Book: Непокорная невеста



Непокорная невеста

Майя Бэнкс


Непокорная невеста


(Греческие магнаты – 2)

Непокорная невеста

Anetakis Tycoons (Магнаты Анетакисы)

1. The Tycoon's Pregnant Mistress (2009) – Назови меня женой

2. The Tycoon's Rebel Bride (2009) – Непокорная невеста (перевод форума «Волшебница»)

3. The Tycoon's Secret Affair (2009) – Ночь на острове любви


Перевод: fios

Редактура: вьюга (1,2 главы), Iulia, tysia

Обложки: Henrietta, Iulia


© ВОЛШЕБНИЦА, 2014


Непокорная невеста

У миллионера Терона Анетакиса всего одна проблема – и она только что перешагнула порог его кабинета. Полностью поглощенный делами бизнеса, Терон твердо намерен закрепить свой успех выгодным браком. Однако…

У превратившейся в соблазнительную красотку Изабеллы Каплан и в мыслях нет покориться отцовскому душеприказчику, Терону Анетакису, в выборе мужа!

Она слишком долго страдала по Терону. И вот наконец пришло время обольстить этого страстного магната и заставить его пасть перед ней на колени.

Глава 1

Терон Анетакис сортировал гору документов, оставленную секретаршей на его столе. Бормоча ругательства, он бросал письма то налево, то направо. Некоторые он бегло просматривал, откладывая в отдельную стопку для более внимательного изучения, другие же просто бросал в мусорную корзину, стоящую у ног.

Назначение Терона руководителем нью-йоркского филиала не обошлось без происшествий. После того как обнаружилось, что один из сотрудников компании продавал планы отелей Анетакис конкурентам, Терон с братьями поувольняли сотрудников, наняв новых. Преступница, бывший личный помощник Крисандера, по приговору суда была отправлена за решетку. Братья с подозрением отнеслись к идее заменить ее кем-то из имеющихся работников и предоставить тому беспрепятственный доступ к конфиденциальной информации фирмы, а потому Терон решил вызвать свою секретаршу из лондонского филиала. Она была опытной, надежной и, что самое главное, преданной. Хотя после фиаско с Рослин ни один из братьев Анетакис не был готов слепо доверять ни одному из сотрудников.

Прибывшего из Лондона Терона ждали кипа документов и масса сообщений, пришедших по электронной почте. Два дня спустя он все еще продолжал копаться в бумагах, а ведь большую часть завала уже разобрала его секретарша.

Ему попалось какое-то письмо, адресованное Крисандеру, и он почти что выбросил его в корзину, однако снова положил перед собой, разглядев содержание. Просматривая его внимательнее, он хмурился все больше и больше. Свободной рукой Терон потянулся к телефону. Наплевав на разницу во времени и то, что он, скорее всего, разбудит Крисандера, Терон набрал номер и с нетерпением стал ждать ответа. Лишь на мгновение он почувствовал приступ вины за то, что потревожит Марли, жену Крисандера, но надеялся, что брат успеет поднять трубку прежде, чем звонок разбудит ее.

– Для тебя же будет лучше, если ты сообщишь нечто чертовски важное, – сонным голосом буркнул Крисандер.

Терон не стал тратить время на шутки.

– Кто такая, черт возьми, Изабелла? – напрямую спросил он.

– Изабелла? – в замешательстве и ничего не понимая, переспросил Крисандер. – Ты звонишь мне в это время суток, чтобы спросить о какой-то женщине?

– Просто скажи… – Терон покачал головой. Нет, Крисандер не стал бы изменять Марли. Кем бы ни была эта женщина, но Крисандер, скорее всего, был знаком с ней до того, как встретил свою будущую жену. – Просто сообщи мне все необходимое, чтобы я мог избавиться от нее, – нетерпеливо произнес Терон. – У меня в руках письмо, в котором тебя информируют о ее успехах, что бы черт возьми это не означало, и сообщают, что она успешно закончила университет. – Губы Терона скривились от отвращения. – Theos [1], Крисандер. Не слишком ли она молода для тебя, чтобы быть?…

Крисандер разразился потоком греческих ругательств, и Терон отвел трубку от уха, ожидая, пока буря уляжется.

– Мне не нравится твой вывод, братишка, – ледяным тоном заявил Крисандер. – Я женат. И я, конечно же, не встречаюсь ни с какой Изабеллой.

А затем Терон услышал резкий судорожный вздох Крисандера.

– Белла. Ну конечно, – пробормотал тот. – Что-то я плохо соображаю.

– Итак, я повторяю, кто такая Белла? – спросил Терон, чувствуя, что его терпение на пределе.

– Каплан. Изабелла Каплан. Ты же ее помнишь, Терон.

– Маленькая Изабелла? – удивился Терон.

Он и не подумал о ней, пока Крисандер не назвал фамилию. В голове всплыл образ долговязой девочки-подростка с хвостиками и брекетами. С тех пор он видел ее несколько раз, но, если честно, не мог представить ее лица. Терон вдруг вспомнил, что она всегда была скромной и стеснительной и старалась держаться в тени. Изабелла присутствовала на похоронах его родителей, но он был слишком поглощен горем, чтобы обратить внимание на молодую девушку. Сколько же ей было лет?

Крисандер усмехнулся.

– Похоже, она несколько подросла. Только что закончила университет. И училась хорошо. Умная девушка.

– И с какой стати тебе шлют о ней отчеты? – заинтересовался Терон. – О Боже, я решил, что это может быть твоя бывшая любовница. Мне чертовски не хотелось, чтобы она доставила неприятности Марли.

– Хотя твоя преданность моей жене очень похвальна, но вряд ли так уж необходима, – сухо заметил Крисандер. Он провел рукой по волосам и вздохнул. – Я совсем забыл о своих обязательствах перед Беллой. В последнее время все мое внимание было сосредоточено на Марли и на нашем ребенке.

– Что за обязательства? – резко спросил Терон. – И почему я не слышал об этом раньше?

– Наши отцы были давними друзьями и деловыми партнерами. И наш отец дал обещание отцу Беллы, что если с ним что-нибудь когда-нибудь случится, о судьбе Изабеллы позаботятся. Наш отец скончался раньше отца Беллы, а когда умер и тот, заботу о благополучии Беллы я взял на себя.

– Тогда ты должен знать, что согласно письму она прибывает в Нью-Йорк через два дня, – сообщил Терон.

Крисандер выругался.

– Но я не могу оставить Марли прямо сейчас!

– Конечно, не можешь, – нетерпеливо произнес Терон. – Я обо всем позабочусь, но мне нужны подробности. Не думаю, что тебе стоит взваливать на себя заботу еще о ком-то. Нью-Йорк – моя сфера ответственности, так что я буду считать, что ко всему остальному просто прибавилась еще одна проблема.

– С Беллой никаких проблем не будет. Она милая девушка. Тебе всего лишь и надо помочь ей уладить свои дела и удостовериться, что у нее имеется все необходимое. До двадцати пяти лет или пока не выйдет замуж она не может распоряжаться своим наследством, так что «Анетакис Интернешнл» пока выступает в качестве ее доверительного управляющего. И поскольку именно ты теперь возглавляешь нью-йоркский филиал, то автоматически становишься кем-то вроде опекуна.

Терон застонал.

– Если бы я только знал, то уж постарался бы, чтобы нью-йоркский офис возглавил Пирс.

Крисандер рассмеялся.

– Сущий пустяк, братишка! Потребуется не так уж много времени, чтобы убедиться, что она хорошо устроена и ни в чем не нуждается.


Еще не пройдя контрольно-пропускного пункта аэропорта, Изабелла Каплан увидела мужчину в форме шофера, державшего табличку с ее именем. Она помахала рукой и пошла ему навстречу. К ее удивлению, вперед вышли еще двое и расположились по обе стороны от нее. Должно быть, ее замешательство стало заметно, так как шофер улыбнулся и сказал:

– Добро пожаловать в Нью-Йорк, мисс Каплан. Я – Генри, ваш водитель на сегодняшний день, а эти джентльмены из охранной службы мистера Анетакиса.

– А, привет! – поздоровалась она.

– Я уже распорядился насчет вашего багажа, – доложил Генри, провожая ее к выходу. – Его доставят в гостиницу в ближайшее время.

На улице один из охранников открыл для нее дверь лимузина, затем расположился рядом, второй же сел впереди рядом с Генри. Об уединении оставалось только мечтать, а ей так хотелось просто растянуться на сиденье.

Как только лимузин плавно тронулся в сторону "Империал-Парка", отеля принадлежащего братьям Анетакис, Изабелла откинулась назад. Крисандер забронировал ей многокомнатный номер, в котором она могла жить в любое время, когда бы ни прилетела в Нью-Йорк, но такое случалось нечасто.

Нынешний визит планировался как краткая остановка на пути в Европу, именно об этом она и сообщила Крисандеру в своем письме. Но все изменилось в ту минуту, когда Изабелла получила коротенькое послание от Терона Анетакиса, в котором тот информировал ее, что теперь ее дела ведет он, а потому желает с ней встретиться в Нью-Йорке, чтобы самому убедиться, что для ее поездки за границу все готово.

Пока еще Терон не знал, но ее планы изменились. Теперь ей захотелось остаться в Нью-Йорке… на неопределенный срок.

Лимузин подъехал к отелю и плавно остановился. Дверь с ее стороны открылась и охранник, что сидел впереди, протянул руку, чтобы помочь ей выйти. Оказавшись в вестибюле отеля, Изабелла сразу проследовала в свои апартаменты, минуя стойку регистрации и обслуживания.

Десять минут спустя в ее номер доставили багаж вместе с букетом цветов и корзиной с деликатесами и фруктами.

Но это было еще не все: стоило ей устроиться на диване, сбросить туфли и перевести дыхание, как раздался очередной стук в дверь. Ворча себе под нос, она подошла к двери и, открыв ее, увидела еще одного служащего отеля. Он протянул запечатанный конверт кремового цвета.

– Послание от мистера Анетакиса.

Она приподняла бровь:

– От какого именно мистера Анетакиса?

Молодой человек выглядел смущенным.

– Терона.

Изабелла улыбнулась, поблагодарила его и закрыла дверь. Перевернув конверт, она легонько пробежалась пальцами по надписи. «Изабелле Каплан». Сам ли он это написал?

Почувствовав себя глупо, она все же поднесла бумагу к носу, надеясь уловить его запах. Есть! Еле уловимый, он несомненно принадлежал Терону. Она помнила его, как будто это было вчера. Он, очевидно, продолжает пользоваться все тем же одеколоном.

Изабелла вскрыла конверт и достала письмо. Четким мужским размашистым почерком там было выведено предписание явиться в его офис завтра утром.

На ее губах заиграла лукавая улыбка. Все так же высокомерен, каким оставался в ее памяти. Вызвать ее к себе словно провинившегося ребенка. Крисандер, по крайней мере, снисходил до того, чтобы самому навещать ее, дабы убедиться, что с ней все в порядке. В прошлое посещение Нью-Йорка ей было восемнадцать, и он приставил к ней бдительную компаньонку.

И все же она с большей радостью встретится с Тероном. Так уж случилось, что Изабелла получала удовольствие, следуя за ним по пятам. Причина ее поездки в Европу крылась исключительно в желании быть там, где живет Терон. Или жил. Когда Крисандер женился, он и его жена переселились на греческий остров. А это означало, что Терон переселится ближе к Изабелле. НАКОНЕЦ-ТО.

Поездка в Европу была немедленно забыта. А вот планы соблазнения Терона нет.

Изабелла опустилась на диван и положила ноги на кофейный столик. Она разминала пальцы ног, и вспышки света отражались от покрытых красным лаком ногтей. Изысканный браслет на лодыжке поблескивал от движения ноги.

За прошедшие годы Терон стал еще великолепнее. Его подростковая красота уступила место зрелой мужественности. Пока она ждала, когда вырастет и заявит на него свои права, он стал еще более желанным. Еще более неотразимым. И Изабелла влюбилась в него еще больше.

Конечно, будет нелегко. Она вовсе не думала, что он готовенький упадет к ее ногам. Братья Анетакис были крепкими орешками. Они могли получить любую женщину, стоило им захотеть. Беспощадные в бизнесе, во всем остальном они оставались благородны и честны.

Раздался звонок, и Изабелла тяжело вздохнула. Телефон находился в противоположном углу комнаты, а ей было так удобно на диване. Заставив себя встать, она поплелась поднимать трубку.

– Алло?

Последовала короткая пауза.

– Мисс Каплан… Изабелла.

Она узнала акцент, и по спине пробежала дрожь. На том конце был явно не Крисандер, а принимая во внимания, что Пирса нет в стране, к тому же Изабелла никогда с ним не общалась, то это мог быть только Терон.

– Да, – хрипло произнесла Изабелла, надеясь, что голос не выдал, как она нервничает.

– Это Терон Анетакис. Я звоню, чтобы убедиться, что вы добрались нормально и разместились без проблем.

– Спасибо. Все хорошо.

– Вам понравился номер?

– Да, конечно. Очень мило с вашей стороны зарезервировать его для меня.

– Я его не резервировал, – несколько раздраженно ответил он. – Этот номер мой личный.

Она по-новому огляделась вокруг. Известие о том, что она остановилась там, где Терон провел много времени, вызвало в ней внутреннюю дрожь.

– Тогда где же остановились вы? – поинтересовалась она. – Почему уступили свой номер?

– В отеле проводится реконструкция. И единственным подходящим номером оказался… мой. Я временно занял другой.

– В другом могла бы поселиться и я, – рассмеялась Изабелла. – Не было никакой необходимости ради меня куда-то переезжать.

– Несколько дней ничего не значат, – заверил он. – Вам же следует хорошенько отдохнуть перед поездкой в Европу.

Она проглотила готовое сорваться признание об отмене поездки. Нет смысла ставить его в известность сразу по прибытию. У нее еще будет время, чтобы сообщить об изменениях в своих планах. Главное, чтобы к тому моменту у него не было возможности отговорить ее.

Губы Изабеллы изогнулись в озорной улыбке.

– Я получила ваши указания.

Он что-то буркнул, сильно напоминавшее ругательство.

– Поверьте, я вовсе не хотел, чтобы это выглядело как приказ, мисс Каплан.

– Пожалуйста, зови меня Изабелла. Или Белла. Уверена, ты еще помнишь время, когда мы были на ты. Пусть и несколько лет назад, но я не забыла ни малейшей детали, связанной с тобой.

Повисла неловкая пауза. Затем послышалось:

– Хорошо, Изабелла.

– Пожалуйста, Белла.

– Хорошо… Белла, – уступил он.

Затем как-то раздраженно хмыкнул и спросил:

– Так что же мы обсуждали?

В его голосе почувствовалось какое-то смущение, и хотя он оставался неизменно вежлив, Изабелла знала, что Терон желает избавиться от нее как можно скорее. Она усмехнулась. Если бы он только знал…

– Мы обсуждали твой приказ явиться завтра к тебе в офис.

– Это была просьба, Белла, – снисходительно пояснил он.

– Почту за честь. Скажем, утром, часиков в 10? Я немного устала и хотела бы выспаться.

– Конечно-конечно. Не переутомляйся. Закажи ужин в номер. Твои расходы полностью оплачиваются.

Ну конечно. Ничего другого она и не ожидала и отлично знала, что лучше не спорить. В таких делах братья Анетакис были очень щепетильны. Они со всей серьезностью относились к взятым на себя обязанностям.

– Увидимся завтра, – сказала она.

Произнеся слова прощания, Изабелла положила трубку и обхватила себя руками, чтобы сдержать радость. Губы же сами собой растянулись в широкой улыбке. О, завтра она нанесет ему визит! Отлично!



Глава 2

Терон устало откинулся на спинку кресла и оглядел панораму города, открывающуюся из его окна. После напряженных утренних встреч и телефонных звонков, у него наконец-то появилось немного свободного времени, чтобы передохнуть. Он взглянул на часы и поморщился, вспомнив, что до визита Изабеллы Каплан осталась лишь пара минут.

Терон чувствовал себя, как белка в колесе. Ему было о чем беспокоиться: сегодняшний краткий визит Изабеллы по пути в Европу, а затем приезд Аланнис через неделю из Греции. К счастью, он сможет освободиться от своих обязательств в отношении Изабеллы в достаточно короткий срок. Ему необходимо убедиться, что она надлежащим образом устроена, принять меры, чтобы кто-то из «Анетакис Интернешнл» встретил ее в Лондоне, и обеспечить своей службой безопасности на весь срок ее пребывания.

С другой стороны Аланнис… Он уныло улыбнулся. Это его личный выбор. Их с Аланнис связывала крепкая дружба. Возможно, слово «взаимопонимание» лучше подходило бы к данной ситуации. Терон был не против, чтобы отношения переросли в нечто большее. Теперь, когда он возглавил нью-йоркский филиал, ему необходимо остепениться. Именно это они откровенно обсудили с Аланнис пару недель назад.

Из них получится отличная пара, ведь они прекрасно ладили. Она была из состоятельной греческой семьи – старых друзей его родителей. Ее отец владел транспортной компанией. У окружающих никогда не возникало сомнений, что Терон и Аланнис предназначены друг для друга.

Аланнис подарит ему дружбу и детей, а он, в свою очередь, даст ей защиту и безопасность. Да, пришло время остепениться. Его переезд в Нью-Йорк, по всей видимости, окончателен, так как у Марли нет желания покидать остров, который они с Крисандером называют домом. И если Терону суждено здесь остаться, то, наверное, будет лучше, если он найдет жену и создаст свою семью.

Его мысли прервал стук в дверь. Он нахмурился и, кинув взгляд в сторону двери, пригласил войти.

– Сэр, пришла мисс Каплан, – просунув голову, сообщила его секретарь Мэдлин.

– Пригласи ее, – резко произнес он.

В ожидании Терон выпрямился в кресле и стал безучастно барабанить пальцами по столу. Он попытался воскресить свои воспоминания о девушке, но все, что ему удалось вспомнить – это образ юной долговязой Изабеллы с большими глазами, длинными ногами и брекетами. Терон даже не был уверен в том, сколько ей лет сейчас, ему только было известно, что она закончила университет. Наверное, Изабелле около двадцати двух, ведь обычно в этом возрасте заканчивают обучение?

Когда дверь распахнулась, он заставил себя улыбнуться. Ни к чему пугать ее до смерти. Сделав несколько шагов навстречу посетительнице, Терон застыл, задержав дыхание.

Перед ним стояла не маленькая девчушка, а потрясающе красивая женщина. Ему показалось, будто невидимая рука крепко сжала его горло, и он покрутил шеей, пытаясь избавиться от дискомфорта.

Изабелла улыбнулась, и Терона словно ударило током. Какое-то время не в силах справиться с собой он таращился на нее как прыщавый подросток, у которого впервые взыграли гормоны.

На Изабелле были низко посаженные джинсы и облегающая, словно вторая кожа футболка, край которой приоткрывал пупок. Взгляд Терона привлекло серебристое мерцание в небольшой впадинке. Он нахмурился. У нее в пупке пирсинг?

Не желая, чтобы Изабелла заметила его пристальное внимание к ее прелестям, Терон резко поднял глаза. Их взгляды встретились. Длинные темные волосы спускались волнами на плечи, а длинные ресницы обрамляли сверкающие зеленые глаза. На ее пухлых соблазнительных губах играла легкая улыбка, открывающая взору ровные белоснежные зубы. Когда ее улыбка стала шире, на щеках появились две ямочки.

Это была девушка, которую невозможно не заметить. За последние несколько лет она сильно изменилась. Подумать только, он ведь помнил, как Изабелла всегда держалась на заднем плане. Теперь человек должен быть слепым, глухим и немым, чтобы не заметить ее в комнате.

– Что это, черт возьми, на тебе? – слова вылетели прежде, чем он успел опомниться.

Изабелла приподняла темную бровь и в ее глазах зажглись веселые огоньки. Затем она посмотрела вниз и провела руками по бедрам.

– Я думаю, это называют одеждой, – произнесла она иронично.

Терон нахмурился еще сильнее, когда услышал игривые нотки в ее голосе.

– Неужели Крисандер позволял тебе разгуливать в подобных вещах?

Она тихо рассмеялась, и у него по телу побежали мурашки. Ее смех был теплым и вибрирующим, и так понравился ему, что захотелось, чтобы она снова рассмеялась.

– Крисандер не может диктовать, в чем мне ходить.

– Но он был твоим опекуном, – сказал Терон – Коим сейчас являюсь я.

– Не юридически, – возразила она. – Ты выполняешь обещание, данное моему отцу, и распоряжаешься имуществом до тех пор, пока я не выйду замуж. Но вряд ли тебя можно назвать опекуном. Я сама достаточно хорошо о себе заботилась при минимальном вмешательстве Крисандера.

Терон облокотился на стол и посмотрел изучающе на девушку, которая с такой уверенностью держится перед ним.

– Выйдешь замуж? По условиям, составленным твоим отцом, ты сможешь распоряжаться своим наследством, когда тебе исполнится двадцать пять лет.

– Или выйду замуж, – мягко уточнила она. – Я собираюсь выйти замуж раньше, чем мне исполнится двадцать пять.

Чувство тревоги охватило Терона, пока он размышлял о неприятном развитии событий.

– Кто он? – требовательно поинтересовался Терон. – Я хочу узнать о нем все. Изабелла, в твоем положении ты должна быть очень осторожной. Твое наследство может привлечь большое количество охотников за приданым, которых интересуют только деньги.

Уголки ее губ изогнулись в улыбке.

– Мне тоже очень приятно видеть тебя снова, Терон. Добралась я хорошо, номер прекрасен. Прошло много времени с момента нашей последней встречи, но я бы узнала тебя где угодно.

Ее упрек вызвал в нем раздражение, потому что она была совершенно права. Он был груб и даже не поздоровался с ней должным образом.

– Прошу прощения, Изабелла, – сказал Терон, сделав шаг навстречу. Он обнял ее за плечи и наклонился, чтобы поцеловать в щеку. – Мне приятно услышать, что ты довольна поездкой и что номер тебя устраивает. Могу ли я предложить тебе что-нибудь выпить, пока мы будем обсуждать твою поездку?

Она улыбнулась и покачала головой, а затем прошла мимо него к окну. Бедра Изабеллы соблазнительно покачивались. Он заставил себя перевести взгляд повыше, чтобы озабоченно не таращиться на нее.

Яркий рисунок на талии привлек его внимание. Терон моргнул и посмотрел еще раз, уверенный в том, что ошибся. Когда она остановилась у окна, низ ее футболки приподнялся так, что небольшая часть того, что было похоже на татуировку, показалась на пояснице.

Он уставился на тату, чтобы рассмотреть рисунок. Затем Терон нахмурился. Тату? Понятно, почему Крисандер потерпел неудачу в роли ее опекуна. В какие неприятности, черт побери, она могла бы попасть? Татуировки? Разговоры о браке?

Он закрыл глаза и потер переносицу, почувствовав приближение головной боли.

– Отсюда открывается прекрасный вид, – сказала она, поворачиваясь к нему лицом.

Терон прочистил горло и перевел взгляд на ее лицо. Куда угодно, только не на ее грудь, плотно обтянутую футболкой. Theos, эта девушка была ходячей бомбой замедленного действия.

– Уже все готово для твоей поездки в Европу или ты предпочитаешь, чтобы этим занялся я? – спросил он вежливо.

Она засунула руки в карманы джинсов, проявив большую ловкость (он не мог представить, как ей это удалось), и прислонилась к окну.

– Я не собираюсь в Европу.

Он прищурился.

– Прости?

Она снова улыбнулась, и на ее щеках появились ямочки.

– Я решила не ездить на лето в Европу.

Он положил руку на лоб и стал его массировать, пытаясь избавиться от напряжения. Терон проклинал Крисандера, который занялся своей жизнью и взвалил на него заботы об Изабелле Каплан.

– Это не имеет ничего общего с твоим внезапным желанием выйти замуж? – устало спросил он. – Ты все еще не ответила на мой вопрос о предполагаемом женихе.

– Это потому, что еще нет ни одного, – сказала она озорно. – Я никогда не утверждала, что у меня есть на примете мужчина. Разговор шел только о том, что я намерена выйти замуж прежде, чем мне исполниться двадцать пять лет. Поскольку у меня в запасе есть еще три года, то, безусловно, нет никакой необходимости организовывать проверку анкетных данных.

– Тогда почему ты не собираешься в Европу? Это был твой план, по крайней мере, неделю назад согласно письму, которое ты послала Крисандеру.

– Ничего подобного я ему не отправляла, – слегка запротестовала она. – Человек, которого нанял Крисандер, чтобы следить за моим образованием и необходимыми средствами существования, сообщил ему о моей поездке в Европу. Я просто передумала.

Его рука скользнула к затылку, поскольку головная боль грозила перерасти в полномасштабную мигрень.

– Так что же ты намерена делать?

Он почти боялся услышать ответ.

Она широко улыбнулась, и ее лицо засветилось.

– Я собираюсь приобрести здесь квартиру.

Терон с трудом глотнул. Затем он закрыл глаза, поскольку чувствовал, что петля затягивается все сильнее вокруг его шеи. Если она останется здесь, то он увязнет, присматривая за ней и постоянно ее контролируя.

Внезапно мысль о ее предстоящем замужестве не показалась такой уж абсурдной. Ей ведь двадцать два года. Правда, по современным меркам это несколько рановато для вступления в брак, но определенно в пределах допустимого. Возможно, лучше будет найти ей состоятельного человека, который и будет о ней заботиться.

Мысль уже крутилась в его голове, набирая обороты, когда она снова заговорила.

– Извини? – произнес Терон, когда понял, что не расслышал ее слов.

– О, я только сказала, что раз мы все в общих чертах обсудили, то я, пожалуй, пойду. Мне необходимо заняться поиском квартиры.

Тревога охватила его, как только Изабелла высказала намерение прогуляться по городу, который знала очень плохо, в полном одиночестве и без защиты. Черт, да ее может занести в совершенно неподходящий район. И потом вопрос о ее безопасности никто не снимал. Теперь, когда она собиралась жить здесь, а не в Европе, ему придется заняться этим вопросом вплотную. Не хватало еще, чтобы ее похитили, как когда-то Марли.

– Я не думаю, что тебе следует прогуливаться в одиночестве, – сказал он твердо.

Ее лицо просветлело.

– Это так мило с твоей стороны предложить отправиться на поиск квартиры со мной. Признаюсь, я сама с нетерпением этого ждала, ведь ты знаешь город лучше меня.

Он открыл рот, собираясь сказать, что ничего подобного он не предлагал, но неподдельная радость на ее лице заставила его промолчать. Терон вздохнул, понимая, что он практически полностью лишен выбора.

– Безусловно, я буду тебя сопровождать. Я не допущу, чтобы ты оказалась неизвестно где. Мой секретарь подберет несколько подходящих вариантов, а затем мы пойдем их смотреть. Может быть завтра утром? Ты можешь оставаться в апартаментах столько, сколько тебе понадобится.

Изабелла нахмурилась.

– Но мне неловко оттого, что я заняла твой номер.

Терон покачал головой.

– Не беспокойся. У Крисандера здесь еще имеется пентхаус, которым я могу воспользоваться. К тому же теперь, когда я перебрался сюда окончательно, мне нужно будет подыскать себе жилье.

На мгновение в ее глазах вспыхнул огонек, но затем он погас.

– В таком случае я ценю твое предложение, и с удовольствием завтра отправлюсь на поиски квартиры вместе с тобой. Может, также сходим пообедать? – спросила она невинно.

– Конечно, я накормлю тебя, – проворчал Терон.

Почему он чувствует себя так, словно по нему проехал паровой каток? Мысль о том, что хрупкая девушка манипулирует им, вызвала у него раздражение, но ее лицо светилось искренней благодарностью и облегчением.

Изабелла поспешила к нему и порывисто обняла его за плечи, чем привела в полное замешательство. Она прижалась к его груди, и Терону пришлось напрячься, чтобы не упасть назад.

– Спасибо, – прошептала Белла ему на ухо, сжимая в объятиях изо всех сил.

Руки Терона непроизвольно сомкнулись вокруг нее. Она прижалась к нему, и он почувствовал каждый изгиб ее прекрасной фигуры. Его рука скользнула по обнаженной части ее спины, которую не прикрывала футболка, и его снова разобрало любопытство по поводу татуировки, которую он там видел. Неизвестность сводила Терона с ума.

Стряхнув с себя наваждение, он мягко высвободился из объятий Беллы.

– Позволь мне вызвать водителя, он сможет отвезти тебя в отель.

Изабелла поцеловала его в щеку, а затем повернулась в сторону двери.

– Спасибо, Терон, я с нетерпением буду ждать завтрашней встречи.

Глядя ей вслед, Терон задумчиво потирал щеку, к которой совсем недавно прикасались ее губы. Проклиная все вокруг, он вернулся к своему столу. Только недавно он готов был осудить Крисандера за связь со столь юным существом, а теперь сам стоял, с вожделением вспоминая ту самую девочку. Жалкий болван. Очевидно, он слишком долго обходился без женщины.

Он быстро позвонил своему секретарю и попросил подобрать три или четыре подходящих квартиры. Если из этого ничего не выйдет, то он сможет предоставить пентхаус Крисандера в ее распоряжение.

После разговора с Мэдлин, Терон вновь снял трубку, чтобы принять меры по охране Изабеллы.

Закончив давать указания, он вспомнил, что через неделю должна приехать Аланнис, и у него вырвался стон. Он не учел, что придется заниматься опекой Изабеллы именно тогда, когда появится его будущая невеста. Одной женщины всегда более чем достаточно, а попытка уделять внимание обеим – это верный путь к катастрофе.

Но возможно, Аланнис поможет разобраться в том, кто заинтересует Изабеллу. Вместе они могли бы представить Изабеллу нескольким подходящим мужчинам, безусловно, только тем, которых проверит сам Терон.

Решив, что и вторая задача под силу Мэдлин, он нажал кнопку селектора и попросил ее составить список завидных женихов с проверенными анкетными данными и перечнем достоинств и недостатков. Она была удивлена просьбой Терона, но расспрашивать его не стала.

Терон откинулся на спинку стула и сложил руки за голову. Вряд ли это займет много времени. Он найдет ей квартиру, мужа, а затем займется подготовкой своей собственной свадьбы.


– Изабелла! – закричала Сэйди, распахивая дверь своей квартиры.

Изабелла оказалась в объятиях подруги и также горячо ее обняла.

– Проходи, проходи. Так приятно увидеть тебя снова, – воскликнула Сэйди, пропуская Изабеллу внутрь.

Девушки сели в маленькой гостиной, а затем Сэйди набросилась с расспросами.

– Ну что? Ты его видела?

Изабелла улыбнулась

– Только что пришла из его офиса.

– И?

Изабелла пожала плечами.

– Я сказала ему, что не поеду в Европу и что собираюсь искать квартиру здесь. Терон решил помочь мне, – добавила она с легкой улыбкой.

– Стало быть, он воспринял это хорошо?

Сэйди перекинула свои длинные рыжие волосы через плечо, привлекая внимание к своим красивым чертам лица. Старше Изабеллы на год, она закончила обучение на семестр ранее и отправилась в Нью-Йорк покорять Бродвей.

– Я бы так не сказала, – весело произнесла Изабелла. – Думаю, что, скорее всего, он задавался вопросом, что же ему делать со мной дальше. Братья Анетакис относятся к своим обязанностям очень серьезно. Они греки и этим все сказано. И я – одна огромная проблема, от которой Терон должен как-то избавиться. Уверена, что он надеялся препроводить меня на самолет в Европу как можно скорее.

– Хорошо, тогда колись, – бросила нетерпеливо Сэйди. – Какой у тебя план?

Изабелла поморщилась.

– Пока не знаю. Я планировала отправиться в Европу и там всячески досаждать ему. Но он внезапно оказался в Нью-Йорке, так что теперь мне придется изменить свои планы. Хорошая новость заключается в том, что мы завтра вместе обедаем, когда пойдем искать квартиру. Думаю, сориентируюсь по обстоятельствам.

– И как он отреагировал, когда увидел тебя? – спросила Сэйди. – Сколько ему понадобилось – четыре года, чтобы разглядеть тебя?

– Тьфу. Да. Слава богу, я, наконец, расцвела.

– И что? Он оценил твои женские прелести? – с широкой улыбкой поинтересовалась Сэйди.

– Я уверена, что заметил, но думаю, это было нечто среднее между интересом и потрясением. Ты должна понимать, что Терон очень, кхм, консервативен.

Изабелла вздохнула и откинулась на диване.

– Но если бы я оделась как благовоспитанная скромная греческая девочка, то он больше не удостоил бы меня взглядом. Я была бы низведена до статуса маленькой сестры, как это сделал Крисандер, и ничто не смогло бы этого изменить.

– Ну, тогда лучше бросить вызов с самого начала, – признала Сэйди.

– Точно, – пробормотала Изабелла. – Если он видит во мне несерьезную проблему, то Терону будет чертовски трудно отделаться от меня.

Сэйди рассмеялась и схватила Изабеллу за руки.



– Я очень рада видеть тебя снова, Белла. Мы так давно не встречались, и я соскучилась по тебе.

– Да, это так. Ну, достаточно обо мне. Я хочу услышать все о тебе и о твоей карьере на Бродвее. Скажи мне, ты получила какие-нибудь роли?

Сэйди печально улыбнулась.

– Боюсь, что роли были немногочисленными и эпизодическими, но я не сдаюсь. На следующей неделе у меня будет прослушивание.

Изабелла нахмурилась.

– Сэйди, ты хорошо зарабатываешь?

– У меня есть работа, не отнимающая много времени. Всего пара ночей в неделю. Зарплата фантастическая, при этом я должна выглядеть сногсшибательно, – вызывающе произнесла Сэйди. – Но это все временно, пока не подвернется счастливый случай.

Изабелла с подозрением посмотрела на свою подругу.

– И что это за работа?

Сэйди лукаво усмехнулась, и в ее глазах заплясали чертики.

– Это мужской клуб. Очень шикарный и эксклюзивный.

От удивления у Беллы отвисла челюсть.

– Ты работаешь стриптизершей?

– Я не всегда раздеваюсь, – сухо произнесла Сэйди. – По существу это не требуется. Но я получаю больше чаевых, когда делаю это, – добавила она с усмешкой.

Изабелла некоторое время просто смотрела на Сэйди, а потом рассмеялась.

– Возможно, мне стоит взять у тебя уроки. Терон непременно бы меня заметил, если бы я станцевала перед ним стриптиз.

Сэйди присоединилась к Изабелле, они хохотали, пока у них слезы не выступили на глазах.

– Если бы он не заметил тебя, милая, это означало бы, что он мертв.

Импульсивно Изабелла наклонилась и обняла подругу.

– Я так рада, что оказалась здесь. Я тоже скучала по тебе. У меня хорошее предчувствие в отношении моего пребывания в Нью-Йорке. Может быть, это действительно сработает, и я смогу заставить Терона полюбить меня.

Сэйди тоже обняла Беллу, а затем отстранилась с нежной улыбкой на лице.

– Мне хочется верить, что Терон безнадежно в тебя влюбится. Но что, если этого не произойдет? Ты молода и красива, Белла. И могла бы выбрать любого мужчину.

– Мне нужен только Терон, – сказала она мягко. – Я так давно его люблю.

– Ну что ж, тогда нам нужно придумать способ, чтобы заполучить его, не так ли? – спросила Сэйди, улыбаясь.

Глава 3

– Аланнис, – вежливо поприветствовал ее Терон. – Надеюсь, у тебя все хорошо?

Он слушал, как она несколько холодно и сдержано произносит приветствие, но ничего иного и не ожидал. Аланнис следует правилам приличия и никогда не позволит себе более эмоциональных проявлений чувств. Это просто не в ее стиле.

– Я уже распорядился, чтобы самолет, принадлежащий нашей компании, доставил тебя из Греции в Нью-Йорк через неделю. Ты собираешься прилететь вместе с матерью?

Это был бессмысленный вопрос, заданный скорее из вежливости, а не ради любопытства, так как Терон хорошо знал, что семья Аланнис никогда бы не позволила ей поехать без сопровождения на встречу с холостым мужчиной.

– Я с нетерпением буду ждать твоего приезда, – продолжил он. – Я взял на себя смелость приобрести билеты в оперу.

Если все пойдет хорошо, он выберет подходящий момент и сделает Аланнис предложение, а затем их семьи смогут начать подготовку к свадьбе.

Конечно, в данный момент ему необходимо сообщить братьям о своих намерениях.

Терон повесил трубку и долго смотрел на телефон. Он не сомневался, что Крисандер, пребывающий на пике блаженства от вновь обретенного счастья, не одобрит его вступление в брак без любви. Пирс же, с другой стороны, пожмет плечами и скажет, что это жизнь Терона и если он хочет ее испортить, то это его личное дело.

Со временем он смог бы полюбить Аланнис. Он уже сейчас испытывал к ней симпатию и уважение, чего не мог сказать о большинстве знакомых женщин. Терон знал, что не стоит ожидать такой же всепоглощающей любви, которую Марли испытывала к его брату. Однако ему хотелось думать, что они смогут стать друзьями с будущей женой, и он будет получать удовольствие как в постели, так и от общения за пределами спальни.

Он нахмурился, представляя обнаженную Аланнис под собой, на брачном ложе. Терон бросил взгляд на свой пах, словно ожидая ответа. Если это и был ответ, то он его разочаровал.

Аланнис… она производила впечатление холодной и чрезвычайно чопорной женщины. Терон понимал, что не может винить ее за это. Аланнис, безусловно, девственна и как раз ему предстоит разжечь в ней страсть. Это было его обязанностью как мужа.

Вздохнув, Терон посмотрел на часы и раздраженно отметил, что Изабелла опаздывает. Он нетерпеливо забарабанил пальцами по столу. Мэдлин подобрала три возможных варианта квартир, которые располагались в хороших районах и в непосредственной близости от «Империал Парк Хотел». Она пока еще не снабдила его списком подходящих женихов, но это неважно. Первым делом необходимо подыскать Изабелле жилье. И чем раньше, тем лучше. А затем он позаботится о ее замужестве.

Услышав, что дверь в кабинет открылась, он удивленно поднял голову. Затем бросил хмурый взгляд на входящую в кабинет Изабеллу. Прозвучал сигнал интеркома и голос Мэдлин несколько сухо объявил, что к нему направляется посетительница.

– Доброе утро, – пропела Изабелла, останавливаясь перед его столом.

Терон сглотнул, а затем пристальным взглядом оценил ее наряд. Он не был совсем уж нескромным и Терону не на что было пожаловаться. Вроде бы все было прикрыто…

Но когда Изабелла положила руки на стол и наклонилась вперед, у него пересохло во рту. Низкий вырез ее блузки уже не мог в достаточной степени скрывать соблазнительные формы, и теперь его взгляду открылись кружевные чашечки бюстгальтера, которые с трудом удерживали в себе округлую женственную грудь.

Терон тихо выругался и устремил свой взор вверх.

– Доброе утро, Изабелла.

– Зови меня пожалуйста Беллой, если ты не испытываешь неприязни к этому имени.

Неприязни он не испытывал, хотя такое обращение казалось ему очень интимным, особенно, если произносить ее имя на итальянский манер. Красивая. Вот такой она была. Потрясающе красивой. Изабелла не относилась к тому типу женщин, к которым его влекло, но, тем не менее, он не мог отрицать ее красоту. Было в ней что-то дикое и необузданное.

Терон проскрежетал зубами и изменил положение тела. Если ранее мысли об Аланнис его не возбудили, то стоило только Изабелле войти в его кабинет, как его орудие пришло в движение, причиняя боль.

Он является ее опекуном и должен заботиться о благополучии этой девушки, а вместо этого сидит и мечтает о ней. Терон испытывал отвращение к самому себе. Это было не только неуважением к Изабелле, но и непочтительно по отношению к Аланнис. Ни одна женщина не заслуживает того, чтобы ее будущий жених с вожделением смотрел на другую.

– Белла, – отозвался он эхом, принимая ее предложение использовать уменьшительное имя. Оно подходит ей. Легкое и красивое.

Терон поднялся со своего места и обошел вокруг стола. Изабелла посмотрела на него с любопытством, и он, не понимая, что так могло ее заинтересовать, спросил об этом.

Она засмеялась.

– Ты сегодня так небрежно одет. А я привыкла видеть тебя только в костюмах и галстуках.

– Когда же ты могла меня видеть? – удивленно спросил он.

Раз она так высказалась, Терон попытался припомнить те времена, когда Изабелла могла видеть его в костюме.

Изабелла покраснела, и он с удовольствием наблюдал, как краска заливает ее щеки. Она наклонила голову, и волосы заструились по ее плечам.

– Фотографии… – пробормотала она. – В газетах всегда есть твои фотографии.

– И ты получала все выпуски этих газет в Калифорнии? – спросил он.

– Да. Мне нравится быть в курсе жизни людей, заботящихся о моем финансовом благосостоянии, – сказала Белла спокойно.

– Это правильно, – произнес Терон одобрительно. – Ты готова идти? У меня есть список подходящих квартир. Я взял на себя смелость сократить выбор до нескольких более подходящих вариантов для молодой девушки, живущей в одиночку.

И тут он понял, что возможно сделал неверное предположение. Не было, конечно, никакой причины полагать, что женщина столь же красивая и яркая как Изабелла будет жить одна. Терон не собирался брать назад свои слова или спрашивать ее о том, связана ли она в настоящее время с кем-либо. Но ему необходимо было это знать, ведь если она увлечена кем-то, то не было никакого смысла знакомить ее с потенциальными женихами.

– Я готова, – сказала Изабелла и тепло улыбнулась ему.

Пока они шли от здания, где располагался центральный офис Анетакисов, Терон галантно коснулся рукой ее спины. Она почувствовала жар его прикосновения через ткань блузки. Кожа Беллы в этом месте пылала, будто её коснулись языки пламени, и она была уверена, что если бы могла взглянуть, то увидела бы след от его пальцев, отпечатавшийся на ее теле.

Любя его издали на протяжении стольких лет, она была готова к разочарованию, что возможно человек, которым стал Терон, не будет соответствовать ее мечте. Она была так далека от истины, что действительность потрясла ее. Реальность оказалась ярче всех фантазий. Ее чувства не исчезли при первой встрече, когда она увидела его снова. Они окрепли.

Изабелла сидела рядом с ним на заднем сиденье лимузина. Кроме водителя, Генри, там был еще один сотрудник из службы безопасности, который расположился впереди. Когда они остановились перед первым многоквартирным домом, она заметила, что еще один небольшой автомобиль припарковался за ними, двое мужчин вышли из машины и внимательно осмотрели все вокруг.

– Я не помню, чтобы во время моего последнего визита, охрана была такой усиленной, – прошептала она, когда они шли к подъезду.

Терон напрягся.

– Это необходимая мера.

Она ждала, что он скажет больше, но Терон не стал делиться дополнительной информацией.

Три часа спустя они осмотрели все квартиры из его списка, причем первые две были им категорически отвергнуты, даже прежде, чем она смогла высказать о них свое мнение. Он был немногословен в отношении третьей и предложил Изабелле сделать выбор между ней и четвертым вариантом из их списка.

Она подавила смех и торжественно сообщила ему, что ей понравилась четвертая. Он одобрительно кивнул головой.

– Тебе отправят твои вещи в квартиру? – спросил он, когда они шли назад к лимузину.

Белла покачала головой.

– Я планирую здесь приобрести все, в чем нуждаюсь, и оформить доставку. Это будет в некоторой степени развлечением!

Терон что-то буркнул себе под нос, но когда она повернулась к нему для дальнейшего обсуждения этого вопроса, он сжал губы.

– Я приму меры для того, чтобы кто-то сопровождал тебя по магазинам, – неохотно проговорил он.

Она приподняла бровь.

– Уверяю тебя, у меня нет потребности в приходящей няньке, Терон. Крисандер обременил меня этим года четыре тому назад, я не нуждалась в этом тогда так же, как и сейчас.

– Ты не будешь бродить по городу самостоятельно, – решительно сказал Терон.

Изабелла пожала плечами и слегка улыбнулась.

– Ты всегда можешь пойти со мной.

Он бросил на нее удивленный взгляд.

– Нет? Мне кажется это логичным, так как я больше никого здесь не знаю.

Она намеренно промолчала о Сэйди. Терону вовсе не обязательно знать о ее работающей в стриптиз-клубе подруге. А уж эта информация от него не ускользнет, ведь как-то только Изабелла проболтается, Терон проведет тщательную проверку всех данных, и навсегда запретит общаться с Сэйди.

Не то, чтобы она послушалась бы, но Изабелла хотела, чтобы их отношения имели хорошее начало. Сейчас достаточно было и вожделения, но она хотела заставить его влюбиться в нее. Она хотела, чтобы он нуждался в ней.

– Ты, конечно, права, – сказал он, скривившись. – Я забываю, что ты жила в Калифорнии, а здесь бывала только наездами.

Она скользнула в лимузин и улыбнулась ему, когда он сел с другой стороны.

– Это означает, что ты пройдешься со мной по магазинам?

Терон хмыкнул, и она больше не могла сдерживать смех. Его глаза округлились, он смотрел на нее распахнутыми глазами, как будто нашел звук ее смеха очаровательным.

У нее перехватило дыхание, как только на мгновение она увидела желание в его глазах. Лишь только оно зажглось, как он моргнул и пришел в себя.

– Я посмотрю, позволит ли мой график такую поездку, – твердо сказал он.

– Куда ты меня повезешь на обед? – спросила она, больше напоминая ему о самой договоренности, нежели реально интересуясь конкретным местом. Ей было все равно, где и что они будут есть. Она просто хотела быть с ним рядом.

– В нашем отеле превосходный ресторан, – сказал он. – Мой столик всегда в моем распоряжении. Я подумал, что мы могли поесть там, а потом ты отправилась в свой номер, чтобы отдохнуть.

Изабелла с трудом сдержалась, чтобы не закатить глаза. Терон был ловким дельцом. Он уже спланировал самый легкий способ избавиться от нее. Она не может его винить, так как является неожиданным бременем, а он занятой человек. Прикусив губу, Белла смотрела в окно на проезжавший мимо транспорт и размышляла, как же заставить Терона увидеть за этим для него неудобством женщину, так любившую и так сильно хотевшую его.

– Что-то не так, Белла?

Она обернулась и увидела, что он смотрит на нее с беспокойством. Изабелла улыбнулась и покачала головой.

– Просто немного устала и взволнована.

Терон нахмурился.

– Может быть ты, позволишь мне заняться обстановкой твоей квартиры? Если бы ты обозначила свои предпочтения, то дизайнер подобрал бы все необходимое, и тебе не пришлось бы ходить по магазинам.

– О нет, это было бы не так увлекательно. Мне не терпится обустроить квартиру. Это такое великолепное место.

– Какие у тебя планы, Белла? – поинтересовался он.

Изабелла удивленно моргнула.

– Планы?

– Да, планы. Теперь, когда ты получила высшее образование, что ты думаешь о карьере?

– Ой, ну я летом собираюсь хорошенько отдохнуть, – увильнула она от ответа. – А осенью сосредоточусь на будущем.

Терон ничего не сказал, но Изабелла поняла, что такой ответ его не устроил. Девушка улыбнулась про себя. Это, вероятно, вызвало у него раздражение. Он и его сосредоточенные на работе братья действовали жестко, оставляя принципы за порогом рабочего кабинета, когда речь шла о бизнесе.

Когда они прибыли в гостиницу, Терон провел ее внутрь, окруженный со всех сторон своей службой безопасности. Это было странно и немного абсурдно, словно они были членами королевской семьи.

Несколько минут спустя, их проводили к столику Терона в ресторане. Он располагался в тихом уголке, и был почти полностью отгорожен от остальных посетителей.

Терон учтиво помог ей присесть и, обойдя вокруг стола, занял место напротив нее. Он опустил длинное стройное тело в кресло и лениво уставился на нее.

– Что бы ты хотела отведать, pethi mou [2]?

Изабелла почувствовала досаду от его ласкового обращения. Он называл ее так, когда ей было тринадцать лет. Малышка. От раздражения у нее свело зубы. Едва ли такое обращение способно вызвать эротические образы.

– А что ты посоветуешь? – спросила она.

Она изучала его губы, твердый чувственный изгиб его рта и проступающую на подбородке щетину. Ей так хотелось наклониться и провести кончиками пальцев по шероховатой щеке, а затем по мягким губам.

Каким будет его поцелуй? Белла целовалась с несколькими мальчиками в колледже. Она сказала бы, что по сравнению с Тероном все они были юнцами. Некоторые были очень хороши, другие – неуклюжи и не очень приятны.

Но Терон… Поцелуй с ним был бы подобен разбушевавшемуся шторму. Горячий, волнующий, сбивающий дыхание. Ее пульс дико подскочил, как будто она почувствовала теплый кончик его языка.

– Белла?

Она моргнула и покачала головой, когда поняла, что Терон тщетно пытается привлечь ее внимание.

– Извини – прошептала она. – Я задумалась.

– Я предлагаю тебе попробовать лосось, – сказал он сухо.

Она судорожно кивнула и повернула голову к официанту, который стоял около стола, ожидая их заказа.

– Я последую совету моего спутника, – произнесла Белла охрипшим голосом.

Терон сделал заказ без лишних слов, после чего официант удалился.

– Итак, Белла, – произнес он, откидываясь на спинку своего стула. Терон выглядел спокойным и непринужденным, когда внимательно изучал взглядом ее черты, воспламеняя каждую клеточку тела. – Возможно, нам следует поговорить о твоем будущем…

У Беллы свело живот.

– Мое будущее?

Она рассмеялась, чтобы успокоить стук своего сердца. Если все пойдет по плану, ее будущее будет тесно связано с ним.

– Да, твое будущее. Ты, конечно, задумывалась об этом?

Он произнес это слегка презрительно, поскольку был нетерпим к тем, кто не имел четкого плана. Если бы он только знал. За последние годы она и не думала ни о чем другом, кроме своего будущего. С ним…

– Я много об этом думала, – сказала она спокойно.

– Ты упоминала о браке. Белла, ты действительно рассчитываешь выйти замуж, прежде чем тебе исполнится двадцать пять?

– Да, я рассчитываю на это.

Терон кивнул, как бы одобряя. Она чуть не рассмеялась. Интересно, был бы он таким благосклонным, если бы знал, что он и есть предполагаемый жених. У Изабеллы вырвался вздох. Она чувствовала себя настолько порочной, словно затевала убийство, а не соблазнение.

– Это хорошо, – сказал он почти про себя. – Я взял на себя смелость подготовить список возможных кандидатов.

Ее брови приподнялись, когда она посмотрела на него в замешательстве.

– Кандидаты? Для чего?

– Для брака, Белла. Я хочу помочь тебе найти мужа.

Глава 4

Изабелла взглянула на Терона с подозрением, размышляя, уж не появилось ли внезапно у того чувство юмора.

– Ты собираешься сделать чтó? – спросила она.

– Ты хочешь выйти замуж. Сначала у меня были опасения, но потом я решил, что это здравая мысль. Однако в твоем положении не помешает лишняя осторожность, – продолжил он, явно воодушевленный этой темой. – Поэтому я взял на себя смелость набросать список подходящих кандидатов.

Она залилась смехом. Просто не могла удержаться. Из всех нелепостей эта была достойна высшей награды.

Он удивленно моргнул, потом нахмурился, в то время как она продолжала посмеиваться.

– Что тебя так позабавило?

Белла встряхнула головой, продолжая улыбаться.

– Я в городе всего два дня, а ты уже собрался выдать меня замуж. И объясни мне, что ты имеешь в виду, когда говоришь, что женщина в моем положении должна быть очень осторожной?

– Ты богата, молода и красива, – ответил он резко. – Каждый мужчина от двадцати до восьмидесяти будет помышлять о том, как бы затащить тебя под венец и в кровать, и не обязательно в такой последовательности.

Она отпрянула в притворном удивлении.

– Надо же. И ни слова о моем интеллекте, остроумии и обаянии. Рада слышать, что ты не обвиняешь меня в меркантильности.

Терон серьезно посмотрел на нее, подвинул стул и взял ее за руку. От его прикосновения по телу побежал огонь.

– Именно поэтому я посчитал, что обязан принять участие в поиске супруга для тебя. Мужчины попытаются заполучить тебя, притворяясь тем, кем они не являются. Охотники за приданым станут притворяться, что не знают о твоем богатстве. Они будут поражены твоим великодушием и щедростью. Крайне важно, чтобы всякий, кому будет позволено приблизиться к тебе, был тщательно проверен лично мной.

Уже готовая рассмеяться, Изабелла постаралась сдержать себя. Он был крайне серьезен, и ей пришлось признать, что его беспокойство подкупало. И это выглядело бы довольно мило, если бы он не пытался настойчиво выдать ее за другого.

– Не унывай, pethi mou, – успокоил он ее. – На свете много мужчин, которые смогут подарить тебе весь мир. Вопрос только в том, чтобы найти подходящего.

У Изабеллы от досады даже зубы свело. Такого неприятного наставления ей еще не доводилось слышать.

– Ты прав, конечно, – прошептала она.

А что еще она могла сказать? Чего бы ей действительно хотелось, так это наклониться к нему и спросить, не станет ли он тем самым подходящим. Но она и так знала ответ на этот вопрос. Он не мог быть тем самым. По крайней мере, не сейчас. Не до тех пор, пока он не свыкнется с этой мыслью.

Терон одобрительно улыбнулся и, откидываясь назад на стуле, высвободил свои пальцы. Она взглянула на свою открытую ладонь, остро ощутив потерю.

– Итак скажи, какие у тебя требования к будущему супругу? – спросил он снисходительно.

Она задумчиво посмотрела на него, собирая в уме все черты, которые больше всего в нем любила. Потом начала быстро перечислять пункты, загибая пальцы.

– Ну что ж. Я хочу, чтобы он был высоким, темноволосым и красивым.

Терон закатил глаза.

– Ты озвучила пожелания половины женского населения.

– Еще я хочу, чтобы он был добрым и ответственным. И так как я предпочла бы повременить с детьми, его согласие по этому вопросу также важно.

– Ты не хочешь детей? – спросил он.

Он выглядел удивленным, вероятно, считал, что все женщины сразу стремятся обзавестись настоящим выводком, как только им надевают кольцо на палец.

– Я не говорила, что не хочу их, – ответила она спокойно. – Дай догадаюсь, ты бы хотел завести их тотчас же?

Он поднял бровь.

– Мы обсуждаем не меня, но да, я не вижу причин ждать.

– Это потому что не тебе их рожать, – сухо отозвалась она.

На секунду показалось, что он сейчас рассмеется, но вместо этого он подал ей знак продолжать. Она притворилась на мгновение, что обдумывает свой список пожеланий.

– Я хочу, чтобы он был богаче меня, чтобы мои деньги не имели значения.

Терон согласно кивнул.

Затем она понизила голос и наклонилась вперед.

– Я хочу, чтобы он сгорал от любви ко мне, чтобы каждую минуту жаждал прикоснуться ко мне, обнять и приласкать. Он должен быть превосходным любовником. Я хочу мужчину, который бы знал, как доставить мне удовольствие, – закончила она охрипшим голосом, наполненным страстью.

Он не сводил с нее глаз. На мгновение ей показалось, что она заметила ответную страсть в его взгляде, скользнувшим по ее открытой коже.

– Разве ты не согласен, что это то, на что я вправе рассчитывать? – мягко спросила она, наблюдая за ним.

Он прочистил горло и отвел глаза в сторону. Волновала ли она его вообще или он был абсолютно неуязвим? Нет, что-то было в его взгляде. Все его тело излучало сексуальный интерес. Может она и была молода, но не наивна, и конечно она не была глупой, когда дело касалось мужчин. Белла могла распознать безобидный флирт, но здесь чувствовалась необузданная энергия мужчины с глубокими и сильными страстями.

Никогда прежде она не чувствовала такого явственного притяжения, которое существовало между ней и Тероном. Долгие годы Изабелла искала что-то, что хотя бы отдаленно напоминало то многообещающее осознание, которое пришло к ней в юные годы.

Было время, когда она экспериментировала со своими кавалерами. Поцелуи, неуклюжие объятия, которые неизбежно приводили к тому, что она указывала парню на дверь. Только один когда-либо был настолько близок к тому, что она решилась ему отдаться. И, в конечном счете, именно он прервал их физическую близость. В тот момент она смутилась и была уверена, что совершила какую-то ошибку. Нежно ее поцеловав, он сказал, что для него это большая честь быть у нее первым мужчиной, но, возможно, ей следует сберечь свой подарок для того, кто займет особое место в ее сердце.

Тогда ей это показалось нелепой отговоркой мужчины, который очевидно избегал длительных отношений с женщиной, приравнивающей секс к обязательствам. Теперь же она была, безусловно, благодарна, что не потеряла свою невинность так бездумно. Тревис был прав. Ее девственность была чем-то особенным, и она подарит ее только особенному мужчине.

Она моргнула, когда поняла, что прослушала слова Терона.

– Я считаю разумным с твоей стороны делать акцент на… этих качествах, – неловко заметил он. – Тебе не нужен мужчина, который плохо бы к тебе относился, и, конечно, тебе нужен кто-то, кто разделяет твои взгляды на брак и семью.

– Но ты не считаешь, что я могу хотеть хорошего любовника? – спросила она, подняв бровь.

Его глаза вспыхнули в мерцающем свете лампы, стоящей посередине стола. У Беллы перехватило дыхание и болезненно сжало горло. Она сглотнула, почувствовав исходящую от него сексуальную энергию.

– Будет крайне прискорбно, если любовник не будет знать, как удовлетворить такую женщину, как ты, Белла.

Он с облегчением поднял взор на официанта, когда тот принес поднос с едой. Изабелла, напротив, проклинала его несвоевременное появление.

Терон, однако, удивил ее, когда после того, как официант удалился, поймал ее взгляд и прошептал своим сексуальным голосом с акцентом:

– Твоя мать умерла, когда ты была совсем маленькой, ведь так? И не было больше никого, кто бы побеседовал с тобой о… мужчинах?

Белла уставилась на него в изумлении. Неужели он действительно думает, что она доросла до своих двадцати двух лет и никогда не слышала, откуда берутся дети? Изабелла не знала, кто был более шокирован, она или Терон. Видно было, что он чувствует себя неловко, и она, черт возьми, тоже.

Изабелла подцепила вилкой кусочек отлично приготовленной рыбы. Отправив его в рот, она удовлетворенно вздохнула. Еда превосходна, а голод не тетка.

Терон явно ждал ответа от Изабеллы. Его поистине смехотворный вопрос мог быть обращен скорее четырнадцатилетней прыщавой девчонке, а не двадцатидвухлетней женщине.

– Если я отвечу «нет», ты займешься моим просвещением? – спросила она с легкой усмешкой.

Он бросил сердитый взгляд в ее сторону.

– Будем считать, что это было «да» и кто-то говорил с тобой об этих вещах.

– Теперь тебе осталось только предложить покупать мне женские средства, – пробормотала она.

Он поперхнулся вином, которое только что отпил, и поспешно поставил бокал на стол.

– Ты просто бесенок. Это невежливо заставлять кого-то смеяться в то время, когда он пьет.

– Напомню тебе, что ты сам начал этот разговор, – сухо заметила она.

Изабелла наблюдала, как он откусил кусочек, а затем вытер губы салфеткой. У него были поистине прекрасные губы. Идеальные для поцелуев.

– Да, начал, – согласился он, пожав плечами. – Но я лишь интересовался, говорила ли ты с другой женщиной о мужчинах и мужьях и, конечно, о том, из каких мужчин получаются хорошие мужья.

– И любовники, – добавила она.

– Да, конечно, – капитулируя, отозвался он.

Она откинулась на спинку стула и посмотрела на него с вызовом.

– Ты разве не хочешь, чтобы женщина, на которой ты женишься, была хорошей любовницей?

Терон ответил ей взглядом, в котором она увидела выражение подлинного ужаса.

– Нет, я, черт побери, не ожидаю, что моя жена будет хорошей любовницей. Мой долг… – Он оборвал себя на полуслове. – Мы сейчас обсуждаем не мою будущую жену, – закончил он резко.

Но ее распирало любопытство. Белла наклонилась вперед и подперла щеку ладонью, позабыв о еде.

– Твой долг…?

– Этот разговор между нами неуместен, – натянуто ответил он.

Она вздохнула и закатила глаза. Он, конечно, был не прочь разыгрывать из себя опекуна, когда ему было нужно, однако не в ее интересах позволять ему принять на себя роль ее отца. Тем не менее она отчаянно хотела услышать, что же он считал своим долгом по отношению к женщине, с которой разделит ложе.

– Ты мой опекун, Терон. С кем еще я могу поговорить об этих вещах?

Он издал многострадальный вздох и глотнул еще вина.

– Я не ожидаю от своей жены опытности в постели. Это я должен пробудить в ней страсть и научить ее всему, что ей нужно знать о… физической близости.

Изабелла наморщила носик.

– Это звучит так старомодно. Ты никогда не думал, что она сама могла бы научить тебя парочке вещей?

Его глаза возмущенно сверкнули, и он поставил бокал. Было видно, что ему никогда не приходила в голову мысль, что какая бы то ни было женщина могла научить его чему-нибудь, когда речь шла о сексе. Значит, он считал себя искусным любовником. Она поборола дрожь, пробежавшую по всему телу. Ей так сильно хотелось почувствовать его руки на своем теле. Она была более чем готова стать усердной ученицей под его руководством.

– Уверяю тебя, вряд ли найдется женщина, способная научить меня тому, что я и так хорошо знаю, – произнес он слегка надменно.

– Ты настолько опытен, да?

Он состроил гримасу.

– Я не понимаю, почему мы обсуждаем то, что вряд ли подходит для беседы между опекуном и его подопечной.

Он снова воздвиг между ними преграду. Что ж, по крайней мере, он изо всех сил пытался держаться от нее на безопасном расстоянии, что означало, что он считал ее опасной.

Она охотно принялась за остатки трапезы, довольствуясь повисшей над столом тишиной. Терон наблюдал за ней, и она не мешала ему, стараясь не подать вида, что заметила его пристальное внимание.

В его взгляде читалось любопытство, а также интерес, но отнюдь не платонический. Он мог бороться со своим влечением не на жизнь, а на смерть, но его глаза не лгали.

Когда ужин подходил к концу, Терон спросил о ее дальнейших планах.

– Мне, конечно, потребуется мебель. Не говоря уже о еде и предметах первой необходимости.

– Составь список продуктов питания и любых других хозяйственных мелочей, которые тебе нужны. Я организую их доставку, чтобы тебе не пришлось идти за покупками, – ответил Терон. – Если ты можешь потерпеть еще пару дней в гостинице, я постараюсь организовать поездку по мебельным магазинам на этой неделе.

– Ой, мне нужно всё, – подхватила она оживленно. – Полотенца, занавески, посуда, постельное белье…

Он поднял руку и улыбнулся.

– Составь подробный список. Я прослежу, чтобы обо всем позаботились.

Терон отбросил салфетку и жестом подозвал официанта. Затем он взглянул на Изабеллу.

– Ты готова вернуться в свой номер?

Нет, но она прекрасно понимала, что отняла у него все утро, а он был занятым человеком. Она кивнула и поднялась с места. Когда они встали из-за стола, Терон положил ей руку на поясницу и они направились к выходу.

– Я провожу тебя до твоего номера, – сказал Терон, когда они пересекали вестибюль.

Двери лифта открылись, и они вошли внутрь. Еще до того, как двери полностью закрылись, Изабелла повернулась к Терону. Он был так близко. Ее окутало тепло, исходившее от него. Она чувствовала свежий запах его одеколона.

– Спасибо тебе за сегодняшний день, – пробормотала она.

Она машинально потянулась к его рукам и поняла, что он собирается нагнуться и поцеловать ее в щеку. Лифт подъезжал к верхнему этажу.

– Не стоит благодарности, pethi mou. Я скажу секретарю, чтобы связалась с тобой по поводу квартиры, а также насчет нашей поездки по магазинам.

Как она и думала, когда лифт остановился, он наклонился, намереваясь быстро поцеловать ее. Она прижалась к нему, прильнув к груди. Прежде чем он успел среагировать, она обвила руками его шею, и как только его губы коснулись ее щеки, повернула голову так, чтобы их губы встретились.

Земля ушла из-под ног. Их губы слились и, словно удар молнии, между ними пробежал электрический разряд. Сначала Терон стоял абсолютно неподвижно, в то время как она дерзко целовала его. Но потом он издал глухое рычание и взял инициативу на себя.

Он обнял ее и крепко прижал к себе. Его рука скользнула по ее спине, чтобы остановиться на обтянутых узкими джинсами ягодицах.

Изабелла остро ощущала каждое его прикосновение. Его пальцы оставили след на ее коже, словно клеймо. Вторая рука, скользнув по голове, небрежно запуталась в ее волосах.

Это был вовсе не робкий поцелуй между незнакомцами, познающими друг друга. Скорее поцелуй сгорающих от страсти изголодавшихся любовников. Никаких колебаний и заигрываний. Словно двое близких людей встретились вновь после длительного расставания.

От настойчивых прикосновений его языка, она открыла рот пошире. Терон тут же завладел неизведанной территорией, зазывно лаская ее язык и приглашая ответить ему взаимностью.

Она охотно отозвалась, наслаждаясь его вкусом и изучая контуры его губ.

Его рука собственнически скользнула под блузку, крепче прижимая девушку к своему мускулистому телу.

У нее перехватило дыхание, и она тяжело задышала, когда его рука коснулась ее обнаженной кожи. От прикосновения к его сильному телу, ее грудь налилась.

Она не смела вымолвить ни слова, ни звука из-за боязни, что магия развеется. Он может вспомнить, кого целует. Вместо этого она приложила все силы для того, чтобы продлить волшебные мгновения.

Когда его губы переместились на щеку, а затем на шею, Белла издала стон, не в состоянии хранить безмолвие. Она вздрогнула и затрепетала, словно ее чувства пробуждались после долгой зимы.

Никогда она еще не чувствовала столь эротичное прикосновение бархатистых губ к нежной коже.

Ее колени подогнулись, и она судорожно ухватилась за него. Внезапно его губы оторвались от нее, и Терон выругался. Белла закрыла глаза, понимая, что все закончилось.

Взяв ее крепко за руки, он резко отстранил ее от себя.

Его глаза горели в равной степени злостью, осуждением и… неистовым голодом. Она смотрела на него беспомощно, не способная произнести ни слова.

Терон снова выругался по-гречески и потом, тряхнув головой, вытолкнул ее из лифта. Проводив Беллу до двери, он вставил карточку в замок.

Терон придержал дверь одной рукой, и она медленно прошла внутрь. Когда Белла повернулась, чтобы заговорить с ним, он уже закрывал дверь. И еще до того, как та захлопнулась, девушка услышала его удаляющиеся торопливые шаги.

Прислонившись к двери, Изабелла прикрыла глаза и обхватила себя руками, вновь переживая драгоценные мгновения в объятиях Терона.

Их страсть возникла мгновенно. Химическая реакция между ними была, безусловно, взрывной. Последнее неизвестное в этой задачке найдено.

Во всех других отношениях Терон казался идеальной парой для нее. Она лишь не знала наверняка, будут ли они сексуально совместимы, не то чтобы у нее были какие-то сомнения на этот счет, но теперь после нескольких жарких мгновений в лифте, последний кусочек пазла лег точно на свое место.

Теперь ей оставалось только заставить его это понять.

Глава 5

Терон сжал пальцами переносицу и длинно и смачно выругался. У него раскалывалась голова. Он чувствовал себя уставшим, ведь за всю ночь проспал не больше часа.

Все утро Мэдлин смотрела на него, словно Терон лишился рассудка. Возможно, он на самом деле сошел с ума. Он пропустил две встречи и отмахнулся от трех телефонных звонков, один из которых был от его брата Пирса.

Все его мысли были заняты темноволосой кокеткой с колдовскими зелеными глазами. Бог мой, Терон просто не мог забыть ее поцелуй, вкус ее губ, ее тело, как будто созданное специально для него.

Являясь опекуном Беллы, он нес ответственность за ее благополучие, а вместо этого чуть не затащил в кровать и не занялся с ней любовью. И его тело до сих пор горело желанием сделать это.

Он тряхнул головой уже, наверное, в сотый раз с тех пор, как приехал утром в свой офис. Что бы Терон ни делал, он не мог избавиться от ее образа. Ее аромата. Как будто ей судьбой было предназначено свести его с ума.

Нетерпеливо и раздраженно он нажал кнопку интеркома. Послышался невозмутимый голос Мэдлин, которая спросила, что ему угодно.

– Ты уже составила для меня список?

– Какой именно список?

– Список подходящих мужчин, о котором я тебя просил. Мужчин, которым я собираюсь представить Беллу.

– Ах, этот. Да, он у меня.

– Принеси его, – потребовал он.

Несколько секунд спустя Мэдлин вошла, держа в руках листок бумаги.

Он жестом указал ей на стул.

– Прочти мне его вслух, – попросил он, откинувшись в кресле.

– Ты вообще спал ночью? – проницательно спросила Мэдлин, сузив глаза.

Он что-то проворчал и прикрыл глаза в ожидании, когда она сдастся и сделает то, о чем он попросил.

– Реджинальд Холлистер.

Терон отрицательно покачал головой.

– Незрелый и бесхарактерный идиот. Крайне избалованный родителями. Белле нужен кто-то… более самодостаточный.

Мэдлин демонстративно вычеркнула его.

– Хорошо, как насчет Чарльза МакФаддена?

Терон нахмурился.

– Ходят слухи, что он плохо обращался с первой женой.

– Брэдли Ковингтон?

– Он тупица, – отозвался Терон.

Мэдлин вздохнула и быстро вычеркнула и его.

– Тед Уитли.

– Недостаточно богат.

– Гарт Моузер?

– Мне он не нравится.

– Пол Хеджуорт.

Терон насупился, пытаясь придумать причину, по которой можно было бы отмести Пола.

– Ага, – сказала Мэдлин, когда за этим ничего не последовало. Она обвела последнее имя в кружок. – Пригласить его на твою коктейльную вечеринку в четверг?

– Он слишком красив и любезен, – проворчал Терон.

Мэдлин улыбнулась.

– Отлично, значит, Изабелла будет довольна.

Она бросила взгляд на список, потом обратно на Терона.

– Я думаю, что мы также должны включить Маркуса Этуотера и Колби Дэнфорта. Они оба холосты, очень привлекательны и на данный момент ни с кем не связаны.

Терон взмахнул рукой, сдаваясь. Как бы там ни было, лучше поручить это Мэдлин. Ей лучше него знать, что Белле будет по душе.

Разговор прервался, когда неожиданно распахнулась дверь и появилась улыбающаяся Изабелла.

– Прошу прощения за вторжение, – сказала она запыхавшимся голосом. – Я не увидела там Мэдлин… а, вот вы где, – сказала она, заметив его секретаря.

Мэдлин поднялась и улыбнулась Изабелле.

– Все в порядке, моя дорогая. Я как раз собиралась уходить. Уверена, что у мистера Анетакиса найдется время для тебя. Кажется, он отменил все утренние встречи.

Терон сердито посмотрел на Мэдлин, но она, похоже, не очень-то испугалась. Проходя мимо, она похлопала Изабеллу по руке, и затем, подойдя к двери, обернулась.

– Я отвечу на звонки и приму сообщения.

– Это не…

Но Мэдлин уже скрылась, и он остался наедине с Изабеллой. Он внимательно ее осмотрел, отметив, что на ней шорты. Очень короткие шорты, которые обнажали ее длинные загорелые ноги.

На ее щиколотке поблескивал изящный браслет. Из босоножек выглядывали пальцы ног с ярко-розовыми ногтями. Подняв глаза, он заметил, что на ней обрезанная футболка, которая оголила живот и пирсинг в пупке. Ее грудь выглядела так, словно Белла собралась на конкурс мокрых футболок [3].

Он этого не переживет.

Откашлявшись, Терон указал на место, которое ранее занимала Мэдлин.

– Я рад, что ты здесь, Белла. Нам нужно поговорить.

Она отвернулась на мгновение, и он мельком увидел на ее спине татуировку, которая чуть ли не искрилась. Это была то ли фея, то ли бабочка. Он не мог разобрать, и это сводило его с ума. Терону захотелось подойти к ней и приспустить ее шорты, чтобы рассмотреть.

Татуировка. Он едва удержался, чтобы снова не тряхнуть головой. О чем она только думала? Если бы они были вместе, она бы никогда не совершила подобной глупости. Какой смысл был подвергать такому риску свое тело?

Боже, теперь он сидит и обдумывает, что бы он ей позволил или нет, будь они вместе. Но они не вместе. И никогда не будут. Он не должен даже допускать такой мысли.

Она расположилась в кресле перед ним, так что ее грудь оказалась на уровне его глаз. Конечно, он не мог обвинить Беллу в слишком открытом вырезе. Футболка хорошо прикрывала ее тело, но была такой облегающей, что подчеркивала каждый изгиб и каждую выпуклость. Это было намного соблазнительнее самого глубокого декольте.

– О чем ты хотел поговорить? – спросила она.

К этому моменту он уже едва сдерживал себя, и его самообладание держалось на волоске. А она спокойно смотрела на него, как если бы они собрались обсуждать погоду. Ему захотелось биться головой об стол.

Терон устало провел рукой по лицу и затем сосредоточил внимание на деле.

– Насчет вчерашнего вечера… – начал он.

Она вскинула руку, заставив его замолчать.

– Не порть его, Терон, – хрипло произнесла она.

Он удивленно моргнул.

– Что не портить?

– Поцелуй. Не порть его извинениями.

– Это не должно было произойти, – сказал он твердо.

Она вздохнула.

– Ты все портишь. Я же просила этого не делать.

Он уставился на нее с открытым ртом. И как спрашивается он должен был прочитать ей нотацию, которую тщательно подготовил, когда она без сомнения выглядела раздраженной тем, что он затронул эту тему.

– Если ты определенно настроен сожалеть об этом, я была бы благодарна, если бы ты делал это молча, – сказала она, прежде чем он мог продолжить. – Ты можешь забыть о том, что случилось, ты можешь сожалеть об этом, ты можешь клясться всеми святыми, что этого больше не произойдет. Но не думай, что я сделаю то же самое, и была бы признательна тебе, если бы ты не относился ко мне снисходительно, принижая случившееся. В сравнении с другими, я считаю, что этот поцелуй был чертовски близок к совершенству. И оттого, что ты думаешь иначе, свое мнение не поменяю.

У него не было слов. Впервые. У него, у которого всегда было что сказать. Он считался миротворцем в семье, всегда хладнокровный, а благодаря этой женщине, доводящей его до бешенства, он превратился в безмозглого идиота с открытым ртом.

Она закинула ногу на ногу и положила руки на колени.

– Ну если это все, что ты хотел обсудить, я думаю, мы могли бы закончить приготовления по поводу квартиры и запланировать поездку за покупками? Я попросила, чтобы документы на квартиру, которые мне нужно подписать, прислали по факсу сюда, так как была уверена, что ты сначала захочешь все просмотреть.

И это все? Как она могла так запросто выкинуть из головы то, что случилось вчера вечером, когда он был поглощен мыслями об этом целое утро? Воспоминания не просто преследовали Терона, а изводили его.

Даже теперь он смотрел на ее губы и вспоминал их роскошную полноту на своих губах. Он помнил ее вкус и аромат. В паху у него запульсировало сильнее, когда он представил ее лежащей обнаженной на кровати и себя склонившегося над ней.

Он снова выругался и вернулся мыслями к насущным вопросам.

– Обратись к Мэдлин и узнай, готов ли договор. Я попрошу своего юриста просмотреть его, если хочешь. Насчет шоппинга – Мэдлин в курсе моих встреч на этой неделе. Когда будешь уходить, попроси ее внести изменения в мое расписание, чтобы мы могли съездить за мебелью.

Она наградила его улыбкой, которая разгорячила некоторые части его тела, о которых лучше не упоминать. Откинув длинные волосы, она грациозно поднялась со стула, слегка махнув на прощание, повернулась и вышла за дверь.

Фея. Ее татуировка была в виде феи со сверкающим напылением и блестками, расходящимися лучами от рисунка.

Она ей шла.

Но сразу возник другой интригующий вопрос. Есть ли у нее еще татуировки? Может одна или две, которые можно увидеть только, когда на ней нет одежды? Он вздрогнул, представив, как отправляется на поиски, исследуя ее тело, как карту.

Изабелла вышла из кабинета Терона, прикусив губу, чтобы сдержать улыбку. У него уж точно была заготовлена целая лекция по поводу того, что произошедшее вчера вечером ни в коем случае не должно повториться. В этом не было ничего неожиданного для нее, именно поэтому она была готова ему помешать, прежде чем он успел начать.

Она мысленно похвалила себя за то, что ей удалось так мастерски выйти из ситуации. Он, наверное, до сих пор не пришел в себя и пытается понять, что вообще произошло.

Белла подошла к столу Мэдлин и вежливо поинтересовалась, получала ли та факс на ее имя.

Мэдлин указала на стопку бумаг на краю своего стола и с улыбкой посмотрела на Изабеллу.

– Он говорил тебе о вечеринке? – спросила Мэдлин.

Изабелла взяла договор аренды и нахмурилась.

– Нет, не упоминал.

В этот момент Терон просунул голову в дверь.

– Белла, забыл тебе сказать, что я запланировал коктейльную вечеринку на этот четверг и хочу, чтобы ты пришла. В семь вечера в моем пентхаусе. Мэдлин позаботится, чтобы машина забрала тебя из отеля.

Прежде чем она смогла ответить, он снова скрылся в своем кабинете и закрыл дверь.

– Ну вот видишь, – обрадовалась Мэдлин. – Я так понимаю, что он тебе не сообщил, по какому случаю вечеринка?

Изабелла повернулась к пожилой женщине, еще больше сдвинув брови.

– Почему у меня такое ощущение, что меня здорово подставляют?

– Потому что так и есть? – бодро отозвалась Мэдлин.

Изабелла плюхнулась на стул возле стола Мэдлин.

– Рассказывайте.

Мэдлин вытащила листок бумаги и сунула его Изабелле.

– Мне никто не говорил держать это в тайне, так что я не подрываю ничьего доверия, и полагаю, что если бы я была приглашена на вечеринку, где будет присутствовать мой будущий муж, я бы, по крайней мере, хотела бы купить себе роскошное платье по такому случаю.

Изабелла схватила листок и изумленно взглянула на Мэдлин.

– Муж?

Мэдлин вскинула брови.

– Он не говорил тебе, что подыскивает для тебя мужа? Уверена, что это не могло не всплыть в разговоре хотя бы раз.

– Так и было, хотя и вскользь. Как раз вчера. Он уже кого-то нашел?

Белла старалась скрыть панику в своем голосе, но была не вполне уверена, что ей это удалось, судя по сочувствию, которое она увидела в глазах Мэдлин. Согласившись с этой идеей, она не думала, что Терон настроен серьезно, а если и так, то полагала, что у нее полно времени.

– Может быть, он торопится, чтобы затем сосредоточиться на своей собственной предстоящей свадьбе, – мягко заметила Мэдлин.

– Что? – спросила Изабелла охрипшим голосом.

– Он тебе разве не сказал? – осторожно спросила Мэдлин. – Ну тогда я тебе ничего не говорила.

Изабелла нагнулась вперед.

– Говорите, – решительно потребовала она. – Он что действительно женится? Он помолвлен?

Мэдлин какое-то мгновение выглядела потрясенной, но когда она все поняла, ее лицо смягчилось.

– Ох, милая моя, – вздохнула она.

Она поднялась с места и подошла к Изабелле, которая сидела прямо, сжав руки между коленями.

– Почему бы нам не пройти в конференц-зал? – тихо предложила Мэдлин.

Изабелла позволила Мэдлин провести ее в другую комнату, где та закрыла и заперла дверь.

– Присаживайся, – указала она Изабелле.

Изабелла беспомощно подчинилась, и Мэдлин села рядом.

– Так, и как долго ты увлечена Тероном?

– Увлечена? – переспросила Изабелла, изумленная и опустошенная в одно и то же время. – Увлечение – это мимолетная прихоть. Я была влюблена в Терона с самого детства. Может, тогда это и можно было назвать увлечением, но теперь?

Мэдлин покачала головой и похлопала Изабеллу по руке.

– Тогда он принял правильное решение представить тебя потенциальным мужьям. У него есть договоренность с семьей Гианополус о женитьбе на их дочери Аланнис. Она с матерью прибудет в Нью-Йорк меньше чем через неделю. Мне бы не хотелось, чтобы ты страдала. Возможно, будет лучше сосредоточить внимание на мужчинах, которых Терон для тебя подобрал. Эта твоя увлеченность Тероном может закончиться лишь разочарованием.

Изабелла знала, что Мэдлин желает ей только добра, но она и понятия не имела о том, насколько глубоки чувства Беллы и сильна ее решимость.

Но все же сама мысль о том, что Терон уже помолвлен или имеет обязательства перед другой женщиной… Она прикрыла глаза, внезапно почувствовав острую боль. Неудивительно, что его привел в такое замешательство их вчерашний поцелуй.

– Когда они женятся? – спросила она тихо.

– Ну, он сначала должен сделать предложение, но как я поняла, это простая формальность. Он не хочет длительной помолвки, поэтому полагаю, что это произойдет где-то осенью.

– Значит, он еще не сделал предложение?

Изабелла почувствовала облегчение. Если он еще этого не сделал, значит еще есть время заставить его передумать.

Мэдлин нахмурила брови.

– Что-то мне не нравится, как ты на меня смотришь.

Изабелла подалась вперед и схватила Мэдлин за руки.

– Вы должны помочь мне, Мэдлин. Он совершает огромную ошибку. Я должна заставить его это понять.

Мэдлин категорично покачала головой.

– Нет уж. Я не буду в это вмешиваться. Терон сделал свой выбор, а у меня правило не вмешиваться в личную жизнь своего работодателя. Разбирайся с этим сама.

Изабелла со вздохом отпустила руки Мэдлин.

– Вы еще скажете мне спасибо, когда он станет намного счастливее.

Мэдлин поднялась и посмотрела на Изабеллу с беспокойством.

– Не делай глупостей, Изабелла. Ни один мужчина не стоит того, чтобы терять из-за него самоуважение. Если бы твоя мать была жива, она, наверное, сказала бы тебе то же самое.

– Моя мама очень любила моего отца, – нежно проговорила Изабелла, – Он ее тоже любил. Они бы оба хотели, чтобы я вышла замуж за любимого человека и была счастлива.

– Тогда желаю тебе удачи.

Изабелла через силу улыбнулась.

– Спасибо, Мэдлин.

Они вышли из конференц-зала, и Изабелла быстро подписала договор аренды, прежде чем передать его Мэдлин.

– Дайте ему почитать это и если у него не будет возражений, отправьте, пожалуйста, обратно по факсу.

– А что насчет поездки за покупками? Когда ты хочешь ее запланировать?

Изабелла мотнула головой.

– Я съезжу одна. Напомните, когда коктейльная вечеринка?

– В четверг вечером. В семь.

Изабелла медленно кивнула.

– Хорошо, я буду там.

Она повернулась, чтобы выйти из офиса, ее голова кружилась от неожиданной новости о скорой помолвке Терона. Достав мобильный, она набрала номер Сэйди.

– Сэйди? Это я, Изабелла, – сказала она, когда подруга взяла трубку. – Ты занята? Мне надо к тебе заехать. Это срочно.

Глава 6

– Это катастрофа, – простонала Изабелла, плюхнувшись на диван.

Обеспокоенная Сэйди присела рядом.

– Но ты же наверняка не собираешься сдаваться. Он ведь даже не сделал ей предложения.

– Пока. В том-то и все дело, – произнесла мрачно Изабелла. – Раз он намерен это сделать, его практически можно назвать помолвленным.

– Она может и не сказать «да», – заметила Сэйди.

Изабелла убийственно взглянула на нее.

– Ты бы сказала «нет» Терону Анетакису?

– Хорошо, но…

– Она тоже не откажет, – со вздохом произнесла Изабелла. Она уставилась в потолок, пытаясь придумать какой-нибудь план. – Аланнис без сомнения хорошая греческая девушка из хорошей греческой семьи. У нее, разумеется, безукоризненные манеры. Денег у ее отца, надо полагать, хоть пруд пруди и она, скорее застрелится, чем пойдет против воли родителей.

– До такой степени ординарная особа?

Изабелла засмеялась, повернувшись к Сэйди.

– Мне стоит быть доброжелательней. Уверена, что она прелестна.

– Можно подумать, что ты говоришь о собачонке, – веселясь, сказала Сэйди.

Изабелла закрыла лицо руками, не позволяя себе поддаться панике или отчаянию.

– О, милая, – сказала Сэйди, обняв подругу. – Это ничего не меняет. Серьезно. Ты не должна отказываться от своего плана. Заставь его увидеть тебя. Настоящую тебя. Он не сможет устоять, если будет часто проводить время с тобой.

Изабелла уткнулась в плечо подруги, ища у нее поддержку. Раньше одиночество никогда ее не волновало, но сейчас она впервые столкнулась с тем, что совместного будущего с любимым у нее может и не быть.

– Мы поцеловались вчера вечером, – сказала она, когда Сэйди наконец отстранилась.

– Видишь? Я же говорила тебе, – воскликнула Сэйди.

– Рано радоваться, – буркнула Изабелла. – Сегодня утром он прочитал мне лекцию, или, по крайней мере, попытался.

Сэйди удивленно приподняла бровь.

– Лекцию?!

– О, ты знаешь: «это не должно повториться», «это было ошибкой».

– Ах, эту.

– По крайней мере, теперь я знаю причину.

– Итак, все сложнее, чем ты предполагала, – сказала Сэйди. – Но это вовсе не означает, что твоя затея безнадежна. Выслушав твой рассказ, я уверена, что Тероном двигает явно не любовь к Аланнис.

Изабелла снова вздохнула.

– Так что же мне делать, Сэйди?

Сэйди сжала ее руку и улыбнулась.

– Ты должна заставить его влюбиться в тебя.

– Для этого мне надо заставить его позабыть, что я его подопечная. Поцелуй был… – Она глубоко вдохнула и мечтательно улыбнулась. – Страстным. Он в какой-то момент забыл, что он мой опекун.

– Если с моей стороны будет не слишком эгоистично перетянуть одеяло на себя и начать разговор о своих проблемах, то я знаю, как сделать, чтобы Терон увидел тебя обнаженной.

Изабелла удивленно подняла голову.

– Я тебя внимательно слушаю.

Сэйди поморщилась.

– В любом случае я собиралась попросить тебя об этом и хотя это звучит ужасно эгоистично, но может сработать. Наверное.

– Рассказывай, – нетерпеливо воскликнула Белла.

– В субботу вечером у меня прослушивание. Ну, это не совсем прослушивание, но может стать судьбоносным моментом, если я правильно разыграю свои карты.

– Продолжай же, – сказала Изабелла. – Я вся в нетерпении.

Сэйди усмехнулась.

– В эту субботу я должна работать. Предстоит довольно грандиозное мероприятие. В эти выходные толстосумы из разных городов, приезжающие сюда только раз в год, арендовала клуб на всю ночь. Все танцоры обязаны быть на работе, никакие отговорки не принимаются. А я приглашена на вечеринку. Там будет Говард Гриффин, и Лесли пообещала меня ему представить.

– Кто такой Говард? И кто такая Лесли? – спросила Изабелла.

– Говард ставит новый бродвейский мюзикл. И на следующей неделе он начинает прослушивания. Они только по приглашению. Все, включая меня, готовы пойти на убийство ради такой возможности. У Лесли есть приглашение, но она сейчас занята практически в каждом бродвейском мюзикле. Все режиссеры стремятся заполучить ее. Я познакомилась с ней пару недель назад, и мы подружились. Она сделает мне огромное одолжение, порекомендовав Говарду. Я не могу пропустить эту вечеринку.

– Хорошо, но какое отношение это имеет ко мне?

Сэйди умоляюще посмотрела на нее.

– Если я не появлюсь на работе, то меня уволят, и пока у меня нет никаких постоянных ролей – больших ролей, я не могу себе позволить потерять деньги, которые зарабатываю в клубе. Вот я и подумала, что ты могла бы подменить меня на несколько часов в субботу вечером.

Изабелла расхохоталась.

– Ты хочешь, чтобы я изображала тебя в стриптиз-клубе? Сэйди, мы же не похожи. Я ужасно танцую. Меня же уволят моментально.

Сэйди энергично покачала головой.

– Прежде всего, я ношу белокурый парик. Мы с тобой одного роста. Если ты наденешь мой наряд и сделаешь такой же макияж, никто не заметит подмены. В любом случае, там никто не будет вглядываться в твое лицо, – добавила она сухо.

– И какое отношение это имеет к Терону? Да у него будет инфаркт, узнай он, что я только зашла в стриптиз-клуб, не говоря уже о том, что проработала там всю ночь.

Глаза Сэйди азартно сверкнули.

– Только представь. Если Терону станет известно о твоем местонахождении, то разъяренный он примчится в клуб и вытащит тебя оттуда за волосы. И пожалуйста – увидит тебя полуобнаженной.

– А тебя после этого не уволят? – язвительно поинтересовалась Изабелла.

Сэйди нахмурилась и на ее лбу появились морщинки.

– Черт, – пробормотала она. – Я не подумала об этом.

Изабелла сразу же сжалилась над подругой.

– Я прикрою тебя, не ставя в известность Терона, и придумаю другой способ, как привлечь его внимание.

– Ты уверена? – спросила Сэйди обеспокоенно.

– Я ускользну от его службы безопасности. Скорее всего, он нанял целую команду для моего сопровождения по всему Нью-Йорку. Если тебя интересует мое мнение, то с этим опекунством он перегибает палку.

Сэйди открыла рот от удивления.

– У тебя есть охрана?

– Да, я знаю, нелепо, не правда ли? Рано утром я должна явиться в офис Терона на встречу с ними, а затем, по приказу моего опекуна, я не могу и шагу без них ступить.

Озорная улыбка тронула губы Изабеллы.

– Почему у меня такое впечатление, что ты рассматриваешь службу безопасности, как вызов? – спросила Сэйди.

Улыбка Беллы стала шире.

– Это сведет Терона с ума. Смотри, чтобы прикрыть тебя в клубе, мне придется ускользнуть от них. Об этом сообщат Терону. Он не сможет узнать, куда я направилась, но у него появится новый шанс меня отчитать. Я придумаю какой-нибудь способ привлечь его внимание. Если нравоучение будет слишком нудным, то просто его поцелую.

– Ты знаешь, я надеюсь, что он стоит всех твоих усилий, на которые ты идешь, – сказала Сэйди. – По моему мнению, ни один мужчина этого не заслуживает.

– Он этого стоит, – мягко произнесла Изабелла.


Изабелла вышла из такси перед офисным зданием Терона и бодро зашагала в сторону входа. Она поднялась на лифте до нужного этажа и, войдя в его приемную, увидела гору чемоданов.

Белла увидела, что офис Мэдлин полон народу. Она подошла к столу секретаря и наклонившись, шепотом спросила:

– Что происходит?

Мэдлин откашлялась:

– Аланнис и ее мать приехали раньше времени. Это твои телохранители, – сказала она, указывая в направлении трех устрашающего вида мужчин. – Все остальные пришли на запланированные встречи, и теперь ждут, пока Терон освободится.

Нахмурившись, Изабелла выпрямилась и посмотрела на закрытую дверь Терона. Не говоря ни слова, она направилась в его кабинет, игнорируя оклики Мэдлин.

С одной стороны она хотела сбежать далеко и надолго, а с другой стороны желала увидеть женщину, которую Терон выбрал в жены.

Она распахнула дверь и вошла. При ее появлении стоящий около стола Терон нахмурился. Не очень хороший признак. Пожилая женщина также повернулась и нахмурилась гораздо сильнее. Девушка, должно быть Аланнис, подняла голову и с любопытством посмотрела пристально на Изабеллу.

Конечно же рассчитывать на то, что невеста будет невзрачной – это уж слишком. Аланнис и ее мать, обе были классически красивы и элегантны. В то время как мать девушки носила волосы уложенными в аккуратный шиньон, волосы Аланнис свободно падали на плечи темной волной. Ее карие глаза были доброжелательными и приветливыми, но она неуверенно улыбалась Изабелле.

– Белла, – неприветливо произнес Терон. – Разве Мэдлин не сказала тебе, что я занят?

В его голосе ясно слышался упрек, но Изабелла проигнорировала его. Она была слишком занята, пытаясь найти изъяны в Аланнис. К ее явному разочарованию, Аланнис казалась практически идеальной. Разве что оставалась надежда, что у нее скрипучий голос. Они с Тероном отлично смотрелись вместе.

– Возможно, она упомянула о том, что ты занят, – пробормотала Белла.

– Кто это? – властно спросила мать Аланнис.

Терон повернулся и успокаивающе улыбнулся.

– Это девушка, о которой я тебе рассказывал, София.

Затем он снова посмотрел на Изабеллу.

– Белла, я хотел бы познакомить тебя с Аланнис Гианополус и ее матерью, Софией. Дамы, это Изабелла Каплан, моя подопечная.

Взгляд Софии сразу же перестал быть настороженным, и она тепло улыбнулась Изабелле. Затем к удивлению девушки пожилая женщина подошла к ней и взяла ее за руки.

– Приятно встретиться с вами, Изабелла. Терон так много рассказывал нам о вас. Я думаю, это очень благородно с его стороны, что он нашел время подыскать для вас мужа.

София поцеловала ее в обе щеки, в то время как Изабелла ошеломленно бормотала слова благодарности.

– Я очень рада познакомиться с вами, Изабелла, – произнесла Аланнис, застенчиво улыбнувшись.

– Взаимно, – слабо произнесла Изабелла.

Она перевела взгляд на Терона. Белла искала любой признак, что он несчастен, но выражение его лица было непроницаемым.

– Тебе что-то было нужно? – напомнил Терон.

Она демонстративно посмотрела на свои часы:

– Ты велел мне прийти этим утром сюда. И вот я здесь.

На мгновение он нахмурился, а затем его осенило.

– Ах, да, конечно. Ты должна меня простить.

Он адресовал улыбку Аланнис.

– В суматохе, связанной с прибытием Аланнис, я совсем забыл о твоей охране. Они ждут снаружи. Я ознакомил их с моими требованиями. Все остальное можно решить с Мэдлин.

Терон подошел к интеркому и сообщил Мэдлин, что он направляет Изабеллу на встречу со службой безопасности.

Так без малейшего труда он от нее избавился.

София тепло ее обняла, а Аланнис дружелюбно улыбнулась. Через мгновение Изабелла оказалась за пределами кабинета.

В оцепенении она направилась обратно к столу Мэдлин. Та с сочувствием взглянула на нее, поднялась и быстро обошла стол.

– Пойдем со мной, – распорядилась она, потащив Изабеллу за собой.

Изабелла позволила увести себя в тот же самый конференц-зал, что и накануне. Мэдлин заперла дверь и повернулась к Изабелле.

– Я передумала и решила тебе помочь.

Девушка удивленно на нее посмотрела.

– Что вы имеете в виду?

Мэдлин вздохнула.

– Аланнис – прелестная девочка.

– Теперь вы говорите о ней, как о собачонке, – отметила Изабелла, повторяя то же самое, что сказала ей Сэйди.

– Она действительно прекрасна, но совершенно не подходит Терону. Я поняла это в тот момент, когда увидела Аланнис и ее напористую мать. Она – мышка, а Терон больше похож на льва.

– Может быть, он хочет мышку, – пробормотала Изабелла.

– Ты решила сдаться? – спросила Мэдлин, нетерпеливо постукивая ногой.

Изабелла непонимающе одарила ее печальным взглядом.

Мэдлин раздраженно покачала головой.

– Этот брак будет катастрофой. Мы обе знаем об этом наверняка. Терон где-то в глубине души тоже осознает это, но он чересчур упертый, чтоб это признать.

– Я думала, вы придерживаетесь строгой политики в отношении невмешательства в личную жизнь вашего работодателя, – сказала Белла.

Мэдлин фыркнула.

– Я не собираюсь вмешиваться. Этим займешься ты.

Изабелла приподняла брови.

– Он намерен сделать предложение в эту пятницу: вечером после посещения оперы. У него все запланировано – билеты, кольца. Я поделилась с тобой информацией. А как ею распорядиться – решать тебе, – сказала Мэдлин, пожимая плечами.

– Так скоро? – прошептала Изабелла.

– Да, а значит, ты должна быстрее действовать, – бодро произнесла женщина.

Изабелла задумчиво кивнула. Мысли в ее голове быстро сменяли одна другую.

– Пока ты размышляешь, давай я тебя познакомлю с охраной, – промолвила Мэдлин, провожая Изабеллу к офису, где ее ожидали телохранители. – У них строгая инструкция следовать за тобой по пятам.

Она повернулась к Изабелле и усмехнулась.

– Это разнообразит твою жизнь.

Изабелла только вполуха слушала инструкции. Ей пришлось вытянуть шею, чтобы рассмотреть этих трех действительно крупных мужчин. Роль телохранителей им однозначно подходила, хотя она сомневалась в том, что они не будут выделяться в толпе. Но это же относилось и к Терону.

В тот момент, когда Мэдлин представляла последнего охранника, дверь кабинета распахнулась, и оттуда вышел Терон в сопровождении Аланнис и ее матери. Наклонившись к Аланнис, он внимательно слушал, держа ее за руку.

Изабелла не могла отвести от них несчастного взгляда, пока Мэдлин не толкнула ее локтем в бок.

– У тебя все явно написано на лице, девочка моя, – прошептала Мэдлин. – Улыбнись. Ты же не хочешь, чтобы у мамы-медведицы возникли подозрения. У меня такое впечатление, что она может быть барракудой, когда дело касается ее дочери.

Как только эта троица подошла, Изабелла заставила себя улыбнуться.

– Я надеюсь, твои телохранители понравились тебе, – вежливо поинтересовался Терон.

Изабелла кивнула и улыбнулась еще шире. Затем приложив еще больше усилий, чтобы поразить их своей любезностью, повернулась к Аланнис.

– Как прошло ваше путешествие? Я надеюсь, все было хорошо?

Улыбка Аланнис осветила все ее лицо.

– Все чудесно, – ответила она по-английски с небольшим акцентом. – Я очень счастлива, что нахожусь здесь.

Она посмотрела на Терона и Изабелла вздрогнула, увидев открытое обожание в ее взгляде.

– Мы будем рады новой встрече с вами в четверг вечером, – сказала София.

– В четверг? – повторила Изабелла.

Она в замешательстве посмотрела на Терона.

– Коктейльная вечеринка, – ровно произнес Терон. – Я, конечно, же пригласил и Аланнис с Софией.

– Конечно, – слабо произнесла Белла.

Хотя его «почти невеста» стояла рядом с ним, цепляясь за его руку, подобно лиане, взгляд Терона задержался на Изабелле, его темные глаза изучали ее, блуждая по ее коже.

Любит ли он Аланнис? Или он чувствует определенную привязанность к ней? Она старше Изабеллы, но не намного. Может быть на несколько лет? Была какая-то юная невинность в глазах Аланнис, рядом с которой Изабелла казалась старше и более искушенной.

Изабелла проглотила комок, образовавшийся в горле, и живо обернулась к Софии.

– Я также буду рада встретиться с вами вновь. Может быть, вы сможете рассказать мне о Греции. Я слышала, что это такая прекрасная страна, которую стоит посетить. Возможно, я смогу провести там медовый месяц, когда выйду замуж.

София улыбнулась ей, тогда как лицо Терона потемнело.

– Нам пора идти, – сказал Терон Софии. – Вы с Аланнис должно быть устали с дороги. Я распоряжусь, чтобы ваш багаж был сразу доставлен в отель.

Он кивнул Изабелле, когда они проходили мимо.

– Сообщи мне, если у тебя возникнут какие-нибудь проблемы, Белла.

Она кивнула, глядя на то, как они уходят, не в состоянии говорить из-за комка в горле.

Глава 7

Он не мог выбросить ее из головы. Терон раздраженно потер лицо, пытаясь уловить нить разговора Аланнис и Софии. После того, как его спутницы устроились в гостиничном номере, он пригласил их обеих в ресторан. Но сейчас все его мысли были заняты воспоминаниями об ужине с Изабеллой за этим же столиком и о последующем страстном поцелуе в лифте.

София не скрывала радости от его намерений сделать ее дочери предложение после посещения оперы. Он все продумал до мелочей – от покупки билетов на любимый спектакль Аланнис до вечеринки у себя в отеле.

Тогда почему же он не рад?

Терон не сомневался, что София намекнула дочери о его намерениях, хотя он и просил ее этого не делать.

Казалось, все были довольны. Кроме него.

– Ты уже подобрал подходящих женихов для Изабеллы? – задала вопрос София.

– Простите? – переспросил Терон, пытаясь сосредоточиться на беседе.

– Ты упомянул, что занимаешься поисками, – терпеливо повторила София. – Вот я и поинтересовалась успехами.

– О! Да, конечно. Я намереваюсь представить ее нескольким тщательно проверенным молодым людям на коктейльной вечеринке в четверг.

София одобрительно кивнула головой.

– Она красивая молодая девушка. Но при этом кажется одинокой. Я сомневаюсь, что у нее возникнут какие-либо трудности в поиске мужа.

Терон нахмурился.

Нет, у нее не будет никаких проблем в этой области. Мужчины выстроятся в очередь, чтобы стать ее мужем.

София наклонилась вперед, возбужденно сверкая глазами.

– Ты знаешь, Терон, я с удовольствием возьму Изабеллу под свое крыло. Я могу взять ее с собой в Грецию. Мирон с радостью представит ее молодым людям из хороших семей.

– Замечательная идея, мама, – согласилась Аланнис.

– Я предложу ей это при нашей следующей встрече, – ответил Терон.

Он не знал почему, но идея ее замужества и отъезда в другую страну оставила очень неприятный привкус во рту.

Даже если бы она вышла замуж здесь, он бы не почувствовал себя от этого лучше.

Он слушал рассказ Аланнис о путешествии и первом впечатлении от Нью-Йорка. Но его мысли витали в облаках. В его голове прочно обосновался образ яркой, темноволосой искусительницы с улыбкой, способной расплавить мужчину в одно мгновение.

И она материализовалась словно по волшебству, он поднял глаза и увидел ее в другом конце зала. Изабелла шла с управляющим отеля, который провожал ее к столику у окна.

Вспомнив слова Софии, что Белла кажется одинокой, он воспользовался возможностью понаблюдать за ней. София была права. Изабелла действительно выглядела одинокой. Даже немного печальной.

На ней были джинсы и простая футболка, волосы собраны в конский хвост, а улыбка, о которой Терон только что думал, отсутствовала.

Изабелла одиноко сидела за столиком и улыбка, которую она подарила обслуживавшему ее официанту, не коснулась ее глаз.

Впервые он задумался о ее жизни. Как же ей, должно быть, трудно живется одной в незнакомом городе. Никакой семьи, и если у нее и были друзья, то он о них ничего не знал. Чувство вины охватило его, когда он вспомнил о своем стремлении как можно скорее избавиться от нее.

Сейчас Терон был рад, что в четверг запланировал коктейльную вечеринку. Пожалуй, вместо обычного приема со светскими беседами в его пентхаусе лучше организовать вечеринку в отеле, отметив приезд Изабеллы в Нью-Йорк. Он также сможет познакомить ее с мужчинами из списка Мэдлин, и она, по крайней мере, сможет повеселиться, если он внесет немного свежей струи в обстановку. Терон предположил, что девушке ее возраста будет скучно на официальном приеме.

Почувствовав себя намного лучше, он сконцентрировал свое внимание на Аланнис и напомнил себе, что через несколько дней попросит ее стать его женой. Она разделит с ним супружеское ложе и станет матерью его детей. Именно с ней он проведет всю оставшуюся жизнь.

Холодная паника охватила его и на лбу проступила испарина. Вместо ожидаемого успокоения и удовлетворения, мысль о женитьбе привела его в ужас.

Почему именно сейчас эта идея вызывает у него такое чувство безвыходности, ведь всего неделю назад он с нетерпением ожидал, когда свяжет свою жизнь с Аланнис? В этом не было никакой логики.

Его взгляд снова устремился туда, где сидела Изабелла. Она задумчиво смотрела в окно и рассеянно накручивала на палец прядь своих волос. С отрешенным видом Белла маленькими глоточками потягивала воду из стакана.

Терон сунул руку в карман и вытащил свой смартфон. Он набрал быстрое сообщение Мэдлин, уточняя время запланированного похода по магазинам с Изабеллой. В конце концов, будет неловко, если он назначит одновременно встречу и Аланнис.

Спустя несколько минут Мэдлин прислала ответ. Прочитав его, Терон нахмурился и снова перевел взгляд на Изабеллу.

Она собирается пойти одна? И не хочет, чтобы он пошел с ней?

Все еще хмурясь, он написал сообщение Мэдлин:


Выясни, когда она идет. Организуй, чтобы я был в это время свободен.


Как только Изабелла вышла из своего номера, рядом сразу же возник к ней мужчина. Она все еще не могла привыкнуть к своей охране, а потому нервничала каждый раз, когда телохранитель следовал за ней по пятам, куда бы она ни пошла.

Они вошли в лифт, и, пока спускались вниз, он стоял у нее за спиной. А когда вышли в вестибюль, к ним присоединились остальные. Стараясь не обращать на телохранителей внимания, она направилась к выходу, где стояли такси.

Не успела она сделать и двух шагов к первой машине, как один из мужчин встал перед ней, преграждая путь. Белла резко остановилась и раздраженно вздохнула.

– Послушайте… как вас там? – Они были ей представлены вчера, но все ее мысли тогда были заняты новостью о помолвке Терона. – Или я могу называть вас Билли, Вилли и Дилли [4]?

Стоящий перед ней мужчина сверкнул белоснежной улыбкой. О, значит, они могут выглядеть иначе, а не только походить на каменную статую.

– Вы можете называть меня Рейнольдсом. – Он кивнул на двух мужчин по обеим сторонам от нее. Как они там оказались? – Тот, что слева – Дэвисон, а второй – Максвелл.

– Хорошо, Рейнольдс, – терпеливо ответила она. Изабелла обратилась к нему, потому что он казался главным и преграждал ей путь к автомобилю. – Мне нужно вот в это такси. Я еду за покупками. И нет никакой необходимости в том, чтобы вы, ребята, сопровождали меня в этом девичьем вояже. Вы можете подождать здесь, в ресторане.

Он снова улыбнулся.

– Боюсь, это невозможно, мисс Каплан. У нас предписание следовать за вами повсюду.

Она тихо выругалась себе под нос и увидела, что на его лице снова мелькнула улыбка.

– Даже в туалет? – сладко спросила она.

– Если потребуется, – ответил он, стирая улыбку с ее лица.

– Хорошо, черт возьми, – проворчала она. А затем указала на очевидный факт. – Мы же все не поместимся в машине.

Она улыбнулась, ожидая, что он с ней согласится.

Он строго посмотрел на нее.

– У нас строгие инструкции, согласно которым вы, если куда-нибудь направляетесь, должны пользоваться машиной господина Анетакиса. Однако сегодня вы должны дождаться его приезда.

Она нахмурилась и уставилась на Дэвисона и Максвелла. Если она ждала от них подтверждения или опровержения, то была крайне разочарована. Они просто стояли и внимательно осматривали все вокруг, выискивая потенциальную опасность.

– Вы, должно быть, ошиблись, – сказала она Рейнольдсу. – Я сегодня не встречаюсь с Тероном. Мне просто нужно кое-что купить в свою квартиру.

Рейнольдс лишь взглянул на свои часы и поднял глаза, когда на дороге показался блестящий серебристый мерседес. Автомобиль остановился в нескольких футах от того места, где они стояли.

К ее бескрайнему удивлению из машины вышел Терон и направился в ее сторону. Подойдя к ней, он снял солнцезащитные очки и положил их в карман рубашки поло. После чего взял Изабеллу крепко за руку.

Терон повернулся к Рейнольдсу.

– Какие-то проблемы? – спросил он, нахмурившись.

Рейнольдс покачал головой.

– Мисс Каплан хотела взять такси. Я как раз объяснял ей, почему она не может этого сделать.

Терон одобрительно кивнул и повернулся к Изабелле.

– Ты должна следовать моим инструкциям, это очень важно, pethi mou. Все это делается только для твоего благополучия и безопасности.

– Конечно, – пробормотала она. – Мне не хочется тебя задерживать. Ты, должно быть, приехал, чтобы встретиться с Аланнис. – Она посмотрела на Рейнольдса. – Вы вызовете машину, раз мне нельзя пользоваться такси?

Терон приподнял бровь.

– Несколько дней назад ты хотела, чтобы я сопровождал тебя. Ты передумала?

Она в замешательстве посмотрела на него.

– Я просто подумала, что раз у тебя гости, ты не сможешь пойти со мной.

– Да, но ты тоже моя гостья, – сказал Терон, потянув ее за руку.

Он подвел ее к ожидающему их мерседесу и жестом пригласил сесть на заднее сиденье. Затем обратился к Рейнольдсу:

– До нашего возвращения вы свободны. Моя охрана позаботится о ее безопасности.

Изабелла удобно устроилась на кожаном сиденье. Терон нырнул в салон и уселся рядом с ней. Как только машина тронулась, Белла покачала головой и уныло улыбнулась.

– Когда в последний раз ты не получил то, что хотел?

Он недоуменно посмотрел на нее.

– И зачем вся эта охрана? – спросила она недовольно. – Это выглядит немного пафосно.

Его лицо сразу потемнело.

– Жену Крисандера, прежде чем они поженились, похитили ради выкупа. В то время она была беременна. Ее похитителей так и не поймали. И я не хочу рисковать безопасностью тех, кто находится под моей опекой.

– Как Крисандер и его жена? – мягко спросила она.

– Хорошо. Марли предпочитает жить на острове, поэтому они остались там. Крисандеру время от времени приходится уезжать по делам, но он старается не оставлять Марли с сыном надолго одних.

– Не могу себе представить влюбленного Крисандера, – сказала она со смехом. – Он производит пугающее впечатление.

– Я, по-видимому, не вызываю у тебя таких ощущений.

Она позволила взгляду медленно скользнуть по его телу, прежде чем посмотреть ему в глаза.

– Мои чувства к тебе не сравнить с тем, что я испытываю к Крисандеру.

Было видно, что внутри него идет какая-то борьба. Такие противоречивые эмоции проносились по его лицу. Прежде чем он смог ответить на ее загадочное заявление, она отвернулась к окну.

– Так что же заставило тебя прийти сегодня утром? – весело спросила она.

И хотя она больше не смотрела на него, все равно могла чувствовать каждое его движение. Ее тело было настроено на его волну так, что она могла ощущать и его дыхание.

– Я подумала, что ты слишком занят работой и развлечением своих… гостей.

– Я не настолько занят, чтобы нарушить данное обещания, – произнес он. – Я сказал, что пройдусь с тобой по магазинам, и вот я здесь.

Она обернулась и улыбнулась.

– Я рада. Спасибо.

Они провели утро в поисках всего необходимого для квартиры. Терон оценил то, что она не тратила попусту время на выбор товаров. Но в действительности она не особо задумывалась над стилем мебели, потому что если дела пойдут так, как она планировала, то она недолго будет проживать в новой квартире. А если пойдут совсем не так, то она не задержится в Нью-Йорке, чтобы лицезреть Терона с другой женщиной.

К двум часам она устала и проголодалась, о чем и сообщила Терону. Он предложил снова пообедать в отеле. Изабелла была в восторге от того, что он похоже не спешил обратно к Аланнис, как только с походом по магазинам было покончено.

По возвращению в отель их встретил Рейнольдс, сообщивший, что, пока они будут обедать, охрана расположится возле ресторана. Изабелла уже начинала привыкать к небольшой свите, следующей за Тероном по пятам.

Если он так беспокоится о ком-то, кто находится под его опекой, то насколько же больше он будет заботиться о том, кого полюбит?

Белла мечтательно улыбалась, пока их провожали к столику Терона. Она могла бы смириться с его чрезмерной опекой, если бы это значило, что он любит ее.

– Ты выглядишь довольной, pethi mou.

Голос Терона прервал ее мысли.

– Ты удовлетворена покупками?

Она кивнула и улыбнулась.

– Спасибо за то, что съездил со мной.

– Это было мне в удовольствие. Ты не должна оставаться в одиночестве в таком незнакомом месте.

Сделав заказ, с бокалом вина в руке Терон откинулся на спинку сиденья и посмотрел на нее.

– Итак, скажи мне, Белла. Почему Нью-Йорк? Разве у тебя нет друзей в Калифорнии, с которыми ты не хотела бы расставаться? И ты все-таки обдумала, чем будешь заниматься теперь, после окончания университета?

Она снисходительно улыбнулась.

– Моя нерешительность, должно быть, сводит с ума таких людей как ты, но у меня действительно есть хорошо продуманный план относительно моего будущего.

– Таких как я? – спросил он. – Осмелюсь поинтересоваться, что ты имеешь в виду?

– Только то, что твоя жизнь разложена по полочкам и ты не очень терпелив к людям, которые не настолько организованы. Я права? – ехидно спросила она.

Он всячески старался принять мрачный вид, но, наконец, не выдержал и улыбнулся.

– Нет ничего плохого в том, чтобы все планировать заранее.

– Нет-нет, – согласилась она. – У меня все четко продумано, но ведь не всегда все идет по намеченному. Настоящее испытание – как ты справишься, когда твои планы рушатся.

– Очень мудрые слова для столь юного создания.

Изабелла сморщила носик и закатила глаза.

– Ты постоянно напоминаешь себе о моем возрасте, чтобы, не дай бог, не совершить какой-то непростительный поступок, например, поцеловать меня снова?

Он уставился на нее, открыв рот. Затем заскрипел зубами и его челюсть напряглась.

– Я думал, что мы договорились забыть об этом инциденте.

– Ни на что подобное я не соглашалась, – беспечно ответила она. – Однако ты волен поступать, как тебе заблагорассудится.

Появление официанта избавило его от необходимости отвечать. Во время обеда Изабелла не сводила глаз с Терона. Его смятение прослеживалось в коротких судорожных движениях, когда он вонзал вилку в пищу, и в том, как ел. Их взгляды встречались, когда несколько раз он поднимал глаза. В их глубине полыхал огонь. Терон был явно к ней неравнодушен. Отнюдь нет. Насколько она могла предположить, он был сильно взволнован.

Она уже отодвинула тарелку, когда услышала, как кто-то окликает Терона. Взглянув, Изабелла заметила приближающегося красивого мужчину. Его внешний вид свидетельствовал о богатстве и хорошем вкусе. И несмотря на то, что незнакомец обращался к Терону, все его внимание было приковано к Изабелле.

Терон выглядел крайне недовольным его несвоевременным появлением, но стоящего у их столика мужчину это не смутило.

– Терон, рад встрече с тобой. Я счастлив был получить твое приглашение на четверг.

Он поглядывал на Изабеллу, пока говорил, и она мысленно задалась вопросом, а не был ли этот мужчина одним из тех, кто значился у Терона в печально известном списке потенциальных мужей.

– Вы придете? – спросила Изабелла, лучезарно улыбаясь молодому человеку. – У меня есть основание полагать, что Терон использует этот прием, чтобы подыскать мне мужа.

Она усмехнулась, увидев изумление на лице мужчины. Затем он рассмеялся, отчего Терон еще сильнее нахмурился.

– Вы должно быть Изабелла Каплан. Я – Маркус Этуотер, да, я обязательно приду. Теперь, когда я знаю, что мое присутствие приближает меня к победе, я не пропущу его ни за что на свете.

Изабелла улыбнулась и протянула руку.

– Пожалуйста, зовите меня Беллой.

Маркус взял ее за руку, но вместо того, чтобы пожать, поднес к губам и поцеловал.

– Хорошо, Белла. Красивое имя для столь же красивой женщины.

– Ты что-то хотел, Маркус? – многозначительно спросил Терон.

Его взгляд мог расплавить сталь, но, похоже, Маркуса это не слишком обеспокоило или запугало.

Изабелла откинулась на спинку стула. Может быть, откровенно флиртующий с ней мужчина вызовет в Тероне ревность. Может быть, только может быть, если он внезапно почувствует небольшую конкуренцию.

– Ничего, – беспечно произнес Маркус. – Я увидел тебя с красивой девушкой и просто захотел с ней познакомиться, а заодно убедиться, что это и есть таинственная Изабелла Каплан, в честь которой устраивается прием. Сейчас я рад, что подошел.

Он снова посмотрел на Изабеллу.

– Оставите для меня танец?

Она улыбнулась и кивнула.

– Конечно.

Изабелла посмотрела вслед удаляющемуся Маркусу, прежде чем повернуться к Терону.

– Итак, скажи мне, как ты его расцениваешь среди остальных кандидатов, намеченных мне в мужья.

Терон рассерженно взглянул на нее.

– Он среди первых в списке.

– Прекрасно, тогда ты не будешь возражать, если мы вместе проведем время на твоей коктейльной вечеринке

– Нет, – процедил он сквозь стиснутые зубы. – Маркус – хороший выбор. Он успешен, не имеет долгов, никогда не был женат и абсолютно здоров.

– Боже мой, неужели ты копался в его медицинской карте? – в недоумении спросила она.

– Разумеется, я все проверил. Я же не мог предложить тебе выйти замуж за человека со слабым здоровьем или патологиями, которые могут передаться детям.

Он, казалось, был оскорблен таким вопросом, заданным ею.

Она подавила смех и попыталась выглядеть серьезной и благодарной.

– Таким образом я могу предположить, что любой мужчина на твоем приеме тщательно проверен и тобою одобрен?

Он медленно кивнул, но вид у него был не особо счастливый.

– Ну что ж, это будет забавно, – весело произнесла она. – Полная комната богатых и красивых мужчин на выбор. – Она наклонилась вперед и с заговорщицким видом прошептала: – А ты узнал, хороши ли они в постели?

Терон поперхнулся напитком. Он поставил его и проворчал раздраженным голосом:

– Что за вопрос, я не интересовался их сексуальными способностями.

– Как жалко. Я полагаю, мне придется выяснить самой, прежде чем остановить свой выбор на одном мужчине в частности.

– Ты не будешь делать ничего подобного, – прорычал Терон.

Ее глаза невинно расширились, когда она увидела его растущее недовольство. Он выглядел так, словно его сейчас хватит удар.

К очевидному облегчению Терона в это время зазвонил его телефон. Перебросившись несколькими фразами, он отключил свой смартфон и посмотрел на Изабеллу.

– Извини меня, но я должен идти. У меня важная встреча и я не могу ее пропустить.

Она небрежно пожала плечами.

– Не переживай насчет меня. В любом случае я собиралась подняться в номер.

Терон сделал знак Рейнольдсу, а затем поднялся со стула.

– Охрана проведет тебя до номера. И Белла, не пытайся пойти куда-нибудь без них.

Глава 8

Следующим утром последние слова Терона все еще звучали в ушах Изабеллы, когда она размышляла, как отделаться от своей службы безопасности. В общем-то, она не возражала против того, чтобы телохранители сопровождали ее по магазинам. Они могли бы даже подсказать, какое платье лучше сидит на ней с мужской точки зрения. Ей хотелось хорошо выглядеть на вечеринке и не из-за мужчин, приглашенных Тероном.

Как только она вышла из номера, к ней присоединился Рейнольдс.

– Доброе утро, – сладко протянула Изабелла.

– Доброе утро, – произнес он в ответ. – Куда бы вы хотели отправиться сегодня утром?

Рейнольдс вытащил сотовый телефон, чтобы вызвать автомобиль.

– Я хочу совершить небольшую экскурсию, – сказала Белла. – Я не очень хорошо знаю город и его окрестности, так что мне придется положиться на вас.

– А что вас интересует? – вежливо спросил он.

Она сделала вид, что задумалась.

– Музеи, художественные галереи, ой, и мне бы хотелось увидеть статую Свободы.

Он кивнул, передавая ее пожелания водителю.

Двери лифта раскрылись в фойе, где к ним присоединились Дэвисон и Максвелл. Она остановилась перед ними, бросила на них взгляд и покачала головой.

– Какие-то проблемы? – спросил Рейнольдс.

– Послушайте, если вы, ребята, собираетесь следовать за мной тенью, я бы предпочла, чтобы вы не походили на киношных мафиози. Уже не говоря о том, что я бы не хотела афишировать тот факт, что меня повсюду сопровождают три телохранителя. Это еще больше привлечет ко мне внимание.

– Что же вы предлагаете? – пробормотал Максвелл.

Ее слова вызвали у него недовольство.

– Ну, вы могли хотя бы избавиться от темных очков. В них вы похожи на агентов секретной службы.

Максвелл и Дэвисон сняли солнцезащитные очки, и Дэвисон впился в нее взглядом. В ответ она лишь улыбнулась

– Теперь очередь за галстуком и пиджаком.

Все трое покачали головами.

– Пиджаки остаются, – впервые заговорил Дэвисон.

В качестве аргумента, он отвернул лацкан пиджака, чтобы она заметила пистолет, висящий в наплечной кобуре.

От удивления она открыла рот. Белла была не из тех, кто начинает вопить при виде оружия. Она хорошо понимала необходимость в нем. Просто до этого не осознавала, что Терон так обеспокоен ее безопасностью. На мгновение ее охватили сомнения. Может, сбежать от них было не такой уж хорошей идеей. Но затем прикинула в уме, что наличие трех накачанных мужчин делает ее куда более заметнее, чем если бы она в одиночку пронеслась туда и обратно по универмагу.

– Хорошо, пиджаки, безусловно, оставьте, – пробормотала она.

Они вышли на улицу, где их уже ждал автомобиль. Дэвисон сел на переднее сиденье, в то время как Максвелл забрался внутрь с противоположной стороны. Рейнольдс открыл ближайшую к ней пассажирскую дверь и ждал, когда она займет свое место.

Сделав вид, что раздосадована, Изабелла хлопнула себя ладонью по лбу.

– Подождите здесь. Я забыла свой кошелек, – произнесла она.

– Я позабочусь об этом. Садитесь в машину, – сказал Рейнольдс.

Но Белла уже шагала в сторону входа в отель. Она обернулась, подняв один палец.

– Я вернусь через минуту.

Рейнольдс бросился за ней, но она быстро завернула за угол и нырнула в мужской туалет. Он совершенно точно будет разыскивать ее в дамской комнате, когда поймет, что она исчезла, но надо надеяться, что не подумает заглянуть в мужской туалет.

Белла приоткрыла дверь ровно настолько, чтобы можно было подсматривать. Рейнольдс пробежал рядом и что-то рявкнул в маленький приемник, закрепленный у него на рубашке.

Спустя несколько секунд Максвелл и Дэвисон с мрачными лицами пробежали мимо. Изабелла без колебаний выскочила из своего укрытия и побежала к выходу из гостиницы, надеясь, что они не оглянутся назад, пока она не доберется до такси.

Она скользнула в стоявшее первым такси и пообещала заплатить водителю двойной тариф, если тот уедет отсюда так быстро, словно за ним черти гонятся. Тронувшись от подъезда, готовый из кожи выскочить, чтобы услужить, он, подобно ракете, вылетел перед двумя другими автомобилями. Раздались звуки клаксона и сердитые крики наполнили воздух, но водитель погрозил кулаком, а затем улыбнулся:

– Куда едем, мисс?

Изабелла подняла глаза и увидела, что он смотрит на нее в зеркало заднего вида.

– Я не совсем уверена, – произнесла она. – Мне нужно платье. Умопомрачительно великолепное платье, от которого у мужчины дух захватит.

– Я знаю такое место, – сказал он, кивая головой.

Не собираясь совсем уж игнорировать меры безопасности, Изабелла попросила водителя ее подождать, пока она сделает покупки. С включенным счетчиком, конечно.

Он высадил ее перед дорогим универмагом, затем дал ей свой номер мобильного.

– Звякните мне, когда расплатитесь за покупки, я подъеду и заберу вас отсюда.

– Спасибо, – ответила она, выбираясь из такси.

Слившись с толпой, она вошла в магазин. Белла не была полной идиоткой, когда дело касалось собственной безопасности. Она избегала закоулков, уединенных мест и старалась держаться в обзоре камер наблюдения. Когда пришло время для примерки платьев, она приняла помощь услужливой продавщицы и отправилась с ней в примерочную. Ей не помешало бы чужое мнение.

Перемерив шесть платьев, она выбрала одно из них. Оно струилось по ее телу, подчеркивая каждый изгиб и впадинку. Изысканность платья заключалась в его простоте. Никаких рюшек, никаких оборок. Ничего, что могло бы отвлечь от форм ее фигуры. Платье было на тонких бретельках, на два дюйма выше колена. Пара сногсшибательных туфель на каблуках – и мужчины будут есть из ее рук.

Она нахмурилась, осознав, что ей безразлично мнение других мужчин. Терон был единственным, кто что-то для нее значил, и одному Богу известно, как он прореагирует.

Она вышла из примерочной, чтобы показаться продавщице, лицо которой засияло при ее появлении.

– Идеально, мисс Каплан. Просто отлично. С правильно подобранной обувью у вас будет сногсшибательный успех.

Изабелла рассмеялась.

– У вас случайно нет пары черных туфель на трехдюймовом каблуке, которые подошли бы к этому платью?

Продавщица улыбнулась.

– Я скоро вернусь.

Спустя несколько минут Изабелла покрутилась и быстро бросила взгляд на ноги в туфлях. Каблуки, по правде говоря, были несколько тонковаты, но туфли выглядели на ней великолепно.

Не остановившись на продаже чертовски дорогого платья – туфли были почти такими же дорогими, – продавщица также настояла на аксессуарах: подходящих драгоценностях и, конечно же, сумочке.

Через два часа после того, как ускользнула от своих телохранителей, Изабелла устроилась в такси и направилась обратно в отель. Когда они подъехали, она собрала свои сумки и наклонилась, чтобы заплатить водителю.

– Спасибо большое. Я, в самом деле, очень благодарна вам за то, что вы меня подождали.

– Никаких проблем, мисс. Удачно вам повеселиться сегодня вечером. Я уверен, что вы заставите всех обалдеть!

Изабелла улыбнулась и вышла из такси, помахав ему на прощание. С улыбкой она вошла в отель и направилась к лифту. Отсутствие телохранителей удивило ее. Тут же к Белле подкралось чувство вины. Она так увлеклась покупками, что даже не подумала позвонить Рейнольдсу и сказать, что с ней все в порядке. А они не могли связаться с ней, ведь она не дала ни Терону, ни им номер своего мобильного.

Вздохнув, Изабелла вытащила телефон и вставила ключ в дверь своего номера. Она на ходу набирала номер Рейнольдса. Затем подняла голову и увидела в комнате четырех очень разгневанных мужчин, уставившихся на нее.

Терон поднялся с кушетки, на которой сидел, его глаза метали молнии. Он сделал знак остальным:

– Оставьте нас, – коротко бросил он.

Сумки выскользнули из рук Изабеллы в тот момент, когда трое мужчин подчинились приказу. Рейнольдс бросил на нее осуждающий взгляд, и она нерешительно улыбнулась.

Когда за ними закрылась дверь, она взглянула на Терона, сократившего расстояние между ними. Он сердито смотрел на нее, и его лицо было подобно грозовой туче.

– Ты ведь их не уволишь?- спросила она с беспокойством.

– Будь уверена, я точно знаю, кто виноват, – проскрежетал он.

Она нагнулась, чтобы собрать свои покупки, и, обойдя его, двинулась к дивану.

– Ты поступила глупо, Белла, когда сбежала от своей охраны. Разве я не объяснил тебе необходимость в ней? О чем ты думала?

Она повернулась и задумчиво посмотрела на него.

– У меня на то были свои причины, – просто ответила она.

Он раздраженно вскинул руки.

– И что же это за причины? – требовательно спросил он.

Она улыбнулась.

– Пустяки, не заслуживающие внимания. Я отсутствовала недолго и приняла все меры безопасности. Очень любезный таксист присматривал за мной достаточно неплохо, да и продавщица не оставляла меня одну ни на минуту. Ну разве что, когда вышла, чтобы подобрать мне туфли.

Лицо Терона посерело.

– Таксист?! Ты доверила свое благополучие таксисту?

– Расслабься, – сказала она с усмешкой. – Водитель оказался настоящим джентльменом. Он подвез меня к универмагу и там подождал.

Терон сглотнул, казалось, он изо всех сил пытался взять себя в руки. Хм. Расплата стоила того, чтобы увидеть Терона, теряющего хладнокровие.

– Почему ты уехала без охраны? Что было настолько важным, что заставило тебя рисковать таким образом?

Она подняла сумку.

– Мне было нужно платье для сегодняшней вечеринки.

Он сделал глубокий вдох, закрыл глаза, а затем вновь открыл их. Терон подошел к ней и схватил ее за плечи.

– Платье? Ты заставила меня пережить самые страшные мгновенья в моей жизни из-за платья?

Он тряс ее, пока говорил, и она схватила его за талию, чтобы удержать равновесие.

– Это не просто платье, – пробормотала она, пытаясь сдержать улыбку на своем лице. Ей, наверное, не стоит его изводить подобным образом, но в последнее время ее главной целью было вывести его из себя. – Я же не могу встретиться со своим будущим мужем в чем попало, на мне должно быть эффектное платье.

– Ты самая несносная, приводящая в бешенство женщина, которую я когда-либо имел несчастье встретить, – прорычал он.

А потом он прижал Беллу к себе и захватил ее рот жестким поцелуем, от которого у нее перехватило дыхание. Она застонала, когда его руки сжали ее плечи, а затем скользнули по спине и обхватили, подобно стальным обручам.

Он наслаждался ею, словно голодающий, который никак не может насытиться. По ее коже побежали мурашки, а заострившиеся соски уперлись в его грудь.

Звуки их поцелуя, горячего и сбивающего дыхание, наполнили комнату. Опустив руку ей на талию, он высвободил рубашку Беллы из джинсов. Затем он скользнул пальцами по обнаженной коже ее поясницы, прямо там, где у нее была татуировка. Терон выводил узор на небольшой части ее спины, словно знал, что там скрывается.

Желая изведать вкус Терона, она провела по его губам своим язычком, пока их языки не схлестнулись в изящной дуэли. Теплый. Такой мужской, он источал мощь, пьянящую энергию.

Белла растворилась в его руках, ослабевшая от его поцелуев. Ее пульс участился и бился неравномерно. Как же она жаждала его.

Его рука поднялась выше, пока не натолкнулась на бюстгальтер. Он нащупал застежку и внезапно замер.

С приглушенным проклятием он отстранился, дыхание его было тяжелым и прерывистым. Его глаза полыхали неистовым огнем, а затем он отдернул руки от нее, словно обжегся.

Он снова выругался на смеси греческого и английского, а затем провел рукой по своим волосам.

– Theos mou! Мы не можем… не снова. Это не должно повториться. Я сожалею, Белла.

Терон поднял руки вверх, а затем попятился. Он остановился у дверей, его движения были беспорядочны, словно он был пьян. Затем он повернулся и посмотрел на нее, в его глазах все еще горел огонь желания.

– Твоя служба безопасности неотступно следует за тобой повсюду. Ты поняла? С этого момента они даже в туалет с тобой ходить будут.

Она кивнула, не в состоянии сделать ничего больше. Ее ужасно трясло. Когда он покинул ее гостиничный номер, она обхватила себя руками и принялась растирать кожу, чтобы избавиться от ощущения холода.

– Можешь отрицать сколько тебе будет угодно, – прошептала она в пустой комнате. – Ты хочешь меня так же, как я хочу тебя.

Глава 9

Пытаясь избавиться от сковавшего его напряжения, Терон потер шею. Изабеллы еще не было, и он разрывался между облегчением и разочарованием.

Он обвел взглядом прогуливающихся, беседующих и смеющихся гостей, собравшихся в бальном зале отеля «Империал Парк», в то время как на эстраде ненавязчиво играл джаз-оркестр.

Рядом, взяв его под руку, стояла Аланнис. По другую сторону от нее расположилась светившаяся материнской гордостью София.

Он наклонил голову, чтобы расслышать то, что Аланнис пыталась сказать ему, и утвердительно кивнул, хотя мысли его витали далеко. Когда он снова выпрямился в полный рост, и взглянул в сторону входной двери, у него перехватило дыхание.

Она была здесь.

Остановившись у входа, Изабелла беспокойно осматривала бальный зал. Терон сглотнул, увидев ее наряд. Термин «маленькое черное платье» можно было придумать именно для этого случая.

Платье, слегка не доходившее до колен, подчеркивало каждый изгиб ее тела. Ее волосы были собраны наверх, привлекая внимание к изящной шее. Непокорные локоны выскользнули из элегантного узла и струились по коже.

Терона внезапно охватило желание распустить ее волосы, чтобы полюбоваться, как они упадут на ее плечи. Ему отчаянно хотелось прикоснуться к шелковому водопаду и почувствовать, как волосы просачиваются сквозь его пальцы.

– О, смотрите, Изабелла, – воскликнула София.

Словно он и так не почувствовал тот момент, когда она вошла в зал.

– Прошу прощения? – прошептал он Аланнис.

Улыбнувшись, она отпустила его, и он направился к Изабелле.

Взаимному влечению не было места в их отношениях с подопечной, поэтому он решил его игнорировать. Как и тот факт, что всего пару часов назад целовал Изабеллу.

– Белла, – поприветствовал он, остановившись перед ней.

Приветливо улыбаясь, она смотрела на него широко распахнутыми зелеными глазами.

– Извини, что опоздала, – сказала она хриплым голосом. – Смею ли я надеяться, что ты приберег для меня танец?

Он чуть не застонал. Мысль о ее гибком теле, прижавшемся к нему, сводила его с ума.

– Никто еще не танцует, – сказал он, поворачиваясь и глядя на оркестр. – Пожалуй, мы можем показать всем пример, а потом я тебя представлю.

Он дал знак пианисту, который кивнул в ответ. Зазвучала медленная, исполненная страсти мелодия, и Терон протянул Изабелле руку. Ее пальцы слегка дрожали, и он успокаивающе пожал их.

Дойдя до середины зала, Терон повернулся к ней, и она с готовностью скользнула в его объятия. Как только она прижалась к нему, он напрягся.

От ее аромата и теплых прикосновений у него кругом пошла голова. Каждой клеточкой своего тела он ощущал ее женственные формы, от кончиков ногтей до макушки.

Достаточно было одного взгляда на нее во время танца, и у него пересохло в горле. На ней не было лифчика, и пышные холмики прижимались к его груди, готовые выскочить из выреза ее платья.

Ему пришлось усилием воли взять себя в руки, чтобы не перекинуть ее через плечо и унести, не позволяя никому увидеть ее прелестей.

Как можно незаметнее, он медленно выдохнул и напомнил себе, что не имеет на нее никаких прав и не может вести себя как собственник.

Но это не помогло унять растущее раздражение, когда он заметил жадные взгляды мужчин. После сегодняшнего вечера у нее не будет недостатка в поклонниках. Ожидаемое облегчение, которое он должен был почувствовать, почему-то не наступило.

Ему с трудом удавалось не хмуриться.

– Прием – великолепен, – произнесла Изабелла с улыбкой, рассматривая гостей поверх его плеча. – Спасибо тебе за то, что устроил его.

– Всегда пожалуйста, pethi mou. Я хочу, чтобы ты наслаждалась этим вечером.

– Как устроились твои гости? – спросила она невинно.

Его глаза сузились. Знала ли она о его планах относительно Аланнис? Конечно, вскоре ей станет все известно, но ему почему-то не хотелось говорить о предстоящей помолвке. Или он просто первоклассный негодяй, один из тех, кто целует одну, перед тем как сделать предложение другой.

– Они устроились вполне хорошо, – пробормотал он, кружа Изабеллу так, чтобы в круг ее зрения не попали Аланнис с матерью.

Чувство вины наполнило его. Какой мужчина станет играть чувствами юной девушки, если собирается связать свою жизнь с другой? Даже Пирс, который не мог обходиться без женщины ни дня, с неодобрением посмотрит на увлечение Терона своей подопечной, тем более когда у него уже имеется невеста.

А Крисандер дал бы ему такого пинка под зад, что он летел бы без остановки до самой Греции.

– Так которые из них мои потенциальные мужья? – спросила она, вытягивая шею, чтобы получше все рассмотреть.

На ее лице сияла озорная улыбка, осветившая ее лицо.

– Я познакомлю вас, как только наш танец закончится, – сказал он.

Сейчас она принадлежала ему, и он не спешил выпускать ее из своих объятий ради ожидающих поклонников, слетевшихся на танцпол, словно стервятники.

Впервые он пожалел о своем поспешном решении помочь Изабелле в поисках мужа. В ее возрасте рано думать о браке. Ей следует веселиться, а не связывать себя узами Гименея.

Как это был готов сделать он. Его моментально охватила паника. Но он решительно подавил в себе это чувство. До того, как Изабелла ворвалась в его жизнь, он был более чем доволен стремлением остепениться, женившись на Аланнис и заимев детей. А Изабелла была временным увлечением, не более того. Он не сомневался, что как только у них с Аланнис все будет улажено, а будущее Изабеллы определено, он примет изменения в своей жизни без колебаний.

Когда стихли последние звуки мелодии, Терон выпустил Изабеллу из объятий, а затем взял ее за руку.

– Ну, pethi mou. Твой выход.

Изабелла нацепила самую яркую улыбку и позволила Терону провести мимо собравшихся гостей в центр зала. Терон дал знак рукой и музыка смолкла. Затем он повернулся лицом к гостям.

– Я благодарен за то, что вы собрались здесь, чтобы поприветствовать Изабеллу Каплан в нашем городе, – произнес Терон дружественным голосом.

Подошедший официант протянул Изабелле бокал шампанского, другой предложил Терону. Держа фужер перед собой, он продолжил обращаться к гостям:

– Вас ждут развлечения, танцы и приятные беседы. Вы можете оставаться столько, сколько пожелаете или пока выпивка не закончится, – добавил он с улыбкой.

Раздался смех.

Он повернулся к Изабелле и поднял свой бокал.

– За Изабеллу.

– За Изабеллу, – отозвались гости эхом.

Терон коснулся ее бокала и их взгляды встретились. Некоторое время они просто не могли отвести глаза. А затем Терон отвернулся и сделал большой глоток.

Хотя у нее не было ни малейшего желания знакомиться с собранными здесь Тероном потенциальными мужьями – это напоминало ей выбор стейка в мясном магазине, – она понимала, что должна играть роль, в надежде заставить Терона ревновать. Это было рискованное предприятие, поскольку он должен испытывать больше, чем обычное вожделение, но на данный момент это была ее единственная надежда.

Тост, казалось, явился сигналом для возобновления прерванных развлечений. Оркестр заиграл мелодию, и гости вернулись на танцпол.

– Пойдем со мной, Белла. Пришло время познакомить тебя со всеми.

– Ты имеешь в виду, что пришло время встретиться с мужчинами, которых ты выбрал для меня, – сухо произнесла она.

Он вопросительно посмотрел на нее.

– Ты бы предпочла не встречаться с ними? Никто тебя не заставляет.

Он выглядел так, словно хотел, чтобы она отказалась от знакомства. Очень странно, учитывая, сколько времени он потратил на подбор женихов. Только одна работа, проделанная частными детективами, чего стоила. И он не упустил ни единой мелочи.

Она почти улыбнулась от этой мысли.

– Нет, давай сделаем это. Мое будущее ждет, и все такое, – непринужденно ответила она.

Она взяла его под руку и позволила себя проводить. Не зная, чего ожидать, и представляя столпотворение, она была приятно удивлена, насколько все прошло на высшем уровне.

Терон переходил с ней от группы к группе, представляя деловым партнерам и друзьям. Было легко погрузиться в фантазию, что они с Тероном пара и он выступает в качестве ее спутника, а не как человек, желающий выдать ее замуж. Как и забыть, что где-то неподалеку стоит наблюдающая за происходящим Аланнис с матерью.

Однако Изабелла не хотела возвращаться в реальность, поэтому крепко держала Терона за руку, улыбаясь собеседникам. Со временем она расслабилась и по-настоящему стала наслаждаться праздничной атмосферой.

Она заметила приближающегося к ней с решительным видом мужчину. Белла узнала в нем Маркуса Этуотера, с которым накануне познакомилась в ресторане.

– Изабелла, мои извинения за опоздание, – приблизившись, сказал он. Молодой человек одарил ее такой очаровательной улыбкой, что она не могла не ответить. – Меня неожиданно задержал клиент.

Он взял ее за руку и так же как в ресторане поднес к своим губам. Затем он бросил вопросительный взгляд в сторону Терона… Терона, который выглядел так, словно над его головой нависла черная туча.

– Я хотел бы похитить у тебя Изабеллу. Обещаю позаботиться о ней, а ты можешь вернуться к своей даме, которая – если ты не возражаешь против моего высказывания – судя по всему, не прочь потанцевать.

Терон нахмурился, а Изабелла бросила взгляд на Аланнис, которая тоскливо наблюдала за танцующими парами. Белла не хотела испытывать чувство жалости. Ей хотелось ненавидеть Аланнис. Было бы намного проще, если бы та была чудовищем, но Аланнис и ее мать были дружелюбны по отношению к ней.

– Ты решил похитить меня для танцев или для других целей? – спросила она поддразнивающе, беря Маркуса под руку.

– Как насчет того, чтобы сначала потанцевать, а другие цели мы обсудим позже, – сказал он, его глаза зажглись озорным блеском.

В глазах Терона застыл холод. Она отпустила его руку, чтобы отойти с Маркусом, но Терон резко снова схватил ее за руку и притянул к себе.

Она смотрела на него с минуту, ожидая, когда он заговорит, но он, казалось, не смог найти нужных слов, или, может быть, и вовсе не собирался ее задерживать.

– Ты что-то хотел? – спросила она.

Он отпустил ее руку и, посмотрев в сторону Аланнис, покачал головой.

– Нет, развлекайся, pethi mou. Это твоя ночь.

Бросив на него последний взгляд, она повернулась и позволила Маркусу проводить ее на танцпол. Он развернул ее движением опытного партнера, и она прижалась к его груди. Смеющиеся голубые глаза сияли, глядя на нее, и она улыбнулась в ответ.

– Ты все еще подыскиваешь мужа или я уже опоздал? – спросил он с напускной серьезностью.

– А разве мужчина при упоминании о браке не уносит ноги?

– Нет, если он не возражает, чтоб его поймала конкретная женщина.

– Ты просто дамский угодник, – сказала она со смехом. – Я не могу воспринимать такого очаровательного человека серьезно.

Он улыбнулся, но не стал опровергать ее утверждение. Они танцевали среди пар, и каждый раз, когда предоставлялась такая возможность, она украдкой бросала взгляды на Терона.

Он и Аланнис танцевали на противоположной стороне. Она, улыбаясь, смотрела в его глаза, и не нужно быть гением, чтобы заметить, как она благоговеет перед Тероном. Изабелла ее прекрасно понимала.

– Итак, – небрежно произнес Маркус, кружа ее. – Ты собираешься позволить ему уйти?

Она виновато отвела свой взгляд от Терона и заметила веселую улыбку Маркуса. Белла вздохнула, когда поняла, что отрицать очевидное бессмысленно.

– Неужели это так очевидно? – обреченно спросила она.

– Только мужчине, который разведывает, нет ли у него соперников.

Ее плечи опустились.

– Я знала, что не стоит соглашаться на этот фарс. Если ты еще не догадался, то это была идея Терона. Он решил, что обязан, как можно скорее выдать меня замуж.

Маркус осторожно поднял ее подбородок, чтоб она могла смотреть ему в глаза.

– Ты сказала ему о своих чувствах?

Она оглянулась на Терона и покачала головой.

– Все не так просто.

– Вот что. Почему бы нам не отправиться вон в тот уголок? Я принесу нам напитки, и ты все мне расскажешь.


Терон снова взглядом отыскал Изабеллу, стоя возле танцпола среди небольшого круга гостей и внимательно слушая Аланнис с Софией. Он заскрежетал зубами, наблюдая, как, склонившись неприлично близко к Изабелле, Маркус прошептал ей что-то на ухо.

Средь звона бокалов и шума голосов послышался соблазнительный смех Изабеллы. Пальцы Маркуса скользили по ее обнаженным плечам, задерживаясь, по мнению Терона, там намного дольше, чем это было необходимо.

Ему пришлось подавить чувство нарастающего гнева, когда он увидел, как Маркус провел пальцем по ее щеке и шее, замерев у соблазнительной впадинки.

Изабелла придвинулась к Маркусу, словно ища его прикосновений, а затем он наклонился и, нежно прикоснувшись губами, поцеловал ее за ухом.

– Theos mou, – прорычал Терон. – Довольно.

– Терон, что-то не так? – спросила Аланнис.

Она коснулась его руки и, обернувшись, он увидел обеспокоенность в ее глазах.

– Ничего, – коротко ответил он.

Аланнис взглянула на Изабеллу и опять обернулась к Терону.

– Кажется, она хорошо проводит время.

– Да.

Он вновь посмотрел на парочку и почувствовал, как раздражение начинает расти, поскольку Маркус становился более смелым в своих заигрываниях.

– Аланнис, извини, я на секунду.

Кивнув Софии, он как можно спокойнее зашагал к Маркусу с Изабеллой. Негодяй практически загнал ее в угол, словно готовящийся к нападению хищник.

Как только Терон открыл рот, Маркус наклонился, чтобы поцеловать Изабеллу в шею. Терона охватила ярость. Он сократил оставшееся расстояние и схватил молодого человека за плечо, отрывая его от Изабеллы.

– Что за… – начал Маркус, но прервался на полуслове. – Терон, какие-то проблемы?

– Изабелла, иди сюда, – прорычал Терон.

Он протянул руку открывшей от удивления рот Изабелле.

– Да что же случилось? – спросила она, протягивая ему свою ладонь.

Он притянул ее к себе, а затем гневно взглянул на Маркуса.

– Держись от нее подальше, – прорычал он. – Не смей к ней прикасаться. Даже не мечтай о ней. Все ясно?

Подняв руки вверх и улыбаясь, Маркус отступил, чем удивил Терона.

– Как скажешь. – Затем подмигнул Изабелле. – Пожалуй, я пойду. Что-то подсказывает мне, что я злоупотребил гостеприимством.

– О, нет, Маркус, останься. – Она снова посмотрела на Терона с недоумением. – Я уверена, что Терон не станет возражать.

– У меня достаточно возражений. Он позволил себе вольности по отношению к тебе на виду у всех. – Затем он снова повернулся к Маркусу и притянул Изабеллу к себе поближе. Терон понизил голос, чтобы его не услышали остальные: – Если я снова увижу тебя рядом с ней, тебе несдобровать. Надеюсь, мы поняли друг друга?

Он проигнорировал ошеломленный вздох Изабеллы. Маркус просто улыбнулся и продолжил отступать.

– Увидимся в другой раз, Белла.

– До свидания, – мягко ответила она.

– Пошли, – сказал он, почти волоча ее за собой. – Оставшуюся часть ночи ты не отойдешь от меня ни на шаг.

К его удивлению, она не стала возражать. На полпути к Аланнис и Софии, Изабелла споткнулась и Терон быстро обернулся, чтобы поймать ее.

– Помедленнее, – сказала она. – Я не могу быстро передвигаться в этой обуви.

– Извини, – угрюмо произнес он, поддерживая ее. Он держал ее за руки до тех пор, пока не удостоверился, что она обрела равновесие. – Лучше?

Она кивнула, и они продолжили путь.

– Изабелла, ты в порядке? – с беспокойством спросила София, когда они подошли.

Изабелла улыбнулась.

– Да, миссис Гианополус. Со мной все хорошо. Спасибо, за беспокойство.

– Пожалуйста, зови меня Софией, – она потянулась и забрала руку Изабеллы у Терона. – Могу я предложить тебе что-нибудь выпить? Ты что-нибудь ела? – Она повернулась к Аланнис: – Мы покинем вас на минуту, дорогая? Оставайся здесь с Тероном, а мы с Изабеллой пойдем что-нибудь перекусить.

Терон вскинул руку, чтобы остановить бесконечный поток болтовни. Его голова раскалывалась и все чего он действительно хотел – это поколотить Маркуса за то, что он прикасался к Изабелле, дотрагивался до нее губами.

– Оставайтесь здесь. Официант принесет поднос сюда. Я бы предпочел, чтобы остаток вечера Изабелла не отходила от меня, – сказал он резко.

Глаза пожилой женщины расширились от удивления. Аланнис приблизилась к Изабелле и коснулась ее руки.

– Ты уверена, что все в порядке, Изабелла? – мягко спросила она.

Улыбка Изабеллы казалась натянутой, когда она повернулась к Аланнис.

– Все прекрасно. Терон слишком остро отреагировал. – Она бросила на него красноречивый взгляд. – Я не понимаю, как он собирается найти мне мужа, если сажает меня под колпак, как только мужчина обращает на меня внимание.

Терон сделал глубокий вздох.

– Я не думаю, что его действия могут быть классифицированы, как простое обращение внимания. Theos! Он занимался с тобой любовью на виду у всех.

Она приподняла брови и на ее губах появилась улыбка.

– Это чтό в наши дни так называются поцелуи? – усмехнулась она.

Его ноздри раздулись при воспоминании о поцелуях, которыми они обменялись. Он попал в собственную ловушку.

– Он вел себя непозволительно, – сквозь зубы процедил он. – Ты находишься под моей защитой. И будешь делать так, как я скажу.

Она стремительно повернулась к Аланнис и Софии.

– Я полагаю, что одного кандидата он сейчас вычеркнет из списка потенциальных женихов. – Затем драматически вздохнула и беспомощно опустила руки. – Я даже не смогу снова потанцевать.

– Терон потанцует с тобой, – заверила Аланнис. – Он изумительный партнер, и несомненно чуть раньше ты смогла убедиться в этом.

– Да, идите, – сказала София. – Я позабочусь о еде к твоему возвращению.

Во рту у Терона пересохло. Он не переживет еще один танец с ее роскошным телом, прижимающимся к нему. Одной пытки за вечер вполне достаточно.

Но тогда альтернатива – это позволить ей танцевать с чередой увивающихся мужчин. Мужчин, которых он тщательно отбирал.

Только через его труп.

Не говоря ни слова, он поймал руку Изабеллы и потащил в сторону танцпола.

– Ты божье наказание для моей обуви, – прошептала она, когда он притянул ее в свои объятия.

Впервые после появления Маркуса, Терон смог расслабиться, поскольку гибкое тело Изабеллы так сладостно прильнуло к нему. Возникло чувство правильности происходящего. Ему нравилось прикасаться к ней. Он сдерживал себя из последних сил, чтобы не поддаться искушению исследовать ее мягкие изгибы.

– Ты тоже это чувствуешь, – сказала она тихо, пристально глядя на него. – Ты не хочешь. Ты борешься с этим, но чувствуешь то же самое, что и я. Поэтому ты поцеловал меня. – Она тихо рассмеялась. – Ты не можешь сдержать желание поцеловать меня, как и я не в состоянии сопротивляться. Я не хочу сопротивляться.

Он покачал головой, невзирая на то, что его тело было согласно с ее словами.

Она улыбнулась и приложила палец к его губам, когда они покачивались в такт музыке. Повернувшись спиной к Аланнис, она позволила своим рукам пробежаться по его груди. Она прикрыла глаза и раскрыла губы в ожидании поцелуя.

Он застонал.

– Мы не должны, Белла. Ты сводишь меня с ума. Прекрати меня дразнить.

– А кто говорит, что я дразню, – спросила она, приподнимая бровь.

Он взял ее за руки и отвел их в сторону, перед тем как повернуть ее в направлении Аланнис.

– Ты видишь ее? Аланнис. Изабелла, я собираюсь попросить ее выйти за меня замуж.

Она встретила его заявление спокойно. Без видимой реакции. Неужели она об этом знала?

– Это должно прекратиться между нами, – давил он на нее. – Мы собираемся связать свою судьбу с разными людьми.

– И все же ты продолжаешь целовать меня, – с легкой улыбкой промолвила она.

– Больше я не сделаю этого, – поклялся он.

От его слов в ее глазах зажегся огонек.

– Могу поспорить, что сделаешь.

Прежде, чем он успел ответить, она отстранилась.

– Я умираю от голода. – И вдруг она наклонилась и прошептала так, что только он мог ее услышать: – Ты говоришь, что не хочешь меня, но не подпускаешь ко мне других мужчин. Не находишь это странным?

Она повернулась и, покачивая бедрами, ушла туда, где ее ждала София с полной тарелкой еды.

Глава 10

Белла, разговаривая с Мэдлин по телефону, крепко прижимала к уху трубку:

– Он по-прежнему намерен сделать ей предложение? – обеспокоенно спросила она.

После вчерашнего вечера она думала, Терон поймет, что испытывает к ней определенные чувства. Пусть не любовь. Пока нет. Но Белла надеялась, он признает, что их тянет друг к другу.

Проблема заключалась в том, что он чувствовал влечение, но был решительно настроен его игнорировать.

Закрыв глаза, Изабелла слушала ответ Мэдлин, подтвердившей, что планы Терона не изменились.

– Спасибо, Мэдлин, – медленно поблагодарила Белла.

Она положила трубку и снова легла в постель. Терон и Аланнис. Как она не старалась, но не могла представить их вместе. Терону была нужна та, которая сможет… встряхнуть его. Которая не позволит ему стать слишком серьезным и организованным.

Кто-то вроде нее.

Аланнис не сможет бросить ему вызов. В их отношениях нет искры. С тем притяжением, которое существовало между ними, Аланнис с таким же успехом могла бы быть его дочерью.

А что если Терон мечтает об удобном необременительном браке?

Изабелла покачала головой. Нет, она не станет об этом думать, иначе ей придется сдаться, а она еще не готова смириться с поражением.

Белла взяла телефон и набрала номер, который ей вчера дал Маркус.

– Привет, Маркус, это Изабелла, – сказала она, когда он ответил.

– Изабелла, как дела? – поздоровался он.

Она вздохнула.

– Я слышала, что Терон все еще настроен сделать предложение.

– Жаль. Готов был поклясться, что он мечтает стереть меня в порошок после нашего вчерашнего представления.

– Он доводит меня до бешенства, – мрачно заявила Изабелла. – Никак не могу его понять. Со всеми остальными кроме меня он такой сдержанный.

Маркус рассмеялся.

– Я его прекрасно понимаю. Что-то мне подсказывает, что ты доведешь до белого каления и святого.

– А у тебя случайно нет билетов на сегодняшний вечер в оперу? Мне неудобно тебя об этом просить, но я в отчаянном положении. Они с Аланнис идут в оперу, а потом на вечеринку в отель, где он и планирует сделать предложение.

– Думаю, я смогу все устроить, но как ты собираешься его остановить?

Изабелла вздохнула.

– Не знаю, – тихо призналась она. – Но я что-нибудь придумаю.

– Полагаю, сейчас не время упоминать, что я терпеть не могу оперу? – рассмеялся Маркус.

Изабелла слабо улыбнулась.

– Я и сама не большая поклонница, но очевидно это увлечение Аланнис.

– А могу ли я предложить тебе нечто иное?

Нахмурившись, она села в кровати.

– Что именно?

– Свидание, о котором ты проинформируешь свою службу безопасности. Не сомневаюсь, что они регулярно отчитываются перед Тероном, – в голосе Маркуса послышалось веселье. – Только представь. Он весь изведется в опере, думая о нас. Этого не добиться, будь мы у него на виду.

– А что насчет вечеринки и его решительного намерения сделать предложение?

– Мы придем туда раньше него. Возможно, к тому моменту у тебя уже будет план.

– Не знаю, – протянула она.

– Давай же, – уговаривал он. – Мы поужинаем вместе, чем выведем Терона из себя. Затем, когда ты появишься на вечеринке, он будет как воск в твоих руках.

– Хорошо, – уступила она.

– Отлично. Я заеду за тобой в семь. Когда буду подъезжать, позвоню, чтобы ты могла спуститься.

Они попрощались, и Изабелла поднялась с постели. Опять ей требовалось идеальное платье. Нечто эффектное. Но она не была уверена, что в магазине продавали платье, которое сможет предотвратить предложение руки и сердца.

Внезапно в голове пронеслась тревожная мысль. Означает ли это, что она разлучница? Роковая женщина, желающая украсть мужчину? От этого неприятного открытия ей стало не по себе. Но с другой стороны, она знала, что они с Тероном созданы друг для друга. Даже если он этого еще не понял.

Кроме того, ничего до сих пор не решено. У Аланнис нет кольца, а клятвы не произнесены вслух. Пока этого не произошло, в любви как на войне все средства хороши.

Белла почти застонала от избитого клише. Несомненно, ей необходимо придумать что-то более достойное.

Она направилась в душ. У нее всего один вечер, чтобы не дать Терону совершить большую ошибку. И не позволить разбить ее собственное сердце.


Терон поднял трубку, когда Мэдлин сообщила ему, что на связи Рейнольдс с ежедневным отчетом. Он слушал, как глава службы безопасности Изабеллы перечислял, как прошло ее утро, состоявшее из посещения магазина и завтрака в гостинице.

Терон напрягся, услышав о назначенном свидании с Маркусом Этуотером на вечер.

Он выругался по-гречески, но быстро взял себя в руки. О чем она только думала? Она ведь не могла заинтересоваться таким мужчиной как Маркус. Он, конечно, был обходителен, но уж чересчур, и чуть ли не занялся с ней любовью на вечеринке.

Уже не говоря о том, что каждую неделю крутил романы с новой подружкой.

– Не спускайте с нее глаз, – приказал Терон. – Не доверяю я этому парню. Ни при каких обстоятельствах не оставляйте их наедине.

– Слушаюсь, сэр, – ответил Рейнольдс.

Сжав губы, Терон повесил трубку. Она что пытается свести его с ума? Она же знала, что после вчерашнего он не одобрит ее встречу с Маркусом.

Изабелла и раньше не особо к нему прислушивалась, возможно, и сейчас проигнорирует его неодобрение.

Терон откинулся на спинку кресла и открыл выдвижной ящик стола, потянувшись за спрятанной в углу черной коробочкой. Проведя по ней пальцами, он достал ее и открыл.

Бриллиантовое кольцо засверкало на свету. Вечером он наденет его на палец Аланнис. Почему же тогда нет ощущения радости? Почему мысли о будущем не вызывают у него восторга?

В это ж время в следующем году у него, возможно, будет ребенок. Семья. Он остепенится. И все же из-за Изабеллы он явно чувствовал себя выбитым из колеи… по любому поводу.

Его интерком зажужжал снова, и Мэдлин сообщила, что у него другой важный звонок. Она оборвала связь прежде, чем он мог спросить, кто звонит. Качая головой, он снял трубку.

– Ты что вообще спятил, черт побери? – от первых же слов Пирса Терон нахмурился.

– Дай ему шанс все объяснить, – вставил Крисандер, – тогда мы и решим насколько он сошел с ума.

– Это вы запретили Мэдлин говорить, кто звонит? – обвинил их Терон.

– Чертовски верно, – ответил Пирс. – Иначе ты бы не взял трубку. Трус.

– Ничто не мешает мне положить ее сейчас, – лениво протянул Терон.

– Твоя невестка интересуется, почему ты не поделился с ней своими планами относительно женитьбы, – сказал Крисандер.

Терон поморщился.

– Использовать Марли, чтобы пробудить во мне чувство вины – запрещенный прием, о чем тебе хорошо известно.

– Что ты творишь? – нетерпеливо спросил Пирс, прерывая их добродушное подкалывание. – О чем ты только думаешь?

– Наш негодующий брат хочет сказать, что мы слегка удивлены и с радостью поздравим тебя, как только поймем, почему мы узнали о твоих планах только сейчас, – дипломатично заявил Крисандер.

Пирс хмыкнул.

– Я поздравлять не собираюсь. Если он подтвердит свои намерения, я выражу ему соболезнования.

– Что не так с моей женитьбой? – спросил Терон, удивленный реакцией Пирса.

– Во-первых, я считаю, что всякий, кто намерен связать себя узами брака, – не в своем уме, а во-вторых, ты же женишься на Аланнис Гианополус. Более неподходящей для тебя девушки не найти, – без обиняков объяснил Пирс.

Терон нахмурился.

– Аланнис – абсолютно приемлемый вариант.

На той стороне провода повисло молчание, а затем Крисандер прочистил горло.

– Приемлемый вариант? Интересная формулировка.

– Меня больше интересует, почему вы считаете ее неподходящей, – проигнорировал слова Крисандера Терон.

– Черт, Терон, даже если забыть, что ее отец пытался поймать на удочку хоть кого-то из нас, она… она…

– Она что? – не выдержал Терон.

– Просто скажи к чему такая спешка, – спокойно произнес Крисандер. – И почему ты решил сообщить нам такие новости по электронной почте?

– Наверное, хотел избежать подобного разговора, – колко заметил Терон.

– С каких это пор тебя волнует, как мы отреагируем на то, что ты делаешь? – не унимался Пирс.

– Никто не находит иронии в том, что совсем недавно у меня и Пирса был такой же разговор с Крисандером о Марли? Мы ошибались тогда так же, как вы сейчас ошибаетесь насчет Аланнис.

Крисандер вздохнул, и Терон понял, что победил. Что он мог ответить на правду? Терон и Пирс были против его брака с Марли. И сильно ошибались.

– Только убедись, что это именно то, что ты хочешь, – уступил Крисандер. – Просто держи нас в курсе своих планов. Марли расстроится, если не попадет на твою свадьбу.

Пирс не готов был сдаваться.

– Подумай, что ты делаешь. Это ведь на всю жизнь.

– Спасибо за заботу, – сухо отрезал Терон. – Но я пока в состоянии самостоятельно принимать решения.

– Расскажи, как дела у Изабеллы, – прервал их Крисандер, очевидно пытаясь сменить тему. – Она уже в Европе?

Вновь повисло молчание. Терон провел рукой по волосам, сожалея, что не настоял на том, чтобы Мэдлин сообщила ему имя звонившего.

– Нет, она не уехала в Европу, – сказал он.

– Кто такая Изабелла? – требовательно спросил Пирс. – Мы что говорим о малышке Изабелле Каплан?

– Я тебе потом объясню, – ответил Крисандер. – Почему не уехала? Где же она тогда?

– Здесь. Она решила остаться в Нью-Йорке, – сказал Терон. – И она уже вовсе не малышка, – добавил он, не понимая, что вынудило его это сказать.

Крисандер рассмеялся.

– Бедняга Терон. Женщины оседлали его со всех сторон. Представляю, как ты сейчас меня проклинаешь.

Если бы он только знал.

– Я позаботился об Изабелле. Она хорошо устроилась. С ней все в порядке. У меня тоже все в порядке. Теперь вы оба можете от меня отвязаться.

– Не кажется ли тебе, Крисандер, что он слишком остро реагирует? – самодовольно подметил Пирс. – Носом чую что-то захватывающее. Хотел бы я сейчас быть в Нью-Йорке и увидеть все своими глазами.

– Оставайся, черт возьми, там, где ты сейчас, – пробормотал Терон. – Тебе следует заниматься строительством отеля.

Пирс рассмеялся.

– Разговор окончен, – заявил Терон, прежде чем повесить трубку.

Теперь он понимал, через что прошел Крисандер, когда они с Пирсом устроили ему допрос о Марли. Нет ничего хуже родственников, действующих из благих побуждений.

Глава 11

– У тебя есть еще какие-нибудь идеи? – спросил Маркус Изабеллу, поднося бокал с вином к губам

Она неохотно покачала головой и опустила глаза на блюдо, к которому едва притронулась.

– Мне не хочется оказаться в глупом положении, но в то же самое время я должна заставить его понять, что это не просто флирт. Я не играю в какие-то глупые игры, и он не временное увлечение.

Подняв глаза, она заметила сочувствие в темных глазах Маркуса.

– Поставь себя на его место, – пробормотала она. – Ты собираешься сделать предложение одной, но при этом не можешь противиться своему влечению и дважды целуешь другую. Что она, эта другая, должна тебе сказать, чтобы убедить не жениться на ком-то ином?

Маркус поставил бокал, откинулся назад и выдохнул.

– Ничего себе задачка. Полагаю, это будет зависеть от того, по-настоящему ли я люблю ту, на которой собираюсь жениться, но если бы я не был в этом уверен, тогда не стал бы и предлагать. А если я уверен и намерен сделать предложение, то ничто меня не остановит.

– Это я и боялась услышать, – пробормотала Изабелла.

– Тебе остается только попытаться, – утешил он. – Кто не рискует, тот не пьет шампанского, ну или что-то подобное.

Ее губы растянулись в улыбке.

– Между нами говоря, мы с тобой помешаны на банальных клише.

Он потянулся и взял ее за руку.

– Ты уверена, что это то, чего ты действительно хочешь, Белла? Мне бы не хотелось, чтобы тебе было больно.

– Ты милый, – начала она.

– Господи, как же мужчина не любит слышать эти слова из уст женщины, – простонал он. – Это так же неприятно, как услышать: «Ты мне как брат».

Она засмеялась, и ее плечи расслабились. Она и не заметила, насколько напряженным до этого было ее тело. Маркус был прав в одном. Все, что она может сделать, это попробовать. А уж что будет потом, только время покажет.

– Сегодня ты выглядишь фантастически, – сказал он, отпуская ее руку.

– Спасибо. Ты и вправду очень мил.

Изабелла взглянула на вечернее платье королевского синего [5] цвета, ради которого вместе со всеми охранниками совершила сегодня набег на магазины. Она была одета так, чтобы сразить наповал или, по крайней мере, побороться. Без ложной скромности, она знала, что выглядит на все сто.

Сегодня она была элегантной леди из высшего света, а не простой девчонкой с ярко-накрашенными ногтями на ногах в излюбленных джинсах и сандалиях. Этим вечером она вписывается в мир Терона. Если на то пошло, это и ее мир тоже, с которым она ранее не хотела иметь ничего общего. У нее были деньги и происхождение, но не было желания занять принадлежащее ей по праву положение.

– Во сколько мы должны выехать? – обеспокоенно спросила она.

От одной мысли, что они опоздают, ее сердце забилось чаще. Она покрылась холодным потом, представив счастливую обрученную пару.

Маркус ободряюще улыбнулся.

– Опера только началась. Не волнуйся, у нас в запасе еще достаточно времени. Постарайся расслабиться и наслаждайся ужином. Еще не хватало, чтобы ты упала в голодный обморок у ног Терона.

– Возможно, это как раз и сорвет помолвку, – с озорством произнесла она.

Маркус усмехнулся и покачал головой.

– Я почти жалею, что согласился помочь тебе, Белла. Лучше бы я сам стал за тобой ухаживать.

– И если бы мое сердце уже не было отдано Терону, то я с превеликим удовольствием заставила бы тебя потерять свою голову, – сказала она с усмешкой.

– Тогда выслушай меня, и обещаю, что больше не затрону эту тему, – сказал он. – Если что-то пойдет не так, как тебе хочется… Я прошу только, чтобы ты вспомнила обо мне.

Она взяла его за руку.

– Спасибо, Маркус. За время нашего короткого знакомства ты стал для меня настоящим другом. Я надеюсь, что ты останешься им несмотря ни на что. Здесь так одиноко, когда ты никого не знаешь.

– Для меня это честь. А теперь ешь. Я настаиваю. Здесь замечательные десерты.


Погруженный в раздумья Терон мало интересовался тем, что происходит на сцене. Сидевшая рядом Аланнис светилась от восторга и не могла отвести глаз от сцены. София проявляла меньше энтузиазма, но она все равно невозмутимо смотрела вперед.

Незадолго до начала представления Рейнольдс сообщил, что Изабелла ужинает с Маркусом Этуотером после дневного посещения магазинов.

Терон не имел возможности, находясь в театре, изменить положение вещей и, в конце концов, дал Рейнольдсу четкие инструкции не отходить от Изабеллы ни на шаг и убедиться, что Этуотер не воспользуется ситуацией.

Ему хотелось бы отправить Рейнольдсу сообщение со своего смартфона, но он не был уверен, что Аланнис настолько увлечена представлением, чтобы не заметит этого. А ведь он обещал, что сегодняшний вечер будет посвящен исключительно ей.

Потребовав от службы безопасности Изабеллы периодически отправлять ему отчет, он не сомневался, что найдет возможность прочитать сообщения, даже если для этого ему потребуется отлучиться в туалет.

На протяжении всего следующего часа он ерзал на стуле, не в силах дождаться финала. Он был раздражен тем, что вынужден беспокоиться об Изабелле именно этим вечером, когда надеялся полностью расслабиться. Она неумолимо проникала в его жизнь, и это не особо его радовало. Как еще объяснить то, что он не в силах насладиться вечером с будущей женой из-за мыслей об Изабелле Каплан?

Аланнис коснулась его руки, и он оторвался от своих мыслей.

– Терон, все закончилось, – прошептала она.

Он бросил быстрый взгляд на сцену и увидел опущенный занавес. Неужели он пропустил финальные овации? Еще один легкий толчок локтем, адресованный ему Аланнис, поднял его на ноги. Терон предложил ей свою руку, и они вышли из ложи, София и два телохранителя последовали за ними.

– Тебе понравилось представление? – спросил он, когда они направились к ожидавшему их лимузину.

– Все было замечательно, – восторженно произнесла Аланнис. – Я так люблю оперу. Одно время…

Она опустила голову, но он успел заметить яркий румянец на ее щеках.

– И что же за время было? – приободрил он.

– О, было время, когда я хотела стать оперной певицей, – ответила она застенчиво.

– И почему ты не осуществила мечту?

Она улыбнулась и покачала головой.

– Я не настолько способная. Кроме того и отец не допустил бы этого. Он считает, что это вульгарная профессия.

Терон поднял бровь.

– Я не думал, что такой талант можно считать вульгарным.

– О, он думает, что любой род деятельности, который приводит на сцену, не подходит для молодой девушки. Он бы предпочел, чтобы я удачно вышла замуж и подарила ему внуков.

Что-то мелькнуло в ее глазах, прежде чем смениться безмятежностью.

– А чего хочешь ты? – спросил Терон с любопытством.

– Я люблю детей, – только и ответила она, поворачиваясь к матери.

Терон проводил их к машине и устроился сам, после чего они отправились к отелю. С неудовольствием он заметил, что ладони от нервозности стали влажными. А ведь он так гордился своим самообладанием и спокойствием. Происходящее ни в коей мере не должно было заставить его волноваться. Он распланировал свое будущее, и все идет именно так, как он задумал.

Напомнив себе об этом, Терон расслабился. Он нащупал кольцо в кармане, и, убедившись, что оно на месте, вытащил руку.

Пробок на дороге не было, и через полчаса они прибыли в отель. Аланнис зевнула, когда Терон помогал ей выйти из автомобиля.

Он улыбнулся и взял ее за руку.

– Я надеюсь, ты не слишком устала для вечеринки?

– Какой вечеринки? – спросила она удивленно.

София улыбнулась и взяла Аланнис под руку.

– Он организовал прием в твою честь, дорогая. Это особенный вечер.

Она подмигнула Терону за спиной Аланнис, и он почувствовал, что его беспокойство вернулось.

– Прием для меня? Это звучит так заманчиво, – сказала Аланнис, ее глаза сверкали от восторга.

Она обладала неброской красотой. Но почему-то, когда он посмотрел на нее, у него перед глазами стоял образ другой.

Терон отвернулся и стиснул зубы, когда они шли через вестибюль в сторону зала. Стоило им только войти, как заиграл оркестр и с потолка посыпалось конфетти.

Аланнис посмотрела вверх и ее глаза зажглись от восхищения. Она подняла руки, чтобы поймать кружившиеся, как неоновый снег, бумажные кружочки.

– О, Терон, это восхитительно, – прошептала она.

Он подтолкнул ее вперед, его сердцебиение учащалось с каждым шагом. По мере приближения к центру зала его рука скользнула в карман. Он слегка поцарапал пальцы об острый уголок, пока пытался открыть в кармане бархатную коробочку.

Будет ли она так же взволнована, когда он попросит ее стать его женой? А он? Или он собирается сделать самую большую ошибку в своей жизни?

– Аланнис… – начал он, проклиная факт, что его голос настолько дрожал.

Она повернулась и посмотрела на него сияющими глазами и с улыбкой на губах, которые у него не было никакого желания целовать.

– Да, Терон?


Изабелла подалась вперед на своем сиденье, напряженно вглядываясь в лобовое стекло.

– Что за задержка? – спросила она в отчаянии. – Почему мы не движемся?

Маркус взял ее за плечо.

– Тут авария, Белла. Успокойся, расслабься. Мы доберемся туда. Он не станет делать предложение сразу же, как только начнется прием.

Она смотрела в окно на застывшие намертво автомобили. Им ни за что не выбраться отсюда вовремя.

В порыве отчаяния, она потянулась к ручке и распахнула дверь.

– Белла, что ты делаешь? Возвращайся в машину. Ты не можешь бегать по улицам Нью-Йорка, – воскликнул Маркус, когда она вылезла из автомобиля.

Она повернулась и, наклонившись, заглянула в машину:

– Я должна идти, Маркус. Нам ни за что не успеть вовремя, и ты это знаешь. Мне нужно туда попасть, прежде чем он сделает предложение. Я не могу…

Она сглотнула и отвернулась на мгновение. Когда она оглянулась, слезы затуманили ее взор.

– Я должна идти. Спасибо тебе за все.

Она захлопнула дверь, подхватила подол длинного платья и побежала сквозь автомобильный поток, не обращая внимания на возмущенные гудки продвигающихся вперед машин, перед которыми пыталась проскочить. Она услышала крики Рейнольдса и, оглянувшись, заметила, что тот спешит по улице вслед за ней. Она продолжила бежать. У нее не было времени останавливаться и все объяснять.

Не зная дороги, Белла двигалась по тротуару параллельно движению. Заметив свободное такси, она бросилась к нему и постучала в окно.

Таксист одарил ее недовольным взглядом и опустил стекло.

– Посмотрите леди, в этой неразберихе никто никуда не собирается.

Она подняла руку.

– Пожалуйста, не могли бы вы подсказать, как добраться до отеля «Империал Парк»? Это далеко?

Его глаза сузились, когда он смотрел на нее.

– Это в двух шагах. Пройдите прямо пять кварталов, поверните налево и сразу увидите его за углом.

Пробормотав «спасибо», она подобрала свое платье, сбросила туфли и побежала так быстро, как могла.

– Эй, леди, вы забыли свою обувь! – прокричал у нее за спиной мужчина.

К тому моменту, как она пробежала три квартала, начал накрапывать дождь. Это не имело значения. Она уже выглядела как пугало, и ее надежды выглядеть на миллион долларов, когда она неожиданно заявится на вечеринку в честь помолвки Терона, были обречены.

Едва Белла завернула за угол последнего квартала, небеса разверзлись и хлынул ливень. Смаргивая дождинки с глаз, она кинулась к отелю, избегая луж, которые уже образовывались у нее под ногами.

Пожалуйста, о, пожалуйста, только бы я успела вовремя…

К тому моменту, когда она добралась до укрытия, ее волосы прилипли к лицу. Вода стекала с испорченного платья, промокшего насквозь. Ее стопы болели, и она была уверена, что обо что-то порезала правую ногу.

Не обращая внимания на любопытные взгляды, она пронеслась мимо пытавшихся войти внутрь людей. Ей удалось сохранить равновесие, поскользнувшись на отполированном полу, и она побежала так быстро, насколько позволяло прилипшее к ногам платье.

Приблизившись к дверям бального зала, она услышала поздравления и бурные аплодисменты. Нет, она не могла опоздать, не могла…

Она протиснулась в дверь, ее взгляд быстро обвел толпу. В центре стояли Терон и Аланнис. Глядя влюбленными глазами на улыбающегося ей Терона, Аланнис сияла с головы до ног. Собравшиеся вокруг них гости аплодировали, а затем подняли бокалы.

Изабелла не слышала слов. Не слышала ничего, кроме шума в ушах. Не видела ничего вокруг, кроме счастливого лица Аланнис, в то время как сама умирала внутри.

Медленно, с разрывающимся от боли сердцем, она повернулась и незаметно вышла. Слезы застилали ей глаза. Она чуть не столкнулась с Рейнольдсом, бежавшим ей навстречу. Не поднимая головы, она продолжала идти, игнорируя его вопросы о ее самочувствии.

Все ли в порядке? Да ничто и никогда уже не будет в порядке.

Постепенно звуки смеха и веселья стихли, и до нее доносились лишь приглушенные голоса прогуливающихся по вестибюлю людей.

Слеза скользнула вниз по щеке, и она не сделала никаких попыток смахнуть ее. Кто заметит? Все подумают, что она просто попала под дождь.

Когда она подошла к выходу, вбежал Маркус и резко остановился перед ней.

– Изабелла, с тобой все в порядке, – спросил он. – То, что ты сделала, было глупо.

Он схватил ее за плечи и развернул лицом к себе. Заметив на ее лице страдание, он моментально умолк, и в глазах засветилось мягкое понимание.

– Ты опоздала? – его вопрос был излишен.

Изабелла кивнула и закрыла глаза, так как снова побежали горячие слезы.

Маркус заключил ее в свои объятия.

– Мне так жаль, Белла. Я обещал, что ты будешь здесь вовремя.

– Это не твоя вина, – прошептала она.

– Прошу тебя, позволь мне проводить тебя до твоего номера, – настаивал он, развернув ее по направлению к лифту. – Ты промокла насквозь. – Он коротко кивнул головой Рейнольдсу. – Я отведу ее наверх.

Оцепеневшая, она позволила ему проводить себя в лифт. Пока они поднимались наверх, образы Аланнис и Терона стояли перед ее глазами. Они выглядели такими счастливыми.

Счастливыми.

Словно… они влюблены.

Она снова закрыла глаза. Почему он не мог полюбить ее?

Маркус взял ключ из ее дрожащих пальцев и открыл дверь. Прохладный воздух моментально окутал ее, вызвав озноб.

– Ты тоже промок, – произнесла она, глядя на его мокрую рубашку и брюки.

Он усмехнулся.

– Я выскочил следом за тобой и меня тоже настиг ливень.

Ее попытка улыбнуться не увенчалась успехом.

– Извини.

Он вздохнул.

– Почему бы тебе не пойти принять горячую ванну? А я тем временем позвоню в службу обслуживания номеров и узнаю, не смогут ли они также доставить мне сухую одежду из бутика отеля.

Она кивнула и побрела в сторону ванной.


Терон сунул руку во внутренний карман пиджака и вытащил смартфон. Он нахмурился, увидев, что его последнее сообщение осталось без ответа.

Извинившись с улыбкой перед Аланнис, он кивнул собравшимся вокруг них гостям и двинулся к выходу. Покинув зал, он направился в сторону мужского туалета, который располагался неподалеку. Перед тем, как войти, он оглядел вестибюль и заметил Рейнольдса, стоящего рядом с остальными телохранителями. Он был мокрым с головы до ног.

Нахмурившись, Терон направился в сторону трех мужчин. Рейнольдс поднял голову, когда услышал шаги Терона.

– Где Изабелла? – требовательно спросил Терон.

– В своем номере с Этуотером, – ответил Рейнольдс.

Решив, что ослышался, Терон переспросил:

– С кем?

– Несколько минут назад она поднялась наверх с Этуотером, – спокойно ответил Рейнольдс. – Они оба промокли.

У Терона кровь застучала в висках. Ему с трудом удалось совладать с порывом ворваться в комнату, схватить Маркуса и избить до полусмерти.

Пробормотав проклятие, он развернулся и направился к лифту. Ярость, подобно потокам лавы, разлилась по его венам. О чем, черт возьми, Маркус думал? Терон прекрасно знал, о чем. И даже знал, чем он думал.

Наконец, добравшись до номера Изабеллы, он резко постучал. Через несколько секунд дверь открылась, и на пороге возник улыбающийся Маркус, облаченный лишь в банный халат.

Увидев Терона, он удивился, а затем его глаза превратились в щелочки.

– Извини, я думал, что это обслуживающий персонал, – сказал Маркус, затем повернул голову в сторону ванной комнаты. – Оставайся в ванне, дорогая. Еду еще не доставили.

Повернувшись к Терону, Маркус медленно осмотрел его с ног до головы, а затем спросил скучающим голосом:

– Итак, чем могу быть полезен?

– Ты самоуверенный… – начал Терон зловещим тоном.

– Ты что сорвался со своей помолвки, для того чтобы подняться сюда и меня оскорбить? – удивленно спросил Маркус.

Терон заметил, как служащий катит по коридору тележку с едой. Маркус выглянул из номера и бросил взгляд в ту же сторону.

– А вот и еда. Приношу извинения. Или ты еще что-то хотел? – многозначительно спросил Маркус.

Терон отступил, чувствуя себя так, словно получил нокаут на боксерском ринге. Не говоря ни слова, он развернулся и зашагал прочь, сжав руки в кулаки.

У него все бурлило внутри, когда он вошел в лифт. Почему это имеет значение? Он утвердил кандидатуру Маркуса, когда составлял список потенциальных мужей для Изабеллы. Тогда почему мысль, что Изабелла определилась с выбором, не давала ему покоя?

Глава 12

Громкий стук в дверь разбудил Изабеллу. Не успев открыть глаза, она тут же поморщилась от боли, вызванной их сухостью и раздражением. Белла подняла руки, чтобы потереть опухшие веки, и вспомнила, как плакала ночью, пока не заснула.

Терон все-таки обручился с Аланнис. Она опоздала. Они выглядели такими счастливыми.

А она наоборот несчастна.

В дверь снова постучали, Изабелла вытащила ноги из-под одеяла и встала с кровати. Схватив халат, лежащий на стуле, и натянув на себя, она направилась к двери, завязывая его на ходу.

Посмотрев в глазок, она увидела стоявшую там Сэйди, или по крайней мере кого-то, кто ее напоминал. Это трудно было утверждать наверняка, поскольку ее голову украшал парик платиновой блондинки. Белла открыла дверь, и в номер влетела Сэйди, тараторя сто слов в минуту.

– Слава Богу, ты здесь. На минуту я подумала, что ты забыла про сегодняшний вечер.

Изабелла закрыла дверь и повернулась к Сэйди.

– Все необходимое в моей сумке и у нас еще достаточно времени, чтобы подготовиться, – трещала Сэйди. – Это будет совсем несложно.

Наконец, заметив состояние Изабеллы, Сэйди умолкла. Она в замешательстве приподняла брови и приоткрыла рот.

– Белла, что случилось? Ты плакала?

К своему ужасу Изабелла почувствовала, как слезы вновь обожгли ей глаза. Раздраженно сморгнув их, она решила больше не проливать ни одной слезинки.

Сэйди подбежала к ней и, обняв подругу, подвела к дивану. Усадив Изабеллу, она плюхнулась рядом с ней.

– Что случилось? – спросила она. – Терон?

Изабелла закрыла глаза и кивнула.

– Ах дорогая, мне очень жаль, – Сэйди обняла подругу. – Он сделал предложение Аланнис? В этом все дело?

Изабелла кивнула, уткнувшись лицом в плечо Сэйди. Та отстранилась и ласково убрала волосы с лица Беллы.

– Давай забудем о наших сегодняшних планах. Вместо этого закажем отличную еду и насладимся десертами с бесчисленным количеством калорий.

Изабелла улыбнулась.

– Ты не можешь пропустить свою вечеринку, Сэйди. Это слишком для тебя важно. Ты не должна потерять свою работу и шанс на Бродвее, только потому что моя жизнь разрушена.

Сэйди с сомнением посмотрела на нее.

– Белла, я не уверена, что ты к этому готова.

Белла выжала широкую улыбку.

– Что плохого может случиться? Я оденусь как ты и немного потанцую для привлечения мужского внимания. Это не займет много времени, а ты сохранишь работу.

– Ты уверена?

Изабелла кивнула.

– Давай закажем что-нибудь поесть. Я проголодалась. Затем ты сможешь научить меня движениям, которые мне нужно знать. – Она взглянула на яркий парик Сэйди. – Это то, в чем я должна быть?

Сэйди усмехнулась.

– Это идеальная маскировка, чтобы проскользнуть мимо твоих телохранителей. Я уж постаралась, чтобы они заметили, как я вошла. Да и как вообще кто-то может не заметить подобное? – сказала она, вызывающе проведя руками по изгибам своего тела.

Изабелла расхохоталась.

– Ты от скромности не умрешь.

Подмигнув ей, Сэйди продолжила.

– Мы переоденемся, ты станешь мной и сможешь отсюда выбраться. Никто и не предположит, что я еще здесь. Я дам тебе фору по времени и подготовлюсь к вечеринке, так что, выходя, уже не буду выглядеть как сексапильная блондинка, которая прибыла ранее.

– Ну что в худшем случае может случиться? – пожала плечами Изабелла. – Мы попадемся, и Рейнольдс в очередной раз придет в ярость. Я уверена, что Терон слишком занят со своей невестой, и ему наплевать на мое местонахождение.

– Отлично! – радостно воскликнула Сэйди. – Давай сделаем это!


Она явно была не в себе, соглашаясь на это. Когда лифт остановился в вестибюле, Изабелла глубоко вздохнула, перекинула длинную прядь белокурых волос через плечо и подождала, пока распахнутся двери.

Наряд, в который ее упаковала Сэйди, можно было назвать по-разному, но уж никак не скромным. И хотя Изабелла не возражала против демонстрации своих достоинств в лучшем виде, это граничило с непристойностью.

Простучав по мраморному полу каблучками своих ботфортов, она покинула отель. Ее шорты были более дорогой версией тех, которые так любила Дейзи Дьюк [6], а благодаря заниженной талии окружающим был виден ее пупок.

А ее топ. Даже декольте девушек из группы поддержки «Даллас Ковбойз» [7] было скромнее. Но, как сказала Сэйди, никому не будет дела до ее лица, когда все остальное выставлено на всеобщее обозрение.

Пошатываясь на высоких каблуках, она подошла к свободному такси и села в него. Когда машина отъехала, она сообщила водителю адрес, который ей дала Сэйди. Таксист даже глазом не моргнул, и кто его может винить за это, если она так одета? Беллу забавляло то, какой он мог сделать вывод о цели ее визита в отель бизнес-класса.

В животе у нее порхали бабочки, когда они маневрировали в потоке машин. К тому времени, когда такси подъехало к служебному входу клуба, ее начало бросать в дрожь.

Минуту она просто сидела, в замешательстве глядя в окно, пока водитель не откашлялся.

– Извините, – пробормотала она.

Она протянула необходимую сумму и вышла.

– Ну, а теперь шоу начинается, – сказала она, осторожно двинувшись к двери.

Коридор за дверью был погружен во мрак. Оно и к лучшему. Хотя Сэйди заверила ее, что никто не заменит разницы в девушках, эта авантюра все же заставляла Изабеллу нервничать.

На ней было так много косметики, что даже ее чересчур бдительная команда безопасности не смогла ее узнать.

Добравшись до двери с простой табличкой «Девушки», Белла проскользнула внутрь. В комнате царила суматоха, и никто не обратил на нее внимания. Одна из девушек столкнулась с ней, когда проходила мимо, и Изабелла отошла, не желая подходить слишком близко.

– Эй, Сэйди, – окликнула ее по имени другая танцовщица. – Мы не были уверены, что ты придешь. Ты за Ангелом, так что тебе лучше поторопиться и приготовиться.

У Изабеллы все внутри напряглось, но она подавила свою панику. Она сможет это сделать. Никто ее не узнал. Хотя Белла не профессионал как Сэйди, тем не менее, она достаточно пластичная, и Сэйди провела вторую половину дня, обучая ее необходимым движениям.

Белла улыбнулась и, кивнув девушке, заняла место у туалетного столика Сэйди, чтобы проверить макияж и убедиться, что ее парик надежно закреплен.

Увидев свое отражение в зеркале, Белла удивилась, насколько печальными казались ее глаза. И они выдают ее, какими бы ни были искусными макияж и прическа. Выдают то, что она потеряла человека, с которым надеялась провести остаток своей жизни.

Изабелла нанесла побольше помады, скорее чтобы себя занять, нежели в этом была необходимость, и увидела, как губы заблестели кроваво-красным цветом. Затем автоматически провела щеточкой туши, удлиняя и без того темные ресницы.

Но все же зеленые глаза продолжали безжизненно смотреть на нее.

– Сэйди, твой выход через пять минут, – рявкнул из-за двери мужской голос. – Поторопись.

Изабелла вскочила со стула, кинув последний взгляд в зеркало. Она выглядела испуганной до смерти.

Сделав глубокий успокаивающий вдох, она поправила одежду, приподняла грудь и направилась к двери.


В пентхаусе Крисандера Терон задумчиво смотрел в окно, полностью позабыв о бокале, который держал в руке. На город спускались сумерки, и вдалеке можно было заметить зажигающиеся огоньки.

Он до сих пор не был уверен, что принял правильное решение. Весь день он не раз задавал себе вопрос, однако так и не смог найти ошибку в своих действиях.

Но теперь он понятия не имел, что делать с Изабеллой.

Терон раздраженно обернулся, когда зазвонил его смартфон, брошенный им ранее на журнальный столик. Со вздохом сожаления он подошел, чтобы взять его.

Увидев имя Рейнольдса на дисплее, Терон моментально напрягся. Нажав кнопку ответа, он приложил трубку к уху.

– Анетакис, – коротко сказал он.

– Мистер Анетакис, это Рейнольдс. У нас проблема, сэр.

Терон поставил стакан с глухим стуком.

– Что за проблема? – спросил он.

– Этим вечером мисс Каплан снова ускользнула от нас.

– Что? И вы опять позволили ей это сделать?

– Боюсь, все гораздо хуже, сэр. Я буду рад ознакомить вас с деталями позднее, но на данный момент мы на пути к клубу «La Belle Femmes» [8]. – Он на мгновение остановился. – Вы слышали о таком, сэр?

Терон переваривал информацию, сосредоточенно нахмурив брови.

– Разве это не мужской клуб? И какого черта вы туда едете?

– Потому что именно туда отправилась мисс Каплан, – начал Рейнольдс спокойно. – Я подумал, что вы захотите знать.

– Да, черт возьми я хочу знать! – взорвался Терон. – Я уже практически в пути, и не думайте, что позже я не стану разбираться, как вы это допустили.

Он поспешил к двери, держа палец на кнопке, чтобы вызвать водителя. К тому времени, когда он добрался до вестибюля, машина уже стояла у входа здания.

Что, бога ради, Изабелла делает в мужском клубе? О чем она думает? Замешан ли в этом Маркус? Если да, то ему самое время попрощаться с жизнью.

Когда машина с визгом затормозила у входа в клуб, Терон вышел и увидел Рейнольдса с двумя мужчинами, спешащего к нему.

– Она здесь? – требовательно спросил Терон.

– Мы только что приехали, – объяснил Рейнольдс. – И как раз собирались войти, чтобы посмотреть.

Терон шагнул вперед них к двери и был остановлен крупным мужчиной в темных очках.

– Ваше имя, сэр? – вежливо поинтересовался мужчина.

– Терон Анетакис, – нетерпеливо произнес он. – Моя знакомая находится в клубе. А ей там совершенно не место.

– Если вы не являетесь членом клуба, я не могу позволить вам войти.

Терпение Терона было на пределе, когда он обратился к Рейнольдсу:

– Позаботься об этом. Оплати все, что необходимо для членства, а затем присоединяйся ко мне. Я иду искать Изабеллу.

– Но, сэр, невозможно стать членом клуба так сразу.

Терон ничего больше не стал слушать и, оттолкнув мужчину, вошел внутрь. Он надеялся, что Рейнольдс уладит все вопросы.

Клуб был несколько иным, нежели ожидал Терон. Когда название впервые всплыло в разговоре, в его воображении возник образ неприглядного заведения с сомнительной репутацией, в котором царят проституция и наркотики. Однако здесь все выглядело как элитное заведение.

Внутри было чисто, можно даже сказать шикарно, и напоминало Терону игровые залы дорогих казино. Официантки, хотя и полураздетые, не создавали впечатления дешевых легкодоступных женщин. Хорошо одетые посетители курили дорогие импортные сигары и потягивали отличное бренди.

Да Изабелле даже не следовало знать о существовании подобных мест.

Терон передвигался между столиками, сосредоточенно рассматривая каждую одинокую посетительницу. Большая часть мужчин собралась перед сценой, ожидая следующего номера.

Он утратил к ним всякий интерес, не заметив среди них женщин. Где же, черт возьми, Изабелла, и верной ли информацией владеет Рейнольдс?

Посмотрев в сторону входа, он увидел Рейнольдса, вбегающего с двумя другими охранниками. Терон отрывисто дал им знак, и начальник охраны бросился к нему.

– Почему вы думаете, что Изабелла здесь? – спросил Терон.

– Надежный источник сообщил, что она здесь, – мрачно ответил Рейнольдс. – Вы смотрите в неправильном…

Его голос был заглушен грохотом раздавшейся музыки. Терон вздрогнул и обернулся, только чтобы увидеть, как поднимается занавес и сценический дым чувственно скользит по длинным ногам женщины.

На ней были ботфорты, которые только подчеркивали ее стройные ноги и привлекали внимание к красивой попе. Она начала двигаться в такт музыке, ее бедра раскачивались, тогда как руки грациозно скользили по телу.

Когда дым рассеялся, она подняла руки и взялась за шест перед ней. Взгляд Терона успел заметить татуировку на ее пояснице.

Ему было знакомо это тату. Чертовски хорошо знакомо. Он уверен, так как провел много времени, фантазируя о нем.

А потом танцовщица закружилась, взметнув в воздух массу светлых волос – искусственных светлых волос. Он увидел ее глаза прежде, чем она заметила его. Он прочитал страх в ее взгляде, дикую панику, когда она осмотрела комнату полную мужчин, смотревших на нее как на вкусное лакомство.

Кровь Терона вскипела.

Белла подняла глаза и встретилась с ним взглядом, ее страх превратился в настоящий шок, когда она его узнала.

Глава 13

Краска сошла с лица Изабеллы, когда она заметила стоявшего позади столпившихся у сцены мужчин явно взбешенного Терона. От него волнами исходила ярость, а глаза, пожирающие ее, полыхали огнем.

Внезапно у нее появилось сильное желание прикрыть грудь руками и спрятаться куда-то в укромное место.

Прежде чем она успела всерьез над этим подумать, Терон направился к сцене, словно заметивший свою жертву хищник.

Он не остановился возле края сцены, не потребовал, чтобы она спустилась вниз. Он вскочил на подмостки, одним быстрым движением подхватил ее на руки и перебросил через плечо.

Белла испуганно вскрикнула, именно в этот момент музыка стихла и в клубе начался хаос. Подняв голову, она увидела отбивающихся от охраны Рейнольдса, Максвелла и Дэвисона, спешивших ей на помощь.

Посетители повскакивали со своих мест и рассматривали Терона с открытым ртом, но были слишком воспитанны, чтобы вмешиваться в эту ситуацию. Да и в любом случае они бы ничем не смогли ей помочь, разве что только бы испортили свои костюмы за тысячу долларов.

У Изабеллы поплыло перед глазами, когда Терон спрыгнул со сцены. У нее перехватило дыхание, и она заерзала, пытаясь заставить его ослабить хватку.

Терон лишь крепче обхватил рукой ее ноги, шагая к выходу. Затем она услышала, как он прорычал: «Отойдите, она моя».

К удивлению Изабеллы, он беспрепятственно вышел из клуба.

Все еще ошеломленная, Белла не делала никаких попыток высвободиться, все равно от этого не было никакого проку. Его рука, обхватившая ее, была как стальной обруч, и Терон шел легко, неся ее, словно она была пушинкой.

Он остановился возле своей машины и, наклонившись, бесцеремонно засунул ее в салон. Терон сразу же забрался на сиденье рядом с ней и захлопнул дверцу.

– Империал Парк, – коротко скомандовал он.

Оказавшись в странной позе, Белла попыталась выпрямиться, но ее ноги наткнулись на Терона, и она поспешно их отдернула, что только сделало ее положение еще более неудобным.

Проклятые сапоги. Она чувствовала себя неуклюжей и неловкой. Бросив взгляд вниз, она в смятении застонала, когда увидела, что ее грудь вот-вот вывалится из откровенного топа. Белла скрестила руки на груди и отпрянула назад, ее спина коснулась автомобильной дверцы.

Она открыла рот, но прежде чем успела что-нибудь сказать, под свирепым взглядом Терона тотчас же закрыла его.

– Ни слова, Белла. Ни одного, черт возьми, слова, – сказал он угрожающе. От него волнами исходил гнев. – Я полностью выслушаю объяснение, когда мы вернемся в отель. До тех пор я ничего не хочу слышать.

Изабелла сглотнула, судорожно вдохнув, молча уставилась на него в изумлении. Она никогда не видела его таким… разъяренным! Обычно он такой невозмутимый. Хладнокровный и сдержанный. Он всегда был воплощением спокойствия и невозмутимости.

Терон, каким она его знала, никогда бы не стал столь бесцеремонным образом похищать кого-то из общественного места и рычать на охранника вдвое больше него.

Белла отвела взгляд, обхватив еще сильнее себя руками.

– Держи, – сказал он хрипло, сбрасывая с плеч свой пиджак.

Терон потянул Беллу на себя и, придерживая пиджак одной рукой, накинул на ее плечи. Изабелла ухватилась за лацканы, поплотнее запахнула пиджак, признательная за возможность скрыть наготу.

Спустя несколько долгих минут, которые показались ей вечностью, они подъехали к гостинице. Терон взглядом приказал ей оставаться на месте, и она подчинилась. Он вышел из машины, обошел ее и открыл дверь со стороны Беллы.

К ее удивлению, наклонившись, он стянул полы пиджака так, чтобы нельзя было увидеть ни дюйма ее кожи, а затем просто выдернул ее с сиденья.

– Терон, я могу сама идти, – запротестовала она.

– Молчи, – приказал он, направляясь внутрь и не обращая внимания на любопытные взгляды прохожих.

Белла нахмурилась, но ей ничего не оставалось, как устало устроиться на его груди. Терон вошел в лифт и ударил по кнопке ее этажа. Ладно, она поняла, что он раздражен. Даже в ярости. Тем не менее, казалось, что он воспринял все чересчур близко к сердцу. Почему же сейчас он не развлекается где-то со своей драгоценной невестой?

Внезапная острая боль пронзила ее, перехватив дыхание. Изабелла закрыла глаза, вспомнив единственную причину, по которой не могла быть с любимым. Он принадлежал другой.

– Белла?

Его изменившийся голос стал мягче и выражал неуверенность. Она приоткрыла глаза и заметила, что он рассматривает ее с беспокойством.

– Ты в порядке? Что-то случилось? – требовательно спросил он. – Кто-то причинил тебе боль или угрожал?

Изабелла покачала головой не в состоянии говорить из-за комка в горле. На мгновение она смогла погрузиться в фантазию, что принадлежит ему, что он заботится о ней не как опекун, которому поручено следить за ее благосостоянием.

Но это все обман. Всего лишь обман.

– Тогда почему? – пробормотал он.

Двери лифта открылись, и, покачав головой, Терон направился в сторону ее номера. Ни у одного из них не было ключа, но он не стал тратить время на его поиски. Он просто громко ударил ногой в дверь, вместо того, чтобы опустить ее на землю и постучаться. Но кто же откроет? Ведь там никого нет.

К ее безграничному изумлению дверь открылась, и мужчина, который очевидно был охранником, отошел в сторону, чтобы впустить Терона.

Сюрпризы на этом не закончились. Как только Терон вошел, из другого конца комнаты послышался крик:

– Белла! Ты в порядке?

Изабелла повернула голову влево и увидела бегущую к ней Сэйди. Наконец Терон отпустил ее, и Сэйди обняла Изабеллу.

– Что ты здесь делаешь? – прошептала Белла. – Твоя вечеринка, Сэйди. Ты не должна была ее пропустить.

Сэйди виновато покраснела.

– Вечеринка не имеет никакого значения. Мне не следовало просить тебя об этом одолжении, Белла.

– В этом мы единогласны, – сухо сказал Терон. – Это было безответственно и опасно. Это не то место, которое кто-то из вас должен посещать.

– Но ты упустила свой шанс, – тихо сказала Изабелла, игнорируя вспышку Терона.

Сэйди грустно улыбнулась.

– Будут другие. Кроме того, это не стоит того риска, которому ты подверглась. Мне очень жаль.

– Что случилось? – Изабелла была в замешательстве. – Почему ты все еще здесь? – и, бросив взгляд на Терона, спросила: – Откуда он узнал, где меня найти?

– Твоя служба безопасности сделала то, что обязана была сделать – позвонила мне, – мрачно ответил Терон.

Изабелла повернулась к Сэйди.

– Как они узнали?

Сэйди уставилась в пол и вздохнула.

– Когда я покинула номер, направляясь на вечеринку, один из твоих парней тотчас же остановил меня. Увидев тебя, выдающую себя за меня, они ничего не заподозрили, как мы и предполагали. Но им было прекрасно известно, что я, какой ты меня сейчас видишь, без всякого маскарада, не входила внутрь. Я вынуждена была все им рассказать, – неловко произнесла она. – Меня заставили остаться, чтобы дождаться твоего возвращения.

Сэйди сердито посмотрела на человека, все еще стоящего у двери.

– Мне пришлось выслушать от него лекцию, пока тебя не было.

– Хорошо, что кто-то попытался вразумить вас, – процедил Терон. Он кивнул в сторону охранника. – Проследите, чтобы она благополучно добралась до дома, и проконтролируйте, чтобы она не возвращалась в этот клуб.

– Но я там работаю! – воскликнула Сэйди.

– Больше нет, – прорычал Терон. – Я не позволю Белле таскаться по каким-то стрип-клубам только потому, что там работает ее подруга.

– Но… – не успела Сэйди возразить, как охранник из службы безопасности выпроводил ее из номера.

Когда дверь за ними закрылась, Терон перевел взгляд на Изабеллу. Он сделал шаг вперед, и она с тревогой отступила назад. Его угрюмый вид стал еще свирепее, когда он настиг ее.

– Теперь, Белла, я разберусь с тобой, – сказал он угрожающе тихим голосом.

Руки Терона крепко обхватили ее плечи, когда он рывком привлек к себе Изабеллу. Пиджак, который она прижимала к себе, соскользнул на пол и ее груди непристойно уперлись в его грудь.

Белла не смела поднять глаза. Если она это сделает, то он все поймет. Он сразу увидит все, что она теперь хочет спрятать. Чувства, которые он не смог заметить раньше.

– Иди приведи себя в порядок, – произнес он хриплым голосом. – Я подожду тебя здесь.

Она была рада этой возможности сбежать, поэтому повернулась и направилась в ванную. Увидев свое отражение в зеркале, Белла поморщилась. Сразу на ум пришло слово – вульгарная. Кричаще вульгарная.

Ужасно.

Она смыла вызывающий макияж с лица и сорвала парик с головы. Затем распустила собственные волосы и провела по ним пальцами, чтобы слегка пригладить их. Ей очень хотелось принять теплую ванну, но останавливала мысль, что Терон ждет снаружи и скорей всего становится раздражительней с каждой секундой.

Белла избавилась от сапог и одежды, отбросив их в сторону. Но в этот момент поняла, что не взяла с собой ничего, во что могла бы переодеться. Пожав плечами, она схватила халат, который висел на двери, и облачилась в него.

Засунув руки в карманы, Изабелла босиком прошествовала в гостиную. Терон ждал у окна, которое выходило на широкую улицу.

Услышав ее шаги, он обернулся. Его глаза полыхали огнем.

– Почему ты здесь, Терон? – спросила она, наконец, восстановив свое самообладание.

Он преодолел расстояние между ними и вновь схватил ее за плечи.

– Ты спрашиваешь об этом так, как будто я не имею на это права? Словно это не ты совершила безумный поступок? Ты можешь представить, какие я сделал выводы, когда узнал, куда ты отправилась? Страх, который охватил меня? Или шок, который я испытал, увидев тебя на сцене? Полуголую в окружении мужчин, которые пялились на тебя во все глаза? Скажи мне, Белла, что бы ты сделала, если бы кто-то другой, а не я бросился на сцену? А если бы он схватил тебя? Заставил следовать за ним?

Изабелла пару раз моргнула, увидев искаженное яростью лицо Терона. Множество объяснений пронеслось в ее измученной голове, но она не думала, что ему будет интересно любое из них. Поэтому она промолчала.

Терон от досады провел рукой по своим волосам, прежде чем снова встретился с ней взглядом.

– Маркус знал об этом?

Изабелла удивленно вскинула голову.

– Маркус? А почему он должен знать, что я делаю?

– Мне хотелось бы надеяться, что он будет лучше заботиться о той, что принадлежит ему – или о той, на которую он так или иначе заявил свои права, – прорычал Терон.

Белла в замешательства захлопала глазами.

– Ничего не понимаю. Маркус не имеет никакого отношения к чему-либо. Он мой друг. И я не чувствую необходимости в том, чтобы информировать его обо всех моих приходах и уходах.

Терон фыркнул.

– Друг? Это сейчас так называется? – спросил он, процитировав ее же слова, сказанные в их недавнем разговоре о поцелуях.

– На что ты намекаешь, Терон? – поинтересовалась она, сложив руки на груди.

– Я был здесь, Белла. Вчера. Я пришел…чтобы проведать тебя, – добавил он неловко.

– Ну и что?

– И Маркус открыл дверь в одном халате, – отрезал он.

Изабелла разинула рот.

– И основываясь только на этом, ты предположил, что я сплю с ним?

– Ты хочешь сказать, что нет? – бросил вызов Терон.

– Я хочу сказать, что это не твое собачье дело, – вышла из себя Изабелла.

В воздухе повисла тишина, пока они не могли отвести глаза друг от друга. О, как бы ей хотелось сказать ему, что она спала с Маркусом, но какой в этом смысл? Он помолвлен с Аланнис, и у нее нет никакого желания давать ему повод думать, будто она ведет беспорядочную половую жизнь. Он ведь и дальше будет управлять ее наследством, пока она не выйдет замуж.

– Я не спала с ним, – отрезала она. – Мы попали под дождь и он поднялся наверх, чтобы подождать, пока принесут сухую одежду. Маркус надел халат, а я оставалась в ванной, пока он не переоделся. Потом мы перекусили в номере, и он ушел.

Белла заметила облегчение в глазах Терона. Почему? Неужели это имеет для него какое-то значение? А затем он покачал головой.

– Почему ты упорно продолжаешь сводить меня с ума? – пробормотал Терон. – Разве недостаточно того, что я все время думаю о тебе? Вспоминая твои поцелуи.

Он приблизился, обжигая горячим дыханием ее лицо. Бессознательно Белла нервно облизала губы, когда он наклонился к ней.

– Ты не должен…целовать меня, – прошептала она.

– Раньше ты не возражала, – пробормотал Терон, прежде чем прижаться горячими губами к ее рту.

Глава 14

У Изабеллы подкосились колени, и она судорожно схватилась за плечи Терона, чтобы не упасть к его ногам. Он крепко прижал ее к себе, и его губы завладели губами Беллы.

Этот поцелуй… был иным. Изабелла тихо застонала, отдаваясь на волю чувств. Неужели она готова ему уступить? Честно говоря, Изабеллу это не заботило. Все, что имело значение – это сила ее желания.

Он пленил ее. Другого слова тут не подобрать. Терон завладел ее губами, как будто они принадлежали ему, словно у него исключительные права на Изабеллу и он отказывается делиться. С кем бы то ни было.

Прижимаясь к нему, она наслаждалась твердостью его груди и бедер. Беллу пробила дрожь, когда его руки скользнули по ее телу к шее. Он обхватил Изабеллу за затылок таким образом, чтобы она не смогла ускользнуть от него. У нее в голове даже такой мысли не могло возникнуть.

Изабелла стала добровольной пленницей. Именно об этом она мечтала. Фантазировала. Так страстно и безрассудно желала.

– Я хочу заняться с тобой любовью, Белла, – слегка отодвинувшись от нее, хриплым голосом пробормотал Терон. – Я боролся с этим. Theos, да я боролся, но без тебя я сойду с ума.

– Да, – прошептала она. – Я так хочу тебя, Терон.

Не переставая ее целовать, он потянулся к завязкам на халате. Словно был не в силах оторваться от ее губ. Он ни на секунду не отвлекся, даже когда распахнул халат.

Когда его руки коснулись обнаженной кожи, у Изабеллы по телу пробежала дрожь и подкосились ноги. Она застонала от удовольствия.

– Мягкая, такая мягкая и красивая. Как шелк, – пробормотал он, лаская ладонями ее тело и скользя вверх, пока не добрался до груди.

Наконец Терон оторвался от ее рта, его губы передвинулись по щеке к мочке уха, а затем ниже по ее шее. Он покусывал, а затем посасывал нежную кожу, вызывая трепет за трепетом.

Его губы двинулись вниз, и Белла затаила дыхание, когда Терон опустился перед ней на колени. Ноги Беллы задрожали, когда его руки скользнули ей под халат и обхватили ее талию, притягивая к себе.

От жаркого дыхания Терона ее соски затвердели. А затем он прижался губами к одному из них, мягко скользя языком по вершине.

Халатик упал на пол у ног Изабеллы, и она осталась обнаженной в его руках. Терон ласкал ее грудь, и его темная голова прижималась к ее телу. Как эротично это выглядело – этот гордый, сильный мужчина, на коленях, его руки крепко обнимают ее – как будто он никогда не отпустит ее.

Прежде чем, Изабелла позволила себе погрузиться в мир фантазий, он отпустил ее сосок, и она протестующе застонала.

Терон поднял глаза, которые сияли в свете лампы.

– Ты прекрасна, Белла, – сказал он охрипшим от желания голосом.

Он ослабил объятия, чтобы подняться на ноги, задев ее обнаженную кожу своей рубашкой. Изабелла протянула руку, чтобы расстегнуть на ней пуговицы, желая почувствовать прикосновение его нагого тела к своему.

Но Терон схватил ее руки в свои и крепко сжал их.

– О, нет, Белла mou. Это мое обольщение. И я намерен соблазнить тебя целиком и полностью.

Терон подхватил ее на руки и медленно направился в спальню, не сводя с нее взгляда. Белла боялась, что он отступит, если она произнесет хоть слово, тем самым разрушив очарование момента.

Он положил ее на кровать и выпрямился во весь рост. Она чувствовала себя странно уязвимой под его пристальным взглядом. Застенчивой и немного неуверенной.

Белла рефлекторно скрестила руки на груди, стремясь заслонить свою наготу.

– Не прячь от меня такую красоту, – прошептал он.

Приободренная явным одобрением в его глазах, она позволила своим рукам опуститься. Его лицо пылало страстью, когда он начал расстегивать свою рубашку. На полпути, потеряв терпение, Терон рванул тонкую ткань и пуговицы полетели в разные стороны. Освободившись от рубашки, он затем нетерпеливо сорвал штаны.

Когда вместе с брюками слетели и плавки и ее глазам открылось его возбужденное мужское достоинство, Изабелла сделала резкий вдох и задержала дыхание. Затем оно стало прерывистым, беззвучным стаккато в тишине, пока Терон приближался к ней.

Опустившись на кровать, он раздвинул колени Изабеллы и устроился между ее бедер. Его горячая шелковистая, тем не менее по-мужски грубоватая кожа опалила ее тело, заставляя Беллу беспокойно заерзать.

Они снова поцеловались, и она обвила руками его шею, продлевая сплетение их языков. Мягкое и влажное, льнущее и атакующее оно было прелюдией танца их тел.

– Я никогда настолько не терял контроль, – признался Терон. – Так возбужден, что готов выскочить из кожи. Ты сводишь меня с ума, Белла. Ты должна стать моей.

– Да.

Тихий шепот слетел с ее распухших от поцелуев губ. Терон ласкал ее шею, опускаясь все ниже.

Склонившись, он прикоснулся губами к ее груди. Замысловатый рисунок на потолке, куда был устремлен взгляд Изабеллы, поплыл у нее перед глазами под натиском наслаждения. Терон неспешно ласкал твердые вершины, а затем проложил языком путь к ее пупку.

Немного поиграв с кольцом в пупке, он опустился ниже.

Белла напрягалась, когда его рот нашел мягкое средоточие женственности – ее лоно. Она беспомощно выгнула спину, требуя продолжения ласк. Он засмеялся и вновь нежно прикоснулся к ней.

– Пожалуйста, Терон, – умоляла она. – Возьми меня.

– Я хочу, чтобы ты была готова, Белла mou, – ответил он, проводя пальцем по ее влажной плоти.

– Возьми меня, – прошептала она снова, встретившись с ним взглядом. – Я твоя.

Ее слова, казалось, лишили его последних сомнений. Терон накрыл ее своим телом, раздвинул ноги и пристроился к ней одним ловким движением. В тот же миг, найдя вход в ее лоно, он ворвался внутрь, преодолевая небольшое сопротивление, словно его и не было.

На мгновение Изабелла замерла от шока и небольшой боли, но еще больше от чувства наполненности, которое ошеломило ее. Ее глаза распахнулись, и она инстинктивно попыталась оттолкнуть Терона.

Он удивлённо уставился на нее, в то время как его бедра устремились снова вперед. Она расслабилась под ним, позволяя своим рукам скользить по его плечам и шее. Удовольствие распространилось по ее телу, как огонь на ветру.

Терон поцеловал ее с подбадривающей улыбкой, мягко и нежно.

– Двигайся за мной, agape mou [9], – уговаривал он. – Обхвати меня ногами. Да, вот так.

Ее тело ожило, волны удовольствия остро накатывали на нее. Терон уперся локтями по обе стороны от ее головы и, понимая, что Белле не выдержать тяжесть его тела, удерживал себя на весу, пока двигался между ее ног.

Ей стало трудно дышать. Когда их губы встретились вновь, дыхание стало одним на двоих.

– Получи удовольствие одновременно со мной, – прошептал он.

Не в силах сопротивляться накатившему удовольствию, Изабелла вскрикнула, и в то же время Терон замер. Он нежно заключил ее в объятия и прижал к себе. Некоторые слова, которые он шептал ей на ухо, она понимала, остальные ускользали от ее сознания.

А потом он прижался горячим телом к ней. Несколько долгих секунд их прерывистое дыхание было единственным звуком, который наполнял комнату.

Затем Терон поднял голову, чтобы посмотреть на нее. Поцеловав Изабеллу, он слегка отодвинулся, освобождая ее от тяжести своего тела.

– Я сейчас вернусь.

Белла с кровати лениво наблюдала, как он обнаженным прошел в ванную и через мгновение вернулся с влажным полотенцем.

– Я сделал тебе больно? – спросил он, понизив голос.

Изабелла села и потянулась за полотенцем, но Терон не отдал ей его, а принялся сам вытирать ее разгорячённое тело.

– Нет, ты не причинил мне боль, – тихо ответила она.

– Почему ты не сказала мне?

В его голосе не слышалось ни упреков, ни обвинений.

– Я не была уверена, что ты мне поверишь.

– И поэтому ты позволила мне так лишить тебя девственности, тогда как нужно было действовать осторожно? Ласкать и лелеять тебя?

На его лице Изабелла увидела искреннее сожаление. Не за то, что он занимался с ней любовью, догадалась она, а за то, что считал свое обращение с ней грубым.

Белла коснулась его лица, наслаждаясь небольшой щетиной, проступившей на его щеках.

– Ты не причинил мне боли, Терон. Это было прекрасно.

Он отбросил полотенце на пол и заключил ее лицо в свои ладони.

– Нет, это не было прекрасно, но я могу сделать это таковым.

Он припал к ее губам, целуя с такой нежностью, что у нее защемило в груди. Желание, трепещущее глубоко внутри, пробуждалось, распускалось и рвалось наружу.

Терон не торопился, расточая поцелуи и ласки на каждый сантиметр ее тела. Он нашептывал нежные словечки и комплименты, которые Белла тут же прятала в укромном уголке своего сердца, предназначенном только для Терона.

Она впитывала каждое прикосновение, каждое слово, как высохшая, истосковавшаяся по воде земля.

А когда он притянул ее к себе, осторожно входя в ее трепещущее тело, она поняла, что никогда не любила его больше, как в этот момент. Она так долго ждала, чтобы увидеть его таким. Сосредоточенным на ней, любующимся ею, прикасающимся к ней и любящим ее так же, как она любит его.

На этот раз он довел ее до экстаза прежде, чем сам достиг финала, и только когда отзвучали последние аккорды ее оргазма, он еще глубже погрузился в нее, прижавшись к ней настолько близко, что она почувствовала, как по его телу пробежала дрожь.

Тяжело дыша, Терон склонился над ней, их губы были лишь в сантиметре друг от друга, когда его закрутил водоворот наслаждения. Белла приподняла подбородок и потерлась своим носом об его, а затем ее губы встретились с его губами в сладком поцелуе, передавая все, что у нее было на душе.

– Лучше? – пробормотал он.

Она улыбнулась.

– Лучше.


Первое, что почувствовал Терон, проснувшись – это нежные женские формы. Когда он открыл глаза и сдул со своих губ прядь темных волос, то понял, что примостившаяся под боком Изабелла обвила его словно лиана.

Ее грудь была прижата к его торсу, и она по-собственнически обнимала его. Их руки и ноги переплелись. Белла крепко спала, он слышал ее ровное дыхание.

Реальность быстро привела его в чувство, и сразу пришло осознание того, что он сделал. Чувство вины и необходимость принятия на себя ответственности не стали для него сюрпризом. Он мог винить во всем страсть, похоть – целый ряд вещей, но он знал правду.

Терон хотел ее и он взял ее, прекрасно понимая, что делает. Ни разу за свои тридцать два года, он не терял над собой контроль, когда занимался любовью, и уж никак не позволит этому случиться впредь.

Он даже не воспользовался презервативом, и впервые за свою жизнь не смог найти правдоподобного объяснения своему поступку. Это случилось даже не потому, что у него его не было с собой в тот момент. У Терона всегда в бумажнике лежал не один, а два презерватива.

И все же он не остановился, чтобы воспользоваться хотя бы одним, не защитил ее, и что еще хуже – это было сознательным решением. Так что нет смысла винить кого-либо кроме себя, и ему это чертовски хорошо известно.

Он осторожно освободился от ее теплого тела и замер, когда она тихонько вздохнула, но затем свернулась калачиком и снова уснула.

Терон направился в ванную, чтобы принять душ, сознавая, что вскоре придется встретиться лицом к лицу с последствиями своих поступков. Он уже в уме составлял планы. Как ни странно, Терон почувствовал умиротворение вместо обреченности.

Однако он страшился всего того, что должен был сделать. И сказать.

Обернув полотенце вокруг талии, он вышел из ванной и собрал вчерашнюю одежду. К счастью в офисе всегда есть сменный костюм. Это будет его первой остановкой.

Пока Терон натягивал брюки, Изабелла пошевелилась, и ее длинные волосы заскользили по телу, когда она, повернувшись, протянула руку в поисках его. Терон напрягся, его пронзило желание, которое возрастало с каждой секундой, пока он любовался ею.

Белла открыла глаза, сонно мигая, когда увидела его. Он протянул руку и коснулся ее щеки, убирая прядь волос с ее лица.

– Есть вещи, о которых я должен позаботиться, Белла. Важные вещи.

Он наклонился и нежно прижался губами к ее волосам, а потом, не говоря ни слова, вышел из спальни.


Изабелла стояла возле кровати, завернувшись в одну лишь простыню, крепко сжав в руках ее концы. Она посмотрела вниз, на отброшенное полотенце – свидетельство ее потерянной девственности – и испытала странное волнение глубоко в груди.

Куда ушел Терон? И вернется ли назад? Или она была просто искушением, которым он, в конечном счете, пресытился, и помчался обратно, заглаживать свою вину перед Аланнис?

Изабелла закрыла глаза, и голова ее поникла. Ей не хотелось быть разлучницей. Она не хотела быть третьей лишней в их треугольнике. Не хотела кому-либо причинить горе. Ну почему она должна чужие интересы ставить выше своих?

Чувство тихой грусти поселилось в ее сердце, она решила принять горячую ванну. В определенных частях тела у нее побаливало – приятно побаливало – и Изабелла закрыла глаза, вспоминая каждое прикосновение, каждый поцелуй и ласку, ощущение его тела, скользящего по ней.

Белла лежала в ванне до тех пор, пока вода не остыла, и, наконец, дрожа от холода, поднялась и завернулась в полотенце.

На Изабеллу навалилось несвойственное ей безразличие. Было слишком много нерешенных вопросов и неопределенности, и она тревожилась, что это так и останется.

Чувствуя отвращение к своей бездеятельности, Изабелла заставила себя одеться. Она отказывается сидеть в гостиничном номере, затаив дыхание, как влюбленная дура, ожидая человека, который, возможно, никогда не вернется.

Сначала она поест, а потом отправится к себе на квартиру. Ее новую мебель уже доставили, и Терон договорился о предметах первой необходимости. Она тщательно все осмотрит и составит список того, что еще ей нужно, и возможно уже пора начать думать, что она собирается делать дальше.

Когда Белла открыла дверь, то сразу же столкнулась лицом к лицу с мрачным Рейнольдсом. Она попыталась улыбнуться, но ее попытка с треском провалилась. Тогда она вздохнула.

– Проходите Рейнольдс, я бы хотела извиниться должным образом за свою выходку. Потом вы сопроводите меня в ресторан отеля, а затем мы сможем отправиться в мою новую квартиру.

Как не удивительно, Рейнольдс улыбнулся в ответ, когда вошел.

– Теперь, мисс Каплан, вы поняли положение вещей. Вы облегчите мне работу, если перестанете исчезать и если я буду знать, куда вы направляетесь.

Она скорчила гримасу.

– Я искренне сожалею, что доставила так много неприятностей. Думаю, что с этого момента я буду более покладистой.

Его улыбка исчезла, он вопросительно на нее посмотрел.

– Я надеюсь, что ничего не произошло такого, что расстроило бы вас.

С минуту она молчала. А потом с нерешительной улыбкой жестом указала на дверь.

– Пойдемте обедать. Я умираю с голоду.


Терон устало опустился в кресло за столом и взял трубку. И опять в Греции была середина ночи, но ему нужно поговорить с Крисандером сейчас, чтобы начать осуществлять свои планы.

– Слушаю, – рявкнул заспанный Крисандер.

– Я сделал ужасную вещь, – сказала Терон.

– Терон? – спросил Крисандер настороженным тоном. – Какого черта ты разбудил меня в этот час. Второй раз. И о какой страшной вещи ты говоришь? Ты в тюрьме?

Терон не сдержал смех.

– Нет, я не в тюрьме.

– Тогда в чем дело?

Терон провёл рукой по лицу.

– Я соблазнил Изабеллу.

Наступила долгая пауза.

– Я не уверен, что расслышал все правильно, – сказал наконец Крисандер. Затем Терон услышал, как он переговаривается с Марли. – Нет, agape mou, ничего страшного не произошло. Спи. Это просто Терон. – Затем он обратился к Терону. – Дай мне немного времени, чтобы перевести этот звонок в мой офис. Марли и так не спала из-за ребенка.

Терон терпеливо ждал, слушая на другом конце провода шарканье и даже как Крисандер целует Марли. Несколько мгновений спустя, снова раздался голос Крисандера.

– Теперь скажи мне, что ты не сделал того, о чем я подумал после твоих слов, – сухо сказал Крисандер.

– Я не могу этого сказать. Это еще хуже.

– Хуже, чем соблазнение молодой девушки, находящейся под твоей опекой? Я не понимаю. Что еще может быть хуже?

– Она была девственницей, а я не использовал средства контрацепции.

Терон съежился, произнеся это вслух. Это была беседа, которая заставила его ощутить себя шестнадцатилетним юнцом, признающимся отцу в своих грехах.

Крисандер выругался и выдохнул:

– Черт побери, Терон, о чем ты только думал? Хорошо, забудь. Ясное дело, ты не думал. Это и так понятно. А что насчет Аланнис? Не ты ли недавно говорил мне и Пирсу, что женишься на ней? Что ты тогда делал в постели с Изабеллой? И, Theos, без предохранения. Ты совсем сошёл с ума?

– А ты был осторожен с Марли? – сказал Терон, принимая оборонительную позицию.

– У нас с Марли были отношения, – зарычал Крисандер. – Я до этого ни с кем не обручался, а Марли не являлась моей подопечной. Терон, это выходит за разумные рамки.

– Я ни с кем не обручен, – парировал Терон спокойно. – Я не сделал Аланнис предложение.

Последовало ошеломленное молчание.

– Тебе лучше вернуться назад и рассказать мне всю эту историю, – устало ответил Крисандер. – Похоже, ты находишься в большом затруднении. Начни с того, почему ты так и не сделал предложения Аланнис.

– Я просто не смог, – сказал Терон со вздохом. – Я организовал вечеринку, приготовил прием, кольцо, конфетти…

– Конфетти? Кто, черт возьми, использует конфетти для предложения руки и сердца? – спросил Крисандер с ноткой веселья в голосе.

– Оно создавало впечатление праздника, – попробовал защититься Терон. – Все было готово. И подходящий момент настал… а я не смог этого сделать. Моя рука лежала на коробочке с кольцом, Аланнис смотрела на меня, а затем я отпустил коробочку и вместо этого пригласил ее на танец. Мы провели вечер, празднуя ее приезд в Нью-Йорк, вместо нашей предстоящей свадьбы.

– А как это связано с потерей девственности Изабеллы? Без предохранения, – добавил Крисандер сухо.

– Я же признал свою глупость. Нет необходимости продолжать мне об этом напоминать, – сказал раздраженно Терон. – Это произошло после того, как я вытащил ее из стрип-клуба.

– Ты что? – Крисандер разразился смехом. – Терон, это звучит еще более абсурдно. Мне очень хочется знать, каким образом твоя подопечная оказалась в стриптиз-клубе.

– Это неважно. Важно то, что после этого я соблазнил Изабеллу. Мы переспали. Без средств защиты. Она была девственницей. Это меняет все дело. Вот и вся история.

– Да, я бы сказал, что так и есть, – произнес Крисандер.

Воцарилось долгое молчание, а затем старший брат заговорил снова:

– Она находится под нашей опекой. Наш отец согласился с тем, что семья Анетакис позаботиться о ней, если что-то случится с ее родителями. Тебе придется жениться на ней, Терон.

Адреналин запульсировал в крови Терона.

– Мне не придется жениться на ней, Крисандер. Я собираюсь жениться на ней.

Глава 15

Изабелла отодвинула в сторону тяжелые портьеры, закрывавшие большое окно, выходящее на улицу. Ее квартира на верхнем этаже была вдвое больше тех, что находились ниже, и отсюда открывался потрясающий вид на небольшой парк напротив.

Там всегда хватало любителей бега трусцой, гуляющих с собаками людей и детей под присмотром своих нянь или матерей. Это была небольшая Мекка посреди мегаполиса, куда любой мог прийти и насладиться коротким отдыхом.

Сможет ли она жить здесь, зная, что человек, которого она любит, находится рядом, но женат на другой? На первый взгляд это казалось нелепым. В городе такого размера, она могла прожить всю жизнь, не сталкиваясь с Тероном. Кроме… кроме того, что он управлял её наследством, и им поневоле придется общаться.

Изабелла вздохнула. На самом деле ей нравилась квартира, но она не была уверена, что будет в состоянии остаться здесь.

Звук открывающейся двери не встревожил ее. Рейнольдс остался ждать снаружи, поскольку она сказала ему, что ей нужно всего несколько минут. Он вероятно потерял терпение и пришел за ней.

Позади нее послышались шаги, но Белла по-прежнему не могла оторвать взгляд от вида за окном. Может быть потому, что там была стабильность во всем – обещание размеренного существования, в котором мучительные эмоции, такие как любовь и ревность или отчаяние не диктовали свои условия в каждом вздохе.

Крепкие руки обняли ее за плечи, заставив замереть.

– Белла, pethi mou, с тобой все в порядке? Что ты здесь делаешь?

Она обернулась в изумлении и уставилась в встревоженные глаза Терона.

– Я вернулся в отель, но тебя там не было. Я начинаю задаваться вопросом, неужели мне придется всю жизнь искать тебя, поскольку мне никак не удается найти тебя там, где ты должна находиться.

В голосе Терона проскользнули нотки веселья, но его слова озадачили ее. Они не имели никакого смысла.

– Когда я позвонил Рейнольдсу и он сказал, что ты здесь, я приехал прямо сюда. Но, Белла, в твоей квартире больше нет необходимости, – спокойно произнес он.

Она подняла руку к его груди, почти боясь прикоснуться к нему. Ее голова кружилась с невообразимой скоростью, но ей необходимо было понять, о чем он говорит или о чем умалчивает.

– Я пришла выяснить, все ли готово к моему переезду, – сказала она просто.

Терон взял ее руку и прижал к своему сердцу.

– Тебе не нужна эта квартира, pethi mou.

Другую руку он опустил в карман и вытащил оттуда небольшую квадратную коробочку. Белла подозрительно уставилась на него, когда он снял крышку и позволил ей упасть на пол. Затем Терон перевернул коробочку и вытряхнул из нее бархатный футляр. Ловким движением пальцев он открыл его, свет от окна заиграл на великолепном сверкающем бриллианте и ослепил Изабеллу.

Она смотрела в полном изумлении, как он поднял ее руку и надел кольцо на ее безымянный палец.

– Мы поженимся как можно скорее, – сказал он, как о чем-то само собой разумеющемся.

На секунду Изабелле показалось, что все происходящее ей только снится.

– Я ничего не понимаю, – пролепетала она.

– Мы должны пожениться, – сказал Терон снова, только на этот раз акцент был сделан на слово «должны». – Ты была девственницей… и ты можешь забеременеть, – закончил он тихо. – Я не думал… то есть я не предохранялся. За это прошу прощения.

Нет, она не спит. В ее снах предложение руки и сердца всегда было несколько более романтичным. Но в любом случае она получила то, о чем мечтала. Независимо от мотивов, побудивших его сделать предложение.

– Ладно, – тихо ответила Белла.

В его глазах промелькнуло облегчение. Неужели он ожидал, что она станет спорить? Что станет изображать великомученицу и, выдавив слезу, печально откажется, потому что он ее не любит?

Терон привлек ее к себе, но вместо того, чтобы поцеловать, крепко обнял.

– Давай вернемся в отель в твой номер. Нам нужно обсудить организационные вопросы. Если только ты не предпочитаешь мой пентхаус? Я боюсь, что обосновался в этом городе не более чем ты, но мы исправим это. Мы можем купить дом. Где ты только захочешь.

Белла отодвинулась.

– А как же Аланнис?

Между ними повисла тишина, а выражение его лица стало серьезным.

– Завтра она и София вернутся в Грецию.

Изабелла попыталась скрыть дрожь. Она не хотела думать о разбитом сердце Аланнис или разочаровании ее матери. Обе женщины по-доброму отнеслись к ней. А теперь она превратилась в роковую женщину. Это было не очень хорошее чувство.

Белла кивнула, не желая вникать слишком глубоко в проблемы Аланнис. Лучше эту тему не трогать.

Искрящийся на солнце бриллиант притянул ее взгляд к великолепному кольцу, украшавшему ее палец. И тогда она засветилась от радости подобно солнышку, сиявшему за окном.

Робко улыбнувшись, она подняла глаза на Терона.

– Ты действительно хочешь жениться на мне? Ладно, забудь. Плохой вопрос. Я уверена, в действительности ты не хочешь на мне жениться. Да ты и не должен. Это чтобы ты знал. Я хочу сказать, вся эта идея – надеть кольцо на мой палец просто потому, что я была девственницей и мы не предохранялись – ведь это пережитки прошлого. Никто уже так не делает. Даже если бы я забеременела, не было бы никакой необходимости жениться.

Терон заставил ее замолчать, начав страстно ее целовать. В течение нескольких долгих секунд были слышны только тихие звуки их поцелуя. Белла буквально растаяла.

Наконец он отстранился. У него возможно и не было желания жениться на ней, но в блеске его глаз можно было видеть правду. Он ее хотел, и он определенно желал ее. Это не так уж и мало для начала.

– Теперь, если мы закончили разбираться со всякими глупостями, давай вернемся в отель, – сказал он хрипло.


Внешне ничего в нем не изменилось. В гостиной своего номера Изабелла наблюдала за Тероном, разбирающимся со множеством телефонных звонков. Первым делом, он поговорил с человеком, у которого она снимала квартиру. Потом последовало несколько деловых звонков. В настоящий момент он вновь разговаривал с бог знает кем о рейсах и самолетах и трудно сказать о чем еще. У Беллы уже кружилась голова.

Может все дело в том, что она ожидала, что Терон будет выглядеть… Белла сама не понимала, как объяснить собственные чувства. Выглядеть помолвленным? Но ведь до этого несколько дней назад он уже обручался. Просто не с ней.

Стук в дверь прервал невеселые размышления о телефонных звонках любимого. Рейнольдс, который обсуждал планы с Тероном, подошел к двери и открыл ее.

Изабелла не могла увидеть посетителя, так как Рейнольдс придержал дверь, но через мгновение, отворив ее, он сделал шаг назад и посмотрел на нее.

– К вам Сэйди Тилтон.

Изабелла махнула рукой, чтобы он пропустил ее. Сэйди просунула голову в дверь, ее глаза выражали настороженность. Увидев Изабеллу, она облегченно вздохнула и поспешила к Белле.

– Что происходит? – прошептала Сэйди. – Твой голос звучал так странно, когда ты позвонила.

Вместо ответа Изабелла протянула ей свою руку. Бросив быстрый взгляд в сторону, Белла поняла, что Терон настолько занят разговором по телефону, что не обращает на них никакого внимания.

– Боже мой! – воскликнула Сэйди, ухватив подругу за руку. – Он сделал предложение?

– Шшш, он разговаривает по телефону, – пробормотала Изабелла. – Ну да, в некотором роде. Он ничего не предлагал. Просто сообщил мне, что мы поженимся.

Сэйди нахмурилась.

– Тебя это устраивает?

Изабелла улыбнулась.

– Я справлюсь. Он все, что я когда-либо хотела.

– В таком случае, что же он сказал? А как насчет Аланнис?

– Не так уж много. Только то, что он лишил меня невинности, я могу быть беременна и мы должны пожениться.

Сэйди поморщилась.

– Ты уверена, что хочешь выйти замуж за парня по этим причинам? Я имею в виду, как же любовь? Или, по крайней мере, разумные доводы, которые не относятся к прошлому веку.

Изабелла посмотрела на подругу и вздохнула.

– У меня нет шансов заставить его влюбиться в меня, пока мы не вместе, Сэйди. Конечно, мне бы хотелось, чтобы он любил меня сейчас и именно поэтому сделал предложение. Но я вынуждена использовать любую возможность, которая мне только выпадает. Терон что-то испытывает ко мне. Я точно знаю. Это нечто большее чем секс. Ему просто нужно время. Но если я не выйду за него, он женится на Аланнис.

– Ты права, ты права, – сказала Сэйди тихим голосом. – Просто я надеялась на что-то большее. Ты так долго об этом мечтала. Я хотела, чтобы у тебя все было идеально.

Изабелла сжала руку подруги.

– Все будет прекрасно. Может быть, не сейчас, но в будущем. В тот день, когда он скажет: "Я люблю тебя!», я пойму, что все это того стоило.

Сэйди улыбнулась.

– Теперь, когда все улажено, я хочу поблагодарить тебя. Ты не должна была делать это, но в то же время я так благодарна тебе.

Изабелла посмотрела на нее в изумлении.

– О чем ты говоришь?

– О квартире, аренде, счете. Обо всем том, что ты сделала, чтобы я не возвращалась на работу в клуб.

Изабелла покачала головой.

Сэйди нахмурилась.

– Это не ты оплатила аренду моей квартиры на год вперед?

– Не-е-ет.

Обе одновременно повернулись и посмотрели на Терона.

– Значит, не ты организовала мою встречу с Говардом, – прошептала Сэйди.

– Нет, я понятия не имела, – ответила тихо Изабелла.

– Ты заполучила отличного мужчину, Белла. И я не думаю, что он сделал это по какой-то другой причине, нежели нежелание видеть тебя еще раз в подобном заведении, – сказала она с усмешкой.

– Он хороший человек, – согласилась Изабелла, устремив взгляд на Терона.

Он поднял глаза, все еще прижимая телефон к уху, и посмотрел на нее. Его глаза горели страстью. В этот момент Изабелле больше всего захотелось, чтобы все ушли и они остались с Тероном наедине. В его руках она могла забыть о многом. В том числе, что она не та, которую он выбрал бы себе в жены.

– Ты не против, если я попрошу Рейнольдса проводить тебя до дома? – спросила Белла тихо подругу.

На мгновение Сэйди как громом поразило, но затем она проследила за взглядом Изабеллы и усмехнулась. Сэйди наклонилась вперед и крепко обняла Изабеллу.

– Только не уезжай никуда, не сообщив мне, как дела, хорошо?

Изабелла обняла ее в ответ.

– Договорились.

Она встала и подошла к Рейнольдсу.

– Вы проводите ее домой? – спросила Белла, хотя это был не вопрос.

Рейнольдс быстро взглянул на Терона, который, видимо, услышал Изабеллу, потому что кивнул Рейнольдсу и сделал жест рукой, отпуская его.

Спустя несколько мгновений Изабелла закрыла дверь, и впервые после того, как он надел ей на палец кольцо, они остались одни. Ну, почти. Оставался еще телефон.

Она медленно подошла к Терону, сидящему за столом у окна. Он поднял голову, его глаза потемнели, когда она положила руки ему на колени, а затем оседлала его, прижавшись к его груди.

Терон напрягся и попытался удержать ее на расстоянии, поскольку продолжал говорить что-то о числах, финансах, планах гостиницы и тому подобном. Ничего не было важнее ее желания раздеть его.

Взяв его руку, она провела ею по своей груди, слегка сдвигая в вырез блузки. Терон сжал пальцы в кулак, как будто отказывая ей.

Изабелла только улыбнулась и начала расстегивать пуговицы на его рубашке. Его голос стал более напряженным, и он даже дважды прервался, поскольку казалось, что потерял ход своих мыслей.

Если бы она была хорошей невестой, то оставила бы его в покое, превратившись в невидимку, чтобы не мешать ему работать, но ей не под силу сдерживать свои желания. Особенно, когда дело касалось Терона.

Раздвинув полы рубашки, она наклонилась вперед и прижалась губами к его обнаженной груди. Белла почувствовала, как он судорожно вдохнул, и услышала его сдавленный ответ тому, с кем в это время говорил.

Она даст ему еще максимум две минуты. Если он устоит, то ей придется отдать должное его силе воли.

Проигнорировав его предостерегающий взгляд, Изабелла соскользнула с его коленей и опустилась ниже, расстегивая пуговицу на брюках. Терон моментально напрягся, когда она коснулась его не менее твердого от эрекции члена.

Осталась одна минута. Хм.

Опустив голову, она осторожно освободила его из тесного плена. Как только ее рот дотронулся до него, она услышала неразборчивый ответ Терона на вопрос собеседника на другом конце провода, и затем раздался безошибочный звук разбиваемого об стену телефона.

Белла улыбнулась, когда он резко поднялся, подхватив ее под руки, и заключил в объятия.

Поток греческих слов вылетел из его уст, когда он шагал в спальню.

– По-английски, Терон, – сказала она со смехом.

– Theos, что ты творишь со мной? – требовательно спросил он, бросив ее на кровать. – Мне придется запретить тебе посещать мой офис, если ты будешь делать вещи такого рода, когда я пытаюсь работать.

Она старалась подавить усмешку, когда он сорвал с себя рубашку и брюки и отбросил их в сторону.

– Раздевайся, – обольстительно произнес он.

Она подняла бровь.

– Разве это не твоя работа?

Он опустился на нее, поставив руки по обе стороны ее плеч, и посмотрел на Изабеллу. Взяв одной рукой обе ее руки, он положил их ей за головой.

Затем он начал расстегивать ее блузку. Его движения были резкими и нетерпеливыми, когда он освобождал каждую пуговицу из петельки.

Закончив, он отпустил ее руки.

– Перевернись, – сказал он.

Белла посмотрела на него в замешательстве.

Пальцы Терона бродили по ее нагому телу, подгоняя ее:

– Делай, как я говорю, pethi mou.

Она вздрогнула от властности в его голосе. Может быть, она и начала всю эту игру, но, казалось, закончить ее намеривался он.

Белла осторожно перекатилась на живот, прижимаясь к матрасу. Она вытянула руки вперед, почувствовав, что Терон снова наклонился.

Его ладони скользили по ее спине, а потом она поняла, что он обводит контуры ее татуировки. Изабелла улыбнулась.

– Тебе нравится? – прошептала она.

– Тату сводило меня с ума с самого первого дня, когда ты пришла в мой офис, – пробормотал он. – Моим самым безумным желанием было бросить тебя вниз и обвести его своим языком.

– Тебе ничто не мешает сделать это теперь, – протянула она.

– Действительно, нет.

Белла затрепетала и закрыла глаза, когда его теплый язык соприкоснулся с ее кожей. Терон прокладывал дорожку из влажных поцелуев на ее спине, а затем припал губами чуть ниже позвоночника.

– Фея вводит в заблуждение. На тебе должна быть татуировка чертенка.

Белла снова улыбнулась и перевернулась, встречая его горящий взгляд.

– И где ты предлагаешь этого искусителя расположить?

Его губы искривились в улыбке, прежде чем он опустил голову и поцеловал нежную кожу над кудряшками.

– Здесь, – прошептал он. – Где только я могу наслаждаться этим.

– Не дразни меня, Терон, – прошептала она. – Я так хочу тебя.

– Тогда возьми меня, Белла. – Он раздвинул ее ноги и накрыл своим телом. И мгновенно оказался внутри нее, глубоко и полностью. – Возьми меня всего, – сказал он хрипло.

Обхватив его руками и ногами, Белла прижалась к нему всем телом и наслаждалась тем, как он погружался в нее снова и снова. Ее отыскали его губы, сладкие и жаркие. Но ей этого было мало. Она хотела его всего без остатка.

На этот раз они вместе достигли оргазма, который она прочувствовала до самых глубин. Когда Терон удобно устроился на ней, Изабелла вздохнула с чувством полного удовлетворения.

Через мгновение он откатился в сторону и заключил ее в свои объятия.

– Где ты научилась такому сладострастию, Белла mou? – спросил он, когда она уютно устроилась в изгибе его руки, а он гладил пальцами ее плечо.

Она приподнялась, облокотившись на локоть, чтобы видеть его.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты была девственницей и все же соблазнила меня с таким знанием дела.

Белла рассмеялась.

– Терон, скажи мне, что ты не один из тех мужчин, кто считает, что наличие девственности равняется полному невежеству женщины в сексуальном плане.

Но тогда, учитывая его устаревшие взгляды на честь и тот факт, что он женится на ней из-за так называемой девственности, возможно, было бы не так уж сложно поверить, что он считал ее сексуально неосведомленной.

Терон смутился, тщательно подбирая слова.

– Полагаю, я считал маловероятным, что кто-то без опыта будет так…

– Хорош? – дерзко спросила она.

Он одарил ее взглядом, ясно дающим понять, что не в восторге от ее поддразнивания.

– Я никогда не говорила, что я неопытна, – сказала она легкомысленно.

Терон напрягся и поднял голову, чтобы посмотреть на нее.

– Что ты имеешь в виду? С кем ты набралась этого опыта?

Белла положила руку ему на грудь.

– Терон, расслабься. Ты единственный, с кем я когда-либо занималась любовью. Ты же знаешь, опыт можно получить и теоретически.

– Главное, чтоб у тебя не было желания получить такой опыт с другим мужчиной, – сказал он хрипло. – Я научу тебя всему, что тебе необходимо знать.

Она усмехнулась.

– А, может быть, как мы уже обсуждали ранее, есть вещи, которым я так же хорошо научу тебя.

Он резко привлек ее к себе, ее губы оказались в миллиметре от его.

– Неужели? Ну, тогда, Белла mou, приступай к обучению. Уверен, ты заметишь, насколько я усерден в учебе.

Глава 16

Терон потянулся через сиденье и пристегнул ремнем Изабеллу. Она пробудилась ото сна и вопросительно посмотрела на него.

– Мы скоро приземлимся, – произнес он. – На остров мы полетим на вертолете.

Она зевнула и кивнула, пытаясь стряхнуть с себя сонное состояние.

– Я с нетерпением жду встречи с Пирсом, чтобы наконец-то с ним познакомиться лично. Я видела его, но только однажды, и мы с ним не общались, – сказала Белла, удобнее устроившись в своем кресле. – Однако и Крисандера я видела очень давно, так что можно считать, что и с ним я встречаюсь как бы впервые. Какой он? – спросила она.

Он поднял одну бровь.

– Кто какой, pethi mou?

– Пирс, – проворчала она немного сердито. – Я ведь только что тебе сказала, что незнакома с ним.

Терон улыбнулся.

– Ты пребываешь не в лучшем расположении духа, когда просыпаешься.

Белла снова зевнула и слегка нахмурилась.

– Чтобы ответить на твой вопрос, Пирс… ну, есть Пирс, – пожал плечами Терон. – После того как Крисандер обосновался на острове, Пирсу приходится много путешествовать. В этот раз он прилетел из Рио-де-Жанейро, где следит за строительством нашего нового отеля.

– Женат? Встречается с кем-то?

Терон рассмеялся.

– Только не Пирс. У него отвращение к длительным отношениям с любой особой женского пола, длящимся дольше, чем случайная связь.

– Ваша мать плохо обращалась с ним? – поинтересовалась Изабелла сухо.

Он покачал головой.

– У тебя, Белла mou, весьма язвительное остроумие. Мне придется подумать, как держать твой рот на замке.

– А Марли? – спросила она, когда самолет начал снижаться. Она уже могла различить крошечные мерцающие огни на земле. – Какая она? Признаюсь, мне трудно представить себе женщину, которая так легко смогла укротить такого мужчину, как Крисандер. Он всегда казался таким… суровым.

– Тут все было не так просто, – ответил Терон, выражение его лица стало более серьезным. – Они прошли через многое вместе. Крисандеру повезло, что у него есть она.

– Так она тебе нравится? – спросила Изабелла.

Терон кивнул.

– Очень. Марли идеально ему подходит. Она делает его мягче.

– Кажется она… милая.

– Тебе не о чем волноваться, – успокоил он. – Ты им понравишься, и они тебе тоже.

Ей удалось натянуто улыбнуться. Что Изабелла действительно хотела спросить – понравилась бы им больше Аланнис. Как они отнесутся к тому, что он сделал предложение другой? Она не знала семью Терона, но возможно они хотели, чтобы он женился на Аланнис по деловым соображениям?

Терон положил свою руку на ее за мгновение до приземления самолета. Белла была довольна, что их пальцы оставались сплетены, пока самолет двигался по земле. Через несколько минут они вышли из самолета и Терон подтолкнул ее к ждущему вертолету.

– Если бы я раньше подумал, то мы могли бы переночевать на материке, чтобы ты насладилась красотой острова с воздуха в дневное время, – сказал он, когда они устроились.

– Я увижу его на обратном пути? – спросила она с улыбкой, когда Терон расположился рядом с ней.

Он кивнул, так как двигатели работали слишком шумно для продолжения разговора.

Полет сквозь чернильную темноту немного приводил в замешательство, а затем Терон указал на вспышку света в отдалении. Поддавшись вперед, Белла всматривалась в приближающиеся огоньки.

Через несколько минут вертолет опустился на хорошо освещенную вертолетную площадку, и пилот жестом показал Терону, что можно выходить.

Он распахнул дверь и вышел, а затем помог спуститься Изабелле. Пригнувшись, они поспешили по бетонной площадке в сторону освещенного сада, расположенного перед домом.

Когда они приблизились к входу, навстречу им шагнул мужчина. Даже на расстоянии Изабелла узнала в нем Крисандера. Он улыбнулся, и она расслабилась, даже сумев ответить ему улыбкой.

– Изабелла, как ты выросла с тех пор, когда мы виделись последний раз, – произнес Крисандер, заключая ее в объятия.

– Спасибо за то, что заставил меня чувствовать себя подобно девушке, которая едва избавилась от брекетов и научилась носить лифчик, – произнесла она иронично, отстраняясь от него.

Он уставился на нее с явным удивлением, а затем расхохотался.

– Мои извинения. Ты уже совсем взрослая, в чем несомненно убедился Терон.

Белла не смогла скрыть румянца, который покрыл ее щеки.

– Может ты прекратишь острить и дашь нам пройти, – процедил сквозь зубы Терон. – Пока ты еще чего не ляпнул.

Крисандер усмехнулся и пригласил их внутрь.

– Марли ожидает в гостиной. Она жаждет познакомиться с тобой, Изабелла.

Он прошел мимо нее и Терона, чтобы обратиться по-гречески к мужчине, забирающему их багаж из вертолета.

Терон взял ее за руку, и они вошли внутрь. Дом был безусловно красивый, и Белла не могла дождаться, чтобы увидеть его при дневном освещении. И пляж. Она чувствовала запах моря в воздухе и четко слышала шум волн в отдалении, но она хотела это все увидеть собственными глазами и зарыться пальцами в песок.

В гостиной рядом с диваном стояла маленькая темноволосая женщина, которая качала на руках младенца, закутанного в одеяльце. Изабелла попыталась неуверенно улыбнуться, когда та подняла глаза.

– Терон! – воскликнула она, направляясь в их сторону.

Терон широко улыбнулся и заключил ее в крепкие объятия вместе с ребенком.

– Как моя любимая невестка и мой племянник?

– Я твоя единственная невестка, – сказала она.

– Марли, я хотел бы познакомить тебя с Изабеллой, моей невестой, – произнес он, поворачиваясь к Изабелле.

Марли улыбнулась, ее голубые глаза засветились радушием.

– Я очень рада познакомиться с вами, Изабелла.

– Пожалуйста, зовите меня Белла, – предложила она. – И я тоже очень рада встретиться с вами.

– Пирс уже прибыл? – Терон нахмурился, окинув комнату взглядом.

– Он сейчас придет, – сказала Марли. – Он вышел, чтобы переодеться, когда мы услышали вертолет. Мы задержали ужин ради тебя и Изабеллы.

Как раз в этот момент в комнату вошел высокий, темноволосый мужчина. Выше своих братьев, немного худощавее, чем Крисандер, но более широкоплеч, чем Терон. У Терона и Крисандера были золотисто-карие глаза, у Пирса – темные, почти черные. Его кожа казалась темнее, словно он много времени проводил на солнце.

С непроницаемым выражением лица он посмотрел на Терона.

– Вот и ты. – Он взглянул на Изабеллу. – А это должно быть невеста?

– Как вы догадались, одна на выбор, – съязвила Изабелла, не желая уклоняться от неизбежной неловкости ситуации.

В ответ на ее прямоту Пирс сдвинул брови, а затем изогнул одну из них и, как предположила Изабелла, послал насколько смог подобие улыбки.

– Мне она нравится, Терон. У нее есть характер.

Терон не выглядел обеспокоенным ее вспышкой, ведь он сам говорил, что уже привык к ее острому язычку.

Крисандер подошел к жене и обнял ее.

– Хочешь, я уложу его спать, чтобы мы смогли поесть?

– Если он успокоится, – устало ответила Марли. – Колики, – с гримасой сообщила она, передавая ребенка мужу. – Мы уже больше двух недель не спим. Надеюсь, что вы сможете уснуть, невзирая на его плач.

Крисандер провел губами по ее лбу.

– Не волнуйся, agape mou. Я посижу с ним, пока он не уснет. Вы садитесь за стол, а потом я хочу, чтобы ты отдохнула.

Сердце Изабеллы растаяло при виде любви в глазах Крисандера. Ей тоже этого хотелось. Хотелось очень сильно. Ей с трудом удалось сдержать вздох, когда Марли с сияющими глазами улыбнулась мужу. Она выглядела как женщина, которая знает, что любима.

Затем Марли посмотрела на Изабеллу, склонив голову набок, как будто изучая ее. Та быстро отвела взгляд, надеясь, что не выдала себя в тот момент. Достаточно того, что ей самой известна правда о помолвке. Она не желала, чтобы кто-нибудь еще узнал, что она хитростью вошла в жизнь Терона.

– Пойдем в столовую, – пригласила всех Марли.

Ужин проходил в непринужденной обстановке с разговорами на повседневные темы. Марли задавала общие вопросы Изабелле о ее пристрастиях и увлечениях. Пирс, пока ел, молча следил за разговором, и не раз Изабелла ловила его пристальный взгляд на себе, как будто он хотел проникнуть в ее душу.

Она испытала облегчение, когда Крисандер присоединился к ним, и разговор переключился на бизнес. Даже Пирс отбросил свою сдержанность и принял активное участие в их спорах и дискуссиях.

Марли поймала взгляд Изабеллы и закатила глаза, а затем жестом пригласила ее следовать за ней. Мужчины даже не заметили, когда обе женщины выскользнули из-за стола.

– Не хотела бы ты прогуляться по пляжу? – спросила Марли. – Он так прекрасен в лунном свете, и у меня давно уже не было такого, чтоб Димитрий успокоился до двух часов ночи.

Изабелла улыбнулась.

– С удовольствием. Я не могу дождаться, когда смогу осмотреть все при дневном свете. Безусловно красиво и то, что я вижу.

Они прошли через раздвижные стеклянные двери, и Марли повела ее вниз по каменной дорожке. Звуки океана становились все громче, и затем тропа сменилась песком. Марли остановилась, чтобы снять туфли и предложила Изабелле сделать то же самое.

– О-о, это потрясающе, – выдохнула Белла, когда они подошли ближе к воде.

Небо было чистым и усеяно звездами, небрежно разбросанными по небу, словно кто-то играл в «камешки» [10]. Высоко над головой мерцала луна, отражаясь в темных водах.

– Это мое самое любимое место в мире, – тихо произнесла Марли. – Словно мой собственный маленький уголок рая.

– Я не думаю, что когда-либо видела что-нибудь столь красивое.

Изабелла подошла к краю мокрого песка в ожидании очередной накатывающей волны. Затем она шагнула в пенящийся прибой, придя в восторг от приятного ощущения воды, щекочущей ее пальцы.

– Я же говорил тебе, что мы найдем их здесь, – весело заявил Крисандер. – Моя жена вечно убегает на свой пляж.

Изабелла обернулась и увидела Терона и Крисандера, стоящих с засунутыми в брюки руками. Она не могла различить выражения их лиц в темноте.

– Пойдем, Белла, – сказал Терон. – Давай оставим этих голубков. Ты, наверное, устала с дороги.

Марли улыбнулась Изабелле, когда та проходила мимо, направляясь к Терону. Он протянул к ней руку, когда она приблизилась, и она вложила свои пальцы в его ладонь.

Он поднес их к губам и прижался к ним в нежном поцелуе. Изабелла впервые расслабилась. Было бы легче, если бы Терон вел себя так, словно хотел жениться на ней, как если бы чувствовал что-то большее, чем похоть и желание. А, может быть, он и чувствовал. Возможно ли это? Мог ли он ее полюбить?

Она позволила ему провести себя обратно по каменной дорожке к дому.

– Они кажутся настолько влюбленными, – произнесла Белла, когда они вошли внутрь.

Терон кивнул.

– У них целая история. Я расскажу тебе как-нибудь. Однако прямо сейчас я мечтаю о кровати и мягкой подушке.

Она тихонько рассмеялась и провела рукой вверх по его предплечью.

– У меня есть одна анатомическая часть, которая может стать для тебя хорошей подушкой.

Всего на мгновение он поджал губы и взглянул на нее с непроницаемым выражением лица.

– Я думаю, что было бы лучше, если бы мы спали в отдельных спальнях.

Изабелла отшатнулась, откинув в замешательстве голову.

– Я не понимаю. Почему бы нам не спать в одной спальне? Мы помолвлены.

Терон притянул ее в свои объятия.

– Да, мы помолвлены, pethi mou. И поэтому я хотел бы проявить свое уважение, не выставляя напоказ наши сексуальные отношения перед моим братом и его женой. Достаточно того, что он знает, что я лишил тебя девственности, но я больше не собираюсь привлекать чрезмерного внимания к тебе.

Она задохнулась от обиды и унижения.

– Он знает? Ты сказал ему?

Терон моргнул от удивления.

– Это мой грех, Изабелла. Не твой.

Изабелла закрыла глаза и отвернулась. Так Крисандер, а значит и Марли знают, что Терон женится на ней только из-за устаревшего чувства долга.

– Я пойду к себе в комнату, – сказала она тихо. – Предполагаю, что мои вещи уже там. Я смогу найти дорогу сама.

– Белла, – позвал он, когда она направилась к лестнице.

Она повернулась, и смело посмотрела на него, решив не показывать никаких эмоций.

– Я не хотел причинить тебе боль.

Белла улыбнулась. Дрожащая, неуверенная улыбка, но она справилась с этим.

– Я знаю, Терон. Я знаю.

Затем она повернулась и направилась вверх по лестнице в поисках своей комнаты.

Глава 17

Положив руки под голову, Изабелла смотрела в потолок. Так как она проспала большую часть полета, сон не шел к ней. Перед тем как лечь в кровать, она открыла окно, и звуки волн манили ее к себе.

Стрелки на часах лишь подтвердили, что прошло несколько часов. Со вздохом Белла откинула одеяло и спустила ноги с кровати. Если она проскользнет тихонечко, то сможет спуститься к пляжу и понаблюдать за восходом солнца. Все равно ей не уснуть. Она слишком напряжена. Слишком взвинчена.

Воздух, проникающий в окно, был теплым, так что Изабелла надела шорты и футболку. Не утруждая себя поиском обуви, она бесшумно выскользнула в темный коридор и спустилась по лестнице.

Дом был тих и окутан сумраком, когда она шла по гостиной. Белла шагнула в патио и вдохнула теплый соленый воздух. На миг закрыв глаза, она позволила ветерку сдуть волосы с лица, а затем шагнула на каменную дорожку, ведущую на песчаный пляж.

Небо на востоке уже начинало светлеть, горизонт становился бледно-лиловым, между тем ярко сияла утренняя звезда, один-единственный бриллиант на бархатном фоне.

Море было спокойным, вода мягко накатывала на берег и растекалась пеной по следам Изабеллы. Она шла по пляжу, позволяя волнам омывать ее ступни, в то время как мир вокруг нее становился золотым.

В отдалении от дома, она увидела большой кусок коряги. Трон для Марли, как пошутил Крисандер. Белла осторожно устроилась на старом дереве и смотрела с изумлением на прекрасный пейзаж перед ней. Она еще никогда не видела подобной красоты.

Не представляя, как долго просидела, греясь в лучах рассвета, Изабелла поднялась и направилась обратно к дому. Ее ноги были покрыты песком, и она остановилась у каменной дорожки, ведущей через сад, чтобы стряхнуть его.

До нее донеслись голоса, и она улыбнулась. Терон проснулся. Она слышала его тихий смех. А с ним Марли и должно быть Крисандер.

Изабелла начала подниматься по ступеням, расположенным в шахматном порядке, когда услышала свое имя. Ее охватило приятное волнение. Может они обсуждают свадьбу? Она сделала еще шаг вперед, но следующие слова Терона заставили ее остановиться.

Он казался… смирившимся. Что же он сказал? Белла быстро глянула поверх изгороди, обрамляющей дорожку, которая вела к каменной подпорной стене, окружавшей внутренний дворик. Решетчатая стена была покрыта зеленой растительностью, что создавало в патио атмосферу уединения.

Изабелла напряженно вслушивалась в разговор, а затем быстро приняв решение, перебралась через изгородь и поспешила к подпорной стене, где присела на корточки, неподалеку от места, где завтракала семья Терона.

Слушая низкий голос любимого, объясняющего историю их отношений своему брату и Марли, она прислонилась спиной к камню и медленно соскальзывала до тех пор, пока не села, прижав колени к груди.

Повествование о ее заигрывании и откровенном флирте из чужих уст звучало как что-то неприглядное, менее серьезное, чем это было на самом деле. Белла слушала, как Терон признался в замешательстве по поводу своего влечения к ней, и о желании сделать Аланнис своей женой.

Белла положила голову на руки. Ей хотелось закрыть уши, но она не могла. Это была горькая правда, и она действительно делала все, о чем он рассказывал. Ее единственным утешением стало то, что ему и в голову не пришло, что она продумывала и планировала все свои действия. Нет, Терон все еще винил себя за это.

От следующих слов Беллу пронзила резкая боль, лишившая ее дыхания и последней капли надежды.

– Я хотел… я хотел того же, что ты нашел с Марли, – признался Терон Крисандеру. – Я мечтал о жене и детях – семье, жизни с женщиной, которая мне небезразлична. У меня уже все было распланировано. Брак с Аланнис, комфортная жизнь. Все вылетело в трубу так быстро, что у меня до сих пор кружится голова.

Не в силах больше терпеть боль, вызванную его словами, Изабелла вскочила и бросилась по пологому склону. Оказавшись на одной из небольших дорожек, которые окружали сад, она чуть не врезалась в Пирса.

Он схватил ее за руки, не давая упасть, и посмотрел пронзительным взглядом.

– Мне припомнилось высказывание, что, подслушивая, мы редко слышим хорошее о себе, – сказал Пирс.

– Нет, – произнесла она сдавленным голосом. – Похоже, это правда.

Что-то вроде сострадания смягчило выражение его лица. Белла повернулась с мольбой в глазах, чтобы встретить его взгляд.

– Не говори ему, что я все слышала. Ты уже все знаешь. Как и все остальные. Не нужно заставлять Терона чувствовать себя еще хуже.

– А ты? – спросил Пирс. – Как насчет тебя, Белла?

– Похоже, мне многое нужно исправить, – тихо ответила она.

Изабелла отодвинулась от него и поспешила через сад к черному входу. Остановившись у двери, она довольно долго смотрела на вертолетную площадку. Затем вошла внутрь, убедившись, что никто не видел, как она поднялась по лестнице.

Когда Белла добралась до своей комнаты, закрыла дверь и тяжело оперлась на нее, слезы катились по ее щекам.

Терон не любит ее. Он не смог впустить ее в свое сердце. Потому что любил Аланнис. И из-за Беллы его шанс найти счастье, которого он хотел, был упущен. Все это из-за ее эгоизма и эгоистичного потакания своим желаниям.

Изабелла посмотрела критически на себя со стороны, и увиденное ей не понравилось.

Любовь не должна приносить вред, не должна быть столь разрушительной. Неужели она просто избалованная богатая особа, которая не может признать, что не может иметь все, что хочет?

И затем в момент болезненного озарения, Белла поняла, что должна отпустить Терона. Она не была той, кого он хотел. В отличие от Аланнис. Изабелла даже не хотела думать о боли и разочаровании, которые испытала соперница. Что сказал ей Терон? Что он ей изменил?

Терон принял весь удар на себя за действия Изабеллы. Ее бесчестье. Тогда как это была только ее вина.

Он не принадлежит ей, чтобы удерживать.

Единственная мысль отозвалась эхом и запульсировала в голове. И она знала, что это правда, как бы ни было больно.

Изабелла склонила голову, позволяя слезам скатываться по щекам и падать на пол. Она дала себе поплакать минуту, а потом взяла себя в руки, полная решимости вернуть самообладание. Она должна найти выход из этой ситуации.

Прежде всего, Белла не могла позволить Терону узнать, что подслушала его разговор. Он будет чувствовать себя очень виноватым. Терон захочет поступить правильно. Так как он считал нужным.

Но на этот раз… на этот раз Изабелла собиралась сделать все правильно. По-своему.

Вытирая лицо тыльной стороной ладони, Белла подошла к чемодану и отыскала сумочку. София дала ей визитку со своим адресом и номером телефона, пригласив ее в Грецию, если она решит попутешествовать по Европе. И неважно, что эти планы вращались вокруг Терона и были забыты, когда он переехал в Нью-Йорк.

Далее ей необходимо найти вертолетную компанию, желательно ту, которая не принадлежит Крисандеру. Это не совсем легко, когда находишься на острове, в стране, языка которой ты не знаешь.

Вся надежда на то, что в офисе Крисандера есть Интернет, или телефонный справочник, или что-нибудь…

А затем она должна поговорить с Тероном.

Хуже всего, что ей придется делать вид, что она никогда не слышала слов признания Терона. Необходимо улыбаться и вести себя так, как будто ничего не случилось. Как будто бы ее сердце не разрывалось от боли.


Белла посмотрела на часы, пока Марли убирала посуду после легкого обеда в патио. Изабелла несомненно заслужила премию "Оскар", потому что улыбалась, смеялась и отвечала, когда это было необходимо. В то время как ее сердце разбивалось на мелкие кусочки.

Пирс наблюдал за ней, его взгляд останавливался на ней неоднократно, исследуя и оценивая. Когда обед, наконец-то, завершился, Изабелле едва удалось сдержать вздох облегчения. Теперь у нее оставалось немного времени, чтобы поговорить с Тероном перед тем, как за ней прилетит вертолет.

– Терон, – сказала она, когда он встал из-за стола. – Я могу поговорить с тобой? Наедине? – добавила она, извиняясь взглядом перед остальными.

Пирс нахмурил брови и бросил на нее пытливый взгляд. Она намеренно отвела глаза.

– Конечно, pethi mou. Почему бы нам не прогуляться по пляжу? – предложил Терон.

Изабелла проигнорировала его протянутую руку и прошла мимо него к дорожке. Он последовал за ней к морю, и на этот раз воде не удалось успокоить ее. Своей мнимой безмятежностью она как будто издевалась над Беллой.

Издевалась над ней и абсолютная красота сверкающего, голубого, безбрежного далекого горизонта. Под поверхностью моря скрывались безобразные вещи. Вещи, которые никогда не увидят свет, которые никогда не потревожат первозданную искрящуюся на солнце гладь.

Когда Изабелла остановилась, ее ноги погрузились в песок, и Терон обнял ее за плечи.

– В чем дело, Белла mou? – спросил он низким голосом. – Ты сегодня грустная.

Она повернулась в его объятиях и, наконец, нашла в себе мужество, чтобы встретиться с ним взглядом.

– Я должна кое о чем тебе рассказать, Терон.

Выражение его лица стало серьезным.

– О чем ты?

Белла вырвалась из его рук и сделала шаг по берегу, прежде чем снова повернуться.

– Этим летом я планировала отправиться в Лондон по одной-единственной причине – я думала застать там тебя.

Замешательство затуманило его глаза, и он было открыл рот, но Белла быстро заставила его умолкнуть взмахом руки.

– Пожалуйста, ничего не говори. Позволь мне закончить. Мне нужно еще многое объяснить, а я не смогу этого сделать, если ты начнешь задавать вопросы.

Терон поколебался, а потом кивнул.

– Когда я прибыла в Нью-Йорк и узнала, что ты переехал туда, я моментально изменила свои планы, решив арендовать квартиру, которая мне в действительности не была нужна, и придумала множество причин, чтобы проводить с тобой как можно больше времени.

Она обняла себя за плечи и провела руками вверх-вниз – несмотря на жару ее знобило.

– Я знала, что ты собирался сделать предложение Аланнис. Я была в курсе, что ты планировал свою жизнь с другой женщиной, но решила попытаться соблазнить тебя, оторвать от нее.

Терон втянул в себя воздух и снова открыл рот, но она посмотрела на него с такой болью, что он промолчал. Только блеск в его глазах передавал то, что он, должно быть, думал.

– Я преследовала тебя неустанно. Даже пришла без приглашения на твою помолвку. Я так спешила помешать тебе сделать предложение, что, невзирая на дождь, бросилась в отель пешком, когда застряла в пробке. Маркус последовал за мной, поэтому и оказался потом в моем номере.

Терон поджал губы и отвернулся в сторону моря.

– Я думала, что потеряла тебя, но ты пришел за мной в стрип-клуб, а потом мы занялись любовью в моем номере. На следующий день ты сказал мне, что мы должны пожениться. Я понимала, что ты чувствовал себя виноватым, считая, что опозорил меня. Я знала, что ты не любишь меня, но я была полна решимости воспользоваться шансом, чтобы заставить тебя полюбить меня, так что я ответила "да". Позволив тебе сделать мне предложение, я получала то, о чем больше всего мечтала. Тебя.

Изабелла встретилась с ним взглядом, в то время как слезы скатывались по ее щекам.

– Видишь ли, Терон, я полюбила тебя еще ребенком. Я думала, что это увлечение и оно пройдет, но при каждой новой встрече, моя любовь росла, пока я не поняла, что должна попытаться. Я не могла позволить моей мечте умереть, даже, не сделав попытки, дать нам с тобой шанс.

Стараясь успокоиться, она сделала глубокий вдох, ее плечи подрагивали от тихих рыданий.

– Но я была неправа. И мне очень жаль. Я стала между тобой и Аланнис.

В воздухе повисло молчание. Терон стоял неподвижно, засунув руки в карманы.

– Ты не любишь меня, – на удивление ровным голосом произнесла Белла.

Она не хотела, чтоб это было вопросом, но слова прозвучали как мольба из глубин ее души. И тут он повернулся к ней снова – ее надежды увяли и умерли. В этих золотых глазах отражалось многое. Замешательство, гнев, но не любовь. Ни капельки любви.

Быстро, прежде чем Терон успел отреагировать, Изабелла шагнула вперед и поцеловала его в щеку.

– Надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь простить меня.

Белла сняла с пальца кольцо, затем сунула его Терону в руку. Не говоря больше ни слова, она повернулась и побежала по тропинке к дому.

– Белла! Белла! – закричал ей вслед Терон.

Она столкнулась с Крисандером, но не позволила себя удержать.

– Изабелла, – окликнул он.

Она проглотила рыдание, застрявшее у нее в горле, и побежала внутрь. Вертолет будет здесь с минуту на минуту. Ее чемодан был там, где она оставила его, в дверях, ведущих из задней части дома к бассейну и вертолетной площадке.

Изабелла схватила его, бросила взгляд на дом и поспешила прочь, чтобы дождаться вертолета.

Глава 18

Терон посмотрел на лежащее на ладони кольцо, затем на удаляющуюся Изабеллу. Он просто не мог осмыслить все, в чем она призналась. Слишком неправдоподобно.

Неужели Белла действительно так долго его любила? Это казалось невозможным.

Он наблюдал, как Крисандер медленно идет по дорожке ему навстречу. Брат остановился в нескольких метрах от Терона.

– Неприятности? – спросил он.

– Можно сказать и так, – пробормотал Терон, все еще пытаясь осознать то, что ему наговорила Белла.

– Она выглядела расстроенной, – сказал Крисандер.

Терон сжал в кулаке свой подарок.

– Изабелла вернула мне кольцо.

Крисандер удивленно приподнял бровь.

– Она объяснила, почему? Для всех очевидно, что Белла без ума от тебя.

Терон поднял голову, затем покачал ею.

– Она только что рассказала мне невероятную историю. Я даже не знаю, что с этим делать.

– Хочешь поделиться?

Терон раскрыл свою ладонь и посмотрел на кольцо. Все так запуталось. Его место – на пальце Изабеллы. Она должна светиться от счастья, а не смотреть на него со следами слез на щеках.

– Белла призналась, что влюбилась в меня, когда была еще ребенком, – медленно протянул Терон. – И что приехала в Нью-Йорк из-за меня. – Он посмотрел на своего брата. – Она сказала, что собиралась ехать в Лондон, полагая, что я буду там.

Крисандер улыбнулся.

– Похоже решительная девушка.

Терон кивнул.

– Это еще не все. Она соблазнила меня.

На этот раз Крисандер рассмеялся.

– Вот об этом я должен услышать.

С учетом того, что он знал в настоящее время, Терон быстро рассказал Крисандеру все, что случилось с того дня, как Изабелла вошла в его офис. Теперь все стало намного яснее. Пылкие заигрывания, поиски квартиры, походы по магазинам.

С минуту Крисандер хранил молчание.

– Следовательно, ты сердишься? – спросил он, наконец.

Терон удивленно посмотрел на него.

– Сержусь?

– Ты хотел жениться на Аланнис. Изабелла помешала этому.

Терон покачал головой.

– Изабелла не помешала, Крисандер. Это я так решил. Я просто не сделал предложение, и Изабеллы не было рядом.

– Так что ты чувствуешь?

– Польщен? Поражен? Совершенно и полностью потрясен?

Крисандер усмехнулся.

– Тогда с тобой все ясно.

– Бог мой, Крисандер. Она настолько великолепна. Она освещает комнату, просто войдя в нее. Она сводит меня с ума. Я увлечён ею до потери рассудка. Она могла бы завоевать любого мужчину, которого захотела бы. А она выбрала меня.

– Любовь прекрасной женщины способна любого поставить на колени. И тогда из нас можно вить веревки.

– Я ее люблю, – прошептал Терон. – В последнее время я сосредоточился на желании иметь жену и детей, мечтая обзавестись идеальной семьей, а совершенство постоянно было рядом.

Крисандер улыбнулся.

– Почему ты говоришь все это мне? Кажется, у тебя очень расстроенная… молодая леди, которая, похоже, полна решимости сделать то, что лучше для тебя, нравится тебе это или нет.

Терон нахмурился и сжал кольцо в кулаке.

– Тупоголовый, упертый… – Он покачал головой и зашагал по тропинке, Крисандер последовал за ним.

Они были на полпути к дому, когда старший брат остановился. Обернувшись, Терон увидел его хмурый взгляд.

– Слышишь? – спросил Крисандер.

Терон напряг слух. В отдалении он услышал безошибочный звук приближающегося вертолета.

– Ты вызвал вертолет?

Крисандер покачал головой.

– Ничего не планировалось до завтрашнего отъезда Пирса.

Мужчины поспешили по тропинке, затем свернули налево, огибая сад, чтобы добраться коротким маршрутом до вертолетной площадки. Прежде чем она появилась в поле их зрения, они увидели спускающийся вертолет.

– Это не наш, – мрачно сказал Крисандер.

Крисандер бросился бежать, и Терон последовал за ним. Его как и брата охватило беспокойство. Но когда они завернули за угол и он увидел Изабеллу, стоящую у открытой двери вертолета, его кровь застыла в жилах.

– Изабелла! – закричал Терон.

Она даже не обернулась. Белла не могла его слышать из-за рева лопастей.

Крисандер отчаянно махал пилоту, а Терон побежал вперед, стараясь успеть добраться до Изабеллы. Он беспомощно наблюдал, как дверь закрылась за ней, и затем, когда он достиг кромки бетона, вертолет взлетел.

Воздушный поток развевал его волосы и одежду, но он стоял, размахивая руками, пытаясь привлечь ее внимания. Вертолет поднялся выше, а затем направился в сторону материка.

Крисандер выругался, тогда как Терон застыл на месте.

– Я должен узнать, куда она улетела, – сказал Терон, направляясь обратно к дому.

Из задней двери показался Пирс, прикрывающий собой Марли.

– Что происходит? – прокричал Пирс.

В то время как Крисандер задержался возле жены и брата, Терон прошел мимо. Взлетев по лестнице, он обнаружил, что вещи Изабеллы исчезли из ее комнаты. Не было ни записки, ни намека на то, куда она направилась.

Он побежал вниз, где в гостиной обнаружил остальных. Крисандер разговаривал по телефону, пытаясь отыскать вертолетную службу, которой воспользовалась Изабелла, и придумать способ задержать Беллу после приземления.

Пирс подошел к нему с мрачным выражением на лице.

– Есть нечто, что ты должен знать.

Терон подозрительно взглянул на него.

– Что?

– Изабелла была на пляже этим ранним утром. Я нашел ее по другую сторону патио, явно расстроенную тем, что она подслушала из твоего разговора с Крисандером и Марли. Она умоляла меня ничего тебе не говорить. Сказала, что не хочет, чтобы ты чувствовал себя еще хуже.

Терон закрыл глаза, вспоминая свой рассказ о том, что же он хотел в своей будущей жизни. А все, что он хотел, было у него перед носом.

– Я проклятый дурак, – пробормотал он.

– С этим никто не спорит, – сказал Пирс с кривой улыбкой. – Вопрос заключается в том, что ты собираешься делать, чтобы вернуть ее?


Изабелла даже не учла последствий приземления вертолета в имении, по-видимому, чрезвычайно богатой греческой семьи. Как только колеса коснулись земли, их окружила дюжина охранников. Все с оружием наготове.

Возможно, это не лучшая ее идея.

Дверь распахнулась, и она оказалась нос к носу с мрачным лицом одного из охранников. Он рявкнул что-то на греческом, и Изабелла беспомощно уставилась на него.

– Я говорю только по-английски, – сказала она.

– Что вы хотите? Зачем вы здесь? – спросил он по-английски с сильным акцентом.

Белла глубоко вздохнула и попыталась не смотреть в дуло пистолета, направленного ей в лицо.

– Я здесь, чтобы увидеть Аланнис Гианополус. Это важно.

– Ваше имя, – потребовал охранник.

– Изабелла Каплан.

Он приподнял маленький проводок и быстро затараторил что-то на греческом туда, где по предположению Изабеллы, был микрофон. Через несколько мгновений он опустил пистолет и сделал шаг назад.

– Сюда, пожалуйста, мисс Каплан.

Он даже протянул руку, чтобы помочь ей спуститься. Несколько минут спустя он сопроводил ее внутрь роскошной усадьбы, расположенной на скале с видом на море. При других обстоятельствах, Белла бы задержалась на мгновение, чтобы позавидовать такому великолепному загородному дому.

– Изабелла, моя дорогая! – воскликнула София, как только Белла оказалась внутри. Она взяла ее за руки и поцеловала в обе щеки. – Что ты здесь делаешь? И где Терон?

Изабелла потупила взор на миг, а затем посмотрела на пожилую женщину:

– Мне нужно поговорить с Аланнис. Это очень важно.

София нахмурилась, беспокойство заполнило ее глаза.

– Конечно. Все ли в порядке?

На губах Изабеллы появилась дрожащая улыбка.

– Нет, но будет.

– Подожди здесь. Я позову Аланнис, – сказала София.

Изабелла подошла к огромному стеклянному окну, которое выходило на крутой обрыв, опускающийся к морю. Аланнис даже жила в идеальном месте. Неподалеку Крисандер и Марли. Они все могут стать одной большой счастливой семьей после свадьбы Аланнис и Терона.

– Изабелла? – мягкий голос Аланнис наполнил комнату.

Белла повернулась и увидела откровенное удивление в ее темных глазах.

– Мама сказала, что ты хотела меня видеть.

Изабелла собрала всю свою храбрость и пересекла комнату, чтобы предстать перед Аланнис.

– Я пришла, чтобы извиниться и исправить ошибки.

Аланнис нахмурилась сильнее.

– Я не понимаю.

Белла глубоко вдохнула.

– Я с самого начала хотела разлучить тебя с Тероном, когда узнала, что он хочет жениться на тебе, но я всегда была влюблена в него и хотела его. Я никогда не задумывалась о том, чего хотел он, или что я своими действиями могу ранить двух людей. И тебя, и его.

– Но… – начала Аланнис.

– Он мечтает жениться на тебе, – прерывая ее, продолжала Изабелла. – Ты та, кого он хочет. Иди к нему, Аланнис. Вертолет доставит тебя на остров. Он будет рад увидеть тебя. Я рассталась с ним и вернула ему кольцо. Убедись в том, что он подарит тебе другое. Вы заслуживаете, чтобы начать все с чистого листа. Отношений, не испорченных моим вмешательством. Заставь его сделать предложение правильно, со всей романтикой и торжественностью, ты заслуживаешь этого.

Слезы снова наполнили глаза Изабеллы.

– Я сожалею, что причинила тебе боль, – сказала она. – Я надеюсь, что вы будете счастливы.

Она повернулась и пошла к выходу.

– Изабелла, подожди, – окликнула ее Аланнис. – Ты не понимаешь.

Белла понимала только то, что ей нужно уйти побыстрее, иначе она потеряет самообладание. Изабелла просто молилась, чтобы такси ожидало ее, как она и договаривалась.

– Пожалуйста, проводите меня, – с трудом произнесла она, обращаясь к охраннику, который сопровождал ее внутрь. – Меня на улице ждет такси.

Как только мужчина открыл переднюю дверь, Изабелла поспешила вниз по дорожке к кованым железным воротам. Они открылись автоматически, когда она приблизилась, и, к ее облегчению, снаружи стояла машина.

– В аэропорт, – сказала Белла, забираясь внутрь.

Когда они тронулись с места, она увидела, как Аланнис машет рукой, чтобы ее остановить. Отвернувшись, Изабелла проигнорировала ее.

Никто и никогда не говорил ей, что правильные поступки могут причинить такую боль.


– Как долго проклятый пилот будет добираться сюда? – спрашивал Терон, проводя рукой по волосам, уже в десятый раз за час.

В нем пульсировало отчаяние. Он застрял здесь, на острове, пока не прилетит пилот Крисандера. Теперь, наконец, тот предположительно был в пути.

Крисандер положил трубку и повернулся к Терону.

– Пилот Изабеллы доставил ее в имение Гианополусов.

Терон уставилась на него в полной растерянности.

– С какой стати она решила встретиться с Аланнис? Я понятия не имел, что она даже знает, где та живет.

– Она пытается исправить свои ошибки, – сказала негромко Марли. – Сначала с тобой, а теперь с Аланнис.

Терон разыскал в своем телефоне номер Аланнис. Если ему удастся дозвониться до отъезда Изабеллы, то он попросит, чтобы ее задержали до тех пор, пока он не приедет за ней сам.

Крисандер протянул Терону трубку, и он поспешно набрал цифры. Несколько секунд спустя София подошла к телефону.

– София, слава Богу. Изабелла была у вас? Что? Уехала в такси? – После полученной от Софии информации о Белле, он повесил трубку и повернулся к Крисандеру. – Где твой проклятый пилот?


Изабелле не удалось купить билет и тут же улететь из Греции. Все вылетающие рейсы на ближайшие несколько часов были забронированы. В конце концов, Белла подошла к стойке чартерных рейсов, выложила свою кредитную карточку, надеясь, что она действительно платиновая, как на ней и указано, и наняла частный самолет, чтобы вылететь в Лондон.

В настоящее время она ждала в салоне самолета, пока его заправят топливом и он станет на взлетную полосу. Изабелла чувствовала усталость во всем теле. Бессонница прошлой ночью в сочетании с эмоциональным опустошением днем лишили ее сил.

Белла откинула голову на спинку сиденья и закрыла глаза. Она услышала звук шагов в отдалении, и решила, что это пилот, но затем теплые губы нежно прижались к губам Беллы, и ее глаза распахнулись.

Терон отстранился, обхватив ее лицо руками, когда она уставилась на него в изумлении. Он выглядел… ну, он выглядел измученным – со взъерошенными волосами, в покрытой пылью мятой одежде. Но его золотистые глаза полыхали лихорадочным огнем.

Терон притянул ее к себе и, прежде чем Белла смогла что-либо сказать, стал снова целовать ее, на этот раз позабыв о былой мягкости, пока она не отдалась целиком и полностью страсти и у нее не перехватило дыхание.

Затем он отстранился и что-то скомандовал по-гречески, обращаясь к пилоту. К ее огромному удивлению, самолет начал двигаться. С Тероном внутри.

– Терон, подожди, – запротестовала она. – Этот самолет направляется в Лондон. Ты не можешь вот так просто улететь. Как насчет Аланнис? И твоей семьи?

Он вытащил ее из кресла, передвинулся на диван, а затем притянул ее к себе на колени.

– Разве мы не должны пристегнуть ремни безопасности при взлете? – спросила Белла с удивлением, все еще не в состоянии поверить, что он рядом.

– Я поймаю тебя в случае любой непредвиденной турбулентности, – ответил Терон нежно. – Теперь, когда ты никуда не можешь убежать и ты всецело моя, тебе придется выслушать каждое мое слово.

Ее глаза округлились, а челюсть отвисла. Он очертил пальцем ее губы, затем притянул ее к себе, чтобы заменить свой палец на губы.

– Глупая, порывистая, красивая, выводящая из себя женщина, – пробормотал он. – Если ты думаешь, что сможешь избавиться от меня после того, как заманила и подцепила меня на крючок, то лучше подумай дважды, Белла mou.

В ее груди затеплилась и слабо затрепетала надежда. Изабелла смотрела на него, не зная, что сказать. Так много мыслей роилось у нее в голове, что она совершенно потеряла дар речи.

Затем Терон приподнялся, снял ее со своих коленей и усадил рядом с собой. Он опустился на одно колено и взял ее руку в свою.

– Я люблю тебя, моя прекрасная Изабелла. Я тебя обожаю. Я не могу представить свою жизнь без тебя. Ты выйдешь за меня замуж и сделаешь меня самым счастливым человеком на земле?

Он надел уже знакомое Белле кольцо на палец. Затем наклонился и прикоснулся губами к ее пальчикам.

– Это кольцо никогда не предназначалось другой, pethi mou. Я так и не надел ничего на палец Аланнис. То кольцо, которое собирался подарить ей, я поменял на это. Я выбрал его для тебя. Я никогда не просил ее выйти за меня замуж. Я был твоим с того дня, как ты вошла в мой офис. Ты перевернула мой мир с ног на голову, и это уже не изменить.

– Ты не сделал предложение Аланнис? – ее голос прозвучал странно из-за сдавивших горло слез.

Терон посмотрел на нее со всей серьезностью.

– Я никогда бы не занялся любовью с тобой, если бы принадлежал другой. Я собирался сделать предложение во время приема. У меня было кольцо. Я организовал и подходящий момент. Но твой образ не давал мне покоя. Я хотел лишь тебя. Утром после того, как мы занимались любовью, я пошел к Аланнис. Я сказал ей, что собираюсь на тебе жениться.

По лицу Изабеллы пробежала тень. Терон улыбнулся и коснулся ее щеки.

– Как ты чувствительна, agape mou. Аланнис не влюблена в меня и на самом деле очень хочет, чтобы я нашел тебя и вернул кольцо на прежнее место.

– Она не влюблена? И ты нет? Я имею в виду, ты в нее не влюблен?

Белла закрыла глаза и покачала головой, ей должно быть все это снится.

– Я люблю тебя, – тихо произнес Терон. – Только тебя.

– Но я слышала, как ты говорил Крисандеру, что хочешь то, что есть у него и Марли – семья, жена. Я не вписываюсь в это никак, – с горечью сказала она.

– То, что я хочу – это ты, – просто ответил он. – Все, что я когда-либо хотел, все, чего мне так недоставало, все, что я надеялся найти. И все это всегда было рядом. Я думаю, что понял это еще при нашей первой встрече в офисе. Я увидел твою татуировку, и это свело меня с ума. Я хотел сорвать с тебя каждый кусочек твоей одежды, чтобы видеть как можно больше. Но к этому времени я уже начал строить кое-какие планы в отношении Аланнис. Я боролся со своим влечением к тебе, потому что я должен был вести себя как твой опекун, а не мечтать тебя раздеть.

Изабелла протянула дрожащую руку к его лицу и прижала ладонь к его щеке. Он закрыл глаза, а затем повернулся, чтобы прижаться губами к ее пальцам.

– Выходи за меня замуж, Белла.

– Ты хочешь жениться на мне, даже если я не хочу детей прямо сейчас? – спросила она с вызовом.

– У меня такое ощущение, что ты найдешь, чем меня занять, чтобы не думать о детях в ближайшее время, – сказал Терон с веселой улыбкой. Он наклонился и снова поцеловал ее, его губы мягко и нежно слились с ее. – У нас полно времени, моя драгоценная любовь. Только пообещай мне, что мы всегда будем вместе.

Белла была уверена, что ее улыбка озарила всю вселенную, когда она снова посмотрела на него с любовью.

– Я тоже люблю тебя, – прошептала она. – Очень сильно.

Взяв ее лицо в свои ладони, он с серьезным выражением сказал тихим голосом:

– Ты, возможно, уже беременна. Тебя сильно огорчит, если это так?

Изабелла улыбнулась, с каждым вздохом у нее на сердце становилось легко.

– Я не беременна.

– О-о, значит, ты уже… у тебя эти дни…

– Нет, – сказала она с легким смехом. – Я принимаю противозачаточные таблетки.

Терон сдвинул брови в замешательстве, а затем посмотрел пристально, но в его взгляде не было злости.

– Ты маленькая ведьма.

– Ты сердишься, что я не сказала тебе, когда ты сообщил мне, что мы должны пожениться? – немного нервничая, спросила она.

– Если ты можешь простить мои дурацкие поступки и тот факт, что не сделал тебе самое романтическое предложение раньше, то я могу простить, как эффективно ты поймала меня на крючок.

– Да, – сказала она, бросившись ему на шею.

Он засмеялся.

– Что «да», pethi mou?

– Да, я выйду за тебя замуж. Я так тебя люблю.

Терон встал и заключил ее в свои объятия. Белла моргнула от удивления, когда поняла, что полностью пропустила их взлет.

– Теперь, если это улажено, почему бы тебе и мне не заняться любовью на высоте, – сказал он лукаво.

Белла улыбнулась, когда он нес ее в маленькую спальню в задней части самолета, ее сердце переполняла нежная, бесконечная радость.

И когда они соединились душой и телом, то шептали о своей любви снова и снова.

Эпилог

Невеста и жених явились на свою свадьбу босиком. Терон, стоя на пляже острова Анетакисов, ждал рядом со священником, пока Крисандер торжественно вел Изабеллу к нему.

На ней было бикини и развевающийся на ветру саронг с цветочным узором. Ее ногти на ногах – Терон лично покрыл их лаком ночью, полной чувственных удовольствий – сияли ярко-розовым цветом. Браслет на лодыжке мерцал и переливался на солнце, и Терон знал, что именно его имя выгравировано на небольшой серебряной пластинке.

Его взгляд остановился на бриллиантовой капельке в пупке, которую он купил и сам надел невесте. У него перехватило дыхание от лучезарной улыбки Изабеллы, предназначенной только для него.

От ее красоты у него сжало сердце.

Прилетевший на свадьбу Пирс стоял слева от Терона. Со стороны невесты разместились София, Аланнис и Марли.

Вокруг царила праздничная атмосфера, и все широко улыбались. Он заметил слезы в женских глазах.

И тогда он взял Изабеллу за руку и привлек к себе. Не имело значения, что клятвы не были еще произнесены или что священник деликатно кашлянул. Ему было необходимо ее поцеловать.

Их губы встретились в пылком порыве. Мягкие с настойчивыми, сладкие со слегка солоноватыми. Когда он наконец оторвался от нее, чтобы позволить священнику исполнить свои обязанности, в глазах Изабеллы блестели слезы.

В горле Терона странно перехватило, когда он произносил свои обеты. Слова неслись по ветру, твердо и ясно.

Наконец их объявили мужем и женой, и она всецело стала принадлежать ему.

Дальше последовали танцы на пляже, которые позже переместились в сад. София и Аланнис взялись с упоением обучать Марли и Изабеллу традиционным греческим танцам, в то время как мужчины смотрели на них, благосклонно улыбаясь.

Позже прилетел вертолет и быстро доставил Терона и Изабеллу в люкс для новобрачных, в коттедже на скале с видом на море, о котором он договорился заранее.

Терон понес Беллу к кровати, где она прошептала, что у нее есть еще один свадебный подарок для него.

Заинтригованный, он немного отступил, когда она развязала саронг и отбросила его в сторону.

– Помнится, ты сказал мне, что я должна сделать другое тату? – спросила она с озорным блеском.

Он нахмурил брови.

– Только не говори мне, что ходила в какой-то тату-салон в одиночестве и подвергала себя боли, чтобы сделать другую татуировку.

– Я ходила не одна. Со мной пошла Марли.

– И Крисандер знает об этом? – недоверчиво спросил Терон.

Изабелла рассмеялась.

– Ну, ему точно было что сказать, когда он заявился туда вскоре после нас.

Терон пробормотал что-то по-гречески, качая головой.

Она зацепила пальцами бикини и медленно, чувственно спустила его вниз. Там чуть выше стыка ее ног, прямо в центре, под пупком, был ангел, держащий вилы.

Терон не смог сдержать смешок. Затем он наклонился и провел губами по всему изображению.

– Мой собственный маленький ангел-демон, – сказал он, прокладывая поцелуями дорожку ниже.

Примечания

[1] Theos – Боже (греч.).

[2] Моя малышка (греч.)

[3] Конкурс мокрых футболок – разновидность конкурса красоты. В конкурсе участвуют девушки, которые надевают футболки, как правило, белого цвета на голое тело. Девушек поливают водой, так что футболки становятся прозрачными и зрители могут видеть их грудь.

[4] Билли, Вилли и Дилли (англ. Huey, Dewey, and Louie – Хьюи, Дьюи и Луи) – трое братьев-утят, являющихся героями мультфильмов и комиксов компании Уолта Диснея. Созданы художниками студии Диснея Тедом Осборном и Алом Талиаферро. Впервые появились в газетной колонке комиксов 17 октября 1937 года.

[5] Королевский синий (англ. Royal Blue) – название для двух оттенков лазури, светлого и тёмного. Традиционный (тёмный) королевский синий был открыт портными из Сомерсета, сшившими для королевы Великобритании Шарлотты Мекленбург-Стрелицкой платье именно такого цвета.

[6] Дейзи Дьюк- героиня американского телесериала

[7] профессиональный футбольный клуб из американского города Арлингтон, штат Техас

[8] «Красивые женщины» (фр.)

[9] Любовь моя (греч.)

[10] одна из самых древних известных игр


home | my bookshelf | | Непокорная невеста |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу