся страх от всех ее ощущений — нежности, страсти и невероятного удовольствия — потряс ее.

Джозеф понял ее волнение и прошептал:

— Не бойся, Тесс. Просто позволь мне любить тебя.

Он вновь вошел в нее, лаская изнутри глубоко и сильно, заставляя Тесс исторгать страстные крики. Ее тело приспособилось к нему, словно изначально было предназначено именно для него, и Джозеф поднял ее ноги, чтобы они сомкнулись на его талии. Глубокие проникновения побуждали обоих стонать от наслаждения.

Его движения стали спокойнее и размереннее, и у Тесс снова появилось ощущение, что это не кончится никогда. Она взлетала к вершине блаженства и умоляла его присоединиться.

Джозеф перестал себя сдерживать. Тесс в восторге смотрела ему в глаза. Потом поток обрушился на них, заставив содрогаться в ритме, более древнем, чем само время, пока наконец они не замерли, опустошенные, в объятиях друг друга.

Некоторое время спустя Тесс тихо произнесла его имя, интересуясь, чувствует ли он то же колдовство, или она просто вообразила его себе.

Джозеф привлек ее поближе, заключил в объятия, поцеловал в лоб и нежно произнес:

— Спи, Тесс. Завтра нам еще придется поволноваться.

18

Тесс медленно, но верно заняла свое место в его сердце. Сейчас она, теплая и податливая, лежала в его объятиях, а Джозеф с ужасом думал, что ему придется расстаться с ней. А ее место было рядом с Холли и Сисси.

Тесс застонала во сне, пробормотав что-то невнятное, и уткнулась лицом ему в грудь. Она была удивительной женщиной — умнее, чем большинство известных ему мужчин, и мужественнее, чем все они вместе взятые.

— Джозеф? — прошептала она сонным голосом.

— Угу. — Он отвел прядь волос с нежного лица и ласково коснулся пальцами ее щеки.

— Уже утро?

— Еще нет.

Она нахмурилась:

— Тогда почему ты не спишь?

Он улыбнулся и наклонился, чтобы запечатлеть долгий поцелуй в изгиб ее шеи:

— Может, я рассчитывал повторить.

Тесс хрипло рассмеялась, когда он обнял ее за обнаженные ягодицы и прижал к своему восставшему члену.

— И давно у тебя такая проблема? — улыбнулась она.

— Около часа. — Он провел языком по шелковой коже на ее ключице.

— Прости, что заставила тебя ждать, — ответила она и испустила сладкий стон, когда его язык коснулся уха.

Джозеф просунул руку между ее бедер, поднял длинную точеную ногу и положил поверх своих бедер.

— Вот так, — шепнул он.

Медленным легким движением он, прогнувшись, подался тазом вперед и проскользнул в ее тугое влажное лоно. Тесс застонала, обвив его ногой и прижимая к себе.

Джозеф желал бы остаться рядом с ней навсегда. Но несмотря на всю эту страсть, это удивительное тепло, обволакивавшее их обоих, у них не могло быть будущего.

— Джозеф, я не знала, что жизнь может быть так прекрасна, — прошептала Тесс, постанывая при каждом его движении.

Он тоже никогда не предполагал такого. И сейчас он должен отказаться от всего этого, отказаться от Тесс. Три долгих года он провел в тюрьме, но, похоже, настоящая расплата была впереди.

Он продолжал любить ее почти до утра, лаская и шепча что-то невнятное, пока она не заснула в его объятиях. Но Джозеф так и не сомкнул глаз и лежал, глядя на нее и запоминая каждую черточку ее прекрасного лица.

Когда утром Тесс открыла глаза, Джозефа не было. Она уговаривала себя не паниковать, не думать о худшем, но что могло выдернуть его из постели в такую рань после такой прекрасной ночи любви?

С улицы доносились обычные хриплые крики и ругательства. Тесс села на кровати, стараясь прийти в себя. Страх ее был глуп. Джозеф мог просто уйти в уборную.

За окном раздался выстрел, и Тесс вскрикнула от неожиданности.

— Черт, — пробормотала она, — он же обещал не оставлять меня одну!

А что, если он ушел не по нужде? Что, если он так страстно любил ее всю ночь лишь для того, чтобы довести ее до изнеможения и получить прекрасную возможность смыться из города?

Проклиная все на свете, Тесс отбросила одеяло, спрыгнула с кровати и заглянула под матрас. Деньги были на месте, но она понимала, что это ничего не значит. Джозеф не собирался отдавать их Юлису.

Тесс быстро натянула одежду, которую сегодня ночью так страстно с нее снимали. Девушка была готова опять пуститься на поиски мужчины, причинявшего ей одни неприятности. Совсем не так мечтала она начинать утро.

Тесс вышла в холл отеля. Мужчины останавливались поглазеть на нее, некоторые даже имели наглость обратиться к ней с весьма похотливыми предложениями. Но она устремилась на улицу, не обращая ни на кого внимания.

Солнце ярко сияло в безоблачном небе. Начинался новый жаркий канзасский день. Джозефа нигде не было видно. Она поджала губы и посмотрела в единственно знакомом ей направлении — в сторону салуна «Длинный Ручей». Ей не хотелось думать, что Джозеф, может быть, уже несколько часов скачет в Аризону. Сама мысль о том, что он может так просто исчезнуть из ее жизни, терзала сердце. Нет, он должен быть где-то в городе.

Тротуар, ведущий к салуну «Длинный Ручей», не был так запружен пьяницами, как ночью. Проститутки тоже ушли — вероятно, отсыпаться после ночных похождений. В пустых дансингах стояла тишина. Однако Тесс внимательно смотрела по сторонам всю дорогу до высокого деревянного индейца у двустворчатых дверей салуна «Длинный Ручей».

— Ну, привет тебе, мышка!

Тесс врезалась прямо в стену. Стена эта была человеком, ширина плеч которого была под стать его росту, а запах более приличествовал бы Кинг-Конгу. Тесс смотрела на двери салуна. Она была так близко к цели, а теперь, чтобы оказаться в безопасности, ей нужно как-то обойти этого медведя.

— Куда это вы так спешите? — спросил он с сильным европейским акцентом.

Тесс глубоко вздохнула, решив быть паинькой. Может быть, ее патетическая невинность вызовет сочувствие у этого мамонта и он позволит ей пройти.

— Я ищу своего старшего брата Джима, — ответила она сладчайшим голоском. — Вы случайно не встречали его? Он ростом на полметра повыше вас и ходит с длинным острым ножом.

Человек расхохотался, подходя ближе — слишком близко — к ней, и Тесс поняла, что на этого парня такие фокусы не действуют.

— Слушай, ты, бизон! — гаркнула она прямо ему в лицо. — Лучше бы ты убрал свою тушу с моей дороги, или я мигом позову полицию и скажу им, что у нас тут завелся главный преступник!

Его кустистые брови сошлись над переносицей. В следующую секунду сыромятный хлыст обвился вокруг груди Тесс, и ее потащили к фургону, стоящему на улице.

Рядом с парой черных быков, запряженных в фургон, Тесс остановили. Хлыст убрали. Потом мужчина стянул с себя рубашку, и глазам Тесс предстало самое удивительное зрелище, какое она когда-либо видела. Он принимал самые разнообразные позы, демонстрируя ей все свои мускулы, и в то же время непрерывно улыбался и корчил рожи. Тесс кивала, показывая, что немало поражена, и надеялась, что когда он закончит, то отпустит ее восвояси.

Однако дело оказалось не таким простым. Появился еще один человек-гора с огромным хлыстом и шлепнул Тесс по руке.

— Что ты тут делаешь, Биво?

— Женщина, — ответил Биво басом. — Она обозвала меня тушей и мигом. — Он подмигнул второму мужчине. — Вот я и решил показать ей другие свои достоинства.

— Что значит «мигом»? — спросил его собеседник.

— Я не знаю, — улыбнулся Биво. — Но это делает меня главным преступником.

Второй мужчина фыркнул и потянулся к Тесс:

— Она американка, дружище Биво. Сколько раз я говорил тебе, чтобы ты приставал только к таким же, как ты сам.

Биво отреагировал моментально, ударив своего приятеля по руке, протянутой к Тесс, и преградив дорогу к ней.

— Я увидел ее первым, Ричардс, — предупредил он.

— Уж и взглянуть нельзя, — возмутился Ричардс, давая сдачи.

Тесс не успела сказать, что ее совершенно не привлекает спор, где главным призом является она сама.

— Мальчики… — Тут дыхание перехватило, слова застряли в горле, а сама она отлетела в сторону и ударилась спиной о борт фургона. Но никто не собирался ее бить, просто Биво шевельнул локтем и нечаянно задел Тесс.

В следующее мгновение оба гиганта выхватили из сапог револьверы и устроили перестрелку, стоя в метре друг от друга.

Тесс в ужасе закрыла лицо руками и забилась под фургон, затаив дыхание. Воздух наполнился свистом пуль. Тесс услышала рядом чей-то истошный вопль и только через секунду осознала, что кричит она сама.

Через несколько секунд, которые показались ей часами, пальба так же внезапно прекратилась, Тесс открыла глаза и оказалась в едком облаке порохового дыма. Она закашлялась, видя, как обоих гигантов, оставшихся, как ни удивительно, совершенно невредимыми, уводят в тюрьму. Потом она увидела знакомые зеленые глаза, недовольно глядящие на нее сквозь дым.

Тесс неуверенно улыбнулась. Но ничто не могло смягчить мрачного выражения лица Джозефа Магайра.

Он взял ее за руку и потащил за собой, направляясь обратно в отель. По дороге Тесс уговаривала себя, пытаясь попасть в ногу с Джозефом, что он, по крайней мере, не уехал из города.

Когда Джозеф тащил ее к лестнице, клерк в холле отеля едва посмотрел в их сторону. Подойдя к номеру, Джозеф ударом ноги распахнул дверь настежь и толкнул Тесс на кровать.

— Именно здесь я оставил вас, уходя завтракать! — рявкнул он, с треском захлопывая за собой дверь. — И именно здесь я рассчитывал найти вас, когда вернусь!

«Боже мой, — думала она в панике, — он уходил всего лишь завтракать?»

— Магайр, неужели мы должны снова пройти через это? — спросила она, пытаясь скрыть свою ярость за показным нетерпением. Бешенство в его глазах не слишком волновало Тесс. — Я проснулась, а тебя нет. Вот и все.

Джозеф стоял перед ней, сердито стиснув челюсти, и Тесс подумала про себя, а все ли зубы у него на месте?

— Ну же, Магайр. Я здесь, ты здесь. Ничего страшного не произошло.

Он смотрел на нее молча еще некоторое время, потом наклонился и опять взял ее за руку:

— На этот раз, леди, вы так легко не отделаетесь.

У нее не было времени спросить, куда он ее тащит. Джозеф поволок ее из комнаты, вниз по лестнице и на улицу. Солнце ослепило Тесс, когда они быстрым шагом пошли куда-то по тротуару, но она заметила, что ее ведут в сторону, противоположную салуну «Длинный Ручей».

— Куда это мы идем? — наконец потребовала она объяснений.

— В то единственное место, которое, как мне известно, способно удержать вас.

Когда они остановились перед тюрьмой города Додж-Сити, Тесс в тревоге посмотрела на Джозефа. Он не посмеет! А что, если…

Она начала вырываться.

— Магайр, отпусти меня! Ты не посадишь опять меня в тюрьму!

Джозеф только крепче сжал ее запястье и втащил в офис. За столом сидел помощник шерифа с усами, напоминающими велосипедный руль.

— В чем дело, Магайр? — спросил он.

— Эта женщина пыталась украсть мой бумажник, — сказал Джозеф.

— Это ложь! — завопила Тесс.

— Накормите ее, пожалуйста. И поместите на ночку в камеру, чтобы впредь неповадно было.

Служитель закона встал и снял ключи с гвоздя, вбитого в стену над его головой, но Тесс была слишком ошеломлена, чтобы сдвинуться с места.

— Что ты делаешь? — еле слышно спросила она Джозефа.

Он посмотрел на нее, и вдруг суровость сошла с его лица.

— Спасаю твою глупую голову, — тихо ответил он. — Я не собираюсь брать тебя, Тесс, с собой в шахту. Но не сомневаюсь, что ты попыталась бы последовать за мной.

— Только потому…

— Потому, что, закончив это дело, я уеду в Аризону. Я сделаю это для них, Тесс, как ты этого не понимаешь? Без меня многое станет проще.

— Нет! — закричала она, но он уже развернулся к выходу. Она попыталась догнать его, но помощник шерифа схватил ее за руку и остановил. — Джозеф, ты не можешь уйти! — кричала она в отчаянии. — Ты нужен Холли и Сисси! А как насчет нашего пари? Я выиграла! И я требую, чтобы ты остался с племянницами!

— Я никогда не забуду тебя, Тесс Харпер, — грустно сказал он, и что-то блеснуло в его изумрудных глазах. — И ты не слишком старайся забыть меня.

— Ты нужен им! — завизжала Тесс, но дверь за ним уже закрылась. Он ушел.

Тесс вытерла глаза, с надеждой глядя на дверь и отказываясь поверить, что Джозеф бросил ее. Помощник шерифа попытался отвести ее в камеру, но она оттолкнула его руки.

Шли секунды, долгие секунды болезненного ожидания. Тесс смотрела на дверь, но Джозеф не возвращался. Он ушел, а она осталась, и словно весь мир рухнул вокруг нее.

— Ты нужен им, Джозеф, — в отчаянии прошептала она. — И мне ты нужен тоже.

19

Тесс слишком высоко ценила свою жизнь, чтобы решиться съесть похлебку, которую ей дали в тот день.

Джозеф бросил ее. Он любил ее всю ночь, как одержимый, а потом сунул в камеру и ушел. Это не укладывалось у нее в голове. Но окружавшая ее металлическая клетка свидетельствовала, что все произошедшее — реальность. Джозеф ушел и не возвращался.

Чертов ублюдок. Может быть, Холли и Сисси действительно будет лучше без него. Может, их детство будет более счастливым, если их не будет растить такой неразумный и ненадежный человек, как их дядя Джозеф. Может, им будет лучше, если Тесс просто оставит их у дока Натана и его жены. Она сидит в камере рядом с двумя мужчинами, которые утром едва не перестреляли друг друга, и никто из них не проявляет желания побеседовать ни с ней, ни между собой. Однако Тесс это вполне устраивало. Она считала, что это их вина, что она находится здесь. Если бы эти два больших олуха утром оставили ее в покое, вместо того чтобы привлекать ее внимание таким нелепым способом, она бы, наверное, была бы сейчас с Джозефом… или, по крайней мере, достаточно близко, чтобы не терять его из виду.

Тесс впадала в ярость всякий раз, когда понимала, как безнадежно ее положение. Ей предстоит сидеть в этой проклятой камере до утра, а к тому времени Джозеф может оказаться слишком далеко. Когда она поймала на себе взгляд Биво, ее нервы совсем сдали.

— Это все ваша вина, — сказала она, пылая от гнева.

Биво был мрачен.

— Простите, если мои глупые действия обидели вас, уважаемая леди, — он говорил невыразительно, с сильным акцентом. — Вы так милы, а я просто гигантский опух.

Тесс понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что он имел в виду.

— Вы гигантский лопух.

— Да, правильно. Ваш мужчина, похоже, был здорово зол на вас.

— Он не мой, — ответила она.

Но был таковым на протяжении нескольких часов прошлой ночью.

— Он придет за вами?

— Сильно сомневаюсь в этом.

— Тогда он дурак.

Тесс хотелось бы думать, что так оно и есть, и она почти поверила в это, а Биво продолжал пристально смотреть на нее. Вдруг он расплылся в широкой улыбке:

— Он такой же «мигом», как я?

Несмотря на раздражение, Тесс не смогла удержаться от легкой улыбки.

— Эй, леди, — окликнул помощник шерифа из-за своего стола. — Не хотите ли в уборную?

— Нет, в уборную я не хочу, — огрызнулась она. — Что я хочу, так это уйти отсюда. Какого дьявола я опять оказалась в таком положении? — пробормотала она себе под нос.

— Похоже, вы вывели из себя своего мужчину, — заметил служитель закона.

— Джозеф Магайр не мой мужчина! — взвизгнула она. — И, к вашему сведению, я не прикасалась к его бумажнику!

Помощник шерифа пожал плечами:

— Меня это не касается. Вы останетесь здесь до утра.

Тесс сжала зубы, понимая, что не вызывает у своего тюремщика никакой симпатии. Она опять посмотрела на Биво в соседней камере, который укладывался на свою койку.

— Спокойной ночи, милая леди, — мягко сказал он.

— Спокойной ночи, Биво, — машинально ответила Тесс.

Через несколько секунд тюрьма задрожала от храпа двух спящих громил.

Тесс посмотрела в незарешеченное окно справа от ее камеры. На Додж-Сити опять пала тьма. Трещали цикады, и снова слышались крики мужчин, развлекавшихся обычным для Додж-Сити образом.

Тесс сидела на своей койке, опершись о кирпичную стену и пытаясь сдержать слезы. Она потерпела полное фиаско. Ей не удалось удержать Джозефа при Холли и Сисси, и теперь их будут растить чужие люди, а она сама никогда не вернется домой.

— Это не моя вина, — шептала она в тускло освещенной камере. — Я сделала все, что могла. Все, что могла…

И пришла к тому же, с чего начала: к камере два на три метра.

— Кто-нибудь, пожалуйста, выпустите меня отсюда, — шептала она.

Вдруг наружная дверь офиса распахнулась, и вошел шериф, таща за собой двух связанных мужчин в полубессознательном состоянии.

— Джим, ты бы видел эту драку! Бери свою дубинку и посмотрим, скольких ты приведешь… — Шериф вдруг осекся. — Какого дьявола здесь делает эта женщина?

Джим был уже на ногах.

— Джозеф Магайр привел ее утром. Сказал, что она пыталась украсть его бумажник…

— А-а, выпусти ее, — перебил шериф раздраженно. — Здесь не отель для заблудших любовниц. Нам понадобится место для двух десятков мужчин.

Удивленная своей удачей, Тесс уже ждала у двери камеры, когда помощник шерифа отопрет ее. Оказавшись на свободе, она поблагодарила шерифа и поспешила прямо в отель «Бродяга». Там она обнаружила, что номер все еще снят на имя Джозефа, и она могла бы не торопиться.

Поднявшись наверх, Тесс распахнула дверь, и сердце ее упало. У нее все еще оставалась слабая надежда, что Джозеф сидит на кровати и ждет ее. Но комната была пуста.

Тесс упала в маленькое деревянное кресло у окна и начала было выть от жалости к самой себе, не зная, что делать дальше. У нее не было ни друзей, ни семьи, ни денег…

Вдруг она вскочила с кресла и упала на колени перед кроватью. Закрыв глаза, она вознесла безмолвную молитву и сунула руку под матрас. Но обнаружила лишь комок смятых двадцатидолларовых счетов.

Изумленная, Тесс откинула матрас в сторону и нашла там все деньги, которые привезла вчера в седельных сумках. Джозеф не взял ни цента. У нее были деньги. Достаточно, чтобы прокормить себя. Достаточно, чтобы благополучно вернуться в Суит-Брайэр. Достаточно, чтобы…

Тесс замерла и опустилась на кровать, поняв значение своей находки. Деньги были все еще на месте. Это могло означать лишь одно: Джозеф намеревался убить Юлиса Колтрейна.


Джозеф стреножил лошадь у самого подножия Расщепленной Горы и начал карабкаться вверх. Солнце уже садилось, отбрасывая густые тени на окружающую местность, на скалы, местами поросшие кустарником, но Джозеф хорошо держался на ногах и благополучно достиг вершины.

Он сразу же увидел невдалеке костер и достал из кобуры револьвер. Юлис Колтрейн угрожал всему, что было для Джозефа дорого, и будь он проклят, если не настал его черед платить.

Подкрасться к Юлису было довольно легко: тот никогда не отличался бдительностью. Джозеф ткнул дулом револьвера ему в шею, взвел курок и сказал:

— Привет, Юлис.

Юлис на мгновение окаменел, потом медленно поставил на землю свою чашку кофе:

— Привет, Джозеф. Следовало предположить, что ты выкинешь что-нибудь подобное.

— Правда? Это скорее в твоем стиле, чем в моем. Вынь револьвер из кобуры и передай его мне. Рукояткой вперед.

Юлис фыркнул:

— Да ну тебя, Джозеф. Мы же оба знаем, что ты не будешь стрелять в меня…

Джозеф схватил сальные черные волосы Юлиса и дернул его голову назад, одновременно сильно ткнув дулом револьвера в мягкие ткани шеи.

— Делай как сказано, — процедил Джозеф сквозь зубы.

— Черт! Ладно, ладно! — Юлис неохотно вынул револьвер из кобуры, перевернул его, взял за ствол и протянул Джозефу через плечо. — Мне это не трудно, Джозеф, но ты наживешь себе лишние неприятности. Ты же не собираешься убивать меня.

Джозеф сунул его револьвер в свою пустую кобуру:

— Не слишком рассчитывай на это. А теперь вставай.

Когда Юлис поднялся и повернулся лицом, Джозеф увидел его кривую ухмылку, и ему вдруг захотелось измолотить этого подонка, превратив его в кровавую кашу.

— Джозеф, какая муха тебя укусила? Помнишь, как было там? Ты не стал убивать того охранника. Если бы убил, мы бы ушли чисто. Это потому, что ты не мог его убить.

— Он сделал все, что мы ему приказали.

Юлис опять фыркнул:

— Но он же был единственным свидетелем, Джозеф… Как ты для меня, — добавил он, ухмыляясь.

— Ты всегда был сукиным сыном, Юлис.

— Да, но как раз это тебе во мне и нравилось. Мы с тобой всегда попадали в одну переделку за другой. Это было великолепно!

— Это было глупо! И нам обоим просто повезло, что мы уцелели.

Юлис посмотрел на землю и покачал головой:

— Ты всегда был слишком чувствительным. Слишком прислушивался к мнению своего правильного братца и игнорировал мое. Сейчас, Джозеф, мы могли бы быть богатыми. Жили бы в роскоши, и вино, и женщины были бы нашими… Но ты упустил этот шанс, оставив в живых того охранника!

— Нет, Юлис! Я упустил шанс, когда связался с тобой! Мэттью предупреждал, что ты не принесешь мне ничего, кроме неприятностей, что люди вроде тебя, у которых нет ничего за душой, просто обязаны накликать на себя и других больше бед, чем в состоянии одолеть. — Джозеф горько усмехнулся. — И знаешь, когда я понял, что он был прав? В тот момент, когда ты приказал мне убить охранника. Хорошенькое время для прозрения, а, Юлис? Когда я с мешками денег в руках шел к выходу…

— Они стоили того…

— Стоили убийства? Мы не золото промышляли, Юлис, мы грабили банк! Если бы я убил того охранника, нас бы повесили!

— Если бы ты убил его, нас бы никогда не поймали, — зло обронил Юлис.

— И, может быть, это было бы самое худшее.

Юлис стиснул зубы и ткнул пальцем в сторону Джозефа:

— Я четыре года гнил в зловонной тюряге, пока наконец не сбежал. Мне нужны мои деньги, черт тебя побери!

— Твои деньги вернулись в тот самый банк.

— Я доверял тебе. Когда мы решили разделиться, я доверил тебе спрятать их!

Джозеф усмехнулся:

— Ну не глупо ли доверять человеку вне закона.

Юлис бросился на него, но Джозеф поднял револьвер, напоминая, что вооружен. Юлис замер на месте и вдруг расхохотался:

— Щенок, ты не смог убить даже незнакомого человека. И ты ни за что не сможешь спустить курок, глядя мне в глаза. Ты просто не создан для этого. Ты не можешь хладнокровно убить человека.

Это утверждение звучало как насмешка, и Джозефу вспомнились слова Тесс: «В конце концов, ваше мнение о себе — единственное, что имеет значение». Его рука крепче сжала рукоятку револьвера. Чего будет стоить его мнение о себе, если он убьет безоружного? Несмотря на все слухи, Джозеф Магайр не был убийцей, и ничьи домыслы не заставят его стать им. Сейчас он понял это.

— Где твоя лошадь, Юлис? Я беру тебя с собой.

Меньше всего Джозеф ожидал, что Юлис вознамерится скрыться в темноте. Но Юлис стремительно метнулся к входу в шахту и исчез во мраке. Джозеф погнался за ним, зная, что Холли и Сисси придется трястись от страха до конца своих дней, если Юлис сейчас убежит. Попав в шахту, Джозеф замер. Его окружала непроницаемая тьма.

— Юлис, не надо все усложнять! — крикнул он, и эхо многократно повторило его слова. — Ты ведь знаешь, я не могу позволить тебе уйти!

Ему ответил маниакальный хохот:

— Опять ты, Джозеф, упустил свой верный шанс!

Джозеф устремился вперед, в разверстую черную пасть, и чуть не упал, споткнувшись об эстакаду для вагонеток. Он сделал еще несколько осторожных шагов, понимая, что ему никогда не найти Юлиса в этом мраке. Ему следовало просто ждать у входа в шахту. Рано или поздно Юлису придется покинуть ее.

Но когда Джозеф повернулся к выходу, ему на спину свалилась туша, явно превосходящая его по весу. Джозеф упал лицом на камни, ударившись грудью о рельс эстакады.

Он попытался нащупать револьвер, но обнаружил, что выронил и потерял его в темноте. Тогда он ударил Юлиса локтем в живот, а потом кулаком в лицо. Он дрался с невидимым противником, полагаясь лишь на интуицию.

Все-таки Джозефу удалось вывернуться из-под тяжелого тела и навалиться на него сверху, надавив предплечьем врагу на горло. Юлис начал задыхаться, но Джозеф давил и давил всем телом. Да, он не мог хладнокровно застрелить человека, но сейчас, черт возьми, он сражался за свою жизнь!

Услышав щелчок взводимого курка, он похолодел. Металлическое жало уперлось ему в скулу, и он был вынужден ослабить давление.

— Похоже, я выиграл, дружище Джозеф, — свистящим шепотом сказал Юлис.

Смерть смотрела Джозефу прямо в лицо, и он вспомнил Тесс, как сверкали ее глаза, когда она смеялась. Может, у них и был шанс, но он упустил его четыре года назад, даже не сознавая этого.

Будь он проклят, если не выживет, чтобы снова увидеть ее!

Внезапным резким движением Джозеф скатился в сторону, к влажной стене штольни. Если Юлис не увидит его, он не будет стрелять.

Юлис засмеялся:

— Очень умно, Джозеф. Ты не учел лишь одного: мне достаточно вспышки первого выстрела, чтобы вторым отправить тебя на тот свет.

Эхо выстрела было ужасающим. Звук прокатился по всей штольне, отражаясь от стен и возвращаясь снова и снова. Юлис сдуру выстрелил в нависший над ними потолок. Но прежде чем он успел выстрелить еще раз, у них над головой раздался грохот.

— Что это? — насторожился Юлис.

С потолка дождем посыпались песок и обломки породы, наполнив воздух пылью так, что стало трудно дышать.

— Обвал! — крикнул Джозеф.

Он закрыл голову руками и вжался в стену. Падающие ему на спину обломки становились все крупнее и тяжелее. Стараясь вдохнуть побольше чистого воздуха, он услышал крики Юлиса где-то рядом. Потом что-то ударило Джозефа по затылку, и он потерял сознание.

20

Биво Ларсен был чудовищем с громадным сердцем и ужасной улыбкой. И когда Тесс заметила его, едущего в двух шагах позади нее по дороге из Доджа в фургоне, влекомом парой черных быков, ей стало не по себе, она огляделась в поисках укрытия и пришпорила лошадь.

Однако Биво тоже заметил Тесс и тоже стегнул быков, направив фургон в ее сторону.

— Милая леди! — крикнул он, ухмыляясь. — Как приятно видеть вас снова!

Тесс на всякий случай прикрыла рукой седельные сумки, набитые деньгами, и неуверенно улыбнулась, глядя, как он подъезжает к ней и как фыркают быки в облаке поднятой ими пыли. Но Джозеф мог быть где угодно в окружавших Додж горах, и Тесс не могла терять времени на разговоры.

— Я думал, вы… — он осекся, озираясь с озадаченным видом. — Где ваш мужчина?

— Он… э-э… Он ждет меня у шахты.

Большое у него сердце или нет, но Тесс должна быть настороже, не зная, что Биво выкинет, обнаружив, что она одна.

— У старой шахты Магайров?

Сердце Тесс замерло.

— Да-да, верно. У шахты Магайров. Но, знаете ли… Он нарисовал мне дорогу на клочке бумаги, но я потеряла этот рисунок. Можете вы поверить?

— Охотно верю, леди. Женщины не слишком умны в таких делах. Но почему он хочет встретиться с вами в таком опасном месте?

— Он… э-э… Он думал, что это будет самое подходящее место для свидания.

Гигант недоуменно нахмурился:

— А что это такое — «видание»?

Видание? Ладно, пусть будет видание.

— Кое-что очень американское, — ответила Тесс. — Но это не принято обсуждать с посторонними.

— А-а! — обрадовался своей догадке Биво. — Любовный секрет!

— Точно. И когда у вас появится подружка-американка, она вам все объяснит. А сейчас не расскажете ли мне, как добраться до шахты?

Тесс чуть не упала с лошади, увидев, как он отрицательно качает головой.

— Почему же нет? — изумилась она.

— Слишком опасно. Всякие дикие вещи. Нехорошее место для женщины.

— Но мой мужчина… Уверена, мужчина, с которым я встречаюсь, позаботится о моей безопасности.

— Он бросил вас в тюрьме.

Тесс прикусила губу:

— Это… э-э… ну, это у нас что-то вроде игры. Это делает видание более волнующим.

— Люблю игры, — мечтательно сказал Биво, улыбаясь в своей обычной жутковатой манере.

— Тогда вы поймете, почему я ненавижу заставлять моего мужчину ждать.

Он довольно долго смотрел на нее, но наконец решительно кивнул:

— Ладно. Но я не буду рассказывать. Я сам провожу вас туда.

И прежде чем Тесс успела возразить, Биво щелкнул своим длинным хлыстом и погнал быков вперед. Тесс понимала, что добраться до Джозефа будет довольно трудно даже для нее, не говоря уже об этом неуклюжем гиганте, но она утешала себя мыслью, что Биво может пригодиться, если придется связать Джозефа, чтобы вернуть в Суит-Брайэр насильно.

Они ехали уже два часа мимо скал, по глубоким оврагам, через поля диких цветов и мимо деревьев. Наконец Биво остановил своих быков у подножия крутого склона. Здесь паслась стреноженная лошадь, в которой Тесс сразу же узнала ту, что Джозеф взял напрокат в Суит-Брайэре.

Ей захотелось броситься на шею этому увальню и зацеловать его до бесчувствия. Вместо этого она подошла к нему, стоящему у своего фургона, и протянула руку:

— Спасибо вам за помощь.

Он оскалился на ее протянутую руку, притиснул ее к расхлябанному борту фургона и одобрительно похлопал по спине, словно Тесс была единственной коровой — радостью бедной семьи.

— Для женщины вы хорошо ездите на лошади, — сказал он.

— Спасибо, — удалось выдавить ей.

Он отпустил ее, и Тесс на всякий случай отступила на шаг назад.

— Извините, если вам пришлось сделать крюк, — добавила она.

— Я делаю это для вас, — ответил Биво. Взглянув на склон, он добавил: — А теперь мы полезем вверх.

— Вверх? — почти пропищала она. — Мы?

— Ваши ноги слишком нежны, чтобы лазить по горам без помощи Биво. — Он взял ее за руку. — Я очень сильный.

«И мигом», — добавила Тесс про себя. Что подумает Джозеф, когда она явится к шахте с этим геркулесом на хвосте? Но сейчас она могла не беспокоиться об этом. Сейчас она могла лишь надеяться, что с Джозефом все в порядке и что он не наделал глупостей с Юлисом Колтрейном.

Крутой склон горы был покрыт скользкой грязью, но Тесс удалось забраться наверх, цепляясь руками и ногами за редкий кустарник и колючие сорняки. Когда они с Биво подошли к шахте, их встретило только кострище, над которым вился слабый дымок. Никаких следов Джозефа или Юлиса.

— Господи, — взмолилась Тесс, — неужели он был здесь и уже ушел?

— Он не уходил, — ответил Биво. — Он не оставил бы лошадь.

— Тогда где же он? — Тесс оглянулась вокруг и крикнула: — Джо-о-озеф!

Кровь застыла в жилах Тесс, когда она опять взглянула на Биво. Он смотрел на шахту, и глаза у него были круглые.

— Обвал, — прошептал он.

Взгляд Тесс метнулся ко входу в шахту, едва различимому под грудой обломков и щебня.

— Он не смог выбраться оттуда… Да? — спросила она слабым голосом.

— Я не знаю, — развел руками Биво.

— Он не смог. Джозеф! — закричала Тесс. Она подбежала ко входу. — Джозеф! Джозеф, ты там?

Ни единого просвета не был видно в этой груде, но она принялась раскидывать камни, выкрикивая его имя.

В конце концов Биво взял ее за плечи и оттащил:

— Леди, нам понадобится неделя, чтобы пробиться через эту кучу.

— Но нужно же что-то делать! Он может быть там! Умирающий!

— Я знаю другой проход.

Она схватила его за грудки:

— Где?

Он показал на густые заросли куманики справа от нее:

— Там.

Ни секунды не медля, Тесс кинулась к указанному месту, продираясь сквозь колючий кустарник. Рядом пыхтел Биво, почти так же озабоченный спасением человека, которого он видел мельком раз в жизни.

Когда Тесс наконец пробралась через заросли, ее глазам предстало маленькое отверстие в склоне горы.

— Здесь, — указал Биво.

Тесс вытаращила глаза. Проход был всего около метра диаметром.

— Это он? — Оглянулась она на своего спутника. — Но вы не пролезете.

— Нет, — покачал он головой. — Но пролезете вы.

Все мысли о том, что Джозеф, возможно, ранен или даже умирает, были тут же забыты, и Тесс отпрянула. Сердце бешено колотилось, на лбу выступил холодный пот.

— Я не могу влезть туда.

— У меня есть спички и свечи. А в темноте там ничего не увидишь…

— Я не про темноту! — воскликнула Тесс. — Я… я не смогу дышать в этой дыре.

Страх клещами сжал сердце, Тесс чувствовала, как задыхается, потому что каменные стены уже давили на нее.

— Там есть воздух. Этот туннель ведет к обвалившейся штольне.

— Туннель? Это туннель?

«Это не может быть туннелем! Такой узенький тесный лаз…» — думала Тесс в отчаянии. Она войдет, а потом должна будет ползти только вперед, все дальше и дальше, сквозь эту тесную чернильную тьму.

Биво тронул ее за плечо и заглянул в глаза:

— Леди, если он там, вы должны это сделать. Вы должны влезть туда и вывести его из темноты.

— Я не могу, — выдавила она, косясь на зловещую дыру.

— Тогда он умрет.

Эти слова, произнесенные так четко и убедительно, дошли наконец до охваченного паникой сознания Тесс. Может быть, его там и нет, но если у нее есть хоть один шанс… Неужели она позволит, чтобы этот необъяснимый страх помешал спасти человека, которого она любит?

Любит? Да, конечно, она его любит! И это открытие расставило все по местам. Она не даст… она не может дать ему умереть.

Дважды глубоко вздохнув, Тесс пошла к узкому лазу, стараясь унять дрожь в коленках. Биво дал ей маленький спичечный коробок и несколько свечей, которые она рассовала по карманам джинсов.

— Туннель очень длинный?

— Я не знаю. Но эти туннели сделаны специально на случай обвала, поэтому я уверен, что он не завален. Но он может сузиться.

Сузиться? Сама мысль об этом заставила Тесс отступить. В ее воображении возникли стенки, сжимающие ее плечи так, что она не может двинуться ни вперед, ни назад. Она окажется в каменном капкане в кромешной тьме…

— Леди?

Акцент Биво отогнал тягостные мысли и вернул ее к действительности, напомнив о человеке, которого она любит и пытается спасти. Она взглянула на дыру, которая стала величайшим препятствием в ее жизни, и двинулась вперед. Ее мозг противился, заставляя мышцы судорожно сжиматься и выходить из повиновения, но Тесс подавляла страх и упорно продвигалась ко входу в туннель.

Она не видела ничего, кроме леденящей черноты перед собой, но, прежде чем страх успел охватить ее снова, Тесс вползла внутрь по пояс. В ноздри ударил сильный запах серы, а руки наткнулись на влажные гладкие стены канала, вырубленного в скале. Она скомандовала ногам следовать за ней, но те предпочли остаться в безопасности снаружи и уперлись в края отверстия.

Тесс подумала о Джозефе, о его сверкающих зеленых глазах и чарующей улыбке. Она вспомнила Сисси и Холли, представив, как они будут годами ждать возвращения своего дяди и каким горем станет для них потеря еще одного родного человека.

Слезы потекли из глаз и закапали на ее трясущиеся руки.

— Джозеф, — прошептала Тесс.

Могучим усилием воли она подтянула одно колено под себя. Потом зажмурилась, и второе колено тоже оказалось в дыре.

— Джозеф, я иду.


Вокруг была кромешная тьма, и ему пришлось дважды моргнуть, чтобы убедить себя, что его глаза на самом деле открыты. Он сделал глубокий вдох и закашлялся: в воздухе было полно пыли.

Затылок и шея саднили. Гнилая крепь не выдержала и обвалилась. По-видимому, одно из бревен зацепило его. Он вспомнил про Юлиса и прислушался — ни звука, ни шороха.

— Юлис? — прохрипел Джозеф и опять закашлялся. — Юлис?

Он сел и осторожно вытянул руки перед собой. Его пальцы наткнулись на обломки скалы и расщепленные куски дерева. Ни один лучик света не пробивался слева, со стороны входа в шахту, и он понял, что обречен.

Если второй выход из штольни тоже завален, воздуха ему хватит лишь на несколько часов. И если он все-таки надеется выжить, то должен начинать копать немедленно.

Джозеф встал, превозмогая боль в плечах, и, осторожно ступая, двинулся по штольне, вытянув перед собой руки. Если он наткнется на завал, останется только сесть да призадуматься о спасении своей души.

За спиной послышался еле слышный шелест, и он стремительно развернулся, ожидая нападения Юлиса. Но не обнаружил ничего, кроме молчаливой темноты. Он замер и, затаив дыхание, напряженно прислушался.

Звук повторился, на этот раз громче. Он присел и до боли в глазах всмотрелся в темноту. И вдруг он услышал тихий, дрожащий и такой знакомый голосок, эхом отозвавшийся в его сердце. Подумать только, это была какая-то детская песенка!

— В пещере сидел фермер, и звали его Джозеф… Ох… Джо… зеф, Джо… зеф, Джо… зеф, и звали его Джозеф… Ох!

— Тесс, — это имя сорвалось с его губ, как сладкий вздох, и он закрыл глаза, отказываясь верить своим ушам. Его самые худшие опасения обернулись явью. Что она делает в шахте?

— Джо… зеф… — продолжала она петь дрожащим голоском.

— Тесс? — позвал он.

Пение мгновенно оборвалось.

— Джозеф! — Отчаянный сиплый крик отозвался многократным эхом, и Джозеф не смог определить, откуда он раздается. — Джозеф, я иду! Я иду, чтобы спасти тебя!

— Где ты? — окликнул он тихо, чтобы уменьшить эхо.

— Я… я изо всех сил стараюсь не думать об этом, — донесся ее ответ. — Джо… зеф… — продолжала она, запинаясь.

— Ты ранена? — спросил он.

— Н-нет. Я… я в полном порядке, спасибо. У м-меня свечи и спички, и… я иду к тебе!

Свечи и спички?

— Ты была в шахте, когда случился обвал? — спросил он озадаченно.

— Будь я в шахте во время обвала, я бы, наверное, не ползла сейчас по этому узкому…

Внезапно ее голос оборвался, и Джозефа охватила паника.

— Тесс! — Ее имя пронеслось по бесчисленным штольням и шурфам и вернулось, прозвучав в его ушах раз десять. — Тесс, что с тобой?

Он услышал всхлипы, слабые, но отчетливые, и попытался определить, где находится их источник. Спотыкаясь о камни, он шел, весь обратившись в слух. Это была безнадежная попытка.

— Где ты, черт возьми?! — крикнул он.

Отчаяние придало его голосу сходство с рыком дикого зверя.

— Я не могу двинуться, — услышал он ее ответ где-то совсем рядом.

Джозеф стал шарить в темноте, пока не наткнулся на гладкую каменную стену. Вдруг рука провалилась в пустоту, и он ощутил приток холодного воздуха. Это был запасной вход в шахту. Отверстие было узким, с закругленными краями. Он наклонился и тихо позвал:

— Тесс! Ты здесь?

— Джозеф! — послышался слабый ответ. — Джозеф, я иду… спасать тебя.

— Постарайся пролезть вперед еще хотя бы чуть-чуть, — ласково попросил он, помня о ее страхе перед замкнутым пространством.

— Я… я не могу двинуться. Я… не могу…

— Только несколько дюймов, Тесс, и ты окажешься в огромном зале, а потолок здесь такой высокий, что поместится целая сосна.

— Джозеф, — она не выговорила, а простонала его имя, и его сердце сжалось.

— Я иду к тебе.

— Нет! — отчаянно взвизгнула она. — Ты перекроешь мне дорогу!

— Я выведу тебя.

— Пожалуйста, — взмолилась она шепотом. — Прошу, не лезь сюда.

Решив дать ей хоть нить надежды, Джозеф протянул руку как только мог далеко в туннель, напрягая израненное плечо. Их руки встретились. Пальцы Тесс были холодны как лед.

— Ты чувствуешь, Тесс? Это я, — проговорил он ласково и медленно. — Послушай меня. Продвинься вперед еще чуть-чуть, и ты окажешься в моих объятиях.

Он услышал, как она зашевелилась и проползла немного вперед.

— Так, так, — шептал он. — Еще чуть-чуть. Совсем чуточку.

С отчаянным криком Тесс рванулась вперед, проскочила оставшееся расстояние и ударилась Джозефу в грудь. Ее руки судорожно обвились вокруг сильной шеи, и она разрыдалась, уткнувшись в его рубашку, а он прижал Тесс к себе, бережно поглаживая спутанные волосы.

Джозеф отвел волосы с лица Тесс и нашел в темноте ее губы. Он целовал ее, пытаясь унять дрожь, охватившую девушку, и осушить горькие слезы. Она преодолела величайший страх, больший, чем он мог бы себе представить, и все это она сделала ради него.

Тесс оторвалась от Джозефа, ее руки потянулись к его лицу. Маленькие пальчики легко пробежали по его лицу, волосам и шее, словно ища что-то.

— С тобой все в порядке? — тревожно спросила она дрожащим голосом. — Все в порядке, Джозеф?

О Боже, как он хотел увидеть это лицо, заглянуть в эти глаза, воочию убедиться в том, что слышал в ее голосе. Нежность и беспокойство. Беспокойство за него.

— Со мной все хорошо, — ответил он хрипло. — Ты говорила, у тебя есть спички и свечи.

Тесс пошарила где-то и вложила Джозефу в руку холодный воск и смятый коробок.

Он чиркнул спичкой, зажег свечу и увидел перед собой огромные глаза цвета теплого летнего неба, залитые слезами. Джозеф ободряюще улыбнулся.

— Тесс, — прошептал он, ласково гладя ее по щеке. — Маленькая фея вышла из темноты, чтобы спасти мне жизнь.

И похитить его сердце.

— Туннель выведет тебя из шахты.

— Нас, — мягко поправил он. — Выведет нас из шахты.

Она нервно покачала головой:

— Я не пойду обратно. Этой дорогой.

— Тесс, другого пути отсюда нет. Я проверял.

— Это не важно, — ответила она, вся дрожа. — Я скорее умру здесь, чем полезу назад через этот туннель!

Много глупостей наделал Джозеф в своей жизни, но одно знал точно: он никогда не сможет оставить ее.

Он обнял Тесс и, подняв свечу повыше, заглянул ей в глаза:

— Я не уйду без тебя, Тесс. Мы уйдем вместе. Или вместе останемся. Как ты решишь.

Тесс уткнулась лицом в его теплую шею. Она рисковала жизнью, чтобы спасти его. Теперь она не сможет позволить ему умереть ради нее.

— Не будь глупым, — сказала девушка, все еще дрожа после узкого туннеля. — Сейчас не время проявлять великодушие по отношению ко мне.

Джозеф поднял свечу еще выше, так, что она осветила всю его мощную фигуру.

— Я не оставлю тебя, Тесс. Мы пойдем, когда ты будешь готова.

Но она никогда не будет готова. Тесс откинула волосы, обнажив маленький кровоточащий порез на лбу. Джозеф был весь в ссадинах, но, казалось, он вышел из обвала целым и невредимым. Скоро он выйдет на свежий воздух и солнечный свет и — она знала это — выживет, а она медленно угаснет здесь, во мраке.

В ее мозгу опять вспыхнула паника, заставляя мышцы судорожно сжиматься, но Тесс подавляла страх, желая, чтобы Джозеф запомнил ее спокойной и собранной. Убедив его уйти без нее, она сможет отдаться страху, который уже сейчас сводил ее с ума.

Тесс почти потеряла рассудок, когда ползла по узкому туннелю, вырубленному в сплошной скале. Вход в туннель был узким, но дальше он сужался еще больше, и, приближаясь к главной штольне, она чувствовала, как стенки все сильнее сжимают ее плечи, как все труднее ей двигать руками и ногами. Но она все-таки прошла до конца и показала Джозефу выход. Теперь ему осталось только воспользоваться им.

— Иди, — сказала она сквозь слезы. — Но обещай мне, что вернешься к Холли и Сисси, Джозеф. Обещай мне, что не допустишь, чтобы их воспитывали чужие люди. Не важно, что ты сделал в прошлом, не важно, что можешь сделать в будущем, но ты нужен им.

Джозеф взял лицо Тесс в ладони и большим пальцем смахнул слезу, катившуюся по грязной щеке:

— Я лишь пытался сделать так, как было лучше для них, Тесс. Клянусь Богом.

— Я знаю, — прошептала она. — Но ты не можешь позволить другим указывать, как тебе жить, иначе ты всегда будешь в бегах.

Он прижался лбом к ее лицу.

— Как это ты стала такой умной? — спросил он с легким смешком.

— Тебя встретила. — По ее телу пробежала дрожь, и Джозеф крепче прижал ее к себе.

— Я вернусь к ним, Тесс. Я сделаю все, как ты хочешь. Но ты пойдешь со мной.

Она отчаянно закачала головой:

— Нет, я не могу… Ты не знаешь, чего просишь.

Он опять взял ее лицо в ладони и нежно поцеловал:

— Я помогу тебе. Доверься мне. Я сделаю все, что ты хочешь, все, о чем попросишь, но я не уйду отсюда без тебя.

— Черт возьми, Джозеф! Лезь в туннель и выбирайся отсюда!

— Скажи, чего ты боишься? — попросил он. — Объясни, что ты чувствуешь.

— Я застряну, — почти простонала она. — Я не смогу двигаться, дышать!

— Ты уже прошла весь туннель, Тесс. Ты не застряла, воздуха было достаточно, и на обратном пути ничего не изменится.

— Я едва не застряла. Если бы тебя здесь не было…

— И я пройду весь туннель с тобой. Ты будешь в безопасности. Я клянусь в этом.

Ей нужно было поверить ему. Меньше всего ей хотелось умереть здесь, в холодной темной дыре. Но паника сковала ее волю.

— Не думай об этом, Тесс, — прошептал Джозеф. — В таких случаях лучше просто сделать это не раздумывая. Думай о солнечных лучах на своем лице, о запахе чистого свежего воздуха… об улыбках Холли и Сисси, когда они увидят, как мы едем по дороге к дому.

Тесс взглянула ему в глаза в неверном свете свечи:

— Чтобы остаться?

Он улыбнулся, вселяя надежду своей спокойной убежденностью.

— Да, чтобы остаться.

Тесс посмотрела в туннель, видя лишь черную разверстую пасть. Джозеф был прав. Она уже сделала это однажды, она сможет сделать это еще раз. Она сможет.

Джозеф бережно тронул ее за плечо:

— Если хочешь, я пойду первым.

— Нет, — сказала она хриплым от испуга голосом. — Не закрывай мне дорогу. И не подползай слишком близко сзади.

Прежде чем ее мозг успел поинтересоваться, что делает ее тело, Тесс вползла в узкий туннель и быстро, как только могла, стала двигаться к свету, который, она знала, ждет ее на том конце туннеля. Тесс слышала, как следом ползет Джозеф, чувствовала кожей лица легкое дуновение ветерка, но вдруг ее охватила тревога, и она застыла на месте. Сзади подползал Джозеф, и Тесс в панике крикнула ему:

— Назад! Мне нужно выйти!

— Тесс, послушай меня, родная. Закрой глаза.

Тесс глотнула воздуха, чувствуя, как он рассеивается и как трудно становится дышать.

— Джозеф! — вскрикнула она.

— Закрой глаза и представь себе широкую открытую прерию, качающиеся на ветру цветы, высокие деревья, растущие на берегах чистого ручья. Тесс, ты слышишь, как поют птицы?

Тесс медленно закрыла глаза. Ее зубы начали стучать в унисон с дрожью во всем теле. Она отключила все органы чувств, заменив их измученным мозгом, и сделала все, чтобы представить прерию Джозефа.

— А под деревом Сисси. Ты видишь ее?

В воображении Тесс появилась младшая племянница Джозефа и улыбнулась ей, большие зеленые глаза сияли на солнце.

— Как Сисси одета? В то новое платье?

— Оно… зеленое, как трава, с бахромой на манжетах.

— Ползи к ней, родная.

Тесс сосредоточилась на улыбке Сисси, на любви, светившейся в ее глазах, и медленно двинулась дальше по туннелю.

— Так, так, — тихо проговорил Джозеф позади нее. — Дойди до Сисси. Солнце такое жаркое, что печет тебе макушку. Я же говорил, чтобы ты носила шляпу. Ты чувствуешь бриз на своем лице, Тесс?

Она чувствовала его, такой легкий и прохладный. Где-то в уголке сознания она понимала, что этот ветерок пришел с другого конца туннеля, по которому она ползла, но она улыбнулась и позволила себе поверить, что это был тот же ветер, что шевелил листья деревьев в ее воображении.

— Тесс, ты почти дошла до нее. Сисси протягивает к тебе руки.

Вдруг пара сильных рук взяла Тесс за плечи и выдернула на самое настоящее полуденное солнце. Она открыла глаза, позволив образу Сисси исчезнуть, и обнаружила перед собой широкую грудь Биво Ларсена.

— Леди, с вами все в порядке?

Тесс упала на грудь геркулесу. Он гладил ее по спине, грубее, чем ей бы хотелось, а она плакала и смеялась, уткнувшись в его рубаху, радуясь просто тому, что осталась жива.

— А мне можно?

Тесс обернулась и бросилась в объятия Джозефа.

— Мы живы, Джозеф, — шептала она огрубевшим от переживаний голосом. — Мы живы.

— Спасибо, Тесс. Ты самая смелая женщина, какую я знаю, — сказал Джозеф.

Она обняла его и крепко поцеловала.

— Простите, — вмешался Биво со своим сильным акцентом.

Тесс оторвалась от Джозефа. Гигант-австриец чувствовал себя явно не в своей тарелке, видя проявления их любви.

— Э-э… там, случайно, больше никого не осталось? — спросил он.

— Нет, — ответил Джозеф.

Вспомнив о Юлисе, Тесс внимательно посмотрела на Джозефа, молча требуя объяснений.

— При обвале Юлис оказался в самом опасном месте, — сказал он ей. — Ему не удалось уцелеть.

Тесс отвернулась, чтобы скрыть неловкость от того, что не чувствует даже малейшей грусти, узнав о смерти человека. Джозеф был единственным, чья жизнь имела для нее значение. Он заключил ее в объятия, и Тесс поняла, что все кончилось. Юлиса не было. Ее любимый был в безопасности. А Холли и Сисси скоро будут счастливы.

21

Она пришла, одетая лишь в свет костра, и опустилась на колени рядом с ним, лежащим нагим на расстеленном одеяле. Он не встречал никого прекраснее ее и ни перед кем не чувствовал такого благоговения. Она пришла к нему в темноте, как путеводный маяк, как его собственный прелестный ангел-хранитель, и сейчас предлагала ему больше, чем жизнь.

Он протянул руки и бережно привлек ее к себе. Он пожирал глазами ее лицо, очарованный изгибом светлых бровей и соблазнительностью розовых губ.

Она коснулась его. Пробежала пальцами по животу, заставив его мышцы рефлекторно сжаться, провела ладонью по бедру. Наклонила голову, и он потянулся поцеловать ее, застонав, когда ее осторожный язычок проник меж его полураскрытых губ.

Где-то завыл койот, и она, вздрогнув, отпрянула. Он обнял ее, нежно удержав рядом.

— Это просто ночная жизнь природы, — прошептал он, целуя ее в шею. — Ничего не случится, Тесс, пока ты со мной.

Она опять склонилась над ним, и он целовал ее в губы, плечи, грудь. Его привлек ее напрягшийся сосок, и он коснулся его языком. Тесс застонала, запустила пальцы в его волосы, не давая оторваться. Джозеф лизал его, дразнил, а потом накрыл горячим жадным ртом.

— О, Джозеф, да, — прошептала она, выгибаясь дугой. Ее руки вцепились в бронзовые плечи, ноги нетерпеливо обвились вокруг его бедер, а он занялся другим жаждущим ласки соском.

В костре «выстрелил» сучок. Джозеф перекатил Тесс под себя, накрыв ее податливое теплое тело. Она почувствовала нарастающее возбуждение.

Гладкая кожа ее бедер служила ему проводником. Пропустив руку между них, он раздвинул ее длинные стройные ноги. Она помогла ему, и он, вздохнув, понял, что она готова принять его.

Ее ноготки пустились в неистовую пляску на его спине, пока он не начал двигаться в ритме, который вознес их обоих к звездам.

Он вошел в нее, но лишь на минуту, желая продлить каждое мгновение их близости. Однако она подалась бедрами навстречу ему в попытке поглотить его на всю глубину.

— Не мучай меня, Джозеф, — прошептала она, испустив страстный вопль, когда он продвинулся чуть глубже. — Я хочу тебя. Сейчас же!

Он удовлетворил ее просьбу, и она откинула голову на подушку из мягкой травы и приподняла бедра навстречу ему. Это был призыв, которому не смог бы противиться ни один мужчина. Джозеф оперся на руки и снова сильным ударом вошел в нее. Она тут же достигла пика блаженства, а Джозефу пришлось сдерживаться, пока ее крошечные мышцы сжимали его несгибаемую плоть, подталкивая к финалу.

Ее страстный взгляд поразил его в самое сердце, и он понял, что больше не может бороться с собой. С исступленным стоном он запрокинул голову и погрузился в колодец ее желания, взорвавшись мириадами сверкающих звезд.

Он наклонился и целовал ее полные губы, чувствуя готовность Тесс отдаться даже сейчас, после того, как она была полностью удовлетворена. И он понял, что никогда не сможет отпустить ее. Это была его женщина. Разумом, телом и душой.

Тесс была так близка к тому, чтобы расплакаться, что почти не могла говорить. Этой ночью он любил ее с нежностью, какой она никогда раньше не встречала и какой не ожидала от него. И сейчас, к немалому ее удивлению, она ужасалась при мысли о возвращении в двадцатый век. Как она могла его покинуть, если так любила?

Джозеф повернулся в седле и посмотрел на Тесс, удивляясь, почему она молчит все утро. Но как ему объяснить? Как сказать, что, несмотря на то, что она убедила его не бросать племянниц, самой ей придется оставить свое счастье?

Она понимала, какой будет ее жизнь без них троих: одинокой и бессмысленной. Такой же, как была раньше. Только сейчас Тесс начинала понимать, что значит быть любимой, и сомневалась, что сможет жить одними лишь воспоминаниями.

Джозеф придержал свою лошадь и поравнялся с ней. Она украдкой смахнула слезы, навернувшиеся на глаза. Она должна была сдерживаться, чтобы избежать его вопросов, на которые не сможет ответить.

Взгляд Джозефа задержался на ее лице, и Тесс потянулась к нему с нежной улыбкой, надеясь, что ей удастся подавить страдания.

— Ты расстроена, — сказал он встревоженным голосом. — Что случилось?

Тесс покачала головой, но слезы, предательски наполнившие глаза, выдали ее.

— Ничего, Джозеф. Просто… я соскучилась по Холли и Сисси.

Он протянул руку, приподнял ее лицо за подбородок, заглянул в покрасневшие глаза. Слеза скатилась по щеке, и он смахнул ее большим пальцем.

— Это как-то связано с прошлой ночью?

— Нет-нет, конечно нет. Прошлая ночь… — она улыбнулась. — Она была чудесна.

Джозеф тоже улыбнулся:

— Если ты будешь так улыбаться, полгорода будет знать, какой чудесной она была.

— Ну… — она подавила зевок. — Меня не волнует, что подумает полгорода.

В его глазах появилось восхищение.

— Знаешь, научи меня когда-нибудь этому трюку.

— Какому трюку?

— Как ты не позволяешь мнению других людей мешать тебе жить.

— Приоритеты, — ответила она.

— Что это такое?

— Единственная хорошая вещь, которой меня научила няня, когда я была маленькой, — установить приоритеты. Решить, что для тебя самое важное, и отдать этому предпочтение. Ты сосредоточиваешься на чем-то одном, Джозеф, и тебя не будет волновать, если весь остальной мир пойдет к дьяволу.

Он улыбнулся, сначала неуверенно, задумчиво, потом во весь рот. Потом, без всякого предупреждения, протянул руки и снял ее с седла. Тесс испуганно вскочила, а он посадил ее к себе на колени, и, чтобы удержаться, ей пришлось крепко обнять его за шею.

— Что ты делаешь? — засмеялась она.

— Насколько я понимаю, прошлой ночью тебе не удалось выспаться, — прошептал он ей на ухо, — А сейчас ты можешь вздремнуть.

Сильная рука обняла ее за талию, и Тесс прикорнула на твердой груди Джозефа.

— И я надеюсь, Тесс, ты больше не будешь плакать, — добавил он. Тесс улыбнулась, и он поцеловал ее в макушку. — Потому что на всей земле нет ничего, что могло бы побеспокоить тебя, пока я рядом.

Лошадь Джозефа снова двинулась вперед, и лошадь Тесс поскакала следом. Солнце грело голову Тесс. Девушка слушала мерный стук сердца Джозефа, его дыхание, ощущала его руку, крепко держащую ее. Он сделал все, чтобы она чувствовала себя в безопасности. Но ее миссия была закончена. Тесс удержала Магайров вместе, а теперь сомневалась, есть ли на этой земле что-нибудь, что удержит ее от неминуемого возвращения в двадцатый век.

Они ехали все утро и весь день. Тесс то засыпала, то просыпалась, пока перед закатом они не оказались на тихой и чистой главной улице Суит-Брайэра. Городок выглядел точно так же, как в день их отъезда, и Тесс почувствовала облегчение, вернувшись туда, где она могла без опаски ходить по улице средь бела дня.

Однако Джозеф почему-то не поехал прямо к дому дока Натана, где ждали Холли и Сисси, а остановился напротив лесопилки.

— Я только на минуту, — шепнул он, оставив ее в седле.

Ее глаза все еще слипались. Тесс сонно смотрела, как он направлялся к конторе, удивляясь, почему этот визит нельзя отложить до завтра. Через несколько минут она услышала крики Джозефа.

— Какого это дьявола вы отказываетесь? — раздавался его рык. — А если я откажусь терпеть твою жизнь хотя бы пять секунд?

Тесс соскочила с лошади и поспешила туда. Джозеф ухватил хозяина лесопилки за грудки, прижал его к стене, приподняв над полом.

— Джозеф! — Тесс рванулась к нему и вцепилась в руку. — Что ты делаешь?

— Просто выражаю уважение, моя милая. Делаю то, что уже давно надо было сделать. Теперь, Андерсон, вы должны построить его. Или мне поручить это дело кому-нибудь другому?

— Но… Я думал, вы уехали! — человек задыхался. — Навсегда!

— Я передумал, — мрачно ответил Джозеф.

— Джозеф, поставь этого человека на пол, — твердо сказала Тесс.

Она не понимала, что происходит у нее перед глазами, но ее смущал грозный вид Джозефа, напавшего на этого тщедушного человечка.

Мистер Андерсон был со стуком опущен на пол. Он тут же одернул жилет и пригладил вставшие было дыбом волосы.

— Я мог бы попросить арестовать вас, Магайр, за такое обращение со мной, — сказал он.

— Да или нет, Андерсон? — настаивал Джозеф.

Человек вперил в него упрямый взгляд и спросил:

— А как насчет денег?

— Продам часть скота и выплачу вам аванс, но я хочу, чтобы работали все мужчины, занятые на лесопилке.

Мистер Андерсон по-прежнему смотрел на Джозефа с недоверием.

— Меньше всего мне хочется, чтобы знаменитый преступник обчистил мою кассу.

Джозеф окаменел, а Тесс решила, что, если он снова схватит Андерсона за грудки, она, пожалуй, не будет возражать. Этот скользкий тип прямо-таки напрашивался на хорошую взбучку.

— Я расплатился за свое преступление, Андерсон, — процедил Джозеф. — Вот уже год я живу в Суит-Брайэре и пока ни разу не оступился. Мне кажется, хотя бы за это я заслуживаю большего уважения… У вас не хватает рабочей силы, а я предлагаю вам пару крепких рук.

Владелец лесопилки не отвечал, а Тесс не могла больше безучастно наблюдать за ними.

— Джозеф, я дам тебе любую сумму из тех денег, что мы выручили за подсвечник…

— Нет, — резко оборвал он. — Так как насчет нашего дела, Андерсон? Или мне обратиться к твоему конкуренту в конце квартала?

Тесс затаила дыхание.

При упоминании о конкуренте упрямства на лице мистера Андерсона значительно поубавилось.

— Хорошо, Магайр, — неохотно согласился он. — Я возьму вас на месяц. Но я не хочу иметь с вами никаких проблем!

Джозеф подал ему руку:

— У вас их и не будет.

— Утром я первым делом пошлю к вам рабочих, — добавил Андерсон.

Джозеф коротко кивнул:

— Я ценю ваше доверие, мистер Андерсон. И вы не пожалеете о своем решении…

Джозеф испустил радостный клич, когда они оказались за дверью, поднял Тесс на руки и закружился с ней по двору.

— О чем шла речь? — спросила Тесс, смеясь.

— Это, родная, обо мне и моих, как ты говоришь, приоритетах. — Он быстро поцеловал ее и помог сесть в седло. — А теперь, — сказал он, вскочив на свою лошадь, — благодаря тебе я точно знаю, чего хочу.

Тесс озадаченно посмотрела на него. Он нравился ей таким беззаботным, каким раньше она видела его только мгновениями.

Когда они подъехали к дому дока Натана и дети выбежали встречать их, Тесс заметила в руках Сисси небольшой розовый пушистый сверток. Тесс крепко прижала обеих девочек к себе, словно боясь потерять их. Она и Джозеф были насквозь пропитаны грязью и пылю и устали, и Алис Натан настояла, чтобы после обильного обеда они остались ночевать.

Позже Тесс уложила девочек спать, и после затянувшихся пожеланий спокойной ночи Джозеф пошел на задний двор выкупаться в ручье, а она поднялась по лестнице на второй этаж, где ее ждала горячая ванна, приготовленная доброй Алис Натан. Она провела в деревянном корыте целую вечность, чтобы смыть с себя дорожную пыль. Затем, расчесывая влажные волосы, заметила удивительную женщину, которая смотрела на нее из зеркала, и была немало поражена, узнав в ней себя. Тесс явно изменилась. И дело заключалось не только в том, что на носу стало больше веснушек и что кожа покрылась золотистым загаром. Голубые глаза, смотревшие из зеркала, лучились жизнью, любовью и знанием чего-то, ранее недоступного для нее.

«Это — Джозеф, Холли и Сисси», — подумала она. Тесс наконец нашла семью, о которой всегда мечтала…

22

Джозеф крался вверх по лестнице дома Натанов, надеясь, что в доме все спят. Ему вовсе не хотелось быть замеченным одной из племянниц, доктором или его женой. Он крался в комнату Тесс Харпер.

Добравшись до комнаты, Джозеф осторожно повернул ручку. Дверь беззвучно открылась, он проскользнул внутрь и так же тихо закрыл ее за собой.

Тесс была уже в постели, и падавший из окна лунный свет мягко освещал теплый комочек под одеялом. Не говоря ни слова, Джозеф разделся и лег рядом.

Она что-то пробормотала во сне и прижалась к нему гладкой спиной. Джозеф коснулся ее шелковистой кожи, провел по бедру и улыбнулся, когда Тесс вздохнула и пристроила свою мягкую попку как раз напротив напрягшейся плоти меж его ног.

Запах ее кожи волновал ее, согревал сердце, и он удивился, как до сих пор мог жить без нее. Но жизнь без нее в будущем — он был больше чем уверен в этом — уж точно была невозможна.

Джозеф осторожно обвил одной рукой ее тонкую талию, а другой накрыл плечо. Тесс спала, в комнате слышалось лишь ее ровное дыхание. Он неторопливо поцеловал ее в изгиб шеи.

— М-м-м, — пробормотала она, бессознательно поворачивая голову и предоставляя ему больший доступ к своему телу.

— Те-с-с, — шепнул он ей на ухо, нежно прикусывая его как лакомый кусочек. — Твой сон обо мне?

Она прижалась теснее и уперлась затылком в его плечо.

— Не буди меня, — тихо сказала она хрипловатым голосом.

Он просунул руку меж ее бедер:

— Приподними ногу. Для меня, милая.

Не просыпаясь, она сделала то, что он просил. Джозеф отодвинул ее колено назад, чтобы она могла принять его. Он ощутил тепло и влажность ее лона и тихо застонал в предвкушении экстаза.

— Тесс, — прошептал он и прогнулся вперед, войдя лишь немножко, чтобы прояснить свои намерения. — Это не сон.

Она чуть слышно вскрикнула и потянулась назад, обняв его за шею и прижавшись щекой к жесткой щетине.

— Ты всегда будешь для меня сном, Джозеф, — прошептала Тесс.

Разрешение было даровано, и он вошел в нее на всю глубину, придерживая ладонью, положенной на ее гладкий живот. Маленькие ноготки впились в сильную шею, но Джозеф ничего не чувствовал, так сильны обрушившиеся на него волны наслаждения. Лоно было скользким и горячим, и ему пришлось зарыться лицом в волосы Тесс, чтобы подавить рвущийся из горла крик.

Тело Джозефа двигалось в медленном и равномерном ритме, и ее поначалу тихие стоны становились все громче и громче. Когда она подошла к финалу, испустив вопль страсти, эхом отозвавшийся в тишине комнаты, Джозеф зажал ей рот ладонью, чтобы утром избежать вопрошающих взглядов. Когда же мускулы ее лона сжались, он сам взревел, как дикарь, но закрыть рот ему было некому.

Джозеф был не похож на себя.

После ночи, проведенной вместе, Тесс надеялась, что он будет так же очарователен и проявит такое же внимание, как в предыдущее «утро после». Но этим утром он был тих, задумчив, почти застенчив, если это слово вообще можно было к нему применить.

Тесс оставалось быть с Джозефом и девочками совсем недолго, и ей хотелось взять его за плечи и встряхнуть, попросить его не тратить время на нерешительность и невысказанные жалобы. Она нервничала, но все же оставила его в этом странном настроении и утром, и по дороге на ферму.

Однако, когда он проехал мимо хлева, не останавливаясь и опять же молча, Тесс не выдержала.

— Куда это ты направляешься? — догнала она его. Джозеф посмотрел на нее, потом на Холли и Сисси, которые въезжали на фургоне во двор.

— Холли, вы с сестрой выпрягайте лошадей, а потом догоняйте нас с мисс Харпер на северном пастбище.

— Хорошо, дядя Джозеф, — в один голос ответили девочки.

Тесс в замешательстве уставилась на него:

— Джозеф, я не чувствую необходимости навещать собак прямо с утра.

Он развернул лошадь, подъехал к ней и забрал у нее поводья.

— Есть одна конура, которую тебе надо увидеть.

Положив руки на луку седла, Тесс позволила отвезти себя на северное пастбище, побывать на котором у нее как-то никогда не возникало нужды. Она не могла представить, зачем Джозеф взял ее с собой и почему он ведет себя так странно, но все встало на свои места, когда лошади подняли их на вершину холма.

Там, перед ними, суетились больше двух десятков человек, которые копали, размешивали цемент, сколачивали доски. Тесс вспомнила вчерашний разговор Джозефа с мистером Андерсоном на лесопилке и поняла, что он означал.

— Дом? — прошептала она ошеломленно. Джозеф спрыгнул с лошади и, встав рядом, внимательно посмотрел ей в лицо:

— Настоящий дом, Тесс. С деревянными полами и стенами. С настоящей дощатой крышей. И там не одна комната… Ему не хватает только тебя.

Тесс затрепетала. «Боже милостивый, почему я причиняю ему боль», — тоскливо подумала она. Джозеф взял ее за руку, и сердце Тесс замерло.

— Тесс, выходи за меня замуж. Я люблю тебя больше жизни. Скажи, что будешь моей женой.

Слезы наполнили глаза Тесс и потекли по щекам. Ей хотелось броситься в его объятия с криком «Да!». Но как она могла выйти замуж из человека из прошлого, если сама принадлежала будущему?

Казалось, он понял ее сомнения, и она заметила, как угасает радость в его глазах.

— Что с тобой? — спросил Джозеф со страхом. Он попытался попятиться, чтобы спрятаться от слов Тесс, которые так боялся услышать, но она удержала его руку.

— Я люблю тебя, — сказала она. — Сильнее, чем ты можешь себе представить.

— Но?

Она всхлипнула и улыбнулась сквозь слезы:

— Все это… Ферма, новый дом… это…

— И я хочу все отдать тебе. Все!

— Но я не могу принять этого.

Он встряхнул головой, освободил руку и отвернулся:

— Я не понимаю. Я знаю, что сначала тебе было трудно, но я думал, здесь ты счастлива.

Тесс тронула лошадь и подъехала к нему:

— Я никогда не была так счастлива.

— Значит, это твоя семья. Ты боишься выходить замуж за бывшего преступника, который…

Она наклонилась и зажала ладонью его рот:

— Ты и девочки — единственная семья, к которой я по-настоящему хотела бы принадлежать.

— Тогда оставайся с нами, — взмолился он прерывистым шепотом.

— И впрямь, мисс Харпер, почему бы вам не остаться?

Тесс вздрогнула при виде женщины, появившейся за спиной Джозефа. Джозеф проследил за ее взглядом и, как ужаленный, развернулся, вероятно ожидая увидеть там никак не меньше дикого индейца, но, когда он повернулся к Тесс, она поняла, что он не может видеть женщину, с которой она так боялась встретиться.

— Что с тобой? — спросил он. — Ты бледна как смерть.

— Что вы сказали? — спросила Тесс женщину.

Джозеф решил, что она обращается к нему.

— Я сказал, что ты бледна как смерть.

— Я спросила, почему бы вам просто не остаться здесь с мистером Магайром и девочками, — повторила странная знакомая Тесс.

— Это возможно? — спросила девушка.

Лучик надежды уже нашел дорогу в ее сердце.

— Разумеется, если вся кровь отхлынула от твоего лица, — ответил Джозеф.

— Нет… — Тесс не отрывала глаз от женщины. — Нет, Джозеф, я в порядке. Правда.

— Вы выполнили свою миссию, мисс Харпер. И, должна сказать, ваши успехи произвели на меня глубокое впечатление.

— Спасибо, — машинально поблагодарила Тесс.

— Холли и Сисси Магайр будут счастливы. Благодаря вашим усилиям их ждет очень интересная жизнь. У вас есть все основания гордиться собой.

— А Джозеф?

— Что? — спросил он.

— Все зависит от вас.

— От меня?

— Тесс, а ну-ка слезай с лошади и, черт возьми, садись сюда, — потребовал Джозеф. Тесс позволила ему снять себя с седла и усадить на старый трухлявый пень. Джозеф опустился на корточки перед ней. — Это потому, что ты пренебрегаешь шляпой.

Глядя на него, женщина улыбнулась.

— Он любит вас, — сказала она Тесс.

— Да, — Тесс улыбнулась Джозефу.

— Удивлены?

Тесс фыркнула:

— А вы?

— Нисколько. Он всегда любил вас, мисс Харпер. Даже до того, как узнал, что вы существуете. Это тот человек, с кем вам было суждено прожить жизнь. Если бы вы встретились детьми, как изначально планировалось, он не нажил бы себе всех тех бед. Он бы не связался с Юлисом Колтрейном.

Тесс смотрела на Джозефа, он отвел волосы с ее лица и взволнованно пощупал лоб.

— Лоб холодный, — пробормотал он недоуменно.

— То есть мне суждено остаться здесь, с ним?

Женщина улыбнулась и кивнула.

— Тесс, ты что, разговариваешь сама с собой? Ты заставляешь меня волноваться всерьез.

— Так вы хотите остаться? — спросила женщина. Тесс вскочила на ноги, и Джозеф от неожиданности упал на спину.

— Больше всего на свете! — закричала она, и слезы радости брызнули из глаз.

— Но вы должны понимать, что это навсегда. Если вы примете такое решение, вам уже никогда не вернуться в двадцатый век.

Ослепительная улыбка осветила лицо Тесс.

— Это самая удивительная вещь, какую я только слышала.

— Тогда решено? — добивалась женщина.

Тесс посмотрела на Джозефа и, видя его замешательство, больше уже не колебалась.

— Решено!

— Что решено? — подозрительно спросил он. — С кем ты все время разговариваешь?

Тесс обвила руками загорелую шею:

— Что ты любишь меня. Что хочешь жениться на мне. — Она поцеловала Джозефа, и ему потребовалось лишь мгновение, чтобы оправиться от шока и вернуть ей поцелуй.

— Подожди минутку, — сказал он, отстраняясь. — Я что-то прозевал? Минуту назад ты, кажется, была не согласна.

Тесс улыбнулась и хлопнула его по груди:

— Почему, Джозеф Магайр? Разве вы не знаете, что подобная просьба валит женщину с ног? Надо дать девушке время, чтобы прийти в себя.

— Прийти в себя?

Тесс улыбнулась.

— Я уже пришла в себя.

— Да?

— Я выйду за тебя замуж, но при одном условии.

— И каком же?

— Я никогда в жизни больше не должна буду кормить поросят!

Его поцелуй растопил тянущиеся к нему губы, растекся по всему ее телу. Она утонула в его объятиях, согретая уверенностью, что сможет наслаждаться так снова, и снова, и еще миллион раз.

Услышав смех Холли и Сисси, добравшихся до пастбища, они отскочили друг от друга. Джозеф обернулся и крикнул:

— Готовьтесь к свадьбе!

Все четверо собрались вместе, найдя, наконец, друг друга.

Спиритуальный Гид утерла слезы в уголках глаз и хрипло рассмеялась.

— Что-то у меня снова глаза на мокром месте, — посетовала она небу над головой. Фея вздохнула, наблюдая, как новая семья Магайров идет по лугу. — Работенка у меня не из легких, но удовлетворение гарантируется.


home | my bookshelf | | Столкновение желаний |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу